Грейс Вячеслав: другие произведения.

Звезды над моей головой. Часть первая. Ален с Наутикасты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Звезды над моей головой. Часть первая. Ален с Наутикасты.
  
  
   Грей сидел за столом, в небольшой комнате, предельно сосредоточившись. Глаза молодого человека были закрыты, но даже за сомкнутыми веками было видно, как хаотично двигаются его зрачки. В его голове множество образов сменяли друг друга. Каждый из них сопровождался различными ощущениями. От этого слегка кружилась голова.
   Грей сделал судорожный вздох и, наконец, открыл глаза. Кроме него в комнате находилось еще двое. Первое что он увидел, было лицо доктора психологии Присциллы Уорен - женщины средних лет необычайной красоты. Еле заметные морщинки появились вокруг ее темных выразительных глаз когда она прищурилась, приглядываясь к своему молодому ученику. Доктор сидела за столом напротив него, скрестив руки на груди. Локоны ее темных волос крупными кудрями спадали на плечи. На воротнике формы доктора не было военных отличительных знаков, но по академии ходили слухи, что это все из-за ее излишней скромности, а может быть скрытности. Доктор Уорен пристально смотрела на Грея.
   -Ну, - наконец нетерпеливо спросила она. - Ты закончил?
   -Э...м. - вернувшись в реальность из мира иллюзий, юноша говорил отрывисто и неуверенно. - Ну, думаю да. - он нервно поправил рукав своей черно-красной курсантской формы.
   -Тогда рассказывай, что ты видел, - с напором продолжила Присцилла своим бархатным голосом.
   Грей некоторое время смотрел в пространство перед собой, вспоминая детали увиденного.
   - Передо мной стоял образ целого отряда солдат в космическом корабле. - молодой человек замолчал, подбирая слова.
   - Я как будто был одним из них и ощущал как ускорение вдавливает меня в кресло. Потом падение, - снова задумчивая пауза - Скорей свободный полет... десантирование с корабля.
   Образы в голове уже начали блекнуть, становясь прозрачными. Он, испугавшись, что забудет их, поспешно принялся рассказывать дальше:
   - Потом... они бежали в темноте по заснеженной равнине. Я двигался за солдатом в тяжелой броне. Тот в руках держал в боевой готовности оружие со световым выжигательным лучом - СВЛ пушку. Солдат оставлял за собой на снегу глубокие следы. На плече его бронекостюма, кажется, была нанесена звезда.
   Грей нервно прикусил нижнюю губу, после чего продолжил:
   - Одна звезда на плече - это майор. Потом в темном небе вспыхнул яркий свет прожекторов, над нашими головами завис флаер. Я даже слышал шум его двигателей. - Грей тут же вспомнил гул в ушах, который он ощутил во время недавнего видения. Голос юноши стал на тон выше. Он и сам был удивлен наличием таких реалистичных ощущений в образах.
   - А потом, - Грей нахмурил брови, поддавшись неприятным воспоминаниям. - Раздался взрыв. Нескольких солдат, в том числе и меня, отбросило в сторону. В наушниках моего шлема раздались крики. - юноша отчаянно цеплялся за остатки этого воспоминания, пытаясь не упустить детали. - Майор направил громоздкую пушку вверх и открыл по флаеру огонь световым лучом. Выстрел достиг цели. Дымящийся корабль скрылся в темноте ночного неба.
   Грей хотел добавить что-то еще, но этот образ безвозвратно ускользнул от него.
   - Довольно страшные события. - оставив на мгновение чужие воспоминания, заметил юноша.
   Присцилла внимательно слушала его, слегка прищурив глаза. Она была похожа на хищника, выжидающего свою жертву.
   Грей посмотрел вверх, он был слегка взволнован, словно ребенок, который вспоминает слова забытого рассказа.
   - Еще я видел несколько статичных образов: нашу академию, учебные классы. Они были все в каких-то серых тонах, как будто эти воспоминания, - Грей свел брови, подбирая слова, - Потеряли актуальность, выцвели. Зато слишком яркие тона были в каком-то другом помещении, не похожим на нашу академию. Там был большой диван и картина.
   Грей поджал нижнюю губу, вспоминая детали.
   - Кажется с красными маками. Я... не знаю это место. - молодой человек отрицательно мотнул головой, в такт своих слов.
   - Еще бы ты его знал, парень. Ха, это мой дом. - перебил его человек сидевший рядом за столом, третий в этой комнате. Мускулистый мужчина с военной выправкой и бледной кожей. Он широко улыбался, развалившись в кресле. От разговоров о доме мужчина явно повеселел.
   Грей держал свою руку на крепком запястье солдата, так юноша мог принимать его воспоминания.
   -Каждый день представлял как вернусь домой. - продолжал весело басить солдат. - Правда, эта картина с маками меня немного раздражает. Эти цветы изображены в каком-то непонятном стиле. На мой взгляд, просто красные пятна. Ну, что поделать, моя жена мечтала стать художником, не могу же я просто взять и убрать ее творчество.
   Мужчина рассмеялся и одернул свою руку из ладони Грея. Его огромные мускулы затряслись от смеха. Затем, он с мечтательным взглядом откинулся на спинку стула.
   - Дор. - Доктор Уорен перевела на него строгий взгляд и приложила указательный палец к своим губам, призывая соблюдать тишину. - Дай ему закончить. Нить видений так легко потерять.
   Доктор снова посмотрела на Грея. Тот скорчил досадную гримасу и отрицательно покачал головой. Собственное сознание юноши начисто стерло чужие воспоминания. Присцилла понимающе кивнула, умело скрывая легкое разочарование.
   - И что ты можешь сказать? - с любопытством поинтересовалась она.
   Грей медленно выдохнул и принялся рассуждать, как его учила доктор на аналитических занятиях:
   - Ну, исходя из того что я увидел... скорей всего этот человек, - юноша кивнул в сторону Дора. - Солдат одного из отрядов имперских войск. Все эти жуткие образы довольно свежие, а воспоминания об академии - нет. Значит, он недавно прилетел с военных действий.
   Присцилла слушала, одобрительно кивая головой.
   - В настоящее время империя развернула военные действия на планете Маад.
   Грей посмотрел на бледную кожу солдата и вспомнил снежный пейзаж из его воспоминаний.
   - Тогда, это определенно был Маад. - уверенно заключил молодой человек.
   - Все верно, сынок. - Дор снова встрял в разговор. - полтора года на этой чертовой планете. Если бы не ранение, кто знает сколько бы еще проторчал там.
   Мужчина скривил губы и покачал головой.
   - Если честно, на мой взгляд, завоевание этой планеты сильно затянулось. По мне, так нужно всего несколько хороших бомбардировок, и вопрос решен.
   Отбросив в сторону воспоминания, связанные с Маадом, Дор обратился к доктору:
   -А он, похоже, талантливый малый, а? Сразу видно, кто его всему научил. - басистый смех снова наполнил комнату.
  
  
   Когда Грей и Присцилла остались наедине, она заговорила первой:
   - Ты молодец, твои способности усиливаются, ты смог удержать достаточно много информации за один раз, что бы установить кто этот человек. Возможно, скоро тебе будут нужны дополнительные занятия. Тебе будет скучно с остальными, это точно. Однако не спеши узнать больше. Это может быть опасно для тебя и для окружающих.
   Доктор положила руку на плечо юноши.
   - Если ты видишь ключевые моменты довольно четко, уделяй внимание деталям. Ты разглядел звание человека в броне - это хорошо, но если бы ты увидел его личный номер, можно было прямо сейчас установить его личность и отряд. Так же, в следующий раз обрати внимание на местность. Происходит ли все в городе среди зданий, в лесу или в пустыне. Если в пустыне, то какой, к примеру, цвет песка. Ты можешь быть не знаком с планетой, которую видишь чужими глазами, кто знает, может быть по цвету песка можно с большой долей вероятности распознать какое-то определенное место.
   Грей слушал доктора, кивая головой в такт ее слов.
   -Сейчас можешь идти, встретимся послезавтра.
   Молодой человек встал из-за стола и ощутил легкое головокружение. Он вдруг, почувствовал себя измотанным. Сеансы чтений отнимали много энергии.
   Грей вышел из главных ворот имперской академии на свежий воздух. Ощутив дуновение теплого норианского ветра, он почувствовал себя лучше.
   Планета Нориан входила в состав галактической империи; как и другие восемь планет с собственной атмосферой, три безатмосферные планеты, и множество околопланетных орбитальных станций в разных уголках вселенной. Нориан была одной из самых маленьких планет галактики. Ее вечнозеленые живописные сады радовали глаз местных жителей и туристов со всей галактики. Из-за жаркого тропического климата пляжный сезон был открыт круглый год.
   На всех планетах в составе империи время измерялось стандартными часами и минутами, в сутках разных планет империи было разное количество часов. Норианский суточный цикл равнялся сорока стандартным часам. Отсчет начинался примерно с середины "темной ночи". В шесть утра на горизонте появлялась альфа-Новы, самая яркая звезда созвездия Новы, так на планете начинался новый день. Первый учебный период в Имперской академии начинался в восемь утра. В середине дня, над горизонтом восходила бета-Новы, вторая по величине звезда. Она заходила через пять часов после своего восхода и эти пять часов были самыми жаркими. Уровень радиации на поверхности повышался на треть. Во всех учебных заведения это время считалось перерывом. Местные жители старались не выходить на улицу. Это же настойчиво советовали всем туристам, прилетавшим на Нориан. Однако те из них, кто пропустил предостережения мимо ушей и продолжал отдыхать на пляже, уже к концу "жаркого дня" под двумя светилами атаковали аптечные киоски рядом с пляжем. Стероидные крема для восстановления кожи не залеживались здесь на прилавках. Через пару часов после захода бета-Новы планета остывала и начинался второй учебный цикл академии, а когда заходила альфа-Новы снова начиналась "темная ночь".
   Вторая часть норианского дня подходила к концу, до наступления сумерек оставалось еще пару часов. Закат альфа-Новы всегда был красивым зрелищем. Грей пересек парк с фонтаном, и направился в сторону жилых помещений.
  
  
  
   В темном ночном небе сверкнула молния. В след за ней гром разразился прямо над головой. Тучи стали красными, будто за ними в небе горел красный огонь. Все вокруг приобрело этот красный оттенок. Капли дождя становились похожи на капли крови, падающие прямо с небес. Вой сирен заглушили крики людей. Грей смотрел на свои руки, они казались ему такими маленькими. Пред ним возник человек в тяжелой броне. Судя по размерам костюма, человек этот был огромен и физически развит. На броне были неизвестные опознавательные знаки: две черные звезды внутри красного кольца. Лицо большого человека закрывала маска "паук", на фронтальной стороне которой было несколько визуальных камер, что и придавало сходство с мордой насекомого. В руках это солдата находилась СВЛ пушка. Грей сразу узнал это оружие. Довольно старая модель, но от этого не менее опасная. Все что попадалось на пути ее луча, не имело шансов на спасение. Если излучатель и не прожигал некоторые виды брони насквозь, то человек внутри все равно обваривался за несколько минут. Солдат с двумя звездами в кольце повернулся к Грею и из динамиков на шее раздалось:
   -Почему ты еще здесь? Я же сказал тебе идти в укрытие вместе с остальными!
   Еще одна молния сверкнула совсем близко. Разряд попал в здание неподалеку, и оно тут же загорелось. Грохот взрыва оглушил юношу.
   Грей проснулся в холодном поту. Он облегченно вздохнул, разглядев в темноте стены своей комнаты. Сновидение было настолько реалистично, что заставило его сердце биться чаще. Грей успокоился и протянул руку к окну. Отодвинув штору, молодой человек взглянул в ночное небо Нориана.
   Юноша и раньше видел этот сон. Сначала не так часто, но на этой неделе это был уже второй раз. Каждый раз после сеансов чтения мыслей его мучили кошмары. Но смысл этих снов оставался для юноши загадкой. Грей не имел ни малейшей догадки, кем мог быть этот человек в броне. Может быть, как сказала доктор Уорен, его способности усиливаются, и он может читать мысли других студентов во время сна? Но чьи тогда это мысли? Чьи это сны? Того кто был там, на планете с красным дождем? Это была загадкой, которую с каждым новым кошмаром хотелось разгадать все больше.
  
  
  
   К началу первого учебного периода Грей шел в академию вместе со своим приятелем Роем. Молодые люди были одеты в черно-красную военную форму имперского образца с опознавательными знаками учащихся второго курса. Рей читал свою электронную тетрадь, время от времени проводя пальцем по экрану.
   - О, грей, тут написано, что вместо физики нам будет читать лекцию какой-то профессор вирусологии. - Рей на мгновение посмотрел под ноги, что бы ни запнуться, и опять уткнулся в тетрадь. - Профессор Инрион, один из ведущих специалистов вирусологии Таурона.
   - Ого, - воскликнул Грей. Рей выключил тетрадь и убрал ее в сумку. - Далеко летел сюда - с самого Таурона.
   - Зачем только нам сейчас лекции по вирусологии? - Грей недоумевая свел брови. - Вирусология - это удел, а точнее сказать головная боль, пятого курса, если ты, конечно, не учишься на факультете вирусологии.
   Рей рассмеялся и добавил. - Да, пожалуй, тогда для тебя вся учеба - это головная боль.
   Профессор Нориан заставил себя немного подождать. Когда он вошел, класс приветственно встал.
   - Садитесь, садитесь все. Меня зовут профессор Льюис Инрион, я специалист вирусологии Таурона, хотя все это вы уже, наверное, прочитали в расписании. Нынешняя молодежь постоянно смотрит в свои электронные девайсы, в поисках информации.
   Профессор оказался полноватым мужчиной средних лет, с маленькими темными глазами. Он казался довольно дружелюбным и веселым человеком. Его жесты были размашистыми, а речь довольно импульсивна.
   - Вообще-то у меня сегодня запланирована лекция для пятого курса, но она будет только через час. И я подумал, раз уж я здесь, почему бы не провести еще одну вводную лекцию.
   Профессор широко улыбался, разглядывая учеников.
   - Мне предстояло выбрать между аудиторией третьего курса силовых структур, состоящей из шестидесяти человек, и вашей небольшой группой. Мне показалось, что пятнадцать человек сутра мне вполне хватит. - Льюис рассмеялся своим слегка басистым голосом.
   - Итак, вирусы. Доядерные микроорганизмы, которые попадая в тело человека, меняют его на генетическом уровне. Вирусы плотно вошли во все сферы нашей жизни. В это трудно поверить, но несколько столетий назад средний возраст человека был не более семидесяти лет! Но. - профессор поднял указательный палец вверх. - Сейчас, благодаря стандартным вирусам группы "ВС", привитой каждому из вас еще в детстве, как вам известно, средний возраст жителей империи составляет сто десять лет и более!
   Профессор опустил палец, и, заложив руки за спину, продолжил лекцию.
   - Группа "ВС" генетически изменила наш с вами метаболизм, приспособив ткани нашего организма к большим нагрузкам. Стандартные вирусы всегда находятся в активной фазе. Все остальные вирусы - более сложный продукт. У них есть пассивная фаза и активная, а иногда даже несколько активных фаз. Возможно, вы слышали в новостях, что недавно исполнилось двести лет одной из известных врачей империи, и моей хорошей знакомой, кстати говоря. Профессор Инрион начал расхаживать по классу из стороны в сторону, методично размахивая рукой. Чтение лекций и разговоры о своем любимом занятии явно нравились ему самому.
   - Причем в свои двести лет она в отличной физической форме.
   Грей, не поворачивая головы, глазами следил за передвижением профессора.
   - Конечно такой превосходный результат не под силу вирусам стандартной группы. С этим справятся только агрессивные или особо агрессивные вирусы.
   - А почему тогда всем не ввести эти агрессивные вирусы? - Полет мысли профессора Инриона прервала одна из студенток.
   "Ну конечно, кто бы еще это мог быть". - подумал Грей, недовольно глядя на нее. Эмми Вон, училась вместе с Греем и Риком и считала себя самой умной. Этим она раздражала почти всех вокруг. Так же она, очевидно, считала своим долгом постоянно задавать вопросы преподавателям. Никто этому не удивился. Профессор быстро сменил недоумение улыбкой и продолжил, глядя на Эмми:
   - Это очень хороший вопрос, моя дорогая. Все дело в том, что только стандартные вирусы подходят всем людям без исключения. Агрессивные вирусы - это более сложное научное изобретение, оно подходит лишь определенной группе людей и наделяет их исключительными способностями.
   Льюис развел руками.
   - Есть даже некая зависимость эффективности вируса и его масштаба действия. Говоря иначе, чем большие изменения вызывает вирус, тем меньше людей подвержены этим изменениям.
   Особо агрессивные вирусы подходят в лучшем случае паре человек, как правило, близнецам или клонам.
   - А как тогда узнать на кого этот вирус подействует?
   Грей тяжело вздохнул. Да, похоже, Эмми не собиралась сидеть молча, даже на первой лекции.
   Профессор продолжил, как ни в чем не бывало:
   - Все очень просто. После вашего рождения, когда вас заносят в реестр империи, у вас берут анализ крови и происходит, как мы называем, "оцифровка крови". Компьютер считывает ваш уникальный генетический код и заносит его в медицинскую базу империи. Исходя из этого кода, мы можем рассчитать, какое влияние на вас окажет тот или иной вирус. В каждом из вас, к слову сказать, живет агрессивный вирус. Именно благодаря нему ваша группа получила этот уникальный дар - проникать в чужой разум. И как вы видите, дар этот довольно редкий. - профессор демонстративно окинул взглядом класс, указывая на то, что пятнадцать человек для факультета, по имперским меркам, ничтожно мало.
   - Получается, что будущее всех граждан империи предопределено, и у некоторых людей нет права выбора их профессии? - снова раздался писклявый голов студентки Вон.
   "Эмми, когда же ты успокоишься?". - Грей закатил глаза.
   - Конечно нет. - поспешно возразил профессор. - Свобода выбора - прежде всего для всей империи! Но раз уж вы пришли в эту академию, империя, в ваших же интересах, направит вас на факультет, где вы добьетесь больших успехов. А потом уже вам решать, как использовать ваши знания.
   Профессор поднял глаза вверх, задумавшись на мгновение.
   - Хотя в отношении вас, соглашусь, это не совсем так. - Льюис свел брови, выражая некое сожаление.
   Такое выражение лица Грей вчера видел у продавца в магазине, когда тот сказал:
   - Мне искренне жаль, но шоколадные батончики у нас уже закончились.
   -Согласитесь было бы не разумно. - продолжил профессор. - Использовать ваши возможности на какой-нибудь ферме, чтобы вы узнавали у лошадей, что у них болит. -Инрион развел руками и широко улыбнулся, - Так что совсем не удивительно, что империя будет мотивировать вас продолжить военную или научную карьеру.
   - А чем отличаются агрессивные вирусы от особо агрессивных? - на этот раз, к общему удивлению вопрос задала не Эмми, а другая студентка.
   Профессору нравилось общение с аудиторией.
   - Есть ключевой момент, - он снова начал размахивать руками в такт своих слов. - Существуют так называемые группы сопряжения. У стандартных вирусов первая группа, у агрессивных вторая или третья, ну а у особо агрессивных - четвертая. Иногда может быть и пятая, и уж совсем редко шестая. Чем выше группа, тем больше изменений происходит с конкретным человеком. - Профессор устремил взгляд в потолок, явно что-то вспоминая.
   - Однажды у меня под наблюдением был солдат из группы захвата. У него был вирус с пятой группой сопряжения. Представьте себе, его силовые показатели в активной фазе превышали тысячу процентов от его пассивного состояния.
   - Вы понимаете, что это значит? - воскликнул профессор. - Человек становился в десять раз сильнее!
   -Кстати говоря, этот солдат начал свою службу как техник в группе обслуживания броневых костюмов. Кто знает, если бы этот случайно полученный вирус не подошел к его телу так сильно, скорей всего он до сих пор был бы техником. Если сопряжение оказывается крайне высоким, империя может привлечь людей совершенно других профессий. Если они, конечно, не возражают. - тут же поправился Инрион, заметив на себе придирчивый взгляд Эмми.
  
  
   Четырнадцать часов спустя, второй учебный период в имперской академии близился к завершению. Вся группа была довольно невнимательна на последнем занятии и находилась в полусонном состоянии, пожалуй, кроме Грея. Он читал в своей электронной тетради методики овладения сознанием. Эта тема была весьма актуальна для него в последнее время. Всего год назад, на первом курсе академии, он и представить не мог, что добьется таких успехов, что чужие человеческие мысли могут быть доступны для него. Поначалу это его пугало, но только не сейчас. Теперь он понимал, что эти способности могут быть весьма полезны империи, и он скорей хотел стать полезным для своей державы, и уж конечно, чтобы чувствовать себя особенным.
   Еще один профессор из числа преподавателей читал лекцию о, никому не интересной, астрономии. Рик сидел с Греем за одной партой, казалось, он вот-вот заснет. Похоже, и сам преподаватель не мог дождаться конца рабочего дня. Грей дочитал главу книги до конца и выключит свою тетрадь, решив, что чтения на сегодня достаточно. Юноша потер свои уставшие глаза, затем взглянул на часы. До конца занятий оставалось еще полчаса, и он не удержался от соблазна попробовать одну из методик прямо здесь, в учебном классе, прямо на уроке.
   Смысл метода заключался в погружение внутрь себя. Для этого было необходимо попытаться пережить ряд событий другом, внутреннем уровне. Грей закрыл глаза, откинулся на спинку стула, глубоко вдохнул и сосредоточился. Сначала перед глазами мелькали картины сегодняшнего дня, одна за другой, с самого утра. Утро; лекция вирусологии; математика; перерыв между учебными циклами, которые они с Риком убили за игрой в одном из игровых центров. Воспоминания менялись с нарастающей скоростью одна за другой, пока все это не стало похоже на какой-то небрежно смонтированный фильм. Звуки, сопровождавшие картины, слились в один сплошной гул, ощущения потеряли свою остроту. И тут все, наконец, замерло. Грей погрузился в непроглядную темноту. Из всех звуков он слышал только свое дыхание. Вдох и выдох. Юноша глубоко дышал, наслаждаясь наличием результата.
   Темнота начала рассеиваться... понемногу. Нечеткие образы людей на темном фоне появились из-за черной завесы. Все звуки оборвались, Грей понял, что фильм из его образов, должен был дойти до своего логического конца. И то, что будет сейчас должно соответствовать действительности, тому, что происходит в настоящий момент. И тут его осенило. Эти тени не что иное как его класс: все студенты и преподаватель, все, что происходит прямо сейчас. Темные контуры людей внутри заполняли какие-то волны, похожие на помехи. Это было как какой-то новый спектр видения. И видел он все это, не открывая глаз.
   Внутри одних теней волны помех были почти неподвижны, в других, напротив, метались из стороны в сторону. Самые подвижные помехи исходили из головы профессора, он стоял спиной к аудитории и что-то писал на доске-экране. Это удивительно, но Грей стал, как бы мысленно приближаться к нему. Все окружающие звуки были приглушены, как будто Грей пытался слушать, погрузив голову в бассейн с водой.
   Когда сидишь у иллюминатора приземляющегося самолета и смотришь вниз, все на поверхности планеты постепенно становиться разборчивым: линии превращаются в дороги, точки в дома и машины. Подобное Грей видел прямо сейчас. По мере того, как он приближался к профессору, эти помехи в его голове становились все отчетливей. Маленькие точки превращались в образы, в картины, которые метались из стороны в сторону. Похоже, именно так выглядят мысли человека - визуальные образы всей его жизни.
   При приближении к мыслям Грею становилось неприятно, как будто те бились током. Юноша не знал, что ему делать дальше. Лишь одна картина ни куда не двигалась - большое белое полотно. Цветные картинки казались гораздо интереснее белого полотна, но оно хотя бы не пыталось убежать. Мысленно Грей направился к нему. Когда цель была достигнута, случилось кое-что необычное. Звуки вдруг стали четкие и раздельные, Непонятные физические ощущения казалось стали наполнять Грея, белый цвет стал рассеиваться. Это было похоже на то, как возвращается зрение после яркой вспышки. Перед глазами указательный палец руки выводил буквы, одну за другой. Те складывались в какое-то незнакомое слово.
   Внезапный удар оборвал все видение, Грей открыл глаза, и стал испуганно озираться по сторонам.
   - Эй, - шепотом сказал ему Рик, и еще раз легонько ударил его под партой по ноге. - Я понимаю, что все это очень скучно, всем хочется убраться отсюда, но не надо спать прямо на глазах учителя.
   Он хотел добавить что-то еще, но тут профессор снова повернулся к аудитории. Рик решил промолчать, и сделал вид, что с интересом слушает преподавателя.
   Тем временем, профессор устало поднял руку в сторону доски-экрана и огласил, только что написанное им слово.
   - Можете записать или запомнить. - добавил он.
   Грей взглянул на доску и его брови тут же поползли на лоб от удивления. Это незнакомое слово он видел перед своими глазами несколько мгновений назад. Юноша осознал что только что с ним произошло. Он, студент второго курса академии, только что полноценно присоединился ко чувствам профессора в реальном времени. Он видел, как тот выводит буквы пальцем на доске-экране! Для большинства учащихся факультета присоединение так и останется невозможным. А он смог, сам, без посторонней помощи, не имея за плечами ни какого опыта.
   "Это просто невозможно!". - Грей рисковал задохнуться от накативших на него эмоций, он был невероятно рад за себя.
   - Завтра первым делом расскажу все доктору Уорен. Это должно просто сразить Присциллу наповал. - сказал он себе под нос.
  
  
   Ночью опять лил красный дождь. Молния попала в здание, и оно тут же вспыхнуло. Раскат грома, вой сирен.
   - Беги в укрытие, живо. - повторил голос из динамиков.
   Большой человек в тяжелой броне с опознавательным знаком - две черных звезды внутри кольца. Он рукой указал направление, в котором, очевидно, находилось то самое укрытие. Грей повернул голову, пытаясь в темноте разглядеть, как оно выглядит. Два десантных флаера пролетело над головой, раздался взрыв, и на пути к убежищу возникла огненная стена.
   - Вот черт, - раздались проклятия из динамиков большого человека. - Давай, беги за мной.
   Едва закончив фразу, человек в тяжелой броне побежал в другую сторону. Грей побежал за ним. Обувь и одежда промокли, и стало ужасно неприятно. Спустя пару минут они подбежали к другому полуразрушенному зданию. Вся поверхность планеты залилась красным светом, этот свет, кажется, исходил откуда-то сзади. Грей обернулся и увидел, как из-за дождевых туч показался борт огромного космического корабля. От него исходили сотни красных лучей-прицелов. Скорей всего, именно от них капли дождя приобрели этот цвет. Еще одна молния сверкнула прямо из корабля, от которой Грей проснулся в холодном поту.
  
  
   Да, после чтения мыслей, как обычно, в голову закрался кошмар. Наверное, это уже стало закономерностью. Близится рассвет альфа-Новы, голова болит, заснуть уже не получится. Грей встал, достал из стола обезболивающее. Он начал одеваться, стараясь делать все как можно тише, что бы ни разбудить Рика на соседней кровати.
   С первыми лучами Новы Грей вышел из здания и побрел в одиночестве в парк при академии. С утра было немного свежо, как раз что бы развеять мысли.
   "Неужели головная боль и странные сны - это плата за способности? нет, этого не может быть, кто тогда в здравом уме разрежал бы своим детям пройти через это? И не похоже что бы доктор Уорен страдала от этого недуга, хотя... она сильней чем кажется. Поговаривают, что сам директор академии избегает споров в ней".
   Пройдя по парку до главных ворот академии, Грей остановился у фонтана. Академия конечно уже была открыта, однако до занятий оставался еще час. Слоняться без дела по коридорам ему не хотелось. К тому же, так рано приходили только заучки, что бы синхронизировать свои тетради с расписанием, до того как оно будет запущено в сеть.
   Смотреть на одержимых учебой студентов ему тоже не хотелось, поэтому Грей удобно устроился на скамье в парке, напротив фонтана.
   Зеленые кроны деревьев, журчание воды, пение птиц - обстановка была довольно успокаивающая, и головная боль отступила. На соседней скамье под лучами Новы грелась черная кошка. Она поглядывала на Грея одним глазом, сонно закрыв другой.
   "Интересно, смогу ли я узнать, что твориться в голове у этой кошки?" - возникла бредовая идея в голове у Грея.
   Он медленно развернулся к ней, что бы ни спугнуть, и начал погружаться в себя. На этот раз погружение заняло больше времени, чем вчера на лекции, несколько раз Грей отвлекался на посторонние звуки, но все же, после нескольких неудачных попыток он сумел добиться желаемого результата.
   Контуры на темном фоне были довольно тусклыми, как ни странно все предметы вокруг: деревья, скамья и даже вода в фонтане тоже имели в себе какую-то информацию. Мысленно Грей стал приближаться к кошке. Судя по всему у нее в голове было не особенно много мыслей, все образы медленно крутились у самой макушки, лишь уже знакомый белый квадрат в центре не двигался совсем. Только после полного присоединения к животному, Грей поймал себя на мысли, что кошки различают меньше цветов, чем люди. Кроме зеленой листвы деревьев все было преимущественно серого цвета. Один глаз видел лучше, чем другой. В поле зрения попади усы, это было непривычно и неудобно. Задние лапы ныли, наверно кошка была уже не молода. Звуки он стал различать с небольшим опозданием.
   Как бы то ни было, у него опять получилось присоединиться к объекту. Они сидели на соседних скамейках, глядя друг на друга. Грей также видел себя глазами кошки. Это было странно и, конечно же, восхитительно.
   Через высокую арку с противоположной стороны в парк вошла Эмми, та самая из группы Грина. На ней был женский вариант военной формы с черной сумкой через плечо. Красивая девушка из богатой семьи. Ее родители наверно выложили немалую сумму докторам, что бы те вывели гипнотический агрессивный вирус специально для нее. В основном, в академии учились дети из обеспеченных семей. Грей оказался здесь случайно, из-за высокой группы сопряжения с вирусом, который создали пять лет назад. Точь в точь как тот техник, про которого рассказывал профессор Нориан. По правде говоря, у Грея даже не было семьи, он всего лишь мальчик из пробирки, выращенный по одной из колонизаторских программ империи. Когда пришло время оправлять его группу на другую планету, на корабле произошла авария, мальчик пострадал от взрывной волны и потерял память. Пока маленький Грей лежал в госпитале, был выведен его вирус, это изменило всю жизнь юного гражданина империи.
   На запястье Эмми красовался браслет, называемый кошачьим манком. Теперь было понятно от чего такое название. При движении руки казалось, что красные и зеленые полосы на браслете движутся. Это должно быть привлекало внимание ее домашней любимицы. Эмми прошла через весь парк и исчезла за воротами академии. Кошка провожала ее взглядом, как будто по просьбе Грея. Это и показалось ему немного странным. Кошка снова повернула морду к Грею, и тот медленно открыл глаза.
   "неужели я управляю ей?"
   Чтобы проверить свое сомнение Грей задержал дыхание.
   "Нет, этого уж точно не бывает, это какая-то иллюзия. Я о таком даже не слышал".
   Он одновременно видел кошку, и себя ее глазами. И что самое главное животное выполняло его указания. Она медленно встала, еле удерживая равновесие, как это делают котята, которые только учатся ходить. Сделав пару шагов по скамейке, бедная кошка все же не удержалась на лапах.
   "У нее же есть хвост. Можно попробовать покрутить им".
   Чувство было необычным, но все же, хвост пришел в движение. Спрыгнуть со скамьи Грей в теле кошки так и не решился.
   Как только новоиспеченный манипулятор отсоединился от кошки, она, обезумев от происшедшего, тут же убежала, жалобно всхлипнул. Грей все еще не мог поверить в случившееся. Глубоко дыша, взволнованный до предела, он направился к зданию академии. "Надеюсь, сердце не выпрыгнет у меня из груди раньше, чем я все расскажу доктору Присцилле!".
  
  
  
   - Ты наверное сошел с ума? - доктор Уорен явно не разделяла радости Грея, который еще мгновение назад широко улыбался, сидя на стуле в ее кабинете. - Мало того что ты один раз сделал глупость, так тебе еще хватило ума ее повторить.
   Присцилла смотрела испепеляющим взглядом.
   - Второкурсник пробует методики погружения на профессоре академии. Ты хоть понимаешь, какой это мог быть скандал?
   - Я как-то об этом не подумал. - виновато ответил Грей, глядя на подошедшую вплотную к нему Присциллу снизу вверх.
   - Ты же мог повлечь личностные изменения. - Присцилла села радом с юношей и взяла его за руки. - Когда ты присоединяешься к человеческим чувствам, ты словно острым ножом вырезаешь для себя место в чужой голове.
   Грей готов был провалиться на месте. Доктор, заметив искреннее раскаяние молодого человека, смягчила тон:
   - Я всего лишь хочу, что бы этот острый нож оказался в умелых руках.
   Наступила долгая неприятная пауза. Присцилла поднялась со стула, подошла к окну, сложила руки на груди и, не глядя в сторону Грея, проронила:
   - Хорошо, приходи сегодня перерыве между учебными циклами в мою лабораторию. Если тебе так не терпится идти вперед, я покажу тебе направление.
   Удивление и восторг появились на лице молодого человека. Грей встал и направился к выходу.
   - Я тебя прошу, не повторяй этого больше. И ни кому не говори о том, что ты сделал. - пропела доктор Уорен ему в след. Но была скорей не просьба, а приказ.
  
