Григорук Михаил Иванович: другие произведения.

Обо всем...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

  
  
  Михаил Григорук
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Рассказы, статьи
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ВИННИЦА
  2011
  
  
  От автора
  
   Данному сборнику более четверти века. Это не просто сборник рассказов, это история: история страны, города. Четверть века для нас - это очень много, страна изменилась полностью: закончилась эра развитого социализма с человеческим лицом и началась эпоха недоразвитого капитализма с волчьим оскалом, мы прошли путь через первые кооперативы, перестройку, ГКЧП, челночное движение, многопартийность, Афганистан, борьбу с нетрудовыми доходами, талоны на товары самой первой необходимости, купоны и ваучеры, нас травили как тараканов, но мы их пережили.
   Здесь вы получите много полезных советов, как, например, встречать гостей из-за океана, какими товарами торговать в круизе по Средиземному морю, как выиграть в спортлото или поймать Золотую рыбку, как стать разведчиком или как прекратить утечку отечественных мозгов. Ну, масса полезных советов, а также рассекреченные сведения о том, в какой партии состоял Иисус Христос.
   Есть здесь серьезные рассказы, есть фантастические, иные с юмором написанные, есть политические статьи. Здесь вы можете узнать..., ну не себя, а вот соседа - обязательно.
   Читателями сборника могут быть все возрасты и сословия: от мла-денцев до старейшин, от бомжей до "новых русских", от мужчин до женщин. В общем, этот сборник для здоровья очень полезный, знакомьтесь - и на здоровье! При этом учитывайте, что автор не писатель, а просто инженер.
  А (...) - это не матерщина, а народный эпос.
  
  
  
  
  
  
  
