Грей Дайре: другие произведения.

Часть 1. Память масок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.77*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Добро пожаловать на маскарад. Вы приготовили маску? Придумали образ, который хотите сыграть? Нет? Тогда вы зря решили посетить столицу. Неужели вы не знали, что играть придется даже без маски? Даже если вы не любите игру, здесь вам придется стать марионеткой или кукловодом. Поэтому играйте! Танцуйте! Наслаждайтесь! И помните, за каждой маской скрывается еще одна. Заново выкладываю старое произведение после нескольких редакций и изменений. Требуется честное мнение, конструктивная критика и объективная оценка.

    Читайте на Литнет



Часть первая. Память масок

Появилась раньше времени
Снега белого первая проседь,
Мысли грустные навеяла
Нелюдимая странница-осень.

"Странница-осень" В. Меладзе

  
   Поместье Дрейков, 11 октября 1832
  
   Шелест опавшей листвы смешивался с шуршанием юбок, создавая для ранней прогулки ненавязчивый аккомпанемент. В этом году октябрь был сухим и теплым. Дожди еще не начались, и ковер опавшей листвы напоминал переплетения золота и меди... Размеренные шаги отмеряли расстояние до особняка, выступающего из-за деревьев. Светлое пятно, выделяющееся на фоне хмурого, низкого неба. Тучи стояли уже третий день, и легкий ветерок не мог разогнать их. Умиротворяющая тишина, заставляющая задуматься о чем-то важном, личном... Узкие полоски тумана, оставшиеся после холодной ночи, стелились по земле, оставив полупрозрачную дымку в воздухе.
   Леди отбросила на спину прядь длинных волнистых волос каштанового цвета и чуть ускорила шаг. Темно-зеленый атлас юбки быстрее заскользил по золотисто-багряному ковру, кусочек которого она несла в руке. Аллею никогда не подметали, она запрещала. И любила гулять по утрам до того, как дом проснется и заполниться звуками и жизнью. К тому же сейчас особняк против обыкновения последних двух лет был наполнен жизнью - родственниками и гостями. И кто-то из них тоже поспешил на прогулку...
   Навстречу из дома шла кормилица с младенцем на руках - дочь кузена со стороны матери, отправленного заграницу по приказу главы Рода, после того как Алан в очередной раз нарушил все возможные правила приличия. О незаконнорожденном ребенке лорд Колум даже слышать не захотел, и пришлось оказать помощь родственнику в память о детских проказах, разделенных на двоих.
   Она бросила мимолетный взгляд на малышку Рози - дети не отвечают за грехи родителей - и снова ускорила шаг. Молодой учитель языков, нанятый для кузин, приветливо улыбнулся и остановился, явно ожидая ее. Марии и Агнес уже следовало бы нанимать компаньонку для подготовки выхода в свет, а не подтягивать пробелы в знаниях, но жене дяди отчаянно хотелось оказать покровительство бывшему студенту - сыну ее подруги. А в итоге...
   - Миледи, - изящный поклон и протянутый томик стихов с закладкой в виде засушенной белой розы.
   Женщина украдкой подавила вздох. Безнадежная влюбленность кира Антуана была очевидна всем, кто его видел, и успела порядком ей надоесть. Но хорошее воспитание препятствовало решительному объяснению, к тому же его знаки внимания не утомляли и помогали скрасить скуку осенних дней.
   Учитель откашлялся и, глядя в землю под ногами, сообщил, что приехал еще один гость. Дворецкий не пустил его в дом, и теперь он ждет решения хозяйки. Смутное предчувствие заставило даму вновь ускорить шаг и забыть о бывшем студенте уже через несколько мгновений...
   Гость, действительно, ждал ее у черного входа. Прямо напротив аллеи. Высокий, широкоплечий. В безукоризненном дорожном костюме, с плащом, перекинутым через руку, небольшим саквояжем у ног и растрепанными от верховой езды темными волосами с красным отливом. Он давно знал все ее привычки, поэтому точно выбрал место, где стоит ждать, и нарочно стоял спиной, хотя уже наверняка слышал ее шаги. Почувствовал приближение так точно.
   Подходить ближе ей не хотелось, но и уйти уже оказалось невозможно.
   - Леди Дариенна, - мужчина медленно обернулся и чуть насмешливо поклонился, исподволь изучая ее, - утренняя прогулка пошла вам на пользу.
   - Лорд Идис.
   Она кивнула в ответ. Он остался таким же, как и прежде. Уверенным, обаятельным, с искорками в зелено-золотистых глазах и кошачьей грацией в каждом движении. Хищник. Хотя чего еще можно ждать от лорда, на гербе которого изображен тигр в прыжке на зеленом фоне? И выставить его вон, как бы ни хотелось, не выйдет.
   - Я вынуждена принять вас в своем доме, милорд. Надеюсь, вы не станете злоупотреблять моим терпением.
   Леди протянула руку с перстнем на указательном пальце в виде головы дракона в знак подтверждения слов. И знакомые горячие губы коснулись кожи.
   - Ваша доброта не знает границ, миледи.
   Его насмешка вызвала лишь холод внутри в ответ на прикосновение. Кое-что все же изменилось...
  
   Прибытие нового гостя не осталось незамеченным среди присутствующих. Еще один глава Рода в поместье - это так волнительно для юных лин, ни разу не выезжавших в столицу. О каких правилах и занятиях может идти речь, когда в провинциальной жизни происходит такое событие? Тем более что новый гость в отличие от своего предшественника казался намного более приветливым и любезным. Обманчивое впечатление. И теперь спустя уже значительное время после их знакомства Дариенна видела каждый внимательный взгляд, устремленный искоса, каждую натянутую улыбку, подаренную в дань приличиям, слышала каждую фальшивую ноту в произнесенных фразах. Лорд Идис оказался плохим актером. И как она раньше не замечала? Поневоле поверишь в слепоту чувств.
   Новая прогулка состоялась после обеда. Наполненный волнением и напряжением дом утомлял, прививая любовь к свободному пространству и свежему воздуху.
   - Зачем он вернулся?
   Почти неслышный вздох раздался в ответ. Леди Аргус, не так давно бывшая лин Идис, шла рядом и выглядела бледнее обычного. Ее от природы светлая кожа и ясные голубые глаза резко контрастировали с темными волосами с красным оттенком, доставшимся ей вместе с кровью Рода. Супруга старшего принца обладала контрастной красотой. Высокий рост, тонкий стан, стремительная походка и гордая осанка. Немного удлиненное лицо с высокими скулами и острым подбородком, аккуратный рот и полные губы, длинные ресницы и ровные дуги черных бровей.
   - Если бы я знала, что творится в его голове... - Она сцепила пальцы обеих рук, затянутых в перчатки, будто пытаясь сдержать собственный порыв. - Последний год мы только переписывались, хотя Ксандр прекрасно знал, что нужен мне. Могу лишь предположить, что он хочет все исправить.
   - Тогда ему следовало бы начать с извинений. - Внутренний холод Дари почти сравнился с внешним, и осенняя сырость совсем не вызывала неприятия. Все же в ее состоянии имелись свои преимущества. - Я же пока наблюдаю лишь неприкрытую дерзость.
   - Он - мужчина, - столь же холодно откликнулась подруга, - а они редко чувствуют себя виноватыми.
   Кому как не Леоре, чья семейная жизнь вот-вот грозила закончиться разводом, было говорить об этом. В поместье Дрейков она прибыла еще в августе, а спустя месяц следом за ней приехал и лорд Аргус - бывший наследник престола. И отказать ему в гостеприимстве было возможно так же, как приказать дождю остановиться. Говорить можно что угодно, происходящее от этого не изменится.
   - Мне казалось, что Ксандр совсем другой... - Взгляд леди зацепился за бредущую впереди пару супругов - лана Дрейка и его жену, пребывающую в крайне деликатном положении.
   - Мне тоже когда-то казалось, что мой муж меня любит, - сжала губы леди Аргус и тут же сменила тему разговора: - Ты дашь ему шанс?
   - Шанс? - Дариенна недоверчиво покачала головой. - Он сам бросил меня и уехал на север. Мы не виделись полгода. О чем здесь может идти речь?
   - Но он вернулся.
   - А ты бы дала шанс Декстеру? Ведь он тоже приехал сюда за тобой.
   Зеленые и голубые глаза обменялись понимающими взглядами.
   - Декстер привык считать меня своей собственностью, и его не устраивает, что красивая ширма начала думать и делать что-то по-своему. Поэтому он здесь.
   - Со стороны все выглядит совсем не так...
   - Да, я представляю, что говорят в столице. Обиженная жена покидает мужа, и он бросает все дела, чтобы вернуть ее. Как романтично! - Дама крайне реалистично изобразила восклицание Марии и многих других юных лин, представленных в этом году на маскараде. - Конечно, ему же стоит поддерживать придуманную сказку, а мой каприз так в нее не вписывается.
   Ее слова буквально пропитались ядом и сарказмом, происходящими от затаенной боли и горечи, которые Дари так хорошо понимала раньше. Теперь чувства молчали, погребенные под тяжестью холода. И, пожалуй, даже в их отсутствии можно найти свое преимущество.
   - Расскажи мне... Как все начиналось? Я так и не слышала эту историю из твоих уст.
   - Начиналось... - Леора улыбнулась странной улыбкой, немного мечтательной и горькой. - Все начиналось, как в красивом романе...
  
   Поместье Идисов, апрель 1829
  
   Весна уже полностью вступила в свои права, и гулять в саду по утрам было приятно. Леоре нравились долгие часы, проведенные на природе, где так легко найти вдохновение, чтобы затем воплотиться его в игре на скрипке. В такие моменты она чувствовала себя свободной. От обязанностей хозяйки дома, от правил и манер, от ненавязчивого внимания слуг, выполняющих указания брата. Он всего лишь хотел, чтобы о ней заботились, оберегали, вряд ли замечая, что своим стремлением защитить порой переходит разумные пределы. Да и что с ней может случиться на землях Рода? Кто рискнет обидеть сестру лорда, рискуя навлечь на себя его гнев?.. Порой ответы оказываются более неожиданны, нежели можно представить.
   И неожиданно прибывший в поместье гость оказался не долгожданным хозяином земель, а наследником престола.
   - Маде-лорд, - девушка сделала церемонный реверанс по всем правилам этикета приветствуя внезапного визитера.
   Они уже были представлены друг другу официально. Лорд Аргус дружил с Ксандром и часто приезжал в поместье. Вот только обычно Ксан находился в особняке... И он совсем не обрадуется тому, что его друг провел какое-то время в обществе его же сестры. На этот счет лин Идис не питала никаких иллюзий. Брат никогда не высказывал открытого нежелания знакомить сестру с другом, но его красноречивый взгляд даже во время их кратких бесед, отвечающих строгим правилам приличий, красноречиво демонстрировал все его отношение. И теперь Леора невольно попала в затруднительное положение, равно не желая расстраивать родственника и в то же время упускать шанс поближе познакомиться со столь заметной личностью...
   - Лин Идис, - мужчина также поклонился ей, не отводя пристального взгляда черных глаз, в глубине которых мелькали серебряные искры.
   - Мой брат сейчас находится в столице, и я не знаю, когда именно он приедет, маде-лорд... - Благоразумие победило, и она поспешила отделаться от визитера.
   - Я знаю, - перебил принц вкрадчивым тоном, - мы договорились встретиться здесь, в поместье, но я приехал раньше намеченного срока. Так сложились обстоятельства. Ксан обещал прибыть завтра. Надеюсь, вы позволите мне остаться в доме до его возвращения?
   Последняя фраза была сказана с непередаваемой ноткой иронии, вызова и чего-то еще, ускользнувшего от ее внимания. Леора прищурилась, чувствуя закипающий внутри огонь. Он бросал ей вызов. Этот огромный во всех отношениях мужчина, смотрящий на нее сверху вниз, с насмешливой улыбкой. Он ждал чего-то. Чего? К чему привыкли избалованные принцы?
   Ей немедленно захотелось поставить его на место. Стереть с лица снисходительную гримасу. Конечно, выставить наследника престола за порог невозможно, но и оставаться один на один со столь высокопоставленной особой нельзя. Провинция на многое может закрыть глаза, но все тонкости приезда принца будут обсуждать еще долго.
   - Конечно, маде-лорд, - сдержанно и учтиво улыбнулась лин. - Я отдам нужные распоряжения, и вас устроят в охотничьем домике. Он находится совсем рядом и в прекрасном состоянии, вам будет там достаточно уютно, чтобы дождаться возвращения Ксандра.
   В лице собеседника что-то изменилось, а затем он неожиданно улыбнулся более открыто, обнажая ровные белые зубы и выдающиеся аккуратные клыки. И сейчас так ярко походил на змея. Герб Аргусов - черный полоз на серебряном фоне, обвивающийся вокруг серебряного кинжала.
   - Для столь юной особы, лин Идис, вы чересчур серьезны. Неужели вы, действительно, думаете, что ваш брат будет против моего пребывания в доме? - тон мужчины остался вкрадчивым, но стал глубже, будто стремился проникнуть под кожу.
   - Мне больше нравится быть серьезной, нежели легкомысленной, маде-лорд. Это уберегает от глупых ошибок и бессмысленных ожиданий. Что касается моего брата, думаю, вам лучше знать, как он отнесется к подобному...
   Он вновь наградил ее странным взглядом, а затем жестом пригласил пройти к дому. Как будто он здесь хозяин. Она ответила прямым взглядом и вздернутым подбородком, и прошла вперед по дорожке, не желая брести под руку с гостем. В нем было что-то непонятное, раздражающее, но отнюдь не пугающее, а скорее распаляющее любопытство и внутренний огонь, который так часто приходилось гасить.
   Высшее общество не приемлет искренности и ярких проявлений чувств, об этом ей говорили учителя и гувернантки, но мятежный нрав брал свое. Выезд в свет должен был состояться только зимой после ее восемнадцатого дня рождения, и следующие полгода она не хотела думать об этом неприятном событии. Многие другие девушки мечтали о первом маскараде, и некоторые семьи вывозили их раньше, еще в семнадцать, но Леора была рада, что брат не торопится. Перспектива с головой окунуться в фарс ее совсем не прельщала. Поэтому бесконечные разъезды и неизвестные дела Ксандра были очень кстати.
   - Столь мудрые слова не часто можно услышать и от более старших леди. Вы точно так юны, как кажетесь? - полушутя спросил собеседник.
   - Возраст измеряется не прожитыми годами, - дерзко ответила она, наконец, выходя к особняку. После чего развернулась к сопровождающему. Голубые глаза сверкнули как льдинки. - Как я уже говорила, маде-лорд, вас разместят в охотничьем домике, - произнесла она достаточно громко, чтобы слуги смогли ее услышать.
   От гостя веяло скрытой угрозой - отголоском той Силы, носителем которой он являлся. Девушка выпрямилась в полый рост, отнюдь не маленький для женщины, но даже так едва доставала макушкой до подбородка принца, который имел наглость продолжать откровенно улыбаться. Скалить зубы. Врдя ли столь впечатляющий оскал можно было назвать улыбкой.
   - Как скажете, лин Идис, - он отвесил ей вежливый, но в то же время насмешливый поклон и направился к конюшне.
   Намного позже днем, когда Леора развлекала себя чтением в библиотеке, уже благополучно забыв об утреннем инциденте, гость снова напомнил о себе, на этот раз совершенно внезапно появившись из-за стеллажа с книгами. Удивленная лин вздрогнула, когда услышала шорох шагов, а затем короткое покашливание.
   - Что вы здесь делаете? - отбросив приличия, спросила она, немедленно вспомнив раздражение, которое разбудил в ней этот мужчина.
   - Выбираю книги, - невозмутимо откликнулся он, одарив ее взглядом, в котором читалось искреннее недоумение. - Что еще можно делать в библиотеке?
   Риторический вопрос. Она встала, чтобы хотя бы так скрасить их разницу в росте, и вздернула подбородок, пристально глядя на собеседника.
   - Кажется, я сказала, что вас разместят в охотничьем домике.
   - Да, но там совершенно нечем заняться, и я решил снова заглянуть в особняк, чтобы найти себе развлечение. Неужели вам жаль пары книг?
   Лин Идис медленно выдохнула и вымученно улыбнулась. Он умело издевался, пользуясь ее неопытностью в словесных баталиях. Что ж... Их общение станет хорошей тренировкой перед настоящим маскарадом.
   Взгляд принца остановился на книге, которую она продолжала сжимать в руках.
   - Франсуа Лаботон? - Лорд удивился и не стал скрывать этого. - Вы читаете размышления сумасшедшего философа?
   Леора инстинктивным движением спрятала книгу за спину. Обычно юные лин читают романтическую литературу и крайне редко что-то об истории Алазина. Гувернантка часто говорила, что ее вкусы вряд ли найдут отклик среди других дам.
   - Он не был сумасшедшим. К тому же его труды не относятся к запрещенной литературе...
   - С которой вы, несомненно, познакомились также близко. Я лишь продолжаю все удивляться вашим вкусам. И что же вы думаете о высказываниях мистера Лаботона?
   - Кира Лаботона, - невольно поправила она, прожигая мужчину взглядом.
   - Его исключили из общества ученых.
   - И включили снова после смерти.
   Они замерли друг напротив друга, сцепившись взглядами. Наследник уже не улыбался, но в его глазах появилось что-то большее, чем простой интерес.
   - И что же еще вы сочли интересным в сочинениях наших философов? - Он сделал скользящий шаг вперед, вдруг оказавшись слишком близко. И девушка отчетливо почувствовала себя дичью в глазах опытного охотника. Но страх смыло волной раздражения и... предвкушения?
   - А вы сами, чем можете похвастаться, маде-лорд?
  
   Поместье Дрейков, 11 октября 1832
  
   - Странный был день... Мы почти все время провели в библиотеке, спорили, подначивали друг друга, вели себя почти как дети.
   Малая гостиная на втором этаже, относящаяся к личным покоям Дариенны сейчас казалась еще уютнее от приглушенного света свечей и тихого потрескивания камина. Долгая прогулка на холодном воздухе закончилась распитием горячего шоколада на двоих. Гости один вечер смогут пережить и без хозяйки.
   - А потом приехал Ксандр... - понимающе произнесла леди Дрейк, устраиваясь на кушетке и укрывая ноги пледом. Холода она не чувствовала, но мягкая ткань создавала ощущение уюта.
   - Он был в ярости. И даже не пытался это скрыть, - Леора сжимала чашку обеими руками, сидя в кресле неестественно ровно. Натянутая как струна. Воспоминания совсем ее не развеяли. - Ворвался в столовую посреди ужина, как будто подозревал, что увидит нечто недозволенное. Мне от его взгляда даже расхотелось пробовать десерт.
   - Не представляю его таким...
   - Неудивительно, - леди Аргус пожала плечами, - вы начали общаться уже после нашей свадьбы с Декстером, поэтому ты многое пропустила.
   - Пожалуй, об этом я не жалею...
   Дамы на некоторое время замолчали, наслаждаясь напитком. Взгляд Дари прошелся по комнате, отмечая мелкие детали. Отделку не мешало бы обновить. После смерти отца вдовствующая леди Дрейк совсем не занималась домом, а как только закончился траур, предпочла уехать заграницу. Возможно, там ей было намного лучше, чем в огромном пустом особняке...
   - Почему Франсуа Лаботон?
   - Мне нравилась ирония, с которой он описывал правление первых королей Алазина. Исторические труды. Хотя философские также были неплохи...
   На губах подруги все же заиграла улыбка, и она сразу же стала ближе, живее, больше похожа на женщину, чем на статую. Сейчас, когда отсветы пламени играли на ее коже, фарфоровая бледность была особенно заметна, и мог бы получиться неплохой портрет. Вот только рисовать его совершенно некому.
   - Да, я помню. Кажется, лан Варо после одной из твоих цитат никак не мог снова обрести дар речи.
   Дамы невольно улыбнулись общему воспоминанию. Сейчас возникшая когда-то дружба казалась естественной, и сложно представить, что она началась именно с книг.
   - Он был всего лишь мальчишкой, - Леора недовольно нахмурилась, - и весьма необразованным.
   - По сравнению с наследником престола? - Дари приподняла обе брови в знак недоверия, а леди Аргус вздохнула и откинулась на спинку кресла, позволяя себе расслабиться.
   - По сравнению с ним любой мужчина может показаться скучным. Когда Декс хочет, он умеет очаровывать. Как идеально отточенный клинок или готовая к прыжку змея... Кому-то ведь они нравятся.
   - Что было после приезда Ксандра?
   - Они говорили о делах, - дама пожала плечами, - заперлись в кабинете, как всегда, и просидели там всю ночь. Не удивлюсь, если сегодня они поступят также.
   - Не думаю, твоего брата атаковали мои кузины, а от них не так просто отделаться. К тому же лорд Аргус отправился на верховую прогулку...
   - На ночь глядя? - Голубые глаза чуть расширились в удивлении. - Хотя... Не думаю, что он захочет удовлетворять свои потребности под крышей твоего дома, рискуя дать мне повод для развода.
   - Ты, действительно, думаешь, что король согласится?
   - Если Ксандр поможет... Не знаю, я только хочу избавиться от этого брака. Фарса, - с губ Леоры сорвался горький смешок, - нужно было слушать Ксана, когда он выступал против свадьбы.
   - Против? - На этот раз к недоверию добавилось и удивление. - Разве лорд Аргус не его лучший друг? Я думала, он должен был радоваться вашему союзу.
   Взгляд Леоры стал тяжелым и снова заледенел.
   - И именно это должно было меня насторожить... Но видимо любовь, действительно, слепа. А я, как самая обычная дурочка, поверила в то, что принц демонов может быть искренним.
  
   Поместье Идисов, апрель 1829
  
   Ночь была тихой и теплой. С каждым днем весна все больше пробуждала природу и обещала скорое наступление лета. И в ответ на буйство тепла и света вокруг внутри также просыпалось что-то странное и незнакомое. Прошла уже неделя с тех пор, как наследник прибыл в поместье. И ни разу им больше не удалось остаться наедине. Ксандр приходил в ярость, как только принц приближался к Леоре ближе, чем на два метра. И если сначала его поведение забавляло, то спустя семь дней вызывало только раздражение. Можно подумать, она не понимает, какую опасность представляет для нее близость королевской особы.
   Конечно же, будущий правитель привык, что женщины тянутся к нему сами и только ждут, когда он снизойдет до них. Но разве ее волнует его власть или Сила? Внешность? Декстера сложно было назвать красивым. Массивная челюсть и скулы, широкая переносица, высокий лоб, жесткая линия губ, черные короткие волосы и аккуратная эспаньолка, которую он в задумчивости потирал. Черные глаза дополняли отнюдь не романтический образ. Действительно, принц демонов. На эту роль он подходил как никто другой, да и королем будет под стать своему отцу, держащему в страхе все королевство...
   От окна донесся едва слышный шорох, привлекший ее внимание. Подумав, что это всего лишь ветер, девушка перевернулась на другой бок, собираясь все же уснуть, но шорох повторился, на этот раз напоминая легкий скрежет. Заинтригованная она поднялась и подошла к окну, выходящему в сад, отдернула занавесь и вгляделась в непроглядную тьму. Рассмотреть что-то было довольно сложно, но в этот момент тучи раздвинулись, будто повинуясь чьей-то воле, сад залил призрачный свет луны, оказавшейся на удивление полной. Серебряные лучи осветили темную фигуру, стоящую под окном, в которой она без труда узнала наследника.
   Он стоял, запрокинув голову, и смотрел в ее окно. Вряд ли мужчина смог бы увидеть ее, но он вдруг выпрямился и сделал шаг назад, а затем поклонился и вытянул руку перед собой. Несколько секунд Леора пыталась понять, что он делает, а затем с неожиданно нахлынувшей волной жара поняла, что он приглашает ее на танец. Это было глупо и смешно, легкомысленно. И ей стоило бы развернуться и вернуться в постель. А затем при следующей встрече сказать принцу, что подобные мальчишеские выходки совсем не к лицу будущей коронованной особе. Но странная тревога, мучившая ее ранее, вдруг превратилась в волнение и предвкушение, зажегшее кровь, заставившее ее быстрее бежать по жилам.
   Лин качнула головой, стремясь прогнать наваждение и очарование ночной картины, прикрыла глаза и снова открыла их, но наследник никуда не исчез, стоял все в той же позе, ожидая ее согласия. И она сделала шаг назад, затем отработанным движением протянула вперед руку, будто соглашаясь на танец, и медленно закружилась по комнате, подчиняясь звукам музыки, все время звучащим у нее в голове.
   Это было похоже на волшебство. Мрачная ночь, внезапно ставшая светлой, загадочный мужчина, характер которого невозможно было узнать и просчитать, поступки которого не поддавались логике. И этот безумный танец в одиночестве, в собственной спальне. Она даже не была уверена, что Декстер все еще в саду, а не просто пошутил над ней и ушел. Поэтому закрыла глаза, чтобы даже случайно не увидеть, как сказка снова превращается в реальность. Ей не хотелось возвращаться, хотелось, чтобы этот невозможный миг продолжался. Пусть еще немного, совсем чуть-чуть.
   И она танцевала, не открывая глаз, достаточно хорошо зная свою комнату, чтобы не бояться упасть или споткнуться. При некоторых поворотах ей даже казалось, что ее поддерживают и касаются сильные руки. И чем ближе становилось завершение танца, тем ярче делались эти ощущения. На последнем повороте, она вдруг отчетливо почувствовала, как ее шеи коснулось жаркое дыхание, а на талию легли широкие ладони. Леора замерла и немедленно распахнула глаза, всем своим существом чувствуя присутствие мужчины в комнате. Он стоял у нее за спиной, продолжая обнимать за талию. Сердце громко стучало в груди, и ей казалось, что он это слышит, так же, как она слышит его дыхание. Странные, новые ощущения проснулись в теле от прикосновения этих рук, и, стремясь вернуть себе что-то привычное, она резко шагнула вперед, освобождаясь от объятий.
   Принц не стал ее удерживать и, сделав несколько шагов, она обернулась. Он стоял, опустив руки, и исподлобья смотрел на нее, обжигая взглядом. Оказалось, что одна из сказок о королевском доме все же является истиной, принцы, действительно, умели переноситься в пространстве. В это сложно было поверить, но другого объяснения столь странному появлению она дать не могла. Леора смотрела на гостя настороженно и хмуро, отнюдь не желая подобной встречи в своей спальне, и думала, как выставить его прочь. Этикет волновал ее в последнюю очередь, но останавливало нечто другое - внутреннее нежелание рушить волшебство этой ночи.
   - Обещайте мне первый танец, - глухо произнес мужчина.
   - Что? - ее голос прозвучал неожиданно тонко и тихо.
   - На маскараде, когда Ксандр привезет вас в столицу. Обещайте мне первый танец.
   Лин Идис усилием воли взяла себя в руки.
   - Не думаю, что ему это понравится. К тому же свой первый танец вы уже получили.
   - Обещайте, - настойчиво попросил он, хотя интонация скорее напоминала приказ.
   Она скрестила руки на груди и вздернула подбородок, вернув себе уверенность.
   - Нет.
   Декстер улыбнулся, и на этот раз, действительно, скорее оскалился.
   - Тогда я возьму его сам...
   А в следующую секунду он исчез, оставив после себя ощущение Силы и присутствия, а еще четкого понимания, что спокойная жизнь закончилась...
  
   Поместье Дрейков, 12 октября 1832
  
   Пробуждение оказалось... непривычным. Чьи-то руки нежно массировали плечи и верхнюю часть спины, спустив одеяло до поясницы. Дариенна не спала в ночной рубашке с тех пор, как начала жить одна, нарушая этим целый ряд правил приличия. Поэтому утром предпочитала одеваться сама, служанка к ней не заходила.
   Руки тем временем надавили чуть сильнее, разминая напряженные мышцы. И кто бы это мог быть? Глупая мысль мгновенно нашла ответ. Кто еще, кроме Ксана, мог рано утром прийти в ее спальню и открыть дверь, предусмотрительно закрытую на ключ? Она забыла перепрятать запасной и теперь расплачивалась за ошибку.
   - Уйди... - сквозь дрему пробормотала женщина. - Оставь меня...
   Голос прозвучал невнятно, сонно и совершенно неубедительно, даже для нее самой. Что уж говорить о мужчине, который настойчиво продолжал массировать ее спину? И, надо признать, получалось у него прекрасно. Она и не думала, что мышцы настолько застыли, пока не почувствовала, как кровь снова насыщает их жизнью. Впрочем, нечувствительность теперь стала ее тенью... Вот только один наглец об этом не знал.
   - Признайся, тебе же хорошо со мной... - тихо прошептал он, обдав дыханием кожу у шеи.
   Дари проснулась мгновенно. Хорошо? И после всего, что было, он еще смеет бросать подобные заявления?
   - Убирайся! - рыкнула она, рывком набросив на себя одеяло и переворачиваясь на спину. - Хватит, уходи!
   В глазах мужчины промелькнула насмешка, а ее холодную броню пробила пробудившаяся ярость. Придерживая рукой одеяло, леди села, продолжая сверлить собеседника взглядом.
   - Выйди из моей комнаты. И верни мне ключ от спальни. Я не желаю больше подобных вторжений.
   - А раньше, кажется, была не против... - лорд выглядел возмутительно бодрым и совсем не походил на мужчину, который почти украл ее на маскараде. Или все ей только привиделось?
   - Зачем ты явился? - ярость отступила также легко, как и накатила. - Нам не о чем разговаривать, и я не желаю твоего общества. В отличие от Леоры. Ей ты мог бы уделить больше времени и внимания, нежели вежливое приветствие.
   - С сестрой я как-нибудь разберусь. Меня намного больше волнует твое состояние. Давно началось истощение?
   - Не твое дело, - сухо произнесла дама и отвела взгляд, - я еще раз настоятельно прошу тебя уйти.
   - Ты не справишься с этим сама и вряд ли понимаешь, насколько все серьезно, - тон Ксандра стал убедительным, вот только его забота была ей совсем не нужна. А в голове возникла неожиданная догадка о причинах его приезда.
   - Ты поэтому приехал? Стало меня жаль? Можешь не утруждаться. Я - глава Рода, и способна разобраться с проблемами самостоятельно, а теперь уходи. Я не желаю, чтобы кто-то из моих близких узнал о нашей связи.
   Он плавным движением поднялся с постели, окинув ее долгим взглядом сверху вниз, а затем молча покинул комнату. А леди откинулась на подушки, чувствуя внезапную слабость. Все было совсем не так гладко, как ей хотелось бы показать. Ночная бессонница, терзавшая ее уже несколько недель, обернулась свинцовой тяжестью в руках и ногах, болью в спине и шее. Нужно было найти решение ее проблеме как можно скорее, и одной поездкой к Сердцу Рода здесь не обойдешься. Возможно, придется переехать туда на несколько дней. Только сначала нужно избавиться от навязчивых гостей. А с бывшим наследником провернуть подобное не так просто...
   Дариенна прикрыла глаза, укутываясь в одеяло. Возможно, дрема поможет ей восстановиться. Прошлым вечером они с Леорой просидели далеко за полночь, обсуждая мужчин и обмениваясь воспоминаниями о первом выезде в столицу. И если о своем леди мало что могла рассказать, так как он почти ничем не выделялся, то у леди Аргус было, о чем рассказать.
  
   Саладор, декабрь 1829
  
   Тонкие пальцы мягко сжимали смычок, скользящий по струнам скрипки. Певучие звуки плыли по комнате, отражая состояние души. Она закрыла глаза, отрешившись от внешнего мира и полностью отдавшись своему занятию. Музыка послушно менялась, повинуясь малейшему движению пальцев, даруя ощущение полной и безграничной свободы, которое она получала только в такие моменты.
   Достигнув самой высокой ноты, мелодия резко оборвалась, смычок и скрипка опустились вниз, а Леора обернулась к единственному слушателю, прервавшему ее уединение.
   - Маде-лорд, - она чуть склонила голову и присела в реверансе.
   Столичный этикет не допускал вольностей тем более при общении с королевскими особами, поэтому малейшее проявление недовольства было бы неуместно, однако ей отчаянно захотелось указать нежданному гостю на дверь.
   - Рад видеть вас в добром здравии, лин. Вы прекрасно играете, мне даже не хотелось вас прерывать.
   Принц казался отрешенно холодным и учтивым, но в конце его фразы едва заметно проскользнула ирония. Досада и раздражение спрятались за маской учтивости, и лин Идис выдавила из себя улыбку.
   - Маде-лорд - ценитель музыки? - осведомилась она, направившись к столику, на котором лежал футляр для инструмента.
   - О, не самый ярый, но этикет обязывает принцев быть ценителями всего, даже теологический изысканий зарубежных философов. Иначе нас могут счесть невежливыми.
   Непередаваемое сочетание серьезности и сарказма заставило ее усмехнуться, пока Леора склонялась над футляром. Она снова начинала испытывать на себе необычайное обаяние этого человека, но отнюдь не желала ему поддаваться.
   - Могу я узнать о цели вашего визита? - вежливый вопрос, и маска учтивости снова возвращается на лицо.
   Мужчина чуть склонил голову на бок и прищурил глаза, будто изучая ее. С их последней встречи прошло много месяцев, он совсем не изменился, однако в официальном наряде выглядел таким же ненастоящим и безликим, как и все другие жители и гости столицы. Леора с сожалением призналась себе, что разочарована этим фактом. Ее представление свету - первый выезд на маскарад - еще не состоялось, но неофициальные визиты некоторых знакомых Ксандра в их дом, прогулки по городу и поездки в театр позволили за прошедшую неделю составить достаточно точное мнение о высшем обществе. Она никогда не питала иллюзий на сей счет, но увидеть все в реальности оказалось намного менее приято, чем думать об этом. Свет вызывал в ней отвращение, чувство внутренней брезгливости и желания очиститься. А мысли о завтрашнем выезде внушали предчувствие неотвратимого и неизбежного мучения, которое нужно просто пережить. Поэтому она и решила поиграть для себя - настроиться на успокоительный лад, но появление наследника испортило все.
   - Вижу, вы не рады меня видеть, - проницательно заметил он.
   С языка едва не сорвалось едкое подтверждение его слов, но воспитание и мысленная подготовка к предстоящему фарсу позволили удержаться от этого.
   - С чего вы взяли, маде-лорд? Не думаю, что в столице найдется хоть кто-то, кто не будет рад видеть вас в своем доме.
   Он коротко рассмеялся, мгновенно теряя всю официальность и наигранность.
   - Скорее никто не решится сказать об этом вслух.
   Улыбка оставила его губы, но задержалась в уголках глаз, преображая суровое и жесткое лицо. Леора молчала, так как любой ее комментарий сейчас вышел бы далеко за рамки приличий.
   - Вам не нравится столица, - неожиданно сказал Декстер, бросив взгляд в окно, - вы ненавидите этих лицемеров, и я вызываю в вас чувство раздражения. Вы совсем не умеете играть, лин Идис, - взгляд черных глаз снова вернулся к ней. - И поэтому вы неповторимы.
   Ошеломленная его словами, девушка несколько секунд молчала, а затем отбросила прочь маску, которая ей, действительно, не шла.
   - Вы считаете себя вправе судить о том, что чувствуют и думают другие люди? - дерзко спросила она.
   - Скажите, я не прав? - он скрестил руки на груди.
   - О нет, я не доставлю вам такого удовольствия. Вы поняли, что я не признаю условностей и решили вести со мной другую игру - откровенность. Точнее поддельная откровенность, ведь вы, как опытный политик, никогда не говорите всей правды. Я ничего вам не отвечу, ведь именно это будет вам лучшим уроком. Не всех так легко увидеть насквозь и заставить играть по своим правилам!
   После своей пламенной тирады, она быстрым шагом направилась к выходу, желая как можно скорее отделаться от неприятного общества, вызывающего в ней бурю негодования. Однако на пути к двери ей пришлось пройти мимо наследника. Сильная рука немедленно удержала ее за локоть, заставив остановиться. Мужчина встал у нее за спиной почти вплотную, и ей невольно вспомнилась похожая сцена, произошедшая в ее спальне. Та, которую она порой вспоминала и гнала прочь.
   - Отпустите меня! - дернулась лин, испытывая желание ударить принца.
   Ее уха и шеи коснулось жаркое дыхание, вызвавшее поток мурашек по телу.
   - Обещайте мне первый танец, - прошептал он со странным выражением, заставившем сердце замереть в груди. - Завтра. Обещайте. И я отпущу вас.
   Его голос мог бы заставить признать и пообещать что угодно, и она хорошо поняла это, но упрямо качнула головой.
   - Нет, - слово сорвалось с губ едва слышным шепотом, и она повторила громче: - Нет.
   Прямо над ухом раздался тяжелый вздох, еще мгновение он удерживал ее, а затем отступил. Леора обернулась, удивленная столь легкой победой. Декстер насмешливо разглядывал ее, и в черных глазах блестели искры.
   - Вы вынуждаете меня идти на крайние меры, лин. Я думал, что дал вам достаточно времени, чтобы обдумать мое предложение, однако вижу, что придется брать ситуацию под свой контроль.
   - Обдумать ваше предложение? - возмутилась она. - Мы разговаривали с вами всего один раз, и виделись один вечер. И вы решили, что я должна после этого быть вам благодарна?!
   - Многие на вашем месте были бы благодарны и ликовали бы от одной мысли о первом танце с наследником, но вам, действительно, нет до этого дела. И именно поэтому вы уникальны. Что ж... увидимся завтра.
   Лин Идис уже набрала воздух для ответа, но неожиданно мужчина растаял, распавшись черными клубами дыма.
   - Наглец! - выдохнула девушка, внутренне кипя от гнева.
   Раздражение требовало выхода, и она вернулась к футляру с инструментом, желая снова забыться и вернуть себе душевное равновесие. Первые же звуки разнеслись по комнате тяжелыми и воинственными аккордами, превратившимися в тонкое дребезжание.
  
