Грей Мария: другие произведения.

Парящий остров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

 
  У выхода на вырубленную в скале смотровую площадку стоял высокий мужчина в темно-синей шитой золотом мантии. Вряд ли кто взялся определить его возраст. Казавшееся молодым лицо прорезали морщины, а в густые черные кудри вкрались серебряные нити. Его взгляд напряженно следил за тонущим в полосатых облаках солнцем, а вечерний бриз чуть трепал волосы.
  Старинный особняк, возвышающийся над озером, парк на берегу, оливковая роща и виноградники, сбегающие по склоном соседних гор, принадлежали великому магистру уже более ста лет.
  - Ты спрашивал меня, папа? - девушка в инвалидном кресле с огромным черным котом на коленях выехала на площадку, - у тебя грустное лицо? Опять возникли проблемы в Совете?
  - Ты, как всегда проницательна, моя радость, - мужчина склонился, чтобы поцеловать руки дочери, - в Совете нет единства. Если ничего не изменится, мы больше не сможем принимать решения. Это рано или поздно отразится на всей планете.
  Взявшись за ручки кресла, он выкатил его на площадку. Магистр не доверял никому даже стенам: "У стен всегда есть уши", часто повторял он.
  - Ты же Великий магистр, кому как не тебе доверяют люди, может быть, пришло время обновить Совет?
  - Знаю, о ком ты подумала. Ваши детские игры и взрослая жизнь... - магистр осекся на полуслове. - Он так и не стал достаточно мудрым. Ему передали мое предложение, но получили отказ. Долгий путь, которым когда-то пошел я его не прельщает. Мальчишка хочет все и сразу. Сделав свой выбор, он противопоставил себя Совету.
  - Или Великому магистру?! Ты слишком строг к нему, папа. На его месте я бы тоже не стала ждать, пока кто-нибудь из членов совета уйдет на покой.
  
  Магистр отвернулся, слеза прокатилась по его щеке. Рождение дочери стоило жизни самому дорогому для него человеку. Тогда ему хватило сил не озлобиться, не уйти в себя, отдав малышке всю свою любовью. Теперь проклятая кровь пожирала изнутри и ее. Медицина бессильна пред такими болезнями. Члены Совета, так или иначе, заплатили за свои способности. Если бы в этом мире кто-то или что-то могло облегчить ее страдания, он был готов отказаться звания и власти.
  - Ты другая, не твоя вина, что отпущенный тебе век столь краток.
  - Я никогда не думаю об этом, - стараясь успокоить отца, девушка натянула на лицо улыбку, - жизнь так прекрасна, и я радуюсь каждому мгновению. Но ты так и не ответил на мой вопрос?
  - Эра стабильности и процветания может закончиться в любой момент, - казалось, магистр говорил уже не с ней, - люди все меньше и меньше доверяют Совету. Многие страны создают национальные консультационные центры для обсуждения важнейших решений, а не обращаются в совет, как раньше. Такие центры нуждаются в деньгах, а значит, находятся под влиянием корпораций. Совет видит в этом угрозу существующему порядку!
  
  Прежде магистр не позволял эмоциям брать верх над присущей ему холодной рассудительностью. Из рассказов отца дочь знала, как сто лет назад, планета чудом избежала гибели. Бесконечные войны, развязанные корпорациями за ресурсы и рынки, привели человечество на грань самоуничтожения. Согдание "Парящего острова" стало чудесным спасением, а его изобретатель - первым Великим магистром. "Лапута", так остров называли в кругу семьи, забирал у людей негативные мысли, останавливая любую войну или революцию. Он основа могущества и власти Совета. Изменить установившийся порядок можно, лишь уничтожив "Лапуту", но до сих пор это считалось не возможным.
  - Папа, разве мы не надежно защищены от всех бед?
  - Ты многого не знаешь доча! - глаза магистра горели. Он радовался ее вопросу, и возможности высказать наболевшие мысли. - С каждым днем добиться единства все сложнее. "Парящим островом" может управлять только единогласное решение магистров Совета. Стоит хоть одному из двенадцати засомневаться, и "Лапута" не сдвинется с места. Никто знает, как он устроен. Создатель отказался раскрывать тайну даже совету. Он говорил: "Тайна, которую знают двое - знают все". Больше всего он боялся, что кто-то сможет превратить его творение в оружие.
  
  Магистр подошел к краю площадки, беззвучно шевеля губами. Долго глядел на догорающий закат и озеро. Дочь молчала, она чувствовала, что отец хочет ее о чем-то попросить, но не может решиться озвучить просьбу:
  - Совету известна, моя способность перемещаться в прошлое, а значит, нельзя исключить, что наши враги могут иметь такую возможность. Мне поручили следить за тем, чтобы тайна "Лапуты" осталась тайной.
  - Я унаследовала твой дар, папа, и буду счастлива, если смогу оказаться полезной. Ты нужен здесь, никто кроме тебя не сможет сохранить единство Совета.
  - Счастье мое! Твои детские прыжки лишь шалость! - его тяжелая и сильная рука коснулась ее вьющихся локонов. - Ты просто мечтала увидеть маму. Чем глубже погружаешься во времени, тем сильнее трансформация сознания. Предстоит переместиться в начало двадцать первого века, никто не погружался так глубоко. В прошлом твое физическое тело может отличаться от настоящего. Ты забудешь себя прежнюю, ибо тебя и твоего сознания, там еще не существует. Никто не знает, как сложится твоя судьба. Феномен погружения практически не изучен. Никто не знает, какие последствия в настоящем вызовут твои действия в прошлом. Я и другие были лишь наблюдателями. Вдруг твоя жизнь в прошлом оборвется, смогу ли я спасти тебя?
  
