Грэй Серафим Сергеевич: другие произведения.

Шагающий в смерть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь майора Побыльца утратила смысл после потери сослуживцев. Но незнакомец из таинственной организации "Аструс" предлагает ему принять участие в секретном эксперименте по исследованию мира смерти. Увиденное там изменило его взгляды на все.

  Похороны всегда ассоциировались у Побыльца с дождем. Диме представлялись фигуры в серых пальто, с зонтами стоящие над могилой, и священник, что торопится отчитать заупокойную, чтобы скорее укрыться от непогоды. Но природе было наплевать на воображение майора. Сентябрь выдался жарким, облака лишь изредка затмевали солнце и уж точно не собирались изливать на землю потоки воды. Природа радовалась жизни, и ей не было никакого дела до похорон Санты. В ярком солнечном свете все цвета вокруг казались особенно насыщенными и резали глаз. Зелень листвы, голубизна неба, белые мундиры гвардейцев и золотой блеск парадных погон и аксельбантов.
  Да и окружающие не торопились расходиться. Священник давно отчитал свою молитву, но его место, сменяя один другого, постоянно занимали какие-то личности. Военные, гражданские, государственные служащие. Все произносили свои пафосные заученные речи, в которых не чувствовалось ни капли сожаления. Побыльцу становились противны похороны сослуживца.
  Пройдет время, и Побыльца точно так же похоронят. Скажут, что он был хорошим человеком, верным другом, надежным товарищем, геройски погиб, выполняя свой долг. И никто не узнает, сколько боли и крови было похоронено за этими ничего не значащими словами. По долгу службы майор Побылец достаточно часто встречался со смертью, чтобы избавиться от страха перед ней. И теперь мысль о собственной кончине уже не выглядела столь отталкивающей и даже начала приобретать некоторую привлекательность.
  Погрузившись в размышления, Дима не заметил, что последний желавший высказаться покинул свое место. Вернул к реальности Побыльца оружейный залп. Стреляли гвардейцы, отдавая последние почести погибшему. Заученным движением ставили винтовки на локоть, перезаряжали, вскидывали. Залп, перезарядка, снова...
  
  ...Залп. В небо взмывает осветительная ракета. Задержавшись в зените, она разрывается тысячей осколков, медленно парящих в воздухе и превращающих ночь в день. Искусственный свет горит ровно и с десятка направлений, выгоняя тени даже из самых дальних уголков. При такой иллюминации не скроешься, да еще и с пленником на руках. В общем-то, и скрываться особо негде: фанатики из ОМД могут оказаться в любом доме. Вот и приходится пробираться дворами, прикрываясь пленником, что безвольно болтался у Санты за плечами.
  - Скоро там вертушка? - спросил Санта.
  - Сейчас проверим, - сказал Пегас.
  Он включил гарнитуру, заранее настроенную на связь. В ухе щелкнуло, уведомляя, что контакт установлен.
  - База, я Пегас. Как слышно?
  - Вас слышу, Пегас. Докладывайте.
  - Операция выполнена успешно, пленник у нас. Ждем вертушку.
  - Отмена, Пегас. Оставляйте пленника, отходите к точке эвакуации. Вертолет будет через пять минут.
  Побылец споткнулся на бегу. Сзади на него налетел Санта и запыхавшимся, но довольным голосом сообщил:
  - Авария!
  - Вас не понял, база, повторите, - ни на что особо не надеясь, попытался снова Пегас. Со слухом у него до сих пор все было в порядке.
  - Два часа назад представители ОМД вышли на связь с предложением о перемирии. Военные действия приостановлены. Пегас, бросайте пленника и прорывайтесь. Конец связи.
  Пленник - один из лидеров Объединенного Мусульманского Движения. К операции по его захвату подходили достаточно серьезно, чтобы выслать лучших в своем деле. Санта и Пегас должны были взять заложника, и, прикрываясь им, отступать к вертолету. А теперь оказывается, что они в самом сердце вражеской армии, без поддержки, а теперь еще и без единственной защиты от гранаты или пробивающей навылет пули снайпера.
  - Санта, бросай джамшута и рвем когти. Приказ сверху, - не оборачиваясь, пропыхтел Побылец.
  Санта отреагировал более спокойно. Во всяком случае, не остановился.
  - Конечная остановка, - сообщил он все еще пребывающему в отключке пленнику и сбросил его с плеч на землю. - Просим всех покинуть салон.
  - Какой план, шеф? - поинтересовался Санта у Пегаса.
  - Не сдохнуть, - ответил Побылец. Какой может быть план, когда неделю разрабатывавшаяся операция летит к чертям.
  - Хороший план, - сказал Санта и припустил следом за Димой.
  До предполагаемой точки эвакуации оставалось не больше минуты бега, когда их заметили. Окрик откуда-то сверху, выстрел. Побылец обернулся и ответил короткой очередью, не целясь, на звук. Три пули прошли сквозь глушитель с мягким звуком, словно кулак по подушке. Да что толку от глушителей, если на выстрел все равно сбежится весь город, битком набитый вооруженными террористами.
  Бегущий позади Санта остановился на секунду, выстрелил одиночным и бросился вслед за Пегасом. Побылец тоже заметил несколько целей. Один бежал параллельно им, голова другого мелькнула на крыше впереди. С нескольких сторон раздавались трудноразличимые команды. Их с Сантой загоняли, как волков. Благо, гнали к вертолету. Значит, обнаружены, но не рассекречены. Значит, есть шанс.
  Впереди послышался свист рассекающих воздух лопастей вертолета. Позади -выстрел. Пули прошли где-то над головой. Санта с Пегасом бросились в разные стороны. Побылец обогнул дом и выбежал на открытую площадку, где в полуметре от земли завис вертолет с символикой ОМД. Теперь уже никого не обманешь фальшивыми эмблемами.
  Вертолет уже близко. Погоня - где-то там, позади, на расстоянии, не позволяющем прицельно выстрелить в бронированную движущуюся цель. Но вот гранатой целиться особо не надо. Звон ребристого металлического шара послышался у Пегаса под ногами. Думать было некогда. Сейчас мысли ставили под угрозу жизнь не только Побыльца, но и Санты с пилотом. Рефлекторно Пегас пнул гранату обратно, туда, откуда только что прибежал. Там послышалась какая-то возня, крики, несколько очередей. А потом появился Санта. Глупый и бесполезный вопрос мелькнул в голове Пегаса: "Как он там оказался, если бежал в другую сторону?" И граната взорвалась. Санта все еще бежал к вертушке, когда взрывная волна ударила ему в спину. Вихрь из горячего воздуха и стальных осколков толкнул тело Санты прямо в руки Пегасу. Вертолет качнулся, поднимаясь. Дымящийся, иссеченный Санта начал выскальзывать из хватки Побыльца. Пегас крепче уцепился за горящую ткань. Втащил тело в кабину, осмотрел. Камуфляжная форма пропиталась кровью, чадил бронежилет, впитавший жар вошедших в него осколков. Пальцы Пегаса, щупавшие пульс, ушли глубоко в горло Санты, провалившись в сквозную и, несомненно, смертельную рану. Самый близкий Побыльцу человек был мертв по его вине. Снова.
  Вертолет был уже далеко в пустыне, а потому Пегас наблюдал с высоты очередной...
  
  ...Залп.
