Грицаенко Михаил Андреевич: другие произведения.

Неограненный бриллиант Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

- Любому понятны законы колдовства, но не каждый может управлять ими своей волей осознанно. И потому, для всех нас, юная леди, так важна практика, практика и еще раз практика - для того чтобы быть достойными наших рангов. Для вашего высокородного имени Кон-Вин-Тиа это особенно значимо как вы понимаете. Ничто не должно заботить вас больше, чем развитие вашего таланта - изо дня в день мне приходилось слушать дребезжащий голос моего педагога и единственного собеседника Дуц-Эрума. Вот уже много лет он учил меня, кажется, одному и тому же.

Возможно, из-за того, что больше думать ей было не о ком, леди Кон-Вин-Тиа часто думала о своем учителе. И мысли эти лились в основном в негативное русло.

Случалось, она вспоминала своего отца - Эн-Шанта, который запер Конти здесь в ее личном маленьком замке, покуда он сам управлял настоящим королевством.

Чувства, которые она испытывала к другим людям, которых Кон-Вин-Тиа встретила за свою жизнь, постепенно начали стираться вместе с памятью о них. Отец Конти отдал указ запереть ее в этой башне, когда ей было девять. Сейчас Кон-Вин-Тии было шестнадцать, и выпускать ее отсюда никто не собирался.

Ее 'тюрьма' представляла собой несколько комнат расположенных на вершине центральной башни замка. Заходя, ты попадаешь в кабинет, совмещенный со столовой, чуть дальше была кухня. Лестница из столовой вела наверх, где располагались спальня, ванная и отдельный туалет. Воду для любых нужд нужно было разогревать самостоятельно, для этой цели служил хитрый механизм, встроенный  в камин.

Конти считала, что этот камин чуть ли не самая лучшая вещь в 'ее замке'. Огонь был ее любимой игрушкой. А находить новые методы для растопки камина - эта самая увлекательная вещь в жизни Конти. Никто не помогал Кон-Вин-Тии с розжигом. Кроме ее педагога Дурума к ней никто не приходил. Даже ее отец не навестил Конти за все это время.

- Эй, Дурума, как там дела в городе, чем сейчас занимаются другие? - Конти задала этот вопрос, чтобы просто позлить Дуц-Эрума, и чтобы он отвлекся от того что он рассказывал. Ведь так пройдет больше времени в его обществе, а для нее, признаться, компания Дурума была неоценима.

- Попрошу вас перестать называть меня столь фамильярно принцесса! Я только что говорил, как важно для вас не отвлекаться от предназначения. Повторим еще раз. Я покажу принцессе, как я создаю сгусток воды, после этого вы попробуете создать свой. Будем сегодня повторять это, пока у вас не получится. Если вы Кон-Вин-Тиа не достигнете в колдовстве хотя бы второго уровня, я не уверен, что вас вообще когда-нибудь выпустят из башни.

Конти думала, что зря он надеется заманить ее сладким пряником:

Разве я могу надеяться, что, выбравшись из этой клетки, для меня не сделают клетку побольше (и будет ли она больше?).

 Я уже давно догадалась о планах моего отца на меня. Дурум на протяжении стольких лет упоминал их не раз. И я смогла сложить единую картину происходящего: я была в этом мире просто дорогим подарком для моего будущего супруга. Кукла, которой будут распоряжаться по своему усмотрению.

 И из того, как много я смогу освоить и выучить, будет зависеть моя цена. Для супруга я буду кем-то вроде моего прикроватного лиса.

Дуц-Эрум сосредоточил взгляд на ладони своей левой руки. Почти в одно мгновение в нескольких сантиметрах над ней возник сгусток воды.

Как это обычно происходило для всякой жидкости, можно было заметить, как отдельные капельки пытались отсоединиться от основной массы и упасть вниз.

Но по воле Дуц-Эрума происходило полностью обратное: каждая такая отдельная капля, переливаясь, с огромной скоростью, устремлялась к центру сгустка, и чем дольше происходил этот процесс, тем отчётливей можно было заметить, как сгусток воды, постепенно, приобретал форму шара.

Кон-Вин-Тиа знала, что Дуц-Эруму достаточно думать о том, чтобы сгусток не разваливался в его руке и продолжал свое существование. Всё остальное движение этого сгустка происходило по наитию природы, а не мысли колдуна, создавшего его.

Но для тех, кто не был способен и на это, всё выглядело так, будто Дуц-Эрум управлял водой, заставляя ее специально приобретать определенную форму. Движение каждой капли позволяло лучам света переливаться, создавая не магию, а прекраснейшее произведение искусства.

- Начинайте собирать сгусток в своей руке леди Кон-Вин-Тиа. И помните, что для успешного его создания самое главное четкое представление структуры воды в своей голове, а не здесь на поверхности руки. - У Дуц-Эрума были серьезные сомнения по поводу таланта своей ученицы, но он никогда не высказывал их вслух, а лишь продолжал раз за разом повторять принцессе одно и то же. И это явно ее раздражало, что Конти давала понять выражением своего лица. Да и Дуц-Эрум из-за этой ситуации, уже порядком начал уставать.

Но она лишь сказала: хорошо! - и приступила к собственному колдовству.

Хотя уже какое-то время она напряженно продолжала смотреть на свою ладонь, никакого сгустка воды в правой руке Конти не появлялось.

Над ладонью же Дуц-Эрума появился пар - явление возникающее, когда магию не дематериализуют, а воздействуют физически для ее полного стирания из реальности.