  
  РАССКАЗЫ
  
  
  ЖЕРТВА УРБАНИЗАЦИИ.
   Захворал мой муженек, занемог. Поднялось давление, опустились руки. Плохо ест, еще хуже спит. Во сне разные слова незнакомые мне выкрикивает: план, ремонт, профилактика. Задумалась я, запечалилась. Потерять ведь мужа могу, а он у меня номенклатурный - главным инженером завода работает. Стресс сказывается, перегрузки разные. И решила я принять кардинальные меры. С мужем говорить - только время терять. Поэтому, не согласовав с ним данного вопроса, пошла сразу на завод и против профкома, парткома и администрации повела атаку всем фронтом. Ну, насчет фронта не извольте беспокоиться, обхват груди имею сто сорок сантиметров. Объяснения насчет "расширения производства", "заказы министерства", "план отрасли" я игнорировала и во внимание не принимала. Через три часа и пятнадцать минут они не выдержали и капитулировали. Выбив для мужа три недели за свой счет, я удалилась.
   Несмотря на решительные протесты мужа, я все же смогла внушить ему ценность данного мероприятия. Правда, это обошлось ему в два тумака и в три последние волосины на голове. Решила я своего милого от цивилизации на время отпуска оградить. Поэтому отвезла его в глубинку, в дальнюю деревню к подружке Тоньке. Мы с этой Тонькой вместе торговый техникум кончали. Чудачка Тонька по распределению в деревню поехала, там сельпо заведует. Ну что за радость, скажите, заведовать сельпо? Каждый тебе права качает. Это вроде Дуньки Ромашкиной (подруга моя, вместе пирожками торгуем) какая-нибудь дура будет тебе права качать, а ты ей этими же словами ответить не смей? Да не жизнь это, а каторга. Но Тонька, подружка моя, справляется.
   Привезла я, значит, красавца своего к Тоньке, оставила провизии, наказала слушаться. А Тоньке приказала, в случае чего, если на работу сбежать захочет или книжку какую почитать, письмом мне об этом известить. Сбежать-то он при всем желании не смог бы, потому что ближайшая электричка за тридцать верст отсель находится, а вокруг одни поля. Оформила я мужа в Тоньки по всем правилам и укатила на его служебной машине в город, на работу, значится. Ведь сказано: день год кормит. Ну, насчет того, что только один день, это преувеличение большое, потому что месячную мужнину зарплату я на своих пирожках еле-еле за четыре дня зарабатываю. Да еще как зарабатываю! Приходится, не покладая рук, в поте лица своего добывать кусок хлеба. По поводу потного лица никто спорить не будет, а попробуй заикнись, пожалеешь, потому что права свои я хорошо знаю и качать умею похлеще, чем твоя Дунька Ромашкина.
   Прошло две недели с того дня. Вдруг получаю телеграмму от Тоньки, срочную: "Приезжай, забери мужа". Перепугалась я очень, ведь Тонька женщина серьезная, шутить по пустякам не будет.
   Собралась, лечу. Приехала. Запыхавшись, подбежала к Тонькиной хате. На двери замок. От сердца отлегло, значится, Тонька на работе. Интересно знать, а муж мой где? Присела на крылечке, задумалась. Вдруг слышу, на груше шевелится что-то. Забыла сказать, что возле хаты Тонькиной растет старая-престарая груша, никто не помнит её молодости, она всех старше в деревне, и плодов не приносит уже несколько пятилеток. Но рубить её жалко, ветеран ведь, да и другой причины нет. Так вот, шевелится какая-то живность на груше. Величиной с мужика, руки будто бы и ноги есть, одета в брюки, снятые с огородного пугала. А в остальном на обезьяну человекообразную смахивает. Только странным мне показалось, что лысая она. "Как муж мой" - ещё подумала я. Сначала эта обезьяна кору зубами грызла, потом щупальца за листьями протянула. Я удивилась: обезьяна обезьяной, но знает, что листья нужно срывать передними лапами. "Не пройдет и пары тысячелетий, - мыслю, - как потомки этого человекообразного существа превратятся в обезьяноподобных людей образца Дуньки Ромашкиной".
   Несколько минут наблюдала я за странным существом. А ведь у него есть зачатки разума, и если заняться вплотную его дрессировкой, можно за деньги знакомым показывать. А рядом с ним я бы казалась друзьям интеллектуальным интеллигентом. Привязала бы его веревкой к лотку с пирожками и отбоя от покупателей не было бы. А может и директор гастронома вниманием не обошел бы и на пиво перебросил. А на пиве мужики, и каждому охота посмотреть глазами трезвыми на состояние своё пьяное.
   Мечты мои розовые прервал приход Тоньки.
   - Мужем любуешься? - прямо с улицы задала она мне не совсем понятный вопрос.
   Я удивилась:
   - Чьим мужем?
   - Своим, будь он не ладен.
   Я более внимательно посмотрела на грушу. Неужели этот примат моего мужа на грушу загнал? А ведь муж высоты боится, свалиться с дерева может нечаянно, повредить себе какой-нибудь важный орган может. Обошла грушу вокруг, нет мужа, только обезьяна задними лапами ствол обвила.
   - Погляди внимательно, - говорит Тонька, - отвыкла за две недели, милого не узнаешь?
   Я так и ахнула. Батюшки! Неужто этот человекообразный примат и есть мой муж? Руководитель крупного коллектива, человек с высшим образованием - на дереве? Только по лысине я его и признала. Все остальное в нем было чуждо мне: горящие глаза, смотревшие не зло, но отчужденно, руки грязные и ногти на них отросшие, верхняя половина туловища без одежды, рваные штаны, без обуви - не муж мой, а страшилище первобытное.
   - А брюки чьи? - только и хватило меня на глупый вопрос.
   - С пугала снял, - Тонька отвечает, - два раза я его и пугало переодевала. Но потом он вырвался и на дереве третий день живет. Сначала гусеницами питался, потом всех муравьев поел, кору грыз, теперь до листьев добрался.
   - Как это случилось? - выдохнула я.
   И поведала мне Тонька невероятную историю превращения моего мужа в то существо, которое на грушу переселилось.
   Первые два дня прошли спокойно - отсыпался. На третий день начал проявлять признаки беспокойства. Перечитал все газеты, старые журналы по сельскому хозяйству, добрался до книжных полок. Но здесь Тонька, памятуя и выполняя мой строгий наказ, пресекла его попытки заняться художественной литературой.
   И тогда мой муж затосковал. Метаться начал, хотел пешком к поезду идти, Тонька еле-еле удержала. Потом появилась хандра. То ему не нравится, это тоже. Перестал умываться, на ночь раздеваться, ходить стал босиком, кушать руками, спать стал под скирдой, благо погода позволяла. За неделю говорить отвык, издавал одни мычащие звуки.
   А в одно прекрасное утро просыпается Тонька и видит: мой муж переоделся - штаны чьи-то рваные на нем. Поглядела Тонька, а пугало-то на огороде в галстук одето. Своё, значит, снял, а которое с пугала, одел. Переодела Тонька пугало, одежду каждому свою определила, но под вечер муж мой опять в одежде пугала красовался. Махнула Тонька на него рукой - может быть в городских так принято, разнообразие, быть может, они любят.
   Чашу терпения переполнил фильм "Тарзан", который по телевизору повторяли. Крик Тарзана понравился очень моему мужу и тогда окрестности деревни огласил истошный вопль его. Это был последний вопль, потому что после него он охрип. По примеру Тарзана на дерево полез. С тех пор там и живет. Утром Тонька на грушу колбасу бросала. Кушал. В обед кору начал грызть, а колбасу в это время птички клевали. Тонька не выдержала единоборства и телеграмму мне послала.
   И вот я здесь.
   Смотрю на мужа своего и страшусь дальнейших событий и последствий. А что, если муж не слезет с дерева? Тогда я, как законная его супруга, обязана быть вместе с ним, то есть влезть к нему на грушу и жить там до пенсии. Это без моего лотка с пирожками, без дивана, без ванной с туалетом, без телевизора, наконец? А кушать что? Груши пока есть, но к вечеру они кончатся, потому что я в дороге проголодалась, а гусениц и муравьев муж мой уже слопал. А гостей угощать чем? А знакомых, которые будут приходить в гости, тоже на груше принимать? А размещать где? На ветках, что ли? Да ни одна самая толстая ветка нашу Дуньку Ромашкину не выдержит.
   И такая меня злость взяла. Вскарабкалась я, будто пантера, на дерево, отодрала моего упирающегося мучителя от ветвей, сгребла его в охапку и отшлепала. После взбучки муж затих. Я воспользовалась этим, поблагодарила Тоньку за гостеприимство и поехали мы в город.
   Утром вскочила, на работу надо собираться. Тщательно закрыла окна, двери заперла на замок, чтобы пленник не сбежал, и помчалась. В обед решила проведать и накормить бедного мученика. Дверь открываю, а мученика-то нет. Нет ни в гостиной, ни на кухне, ни в ванной, окна-двери закрыты. Вдруг слышу, шорохи над головой. Поднимаю голову - сидит муженек на люстре, будто Карлсон, и мух ловит. "История повторяется, - думаю я, - люстра - это же груша".
   Никакими ласковыми речами, уговорами, угрозами, наконец, не смогла я вернуть мужа на землю. Он только тупо смотрел на меня и иногда скалился, будто улыбался.
   Только после посещения врача-психиатра муж на землю спустился. Правда, перед этим врач отослал меня с комнаты. О чём они там беседовали, я не знаю, только когда в комнату минут через сорок вошла, я наблюдала странную картину. Муж мой на четвереньках, ну от него я это могла ожидать, но врач, врач тоже на четвереньках стоит и строит страшные рожи моему мужу, будто двойнику своему. Интересная картина, скажу я вам.
   Я поведала врачу все, что знала о последней неделе странной жизни своего мужа, о груше и остальном, и он посоветовал воссоздать в моей квартире облик Тонькиного двора. После того, как сосед-художник нарисовал на стене с моих слов старую грушу и угол Тонькиной хаты, а паркет покрыл зеленой краской под цвет травы, после того, как я на магнитофон записала птичий щебет и шум проезжавшего мимо мотоцикла - только после всего этого мой муж успокоился. Целыми днями сидел под стенкой, на которой была нарисована груша и тупо смотрел в потолок. Сначала он хотел на грушу забраться, но после того, как ободрал свои ногти и финские обои, притих.
   Это дало мне возможность заняться его внешним видом. Отстирала его в ванной, переодела в пижаму и комнатные тапочки. Брили сообща на лестничной площадке. Трое здоровенных мужиков держали, а вызванный из бюро добрых услуг студент, подрабатывающий на случайных заработках, брил. Муж дергался, кусался, даже пытался кричать, но охрип он, должно быть, надолго и это облегчило его участь, по лицу бежали только крупные, от боли, слезы. Все кончилось благополучно, и муж проводил свое свободное время под грушей.
   И начались мои мучения. В руках ложку удержать не может, на стуле не держится, ходит на четвереньках, пуговицы застегивать не умеет, я не говорю уже о таких сложных вещах, как чистка зубов. Начала кормить с ложечки. Через две недели ложку в руках удерживал, с вилкой было сложнее. Легче было папуаса научить пользоваться карманным компьютером, чем моего мужа вилкой и салфеткой. Но и этот барьер я преодолела. Через месяц муж по команде место за столом занимал, даже вилку и нож правильно держал. С этим я справилась, а вот научить говорить никак не могу. Только мычит, иногда воет. Вызвала логопеда, сказал: "Здоров, через семь лет научится". Но это же семь лет ждать, а мне муж сейчас нужен. Начала со слов "мама", "папа". Способности у мужа есть, через месяц знал уже оба слова. Только эти, больше никаких. Билась, билась, безрезультатно, принялась за письмо. Читать ведь не научишь, потому что разговаривать не умеет. Детей учат десять лет, я решила пройти все науки за полгода. Разработала специальную программу. Я в учении не очень сильна, деньги считать, покупателей обсчитывать - вот и все мои знания, не считая диплома торгового техникума.
   Взяла отпуск, ночью штудирую букварь и арифметику, днем натаскиваю наукой мужа. Для меня овладение этой наукой подвигу подобно, потому что последний раз книгу (если не брать во внимание сберегательной) я держала в руках лет эдак..., одним словом, много лет назад. Только подвиг мой напрасным оказался, не берет мужа наука, поэтому науку забросила, воспитанием занялась. Оставлять его дома не могу, мебель ломать начал. Здоровый как бугай, беспомощный как трехнедельный ребенок, бестолковый как второгодник - ну и муж мне достался. Решила с собой брать. Я на работу, и он за мной как собачка. Хорошо, что не стал пугливым, ни трамвая, ни троллейбуса не боится. Но правил уличного движения совершенно не знает.
   Итак, я за лотком стою, пирожками торгую, муж рядом стоит, пасть разинув, за воробьями наблюдает. И ни слова, ни звука, тихий такой, смирный. Исполнилась моя мечта, показываю я дикаря, с груши снятого, только не за деньги показываю, а бесплатно. Очередь, правда, увеличилась, прошел слух, что снежный человек в городских условиях проживает. Удивлялись сначала, но потом привыкли, мужики даже начали пивом угощать. Сначала робел, но потом пообвык и за день до десяти кружек выпивал. За угол, правда, часто бегал. Так мой муж к цивилизации приобщался, через кружку с пивом. Привыкать я начала, книжку Чуковского купила, "От двух до пяти" называется. По науке и всерьёз мужа воспитывать вздумала.
   Понадобилось по работе точку одну проведать, точку торговую, разумеется. Находилась она недалеко от проходной завода, где муж работал. То, что она находится возле завода, я поняла только тогда, когда пришла к ней и огляделась. Ну, думаю, не увидел бы кто знакомый мужа в таком обличье, то есть главного инженера на низшей ступени развития цивилизации. Закрыла я его от любопытных глаз и проходной грудью, но напрасно. Заметили рабочие, заметили и узнали.
   - Иван Трофимович, - говорят, - помогите нам, не можем решить вопрос...
   И чертежи, чертовы дети, суют. Ну какой, скажите на милость, чертеж, если он ни бельмеса азбуки не знает?
   Подбегает какой-то бухгалтеришко:
   - Подпишите, Иван Трофимович, сводную ведомость за квартал, потому что директор на совещании.
   Какая ведомость, разве он не видит, что ещё семь лет ждать нужно, пока Иван Трофимович научится ручку в руке держать, а пока расписываться научится, пройдет ещё десятилетие.
   Но вдруг вижу, какая-то метаморфоза с моим мужем происходит: плечи выпрямились, голову поднял, зрачки сузились и на место стали, выражение лица мыслящее приобрел. И вдруг заговорил:
   - И с такой мелочью вы ко мне обращаетесь? Да спросите любого инженера.
   Как только рабочие отошли, он взял в бухгалтера ручку и размашисто расписался. Потом огляделся вокруг, заметил меня и спросил строго:
   - Ты почему здесь, почему не на работе?
   - Я иду, - кротко ответила я.
   Повернулся тяжело и зашагал уверенной походкой к проходной завода.
   Вечером позвонил:
   - Задерживаюсь, не жди, внеплановое совещание.
   ...Прошло два месяца. Опять у мужа давление подымается, не дай Бог, захворает. Каким способом от цивилизации ограждать? Неужто придется искать знакомых в районе Бермудского треугольника?
  1983
  
