Грей Дайре: другие произведения.

Том 2. Дикая лоза (Отравленные корни-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 9.29*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй том Княгини проклятых. Вчера выложить не успела, поэтому сегодня. В дальнейшем постараюсь вернуться к старому графику и выкладывать главы по понедельникам. Итак. Прямое продолжение первого тома. Те же герои, тот же мир. Новый виток)


Часть 1. Пробуждение

Афистелия

  
   Глава 1
  
   Весна в этом году не торопится. Земля все еще покрыта снегом и льдом, а деревья погружены в зимний сон. Погода напоминает скорее позднюю осень. Холод. Сырость. Противный ветер. Затянутое низкими серыми тучами небо. Легко ошибиться. Особенно если не знать, что до весеннего равноденствия осталось всего две недели.
   - Выпечку опять всю разобрали, - разочарованно вздыхает Деметрий, опуская поднос на стол.
   - Ничего удивительного, - отвлекаюсь от созерцания вида за окном и поворачиваюсь к нему, - подрастающее поколение как всегда страдает от голода.
   Мы сидим в столовой на базе, окруженные будущими боевиками, с аппетитом поглощающими весь представленный здесь ассортимент. Во время учебы всегда хотелось есть. И даже четыре перерыва на обед в течении целого дня занятий совершенно не спасали. Организм в бешенном темпе тратил энергию и требовал немедленного ее восполнения. Какое-то подобие выносливости появилось лишь к четвертому-пятому курсу.
   - Скучаешь? - мимолетно интересуется дипломат, неторопливо принимаясь за свою порцию - она в два раза больше моей.
   - По учебе? - я переставляю с подноса тарелку салата, кружку с травяным отваром и порционную корзиночку запеканки из сыра и морепродуктов. - Нет. Я и так слишком хорошо все помню...
   Он не особенно слушает мой ответ, поглощенный едой и изучением окружающих. Одна из особенностей дипломатов - следить за всеми вокруг и подмечать любые мелочи и тонкости, которые затем помогут им выстроить правильный диалог и добиться наилучших результатов. Я не мешаю. У каждого свои способы сбора информации. И я лишь слежу за тем, как едва уловимо меняется выражение лица собеседника по мере того, как его взгляд скользит по залу. Сделать выводы нетрудно. Впрочем... Мне они и не нужны.
   Отворачиваюсь к окну, снова изучая скудный пейзаж. Зима...
   ...Эта зима была странной... Тихой. Спокойной. Неторопливой. Меня вдруг резко оставили в покое, позволяя расслабиться и не опасаться за собственную жизнь. Не напрягаться в ожидании удара. Не искать подвоха и двойного смысла в каждой фразе. Привыкнуть оказалось трудно. Сложнее, чем я представляла... Чем могла представить.
   Прогулки по небольшому саду в поселке боевиков. Утренняя разминка и тренировка с бывшим однокурсником. Редкие поездки в сонный город, заносимый снегом. Чтение книг в библиотеке или дома. Еженедельные отчеты об Анджее. Короткие записки. Долгие вечера в гостиной у камина. С Марикеттой и Деметрием или с кем-то из них...
   Я снова училась жить. Медленно. Постепенно. Привыкала к бездействию и тишине. К иллюзии одиночества и постоянному взгляду в спину или затылок. За мной приглядывали. Не оставляли одну. В целях безопасности и просто из страха, что я внезапно могу исчезнуть. Происшествие на ярмарке многих заставило понервничать.
   Да, эта зима была странной. Ленивой. Тягучей. Пустой. Она началась зимним солнцестоянием. Ярким и легким. С привкусом яблочного вина на губах и гаданием на самодельных картах. С жаркой баней и обжигающим снегом на покрасневшей коже. Мы с Марькой не спали всю ночь, вспоминая учебу, такие же долгие посиделки юности и собственные глупости. И те воспоминания вдруг обретали объем и цвет, у них появлялся звук и запах. Они становились живыми. И вместе с ними оживала я. Нет, прежней мне уже не стать. Но пустота внутри заполнялась, и серая лента памяти уже не казалась такой однотонной.
   Мы не вспоминали только об Олеже. По негласной договоренности все темы, касающиеся его и посвящения, оказались под запретом. Тонкая цепочка браслета все еще обвивала мое запястье. Я не снимала его, держа обещание. Но мои мысли редко устремлялись к исчезнувшему магу. Хватало других поводов для размышлений...
   Эта зима походила на сон. Бесконечно долгий и невероятно приятный. Оказывается, я соскучилась по обычной жизни. Точнее забыла, на что она похожа. Но сколько бы ни длился сон, рано или поздно ему приходит конец. И сегодня настало время проснуться мне...
   - Виттор еще не появился, - задумчиво произносит Деметрий. Столовая уже опустела, и мы можем поговорить о делах.
   - Подождем.
   Нам некуда торопиться. На базу мы прибыли именно по приглашению бывшего наставника, поэтому дождаться его придется. К тому же он никогда не опаздывает просто так.
   - Что именно он сказал вчера?
   Виттор позвонил поздно вечером. Лично мне, чем заставил нервничать моих наблюдателей.
   - Что хочет обсудить ситуацию в герцогстве Леай.
   Наставник всегда говорил мало. И мне хватило одной фразы, чтобы понять его. А вот Деметрию этого было мало. Он хмурится, пытаясь вспомнить и понять.
   - На сколько я знаю, герцогство контролируют темные.
   Мы конечно говорим о Гленже. И о расстановке сил там. В нашем мире делений на герцогства не существует.
   - ...Последние три года. Старый герцог долгое время сохранял нейтралитет. Светлые хотели, чтобы его сын женился на выгодной им невесте - дочери одного из лояльных к ним соседей герцога. Таким образом они присоединили бы к своим территориям еще один кусок. Но юный наследник ослушался отца и тайно женился на девушке низкого происхождения, сорвав все договоренности и глубоко оскорбив своим поступком отца предполагаемой невесты. Свадьба не состоялась. Присоединение земель тоже. А спустя полгода герцог скончался, и его сын объявил о заключении торгового союза с одним из королей, лояльных темным.
   - И ты знаешь все это так подробно потому... - в его голосе уже слышится догадка и понимание.
   - ... что это именно я подсунула герцогскому сыну другую невесту.
   Несколько секунд дипломат смотрит мне в глаза так, будто борется с желанием выругаться. Потом вздыхает.
   - Приворот?
   Я откидываюсь на стуле и коротко смеюсь. Насколько все предсказуемо.
   - Неужели ты действительно думаешь, что светлые так легко сдались и не попытались проверить наследника на магическое воздействие? Не говоря уже о том, что мальчишке герцога подкинули амулет, блокирующий любые любовные чары и позволяющий распознать наличие зелья в еде и питье.
   Маг недоверчиво щурится и подается вперед, выдавая свой интерес.
   - Хочешь сказать, что он действительно влюбился?
   Качаю головой.
   - Никому не подвластно играть столь тонкими материями, как любовь. Но кое-что действительно можно подправить.
   - И что же?
   Еще немного, и Деметрий съест меня с потрохами, чтобы только узнать правду. Любопытство - очень сильное чувство.
   - Обольщение, - снова облокачиваюсь на стол и переплетаю пальцы под подбородком. - Соблазн. Называй как хочешь. На отдельных занятиях для дипломатов вам должны были рассказывать базовые основы. Иначе как вы добываете информацию?
   Он невольно морщится, но не отводит взгляда.
   - Золото решает многие вопросы. Личные интересы. Вражда. Зависть. Обида. Ревность...
   - Знаешь, что самое забавное? - склоняю голову на бок. - Стороны, которым служат боевики - разные. Но методы и средства абсолютно одинаковы. Так почему бы не использовать более приятные чувства для манипуляций?
   - Это женская позиция, - Деметрий скрещивает руки на груди и откидывается на спинку стула, пытаясь защититься. - К тому же не всех можно соблазнить.
   Отвожу взгляд в сторону, чуть поворачивая голову к окну, задумчиво отбрасываю волосы назад, проведя пальцами по шее. Чуть приоткрываю рот, быстро проведя языком по губам. Опускаю взгляд вниз на столешницу, которую медленно поглаживаю пальцами другой руки, и резко поднимаю глаза на собеседника. Он вздрагивает, стряхивая с себя наваждение, навеянное моими манипуляциями, но я успеваю заметить и расширившиеся зрачки, и сбившееся дыхание, и то, как он кашляет, прочищая горло, и мгновенно ставший острым взгляд, направленный на меня.
   - Вот видишь, - улыбаюсь открыто, демонстрируя, что у меня нет каких-то скрытых намерений, - никакой магии. Пара выверенных жестов, легкая игра, и ты попался. Соблазнить - не обязательно уложить в постель. Достаточно вызвать интерес. Симпатию. Желание. И ты прав... Это женская игра.
   И каждый акт этой игры я прожила. Прочувствовала на себе. Она въелась в меня. В мой разум. В каждый мой жест. Даже не осознанно я продолжаю выверять каждое движение, подстраивая его под те или иные цели. Замужество за князем бесследно не проходит.
   - Значит, вот чему вас учили за закрытыми дверями, - немного мрачно произносит дипломат. Он раздосадован на собственную реакцию. Которая вовсе не поддается контролю. У всех нас есть уязвимые места. Но природа задумала так, чтобы физически более слабые особи тоже могли выжить. И дала им свое оружие.
   - Да. И поверь, вы тоже умеете играть, только не всегда отдаете себе в этом отчет. Или очень даже отдаете. Скажешь, тебе не приходилось соблазнять знатных дам, чтобы выведать у них информацию?
   Он снова морщится. И ответ уже ясен.
   - Я не горжусь подобным.
   - Знаю. Поэтому ты служишь Свету.
   - Так что в итоге? Ты научила какую-то крестьянку своим приемам? - маг возвращается к исходной теме, не желая обсуждать себя.
   - Какую-то крестьянку? - приподнимаю брови. - Ты несколько преувеличиваешь мои возможности. Мне пришлось найти самую красивую крестьянку. Самую неиспорченную работой, самую чистую и амбициозную крестьянку. И предложить ей исполнение желаний.
   - Прикинулась доброй феей из сказки?
   - Что тебя удивляет? Даже самая злобная ведьма может стать доброй феей для конкретного человека, если его желания соответствуют ее целям.
   - Но ведь герцогство Леай не относилось к землям Шеруда.
   - Но некоторые услуги высоко ценятся...
   Теперь умолкаю я, позволяя ему думать и прикидывать варианты. Что я могла получить за расширение владений темных? Кому я подарила герцогство? Тихонько усмехаюсь и позволяю Деметрию самостоятельно заняться интересной загадкой. Очень скоро ответ станет известен и так. Виттор рано или поздно вернется и расскажет, чего он хочет. Точнее, чего хочет Совет. Или конкретно Брасиян.
   У меня также появляется несколько минут, чтобы прикинуть варианты. Но усилием воли я отодвигаю все размышлений на задний план. Не сейчас. Потом время еще будет, а вот ускользающее ощущение тишины и покоя вряд ли еще повторится. Гадалка обещала мне передышку. И ее обещание сбылось. Но теперь все снова приходит в движение, и мне опять придется играть в чужие игры. Отнюдь не главную роль. Разве что разменной карты...
   Откидываюсь на спинку стула и смотрю в окно, невольно перебирая пальцами тонкие звенья браслета. Про Олежа никто ничего не слышал с момента посвящения. И не получится ли так, что звонок Виттора связан с его появлением? Случайностей не бывает. Не в моей жизни. А значит...
   - Виттор вернулся, - коротко бросает Деметрий и поднимается из-за стола. - Пойдем.
   Коротко киваю и встаю, готовая следовать за ним. Все же жаль, что зима подошла к концу...
  
   Глава 2
  
   Кабинет Виттора не изменился с нашей последней встречи. Стол, кресло наставника, стеллажи, забитые всякими безделушками и оружием, несколько стульев для посетителей и распахнутое настежь окно. Последнее несколько настораживает. Со своим хроническим кашлем маг редко подвергает себя подобным угрозам, но сегодня что-то явно не так. Не как обычно.
   При нашем появлении бывший наставник отворачивается от окна и рукой с неизменной фляжкой указывает на стол, где расстелена подробная карта Гленжа. Он делает глоток и движением пальцев закрывает окно. На его лице заметны тени усталости, а плечи опущены заметно ниже. Что-то случилось, и Деметрий также замечает перемены. Его взгляд становится жестче и более цепким, а в остальном он ведет себя как обычно.
   - Ты хотел что-то обсудить с Афией? - вежливо интересуется дипломат, отодвигая мне стул.
   - С вами обоими. - Виттор обходит стол, кладет фляжку в верхний ящик и с заметным облегчением опускается в кресло. - Садись, Деметрий. Разговор будет сложным.
   Маг молча выполняет указание, а я изучаю узоры границ на карте. За пару месяцев кое-что изменилось. Жаль, что я не владею всей информацией. Многое стало бы яснее. Пока же приходится только гадать.
   - Тебя интересует герцогство Леай, насколько я понимаю, - начинаю мягко и вполне в рамках уставных отношений.
   - Меня интересует многое... - Задумчиво отвечает старый маг, барабаня длинными пальцами по столу. Ему явно тяжело собраться с мыслями и вести разговор, но усилием воли он заставляет себя. - Если коротко: в скором времени граф Андажир устраивает прием в честь своего юбилея - полвека для Гленжа достаточно серьезный отрезок жизни. На прием приглашены многие знатные персоны. В том числе герцог и герцогиня Леай.
   Киваю, уже понимая, куда клонит бывший наставник. Деметрий едва заметно склоняет голову на бок и переплетает пальцы обеих рук. Все просто. Андажир - старый и проверенный союзник светлых. К тому же он весьма и весьма весомая фигура в политике Гленжа. Ответить отказом на такое мероприятие - нанести оскорбление. Герцог и герцогиня прибудут с очень большой вероятностью и...
   - Думаешь, темные захотят избавиться от графа? Расширить территории?
   - Не знаю, но не исключаю такой возможности. Меня интересует другое. Визит герцога и его жены, кстати, весьма известной затворницы, дает нам возможность отыграться за провал с помолвкой.
   Его блеклые глаза впиваются в мое лицо, и все становится ясно окончательно. Понимающе улыбаюсь. Вот в чем дело. Виттор или Брасиян... Неважно. Кто-то из них решил разыграть козырную карту. Использовать мое знакомство с герцогиней, чтобы повлиять на герцога. Что ж... Ожидаемо.
   - За герцогом наверняка следят, Афии нельзя появляться там, - хмурится дипломат.
   - Ей изменят внешность, - Виттор отвечает, не спуская пристального и тяжелого взгляда с меня, понимая, что последнее слово так или иначе за мной. В наш с ним договор подобное содействие не входило. - Плюс амбирцит в виде защиты.
   - Что именно от меня требуется? - интересуюсь из вежливости. Прежде чем дать ответ, нужно знать все подробности.
   - Аналитики сейчас рассматривают вариант с усилением защиты графа, - бывший наставник переводит взгляд на карту и указывает пальцем жирную точку, отмеченную как "Замок Андажир". - Как раз на случай покушения. Планируется собрать группу, которая включит в себя как защитную, так и дипломатическую функцию. Нужно не только подобраться к герцогине, но и по возможности узнать, кто именно контролирует герцога и как. Удастся ли ослабить его поводок. Или же выяснить другие способы влияния на него.
   - И все это в течение одного приема? - не скрываю недоверчивой иронии. Задача в общем и целом решаемая, но вот сроки...
   - Празднество будет проходить с большим размахом. Гости собираются в течении недели, каждый день устраивается одно из увеселений: танцы, представление, музыкальный вечер и тому подобное. В конце недели дается финальный бал. Если у тебя имеется информация о том, кто может манипулировать герцогом - нам будет полезно знать это.
   Тонкий намек и короткий взгляд в мою сторону из под бровей. Даже не вопрос, а такая завуалированная шпилька. Вот только мимо.
   - Землями Леай завладела Дана, сейчас она держит Юту. Значит, временно ее территорией распоряжается кто-то другой.
   Среди темных, предпочитающих сольные партии, подобное - нормальная практика. Когда один сторожит Юту, кто-то из его союзников распоряжается землями. Княгини редко оставляют власть мужьям, среди ведьм процветает полное недоверие к ним, и проще попросить одну из сестер.
   - Кто? - спрашивает Деметрий, а Виттор опускает глаза, уже зная ответ.
   - У тебя целых четыре кандидатки, - отвечаю равнодушно, так как понимаю - влезть в политические игры придется.
   - Неужели нет никакого способа сузить круг? - не верит мне бывший однокурсник.
   - Есть. Очень простой. Посетить прием и узнать лично.
   Мрачно смотрю на жирную точку замка на карте. Интересно, связано ли все происходящее с серой парой, о которой мне говорила гадалка? В любом случае все станет известно только после визита. И получается, у меня есть еще одна причина для посещения Гленжа. А, судя по молчанию Виттора, он также все прекрасно понимает. И ситуация ему не нравится.
   - Какие у меня гарантии? - обращаюсь напрямик к нему, показывая, что готова пойти на разговор.
   - Молот ведьм, - старый маг выдерживает мой взгляд, и его невозмутимость все же пробирает.
   Молот ведьм... Кто бы мог подумать. Легенда. Живая легенда. Что уже само по себе редкость.
   - Молот? - переспрашивает дипломат.
   - Он будет обеспечивать охрану. Скорее всего. Одна из наиболее вероятных кандидатур. Если с ним удастся связаться. Мы сейчас несколько стеснены в ресурсах, поэтому выделять большую группу не можем. Но Молот сам по себе стоит многих...
   О да... Молот ведьм - мифическая личность. Сложно сказать, где я узнала о нем больше. Проходя обучение на боевого мага или будучи замужем за Иваром. Среди светлых Молот известен как сильный нейтральный маг, работающий в одиночку. Среди темных... Как Молот ведьм. Кличку по реалиям Гленжа ему дали не зря. На счету Молота более ста убитых ведьм. Говорят, у него специфический нюх на чары, который и позволяет ему находить и убивать не только молодых и заигравшихся с Тьмой, но и опытных паучих. Никогда не думала, что он может работать в группе. Но, если Виттору удастся уговорить его принять участие в нашей затее... Шансы значительно возрастают.
   - Что требуется от меня? - дублирует мой вопрос Деметрий.
   - Сопровождение. Магическая поддержка. Сбор информации. Как обычно. Твоя партия не сольная и даже не лидирующая. Основная роль отводится Афии, - на этих словах бывший наставник значительно смотрит на меня. Ну да. Ответ я так и не дала.
   - Остается еще один вопрос... - задумчиво тяну время. - Что получу я помимо головной боли и огромного риска?
   Какую плату придумал для меня Брасиян? Как минимум, предполагая мое участие, Виттор должен был задать ему этот вопрос.
   - Допуск в библиотеку базы.
   Ответ удивляет только в первые секунды. Наблюдатели не могли не заметить мой интерес к книгам определенной направленности и содержания. Как бы я ни путала следы, выделить что-то общее они в состоянии. А значит...
   - Идет. Но мое соглашение вступит в силу только после того, как ты подтвердишь участие Молота.
   Если и рисковать своей шкурой, то только под надежной охраной. Девять из десяти, что к герцогу приставили ведьму. И мне будет значительно спокойнее работать, имея за спиной весомый аргумент.
   - Договорились.
   Ответ дается старому магу нелегко. Да. Риск все еще есть. В том числе риск для всей операции. Но в большой игре большие ставки.
   - Тогда, как только Молот даст ответ, мы начинаем подготовку, - резюмирует моя нянька, ощущая наше напряжение. - Когда состоится прием?
   По логике, с обсуждения сроков стоило бы начать, но суть происходящего интересовала нас куда больше. И, глядя на то, как невольно тянет с ответом Виттор, я понимаю, что вопрос более щекотлив, чем может показаться...
   - Финал празднеств через семь дней, считая от сегодняшнего, - медленно произносит он.
   Пауза... Я начинаю смеяться. Громко. В полный голос. Откинувшись на спинку стула. А затем несколько раз хлопаю в ладоши. Теперь мне окончательно ясно, что автор всего происходящего - Брасиян. И почему так плохо выглядит наставник тоже понятно. Все просто. Слишком просто.
   Даже при самом хорошем раскладе стандартная подготовка занимает три дня. Наша отправка с Олежем осенью была экстренной, но это скорее редкость, нежели закономерность. И то, что сейчас операция снова готовится в спешке со срывом значимых кадров из наверняка важных для них мест пребывания... Неужели истинный так жаждет от меня избавиться? Чем же я успела так насолить ему? Отправка Молота тоже обретает ясность. Виттор выбил ее как уступку. А возможно вообще пошел в обход всех правил, выдергивая одиночного игрока по собственной инициативе.
   Дипломат кашляет, прерывая мои мысли. Прикрываю рот рукой, сдерживая рвущийся наружу хохот. Давно я так не смеялась. Давно меня не пытались убить столь изящно. Чужими руками.
   - Прошу прощения... Не сдержалась. Так когда нам ждать ответ?
   Прямо смотрю на старого мага, который во что бы то ни стало пытается сдержать данное мне слово. И впервые мне становится его жаль. Действительно жаль. И хочется приободрить. Странные, почти забытые ощущения. Все же я оттаяла за эту зиму.
   - Сегодня к вечеру. При положительном результате - отправка завтра. Лучше утром, возможно - вечером. Зависит от работы корректоров.
   Корректоры - специалисты по внешности. Их работа занимает много времени и прямо зависит от сложности исполнения. В моем случаем им придется попотеть. Потому что умирать из-за небрежности или мелкой недоработки я не собираюсь.
   - Вечером, - отвечаю жестко, но тут же улыбаюсь. - Хочу выглядеть достойно княгини.
   В глазах Виттора мелькает какая-то тень, но тут же исчезает. Жаль. Мне бы хотелось ее разглядеть. Понять его. Снова. Он кивает.
   - Пусть будет так. Я свяжусь с вами, как только все станет ясно.
   Старый маг делает движение рукой, указывая на дверь. Дипломат встает, бросает короткий взгляд на меня, не торопящуюся уходить, смотрит на наставника и направляется к двери.
   - Подожду тебя в коридоре.
   Как только мы остаемся одни, Виттор ударяет кулаком по столу и заходится в приступе кашля. Таком сильном, что не может разогнуться и достать флягу. Встаю, обхожу стол, открываю ящик и достаю отвар Илея. Открываю, наклоняюсь к бывшему наставнику, обхватываю за шею и буквально силой вливаю в него лекарство. Сначала он давится, бледно-зеленая жидкость течет по подбородку, но по мере того, как отдельные капли напитка попадают ему в горло, становится легче. Маг глотает, дышит, успокаивается...
   Через минуту все уже в порядке. Я присаживаюсь прямо на стол, проявляя изрядную наглость, и рассеянно смотрю на карту.
   - Спасибо, - глухо хрипит глава боевиков.
   - Сочтемся.
   - Он не оставит тебя в покое, Афия. Пока ты жива.
   - Я знаю. Что скажешь?
   - Молот вас защитит. Он далек от всей политики и мало что знает о происходящем здесь. Ему можно доверять.
   - Хорошо. Значит, у меня есть шанс.
   Взгляд останавливается на жирной точке замка Андажир. Что ж... Проверим, чему я научилась за четыре года жизни с князем Тьмы. Если выжила там, смогу и здесь.
  
