Гридин Алексей Владимирович: другие произведения.

1. Куколка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первый рассказ цикла

  В закутке за сценой было тесно. К тому же Вилли, отрешенно пялясь в зеркало, вытащил свою любимую трубку и закурил. Через несколько минут сизый дым заколыхался угрожающе у потолка, окутывая тусклую лампочку. Собратья Вилли по ремеслу недовольно косились, но не смели сказать ни слова: знали, что певец перед выходом на публику становился нервным и дерганым.
  - Не так встречают звезд, - мрачно пробормотал Хъяльти, сидевший на крохотном табурете. Табурет едва втиснулся между раскрашенной в розовое с золотыми звездочками стеной и массивным резным шкафом, дверки которого даже выгнулись наружу, пытаясь сдержать рвущееся на свободу содержимое шкафовой утробы.
  Гном с самого утра был не в духе. На саундчеке он довел до белого каления звукооператоров клуба, доказывая, что они все делают неправильно. Однако последнее слово осталось за хозяевами. В итоге Хъяльти в одиночестве устроился в углу и подтянул к себе маленький столик. Затем он утвердил на столике локти, подпер квадратный подбородок кулачищами и принялся мрачно комментировать все, что происходило в комнатке.
  - А мы разве звезды? - томно протянула Аглариэль.
  Огненно-рыжая эльфийка, занявшая единственное непродавленное кресло, уже полчаса не прекращала разминать тонкие длинные пальцы, которым предстояло вот-вот прикоснуться к клавишам.
  Смог не сказал ничего, только усмехнулся в густую бороду. Он вообще мало говорил. Просто сидел на узкой жесткой скамье, такой низкой, что колени едва не упирались в подбородок, и перебирал тихонько струны.
  Зато Макс, наоборот, не умолкал никогда. Те, кому приходилось видеть его спящим, с удивлением отмечали, что Макс и во сне постоянно бормочет что-то.
  - Вы, нелюди, вечно чем-то недовольны, - усмехнулся он.
  Привычная к подобному эльфийка парировала:
  - От низшей расы слышу.
  - Если в кране нет воды, - невозмутимо откликнулся Макс, - виноваты нелюдЫ.
  - Макс, - буркнул из угла гном, - стукну.
  - И убьешь, наверное. А играть с вами кто будет?
  - Позже разберемся, - пообещал Хъяльти и принялся поворачиваться к Максу, видимо, готовясь исполнить свою угрозу.
  Но тут Вилли резким движением отложил трубку и встал.
  - Что, пора? - спросил Макс.
  - Угу, - Вилли кивнул.
  - Эх, понеслась душа в рай, - потер ладони гном.
  Смог не сказал ничего, только сцепил ладони на затылке и потянулся, едва не уронив гитару.
  Вилли широко распахнул дверь.
  - Ну что, мальчики и девочки? Врубим рок в этой дыре?
  Настало время клубу "Рок"н"Тролл" встретиться с группой "Настоящие громобои".
  
  Сначала Рэнди отчаянно скучала. Несмотря на то, что эмблемой "Рок"н"Тролла" был развеселый тролль в драных джинсах, нещадно терзающий электрогитару, внутри было как-то уныло. Часть посетителей с видом записных завсегдатаев непринужденно болтали друг с другом и с официантами, не обращая внимания на прочих. Другие, разбившись на мелкие компании, теснились вокруг своих столиков, тоже говоря о чем-то своем. Звучала блеклая, ненавязчивая музыка. Какой-то тип хотел подсесть к Рэнди, бормоча про то, что красивые девушки не должны оставаться в одиночестве. Она в ответ поведала непрошеному приставале, что красивой себя не считает, а в клубе ждет своих друзей из имперской сборной по боксу. Парень исчез так же быстро, как и появился. Зато это хотя бы немного ее развеселило. Больше ничего интересного Рэнди не видела. Пить пиво по цене в несколько раз выше, чем на улице? Разве за этим стоило заходить в клуб? Она пришла сюда совсем по другой причине.
  А потом стало тихо. В зале неожиданно погас свет. Лишь серебристая колдовская пыль таинственно мерцала по углам, да переливались на потолке бледные звездочки. Тьма у сцены сгущалась и сгущалась, как будто стая осьминогов одновременно опустошила там свои чернильные мешки. Края клубящейся темной тучи пульсировали то опаловым, то бледно-салатным, то тускло-желтым светом. Рэнди поймала себя на мысли, что работа клубных магов заслуживала всяческих похвал.
  И тут тишина разлетелась в осколки, расколотая звонкой дробью ударных. Стук становился все более зубодробительным. Избиваемые барабаны не разбегались из-под палочек мучителя лишь потому, что техники качественно прикрепили их к стойке. Через минуту к ударным присоединился нервно пульсирующий ритм бас-гитары. Рокот барабанов и рычание баса становились все громче, они нарастали как мерный гул морского прибоя, готовый мгновенно обратиться шквалом. Под ногами ощутимо завибрировал пол, и рокочущий ритм ударных и баса отдавался в солнечном сплетении. А потом Рэнди вдруг поняла, что на заднем плане уже давно слышны клавиши.
  Взвыла лидер-гитара. Плотный, жесткий звук обрушился на зал.
  Разгоняя тьму, на краю сцены вытянулись к потолку огни фальшфейеров и тут же опали, рассыпавшись переливчатыми блестками. Вспыхнул свет. Сказка стала реальностью. Рэнди вскочила со стула и изо всех сил захлопала в ладоши. Потому что на сцене стояли ОНИ. Герои ее мечты. Она знала каждого по имени. Могла бы рассказать музыкантам такие вещи, что поставили бы их самих в тупик, потому что выискивала любое упоминание о "громобоях" в газетах и в информационных сетях.