  
  
  ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ОШИБКА.
   Агента под шифром 112 готовили долго и тщательно. После полного курса подготовки, включающей владение гипнозом и аутогенной тренировкой Иоганна Шульца, а также знание Хатха-Йоги и ещё нескольких йог, агента 112 забросили на территорию нашей страны.
   Он нырнул в мирную нашу жизнь на границе под именем интуриста Николь Грабиль, а вынырнул вдалеке от неё под именем советского подданого Николая Граблева. Вынырнул он в городе Виннице.
   Задание Николь Грабиль получил нелегкое, начальным этапом которого было устроиться на работу и вжиться в образ. Первая попытка найти работу закончилась неудачей. Начальник отдела кадров большого завода, осмотрев документы Граблева, обнаружил в них отсутствие трех справок. На шифрованный запрос агента, шпионско-диверсионный центр (ШДЦ) ответил: "Выпуск бюрократических фальшдокументов наладить в ближайшее время не имеем возможности. Обходитесь подручными средствами".
   Второй завод Николай выбрал, в целях конспирации, на противоположном конце города. Этому начальнику отдела кадров справки вообще не были нужны, ему нужны были рабочие руки Николая Граблева. А Николай умел работать: он мог ремонтировать всё - от интегральных схем последнего поколения до утюгов. У него ещё была специальность диверсанта, но её он в своей анкете не отразил.
   Приняли Николая слесарем 2-го разряда и прикрепили к нему наставника -дядю Гришу. Оказывается, наставник - обязательный атрибут производства. Николай не роптал, надеясь, что следующее задание он будет выполнять под шифром "Агент 113".Теоретическую подготовку этот матерый враг проходил в Оксфордском университете, а производственную практику на заводах "Локхид" и поэтому мог выполнять работу выше 2-го разряда.
   Дядя Гриша проводил свою подготовку совсем не университетским методом, странно назвав её при этом "твои университеты". Сначала он научил Николая делать брак - на это ушел месяц, после этого он начал учить устранять брак - на это ушло уже три месяца. Под руководством такого мудрого наставника Николай научился "соображать на троих" и "Ваньку валять". Дядя Гриша учил Николая выполнять работу не спеша, часто повторяя "Тише едешь - дело мастера боится", не уточняя при этом, какого именно мастера он имеет в виду. Николай со временем приобрел друзей, которые стали звать его необычным именем - Микола.
   Прошло полгода, наступила урожайная осень и время уборки сахарной свеклы. Из ШДЦ пришла шифрограмма с заданием - произвести крупную диверсию на соседнем оборонном заводе. Николай забросил товарищество "Кружка пива" и начал упорно готовиться к екзамену на зрелость, потому что выполнение этого ответственного задания являлось кульминационным моментом его творческой деятельности на данном предприятии.
   И этот день наступил. Время выбрано удачно - время пересменки. Но вдруг, за полчаса до обеда, вызывает Николая начальник участка и говорит:
   - Завтра поедешь на буряки.
   Памятуя наказ наставника о том, что со всеми наболевшими вопросами обращаться к нему, Николай понял: вопрос наболел. Поэтому, обрисовав картину сегодняшнего разговора с начальником участка, он задал дяде Грише мучивший его вопрос - что такое "буряки"?
   - Ах, - отвечает опытный в этих делах наставник, - это хуже каторги.
   Перед глазами Николая замелькали всплывшие в памяти фильмы ужасов, которые показывали ему в ШДЦ: галера, этап, закованные в кандалы каторжане, бурлаки на Волге.
   "Нет, - подумал Николай, - слишком большая цена за испорченное оборудование, расплата превышает содеянное".
   И он решил пойти с повинной. На просьбу Николая передать его в органы правосудия как врага общественного строя, начальник участка, к которому он обратился, ответил недоверчиво:
   - Напиши объяснительную.
   Объяснительная заняла у Николая четыре часа и шестнадцать страниц машинописного текста. В ней было все: от описания шифра до последнего приготовления к диверсии, были названы имена, явки, пароли, тайники. Для разбора этих записей начальнику участка хватило двух минут.
   - Ну и фрукт же ты, - сказал он, - видел я много симулянтов, даже злостных, но с таким встречаюсь впервые. Все наши работники с высоким сознанием относятся к выполнению Продовольственной программы. Но нашелся в нашем дружном коллективе тип, который не желает ехать на уборку свеклы, и этот тип бросает на наш яркий коллектив темное пятно симуляции. Но не в этом основная твоя вина. Отягчающими вину обстоятельствами является то, что ты оклеветал своё доброе имя во имя гнусной цели. И ты ещё смеешь совать мне эти измышления и глупые выгадки, да ещё длинную объяснительную, когда совершенно нет времени, потому что горит квартальный план. Если не хочешь ехать, подойди ко мне, договоримся, или напиши это в объяснительной, я ведь пойму. Поэтому я не освобождаю тебя от завтрашней поездки.
   Разговор с начальником участка заставил Николая посмотреть на мир совершенно иными глазами, и он понял, насколько ничтожны его попытки изменить действительность, что он не страшен как диверсант начальнику участка с его железной логикой, и в его душе произошла переоценка ценностей.
   В результате длительных размышлений и колебаний поздно ночью в диспетчерскую ШДЦ полетела шифрограмма: "В связи с тем, что я понял полную безнадежность борьбы, я перехожу на легальное положение и становлюсь действительно Николаем Граблевым. Выполнять ваши задания отказываюсь и окунаюсь в бурную общественную жизнь. Начинаю с того, что завтра еду на буряки".
   1984
  
  
  