   Глава 3
  
   Серо-синие глаза. Темный ободок, более светлая радужка ровного бархатистого цвета. Черные точки зрачков. Мягкие, плавные черты лица, немного размытые и от того плохо запоминающиеся. Розоватый оттенок кожи, более выраженный на губах. Русые волосы собраны в косу, уложенную короной на голове. На свету заметен легкий золотистый оттенок.
   - Неплохо получилось, - чужие губы шевелятся, произнося мои слова.
   Действительно неплохо. В меру красиво, как раз в духе реалий Гленжа. Не вызывающе, не ярко, не привлекает лишнего внимания. А уж вести себя по меркам их этикета я умею.
   Поворачиваю голову под разными углами. Кривлю губы, хмурюсь тонкими бровями, улыбаюсь, привыкая к новой мимике. Примеряю капризную гримасу, отвожу глаза в сторону, кокетливо опускаю вниз, скрывая взгляд за пушистыми ресницами. Снова смотрю на себя, репетируя еще пару подходящих случаю жестов. Широко распахиваю глаза, чтобы они казались больше и глубже, чуть приближаюсь к зеркалу, изображая самое невинное выражение, на которое способна. И ловлю в отражении взгляд одного из корректоров. Ирония и добродушная усмешка. Он прекрасно понимает причины моих кривляний.
   - Сколько продержится?
   Голос тоже изменился. Стал выше и мелодичнее. Мягче, как и вся моя внешность.
   - Десять дней точно, - корректор подходит ближе и вглядывается в мое лицо, отыскивая изъяны в собственной работе. Не находит и удовлетворенно улыбается. - Затем постепенно сойдет. При столкновении с магией истинных могут возникнуть осложнения. Работали быстро, поэтому...
   - Ясно.
   Отмахиваюсь от объяснений. Побочные эффекты магии истинных я и без него прекрасно знаю. В прошлый раз перед моим знакомством с Иваром надо мной работали значительно дольше. Изменений произвели меньше, но они должны были стать частью меня. Закрепиться. А магия князя уже запечатала их навсегда. Так бывает.
   Сейчас подобное мне не грозит. Новый облик пригоден лишь для разового использования. И при столкновении с сильной магией скорее всего просто слетит. Или потечет. Забавно было бы посмотреть со стороны. Однако испытывать на себе не хочется совершенно. Надеюсь, что и встреч с истинными нам удастся избежать.
   - Перейдем к одежде?
   Поднимаюсь из кресла, небрежно сбрасывая на пол прикрывающую меня накидку. Новое лицо и слегка измененное тело отнюдь не все. Образ нужно дополнить подходящими аксессуарами.
   - Мы подготовили пять комплектов, по одному на каждый день. Плюс дорожный вариант.
   Волшебница-корректор показывает мне вешалку с платьем из плотной ткани серого цвета. Полуприлегающий рукав, небольшие воланы на плечах, скромный квадратный вырез, корсаж отделанный неброской вышивкой. К нему прилагается нижняя рубашка, теплые шерстяные чулки, белье... Как же я все это ненавижу.
   Морщусь, но при помощи магов влезаю в проклятое платье и поворачиваюсь к зеркалу. В комплект к дорожному варианту идет теплый плащ с капюшоном и перчатки. Все выдержано в той же цветовой гамме, что и платье. Ансамбль смотрится неплохо и даже подходит к новой внешности, но... Ему не хватает завершенности.
   - Драгоценности?
   На столик перед зеркалом тут же опускается плоская шкатулка, в которой находятся сразу два набора. Один более скромный: серьги и кольцо с дымчатым топазом - то, что нужно к дорожному платью. Второй значительно более роскошный: ожерелье, браслет и серьги уже с сапфирами. Ярко-синие камни в серебряной оправе смотрятся величественно. Даже лучше, чем в золоте.
   - Чары?
   - Только от кражи и потери, - отвечает волшебница. - Нас предупредили, что будет использован амбирцит.
   Киваю. Сложные чары рядом с камнем не выдержат. А у простых есть шанс протянуть пару дней. Тем более, что контакт будет непостоянным. Оборачиваюсь к другим вешалкам и бегло осматриваю остальные наряды. Все в серо-синей гамме различных оттенков. Роскошное платье на финальный бал, костюм для турнира - любимое увеселение Гленжа, еще пара платьев скромнее для ужинов.
   - Отлично.
   Снова киваю, показывая магам, что одежду можно убирать. Снимаю плащ, в котором становится жарко, перекидываю через руку, стягиваю перчатки, бросаю последний взгляд в зеркало, еще раз закрепляя в памяти собственный образ. Ошибиться нельзя. От маскировки в предстоящей игре зависит моя жизнь. Киваю на прощание магам и покидаю комнату. Подготовка еще не завершена...
  
   ...В оружейной меня снова встречает Эрт.
   - Здравствуй, - мягко приветствую, останавливаясь на безопасном расстоянии, хотя в платье чувствую себя значительно более скованно.
   Мастер окидывает меня пронзительным взглядом, криво усмехается и выкладывает на стол плоский кожаный кошель. Открывает его небрежным движением руки и подталкивает в мою сторону.
   - Знакомься.
   Делаю шаг вперед и вглядываюсь в то, что приготовили мне на этот раз. Кошель напоминает набор закройщика. Иглы разной длины и толщины, изящные щипчики, маленькие изогнутые ножнички, острые как бритва заколки-лезвия.
   - Молоточки здесь не прилагаются? - невольно усмехаюсь под стать магу и провожу пальцами по инструментам.
   - Умеющему и этого хватит, княгиня. Пользоваться сможешь?
   - Смогу.
   Достаю одну из длинных игл и подношу к глазам. Идеально-ровная, с тремя четко-выделенными гранями, легкая, но наверняка прочная. Прекрасное оружие. Вставляю ее на место, снова осматриваю предлагаемый арсенал. Да, мне хватит. Закрываю кошель и свободной рукой манерно прижимаю к груди.
   - Благодарю вас, мастер.
   Кокетливая гримаса и капризный голосок удаются на славу. Эрт откидывает голову назад и смеется. Все же странный он для служителя Света. Но какой есть, такой есть...
   Снова выхожу в коридор. К алхимикам мне уже не нужно. Универсальный антидот ввели еще утром, побочные действия от него успели пройти. А боевые зелья и даже примитивные яды мне никто не даст. Сейчас наше задание совсем иное. Да и прикрытие должен обеспечивать Молот, у которого наверняка есть все необходимое. Встреча с ним произойдет уже в Гленже, куда стоит поторопиться...
   Направляюсь в сторону зала с порталом. Вещи корректоры отправят прямо туда. Дипломат скорее всего ждет меня там же. Его подготовка занимает намного меньше времени.
   - Афи? - неуверенно окликает меня Марикетта, стоящая у самых дверей.
   - Да, - развожу руки чуть в стороны и кручусь вокруг своей оси, демонстрируя новый облик во всей красе. - Как тебе?
   Сыграть беззаботность и радушие при ее явной тревоге удается плохо. Подруга бледна и не спала всю ночь. Ей не нравится наше задание. Как и мне, Деметрию и Виттору. Но я уже привыкла засыпать, не обращая внимания на угрозу для жизни, а у Марьки такого опыта нет.
   - Тебя не узнать, - бледно отвечает она. - Я пыталась найти Илея. Но он сейчас далеко. На севере снова проснулись монстры...
   Конечно... Зима хороша еще и тем, что большинство тварей, обитающих в океанах, предпочитают спать. А соответственно водные пути становятся безопасны. Сейчас же, при приближении весны, они снова просыпаются. Голодные. Злые. И с приплодом...
   - Следовало ожидать. Брасиян в расчетах не ошибается.
   Особенно если учесть, что часть северного побережья находится в его ведении. Куда уж проще выбрать время.
   - Олежа тоже так никто и не видел... - Маря отводит взгляд и кусает губы. Она действительно пошла на многое, чтобы попытаться предотвратить сегодняшнюю отправку. Вчера они даже немного поругались с дипломатом. Совершенно зря на мой взгляд. Деметрий лишь выполняет приказ, но волшебнице трудно это принять.
   - Он все равно не поможет.
   На моем запястье все еще красуется тонкая серебряная цепочка. Я отказалась ее снимать даже на задание. Корректорам пришлось работать прямо так. Хотя они и не сильно возмущались. Браслет - защита. Не знаю от чего и как именно он работает, но помощь лишней не бывает. Тем более, когда все мои покровители далеко и вряд ли появятся вовремя.
   Марька порывисто вздыхает, подается вперед и обнимает меня за плечи.
   - Будь осторожнее там. Я боюсь за вас обоих.
   - Знаю...
   Что еще я могу сказать? Обещать вернуться - плохая примета. И мы не даем пустых обещаний. Осторожно обнимаю ее рукой с кошелем, мимоходом радуясь, что моя впечатлительная подруга не видела его содержимого. Оно ей не понравится. Да и Деметрий не будет в восторге. Пожалуй, только Эрт и может оценить такой подарок, и то, скорее мастерство исполнения, нежели предназначение. Еще возможно Виттор. Я снова остро чувствую собственную чуждость здесь. Мне не стать снова своей. Никогда. Но и сожаления нет.
   Мягко отстраняю Марикетту, невзначай убираю руку с кошелем под плащ. Улыбаюсь, показывая, что все в порядке. Она не поверит, но так лучше, чем лить никому не нужные слезы. Волшебница берет себя в руки, криво улыбается в ответ и отходит в сторону, освобождая мне дорогу.
   В зале с порталом меня ждут Виттор и Деметрий. Мой напарник одет по последней моде Гленжа. Узкие серые лосины, обтягивающие ноги, серые сапоги до колен, темно-синий камзол с воланами на плечах и воротником-стойкой. К поясу пристегнуты ножны с кинжалом, усыпанные драгоценными камнями. На груди толстая серебряная цепь с массивным сапфиром по центру. Прическа скрыта объемным беретом с черным пером. Над верхней губой появились тонкие усы. В руках дорожный плащ и перчатки.
   В целом он выглядит как молодой повеса. И корректоры, работая над нами, явно играли на контрастах, стараясь яркостью и вычурностью дипломата затмить меня. Получилось хорошо. Вот только я с трудом сдерживаю смех.
   - Не трудись, я и так знаю, что похож на чучело, - замечает мои попытки маг.
   - На самом деле, все не так уж и плохо...
   Если вспомнить, куда мы отправляемся и вкусы хозяина замка, то корректоры еще сильно пощадили напарника. Все могло быть куда хуже.
   - Знаю, - уныло кивает он.
   - Хватит, - пресекает нашу легкую беседу Виттор.
   После последней встречи ему стало явно лучше, но общее настроение осталось прежним. Глава боевых магов мрачен, серьезен и не ждет ничего хорошего. Он протягивает мне небольшую брошь с матовым черным камнем, размером с монетку.
   - Прикрепляй к каждому платью. Или сорочке. Куда угодно, но чтобы брошь была с тобой во время торжеств.
   Протягиваю Деметрию плащ и перчатки, кошель прижимаю локтем к боку, и закрепляю брошь на правой стороне ближе к вырезу. Она неброская и вряд ли бросится кому-то в глаза. А если и бросится... Можно будет сделать определенные выводы.
   - Где мы встречаемся с Молотом? - уточняю самый важный для меня вопрос, забирая обратно вещи.
   - В замке Андажир, - устало отвечает Виттор. - Он прибудет туда сам.
   - И как мы его узнаем?
   Хмурюсь. Мне не нравится подобный расклад. Но выбирать не приходится.
   - Он сам вас отыщет. Главное, что Молот дал согласие. Слово он не нарушит.
   - Хоть что-то хорошее.
   Кривлю губы отработанным жестом, затем окидываю взглядом напарника, сундук с вещами, который замечаю только сейчас, и киваю в сторону портала:
   - Мы идем?
   Деметрий делает шутливо-размашистый жест, пропуская меня вперед. И направляясь к стационарной арке, я затылком чувствую взгляд наставника, заставляющий волоски шевелится от ощущения угрозы, которая ждет нас впереди...
  