  Рассуждая, магистр нервно ходил взад и вперед, пока коляска дочери не преградила ему путь. Дочь прижала к груди его руку, а на глазах девушки блестели слезы.
  - Пожалуйста, не думай об этом! Если ты будешь так переживать я не смогу выполнить задание!
  - Разве я могу не переживать, ведь ты моя дочь!
  - Я тоже очень люблю тебя, папа. Но позволь мне выбирать свою судьбу. Обещай доложить на Совете о моей просьбе!
  - Обещаю, но не могу предсказать, каким будет решение.
  - Подожди! Отец ты сказал другие? Кто кроме нашей семьи еще обладает таким даром?
  Вопрос дочери застал магистра врасплох. Он был так увлечен своими мыслями, что не заметил, как проговорился:
  - Никто! Но у меня есть двоюродный брат.
  - Дядя Якоб?
  - Да, говорил о нем. Детьми мы часто прыгали во времени, но с возрастом его дар практически исчез, а мой наоборот усилился.
  - А его сын?
  
  Магистр сдвинул брови и, опустившись на колено, заглянул в глаза дочери. Бесконечные секунды противостояний показались ему вечностью, и как всегда сдался первым. Поднявшись он рассмеялся словно не было ни тяжелого разговора, ни ментальной дуэли.
  - Прости меня! У Якоба и Мериам никогда не было детей. Их единственный сын приемный.
  Рыжий солнечный блин погрузился в розовые воды океана. Едва появившиеся на чернеющем небосклоне огоньки звезд, скрыл пришедший с моря туман. Девушка еще сильнее укуталась в плед.
  - Я отвезу тебя в дом! - магистр вновь взялся за ручки кресла.
  - Нет! Прошу я хочу быть рядом, когда это произойдет.
  
  Внезапно туман рассеялся, и словно небесный фантазм возникла стена, осыпанная мириадами мерцающих точно звезды искорок. Огненные всполохи очертили створки открывающихся врат, сияющий мост, словно Млечный путь, соединил их со смотровой площадкой. Магистр неторопливо прошел в сверкающие врата и обернулся, взмахнув на прощанье рукой. Его дочь еще долго смотрела вслед, растворяющемуся в ночном небе острову.
  
  Люди говорили, лицом и фигурой она копия матери, а вот волосы и глаза ей достались от отца. Порывы ветра перепутали непослушные кудри, черный кот драл коготками плед на ее коленях, но она ничего не замечала, все ее мысли и чувства были вместе с отцом.
  
  ***
  О появлении переведенного ученика в классе говорили уже второй день. Что новенький спортсмен и вдобавок еще красавчик-блондин. Что у него самый высокий в школе балл по промежуточным тестам, а прежней школе он был председателем студсовета.
  
  Должно случиться нечто из ряда вон выходящее, чтобы директриса подписала перевод перед самым выпуском, да еще сама пришла представить классу нового ученика.
  - Тише, пожалуйста, - низким сопрано протрубила директриса, - звонок прозвенел, а значит, урок уже начался. В нашей школе новый переведенный ученик, и с этого дня он будет учиться в вашем классе. Сейчас он представится, и вы сможете задать ему вопросы.
  - Мое имя Йон. По семейным обстоятельствам мне пришлось перевестись. Я увлекаюсь историей, общественными науками и говорю на семи языках. В прошлой школе был капитаном волейбольной команды. Слышал, здесь очень сильная команда, поэтому перевелся именно к вам. Надеюсь вступить в волейбольный клуб.
  Посыпались вопросы: какими еще видами спорта занимается, где живет, какая у него любимая группа. Йон охотно отвечал, но его удивляла, даже пугала столь внезапная популярность в новом классе. Хотя он и старался выглядеть дружелюбным, в его словах чувствовалась отчужденность, которую можно было принять за высокомерие. Чувствуя, расспросам не будет конца, директриса прервала импровизированную пресс-конференцию:
  - На большой перемене все смогут удовлетворить свое любопытство, а сейчас прошу вашего учителя продолжить урок. Йон можешь сесть на свободное место.
  
  Так в одиннадцатом "А" появился новый ученик. Девочки буквально не давали ему прохода, засыпая вопросами: чем он занимается вне школы, какие у него планы. К концу дня вокруг Йона сформировался своеобразный фан-клуб. Причем, парней в нем состояло даже больше, чем девушек. Линда, член школьного совета, капитан женской волейбольной команды и по совместительству первая красавица в классе, возглавила этот неформальный клуб. Она предложила всем остаться после занятий и переизбрать старосту. По ее мнению Йон обязательно должен войти в школьный совет, а самый простой способ для этого избрать его старостой класса.
  
  Неожиданно для всех у ее предложения нашлась противница. Маленькая, хрупкая девушка, прежде тихонечко сидевшая и не вступавшая ни в какие дискуссии. Она вышла на сереину класса и почти прокричала свою обвинительную речь:
  - Я не узнаю класс! Что этот блондинчик с вами сделал? Вы же его совсем не знаете! На что купились, на смазливую мордашку? Этот ваш герой одного дня в классе не проучился, а его уже выбирают старостой. Неужели не видите, он же просто использует вас. Как можно восхищаться человеком, которому только и нужно пролезть в школьный совет! Для него мы все пыль на ботинках. Противно слышать, а еще противнее на все это смотреть!
  От волнения ее лицо раскраснелось, голос сбивался, а вьющиеся рыжие волосы постоянно падали мешая говорить. Из-за этого она постоянно сбивалась, но ее слова казались еще эмоциональней.
  