  - Достойная жизнь, достойная смерть, - сказал незаметно подошедший к Дмитрию собеседник.
  Пегас сильнее сжал кулаки. Не нравились ему банальности, а эта так еще и шла вразрез с его собственными мыслями. Не было в их жизни ничего достойного. Очередное задание, множество смертей, среди которых чаще всего только одна имеет значение. Да и то лишь для кого-то там, сидящего наверху и забавляющегося политическими играми. Для Пегаса каждая отобранная им жизнь не меняла ничего. На смену одним диктаторам и террористическим лидерам приходили другие, ничем не лучше предыдущих. Вчерашние союзники объявлялись врагами, с недавними убийцами миллионов заключались союзы.
  Никто не узнает, за что на самом деле погиб Санта. Интересующимся рассказана правдоподобная сказка, истинные материалы дела уничтожены.
  Пегас повернулся к говорившему. Им оказался невысокий плотный мужчина, уже шагнувший за верхнюю черту среднего возраста. Серо-черные одежды хорошо гармонировали с землистым оттенком лица. Сложенные за спиной руки, топорщившиеся под ними полы плаща - было в этом нечто от грачей, деловито расхаживавших по городским улицам.
  - Вы его знали? - спросил Побылец.
  - Нет, но я знаю вас, - ответил незнакомец.
  Побылец уставился на человека в плаще. Круглая голова, мелкие черты лица. Черные глазки, что не мигая следили за Димой. Начальства над Пегасом было много, на каждого бойца его класса приходилось по генералу, но среди них Побылец такого не припоминал. А никому званием ниже майора знать Пегаса было не положено.
  - Что вам нужно?
  - Хочу предложить вам работу. Ваши лидерские качества очень нам пригодятся. Вы ведь теперь и без команды, и без задания.
  Мистер Плащ знал слишком много. Побылец был уверен, что разговор с Усеевым не выходил за пределы кабинета полковника: слишком много эмоций было проявлено с обеих сторон. Орать на начальника Пегас начал после того, как Усеев заявил, что теперь Побылец должен залечь на дно и не отсвечивать. Об участии в операции наших военных, видите ли, никто не должен был знать, чтобы не компрометировать официально чистое правительство, с таким трудом договорившееся о перемирии.
  Пегас знал, что скрывается под этими словами. Теперь он вряд ли когда-то будет привлечен к операциям. Он уже не в том возрасте, чтобы набирать новую команду и проходить многолетнюю "притирку", позволявшую группе людей действовать как единое целое. А это означало лишь пенсию или офисную работу.
  "Я не для того хоронил всех своих ребят, чтобы теперь вы похоронили наше дело", - сказал тогда Пегас. Громко сказал, потому что Усеев тоже повысил голос. Требование успокоиться, угрозы сгноить Побыльца в учебке с солдатней и просьбы императивного характера. Пегас тоже в ответ много чего наговорил. А в итоге остался с тем, с чего начинал: без работы, без команды, без будущего. Без смысла в жизни, как прошлой, так и будущей.
  - Не интересно, - ответил Побылец.
  - А что интересно? - возразил Плащ. - По несколько раз на день чистить пистолет, примеряя дуло ко рту?
  А вот это уже было точно не его дело. Пегас подошел вплотную к незнакомцу, уперся руками в его рыхлую грудь и толкнул. Мистер Плащ попятился, неловко зацепившись руками за парадную форму Побыльца.
  - Я покажу то, после чего вам перехочется умирать, - крикнул Мистер Плащ, прежде чем удалиться. - Вы узнаете, как выглядит смерть.
   Пегас отвернулся, сунув руки в карманы. Пальцы нащупали там посторонний предмет. Им оказалась визитка. "НИИ "Аструс"" - значилось на одной стороне. "Скворец Олег Петрович" - сообщала другая. Когда Пегас оторвал удивленный взгляд от куска картона, Плаща уже нигде не было.
  
  Дом Побыльца встретил затхлой пустотой и холодом необжитой квартиры. Возвращался сюда Дима редко. Большую часть своего времени он проводил на работе или в командировках. А потому жилище Пегаса мало чем отличалось от казармы. Ремонт - казенный. Из удобств - только рабочий ноутбук. Телевизор Пегас не смотрел. Показываемое там никогда не совпадало с увиденным собственными глазами. Холодильник пуст, в шкафу примостились пару костюмов и форменная одежда.
  Заняться было совершенно нечем. Работе Пегас отдал последние пятнадцать лет своей жизни, с нерегулярными перерывами на сон. И совершенно не представлял себе, как отдыхать. Побылец жевал купленные в магазине продукты не торопясь, растягивая занятие на вечер. Взгляд невольно скользил по окружающим предметам, но зацепиться ни за что не мог. Невольно лезли в голову мысли о том, что перед ним все, что он заработал за свою жизнь. Да и то большая часть принадлежала государству. И если он сейчас вынесет себе мозги и пистолета, то мебель вымоют, потолок побелят - и отдадут квартиру другому безвестному труженику глубокого вражеского тыла.
  Побылец не сразу заметил, что руки уже почти завершили привычный ритуал чистки оружия. Блестели в обойме патроны, ствол призывно манил пустотой, требуя заполнить ее смертоносной начинкой. Пегас скривился, отшвырнул пистолет, грохнулся на кровать и неподвижно замер. Умением вызвать сон нужной глубины и длительности Пегас владел в совершенстве. А потому уже через минуту его посетило сновидение.
  
  - Кто первый, тот за рулем! - крикнул Дима и побежал. Папа со смехом бросился следом. Мама, не горевшая желанием вести автомобиль, не спеша двинулась от подъезда следом за ними.
  Димка распахнул дверцу отцовского "Форда", юркнул на сидение, схватился за руль. Сына тут же схватил в охапку отец, поднял под потолок кабины, уселся сам и опустил хохочущего Диму себе не колени. На пассажирском сидении устроилась мама.
  - Заводи, - разрешил отец.
  Дима дотянулся до ключа и повернул. Взрыв последовал незамедлительно. Электричеству потребовались доли секунды, чтобы от зажигания проследовать до детонатора, расположенного в багажнике автомобиля. Прикрепленная к бензобаку взрывчатка разнесла в клочья емкость с топливом. Воспламенившийся бензин по трубам последовал к двигателю. Металлическое крошево осколков следом за ним превращало все в салат из металла и пластика. Основная масса смертельной начинки ударила в крышку багажника, подняв ее высоко в воздух. Остальные снаряды заполнили кабину, выбивая поролон и куски ткани из сидений, обивки дверей и потолка. Тело отца навалилось на Диму, прижав его к рулевому колесу. Дым заполнил кабину и димины легкие. Кровь залила глаза, но это не его кровь. Дима покрутился, пытаясь выбраться из-под бесчувственного тела отца, но почувствовал, что его крепко держат мужские руки.
  - Это ты нас убил, - услышал Димка над правым ухом. Звуки получаются невнятными, булькающими, потому что папин рот заполнен кровью, которая вытекает прямо на Диму.
  - Нет! - кричит он и пытается вырваться.
  - Спокойно, мальчик, спокойно, - слышит Дима. - С ними все будет хорошо.
  Он прекращает сопротивляться и видит, что мимо него везут каталки с накрытыми телами, а сам он в руках крепкого мужчины в халате врача. Вокруг много людей и машин: скорая, пожарная, милиция.