   Поместье Дрейков, 12 октября 1832
  
   Длинные тени от закатных лучей превращали западную гостиную в мир красно-оранжевых оттенков. Мария и Агнес услаждали слух собравшихся разученными этюдами, играя по очереди. Леора на другом конце гостиной пыталась читать, а на самом деле смотрела в окно, едва заметно морщась от ошибок в исполнении. Ее идеальный музыкальный слух не выносил фальши, но настроение не позволяло самой сесть за инструмент. Дариенна не настаивала, понимая состояние подруги.
   - Мягче, Мария, это не барабан, - заметила она, проходя за спиной у кузин.
   Музыкальные уроки входили в обязательную программу домашнего образования, но никогда не вызывали у нее большого рвения, несмотря на все попытки матери привить ей любовь к музыке. И прекрасный инструмент пылился в гостиной, пока до него не добрались дочери дяди.
   У чайного столика в центре комнаты сидела Илария - еще одна дальняя родственница, ставшая женой одного из кузенов. Не самый плохой союз, а относительно дальнее родство позволяло им завести детей, что вскоре и должно было произойти.
   - Вы хорошо себя чувствуете? - Вежливое любопытство, как дань воспитанию и этикету.
   - Да, миледи, благодарю, - на щеках лин Дрейк от улыбки появились ямочки. Она вся была округлой и мягкой, с приятными ямочками и светлыми мягкими волосами, совсем не похожей на других представителей Рода. Взгляд леди невольно переместился на ее мужа - Сеймура, с интересом слушающего молодого преподавателя языков.
   Среднего роста, жилистый, синеглазый, с коротко стриженными темно-русыми волосами и приятными чертами лица. Если добавить ему лет двадцать, светских манер и порочности, то получится портрет покойного лорда Дрейка. Отец любил называть себя истинным драконом, и многие подтверждали его слова. Дариенна же порой чувствовала некоторую ущербность. Основную Родовую черту - синие глаза - она не унаследовала. Возможно, поэтому Сила не желала подчиняться?
   Кир Антуан, заметив ее появление, умолк и замер, не сводя горящего взора. Дама украдкой вздохнула, понимая, что с ним все же придется объясниться, иначе пылкая влюбленность уведет молодого учителя в глубокую Бездну. Скупая улыбка в ответ, и восторг в карих глазах сменяется проблеском понимания, на щеках выступает яркий румянец, и молодой человек опускает глаза. Рядом с ним лорд Аргус и лорд Идис потягивают вино и играют в шахматы, изредка перебрасываясь фразами, имеющими смысл только для них самих.
   - Слабая тактика, проиграешь через два хода, - обронил Декстер, когда Ксандр взялся за ладью.
   - Не думаю, - возразил его противник, делая ход, - у тебя слишком скучены фигуры...
   - Я тебя предупредил.
   Оба мужчины учтиво склонили головы при ее приближении. Женщина бросила быстрый взгляд на доску, оценивая положение фигур. В шахматы ее учил играть отец, и она часто наблюдала, как он обыгрывал младшего брата за этим столом. Сейчас же положение на доске было таковым, что предугадать победителя становилось крайне сложно. Впрочем, ее это мало волновало...
   - Надеюсь, вы не играете на чью-то судьбу, милорды, иначе боюсь, оба зайдете в тупик.
   Она покачала головой и отошла, провожаемая молчанием и взглядами обоих мужчин. Леора светски улыбнулась, когда Дари остановилась рядом с ее креслом.
   - Уже успели снова спеться. Вчера обменивались ничего не значащими любезностями, а сегодня играют в шахматы и наверняка строят планы на будущее.
   Дариенна кивнула и жестом пригласила подругу к столику, куда уже принесли чай.
   - Давно они начали? - с улыбкой спросила она, подавая наполненную чашку Иларии.
   - Уже почти час, - леди Аргус взяла свою порцию и пригубила. - Если бы не твои кузины, я сошла бы с ума...
   - Ты успела поговорить с Ксандром?
   - О... Когда хочет, мой брат может быть также изворотлив, как и мой муж.
   - Значит, помощи от него ждать не приходится... - задумчиво проговорила леди Дрейк, подавая чашки подошедшим кузинам.
   - Это мы еще посмотрим, - многообещающе произнесла подруга.
   Голубые глаза холодно сверкнули, и она откинулась на спинку дивана, наблюдая за играющими мужчинами. Агнес и Мария принялись весело щебетать, обсуждая очередной прочитанный роман, с которого плавно перешли на мечты о первом выезде. Илария только улыбалась в ответ на все их высказывания, а обе леди молчали, обмениваясь понимающими улыбками. Реальность очень далека от придуманной сказки, но рушить чужие грезы не хотелось. Однако юные лин сами поспешили дать им шанс рассказать правду.
   - Дари, а как все было у тебя? - Марии уже исполнилось семнадцать, и лан Дрейк обещал вывезти ее в столицу на следующий маскарад, а пока наслаждался последним спокойным сезоном вдали от детей. - Наверняка женихи выстраивались к тебе в очередь и задаривали цветами и конфетами...
   - В моем первом выезде не было ничего романтичного, Мари. Я должна была быть представлена свету как будущая наследница. Отец не хотел прятать меня дома и порождать нелепые слухи, но и мой выезд носил скорее... ознакомительный характер. Никто не собирался выдавать меня замуж.
   - А если бы ты влюбилась? - недоверчиво спросила Агнес, которой едва минуло шестнадцать. - Дядя не стал бы тебе указывать! Он был таким добрым.
   Точнее умел казаться таким, хотя тираном лорд Дрейк, действительно, не был. Но и указывать ему не пришлось...
   - Боюсь, моя влюбленность была бы крайне неудобна для лорда Дрейка, - сухо заметила леди. - Я должна была стать главой Рода, а мое замужество нарушило бы эти планы, поэтому ни о какой свадьбе не могло быть и речи. Только о помолвке с неограниченным сроком и условием того, что после смерти моего отца, жених перейдет в Род Дрейков.
   - Это жестоко, - пробормотала Мария, мигом лишившаяся половины иллюзий.
   - Это жизнь, - ответила Дариенна и встретилась взглядом с Ксандром, который, оказалось, прислушивался к разговору. В ее первый сезон они могли бы стать друг другу ближе, если бы... Если бы она больше внимания уделяла светским увеселениям, а не отсиживалась в тени, а он не был бы так занят опекой сестры. И что бы изменилось?
   - А вы леди Аргус, - осмелела Агнес, заглядывая в глаза Леоры, - у вас все, конечно же, было по-другому. Все знают, что...
   Девушка наткнулась на тяжелый взгляд бывшего наследника и умолкла.
   - Что знают? - мягко спросила леди, поставив чашку на стол.
   - Что вы вышли замуж по любви, - закончила за сестру более непосредственная Мария.
   - Действительно, дорогая, - раздался тихий, но пробирающий до дрожи голос старшего принца, - почему бы тебе не рассказать о своем первом маскараде?
   Леора заметно побледнела, но снова выпрямилась и вздернула подбородок, принимая вызов супруга.
   - Это было так давно, что я наверняка забыла детали.
   - Начни, и я напомню все, что ты забыла, - ответил мужчина, покидая свое место и подходя ближе, мгновенно подавляя всех вокруг аурой властности.
   На шахматной доске за его спиной остались только два короля...
  
   Саладор, декабрь 1829
  
   Залы маскарада, пышно украшенные аквамариновыми и синими цветами, встретили Леору и Ксандра звуками музыки, смеха и непрекращающимся гомоном разговоров. Мысленно девушка порадовалась тому, что цвета украшений в этом месяце шли ей, так как нарушать этикет было бы неуместно, а одевать на себя что-то желтое или розовое ей совершенно не хотелось. Однако подготовиться к атмосфере маскарада ей это не помогло. Толпа людей, одетых почти одинаково, производила подавляющее впечатление, внушая мысль, что все они лишь части одного огромного и уродливого существа. Лин с трудом сдержала дрожь отвращения и почувствовала, как брат сжал ее руку.
   - Не волнуйся, нам не обязательно находится здесь всю ночь, - проговорил он, склоняясь к ней, - пара часов и мы свободны.
   Она внимательно посмотрела на родственника, надевшего тонкую маску, скрывающую лишь глаза, и почувствовала, что ему тоже не нравится быть здесь. Возможно, подобная реакция была одной из семейных черт. Леора растянула губы в бледном подобии улыбки и, собрав все душевные силы, окунулась в праздную толпу.
   Она не понимала, как можно каждый день и ночь в течение полугода отдаваться празднику и прятать свои лица за маской. Ее окружали фальшивые лорды и леди, стремящиеся завести интрижку на стороне, узнать чужие тайны и разыграть игру, победой в которой станет жизнь или маленький кусочек такой желанной власти. Ради нее эта пестрая толпа готова была разорвать на куски любого. Демоны, действительно, демоны...
   Ее радовало, что посещать залы маскарад, расположенные в самом сердце столицы, вовсе не обязательно каждый день. Достаточно прийти сюда раз в сезон, чтобы на следующий день имя, оставленное в книге Прихода, появилось в газете - специальном столичном вестнике, публикующим самые свежие сплетни. И тогда все, находящиеся в городе узнают, что появилось новое лицо, которое можно заманить на вечера и попытаться ввести в свои игры. Те, кто приезжал в Саладор по делам, на маскараде не появлялись, и им лин Идис искренне завидовала. Впрочем, терпеть столичное общество ей придется лишь до конца марта, когда маскарад официально завершится, и большинство представителей Родов разъедутся по своим поместьям.
   Леора шла по залам под руку с братом и с каждым шагом все больше ощущала чуждость происходящего. Но в то же время в ответ на лицемерие и фальшь в ней просыпалось противостояние, желание любой ценой отрезать себя от слепых игроков, подчиняющихся чужим прихотям. Она сама не заметила, как расправила плечи, вздернула подбородок и надела на себя ледяную броню презрения к происходящему. Девушка больше не смотрела по сторонам, навсегда составив для себя мнение о маскараде, и выбрав единственно возможную роль...
   - Ли, - Ксан снова склонился к ее уху, - мне нужно срочно отойти по делам. Побудь здесь, это не займет много времени.
   По тону брата она поняла, что его, действительно, что-то взволновало, и кивнула, показывая, что с ней ничего не случится. Однако уже пару минут спустя пожалела, что позволила ему уйти. Присутствие Ксандра давало ей поддержку и окружало привычной атмосферой, которую она не замечала, пока та не исчезла. Без него настроение, витающее вокруг, накатило на нее со всей своей подавляющей силой. И в какой-то момент она почувствовала, что начинает задыхаться.
   Леора огляделась по сторонам в поисках укромного уголка, где можно было бы переждать до возвращения брата, который наверняка сможет ее найти. Подыскать подобное место было довольно трудно из-за большого количество пар, жаждущих уединения, а становиться свидетельницей какой-нибудь интимной или политической сцены в первое появление в свете, ей совсем не хотелось.
   Но неожиданно атмосфера вокруг изменилась, лин даже не успела заметить, когда именно стихла музыка, и почему вдруг гомон в зале стал заметно тише. В поисках причины она обернулась к танцующим парам, и замерла, на минуту завороженная представшей перед ней картиной.
   Сквозь аквамариново-синее море танцующих пар, завершающих последние движения танца, как корабль сквозь волны неторопливо продвигался наследник престола. Не заметить его или же принять за кого-то другого было невозможно. Черный парадный камзол с серебряным шитьем, рост, массивная фигура и непередаваемая аура властности немедленно выделяли его среди присутствующих. И именно в этот момент она увидела в нем принца, властителя, подлинного хозяина происходящего вокруг фарса. Возможно, это почувствовали и другие, так как гомон гостей постепенно стих почти полностью, сменившись едва слышным шепотом. А Декстер продолжал неспешно идти, не спуская с нее тяжелого взгляда. Его лицо до середины закрывала черная с серебром маска, но даже в ней легко было угадать, к кому обращен взгляд черных глаз.
   По спине пробежали мурашки, и в какой-то момент ей захотелось убежать, но вместо этого она лишь выпрямилась еще сильнее, будто желая стать подобной смычку своей скрипки, подбородок устремился вверх. Леора ни на минуту не забывала о его предупреждении на счет первого танца, и лишь гадала о том, сдержит ли будущий монарх свое слово. Внутреннее желание вызова требовало этого, хотя бы и ради того, чтобы отказать ему.
   Принц остановился в шаге от нее, и даже шепот превратился в мертвую тишину вокруг них. Она чувствовала на себе взгляды сотен людей, которые как тонкие иглы вонзались ей под кожу. Но все ощущения исчезли, стоило лишь снова встретиться взглядом с мужчиной. Он медленно протянул ей руку ладонью вверх, безмолвно приглашая на танец, и не нужно было гадать, чтобы понять - ничего подобно до сегодняшнего вечера на маскараде не случалось. Однако девушку волновало отнюдь не мнение толпы. За прорезями маски горели черные, насмешливые глаза, выражение которых неуловимо изменилось, когда жесткие губы растянулись в улыбке. Не иронично-насмешливой, не лукавой, и даже не соблазнительной. Он будто говорил ей что-то, каким-то образом сумев отодвинуть на задний фон всех присутствующих, этикет и разницу в положении. Это было приглашение. Обращение мужчины к женщине. И только поэтому она столь же медленно вложила в его ладонь свою.
   Зазвучала незнакомая музыка, и она закружилась в его руках, позволяя вести себя, и все еще внутренне гадая, на что именно дала безмолвное согласие. Маскарад вокруг них постепенно оживал, вновь обретая краски. А взгляд темных глаз сжигал ее, не оставляя сомнений в том, что все только начинается...
  
   Поместье Дрейков, 13 октября 1832
  
   Из окна открывался прекрасный вид на утренний парк, еще не стряхнувший остатки дремы и сонно встречающий новый день. Прошедшая ночь оказалась бессонной и оставила неприятное ощущение сухости во рту. Говорить пришлось много. Рассказывать, что происходит на севере, как настроены лорды, на кого из них можно положиться в случае открытого конфликта... Политика. Большая игра, в которой как всегда есть тайны, интриги и компромат. Ничего нового, но и ничего приятного.
   Ксандр потянулся, разминая затекшие от долгого сидения мышцы. Декстер ушел всего четверть часа назад, и они так и не поговорили о требованиях Леоры. Она хотела развод. Глупость несусветная, если смотреть на требование с точки зрения политики и общественного мнения. Но что поделаешь, когда в дела вмешиваются чувства? И как ему теперь примерить необходимость и заботу о сестре?
   А помимо ближайшей родственницы есть еще и Дариенна...
   - Что же с тобой происходит?
   Ему не нравилось ее состояние. Бледность, круги под глазами, посеревшие губы и постоянная печать усталости на лице. Ее было видно даже сквозь маску на маскараде, где он ее оставил. На следующий день леди покинула столицу, вернувшись в поместье. Общество должно быть в восторге от очередной свежей сплетни. Молодая глава Рода приезжает в столицу, посещает маскарад и исчезает в неизвестном направлении...
   Зачем она посетила Саладор? Леора гостила в поместье Дрейков еще с августа, и Дариенна вряд ли бросила бы ее один на один с мужем, зная, какие у них отношения. Значит, было что-то еще, о чем он не знал... А он о многом не знал. Лорд сам оттолкнул ее и исчез, не пожелав объясниться. И узнавать новые тайны придется совсем не теми методами, которые ему нравились. Сомнительно, что даме они также придутся по вкусу...
   - Может быть, когда-нибудь ты меня простишь...
   А есть еще Декстер с его нескрываемым интересом к Дрейкам. Сильный Род, преданный королю, лорд Кристиан был другом короля Дарвуда. "Драконы и змеи всегда ходят рядом..." Допускать его к Дари нельзя, Декс не постесняется использовать ее в своих играх, а они чересчур грязны для женщин. Однажды он уже позволил себе слабину, согласившись на свадьбу, которой совсем не желал, поверил другу, хотя и знал, что змеям нельзя верить. И теперь приходится расплачиваться за ошибку.
   Он прижался лбом к стеклу и закрыл глаза.
   А еще в столице есть Иракунды, жаждущие власти. Серебряные пауки в золотой паутине на черном фоне, сделавшие ставку на второго принца, объявленного наследником. И игра с ними опаснее, чем может показаться. Король болен и скоро умрет, и этот миг подстегивает всех, заставляя перейти к решительным действиям. А тех, кому нечего терять, опасно загонять в угол...
   С губ сорвался придушенный стон. Голова кипела от тяжелых мыслей и усталости. Так или иначе, придется распутываться этот клубок. Но пока он хотел немного отдохнуть, получить передышку и не вспоминать, как начал это безумие...
  
   Саладор, август 1830
  
   За окном медленно занимался рассвет. Где-то на востоке небо светлело и окрашивалось розовым, но окно кабинета наследника престола выходило на северо-запад, и здесь небо еще оставалось серым и тусклым. Последняя ночь волнений и тревог подошла к концу, день, которого ждали с середины марта, наконец, настал и должен был завершиться свадьбой.
   - Лорд Иракунд в бешенстве, говорят, он даже хотел ослушаться приказа и не явится на свадьбу. Представляешь, какой был бы скандал? - Декстер, вытирая лицо, вошел в комнату, где его ждал лучший друг.
   - Думаю, значительно больший разгорится, только если невеста не приедет в церковь, - мрачной откликнулся Ксандр.
   - Но этого же не случится? - полушутливо спросил принц, но глаза его остались холодными.
   - Зависит от того, как она отреагирует на мой рассказ.
   В кабинете повисла неприятная пауза. Наследник медленно подошел к столу и сел на угол столешницы.
   - Ты все же решил посвятить сестру в придворные интриги? Трогательная забота...
   Эта тема оставалась основной в их спорах уже более полугода.
   - Она окажется в центре интриг и имеет право хотя бы знать, что здесь происходит, - жестко отрубил лорд Идис.
   Приведенный довод для него оставался определяющим. В ответ Декстер вздохнул неожиданно тяжело.
   - Ты не оставляешь мне выбора. Я женюсь на Леоре так или иначе. Ты можешь запретить ей как глава Рода, но твое слово против воли короля все равно проиграет. Ты можешь увезти ее, но в пределах страны я найду ее всюду, а за границу тебе выехать не позволят, и ей тоже. Наконец, она сама не захочет уехать, потому что уже дала согласие. Помнится, ты говорил, что если она согласится, ты не станешь противиться...
   - Я считал, что у тебя хватит совести объяснить ей все, прежде чем делать предложение! Но ты не посчитал нужным сказать правду!
   - Ты достаточно хорошо знаешь свою сестру? - взгляды мужчин встретились. - Тогда скажи мне: узнав всю правду о наших планах, она поверит в то, что я женюсь на ней только по велению чувств?
   Ксандр отвел взгляд в сторону и поджал губы. А принц вдруг коротко рассмеялся.
   - Даже ты мне не веришь... - во фразе прозвучал упрек, но он не достиг своей цели.
   - Я поверю, если ты перенесешь свадьбу. Никто не удивится. Можно сообщить, что всплыли новые подробности инцидента в сети Надзора и из-за нависшей угрозы свадьбу лучше отложить...
   - На срок, достаточный для того, чтобы с Леорой произошла какая-нибудь досадная случайность, - железным тоном перебил наследник. - Ее никто не выпустит из поля зрения. И только находясь рядом, я смогу дать ей защиту, а нам необходимую передышку.
   - Ты так талантливо переплетаешь приятное с полезным, что сам делаешь невозможной веру в твою искренность!
   - А ты бы на моем месте отказался? - неожиданно зло воскликнул собеседник, подаваясь вперед и вскакивая со стола.
   Его лицо исказилось, передавая глубинные эмоции, которые он обычно держал в узде. И снова в комнате стало тихо. Угроза разливалась в воздухе, но тщательно давилась обоими мужчинами.
   - О какой передышке шла речь? - неожиданно спокойно спросил лорд Идис.
   - Я отрекусь от престола, - угрюмо сообщил Декстер.
   - И отдашь его Десео?
   - Я не настолько идиот... Это будет лишь обман. Красивый и достаточно правдивый, чтобы в него поверили. Сила наследника останется при мне, но пока мой брат обнаружит это, пройдет достаточно времени, чтобы мы смогли подготовиться. Сейчас позиция Иракундов в столице и среди Родов слишком прочна. Нам нужно сместить равновесие в свою сторону, а мнимая близость власти заставит их расслабиться и совершить ошибку.
   - Хорошо звучит, но что ты будешь делать с артефактом? Ты можешь обойти закон о свидетелях, но обмануть бездушный предмет...
   - Я справлюсь, - отрезал принц. - Об отречении я сообщу сегодня на свадьбе. Это станет также защитой и для Леоры. Как жена наследника она представляет собой угрозу, так как может стать матерью еще одного поколения. А тогда шансы Иракундов на власть уменьшатся почти до нуля. Но в новых условиях... Она станет никому не интересна. Это тебя устроит?
   Ксандр покачал головой, словно не веря в то, что услышал.
   - Я бы охотно поверил во все, что ты скажешь. Я знаю, что твои слова редко расходятся с делом, но все же не понимаю одного - почему именно она? Ты мог выбрать любую женщину. Даже как предлог для отречения...
   - Она не предлог для отречения! - неожиданно рявкнул наследник, на этот раз демонстрируя не только эмоции, но и Силу, на мгновение вырвавшуюся из-под контроля.
   По комнате прошла волна, сшибая с мест мелкие предметы. У гостя зашевелились волосы на голове, но он быстро заглушил эффект ответной волной.
   - Ты не поймешь, - продолжил хозяин кабинета, - ты еще не сталкивался ни с чем подобным. Хотя возможно столкнешься, и тогда уже я буду наблюдать за твоими безумствами. Это было бы забавно...
   Слова друга не вызвали у лорда никакой реакции. Так или иначе, он не верил в его любовь к сестре.
   - Ты все еще хочешь ей рассказать? Ты, действительно, сможешь причинить ей боль и лишить ее возможности быть счастливой?
   - Не тебе говорить о счастье... - невольно ответил Ксан и тут же спохватился.
   Они никогда в своих спорах не затрагивали темы прошлого, стараясь обходить острые углы стороной, но на этот раз он не сдержался. Ответная реакция последовала незамедлительно. Декс словно замкнулся в себе, став совершенно непроницаем для внешнего мира.
   - Да, не мне... У меня же не было любящих родителей. Как и у твоей сестры... Может быть, поэтому ей так тяжело поверить в то, что ее могут любить? Не твоя ли вина в том, что ты не смог дать ей этого?
   Удар был хорошо намечен и прямо приглашал продолжить игру, где не будет победителей и побежденных. Только разрушение и боль.
   - Возможно, ты прав, но я на самом деле желаю ей счастья. Если ты сможешь сделать ее счастливой, я буду рад этому. Но если она будет страдать... Я найду способ защитить ее.
   Он развернулся и направился к выходу из кабинета. Ему еще нужно было попасть в собственный особняк и приготовиться к поездке в собор, где состоится венчание.
   - Ксандр, - окликнул его друг, вынуждая обернуться. Принц казался уставшим, будто держал на своих плечах невероятный груз. - Спасибо. Я постараюсь оправдать твое доверие.
   - Лучше сделай ее счастливой...
  
   Поместье Дрейков, 13 октября 1832
  
   Дариенна завтракала в спальне, в тот момент, когда Ксандр без стука распахнул дверь в ее комнату. От возмущения и шока она даже не успела ничего сказать, когда он закрыл дверь и повернул ключ в замке.
   - Не хочу, чтобы нам кто-то мешал.
   Пальцы мужчины привычно пробежали по пуговицам сюртука, быстро избавляя его от надоевшей одежды, и вот тут у хозяйки дома прорезался голос.
   - Что ты себе позволяешь?! - Она разъяренным драконом сорвалась с места и едва не набросилась на него с кулаками. - Ты понимаешь, что творишь?! Немедленно открой дверь и выметайся из моей комнаты!
   Гневно сверкая глазами, женщина указала на выход. В бешенстве она была неповторима. Лорд небрежно отбросил предметы одежды в кресло и сделал шаг к ней, становясь почти вплотную.
   - Я не делаю ничего из того, что было бы тебе неприятно, - прежде чем леди снова успела возмутиться, он легко подхватил ее на руки.
   - Отпусти меня немедленно!
   - Не хотелось бы, но придется.
   Постель приняла вес хозяйки, а Ксандр быстро сбросил ботинки, присаживаясь на край. Дари немедленно попыталась сбежать, но была поймана и вновь прижата спиной к кровати. Она начала активно вырываться и извиваться, сопровождая это возмущенной тирадой. Одной рукой Ксан перехватил ее запястья, другой прижал колени к кровати, демонстрируя богатый опыт в подобных ситуациях.
   - Успокойся. Я всего лишь хочу немного поспать.
   - Так иди в свою комнату! А меня оставь в покое!
   - Мне почему-то кажется, что ты тоже отнюдь не против вздремнуть в моих объятиях.
   - Ты - самоуверенный болван! - зарычала дама. - И подтверждаешь это каждым своим действием. Я не собираюсь потакать подобным капризам!
   Сейчас его интересовало только, почему она до сих пор не применила Силу. Блокировать ее удар не составило бы труда, но полное отсутствие попыток уже тревожило. Все могло оказаться серьезнее, чем он думал изначально. И следующий шаг был просто необходим. Ее губы остались такими же теплыми и мягкими, как он помнил. Они легко открылись от первого прикосновения, а в следующий момент стали полностью безучастны. И столь холодный отклик вряд ли был порожден лишь неприятием к нему.
   - Я скучал по тебе... - Его голос совсем охрип, а в глазах женщины отразилось только холодное презрение.
   - Зато я не скучала.
   - Лгунья, - прошептал лорд, лаская ее взглядом. Она возмущено вздернула подбородок.
   - Уходи и оставь меня в покое.
   Дари повторялась с завидным постоянством. И все еще не пыталась применить Силу, чтобы выставить его. Но зайти сейчас дальше он не мог... Насилие отнюдь не входило в его планы.
   - Никогда.
   Ксандр выпрямился и сел, и она немедленно последовала за ним, поправляя пеньюар, распахнувшийся сверх всякой меры.
   - Раньше ты говорил по-другому, - холодно заметила Дариенна и встала. - Мне нужно заниматься делами. Еще одна такая выходка, и я выставлю тебя из моего дома. Пока ты находишься здесь только из-за своей сестры, которой ты, действительно, нужен.
   - Дари...
   - Хватит! - оборвала она и закрыла уши руками. - Я ничего не хочу слышать! Уходи!
   И на этот раз на ее лице отразилось что-то живое. Боль и мука, запертые глубоко внутри. Он медленно встал, собрал свои вещи и покинул комнату. Нужно было многое обдумать...
  
   Леора ждала ее в малой гостиной, устроившись на диване с пледом и подушкой. Она выглядела более бледной, чем обычно и явно не выспавшейся.
   - Ты провела здесь всю ночь? - Дариенна подошла к подруге и села в ближайшее кресло. После вчерашнего рассказа о первом маскараде все очень быстро покинули гостиную, спеша оставить супругов наедине, и, если бы не вмешательство Ксандра, задержавшего друга, леди Аргус пришлось бы вновь воевать с мужем.
   - Пришлось. Я решила, что в такой близи к тебе Декс не посмеет устраивать скандал. А вот нагрянуть в гостевую вполне мог...
   - Я прикажу подать сюда чай, - леди нахмурилась и отвлеклась, отдавая указания слугам. - Вчера я заметила между вами напряжение... И не только я. Но скандал... Ты уверена, что он пошел бы на это?
   - Ты не знаешь Декстера, - леди Аргус расправила складки на платье и вытащила шпильки из волос, позволяя им темным водопадом упасть на плечи. - Он сдерживается здесь только потому, что его волнует чужое мнение. Все же пригласить твоих родственников было удачной мыслью.
   - Только ради вас я их и пригласила, обычно девочки и Жозеф отправляются к бабушке, пока дядя и тетя развлекаются в столице.
   - Я доставляю тебе массу проблем... - вздохнула Леора. - Родственники, мой муж, теперь еще и Ксандр.
   - Перестань, не буду же я выставлять тебя только потому, что дом наполнился гостями. К тому же принимать у себя членов королевской семьи - высокая честь, - иронично закончила Дари.
   - Ты не хуже меня знаешь, что такое королевская семья... - скорчила неприятную гримасу собеседница. Сегодня она была более расслаблена, чем накануне.
   - Я представлена им лишь формально, как и многие другие главы Родов. И один ужин вряд ли можно назвать близким знакомством. Хотя твои письма, конечно, закрывают многие пробелы.
   Женщины невольно улыбнулись друг другу, как всегда понимая без слов все недосказанное. Они познакомились в дальней гостиной леди Батон, одинаково скрываясь от общества и чужого внимания, невольно разговорились, чтобы не сидеть в тишине. А через неделю уже научились подавать друг другу тайные знаки, чтобы сбежать из комнаты...
   Слуги принесли чай и легкие закуски. После утреннего визита Ксандра Дариенна так и не смогла поесть и надеялась возместить это сейчас. Последнее время ее мучили приступы то голода, то полнейшего отвращения к еде. Самочувствие ухудшалось с каждым днем. Разобраться с делами стоит быстрее, иначе она так и останется беспомощным котенком.
   - Что было после моего отъезда из столицы? - Спросила она, когда первый голод был утолен. - После твоих рассказов я начинаю понимать, что бумага не передавала практически ничего.
   - Мне казалось, что ты тоскуешь по отцу, и моя радость будет выглядеть крайне неприлично, - Леора покрутила чашку в руках, рассматривая узор чаинок.
   Лорд Дрейк умер в столице в середине марта, не дожив всего двух недель до окончания маскарада. Дариенне пришлось отвезти тело отца в поместье, чтобы придать забвению в семейном склепе и принять на себя обязанности главы Рода. В то же время в Саладоре произошло еще одно происшествие - взрыв и пожар в сети Надзора, всколыхнувший настоящую бурю. А учитывая, что оба этих события произошли сразу после объявления о помолвке наследника престола и лин Идис, ситуация сложилась весьма щекотливая.
   - К тому же, я не могла писать все, что думала. Декстер стал подозрительным, Ксандр нервничал и порывался отправить меня в поместье и разорвать помолвку. Мне казалось, что мои письма вскрывают. Печать Рода их не берегла.
   Леди Дрейк кивнула, невольно бросив взгляд на указательный палец правой руки, где все главы Родов носили перстни-печати. Один оттиск позволял доставить послание адресату точно в руки и уничтожить его при попытке вскрытия посторонним. Удобно для ведения любой переписки. Вскрыть любое письмо главы Рода мог только король. Но к чему монарху заниматься грязной работой?
   - Мне казалось, что ты счастлива. Наследник, отрекшийся от престола ради любви... Что было на самом деле?
   На губах леди Аргус появилась горькая усмешка.
   - Игра. Всего лишь очередная игра, но ты права, тогда мне тоже казалось, что я счастлива.
   Свадьба состоялась в августе, спустя всего пять месяцев после объявления о помолвке, когда в столице не было почти никого из глав Родов. Скандальная спешка, в которой многие злопыхатели усмотрели попытку скрыть появление бастарда и именно этим объяснили внезапное желание наследника остепениться. Не менее скандальное заявление, превратившее все домыслы в дым. Многие оказались поражены, многие порадовались, и лишь некоторые задумались о будущем...
  
   Саладор, август 1830
  
   Торжественный прием по случаю свадьбы проходил во дворце, и приглашенных сюда оказалось еще меньше чем в собор. Венчание получилось скромным, почти семейное торжество, на котором не было места посторонним. Но королевская семья собралась в полном составе...
   Король со своей четвертой женой Луизой, миловидной блондинкой с безмятежными голубыми глазами, похожей на хрупкую фарфоровую куклу. Принц Десео, как всегда одетый в черное - цвет траура или Рода Аргусов? Его мать - вторая жена короля, получившая развод через год после рождения сына - леди Зафира, все еще красивая и чувственная женщина, хотя ей уже минуло сорок пять. Лорд Изен Иракунд - брат бывшей королевы и дядя принца, мечтающий заполучить власть в свои руки и недовольный тем, что сестра упустила свой шанс. Лорд Десман Ферр, тоже дядя, но двоюродный и приходящийся родственником Декстеру. Кузен его умершей матери, приглашенный из вежливости и дани этикету. Принц Дайтон - третий сын короля и ровесник Леоры, он меньше своих братьев походил на Аргусов. Вместо непроглядной черноты его глаза обладали теплым оттенком, а в волосах запутались искорки пламени - подарок от умершей матери. Две юные принцессы-близняшки: Дафна и Даниэлла - точные копии королевы Луизы, ничего не взявшие от отца. Обеим едва исполнилось девять, и на праздник их пустили совсем ненадолго. Лорд Идис - единственный представитель со стороны невесты. Молчаливый, хмурый, уставший, держащийся в стороне от всех...
   Малознакомые люди, связанные узами крови и совершенно не обрадованные случаем, собравшим их вместе. Только младшие Аргусы проявляли некое подобие радушия, и лорд Ферр смотрел с интересом. Остальные же рассматривали новобрачную, по обычаю одетую в белое и похожую на некое явление зимы, с досадой и недоумением. Здесь она выглядела чужой и неуместной. Леора смотрела на новых родственников и размышляла, как ей дальше жить среди хладнокровных лицемеров, а затем править ими? Когда-нибудь Декстер займет место короля, а она станет королевой. Какой?
   Тихой и незаметной как Катарина Ферр? Страстной и неверной как Зафира Иракунд? Хрупкой и ломкой как Изабелла Росс? Или безмятежной и идеальной как леди Луиза?
   - Ты побледнела, - раздался над ее ухом спокойный голос Декстера. - Все в порядке?
   Она улыбнулась и кивнула, чувствуя, как по коже пробежали мурашки. Они не виделись последние два дня согласно обычаю, и девушка только теперь поняла, что ей не хватало общества жениха, его силы и уверенности.
   - Скоро все закончится, - он накрыл ее руку своей, согревая.
   Леди подняла взгляд на супруга и почувствовала, как дыхание замирает в груди. В его глазах уже знакомое ей, но еще не изученное до конца, выражение смешивалось с ярко горящим желанием и еще более темным, глубинным инстинктом собственника. На несколько секунд она утонула в черном омуте, и вернулась в реальность, только услышав тихое покашливание.
   - Не хотелось бы мешать нашим новобрачным, но по этикету положено начать поздравления, - вкрадчиво-ядовитым тоном произнес лорд Иракунд.
   Леора невольно напряглась, не ожидая от него ничего хорошего. По правилам все поздравления, действительно, должны были прозвучать до того, как гости сядут за стол, но сейчас она с удовольствием бы опустила эту деталь.
   - Не стоит так стараться, милорд, - неожиданно перебил говорящего наследник. - Думаю, вы измените свои заготовленные слова после того, как я преподнесу подарок своей жене.
   Взгляды всех присутствующих устремились сначала на принца, а затем на его супругу. По старым обычаям новобрачные вручали свои подарки друг другу наедине перед самой брачной ночью. Сейчас эта традиция считалась почти забытой, а потому либо не соблюдалась вовсе, либо проводилась вдали от посторонних глаз.
   - Я конечно нарушаю правила, но дело в том, что этот подарок касается каждого из вас, хотя и был заготовлен только для нее, - принц говорил спокойно и невозмутимо, будто не чувствовал, как накаляется атмосфера в комнате. - Когда я встретил Леору, я сразу понял, что ей не место среди той грязи, к которой мы привыкли. Но я не мог отпустить ее и сделал предложение, которое она приняла, давая тем самым согласие разделить со мной и тяжесть, лежащую на моих печах. Однако последние события в столице укрепили меня в моем мнении. Я чересчур ценю ее, чтобы тянуть в этот омут. И именно поэтому я принял решение, которое вы, возможно, посчитаете ошибочным.
   Леди Аргус замерла, боясь вздохнуть и понимая, что сейчас происходит то, что еще не свершалось в истории Алазина. На лицах присутствующих также стало отражаться напряженное понимание и недоверие. А Декстер, сделав эффектную паузу и обведя взглядом всех присутствующих, продолжил:
   - Чтобы иметь возможность сохранить то, что я ценю превыше всего на свете, и прожить свою жизнь в соответствии с велением собственного сердца... Я отрекаюсь от престола.
   Леора с трудом сглотнула, чувствуя звон в ушах и не зная, что сказать или сделать. Остальные присутствующие реагировали быстрее... Королева положила руки на плечи дочерей и повела их к выходу, по дороге сделав жест Дайтону следовать за ней. Зафира и лорд Иракунд устремили взгляды на Десео, и оба едва смогли сдержать радость. Король заметно побледнел, но остался стоять, к нему чуть ближе подошел лорд Ферр, выглядящий крайне удивленным, но тщательно пытающийся это скрыть. И только один человек в комнате не отреагировал на происходящее. На лице Ксандра не дрогнул даже мускул, он продолжал пристально смотреть на нее.
   Леди открыла рот, желая что-то сказать или спросить, но ее перебил рокот Дарвуда.
   - Вон, - короткое слово пронеслось по комнате, заставив всех вздрогнуть.
   Леди Зафира обернулась к бывшему мужу, будто хотела возразить.
   - Вон, - чуть громче повторил король. - Я хочу поговорить с сыном.
   После его слов Иракунды в обществе Десео быстро покинули комнату, за ними вышел лорд Ферр, а к ней подошел брат и под руку вывел из комнаты. Она чувствовала себя так, будто только что сыграла роль в удавшемся спектакле.
   - С тобой все в порядке? - услышала она вопрос брата.
   - Ты все знал.
   Леора заглянула в его глаза, ища там ответ. Они стояли в соседней со столовой комнате, где кроме них задержался лишь лорд Ферр, но его внимание ее не тревожило.
   - Знал, но недолго, всего несколько часов. Я не мог сказать тебе перед свадьбой.
   Брат усадил ее на стул, словно боялся, что она упадет, и обернулся к стоящему в стороне мужчине. Девушка не стала слушать, о чем они говорят, и взглянула на дверь столовой. Она все еще не верила в реальность происходящего. Разум уверенно твердил ей, что так не бывает, но реальность доказывала обратное. Разве принцы отрекаются от престола из-за любви?
  
   Поместье Дрейков, 13 октября 1832
  
   Дневной сон - плохая замена ночному. Голова у Ксандра после долгой дремы гудела, но реальность настойчиво требовала его присутствия. В комнате находился кто-то еще. Не глава Рода, а линии крови, к которым он невольно потянулся, подсказали, кто именно его потревожил.
   - Решила подкараулить меня спящего?
   Леора сидела у окна и читала. Она подняла взгляд и одарила его пристальным взглядом, после чего закрыла книгу и положила ее на столик.
   - Я уже думала, что не дождусь, пока ты проснешься. Хотя признаться, я давно не видела тебя таким безмятежным...
   Меж бровей лорда пролегла складка, он приподнялся и сел, откинувшись спиной на подушки. Он спал прямо поверх покрывала, не снимая одежды, и теперь постель была полностью измята. Ксан похлопал ладонью по кровати рядом с собой, безмолвно приглашая сестру пересесть ближе. В детстве они часто так делали...
   - Ты ведешь себя как мальчишка, - укоризненно произнесла леди Аргус, все же присаживаясь на постель. - Зачем врываться в комнату Дариенны и доводить ее до бешенства?
   Мужчина вздохнул, выражение его лица стало предельно серьезным.
   - Ли, я знаю, как это выглядит со стороны, но сейчас только подобная тактика может помочь мне достучаться до нее.
   - А извиниться ты не пробовал? - ядовито поинтересовалась сестра.
   - Замужество не пошло тебе на пользу... - пробормотал Ксандр.
   - Беру пример со своего супруга. Яд у Аргусов в крови, - отпарировала женщина.
   Сложно спорить, учитывая, что специализацией королевского Рода являлось разрушение и иллюзии. Черный и серебряный.
   - Ты хочешь развода?
   - Мне казалось, я достаточно ясно выразила свое желание.
   В комнате воцарилась тишина. Разводы были редки, но порой главы Родов все же шли на подобные меры. В случае же с королевской семьей все было проще и сложнее. Будучи королем Дарвуд развелся с Зафирой Иракунд одним росчерком пера, так как являлся еще и главой церкви. Судьбы своих детей он мог решить также. Но добиться от него разрешения на развод старшего сына...
   - Когда ты выходила замуж, я говорил, что этот брак будет отличаться от любых других...
   - Но ты не сказал мне, что мой муж будет лгать на каждом шагу! - ледяным тоном ответила она, гневно сверкнув глазами.
   Здесь она была права, но... Иногда ложь - единственная защита, которую можно дать.
   - Декстер не мог и не может посвятить тебя во все свои тайны, они касаются благополучия всего королевства.
   - А разве жена не должна разделять заботы мужа? Хорошая жена. Та, которую любят и доверяют ей. Или я не заслужила доверия? Раскрыла кому-то страшную тайну? - Леора снова заглянула ему в глаза. - Быть ширмой для ваших игр я могу, но вот дать мне возможность оказать реальную помощь... Да, здесь вы предпочитаете молчать даже тогда, когда тайна перестает быть тайной.
   Ксандр выдохнул.
   - Я был против вашего брака с самого начала именно потому, что не хотел вмешивать тебя. Но Декстера сложно переубедить, когда он чего-то хочет...
   - И ты отдал меня ему, не сказав мне ни слова?
   - Ты не должна была ничего узнать. Ничего.
   - Тебе не кажется наивным полагать, что в собственном доме, я не смогу узнать хотя бы о наличии тайн у своего супруга? Или что я не догадаюсь о твоем участии в политике? Или еще о чем-то... о чем ты всегда молчал. Не только у Декса имеются секреты.
   Ее взгляд был пронзительным и жестким. Стоило признать, что его младшая сестренка выросла и стала самостоятельной и своенравной. Характер ей тоже достался от Идисов.
   - Дариенна что-нибудь знает?
   - Нет, я не стала ей говорить, - взгляд леди Аргус немного смягчился. - Пока не стала. Это не мои тайны и не моя жизнь. Как видишь, я умею молчать. Но все может измениться, и я не стану ничего обещать.
   - Спасибо, - поблагодарил мужчина.
   Леора всегда была честной, и чувствовала любую фальшь и неискренность. Полезное качество, когда не испытываешь презрения к вечным игрокам. Но, к сожалению, на мастеров иллюзий оно не распространялось.
   - Ты поговоришь с Декстером?
   - Ты уверена в своем решении? Когда ты собиралась за него замуж, ты тоже знала, чего хочешь.
   - Я знала лишь то, что я видела...
   - Сейчас ситуация та же, ты знаешь только то, что видишь и слышишь.
   - Зато понимаю лучше, - она встала и медленно пошла к окну, разговаривая, будто сама с собой. - Я могла бы жить с ним, если бы знала, что хоть одно его слово было правдой. А он лгал во всем, что касалось нашего брака и его чувств ко мне. Так зачем мне эта обуза? Я столько раз пыталась поговорить с ним, достучаться, понять, отговаривала себя всякими глупостями. Пока не оказалась в одиночестве и не поняла, что все слова - только иллюзия. Он на самом деле великий мастер и очень хорошо сумел меня обмануть...
   Ксандр встал и пересек комнату, обнимая сестру за плечи. Слышать тоску и боль в ее голосе оказалось невыносимо.
   - Почему ты сразу не поехала ко мне?
   - В нашем поместье Декстер стал бы искать меня в первую очередь. А на север... Я думала, что меня перехватят по дороге, поэтому отправилась к Дариенне. Он не сразу понял, где я, и у меня была передышка.
   - Зачем она ездила в столицу?
   Сейчас он ненавидел себя за то, что использует слабость сестры, чтобы узнать ответ на мучающий его вопрос.
   - Передать прошение о разводе. Декс явился сюда, и я не знала, сколько смогу терпеть его, поэтому решила воспользоваться тем, что он не в столице. Когда начался маскарад, Дари поехала в город и передала мое письмо королевскому секретарю. Я собиралась дождаться ответа или королевского вызова, чтобы поехать следом. Но получилось по-другому...
   Что ж... Его сестренка не только выросла, но и научилась играть по их правилам. Если письмо дошло до Дарвуда... А зная мистера Бигаля, все же дошло. Странно, что старшего принца все еще не отозвали в Саладор. Вряд ли прошение о разводе обрадовало короля. Да и самого Декстера.
   - Я поговорю с ним. Постараюсь что-нибудь сделать, - пообещал лорд Идис, прижимаясь губами к виску сестры.
   Она кивнула и положила голову ему на плечо. Странно, но в ее ушах все еще продолжал слышаться голос мужа. И его обещания...
  