  - Кто эта малышка? - изображая наигранное удивление, спросил Йон. - Разве мы не в старшей школе?
  - Это! - махнула рукой Линда, - Элька, наша классная дура! Ни мозгов, ни фигуры.
  - Зато ты, Линдочка, такая добрая, всем готова угодить! Не зря тебя выперли из школьного совета. Решила через новенького популярности себе добавить. Не сильно губу раскатывай, такие мальчики кроме себя никого не любят. Как только получит желаемое, забудет, как тебя звали!
  - Ах, ты... - Линда чуть не бросилась на Эли, - я тебе все лохмы выдергаю!
  Йон едва успел остановить битву Давида и Голиафа. Линда была на две головы выше Эли, которую по росту и фигуре можно было принять за ученицу начальной школы.
  - Девчонки, к чему столько эмоций! Упреки и оскорбления не решают конфликт. Мы же спокойно выслушали бы нашу маленькую Эли, будь ее претензии обоснованы.
  - Никто не собирается перед тобой отчитываться, блондинчик. Вы с Линдой друг друга стоите!
  - Эли! - совсем еще детским голосом скорее пискнул, чем крикнул, немного полноватый мальчик. Он взял ее за руку, пытаясь увести из класса - с ними бесполезно спорить.
  - А, ты, куда лезешь, Санта недоделанный - не унималась Линда - с таким как ты, даже эта чокнутая дружить не будет.
  - Пошли домой, Николас, - тихо и спокойно ответила Эли, будто и не было никакого конфликта, - с такой как Линда и правда дружить не стоит, она любит лишь тех, кто может добавить ей популярности.
  
  Следом за Эли и Николасом ушло еще несколько учеников. Класс разделился на две неравные части, одну представлял новоизбранный староста, а другую Эли. Прежде она не участвовала в классных собраниях, и столь бурная общественная жизнь была для нее в новинку. До появления Йона, Эли лишь состояла формально Литературном клубе. Из-за слабого здоровья, она и на уроках появлялась редкой гостьей.
  Неожиданная популярность переведенного ученика не всем пришлась по вкусу. Но, кто будет лезть в спор из-за место старосты на кануне выпускных экзаменов. Если бы самая тихая девочка в классе не выступила против, многие бы махнули рукой или просто промолчали. Неожиданно Эли подержали даже те, кто всегда оставались в стороне.
  
  Дни сменялись неделями, Йон по уши ушел в работу: заседания студсовета, волейбольный клуб, классные мероприятия не оставляли ему и свободной минутки на личную жизнь. Он с завистью смотрел на девочек, беззаботно щебечущих на большей перемене. Но Йон твердо верил, только упорный труд ведет человека к успеху. Его старания и организаторские способности очень скоро стали приносить свои плоды. Некогда скучные общеклассные или школьные мероприятия он превращал в увлекательные шоу.
  В начале его поддерживали лишь фанаты, но к концу семестра одноклассники видели в нем несомненного лидера. Учителя ставили его работы в пример. И в классе, и в клубе Йона считали образцом сдержанности и невозмутимости. Особенно восхищались его способностью, в любой самой сложной ситуации сохранять олимпийское спокойствие.
  
  Эли постоянно критиковала инициативы Йона. Он выслушивал критику, благодарил ее за помощь, и находил еще более рациональные и действенные решения. Его благодарность часто выглядела издевкой, и она по-прежнему называла его нарциссом или блондинчиком. В первое время критика Эли бурно воспринималась одноклассниками, но со временем превратилась в рутину. На собрания приходил лишь Йон и его фангруппа, что поиздеваться на Эли.
  
  Очень скоро Николас остался единственным учеником, кто во всем поддерживал Эли. Йон не понимал почему эти двое несмотря на все неудачи, продолжают бессмысленную борьбу. Ему едва удавалось сдерживаться, когда он видел, как на губах у Эли вспыхивает улыбка, при встречах с Николасом. В глазах Йона они больше не выглядели друзьями по несчастью. Он все чаще задавал себе один и тот же вопрос: "Почему эта рыжая девочка так больно ранит его самолюбие, а ее отношения с толстым неудачником вызывают незнакомые раньше чувства.
  Но случайно услышанный разговор подарил Йону надежду:
  - Николас, почему ты не хочешь бороться за свою мечту?
  - Эли, они опять будут смеяться!
  - Я же поверила в тебя! Расскажи, как ты хочешь изменить мир. Посмотри, с каким упорством Йон достигает поставленных целей, будь решительней, и тебе поверят.
  - Тебе он тоже нравится?
  - С чего ты взял? Вовсе он мне не нравится. Терпеть не могу блондинчиков и задавак, а ты как был мямлей, так и остался. Когда ты единственный из класса вступился за меня, показалось, ты изменился, но, видимо, показалось.
  Йон не верил своим ушам, Эли и Николас вовсе не влюбленная парочка. Но он не понимал почему его это так обрадовало.
  
  Линда часто приходила посмотреть, как тренируются мальчики. Но сегодня девушки уехали на соревнования, и скамейка в зале пустовала. Йон не рассчитывал, что кто-то будет наблюдать за его игрой. Когда после его очередного удачного удара в зале неожиданно вскрикнула девушка, Йон сильно удивился. На скамейке сидела Эли. Она не отрывала взгляд от парящего над сеткой мяча. С этого момента игра не заладилась. Йон, пытаясь повторить свой коронный удар, но постоянно терял мяч. Тренировку пришлось прекратить. Тренер ничего не сказал, Йон и так все понял. На выходе из раздевалки Эли буквально ткнула ему в руки ворох присланных из студсовета бумаг, но Ион растерявшись рассыпал их по полу. Эли, уже готовая убежать, вернулась и помогла собрать листочки.
  - Спасибо, Эли! - он впервые назвал ее вот так по имени. - Тебе понравилась игра?
  - Прости, это я во всем виновата!
  - Ты тут совсем не причем. На соревнованиях бывает и хуже, кричат, трубят, даже взрывают петарды. Мне нужно сильнее концентрироваться на поставленных задачах, а я даже бумаги в руках удержать не смог.
  
  На лице Эли сверкала улыбка точь-в-точь, как при ее встречах с Николасом. А Йон чувствовал себя не в своей тарелке. Он давно искал повод поговорить с Эли с глазу на глаз. Но теперь, когда долгожданный шанс выпал, он не знал о чем говорить. Прежде ему не доводилось испытывать смущение в общении с девушками и в классе и в школьном совете. С Линдой он всегда говорил о волейболе, в других темах с ней было скучно. А Эли, казалось, видела его насквозь, и на любое его слово у нее давно заготовлен ответ.
  - Твой удар великолепен, но в игре многое зависит от удачи. Ненужно так переживать, это же всего лишь тренировка?
  - Да, тут ты права, я мог просто играть, но решил показать класс.
  - Прости, Йон, меня ждет подружка.
  Эли смешно по-девчачьи убежала. Йон мог бы легко догнать ее, но зачем? Она словно прочитала его мысли, избавив от необходимости продолжать неудобный разговор. Он и так едва чуть не потерял лицо перед командой и тренером, из-за того что хотел выглядеть круто.
  