Педагог перестал смотреть на свою руку и обратил внимание на успехи Кон-Вин-Тии; в тот же момент, как он отвел свой взгляд, ни пара, ни воды над его ладонью уже не оказалось.

Краем глаза Конти заметила внимание к ней учителя. И прежде чем Дурум в очередной раз начнет ей что-то объяснять и доказывать, Кон-Вин-Тиа создала малюсенький сгусток воды, капли с которого тут же начали стекать и падать на ее руку.

Дуц-Эрум, когда увидел это, сразу же стал кричать на нее: принцесса! Вы должны сосредоточиться на его форме в своей голове. Из-за того, что вы пытаетесь удержать именно этот сгусток, образ его становится не четким и перестает проявляться в реальности.

Но еще на словах: 'не четким' сгусток воды перестал парить над рукой Конти, и единым потоком упал вниз - он замочил не только ее руку, но и завтрак, который стоял на столе, куда поставил его Дуц-Эрум.

- Принцесса! Смотрите еще раз! - и после этих слов Дуц-Эрума, всё, произошедшее, повторялось раз за разом.

Постепенно учитель перестал кричать на Конти. Вместе они каждый сосредоточились на своем деле. И каждый понимал, что, сколько бы они не бились над этой задачей, и в этот раз у Кон-Вин-Тии ничего не выйдет.

В конце концов, Дуц-Эрум предложил прекратить эти бесплодные попытки: что с водой, что с землей у вас ничего не выходит леди Кон-Вин-Тиа. С огнем не стоит, и пытаться - я уже сейчас могу представить, как вы поджигаете не только стол и свою руку, но и всю башню. Хорошо хоть у миледи хоть что-то, получается. Значит, мы можем продолжать развивать ваш талант, пока вы не овладеете искусством колдовства в полной мере. Но прошу леди Кон-Вин-Тиа - вам нужно как можно чаще заниматься колдовством самой, без моего надзора. И не нужно опускать голову, когда я говорю с вами! Уроки этики мы проведем после полудня, а сейчас я вас оставлю. Но не забудьте, что вы еще должны успеть, самостоятельно, ознакомиться с вот этой вот книгой.

После этого Дуц-Эрум встал из-за стола, потянувшись, достал из стеллажа книжного шкафа одну из книг. Он поставил ее на сухую часть стола, забрал испорченный завтрак, и вышел из комнаты. Тихо заперев двери, Дуц-Эрум закрыл их на несколько замочных скважин - ключи всегда были при нем, вися на его шее.

Сбежать было невозможно, уж это Конти поняла уже давным-давно. Попыток она проделывала множество. Пыталась взять как силой, так и хитростью, ничего не помогало. А сейчас Конти уже понимала, что даже если выберется из башни, дальше замка уйти она не сможет, об этом ее отец и ее педагог позаботились особенно тщательно.

Книга, стоявшая на столе, была по этике, и хоть Дурум этого и не знал, но даже ее Конти успела прочитать уже ни два и ни три раза. Дурум вообще мало чего знал о ней, сказывался должно быть его бесхитростный характер военного, который мешал ему замечать некоторые мелочи.

Дурума назначили ее педагогом из-за травмы, не позволившей ему служить своему королевству. А вот в его щенячьей преданности можно было не сомневаться.

- Как же он любит упрекнуть меня из-за любого моего малейшего просчета. Было бы ведь странно, если бы я не опустила голову? - Конти выдохнула, посмотрела на мокрый стол и через мгновение вся влага, пропитавшая его, собрались в один небольшой водный шар, который полетел в направлении цветочного горшка, стоявшего на тумбочке ни далеко от высокого окна. В полете шар воды начал расширяться, меняя свою форму так, чтобы длинной полосой, в достаточной мере полить куст небольших помидор, что росли в горшке, радуя вкусом, а не запахом.

Встав из-за стола, первым делом Конти направилась по лестнице наверх, в свою спальню, чтобы отвязать прикроватного лиса, которого ей строго настрого запрещено было отвязывать.

Этого лиса звали лис, и у него была черно-бурая шкурка, которая за эти годы ни разу не изменилась. Временами Конти приходилось убирать его шерсть не только со своей кровати, но и во всем доме. Особенно это было важно из-за того, что ее мог заметить Дурум.

Лис Кон-Вин-Тии не отличался особенной преданностью. Хотя и не было такого, чтобы он хотя бы раз укусил ее. В общих чертах, они ладили, но хорошими друзьями их трудно было назвать.

В спальне Конти царил беспорядок. За все эти годы Дурум ни разу не поднялся наверх по лестнице. Почему так? Она не спрашивала - боялась, что, если спросит, он поднимется, а этого ей, уж точно, не хотелось.

Из спальни она вернулась вниз по лестнице, к столу, за любимой частью своего завтрака. Взяв в руку со стола только яблоко, она покрутила его, внимательно оглядела, положила в центр стола, а через мгновение оно разделилось на четыре равные части, одну из которых она и съела, а оставшиеся три начал уплетать лис, уже забравшийся в это время на стол.

Кон-Вин-Тиа прошла к камину, и начала раскладывать дрова для растопки так, что они стали напоминать различные причудливые сооружения. Огниво лежало на тумбочки рядом с растущими помидорами. Дрова заранее были пропитаны неизвестной ей жидкостью, которая воспламеняла их от малейшей искры.

Конти могла обойтись вообще без огнива и пропитки. Уже год как она могла создавать постоянный негаснущий огонь с такой же легкостью, с какой она могла создавать воду, землю, или потоки воздуха, которыми она могла разрезать все что угодно.

