Грин Мария: другие произведения.

История убийцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Пролог

PoichИ vivo per te sСlo

   Зима. Полная луна освещает людям дорогу в кромешной темноте густого леса. Они бегут. Точнее гонятся. Загоняют. Считают, что делают это во благо. Толпа с вилами, факелами и топорами становится всё ближе. А девчонка с серебристыми глазами не знает, куда бежать, спотыкается через каждый шаг, вязнет в снегу. Везде лес, холод и отовсюду чудятся преследователи. А люди от своего чувства ненависти и жажды крови не знают усталости-загоняют её как охотники беспомощного зверька, думают, что в убийстве их спасение, избавление от бед и несчастий. И вот, она окружена. Девчонка, тяжело дыша, прислонилась спиной к дереву. Вся в крови, одежда порвана, но взгляд прямой, гордый, в нём видится несломленный дух. За этот взгляд её ещё больше ненавидят.
   -Ну, что, ведьма? Доигралась? - по-звериному ощерившись и подняв над головой горящий факел, спросил предводитель толпы - деревенский староста. - Сейчас твоя смерть принесет всем нам покой.
   Девочка улыбнулась, расправила плечи и...проснулась.
  

Глава 1 . Возвращение

"Никогда никому не верь."

Кодекс фиддахи

"Из ребра - скромной и скрытной части тела-

Сотворил Господь женщину и, по мере образования

Каждого из членов тела её, приговаривал:

"Будь кроткою, женщина! Будь добродетельной женщина!"

Однако же ни от одного из перечисленных

недостатков не свободна женщина."

Агады

  
   Девочка, как же, подавила она смешок. Закрыла глаза, пытаясь успокоиться и выровнять дыханье. Этот кошмар-неотъемлемая часть её жизни. Она ещё немного полежала с закрытыми глазами, прислушалась к темноте. За окном начинали петь птицы, хотя ещё не рассвело. Резкое поднятие тела, беглый взгляд на часы - 4:35. Она решительно откинула одеяло, и спустив ноги с кровати нашарила тапочки. Неторопливо подойдя к окну, девушка оперлась руками на подоконник, прислонив лоб к холодному стеклу. В ночи увидела себя - лицо девушки лет 18-ти с короткими тёмными, слегка вьющимися волосами. Прямой взгляд, тонкие черты лица, и глаза - яркого серебристого цвета. Здесь цвет её глаз никого не волновал, если и удивлял, то всё списывали на линзы, а вот на её родине за эти глаза убивали, и не имел значения твой пол или возраст. Она усмехнулась, глядя в оконное отражение. Этот мир, эта жизнь значительно лучше. Не требовалось постоянно убегать и скрываться, и домой её совершенно не тянуло. Беата смотрела на просыпающийся город и пришла к странному, совершенно нелогичному выводу - пора возвращаться.
   Вагон мерно покачивался и постепенно сбавлял ход. Ранее утро, метро. Народ спит на ходу. Молодая миниатюрная девушка в светлом бежевом пальто стояла, прижатая вплотную к двери и смотрела в никуда - её взгляд перемещался от карты метро до лиц пассажиров, которые не обращали внимания на интерес, сиюминутно проявленный к их персоне. В этот момент Беата пыталась не клевать носом, как это обычно бывает после раннего подъема и пары часов бодрствования и сообразить, что ей необходимо взять в поездку. "Сенная площадь", объявил мужской голос. Она вышла из вагона и, сунув руки в карманы джинс, неторопливо направилась к переходу. Вдалеке звучала знакомая музыка. Девушка усмехнулась и подумала, что Ярек (или просто Яр) - старый друг девушки не изменяет своим привычкам - звучал его любимый Паганини. Поток людей сновал и улыбался разливающимся по тоннелю чарующим звукам. Беата их прекрасно понимала - Яр был настоящим виртуозом.
   Вскоре за поворотом показался он сам - худой высокий парень в наушниках и со скрипкой необычной формы - складывалось впечатление, что когда её собирали сильно сэкономили на запчастях. Да и сам Яр выглядел более чем необычно. Посмотрев на него можно было в последнюю очередь подумать, что он может в чём-то нуждаться: молодой человек со стильной прической и волосами цвета вороного крыла в очках с тяжелой оправой чёрного цвета. А так же с неимоверно красивыми правильными чертами лица и серебристыми глазами. Одет был парень чуть ли не в последнюю коллекцию многих известного бренда. Поравнявшись с ним, Беата улыбнулась и кивнула, парень же на мгновенье оторвавшись от игры, отсалютировал ей смычком. Девушка шла дальше и думала о том, что этот мир дал убежище для многих из её рода - людям с иным цветом глаз и несколько специфическим родом деятельности. Новая жизнь, шанс на спокойное существование, которое, правда, пришлось не всем по нраву - тяжело бороться с привычным образом жизни и зовом крови. Её родители так и не смогли бросить свое ремесло, за что и поплатились жизнью. А девушка наверно ничего больше и не умела делать так хорошо. Всех подробностей гибели родителей Беата не знала. Просто в какой-то момент она поняла, что осталась совсем одна и больше никто за ней не придет. К этому времени девочка уже жила в Петербурге и ходила в местную школу. Деньги были, желание мирно жить, особенно в таком возрасте, тоже - она толком и не знала ничего про жизнь в другом мире. Так и шло всё своим чередом, пока её первый раз не призвали. Беата, шедшая на автомате, прикрыла глаза и начала вспоминать.
   На тот момент ей было лет 10. Родителей не было уже несколько недель, и девочка, мягко говоря, волновалась. Хотя про них Беата толком - то и ничего не могла сказать, потому что появлялись они не так часто, как хотелось бы, и на довольно короткие периоды времени. И в эти дни они проводили обучение девочки - многое она узнала именно от родителей. Хотя позже, родные Ярека, взявшие её под свою опеку, прочли девушке курс по ядам, травоведению, анатомии, помогли в обучении стрельбе, бою на мечах, метании кинжалов и всему прочему, что могло помочь девочке стать первоклассным фиддахи. Маленькая Беата не совсем понимала к чему это, но училась с диким рвением и была невероятно усидчива, что не свойственно многим детям при обучении...
   ...Была ночь. Лунный свет, проникавший через окно, слегка освещал комнату. Маленькая девочка проснулась от неясного шороха. Сначала подумала, что это вернулись родители, но те обычно много шумели и от них слышалось постоянное шиканье, так как они не хотели будить дочь. Беата тихо выбралась из кровати и начала осторожно подходить к двери, как та внезапно открылась. Девочка успела отскочить. В дверном проёме показалась пара рослых мужчин в странной несовременной одежде. Немного порыскав по комнате "глазами", их взгляды остановились на Беате. Всего пара мгновений и девочка оказалась на плече у одного из ворвавшихся. Малышка даже не успела испугаться и закричать. Незнакомец со спутником прошествовал в соседнюю комнату и...вся троица внезапно оказалась в тёмном помещении. Мужчина, державший девочку, аккуратно поставил её на пол и вышел вместе со своим таким же безмолвным товарищем, затворив за собой тяжёлую дверь. Беата, оставшись совершенно одна в незнакомом месте и до конца не успевшая осознать, что же произошло, стала осматриваться. В комнате царил полумрак. Маленькая девочка стояла посреди довольно просторного помещения, которое нельзя было как-то конкретно охарактеризовать. Из-за того, что не было окон, казалось, что это подвал. А из-за наличия пары книжных стеллажей и стола с несколькими подсвечниками складывалось впечатление, что это просто чей-то кабинет, который мог находиться на каком угодно этаже. Девочка только собиралась подойти к полкам, как дверь отворилась, и в комнату вошло трое мужчин в темно-коричневых рясах, капюшоны, глубоко надвинутые на головы, скрывали лица вошедших. Беата тогда ещё не знала, но она предстала перед Хамсом. Мужчина, зашедший первым, устремился вперед к столу и сел за него. Двое остальных прошествовали за ним и встали по обе стороны от него. Севший за стол, откинул капюшон, устало потер лицо и обратил свой взор на девочку. Мужчина был абсолютно лыс и немолод - лицо его было испещрено множеством морщин и шрамов. Голос его был приятен.
   -Ну, здравствуй, Беата. Не бойся, мы не причиним тебе вреда. Меня зовут Йоханан. Мои спутники - Габриэль, стоявший справа от Йоханана человек слегка опустил голову, и Агата, теперь уже кивнула фигура, стоявшая слева. Капюшоны не были откинуты.
   Мужчина же приложил руки к вискам и прикрыл глаза. Несколько минут в комнате стояла тишина. Беата на удивление не испытывала страха в данной ситуации. Её, скорее, обуревало любопытство. Йоханан медленно открыл глаза, потёр несколько раз виски и заговорил вновь:
   -Мы являемся членами Хамса - своеобразного правления у среброглазых. Не знаю, насколько хорошо тебе известна наша история, но со временем ты всё узнаешь, - он немного помолчал и продолжил:
   -Углубляться в неё сейчас, нет времени. Важно сейчас одно - ты уже осознала, что твои родители не вернутся.
   В этот момент глаза девочки расширились, но слёзы она смогла сдержать. Правда, подкативший к горлу ком не желал убираться.
   -В этом есть часть и нашей вины - у нас не всегда выходит определить, что заказчик одновременно выступает и охотником за головами. Сейчас наша задача дать тебе понять, что ты не осталась одна, у тебя есть семья - все мы. Ты не будешь покинута до того времени как ты будешь способна зарабатывать, Хамс обеспечит тебя материально. Йоханан повернулся к Агате:
   -Будь добра, принеси историю и кодекс фиддахи.
   "Фиддахи. Что-то знакомое", - эта мысль настойчиво билась в голове девочки.
   -Так мы зовемся исторически, пояснил он для девочки. Женщина тем временем почти бесшумно направилась к стеллажам и взяла с разных полок тяжелый фолиант в красивом кожаном переплёте и небольшой деревянный тубус цвета красного дерева, в котором, видимо, находился свиток. Агата молча передала их девочке. Беата прижала книгу и тубус к себе так крепко, как смогла, несмотря на их тяжесть. Она не до конца понимала, что происходит, но считала, что информация, знания и тем более помощь, которую оказывают эти люди, не окажется лишней в её теперешнем положении. Остаться одной она не боялась, но ей требовалась время, что бы разобраться во всём том, что на неё навалилось.
   - Это не всё, продолжил Йоханан и слегка нагнувшись достал из ящика стола небольшой свиток, аккуратно перетянутый чёрным кожаным шнурком, и затем протянул его девочке.
   - Здесь находится полностью описанный ритуал перемещения и координаты твоего жилища. Выучи всё и сожги свиток, никто из посторонних не должен этого прочесть. И ещё. Запомни девочка. Хочешь ты того или нет, но ты убийца. Хороший. Возможно, ты ещё этого не чувствуешь в себе, но это придет со временем. От себя не убежишь. И рано или поздно ты к нам придешь сама. Он немного помолчал и продолжил. Ждём тебя с нетерпением, девочка.
   После его слов мир перед глазами затянуло пеленой, и Беата очутилась в своей квартире. Прошел не один месяц, прежде чем она решилась побывать в Манзиле...
   Беата вынырнула из воспоминаний уже в подъезде нужного ей дома и нажала на кнопку дверного звонка. Открыли ей спустя пару минут. На пороге стоял высокий молодой человек лет 25-ти. Парень был обладателем приятной, немного смазливой внешности - темноволосый, с хитрым прищуром карих глаз и ослепительной улыбки. Чёрная майка и обыкновенные, немного потёртые джинсы подчёркивали его стройность, а вот тапки в форме ступней йети говорили о том, что перед девушкой стоит мальчишка. Беата постаралась, как можно приветливее улыбнуться в ответ, но до Кости, а именно так звали молодого человека - она явно не дотягивала. Девушка познакомилась с ним лет пять назад, когда возникла нужда в труднодоступных химических реактивах. Костя в прямом смысле добывал реагенты, забираясь на территории заброшенных заводов, плохо охраняемых лабораторий. Где-то у него просто были нечистые на руку знакомые, имевшие процент от сделок, а что-то он приватизировал со своей работы в каком-то НИИ.
   -Привет, красавица! Давно тебя не видел. Зачем пожаловала? - спросил парень, продолжая демонстрировать голливудскую улыбку.
   -Здравствуй - здравствуй, - нараспев произнесла девушка. Давай я тебе подробней расскажу в твоей квартире, а то тонкий слух какой-нибудь добропорядочной старушки станет крахом твоего бизнеса. Парень и бровью не повел, лишь довольно хмыкнул, но и не вздумал двигаться.
   -В общем, как всегда, да? Пора тебе уже придумать что-то новенькое, - притворно вздохнул он. Немного посторонившись, он всё-таки пропустил Беату в свою просторную трёшку. Одна комната представляла собой самодельный склад с парой холодильников - что-то требовало определенного способа хранения, вторая комната - кабинет и третья спальня. Кабинет он использовал по прямому назначению - там парень решал рабочие вопросы касательно поставок, принимал клиентов и вел записи учета прихода и продажи "химии". Пройдя в комнату, Костик сразу же направился к любимому креслу, сел, пару раз в нем покрутился и только лишь тогда обратился с вопросом к Беате:
   -Что тебя интересует на этот раз?
   Девушка задумчиво потеребила локон.
   -Мне нужны натрий, мышьяк, галлий и...пожалуй пока всё. И да, не жалей керосина в этот раз, а то из-за тебя мне пришлось лишиться значительной части своей прически, - немного сердито и с обидой сказала она.
   Парень, виновато пожав плечами, лениво поднялся с кресла и скрылся в соседней комнате. Беата стояла и думала попросить у него ещё и ртути или самой сегодня сидеть потрошить градусники, но не успела прийти к какому-либо решению, потому что довольно быстро вернулся Костя. Парень аккуратно, почти любовно выложил на стол небольшие пузырьки с серебристо-белым натрием, цвет которого скрывал тёмный керосин, полиэтиленовые пакеты с такого же цвета галлием и ампулы с мышьяком. Беата задумчиво покрутила в руках пузырек и попросила принести до кучи ртути.
   -А я думал, отравления мышьяком прошлый век, как и тривиальное баловство со взрывами натрия, с ехидцей сказал Костя.
   -Смотря как это всё использовать, - нежно ответила ему Беата, при этом улыбка спала с лица парня.
   Пока Костик отсутствовал, девушка аккуратно убрала всё в деревянный сундучок, обитый плотной мягкой тканью, и сунула его в сумку. После того, как парень вернулся и вручил ей ртуть, Беата оплатила свою недешевую покупку, и, распрощавшись с улыбчивым продавцом, ушла.
   Обратная дорога показалась гораздо короче.
   ***
   Зайдя в свою уютную двухкомнатную квартиру и скинув сумки в прихожей, девушка прошла в комнату, устало рухнув в кресло.
   -Что произошло? - где-то сзади девушки прозвучал тихий мужской голос, от которого Беата вздрогнула.
   -Ну и что ты забыл в моей квартире, Яр? - холодно и слегка раздраженно спросила девушка.
   Ей никогда не нравилось эта его привычка - врываться в квартиру без спроса.
   -Мне просто стало любопытно.
   Немного помолчав, он продолжил:
   -Раз ты рванула к Костику, значит, решила заехать домой. Скажи честно, тебе мало прошлого раза? - со вздохом спросил он.
   - Я же тебя еле живую приволок, и тебе несказанно повезло, что я тогда оказался рядом и смог спасти тебя от того недомерка с арбалетом.
   -Не зуди, прервала собеседника Беата. Всё же обошлось. Ты вовремя появился, рана была почти пустяковая. Да и мне в тот раз банально не повезло. Ты же знаешь, чего я стою на самом деле. Никого из наших такие происшествия обычно не останавливают.
   -Ага. А на следующий раз их уже бросают подыхать в ближайшей канаве и об этой смерти близкие могут только догадываться.
   -По-моему ты преувеличиваешь, - слегка поморщилась девушка. Если не повезло один раз, то у меня есть опыт, который сможет предотвратить подобною ситуацию и исключить из неё тебя. То, что ты слишком рационален и тщательно взвешиваешь каждое свое решение, только заставляет меня умереть со скуки, но не задуматься о своих поступках. Она резко встала, и. повернувшись, увидела Ярека, сидящего на её широком подоконнике. Девушка устало вздохнула и продолжила говорить.
   -Всё будет нормально. Я уже не та маленькая девочка, которой требуется опека твоих родителей и тебя в том числе. Серьезно, брось за меня волноваться. Я всегда выбираюсь живой из любой передряги.
   -Угу. Ещё б целой, - угрюмо пробурчал Яр.
   Девушка с улыбкой подошла к нему, нежно погладила по его трёхдневной щетине и запустила руку в его иссиня-чёрные слегка вьющиеся волосы.
   -Не пе-ре-жи-вай, - спокойно и по слогам произнесла девушка, глядя ему в глаза.
   Ярек слез с подоконника и направился к двери, и только перед тем как её закрыть остановился и сказал в пустоту:
   -Я подумаю.
   Девушка устало плюхнулась на кресло-мешок, и прикрыла глаза буквально на пару минут - нужно было передохнуть от нагоняя Яра.
   Когда она проснулась, то увидела, что за окном начало темнеть.
   "Отдохнула пару минут, называется", - с досадой подумала девушка. Зевнув, она начала медленно вставать с кресла, потирая при этом затёкшие конечности. Окончательно проснувшись, девушка начала собираться.
   Немного побегав по квартире и переодевшись, девушка предстала перед зеркалом. Что ж, в таком виде можно было бы спокойно ехать на любую ролевую игру. Беата облачилась в дорожный костюм чёрно-коричневого цвета из-под которого слегка выбивалась лёгкая рубашка молочного цвета. Широкий пояс с бляхой, на котором справа висел, нож и была прикреплена овальной формы фляга со стратегическими запасами воды. На ногах щегольски красовались высокие хорошенькие чёрные сапоги, толстая кожа которых надёжно защищала от непогоды и плохих дорог. Хорошие, качественные сапоги с двойным ботинком, клееной подошвой и небольшим каблуком. Маленькие ремешки аккуратно опоясывали кожу. Довершал образ Беаты тёплый шерстяной плащ с красивой, немного даже вычурной фибулой, чем-то напоминавшей ракушку цвета утреннего моря.
   Одевшись, Беата начала шарить глазами по квартире, вспоминая при этом, что нужно взять с собой в первую очередь. В дорожную холщовую сумку полетели всякиесклянки с ядами и вспомогательными веществами. Пара метательных ножей, кинжал, еды на пару дней - потом подвернется какая-нибудь работа и на месте можно будет купить чего-нибудь съестного. Меч? Ах, да. Он же так и стоит в углу избы.
   "Вещью меньше", - пожала плечами Беата. Главное не забыть линзы. В Манзиле приходится маскировать свой цвет глаз. Это измерение застряло где-то на уровне средневековья, немного отличного от темного времени этого мира. И культуры немного иные, присутствовала какая-то магия, на которую были гонения от местного варианта инквизиции в одной стране, и была полная вседозволенность в другой, в общем, жизнь текла слегка интереснее. Был, конечно, и свой минус - плохое разнообразие генетики касательно цвета глаз, от чего и страдала девушка, а так же её род. Основное население мира - люди с карими глазами. Но так же были и отщепенцы, к коим принадлежала Беата - среброглазые. Веков 5 назад и те и эти вполне себе мирно уживались, пока какому-то типу непришлавголовумысльобособенностисвоейкровииособомпредназначениилюдей. Он основал маленький клан наёмных убийц фиддахи - среброглазых. В начале, там были только взрослые мужи, которые знали, что такое война, владели несколькими видами оружия и были полными отморозками, которые были готовы зарабатывать на смерти людей.Детали заказа им не были важны, поэтому эти ребята без зазрения совести могли вырезать половину какого-нибудь селения, мужчины которого отправились на ярмарку. Время шло. Глава и организатор клана умер (ибо никто не вечен) и у руля встал более адекватный мастер Фолен. При нём гильдия убийц преобразилась в прямом смысле - он организовал что-то вроде школы. Долгие десятилетия здесь проходило обучение совершенных солдат для армий разных стран - на простом населении оттачивать мастерство было запрещено. За эти годы выпускники набрались опыта и те, кто не хотели воевать и убивать остались в школе в качестве преподавателей. Это был расцвет школы: были познаны яды, изобретены какие-то новые вариации оружия, более удобные, а подчас и изощренные. Шли годы, руководство не переставало меняться, а вшколуначали принимать детейввозрасте 5-6 лет - так воины становились более образованными и опытными. И тут уже проходило познание убийства как мастерства в полной мере - очередное руководство решило, что учеников становится больше, денег на их содержание меньше и если есть желание продолжать обучение, следовало вносить какой-то вклад. Началась новая веха наёмников из школы. Тут ребятам было уже, где развернуться. В моду начали входить убийства, которые окружающие спокойно принимали за несчастный случай. Если хотели незаметно убить человек во сне, то пользовались кониином, так как убивал он довольно "мягко", жертва лишь ощущала онемение и холод, поднимавшиеся вверх от ступней и только в финале был кратковременный приступ удушья.
   И всё бы ничего, но чтобы точно знать свойства того или иного яда, нужно было его испытать. На животных проводить подобные эксперименты считалось дорого и неудобно - не будешь же ты испытывать отраву на кролике, масса которого так разнится с человеком. Вот и стали пропадать люди, а потом находиться их трупы в разном состоянии - не все яды сохраняли красоту тела. После длинной и бессмысленной череды убийств население взбунтовалось и истребило большую часть среброглазых. Никто не спорит в их отношении к клану - на тот момент фиддахи превзошли самих себя в бессердечности и фанатизме своему делу.
   К счастью или, к сожалению, кто-то из школы смог выжить, и так как они не умели ничего кроме убийств, со временем остатки стали малочисленным кланом, промышляющий тем же, но уже более аккуратно и тихо, под присмотром пяти вольно выбранных человек, позже назвавших себя Хамсом. К новообразованному клану присоединились тогда не все - кто - то хотел мирной жизни, не навязанной никем свыше, ведь народ не разбирал, кто убийца, а кто нет. В конечном итоге выбора не осталось ни у кого - многие решили стать теми, кем их считают, дабы было за что страдать. Возможность жить на два мира - Манзил и Инсаани появилась много позже и совершенно случайно. Какой-то неизвестный из клана наткнулся на инквизиторскую библиотеку и удачно прихватил свиток, рассказывающий о перемещении в иной мир. Утратили это знание инквизиторы или нет, было неизвестно, впрочем, никого это особо и не расстраивало. Позже, перемещение в Инсаани сослужило хорошую службу всему клану.
   Пока девушка предавалась воспоминаниям, она так же на каком-то автоматизме собирала вещи, одевалась, распихивала что-то по сумкам, карманам. Последний штрих - линзы и пара бутылок со специальной жидкостью для них (кто знает, сколько времени она пробудет в родном мире) и она готова. К чему только? На этот вопрос Беата не знала ответа.
  