  После теста на профориентацию одноклассники засыпали Йона вопросами, какую специальность он выбрал, но, к всеобщему удивлению, прозвучали расплывчатые фразы про юрфак и желание помогать людям. Никто не поверил, такой успешный ученик и до сих пор не определился со специальностью и местом учебы. По слухам, у него лежали несколько приглашений из самых престижных университетов мира. Еще больше Йон всех удивил, когда сам подошел к Николасу с вопросом о его выборе:
  - Мне говорили, ты хочешь создать машину, забирающую у людей обиду, агрессию и ненависть, а взамен дарующую: счастье, радость и любовь. Как замечательно, мир без войн и насилия! Вряд ли кто в классе может похвастаться такой необычной целью. Я даже тебе немного завидую, ведь об этом мечтаю не только я, но и все люди на Земле.
  - Ты решил посмеяться надо мной? Кому ты завидуешь последнему лузеру?
  Прямой и жесткий ответ стал для всех шоком. Не только фанаты Йона, но и многие другие были бы счастливы, слышать такие слова. Едва вспыхнувшая надежда на примирение, была навсегда потеряна.
  - Николас, о чем ты говоришь! Я сам много думал, если все террористы, убийцы и насильники станут законопослушными гражданами...
  - Оставь пафос для своих прихвостней. Подобные тебе созданы унижать тех, кто слабее. Правильно сказала Эли, мы все для тебя лишь мусор, пыль.
  - Жаль, что ты не услышал меня. Твоя идея своевременная и нужная, мне хотелось помочь тебе воплотить мечту в реальность. Николас, в тебе говорят прошлые обиды. Я не держу на тебя зла, и мое сердце всегда открыто для дружбы.
  - Йончик, зачем тебе этот чокнутый Санта? - Линда, безразлично наблюдавшая за разговром, нарочито встала между Йоном и Николасом - он всех достал своим летающим островом. Насмотрелся мультиков, а всем заливает, будто ему во сне приснилось.
  - Летающий остров изобрел не Николас, - Йон словно не заметил реакции Линды, - "Лапута", населенная учеными и музыкантами, описана в "Путешествии Гулливера" Джонатана Свифта. У Свифта, это оружие физического подавления инакомыслия, а у Николаса, его остров источник созидания.
  
  Слова Йона произвели на Линду взрывной эффект. Она схватила со стола Николаса, исчерканные красным, листки с тестами. Тот попытался их вернуть, но Линда резко толкнула его, и мальчик покатился по полу, опрокидывая стулья и парты.
  - Какой из него созидатель, он трех раз подтянуться не может и учится кое-как с двойки на тройку.
  - Нельзя судить о способностях человека по физическим данным или школьным оценкам, - Йон произносил слов холодно и сухо. - Альберт Эйнштейн не был выдающимся учеником, но стал величайшим ученым.
  - Ты такой благородный, всех жалеешь! - Линда, поняв свою ошибку, обхватила Йона за плечи, - этого Санта-Клауса я знаю со средней школы, все его способности: просмотр видео новелл и чтение хентай манги. Он, как и его подружка Элька дурочка с переулочка, с кем поведешься от того и наберешься.
  - Линда! - Йон высвободился из ее объятий, - спасибо, что напомнила. Кто знает, почему Эли нет в классе, может быть, она заболела?
  - Может, и заболела! - Линда раздраженно фыркнула, - нашел о ком заботиться, у нее периодическая болезнь, каждый месяц.
  - Вы все ногтя ее не стоите, - поднявшись, Николас собрал со стола свои тетрадки, - Эли настоящая, а ты, блондинчик, можешь и дальше играться в благородство. Вот только твоя принцесса вряд ли оценит это по достоинству. Она того гляди лопнет от ревности.
  
  Попытку Йона догнать Николаса, Линда присекла на конню. А устраивать сцены перед классом в планы Йона никак не входило. Второй раз он наблюдал бурную реакцию Николаса на слова Линды. Странная девчушка занимала все его мысли, а одно предположение, что этот толстый Санта сейчас где-то гуляет вместе с Эли, терзали его самолюбие. Ни рядом с Линдой или с другой девочкой Йон не ощущал такого смущения, как тогда в пустом спортзале. Он был зол на себя и еще больше на Линду.
  
  Эли не появлялась в школе больше недели, а Николас всячески избегал общения. Еще большим сюрпризом для Йона стало уверения одноклассниц, что у Эли нет подруг, и никто не знает, где она живет. До своего памятного выступления, она ни с кем из одноклассников не общалась. Йон гадал почему тогда в спортзале она обманула его, придумав несуществующую подружку? Неужели он ей настолько противен, что была готова соврать, лишь бы отвязаться.
  В школьном совете ему не сильно помогли: Эли перевелась в школу примерно год назад, перед этим она почти семестр лежала в больнице. Из-за болезни Линда и другие девочки считали Эли дурочкой. Но вопросы, которые она задавала на обсуждении мероприятий говорили совсем обратное. Да, и сам Йон при первой встречи посчитал ее вредной малявкой пытающейся испортить ему жизнь.
  
  Линда несколько дней уговаривала Йона пойти в караоке. Он чувствовал, она давно мечтает завести с ним более чем дружеские отношения. Но после ее нападок на Николаса и оскорблений в адрес Эли, ему вовсе не хотелось поддерживать общение. Стараясь быть вежливым, он ссылался то на тренировки, то на работу в школьном совете, когда все отговорки закончились, Йон просто сбежал, отпросившись с последнего урока.
  Он хотел просто прогуляться по городу, его желание осуществилось, почему же на душе словно скребут кошки? Йон корил себя за подлый поступок в отношении Линды. Ведь он мог давно признаться, что она ему вовсе не нравится, но он использовал ее влияние в классе, чтобы стать старостой и попасть в школьный совет.
  