   Саладор, август 1830
  
   В комнате царила тишина, мягко мерцали зажженные у постели свечи. От окна едва ощутимо тянуло сквозняком, но прохлада была приятна. Последние дни августа оказались на удивление теплыми, и даже ночи сохраняли приятную негу лета.
   Леора провела пальцами по подоконнику, словно проверяя реальность происходящего. Прошедший день со всеми его событиями и заботами напоминал сон. Заявление Декстера разделило его надвое, словно расколов официально-торжественную часть. И семейная трапеза прошла в напряженном молчании. Иракунды, к которым она относила и принца Десео, тщательно прятали в глазах торжество, остальные же пытались сделать вид, что ничего необычного не произошло. Наследник всего лишь отрекся от престола впервые за всю историю Алазина. Не такой леди представляла свою свадьбу. Мысли об отречении вытеснили из головы все остальные, и подготовка к первой брачной ночи прошла как в тумане.
   Фрейлины королевы, уже посвященные в происшедшее, не могли скрыть своего возбуждения и завалили бы ее массой вопросов, если бы не надзор лин Октавии - придворной дамы леди Луизы. Строгий взгляд уже немолодой женщины заставил девушек молчать и сдерживать порывы. Ее следовало бы поблагодарить, и Леора решила сделать это завтра, так как сегодня ей уже совершенно точно не хватит времени, чтобы отыскать придворную даму.
   В спальне фрейлин сменила сама королева, которая вместо обычного напутствия, даваемого всем юным лин, лишь улыбнулась и пожелала счастья. В другое время бывшая лин Идис удивилась бы. Последняя жена короля отнюдь не казалась ей способной на простые человеческие чувства. А оказалось, она талантливо носила маску. Как и все в этом иллюзорном дворце.
   О резиденции Аргусов всегда ходили странные слухи. Будто бы здесь пропадают люди, будто бы в подвалах под дворцом живет огромный змей, пожирающий неугодных королю, будто бы в коридорах легко потеряться, перепутав настоящую дверь с иллюзорной. И первое время Леора невольно с трепетом вглядывалась в каждый новый предмет, но так и не смогла найти в резиденции что-то необычное. Королевская семья сама по себе могла свести с ума кого угодно. К чему использовать еще и Силу?
   Она вздохнула. Сейчас в ее голове теснились совсем иные вопросы. Почему Декстер отрекся? Почему не сказал ничего заранее? О чем говорил с отцом за закрытыми дверями? Что еще произошло? И почему Ксандр казался таким мрачным? Что его тревожило?
   Неожиданно ее подхватили сильные руки, заставив тихо вскрикнуть. Черные глаза Декстера оказались так близко, что захотелось отстраниться.
   - Что заставило тебя так глубоко задуматься?
   Он осторожно перенес ее на кровать, застеленную белыми простынями. На женихе все еще был надет костюм, и леди почувствовала накатившую волну смущения. После переодевания ей оставили лишь сорочку и тонкий пеньюар.
   - Ты, - врать не имело смысла, - и твои поступки. Почему?
   - Разве я не пояснил?
   Принц начал расстегивать пуговицы на парадном камзоле. Он не любил современную моду, и полустаринные вещи шли ему гораздо больше, еще больше подчеркивая общую мрачность и враждебность.
   - Это не вся правда.
   Она проследила, как камзол, а следом за ним рубашка, отправились в кресло. Декстер остался обнаженным по пояс. В таком виде он, действительно, мог смутить неискушенный взор. Под смуглой кожей перекатывались мышцы, словно он был не наследником, а тренированным гвардейцем. На груди завивались черные волосы, тонкой полоской уходя вниз по животу к брюкам...
   Леора невольно отвела взгляд, взглянув в лицо теперь уже супруга. Суровое, жесткое, спокойное. Он наблюдал за ее реакцией, словно снова ждал чего-то. С мужской физиологией она была знакома благодаря учебнику по анатомии, которую ей, в общем-то, знать не полагалось. Понимала чего ждать от близости. В библиотеке Ксандра от скуки можно было отыскать разную литературу. Конечно страх неопределенности у нее присутствовал, и чисто инстинктивное нежелание испытывать боль тоже, но... От первой брачной ночи еще никто не умирал.
   - Ты знаешь меня лучше многих, - Декс снял ботинки и шагнул к ней, вставая на колени перед постелью, так их глаза оказались на одном уровне. - Правда в том, Ли, что я не хочу править. Меня не интересует власть и трон, условности и долгие церемонии. Я не хочу всю жизнь провести в центре внимания всех жителей Алазина, мне хватило этого в детстве. Но и то, что я сказал сегодня родственникам, не менее важно. Я привык жить в интригах, но тащить в них тебя - уже слишком. Мне нужна семья, ты и покой, а его я смогу обрести только вдали от столицы.
   Поверить ему было трудно, но сердце от его слов забилось быстрее и захотелось забыться в знакомых объятиях. Когда принц только успел приручить ее? Леди вглядывалась в его лицо, отыскивая скрытый смысл в словах, боясь ошибиться. Разве может быть правдой такая сказка? Она готовилась к бремени власти и ответственности, а оказалось, что получит покой и любимого мужчину.
   - Почему ты не сказал? - голос девушки дрогнул от сдерживаемых чувств, а пальцы сами потянулись к его щеке в наивной ласке. И, как и раньше, принц прижался к ее ладони, немедленно откликаясь на прикосновение. Поймал ее руку своей и прижался губами к запястью, заставляя мурашки бежать по коже.
   - Хотел сделать подарок... - Жесткие губы заскользили дальше, покрывая поцелуями каждый сантиметр, отвоеванный у тонкой ткани пеньюара.
   - Ты уверен? И не станешь жалеть? - Дыхание перехватило от прикосновений, но поверить все же слишком трудно.
   - Никогда, - обжигающий взгляд черных глаз, заглянувших в душу, - завтра пройдет церемония отречения, а послезавтра мы отправимся в мое поместье. Десу передадут все дела, ему будет, чем заняться до начала маскарада.
   - И ты так просто отдашь власть Иракундам? - Он уже сидел рядом, удерживая ее руку у своей груди, где гулко билось сердце. - Своему брату?
   Пояс пеньюара под его руками развязался слишком легко, и тонкое одеяние само соскользнуло с плеч.
   - Королевство пережило моего отца, думаю Десео не станет худшим потрясением... И сейчас мне нет до него никакого дела.
   Горячие губы принца все же накрыли ее рот, подчиняя, подавляя, заставляя раствориться в его силе и властности. Постель приняла их обоих в объятия белоснежных простыней. И все вопросы отступили сами собой. Она еще успеет спросить его потом, позже...
   Ласки, незнакомые, обжигающие, заставляющие дрожать от предвкушения и страха. Поцелуи - печати. Жесткие, смелые и в тоже время ласковые, будто щадящие ее. Жар в крови и трепет, мурашки по коже. Резкая боль, заставляющая вздрогнуть всем телом и вскрикнуть. Снова поцелуи и успокаивающие прикосновения, ласка его рук и шепот...
   - Боли больше не будет.
   - Я знаю... - Голос Леоры охрип от сухости во рту, а ночь показалась нестерпимо душной. Кожа словно плавилась, особенно на спине, по которой продолжали путешествовать его пальцы. Под щекой леди все также ровно билось его сердце, и на широкой груди оказалось так удобно лежать. - Жарко...
   - Пройдет, - Декстер улыбнулся, прижимая ее крепче, продолжая гладить по спине. - Потом я покажу, как еще бывает.
   - Мы, правда, будем вдвоем?
   - Обещаю. Интриги дворца остались в прошлом. Теперь я буду думать только о своей семье.
   - Я люблю тебя.
   Он замер, словно окаменев на миг. О своих чувствах она ни разу не говорила, хотя они и были очевидны. Особенно ему - проницательному наблюдателю с чересчур холодным сердцем, оказавшимся вдруг таким близким и понятным.
   - Ты - мое сокровище... - прошептал он в ответ, целуя ее волосы. - Я никому тебя не отдам.
   Глупо ждать от него ответного признания, хотя порой сердце девушки и замирало в предвкушении. Ему в жизни выпало мало радости и ласки, но он обещал, что научиться любить. И теперь у них есть время для этого. Он обещал...
  
   Поместье Дрейков, 14 октября 1832
  
   Кабинет покойного лорда Дрейка, переделанный под женскую руку, дарил ощущение стабильности и покоя. Мебель осталась прежней - массивной с налетом старины. Ее делали еще при дедушке Дариенны, и она обошлась только реставрацией, вдохнув в предметы новую жизнь. Ковер сменился на светло-золотистый, привезенный с южных островов. Портьеры в тон к нему оттеняли темную отделку стен. Лорд Кристиан любил нагнать на посетителей атмосферу мрачности, чтобы вести разговор с заведомо выигрышной позиции. Ему это удавалось. Он славился тем, что всегда мог получить желаемое.
   Дариенна откинулась в кресле, отдыхая от разбора скопившихся бумаг, и невольно уткнулась взглядом в карту Алазина. Старинная, нарисованная вручную мастером Терианом, она занимала половину противоположной стены. Ровные линии, проведенные будто по трафарету, сотни оттенков и полутонов, передающих особенности ландшафта. Едва различимые границы Родовых земель, в укромном уголке каждой из которых располагалось изображение герба. Говорили, что Териан относился к своим творениям как к детям, не жалея времени на создание каждого. И все они были уникальны. Менялись оттенки, места расположения гербов, и каждая карта получала свое уникальное предназначение. Сейчас таких осталось всего семь экземпляров на все королевство.
   В детстве она любила забираться в кабинет отца, когда он работал и подолгу изучать особенности Алазина, сидя прямо на полу. Ей нравилось обводить взглядом границы Рода Дрейков, запоминать земли соседей по кругу, начиная с запада. Ферр - черный медведь на коричневом фоне - лучший друг лорда Кристиана, часто приезжавший в дом. Налис - красная рысь с черными пятнами на зеленом фоне, Бавари - спящий серый кабан на зеленом фоне, Сейтар - серебряный олень с шестью рогами на золотом, Роксвуд - коричневый заяц в зеленых зарослях на черном фоне. В королевстве более двухсот пятидесяти Родов, каждый из которых обладает своей уникальной Силой с известными только главам особенностями, записанными в Книге Рода. Основные черты можно отследить по гербу, но порой внешне очевидные детали могут оказаться неприятным сюрпризом.
   Основные столкновения остались в прошлом, и уже около трех веков бал правит политика и дипломатия. Причин для открытого конфликта мало. Границы земель когда-то закрепили кровью, и изменить их невозможно. Торговые пути построены, и каждый Род нашел себя занятие по душе. Мануфактуры, зерно, рыба, лес... Курорты в южной оконечности полуострова на берегу Янтарного моря - самого теплого водоема в мире. Помимо отдыха был еще один шанс для увеличения капитала - образование для мужчин и воспитание для женщин. Университеты, пансионы, Морская Академия, учиться в которой мечтает каждый второй. Алазин занимает целый полуостров, узким перешейком соединенный с материком. Северная оконечность, которая должна быть покрыта льдами и продуваться насквозь холодными ветрами. И сравнительно мягкий климат королевства был обусловлен лишь теплым течением, идущим с юга от экватора в обход всего западного побережья.
   Леди снова взглянула на бумаги. География, как и история, ей нравилась. В отличие от той же музыки или живописи, а также пения и вышивания. Для повседневных занятий существуют слуги, а для развлечений специально обученные мастера, посвятившие этому жизнь.
   Мать и отец всегда спорили, какое образование ей дать. Леди Николетта настаивала на традиционном для девочек, а лорд Кристиан видел в ней наследницу, будущую главу Рода. Какое вышивание, когда ей необходимо разбираться в экономике и уметь постоять за себя? И пусть дуэли остались в прошлом, и она сможет выставить замену в случае вызова. Сила не всегда сможет спасти от арбалетного болта или ножа в спину. Так в ее расписании появилось фехтование, основы рукопашного боя, стрельба из облегченного арбалета, верховая езда в мужском седле... тренировки с монахами.
   На глаза как раз попалось письмо ная Алексидаса - настоятеля монастыря, расположенного на землях Дрейков. Ничего срочного монах не писал, лишь проявлял тщательно завуалированное беспокойство о ее состоянии и давал ненавязчивый намек на посещение Сердца. К его совету стоило прислушаться, но обстановка в доме не давала леди расслабиться. Уехать сейчас казалось предательством по отношению к подруге.
   Последнюю ночь они обе провели в ее спальне, одним ходом решив сразу две проблемы. Лорд Аргус не смог преследовать жену в личных комнатах хозяйки особняка, а ворвавшийся утром Ксандр вместо Дариенны наткнулся на собственную не совсем одетую сестру. Последовавшая отповедь явно охладила его пыл и заставила немедленно удалиться. Дама улыбнулась воспоминаниям и тут же вздохнула.
   Бумаги оказались отодвинуты в сторону. Работать сегодня не получалось. Разум отвлекался на любой удачный предлог, чтобы только не разбираться с цифрами и очередным посланием дяди. Лан Дрейк не ладил со старшим братом, и желание последнего сделать свою дочь наследницей рассорило их еще больше. Теперь, когда оно, как и многие другие, исполнилось, дяде оставалось только кусать локти от злости и доставлять ей маленькие неприятности. Например, беспокоиться о ее состоянии и причинах, побудивших "дорогую племянницу" столь быстро покинуть столицу.
   Дариенна раздраженно скрипнула зубами и посмотрела в окно. Погода все еще стояла сухая и теплая. Леора сегодня взяла самую быструю лошадь на конюшне и отправилась кататься верхом. Сейчас Дари ей завидовала. Возможно, бешеная скачка и ветер в лицо сумели бы разбить ее ледяное отчуждение? Или же стоит прислушаться к другому совету? Попросить помощи у Ксандра? Когда-то он уже сумел вырвать ее из меланхолии...
  
   Саладор, март 1831
  
   Официальный траур по лорду Дрейку продлился год, и возвращение в столицу под конец маскарада потеряло всякий смысл. Если бы Дариенна не захотела развеяться, отвлечься от навалившихся дел и напряжения. Управление землями отнимало много сил, а при условии спящих способностей еще и съедало массу времени. Ей приходилось всем доказывать, что она в состоянии самостоятельно принимать решения, воевать за каждую мелочь и уступку и ждать... Когда Сила откликнется, и все разрешится само собой. Дядя перестанет придираться и задавать навязчивые вопросы, родственники больше не будут смотреть с затаенной жалостью, а мама, наконец, перестанет заламывать руки в отчаянии и сожалеть о прошлом.
   Столица встретила ее тишиной и полным отсутствием внимания. Потрясения прошлого года уже забылись, сплетникам надоело обсуждать отречение старшего принца и взрыв в сети Надзора. Свет с вежливым интересом узнал об отставке прошлого главы и назначении нового - лорда Андре Санти, обсудил его семью и возможных любовниц, после чего забылся в круговерти маскарада. Новые скандалы, сплетни и интриги занимали всех.
   Леора с мужем еще оставались в столице, и полученное от них приглашение на ужин во дворец, который должен был состояться через неделю, Дари приняла. Глупо было отказываться от подобной чести. Королевская резиденция была практически закрыта для посещений. Для встречи с послами король сам выезжал в Салани, где для этих целей построили отдельное здание. Прошения он рассматривал лишь в письменном виде, крайне редко приглашая кого-то на аудиенцию. Визиты монарх наносил еще реже, да и не был желанным гостем в большинстве домов Алазина. Так и получалось, что приглашение на ужин - едва ли не единственный шанс оказаться официально представленной монарху и получить возможность упрочить свое положение.
   От отца леди многое слышала о короле и предполагала, что предстоящее событие окажется отнюдь не легким испытанием. Дарвуд славился своими приступами ярости и переменчивым нравом. Он легко переходил от улыбки к бешенству и обратно, и удержаться на столь тонком канате его настроения могла лишь королева Луиза...
   Дариенна прошла по анфиладе бальных зал - самых просторных во всем королевстве, с нависающими над ними галереями для прогулок и бесед. Залы маскарада построили специально, чтобы они могли вместить как можно больше представителей Родов. Хотя со временем посещать их стало возможно для каждого. В этом месяце помещение украсили синим и белым. Если добавить к ним золотой, то соберутся все цвета Дрейков.
   Дари поправила изящно вырезанную полумаску, скрывающую только глаза, и провела рукой по широкой юбке. Одно из основных правил маскарада - кринолин и корсет, которые носили только здесь, парики также допускались, но их не любили. За пределами зал мода давно уже шагнула в мир легких платьев с завышенной талией. Женщины вздохнули с восторгом и вот уже двадцать лет не торопились расставаться с подобным новшеством, лишь добавляя или убирая акценты.
   Она задумчиво постукивала веером по ладони, не забывая улыбаться и отвечать на приветствия знакомых, которых теперь придется посетить. Приглашение во дворец могло сделать ее приятной изюминкой для окончания сезона. И уж конечно самой востребованной фигурой на музыкальных вечерах, чаепитиях и прочих дамских кружках. И отсидеться в дальней комнате за портьерой теперь не получится. Да и Леора в ее новом статусе уже не сможет составить компанию. Придется привыкать быть леди...
   Дама раздраженно взмахнула веером и решительно направилась к выходу. В книге Прихода она отметилась, на глаза знакомым попалась, и теперь с легким сердцем может отправиться домой и заняться чем-то полезным. Однако ожиданиям не суждено было сбыться...
   - Леди, кажется, вы что-то потеряли.
   Приятный баритон с рокочущими нотками заставил ее обернуться. Мужчина был одним из многих, в синем камзоле и облегающих брюках - еще одна дань моде. Маска - лишь узкая полоска вокруг глаз, и темные волосы с алым отливом, гладко зачесанные назад. Вряд ли у кого-то еще кроме Идисов встречался такой оттенок, и перстень на указательном пальце показал, что она не ошиблась. Оскаленная морда тигра соответствовала гербу, а на нее смотрели внимательные зелено-золотистые глаза.
   - Потеряла?
   Веер описал полукруг и снова лег в ладонь, а леди задумчиво склонила голову на бок. Сомнительно, чтобы брат Леоры вспомнил ее. На женских вечерах, куда приглашали обеих лин, он не появлялся, на балах не танцевал, лишь сопровождая сестру, на редких ужинах, где они встречались, вел беседы в основном о делах. Что же ему могло понадобиться?
   - Вашу улыбку. Она кажется продолжением маски, - он подошел ближе, так что их разделяло расстояние всего в полметра. Неужели решил пофлиртовать? Не самое оригинальное занятие на маскараде.
   - Думаю, я отыщу ее в другом месте.
   Дариенна отвернулась и все же направилась к дверям, но мужчина оказался упрям, заступая ей дорогу.
   - Тогда, возможно, перед уходом вы подарите мне один танец? - его глаза лукаво блеснули.
   Ей хотелось ответить отказом, но в столицу она приехала, чтобы развеяться. Так почему бы и нет? Один танец ничего не изменит.
   Ее пальцы легли в подставленную ладонь, и они закружились в вихре заигравшей мелодии. Лорд Идис оказался хорошим партнером. Он двигался легко и грациозно, как подобает кошкам, держал даму крепко, но не жестко, оставляя ровно столько свободы, сколько требовалось для исполнения фигур танца. И она не заметила, как начала наслаждаться каждым движением, шагом, поворотом. На губах расцвела неуверенная улыбка. Уже не наигранная, а настоящая.
   Мелодия сменилась другой, но мужчина не отпустил, и ей уже не так и хотелось уйти. Где-то глубоко внутри пробуждались совсем иные желания. Закрыть глаза, прижаться к его плечу, забыть обо всем... В вальсе он привлек ее ближе, обнимая за талию, и удержаться от искушения стало почти невозможно. От него пахло чем-то свежим, мятой, лимонником, дурманящими нотками мускуса. Аромат хотелось не только вдыхать, но и пить.
   Дари облизнула пересохшие губы и подняла взгляд, встречаясь с потемневшими глазами мужчины. Наверное, не следовало этого делать, потому что он едва не сбился с шага, и им пришлось остановиться. Она с трудом перевела дыхание, успокаивая бешено бьющееся сердце.
   - Я обещал проводить вас... - Голос лорда сел и охрип. Он кашлянул, прочищая горло, и снова посмотрел на нее уже нормальным взглядом.
   - До кареты, - кивнула леди.
   Его прикосновение к руке вызвало дрожь даже сквозь ткань перчаток. Почему? Она наблюдала за ним из-под ресниц, тщательно скрывая свой интерес. Кровь все еще кипела, но постепенно успокаивалась, пока они ждали ее накидку и карету. Мужчина все еще не отпускал, крепко удерживая ее ладонь в своей. Его близость вызывала смутное волнение и в то же время успокаивала. Он казался сильным и надежным как скала, и только посадив в карету, разжал пальцы, отпуская ее на свободу.
   - Надеюсь, мы еще потанцуем, леди Дрейк, - обещание в его словах мешалось с красноречивым выражением глаз, и в ответ ей захотелось ответить колкостью, но Дариенна промолчала, позволив себе улыбнуться. Новое старое знакомство обещало стать весьма интересным...
  
   Поместье Дрейков, 14 октября 1832
  
   Воспоминание о первой встрече с Дариенной всплыло внезапно, навеянное то ли погодой, то ли этим местом, где все пропиталось ею. Ксандр помнил тот вечер в мельчайших деталях, будто он был вчера, а не полтора года назад. Молодая женщина в синем платье с белым кружевом, которая не замечала никого вокруг и этим привлекла его внимание. Захотелось подойти ближе и коснуться, чтобы убедиться в ее реальности. И он не стал противиться искушению, а оказавшись столь близко, вдруг ощутил запах.
   От нее пахло осенью. Холодными туманами и свежестью первых морозов, опавшими листьями и мягким тусклым солнцем. Раньше мужчина никогда не задумывался, как пахнет солнце, а когда повел даму в танце, понял, что от ее волос исходит именно такой аромат. Тонкий, едва уловимый, заставляющий вдыхать снова и снова в попытке ухватиться за ускользающую иллюзию. Почему?
   Ксан не отпускал бы ее всю ночь, если бы не опомнился. Когда она подняла на него темно-зеленые глаза с расширившимися зрачками, и тщательно скрываемое внутри безумие радостно рванулось навстречу... Он остановился и поспешил увести Дари прочь с праздника, в противовес собственным желаниям, кричавшим забрать ее с собой. Воспитание и долгая муштра помогли справиться и устоять перед искушением. И, проводив карету долгим взглядом, он отправился бродить по самым темным улицам города.
   В Саладоре наступала весна. Немногочисленный снег растаял, обнажая прошлогоднюю грязь, запах которой мог отшибить любое восприятие. Но не ее аромат... Почему? До рассвета мужчина бродил по городу в поисках ответа, пытаясь выкинуть из головы случайную встречу. И не заметил, как родились стихи...

Сегодня на маскараде,

Я встретил фею из грез.

Она при полном параде

С глазами непролитых слез.

Средь блеска и прочей пыли

Она гордо бродила одна.

Глаза ее мне говорили,

Что в сердце ее пустота.

Миледи, кого вы искали

Меж пестрых, кривых зеркал?

Я знаю, сбежать вы желали,

Но все же я вас удержал.

Конечно, вы удивились

И даже пытались уйти,

Но все же мне покорились,

Позволив себя повести.

И синие маски сливались,

Забывшись в танце на миг...

А леди... Вы улыбались,

Скрывая от взоров свой лик.

И кажется, время застыло,

Я понял, как был одинок.

Улыбка ваша пленила,

У прошлого вышел срок.

Как быстро закончился вечер...

Я даже не смог заскучать.

Умолкли неспешные речи.

Рассвет наступал опять...

  
   Он часто писал раньше, на службе, воплощая в строки терзавшие мысли. Стихи приносили успокоение, но после выхода в отставку привычка ушла. До встречи с Дариенной он не садился сочинять несколько лет.
   Лорд Идис сжал бокал с коньяком и взглянул на янтарную жидкость в бокале. Он обещал сестре поговорить с Декстером и не стал откладывать неприятную обязанность в долгий ящик. Друг должен был появиться с минуты на минуту и как всегда оказался пунктуальным.
   - О чем ты хотел поговорить? - поинтересовался бывший наследник, занимая соседнее кресло и сохраняя на лице выражение светской учтивости.
   - Леора хочет получить развод.
   Заявление не произвело на собеседника сильного впечатления, но в глубине глаз принца полыхнуло опасное пламя.
   - Она мне говорила. Что ты ей ответил?
   - Что поговорю с тобой. Думаю, известие о том, что прошение о разводе уже находится у короля, удивит тебя немного больше.
   - Видимо я недооценил женскую дружбу и свою жену... - Декстер переплел пальцы обеих рук, опираясь на подлокотники. - Признаться, когда леди Дрейк уехала, я подумал, что она решила не вмешиваться в наши дела.
   - Она и не вмешивалась, - отрезал Ксандр, подаваясь вперед. - Дари всего лишь передала письмо.
   - Не делай из нее наивную дуру! Она прекрасно понимала, что своим поступком переходит определенные границы.
   - Ты тоже их переходишь, Декстер. Ты обещал, что Леора будет с тобой счастлива, и что в итоге? Она сбежала от тебя и ищет пристанища у подруги. Даже не у меня.
   - У нас всего лишь возникло небольшое недопонимание.
   - Насколько небольшое?
   Они сцепились взглядами, мало испытывая дружеские чувства сейчас.
   - Леора - моя жена, - с опасными интонациями произнес принц, - и я не намерен с ней разводиться. Тема закрыта.
   - Она - моя сестра, и я уже позволил тебе однажды решить все за нас. Тебе не кажется, что результат уже совсем не тот, какой хотелось бы?
   Лорд Аргус откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу, его лицо застыло каменной маской.
   - Дай мне время. Я решу эту проблему, и все станет как раньше.
   - Уверен? - Друг ответил обжигающим взглядом, и Ксандр кивнул. - Хорошо. Сколько тебе нужно времени?
   - Неделя. Думаю, к концу недели я управлюсь, - черные глаза мрачно сверкнули.
   - Буду ждать.
   Они коротко кивнули друг другу, и Декстер покинул комнату, а лорд Идис залпом допил коньяк. Ситуация с каждым днем становилась все хуже. Даже если каким-то чудом бывшему наследнику удастся уговорить свою жену отказаться от идеи с разводом... Сплетни уже наверняка пошли, и положение Иракундов при дворе в самом скором времени станет только прочнее. А леди Дрейк своим поступком только подстегнула интерес друга...
   Он снова откинулся в кресле. Когда-то они уже обсуждали ее судьбу...
  
   Саладор, март 1831
  
   Приглашение на ужин во дворец передал ему Декстер. Несмотря на то, что у наследника в столице имелся свой дом, они с Леорой жили в королевской резиденции. Сестре не очень нравилось близкое соседство родственников мужа, но она терпела. К тому же этот маскарад был первым для них, как для пары, и приходилось во многом соблюдать условности, которые Ксандру также не нравились. Поэтому, пересекая быстрым шагом коридоры дворца, он вовсе не рассчитывал на приятный вечер. Пока не вошел в комнату и не увидел еще одну гостью...
   Она разговаривала с Леорой, и теперь стало очевидно, что они ровесницы. Однако совершенно разные. В противовес его сестре леди обладала средним ростом, смуглой кожей с персиковым отливом и буйным каскадом волнистых волос, почти не удерживаемых в прическе. Она обернулась, услышав, что он вошел, и зеленые миндалевидные глаза полыхнули узнаванием. У нее оказались довольно строгие черты лица: правильная линия носа, тонкие губы с алым оттенком, упрямый подбородок, высокий лоб с аккуратными дугами черных бровей. Без маски и в традиционном платье с завышенной талией дама казалась еще привлекательнее, но совсем не похожей на юных дебютанток с их наивностью и глупым кокетством. Молодая женщина, действительно, леди.
   - Ксандр, ты наверняка не помнишь леди Дрейк, мы обе дебютировали на прошлом маскараде, - Леора взяла на себя роль хозяйки и оказалась совершенно права. Он на самом деле не помнил улыбнувшуюся ему женщину по прошлому году. Разве они встречались?
   - Я с удовольствием восполню свой пробел, - лорд склонился к протянутой руке, не отпуская взгляд дамы, пока сестра представляла уже его. - Приятно видеть вас снова, миледи.
   В ноздри снова ударил запах осени, и перед глазами все поплыло как от тумана. Почему? Она сверкнула глазами и забрала задержавшуюся у него ладонь, а он сделал шаг назад, продолжая исподволь наблюдать за ней. Какой она будет теперь, без маски? Как будет себя вести? Припомнит ли их встречу на маскараде?
   В комнату вошла королевская чета. Рука леди Луизы покоилась на сгибе локтя супруга, возвышающегося над ней на добрых полторы головы. От Дарвуда немедленно повеяло скрытой угрозой, заставившей выкинуть все глупости из головы. Король обвел тяжелым взглядом присутствующих, чуть задержавшись на приглашенной леди, резко кивнул слугам и направился в столовую. Декстер подхватил жену под руку, а Ксандру осталось только сопроводить леди.
   - Ваша улыбка снова похожа на маску...
   От прикосновения к ее ладони по коже прошла волна дрожи, зеленые глаза внимательно изучили его в ответ.
   - Мне говорили, что во дворце она более чем уместна, - голос у нее оказался прохладным, как тот же осенний ветер, срывающий листву с деревьев. Он снова нахмурился, пытаясь прогнать наваждение.
   Гостье оставили место по левую руку от короля. По правую сидела Леора, рядом с ней - Декстер, напротив мужа - королева, и место между ней и леди Дрейк предназначалось ему. В любой другой ситуации подобное положение его бы обрадовало, но находиться столь близко к этой женщине становилось... странно?
   Ужин проходил в неспешной беседе о пустяках, задаваемой леди Луизой. Маскарад, сплетни из тех, что можно отнести к приличным, премьера последней пьесы сезона, благотворительный вечер с концертом детей-сирот, которым королева покровительствовала лично. Пожалуй, только ей и удавалось рассеять атмосферу мрачной враждебности, идущей от мужа. Король не вступал в разговор и искоса изучал представленную ему даму. Она нервничала, и изящные пальцы едва заметно подрагивали, когда Дариенна подносила бокал с вином к губам, все чаще и чаще прибегая к этому нехитрому способу успокоения. Хотя держалась она для первого раза достойно, выдерживая также и его ненавязчивое внимание.
   - Леди Дрейк, - рокот Дарвуда прервал неспешность общей беседы, - я слышал, ваш отец скоропостижно скончался в прошлом марте. Сеть Надзора провела расследование этого происшествия?
   - Да, маде-лорд, - голос женщины не дрогнул, и она твердо встретила взгляд монарха, - надзиратели весьма тщательно все проверили и пришли к выводу, что никаких особых обстоятельств в смерти лорда Дрейка не присутствовало.
   - А как прошло ваше вступление в права наследования? - Король изучал ее с пытливостью гадюки, выбирающей себе ужин.
   Ксандр отложил приборы и также глотнул из бокала, встречаясь взглядом с другом. Ему хотелось вмешаться, оградить ее от вкрадчивого тона старшего Аргуса, но Декс едва заметно качнул головой. Он явно наслаждался открывшимся ему спектаклем и собирался досмотреть представление до конца. В любом случае вмешательство было бы неуместно. Нельзя выражать заботу столь открыто, тем более к только что представленной ему даме. Окружающие могут подумать, что их связывают значительно более глубокие отношения.
   - Юридически прекрасно, - улыбнулась леди, - но с Силой пока возникли некоторые затруднения. Думаю, они разрешатся в самом ближайшем времени.
   - И ваши родственники приняли вас как главу Рода? Без недовольства? Все же ваш случай весьма и весьма редкий.
   Действительно, если бы лорд Дрейк поспешил и выдал дочь замуж, наследником стал бы его брат, и даме не пришлось бы сталкиваться с подобными затруднениями.
   - Мой отец готовил меня к ответственности, и для моих близких это не стало глубоким потрясением.
   - Вот как?
   Истинно королевское умение - одной фразой передать всю гамму эмоций от недоверия и удивления до почти возмущения и тщательно отмеренного снисхождения. Женщина, самостоятельно управляющая своими землями - такое случалось в истории королевства и не раз, но так или иначе леди прошлого оказывались в зависимости от других родственников мужского пола. Их образование всегда оставляло желать лучшего. И то, что лорд Дрейк решил дать своей дочери необходимые знания, привлекало значительно больше внимания, нежели Родовой перстень у нее на пальце.
   Ксандр снова с любопытством взглянул на даму, старающуюся сохранить невозмутимость.
   - Мне кажется, маде-лорд, ваше недоверие необоснованно, - вступила в разговор Леора, - в Роду Аргусов также были женщины, наделенные Силой. А королева Дарута правила целой страной до совершеннолетия своего сына.
   Все дети короля получали Силу, равную обычному лорду, которая раскрывалась по достижении восемнадцати лет. Исключением являлся только наследник, получавший Силу и умение ей управлять с самого рождения. К моменту коронации мастерство будущего короля превосходило все, что даровалось другим Родам. Только так и поддерживался порядок. Чтобы опровергнуть слово монарха требовалось получить противовес более чем в половину голосов лордов. И пока Иракунды не начали свою игру такого еще не случалось...
   - Да, моя прабабка обладала крайне неприятным характером и сильной волей. Кровь - не вода, ее не изведешь, а Дарута также принадлежала к Аргусам, пусть и являлась младшей ветвью, - внимательный взгляд таких же черных, как и у старшего сына глаз, не отпускал Дариенну. - Надеюсь, в вашем случае, миледи, получится также. А пока... Если у вас возникнут какие-либо затруднения или просьбы - обращайтесь к моему секретарю. Мистер Бигаль позаботиться, чтобы ваши вопросы достигли моих ушей.
   На этот раз ему едва удалось сдержать удивление. Подобное заявление само по себе являлось защитой. Королевский секретарь славился своей неподкупностью и исполнительностью, передать ему что-то напрямую означало обеспечить пристальное внимание короля.
   - Благодарю, маде-лорд, - с трудом проговорила дама, справившись с удивлением, - обещаю, что не стану тревожить вас по пустякам.
   - Порой пустяки могут значить намного больше, чем кажется на первый взгляд, - Дарвуд улыбнулся, что в его исполнении походило на вежливый оскал кобры. Жутко и завораживающе одновременно. - Вижу, все уже насытились. Думаю, нам пора перейти в гостиную.
   Синхронный шорох отодвигаемых стульев стал ему ответом. Ксандр помог подняться леди Дрейк и проводил ее до дверей. Дамы отправились наслаждаться чаем и спокойствием, а мужчинам, наконец, можно было выпить чего-то покрепче. Они перешли в соседнюю комнату с баром и множеством кресел. Дарвуд не стал задерживаться и покинул их, сославшись на дела. Дышать сразу стало легче.
   - В чем так заинтересован король? - Он глотнул коньяка, освежая восприятие.
   - Кристиан Дрейк был его другом в юности, - Декстер устроился в кресле, закинув ногу на ногу и потягивая портвейн.
   - И это повод придираться к его дочери? - нахмурился лорд Идис. Беседа за ужином ему совсем не понравилось.
   - Она - глава Рода. Девятнадцать лет. Не замужем. Жениха нет. Ближайший родственник - дядя, который спит и видит, как бы надеть на палец Родовой перстень, - жестко ответил принц, прикрыв глаза. - Впрочем, если она хотя бы вполовину также умна, как ее отец... У девочки есть шансы выкарабкаться и удержаться на плаву.
   Кому как не Ксану было об этом знать... Родители умерли, когда ему едва исполнилось десять, а Леоре год. Двоюродный брат отца, взявший на себя ответственность за осиротевших детей, был хорошим человеком, но плохим управляющим. Землями занимались наемные рабочие, быстро понявшие, что останутся безнаказанными до тех пор, пока наследнику не исполнится восемнадцать. И за несколько лет сумели многое уничтожить... Сила проснулась через год к окончанию траура, и только тогда он понял, что прежней жизни уже не будет. Книга Рода помогала мало, способности оказались неуправляемы, сестру с няней перевезли в другое место, и прошло почти два года, прежде чем он увидел ее снова...
   - Ты как всегда навел справки.
   - Нужно же мне знать, с кем моя жена ведет столь бурную переписку. А тебе должно быть стыдно. Они познакомились еще в прошлом сезоне, а ты даже не заметил столь дивный цветок у себя под носом. Мог бы проявить интерес раньше и избавить юную деву от страданий...
   - Может быть, я не заметил ее потому, что следил за твоими ухаживаниями или вернее будет сказать преследованиями моей сестры? - как и всегда любое упоминание о возможной свадьбе испортило ему настроение. Перспективу будущей женитьбы он не хотел обсуждать ни с кем.
   - Перестраховщик, - усмехнулся лорд Аргус, - как видишь, твои опасения не оправдались, и Леора вполне довольна нашим браком.
   - Прошло всего лишь семь месяцев. С твоей стороны было бы в высшей степени глупо разочаровать ее так скоро. Это разрушило бы легенду с отречением из-за любви.
   - Ты все еще мне не веришь...
   - Слишком хорошо тебя знаю.
   Оба замолчали, занятые напитками. Ксандр снова вспомнил взгляд леди при его появлении, и ненавязчивый аромат осени, который витал в воздухе до сих пор. Она была другой, не похожей на избалованных, эгоистичных особ, которыми всегда был заполнен маскарад. От нее веяло прохладой и спокойствием, сдержанностью и здравомыслием, и знакомство хотелось продолжить.
   - Что еще ты знаешь о лорде Дрейке?
   - Все-таки она тебя зацепила... - довольно ухмыльнулся Декстер, потирая подбородок, заросший черной аккуратной бородкой. - Он состоял в тайном совете короля, а, когда отец женился на Зафире, ушел в отставку. Лорд Силиус говорил, они оба кричали так, что стекла в кабинете треснули. Кристиан пытался его отговорить, но Дарвуд всегда был упрям. После той ссоры они не общались, но лорд Дрейк сыграл не последнюю роль в разводе два года спустя. Как ты понимаешь, лорд Иракунд к нему любви не питал.
   - Поэтому надзиратели и проводили расследование.
   По опыту службы Ксан знал, что такое вражда лордов. Бросить прямой вызов - значит привлечь внимание, которое никому не нужно. Время дуэлей ушло в прошлое, а вот интриги - вечные игры за власть всегда были в моде.
   - Помоги ей, с твоим опытом шансы леди увеличатся. К тому же у нас появится еще один союзник. Да и фигура у нее неплоха.
   Да, фигура у Дариенны была довольно соблазнительна: небольшая грудь, весьма выгодно смотревшаяся в декольте, тонкая талия, которую он мог бы сжать пальцами обеих рук, особенно, когда ее подчеркивал корсет, приятная округлость бедер, обрисованная тонкой тканью платья. Об остальном можно было лишь догадываться, но он сомневался, что найдет в леди хоть один изъян. Дрейки славились крепким здоровьем и возможностью быстро исцеляться от всех болезней. И в любое другое время лорд с удовольствием бы принял идею завести себе очередную любовницу, тем более что с предыдущей уже расстался. Нечто темное внутри с нетерпением подняло голову, заставляя пальцы сильнее стиснуть стакан.
   - Нет, - резко произнес он, - не в этот раз. Я не стану вмешивать ее в наши игры.
   Декстер только усмехнулся и вновь пригубил портвейн.
  