  - Они теперь с нами, - говорит врач голосом Санты, - ведь это ты нас убил.
  Дима оборачивается и видит своих друзей, одетых в форму кадетов военного училища. Зрелище страшное и нелепое: взрослые мужчины в сшитых на подростков одеждах. Их лица окровавлены, из ран струится кровь. Санта, Дельфин, Жмых, Рубин, прочие, кого Пегас потерял за долгие годы совместной службы.
  - Грох, - говорит Рубин.
  - Грох мара оркус хель, - вторят ему остальные.
  Димка - маленький, испуганный ребенок, только что потерявший родителей, но уже переживший трудности детдома, психологической реабилитации, хлебнувший издевательств казарменной жизни, пытается бежать. Но, как это часто бывает во сне, бежать некуда. Громкое "Грох нергал эрешкиган!" заполняет все вокруг. Пространство пульсирует, каждая клеточка тела повторяет за сжавшимся от вибраций окружением:
  - МАРА ЭРЕШКИГАН! - и Дима просыпается.
  
  Вибрировал будильник на смартфоне. Умная программа почувствовала шевеление тела на кровати и выбрала самый подходящий для пробуждения момент. Пегас вытащил телефон из кармана брюк. За ним последовала и визитка. Я покажу вам то, после чего вам перехочется умирать. Грох.
  Перевернув листок, Побылец набрал вытисненный на нем номер.
  
  НИИ "Аструс" находился в лесу недалеко от города. Небольшое двухэтажное здание, больше напоминающее коттедж, стояло прямо посреди сосен и елей. От дороги к нему вела посыпанная гравием тропинка. Не имея возможности подъехать ближе, Пегас оставил подаренный к десятилетию службы "Мерседес" у обочины и потопал к цели пешком. Попутно заметил, что других автомобилей поблизости не наблюдается. Впрочем, здание не выглядело заброшенным: мелкая растительность выкошена, газон причесан. Некоторые окна в здании были распахнуты, оттуда по приближении стали доноситься разговоры и жужжание офисной техники.
  Подойдя к двери, Побылец прочел табличку: "Научно-исследовательский институт природоведения "Аструс"". За дверью оказался полутемный холл и пустующий стол дежурного, охранника или вахтера. Кто бы там ни должен был сидеть, сейчас пост оставался без присмотра. Мистер Плащ, по телефону представившийся Олегом Петровичем, сказал, что будет ждать в девятом кабинете. Побылец осмотрелся. Из холла вело три коридора. В том, что слева, на ближайших ко входу дверях различались таблички с цифрами 1 и 2. Двери в центральном проходе украшали надписи "10" и "11". Справа находились кабинеты 19 и 20. Побылец двинулся в левый коридор.
  Подвох он почувствовал уже после четвертого кабинета. После пятого и шестого стало очевидно, что за дверями с номерами 7 и 8 коридор заканчивается глухой стеной. Хотя там и находился небольшой закоулок, но девятого кабинета не было. А было окно, горшки с цветами и пепельница, в которой усердно тушил окурок Скворец Олег Петрович. Подняв глаза, он улыбнулся Пегасу и подался вперед с протянутой для рукопожатия рукой. Тряхнув раз пухлую ладонь, Побылец спросил:
  - Ну и зачем этот цирк с несуществующим девятым кабинетом?
  - Потому что я действительно ждал вас возле него.
  Скворец протиснулся мимо Пегаса к стене, приложил к ней ладони. Под давлением гипсокартон подался и отъехал в сторону, открывая взгляду дверь с цифрой девять.
  - Здание было конфисковано у частного владельца, отказавшегося перестроить его в соответствии с требованиями безопасности, - объяснил Олег Петрович. - Мы переделали его таким образом, чтобы дом удовлетворял нашим потребностям.
  Скворец распахнул дверь, за которой оказалась кабина лифта. Лифт в двухэтажном здании - вещь первой необходимости, как же. С этой мыслью Дима шагнул внутрь. Скворец последовал за ним.
  Вопреки ожиданиям Пегаса, лифт поехал не вверх, а вниз.
  - Под зданием множество пустот, промытых грунтовыми водами. Земля под ногами не проваливается только благодаря корневой системе сосен, удерживающих почву, - продолжил объяснения Олег Петрович. - Мы использовали пещеры для размещения подземных лабораторий, архивов и складов. Видимая на поверхности часть комплекса - вершина айсберга, десятая часть всех помещений. А благодаря природным полостям на поверхность не было вынесено ни лопаты грунта. Мы просто расширили и укрепили пещеры, превратив их в современный, оборудованный всем необходимым лабораторный комплекс.
  Лифт опускался явно дольше, чем того требовалось для высоты в один этаж. Впрочем, отсутствие в кабине панели с кнопками делало предположения бессмысленными. Внизу выход из лифта был оборудован уже не кабинетной дверью, а массивными створками с диагональными оранжевыми полосами.
  Чувство, что он попал в фильм, Пегаса не оставило. Сменился жанр. Если раньше это было кино про шпионов, то теперь оно больше напоминало супергеройский боевик. Пегас оказался в самой настоящей секретной лаборатории злого гения. Огромный ангар, в котором нашлось место для маленьких машинок-погрузчиков, рельсового полотна и небольшого вагона на нем. Сталактитов не было, но под потолочными балками вполне могли гнездиться летучие мыши. Из ангара вело несколько коридоров, по которым сосредоточенно бродили люди в халатах, робах, камуфляже.
  - Чем вы тут, нафиг, занимаетесь? - спросил Пегас.
  - Ничем кроме того, что вы могли прочесть на вывеске, - сказал Скворец. - Природоведением. Исследуем природные явления.
  Олег Петрович повел его в один из боковых коридоров.
  - Я не ученый, - сказал Побылец.
  - Нам нужны ваши профессиональные навыки, - ответил Олег Петрович. - Ученых у нас и так хватает.
  - Должен вас предупредить, что я пока еще госслужащий, и не имею права зарабатывать на стороне.
  - Но научной деятельностью вам заниматься не запрещено. Будете числиться у нас младшим научным сотрудником. Не беспокойтесь, с вашим руководством уже все улажено.
  Двигаясь по коридору, они попали в помещение поменьше. Часть его была огорожена стеклянной стеной. За ней монтировалась какая-то конструкция, напоминающая зеркальный коридор: два гигантских зеркала стояли одно напротив другого. Позади к ним примыкали конусообразные кожухи, из-под которых вились пуповины проводов. Между зеркалами стояла машина, напоминающая нечто среднее между луноходом и роботом-сапером. Только вместо манипулятора механизм уставился в пол объективом видеокамеры.
  Пегас приотстал, наблюдая за этой дикой смесью гадания в сочельник и эпизода из "Звездных врат". Скворец продолжал невозмутимо идти. Дима нагнал его в несколько широких шагов.
  - Нам сюда, - Олег Петрович указал на дверь с табличкой "отделение танатологии".
  За дверью оказался еще один коридор. По прикидкам Пегаса, они находились под лесом через дорогу, далеко от здания НИИ. Впрочем, на этот раз долго идти не пришлось. Первая же дверь с надписью "ведущий специалист" распахнулась перед Пегасом усилиями Скворца. За ней располагался вполне себе обычный кабинет, если не считать отсутствия окон. За столом сидела женщина средних лет. При виде гостей она поднялась.