   Коренастый гном-барабанщик Хъяльти Арнарссон. Молчаливый бородатый басист Сандер Хопкинс по прозвищу Смог. Лидер-гитарист, заводной рубаха-парень Макс Вернер. Аглариэль, рыжекудрая клавишница, дочь эльфийского князя Ламедриона, сбежавшая из дому, чтобы присоединиться к группе.
  И конечно же, Вилли Тиггернал, вокалист. Рэнди таяла от одного звука его голоса, не вслушиваясь особо в то, что он пел. Хъяльти колошматил по барабанам, Макс и Смог изо всех сил старались укротить гитары, бушующие в их руках. Аглариэль танцевала за клавишными. А голос вокалиста проник в самую душу Рэнди, как будто Вилли пел для нее одной. Он-то выплевывал в зал злой и торопливый речитатив, то вдруг становился добрым другом всякому, кто был сейчас в зале. Он пел что-то про свободу, про то, что каждый имеет право быть тем, кем хочет. Про рай в шалаше. Про то, что любовь дороже денег. Еще про какие-то вещи, о которых любой взрослый человек сказал бы, пренебрежительно сплюнув: "сказки!" Но Вилли пел об этом, и мнение таких взрослых людей его интересовало мало. Потому что он верил себе. И поэтому другие верили ему. Рэнди была одной из этих "других".
  
  Когда в прокуренном воздухе растворился последний аккорд, Рэнди решительно встала из-за столика и направилась к едва приметной двери, в которой исчезали музыканты. Последней покинула сцену Аглариэль, в полумраке ее огненные кудри пылали путеводным факелом.
  Рэнди ускорила шаг и догнала эльфийку как раз тогда, когда та перешагнула порог. Девушка удачно пристроилась за ней. Охранник в коридоре не успел ничего сообразить, решив, что она тоже имеет отношение к группе. Шагая за "громобоями", Рэнди жадно прислушивалась к фразам, которыми они перебрасывались:
  - Неплохо оторвались!
  - Неплохо! Скажешь тоже! Круто вжарили.
  - Точняк. Народу явно в жилу было.
  - Кому круто, а кое-кто постоянно ритм сбивал.
  - Угу. Вам, эльфам, всегда не нравится, как люди играют. И мы еще после этого расисты?
   Когда Вилли и его товарищи, продолжая обсуждать концерт и подначивать друг друга, один за другим скрылись в комнате, и Аглариэль уже собиралась прикрыть дверь, Рэнди, набравшись смелости, схватилась за дверную ручку.
  Удивленная эльфийка обернулась.
  - Можно с вами поговорить? - спросила Рэнди, отчаянно боясь, что ее не пустят внутрь.
  Но сказка не собиралась заканчиваться.
  Еще через несколько минут ей показалось, что она в раю. В тесной комнате нельзя было повернуться без риска съездить кому-нибудь локтем по лицу. При этом все, кроме эльфийки, непрестанно курили трубки и с невероятной скоростью опустошали пивные банки. Особенно старался Хъяльти. Приканчивая очередную банку, он сплющивал пустую жестянку могучей ладонью в удивительно маленький ком, а затем отправлял его прямиком в мусорную корзину. Корзина находилась у противоположной стены, и Максу приходилось всякий раз нагибаться, чтобы позволить гному снова продемонстрировать свою меткость.
  Рэнди угнездилась на небольшой жесткой табуретке, прижавшись к плечу Вилли и тихо млея. Она чувствовала себя котенком, пригревшимся в ласковом тепле.
  - Почему-то с вами, - призналась она, - невероятно легко. Вы живете так, как и полагается жить.
  - Это как же? - усмехнулся Вилли.
  - В соответствии со временем. Не отставая от него. Не теряясь в прошлом. И не обгоняя. Не живя завтрашним днем. Я, может быть, непонятно объясняю...
  - Ну почему же, - пробасил Хъяльти. Все правильно. Живем сегодняшним днем.
  - Да не днем, - поправил его Макс. - Минутой. Секундой. Мгновением.
  - Угу, - подытожил вокалист. - Живи в кайф, умри молодым - это про нас. Надеюсь.
  Сказав это, он обнял Рэнди за плечо. Та не сопротивлялась. Ей и так было хорошо, а теперь стало еще лучше.
  Смог улыбнулся, но ничего не сказал. Только вскрыл еще одну банку с пивом. Прочие поддержали его, и на несколько мгновений стало тихо.
  - Знаешь, почему быть рок-звездой - это здорово? - спросила Аглариэль у Рэнди.
  - Не-а, - девушка помотала головой.
  - Все очень просто. Обычного человека поглощает его профессия. Еще вчера он был Джон Джонсон, парень свой в доску, двоечник и задира. Но он мог ночь напролет гулять со своей девчонкой, тратить последние деньги на безумные подарки, зазвать друзей на вечеринку, не заботясь о том, во что превратится дом к приезду родителей.
  - Ага, - поддержал разговор Вилли. - А потом - хоп. И нет больше Джона Джонсона. Есть менеджер по продажам престижной, мать ее так, фирмы. И ведет он себя точно так, как полагается менеджеру по продажам престижной, мать ее так, фирмы. Он женится, обзаводится двумя детьми, покупает дом и исправно платит кредит. Питается так, как должен питаться менеджер по продажам престижной, мать ее так, фирмы. Он, наверное, даже жену трахает в какой-то особой позе, подобающей менеджеру по этим, мать их так, продажам.
  - Вилли, - покачала головой эльфийка. - Во-первых, ты уже пьян. Во-вторых, рядом с тобой - приличная девушка. Выражения подбирай, что ли.
  Лидер "громобоев только отмахнулся.