Хотя фрукты для лиса она разрезала, вмешиваясь в их структуру. Пытаясь резать их с помощью потоков воздуха - она не могла быть уверена, что сможет остановить поток до того как он заденет стол.

Пока камин не разгорелся еще достаточно сильно, она снова прошла наверх, чтобы через спальню попасть в, расположенную над камином, ванную комнату. Вода сюда попадала по трубам через крышу, построенную так, чтобы дождевая вода скапливалась в специально сделанном резервуаре, служившем также надежным средством для предотвращения пожаров.

Иногда дождевой воды Кон-Вин-Тии не хватало. Тогда, специально для нее, придворные маги, совместными усилиями, создавали облака - прямо над башней. Дождь продолжал лить за окном Конти до тех пор, пока вода не начинала вытекать из переполненного резервуара.

Конти открыла кран, чтобы ванная стала заполняться, но ждать не стала, а прошла на балкон, служивший ей отхожим местом. Когда ванна наполнилась до самых краев, Кон-Вин-Тиа закрыла кран, и прошла вниз через гостиную на кухню.

Как и всегда она не могла обойтись без кофе, а чтобы приготовить его, Конти сначала приходилось кипятить воду на отдельном специальном стеллаже над камином.

Воды оставалось достаточно еще со вчерашнего дня. Так что все, что Кон-Вин-Тии оставалось, это наполнить стакан кофеем и ждать, когда вода нагреется. А значит, ждать ей придется еще очень долго.

Черно-бурый лис в это время дремал, по-королевски развалившись в центре стола. Фыркая, он нежился на солнце, светившем через окно.

Лишний раз пропитывать одежду, потом Кон-Вин-Тиа не хотел, и потому она, как и всегда, сняла ее с себя. Ведь Конти приходилось носить ее только, когда к ней приходил ее педагог. Подойдя поближе к камину, Кон-Вин-Тиа уселась возле него, и сосредоточилась на уже ярко горевшем пламени.

В начале два языка огня стали закручиваться каждый в свою сторону постепенно отделяясь от камина. Если для воды формирование сферической формы не требовало никаких сил то, чтобы сделать шар из пламени необходимо быть предельно сосредоточенной. А практиковаться воображать горящими два отдельных источника тепла Кон-Вин-Тиа начала совсем недавно, и результат на текущий момент был не ахти какой.

Как и говорилось во всех книгах по магии, которые располагались в несколько рядов на книжном стеллаже, создание нескольких объектов было более трудным, чем изменение  его размера. Так что чтобы не заострять свое внимание на трудных вещах время от времени Конти переходила к тому, что ей давалась относительно легко.

Она усиливала воздушные потоки в камине, сжигая тонны кислорода, создавая такой жар, что сама с трудом терпела его. После этого Конти заливала камин водой, потоками воздуха переносила следующую партию дров, и делала уже огонь из самой магической энергии, преодолевая сопротивление влаги, выпаривая ее из камина.

Когда вода на стеллаже разогрелась в достаточной мере, она приготовила себе кофе, и после этого продолжила практиковаться у камина, стараясь одновременно наслаждаться напитком и колдовать, хотя, конечно, о создании нескольких объектов здесь речи уже не шло.

Так Кон-Вин-Тиа часто сидела до тех пор, пока вода в ванной не нагревалась как надо. После этого она вся в поту заканчивала с колдовством; пробегала по ступенькам вверх и с разбегу прыгала в горячую воду.

Но и в воде Конти не останавливалась на достигнутом - управление элементами было относительно легкой задачей. Постепенно люди углублялись в суть множества вещей, книги по высшей и теоретической магии были полны рассуждений на эту тему.

В ванной комнате солнечного света было недостаточно, а тратить свечи на освещение всякий раз, как она собиралась искупаться, было попросту глупо. Поэтому здесь Конти тренировалась управлять энергией солнца: заставлять свет падать туда, куда ей это было нужно, представлялось по-настоящему непосильной задачей. Все потому, что солнечные лучи нужно было не только направлять, но и заботиться о том, куда они будут деваться после, и в каких количествах это будет происходить.

Хорошо, что ее эксперименты со светом пока что не лишили ее глаз, а вот воду в ванной она уже не раз перегревала до такого состояния, что Конти приходилось создавать вокруг себя слой воздуха, не пропускавшего воду, и как рыба со сковородки выпрыгивать из ванной.

День приближался к полудню. Конти в это время, снова заварив себе кофе, пила его в гостиной, забравшись с ногами на стол, листая книгу, которую ей дал Дурум, и временами зарываясь рукой в шерстку черно-бурому лису.

- Как думаешь, мы еще пойдем с тобой погулять? - Кон-Вин-Тиа не отрываясь, смотрела в окно, из которого нельзя было увидеть ничего кроме бескрайних засеянных полей далеко за горизонтом.

Когда она оторвалась от потока своих мыслей и посмотрела по сторонам, лиса уже не было, а его нужно было еще привязать обратно к кровати, чтобы он не попался на глаза Дуруму.

Дальше Конти действовала быстро: убрала кружку на место, нашла в ванной лиса, привязала его к кровати, слила воду из ванной, переоделась специально для уроков этики, вернулась в гостиную, взяла в руки книгу и стала ждать.