  - Лаврентик Анастасия Ивановна, - представил хозяйку кабинета Скворец.
  - Побылец Дмитрий, - ответил Пегас, пожимая протянутую руку. Ладонь оказалась тонкой и изящной, впрочем, как и вся фигура женщины. На этом ее красота, по мнению Пегаса, заканчивалась. На лице ни одна его часть не была уродливой, но вместе они составляли портрет отнюдь не красавицы. Словно божественная программа для составления фотороботов выдала при рождении Анастасии Ивановны случайный результат из набора носов, ртов, глаз. Что ее действительно красило, так это стильные очки в широкой оправе. Они придавали ей вид порноактрисы, изображающей училку или медсестру.
  Долго Пегас пялиться не стал: ему хватило одного профессионального движения глаз. А вот Лаврентик разглядывала Диму с интересом одинокой женщины, не утратившей надежды найти вторую половинку.
  - Она введет вас в курс дела, - сказал Скворец. - А я буду в своем кабинете.
  
  - Ну и что вам напела наша птица? - спросила Лаврентик, пока они углублялись все дальше в лабиринт коридоров.
  - Скворец? - Пегас ухмыльнулся левой половиной лица, обращенной к Анастасии. - Пообещал показать кое-что, способное изменить мою жизнь.
  - Способное отвлечь вас от мыслей о самоубийстве? - спросила Лаврентик. В ее голосе послышалась осторожность.
  "Правильно, дамочка", - подумал Пегас. - "Будь осторожна, когда лезешь не в свое дело".
  - Не обижайтесь, но это написано в вашем досье, - сказала Лаврентик. - Иронично то, что вы со Скворцом имеете прямо противоположные интересы, для достижения которых используете мои исследования.
  - Скворец пытается вытащить у себя из головы пулю, которую я собираюсь пустить в свою черепушку? - съязвил Пегас.
  - Почти, - ответила Анастасия. - Олег Петрович смертельно болен. Врачи бессильны. У него осталась надежда лишь на мое изобретение. Мы пришли.
  Лаврентик свернула в дверь, ничем не отличавшуюся от прочих в коридоре. Последовав за ней, Побылец оказался в конференц-зале, где уже сидело несколько человек. Во всех из них Пегас признал профессиональных солдат.
  - Все в сборе, - сказала Лаврентик. - Но знакомство я хотела бы отложить до тех пор, пока вы не будете введены в курс дела и дадите свое согласие на участие в эксперименте. А пока прошу всех посмотреть сюда.
  Анастасия взяла со стола пульт и нажала на одну из кнопок. Стена напротив нее приобрела прозрачность. Сидевшие ближе повернулись, находившиеся у выхода встали. Кто-то уронил кресло, но на шум никто не обернулся. Всех заворожило зрелище за стеклом.
  Побылец увидел круглый зал, потолок которого находился на одном уровне с их помещением, а пол уходил на несколько метров вглубь. Возле стен выстроились полупрозрачные цилиндры. Внутри этих емкостей плавали, словно эмбрионы с пробирке, человеческие тела. Они были опутаны проводами и трубками, облеплены датчиками. Все это свивалось в жгуты, уходившие в пол. От каждого цилиндра по полу протянулись трубы, соединявшиеся с остальными емкостями. Они пересекались, образовывая пятиугольник с пентаграммой внутри. Над этим сооружением нависли еще два непрозрачных балкона, являвшихся, видимо, частями таких же наблюдательных комнат.
  - Чем вы тут занимаетесь? - спросил один из гостей.
  - Я уже спрашивал, - ответил Побылец. - Природу исследуют.
  - Господа, - обратила на себя внимание Лаврентик, - перед вами портал в смерть.
  Фраза повисла в воздухе. Звучала она достаточно невероятно, чтобы ни у кого не нашлось возражений. Видя, что захватила внимание аудитории, Анастасия продолжила.
  - Несколько лет назад я занималась исследованиями, направленными на изучение излучений человеческого тела, образующихся в процессе жизнедеятельности. Анализируя разницу между мертвыми и живыми, а также наблюдая процесс умирания в динамике, я заметила одну закономерность. Во время агонии или непосредственно в момент смерти излучение одного вида возрастало многократно и доминировало над остальными достаточно не только для того, чтобы его регистрировали приборы. Оно оказывало влияние на физический мир. Мы смогли изучить его и усилить при помощи оборудования, которое вы видите внизу.
  - Вы используете живых людей в своих экспериментах. Это незаконно, - сказал один из стоявших у стекла. Голос его звучал холодно и спокойно. Так обычно говорят, когда хотят продемонстрировать, что едва сдерживают ярость.
  - Все, э-э-э... участники эксперимента дали свое согласие на использование их тел во благо науки, - парировала Лаврентик.
  - Они не мертвы, - возразил человек у стекла.
  - Фактически мертвы, - сказала Анастасия. - Врачи зафиксировали их клиническую смерть. Мозг мертв и никогда не восстановит свою функцию. Мы лишь поддерживаем основные процессы жизнедеятельности в том их состоянии, которое наблюдалось перед смертью.
  - Продлеваете агонию.
  - Если вам так будет угодно. Я продолжу, если вы не возражаете.
  Устройство, которое вы видите внизу, улавливает то самое излучение и многократно усиливает за счет резонанса. Во время запуска устройства наблюдаются колебания струн материи, причем их направление всегда одинаково. Возникающие искажения в структуре материи...
  - Попроще, док, - попросил крупный мужчина, сидящий напротив Побыльца.
  Лаврентик задумалась на секунду, потом взяла со стола большой лист бумаги, положила сверху тяжелое пресс-папье. Осторожно подняла получившуюся конструкцию. Лист прогнулся под тяжестью.
  - Лист бумаги - это наше пространство. Пресс-папье - излучатель, - пояснила Лаврентик.
  Удерживая лист натянутым, она слегка встряхнула его. Груз подскочил, прорвал бумагу и с грохотом рухнул на стол.
  - Момент запуска, - сказала Лаврентик. - Нам удалось прорвать ткань реальности и попасть в другой мир. По сути, такой прорыв происходит каждый раз, когда кто-то умирает, но в неконтролируемых условиях реакция исчерпывает энергию носителя и прекращается, истощив все ресурсы. Это, что в религии склонны называть отлетом души. Звучит достаточно невероятно, и я вас понимаю, поэтому мы подготовили небольшой эксперимент.
  Побылец увидел, что в зал с мертвецами вошли двое лаборантов. Они несли спаренную клетку с мышами. Мыши были одинаковые: маленькие, белые и испуганные. Но у одной клетка была из металлических прутьев, а у другой - из толстого прозрачного материала без видимых отверстий. Оставив контейнер в центре, лаборанты удалились.
  Оборудование в зале включилось. Вспыхнули прожектора, зажглись светодиоды оборудования, трубы в полу наполнились какой-то жидкостью. Одно из тел в колбе шевельнулось. Следом другое, третье. Вскоре уже все подопытные тряслись и дергали конечностями, словно пытаясь расколотить сомкнувшиеся вокруг них прозрачные стены. Мышь в решетчатой клетке изо всех сил билась о прутья. Звуки до зрителей не доносились. Когда конвульсии мертвецов достигли апогея, прошло резкое смешение картинки, словно неудачный монтаж в кино.