Глава 2. Зов крови

"Не материализуйся вблизи своего жилища"

Кодекс фиддахи

   Взору открылся величественный лес - высокие светлые сосны, могучие кряжистые дубы, яркие клёны. Каждое дерево было будто осыпано золотом всех возможных оттенков. Едва видневшаяся из-под ковра листьев тропа брала свое начало откуда-то из глубины леса и вела в сторону деревни. Беата убрала руку от шеи, поудобнее взяла свою котомку и неторопливым шагом направилась вперед к деревеньке Инор. За кустом около тропы послышалось характерное хрюканье - в лес сгоняли пастись свиней. Здесь они питались желудями, тем самым набирали жир, чтобы крестьянину было чем питаться зимой и что продавать в соседние деревни, расположенные не столь удачно. Деревенька была относительно небольшой, кормилась за счет скотоводства и рыбной ловли - рядом протекала широкая река Делонь. Беата вспомнила, как она впервые попала в этот лес. Долго готовилась, читала те инструкции из свитка, переданного ей Хамсом, наконец, решилась. Тогда лес встретил её не так приветливо. Было темно, неуютно и веяло страхом. Листья на деревьях не пестрели всеми оттенками жёлтого и красного как сейчас, а выглядели довольно тускло из-за прошедшего накануне дождя. Дорогу было видно плохо, и девочка боялась заблудиться. Кое-как, следуя карте, нацарапанной в свитке, она нашла тот маленький домик на окраине деревни и осталась в нём на ночь, пытаясь понять, каково было её родным - родители жили в нём, когда пребывали в этом мире.
   Беата прошла к дому со стороны леса - сегодня ей не хотелось идти по главной улице и со всеми здороваться - это было чревато посетителями. Она подошла вплотную к калитке, просунула руку через забор и откинула засов. Бояться ей было нечего, так как в деревне она была на хорошем счету - считалась неплохой знахаркой, которая в свободное от лечения людей время бродит по лесам в поисках нужных трав. Беатазатворилазасобойдверьиочутиласьводворе. Он был в некотором запустении, так как девушка наведывалась сюда последний раз около полугода назад. На дорожке было пыльно, повсюду лежали листья. Она с удовольствием раскидала их ногами как в детстве и на лице появилась добрая счастливая улыбка. Беата поднялась по лестнице в сени, сняла обувь, и толкнула дверь. Дом встречал её привычной тишиной и какой-то своей теплотой. Средневековые дома обычно не имели отдельных комнат, но без них Беата чувствовала себя некомфортно - ну не могла она готовить, спать и принимать больных в одном и том же помещении, поэтому комнат было две. Первая - в которую попадаешь из сеней, разделялась печью, стоящей прямо по середине комнаты. Справа от двери была широкая лавка, где Беата осматривала больных. Слева от печи у окна стояли стол со стулом и шкаф с разными склянками, баночками и парой книг по сбору растений. Вся утварь лежала в печи, продукты обычно хранились в погребе, люк которого был красиво прикрыт полосатым половиком. Вторая комната представляла собой маленький закуток с крепко сложенной кроватью и огромным сундуком для вещей. Закрыв дверь и волоча за собой сумку с вещами, Беата сначала повесила плащ на крючок у двери, затем направилась в свою комнату. Кинула сумку возле кровати, вытащила из неё нож и начертила где-то в пространстве знак в нескольких сантиметрах от сундука. Пару секунд ничего не происходило, затем воздух в том месте немного сгустился и потемнел. Очертания руны стали видимыми - Хамсу знал, что она в стране и готова приняться за работу. Уставшая Беата повалилась на кровать и мгновенно уснула.
   Ей приснилось её первое убийство - молодой парень дворянского происхождения, почти мальчик. Его тело было неестественно вывернуто и глаза устремлялись куда-то в небо. Тогда она его просто сбросила с высокой башни замка, имитируя несчастный случай. Хамс работу одобрил, только высказал в письме, что работа выполнена грубовата, поэтому следует оттачивать мастерство и проявлять больше фантазии. В конце письма была небольшая приписка с поздравлением об удачно выполненном деле. Глядя на эту ровные круглые буквы, у Беаты невольно появлялась на лице мрачная ухмылка. Вызвана она была не сожалением, связанным с убийством человека, а с тем, что забавно устроенажизнь - её не судят за преступление, а журят за его неаккуратность и небрежность. Мир однозначно сошел с ума.
   ***
   Беату разбудил противный крик соседского петуха. Именно за это девушка больше всего не любила деревенскую жизнь и каждый раз клялась себе, что придушит этого хвостатого засранца. Она резким движением откинула одеяло и встала с кровати, по пути, снимая одежду, направилась во внутренний двор, чтобы привести себя в порядок. После утренних процедур она вернулась в дом, и, достав из сундука чистое платье, прошла в соседнюю комнату к столу. На нём лежал лист бумаги, которого ещё вчера не было. На бумаге значилась обычная информация о заказе: имя жертвы, профессия, егоадреспроживания, суммазаказаисрокивыполнения. После того как Беата капнула каплей крови на лист, в воздухе на какое-то время завис образ ничем не примечательного, на первый взгляд, мужчины. По негласному договору, чтобы вернуться в этот мир, требовалось внести своеобразный налог - убить человека. Деньги за это заказ отходили Хамсу. Из-за этого многие, кто сбегал в Инсаани, уже не возвращались - не хотели обагрять руки кровью. Пробежав глазами по пергаменту несколько раз, Беата зажгла свечу и уничтожила лист. Пепел аккуратно выбросила на улицу, в очередной раз, убеждая себя в том, что от этого цветы будут только лучше расти.
   Ехать нужно было не очень далеко - в Кайхен - город, находящийся в семи элах (1 эл = 1057 метров) отдеревни. Сегодня был выходной и наверняка кто-то поедет в город на торги, Беата планировала напроситься в попутчики. Собираться пришлось не очень спешно-первый раз девушке следовало просто разведать обстановку, а уже потом что-то думать о способе убийства.
   Спустя полчаса Беата мерно покачивалась на телеге Оттакара -местного пивовара, направляющегося в город, чтобы предоставить новые сорта пива местному дворянину. Облокотившись о борт телеги, Беата лежала около нескольких дубовых бочонков и задумчиво жевала соломинку. Она не понимала, кому мог не угодить обычный городской стражник, раз на него поступил заказ. Если только в какой-то момент не превысил свои полномочия, что не являлось редкостью. А, неважно. Главное быстрее выполнить заказ и расплатиться за вход в мир.
   Беата задремала и пропустила тот момент, как телега въехала в город. Разбудило девушку требовательное тормошение за плечо - над ней возвышался стражник, охранявший въезд в город. Разлепив веки, Беата улыбнулась настолько нежно, насколько умела и тоненьким голосочком объяснила, что является деревенской знахаркой и в город прибыла, чтобы продать часть лекарственных средств, над приготовлением которых трудилась не покладая рук денно и нощно последние пару недель. Стражник честно пытался всё это осознать и отойти от быстрого и едва слышного тараторенья. По его виду можно было ясно, что попытка не увенчалась успехом и он лишь махнул рукой, неторопливо направившись к другому обозу. Что особенно порадовало Беату, что стражник так же забыл спросить денег за въезд в город. Проехав ещё пару гравов (примерно 1 метр), девушка взяла свой плащ, спрыгнула с телеги и распрощалась с пивоваром, пожелав при этом удачи, и направилась в таверну "У Важека". Здесь имела обыкновение собираться городская стража после смены и пропускать кружку, другую. Для заочного знакомства с жертвой место подходило как нельзя лучше.
   Беата неторопливо зашла в полутемную прохладную комнату и направилась к стойке, за которой собственно и находился хозяин питейного заведения - Важек. Девушка познакомилась с ним пару лет назад, когда среди ночи в её дом буквально ворвался этот высокий здоровенный детина, у которого сильно заболела жена, а местного лекаря на днях повесили за то, что он вылечил не сына местного вельможи, а простую девчонку. Его слова о том, что парнишка был полудохлый, а у девочки был шанс выжить (что она и сделала) не спасли его от виселицы. Той ночью Беата быстро поставила на ноги жену Важека -Марийку, за что стала любимой гостьей в его таверне.
   Только завидев девушку, Важек куда-то в сторону отбросил кружку, которую он протирал подолом фартука, и широко шагая, быстро приблизился к Беате, крепко её обняв. Отойдя от неожиданного хруста в спине, девушка широко улыбнулась хозяину таверны и дружески похлопала его по плечу:
   -Важек, здравствуй! Я смотрю, Марийка кормит тебя на убой - растешь вширь, - со смехом заметила Беата.
   -Ну, скажешь тоже, слегка засмущался здоровяк,- это просто освещение здесь такое, вот и кажется, что я поправился.
   -Не буду настаивать, дабы больше не вгонять тебя в краску, примирительным тоном сказала девушка.
   -Ты не против, если я немного отдохну у тебя? Три месяца по лесам и весям, вчера в деревню, сегодня уже сюда, чтобы заново почувствовать себя человеком, и, конечно же, попробовать твоей фирменной медовницы, льстивым голосом произнесла Беата. Важек от этих слов окончательно разомлел, тут же позвал откуда-то из недр своего заведения некую Ташку и сказал немедля нести кувшин той самой медовницы и крылышек каких под закуску.
   -И не вздумай даже заикаться о деньгах - ты мой дорогой гость, важно сказал Важек перед уходом по каким-то своим делам.
   Беата наконец осталась в тишине. Для появления стражников после работы, было действительно ещё полно времени, и скоротать она его собиралась за трапезой.
   Повесив плащ на высокую спинку стула, она лениво осмотрелась, пытаюсь заметить какие-либо изменения в интерьере, если они и существовали. Таверна представляла собой небольшое, но уютное заведение с несколькими длинными столами и скамьями и пять небольших столиков, чтобы скоротать вечер за приятной беседой, а то и решить какой-нибудь деловой вопрос. Когда-то Важек был в охране города и лишь недавно вышел на пенсию и открыл свое дело. Естественно местный контингент состоял в основном из бывших сослуживцев, что обеспечивало заведение репутацию тихого и безопасного места.
   Принесли медовницу и куриные крылья. Поблагодарив прислужницу, Беата впилась зубами в сочное мясо и чуть не застонала от удовольствия - в этом мире еда и напитки были намного вкуснее. Довольно быстро закончив трапезу и уже неторопливо потягивая медовницу, Беата начала поглядывать по сторонам. Время дневного бдения уже кончилось и постепенно таверна начала заполняться стражниками, но её жертва ещё не прибыла. Со спины послышалось вежливое покашливание. Беата повернула голову и была, мягко говоря, удивлена. Связь фиддахи обычно искажала лицо потенциального трупа, не могла показать каких-то мелких черт. Но тут она конкретно дала сбой. Перед Беатой ни больше, ни меньше стоял самый настоящий ангел - молодой человек лет 25ти с ослепительно белыми кудрями и пронзительными карими глазами. Лицо его будто сошло с обложки какого-то пафосного мужского журнала, про Беату можно смело шутить, что ей следовало поднять с пола свою нижнюю челюсть.
   -Извините, я давно не встречал столь красивой девушки. Вы не сочтете меня наглецом, если я попрошу вас разрешить мне сесть за этот стол?
   Голос его был дивен. Беата слушала, смотрела и думала, в чём же тут подвох, что не мешало ей согласиться:
   -Вы очень учтивы. Присаживайтесь, конечно. Я буду рада провести время в компании такого приятного собеседника, протянула она насколько могла нежным голосом.
   По лицу парня было видно, что ответ не особо его удивил - для него это было привычно, что ли. Такое отношение немного отрезвило девушку и заставило быть более собранной. Красавец тем временем уже сидел за столом и переговаривался с официанткой. С ней он был вежлив, но уже менее мил, будто держал незримую дистанцию, подчеркивающую место девушки.
   А Беата продолжала наблюдать за новым знакомым, и в ней просыпалось женское любопытство. Он тем временем закончил делать заказал и обратил свой лучистый взгляд на Беату.
   -Совсем забыл представиться - подала голос будущая жертва, меня зовут Карл, а вас? Мне почему-то кажется, что вы должны быть обладательницей какого-то необыкновенного имени, почти восторженно продолжал собеседник, болтовня которого начала её доканывать и желание доплатить за заказ стало реальнее.
   -Наверно Беатрис или Юстиниана? - первое имя пробудило Беату от кровожадных мыслей и заставило более осмысленно посмотреть на парня, сидящего напротив. Тем временем принесли его заказ, и он начал неторопливо попивать свой напиток, не приступая к основному блюду. Вдруг Беата почувствовала чей-то настойчивый сверлящий взгляд в спину и обернулась. В самом тёмном углу таверны сидел незнакомый мужчина, внешность которого нельзя описать, потому что весь он был скрыт тёмным плащом с капюшоном, с которым не захотел расстаться даже в помещении. Что это мужчина было видно по широким плечам и довольно большой фигуре.
   Принесли первую часть заказа. Молодой человек на мгновенье замолчал, чтобы отхлебнуть из своей кружки.
   -Дорогая, с вами всё в порядке? - откуда-то издалека достался голос этого молодого прихвостня. Беата повернулась с нескрываемым неудовольствием и была готова уже произнести что-то резкое, как вдруг глаза юноши начали некрасиво выкатываться и он стал лихорадочно хвататься руками за горло. Быстрый яд, без всякого удовольствия подумала Беата. "Интересно, какая же сволочь подсобила", и она невольно обернулась в сторону того самого тёмного угла, где разумеется не сидел никакой мужчина. Девушка не нашла ничего умнее как закричать как можно громче "На помощь! Моего спутника отравили! Да будьте же вы чуть расторопнее". Уйти она не могла. Важек её может и не сдал бы, а вот служанка могла сказать чего-то лишнего. Лучше было бы снять с себя все подозрения сразу. Её никто не должен заподозрить. Беате резко стало холодно, и она, накинув плащ, сунула руки в карманы, где тотчас нащупала какой-то комочек. Отойдя в сторону от тех, кто тщетно пытался реанимировать парня, она достала на свет из кармананебрежно скомканный клочок бумажки, в котором было написано всего два слова "не благодари". Да уж, вот благодетель выискался, усмехнулась девушка и покачала головой.
   ***
   Дождь мерно барабанил по стеклу. Беата клевала носом в пивной - стражники давно оставили её в покое и посчитали жертвой обстоятельств. Лениво прокручивая ситуацию раз за разом в голове она то открывала глаза, то сразу же закрывала, щурясь от света, которого и так было немного в полутёмном помещении. В какой-то момент она резко открыла глаза и решительно встала. Спешно попрощавшись с Важеком, она быстрыми шагами покинула таверну и направилась вглубь города. Девушка петляла и сворачивала с широких улиц в более узкие и уже менее чистые.
   -Ты не особо спешила.
   Девушка остановилась и не торопясь развернулась. В переулке, прислонившись спиной к стене и лениво перекатывая во рту соломинку, стоял давешний незнакомец. Сейчас на нём не было капюшона и Беата смогла его достаточно хорошо рассмотреть. На вид лет 30, рыжие, длинноватые волосы, тяжёлый подбородок, обычный нос, небольшой шрам на левой щеке и, конечно же, пронзительные серые глаза. Он даже не скрывал их.
   -Мне извинится?- иронично спросила Беата, удивленно приподняв бровь.
   -Да. Но не словами, миролюбиво произнёс мужчина, отлепившись от стены.
   -Серьёзно? Я думала, это акт альтруизма или пересечение заказа.
   -Увы, дорогая, это мой некрасивый план. У меня тут работёнка неприятная образовалась и я решил перекинуть его на тебя, ты, конечно же, не против, как я понимаю? - насмешливо спросил незнакомец.
   Беате оставалось только скрипнуть зубами - по одному из пунктов правил фиддахи она была обязана выполнить работу человека, исполнившего её заказ. Не имело значение - произошло это специально или с помощью такой подставы. Закон должен выполнятся.
   -Какая жалость, что ты именно меня встретил в этой таверне, медленно произнесла Беата.
   Мужчина пожал плечамии, двинувшись к ней, вновь заговорил:
   -Как ты понимаешь, мне всё равно. Просто надо было спихнуть неприятную работёнку.
   Он вытащил из-за пояса небольшой свиток и протянул девушке. Беата, прежде чем взять его в руки надела перчатки, на что мужчина понимающе ухмыльнулся. Взяв свиток из его рук и отойдя немного в сторону, Беата развернула свиток и не смогла сдержать тяжкого вздоха - ей было известно, кто этот человек и она понимала, каких нервов ей будет стоить выполнение этого заказа. Она свернула свиток, сунула в голенище и взглянула на мужчину совсем не по-доброму.
   -Зачем же вы тогда за него брались, если не хотели изначально выполнять, спросила девушка даже не пытаясь скрыть своего раздражения.
   Выплюнув травинку, мужчину сдвинул брови и, смотря куда-то вдаль, сказал:
   -По доброй воле, я бы не взялся за это. Плата за вход.
   Беата стало всё понятно, но совсем не легче.
   -Сколько у меня времени, есть ли особые условия?
   -Два дня, почти сочувственно проронил среброглазый.
   Беата только чертыхнулась.
   -Никаких установок по поводу смерти не поступало. Но ты же понимаешь, что лучше сделать всё без шума и пыли. И ещё... через два дня в том же месте, в то же время. Удачи, девочка.
   Девушка только раздражено повела плечом и направилась к выходу из этого бедного района. Ей требовалось время привести мысли в порядок и придумать хоть какой-то план действий.
  
