Гречин Борис Сергеевич: другие произведения.

Ex profundi

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  EX PROFUNDI
  Драма в трёх действиях, с прологом
  
  ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
  
  Деметрио Уммини, он же
  фра Анжелико
  Франческа Уммини, его сестра
  Винченцио
  Паола
  Беата
  Фра Бартоломео
  Фра Джироламо
  Мария
  Падре Якопо
  Падре Джованни
  Офицеры городского гарнизона
  
  Действие происходит во Флоренции, в 90-е годы XV века.
  
  ПРОЛОГ
  
  Спальня, одновременно гостиная Франчески.
  Д е м е т р и о
  Скажи мне, отчего так неприятен
  Я для тебя?
  Ф р а н ч е с к а
   Несчастный брат, ты мне,
  Не неприятен, ты мне просто жалок.
  Д е м е т р и о
  Несчастная сестрица, ты мне тоже!
  Ф р а н ч е с к а
  И очень зря!
  Д е м е т р и о
   Ты так людей чужда,
  Что и со мной ты говоришь в потёмках,
  Сомкнув гардины в ясный летний день.
  Ты даже и не смотришь на меня,
  Ты будто бы меня боишься видеть!
  В одном живём мы доме, а друг друга,
  Не видим чаще, чем один раз в год.
  Ф р а н ч е с к а
  Ты так меня не терпишь, что клевещешь.
  Да, может быть, тебя мне страшно видеть!
  Да и зачем? Есть люди, на которых,
  Мне радостно смотреть, их слушать - счастье.
  О если бы ты был один из них!
  Д е м е т р и о
  Из тех твоих святош?
  Ф р а н ч е с к а
   На свете есть
  Святоши и святые люди.
  Д е м е т р и о
   Верно!
  Ф р а н ч е с к а
  Как разница меж боговдохновенным
  Художником есть и распутным малым,
  Который стряпает картины.
  Д е м е т р и о
   Так.
  А знаешь в чём она? Распутный малый
  К которым я, похоже, отношусь, -
  Он делает картины и детей,
  И делать их умеет, тех и этих.
  А боговдохновенные мазилы -
  Плохие созидатели в постели,
  И, как творцы, бессильны на холсте!
  Ф р а н ч е с к а
  О Господи! И с этим человеком
  Должна я говорить, должна я совесть
  Его будить!
  Д е м е т р и о
   Здесь нет большой нужды.
  Никто тебе не предлагает совесть
  Мою спасать.
  Ф р а н ч е с к а
   О боже, дай мне силы!
  Деметрио! Я снова говорю,
  Что восемь тысяч дам тебе флоринов,
  Из моего приданого, которым
  Могу я, как хочу распорядиться:
  Ведь я всецело предалась Христу
  И замуж выходить не собираюсь,
  И с тем наследством, что уже имеешь,
  Ты сможешь снять жильё, себе ты сможешь
  Прислугу завести, ты сможешь даже
  Построить новый дом, просторней, лучше,
  Где хватит места и для мастерской,
  Но я , я девушка (как мне ни больно
  Свой дух носить в несчастном женском теле,
  Которому так силы не хватает
  Для Господина, что сильней его),
  Я не могу сама приют построить,
  Я не хочу и не могу брать деньги,
  Считать, питая грязной тягой руки,
  Их в рост давать, выгадывать барыш,
  Каких строителей нанять дешевле,
  И щедро людям не платить, скупиться
  Их понукать проклятыми деньгами
  Я не могу. Я лишь могу остаться
  И умолять тебя, молить тебя
  Мне уступить ту половину дома
  Которого ты благодать не ценишь,
  Не чувствуешь духовной мощи места,
  И превратишь в вертеп, твоя будь воля!
  Д е м е т р и о
  Такой же я, как ты, наследник дома.
  Ф р а н ч е с к а
  Но я не к мёртвой букве говорю,
  А к сердцу твоему! Оно - молчит?
  Д е м е т р и о
  Из нас двоих ты менее всего
  Всю дома красоту и весь талант
  Строителей и архитекторов
  Способна оценить - твоя бы воля,
  Ты обнажённым статуям в проходе
  Соделаешь исподнее из жести,
  Дабы людей блаженных не смущать
  И не сбивать с молитвенного лада!
  Скажи, неужто это очень сложно:
  Странноприимный дом соорудить
  Из только э т о й половины дома?
  Ф р а н ч е с к а
  А где же ночевать им - божьим людям?
  Быть может, в кладовой сырой, в подвале,
  Похожем на тюремные застенки?
  В каморке девушки моей, быть может?
  В проходе, где двоим не разминуться?
  Быть может, в поварской, меж двух корзин?
  Иль здесь, в моей же спальне?
  Д е м е т р и о
   Это дело:
  Им будет внове, и тебе - приятно.
  Франческа даёт Деметрио пощёчину.
  Д е м е т р и о
  Сестра, что ж, хорошо, и я спрошу:
  А где же быть м о и м ученикам,
  Где им поставить зеркала, мольберты?
  Где сесть натурщикам, стоять скульптурам?
  Ф р а н ч е с к а
  ... Где малевать вам женщин без одежды?,
  Д е м е т р и о
  (с напором)
  Где рисовать прекрасных и свободных
  От рабства и убожества людей?
  Ф р а н ч е с к а
  Убогие - от Бога!
  Д е м е т р и о
   Мне не нужно
  Такого бога! (сам испугавшись, дальше)
   Где всё разместить?
  В моей же мастерской? Она открыта
  Для всех, которые ко мне приходят,
  И им уже тесна - но я молчу!
  В подвале, может быть, нам разместиться,
  И я спрошу? Где отсыреют краски,
  И где почти нет света? - Что мы можем,
  Без света? Не монахи, не кроты мы,
  Чтоб жить без солнца и творить без света!
  И что мы будем видеть из окон?
  Убогих, скрюченных, полубезумных
  Гостей и обитателей приюта?
  И ими вдохновляться: торжеством
  Цветущей жизни? - но я не ропщу
  И от тебя не требую взять деньги
  И дом оставить мне: Я, хоть язычник,
  Но более терпим.
  Ф р а н ч е с к а
   О боже, боже,
  Какой опасный, страшный человек!
  Какой талантливый в своём искусстве
  Запутывать и соблазнять словами!
  Господь, прости его учителям,
  Которые его так научили
  Его театру - и его игре:
  Играть, слова перевирая, в жизни.
  Деметрио! Как ты не понимаешь
  Всей нужности, всей важности для Бога
  Стремления, и замысла, и дела,
  Которым я - не для себя! - радею?
  Д е м е т р и о (серьёзно)
  Франческа! Выслушай теперь меня.
  Я не кричу, как ты, о божьем деле,
  Но как же т ы уразуметь не можешь,
  Что через век, и через пять столетий
  Не добрым словом станут поминать
  Монастыри, что объедали тощих
  В угоду толстым, и не богадельни,
  Где тружеников грабили лентяи,
  Но для людей живущих, и для тех,
  Что будут жить, останутся картины
  И с ними мира красота и радость
  От любованья ею!
  Ф р а н ч е с к а
   Бедный брат,
  Как будто частью говоришь ты правду,
  Но тем коварнее твои слова!
  С каким уменьем, с хитростью какою
  Ты вещи, что доступны и ребёнку,
  Простые и бесспорные понятья
  На голову умеешь ставить с ног!
  Ты совестью играешь, как игрушкой!
  Пауза
  Д е м е т р и о (соображая, показывая жестами)
  На голову - могу поставить - с ног?
  Могу поставить дело вверх ногами
  (с хитрецой)
  И что же, задирается подол
  При этом деле?
  Ф р а н ч е с к а (выведенная из себя)
   Да! Конечно! Так!
  И обнажаешь мерзости при этом,
  Все мерзости, что есть в твоей душе,
  Циничный и несчастный человек!
  Ты падаешь, Деметрио, нисходишь,
  Все шутки твои пошлые - симптомы, Свидетельства того - но сам того
  Уже не можешь ты, не хочешь видеть!
  Д е м е т р и о (гневно)
  Нет, это ты, Франческа, умираешь,
  Ты жесточаешь, ты теряешь силу
  Судить спокойно и способность видеть
  Полутона: не чёрным и не белым.
  Ты ради милосердного Христа
  Своё заковываешь сердце в латы.
  Пожалуй, ты способна станешь скоро
  И человека умертвить для вящей
  Господней славы: "Наведу поток,
  Чтоб истребить всю плоть, в которой дышит
  Дух жизни" - так ли говорит ваш бог,
  Ваш кровожадный бог в своём Писаньи?
  Ф р а н ч е с к а (прерывает)
  Деметрио! Молчи! И удержись,
  Чтоб извергать на этой половине
  Хулу на божье имя, как тебе
  Ни трудно это делать - трудно, правда?!
  И помни, что есть суд людской и божий,
  И есть - мне отвратительны наветы,
  Но и они меня не испугают,
  Для божьего я дела не боюсь,
  Я честно говорю тебе и прямо, -
  Есть ящик для посланий анонимных
  На Понте Веккио, и могут власти -
  Мирские власти, не одна Господня, -
  Узнать про гнусности твои.
  Д е м е т р и о
   Франческа!
  Уж если дело до угроз дошло,
  То берегись: я тоже напишу,
  Но не навет: я напишу портрет,
  И люди всех веков в лицо узнают
  Бесчеловечную из божьей воли
  Монашку фанатичную - тебя.
  Ф р а н ч е с к а
  Прощай. Нет смысла больше говорить.
  Я за тебя ж радею, бедный брат,
  И ты ж слова мне возвращаешь бранью!
  Д е м е т р и о
  Прощай и ты, моя сестрица, божья
  Раба с железным обручем на сердце.
  
  ПАРОД
  
  Х о р
  Деметрио Уммини пировал
  С друзьями в "Доме Бахуса", в трактире,
  Что век тогда свой шумный доживал.
  
  И вот, друзья, на том весёлом пире
  Он арестован был и отведён
  В застенок, самый тошнотворный в мире.
  
  Ему в вину вменялось: дескать, он
  С натурщиком свершил любодеянье,
  Что судит строго города закон.
  
  Не помогли ни щедрые даянья,
  Ни адвокатов дорогое рвенье,
  Ни искренние клятвы на Писаньи.
  
  Но суд, не разрешивший все сомненья
  По поводу Деметрио вины,
  Ещё не скоро вынесет решенье.
  
  До той поры Деметрио должны
  В подвале содержать, где гадов гнёзда
  Где стенами движенья стеснены,
  
  Где в окна можно видеть только звёзды.
  
  Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е
  
  СЦЕНА I.
  
  Тюрьма. Голая камера с единственным крошечным окном.
  Деметрио сидит у стены, уткнув лоб в руки.
  Молчание.
  Деметрио поднимает голову.
  Д е м е т р и о
  О Господи, когда ты вправду есть,
  Когда даёшь свободу каждой твари
  Жить для того, зачем она родится -
  Несправедливо ты швырнул меня
  В темницу, где часа четыре только
  Бывает солнце гостем, где иначе
  Валяется без дела карандаш
  И сходит человек с ума от пытки
  Сидеть без дела в каменном мешке.
  Пауза.
  Не так мне тяжело, что невозможно
  Заснуть от ящериц, и мух, и крыс,
  И гнуса, и клопов в моей постели,
  Которую постелью не назвать,
  Как не зовут калеку Геркулесом, -
  И я всю ночь верчусь на мёрзлом камне,
  Покрытом лишь рогожей.
   Тяжело,
  Что я, заснув под утро, пропускаю
  Те редкие часы, когда по стенам
  Неслышно движутся двенадцать малых
  Квадратиков от солнца - а проснусь -
  Они уже исчезли, убежали,
  И я следа не вижу от сангины,
  И только мой свинцовый карандаш
  Я разглядеть могу, блестящий тускло,
  И от потуг глазных, похоже, слепну,
  И, месяц здесь пройдёт, ослепну вовсе:
  Вот зрелище тебе - слепой художник!
  Молчание.
  Проклятая еда! Хотя б кусочек
  Мне жизни получить сюда! Когда бы
  Я смог увидеть здесь вино и фрукты!
  Как яблоко блестит румяным боком!
  Как листья на ветру шумят, играя!
  Как девушки под платьем ходит грудь!
  А что мне рисовать здесь? Баланду
  В железной миске? Крысие хвосты
  И выгребную яму с содержимым?
  Когда б мне дотянуться до решётки!
  Но мне отсюда видно только небо.
  Вот и мечты твои сбылись, Франческа!
  Твой брат, - он видит небо, только небо.
  О если б знала ты, как это тяжко
  Для человека: видеть т о л ь к о небо!
  И утром голубой, и чёрный ночью,
  И больше н е б ы в а е т здесь цветов,
  И не пребудет до скончанья века.
  И это мне, когда вдруг начал видеть
  Я смысл цветов! - всё то, о чём мечтал,
  Чего я ждал в течение всей жизни!
  Краплак трубит мне в уши жаждой счастья,
  Шафран хвастливый гордо выступает,
  И охра мёдом знаний пишет строки,
  Индиго ввысь вытягивает шею,
  Большая и печальная жирафа,
  И малахит лукавой змейкой вьётся,
  Как пряжа вечной жизни и старанья.
  И здесь их нет! Здесь голубой и чёрный,
  И больше красок нет вовек, аминь!
  Франческа, и в твоей душе ведь тоже
  Лишь веры голубой и чёрный злости -
  Вот комнатушка впору для тебя,
  Ты здесь бы уж не жаловалась, верно?
  О, если б жёлтый луч в тебя упал
  И силу думать разбудил, Франческа!
  И если б красный свет тебе зарделся,
  И ты смогла б однажды полюбить,
  Как люди любят на земле, живые!
  Но нет, Франческа, ты - как неба холод
  Меж прутьями решётки.
  Молчанье.
   О проклятье!
  И почему, когда я был свободен,
  Я время жизни тратил по-дурацки,
  А ныне, когда образы теснятся,
  Как сельди в бочке, у меня в руках
  Один лишь карандаш и пара жалких
  Кусков картона, сплошь уже покрытых!
  Они идут, все чудные такие,
  Каких я никогда ещё не видел,
  Рождаются, бегут передо мной,
  И я ловлю, и всё поймать не в силах
  Впотьмах карандаша слепым огрызком,
  И, как цветы, что никнут без дождя,
  Они все убегают, умирают,
  Прекрасные, чтоб больше не рождаться.
  Франческа, т ы переживи такое!
  Но нет, тебе детей вовек не нужно,
  Ты, праведница божья, божья дура!
  (голос за дверью)
  И кто же произносит здесь, в подвале
  Чудесные такие монологи?
  Послушаешь, так пробирает зависть.
  
  СЦЕНА II.
  
  Дверь открывается, входит, нагибая голову под низким сводом, с фонарём в руке, мужчина средних лет, приятной наружности, в бархатном камзоле и берете.
  Оцепенение.
  В о ш е д ш и й (неуверенно)
  Деметрио?
  Пауза.
   Я не ошибся, ты?
  Д е м е т р и о (вскакивает)
  Винченцио! Глазам своим не верю!
  Мой старый друг и некогда учитель!
  Обнимаются с чувством.
  Д е м е т р и о (отступив на шаг)
  Откуда взялся ты? Как ты прознал,
  Куда меня упрятала сестрица?
  И что за бархат с золотом ты носишь?
  Скажи, уж не пробрался ль ты сюда,
  Надев костюм приора?
  В и н ч е н ц и о
   Да, дружочек,
  Ты очень точно про меня заметил.
  Д е м е т р и о
  Ах ты, неисправимый лицедей!
  В и н ч е н ц и о (с грустью)
  Нет, я уже не лицедей, мой милый.
  Осматривается. Вздыхает.
  Я подвизался на другую роль,
  И я теперь её играю в жизни,
  И всё здесь фарс, и я его участник.
  Вы, помнится, заочно величали
  Меня отцом для всей актёрской братьи,
  И в доме у меня всегда сходились
  Все творческие люди.
  Д е м е т р и о
   Это правда.
  В и н ч е н ц и о
  Художники, актёры, ювелиры,
  Ваятели и архитекторы
  И прочие рабочие искусства
  Объединились в гильдию недавно,
  Её главою выбрали меня,
  Вот так я оказался в Синьории.
  Я - твой приор, Деметрио.
  Молчание
  Д е м е т р и о (иронично)
   И что же
  Относится к труду господ приоров?
  В и н ч е н ц и о
  У каждого из нас свои задачи,
  Я ж ведаю, как человек искусства,
  Градостроительством, архитектурой,
  Общественными зданиями также,
  Палаццо Синьории в том числе:
  (постепенно на его спокойном лице появляется улыбка)
  Его охраной - и его подвалом.
  У города ведь нет своей тюрьмы,
  И узники содержатся в Палаццо.
  Не правда ль, здесь прекрасное житьё?
  (оглядывает стены)
  Пауза.
  Д е м е т р и о
  Хаха!
  В и н ч е н ц и о
   Хахахаха!
  Д е м е т р и о
   Ах ты, мошенник!
  Винченцио, теперь ты мой тюремщик -
  Вот есть же чудеса на белом свете!..
  (серьёзно)
  Хотя здесь света мало, ваша Светлость.
  В и н ч е н ц и о
  Достаёт из-под полы рясу, кидает ему.
  Надень вот эту рясу и клобук
  Надвинь на лоб. Согнись. Ступай нетвёрдо.
  Припоминай, как я тебя учил.
  Любовь к игре ещё я не оставил,
  Хоть это и опасные проделки.
  Иди за мною. Вас не охраняют.
  Мы выйдем чёрным ходом, как прислуга.
  Выходят. Винченцио запирает дверь.
  