  МОНОЛОГ МОЛОДОГО СПЕЦИАЛИСТА.
   Дипломы об окончании института нам вручали на институском стадионе в чрезвычайно торжественной обстановке. Играл оркестр и мы по очереди подходили к легендарному ректору, вблизи оказавшемся маленьким и совершенно лысым старичком, совсем не таким, каким нас пять лет пугали. Он желал каждому из нас дальнейших успехов, мне тоже пожелал, даже поблагодарил за учебу. Вместе с дипломом я получил путевку в жизнь - направление на работу. Направление мне дали на большой завод в конструкторское бюро, и числюсь я сейчас конструктором.
   Первого дня выхода на работу я ждал с огромным нетерпением. Накануне мне снились в цветном исполнении розовые сны. А снилось мне следующее: Подхожу я к проходной. Здесь уже собралась большая масса празднично одетых рабочих, ИТР и служащих. Подбежали пионеры, вручили мне цветы, подарки, председатель профкома поздравил с началом трудовой деятельности и я получил первую в своей жизни грамоту. Подошел директор, протянул огромные ножницы, объяснил, что мне необходимо перерезать ленточку. Звучит вальс Мендельсона, ленточка перерезана и меня на руках мои будущие коллеги вносят в кабинет, где много кульманов, и садят за стол. Подбежал начальник отдела, принес первое задание, с которым я справился очень быстро и технически грамотно. Аплодисменты, благодарные женщины целуют в щечку, коллеги жмут руку, общее признание моих заслуг.
   Прозвенел звонок будильника и будничная действительность окружила меня. Придя на завод, я долго упрашивал, чтобы меня пропустили взглянуть на рабочее место. После того, как я предъявил свое направление, проходная предо мною захлопнулась надежно и, видать, надолго. В отделе кадров меня долго расспрашивали и почему-то предлагали вакантное место на соседнем заводе. Но я не сдавался и после заполнения множества бланков и анкет в двух экземплярах, мне выдали пропуск.
   Представитель отдела, вызванный кадровиком, сопровождал меня до самого отдела, умоляя не отклоняться от маршрута и не трогать ничего руками. Мой начальник познакомил меня с коллегами, пожелал удачи, при этом посоветовал не проявлять самостоятельности и не соваться куда-нибудь самому, пока не позовут. Коллеги отвечали на все мои вопросы, которые не касались производства, но только речь заходила об конкретных делах, они переводили разговор на другие темы. За своей спиной я услышал реплику: "Полчаса работы молодого специалиста мы будем исправлять всем отделом две недели", но не придал этому большого значения.
   Неделю я приходил на работу как в гости, но к работе меня не подпускали. Пошел к начальнику, пожаловался, энтузиазма у него не появилось, но предоставить работу обещал.
   На следующий день меня послали на сенокос. Две недели пролетели быстро и возвратился я в отдел окрепшим и сильно загоревшим. Все приняли меня за иностранного студента с далекой Мавритании и очень удивились, когда узнали, что можно загореть не только на берегу лазурного моря, но и на работе. На следующий день пол-отдела попросилось на сенокос и мне места не хватило.
   Заслали на картошку. Картошку у нас убирают комбайном, мы только ходим за ним и подбираем утерянные картофелины. Механизированная уборка - дело хорошее. Но этого в настоящее время мало. Решили мы с коллегой механизировать весь цикл движения бульбы - от посевной до прилавка. В результате наших действий комбайн сломался. Приехал механик и сказал, что недели на две. Дальнейшую уборку урожая производили вручную. Зато домой отправили в тот же день.
   На работу пришел бодрый, с чувством исполненного долга. Звонок с колхоза меня опередил, на уборку больше не посылали. Послали на курсы повышения квалификации, на целых три месяца. Я катался на лыжах, ходил в походы, рос интеллектуально. Три месяца промелькнули как три дня, не заметил как зима кончилась. С новыми силами, с удвоенной энергией принялся за работу. Но работы почему-то все не было. Избрали в "Комсомольский прожектор". У меня родилась мысль, что все эти мероприятия подготовлены специально для того, чтобы я не приступил к работе. Но со временем мои сомнения рассеялись, потому что в "Прожектора" было очень много работы, как говорят, непочатый край. Непочатый, потому что я был первым, кто недостатки нашего завода принял всерьез. Я вмешивался во все дела крупных отделов и мелких служб, я был участником всех рейдов и проверок, я присутствовал на заседаниях всех общественных организаций родного завода. Некоторые просили: "Успокойся хотя бы на время, дай нам немножко отдохнуть". Но я никому спуску не давал, ведь главное для меня - идея, ведь я - идейный.
   В текущих делах мелькали дни и месяцы. В самый напряженный момент выполнения месячного и квартального плана остановился станок с ЧПУ. Станок стоимостью в двести тысяч рублей простаивал уже шесть часов из-за элементарной поломки. Ну и расчехвостил я их. Я им показал, где раки зимуют. У нас каждый рубль на учете, а здесь сотни тысяч простаивают. Вызывают к директору. Наконец-то заметили. Я вырос в собственных глазах. Все-таки, если смотреть здраво, "Комсомольский прожектор" является чуть ли не движущей силой в выполнении производственного плана, а может быть даже главной движущей силой. По пути в приемную директора я уверовал в то, что руководитель "Прожектора" стоит чуть-чуть ниже директора, а может быть, даже рядом. Директор начал разговор со злополучного станка. Я доложил, что убытки от простоя его исчисляются суммой, которая выше заработка всего цеха. А поломка пустячная, необходимо всего лишь рассчитать головку упорного болта. Работы грамотному инженеру всего-то на полчаса.
   - Вот и рассчитайте, - вдруг сказал директор, - ведь вы конструктор.
   Я начал вспоминать, кто я есть и кем я был до сих пор. Оказывается, именно я работаю в КБ, по недосмотру которого произошла авария. Я возразил директору, что такую работу можно поручить любому инженеру, что нельзя оголять фронт по искоренению недостатков.
   - Вот и искорените данный недостаток, - изрек директор и мне не оставалось иного выхода, чем взяться за работу.
   Я обложился справочной литературой и начал производить нужный расчет. Это оказалось не таким легким делом, каким я его себе представлял. Другое дело, если бы эту работу исполнял кто-нибудь другой. Тогда можно было бы давать ему советы, подсказывать, подправлять. А здесь думай и решай сам. Но думать я уже отвык, с математикой не в ладах, логарифмической линейкой пользоваться разучился.
   Пока вникал в суть дела, прошло пол дня, станок простаивает, убытки все растут, но в то время про убытки я почему-то не вспоминал. Может быть, некогда, а может, не моё это дело - думать об убытках. Я работой загружен, я болт лелею. С горем пополам, с допуском в плюс-минус полтора трамвая, но болт я спроектировал. Токарь выточил его за шесть минут, в то время, как я затратил четыре часа и сорок семь минут. Я ему позавидовал и пожалел, что не пошел в токари.
   В торжественной обстановке деформированный болт заменили на мой кровный. Включили станок, заработал привод. Вдруг послышался тихий треск и пошло много дыма с электронной аппаратуры. Когда развеялся дым и разобрались в причине, выяснилось, что сломался мой болт и сгорело все, что относится к числовому программному управлению, то есть станок с ЧПУ стоимостью двести тысяч рублей превратился в обыкновенный токарно-винторезный стоимостью в полторы тысячи.
   Меня стали называть "золотой мальчик", иные почему-то назвали золотушным, в дальнейшем мне повысили зарплату, но с одним условием, чтобы я никогда не занимался конструкторской деятельностью, а также другими производственными вопросами. Меня также произвели в наставники, благо, я имею огромный опыт в том, чем нельзя заниматься молодому специалисту.
   И вот ожидаем прибытия нового пополнения. Я с большим нетерпением жду появления молодого специалиста, уж его я превращу в настоящего человека, полностью по образу и подобию своему, чтобы главным была - идея.
   1985
  
  
  