   Глава 3. Точка отсчета.
  
   Беата терпеть не могла атмосферу кладбищ. Непонятные шорохи, вечный пронзительный ветер и неприятное соседство. Но сейчас у неё не особо был выбор. Её цель находилась в капелле у нового кладбища, из которой сейчас доносились звуки скрипки, что радовало и огорчало одновременно - нельзя подкрасться к спящему, но можно попробовать убить человека, полностью растворённого в музыке и незамечающего каких-либо посторонних звуков.
   Девушка бесшумно обошла вокруг капеллы и с сожалением констатировала, что вариант проникнуть бесшумно и незаметно в часовню у неё не пройдёт - ей придется входить через главную и единственную дверь.
   Глубоко вздохнув, она приоткрыла как можно бесшумно дверь и вошла. Внутри царил полумрак. На полу, подоконниках, столе стояли подсвечники, канделябры и просто толстые белые свечи, которые и создавали в этой маленьком помещении хоть какое-то освещение. В центре одиноко стояла худая мужская фигура, правая рука которой буквально порхала и извлекала звуки из инструмента с помощью смычка. Человек же мерно покачивался в такт музыке. Резкий выброс правой руки вперед и не менее молниеносное движение от мужчины - Беата впустую потратила метательный нож. Человек торопливо развернулся, но увидев Беату, он опустил руки и лишь усмехнулся.
   -Не ожидал, если честно, увидеть тебя здесь, дорогая.
   -Я тебя тем более. Что ты здесь делаешь, Яр? Тебя тут явно не должно быть, - удивлённо сказала девушка.
   -Ну, меня пригласил на встречу сюда старый знакомый, медленно протянул молодой человек. А тебя?
   -А меня "пригласил" кто-то из клана. Ему на входной достался местный отщепенец - служитель при капелле. Он ведь из наших. Вот парень и не захотел руки марать. "Успокоил" мою жертву и "подарил" мне эту.
   -Скверно звучит. Только этот самый парень назначил мне рандеву буквально пару часов назад, намекнув про возврат старых долгов. И попросил встретиться именно здесь. По-моему, от кого-то из нас захотели избавиться.
   Беата ничего не сказала, лишь прошла вглубь капеллы, чтобы выдернуть нож, застрявший в стене.
   -Решила отмолчаться? - насмешливо спросил Ярек.
   -Решила разобраться, - с улыбкой ответила Беата, обернувшись к другу на самом выходе.
   - Пожелай мне удачи. Прошептала она, закрывая за собой дверь.
   Девушка лёгким бегом направлялась в сторону города. Она без труда выяснила, где живет рыжий, в тот же день. И сейчас ей хотелось поболтать с ним немного раньше назначенного срока. Без проблем пробравшись в город, она быстро направилась в трущобы. Город был полностью погружён во тьму. Двигаться было трудно, хоть девушка и прекрасно знала дорогу буквально с детства. Сейчас ей приходилось осторожно обходить лужи, так как мокрые сапоги - это не только неприятно, но и периодически громко. Чем дальше она заходила в район бедняков тем хуже становился запах и тем труднее становилось сохранять равновесие в темноте, то и дело, натыкаясь на объедки и какие-либо другие отходы, выброшенные горожанами прямо на улицу. Девушка была уже на самом отшибе, но до нужного строения, её нужно было ещё немного пройти. Скорее всего, этот соклановец был выходцем из другого города и совсем не желал привлекать к себе ненужного внимания, поэтому и поселился, хоть и временно в такой дыре. Она уже подходила, как увидела в маленьком покосившемся домишке свет и мысленно чертыхнулась. Сегодня ей катастрофически не везло с тайными проникновениями.
   Одним из важных качеств среброглазых являлось терпение. Оно было нужно и для того, чтобы не допустить ошибок при подготовке к убийству, так как большинство из них, приготовленные за пару дней были провальными, за исключением каких-то форсмажорных ситуаций. Так же оно требовалось для сохранения спокойствия во время какого-либо ожидания, например той же засады. Почти каждый из детей фиддахи, в детстве проходил различие тренировки для развития навыков терпения, если так можно выразиться. Той же Беате не раз приходилось из общей миски раскладывать по двум другим рис и гречку как Золушке. Самым распространенным тренингом была, конечно же, охота. Требовалось сидеть часами и выжидать дичь, выбирать удобный момент для выстрела, чтобы был положительный результат. Не всем это удавалось из-за азарта или желания быстрее расправиться со скучным мероприятием.
   Что бы хоть как-то развлечь себя за ожиданием, пока Рыжий уснет, или выйдет из дома, чтобы иметь преимущество, Беата сидела в ближайших кустах и перечисляла названия ядов на латыни в алфавитном порядке. Когда яды закончились, она начала думать. Ей было многое непонятно. Что значил этот перевод заказа? Хотели убить Ярека её руками? Как-то странно, сложно. Рыжему требовалось иметь недюжинные связи в Хамсе, чтобы знать о том, кого ей поручат за входные и как минимум дар телепата, так как Беата сама не знала, что захочет вернуться. Так же было неизвестно, а где же тогда этот мальчик, заказ на которого так рьяно ей впихнули. Девушка шапочно была знакома с ним. Он был довольно молод - что-то около 16-17 лет. Был одним из клана. Подавал надежды или нет, Беате было неизвестно, девушка была лишь уверена в том, что в какой-то ранний момент жизни, он отказался от пути убийцы и ушел в местный вариант семинарии. Почему парень просто не остался в Инсаани? Увы, порой семейные узы держат очень крепко. Так он и стал священником местной капеллы. Может, таким образом отмаливал грехи за всю семью, кто знает.
   На горизонте уже близился рассвет, а свет в окнах Рыжего всё не угасал, что было довольно странно. Терпение, говорила себе Беата и продолжала ждать. В попытках согреться Беата решила немного прогуляться вокруг дома и попробовать аккуратно заглянуть в окна, в которых всё так же заманчиво горел свет. Стараясь переступать как можно тише и радуясь, что утренний щебет птиц скрывает её не всегда идеально тихие шаги, она осторожно приблизилась к одному из окон, которое было расположено с торца дома. Картина, увиденная ей там мельком, заставила девушку опрометью броситься ко входу и резко потянуть на себя ручку. Быстро войдя в дом, Беата тщательно закрыла за собой дверь и на всякий случай заперла её на широкий засов, прислонённый к косяку. Только после этого она позволила себе внимательно оглядеть комнату и понять, что увиденная ей картина была реальной. На полу просторной комнаты валялся рыжий наёмник с перерезанным горлом и подле него лежал окровавленный молодой священник. Ситуация была далеко не нова и Беата знала, что делать. Она быстро приблизилась к парню и села подле него на колени. Он не шевелился и вообще не подавал никаких признаков жизни. Девушка осторожно взяла его руку и попыталась нащупать пульс, который как ни странно был. Беата облегченно вздохнула и подумала, что шанс возможно ещё есть. Она начала его осматривать, чтобы понять, откуда же так сильно кровоточило и попробовать хоть как-то помочь парню. Так как крови было достаточно и он находился без сознания, любому дураку сразу стало бы понятно, что не просто повреждены верхние покровы кожи. Ранение было где-то в районе живота. Рвать одежду этого времени не так легко, а задирать рясу священника, на которой он практически лежал, было тяжеловато и требовало времени, которого наверняка было совсем мало. Беата достала нож из-за пояса и приподняв один кусок разорванной ткани, уже пропитавшейся кровью, разрезала её, чтобы добраться до раны. Увиденное девушку совсем не обрадовало - живот парня напоминал жуткое кровавое месиво, и явно было видно, что быть ему в этом мире оставалось совсем недолго. Вдруг он резко открыл глаза и сфокусировал свой взгляд на девушке. Его рука потянулась к ней и безвольно упала, не дотянувшись до Беаты. Она придвинулась ближе к его лицу, и он, разлепив сухие губы, еле просипел:
   -Добей меня, так будет лучше.
   Девушка медленно выпрямила спину. Данная картина не являлась для неё чем-то неприятным, но была непривычной. Беата убивала почти половину жизни, делала это быстро, хладнокровно и без лишних сантиментов, то есть обычно обходилось без слезливых просьб об облегчении страданий. Для Беаты это было равносильно застрелить щенка, которому перебило хребет мимо проезжающей машиной, когда тот пыталась перебежать дорогу. Беата резко поднялась и отошла на пару шагов. Добивать беззащитного, просящего этого... А парень продолжал смотреть на неё умоляющим взглядом. Внезапно он начал тяжело дышать и даже сипеть, его лоб покрылся испариной, а пальцы, скрючившись, стали скрести по полу. Беата была не в силах отвести взгляд от этого зрелища и поняла, что так долго продолжаться не может - она подошла и тем же ножом, которым несколькими часами ранее чуть не убила Ярека, и которым только что распарывала рясу, точным и коротким взмахом прекратила мучения парня.
   Она выходила из дома, тщательно притворяя за собой дверь. Ноги девушки сами понесли её в сторону леса. Неспешно идя вдоль кустов, она вертела в руках окровавленный нож и в какой-то момент, проходя под раскидистой кроной какого-то неизвестного ей высокого дерева, остановилась. Место показалось ей подходящим для небольшого отдыха, и девушка незамедлительно приземлилась на свою пятую точку, прислонившись спиной к стволу дерева. Затем, преподнеся к лицу нож, она придирчиво осмотрела багровые пятна на нем, сорвала пук, мокрой от росы травы и начала оттирать кровь. После того, как лезвие стало чистым, двумя движениями, она вытерла лезвие о сухую и чистую часть рубахи и сунула за голенище сапога.После этого девушка слегка откинула голову назад и прикрыла глаза. Последние пару дней оказались непривычно богатыми на события. Она чуть не убила лучшего друга, завалила заказ, и замарала руки кровью посторонней жертвы. Причем ей было совершенно непонятно, как Ярек оказался в том месте, где должна была быть её неожиданно образовавшаяся жертва. Слишком много неясного. Девушке требовался отдых, чтобы пораскинуть мозгами и понять, что же за ерунда тут творится.
   * * *
   Нынешняя погода продолжала приятно удивлять своим постоянством. Почти неделю лил дождь. Не каждый может оценить такое по достоинству, но конкретно душа Беаты пребывала в состоянии покоя. Это раз. Никто не мог сказать, что мерно барабанящий в окно и крышу дождь являл собой какой-то раздражающий звук. Так же, особо радовало девушку, что почти не слышно было это кудахчущую сволочь, обычно беспокоившую девушку ранними утрами, когда хотелось выспаться, а не вставать в несусветную рань вместе с деревенскими. Только эта мысль пронеслась в голове Беаты, как в дверь незамедлительно постучали. Девушка со стоном перекатилась на другую сторону кровати и крикнув в сторону двери:
   - Подождите немного, я оденусь, начала судорожно собираться.
   Беата ни капли не сомневалась, что кто-то из деревенских наконец понял, что знахарка на месте и к ней можно обратиться по какой-то ерунде, будь то обычный кашель древнего старика или прыщи на лице местной красавицы. Натянув сорочку и свободное платье, девушка открыла дверь и тихо охнула - в сенях столпилось не меньше пяти человек, ещё сколько - то угадывалось за калиткой. Видимо Беате предстоял сегодня рабочий день немного не по своему профилю.
   Как она и думала, первым больным был видавший виды дедушка, жалующийся на проблемы с желудком, что было свойственно его возрасту. Всучив старичку мелкий веник из листьев крестового корня и в третий раз повторив, что ему надо горячей водой заливать листья и пить в течение дня, Беата наконец выпроводила своего, увы, не последнего на сегодня больного. Далее тянулась нескончаемая череда больных, среди которых хватало страдающих от всего чего только можно:
   - Да, да, бабушка, корешки измельчить и настаивать. А потом по одной ложке пить. Или же:
   - Да - да, уважаемая, паслен гадючий, при правильном пользовании избавит вас от лишая. Нет, я не издеваюсь.
   Под конец трудового дня хотелось сбежать через трубу от печки, но приходилось вежливо улыбаться и принимать в дар тяжеленные корзины с продуктами. Убивать людей реально проще.
   Спустя полчаса очередь всё-таки иссякла. И девушка прямо - таки рухнула на лавку и тоскливо оглядела комнату. Во-первых, естественно натоптали все, кто сколько и где мог. Масштабы уборки были представимы, но возиться не хотелось абсолютно, тем более, завтра наверняка появится кто-то из сегодняшних старичков, но уже с новыми болезнями. Такие любили находить у себя разные хвори или просто собирать травки и настойки впрок - вдруг беда, а знахаря нет. Именно поэтому сейчас шкаф Беаты представлял собой разгром Помпеи - части склянок с отварами не стало, пучки и венички трав заметно поредели и теперь стали четко видны круглые следы от мест, где пыль не скопилась за время отсутствия девушки дома. Стол являл собой яркий пример отнюдь не творческого беспорядка - на столе лежала открытая книга с изображениями растений - один особо усердный пациент яро не хотел соглашаться, что то, что ему всучили, действительно так называется (ну, волосняк, и что в этом такого?) и отчего-то вообще может лечить (от острого радикулита избавляет на раз). Рядом с тяжеленным фолиантом стояла красивая каменная ступка с пестиком, наднекоторойвиднелисьследысерогопорошка-невсемоглирастолочьтравывпорошокда, и так проще было подсыпать лекарства типа антибиотиков людям, у которых кто-то серьезно простудился. От такой ерунды в этом мире умирало конечно же полно народа. Девушка старалась хоть как-то помочь людям. Но и на этом причины возмущений Беаты не заканчивались - пол был завален всевозможными тыквами, картошкой, морковью и прочими овощами. Готовить было конечно нужно, ведь здесь ты не схитришь походом в кафешку, но желания возиться с этим здесь без удобств совершенно не было. Нет, девушка привыкла к каким-то походным условиям в духе добычи и приготовления еды в лесу и питания этим на протяжении нескольких месяцев, но в быту в ней периодически просыпалась какая-то избалованность. Сказывалось веяние другого мира. Из-за этого на неё даже ругался периодически Ярек, человек, умевший приготовить всё, что угодно и получавший от этого действа удовольствия в любой ситуации. Условия готовки ему были абсолютно неважны. Правда, в кулинарных предпочтениях они совершенно не сходились, но никого из них это особо не волновало. Завесь день Беата ни разу не вспомнила про события прошедших дней. Ей не хотелось признаваться самой себе, но она была рада такому наплыву людей - ей совершенно не хотелось лезть в непонятные интриги и разбираться в них. Девушка знала, что ей придется, так как, там затронут Ярек -самый близкий для неё человек, но пока оттягивала этот момент, надеясь, что этот хитрый и скользкий убийца сможет выкрутиться сам. Приведя комнату в божеский вид, Беата проверила засов, погасила свечи и перешла в другую комнату, где быстро разделась и нырнула под тяжелое, мягкое одеяло и, свернувшись калачиком, мгновенно провалилась в сон.
   Следующий день не был особо примечательным - такая же, как и вчера, толпа людей, в которой были так же жители соседней деревни, бывшие в гостях или по делам в этой деревеньке и решившие по случаю заглянуть к местному знахарю, так как свой опять забыл выйти из довольно продолжительного запоя. Беата освободилась только к самому вечеру и решила заняться тем, что привести свой дом в порядок и придумать какое-нибудь занятие себе на завтра, ибо толпа жалующихся без причины на всё людей (коих было большинство) начинала немного напрягать и давить на психику. Уборка в доме принесла некое моральное удовлетворение, так как после выкинутых килограммов осевшей пыли, грязи и паутины, в помещении стало заметно легче дышать. Печь стала несколько светлее, но побелить её бы не помешало. Что же касалось шкафчика с лекарствами, то он лишился пятен различного диаметра и степени загрязнения, и теперь, после набегов деревенских со своими болячками, выглядел пустовато, что наводило Беату на мысль о том, что неплохо было бы посетить лес, пока есть возможность и заняться сбором трав, которые можно найти как раз в это время года. В Питере для этого ей следовало куда-то выбираться, когда здесь всё было в избытке, да ещё и не загажено цивилизацией ни в коей мере.
   Вечером того же дня Беата решила просто так прогуляться по деревне, так как делать было совершенно нечего, а взаперти сидеть не хотелось. Территория Инора была относительно небольшой - дворов двадцать. Тем не менее, она считалась довольно зажиточной в округе, в основном из-за наличия хорошей кузницы и, конечно же, пивоварни. Дороги можно назвать относительно чистыми, несмотря на то, что, по сути, тут царило средневековье и все должно быть буквально завалено грязью и мусором, а жители должно были умирать от всевозможных инфекций, витавших из-за всего этого ужаса. Но нет. Достаточной свежий воздух, не пропитанный навозом, отсутствие каких-либо отходов на улице - скот обитал во дворах или в лесу, а не бессмысленно бродил по всей деревне и только добавлял грязи и посторонних раздражающих звуков. Так что, в принципе, девушка была довольна своим местом жительства в этом мире. Некоторым её соотечественником повезло гораздо хуже. Хотя сначала многие были счастливы и даже хвастались тем, что жили в городе, но потом их радость быстро улетучивалась, ибо городская прислуга была не только избалована, как и их хозяева, но и так же ленива. Тут не было живности, но была плохая или, честнее сказать, никакая канализационная система, когда все отходы жизнедеятельности человека просто выбрасывались на улицы, и, конечно же, кварталы бедноты, от которых тоже исходил нелучший запах.
   Отбросив эти мысли, Беата решила заглянуть в лес и ещё немного подышать свежим воздухом. На деревню уже начала опускаться ночь и стали зажигаться огни в домах, делавшие это место похожим на хутор близ Диканьки, каким его себе представляла в детстве девушка. А небо стало потихоньку засыпать звёздами, которые здесь были прекрасно видны и ярки до невозможности. Лес приятно манил к себе и немного охлаждал тело, изо рта даже повалила испарина, Беату это позабавило. Она неспеша продвигалась по тропинке и наслаждалась тишиной и одиночеством. Внезапно девушка почувствовала неясную тревогу и ощущение, будто за ней кто-то наблюдает, ибо затылок буквально прожигало. Стараясь вести себя естественно, девушка начала аккуратно посматривать по сторонам, маскируя это любованием цветочком, находившимся около обочины дороги или ощупыванием пушистой веточки сосны. Внезапно тишины нарушил резкий звук, девушка, пригнув голову, прыгнула в кусты. К дереву, около которого она стояла, секундой позже был пригвожден арбалетный болт. Беату это несколько удивило и даже позабавило - кто-то решил попробовать потягаться с ней и самоуверенно надеялся не только выйти живым из этого боя, но и победить. Девушка даже хмыкнула от такой наглости и, осторожно забирая влево, медленно выглянула из -за куста в том направлении, откуда прилетело не ставшее для неё смертельным оружие. Стояла тишина. Беата и её, в чём она стопроцентно была уверена, несостоявшийся убийца, выжидали. Девушке уже начинало слегка надоедать несколько некомфортное положение - тренированное тело не ныло, но было сыро и холодно из-за выпавшей недавно росы и из-за того, что лес, недавно приятно веявшей своей прохладой, находился в низине. В тишине наметились некие изменения - убийца начал движение и делал это превосходно тихо, если бы не задетая случайно в темноте ветка, так неудачно для него сломавшаяся. Девушке оставалось только удивленно покачать головой - таких растяп на свою голову она ещё не встречала. Что-то заставило Беату посильнее вжаться в кусты, и незамедлительно она услышала над собой осторожное движение. В какой-то момент она почувствовала себе Фродо Беггинсом из известного произведения, только назгул там был в разы опаснее для бедного маленького хоббита. Тут же жертва сама собиралась в скором времени поменяться ролями со своим охотником. Небольшая загвоздка заключалась в том, что у девушки в принципе не было с собой ничего кроме пары метальных ножей, что в темноте было не самым точным оружием, а виду небольшого запаса всё становилось немного грустнее. Что ж, так даже интереснее, подумала девушка, быстрым движением вытаскивая первый нож из голенища правого сапога. Мир начал стремительно вносить коррективы в планы обоих людей, ибо незадачливый убийцы каким-то образом выскочил прямо на Беату, лениво держа арбалет. Она успела сориентироваться и метнуть в парня нож, но тот мог увернуться и сам укатился в кусты. Девушка чертыхнулась и начала быстро уходить с этого места, стараясь производить как можно меньше шума. Парень, а это был он, судя по высокой широкоплечей фигуре и характерным рукам, имел неплохую реакцию, что совершенно не порадовало Беату и заставило вынуть её второй нож из набедренных ножен. Оружие было последним имеющимся, не считая маленькой валентинки, болтавшейся у неё на груди, но убивать таким было смешно и долго - лезвие было совсем крошечным.
   Решив, что хуже не будет, девушка начала с другой стороны подходить к кустам, где засел убийца, и столкнулась с ним нос к носу. Ни на секунду не растерявшись, она загнала нож по самую рукоять в сердце парня. Тот, словно немного подумав, начал медленно оседать к её ногам. Беата протянула руку к голове убийцы, валявшегося у неё в ногах, отдёрнула капюшон и вскрикнула. Перед ней лежало тело Ярека.