  СЦЕНА III.
  
  Дома у Винченцио.
  В и н ч е н ц и о
  Садись, дружище. Ешь вот эти фрукты
  Деметрио с жадностью набрасывается на фрукты. Винченцио любовно смотрит на него.
  Долгая пауза.
  Д е м е т р и о
  Винченцио, я счастлив!
  Пауза
   Как немного
  Хватает человечишке для счастья!
  Пауза
  Как долго, друг, продлится этот вечер?
  Винченцио молчит.
  (с тоской)
  Я понимаю, ты и так рискуешь,
  Уже оставив камеру пустой,
  Зачем тебе ненужные заботы?
  Зачем, Винченцио, меня ты мучишь,
  И позволяешь мне глядеть на мир,
  Когда я вновь отправлюсь в подземелье?
  Винченцио!
  (опускает лоб в ладони)
   Прости!
  В и н ч е н ц и о
   Не всё так скверно.
  Деметрио, палаццо - не тюрьма,
  И стражников в нём нет, помимо стражи,
  Что охраняет два парадных входа
  Во время заседаний Синьории.
  Но!
  Значительно поднимает палец. Деметрио поднял голову и смотрит на него.
   Есть ещё и чёрные ходы
  (медленно и отчётливо)
  Они предназначаются прислуге,
  До девяти часов они открыты,
  И вечером открыты с девяти
  И до полуночи, до первой стражи.
  Два входа есть на северной стене,
  Один - на южной. Не забудь всё это.
  Деметрио смотрит на него с надеждой
  Все узники подведомственны мне,
  И только мне, покуда нет допросов,
  И их не водят под конвоем в суд.
  И я не против буду, если друг,
  Который оказался в заключеньи,
  Не будет ночевать в сыром подвале,
  А время проведёт в других местах.
  Деметрио приободряется и вытягивается.
  (серьёзно)
  Но будет очень скверно, если люди,
  Деметрио на улицах увидят
  И скажут: "Боже! Он же арестован!
  Давно ль гуляют узники Палаццо
  По улицам Флоренции?"
  Д е м е т р и о (горько)
   Да. Правда.
  Как я забыл.
  В и н ч е н ц и о (значительно и медленно)
   Но разве плохо, если
  Не арестант Деметрио Уммини,
  А человек чужой и незнакомый
  Им встретится на улице?
  Прикладывает палец к губам.
  Уходит, возвращается и приносит зеркало.
   Держи.
  Д е м е т р и о (глядя в зеркало, со страхом)
  Мой бог, неужто это я?
  В и н ч е н ц и о Я тоже
  Тебя узнал не сразу,
   Анжелико.
  Деметрио поднимает голову.
  В и н ч е н ц и о
  Теперь тебя зовут фра Анжелико,
  Ты скрючен старостью и ходишь с палкой.
  Да ты и весишь, мальчик мой, немного,
  Как весят старики, а не мужчины:
  Тебе тюремный корм пошёл на пользу, -
  Смотри, лишь не разъешься снова вширь!
  Д е м е т р и о (смеясь)
  Винченцио, ужасно! Как я буду
  Ходить с клюкой монашьей?
  В и н ч е н ц и о Так сиди
  В подвале, мой дружочек! Кто же просит
  Тебя ещё по улице ходить?
  С твоим лицом случились превращенья:
  Кудрей густых ты без меня лишился,
  Но голову тебе обреем г л а д к о,
  И будешь ты похож на старика,
  А не на узника с короткой стрижкой.
  Приносит таз, бритву, бреет Деметрио голову.
  Д е м е т р и о (ворчливо)
  Что проку в нашей стрижке, если блохи
  Теперь в моей собрались бороде!
  В и н ч е н ц и о
  Ведь ты был раньше вовсе безбородым?
  Вот славно! Но её мы подстрижём,
  Чтоб не казалась бородой мужчины -
  Вот так! (хватает ножницы и выстригает из бороды целые пряди волос)
   Мы сделаем её пореже,
  И, как седую, серебром покрасим,
  Ты это сможешь сам, ведь ты художник.
  Хочу тебя, Деметрио, поздравить:
  Теперь ты бледен, будто лист бумаги,
  Никто не скажет: "Вот румяный парень,
  Каким я знал Деметрио Уммини!"
  Тюрьма тебе идёт на пользу!
  Деметрио хмурит брови
  (вдохновенно) Так!
  Замри, не шевелись! Твои морщины
  Теперь найдём мы способ так оставить.
  Берёт тонкую длинную полоску кожи, и туго завязывает её на лбу Деметрио, над самыми бровями.
  Попробуй-ка разгладить лоб! Не выйдет!
  А ремешок ты носишь против порчи
  И пагубных влияний тёмных сил.
  Д е м е т р и о
  О Господи, вот роль мне не по силам!
  В и н ч е н ц и о (невозмутимо)
  Ты знаешь ли устав доминиканцев?
  Д е м е т р и о (почти возмущённо)
  Винченцио, откуда?
  В и н ч е н ц и о
   Если так,
  Ты будешь францисканцем. Монастырь их
  Как будто бы в Ареццо к нам ближайший,
  И оттого дотошные не смогут
  Твои проверить басни про обитель.
  Народ их любит больше, чем других,
  И нищенствовать можно этим братьям!
  Д е м е т р и о
  Вот вправду преимущество большое!
  В и н ч е н ц и о
  Да, подожди, тебе я дам "Цветочки"...
  Уходит
  Д е м е т р и о
  Винченцио, какие тут цветочки?!
  Не до цветочков мне!
  В и н ч е н ц и о (возвращается)
   Вот эта книжка
  Про твоего святейшего патрона -
  Читай и перечитывай усердно!
  И Библию возьми. Латынь ты знаешь?
  Д е м е т р и о
  Учил когда-то, как и всякий школьник.
  В и н ч е н ц и о
  Запомни вот какие выраженья:
  "Благословен будь" - Benedictus sis,
  "Сын" - filius, "дочь" - filia, "брат" - frater,
  "Сестра" же - soror. Вот и вся премудрость!
  Теперь скажи мне: "Будь благословенна!" -
   Да голосом не как из винной бочки,
  А ста-а-аRческим дискантом хрипловатым
  И с буквой R Rаскатистой и звонкой,
  Как все монахи говорить умеют:
  "Сестра, - скажи мне, - будь благословенна!"
  Д е м е т р и о (подражая)
  O soRoR mea, benedicta sis!
  Смеются.
  Д е м е т р и о (закрывая лицо руками, содрогается от смеха)
  Франческа, жалко, ты не видишь брата:
  Такого ты и помечтать не смела!
  В и н ч е н ц и о
  Деметрио!
  Долго и внимательно смотрит на него.
   Вот славная задумка:
  Ступай-ка прямо к ней, фра Анжелико!
  Д е м е т р и о (смятенно)
  Винченцио, нелепость!
  В и н ч е н ц и о (спокойно)
   Отчего же?
  Тебя сестра родная не узнает,
  А сводная сестра - так и подавно.
  Д е м е т р и о
  Зачем?!
  В и н ч е н ц и о
   Скажи, она красива?
  Пауза
  Д е м е т р и о
   Да! -
  Как колесницы с острыми серпами
  И пушки на рисунках Леонардо:
  Ведь и они красивы, разве нет?
  В и н ч е н ц и о (медленно, таинственно)
  Не ты ли огорчался, что Франческа
  Людей не любит и мужчин не терпит?
  А славно, верно будет, коль она
  Убогого полюбит францисканца?..
  Пауза
  Д е м е т р и о
  Безумство!
  Пауза
   Нет, постой...
  Пауза
   Допустим...
  Пауза
   Так!..
  (воспламенившись)
  И я тогда скажу: смотри, Франческа!
  Твой брат порочный, твой монашек милый -
  Одно лицо! Стыдись, слепая сердцем!
  Коль сердце двигало твоё служенье,
  То как же ты сумела ошибиться?
  Не бог, не сердце, не любовь - твой светоч,
  А догмы злые, прописи монашьи!
  Тебе, пожалуй, будет больно - больно,
  Но боль, ты говоришь, душе полезна, Темница - к воспитанию души,
  Ведь не простое ненависти чувство,
  Тебя ведут благие всё порывы!
  Что ж, мой благой порыв ничуть не хуже!
  Винченцио, спасибо! Как меня
  Когда-то ты учил игре актёрской,
  Так ныне жизни учишь. Хоть и будет
  Исполнить сложно всё, что я задумал,
  Но я не посрамлю тебя, учитель!
  Встаёт, хочет идти
  В и н ч е н ц и о
  Деметрио, горячий мой, постой!
  Вот ключ от камеры твоей, дружище.
  Протягивает ключ.
  Я разузнал о деле. Обвиненье,
  Нелепое, но главный твой свидетель,
  Тот мальчик, что служил тебе моделью,
  Старухами запуган и стыдится
  Рассказывать, что делал у тебя,
  И это всё толкуется превратно,
  И оттого не может суд решиться,
  И времени пройдёт ещё немало,
  Пока мальчишка не расскажет толком,
  Что был твоим натурщиком, и в этом
  Никто не обнаружит преступленья.
  Но если дело примет новый ход,
  И если захотят тебя увидеть
  Судья, или друзья, или родные,
  Ты снова должен будешь
   быть в подвале.
  Я должен знать, куда ушёл ты - это
  Пиши в записке, оставляй под дверью.
  Пожалуйста, не подведи меня!
  (с улыбкой)
  Да впрочем, и заглядывай почаще:
  Тебе у нас и стол, и кров бесплатный,
  Когда же не придёшь, твою я миску
  С обедом вылью за окно. До встречи,
  Мой друг.
  Д е м е т р и о
   До встречи, добрый друг, спасибо,
  За то, что дал и что сказал. Прощай.
  Уходит.
  
  СЦЕНА IV
  
  Деметрио на мосту Понте Веккьо. Мимо проходят прохожие. Ветер.
  Д е м е т р и о
  Я - как повесившийся на верёвке:
  Меж небом и землёй, ни там, ни здесь!
  Пауза
  Я раньше был известным человеком,
  По улице я шёл - и все кричали:
  "Синьор Деметрио, моё почтенье!"
  Входил в трактир - трактирщик улыбался
  И отпускал в кредит без опасений,
  И верили любые в долг торговцы,
  И щедрые друзья ссужали деньги,
  И многих я знавал синьор красивых,
  И зрелых лет уже, и молодых,
  С упругой грудью, с бёдрами, как волны,
  С которыми я на ночь мог остаться,
  Которые - из-за меня! - бранились
  И меж собою зачинали свару.
  Мальчишки даже бегали за мною,
  Крича: "Синьор Деметрио Уммини,
  Меня вы нарисуйте!"
   А теперь
  Как будто бы стеной отгородился
  Весь прежний мир, в котором жил я раньше:
  Друзья со мною знаться перестали,
  Никто не навестил меня в тюрьме,
  Винченцио один! Но он в заботах,
  Ему не до меня - да и нельзя
  Синьора важного мне видеть часто,
  Иначе слухи поползут, и слуги
  Дознаются, кто я на самом деле.
  И к женщине теперь мне не пойти:
  Как верных нет друзей, нет женщин верных,
  А уличные девки - рассмеются,
  Когда монах у них любви попросит,
  Да мне и не нужны они подаром!
  На час ты купишь тело той девицы,
  Но не купить язык, заставить чтобы
  Её делиться мыслями своими,
  И уши не купить, чтоб говорить в них,
  И сердце не купить, чтоб слышать уху!
  Мне некуда идти - я лишь способен
  В свой дом, как вор, прокрасться ночью, тихо,
  Взглянуть ещё раз на мои полотна
  И деньги взять - как вор! - и унести.
  Но проку что в деньгах! Как будто можно
  Их прокутить в трактире так, как прежде!
  Да я, признаться, и отвык от вкуса
  Всего, что так любил - и без друзей,
  В тоске моей, - кусок застрянет в горле.
  Накормят и без денег францисканца,
  За городом, из жалости к монаху,
  Накормят и без денег арестанта,
  Как кормят всех в Палаццо Синьории.
  Я лишний здесь. Я никому не нужен.
  Я здесь чужой. Мне некуда идти.
  И вот беда, меня уже не тянет
  К карандашу, к бумаге, к краскам, к кисти!
  Я рисовал роскошные пиры,
  И девушек, и полногрудых женщин, -
  И стал к ним равнодушен. Что мне делать?
  Я рисовал красивые строенья:
  Дворцы, мосты, соборы, понте Веккьо, -
  Теперь я их боюсь. Что проку в них,
  Что проку в красоте их? Люди много
  Здесь положили сил, нагородили,
  Камней такую груду, а друг другу
  Мизинца протянуть не потрудятся!
  Нет, легче жечь других, бросать их в тюрьмы
  И деньги тратить на дворцы до неба!
  Я так любил Палаццо Синьории:
  Могучее, красивое строенье, -
  Но вся любовь проходит без следа,
  Когда ты вспомнишь про его подвалы.
  А что в других дворцах? Идите к чёрту,
  И к чёрту ваш прогресс и возрожденье!
  Пауза
  И в городе мне душно, и тоскливо
  За городом, где пышная природа,
  Прекрасная, роскошная природа
   - И равнодушная - свой бег свершает,
  Меня не замечая. Я чужой
  Для птиц и для деревьев. Я чужой
  И для людей - и я чужой для бога!
  Я пуст, я весь пустой, весь изнутри
  Я высох, как кувшин на жарком солнце!
  О, кто меня наполнит вновь! Франческа!
  Не ты ли опрокинула меня,
  Так что вода вся вышла? Ты, монашка,
  Ты душу мне должна спасать, а ты
  Меня лишила и души, и жизни!
  Пауза
  Так, хорошо. Теперь я чую сердцем:
  Сама судьба меня к тебе толкает,
  Твоё лицо я вижу как живое:
  Красивое, пронзительное - вот
  Соперник, что достоин поединка!
  Вот цель одна, которая волнует!
  Когда я ни на что не годен больше,
  Хотя б на это брошусь целиком!
  Вчера я думал: жизни мне не хватит
  Исполнить, что Винченцио задумал.
  Да будь во мне, как в кошке, девять жизней -
  Я всех их для тебя не пожалею!
  Здесь дело не в тюрьме, и не в обиде,
  Здесь дело в том, кто прав, а кто испорчен.
  Т ы, может быть, права? Я - сумасшедший?
  Держись, Франческа! За твоё я сердце
  Сражаться буду - и за мой рассудок,
  И весь мой пыл, и весь мой ум, который
  Томится праздно, будет здесь на месте,
  И время, я клянусь, ещё настанет,
  Когда ты скажешь: "Я не этой веры!
  Я не притворщица, я не святоша!
  Я не монашка-скромница!". Аминь!
  Уходит.
  
  СЦЕНА V.
  