   Во время большого перерыва между занятиями, сразу после восхода бета-Новы, Грей постучался в дверь лаборатории доктора Присциллы Уорен. Она сидела за столом и заполняла какие-то отчеты. Не глядя на Грея, Присцилла жестом велела сесть ему за стол напротив нее. В ожидании своей очереди Грей осмотрелся по сторонам. Лаборатория представляла собой довольно просторную комнату с несколькими столами, стульями, одним громоздким шкафом и небольшим диваном. Стены украшали несколько нелепых картин. В целом, помещение было довольно уютным. Возможно, ощущение уюта придавало мягкое освещение. В противоположном углу молодой человек в халате лаборанта сортировал какие-то приборы в отделениях шкафа.
   - Ты не кому не говорил о своих открытиях? - в полголоса произнесла Присцилла, кода Грей подошел ближе.
   - Как вы и просили, доктор.
   - Хорошо, тогда можем начать. - Присцилла отложила в сторону электронику. - Ну... покажи мне, что ты можешь.
   Грей молча кивнул, и, закрыв глаза, начал сеанс. В этот раз достичь нужного состояния получилось быстрей всего. Скорей всего, доктор как-то помогла ему в этом.
   - Я почему-то не могу соединиться с вами, - в недоумении констатировал Грей.
   Юноша нахмурил брови, не открывая глаз.
   - Еще бы, - усмехнулась Присцилла, - Если бы каждый мой ученик мог беспрепятственно проникать в мою голову, там уже давно воцарил бы хаос.
   - Тогда мне описывать то, что я вижу? - поинтересовался Грей.
   - Нет, сейчас главное что вижу я. - доктор взяла Грея за руки. - Сейчас я немного подкорректирую твое восприятие. Не волнуйся, возможно, будут появляться непонятные образы.
   Грей почувствовал прилив энергии, как будто во время длинного забега у него открылось второе дыхание. Множество картин на разной скорости закружились у него перед глазами. На одних были сцены его жизни, которые он точно помнил, некоторые он уже забыл, другие - вовсе были ему не знакомы. Звуки, сопровождающие эти картины, слились в единый гул. Все тело сжалось, и по спине пробежала мелкая дрожь. Картины по одной проходили сквозь него, при этом, каждый раз все тело содрогалось, словно от удара током. Как будто маленькие молнии ударяли ему в голову. Кстати о молниях, Грей заметил картину из его кошмарных снов. Когда она прошла сквозь него, наступило озарение.
   Из-за дождевых туч показался борт огромного космического корабля. От него исходили сотни красных лучей-прицелов. Выстрелы орудий корабля были похожи на разряды молний. Одна ударила совсем близко в песок, так, что Грей ощутил жар всем телом. - Скорей беги сюда. - окликнул его большой человек в тяжелой броне прежде, чем этот образ ушел из головы Грея и сменился другим.
   В новом образе Грей, как и сейчас, сидел за столом, взявшись за руки с доктором Уореном. Только Присцилла была моложе, и сам Грей был совсем ребенком. Это казалось странным, ведь до этого дня подобных сеансов не было. И тот солдат в тяжелой броне из предыдущего образа вдруг показался юноше знакомым.
   Грей резко выдернул руки из ладоней Присциллы и уставился на нее испуганным взглядом.
   - Сядь на место, мальчик, и дай мне закончить. - медленно и жестко произнесла доктор.
   Грей отрицательно качнул головой и попятился назад. Ему вдруг открылась правда, которую от него так тщательно скрывали. Слишком много невероятного за последние два дня.
   "Бежать, бежать", - мелькнуло у него в голове. Грей метнулся к двери, но выход загородил лаборант.
   "Ну конечно, какой из тебя лаборант", - осознал Грей. Слишком мускулистое телосложение для рядового работника лаборатории. А под лаборантским халатом легко можно спрятать оружие.
   "Может стоит все таки попробовать прорваться?" - промелькнуло у него в голове.
   Грей хотел попробовать сбить здоровяка с ног, но тут же почувствовал то, что, очевидно, сегодня утром чувствовала кошка. Полное подчинение тяжелым бескомпромиссным грузом прибило его молодое тело к полу, руки и ноги не слушались. Бороться с волей Присциллы было бессмысленно. Грею стало обидно до слез от собственного бессилия. Тем временем, лаборант достал из кармана пластырь с транквилизатором и прилепил его на шею своей жертве. Сознание отступало под натиском сильного лекарства.
  
  
   Большой пассажирский межгалактический корабль закончил стыковку с одним из шлюзов станции "Стелла". За плечами пассажиров было две недели перелета в сверхсветовом режиме с планеты Нориан. Все уже очнулись от погружения в затяжной сон и бодро предвкушали высадку на станции. "Стелла" была крупнейшая коммерческая орбитальная станция в галактике. Ежедневно на ней происходило не менее сотни стыковочных операций. Пассажирские корабли, грузовые, военные - двери были открыты для всех. Это был целый город в космосе. Для обеспечения безопасности на "Стелле" базировалась собственная маленькая флотилия военных кораблей.
   Станция была разделена на шесть больших терминалов, по сорок уровней в каждом. Самый большой терминал "D", являлся туристической частью станции.
   Помимо пяти отелей, трех торговых центров, аквапарка и огромного кинотеатра с восемнадцатью залами, в терминале можно было найти бесчисленное количество мелких магазинчиков, лавок, кафе, парков с настоящими деревьями и прочих мест для приятного времяпрепровождения.
   - Добрый день, мэм, как ваше имя? - с улыбкой спросила девушка на стойке таможенного контроля.
   - Мери Торрер, -ответила пассажирка с редким акцентом. Звук "р" казался слишком четкими и слишком звонким.
   Мери протянула левое запястье к считывающему устройству, и компьютер тут же обработал нужные данные с идентификационного чипа в руке.
   - Добро пожаловать на станцию "Стелла", желаем вам приятного отдыха. - таможенная проверка оказалась на удивление быстрой.
   В черных модных брюках в обтяжку и жакете из тончайшей пористой резины черного цвета, Мери выглядела потрясающе, ее черные прямые волосы аккуратными прядями спадали на плечи. В руке у девушки красовался аккуратный клатч из такого же черного материала. Он был украшен большим декоративным замком. Такой замок висел и на ее широком поясе. Мери не стала отходить далеко от стойки. Она недоверчивым взглядом окинула зал прилета. Дождавшись когда проверку пройдет ее приятель, прилетевший вместе с ней, Мери направилась к месту, называемому на станции центральной площадью. "Приятель" старался не отставать от своей спутницы. Молодой человек был одет тоже достаточно модно. Длинные рукава его одежды скрывали излишнюю худобу. На затылке, из-под коротко стриженных темных волос виднелся небольшой шрам. Юноша носил модные декоративные очки в черной оправе с прозрачными стеклами. В обоих ушах красовались черные серьги-тоннели небольшого диаметра. Он выглядел слегка испуганным, и то и дело оглядывался по сторонам.
   Центральная площадь была одним из тех мест на станции, куда туристам советовали заглянуть в первую очередь. Она занимала весь верхний уровень терминала. Отличительной особенностью площади было отсутствие стен и потолка, их заменяло мощное силовое поле. Прозрачное, почти невидимое, не пропускающее ни воздух, ни тепло, оно служило надежной защитой от любых внешних воздействий.
   Зрелище заставляло трепетать перед необъятными просторами открытого космоса. Центральная площадь была известна как самое оживленное место на станции. Группы экскурсий, персонал и прочие гости станции сновали между многочисленными магазинчиками и кафе на открытых космических просторах. Движение было как в муравейнике. Практически на каждом углу стояли информационные терминалы, без них туристы могли легко запутаться. Мери подошла к одному из электронных устройств. Позволив терминалу считать данные с биочипа в запястье, она ввела в строку поиска интересующий ее объект - сувенирную лавку номер 1023. На экране тут же появилась карта с проложенным маршрутом до места назначения.
   - Джонни, - окликнула девушка своего молодого человека. - Не отставай, здесь легко потеряться.
   - Есть, мэм. - встревожено ответил тот и прибавил шагу.
   Дойдя до лавки, пара обнаружила, что дверь закрыта. Это показалось девушке довольно странным. Она, нахмурив брови, резко обернулась, предчувствуя что-то нехорошее. Джонни замер в оцепенении, не зная что делать.
   - Я вижу сержанта Бена, - вдруг пролепетал он.
   Действительно, пристально глядя на Мери с Джоном, уверенным шагом сквозь толпу пробирался крупный молодой мужчина. На нем были одеты широкие шорты голубого цвета с черным цветочным рисунком и белая просторная футболка, которая не скрывала его мускулистое телосложение. Его вид в любом другом месте мог бы быть приметным, но только не на центральной площади станции "Стелла". Скорей наоборот, юноша сливался с толпой пожилых туристов.
   Поравнявшись с Мери, молодой человек напряженным голосом, но негромко обратился к ней:
   - Лейтенант Торрер, - в его произношении звук "р" был тоже резким. - Нужно срочно уходить отсюда, чем скорей, тем лучше. Я договорился с одним инженерным кораблем, он вывезет нас отсюда через пол часа. Нужно спешить, вылет будет произведен с терминала "Е".
   Без лишних вопросов Мери и Джон проследовали за Беном. Лишь покинув площадь и оставшись втроем в кабине лифта Мери, наконец, обратилась сержанту:
   - Бен, докладывайте.
   Тот, получив приказ, начал рассказ:
   - Я прибыл на станцию восемь часов назад, встретился со связным в его сувенирной лавке. Тот сказал, что у него все готово, и мы можем приходить в назначенное время. - Бен перевел дыхание и продолжил. - А два часа назад, его нашли у себя дома мертвым.
   Мери слушала сержанта, напряженно нахмурив брови.
   - По официальной версии - это самоубийство. Ставлю все свои деньги на то, что оно подстроено. - сержант сделал еще одну паузу.
   - Затем, от его номера за мной увязалась служба безопасности "Стеллы". Похоже, теперь станция действует заодно с империей. - не без огорчения заметил он. -Я, можно сказать, только что оторвался от них. Они упустили меня из виду.
   Мери еще раз окинула сержанта с ног до головы.
   - В таком-то виде?
   - Я переоделся сразу, как только убедился, что нет хвоста. - Невозмутимо ответил Бен.
   - Времени было мало, - продолжил он, достав из кармана небольшую модель оружия. - Я успел достать только один излучатель.
   Бен протянул блестящий ствол девушке.
   - Держи его при себе, - усмехнувшись, ответила та. - Пойдешь первым. Если что стреляй из своей игрушки.
   Импульсный излучатель был универсальным оружием, при малом излучении он ненадолго обездвиживал человека, подобно электрошоку. А при большом и среднем излучениях был смертелен, при условии, что на человеке не было защитных приспособлений. На станции "Стелла" смертельное оружие находилось под запретом, его ношение было строго запрещено. В то время как гражданскую, безопасную модель излучателя можно было приобрести в любом оружейном отделе. Конечно же, Бен смог достать только разрешенный вариант оружия.
   Оказавшись в соседнем терминале "Е", троица попала в безлюдный коридор, который упирался в другую дверь лифта. Нажав кнопку вызова кабины, напряжение Бена слегка уменьшилось.
   - Почти добрались. - в полголоса сказал он.
   Неожиданный и неприятный сюрприз поджидал их, когда двери лифта распахнулись...
  
  
  
   - Как вас зовут? - спросил пожилой доктор, проверяя реакцию зрачков на свет.
   -Ален, - ответил пациент привязанный к стулу силиконовыми ремнями.
   На нем была одета свободная рубашка до колен с коротким рукавом. Нижнего белья на пациенте не было, из-за этого он чувствовал себя неловко.
   - Ваше полное имя? - доктор продолжал светить в глаза ярким лучом.
   -Ален Батикалоа. - пациент безрезультатно пытался зажмуриться или хотя бы отвернуться.
   Доктор выключил свой раздражающий фонарик и переспросил:
   - Вы уверены в этом? - в старческом голосе послышались ноты иронии.
   - Абсолютно. - агрессивный взгляд и явное презрение в юношеском голосе заставили доктора сделать шаг назад.
   - А по моим данным вы проходите как Грей Астрид. - доктор взял в руки электронный журнал и принялся делать в нем заметки.
   - Так меня звали...когда-то. - ответил молодой человек после усмешки.
   - Хорошо, Грей... Ален, если вам так угодно, - поспешно поправился старик.
   - Меня зовут доктор Джон Киртл, я заведующий отделением э-э... психологической поддержки. - Ален уловил по интонации доктор, что тот только что соврал. - Вы поступили к нам с подозрением на раздвоение личности. В отчете сказано, что это произошло случайно, во время сеанса гипнотического присоединения. Вы что-нибудь помните об этом?
   - Конечно у меня раздвоение личности, - Ален пристально посмотрел на доктора. - И одну из этих личностей создала империя, что бы я забыл, кто я есть на самом деле.
   Ален почти перешел на крик, вены вздулись на его тонкой шее.
   - Ален, вы сильно раздражены, - спокойным тоном констатировал Джон. - Это может быть следствием только что пережитого стресса.
   Док похлопал Алена по плечу.
   - Думаю, для вас будет лучше отдохнуть пару дней. А когда вы успокоитесь, мы продолжим этот разговор.
   Джон Киртл кивнул охранникам, стоявшим все это время за спиной у Алена - Грея, и те принялись развязывать его.
   - Вас отведут в одну из наших палат, где вы проведете какое-то время. Учтите, что сейчас вы находитесь в замешательстве, ваше воображение сильно разыгралось. Но где-то глубоко внутри вы все же знаете. - доктор Киртл слегка сжал плечо Алена, давая ему психологическую установку. - Что все это лишь плод вашего воображения, и на самом деле не имеет ни какого отношения к действительности.
   Когда доктор разжал руку, охранники тут же подхватили молодого человека, и вывели его из кабинета. Два человека в форме вели Алена по освещенному коридору, по обеим сторонам которого тянулся ряд дверей. Те располагались одна напротив другой. Двери были массивные, усиленного образца, похоже, из бронепластика. Еще один охранник шел позади Алена, вооруженный портативной моделью плазменного излучателя. Дойдя до нужной двери, конвой остановился. Тот, что шел сзади, вставил в электронный замок двери свою карту - ключ. Уплотнители двери отодвинулись с еле слышным шипением, затем сама дверь по рельсам бесшумно отъехала в сторону. Один из конвоиров весьма небрежно толкнул Алена внутрь комнаты. Дверь все так же бесшумно закрылась у него за спиной.
   Когда глаза юноши привыкли к тусклому освещению, он огляделся. Комната оказалась довольно маленькой. Чуть больше двух метров в длину и ширину. Пол и потолок излучали тусклый голубоватый свет, больше источников света внутри не было. Судя по уплотнителям на двери, комната была полностью герметична, значит, воздух сюда подавался отдельно. От одной стены до другой тянулась переборка, служившая кроватью. Ален присел на нее, затем провел рукой, чтобы понять, из чего она сделана. Переборка-кровать представляла собой цельный кусок какого-то пористого пластика, жесткий снизу что бы выдержать вес человека, и довольно мягкий сверху, что бы можно было обойтись без матраса. Ни подушки, ни одеяла не было. В углу, напротив двери, находилось подобие туалета. Немного в стороне от него, на уровне груди, находилась единственная в комнате кнопка. Ален поднялся и осторожно нажал на нее. Из отверстий в светящемся потолке, прямо над головой юноши, побежала вода. Стало понятно, что это было некое подобие душа. Пользуясь случаем, Ален решил умыться. Вода была немного прохладной, но он не понял, как регулируется температура, и регулируется ли вообще. Закончив водные процедуры, молодой человек снова уселся на кровать. Вода выключилась автоматически, наверное, в где-то в стене были сенсоры. Помимо перечисленного, больше в комнате ни чего не было.
   -Как же, медицинский центр. - еле слышно сказал Ален сам себе. - Скорей всего дело не обойдется парой дней. Если я вообще буду в состоянии отличить здесь один день от другого.
   Ален провел влажной рукой по лицу, затем развалился на своей новой странной кровати, заложив обе руки за голову.
  
  
   По своим примерным подсчетам, Ален находился в своей скучной, мрачной камере уже месяц. За это время к нему ни разу ни кто не зашел. В комнате все было продумано до мелочей, что бы минимизировать контакт пациента с окружающим миром. Два раза в неделю из вентиляционных отверстий под потолком распылялось какое-то вещество, скорей всего антисептик. Когда вещество полностью оседало на светящихся пол, из-под кровати тонкими струйками подавалась вода под напором, что бы смыть смесь с пола. Вся процедура дезинфекции занимала не более пяти минут. Раз в день у изголовья кровати открывалось маленькое окно, и оттуда на пористый пластик падал мяч, размером с крупное яблоко. Это был суточный рацион. Ален, когда он еще был Греем, читал про такой. Белки, углеводы, витамины, вода скованная желатином, и даже активные элементы, что бы ни пришлось чистить зубы после еды. Материал рубашки быстро сох при намокании и не раздражал кожу. В комнате ничего нельзя было сломать, и ни чем навредить себе. В таких условиях можно содержать пациента - пленника сколько угодно, пока тот не сойдет с ума. Странные мысли уже начали лезть юноше в голову.
   Кроме еды и сна в этой комнате, казалось, было нечем заняться. Возможно для других - да, но у Алена, можно сказать, не было свободного времени. После двух дней безделья, тот решил, что ему представилась отличная возможность разобраться в своей голове. Все это время он почти не выходил из состояния "особого видения", в котором были видны мысли людей. Сейчас, чтобы достичь этого состояния, ему практически не требовалось прилагать ни каких усилий. Все стало получаться, скорее, само собой, и стало таким же привычным, как и обычное зрение. Все картины - образы собственных мыслей в голове были упорядочены и разложены по своим местам. Наверное, так выглядела изнутри гармония человека с самим собой.
   Итак, Ален Батикалоа... Родился и до двенадцати лет рос на планете Наутикаста. Во время военного вторжения империи на планету, его отец возглавил сопротивление в провинции Города Цветов. Те самые кошмарные сны, которые юноша видел, когда считал себя Греем, были воспоминаниями, вырывающимися наружу. Сопротивление Наутикасты было подавлено, планета вошла в состав империи. Судя по всему, именно тогда у Алена обнаружили высокое сопряжение с агрессивным гипнотическим вирусом. Но наделять сына лидера сопротивления империи показалось слишком опасным. Потом он вспомнил, как его поместили в капсулу, и ввели в состояние анабиотического сна. Затем Присцилла Уорен - непревзойденный гений империи в области управления сознанием, внушила Алену, что он Грей, что у него ни когда не было семьи и что империя - его дом и великая держава, давшая мальчику уникальный шанс быть в числе избранных. Сейчас молодому человеку казалась противной недавняя преданность своей стране.
   Присоединение Наутикасты было общеизвестным фактом, это случилось десять лет назад, тогда Алену было двенадцать. Еще недавно Грей думал, что ему семнадцать. Пять лет анабиоза решили вычеркнуть из его жизни. Те пять лет, которые империя не могла определиться, нужен ли ей еще дин уникальный солдат или риск все же слишком велик. "Все-таки они просчиталась". -эта мысль доставляла Алену удовольствие. Вот так за одно мгновение становишься на пять лет старше. Теперь он считается совершеннолетним на всех планетах империи. А ведь у него даже не было ритуала совершеннолетия.
  
  
   Когда двери лифта на станции Стелла распахнулись, Мери увидела внутри кабины трех солдат империи в легких бронекостюмах последнего поколения. Костюмы состояли из тончайших пластин, покрывающих всю поверхность тела. Шлем, надежно защищающий лицо и шею, был слегка вытянут в затылочной части головы. Там располагались блоки мозговых синхронизаторов. Они моделировали сигналы, исходящие из головного мозга пользователя, управляя усилителями движений костюма, а так же всеми его системами.
   Еще до того, как отреагировали агенты империи внутри костюмов, системы распознания заметили свою цель. Они активировали оружие, закрепленное на предплечьях. Сомнений не было, солдаты империи нашли то, зачем приехали на "Стеллу".
   Бен отреагировал молниеносно. Излучатель против новой брони, конечно же, был бесполезен. Отбросив оружие, сержант кинулся на одного из агентов. Противостоять трем солдатам с усилителями движений было бесполезно. Исход боя был лишь делом времени, поэтому Мери тут же побежала прочь от дверей лифта. Перед ней стояла более важная задача - сохранить от агентов империи то, что она везла с Нориана. Джонни стоял с широко открытыми глазами. Молодой человек явно не мог определиться чьему примеру последовать. Так и не успев выбрать, Джон всем телом ощутил пронзительную боль - один из имперских солдат выстрелил из излучателя ему прямо в голову. Следующий выстрел излучателя пришелся в спину убегающей девушки. Мери упала навзничь, разбив губы о пол.
   Один из агентов империи, с капитанскими звездами на плече, подошел к телу лейтенанта и, включив с помощью мозговых синхронизаторов сенсорный прибор на правой руке, приложил его к шее девушки. На экране внутри шлема капитан увидел жизненные показатели своей жертвы. Пульс и дыхание были в норме с учетом постимпульсного шока.
   - Что с остальными? - поинтересовался он у других имперцев.
   - Этот в норме, - ответил солдат в бронекостюме, указывая на Джона, - А тот здоровый... кажется, мы сломали ему шею.
   - Я же сказал, действовать нужно осторожно, - прорычал капитан в микрофон внутри шлема.
   - Ладно, уносим всех на корабль.
   Солдат, взвалив Мери на плечо, направился обратно к дери лифта, где лежал мертвый сержант. Видя, что один из его подчиненных не может определиться как удобней взять крупное тело Бена, капитан небрежным тоном добавил:
   - Пошевеливайтесь, нам не нужны лишние свидетели. Служба безопасности "Стеллы" уверена, что помогает нам поймать опасных преступников. Не в наших интересах предоставлять ей возможность проверить это.
   Двери лифта захлопнулись, имперские агенты выполнили свое задание.
  
  
  
   Дежурный имперского специального центра медленно шел по коридору. До конца вахты молодого капрала оставалось чуть больше часа, и он неспешно проводил обход камер длительного содержания. Смакуя шоколадную плитку, он ходил от одной массивной двери из бронепластика к другой. На каждой двери большими желтыми цифрами был нанесен номер. На одной стороне коридора были двери с четными номерами, на другой - нечетными. На каждой из дверей, примерно на уровне груди находился экран электронного замка. На нем высвечивалось небольшое меню, предлагающее открыть дверь или посмотреть данные о том, что происходит за ней. Убедившись, что все в порядке в одной комнате, капрал направился к следующей. За всем проходящим в коридоре глазами дежурного наблюдал и Ален. За три месяца своего заточения границы его сознания расширились до невероятных пределов. Ему уже не нужен был визуальный контакт для того, что бы присоединиться к объекту, не говоря уже о том, что его не сдерживала толстая дверь плотного бронепластика. Ален уже три недели незаметно проникал в сознание всех дежурных и уже знал наизусть, что твориться у каждого из них в голове. Используя их собственные визуальные воспоминания и образы, юноша составил для себя карту этого имперского центра. Он знал все мелочи, которые были доступны дежурным: где находятся кладовые и туалеты, в каком кармане каждый из них хранит ключ от электронных замков, какую музыку слушают в комнате дежурного и что они едят в перерывах на обед. Прямо сейчас Ален видел как молодой капрал, Которого все называют Юкки, наблюдал на экране электронного замка Алена, покоящегося на своей кровати.
   "Вот он наверное удивится если ему сейчас помахать рукой". - промелькнуло в голове у молодого человека, и на его лице появилась еле заметная улыбка.
   Ален был уверен, что сможет управлять любым из этих ребят. Его удерживало лишь отсутствие четкого плана действий, ведь в случае провала второго шанса может уже не быть. Оставалось только ждать подходящего момента. Хотя Ален и сам не знал, что может значить в этой ситуации "подходящий момент".
   Дежурный доел шоколадную плитку и, скомкав обертку, запихнул к себе в карман. Ален ощутил сладкий вкус лакомства во рту. Вдруг из рации на руке у Юкки раздались тревожные голоса, и дверь из комнаты дежурного тут же распахнулась.
   ёПод конвоем трех сотрудников центра в коридор вошли еще двое: худощавый парень и молодая девушка. На них были одеты такие же рубашки до колен, как и у Алена. Руки молодых людей были связаны за спиной.
   - Стоять. - окликнул один из охранников грубым басом, когда вся группа поравнялось с дверью Алена. - Лицом к стене.
   Сказав это, один из сотрудников центра толкнул парнишку в спину. Проверив информацию на своем планшете, Юкки достал ключ и, подбежав к двери номер девять, спешно принялся открывать ее.
   Вставив ключ в специальный разъем, капрал нажал кнопку "открыть" на экране замка. Уплотнители отодвинулись, и дверь начала отъезжать по рельсам в сторону.
   "Именно так, как я себе это и представлял." - пронеслось в голове у Алена.
   Процедуру открытия замков в режиме реального времени, юноша видел впервые.
   Самый здоровый охранник схватил худого пленного за рубаху и подвинул прямо к двери. Затем, развязав ему руки, втолкнул в комнату. "
   "Похоже, этим ребятам не помешало быть чуточку вежливее". - подумал Ален, вспомнив как его самого небрежно втолкнули в комнату три месяца назад.
   Дверь номер девять закрылась, и Юкки, подтвердив на экране закрытие, подошел к следующей двери. Развязав руки молодой особы, охранник был готов толкнуть внутрь и ее. Но как только девушка оказалась свободна от силиконовых ремней, она тут же, быстрым, как молния, ударом ноги сломала колено здоровяку. Затем, резко развернувшись, пленница ударила его ребром ладони в шею. Раздался глухой хруст, и охранник, отплевываясь кровью, рухнул на пол. После этого пришла очередь второго охранника. Во время грациозного удара ногой в лицо второму солдату, Юкки, а вместе с ним и Ален увидели, что под широкой рубахой девушки так же не было нижнего белья. Уже нанося удар в лицо третьему охраннику, она упала, сраженная выстрелом излучателя Юкки.
   Второй охранник, придерживая рукой правую сторону лица, медленно встал с пола. Солдат со сломанным коленном продолжал жалобно хрипеть, лежа на полу.
   - Как вы? - поинтересовался у охранников Юкки, стараясь не выдать голосом страх.
   Третий охранник, которого девушка держала за руку в тот момент, когда в нее попал выстрел излучателя, и судя по всему, которому передалась часть заряда, судорожно открывал рот. Он так и не смог ни чего произнести. Оставив попытки ответить, он рассерженно пнул пленницу в живот.
   - Вызови медиков. - вместо ответа раздраженным голосом сказал второй.
   Он выругался, глядя на хрупкое женское тело. Юкки торопливо принялся набирать на планшете телефонный код медиков.
   - Не хило она вас отделала. - заметил капрал, и, поймав на себе недовольные взгляды, замолчал и опять уткнулся в планшет.
   - Ничего, - вдруг вернулся дар речи к третьему охраннику.
   Второй скривил губы в ехидной улыбке.
   - Завтра сюда прилетает майор Уорен, она таких ломает меньше чем за минуту. - тот кивнул в сторону, неподвижно лежащей девушки, - Будет как шелковая.
   На этой фразе Ален вернулся в свое сознание, и вскочив с кровати, принялся расхаживать из угла в угол своей маленькой комнаты. Ему казалось, это помогает думать. Такого совпадения не может быть. Майор Уорен и доктор Присцилла - это явно один и тот же человек.
   "Присцилла... завтра... здесь". - кружились волнующие мысли в голове у юноши.
   Кто бы не была эта девушка, завтра с ней не произойдет ни чего хорошего. Возможно, послезавтра она уже не будет помнить, почему оказалась здесь.
   А потом, кто знает, раз уж доктор Уорен прилетает сюда, она решит поработать и над Аленом. Молодой человек упал на середину кровати, сделал глубокий вдох и еле слышно сказал себе под нос:
   - Да, действовать нужно сейчас.
  
  
  
   Медтехники станции длительного содержания недавно уехали, шумиха улеглась, и Юкки решил еще раз выйти в коридор. Его сменщик, младший сержант Беррингтор должен был подойти с минуты на минуту. Напоследок окинув взглядом место недавнего инцидента, Юкки развернулся, что бы зайти обратно на пост. И тут капрал почувствовал легкое жжение в висках, внутри головы появилось неприятное ощущение. На мгновение заложило уши, и подступила легкая тошнота. Какие-то знакомые голоса раздались совсем рядом.
   Уже через мгновение голоса растворились и неприятное жжение прошло. Значки у Юкки моментально расширились, и он принял странную позу, слегка наклонившись вправо. Еще более странным шагом, слегка прихрамывая, он направился к одной из бронедверей центра. Поровнявшей с ней, Юкки достал из кармана карту-ключ и подтвердил открытие замка. За открывшейся дверью, внутри мрачной камеры, капрал встретился лицом к лицу с Аленом. Тот смотрел, не отрывая глаз. Его лицо было сосредоточенным, но сам он не казался напряженным. Затем, Юкки одним нажатием указательного пальца открыл зажимы держателей оружия у себя на поясе, и излучатель сам выпрыгнул ему в руку. Прежде чем капрал упал, выстрелив себе в голову, Ален тоже почувствовал резкую боль от выстрела у себя в голове. Не ожидая этого, он вскрикнул и схватился за голову.
   "Впредь нужно отсоединяться от объекта чуточку раньше". - решил молодой человек для себя.
   Когда чужая боль утихла у него в голове, Ален вынул из руки капрала импульсный излучатель, а из электронного замка ключ. Когда бронедверь напротив комнаты Алена плавно отъехала в сторону, он увидел грозную воительницу своими глазами. Девушка смиренно сидела на своей кровати, положив руки на колени. Увидев Алена с излучателем в руке, и охранника, лежащего без сознания, девушка все сложила в голове. Она тут же вскочила и направилась к выходу. В этот момент Ален направил на нее дуло излучателя, и когда та остановилась, заговорил:
   - Я не знаю кто ты, но мне нужен союзник, что бы бежать отсюда. Твоя камера оказалась напротив моей. - Ален подбирал слова, чтобы не выдать действительной причины выбора столь умелого солдата, знающего толк в схватке.
   - Я знаю как добраться до транспортного отсека. - продолжил он.
   -А что потом? - с подозрением спросила девушка.
   - Потом, я хочу убраться отсюда на ближайшую планету не под флагом империи.
   Пленница прищурилась, ее взгляд стал еще подозрительнее. Это выражение лица явно означало недоверие.
   - Слушай. - Ален наконец опустил оружие. - Через несколько часов на станцию прилетит специалист империи по промывке мозгов. Очень хороший специалист. - эта фраза, казалось, напугала девушку. Молодой человек обратил внимание на ее вздернутые черные брови идеальной формы. Чувствуя, что сам себя загоняет в угол Ален, кивнув в сторону лежащего капрала, добавил:
   - Меня уже хотели вести к доктору, что бы он подготовил меня к ее прилету, но я сумел выхватить оружие.
   Девушка обратила взгляд на Юкки. Ален вопросительно смотрел на нее.
   - Давай доберемся до планеты, а потом каждый пойдет в свою сторону? - больше ему не чего было добавить.
   Недоверие во взгляде девушки тем временем сменилось беспокойством.
   - Доберемся до ближайшей орбитальной станции, а дальше каждый сам за себя... - уверенным голосом согласилась она.
   Подойдя к Алену, девушка одним движением выхватила излучатель у него из рук.
   - Это лучше останется у меня.
   Затем она вынула карту-ключ из замка своей двери.
   - Нужно освободить всех. - решительно добавила девушка.
   - Нет, нет, нет, испуганно возразил Ален.
   Она, вопросительно посмотрела на юношу. Тот знал, что открытие сразу большого количества дверей автоматически включит тревогу по всей станции. Но сказать этого тоже не мог. Эту информацию молодой человек выудил из головы одного из охранников. Обычный пленник знать этого не мог, а рассказывать о способе добычи знаний Ален не хотел. Юноша решил исказить причину.
   - Большая толпа людей в пижамах привлечет внимание охраны транспортного отсека. - Ален сочинял на ходу. - Нам нужно незаметно улизнуть, а не устраивать восстание.
   - Хорошо, - недолго думая, согласилась девушка, - Тогда нас будет трое.
   Она тут же вставила карту в дверь, за которой находился ее спутник. Тот не мог поверить своим глазам, глядя на свою спутницу с оружием в руках.
   - Пора уходить. - холодным голосом сказала она ему.
   Тот резко вскочил с кровати, и беглецы направились к выходу.
   Без лишнего шума трое заключенных в одинаковых рубашках до колена добежали до конца коридора.
   - Как тебе это удалось? - не скрывая удивления, спросил молодой человек у девушки, когда троица уже подошла к двери дежурного поста.
   - Не мне. - она посмотрела на Алена, и тот только сейчас понял, что еще ни кому не представился.
   - Меня зовут Ален. - тихим голосом произнес он, глядя то на девушку, то на молодого человека по очереди.
   - Рад знакомству, Ален, - бодро сказал худощавый парень и протянул ему руку. - Меня все зовут Джонни, а это Мери. Не волнуйся, она нас от сюда вытащит.
   Ален пожал руку, при этом слега кивнул головой, в знак того, что тоже рад познакомиться.
   - Не говори о том, чего не знаешь наверняка. - вполголоса огрызнулась Мери и тут же забежала в комнату дежурного поста.
   За дверью тут же раздался глухой звук. Когда молодые люди забежали вслед за девушкой, то увидели имперского офицера с нашивками младшего сержанта лежащего на полу.
   "Это Беррингтон, сменщик Юкки", - чуть не произнес Ален, но во время опомнился.
   Тем временем, Мери уже пролистывала информационные данные на экране пульта. Найдя карту центра длительного содержания, она определила, что транспортный терминал находится в паре минут ходьбы от поста. Затем девушка вывела список кораблей, которые находились на причале станции, и окликнула Джонни.
   - Что скажешь? - спросила Мери, когда тот подошел к экрану.
   Джонни принялся изучать данные, что-то бормоча себе под нос. Наконец он ткнул пальцев в экран и уверено произнес:
   - Вот это - то, что нам нужно.
   Выбор Джонни пал на корабль серии "Ягуар" - самый подходящий вариант для беглецов. Это был самый маленький корабль на станции способный совершать сверхсветовое ускорение. Остальные корабли были или слишком громоздкие либо бесполезны для побега.
   - Но он находится на самом дальнем причале "А8". - заметил Джонни. Он прикусил нижнюю губу и виновато посмотрел на Мери.
   Та, желая лично убедиться в этом, снова взглянула на экран.
   - Действительно, в самом конце, - задумчиво подтвердила она, - Рядом с камерой хранения и оружейной комнатой.
   - Нет. - Ален отрицательно замотал головой, стараясь сразу исключить идею об оружейной.
   - До оружия нам не добежать в этих пижамах, даже во время передачи дежурств.
   - Ты прав, - похоже, у нее появилась какая-то идея. - Там вообще нечего делать в этих пижамах.
   Затем, указав пальцем на лежащего на полу младшего лейтенанта, обратилась к Алену.
   - Переодевайся. - и, указав на дверь ведущую в коридор, перевела взгляд на Джонни. - И ты тоже. И по быстрей.
  
  
   Два молодых человека: капрал и младший сержант империи, с включенными импульсными излучателями в поясных держателях, вели под руки молодую девушку, очевидно, заключенную центра длительного содержания. Все выглядело довольно правдоподобно, если не считать того, зачем вообще они привели ее в транспортный терминал. Солдаты из охраны терминала, встречавшиеся им на пути, несколько непонимающим взглядом смотрели в сторону конвоя. Но все без лишних вопросов проходили дальше, приветственно кивнув офицерам. Ален и Джон неуверенно кивали им в ответ. Техники терминала, вообще не обращали на троицу ни какого внимания. Не смотря на то, что все шло довольно гладко, сердце Алена билось гораздо чаще обычного. Судя по всему, Джонни тоже был на взводе.
   В самом конце терминала одиноко стоял сверхсветовой "Ягуар". Корабль был значительно больше, чем его представлял себе Ален. Он не думал, что слова "самый маленький корабль" могут подразумевать машину девяносто метров в длинну и пятнадцать в ширину. Судя по выжженным полосам на борту, этот малыш побывал в сражениях, прежде чем его приписали к этому центру содержания врагов империи.
   Поравнявшись с "Ягуаром", Джонни первым запрыгнул в кабину и тут же принялся вводить в бортовой компьютер команды. Ален, что бы все выглядело правдоподобно, вынул из держателя излучатель и, направив его на девушку в свободной рубахе, ждал пока она войдет в корабль.
   - Подожди меня здесь. - вдруг прошептала она юноше, и, оглядываясь по сторонам, побежала к дверям терминала к оружейной.
   Ален уже начал волноваться. Он принялся нервно расхаживать, но затем подумал, что так может привлечь ненужное внимание и остановился у входа в корабль. Мери выбежала через несколько минут. Ален облегченно выдохнул. Еще чуть-чуть и он бы пошел за ней. Девушка несла три вещевых мешка через плечо с небольшим гранатометом наперевес.
   - Я все же заглянула в камеру хранения, - с ехидной улыбкой произнесла она, - Если на вас двоих есть хоть какая-то одежда, то я не хочу разгуливать с голым задом.
   Предав один из мешков Алену, Мери добавила:
   - Я и твой захватила.
   Тот посмотрел на мешок, на нем была вышита цифра двенадцать - тот же номер, что был на двери его камеры. Ален натянуто улыбнулся, все еще глядя на цифру. Затем молодой человек любезно протянул руку девушке, что бы помочь ей забраться по трапу корабля. Мери приняла его знак внимания.
   Внутри флер оказался значительно меньше, чем снаружи. Похоже, двигатели сверхсветового ускорения занимали большую часть "Ягуара". Кабина пилота ни чем не была отделена от салона, вдоль бортов которого проходили несколько рядов кресел, по два с каждой стороны. Перед лицом пилота вместо иллюминаторов находились мониторы. На них можно было наблюдать панорамное изображение причала станции. Картинка поступала на экраны с наружных камер корабля.
   Часть силового поля терминала, находившаяся прямо перед "Ягуаром", приобрела зеленый цвет. Поле разделяло нормальную атмосферу внутри терминала и открытый космос. Зеленый цвет означал, что пропускная способность поля изменена, и теперь корабль может покинуть причал. Едва "Ягуар" прошел сквозь поле, Джонни включил ускорители.
   Корабль с беглецами набрал сверхсветовую скорость, прежде чем очнувшийся Юкки в одном нижнем белье активировал общий сигнал тревоги.
  