Глава 4. Правда.

  
   Меня всегда бесила всякая иерархия. Это было первой адекватной мыслью за сегодняшний день. И сформировалась она ранним утром, когда я встретил Беат. Эту девчонку, считавшую себя непревзойдённым убийцей и чуть ли не лучшей в нашем деле. Подобные мысли мигом переключили меня на мои нелюбовь к фиддахи, их глупым, устаревшим законам, которым все, в том числе и я, должны были подчиняться. Мне хотелось сломать эту систему. Или возглавить, сломать и построить заново. Главное, чтобы было по моему. Но требовалось чуточку ожидания и терпения. План был, оставалось только воплотить его в жизнь, где совсем немаленькая часть отводилась этой самоуверенной девчонке.
   Она прошла мимо меня, слегка склонив голову в приветственном кивке и улыбнувшись. Чтобы выглядеть вежливым, я перестал играть на пару секунд и мотнул головой в ответ. Судя по тому, что она направилась к Костику - нашему общему знакомому и снабженцу всякой мелочевкой, девчонка планирует скорое путешествие в наш старый добрый мир, чего я собственно так долго ждал. Оставалось лишь уточнить некоторые мелкие детали.
   ***
   Плохо предавать друзей и делать их разменной монетой в своей игре? Конечно, если это действительно друзья. Все эти сумбурные мысли донимали меня, сидящего на подоконнике в квартире Беаты, девушки, которую я знал около десяти лет, с которой рос все это время. Да, возможно она, мои родители, считали нас друзьями, но не я. Задам вопрос, особо никому неинтересный, почему? Потому что я эгоист, привыкшей быть единственным, и выросший с пониманием жестокости этого мира и лишенный всякого благородства, что ярко присутствовало у Беаты. Для меня была своя правда, что все желаемое надо выгрызать зубами, что добро и мягкосердечие делает слабым, нежизнеспособным. За всё нужно бороться. Думаю, большинство меня бы поддержало. Но не Беата. Для неё все проблемы можно и надо было решать мирно, без какой - либо силы. Этот забавно, с учетом нашей профессии. Поток моих привычных мыслей прервал звук поворачивающегося в замочной скважине ключа. Спустя пару мгновений моему взору явилась она, нагруженная тяжелой сумкой. Она всегда приходила такая от Костика.
   -Что произошло? - спокойным голосом спросил я, решив обозначить свое присутствие.
   -Ну и что ты забыл в моей квартире, Яр? - незамедлительно последовало мне в ответ. Конечно, кто ж захочет меня видеть в здравом уме в своей запертой квартире.
   -Мне просто стало любопытно, - скучающим тоном произнес я. Раз ты рванула к Костику, значит, решила заехать домой. Скажи честно, тебе мало прошлого раза? Я же тебя еле живую приволок, и тебе несказанно повезло, что я оказался рядом и смог спасти тебя от того недомерка с арбалетом. Иногда мне становилось интересно, неужели она верит в это лживое братско-влюбленное беспокойство, исходящее от меня?
   -Не зуди, нетерпеливо и резко сказала мне она. Всё же обошлось. Ты вовремя появился, рана была почти пустяковая. Да и мне в тот раз банально не повезло. Ты же знаешь, чего я стою на самом деле. Никого из наших такие происшествия обычно не останавливают.
   -Ага. А на следующий раз их уже бросают подыхать в ближайшей канаве и об этой смерти близкие могут только догадываться. Роль заботливого мальчика, видимо, моя лучшая роль.
   -По-моему, ты преувеличиваешь, сморщив свой прелестный носик, - быстро сказала Беата. Если не повезло один раз, то у меня есть опыт, который сможет предотвратить подобною ситуацию и исключить из неё тебя. То, что ты слишком рационален и тщательно взвешиваешь каждое свое решение только заставляет меня умереть со скуки, но не задуматься о своих поступках. Конечно дорогая, я рационален только не там, где ты думаешь. Девчонка отчего-то тяжело вздохнула и продолжила свой наинтереснейший монолог.
   -Всё будет нормально. Я уже не та маленькая девочка, которой требуется опека твоих родителей и тебя в том числе. Серьезно, брось за меня волноваться. Я всегда выбираюсь живой из любой передряги.
   Потом, в момент её смерти скажу ей, что это было показателем удачи, а не мастерства.
   -Угу. Ещё б целой, для вида пробурчал я.
   Беата с идиотской улыбкой направилась в мою сторону, и остановившись рядом провела одной рукой по моей щетине, а другой начала гладить волосы. В такие моменты меня обуревали смешанные чувства, видимо что-то доброе и неправильное оставалось в моей душе. Она прислонилась своим лбом к моему и произнесла по слогам:
   -Не пе-ре-жи-вай.
   Я легонько отодвинулся и слез с подоконника, направляясь к двери. Перед самым выходом я затормозил и решил всё-таки оставить последнее слово за собой:
   -Я подумаю.
   Спускаясь по лестнице, я прикидывал в уме, насколько быстро мне удастся заставить работать механизм, составленный мной некоторое время назад. Надеюсь, все пройдет без помех. Сев за руль своего автомобиля, я включил погромче музыку и направился к своей квартире. За довольно короткий срок мне следовало переброситься в родной мир и ждать действий Беаты, а точнее деталей её заказа. Я не единожды бывал в её доме и знал, как и когда всё происходит.
   ***
   Всегда любил осень - мрачная, тихая погода, которую не любит и не понимает большинство. Единственный минус такой погоды - холодновато сидеть в засаде, особенно, если ты приперся сильно заранее. Но вот среди деревьев начали появляться тонкие синеватые контуры портала, и спустя пары секунд на этом месте возникла Беата. Оглядевшись по сторонам, она неторопливым шагом направилась в деревне, я же ещё немного посидел в относительно высоких кустах какого-то неизвестного мне растения и тоже пошел в деревню, но другим путем.
   Мой путь был несколько короче и поэтому я застал приход Беаты, её дурачество с листьями. Спать он легла почти сразу, предварительно поставив Хамс в известность, что она на месте. Жаль только заказ не сразу получила. Было бы больше времени на действие. Ну, ничего, осталось только напомнить нужному человечку о нашей давней договоренности. Постояв ещё немного в раздумьях, я быстрым шагов направился обратно в лес, где меня ждал мой конь, привязанный к дереву и меланхолично жующий. Отвязав его, я вышел на дорогу, держа поводья в одной руке, потом запрыгнул на коня и поскакал в Кайхен, где меня ждал нужный человек.
   Спустя пару часов неспешной скачки, я был около небольшого ничем непримечательного домика на краю города. Спешившись и привязав коня к остаткам забора, я подошел к двери и постучал. Дверь незамедлительно распахнулась, ну ещё бы, кому в здравом уме придет мысль потревожить такого странного и неприятного рослого рыжего парня. Мне оставалось только зайти и претворить за собой дверь, так как хозяин жилища уже сидел в импровизированном плетеном кресле и неторопливо натачивал нож.
  
-Неужели гонорары с заказов не позволяют жить в более приятных условиях? - решил спросить я, дабы начать с чего -то разговор.
  
-Жилье временное, - ответил мне собеседник хрипловатым и безразличным голосом.
  
-Что ж, тогда вопросов больше не имею,- протянул я.
  
- Собственно говоря, я пришел напомнить о нашей старой договоренности. Сегодня я сделал заказ на местного священника. Ты наверняка его знаешь, хотя бы потому что он один из наших. Заказ примешь ты, вот описания парня на всякий случай, чтобы ты ничего не перепутал, - с этими словами я протянул ему вчетверо сложенный лист из плотной бумаги темного цвета. Рыжий ненадолго оторвался от своего занятия, взял лист и положил, неглядя в карман. Я решил промолчать - в любом случае, свою часть договора он выполнит, деньги были уплачены немалые.
   - Ты возьмешь этот заказ и в ближайшие пару дней ты выполнишь работу девчонки, фото которой я показывал тебе ранее. И прижмешь её к стенке, подсунув свой заказ. Кого именно придется тебе убить вместо нее, я думаю, ты узнаешь завтра. Поразмыслив всё ли я сказал, решил, что стоит спросить напоследок:
   - Вопросы есть?
   Рыжий, не отрываясь от дела лишь отрицательно качнул головой. Мне ничего не оставалась, как буркнуть что-то на прощанье и удалиться. Выйдя на улицу и постояв пару секунд, глотая свежий воздух, я направился к лошади и потрепал её по загривку. Неспешно отвязав, я направился к выходу из города. Торопиться было некуда.
***

Меня разбудил ужасно громкий и нетерпимый крик чьего - то петуха. Повертев головой в разные стороны и смахнув с одежды листья, нападавшие за ночь листья, я осторожно выглянул из-за кустов. Буквально через секунду во двор выскочила Беата и побежала, видимо, проводить водные процедуру куда-то за дом, откуда вернулась довольно быстро. Я осторожно прокрался к окну, из которого вчера видел активацию входа и начал наблюдать. Девушка прошла в комнату и взяла со стола лист бумаги, на котором конечно же было написано все про будущую жертву, но этого увидеть, я не мог. Оставалась лишь надеяться на то, что она захочет побыстрее закончить с этим делом и посмотрит на лицо. Да, так и есть. От возбуждения я даже стукнул кулаком по рядом росшему деревцу. Лицо парня я увидел. Проделав уже близкий мне путь до коня, я галопом помчался в город к Рыжему, чтобы подробно описать парня и успеть сделать подготовку к следующему шагу.
***

Я оказался немного разочарованным. И прежде всего собой. Я не слышал, как она вошла, но каким-то нашим чутьем почувствовал её, почувствовал, что в меня летит её нож и не остался стоять на месте! А должен был. Мне оставалось только справиться со своей злобой и развернуться.
   -Не ожидал, если честно, увидеть тебя здесь, дорогая, - мой голос был холоден.
   -Я тебя тем более. Что ты здесь делаешь, Яр? Тебя тут явно не должно быть, - явно растерянно сказала Беата.
   -Ну, меня пригласил на встречу сюда старый знакомый, - тянул я звуки, чтобы выглядеть озадаченным. А тебя?
   -А меня "пригласил" кто-то из клана. Ему на входной достался местный отщепенец - служитель при капелле. Он ведь из наших. Вот парень и не захотел руки марать. "Успокоил" мою жертву и "подарил" мне эту.
   Что ж, хорошо, что она ни о чем не догадывается, впрочем, тут никто бы ничего не понял.
   -Скверно звучит. Только этот самый парень назначил мне рандеву буквально пару часов назад, намекнув про возврат старых долгов. И попросил встретиться именно здесь. По-моему, от кого-то из нас захотели избавиться, - задумчиво закончил я.
   Она ничего мне на это не ответила, лишь прошествовала за своим ножичком, глубо торчавшим в стене.
   -Решила отмолчаться? - спросил я, попытавшись понять её дальнейшие действия.
   -Решила разобраться, улыбнувшись, ответила Беата, обернувшись ко мне уже перед самой дверью. И ушла, что-то пробормотав на прощанье. Как только за ней закрылась дверь, я удовлетворенно хмыкнул, пусть сейчас все вышло не так, как я планировал, но концов она точно не найдет, так как священника я отправил к рыжему.
   ***
   Рыжий оказался дураком. С ним разобрался мальчишка, даже толком не вникавший в наше ремесло. Дать себя убить какому-то несмышлёнышу, думал я, сидя сыром фёйстергском лесу. Беата только что вышла из дома и, видимо, решила подышать свежим воздухом. Но где деревня, там и лес. Так надеялся я. Времени у меня хватало, но хотелось все решить несколько быстрее. Стало темнеть, мне, если всё сложится удачно, это будет только на руку. Хм, отлично - она повернула в лес. Теперь главное не упустить эту возможность. Я ещё раз удовлетворенно хмыкнул, радуясь, что мой противник будет мне ровней - интуиция, приобретенная с опытом, заставила девчонку что-то заподозрить, так как она начала осторожно осматриваться. Решив не тянуть, я вытащил арбалет и выстрелил. Было бы глупо ожидать, что она не увернется. Мне оставалось только покачать головой, улыбаясь. Она в этот момент не слышно пробиралась по кустам, я крался следом, ища удобный момент для атаки. Я неторопливо вышел из-за очередного деревца и напоролся на Беату. Наверно надо было быть более готовым к этой ситуации, потому что она ничуть не удивилась и метнула в меня нож, от которого удалось увернуться только чудом, хоть и пришлось закатиться в ближайшие кусты. В стороне послышалось злобное чертыханье моего оппонента. Я только пожал плечами, мол, неудачный день, с кем не бывает. Начав выбираться из-за кустов, мне вновь пришлось столкнуться с Беатой, причем на этот раз совсем вплотную, но что меньше всего я от нее ожидал, так это загнанного по самую рукоять ножа в мою грудь. Что ж, думал я, падая, а неплохо все вышло.
   ***
   Спустя пару часов лес накрыла обычная ночная тишина, сопровождавшаяся периодическим уханьем филинов и редким шорохом кустов, за которым скрывался неизвестно от кого шальной заяц. Установлению спокойствия способствовало спешное покидание Беатой этого места, да и деревни в целом, а так же исчезновение тела...
  