  Улица перед входом в дом Деметрио и Франчески. Вечер. Холодный ветер. Три личности ожидают на улице. К ним приближается Деметрио в костюме монаха.
  Д е м е т р и о (новым голосом)
  Моё почтенье, добрые синьоры!
  Скажите мне, не здесь ли обитает
  Благословенная сестра Франческа?
  Молчание.
  П а о л а (сухая надменная старуха, холодно)
  А кто вы, собственно?
  Д е м е т р и о Я францисканец,
  Фра Анжелико.
  Б е а т а (Толстая барышня с пухлой шеей и тонким голосом, масляными губами, оживившись)
   О, как интересно!
  Вы вправду настоящий францисканец?
  Я так давно мечтала их увидеть!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (мощный, грубо вырезанный, суровый доминиканец)
  Простите, брат, а вы с какой к ней целью?
  Д е м е т р и о
  Я лишь хотел увидеть ту синьору,
  О доброте которой говорят,
  Ей выразить глубокое почтенье
  И побеседовать о славе божьей.
  П а о л а
  Никак, вы собрались её попутно
  На истинный наставить путь? Не выйдет!
  Синьора без того на нём стоит!
  Д е м е т р и о
  Помилуйте, сестра!
  П а о л а
   Франческа наша -
  Вот божьей жизни светоч настоящий!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (угрюмо)
  Мы тоже к ней.
  Б е а т а
   Вы правда францисканец?
  Ф р а Б а р т о л о м е о (громоподобно)
  Мой брат, а почему вы так сутулы?
  Д е м е т р и о (растерявшись)
  Ну как же, брат мой: я уже не молод...
  Ф р а Б а р т о л о м е о (назидательно)
  Хоть стар, хоть молод телом человек -
  Коль дух твой во Христе, ты вечно молод!
  Б е а т а (встревает быстро и с любопытством)
  А вот меня зовут сестра Беата!
  Фра Анжелико, милый, расскажите:
  Что делают монахи-францисканцы?
  Вот вы, в своей обители, к примеру?
  Д е м е т р и о (шепчет через левое плечо)
  Вот собралась компания! (Ей) Ну как же,
  Мы молимся, сестра Беата...
  П а о л а
   Как?
  Ф р а Б а р т о л о м е о (с пристрастием)
  О чём вы молитесь?
  Д е м е т р и о
   Мы славим Бога,
  Сладчайшего Иисуса, Господина,
  И всех господних тварей на земле,
  Как завещал святой Франциск Ассизский.
  Суровое молчание.
  П а о л а
  Конечно, тот Франческо из Ассизи -
  Он истинно был человеком божьим,
  Но то, что говорил он в разуменьи,
  Другие повторяют неразумно,
  Впадая той молитвой в грех и ересь!
  Где-то бьют часы.
  Д е м е т р и о (начиная сердиться)
  Сестра простите, что же вы решили.
  Что разумения мне не хватает?
  П а о л а
  Мой бедный брат, в вас говорит гордыня!
  Открывается дверь.
  Ф р а н ч е с к а (радостно)
  Друзья мои бесценные, входите!
  Б е а т а (проворно)
  Сестра Франческа, а у нас в общине,
  Похоже, новый брат!..
  Д е м е т р и о (скромно, немного кланяется)
   Фра Анжелико,
  Любезная синьора, францисканец.
  Франческа медленно сходит по ступеням, сияя, берёт обе его руки. С выражением.
  Мой брат, я очень рада, очень рада!
  Мы рады самым бедным нашим братьям.
  Какое счастье знать, что привлекает
  Людей община наша отовсюду!
  Ведь вы нездешний здесь, фра Анжелико?
  Д е м е т р и о
  Я из Ареццо к ваш пришёл, синьора.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (с подозрением)
  И что за монастырь там францисканский?
  Д е м е т р и о (проворно)
  Обитель Санта Клара.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (запустив руку в бороду, исподлобья) В самом деле?
  Я ничего не слышал о такой.
  Д е м е т р и о
  Да, брат мой, это скромная обитель
  Б е а т а (оживлённо)
  Обитель Санта-Клара? В честь святой?
  Какая прелесть!
  Ф р а н ч е с к а
   Дорогие гости,
  Не стойте же на улице, входите!
  Гости входят и рассаживаются вокруг стола.
  Д е м е т р и о (Франческе, шёпотом)
  Сестра, простите, где мне вымыть руки?
  П а о л а (услышав)
  Вы т р е б у е т е, брат мой, вымыть руки?
  Д е м е т р и о (вновь растерявшись)
  Да нет, сестра, совсем не так чтоб очень!
  П а о л а
  Вы не забыли место из Писанья,
  Корили где Иисуса фарисеи,
  Что не омыл перед едою руки?
  А он в ответ сказал такое слово:
  "Что входит внутрь, не загрязняет душу,
  Но загрязняет, что из уст выходит!"
  Ф р а Б а р т о л о м е о (смеётся сочно, гулко)
  О да, сестра, наружу что выходит,
  Из человека, вправду загрязняет!
  Б е а т а (мягко и укоризненно)
  Ну что такое, фра Бартоломео!
  Ф р а н ч е с к а
  Друзья, давайте к трапезе приступим!
  (К Деметрио, извиняясь)
  Он грубоват, наш фра Бартоломео.
  Но это всё народное, от сердца.
  (Значительно)
  Зато сам божий дух к нему нисходит,
  И он сподобливается видений!
  Д е м е т р и о (в сторону)
  Вот этот боров? Вот бы не подумал...
  Братья и сёстры едят, фра Бартоломео жаднее всех.
  Д е м е т р и о (аккуратно жуя ломтик хлеб, оглядывая стол)
  Сестра Франческа, вы поститесь ныне?
  П а о л а (неприязненно)
  Мы все здесь и всегда постимся, брат мой, Ведь мясоеденье всегда есть скверна,
  И грех нам мерзок в каждый день недели!
  Б е а т а (назойливо)
  А вы, фра Анжелико, вам приходят
  Видения?
  Д е м е т р и о
   О да, сестра Беата,
  Но так они быстры, что пропадают,
  Едва я успеваю их увидеть.
  Б е а т а
  Как это интересно!
  Д е м е т р и о
   Я хотел бы
  Той уважаемой сестре ответить
  (К Паоле)
  Простите, вас зовут?..
  Б е а т а (с готовностью)
   Сестра Паола.
  Д е м е т р и о
  Сестра Паола, вы, конечно, правы,
  И грех греховен в каждый день недели,
  Но нетерпимость к вкусам и привычкам
  Других людей есть, верно, грех не меньший.
  Мы, бедные монахи, часто рады
  Любому подаянью, в том числе
  И мясу, что идёт на корм собаке.
  А то бывает так, что попадётся
  Гостеприимный человек и добрый:
  Зовёт вас в дом и предлагает мясо,
  И мы неблагодарностью ответим,
  Когда того не примем, что дают.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (громогласно)
  Ему вы ткните это мясо в харю!
  П а о л а (присоединяясь, громко)
  ... Пример давая божьей, чистой жизни!
  (стукает сухим кулаком по столу)
  Д е м е т р и о
  Да разве это грех такой великий?
  П а о л а (торжествуя)
  А вы Писанье разве не читали?
  Д е м е т р и о (спокойно)
  Как раз другое сказано в Писаньи.
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  Ага! (поднимает палец и с ехидцей оглядывает стол)
   Другое сказано в Писаньи?
  Д е м е т р и о
  Позвольте, я напомню те слова,
  Что сами вы сказали лишь недавно:
  "Что входит внутрь, не загрязняет душу,
  Но загрязняет, что из уст выходит", -
  Над ними так любезно соизволил
  Здесь посмеяться фра Бартоломео.
  Все замирают Неловкая пауза.
  Ф р а н ч е с к а (взволнованно)
  Фра Анжелико прав. Неглубоко мы,
  Простые люди, судим, он же нам
  Показывает те места в Писаньи,
  Которых мы уразуметь не в силах.
  Вы кладезь мудрости, фра Анжелико!
  Прошу вас, растолкуйте это место:
  Я до сих пор его не понимаю!
  Ведь мясо, как нечистая еда,
  Не загрязнять не может человека!
  Д е м е т р и о
  Нечистая еда к греху склоняет,
  Склоняет только, но не принуждает,
  И человек всегда решает сам,
  Какие чувства он проявит внешне.
  И люди есть, которые от мяса
  Вкусить способны, кроткими оставшись,
  Как есть и те, что, как быки звереют,
  Бросаясь на людей с одной травы.
  Б е а т а (всплескивая руками)
  Фра Анжелико, как вы хорошо
  Сумели объяснить!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (раздувая по-бычьи ноздри)
   Мой брат, а всё же
  Скажите: что вы держитесь сутуло?
  Д е м е т р и о
  Господь мой! Разве это тоже грех?
  Ф р а Б а р т о л о м е о (после паузы, значительно)
  Послушайте!
  Ф р а н ч е с к а
   Послушайте, что нам
  Сейчас откроет фра Бартоломео!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (выдержав подобающую паузу).
  Узнайте все, что через позвоночник
  Нисходит в человека дух Господень,
  И руки с позвоночником подобны
  Кресту святому! Тот же, кто сгибает
  Навершие Креста, не получает
  Господней благодати в полной мере
  И отвергает всю христову милость.
  Ф р а н ч е с к а (восхищённо)
  Какие вещи дивные всегда
  Вы говорите, фра Бартоломео!
  Д е м е т р и о
  А ведомо ли вам, мой брат любезный,
  О том, что наш господь Иисус Христос
  Под тяжестью к р е с т а совсем с о г н у л с я,
  А на кресте склонил главу на грудь,
  И шею изогнул, и позвоночник?
  И что ж, по-вашему, Христос отвергнул
  Господню милость от себя?
  Глубокое молчание
  Ф р а Б а р т о л о м е о (таранящим басом)
   Взаправду!
  Господь Иисус Христос отверг, распятый,
  Божественную милость, ибо жаждал
  Он пострадать за все распутства наши!
  Сознательно же и с высокой целью
  Не принял он тогда отцову помощь!
  Но человечишка простой...
  Д е м е т р и о (почти кричит своим фальцетом)
   Так что же
  Он закричал тогда: "О боже мой,
  И на кого ты здесь меня оставил?"
  Продолжительное молчание.
  Ф р а н ч е с к а
  О братья, богословский это спор,
  Давайте же мы здесь его о с т а в и м,
  Хоть радостно нам всем, что ваша ревность
  По Господу снедает вас сурово.
  П а о л а (К Деметрио)
  Мой брат, не верьте букве, верьте духу!
  Вы д у х Писанья чувствуйте, - и кстати,
  Вы чувствуете ль дух общины н а ш е й?
  Д е м е т р и о
  О да, сестра, о да, уже, вполне.
  Б е а т а (сладко-кокетливо)
  Фра Анжелико, расскажите мне:
  Вы вправду подаянием живёте?
  Деметрио угрюмо кивает.
  И вправду проповедуете птичкам
  И рыбкам?, хихихи, как интересно...
  Д е м е т р и о
  О да, а также крысам и клопам.
  Б е а т а (просительно)
  Фра Анжелико, вы поговорите,
  Пожалуйста, с моей греховной кошкой!
  Она же, тварь такая, всё грешит,
  И всё котята от неё родятся!
  Ф р а н ч е с к а (укоризненно)
  Сестра Беата!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (вдруг вздрогнув и оглушительно гаркнув)
   ТИХО!
  Все замолкают.
  Ф р а Б а р т о л о м е о
   М н е в и д е н ь е!
  (закатывает глаза и открывает рот)
  Ф р а н ч е с к а (благоговейно)
  Господь ему являет эту милость!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (громогласно)
  Я ВИЖУ СТРАШНОЕ!..
  Поднимает руку.
  Пауза.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (отпустив руку, открыв глаза) Мне голос был.
  Он мне сказал: "На ком-то в этом доме
  Из наших братьев или же сестёр
  Почиет демон!"
  В с е
   Ах!
  Д е м е т р и о (горько-иронически)
   Я даже знаю,
  Кого из нас имеет он в виду.
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  Сестра Паола, помогите мне!
  Соделаем апостольский круг правды!
  Ф р а н ч е с к а (загоревшись)
  О да, конечно! Это новый метод
  По выявленью бесов?
  П а о л а (прищурившись)
   Да, сестра.
  И очень мощный! Надобен кувшин.
  Франческа немедленно передаёт ей кувшин.
  Паола и фра Бартоломео садятся рядом.
  П а о л а (серьёзно и торжественно)
  Апостольский круг правды, покажи нам
  На грешника, которым бес владеет!
  Закрывают глаза и начинают мычать, касаясь пальцами стенок кувшина. Фра Бартоломео ревёт басом, Паола выводит альтом. Все заворожено и со страхом смотрят на носик кувшина. Носик показывает на Деметрио, кувшин останавливается. Фра Бартоломео ощупывает носик.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (богоподобно, вытянув длань по направлению к Деметрио)
  ОН ТАМ!
  Оба открывают глаза.
  Перешёптывания.
  Б е а т а (с круглыми глазами, в ужасе)
  Мой брат, у вас, похоже, демон!.. (Отсаживается от него подальше)
  Ф р а н ч е с к а (с ужасом)
  О боже мой, на нашем брате демон!..
  (горячо)
  Ведь мы должны сейчас его спасти!
  (вскакивает)
  Сестра Паола, помогите брату!
  Что вы сидите оба, будто камни!..
  Паола и фра Бартоломео растерянно переглядываются и пожимают плечами.
  Д е м е т р и о
  Сестра Франческа, милая, постойте!
  Пауза
  Д е м е т р и о
  Кувшин нам показал, где демон в доме.
  П а о л а
  И он, как сказано, один из братьев!
  Д е м е т р и о
  Не может ли случиться так, что рядом,
  За той стеной, есть человек другой,
  Живущий здесь, присутствующий здесь,
  Хотя бы и помимо нашей воли,
  И братом приходящийся кому-то?
  Ведь и тогда виденье справедливо?
  Пауза
  Ф р а н ч е с к а (вдруг осенённая)
  Конечно же! Деметрио! Мой брат!
  За той стеной он жил, он здесь незримо!
  Мой бедный брат! Ты бесом одержим!
  Прячет лицо в ладони и плачет.
  Б е а т а (облегчённо)
  И в самом деле! Как же мы забыли!
  (смущённо)
  Фра Анжелико, вы уж нас простите:
  Вот вправду, грешным делом, бес попутал...
  Ф р а н ч е с к а (сквозь слёзы)
  Деметрио! Мой бедный брат! Несчастный!
  У фра Бартоломео и Паолы вытягиваются лица от огорчения.
  П а о л а
  И всё же очень странно, что спиною
  Вы сели к той стене, фра Анжелико.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (назидательно)
  Неопытны вы просто, уж простите,
  Вам божьей благодати не хватает, -
  А всё из-за согбенной спинки вашей! -
  И вы не чуете влияний бесов,
  А божий брат всегда их должен чуять!
  Б е а т а (наивно)
  Постойте, брат, вы ж там сидели тоже?
  Фра Бартоломео кривит лицо.
  Ф р а н ч е с к а (с мокрыми ещё глазами, проплакавшись)
  Я от Деметрио ждала письма,
  Молилась, чтоб Господь его наставил
  И он раскаялся. -Теперь я вижу...
  (к фра Бартоломео)
  Скажите, брат мой, есть ещё надежда?
  Б е а т а (оживлённо)
  Да, сделайте ещё одно виденье!
  У вас так получается чудесно!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (оскорблённо)
  Нет! Божий дух не сходит по заказу.
  Ф р а н ч е с к а (с надеждой)
  А вы, сестра Паола? Может быть,
  Господь сподобит вас увидеть это?
  П а о л а (серьёзно)
  Я постараюсь, что ж...
  Выпрямляется и закрывает глаза
  Все благоговейно молчат.
  (открывает глаза)
   Он не напишет!
  Не будет ни единого письма!
  Ф р а н ч е с к а (горестно)
  Сестра Паола, нет! Я так и знала!
  Б е а т а (глубокомысленно)
  Ну да, с чего бы вдруг ему писать?
  Паола метает в её сторону уничтожающий взгляд
  Ф р а Б а р т о л о м е о (поднимаясь и легко рыгнув)
  Что ж, благодарствуем, сестра Франческа.
  У вас всегда поужинать приятно...
  П а о л а (встаёт тоже)
  ...И с пользой провести духовной время!
  Ф р а н ч е с к а (заплаканная)
  Друзья мои, куда вы? Не спешите!
  П а о л а
  Нет-нет, нас ждут духовные труды!
  Все поднимаются.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (проходя, хлопает своей лапой по плечу Деметрио, отчего тот едва не падает)
  Крепитесь в духе, мой горбатый братец!
  Всего хорошего, сестра Франческа!
  Ф р а н ч е с к а
  До новой встречи, фра Бартоломео!
  Сестрицы дорогие, до свиданья!
  Гости уходят. Входит Мария и начинает убирать тарелки.
  Д е м е т р и о (приблизившись к Франческе, тихо)
  Сестра Франческа?
  Ф р а н ч е с к а (уже успокоившаяся)
   Что, фра Анжелико?
  Д е м е т р и о (тихо)
  Мне некуда идти. Я здесь чужой.
  Я нищий. Я прошу у вас прощенья:
  Позвольте мне заночевать остаться!
  Ф р а н ч е с к а (протяжно, скорбно)
  Мой бедный брат!.. Я так была бы рада...
  Но где ж я положу вас?
  Д е м е т р и о Всё равно.
  Сестра Франческа, я не избалован.
  Уже привык я спать на голом камне.
  Я лягу там, в проходе, перед дверью.
  Я обещаю, что не помешаю.
  Ф р а н ч е с к а
  Мой брат, ведь у меня соломы даже,
  Для вас не будет постелить на камень!
  Д е м е т р и о
  Пожалуйста, сестра, не прогоняйте!
  Ф р а н ч е с к а
  Нет, что вы, дорогой фра Анжелико!
  Вы можете остаться там, в проходе.
  Д е м е т р и о
  Спасибо вам, сестра, от всей души!
  Ф р а н ч е с к а
  Спокойной ночи, брат мой Анжелико!
  Д е м е т р и о
  И добрых снов для вас, сестра Франческа!
  