Мысли ее в это время были далеки от происходящего: зачем я снова жду его? Чертов сообщник моего отца. Бесчеловечные и при этом ничего не стоящие глупые дураки. Они думают только о себе или вообще ни о чем не думают! Интересно из чего состоит небо, наверное, оно такое же, как и пар от огня. Может, если я поднапрягусь то смогу управлять и им? Хотя, наверное, вряд ли мне это что-то даст. Я уже думала об этом. Улететь из башни давно уже могу, способы для этого не так уж и сложно придумать, но после этого меня так же легко найдут. В двух книгах говорилось об этом - летать слишком высоко нельзя, было написано, что  там наверху просто нет воздуха, и создавать его постоянно перемещаясь хоть и возможно вот только его все равно будет не хватать. А если лететь низко - меня легко обнаружат; для этого на стенах и ходят те маленькие человечки.

Тут мысли Кон-Вин-Тии прервал шум шагов, раздававшихся за закрытой дверью, даже без скрежета ключей в замочной скважине, можно было догадаться, что единственный кто к ней мог прийти это Дуц-Эрум.

- Леди Кон-Вин-Тиа, устали, наверное, уже ждать, пришло время для нашего следующего урока - не успев зайти в двери, ее педагог уже начал говорить о том, что ей меньше всего хотелось бы слышать.

Скрыться, убежать, прорыв все нагромождение каменной кладки, спрятаться под землей - тоже нельзя, чтобы вмешиваться в структуру чего-либо, нужно знать, как она устроена, а разрывать стены силой неразумно, легче уж улететь.

По лицу Конти нельзя было понять, о чем она думала на самом деле. Ее грустная улыбка, словно у самой забитой девочки в мире, сломленной придавившими ее бедами, не давала глупому в плане чувств Дуруму понять мысли Конти.

- Глубокоуважаемый педагог, как вы и просили, я прочла ее, - Кон-Вин-Тиа пальцем показала на книгу, которая не сдвинулась с места - я, наверное, смогу ответить.

- Как вы можете говорить так не уверенно? У вас было полно времени на прочтение леди Кон-Вин-Тиа. Я вижу, вы разогревали камин, леди, вы же не потратили все время, что у вас было на бесполезное чревоугодие?

Дурум, что правда думает, что я все время 'чаи гоняю' и не в состоянии прочесть за три-четыре часа эту книженцию. Хм, интересно, а часы я смогу сделать?

- Нет, что вы! Я уверена, наверное, ...

- Тогда не будем откладывать. И начнем мы, пожалуй, со словесности, принятой в империи Бэллум.

- Уважаемый педагог, не лучше ли нам пройти словесность других стран, хотя бы нашей?

- О чем вы говорите леди Кон-Вин-Тиа, мы же с вами проходили на уроках истории, империя Бэллум самая влиятельная из всех стран. Так чью историю, этику и политику нам должно учить, если же не этой прославленной империи? Я уже не раз вам говорил, что я обучаю вас строго с определенной целью, вы же принцесса и будущая супруга императора - вам не нужно забивать голову чем-то дурным и лишним.

- неужели, если я в будущем буду жить в империи, я только что-то про нее и должна знать...

- Говорите разборчивее леди Кон-Вин-Тиа, я же говорил, что это еще одна ваша дурная черта. Не пристало знатному человеку опускать голову и 'говорить в нос' как какому-то простолюдину.

- Я сказала: 'нужно узнать о соседях империи, как и должно такой, как я'.

- Не к чему вам это. Начнем с основ, пожалуйста, расскажите мне, какую религию проповедуют в Бэллуме?

- Как и в нашем королевстве, господствующей религией в империи является вера в абсолютную истину, которая может открыться только, когда человек достигнет единства с источником наших колдовских умений - частицами магии. Но в отличие от нас, в империи не все поддерживают эту теорию. Второй по значимости является вера в то, что попытки людей постигнуть суть колдовства лишь отдаляют их от общности всего мира. И если мы хотим исполнить свое предназначение в этом мире, мы не должны полагаться на силу, что меняет все вокруг, а больше уделять внимания вещам, которые можно создать естественным образом - своими руками.

- А кроме этой неправильной точки зрения на мировой порядок есть ли другие религиозные течения в империи, о которых вам бы следовала знать? Хотя в книге, которую я вам дал об этом и не говорится, но вы леди Кон-Вин-Тиа могли извлечь это из других книг, которые мы проходили с вами до этого.

- Я не помню, мы проходили историю истоков, там были упомянуты некоторые религии, может что-то оттуда?

- Нет, вам не стоит заходить в такие дебри, мы с вами проходили историю формирования Бэллумской империи, и вам должно быть известно, какие княжества сейчас входят в ее границы.

- Вера городов-государств в то, что любая сила, в том числе и магических частиц, дана в благодарность всем живым существам землей, из которой все и происходит?

- Именно, а также их уверенность, что морская вода движется испокон веков, и настигает те государства, что не смогли исполнить причудливую волю песка и грязи. Вы можете не догадываться принцесса, но большая часть тех, кто верит в то, что частицы магии несут вред людям, являются, на самом деле, приверженцами теории земли. И все эти разногласия во взглядах несут с собой разногласия в политическом течении Бэллумской империи. А также, если Леди Кон-Вин-Тиа подумает, то вы поймете, что существование таких вот людей в империи может объяснять ее военную мощь.

- Я прочла, что военный потенциал империи связан с многочисленностью ее населения, каждый из которого является кандидатом для отбора в военные колдуны.

- Нет. Хоть мне и не доводилось лично сражаться с империей, но могу вас уверить, что враги империи связывают свои поражения с ее изобретениями, созданными отнюдь не на основе преобразования частиц магии.