  
  
   Генерал Теодор Колеман сидел в кресле, нервно глядя в экран компьютера. На плечи этого сорокапятилетнего офицера легла ответственность возглавлять группу сопротивления Маада - планеты, очередной жертвы имперской жадности. После вероломного нападения империи на планету, немногим военным кораблям удалось уцелеть. Теодор отдал приказ отступать к другим звездным системам. После чего он по крупицам стал собирать свою собственную армию. Не только собрав воедино уцелевшие корабли Маада, но и сумев привлечь новые силы. Численное преимущество войск империи не позволяло сопротивлению вести открытых сражений. Генералу приходилось действовать внезапно, быстро и четко.
   На экране генерала были выведены изображения с нескольких камер, расположенных на военных флаерах. Два из них, судя по изображениям, приближались к небольшой военной базе.
   - Генерал, - раздался голос пилота из динамиков компьютера. - Позывные "Танго-один" и "Танго-два" прибудут на место через десять секунд, прошу подтверждения.
   - Подтверждаю, - напряженно ответил Теодор, и тут же добавил: - Постарайтесь как следует, ребята.
   "Останьтесь в живых". - подумал он на самом деле.
   - Подтверждение принял. - рапортовали оба пилота, и приступили к выполнению задания.
   Генерал и его помощники, сидевшие рядом с ним, замерли, глядя на поступавшее с камер видео. Изображение небольшой базы, к которой подлетали "Т-1" и "Т-2", становилось все отчетливей. В темноте ночного неба стали различимы границы базы. Четыре вышки с часовыми и сканерами по периметру пока не замечали атакующих из-за антидетекционного покрытия их корпусов.
   Сирены завыли лишь когда флаеры открыли огонь напалмом. Вместе с воем, по всему периметру базы автоматически зажглись прожекторы.
   "Т-1" сразу спалил две вышки. На своем экране генерал видел, как внутри одной из них метались двое часовых, с ног до головы охваченные огнем. Второй флаер облетел базу вокруг, заключив ее в огненное кольцо; затем принялся делить огнем базу внутри. Тем временем, "Т-1" уничтожил еще одну вышку. В центре базы находились трое солдат в броневых экзоскелетах, их костюмы могли защитить от жаркого пламя горючей смеси лишь на несколько секунд. У одного из солдат через плечо была перекинута электромагнитная пушка, он вскинул оружие и открыл огонь по кораблям.
   Двое других солдат в броне побежали к оружейному складу. "Т-2" пролетел над зданиями казарм, и вскоре их крыши начали с треском плавиться. Всего десяток солдат успели выбежать, прежде чем горящие здания рухнули, оставив под обломками остальных людей. Затем флаер окатил струей напалма солдата в броне, того, что стоял в центре базы. Гранаты у него на поясе взорвались и разорвали его тело на две части, прежде чем огонь сжег броню. Стрелок все же успел попасть в свою цель пушкой. От электромагнитного выстрела на борту корабля "Т-2" произошло кратковременное отключение всей электроники. Во время перезагрузки всех систем флаера, не имея больше возможности управлять машиной, пилот угодил прямо в здание оружейного склада. Те двое солдат в броне как раз набежали внутрь. Раздался мощный взрыв, ночное небо озарилось вспышкой света. Сгоревшие опоры последней вышки не выдержали, и вся конструкция с телами часовых упала перед плавящимися казармами. Пилот первого флаера облетел еще раз вокруг базы, затем доложил о потерях и о том, что его сканер больше не фиксирует живых объектов внутри периметра.
   - Принято. - сухо ответил генерал, и по общей связи дал указание грузовому кораблю направляться к только что зачищенной базе.
   Теодор тяжело вздохнул и провел своими большими ладонями по лицу. Каждый раз, когда он терял людей, ему казалось, что груз ответственности слишком тяжел для него. Один из ближайших помощников генерала, полковник Энри Вондерс, в полголоса обратился к Колеману:
   - Теодор, не нужно винить себя в этом. Они знали на что идут, и если бы знали наперед чем все закончится все равно пошли бы. От этого только растет значимость победы.
   - Если бы еще знать на перед, завоюем ли мы ее. - генерал вновь уставился на экран, наблюдая теперь за изображением с камер грузового флаера.
   - Капсулы с "Синистерами" теперь в наших руках. - продолжал утверждать Вондерс, - Это существенно подпортит им планы.
   Генерал перевел взгляд на полковника.
   - Если мы их там найдем... И ее забывай, что "Синистеры" без машин всего лишь калеки.
   Речь командующего прервал рапорт пилота грузового флаера.
   Выжженная дотла база находилась прямо над бункерами с особым оружием империи. Незначительные размеры базы и расположение рядом с полюсом планеты, служили отводом глаз сопротивления от ее реальной значимости. Под землей солдаты вооруженных сил Маада нашли восемь капсул в человеческий рост. Когда капсулы были вскрыты, солдаты обнаружили в каждой по одному человеку. Эти люди имели жалкий вид: их чрезмерно худые тела лежали в зеленом физиологическом геле, мышцы были атрофированы, они не могли полноценно двигаться. На предплечьях людей прозрачными ремнями были затянуты клеммы с капельницами, так бедняги получали питательные вещества. При этом, у каждого из восьми человек был осмысленный взгляд. Эти люди назывались отрядом "Синистера".
   Десять лет назад военным ученым Кимом Синистером в рамках эксперимента были отобраны двадцать солдат с высокими показателями мозговой активности. Это было время, когда новое поколение мозговых синхронизаторов позволило управлять небольшими механизмами только лишь с помощью мозговых волн. Однако, частота волн человеческого мозга, а самое главное их сила, не позволяли обеспечить надежное и непрерывное соединение с большими машинами. Синистер привил испытуемым вирус, который изменил работу их головного мозга и электрическую проводимость тканей. При регулярном употреблении специальных препаратов солдаты достигали такого уровня синхронизации, что, теоретически, могли в одиночку управлять всеми системами огромного космического корабля до мельчайших деталей. Что бы соединение ни прерывалось во время контакта с техникой, испытуемые находились в бессознательном состоянии. С помощью кодированных сигналов члены отряда получали команды и подсознательно были настроены на ее выполнение.
   Больше половины участников эксперимента не выжили. Оставшиеся восемь солдат и составили отряд "Синистера". Для них были созданы огромные машины под названием "Гидра". Они служили для ведения боя в открытом космосе и в воздухе атмосферы, над поверхностью планеты. "Гидры" были похожи на гигантских чешуйчатых змей с огромным слоем брони и множеством защитных полей. На нижней части машин находились сотни лучей - прицелов, излучающих красный свет. Выстрелы орудий походили на удары молний. Управляемая всего одним человеком, каждая из машин была способна прорвать оборону противника, проникнуть в стан врага и причинить критические разрушения. Единственным ресурсом управления был человек, на которого не действовали электромагнитные пушки. Тем самым, машина представляла собой идеальное и бескомпромиссное оружие.
   После создания "Гидр", их сразу испытали в боевых условиях на планете Наутикаста. Благодаря их мощи и универсальности, меньше чем за пол года империя захватила планету.
   Сейчас весь отряд Синистера беспомощно глядел на солдат из группы сопротивления.
  
  
  
   Джонни сидел за главным пультом "Ягуара", от его наушников тянулись провода к мозговым синхронизаторам. Место второго пилота пустовало. Ален и Мери сидели пристегнутые в первом ряду кресел салона. Когда ускорение перестало вдавливать их в кресла, стало возможным передвигаться по салону корабля, не опасаясь, что кого-либо отбросит назад. Мери отстегнула ремни и, взяв мешок, пошла на задний ряд сидений, чтобы переодеться. Кажется, самая опасная часть миновала. В компьютере корабля Джонни нашел несколько музыкальных файлов. Негромкая музыка даб-лаунджа сменила тишину, заполнив все пространство размеренными басами. Волнение и напряжение угасали. Ален, все еще пристегнутый ремнями, с задумчивым видом сидел на месте.
   Что его ждет потом, когда он доберется до станции пересадки? Сможет ли он попасть на планету? Сможет ли он и дальше скрываться от империи, или его сдадут власти, чтобы избежать конфликта? Скорей всего, самым разумным вариантом было бы сразу обратиться к правительству планеты, предложив использовать свои способности взамен на укрытие от империи.
   Его раздумья прервал голос девушки, которая села в кресло позади Алена и обратилась к юноше:
   - Знаешь, что мне показалось странным, когда ты открыл мою дверь?
   Ален мысленно прокрутил в голове тот момент, и, не заметив ни чего подозрительного со своей стороны, повернул голову назад.
   - Нет, не знаю, - признался он.
   - Мне показалось странным. - Мери отчетливо произносила каждое слово. От этого ее, и без того звонкие "р", казались вовсе режущими. - Почему чтобы отвезти тебя к доктору за тобой пришел всего один человек, к тому же без охраны?
   Ален как-то не подумал о том, что дежурных всегда сопровождают здоровенные охранники, но девушка не дала ему ответить:
   - А теперь мне кажется еще более странным, что в твоем мешке я нашла вот это.
   Она вдруг пересела в кресло напротив, оказавшись теперь в ряду с другого борта. В руках у нее была свернутая форма имперской академии военного образца. Мери тут же швырнула ее в лицо молодому человеку, затем направив на него излучатель.
   - Подожди, я могу все объяснить. - пролепетал Ален.
   - И желательно побыстрей. - Мери демонстративно выставила на излучателе смертельную мощность.
   - Послушай, мы же договорились, что после ближайшей станции каждый пойдет своей дорогой. Больше от вас мне ни чего не нужно.
   Джонни, заметив, что в салоне происходит нечто неладное, развернул свое кресло.
   - Я знаю, это все кажется несколько странным. - Ален заговорил медленно, стараясь придать словам больше убедительности и не поддаться панике. При этом, он все же не мог оторвать взгляд от дула излучателя. - Но я действительно хочу всего лишь скрыться от империи.
   Ален, наконец, перевел взгляд с оружия на сосредоточенное лицо Мери.
   - Я недоверчива, и не верю в случайности. - она начинала терять терпение.
   Для Алена все могло закончиться не так, как он рассчитывал.
   - Но мы же договорились. - со слабой надеждой в голосе возразил он. - Это подходящий вариант для нас всех.
   Джонни по-прежнему наблюдал за происходящим из кресла первого пилота. Казалось, он был напуган даже больше чем Ален. Все дело в том, что он уже видел на что способна разъяренная лейтенант Торрер. Втайне от всех, Ален тоже знал это.
   - А почему бы не рассмотреть вариант, что ты агент империи, и на ближайшей станции за нами увяжутся другие агенты? - прошипела девушка. - Тогда мне лучше прямо сейчас выкинуть тебя в открытый космос и лететь дальше.
   - Да зачем им преследовать тебя? - не выдержав закричал Ален. - Если к утру на станцию прилетел бы ведущий специалист по кодировке сознания, и ты как миленькая выдала бы все тайны, которые везешь в своей голове.
   Глаза лейтенанта широко раскрылись от удивления, Ален понял что проговорился и тут же возненавидел себя за неосторожность. Последние факты можно было представить несколько иными словами.
   В голове у Мери действительно была тайна. Кодированная информация, которую доверили перевезти одному из лучших офицеров сопротивления. Будучи обычным заключенным Ален, конечно, не мог этого знать.
   Подсознательная кодировка не позволяла проникнуть этой тайне в сознание лейтенанта. Мери знала, что везет с планеты Нориан на Маад что-то очень важное, но не знала что именно. Этот факт делал бесполезным допрос с использование сыворотки правды. Однако, после того как девушка попалась в сети империи, Присцилла Уорен могла бы вытащить груз из ее головы.
   Ситуация сложилась тупиковая: Ален понимал, чтобы остаться в живых действовать нужно немедленно. Мери как раз была готова нажать на спусковой курок излучателя, когда ее значки расширились, и в висках она ощутила легкое жжение. Ее гневный возглас оборвался на полуслове, и Мери с глупым выражением лица замерла в кресле.
   Поняв, что с лейтенантом что-то не так, испуганный до смерти Джонни потянулся к держателю с излучателем на своем ремне. Удивительно дело, но когда люди испытывают сильные чувства, их мысли вдруг теряют свою силу. Ален только сейчас понял, что сам сотни раз испытывал это. Когда человек во власти эмоций, все здравые мысли меркнут. Теперь он видел, как это происходит изнутри. Когда оружие оказалось у Джонни в руке, тот застыл на месте с таким же глупым выражением лица.
   Если бы гнев Мери и страх Джона не ослабил их мысленную защиту, возможно Ален ни когда бы ни узнал, что сможет подчинить тебе сразу два объекта. Несколько секунд все сидели молча абсолютно неподвижно. Алену нужно было собраться с мыслями. Несколько минут он сидел, обдумывая план своих действий.
   Затем он осторожно, стараясь не потерять связь с Мери и Джоном, протянул руку к оружию лейтенанта и отвел дуло излучателя в сторону. Юноша знал, что они оба понимают все происходящее, видят, слышат и чувствуют.
   - Как видите, я тоже могу управлять сознанием. - чуть слышно произнес молодой человек. -Мне очень жаль, что все так произошло. Но может быть, сейчас вы убедитесь, что я вам не враг. Если бы я был агентом империи, я сделал бы это с вами еще на станции. Я не хочу работать на империю, и она сочла слишком рискованным оставлять мои способности без присмотра. Так я оказался здесь.
   - Когда тебя привезли на станцию,- обратился он к Мери, - Я почувствовал что в тебе найду сильного и опытного союзника. Это все.
   Ален глубоко вдохнул. Его примеру последовали другие, ведомые волей молодого человека.
   Он понимал, что не сможет держать двоих в этом состоянии всю дорогу, да и управлять кораблем юноша не умел.
   - Я по-прежнему хочу, чтобы вы доставили меня на любую станцию не под флагом империи. Сейчас я отпущу ваше сознание, и очень надеюсь, что вы проявите благоразумие.
   Когда тело Мери снова стало ей послушно, она выключила излучатель и ударила Алена по макушке головы своей ладонью.
   - Больше ни когда так не делай. Я серьезно! - девушка ткнула указательным пальцем ему в грудь.
   "Кажется она больше не хочет меня убить". - радостный возглас раздался в голове Алена. Он вздохнул с облегчением и откинулся на спинку кресла.
  
  
  
   - Как им удалось сбежать, Присцилла. - с экрана компьютера на майора Уорен смотрел молодой человек.
   У него были коротко стриженные темные волосы, большие выразительные глаза и прямой тонкий нос. На воротнике его черно-красного военного мундира, там где должны были находиться отличительные знаки со званиями, красовался значок с изображением короны. Взгляд у молодого человека был властный и жесткий, однако голос был довольно расслабленный.
   - Начальник станции сказал, что у беглецов был сообщник, и что вы могли его знать. Это так майор?
   - Да, Император Кевин, - голос Присциллы звучал спокойно. В отличии от начальника станции женщина не испытывала страха от разговора с императором. - Более того, это был один из моих учеников.
   - Ваш ученик? - глаза молодого человека округлились от удивления.
   - Этот, как его. - Кевин свел брови, вспоминая имя из предварительного отчета начальника станции. - Юкки?
   - Нет, император, - покачала головой Присцилла. - Мой ученик уже три месяца находился здесь под стражей.
   - Неужели? - на этот раз удивление императора сопровождала ирония. - Тогда, готов поспорить, ваша версия будет интересней официального доклада станции.
   Присцилла еле заметно кивнула и продолжила:
   - Они располагают лишь видеозаписью, на которой сержант открывает дверь камеры и потом стреляет себе в голову. Сейчас служба станции длительного содержания допрашивает его. Но, ни каких результатов не будет.
   Присцилла отвела взгляд от императора и перешла к сути:
   - Мой ученик был в той камере. Сын лидера восстания Наутикасты. Его уникальная предрасположенность к особо агрессивному вирусу заставила совет империи задуматься о его судьбе.
   - А-а, - Взгляд императора просветлел, - Да, да, я припоминаю. Его еще держали в состоянии анабиоза, а потом ты лично его загипнотизировала. Какая там у него группа сопряжения?
   Присцилла с недовольным видом ответила:
   - Седьмая.
   - Да, точно, седьмая. - Кевин задумчиво посмотрел вверх, затем снова обратился к Майору:
   - И тебе было поручено следить за ним, Присцилла. А он помимо того, что сбежал сам, так еще и помог бежать опасным преступникам.
   Император выглядел раздраженным.
   - И, постойте-ка, если твой ученик освободил себя сам, как он смог это сделать, находясь внутри камеры?
   - Похоже прямо из-за бронедвери. - Присцилла опустила взгляд на пол.
   Когда недоумение сошло с лица молодого императора, он вдруг заговорил с насмешкой:
   - Похоже, ученик превзошел учителя?
   Присцилла Уорен считалась уникальным специалистом по управлению сознанием не только в империи, но и далеко за ее пределами. Именно поэтому ей поручили обучать и контролировать мальчика с седьмой, ранее не встречавшейся, группой сопряжения с вирусом. От этих слов Присцилла злобно сжала зубы, однако, подавив эмоции, ответила:
   - Я все исправлю, Кевин.
   - Уж постарайтесь. - император снова заговорил официальным тоном. - Похоже пришло время запустить наш с вами проект, майор. Детали вам хорошо известны.
   - Я приступлю к выполнению прямо сейчас, император. - резко ответила женщина.
   - Приступайте. - скомандовал Кевин.
   - Любые ресурсы. - добавил он на последок, перед тем как выключить связь.
   Присцилла осталась сидеть перед экраном компьютера слега подавленной. Проект, о котором говорил император, требовал предельной сосредоточенности. Доктор психологии набрала на экране номер главного хирурга станции.
   - Слушаю. - ответил усатый мужчина с нелепой прической.
   - С вами говорит майор имперской агентуры, - властно произнесла Присцилла, - Нам нужно срочно встретиться.
  
  
   Освещение в салоне "Ягуара" было довольно тусклым. Джонни, развалившись в кресле пилота, наблюдал за графическими объектами на одном экране, и линией маршрута в масштабе галактики на другом. Ален сидел в полудреме на одном из задних сидений корабля. Спустя какое-то время Мери подошла к нему и, сев рядом, спросила:
   - Когда ты узнал про кодировку? - сейчас ее голос звучал мягко, несмотря на грубоватый акцент.
   - Я... - Ален остановился, глядя перед собой и, обдумывая с чего у лучше начать. - Когда я прикасаюсь к людям, я могу видеть то, что они видели, и образы, которые они представляют. Образы Джонни я взял, когда он здоровался со мной при знакомстве.
   - А мои? - не выдержав, спросила Мери.
   Ален, наконец, повернул лицо к ней. Девушка сидела с соседнем кресле так близко, что юноша смог разглядеть ее лицо в мельчайших деталях. Ее изящно изогнутые ресницы, идеальную кожу, нежно-розовые губы, которые, наконец, сложились в подобие улыбки и бездонные, карие глаза. Ален уже почти забыл заданный ему вопрос.
   - Тебе я подал руку, когда ты заходила сюда. - Юноша взглядом окинул салон "Ягуара", оторвав взгляд от Мери.
   - Меня учили этому, чтобы собирать информацию об объектах. - Ален осекся и тут же поправился. - О людях.
   - И что же ты узнал?
   - Я сразу понял, что Джонни пилот. У него много воспоминаний за пультом управления кораблем. К тому же он видит все происходящее по-другому, не как я. Он представляет все объекты в трехмерной системе координат и сразу определяет их габариты: расстояние до них и еще что-то в этом роде.
   - Ален смущенно посмотрел на Мери, - я не знаю точно, как объяснить это.
   Ален пожал плечами. Мери улыбнулась ему в ответ.
   - А что ты видел про меня? - с неподдельным любопытством поинтересовалась она.
   - Я не могу сказать точно, где в твоей голове граница действительности и вымысла. - стараясь, четче формулировать мысли, ответил Ален.
   - Что это значит? - девушка, казалось, не совсем поняла, о чем тот говорит.
   - Я видел одну сцену, она выглядела как реальность, однако если бы она произошла на самом деле, ты должна уже была бы мертва. - Ален виновато прикусил нижнюю губу. - Так что, похоже мне нужно еще практиковаться, прежде чем я смогу разобраться в твоей голове.
   - Что за сцену ты видел? - Мери не хотела сдаваться.
   Молодой человек понял, что она просто так не отстанет и лучше все рассказать.
   - Как будто чьи-то руки держали твою голову под водой пока ты не перестала сопротивляться и умерла.
   Наступила долгая пауза. Ален не решался посмотреть на Мери, она, тоже не поворачивая головы в его сторону, еле заметно кивнула. Вскоре девушка все же, откинув в сторону раздумья, сделала глубокий вдох и прервала затянувшееся молчание.
   - Все так и было, - вдруг резко сказала она, - Только, как видишь, я осталась жива.
   Брови Алена поползли вверх от удивления.
   - О, тогда я полагаю, если все что я видел правда - мне следует бояться тебя.
   Мери вопросительно вздернула подбородок, давая понять, что хочет знать детали видений.
   - Ты боевой офицер, жестокий и расчетливый. - юноша думал ,что это разозлит Мери, но та спокойно продолжала слушать. - Я видел, как ты хладнокровно расправлялась с людьми. И еще тебе нравиться осознавать, что тебя боятся другие.
   Мери усмехнулась.
   - Что, только это? И ничего хорошего?
   Ален отвел глаза в сторону.
   - Ты сама стала забывать хорошее. Ты изменилась полтора года назад, до этого ты не была так жестока. Я видел причину, и мне очень жаль, что это произошло.
   Ален снова посмотрел на девушку и увидел в ее глазах сожаление и боль.
   - Можно я дам тебе совет? - робко поинтересовался он вдруг. Мери не возражала.
   - Я знаю это лишь теоретически, из книжек, - Ален вложил свою ладонь в руку Мери. - Месть не облегчит твои страдания, тех кого ты потеряла в тот день уже не вернуть.
   Она подняла голову и встретилась глазами с Аленом.
   - Представь на мгновение, что ты уже отомстила, и задай себе вопрос: "принесло ли это мне облегчение? Стало ли кому-нибудь лучше от этого?"
   Мери одернула руку.
   - Я подумаю над твоими словами. - недовольно фыркнула она. - Может быть, как-нибудь на досуге.
   Девушка сложила руки у себя на груди, что бы Ален больше не пытался прикоснуться к ней.
   Вообще-то Мери подсела к Алену рассказать о сопротивлении, ей казалось, это может его заинтересовать, девушка не ожидала, что разговор перейдет на личные темы.
   Теперь Мери решила подойти к теме Маада издалека:
   -Ты уже думал, что будешь делать когда мы тебя высадим на станции? - спросила она с видом, как будто ей действительно интересно.
   Ален не глядя, на нее ответил:
   - Я согласен.
   Сначала его ответ показался девушке непонятным, но, тут же сообразив в чем дело, она лишь слегка сердито заметила:
   - Подлец, нашел предлог опять схватить меня за руку.
   Ален, хоть и был с ней откровенен, и правда использовал момент прикосновения к девушке что бы прочитать ее мысли. Рано или поздно она бы все равно поняла, в чем дело. Ответив сразу, он хотя бы избавил ее от неловкого ощущения и необходимости придумывать промежуточные вопросы.
   - Тогда летим на Маад, - бросила Мери, направляясь к месту второго пилота.
  
  
   Ален проснулся от того, что "Ягуар" начало сильно трясти. Корабль входил в плотные слои атмосферы. Освещение в салоне было полностью выключено. Джонни и Мери сидели в креслах первого и второго пилотов. На большом экране перед ними Ален разглядел непонятные схемы, он уже видел такие в воспоминаниях Джона.
   Когда вибрация прекратилась, вместо схем на экране появилось изображение с наружных камер. Ален вытянул шею, что бы лучше рассмотреть пейзаж из-за головы Джонни. За редкими облаками можно было разглядеть заснеженную поверхность Маада, самой большой планеты во вселенной с атмосферой пригодной для жизни.
   Скорость вращения Маада вокруг своей оси была довольно большой, однако из-за гигантских размеров планеты, суточный цикл длился невероятно долго. Полный оборот планета совершала за сто двадцать стандартных часов, шестьдесят из которых, заснеженную поверхность тускло освещала Ханда -- единственное светило в небе планеты. Круглый год поверхность Маада была покрыта снегом. В экваториальных и средних районах днем воздух прогревался до нуля градусов. Ночные заморозки достигали минус тридцати. На Мааде не было ни морей, ни океанов, однако во многих местах из недр планеты выходили горячие водные источники. Полярные районы были холодней.
   Не смотря на суровый климат планеты, условия жизни в городах были довольно комфортными. Генераторы тепла были установлены не только внутри, но и снаружи зданий. Поэтому горожане могли обходиться тонкой теплосберегающей одеждой, а если было нужно пройтись по узкой улочке, то даже в ней становилось жарко.
   "Ягуар" приближался к черным вершинам гор, Ален ни когда не видел гор. Снег на Нориане был большой редкостью. А на его родной Наутикасте вообще не было ни гор, ни снега. Зрелище показалось юноше завораживающим. Мери обернулась и заметила любопытный взгляд Алена.
   - Скоро мы доберемся до нашей базы.
   Ален вдруг опомнился, и оторвав взгляд от экрана, посмотрел на Мери.
   -Она прямо здесь? Среди гор? - удивился он, -То есть я хотел сказать здесь довольно заметное место.
   На лице Мери появилась милая улыбка.
   - Всю эту неделю в этом районе Маада будет что-то вроде лета. Почти круглый год в этих полярных горах бушуют вьюги. Видимость нулевая. Визуально заметить базу невозможно, а от тепловизоров базу защищают специальные поля. Корабли империи сюда не суются.
   Девушка закинула ногу и уперлась каблуком своего сапога в приборную панель.
   - К тому же в горных породах много металлов, они создают кучу помех для радаров. А если уменьшить чувствительность радара так, что бы помехи перестали мешать, то и базу они упустят из виду.
   - Да уж, надежное укрытие. - пробормотал себе под нос Ален.
   Мери включила рацию и передала сообщение на базу, что бы с той не открыли огонь по имперскому кораблю.
   Действительно, когда "Ягуар" начал приближаться к вершинам гор, кроме изображения с камер и карты местности все остальные экраны начали показывать сплошные помехи. Джонн отключил все, кроме карты. В отличии от пилота Алену было ничего не понятно в этих белых кривых линиях на черном фоне. Он был немного раздосадован, что не увидит горы вблизи.
  
   Двери "Ягуара" разгерметизировались и открылись, когда корабль приземлился в техническом отсеке базы. Ален вышел последним и увидел, что корабль остановился в огромном слабо освещенном ангаре. От холода молодому человеку пришлось съежиться, температура была далеко за минус.
   Молодой человек заметил, что гравитация на Мааде была больше, чем он привык ощущать на Нориане. Поэтому Алену казалось, что все его тело наполнила тяжесть.
   К "Ягуару" подъехала машина - военный электромобиль, осветив фарами корпус корабля, дверь машины сбоку резко отъехала, и от туда выпрыгнули несколько солдат в легкой броне с оружием. Они тут же наставили блестящие стволы на гостей. Вслед за группой солдат, вышел офицер без брони. На нем был утепленный вариант военной формы. Ален подумал, что не плохо бы и ему сейчас такую. Еще немного и юноша превратится в кусок льда. Мери с Джоном, в отличие от Алена, не подавали виду, и делали вид что не замерзли. Напротив, завидев офицера, они вытянулись по стойке мирно. Завидев Мери, тот отдал приказ солдатам опустить оружие.
   - Рад видеть тебя дома, лейтенант. - басистым голосом произнес он.
   Затем, заметив, что Алену вот-вот станет плохо, кивнул в сторону машины.
   -Забирайтесь внутрь, пока не замерзли.
   Ален не стал дожидаться повторного приглашения и первым рванул с места. Оказавшись в теплом салоне электромобиля, юноша почувствовал себя гораздо лучше.
   Когда транспорт выехал из здания, Ален заметил, что Джонни посадил корабль в дальнем ангаре. От него до базы было метров четыреста. Молодой человек поймал себя на мысли, что без термокостюма не решился бы преодолеть такое расстояние.
   Тем временем, офицер вполголоса разговаривал Мери, Ален понял только последнюю фразу: "Генерал ждет вас у себя прямо сейчас".
   На что Мери кивнула в ответ и повернула голову в сторону окна в боковой двери. На секунду их взгляды встретились, Алену стало немного неловко и он опустил глаза.
   Юноша с гипнотической силой предполагал, что база сопротивления должна быть не маленькой, но он не догадывался на сколько огромной она окажется. В центре базы находился огромный военный космический корабль. На его борту большими черными буквами было нанесено название: "Адвайт". Очевидно, когда-то этот корабль был единственным объектом базы. Но, в последствии вокруг него разросся целый город. К его открытым грузовым люкам на самой нижней платформе были приварены балки с блоками, которые образовывали коридоры к ближайшим зданиям. Вообще, почти все здания базы были соединены между собой короткими теплыми коридорами. Это позволяло перемещаться из корабля в самый дальний блок, без теплозащитных костюмов.
   Зайдя внутрь одного из блоков базы, ближайшего от ангаров, прилетевшие вместе с офицером пересели в маленький открытый электрокар, где их уж ждал водитель.
   Поездка до корабля, где им предстояло встретиться с генералом, заняла почти полчаса. В блоках базы было не так тепло, как в машине, и Ален чувствовал легкую прохладу в своей летней одежде. Люди, мимо которых проезжал кар, с недоумением поглядывали на черно-красную форму имперской академии военного образца.
   Генерал Теодор Колеман сидел во главе стола своего кабинета. Вид у него был довольно измученный, однако, завидев Мери, он тут же приветливо улыбнулся и пригласил вошедших сесть за стол рядом с ним.
   - Рад видеть всех вас здесь, - обратился он, не отрывая взгляд от лейтенанта.
   Хоть Колеман обратился ко всем вошедшим, эта фраза предназначалась по большей части для Мери. Лейтенант Торрер кивнула в ответ и заметила официальным тоном:
   - Не обошлось без потерь. Сержант Бен Котис погиб, когда на нас напали на станции "Стелла". Связного, похоже, тоже ликвидировали агенты империи.
   Новости расстроили генерала, однако виду он не подал.
   - Информация все еще у меня в голове, - добавила Мери, - Без повреждений. Остальное я представлю в рапорте.
   Мери кивнула, и упала в кресло за столом.
  
  
   После непродолжительного общения, генерал попросил присутствующих оставить его наедине с Мери. Когда все вышли, он гневно набросился на девушку.
   - Зачем ты привела его сюда? Ты хоть понимаешь, чем это может обернуться для всех нас?
   - Что у тебя вызывает подозрения? - отбросив официальность ответила Мери.
   - Ты приводишь парня в имперской форме на базу, которую мы так тщательно скрываем. А потом еще оказывается, что ему привит гипнотический вирус и он управляет сознанием. Как ты считаешь, что у меня может вызывать подозрения?
   - Если ты помнишь, я только что сказала, что связной на "Стелле" мертв. Лететь за ключом на Нориан займет уйму времени, и ни кто не даст гарантий, что там нашим человеком все в порядке. - Мери не собиралась сдавать позиции.
   - Нам нужен тот, кто сможет вытащить информацию отсюда. - девушка ткнула указательным пальцем себе в висок. - И я как раз привела одного, кто сможет это сделать.
   Генерал закрыл глаза и покачал головой.
   - Он может быть агентом империи. Если он подаст отсюда сигнал, нам всем придется срочно эвакуироваться, оставить здесь все постройки. Ты понимаешь, что это перечеркнет все наши успехи.
   Мери глубоко выдохнула и с расстановкой сказала:
   - Я ему доверяю.
   - Да, первоочередная задача таких как он - залезть людям в голову и сделать так, что бы они ему доверяли.
   - Но ты же ему не доверяешь, дядя, значит с тобой он почему-то так не поступил. - грубо ответила Мери и вышла из кабинета, хлопнув дверью.
   Генерал тяжело опустился в кресло. С возрастом поступки племянницы становились все рискованней, а аргументы все весомее.
  
  
   Да, Мери была племянницей генерала Теодора, и единственной кому сходило с рук
   вспыльчивость в его адрес. Правда, позволяла она себе это крайне редко и только когда они
   оставались с ним наедине.
   Сестра генерала Колемана -- Лиза, вопреки семейной традиции предпочла экономическое образование вместо военной карьеры. После института она познакомилась с влиятельным чиновником Милтоном Торрером. Вскоре Лиза переехала в его родовое поместье, шикарный особняк в снежной долине. Каждая комната особняка была обставлена в стилях разных эпох. Особой гордостью Милтона была его коллекция холодного оружия из металла -- устаревшего материала. Множество экспонатов были произведены еще до начала космической эры. Вся стена зала переговоров была увешана старинными мечами, саблями и ножами, некоторым из которых было несколько десятков тысяч лет. Чтобы оружие не подвергалось воздействию воздуха, все экспонаты были покрыты прозрачной эмалью, от которой металл ярко блестел.
   Когда на свет появилась Мери, Милтон уже занимал пост главы северного дистрикта Маада - самой большой и самой холодной части планеты. Их дочь не проявляла интереса к науке и политике. Вместо компьютерных игр ей нравилось играть с папиной коллекцией. Когда девочка окончила среднюю школу, она подговорила дядю, и с его помощью получила родительское разрешение учиться в военной академии.
   В политических вопросах между Маадом и империей давно была бездонная пропасть. Поэтому, когда новый молодой император лично попросил встречи с Милтоном, тот сразу же согласился, в надежде, что ему удастся наладить отношения с сильным соседом. Но в планы императора Кевина не входило сотрудничество. Запланированная встреча была не переговорами. Это было начало вторжения.
   Оказавшись в зале переговоров, где кроме Милтона находились главы других дистриктов, император учинил расправу. Первой жертвой стал сам хозяин дома. Переговоры проходили с условием, что все присутствующие будут без оружия, поэтому коллекция холодного оружия Милтона пошла в ход. По приказу императора, первый советник Магам Нардиш снял со стены одну из сабель и отрубил Милтону голову на глазах у присутствующих.
   Мери вместе с немногочисленной охраной отчаянно попыталась помешать этому беспределу. Однако, силы оказались неравны. Охрана императора состояла из солдат с привитым агрессивным вирусом серии "разрушитель". Активная фаза вируса наделяла человека огромной физической силой. Один солдат из личной охраны императора с сержантским значком на воротнике схватил Мери за горло. Та достала из рукава нож, и ударила солдата по лицу. Острое лезвие прошло про брови, задев глаз. Солдат в ярости вывел девушку из зала в соседнюю комнату.
   В центре небольшого помещения находился маленький искусственный водоем с экзотическими рыбками. В порыве злости сержант окунул голову девушки в воду. Он злобно смотрел на нее единственным оставшимся глазом. Мери безуспешно била руками и ногами по бронированному пластику водоема, выплескивая воду на пол, пока не захлебнулась. Наручные часы Мери, связанные с биочипом, звонко запищали, оповещая об остановке сердца. Солдат вытащил ее голову из воды и одним движением сорвал часы с запястья. Что бы остановить раздражающий звук сержант сжал часы в своей сильной руке. Звук прекратился после того как хрустнул пластик.
   Солдат выбросил сломанное устройство в пруд и выбежал из комнаты в поисках медика. Мозг Мери был еще жив. Она лежала на полу лицом вниз, вода медленно начала вытекать из ее легких. Сержант не мог знать, что внутри хрупкого тела девушки установлено редкое и дорогое техническое устройство, способное реанимировать ее.
   В детстве у Мери были серьезные проблемы с сердцем. Ей требовалась пересадка жизненно важного органа. Родители Мери позаботились, что бы специально для девочки был выведен активный вирус, восстанавливающий ткани организма. Когда вирусологи закончили работу, вирус был успешно привит. Однако было уже поздно, девочке все равно требовалась операция. Во время замены оригинального органа выращенной копией, ей установили так называемого "спрута".
   Устройство состояло из датчика с элементом питания и восьми длинных контактов на тонкой полипропиленовой основе. Ножки отходили от основания, придавая устройству схожесть с маленьким осьминогом. Контакты обволакивали сердце и тянулись от ключицы до диафрагмы. Со "спрута" личный доктор Торреров регулярно получал информацию о состоянии нового сердца.
  