  - Можно подумать, - фыркнула Рэнди, - у вас по-другому. Рок-звезда должна гонять на байке, нюхать кокаин, свариться с полицией. Что, не так, что ли?
  - Не так, - веско уронил гном. - Понимаешь... Мы можем делать это. А можем и не делать. Творческим людям прощают многое. Иногда...
  - Иногда, - подхватил Макс, - даже то, что они ведут себя не так, как должны были бы вести себя творческие люди.
  Девушка продолжала слушать веселый треп музыкантов и одновременно представляла себя на сцене. С Вилли. Нет, речь не шла о любви. Просто ей неожиданно захотелось понять, что чувствует человек на сцене, под прицелом тысяч глаз, насколько это ощущение похоже на то, что предстоит ей через несколько лет. Опять же, романтика - известный певец н...
  Вдруг дверь распахнулась. В тесной комнате стало еще теснее. Двое плечистых типов в черном каким-то непостижимым образом вклинились между Рэнди и вокалистом и оттерли девушку от Вилли, вжав его в угол. Еще несколько человек сноровисто выволокли ничего не понимающих Макса и Смога в коридор и споро уткнули их лицом в ковер. Хъяльти, ругаясь по-черному, неторопливо поднялся на ноги и угрожающе пошел, пошел, пошел навстречу нежданным гостям, но и на него нашлась управа: еще пара хватких ребят завернули ему руки на спину и вытащили из комнаты. Лишь эльфийку не тронули.
  - В чем дело? - гневно выкрикнула Рэнди.
  - В том, что ваш отец волнуется. Очень волнуется.
  В комнату вошел низенький человечек в темно-зеленом мундире. Человечек довольно потирал руки.
  - Нитта Драг.
  В два слова Рэнди постаралась вложить как можно больше презрения и недовольства. Она терпеть не могла человека, возглавлявшего ее личную охрану. Ее отец, беспокоясь о бехопасности Рэнди, надел на дочь ошейник, прикрепил к ошейнику цепь, а цепь вложил в руки этого человека.
  - Почему с этими людьми обходятся так... так...
  - Так сурово? - подсказал Драг. - Потому что эти люди - рок-музыканты.
  "Рок-музыканты" начальник охраны произнес так, как будто само слово было выпачкано в грязи.
  - Рок-музыканты употребляют наркотики. Угоняют машины. Не знают умеренности в алкоголе. Вступают в беспорядочные половые связи. Это все очень плохо.
  Вилли расхохотался. Макс из коридора поддержал его, хотя его смешок получился глухим: трудно смеяться, лежа на полу лицом вниз.
  - Мне, сударь Драг, наплевать, чем они занимаются в свободное от работы время, - ледяным тоном сообщила Рэнди.
  Когда было нужно, девушка вспоминала о своем высоком положении и вела себя соответственно.
  - Мой отец отправил вас за мной. Но он вряд ли приказывал причинить вред этим людям.
  - Точно, - спокойно подтвердила Аглариэль. - Людям. И эльфам. И, смею заметить, даже гномам. Мы сделали что-то противозаконное? Так предъявите обвинение. По-моему, нет ничего плохого в том, чтобы сидеть в одной комнате с наследной принцессой. Особенно когда не знаешь, что она - наследная принцесса.
  
  Рэнди, конечно же, слышала, как пискнул услужливый дух-хранитель комнаты, сообщая наследной принцессе, что в покои кто-то вошел. Но девушка даже не подумала встать с кровати. Предпочла валяться на нерасправленной постели, изучая свежий выпуск "Рок-молота", хотя номер журнала был неинтересен. Ни одного слова про Вилли и "громобоев"!
  Она слышала шаги. Шаги неторопливо пересекли комнату и остановились у кровати.
  Рэнди старательно делала вид, что читает.
  Шаги снова возобновились. Туда-сюда. Туда-сюда. Три шага в одну сторону вдоль кровати, три шага - в другую. Затем раздалось нетерпеливое покашливание.
  Принцесса продолжала игнорировать назойливый источник звуков.
  - Ваше Высочество! Прекратите уже, наконец, притворяться, будто ничего не замечаете!
  - Ой! - девушка сыграла в удивление. Отбросила журнал, округлила глаза. - А я и не заметила, как вы вошли!
  - Разве ваш учитель, принцесса, не говорил вам, что врать нехорошо? Странно, странно, - пришедший, изумленно нахмурил брови. - Думаю, его стоит наказать. Оштрафовать, к примеру.
  - Мой учитель, - не удержалась от дерзости Рэнди, - пытался объяснить мне, например, разницу между ложью и политикой. Однако не преуспел. Благодаря урокам мистера Рипли, я поняла только одно: нужно поступать так, как тебе выгоднее. Разве не так?
  - Не совсем. Можно мне сесть, Ваше Высочество?
  - Да, разумеется.
  Рэнди кивнула головой.
  Гость опустился в кресло, положил ладони на подлокотники.
  - Не совсем, - повторил он. - Не "тебе выгоднее", Ваше Высочество. А так, как лучше твоей стране. Вам суждено стать императрицей, а императрица не принадлежит себе. Она - всего лишь слуга. Она не должна заботиться о своей выгоде. Даже думать об этом не должна. Только о государстве.
  - А император? - спросила быстро девушка. - Он тоже должен думать только о государстве?
  - Конечно.
  - А как же люди?
  - Для правителя, Ваше Высочество, нет людей. Потому что он сам - не человек. Он - полезное приложение к государству. Функция, которая помогает стране жить, процветать и развиваться. А когда хорошо стране, хорошо и людям. Странно, ей-богу, принцесса, что я вынужден объяснять вам прописные истины. Но, собственно говоря, я пришел поговорить с вами совсем по другому поводу.