   Поместье Дрейков, 14 октября 1832
  
   Сегодня играла Леора. Чарующие чистые звуки рояля, словно проснувшегося от долгой спячки, наполняли комнату, пробуждая в душе самые светлые воспоминания и мечты. Кузины замерли на диване, боясь лишний раз вздохнуть, чтобы не спугнуть трепетное мгновение, когда внутри все дрожит в предвкушении полета. Их глаза отражали одинаковый восторг от чужого мастерства, до которого им не суждено было дотянуться.
   Сеймур встал за креслом жены, положив руки ей на плечи, и лин Дрейк сжала его ладонь своей. На ее лице застыла мечтательная улыбка, а в глазах - выражение блаженства. Что она вспоминала? Или быть может представляла их ребенка, осторожно поглаживая уже всем очевидный живот? По щекам будущей матери катились слезы...
   Кир Антуан отступил в тень портьер, но даже оттуда Дариенна чувствовала на себе его обжигающий взгляд. Молодого учителя терзали мысли о несбыточном, которые так легко представить. Лорд Аргус также занял место за спиной жены, тяжелым взглядом сверля ей затылок, но она его не замечала, уделив все внимание музыке. Инструмент под ее тонкими, длинными пальцами жил, рождая звуки, которых никогда не знал.
   Свобода и легкость звучали в каждой ноте. Пронзительной, ломкой, нежной, хрупкой, как полет мотылька, стремящегося к огню, как мерцание крыльев бабочки. Несбыточная мечта о прикосновении к солнцу и вечном стремлении к нему. Светлая грусть потери и чистое пламя победы.
   Этюд Шафраэра, написанный им к годовщине смерти жены, и исполненный на концерте по случаю юбилея маэстро. Ему тогда минуло пятьдесят, а его супруга не дожила даже до своего тридцатилетия. Гениальный композитор умер почти сто лет назад, и мало кто после его кончины осмеливался повторить одно из сложнейших произведений. Учитель Дари рассказывал о нем, о технике исполнения. Он много говорил и украдкой, когда никто не слышал, пытался повторить. "Чтобы играть, как Шафраэр нужно страдать, как страдал он. Или любить, также как он". Учитель уехал несколько лет назад, а ноты остались. И возможно Леора на самом деле любила также сильно, как и маэстро. Говорят, что с того концерта никто не ушел с сухими глазами. И теперь Дариенна понимала почему...
   Слезы тяжелым комком поднимались откуда-то из глубины, дышать становилось тяжело, а глаза жгло, будто в них насыпали песка. Она как можно тише встала и поспешила покинуть гостиную. Плотно закрытая дверь приглушила звуки музыки, но не успокоила чувства внутри. Так и не пережитая когда-то боль оглушала.
   Леди прижала ладонь ко рту, чтобы сдержать рыдания, и почти побежала по коридору, желая спрятаться там, где ее никто не увидит. Она забыла, что Ксандр не спустился сегодня в гостиную, подумала, что он решил отдохнуть. А лорд всего лишь поджидал ее в спальне. И вскочил, как только увидел, в каком она состоянии.
   - Что случилось? - он схватил за плечи, с тревогой заглядывая в глаза. Зрачки в его глазах расширились, как и всегда, когда они оказывались рядом. А она поняла, что больше не сможет молчать.
   - Ты! - Леди рванулась, делая замах, и хлесткая пощечина оставила след на его лице. - Ты уехал! Бросил меня! А теперь заявился сюда, будто ничего не было! Ненавижу!
   Ее кулаки Ксандр все-таки перехватил, заламывая руки за спину и удерживая на месте, прижимая к себе и продолжая вглядываться в лицо. Она знала, что может ударить. Лбом в переносицу или каблуком в стопу, носком туфли в голень и, в крайнем случае, коленом в пах. Но почему-то теперь все потеряло смысл...
   - Ненавижу... Как же я тебя ненавижу, - пробормотала она и зарыдала, уткнувшись носом в его шейный платок. Как ребенок, который разбил коленку или потерял любимую игрушку. Слезы катились градом, приводя в негодность его одежду, но мужчине было все равно.
   Он отпустил ее руки и обнял, прижимая к себе сильнее, что-то шептал, успокаивая, гладил по голове, целовал волосы. Внезапный всплеск Силы вырвался из-под контроля и прошелся по комнате, уронив подсвечники. Несколько ваз со звоном разлетелось на куски, со стены упала картина. Дариенна затихла, стараясь сдержаться, но слезы продолжали течь.
   - Тише-тише...
   Ксан поднял ее на руки и уложил в постель, обернулся, делая едва уловимое движение рукой. Пламя, успевшее перекинуться на обивку мебели, погасло. Стало темно, только через окно пробивался тусклый свет звезд и луны. Леди вздрогнула и зарылась лицом в подушки, обхватив себя руками. Ей хотелось согреться... Мужчина скинул обувь и лег рядом, обтекая ее сжавшееся в комок тело своим.
   - Почему? - ее голос из-за толщи подушек прозвучал глухо, но он услышал.
   - Я должен был. Прости.
   Его рука обвилась вокруг талии и прижала ближе, губами он коснулся ее уха, осторожно убирая мокрые пряди волос, прилипшие к коже.
   - Почему? - она все еще всхлипывала, вздрагивая всем телом.
   - Мне нужно было позаботиться о землях Нисл. Там не осталось больше представителей Рода, и король передал их под мою ответственность.
   Они оба знали, что сказанное лишь часть правды, и тяжелый вздох мужчины лишь подтвердил это. Он снова поцеловал ее мокрую щеку, и Дариенна судорожно вздохнула. Слезы закончились, а вместе с ними постепенно уходила боль... Дрожь отступала, кожа покрылась испариной, и дышать стало легче. С ним она всегда чувствовала себя в безопасности, и даже теперь это ощущение не покидало, несмотря на ложь и время. Какой же дурой нужно быть, чтобы так верить? Она закрыла глаза, прячась от происходящего, а мир вокруг неожиданно расцвел яркими красками.
   Узоры Силы оплетали дом как виноградные лозы на юге. Они пронизывали все, и толстые стены им не мешали. В книге Рода писалось, что Сила - это все живое, что есть в мире. Но тогда почему управлять ей дано только демонам и их потомкам? Каждый Род видит и чувствует Силу по-своему, и каждый использует ее согласно своему предназначению. Дрейки могли видеть узоры...
   Тонкие как паутинка нити, сплетающиеся в потрясающей красоты кружева. Тысячи оттенков и сотни переплетений, означающих что-то свое. Мир снова стал большим и объемным. Сила, которой он щедро делился, возвращая потраченное, быстро восстанавливала баланс организма. Нити тянулись к ней. Золотые - исцеление, белые - защита, синие - видение. Герб рода - синие глаза дракона, смотрящие сквозь золотое пламя на белом фоне. Три способности, позволяющие не страдать от болезней, выжить при поединке и видеть очень многое. Драконов поэтому называли самыми проницательными, мало что могло спрятаться от их взгляда.
   - Ты восстанавливаешься, - голос Ксандра оказался хриплым, и Дари чуть повернула голову, чтобы увидеть его.
   Нити Силы вокруг мужчины приобретали оттенки красного, черного и зеленого. Кровь, разрушение и слово. И интенсивность их сияния показывала, что лорд Идис обладал завидным мастерством. Он приподнялся на локте, чтобы заглянуть ей в глаза, провел пальцами по щеке, стирая капельки слез.
   - Дари...
   Поцелуй был легким как дыхание, будто он боялся спугнуть ее, и такие же легкие прикосновения губ начали собирать слезы с ее щек, ласкать виски, прогоняя внезапную головную боль. Леди отвернулась, желая получить передышку. Она прекрасно понимала, чем может закончиться такое времяпровождение. Где-то в глубине души ей хотелось близости, снова ощутить пламя в его руках и сгореть дотла, чтобы возродиться... Но разумом она также хорошо понимала и то, что этот шаг принесет только больше проблем и страданий. К чему еще больше запутывать ситуацию?
   Дариенна легла на бок, подложив ладони под щеку, чтобы избежать искушения коснуться его. Узоры поблекли и исчезли, но теперь она знала, что контроль над Силой восстановлен. Ксан тоже лег, все еще обвивая ее рукой за талию и прижимая к своей груди. В темноте и тишине быть рядом с ним оказалось проще.
   - Помнишь лето? - Голос дамы прозвучал глухо и хрипло, она хорошо понимала, что выглядит отвратительно, и радовалась наступлению ночи.
   - Помню, - он снова вздохнул, будто хотел забыть.
   Спустя две недели после официального окончания маскарада Леора пригласила ее погостить в поместье Аргусов. Принц не возражал, Дариенне хотелось развеять скуку, и она согласилась приехать, когда закончит с делами в столице. Улаживание финансовых вопросов затянулось до середины мая, потом в Саладор неожиданно нагрянула леди Николетта, загоревшаяся желанием попутешествовать, и к подруге Дари прибыла только в июне. Когда там как раз гостил лорд Идис...
   - Ты тогда купался в реке, а я ехала верхом...
   - В мужской одежде... Сапоги до колен и распахнутая на груди куртка. Воинственная, решительная, задумчивая...
   - Я едва успела отвернуться, когда ты выходил из воды.
   - Зря...
   Может быть, и зря... Может быть, тогда все закончилось бы коротким романом. Интрижкой, о которой не принято упоминать. Она тогда не совсем правильно выбрала дорогу и решила проехать по лесной тропе, полагая, что та ведет в нужную сторону. Удобная дорожка быстро превратилась в обычную лесную тропинку, но врожденное упрямство не позволило отступить. И когда впереди показалось озеро, поворачивать было уже поздно.
   - Ты была такой красивой, что мне захотелось совершить что-то безумное...
   - Например, окунуть меня в воду...
   - А ты ускакала...
   - Зато нашла нужную дорогу.
   Они встретились уже в поместье, и целый месяц промелькнул как один день... Безумно долгий день, наполненный солнцем, прогулками, купанием в озере, тихими вечерами на четверых, долгими взглядами. Они присматривались друг к другу, изучая исподволь, не желая демонстрировать интерес, и избегали встреч наедине. Скользили на грани приличий, боясь перейти рамки дозволенного и ожидая, когда кто-то сделает первый шаг. Если бы знать тогда, чем все закончится...
   Леора и Декстер часто уезжали на прогулки вдвоем и выглядели при этом счастливыми и беззаботными, будто вернулись в медовый месяц. Дариенна завидовала, но молча, не желая рушить чужое счастье или мешать. Наверное, стоило уехать раньше, не дожидаясь необходимости, но интерес заставил остаться. Ей хотелось узнать, что будет. Глупость, какая чудовищная глупость...
   - Я не хотел с тобой сближаться. Уходил и возвращался, все время натыкаясь на тебя. То в конюшне, то в библиотеке, то в лесу... Я каждый вечер убеждал себя, что уеду, и каждое утро собирался и спускался к завтраку. От тебя пахло солнцем, теплым и мягким, хотелось дышать этим запахом всегда...
   - Солнце не пахнет.
   - Пахнет, - он поцеловал в шею, прижался губами к коже за ухом и шумно вдохнул, - тобой.
   - Разве я похожа на солнце?
   - Ты похожа на осень...
   - Такая же мокрая? - Дари невольно усмехнулась.
   - Прохладная...
   - А почему тогда солнце?
   - Оно тоже бывает разным, осенью солнце редкое, мягкое и почти не греет, но успокаивает, дает надежду...
   Леди судорожно вздохнула и почувствовала, как пальцы мужчины начинают расстегивать застежки платья.
   - Ксандр...
   - Шшш... Тебе нужно поспать.
   Он медленно стягивал с нее платье, невольно лаская кожу и вызывая дрожь. Как легко сейчас было бы согласиться и позволить ему больше. Забыть...
   В июле пришло письмо от Сеймура с просьбой разрешить ему жениться, а дядя одновременно с этим написал, что категорически против намерений дальнего родственника. Нужно было вернуться домой и заняться делами, вспомнить об обязанностях. Она разозлилась и уехала кататься, чтобы успокоиться. Началась гроза из тех, которые обычно бывают летом - сильная, но короткая. Укрыться было негде, и она вымокла едва ли не до костей в считанные минуты. Лошадь испугалась грома и молний и едва не понесла, и именно в этот момент появился лорд Идис, возвращающийся в поместье. С кобылой она справилась сама, а мужчина показал дорогу к домику лесника, где они и переждали непогоду.
   - Если бы кто-то узнал о прогулке, моя репутация была бы испорчена, - Дари помогла ему стянуть с себя платье и тут же зябко повела плечами - от окна тянуло холодом.
   - А если бы я не сдержался, то потеря оказалась бы даже не голословна.
   - Вряд ли я долго бы сопротивлялась.
   Несколько часов они провели под одной крышей, просушивая одежду перед разожженным на скорую руку очагом. Пришлось разговаривать, так как молчание выходило чересчур натянутым. Стоило встретиться взглядами, и в маленьком домике становилось тесно и душно, а в горле пересыхало. Сложно не думать о постороннем, когда перед глазами мелькает голый торс мужчины, а сам он не сводит пристального взгляда с медленно намокающего одеяла, в которое она завернулась, вместо верхней одежды.
   - Ты говорила о поместье и монастыре, а я слушал и думал, что вряд ли еще встречу женщину, которой не будет скучно говорить о делах, - он стянул чулок и второй тоже, положив их рядом с платьем.
   - Я думала, что так легче всего отвлечься... Не думать о тебе, как о...
   - Любовнике? Я тоже думал, что подобные разговоры довольно скучны, пока не встретил тебя, - знакомые руки зарылись в массу кудрей, выбирая их них оставшиеся шпильки. - А еще не понимал, почему ты до сих пор одна...
   - Меня никто не заинтересовал на маскараде, - она грустно улыбнулась и закуталась в одеяло, поворачиваясь лицом к собеседнику.
   - Но ведь кто-то все-таки был, - Ксандр поднял опрокинутый подсвечник и взмахнул рукой, заставляя пламя вспыхнуть.
   - Я никогда и не скрывала...
   Он кивнул, подтверждая ее слова, и сел рядом на кровать, заглядывая в ее лицо.
   - Мне жаль, что все так обернулось...
   - Почему ты тогда приехал? - Дариенна перебила его, не желая слышать о сожалении. - Что-то случилось, ведь так? Ты не примчался бы просто так спустя столько времени. Почему?
   Его лицо потемнело, а в глазах полыхнул странный огонек.
   - Если бы я не приехал, все было бы иначе...
   Лорд замолчал, и в тишине ночи вдруг почудилось что-то зловещее... Где-то в ночи глухо ударил гром.
  
   Земли Аргусов, август 1831
  
   Яркое солнце играло в темно-зеленой листве деревьев. Лето подходило к концу, и последние теплые дни позволяли сполна насладиться дарами уходящего времени года.
   - Погода просто прекрасная, - задумчиво сказал Ксандр, с комфортом расположившись на кушетке в гостиной.
   Сюртук и галстук висели на спинке, несколько верхних пуговиц рубашки были расстегнуты, волосы немного растрепаны, а на губах играла легкая улыбка.
   - Последний раз я видел тебя таким, когда у нас гостила леди Дрейк, - откликнулся Декстер с подоконника. Выглядел он примерно также как и друг и походил на сытого удава, решившего вздремнуть. - Вы снова встретились в столице?
   - Нет, но спокойная жизнь позволяет расслабиться, к тому же сегодня годовщина свадьбы моей сестры. Могу я хотя бы на день забыть о проблемах?
   - Учитывая, как ты противостоял этой свадьбе, сложно поверить, что тебя радует сегодняшняя дата.
   - Может быть, я наконец-то тебе поверил и решил порадоваться ее счастью? К тому же Иракунды притихли. После происшествий той весны пока никому не хочется снова провоцировать бурю.
   - Еще бы... - пробормотал принц.
   Ксан снова улыбнулся, почти не в состоянии подавить рвущуюся наружу улыбку. Мысли снова и снова возвращались к Дариенне и их неспешной переписке. Редкие письма, он спрашивал о делах в поместье, исподволь стараясь давать советы, а она, словно в насмешку писала подробные ответы, с особой тщательностью описывая тонкости очередной сделки, где все делала по-своему. Леди заставляла его уважать себя, не стесняясь демонстрировать собственную просвещенность. "Вам, как лорду и образованному человеку должно быть ясно, что данный способ намного эффективнее, нежели тот, на который вы столь прозрачно намекали в прошлом письме". Насмешка. И ему нравилась эта неторопливая переписка, пропитанная легкими пикировками и ароматом ее волос.
   - Кажется, я знаю причину этой мечтательной улыбки, - с усмешкой произнес бывший наследник.
   - О чем ты?
   - Перестань. Думаешь, я не вижу, как моя жена радуется и в тайне мечтает построить ваше счастье?
   - Ты же знаешь, что это невозможно. Браки между главами Родов не заключаются.
   - Возможно потому, что среди них редко встречаются женщины?
   - Король не даст разрешение.
   - Отец возможно, но его болезнь вряд ли позволит ему прожить долго. А следующий король может оказаться не столь упрям...
   Тонкий и вполне прозрачный намек. Вот только он сам отнюдь не готов пойти к алтарю. Эта мысль и раньше вовсе не казалась привлекательной, а в свете последних политических событий, все больше и больше подтверждалась чужими примерами.
   - Леди сможет быть полезна нам и в дальнейшем, - продолжал между тем его друг.
   - Нет, - резко прервал его Ксандр, поднимаясь на ноги. - Она слишком молода, чтобы участвовать в интригах, к тому же подруга Леоры. Я не хочу, чтобы моя сестра оказалась окружена только интриганами. Довольно того, что есть ты и я.
   Радужное настроение испарилось, не оставив даже следа.
   - Успокойся, - немедленно отреагировал принц. - Ты сам сказал, что сегодня праздник, не будем его омрачать. И где, кстати, моя жена? Она уже должна была вернуться...
   Леди Аргус отправилась на конную прогулку, позволив мужу и брату свободно поговорить, но обещала вернуться через час, который подошел к концу еще пятнадцать минут назад.
   - Может быть задержалась? Она любит природу... - предположил Ксан, начиная хмуриться.
   Взгляд Декстера затуманился, словно он погрузился глубоко в собственные мысли, а затем мужчина с шипением выпустил воздух сквозь зубы. Его лицо исказила гримаса гнева.
   - Бездна все забери! - рявкнул он, стремительным шагом направившись к выходу.
   Лорд Идис поспешил за ним. Хозяин дома как вихрь пронесся по особняку, в считанные секунды оказавшись на улице. Ксандр едва успел выскочить на улицу следом за другом.
   - Милорд, - кинулся к ним один из слуг в запыленной одежде.
   - С дороги! - рыкнул в его сторону бывший наследник, и мужчину отбросила легкой волной Силы.
   Только теперь лорд увидел Леору в порванной и грязной амазонке стоящей рядом с конем грума. Видимых повреждений на ней не наблюдалось, но принца это мало успокоило. Он навис над ней как скала, стремящаяся затмить солнце, мгновенно закрыв Ксану весь обзор. Да он и не хотел смотреть на тонкости личных отношений своего друга и сестры.
   - Со мной все в порядке! - услышал он звонкий голос Ли.
   В ответ ей раздалось малопонятное ворчание, которое мужчина интерпретировал как возмущение. Спустя еще мгновение лорд Аргус подхватил жену на руки и понес в дом. Вид у него при этом был такой, словно в Алазине только что произошло второе пришествие демонов. Черные глаза мерцали от бешенства, а вокруг фигуры практически невооруженным взглядом можно было увидеть ореол Силы.
   - Декс, прекрати! Со мной ничего не случилось, - продолжала возмущаться дама, при этом обхватив супруга за шею и пытаясь погладить по волосам.
   Ксандр посторонился, не желая оказаться на месте слуги, который до сих пор пытался и не мог подняться с земли. Приказ, отданный в порыве гнева, может принести много непредвиденных последствий, особенно если отдается кем-то из королевского дома. Он покачал головой и задержался во дворе на пару минут, исправляя то, что натворил друг. Вряд ли кто-то из ошарашенных слуг включая самого пострадавшего сможет понять, что именно он сделал, но человек не должен страдать за попытку проявить верность.
   Мысли лорда однако блуждали далеко, быстро анализируя ситуацию. В день годовщины свадьбы с женой бывшего наследника едва не произошло несчастье. В данной ситуации формулировка звучала именно так. Именно с таким подтекстом. Он не сомневался, что со стороны все выглядело бы совершенной случайностью. Досадным стечением обстоятельств. А на самом деле... Предупреждение. Убить жену пусть даже бывшего наследника довольно сложно. А вот раздразнить ее мужа. Плевок в лицо. Рассчитанный и хорошо организованный.
   В груди медленно закипала холодная ярость, сметающая все то тепло, что поселилось в душе за последнее время.
  
   На этот раз гостиная уже не казалась местом идиллического спокойствия. Мрачный Декстер сидел в кресле, поглаживая пальцами короткую бородку. Ксандр устроился напротив, закинув ногу на ногу и пристально изучая узор на столешнице. Ни о каком праздновании годовщины речи не шло.
   Со слов грума и леди Аргус выходило, что любимая кобыла хозяйки дома, обычно довольно спокойная, сегодня решила проявить свой упрямый и отнюдь не добрый нрав. Сначала никто не обратил на это внимания, так как подобное иногда случалось и легко проходило после часа привольной езды. Однако в этот раз лошадь в буквальном смысле взбесилась и понесла, более того попыталась скинуть наездницу. Леору спасло врожденное умение ездить верхом и знание слабых мест животного. Успокоить кобылу полностью она не смогла, но зато с наименьшим ущербом для себя покинула седло, отделавшись только синяками и парой ссадин. Кобыла после этого умчала в лес, не разбирая дороги. За ней были посланы слуги, которые до сих пор не вернулись.
   Обоим мужчинам стоило больших трудов уговорить пострадавшую даму лечь в постель отдохнуть. Она желала немедленно разобраться с тем, что произошло, и настаивала на том, чтобы услышать правду.
   - Что мы ей скажем? - спросил Ксандр, когда молчать стало уже невозможно.
   - Что кто-то из завистниц решил таким образом отомстить ей... - напряженно и тихо ответил принц, думая явно о другом.
   - Каких завистниц?
   - Самых обыкновенных. У меня было много женщин, это ни для кого не секрет. Одна из них вполне могла дойти до того, чтобы попытаться убить ее именно в день годовщины. Взбесившаяся лошадь вполне похожа на поступок не очень умной, отчаявшейся и ненавидящей женщины.
   - Мы оба знаем, что это не так.
   - Предлагаешь сказать ей правду? - живо заинтересовался Декстер.
   Челюсти Ксана сжались сами собой.
   - Нужно было отправить ее заграницу, а не вывозить в свет, - он ударил кулаком по подлокотнику.
   - Не думаю, что это помешало бы мне на ней жениться.
   - Я хотя бы знал, что сделал все, что мог...
   Мужчины замолчали, скованные общим напряжением и нелегкими мыслями.
   - Иракунды... Десео понял, что его обманули, - все также тихо сказал лорд Идис.
   - И дал мне знать... Бросил вызов. Что ж... Я приму его.
   - Ты понимаешь, к чему это приведет?
   - Мы знали, к чему это приведет с самого начала. Передышка была достаточно долгой, а сейчас начнется второй раунд.
   - Леора не дура, она рано или поздно поймет, что ей врут.
   - Значит, нам нужно сделать так, чтобы она не понимала происходящего достаточно долго, чтобы с ней ничего не случилось. Или же закончить игру побыстрее. На этот раз первый ход остался не за нами, но все еще может измениться.
   Темные глаза бывшего наследника мрачно сверкнули, обещая долгую-долгую ночь тем, кто встанет у него на пути. А Ксандр в очередной раз почувствовал сжимающиеся вокруг тиски. Пути назад не было...
  
   Поместье Дрейков, 15 октября 1832
  
   Теплая вода приятно ласкала кожу. Редкое удовольствие - несколько свободных минут наедине с собой. Дариенна откинулась на бортик ванны, опустив руки в воду. Служанок она отправила прочь, не желая, чтобы ей мешали. Пена толстым слоем покрывала всю поверхность воды, едва не выплескиваясь на пол. Приятный аромат трав и масел щекотал ноздри.
   По телу разливалась приятная расслабленность и покой. Забытые ощущения. Как много значат чувства, когда их становится так мало... Кто бы мог подумать, что спрятанная внутри боль мешала ей управлять своими способностями? Теперь Сила откликалась легко, позволяя рассматривать узоры и не только... Но пока леди не спешила продолжать самообразование в этом вопросе. Ее мысли занимало совсем иное...
   Ксандр так и не ответил на вопрос, а усталость от переживаний и резкого выброса Силы не позволила ей проявить упрямство в должной мере. Сон подкрался незаметно под мерные звуки дождя за окном спальни и тихое дыхание мужчины. Он так и остался с ней до утра, не желая покидать комнату. Лег поверх одеяла, одной рукой по-прежнему прижимая ее к себе, и уснул. А утром она проснулась одна...
   Дари вздрогнула, когда на плечи легли теплые, широкие ладони. Ласка была короткой, но по коже немедленно побежали мурашки.
   - Ты находишь меня всюду...
   - Если бы ты, действительно, хотела спрятаться, то делала бы это тщательнее, - возразил мужчина, обходя ванну и становясь перед ней.
   Он выглядел до противного правильно. Идеальный сюртук, шейный платок, брюки со стрелками, гладко причесанные назад волосы, хотя ей обычно нравились растрепанные. Так и тянуло запустить пальцы в темные пряди, чтобы вернуть им привычное состояние. Лишить его налета воспитанности и сдержанности, который ему совершенно не идет.
   - Как ты? - закономерный вопрос после вчерашнего происшествия, и внимательный взгляд лорда пронизывает ее насквозь.
   - Лучше, усталость ушла, но слабость еще накатывает.
   Сегодня один из приступов головокружения едва не уложил ее обратно в постель, но, к счастью, быстро прошел.
   - Ты слишком долго держалась на пределе. Баланс восстановится, и станет легче. Хотя Сердце поможет значительно быстрее.
   Сердце Рода - место, где хранятся останки первых лордов, тех, кто разделил свою жизнь с демонами, пустил их в свое тело, чтобы защитить Алазин от врагов. Демоны не ушли в Бездну после изгнания врагов и даже после смерти своих носителей предпочли остаться здесь, чтобы подпитывать своих детей. Сердце Дрейков находилось в монастыре. Первый глава Рода обладал весьма странным чувством юмора, совместив место поклонения старой религии с тем, кого священники всегда стремились изгнать.
   - Ты так и не рассказал, что произошло тогда, перед твоим визитом. Почему ты приехал осенью, Ксандр? Что случилось?
   - Зачем тебе?
   Он не хотел рассказывать, и на лице мужчины отразилась гримаса усталости и отторжения. Неудивительно, но к чему тогда помогать ей? Неужели его, действительно, мучает только чувство вины?
   - Если я пойму, почему все началось, то смогу понять, и почему завершилось...
   - Воспоминания - не лучший источник информации. Тебе нужно думать о будущем, и о Роде.
   - Что было на маскараде? - она не собиралась сдаваться так просто, продолжая рассматривать его в упор. Пусть объясняет, никто не рвал у него слова признания, они слетели сами.
   - Правда, - Ксан пожал плечами, взгляд его стал странным, - я люблю тебя.
   Его признание прозвучало странно обыденно, совсем не так, как пишут в романах. Не грянул гром, не вспыхнули щеки, не перехватило дыхание, только сердце глухо ударилось о ребра и вернулось к отлаженному ритму.
   - Я не понимаю...
   Он встал на колени рядом с ванной, заглядывая ей в глаза.
   - Мне очень жаль, что порой я не могу держать себя в руках, - жесткие пальцы едва ощутимо коснулись щеки, пробежали по подбородку и накрыли губы, - и тогда мои желания берут верх над разумом. Именно это я и хотел сказать вчера. Когда я приехал прошлой осенью - я не сдержался. Почти сорвался... И в этот раз поступил не лучше.
   - И наша встреча - всего лишь ошибка? - Дариенна невольно коснулась губами его кожи, когда говорила, и во рту сразу же появился его вкус. Пряный и свежий. А внизу живота растекался жар, отнюдь не от горячей воды...
   - Для тебя - возможно, для меня - нет, - у него расширились зрачки и затрепетали ноздри, словно мужчина что-то понял по ее состоянию. Он убрал пальцы и положил руку на бортик ванны, не сводя взгляда с ее лица.
   - Расскажи мне правду, дай шанс понять тебя...
   - Нет, - лорд покачал головой и встал, окинув ее взглядом, - я постараюсь больше не переходить черту, чтобы не запутывать нас еще больше. Доброго дня, миледи.
   Он коротко поклонился и покинул комнату, снова такой же идеально-спокойный, как и пришел... Леди откинулась на бортик, испытывая досаду и гнев. Чего стоят слова, если за ними скрывается только ложь и недоговорки? Знать бы, чего он хочет на самом деле... Она устала играть в догадки и ждать.
  
   Поместье Дрейков, октябрь 1831
  
   Конь мчался галопом, быстро оставляя позади километры пути. Гроза бушевала недолго, но дорогу уже размыло, и одежда промокла. Ночь подступила внезапно, обрушившись с небес вместе с потоками воды. Осенняя непогода разошлась не на шутку.
   В голове набатом бились мысли о происходящем в столице. Покушение на Леору стало спусковым механизмом для затянувшейся игры с Иракундами. Противостояние ожесточилось и повлекло за собой массу последствий, о которых не хотелось думать. Несколько человек погибли, двое пропали без вести, и оставалось только гадать, что сделал с ними Десео или его дядя. Крови стало слишком много, а в этом случае Ксандр всегда начинал сходить с ума... Безумие подступило близко, и старые способы борьбы уже не помогали с ним бороться. Только поэтому он и ринулся в эту авантюру...
   Как отреагирует леди Дрейк, застав его на пороге собственного дома? Велит убираться прочь или примет как гостя? Он не знал, и старался не думать об этом, как и о том, как объяснить свой внезапный визит. Правду говорить нельзя, она или не поверит, или испугается, а ее страх - последнее, что ему хотелось бы видеть.
   Почему из всех женщин именно она? Ровесница его сестры, глава Рода, умная, но еще неопытная женщина, от которой пахло осенью... Туманами и морозами, листьями и мягким солнцем. Почему, думая о ней, он начинал успокаиваться, а безумие утихало?
   Мужчина остановился, лишь достигнув особняка Дрейков. Здесь он позволил себе краткую передышку - жалкую попытку оправдаться перед самим собой в совершаемых поступках. Особняк казался вымершим: окна не светились приятным теплом, дождь заглушал любые звуки, какие бы не доносились из дома, подъездная дорожка покрылась грязью... Что, если хозяйка сейчас не здесь?
   Он применил Силу, вглядываясь в линии крови обитателей особняка, и без труда обнаружил Дариенну на втором этаже, скорее всего в спальне. Сердце забилось быстрее, и ноги сами послали жеребца вперед, заставляя преодолевать последние метры пути. Десять шагов вверх по лестнице, дернуть за дверной замок и ждать...
   Дверь распахнулась, и заспанный слуга уставился на него так, будто увидел приведение. Лорд молча продемонстрировал руку с кольцом. Оскаленная пасть тигра быстро отбила многие возможные вопросы.
   - Милорд? - в вопросе прозвучало тщательно скрываемое удивление.
   Дворецкий попятился, пропуская его в дом.
   - Мне нужна леди Дрейк, - он легко сохранил невозмутимый тон и маску бесстрастности на лице.
   - Да, милорд, но миледи уже спит. Я распоряжусь, чтобы вам приготовили гостевые покои и горячую ванну. И разбужу конюха, он позаботиться о вашем жеребце.
   Хотелось отправить слугу куда-нибудь подальше и совершить еще более безумный поступок - пробраться в спальню хозяйки. Не ради того, чтобы разделить с ней постель, но чтобы утолить жажду и успокоить безумие. Увидеть ее, успокоиться, а затем можно будет принять ванну и даже немного поспать до рассвета. Его планам не суждено было сбыться.
   Они поднялись по лестнице на второй этаж, дворецкий нес в руке подсвечник, освещая дорогу, а лорд слушал собственное бешено бьющееся сердце. Ему нельзя совершать безумные поступки, но сейчас он с каким-то мазохистским наслаждением ощущал, как рвутся нити контроля. Что он творит?
   На границе света и тени неожиданно появилась женщина в светлом пеньюаре. Ксан с силой закрыл глаза, боясь поверить в реальность увиденного, но тут же открыл снова. Сердце понеслось галопом не хуже его коня, а сам он замер, опасаясь спугнуть внезапное видение. Леди Дрейк стояла перед ними, придерживая рукой ворот пеньюара. Темные волосы свободными волнами падали ей на плечи и спину, обрамляли немного бледное лицо, на котором широко распахнулись зеленые глаза.
   Дворецкий, почувствовав, что оказался свидетелем того, чего ему видеть не стоило, поспешил зажечь свечи настенного канделябра и удалиться, бормоча какие-то объяснения. Ксандр его не слышал, не спуская глаз с замершей напротив дамы, молчаливо и удивленно изучающей его.
   - Откуда ты здесь? - тихо спросила она мягким и чуть хрипловатым голосом, в котором он снова почувствовал дуновение холодного осеннего ветерка.
   Однако вопрос заставил задуматься. Другой глава Рода почувствовал бы его приближение, стоило только пересечь границу владений, но Дариенна была чересчур молода. Ее Сила все еще не проснулась. И что он творит в таком случае?
   - Письма давно не приходили, и я подумала, что интерес пропал...
   Леди не упрекала, продолжая прямо смотреть на него, но и давала понять, что не ждала подобного визита.
   - Дела... Я не мог написать. А потом решил, что... - Слова, которые шли с языка, совсем не отражали его мыслей и чувств, в голове шумело, будто он был в центре урагана. - Мне уехать?
   Она едва заметно качнула головой и сделала шаг к нему, опуская руку, которой удерживала ворот пеньюара. Ее фигура сквозь полупрозрачную ткань оказалась полностью освещена пламенем свечей. И он невольно отметил все ее достоинства... Тень груди, тонкую талию, округлость бедер, смуглую кожу, матово мерцающую от переменчивого света... Контроль рухнул, позволив безумию взять верх.
   Он одним шагом преодолел разделившее их расстояние и прижал ее к стене, одной рукой зарывшись в волосы на затылке, а другой обхватив за талию. Губы накрыли губы. На вкус она оказалась сладкой и пряной, и оторваться было невозможно... Его мокрая одежда мгновенно пропитала пеньюар, заставляя его облепить тело, как вторая кожа, и уже не оставляя простора для воображения. Руки блуждали по ее телу, и он чувствовал ответные ласки, тонкие пальцы в его волосах, на плечах, обжигающие даже сквозь мокрую ткань.
   Безумие... Разум проснулся внезапно, заставляя отпрянуть, но не отпустить ее, встретиться взглядом с затуманившимися глазами.
   - Дари, - голос походил на хрип, - мы можем сейчас наделать глупостей, а потом...
   Она накрыла его губы горячей ладонью, заставляя замолчать.
   - Я знаю, чего хочу.
   Леди ответила достаточно твердо, чтобы понять подтекст этих слов. Он прижался к ее рту своим, подхватывая ее на руки, и понес по коридору туда, куда вел ее след. Едва заметный отпечаток линий крови, который Ксандр видел прекрасно...
  
   Потом они лежали в постели, не размыкая объятий, и он ласкал ее спину, устроив женщину у себя на груди. От ее волос пахло солнцем и грозой, все еще бушевавшей за окном. В комнате горела пара зажженных свечей, и их отсветы играли на ее коже. Она водила пальцами по его плечу и груди, отмечая старые шрамы. Жажда внутри притихла, утоленная близостью, но никуда не делась.
   - Откуда у тебя столько шрамов?
   Ее голос почти незаметно вплетался в шум дождя и треск свечей. Он невольно вздохнул, понимая, что пришло время отвечать на вопросы.
   - Моя жизнь не была безоблачной...
   Дариенна приподнялась и заглянула в его лицо, зеленые глаза мерцали как звезды.
   - Расскажешь?
   Ксандр подавил невольное желание открыться ей. Он смотрел в ее глаза и понимал, что никогда не расскажет правду. Не объяснит, что сегодня она могла бы оказаться в опасности, что ему нельзя даже приближаться к ней, что чернота внутри притихла лишь на время и неизвестно когда начнется новый виток, и к чему он его приведет... Отвечать нельзя, как и молчать. Другие женщины не стали бы задавать вопросов, и другим он спокойно лгал...
   - Это неинтересные истории. Очень скучные и грустные, - мягко сказал он, лаская пальцами ее лицо.
   Меж бровей леди пролегла тонкая складка. Если она выставит его вон, то будет совершенно права. Женщины не прощают фальши и недомолвок после того, как доверили мужчине себя. Это ранит их, а обида рождает гнев. И в конце концов такое завершение будет вполне закономерным.
   - Тогда расскажешь их в другой раз, я подожду, - она снова улеглась, устраиваясь на его груди. - Я умею ждать...
   Он закрыл глаза, вслушиваясь в дождь за окном и вдыхая едва уловимый аромат солнца, в котором снова появились нотки тумана...
  
   Поместье Дрейков, 15 октября 1832
  
   Тронутые дыханием осени поля и леса простирались всюду, куда бы ни падал взгляд. Над землей раскинулось тяжелое осеннее небо, не радующее глаз яркостью красок. Холодный, пронизывающий ветер пригибал к земле тонкие деревца, тревожил кроны старых деревьев, срывал листву. Осень быстро вступала в свои права, обещая скорые холода, затяжные дожди и грязь.
   Ксандр остановил коня на вершине одного из холмов. После разговора с Дари он решил последовать примеру сестры и прокатиться верхом. Холодный ветер освежал мысли и прочищал голову. Ему о многом нужно было подумать, но в особняке, где год назад он провел одну из самых спокойных недель в своей жизни, невозможно не вспоминать о прошлом.
   Дариенна, действительно, умела ждать... Она не напоминала о своих вопросах, не пыталась выведать у него причины приезда, а позволяла наслаждаться. Собой и коротким временем для двоих... Его задумчивая леди-осень, от которой веяло солнцем и прохладой, а когда она думала о грустном, в ее запахе появлялись нотки тумана. Она вставала рано утром и шла на прогулку по аллее - шуршать листьями, а он слышал их шорох в шелесте ее юбок, когда дама спешила по коридору. После завтрака и до полудня она занималась делами, вела переписку и решала вопросы по хозяйству, общалась с управляющими и торговцами, а он снова давил в себе желание вмешаться и помочь.
   Чтобы избежать искушения Ксан брал коня и отправлялся на прогулку или шел в библиотеку, где собрались истинные шедевры литературы. Иногда она освобождалась раньше и приходила к нему, бесшумно ступая по толстым коврам. Ее выдавал все тот же шелест юбок и едва уловимый аромат, которым пропитался весь дом. Он знал, что Дари предпочитала стихи модным романам, и желал прочитать ей свои, но вновь останавливался, боясь стать слишком близким.
   После обеда они проводили время вместе. Играли в шахматы, беседовали, и ей он рассказывал о своем детстве, закончившимся в десять лет, о Силе и тренировках, о документах, которые нужно было читать, чтобы заверить оттиском кольца, об ответственности за будущее сестры... Она умела слушать. Внимательно, молча, не перебивая и с искренним участием... Рядом с ней одиночество тех лет отступало.
   А однажды они уехали в охотничий домик, и вернулись в особняк только через сутки. Там их никто не тревожил, слуг не было, кроме старого сторожа, хромого и подслеповатого. Домик оказался двухэтажным коттеджем с двумя спальнями наверху, небольшой гостиной и кухней, к которой примыкала каморка сторожа. Там не нужно было думать о приличиях или границах, и, наверное, они оба сошли с ума, безоглядно окунувшись в водоворот страсти...
   Он закрыл глаза и запрокинул голову, судорожно глотая воздух. Нельзя об этом вспоминать. Каждое мгновение здесь только сильнее влечет его к ней, и стоило бы уехать, но он обещал дать Декстеру неделю... Возможно стоит отправиться к одному из соседей Дрейков. Лорд Ферр вряд ли обрадуется его визиту, но и не станет выгонять, пожелав узнать последние новости...
   Конь снова летел над полями. Бешенный галоп, когда легко свернуть шею при падении. Ветер выл в ушах. Если бы можно было избавить от чувств также легко, как взять барьер на полном скаку. Перед глазами все еще стояло их последнее утро - день, когда сказка кончилась, и в то же время момент, когда он понял, что влюбился.
   Они гуляли по ее любимой аллее... Ковер из листьев шуршал под ногами, накануне прошел небольшой дождь, и земля еще не успела просохнуть. Леди поскользнулась и упала, он даже не успел поддержать ее, и встревожено шагнул ближе. И вместо возмущения услышал искренний смех, а в следующий момент его потянули за протянутую руку, и они вдвоем оказались усыпаны листьями. Ее зеленое платье контрастировало с желто-красным цветом листвы, создавая новый узор. И он не мог отвести глаз, как и стереть с лица ответную улыбку. А внутри вместе с радостным теплом расползалась пустота и ужас понимания...
   Он не влюблялся ни разу. Ни в одну из своих женщин, которых было немало, но именно тогда, глядя на смеющуюся женщину-осень, понял, что на самом деле встретил кого-то, с кем не захочет расстаться... Вот только его желания мало что значили.
   Потом он нес ее на руках в особняк, поддавшись объяснению, что дама повредила лодыжку. И стоило минуть лестницу к черному ходу, как она легко встала на ноги и поспешила в столовую, откуда доносились запахи еды. В то утро Ксандр не чувствовал вкуса блюд, с трудом отводя от нее глаза, и пытался подобрать слова, чтобы попрощаться и уехать...
   Особняк показался из-за деревьев, и Ксан пустил коня шагом, не желая возвращаться так скоро. Ее терпение закончилось... Леди желала знать правду. И что он должен был рассказать? О сети Надзора, где прослужил пять лет, зарабатывая деньги, чтобы вытянуть земли на прежний уровень? Об убийствах и шпионаже? О пытках, которые приходилось применять, чтобы разговорить некоторых агентов соседних стран? Он никому не рассказывал о событиях тех лет, и о том, что порой безумие подступало слишком близко. О чем еще можно говорить? Об интригах Иракундов? Или о свадьбе Леоры, которая стала очередной ступенью к победе?
   Он покачал головой, безмолвно отвечая на свои вопросы. Дариенне нельзя знать о его прошлом и об интригах. Пусть остается в стороне и безопасности, скоро они уедут, а леди вряд ли захочет снова появиться в столице, а к концу маскарада игра должна закончиться. И может быть тогда он сможет вернуться...
   Лорд Илис в бессилии закрыл глаза. Стоило закончить их отношения раньше, не дожидаясь, пока сказка затянется. Возможно, тогда ему удалось бы уйти...
  