   Глава 4
  
   В замок мы прибываем под утро. Поздние предрассветные сумерки. Противный холод, пробирающийся под плащ. Полусонные слуги с факелами. Мы с Деметрием одинаково не выспавшиеся и помятые дорогой так, что даже играть особенно не приходится. После кареты - местного чуда современного транспорта - хочется только лечь на более или менее ровную поверхность и размять уставшие мышцы. А нас как раз приводят в заранее приготовленную комнату.
   Средних размеров помещение. У дальней от входа стены огромная кровать под балдахином, которая занимает почти половину пространства. Напротив нее еще не растопленный камин. Деревянный стол с парой резных кресел у окна, закрытого витражом - роскошь по местным меркам. На полу медвежья шкура, над камином оленьи рога, в изножье кровати огромный сундук с запасными шкурами и простынями, на стене рядом с дверью гобелен с незамысловатым узором.
   Здесь нас оставляют до вечера. Отдыхать после дороги, приводить себя в порядок, готовиться к увеселительной программе. По расписанию торжеств сегодня ужин с выступлением циркачей, и короткое актерское представление. Ничего необычного или оригинального.
   Как только за слугами закрывается дверь, я с облегчением опускаюсь на кровать и откидываюсь на спину, оставляя напарнику возможность разбираться с вероятным подслушиванием и прочим. Всю дорогу от местной базы до Андажира мы обсуждали роли и обязанности, а также то, сколько у кого оружия, зелий и чар на драгоценностях и за что они отвечают. Волею случая или скорее по расчету Виттора все основные обязанности ложатся именно на дипломата. Что в общем и логично, учитывая, что магией я пользоваться не могу.
   - Все чисто, - сообщают мне через пару минут.
   - Прекрасно, - приоткрываю один глаз. - Что у нас с завтраком?
   - Скоро принесут. Тебе помочь?
   Маг участливо склоняется надо мной, прекрасно понимая, что снять последствия неудобной езды по ухабам самостоятельно мне не удастся. Целую минуту я борюсь с искушением согласиться.
   - Нет. Лучше сама потом разомнусь.
   В дверь осторожно стучат. Деметрий легко хватает меня за талию и ставит на ноги, приводя в более пристойное положение. Морщусь, но молчу. Маскировку нужно соблюдать. Сомнительно, чтобы супруги после долгой дороги сразу же кинулись в постель в объятия друг друга. Все же по легенде мы оба уже не юны.
   - Входите, - громко разрешаю я, примеряя на лицо высокомерную гримасу.
   Нам приносят скудный, но горячий и сытный завтрак. То, что нужно прямо сейчас. Служанка долго извиняется, объясняя принесенную пищу тем, что завтрак для господ еще не готовили. После вчерашнего бала рано никто не встанет, и повара только начинают подготовку. Мы благосклонно принимаем поток извинений и отпускаем девушку.
   - Заметила? Андажир не очень высоко ценит гостей, раз извинения нам приносит обычная служанка.
   Мы приступаем к трапезе.
   - Довольно эксцентрично. Кто-то мог бы счесть подобное оскорблением. Ты многое о нем знаешь?
   За ночным обсуждением ролей мы совсем забыли о хозяине замка, над которым могла нависнуть или уже нависла нешуточная угроза от темных.
   - Слышал что-то краем уха. Здесь впервые. Кажется, я встречал его несколько раз на паре заданий, но тогда он не был центральной фигурой, и мне было не до него.
   Киваю, отмечая для себя, что сама с Андажиром встречусь впервые. Хотя и слышала о нем достаточно. Его дипломатическая деятельность весьма мешала некоторым моим планам, когда я находилась среди темных. Пожалуй, будет приятно встретиться лицом к лицу со столь достойным соперником.
   Когда еда заканчивается, мы синхронно оборачиваемся к кровати. До вечера стоит выспаться. Восприятие происходящего должно быть свежим, к тому же нам предстоит встреча с хозяином замка и другими гостями. Кто знает, кто окажется среди них? Стоит быть готовыми ко всему.
   Маг выставляет поднос с посудой за дверь. Я вытаскиваю из прически заколки и поворачиваюсь к нему спиной.
   - А как же служанка? И маскировка? - несмотря на слова, он покладисто берется за застежки и шнуровку корсета.
   - Похвастаюсь вечером, что у меня крайне заботливый и чуткий супруг, который не доверяет меня рукам незнакомых слуг.
   - Это может повредить моим планам по сбору данных.
   - В таком случае добавлю, что ты абсолютно ненасытен, и я одна ну никак не могу удовлетворить твои аппетиты. Устроит?
   Деметрий бормочет что-то себе под нос, но больше не возражает. Конечно же здесь мы притворяемся супругами. Лорд и леди Ринтон. Женаты уже более трех лет, часто путешествуем за границей, откуда только что и вернулись, из-за чего опоздали к началу торжеств. Ничего сложного. Играть жену мне уже не впервой...
  
   Обеденный зал встречает нас приглушенной музыкой и умеренным рокотом гостей, сидящих за длинными столами. Слуга, услышав наши имена, тут же ведет нас к графу, который со всем семейством располагается отдельно от гостей на возвышении.
   - Лорд и леди Ринтон, - оглашает герольд, а мы отвешиваем приветственные поклоны.
   - Мои дорогие гости, - жизнерадостно отзывается Андажир, наклоняясь вперед, - рад, что вы прибыли. Теперь у нас будет несколько свежих историй о жизни на востоке. Вы ведь были именно там, если я не ошибаюсь?
   - Наш дорогой хозяин, как всегда, прав...
   Деметрий начинает читать ответную любезную речь, а я из-под ресниц рассматриваю хозяина замка. Граф сед до белизны, но поджар телом. Видно, что в молодости он не раз и не два участвовал в турнирах. С возрастом однако его фигура не расплылась от отсутствия нагрузки, а скорее высохла. На ширине грудной клетки это впрочем не сказалось. Лицо у него узкое. Умные темные глаза под кустистыми бровями. Смуглая кожа. Небольшой рот с поседевшими усами, чуть завитыми на концах. Он обаятелен и много улыбается, демонстрируя здоровые и практически целые зубы - редкость среди местного населения. Но здесь скорее стоит поблагодарить наших целителей. Поддержавшие светлых получают свои привилегии.
   Перевожу взгляд на его жену. Классическая матрона со скучным, усталым лицом в морщинах. Она ненамного моложе мужа, но время и роды ее не пощадили. Фигура расплылась, былая красота поблекла, а муж явно не торопится помочь ей через целителей. Хотя... Еще раз окидываю ее взглядом. Вполне возможно, графиня сама не желает становиться молодой и красивой. Ее все устраивает и в жизни, и во внешности. Бывают такие люди.
   Взгляд скользит в другую сторону. По левую руку от хозяина замка восседает его старший сын и наследник. И одного взгляда мне хватает, чтобы понять... Он никогда не станет даже тенью отца. Слишком похож на мать. Доволен своей жизнью. Принимает все как должное. В нем нет азарта и склонности к игре. И он скучен. Не интересен ни мне, ни темным. Он никогда не станет их целью. Также как и его благочестивая жена с глазами испуганной лани.
   Давлю зевоту, переключая внимание на диалог графа и Деметрия. Они как раз плавно подошли к тому моменту, когда нам пора идти на свои места. Наконец-то.
   - ...Присоединяйтесь к гостям, мы как раз собирались начать представление.
   Андажир отпускает нас широким жестом, мы снова кланяемся и в сопровождении слуги удаляемся за один из столов. Нас размещают рядом друг с другом, чему я рада. Не придется перемигиваться через стол. Достаточно чуть повернуть голову и прошептать на ухо все интересующее. Пока впрочем, говорить не о чем.
   Дипломат проявляет внимание и ухаживает за мной, наполняя тарелку, параллельно бросая несколько пробных замечаний, чтобы завязать разговор. Мне остается только улыбаться, кивать окружающим и вставлять редкие фразы, чтобы казаться участницей общей беседы. Напарник со своей ролью справляется безупречно. В годы учебы нам не довелось поработать вместе на практике. И наблюдать за магом сейчас довольно интересно, если бы у меня не было другого объекта для изучения.
   За основным столом разместилась не только семья графа, но и особо важные гости. Такие как герцог и герцогиня Леай. За годы, что я их не видела, многое изменилось. Для общей картины достаточно пары минут наблюдения, но мне нужны детали. Больше времени и информации. И возможность остаться с Бэт наедине. По ее потухшим глазам и отсутствующему интересу к представлению и хозяевам дома уже можно сделать выводы. И первый из них - сказка оказалась отнюдь не счастливой.
   От изучения герцогини меня отвлекает чужой взгляд. Настойчивый, острый и крайне заинтересованный. Я нахожу его обладателя без труда. Все за тем же основным столом. Он сидит рядом с графиней. Смуглый, черноволосый, молодой. С обжигающе темными глазами и обаятельной улыбкой. Младший сын хозяина замка. Он похож на графа. Не только лицом и фигурой, но и общей энергетикой. В нем бурлит горячая молодость, способная все снести на своем пути, он горит жаждой приключений и игры. Большой игры. Он рвется в мир отца, который пока для него закрыт. Слишком молод и горяч. Но умен. И внимателен...
   Улыбаюсь ему открыто, как старому другу, и подношу к губам бокал вина. Делаю глоток, глядя прямо в черные глаза, так похожие на глаза Ивара, что внутренне меня передергивает. Но на лице не отражается ничего. Я умею держать маску. Мне отвечают таким же жестом и легким кивком в затемненную сторону зала. В начале ужина там сидели музыканты, но сейчас они переместились в центр, где и разворачивается основное действо. Что ж... Когда мужчина приглашает, отказывать невежливо...
   Поворачиваюсь в сторону напарника и ненавязчиво касаюсь его руки, привлекая внимание.
   - Пойду собирать мотыльков. Встретимся в спальне.
   Деметрий даже не прерывает историю, которую рассказывает благодарным слушателям, но дважды ударяет по столу указательным пальцем, показывая, что понял. Прекрасно. Теперь остается лишь незаметно ускользнуть...
  
   ...В затемненную часть зала я пробираюсь неспешно. Торопиться некуда. Тот, кто назначил свидание, будет ждать. Ибо он молод и любопытен. А я - дама уже не юная, замужняя, мне не пристало бежать по первому зову и спелым яблоком падать в руку. Поэтому я медленно обхожу весь зал, оставаясь в тени колонн и наблюдая за колыханием гобеленов. За половиной из них скрываются ниши, предназначенные для подслушивания или любовных утех. И часть уже используется по назначению. Пока большая половина гостей смотрит представление и увлечена разговорами, меньшая уже приступила к более близкому знакомству.
   - Любите приключения, леди Ринтон?
   Голос у младшего Андажира оказывается приятный. Мужской. Тихий баритон с легкой хрипотцой. Не раздражающее мурлыканье. Уже хорошо.
   - А вы приглашаете сюда всех замужних леди?
   Оборачиваюсь и встречаюсь взглядом с молодыми, горящими глазами.
   - Вы не ответили.
   - Вы тоже.
   Делаю пару шагов в сторону, оказываясь больше в тени, чтобы свет факелов попадал лишь на нижнюю часть лица. Он пристально следит за мной, но отзеркалить движение не пытается, понимая, что я заняла более выгодную позицию.
   - Если не любовь к приключениям, то что привело вас ко мне?
   - Возможно, леди надеялась на небольшую прогулку по замку в компании с одним из его обитателей, который сможет рассказать несколько историй?..
   Обрываю фразу многозначительной паузой. Склоняю голову на бок и чуть прикусываю нижнюю губу. Ему прекрасно видно все мои манипуляции, но мужчина не торопится поддаваться на провокацию.
   - И что же может заинтересовать леди, так пристально изучавшую герцога Леай, в нашем замке?
   Позволяю себе коротко рассмеяться. Вот что разожгло интерес Андажира. Он придал моему вниманию к герцогу и его жене совсем иную окраску. Ту, которую обычно нес сам. И ощутил себя обделенным. Да. Герцог старше и прямо скажем проигрывает будущему графу в обаянии и внешних данных.
   - Леди, которая уделила столь пристальное внимание герцогине, интересуется местом, где можно достичь определенного уединения...
   Моя шпилька заставляет его улыбнуться.
   - Я знаю одно такое. Высокая башня, всеми забытые покои... И много, очень много легенд связанных с этим местом... Я могу рассказывать их всю ночь.
   Он направляется ко мне, уже ощущая себя победителем. И останавливается, будто налетев на стену, от моей фразы:
   - Признаться, я надеялась, что вы покажете мне часовню.
  
   Глава 5
  
   ...В замковой часовне прохладно, тихо и сыро. Вряд ли кто-то из гостей пожелает заглянуть сюда посреди ужина. И даже смотритель предпочел удалиться, используя неожиданную передышку. Прекрасно. Мне никто не помешает.
   - Подождите меня здесь, - жестом останавливаю спутника и сворачиваю на женскую половину.
   Одним из плюсов Гленжа является полная автономность любого замка. Это маленький город, живущий по своим законам и наделенный всеми необходимыми атрибутами. Включая религию... Маги обычно пренебрегают любыми верованиями, но даже на местной базе есть свое место для молитвы. Чтобы слуги и союзники чувствовали себя комфортно и не подозревали нежданных гостей... Да мало ли в чем. У страха глаза велики. И не за чем будить спящих в глубине демонов.
   Я прохожу мимо изваяния Девы - богини, покровительствующей невинным девушкам. У ее небольшой статуи, вырезанной из березы, горят несколько тонких свечей из белого воска. Юные гостьи замка уже улучили моменты, чтобы помолиться о счастливом замужестве. Ниша, посвященная Матери, заполнена так, что от нее ощутимо веет теплом. Ничего удивительного. Мать добра. Замужние женщины просят у нее здоровых детей, беременные - легких родов, состоявшиеся матери просят счастья для детей. Просить для себя у нее не принято...
   Двигаюсь дальше к последней статуе, расположенной в самом темном и сыром углу. Старуха. Она же местный символ смерти. Покровительница заблудших душ. Ее изображают в темном балахоне с глубоким капюшоном, закрывающим лицо, с высоким, витым посохом в руке. Рядом с ней редко ставят свечи. В Гленже не принято поминать умерших. И к Старухе приходят молиться о милости для тех, от кого отвернулись другие боги.
   В глубине ниши, освещенной одним факелом, лежат заготовленные свечи. Они из темного воска с кроваво-коричневым оттенком, напоминающим запекшуюся кровь. Я беру одну и подношу к факелу. Огонек вспыхивает на фитиле, постепенно разгораясь и растапливая воск. Свеча словно светится изнутри, согреваясь от пламени. Ее цвет меняется на бордовый.
   - Покойся с миром, Раннавель-шэи-Иссор, - как только имя гадалки срывается с губ, пламя свечи вспыхивает ярче и на мгновение меняет цвет на потусторонне-синий. Затем снова становится нормальным. Не знаю, что происходит с душами гадалок из древнейшего рода, известного в нашем мире, но теперь последняя просьба одной из них исполнена. Мой долг отдан.
   Ставлю свечу в нишу и направляюсь назад. У изваяния матери на мгновение замираю, глядя на изобилие свечей и деревянного младенца в пеленках, застывшего у нее на руках. Анджей... Сейчас он где-то здесь. В этом мире. Такой же недоступный для меня, как и полгода назад. И неизвестно, когда я смогу увидеть его снова.
   Прикрываю глаза и усилием воли отгоняю лишние мысли. Здесь и сейчас я не княгиня проклятых, а леди Кларисса Ринтон, у которой никогда не было детей. И горевать ей не о чем. Только о том, что не может дать мужу наследника. Последняя мысль заставляет на секунду задуматься. Кажется, у меня есть идея, как оправдать любые наши похождения с Деметрием. Странно, что она не пришла мне в голову раньше. Хотя... Ничего удивительного. Мы слишком зациклились на графе, герцоге и Молоте, чтобы уделить внимание легенде. Что ж... Пора это исправить. Надеюсь, напарник не сильно разозлиться.
   Собираюсь с мыслями и надеваю на лицо отрепетированную маску, с которой и покидаю помещение.
   - У вас здесь довольно мрачно, - улыбаюсь чуть натянуто, зябко поводя плечами, - и холодно.
   Ноэль усмехается. Пока мы шли сюда, он успел представиться и вести себя стал значительно менее заносчиво. Осторожен. Неглуп. Хорошие качества.
   - Я бы принял вашу фразу за приглашение, леди, но не люблю попадать в глупое положение дважды за один вечер, - он открывает тяжелую дверь и пропускает меня вперед.
   - Из ваших слов следует, что дамы обычно сами падают вам в руки...
   Обхожу сына графа так, чтобы ненароком задеть подолом платья. Коридор здесь довольно узкий, и все вполне объяснимо, но в спину мне бросают острый, пронзительный взгляд.
   - Как правило дамы, соглашаясь на встречу, имеют в виду совершенно определенный контекст. Вам же удалось меня удивить...
   - В таком случае приношу свои извинения, - мягко перебиваю и принимаю самый невинный и доброжелательный вид. - Ведь я невольно ввела вас в заблуждение своим согласием.
   Мы идем рядом, как и четверть часа назад. Но теперь в воздухе не ощущается той скованности. За несколько минут, что я провела в часовне, Ноэль успел прийти в себя достаточно, чтобы перейти к следующему этапу. Он останавливается под факелом и в упор смотрит на меня, отыскивая подвох, но его нет.
   - В таком случае позвольте и мне принести свои извинения. Я подумал о вас... недостойно.
   - Дважды, - улыбаюсь. - Первый раз, когда подумали, что я заинтересовалась герцогом, и второй, когда я согласилась на встречу. Думаю, мы квиты. Вы оказали мне небольшую услугу, и мы оба не станем распространяться об этой маленькой прогулке. Вы же не станете портить репутацию дамы?
   Делаю шаг вперед и смотрю на него снизу вверх, чуть склонив голову на бок и прикрыв глаза ресницами. Пусть в этом облике я и не красавица, но определенная доля очарования присуща всем женщинам. Над головой раздается тяжелый вздох.
   - Но что в таком случае подумает лорд Ринтон? - мужчина чуть подается вперед. - Ведь вы исчезли с ужина...
   - Как и многие другие леди и их мужья, - отступаю, не прерывая зрительного контакта. - Так порой случается на ужинах. Кто-то куда-то пропадает... Вы должны хорошо знать о таких недоразумениях.
   - Как правило, когда кто-то пропадает в моей компании, мне приходится говорить, что леди стало дурно, или она захотела осмотреть замок, или... Множество других причин. Но никогда, даже в самых смелых мечтах, я не мог представить, что мне действительно придется сопровождать даму в часовню.
   Он иронизирует сам над собой. И это говорит о многом. В частности об умении проигрывать. Еще одно хорошее качество. Со временем из молодого мальчишки вырастет достоянная замена отцу. Остается лишь надеется, что Андажир понимает, что из себя представляют его сыновья.
   - Кажется, я серьезно задела ваши чувства, милорд. Мне искренне жаль. Взамен в качестве компенсации могу предложить вам свою дружбу. И возможно, мы с вами еще прогуляемся по коридорам замка до конца торжеств.
   - Никогда не дружил с дамами.
   Мы оба улыбаемся, продолжая играть в вечную игру, что происходит между мужчинами и женщинами. Я зацепила его нестандартным ходом. Затем легкой интригой. Общей тайной. Совсем невинной, но от того, не менее притягательной. А все мы любим загадки.
   - Теперь у вас есть шанс попробовать. И в качестве начала нашей дружбы, не могли бы вы проводить меня до отведенных нам с мужем покоев? Боюсь, я еще недостаточно хорошо ориентируюсь в замке. А искать слугу в такой час...
   Многозначительно умолкаю, не спуская с него лукавого взгляда. Если мальчик умеет учиться на своих ошибках, он сделает правильный вывод...
  