- Уважаемый педагог, а другие страны тоже используют изобретения? Я не помню, чтобы в книгах об этом было что-то сказано.

- Вам не стоит зацикливаться на этом. Другие империи знают силу частиц магии, и то, что Бэллум использует изобретения, скорее является исключением из правил. Я рассказываю вам об этом, чтобы леди Кон-Вин-Тиа знала, как вести себя с людьми, которые будут окружать вашего будущего супруга. Хоть вы и будете его женой, Леди нужно помнить о том, что вы родились в нашем королевстве.

Дальше разговор продолжался на тему устойчивых выражений, которые используют все жители империи, и которые для Конти могут быть не понятны из-за их связи с глубокой историей и географией империи.

- На сегодня это будет последний урок? - Конти была уверена, что перед своими выходными Дурум, как и всегда, не будет устраивать вечерних уроков по знанию животного мира, и способов борьбы с вредными созданиями.

- Нет. Перед тем, как принести вам поесть, 'принцесса чревоугодия', я бы еще хотел продолжить уроки этики. Нам стоит проверить, не разучилась ли наша леди уже танцевать принятые в империи парные танцы.

Дуц-Эрум подошел к столу, стоявшему в гостиной, провел по нему рукой, и стал внимательно рассматривать его. Стол проскользил к стене по мановению все еще лежащей на столешнице ладони.

- Вот, хотя бы такого уровня должна достигнуть такая важная и знатная особа как вы! Есть дети не способные ни на что другое, но вещи они сдвигают с рождения. А вам уже шестнадцать, и, если леди Кон-Вин-Тиа не начнет стараться, в этой жизни вы ничего не добьетесь. Тогда вас точно не выпустят отсюда, чтобы не показывать такую неумеху людям. Фухх - выдохнул Дуц-Эрум. По его виду нельзя было сказать, что с этим смогли бы справиться дети, но лучше не спорить, и не развивать эту тему.

О танцах Конти знала все, когда ты одна заперта в таком маленьком помещении, то не многое, что тебе остается делать - это придумывать новые, и изучать старые танцы. Прекрасный способ порадоваться своей скучной жизни.

Так что танцевала Кон-Вин-Тиа с Дурумом легко и непринуждённо. А вот для него, постоянные попытки Конти, вплести в отточенные целыми поколениями движения что-то новое, выглядели неуместными. О чем он не забывал постоянно напоминать Конти.

Но обращать внимание на то, что он ей говорил, Конти не собиралась пока не измотала и себя и его своими сложными пируэтами. И только после этого она наконец-то решила, что пора станцевать так, чтобы Дуц-Эрум был доволен ею на сегодня.

- Возможно, нам снова стоит увеличить число занятий танцами, - высказался Дуц-Эрум, после того, как он пару раз тяжело вздохнул. И с низко опущенной головой он отправился к выходу - Да, и еще! В наказание, миледи, стол в гостиной на место вы должны будете вернуть сами, посмотрим, как у вас это получится, а я пока пойду, принесу вам ваш обед.

Он даже не стал закрывать за собой дверь - не знаю что это: ошибка или расчет, но пытаться бессмысленно...

Конти сидела, опустив голову на спинку стула, одной мимолетной мысли о полученном задании хватило, чтобы, когда она оторвала голову от прохладного шлифованного дерева, увидеть, что стол уже стоял на месте.

Заняться было нечем. И в ожидании Дуц-Эрума, почему-то Конти захотелось петь:

 

Вот и всё что нам осталось

Прыгать, бегать по полям.

И когда заходит солнце

Разойдемся по домам.

 

Ну а если засидимся

Создадим огонь в руке.

Мы дойдем до дому быстро

Не заблудимся во тьме.

 

А может заглянуть за дверь? Посмотреть, что там... Не уверена, что помню, как выглядит коридор. Ха-ха-ха, наверное, за дверью вообще нет никакого коридора, и мир - это только две комнаты в башне. Стоит ли научиться видеть сквозь стены, интересно это возможно? Во-первых, это попытка воздействовать на объект, который я знаю? То есть на себя. Или это попытка воздействовать на все остальные объекты, на которые мне бы хотелось посмотреть. Что изменится глаза или предметы? Во-вторых, невозможно представить, то чего никогда не видела, не так ли?

Только в 4 томе в конце книги об истории высших мастеров преобразования частиц в предпоследней главе говорилось о таких вещах. Один из тех мастеров хвастался, что смог воздействовать на себя так, что стал видеть цвета, не так как видят их обычные люди. Но, должно быть, у него просто было не все в порядке с головой. Да и толку вообще менять цвета предметов. Мне нравится то, что я вижу и без вмешательства колдовства в свое зрение.

Другой мастер из книги ускорял и усиливал работу своих мышц при помощи прямого воздействия на них. Он объяснял, что чтобы добиться хоть какого-то результата он многие годы уделял время для представления своей анатомии. Но как мне кажется, без визуального примера такого не добьёшься.

А главная мода это использовать преобразование объектов, чтобы изменять свою внешность. Вот тут, действительно, даже дети часто прибегают к силе, чтобы изменить цвет своих волос. Жаль только, что новые волосы, вырастая, не сохраняют эффект. Ха, но мне-то это точно не попробовать, пока я встречаюсь с Дурумом каждый день.

Дуц-Эрум зашел внутрь, гремя разносом:

- Леди Кон-Вин-Тиа, прежде чем я уйду, вы уже подумали, что вам принести на эти выходные?