   Поместье Дрейков, октябрь 1831
  
   Когда завтрак закончился, Дариенна удалилась заниматься делами, а он остался в гостиной, обдумывая, как сказать ей об отъезде.
   - Какого демона вы здесь забыли? - пророкотал голос от дверей, вынуждая его обратить внимание на еще одного гостя.
   Лорд Десман Ферр стоял на пороге комнаты и сверлил его тяжелым взглядом.
   - Милорд? - Ксандр чуть склонил голову в знак приветствия. - Могу задать вам тот же вопрос.
   - В отличие от вас, - с едва прикрытым гневом, ответил вошедший, - мне не требуется приглашение, чтобы приехать. Покойный лорд Дрейк был моим другом, и у меня с его семьей сохранились довольно теплые взаимоотношения.
   - Милорд, не стоит говорить об этом в таком тоне, - с улыбкой произнесла Дари, входя в комнату через другие двери. - Я могу обидеться.
   Несмотря на внешнее спокойствие, ее взгляд оставался немного напряженным.
   - Ренна, я с удовольствием извинюсь за свой тон, если ты объяснишь мне, что здесь делает этот господин.
   Небрежный кивок в исполнении лорда Ферра мог бы покоробить менее закаленного человека, но Ксан не обратил на него ни малейшего внимания, сосредоточившись на леди.
   - В мой дом имеют право приезжать разные люди, - прохладно отозвалась она, - и лорд Идис является здесь желанным гостем. К тому же я сама его пригласила.
   На лице Десмана не дрогнул ни один мускул, но атмосфера в комнате немедленно накалилась.
   - И как это понимать? - обманчиво мягко осведомился он, поворачиваясь к Ксану и прожигая его взглядом.
   Тот уже собирался ответить, но леди опередила его.
   - Вы можете понимать это так, как вам будет угодно, милорд, - ледяным тоном проговорила она, скрещивая руки на груди. - В любом случае ваше мнение здесь роли не играет.
   На этот раз гостю не удалось сдержать своих эмоций. Едва ли не с рыком он развернулся к хозяйке дома.
   - Ты понимаешь, что творишь?
   - Милорд, я бы попросил вас... - сделал шаг вперед лорд Идис.
   - Я делаю то, что считаю нужным, - резко ответила Дариенна. - Я уже совершеннолетняя и глава Рода...
   - Именно поэтому тебе нужно лучше думать о своих поступках! Ты понимаешь, что скажут в обществе? И что ты несешь ответственность не только за себя, но и за весь Род?! И что подобные... - лорд Ферр задохнулся, подбирая определение, - ...встречи могут стать достоянием общественности! Ты еще слишком молода...
   - Я сама решаю, с кем мне спать! - отрезала леди, твердо встречая взгляд мужчины. - И вашим мнением по этому вопросу я буду руководствоваться в последнюю очередь.
   Десман окинул Ксандра уничтожающим взглядом, который тот хладнокровно выдержал, готовый в любой момент ответить на вызов.
   - А теперь, лорд Ферр, я прошу вас оставить мой дом. Я буду рада видеть вас позже, когда мы оба будем готовы к поддержанию разговора, - все так же холодно произнесла дама.
   Лорд бросил еще один испепеляющий взгляд на Ксана и стремительно удалился, хлопнув дверью. Мужчина тяжело вздохнул и прикрыл глаза, стараясь привести мысли в порядок. Когда он снова открыл их, Дари стояла у окна, прислонившись лбом к стеклу и явно пытаясь успокоиться. Ссора с человеком, которого она знала с детства, не прошла бесследно. Он подошел ближе и коснулся ее руки, желая поддержать.
   - Я поступила глупо и несдержанно. Лорд Ферр всего лишь волнуется обо мне, - глухо произнесла дама.
   - В его словах есть часть правды, - он сжал ее плечи и отстранил от окна. - Ты, действительно, несешь ответственность за весь Род, а связь со мной может сказаться на этом не самым лучшим образом.
   Она подняла на него взгляд и вдруг нахмурилась, словно в минуту понимая, о чем он думал.
   - Ты уезжаешь?
   Ксандр заметил, как на ее шее стремительно забилась жилка. Леди волновалась больше, чем хотела показать, и значит, их время затянулось.
   - В столице меня ждут дела, к которым придется вернуться, - ответил он, глядя ей в глаза.
   Дари не отвела взгляда, а затем медленно кивнула.
   - Скоро мне тоже нужно будет ехать в столицу. Сегодня пришло письмо от одного из торговцев, работавших с отцом. Через две недели он будет в Саладоре, хочет встретиться и обсудить возможности дальнейших сделок... - она сделала паузу, словно решаясь на что-то. - Если мы встретимся там... Ты узнаешь меня?
   Очень тонкий намек, достаточно понятный для него, и впервые он не смог солгать.
   - Узнаю. Под любой маской. Но я должен предупредить, что это не самая лучшая мысль...
   - Это из-за лорда Ферра? - дрогнувшим голосом перебила леди Дрейк, все еще не отводя глаз.
   На мнение провинциального медведя Ксану было глубоко наплевать, но не ей...
   - Не думаю, что он одобрит наши встречи.
   - Мне не нужно его одобрение, - качнула головой дама и тяжело вздохнула. - Ты не хочешь?..
   Не хотел ли он видеть ее? Не хотел ли просыпаться рядом с ней? Смотреть в зеленые глаза и вдыхать аромат солнца, к которому снова добавился туман? Снова увидеть, как она зарывается в листья, превращая осень в сказку? Хотел. Так сильно, что перед глазами возникала кровавая дымка от мысли, что они больше не увидятся.
   - Я буду ждать тебя в Саладоре... - прошептал он, сжав ее лицо ладонями.
   В глубине души мужчина уже понимал, что пожалеет о своем выборе. Но попросите страдающего от жажды в пустыне оставить источник воды, к которому он уже припал, и путник никогда не ответит согласием. Сейчас он как никогда раньше ощущал себя цельным, и расстаться с этим ощущением оказалось слишком тяжело.
  
   Поместье Дрейков, 16 октября 1832
  
   Карета стояла у самого входа, и кучер нервно постукивал хлыстом по сапогу, демонстрируя полную готовность ехать немедленно. Няня и маленький Жозеф уже сидели внутри, а обе лин Дрейк не торопились. Им не хотелось уезжать, ведь в особняке оставалось так много интересного. Старший принц - настоящий Аргус, его жена, которая так прекрасно играет, лорд Идис с его светскими манерами и обаянием.
   - Не хочу ехать, - топнула ножкой Агнес и надула полные губки, - почему папа так жесток к нам? Мы уже не дети, чтобы всю зиму проводить у бабушки.
   Письмо лана Дрейка, в котором он недвусмысленно указывал, что его детям еще рано становиться свидетелями легкомысленного поведения высшего общества, пришло вчера. Сплетни о встрече Дариенны и Ксандра на маскараде, ее поспешном отъезде и его визите на земли Дрейков все же разнеслись по столице. Насколько же скучно должно быть столичным сплетникам, что они решились дойти до столь надуманных поводов?
   - Не стоит злиться на отца, Нес, - леди положила руку на плечо кузины, - он лишь желает вам добра. А на следующий маскарад вы с Марией поедете уже вместе.
   Разница всего в год вполне позволяла вывести сразу обеих девочек, так к чему ждать? А дяде придется смириться с тем, что его слово значит теперь значительно меньше.
   - Правда? - на лице девушки отразился искренний восторг.
   - Да, слово главы Рода.
   Счастливая лин Дрейк бросилась к сестре делиться новостью. Мария на отъезд реагировала спокойнее, за последние дни она стала значительно спокойнее и задумчивее, возможно обеим лин наоборот стоило остаться, чтобы поближе узнать, что такое высшее общество. Хотя наставления леди Регины возможно смогут заменить личный опыт. Бабушке Дариенна отписала еще прошлым вечером, попросив уделить особое внимание подготовке девочек к будущему маскараду. Она не сомневалась, что пожилая дама поймет ее правильно. Некоторые иллюзии стоит развеять заранее...
   - Миледи, - кир Антуан склонился перед ней в учтивом поклоне, - мне искренне жаль покидать ваш гостеприимный дом и вас...
   - Уверена, что дом вдовствующей леди Дрейк покажется вам не менее гостеприимным, - прохладным тоном откликнулась Дари, внимательно рассматривая юношу.
   Кто еще из гостей мог быть столь любезен, чтобы доложить лану Дрейку о визите Ксандра? Вряд ли Леора или лорд Аргус, и конечно не Сеймур, у которого с дядей отношения категорически не складываются. Кузины не скучали по родителям и писем им не отправляли, не желая лишний раз напоминать о себе. А вот молодой учитель, получивший работу только благодаря своему родству с женой дяди...
   - Вы назвали мой дом гостеприимным, скажите, вы будете скучать? - она шагнула к юноше, впервые пересекая дистанцию, установленную приличиями.
   - Я... Вы... - Лицо кира пошло красными пятнами. - Миледи, конечно же, я буду скучать по вашему дому и...
   - А по мне? По мне вы станете скучать? Как по гостеприимной хозяйке? - пальцы леди скользнули по пуговицам его плаща, будто поправляя. Глаза учителя потемнели, а лицо наоборот побледнело.
   - Вы... Да, конечно, буду... миледи...
   - Значит, мы не расстанемся... Ведь когда люди думают друг о друге, они не расстаются, - Дариенна пристально смотрела на него, перейдя на вкрадчивый шепот, а пальцы остановились у самой горловины.
   - Вы будете думать обо мне? - В его голосе послышалась надежда, а лицо приняло несчастное выражение.
   - Конечно, - она улыбнулась, невольно вспоминая любимую ухмылку отца, которой он вводил в дрожь всех визитеров. Пальцы смяли ткань, притягивая недавнего студента ближе. Леди стояла на ступеньку выше, и невысокий рост кира Антуана позволял им разговаривать лицом к лицу. Ее губы почти коснулись его уха. - Я буду очень долго думать о вас и вашей дальнейшей судьбе не только как учителя моих сестер, но и как одного из представителей ученого мира. Вы же хотите построить карьеру? Как думаете, моего слова хватит, чтобы вас больше никогда не пустили на порог университета?
   Юноша не выдержал и дернулся, пытаясь вырваться. Она отпустила и разгладила складки на ткани. Взволнованный, растерявший всю выдержку и наигранную взрослость, он казался мальчишкой. Напуганным, глупым и слабым... И зачем ему понадобилось лезть не в свое дело?
   - Миледи...
   - Свои извинения можете оставить до лучших времен. Возможно, через пару месяцев я соглашусь их выслушать. Конечно, это напрямую будет зависеть от вашего поведения. Легкой дороги.
   Дари отвернулась, показывая, что разговор окончен. Кузины уже разместились в карете, кучер запрыгнул на козлы, а молодому учителю подвели коня. Гостям пора было отправляться...
  
   - Поучительно. Ты уверена, что именно он донес лану Дрейку?
   Они с Леорой медленно брели по аллее, шурша листьями.
   - Ты не видела его глаза. Открытая книга... Бабушка присмотрит за ним, возможно, его поступок был продиктован банальной ревностью.
   - К Ксандру? - леди Аргус наклонилась и подняла лист, в ее руках уже собралась приличная коллекция. - Действительно, мальчишка...
   - Сложно не заметить, что между нами что-то происходит... А у вас, кажется, наступило затишье, - Дариенна взглянула на подругу, стараясь прочесть ответ по ее лицу. После пробуждения Силы видеть человеческие эмоции стало значительно легче.
   - Перед бурей, - невесело ответила дама. - Ксандр наверняка поговорил с Дексом, но так и не сказал мне, чего добился. А судя по поведению моего мужа... Он снова что-то задумал.
   - Может быть, пытается решиться на развод?
   Ответом ей стал насмешливый взгляд голубых глаз.
   - Декстер - собственник, он никогда меня не отпустит по доброй воле. Пожалуй, это единственное, в чем я могу быть уверена на его счет.
   Взгляд подруги затуманился, будто она что-то вспомнила, и Дари отвела взгляд, не желая ее смущать. Вокруг царствовала осень. Если бы она умела рисовать, то получился бы замечательный пейзаж. Стоило пригласить художника, чтобы он запечатлел эту красоту. Именно осенью, когда краски особенно яркие, а в воздухе заметна дымка тумана, легкие тени и полутона. В следующем году она так и сделает, а потом повесит картину в кабинете. Его окна выходили на другую сторону, и вида аллеи порой не хватало.
   - Помнишь лана Сейтар? - неожиданно спросила Леора.
   - Питера? Конечно, мы виделись несколько раз, пока росли. Сейтар - наши соседи. Мама даже считала его хорошей партией и особенно умилялась, когда он пару раз танцевал со мной на детских праздниках. Мне было двенадцать, а ему шестнадцать.
   - Мы встретились с ним в Саладоре, во время нашего первого сезона с Декстером. Многие тогда мной интересовались. Декс одним поступком сделал меня желанной для всех мужчин и ненавистной для дам. В первый месяц я думала, что просто сойду с ума. Потом мы уехали в поместье, а вернулись только после Нового года. Ажиотаж немного утих. Но среди моих неожиданных поклонников появились те, кто желал подразнить Декстера.
   Дразнить... Цветы, коробочки конфет, модные безделушки. Юным лин, воспитанным на романах в тиши и покое Родовых поместий, может показаться, что эти мелкие знаки внимания - полноценные ухаживания, и что скоро их ждет предложение руки и сердца. Те, кому родители не постеснялись раскрыть правду, знают, что на самом деле подарки - лишь часть игры. Самая невинная и никого ни к чему не обязывающая. Лишь показатель интереса и предоставление возможности выбирать. Мужу и родителям в такой ситуации не к чему придраться. Пока игра не выходит на новый виток...
   - Очень скоро все узнали, что я хорошо играю на скрипке и рояле. Меня стали приглашать на музыкальные вечера, а мужчины - дарить ноты... С записками, засушенными цветами. В одних даже спрятали серебряную цепочку.
   Украшения - более серьезный шаг, дарить их может либо муж, либо любовник и принять такой подарок означает поощрить намерения дарителя, а одеть в общество - дать согласие на связь. Когда самой Дариенне прислали сережки - тонкие колечки с капельками-авантюринами - отец только усмехнулся и долго разглядывал украшения под возмущенные крики матери, а потом забрал сережки и уехал в один из столичных клубов. Больше подобные подарки не присылали.
   - Декстер злился, ничего не говорил, но я видела, что моя популярность его не радует. Я думала, он ревнует, и уговаривала не реагировать, тем более что все ноты с такими презентами я отсылала назад без объяснений.
   Леди Дрейк кивнула своим мыслям и внимательно взглянула на подругу. Понимала ли она, что своим поведением только еще больше распаляла неведомых дарителей? Столь откровенно бросать вызов привычному укладу общества с его вечным лицемерием и обманом - опасно.
   - Дело закончилось дуэлью?
   - Не думаю... Вряд ли кто-то рискнул бы драться с Декстером, даже при условии, что он больше не наследник. Атмосфера накалялась, и я ждала чего-то страшного, а потом проснулась однажды утром и поняла, что напряжение спало. Декс был непривычно спокоен, мне снова прислали ноты, но почти без сюрпризов, и они уже не вызывали обычного раздражения. Спустя неделю я поняла, что исчез лан Сейтар.
   Дамы дошли до конца аллеи и отправились в обратный путь, продолжая шелестеть листьями и юбками.
   - Я слышала, что его убили, - нахмурилась Дари.
   - Убили... - голос Леоры напоминал дыхание зимы. - Питер был другим, не похожим на остальных ухажеров. Приятный в общении, обходительный, ненавязчивый, он умел шутить, интересовался музыкой, любил верховые прогулки в парке. Мы часто виделись, несколько раз танцевали на балах, беседовали в музыкальных салонах. По сравнению с остальным обществом - не совершали ничего предосудительного. Мне нравилось дружить с ним... Когда он пропал все подумали, что лан Сейтар покинул столицу, все его родные находились в поместье, и никто не заявил о пропаже. Общество его отсутствие не заметило, а я даже немного обиделась, что он не попрощался. В марте приехала ты, летом мы были в поместье, и я не вспоминала об этой странности до осени...
   - Годовщина. Ты писала, что произошло недоразумение с лошадью.
   Горькая усмешка исказила губы леди Аргус.
   - Недоразумение... Я не могла написать прямым текстом, - их понимающие взгляды встретились. - Меня пытались убить, Дари. Декстер сказал, что это подстроила одна из его бывших любовниц. Очень интересная должна быть дама, если смогла провернуть подобное...
  
   Земли Аргусов, октябрь 1831
  
   Осень оказалась странной... После происшествия на годовщину в поместье стали происходить все более непонятные события. Куда-то исчезла половина слуг, которых сменили охранники, лишь для виду переодетые в форменную одежду. По вызову Декстера прибыл столичный доктор, который остался гостем на две недели, хотя в его услугах никто не нуждался. По его настоянию Леора отдыхала несколько дней, с завидным спокойствием переживая приступ бурной деятельности супруга, но тот лишь входил во вкус.
   К середине сентября в поместье прибыл погостить лорд Ферр. Светский визит и ничего более, она поверила бы, если бы не знала, сколь "трепетно" относятся друг к другу дядя и двоюродный племянник. Да и сомнительно, чтобы родственные отношения поддерживались с кем-то из другого Рода. Со стороны женщины, вышедшей замуж подобное еще нормально, но более дальнее родство...
   Леора провела пальцами по стеклу, на котором чертили узоры потоки воды. Гроза разошлась не на шутку. Приглушенный расстоянием гром и сверкающие молнии только усиливали впечатление. Она не понимала, что происходит вокруг. Что все так старательно от нее скрывают? Вечно занятый муж, брат, разрывающийся между столицей и поместьем, будто бы ничего не замечающий лорд Ферр, и те странные люди, что приезжали и уезжали в любое удобное для них время...
   Декстер почти перестал посещать супружескую спальню, продолжая работать даже по ночам, и его занятость уже казалась чересчур странной. Он внезапно стал чужим: часто задумывался, стоя у окна и потирая подбородок, отвлекался, не слыша ее вопросы, хмурил густые брови. Муж постепенно отдалялся, будто в один момент вычеркнув ее из своей жизни. И, пожалуй, пришло время поставить вопрос ребром.
   Леди накинула пеньюар поверх сорочки, захватила шаль и направилась в кабинет, расположенный на первом этаже. Она вошла без стука, прекрасно зная, что супруг уже чувствует ее приближение. Окно было распахнуто, и подоконник залила вода. Она капала на пол, уже скопив на паркете приличную лужу. Отдернутую в сторону занавеску трепал ветер, он же колыхал пламя свечей на столе. Камин не горел, и в комнате поселился холод и сырость. Работать при таком освещении и в подобной обстановке практически невозможно, и Декстер сидел, положив подбородок на переплетенные пальцы, локтями опираясь на столешницу, и о чем-то сосредоточенно размышлял.
   - Почему ты не спишь? - он даже не повернул голову, когда она вошла, продолжая сверлить взглядом одному ему известную точку.
   - Потому, что тебя нет рядом, - Леора села в кресло, стоящее боком к столу, подтянув ноги под себя и закутавшись в шаль, чтобы сдержать дрожь. - Что происходит, Декстер?
   Он пронзил ее своим тяжелым взглядом, будто желая пригвоздить к креслу, а затем прикрыл глаза, встал и закрыл окно, тщательно задернув занавеси.
   - Что ты хочешь услышать, мое сокровище?
   Принц редко называл ее так, только когда хотел что-то продемонстрировать. Но испугать ее вкрадчивыми интонациями и столь подчеркнутым обращением было трудно. Дама разглядывала спину бывшего наследника, отмечая напряженные плечи и шею, нарочито расслабленные руки. Она уже видела его таким. Сразу после объявления о помолвке и известия о взрыве в сети Надзора. Раньше ей казалось, что эти два события лишь трагические совпадения, теперь же в голове появлялись совсем иные мысли. Впрочем, пока ей было совершенно не до того...
   - Почему вы с Ксандром ведете себя так, будто завтра начнется война? - ей удалось задать вопрос спокойным тоном.
   Декс развернулся и отошел от окна, встал, небрежно облокотившись о столешницу, и посмотрел на нее сверху вниз.
   - Тебя пытались убить... Как, по-твоему, я должен вести себя?
   - Может быть, рассказать, кто желает мне смерти?
   Он неожиданно усмехнулся, обнажая крупные белые зубы.
   - Если бы я знал...
   - Ты сказал, что все подстроила твоя бывшая...
   - Я солгал.
   Его признание оказалось закономерным, ибо фальшь в словах она чувствовала давно, но все равно причинило боль.
   - Почему?
   - Потому что решил, так будет лучше, чем признаться в собственном незнании.
   - Декстер... - она встала, невольно запрокинув голову, чтобы заглянуть ему в глаза. - Мне ты мог сказать и правду. Разве я стала бы упрекать тебя? Я всего лишь не хочу оказаться лишней в собственном доме, а именно так я себя и чувствую. Глупой лин, неспособной сложить один и один. Разве я такая?
   - Нет, - принц сжал большими ладонями ее плечи, - ты намного умнее и лучше многих других лин и леди тоже. И мне на самом деле жаль, что пришлось прибегнуть ко лжи, но я лишь хотел уберечь тебя от большей боли.
   - О чем ты? - леди нахмурилась, а он развернулся к столу и раскрыл одну из папок лежащих ближе к краю.
   - Помнишь лана Сейтар?
   - Мы встречались в Саладоре...
   - Да, и кому-то не понравились ваши встречи, - голос мужа прозвучал многозначительно, пробирая до костей. - Его убили в столице, а тело сбросили в реку, чтобы затруднить поиски. Спустя неделю его выловили рыбаки и послали вызов в сеть Надзора. Но пока надзиратели прибыли, пока начали расследование... Время ушло, и установление личности затянулось.
   Пока он говорил, Леора механически перебирала листы бумаги, собранные в папке. Описание тела, заключение по вскрытию, отчеты о ведении дела надзирателями... Завершающее заключение, подтверждающее принадлежность найденного к Роду Сейтар. Света для подробного прочтения было мало, но ей хватило и беглого взгляда, чтобы пальцы рук похолодели, а во рту пересохло.
   - Почему... почему ты решил, что это связано со мной?
   Декстер взял ее за локоть и развернул лицом к себе.
   - Лана Сейтар убили с помощью Силы, весьма болезненным образом, предположительно пытались что-то у него узнать. Подумай сама, он был единственным, кроме леди Дрейк, с кем ты поддерживала более близкие отношения, нежели с другим обществом. Вас видели вместе, затем мужчина пропадает, а спустя три месяца тебя едва не убивают. Ты назовешь это совпадением?
   Она с трудом сглотнула и перевела дыхание.
   - Но что он мог такого рассказать? Зачем убивать?
   - Возможно, кто-то всего лишь не рассчитал Силу. Главы Родов сейчас утратили былое мастерство, и уже не могут работать столь филигранно, чтобы вытащить информацию. Топорность исполнения исключает многих, но далеко не всех. Для организации покушения также должны были понадобиться деньги и возможности, которых у рядового члена Рода не хватит. Предположить, что убийца и тот, кто желает твоей смерти одно и то же лицо значительно проще, нежели то, что мы имеем дело с двумя разными лордами, практически одновременно утратившими разум.
   - Я не понимаю... Кому я могла понадобиться? - Леора невольно схватилась за руки мужа в поисках опоры. - Зачем все так усложнять?
   - В том-то и дело, Ли. Достать пытаются меня... У меня хватает недоброжелателей, и они посчитали, что лишить меня самого ценного станет удачной местью. Ты - мое сокровище, не забывай...
   Леди качала головой, не желая принимать такое положение вещей, а потом вспомнила взрыв в сети Надзора, последующее расследование и поспешную свадьбу. Неужели все происходящее лишь звенья одной цепи? Декс обнял ее, прижимая к груди.
   - Не бойся, я сумею тебя защитить. Мы с Ксандром придумаем, как найти того, кто стоит за этим.
   - Не лги мне больше... - тихо пробормотала дама, слушая ровный стук его сердца. - Не лги. Я не хочу снова быть обманутой и чужой для тебя. Мы обещали делить все поровну...
   - Не буду... Обещаю.
  
   Поместье Ферр, 17 октября 1832
  
   За окном кареты проплывал незамысловатый осенний пейзаж. С нахмуренного неба накрапывал небольшой дождик, вновь разводя едва присохшую грязь. Очень скоро яркая красота осени исчезнет и сменится серой ноябрьской мглой и первыми морозами. Леди зябко повела плечами и поправила плотную накидку на плечах. С визитом к старому другу отца она отправилась, чтобы не заставлять Ксандра искать предлогов для избегания встреч с ней. В последние дни мужчина проделывал это просто с завидным мастерством.
   По губам дамы скользнула горькая усмешка. Лорд Идис больше не считал себя ответственным за ее быстро восстанавливающееся состояние и поспешил устраниться. Предугадываемо, но, тем не менее, его поступок причинял боль. Почему они не могут быть вместе без каких-либо противоречий?..
   Карета остановилась внезапно, и леди Дрейк поняла, что путешествие окончилось. Дорога оказалась чересчур короткой, чтобы полноценно отвлечься от ситуации и проанализировать ее со стороны. Земли лорда Ферра примыкали к ее с запада, а именно ближе к этой границе располагался особняк, поэтому весь путь занимал не более трех часов. И это в карете по уже неидеальной осенней дороге - не самое большое расстояние в Алазине.
   Она прошла в дом, отдала накидку дворецкому и поинтересовалась у него, где находится лорд Ферр.
   - Милорд в малом кабинете, миледи. Я предупрежу его...
   - Не стоит. Я лучше сразу пройду к нему. Думаю, он не сильно удивится...
   Малый кабинет являлся любимой комнатой хозяина дома. Там он проводил почти все свое свободное время за чтением, личными делами и просто сидя в тишине с бокалом вина. Своих поверенных и прочих официальных посетителей он принимал в парадном кабинете, там же предпочитал работать, чтобы ничто не отвлекало от дел. Малый же больше походил на смесь библиотеки, рабочей комнаты и гостиной.
   Дари остановилась перед знакомой дверью и вежливо постучала.
   - Входите, - раздался низкий и властный голос, немного напоминавший ворчание потревоженного медведя.
   Леди вошла и закрыла за собой дверь, только после этого обернувшись к хозяину дома. Его кресло стояло около окна, развернутое к двери, чтобы лорд мог видеть любого посетителя. Он лениво снял с носа очки и положил недочитанную книгу на столик рядом, где стоял бокал красного вина, затем раскинул руки в приглашающем жесте, предлагая ей оказаться в надежных объятиях, как когда-то в детстве.
   Дариенна не стала противиться искушению и легко пересекла разделявшее их расстояние, уютно устроившись на знакомых коленях.
   Лорд Ферр обладал колоритной внешностью: средний рост, легко компенсируемый немалым размахом плеч и мускулистыми руками, резкие черты лица, словно бы застывшие со временем, грива волнистых черных волос до плеч, темно-карие глаза, мрачно сверкающие из-под густых бровей. Он мало кому мог показаться привлекательным - консервативный провинциальный медведь, но в то же время обладал определенным обаянием и совершенно не выглядел на свой возраст, что позволяло ему по-прежнему пользоваться успехом у дам.
   - Твой визит как-то связан с тем, что лорд Идис несколько дней назад незваным явился в твое поместье? - пророкотал мужчина, устраивая ее удобнее.
   Дари недоверчиво прищурилась, внимательно разглядывая мужчину.
   - Откуда вы знаете? Он был здесь?
   Темные глаза Десмана лукаво сверкнули.
   - Был проездом на один вечер. Хотел поговорить со мной о тебе...
   - И что вы ему сказали? - Она применила Силу, осторожно рассматривая узоры вокруг, здесь они существенно отличались от видимых в Родовом поместье.
   - Правду, - без тени улыбки откликнулся собеседник, - что он мерзавец и тебя не достоин.
   - Вы неисправимы, милорд...
   Среди цветов Силы здесь преобладали коричневые и черные оттенки, оживляемые редкими всполохами зелени и красного. Впрочем, красный как цвет крови легко было заметить в любых домах.
   - А мне почему-то казалось, что я сама добродетель, - иронично заметил хозяин дома. - Я сказал ему правду, и как ты могла заметить, отпустил живым и здоровым. Мне не в чем себя упрекнуть. Кроме разве того, что не убил его на месте...
   - Лорд Ферр!
   Леди ударила кулачком по его плечу, на что мужчина притворно поморщился. С его телосложением даже удар в полную силу показался бы слабым тычком. А специальность Рода могла ему помочь создать оружие или защиту из любого предмета.
   - Чего ты от меня хочешь? Я не вмешиваюсь в ваши отношения, но ты не можешь требовать, чтобы я любил его. Он не совершил ни одного приличного поступка, кроме того, что уехал из столицы, но даже тогда не постарался объясниться. Повел себя как законченный трус...
   - Довольно! - ледяным тоном прервала поток слов Дариенна.
   Десман умолк, спокойно и серьезно глядя на нее.
   - Ты слишком сильно его любишь, Ренна, - заметил он и сменил тему: - Так что привело тебя ко мне?
   Ренна... Еще одна вариация ее имени. Так ее называли родители при посторонних и на званых вечерах, а еще отец всегда называл ее так, когда хотел наказать. Его друг использовал это обращение, когда хотел напомнить ей о ее долге.
   - Ксандр... Я не знаю, что делать. Вы правы, он уехал, ничего не объяснив, но выразившись предельно ясно... А теперь вернулся также без объяснения причин. Что он сказал вам?
   - Что беспокоится о тебе. И это основная причина, по которой я согласился его выслушать. Твоя Сила пошла на перекос после разрыва с ним, и с тех пор ты сама не своя. Ему хватило одной встречи, чтобы понять твое состояние, и он захотел помочь.
   - Значит, я была права... Его мучает чувство вины.
   - Как бы ни было, я вижу, что его действия пошли тебе на пользу. Ты уже значительно увереннее используешь свои способности. Лорда Идиса нельзя назвать гением, но опыта и сообразительности ему не занимать.
   Дари вздохнула и положила голову на плечо мужчины. В его руках она чувствовала себя в безопасности.
   - Меня не отпускает прошлое. После его отъезда было мало хорошего, я постаралась отгородиться от чувств, чтобы не думать о нем, и пришлось расплачиваться...
   - Тебе нужно было пережить разрыв, а не прятаться от боли.
   - И что теперь это изменит? Он все еще ничего не говорит, не объясняет, и кажется теперь сам прячется от меня. Что происходит? Я не понимаю.
   Десман вздохнул, потом дотянулся до столика и взял свой бокал, который затем протянул Дариенне.
   - Выпей, - лорд подождал пока она сделает жадный глоток, - а теперь послушай. Больнее, чем было, уже не будет. Ты сможешь пройти многое и пережить тоже. Сейчас всего лишь очень трудный момент, но он закончится, и все снова встанет на свои места. Бояться чувств - глупо, это такая же часть тебя, как и разум, и с ними ты уже смогла справиться. А все остальное... Чтобы это ни было, рано или поздно оно закончится. Помни, что я всегда смогу защитить тебя. Я обещал это твоему отцу и тебе.
   Дама опустила глаза, лорд Ферр не сказал ничего нового, но своим спокойствием заставил ее почувствовать себя увереннее.
   - Думаете, у нас что-то получится?
   - Кто знает? Не скажу, что я буду рад вашему роману, но если он, действительно, тебе дорог - попытаться стоит.
   Она снова пригубила вино.
   - Роман... Вы тоже считаете, что у нас нет будущего.
   - На все воля короля. Если попросить Дарвуда, то возможно... Возможно он даст разрешение, особенно если вас поддержит Декстер.
   - Сомневаюсь, что старший принц захочет помогать мне, - невольно усмехнулась леди Дрейк. - Чуть больше недели назад я сама отвезла мистеру Бигалю прошение Леоры о разводе.
   Десман замер, его темные миндалевидные глаза резко расширились.
   - Развод? Леди Аргус решилась подать прошение королю?
   - Да, - со вздохом кивнула Дариенна, - думаю, это событие недолго будет оставаться в тайне, а вы и без того знаете о напряжении в семье Аргусов.
   - Конечно, знаю...
   Несмотря на затворничество и нелюбовь к столичным развлечениям, в последние два года лорд Ферр начал теснее общаться с семьей бывшего наследника и порой гостил в поместье Аргусов. Дари предполагала, чем продиктованы подобные устремления, но предпочитала держать свои мысли при себе. И теперь наблюдая за собеседником невольно отмечала мелкие детали, лишний раз подтверждающие ее догадку.
   Мужчина выглядел растерянным, забрал у нее свой бокал и одним глотком осушил его, после чего задумчиво взглянул на нее снова. На этот раз уже сосредоточено и пронзительно.
   - Если лорд Аргус узнает о твоем участии, то может отомстить. Декстер не станет напрямую вредить женщина, но его представления о морали и ответственности весьма и весьма странны. Будь осторожна, дорогая, боюсь мой племянник - единственный, от кого тебя не сможет спасти никто.
   - Думаю, вы драматизируете, милорд.
   - Отнюдь, Ренна, отнюдь... Поверь, я достаточно хорошо знаю характер Декстера, чтобы судить о его поступках. А для леди Аргус возможно будет только лучше оказаться вдали от него...
   В глазах лорда сверкнуло нечто темное и мрачное, словно отблеск прошлых воспоминаний, не самых приятных в его жизни...
  
   Саладор, ноябрь 1831
  
   Музыка доносилась из бального зала даже сквозь толстые стены и закрытые двери. Праздник по случаю дня Рождения старшего принца был в самом разгаре. Мелодия оказалась знакомой, и лорд Ферр невольно отбивал пальцами такт по ручке кресла. Свечи в комнате не горели, шторы на окнах были плотно закрыты, но мужчине это совсем не мешало видеть все, что происходит.
   - У тебя очень небольшой выбор, - медленно произнес племянник, - либо ты говоришь сам, либо я залезу в твои мысли и все равно все узнаю.
   Его голос растекался по комнате сдержанным гулом, заставляя мурашки бежать по коже. Сидящий на полу человек, надежно связанный по рукам и ногам, посмотрел на бывшего наследника исподлобья и перевел взгляд на Десмана. Тот позволил себе скупо усмехнуться. В разыгрываемом спектакле он был скорее зрителем, нежели участником, и не спешил лезть на сцену добровольцем.
   - Если ты продолжишь молчать, я сделаю выбор за тебя, но тогда отнюдь не обещаю, что к концу ты сможешь хотя бы ходить самостоятельно, - Декстер говорил спокойно, но от этого зловещий смысл его слов становился только еще более осязаемым.
   Мужчина пошевелился в кресле, устраиваясь удобнее. То, чем собирался заняться старший принц, отнимало достаточно много времени, и к тому же являлось довольно увлекательным зрелищем, если наблюдать со стороны.
   Не дождавшись ответа от пленника, бывший наследник выразительно посмотрел на дядю, затем медленно снял сюртук и завернул рукава рубашки. Как только он шагнул к своей жертве, связанный дернулся, пытаясь отползти. Столь слабое движение вызвало у наступающего лишь короткий смешок.
   - Куда же ты спешишь? На своей службе ты проявил завидное рвение, а когда пришла пора расплаты - растерял всю смелость.
   Заканчивая фразу, лорд Аргус резким движением схватил голову вчерашнего слуги в тиски своих пальцев и запрокинул, заставляя смотреть себе в глаза.
   - Посмотрим, что ты знаешь...
   В комнате стало темнее. Используемая Сила, долго сдерживаемая, а оттого более разрушительная, податливо потекла по пальцам мужчины. Лорд Ферр поежился и прикрыл глаза, ему не нужно было смотреть, чтобы понимать происходящее. Порой он жалел, что не обладает способностью видеть узоры Силы, но зато он мог чувствовать. Тщательно отмеренное разрушение вызывало покалывание в пальцах, и Десман протянул руки к застывшему принцу и его жертве. Каждый ощущает Силу по-своему, он мог чувствовать ее руками и видеть смутные колыхания при должной их интенсивности. Чувствительности ему всегда не хватало...
   Взглянуть сейчас было бы на что... Со стороны, а тем более в исполнении Декстера ломка сознания выглядела едва ли не произведением искусства. Легкие, тонкие, четко отмеренные росчерки, вскрывающие память, как стилет вскрывает артерию. Изящно, стремительно, смертельно. Танец змеи, занятой своей работой. Принц делал это хладнокровно, ни капли наслаждения, ни грамма самолюбования, только спокойное осознание собственных возможностей и полного контроля над ситуацией.
   Десман невольно подавил вздох, ощущая нечто, сродни зависти. Сам он никогда не смог бы провернуть столь тонкую работу. Здесь требовалось кое-что большее, нежели Сила - мастерство, опыт, талант, которым лорд Аргус обладал в полной мере. И не стыдился демонстрировать, вымещая скопившееся раздражение на подвернувшемся под руку виновнике волнения.
   Слуга был виновен в передаче сведений о происходящем в доме бывшего наследника заинтересованному лицу, которое отказался назвать. Подозрения конечно же имелись, точнее даже присутствовала уверенность в причастности Иракундов, но доказательства... При их отсутствии сложно будет обвинить Изена в заговоре против Аргусов. И набирающая обороты игра имела своей целью спровоцировать одного из соперников. Либо Декстера на демонстрацию Силы наследника, с которой он так и не расстался, либо Иракундов на совершение ошибки в расчетах...
   Лорд Ферр невольно нахмурился, ощущая раздражение племянника. Вряд ли слуга, допрашивать которого бывший наследник решился сам, несмотря на праздник, знал многое, хватило бы даже крохи информации, но здесь видимо отсутствовало и это...
   Принц шевельнулся и отпустил голову пленника, затем поднялся, отряхивая руки. Связанный остался лежать на полу безвольным комом. Десман поднял на племянника вопросительный взгляд.
   - Он ничего не знает. Рядовой шантаж, у него болела жена, пообещали лекарство и заступничество. Просили всего несколько слов... Сказать, когда леди отправится за покупками или поедет на прогулку. Главное, чтобы она была одна. И если бы я не приставил к Леоре охрану, ее вполне могли бы убить или похитить...
   - А потом потребовать реального отречения... Ты бы нашел ее по метке, на что они рассчитывали?
   - Снять ее... Иракунд не идиот и наверняка отыскал какой-нибудь старый и противный артефакт, позволяющий провернуть подобные фокусы, - Декстер приводил свою одежду в порядок. - Вам ли не знать о том, что умели мастера древности...
   Десман задумчиво кивнул. Если ему не хватало тонкости для работы, это отнюдь не значит, что все его предки были такими же... И не только они. Коричневый встречался в гербах многих Родов, а редкие творения могли и затеряться в пыльных тайниках.
   - Что ты скажешь Леоре?
   - Тоже, что и о лане Сейтар, - пожал плечами принц, - пропажа, убийство, еще одна попытка добраться до нее. Узнать, кто организатор пока не представляется возможным. Ни слова лжи, как она и просила...
   Холодный тон Декса говорил лучше всяких интонаций, и мужчина медленно покачал головой. Способность лгать, не сказав ни слова лжи порой приводила его в ужас или столь же искренне восхищала.
   - Рано или поздно она поймет, что здесь что-то не так.
   - Нужно всего лишь разобраться с Иракундами поскорее, мне порой даже жаль, что брат Зафиры столь умен и ловок. Если бы его племянник был столь же хорош, я мог бы не волноваться за трон.
   - Ты на самом деле отдал бы власть Десео? - удивление в словах лорда было искренним.
   - А почему нет? Если бы он был нормален, все было бы намного проще. Я, действительно, никогда не хотел править, милорд. Меня не интересуют церемонии и указы. Предпочитаю другие развлечения, - он коснулся тела носком сапога, словно демонстрируя свои вкусы.
   - Добьешь сам? - слуга все еще дышал, хотя и был без сознания.
   - Если есть желание - можете закончить, нет - я пришлю кого-нибудь из людей. Мне уже пора возвращаться на праздник, скоро должны вынести торт. К тому же я не хочу, чтобы моя жена снова задавала вопросы. Боюсь, Ксандр сейчас не сможет в должной мере отвлечь ее внимание...
   - Да, он чересчур внимателен к Дариенне, - поморщился лорд Ферр, вставая из кресла.
   - Не будьте таким моралистом, роман - это всего лишь роман, рано или поздно он закончится...
   - Это-то меня и волнует, - еще мрачнее откликнулся Десман.
   - Я вас не понимаю, дядя, то вам не нравится внимание Ксана, то вы не хотите, чтобы их связь прекращалась.
   - Я предпочел бы, чтобы она не начиналась, а ты забываешь о том, что Ренне скоро исполнится всего лишь двадцать. И она, хоть и лишена многих иллюзий, но мечтает о любви и счастье.
   - Иногда мечты сбываются, - сверкнул глазами принц, лукаво усмехаясь.
   - Боюсь, лорд Идис все же порядочнее тебя, - вернул усмешку лорд.
   Бывший наследник не ответил, лишь молча кивнул и покинул комнату, предоставив дяде разбираться с последствиями своих дел. Дверь за ним закрылась неплотно, и мужчина услышал голоса в коридоре.
   - Декс, где ты был? Что-то случилось? - высокий и чистый голос Леоры как и всегда принес ему мимолетное успокоение.
   - Все хорошо, - в голосе племянника появились теплые нотки, и мало кто сейчас догадался бы, что всего пару минут назад он хладнокровно вскрывал сознание беспомощного человека. - У нас с лордом Ферром возник небольшой спор, но мы уже пришли к компромиссу. Он скоро присоединиться к гостям. Пойдем...
   - Неужели вам не надоело? - укорила женщина, и голоса стали удаляться.
   Десман вздохнул и поднялся из кресла, разминая руки и потягиваясь, ему предстояло опробовать новые подсмотренные приемы и провести несколько незабываемых минут.
  