  ЗАЛЕПИН И ИНОПЛАМЕТЯНЕ.
   Слесарь Залепин вылез из канализационного колодца, сел на люк и принял позу мыслителя. Все его мысли кружились вокруг одного: где взять три рубля на опохмелку. Его голова всегда была занята этой проблемой, но сегодня этот вопрос сильнее, чем когда-либо мучил его, потому что после вчерашних именин голова раскалывалась и Залепин иногда ощупывал её руками, удостоверяясь, что она ещё целая. Ведь пили вчера где угодно: за столом, в гараже, в подворотне. Подворотней в Залепина почти ежедневно заканчивалось возвращение домой, будь то с работы или с гостей. В этой ситуации у него главным были деньги, то есть три рубля. Воспоминание о трех рублях отразилось в Залепина сильной головной болью.
   До аванса оставалось восемь длинных дней, после получки семь дней уже промелькнули, правда, если признаться, получки хватило Залепину всего на три дня. Аванса тоже на три дня еле хватает. Если бы с Залепина не сняли премию за прошлый месяц, у него бы оставалось на сегодня в кармане копеек сорок - на пиво. Но какая может быть премия, если бухает он ежедневно, считается злостным нарушителем трудовой дисциплины. А как здесь не запить, если ежедневно ныряешь в канализацию, а другой работе не обучен.
   За систематические пьянки мастер даже грозился с работы уволить, ну и увольняй, на соседнем предприятии на сантехников очередь открыта, как на острый дефицит. От этих мыслей у Залепина на душе потеплело и в голове перестало колоть. Да, сантехник - это тебе не инженер, которых на одно место несколько штук, сантехник - это о-го-го! Правда, на соседнем участке в канализацию дипломированный инженер ныряет, но у него разряд высокий - пятый. "Дай мне, - подумал Залепин, - пятый разряд, я тоже нырять буду с удовольствием".
   Вдруг взгляд Залепина наткнулся на не совсем понятное для него явление. Величиной с пассатижи, формой напоминающее фигуру человека, на расстоянии нескольких метров какое-то существо смотрело ему в глаза. "Ну все, - мелькнуло, - допился до чертиков. Завтра же, - принял твердое решение, - пойду в профилакторий и добровольно сдамся ". Признаться честно, Залепин не совсем верил в то, что профилакторий освобождает от чертей, потому что товарищ, который лечился в данном учреждении, говорил, что до лечения ему являлись пьяные черти, а после лечения - трезвые. Так что индивидуальное лечение против алкоголизма не решает глобальной проблемы борьбы с пьянством, а тем более с чертями.
   Как ни сопротивлялся Залепин, все же взгляд его будто бы притянуло к тому месту, где красовался черт. И что он там углядел? Их было два. Залепин не верил в мистику, но все же испугался. Согласитесь, пара чертей - это же черт знает что такое, пьяницы наблюдают черта, но не чертей.
   Вспомнив, что он в каком-то импортном журнале читал об аутогенной тренировке, Залепин закрыл глаза и зашептал: "Я спокоен, спокоен, спокоен, моя правая рука тяжелая, левая тоже, левая нога тяжелее правой, я не боюсь чертей, хотя их буде два". Открыл глаза, черти были на том же месте. Но не просто стояли, а размахивали короткими ручками, будто зазывали. Как ни был напуган Залепин, но любопытство взяло верх и он подошел к ним. Вблизи черти оказались такими же, как издалека: мелкими и противными. Они показывали на открытый канализационный колодец рядом с собой и жестами приглашали Залепина спуститься в него.
   - Что за чертовщина, - выругался слесарь, - это же мой участок, я знаю все колодцы вокруг лучше, чем какой-нибудь гражданин знает, что находится в его карманах.
   В самом деле, Залепин на этом участке работал уже пять лет, с закрытыми глазами мог показать любой канализационный колодец, да что там с закрытыми глазами, если иногда он шел домой в стельку пьяный, доходил до открытого колодца, по касательной обходил то место, где должен находиться люк и шагал дальше, в то время, когда в этот же колодец падали совершенно трезвые и безобидные люди. Так вот, эти существа приглашали Залепина в колодец, который не фигурировал ни в одном из отчетов участка. Необходимо было проверить, что за чудный колодец появился.
   - Народный контроль в действии, - сказал Залепин и начал спускаться, как много раз до этого, в открытый колодец. Чем ниже он спускался, тем просторнее становилось, жара не так донимала, подул свежий ветер.
   - Вот сучьи дети, - прошептал Залепин, - кондиционер установили.
   На дне стоял сферической формы автомобиль, только без колес. То, что это автомобиль, Залепин понял по удобному сидению, которое он заметил внутри. Один из чертей жестом пригласил на сиденье Залепина и последнему не оставалось другого выхода, как подчиниться, любопытство заело. Впереди поместились его попутчики, один из них оказался шофером и автомобиль
  тронулся. "С вертикальным взлетом", - догадался слесарь.
   Вдруг страшная догадка промелькнула в голове Залепина: это же инопланетяне, а автомобиль не что иное как неопознанный летающий объект, НЛО по нашему, а он, Залепин, в плену в этого объекта и везут его в неизвестном направлении. Решил проверить, спросил в инопланетян:
  - Вы кто такие?
  - Сучий сын Залепин, - прохрипел голос из динамика, - мы братья по разуму, с соседнего созвездия Кентавра. Мы прилетели к вам по случаю знакомства и передачи опыта. А первым жителем вашей планеты, с кем мы решили наладить контакт, оказались вы.
   - Даже если вы окажетесь мне братьями, - сказал, обидевшись, Залепин, - это не значит, что меня вы можете обзывать скверными словами, вроде "сучьего сына".
   - Мы вас не обзывали, - ответил голос, - просто у нашего синтезатора набор слов скудный.
   Слово "синтезатор" Залепин слышал впервые, что такое ассенизатор, он знал, а синтезатор - нет.
   - Что же это такое, синтезатор, и с чем его едят, - полюбопытствовал.
   - Синтезатор - это устройство, которое превращает нашу непонятную вам речь в человеческий голос, и слова, которыми мы пользуемся, это же ваши слова, мы скопировали вашу мозговую память.
   - Понятно, - сказал Залепин, - вам необходимо скопировать Большую Советскую Энциклопедию.
   - Мы это сделаем, только прибудем на место, - ответил голос.
   Былые страхи прошли и Залепин отметил про себя, что контакт с иностранными планетянами состоялся. Зачем сидеть на люке, трех рублей всё равно нет, а здесь можно пользу для науки принести, богатый опыт передать.
   К месту прибыли довольно быстро. Местом этим оказалась лесная поляна. "Далеко от города, - подумал Залепин, - молодцы, конспираторы. Я даже не понял, когда из-под земли на поверхность вынырнули".
   Встречали Залепина как дорогого гостя. Правда, музыки и цветов не было, но собралась порядочная толпа инопланетян и инопланетянок. Через синтезатор поздравили Залепина с тем, что с его помощью навели мост между двумя цивилизациями. В ответной речи Залепин поблагодарил за лестный отзыв о себе и заверил пришельцев, что оправдает их доверие и участок, на котором он работает, к концу квартала займет призовое место.
   После речей перешли к столу. Стол был обильным и, насколько Залепин обратил внимание, все было в импортном исполнении. "Как на дипломатическом приеме", - подумал гость, окинул взглядом яства и нахмурился. Это заметили.
  - Что бы вы ещё хотели? - спросили.
   Залепин вспомнил о вчерашнем и сказал:
  - Опохмелиться.
  - Принести чудотворный бальзам, - распорядился тамада.
  Мигом один смотался, принес мерзавчик. Залепин, не размышляя, перевернул его в рот, на вкус оказался как отечественная "пепси-кола".
  - Не то, - ещё больше нахмурился он.
  - Вы только скажите и мы достанем, - начали упрашивать пришельцы, - с любого ресторана вашей планеты, с любого магазина названное вами похмелье тотчас же появится перед вами.
   - Вот если бы вы достали самогона у бабки Макарихи, что в соседнем подъезде живет, я бы поверил, что вы можете все.
   Собрались вокруг тамады, шушукаются, только слышатся обрывки реплик: "...неприкосновенность жилища", "...уголовно-наказуемое деяние", "...культурный контакт". Видать, "культурный конакт" все же победил, потому что двое старых знакомых, которых Залепин окрестил разведчиками, сели в автомобиль и скрылись с глаз. Через несколько минут возвратились, бережно вынесли с автомобиля четверть, поставили на стол. Здесь же поставили граненый стакан.
   Залепин налил по "маруськин поясок", осушил стакан и занюхал рукавом.
  - Во первак, - показал большой палец.