  Погрузившись в грустные мысли, он едва не сбил с ног Элю, выходившую из супермаркета с пакетами продуктов. Йон долго и неуклюже извинялся, предложил помощь. К его удивлению, Эли согласилась.
  - Как твое здоровье, - неуверенно спросил Йон, - ты не ходила в школу больше недели?
  - Уже лучше, завтра, наверное, приду.
  - Тебя родителями отправили за покупками?
  - У меня нет родителей, они давно умерли. Дядя и тетя взяли меня на воспитание, а в магазин сама напросилась, хочу быть хоть чем-то им полезной.
  - Извини, я не должен был спрашивать! - Йон чувствовал, как сгорает от стыда за свой глупый вопрос, и если бы не пакет в руке, давно бы убежал. - Мне очень жаль.
  - Я уже привыкла к таким вопросам. Я почти не помню их, да, и мои опекуны очень любят меня.
  
  Эли улыбалась, ее голос звучал мягко и ровно. Куда исчезли стальные нотки, которыми она обычно выговаривала ему претензии. Смущение охватившее было Йона ушло и на душе стало тепло, будто солнышко спустилось с неба и идет с ним рядом.
  - Я спрашивал в классе и школьном совете, о тебе никто ничего не знает, будто тебя не существует. С огромным трудом отыскал твой адрес, но дом снесли еще в прошлом году.
  - Дядя нашел квартиру ближе к школе и дешевле. Мы переехали, а я заболела, я вообще часто болею, и забыла сообщить.
  - Ну, это легко поправить, напиши новый адрес, и я сам передам его в школьный совет.
  Йона не покидало чувство, будто он оправдывает перед Эли, словно хочет загладить вину, но ведь он ни в чем не виноват. На собраниях, где они обсуждали инициативы, было также. Она нападала, а он защищался.
  - Нет, они могут подумать из-за моей рассеянности, староста класса носит документы за нерадивую студентку.
  - Эли, ты самая обычная ученица, да, и заботится о других одна из обязанностей старосты.
  - Я всего лишь неудачница, решившая изменить наш класс.
  
  Йон чувствовал, как начинает краснеть. Его главная оппонентка подняла лапки к верху, а он почему-то не чувствовал себя победителем.
  - Ты изменила меня! С первого дня я только и восхищался твоими организаторскими способностями. Парой фраз объединить всех, кому я пришелся не по душе, и даже тех, кому всегда все равно. Мне пришлось трудиться день и ночь, по одному переманивая их на свою сторону. Ты с легкостью разносила в пух и прах все мои старания по подготовке мероприятий. За считанные секунды находила дыры в планах, над которыми работал неделями. Твои способности невероятны.
  Йон покраснел еще сильнее, а сердце едва не выпрыгивало из груди. Что за пафосный бред он сейчас нес. Класс, борьба, лидерство - глупые и никчемные проблемы.
  - Но проиграла я, а ты победил, - едва заметные капельки повисли у Эли на ресницах, - кроме Николаса у меня не осталось сторонников.
  
  Они стояли на ступеньках лестницы, держась за перила. Йон отвернулся, стараясь не показывать Эли свое смущение. Первые весенние цветы уже раскрыли солнцу свои бутоны, а молодая листва едва пробивалась сквозь пахучие смолянистые почки.
  - Люблю это время года, и теплый ветерок среди едва опушившихся ветвей, и яркие сочные цвета, радующие глаз.
  - Мне тоже нравится весна, она дарит людям надежду.
  
  Йон почувствовал, как его пальцы коснулись руки Эли. Они разом дернулись, словно коснулись утюга или раскаленной сковородки. Он смотрел на ее блестящие от слез широко открытые глаза, будто увидел в первый раз в жизни. Ему вновь захотелось убежать и забыть все случившееся, как дурной сон. Она была так близко и так далеко одновременно. Маленькая хрупкая. Ее и девушкой-то сложно назвать. Ни дать ни взять девчушка из начальной школы.
  
  - Мы раньше нигде не встречались? - прошептала Эли. - Я помню твое лицо, но твои волосы были черные и вьющиеся, почти как мои.
  - Нет! - Йон на секунду опешил. Неужели она его с кем-то спутала. - Я бы обязательно тебя запомнил!
  - Ты даже не заметил меня в первый день.
  - Лучше не напоминай про тот день. Ты была права! Я любовался лишь собой, а Линда мне поддакивала.
  - Она просто использовала тебя, также как ты использовал ее.
  Йон вновь почувствовал себя вареным раком, засунутым под рентгеновский аппарат. Он опустился на ступеньку и нервно кусал губу, и даже не заметил как эли села рядом с ним.
  - Пообещай, что не будешь смеяться и никому не расскажешь!
  - Обещаю!
  