  - По какому же?
  - Да все вы прекрасно знаете, Ваше Высочество, - махнул рукой ее собеседник. - Искусству делать изумленный вид вам еще учиться и учиться. Послезавтра прием у лагрианского посла. Вот у кого вам стоит взять несколько уроков. Ну что, будем продолжать дальше играть в загадки?
  - Они мне нравятся, - упрямо заявила Рэнди. - Не загадки, конечно. Вилли. И все "громобои". Они веселые, понимаете. Они живые. Они настоящие.
  Гость слушал девушку, закинув ногу на ногу. Выражение лица было самым внимательным и совершенно не менялось, пока Рэнди говорила.
  - Они хотят чего-то - и делают это. А не оборачиваются на других, чтобы спросить: можно? Они...
  Принцесса осеклась.
  - Да что я время трачу! - выкрикнула она и ударила кулаком по спинке кровати. - Вы все равно меня не поймете! Вам никогда меня не понять!
  Рэнди хотела заплакать. Но не смогла. Плакать принцессу отучили быстро, жестко и решительно. Она быстро поняла, что, какой бы истерический рев не удалось ей поднять, добиться с его помощью ей ничего не удастся. И поэтому она разучилась лить слезы в далеком детстве. Она не плакала даже когда умерла ее мать.
   - Я не собираюсь вас понимать, Ваше Высочество, - негромко сказал мужчина в кресле. - У вас есть долг. Долг перед страной. Вы - единственная наследница. И вы же - единственная деталь в государственном механизме, которая сможет обеспечить этому механизму бесперебойную работу. А в определенное время - произвести на свет еще одну потенциальную деталь.
  - Я не хочу быть деталью, - прошептала Рэнди.
  Внезапно она вскочила с кровати, схватила стоявший на столе бокал и размахнулась.
  - Я, - еще раз, но уже громче, сказала она. - Не хочу.
  Рэнди со всего размаха запустила бокалом в стену, до последнего надеясь, что он разлетится мириадом легких, хрустких, тоненьких осколков. Но этого, конечно, не произошло. Дух-хранитель окутал использованный не по назначению предмет силовым полем и мягко отправил его обратно на стол.
  - Когда рождается будущий император или императрица, их никто не спрашивает, чего они хотят. Так устроен мир. У каждого есть свое предназначение.
  Гость принцессы наклонил голову и не смотрел на девушку. Со стороны могло показаться, что он общается сам с собой. Но Рэнди прекрасна знала эту его своеобразную манеру вести беседы.
  - Ваше Высочество совершенно не думает о своей стране. А вот враги не дремлют. Служба безопасности раскрыла заговор маитянских сепаратистов. Между прочим, маитянский сепаратизм сегодня - главная угроза империи. Они планировали похитить Ваше Высочество и освободить лишь в обмен на выполнение их требований.
  - Да чего уж такого они могли бы потребовать? - угрюмо буркнула принцесса.
  - Чего? Выпустить из тюрьмы Гурру Лагапита, например. Я понимаю, что Ваше Высочество больше озабочено биографией ударника Хъяльти Арнарссона или клавишницы Аглариэль, дочери Ламедриона. Я тактично умолчу о некоем Вилли Тиггернале. Надеюсь, речь, пока что не идет о каких-нибудь романтических бреднях? Убежать с ним, выступать на сцене под псевдонимом?
  - Нет, - мотнула головой принцесса. - Ваше величество может быть спокойно.
  - Хорошо, что вы не собираетесь последовать примеру госпожи Аглариэль. Полагаю, что о влюбленности речи тоже не идет, и господин Тиггернал не рассматривается в качестве возможного принца-консорта или соправителя. Но я говорил про маитян. Ваше Высочество не могло не слышать про Гурру Лагапита. Взрывы автомобилей, начиненных взрывчаткой, на оживленных улицах нескольких крупных городов. Захват заложников на лайнере "Гордость Далладара". Двадцать восемь погибших, между прочим. Убийство Тадора Лаквая, губернатора Юго-Западного Маити. Мне продолжать?
  Рэнди мотнула головой. Мол - нет, не стоит.
  - Может быть, Ваше Высочество не знает, что Вилли Тиггернал - наполовину маитянин? По матери. Да еще и якшается с эльфами и гномами.
  - Нитта Драг - тоже маитянин. Стопроцентный. По матери и по отцу. И среди его подчиненных тоже есть гномы и эльфы.
  - Нитта Драг доказал свою верность долгой безупречной службой. Ваше высочество, если вам так уж хочется, - голос мужчины в кресле неожиданно смягчился, - почему бы не пригласить их во дворец? Они бы сыграли для вас. Вряд ли Вилли Тиггернал стал бы отказываться. Им можно неплохо заплатить. Ну? Как вам такой вариант?
  - Это не то, - просто ответила Рэнди.
  Ну как объяснить, что концерт во дворцовых покоях для нее одной - это совсем не то же самое, что выступление в тесном, прокуренном клубе. Где энергия музыки усиливается многократно, проходя через души всех, кто собрался в этот вечер послушать любимую группу, выпить пивка или просто потусоваться.
  - Ну, как хотите.
  Гость пожал плечами и поднялся из кресла.
  - В любом случае, охрана Вашего Высочества будет существенно усилена. Если вам нечего мне больше сказать, я, пожалуй, вас оставлю.
  Он уже был у дверей, когда голос принцессы настиг его.
  - Папа...
  Мужчина остановился. Лицом к двери. Спиной к Рэнди.
  - Что... дочка?
  - Зачем все это? Почему я не могу называть тебя отцом - только "Ваше Величество"? Почему я для тебя не дочь, а "Ваше Высочество"? Почему у нас не может быть... Ну, как у людей?