   Мери лежала на холодном полу уже несколько минут. Биочип отправил запрос на "спрут" и тот подал на свои щупальца ток высокого напряжения. Диафрагма девушки резко сжалась, вытолкнув из легких остатки воды. Сердце забилось вновь, электрический разряд вернул его к жизни.
   Откашлявшись, Мери убрала намокшие волосы с лица. Она сначала не поняла что произошло. Широко раскрытыми глазами девушка испуганно оглядела комнату. Убедившись, что все это не страшный сон, она сначала отказывалась верить в происходящее. Она поняла, что не может сейчас повлиять на ситуацию. Мери приняла единственное верное решение -- уйти из поместья подземными тоннелями.
   Слезы текли по ее щекам, пока она бежала по тускло-освещенному коридору. Она чувствовала себя слабой и беззащитной. Ей хотелось вернуться в зал с ружьем и перебить всех имперских солдат до одного. Выбежав из здания, Мери подняла голову и посмотрела вверх. Десятки космических кораблей уже вторглись в темное небо Маада.
   На своем флаере одна добралась до восточного дистрикта и известила дядю о случившемся. Так было положено начало войны, длившейся уже третий год.
  
  
   Взвесив все за и против, Теодор решил, что и вправду можно было попробовать вариант Мери, тем более, что человека с нужными способностями она уже привела на базу. Однако говорить племяннице об этом не было нужды. Генерал знал, что она уже и так направляется к юноше осуществить затею.
  
   Ален только что расположился в своей комнате, куда его любезно доставил рядовой сопротивления. Пока они шли от корабля по блокам базы, солдат то и дело косо поглядывал на черно-красную форму вражеских войск. Комната была чуть больше той, в которой Ален провел несколько месяцев в заточении. В отличии от камеры центра длительного содержания, по середине этой комнаты стоял стол со стулом. На столе стояла выключенная настольная лампа, а на кровати лежли нормальные подушка и одеяло. Так же, на столе юноша нашел блокнот с ручкой и запечатанный пакет с новым комплектом бежевой формой армии Маада. Размер одежды был подходящий, и Ален решил переодеться.
   Блок, в котором расположился Ален был исключительно мужским, поэтому санузел и душевые были общие. Стены комнаты представляли собой утепленные блоки светло-серого цвета. Освещение внутри помещения было довольно ярким. Над столом висел распечатанный на глянцевой бумаге календарь с цветной картинкой. Ален не знал кто жил в этой комнате до него, но казалось довольно странным, что кто-то в мужском блоке держал у себя плакат с котятами. Юноша начал расстегивать пуговицы на себе в тот момент, когда в его комнату ворвалась Мери.
   - Уф, еле нашла твою комнату. - запыхавшись выпалила она.
   Ален замер, удивленно уставившись на нее. Девушка, сообразив, что ведет себя слишком бесцеремонно, решила спросить что-нибудь для отвода глаз:
   - Чем ты занят? - она изобразила некое подобие дружелюбной улыбки.
   Ален не знал, что ответить.
   - Ай, к черту, все равно ты сейчас сам все узнаешь. - не дожидаясь ответа, заметила девушка, и захлопнула за собой дверь.
   Она слегка толкнула Алена в плечо, и тот сел на край кровать. Сама Мери пододвинула стул, и села устроилась.
   - Достань то, что у меня в голове. - глядя прямо в глаза юноше сказала Мери.
   Ален откашлялся и начал отпираться:
   - Нет, Мери, ты же знаешь, у меня нет опыта в таких делах. Твое сознание может пострадать от этого. Я не знаю, способен ли достать код.
   Ален занервничал.
   - Я видела, на что ты способен, - успокаивающим тоном произнесла она. - И я видела, что ты хорош.
   Она положила свою руку на запястье молодого человека.
   - Ты уже был в моей голове. Тебе надо попытаться.
   Все еще держа юношу одной рукой, она протянула ему вторую. Тот, подумав, неуверенно принял ее.
   Молодые люди сидели друг напротив друга, взявшись за руки. Тонкие, нежные пальцы Мери были теплы и приятны на ощупь. Ален закрыл глаза и принялся листать воспоминания в голове девушки. Пока он работал, Мери разглядывала его сосредоточенное лицо. На вид было сложно определить, сколько ему лет: то ли уже взрослый, то ли все еще юный. Скорей всего моложавый вид - это последствие нескольких лет анабиоза.
   При их первой встрече Мери не заметила в его внешности ни чего особенного, однако сейчас его плавные черты лица, подбородок с еле заметной ямочкой показались ей довольно привлекательными. Подумав об этом, Мери ужаснулась. А что если он узнает, о чем она сейчас думает. От этой мысли девушке захотелось одернуть руки. Лицо Алена, тем временем, по-прежнему оставалось сосредоточенным и напряженным, и Мери совладала со своими страхами.
   Ален открыл глаза, встал с кровати, и, подойдя к столу, записал что-то в блокноте.
   - Информации слишком много, и я не имею ни малейшего представления что это. - наконец произнес он.
   Мери огорченно скривила губы. Значит все напрасно.
   - Но я нашел то, что может тебе помочь. - Ален протянул лейтенанту блокнот.
   Она нетерпеливо вырвала записи из рук. На первой странице аккуратным, ровным почерком было выведено слово "Фламинго". Мери нахмурила брови, ни чего не понимая. Что может означать это "фламинго"? Она вспомнила, как выглядят эти изящные птицы. Перед глазами всплыла картина: несколько фламинго в их естественной среде обитания. Девушка стала перебирать образы связанные с этим словом и тут ее глаза восторженно округлились.
   - Ну конечно... Фламинго!
   На Нориане, манипулятор сознанием - доктор Раджеш Нартале, после того как ввел Мери в состояние транса, показал ей изображение этих изящных розовых птиц на своем планшетном компьютере. Очевидно, такое же изображение ей должен был показать связной на "Стелле". Лейтенант Торриер вспомнила, что затем доктор Нартале стал выводить на экран другие изображения. Он водил по экрану устройства своим толстым пальцем, перелистывая картинки одну за другой. Вместо пейзажей Мери вдруг увидела буквы мелким шрифтом. Это был код для написания компьютерной программы. Девушка резко вздрогнула, и испуганно посмотрела на Алена. Заметив страх в глазах лейтенанта, тот тоже насторожился.
   - Это код. Если я его забуду, - прошептала она, - Это будет катастрофа.
   Девушка резко вскочила со стула, и, не проронив больше ни слова, выбежала из комнаты. Когда Ален опомнился и выбежал вслед за ней, Мери уже пропала из виду.
  
  
   Мери забежала в медицинскую лабораторию корабля, генерал Колеман уже ждал ее там. Девушка была крайне взволнована и, задыхаясь, тыкала себя пальцами в голову.
   - Есть. - прохрипела она, глядя на дядю.
   Теодор указал ей в сторону кресла, вокруг которого уже суетилось пара медиков. Не успела девушка усесться, как ей на виски прилепили пластыри с датчиками и ввели в шею инъекцию мутно-желтой жидкости. Сразу после боли от укола Мери почувствовала, как ритм ее сердца замедляется и как все происходящее вокруг превращается во что-то тягучее, тяжелое, липкое. Так действовал замедлитель.
   Теодор сунул ей в руки электронную книгу, и хоть он говорил как обычно, Мери показалось, что его слова тянутся подобно испорченной аудиозаписи.
   - Теперь ты ни чего не забудешь, девочка. Пиши.
   Мери тут же принялась водить пальцем по экрану, набирая код, который застыл у нее перед глазами.
  
  
   С тех пор, как Ален узнал кто он на самом деле, его перестали мучить кошмары. Он вообще больше не видел снов. Сейчас молодой человек лежал в своей новой, уютной комнате, стараясь не думать ни о чем. Из головы почему-то не выходил образ Мери. Ее яркие глаза, темные прямые волосы и милая улыбка красочной картиной застыли перед глазами юноши.
   "Интересно, что она думает обо мне?" - эта мысль не давала покоя Алену. - "Считает ли она меня глупым мальчишкой, который нужен был только для извлечения информации из ее головы, или она верит, что я смогу стать ценным пополнением в рядах сопротивления? Почему я не узнал это сегодня, когда она сама разрешила прогуляться в ее голове?"
   Ален с досадой вздохнул и закрыл глаза. Во время своего заточения, каждый раз когда он ложился и закрывал глаза, молодой человек вводил себя в состояние "особого видения". Он ждал, когда кто-нибудь из охранников пройдет по коридору мимо двери. Разделяя с дежурными их образы, Ален хоть как-то унимал свою скуку. Это была его единственная связь с внешним миром, довольно странным способом, который изо дня в день укреплял его способности. Сейчас, когда молодой человек закрыл глаза, состояние "особого видения" пришло само собой. Тонкие стены между комнатами блока были никудышной преградой для его мыслей. Ален поймал десятки сигналов с разных сторон. Ему еще не доводилось наблюдать так много объектов. Сейчас у юноши действительно свобода выбора . Он мог наблюдать, изучать, сравнивать. Из любопытства Ален переходил от одного солдата блока к другому.
   Одни мысли юноша нашел откровенно грязными, другие были полностью поглощены компьютерной игрой, третьи были слабы и бессвязны из-за принятого алкоголя. Вскоре, утомившись своим занятием, Ален уснул.
  
  
   Ален шел по полю, конца и края которого не было видно. Зеленая трава была такой высокой, что задевала кончики его пальцев. Яркие лучи альфа-Новы слепили глаза и жарко падали на плечи. Он шел за девушкой в открытом белом сарафане. Та грациозно вышагивала, ступая босыми ногами по жесткой траве.
   Юноша уже где-то видел ее стройную фигуру и роскошные черные волосы, развивающиеся на ветру. Он ускорил шаг, что бы догнать девушку. Приблизившись, Ален почувствовал, как приятно пахнут ее волосы тропическими фруктами. Молодой человек протянул руку и прикоснулся к ее открытому плечу. Девушка обернулась, и Ален ужаснулся. Кожа на ее лице была полностью срезана, остался лишь череп обтянутый мышцами. С подбородка прямо на белый сарафан капала кровь. Идеально белые зубы, не прикрытые губами, зашевелились, и Ален услышал ее голос:
   - Я не та за кого себя выдаю. - девушка протянула руки к молодому человек, но тот в ужасе сделал шаг назад. - Слышишь, Ален, я не та.
   - Кто ты? - ни чего не понимая, спросил молодой человек.
   - Ты знаешь, - продолжала шевелить зубами девушка без лица, - Нужно только догадаться.
  
   Алена разбудил звуковой сигнал из динамика в стене. Судя по всему, это означало "подъем" в блоке. Молодой человек вылез из-под одеяла, дотянулся рукой до настольной лампы и, включив ее, вернулся обратно на кровать.
   Содержание минувшего сна было весьма непонятным. Кто эта девушка, показавшаяся ему знакомой? За кого она себя выдает? Ален лежал и смотрел в потолок, пытаясь найти ответы.
   -Какого черта? - юноша вдруг оборвал сам свои мысли, - Это просто дурацкий сон.
   Окончательно проснувшись, Ален решительно вскочил с кровати и, взяв со стола форму, направился в общий душ.
  
  
   Когда Мери постучала в комнату Алена тот уже успел принять душ и одеться. Новая бежевая форма с черным воротником была ему к лицу.
   - Вчера я не успела поблагодарить тебя. - Мери мило улыбнулась Алену, когда тот открыл дверь.
   - Да, не за что. - засмущался молодой человек. - Похоже, вы сумели восстановить информацию.
   Действительно, Мери выглядела очень довольной, Ален еще не видел ее в таком расположении. Ее улыбка казалась восхитительной.Мери с удовлетворенным видом кивнула в ответ.
   - И что там оказалось?
   Мери ехидно прищурила глаза:
   - Вообще-то это секретная информация. - выдержала небольшую паузу и добавила она. - Но тебе, так и быть, скажу.
   Мери подошла ближе, и заговорщическим шепотом произнесла молодому человеку на ухо:
   - Это программа генерирует коды доступа для флаера императора.
   Ален не оценил восторженный взгляд лейтенанта.
   - И все? - разочарованно спросил он. - Ты так рисковала, что бы узнать код к одному из кораблей?
   - Не-е-т, - протяжно возразила Мери, - Ты не понял. Не "к флаеру", а "флаером".
   Для Алена ситуация по-прежнему не прояснилась. Он пронизывал Мери взглядом, полным непонимания. Она, наконец, сердито нахмурила брови, разочарованная такой несообразительностью.
   - Смотри. - принялась объяснять она, напрягая уголки губ так, что на щеках появились ямочки. - Представь большой имперский корабль в открытом космосе.
   Ален поднял взгляд вверх, конструируя образ. Когда он еле заметно кивнул, Мери продолжила:
   - А теперь представь, что к нему приближается другой флаер. Он посылает большому кораблю код, и тот распознает его как личный транспорт императора. Даже если сам император в этот момент с главного мостика отдаст приказ открыть огонь по этому флаеру, автоматическая система не сможет этого сделать. Для системы безопасность императора - превыше всего. Кроме этого, система отключит защитные поля корабля, если они будут мешать флаеру императора.
   - А теперь представь, - в глазах Мери появились искры огня, - Что весь наш флот будет посылать такие сигналы! Огромные пушки флагманского крейсера станут бесполезны. Нас смогут атаковать только малые десантные корабли. Без защитных полей от большого корабля, мы справимся с ними в два счета.
   Мери ударила кулаком себя по ладони, казалось, она уже чувствовала вкус победы.
   Ален попытался принять восторженный вид, и одобрительно кивнул. Он так и не нашел, что ответить девушке, однако слова ей сейчас были и не нужны.
   Когда Мери вырвалась из цепких лап иллюзий и снова вернулась к действительности, она снова обратилась к Алену:
   - Ладно, не будем загадывать наперед. Собирайся, полетишь со мной на задание.
   - Какое задание? - удивился Ален. Он не предполагал, что его так быстро задействуют.
   - Давай пошевеливайся. - с наигранной грубостью в голосе поторопила его Мери, и рассмеялась.
  
  
  
   Майор Присцилла Уорен сидела на жестком стуле в мрачной маленькой комнате, в полной тишине. Напротив нее, лицом к лицу, сидел солдат империи с лейтенантскими нашивками. Единственным источником света к комнате была лампа, висящая над головой солдата. Взгляд лейтенанта был серьезен, в нем не было ни страха, ни сомнений.
   - Как твое имя, солдат. - нарушила молчание Присцилла.
   - Лейтенант Адам Лейс, мэм. - незамедлительно рапортовал тот.
   - Вы ознакомились с материалами задания?
   - Да, мэм.
   - Вы знаете, что вам предстоит делать?
   - Так точно, мэм.
   Присцилла протянула ему руки ладонями вверх.
   - Тогда начнем. - сухо сказала майор.
   Адам послушно взял Присциллу за руки.
  
   - А что за задание? - спросил Ален у Мери, еле поспевая за ней.
   - Сейчас все узнаешь, вместе с остальными членами группы. - не оборачиваясь ответила та.
   Молодые люди, наконец, дошли до блока, в котором расположилась их группа. Юноша сразу узнал Джонни, тот радостно помахал рукой. Ален улыбнулся и кивнул в ответ. Несколько солдат в легкой броне проверяли показания своих костюмов. Другой солдат, в тяжелом снаряжении с экзоскелетом стоял в стороне с поднятым шлемом, ожидая указаний. На столе в центре комнаты лежало оружие: магнитная и СВЛ пушки, несколько плазменных ружей и световые гранаты.
   "Не особо внушительный арсенал для нападения. Значит ни чего опасного". - с облегчением выдохнул Ален.
   Медик сидел на скамье перед открытым контейнером, проверяя оборудование внутри. На нем не было брони, лишь белый комбинезон из плотной термозащитной ткани. Мери взяла со стола такой же и потянула его Алену. Казалось, ни кто из команды не заметил присутствия нового члена отряда, все были заняты своим делом. Ален подошел к скамье, и принялся натягивать свой костюм.
   Когда в комнату зашел генерал Колеман в сопровождении охранника, солдаты вытянулись по стойке смирно. Ален замешкался, не зная, последовать ему примеру остальных или закончить вдевать ногу во вторую штанину.
   Генерал, заложив руки за спину, дал команду "вольно" и обратился к присутствующим:
   - Сегодня у вас ответственное задание. Месяц назад с планеты Виола к нам направилась штурмовая группа. Их лидер, Эштон Норрис, опытный командир, присоединится к нам, чтобы оказать содействие в противостоянии имперским войскам. Сегодня ваша задача -- встретить группу и сопроводить ее до базы. Отрядом командует лейтенант Торрер.
   После непродолжительной паузы генерал убедился, что ни у кого нет вопросов. Затем Теодор окинул взглядом присутствующих, те молчали.
   - Координаты точки встречи в файле. - генерал еле заметно кивнул своему охраннику, и тот протянул Мери карту памяти с данными. - Вылет через пять минут. Удачи.
   Когда Колеман вышел, медик громко хлопнул крышкой контейнера и защелкнул замки. Сержант в экзоскелетном костюме взял кейс со стола. Солдаты разобрали оружие и дружно направились к выходу. Мери передала карту памяти Джонни, и тот рванул к двери, стараясь обогнать всех. Ален вышел на улицу последним.
   Небо над планетой было безоблачным. Тусклый свет Ханды, отраженный от снежной поверхности, заставил зажмуриться. Холодный ветер резко ударил в лицо, и Ален поспешил поднять защитную маску, пришитую к воротнику его костюма. Примерно в десяти метрах от выхода стоял флаер белого цвета. Довольно небольшой, как раз для их группы. Джонни включил электромоторы, и те еле слышно зажужжали. Легкая вибрация охватила весь корабль, дверь автоматически закрылась, и флаер поднялся в воздух. Корабль этой модели не предназначался для космических перелетов, поэтому в корпусе флаера, на уровне головы пассажиров находились вставки из прозрачного пластика.
   Ален прислонился к этому подобию окна, наблюдая как флаер возвышается над снежной поверхностью. Примерно через час Мери оповестила группу о трехминутной готовности. Солдаты опустили и зафиксировали защитные шлемы. Пилот обогнул вершину горы, пикируя в сторону леса, к подножию.
   Мери насторожилась когда увидела, что из центра лесного массива поднимаются клубы дыма. Вся группа прильнула к прозрачным пластиковым вставкам. Послышался звук запуска магнитной пушки в руках солдата в броне. Когда флаер подлетел ближе к источнику дыма, стали различимы обломки нескольких космических кораблей. Тела солдат, застигнутых врасплох, неподвижно лежали на снегу. Ни кто из них не подавал признаков жизни. Мери велела Джону сделать круг над лесом и проверить сканером, нет ли там движущихся целей. Никого не обнаружив, девушка приказала пилоту приземляться.
   Как только дверь флаера распахнулась, солдаты в броне выбежали и заняли позицию по периметру корабля.
   - Проверь есть ли живые. - обратилась лейтенант к медику.
   Тот достал из контейнера медсканер и выбежал наружу. Ален не знал, что ему делать и вышел на холод вслед за Мери. Солдат с магнитной пушкой по большей части смотрел вверх. Если начнется атака с воздуха, его оружие будет весьма эффективным. Лейтенант Торрер подошла к одному из обгоревших кораблей, разрезанному надвое; наклонилась; взяла горсть сырого снега и провела им по темному пластику борта. Из-под слоя копоти показалась эмблема. Бела птица внутри фиолетового круга на фоне звезд из созвездия "Виолы".
   - Это точно они, - сказала девушка с досадой в голосе.
   Бросив грязный снег в сторону, Мери резко развернулась. Ален, который стоял у нее за спиной, вздрогнул от неожиданности.
   - Они прилетели ночью, - сказала она то ли Алену, то ли сама себе.
   - Корабли, которые сгорели, покрылись инеем, а солдат, - она указала пальцем на ближайшее тело, - Начало заметать снегом.
   Ален удивился, как много деталей выпустил из виду. Тем временем Мери перевела палец с неподвижного тела на вершину ближайшей горы.
   - Нападавшие прилетели оттуда. Скорей всего застали их врасплох под покровом ночи.
   Девушка пошла вдоль борта разрушенного корабля, молодой человек побрел за ней по пятам. Снег хлюпал под ногами защитной обуви.
   - На них напали спустя какое-то время, после того как весь отряд приземлился. Пилотов уже не было на местах, и отряд не успел подняться в воздух.
   Мери остановилась у еще одного тела, его защитный костюм был покорежен, возможно, взрывной волной от взрыва корабля.
   - Стреляли с нескольких позиций, - лейтенант склонилась над телом, пытаясь разглядеть знаки отличия. - Патрули империи в этих местах редкость.
   Девушка задумчиво подняла голову вверх. Приложив указательный палец к кончику своего носа, она застыла в раздумьях.
   - Сдается мне, нападение было спланировано. - Мери перевела взгляд на Алена. - Почему тогда не дождались встречающую сторону?
   - Кого? Нас? - брови Алена невольно поползли вверх.
   Мери, кивая головой, собиралась что-то ответить, но ее перебил возглас медика.
   - Здесь есть живые. - он замахал руками, стоя рядом с обломками, пытаясь привлечь к себе внимание.
   - Мартин, - громко крикнула девушка кому-то из отряда.
   Не дожидаясь дальнейших указаний, солдат в массивном экзоскелете тяжелыми прыжками направился в сторону медика. Еще двое солдат в легкой броне побежали за ним, на ходу фиксируя свои ружья в набедренные держатели. Еще один член отряда, с СВЛ пушкой в руках, остался у флаера.
   Когда Мартин поднял обгоревшие обломки, солдаты извлеки из-под них тело мужчины в термокостюме без нашивок и еще одно тело в легкой броне. Непрозрачная маска на бронекостюме была закрыта. Но по выпуклостям на броне в районе груди можно было догадаться, что внутри находится женщина. Медик еще раз провел лучом сканера, и убедился, что у этих двоих есть пульс.
   Солдаты из отряда Мери, подняли мужчину, и понесли его к флаеру. Мартин одной рукой своего мощного экзоскелета подхватил неизвестную персону в броне, и тяжелой поступью побрел следом. Вскоре медик рапортовал о том, что других признаков жизни на месте происшествия не обнаружено.
   - Всем внутрь. - громко скомандовала Мери. И как только последний захлопнул за собой дверь, обратилась к Джону. - Поднимай машину, нужно скорей убираться от сюда.
   Первым делом, медик прикрепил к замкам на женской модели бронекостюма клеммы устройства взлома. Когда красный цвет диодов на них сменился зеленым, замки еле слышно щелкнули. Медик снял переднюю защитную пластину с выпуклостями и маску с лица. Внутри броневой защиты лежала без сознания женщина средних лет. Исходивший от нее легкий аромат тропических фруктов заставил Алена приблизиться к ней. Лицо женщины было ему незнакомо. Глядя на нее какое-то время, молодой человек решился вступить в контакт с ней. Едва он коснулся рукой ее головы, женщина резко открыла глаза, сделав судорожный вздох. Окинув окружающих испуганным взглядом, она попыталась подняться.
   - Где я? - первое что спросила она.
   Мери тут же подбежала к ней и схватила за плечи.
   - Вы в безопасности. - глядя женщине прямо в глаза сказала лейтенант спокойным тоном.
   - Мы друзья.
   Та оглянулась по сторонам.
   - Что случилось? Где остальные?
   Женщина начала приходить в себя и Мери отпустила ее.
   - Мы обязательно выясним что произошло. Похоже на вас напали. Выжили только вы вдвоем. - лейтенант кивнула в сторону мужчины.
   Глаза женщины округлились от ужаса, рука невольно потянулась к лицу. После небольшой паузы Мери продолжила, ткнув кончиком указательного пальца себе в грудь:
   - Мое имя Мери Торрер, я командир группы. А кто вы?
   - Меня зовут Элизабет Гарден, я прибыла с отрядом в качестве доктора - представилась она.
   - А это Эштон Норрис - командир нашего отряда.
   Элизабет расстегнула замки своего костюма и, достав руку, протянула ее к Мери:
   - Вы можете проверить наши биочипы.
   - Вы прилетели на Маад, не вынув перед этим свои чипы? - недоверчиво свела брови Мери.
   Ален снова разглядел недоверие в ее темных глазах.
   - На боевых штурмовых кораблях с опознавательными знаками Виолы, в этом уже не было ни какого смысла. - доктор Гарден все еще держала руку вытянутой вперед. - Зато вы можете убедиться что мы - это мы.
   Мери перевела взгляд на медика, который ждал указаний командира, и еле заметно кивнула ему. Тот сразу достал из кейса портативный считыватель и прислонил его к руке Элизабет.
   - Доктор Элизабет Гарден, 38 лет. - сухо прочитал данные с экрана доктор отряда.
   Элизабет недовольно опустила глаза в пол, явно огорченная бестактностью своего коллеги. "Ни кого не интересующую информацию о возрасте можно было пропустить".
   - Эштон Норрис, 36 лет, капитан специальных войск Виолы, командир штурмового отряда. -медик прочитал информацию со второго чипа.
   -У него кстати аллергия на некоторые виды обезболивающего, - заметила доктор Гарден.
   - Я вижу. - буркнул медик и выключил прибор.
   Все это время Ален не сводил взгляд с Элизабет, она вскоре заметила пристальный взгляд молодого человека и попыталась изобразить улыбку. Запах тропических фруктов точно исходил от ее черных шелковистых волос, как и у девушки во сне. Только в отличии от нее, лицо у Элизабет было на месте.
   Флаер набрал высоту и на максимальной скорости направился обратно на базу.
  
  
  
   Эштон пришел в сознание ближе к вечеру. Элизабет находилась рядом с ним все это время. Сейчас в палате кроме них находились Мери, Ален, генерал Колеман и его военный помощник Энри Вондерс. Охрана ожидала их за дверью. Ален заметил, с какой нежностью Элизабет держит капитана за руку. Возможно, между ними было что-то большее, чем простые уставные отношения.
   - Как вы себя чувствуете? - поинтересовался Теодор.
   - Снова готов встать в строй, сэр. - отрапортовал капитан Норрис.
   - Моего отряда больше нет, - с горечью в голосе заметил Эштон, - Но я готов влиться в ваши ряды.
   Генерал одобрительно кивнул.
   - Вы станете членом лучшего отряда на базе. Но, - Теодор выдержал короткую паузу, - Вы не против сначала пройти небольшую проверку?
   Генерал повернулся к Алену, и тот только сейчас понял для чего Колеман вызвал его в палату вместе с Мери.
  
  
   У большинства людей воспоминания с мысленными образами скиданы в голове в одну большую кучу. Все мысли в голове у Эштона Норриса были в идеальном порядке, как фотографии, аккуратно вклеенные в альбом. У самого Алена такой образцовый порядок был только когда он находился в заключении. Тогда юноша пытался восстановить хронологию своей жизни.
   Образы мелькали один за другим в обратном порядке: атака с воздуха, посадка на Мааде, взлет с Виолы, посадка на корабль, подготовка к вылету вместе с другими членами отряда, пейзажи неизвестной ему планеты с фиолетовым песком и причудливыми растениями и многочисленные воспоминания в которых есть доктор Элизабет. Алену стало неловко от мысли, что он вот-вот наткнется на что-то интимное, и остановился. Открыв глаза, он утвердительно кивну генералу. Юноша убрал руку с предплечья капитана Норриса и перевел взгляд на Элизабет. Та решительно протянула ему свою руку.
   - Теперь моя очередь? - с улыбкой спросила доктор Гарден.
   Ален снова посмотрел на генерала. Тот молча кивнул в ответ.
   - Я думаю в этом нет необходимости. - неожиданно для всех произнес юноша. - У нас с доктором уже был контакт.
   - Когда? - удивленно воскликнула Элизабет.
   - Когда вас нашли, я... - Ален смутился. - Прикоснулся к вам когда мы заносили вас в флаер.
   Доктор, понимающе кивнув, опустила руку.
   - Тогда все в порядке. - бодрым голосом произнес генерал Колеман.
   - Доктор сказал, что завтра с утра первым делом выпишет вас. - обратился он к капитану. - Жду вас у себя, как только обоснуетесь в вашей комнате.
   - Я направлюсь к вам сразу из палаты, сэр. - отрапортовал Эштон.
   - А теперь прошу меня простить, - дела.
   Генерал с помощником вышли. В палате возникло неловкое молчание. Ален не сводил взгляд с Элизабет, а та смотрела на Мери с милой улыбкой на лице.
   - У нас тоже дела. - Мери вдруг осенило, что нужно оставить пару с Виолы наедине.
   Она схватила Алена за рукав и потащила к выходу.
   - Эй, чего ты на нее так уставился? - в пол голоса спросила девушка, когда они вышли в коридор.
   Ален поправил рукав, за который его бесцеремонно вытащили наружу.
   - Тебе не показалось в них ни чего странного? - неуверенно поинтересовался он.
   - Мне? Нет. - ровным тоном ответила Мери. - Это ты ковырялся у них в головах.
   Девушка с подозрением свела брови.
   - Что-то не так? Мне нужно что-нибудь сообщить генералу?
   - Нет, не стоит беспокоить твоего дядю.
   Мери остановилась и нахмурила брови еще сильней.
   - Ты уже и про дядю узнал. - в ее голосе слышалось удивление с возмущением.
   Ален виновато улыбнулся и кивнул головой.
   - Хорошо, что же тогда тебе показалось подозрительным?
   Молодой человек вдруг подумал, что ему на самом деле нечего ей сказать. Лейтенант попросту поднимет мальчишку на смех, как только он начнет рассказывать про свой сон, в котором был кто-то прохожий на Элизабет.
   - Я просто спросил твое мнение. - с невинным лицом ответил Ален.
   Мери, конечно, не поверила, но не стала задавать лишних вопросов.
   Какое-то время молодые люди молча шли по коридору. Блоки на базе были похожи друг на друга. Ален с поникшим взглядом смотрел на бледные стены; плоские лампы под потолком; панели обогревательных блоков, выходящие местами из стен.
   - Может тебе нужно просто развеяться? - нарушила тишину Мери. - Ну знаешь, вся эта однообразность внутри и снаружи. Когда я слишком долго не выхожу наружу, мне тоже начинает все казаться подозрительным.
   Ален постарался изобразить улыбку и пожал плечами. Потом откашлялся и решил воспользоваться ситуацией:
   - Мери, - его голос звучал слишком неуверенно. - Может быть, тогда мы могли бы куда-нибудь сходить вместе?
   - Что ты имеешь ввиду? - рассмеялась она. - Что-то вроде: "Дойти до дальнего ангара снаружи и обратно?"
   Казалось, его предложение немного развеселило девушку.
   - Возьмем с собой прожектор, что бы ни заблудиться в темноте на обратном пути? - не унималась она.
   Ален смутился, но все же продолжил:
   - Ну я слышал... Нет. Я узнал, - все же решил поправиться он. - Что здесь есть блок, в котором есть центр отдыха. А в нем есть нечто похожее на кафе. - К концу фразы тихий голос Алена совсем сошел на нет.
   -О... - Мери удивленно посмотрела на Алена. Ее вдруг осенило, что вопрос юноши было чем-то вроде неумелого приглашения на свидание. Девушке стало неловко за то что она только что смеялась над этим.
   - Ну да, конечно можем. - взволнованным голосом пролепетала она, чувствуя себя виноватой.
   - Там довольно мило и уютно, есть большой экран. - начала перечислять Мери в надежде загладить неловкую ситуацию.
   - Еще там есть мягкие диваны, и даже небольшой фонтан в центре зала.
   Мери так увлеклась описанием интерьера, что не сразу заметила, как молодой человек отстал от нее, и встал как вкопанный посередине коридора. Когда она обернулась, то застала его глядящим в пустоту. Мери попыталась проследить за его взглядом, но не найдя ни чего подходящего, снова взглянула на юношу. Его взгляд, тем временем, стал более осмысленный, как будто он вернулся из мира фантазий в реальность.
   - Мери... фонтан! - возбужденно вырвалось у него из груди.
   - Да фонтан, - с непониманием ответила лейтенант. Она вдруг подумала, что молодой человек с другой планеты не знаком с этим словом.
   - Это такое устройство... - Мери принялась жестами помогать объяснить.
   - Я понял, что показалось мне подозрительным в Элизабет. - Вдруг выпалил юноша.
   Мери вопросительно вздернула одну бровь.
   - Пейзажи, которые были в голове у доктора Гарден совпадали с теми, что я видел у Эштона, кроме одного. - Ален поднял вверх указательный палец правой руки, придавая значимости своим словам.
   - Этот образ местности был не на поверхности, а глубоко внутри Элизабет. И в этом месте я был лично.
   Лейтенант не произнесла ни слова, однако в ее взгляде читалось неподдельное любопытство.
   - Это был фонтан на Нориане, в парке имперской академии.
   Мери разочарованно выдохнула. Скорей всего, она ожидала услышать что-то более правдоподобное.
   - Ален, брось, с чего ты взял, что тот самый фонтан?
   - Я видел его сотни раз. Это точно он.
   - А сколько еще фонтанов ты видел кроме этого? - с упреком сказала лейтенант. - Может на Виоле есть точно такой же.
   - Но... - Юноша собирался возразить, но передумал.
   - Хорошо, может быть. Но на девяносто процентов я уверен, что этот.
   Мери сложила руки на груди и облокотилась о стену. По ее взгляду было видно, что она перебирает в голове различные варианты действий.
   - Хорошо. - резко выдала Мери. От неожиданности Ален вздрогнул. - Тогда об этом лучше спросить у нее самой.
   Закончив фразу, лейтенант развернулась и спешно пошла обратно, в сторону палаты Эштона. Невысокие каблуки отбивали по пластиковому полу ритм ее уверенной походки. Ален несколько секунд зачарованно смотрел девушке в след, затем, опомнившись, рванул за лейтенантом. В тот самый момент, когда Мери собиралась войти в палату, дверь неожиданно распахнулась, и на пороге оказалась Элизабет. Чуть не столкнувшись с Мери, доктор Гарден удивленно, но при этом радостно, воскликнула:
   - О, какое счастье, что вы еще здесь. - женщина сделала шаг в коридор и закрыла за собой дверь.
   - Вы мне не подскажете, где можно раздобыть пару чашек кофе? - доктор мило улыбнулась, усыпив бдительность лейтенанта.
   - Прямо по коридору есть аппарат. - та жестом указала направление. - Я вас провожу.
   - Это так мило с вашей стороны.
   Доктор Гарден в сопровождении Мери не спеша пошла вдоль по коридору. Юноша шел в нескольких метрах позади.
   - Итак, дорогая моя, - обратилась доктор к Мери, - Похоже, у вас есть конкретный вопрос ко мне.
   Фраза Элизабет звучала как вопрос и как утверждение одновременно.
   Лейтенант сказала первое, что пришло ей в голову:
   - Я всего лишь хотела сказать, что если вам что-нибудь понадобится на базе, вы можете спрашивать меня в любое время.
   Казалось, Мери была довольна, придуманным поводом для возвращения.
   - Милочка моя, - доктор Гарден одарила лейтенанта еще одной милой улыбкой, - Я благодарю вас.
   Элизабет взяла Мери за руку. От этого прикосновения у лейтенанта по спине прошла легкая дрожь.
   - Но позволю себе заметить , что я немного разбираюсь в людях. - лицо Мери отразило легкое непонимание. - Ваш голос звучал бы более гармонично, если бы вы говорили правду.
   Эта фраза удивила не только Мери, но и Алена. Элизабет продолжила:
   - Прошу вас, оставьте излишнюю любезность и переходите сразу к сути.
   Девушка слегка смутилась. Она не ожидала такой проницательности от человека, который видит ее второй раз в жизни. Перед тем как задать вопрос Мери обернулась назад и посмотрелана Алена, тот выглядел смущенным и испуганным.
   - Вы когда-нибудь были на Нориане?
   Доктор Гарден на мгновение задержала дыхание, кажется вопрос не только удивил ее, но и застал врасплох.
   - Да была, - собравшись с мыслями, практически без заминки ответила Элизабет. - Это узнал ваш юноша?
   Мери утвердительно кивнула.
   - Должно быть, несмотря на возраст, он хороший специалист раз смог увидеть то, о чем я сама уже почти забыла.
   Доктор обернулась и окинула Алена восхищенным взглядом. Тот хоть и шел всего паре метров позади, сделал вид будто не слышал о чем говорили девушки.
   - Пятнадцать лет назад, - начала доктор, - Когда я получила диплом, мне хотелось сбежать с Виолы.
   Элизабет тяжело вздохнула, очевидно грустные воспоминания нахлынули на нее.
   - Если вы знаете, Виола - маленькая планета. На ней нет залежей невероятно дорогих минералов, как на Мааде, и находится она вдалеке от экономически выгодных маршрутов, в отличии от Наутикасты. Мое будущее на планете обещало превратиться серую, безрадостною череду будней, как у тысяч других военных врачей. Мне же хотелось чего-то необычного: личностного роста, возможности научных достижений. - Элизабет говорила, не останавливаясь. - Все это казалось возможным в составе научной группы под флагом империи. Я выбрала для себя маленькую теплую, если не сказать жаркую, планету.
   Доктор Гарден перевела взгляд на лейтенанта.
   - Одним словом, полную противоположность Маада.
   Элизабет с Мери дошли до кофейного аппарата. Доктор принялась выбирать вид напитка.
   - Попробуйте ванильный, - посоветовала лейтенант Торрер, - Он мне нравится больше всего.
   Элизабет одобрительно кивнула и нажала соответствующую кнопку на панели. Из машины раздалось еле слышное жужжание, Ален почувствовал запах кофейных зерен и ванили. Он решил непременно тоже сделать себе чашечку.
   - Так что я продолжила свое обучение в имперской военной академии на Нориане.
   Теперь, когда все трое стояли рядом на виду друг у друга, доктор с интересом разглядывала юношу с гипнотическим вирусом.
   - Ну а когда империя показала свою варварскую сущность, начав кровавое завоевание Наутикасты, - от упоминаний о родной планете, Ален опустил потускневшие глаза, - Я решила что правильно будет вернуться домой, на Виолу.
   Кофе уже был готов.
   - Вот собственно и все. - Элизабет взяла чашки с горячим напитком за пластиковые ручки и напоследок добавила:
   - Если вас еще что-то интересует, вы знаете, где меня найти.
   Доктор оставила Мери с Аленом вдвоем у аппарата. Те переглянулись.
   - Что ж, ты был прав. - негромко сказала лейтенант когда Элизабет отошла достаточно далеко.
   Ален смотрел Мери прямо в глаза.
   - Без твоей решительности я бы этого не узнал.
   Мери взглянула на часы и изящным жестом поправила прядь темных волос.
   - Мне пора идти, Ален. Сегодня я заступаю на патрулирование. Так что сходим посмотреть на наш фонтан как-нибудь в другой раз.
   Мери весело подмигнула молодому человеку и направилась к выходу. Ален смотрел ей в след пока та не скрылась за поворотом, так ни чего и не сказав ей на прощанье. Как в этом хрупком стройном теле ютились смелость и сила? Мери казалась ему идеальной. Юноша вздохнул и, снова почувствовав запах ванили, вспомнил, что собирался попробовать кофе.
  