  Только что в центре пентаграммы стояла двойная клетка с двумя мышами. Теперь там остался только герметичный контейнер с одним зверьком. Решетчатая часть развалилась, оставив лишь частокол ржавых прутьев. В центре маленькой оградки лежал скелетик мыши. Шкурка обтянула кости, мех сбился в пыльные комья. В колбах затихали тела.
  - Только что на пятнадцать сотых секунды в мир смерти были отправлены две мыши, - пояснила Лаврентик. - Одна из них контактировала с тамошней средой, другая - нет. Нам удалось выяснить, что абсолютно все там подвергается ускоренному разложению. Чем крупнее и прочнее предмет - тем медленнее. Мы посылали туда зонд, экспериментировали с различными животными, в том числе и с приматами. Разрушения вещей, побывавших по ту сторону, необратимы. Живые существа, побывав там и выжив, быстро восстанавливают жизненные силы и возвращаются к исходному состоянию.
  На данный момент это все, что нам известно. Настал этап экспериментов с участием людей. Добро пожаловать в проект "Шагающий в смерть", господа.
  
  Не отказался никто. Пегас испытывал сомнения, кажется, как и все остальные. Тайная лаборатория, опыты над людьми - с такими явлениями майор Побылец уже сталкивался, но чаще всего с целью уничтожить, а не поучаствовать. Но это была работа, бывшее руководство одобрило назначение Пегаса и даже способствовало ему. Это означало, что Усееву известно о происходящем здесь больше, чем Пегасу. Хитрый полковник сам же и подтолкнул Побыльца к такому решению.
  Да и цель была достойная. Заглянуть по ту сторону, узнать, ради чего мы все живем, и что нас ожидает после смерти - это было интереснее и важнее любых террористов. Пегас не сомневался, что похожими соображениями руководствовались все в его новой команде.
  На притирку им времени не дали. Хотя Побылец и возражал, что для слаженной работы коллектива нужно не менее полугода совместных тренировок, Скворец торопил развитие событий. Пегас его прекрасно понимал и сопротивлялся скорее из упрямства. Команда была отличная. Не все были военными, но все бойцы прошли многолетнюю подготовку в своих структурах. Каких - оставалось только догадываться. Некоторые наверняка до сих пор работали на свои ведомства, а потому не рассекречивался никто. Все общались позывными, из личных дел, предоставленных каждому участнику, были изъяты биографии.
  Несмотря на то, что каждый преследовал свою цель, порядок в коллективе достигался без каких бы то ни было усилий со стороны Пегаса. Все знали свою работу, беспрекословно выполняли приказы и в меру своих сил пытались помочь, делились опытом и всячески шли на контакт. О психологической совместимости не шло и речи, слишком разные люди. Технарь Отто - сам себе на уме, здоровяк Глыба - легко поддается влиянию, Скрут чересчур отстранен, Шкур претендует на лидерство. Если бы не общий интерес, давно бы перегрызлись.
  Но этап тренировок благополучно прошел. Бойцы обкатали скафандры, больше похожие на шагающие крепости из металла и пластика, научились пользоваться приборами для измерений, прошли симуляцию на компьютерном тренажере и специально выстроенном макете.
  Месяц назад Пегас и представить не мог, что будет стоять в скафандре на пентаграмме, окруженный мертвецами.
  - Доложить о готовности, - приказал он в микрофон, приклеенный к щеке.
  Все пятеро отчитались. Пегас показал большой палец в окно операторской комнаты, находившейся над их головами. Стоявшая в окне Анастасия кивнула.
  - Запуск, - раздался в наушнике голос оператора.
  Пол под ногами завибрировал. На глазах Пегаса эксперимент уже проводился несколько раз то с роботами, то с обезьянами, но ни разу ему не доводилось стоять в этой комнате в то время, как трупы накачивали стимуляторами. Симулятор тоже давал похожие ощущения, но там не было ожидания неизвестности, опустившегося на команду. Трубы наполнились жидкостью, тела в колбах снова начали свою пляску. Гудели скрытые в стенах генераторы энергии.
  Переход оказался мгновенным, никаких размытостей изображения и сияющих порталов. Просто картинка моментально сменилась. Пол покрылся зеленым налетом, трубы лопнули. Несколько колб треснули, остальные развалились. За мутной поверхностью виднелись кости скрючившихся на дне скелетов. Выступы наблюдательных комнат торчали над Пегасом, словно пасти стальных чудовищ, скалясь обломками стекол. Потолок продавила ржавая балка. Все выглядело старым, серым, заброшенным на тысячи лет.
  - Отсчет пошел, - напомнил Пегас.
  Команда зашевелилась. Под ногами тут же взметнулась пыль, окутав щиколотки туманом. Каждый шаг оставлял ясно видимый след. Отто щелкнул контейнером, активируя расположенную внутри аппаратуру. Глыба двинулся первым, Скрут замыкал.
  Выход из комнаты оказался разрушенным. Одна из створок повисла на одном шарнире, другую заклинило. Глыба навалился на дверь. Она рухнула беззвучно, подняв облако пыли. Скафандры передали лишь дрожь удара, звуки плотный материал останавливал.
  За дверью расположенные внутри шлемов фонари высветили коридор. Выглядел он не лучше, чем все остальное, только пыли было больше. Пегас протер загрязнившееся стекло рукавом и заметил, что с поверхности скафандра отслоилась тонкая пленка ржавчины. Надо было торопиться, началось разрушение защитных костюмов.
  Дымка скрывала дальний конец коридора, но когда все в него протиснулись, стало понятно, что в нескольких десятках метров впереди завал. Подойдя вплотную, они обнаружили, что состоит преграда из каменистого грунта вперемешку со стройматериалами. Похоже, в этом мире пещера не выдержала тяжести нависшего над ней здания.
  - Дальше хода нет, - доложил Глыба, - но могу высадить пару боковых дверей.
  - Нет, остаемся здесь, - приказал Пегас. - Отто, возьми образец грунта. Остальные - ставим датчики.
  Все поставили на пол свои контейнеры. Один из них при соприкосновении с полом треснул и развалился. Находившаяся внутри аппаратура мгновенно покрылась коррозией и вышла из строя. Это Пегасу совсем не понравилось: ящики были сделаны из того же материала, что и скафандры.
  - Отходим, - приказал Побылец.
  Отто молча постучал по запястью, показывая, что еще есть время до окончания обратного отсчета. Пегас мотнул головой. Команда двинулась обратно.
  - Помехи в эфире, - доложил Глыба.
  - Характер помех?
  - Эм... голоса, - ответил Глыба. В его словах слышалась неуверенность.
  - Глыба, повтори, - потребовал Пегас. - Какие еще голоса?
  И тут их услышали все. Глыба пошатнулся и припал к стене, Отто покатился по полу, Ява и Морзе рухнули на колени. "Хине-нуи-те-по", - отчетливо послышалось в скафандре. "МАРА ИДЗАНИМА ГХИД!" - словно колокол, ударили голоса, прибивая Пегаса к полу. "ЯМА САКПАТА МИКТЛАНТЕКУТЛИ" - требовательно произнесли они.
  Пегас почувствовал, что его мозг готов лопнуть. Глаза вылезают из орбит, уши заложило. В носу вибрация, мешающая сделать вдох.
  - Отряд, подъем! - проревел Побылец в микрофон.