  - Ты забыла, что я говорил тебе? - спросил император. - Потому что мы не люди.
  Он вышел из покоев принцессы.
  Рэнди старалась заплакать.
  Получалось плохо.
  
  Прошло три дня.
  Маитянские террористы устроили налет на главную столичную тюрьму, чтобы отбить Гурру Лагапита. Но у них ничего не вышло.
  А Рэнди не могла пропустить последнего концерта "Настоящих громобоев". Оскорбленные случившейся в клубе "Рок"н"Тролл" историей музыканты заявили, что в ближайшие несколько лет - ни ногой на столичные сцены. Будь то окраинный заштатный клуб или престижнейший фестиваль "ЗаРок". Мол, для них собственная честь важнее, чем какие-то деньги. Менеджер группы, Тилла Реддер (и тоже, гром его раздери, маитянин) рвал бы на себе волосы, но он был лыс. Поэтому новость ему пришлось принять стоически. Все, на что он смог уговорить "громобоев" - это не отменять уже запланированного концерта в клубе "Черная пантера".
  Именно туда и собиралась попасть Рэнди сегодня вечером.
  Выйти из дворца оказалось сложно. Но, как известно, если хорошенько постараться, то нет ничего несбыточного. Главное - сбить с толку людей Нитты Драга, которые постоянно стараются держать девушку в поле зрения, если она покидает свои покои. Конечно, все дворцовые ворота тоже под присмотром. Вот только войти и выйти в императорский дворец можно не только через ворота. Как известно, чем сложнее система, тем проще вывести ее из строя. Чем крупнее объект, тем сложнее его охранять. И так далее.
  В итоге Рэнди заставила соглядатаев понервничать и побегать за ней по коридорам, пару раз сделав вид, что покинула свою комнату, а затем вернулась, потому что забыла что-то очень-очень важное. Когда приставленный следить за ней эльф в очередной раз поспешил ловить принцессу у дверей ее покоев, девушка юркнула незаметный узкий коридор. Такие коридоры использовался уборщиками, чтобы быстро появиться, сделать свою работу и также быстро исчезнуть, не столкнувшись ни с кем из вельмож. Убедившись, что сотрудник Нитты Драга потерял ее, принцесса накинула поверх платья форменный халат дворцовой уборщицы и побежала на кухню. После чего покинула дворец через те ворота, которые использовались для доставки еды.
  Вечерний город встретил Рэнди пляской огней и шумом толпы. Жители столицы торопливо отламывали последние крошки от быстро исчезающего пирога выходного дня. И некоторые уже успели объесться отдыхом. Прямо на принцессу шла компания каких-то явно нетрезвых молодых людей.
  - Ух какая куколка! - воскликнул один из них. - Пойдем с нами?
  Рэнди увернулась от руки, которой пьяноватый парень пытался поймать ее за плечо.
  - Ну куколка же! - заканючил промахнувшийся. - Пойдем - не пожалеешь.
  Кое-как отвязавшись от неожиданных поклонников, девушка кинула мимолетный взгляда на часы. Стало понятно, что игра в кошки-мышки с эльфом-соглядатаем и эти подвыпившие гуляки задержали ее настолько, что она опаздывает.
  
  Когда она добралась, наконец, до "Черной пантеры", концерт уже был в разгаре. Народу в клуб набилось - тьма. Музыканты пообещали выложиться ради последнего концерта в столице на двести процентов и честно выполняли свое обещание. Макс вихрем метался по сцене, умудряясь при этом выдавать головокружительные соло. Смог с загадочной улыбкой колдовал над басом, и его пульсирующий ритм связывал воедино всех, кто собрался в этот вечер послушать "Громобоев". Хъяльти усердно помогал ему, выколачивая из своих барабанов все, на что они были способны. А когда эта грань достигалась, и барабаны готовы были лопнуть от усердия, Хъяльти выбивал из них еще более невероятную дробь. То, что вытворяла на клавишах Аглариэль, было вообще неописуемо: музыка эльфийских лесов встретилась со звуками человеческого мегаполиса, они закружили друг друга в безумном водовороте и слились в одно пронзительное чудо. В общем, они рубили со сцены настоящий рок, живой и искренний.
  И Вилли... В этот вечер Рэнди отчетливо поняла, что влюблена в него. Впрочем, она была наследной принцессой. Ее с детства учили думать рационально. Поэтому девушка понимала: то же самое чувствует большинство представительниц прекрасного пола, собравшихся сегодня в "Черной пантере".
  И все же... Вилли Тиггернал то подбегал к краю сцены, ставил ногу на монитор и наклонялся к публике. То уходил назад, скрываясь за спинами музыкантов. То стоял на месте. То присоединялся к Максу, и они вместе мчались от одного конца сцены к другому. Он все время был разным. Вилли с серьезным видом нес в микрофон какую-то залихватскую чушь, а еще через несколько минут песня менялась, и певец пел о чем-то серьезном, одновременно подмигивая всему залу: мол, все не так уж плохо, ребята! Прорвемся!
  В какой-то миг Рэнди показалось, что Вилли увидел ее среди толпы фанатов "громобоев". Но Тиггернал был профессионалом, его голос не изменился ни чуточку. Он только приветственно кивнул. И то, принцесса не была уверена, считать ли небрежное движение его головы кивком, адресованным лично ей. Но раз уж она старательно создавала себе сказку, творила волшебный мир с населявшими его рок-героями, то почему бы не добавить в него еще одну, совершенно безобидную деталь?