   Поместье Дрейков, 18 октября 1832
  
   Дом казался странно тихим после отъезда гостей, в нем снова стало меньше жизни, но зато куда больше напряжения. Оставалось три дня до окончания отмеченного Декстером срока, а его общение с женой все еще оставляло желать лучшего. Леора научилась играть по навязанным ей правилам и талантливо избегала встреч с супругом. Ксандр наблюдал за ними издали, не стремясь пересечь границу, которую когда-то для себя очертил.
   Он не вмешивался в личную жизнь сестры и друга, позволив им самим строить и свое счастье и горе... Возможно, его поступок был малодушием, но он хорошо знал, что порой нужно дать человеку свободу, чтобы он сам научился совершать ошибки и отвечать за них. Не сказать, чтобы это решение далось ему легко, и до недавнего времени он даже почти не жалел... А теперь сожалеть уже поздно.
   Лорд отвернулся от окна, через которое наблюдал за прогулкой Дариенны. Ее вчерашняя поездка к лорду Ферру заставила его понять, как сильно он скучает по леди. И добровольное желание держаться в стороне теперь не казалось таким уж правильным. Все их отношения, так или иначе, строились из чередований его жажды и здравого смысла. И придерживаться одной из линий поведения не удавалось.
   Он прошелся по спальне, отмеряя шагами расстояние до двери, затем развернулся обратно и направился к окну. Бессмысленное занятие, но сидеть на месте мужчина уже не мог. Чем больше он бездействовал, тем сильнее хотелось оказаться ближе к Дари. Снова почувствовать знакомый аромат, убедиться, что с ней все в порядке, узнать, о чем она говорила с лордом Ферром.
   Он наверняка сообщил ей о визите самого Ксана, но вряд ли провинциальный медведь рассказал о реальных причинах его посещения. Десман принимал участие в интригах против Иракундов еще во время развода короля со второй женой. Двадцать шесть лет назад. Тогда он был еще мальчишкой, и о его настоящей роли знали немногие. Ксандра в тонкости посвятил сам Декс, объясняя, почему хочет обратиться к двоюродному дяде.
   Отца лорда Ферра убили, отравили практически нераспознаваемым ядом, и расследование сети Надзора зашло в тупик за недостаточностью улик. Однако знающим было ясно, что здесь приложила руку тогда еще королева Зафира. И жажда мести заставляла уже немолодого медведя снова возвращаться к играм. Избавиться от бывшей жены Дарвуда самостоятельно он бы не смог, но оказать содействие был рад. Годы совсем не остудили его ненависти, скорее сохранили ее, позволив действовать разумно и хладнокровно.
   Ксандр снова выглянул в окно, понимая, что леди, так же как и он, всего лишь мерит шагами аллею, размышляя о чем-то не менее важном и серьезном. Эта мысль вызвала у него усмешку. Они стали так похожи... Так есть ли смысл бороться? С собой? С обстоятельствами? Или быть может проще согласиться и дать волю самому себе?
   Он провел рукой по стеклу, позволяя сердцу сорваться в галоп и слушая его глухие удары. За собственным волнением мужчина наблюдал со стороны, ощущая, как на виске забилась жилка, а в горле пересохло от предвкушения. Дать себе волю... Послать в Бездну страхи и ограничения, интриги и угрозы, схватить ее в охапку и увезти куда-нибудь подальше, чтобы их никто не нашел. Глупость несусветная.
   Лорд Идис медленно сжал руку в кулак, чтобы ощутить боль от ногтей. Ему нельзя срываться, а воля рано или поздно приведет именно к срыву. Но, пожалуй, еще несколько минут рядом с ней он заслужил...
   Ксандр набросил плащ и быстро спустился по лестнице в холл, желая как можно скорее оказаться рядом с дамой. Навстречу попалась служанка, спешившая куда-то по делам. При виде него, девушка заметно смутилась и остановилась, будто желая и не решаясь что-то спросить. Он остановился и пристально посмотрел на служанку.
   - Что-то случилось?
   - Нет, милорд, просто... - девушка покраснела. - Миледи, как из столицы вернулась, стала сама не своя. Будто подменили. Холодная и пустая какая-то. А когда вы приехали, вроде лучше стало. Мы все надеемся, что вы ей поможете... Если можно. Леди, она ведь добрая и справедливая. Вы помогите ей... Если можете...
   Мужчина ощутил укол совести и смущения... Кто бы мог подумать, что здесь на него смотрят как на спасителя? Он приподнял подбородок служанки, заглядывая ей в глаза.
   - Я позабочусь о леди, можешь не волноваться.
   Она робко улыбнулась в ответ, и тут Ксан явственно услышал тихое шипение, раздавшееся от дверей. Он обернулся и увидел хозяйку дома, еще даже не успевшую снять накидку. Дариенна была в бешенстве, ее глаза сверкали синевой пробужденной Силы, которую она сейчас вряд ли осознавала. Взгляд дамы замер на его пальцах, все еще сжимающих подбородок служанки. Его леди была ревнива, а он умудрился об этом забыть....
   - Думаю, тебе лучше уйти, - мужчина медленно опустил руку.
   Девушка съежилась под взглядом хозяйки и смогла только придушенно пискнуть, после чего быстро ретировалась. Дари проводила ее многообещающим взглядом, затем развернулась к Ксандру, уже заметно успокоившись.
   - Если собираешься удовлетворять свои потребности в моем доме... - угрожающе зашипела она, медленно наступая.
   - Если даже и соберусь, то не стану бегать по служанкам, - спокойно ответил он, отмечая легкий румянец от свежего воздуха на ее щеках и освежающий запах скорой грозы, нотки которой добавились в ее аромат. - Предпочитаю им хозяйку дома.
   Один плавный скользящий шаг, и Ксан оказался вплотную к ней, заглядывая в такие знакомые глаза. Внутри все же что-то дрогнуло в то мгновение, когда они замерли напротив друг друга. Дама смотрела на него будто под гипнозом, не отводя взгляда и не двигаясь с места. Лорд медленно обвел пальцами контур ее губ, почти касаясь кожи, опустил руки на застежку накидки, и плотная ткань с тихим шорохом упала на пол. Дариенна едва заметно вздрогнула, и ее зрачки расширились. Нотки грозы сменились тонким пряным ароматом, а перед глазами на мгновение появилась красная пелена... Он сомкнул веки и прижался своим лбом к ее, стиснув плечи и вслушиваясь в неровное дыхание такой желанной женщины.
   - Дари...
   - Молчи, - хрипло выдохнула она, обхватывая его шею руками, - молчи...
   - Ты нужна мне, - не внял просьбе мужчина, желая объясниться. - Я хотел прогуляться с тобой, а служанка всего лишь волнуется за твое состояние и просила меня о помощи...
   - А я вернулась, потому что хотела увидеть тебя, - тихо усмехнулась Дари, прижимаясь щекой к его груди, и он невольно обнял ее, зарываясь лицом в густые волосы. - Ты говорил, что больше не станешь пересекать границу...
   - Я лгал. И скорее всего сам себе. Ты нужна мне...
   - А потом? Снова уедешь без объяснений?
   Резонный вопрос, и ответить на него можно только утвердительно.
   - А если я скажу, что вернусь?
   - Еще через год? И ради чего? Ты сам сказал, что у нас нет будущего...
   - А если есть?
   Она замерла, будто в мгновение превратилась в камень, а затем очень медленно подняла на него недоверчивый и пронзительный взгляд. Если бы Ксандр только понимал, что и зачем сейчас делает...
   - Не шути так... - леди заметно побледнела, и черты лица тут же заострились.
   - Если это не шутка? Ты согласна подождать? - он знал, что потом будет жалеть, но может только теперь и поступал правильно.
   - Сколько? - шумно выдохнула она.
   - Не знаю... Возможно год. Декстер считает, что к весне все определится.
   - И ты не передумаешь?
   - Ты мне не веришь...
   - У меня совсем нет причин, правда? - смогла сыронизировать дама, все еще пристально изучая его.
   Лорд сжал ее лицо руками, запустив пальцы в массу волос.
   - А если сегодня я соберусь и поеду в столицу, переговорю с королем, ты поверишь?
   Ее зрачки расширились еще больше, а жилка на шее стала биться с устрашающей скоростью.
   - Ты... Я...
   У нее не было слов, и он решил не ждать ответа, накрыв ее губы своими. Его женщина, его осень, его покой и мир. Он целовал ее нежно и жадно, будто хотел выпить до дна, а потом начал покрывать легкими поцелуями все лицо: закрытые глаза, лоб, виски, щеки, подбородок.
   - Сейчас. Я отправлюсь в столицу и вернусь через пару дней.
   Дариенна не выдержала и уткнулась лицом ему в грудь.
   - Я подожду... Столько, сколько будет нужно.
   Он закрыл глаза, баюкая ее в объятиях. Его безумие было в восторге, а интуиция шептала о том, что за все нужно платить, и ничего не достанется ему даром. Вопрос лишь в том, насколько он готов бороться... И как далеко сможет зайти. Когда-то он уже дал ответ...
  
   Саладор, декабрь 1831 год
  
   День Рождения Леоры проходил на порядок скромнее праздника, устроенного в честь Декстера. Хотя повод был более весом. Леди Аргус исполнялось двадцать - круглая дата, а ее мужу месяц назад минуло лишь двадцать девять. Однако новый виток игры диктовал свои правила, и пышное торжество, устроенное принцем принесло свои плоды. Иракунды были в ярости и теряли терпение.
   Ксандр покрутил бокал в руках, изучая его содержимое. Приглашенных на праздник оказалось немного, хотя простор городского особняка бывшего наследника позволял не скупиться на количество гостей. Сестра так и не смогла подружиться с кем-то из высшего общества, и в гостиной присутствовали лишь принцессы, королева, лорд Ферр, Декстер и он сам. Дарвуд не смог приехать, но передал поздравления через жену, Дайтон еще учился в университете и должен был прибыть в столицу лишь к Новому году, Десео в ответ на формальное приглашение прислал вежливый отказ, что было ожидаемо. А вот причин для отсутствия леди Дрейк Ксан не знал.
   Они не виделись уже больше недели, хотя до этого постоянно встречались: в театре или опере, на балах, в гостиных общих знакомых. Время с конца октября промелькнуло незаметно, разделенное между интригами и мгновениями покоя и тепла в компании дамы. Она занималась своими делами, что к счастью отвлекало ее внимание от занятий лорда. И время, проведенное вместе, было наполнено лишь приятными разговорами и долгими ласками наедине. Он и не задумывался, как много места в его жизни заняла Дариенна, пока она так внезапно не исчезла. Первые несколько дней мужчина сам радовался отсутствию встреч, занятый поручением друга, но когда леди пропустила его собственный день Рождения, понял, что что-то случилось.
   Их с сестрой разделяло девять лет и два дня, и когда-то давно в другой жизни, мама шутила, что сестренка родится ему в подарок. Почти так и получилось. Даже спустя годы, он не уделял большого внимания своему празднику, предпочитая уделять внимание сестре. И именно к ней отправился, чтобы узнать о Дари.
   Оказалось, что она не появлялась ни на одном вечере и не приняла ни одного приглашения в последние дни, а также никого не принимала. Не ответила на отправленную ей записку. Лорд не стал рваться в особняк, решив немного подождать, тем более, что к подруге леди должна была приехать, несмотря ни на что. Однако ее все еще не было...
   Дверь гостиной открылась, и сестра бросила невольный взгляд на входящего, после чего радостно улыбнулась.
   - Ну, наконец-то, я уже не ждала, что ты приедешь! - воскликнула она раньше, чем слуга объявил посетителя, а затем сама двинулась навстречу.
   - Прошу прощения за опоздание, - прохладный голос пронесся по гостиной как глоток свежего ветра, и Ксандр понял, что впервые дышит свободно за последние два дня.
   Женщины обменялись приветствиями, Дариенна сделала реверанс перед королевой и принцессами, кивнула мужчинам и присела на диван с чашечкой чая. И все это даже не бросив в его сторону ни одного взгляда. А вот сам Ксан не отрывал от нее глаз, подмечая мелкие детали: чуть дрогнувшую руку, когда она принимала чашку от Леоры, бледный вид, покрасневшие глаза и потускневшие волосы. Ее внешний вид, несмотря на тщательно выбранный наряд и аккуратную прическу громче всяких слов говорил о том, что у леди что-то произошло. И ему это совсем не нравилось.
   Чернота, тщательно скрываемая внутри, зашевелилась, поднимая голову и требуя немедленно узнать все подробности. Пальцы сжались так, что стекло затрещало, и лорд отвернулся, опускал бокал на каминную полку. Красная пелена перед глазами рассеялась после нескольких долгих вдохов и выдохов. Он взял себя в руки, тщательно прислушиваясь к беседе за спиной. Возможно, леди скажет что-то важное...
   Однако дамы говорили о милых пустяках, легко включив в разговор и мужчин. Только он один остался в стороне, не сильно расстроившись такому повороту. Дари вручила подруге тщательно упакованный подарок, который та передала слуге - положить к другим. Открывать их было принято уже после ухода гостей.
   Ксандр прошелся до окна, немного постоял, рассматривая улицу, обернулся, немедленно встретившись взглядом с Декстером. Принц вопросительно приподнял брови, лорд указал взглядом на припозднившуюся гостью, все еще избегающую смотреть на него. Взгляд друга стал насмешливо-понимающим, а затем он наклонился к столику, заставленному пирожными и чашками, собираясь взять угощение. Неловкое движение пальцев, и тарелка, наполненная сладостями, полетела со стола. Единый женский вскрик наполнил комнату.
   - Декстер! - ахнула леди Аргус, вскакивая со своего места по другую сторону стола от гостий.
   - Приношу свои извинения! - немедленно откликнулся ее муж, поднимая руки в защитном жесте. - Я был крайне неловок. Дафна, леди Дрейк, прошу меня простить.
   Ксандр невольно усмехнулся, в очередной раз, отмечая актерский талант друга. Его искреннему раскаянию и участию поверил бы любой, также как и разыгранной неловкости, которая ни у кого не вызывает удивления при его фигуре. И только узкий круг приближенных знает настоящие возможности бывшего наследника. Не только умный интриган, но и хороший фехтовальщик, а также непревзойденный мастер ближнего боя.
   Королева едва заметно нахмурилась, рассматривая пятно на платье дочери, и подозвала служанку, попросив отчистить его. Дариенна направилась следом за принцессой в дамскую комнату. Леора, как хорошая хозяйка немедленно попыталась сгладить ситуацию, занимая оставшихся гостей беседой и отдавая нужные указания слугам, что отнюдь не помешало ей бросить красноречивый взгляд в сторону супруга. Ксан между тем практически бесшумно покинул гостиную через другие двери и, пройдя насквозь несколько комнат, приоткрыл дверь в коридор.
   Декс как всегда решал проблемы по-своему, не теми методами, которые могли бы порадовать его жертв, но весьма результативно. В столь узком кругу лорду вряд ли удалось бы поговорить с дамой наедине, однако теперь у них появился шанс. Когда в коридоре показалась знакомая фигура, мужчина резким движением распахнул дверь и одним рывком втащил Дари внутрь. Закричать она не успела, а в комнате он прижал ее к стене и только после этого опустил руку, зажимающую рот.
   - Ты с ума сошел! - выдохнула леди, ударив его по плечу.
   На губах невольно расцвела усмешка от иронии ситуации. Он на самом деле сошел с ума, только очень и очень давно.
   - Что произошло? Почему ты нигде не появлялась?
   Мужчина вглядывался в знакомое лицо и вдыхал запах, в котором исчез аромат солнца, зато добавились нотки тумана и холода. И это тревожило только сильнее, будоражило черноту внутри, и он даже сам не мог объяснить, почему ему так важно знать, что с ней.
   Дариенна вздохнула, и в ее глазах появилось странное выражение затравленного зверя.
   - Дядя подал прошение королю о вмешательстве в порядок наследования ввиду недееспособности главы Рода. Меня, - выдохнула она почти равнодушным тоном и отвела взгляд.
   Он понял все мгновенно. Дари стала главой Рода еще полтора года назад, Сила до сих пор не проснулась. Порой такое случалось, и в последнее время все чаще. Сила не желала просыпаться в потомках демонов, лишая их возможности наследовать. Иногда могло пройти два года или даже три, прежде чем она откликалась, иногда дар переходил не к прямому наследнику, а в младшую ветвь. Король не вмешивался в подобные прецеденты, оставляя их на волю Силы или Рода, но находились те, кто использовал такую возможность для изменения права наследования. Если глава Рода не владеет своими способностями, он не может защитить Род в случае вызова или другой угрозы. И пусть дуэли давно ушли в прошлое, но закон остался неизменен - слабый должен уступить.
   - Что ответил Дарвуд? Когда состоится аудиенция?
   По правилам выносящий обвинение главе Рода вместе со своим лордом должен прибыть на встречу к королю для рассмотрения вопроса.
   - Сегодня. Я опоздала из-за нее...
   - Какое решение он принял? - этот вопрос терзал Ксана больше всего. Закон на стороне лана Дрейка, если бы на месте Дари был мужчина, можно было бы рассчитывать на отсрочку - время для пробуждения Силы, но когда речь заходила о женщине...
   - Если до Нового года Сила не пробудится, король вмешается, - леди снова вздохнула и закрыла глаза, прислоняясь затылком к стене.
   Лорд Идис выдохнул и мысленно выругался. Решение Дарвуда было очевидным и закономерным. Вряд ли лорд Дрейк до своей смерти думал о подобном раскладе, а следовало бы... И теперь его дочери приходится отвечать за планы родителя. В какой-то мере, лишение права главы Рода сделает ее свободной от долга и обязательств, от сложных дел и ответственности за огромное количество людей, не только членов Рода, но и тех, кто проживает на ее землях. Он по опыту знал, насколько тяжела эта ноша, но с другой стороны... Мужчина не мог представить ее другой. Без разбора бумаг и рассказов о сделках, без тонкой складки между бровями, когда очередное дело кажется чересчур мутным или сложным.
   Чернота внутри заволновалась, напомнив о другом варианте. Если она лишится прав, то сможет выйти за него замуж. И он, конечно, не станет мешать ей вести дела поместья. Специфика земель Идис совершенно другая, но Дариенна способная и сможет разобраться, возможно, ей даже понравится... В ее запахе снова появится солнце, и его осень всегда будет рядом, дарить покой и мягкое тепло, которого ему так не хватало. Она будет благодарна за помощь...
   Пришлось закрыть глаза и стиснуть зубы, чтобы прогнать из головы соблазнительный образ. Ксандр слишком хорошо успел изучить свою леди, чтобы понимать - она не примет подачки из жалости. Гордость не позволит. И без своей любимой аллеи, старинного особняка, охотничьего домика, монастыря она уже не будет собой... Осень, но совсем не та. И вряд ли благодарность в ней пересилит чувство потери. Она не сможет быть счастлива.
   - Я знаю, что пропустила твой праздник, - сквозь собственные мысли до него донесся голос леди, - но я захватила с собой подарок. Хотела отдать его тебе и забыла в карете.
   Мужчина открыл глаза и взглянул не нее бледную, растерянную, непривычно хрупкую.
   - Почему ты не сказала? Не написала записку? - он старался говорить мягко, не упрекая, и искал ответ в ее глазах.
   - Я не знала как... - Дари пожала плечами. - Все произошло так быстро. Он приехал, передал прошение и на следующий день получил ответ. Объявил мне об этом, показал бумагу с королевской печатью. Мы поругались, а потом я просто не знала, что делать. Да и... Чем бы ты помог?
   Ксан снова шагнул к ней и обнял за плечи, прижимая к груди напряженную, застывшую фигурку.
   - Я мог быть рядом, - говорить было трудно, но он упрямо проталкивал слова, заставляя голос звучать спокойно и убедительно, - поддержать тебя, поехать к королю, поручиться, выбить тебе отсрочку. Время порой значит намного больше, чем кажется. Сегодня я был бы с тобой там, и если бы твой дядя посмел что-то сказать, а он бы обязательно сказал - провоцировать не трудно - я потребовал бы загладить нанесенное оскорбление. Он был бы мне должен и отозвал бы свое прошение.
   Дариенна вздрогнула и судорожно вздохнула, а потом задрожала, спрятав лицо у него на груди.
   - Не плачь, не надо... - мужчина стиснул ее в объятиях, одной рукой осторожно разминая шею и плечи. - Он этого не стоит, не надо из-за него плакать, Дари. Все будет хорошо...
   - Не из-за него... Отец. Он хотел, чтобы я стала главой Рода... Леди. Он всегда этого хотел, готовил меня, а я его подвела... Подвела...
   - Ты никого не подводила, Сила иногда выбирает за нас, и от тебя здесь ничего не зависит. Ты не виновата. Ты ни в чем не виновата. Не плачь.
   Чем утешить женщину, которая теряет то, что ей дорого? Он не знал и продолжал гладить ее по спине и плечам, нашептывая ласковые слова и глупости, которые могут успокоить. Где-то в доме хлопнула дверь, заставив ее вздрогнуть и отстраниться.
   - Я испортила твой сюртук, - пробормотала леди, проведя рукой по влажной ткани.
   - Переживу, - Ксандр отмахнулся и сжал ее ладонь. - Поезжай домой, я приеду чуть позже, и мы поговорим. Хорошо?
   - Да.
  
   Особняк Дрейков встретил его зажженными свечами и вечерней работой слуг, уже собирающихся на кухне, чтобы поужинать и разойтись по комнатам. Избегать встреч с ними было легко, прятаться в тенях, применять Силу, чтобы внушить нужные видения, использовать старые трюки. Служба оставила свой след, агент сети Надзора всегда остается агентом. Даже если уже не служит...
   Привычным путем мужчина добрался до спальни хозяйки дома и бесшумно прикрыл за собой дверь. Только благодаря его осторожности и нечастым визитам их связь еще оставалась в тайне. В комнате горели свечи, Дариенна в пеньюаре сидела в кресле у окна, укутав плечи шалью, на подоконнике перед ней лежал небольшой футляр. При его появлении, она обернулась, заметно вздрогнув.
   Ксандр пересек комнату и замер, положив руки ей на плечи.
   - Леора передает тебе, что приедет завтра и не потерпит, если ее не примут.
   - Ты рассказал ей?
   - Нет, но она тоже волнуется.
   - Я приму ее... - Пальцы леди коснулись крышки футляра, погладили, будто она не решалась расстаться с приготовленным подарком. - Это тебе. Я хотела приехать или отправить посылкой... Не знаю, понравится ли.
   Ее неуверенность отдавалась неприятным эхом внутри, лишний раз подтверждая, что без своих земель Дари не будет собой.
   - Давай узнаем вместе, - он дотянулся до футляра и взял его в руки, невольно также как и дама погладив крышку, а затем открыл. На светлом атласе лежал старинный кинжал. Темные ножны и рукоять с витыми рисунками, отделанные червленым серебром, плавность линий... Он привлекал взгляд, и мужчина не стал противиться искушению рассмотреть подарок поближе.
   Футляр был отставлен на стол, а кинжал лег в ладонь, рукоять оказалась явно сделанной под мужскую руку. Клинок легко покинул ножны. Узкое обоюдоострое лезвие, плавно сужающееся к концу, идеальный баланс. На тускло блеснувшем металле едва заметно выделялась надпись на старом языке. Старинное оружие, выкованное еще прежними мастерами - разве такое может не понравиться?
   - Он великолепен, - совершенно искренне произнес лорд, оборачиваясь.
   Дариенна уже стояла рядом, наблюдая за его действиями.
   - Отец научил меня разбираться в оружии, и я решила, что, по крайней мере, клинок может пригодиться, - робкая улыбка тронула ее губы.
   - Пригодится, но я надеюсь, что не скоро, - он вернул кинжал в ножны и положил на стол, а затем обнял леди, прижавшись губами к ее виску. - Тебе нужно отдохнуть. Ложись в постель.
   Она не стала спорить, пеньюар легко соскользнул с обнаженного тела и бесформенной грудой лег в кресло. Ксан невольно скользнул взглядом по знакомой фигуре, ощущая знакомое желание, но сегодня его оказалось легко удержать в узде. Ей, действительно, требовался отдых и поддержка, покой, защита. Привычными движениями он быстро избавился от собственной одежды и скользнул под одеяло, привлекая женщину к груди.
   - Останешься до утра?
   - Останусь, засыпай, - от нее пахло туманом и холодом, тоской и усталостью, - все будет хорошо.
   Она не верила, но постепенно уснула, поддавшись его монотонному голосу и теплу объятий. А мужчине нужно было еще многое обдумать.
   Он не сказал Дари всей правды на счет того, что мог бы сделать. Как помочь ей. Вот только главы Родов не должны вмешиваться во внутренние дела другого Рода. Не имеют права. Но доказать его вмешательство будет невозможно, да и кто догадается? Декстер? Бывший наследник не станет распространяться о собственных догадках. Вот только у его решения имелись и другие последствия, и предстояло решить, что же все-таки важнее.
   Ксандр коснулся губами плеча леди. Если не вмешиваться, то уже через месяц она станет свободна... Он не будет торопиться с предложением, подождет, даст ей время привыкнуть к новому положению, увезет куда-нибудь на юг или на север, где ничто не будет напоминать о несбыточном. Интриги, конечно, отбирали много времени, но сейчас у него, возможно, получится выбить себе передышку. Провести с ней время, или хотя бы приезжать иногда. А летом, когда маскарад закончится, станет возможным уехать заграницу. Новые впечатления сотрут прошлое, и ей станет легче.
   Мужчина закрыл глаза, понимая, что подобные мысли ему диктует собственное желание и безумие. К чему они? Даже если представить их жизнь вдвоем, даже если ему удастся выпутаться из затянувшейся игры, если леди согласится и не заметит его сумасшествия, рано или поздно встанет еще один вопрос - дети. И вот тут у него уже не будет возможности отступить. Нет, проще и правильнее отпустить ее уже сейчас. До того, как их роман стал достоянием общественности. Пожалуй, леди Дрейк стала первой женщиной в его жизни, до репутации которой ему было дело.
   Лорд Идис потянулся к линиям крови. Узор членов Родов ярче, чем у людей, у глав еще ярче, а у непробужденных мерцал едва заметной пульсацией. Пришло время немного подтолкнуть события. Его Сила покорно потекла в нужное русло, по капле собираясь для короткого и точного приказа. Когда имеешь дело с наследством демонов, мастерство значит намного больше, чем вложенные возможности.
   - Пробудись, - выдохнул он, и увидел, как знакомый узор полыхнул ярче. Пути назад больше не было...
  
   Поместье Дрейков, 21 октября 1832
  
   Холодный ветер срывал листву с деревьев и бросал ее под ноги. Осень разбушевалась, напоминая о том, что тепло и солнце остались позади, и последние три дня слились в сплошное серое марево. Дариенна шла по аллее, шурша листьями и погрузившись в собственные мысли.
   Она ждала возвращения Ксандра. Верила и не верила в то, что он всерьез намерен пойти к королю. Желала и не желала, чтобы монарх дал согласие. Металась и не понимала себя. Кто бы мог предупредить о том, что любовь может быть так мучительна? Так тяжела. Она любила Ксана и хотела бы провести с ним всю жизнь, но только не из жалости или уступки, не по голому расчету. Подобный брак она могла бы заключить с любым. В свете достаточно мужчин, которые согласятся прикоснуться к власти пусть даже через собственную жену. Вот только ей они были не нужны...
   Леди остановилась и огляделась вокруг. В шуме ветра и шелесте листьев ей послышался чей-то стон. Она инстинктивно применила Силу, вглядываясь в переплетение линий, но ничего не обнаружила, и уже собиралась продолжить прогулку, как звук повторился. Дама обернулась в нужную сторону и сделала медленный шаг, чутко прислушиваясь к происходящему и готовясь в любой момент ударить. Несмотря на специализацию Рода, любой глава был способен произвести волну чистой энергии, которой вполне хватит, чтобы защититься и выиграть время.
   Когда она сошла с тропинки, стон раздался ближе. И он явно принадлежал человеку, а не зверю, а значит, способности ее подвели, что могло объясняться лишь защитным амулетом. И кому он мог понадобиться в ее поместье? Леди сделала еще несколько шагов, миновала кусты, и только после этого заметила распластавшуюся на земле фигуру мужчины. Окровавленного, в разорванной одежде, потерявшего себя от боли. Она даже не сразу узнала его, невольно замерев на месте от неожиданности подобной картины. Новый стон заставил Дари вздрогнуть и опуститься рядом с пострадавшим на колени, чтобы попытаться привести его в чувство. Только теперь, вглядевшись в покрытое запекшейся кровью и грязью лицо, она узнала лана Дамиира Орбиса.
   Молодой человек был известным дамским угодником и служащим в министерстве финансов. Его постоянно видели в обществе леди и лин - замужних дам и вдов, юными девушками лан Орбис не интересовался, оставив игры в ухаживания и предложение, и этим вызывал определенное уважение. По крайней мере, у Дариенны, однако в целом молодой человек был ей безразличен, как и другие участники маскарада.
   Она прикоснулась к плечу пострадавшего, пытаясь понять, насколько серьезны его раны, и чем она сможет помочь. Он приоткрыл глаза и измученным взглядом уставился на нее. Несколько секунд его взгляд бессмысленно блуждал по ее лицу, затем потрескавшиеся губы разлепились:
   - Помогите...
   Раны мужчины не вызывали особой тревоги за его здоровье, рассеченная бровь объясняла множество крови на лице, в прорези служебного кителя и рубашки заметны были глубокие царапины, но не более. Кровь на них уже успела подсохнуть и закрыть раны коркой. Но самое главное, на нем не было заметно защитного амулета, способного блокировать возможности главы Рода. Леди нахмурилась и пристальнее вгляделась в лана, применив Силу, и вздрогнула от пронзившей ее догадки.
   Отпечаток его присутствия не ощущался отнюдь не потому, что амулет не давал разглядеть рисунок, а потому что кто-то постарался разрушить индивидуальный слепок, имеющийся у каждого живого существа, и сейчас молодой повеса терзался отнюдь не физической болью. Как только понимание сформировалось в ее голове, Дари сразу же увидела подтверждение своим мыслям - разорванные нити узора, колеблющиеся словно на ветру.
   - Бездна, - выругалась она, и тут же постаралась отгородить пострадавшего от влияния внешнего мира. Без собственного защитного кокона ни одно живое существо не проживет долго, не способное прекратить отдавать имеющуюся у него энергию.
   Лан Дамиир снова застонал, выгибаясь от прошедшей по телу судороги.
   - Тише, - Дариенна коснулась его лица, быстрее выстраивая искусственную защиту, к счастью ее специализация это позволяла. - Сейчас станет легче, потерпите.
   Мужчина посмотрел на нее пустыми глазами, а затем словно сделал над собой усилие, заставляя сознание проясниться.
   - Леди...
   - Да, леди Дрейк, если вам так удобнее, - она закончила сплетать линии Силы и сжала плечо собеседника. - Вы сможете встать? Вас нужно доставить в дом, а я не уверена, что смогу вернуться в особняк за слугами и одновременно поддерживать на вас защиту.
   - Смогу, - он с неожиданной силой сжал ее руку, - только не уходите...
   Лан Орбис был ниже Ксандра на полголовы и обладал сухощавым телосложением, однако даже так поддерживать его оказалось крайне непросто. Дама обхватила его за пояс, позволяя опереться на свое плечо, и направилась обратно к аллее.
   - Простите, что так... вышло...
   Он тяжело дышал и всеми силами пытался идти ровно, однако шатался на каждом шагу и останавливался, чтобы перевести дух. Никогда до сегодняшнего дня Дариенна не задумывалась над тем, что аллея к особняку может оказаться настолько длинной. Преодолеть ее с раненным и ослабленным мужчиной оказалось нелегко. Когда они достигли заветного крыльца, ей уже не казалось, что на улице холодно или ветрено. На лбу и спине выступила испарина, руки и плечо онемели, и слуги, забравшие у нее незваного гостя, появились крайне своевременно. Она сопроводила его до одной из свободных спален и, убедившись, что сможет поддерживать защиту, поспешила к себе переодеться.
  
   Леора появилась в спальне через полчаса.
   - Я слышала от слуг, что в доме еще один гость?.. - она вопросительно посмотрела на подругу и присела в кресло.
   - Лан Орбис, - Дариенна расчесала волосы и заплела их в косу, уложив ее на затылке с помощью шпилек, - я нашла его недалеко от аллеи, и выглядел он крайне плачевно.
   - Лан Орбис? - леди Аргус нахмурилась. - Декстер общался с ним в столице... Что привело его сюда?
   - Хотела бы я знать... Судя по состоянию, у него совсем недавно произошла стычка с кем-то из глав Родов. Кем-то весьма умелым.
   - Ты уверена? - морщинка меж бровей подруги стала глубже, а лицо заметно потемнело от скрытых мыслей.
   - Более чем, - леди Дрейк отвернулась от зеркала, - кто-то полностью уничтожил его личную защиту, а это весьма мучительно. Я не смогла бы сделать такое, моя специфика совсем иная. Но кто-то, владеющий разрушением, мог бы. Однако даже месть вряд ли может стать поводом для такого обращения. Лорд Орбис заступится за своего племянника, когда узнает все подробности произошедшего.
   - Ты собираешься ему сообщить?
   - А что еще я должна сделать? - Дари склонила голову на бок, разглядывая Леору. - На моих землях неизвестно откуда появляется мужчина, подвергшийся нападению. Я обязана поставить в известность главу его Рода и передать лана Орбиса родным для дальнейшей заботы и оказания помощи.
   Леди Аргус упрямо сжала губы, но все же кивнула.
   - Ты права.
   - Что не так, Ли?
   - Мне не нравится произошедшее... Я уже разучилась верить в совпадения, а тем более такие. Ксандр уехал, Декстер затаился, а тут появляется больной мужчина из его окружения.
   - Разве лан Орбис входил в ближний круг?
   - Нет, но с Дексом никогда нельзя быть в чем-то уверенным.
   - Мне кажется, ты преувеличиваешь, но так или иначе я задам лану Дамииру несколько вопросов, когда он достаточно придет в себя. И пока не стану писать лорду Орбису. Пара дней ничего не решит.
   Леора задумчиво кивнула. Когда-то она тоже думала, что всего лишь преувеличивает...
  
   Земли Аргусов, декабрь 1831 год
  
   Нож вонзился точно в центр мишени и задрожал, словно содрогаясь от силы пустившей его руки. Леора выпрямилась и подошла к иссеченному деревянному чучелу, чтобы выдернуть уже использованное оружие. Увлечение, начавшееся как увеселительная забава и банальный интерес к холодному оружию, теперь превратилось в еженедельный ритуал и практически необходимость.
   Леди провела пальцем по узкому лезвию ножа, отмечая необходимость скорой заточки. Декстер сам начал учить ее, заметив любопытство, с которым она наблюдала за его тренировками. Шпагу в руки он давать отказался, вместо этого предложив более изящное решение - ножи и арбалет. Новая облегченная конструкция и малые размеры позволяли управляться со стрелковым оружием без особых проблем. А с меткостью, как выяснилось, у нее все было в порядке, уроки проходили легко, и даже принц получал удовольствие от процесса обучения. Тогда даме казалось, что они, действительно, близки...
   Теперь она знала, что ошибалась. Недоверие рождается из недомолвок. Полуправды-полулжи, сказанной со спокойной уверенностью и невозмутимым спокойствием. Оно прячется в темноте ночи, когда все вокруг замирает, и только часы продолжают считать минуты до прихода мужа. И с каждым днем он приходит все позже, а она начинает притворяться, что уже спит. Недоверие имеет привкус полынной горечи, будто травяную настойку щедро добавили в ужины, обеды и завтраки, проведенные в одиночестве. У недоверия есть свой запах - гнилостно-сладкий аромат жасмина, пропитывающий мебель и одежду, сколько ни устраивай сквозняки в доме. Недоверие рождает подозрительность и прогоняет покой, заставляет наблюдать и видеть больше, чем раньше, делать выводы и думать, очень много думать.
   - Миледи, ужин подавать в столовой? - сухощавая, худая экономка с вытянутым лицом и сжатыми тонкими губами стояла в дверях молчаливым упреком неподобающим для женщины занятиям.
   - Да, пусть накроют через час, - леди Аргус давно не было никакого дела до мнения окружающих. Тем более слуг или тех, кто поспешил заменить их, пока хозяева проводили время в столице.
   Изменения начались раньше, но после возвращения стали очевидны уже невооруженным глазом. Сложно не заметить, когда ставшие привычными лица вдруг сменяются блеклыми тенями. Новые слуги работали идеально, незаметно, бесшумно, и Леора даже не горела желанием спрашивать, чем занимались эти люди раньше. Однако привыкнуть можно и к ним. Даже к внимательным взглядам, не оставляющим простора воображению. За ней следили, ни на минуту не оставляя одну. Почту наверняка читали - сам Декстер или кто-то из его верных помощников? Дама не знала и не задавала вопросов. Бывший наследник крайне не любил отвечать, и постепенно она перестала спрашивать, превратившись в слепо-глухо-немую идеальную жену.
   Слуги привычно кланялись при ее приближении и сопровождали взглядами на всем пути до бесшумно закрытых дверей спальни. Здесь ее не тревожили, и хотя бы за это она была благодарна мужу - он постарался очертить границу ее личного пространства. Леора прижалась к двери спиной и медленно выдохнула, с трудом отпуская привычную уже роль хозяйки дома, который ей не принадлежал.
   Когда он стал ей чужим? Когда она поняла, что слова мужа - ложь? Или еще раньше? И был ли когда-то ее собственным? Или же последние полтора года лишь еще одна иллюзия, которые так легко создавал Декстер?
   Она села перед зеркалом и взяла в руки щетку, чтобы расчесать длинные волосы. Прическа как всегда растрепалась, и шпильки легко упали в шкатулку, освобождая голову от лишней тяжести. Принц любил ее волосы. Ему нравилось пропускать их сквозь пальцы, любоваться переливами красных отблесков в черной мгле, собирать в кулак, восхищаться густотой. Когда-то она радовалась, что столько лет отращивала волосы, не состригая их по последней моде до середины спины. А теперь боролась с желанием взяться за ножницы.
   Мелочное желание досадить супругу, выместить на нем часть собственного раздражения, злости и обиды росло с каждым днем. С каждым пустым взглядом, направленным в ее сторону, с каждым словом, сказанным на самой грани лжи, с каждой минутой молчания, пропитанного смыслом больше, чем любые возможные слова.
   Ей хотелось накричать на него, потребовать объяснений, но леди слишком хорошо понимала, что ничего не получит. Трещинка, пробежавшая между ними, только увеличится, а скоро превратится в пропасть.
   Она встала и обернулась к постели, на которой было разложено праздничное платье. Белое, как и в день свадьбы, как и прошлогоднее. Только тогда все было иначе. Пусть на свадьбе она чувствовала напряжение и враждебность, но год назад была абсолютно счастлива. И именно поэтому сейчас наряд казался ей присыпанным пеплом и пропитанным противным запахом жасмина.
   Именно так пахли духи Зафиры Аргус, и этим же запахом пропитался ее сын. Наверное, именно в тот день за несколько минут их короткой встречи все кусочки головоломки встали на место.
   "Интересно, у тебя на самом деле такие выдающиеся актерские способности, чтобы сыграть любовь к моему брату или он просто так хорошо заплатил за твою роль? Так каково же это - быть ширмой для его игр? Столь идеально сыграть спектакль отречения? Надеюсь, ты не думала, что все это правда?"
   А ведь Декстер опоздал всего на минуту, приди он раньше, и слова так и не прозвучали бы. Но что бы изменилось? Рано или поздно, она поняла бы все сама. Кто еще мог так сильно ненавидеть ее мужа, чтобы пытаться добраться до него через жену, любовь к которой он так ясно всем продемонстрировал? Кто? Она искала ответ на этот вопрос в столице, пока не увидела неприкрытую ненависть в глазах Зафиры и презрение, смешанное с яростью, у ее брата. Неизвестный организатор покушения и убийства был найден, и она не понимала только, почему муж не обнаружил этого раньше. А потом увидела молчаливое противостояние лорда Иракунда и Декса. Всего лишь взгляд длиной в полминуты, но наполненный такой искренней взаимной ненавистью, что ошибиться было невозможно. Лорд Аргус все знал и молчал сознательно. Почему?
   Этим вопросом она задавалась долго и даже спросила о расследовании и новых подробностях дела, но услышала лишь то же, что и всегда - без изменений.
   На плечи легли знакомые тяжелые руки, сжавшие чуть сильнее, чем обычно.
   - Что-то случилось? Ты очень напряжена.
   - Все в порядке, - привычная ложь легко сорвалась с языка, - я думала, мы встретимся внизу.
   - Я решил провести с тобой немного больше времени.
   Слабое удивление в ответ на его слова, но странность стирается жаром его прикосновений. Пальцы пробегают по плечам вниз, по рукам, легко лаская сквозь ткань платья. Нетрудно понять, чего он хочет...
   - Почему?
   Губы мужа замерли около уха, а руки легли на талию.
   - Я знаю, что в последнее время уделял тебе мало внимания, и хотел исправиться... Мне совсем не нравится то, что приходится вести себя так.
   И снова она не понимала, где проходит граница его лжи. Недоговорок. Конечно, мужчине не нравится, когда желаниями столь долго приходится пренебрегать. И эта сторона его правды была проста и понятна. Пожалуй, она тоже соскучилась по его теплу, но...
   - Что происходит? Почему ты ни о чем не говоришь? - еще одна попытка поговорить начистоту.
   Над ухом раздался тяжелый вздох.
   - Давай не будем омрачать праздник разговорами о моих делах? Разве нам больше не о чем поговорить?
   Когда-то было о чем, вот только время все изменило... И хочется ли ей теперь что-то рассказывать?
   - Ксандр прислал поздравление и корзинку шоколада разных сортов.
   - Он попросил у меня в аренду небольшой домик на праздники, видимо хочет провести там время с леди Дрейк.
   Леора невольно улыбнулась, радуясь чужому счастью. Хотя бы кто-то смог его построить, или еще построит. А ее почему-то трещало по швам... Руки мужа обвили все еще тонкую талию, и это вдруг навело ее на мысли.
   - Ты не жалеешь, что у нас нет детей?
   Принц замер, а затем как-то странно вздохнул.
   - Не жалею... Сейчас еще не время для них. В такой обстановке дарить кому-то возможность ударить еще и по ним я не хочу. К тому же, ты - мое сокровище, и пока я не намерен с кем-то тебя делить. Пока. Позже, когда все закончится, я хотел бы завести семью. Полноценную. А ты?
   Странно, что он спросил. Леди уже и не ждала, почти привыкнув, что ее желания его мало волнуют. Хотела ли она ребенка? Каким он будет? Девочку или мальчика? Она не думала об этом, мысль всего лишь пришла в голову и была озвучена, а желания...
   - Хотела бы. Но ты прав, сейчас для детей не время.
   Хотя бы потому, что Леора совсем не уверена, желает ли, чтобы их отцом стал ее муж.
   - Как твои тренировки?
   - Прекрасно, - ей все еще совсем не верилось в его интерес, - твои уроки очень помогли, а теперь я всего лишь оттачиваю навык.
   - Я хотел бы взглянуть, сколь далеко ты продвинулась, - его губы коснулись шеи и плеча, оставляя на коже огненный след. Он всегда умел будить в ней страсть.
   - Как бы ни было, до тебя мне еще далеко...
   Его жесткая щетина покалывала кожу, вызывая мурашки. Стоило ли откликаться на этот призыв? Отвечать ему? После всего, что было? Она не знала и просто стояла, принимая его ласки, становившиеся все смелее. Широкая ладонь накрыла небольшую грудь, пока другая спускалась по бедру, сминая ткань платья. А внутри жил лишь холод... Почему?
   Декстер развернул ее к себе и поцеловал, как всегда умело и властно. Подавляюще. В этом был весь он. Сила и власть. И в то же время щадящая нежность, постепенно стирающаяся под давлением пробуждающегося желания. Вот только сегодня что-то шло не так...
   Тело откликалось на прикосновения, пальцы привычно расстегнули камзол и рубашку, сбрасывая их на пол, куда следом полетело платье, сорочка, белье и чулки. Муж торопился и сдерживался, то сжимая ее до синяков, то отступая, будто опомнившись. А сама дама словно перестала быть собой. Разум не туманился от страсти, и сердце едва-едва сбилось с ритма. Она видела их сплетенные тела, будто со стороны. Свою белую кожу на контрасте с его смуглой, рассыпанные по простыням темные волосы. Движения давно известного танца, которые больше не трогали...
   И когда с губ сорвался стон, а ногти вонзились в спину мужа, Леора впервые поняла, в чем разница между любовью и желанием. Декстер лег рядом, избавляя ее от тяжести своего тела, а она продолжала смотреть в потолок, с ужасающей ясностью ощущая, что внутри постепенно расползается пустота.
  