  Впереди Глыба начал неуверенно двигаться вперед. Пегас поднялся, потянул за собой Морзе. Под его руками поверхность скафандра расползлась, тело рухнула на пол. Под стеклом шлема болталась голова мумии, усыхающая на глазах. Пегас почувствовал как что-то ткнуло его в спину. Обернувшись, он увидел, что Скрут дополз до него и повалился на пол. Шлем его треснул, но боец был еще жив. Подхватив тело, Пегас двинулся вперед.
  Все остальные оставались неподвижны. Их скафандры продолжали распадаться, шелушась слоями металлической фольги. Впереди перегородил дорогу Глыба. Свободной рукой Пегас попытался подтолкнуть его, но тот лежал, превратившись в гниющий труп. Перешагнув через него, Пегас быстро зашагал в зал, волоча за спиной еще дышащего Скрута.
  Похоже, голоса продержали их в оцепенении дольше, чем казалось. Отсчет закончился, портал сработал сразу же, как только Пегас оказался внутри установки. В мир гладкого стекла и пластика вернулись только двое из шести. Скрут был еще жив, но когда Пегас перевернул его скафандр, сквозь перечеркнутое трещиной забрало шлема ему показалось лицо глубокого старика, в дряблом, сморщенном теле которого едва теплилась жизнь.
  
  Побыльцу эксперимент казался полностью проваленным. Он потерял почти всю команду, задание было не выполнено. Скрут сейчас находился в коме, тела остальных исчезли бесследно. Установленные в Смерти датчики ничего не передавали, образцы тоже остались по ту сторону. Видеозапись с камер, установленных внутри скафандров, не передала никаких звуков. После обследования, в ходе которого Диму просканировали множество раз, исследовали каждую клеточку тела и даже пару раз заглянули в задницу, он выписался из лазарета. Меньше всего хотелось сидеть на месте и переживать произошедшее. А потому Пегас слонялся по лаборатории, заглядывая то к технарям, клепавшим новые скафандры, то к Лаврентик, корпевшей над расчетами.
  Анастасия же, напротив, выглядела воодушевленной. Заглядела до дыр запись, извлеченную из скафандра Пегаса, с пинцетом плясала вокруг самого костюма, отщипывая частички для анализа, теребила медиков на предмет состояния Скрута, а информационный отдел - о голосах, которые слышал Пегас.
  Состояние Скрута, надо сказать, улучшалось с каждым днем. Из комы он не выходил, но морщины разгладились, работа внутренних органов вошла в привычный ритм. Скворец слабо интересовался наработками Лаврентик, но, просмотрев отчеты о состоянии Скрута, спешно покинул лабораторию, видимо, присоединившись к заседавшему наверху начальству, что уже который день решало судьбу проекта.
  Лаборатория Лаврентик выглядела так, будто в ней произошел холодный взрыв. Бумаги разбросаны по всему помещению, повсюду валяются обломки старых скафандров, в углу нагромождены новые. В эпицентре находилась сама Анастасия с ноутбуком на коленях. Увидев Пегаса, кивнула ему, подбородком указав на новые скафандры:
  - Можете примерить. Нужно провести серию испытаний, пока это еще возможно.
  - Вы забыли, чем закончился прошлый поход? - спросил Побылец, подходя к своему старому скафандру. Тот в агрессивной среде мира смерти износился настолько, что протыкался пальцем. Но, надо отдать ему должное, нигде не дал слабину и тем самым спас Пегасу жизнь.
  - Если бы вы уложились в срок, все остались бы живы, - сказала Лаврентик.
  - Вы знаете, почему мы не вернулись вовремя! Это была психическая атака, или галлюцинации, или еще какая-то дрянь, подкосившая нас.
  - Я вам верю, Дмитрий. Все данные свидетельствуют в вашу пользу. Голоса, которые вы слышали... Сомневаюсь, что вы могли это выдумать. Это может означать все, что угодно: от существования загробной жизни до наличия там разумных существ из другой реальности. Но это все предположения, и нам нужно подтвердить их фактами, пока проект не закрыли.
  - Предлагаете мне сходить туда в одиночку?
  - Решать не мне, но...
  Позади хлопнула дверь. В проеме стоял Скворец. В руке - пистолет, дуло смотрит на Пегаса.
  - Одевай, - Скворец указал стволом на скафандр.
  - Олег Петрович, что происходит? - спросила Лаврентик тоном школьной училки, сурово смотря на Скворца сквозь очки.
  - Ты тоже, - ответил тот Анастасии. - Извините, господа, но у меня нет другого выхода.
  - Может, вы объясните, в чем дело? - мрачно поинтересовался Пегас.
  - Проект закрыли, - сказал Скворец. - Сейчас, когда мы на пороге открытия, они сочли его чересчур опасным. Я не могу этого допустить, мне нужно побывать там и излечиться, как это произошло со Скрутом.
  - Скрут чуть не умер, - возразила Лаврентик.
  Скворец ухмыльнулся.
  - Скрут умер, - сказал он. - Погиб за несколько секунд до того, как Дмитрий занес его в портал. Умерев там, он получил здесь не только жизнь, но здоровье и молодость. Если мне удастся это повторить, то я излечусь.
  - Для того чтобы прикончить себя, посторонние не нужны, - сказал Побылец. - Поверьте профессионалу.
  Пегас и Лаврентик закончили надевать скафандры. Они оказались меньше, но тяжелее предыдущих моделей.
  - На выход, - скомандовал Скворец. - План прост. Я умираю там, вы вытаскиваете меня сюда. По сути, выбора у вас не будет: сами вы не выберетесь оттуда. А теперь вперед, к порталу.
  Когда Пегас с Лаврентик вошли в зал с мертвецами, Скворец оставил их, захлопнув дверь. Через несколько минут его фигура показалась наверху, в операторской, в компании с перепуганным техником. Проведя некоторое время за пультом, техник кивнул Скворцу, стараясь резко не уклоняться от направленного на него пистолета.
  - Приготовьтесь, господа, - раздался в наушниках голос Скворца, - я жму кнопку.
  Пегас увидел поднятую руку, готовую запустить устройство. Но опуститься ей не дал неожиданно вошедший в помещение человек. Он возник за спиной у Скворца, обхватил его за голову, резко дернул. В правой руке Олега Петровича несколько раз выстрелил пистолет, проделав в потолке две дырки. Сбоку вскочил техник. Убийца отпустил тело и, не поворачиваясь, воткнул парню в глаз ручку-фонарик. Пегас видел такие у медсестер в лазарете. Тело Скворца осело, открывая окровавленную фигуру незнакомца. Кровь заляпала лицо, стекала по подбородку, покрывала руки до локтя. Убийца закончил то, что пытался сделать Олег Петрович - нажал на кнопку. В последний момент его глаза поймали взгляд Пегаса.
  Из-за стекла операторской комнаты на Побыльца смотрел Скрут.
  
  Переход. Снова лаборатория преобразилась, приобретя вид на столетия заброшенного склепа. Но Пегаса мало интересовало уже виденное им окружение. Наверху, в операторской комнате, по-прежнему стоял Скрут. Только вид его соответствовал окружению: иссушенный мумифицированный труп, что стоял, уставившись на Побыльца глубоко запавшими глазами.
  - Вы тоже это видите? - спросил Пегас у Анастасии.
  - Д-да, - ответила она. Голос ее дрожал.