  Принцесса даже подумала, что завидует Аглариэли. Почему бы ей тоже не сбежать из дворца? Не присоединиться к какой-нибудь группе? Но ее удерживало две причины. Первая - то, что в глубине души она осознавала правоту отца: страной кто-то должен управлять. А вторая - она все равно не умеет играть ни на гитаре, ни на клавишах. Даже на ударных - не умеет.
  А концерт, тем временем, закончился. "Громобои" ушли со сцены. Через несколько минут вернулись, под восторженный свист и рев толпы, чтобы исполнить на бис пару старых, проверенных временем хитов. Потом ушли уже насовсем. В зале зажегся свет. Администратор со сцены уговаривал слушателей разойтись, а те продолжали свистеть и кричать, требуя возвращения своих любимцев. Но даже неискушенная в посещении концертов принцесса понимала, что это действительно конец.
  Но ей хотелось еще раз напоследок увидеть своих героев. Не на сцене. Посидеть и поболтать с ними. Выпить пива. Прижаться к уютному плечу Вилли...
  Рэнди решительно тряхнула головой и отправилась за сцену.
  
  Сначала проникнуть туда, где отдыхали после концерта "громобои", оказалось труднее, чем в "Рок"н"Тролле". Охранник уперся и ни в какую не хотел пропускать девушку к музыкантам. Тогда принцесса решила действовать напрямик.
  Она прямо заявила:
  - Передайте Вилли Тиггерналу, что его желает видеть наследная принцесса Лагранда.
  И с удовольствием посмотрела на перекосившееся от непривычной умственной работы лицо охранника.
  Главное, что он ее пропустил. Поверил ли он, что Рэнди - действительно наследная принцесса, или принял за сумасшедшую и предоставил "громобоям" самим разбираться с чокнутой девчонкой - это Рэнди уже не волновало. Главное - она вновь увидит их.
  Принцесса негромко постучала в дверь, из-за которой доносились веселые возбужденные голоса.
  - Открыто, - крикнул Вилли.
  Рэнди вошла.
  В комнате сразу же стало тихо. Все смотрели на принцессу, прервав разговор.
  - Я... не вовремя? - глуповато спросиал Рэгди.
  - Нет, что вы, Ваше Высочество, - Аглариэль, как и полагается невозмутимым эльфам, быстрее всех оценила обстановку. - Присаживайтесь.
  - С каких пор мы перешли на "вы"? - поинтересовалась Рэнди, усаживаясь на любезно придвинутый Максом табурет.
  - Ну, - развел руками Макс, - говорят, так принято.
  - Что принято?! - закричала Рэнди, вскакивая с табурета. - Что?! Что принято-то?! Вы мне в прошлый раз объясняли, что творческие люди могут плевать на то, что принято у других. А теперь? Титула испугались? Звезды, гром вас раздери!
  Вилли и Макс смущенно переглянулись.
  - Мы, конечно, звезды, - начал Вилли.
  - И выше нас практически никого нет, - продолжил Макс.
  - Но вы, все-таки, повыше нас летаете, - закончила их мысль Аглариэль. - И, подозреваю, ребятам не понравилось, как их в прошлый раз мордами в ковер положили.
   - Но..., - Рэнди на мгновение растерялась, но быстро взяла себя в руки благодаря урокам того, как должна вести себя принцесса. - Мне, наверное, стоит извиниться перед вами. Некрасиво вышло.
  - Да ладно, - махнул рукой Макс. - Считай, забыто.
  Вилли широко улыбнулся.
  - А в этот раз такого не будет? - буркнул из угла гном. - Как посмотрю, принцесса, ты нынче тоже не с официальным визитом.
  - Да я ненадолго. Зашла попрощаться. Вы ведь, получается, из-за меня больше в столице выступать не будете. Ну, из-за той истории в "Рок"н"тролле". Мордами на ковер, - Рэнди слабо шевельнула губами, намекнув на улыбку, - и все прочее.
  - Да садись ты, садись, - Вилли показал девушке на табурет, на который она уже садилась, а затем вскочила. - Пятью минутами больше, пятью минутами меньше - ничего уже не решает. Дело-то не только в тебе. Нам вообще та забегаловка не понравилась.
  - Точняк, - поддержал певца макс. - Платят мало, работать много. Что в этом хорошего.
  - Верно, - едко заметила Аглариэль. - По-твоему, платить должны много, а работать не нужно вовсе.
  - А что? - не растерялся Макс. - Отличная идея. Подскажешь, где на такую работу устроиться?
  Рэнди только открыла рот, чтобы сказать: ребята, как здорово; вот теперь я верю, что вы - те самые "громобои", с которыми мы замечательно потусовались несколько дней назад. Но вдруг с грохотом распахнулась дверь.
  Помещение в миг наполнилось вооруженными людьми.
  Кто-то больно схватил Рэнди за плечи и швырнул лицом к стене. Что-то твердое и холодное уперлось ей между лопаток.
  - Стоять! - коротко гавкнул над ухом противный голос. - Не шевелиться. Одно движение - смерть.
  Поначалу девушка даже не испугалась. Ей вдруг стало стыдно. Стыдно за то, что она, наследная принцесса империи Дагранд , по одному велению пальца которой вскоре будет твориться история, стоит прижатая к стене автоматным стволом и ничего - вот ничегошеньки - не может сделать. Но страх все-таки догнал стыд.
  - Кто вы? - не поворачиваясь, жестко спросила принцесса. - И что вам нужно.
  - Поддерживаю вопрос, - услышала Рэнди голос Макса.
  И тотчас же вслед за вопросом - тупой удар и болезненный стон. Девушка сжалась, тоже ожидая удара. Но его не последовало. Наоборот, кто-то весьма аккуратно взял ее за руку и развернул обратно.
  Перед ней стоял, ухмыляясь, Нитта Драг.
  - Вы? - изумленно ахнула Рэнди. - Что все это значит?