  
  
   Император Кевин стремительно вошел в зал переговоров в сопровождении своего огромного охранника. Его приема уже ожидали первый и второй военные советники. Согласно имперской иерархии все значимые военные приказы отдавал лично император. В исключительных случаях это право переходило советникам: первому, а в его отсутствии - второму.
   Военные начальники, отступившие от инструкций, не согласовав действия с императором, лишались званий. Ужесточение меры наказания ввел предыдущий император, отец Кевина, после одной провальной операции на Наутикасте.
   Девид Остер, второй советник императора - пожилой военный с болезненно-бледной кожей обратился первым:
   - Вы хотели нас видеть, император?
   - Вы как всегда проницательны. - с иронией фыркнул тот в ответ.
   Император уселся в кресло во главе длинного стола, охранник занял пост у него за спиной. Оба советника сидели по левую руку от Кевина.
   - В свете последних событий в столице империи, - император говорил быстро и четко, - Считаю необходимым ускорить подавление сопротивления здесь, на Мааде.
   - Вас беспокоит ситуация на Тауроне, император? - Все тем же невозмутимым голосом спросил Девид.
   - Да, черт подери, беспокоит. - Кевин злобно уставился на советника. - По последним данным на планете начинается настоящая война между кланами. Отец оставил мне империю не для того что бы лидеры кланов делили ее между собой в мое отсутствие.
   Император ударил кулаком по столу. Лицо Остера оставалось абсолютно невозмутимым, как будто разговор его абсолютно не касался.
   - А вас, Девид, я хочу попросить лично усмирить вашего сына. По моим данным ваш клан принимает самое активное участие в происходящем дома.
   - Очевидно, император, - во взгляде Остера застыла усмешка, - Мое влияние, как и ваше, слабеет на расстоянии.
   Кевин сжал зубы, но сдержался от горячих выпадов. Обуздав свои эмоции, император холодно продолжил:
   - Как вы понимаете, пришло время решающего удара, после которого эта планета будет принадлежать империи.
   - Но для победы нам необходимо знать где находится база сопротивления. - вмешался в разговор первый советник- Магам Нардиш.
   - Да, - император откинулся на спинку кресла, - И это было поручено вам, Магам. Мы здесь уже почти два года. Мне кажется за это время можно было отыскать одну единственную базу.
   - Но, император. Это планета просто гигантская. Большая ее часть постоянно находится во власти ужасных погодных условий. Наш флот рассредоточился по всей поверхности и регулярно патрулирует свои объекты. - Магам ровным голосом разъяснял ситуацию. - Сейчас я могу с большой вероятностью утверждать, что база находится в северном дистрикте.
   - На мой взгляд, это ни на сколько не улучшает ситуацию. - вспылил Кевин. - Северный дистрикт занимает четверть поверхности Маада.
   - Наши поисковые системы неэффективны. - начал оправдываться Нардиш. - Вы и сами прекрасно знаете, что от гор исходят сильнейшие помехи.
   - А сопротивление продолжает атаковать наши посты во время своих постоянных вылазок. - Император не дал закончить Нардишу мысль.
   Магам не стал продолжать, и на мгновение в кабинете воцарилась полная тишина.
   - Я давно предлагал вам задействовать "синистеров". - чуть слышно ответил второй советник.
   Кевин задумчиво смотрел в пустоту перед собой.
   - Отряд Синистера - не ищейки. Они уничтожители. Им нужно активно действовать. Северный дистрикт это сотни тысяч квадратных километров.
   Император перевел взгляд на первого советника.
   - Я и сам хочу поскорей найти этих вредителей, но использовать "синистеров" - это безумие. Вы и сами это понимаете, советники.
   Нардиш с недовольным видом молча кивнул в ответ.
   - Найдите мне эту базу, Магам. - медленно, властным тоном произнес Кевин.
   Советнику оставалось только еще раз кивнуть.
   - Может быть для более эффективной работы вам стоило бы иногда посвящать нас в свои планы. - холодно заметил Девид.
   - Выражайтесь ясней, советник. - сухо ответил император.
   - До меня дошли слухи, - начал Остер своим тоненьким голосом, - Что ваш личный отряд недавно совершил нападение на группу кораблей в одном из лесов северного дистрикта. Насколько мне известно, это могла быть силовая поддержка сопротивления с другой планеты. Ваши выходки, император, не дают нам полного представления о ситуации.
   Кевин сжал кулаки под столом. Остер тем же непринужденным тоном продолжил:
   -Ваш отец был превосходный стратег и лидер, а в скольких сражениях участвовали вы, юноша?
   Скулы императора невольно напряглись.
   - Мне не нравится, - сквозь зубы прорычал Кевин, - Когда советники разговаривают со мной в таком тоне. Не забывайте, советник - это всего лишь должность.
   Нардиш бросил взволнованный взгляд на Девида, но тот был невозмутим.
   - Смею вам напомнить, что мы были назначены не вами, а вашим отцом. Это значит, что освободить нас от обязанностей может только общий совет Таурона, - Остер насмешливо приподнял бровь, - Который находится на Тауроне.
   - В таком случае, когда мы вернемся, я первым делом подниму этот вопрос. - злобно ответил император.
   - Я старый человек. - Остер опустил глаза и посмотрел на свой перстень советника. - Это моя последняя война. Ваше слово - закон, но оно ничего не изменит.
   Император гневно свел брови и вскочил с кресла. Какое-то время он неподвижно стоял, глядя на советников испепеляющим взглядом. Его самолюбие было задето.
   - Советники, - официальным тоном произнес Кевин, спрятав свои эмоции, - Мне нужно идти. Продолжим разговор позже.
   После этих слов император направился к выходу. Личный телохранитель поспешил за ним.
   - Остановить, Девид, что ты делаешь? - умоляющим тоном обратился Нардиш, когда глава империи покинул зал.
   Первый советник посмотрел на Магама. Его тонкие старческие губы расползлись в лукавой улыбке. Он, ни сказав ни слова, медленно поднялся со своего удобного кресла и неспешно направился к выходу. Нардиш выглядел озабоченным. Он тяжело вздохнул и обхватил голову руками.
  
  
   Еле слышный стук в дверь вытащил Алена из полудрема. Это должно быть Мери. Юноша уже давно ждал ее. Он вскочил со стула и подошел к двери.
   - Привет. - улыбнулась лейтенант, оказавшись на пороге.
   Мери выглядела потрясающе. На ней были одеты черные брюки в обтяжку и жакет, в котором несколько дней назад в "Ягуаре" она угрожала Алену излучателем. Одежда подчеркивала идеальную фигуру лейтенанта. Черные шелковистые волосы прямими прядями спадали на плечи. Черной тушью девушка подвела глаза, а губы она накрасила ярко-красной помадой. Ален восхищенно разглядывал ее, открыв рот.
   Опомнившись, он широко улыбнулся ей в ответ. Мери была в гражданском, очевидно, это означало, что все ее дежурства и патрули закончились и теперь они могут сходить к фонтану.
   - Ты не на задании? - в шутку спроси он.
   - И да и нет. - виновато ответила Мери.
   Широкая улыбка сползла с лица Алена.
   - Мне нужно съездить в Берсуту - столицу северного дистрикта. Я решила ты захочешь поехать с нами.
   - С нами? - удивленно переспросил молодой человек.
   - Да, генерал сказал, что бы я отправлялась с Эштоном. Ему нужно входить в военный ритм.
   Ален попытался скрыть легкое разочарование, он не так представлял себе этот вечер.
   - Соглашайся, тебе ведь надо сменить обстановку. - задорно воскликнула лейтенант.
   - А это не опасно?
   Мери демонстративно осмотрела свой наряд.
   - Нет. Мы поедем под видом горожан. Не переживай, я сто раз так делала - ни какого риска.
   Она хлопнула Алена по плечу, и тот неуверенно кивнул, соглашаясь.
   - А мне что одеть? Имперскую форму?
   - Не-е-т, - протяжно ответила девушка. - Мне не нужно что бы к тебе пристал патруль из-за того что ты шатаешься по ночам в центре города.
   Мери сделала шаг в сторону и подняла с пола пакет.
   - Вот, переоденься, - Она протянула комплект юноше.
   Ален принял его и закрыл дверь, оставив Мери в коридоре.
   В пакете молодой человек нашел широкие штаны серого цвета "городские джунгли", высокие ботинки военного образца с регулируемой пластиковой застежкой, светло-серую футболку и куртку без рукавов из тонкой термоткани. Ален заправил штаны в ботинки. Он выглядел по молодежному. Некоторые его однокурсники на Нориане носили такую одежду вне стен академии. Когда юноша вышел в коридор, Мери одобрительно кивнула. Гражданкая одежда шла ему больше чем строгая учебная форма.
   Ален пошел вслед за Мери по коридору. В соседнем блоке они встретили Эштона, на нем был строгий деловой костюм темного цвета с галстуком. Волосы капитана были аккуратно уложены гелем. Казалось, Эштон не привык к такой одежде и чувствовал себя в ней неудобно. Без Алена они вдвоем могли создать впечатление пары. А теперь, скорей, было пошоже, что отец с двумя взрослыми детьми решили совершить прогулку.
   - Флаер стоит в десяти метрах от выхода, сейчас будет холодно, - Предупредила присутствующих Мери. Она взглянула на Алена и добавила:
   - Гораздо холоднее, чем в прошлый раз. Сейчас вторая половина "темной ночи".
   В одних сутках на Мааде помещалось сто двадцать стандартных часов, шестьдесят из которых считались ночью. Сутки были разбиты на пять частей по двадцать четыре часа. Каждая из частей считалась отдельным рабочим днем. Последняя, пятая часть приходилась на конец ночи. В северном дистрикте это был самый холодный период. В больших городах температурный перепад сглаживался электроникой, а в маленьких промышленных населенных пунктах температура падала до уровня окружающей среды.
   Выбежав наружу, Ален ощутил на себе всю жестокость местного климата. Десять метров, которые он преодолел за пару секунд, показались ему настоящим испытанием. Эта планета сама по себе является оружием массового поражения. Даже страшно представить, что случится если в городе отключить обогрев в ночное время.
   Мери заранее надела перчатку, и, открыв замок двери флаера, забежала внутрь первой. Эштон в своем деловом костюме оказался замыкающим. Очутившись в теплом салоне, он закрыл дверь и уселся за пульт управления.
   - Мы же не можем на нем полететь прямо в Берсуту. - пристегнувшись ремнями к теплому креслу, спросил Ален.
   Действительно, хоть небольшой флаер и не был машиной военного образца, на корпус были нанесены знаки армии Маада. Остаться незамеченными в столице на нем было просто невозможно. Мери, которая по ее словам неоднократно посещала Берсуту, лишь задорно рассмеялась в ответ. Когда флаер поднялся в воздух, девушка повернулась к юноше и веселым тоном заметила:
   - Все, теперь ты уже ни куда не денешься. - лейтенант рассмеялась снова.
   Ален решил довериться ей и попытался расслабиться, по крайней мере сделать вид, что он не напряжен. Свидание обещало стать запоминающимся.
   Через пару часов флаер подлетел к маленькому населенному пункту. Он состоял от силы два десятка одноэтажных домов. Когда машина зависла над крышей одного из зданий, та разъехалась в разные стороны, открыв площадку для посадки. Внутри строения троицу встретил пожилой мужчина, который очевидно жил в этом доме. Увидев его, Мери приветливо улыбнулась и поинтересовалась о состоянии его дел и самочувствии. На что старик произнес что-то невнятное. На посадочной площадке стоял легковой электромобиль, куда им предстояло пересесть.
   Пока Мери общалась с хозяином дома Ален с Эштоном подошли к машине. Они не очень разбирались в местном автопроме, но было видно невооруженным глазом, что электромобиль был не из дешевых. Защитный слой краски черного цвета ровным слоем был нанесен на спортивные обтекаемые формы. Агрессивный разрез фар и тридцатидюймовые диски не могли оставить мужчин равнодушными. Когда Мери нажала кнопку пульта, фары моргнули и все четыре двери поднялись вверх.
   - Я поведу. - сказала Мери, усаживаясь на водительское кресло. - Даже не думайте проситься за руль.
   Ален скривил губы от досады.
   Покинув здание, лейтенант переключила режим вождения и выехала на дорогу. Та была собрана из массивных плит плотного пластика. Цельные пластины дороги были оснащены обогревательными элементами, поэтому дорога не покрывалась снегом. Яркий свет мощных фар освещал путь на многие метры вперед. Выехав на прямой участок дороги, Мери установила скорость двести тридцать километров в час, и включила автопилот.
   - Нам нужно вернуться до рассвета. - обратилась девушка к присутствующим. - У нас пять-шесть часов.
   Ален только сейчас осознал, что они едут в город на наземном транспорте. Электромобиль хоть и скоростной, но в случае погони, от военных флаеров ему не уйти.
   - Мне казалось на воздушном транспорте все же безопаснее. - с заднего сидения заметил юноша.
   - В этом-то все и дело. - обернулась лейтенант, - Въезжать в город через официальный пост, без оружия и бронированного транспорта - это полное безумие. Ни кто этого не ждет.
   - Вот и мне так кажется. - добавил Ален к той части про безумие.
   - Мы въедем в город через самый дальний и маленький дежурный пост. - продолжила Мери. - До него ехать часа два. Там у меня проверят чип и отпечатки. В конце пятого периода суток машин в городе вообще не должно быть - доедем быстро.
   - А разве после того как тебя поймали, у имперцев нет твоих отпечатков? - начал волноваться Ален.
   - Не волнуйся ты так. - поспешила его успокоить лейтенант. - Мои отпечатки у них всегда были, я же родом отсюда, ты забыл? Сейчас у меня на пальцах силиконовые накладки с другими отпечатками.
   - И вообще. - Мери широко улыбнулась. - Сейчас я другой человек. Мой биочип переписан, теперь меня зовут Салли Свифт.
   Напряжение Алена, и правда, начало спадать.
   - Я же сказала тебе, что эта поездка будет безопасной.
   Девушка подмигнула ему и снова повернулась к пульту. Остаток пути Ален ехал молча. Лейтенант с капитаном обсуждали детали задания. В общих чертах все выглядело весьма просто:
   У Мери в Берсуте жил дядя, по отцовской линии. У него не было возможности бежать из города во время вторжения и он согласился сотрудничать с империей. Занимая руководящую должность в отделе связи и коммуникаций, у дяди была возможность просматривать шифровки под видом проверки информации на наличие вирусов. Когда сопротивление связалось с ним, тот без размышления согласился содействовать. Дядя купил еще одну квартиру в своем доме, оформив ее на имя некой Салли, которая навещала свои апартаменты не особо часто. Примерно раз в два месяца девушка забирала информацию, оставленную на карте памяти в квартире. Таким образом, уже на протяжении полутора лет дядя передавал племяннице разведданные об империи.
   Когда электромобиль подъехал к посту, к машине подошел солдат в утепленной броне. Он попросил Мери прислонить руку к стеклу. Ален был готов в случае необходимости присоединиться к сознанию постового, но этого не потребовалось. Заградительная колонна сложилась, и Мери, переключив свет фар в городской режим , проехала вперед.
   Погода в городе была совсем не похожа на то, что творилось снаружи. Стены высотных зданий генерировали тепло, поддерживая одинаковую температуру и днем и ночью. Проезжую часть от пешеходной, разделяли зеленые газоны. Вдоль дорог были высажены деревья. Ален приник к окну. Он только сейчас понял, что последний раз видел деревья еще на Нориане несколько месяцев назад.
   Приглушенное освещение городских фонарей давала понять, что рабочая часть очередного "периода" закончена, и сейчас большинство горожан отсыпаются перед началом нового дня. Машин на улице, и правда, было немного. Лейтенант Торрер точно подгадала время приезда. Меньше чем через полчаса она заехала на подземную стоянку и заглушила мотор. Датчики на парковке зафиксировали движение, и автоматически включилось освещение стоянки.
   - Пойдем к дальнему лифту. Не знаю почему, но он мне нравиться больше главного.
   Пассажиры вместе с водителем вышли из машины и направились к лифту. Мери с Эштоном, не теряя бдительрость, время от времени оглядывались по сторонам. Теплый воздух поступал в помещение по вентиляционным трубам, Ален чувствовал себя весьма комфортно даже в одежде с коротким рукавом. Двери лифта распахнулись, и девушка первая зашла внутрь. В одну из стен кабины был вмонтирован сенсорный экран. Когда лейтенант приложила к нему свои изящные пальца, умная система распознала жильца и вывела на экран личные данные и фото. Двери кабины плавно закрылись, и лифт направился вверх. На секунду Ален почувствовал как его вес увеличился, и какая-то сила словно вдавливает его тело в пол.
   - Сейчас мы заедем в гости к Салли. - Сказала Мери себе под нос, продолжая тем временем водить пальцем по экрану.
   - О... - удивленно воскликнула она. - Мне даже кто-то оставил сообщение в сисетме.
   Девушка слегка ударила пальцем по изображению конверта на мониторе.
   Кабина остановилась, короткий звуковой сигнал известил о том, что двери сейчас будут открыты. В тот момент, когда створки дверей начали разъезжаться в разные стороны, Мери резко обернулась. На ее лице застыли отчаяние и испуг.
   - Это ловушка. - пролепетала она.
   Двери резко распахнулись, и Ален увидел в коридоре прямо перед дверью двух солдат империи в легкой броне с прозрачными масками. Они заняли позицию примерно в пяти метрах от кабины, направив импульсные излучатели на пассажиров лифта.
   - Не двигаться. - скомандовал один из них.
   Скорей всего основные силы находились у центрального лифта, а эти двое дежурили у запасного. Второй солдат принялся рапортовать в микрофон внутри шлема об обнаружении цели:
   - Они в лифте номер два, срочно все с...
   Мери что-то заподозрила и прищурила глаза. То, как солдат внезапно остановился на полу слове, показалось ей очень знакомым. Она сама испытала нечто похожее несколько дней назад, когда летела на Маад в "Ягуаре". Девушка перевела взгляд на Алена. Тот стоял в дальнем углу кабины и не сводил сосредоточенного взгляда с солдат. Их воля была под контролем молодого человека.
   - Держи их, Ален. - еле слышно сказала лейтенант.
   Она хлопнула Эштона по плечу и рванула в сторону имперцев. Подбежав ближе, лейтенант увидела через прозрачный пластик шлемов сильно расширенные зрачки солдат. В коридоре уже было слышно, как приближается подкрепление. Мери выбила излучатель из рук у одного из них. Стрелять этим оружием в броню было бесполезно. Из-за угла выбежала еще пара солдат в броне. Эштон не совсем понял в чем дело, но отреагировал незамедлительно. Одним прыжком он преодолел расстояние до второго солдата с оружием в руках и обеими руками толкнул его в грудь. От этого, имперец пролетел до конца коридора и сбил с ног двух других мужчин из подкрепления. Затем капитан наотмашь ударил уже безоружного солдата, стоявшего рядом с Мери, по голове. Прозрачный пластик шлема окрасился кроваво-красным цветом изнутри.
   Эштон обернулся, и Ален смог увидеть его лицо. Радужная оболочка глаз капитана приобрела невероятно яркий оттенок, а зрачки были не толще чем игольное ушко. Привитый вирус серии "разрушитель" вступил в активную фазу. От него физическая сила Эштона возросла в несколько раз.
   - Назад. - резко крикнула Мери и вернулась в кабину лифта.
   Команда закрытия дверей не срабатывала, лифт уже был заблокирован. Глядя на то, как шлем солдата изнутри наполняется кровью, Ален подумал, что не зря искал способ, что бы не воспринимать боль от присоединенных объектов. Мери выругалась и ударила кулаком по экрану в стене лифта.
   Затем она выбежала в коридор и огляделась по сторонам.
   - К лестнице. - выкрикнула Мери, жестами увлекая всех за собой.
   Тем временем из коридора послышались тяжелые шаги. Кто-то приближался к запасному лифту в тяжелой броне. Перед тем как Ален добежал до поворота, на другом конце коридора показался имперский агент. Как и положено солдатам в экзоскелетной броне, у него в руках была большая пушка. Модель оружия Алену была не известна. Солдат выстрелил, но промахнулся. Декоративный винил, которым были обклеены стены коридора, вспенился и растворился вместе с куском стены. Юноша не стал дожидаться второго выстрела и прибавил ходу. Повернув за угол, он оказался в большом зале. Вдоль стен стояли массивные декоративные тумбы из пористого бетона, высотой чуть больше метра каждая. Они служили чем-то вроде цветочных горшков. Из каждой росла пальма с толстым стволом.
   В середине зала располагалась детская площадка с песочницей и качелями. Тяжелые шаги за спиной набирали темп. Мери и Эштона не было видно, и Ален не придумал ни чего лучше чем спрятаться за одной из пальм.
   Солдат в броне вбежал в зал и остановился. Что бы ни промахнуться на этот раз он включил на своем оружии лазерный прицел. Ален видел из-за тумбы, как красная точка перемещается из одной части зала в другую. Сердце юноши бешено колотилось в груди. Он старался взять себя в руки и восстановить сбившееся дыхание. Молодому человеку было неизвестно оснащен ли этот бронекостюм чувствительным микрофоном или нет. Ален старался вести себя как можно тише. Экзоскелет медленно пересек зал, еще чуть-чуть и он скроется в одном из коридоров. Между тумбой, за которой прятался Ален, и стеной был зазор в несколько десятков сантиметров - достаточно, что бы туда пролез худощавый юноша. Ален решил втиснуться в узкое пространство для надежности. Никого ни обнаружив, солдат уже собирался покинуть помещение, как вдруг Ален, не заметив сухого листа, упавшего на пол с пальмы, наступил на него.
   Лист звонко хрустнул под тяжестью человеческого тела. Этого шума было достаточно. Экзоскелет обернулся и направился к тумбе Алена, тот сжался, пытаясь сконцентрироваться. Солдат прижал спусковую клавишу наполовину, и длинный стержень в стволе его пушки начал раскручиваться и излучать легкое свечение. Агент уже был готов выстрелить.
   В этот момент в затылочную часть тяжелой брони ударилась тумба с пальмой. Солдат потерял равновесие и упал на колено, выронив при этом свою пушку. Тумба рассыпалась на множество осколков, свечение внутри ствола оружия погасло. Ален высунул голову из укрытия и увидел как Эштон уже отрывает от пола следующую тумбу. Солдат выпрямился и потянулся за оружием. К тому моменту, когда о его спину разбилась вторая тумба, Ален уже прочно сидел в голове у вражеского солдата. Мери появилась из-за другой пальмы, и в перекате добралась до большой пушки. Поднять массивное оружие у нее не получилось бы, и она лишь приподняла одну сторону. Направив дуло в грудную пластину тяжелой брони, девушка нажала на спуск. У выстрела совсем не было отдачи. На бронекостюме появилось темное пятно, однако целостность брони не нарушилась. Грудная пластина была самой прочной частью костюма. Тогда Мери приподняла дуло чуть выше и выпустила целую очередь солдату в голову.
   Когда Ален отпустил сознание солдата, тот упал с дымящимися остатками шлема. Запахло резиной и жженой плотью. Девушка отбросила тяжелое оружие и обратилась к Алену.
   - Ты в порядке? - юноша кивнул в ответ.
   - В следующий раз постарайся смотреть себе под ноги. - с укором отметила лейтенант. - Он ведь почти уже ушел.
   Ален с виноватым видом поднял брови:
   - Надеюсь, что следующего раза не будет вовсе.
   - Еще не закончился этот раз. - Эштон подбежал к ним из дальнего угла зала.
   Он подошел ближе, его глаза приняли нормальный вид, руки были исцарапаны о бетон.
   - Деструкторизатор, новое поколение оружия, - сказал капитан, толкнув пушку ногой в сторону. - Разрушает соединение между частицами материала. По большому счету, ему все равно что разрушать, главное плотность. Легкую броню пробьет за один раз.
   Лужа крови у бронекостюма стремительно увеличивалась в размерах. "Разрушитель" Эштона опять вошел в активную фазу, и капитан вооружился тяжелым деструкторизатором.
   - Нужно уходить. - Эштон смотрел на Мери с Аленом своими невероятно яркими глазами. - Те трое у лифта в легкой броне возможно уже идут сюда.
   - Нет. Они побежали вниз к остальным. - раздался голос из темного угла зала.
   Пожилой мужчина в черном строгом костюме бодрой походкой вышел на свет. Он стремительно подошел к Мери и обнял ее. Лейтенант не сопротивлялась.
   - Девочка моя, прости меня за все это.
   Девушка похлопала старика по плечу.
   - Все обошлось, дядя. Я уже не маленькая.
   Было видно, что старик взволнован, но старается держать себя в руках.
   Мужчина ослабил хватку своих объятий и напряженно взглянул ей в глаза. Он говорил отрывисто, подбирая слова.
   - У них моя семья, Мери... они все равно бы узнали, как вызвать тебя сюда от моего имени. Я... оставил тебе сообщение... в базе жилого комплекса. О, Мери... - лицо мужчины приняло страдальческий вид. - Мне так жаль... но ты им нужна позарез. Они... вычислили... всех связных в один миг.
   Девушка понимающе кивнула.
   - Сколько их внизу? - перебил его Эштон.
   Дядя с трудом оторвал взгляд от лейтенанта, и посмотрел на капитана.
   Странное состояние его глаз ни сколько не удивило старика, он уже привык к странным друзьям своей племянницы.
   - Я не знаю точно... в районе... двадцати... у главного входа. На подземную стоянку вам лучше не соваться.
   Дядя суетливо стал ощупывать карманы своих брюк.
   - Вот. - он наконец протянул девушке пластиковую карту. - Это... аварийный ключ от моего флаера... Я оставил его... в двух кварталах отсюда, у большого супермаркета... Ты знаешь где это, Мери.
   Девушка утвердительно кивнула.
   - На нем... летите через северный пост, там знают мой номер... вас даже не остановят.
   Дядя встревожено огляделся по сторонам и заговорщическим шепотом продолжил.
   - Бегите через черный выход. - старик жестами стал указывать направление. -Поторапливайтесь.
   - Спасибо, дядя. - еле слышно сказала лейтенант, когда Эштон и Ален уже направились к выходу.
   - Это меньшее, чем я сейчас могу вам помочь, девочка моя. - он еще раз обнял племянницу на прощание.
  