  - Как такое возможно? Он без скафандра, но все еще жив. По крайней мере, ведет себя не так, как все те трупы, которые мне доводилось видеть.
  - Не знаю, - сказала Лаврентик. - Возможно, отражение его сущности из реального мира...
  Побыльцу это ни о чем не говорило, да и Лаврентик изъяснялась неуверенно. А время шло.
  - Надо спешить, - сказал он. - Стоя тут, мы точно ничего не изменим.
  Пегас двинулся в коридор. Завал никуда не делся, но до него было множество дверей. Некоторые из них вели в другие коридоры. Возможно, им удастся найти путь в операторскую.
  Миновав несколько помещений, Пегас нашел коридор, по его расчетам огибающий лабораторию. Ориентироваться мешала изменившаяся картина. Надписи на дверях и стенах либо облупились, либо были незаметны под толстым слоем пыли.
  Очередная дверь рухнула от одного прикосновения. За ней Пегас ожидал увидеть лестничный пролет, ведущий наверх, но никак не то, что открылось его взгляду.
  Помещение обрывалось чуть ли не у порога. Стены, пол, потолок - все это заканчивалось бетонным крошевом и ржавыми ребрами арматуры, за которыми следовала пустота. Встроенные в скафандры фонари не пробивались сквозь пыль, что поднялась от падения двери. Казалось, что за этой дверью нет ничего, лишь пустота, что осталась после смерти этого мира. Но через несколько секунд пыль осела, и Пегас увидел, что перед ним - огромная пропасть. Месиво из обломков бетона, стальных конструкций и камней уходило далеко вниз, образовывая крутой склон. Побылец с Анастасией находились примерно на середине этого склона. В ухе раздался шумный вздох Лаврентик.
  Когда глаза привыкли к полумраку, Пегас увидел противоположную сторону. Судя по всему, перед ним была воронка в земле размером в сотню метров. Кое-где из дна ее выпирали куски стен, словно кости исполинского животного, полузасыпанные землей. В различных местах из склонов выглядывали тоннели различной степени разрушения.
  - Похоже, в этом мире здание все-таки рухнуло в подземные пещеры, - сказала Анастасия.
  - Сможете определить, какой из коридоров ведет к лаборатории?
  - Сложно сказать. Нужно подняться наверх.
  Оттеснив Побыльца, Лаврентик обогнула выступ стены и стала карабкаться по насыпи. Пегас пополз следом. Вездесущая пыль уменьшила видимость до полуметра. Луч фонаря плясал на обломках, выхватывая отдельные куски бетонных перекрытий, камней и серого, однородного грунта. Нагнав уже поднявшуюся Лаврентик, Пегас уперся руками в ровную поверхность земли и подтянулся. Встав на ноги, он попытался протереть стекло скафандра.
  Побылец полировал рукавом серую поверхность шлема, пока не понял, что это не пыль, а окружающий пейзаж. Цвета старой мешковины небо, однородное, ни облачка, и такая же земля. Только на поверхности валялись камни, какие-то коряги, торчали из земли ветви поваленных деревьев, окаменевших, вросших в грунт. Горизонта видно не было: через пару сотен метров все размывалось серой мглой.
  - Это конец, - прошептала Лаврентик. - Так будет выглядеть и наш мир, когда все умрет.
  Пегасу почудилось какое-то движение справа. То ли ветер колышет торчащие из земли сучья, то ли... Скорее, гигантская, размером с человека, тварь копошится в земле. То, что Пегас сперва принял за ветви, поднялось, распрямляясь в человеческую фигуру. Вскрикнула Анастасия. С ее стороны тоже нечто поднялось из земли. Пошатываясь, фигуры двинулись к людям в скафандрах.
  - Я не знаю, что это, но лучше вам поскорее найти дорогу к лаборатории, - сказал Пегас.
  Анастасия развернулась к воронке. Побылец встал перед ней, заслонив Лаврентик от обитателей потустороннего мира. А их становилось все больше. Самые первые находились уже в нескольких метрах от Пегаса. Тот шагнул навстречу ближайшему, ткнул его рукой. Громоздкий скафандр не позволял провести удар.
  Фонарь выхватил из темноты рваную одежду, кости и облепившие их ошметки кожи. Пальцы заскребли по рукаву скафандра. Пегас перехватил руку противника, вывернул, попытался перекинуть противника через плечо, но не почувствовал за спиной привычного веса человеческого тела. В руках у него осталась локтевая кость. А безрукое тело все так же молча перло на Побыльца.
  - Торопись, Лаврентик! - рявкнул Пегас.
  - Там! - крикнула Анастасия, указывая на одно из углублений в склоне. Из него выходил металлический язык монорельса. Эту дорогу Пегас помнил - поезд курсировал от склада до лаборатории. Подхватив Лаврентик, Побылец рухнул на спину и заскользил по склону, ориентируясь на указанное место. Добравшись до тоннеля, Пегас вскочил, помог подняться Анастасии. Мимо все так же медленно и бездумно ползли по склону тела живых мертвецов, последовавших за ними. Пегас побежал вдоль рельсового пути, увлекая за собой Лаврентик.
  - Есть идеи, что это могло быть? - спросил Побылец на бегу.
  - Определенно мертвецы. На примере вашего товарища, эээ, Скрута, мы знаем, что мертвые здесь оживают. Вполне возможно, что это отражения людей, погибших там, в нашей реальности. Вопрос в другом: почему они враждебны? Что движет ими, направляет против нас? Были бы у меня с собой хоть некоторые из тех приборов...
  - Надо было попросить у Скворца, пока он тыкал в вас пистолетом. А пока у нас есть проблема посерьезнее, - Побылец ткнул пальцем в скафандр Анастасии. С поверхности посыпались чешуйки ржавчины. - Здесь нельзя больше задерживаться.
  - Мы уже почти пришли, - торопливо сказала Лаврентик. - Этот поворот приведет нас прямо к операторской комнате.
  Побылец выбрался с рельсового пути на платформу, помог подняться Анастасии.
  - ЭММА ОГБУНАБАЛИ МОРРИГАН! - рявкнуло над ними. Вскрикнула, падая, Лаврентик. - ТУОНИ МАРЖАНА ХЕЛЬ!
  Побылец из всех сил сопротивлялся придавливающей его к земле силе. В глазах расплывалось, воздух застрял в груди. Как сквозь перевернутую линзу, в туннеле, из которого они пришли, Пегас увидел тени преследующих их мертвецов. И что-то маячило за ними, кукловод, направляющий марионеток, неразличимый, но несущий угрозу одним своим существованием.
  Побылец закричал, пытаясь перебить звучащие в голове слова, дернул на себя Лаврентик и побежал. Дверь в операторскую оказалась цела и даже на всех петлях. Не преодолев препятствие силой, Пегас повернул ручку, ввалился в комнату, увлекая за собой Анастасию. В операторской, никуда не девшись со своего поста, за грудой ржавого хлама, бывшего когда-то пультом управления порталом, стоял Скрут. Портал снова работал: лаборатория внизу, несмотря на весьма запущенный вид, функционировала. Побылец захлопнул дверь, отсекая преследователям путь. В ладони его осталась дверная ручка.
  Скрут обернулся, отпуская пульт управления. Портал тут же потух, угасло сияние в трубах и колбах. Мертвец шагнул к незваным гостям. На его лохмотьях, бывших когда-то больничным халатом, все еще виднелась кровь убитых им людей. Побылец оттолкнул в сторону Анастасию, которую все еще держал за руку, и с размаха ударил Скрута дверной ручкой. Голова мертвеца откинулась, но своего движения ходячий труп не остановил.