  - Это похищение, - ухмылка Драга стала еще шире. - По политическим мотивам. Маитянское подполье наносит решительный удар. Маитянский народ готов отстаивать с вою независимость любыми доступными ему способами.
  - А мой отец считал вас верным и неподкупным слугой, - горько сказала Рэнди.
  - Верность тоже покупается и продается. Просто ее стоимость зависит от того, кому нужно быть верным, - сказал Нитта Драг.
  - Эт-точно, - поддакнул один из похитителей, шириной плеч походивший на гнома, но гораздо выше любого из подземных жителей. - Верность своему народу выше верности тирану. Ты согласен со мной, Нитта?
  Он с силой хлопнул невысокого Нитту по плечу, едва не сбив того с ног.
  - Согласен, согласен, - поторопился ответить Нитта, потирая ушибленное плечо. - И придержи руки, Багга.
  - Эт-еще почему? - Багга притворился удивленным. - Эт-потому, что ты боишься, что я тебя пришибу ненароком? Эт-я могу. Эт-точно.
  - И все-таки, - Рэнди изо всех сил старалась показать похитителям, что она принцесса. - Что вам нужно? Почему бы нам попросту не сесть за стол переговоров?
  - Смешная какая, - хмыкнул Багга. - Сама-то веришь тому, что говоришь? Скажи ей, Нитта.
  - Дело в том, принцесса, - холодно сказал Драг, - что империя никогда не отпустит маитянский народ на свободу. Ни на каких условиях. И только имея на руках хоррроший такой козырь - ну, вот как вы, принцесса - мы можем сыграть по-крупному. Вас вывезут за границу. Я вернусь на службу и стану вас искать. О, принцесса, вы не представляете, как хорошо я буду вас искать. Я умолять стану императора, чтобы он примерно наказал меня за то, что вам удалось бежать. За то, что благодаря этому, маитянские террористы во главе с Вилли Тиггерналом, - тут он посмотрел в угол, где пара вооруженных головорезов стерегла певца, - смогли вас похитить. И всячески намекать буду, что готов землю рыть - лишь бы вернуть вас обратно. И, может быть, верну, - он еще раз ухмыльнулся. - В виде хладного трупа. Или лучше трупов. Нескольких.
  - Ну и козел же ты, - подал голос Вилли.
  - Я не козел, - Драг, казалось, даже не обиделся. - Я борец за свободу. Когда за свободу борешься, все средства хороши. А ты, как на пятьдесят процентов маитянин, мог бы меня понять.
  - Как на пятьдесят процентов маитянин, - язвительно заметил Вилли, - я бы поинтересовался: а ты меня спросил?
  - Что? - не понял Нитта Драг.
  - Хочу ли я, чтобы ты боролся за мою свободу? Я тебе, кажется, никаких полномочий на этот счет не давал.
  Один из стороживших Вилли замахнулся на него. Рэнди чуть не взвизгнула, видя, как над головой певца взлетает кулак. Но Драг жестом показал, что бить никого не надо.
  - Да ладно, - вслед за ним и Багга махнул рукой. - Мелочи все это, ребята. Слова - это только слова. Все, собираемся и уходим. Грузите всех - девчонку, "громобоев" - и мотаем, как по плану обговорено.
  Но не успел никто и шага сделать, как по коридору дробно простучали каблуки. В комнату влетел еще один террорист.
  - Багга! - громко выкрикнул он. - Клуб окружен!
  - Как окружен?! - выдохнул Багга. - Ну, Нитта, ну сволочь. На двоих работаешь, да, гнида?
  - Клянусь, Багга, - Нитта отскочил назад и вжался спиной в стену. - Это кто-то другой сдал! Любовью к родине клянусь, я тут ни причем.
  - Знаю я твою любовь к родине, - пренебрежительно бросил великан. - Ты сам себя продашь, если найдется тот, кто достаточно заплатит. - Так, Цыгга, подвал проверь. Живо. Одна нога здесь, другая тоже здесь.
  Названный террорист умчался.
  - Шорра, тебе на крышу. Дуй, мигом!
  Второй тоже мгновенно исчез выполнять приказание. Вернулись они так же быстро.
  - Багга, херня полная, - с порога выпалил Цыгга. - Легавые везде. И спецназ.
  - Точно, - подтвердил Шорра. - Я в окошко аккуратненько так выглянул - спецов видимо-невидимо. И маг-безопасник. Может, даже двое.
  - Что делать? - простонал Нитта. - Вот гадство-то какое. Ну что же делать-то?
  И тут с улицы грянул усиленный громкоговорителями голос.
  - Главарь террористов! Немедленно отпустите заложников и сдавайтесь. У вас нет ни единого шанса спастись! Здание окружено! Выпустите заложников, бросьте оружие и выходите с поднятыми руками.
  - Эт-ты точно сказал, Нитта, - Багга сплюнул на ковер. - Гадство, и не иначе. Слушай, ну не станут же они стрелять, когда у нас принцесса? Мы с ними еще поторгуемся.
  - Бросьте, Багга, - устало сказала Рэнди и, не спрашивая разрешения, шагнула вперед и уселась на табурет, на котором ей никак не удавалось посидеть.
  - Эт-что такое? - повернулся к ней главарь террористов.
  - Мой отец не пойдет ни на какие уступки. Вы разве не знаете, что империя не вступает в переговоры с террористами. Потому что государство превыше всего. Превыше отдельного человека. Даже если этот человек - наследная принцесса.
  Словно бы в подтверждение ее слов с улицы вновь раздался голос.
  - Сдавайтесь и выходите с поднятыми руками! Переговоров не будет. Повторяю: переговоров не будет ни при каких условиях. Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками. Отпустите заложников.