   - И он просто довел тебя до дверей и ушел?
   - Ага.
   Мы с Деметрием встречаемся в спальне. Ужин давно окончен, и гости постепенно расходятся по комнатам. За окном еще непроглядная ночь, которая скоро должна сменится предрассветными сумерками.
   - И не попытался ни обнять, ни поцеловать? - в голосе напарника море недоверия.
   - Нет.
   Я расчесываю удлиненные волосы щеткой, а полуголый дипломат умывается остывшей водой. Местные нормы чистоты оставляют желать лучшего, но усилиями магов за последние столетия были введены новые традиции. Теперь при каждом замке стало модно строить баню, в особо обеспеченных - две, одну для слуг, вторую для господ. Это позволяло поддерживать определенную чистоту и не затрачивать большое количество древесины, а также избавиться от многих болезней.
   - Что ты планируешь с ним дальше?
   - Связь с Ноэлем поможет мне присмотреть за графом. Думаю, смогу вытащить из него несколько интересных подробностей. Что было на ужине?
   Маг вытирает торс куском ткани и бросает его на пол.
   - Я познакомился с герцогом и немного пообщался с графом. Послушал сплетни. Судя по всему, герцог с женой не ладят. Заметила их отчужденность во время ужина?
   Задумчиво киваю. Деметрий садится рядом на постель и начинает снимать сапоги, продолжая рассказ:
   - Говорят, после рождения наследника герцог завел любовницу. Ее никто не видел. Но слухи ползут самые разные.
   - Значит, Дана подослала ему кого-то из своих подопечных, - заканчиваю расчесывать волосы и начинаю плести косу на сон. - Неудивительно. Бэт, конечно, неглупая девочка, но в политике ничего не смыслит. И помочь темным не смогла бы. Вот они и заменили ее на более подходящую кандидатуру.
   - Думаешь, она здесь? - один сапог благополучно остается стоять рядом с кроватью.
   - Скорее всего. Если за герцогом приглядывают, его любовница постаралась бы получить приглашение на такое мероприятие.
   - На кого мне обратить внимание? - второй сапог встает в пару к своему собрату.
   - Молодые вдовушки. За девицу на выданье хорошая ведьма не сойдет. Играть жену... Редко. И скорее при глубоко и надежно больном муже, который остался дома.
   Заканчиваю с косой и вытягиваюсь на перине, рассматривая балдахин. Пылью и плесенью здесь не пахнет. Андажир хорошо следит за состоянием замка и применяет все нововведения, предлагаемые магами. Он же вводит их в моду среди своих друзей и знакомых.
   - Значит, вдова или одинокая леди. Конечно, красивая.
   - Симпатичнее, чем мой здешний образ, - коротко усмехаюсь. - Ты не сказал главного. Молот появился?
   Поворачиваюсь к напарнику и в упор смотрю на него.
   - Нет, - Деметрий хмурится и заметно грустнеет. - Виттор сказал, что он сам нас найдет. Признаться, я думал...
   Он многозначительно смотрит на меня, и я вопросительно приподнимаю брови.
   - Намекаешь, что Ноэль и есть Молот ведьм?
   - Ты сказала, что он сам обратил на тебя внимание и позвал.
   - В таком случае у него было достаточно времени, чтобы раскрыть себя и все объяснить.
   - А если он так не работает? Если ему нравится сохранять инкогнито? Тем более, что так он сможет защищать графа. И ты собираешься использовать его с той же целью.
   Выводы Деметрия ставят меня в тупик. Ложусь на спину, снова созерцая балдахин и прокручиваю в голове все события сегодняшнего вечера. Темные глаза молодого Андажира. Его улыбка. Ирония. Умеренная наглость и напористость. Молот ведьм? Если это окажется он... Уберу улыбку с его лица голыми руками. С другой стороны... В таком ключе работать нам будет проще. Однако, рано или поздно он должен раскрыть себя.
   - Кстати, завтра будет турнир. Я участвую. Для дам предусмотрена отдельная ложа напротив графской. Насколько я понял из разговора, герцогиня будет среди всех...
   - Очередной выбор Королевы Любви и Красоты? - морщусь, подобные развлечения все на один манер. - Будь осторожен. Не хотелось бы, чтобы какая-то случайность нам помешала. А я постараюсь поговорить с герцогиней, заодно присмотрюсь к остальным. Пожалуюсь на бесплодие...
   - Что-то я не припомню такого факта в нашей биографии...
   - Считай это моей импровизацией.
   Поворачиваюсь к напарнику и коротко излагаю свой план по дополнению легенды. Он качает головой, но соглашается. Да и куда ему в общем-то деваться? Деметрий гасит свечу у кровати и забирается под шкуры. Завтра у нас важный и не самый легкий день, стоит отдохнуть. Я следую его примеру, но в голове продолжают крутиться мысли о младшем сыне графа и легендарном Молоте. Все-таки он или не он?..
  
   Глава 6
  
   Турнир. Это красиво и интересно лишь впервые. Когда мы заканчивали обучение и впервые попали в Гленж на практику, а соответственно ближе познакомились с местными реалиями. Тогда действительно было любопытно. Сегодня скорее скучно.
   Конец зимы. По местным меркам начало весны, но все равно холодно и ветрено. Серое низкое небо, морозный воздух, холодящий кожу. Запах конского навоза, пота и пары десятков мужчин, решивших помериться силами. Короткие приказы, суета последних приготовлений и общий гомон сдерживаемого радостного возбуждения. Сомнительное удовольствие.
   Кутаюсь в плащ, как и остальные дамы, и семеню в сторону ложи, возвышающейся над ристалищем. Здесь уже установлены жаровни с углем, а скамьи укрыты мехами. Хотя бы замерзнуть нам не грозит. Краем глаза разглядываю занимающих места женщин. Они разбиваются на группы, щебечут друг с другом, обсуждая какие-то местные новости и сплетни. Скучно. Я могла бы легко влиться в любую компанию и стать своей за четверть часа, но сейчас у меня другая цель.
   Она приходит последней. Когда свободных мест остается совсем мало. И садится на последнем ряду в уголке, хотя положение позволяет ей сесть впереди по центру. И никто не посмеет возразить. Герцогиня вольного герцогства - почти королева. Она мало кому должна кланяться, а вот с ней обязаны считаться. И будь Бэт более хладнокровна, более горда и глуха к шепотку за спиной, она смогла бы занять место, принадлежащее ей по праву. Но не сложилось... Мало выйти замуж за герцога, нужно еще стать герцогиней. А это не так-то просто.
   Я сижу во втором ряду на противоположной от нее стороне и не отвожу взгляда от ристалища, где уже строятся рыцари, облаченные в железо. Хорошо, что изнутри одевается еще и кожаный доспех, иначе все они через час представляли бы наглядное пособие по различным видам обморожений. Граф встает со своего места в ложе напротив и обращается к присутствующим с короткой речью, которую я пропускаю мимо ушей. Не интересно. К счастью, все остальные слушают его с куда большим вниманием, что позволяет мне оглядеться чуть пристальнее.
   Дамы. Все разодеты настолько, насколько позволяет их положение и щедрость мужа. Меха, шелка, бархат, крупные камни на застежках... Мой наряд кажется довольно скромным и почти не привлекает внимания, однако никто из них не решился посмотреть на меня свысока. И пожелай я сейчас занять то самое место в центре первого ряда, прямо напротив гостеприимного графа и его супруги - мало кто посмел бы возразить. У меня есть то, чего не хватило Бэт - навыки, знания и опыт. А еще приобретенная у темных привычка смотреть на всех свысока. И основана она отнюдь не на деньгах или древности крови, а на четком осознании собственного превосходства. И я ищу похожее выражение на лицах присутствующих...
   События между тем развиваются. Мужчины салют графу, разъезжаются на разные стороны поля, и герольд начинает оглашать пары соперников. Дальше все складывается в сплошной грохот копыт, скрежет металла, крики пострадавших, причитания и возгласы женщин... Давлю зевоту и осторожно поднимаюсь со своего места. Тенью скольжу вдоль стены, обхожу третий ряд и двигаюсь в сторону герцогини, продолжая краем глаза наблюдать за дамами. То ли я утратила хватку, то ли сегодня и сейчас никого из темных здесь нет. Странно...
   Останавливаюсь за спиной Бэт, равнодушно наблюдающей за очередным боем, и наклоняюсь к ее плечу.
   - О чем мечтает герцогиня? Уж не завидует ли она участи крестьянки, дочери старосты, которая грезила о муже и спокойной, сытой жизни?
   Она замирает и резко оборачивается. Испуганные глаза расширяются, занимая едва ли не пол лица. Выдержки ей не хватает. Я отступаю на шаг, глубже натягивая капюшон, чтобы она не смогла разглядеть лицо.
   - Кто вас послал? - шепот полон недоверия и тревоги, напряжения и усталости.
   - Я прихожу сама, когда считаю нужным. Или ты забыла, кого стоит благодарить за твою свадьбу?
   Мой голос полон мягкости и участия, как у заботливой матери, обращающейся к нерадивому ребенку. И глаза Элизабет загораются отчаянной надеждой, она уже готова на все: поверить мне, броситься на колени, умолять... Я успеваю остановить ее жестом и кивком головы указываю на выход.
   - Я подожду тебя у леса...
   Разворачиваюсь и такой же тенью выскальзываю на улицу. Приманка брошена.
  
   Она приходит спустя полчаса, когда я уже порядком устаю изображать праздную прогулку и любование сомнительными красотами природы. Все же Гленж мало похож на наш мир. У меня никогда не получалось воспринимать его как возможный дом. Лишь как очередное задание или временное пристанище. Полигон для тренировок. Но не дом...
   Элизабет останавливается, не доходя до меня пары шагов, и пристально смотрит. Сейчас она действительно похожа на разодетую крестьянку. Плечи опущены, на лице заметна тревога, волосы растрепались, и весь облик... Блеклый. Тусклый. Нет, герцогини из нее не получилось. Главное, чтобы встреча оказалась не напрасна.
   Делаю шаг навстречу и отбрасываю капюшон.
   - Как твоя жизнь, Элизабет? Что ты расскажешь мне о себе?
   Она отступает, смущенная другим лицом, и медлит с ответом.
   - Разве я не говорила тебе, что внешность не главное? Что важное всегда скрыто глубоко внутри?
   Бэт отрывисто кивает и, решившись на что-то, бросается ко мне. Хватает за руки. Перчатки она забыла в ложе, и ее белые пальцы скользят по серому бархату, обтягивающему мои ладони.
   - Вы мне поможете? Поможете? Все плохо, все просто ужасно... Я не понимаю, что делать, как мне вернуть его...
   - Успокойся, - аккуратно освобождаю одну руку и глажу ее по голове, заправляя выбившиеся пряди в прическу. Главное - не переиграть с доброжелательностью. - Мы во всем разберемся. Но сначала расскажи мне, что произошло после свадьбы...
   Беру ее под руку и веду в сторону леса размеренным шагом. Осторожно массирую ладонь, разгоняя кровь и успокаивая. Мне нужна информация, а не истерика. И постепенно неспешная ходьба и мое спокойствие делают свое дело. Герцогиня успокаивается и начинает говорить. Сначала сбивчиво, затем все более связно и эмоционально, погружаясь в нехитрую историю и заново проживая ее...
   Все до смешного банально. Стоило мне исчезнуть и отшуметь празднествам, посвященным бракосочетанию, как началась повседневная рутинная жизнь. Замок, которым нужно управлять, слуги, не скрывающие отношения к новой хозяйке, пожилая свекровь, невзлюбившая невестку, умирающий герцог, шлющий проклятия на голову сына... Она не справилась. С давлением и ответственностью, с постоянным напряжением, с огромными требованиями, которые ей предъявляли...
   Я не готовила ее к семейной жизни. Тогда целью являлась свадьба. А сама Элизабет продержалась недолго. Да и как иначе? Девицы, выращенные в титулованных семьях с малых лет учатся всему тому, что ей потребовалось узнать за пару месяцев. Слишком короткий срок.
   ...А затем, предсказуемо, Бэт забеременела. Тут от нее, конечно, отстали, старый герцог скончался, муж занялся землями, свекровь снова взяла в руки управление замком, а ее саму почти изолировали, велев следить за собой и думать о ребенке. Тогда-то брак и дал первую трещину. Герцогу стало не до молодой жены, он постоянно куда-то ездил, и другие крестьянки наверняка встречали его лаской...
   Скучно. Я могла бы ей посочувствовать, ведь сама прошла через нечто подобное. Но... Ее рассказ вызывает лишь глухое раздражение. Мы чересчур разные и по-разному пережили схожие обстоятельства. Я могу понять причины ее слабости, но не принять. И никогда не смогу. Сочувствие из меня существенно вытрясли.
   ...Сразу после рождения ребенка у нее отобрали и передали нянькам и кормилице. Свекровь взяла его под полную опеку и не подпускала Бэт даже к колыбели. Все попытки привлечь к данному обстоятельству внимание мужа пошли прахом. И именно тогда герцогиня наконец-то прозрела и поняла, что у супруга появилась любовница...
   - Кто она? - задаю первый и самый важный вопрос.
   - Я не знаю, - вздыхает Бэт, качая головой.
   А я едва сдерживаюсь, чтобы не зарычать. Час, потраченный впустую. Насколько же нелюбопытной нужно быть, чтобы за прошедшее время даже не разузнать, кто является любовницей мужа?! Сдерживаюсь и продолжаю ровным тоном:
   - Откуда ты узнала о другой женщине?
   - Служанки шептались, в замке ее не видели, но говорили, что они встречаются в домике в лесу.
   Логично. Зачем ведьме лезть в дом любовника? Куда проще обустроить уютное гнездышко неподалеку.
   - Что еще ты о ней знаешь?
   - Что она красива. Слуга мужа проболтался, что такой красавицы никогда не видел, и ни одна леди ей в подметки не годится.
   Типичный портрет ведьмы. Но информации мало. Чересчур мало... И вряд ли прибавиться.
   - Что ж... Давай подумаем, что можно сделать...
   Плавно разворачиваю ее обратно к ристалищу и даю короткие наставления из тех, что реально применить в ее ситуации. И с ее характером. Многое тут не сделаешь, но попытаться стоит. Бэт слушает внимательно, боясь пропустить хоть слово. А я вглядываюсь в происходящее на поле. Кажется, в турнире наметился перерыв. Замечательно, сейчас принесут горячие напитки и выпечку, и наше появление в общей толпе не вызовет вопросов.
   Я оставляю герцогиню недалеко от ложи, обещая поговорить с ней еще раз завтра, и направляюсь к палаткам в стороне. По правилам каждому рыцарю выделяется отдельная, которую он должен привезти с собой вместе с оруженосцем и прочей амуницией. Но Андажир - радушный хозяин и довольно эксцентричный к тому же. Он выделил своих слуг гостям, настойчиво попросив не брать с собой ничего лишнего, дабы не перегружать замок ни людьми, ни вещами. В итоге палатки похожи одна на другую и отличаются только наспех сделанными гербами. А желающих принять участие в турнире обслуживают слуги графа.
   Я плутаю по лабиринту импровизированных улиц, пытаясь найти Деметрия. И, проходя очередной поворот, слышу женский смех. Слишком знакомый смех... Слишком. Замираю на месте и поворачиваю голову в нужную сторону. Секунду рассматриваю герб герцога Леай. Кажется, я все-таки узнаю, кто является его любовницей. Точнее уже знаю, осталось лишь подтвердить догадку.
   У палатки со скучающим видом стоит слуга. Улыбаюсь, всеми силами изображая наивную радость и легкую дурость.
   - Простите, - голос звучит тонко и высоко, - вы не могли бы помочь мне найти палатку мужа? Я здесь совсем заблудилась, а перерыв скоро закончится, и я не успею с ним переговорить.
   Пару раз хлопаю ресницами и смущенно опускаю глаза. Пусть по легенде я уже не юная девица, мой облик позволяет провернуть стандартный ход с "девой в беде". Парень колеблется, косясь в сторону полога палатки, откуда снова доносится смех и шорох. Он прекрасно понимает, что во второй части турнира герцог вряд ли будет участвовать, а соответственно и надевать доспехи ему не понадобится. В конце концов, слуга делает правильный выбор и подходит ближе.
   - Как ваше имя миледи? И как выглядит герб вашего мужа? Я с удовольствием провожу вас.
   Ты не только меня проводишь, мальчик, ты еще и расскажешь все, что успел увидеть в палатке... Прячу мысли за улыбкой и наивным взором, и начинаю щебетать. Главное - не дать ему опомнится и выйти из-под воздействия улыбки. И дойти до палатки Деметрия. А там пара знаков, и дипломат раскрутит парня на все его секреты. При необходимости...
   Кажется, день все же будет полезным.
  