   Догнав своих спутников, Мери вырвалась вперед, указывая нужное направление. Лифты были заблокированы, добраться до первого этажа можно было только по лестнице. Ален бежал последним, изо всех сил стараясь не сбить дыхание. Он пытался составить для себя хоть какой-то план действий, к тому моменту, когда они выйдут из здания. Похоже, капитан с лейтенантом знали, что нужно делать в таких переделках, но юноша чувствовал, что легко может поддаться панике. За последние пять минут в него уже неоднократно направляли оружие, а ведь Мери обещала, что прогулка будет совершенно безопасной.
   Выбежав на лестничный блок, девушка грациозно перепрыгивала от одного проема к другому. Следом за ней с оружием в боевой готовности бесшумно бежал Эштон. У Алена с трудом получалось поспевать за ними. Наконец все трое достигли запасного выхода.
   Дверь вела в небольшой сквер, в центре которого находилась замысловатая статуя высотой в полтора человеческих роста. По всему периметру были высажены кусты морозостойких растений. Одна половина сквера ярко освещалась уличными фонарями, другая же, видимо из-за неисправности световых элементов, находилась в полутьме. Пройти по неосвещенной части незамеченными представлялось наиболее благоприятным вариантом. Мери осторожно приоткрыла дверь и выглянула наружу.
   - Чисто. - прошептала она и скрылась из виду.
   Пригнувшись, короткой перебежкой лейтенант достигла ближайшего растительного заграждения и остановилась, что бы дождаться мужчин. Эштон добежал до девушки, направляя дуло своего оружия из стороны в сторону. Красный свет прицела разрезал воздух над верхушками кустов. Ален, последовав примеру Мери, старался пригнуться как можно ниже. Его нетренированные ноги тут же заныли. Девушка, убедившись что все из ее группы добрались до первой точки, побежала дальше. Теперь им предстояло выбежать к дороге, вдоль которой стояло несколько припаркованных электромобилей. Кажется, у запасного выхода не было ни кого из армии империи.
   Не успел Ален подумать об этом, как над машинами с противоположной стороны дороги вспыхнул яркий свет прожекторов. Молодой человек с ужасом, застывшим в глазах, осознал, что все происходящее на самом деле было тщательно спланировано. Приглушенное освещение в одной части сквера должно было заманить убегавших прямо к засаде солдат империи. От яркого света Ален зажмурился и спрятался за ближайшим электромобилем. Соседнюю машину Эштон опрокинул на бок одним движением руки и укрылся за ней вместе в лейтенантом. Гулкий голос громкоговорителя предложил сдаться, на что капитан открыл прицельный огонь по солдатам. Ален высунул голову над капотом своего укрытия и увидел, как первые несколько выстрелов капитана попали точно в группу имперцев в легкой броне. Те тут же упали замертво. Деструкторизатор, и правда пробивал легкую броню с одного выстрела. Кровь стала растекаться по дороге. Остальные солдаты тут же спрятались в укрытии. Получив приказ, они открыли ответный огонь из плазматических ружей и импульсных излучателей.
   Один заряд прожег лобовой прозрачный пластик прямо над головой Алена. Прятаться за машиной дальше, казалось небезопасным. Юноша рванул к центру сквера через кусты. Скульптура, бесспорно, могла стать более надежным укрытием. Когда Ален почти добежал до своей цели, заряд плазменного ружья попал в причудливые формы сооружения. Брызги остатков плазмы отразились от черного пластика скульптуры огненным дождем. От неожиданности молодой человек не удержал равновесие и упал, не добежав пару метров.
   - Граната. - послышался крик Мери у него за спиной.
   Когда Ален обернулся, то увидел рядом с собой прыгающий по декоративной брусчатке металлический цилиндр. Мери успела отвернуться и прикрыть глаза за мгновение до того как взорвался свето-шумовой заряд. Эштон, воспользовавшись секундным затишьем после взрыва, переверну еще одну машину, - первая уже была существенно повреждена выстрелами ружей.
   От взрыва Алену заложило уши, яркая вспышка обожгла сетчатку глаз. юноша разом лишился основных систем восприятия. Шоковое состояние не позволяло собраться с мыслями и действовать адекватно. Он остался лежать перед статуей в центре сквера. Глаза молодого человека слезились, в ушах стоял пронзительный свист. Мери, отбросив осторожность, перепрыгнула через кусты и добежала до Алена. Брызги плазмы от еще одного попадания в скульптуру прожгли рукав ее куртки. Не замечая боли, Мери обхватила юношу и потащила его в укрытие. Эштон обеспечил им наилучшее прикрытие. Если бы капитан не поехал с ними, захват Мери завершился бы еще внутри здания, у кабины лифта. Оказавшись в укрытии, девушка осмотрела Алена. Пульс был частый, дыхание отрывистое. Глаза юноши были широко открыты, но взгляд направлен вникуда. Обращаться к нему сейчас было бесполезно.
   Ситуация усугубилась когда с другой стороны сквера возникли две огромные тени солдат империи в экзоскелетах. До этого они, очевидно, поджидали беглецов у центрального входа. Один солдат дежал в руках деструкторизатор, другой - СВЛ пушку. И теперь обезоруженная лейтенант с раненым Аленом на руках оказались прямо перед ними. Мери бешеными глазами смотрела на солдат, пытаясь придумать, как изменить ход событий. Один из экзоскелетов направил на нее оружие. Стало видно как стержень внутри массивного ствола оружия излучает свет. В надежде отвлечь огонь от ничего не понимающего Алена, девушка резко вскочила и побежала обратно к зданию. Выгадав момент, она неожиданно прыгнула в сторону. Солдат, нажавший спусковую клавишу в этот момент, сжег целый куст. Лейтенант обернулась, точка лазерного прицела догнала ее и застыла на груди. Девушка приготовилась отпрыгнуть в сторону еще раз, хотя шансы обмануть стрелка на этот раз были невелики. Мери напряженно смотрела в дуло деструктуризатора. В тот момент, когда солдат был готов произвести решающий выстрел, ему в спину ударил луч СВЛ. Тяжелая броня моментально нагрелась и начала обгорать. Жар заполнил все пространство внутри костюма, кожа начала покрываться волдырями, а кровь сворачиваться прямо в венах. Система медицинского обеспечения заметила изменения организма и ввела солдату адреналин с обезболивающим, но было уже поздно. Экзоскелет с грохотом упал на брусчатку.
   Мери ошарашено смотрела на происходящее, ни чего не понимая. Второй солдат, одетый в тяжелую броню, развернулся и тяжелыми шагами направился к месту перестрелки у дороги. Вскинув СВЛ, он нажал на спуск. Луч грозного оружия стал причиной пожара в укрытии имперского отряда. Солдат в экзоскелете стрелял по "своим" против собственной воли. Ален во время понял, что сможет снова видеть и слышать только если мысленно присоединится к кому-нибудь. У него с большим трудом получилось достичь "состояния видения". Увидев Мери в затруднительном положении глазами СВЛ стрелка, юноша тут же заставил его атаковать. Алена пробила дрожь от мысли, что через секунду - другую могла произойти настоящая катастрофа.
   Воспользовавшись замешательством и паникой в рядах противника, Эштон выбежал из укрытия и скрылся за углом здания. Мери, не теряя времени, подбежала к Алену и помогла ему встать на ноги. Девушка за руку потянула его в направлении супермаркета. Где-то там их ждал дядин флаер. СВЛ экзоскелет продолжал в одиночку уничтожать отряд. Один имперский солдат бросил в него осколочную гранату. К этому времени Эштон обежал здание вокруг. Оказавшись в тылу врага, он зачистил засаду.
   Раздался взрыв. Граната взорвалась прямо у головы СВЛ стрелка, пробив защитную маску. Сотни осколков разлетелись в разные стороны. Попадая в уцелевшие кусты сквера, они без труда срезали ветки растений.
   Сначала Ален подумал, что просто запнулся и упал, не видя ни чего вокруг. Затем в районе живота стала стремительно нарастать острая боль. Лежа на боку, он приложил руку к источнику боли и почувствовал теплую липкую кровь на своей руке. Мери уже с ужасом заметила разорванную куртку в крови. Девушка склонилась над юношей и осмотрела рану. Она сняла свой обожженный жакет и прижала его к кровоточащему животу молодого человека.
   - Эштон. - закричала лейтенант что есть мочи.
   Капитан прибежал на зов, как только смог. Его вирус перешел в пассивную фазу. Запыхавшись, сбившимся голосом он злобно выругался, увидев Алена. "Разрушитель" капитана отнимал много энергии, и теперь он сам еле стоял на ногах. Медлить было нельзя, с минуты на минуту могло подтянуться подкрепление. Они вдвоем подняли Алена, и потащили юношу к летательному аппарату.
  
  
  
   Вечно зеленая трава Нориана в лучах Новы казалась особенно яркой. Ален стоял посередине бескрайнего поля и смотрел вверх. На голубом фоне безоблачного неба виднелась стая птиц. Еле различимые темные точки, клином летели на восток. Юноша опустил глаза и снова увидел девушку без лица. Ее темные волосы крупными кудрями спадали на плечи. Она смотрела на молодого человека глазами без век. На этот раз, ужасающий вид незнакомки уже не пугал Алена. Сейчас ему было, скорей, необычно смотреть на человека и не видеть какие эмоции отображает его лицо. Не смотря на отсутствие лица, девушка казалась ему знакомой.
   Легкое дуновение ветра принесло запах тропических фруктов, исходивший от нее. Незнакомка отвернулась и пошла прочь. Ален понимал, что это всего лишь сон, но все равно захотел догнать ее.
   - Элизабет. - окликнул он девушку на ходу. Та не обернулась.
   Ален прибавил шаг, высокая трава мешала перейти на бег.
   - Элизабет. - ее фигура, волосы и даже походка были так похожи на доктора Гарден. Ален был почти уверен в том, что это она.
   Юноша на мгновение посмотрел себе под ноги что бы не наткнуться на камень в высокой траве, а когда снова обратил взгляд вперед, увидел лишь бескрайние просторы. Девушка исчезла так же внезапно, как и появилась. Это событие привело молодого человека в замешательство. Он продолжал смотреть вперед, не понимая куда та могла деться.
   Легкий теплый ветер дул в лицо. Вдруг юноша почувствовал горячее дыхание у себя на затылке. Когда он обернулся, то столкнулся лицом к лицу с ужасающим лицом незнакомки. Их разделяло всего несколько сантиметров. Она стояла так близко, что запах теплой крови смешивался с тропический аромат.
   Резкий вдох от неожиданности, и Ален проснулся.
  
  
   Очнувшись, молодой человек стал озираться по сторонам, не понимая где он находится. Сначала все казалось расплывчатым и двигалось из стороны в сторону. Затем, размазанные контуры все больше и больше стали приобретать смысл. Белые стены просторной комнаты без окон, кровать с высокими решетчатыми краями из белого пластика, экран компьютера с медицинскими данными и женский силуэт рядом с ним. К запястьям Алена были прикреплены пластыри с датчиками, в висках больно пульсировала кровь. Когда юноша протер глаза, он разглядел на месте силуэта Мери. Она сидела у кровати с пациентом. Девушка устало улыбнулась, заметив, что тот очнулся и положила руку юноше на плечо. Ален расплылся в широкой улыбке.
   - Как спалось? - игривым тоном спросила Мери.
   - Как давно я здесь? - вместо ответа поинтересовался Ален.
   - О... уже... - Мери подняла глаза вверх, вспоминая события последних дней. - Четвертый день.
   Девушка снова перевела взгляд на юношу, прикусив нижнюю губу. Тот высоко вздернул брови от удивления.
   - Так долго! - в этот момент ему показалось, что все тело заныло, истосковавшись по движению.
   - Ты несколько раз приходил в сознание, но, наверное, ни чего не помнишь.
   Ален действительно ничего не помнил с того момента, как они попали в переделку в Берсуте. Тут ему пришла мысль осмотреть свое ранение, и молодой человек потянулся к животу. Мери, уловив его движение, сказала:
   - Элизабет утверждает, ты быстро идешь на поправку.
   - Элизабет? - протяжно произнес Ален.
   - Да. Когда тебя привезли, она вызвалась наблюдать тебя после операции.
   Молодой человек слегка надавил на одеяло в области своего живота. Не почувствовав боли, он нажал сильней. Затем вовсе засунул руку под одеяло и принялся ощупывать ранение. К своему удивлению, юноша отметил отсутствие ни только боли. После операции на его теле не осталось даже шва, как будто с Аленом вовсе ни сего не .
   - Когда тебя привезли, ты потерял так много крови, что в тебя пришлось закачать целый баллон заменителя.
   - Я волновалась. - добавила Мери, после чего возникла молчаливая пауза.
   - Мери, - Ален смотрел на, опустившую глаза в пол лейтенанта, - Спасибо тебе, что забрала меня.
   Мери отмахнулась рукой.
   - Это вы с Эштоном молодцы. - начала отшучиваться девушка. Затем, вспомнив тот вечер, отстраненно добавила:
   - Я завела вас в ловушку, а вы - молодцы. Если бы не вы...
   Ком в горле помешал договорить девушке. Когда эмоции отпустили ее, Мери признательным взглядом посмотрела на Алена.
   - Ты был на высоте. - она сжала плече юноши своими тонкими пальцами. - Получается, что это я мешалась у вас под ногами.
   Ален вспомнил тот момент в сквере, когда солдат в тяжелой броне чуть не выстрелил в Мери из деструктуризатора. От этого образа мурашки пробежали по его спине. Лейтенант с грустным видом убрала руку. Юноше показалось, что она чувствует себя виноватой за произошедшее с ним. Нужно было отвлечь ее.
   - А помнишь как ты продырявила шлем тому солдату в здании? - Ален восторженно округлил глаза. - Ты опасный человек, лейтенант.
   Мери, наконец, улыбнулась.
   - Да, тем, кто делает то, что мне не нравиться, нужно опасаться моего гнева. - задорно отшутилась она.
   После этого еще одна пауза затянулась лишком долго. Лейтенант снова задумчиво уставилась в пол.
   - Мери. - Ален откашлялся и робко продолжил. - Я могу не опасаться если... - фраза давалась Алену не легко, он с трудом подбирал слова. - Если я попытаюсь тебя поцеловать?
   Мери не отвечала и по-прежнему смотрела вниз. Ален был готов провалиться на месте, еще чуть-чуть и он начнет сгорать от стыда.
   Девушка медленно подняла голову и хищно взглянула на него прищуренными глазами.
   - Знаешь, Ален. - Она говорила с расстановкой. - Дело в том, что я сама еще этого не знаю.
   Молодой человек затаил дыхание, Мери продолжила:
   - Но ты можешь попытаться проверить.
   Ощущение неловкости и стыда вдруг сменились недоумением. Молодой человек застыл на месте с глупым, растерянным видом. Затем, опомнившись, он медленно потянул свою руку к ее запястью.
   - Нет! - Мери резко одернула руку, зная каким образом юноша может использовать прикосновение. - Если ты будешь знать все наперед, разве не потеряется тогда острота момента?
   Лейтенант определенно играла с ним. Ален медлил. Мери пристально смотрела на него, тот робко приблизился, и их губы слились в страстном поцелуе. От ее нежной кожи исходил дивный аромат. Ален обнял ее за талию, все еще не веря в происходящее. Мери обхватила голову юноши, погрузив пальцы в его темные волосы.
   - Я вижу, больному уже гораздо лучше. - раздался голос Элизабет.
   Мери с Аленом испуганно оглянулись и увидели доктора Гарден на пороге палаты.
   - Жаль, что приходится вас прерывать. - с улыбкой сказала она, подходя к парочке. - Но мне пришло сообщение о том, что пациент в сознании. И теперь мне необходимо осмотреть тебя.
   Мери резко поднялась со стула и отошла в сторону. Элизабет села на ее место и принялась перелистывать информацию на экране медкомпьютера. Ален разочарованным взглядом смотрел то на нее, то на Мери. Та стояла за спиной у Элизабет и смотрела, как досадливое выражение лица молодого человека. Лейтенант смотрела, не отрывая взгляд, пока не зазвонил ее телефон. Взглянув на экран, Мери поспешила покинуть палату. Ален жалобно смотрел девушке вслед, как будто мечта всей его жизни навсегда уходила от него.
   Повернувшись молодому человеку, доктор проверила рефлексы. Оставшись с Элизабет наедине, Ален чувствовал себя неудобно. От ее волос исходил еле различимый запах тропических фруктов. Не такой сильный, как во время их первой встречи внутри флаера, но Ален сразу узнал его. Юноша тут же вспомнил свой странный сон. Девушка без лица была и правда очень похожа на доктора Гарден: такие же роскошные пряди темных волос, бледная кожа и даже цвет глаз. Похоже, единственным отличием между ними было лишь наличие у Элизабет лица. Молодой человек пристально разглядывал лицо, опасаясь, что может встретится с Элизабет глазами. Если бы на его месте была Мери, она наверняка бы спросила напрямую.
   - Приборы говорят, что ты полностью здоров. - Доктор посмотрела Алену прямо в глаза. Тот испуганно вздрогнул, как будто его только что поймали с поличным.
   - Сейчас я распоряжусь, что бы тебе принесли обед. Затем еще несколько часов ты будешь под наблюдением, и если все будет в порядке, то уже к вечеру можно будет тебя выписывать.
   Юноша не знал что ответить и лишь молча кивнул головой. Элизабет откинулась на спинку стула и принялась что-то набирать на своем карманном компьютере. Взгляд Алена посветлел, когда в палату вернулась Мери. Доктор лишь на мгновение отвлеклась и снова погрузилась в информацию из своего устройства.
   - Мне нужно идти, Ален. - тихо сказала лейтенант. -Увидимся позже. Сегодня к тебе хочет зайти... генерал.
   Мери хотела сказать "дядя", но, посмотрев на Элизабет, предпочла выразиться более официально. Та не обращала на молодежь ни какого внимания.
   - Вечером меня выписывают. - с надежной в голосе сказал Ален. - Может быть все таки дойдем до фонтана?
   Мери виновато улыбнулась.
   - Я сегодня заступаю в патруль с Эштоном и Джонни.
   Уголки губ Алена разочарованно поползли вниз.
   - Опять полетите на какое-то задание? - с тревогой в голосе поинтересовался он.
   - Да нет же, будем всего лишь мотаться вокруг базы. Все будет скучно и немного бессмысленно.
   Лейтенант подошла к юноше ближе и, еще раз убедившись, что доктор не смотрит на них, наклонилась и быстро поцеловала Алена на прощанье.
   - Можно я с вами? - заговорщическим шепотом спросил тот.
   Мери выпрямилась и в недоумении скривила губы.
   - Ну.. - протяжно произнесла она, придумывая отговорку. Но затем передумала и таким же шепотом быстро ответила: - Почему бы и нет!
   - В паре километров от базы в теплом салоне вооруженного флаера, что может с тобой случиться. - добавила она.
   - Тоже самое ты мне говорила в прошлый раз. - отмахнулся молодой человек.
   Они оба рассмеялись. Элизабет, наконец, обратила на молодых людей вопросительный взгляд. Мери, попрощавшись, развернулась к выходу. Ален, затаив дыхание, снова мечтательно смотрел ей в след.
  
  
  
   Император Кевин Мюррей сидел один в своей комнате на борту космического крейсера, погруженный в раздумья. Приглушенное освещение помещения создавало успокаивающую атмосферу. Молодой человек не любил яркий свет, от него всегда становилось неприятно. Мягкий цветочный запах ароматизаторов наполнял все пространство. Полная тишина помогала сконцентрироваться.
   На личном телефоне императора загорелся красный индикатор. Аппарат лежал на столе, и Кевин сразу заметил сигнал. После подтверждения ответа, на экране появилось лицо его телохнарителя.
   - Император, по шифрованному каналу пришло сообщение от майора Присциллы Уорен. -раздался хриплый голос из динамиков телефона. - Приоритет сообщения пятый. Направить его вам?
   - Нет! - резко ответил Кевин, не задумываясь. - В базу сообщение не выкладывать, принеси его лично мне.
   Император завершил вызов, не дождавшись ответа.
   Второй советник - Остер был старым и опытным военным. У него везде были свои люди. Во время их последней встречи тот имел неосторожность поведать императору, что у старика в осведомителях есть личные подданные Кевина. Как иначе ему стало известно об атаке отряда с Виолы. Если секретное сообщение от Присциллы попадет в базу, Остер непременно прочтет его.
   Кевин считал майора Уорен самым опытным агентом с незаурядными способностями. Именно по ее данным был обнаружен отряд с Виолы.Император уже несколько дней ждал когда она выйдет на связь. Майор тщательно спланировала задание, которое император предпочел скрыть даже от своих советников.
   Тишину комнаты нарушил звонок в дверь. Те минуты, пока личный охранник императора нес сообщение, показались невероятно долгими.
   Кевин открыл на своем телефоне программу управления оборудованием комнаты и, не вставая с кресла, задал команду открытия двери. Охранник - огромных размеров темнокожий солдат с привитым вирусом "разрушитель", наделивший его невероятной физической силой, стремительно пересек холл. Оказавшись рядом с императором, солдат протянул ему свой КПК с сообщением. Кевин с хищным взглядом тут же принялся читать, его зрачки метались из стороны в сторону. Закончив, император отдал устройство обратно телохранителю в руки. Тот остался молча ждать дальнейших распоряжений.
   Кевин откинулся на спинку кресла, сложив руки у себя на груди. Он смотрел куда- то перед собой, на лице его невольно появилась зловещая улыбка.
   - Разбуди советников... немедленно. - обратился он к солдату. - Пусть принимают командование и сейчас же отправляются на базу на планете.
   - Скажи им, я улетаю на Таурон.
   Солдат кивнул и бесшумно вышел.
  
  
   Патрульные флаеры обычно вылетали из самого большого ангара на базе. Ален, одетый в термокостюм, разглядывал корабль, на котором ему предстояло лететь. Патрульный флаер был гораздо меньше космических кораблей. Несмотря на незначительные размеры, вид у него был очень брутальный. Рубленые обводы корпуса причудливой формы делали борт менее заметным для радаров. Матовое покрытие белого цвета из пластиковой крошки не отражало световые лучи и радиоволны. Двенадцати ступенчатый нейтронный двигатель работал практически бесшумно. Флаер был быстрый, маневренный и компактный. Из-за незначительных размеров, борт не мог быть оснащен генераторами силовых полей и серьезным вооружением: под одним крылом флаера размещалась магнитная пушка, под другим - гравитационная. Этого было достаточно для того что бы кратковременно обесточить противника и повредить корпус гравитационным ударом. Юноша провел рукой по корпусу. Шероховатое покрытие оказалось приятным на ощупь. На белом матовом фоне виниловой черной краской было нанесено название машины "Колибри".
   Когда Мери бесшумно подошла сзади, она окликнула Алена и вошла внутрь корабля. Юноша последовал за ней. Оказавшись во флаере, молодой человек увидел Джонни и Эштона. Они о чем-то мирно болтали. Джонни, что и следовало ожидать, сидел за пультом пилота, а капитан занял соседнее кресло оператора орудиями. Заметив своего друга, они обрадовались и поприветствовали его.
   В салоне колибри было всего четыре кресла. Мери с Аленом заняли оставшиеся два. Помимо кресел, в задней части флаера находилось небольшое багажное отделение. Там лежала аккуратно уложенная пара ружей и кейсы с изображением красного креста на одоном из них, и гранаты на другом. Молодой человек пристегнул ремни в тот момент, когда дверь автоматически закрылась. Только сейчас Ален обратил внимание, что она не стандартной прямоугольной формы, а выглядит как перекошенный шестигранник.
   Как только кабина летательного аппарата стала герметичной, свет в салоне погас. Практически по всему внутреннему периметру "колибри" были установлены экраны с высоким разрешением. Изображение поступало с многочисленных наружных камер так, что создавалось впечатление будто бы этой части корпуса с экранами вообще не существует.
   - Ален, -обратился капитан с улыбкой на лице, - Ты та долго спал. Наверное выспался как следует.
   Юноша лишь улыбнулся, ни чего не ответив.
   - Ну тебе хоть снилось что-нибудь? - пошутил Джонни, выглядывая из-за спинки своего кресла.
   - Да. - машинально ответил Ален.
   - О-о. - протяжно произнесла Мери, пристегивая свои ремни. - И что же это было?
   Вопросы сыпались со всех сторон, Алену показалось, что лучше аккуратно уйти от этой темы. Рассказав правду, он рисковал задеть чувства Эштона и Мери. Идея о том, чтобы поделиться мыслями с лейтенантом растворилась сама собой. Какой девушке понравиться, что ее парень во сне видит других.
   - Да так, ни чего особенного. - отрывисто произнес он.
   - Это наверно была девушка, - налегал Эштон. Он на мгновение перевел взгляд на Мери. Ален уловили это движение глаз.
   - Нет. - возразил юноша, с трудом подбирая слова. - Абсолютно ни чего.
   В салоне воцарилась абсолютная тишина, все как будто бы ждали какого-то продолжения.
   - Да какая разница? - с неуверенной улыбкой на лице, Ален старался закончить обсуждение. - Все равно... это ведь... просто сон. Он ни чего не значит.
   - Как знать, парень. - Эштон наконец развернулся обратно к пульту и принялся искать свои ремни безопасности.
   - Может у меня или вон... - капитан кивнул в сторону пилота. - У Джонни сны ни чего не значат. А что твориться у тебя в голове знаешь только ты.
   Эштон говорил как философ.
   - Ладно, перестань. - оборвала его мысль Мери, заменив озадаченный вид Алена.
   - Все, Молчу, молчу. - еле справляясь со смехом ответил капитан. - После происшествия в Берсуте, я понял, что лучше к этому парню не приставать.
   Раздался щелчок замка на поясе капитана, теперь все были готовы к взлету.
   Ален не стал ни чего отвечать, что бы не начинать новую волну обсуждений. Но только сейчас его осенило, что Эштон может быть прав. То, что происходило в голове у Алена, и правда, отличалось от процессов других людей. Возможно ли, что во сне юноша видел то, что ускользало от его сознания днем? Но какой вообще может быть смысл в человеке без лица?
   Новая догадка, хоть и была не лишена смысла, давала больше вопросов, чем ответов.
   Раздался еле слышный звуковой сигнал, и подсветка пульта управления сменила цвет с ярко-красного на бледно-зеленый.
   - Мы получили разрешение на взлет, Мери. - отрапортовал Джонни.
   - Тогда поехали. - ответила та.
   Пилот обхватил штурвал обеими руками и потянул на себя. Маленькая "колибри" бесшумно оторвалась от палубы. Послышалось жужжание складывающихся шасси. Ворота ангара открылись, выпуская птичку на открытые снежные просторы.
   Снаружи была непроглядная темень. До рассвета оставалось не более трех часов из долгой Маадской ночи. Джонни сразу переключил все экраны в ночной режим, инвертировав цвета. Погода на суровом полюсе стояла на редкость спокойная: ни снегопада, ни вьюги. Все блоки базы оказались видны как на ладони, в черно-белых тонах.
   Покинув пределы убежища, Джонни снизился и набрал скорость. "Колибри" летела всего в нескольких метрах над ровным снежным покровом. На боковых экранах обзор частично закрывался крыльями флаера. пилот наклонил "колибри" на бок, и кончик крыла погрузился в снег, оставляя за собой тонкую борозду. Эштон с Джонни о чем-то разговаривали в полголоса. Мери мечтательно смотрела вдаль.
   - Тебе нравится снег? - тихим голосом спросил ее Ален.
   - Не знаю. - не поворачивая головы ответила девушка. - Я никогда не задумывалась об этом. Я выросла в городе.
   - Ты видел сам, в Берсуте его нет, но все знают, что за пределами города, - она вздохнула, -Везде только снег.
   С обеих сторон возвышались стены гор. Колибри неслась прямо посередине восточного ущелья.
   - Нам всегда нужно лететь так низко? - поинтересовался молодой человек.
   Мери отвернулась от экрана:
   - Это стандартный прием, так мы сливаемся с поверхностью. Исключая возможность быть обнаруженными вражескими радарами.
   - Значит не получится посмотреть на горный пейзаж с высоты. - с легкой досадой произнес Ален.
   - Не получится? - Мери вопросительным тоном повторила последнюю часть его фразы, обращаясь к пилоту.
   Джонни утвердительно кивнул головой. Улыбка появилась на его лице, и он ответил лейтенанту:
   - Сейчас что-нибудь придумаем.
   Флаер облетел скалу, торчащую из ровного снежного покрова, и резко повернул к подножию высокой горы. На передних трех экранах было видно, как "калибри" стремительно приближается к монолитной стене.
   Флаер не сбрасывал скорость, Ален сжал руками подлокотники. Когда до каменной породы оставались считанные метры Джонни вывернул штурвал и "колибри" резко задрала нос вверх и принялась набирать высоту. Пилот держал машину так же в нескольких метрах от горной породы. Добравшись до самой вершины, машина вновь приняла горизонтальное положение и замерла в воздухе.
   - Борт на обзорной точке номер один. - Джонни обратился с докладом к Мери.
   - Принято. - ответила та. - Джонни, прибавь яркость.
   Пилот открыл на экране настройки изображения и изменил значения яркости и контраста.
   Удивительная картина открылась взору. Черные горы с заснеженными вершинами стояли в ряд неприступной стеной на фоне безоблачного неба. Местами, у подножий в морозном воздухе виднелись клубы пара от горячих источников. Такая пустынная и безмятежная на первый взгляд планета. Вот бы такая погода сохранилась до восхода Ханды, что бы можно было посмотреть на безмолвную красоту при дневном свете.
   Ален взял Мери за руку. У него в голове пронеслась мысль, что этот момент - один из лучших за последнее время. Он на вершине горы, рядом его девушка, ни кто ни в кого не стреляет. Вокруг лишь тишина и покой.
   Из динамика с панели управления раздался короткий звуковой сигнал.
   - Обнаружен объект. - с удивлением сообщил Джони, вглядываясь в показания приборов. - Ни каких данных не передает.
   Мери отстегнула ремни и подалась вперед, ближе к системам управления.
   - Отключи радар. - спокойным тоном распорядилась она.
   Пилот прикоснулся к кнопке, и зеленый цвет индикатора на ней сменился красным. Тут же с экрана пропали данные о скорости и координаты цели. Осталась лишь черная точка, двигавшаяся вдоль ущелья.
   - Давай оптику. - сказала лейтенант, и Джонни тут же принялся искать в меню нужную функцию.
   Он прикоснулся пальцем к темной точке на экране перед собой, и на среднем мониторе появилось приближенное изображение захваченной цели. Сначала картинка была размазанной, но когда автоматический фокус настроился, все увидели, что объект, ни что иное как летательный аппарат. Флаер летел в нескольких метрах над снежной поверхностью, как и "колибри". Размеры корабля были немного больше, чем транспорт группы разведки. Судя по всему, корабль был предназначен для перелетов и вне атмосферы, но незначительные размеры предполагали отсутствие двигателей сверхсветового ускорения. Хоть данные о скорости больше не выводились на экран, было видно, что скоростному корабля нужны считанные минуты что бы пересечь ущелье.
   - Флаер имперский, это точно. - уверенным голосом сказал Эштон.
   - Я такой модели не знаю. - пожал плечами Джонни.
   Ален не особо разбирался в военной летательной технике, но когда изображение флаера стало более четким, он узнал машину. Округлив глаза и задыхаясь от волнения, Ален всхлипнул:
   - Это же "Илаген"!
   Все присутствующие повернули головы в сторону молодого человека.
   Каждый мальчишка на Нориане знал модель флаера "илаген". Мощный, быстрый и маневренный корабль, предназначенный исключительно для высокопоставленных лиц империи и самого императора. Но что кто-либо из них мог делать здесь, на полюсе, да еще без военного сопровождения? Флаер приближался, и на среднем экране вскоре стала различима личный знак императора. Мери, нахмурив брови, смотрела на движущийся объект.
   - Это может быть кто-то из "своих"? - поинтересовался у нее Эштон.
   Мери пожала плечами, отрицательно мотнув головой.
   - Возможно. - с сомнением сказала она. - То есть я не знаю... Но это довольно сложный маршрут для случайных прогулок.
   - Так или иначе, в конце ущелья они наткнуться на базу. - добавил капитан. - И если у них есть оружие, лучше узнать об этом заранее.
   "Илаген" практически вплотную приблизился к подножию горы, над вершиной которой зависла "колибри".
   - Что будем делать? - в полголоса поинтересовался Джонни.
   Мери хлопнула его по плечу.
   - Когда они проедут, давай пристраивайся к ним в хвост.
   Лейтенант откинулась на спинку кресла и звонким щелчком пристегнула ремни. Сразу после этого пилот принял ручное управление. "Колибри" бесшумно спустилась вниз, плавно скользя вдоль склона горы, и направилась в сторону базы. Джонни убрал увеличенное изображение с центрального экрана, и пассажирам вновь открылась снежная панорама.
   - Пошли им запрос. Посмотрим что они ответят. - ровным тоном распорядилась лейтенант.
   Пилот прикоснулся к панели и выбрал нужную команду. Эштон сосредоточенно глядел в экран перед собой, вцепившись обеими руками в джойстики управления пушками.
   - Они не отвечают. - спустя какое-то время сообщил пилот.
   - Прикажи им остановиться. - голос Мери становился раздраженным.
   Получив запрос, неизвестный флаер поднялся над снежной поверхностью и прибавил скорость.
   - Они разгоняются. - тут же отрапортовал Джонни.
   - Давай за ними. - без промедления приказала лейтенант. - Эштон, будь начеку.
   Как только "колибри" поднялась до высоты имперского корабля, задний люк "илагена" отъехал в сторону. Платформа с несколькими пушками уже была приведена в боевую готовность. Ален увидел на экране внутри салона, как несколько стволов со светящимися стержнями внутри направлены прямо на его корабль. Джонни резко вывернул штурвал в тот момент, когда "илаген" открыл огонь. Алена сильно тряхнуло в кресле, ремни больно въелись в плечи и живот. Резкая боль напомнила ему о ранении в Берсуте. Пташка чуть не врезалась в выступ скалы. К счастью, основной заряд выстрела пришелся по твердой каменной породе. Град мелких камней ударил в борт корабля. Один заряд по касательной все же задел флаер. Белое матовое покрытие "колибри" исчезло, обнажив глянцевый пластик крыла.
   - Вверх! - крикнул Эштон, отчаянно жестикулируя.
   Еще один резкий скачек в сторону, от которого у Алена помутнело в глазах, и флаер стремительно стал набирать высоту.
   - Заходи им сбоку. - напряженно сказала Мери когда "колибри" поравнялась с вершинами гор.
   - Мы атакуем, лейтенант? - на удивление спокойно спросил капитан.
   Мери на секунду помедлила, но затем твердо ответила:
   - Да.
   Вражеский флаер тем временем тоже набрал высоту. По сверкающим дулам деструкторизаторов было видно, что корабль продолжает отстреливаться. Джонни свернул в сторону по затейливой траектории и, миновав вершину горы, начал снижаться. Ален не понимал происходящего, но не стал ни кого отвлекать расспросами. Вспышки выстрелов прекратились, похоже, имперцы решили, что подбили атакующих.
   - Скорость у них больше, - наконец заговорил Джонни, - Если они летят к базе, им все равно придется повернуть через несколько километров. Там мы их и встретим.
   Мери ни чего не ответила, еле заметно кивнув.
   "Как же мне все таки не везет с выбором компании". - пронеслось в голове у Алена.
   Он крепко вцепился в ручки кресла когда колибри подлетела к месту перехвата. Поднявшись к очередной вершине, Джонни нажатием клавиши включил радар. На среднем экране, поверх изображения камер, появилась схема ущелья и красная точка, обозначавшая "илаген" на ней.
   Через мгновение и сам корабль показался на экране. Эштон отреагировал моментально, одновременно нажав обе спусковые клавиши. Удар пришелся по хвостовой части корабля. Флаер тут же занесло в сторону, на огромной скорости. Переворачиваясь в воздухе, он стремительно падал. Задев по касательной траектории одну из скал, "илаген" сильно повредил одно крыло. Затем, еще несколько раз перевернувшись, с грохотом уткнулся носом в снег. Какое-то время корабль лежал неподвижно, затем одна из покореженных дверей распахнулась, и наружу выбежали несколько солдат в броне. Один из них заметил приближающуюся "калибри" и открыл СВЛ огонь. Эштон, не раздумывая, нажал клавишу пушки еще раз. Гравитационный удар вдавил солдат в монолит горной породы, разломав броню на кусочки. Кровь фонтаном брызнула в разные стороны.
   Джонни медленно приближался к обломкам, капитан не отрывал рук со спусковой клавиши, на случай если кто-нибудь еще выбежит из корабля. Неожиданный звук шасси напугал Алена. Юноша вздрогнул, но тут же взял себя в руки. Если понадобится гипнотическая помощь, то он готов.
   Мери перелезла назад, через сидение, взяла два плазменных ружья и выпорхнула наружу через задний люк. Медленными осторожными шагами она приближалась к "илагену". Одно ружье лейтенант перекинула через плечо, другое держала наготове. Когда девушка поравнялась с боковой дверью "колибри", Эштон выпрыгнул наружу и отстегнул ружье, перекинутое через хрупкое плечо лейтенанта.
   Мери подошла к открытой двери подбитого корабля и осторожно заглянула внутрь. Из-за выстрела магнитной пушкой в системе "илагена" произошел сбой, в кабине было темно. Капитан достал из нагрудного кармана маленькую химическую лампу, включил ее и бросил внутрь. Салон флаера озарился мягким желтым светом. Ни заметив в кабине ни какого движения, Мери зашла. Эштон последовал за лейтенантом. Але, затаив дыхание, наблюдал из кабины за тем, как две фигуры скрылись из виду.
   Салон "илагена" был отделан роскошно: дорогая бежевая обивка с вставками из натурального камня, мягкое силиконовое напольное покрытие и многофункциональные кресла. Несколько солдат оставались пристегнутыми на своих штатных местах. У некоторых из них волосы были испачканы кровью. Нельзя было точно определить, мертвы они или просто без сознания. Мери включила подствольный прожектор и двинулась в сторону кабины пилота. На бежевой отделке виднелись багровые кровавые разводы. Несколько солдат лежали посередине салона в неестественных позах. Очевидно, они были отстегнуты во время удара гравипушкой. Скорей всего именно их кровью были испачканы стены и потолок. Девушка дошла до первых пассажирских кресел. Направив луч прожектора на пилота, она увидела, что тот не пережил столкновения. Прямо перед ним мигали огни аварийной панели.
   Если электромагнитная пушка не обесточила аварийную технику, - значит был отправлен сигнал бедствия. Это был дурной знак - авария произошла всего в нескольких километрах от базы. Если за "илагеном" прилетит спасательная группа, есть большой риск, что они обнаружат штаб сопротивления. У ног лейтенанта лежало тело пожилого человека лицом вниз. Вместо черной военнойформы на нем был одет парадный мундир.
   - Здесь все чисто. - раздался голос капитана за спиной.
   Мери осторожно присела и перевернула мужчину. На воротнике мундира отражали яркий свет прожектора знаки отличия советника императора. Сердце Мери бешено забилось в груди, она тут же выпрямилась и, сделав шаг вперед, заглянула на оставшиеся два пассажирских места.
   В одном из кресел сидел пристегнутый темнокожий мужчина в таком же парадном мундире. Он был в сознании, но, ни чего не понимая, тер руками лицо. Заметив движение рядом, он повернул голову в сторону Мери. Та изо всех сил сжала челюсти и устремила на офицера свирепый взгляд.
   - Ну, вот мы и встретились... снова. - сорвалось с ее губ.
   Лейтенант не сдержалась и ударила прикладом по голове первого советника императора -Магама Нардиша. Мужчина потерял сознание и его голова бессильно повисла. Девушка все еще держала ружье прикладом вперед. Она не знала ударить его еще раз или нет.
   - Кого бы ты там не нашла, не убей его. - послышался голос Эштона за спиной. - Мертвых здесь и так хватает.
   Мери бессильно опустила руки, тяжело выдохнув. Она упала в одно из кресел корабля и, отложив ружье, прислонила ладони к лицу.
   - Кто эти двое? - поинтересовался капитан.
   Мери посмотрела на Эштона снизу вверх.
   - Первый и второй советники императора. - страдальческим тоном произнесла девушка. Затем, указав на мигающую панель рядом с пилотом, добавила:
   - За ними прилетит не поисковая группа, а половина имперского флота.
   - Да... - задумчиво произнес капитан. - База совсем рядом. Это плохо.
   - Как они вообще тут оказались? - Мери развела руками.
   Капитан провел рукой по волосам и еще раз окинул взглядом весь салон.
   - Скорей всего, - начал он, - Они выбрали этот маршрут как раз что бы ни на кого не нарваться. Кто мог предположить, что они окажутся у нас на пороге.
   Мери, прикусив нижнюю губу, медленно кивала головой в такт его слов.
   Эштон перекинул ремень от ружья через шею и освободил руки.
   - На данный момент я не вижу других вариантов. - заключил он.
   - Да. Нужно убираться отсюда. - Мери резко поднялась и тяжело вздохнула. - И как можно скорее связаться с базой. Генерал будет в бешенстве.
   Эштон опустил свою могучую руку на плечо первого советника.
   - Этого берем с собой?
   Мери кивнула и, обратив взгляд на мертвое тело второго советника добавила:
   - И этого тоже.
   По ее хищному взгляду капитан понял, что у девушки родилась определенная идея.
   Ален вздохнул с облегчением, когда увидел как Мери и Эштон выходят из "илагена" невредимыми. Капитан вышел с двумя мужскими телами на плечах.
   Из головы одного из них обильно текла кровь, оставляя за Эштоном красный след. Мери запрыгнула в "колибри" и устроилась в кресле за пультом, рядом с Джонни. Она сразу принялась нажимать на экран радиопередатчика.
   - Ален, помоги Эштону. - не поворачивая головы, напряженно сказала девушка. Тот сразу отстегнулся и перелез к багажному отделению. Помощь капитану конечно не понадобилась. Бездыханное тело второго советника он небрежно закинул в багажник, а другого аккуратно положил на палубу. Как только Эштон запрыгнул на борт, Джонни нажал кнопку закрытия дверей и начал взлетать. В предрассветном небе блеснули вспышки молний, начиналась буря с грозой. У Алена глаза поползли на лоб когда он, наконец, разглядел лица пленников, их форму и отличительные знаки.
   - Знаешь кто это? - с усмешкой спросил Эштон.
   - Еше бы! - не веря своим глазам, ответил Ален.
   Капитан связал руки Нардишу и усадил его на откидной стул. Тем временем Ален разглядывал лицо второго советника Девида Остера. На первом курсе академии студентам показывали видео, где Остер уверенно рассказывал студентам о величии империи, об общем будущем и о значимости каждого из нас. Ален вспомнил, как в тот день проникся уважением к советнику, такому сильному и уверенному в себе. Юноша осознавал, что он теперь на другой стороне, но никогда не задумывался, что люди, которые служили ему примером, теперь его враги.
   Мери закончила доклад на базу и тоже переползла в хвостовую часть флаера. Вид у не был печальный.
   - Генерал в ярости, через полчаса эвакуация базы.
   - Не переживай, все будет хорошо. - попытался успокоить ее Ален. Он взял Мери за локоть. Та безразлично ответила, глядя в пустоту:
   - Я не переживаю. Рано или поздно это должно было произойти. Мы все об этом знали.
   Лейтенант медленно перевела взгляд на руку Алена, затем снова обратилась к нему:
   - Прочитай что у них в головах.
   - У них? - удивленно переспросил Ален, брезгливо посмотрев на перепачканного кровью второго советника.
   - Давай, я знаю, ты сможешь.
   Юноша не мог отказать лейтенанту. Он сел ближе к Остеру и, выбрав более или менее чистый участок, дотронулся до его руки.
  