- А, да, спасибо, я была бы благодарна, если бы ты как всегда принес фрукты и кофе, больше ничего.

- Не забывайте миледи, если вам что-то понадобится, или еще хуже что-то случится...

- Я помню, я позвоню, чтобы тебя вызвали.

- Тогда я сейчас принесу вам ваш кофе.

- И фрукты, не забудь про них.

-Сейчас вернусь, миледи.

Возможно, нужно было попросить, что-то еще? Сложно так сразу сказать, что может понадобиться, пока ведешь беседу.

Нет, все было на месте. К предстоящим разгрузочным выходным Конти была полностью готова. Когда ее только заперли в башне, эти пара выходных дней, которые для каждого в королевстве были благом, для нее являлись сущим проклятием из-за невозможности контактировать с внешним миром. Сигнал Дуц-Эрум придумал позже, и только по ее большой просьбе. Когда он увидел ее измученную, обезумевшую, в слезах, у него просто не было выбора, так же как, наверное, не было выбора и у ее отца.

Сейчас, когда ее организм адаптировался к недоеданию, и невозможностью поговорить с кем-либо, только недомогания могли заставить ее бояться того, что Дуц-Эрум мог не успеть прийти вовремя.

А вот сейчас он, действительно, тут же вернулся, как и говорил, так и не дав возможности подумать о том, что все-таки вдруг ей могло, что-то понадобиться:

- Леди Кон-Вин-Тиа, оставляю все на столе, если это все - разрешите, я пойду.

И даже не дав возможности четко ответить, Дурум вышел за дверь, запирая ее на все засовы.

От мысли, что она долго теперь никого не увидит, поначалу, Конти испытала леденящую, как раскалённый шар пламени тоску. Но, проглотив этот отвратительный обжигающий комок, она искренне порадовалась, что уж теперь-то никто и ничто не сможет остановить ни ее, ни ее выходки. Правда бывало, конечно, что она не успевала вовремя услышать скрежет ступеней, огорошенная фактом открывающейся в ее покои двери.

Сцепив руки над головой, выгнувшись дугой и протяжно вздохнув, Конти пошла, отвязывать черно-бурого лиса - в выходные он был также свободен, как и она сама.

Поднявшись наверх по лестнице, Леди Кон-Вин-Тиа распласталась на кровати вытягивая пальцы ног, как гусеница извиваясь она выбралась из своего платья; пока лис активно мешал ей сделать это. Переоделась Конти в грубо сшитую тунику настолько свободную и длинную что она запросто могла натянуть ее до самых пяток, стоило ей только присесть.

Лис был благополучно развязан, а Кон-Вин-Тиа, собрав в охапку платье для танцев, пошла в ванную комнату, чтобы сразу же заняться его стиркой.

Конти много раз думала: а все ли принцессы как я так много работают? Ведь слуги для того и нужны чтобы помогать с такой работой. Я так и не смогла добиться ответа от Дурума - он постоянно повторял, что у нас в королевстве все именно так; и МИНИМАЛЬНУЮ помощь оказывают только моему отцу и то, только из-за его крайней занятости в управлении королевством. '...Даже суд над людьми, совершившими тяжкие преступления, не проходит без участия его величества!'

Так что Конти приходилось много трудиться, когда это касалось уборки и уходу за ее 'королевством'. А все из-за ее безалаберного отношения к ее жизни - порядок Кон-Вин-Тиа вообще не пыталась поддерживать, ни в каком виде. Но признавать было ли это из-за ее желания занять себя хоть чем-то, чтобы не сходить с ума от скуки или все потому, что она действительно была ленивой, Конти не хотела.

В ее покоях было по-настоящему все, что ей могло бы понадобиться. Для мелких бытовых задач в ванной была специальная небольшая комнатка, которая, изначально, должна была служить только для проверки работоспособности приборов подачи воды, но Конти уже давным-давно изменила ее приспособив, как склад для вещей.

Желание сделать что-то своими руками возникало у нее спонтанно, но регулярно. Вот Дурум и ни разу не обвинил Конти в том, что она не следит за чистотой в башне (хорошо, что он никогда не проходил слишком далеко, и не видел небольшое помещение перед 'балконом', которое Кон-Вин-Тиа часто использовала как свою личную мастерскую).

День клонился к вечеру не успев начаться, все благодаря мелким заботам, которыми Конти себя окружила, и, конечно, большому количеству кофе, пополняемому всякий раз, как кастрюлька с водой начинала пустеть.

Как и все засыпала она с заходом солнца. Свечей в башне не было, а наколдовать себе огонь Кон-Вин-Тиа боялась из-за страха, что кто-нибудь это заметит.

Просыпалась она где-то после полуночи, и пару часов бродила впотьмах башни, как и многие не в силах уснуть.

Второй раз Конти вставала уже с рассветом, и начинался новый ничем непримечательный день...

***

- Ай! Да сколько можно? Не мешай мне спать. Отстань! Хватит! - Черно-бурый безжалостно вцепился в коленку Конти, и пытался прогрызть ее через одеяло. - На кухне фрукты, если хочешь, иди туда, и отстань от меня. Сдуйся!

Поток ветра снес лиса вместе с одеялом прямиком в ванную комнату. После этого Кон-Вин-Тии все-таки пришлось разлепить глаза, чтобы с помощью потоков воздуха отодрать крепко впившегося лиса от ее одеяла.

Утро начиналось с ежедневного ритуала растопки печи. Без кофе с утра Конти просто не могла. Но даже после короткого завтрака зевота не проходила, видимо замечталась, нужно было ночью раньше лечь спать.