   Глава 7
  
   ...Околдованный слуга уходит на конюшню, куда его отправил Деметрий, чтобы не попался на глаза леди Милдред Орли. Имя, которое нам ничего не сказало, ведь здесь она не использует свое настоящее. Однако теперь хотя бы понятно, кого искать.
   - Нужно узнать, где расположены покои леди Орли, - сухо отмечаю я.
   Напарник уже облачен в полный доспех, а его помощник спит, положив голову на стол. Пара легких воздействий, отголоски которых не должны разойтись далеко. Вряд ли ведьма нас почует.
   - Зачем тебе? Ведьма - задача Молота, нам хватит и этой информации.
   Вздыхаю, прикрыв глаза. Придется объяснять ему все, а меня это не устраивает.
   - Леди Орли - любовница Ивара. Салия.
   Дипломат заметно удивляется, но тут же берет себя в руки.
   - Ты уверена? Она наверняка изменила внешность.
   - Внешность, но не смех... - снова прикрываю глаза, вспоминая. - У нее довольно узнаваемая манера. С придыханием... В любом случае, мне достаточно увидеть ее, чтобы узнать точно. Ведьмы не проходили наш курс подготовки, да и Салия не самая лучшая актриса...
   - Допустим, ты ее узнаешь. А она тебя?
   Хороший вопрос. Правильный.
   - Именно поэтому мне нужно знать, где расположена ее спальня.
   - Ты же не планируешь какую-нибудь глупость?
   Снова вздыхаю. Смотря, что считать глупостью в сложившейся ситуации.
   - Если Салия меня узнает и сообщит своему покровителю или покровительнице, что вероятнее, уже завтра здесь появится еще один гость. Который точно захочет меня убить. И вряд ли Молот, который до сих пор так и не появился, будет столь любезен, чтобы избавить меня от проблемы. Достаточно ясно?
   - Убийство привлечет внимание...
   Делаю жест, останавливая его речь.
   - Давай ты просто выяснишь, в каких покоях она остановилась? А дальше будем решать по ситуации.
   - Хорошо, - Деметрий, нехотя, соглашается. До нас доносится гул трубящего рога, оповещающего о начале турнира. - Кстати, герцог выбыл из турнира. Во второй части он участвовать не будет.
   - Не сомневалась...
   Мы расходимся и разными путями возвращаемся к ристалищу. В женской ложе заметно пополнение - несколько незнакомых мне дам. И одна из них наверняка леди Олри. Я сажусь на последнем ряду, чтобы видеть всех присутствующих, и прислушиваюсь к разговорам. Элизабет отсутствует. Скорее всего, узнала, что муж выбыл, и ушла подальше от чужих глаз. В остальном - ничего интересного или важного.
   Турнир продолжается своим ходом. Участников осталась уже половина и теперь они снова разбиваются на пары. И так до тех пор пока не останется только один - победитель. Я равнодушно наблюдаю за происходящим, продолжая прислушиваться к шепоту вокруг. Разговоров становится больше. За время перерыва дамы развеялись, пообщались друг с другом и нашли общие интересы.
   В четвертом поединке Деметрий выбывает. Для своей легенды он показал хороший результат, и поражение на данном этапе вполне логично. Нам ни к чему привлекать лишнее внимание. Примечательно однако, что из седла его выбивает Ноэль, который тут же поднимает забрало и смотрит в сторону женской ложи. Мальчишка. Конь под ним гарцует, доспех блестит, волосы развеваются на ветру, на губах шальная улыбка... Будь я местной уроженкой и лет на пять моложе своей легенды, могла бы и влюбиться. А так... Он вызывает лишь улыбку. Пусть старается, его внимание можно использовать.
   Еще пара поединков, и младший Андажир становится победителем. Молодец. Не посрамил честь дома. Выиграл честно и достойно. Граф вручает ему заслуженную награду и просит выбрать Королеву, которой завтра предстоит руководить состязанием музыкантов. И когда мальчишка с предвкушением разворачивается к затрепетавшим дамам, улыбка с моего лица сползает. О нет...
   Бесшумно подхватываюсь с места и отступаю в сторону выхода, пока остальные леди наоборот лезут вперед, чтобы их лучше видели. Все, кроме одной... Она стоит чуть в стороне от всех и смотрит на происходящее с тщательно скрываемой брезгливостью на холеном лице. Именно то выражение, что я искала. И даже черты ее не сильно изменились. Вполне узнаваемо. И поворот головы... Ей не приходилось влезать в чужую шкуру полностью, и она носит другое лицо как маску. Чужую. Не потрудившись сделать ее своей. Для людей хватит. Но не мне...
   Наши взгляды на мгновение пересекаются. Я приветливо улыбаюсь и киваю, она поджимает губы, но отвечает кивком. Салия меня не узнала. Пока. Но стоит мне ошибиться хотя бы в одном жесте... Быстро покидаю ложу, слыша, как кто-то из рыцарей подначивает победителя, что он уж больно долго выбирает. Пусть выбирает. А я как-нибудь обойдусь без музыкантов и местного фольклора.
  
   С Ноэлем мы пересекаемся во время ужина. Он стоит на том же месте, что и вчера. Один. И почему-то мне кажется, что совсем не ждет чьего-то появления. Лишь наблюдает за гостями.
   - Наслаждаетесь уединением, милорд? - я подкрадываюсь со спины, как охотник к добыче, и останавливаюсь в теплом свете факелов так, что когда он оборачивается, весь мой образ на мгновение ослепляет. Волосы отливают золотом, пышным ореолом окружая голову, платье подчеркивает все достоинства фигуры. А сапфиры дополняют образ. Вчера я выглядела не в пример скромнее. Но и цели у меня были иные.
   Дыхание у мужчины перехватывает всего на мгновение. Зрачки расширяются. А крылья носа хищно подергиваются. Подготовка не прошла зря. Тем не менее, он справляется с первой реакцией и отвечает достаточно холодно:
   - Скорее наблюдаю. Учусь внимательности. Как оказалось, некоторые леди умеют ускользать и появляться как по волшебству.
   Улыбаюсь. Мальчик так старался выиграть и покрасоваться. Произвести впечатление. А дама не оценила и сбежала. Обидно.
   - Мне казалось, мы с вами оба понимаем, что иногда все самое важное происходит в тени, а не на глазах у других.
   Чуть склоняю голову на бок и позволяю лукавству промелькнуть во взгляде. Он шумно выдыхает. Теперь обиду сменяет досада на самого себя. Ему показалось, что я ничего не поняла, а оказалось, что все поняла и исчезла намеренно.
   - Быть Королевой турнира вполне невинное развлечение. Ваш муж вряд ли стал бы возражать.
   - Дело не в нем... Мы с лордом Ринтоном прекрасно понимаем друг друга и никогда не опускаемся до глупых претензий. Причина в ином... - Опускаю взгляд и чуть покусываю нижнюю губу, делая вид, что раздумываю.
   - В чем же? - Ноэль не выдерживает и делает шаг ко мне. Отлично. Интерес снова пойман, а обида забыта.
   Отступаю в тень колонны и провожу пальцами по ожерелью.
   - Видите ли, - говорю медленно и задумчиво, рассеянно и с долей тоски глядя перед собой, - мы женаты уже несколько лет, и до сих пор не смогли завести ребенка. Все наши разъезды, путешествия, многочисленные знакомства - попытки найти причину и решение нашей общей проблемы. Во многом поэтому моему мужу совершенно все равно где и с кем я провожу ночи, также как и я не задаю подобных вопросов ему.
   Мягкий журчащий голос, проникновенно и откровенно рассказывающий о личном, может произвести поразительную перемену. Мой собеседник поражен. Немного шокирован. И в то же время проникается ко мне сочувствием. Пониманием...
   - Единственное, о чем мы договорились - не афишировать свои связи, чтобы затем не пришлось что-то объяснять... Поэтому то, что для других довольно невинно, для нас неприемлемо.
   Тихо вздыхаю. Главное - не переиграть с печалью. Роль безутешной, бесплодной женщины мне совсем не нужна. А вот легкий флер романтичной грусти - то, что нужно. Вписывается в идеал эпохи. В душе каждый местный мужчина мечтает встретить прекрасную принцессу, убить ради нее дракона и... Ну, дальше уже неважно. Суть именно в подвиге и принцессе.
   И Ноэль окончательно попадает под мое воздействие. Он подходит ближе, оказывается совсем рядом, окидывает меня долгим взглядом, заново оценивая внешний вид. Делает определенные выводы.
   - Значит, вы бы согласились быть Королевой Любви и Красоты?
   Вопрос подразумевает нечто большее. Я поднимаю на него взгляд и смотрю снизу вверх сквозь ресницы.
   - А разве я на нее не похожа? - добавляю в голос немного хрипотцы и глубины.
   Минуту мы смотрим друг на друга. Затем он не выдерживает и наклоняется. Целует жадно. Как дорвавшийся до воды путник. Я подаюсь вперед, покорно сдаваясь на милость победителя...
  
   ...Встаю с постели и сладко потягиваюсь, разгоняя кровь. Оборачиваюсь. В комнате темно, но силуэт спящего мужчины виден довольно четко. Ноэль оказался неплохим любовником. Молодой, горячий, но при этом внимательный и щедрый на ласки. Лет через пять он станет настоящим сердцеедом. А пока... Пусть спит. Его роль на сегодня отыграна. Прикрытие мне обеспечено.
   Наклоняюсь к одежде на полу. Быстрым движением набрасываю камизу и извлекаю из складок платья кожаный кошель. Теперь остается лишь выбраться из комнаты, пройти по коридору и вскрыть один замок. Деметрий выяснил, что буквально прошлым вечером одна из гостий, а именно любовница Андажира, слегла с простудой. Весьма серьезной. И ее для пользы дела переселили в другие покои. Подальше от хозяйской части. А опустевшие комнаты отдали леди Орли. О чем очень просил герцог.
   Интересно, он настолько слеп, что позволяет ей подобное? Или глуп? Помнится, раньше производил впечатление довольно сообразительного мужчины. А теперь видимо пляшет под дудку Салии, не задавая вопросов. Или она ему что-то наобещала за такое соседство? Чтобы там ни было, надеюсь, их увеселительная программа уже окончена. Вряд ли герцог сможет затмить выносливостью молодого рыцаря. Все же ему уже за тридцать.
   Бесшумно и осторожно открываю дверь в коридор. Оглядываю его в обе стороны. Факелы горят через каждые пять-семь метров. На стену не налетишь, но и разглядеть подробности сложно. Выскальзываю в полумрак и медленно двигаюсь в нужную сторону, прислушиваясь к каждому шороху. Тихо. Старший сын графа наверняка уже спит в обнимку с женой, а сам граф за неимением развлечения должен остаться у себя. Вряд ли леди Орли столь проворна, чтобы успеть окрутить его за пару дней. Все же Андажир старше сына и намного опытнее. На простые трюки не попадется.
   Останавливаюсь рядом с нужной дверью и прислушиваюсь. Ни звука. Хорошо. Пробую открыть дверь. Заперто. Чего и следовало ожидать. Раскрываю кошель и извлекаю пару присмотренных ранее крючков. Они довольно полезны и как отмычки, и как... другие инструменты. С напарником мы конечно не договаривались о подобной вылазке на территорию противника, но отсутствие Молота напрягает меня все больше. Нужно действовать, а не сидеть в ожидании. Иначе потом будет поздно.
   Замок тихонько щелкает. Извлекаю инструмент, убираю на место. Кошель зажимаю зубами, чтобы руки оставались свободны. Мало ли что... Дверь открывается бесшумно. Петли здесь хорошо смазаны, что облегчает задачу. Прислушиваюсь. Тихо. Мысленно сосчитав до пяти, проскальзываю внутрь и прикрываю дверь. Поворачиваю за собой нехитрый замок и задвигаю небольшой засов. Теперь попасть в покои из коридора будет сложнее. Как и выбраться отсюда.
   Оглядываюсь, насколько это возможно в темноте. Судя по мебели, я в гостиной. И где-то в стороне должен быть вход в спальню. Начинаю осторожно красться к стене, чтобы на ощупь найти другую дверь...
   Свечи вспыхивают, озаряя гостиную чересчур ярким светом.
   - А я-то думала, что мне только показалось... Здравствуй, княгиня. Ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть...
  
   Глава 8
  
   Подготовка боевиков хороша тем, что не оставляет простора для размышлений. Голые инстинкты. Отточенные реакции. Я не думаю. Нащупываю первый попавшийся под руку предмет и бросаю его в ведьму, сидящую в кресле. Ухожу с линии ответного удара и бросаюсь за стол в центре гостиной. Кажется, Салия все же увернулась. А вот место, где я только что стояла, покрылось трещинами от магического воздействия.
   Правило первое: никаких переговоров с ведьмой. Никогда. Какой бы беззащитной она ни выглядела. Чтобы ни говорила. И чтобы ни предлагала. Нельзя. Вытаскиваю кошель изо рта и оставляю на полу. В таком бою от него мало проку. Перекатываюсь под столом, выскальзываю с другой стороны. Моя давняя знакомая уже на ногах и готовится бросить зелье. Хватаю ближайший табурет, выставляю вперед. Тихий звон разбитого стекла, и я отбрасываю импровизированный щит прямо в Салию. Она взмахивает руками. Табурет вспыхивает ярким пламенем и отлетает к двери в коридор. А я прыгаю с места, обхватываю ее колени и бросаю через себя, лишь чуть-чуть корректирую падение, чтобы не сломать ей шею. Глухой звук удара, и тело ведьмы обмякает...
   Ну вот... Теперь можно и поработать. Наклоняюсь над Салией, запускаю руку в глубокое декольте, отыскивая потайные карманы. Конечно, там припасено несколько сюрпризов. И не только в нем. Пару минут методично обыскиваю ее, попутно снимая платье. Так надежнее. Поднимаю тело с пола и усаживаю в кресло. Фиксирую руки на подлокотниках, снимаю с нее чулки и привязываю. Ноги не трогаю. Куда она побежит с тяжелым креслом? Запускаю пальцы в волосы, вытаскиваю все заколки и заплетаю безобидную косу, убираю за спину. Открепляю от своей камизы брошь с амбирцитом и прикрепляю к ее. Достаю кошель, раскрываю его и пристраиваю на столе, который двигаю ближе к ведьме. Второе кресло устанавливаю прямо напротив нее. Нас ожидает долгая и увлекательная ночь...
   Из-за спины раздаются размеренные сухие хлопки.
   - У вас отлично получается выполнять мою работу, княгиня.
   Оборачиваюсь. Он стоит рядом с дверью, замок на которой вызывающе не тронут. Ну да, для мага подобная преграда - не помеха. А одетый в светлую рубашку и темно-синие брюки мужчина однозначно маг.
   - А у вас отлично получается прятаться и не привлекать к себе внимание, уважаемый граф.
   Андажир усмехается и отходит от стены. И с каждым шагом становится ясно, что к настоящему хозяину замка мой собеседник не имеет ни малейшего отношения. Меняется походка, из движений уходит неторопливость и манерность, лицо утрачивает налет доброжелательности. Остается лишь суть. Хищник. Прирожденный хищник, вышедший на охоту. Сильный. Старый. Меня совсем не тянет вступать с ним в противостояние. По спине даже пробегает холодок. Но взгляд я не отвожу.
   - Для особы, убившей князя Тьмы, вы довольно нетерпеливы.
   Он окидывает взглядом Салию, ее вещи, мои инструменты. На лице не отражается ничего.
   - Когда речь заходит о выживании, приходится торопиться. К тому же мне обещали защиту... А гарантией назначили вас.
   Скрещиваю руки на груди и выпрямляюсь, прямо встречая его взгляд.
   - Моя вина, - неожиданно легко признает Молот. - Привык работать один. К тому же здесь мне нужно в первую очередь охранять графа. У вас гораздо больше шансов выжить в таком скоплении народа, чем у Андажира. И вы это отлично продемонстрировали.
   Киваю, принимая его слова. Извинений не будет. А признания вины мне вполне достаточно.
   - Полагаю, настоящий граф сейчас далеко?
   - О нет, в одиночку я бы не выдержал все эти балы и церемонии. Он в безопасности и иногда сменяет меня.
   Неплохой ответ. И да, и нет. Вполне в духе опытного боевика. Ничего конкретного. Со стороны кресла доносится слабый стон, и мы оба разворачиваемся к пленнице. Она с трудом поднимает голову, запрокидывает назад, морщась от боли. Открывает глаза, несколько секунд фокусирует взгляд, затем видит нас, понимает, что произошло, и пытается вырваться. Впрочем, дернувшись пару раз, Салия понимает, что ей не выбраться.
   - Полагаю, вы планировали побеседовать с уважаемой леди Орли?
   Молот отходит в сторону, неторопливо засучивая рукава рубашки. Сейчас он совсем не похож на графа. И общее впечатление весьма угнетающее.
   - Мне нужно прояснить пару вопросов. Видите ли, мы давно знакомы, поэтому уважаемая леди имела все шансы раскрыть меня и поставить под угрозу всю операцию.
   - Прискорбно. - Собеседник все также не меняется в лице, делает шаг в сторону ведьмы и склоняется над ней, опираясь одной рукой на спинку кресла, к которому она привязана. - Это объясняет ваши действия. Но допрос позвольте вести мне, у меня все же больше опыта.
   - Не стану спорить... - прислоняюсь к столу и расслабляюсь, готовясь наблюдать за представлением.
   - Кто ты? - шипит Салия, впиваясь ногтями в подлокотники и прожигая взглядом мага. - Моя смерть не сойдет тебе с рук. На мне метка княгини.
   - Поверь, милая, - свободной ракой Молот гладит ведьму по щеке, - мне очень многое уже сошло с рук. Например: смерть таких дурочек как ты, считавших, что личная метка князя или княгини может их защитить. А сейчас ты очень подробно расскажешь мне, зачем прибыла в замок. И чем подробнее и правдивее будет твой рассказ, тем спокойнее ты умрешь.
   - Молот... - выдыхает пленница и бросает отчаянный взгляд в мою сторону.
   Его она увидеть не ожидала. Никак. И теперь понимает, что ей грозит. Очень хорошо понимает. И на секунду, на короткое мгновение, Салия поддается панике и ищет защиты у меня. У соперницы, которую она ненавидит. Боится. Мечтает убить. Я для нее намного лучший вариант, нежели он. И где-то в глубине души шевелится что-то странное. Жалость? Видимо, я действительно размякла за эту зиму, раз пытаюсь жалеть ее.
   Впрочем наваждение быстро проходит. Ведьма знает, что спасения от меня не дождется. Ее лицо искажается гримасой ненависти. Злобы. Она перестает быть красивой.
   - Все из-за тебя. Из-за тебя... - шипит она, забыв о маге. - Ты во всем виновата. Если бы не ты... Ивар был бы жив. Жив! Я была бы с ним, а не с этим поганым герцогом. Он забрал бы меня у Ферды! И мне не пришлось бы тащиться сюда... Ненавижу тебя!
   Она продолжает сыпать проклятиями, но я уже не слушаю. Ферда. Значит, она захотела подобраться к графу. Безумная ведьма с огромными способностями влияния на разум. Что же она могла приказать? Подчинить Андажира? Или кого-то из его семьи? Ноэля?
   Перевожу взгляд на Молота, который выпрямился и застыл над Салией, странно склонив голову на бок, будто прислушиваясь к чему-то.
   - Достаточно, - глухо произносит он и одним ударом вырубает пленницу. В комнате становится тихо. - Вы проверяли остальные комнаты?
   - Нет, - качаю головой. - Не успела.
   Признаться, я не думала, что в покоях леди Орли может быть кто-то еще. Спящего мы бы разбудили своим разборками. Да и вряд ли герцог остался бы у любовницы до утра. Однако Молот разворачивается и направляется прямо в сторону спальни. Рывком открывает дверь, замирает на пороге, а затем решительно идет внутрь. Следую за ним.
   На огромной кровати под балдахином, разметавшись среди простыней, спит герцог Леай собственной персоной. Вот только в его позе есть нечто странное. Мы подходим ближе. Маг склоняется над человеком и переворачивает его на спину, прикладывает пальцы к шее, приподнимает веко. Наверняка прощупывает его магией.
   - Чары... - выдыхает он. - Его накачали до предела.
   Молот откидывает простынь в сторону, обнажая тело герцога. На груди у того изображен сложный узор из переплетенных молний и прочих символов. Часть из них мне знакома. Наклоняюсь ближе, рассматривая остальные. Трогать даже не пытаюсь.
   - Отсроченные проклятие. Что-то связанное с разумом. Действует во вне. Но сам принцип объяснить не смогу...
   - Что может его спровоцировать?
   Пытаюсь прочесть связки символов, но среди них слишком много неизвестных.
   - Не знаю, но узор яркий.
   Мы встречаемся взглядами, прекрасно понимая друг друга.
   - Спросим того, кто знает...
   Возвращаемся назад, маг одним движением возвращает пленницу в сознание и сразу же отвешивает пощечину, от которой ее голова едва не отрывается.
   - Какой спусковой механизм у проклятия?
   Салия облизывает губы. Из нижней сочится кровь, но ведьма не обращает внимания. Она улыбается.
   - Вы уже ничего не сможете исправить... Слишком поздно.
   - Не думаю, - холодно возражает Молот и сжимает одной рукой горло ведьмы. Он спокоен. Всего лишь выполняет свою работу. Без эмоций, переживаний и сантиментов.
   Через пару секунд жертва уже задыхается. Он ждет немного, позволяя ей пережить весь ужас удушья и отпускает. Салия кашляет и выглядит уже не такой довольной.
   - Так что? - равнодушный вопрос.
   Ведьма смотрит на него, а затем переводит взгляд на меня. В глубине ее глаз плещется страх. Но ненависть и злоба сильнее.
   - Ты ведь так ничего и не поняла? Ты убила князя. Тебя не оставят в покое. К тому же ты убила Филиппа. А она хотела сделать его своим мужем. Князем... Она надеялась, что ты будешь здесь... Поэтому поехала я. Все из-за тебя...
   Замечательно. Оказывается, прошлой осенью я умудрилась избавить мир сразу от двух князей. Действующего и потенциального. Что ж... Филипп стал бы достойной парой безумной ведьме. Как раз в ее вкусе...
   - Когда подействует проклятие? - снова спрашивает Молот, как будто и не было вспышки.
   Пленница переводит взгляд на него и неожиданно зло усмехается. Все ее лицо меняется. По нему пробегает судорога, полностью стирающая личину.
   - Когда я сочту нужным! - рычит ведьма, искаженным голосом.
   Я вздрагиваю и отступаю. По коже пробегают мурашки. Ферда. Говорили, что она может завладеть разумом любого из своих слуг. И вот теперь мы видим это вживую. Молот не теряется. Бьет ведьму кулаком. Та сразу же теряет сознание. Маг смотрит на меня.
   - Убирайтесь из замка немедленно! Если у нее к вам личные счеты, эта безумная дрянь не поскупится на методы.
   Киваю. Он прав. Для всех будет лучше, если мы с Деметрием вернемся на базу.
   - Что с герцогом?
   - Заберете с собой. Я придумаю, как объяснить его отсутствие.
   - Мне его на себе тащить до кареты? - интересуюсь вежливо, прекрасно понимая, что возможно и такое.
   - Прикажу слугам. Карету заложат, и герцога упакуют. В кратчайшие сроки. Торопитесь.
   - А ведьма? - подхожу к столу и забираю кошель.
   - С ней я закончу сам, где-нибудь в другом месте.
   Судя по интонациям мага, Салию я больше не увижу. Что ж... Не скажу, что буду скучать по ней. Разворачиваюсь к выходу, и на пороге меня настигает голос Молота.
   - Если по дороге что-то случится... Избавьтесь от герцога.
   - Его смерть может спровоцировать проклятие.
   - Может... А может и нет. В любом случае носитель столь сложных чар должен быть уничтожен.
   Сжимаю ручку двери. С одной стороны я понимаю причины такого решения, но с другой... Вовсе не горю желанием оказаться рядом с бомбой замедленного действия, когда она рванет.
   - Герцогиня не удержит герцогство.
   - За нас потом решат, что с ней делать. Я не занимаюсь политикой. Мое дело - обеспечить безопасность. И сейчас герцог - главная угроза.
   Молча открываю засов и замок. Спорить бесполезно. Молот прав. Основная задача сейчас - уничтожить угрозу.
  