  СЦЕНА VI.
  
  Глубокая ночь. Деметрио ворочается на полу.
  Поднимается рывком.
  Д е м е т р и о (своим настоящим голосом)
  О Господи! Вот сумасшедший дом!
  Пауза.
  Зажигает свечу.
  Д е м е т р и о (горько, мощно, жестоко)
  Такие мы, угодники Господни!
  С сердцами, полными любви Христовой!
  Пауза.
  И как ни странно, между этих фурий
  Франческа всех достойней оказалась:
  Она хотела вправду мне помочь,
  С в я т ы е же со мной сводили счёты.
  Вот бестии, вот целый скотный двор!
  Пауза
  (качает головой)
  Несчастная, ещё и убиваться!
  (передразнивает)
  "Мой бедный брат, тобой владеет демон!"
  Куда попала, бедная Франческа!
  Каких людей вокруг себя ты терпишь!
  И им же веришь, в простоте душевной,
  Восторженно, как божьим и святым!
  Долгая пауза.
  Деметрио раскрывает "Цветочки" и начинает читать"
  Вновь прерывает чтение.
  О д е м о н, д е м о н ! Боже! Что за демон?
  Когда б вы знали, божии придурки,
  Про демонов хоть толику, хоть каплю,
  Про то, что греки д а й м о н а м и звали,
  Про вдохновителей, чьё дуновенье
  Меня касалось как-то! (мотает головой)
   Всё прошло!
  Я кисть не брал уж целый месяц в руки,
  Восторга дрожь забыл. Я стал как камень.
  Пауза. Возвращается к чтению.
  Захлопывает книжку.
  О Господи, когда б святой Франциск,
  Немудрый этот, милый человечек
  Пришёл бы к ним на сборище, как я,
  Они его бы растерзали в клочья!
  А демонов нашли бы - два десятка!
  А если б вышел жив, сестра Беата
  Приволокла ему свою бы кошку,
  И проповедь заставила бы молвить,
  Чтоб не блудила божия скотинка!
  Открывает книжку вновь, читает.
  Длительная пауза.
  Поднимает голову от чтения, громким голосом.
  Святой Франциск!.. Ты, бедный братец мой!
  Как жалко мне тебя! Как обходились
  С тобою эти все христопродавцы!
  Хоть плачь, когда читаешь про тебя!
  Бедняжка мой! Когда бы ты был жив,
  Я б уберёг тебя от этих бестий!
  Но ты уж умер!..
  
  СЦЕНА VII.
  
  Входит Франческа с подсвечником в руке.
  Ф р а н ч е с к а Брат мой, вы не спите?
  Д е м е т р и о (меняя голос)
  Сестра, простите! Я вас разбудил?
  Ф р а н ч е с к а
  Да нет же, брат мой! Я сама проснулась -
  И ваши вдруг молитвы услыхала
  Во славу преподобного Франциска.
  Д е м е т р и о
  Ах да.
  Ф р а н ч е с к а
   Его я очень почитаю.
  Я так люблю блаженного Франциска!
  Д е м е т р и о
  Сестра моя, простите: а за что
  Вы любите его?
  Пауза удивления.
  Ф р а н ч е с к а Какой чудной
  Вопрос, фра Анжелико!
  Д е м е т р и о Нет! За что же?
  Ф р а н ч е с к а
  Наверное... за мудрость и за святость.
  Д е м е т р и о
  Вы знаете, сестра Франческа, не был
  Святой Франциск теологом мудрёным.
  Он не был мудр, как понимают люди
  Обычно мудрость. Это не причина.
  Ф р а н ч е с к а (нетерпеливо)
  Ах, боже мой, других причин немало!
  За чудные виденья, что имел он!
  Д е м е т р и о
  Сестра, святой почти их не имел.
  Короткая пауза.
  Ф р а н ч е с к а
  Зато он нёс неверным слово божье!
  Он проповедовал Христову веру!
  Д е м е т р и о
  Сестра, вы ошибаетесь: не сразу
  Он начал проповедовать, и думал,
  Не стоит ли вообще ему оставить
  Учить людей, он всё хотел молиться...
  Ну, а тогда за что?
  Ф р а н ч е с к а (убеждённо)
   За силу духа!
  Д е м е т р и о
  Он часто плакал - где ж здесь сила духа?
  Пауза.
  Ф р а н ч е с к а
  Мой брат, мне ново то, что вы сказали,
  И ново всё, и дивно! Я вам верю
  И знаю: вы хотите мне открыть
  Какую-то иную добродетель,
  Перед которой прочие ничтожны.
  Но я, признаюсь в этом со стыдом,
  Почти не нахожу теперь ответа.
  Д е м е т р и о (удивлённо)
  Вы любите - не знаете, за что?
  Ф р а н ч е с к а
  За... - строгости святого послушанья?
  Д е м е т р и о
  Какая строгость, что вы! Он, когда
  Узнал, что братия его постится
  И с голоду совсем уже опухла,
  Заставил всех их есть - и сам стал есть! -
  А тех, кто на себе таскал вериги,
  Заставил снять!
  Ф р а н ч е с к а Заставил снять вериги?!
  Пауза.
  Д е м е т р и о
  Но я не понимаю, как возможно
  Любить - и не уметь сказать, за что.
  Ф р а н ч е с к а (уничижённо, в расстроенных чувствах)
  Я... я не знаю, вправду ли любила.
  Пауза
  Ф р а н ч е с к а
  А в ы за что же любите Франциска?
  Д е м е т р и о
  О н ч е л о в е к б ы л, ч е л о в е к в о в с ё м!
  Он ч е л о в е ч е н был, и этот дар
  Для б о ж и и х людей - большая редкость!
  Долгая пауза
  Д е м е т р и о (про себя)
  О Господи! Неужто поняла?
  Ф р а н ч е с к а (оживлённо, бойко, быстро)
  Да-да, я понимаю, понимаю:
  И сострадал, и бедным помогал!
  Мой брат, какое счастье, что могу я
  Хотя бы вам помочь, хотя бы скудно!
  О, если бы открыть мне здесь приют!
  Вы спали бы на половине брата,
  Я всем нашла бы мягкие постели!
  Но брат - он подлый человек, ничтожный,
  Он не сказал, куда свой ключ запрятал!
  Ведь он же все равно в тюрьме! Как будто
  Ему не всё одно! - отдал бы людям,
  Когда не можешь сам распорядиться!
  Но нет! Он спрятал ключ! Он так испорчен!
  Как можно божьим не подать овечкам?
  Из жадности, из низости простой,
  Что демон всё нашёптывает в ухо!
  А вот была бы чудная община!
  Мой брат, вам нравится община наша?
  Д е м е т р и о (про себя)
  Она непробиваема, как камень.
  (ей)
  Сестра, вы разрешите говорить мне
  Открыто, смело, честно и без лести?
  Ф р а н ч е с к а
  Конечно, дорогой фра Анжелико!
  Д е м е т р и о
  Я очень удручён общиной вашей.
  Ф р а н ч е с к а
  Господь мой, отчего же?!
  Д е м е т р и о
   Я не знаю,
  Насколько Б о г а любит ваша братья -
  Но я клянусь, л ю д е й они не любят.
  Сестра Франческа! Среди вашей братьи
  Как будто бы идёт соревнованье,
  Кто больше всех из них приближен к Богу,
  И, как коней на скачках не жалеют,
  Других вы не жалеете нисколько,
  И даже не жалеете друг друга.
  Пауза.
  Ф р а н ч е с к а (с горячностью)
  Да, это правда! Да, мы не боимся
  Друг другу указать на чертенят,
  Которые - у всех нас за плечами!
  И н е т людей на свете без изъяну;
  Когда в другом мы видим мерзость, сразу
  Её вскрываем, чтобы вышел гной!
  Пусть грубоваты методы порою,
  Но человек больной "Спасибо!" скажет
  За то, что язву вскрыли и прижгли,
  А боль, что от калёного железа -
  Ведь это же всё бесов голоса,
  А хуже лицемерья- нет на свете!..
  Пауза
  Д е м е т р и о (очень мягко)
  Моя сестра, представьте: перед вами
  Стоит, меня простите, проститутка.
  Что скажете вы ей, будь ваша воля?
  Ф р а н ч е с к а
  Не знаю, захочу ли говорить с ней.
  Скажу, что ей гореть в аду, как уголь.
  Д е м е т р и о (поднимается, кричит)
  А ОН ПРОСТИЛ, ИИСУС ИЗ ГАЛИЛЕИ!
  О лживые, безбожные созданья!
  Так лицемерья хуже - нет на свете?..
  Глаза где ваши, чтобы прочитать,
  Что в Библии написано?! Где сердце?!
  У вас в глазах давно застряли брёвна,
  А вы в чужих всё ищете соринки
  И жжёте их калёными щипцами!..
  Святой Франциск - он с волком говорил,
  Который ел людей - он говорил с ним,
  Как с человеком - вы же говорите
  С людьми другими, будто те же волки!..
  Ф р а н ч е с к а (беспомощно)
  Но как же, брат: мы их хотим исправить...
  Д е м е т р и о
  Исправили вы брата своего,
  Его осыпав праведною бранью,
  Его засунув в каменный мешок,
  Где он гниёт, как кости у чумного?!.
  Пауза.
  Ф р а н ч е с к а (горестно)
  О!..
  Пауза
   Думаете вы, мне нужно было,
  Не так сурово обходиться с братом?
  Деметрио молчит.
  Пауза
  Ф р а н ч е с к а (удивлённая)
  Фра Анжелико! Как же вы узнали,
  Что я его отправила в темницу?
  Д е м е т р и о (горько усмехаясь)
  Сестра, как будто сложно догадаться...
  Ф р а н ч е с к а (взбудораженно)
  Фра Анжелико, значит... Вы провидец!
  И вы провидец! Боже! Вот чудесно!
  Скажите мне, Деметрио напишет?
  Вы в и д и т е его?
  Д е м е т р и о (закрыв глаза)
   Его я вижу
  Пред взором умственным своим так ясно,
  Как видел бы я вас, сестра Франческа.
  Ф р а н ч е с к а
  Вот это да! Вот это чудеса!
  Д е м е т р и о
  Он пишет вам письмо.
  Пауза.
  Ф р а н ч е с к а
   Не может быть!
  (обеспокоено)
  Вы шутите иль правду говорите?
  Д е м е т р и о
  Сестра Франческа, я вам не обманщик!
  Я говорю, что вижу - вы проверьте.
  Ф р а н ч е с к а (жалобно)
  А что сестра Паола?..
  Д е м е т р и о Я не знаю,
  Где дух витает у сестры Паолы,
  И кто ей посылает те виденья;
  Я не хочу здесь честь её порочить,
  Но через день увидите вы сами,
  Кто прав из нас двоих: сестра Паола
  Иль бедный францисканец Анжелико.
  (открывает глаза).
  На улице светает. Я пойду.
  Ф р а н ч е с к а (мягко)
  А почему вам, брат мой, не остаться?
  Д е м е т р и о
  Я дал обет и не могу сказать вам
  Причину, по которой ухожу.
  Поднимается, чтобы идти к двери.
  Ф р а н ч е с к а
  Мой благородный старец, до свиданья!
  Но я вас жду в четверг! Вы приходите,
  Загадочный, чудесный человек!
  Д е м е т р и о
  Сестра моя Франческа, до свиданья.
  Уходит.
  
  СЦЕНА VIII.
  
  Франческа одна.
  Ф р а н ч е с к а
  Он редкостный и странный человек!
  Сутул он - а порой вдруг станет прямо,
  Он стар - а вдруг глаза сверкнут огнём,
  Как будто бы у юноши. Он сед,
  Но стариком его не назовёшь.
  Он голосом, похоже, слаб - а нужно,
  И силу слабый обретает голос.
  Он скромен внешне - а внутри горяч,
  И лишь тогда горяч, когда коснётся
  Духовных тем, и защищает пылко
  Всё то, что он считает справедливым.
  Какое благородное лицо
  Тогда я вижу, смелое, живое!
  Я видела осанистые лица,
  Но мужества такого не встречала.
  И у кого? У бедного монаха,
  У старика почти! Он будто воин
  За веру и за честь святых и бога!
  Пауза
  Он много пожил и силён не очень,
  А шёл сюда из города другого,
  Пешком, один, и без гроша в кармане!
  А их обитель, верно, так бедна,
  Что даже сведущий Бартоломео
  О ней, как видно, ничего не слышал.
  Пауза
  И здесь он ночевал на голом камне,
  Хотя, пойди он за город, крестьянин
  Любой ему отвёл хотя бы угол,
  Не пожалев и вороха соломы!
  Пауза
  И как он рано утром пробудился -
  (испуганно)
  Да спал ли вовсе? Иль творил молитву?
  И как молился он чудно святому!
  Всё говорил: "Франциск, мой бедный братец!".
  И голос был мужской, не стариковский.
  Кого ж он мне напомнил, этот голос?
  Задумывается. Внезапно лицо проясняется.
  Конечно! Он напомнил мне - отца!..
  Фра Анжелико, вы с ним так похожи!
  Подольше проживи мой отчим, стал бы
  Таким же, как сейчас фра Анжелико.
  Быть может, это знак того, что станет
  Фра Анжелико мне отцом духовным?..
  Пауза.
  И то, что говорил он, странно слышать!
  Сказал он про святого: "Человек был!"
  Конечно, человек! Не зверь, не птица!
  Да и по мне, совсем не человек
  Святой Франциск, а будто ангел божий!
  И дальше он сказал: "Был человечным!"
  Ведь человечность - это состраданье,
  Но я же тоже сострадаю бедным,
  И значит, человечна! (вздыхает)
   Нет! Тогда бы
  Я знала, что ответить про святого,
  Я чувствовала эту человечность...
  А что ж тогда такое ч е л о в е ч н о с т ь?
  Я будто понимаю корень слова,
  Но слово целиком не понимаю.
  Вздыхает
  А как разгневался фра Анжелико!
  Смешно! - На что? - На праведное дело:
  Что обличаем мы других пороки!
  Так что ж теперь: молчать и лицемерить?
  Пусть человек гниёт и погибает?
  Когда придёт, спрошу его об этом.
  Тяжело вздыхает. Задумывается. После паузы, горячо.
  Теперь он заронил в меня сомненье,
  Любила ли святого я Франциска!
  Его я уважала, преклонялась,
  И что же - не любила? Вот так чудо!
  А как любить? И что тогда - любить?
  Берёт Библию.
  Писание святое, объясни мне!
  Открывает наугад.
  Читает
  "Как ты прекрасна, милая моя!
  Округлость ног твоих - как ожерелье,
  Точёное художником искусным,
  Твой стан похож на пальму, грудь твоя -
  Как кисти виноградные. Схвачусь я
  За ветви пальмы, влезу на неё,
  Достигнуть чтобы виноградных кистей!
  Уста твои - как славное вино,
  Что освежает губы утомлённых..."
  Пауза. Франческа стоит молча, осознавая.
  (вспыхнув)
  Тьфу, стыд какой! Разврат!..
  Пауза.
  (несчастным, тонким голосом)
   А может быть,
  Чего-то просто я не понимаю?
  И может быть, я вправду не любила?
  Святой Франциск, прости, ведь это грех!
  Тогда, выходит, я несовершенна?
  (жалобно)
  О Господи! Откуда ж мне всё знать!
  Я так старалась, я всю жизнь старалась,
  И вот же: оказалась виновата,
  Я что-то упустила!
  Плачет.
   Боже, боже,
  Дай, грешнице, мне эту добродетель!
  Я так устала! Так мне тяжело!
  Ты с детства всё примерно исполняешь,
  Свою смиряешь плоть, смиряешь дух,
  На теле носишь тяжкие вериги -
  (забываясь, кричит)
  Ведь я же девушка! Мне тяжело
  Таскать на шее целый фунт железа! -
  (через всхлипывания)
  И вот приходит человек, который
  Вдруг скажет: "Не нужны твои вериги!
  А то, что нужно, ты и не имеешь!"
  И всем ты безразлична, и тебя
  Никто, как грешницу, не пожалеет!..
  Плачет
  Успокаивается.
  И он сказал: Деметрио напишет.
  Он видит это ясно, как меня.
  Я вся в смятеньи. Как же это так?
  Выходит, неправа сестра Паола?
  Что ж, подождём. Всё скоро станет ясно,
  И буду знать тогда, кому мне верить.
  