Глава 5. Путь

Re, non verbis

   Сильный ветер бил прямо в лицо худой наезднице, так и норовя стянуть капюшон, но она на это не обращала внимания. Ей нужно было в кратчайшие сроки попасть в крепость на юге страны - Летак, где она собиралась искупить вину за убийство единственного друга. Когда-то давным - давно, они вместе решили, что, если они когда-нибудь пересекут черту и поймут, что отныне им нет жизни с этой ношей, долг должен будет отдан кровью.
   Путь девушки был не близок, и ей пришлось сменить ни одну лошадь, ни одну таверну для ночевки, прежде чем добраться до крепости. Она представляла собой добротный старый укрепительный рубеж, стоявший на границе с соседним государством варваров, через которое периодически хватало ума нападать другим, более развитым странам, не имевшим непосредственных границ с Васатом. Крепость, или если говорить точнее, цитадель, стояла здесь с незапамятных времен. Город с фортификациями. Он располагался на вершине обрыва, возвышающегося над рекой Бер. Сначала в это место прибывали младшие сыновья мелких дворян и крупных феодалов. Со временем, когда стало понятно, что именно через эту границу будут лезть все кому не лень, а сыновья имеют свойство пригождаться в более нужных семейных делах, да хотя бы участвовать в междоусобицах, правителем Васата было принято решение создать так называемый "мёртвый легион". Он представлял собой чисто альтруистическое войско, состоявшее из людей, решивших, что смерть, или наказание страшнее. В это место никого не притаскивали насильно. Люди, маги, простые воины, лишившиеся крова над головой, родни и просто смысла жизни. Если ты можешь держать оружие и готов принести себя в жертву ради благополучия страны или каких-то дорогих тебе людей, идеалов, то вперед. Те, кто шли сюда не хотели выжить, их задачей было максимально эффективно умереть.Таких, как Беата тут почти не было, они либо не раскаивались, либо сбегали в лучшую жизнь. Хотя подобные боевые единицы всегда были на вес золота - больше сможет унести с собой чужих жизней.
   ***
   Не прошло и месяца, как звёздной ночью Беата стучалась в ворота Летака. Они состояли из двух одинаковых башен, которые фланкировали подъём и соединялись с центральным зданием. Девушка пыталась привлечь к себе вниманиеусёрдным стуком в ворота, но, видимо, стража не привыкла, что ночами к ней кто-то ломится. Быстро наскучившее девушке занятие, заставило её поискать пару валявшихся рядом увесистых камней и попытаться закинуть их за ту сторону, что чисто теоретически могло привлечь внимание стражи. Буквально через два камня, в стене открылось маленькое смотровое окно, откуда скептически смотрели на хрупкую женскую фигуру в плаще.
   -Чего надо, сударыня? - прозвучал сурово вежливый мужской голос.
   -Прибыла в Летак, чтобы пополнить ряды "мёртвого легиона", уважаемый.
   -Достойно.
   Буквально через пару мгновений окошко отворилось и послышался скрип механизма, отвечающего за открытие ворот. Осмотревшись вокруг, Беата подумала, что сейчас довольно тихие времена, раз опускная решетка не поднята, как и подъёмный мост, по которому она беспрепятственно прошла к воротам. Тем временем они открылись , и девушка зашла в проём обитой железом двери, за которой находился "молот", являвшаяся навесной бойницей. Беата не удержалась от одобрительного хмыканья. Защита была представлена здесь настолько серьёзно, насколько позволял уровень развития военной инженерии в этом мире. Пройдя через все эти сооружения, девушка оказалась внутри Нижнего города, одной из частей Летака. Вдоль каменных стен через каждые пять метров были прикреплены факелы, дававшие ночью довольно недурное освещение.
   -Сударыня, - моему взору предстал высокий статный мужчина с лихо закрученными усами, одетый в лёгкий доспех. Сейчас уже все спят, поэтому следуйте за мной, я отведу вас к гостевому домику, где вы останетесь переночевать. А уже завтра встретитесь с нашим командиром, отвечающим за приём в легион.
   -Отвечающий за приём?- слега выгнула бровь от удивления Беата. Неужели у вас всё так строго?
   Лёгкая улыбка тронула шедшего рядом с девушкой стражника.
   -Бывает, что причины, которые привели к нам человека, мягко говоря, не соответствуют нашему кодексу. Хватает тех, кто ищет крова, спасаясь от расправы. Таких мы, пусть не сразу, но со временем вычисляем и вышвыриваем за ту сторону Летака. У нас есть определённая цель и принципы, среди которых не приемлемы трусость, эгоизм, страх возмездия. Здесь люди, желающие положить жизнь в отместку чьей-либо отнятой или не пожелавшие гнить в тюрьме, за свое наказание, а принести пользу обществу таким образом. Надеюсь, вы в курсе этого, или же завтра утром мы с вами распрощаемся.
   Оставшееся расстояние они преодолели в молчании. Поплутав ещё немного по улочкам, они вышли к небольшому двухэтажному домику. Стражник, имени которого девушке так и не посчастливилось узнать, тяжело бухнул кулаком несколько раз по входной двери. Почти сразу же в доме послышались звуки, спускающегося с лестницы человека и торопливо открывающего дверь. В проёме показалась низенькая женская фигура, в наспех накинутом плаще поверх ночной сорочки, подслеповато щурясь в свете фонаря, которым она освещала гостей.
   -Чапрек, тебе чего в голову стукнуло? Ночь на дворе.
   -Чего тараторишь? Принимай постоялицу, надо ей перекантоваться до утра, а там покинет тебя после встречи с командующим.
   Женщина махнула рукой в приглашающем жесте. Беата кивнула на прощанье стражнику и войдя в дом, затворила за собой дверь. Домовладелица проводила меня на второй этаж, толкнула первую дверь и сказала располагаться и не беспокоить её до утра. Поблагодарив её, девушка быстро разделась и без всяких посторонних мыслей рухнула в кровать. Наконец-то я там, где должна быть, успела подумать Беата засыпая. Её долг будет отдан.
   ***
   Просторная зала была наполнена мягким светом, бьющим из множества высоких узких окон, характерных для готической архитектуры. Стены тёмно-зелёного цвета были увешаны портретами мужчин в военной форме разных лет. Посреди комнаты находился длинный массивный стол с высокими стульями. В ожидании командующего цитаделью Беата неторопливо обошла залу по кругу, поочередно останавливаясь у каждой картины и придирчиво их рассматривая. По умозаключениям девушки, на них были изображены предыдущие главы Летака. Их было сравнительно немного, скорее всего из-за того, что эта фортификация существовала не так давно. На последнем портрете был изображён невысокий крепко сложенный усатый мужчина, по виду которого почему-то нельзя было сказать, что видишь перед собой умудрённого опытом и закалённого в многочисленных битвах вояку. Возможно, виной тому была немного грузная фигура и странная военная форма, отличная от обмундирования, использующегося ныне. Беата от скуки сделала ещё круг по комнате, потрогала резные спинки стульев и неторопливо подошла к, на удивление, чистому окну, из которого открывался поистине прекрасный вид. Был отлично виден город в крепости и небывалые ландшафты вокруг - широкая, переливающаяся всеми оттенками голубого река, и зелёные холмы, небольшой спуск слева и где-то вдалеке справа горы, между которыми находились заливные луга. Если напрячь зрение, то так же справа можно было заметить замок, принадлежавший роду Эвиэль и являвшийся дополнительным рубежом на пути к столице. Так же этот замок мог при необходимости снабдить дополнительной военной мощью, так как род Эвиэль считается довольно влиятельным в стране семейством. Почти в каждом их имении находилось на содержании небольшое регулярное войско. Внезапно дверь в залу шумно распахнулась, что Беата даже вздрогнула и резко повернулась в сторону изданного звука. В проёме показался тот человек с последнего портрета. Девушка одобрительно кивнула и улыбнулась, мысленно выражая своё почтение художнику, столь честно изобразившего вошедшего человека.
   Командир цитадели чётким размеренным шагом приблизился к Беате и остановился. Какое-то время он и она стояли молча, придирчиво рассматривая друг друга. Первым тишину нарушил мужчина:
   -Разрешите представиться - главнокомандующий войсками "мёртвого легиона" и, так сказать, ответственный по кадрам, Януш Лейх.
   Бесспорно, этот мужчина располагал к себе. Виной этому был приятный бархатный голос.
   -Приятно познакомиться, Беата.
   -Так просто, слегка усмехнулся мужчина. Что ж, пусть так.
   Он заложил руки за спину и подошёл к окну.
   -Что сподвигло вас на посещение Летака и на вашу странную просьбу вступить в ярды легиона? Женщин у нас, буду с вами честен, довольно мало.
   -Личные мотивы.
   -Мне недостаточно этой пары слов, чтобы принять решение.
   Беата горько усмехнулась и покачала головой.
   -Я убила близкого человека.
   -Намеренно?- бесстрастно спросил Януш.
   -И да, и нет. Я оборонялась и понимала, что мне придётся убить нападавшего. Но я никак не была готова к тому, что он окажется моим единственным другом.
   -Это всё? Вы можете сдаться. Так как вы принадлежите к прекрасному полу, то запросто придумаете слезливую историю, поведаете её, если надо прыгните к судье в койку и будете на свободе в два счёта. Или вы считаете иначе?
Девушка выгнула бровь - так первое впечатление и манера общения разнились с последней фразой её собеседника.
   -Я не боюсь правосудия, - ровно произнесла Беата. И я не хочу себя за это прощать.
   -За отпущением грехов вы можете обратиться к местному священнику.
   -Не думала, что в ваш легион такой суровый отбор.
   -Просто вы женщина. Я не считаю вас полезной.
   -Вы же говорили, что у вас есть женщины.
   -Да. Две громадины, рядом с которыми некоторые мужчины выглядят, как некое недоразумение природы. Вы на них явно не походите. Самоубийство вы можете совершить без трат нашей казны и оружейной.
   -Что ж, ваши замечания справедливы и даже не обидны для меня. Но ошибочны.
   -Серьёзно? - мужчина на миг добродушно улыбнулся.
   -Если вы бросите в меня метательный нож, чему вы научились в каком-нибудь бродячем цирке, вы не измените моего мнения.
   Плечи девушки едва заметно дёрнулись - мысль о подобном позерстве приходила в её голову.
   -Вы не могли бы приоткрыть окно?
   -Решили умереть в Летаке хоть как-нибудь? Боюсь, вид вашего тела не прибавит духа моим легионерам, скептически произнёс Януш, когда открывал окно.
   Беата ничего не ответила. Она подошла вплотную к окну, слегка оттеснив мужчину в сторону, сняла линзы и выкинула их. После этого девушка быстро повернулась к Янушу и открыто взглянула ему в лицо. Мужчина отступил на шаг и слегка сощурил глаза.
   -Впервые к нам приходил раскаявшийся фиддахи, как впрочем, вообще фиддахи. Уважаемая, вам голову напекло?
   -Нет.
   -А мне кажется, что да. Мужчина начинал немного закипать. Я вам не верю, честно говоря, - обескураживающе произнёс он.
   -Это неудивительно, но мне хотелось бы обратной реакции. Я действительно убила своего друга, покушавшегося на мою жизнь. Не знаю, по какой причине он взял заказ на меня, думаю, произошла ошибка или не были известны детали. Поверьте, я с этим человеком прожила бок о бок около десяти лет, причем воспитывалась я не в этом мире. Я сирота. Остались его родители, которые меня растили как родную дочь, но как я им теперь взгляну в глаза? Я хочу искупить свою вину, и я умею убивать. Возможно, я чуть ли не единственная, кто пришел к вам подготовленным.
   -Боюсь, ваш стиль не совсем приемлем для нас.
   -Но навыки боя у меня есть, и я не убегу трусливо, когда на меня брызнет кровь врага. Поверьте, я смогу эффективно умереть.
   Януш молчал, а девушка выжидающе смотрела на него.
   -Хорошо.
   ***
   Квартировать девушку отправили в домик около башни Маркуи, с тем, чтобы она и её соседи устраивали пересменок и по очереди дежурили и отдыхали. Башня была довольно типичной для крепостей того времени - с наружной стороны выгнутая, полукруглая и плоская со стороны города. Наличие полностью закрытых башен говорило о том, что начальник легиона нисколько не сомневается в своих подчинённых. Маркуи имеет горизонтальные ярусы мелких камней, расположенных на рядах кирпича, которые поддерживают уровни. Хоть в стенах башни и не было бойниц, она имела три полукруглых окна, которые выходили наружу. До уровня куртин башня имеет сплошное основание, а вот второй этаж имеет выход к сторожевому проходу. Так же на втором этаже имелась лестница, выходившая на третий этаж.
   Вещей у девушки было немного - Беата решила покончить с прошлой жизнью и всё оставила в своём доме в Иноре, лошадь же отдала в конюшню легиона. Девушка считала, что ей она больше не понадобится - тот вариант, при котором она могла покинуть Летак, не предусматривал возможностей сделать этой живой.
   Посвистывая, Беата неторопливым шагом дошла до нужного места. Перед взором девушки предстал небольшой каменный одноэтажный домик серого цвета с тёмно-красной крышей из черепицы. Глядя на окна, складывалось впечатление, что дом принадлежит зажиточному ремесленнику, так как он был довольно аккуратен, сложен добротно, имел стеклянные окна, что в то время было почти роскошью. Закончив любоваться своим новым пристанищем, Беата вставила ключ в скважину, легко повернула, и, толкнув дверь вошла в дом. Внутри он был такой же чистый и ухоженный, как и снаружи. К удивлению девушки, дом был разделён на комнаты - Беате казалось, что место её квартирования будет больше походить на казарму, но нет. При входе сразу попадаешь в общую комнату и столовую одновременную, от которой расходятся двери в обе стороны. Скинув вещи около двери и разувшись, девушка повернула налево, после чего она оказалась в несколько тесноватой, но уютной кухоньке, с едва заметным люком в полу, под которым, скорее всего, находилось что-то наподобие холодильника. Из кухни вела ещё дверь и Беата направилась туда и ожидания её не обманули - там находилась жилая комната, но судя по всему уже кем-то занятая. Везде были какие-то мелочи, говорившие о наличие хозяина у этой комнаты - глиняная кружка на подоконнике, маленькая стопка книг и письменные принадлежности - пара листов бумаги, перья, чернильница, промокашка. Прикрыв дверь, девушка пошла обратно. Комнате слева от гостиной тоже показалась ей занятой, но уже не такой жилой - аккуратно заправленная кровать и портрет маленького мальчика в овальной рамке на столе. Беату ждала ещё одна дверь, и как потом оказалось, не только она. В абсолютно чистой полупустой комнате практически без мебели - были только шкаф и кровать, а так же тело, бессовестно дрыхнувшее, судя по всему на её кровати. Подойдя почти вплотную, Беата рассмотрела ЭТО. Мужчина, лет 25-ти, длинноватые, не совсем чистые волосы непонятного цвета, собранные в хвост и перевязанные серым куском ткани. Одет он был в тёмные штаны, серую холщовую рубаху и... жилетку? Странный тип. Возможно, легионер - он довольно высок и плечист, хоть и непонятно одет. Решив, что комната по праву принадлежит ей, Беата недолго думая стащила ничего не подозревающего мужчину на пол. Тот, естественно очнулся от такого обращения, и сев, начал озираться. Его сонный взгляд наткнулся на ноги девушки. Слегка нахмурившись, незнакомец стал поднимать постепенно голову, тщательно рассматривая то, что попадало в поле его зрения. Наконец его глаза поравнялись с глазами девушки. Лицо мужчины при этом абсолютно ничего не выражало.
   -Извиняюсь за свою резкость, но, по-моему, это немного моя комната, - решила первой начать разговор девушка.
   Мужчина молча, не отрывая взгляда от её лица, встал. Беата начинала чувствовать неловкость за свой поступок.
   -Зашёл к твоей соседке, решил не пачкать её кровать своей грязной обувью и прилёг на свободную койку.
   Только тут Беата обратила внимание на плачевное состояние кровати и полов - засохшие следы были повсюду.
   -Приношу свои извинения. Произнеся эту короткую тираду, мужчина, так и не представившись, обошёл девушку и вышел из комнаты. Беате лишь оставалось пожать плечами и окинуть тоскливым взглядом грязную комнату.
   ***
   Наверно впервые за долгое время в душе Беаты поселился покой. Возможно, лично для неё это можно было засчитать за счастье. За неполный день нахождения в Летаке она успела неторопливо и без лишних эмоций перекрутить в голове события последних нескольких недель. Её спешный отъезд из Питера, убийство паренька-священника, смерть Яра... Беата старалась появляться в Манзиле крайне редко - постоянная работа и как позже узналось, немаленькое наследство родителей, позволяли девушке вести ничем не стеснённый образ жизни. Зачем она тогда возвращалась в родной по крови, но чужой по душе ей мир, если она не получала удовольствия от убийств и не зарабатывала этим? Наверно, она не могла без него жить. Это чувство было для неё каким-то наркоманским - понимаешь, что это тебя убивает, мешает жить нормально, без проблем, вдыхать воздух полной грудью, но тебя тянет туда какая-то непреодолимая сила, которой ты сопротивляться-то даже не пытаешься. Но кроме всего этого где-то в глубине души девушка хотела каким-то образом в родном Манзиле узнать правду о родителях. Обстоятельства смерти ей так толком и не были известны - Хамс не раскрывал своих секретов, когда не хотел этого. Кое-как в своё время пытался сблизиться с Хамсом Ярек, но у него слегка подпорчена кровь - матерью его была обычная девушка не из клана, даже не из Манзиля. Хамс отчего-то яростно боролся за чистоту крови, хотя генетика влияла только на цвет глаз убийц, но не на физическое и психическое развитие. Хотя вроде бы ходили слухи, что пройдя какие-то особые испытания можно было попасть в члены Хамса будучи полукровкой, но девушка не вдавалась в подробности, потому что клановая политика её никогда не интересовала.
   Беата наконец оторвала свой взгляд от какого-то одиноко стоящего деревца и немного поёжилась - ночи были уже ощутимо холодными, особенно здесь на высокой башне. Было тихо, впрочем, Беата не слышала, что у Васата были сейчас проблемы или недомолвки с другими государствами, если только с Данубом, но тот находился далеко на юге и свои вылазки совершал нечасто. Дануб является страной магов, коих в Васате не было, ну почти. Вроде бы король был магом, но это были всего лишь мало чем подкреплённые слухи. Про магов Беата знала лишь то, что они имеют личные претензии к фиддахи, да-да, из-за давно украденных свитков, которые позволяют среброглазым перемещаться между двумя мирами. Но тут уж все представители фиддахи скорее бесплатно выйдут на войну, чем отдадут свой тщательно оберегаемый секрет.
   М-да. Среброглазые. Тут от неё тоже шарахаются. Одна из соседок (дом Беаты был единственным на весь сите, где жили девушки, большая часть построек представляла собой казематы) бросилась на Беату с кинжалом, когда после рассеянного: " Здрасьте. Я буду жить с вами", увидела цвет глаз сожительницы. Вторая даже не поздоровалась. Остальных людей Беата пока не видела. Скорее всего, это будет завтра при построении на площади. Беата с тоской подумала, что может такими темпами не дожить до какого-то мало-мальски значимого сражения. Девушка посильнее запахнула плащ. Ветер крепчал.
   На протяжении ещё пары часов девушка вглядывалась в ночные пейзажи, пока её кто-то не окликнул.
   -Эй, ты, фиддахи.
   Девушка обернулась. Но, как и следовало ожидать, на площадке никого не было - слух, даже несмотря на рассеянное внимание, девушку ещё не подводил. Беата подошла к противоположной стороне площадки, и выглянув в окно посмотрела вниз. К удивлению девушка, там находилась её соседка.
   -Надо же, а то вдруг глухая, - продолжила она в том же смелом тоне. - В общем, сейчас предрассветные часы, ничего не произойдёт, поэтому спускайся, с людьми познакомишься. А то завтра смертоубийство будет.
   Беата решила, что легион не то место, где её захотят подставить и выкинуть из Летака за то, что она нарушила устав дозорного, и стала спускаться вниз по лестнице.
   -А ты смелая, - скучающим тоном сказала ожидающая Беату соседка и направилась вдоль стен нижнего города к реке. По тому, насколько девушка помнила карту Летака, в той стороне находился один из входов в крепость.
   -Итания,- немного неожиданно прозвучало в тишине.
   -Беата.
   Рядом идущая девушка молча кивнула головой. Соседка, точнее уже Итания, была девушкой довольно высокой, с широкими плечами, и длинными тёмными волосами, собранными во множество косичек и забранными в хвост. Но никакой грации - абсолютно мужские движения, видимо, навыкам боя она была обучена где-то здесь, причем не так давно. Тяжелые рубящие удары, никакого фехтования. Да, Беате на тренировках придётся тяжеловато - не совсем к такому готовят элитных убийц.
   Тем временем, девушки уже покинули пределы крепости и спускались к реке, где располагался небольшой лесок.
   -Сумрачный ветер рвется в небо,
   Сумрачный ветер будит костры.
   Воздух до боли пропитанный гневом
   Теснится в моей груди.
   Кто будет мертвым, кто будет первым?
   Я или ты? или кто-то из них?
   Солнце оскалившись лупит по нервам.
   Вставай, надо идти.
   Левый, левый, четче шаг.
   Сдохни и пусть боги смеются.
   Где ты видел путь назад?
   Очнись, нам уже не вернуться.
   Левый, левый, жизнь дерьмо.
   Так зачем за нее цепляться?
   Выживут те, ком повезло.
   А мы умеем лишь одно - не сдаваться. (с)
  