  
   Подлетая к базе, было заметно, что сердце сопротивления -- космический крейсер "Адвайт" уже прогревал свои двигатели. Огромные сопла горели ярко-голубым светом.
   Блоки вокруг корабля, казавшиеся раньше безжизненными, вдруг стали наполнены суматохой и паникой. Сверху база стала похожа на огромный, кишащий муравейник. Ворота ангаров открывались одни за другими, флаеры поднимались в воздух и стыковались к верхним причалам "Адвайта". Жилые блоки и лаборатории оставались на растерзание империи. Другого выхода не было.
   Джонни получил указание от диспетчера стыковаться на пятую платформу крейсера. На подлете к нему, среди флаеров даже образовалась небольшая очередь. Когда шасси "колибри" коснулись палубы, Мери развернулась и дала указание каждому члену группы:
   - Ален и Эштон, пойдете со мной к генералу. Джонни, проследи, что бы этих, - она махнула рукой в сторону советников, - Разместили куда надо.
   Затем лейтенант грациозно спрыгнула с кресла и стремительно направилась к выходу из стыковочного отсека. Ален с капитаном поспешили за ней. Внутри корабля творился настоящих хаос: люди в разной форме бегали из стороны в сторону, едва не сталкиваясь друг с другом. Один пожилой мужчина в медицинском халате отчаянно жестикулировал, указывая солдату в экзоскелете дорогу. У того в ручных зажимах был закреплен огромный и судя по всему очень тяжелый контейнер. Было наивно рассчитывать, что удастся поймать лифт.
   Наконец все трое дошли до нужного кабинета. Мери знала, что их давно ждут поэтому вошла без стука. Генерал Теодор Колеман сидел во главе длинного стола, по обе стороны которого располагались несколько офицеров с высокими военными званиями. Ближе всех к Теодору, с его правой стороны, сидел главный помощник - Энри Вондерс. За спиной генерала висел огромный экран с изображением планеты Маад. Возможно, картинка поступала с одно из спутников. Из космоса планета казалась просто огромным белым пятном.
   Ален рассчитывал увидеть генерала вне себя от ярости, но Теодор спокойно сидел с сосредоточенным лицом, сложив руки на груди. Когда он увидел племянницу, его лицо ни как не изменилось. Не дожидаясь указаний, Мери встала по стойке смирно и принялась рапортовать:
   - Генерал, патрульная группа по вашему распоряжению прибыла. Разрешите доложить о происшествии?
   Теодор медленно окинул взглядом остальных членов патруля. На Алене его взгляд остановился, и бровь на мгновение поднялась вверх. Генерал, очевидно, был удивлен присутствием в группе постороннего, однако ни чего не сказал по этому поводу.
   - Можешь сказать что-нибудь помимо того, о чем ты уже доложила по радио? - наконец обратился он.
   Девушка на мгновение задумалась, затем отрицательно покачала головой.
   - Нет, генерал, мы наткнулись на корабль империи, открыли ответный огонь, в результате они отправили сигнал тревоги.
   - Складывается довольно нехорошая ситуация. - вдруг вмешался Вондерс. - флаер с советниками империи уничтожен в двух шагах от базы. Вы хоть понимаете, сколько кораблей прилетит на поиски?
   - Понимаю, полковник. - резко ответила Мери. - но большого выбора действий у нас не было. "Илаген", с большой долей вероятности, все равно наткнулся бы на нее.
   - Кто? - Энри свел брови в недоумении.
   - "Илаген" -- транспорт для высокопоставленных лиц империи.
   - То есть вы еще и знали, что в машине могут быть ценные кадры империи, которых будет искать половина вражеского флота, и все равно совершили такую глупость? - полковник пронизывал Мери возмущенным взглядом.
   Он указал пальцем на экран и продолжил:
   - По нашим данным они уже послали треть всех своих кораблей прямо к нашей базе. Через полтора часа здесь будет не протолкнуться. И как не старайся наше подкрепление с орбиты, которое мы тщательно скрывали, не успеет добраться сюда за это время. Все, что мы создавали здесь два года придется оставить врагам. - голос полковника перешел на крик.
   Мери округлила глаза и непонимающим тоном обратилась ко всем присутствующим:
   - Но ведь теперь у нас в руках советники империи! Это огромное преимущество.
   - На сколько я знаю один советник. - заметил еще один полковник за столом.
   - Ну и что? - не унималась лейтенант. - они оба у нас, и никто из иперских сил не знает живы они или нет. Вы все знаете, что будет до тех пор, пока не подтвердится факт их смерти.
   До этого момента Ален думал, что мертвое тело второго советника Мери взяла исключительно для попытки чтения мыслей, но сейчас происходящее открылось ему с другой стороны. Исходя из военной иерархии империи, ни кто кроме императора и его советников не может отдавать приказ атаковать неприятеля. Теперь молодой император оставался один во главе целого флота. Но какое преимущество это давало сопротивлению, оставалось не понятно. Похоже, этот вопрос терзал и полковника.
   - Я не совсем понимаю, лейтенант. - с нотами подозрения в голосе промолвил тот, покачивая головой.
   Мери переводила взгляд с одного офицера на другого, пытаясь найти в их глазах одобрение. Генерал прокашлялся и обратился к ней:
   - Сдается мне, у тебя есть идея. Расскажи нам, что ты задумала, Мери.
   В отличии от резкого тона полковника, его голос звучал мягко и успокаивающе.
   Лейтенант глубоко вдохнула, собираясь с мыслями. Затем, размахивая руками в ритме своих слов, начала:
   - У нас есть программа, которая генерирует коды как раз к таким флаерам, один из которых мы сбили. - Мери сделала небольшую паузу, что бы ее смысл ее слов дошел до всех присутствующих.
   - Еще у нас есть несколько захваченных имперских флаеров.
   Ален начал понимать к чему она клонит. Девушка продолжила:
   - В сложившейся ситуации такой корабль может состыковаться с имперским флагманом, не опасаясь, что его атакуют.
   Мери, наконец, перешла к заключительной части своего плана:
   - Если на флагмане устроить заварушку, это даст нам запас времени атаковать всю флотилию.
   Я думаю, все наши корабли могут использовать один и тот же код.
   В зале воцарилась тишина, все уставились на генерала.
   - А если, пробравшись на флагман. - не унималась племянница Теодора. - нам удастся добраться до императора, то в империи вообще будет не кому отдать приказ атаковать сопротивление.
   Тон ее голова стал зловещим и восторженным одновременно. Колеман пристально глядел на девушку. Судя по всему, он не разделял ее оптимизма.
   - Ну как? - с надеждой в голосе спросила лейтенант. - Даже если император умрет, право командования перейдет к советникам. А нас. Начнется неразбериха. Ни кто не посмеет атаковать, все корабли отступят.
   Генерал грузно вздохнул и поднялся со стула. Все затихли в ожидании его решения.
   Ален украдкой посмотрел на Эштона, его взгляд был напряжен. Идея Мери была рискованна и капитан понимал, что лететь на флагман придется именно ему.
   - Ситуация не терпит промедления. - начал Теодор. - Действовать нужно быстро, решительно и дерзко.
   Генерал растягивал слова, как будто сам еще не определился с решением.
   - Пока часть имперского флота будет искать советников на нашей базе, пройдет много времени. Так же все мы знаем, что имперский флот не находится в одном месте, а распределен по всей орбите Маада. Сейчас головной корабль империи находится в небольшом сопровождении военных кораблей. Наши корабли за пределами орбиты как раз успеют подтянуться для поддержки. Если мы атакуем флагман вместе, у нас будет численное равенство.
   Теодор с задумчивым видом выдержал паузу.
   - Ресурсы сопротивления иссякают, лучшей возможности нам, пожалуй, не представится. Кто против?
   Теодор окинул медленным взглядом всех присутствующих. Ни кто из военных советников ни подал голоса.
   - Ну что ж. - генерал упал в кресло и хлопнул ладонью по столу. - Императора дома ждут дела, он ни как не решится уехать. Мы поможем ему скорей принять решение.
   Мери облегченно вздохнула. Кажется, она был довольна. Ален испытывал смешанные чувства. Он знал, что девушка несомненно полетит на флагман, даже генерал не сможет ее удержать. Юноша поймал себя на мысли, что лететь в руки врага для него довольно страшно, но еще страшнее отпускать Мери одну. Перед глазами снова всплыла картина в сквере Берсуты, когда ее от гибели отделяли считанные секунды.
   - Собирай команду. - сказал генерал ей напоследок, на мгновение бросив взгляд на Алена. - Как только пройдем плотные слои, вылетайте к флагману.
   Лейтенант отдала честь и резко развернулась. Ее лицо сияло от радости. Молодой человек спрятал сомнение и неуверенно улыбнулся ей в ответ.
  
  
   Спустя несколько минут изо всех громкоговорителей раздалось предупреждение о взлете. Весь корабль на мгновение задрожал и оторвался от поверхности планеты. Сопла протонных двигателей создали гравитационную волну, расплющив приваренные блоки базы. Снег и обломки строений поднялись на десятки метров вверх. Метр за метром многотонный Адвайт начал движение к космосу.
   Ален еле держал равновесие, огромная невидимая сила пыталась придавить его к палубе. Он никогда не любил перегрузки связанные со взлетом, а испытать такое, стоя на ногах ему еще не доводилось. Боль в животе снова дала о себе знать. Ощущение было таким, что внутренности вот-вот вырвутся наружу. Он рефлекторно прижал ладонь к ремню. Это движение не ускользнуло от его спутников.
   Мери только что закончила разговаривать по телефону с Джонни. Она убрала устройство в нагрудный карман и обратилась к капитану:
   - Эштон, у тебя самый сильный "разрушитель". Ты со мной?
   - В отряд, самоубийц? - с лукавой ухмылкой спросил тот.
   Лейтенант скривила губы в некое подобие улыбки и слегла кивнула головой.
   Не испытывая долго ее терпение, капитан плавным жестом отдал честь и произнес:
   - Полностью в вашем распоряжении, мэм.
   Девушка мило улыбнулась и хлопнула его по плечу.
   - Спасибо, Эштон. - по выражению ее лица было видно, что она собиралась сказать, как признательна за его выбор, но капитан не дал ей такой возможности.
   - Сколько осталось до вылета? - ровным голосом спросил он.
   Мери гордо вздернула подбородок и уверенным голосом отдала команду:
   - Через семь минут, в пятом отсеке, причал номер "К107". - после короткой паузы она добавила: - Оденьте побольше брони, капитан.
   Эштон растянул губы в снисходительной улыбке.
   - Будет исполнено, лейтенант.
   Перед тем как удалиться капитан перевел взгляд на Алена и, подняв руку над головой, кинул ему на прощанье:
   - Еще увидимся приятель. - его голос звучал бодро и уверенно.
   Молодой человек поднял руку в ответ и широко раскрыл ладонь, в знак прощания.
   Когда капитан скрылся за поворотом Ален остался с Мери в коридоре один на один. Она посмотрела на юношу своими очаровательными темными глазами.
   - Я тоже с тобой. - не дожидаясь вопроса, произнес он.
   Мери какое-то время просто смотрела на его довольную улыбку, затем подошла ближе и крепко обняла.
   - Нет, Ален, на этот раз ты останешься здесь.
   Молодой человек на мгновение потерял дар речи.
   - Что? Но, Мери, я вам нужен. Помнишь, что было в городе?
   Она снова посмотрела в его удивленные глаза и, нахмурив брови сказала:
   - Вот поэтому ты и остаешься! И это не обсуждается. - последнюю часть фразы девушка произнесла с наигранной суровостью.
   - Но, Мери. - принялся упираться Ален жалобным тоном.
   Лейтенант жарко поцеловала его в губы, не оставляя ни какой возможности возражать дальше.
   На несколько секунд Ален забыл обо всем происходящем вокруг. Все стало таким мелким и незначительным. Когда их губы разомкнулись, и суровая реальность заняла свое прежнее место в голове у юноши, ему стало обидно и тяжело. Он чувствовал особую связь с Мери и больше всего сейчас он боялся ее потерять.
   - Да, да. - насмешливым тоном пропела она. - Можешь ни чего не говорить. Я буду осторожна и внимательна.
   Теперь, кажется, лейтенант научилась читать его мысли.
   - А ты... - она перевела взгляд на его руку, которую он все еще держал на животе. - Сходи к доктору за обезболивающим.
   Ален не отводил глаз от ее милого лица, он страдальчески свел брови в надежде, что девушка изменит свое решение. Мери еще раз поцеловала его и быстрым шагом пошла прочь.
   - Я вернусь через несколько часов, ты даже не успеешь соскучиться. - крикнула она перед тем как скрыться из виду.
   "Может быть это даже к лучшему". - пронеслось в голове у Алена. - "Ей хотя бы не придется приглядывать за мной".
   Вибрация корабля значительно уменьшилась. Скорость взлета больше не увеличивалась, и перегрузка уже не ощущалась. Низ живота юноши действительно сильно болел, и Ален побрел к ближайшей схеме, что бы найти медицинский центр.
  
  
  
   Мери уже почти дошла до оружейного отдела, когда ее телефон завибрировал в кармане. Лейтенант достала устройство и взглянула на экран. Пришло сообщение от Джонни о том, что советника империи Нардиша разместили в камере для допросов в соседнем отсеке. Онауже пришел в сознание, но отказывается что-либо говорить.
   Прочитав сообщение, Мери усмехнулась. Все что он мог сообщить, ей уже было известно. В этом вопросе она полностью доверяла способностям Алена. Убрав телефон обратно в карман, девушка приложила руку к замку оружейной. Дверь плавно отъехала в сторону. Внутри несколько техников в спешке подготавливали вооружение. Шесть черных бронекостюмов стояли в центре просторной светлой комнаты. Специальные зажимы удерживали броню в вертикальном положении. Мери сразу увидела свой костюм - единственную женскую модель с красной командирской полосой на рукаве. Лейтенант переступила порог и подошла к столу, на котором было разложено снаряжение. Ее взгляд остановился на большом ноже. На массивных ножнах имелось небольшое углубление для крепления к бедренной части костюма. Мери вынула полотно холодного оружие и принялась разглядывать его пластиковое обоюдно-острое лезвие. Техники были так заняты проверкой систем костюмов, что не заметили присутствие лейтенанта. У Мери в голове возникла чудовищная идея. Она смотрела перед собой, прокручивая в голове методы ее осуществления. Наконец, лейтенант, освободившись от навязчивых образов, плавно, что бы не создавать лишнего шума, засунула нож обратно в ножны и прикрепила его к поясу. Девушка, так и оставшись незамеченной, вышла из оружейной.
   Мери шла по коридору решительной походкой. Локоны ее прямых темных волос подпрыгивали при каждом шаге. Перейдя в соседний отсек, она свернула к допросному отделению. Дверь на контрольном пункте была заперта. Молодой капрал наблюдал за экранами компьютеров на дежурном посту.
   - Без особого разрешения сюда нельзя, мэм. - вежливо сообщил он, глядя на лейтенанта через большое окно. Тонкий лист прозрачного пластика разделял их. Мери на секунду затаила дыхание, разглядывая его юное лицо. Затем, продемонстрировав ему свою обезоруживающую улыбку, соврала без малейших угрызений:
   - Пилот из моего отряда доставил к вам важного пленного. Генерал поручил мне поговорить с ним. Это займет всего пару минут. Можете проверить у меня через пять минут назначен вылет.
   Мери протянула руку к считывающему устройству. Раздался звуковой сигнал, сообщающий о том, что информация с биочипа считана. Капрал убедился в том, что девушка не врет про скорый вылет.
   - Но все же необходимо разрешение, мэм. - в этот раз его голос звучал менее уверенно.
   Девушке оставалось слегка надавить на дежурного.
   - Капрал. - Мери улыбнулась еще шире. - Беседа с имперским офицером перед вылетом - не самое приятное задание. Если вы не хотите меня впустить, я уйду. Но, боюсь, потом вам придется лично объясняться с перед генералом Колеманом.
   Девушка застыла на месте в ожидании. На лице дежурного появилась тень неуверенности и страха. Он нахмурил брови и недовольно буркнул себе под нос:
   - Хорошо. Только не долго.
   Капрал прикоснулся к одной из кнопок на панели, и дверь моментально распахнулась.
   - Допросная номер "20", в самом конце коридора. - все еще недовольным тоном добавил молодой человек.
   Мери, не раздумывая, зашла внутрь
   - И учтите, - послышался голос дежурного за спиной, - Я занесу вас в журнал посетителей.
   Все это для девушки было уже не важно. То, что юный капрал наивно поверил ее словам и не решился сделать запрос генералу, было лучше для всех: в случае отказа Мери была готова к жестокости. Дойдя до последней двери по коридору, она на чуть помедлила. После непродолжительных колебаний лейтенант все же нажала кнопку электронного замка двери. Не один мускул на лице Нардиша не дрогнул, когда Мери вошла к нему.
   Советник сидел за столом со связанными за спиной руками. Лейтенант в плотную подошла к нему и вынула нож. Магам поднял голову и, посмотрев ей в глаза, с усмешкой сказал:
   - Не разочаровывай меня, девочка. Я ни за что не поверю, что меня привезли сюда для того, что бы убить.
   Взгляд Мери был суров, она небрежно бросила ему в ответ:
   - А что если ты не прав?
   Нардиш томно рассмеялся.
   - Я буду разговаривать только с генералом. Так ему и передай. - Нардиш гордо вскинул голову, - Скажи, он зря тратит время, присылая ко мне своих, подчиненных. Особенно смазливых девчонок.
   Последняя фраза была сказана с долей отвращения.
   - Вы не узнали меня советник? - ровным тоном, как будто не услышав грубости, спросила Мери.
   Магам прищурил свои глаза, вглядываясь ей в лицо.
   - Ах да. - его брови на мгновение поднялись вверх. - Похоже мы знакомы. Ты та самая дочка главы дистрикта. Живучая девочка.
   Мери обошла вокруг стула, остановившись сзади советника. Нардиш говорил поворачивая голову, пытаясь не упустить ее из виду. Еще раз бросив взгляд на нож, он начал нервничать.
   - Я требую генерала. Приведите его ко мне.- теряя самообладание, закричал Магам. - Император может начать с вами переговоры.
   Мери положила руку советнику на голову. Вцепившись в прядь его волос, девушка протянула голову назад. Нардиш безуспешно пытался вырваться и призывал ее к благоразумию. Мери посмотрела на советника еще раз. Ее взгляд был полон ненависти и злобы.
   - Та самая дочка. - шепотом произнесла она.
   Резко вскинув руку, Мери полоснула по горлу мужчины ножом. Тот всхлипнул. Кровь брызнула фонтаном, достав до противоположной стены. Красный поток тут же скрыл знаки отличия на воротнике советника. Лейтенант не останавливалась, нанося удары один за другим. Она остановилась только когда Магам перестал извиваться на стуле. Рукав ее формы как и мундир советника был насквозь пропитаны кровью. Мери, опомнившись, отпустила голову мужчины. Его тело тут же обмякло, голова опрокинулась назад и безжизненно повисла, обнажив кости позвоночника.
   Девушка дышала тяжело и возбужденно. Приступ ярости прошел, иначе бы она оторвала голову полностью. Мери вырвалась из плена зыбких воспоминаний и поняла, что ей уже пора идти в оружейную. Дверь допросной распахнулась, и на пороге показался капрал. Неописуемый ужас застыл на его лице. Молодой человек смотрел то на лейтенанта, то на мертвого советника, широко округлив глаза и потеряв дар речи. Мери, ни сказав ни слова, стремительно вышла. Дежурный тем временем начал приходить в себя и принялся судорожно набирать на своем телефоне номер медицинской службы.
   Выбежав из допросной, лейтенант зашла в уборную. Она бросила окровавленный нож в первую раковину и включила воду. Холодная струя по лезвию. Мери принялась отмывать руки. Вода в раковине побагровела в тот же миг. Лицо советника все еще стояло у нее перед глазами. Девушка закрыла воду, вытерла нож и убрала его в ножны. Она смотрела в свое отражение в зеркале и не узнавала себя. Лейтенант Торрер не смогла сдержать нахлынувшие эмоции, и расплакалась. Соленые слезы ручьем побежали по ее щекам. Последние два года девушка ждала возможности отомстить. А теперь, когда все случилось, она не чувствовала ни какого облегчения. Наоборот, ощущение безнадежности тяжелым грузом легло на ее хрупкие плечи. Мери вдруг поняла, что ни какой ее поступок не изменит прошлого и не вернет тех, кого она потеряла. С большим трудом девушка взяла себя в руки. Сейчас был не подходящий момент, чтобы терять самоконтроль. Она вытерла слезы, поправила черные пряди волос и вышла, как ни в чем не бывало.
  
  
  
   Эштон уже переоделся в легкую броню последнего поколения и сейчас уверенной походкой направлялся к пятому отсеку. Бронепластины черного цвета закрывали тело от шеи до ног. На матовой поверхности плеча красовалась эмблема армии Маада. Подошва, также выполненная из бронепластин, лязгала о поверхность пластиковой палубы. На костюме было предусмотренно множество креплений для различных видов оружия. На правом бедре уже красовался прикрепленный большой многофункциональный нож. Через плечо была перекинута связка гранат марки "Н1". Эти гранаты - одна из последних разработок штурмового оружия. Взрываясь, они мгновенно заполняли пустое пространство густым едким дымом. Особенность дыма "Н1" заключалась в его высокой плотности и низкой проводимости. Камеры наблюдения становились бесполезны. Шлемы бронекостюмов не распознавали движение ни в световом, ни и в тепловом спектрах. Полная блокировка визуального восприятия. Капитан нес в руке громоздкий шлем. Большие размеры были обусловлены встроенным радаром. Только благодаря ему, члены штурмового отряда могли видеть сквозь завесу "Н1".
   Радар был закрыт усиленной броней, так как его малейшее повреждение полностью выбивало бойца из группы. От этого, оборудование становилось в несколько раз тяжелей обычного. Специально для поддержания защиты головы на задней части костюма, от лопаток до затылка, располагался блок гидравлических усилителей. Эштон был решительно настроен показать имперцам все, на что способен его "разрушитель".
   "Они пожалеют, что не уничтожили меня вместе с отрядом Виолы".
   - Капитан. - окликнул его знакомый женский голос.
   Эштон обернулся и увидел позади себя доктора Гарден. Эдизабет стояла облокотившись о стену, в нескольких шагах от него.
   - У тебя такой устрашающий вид. - сказала она шутливо. На ее лице сияла милая улыбка.
   Эштон подошел к ней и улыбнулся в ответ.
   - Тебе, Элизабет, не чего бояться.
   Доктор тяжело вздохнула.
   - Сегодня в блоках была такая неразбериха, хорошо, что у меня немного вещей, а то бы точно что-нибудь забыла.
   Эштон посмотрел на часы, у него еще оставалось пару минут что бы пообщаться с женщиной. Гарден заметила его жест и принялась говорить быстрее:
   - Так куда ты собрался? Мы меняем местоположение? - поинтересовалась доктор.
   - Нет, - уверенно ответил капитан, - Мы атакуем имперский флот.
   Глаза Элизабет округлились от удивления, она даже слегка приоткрыла рот.
   - Что, прямо сейчас? - ее брови были высоко вздернуты, от этого на лбу показалось несколько морщинок.
   Эштон молча кивнул в ответ. Он, не знал что еще сказать. Капитан пождал нижнюю губу и поправил связку гранат на плече.
   По коридору мимо них прошли несколько солдат. Элизабет дождалась когда они пройдут и заговорщическим тоном спросила:
   - Мы можем где-нибудь поговорить с глазу на глаз?
   Эштон еще раз взглянул на часы. До вылета почти не оставалось времени.
   - Это не на долго. - не отступала доктор. - Пожалуйста, мне нужно кое что тебе сказать.
   Элизабет жестом указал на ближайшую дверь. Эштон не мог ей отказать и, не долго думая, согласился.
  
  
   Скоростной флаер модели "Хамелеон" ожидал взлета на причале "К107". Рядом с входом в корабль, из стороны в сторону расхаживала Мери. Она то и дело нервно смотрела на часы. Черные пластины бронекостюма подчеркивали ее идеальную фигуру. Вылет должен был состояться уже несколько минут назад, но Эштон куда-то запропастился. Это было не похоже на капитана. Лейтенант несколько раз пыталась связаться с ним по телефону, но тот не отвечал. Мери напрочь потеряла терпение когда широкоплечая фигура капитана показалась в коридоре отсека.
   - Где ты был? - немного раздраженно спросила Мери.
   Эштон не сразу отреагировал на вопрос. Он как-то странно посмотрел на лейтенанта, так ни чего не сказав. Вид у капитана был растерянный. Казалось, он вообще не видит девушку и смотрит куда-то сквозь нее. Лейтенант с подозрением свела брови.
   - С тобой все в порядке? - с долей волнения в голосе спросила она.
   - Так точно, мэм. - в полголоса ответил Эштон и прошел к открытой двери флаера.
   Виду у него был отстраненный, как будто отвечал он совершенно на другой вопрос. Мери определенно не понимала, что с ним случилось, но не стала донимать расспросами.
   Казалось, Эштон был немного не в себе. Лейтенант пожала плечами и прошла за ним в салон.
   "Главное что бы он пришел в себя когда хамелеон доберется до флагмана". - пронеслось у нее в голове.
   Капитан залез в салон хамелеона, небрежно бросил в багажное отделение гранаты "Н1" и уселся в последнем ряду. Двигатели флаера взвизгнули и, пройдя силовой экран "Адвайта", машина стремительно начала набирать скорость. Эштон ощутил, как ускорение вдавливает его тело в мягкий пластик сидения. Яркий диодный огонь светил ему прямо в глаза. От этого становилось неприятно, и капитан зажмурился. Сидя с закрытыми глазами, он пытался связать все мысли у себя в голове воедино.
   Несколько минут назад Элизабет сообщила капитану новость, которая шокировала его. Сейчас для Эштона поменялись все приоритеты. Сейчас он смотрел на окружавшие его вещи по-новому. Единственное чего он желал в этот момент -- что бы это задание скорей закончилось. Капитан тяжело вздохнул. Сейчас ни как нельзя терять самообладание. На его плечи возложена огромная ответственность. Эштон набрал воздух в легкие и медленно выдохнул.
   - Я сделаю все как надо. - еле слышно сказал капитан себе под нос.
  