Можно ли посмотреть на себя изнутри? Я же чувствую, как устроено мое тело. Нужно выучить что-нибудь новое, раз уж старое, пока что, не помогло мне сбежать отсюда. Значит нужно сосредоточиться на изменении охвата глаз, и смотреть на предметы внутри. Или легче вначале изменить зеркало, чтобы оно как-то отражала меня изнутри. А там если я смогу знать из чего я состою, я также смогу изменить себя так, чтобы убежать отсюда, не развалившись по дороге.

Снова замечтавшись, Кон-Вин-Тиа лежала у себя на кровати. Узнать, сколько сейчас было времени, она не могла, но судя по тому, как душно было на балконе в туалете, возможно скоро уже должен был начаться полдень.

Нет, возможно, есть способ просто исчезнуть и стать невидимой. Вот смеху бы было посмотреть, как Дурум искал бы меня по всем комнатам, было бы здорово посмотреть на отчаяние отца... Чтобы исчезнуть, что нужно? Представить что меня не видно? Но для кого не видно, для всех у кого есть глаза? И как я это представлю? Думай Кон-Вин-Тиа, думай!

Может создать стену воды, которая бы отражала свет, и все видели себя, а не меня? Вот глупость! Это только бы показало, каких успехов я добилась в колдовстве воды. Хотя, быть может, после такого у Дурума бы остановилось сердце - и вот тут-то я бы точно смогла сбежать!

Мне просто необходимо оказаться в другом месте, но ничего простого в этом нет. Легче уж перенести другое место в эту чертову башню. А что? Изменю декор. Сделаю себе человеческих кукол, как это уже было когда-то... Нет уж, этот этап мы уже прошли.

Абсолют, может перепробовать все подряд да вместе, пока что-нибудь не выйдет? Только вот, все равно ничего не выйдет. Нужно взять, окатить себя водой, да передвинуть мир да меня. И всё это пока я буду оставаться невидимой, решено, - идеальный план! А еще нужен розовый пони с крыльями, рогом света и золотой гривой и тогда-то точно всё получится.

- Ха-ха-ха-ха, - да, могу себе представить... я величайшая из всех великих магов, а не какая-то там колдунья!

Могу себе представить... Вот только, как быстро нужно видеть и представлять? И тогда может, действительно перемещая себя и весь мир; я смогу оказаться настоящей невидимкой?

Но как тут потренироваться? Во-первых использую потоки воздуха для перемещения, и создам щит, им я смогу обезопасить себя от того чтобы не столкнуться ни с чем тяжелым пока двигаюсь. Но что касается самого движения, то 'тутова' все действительно не так просто как мне бы этого хотелось, да-с...

Ну, определенно понадобится матрац с кровати - перенесу его вниз, напротив окна на кухне поставлю, а бегать придется только в одну сторону. И тогда, даже, если я врежусь, самое страшное что произойдет я вместе с матрацем выпаду из своей башни! Да, вот только, как я буду это объяснять, я не знаю.

Но прежде чем начать, нужно чем-нибудь перекусить - еда верный рыцарь в борьбе с зевотой - а дальше переодеться, чтобы если я таки выпаду из башни, я смогла бы предстать перед людьми в выгодном свете.

Лис, в кое-то веки, не ходил за Кон-Вин-Тией. Иногда у него появлялась привычка забиваться куда-нибудь в угол: прятаться под кроватью, забиваться за мебель - однажды ему удалось даже сдвинуть шкаф, когда он как видно искал за ним мышей, тогда это по-настоящему испугало Конти, и она еще долго решалась спуститься вниз.

Кон-Вин-Тиа выбрала самую строгую одежду, подходящую скорее офицеру армии, нежели принцессе, как часто сравнивал Дурум, когда видел ее в ней. Но незачем одеваться в бальное платье, когда собираешься обливаться потом, и это она понимала еще лучше.

Ну, все готово. Теперь, когда я убрала все в сторону на первом этаже, я свободно могу выпрыгнуть в окно (фигурально выражаясь).

Поднять себя в воздух я смогла уже очень давно, я все свое время только и тратила, чтобы научиться летать, так как мне вздумается.

Конти так часто летала, что незаметно для себя смогла освоить магию воздуха в совершенстве. И не было у нее более излюбленного развлечения в течение многих лет, чем летать по ее дому.

Я часто могу думать о вещах, которые, наверное, не должны бы меня волновать. Вот, к примеру: куда мне девать ноги, когда я поднимаюсь над полом? Стоит только представить, как люди задрав головы вверх, смотрят на меня свободную от всего, и сразу становится теплее на душе. Я величественно проплываю у них перед глазами, а они восхищённо вздыхают, тычут в меня своими пальцами, улыбаются, смеются и переговариваются.

И вот если бы я двигалась стоя, не выглядела бы я как солдатик? Чувствуешь себя в таком вроде бы привычном положении крайне не привычно.

Летать лежа лицом вниз - ну, во-первых невидно куда летишь, во-вторых одежду вместе с твоим пупком тянет к земле, и все на это будут глазеть.

Лежа на спине - вообще не обсуждается, с тем же успехом я могу летать, закрывшись в коробке.

Идеальный вариант - это сидя. Но как сидеть? Когда я вытягиваю ноги вперед, чувствую себя прекрасно, зная, что могу пнуть все, что может поджидать меня впереди.