   -Что это? - удивленно спросила Беата.
   -Неофициальный гимн "легиона". Сейчас сама всё увидишь.
   И правда, пройдя буквально пару метров, взору девушки открылась поляна, где находилось несколько десятков человек. В самом её центре ярко горел костёр и её недавний знакомый держал в руках инструмент, сильно походивший на гитару и пел. Кто-то сидел рядом, кто-то стоял, но все смотрели куда-то вглубь себя, слушая эти решительные мотивы. Песня кончилась, и девушка могла отчётливо слышать звук воды и лёгкий треск, исходящий от костра. В какой-то момент Беата поняла, что взгляды присутствующих обращены к ней.
   -Фиддахи, - голос принадлежал игравшему парню. - Нам хочется верить, что ты пришла сюда с благими намерениями, а не для изощренного исполнения очередного заказа.
   И опять поляну накрыла нарушаемая лишь природой тишина.
   -Несмотря на то, кем я являюсь, мне не чужды человеческие чувства, так же как и вам.
   -Что ж, пока у нас нет к тебе претензий. А на прошлом мы далеко не уедем. Все здесь не без греха.
   -Угу, часть корабля, часть команды, - пробурчала Беата.
   -Что-что? - приподняв брови, немного удивленно спросил знакомец.
   -Не обращайте внимания. Может, расскажите немного о себе? - Беате не нравилось, что какая-то мало-мальски важная информация проходит мимом неё.
   -Владан. Что-то вроде главы одного из отрядов легиона. Самого, скажем так, перспективного.
   -Главы? - непонимающе переспросила девушка.
   -Все понимают, что командующий какой-то военной единицей, особенно если его сюда просто ради исполнения каких-то определенных функций, типа муштры прислали, не всегда будет отдавать жизнь. А вот лидер из своих, такой же неидеальный - это сила. И он в бой первым пойдет, и за ним люди пойдут, не дрогнув.
   -Почти как Данко, - в раздумьях сказала Беата. - Что ж, рада, что вы меня приняли, хоть и с оглядкой. Но что теперь?
   -Теперь... Возвращайся на башню, ложись спать через час и не опоздай на построение в 11. Будет новый день, и ты всё узнаешь.
   И с этими словами он полностью утратил интерес к разговору и начал перебирать струны на своем музыкальном инструменте. Беате же ничего не оставалось, как кивнуть головой на прощанье всем присутствующим, запахнуться посильнее в плащ и зашагать в сторону башни. Мысль, что Беату приняли, не могла не радовать. Пусть её и считали монстром (хоть и не высказали этого мнения в открытую), но дали шанс сделаться равной им. Это было для девушки ново и совсем непонятно.
   Остаток дежурства прошел без каких-либо происшествий и в раздумьях. Жизнь круто повернула и несмотря на оговорки, Беате нравился этот вираж.
   Где-то на другом конце города орали петухи, улыбнувшись, девушка подумала, что это можно смело отнести к плюсам - больше не буде ранних незапланированных побудок в 5 утра. С таким спокойствием на душе девушка дошла до своего (на какое-то время) дома и завалилась спать.
   Глава 6. Боевое крещение
   Разбудил её звук бьющих о дверь сапог.
   -Да, войдите, - Беата стряхнула с себя одеяло и поднялась из постели. В комнату вошла Итания:
   -Собирайся, у тебя есть 15 минут. Вместе до плаца дойдем, - коротко сказала она и вышла из комнаты.
   Беате лишь оставалось только кивнуть вслед закрывшейся двери. Она достала из сумки свежую рубашку, наспех причесалась и пошла умываться. Через 5 минут Беата предстала перед своей соседкой полностью готовая. Итания же, не удосужив девушку взглядом, направилась к выходу. Дверь она после себя не закрыла, из чего Беата заключила, что добровольное раскаяние делает людей лучше - даже воров нет. Тем временем девушки направлялись в другой конец города. Всё реже стали появляться маленькие жилые дома и всё чаще длинные низкие здания.
   Это только называлось "плац". Нет, он там был. Представьте обычную ровную площадку с плотно утрамбованной землёй и слегка присыпанной песочком. Плац являл собой примерно это и несмотря на это являл собой на удивление ровную поверхность. Кроме плаца на этой территории находились аналоги турников и брусьев, мишени для стрельбы, болванки для отработки ударов. Было почти 11, поэтому почти весь плац был полностью заполнен. Все стояли на определенных местах, но в довольно расслабленных позах. Итания ушла куда-то вперед, Беата же решила не рушить сложившийся порядок и встала в конце справа от какого-то рябого парня. Вот уж точно "понаберут по объявлению", этот-то, что успел совершить?
   Тем временем, где-то вдали послышался бой часов, известивший всех, что уже одиннадцать часов. Девушке подумалось, что раньше она не обращала внимания на эти звуки. Появился Владан. В тонкой рубашке и свободных штанах, заправленных в сапоги, он действительно ничем не отличался от стоящих перед ним обычных солдат (если это сборище людей можно было так назвать).
   -Всем доброе утро, - громогласно сказал Владан, - Рад видеть отсутствие филонщиков. А теперь. Равняйсь! Смирно!
   Пройдя мимо замеревших людей, он вернулся в начало строя и громко сказал:
   -Вольно! Построение в две шеренги. Начнём как всегда с пробежки.
   Беата мысленно застонала - когда-то бег, причем довольно качественный, входил в её ежедневные тренировки, но это было давненько. Она стала реже появляться в Манзиле и соответственно махнула рукой на часть своей физической подготовки. М-да, "приятные" ощущения после бега ей теперь обеспечены на ближайшую пару дней. Пара перед Беатой уже стартовала, и девушке ничего не оставалось делать, как последовать их примеру. Вокруг плаца, как она думала, бегать не стали. Шеренга людей уверенно двигалась по дороге вдоль крепостной стены, и вскоре показался небольшой проём, по прикидкам Беаты он находился где-то восточнее тех ворот, через которые она проходила в город. За городскими стенами бежавших ждала хорошо протоптанная дорожка, проходившая через подлесок. Марш-бросок продолжался, Беата медленно, но верно выдыхалась. Ноги ещё как-то несли вперёд, но лёгкие неприятно жгло, во рту накопилась слюна, от которой Беата уже не стеснялась избавляться. - "Когда же эта пытка кончится?" - крутилось в голове девушки. - "Что угодно, лишь бы остановиться". Её мольбам вняли только спустя ещё пары минут бега по лесу и всего обратного пути. Под конец, она всё больше уверялась в том, что легион то место, где надо искупать свои грехи. Держалась девушка только благодаря своей силе воли. Слабакам тут явно не место.
   Прибежав обратно на плац, люди плавно сбавили темп, и перешли на шаг, по ходу перестраиваясь в цепочку. Буквально пара кругов и все рассредоточились по своим местам. Далее происходили уже несколько привычные для девушки действия - пресс, приседания, подтягивания, брусья и ещё куча всяких упражнения, направленных на укрепление мышц. После всего этого, люди стали снова выстраиваться на плацу, предварительно пройдя мимо стоек с оружием и взяв по мечу. Начались стандартные кручения: верхний и нижний диагональные, восьмёрки в разных плоскостях, в общем ничего сверхъестественного. Беата разработала кисти и заодно немного привыкнула к весу меча, после команды Владана, тренирующиеся рассредоточились по многочисленным деревянным фигурам людей - на них отрабатывались удары. Владан неторопливо ходил взад - вперед мимо тренирующихся и придирчиво смотрел на каждого. Девичью персону он так же удостоил своим вниманием, и коротко оборонив: "Больше корпуса", перешёл к следующему. Беата же пыталась исправлять свою оплошность до тех пор, пока не услышала вежливое покашливание у себя за спиной, напоминавшее об очереди - истуканов на всех сразу не хватало. Она отодвинулась и прошла к небольшой толпе людей, закончивших выполнять упражнение.
   Когда закончили все, присутствующие опять разошлись по своим местам, но мечи почему-то не отложили. Опять между рядами стал прохаживаться Владан, тыкать в людей пальцам и разбивать на пары. Что ж, логичное продолжение тренировки. Девушку, не мудрствуя лукаво, поставили с тем самым рябым парнем, который стоял рядом. Явно скептического взгляда Беата на него не бросала - парень бегал лучше её, да и вообще был физически более подготовлен. "Наверно, не так я себе представляла смывание с рук крови лучшего друга. Менее мучительно и более быстро уж точно" - думала с тоской девушка.
   Встав в стойку, легонько стукнув по его мечу, Беата стала ждать, но, как оказалось, недолго. На неё сразу же полетела короткая серия ударов. Отбила. Стала забирать назад и немного справа. Резкий шаг навстречу и верхний диагональный удар справа, затем слева снизу и отход. Выжидание. Парень слегка озадачился и посерьёзнел. "Ничего, скоро я выдохнусь, и мы поменяемся местами" - крутилось в мозгу девушки. Но пока что парень худо-бедно отражал её атаки, но плачевно наносил свои удары. Спустя минут десять девушка всё-таки выдохлась и вяло отбивалась, причем через раз - реакция значительно ухудшилась. Напарник оказался парнем понятливым, а может просто не захотел дальше заниматься с обессилевшим соперником, и дал Беате время отдохнуть, а сам удалился. Минут через 15 вернулся со щитами, один из которых молчаливо положил рядом с девушкой и протянул ей флягу, которая оказалась наполнена водой. Не придумав ничего умнее, Беата слабо улыбнулась и поблагодарила. Парень лишь кивнул. Решив, что уже достаточно отдохнула, она подняла щит с земли, поставила левую ногу вперёд и приготовилась к бою. Тут девушка ясно понимала насколько ничтожны её шансы - с щитом она устанет гораздо быстрее. Тем не менее, она всё-таки смогла хоть какое-то время не давать скучать своему партнеру. Бой был коротким, но эффективным. Девушка без сил повалилась на землю. Парень же аккуратно присел рядом.
   -Я думал, всё будет хуже, - с лёгкой улыбкой на губах произнёс он.
   -Я тоже, - улыбнулась в ответ Беата. - Давно не тренировалась. Но ничего, наверстаю.
   -Сомневаюсь, что мне стоит опасаться улучшений с твоей стороны.
   -Это мы ещё посмотрим, - задорно ответила девушка, принимая брошенный ей вызов.
   ***
   Ей снилось, что она бежит по ярко-зелёному лугу. Вдали виднелись маленькие домики, слышался детский смех и звонки велосипедов. Девушка стояла перед широкой полосой кустарника, украшенного белыми, сильно пахнущими цветками. Она слегка согнулась и провела рукой по лепесткам. Аккуратно притянула к себе бутоны и вдохнула их нежный аромат.
   -Неплохо, не правда ли? - внезапно раздался мужской голос.
   Девушка не спешила поворачиваться.
   -Мы давно не виделись. И как я погляжу, шутки про то, что жизнь бьёт ключом по голове, явно про тебя. Ты что тут забыла, дорогая?
   -Ким. Неожиданная встреча. Я уже стала забывать твои фокусы.
   -Не видел в них смысла, пока ты была рядом и скучновато проводила свой досуг. Зато теперь. Слышал про исчезновение Яра и про твоё, не менее внезапное. После нескольких неаккуратных смертей около той деревеньки, Инор кажется? Ты там обитала.
   -Бывают же совпадения, не правда ли? - с усмешкой спросила Беата и, наконец, соизволила повернуться к своему собеседнику.
   Перед девушкой оказался парень среднего роста с азиатской внешностью. Худощавый, с узкими глазами (что было понятно) на бледном лице. Он чем-то напоминал Соловья-Разбойника (но посимпатичнее) из одноимённого мультфильма - те же длинны и черные как смоль волосы, собранные в высокий хвост на макушке. Светлая широкая льняная рубаха и свободные штаны, напоминающие шаровары, которые кое-как были заправлены в сапоги. Парень был экзотикой в чистом виде.
   -У тебя никогда ничего просто так не бывает. Ну да ладно. Я пришёл не за этим. Ты расстроила Хамс своей выходкой.
   -Так вот почему ты появился. Хамс испугался, что кто-то может раскрыть его секреты?
   -Нет, дорогая. Все прекрасно понимают, что у тебя хватит ума держать язык за зубами. Другой вопрос, что ты у нас подающий надежды ... специалист. И так расстраиваешь старейшин своими редкими появлениями, а тут ещё и твоё дурацкое вступление в ряды "Мёртвого Легиона". Заканчивай этот балаган и возвращайся. За то, что было в том городишке и произошло между тобой и Яром тебе никто ничего не скажет. Ты же знаешь, бывало и хуже. Тебя потерять дороже.
   -Побег из Легиона? Причём одним из фиддахи. Это запомнилось бы надолго, - улыбнувшись сказала девушка.
   -Надолго запомнится то, что вообще фиддахи находится в таком месте и впустую тратит свой талант.
   -Как громко сказано. Нет не заменимых. На место одного фиддахи придёт другой. И клан не потеряет в деньгах.
   -Да не в них дело, - поморщился Ким. Твоя мать была членом Хамса. А они, как известно, любят преемственность.
   -Членом Хамса? Как интересно. Мне об этом никто не говорил, - сказала Беата и внимательно посмотрела на собеседника.
   -Не вся информация должна быть общедоступной. Зато теперь ты понимаешь, почему Хамс не хочет, чтобы ты была в этом месте.
   -Но не судьба...
   -Опять твой ироничный тон. В общем, подумай над моими словами. Когда тебе надоест играть в благородство - возвращайся и займись уже полезным делом.
   -И это мне советует человек, находящийся на побегушках у Хамса? -подняв брови, удивлённо спросила Беата.
   -Возможно. Зато я живу дома и не помню, когда последний раз убивал. А ты прячешься в Питере.
   -Я потеряла родителей в десятилетнем возрасте. И их смерть произошла по вине старейшин. Я не прячусь, я нахожусь в том месте, где мне не противно жить.
   -Ну и дура, - сказал Ким и картинно исчез, а Беата проснулась.
   -Вот и поговорили, - пробормотала она и провалилась в сон без незваных гостей.
   ***
   Её разбудили грубым хватанием за плечо. Причём человек явно не ожидал, что окажется на полу под Беатой и с вывернутой конечностью.
   -Вставать на вечернее дежурство теперь будешь сама, - обиженно донеслось из-под Беаты. Девушка тут же разжала руку и встав отошла от человека, усиленно протирая глаза.
   -Извини, - пробурчала она. - Рефлекс. Спасибо, что разбудила. Если захочешь это сделать в следующий раз, просто позови. От этого я тоже просыпаюсь.
   -Посмотрим. Собирайся. У тебя 10 минут. Будешь сегодня на другой башне.
   Наскоро умывшись и одевшись и покидав в сумку всякой снеди, девушка вышла на улицу, где её ожидала Итания, подпиравшая стену дома. При виде Беаты она отлипла от сооружения и направилась к южным воротам.
   -Мне всегда было интересно, что же вами движет? - решила нарушить молчание девушка. - Меня с детства пугали такими как ты - жестокими, беспощадными, эгоистичными убийцами. Людьми, у которых нет морали и совести, только способность убивать за деньги и не быть при этом пойманными.
   Она немного помолчала.
   -Неужели вам это нравится?
   Беата, нередко сама раздумывавшая над подобными вопросами ответила не сразу.
   -Не всем. Уверена, что тебе это ничего не скажет, но где-то там учёными создалась в своё время любопытнейшая теория относительно преступников. "Антрополого-социологическое" направление уголовного права. Мудрённые слова, не правда ли? Так вот. Эти умные мужи выдвинули версию, что в природе человека, конечно же, не каждого, совершать преступления. И что порой есть какой-то социальный щелчок, который сподвигает его на совершения этого самого преступления, причем не единожды. Сами учёные приводили пример с тигром, который долгое время сидел в клетке, и случайно выбравшись из неё, убил человека. Про человека мы скажем - разные факторы, что-то могло его заставить. А со зверем мы скажем, что у него натура такая.
   Вероятно и с нами так. Натура такая. Но отнюдь не у всех. Не стану тебе всего рассказывать, не твоего ума это, но у нас есть возможность сбегать от своего образа жизни. И многие так делают, потому что хотят бороться со своим нутром, хотят себе другой жизни, которая не заставляет убивать, потому что так делает всё твоё окружение и это считается нормальным. Считается, что нет выбора. Но выбор есть всегда.
   -Почему же тогда ты не убежала? Почему ты здесь? - пытливо спросила Итания.
   -Я думала, что сделала свой выбор давным-давно. Но, видимо, крупно ошиблась.
   Оставшуюся часть пути до башни девушки проделали молча. Но Беата не могла не заметить изменившийся взгляд Итании, ставший несколько мягче. На пару сотых градуса.
   ***
   -Мне кажется, или ваша братия чего-то не договаривает в своих рассказах о Мёртвом Легионе, - задумчиво протянула Беата глядя на зелёные земли, простирающиеся на много километров вперёд.
-Ммм?
   -Ну, я всегда предполагала, что вы оплот защиты от внешних врагов, рискнувших перебраться с этой стороны.
   -Так и есть. Что тебя не устраивает? - недовольно спросила Итания.
   -Наверно те милые животные, надвигающиеся в нашу сторону, - Беата кивнула на что-то издали напоминающее птиц. Но каждый ребёнок здесь знал, что это совсем не птички.
   Итания вгляделась в закат и чертыхнулась.
   -Стрелять умеешь?
   -Обижаешь.
   -Тогда арбалет в зубы и отстреливайся по возможности, а я разбужу людей. Дозорных на башнях будет маловато.
   Беата кивнула в пустоту, так как Итания уже скатилась с башни. Девушка сняла со стены арбалет, положила рядом болты и стала ждать, пока гарпии приблизятся на расстояние выстрела.
   По мере приближения, она подавляла желание зло чертыхнуться. Гарпии. Птицы с головой и грудью женщины и волосами до плеч. Были различия по мифологическим источникам, но небольшие. В основном все сходились на том, что это малоприятные вонючие существа.
   "Позор мне, что я не была в курсе местной мифологической фауны. Надеюсь, мне не достанется за их убийство от местного Гринписа" - с тоской думала Беата.
   Не успела она закончить мысль, как пробежала запыхавшаяся Итания с парочкой здоровенных легионеров. У каждого было по арбалету, и кроме того, один тащил аркбалиету. Беата кинула взгляд на своё оружие и сравнила с тем, что было у вновь появившихся. Самая простая, топорная технология возведения с помощью "козьей ноги". Девушка перевела взгляд на грозную тучу гарпий и с тоской подумала о пулемёте. Ну и том, что на ней сейчас толком даже доспеха нет.
   -Готовсь! - прозвучал звонкий голос Итании.
   Арбалеты были взведены, и люди были готовы выстрелить в любую секунду.
   Гарпии приближались. Хлопанье их крыльев оглушало и как будто давило.
   -Огонь!
   В небо взвилась туча болтов и стрел. Несколько мгновений, и за этим последовали предсмертные крики и стоны нападающих, сопровождающиеся дождём из тел.
   -Готовсь!
   Несколько чётких движений и арбалет вновь направлен на живые мишени. В этот раз долго ждать не пришлось - почти сразу же прозвучала очередная команда:
   -Огонь! - скосило ещё ряд гарпий, но было немного поздно - большая их часть уже достигла башен, что вынудило легионеров побросать арбалеты и достать мечи.
   На зубцы башен стали приземляться эти существа, ещё более отталкивающе выглядящие вблизи. Рост около метра пятидесяти, серая, будто каменная кожа, редкие тёмные волосы (им явно не хватает бальзамов и шампуней), острые когти. Лицом они походили на злобную пародию роулингского Добби. Тело гарпий защищал лёгкий пластинчатый доспех (неплохо так подготовились). Любопытным фактом были крылья. Точнее их строение. Тёмно-коричневые маховые перья переходили в подобие кисти, на которой красовались десятисантиметровые коготки с подозрительным металлическим блеском.
   К глубокому сожалению девушки, гарпии не дали собой дальше любоваться и резко решили начать атаку. Страшилище, сидевшее напротив Беаты на зубце башни наклонило корпус вперёд и попыталось полоснуть девушку по лицу. К счастью, реакция не подвела, и она успела шагнуть назад, отмахнувшись клинком от гарпии. Та, решив не останавливаться, взмахом крыльев настигла свою жертву и вторым взмахом попыталась заключить Беату в смертельный капкан своих объятий. Наверно причиной её неудачи стала глубокая рана от паха до горла.
   "М-да. Ну и запашок" - брезгливо сморщила нос девушка. Отскочив от трупа, она оглянулась по сторонам и увидела, что Итания и те легионеры, которых она с собой привела, тоже успели избавиться от своих соперников и также удивлённо озирались по сторонам - победа далась слишком просто. Девушка задрала голову в небо - гарпии не задерживались на башнях и их защитниках. Они стремились попасть в центр города. Беата посмотрела на Итанию, та кивнула в ответ и громко произнесла:
   -Лем, Ив - вы остаётесь здесь. Что делать знаете. Ты, - она посмотрела в сторону фиддахи:
   - За мной, - и круто развернувшись быстро начала спускаться с башни и бежать по направлению в центральную часть города.
   ***
   Со всех сторон в центр стягивалось много легионеров. Но толчеи, как ни странно, не было. Над центральном замком кружило с полсотни этих зверюг. Что же их так могло привлечь?
   В небо полетели арбалетные болты. Но тут гарпии решили больше не церемониться. Резко пикируя вниз, они своими острыми когтями буквально начали кромсать то, до чего доставали - головы, спины, плечи. Гарпии во всю пользовались своим преимуществом удара с воздуха - попадая, они практически не встречали сопротивления и не несли потерь. Легионерам было толком не развернуться на небольшой площади, в относительной тесноте, тем более, если враг находился на другой высоте.
   На выручку мечникам наконец-то подоспели арбалетчики и лучники. Это начало менять баланс сил. Всё больше звучали предсмертные хрипы чудищ, и всё меньше людей. Наконец, поняв, что их битва проиграна, гарпии, точнее, то немногочисленное войско, что от них осталось, с дикими воплями начало отступать. Они стремительно набирали высоту и улетали в сторону гор. Люди не могли поверить, что тому, что эта битва кончилась. Они с каким-то недоверием дышали полной грудью, пока была возможность, и не переставали вглядываться в небо. Но хлопот крыльев уже не был слышен. Так же, как не было победных криков. Была лишь боль. Боль за убитых товарищей. Боль, которая двигала этими людьми, бросала их в новые сражения.
   Легионеры начали понемногу приходить в себя. Орудия затыкались за пояса, прятались на спине. Все начинали искать выживших. Из-за кучи крови, было тяжело определить жив человек или нет. К каждому подходили, пытались услышать стоны боли или уловить жизнь в прерывистом дыхании. Кто-то закидывал людей на спину, кто-то брал на руки или просто подставлял плечо, что помочь добраться до медпункта. Беата в этой кутерьме не знала, куда себя деть. Впервые она столкнулась со смертью в таком количестве. Война, была для неё диковинным зверем, который не дал ей времени к нему привыкнуть. И люди тоже не дали. Она не смогла безучастно стоять и смотреть на возню с раненными. Её толкнули, подсунули раненного человека, которому нужна была опора, и они пошли - убийца, узнавший иную сторону смерти, и обычный вояка, который оказался в Легионе волею судеб.
   ***
   Беата не была ранена. Следующей же ночью она вновь заступила на пост. Она вглядывалась в звёздное небо и предчувствия чего-то нехорошего терзали её душу. Девушка понимала, что прилёт гарпий был только началом. Их целью в этот раз было "прощупать" Летак, узнать о боеготовности легионеров, расположении построек, и по возможности "прорядить" солдат.
   Последнее им неплохо удалось в той толчее в центре крепости - хватало искалеченных, теперь уже слепых легионеров, которые не знали, как им жить такими. Ведь они пришли умирать, а не продолжать волочить своё жалкое существование преступника.
   Но не успела девушка, как следует углубить в свои мысли, как послышались осторожные мягкие шаги. Человеку не удалось застать Беату врасплох, если он этого хотел. Девушка не отводила свой взгляд от лестницы и вскоре в поле её зрения появился Владан. Мрачный, с бледным лицом, с повязкой на голове - видно гарпии тогда его зацепили. Он поднялся по лестнице и будто нерешительно остановился в проёме.
   -Отдыхаешь? - решил Владан первым нарушить тишину.
   -Можно и так сказать. Что-то случилось?
   Владан молча подошёл к краю башни, облокотился на неё и сказал в никуда:
   -У меня есть одно дело. И мне хотелось было перепоручить его тебе.
   "Дежа вю какое-то" - подумала девушка.
   -Оно касается твоей прошлой жизни.
   -Это необходимо?
   -К сожалению. Ты должна понять меня. После вчерашнего нападения осталось много калек. Они не хотят жить ТАК. Да и будем честны - нам незачем и негде их содержать.
   Владан немного помолчал, посмотрел вниз и, сжав кулаки, всё-таки произнёс это:
   -Убей их. Ты ведь умеешь. У нас, конечно, есть запас лекарств, но он понадобится позже, на поле боя.
   Спустя пару минут он опять продолжил свой тяжелый монолог:
   -Никто из нас не хочет брать на себя это. Ты ведь не откажешь?
   -Не откажу. Но мне нужно будет ненадолго отлучиться.
   -Да, конечно, как тебе будет удобно, - Владан как будто выдохнул.
   -Я распоряжусь о том, чтобы ты могла свободно выйти завтра из крепости. Мне не хочется, чтобы ты с этим тянула, раз уж согласилась.
   Беата помотала головой, как будто не веря чему-то и глядя Владану в глаза, с усмешкой ответила:
   -Я поняла. Можешь не беспокоится.
   Владан опустил голову, постоял пару минут и не сказав ничего на прощанье, ушёл.
   ***
   В короткие часы сна после дежурства Беате приснился Ким. Они стояли посреди цветущего сада. Ароматы лета ощущались даже во сне. Парень держал в руках какой-то красивый белый цветок и молчаливо смотрел на девушку. Только перед тем как исчезнуть из её сна, он тихо сказал:
   -Вот видишь. От себя не убежишь.
  