   В пришельцев глаза округлились, в тамады нижняя губа отвисла, речь потерял, массы затрепетали. Один смелый такой, ближе всех сидевший, решил проверить, что в стакане, понюхал и позеленел. Позже тамада объяснил Залепину, что пройдет два ихних месяця, пока он приобретет естественную окраску, а ихний месяц равняется нашему году.
  - Ну и слабаки же вы, - сказал презрительно Залепин и дернул ещё один стакан.
  После этого оказалось, что пришельцы очень милые существа, а Зелененький будет другом Залепина до гроба, и что если они будут в наших краях, пускай не стесняются, заходят, гостям мы завсегда рады и всегда найдется чем гостей угостить, потому что бабка Макариха ещё при здоровье. После третьего стакана Залепин объяснялся в любви молодой инопланетянке и лез целоваться к тамаде, после чего тот покрылся ржавым налетом. Дальше Залепин ничего не помнил.
   Проснулся утром от холодной росы. Пробуждения его, видать, ждали, потому что первый вопрос, который ему задали, был:
  - Что бы вы хотели?
  - Опохмелиться, - стойко ответил Залепин.
  Это повторялось довольно часто и Залепин потерял счет времени. В пьяном угаре мелькали дни, счет им Залепин вел по опохмелкам. В периодах между алкогольными просветами Залепин замечал, что пришельцы куда-то уезжают, что-то старшему докладывают, принимают какие-то решения, к чему-то готовятся. Но эти просветы памяти были очень короткими и повторялись все реже, как выразились бы в данном случае его коллеги: "Залепин ушел в запой".
   А в один погожий и ясный день Залепину традиционную чарку не поднесли. Он очень мучился, но никакими мольбами и угрозами не сумел подействовать на их холодные сердца. Видать, сердец в пришельцев вообще не было. Ему заявили, что сегодня состоится пресс-конференция, на которой у него, Залепина, будут брать интервью кентаврские журналисты. Эти слова приободрили бедного сантехника, повысили бодрость духа и мобилизовали на дальнейшие свершения.
   Расселись как на нашем профсоюзном собрании - основная масса, перед ними президиум, а когда Залепину предложили занять место в стороне, левее президиума, он почему-то подумал, что это похоже на товарищеский суд, на котором его дело разбирали в прошлом году за систематические пьянки. Пресс-конференцию, посвященную налаживанию контактов между двумя цивилизациями, открыл председатель, тот же тамада. Не дожидаясь, когда ему предоставят слово, Залепин спросил:
   - Я совершил длительный прогул и хотел бы знать, как обстоят дела на моем участке и как устранили аварию, которую я не успел закончить?
   Ему ответили, что в целях чистоты эксперимента его прогул как бы не засчитывается и что над его участком пришельцы взяли шефство, и что участок занял первое место, а ему, Залепину, объявили благодарность и выделили премию. Залепин воспрянул духом - разговаривать с пришельцами он будет на равных, они будут брать интервью не у забулдыги какого-нибудь и прогульщика, а у передового работника, которого ценят, благодарят и премируют.
   Первого вопроса, который задали пришельцы, Залепин никак не ожидал:
   - Если бы мы первыми не приняли попытки наладить с вами контакт, долго ли вы сидели бы на люке?
   Интервьюированный почесал за ухом и начал:
   - Вся моя программа была рассчитана на то, когда и где я достану троячку. Если бы это случилось часом позже, ни минуты не засиделся бы я на месте, потому что ответственные решения я принимаю оперативно. И все в моей бригаде знают это, и если необходимо сбегать, так это я мигом. Можно сказать, с первого предъявления.
   - И часто вы, как выразились, "бегаете"?
   - Все упирается в наличие монет, есть деньги - бегу за огнетушителем, нет денег - бегу одалживать.
   - И в результате..?
   - Все равно банку беру.
   - А бывает так, что ни денег, ни банки?
   - Бывает, как в прошлый раз, но в этом случае появляются инопланетяне и все становится на круги своя.
   Который Зеленый, спросил:
   - Какой у вас смысл жизни?
   - Я живу по принципу "Создавай трудности и потом с воодушевлением их преодолевай". Поэтому, если мне нечего будет преодолевать, у меня не будет цели в жизни и жизнь потеряет для меня всю сладость.
   Тамада задал последний вопрос:
   - Не хотели бы вы покинуть свою планету и поселиться у нас в созвездии Кентавра?
   - Нет, если бы перейти на другое предприятие, где зарплата больше, я бы с удовольствием, а у вас мне будет скучно и бабка Макариха далеко будет от меня, а жить плодотворной жизнью без родной стихии я не могу.
   На этом пресс-конференция с участием кентаврских журналистов закончилась. Когда президиум удалился на совещание, Залепин решил выяснить некоторые непонятные ему нюансы. Он подошел к Зеленому и спросил:
   - Со мной вы навели контакт через канализационный колодец, а как бы вы наладили связь с космонавтом, например? Ведь космонавт в канализацию не полезет.
   - С вами у нас произошла непредвиденная ошибка. В это самое время мы ожидали, когда рядом на скамейке усядутся двое влюбленных, которых мы телепатом сопровождали полтора часа. Когда вдруг на своем дисплее мы увидели, как рядом со скамейкой появилась голова, а потом из-под земли вылезли и вы. У вас был такой замученный вид, что кто-то из наших вас пожалел и мы решили ускорить налаживание контакта. И контакт состоялся, а результаты его обсуждаются сейчас и будут вам сообщены позже. Что же касается меня, то лично я жалею, что контакт состоялся не с влюбленными, а с таким пьянюгой как вы, потому что два месяца я буду как клейменный и меня будут изучать как кролика. А относительно космонавта, техника у нас находится на высоком уровне и произвести стыковку кораблей в космосе для нас ничего не стоит, так же как в глубинах любой вашей материи.
   В это время появился президиум и начали зачитывать резолюцию пресс-конференции:
   "12 августа сего года после продолжительного перелета от созвездия Кентавра наш звездолет совершил посадку на голубой планете, населенной разумными существами. В связи с тем, что наш корабль приземлился в рабочее время после выходного дня, в качестве объекта исследования мы выбрали слесаря-сантехника Залепина, который действительно отвечает своей фамилии - лепил в нашем присутствии две недели без выходных. В результате длительного исследования Homo Sapiens мы пришли к выводу, что Homo существует, а насчет Sapiens мы сомневаемся. Поэтому наша экспедиция решила дальнейшие исследования вашей планеты временно прекратить и возобновить лет через пятьсот. Мы надеемся, что за этот промежуток времени Homo-Залепин превратится в Залепина-Sapiens и нам будет приятно вести переговоры с цивилизованным человеком".
   - Сами вы дикари, - не выдержал рассвирепевший слесарь, - да я на таких макак, как вы, в зоопарк хожу смотреть. А хотите лететь, так улётывайте. Одно плохо - опохмелиться сегодня не дали. Ещё говорят - цивилизация, а сами водку пить не могут, от одного запаха переливаются всеми цветами радуги. Да мы с моим другом Борей Долбоносом однажды пол дня денатурат хлестали и валерьянкой занюхивали, и ничего, не позеленели, а на следующий день на работу вышли, а здесь капля добротного самогона выводит его из строя на целых два месяца. Поэтому слушайте мой приговор: недостойны вы моего внимания и не буду я на вас тратить свои бесценные нервные клетки, которые, как говорят, не восстанавливаются. И даже если наша наука сильно от этого пострадает, палец о палец не ударю, чтобы наладить с вами контакт и строить для вас непонятные мне мосты. Поэтому дергайте отсюда и не выводите меня из себя, не то как выйду, так обратно не войду.
   ...И они улетели.
   Сидит Залепин на люке, свесил ноги в колодец, задумался. А думать было над чем. Прогул в течение двух недель - как его объяснишь мастеру, уволят ведь. Ну и пускай увольняют, на соседнем предприятии на сантехников очередь как на острый дефицит образовалась. Правда, совесть Залепина мучает, ведь по его вине не состоялся контакт и разрушился невыстроенный мост между цивилизациями, отечественная наука по его же вине многое потеряла и виноват во всем он, сантехник Залепин. К тому же двухнедельный запой давал о себе знать тем, что шарики в мозгу как в галтовочном барабане переворачивались, а надежды на троячку не было вовсе.
   Сидит Залепин неподвижно, но нет-нет да поглядывает по сторонам, в душе надеясь ещё раз увидеть таинственных пришельцев, обещали ведь вернуться через пятьсот лет, а может вообще передумали домой лететь, а быть может, с другой галактики другие инопланетяне прилетят. Плохо Залепину, не с кем в контакт вступить, не к кому мост перекинуть, сидит, думу думает.
  1985
  