  Д Е Й С Т В И Е В Т О Р О Е
  
  СЦЕНА I.
  
  Гостиная Франчески.
  Община входит и рассаживается.
  Ф р а н ч е с к а
  Друзья, я рада видеть вас. Сегодня -
  Хоть вас об этом не предупредила -
  Мы собрались по важному вопросу.
  Заинтригованное молчание.
  Ф р а н ч е с к а
  Но прежде, чем мы перейдём к нему,
  Я вас хочу спросить, сестра Паола!
  (взволнованно)
  Что видите вы зрением духовным?
  Быть может, брат мне всё-таки напишет?
  П а о л а (не сразу, с достоинством)
  Вы удивляете меня, синьора!
  Я, кажется, уже сказала ясно:
  Не будет ни единого письма!
  По-вашему, господнее решенье,
  Как ветер, изменяется за сутки?
  Ф р а н ч е с к а
  Сестра, я так не думаю, и всё же:
  Вы видели духовными очами,
  Иль слышали, как фра Бартоломео,
  Или общались с Господом самим,
  И он ответил вам?
  П а о л а (снисходительно)
   Сестра Франческа,
  Ах, деточка, вы всё ещё дитя!
  Как будто господу нет дела больше,
  Как отвечать на все вопросы наши!
  Сестра, то был обычный, скромный ангел,
  И он шепнул мне то, что я сказала.
  Ф р а н ч е с к а
  Сестра Паола, милая, ответьте! -
  Простите мне назойливость мою,
  Но у меня и сердце не на месте:
  Так ангел божий это вам поведал?
  П а о л а (важно кивая головой, благосклонно)
  Ах, душенька, то истинная правда!
  Ф р а н ч е с к а
  Наверное... быть может... Просто я
  Вчера письмо от брата получила.
  Дружный, почти неслышный выдох проносится над столом.
  Б е а т а
  А ангел-то соврал... Хи-хи-хи-хи...
  Ф р а Б а р т о л о м е о (угрозно)
  Уверены ли вы, сестра Франческа,
  Что от него, а не иного беса,
  Который искушает этим сходством?
  Д е м е т р и о
  Простите, добрый брат Бартоломео:
  Ведь коль в него уже вселился бес,
  Зачем же сатане другой потребен?
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  Чтоб опорочить здесь сестру Паолу!
  Сестра, а хоть Деметрио ли почерк?
  Ф р а н ч е с к а
  Его. Я с закладной письмо сравнила,
  Которая осталась мне от брата.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (громыхает)
  Сестра моя, не будьте так наивны!
  Так, значит, кто-нибудь подделал почерк,
  Кто бесом одержим.
  Ф р а н ч е с к а (в гневе вытаскивает письмо из-за пазухи и бросает его на стол)
   Мой брат, листок
  Фамильною печаткой запечатан.
  Она есть у него и у меня,
  И больше нет таких колец на свете!
  Быть может, я подделала печать?
  Я - одержимая, быть может, бесом?!
  Неловкое молчание.
  П а о л а (скрипуче)
  Простите, что-то мне нехорошо.
  (поднимается)
  Меня дела духовные зовут,
  И мне пора идти, сестра Франческа.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (глубоким сочувствующим басом)
  Всего хорошего, сестра Паола.
  П а о л а
  И вам того же, фра Бартоломео.
  Медленно, осанисто идёт к выходу.
  Б е а т а
  Так до свидания, сестра Паола!
  П а о л а
  Да, до свидания, сестра Беата.
  Д е м е т р и о
  Прощайте же, сестра Паола, с богом!
  П а о л а
  Прощайте, братия мои, прощайте.
  Выходит.
  Беата начинает смеяться.
  Ф р а н ч е с к а (укоризненно)
  Сестра Беата! Постыдитесь! Хватит!
  Беата не уймётся.
  Франческу тоже против её воли начинает разбирать смех, затем и Деметрио. Фра Бартоломео остаётся хмур.
  Б е а т а
  Голубушка, видать, перетрудилась...
  Ф р а н ч е с к а (смеясь)
  Какой там труд! Вот это лгунья!
  (серьёзно) Братья!
  Успокаиваются
  Ф р а н ч е с к а
  Я получила гнусное письмо,
  И, как ответить на него, не знаю.
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  Прочтите.
  Ф р а н ч е с к а (мотает головой)
   Нет, мне стыдно. Прочитайте
  Уж лучше вы нам, фра Бартоломео.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (насупившись)
  Бесовского письма читать не буду!
  Ф р а н ч е с к а
  А вы, фра Анжелико?
  Д е м е т р и о Я бы рад,
  Но вот беда, я плоховато вижу.
  Берёт письмо, вглядывается, качает головой.
  Нет, мне не разобрать его руки.
  Ф р а н ч е с к а
  Тогда прочтите вы, сестра Беата!
  Б е а т а (берёт письмо, читает в полном молчании, с остановками, запинками о оглядками).
  "Тебе, моя сестрица, из тюрьмы,
  Куда ты упекла его во имя,
  Любви Христовой, пишет братец твой.
  Про общество твоё дошли мне слухи,
  И мне от этих слухов стало грустно.
  Мне жаль тебя, Франческа, очень жаль:
  Ты девушка, признаться, неплохая,
  Ты неглупа, ты искренна, и даже
  Сочувствие тебе не вовсе чуждо, -
  Но знаешься ты с жалкими людьми!
  Каких пройдох с собой ты рядом терпишь!
  Слыхал, ты привечаешь
   (запинка) старых дев,
  Святош, что притворяются святыми,
  Рассказывая лживые виденья.
  Ты кормишь, слышал, за своим столом
  Прожорливых монахов, пошлых, грубых,
  Что сальных шуточек и о своём же
  Писании ни капли не стыдятся;
  Доминиканцев, жирных, как телята..."
  Фра Бартоломео прочищает горло
  "...Оборванных, плешивых францисканцев
  С их насекомыми. Смотри, Франческа,
  Чтоб блох самой не завести от братьев!
  Как видишь, я пишу все эти строки,
  Лишь беспокоясь о твоём здоровье,
  Телесном и душевном. Я бы, верно,
  Не вытерпел и часа вместе с ними!
  Прощай и оставайся в добром здравьи,
  Моя сестричка. Твой заблудший братец".
  Пауза.
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  Вот гадостное, грязное письмишко!
  Лишь бес способен нашептать такое!
  Б е а т а
  Какая ложь!
  Ф р а н ч е с к а
   Вот гадкий, мерзкий пасквиль!
  Д е м е т р и о
  Простите, братья...
  Пауза
  (смиренно) Кажется, там строчка
  Про францисканцев есть. Ведь это правда.
  Я лыс, как камень. Посудите сами.
  (раскаянно опускает голову ниже)
  Там сказано ещё про насекомых.
  Сестра, простите...
  Молчание
   У меня когда-то
  И впрямь водились блохи. (Ещё тише)
   И сейчас
  С напастью этой нужно мне бороться.
  И это верно, всё, что написали,
  Пожалуйста, простите вы меня,
  Сердечно вас прошу, сестра Франческа...
  Тягостное молчание.
  Ф р а н ч е с к а (прочувствованно)
  Мой бедный брат! (у неё в глазах стоят слёзы)
  Встаёт, идёт к нему и кладёт руку ему на голову.
   Пусть так, фра Анжелико,
  Но я от этого не перестала
  Сердечно вас любить и уважать.
  Пауза.
  Ф р а Б а р т о л о м е о (кашлянув)
  Так что же мы еретику ответим?
  Б е а т а (оживлённо подпрыгивает)
  Давайте мы ответ напишем вместе!
  Ф р а н ч е с к а
  Минутку, я возьму чернил с бумагой.
  Идёт к конторке, возвращается.
  Скажите, братья, как начать письмо?
  (обмакнув перо, держит его над бумагой)
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  ТЫ ГНУСНЫЙ ШАРЛАТАН! ТЫ АДСКИЙ ДЕМОН!
  Франческа растерянно смотрит на фра Бартоломео, обрызгавшего его слюной.
  Б е а т а
  Пишите просто: "Мой несчастный брат,
  В грехах погрязший, сбившийся с пути,
  Да ниспошлёт тебе Господь спасенье..."
  Франческа пишет.
  Фра Бартоломео засовывает руку в заплечный мешок и роется в нём, достаёт горсть трухи.
  Б е а т а
  "... В грехах своих покайся!"
  Д е м е т р и о
   Вынь соринку
  Из глаз своих, потом стыди других,
  Когда бревно у них в глазах увидишь!
  Фра Бартоломео завязывает труху в тряпицу.
  Б е а т а
  "...Забудь про прелести нечистой жизни
  И возвращайся к праведным трудам!"
  Ф р а н ч е с к а
  "... Твоя сестра Франческа". Написала!
  Ф р а Б а р т о л о м е о (громогласно)
  Теперь, сестра, послушайте меня!
  Торжественно передаёт ей тряпицу.
  Я горсть святой земли ношу на сердце,
  А вам я отдаю её щепотку.
  В письмо святую землю положите,
  И если брат ваш не совсем погублен,
  Как только он начнёт читать письмо -
  Раскается с обильными слезами!
  Б е а т а
  Какая прелесть! (Хлопает в ладоши)
  Ф р а н ч е с к а (признательно)
   Фра Бартоломео,
  Спасибо вам! Вы так добры к нему!
  Ведь это дар святой! Мой брат, спасибо!
  Складывает письмо углом.
  Мне так и сыпать внутрь святую землю?
  Фра Бартоломео кивает.
  Франческа благоговейно ссыпает землю внутрь письма, закрывает, закапывает воском от свечки и прикладывает печатку.
  Ф р а Б а р т о л о м е о
  Но помните теперь, сестра Франческа!
  Когда в нём демон, как я говорил,
  Едва коснётся он святой земли,
  Тот демон в нём тогда взыграет бурно
  И бранные шепнёт ему слова!
  И мы увидим, прав я или нет,
  И как ваш брат в своём нутре испорчен!
  Ф р а н ч е с к а
  Благодарю, мой брат Бартоломео.
  А как идея вам, фра Анжелико?
  Д е м е т р и о
  Отличная, чудесная идея!
  (поднимается)
  Как раз я собирался уходить.
  Я сам хотел бы с радостью великой
  Быть вашим почтарём, сестра Франческа, Когда бы знал, куда нести письмо.
  Ф р а н ч е с к а
  Ах, очень вас прошу, фра Анжелико!
  Он заключён в Палаццо Синьории,
  И, хоть вы во Флоренции впервые,
  Легко дойдёте, вам любой покажет!
  Даёт ему письмо.
  Запомните: Палаццо Синьории!
  Мне очень жалко расставаться с вами,
  Но пусть идёт моё письмо быстрее.
  Я рада вам всегда, фра Анжелико.
  Мой милый францисканец, до свиданья!
  Д е м е т р и о
  Всего вам доброго, сестра Франческа!
  
  СЦЕНА II.
  
  Деметрио в тюрьме один. Горит свеча.
  Д е м е т р и о
  Посмотрим, что прислал мне милый братец!
  Не яд, надеюсь?
  (Разворачивает, принюхивается)
   Нет же, не отраву...
  Но пахнет странно от святой земли...
  Принюхивается тщательней
  Сухой помёт! Животный или птичий?
  Скорее, всё же птичий. Голубиный.
  Пауза.
  Стоит в недоумении. Озаряется мыслью.
  Ах, вот оно! Ведь голубь - птичка божья,
  Святого Духа вестник!
  Смеётся, сначала тихо, потом оглушительно.
   ...Боже правый,
  Вот славная для грешника отрада:
  Дерьмо, видать, святое, не простое!
  (отсмеявшись)
  Вот новое письмо тебе, сестрица.
  Ложится на пол, берёт лист бумаги и начинает писать карандашом, проговаривая.
  "Любезная сестра! Был очень рад,
  Как получил письмо твоё, и с ним -
  Какой-то сероватый порошочек.
  Его я дивный запах долго нюхал,
  И понял, наконец, что он - помёт,
  Да не простой помёт, а голубиный.
  Любезная сестрица, объясни мне:
  С какой ты целью мне его послала?
  Быть может, как лекарство? Что с ним делать?
  Мне есть его иль растирать на коже?
  Помёт пока назад я отсылаю:
  Понюхай - и взаправду убедишься,
  Что пахнет голубиным он помётом.
  Не спутала ли ты чего, сестрица?
  Здесь голубей, конечно, нет в помине,
  И средство это ценное, но я
  Ему пока не вижу примененья.
  Ещё же мне пошли, прошу тебя,
  Карандашей - а то писать уж нечем.
  Засим и остаюсь. Твой бедный братец."
  Садится, обхватывает колени руками.
  Франческа, странная моя сестрёнка!
  Всему ты веришь свято, как ребёнок,
  Но сложно мне за то тебя бранить,
  Как не бранят детей за веру в сказки.
  Когда же повзрослеешь ты, Франческа?
  Встаёт и начинает ходить.
  А что ж я сам? Я верил в человека,
  Я верил в красоту его и разум,
  В способность и любить, и быть счастливым!
  Но уж давно заколебалась вера:
  Красивым далеко до состраданья,
  Убогим далеко до красоты,
  Ума же не хватает тем и этим.
  Франческа! Ты - как будто исключенье:
  Ведь у тебя и сердце есть живое,
  И ум, и красота.
  Задумывается.
   Ты так красива!
  Когда ты улыбаешься, на сердце
  Становится светло и жарко людям,
  Когда рукой касаешься, то дрожь
  Бежит по телу от прикосновенья.
  Но что за сила злая слепит разум
  И на сердце кладёт замок железный,
  А красота бездомная снаружи,
  Как будто нищий у чужой калитки?
  Как будто бы не я, а ты в темнице.
  Сумею ли освободить тебя?
  Задумывается вновь.
  Франческа, ты одна моя надежда!
  Когда я после лживых рож монашьих
  И хищных морд холёных адвокатов,
  И равнодушных лиц моих друзей,
  И девок уличных личин жестоких
  Лицо увижу юное, простое
  И чистое, как краски Боттичелли,
  С приветливой и радостной улыбкой,
  С глазами, не от фанатичной веры
  Блестящими, а от любви сердечной -
  Тогда поверю снова в человека!
  И вот тогда тебя смогу назвать
  Не слитно, как сейчас: "Сестра Франческа",
  А по раздельности: "Сестра! Франческа!".
  
  СЦЕНА III.
  