***
   Утро следующего дня не предвещало беды. Вообще глупо было считать, что время суток как-то может тебе предсказать события. Бабушкины суеверия.
   Девушка потянулась до лёгкого хруста в позвоночнике, немного посидела и встав с кровати начала собираться. Сегодня ей предстояло "общение" с местной флорой. При мысли об этом Беата лишь качала головой - не так Легион ей представлялся. Но, делать было нечего.
   На улице её ждала далеко не осенняя прохлада. Девушка лишь посильнее запахнула плащ и направилась к Северным воротам. На выходе из города она назвала своё имя постовым и её без лишних вопросов выпустили из Летака.
   Если с одной сторон сите почти вплотную прилегал к реке, то остальные стороны имели особый ландшафт. Начнём с того, что река над которой возвышался Летак была почти у подножия гор. Справа и слева в крепости было что-то типа небольшой степной полосы, с одного конца упирающейся в лес. К нему-то Беата и направилась.
   Лес, был не особо густым, оттого не создавалась ощущения давящей темноты. Хотя прогуливаться по нему было не так уж и просто - сказывалась близость гор. Тропинки как таковой тут не было и Беате порой приходилось пробираться с каким-то усилием.
   Глаза девушки внимательно смотрели по сторонам, по ничего нужного ей не попадалось на глаза. Побродив ещё с полчаса, она решила, что чего-то простого ей здесь не найти и придётся возиться с многокомпонентным составом. Собрав в себе в сумку нужных ей трав, и распихав теперь уже заполненные склянки со всякой древесной плесенью и грибной слизью, девушка направилась обратно в Летак. Причём, обратный путь был для Беаты быстрее - холодный ветер подгонял её и заставлял задуматься о скором приближении зимы.
   "Сапоги бы потеплее" - думала Беата.
   ***
   В Летаке она сразу направилась в медпункт. Там, Беата сказала врачу о причине её прихода и он лишь кивнул, после проводив её в комнату, где она смогла бы приготовить нужный ей препарат. Эта процедура не заняла более получаса. После этого девушка с горячим котелком и поварёшкой пошла искать больных.
   Их было много. Покалеченных, изуродованных и исполосованных острыми когтями гарпий. Не желающих быть беспомощными уродами здесь, в Мёртвом Легионе. В длинной комнате было почти тихо. Люди будто знали, что их ждёт и старались напоследок сохранить остатки мужества, перетерпеть боль.
   Девушка поставила котелок на стол и подойдя к ближайшему больному, взяла с его тумбочки стакан и наполнила ядовитым отваром. Беата поставила было стакан на место, но лежащий на кровати человек закашлялся и тяжело произнёс:
   -Девочка, я слишком слаб. Напои меня ты. Не бойся.
   Беата медленно кивнула и подошла вплотную к кровати незнакомца. Это был мужчина средних лет. Темноволосый, мускулистый, возможно даже красивый. Сейчас то, что можно было бы когда-то назвать лицо представляло собой кровавые полоски мяса, где не было носа, на месте глаз покоилась повязка, и рот сливался по цвету с этим месивом.
   Беата уверено взяла стакан, а другой рукой аккуратно приподняла голову мужчине и влила ему жидкость в открытый рот, уговаривая себя, что это последние мучения в его жизни.
   Яд был щадящим. Короткий приступ удушья, холод, поднимающийся от ступней. Далее паралич и смерть.
   Беата, видевшая всё это считанные минуты, поставила стакан на место и закрыла умершему глаза. Подойдя с ядом к следующему, девушка уже сама, без каких-либо колебаний, не дожидаясь просьб, всё сделала. И так - от кровати к кровати, от человека к человеку. Чуть больше 40 человек. Было.
   Покончив с этим, девушка вышла из помещения, зачем-то плотно закрыла двери и прислонившись к ним, тихо сползла на пол. Беате было слегка не по себе - она даже не открыла глаза, когда кто-то приблизился к ней.
   -Спасибо, - хрипло сказал Владан.
   Ответом ему была тишина.
   - У меня не было выбора. Так было лучше для них. А тебе... тебе же это привычно. Я не мог заставить сделать кого-то из своих людей...
   Беата резко поднялась.
   -Да. Действительно. Я же фиддахи. Тупая машина для убийства. Только это вмещается в твоей тупой солдафонской головёнке? - девушка произносила всё это ледяным тоном с нотками презрения и брезгливости.
   -Да что ты знаешь о фиддахи и обо мне, в частности? Думаешь, мы каждый день убиваем пачками? Ошибаешься. Разовые убийства с перерывами в пару месяцев. Причем зачастую хочется заказчику приплатить, ибо клиент был той ещё мразью. И ещё. Наши убийства всегда были ценны тем, что тщательно маскировались под естественные условия. Мой клан никогда не участвовал в войнах, а кровавые времена у нас уже давным-давно прошли. Заруби себе, пожалуйста, это на носу и впредь не обращайся ко мне с подобными просьбами во благо.
   Высказавшись, Беата направилась к выходу, намеренно задев плечом Владана.
   -В вашем Легионе ты и правда мёртв. Только по иной причине.
   Спустя мгновенье командир остался в одиночестве. Он не стал смотреть в ту сторону, где исчезла девушка, и просто пошёл в комнату, к уже мёртвым воинам.
   Нерешительно открыв дверь, Владан зашёл в медпункт. Он прошёлся между мертвецами, подошёл проститься с каждым.
   Фиддахи знала своё дело - не было заметно признаков мучительной смерти ни у одного. Тут Владана и посетила мысль, что, может, его знания о фиддахи несколько ошибочны.
   ***
   На сегодня Беата была освобождена от ночного дежурства. Она даже не сомневалась за какие заслуги. Правда, спать ей совершенно не хотелось. И Беата не придумала ничего лучше, чем пошататься по крепости. Удивительно, но за ней увязалась Итания. Которая, как оказалось, когда не имеет ничего плохого против человека, очень даже словоохотлива.
   -Не злись на Владана. У всех схожее мнение насчет фиддахи.
   Беате оставалось лишь с усмешкой покачать головой.
   -Он неплохой человек, командир. Жёсткий с чужаками, но его можно понять.
   -всегда думала, что жестокость нельзя оправдать.
   -Ситуации бывают разные, - немного помолчав Итания начала рассказ:
   -Не так давно в наших краях появились люди. Альбигойцы, катары - по-разному и чудно их как-то называли. Проповедниками были. Несли светлое и разумное людям. Заумное у них учение было. Да это сейчас и не важно. Важно то, что наша святая инквизиция не терпит на своей земле конкурентов. Как ты понимаешь, альбигойцев объявили вне закона, а их учение - ересью. Хоть их вера и была мирной, но безропотно отдавать себя на закланье никто не хотел.
   Итания прервалась, когда с девушками поравнялась парочка легионеров. Отдалившись от них на несколько метров, она продолжила:
   -Альбигойцев тогда поддержал один аристократический род - Раймунд. Остатки катаров были укрыты в замке. Но это не помогло - осада оказалась недолгой. Крепость довольно быстро отрезали от водоснабжения. Альбигойцы были убиты, а аристократы - отец и сын, были взяты под стражу. Старший вскоре умер, не выдержав условий заключения, а вот младший... Можно сказать, что ему повезло. Он был помилован при очередной смене власти. Только, что толку? Титула он был лишён, крестьяне разбежались. Правда, по доброте душевной оставили ему замок - крепость в отдалённом уголке страны, на границе с южными государствами.
   Девушки не спеша дошли до небольшого мостика через реку. Где обе остановились, облокотились на перила, и всматривались в красивое звёздное небо.
   -Забавно, но один он оставался недолго. К нему начали прибиваться люди, которые не знали, куда податься, но которые были в курсе всей этой истории с альбигойцами. Знавшие о благородстве рода Раймундов. У каждого была своя история, подчас полная грусти, жестокости, боли. И, конечно же, были люди, которые остались без всего по своей вине, а не по какому-то страшному стечению обстоятельств. И тогда, уже бывшему герцогу пришла в голову мысль о создании Легиона. Крепость не просто так стояла в стратегически важном месте, только раньше воинами снабжала её армия государства. Теперь же, созданный Легион состоял из даже не наёмников. Король не был против, - это вызвало у Итании широкую саркастическую ухмылку.
   -Ему стало удобно избавляться от неугодных ему людей - король просто лишал их всего, а они сами шли в Легион. А там ещё и подоспели, как по заказу, первые нападения на Васат с юга. И всё было идеально для короля - и регулярная армия не несёт потерь, и ряды политических преступников редеют.
   Девушка замолчала, и Беата не скоро решилась нарушить тишину своим вопросом:
   -А Владан - это...?
   -Да. Владан - это молодой герцог Раймунд. Просто быть феодалом, который поставляет кров легионерам и всё прочее, он не захотел. Благородный род, что уж тут. Он участвовал в каждом бою. Почему жив до сих пор? Боец, возможно, и хороший. Только наши ребята изо всех сил его стараются беречь - кто знает, что станет с Легионом после его смерти. Хотя и везучий он - это бесспорно. После таких ран вставал - не каждый смог был. Да и аристократ - фехтование с младенчества, не то что у нас. Да и стычки были короткими всегда. Затяжной войны никто не хочет.
   -Забавно у вас. Никогда даже не слышала про всё это. И про альбигойцев в том числе, - легко сказала Беата.
   -Ты как будто из деревни, - хохотнула Итания.
   -В целом, так и есть. Инор - не востоке страны, - ответила Беата.
   -Альбигойцы вроде и там были, - задумчиво хмуря лоб, протянула молодая легионерша.
   -Вполне вероятно. Только фиддахи живут в своём мире. Многие из нас. Незнание подобных событий - вполне в порядке вещей. Я тебе могу сказать по секрету, что даже не в курсе имени нынешнего короля, про всё остальное я вообще молчу.
   -Ну, точно деревня, - фыркнула Итания.
   -Фиддахи, - с улыбкой поправила Беата.
   -Как скажешь.
   Ещё немного постояв на мосту и полюбовавшись красотами мест, девушки уже в тишине отправились к своему дому. Как только голова Беаты оказалась на подушке, девушка уснула. Но как повелось в последнее время, сон её был не спокоен.
   Ким стоял посреди вишневого сада и задумчиво вертел в руках какую-то веточку. Как только девушка появилась в его реальности, он бросил своё незатейливое занятие.
   -Милая. И оно того стоило? У нас же работёнка тише, менее нервная. Трупов за раз меньше. Чаще ты и не видишь мёртвого тела. Оно тебе надо?
   -Сколько хочу, столько и убиваю, не твоя забота.
   -Ой, ой, ой. Как мы заговорили. Что же ты до этого в Питере отсиживалась? Но да ладно. Честно говоря, мне это даже начинает нравится. Могу точно заявить, что ты - фиддахи с самой насыщенной жизнью. Но если захочешь вернуться - то только скажи. Хамс по-прежнему ждёт.