  
  
  НЕОЖИДАННОЕ - РЯДОМ.
   ХХІІ век. Началась эра крупных научных открытий, новое развитие получило освоение космического пространства.
   Наш звездолет уже длительное время пересекает просторы Вселенной. Нашей целью является посещение далекой планеты, которую мы назвали Малюткой за её малые размеры и большую отдаленность от Земли. Проходят световые месяцы, за кормой мелькают пройденные парсеки и мы приближаемся к заветной цели - неизвестной планете, на которую ещё не ступала нога человека.
   В нашей Галактике не осталось ни единой планеты, не обследованной любителями экзотики и острых ощущений. Больше всего таким ремеслом, как поиск планет, занимались самодеятельные экспедиции, в число которых входим и мы. Собрались грамотные ребята с одного завода, построили космический корабль, способный преодолевать пространства, измеряемые десятками световых лет, и отправились в чужую Галактику, в пути наткнулись на незарегистрированную планету и устремились к ней.
   Долго ли сказка сказывается, но если был дан старт, обязательно должен быть финиш. Прималютились мы удачно и сразу же выслали разведку. Планета симпатичная, в самом деле маленькая, потому что аборигенов мы обнаружили довольно быстро. Они оказались не аборигенами, а такими же туристами как мы. Общий язык с пришельцами с другой Галактики мы нашли сразу, потому что оказалось, что мы владеем одной языковой группой. В глубинах необозримого Космоса это может случиться, хотя ни об одном таком случае в науке не упоминается. После всеобщих приветствий мы, как водится на нашей планете, пригласили коллег к столу. Они не отказались и мы весело пили, закусывали и болтали. После нескольких тюбиков 40%-й пасты языки развязались и кто-то из наших, как это делали далекие предки в ХХ веке, начал рассказывать анекдот:
   - Встречаются двое, один спрашивает:
   "Где костюм шил?"
   "В Париже".
   "А это далеко от Жмеринки?"
   "Пять тысяч километров".
   "Ты смотри, такая глухомань, а в костюмах пристойных ходят, как и у нас в Жмеринке".
   Мы дружно посмеялись, а потом кто-то из чужих говорит:
   - Какое совпадение, на нашей планете Париж тоже есть.
   - Который недалеко от Жмеринки? - спросил мой сосед.
   - И Жмеринка есть, да мы сами из Жмеринки.
   - Да нет, это мы из Жмеринки.
   В ходе дальнейших объяснений оказалось, что это экспедиция с соседнего от нас завода. Я подумал: "Такая глухомань, полтора световых года от Жмеринки, а здесь тоже земляков встретили".
   Вот такой сюрприз приготовила нам далекая планета по имени Малютка.
  1985
  
  КОЕ-ЧТО О ДЕМОГРАФИЧЕСКОМ ВЗРЫВЕ.
   Проблема деторождаемости тревожит меня уже вторую неделю, с тех пор, как я прослушал лекцию об демографическом взрыве. Ох, этот взрыв, чем он нам только не грозит. Здесь и народ русский в недостаточном количестве и зверья всякого с избытком. Все беды после этого взрыва падут на нашу голову как пепел после взрыва термоядерного. И останутся в нашей лесостепной зоне только бизоны и антилопы. А промеж них будут ходить китайцы со своей культурной революцией. И все будут китайцами, они ведь сохраняют свою желтизну в двенадцатом поколении, ни о какой ассимиляции не может быть и речи.
   А мы, европейцы, вымрем как мамонты в своё время, а они ведь были посильнее нас с вами. Разве могу я, хилый от недостатка физических нагрузок, сравниться с диким зверем, активно занимающимся бегом по пересеченной местности, которую охотники пересекли противотанковыми ловушками. Зато я больше мамонта вооружен последними достижениями науки, хотя результаты этого вооружения сильно сказались на внешнем облике моего поколения, в которого шерсть на теле сохранилась только в некоторых, далеко не всегда обозримых, местах. Но я, лысый, сильнее кудрявого мамонта, потому что мамонты исчезли много миллионов лет назад, а я живу до сих пор. Живу, потому что каждое утро до пояса холодной водой обливаюсь, закаляюсь, одним словом, а мамонты не закалялись, потому и вымерзли.
   Поэтому на первом этапе антидемографического взрыва необходимо обязать всех, кроме китайцев, по утрам обтираться влажным полотенцем. Этим мы продлим жизнь нескольким поколениям и спасем подрастающее поколение от ОРЗ. Если бы древние наши предки обливали мамонтов холодной водой до пояса, они (не предки, нет, мамонты) до наших дней бы дожили и мы могли бы сейчас их уничтожать загрязненной окружающей средой.
   Вторую причину данной проблемы я вчера в газете вычитал. Я вычитал, что по статистике больше всего гинекологических заболеваний мужчины привозят с курсов повышения квалификации. Об чем говорит данное сообщение? Об том, что только на данных курсах мужчины максимально заинтересованы в продлении рода человеческого, в увеличении существ, себе подобных. Поэтому предлагаю ежегодно в летнее время посылать мужчин на крымское побережье, якобы для повышения квалификации. А мужчин нашего отдела посылать дважды, чтобы прихватить также бархатный сезон.
   А то лежишь на южном берегу Южного Буга и мысли глупые в голову лезут, всё больше об выпивке. После того, как в Крыму деторождаемость повысится и перенаселение обозначится, вот тогда уже можно подумать об заселении северных регионов нашей необъятной страны - от рижского взморья до самих до окраин. На Северный полюс можно посылать эскимосов, без отрыва от производства.
   А то лежишь на южном берегу...
   Кстати, о выпивке. Правильно правительство приняло постановление об продаже алкогольных напитков с двадцати одного года. Я это решение поддерживаю и одобряю полностью. После того, как тебе стукнуло двадцать один - пей, хоть залейся, а до этого не смей. Это было сделано с дальним прицелом, чтобы повысить рождаемость. Ведь отчего рождаются дети? От того, что люди женятся. А почему люди женятся? Да большинство с пьяных глаз. Если мужчина не пьет двадцать один год, так представляете какая будет пьянка, когда он дорвется до бормотухи? А в пьяном виде каких только глупостей не натворишь.
   Я знал одного завзятого холостяка, которого друзья женили только после того, как вдребезги напоили. Уложили его в пьяном виде на кровать, рядом невесту пристроили. Просыпается он раненько, попить захотелось, глядь, а рядом незнакомая волосатая женщина лежит. Он убегать, но свидетели потрезвее были, удержали. Говорят ему:
   - Ты вчера пил, нас с невестой знакомил, жениться обещал, на свадьбу приглашал, а теперь в кусты?
   А приятель единственное помнит, что пил много. Но как честный мужчина женился на волосатой женщине. В результате этого (извините за выражение) брака через пять месяцев ребеночек появился. Все очень удивились и назвали это явление феноменом двадцатого века. Только жених ничуть не удивился, сказал об этом:
   - А чего хорошего можно ожидать от пьяного зачатия?
   С тех пор пить бросил, ну и напрасно, потому что других детей у него нет, а пил бы, и дети были бы.
   Я назвал здесь лишь несколько причин, не осветил вопроса эмансипации, когда наши любимые женщины желают превратиться в мужиков. Мне одно непонятно, зачем нам триста миллионов мужчин? Представляете, все мужчины и ни одной женщины. Да какие там дети? Раньше двое, мужчина и женщина, соображали как бы приобрести третьего, а сейчас соображают сразу на троих. А вот как с этим бороться, разговор в следующий раз.
  1985
  
  
  