  Улица перед входом в дом Деметрио и Франчески.
  Деметрио подходит в образе монаха.
  На улице стоят Беата и фра Бартоломео.
  Д е м е т р и о
  Приветствую вас, братия и сестры!
  А что же вы стоите перед входом?
  Подходит ко входу и пытается войти. Вход заперт.
  Б е а т а
  И мы удивлены, фра Анжелико!
  Уж полчаса мы здесь стоим, а нам
  Не открывает дверь её служанка
  И говорит: "Синьора заболела
  И никого велела не впускать!".
  Деметрио решительно стучит железным кольцом в дверь.
  Долгая пауза.
  Приоткрывается дверь, лицо Марии.
  Д е м е т р и о (быстро)
  Синьора, это я, фра Анжелико...
  Ф р а н ч е с к а (из глубины, сдавленным голосом)
  Фра Анжелико, милый мой, входите!
  Деметрио входит и проходит в гостиную. Служанка сразу запирает за ним.
  На улице зычный голос фра Бартоломео:
  "Однако! Что за наглость! Вот мошенник!".
  Д е м е т р и о
  Сестра, о чём вы плачете?
  Ф р а н ч е с к а (заходясь, прижимая платок к глазам) Мой брат,
  Прошу вас, помогите разобраться!
  Уже не знаю я, чему мне верить...
  Деметрио! Безбожник! Богохульник!...
  Д е м е т р и о
  Чем заслужил ваш брат такой хулы?
  Ф р а н ч е с к а
  Он написал мне, бог мой, написал мне,
  И мне в письме вернул святую землю,
  Назвав её помётом голубиным!
  Вновь заливается слезами, стоя у своей постели на коленях.
  Д е м е т р и о
  Вот это странно! Право, чудеса!
  И отчего он так решил, ваш брат?
  Ф р а н ч е с к а
  Он требует понюхать эту землю!
  Д е м е т р и о
  И чем же пахнет та земля?
  Ф р а н ч е с к а (вздрагивая от слёз)
   Помётом!..
  Продолжает плакать.
  Д е м е т р и о (обескураженно)
  Сестра Франческа, значит, это правда!
  Ф р а н ч е с к а
  Он подменил, безбожник, негодяй!
  Он подменил дерьмом святую землю!
  Д е м е т р и о (задумчиво)
  Вы думаете, он солгал?
  Ф р а н ч е с к а Конечно!
  Ведь это полностью в его природе!
  Крысиным калом, а не то - своим!
  Д е м е т р и о
  Сестра, позвольте посмотреть на землю!
  Ф р а н ч е с к а (делает слабое движение рукой)
  Вон там...
  Д е м е т р и о (идёт к конторке и нюхает порошок на листе).
   Вы знаете, сестра Франческа,
  Помёт ведь этот вправду голубиный
  А не крысиный и не человечий!
  Франческа перестаёт плакать и в ужасе поворачивается к нему.
  Ф р а н ч е с к а
  Мой брат, да почему вы так решили?
  Д е м е т р и о (смиренно)
  Сестра, ведь францисканцы - это люди
  Простые, небрезгливые, и часто
  Ночуем мы в хлеву, среди животных,
  И запахи мы различаем точно.
  Вы, кажется, не верите?
  Ф р а н ч е с к а Не верю!
  Простите, брат, я не могу поверить!
  Д е м е т р и о
  Тогда, сестра, я предложу вам опыт:
  Давайте девушку попросим вашу
  На улице собрать помёт собачий,
  Кошачий, голубиный, человечий -
  И запахи сравним.
  Долгая пауза.
  Ф р а н ч е с к а (с округлившимися глазами)
   Фра Анжелико!
  Ведь это же ужасно!
  Д е м е т р и о (пожав плечами)
   Ваша правда.
  Так сомневайтесь далее, сестра.
  Длительная пауза.
  Ф р а н ч е с к а (неуверенно)
  Ну хорошо... Так я скажу Марии...
  Выходит.
  Д е м е т р и о
  Я прививаю ей азы науки!
  (усмехается)
  Научного мышления основы!
  О Господи, какой же это фарс!
  (смеётся, спрятав от стыда лицо в ладони)
  Я уважал науку и учёных,
  Но чем же занимается наука?
  Она, как мы, лишь сравнивает запах
  Дерьма различных форм, сортов и видов!
  Мотает головой.
  Ф р а н ч е с к а (входит)
  Мария обещала принести,
  Хотя и очень удивилась просьбе.
  Молчание
  Ф р а н ч е с к а (возмущённо)
  Но что доказывает, если даже
  Помёт тот голубиный?
  Д е м е т р и о (мягко)
   Но, сестра,
  Ведь нету голубей в его подвале!
  Ф р а н ч е с к а (в запальчивости)
  Он заплатил охраннику, и тот
  Ему принёс!
  Деметрио смеётся
  (в гневе) Да что же вы смеётесь!
  Д е м е т р и о
  Сестра Франческа, никакой охранник
  Не будет исполнять его причуды!
  Долгое молчание.
  Входит Мария с маленькой корзинкой.
  М а р и я
  Синьоры, здесь кусочки по порядку:
  Собачий, голубиный, человечий.
  Ставит на пол и убегает, прыснув.
  Ф р а н ч е с к а (с отвращением)
  О боже, стыд какой...
  Д е м е т р и о
   Сестра, мужайтесь.
  Франческа подходит к корзинке и с отвращением нюхает поочерёдно кусочки помёта, завёрнутые в листья лопуха. Затем берёт порошок со стола, нюхает его. Лицо её искажается.
  Ф р а н ч е с к а
  Не может быть! Мой брат, ведь это правда!
  О Господи! Кому теперь мне верить!
  Моя община! Фра Бартоломео!
  Рыдает пуще прежнего.
  Д е м е т р и о
  (тихо, но слышно)
  Ах, девочка моя, зачем так плакать -
  И всё из-за какого-то помёта!..
  Подходит к ней, нежно гладит её по голове.
  Сестра Франческа, будьте терпеливей.
  Пускай друзей вы близких потеряли,
  Но я вас не покину.
  Ф р а н ч е с к а (всхлипывая)
   Верный друг!
  (Всхлипывает ещё раз).
  Он лгал! Он притворялся! Лицемерил!
  Он с тем шутил, что для меня святое!
  Д е м е т р и о (аккуратно)
  Так, может быть, ваш брат и не безбожник,
  Коль обманул вас фра Бартоломео?
  Франческа, поражённая, замолкает.
  Пауза.
  Резко оборачивается к нему.
  Ф р а н ч е с к а
  Нет-нет, не может быть, фра Анжелико!
  Д е м е т р и о
  Не может быть, чтоб он был не безбожник?
  Ф р а н ч е с к а
  Когда б вы видели его картины!..
  Д е м е т р и о
  Увы, сестра, я их как раз не видел...
  Ф р а н ч е с к а
  Ах, если б нам пройти на половину,
  Которую он раньше занимал!
  Но он же спрятал ключ...
  Пауза
  Д е м е т р и о (осенённый)
   Сестра Франческа!
  Доверьтесь мне и божьей благодати!
  Быть может, мне Господь покажет место,
  Где спрятал ключ ваш брат.
  Ф р а н ч е с к а Фра Анжелико,
  Ведь это будет истинное чудо!
  Д е м е т р и о
  Идёмте!
  Ф р а н ч е с к а
   Да, конечно же, идёмте!
  Выходят в проход, где стоят две статуи, представляющие обнажённых мужчину и женщину
  Деметрио закрыл глаза.
  Франческа внимательно смотрит на него.
  Деметрио открывает глаза, оглядывает всё вокруг и задерживает взгляд на одной из статуй.
  Д е м е т р и о (спокойно, без пророческих интонаций)
  Та статуя нагая держит чашу -
  В ней ключ лежит от половины брата.
  Ф р а н ч е с к а
  Ох срам какой!
  Д е м е т р и о (невозмутимо)
   Да отчего же срам?
  Ф р а н ч е с к а
  По-вашему, пристойно голых женщин
  Из камня высекать?
  Д е м е т р и о (мягко)
   Сестра Франческа,
  Ведь тело нам даёт Господь, а значит,
  В нём скверны нет, когда оно от Бога,
  Когда не разрушает наше тело
  Обжорство, пьянство, блуд - оно прекрасно.
  Ведь дух - Господь, а тело - божий храм.
  Хорош ли тот священник, что умеет
  Сердца наставить в проповеди мощной,
  А церковь запустил: скамьи не моет,
  Не подметает пол; свинцом тяжёлым
  Завесил окна так, что света нет,
  И внутрь входить боятся прихожане?
  Долгое молчание.
  Ф р а н ч е с к а (тихо)
  Вы мне советуете снять вериги?
  Д е м е т р и о (решительно)
  Снимите их скорей, сестра Франческа,
  И никогда не надевайте снова!
  Франческа за верёвочку вытаскивает из-под платья тяжёлую железную пластину, висевшую на шее, и бросает её на пол. Та гулко гремит.
  Поднимается на постамент и запускает руку внутрь чаши.
  Ф р а н ч е с к а
  Фра Анжелико, ключ!! Какое чудо!
  Вы - праведник господень! Вы - святой!
  Деметрио отмахивается руками
  Нет-нет, не отрицайте!
  Д е м е т р и о
   Открывайте!
  Франческа отпирает дверь.
  Входят на половину Деметрио.
  Ф р а н ч е с к а
  Какая роскошь здесь... (оживляясь)
   Вот здесь, глядите,
  Вон там, вон тут! Допустим, тело свято,
  Но разве всё, что здесь висит - не мерзость?
  На стенах развешаны эротические картины художника с богатым и чувственным воображением.
  Деметрио медленно обходит комнату, Франческа следует за ним.
  Д е м е т р и о (тихо)
  О да, сестра, вы правы. Это мерзость.
  (ещё тише)
  Куда мои глаза глядели раньше!
  Ф р а н ч е с к а (просияв)
  Мой милый брат, так вы со мной согласны!
  Какое счастье! Значит, я права!
  Выходит, не во всём я ошибалась!
  Кружится по комнате, как девочка.
  Д е м е т р и о (удручённо, после паузы, очень тихо).
  Ах милые мои! Мои друзья!
  Как хочется мне снова взять вас в руки!
  Слюной смочить пушистой кисти кончик,
  Погладить холст, как серого зверька...
  (громко)
  Сестра Франческа!
  Франческа испуганно оборачивается.
  Д е м е т р и о (волнуясь)
   Знаете, когда-то,
  Когда я был мальчишкой, я умел
  Простым углём отображать на камне
  Зверей и птиц, дома и человека.
  Меня хвалили сверстники мои
  И говорили: славно ты рисуешь!
  С тех пор прошло, конечно, лет немало,
  Но только я увидел эти краски,
  И кисти, и холсты, мне захотелось
  Нарисовать вас, милая Франческа.
  Вы разрешите эту дерзость мне?
  Ф р а н ч е с к а (открывает рот, выдыхает, смеётся изумлённо)
  Фра Анжелико, вот не ожидала!
  Попробуйте!
  Д е м е т р и о
   Садитесь же, синьора!
  Жадно кидается к краскам, быстро разводит их, бросает кистью на палитру.
  Минуточку терпенья!
  Ф р а н ч е с к а (смеясь и усаживаясь для позирования) Я готова
  Хоть целый час сидеть, когда вам нужно.
  Вот только опасаюсь, что у вас
  Ни капельки, мой добрый брат, не выйдет!
  Д е м е т р и о
  А это мы, сестра, ещё посмотрим.
  Молчание. Деметрио работает.
  Чем развлекать вас, добрая синьора?
  Молчание
  Ф р а н ч е с к а
  А вы мне спойте песню, мой художник!
  Д е м е т р и о
  Извольте - я спою для вас балладу,
  Народную, простую - я её
  Когда-то слышал от людей весёлых.
  Простите мне, что песня грубовата -
  Поёт за работою на мотив "Зелёных рукавов"
  
  Когда-то бедный рыцарь жил,
  А где - не помню уж того,
  И он жену свою любил,
  И, верно, она его.
  
   Хей-хо, давайте долго жить,
   И если есть вино, то пить,
   Давайте наших жён любить
   И им мужьями быть!
  
  Но он проверить вдруг решил:
  А любит ли жена его?
  И как-то утром он, как был,
  Из дома ушёл без всего.
  
   Хей-хо, он был как тот осёл,
   Что от хозяйки в лес ушёл!
   Как будто лучше что нашёл?
   Не будь же как этот осёл!
  
  По свету много он ходил
  И думал: как там без него?
  И вот - домой поворотил
  Под самое Рождество.
  
   Хей-хо, зачем себя пытать
   И всё к любимой ревновать?
   Глаза уж лучше закрывать
   И кое-чего не знать!
  
  К окну тихонько подходил:
  Две чашки на столе его.
  Подумал, что другой уж мил,
  Ушёл он от дома того.
  
   Хей-хо, ты стереги жену,
   Не оставляй её одну,
   В чужую не ходи страну,
   А то взвоешь ты на луну!
  
  Пропавшему поставлен был
  Второй прибор под Рождество.
  Ведь он жене остался мил,
  До смерти любила его!
  
   Хей-хо, как он, не надо быть:
   Без ревности старайтесь жить,
   Старайтесь верить и любить,
   Чтоб с милой в разлуке не быть!
  
  Молчание
  Ф р а н ч е с к а (в уголках глаз стоит слезинка)
  Ах боже мой! Вот жалостная песня!
  Зачем же он жену свою покинул?
  Зачем страдать и расходиться людям?
  Д е м е т р и о
  Сестра Франческа, ваш портрет -
  (делает последний штрих) готов.
  Ф р а н ч е с к а (насмешливо)
  Не может быть! Позвольте-ка взглянуть...
  Деметрио поворачивает к ней портрет, великолепно выполненный в одних синих, голубых, сиреневых и пурпурных тонах, тонкий, одухотворённый, значительно разнящийся от его прежних чувственных полотен.
  Ф р а н ч е с к а
  Фра Анжелико! - Ах! Какое чудо!
  Позвольте вас обнять, мой добрый брат! (обнимает и горячо целует Деметрио в щёку)
  Какое мастерство! Какая точность!
  Какая нежность! Чистота какая!
  Подумать только! Брат мой францисканец
  Лишь силой божьей благодати создал,
  Что посрамит и мастеров известных!
  Воистину, ты, Боже, утаился
  От мудрых и открыл себя младенцам.
  Деметрио! Когда б ты это видел!
  Когда бы знал, куда тебе идти!
  Когда б ты знал, что и твоё искусство
  Способно славить Господа святого!
  (горестно)
  Но нет, куда там!.. Или - может быть?..
  Д е м е т р и о (поднимаясь)
  Сестра, уже смеркается, а я
  Всё докучаю вам.
  Ф р а н ч е с к а (обиженно)
   Фра Анжелико!
  Как можете вы говорить такое!
  Д е м е т р и о
  Я должен уходить, сестра Франческа.
  Ф р а н ч е с к а (горячо)
  Останьтесь и переночуйте здесь,
  На половине брата! Кто узнает?
  Д е м е т р и о (мотая головой)
  Пред Господом, что тайна, станет явным.
  Я не позволю здесь себе остаться
  Без разрешения того синьора,
  Которого - вся эта половина.
  Уже мне стыдно, что сюда вошли мы.
  Простите мне, я не могу иначе -
  И до свидания, сестра Франческа.
  Ф р а н ч е с к а
  До встречи, мой прекрасный, добрый брат!
  Деметрио уходит.
  
  СЦЕНА IV.
  
  Франческа одна.
  Стоит, смотря ему вслед.
  Через некоторое время горестно спохватывается
  Ф р а н ч е с к а
  А я ему не предложила даже
  Поесть - и он ушел, голодный, нищий...
  Пауза. Ходит.
  Прекрасный брат мой! Мудрый, чуткий, скромный!
  Ты - чистое сокровище для тех,
  Кого вниманием своим подаришь.
  Какая скорбь в твоих больших глазах!
  Как ты устал от мира и от жизни,
  А изнуряешь всё ж себя обетом
  И ходишь по Италии широкой,
  Ночуя, где придётся, подвергаясь
  Насмешкам злым, и холоду, и зною!
  Когда б тебе найти приют спокойный!
  К тебе сюда бы приходили люди,
  А ты бы толковал им слово божье,
  И утешал, и наставлял их в вере.
  Знакома мало я с тобой, а сколько
  Ты нового успел открыть, сказать мне!, -
  И я меняюсь, словно воск от свечки:
  Была, как новая свеча, я: твёрдой,
  Прямой, холодной, ровною, квадратной,
  Обрезанной с боков ножом служенья -
  А ныне плавлюсь, тихо, мягко таю,
  И, как ценила раньше в людях строгость,
  Так нежности теперь хочу, и больно,
  Когда не платят нежностью ответно.
  Зачем порой ты нежно, кротко смотришь,
  И сердце бьётся чаще и свободней,
  В другой же раз коришь меня, и я
  Как школьница стою и будто розги
  Твоей боюсь, учитель мой суровый?
  Когда б ты знал, как девушка послушна,
  Старательна, понятлива, усердна,
  Когда услышит ласковое слово!
  Тогда мы распускаем лепесточки
  Бутона сердца, как светы на солнце -
  Но вянем, если нас поставить в погреб.
  Но солнце светит днём, а в ночь уходит:
  Где ходит нынче солнце глаз моих?
  И отчего б ему не оставаться,
  Чтоб дни мои не превращались в ночи,
  Пустые и холодные, без света?
  Деметрио! Деметрио! Когда бы
  Ты смог меня понять и мне помочь
  И согласился бы продать полдома!
  
  СЦЕНА V.
  