  
   За несколько десятков миль до имперского крейсера пилот хамелеона - сержант Алекс Отто получил запрос идентификации. Мери, не торопясь запустила программу кодировки на своем телефоне и вручную ввела код подтверждения. Алекс заблаговременно повредил базу данных хамелеона, и теперь имперский флагман получал частичную информацию с корабля.
   Связисты империи не могли определить номер и модель флаера, приближавшегося к ним, зато правительственный код должен был пройти без проблем. Лейтенант отключила радиопередатчик, на случай если их попытается вызвать диспетчер.
   - Похоже затея сработала. - обратился пилот к лейтенанту, когда на радаре пропал
   силовой барьер крейсера.
   Патрульные корабли империи вели себя спокойно. Ни кто не пытался атаковать или
   помешать движению флаера. Мери коварно улыбнулась, представляя что будет когда этот код использует целый флот генерала Колемана. Ни кто в "хамелеоне" точно не знал, где должен стыковаться их корабль. Алекс лишь предполагал, что шлюз для правительственных кораблей должен находиться на одной из верхних палуб флагмана. Он выбрал такой угол сближения, что нельзя было точно сказать, к какому шлюзу они направляются. В качестве запасного варианта сержант был готов использовать визуальные сигналы. В случае потери радиосвязи, раскачивание флаера из стороны в сторону означало неисправность моторов. В этом случае, их должны были взять на буксир и затащить внутрь.
   К счастью, на одной из верхних палуб крейсера началось движение, - бронированные пластины небольшого причала плавно отъезжали в сторону. Алекс облегченно вздохнул и начал готовить "хамелеон" к посадке.
   - Похоже, они нам все таки не доверяют. - с усмешкой сказала Мери когда флаер
   пересек защитное поле флагмана.
   На причале, помимо нескольких официальных лиц в мундирах, находилось около двух десятков солдат. Не меньше пяти из них были одеты в тяжелую броню. Сержант опустил флаер на обозначенный разметкой участок. Автоматические стыковщики мертвой хваткой тут же прижали шасси корабля к палубе. Офицеры в мундирах выстроились в ряд напротив двери "хамелеона". Мери смотрела на них через экраны внутри флаера. Создавалось впечатление, что офицеры были готовы к встрече с советниками. Солдаты в легкой броне и без нее окружили флаер. Отряд внутри "хамелеона" уже был готов в выходу.
   Бронированные пластины причала сомкнулись, блокировав путь отхода флаеру. В этот момент офицеры в мундирах, как по команде, сорвались с места и, отбежав в сторону, спрятались за солдатами в тяжелой броне.
   - Ах вы... - Мери вдруг поняла, что ее отчаянный план провалился.
   Заметив "хамелеон", имперцы всего лишь решили подыграть маадовцам, и теперь Мери оказалась в ловушке. Она была зла на свою глупость и наивность, но отступать было уже поздно. Все члены отряда замерли в ожидании ее приказа. Лейтенант закричала в микрофон
   шлема:
   - Начали!
   Пилот отключил электрические замки и доложил об этом по внутренней связи. Эштон взял связку гранат "Н1" и добавил к ним несколько шумовых и разрывных снарядов. Затем, капитан встал ближе к выходу и снял предохранитель с одной из гранат. Солдат штурмовой группы вручную приоткрыл дверь "хамелеона" перед ним. Эштон утопил клавишу активации "Н1" резким ударом тыльной стороной ладони, после чего выбросил всю связку наружу.
   Дверь флаера тут же захлопнулась. Мери увидела на экране, как округлились глаза у одного из имперских солдат без брони. Он понял, что сейчас должно произойти, но не успел даже прикрыть лицо. Внутри герметичного корпуса "хамелеона" было слышно, как один за другим взорвались шумовые заряды. "Н1", взорвавшись, заполнили отсек густым черным дымом. Внешние камеры штурмового корабля стали бесполезны. Пилот, легким прикосновением к панели управления, открыл задний люк флаера, и все члены штурмового отряда направились к выходу через багажное отделение.
   Оказавшись в шлюзе, солдаты отошли с линии огня, разбившись на пары. Мери выбежала последней, радар в шлеме включился автоматически, распознав газ в воздухе. Эштон был с ней в паре. Он ждал лейтенанта снаружи, держа тяжелый деструктуризатор наготове. На темном экране внутри шлема красные точки образовывали фигуры солдат. Изображение было непривычным, хотя довольно точным. Можно было даже различить элементы одежды атакующих. Датчик в шлеме Мери определял местоположение остальных членов ее отряда и выделял их на экране другим цветом.
   Солдаты в тяжелой броне, потерявшие визуальный контакт, но не глохнувшие, уже обстреливали корпус "хамелеона". Несколько солдат в легкой броне тоже стреляли к корабль из ружей. Выстрелы преимущественно были направлены в недавно открывшуюся дверь сбоку флаера. Тем временем, солдаты штурмового отряда открыли огонь, уже заняв позиции в тылу противника. Мери с Эштоном стояли позади трех солдат, которые без разбору палили в пространство перед собой. Лейтенант жестом указала капитану на одного имперского солдата в тяжелой броне. Сама девушка принялась обстреливать двух других, в легкой броне. После нескольких прицельных выстрелов из ее ружья, плазма прожгла гибкие соединения защитных костюмов и начала болезненно разъедать мышцы и кости солдат империи.
   Эштон, вместо того что бы просто выстрелить, подбежал к экзоскелетному бойцу и выбил пушку у него из рук. Затем капитан нанес ему несколько ударов по суставам, повредив их гидравлическое усиление. Обездвиженный солдат упал на палубу. К этому моменту Мери двинулась к следующей паре солдат, стреляя им прямо в головы. Через наушники она услышала крик одного из них, когда плазма прожгла его шлем. В какой-то момент лейтенант поймала себя на мысли, что все происходящее на экране ее шлема напоминает видео игру с читами. Меньше чем через минут причал был полностью зачищен. Некоторые имперцы лежали неподвижно, другие - беспомощно корчились на палубе. Вражеским силам все же хватило этого времени, что бы серьезно повредить корпус "хамелеона". В некоторых местах выстрелы деструктуризаторов пробили флаер насквозь.
   Мери подошла к одному из тел и наклонилась что бы лучше рассмотреть его. Красные точки перед глазами девушки сложились в неподвижную человеческую фигуру. На спине его бронекостюма виднелась большая прожженная дыра, голова была все еще закрыта. Лейтенант вскрыла замки вражеской брони и резким движением сорвала шлем. Эштон забрался обратно в "хамелеон", что бы проверить есть ли уцелевшие боеприпасы.
   Окинув взглядом весь отсек, Мери решила, что можно двигаться дальше. Она дала команду всем членам штурмового отряда следовать за ней. Капитан выпрыгнул из флаера, к его поясу были прикреплены еще несколько шумовых и разрывных снарядов. Вся группа заняла позицию у одного из выходов причала. Мери прикоснулась к электронному замку, дверь оказалась не заблокирована. Вопреки ожиданиям лейтенанта их ни кто не поджидал снаружи. Отряд покинул помещение и двинулся вперед по узкому коридору корабля. Через несколько десятков метров красные точки на экране шлемов сменились обычным изображением. Радар отключился, и Мери ощутила как смолк гул моторов внутри шлема.
   Повернув за угол, группа оказалась в грузовом помещении с техническим оборудованием, эту комнату можно было назвать временным укрытием. Лейтенант, обежав мобильный погрузчик, остановилась и подняла вверх сжатый кулак. Увидев жест командира, все члены отряда замерли на месте. Мери обеими руками нажала на замки в затылочной части костюма и отсоединила шлем. Эштон помог ей снять тяжелое устройство с головы. Свой шлем, капитан снял без посторонней помощи. Ни сказав ни слова, девушка одела легкий имперский шлем, который сняла с одного из погибших солдат. В наушниках Мери услышала активные переговоры. Весь корабль уже знал об их присутствии, и сейчас вооруженные отряды докладывали о занимаемых позициях.
   - Они блокируют подходы к главному мостику. Император там. - Мери обратилась к Эштону, сдернув шлем.
   - Выбора у нас нет, - тяжело вздохнув, сказала она. - Нужно попасть туда... на главный мост.
   Капитан нахмурил брови, осознавая сложность ситуации. Мери оглянулась по сторонам и увидела на одной из переборок помещения аварийный монитор, на "Адвайте" такие встречались повсюду. Лейтенант отдала шлем Эштону и подошла к экрану ближе. Несколькими касаниями девушка открыла схему корабля и нашла дорогу к главному мостику. Капитан тем временем, приложив имперский шлем к уху, слушал крики из наушников.
   - Нам надо в-о-от сюда. - Мери решительно ткнула указательным пальцем в картинку на экране.
   Повернувшись к капитану, она заметила смятение на его лице. Он поднял взгляд и обратился к девушке:
   - Здесь что-то не так, Мери. - Эштон смущенно покачал головой. - Если они потеряли связь с солдатами в шлюзе, то должны предполагать, что мы можем прослушивать переговоры.
   Лейтенант нервно прикусила губу, понимая, что капитан может быть прав.
   - У нас в таких случаях используются кодированные сообщения. - продолжил он. - Ты бы не поняла ни одного слова из переговоров.
   - Значит... они хотят нас заманить туда? - с тоном недоверия спросила девушка. - Хочешь сказать, в такой критической ситуации император не на мостике?
   Мери удивленно вздернула брови. Эштон бросил оба шлема в сторону и подошел ближе к монитору. Несколькими неуверенными движениями он уменьшил схему флагмана, пристально вглядываясь в картинку. Его лицо вдруг просветлело, и он, не отводя взгляд от экрана, произнес:
   - Император на мостике. - Эштон поднес палец к схеме и продолжил: - Но не на главном.
   Мери взглянула на экран и увидела, что капитан указывает на помещение с надписью "резервный мост".
   Девушка некоторое время пристально смотрела на капитана, взвешивая а голове все "за" и "против".
   - Ну конечно! - восторженно крикнула Мери и слегка ударила Эштона в плечо.
   - Все идем к резервному мостику.
   - Мери, - окликнул девушку капитан.
   Обернувшись, та встретила задумчивое выражение на его лице.
   - Может быть нам поступить так же как император поступил с нами?
   Лейтенант опять смутилась, не понимая о чем он говорит. Эштон выдержал паузу, подбирая слова.
   - Имперцы хотят внушить нам, что император на главном мосту.
   Мери кивнула, соглашаясь.
   - Что если кроме нас с тобой группа пойдет именно туда?
   Девушка лукаво прищурилась, Эштон продолжал размышлять.
   - Так, император будет думать, что все идет по плану.
   Мери прикусила нижнюю губу, перед ней стоял сложный выбор. Разделять небольшой отряд в логове врага казалось ей не лучшей идеей. Однако, мысль о том, что пленить императора без потерь со стороны группы, используя отвлекающий маневр, казалась весьма привлекательной. Соблазн был велик и Мери решилась. Она жестом позвала остальных членов отряда к экрану. Эштон обеспечивал прикрытие пока лейтенант объясняла солдатам как пройти к главному мостику.
   - Не ввязывайтесь в бой... ваша задача - создать как можно больше шума. - сказала лейтенант напоследок.
   Штурмовики отдали честь лейтенанту и направились в нужном направлении. Эштон отстегнул пояс с гранатами и вручил его замыкающему группы.
   - Не будем терять время. - нетерпеливо произнесла Мери.
   Она подобрала один из тяжелых шлемов "Н1", убедилась что он от ее костюма и подняла над головой. Эштон помог установить массивную часть брони в крепления усилителей, затем надел свой шлем.
   Капитан с лейтенантом приняли решение идти до резервного мостика в обход, что бы уменьшить вероятность наткнуться на заграждение. В тот момент, когда оба бойца сопротивления выходили из отсека, по всему кораблю раздался сигнал пожарной тревоги. Очевидно, штурмовой отряд уже приступил к выполнению задания. До резервного моста оставалось несколько поворотов. Мери бежала по освещенному лабиринту, стараясь передвигаться как можно тише.
  
  
   Ален без труда нашел доктора на "Адвайте". Пожилой лысеющий мужчина в белом халате очень торопился. Сразу после прохождения плотных слоев у него была назначена операция. Старик сунул Алену в руку пачку обезболивающих таблеток и попросил зайти через час. Боль в животе юноши не унималась, но он не стал возражать. Найдя укромный закуток в грузовом отсеке, Ален уселся на разбросанные коробки, облокотился о стену и съел разом всю пачку. Спустя несколько минут он почувствовал облегчение.
   Боль стремительно исчезала. Теплая волна прошла сквозь все тело молодого человека. Окружающие звуки стали растянутыми и приглушенными. Ощущение было таким, как будто невидимые щупальца нежно тянут его сознание вниз. Ален сначала пытался сопротивляться, но вскоре уснул.
  
  
   Яркое небо Нориана было необычайно красивым. Ален посмотрел на яркий диск Новы и зажмурился. Теплый ветер приятно ласкал кожу. В воздухе пахло свежей травой. Шум зеленых стеблей, колышущихся на ветру, складывался в причудливую мелодию. На Мааде Ален совсем забыл, как хорошо ему было дома. Юноша вдохнул полной грудью, с горечью понимая, что все это сон. Обернувшись, он снова увидел девушку. Уходящий вдаль женский силуэт уже не удивлял молодого человека.
   Ален не спешил догонять незнакомку, уж слишком у нее пугающий вид. Уже по привычке он крикнул ей в след:
   - Элизабет.
   Девушка без лица продолжала идти, не оглядываясь. Ее походка была грациозна, пряди волос развивались на ветру.
   "А что если, на самом деле, мое подсознание хочет о чем-то сказать мне?" - еле слышно сказал юноша себе под нос.
   В его голове крутились множество бессмысленных идей, одна из которых, впрочем, обратила на себя внимание. Молодой человек напряг скулы, в его взгляде появилось подозрение. Эту походку он видел раньше: решительная и самоуверенная, - походка непременно сильного человека. Поразмыслив, юноша прокричал другое имя... девушка тут же обернулась. Глаза Алена в ужасе округлились.
  
  
  
   Эштон и Мери почти добрались до резервного моста, где по их мнению должен был находиться император. Лейтенант незаметно выглянула из-за угла что бы оценить обстановку. Перед самой дверью, на посту стояли четверо солдат в легкой броне и один в тяжелом экзоскелете. Солдаты держали свои ружья по-походному. Судя по всему, они не ожидали встретиться с противником лицом к лицу. Мери сообщила капитану о расположении сил, но тот выглянул, что бы лично убедиться в этом.
   Солдат в тяжелой броне стоял к ним ближе всех. Его оружие покоилось в креплении на задней стороне плеча. Эштон вернулся в укрытие незамеченным.
   - Как думаешь, не мало охраны для императора?- спросила его Мери по внутренней связи через шлем, почему-то шепотом.
   - Я чувствую он здесь. - решительно ответил капитан.
   - Что будем делать? - продолжала шептать девушка.
   После некоторых размышлений, у Эштона появилась идея. Он, ни чего не сказав, слегка стукнул себя по шлему кулаком. Раздался глухой звук. Чувствительные микрофоны экзоскелетного костюма распознали звук удара. Солдат повернулся, оглядывая коридор. Ничего не заметив в конце коридора, он повернулся обратно и посмотрел на постовых в легкой броне. Те не слышали ни каких посторонних звуков и стояли, не изменив позы. Было непонятно, сказал солдат в тяжелой броне что-нибуть остальным или нет, но вскоре Мери услышала приближающийся звук одиноких тяжелых шагов. Тяжелый костюм вплотную подошел к укрытию, за которым сидели Мери и Эштон. Посмотрев вокруг, солдат не увидел ни чего подозрительного и развернулся. В этот момент капитан запрыгнул на него сзади и оторвал тяжелую пушку от плеча.
   Боец поднял две огромные руки экзоскелета и попытался достать ими до Эштона. Тот увернулся от опасных клешней и отбросил массивную пушку в сторону, где стояли солдаты в легкой броне. От удара массивного оружия, троих сбило с ног. Единственный устоявший тут де вскинул плазменное ружье и открыл огонь. Мери выбежала из укрытия и, не целясь, дала ответный залп. Несколько выстрелов попали солдату в шею и грудь. Он отбежал в сторону от линии огня, укрывшись за небольшой стойкой. Эштон повредил плечевую гидравлику экзоскелета, но солдат резко прыгнул назад, ударив капитана о стену. Тот ослабил хватку и откатился в сторону. Боец в тяжелой броне тоже упал, подняться без рук было для него довольно сложно. В это время один из трех солдат, сбитых пушкой, поднялся на ноги и потянулся к своему ружью. Эштон оказался между ним и экзосаелетом. Недолго думая, капитан отстегнул свой увесистый шлем и снова сбил солдата в легкой броне с ног.
   Мери уже прицелилась в оставшихся дежурных имперцев, когда капитан сам подбежал к ним, закрыв собой их тела. Яркие глаза от активного "разрушителя" были видны через весь коридор. Одного солдата Эштон швырнул в стену, а другому сильными ударами сломал руки. Экзоскелет поднялся и с тяжелым грохотом побежал на капитана. Лейтенант Торре безрезультатно стреляла ему в след. Подбежав почти вплотную, солдат в тяжелой броне прыгнул на Эштона головой вперед. Тот в последний момент успел увернуться. Когда экзоскелет с грохотом ударился о стену, остатки раскаленной плазмы на его костюме разлетелись в разные стороны.
   Мери вспомнила, что еще один солдат до сих пор находится в укрытии и побежала к нему. Капитан неспешно подошел к экзоскелету и, широко замахнувшись, одним ударом сломал ему привод в колене. Солдат остался лежать на палубе, беспомощно дергая единственным уцелевшим электронным суставом. Девушка, добежав до стойки охраны, обнаружила мертвое тело. Ее предыдущие выстрелы насквозь прожгли броню на шее солдата, и сейчас он неподвижно лежал в луже собственной крови. Лейтенант резко обернулась, окинув взглядом остальных. Эштон смотрел на нее своими яркими глазами. Его грудь тяжело поднималась при дыхании. Только сейчас Мери подумала о том, что с момента прилета отряда на флагман капитан ни разу не выстрелил: он калечил своим жертвам конечности, но так ни кого и не убил. Не самое подходящее время для проявлений гуманности, но, так или иначе, они уже добрались до цели.
   Не дожидаясь капитана, девушка нажала на клавишу открытия дверей мостика. Через мгновение она столкнулась лицом к лицу с личным охранником императора. Невероятно огромных размеров солдат пристально смотрел на лейтенанта. Его глаза светили ярко-зеленым цветом - признак активного силового вируса. Он дернулся к Мери, но та успела нажать на спуск ружья. Огромное, мускулистое тело рухнуло у ног девушка.
   Мери, переступив порог, вошла в ярко освещенное помещение резервного мостика. Небольшая комната была полностью заставлена техникой. Сотни огней светили с многочисленных панелей управления. На экраны, висевшие в ряд, было выведено панорамное изображение космоса. Вдалеке уже виднелись корабли вооруженных сил Маада. Где-то среди них должен был идти "Адвайт". Один человек в костюме пилота испуганно смотрел на лейтенанта, стоя в углу, другой - с насмешливой улыбкой важно восседал в кресле. На его воротнике блестели отличительные знаки императора. Мери осмотрела комнату, убедившись, что в ней больше ни кого нет. Эштон зашел на мостик, закрыл дверь за собой и заблокировал ее изнутри. Мери, не опуская ружье, кивнула капитану головой в сторону пилота. Он достал силовые наручники, защелкнул их на руках пилота и усадил юношу в кресло. Лейтенант отложила оружие и сняла шлем только после того, как руки императора оказались связанными у него за спиной.
   Кевин Мюррей - глава империи, не сводил глаз с Мери, разглядывая ее милое личико.
   - Мы с вами раньше нигде не виделись? - наконец спросил он.
   Мери злобно усмехнулась.
   - День нашей первой встречи я запомню навсегда.
   Она нащупала рукоятку ножа и вынула его из ножен. Подойдя вплотную к императору, девушка прикоснулась острым лезвием к горлу Кевина. Насмешка сошла с его лица.
   - И сегодня я напомнила об этом дне твоим советникам.- Мери скривила губы, не скрывая отвращения.
   - Вы же понимаете, что я вам нужен живым? - холодным тоном поинтересовался император. Самообладание у мужчины было отменным.
   Лейтенант нервно фыркнула и воткнула нож в подлокотник императорского кресла.
   - Если бы я знала, что до тебя так просто добраться, то сделала бы это гораздо раньше. - злобно процедила девушка сквозь зубы.
   Оставив нож воткнутым, Мери отвернулась от императора, открыв ему свою спину. Она подошла к пульту управления вывела на экран окно связи. Отстегнув фронтальную пластину своего бронекостюма, Мери достала телефон и нашла номер "Адвайта". Эштон встал у стены и оттуда наблюдал за происходящим. Через несколько мгновений на большом экране возникло изображение генерала Колемана. Мери направила камеру на связанного императора... комментарии были излишни.
   Генерал одобрительно покачал головой с усталой улыбкой на лице. В его глазах на мгновение вспыхнул яркий огонь.
   - Отличная работа, Мери. Мы все в сборе, прибудем через полчаса. - сказал Теодор, как обычно, спокойным тоном.
   Дав племяннице еще несколько указаний, он закончил сеанс связи. Мери весело и возбужденно посмотрела на Эштона. Тот, казалось, не разделял ее радости. Вид у капитана был несколько подавленный. Его лицо, казалось, побледнело.
   - Ну что ж. - вздохнул император. - Вы все сделали превосходно. Лучшего развития событий я даже представить себе не мог.
   Мери усмехнулась, посмотрев на пленника.
   - Теперь позвольте я снова возьму командование в свои руки.
   Кевин расправил плечи и поднялся с кресла, его силовые браслеты оказались расстегнутыми. Мери в недоумении смотрела на них, потом перевела взгляд на Эштона. Тот подошел к девушке, схватил ее за руку и резким рывком опустил в кресло. Лейтенант пыталась отбиваться, но сопротивляться "разрушителю" была не в силах. Император еще раз глубоко вздохнул. Он выдернул нож из подлокотника и, подойдя к Мери, приложил лезвие к нежной бледной коже подбородка. Усмешка на его лице стала зловещей.
   - Действительно, лучше если бы ты приехала раньше. - сказал Кевин перед тем как вонзил клинок лейтенанту в шею. Кровь хлынула из раны горячим потоком. Мертвая хватка Эштона не давал Мери пошевелиться. Перед глазами девушки нависла пелена. Лейтенант уже не чувствовала ни боли ни страха. Для нее все было окончено. Она злобно смотрела на императора, отплевывая сгустки крови, пока не потеряла сознание. Перед своим последним вздохом девушка с горечью вспомнила об Алене. Перед глазами пронеслись картины, как она первый раз увидела его, как он первый раз зашел в ее мысли и как они впервые поцеловались. После короткого всхлипывания, тело лейтенанта безжизненным грузом осталось в руках капитана. Эштон с сожалением смотрел на Мери. Ему было жаль, что он принял другую сторону и предал лейтенанта. Груз ответственности слишком резко упал на его сильные плечи.
  
  
   Ранее.
   - Мы можем где-нибудь поговорить с глазу на глаз? - сказала Элизабет
   Эштон еще раз взглянул на часы. До вылета почти не оставалось времени.
   - Это не на долго. - не отступала доктор. - Пожалуйста, мне нужно кое что тебе сказать.
   Она жестом указал на ближайшую дверь. Эштон не мог ей отказать и, не долго думая, согласился. Элизабет прикоснулась к замку двери и та открылась. Доктор Гарден с капитаном вошли в комнату, которая оказалась помещением технического персонала. Тусклый свет падал на множество коробок, поставленных друг на друга ровными рядами. Элизабет увидела два стула в углу комнаты и, схватив капитана за рукав, сказала:
   - Пойдем.
   Тот нерешительно последовал за женщиной. Подойдя к стульям, доктор поставила их друг напротив друга, и жестом пригласила капитана опуститься на один из них:
   - Тебе лучше присесть, Эштон. - на полном серьезе сказала доктор.
   - Ты серьезно, Элизабет? - с усмешкой уточнил капитан.
   - Более чем! - вдруг холодно ответила она.
   Тон доктора обезоружил капитана. От этих слов у Эштона по спине пробежала мелкая дрожь. Ее фраза звучала теперь не как просьба, а, скорее, как приказ. Капитан свел брови, недоуменно глядя на нее. Элизабет пронизывала мужчину холодным взглядом.
   Указательным пальцем руки она медленно указала на стул. Капитан, ни чего не понимая, послушно опустился на жесткое сидение.
   - Дай мне свои руки. - более мягким голосом произнесла доктор, и протянула капитану свои ладони.
   Прикоснувшись к ее холодным пальцам, Эштон почувствовал, как по всему телу стремительно расходится тепло. Элизабет пристально смотрела на капитана. Странное ощущение в его голове усиливалось, переходя в жар. Дыхание Эштона участилось. Он хотел одернуть руки, но тело не слушалось его. Сердце мужчины стало биться учащенно, зрачки вмиг расширились. Все поплыло перед глазами, капли пота проступили у него на лбу.
   - Сейчас ты кое что вспомнишь, Эштон Норрис. - шепотом произнесла Элизабет.
   От этих слов у капитана помутнело в глазах. Перед ним одна за другой мелькнуло несколько ярких вспышек. Эштон с испуганным видом резко встал. Сделав несколько шагов назад, он потерял равновесие и с шумом упал на пол, роняя ряды коробок за спиной.
   От чего-то капитан не спешил вставать. Доктор Гарден медленно поднялась со стула и вплотную подошла к ошарашенному мужчине. Сложив руки на груди, она какое-то время молча смотрела в его округлившиеся глаза.
   - Ты помнишь как меня зовут? - наконец промолвила она.
   - Да, мэм. - еле слышно ответил Эштон.
   - Произнеси мое имя. - властным тоном приказала доктор.
   - Вас зовут... - слабый голос капитана казалось вот-вот сорвется. - Присцилла.
   - Майор Уорен. - поправила доктор. - Следовало бы предположить, что вы вспомнили и свое имя.
   Майор приподняла бровь, ожидая ответ. Человек на полу, набираясь уверенности, лишь кивнул в ответ.
   - Лейтенант особого подразделения имперской службы Адам Лейс.
   На лице майора появилась довольная улыбка. Присцилла задумчиво посмотрела в потолок и официальным тоном обратилась к Адаму:
   - Лейтенант, вы кажется говорили, вас ждут.
   Тот отстранено смотрел в стену.
   - И помните, император возлагает на вас большие надежды. - добавила Присцилла, и тут же покинула комнату.
   Адам остался совсем один. Он встал с примятых коробок, подобрал тяжелый шлем и связку гранат. Медленным шагом, почти не понимая происходящего, мужчина побрел в сторону двери. В один момент в его голове перевернулось все с ног на голову. Еще минуту назад Адам был уверен, что он - абсолютно другая личность.
   На самом деле лейтенант ни когда не был на Виоле. Те образы, что вынул из его головы Ален, были всего лишь тренировочным центром Таурона. Майор Уорен в сжатые сроки спланировала операцию по внедрению в ряды сопротивления. Она понимала, что из-за Алена, примкнувшего к остаткам армии Маада, риск оказаться обнаруженными возрастал. Поэтому Присцилле потребовалось закодировать не только лейтенанта, но и себя. Кроме того, майору пришлось перенеси сложную операцию по пересадке лица. Новую кожу для нее распечатали на клеточном принтере прямо на базе длительного содержания, с которой убежали Грей с Мери. Присцилла до сих пор не привыкла к своей новой внешности.
   Сейчас Адам вспомнил, кем он был раньше: как он закончил имперскую академию на Тауроне; как был рад, когда ему подошел очень редкий вирус и как согласился на это опасное задание. Даже сейчас все вокруг были уверены, что он - это Эштон, капитан штурмовиков с дальней планеты. На самом деле настоящий капитан с Виолы погиб вместе со своим отрядом в одном из заснеженных лесов Маада. Адам всего лишь занял его место, что бы выполнить волю императора.
   Осознать все это было тяжело. Лейтенант как будто долгое время видел очень реалистичный яркий сон, а теперь внезапно проснулся.
  
  
   Император отбросил окровавленный нож в сторону и обратился к Адаму:
   - Лейтенант, вы так успешно сыграли роль капитана, что я намерен сохранить за вами это звание.
   Адам приложил руку к груди и склонил голову.
   - Благодарю, император.
   - А теперь развяжите моего пилота, он мне нужен за пультом. - Кевин жестом указал на мужчину в углу. Тот, ни чего не понимая, испуганно глядел на тело Мери.
   Император подошел к пульту связи и набрал номер начальника охраны. На экране появилось небритое лицо офицера в бронекостюме. Изображение слегка дергалось из стороны в сторону. Начальник отвечал не со стационарного поста, а со своего телефона, держа его перед собой на вытянутой руке. Хриплый голос из динамиков доложил:
   - Император, четверо посторонних уничтожены в отсеке "А", на подходе к главному мостику.
   Кевин одобрительно кивнул и, поблагодарив бойца, завершил сеанс.
   Заложив руки за спину император обратился к пилоту:
   - Какими данными располагает навигационный отдел?
   Молодой человек перестал пялиться на девушку и перевел свои испуганные глаза на Кевина. Несколько секунд ему понадобилось, что бы понять смысл вопроса. Встрепенувшись, пилот принялся судорожно нажимать на кнопки пульта.
   - Вражеские корабли объединились в группу и приближаются к флагману. - постепенно приходя в себя, огласил мужчина.
   - Расчетное время прибытия - двадцать восемь минут.
   Кевин слушал дрожащий голос, медленно расхаживая из стороны в сторону.
   - А что с нашими силами? - сухо спросил он.
   Пилот снова принялся стучать по клавишам.
   - Выполняют план мобилизации. - через мгновение доложил он, затем добавил:
   - Корабли сопротивления будут окружены со всех сторон.
   Император остановился и задумчиво посмотрел в потолок. Сделав глубокий вдох, он отдал приказ:
   - Свяжись с техническим отделом, пусть переходят в готовность номер один.
   Пока пилот выполнял распоряжение, Кевин встал рядом с Адамом и, глядя на звезды через экран, обратился к нему:
   - Майор Присцилла бесподобна, не правда ли?
   Лейтенант повернул голову в сторону собеседника, не решившись что-либо ответить. Он еще не до конца пришел в себя после последней встречи с ней. Адам отдавал себе отчет о происходящем, но эмоциями все еще был на стороне сопротивления.
   Сейчас чувство вины за предательство Мери в момент ее триумфа невидимыми цепями стянула его широкую грудь. Она не заслужила этого. Кевин не ждал ответа, это были как будто мысли вслух.
   - Сейчас будет самое интересное. - император восторженно протянул руки к экранам.
   Адам решил не мешаться ему. Лейтенант отошел от пульта и склонился над телом девушки. Она лежала на спине с открытыми глазами. Ее черные прямые локоны были измазаны кровью. Адам долго смотрел в ее угасший взгляд и провел рукой по ее побелевшему лицу. Он без какого-либо приказа императора поднял девушку, взял ее на руки и вышел.
  
  
   Флот генерала Колемана практически вплотную приблизился к имперскому флагману. Между кораблями оставалось всего несколько миль. Штурмовые флаеры империи и артиллерийские машины беспорядочно кружили в открытом космосе. По приказу императора огромные люки тяжелых грузовых кораблей открылись и из них наружу вырвались существа, похожие на огромных змей. Восемь машин, называемых отрядом Синистера, стремительно направились к "Адвайту". Корабли сопротивления тут же попали под красные лучи прицелов проворных машин.
   Генарал Колеман наблюдал за происходящим с моста головного корабля.
   - Генерал, - обратился к нему один из пилотов, - Мы получили сигналы от "синистеров". Они активированы и приближаются к нам. Теодор тяжело вздохнул, обратив печальный взгляд в пустоту. Активация машин могла означать, что с Мери произошло что-то не хорошее. Теодор знал заранее, что такой исход возможен, но все же искренне надеялся избежать подобной ситуации. Он закрыл глаза и потер виски своими большими сильными пальцами.
   - Генерал. - снова обратился пилот.
   Все на мосту замерли в ожидании команды. Теодор расправил плечи и четко произнес:
   - Приступайте.
   Персонал на мосту поспешно принялся к выполнению приказа. Со всех сторон послышались щелчки клавиш. Генерал вывел на свой экран статистику кодированных сообщений и погрузился в раздумья.
   Несколько месяцев назад отряд сопротивления атаковал одну из мобильных баз империи. Прибывшее на место подкрепление обнаружила лишь выжженные обломки зданий. На первый взгляд ситуация должна была показаться очередным налетом армии Маада. На самом же деле операция имела большое стратегическое значение. В подземном бункере той самой базы находились солдаты специального отряда, называемые "синистерами". Теодор знал какую угрозу они представляют для планеты. Он понимал, если бы император задействует этих солдат, - сопротивлению придется тяжело.
   Сначала Колеман хотел полностью уничтожить отряд, но затем его посетила гениальная мысль. К моменту атаки, технический отдел сопротивления подготовил блоки приемников, которые были изящно заменены в синистер-капсулах. В определенный момент эти блоки должны были поменять сторону, передающую кодированные сигналы пилотам. Теперь технический отдел армии Маада отдавал приказы чудовищным машинам. Сами солдаты отряда "синистера", находясь в бессознательном состоянии, не могли логически отличить суть приказа. Для них существовала лишь цель и способ для ее достижения.
   Грозное оружие императора было направлено против него самого. Кевин с подозрением свел брови, когда змеевидные машины развернулись и направились в сторону флагмана. Еще до того как император ответил на звонок технической службы, раздался первый выстрел "синистера". Яркая вспышка, похожая на молнию, нарушила герметичность отсека "А". Когда техники сообщили о потере контроля над разрушительным отрядом, Кевин приказал своему пилоту запускать двигатели для светового прыжка. Мужчина под пристальным взглядом Эштона поспешно принялся к тесту моторов.
   Флаеры с гербами империи на борту открыли огонь по проворным предателям. Силовые поля "гидр" работали безотказно, ни один выстрел не повредил их обшивку. Тем временем механические змеи парили по безвоздушному пространству от одного корабля к другому, уворачиваясь от прицелов систем наведения. Приближаясь к кораблям империи достаточно близко, "гидра" попадала в мертвую зону силового поля. Когда борт становился абсолютно беззащитен, "синистер" серией вспышек оставлял за собой прожженную полосу.
   Двигатели флагмана были готовы, сопла приобрели ярко-голубой оттенок. Кевин протянул руку к микрофону, что бы лично отдать приказ о старте. В этот момент одна из "гидр" пролетела вдоль борта крейсера, обстреливая светящиеся сопла. Корабль сильно тряхнуло. На мостике со всех сторон раздался истошный вой сирен.
   - С правого борта все двигатели выведены из строя. - пытаясь перекричать жуткий рев, доложил пилот.
   Император гневно ударил по панели, оскалив зубы. Спустя мгновение он закричал в микрофон:
   - Всем бортам. Говорит император Кевин Мюррей. Приказываю атаковать корабли сопротивления из всех орудий.
   Император еще раз повторил приказ и с силой бросил микрофон в держатель.
   На протяжении нескольких минут все космическое пространство наполнилось различными вспышками. СВЛ пушки разделяли темное пространство столбами света. Корабли разлетались на части от столкновений. Гравитационные пушки жужжали не переставая. С поверхности планеты происходящее было похоже на необычный звездопад. Корабли сопротивления отчаянно пытались прорвать оцепление, а "гидры" наносили смертельные удары имперскому флоту.
  
   Когда все закончилось Теодор отстегнул ремни безопасности своего кресла. На панорамном изображении космоса он увидел тысячи обломков кораблей. Механические змеи все еще кружили между ними в поисках новой добычи. Сейчас, все снова казалось тихим и безмятежным. После того, как флагман империи с императором на борту был полностью уничтожен, остатки имперского флота покинули космическое пространство Маада. На мосту "Адвайта" раздались радостные крики пилотов и техников. Солдаты восторженно ликовали на постах. Генерал был рад, не смотря на горечь утраты. Война закончилась в один миг.
  
  
  
   Присцилла Уорен быстрым шагом направлялась к флаеру в конце причала. Маленький космический корабль одиноко стоял в углу. Возможно, сейчас это был единственный флаер на "Адвайте" - все остальные участвовали в масштабном космическом сражении. Из салона корабля вышли пилот с техником, майор подошла ближе и напряженно спросила:
   - Машина на ходу?
   В руках техника была грязная тряпка, он, улыбаясь, вытирал руки и не спешил отвечать.
   - Теперь да. - с гордостью ответил он наконец.
   Пилот, казалось, не замечал Присциллу и кругами ходил около корпуса, вглядываясь в царапины на покрытии. Майору хорошо была известна эта модель флаера. Автоматический стыковщик практически не требовал навыков пилотирования. Женщина сама могла справиться с управлением. Что бы улететь с "Адвайта" ей не требовалась посторонняя помощь. Техник продолжал улыбаться, глядя на стройную фигуру в медицинской форме, в тот момент когда зрачки пилота расширились и он повернулся к напарнику. Выхватив из набедренных зажимов импульсный излучатель, он выстрелил в техника. Тот упал, не успев понять, что случилось. Затем пилот направил дуло пистолета себе в грудь и нажал на спуск.
   Присцилла сделала шаг вперед и подняла излучатель. В этот момент в палубу рядом с ней угодил заряд плазменного ружья. Серый пластик почернел от раскаленной плазмы. У майора в голове промелькнула мысль попытаться запрыгнуть в салон корабля, но женщина ее стала рисковать. За спиной послышались шаги. Присцилла медленно обернулась и увидела своего ученика. Ален приближался, глядя на майора через коллиматорный прицел ружья.
   - Ален? - удивленный возглас вырвался из ее груди. - Что на тебя нашло?
   Присцилла говорила не своим голосом, изображая Элизабет. Лицо юноши было напряжено. Когда между ними осталось пара метров, он остановился и негромко сказал:
   - Плохие новости, майор.
   Женщина прищурила глаза, направив на молодого человека яростный взгляд. Какое-то время они стояли и молча смотрели друг на друга.
   Каждый из них пытался залезть сопернику в голову. Огромный опыт майора оказался бессилен против вируса седьмой группы сопряжения Алена. Впрочем, ее ученик тоже не мог совладать с волей майора. Все попытки с обеих сторон оказались тщетны. Бросив это безрезультатное занятие, Уорен резко вскинула руку с излучателем. Ален оказался проворней. Юноша выстрелил на поражение. Заряд угодил в ключицу, опалив плечо до костей. Присцилла выронила блестящий ствол из рук и упала. Пытаясь остановить хлынувшую кровь, она прижала руки к шее. Остатки плазмы на коже обожгли ее кисти. Какое-то время женщина еще была в сознании, корчась на полу от боли. Ален смотрел на майора ненавистным взглядом, при этом сочувствуя ей. Когда Присцилла затихла, в груди Алена все похолодело. Каждый вдох юноши стал болезненным. Он опустил руки, выронив оружие.
   Из динамиков внутрисудовой системы оповещения раздался сухой голос генерала. Он сообщил членам экипажа о сокрушительном поражении имперских войск вместе с флагманским кораблем. Ален посмотрел на динамик под потолком, из которого доносился звук, и представил образ генерала, произносящего эту речь. Почему-то молодой человек не смог представить радости на лице Теодора. Еще не зная о гибели Мери, юноша почувствовал, что больше ни когда ее не увидит. Слезы подступили к глазам. Ален опустил веки и на щеке появился мокрый след. Он снова перевел взгляд на Присциллу. Она была последней жертвой этой войны.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"