  Йон удивился ее и своим словам. Он дал обещание, не задумываясь и даже не зная, о чем пойдет речь. Но почему Эли вдруг решила посвятить его в свои тайны.
  - Мне снятся странные сны. Это из-за них так долго лежала в больнице. Доктор считает, у меня нарушения психики, из-за пережитой в детстве травмы. Но я не сумасшедшая! Просто засыпая, я вижу иной мир. Для меня он также реален как наш, только совсем другой. Я уверена, мы в нем мы уже встречались в особняке твоего отца у озера.
  Пальцы Эли сжали ладонь Йона. Он хотел убрать руку, но в этот раз она не хотела его отпускать. Мир вокруг стал, словно отражение в воде, а каждое слово Эли точно брошенный камень разбегается круговыми волнами.
  - Ты же слышал, как Николас рассказывал, про приснившийся ему летающий остров?
  - Да! - Йон вздрогнул. Он не понимал, отчего этот Николас все время оказывается между ними. - Зачем ты спрашиваешь о нем?
  - В своих снах я тоже видела его, когда была еще совсем маленькой. И ты тоже был там со мной...
  - Так вы дружите с самого детства?
  - Дурак! Я про парящий "Парящий остров". Ты тоже думаешь, что я сумасшедшая?
  - Нет, Эли, ты немного чудная, но вовсе не чокнутая. Я тоже чувствую, что с этим островом в моей жизни связано что-то очень важное.
  - Там в моих снах люди называли его "Лапута". И ты тоже там был. Мы играли на площадке пред твоим домом у озера. Когда появлялся "Парящий остров" нас запирали в твоей комнате. Однажды твой отец рассказал нам его историю.
  - Эли, а если это не сон? - собственный голос казался Йону чужим, словно кот-то кричал из глубокого колодца. - Ведь мы можем видить один и тот же сон.
  - Я серьезно, а ты шутишь - глазки Эли снова стали влажными, а щечки розовыми. - Когда мама была еще жива, она сказала, чтобы мои сны закончились, я должна умереть. Йон, я боюсь! Не хочу умирать, особенно теперь, когда я нашла тебя.
  - Эли, ты не должна умирать! - Йону казалось, будто он говорит на незнакомом ему языке. - Ты должна жить, ведь я люблю тебя!
  - Спасибо за помощь, тут уже рядом. Не забудь, о чем обещал!
  
  Эли убежала, будто ее правда кто-то хотел убить. А Йон так и остался сидеть на ступеньке. Мир вокруг становился все более призрачным, перед глазами проносились радужные круги. Он чувствовал, как теряет сознание и словно Алиса проваливается в кроличью нору.
  
  ***
  - С пробуждением, моя радость! Как ты себя чувствуешь?
  - Нормально! Какое счастье оказаться дома!
  - Я тоже рад тебя видеть бодрой и веселой, попробуй сосредоточиться и записать, пока еще воспоминания живы в тебе.
  - Пап, я почти ничего не помню! Все примешалось как винегрет, там я учусь в школе, отношения с одноклассниками не плохие, кроме одной девочки. Ты уверен, что надо искать парня?
  - Человек, которого мы ищем происходит из знатной семьи, имеющей прямое отношение к создателям Лапуты. В прошлом он может быть кем угодно. Возможно, у них сохранились артефакты, указывающие на время и место для перемещения, найди изобретателя Парящего острова, твой противник будет рядом.
  - А о самом первом Великом магистре, что-нибудь известно?
  
  Отец присел на кровать рядом с дочерью, потер руками виски. Обхватив его руку, дочь села рядом, положив голову на его плечо. Она могла лишь догадываться, о чем думает отец. По меркам большинства людей его жизнь казалась бесконечно долгой, он один из немногих, кто помнил довоенный мир, помнил героев ставших сегодня легендой.
  - Папа, не переживай, я почти уверена, что знаю их. В классе есть парень мечтающий создать летающий остров очень похожий на Лапуту. Как же его звали? Кажется, Николас, но он совсем не похож на юного гения.
  - Мы впервые встретились, когда я был мальчишкой, - казалось, отец говорит не с ней, а с призраком из прошлого, - он уже тогда выглядел древним как горы. Во время большой войны многие архивы целенаправленно уничтожали. Но даже в его доме, ни разу не встречал школьных фото.
  - Когда ты уходил в прошлое, и засыпал там, ты возвращался назад?
  - Я перемещался максимум на пару часов, обычно этого оказывалось достаточно, чем дольше ты находишься в прошлом, тем сильнее искажается твое сознание. Ты проспала почти неделю, мы уже начали волноваться. Сколько для тебя там прошло дней?
  - Не помню, может десять или месяц, сейчас все случившееся кажется одним сумасшедшем днем. Я никогда не училась в школе, и почти не общалась с другими детьми. Жизнь старшеклассника удивительная, мальчики, девочки со своими проблемами, амбициями, жизнь подростка такая насыщенная.
  - Похоже, я был прав, - магистр опять рассуждал сам с собой, - глубина перехода, влияет на ощущение времени. Почему ты так долго не возвращалась?
  Дочь с удивлением смотрела на отца, простой вопрос застал ее врасплох.
  - Папа, я все забыла, кто я и зачем туда оправилась. Ходить, играть, общаться на равных с другими детьми, я обрела то, чего лишилась в раннем детстве. Было так весело и интересно, я не хотела возвращаться, а потом что-то произошло, вдруг вспомнила, кто я...
  - Прости, моя радость, меня срочно вызывают в Совет, произошедшее настолько важно, что они не стали мне говорить, даже по защищенному каналу связи.
  
  Лапута появился, как всегда неожиданно, легкое облачко за секунду обернулось островом. Магистр ступил на мост, напоминающий радугу, и растаял вместе с ним в лазури неба. Девушка пересела в кресло, обхватив блюдо с фруктами, выехала на смотровую площадку. Покрытые лесом изумрудные горы, обрамляли озеро цвета тхелет, она восхищалась красотой девственной природы, но помнила слова отца: озеро - кратер от чудовищной бомбы, сброшенной на город, в котором жило двадцать миллионов человек. За сотню лет земля зализала раны, но кто залечит раны, оставленные в сердцах. Благодаря Лапута поколение родившиеся после великой войны не знает ни горя, ни страданий.
  
  Дневное светило уже цеплялось краем за далекий бесконечный океан, когда Великий магистр вернулся домой. Его ждал роскошный ужин и дремлющая в кресле дочь, словно кошка свернувшаяся калачиком под лучами заходящего солнца.
  - Как прошел совет?
  - Не знаю с чего начать, доча. Новости страшные и печальные. Великий магистр Мишель Симунович может видеть будущее. Сама по себе она одна из величайших тайн Совета. Пока ты находилась в прошлом, Мишель заглянула в завтра.
  - Не беспокойся за меня папа, я догадываюсь, о ее видениях.
  - Новая война в тысячу раз страшнее всех, всех известных прежде, гибель всего живого и самой планеты.
  - Какого решение Совета?
  - Мне тяжело говорить, я был против, но ради единства согласился с большинством.
  - Я должна убить его?
  - Да, таково их решение, но оказавшись в прошлом, ты забудешь об этом. Даже если ты вспомнишь, будешь ли ты уверена, что нашла именно его?
  - Не волнуйся за меня, я точно знаю, кто он. Помнишь, ты рассказал мне, о городе на месте озера? Ради памяти погибших, я выполню приказ Совета.
  