Но есть одно но: вот я лечу, и люди снизу смотрят на меня. И что они видят? А видят они мои длинные приплюснутые ноги вытянутые вперед и мою... ну точно не голову.

Все эти размышления привели мысли Конти к выводу, что летать надо, подложив под себя ноги. И тогда вид величественной принцессы с широко вытянутой грудью приведет людей в восторг.

И вот я начала свой путь в окно...

Для начала стоит проверить: смогу ли я остановиться перед матрацем развив мгновенно скорость чуть выше моей средней? Ответ - да  могу. Могу ли я остановиться перед матрацем, развив ну очень высокую скорость - да могу.

Оказалось остановка не проблема, но вот мое смятое лицо, невозможность дышать и слезящиеся глаза, это еще какая проблема. Больно... перестаралась.

После такого Кон-Вин-Тиа принялась создавать вокруг себя барьер достаточно большой, чтобы в нем она могла дышать. А за пределами этой сферы воздуха Конти нужно было создать вторую воздушную массу, которая бы толкала вперед саму себя, а вместе с ней уже бы двигалась Конти.

Следующая попытка - всё прошло достаточно хорошо, хотя признаюсь это было напряжно из-за того что защитный слой я создала достаточно далеко от себя, и им посшибало все что находилось на столе. Что прошло действительно не хорошо - так это разбившееся окно и вылетевший в него матрац.

Почему-то я забыла взять в расчет то, что теперь я представляю собой двухфутовый арбалет или ядро осадной машины, хотя второе мне меньше нравится. Но ничего, да шумно, да все полетело, посыпалось, заволокло, но перетрусила я намного сильнее.

Не знаю, что случилось раньше: остановилась ли я или начала втягивать внутрь башни все, что только отлетело и стало падать вниз. Я так разволновалась, что даже втянула облака пыли, которые разлетелись много дальше осколков и деревянной рамы продавленной воздушным щитом.

Восстановить сходу первоначальный вид комнаты Кон-Вин-Тиа не могла, но вот приделать все примерно, как было, и нагрев стекло восстановить окно она смогла. Только вот широкие темные полосы не пропускавшие свет на оконной раме выдавали, что с окном все-таки что-то произошло.

Так же Конти на скорую руку вернула все на место, поставила кастрюлю кипятить воду, вбежала наверх, чтобы переодеться и с замиранием сердца стала ждать сидя за столом, что же будет дальше: пыль осядет, или ее засадят в еще более маленькую каморку.

А дальше...

А дальше ничего не произошло.

На самом деле ждать я не люблю хоть и можно подумать об обратном. Я просидела, как мне кажется, довольно долго, подбегала к окну, чтобы проверить, не собралась ли толпа народу внизу. Как дура, я бегала из одной комнаты в другую постоянно проговаривая, что я буду говорить, если меня застукают в одной из них: спала ли я, ела, разбила ли я что-либо, оно само, или я вообще не в курсе. Но все оказалось зря, никто не зашел ко мне и никто не стал проверять - случилось ли чего?

И так, кофе было полностью выпито, лис отруган за неуместно длинный хвост, а испытания продолжились...

Теперь мои нервы были на пределе, и я знала, что нужно делать. Три успешные попытки перемещения на высокой скорости были закреплены десятью, после того, как я успешно стала перемещаться и вперед и назад, я решил перейти к следующему шагу.

Чтобы второй этап прошел без эксцессов, я использовала для его осуществления подушку. Не в смысле, что легла спать! Она была мягкой и если бы я в нее врезалась, наверное, окно бы благодаря ей не вышибло вместе со стеной.

В общем, я решила попробовать двигаться также быстро как свет (надеюсь, я теперь не сожгу все вокруг). Нельзя стать светом, но должно быть можно кое-чему у него научиться.

Теперь мне не нужно было разгоняться, набирая скорость. Подушку я установила в центре комнаты, чтобы у меня была возможность наблюдать за ее состоянием после моего перемещения.

После первой попытки подушка отлетела к стене, еще чуть-чуть быстрее и она бы снова пробила окно, а так только книги пострадали. Несмотря ни на что, Конти не смогла перебороть страх из-за этого-то ничего и не получилось.

Глубокий вздох. Чих от поднятой пыли. Быстрая уборка пыльных, давно забытых книг. И разочарование.

Ужасно, ужасно и еще раз ужасно! Ненавижу когда ничего не получается. Так и хочется все бросить! Но это мы уже проходили: брошу сейчас - значит, начну по новой завтра, и ничего не изменится, а мне оно надо? Так что продолжим...

О, а вот одна из книг по магии теории огненного создания. Жаль, что я не в сказке, и мне она ничем не поможет. Но книжки надо все-таки будет протереть.

Я продолжила и не один и не два раза, в четвертый раз наконец-то было больно; и подушка вместе со мной улетела куда надо, плохо только, что я стремлюсь совсем не к тому, чтобы сносить стены подушками.

Завидую свету - он боль не чувствует. Наверное, двигается так быстро, что просто не успевает не во что врезаться. Вот и мне надо также.

Не быстро, а расплываясь, разрываясь, но оставаясь собранной... Надо будет потом изменить текстуру стены, чтобы не было заметно этого пятна в форме сердечка.

В какой-то момент я перестала о чем-либо думать. Я просто вставала и делала снова и снова. Спустя время я уже не вставала я просто перемещалась в своем изолированном двойном пузыре снова и снова, вперед-назад, подушка была забыта и я как солнечный зайчик скакала от стены до стены, от стены до стены.

И даже это все расплылось. И вот прошла секунда...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"