   Поместье Дрейков, 22 октября 1832
  
   Ксандр вернулся в особняк Дрейков после полудня, небрежно бросил верхнюю одежду дворецкому и направился к лестнице. Дорога в столицу и обратно заняла у него рекордно малое количество времени, и теперь он чувствовал себя пропахшим дорогой и уставшим сверх всякой меры. Хотелось принять ванну, нормально пообедать и выспаться, но прежде чем отправиться в постель - увидеть Дариенну, которая на этот раз наверняка ощутила его возвращение. И почему-то не вышла встречать...
   - Ксан! - на середине лестницы его настиг окрик лорда Аргуса.
   Мужчина поднял взгляд от ступеней и едва не врезался в грудь друга, оказавшегося прямо перед ним. Бывший наследник выглядел хмурым и напряженным.
   - Что случилось? - дрогнувшим голосом спросил прибывший, ощущая холодок в груди.
   - Дамиир в поместье, - отрывисто произнес лорд Аргус.
   - Что?
   С губ невольно сорвалось несколько витиеватых выражений, отражавших всю ситуацию. Появление на землях Дрейков одного из соглядатаев Декстера не сулило Дари ничего хорошего. Повинуясь знаку друга он прошел в ближайшую гостиную и закрыл за собой дверь. Все последние месяцы лан Орбис занимался тем, что по своим каналам собирал информацию о принце Десео, и вот теперь он оказался здесь...
   - Что произошло? - взгляд Ксана впился в лицо собеседника.
   - Его раскрыли, и мой братец приложил руку к тому, чтобы вытрясти из Дамиира что-то, что может нас скомпрометировать. Его единственным шансом на выживание был мой амулет переноса. Конечным пунктом было задано мое поместье, но видимо произошел сбой. К счастью, леди Дариенна обнаружила нашего друга и оказала ему помощь.
   - Что она сделала? - лорд Идис обхватил голову руками. - Если Дамиир побывал в руках Десео, тот наверняка знает, куда отправился пленник. Думаешь, он его просто так отпустит?!
   Он едва не сорвался на крик, с трудом удерживаясь от желания завыть в голос. Теперь леди Дрейк оказалась замешана в их интриге со всеми вытекающими последствиями...
   - Именно поэтому я хотел с тобой поговорить, - тихо и невозмутимо ответил принц. - К счастью, леди еще не успела его допросить, и я надеюсь, не успеет. Дамиир достаточно восстановился, чтобы к вечеру покинуть земли Дрейков...
   - Заткнись! - рявкнул Ксандр. - Ты с самого начала хотел заручиться поддержкой Дрейков. Так не делай теперь вид, что тебя не устраивает сложившаяся ситуация!
   Декстер закатил глаза и вздохнул.
   - Я не виноват в том, что Леора решила поехать именно сюда. К тому же ты примчался к хозяйке поместья отнюдь не ради интриг. Теперь еще скажи, что не хотел ее видеть.
   - Она этого не заслужила! - Мужчина обессилено опустился в кресло.
   - Рано или поздно ей бы заинтересовались... Теперь сожалеть уже поздно, а ты можешь помочь лану Орбису с восстановлением и ускорить его отъезд.
   Ксан только покачал головой, ощущение надвигающейся беды накрыло его с головой.
  
   Дариенна перебирала стопку писем, откладывая отчеты управляющих в одну сторону, а личные письма в другую. За прошедшие дни она успела навести завидный порядок в делах, желая хоть как-то сгладить ожидание. За работой время бежало быстрее, позволяя не смотреть на часы каждые пять минут и не прислушиваться к происходящему в доме, чтобы услышать знакомые шаги, и не вглядываться в узоры Силы, наблюдая за малейшими изменениями.
   В последнем занятии так же имелись свои преимущества - она уже легко различала передвижения других лордов по землям Рода, отслеживая, откуда и куда они направились. Из карты маршрута также можно сделать определенные выводы... Торговые интересы, посещение столицы, нежданные визиты к соседям. Теперь дама понимала, почему покойный лорд Дрейк мог столько времени проводить в кабинете в полном одиночестве. Он всегда находил, чем занять себя.
   Рука замерла на очередном письме, подписанным аккуратным подчерком кира Антуана. Леди задумчиво провела пальцем по буквам, подбираясь к восковой печати. Что могло заставить молодого учителя отправить ей послание? Их прощание вышло некрасивым и пожалуй излишне жестоким с ее стороны, но Дари не собиралась извиняться. Любые меры должны быть в первую очередь направлены на то, чтобы подобное происшествие больше не повторилось, и с этой задачей она справилась.
   Содержание письма подтвердило ее догадку. Бывший студент приносил свои извинения и выражал глубокое сожаление тем, что расстроил ее своим поступком и доставил неудобства. Он также сообщал, что отказался от протекции лана Дрейка и его супруги, а следовательно вскоре вынужден будет покинуть поместье и оставить службу.
   Дариенна вновь перевела взгляд на стопку писем, безошибочно выбрав оттуда небольшое, аккуратно завернутое послание с печатью в виде головы дракона. Бабушка выражалась кратко и по существу, что в ее случае означало всего один лист послания. Леди Регина легко вставляла меж принятых витиеватых фраз рассказ о кузинах и поведении учителя. И только в самом конце исписанного мелким подчерком листа советовала проявить к молодому человеку капельку великодушия.
   Леди усмехнулась и снова пробежала глазами первое письмо, а затем отодвинула оба и взялась за перо, собираясь разрешить ситуацию окончательно. И именно в этот момент распахнулась дверь, заставляя ее отвлечься и поднять взгляд на посетителя.
   - Ты так занята, что даже не заметила моего возвращения? - голос Ксандра наполнил комнату раскатистыми звуками, заставляя забыть о тягостном ожидании.
   Сердце сбилось с ритма и застучало сильнее, рука дрогнула, оставляя на бумаге небольшую кляксу. Дари заставила себя неторопливо отложить перо и встать навстречу мужчине, хотя колени вдруг стали ватными. Она ждала так сильно, что не заметила, как он вернулся.
   - Дорога столь хороша, что ты проделал путь туда и обратно всего за четыре дня? - голос не дрожал, только благодаря усилию воли, а взгляд невольно отмечал мелкие детали. Чуть влажные волосы и небрежно завязанный галстук, жилет вместо сюртука - он торопился. Складка между бровями и темные тени под глазами - следы тревоги и усталости. Чересчур пристальный взгляд столь же внимательно изучающий ее - что он хотел найти?
   - Я хотел вернуться поскорее... - лорд подошел вплотную и замер, почти касаясь ее юбок.
   - Как... как столица?
   Она боялась задать вопрос, и сердце билось в груди тяжело и гулко. Что если он передумал?
   - У короля случился очередной приступ болезни, и получить аудиенцию не удалось, - сердце оступилось и замерло, готовое рухнуть в Бездну, - но я оставил письменное прошение мистеру Бигалю, он обещал передать его Дарвуду, как только ему станет легче.
   Дама судорожно выдохнула, понимая, что все это время боялась лишний раз вздохнуть. Ксандр, словно почувствовав ее состояние, разом отбросил приличия и рывком привлек ее к себе, по привычке зарываясь лицом в волосы. Дариенна прижалась щекой к груди и обхватила его обеими руками за талию.
   - Ты не передумаешь? Если король даст согласие...
   - Нет, - выдохнул он, спустя несколько томительных минут.
   Еще некоторое время они просто стояли, впитывая ощущения друг друга, затем леди отстранилась, заглядывая в хмурое лицо мужчины.
   - Что-то случилось?
   - Дамиир. Ему следует уехать.
   - Вы знакомы?
   Конечно, они были знакомы, как и почти все на маскараде, но ее вопрос подразумевал более тесное общение.
   - Да, но я не могу рассказать больше. Обещай, что не станешь вмешиваться в это дело, - он сжал ее руки и поднес к губам, целуя обе ладони по очереди.
   - Это из-за того, кто лишил лана Орбиса защиты?
   Ксандр стиснул ее руки сильнее, причиняя легкую боль.
   - Не задавай вопросов, на которые я не могу ответить. Любое слово может стать лишним, я и так жалею, что он оказался здесь, не усугубляй ситуацию еще больше. Пожалуйста, Дари. Не задавай ему вопросов, просто отпусти.
   Она сжала губы и прикрыла глаза, пережидая приступ глухого раздражения.
   - Хорошо, я не стану его допрашивать.
   - Спасибо, - его губы коснулись лба, а голос зазвучал заметно ровнее. Что такого могло скрываться за столь странным визитом лана Дамиира, что Ксан так заволновался?
   Леди усилием воли отбросила эти мысли и отошла к столу, возвращаясь к еще ненаписанному письму. Все же тайны и недоверие рождали не самые приятные чувства, и мужчина ее понял, немедленно шагнув следом. Однако спросил совсем о другом.
   - От кого письмо? - его взгляд остановился на послании кира Анутана.
   - От учителя иностранных языков моих кузин.
   - И какие же неудобства он тебе доставил?
   Дариенна подняла взгляд и ощутила скрытое внутри мстительное злорадство.
   - Не думаю, что тебе будет интересно. В любом случае ситуация с ним уже разрешилась, поэтому твое участие не требуется.
   Она практически кожей ощутила, как напрягся лорд, а в воздухе сгустилась темнота и злость.
   - Я не хочу рассказывать, чтобы не подвергнуть тебя опасности...
   - А я не хочу, чтобы ты лишний раз волновался, тем более что повод того не стоит.
   - Этот повод касается тебя, и я...
   - А причина, по которой ты молчишь, касается только тебя? - рыкнула дама, откидываясь на спинку стула, чтобы лучше видеть мужчину. - Тебе не кажется, что наша ситуация не однозначна? Ты молчишь о чем-то, действительно, важном и злишься, когда я не хочу говорить о мелочах. А ведь именно предупреждение об опасности может спасти, а отнюдь не знание родственных дрязг.
   - Этот учитель как-то связан с твоим дядей? - проницательно заметил Ксандр.
   - Возможно, но ты снова уходишь от ответа.
   - Как и ты.
   Они оба вздохнули, продолжая буравить друг друга взглядами.
   - Наверное, я очень долго молчала, и ты привык... А теперь я хочу, чтобы ты понял - я не безмозглая курица, которая занимается лишь домашними делами. У меня имеется не только образование, но и реальная возможность влиять на других людей. Власть. И я не стану покорно сидеть в стороне, если с тобой что-то случится.
   Спокойный тон дался ей нелегко, но позволил добавить словам необходимой весомости. Мужчина ничего не ответил, только развернулся и вышел, явно сдержавшись, чтобы не хлопнуть дверью. Думать лучше в одиночестве. Дари отвернулась к окну, сглатывая комок в горле. Порой ей казалось, что не стоит даже пытаться проломить ту стену, что их разделяет...
  
   Так или иначе, лан Орбис покинул особняк вечером, а спустя два часа после его отъезда Дариенна ощутила присутствие в доме постороннего, узор Силы которого до боли походил на отпечаток лорда Аргуса.
   Поддавшись порыву, леди вернулась в кабинет, где и должен был находиться гость, который не спешил скрываться. Дверь открылась легко, пропуская ее в темную комнату, где горела только одна свеча на столе. Ее пламя освещало высокую и тонкую фигуру мужчины, перебиравшего ее бумаги. Он был одет в черный сюртук и брюки, белое кружево рубашки обнимало запястья и шею. Дама сделала несколько шагов по ковру, невольно не решаясь нарушить тишину в комнате.
   Гость поднял голову, заметив ее движение, и его длинные черные волосы, обрамляющие узкое бледное лицо, упали на спину, свет выхватил из темноты тонкие губы, прямой нос и впалые щеки. Глаза остались в тени, но, как и у большинства членов королевской семьи наверняка были черны, как ночь за окном.
   - Маде-лорд, - она сделала глубокий реверанс, продиктованный воспитанием и этикетом, - что привело вас сюда?
   Черный принц отложил бумаги.
   - Он был здесь сегодня, верно? - Он неторопливо обошел стол, сжимая и разжимая пальцы, словно готовясь к чему-то. - Лан Орбис. Куда он отправился? Вы наверняка не знаете, так как мой братец уже провел здесь разъяснительную работу.
   - Я не понимаю, о чем вы говорите, маде-лорд, - Дари выпрямилась, встречая взгляд мужчины. С каждым словом он делал шаг, нарочито медленный и плавный. Так хищник подбирается к жертве, загнанной в угол.
   - Видите ли, миледи, мой дорогой брат отрекся от престола и покинул столицу, но совершенно не спешит оставить истинную власть. Великий мастер иллюзий создал свой самый гениальный шедевр, а теперь лишь желает завершить начатое представление.
   Леди невольно отступила, не желая касаться наследника, а он продолжил наступать, оттесняя ее к двери, в которой внезапно щелкнул замок. Где-то в доме она остро ощущала Ксандра, который стремительно приближался, а вместе с ним лорд Аргус, и это вселяло надежду на то, что вскоре неприятная встреча завершится.
   - Я все еще вас не понимаю, но уверена, что ваш брат с удовольствием даст любые объяснения.
   Принц коротко и неприятно рассмеялся, останавливаясь всего в полушаге от нее.
   - Такая привлекательная молодая женщина оказалась замешана в такой отвратительной и грязной игре... Жаль.
   Десео прикоснулся к ее подбородку рукой в перчатке, с внешней стороны обшитой железными пластинами. Острый коготь царапнул кожу. Леди хотела отвернуться, но поняла, что не может пошевелиться.
   - Очень жаль, что нам не удастся закончить этот разговор. Но думаю, мы его еще продолжим, в более приятной обстановке... До скорой встречи, леди Дрейк.
   Сквозь расплывающиеся перед глазами темные круги и мутнеющее сознание, Дариенна успела заметить, как принц исчезает в темном облаке, а в дверь уже начали стучать чьи-то кулаки...
  
  
   Саладор, январь 1832
  
   В комнате было холодно. Подвальное помещение без окон с единственной дверью и потухшим камином плохо сохраняло тепло. Особенно в зимнее время. Однако хозяин дома мало уделял внимания данному обстоятельству. Подобные мелочи как физическое неудобство его сейчас не волновали.
   Он стоял посреди комнаты и бессмысленным взглядом рассматривал лежащую у его ног девушку. Растрепанные волосы, порванная одежда, кровавые разводы на коже и взгляд, устремленный в пустоту, красноречиво говорили о том, что последние часы стали для нее тяжелым испытанием. Она была мертва уже десять минут.
   - Наигрался? - раздался презрительно-раздраженный голос от двери.
   С губ мужчины сорвалось короткое рычание. Гость остановился на пороге и окинул помещение брезгливым взглядом.
   - Твоя мать хочет тебя видеть. Будь добр - приведи себя в порядок.
   - Если хочет, пусть приходит сюда. Я не стану возражать...
   Черный принц отвернулся от истерзанного тела и направился в угол комнаты, где на столе стоял графин с водой для умывания. Его дядя презрительно поджал губы, но затем усмехнулся.
   - Хорошо, я позову ее.
   Он вышел, оставив наследника одного. Десео склонился над тазом, куда успел налить воды, и стал методично смывать с рук кровь и грязь. Сегодня обычное развлечение не принесло ему такого удовольствия, как раньше. Жертва была хороша, но забава приелась. Все они: уличные девки, служанки, дочки купцов, учителей, иногда даже юные лин, - слишком легко ломались и могли выдержать лишь небольшую часть его фантазий. Принцу становилось скучно. А скука - плохой союзник. Однако дядя запрещал ему чересчур высовываться, настаивая на скрытности и осторожности. Десео и сам это понимал, но иногда ему хотелось рискнуть, пощекотать нервы и снова доказать себе собственную безнаказанность.
   Дверь вновь открылась, пропуская в комнату леди Зафиру и ее брата.
   - Ты опять вернулся к своим забавам... - равнодушно-брезгливым тоном протянула дама.
   Ее, также как и лорда Иракунда, смущали наклонности сына, но изменить их было уже невозможно, и оставалось только смириться.
   - Да, мама, вернулся, - откликнулся принц. - О чем вы хотели поговорить со мной?
   Это было обычное начало их разговора, к которому он давно привык, как и к любой другой традиции.
   - Твой брат вернулся в столицу, - высокомерно бросила она.
   Руки наследника сжались в кулаки, а на бледных щеках заходили желваки. Любая новость о Декстере приводила его в ярость. Он ненавидел брата всей душой, и это чувство только усилилось после того, как стало ясно, что его обманули. Поманили близостью трона и посмеялись за спиной. С губ сорвалось рычание.
   Больше всего Десео бесило то, что воздействовать на Декса законными способами оставалось невозможно. Лорд Иракунд имел огромное влияние в столице, завоеванное в течение последних двенадцати лет ценой невероятных усилий. Все, что он делал, было посвящено борьбе за власть, которая почти оказалась у него в руках. Но старший принц оказался умнее и изворотливее. Теперь, когда трон снова превращался в недосягаемую мечту, прикрытую, однако, изысканной ложью стало ясно, что расстановка сил на политической арене претерпела ощутимые изменения. Декстер смог умело отвлечь внимание своих соперников, заставив их поверить в правдивость отречения. Однако сам не терял времени даром, завоевывая новых союзников.
   Принц отшвырнул в сторону полотенце и сбросил на пол рубашку, также покрытую кровью.
   - После его отъезда у тебя появился шанс сблизиться с королем. Дарвуд болен и слаб, ты мог воспользоваться... - начал читать наставления дядя.
   - Ему плевать на меня! - огрызнулся молодой человек. - Когда речь заходит о Декстере, он становится глухим. Тем более если с ним говорю я.
   - Десео! - воскликнула леди Аргус. - Ты должен был попытаться! Пока Дарвуд жив, у тебя еще есть шансы донести до него правду. Он обязан будет вмешаться. Обман не допустим в таких вопросах!
   - А ты думаешь, он не знает? - снова вскинулся он. - Дарвуд все сделает, лишь бы не отдать трон мне!
   Этот разговор они начинали и вели уже также не в первый раз, и также ни к чему не могли прийти. Мать и дядя считали, что он ни на что не годен. Но правда состояла в том, что король не любил его. Можно было разбиться в лепешку, он не обратил бы ни малейшего внимания. Его мысли занимал лишь любимчик - Дайтон и сестренки-близняшки. Эта бледная немочь Луиза сумела приворожить внимание Дарвуда к своим детям, и никого другого он более не замечал. Единственное, что вызывало скрытую радость Десео в детстве, так это то, что старший брат также никогда не был избалован вниманием отца. Однако теперь он чувствовал себя обманутым.
   Король словно издевался над ним, передав под его ответственность почти все текущие дела королевства и позволив экспериментировать с ними. Сначала все казалось милостью и привилегией, исполнением желаний, но затем превратилось в скучную повинность. Теперь он понимал, почему Декс с такой легкостью отказался от наследования. Государственные заботы не только занимали большую часть времени, но и не позволяли думать ни о чем другом. Именно поэтому наследник не сразу заметил, что никакой Силы он не получил. Далеко не сразу. После целого года мучительных ожиданий.
   - Ты сам виноват! - вдруг рявкнул Иракунд. - Тебе с самого начала стоило лишь правильно вести себя и выражать любовь к отцу, тогда никакое отречение не понадобилось бы!
   Принц бросил на него разъяренный взгляд.
   - Вам не хуже моего известно, что он никого к себе не подпускал и даже не интересовался моей жизнью!
   - Дарвуда не интересовал никто кроме него самого, - вступила в разговор бывшая королева.
   На ее все еще красивом лице появилась гримаса отвращения и ненависти.
   - И ты должна была это исправить, - тут же переключился на нее старший брат. - Ты добилась всего, чего только могла, и потеряла свое преимущество. Наш отец потратил всю жизнь, чтобы добиться того положения, которым ты сейчас пользуешься. А ты...
   - Ты не жил с ним! Ты не спал в его постели! И не тебе меня судить! - тут же ощерилась Зафира.
   Десео смотрел на мать и дядю отрешенно и холодно. Их ссоры были ему привычны и проходили порой по одному и тому же сценарию. Лорд Иракунд не любил сестру, но, как и любой другой глава Рода, обязан был о ней заботиться, чем он и занимался по мере своих сил. До развода с королем леди Аргус пользовалась никогда ей неведомой любовью со стороны семьи, но стоило мужу отвернуться от нее, как истинные чувства тут же показали себя. При дворе ее ненавидели, многие женщины хотели бы расквитаться за прошлые обиды и, если бы не покровительство брата, очень скоро она оказалась бы в ссылке. Понимая шаткость собственного положения, Зафира старалась не перечить родственнику, но порой отвращение к собственной слабости прорывалось сквозь привычную маску благодарности. Однако дальше некоторых границ никто из них никогда не заходил.
   Наследнику стало скучно, он оставил спорщиков и вернулся к телу мертвой девушки. Наклонность к садизму была у него с самого рождения, но долгое время оставалась тайной для окружающих. Впервые она проявилась в подростковом возрасте. До этого второму сыну короля хватало собственных темных мыслей и фантазий, но когда пришла пора взрослеть, он в полной мере ощутил почти физический зуд на кончиках пальцев. Десео хотел убивать. Мучить. Чувствовать вкус чужой боли и страха. Скорее даже страха. Он не испытывал удовольствия от унижения, ему нравилось запугивать жертву, слышать крики, иногда даже мольбы, на которые он не реагировал, и видеть, как постепенно надежда покидает широко распахнутые глаза, уступая место отчаянью и покорности. После этого игра теряла свой смысл, и он без сожаления убивал безвольных кукол.
   Взгляд принца лениво скользил по застывшим чертам лица. Девушка была довольно красива с длинными темными волосами, алыми пухлыми губами и светлыми глазами. Чем-то она напоминала ему невестку - леди Леору Аргус, эту ледяную статую, воплощающую собой презрение к грязи, лжи и фарсу вокруг. Наследник подозревал, что его "сестра" ничего не подозревает об истинном положении дел. И брошенная мимоходом фраза лишь убедила его в собственных выводах. Однако теперь маска Декса в глазах его жены была сорвана.
   По тонким губам скользнула усмешка. Старший брат так заботился о благополучии супруги, так ярко демонстрировал свои чувства, что не поверить в них становилось невозможно. Но только для того, кто хорошо его знал. А Десео знал достаточно, чтобы увидеть правду. И именно поэтому каждый следующий удар направлялся именно на леди - единственное слабое место его гениального братца. Пусть даже никто из людей не достиг поставленной перед ними задачи - Черному принцу это было не важно. Главным оставалось то, что все неудавшиеся попытки рано или поздно приведут к тому, что Леора начнет задавать вопросы и постепенно выяснит, что ее супруг далеко не так идеален, как может показаться. Между молодоженами уже была заметна напряженность, теперь лишь оставалось довести все до логического конца. И вот тогда он получит истинное удовольствие, наблюдая за попытками Декса удержать самое дорогое его сердцу существо.
   Наследник тихо засмеялся, но даже этот звук заставил мать и дядю прекратить свой нескончаемый спор. Они замолчали и с тщательно затаенным ужасом посмотрели на него. Десео не нужно было видеть их лиц, чтобы почувствовать страх, разливающийся в воздухе. Они боялись его. Точнее того безумия, которое жило в нем. И это радовало даже больше нежели новая замученная жертва.
   Он обернулся к родственникам с искренней улыбкой на лице.
   - Вы правы, мама, мне стоит нанести визит отцу. Оставляю вас здесь, мне нужно переодеться.
   Все еще улыбаясь и тихо посмеиваясь, принц покинул комнату. Его мысли были свежи как после крепкого сна, хотя по-настоящему он не спал уже три ночи. Но знать об этом не полагалось никому...
  
   Поместье Дрейков, 23 октября 1832
  
   В доме что-то произошло. Леора чувствовала напряжение и страх, пропитавшие особняк. Странное появление и поспешный отъезд лана Орбиса имели свои последствия. Какие? Пока она не знала, но собиралась выяснить. Больше всего леди тревожил едва уловимый аромат жасмина, разливающийся в воздухе. Плод ее воображения или же закономерность? Неужели в происшедшем замешан Десео или его мать?
   Пальцы дамы замерли на странице книги, не решаясь ее перевернуть. В визит леди Зафиры ей не верилось, вряд ли он прошел бы столь незаметно, а вот явление деверя казалось весьма вероятным. Он как раз обладал способностью прийти и уйти незаметно... для нее и слуг. Дариенна, Ксандр и Декстер наверняка бы почувствовали, и утреннее волнение мужчин только подтверждало вывод.
   Что могло случиться за одну ночь? Прошлым вечером напряжение ощущалось, но не столь явно как сегодня. Женщина откинулась на спинку кушетки - личная гостиная Дари стала для нее почти родной. Сегодня хозяйка дома еще не появлялась, и тревога за нее привела леди Аргус сюда. Дверь в спальню оказалась закрыта, и стучать чересчур громко она не стала, но продолжала прислушиваться к происходящему в соседней комнате. Пока безрезультатно.
   В коридоре послышались шаги и звуки раздраженных голосов.
   - Прекрати сходить с ума, мы успели вовремя.
   Рокочущий голос мужа Леора узнала бы из тысячи.
   - Его не должно было здесь быть! Нужно было не отпускать ее ни на минуту!
   Раздражение и неприкрытый страх в голосе брата также казались довольно понятны, если она не ошиблась в предположениях...
   - Прекрати! Она ничего не вспомнит...
   - А он тоже? Или ты лично поспособствуешь амнезии своего брата?
   Голоса стихли, прерванные резким стуком в дверь спальни, леди завозилась на кушетке и улеглась удобнее, чтобы в случае чего притвориться спящей. Разговор явно не предназначался для посторонних ушей.
   - Видишь, леди еще спит. Дай ей восстановиться и прекрати впадать в панику, я вернусь в столицу раньше и разберусь с Десом.
   Шаги начали удаляться, а Леора снова открыла глаза. Что ж... Ее догадки полностью подтвердились, и теперь только оставалось подождать, пока Дариенна проснется, чтобы увидеть результат вчерашнего визита деверя. Дама снова потянулась к книге, радуясь, что из-за Ксандра муж не смог ощутить ее присутствие, иначе вряд ли она бы услышала хоть слово.
   Когда-то давно, еще в начале их брака, Декстер объяснял, что в поместье легко отслеживает ее перемещения благодаря метке Аргусов - татуировке змеи. Похожая имелась и у королевы, и появилась бы у любой другой невестки короля, так как давала определенную защиту и позволяла найти своего носителя. Другие лорды могли также находить своих родственников по крови, исключение составляли только такие как Ксандр - работающие с кровью, они могли отследить и представителей других Родов. При определенных умениях конечно. Но в столице, где почти всегда присутствует множество лордов и леди, и линии крови перемешиваются между собой, а Сила создает искажения найти кого-то кроме ее носителей практически невозможно.
   Декс не скупился на объяснения и легко отвечал на ее вопросы, видимо считая подобные знания довольно безобидными... Так он объяснял наличие охраны и прочие меры предосторожности. А еще как-то раз добавил, что когда рядом другой глава Рода - следить намного сложнее и приходиться дополнительно сосредоточиться, чтобы отыскать даже кровного родственника.
   Леди радовалась, что память ее никогда не подводила, позволяя скользить на самой грани дозволенного строгими рамками супруга и по крупицам собирать необходимые знания. Она пристроила книгу на коленях и углубилась в чтение, ожидая появления подруги.
  
   Дариенна проснулась от кошмара. Десятки черных пауков пытались опутать ее своими сетями. Леди села в постели и мутным взглядом обвела спальню, пытаясь вспомнить, как здесь оказалась. Память молчала, а организм неожиданно взбунтовался, выражая протест неизвестно чему... Ночной горшок оказался крайне полезен, принимая все содержимое желудка. Когда судороги, сотрясавшее тело, улеглись, она почувствовала себя лучше и смогла добраться до столика с графином воды. Прохладная жидкость освежила, придав силы, чтобы найти халат и позвонить в колокольчик, вызывая прислугу. Здесь возникла заминка, так как дверной замок оказался заперт. Если до этого у дамы еще оставались сомнения в неправильности происходящего, то теперь они исчезли окончательно... Она никогда не запирала дверь на ключ до приезда Ксандра, да и после первых двух дней перестала, поняв всю тщетность попыток.
   Вместе с горничной в спальне оказалась и Леора, которая немедленно попыталась выяснить ее состояние. И тут стала очевидна еще одна странность - события прошлого вечера оказались подернуты плотной дымкой, при попытке прояснить которую, голова немедленно откликалась болью.
   - Какого демона?! - выругалась дама и приказала наполнить ванну. На свежую голову вспоминать все же лучше
   Только спустя час, осторожно поглощая завтрак в обществе подруги, леди смогла собраться с мыслями.
   - Что вчера произошло?
   Рассказ Леоры оказался кратким и маловразумительным. Вмешательство в сознание могло объяснить сон и плохое самочувствие, но вот совсем не поясняло причин, по которым мог явиться Черный принц. Разве что поспешно уехавший лан Орбис. На этой мысли голова немедленно откликнулась острой болью. Думать о прошлом вечере было мучительно, и кто-то позаботился, чтобы ей не хотелось вспоминать. Лорд Аргус или Ксандр? И чего теперь ей ждать? Сердце словно сжало холодной рукой плохого предчувствия... И встревоженный взгляд леди Аргус только подтверждал ее ощущения.
   - Как ты думаешь, чем мне грозит его визит?
   - Не знаю, - покачала головой дама, - Десео мне не нравится, ты же знаешь. Он больше похож на своего дядю и мать, но и кровь отца взяла в нем свое. Мы мало общались, и что он представляет собой, пожалуй, знает только Декс, но станет ли он помогать...
   - Подождем. Пока ничего непоправимого не произошло, поэтому стоит заняться обычными делами. По крайней мере, перед королем моя совесть чиста.
   - Не думаю, что Черного принца будет интересовать нарушение закона... - задумчиво проговорила Леора.
   День пролетел незаметно. Оба лорда не спешили попадаться на глаза хозяйке дома, и, по словам слуг, готовились к отъезду. Впервые у дамы не возникло желание вмешаться. Утреннее недомогание все еще напоминало о себе слабостью, которая не добавляла желания проявлять инициативу. К тому же... Разве ее не просили остаться в стороне?
   Обед прошел в мрачном молчании и звоне приборов, раскалывающем тишину. Лорд Аргус холодно сообщил о своем отъезде, назначенном на следующее утро, и сразу извинился за то, что не станет прощаться и покинет особняк очень рано. Ксандр молчал, но по его лицу легко было прочесть не меньшую решимость. Он снова решил сбежать, и Дари поняла, что устала бороться за их будущее в одиночку. Она извинилась и вернулась в свою спальню, чтобы спрятаться и не видеть, как рушатся ее надежды...
   А вечером пришло письмо с печатью Аргусов - королевский вызов, требующий как можно скорее прибыть в столицу. И подпись принца Десео, не оставляющая сомнений в отправителе.
  
   Ксандр коротко постучал и вошел в спальню, не дожидаясь разрешения. Дариенна стояла у окна и смотрела в ночь. Ее фигуру, одетую лишь в пеньюар, окутывал тусклый лунный свет, превращая леди в сказочное видение. На столике у кровати горела единственная свеча, рядом с ней лежало распечатанное письмо. Несколько шагов по ковру, и он смог рассмотреть, кому принадлежала сломанная печать. Извивающийся змей Аргусов и такой знакомый оттиск...
   Он остановился за спиной дамы, продолжавшей любоваться пейзажем.
   - Что в письме? - голос прозвучал устало. Ему хотелось коснуться ее, стиснуть в объятиях и спрятать от всего мира, а вместо этого приходилось держаться на самой границе.
   - Приглашение ко двору от Черного принца, - безмятежно ответила она, а затем добавила: - Ваши с лордом Аргусом попытки стереть следы его пребывания провалились.
   - Я не хотел, чтобы ты оказалась впутанной в эту грязь.
   - Теперь уже поздно... Может быть, снимешь блок? Он довольно неприятен, когда мешает вспоминать.
   Снимать легче, чем ставить. Лорд положил руки на плечи дамы и прижался губами к небольшому ушку.
   - Вспомни...
   Она вздрогнула и попыталась отпрянуть от прикосновения чужой Силы, но он держал крепко. Через минуту Дари расслабилась и сама облокотилась на его грудь спиной.
   - Он ищет лана Орбиса.
   - Не найдет. Не думай о нем. Лучше беспокойся о себе.
   - Что Черный принц может сделать?
   - Не знаю, - он все же обнял ее, сжимая крепче обычного. Страх придал сил, заставляя кровь бежать быстрее. - Он опасен, но действия против тебя могут рассматриваться только с точки зрения закона. А пока ты ничего не знаешь, все произошедшее тянет лишь на формальное нарушение взаимодействия между Родами. Претензии может предъявить только лорд Орбис, и даже в этом случае возможен лишь штраф. Хотя, учитывая, что ты оказала услугу его племяннику, еще неизвестно, кто окажется ответчиком.
   - А если он не станет действовать по закону?
   Именно такого варианта Ксандр и опасался. Его губы коснулись тонкой кожи на шее Дариенны, и она склонила голову в сторону, позволяя ему больше.
   - Я только хочу, чтобы ты была в безопасности... - Губы прошлись по коже, рисуя незамысловатый узор. - Когда необходимость исчезнет, я ее уберу.
   Дама не ответила, и в тусклом свете полыхнула едва заметная глазу татуировка - тигр, распластавшийся в прыжке.
   - Исчезни, - шепнул мужчина, делая ее невидимой. Теперь он сможет найти леди Дрейк даже в переполненном Саладоре.
   - Кир Антуан доносил на меня дяде... - пробормотала она, прикрыв глаза и откинув голову ему на плечо.
   - Что? - не понял лорд.
   - Письмо, в котором он приносил свои извинения. Помнишь? Дядя решил, что за мной стоит приглядывать. Девочки на роль доносчиц не подходили, и он задействовал учителя. А тот оказался более совестлив.
   Внутри пробежал неприятный холодок подозрения.
   - И о чем же лану Дрейку написал этот доносчик?
   - О нас. О твоем приезде. Помнишь отъезд кузин? Дядя посчитал, что им еще рано видеть столь вольные отношения между лордами и леди.
   - Что?
   На этот раз голос прозвучал угрожающе тихо. Холодок внутри сменился медленно разгорающейся яростью, направленной в том числе и против себя самого. Если бы Ксан вел себя осторожнее, сплетен удалось бы избежать, как они избегали их в прошлом. Но теперь...
   - Дядя будет молчать. Он не настолько глуп.
   - Довольно и того, что он уже посмел высказать. Стоило бы оторвать ему голову. Или язык в профилактических целях.
   - Не думай о нем... - вернула она ему его фразу.
   Он вздохнул, усилием воли загоняя гнев в дальний ящик. Сейчас время для внутренних разборок было не самым подходящим. Стоило для начала избавиться от Черного принца и его вспыхнувшего интереса.
   - Мы с Декстером уедем утром верхом, ты выедешь позже и в карете. Таким образом, у нас будет фора в пару дней. Я постараюсь выяснить, что ему нужно, и встречу тебя в городе.
   Она кивнула, порадовав тем, что не стала возражать. Однако в ее аромате все еще властвовали туманы и холод с нотками далекой грозы. Тоска, решимость, грусть, тревога... Что с ней не так?
   - Признаюсь... Мне хорошо с тобой.
   Сегодня леди буквально задалась целью ставить его в тупик каждым своим высказыванием. Но прежде, чем он в третий раз успел спросить, о чем она, Дари заговорила сама:
   - В первый день. Ты спрашивал тогда... Мне хорошо с тобой, - она обернулась, заглядывая ему в глаза, и этот взгляд говорил громче всяких слов.
   Он сам потянулся к знакомым губам, оставляя на них поцелуй - легкий, как дыхание. Затем еще один и еще. Еще, и оторваться уже невозможно, а в голове стучит кровь. Страх и страсть, переплетающиеся воедино. Они потерялись в ощущениях друг друга, разделяя подаренные им часы на двоих.
   Пальцы дрожали, лихорадочно срывая одежду. Шаги по ковру и кровать, белые простыни, отброшенное в сторону одеяло - сегодня оно не понадобится. Жаркие объятия и шепот, едва различимый из-за тяжелого дыхания. Оба торопились, словно опасаясь не успеть, потерять друг друга, заблудиться в слишком большом и жестоком мире, оказавшемся чересчур близко.
   - Не уходи... - ее руки обвивали шею, а ногти оставляли следы на плечах и спине, но он не замечал.
   - Я здесь, с тобой... - его пальцы знали тело Дари лучше любого другого и пускались в бесконечное путешествие, результат которого был известен.
   - Обещай, что больше не сбежишь... - ее губы ласкали шею и грудь, следуя узорам старых шрамов.
   - Обещаю, - хриплый шепот смешался со стоном наслаждения от первого мига обладания.
   Больше разговоров не было, но где-то глубоко в памяти в ответ на ее слова всколыхнулось прошлое, которое все еще имело значение...
  