  Тюрьма. Утро, от солнечных лучей не совсем темно.
  Д е м е т р и о (ходит по камере в монашьей рясе)
  Я, кажется, выигрываю битву:
  Ты, девочка моя, сняла вериги!
  Бедняжка! Я об этом и не знал,
  Что носишь ты вериги - нет, носила,
  Не приведи Господь тому быть снова!
  О девочка ты хрупкая моя!
  Тебе ли, миленькой, носить вериги?
  Таскать их каждый день - ведь это подвиг,
  А я бранил её за чёрствость сердца!
  До сердца ли тебе, когда на шее
  Весь день висит свинцовая болванка,
  И оболванивает каждый миг!
  И что теперь? Мучительно и больно:
  Ты сводная сестра мне, но зачем же
  Ты всё-таки сестра, а не чужая?
  Кормил хозяин жеребца, и рад был,
  Что прибывает в росте каждый месяц,
  Но время уж идёт к торгам, и больно
  Ему глядеть на статного красавца:
  Не для себя растил, а на продажу,
  И уведёт другой к себе коня,
  Что был когда-то чахлым жеребёнком!..
  Останавливается, ударяет затылком в стену, сжимает кулаки.
  Франческа!
  Пауза
  Голос Винченцио очень далеко.
  В и н ч е н ц и о
   Хей, Деметрио, ты слышишь?
  К тебе сестра твоя пришла, Франческа!
  Пауза.
  Деметрио покрывается на лбу холодным потом.
  Бросается к двери и поспешно запирает её - отпирает снова - наваливается спиной на дверь, чтобы не дать войти, хватается за голову.
  (тихо)
  Когда бы вечер был, когда бы темень
  Царила в камере - тогда пришла бы!
  Теперь светло, она меня увидит.
  Шаги за дверью.
  В и н ч е н ц и о (за дверью)
  Сударыня, входите!
  Д е м е т р и о (густым басом, ещё ниже своего обычного голоса)
   Не желаю!..
  Пусть катится ко всем чертям собачьим!
  Ф р а н ч е с к а (за дверью)
  Деметрио? Ведь это я, Франческа!
  Молчание.
  Д е м е т р и о
  Теперь плясать от радости прикажешь
  От твоего явления, сестрица?
  Дрожит.
  Молчание. Франческа стоит перед дверью, держа картину в руках молитвенно, как икону. Морщинка перерезает её лоб
  Ф р а н ч е с к а (взволнованно)
  Деметрио, давай сейчас забудем
  Все ссоры и обиды! Я пришла
  И принесла тебе одну картину;
  Я так хочу с тобою поделиться
  Всем этим счастьем, тем, что мне открылось!
  Мой милый брат, твоё искусство может
  И очищать людей, и окрылять их,
  И не нужны церковные сюжеты:
  Нужна одна лишь чистота и радость!
  Молчание. Совершенно тихо. Где-то каплет вода с потолка.
  (тише, задушевнее)
  Пожалуйста, взгляни со мною вместе,
  На то, что я тебе несла!..
  Молчание.
  (дрожащим голосом) Мой братик,
  Я справедливой не всегда была,
  Но я сейчас раскаиваюсь в этом.
  Пожалуйста, открой мне!
  Д е м е т р и о Не открою!
  Ф р а н ч е с к а (негромко, убито)
  Уже не любишь ты меня ни капли?
  Д е м е т р и о (очень тихо)
  Франческа, перестань меня ты мучить!
  Долгое молчание.
  Ф р а н ч е с к а (снова искусственно взбодрившись, жалостно улыбаясь, умоляюще)
  Деметрио! Пусть ты м е н я не любишь,
  Позволь же привести тебе тогда
  Мне автора чудесной той картины!
  Мой друг, фра Анжелико, францисканец...
  Д е м е т р и о (громко, с трудом, как выдавливая из себя слова)
  Поди ты к лешему! Не собираюсь
  Я говорить с твоим святым кастратом!
  Коль приведёшь монаха, то его
  Я задушу своими же руками!
  Запомни же мои слова, Франческа!
  Окончено свиданье! Убирайся!
  Молчание.
  Ф р а н ч е с к а (почти неслышно)
  Я принесла тебе карандаши...
  Нагибается и кладёт карандаши у порога камеры. Плачет.
  Деметрио закрывает всё лицо руками и сдавливает его.
  Ф р а н ч е с к а (к Винченцио)
  Так что же, я пойду, синьор, простите.
  Уходит. Слышны шаги.
  Деметрио падает на колени и распластывается по полу.
  В и н ч е н ц и о (негромко)
  Деметрио, позволь поговорить.
  Д е м е т р и о
  Оставь меня! Подите все к чертям!
  Молчание.
  Винченцио уходит.
  Деметрио лежит на полу.
  Долгая пауза.
  (шепчет)
  Зачем же ты пришла, зачем пришла,
  Голубушка моя, моя родная,
  Зачем же ты пришла, зачем пришла?
  Пауза
  Проклятье! Идиот! Я мог бы рясой
  Заткнуть окно - и стало бы темно,
  Тогда бы ты вошла сюда, и, может,
  С тобой бы помирились мы, Франческа
  Пауза
  Она бы принесла сюда фонарь.
  И всё равно: что толку помириться?
  Ведь боль моя - вся от игры, от маски,
  Что приросла теперь и стала явью.
  О, что мне делать. Боже, что мне делать?
  
  Д Е Й С Т В И Е Т Р Е Т Ь Е
  
  СЦЕНА I.
  
  Гостиная Франчески. Глубокий вечер.
  Стола нет, расставлены стулья, на которых сидят Франческа и ещё три господина.
  Открывается дверь, боязливо заглядывает Деметрио.
  Ф р а н ч е с к а
  Входите, милый брат мой! Как вы кстати!
  Садитесь в то пустующее кресло.
  Знакомьтесь с прочими: отец Джованни,
  Он настоятель церкви Санта-Кроче,
  А вот отец Якопо, он викарий
  В соборе нашем. Вот Фра Джироламо,
  Приор монастыря Святого Марка.
  Д е м е т р и о
  Фра Анжелико. Очень рад, синьоры.
  (Забивается в своё кресло)
  Ф р а Д ж и р о л а м о (резко подаваясь вперёд. Мужчина в летах в простой грубой рясе, с жёстко вырезанным лицом, которое освещение резко рассекает на две половины. Говорит хрипло, без церемоний)
  Доминиканец?
  Д е м е т р и о (смиренно)
   Нет, я францисканец.
  Ф р а Д ж и р о л а м о
  В каком вы чине? Гвардиан? Луого?
  Д е м е т р и о
  Я рядовой монах, фра Джироламо.
  Ф р а Д ж и р о л а м о
  Так, значит, нужно стать вам чем-то большим!
  Про вас синьора много говорила,
  И, если вы духовно высоки,
  То вы обязаны расти по службе
  И силой духа всем служить! Служить!
  Вы не хотите стать доминиканцем?
  Нам так нужны талантливые люди!
  Д е м е т р и о (смятенно)
  Простите, брат мой, никогда не думал...
  Ф р а Д ж и р о л а м о
  А вы подумайте, фра Анжелико!
  Ф р а н ч е с к а (смотревшая на эту сцену с удовольствием)
  Я собрала вас, верные друзья,
  Вернейшие, что у меня остались,
  Чтоб испросить духовного совета
  И вас о помощи просить смиренно.
  Вы знаете: мой брат, безбожный, мерзкий
  Сидит в тюрьме, но обвиненье ложно,
  Об этом я узнала с огорченьем.
  И через месяц снова суд назначен,
  И, видимо, его освободят;
  Ему ж принадлежит почти полдома,
  Я их купить хотела у него,
  Увы - он мне назло не согласился.
  Но я мечтаю здесь приют устроить
  Во имя нашей милосердной церкви.
  П а д р е Д ж о в а н н и (сухонький, щупленький, элегантно одетый, с плутоватыми глазками. Напряжённо)
  Какой же церкви, добрая синьора?
  Наверное, крупнейшей, Санта-Кроче?
  Деметрио изображает у себе на колене собачку. Она ходит на четырёх ногах из четырёх пальцев, а средний заинтересованно вытянула, как морду.
  Франческа (недоумевает)
  Друзья мои, святой, единой церкви!
  П а д р е Я к о п о (толстый и внушительный. Качает головой)
  Нет-нет, синьора, надобно решиться.
  Деметрио изображает другой рукой другую собачку.
  Какой из многих, милая синьора?
  Быть может, Флорентийского Собора?
  Церквей ведь много, а собор один,
  И он - для города краса и гордость!
  Ф р а Д ж и р о л а м о (вмешивается. Бесцеремонно, убеждённо, отнюдь не елейно).
  А может быть, монастыря Сан-Марко?
  Деметрио изображает правой рукой летящего грифа, машущего большим пальцем и мизинцем, как крыльями, с указательным и безымянным пальцем в качестве лап. Гриф застыл на одном месте, как муха.
  И не приют для нищих и убогих,
  Которых оттого не станет меньше,
  А дом для странников, овечек божьих?
  Отцы святые о мирском радеют!
  Птица нападает на собаку.
  Приют при церкви - честь для церкви. Но!
  М и р с к а я честь, тщеславное желанье,
  А вот монахам надобен ночлег
  П а д р е Д ж о в а н н и
  Фра Джироламо, всем монахам в а ш и м
  Уж есть приют в монастыре Сан-Марко!
  Ф р а Д ж и р о л а м о
  А францисканцы? А бенедиктинцы?..
  П а д р е Д ж о в а н н и
  ... найдут, где ночевать, фра Джироламо!
  Собака сражается с птицей, поднимаясь на задние лапы.
  А ш к о л нам в самом деле не хватает,
  Ведь правда, дорогой отец Якопо?
  Для ш к о л ы это здание удобно,
  А под п р и ю т, пожалуй, тесновато!
  П а д р е Я к о п о
  Отец Джованни, совершенно верно!
  И при соборе нашем будет школа!
  Какой подарок городу, синьора!
  П а д р е Д ж о в а н н и (неприязненно)
  Отец Якопо, где же вы найдёте
  Порядочных священников для школы?
  Собаки сражаются между собой
  П а д р е Я к о п о
  А в ы найдёте их, отец Джованни?..
  Ф р а н ч е с к а (гневно)
  Отцы и братья, дайте мне сказать!
  Я никакой здесь школы не хотела!..
  Молчание
  И, прежде чем решать - а м н е решать,
  Под чьё крыло пойдёт приют, скажите:
  Тут светский суд бессилен. А церковный?
  Ведь брат мой - не преступник. Он - развратник,
  А это не карается законом.
  (решительно).
  Теперь взгляните на картину эту!
  Ставит перед ними припасённый заранее картон, на котором представлено плотское соединение двух античных персонажей.
  У святых отцов в глазах появляются весёлые огоньки, они переглядываются. Фра Джироламо сидит мрачнее тучи. Деметрио снова вжимается в кресло.
  Ф р а Д ж и р о л а м о (как выкаркивая)
  Какая гадость! Низость! Гнусность! Пошлость!
  П а д р е Я к о п о (в сторону)
  По-моему же, очень любопытно...
  П а д р е Д ж о в а н н и (сдерживая улыбку)
  И что, синьора, вы от нас хотите?
  Ф р а н ч е с к а
  Я плохо представляю сам процесс,
  Но разве церковь божия не может
  За эту низость осудить его,
  Имущества лишив?
  П а д р е Я к о п о (благодушно)
   О нет, синьора:
  Ведь это несерьёзная картинка,
  Фривольное творенье живописца,
  Простая шалость, больше ничего.
  Ф р а Д ж и р о л а м о
  Ах, н е с е р ь ё з н а я, отцы святые?!
  Да это же чудовищная мерзость!
  Должны сжигать мы их, картины эти!!
  Увы, владельцы их нам неподсудны...
  Синьора, я хвалю ваш образ мысли.
  П а д р е Д ж о в а н н и
  Синьора, мы ничем помочь не в силах!
  П а д р е Я к о п о
  Вот если бы ваш брат, моя синьора
  Имел бы мерзостные замышленья
  Публично оскорбить святыни наши,
  Ругал бы церковь грязными словами,
  Изображал святых в позорном виде
  И смертью угрожал духовным лицам...
  Ф р а н ч е с к а (взволнованно)
  Он угрожал, отец Якопо, правда!..
  Он угрожал убить фра Анжелико,
  Когда его в тюрьме я посещала!
  П а д р е Д ж о в а н н и (улыбаясь)
  Синьора, это всё теперь меняет!
  А слышал кто-нибудь, помимо вас?
  Ф р а н ч е с к а
  Синьор Винченцио, их надзиратель.
  Он подтвердит, я думаю...
  П а д р е Я к о п о (уверенно кивая)
   Конечно.
  Деметрио втягивает голову в шею
  Ф р а Д ж и р о л а м о
  Отцы святые, это прецедент!
  Найди теперь я рук его творенье,
  Которым он порочит церковь нашу,
  И я клянусь, я дело доведу
  До осуждения и приговора.
  Короткое кровожадное молчание.
  П а д р е Д ж о в а н н и (требовательно)
  Синьора, дайте письма нам его!
  П а д р е Я к о п о
  И покажите прочие картины!
  Молчание.
  Ф р а н ч е с к а (смущённо)
  Синьоры: там, на половине брата
  Висят картины; где-то в кладовой
  Находятся черновики, этюды...
  Наверное, там где-то есть письма.
  Но мне, признаться, совестно подумать
  Что это будет настоящий обыск...
  П а д р е Д ж о в а н н и
  У вас есть ключ от половины брата?!
  Хищное молчание.
  Ф р а н ч е с к а (растерянно, как девочка)
  Ну да - но он совсем о том не знает...
  Ожидающее молчание.
  П а д р е Я к о п о
  Синьора, то для блага нашей церкви!
  Ф р а Д ж и р о л а м о (встаёт)
  Для достижения Господней цели
  Стесняться в средствах - просто преступленье!
  Молчание. Все смотрят на Франческу и напряжённо ждут.
  Ф р а н ч е с к а (робко протягивает ключ фра Джироламо)
  Возьмите ключ...
  П а д р е Я к о п о
   Сударыня, спасибо!...
  Мы вас так ценим! Мы вас очень любим!
  П а д р е Д ж о в а н н и
  Родные братья так сестёр не любят,
  Как мы вас любим, милая синьора!..
  Ф р а н ч е с к а (резковато)
  Когда задержитесь, ночуйте там:
  На половине брата есть постели.
  Фра Джироламо постоял - и уже ушёл.
  П а д р е Я к о п о (оглядываясь и семеня к выходу)
  Сударыня, спасибо!
  П а д р е Д ж о в а н н и (очень проворно пятясь задом, улыбаясь и кланяясь)
   Доброй ночи!
  
  СЦЕНА II.
  