  ***
  Заседание студсовета тянулось словно резиновое, Йон не переставал ругать себя за то, что вообще пришел на него. Линда еще вечером устроила грандиозный скандал. Какая-то добрая душа отправила фотки его и Эли у клумбы. Из бесконечных сообщений Йон узнал о себе много нового. Как бы о нем не думала Линда, она его больше не интересовала. Утром Эли пришла в школу, но из-за Линды и ее подружек, он так и не смог с ней поговорить. Впервые в жизни Йон переживал, казалось бы за совершенно постороннего человека. Он понимал, Линда считает Эли виноватой во всех своих "несчастьях", и боялся, как бы она не выместила свои обиды на Эли. Почему вместо того, чтобы проводить ее домой, он, как примерный ученик, отправился отбывать общественную нагрузку, да никакой культурно-исторический фестиваль не стоил того.
  
  Смартфон завибрировал, шестое чувство подсказывало Йону, пришедшее сообщение чрезвычайно важное. Отбросив приличия, он, на глазах у всего совета, просматривал послание. Сабрина, подруга Линды скинула видео.
  - Йон, - голос секретаря вернул его в реальность, - какую программу планирует "2-А"?
  - Простите мне надо срочно выйти! Планы уже бросил в группе.
  
  Йон выскочил в коридор, сердце стучало как перегретый мотор, и словно на морозе, при каждом выдохе появлялось легкое облачко пара, от которого тускнел экран. Видео никак не хотело открываться. Наконец появилось размытая, дергающаяся картинка. Эли стояла на коленях, а Линда оскорбляла и била ее. Йон хотел бежать но, не знал куда. Осознание собственной беспомощности, и угрозы Линды сводили его с ума. Куда пропала его хваленая способность разрешать кризисные ситуации? Еще утром мысль, связаться с Николасом, показалось бы Йону абсурдной, но жизнь с легкостью меняет самые установившиеся каноны. Николас перестал быть врагом и соперником, сейчас, только он мог спасти Эли. "Пожалуйста, ответь" - словно молитву, повторял про себя Йон.
  - Я знаю, где это! - сообщение Николаса вернуло Йону уверенность, - позади школы есть огороженная площадка, там недавно начали ремонтные работы. Они там.
  - Спасибо Николас!
  
  Йон бежал так быстро, что мог бы установись рекорд школы, если бы кто-нибудь засек время. В одном прыжке он перемахнул забор, ни на секунду не задумываясь, ведь там могла быть яма или какая-то техника. Посреди куч песка и щебня стоял Николас, держа на руках казавшееся бездыханным тело Эли.
  - Как она, жива?
  - Да! Пульс есть, но очень слабый. Едва дышит - Николас поднес надтреснутое зеркальце к губам Эли - они ее завалили мусором, еле нашел.
  Йон упал на колени, он не мог говорить, только плакал навзрыд словно не парень, а девчонка.
  - Я во всем виноват, из-за меня Линда, - Йон не говорил, выкашливал из себя слова, - я должен был ее защитить.
  - Не вини себя, этим ты никому не поможешь. Линда с первого дня ее ненавидела, постоянно задирала, говорила гадости. У таких как Линда не бывает настоящих чувств, ты, лишь повод, спусковой крючок, ружье заражено, и рано или поздно оно все равно бы выстрелило.
  - Надо вызвать скорую!
  - Лучше такси, быстрее приедет, но я на мели.
  Йон сделал вызов, и они увезли Эли в больницу.
  
  Пока Николас заполнял бланки, Йон переслал видео в полицию, позже, многие в классе осуждали его за этот поступок. Николас уехал показать место преступления, а Йон остался ждать результатов операции. День сменил вечер, следом ночь накрыла землю своим покрывалом, а он так и ходил по гулкому больничному коридору. Когда врач вышел из операционной, Йон буквально бросился на него.
  - Док, что с ней, как?
  - Не надо так переживать молодой человек! Все хорошо! Девушка поступила в тяжелом состоянии, закрытая черепно-мозговая травма, но сейчас за ее здоровье можно не опасаться.
  - Я могу ее увидеть?
  - Нет, она в реанимации, спит, а вот завтра, после обеда ее переведут в палату, тогда и приходи.
  - Завтра?
  - Ты и есть тот самый Йона?
  - Да!
  - Она спрашивала тебя, шептала про какой-то особняк на озере.
  
  Йон, почувствовал дурноту, как вчера после бегства Эли, только гораздо сильнее. Она уже говорила, будто встречалась с ним в доме у озера. Видение явилось само собой: неровная цепочка гор и ночное небо, перевернутое в зеркальной глади. Черноволосая девочка в инвалидной коляске и белокурый мальчик на самом краю смотровой площадки загадывают желание, глядя на падающую звезду:
  - Эли, мы всегда будем вместе?
  - Да, ведь я, это ты в прошлой жизни, а ты, это я в прошлой жизни...
  На следующий день "11-А" недосчитался сразу пятерых учеников. Директриса объявила о переводе Йона в другую школу. Пришедший ко второму уроку Николас сообщил, ночью Эли скончалась в больнице. Линду и двух ее подруг арестовала полиция за нападение на Эли. В классе еще долго ходили слухи о мистической подоплеке случившегося. Некоторые девочки уверяли, будто Йон, как две капли воды похожий на таинственного незнакомца из одноименной повести Марка Твена, на самом деле Бааль-Зевув, пришедший забрать душу несчастной Эли. Николас, якобы поклялся на ее могиле создать "Лапуту", но после окончания школы, таинственным образом исчез. Одни говорили, он сменил имя и уехал из города, а особо злые языки уверяли, что подобно Орфею, Николас сошел в Аид за своей возлюбленной.
  