   Глава 9
  
   К известию о том, что нам нужно срочно покинуть замок, Деметрий относится философски. После моей продолжительной отлучки и общего настроя он ждал чего-то подобного. Поэтому, вернувшись в комнату, я застаю его одетым и с собранным сундуком.
   - Еще час, и я бы отправился тебя искать, - сухо роняет он, помогая надеть дорожное платье.
   - Пришлось импровизировать. Зато я теперь точно знаю, кто такой Молот.
   - Удиви меня.
   Шнуровка под его пальцами едва не лопается от натяжения, а корсаж сдавливает грудь так, что я едва могу вздохнуть. Месть за потрепанные нервы.
   - Еще немного, и ты меня задушишь... - сиплю, хватая ртом воздух.
   Шнуровку немного ослабляют.
   - Ну так?
   - Андажир. Молот и настоящий граф меняют друг друга.
   - Интересный ход, - напарник заканчивает со шнуровкой и подает мне сапоги. - Леди Орли?
   - Осталась в руках Молота, - пока я быстро шнурую один, он помогает со вторым. - А герцог поедет с нами.
   - Почему? - Деметрий хмурится. - Что вообще произошло?
   - Герцога использовали как носителя чар разума. Создательница - Ферда. И у нее ко мне личные счеты. Молот полагает, она пойдет на все...
   Ловлю взгляд дипломата, который давится ругательствами. Перспективы он понимает прекрасно. Заканчиваем с сапогами, хватаю плащ со спинки кресла. Маг поднимает сундук одной рукой и направляется к выходу. Без магии он не обошелся, но ночью мы вряд ли столкнемся с лишними свидетелями. Да и мало, что можно разглядеть.
   Двумя бесшумными тенями мы летим по коридорам замка. Сердце колотится где-то в горле. Волоски на затылке встают дыбом. Я почти физически ощущаю взгляд, направленный в спину. Предчувствие беды. Если безумная ведьма решила меня достать, если все это придумано, чтобы выманить меня из безопасного места...
   Внизу, у самого выхода нас ждет граф. По двору мечутся слуги. Нашу карету уже заложили и подогнали к воротам. На козлах зевает сонный кучер - один из местных жителей, служащих на базе. Деметрий отдает сундук, чтобы его прикрепили к карете. Я разворачиваюсь к Молоту.
   - Наш груз уже упаковали?
   - Он ждет вас внутри, - маг кивает на карету и протягивает мне раскрытую ладонь, на которой тускло поблескивает брошь с амбирцитом. - Возьмите. Вам пригодится.
   - Благодарю, - забираю амулет и прикалываю к платью. Он прав. Защита мне нужна. Жаль, что от истинных она не спасет.
   Мы садимся в карету, тело герцога, тщательно связанного по рукам и ногам, лежит между сидений, прикрытое шкурами. Протискиваюсь мимо него и выглядываю в окошко. Провожающий нас маг стоит у самых ворот и дает отмашку кучеру. Раздается заливистый свист, и карета срывается с места.
   - Как думаешь, успеем? - интересуется Деметрий, упираясь ногами в пол и стараясь не наступить на герцога.
   - Не уверена...
   Мы мчимся по лесу, не успевшему отойти от зимы. Голые деревья, наледь на дороге, островки снега. По ночам еще бывают морозы, и дневное солнце не успевает растопить все. Холодный воздух забирается внутрь, но мы уже достаточно удалились от замка. Протягиваю руку и дергаю завязки на шторке. Снизу с обеих сторон поднимаются стекла, закрывающие окна. Наш путь лежит через малонаселенный район, к тому же небо затянуто тучами. Медленно наступающий день обещает быть пасмурным, вряд ли кто-то из крестьян заметит прозрачное стекло.
   - Если не успеем, что с ним? - дипломат смотрит в другое окно, но носком сапога касается тела на полу.
   - Убью.
   От моего короткого и хладнокровного ответа Деметрий даже оборачивается. Несколько секунд вглядывается в мое лицо. Но пока ищет слова, я успеваю пояснить:
   - Мы с тобой не сможем нейтрализовать проклятие. Здесь работа для целителей и алхимиков. И не на один день. Если Ферда... Или кто-то из ее слуг выйдет на наш след и попытается активировать чары... Главное - устранить угрозу. Политикой будут заниматься другие.
   - И Молот?..
   - Первый проявил инициативу в этом вопросе. Если бы не вероятность того, что смерть может спровоцировать проклятие, мы бы убили его еще в замке.
   Возможно, на такой исход ведьма и рассчитывала. Все же решение проблемы довольно очевидно, и легко сделать ставку на наше желание поскорее избавиться от угрозы. С другой стороны... Ферда умна. Несмотря на ее безумие или благодаря ему, она практически гениальна. Что, если ведьма учла наш страх спровоцировать проклятие? И то, что ее вторжение в сознание Салии подстегнет нас? Заставит меня сбежать? И направиться прямо на базу...
   - Останови карету! Быстро!!!
   Рычу так, что напарник вздрагивает, но послушно стучит по стенке. Он сидит против движения, и ему удобно предупредить кучера. Мы начинаем останавливаться, а я достаю из складок плаща свой кошель.
   - В чем дело?!
   - Нам нельзя на базу. После убийства герцога, это самое очевидное решение. Она бы его просчитала.
   Карета останавливается, я пробираюсь к дверце и почти вываливаюсь наружу. Вокруг тишина. Небо уже светлеет, скоро рассвет, на базу мы доберемся в лучшем случае к обеду. Время есть. Надеюсь.
   - Что ты хочешь сделать? - Деметрий выпрыгивает следом и хватает меня за локоть, разворачивая к себе.
   - Здесь вокруг много деревень? Где ближайшая?
   Маг крутит головой, что-то прикидывает в уме.
   - Миль пять на юг. От замка мы отъехали на столько же примерно.
   Вряд ли масштабы проклятия подразумевают подобное воздействие. В нашем мире еще возможно, но не в Гленже.
   - Хорошо. Доставай герцога.
   - Афи...
   - Доставай! Проклятие нужно проверить! Если сейчас он окажется чист, я беру слова назад, и мы продолжаем путь, но если нет...
   - Хочешь убить его прямо здесь?
   - Хочешь рискнуть всей базой ради одного человека?
   Аргумент его убеждает. По крайней мере маг молча разворачивается к карете и вытаскивает на мороз наш живой груз. Кучер косится, но вмешиваться не торопится. Правильно. Не стоит. Если он понадобится, мы позовем. Шкуры стелем прямо на землю, на них укладываем одетого герцога. Он все еще спит или без сознания. На наши действия никак не реагирует. Я достаю из кошеля маленькие ножнички и аккуратно срезаю пуговицы на камзоле, распахиваю его и разрезаю рубаху. Как только края полотна расходятся в стороны, мы видим узор, который стал ярче и четче. Помимо него на теле мужчины проступили вены, и весь он словно осунулся за несколько часов. Проклятие начало пить его жизненные силы.
   - Видишь? Она ускорила действие. Теперь он уже не жилец.
   Восстановиться после подобного человеку практически невозможно. Если бы была возможность снять проклятие прямо сейчас, он отделался бы параличом на всю оставшуюся жизнь. Или скорее потерял разум, учитывая, кто работал над чарами. А возможно и то, и другое... В любом случае для дипломатов покалеченный герцог уже бесполезен.
   - Что будем делать? - Деметрий видит происходящее и трезво оценивает шансы.
   - Нужно отпустить кучера, пусть отъедет и дожидается нас где-нибудь на дороге. А мы пойдем с герцогом глубже в лес. Там я с ним разберусь.
   - Справишься? - мы встречаемся взглядами. - Я имею в виду чары. Они могут сработать.
   - Знаю... Я понимаю часть символов проклятия. Попробую разрушить основные узлы. Надеюсь, поможет. К тому же вариантов у нас все равно нет.
   Маг отходит к карете и договаривается с кучером. Тот подстегивает лошадей и уезжает, а мы остаемся на дороге.
   - Ну что? Испытаем судьбу?
   Дипломат видимо смиряется с моим планом и начинает немного бравировать. Перекидывает тело через плечо, как на практикумах по переноске раненых. Я подбираю шкуры и накрываю ношу. Не в целях здоровья конечно. Но не оставлять же их здесь... Подозрительно. Мы направляемся в лес. Молчим и смотрим под ноги. К счастью, земля еще не достаточно прогрелась, чтобы превратиться в грязь, и идти несложно.
   Происходящее не нравится нам обоим по разным причинам. Магу претит убийство. Мне не хочется вновь переходить дорогу истинным. Иметь во врагах ведьму - сомнительное удовольствие. Вспоминаются слова Молота о том, что герцога нужно убить, "если по дороге что-то случится". Неужели, он понял все сразу? И не счел нужным предупредить? Хотелось бы спросить прямо, но маг остался в замке.
   Через полчаса, когда Деметрий начинает уставать, а я - путаться в юбке, мы выходим на достаточно просторную поляну. Летом здесь наверняка хорошо. Высокие деревья вокруг, мягкая трава, яркое солнце... Сейчас же довольно однообразно. Серое небо, голая земля, со скрипом качающиеся деревья. Холод. Сырость. Мерзкие ощущения.
   - Укладывай его здесь. Дальше не пойдем.
   Напарник покорно сгружает ношу на шкуры. Выжидательно смотрит на меня. Так получилось, что командовать теперь мне. В чарах он точно не разберется.
   - Отойди подальше. И поставь максимальную защиту на всякий случай, - снимаю перчатки, бросаю на землю рядом со шкурами, достаю кошель.
   - Ты уверена?
   - Он связан. Даже если решит на меня напасть - придется рвать веревки. Это не так просто и быстро. Ты успеешь вмешаться.
   Находящиеся под воздействием чар часто ведут себя не как обычно. Могут быть излишне агрессивны, жестоки, впадать в буйство. Пока герцог вел себя смирно, но неизвестно, как подействует на него вмешательство в общий узор проклятия. А его стоит вначале ослабить.
   Деметрий уходит и скрывается за деревьями. Надеюсь, в случае неудачи его не заденет... Снова распахиваю камзол и рубашку. Вглядываюсь в символы. Достаю из кошеля несколько длинных игл. Если ошибусь... Вытаскиваю из волос заколку и сжимаю в левой руке. Ее хватит, чтобы убить пленника мгновенно. А работать придется одной рукой. Что ж... Приступим.
   Первая игла входит в грудную клетку с правой стороны. Прямо в центр одного из переплетений. Погружаю ее максимально глубоко, жду несколько секунд. Ничего не происходит. Мужчина по-прежнему без сознания. Продолжим. Следующую иглу втыкаю под грудину. Осторожно. Главное не задеть лишние органы. Это может спровоцировать цепную реакцию нервной системы. Тело под моей рукой едва заметно вздрагивает. Напрягается. Я перестаю дышать и повыше поднимаю руку с заколкой. По грудной клетке проходит судорога, и пленник расслабляется. Перевожу дыхание. Кажется, тут стало жарко. Утираю лоб. Третья игла замыкает перевернутый треугольник в левой стороне грудной клетки. Стоит ее установить, и узор чар заметно бледнеет. Снова перевожу дыхание. Кажется, все правильно. Правильные простые фигуры являются лучшими нейтрализаторами любой формулы. Чары ослаблены. Теперь, если удастся перекрыть канал подпитки непосредственно от самого герцога...
   Прежде, чем я успеваю воткнуть следующую иглу, мужчина открывает глаза. На меня смотрят два черных провала, и искаженный голос интересуется:
   - Ты действительно думала, что все будет так просто?
   Я не думаю. Резко опускаю руку с заколкой. Острый край пробивает висок и уходит глубоко внутрь, поражая мозг. Секунда тишины и бездействия. А затем меня сметает мощным выбросом силы...
   Земля и небо меняются местами несколько раз. Спину обжигает болью. Лицо горит, словно в него плеснули кислотой. Сжимаю зубы, чтобы не закричать. Меня буквально размазывает по земле где-то на краю поляны. Деревья поломаны и повалены вокруг. Магия отступает. Настает тишина. Оглушающая. Давящая. Обещающая. Тишина с острым привкусом безумия.
  