Глава 7. Бой

   Дни для Беаты тянулись медленно. Ежедневные тренировки и дежурства сменяли друг друга. Даже Ким вопреки своей странной привычке, не навещал в последнее время. С Итанией Беата стала сближаться, а вот Владан её как будто стал избегать. Пытаясь к нему обратиться по любому служебному вопросу, она слышала быстрый сухой ответ, и через мгновенье командир оказывался в другой части крепости.
   Время тянулось и пролетало одновременно. Незаметно для Беаты наступила зима. И так как погода мало располагала к прогулкам, девушка стала пропадать в библиотеке крепости. Сначала она читала то, что касалось Васата и его окружающих стран. В плане политики рядовые фиддахи всегда были профанами. Но после, её заинтересовала земля магов - государство Дануб к югу от Васата. Как раз туда и вели следы стычек близ Летака. В общем, любопытное место. Если задуматься, то есть вероятность, что это их заклинанием перехода успешно пользуется не одно поколение фиддахи. Но, что тогда вообще известно о магии Васата?
   В поисках ответа на свой вопрос Беату пару дней буквально не вылезала из библиотеки, но ничего не находила. Ведь получалось, что магией, пусть только и в двух конкретных ситуациях (телепортации из Манзиля в Инсаани и вызов информации о жертве) пользовались лишь фиддахи. О чём, разумеется, нигде не упоминалось - местная инквизиция всячески пресекала пользование магии простым народом. Но это было немного странно - откуда же всё-таки получили свои знания фиддахи? Хотя и это было не главное - неужели на целое государство только эта горстка людей такая особенная?
   Размышляя над этим, Беата задумчиво листала очередной толстенный фолиант о Данубе. Её взгляд скользил по страницам, останавливался на изображениях. Что-то было не так, что-то дико смущало. Пара мгновений и ...девушка просто не могла поверить тому, что видела. Цвет глаз людей, глядевших на неё со страниц старой книги, был таким же, как у неё - светло-серебристым.
   Что ж, выходит, фиддахи - выходцы из Дануба? Или...? Куча вопросов начали роиться в голове девушки. Но ни на один она не знала точного ответа.
   Если бы одного человека можно было обвинять во всех бедах, то им бы непременно стала Беата. Сказали бы, что слишком громко думала о магии Дануба и накликала беду - поход на Васат. Из Дануба. Данную весть принёс запыхавшийся гонец, который передал, что на страну надвигается страшная армия из страны магов.
   "Что ж. Тогда становится понятной разведывательная операция гарпий", - думала Беата, отходя от площади, где командир Януш Лейх объявил о скором вторжении врага.
   В срочном порядке начали приводить в боевую готовность крепость. Легион готовился не к битве, но к смерти. Все понимали, что маги будут драться не совсем по-честному, что на их стороне что-то старинное и могучее, что поможет получить победу меньшей кровью своего народа.
   Ежедневные тренировки буквально на следующий день были заменены на подготовку крепости к обороне и длительной осаде. Времени было мало - врагам оставалось только перейти горный хребет. И к тому же Летак не собирался безропотно принимать бой на своей территории. В срочном порядке было создано несколько отрядов смельчаков, которые должны были организовать обвалы породы в горах. В лучшем случае - уничтожить людей, в худшем - завалить тропы и проходы, чтобы немного выиграть время.
   Кроме того, усиленно чинились орудия типа баллист и требушетов, вплотную к стенам крепости подносились здоровые камни и булыжники. А со стороны столицы и близлежащих деревень доставлялось продовольствие и вода, местные сгоняли живность в сите. Проще говоря, подготовка к битве и возможной обороне шла полным ходом.
   Нельзя было ничего сказать по поводу исхода битвы, но Лета смог в одну из ближайших ночей показать, что просто так не сдастся. Тогда вся крепость проснулась от грохота обвалов в горах, которые, как казалось, произошли совсем близко. Крепость была приведена в боевую готовность. Как последние штрихи отравили ров и засыпали клочок земли перед Летаком эдакими шипами, чтобы помешать проходу конницы.
   ***
   Этой ночью никто в Летаке и не думал о сне. Гул, доносившейся со стороны гор приближался, как и момент битвы. Но, она, как многие удивились бы, откладывалась. Незадолго до того, как поднять всех бойцов на оборону крепости, Владан вместе с Янушем собрали относительно небольшое количествово человек и сообщили, что крепость будет держать оборону так долго, как сможет. А именно до тех пор, пока не придёт подкрепление от короля. Войска помогут легионерам сделать так, чтобы вражеские силы не прошли вглубь государства, в том случае, если их силы будут в разы превосходить воинов Летака.
   Выходит, Легиону нужно было продержаться неизвестно сколько времени. В экстренном случае дать бой. Что ж, умно - Беата думала, что их кинут просто как пушечное мясо. Хотя, даже с такой утешительной мыслью, Беата слабо себе представляла будущую картину боя. В этом мире она была далека от массовых убийств, тем более от сражений.
   Но вскоре девушка смогла устранить свои пробелы в знаниях - приближалось войско из Дануба, и оно было огромным. Много людей и чудищ. Тысячи. Военные орудия. Всё это вызывало в душе девушке непонятные эмоции. Но нет, не страх. Любопытство, азарт.
   Что ж, наступление было действительно большим - буквально за пару часов почти вплотную к стенам Летака был разбит военные лагерь неприятеля. Видимо, они были слишком уверены в своей победе, раз расположились столь близко. Телеги с провиантом, оружием, вещами, казалось, не переставали появляться. Во всей этой толпе было сложно понять - кто здесь простой воин, а кто маг. Да и вообще создавалась уйма вопросов в голове Беаты. Почему маги не телепортировались, не левитировали или каким иным, более быстрым способом не прибыли и не перенесли войско? С другой стороны, вдруг их магия была иной природы - на поле было сотен пять, не меньше, всяких разнообразных чудищ. Среди это полчища были и уже видимые воинами Летака гарпии и огромные птицы, на спинах которых были приделаны кабинки для наездников.
   Довольно быстро по площади перед крепостью расположили осадные орудия. Глядя на всё это военачальники Летака хмурились - неизвестно сколько возможно будет продержаться, но позволить врагу пройти вглубь страны недопустимо.
   Наступления не было почти сути - войско противника отдыхало от перехода по горам. К вечеру же всё началось...
   Внешние стены Летака начали сокрушаться от ударов тараны и огромных камней из катапульты. Со стороны крепость начали лить вниз на врага кипящее масло и пытаться своими осадными орудиями уничтожить вражеские. И если первое у легионеров ещё выходило, то со вторым было сложнее. Кроме того, довольно быстро на стены с внешней стороны начали ставить лестницы, забрасывать крюки с тросами на зубцы. Теперь ещё часть людей занималась опрокидыванием лестниц и рубкой толстых верёвок. Вроде бы для Летака всё складывалось даже успешно, если бы не вмешательство магов - после удачного уничтожения катапульты легионерами, у конкретно этих людей буквально сразу же отнялись руки и ноги. Крепость лишилась несколько хороших наладчиков. Но как оказалось, данубцы не были толком готовы к осаде - довольно быстро они прекратили наступательные действия и у Летака появилась короткая передышка.
   Утром было доложено, что вестей от короля нет. Нужно держаться дальше.
В этот день повторилось почти всё то же, что было вчера - тараны, тяжелые снаряды в стену. Штурмовые лестницы и крюки. Теперь только люди с таранами были защищены какой-то тканью, и кипящее масло не наносило им никакого урона. Приходилось скидывать вниз больше камней - это смогло поумерить их пыл. С лестницами и "кошками" тоже было не всё в порядке - первые стало тяжело сталкивать, будто они прикипали к кладке. Приходилось звать чуть ли не по пять человек, причем таких, что кобылу легко могли поднять в одиночку. Верёвки же перерубались чуть ли не с сотого раза. К тому, всё чаще легионеров стал накрывать дождь из стрел, порой огненных. Летак стал нести потери, в то время, как у врага почти их не было. Второй день осады закончился советом главнокомандующих крепости...
   Следующее утро, и последующее время, было на удивление спокойным для Легиона и не особо удачным для врага - на местность обрушился обильный снегопад с метелью. Погода, казалось, давала Летаку день для передышки, и даже больше - неожиданно выпавшие осадки, к вечеру начали таять, а за ночь из-за мороза всё превратилось в каток. К сожалению, данубцы, на удивление быстро справились с этой незадачей и продолжили осаду крепости. Со стороны легионеров нового ничего не было предпринято, Летак продолжал терять людей. Из-за этого было принято решение дать бой следующим днём, не дожидаясь подкрепления со стороны короля. Командование понимало, что потери неравноценны. Да и Мёртвый Легион не мог больше трусливо отсиживаться за стенами. Даже в случае поражения, воины захватывали с собой в тот мир достаточное количество людей, а с оставшимися соединённые сила королевства вполне справятся. Да и число жертв увеличивалось слишком быстро - маги смогли разить часть легионеров "вслепую". Лазарет уже был забит под завязку, но что удивительно, данубцы только ранили.
   Утром следующего дня Легион был готов идти в бой. Стрелки, пехота, конница, орудия - всё было готово и ждало лишь отмашки со стороны командования. То, по неведомой причине медлило - или ждало удобного случая, или подмоги. Так продолжалось до вечера. Но, наконец, было принято решение, и из Летака стремительно вылетели конные лучники и обрушили на первые ряды данубцев, вяло подходивших к крепости. Эффект неожиданно бесспорно дал преимущество и конные лучники заспешили обратно в Летак без единой потери со своей стороны. К тому же, на обратном пути, конница оставила после себя поле, покрытое шипами.
   А для наступающего врага это было довольно ощутимо - отчего-то случайно наступающие на шип пехотинцы буквально падали замертво через десяток-другой шагов. Естественно здесь не обошлось без рук Беаты, хотя никто об этом и не знал. Данубцев такой исход дел не устроил, и в ход были пущены маги, которые превратили смертоносные шипы в безвредную пыль.
   После этого конные лучники снова выскочили из крепости, скосили несколько первых рядов пехоты и удачно отстрелявшись от преследователей вновь заехали в крепость. Маги, решившие заранее проверить площадь перед крепостью на наличие шипов, стали неплохими мишенями для крепостных стрелков. Конечно, всех убить не удалось, но сам факт того, что удалось проредить такую важную стратегическую единицу, был уже значителен. К тому же было выиграно время. Но королевских войск всё не было.
   Наконец, Януш и Владан решились на более активные действия, а не на короткие, раздразнивающие врага вылазки. Из ворот Летака начали выступать легионеры. Конные войска, за ними пехота, сзади и спереди лучники, орудия. Кавалерия данубцев начала было наступление первой, но баллисты и катапульты поумерили её пыл. То там, то тут появлялись бреши в строю от снарядов. Со стороны Беаты это выглядело ужасно - кого-то сносило с лошади, кого-то размазывало об землю, а кто-то выживал, но выезжал из этого маленького ада с безумным взглядом в глазах, весь грязный и в крови. Беату только ждало всё это. Лучники, арбалетчики прекрасно справлялись со своей миссией - 4-5 выстрел в минуту наносили ощутимый урон противнику. Можно было скзаать, что они используют текнику стрелкового вала. Жаль только, что лучников у Легиона ыло не так много - в данном сражении они имели определённое преимущество.
   Кавалерия легионеров была разделена на несколько частей для эффективного ведения боя. В задачу первого отряд входило сломать строй противника. Но нельзя сказать, чтобы у воинов Летака это выходило удачно. Поэтому после набегов конных войск начала выдвигаться вперёд пехота. Беаты не было в первом ряду - её комплекция не позволяла с разбега врезаться в и ломать строй противник, что делали здоровые по своей комплекции мужчины спереди. Но ей было по силам идти вперёд и вступать в бой вместе с остальными легионерами, которые прорвались сквозь сломанный строй врага, наравне. Трудно сказать, сколько это продолжалось. Для обычных воинов всё было просто - удар - ещё удар - ещё удар - следующий противник. И так до тех пор, пока ты не нападёшь на более сильного противника. Красивые бои, тройки, серии здесь не особо работали. Простые рубящие, колющие удары со всей силы, на каждого врага желателен один удар. Так экономнее, так безопаснее. Сложно определить, чья сторона имела преимущество, но если она была у легионеров, то в момент появления в воздухе гарпий и огромных птиц, оно было утеряно. Легионерам пришлось драться на нескольких фронтах. И если гарпии от одного-двух выстрелов или ударов переставали быть досадной помехой, то птицы, несмотря на габариты, лёгкой мишенью не являлись.
Лицо Беаты было в крови, доспех помят в нескольких местах - под ними на теле чувствовалась саднящая боль. От усталости девушка пару раз спотыкалась об лежащие на земле тела, но всё же упрямо шла навстречу смерти, ища боя с врагом. Наверно рано или поздно Беата полегла бы от меча какого-нибудь данубца, если бы не события, решительно вмешавшиеся в ход битвы.
   Самоотверженно шагающие вперед легионеры не были в курсе того, что подоспела подмога от короля. Остатки данубцев, которых было не так уж и мало, решали, что выгоднее для них будет отступить. В один миг стало понятно отчего данубцы бережно расходовали колдовство, даже пошли на то, чтобы перебираться через горы - маги принялись телепортировать людей внушительными группами. И в этот самый момент, птицы, которым, видимо, не успели отдать мысленный приказ об отступлении, решили в очередной раз спикировать и схватить с земли пару человек, чтобы потом сбросить их с высоты. В когтях этих исполинах по причине их близкого нахождения рядом друг с другом оказались Беата и Владан. Птицы не успели набрать достаточную высоту, чтобы маги не воздействовали на них, и люди исчезли вмести с ними.
   ***
   Маленькая тёмная камера. С потолка мерно капает вода. "Что я здесь делаю?" Не успевает Беата задать себе этот вопрос, как снова проваливается в пустоту.
   Потом Беата очнулась от жуткого холода. Девушка пыталась понять, где она и что с ней. Но по какой-то причине фиддахи не смогла надолго задержаться в сознании. В следующий раз ясность ума к ней пришла надолго. Узкая полоска солнечного света разбудила девушку. Осторожно поведя головой из стороны в сторону, Беата начала оглядываться вокруг. Девушка находилась в маленькой, даже крошечной комнатушке, с влажными пористыми стенами и такими же полами. Небольшое окошко, через которое проникала толика света, и, конечно же, массивная дверь, кричащая о том, что Беата здесь пленница. Сама она лежала на чем-то отдалённо напоминающем кровать. Радовало, что хоть не на полу бросили, а то воспаление лёгких в таких условиях было бы обеспечено. После изучения помещения, Беата принялась осматривать уже себя. Тело девушки было покрыто синяками и кровоподтёками - болело буквально всё, но каких-то критичных повреждений не наблюдалось. Поэтому для себя Беата сделала вывод, что тело в относительной норме. Кроме боли девушка ощущала острое чувство голода, но слабость её не тела не позволила девушке подняться и постучать в дверь для просьбы о еде. Беата снова отключилась.
   Она не знала, сколько вновь пробыла без сознания, но когда она снова пробудилась, сквозь маленькое окошко её тюрьмы, в камеру проникал уже лунный свет, а у двери стоял поднос с неизвестным варевом в тарелке и кружкой воды. Несмотря на сильное чувство голода, похлёбку Беата растягивала, дабы не навредить сохранить съеденное в себе, а вот воду не удержалась и выпила почти всю. После сытого ужина девушка смогла погрузиться в глубокий и относительно спокойный сон.
   Внезапно наступила осень. С золотистыми деревьями, мягким солнечным светом, пробивающимся сквозь пушистые облака, и осторожным ветерком, шаловливо шевелящим, лежащие на земле листья. Однако, в это умиротворённое великолепие вмешался резкий вихрь, который собрал лежащие на земле оранжево-красные листья в кокон и исторгнул из себя мужскую фигуру.
   -Так-так. Маленькая Беата, ты снова попала в какую-то заварушку. Складывается впечатление, что не зря ты пряталась у себя в Питере - здесь тебя жизнь буквально бьёт ключом по голове.
   -Где я? - этот вопрос был для девушки первостепенным.
   Ким хмыкнул:
   -Ещё не догадалась? Темница Вираала к твоим услугам, дорогая.
   -Что-то проще не стало, если честно.
   -Вираал - это столица Дануба, деревня. Чаще надо на родине бывать, хотя бы что-то знала.
   Беата чуть слышно чертыхнулась после этого ликбеза.
   -Странно. Зачем им я? Рядовой пехотинец, ещё понятно, если бы я проснулась на невольничьем рынке, но не в темнице. Что-то не сходится.
   -Да. Думаю, ты права. Не всё так просто. Точнее, как мне кажется, случайность привела к твоему заключению. Может это связано с тем, что ты фиддахи. Вроде бы они особо не сотрудничали с кланом, если вообще знали о нашем существовании.
   -Вряд ли. По сравнению с ними нас даже нельзя считать полноценными магами.
   -Так-то да, но не совсем.
   -Что ты имеешь в виду? - Беата пристально посмотрела на Кима.
   -Поговорим об этом позже, дорогая, когда ты сама чуть больше узнаешь. И удачи, она тебе явно скоро пригодится, - неспешно произнёс Ким и исчез осыпавшись ворохом золотистых листьев.
   Утром Беата проснулась от бряцания ключей об дверь и поворота их же в замочной скважине её тюрьмы. Девушка быстро приняла вертикальное положение и уставилась на дверь. Ошедшим оказался высокий мужчина средних лет. Одет он был в камзол багряного цвета и тёмно-синие в чёрную полоску штаны свободного кроя.
   Он был смугл, но лицо говорило о том, что тяжёлый труд ему не знаком. Длинные чёрные волосы были заплетены в несколько кос и соединены между собой в причудливую причёску из-под которой не выбивалась ни одна прядь. В руках у незнакомца был поднос с едой.
   Мужчина зашёл, спиной продвинулся немного в бок и поставил поднос на пол. Выпрямившись, сделал пас рукой и замок затворился.
   -Доброе утро, госпожа Доленгер.

Глава 8. Дануб

  
  
  
  
   Примечания
   Васат - страна, в которой происходит действие
   Инор - деревня
   Кониин - нейротропный яд
   Фиддахи (араб.) - серебряный
   Хамс (араб.) - пять
   Фёйстерг
   Кайхен
   Вираал - столица земли магов Дануб
   Манзиль (араб.) - дом
   Васат (араб.) - середина
   Сихри (араб.) - волшебный; одна из школ магии в Данубе
   Мавхуб (араб.) - талантливый; школа магии в Данубе
   Инсаани
   Дануб - земля магов

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"