  Франческа оглядывается и видит в кресле Деметрио, совсем сжавшегося. Его трясёт озноб.
  Ф р а н ч е с к а (испуганно)
  Фра Анжелико, что такое с вами?
  Вас испугали знатные синьоры?
  Деметрио кивает в прежнем положении.
   (с выражением глубокого раскаяния)
  Простите, я про вас совсем забыла!
  Бессовестная, скверная девчонка!
  Вы, кажется, дрожите, бедный брат мой?
  Хотите, я согрею молока?
  Д е м е т р и о (сквозь зубы)
  Я в жизни ничего страшней не видел.
  Ф р а н ч е с к а
  Про что вы?
  Д е м е т р и о
   Про святых отцов, сестра.
  Ф р а н ч е с к а
  Вам не понравились отцы святые?
  Д е м е т р и о
  Вы их пустили, как волков на падаль:
  Порвать зубами лакомый кусочек.
  Ф р а н ч е с к а (смятенно, шёпотом)
  Какой вы ужас, брат мой, говорите...
  Молчание
  Франческа встаёт и начинает ходить.
  Конечно, это дело неприятно,
  Но ведь они лишь долг свой исполняют, Безбожника стремятся наказать.
  Д е м е т р и о
  Фра Джироламо - он один, быть может
  Радеет здесь по-своему о божьем,
  А остальные -
  Ф р а н ч е с к а
   Это же понятно,
  Что каждый о своём приходе помнит!
  И это же простительно, мой брат!
  Д е м е т р и о
  Отцы святые думают о доме,
  Который, как умрёт его хозяйка,
  Достанется собору или церкви.
  Хотел бы я взглянуть на них сейчас!
  Боюсь, перегрызутся, как собаки.
  Ф р а н ч е с к а (останавливается, гневно)
  Не говорите так, фра Анжелико!
  Какая клевета!.. Я вам не верю!
  Д е м е т р и о
  Сестра, они сейчас за той стеной.
  Бокал возьмите, и к стене приставьте,
  И приложите ухо, и услышьте,
  О чём беседуют отцы святые.
  Ф р а н ч е с к а
  Подслушивать за ними? Что за низость!
  Д е м е т р и о (негромко)
  Сейчас я мастерскую вижу сердцем,
  И сердце бьётся горестно и больно.
  Мои видения уже сбывались,
  И если вы мне верите немного,
  То поступите, как я говорю вам.
  И, если тихо будет за стеной -
  Гоните прочь меня тогда из дому
  И обвиняйте в клевете и лжи.
  Франческа долго смотрит на него, движется к конторке, берёт бокал и делает указанное. Доносится шум далёких голосов.
  П а д р е Д ж о в а н н и
  Вы потеряли честь, отец Якопо:
  Отдайте мне письмо! Фра Джироламо,
  Куда с собой вы тащите картину?
  Мерзавцы!..
  П а д р е Я к о п о (хладнокровно)
   Сам мерзавец. Прочь поди.
  Ф р а Д ж и р о л а м о (сквозь зубы)
  Когда не прекратите верещать вы,
  Отец Джованни, я вас удушу
  Во славу Господа Христа Иисуса.
  П а д р е Д ж о в а н н и
  Ах так? Ну получай же!..
  Треск рвущейся бумаги.
  П а д р е Я к о п о Ах ты, дьявол!..
  Ф р а Д ж и р о л а м о (почти рычит)
  Отец Джованни, ах, отец Джованни,
  Боюсь, осиротеют ваши дети...
  П а д р е Д ж о в а н н и
  А ты молчи! Душитель! Инквизитор!
  П а д р е Я к о п о
  Ату его!
  Грохот, треск, вой отца Джованни, рёв брата Джироламо
  Ф р а Д ж и р о л а м о (обуянный праведным гневом)
   Во имя всех святых
  Я об тебя сломаю сей треножник,
  Тщеславный человечишка, пустой,
  Язычник, нечестивец!..
  П а д р е Д ж о в а н н и
   Помогите!..
  Франческа отнимает бокал от стены, безмолвно и потерянно ставит его на прежнее место. Он не удерживается и падает. Она стоит бессильно, обхватив себя руками за плечи.
  Д е м е т р и о (из кресла, жестоко)
  И что же? Этим людям на съеденье
  Вы человека бросили живого!
  Ф р а н ч е с к а (медленно мотает головой, шёпотом)
  О боже мой, вы страшный разрушитель!
  Я верила - вы отняли мне веру.
  Вы отрезали от меня кусочки,
  А я же, как хозяин экономный
  Надеялась: ну что ж, ещё осталось!..
  Д е м е т р и о
  Так я людей вас резать научил?
  Ф р а н ч е с к а (продолжает, почти не слыша его)
  Вы капали в глаза глазные капли,
  И открывались медленно глаза,
  И вот они открылись. Я нагая,
  Как Ева, что от яблока отъела,
  И съеден он, последний мой кусочек.
  Д е м е т р и о (встаёт, бушует)
  Ах, хороши же вы, сестра Франческа!..
  Вот вам и христианская любовь,
  И милосердие, и состраданье!..
  Франческа, сжав кулаки и прижав их к груди, опускается на колени. Слёзы начинают капать у неё из глаз.
  Ф р а н ч е с к а
  Ну что ж, губите! Режьте! Громыхайте!
  Зачем, как не для вас, я их впустила!
  Молчание. Деметрио опускает руки.
  (всхипывая)
  Он угрожал вам, угрожал жестоко -
  Мне стало страшно: он же скоро выйдет...
  Мне стало страшно. Как мне стало страшно!..
  Я не хочу терять, кого люблю...
  Слёзы сдавливают ей горло и лишают на секунду способности говорить
  Ну вот, теперь посмейтесь надо мною:
  Ведь вы монах, вы завтра в путь уйдёте,
  Ведь я для вас уже никто, никто:
  Я грешница, я девушка простая...
  Плачет.
  Д е м е т р и о (опускается рядом с ней на колени)
  Франческа! Милая моя Франческа!
  Франческа судорожно обхватывает его руками и плачет у него на груди. Успокаивается.
  Молчание.
  Д е м е т р и о (шёпотом)
  Франческа, жизнь моя, не стойте рядом:
  Мне жарко и озноб идёт по коже:
  Вы так прекрасны, я ж старик плешивый...
  Ф р а н ч е с к а (настойчиво)
  Нет, я останусь!
  Вскидывает голову, подаётся немного назад, берёт его за плечи.
   Милый, драгоценный:
  Скажите: сколько лет вам?
  Д е м е т р и о
   Сорок восемь.
  Ф р а н ч е с к а (настойчиво)
  И вы за это время не любили?
  Вы не держали милую в объятьях?
  Д е м е т р и о
  Не мучайте меня.
  Ф р а н ч е с к а Теперь помучу:
  Ведь вы меня помучили довольно!
  Не целовали рук, и глаз, и губ?
  Вы не лежали с девушкой в постели?
  Д е м е т р и о (мотая головой)
  Я не могу любить вас. Вы сестра мне.
  Ф р а н ч е с к а
  Какая я сестра вам, Анжелико!
  Какая я теперь "сестра Франческа"!
  И я себе любить не запрещаю...
  Сжимает его в объятьях Её лицо медленно и мучительно освещается счастьем.
  Мой милый Анжелико! Хватит муки!
  Когда ты францисканец, то твоя -
  Франческа! Обними её сильнее!
  Деметрио обнимает её.
  Последняя догоревшая свеча гаснет.
  
  СЦЕНА III.
  
  Тюрьма.
  Ночь перед рассветом.
  Деметрио спит.
  В и н ч е н ц и о (входит с фонарём)
  Деметрио, ты здесь?
  Д е м е т р и о (переворачиваясь на другой бок) Мой друг. Я сплю.
  В и н ч е н ц и о
  Деметрио, ты спишь, беды не чуя!
  Ставит фонарь.
  Деметрио поднимается и садится на своей подстилке. Он ужасен: всклокоченная борода, впалые глаза.
  Д е м е т р и о (надрывно)
  Винченцио, какой ещё беды!
  Я переспал с сестрой. Куда уж хуже?
  Долгое молчание.
  В и н ч е н ц и о
  Мой друг, ты лаконичен, как спартанец.
  Поверь, есть кое-что гораздо хуже.
  Д е м е т р и о
  Рассказывай и душу не томи.
  Молчание.
  В и н ч е н ц и о
  Деметрио, ведь ты писал картину
  "Святая Марфа за своей работой"?
  Д е м е т р и о
  Святая Марфа! Да. Припоминаю.
  "Святая Марфа" - прозвище её.
  Работает у церкви Санта-Марта
  По вечерам. Красивая девица.
  В и н ч е н ц и о
  Теперь ты расскажи суду про это!
  Болван!.. Зачем подписывать картины?
  Д е м е т р и о (вяло)
  А суд уж был?
  В и н ч е н ц и о
   ... И там я под присягой,
  Был должен подтвердить, что слышал ясно,
  Как ты хотел убить фра Анжелико.
  Молчание.
  Д е м е т р и о
  Что ж, удружил.
  В и н ч е н ц и о
   А что мне оставалось?!
  Д е м е т р и о
  А кто помог суду?
  В и н ч е н ц и о
   Савонарола.
  Д е м е т р и о (бледнея)
  О чёрт! Так это был Савонарола!
  Доминиканец! Братец-покровитель!
  И как же я тогда не догадался!..
  Молчание.
  Д е м е т р и о
  И что ж, меня сожгут?
  В и н ч е н ц и о
   О нет, едва ли.
  Тебя повесят утром, на рассвете.
  Д е м е т р и о
  И что теперь?
  В и н ч е н ц и о
   Какой ты идиот!
  Беги, беги скорей, пока не поздно!
  А я собью замок железным ломом!
  Д е м е т р и о
  К у д а бежать?..
  Молчание
   Я это заслужил.
  Меня ты огорчил не так уж сильно.
  В и н ч е н ц и о
  Деметрио, мой мальчик, мой несчастный!..
  Д е м е т р и о
  Винченцио, оставь: зачем мне жить?
  Позволь поспать последние часы.
  Благодарю за всё тебя. Прощай.
  Ложится и отворачивается.
  В и н ч е н ц и о
  Я так и чуял. Ну, теперь спеши!..
  Выбегает.
  Деметрио спит.
  Небо за окошком из чёрного становится тёмно-синим.
  
  СЦЕНА IV.
  
  Голоса за дверью.
  В и н ч е н ц и о
  Сударыня, сюда! Смелей входите!
  Входит Франческа с фонарём.
  Деметрио!
  Д е м е т р и о (взвивается)
   Франческа!..
  Очень долгое молчание.
  Ф р а н ч е с к а (бессильно)
   Боже правый...
  Короткое молчание.
  Франческа кричит громко, долго, протяжно, забываясь от страха в угол.
  Садится у стены, дрожит, слышно её стучащие зубы.
  Д е м е т р и о (своим обычным голосом)
  Прости меня. Ведь я не мог иначе.
  Ф р а н ч е с к а
  Так я не сплю? И не сошла с ума?
  Не мог иначе. Да. Не мог. Не мог.
  Не мог не обмануть, не посмеяться.
  Д е м е т р и о (голосом фра Анжелико)
  Франческа, я люблю тебя!
  Молчание. У Франчески начинают бежать слёзы по щекам.
  Ф р а н ч е с к а Любимый...
  Что сделал ты со мной, зачем, зачем?
  Медленно, сомнамбулически идёт к нему, утыкается в него, плачет на его груди.
  Деметрио обнимает её.
  Скажи, что ты не он, не тот злодей,
  Что ты мой верный, милый Анжелико...
  Д е м е т р и о
  Меня зовут Деметрио, сестра.
  Не принимай же только половину:
  Бери всего - иль отвергай всего.
  Франческа медленно отпускает его, так же идёт обратно.
  Ф р а н ч е с к а (отвернувшись, очарованно)
  Мой милый мальчик, будущий мой мальчик!
  Родишься ты от брата моего,
  Одноутробного для мамы брата.
  А если будешь девочкой, тебя он,
  Как вырастешь, возьмёт себе женой,
  Ведь для него привычно это дело...
  Д е м е т р и о (бросается к ней, удерживает её).
  Постой, Франческа! Что-то здесь не так:
  Какой же я тебе одноутробный?
  Франческа оборачивается.
  Кричат.
  Ф р а н ч е с к а
  Ты сводный брат, а не родной!..
  Д е м е т р и о Я знаю!..
  Откуда знаешь ты?
  Короткая пауза.
  Ф р а н ч е с к а Женился отчим
  На матери, когда уж я была!
  Д е м е т р и о
  Тебе он отчим?! Не отец родной?
  Ф р а н ч е с к а
  Но мать у нас одна, кровосмеситель!
  Д е м е т р и о (так громко, как только возможно)
  Франческа, нет!!. Я н е з а к о н н ы й сын!
  Я незаконнорожден, ты не знала?!
  Молчание.
  Ф р а н ч е с к а
  Так ты не брат мне?
  Д е м е т р и о
   Ты мне не сестра?
  Какое счастье!
  (бросается обнимать её)
  Ф р а н ч е с к а (уворачивается)
   Подожди кричать.
  Мелко смеётся и мелко дрожит.
  Мучитель мой! Фальшивый братец мой!..
  (высвобождается, отходит)
  Деметрио, ты худший из пройдох,
  Ты настоящий жулик, плут, мошенник.
  И я теперь должна тебя любить?
  Д е м е т р и о
  Меня ты отвергаешь?
  Ф р а н ч е с к а Я не знаю.
  В и н ч е н ц и о (за дверью)
  Друзья, поторопитесь! Уж светает.
  Молчание.
  Ф р а н ч е с к а (оборачивается к нему)
  О Господи! Как называть тебя?
  Загадочный и жуткий незнакомец!
  Зачем ты лгал, зачем пришёл к Франческе?
  Не говори, я знаю. Но скажи мне:
  Как совместить мне эти две картины?
  Я так тебя любила, Анжелико!
  Деметрио! Я так тебя боялась!
  Я так тебя люблю! И так боюсь!
  Мне хочется обнять тебя, и страшно.
  И что теперь мне делать? Удавиться?
  Сойти с ума? Уже близка к тому.
  Деметрио! Вот тягостное имя,
  О, если бы оно совсем исчезло,
  И ты бы снова стал фра Анжелико!
  Скажи, неужто сложно сбросить имя?
  Любимый мой! Пойди на эту жертву!
  Я так немного у тебя прошу,
  И время нас торопит так жестоко!
  Д е м е т р и о (мотает головой)
  Франческа, мы наследство поделили,
  И так же делишь ты теперь меня
  На злую и святую половину.
  Но я не отдаюсь по половинке,
  Я человек, я целен по природе,
  И двойственен я так же, как она,
  Как день и ночь, катящиеся вечно:
  Когда бы с неба не сходило солнце,
  Мир выжжен зноем был бы, стал пустыней.
  Пожалуйста, прими меня как есть!..
  Когда ж ты хочешь т о л ь к о Анжелико,
  Я стану им: я стану францисканцем,
  Пойду по итальянским городам
  И буду проповедовать о боге.
  Безбрачья своего я не нарушу
  И во Флоренцию не возвращусь,
  Ведь я люблю одну тебя, Франческа,
  И женщин я других искать не буду.
  Коль разломить монету, хуже нет
  Разлом с чужою клеить половиной.
  (дрогнув)
  Ты принимаешь ли меня, Франческа?
  Ф р а н ч е с к а (горестно и очень медленно мотает головой)
  Я не могу, о боже, не могу...
  
  СЦЕНА V.
  
  Входят два офицера городского гарнизона.
  Винченцио стоит в дверях вместе с оставшимися вооружёнными людьми.
  Деметрио сгибается, надевает шлык.
  П е р в ы й о ф и ц е р
  Кто здесь синьор Деметрио Уммини?
  Д е м е т р и о (голосом фра Анжелико, спокойно)
  Его здесь нет, мои друзья. Он умер.
  В т о р о й о ф и ц е р
  Как мог он умереть?!
  Д е м е т р и о Мои синьоры,
  Здесь холодно, а он любил тепло.
  За недостатком пищи и тепла
  Он, тяжко заболев, недавно умер.
  И то: его боялись, не любили,
  А что же человеку жить на свете,
  Когда его не любят и боятся?
  П е р в ы й о ф и ц е р (к Винченцио)
  Синьор, неужто это правда?
  В и н ч е н ц и о (равнодушно)
   Правда.
  Я во дворе похоронил его.
  Он отказался есть, и так погиб.
  В т о р о й о ф и ц е р (к Деметрио)
  А вы-то кто?
  Д е м е т р и о
   Я духовник синьоры,
  Его сестры. Сегодня с нею я
  Сюда пришёл её проведать брата
  И исповедовать его пред смертью.
  Был божий суд, увы, скорей людского.
  (Крестится, невыносимо старческим голосом)
  Земля нас всех когда-то заберёт:
  Et nos habebit humus post molestam...
  Благоговейное молчание. Первый офицер тоже крестится.
  Д е м е т р и о (к Франческе, жестоко)
  Он умер, он теперь навечно умер.
  А мне уж скоро собираться в путь.
  У Франчески катятся слёзы.
  П е р в ы й о ф и ц е р
  Я вам сочувствую, моя синьора.
  (к Винченцио)
  Синьор, вам нужно написать бумагу,
  Где вы нам подтвердите смерть Уммини.
  В и н ч е н ц и о
  Пожалуйста, я весь к услугам вашим.
  Пойдёмте, господа мои, пойдёмте.
  Выходят поочерёдно.
  Ф р а н ч е с к а
  Деметрио!.. (Бросается ему на шею)
  Второй офицер задерживается. Все оборачиваются.
   Мой милый, мой любимый!...
  В и н ч е н ц и о (с беспокойством)
  Синьоры! Что вы смотрите? Ведь видно,
  Что дама помешалась от расстройства!
  Деметрио стоит недвижный.
  Ф р а н ч е с к а (обливая его слезами)
  Деметрио! Мой суженый молчит.
  Я предала его и умертвила...
  Ведь я тебя люблю всего, всего,
  Какой ты есть, единого, любого,
  Любимый мой!..
  Д е м е т р и о
   Любимая, Франческа!..
  В т о р о й о ф и ц е р
  Витторио! Ведь это он, преступник!
  Держите их! Не дайте им уйти!
  Камера заполняется вооружёнными людьми
  В и н ч е н ц и о (вопит)
  Несчастные, что сделали вы оба!..
  Д е м е т р и о (крепко сжимая Франческу в объятьях)
  Моя, моя, моя, моя навеки!..
  
  КОНЕЦ
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"