   Глава 10
  
   В голове гудит. Перед глазами плывет. Состояние будто после долгой ночи без сна или хорошей пьянки. Если бы я не лежала, меня бы шатало и кидало из стороны в сторону. Облизываю губы. Горло саднит. Дышать тяжело. Вдох-выдох. Пытаюсь пошевелиться. Сжимаю и разжимаю кулаки. Боли нет. Руки не сломаны. Хорошо... По очереди поворачиваю стопы. Левую ногу простреливает болью. Стискиваю зубы. Кажется растяжение или вывих. Кость не болит... Приподнимаюсь на локте. Лицо горит. Глаза слезятся и почти не открываются. Разглядеть что-то можно с трудом. По шее течет нечто теплое. Вытираю свободной рукой. На пальцах кровь... Не удивительно.
   Переворачиваюсь на живот, чтобы встать хотя бы на четвереньки. Голова сразу опускается вниз. Упираюсь лбом в скрещенные руки. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Побороть приступ тошноты. Сплюнуть вязкую слюну с солоноватым привкусом. Уже лучше. Кое-как поднимаюсь на руках и осторожно сажусь, вытягивая ноги. Юбка порвана, но все равно мешает. Ничего. Справлюсь. Вдох-выдох. Утираю глаза рукавом. Оглядываюсь вокруг, насколько это возможно.
   Поляна напоминает выжженное поле. Все черно и покрыто пеплом, который продолжает сыпаться сверху. Ближайшие деревья повалены и рассыпаны в труху. Как раз в опилках я и оказалась. Они немного смягчили падение. Хорошо, что их так расщепило. Были бы обломки, могло и проткнуть насквозь. Повезло. Где-то сбоку движется тень. Осторожно поворачиваю голову. По краю поляны в мою сторону пробирается дипломат. Спотыкается. Что-то кричит и машет рукой в сторону эпицентра выброса. Я вижу, как открывается и закрывается его рот, но не слышу ничего. Контузия. Вот почему так тихо. Снова медленно поворачиваю голову в ту сторону, куда он указывает. И буквально прирастаю к земле...
   В центре поляны открывается портал. Сплошное черное марево висит над землей. И первой из него появляется стройная, длинная ножка. Тонкая шпилька ступает прямо на останки герцога, вонзаясь в мясо. И следом появляется ее пара, туго обтянутая голенищем высокого сапога. Короткая пышная юбка в складку почти ничего не прикрывает. Мелькает узкая полоска голой кожи. Затем как-то сразу появляется объемная грудь и узкие плечи под тонкой тканью топа. Истинная не утруждает себя одеждой под стать времени и места нахождения. Вдоль тела плавно опускаются обнаженные руки, немедленно упирающиеся в бедра. И, наконец, появляется голова. Капризное лицо девочки-подростка, навсегда застывшей в поре полового созревания. Губки бантиком. Маленький вздернутый носик. Детская припухлость щек. Два хвостика на макушке. Волосы цвета червонного золота окутывают фигурку естественным плащом. Ферда. Она все-таки пришла сама...
   От созерцания меня отвлекает толчок в бок. Резко поворачиваю голову и едва не падаю. Меня поддерживает Деметрий, который присаживается рядом и заглядывает мне в лицо. Следы контузии он видит, поэтому как можно четче произносит:
   - Двигаться сможешь? Нужно уходить.
   Молча наклоняюсь вперед к ноге. Дергаю на себя юбку. Левый сапожок вывернут под неестественным углом. Все-таки вывих. Хочется выругаться, но не время. Маг копается рядом, находит щепку потолще и бесцеремонно засовывает мне в рот, заставив закусить. Затем пересаживается ближе к ноге, обхватывает лодыжку и дергает. У меня темнеет в глазах. Откидываюсь назад, отчаянно сжимая щепку зубами, чтобы не заорать в голос. Боль острая настолько, что вышибает слезы. Кричать нельзя. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Нужно просто перетерпеть...
   Дипломат делает с ногой что-то еще после чего наклоняется надо мной, тянет за руку и помогает сесть. Выплевываю щепку, которую основательно пожевала. Мне легче. Приступ боли заставил взбодриться, и гудение в голове постепенно отступает. Поворачиваюсь к центру поляны...
   ...И встречаюсь взглядом с невозможно синими глазами ведьмы. Она смотрит прямо на меня и обнажает маленькие острые зубки в оскале. Ее лицо неузнаваемо искажается от злости. На поляне заметно темнеет. Я буквально кожей ощущаю ее силу... Напряжение воздуха. Тьму, разливающуюся вокруг. Тонкие нити проклятия, переплетающиеся уродливо-прекрасным узором...
   ...Дыхание замирает на губах. Деметрий до боли стискивает мою руку. Он все понимает. Нам не успеть увернуться. Да и сбежать от нее невозможно. Не от того, кто может контролировать разум. Защита не поможет. А амбирцит вряд ли пережил предыдущий выброс силы.
   Вдох. Закрываю глаза. Она не станет медлить. В гневе безумцев есть свои плюсы. Они не контролируют эмоции. Потом, придя в себя, Ферда пожалеет, что убила меня быстро. А сейчас...
   Я чувствую, как она отпускает удар. Как Тьма тянется ко мне, раскрывая объятия. Как свивается в веретено паутина проклятия. Как расстояние между мной и смертью стремительно сокращается. Сжимается до каких-то сотых долей секунды. И... ничего не происходит.
   Выдох. Открываю глаза. Между нами и ведьмой стоит фигура. Маг, сумевший поймать плетение ведьмы и выжить. На одно безумное мгновение мне кажется, что это Олеж, но затем спаситель начинает говорить, и наваждение проходит...
   - Потратить столько сил на лишенную магии - прямо расточительство какое-то.
   Темный, который уже однажды спас меня. Он говорит насмешливо, легко перекидывая из руки в руку сгусток чистой Тьмы. Энергия, которую Ферда потратила на заклятие.
   - Уйди с дороги! - визгливо кричит ведьма.
   Из-за спины мага я не вижу, что она делает. К тому же напарник отвлекает меня, дергая за руку. Смотрю на него.
   - Ползти сможешь?
   Теперь я даже слабо слышу, что он говорит. Вправленный вывих явно пошел мне на пользу. А возможно, маг еще поделился своей силой.
   - Могу...
   Отвечаю и сплевываю кровь. Горло все еще саднит. Наверняка есть внутренние повреждения, но сейчас не до них.
   - Нужно убираться отсюда, пока они заняты друг другом, - бормочет дипломат.
   Кошусь в сторону темных. От слов они уже плавно переходят к действиям, начиная обмениваться заклинаниями. И то, что я вижу плетения без всякого магического зрения, говорит о многом. Истинные решили устроить разборки. Мало нам было проклятого герцога...
   - Веди... - выдыхаю и снова сплевываю кровь.
   Маг кивает, разворачивается в сторону леса, а дальше наглядно демонстрирует, что навык ползанья, приобретенный на полигоне в грязи, очень даже полезен. Вздыхаю и повторяю его маневр. Когда рядом выясняют отношения двое принявших Абсолют самое лучше - слиться с местностью и не отсвечивать.
   Мы бодро ползем минуты две, пока очередной удар мага или ведьмы не сносит дерево прямо перед Деметрием. Огромная сосна падает будто тростинка и тянет за собой соседние деревья. Мы замираем на месте, накрыв головы руками. Следующий удар приходится чуть в стороне. Вокруг раздается треск ломаемых деревьев, глухие звуки взрывов и редкие выкрики...
   Маг разворачивается ко мне, хватает в охапку и по возможности закрывает своим телом от падающих сверху веток. Если так продолжится, мы здесь не выживем. Но сделать что-то уже невозможно. Ползти дальше нельзя. Оставаться на месте... Шансы на выживание одинаково низкие. Есть только призрачная надежда, что на базе засекут столь мощный выброс силы, и сюда вскоре явятся боевики. Вот только вряд ли они станут ставить портал. Да и с такими искажениями, которые исходят от темных...
   Следующий удар приходится совсем рядом. Нас подбрасывает. Я вцепляюсь мертвой хваткой в плечи дипломата, он в ответ обхватывает меня за талию и прижимает к себе. Мы перекатываемся по земле и опилкам, затем как-то резко сваливаемся в яму, оставшуюся от одного из ударов.
   - Думаешь, второй раз сюда не попадут? - шепчу магу на ухо.
   - Есть другие варианты?
   Он напряжен. Явно держит защиту. Насколько ее еще хватит? Прямой удар она точно не выдержит. Прижимаюсь щекой к его щеке и закрываю глаза. Нужно ждать. Когда-нибудь разборки закончатся, и мы сможем отсюда уйти. Если выживем конечно.
   - Как у вас с Марькой? Она вроде бы оттаяла после осени...
   - Ты прямо сейчас хочешь об этом поговорить?
   В голосе Деметрия слышится явное раздражение. Рядом снова раздается глухой удар и резкий выкрик ведьмы. На нас падает земля. Главное, чтобы совсем не засыпало. А то откапают нескоро...
   - А что делать? Могу спеть...
   Маг отвечает короткой нецензурной тирадой. Могу его понять. Раньше мне тоже часто хотелось ругаться. После жизни с Иваром нервы стали значительно крепче.
   - Если темный победит, он нас добьет? - интересуется напарник спустя еще минуту и пару заклинаний, улетевших в противоположную от нас сторону, судя по звукам.
   - Последний раз он сказал, что я нужна ему живой.
   - А про твоих близких он ничего не говорил?
   - Марьку в прошлый раз он усыпил...
   - Это вселяет надежду...
   Новый удар приходится где-то совсем рядом. Кажется, в край нашей ямы. Деметрий резко отталкивается ногой, и мы перекатываемся в противоположную сторону. Он снова коротко ругается.
   - Магии не осталось...
   - Плохо...
   Теперь защиты точно нет. Интересно, когда они закончат? Открываю глаза. Над нами низкое серое небо, с которого продолжает падать пепел. Или снег? Не знаю. Страха почему-то совсем нет. Хотя вокруг нас творится, Тьма знает что. Осталась только усталость и апатия. Хочется спать. Маг немного расслабляется и упирается локтем в землю, чтобы не давить на меня всем весом. Кажется, он тоже успокоился. Иногда собственное бессилие бесит. А иногда приносит успокоение. Или его иллюзию. Сейчас мы ничего не можем сделать, только ждать...
   Я не успеваю понять, что происходит в следующий момент. Меня ослепляет и оглушает резким всплеском силы. Нас обоих отрывает от земли, крутит в воздухе и снова впечатывает в землю. Деметрий оказывается внизу, а я распластываюсь на нем. Несколько секунд проходят в тишине. Осторожно поднимаю голову и заглядываю в лицо мага. Он без сознания, но жилка на шее бьется. Жив. Уже хорошо. Сделать что-то еще я не успеваю. Чья-то рука бесцеремонно хватает меня за волосы и тянет вверх, вынуждая подняться сначала на руки, а затем встать на колени. С запрокинутой назад головой это не слишком удобно.
   Сверху на меня смотрит темный. С его лицом что-то не так. Но я не могу понять, что именно. Глаза снова слезятся.
   - Все-таки достала... Вот же дрянь маленькая, - он что-то неразборчиво бормочет, и по телу растекается холод, а затем жар. - Запомни на будущее, княгиня. Не суйся в Гленж без магии. Ясно? Здесь твоя связь с сыном усиливается, и он пожирает твои силы. Еще пару дней, и ты впала бы в кому. А там и до смерти недалеко. Вернешься назад, скажи Илею, чтобы проверил твою кровь. Все, что смог, я вычистил, но Ферда до тебя дотянулась... Пусть целитель работает. А теперь... Пора вам домой.
   По его знаку рядом появляется темное марево портала. Темный резким толчком отправляет меня в центр воронки. Мир исчезает...
  

Олеж

  
   Глава 1
  
   Дерево оживало под руками. Гладкое. Теплое. Живое. Оно менялось, принимая очертания будущей поделки. Ему нравилось вырезать. Работать ножом и руками. Пускать в ход магию. Совсем немного. Лишь на кончиках пальцев. Легкие, едва заметные прикосновения Света. И вот уже готовая работа занимает место среди других.
   Олеж поставил фигурку на полку. Двадцатая. По сравнению с первой, когда он еще только учился контролировать свои новые способности, сегодняшняя работа казалась шедевром. Тонкая. Изящная. Легкая. И материал подобран удачно. Береза. Фигурка получилась светлой. Пожалуй, она стала первой, в которой ему впервые почудилась гармония. Формы и содержания.
   Маг коротко улыбнулся. Творить что-то ему предложила Оливия. Как средство контроля за временем и собственными силами. Как способ сосредоточения. Здесь и сейчас, вместо постоянного гомона в голове и размазанности по пространству. Кто бы мог подумать, что собирать себя по осколкам окажется так сложно...
   Он отошел от полки и оглядел мастерскую, заваленную опилками, испорченными инструментами, чурбачками-заготовками и пеплом уничтоженных поделок. В самом начале он скорее разрушал, чем создавал. И в какой-то момент попытка вырезать по дереву показалась пустой тратой времени. Тогда-то все и изменилось. Он ощутил время. Снова. Нашел себя в настоящем моменте и смог вести отсчет. Произошло это где-то в середине зимы.
   Светлый покинул комнату и направился по коридору в сторону кухни. Он не чувствовал голода. Но вместе с чувством времени появились привычки, о которых он успел забыть. Например ставить чайник на плиту. Заваривать чай. Наливать варенье в вазочку. Усаживаться за стол. Наполнять чашку ароматным отваром... В этом была своя прелесть. И смысл. Прожить каждое мгновение. Прочувствовать его. Обкатать со всех сторон. Прикосновение. Вкус. Запах. Цвет. Звук. Выбросить все ненужное и оставить только то, что необходимо. Как в поделке... Все, что нужно - лишь отсечь лишнее.
   Когда у него только стало получаться доводить задуманное до конца, каждая фигурка занимала огромное количество времени. Несколько недель. Затем одна. Пара дней. Один день. Сегодня он работал всего три часа. И фигурка уже готова. Есть, чем гордиться. Вот только достигнутого ему казалось мало...
   Олеж пил чай. Точнее просто отвар диких сушеных трав, которые ему отдала Оливия. Ей он доверял. Или почти доверял. Внутреннее чутье говорило, что волшебница не причинит вреда. По крайней мере пока... Он не мог бы сейчас объяснить, почему столь остро испытывает дискомфорт. Казалось бы, Свет даровал ему силу. И довольно большую, раз его так опасались другие... А они опасались.
   Он понял, что его бояться не сразу. После третьего или четвертого визита Брасияна. Когда тот попытался что-то сделать, а наткнулся на его защиту. И не смог под нее проникнуть. Выдержка изменила светлому лишь на мгновение. Но его хватило, чтобы Олеж смог прочитать его мысли. И чувства. И увидеть всю его ауру. Со всеми слоями. До того момента он еще ни разу не делал ничего подобного. И с тех пор больше не повторял. А никто из светлых так и не решился навестить его после...
   Одиночество не тяготило. Оно оказалось удобным. Не нужно отвлекаться от работы. Разговаривать. Притворяться заинтересованным. Вовлеченным в беседу. К тому же он в любой момент мог узнать все, что ему нужно. Стоило только прислушаться...
   Олеж прикрыл глаза, отпуская сознание и чувство времени. И разум сразу же наполнился голосами.
   "Его сила огромна..."
   Ощущение древности и горечи. Стефания. Белая волшебница.
   "Мы не можем его контролировать!"
   Напряжение. Сдержанный гнев. Непонимание. Карлос. Алхимик.
   "Ему нужно время. Всего лишь время..."
   Спокойная убедительность Оливии.
   "Брасиян совершил ошибку".
   Сухая констатация факта. Гипнос.
   "Теперь у нас появился свой Ивар Шеруда?"
   Раздраженный вопрос Хайгеля. И имя, которое шкрябает по восприятию, будто наждачка по стеклу. Ивар Шеруда... Кем бы он ни был, отношения у них явно не складывались.
   Олеж усилием воли заглушил голоса и вернулся к текущему моменту. Другие не знали, что он мог их слушать. Если бы знали, ужаснулись еще сильнее. Они считали его чужим. Несмотря на то, что все находились по одну сторону Абсолюта, остальные не могли принять его силу. Хотя ему самому она не казалась чем-то странным. Почему?
   Он снова испытал тот дискомфорт, что вызывал недоумение. Причины крылись именно в неприятии. В том, как сильно он отличался от других. И они видели это. А он нет. Будто Посвящение прошло не так, как нужно, и изменило в нем слишком многое. И все обвиняли в произошедшем Брасияна, хотя он сам не считал себя виноватым.
   Его слепая убежденность в собственной непогрешимости забавляла. Казалась детской. Глупой. Наигранной. А еще за ней стоял страх. Даже не так. Ужас. Настоящий ужас, который может испытывать лишь истинный светлый. Ужас перед непоправимой ошибкой, которая может привести к перевесу в сторону Тьмы. Для Брасияна подобное стало бы убийственно.
   Чай закончился, и маг сгрузил посуду в раковину, решив заняться ей позже. Сейчас хотелось прогуляться. Он прошел по короткому коридору до прихожей и вышел на веранду. Вокруг небольшого одноэтажного дома высился хвойный лес. Огромные ели и сосны со стволами в два обхвата толщиной и высотой под десять-пятнадцать метров. Морозный воздух был пропитан ароматом хвои и талого снега, покрывающего все вокруг. Здесь не город, и дорожек не наблюдалось. Только его собственные следы, оставшиеся с прошлых прогулок.
   Светлый вдохнул поглубже, наполняя легкие чистейшим воздухом, и неожиданно улыбнулся. В привычном уже аромате ощущались первые нотки весны. Давно пора. Оказывается, он хотел перемен, но понял это только сейчас. Так теперь часто бывало. Олеж не осознавал свои желания, пока не происходило нечто, наводящее на нужную мысль или эмоцию. Как аромат весны, появившийся неизвестно откуда.
   Он прислонился спиной к стене дома. Шевельнул пальцами, в которых тут же появилась сигарета. Прикурил от огонька на другой руке и с наслаждением сделал первую затяжку. Закашлялся с непривычки. Оказывается, если долго не курить, сноровка уходит. Но курить хотелось. Теперь маг понял и эту потребность. Тот странный зуд, появляющийся в пальцах, когда из глубины прорывалось раздражение. Да, сигарет ему не хватало всю зиму.
   Он затянулся снова и выпустил струйку дыма, на ходу превращая ее в маленькое облачко, принявшее затем форму белки. Совершенно ненужная трата сил, но они и без того плескались через край. Кто бы еще объяснил ему, что именно пошло не так при Посвящении. Брасиян не ответит. Он вообще теперь вряд ли попадется на глаза, опасаясь повторного взлома. Все же в прошлый раз ему изрядно досталось. А вот сам Олеж из-за неопытности мало что смог узнать. Вопросы остались без ответов.
   Ломать Оливию не хотелось. Хотя она могла знать многое. Больше, чем показывала или хотела показать. Но... Все же было бы верхом неблагодарности отплатить ей чем-то подобным за попытки помочь. И к кому обратиться с вопросом? Целитель Илей к нему не приходил. И что-то подсказывало, что он зол. Или обижен. Вот только не понять на кого. Среди голосов, которые порой прорывались сквозь барьер в голове, его бас не раздавался ни разу. Возможно, он единственный был Олежу не по зубам. И, может быть, именно он и мог дать ответы. Стоило ли попытаться найти его самому?
   Светлый задумчиво обвел взглядом лес, посмотрел на пронзительно-синее небо, попытался вспомнить, как выглядел маг при их последней встрече. А затем просто шагнул вперед.
   Он оказался на пляже. Сероватый песок под ногами казался очень похожим на снег. А перед ним плескался северный океан. Тяжелые волны накатывали на берег, разбиваясь о скалы. В стороне, метрах в тридцати, на отмели лежало огромное морское чудище. Оно умирало... Илей стоял ближе. По колено в воде. Обнаженный. Он тер руки, окунув их в воду, а затем плескал в лицо и на плечи. По коже стекали розоватые струйки.
   - Пришел? - низкий бас сроднился с гулом волн, но все же преодолел их. - Я уже думал, не дождусь...
   - Разве монстров убивают не темные? - спросил Олеж, краем глаза наблюдая за морским зверем.
   - Иногда у них тоже есть дела, - целитель обернулся к нему и медленно побрел к берегу. - Приходится все делать самому. Ты что-то хотел?
   - Ты сказал, что был моим наставником.
   На песке мага ждала сваленная кучей одежда, на которую он не обратил ни малейшего внимания. Достал прямо из воздуха кусок ткани и завернулся в него, набросив край на голову.
   - Был... Вторым наставником. После Брасияна.
   - Он у меня больше не появляется.
   - Конечно, мало кто любит чувствовать себя дураком...
   Илей прошелся по берегу, коротким жестом заставил старую одежду исчезнуть, плотнее укутался в ткань, будто испытывал холод. А, может быть, действительно мерз... Трата силы проявляется по-разному.
   - Ты единственный, кто не приходил. Почему?
   - Ты знаешь ответ...
   Они оба замолчали. Холодный ветер дул с моря, гнал облака по низкому, серому небу. Огромные волны продолжали накатывать на берег. Он уже видел все это. Давно. Не здесь. Память открылась внезапно...
   ...Корабль. Маги на нем. Команда. И он - лишь часть единого организма, который должен исполнять свой долг. Доставить истинного к месту назначения. Юта. Огромный смерч посреди океана. И второй корабль, почти близнец первого, подходит ближе...
   ...Олеж тряхнул головой, вдруг действительно ощутив холод этого места. Обхватил себя за плечи, сотрясаясь от озноба. С губ сорвалось облачко пара. Сколько же здесь градусов?
   - Вспомнил, - протянул целитель. - Хорошо. Хоть что-то вспомнил.
   - Так... так... так бывает со всеми? - произнести простой вопрос удалось не сразу.
   - Ты знаешь ответ. Знаешь.
   Он знал. Не со всеми. И целитель не приходил...
   - Ты такой же... как я. Так? Ты тоже их слышишь.
   Маг поднял глаза на бывшего наставника. Он не видел его ауру. Лишь Свет. Чистый. Пронзительный. Яркий. Обволакивающий всю фигуру целителя. Неужели он сам выглядит также?
   - Слышу, - Илей кивнул и потряс головой. - Иногда хотел бы не слышать. Но тут уже ничего не исправишь.
   - Почему... Почему я такой? Как ты?
   - А это мне самому хотелось бы узнать... Где Брасиян раздобыл тот рецепт, что испробовал на тебе? Да... я хотел бы узнать. Да только его сложно призвать к ответу. Все же мы на одной стороне.
   - Что пошло не так? Со мной? Что он хотел сделать?
   - Исправить ошибку. То, что считал ошибкой. Сделать тебя неуязвимым. Идеальным. И сделал... - Целитель неодобрительно покачал головой. - Я не могу ничего исправить. Только ты сам сможешь собрать себя заново.
   - И с чего мне начать?
   - Ты уже начал. И довольно неплохо. Не жди инициативы от других. Прояви ее сам. Поговори со светлыми... Возможно, узнаешь что-то еще.
   Илей исчез, не создав вокруг ни одного колебания. Олеж посмотрел на свинцовые волны, поежился, прогоняя ощущение холода. Пожалуй, советом стоит воспользоваться...
   Он снова шагнул вперед.
  