  ***
  Торопливыми шагами Великий магистр шел через зал к смотровой площадке, где у парапета сидела его дочь. Она с детства любила подъезжать к самому краю обрыва, а он всегда боялся, что она нечаянно упадет. Вот и сейчас, вопреки своему статусу, он был готов бежать к ней как мальчишка.
  - Папа! - бледное лицо дочери смотрело на него заплаканными глазами - я не смогла исполнить волю Совета.
  - Доченька, ты жива, это главное, остальное не имеет значения.
  - Прости, я напугала тебя, до сих пор не понимаю, произошедшего со мной, и как очутилась дома?
  - Великий магистр! - секретарь в серебряной мантии вышел на площадку, - к вам гость!
  - Я никого не принимаю - почти рявкнул в ответ магистр - не видишь дочери плохо!
  - Эли, приемный сын вашего двоюродного брата Великого магистра Якова. Сказал у него очень важное дело.
  - Папа, я вспомнила! Девочка, Эли, там в прошлом. Она умерла! И особняк на озере, это же наш дом!
  - Йона, доченька! Эли, мужское имя, ты уверена...
  - Да, теперь я уверена! Там в прошлом она была девочкой такойже больной и несчастной как я. Теперь я знаю о чем она мне говорила. В детстве мы с Эли часто играли на смотровой площадке. Смотрели на звезды, отражающиеся в озере, загадывали желания, спорили, кто первый заметит приближение Лапуту. Он учился в закрытой школе для мальчиков, и я не видела его целых девять лет. А в прошлом году, когда дядю Якова утвердили в Совет, они были у нас в гостях. Дядя еще глупо пошутил, какая мы с Эли прекрасная пара.
  - Йона, ты хочешь мне сказать, Эли, и есть тот самый тайный лидер оппозиции?
  - Ты как ничего и не понял, папа. Там в прошлом для меня многое изменилось! - Йона рассмеялась, обняв отца, - я люблю тебя, но еще больше люблю его, больше жизни!
  
  - Пусть войдет, - магистр обернулся к секретарю, грозный и гордый вид вернулся к нему - мы с Йоной примем его.
  Высокий блондин, смущаясь, зашел в зал. Великий магистр стоял, опираясь рукой на кресло дочери, и не знал плакать ему или смеяться. Молодой человек преклонил колено:
  - Дядя Натан, я знаю, что нарушаю тысячу правил, но я пришел рассказать вам об очень важном.
  - Важное? - магистр хитро улыбнулся, - лучше расскажи, как попал в прошлое?
  - Это долгая история, дядя. Мне было семь, когда уснув, я впервые оказался в прошлом, хотя, тогда еще не понимал этого. Покойные родители запретили мне рассказывать о способностях, но год назад наши общие враги как-то про них узнали. Вначале, все казалось игрой. Мне нравилось внимание людей занимавших высокое положение, но затем меня стали шантажировать. Мне сказали, раскройся моя роль в их заговоре, и дяде Якову грозит позорное изгнание из Совета. Он так долго шел к этому. Я не мог его подвести. Я сделал вид, будто играю по их правилам, и смогу найти способ управлять Лапутой.
  Лицо магистра расплылось в улыбке. Он ничего не понял не из слов дочери, ни из рассказа племянника, но теперь он точно знал, секрет Лапуты никогда не попадет в руки врагов. Эли, почувствовав благосклонность дяди, продолжил:
  - Мне приказали перейти в школу, где учился Николас, изобретатель Парящего острова. И выведать тайну его создания. Там я и встретился с Йоной. Я узнал ее. Хотя, там она была совсем другой и ничего не помнила о прошлой жизни. Я пытался ей обо всем рассказать, но она мне не поверила. От своей настоящей матери я знал, если я умру в прошлом, то больше не смогу туда возвращаться.
  
  Натан понимал, ситуация с братом казалась крайне щекотливой. Яков единственный кто поддерживал его идею мягкого сдерживания. Остальные пять Великих магистров хотели крови. Теперь он знал, кто на самом деле входил в ту самую "аппозицию", требуя задействовать Парящий остров для наказания якобы несогласных глав корпораций. Если в Совете произойдет раскол, и голоса потеряют силу, новая война, о которой говорила Симунович, станет реальностью. Так вот в чем состоял истинный план: расколоть Совет и превратить Лапуту в оружие.
  - Эли - магистр понизил голос, - понимаешь, ты совершил измену, и я обязан обо всем доложить в Совете? А тебя ждет крайне суровое наказание!
  - Да, дядя, но Магистры из Совета и так знают об этом. Но я готов принять любое наказание и исправить свои ошибки.
  
  Решением Совета Эли поместили по домашний арест в доме его дяди Натана. Йона почти все время проводила рядом с ним, несмотря на томительное ожидание она, как никогда выглядела счастливой, и отец не мог налюбоваться дочерью. Наступила ранняя осень, и Совет, наконец, вынес окончательный вердикт. К всеобщему величайшему удивлению, вместо сурового наказания Эли получил назначение в комитет по общественным реформам. Эли все чаще стал пропадать в Совете, а Йона каждый вечер ждала обоих вглядываясь в мерцание звезд. Возвращаясь, Эли рассказывал ей о своих планах, а она критиковала его поспешные решения. В канун нового года состоялась торжественная помолвка. Особняк на озере едва вместил всех приглашенных. Как когда-то в детстве Эли и Йона вместе смотрели на падающие звезды праздничного фейерверка. Еще через год Великий магистр, сложил с себя полномочия, перед этим представив Эли на утверждение Совету.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Море счастья. Тайна ЛиКукла Его Высочества. Эвелина ТеньВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиГорящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКошачья магия. Нелли ИгнатоваЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваПомни меня...1. Альбина Новохатько IАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова Елена
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"