  - Лаврентик, попытайся запустить портал, - крикнул Пегас в микрофон.
  - Как? Тут все сгнило.
  - У этого ублюдка оно запускалось. Представь, что и у тебя в руках рабочее оборудование.
  Пегас схватился со Скрутом. Мертвец оказался силен и придавил Побыльца к двери. С обратной стороны почувствовался удар напирающей толпы преследователей. Краем глаза Пегас заметил, что Лаврентик водит руками над пультом, имитируя процесс запуска. Заработал портал, остановился, снова вспыхнул.
  - Он выключается, если не держать кнопку, - сказала Лаврентик. - Вы должны остаться и жать на нее, когда я прыгну в портал. Извините, но другого выхода нет. Я попытаюсь позвать на помощь, если окажусь в нашем мире.
  Побылец выкрутился из хватки Скрута, отступил к пульту.
  - Вы так быстро решили, кто из нас здесь остается. У меня спросить не пробовали?
  - Черт возьми, Пегас, один из нас должен остаться. Почему бы и не вы?
  С этими словами Лаврентик вскарабкалась в проем, где раньше было обзорное стекло, и прыгнула. Визг сменился криком боли. Пегас на мгновение наклонился и увидел, что Лаврентик корчится на полу. Сквозь разорванный на ноге скафандр торчал обломок кости. От вида покалеченной Лаврентик Побыльца отвлек Скрут, схватив его и оттащив от пульта. Мертвец швырнут Пегаса на пол. Побылец почувствовал, что приземлился на что-то мягкое. Перекатившись, он обнаружил, что рядом лежит тело Скворца, только что появившееся в этом мире. Изо рта и носа все еще текла кровь, видно, бедняга скончался лишь сейчас.
  На мгновение задержавшись на свежем трупе Скворца, взгляд Пегаса переместился на его руку, которая все еще сжимала пистолет. Блестящий, новенький, пока не подвергнувшийся агрессивному воздействию местной среды. Пегас рванул к нему, одной рукой схватил ствол, другой взвалил на себя тело Скворца, развернулся вместе с ним к Скруту. За спиной рухнула под напором дверь.
  Пегас удвоенным весом навалился на Скрута, оттолкнув его в сторону, сбросил тело Скворца прямо на то место, где была кнопка. Вновь заработал портал. Пегас выпрыгнул в окно, в полете развернулся назад и вверх, наводя ствол на операторскую комнату. Лишь мельком он увидел толпу мертвецов, ворвавшихся в помещение, склонившегося над телом Скворца Скрута и нечто позади всех, расталкивающее упырей, рвущееся к порталу. Взгляд уловил лишь источенную фигуру ростом до потолка, руки со множеством суставов, как у паука, и шевелящиеся, шлепающие по гротескно уродливому лицу щупальца, растущие на голове. Существо метнулось к окну, в голову Пегаса вновь ворвался вопль:
  - ГРОХ МАРА ОРКУС ХЕЛЬ!
  Пегас приземлился в портал, ударившись спиной. Разряд боли пронзил позвоночник, в ушах зазвенело. В тот же момент произошел переход в реальный мир. Майор поднял пистолет и нажал на спусковой крючок несколько раз, целясь в пульт управления, уже неповрежденный, сияющий всеми диодами и закрытый от взгляда стеклом операторской комнаты, из которой исчезли все, кроме Скрута. Три пули вошли в оборудование, останавливая работу портала. Пегас все еще пытался выстрелить, но перекосившийся в стволе патрон сделал оружие бесполезным.
  Портал затих окончательно. За выбитым выстрелами стеклом рухнул Скрут, на глазах превращаясь в недельной свежести труп. Рука Пегаса опустилась, в глазах померк свет. Голова его повернулась набок, к лежавшей рядом Лаврентик. Прежде чем окончательно потерять сознание, Побылец увидел древнее, изрытое морщинами и прикрытое серыми прядями волос лицо старухи с потухшим взглядом.
  
  Инцидент так и не вышел за пределы "Аструса". Проект законсервировали, но не закрыли. Пегас большую часть времени провалялся в лазарете, залечивая спину, но к нему уже приходили шишки из начальства, предлагали работу координатора группы в другом проекте. Пегас согласился. Жизнь наполнилась новым смыслом. Побывав по ту сторону дважды и едва не оставшись там навсегда, больше не хотелось примерять дуло к своей глотке.
  Теперь Побылец был занят тем, что прогуливался в окрестностях "Аструса", энергично помогая себе тростью. Паралич ног, вызванный повреждениями позвоночника, почти прошел, но стоять на своих двоих все еще было тяжело. Бродя меж сосен, Пегас столкнулся с Лаврентик. Побылец засмеялся первым, увидев ее трость. К нему присоединилась и Анастасия. Ее нога все еще была в поддерживающем каркасе.
  Пегас не видел ее ни разу за все это время. Слышал только, что ее тоже перевели в другой проект, но не сильно интересовался судьбой человека, который поставил свою жизнь выше его. Лаврентик, видимо, чувствовала вину, поэтому и избегала встречи.
  - Приятно видеть, что вы поправились, - сказал Пегас.
  - Да, симптомы старения прошли быстро, хотя волосы приходится красить. Они так и остались седыми. Похоже, часть моего организма навсегда запомнила меня столетней старухой.
  - Изучали себя в свободное от работы время?
  - Не только себя. Проект остановлен на неопределенный срок, но кое-какие материалы все же попали мне в руки. Наибольший интерес для нашего руководства представляют именно живые мертвецы и феномен Ар... э, Скрута. Кто-то считает, что есть возможность оживлять погибших или восстанавливать мертвые ткани, но я склонна полагать, что в него что-то вселилось. Что-то из тех имен, что мы слышали. Это имена древних богов смерти из самых различных культур. Они обитают там, они разумны и жаждут прорваться в наш мир. Хоть это дошло до понимания верхов, потому "Шагающий в смерть" и законсервирован. Не знаю, как надолго, скорее всего, до тех пор, пока жажда использовать знания потустороннего мира не пересилит испуг от произошедшего.
  - Я смотрю, вы времени зря не теряли.
  - Да, у меня еще множество наработок, и вы могли бы помочь мне в поиске решений. Как насчет того, чтобы прогуляться в мой кабинет, где нам никто не будет мешать? У меня есть кофе, не самый лучший, но...
  - Нет, спасибо, у меня режим. Еще несколько часов прогулок и упражнений.
  - Дмитрий, я понимаю, что виновата за то, что оставила вас там, но я хотела бы загладить свою вину.
  Анастасия остановилась, прильнула к Побыльцу.
  - Давайте хотя бы попытаемся, - ее губы шептали уже у самого лица Пегаса. Он увидел, как их прорезают трещины морщин, углубления пролегают вокруг глаз, змеятся по щекам, идет складками кожа на шее, а волосы выбиваются из прически седыми клочками.
  Пегас мотнул головой, отгоняя наваждение, отступил на несколько шагов.
  - Боюсь, что-то в вас останется неизменным навсегда, - сказал он, развернулся и зашагал прочь. Впереди его ждал целый вечер мучительной физиотерапии.
  
  КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"