   Глава 2
  
   Лаборатория завалена механизмами. Она напомнила Олежу его собственную мастерскую. Такой же бардак. Много мусора и неоконченных работ. Только размеры помещения значительно больше. Огромный ангар, разделенный горами хлама так, что напоминает лабиринт. Он бродил по узким коридорам неспешно, рассматривая отдельные изобретения, падающие под ноги или криво торчащие из "стен".
   Хозяин появился лишь спустя полчаса.
   - У нас принято предупреждать о визитах заранее, а не вламываться без спроса.
   Ершистый мальчишка, пытающийся казаться взрослым и сильным. Олеж обернулся к нему. Оглядел с ног до головы. Всматриваясь, вспоминая...
   ... Маниакально горящие глаза, темные круги под ними, лихорадочный румянец. "Ты не имеешь права за нее заступаться!"...
   ...За кого? Он не помнил, о ком говорил тогда Пьетр, но свои же чувства ощутил легко. Жалость. Сострадание. Понимание.
   Наверное что-то отразилось у него на лице или в ауре, раз хозяин лаборатории вдруг сжал кулаки и весь подобрался, будто готовясь вступить в бой. С ним? Самоубийца.
   - Прости, - легко произнес Олеж. - Вы приходили без предупреждения, и меня никто не уведомил о правилах.
   Он чуть отступил и поднял руки вверх, демонстрируя пустые ладони. Никакой агрессии. Претензий. Посягательств. Ему несложно, а мальчишка угомонится.
   - Обычно уведомляем, - изобретатель нахмурился, теряя даже намек на грозный вид. - Но с тобой...
   Он не договорил, обрывая себя. Но все и так понятно. С ним "как обычно" не получалось.
   - У тебя столько работ... Здесь даже те, что еще не запущены, - Олеж показал портативный экран, проецирующий трехмерные изображения, на которых аура накладывалась прямо на внешность. - Полезная вещь...
   - Да, но он еще не окончен, - Пьетр протянул руку, забирая свое творение. - Не прошел одобрение Совета и не согласован с темными.
   - Темными?
   - Конечно, - кивнул изобретатель, ловко пристраивая экран в какое-то углубление в стене. - Ты же не знаешь... Все изобретения, прежде чем поступить в массовое обращение, проходят одобрение нашего Совета. Затем образец отправляется темным, те соглашаются, и после этого мы начинаем совместный запуск. Тоже самое происходит, если открытие совершает князь Жерар.
   Вот как... Он испытал мимолетное удивление, но внутреннее чутье подсказало, что все верно. Так и должно быть. Равновесие. Во всем. Даже в таких вопросах. Или особенно в таких вопросах.
   - Разве Жерар тоже изобретатель?
   - Не такой как я, - легко отмахнулся светлый. - Он появился раньше и занимался улучшениями, оптимизацией. Он хорош в этом, но с нуля что-то создать не может. Впрочем, как и все темные...
   Наблюдение показалось интересным. Что-то в нем было. Заставляло задуматься. Но пока еще слишком слабо, чтобы делать выводы.
   - Ты делишь власть над своими землями с одним из князей? Я правильно помню?
   - Да... - изобретатель бросил на него короткий взгляд и покачал головой. - Радует, что ты не забыл основы, которые знает любой ребенок. Мой соправитель - Морлаон, он занимается контролем погоды. Его партнер по Юте - Хайгель. Если тебе интересно, конечно.
   Ему все интересно. Понять бы еще, что именно нужно, и как отсеять лишнее.
   - Хайгель ведь твой сосед?
   - Его земли лежат севернее моих, но не советую его тревожить. По весне из глубин выползают монстры. И на его участке начинаются штормы и цунами. Лучше не отвлекать...
   Да. Сухощавый старик, похожий на закаленное годами дерево, приходил к нему еще зимой. И с тех пор они больше не виделись. Что ж... Если его советуют не трогать, он не станет торопиться. Вариантов, с кем поговорить, у него еще достаточно.
   - Благодарю за потраченное на меня время, светлый, - коротко склонил голову Олеж и отвернулся в противоположную сторону. Здесь ему делать было больше нечего, и он шагнул к следующему, с кем хотел поговорить...
  
   ...И оказался на противоположной стороне материка. Если Пьетр обитал на равнинном западе, то земли Гипноса расположились на скалистом востоке. И его "дом" являлся пещерой в самой высокой горе. Олеж оказался на узком каменном карнизе, проходящим рядом с входом. Высота впечатляла. Величественные горы вокруг, покрытые лесами у подножия и ледяными шапками на вершинах. Здесь дул пронзительный ветер, и солнце пекло, как никогда.
   Он прикрыл глаза ладонью, чтобы не ослепнуть, и посмотрел на небо. На западе уже наступала ночь, а здесь день только начинался. Точнее здесь и сейчас это был уже другой день... Странное все же понятие - время.
   - Пришел? - тихий, едва слышный голос раздался откуда-то из глубины пещеры, заставляя мага развернуться и, осторожно ступая по карнизу, пройти внутрь. - Когда я ждал, тебя все не было, а теперь пришел сам. Незваный и нежданный.
   Старец, сидящий перед ним, казался призраком. В светло-серых одеждах, с длинными волосами, прозрачными глазами слепца... Он видел намного больше любого другого носителя Абсолюта, но не своими настоящими глазами.
   - Здравствуй, Гипнос. Прости, что я без предупреждения и уведомления.
   Находиться здесь было неуютно. В ангаре Пьетра, заваленном хламом, Олеж ощущал себя значительно лучше. Как будто навестил младшего брата. А здесь... Он оглядел пещеру. Камень, стесанный временем. Стол, кресло, которое занимал хозяин, скамейка для гостей, лежанка в стороне - все деревянное, но сделанное совсем не для удобства или красоты. Нет. Оно было, потому что должно было быть. Хоть что-то, напоминающее Гипносу о простых радостях бытия.
   - Тебя привел вопрос?
   Он никак не отреагировал на извинения и приветствие.
   - Скорее интерес. Ты приходил ко мне... Говорил что-то о травме, которую нужно исправить. Я помню...
   - Это было раньше, - старец пошевелил пальцами, словно перебирая что-то на ощупь. - Намного раньше. Ты не помнишь... Ты ведь умирал. Илей не сказал тебе. Но ты умирал. Он спас тебя. А травма осталась... Дважды травма. Ты не захотел ее обсуждать.
   Олеж вспоминал рывками. Какие-то смутные образы. Ощущения.
   ...Вода смыкается над головой. Он тонет. Медленно опускается вниз, не в состоянии более шевелиться. Глаза закрываются, но прежде, чем сознание гаснет, что-то обхватывает его руку и тащит вверх...
   ...Он ползет. Трава цепляется за руки, опутывая и не давая двинуться с места. Тело не слушается. С губ капает кровь...
   ...Пальцы Илея забираются под кожу, причиняя боль. Хочется кричать, но кровь заполняет горло, выплескиваясь изо рта, стоит только попытаться вдохнуть...
   ...Шрам на груди пульсирует болью...
   ...Темные нити поднимаются из-под земли. На них набухают бутоны, которые раскрываются с тихим шелестом. Узкие спирали с широкой горловиной, черные снаружи и алые внутри...
   Он вздрогнул, отгоняя чересчур яркие картины. Виски прострелило болью. Мгновенной. Яркой, как молния.
   ...Молнии бьют с неба прямо в землю, выжигая цветы. Целое поле цветов гибнет под их ударами...
   Маг обхватил голову руками, задыхаясь от боли. Грудь сдавило будто тисками. Неужели так бывает? Он наклонился вперед, опускаясь на колени и стараясь хоть как-то унять боль. Не получалось. Образы-видения пропали, но собственный организм не желал успокаиваться.
   На макушку опустилась сухая ладонь.
   - Перестань сопротивляться, - голос Гипноса доносился откуда-то издалека. - Уничтожение - не твой путь. Прими то, что произошло тогда... Прими и отпусти.
   Принять? Отпустить? Олеж не понимал, чего от него хотят. Боль усиливалась. Она шла откуда-то изнутри. Из глубины его тела... Только не материального. Стоило понять это, и мышцы расслабились. Стиснутые руки разжались. Он осознал себя сидящим на каменном полу. Вот только ничего еще не кончилось. Теперь светлый явно видел брешь внутри себя. В своей ауре. Глубоко внутри. Спрятанную от чужих глаз. Вряд ли кто-то еще кроме него знал о ее существовании. Разве что Илей... Ведь они похожи.
   Брешь. Она есть. Как и у других. Слабость. Уязвимость. Он такой же как они. Только умеет лучше прятаться. И сильнее. Боль отпустила совсем. Растворилась, свернув свои щупальца и удалившись до поры. А брешь осталась. Маленькая. Совсем крошечная. Но невероятно могущественная. То, что может погубить его. И сегодня он впервые столкнулся с таким проявлением...
   Гипнос убрал ладонь и отступил. Чуть склонил голову на бок, рассматривая его пустыми глазами.
   - Ты силен. Намного сильнее любого из нас. Но даже ты подчиняешься правилам. Нельзя изменить выбор, сделанный при Посвящении. Ты выбрал принятие. Так не пытайся уничтожить Тьму.
   Олеж легко поднялся на ноги, привычным движением отряхивая свободные брюки. Кажется, здесь он тоже узнал все, что мог. Пора двигаться дальше.
   - Благодарю, светлый.
   Шаг...
  
   Второй призрак ждал его чуть севернее. Белая волшебница. Старуха, закутанная в саван. Одежды Гипноса были чуть темнее и хотя бы носили отпечаток того, что он живет. Что-то делает. Наряд же Стефании сиял кристальной чистотой и белизной. Будто его носительница не занималась ничем...
   Она сидела за столом в центре круглой комнаты, стены которой закрывали книжные полки. Библиотека-ротонда с куполом из стекла, на котором выложен витраж в виде голубя с зеленой ветвью во рту. Пол закрывал пушистый ковер. Здесь было необыкновенно светло и уютно. Тихо.
   - Пришел... - при его появлении светлая отложила перо, которым что-то писала, и откинулась на спинку огромного кресла, в котором почти терялась. - Зачем?
   - Познакомиться, - Олеж пожал плечами, оглядывая полки книг. - Вы знаете меня, но я почти ничего не помню о вас. О каждом из вас. Разве это справедливо?
   - Так ты пришел узнать обо мне или о себе?
   Хороший вопрос. Он заглянул в водянистые глаза старухи. В них пряталась усмешка и понимание. Кажется, она знала много больше, чем ему казалось.
   - Вы с Оливией похожи, - невольно отметил маг.
   - Все светлые волшебницы похожи между собой. Как и все ведьмы. Скоро поймешь...
   - Возможно. Ты копишь знания? - он указал на полки, которые пока не решался трогать.
   - Я создаю знания... - волшебница поднялась со своего места и подошла к одной из полок, поставив туда увесистый том. - Теперь ты один из нас, тебе пора узнать... После Юты нас осталось мало. Очень мало. Приходилось выживать. Как-то налаживать жизнь. Сдерживать этот проклятый шторм. Мы многое пытались сделать. Не всегда правильно... И большинству не нужно знать о том, какие ошибки мы совершали.
   Она обернулась к нему, заглянув в глаза. Ее взгляд оказался неожиданно жестким. Колючим. Пронзительным.
   - Ты пишешь историю, - понимающе произнес Олеж.
   - Не только я. И не только историю. Мы с Чумой создали целую систему обучения юных магов и волшебниц. Думаешь идея интернатов возникла сама по себе? Нет. Мы долго пробовали и отрабатывали различные схемы. Пока не нашли ту, что устроила всех. И вот теперь все дети до пяти лет живут в семье, а затем передаются на учение. В руки учителей и наставников, прошедших проверку и завершивших собственное обучение по нашей системе.
   - Вы с Чумой...
   Он не удивился. Вовсе нет. Именно Чума являлась соправительницей Стефании. Они наверняка разделяли взгляды на многие вопросы. Иначе не смогли бы ужиться вместе. Править. Создавать. Союз Света и Тьмы, невидимый взглядам нейтральных магов, поражал воображение своим масштабом. За внешней враждой скрывались прочные альянсы. Преследовались общие цели. Пока маг не понимал, как такое возможно, но не сомневался, что разберется.
   - Да. Скоро ты привыкнешь. А потом перестанешь удивляться.
   Он запрокинул голову, рассматривая витраж. Кажется раньше он уже видел его. Но не здесь. В другом месте. Вот только где?
   ...Серые стены огромного зала. Светлый Совет в полном составе на возвышении. У каждого отдельное кресло. Женщина перед ними. Ее судят...
   Видение оборвалось внезапно. В глазах зарябило, будто залетали мушки. А затем все пропало. Он снова увидел библиотеку-ротонду и Белую волшебницу. В ее глазах появилось странное выражение, смутно похожее на сочувствие. Кажется, на сегодня с него бесед хватит.
   - Благодарю, светлая...
   Олеж отвернулся и ушел, одним шагом возвращаясь в свой дом посреди леса. Теперь ему нужно подумать...
  
  
  

Оценка: 9.29*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Суженый, или Брак по расчёту" (Юмор) | | М.Ртуть "Черный вдовец. Часть1" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Орлова "Несвобода" (Женский роман) | | А.Минаева "Последняя фаворитка императора" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Волчья тропа" (Приключенческое фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Н.Жарова "Невеста по приказу" (Приключенческое фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"