  - Ну тогда, - вдруг сказал Багга, - все просто.
  - Что? - спросил Нитта Драг. - Что делать-то?
  - А то, - жестко ответил террорист. - Мочим всех. И прорываемся с боем. Уцелеем - повезло. Не уцелеем - так пусть хоть ее папаше, - он стволом автомата указал на принцессу, - плохо будет.
  Багга мотнул головой.
  Рэнди хотела закрыть глаза, но воспитание не позволяло. Принцессы не плачут. Принцессы не боятся смерти. Они должны смело глядеть в лицо врагу. Гром раздери, у принцесс, наверное, вообще нет эмоций. Потому что они не люди. Потому что в каждой принцессе, как в куколке бабочка, сидит будущая императрица.
  Все решилось буквально в один миг. Чтобы расстрелять Рэнди и "громобоев", нужно было, чтобы террористы, охранявшие Макса и Смога, отошли к двери. Иначе они вместе со своими жертвами перебили бы друг друга. И именно этот момент Хъяльти выбрал для броска. Тотчас же в драку вступил Смог.
  Вскакивая в очередной раз с табурета, Рэнди метнулась к Нитте Драгу, стараясь укрыться за ним. Краем глаза она видела, как гном валит наземь одного противника и схватывается еще с двумя. Как Багга отбрасывает со своего пути Аглариэль и рвется навстречу гному. Как Смог, не говоря ни слова, выдирает из рук охранника автомат, а Макс, отчаянно сквернословя, с размаху обрушивает на голову другого охранника гитару.
  Тут кто-то нажал на курок. Очередь, выпущенная не то наудачу, не то вообще случайно, пробороздила стен. Но звука выстрелов хватило, чтобы спецназ пошел на штурм. Клуб от подвала до круши наполнился шумом скоротечного боя.
  А Нитта Драг ловко развернулся и выхватил из кобуры большой пистолет.
  "Маленькие люди любят большое оружие", подумала отстраненно Рэнди, глядя в черный зрачок.
  Палец Нитты шевельнулся на курке.
  Вилли отчаянным прыжком оттолкнул принцессу в сторону.
  Грянул выстрел.
  
  В больничной палате было светло и уютно. Рэнди, облаченная в белоснежный накрахмаленный халат, вошла и неловко затопталась у порога.
  - Да заходи, - услышала она слабый голос Вилли.
  Она улыбнулась.
  - Мы сегодня на "ты"? Не на "вы"? Это хорошо.
  Принцесса присела на край кровати раненого певца.
  - Как ты?
  - Пока в порядке. Жил в кайф, а вот умереть молодым не дали.
  - Ты хотел?
  - А я не думал, хочу или нет. Просто делал.
  Рэнди нежно коснулась его руки своей маленькой теплой ладошкой. Легонько погладила.
  Вилли убрал руку.
  - Не надо, Ваше Высочество, - тихо сказал он. - Не стоит. Все равно у этой сказки не будет красивого конца. Певцу не стать императором. Императрица не будет выступать на сцене. И то, и другое могло бы стать хорошим концом для сентиментального романа. Но жизнь - не роман, и мы созданы для разного. Надеюсь, ты не думала ни о чем подобном. А если думала, то понимаешь, как это глупо. А то, что нам случилось познакомиться - это так, мелочи. Игры судьбы.
  - И ты тоже о предназначении, - с горечью сказала Рэнди. - Вы с моим отцом сговорились, что ли? Каждому свое? Я правильно тебя поняла? Тогда, по правде говоря, когда в меня стреляли, тебе нужно было стоять и не вмешиваться. Потому что вряд ли в предназначение музыканта входит спасение принцессы от пули террориста.
  - Это другое, - твердо сказал Вилли. - Такой поступок... Он разовый. Понимаешь. А предназначение - навсегда. Ты будешь править страной. А я - петь песни. И вместе нам не сойтись. Потому что мы не принадлежим себе. Я принадлежу "громобоям". И тем людям, которые слушают нашу музыку. Ты принадлежишь империи. И нужны очень и очень веские причины, чтобы это изменить.
  - Ты меня прогоняешь? - осведомилась Рэнди.
  Не для такого разговора пришла она к человеку, который был ей небезразличен. Который спас ей жизнь.
  Император пытался не пустить ее. Рэнди не стала разговаривать с императором. Просто взяла и пришла в больницу.
  - Пока что - нет. Но, Рэнди... Девушкам не стоит влюбляться в кумиров, чьи портреты регулярно печатают в "Рок-молоте". Особенно если эти девушки - наследные принцессы.
  - Хорошо, - она встала.
  Ей хотелось сказать что-нибудь грубое. Чтобы спрятаться за надежной оградой рассчитанного оскорбления. Но не получалось. Оставалось быть только холодной. Расчетливой. Рациональной. Думающей не о людях - о стране. Императрицей.
  - Ты спас мне жизнь, Вилли Тиггернал. Жизнь наследной принцессы Дагранда. Теперь проси у меня что хочешь. Я выполню любую твою просьбу. И только, гром тебя раздери, не надо ничего типа: забудь обо мне или выбрось меня из головы. Эту твою позицию я уже поняла.
  Вилли приподнялся на подушках.
  - У меня будет к тебе только одна просьба. Когда сядешь на трон, Рэнди... Вруби в этой дыре, именуемой империей, самый тяжелый рок. Какой только сможешь. Не будь просто куклой на троне, устрой им веселую жизнь.
  Принцесса делала вид, что слушала его. Кивала в такт словам певца. Но на самом деле думала она совсем о другом. О том, что в уголке глаза застыла крохотная слезинка. И ей впервые за много лет все-таки удастся чуть-чуть поплакать.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"