   Саладор, февраль 1832 год
  
   Вторая половина маскарада в столице всегда проходила спокойнее первой. Отгремели пышные торжества начала сезона, улеглась свадебная горячка и погоня за женихами, прошли новогодние праздники, разъехались те, кто устроил жизнь своих подопечных, и гостям столицы оставалось лишь наслаждаться сравнительной тишиной и неспешным течением карнавала. Скорое приближение весны обещало повторное безумие и распутицу, но пока до этого еще было далеко.
   Дариенна крутила меж пальцев тонкую ножку бокала с шампанским и лениво скользила взглядом по лицам других гостей леди Алиен Рэмкас. Еще недавняя вдова покойного лорда быстро вновь вышла замуж за его сына и наследника, вернулась в свет и стала одной из самых привлекательных хозяек салонов. Она сумела собрать вокруг себя массу единомышленниц - дам, проводящих время в увеселениях и погоне за новыми романами. Подобное общество никогда не привлекало Дари, но сегодня причины, по которым она все же приняла приглашение, вовсе не касались поведения хозяйки дома.
   Ее интересовал Ксандр. Точнее его внезапное исчезновение. Он оказал ей немалую поддержку в начале декабря, помог разобраться с пробудившимися способностями, увез из столицы, чтобы отпраздновать ее день Рождения и Новый год. В начале января они вернулись в город порознь, чтобы не привлекать внимания общества. Мужчина обещал, что нанесет ей визит, а в итоге пропал почти на полтора месяца.
   Дама волновалась, написала несколько записок, начала прислушиваться к сплетням на маскараде, пока, наконец, не услышала, что лорд Идис часто появляется в обществе леди Рэмкас на таких мероприятиях, куда приличные незамужние дамы не ходят. И вот теперь она решила посетить особняк Рэмкас. Многие присутствующие удивились, но в лицо ей конечно ничего не сказали. Связываться с главой Рода недавно вошедшей в Силу и отстоявшей свои права перед королем, не хотел никто. Тем более что по столице бродили слухи о благосклонности Дарвуда к юной леди.
   Сама Дари встречала заинтересованные взгляды довольно хладнокровно и только присматривалась к окружающим, отыскивая знакомое лицо. Использовать Силу, что существенно упростило бы поиск, в доме главы другого Рода она не могла - это сочли бы оскорблением или вызовом. Хотя что-то подсказывало ей, что лорд Рэмкас сегодня в особняке не появится.
   Леди сделала глоток шампанского и перевела взгляд на содержимое бокала. Не стоило приезжать сюда, но сделанного уже не вернешь, и теперь оставалось лишь сохранить лицо. Ее поспешный отъезд могли счесть слабостью, а именно это могло навредить ей больше всего. До слуха дамы донесся негромкий разговор двух гостий, стоящих в стороне.
   - Да, леди Рэмкас все еще сияет. Хотя в ее возрасте уже пора бы уйти со сцены, - раздражение и досада в капризном тонком голоске говорили о молодости говорившей и ее весьма скудном уме.
   - О, ей всего лишь тридцать один. Не самый большой возраст для женщины, а вам стоит быть сдержаннее, моя дорогая, - ответил ей ласковый вкрадчивый голос леди Варо - полноватой дамы за сорок, обладающей весьма выдающимися достоинствами внешности. - От нервов портится цвет кожи.
   - Цвет моей кожи до сих пор не принес мне ни одного поклонника, а у этой лисы их сотни.
   К какому Роду относилась леди Алиен до замужества Дари не помнила, но гербом Ремкас, действительно, являлась красная лиса, хватающая собственный хвост на коричневом фоне. И, пожалуй, облик лисицы подходил жене главы Рода.
   - Не преувеличивайте. Алиен не настолько популярна, хотя среди ее коллекции есть видные жемчужины, - произнесено было с некоторой долей уважения, которое Дариенна не могла понять.
   - И вы их знаете? - с живейшим интересом спросила ее собеседница, подтверждая выводы о ее уме.
   - Вы тоже их знаете. Взять хотя бы лорда Идиса.
   Дари невольно вздрогнула, слышать смутные сплетни - одно, а стать свидетельницей вполне конкретного разговора совсем другое. Тем более, что леди Варо, несмотря на ее поведение, никогда не опускалась до досужих сплетен, всегда рассказывая лишь то, что видела сама.
   - Говорят, он весьма искусный любовник... Я бы не отказалась проверить сплетни, - молодая лин глупо захихикала.
   - Он этого не стоит, дорогая, - в голосе ее собеседницы прорезались покровительственные нотки. - Лорд известен тем, что не задерживается ни с одной любовницей дольше, чем на три месяца. И то, что сейчас леди Рэмкас завладела его вниманием - лишь временное явление. Хотя говорят, что они весьма темпераментная пара. Всего пару дней назад на маскараде я сама видела их выходящими их алькова, Алиен была весьма довольна, хоть и с растрепанной прической.
   - И лорд Рэмкас ей это позволяет? - искренним восхищением вспыхнула гостья.
   - А почему нет? Его жена - красивая женщина, и со стороны ее мужа было бы глупо не воспользоваться подобной выгодой. Ее романы приносят ему большую выгоду, чем собственные вложения...
   Слушать дальше не имело смысла. Со стуком поставив бокал на столик, леди поднялась и поспешила выйти из комнаты. Ей не хватало воздуха, но лицо приходилось держать. Улыбаться, отвечая кивком головы на приветственные поклоны, отводить глаза от вольного поведения некоторых пар, считающих полумрак достаточной защитой, и стараться не думать... Не вспоминать. Не считать дни, проведенные вместе. Три месяца? Что ж, срок на самом деле подошел к концу, а она оказалась всего лишь наивной дурой, поверившей в искренность и сказку.
   Она остановилась, пробравшись в дальний коридор, и прислонилась спиной к стене. Стоило собраться с мыслями, успокоиться и отправиться домой. На сегодня она уже слышала достаточно. Леди понимала, что сплетни - сомнительный источник информации, и, как бы ни сложились их отношения, задать Ксандру решающий вопрос она должна. Но не сегодня... И не в ближайшую неделю. Когда она уже собиралась уходить ближайшая дверь распахнулась и темное помещение прорезал луч света.
   - Ксандр! - раздался капризно-настойчивый голос леди Рэмкас, и Дариенна замерла, не в состоянии пошевелиться.
   Лорд Идис стоял прямо напротив нее, сжимая ручку двери одной рукой. Растрепанные волосы и небрежно завязанный галстук сразу бросались в глаза, также как и вторая рука, которой он застегивал пуговицы сюртука. Внутри что-то сломалось, грозя переполнить чашу терпения и прорваться наружу безобразной истерикой и криком. Но она удержалась, выпрямилась, не отводя взгляда. Не ей стыдиться своего поведения. Из-за плеча мужчины показалась рыжая головка Алиен.
   - Кто там? - раздраженно поинтересовалась хозяйка дома, выглядывая в коридор.
   Взгляды женщин встретились, и Дари ощутила почти неконтролируемое желание убить соперницу. Хватило бы одного удара Силой, одной волны, чтобы она пролетела через всю комнату и ударилась о стену... Проломленная головы, вывернутая шея - какие еще последствия могут быть у такого удара? Видимо что-то отразилось на ее лице, потому что дама неожиданно побледнела и отшатнулась, а Ксандр наоборот шагнул в коридор, резко закрывая за собой дверь.
   - Дари...
   Его голос и интонация, с которой он произнес ее имя, превысили предел ее терпения. Она рванулась вперед, замахнувшись для пощечины. И тут же оказалась в крепких объятиях, прижатая спиной к его груди. Вывернутое запястье надежно и бережно сжимали такие знакомые пальцы.
   - Отпусти!
   Дари попыталась вырваться и ударила его каблуком под коленку, но в ответ услышала лишь сдавленное шипение. Он практически потащил ее по коридору до ближайшей ниши, в которой стояла тумба с вазой цветов. Там Ксан отпустил ее, но тут же прижал спиной к стене, упершись руками по обе стороны от ее головы.
   - Нам нужно поговорить, - сказал он, нависая над ней.
   Женщина задохнулась от боли и ярости.
   - Поговорить? Здесь есть еще что-то, чего я не поняла?
   - Не кричи, - спокойно перебил мужчина. - Ты привлечешь к нам ненужное внимание.
   - Какая теперь разница? - выдохнула она, ощущая, как в груди нарастает ком.
   - Она есть, - веско ответил он. - Нам нужно уйти отсюда. Ты приехала в своей карете?
   - Думаешь, теперь ты имеешь право распоряжаться?
   - Бездна... Дари, нам, действительно, нужно поговорить без свидетелей. Я хочу все тебе объяснить, но для этого нам нужно уехать отсюда. Мы не можем это сделать вместе.
   Леди горько усмехнулась.
   - Все еще беспокоишься о моей репутации? И где мы в таком случае встретимся и когда?
   - Сегодня. В моем доме. Я приеду туда раньше. Скажи кучеру, чтобы он подъехал к черному входу.
   Она покачала головой, не желая ему верить и уже зная, что все равно приедет туда, куда он скажет.
   - Дари, пожалуйста, - выдохнул он, прикасаясь губами к ее лбу.
   Она закрыла глаза, проклиная себя за слабость, доверчивость и глупость. За любовь.
   - Хорошо, - едва слышно прошептали ее губы.
  
   Дом лорда Идиса встретил Дариенну тишиной и темными окнами. Хозяин отпустил всех слуг, чтобы им никто не мешал, и встретил ее прямо у черного входа, после чего провел в гостиную на первом этаже. В камине горел огонь, на столике стоял подсвечник с тремя свечами, рядом с которым разместилась бутылка вина и два бокала. Леди скользнула взглядом по незамысловатым приготовлениям, положила накидку в кресло и невольно поежилась, ощущая небольшой сквозняк. Ксандр отошел от нее и остановился у камина, глядя на пляшущие языки пламени. В пляске света и тени рождались причудливые картины, будоража натянутые нервы и заставляя сердце биться чаще. Тягостное чувство ожидания давило на плечи.
   - Ты хотел поговорить со мной, - тщательно контролируя себя, произнесла она. - О чем?
   Мужчина поднял на нее взгляд. Одна половина его лица оказалась в тени, а вторая в неверном свете камина вдруг показалась нелепой маской, изменившей его почти до неузнаваемости. В черных зрачках алым заревом отразилось пламя свечей. Он стал похож скорее на демона, нежели на человека, и женщина невольно сделала шаг назад, закрыв глаза, чтобы прогнать видение.
   Когда она снова взглянула на собеседника, он уже выглядел вполне обычно.
   - О том, что казалось мне вполне очевидным, - лорд вздохнул. - Наша связь была яркой и принесла нам обоим много радости, но всему рано или поздно приходит конец. Встречаться дольше и не вызвать подозрений в обществе мы не сможем, я не хочу вредить тебе. Сила пробудилась, теперь ты признана всеми как глава Рода и должна подумать о будущем. О семье и браке. Муже... детях.
   Он говорил размеренно и холодно, будто заученный текст, а дама невольно склонила голову набок, пытаясь услышать то, что скрывали его слова.
   - О семье и детях... Моя репутация и будущее волнуют тебя больше, чем... Мое мнение?
   Ксандр обжог ее взглядом, в котором смешалось слишком много эмоций для безучастного собеседника.
   - Какое здесь может быть мнение, Дари? Мы не можем быть вместе.
   - Не можем... - она никак не могла сбросить с себя оцепенение и снова зябко поежилась, обхватив собственные плечи руками. - Почему же ты не сказал мне об этом в лицо? К чему были игры в прятки?
   На лице мужчины что-то дрогнуло, но оно тут же стало холодным.
   - Я хотел объясниться, но затем появилась Алиен... Мы много времени проводим вместе...
   - Она лучше меня? - резко спросила Дариенна, презирая себя за несдержанность.
   - Она знает правила игры.
   - Конечно, с ее-то опытом, - губы скривились в горькой усмешке, внутри разливалась боль от потери и ощущения предательства. - И ты так легко все забудешь? Я не знаю правил, Ксандр. Мне еще не доводилось заводить любовников на маскараде. Так объясни, как нужно правильно расставаться? Улыбнуться и сказать, что мы останемся добрыми друзьями? Позволить тебе проводить меня до кареты и пообещать пригласить на ужин на следующей неделе? Что мне теперь делать?!
   Она стиснула пальцы сильнее, причиняя себе боль и пытаясь ею заменить рвущее на куски чувство внутри.
   - Тебе, действительно, лучше уйти, - глухо произнес лорд Идис, - я скоро уеду, и более не стану напоминать о себе. Ты сможешь все забыть.
   - Как и ты? - леди с трудом сглотнула горечь во рту. - Когда ты решил, что нам надо расстаться? Когда собирался покинуть поместье? А я настояла на встрече в городе... И теперь снова не поняла намека. Какая глупая попалась...
   - Дари, не надо, - его голос стал хриплым и низким, - не мучай себя. Я не жалел и не жалею о том, что было между нами.
   - Тогда почему?! - боль вырвалась криком. - И не говори о моем будущем! Это лишь предлог, как и появление лорда Ферра тогда.
   - Потому что мы не можем быть вместе! Сказки не выйдет. Король не даст разрешения на брак, а я не стану унижать тебя ролью любовницы! - зарычал в ответ мужчина.
   - Но если подать прошение... - разум все еще цеплялся за соломинку, отыскивая малейшие пути решения.
   - Нет, - он отвернулся, устремив взгляд на пламя, - ситуация в стране нестабильна, и усиление одного Рода может повлечь за собой непредвиденные последствия.
   - Ты не хочешь, - слова упали, как камни, и агония внутри внезапно прекратилась, придавленная как гранитной плитой глухим осознанием того, что он никогда по-настоящему не хотел быть с ней. То, что казалось ей вечным и необходимым, для него было лишь короткой связью. Романом. - Ты просто не хочешь.
   Несколько минут хозяин дома молчал, а затем поднял на нее взгляд и сказал:
   - Да. Я не хочу нашего будущего.
   Мир не рухнул, даже не пошатнулся, продолжая все также прочно стоять на своем месте. А у нее внутри внезапно стало пусто.
   - Думаю, мне пора... Не стоит провожать. Я найду дорогу сама.
   Леди подхватила накидку и набросила ее на плечи, краем глаза заметив, как дернулся Ксандр. Он так больше ничего и не сказал, и она ушла, с каждым шагом ожидая услышать топот за спиной и слова объяснения. Извинений. Чего угодно, лишь бы этот кошмар прекратился. Но вокруг властвовала зимняя ночь и тишина. И с каждым шагом внутри что-то умирало...
  
   Он слушал, как удалялись ее шаги и шелест юбок, так напоминавший шуршание опавшей листвы. Ксандр сжимал кулаки и усилием воли сдерживал ревущее внутри безумие. Нельзя, ему нельзя было идти за ней, удерживать, просить прощения. Нельзя. Ничего хорошего впереди их все равно бы не ждало...
   - Я думал, ты хочешь сохранить эти отношения, - через вторую дверь в гостиную вошел Декстер и остановился точно у него за спиной.
   - Не смогу. Она испугалась, когда я отпустил Силу. Всего на мгновение. Представляешь, что было бы, ослабь я контроль чуть больше? Я не хочу видеть страх в ее глазах всю оставшуюся жизнь.
   - Ты будешь видеть в них ненависть. Не думаю, что леди сумеет простить.
   - Пусть так... Но я буду знать, что она в безопасности.
   Он обернулся к другу, задумчиво потирающему эспаньолку.
   - Завтра ты поедешь на север? - напомнил тот, чуть приподняв бровь.
   - Сегодня, - поправил лорд. - Я уеду ночью, не хочу встречаться с ней снова.
   - Не думаю, что она рискнет вернуться...
   - Не хочу рисковать.
   Он сильно сомневался, что сможет удержать контроль, если увидит ее снова. Самообладание и без того трещало по швам. Уезжать нужно было раньше...
   - Твоя встреча с леди Рэмкас прошла успешно?
   - Конечно, - он сунул руку в карман и извлек оттуда долговую расписку лорда Рэмкас - единственную реальную причину его интереса к Алиен.
   - Прекрасно, - принц забрал бумагу, - теперь у нас есть реальный козырь против него. Думаю, лорду придется покинуть столицу, чтобы взять время на размышления, и пересмотреть свои взгляды на политические предпочтения.
   - Какая наша основная цель на севере?
   - Основная - найти союзников, но сейчас в головах лордах блуждает ветер. Нужно обнаружить их слабые места, а с этим ты справишься.
   Действительно, слабые места он всегда умел находить. Привычная работа поможет забыться, и возможно забыть. Не вспоминать. И не думать о том, что могло бы быть, если бы он не отступил.
  
   Поместье Дрейков, 24 октября 1832
  
   Небо едва окрасилось рассветными красками, когда Леора пришла к гостевой спальне. Она лишь на мгновение замерла, решаясь на предстоящий шаг, а затем без стука вошла в комнату Декстера. Он не спал - сидел в кресле, закинув ноги на столик, и о чем-то размышлял, прикрыв глаза. Рядом на полу стоял саквояж с вещами.
   - Моя дорогая жена решила почтить меня визитом... И что же стало причиной такой милости? - муж открыл глаза и обжег ее взглядом.
   - Не паясничай, - дама прикрыла за собой дверь и подошла ближе. - Я пришла узнать, поможешь ли ты Дариенне отделаться от своего брата?
   Он сложил руки на животе, соединив пальцы в пирамиду.
   - Пока Десео действует в рамках закона, я не стану вмешиваться.
   - Не смеши меня, Декстер, закон тебя не остановит, - она села в свободное кресло, продолжая буравить мужчину твердым взглядом. - Ведь именно из-за твоих игр Дари оказалась замешана...
   - Из-за моих? - принц изогнул бровь. - Разве я приехал к ней в поместье и остался гостить здесь на длительный срок, хотя логичнее было бы уехать?
   - Обвиняешь меня? - леди ощутила знакомое дыхание холодной ярости.
   - Зачем же? Я всего лишь отмечаю факты. Ты прибыла в поместье, и твой поступок повлек за собой определенные последствия.
   - Мой поступок? Разве не ты решил отречься от престола под предлогом неземной любви и поспешной женитьбы?
   Он рывком убрал ноги со стола и наклонился вперед, нависая над столиком и подавляя одним взглядом.
   - Помнится, тогда ты не возражала. А вот когда я хотел объясниться, именно ты не стала слушать моих объяснений и уехала из столицы. Что я должен был делать? Покорно ждать, когда ты передашь прошение на развод за моей спиной или быть может, вернешься в наше поместье?
   - А сколько ты провернул дел за моей спиной? - вспыхнула она в ответ, вспоминая все, что так долго терзало. - Скольких убил? Думаешь, я не поняла, кто стоит за гибелью лана Сейтар? Красивое дело, вовремя подсунутое мне под нос, чтобы напугать. Чем он тебе так не угодил?!
   Бывший наследник снова откинулся в кресле, не спуская с нее глаз.
   - Он был к тебе слишком близок, и, если тебе так будет спокойнее, его подослали Иракунды. Лорд Изен хотел посмотреть, насколько ты мне дорога, и что я сделаю с возможным соперником. Увидел. И посчитал, что нашел мое слабое место.
   - Посчитал... но на самом деле это не так? Я права, Декстер? Ты всего лишь хотел, чтобы другие видели тебя как влюбленного принца, который дорожит своей женой. И все поверили... Даже я.
   - Я не лгал тебе, - с непроницаемым лицом произнес лорд.
   - Да, не лгал, только недоговаривал слишком многое. И научил меня видеть все оттенки твоей правды.
   Горечь собралась внутри, прорываясь наружу раздражением и усталостью. Она давно уже не верила в его любовь, но получить подтверждение из его уст оказалось все еще больно.
   - Помнишь, перед помолвкой я говорил, что мне сложно испытывать чувства? Что мне нужно научиться...
   - Довольно, Декс, - она встала, - я не хочу выслушивать сказки. Ты уже достаточно продемонстрировал мне свое отношение. Ты поможешь Дариенне?
   На лицо мужа вернулась жесткая усмешка, скрывшая быстро промелькнувшее выражение уязвимости. Черные глаза стали холодными и непроницаемыми.
   - Не я отправился в столицу с прошением о разводе... Думаю, небольшой урок научит даму не совать свой нос в чужие дела.
   - Она всего лишь помогла мне! Оказала дружескую услугу, а ты уже готов отдать ее под суд?!
   - Не перегибай палку. Десео не станет связываться с претензиями и прочей шелухой. Ему хватит короткой беседы, чтобы припугнуть леди. Все останутся довольны, а ты в следующий раз будешь разумнее подходить к способам решения возникшей проблемы.
   - Ты... Как ты можешь? - разочарование добавило боли и горечи, пробудило первые ростки ненависти. - Я больше не нужна тебе в твоих играх, неужели так сложно отпустить меня?!
   Принц встал и одним шагом оказался рядом, нависая над ней каменной стеной.
   - Я никогда тебя не отпущу, - спокойно произнес он, - и не отдам никому другому. Чтобы ты ни делала, и куда бы ни шла, я найду тебя везде. И в следующий раз не остановлюсь на подобных мерах. Леди Дрейк повезло, что она женщина и к тому же дорога твоему брату. Будь на ее месте кто-то другой... Ты знаешь, на что я способен.
   - Хочешь напугать меня? - страха не было, только ледяной холод и медленно крепчающая ненависть.
   - Нет, мое сокровище, я лишь предупреждаю. Ты знаешь, что я не лгу, - его голос стал вкрадчивым, - только не договариваю всей правды.
   Еще несколько минут Леора смотрела в глаза мужа, пытаясь понять, почему полюбила его и согласилась выйти замуж. Ответа не было.
   - Встретимся в Саладоре, - тихо произнесла она и ушла. Декстер не стал удерживать.
   Впрочем, пару месяцев назад он уже ее отпустил...
  
   Саладор, август 1832
  
   Восемь месяцев... Каждый день похож на другой, как близнец. Утро, завтрак в спальне, верховая прогулка... Она научилась ездить даже по снегу, протоптав в лесу свежие тропы. Библиотека - сотни книг, каждая из которых содержит нечто полезное. Можно изучать искусство, историю, зачитываться дамскими романами или детективами, но ее привлекало иное - старые рукописи о Силе и королевском Роде. Пробелы в знаниях восстанавливались, превращаясь в связную цепочку и раскрывая мир под немного другим углом. Обед, разбор писем и тренировки по стрельбе и метанию ножей. Рука оказалась не по-женски меткой и легкой, будто созданной для оружия. Ужин и одинокий вечер за роялем. Ближе к ночи накатывала тоска, глухая, ноющая, лишающая желания думать, и музыка выражала ее чувства лучше всего.
   Леора научилась жить по расписанию, которое когда-то столь ненавидела. Не замечать слуг, носить маску, выглядеть равнодушно-холодной. Она никогда не думала, что сможет ждать столь долго. Не надеяться, не верить, а именно ждать, когда терпение подойдет к пределу.
   Декстер уехал почти сразу после зимних праздников, вернулся в столицу, и с тех пор уже больше не возвращался. В феврале с коротким визитом появился Ксандр, направляющийся на север, и по его хмурому и сосредоточенному виду, по уходу от разговоров, она поняла, что брат и сам едва сдерживается, чтобы не сорваться. О его романе с Дари можно было не спрашивать, подруга сама изложила все в письме. Предельно коротко и понятно.
   После отъезда родственника она некоторое время боролась с желанием направиться в Саладор к мужу, но разум победил первый порыв. В столице ее никто не ждал, и Декстер в своих еженедельных письмах не забывал упоминать о том, что ей лучше оставаться в поместье. Она научилась читать между строк и видела, как исчезает искренность и сквозь ее маску проступает привычка. Бывший наследник включил письма к ней в свой распорядок дня, и леди не удивилась бы, узнав, что его секретарь напоминает об этом в строго отведенный час.
   Письма от лорда Ферра были иными. Более живыми, наполненными сдержанной теплотой и ни к чему не обязывающими рассказами о жизни вдали от города. Она сама не могла объяснить, почему столь легко общается с мужчиной, который по возрасту годится ей в отцы. Возможно именно от того, что ей не хватило тепла и родительской поддержки в детстве. Однако внимание, которое проявлял Десман, совсем не казалось отеческим. Он приехал в марте и пробыл в поместье неделю, пытаясь развеять ее хандру, после чего получил письмо и уехал на следующий день. Леора не сомневалась в том, кто являлся автором послания. Также как и в том, что мужу донесли о незваном госте слуги. Странно лишь, что он не потребовал у дяди уехать немедленно...
   Впрочем, больше ее никто не навещал. Продолжалась переписка с Дариенной, приходили редкие сообщения от брата, а в остальном жизнь текла своим чередом. Прошла весна, наступило лето, жаркое и гнетущее. Кататься верхом можно было лишь по утрам, и к этим прогулкам она теперь добавила купание в озере. Плавать дама не умела, но прохладная вода дарила свежесть, а пологий берег позволял не бояться утонуть. Грум, сопровождающий ее каждый день, в такие моменты демонстративно поворачивался спиной, не спеша удалиться в сторону. Его она тоже научилась не замечать.
   Размеренный график нарушило письмо королевы с приглашением в летнюю резиденцию Аргусов. Леди Луиза предлагала присоединиться к отдыху от душной столицы. Из всего семейства, кроме первой дамы, должны были присутствовать лишь король, принцессы и Дайтон. После недолгих размышлений Леора согласилась...
   Вспоминая теперь тот свой поступок, она размышляла о том, что еще никогда в своей жизни не поступала настолько верно. Декстер не мог запретить ей видеться со своей семьей, ведь основную его просьбу она не нарушила, скорее даже наоборот, удалилась от столицы еще дальше. К тому же Десео, как и его старший брат, не спешил покидать город.
   Поездка оказалась удачной. Сопровождать ее могли только служанка, кучер и тот самый грум, ездивший к озеру - слуги, которые чересчур привыкли к спокойствию и размеренному поведению леди, чтобы задуматься о том, что под ним скрыто. Пожалуй, только Ксандр, будь он рядом, заметил бы неладное. Он лучше других знал, что его младшая сестра отнюдь не способна сидеть в клетке, и не так покладиста и покорна, как хочется видеть другим. Чужие люди... Они поверили в ее маску. Обидно было только то, что и супруг тоже.
   Ускользнуть из резиденции оказалось нетрудно. Провести пару недель в ненавязчивых развлечениях, искренне стараясь выглядеть счастливой. Оставить записку, надеть мужской костюм - ездить в нем намного удобнее, собрать небольшую сумку, захватить с собой оружие - всего лишь разумная предосторожность, разбудить конюха, не посмевшего возразить, и уехать. От поместья Декстера до столицы было всего лишь три часа галопом. От летней резиденции - пять. И ранний отъезд сыграл ей на руку, позволив несколько часов провести в блаженной прохладе. На воле ей дышалось значительно легче.
   В столице Леора направилась прямо во дворец, хорошо понимая, что муж не станет задействовать собственный особняк. В королевской резиденции плести интриги значительно удобнее. Она сама не знала, зачем едет к нему. Скопившееся раздражение требовало выхода, ответов, которые леди желала получить. Терпение закончилось уже давно, и она только удивлялась, как смогла продержаться столь долго.
   Гвардейцы у ворот проводили ее удивленными взглядами, но мешать не посмели, так же как и все встреченные затем слуги. Она невольно порадовалась, что во дворце живут лишь самые приближенные к Роду Аргусов, и что летом большинство из них разъезжается по домам - навестить близких и отдохнуть от службы. Резиденция выглядела непривычно тихой и опустевшей. Почти брошенной, если бы не едва заметные тени, привыкшие выполнять свои роли. Неожиданно ей показалось, что здесь нет настоящих людей - лишь иллюзии давно и прочно занявшие их места.
   В покоях Декстера никого не оказалось, даже слуг и секретаря. Но в гардеробной еще осталась вода для умывания и сохранилась пара ее прошлогодних нарядов - то, что нужно после долгой скачки по жаре. Леора привела себя в порядок, стараясь не растягивать время. Ей не хотелось, чтобы муж застал ее неподготовленной. В любой момент ему могли прислать письмо из резиденции, сообщая об исчезновении жены... А она предпочитала стать сюрпризом. И вряд ли приятным.
   Когда она закончила, довершая образ незамысловатой прической, которую вполне могла сделать самостоятельно, в кабинете послышался шум. Короткий взгляд в зеркало показал, что она вполне готова к встрече с супругом, и леди направилась через гостиную к дверям, из-за которых доносились отнюдь не тихие голоса.
   - ...Я не желаю продолжать этот разговор! - сдержанно огрызался Декстер.
   - Значит, я прав? - язвительно-раздраженный голос с непередаваемым сочетанием яда заставил даму остановиться. Она не желала сталкиваться с принцем Десео. - Твоя столь изящная игра дала сбой - любящая жена решила покинуть тебя и отправилась в неизвестном направлении... Какая досада, мой дорогой брат.
   - Выметайся, - холодно бросил старший принц, и в его голосе Леора узнала тщательно контролируемый гнев.
   - Зачем же? Я желаю подождать, когда лорд Силиус и его агенты из сети Надзора вернут беглянку тебе. Действительно, ведь ее исчезновение - дело государственной важности. Не стань вдруг прекрасной леди Аргус и как тебе придется доказывать ей свою любовь и преданность? Станешь играть роль обманутого супруга? Или кинешься в погоню? Как думаешь, насколько тебе пойдут рога? На месте твоей жены я давно завел бы роман на стороне... Столь долго оставаться в одиночестве, преданно ожидая твоего возвращения - никакая женщина не выдержит.
   Словесный поток прервал звук глухого удара и грохот упавшего тела, леди замерла у двери, не желая врываться посреди драки. Сейчас у мужа имелся прекрасный шанс продемонстрировать свое отношение к ней. Из-за двери донесся приглушенный смех.
   - Так ты на самом деле любишь ее так сильно, как пытаешься показать? Или всего лишь не хочешь делиться своим?
   Что ответил бы Декс, так и осталось тайной, так как в этот момент раздался звук распахнувшейся двери со стороны приемной. В кабинет вошел кто-то еще.
   - Милорд, маде-лорд, - тихий голос едва пробивался сквозь дерево, и дама прижалась щекой к двери, чтобы лучше слышать, - рад видеть вас в добром здравии.
   - А вот и лорд Силиус... Что ж не стану мешать вам - подожду новостей у себя.
   Раздались приглушенные шаги и щелчок захлопнувшегося замка.
   - Вам есть, чем меня порадовать, милорд? - ледяным тоном, в котором все еще звучало раздражение, спросил бывший наследник.
   - Я позволю себе заметить, что вам стоит лучше контролировать себя, если вы желаете довести до конца нашу игру, - мягко ответил его собеседник. - По всему дворцу ощущается след вашей Силы, и хорошо, что король находится в отъезде, а другие лорды не столь чувствительны, как я.
   - Я хотел услышать что-то по существу того вопроса, который я задал, лорд Силиус.
   - Я отправил своих людей в летнюю резиденцию, но не думаю, что леди Аргус поступила столь неосмотрительно и попыталась сбежать. Она производила впечатление дальновидной и разумной особы. А с вашей стороны было крайне неосмотрительно оставить ее на столь долгий срок в одиночестве...
   - Еще вы скажите мне, что красивую жену нельзя оставлять без присмотра! - вспыхнул принц праведным гневом. - Мой брат уже прошелся на сей счет...
   - Принцу Десео как всегда не хватает такта, - невозмутимо продолжил глава сети Надзора, - но по сути вопроса - он прав. Легенда, которой вы придерживались ранее, была оригинальна, но именно поэтому сложно опровержима, теперь же... Все стало чересчур предсказуемо. Не говоря уже о том, что люди - не вещи и задвинуть их в дальний ящик надолго не выйдет. Даже у вас...
   В кабинете воцарилась тишина, а Леора замерла под дверью, опасаясь лишний раз вздохнуть или пошевелиться. Сердце колотилось как сумасшедшее, пульсируя болью в висках. Если раньше у нее еще возникали некоторые сомнения в отношении мужа, то теперь они просто разлетались на осколки, разбитые нарастающей уверенностью в том, что ее всего лишь использовали. И даже не как средство достижения цели, а как вспомогательный инструмент.
   - Моя жена сыграла свою роль, и пока ее дальнейшее участие не требуется. Я отнюдь не задвинул ее в дальний ящик, а всего лишь забочусь о ее безопасности. И спокойствии. Когда все закончится - я найду способ примирения.
   Его холодный тон стал последней каплей. Дама глубоко вдохнула и медленно выдохнула, заставляя сердце усмирить свой бег, сжала руки в кулаки, жалея, что оставила ножи в спальне, взглянула на дверь, желая немедленно ворваться в кабинет и высказать супругу все, что клокотало внутри, но поборола это желание.
   Она развернулась и вернулась в комнату, два года назад ставшую для нее первой супружеской опочивальней. Символично, что именно в годовщину разыгранный фарс прекратил свое существование. Обратное переодевание не заняло много времени, она схватила первую попавшуюся сумку и почти не гладя швырнула туда несколько платьев и белье. Ножи разместила на поясе и именно в таком виде вошла в кабинет, прервав принца на полуслове. Они с лордом Силиусом сидели в креслах и о чем-то негромко разговаривали, и оба явно не ожидали ее увидеть. Хотя в блеклых глазах старика ей на секунду почудилось лукавство, немедленно исчезнувшее.
   - Я хотела сказать вам, дорогой супруг, - голос звучал холодно и практически ровно, - что совсем не стоит поднимать на ноги весь Алазин, чтобы отыскать меня. Как видите, я здесь, а вовсе не бросилась в бега. И причинами моего поведения стали отнюдь не попытки адюльтера, а всего лишь тоска по вам. Но вы такого, конечно же, не ожидали.
   По лицу Декстера было ярко видно, что он думал о чем угодно, но столь простое объяснение просто не приходило ему в голову. Как же "хорошо" он ее знает...
   - Ли, - попытался заговорить он, но она вскинула руку, прерывая его речь.
   - Я слышала достаточно и всего лишь хотела отдать вам это, - она не без труда сняла с безымянного пальца кольцо, продемонстрировала его супругу и уронила на пол. - Надеюсь, вы сумеете закончить ваши дела и без моего участия, раз уж я так вам не нужна. А теперь можете продолжить вашу беседу, милорды, я больше не стану отвлекать вас.
   Леди развернулась и бросилась прочь, с трудом не срываясь на откровенный бег, физически ощущая накрывающий ее гнев мужа.
   - Леора стой!!! - его рык мог бы заставить остановиться кого угодно, но ее заставил практически лететь по коридорам, сжимая одной рукой ручки сумки, а другой придерживаясь за стены и перила. Она не знала, что происходило в кабинете, но отсутствие топота ног или иной погони восприняла как благоприятный знак.
   В конюшню леди Аргус ворвалась, едва переводя дыхание на подгибающихся ногах, но тут же приказала конюху оседлать свежую лошадь. Из столицы стоило убраться как можно скорее, пока муж не успел отдать указания. Иначе ее просто не выпустят. В нежелание Декса расставаться с тем, что он считал своим, она верила абсолютно.
   И только когда ворота города остались за спиной, Леора смогла немного придержать коня... Грудь болела от сорванного дыхания и разбушевавшихся чувств, но волю им дать она сможет, только оказавшись подальше от столицы. И от мужа. Она снова подхлестнула коня, направляясь прочь и оставляя позади разбитые иллюзии...
  
  
  
  
   Земли Аргусов, 28 октября 1832
  
   Карета медленно ехала по дороге, с каждой минутой приближаясь к столице. Леди Дрейк отодвинула занавеску и выглянула в окно. Саладор уже был хорошо виден и как всегда поражал ощущением подавляющей властности, распространяющимся вокруг него. На этот раз к обычному зрению Дари добавилась возможность увидеть тонкий узор Сил, и она невольно поежилась, ощутив озноб. Именно в этом месте много лет назад был заключен договор с детьми Бездны, и отголоски прошлых событий все еще оставались заметны.
   Высокие каменные стены города сохранились еще со времен средневековья и поддерживались в хорошем состоянии. Женщина никогда не задумывалась над тем, зачем это делается. Гражданских войн в Алазине никогда не было, внешние враги старались обходить королевство стороной, помня о том, чем закончилась первая и единственная война с полуостровом. Других опасностей не возникало, и старомодная архитектура считалась лишь пережитком прошлого. Но теперь Дариенна своими глазами увидела причину, по которой границы города не менялись на протяжении стольких лет.
   Сила окутывала столицу кольцом, буквально врастая в камни. Она казалась живой, двигалась, перетекая из одного состояния в другое. Где-то были заметны завихрения, где-то молнии и возмущения. Но соединяясь в общую картину, все эти мелкие детали образовывали неповторимый узор, напоминающий огромного зверя, ворочающегося во сне.
   - Что-то не так? - спросила леди Аргус, сидящая рядом.
   Дариенна обернулась к ней, все еще продолжая видеть открывшуюся ей картину. К сожалению, Леора не могла увидеть то, что было доступно главам Родов.
   - Все в порядке, - покачала головой леди и снова обернулась к окну.
   По мере приближения становились заметны подробности узора, и ей оставалось только гадать, что еще она сможет увидеть в столице. В зимний период Дари мало использовала Силу, постепенно привыкая к ней и изучая, но теперь остро ощущала, что та стала необходимой частью ее жизни.
   - Декстер рассказывал мне, как это выглядит, - вдруг произнесла подруга.
   Леди Дрейк снова с удивлением обернулась к ней.
   - Рассказывал?
   - Да, когда мы возвращались в город после медового месяца, он спросил меня, что я ощущаю при взгляде на Саладор. Я сказала, что он кажется мне чересчур мрачным, живым, а еще, будто у него есть крылья, - взгляд женщины затуманился воспоминаниями.
   Дариенна снова взглянула в окно и мысленно признала правоту подруги. У столицы, действительно, имелись крылья. Потоки Силы отходили от стен на несколько метров вверх и в стороны, постепенно истончаясь и становясь прозрачнее. При взгляде издалека они походили на сложенные крылья.
   - У тебя хорошая интуиция.
   - Да, он сказал тоже самое. - На губах леди появилась горькая улыбка. - Жаль, что она не помогла мне перед свадьбой. Можно было бы многого избежать...
   Дари отвела взгляд. Она подозревала, что прощание супругов оказалось крайне неприятным. Леора ничего не рассказывала, но по ее внешнему виду и потемневшему взгляду становилось ясно, что развод на самом деле состоится. Неслыханный скандал, почти такой же, как отречение наследника от прав на престол. Однако сейчас ее больше волновали собственные проблемы.
   Утром в день отъезда Ксандр еще раз пообещал, что сделает все возможное, чтобы уберечь ее. И ей хотелось верить ему, иначе будущее казалось чересчур мрачным... Дама коснулась шеи в том месте, где пряталась сделанная мужчиной татуировка - молчаливое обещание защиты и напоминание о нем. Они договорились встретиться на маскараде так скоро, как станет возможно, учитывая приготовления к выходу в свет. Необходимо было обновить платье и заказать маску - являться дважды в одной и той считалось дурным тоном. А масочнику требовалось хотя бы пару дней на работу.
   Леди Аргус собиралась поехать с ней, она явно чего-то опасалась, и Дариенна невольно сжималась от дурных предчувствий. Почему-то ей не верилось в успешный исход встречи с Черным принцем. В наследнике ей виделось нечто опасное, агрессивное и жестокое, присущее всем Аргусам, но в тоже время словно испорченное, приправленное острым соусом Иракундов.
   Она вздохнула, усмиряя разбушевавшееся воображение и чувства. Чтобы ни случилось, теперь у нее была надежда... На будущее, на Ксандра. Он не даст ее в обиду и не отступит. На этот раз не отступит... Возможно. Сомнения все еще были сильны, но сейчас она не могла себе позволить углубиться в них.
   Карета на полном ходу въехала в западные ворота Саладора, распахнувшего ей навстречу свои черные крылья. В открытое окно Дари увидела, как темная пелена на мгновение закрыла небо, превращая его из пронзительно синего в грязно-серое. Сердце тревожно сжалось, перед глазами расцвели узоры Силы, наполненные всеми известными ей цветами, а в душе поселилось томительное предчувствие скорой беды...

Оценка: 6.77*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"