  МАШИНА ВРЕМЕНИ.
   Машину времени по моему индивидуальному заказу мой друг Вася сконструировал из уцененных радиодеталей и списанного арифмометра "Феликс". Вращая ручку "Феликса" по часовой стрелке, вы имеете возможность заглянуть в будущее, а включив реверс попадаете в прошлое. Никаких затрат умственной и физической энергии - знай крути ручку и нет проблем. Детали конструктору обошлись в десять рублей, а "Феликс" - в пять тридцать без закуски.
   Когда Вася доставил машину по назначению, моему счастью не было предела. Если бы не одна мелочь - сумма в пятнадцать рублей и тридцать копеек. Деньги нужны были немедленно, а до получки ещё десять дней, не считая выходных. Услышав о моих материальных затруднениях, Вася решил разукомплектовать изделие и погасить задолженность деталями. Но вдруг меня осенило: спорт меня выручит. Всё гениальное - просто. Мне необходимо с помощью машины времени заглянуть вперед на неделю, узнать результаты очередного выигрыша "Спортлото", запомнить необходимые четыре номера, возвратиться во время настоящее, заполнить карточку и через неделю пятьдесят рублей у меня в кармане.
   Своей задумкой я поделился с другом и он меня поддержал. Правда, предупредил, что модель машины первая, несовершенная, поэтому я с ней должен быть осторожным, за качество монтажа он ручается, а вот скорость вращения ручки необходимо довычислить, потому что радианный угол отличается от угла телесного, а угловая скорость определяется с помощью линейной через коэффициент, а коэффициент этот Вася принял условно, потому что справочник по физике одолжила соседка на экзамен, а сейчас она на работе, а он во вторую смену...- и пошло, и поехало.
   Я сказал:
   - Вася, меня не интересуют такие подробности из твоей биографии, мне достаточно знать различие между дебетом и кредитом. Меня смущает только то, что я не умею пользоваться арифмометром, этим доисторическим изобретением, об котором так много рассказывал наш бухгалтер Кисточкин в предпенсионный период. Но это было так давно и совсем по другому я себе его представлял. Объясни мне, Вася, куда ты вывел дисплей и куда я должен ввести программу?
   - Эх, бумажная твоя душа, - отвечает мне друг, - это же не станок с ЧПУ и не робот-манипулятор, это простенькая машина времени. Крути ручку, но осторожно. Только не очень там, в будущем, задерживайся, потому что мне на вторую смену поспеть надобно.
   И я крутанул ручку. Видать, не рассчитал усилия, потому что послышался треск и погас свет. Когда через несколько минут огляделся, я понял, что переселился, только не в будущее, а в прошлое. А отчего это произошло, не пойму: или я не в ту сторону крутанул, или Вася полярность поменял.
   Одним словом, очутился я на поляне, на котором проходило, насколько я это понял, профсоюзное собрание дикого племени. В дальнейшем оказалось, что это людоеды. Они занимались тем, что критиковали своего коллегу. Критиковали, критиковали, потом набросились на него и съели. Сожрали, не предоставив ему последнего слова, не выслушав согласия совета бригады. Ну и что, если пришел на собрание в состоянии легкого опьянения? Настоял бамбуковый сок на мочи буйвола, выпил, похорошело. Нельзя появляться пьяным в общественном месте перед обедом, то есть в рабочее время? Но постановление, разрешающее продажу винно-водочных изделий после четырнадцати часов, то есть в самое неподходящее для обеда время, появится лишь через двадцать семь веков. И нельзя же так сразу, не согласовав данное мероприятие с профсоюзным комитетом.
   Пока я в душе протестовал против нарушения прав членов профсоюза и демократии в целом, пришло время голосования. Голосовали криком и победили те, которые голосовали против нас. У них одна дикарка оказалась очень визгливой. Пригляделся я к ней, что-то в чертах её лица мне знакомым показалось. Напряг память, вспомнил: это моя соседка, такая же рябая, усатая и голос такой же противный. Это, видать, предок (или предка) её. Я отошел подальше от неё, не дай Бог, узнает.
   По создавшейся здесь традиции, выигравшие голосование съедают тех, которые голосование проиграли, а за что голосуют, я так и не понял, потому что на то время, когда зачитывали повестку дня, я опоздал. Нас пересчитали, чтобы знать, на сколько дней они будут обедом обеспечены, оказалось, на один день больше, чем планировалось. Очень удивились, пока не обнаружили меня. Подозрительным я им показался тем, что был чисто выбрит. Вот она, моя страсть к бритью, меня за это даже в пример ставили, а сейчас она явится причиной моей гибели. В результате в своей группе я оказался одиннадцатым. Оба лагеря, и мои, и чужие, решили для круглого счета меня немедленно сожрать.
   Я взмолился:
   - Товарищи, да как же так, человека с высшим образованием, старшего бухгалтера, активного дружинника, наконец, скушать просто так, без суда и следствия. Да что мы, дикари? Я согласен даже на сокращение штатов. Сокращайте меня, выдайте двухнедельное пособие и я уйду в другое племя.
   Но моих убедительных доводов они даже слушать не стали. Правда, отсрочку исполнения приговора на некоторое время я получил оттого, что один из дикарей заинтересовался "Феликсом", о существовании которого во время последних событий я совершенно забыл. Он выхватил из моих рук машинку, некоторое время разглядывал её, даже на зуб попробовал, потом неуверенно покрутил ручку ...и исчез. Я воспользовался его отсутствием и выразил недоверие счетной комиссии. Нас пересчитали и оказалось, что счет круглый. Я внес предложение съесть председателя счетной комиссии. Все со мной дружно согласились. Я понял, что они соглашаются со всем, что дает им возможность удовлетворить свои людоедские инстинкты.
   В этот опасный для председателя момент появился тот, который исчез. Весь запыхавшийся, напуганный, он начал рассказывать, что попал в незнакомую страну, что его поймали и решили отправить в зоопарк, где, как он догадался, его торжественно съедят. Дальше он не слушал, а начал крутить машинку и наконец, какое счастье, попал к своим, пусть его лучше здесь свои съедят.
   Я ощутил на себе пристальный взгляд председателя счетной комиссии и понял всё. Сейчас он предложит меня съесть и все согласятся, дальше меня слопают. Я не стал дожидаться результатов голосования сговорчивого племени и начал крутить ручку "Феникса".
   Снова не рассчитал, пронесся мимо сегодняшнего дня и оказался в далеком будущем. От дня розыгрыша спортлото меня отделяли лет восемьсот. И попал снова на собрание, и снова к дикарям, только к цивилизованным. За длинным столом сидят пятнадцать кузьмичей, а перед ними стоит шестнадцатый. Этот шестнадцатый в чем-то провинился, но вины своей не признает и ещё не знает, какая беда над ним нависла. Оказалось, что в этом зале сидит верхушка правящей партии (Политбюро, по нашему), они вчера отправили повара на курсы повышения квалификации и с сегодняшнего дня некому обед готовить. Посовещались и решили созвать внеочередной пленум, выбрали жертву и начали грехи ему выискивать, я понял, что они добиваются понижения его в должности (по нашему законодательству на три месяца) и хотят заслать его на кухню.
   Но этот человек, видать, был тертый калач, потому что выдвинул веский довод: он, ведь, первый заместитель Генерального. Ему ответили, что здесь, кроме него, сидят ещё четыре первых заместителя и что он является пятым по счету первым заместителем.
   - Ну и что, - отвечает этот человек, - всё равно по уставу нельзя посылать на хозработы первых заместителей.
   Посмотрели в устав - точно, нельзя. Зашли в тупик и здесь вмешался я.
   - Надо его из партии исключить, - посоветовал.
   За моё предложение ухватились, через несколько минут его вывели из ЦК, исключили из партии и объявили, что посторонним, то есть беспартийным, на пленуме присутствовать нельзя. И он ушел, бесправный человек, который пять минут назад входил в элиту общества. Я вспомнил дикое племя, в гостях у которого недавно был. Там оказалась аналогичная ситуация - критиковали, критиковали, потом набросились и съели.
   Нужна была ещё одна кандидатура - чтобы выводить престарелых членов правительства на трибуну и держать над ними зонтик. Для этой цели хорошо подходил четвертый по счету первый заместитель. И вдруг четвертый по счету первый зам сказал:
   - Я предлагаю на эту должность человека, не являющегося членом ЦК.
   - А где такого человека взять? - изумились престарелые, а кандидат на исключение показал на меня.
   Все чрезвычайно обрадовались, что подходящая кандидатура нашлась и не надо своего коллегу из партии исключать.
   Я сказал:
   - Не имеете права меня, человека из далекого прошлого принимать на работу, пока я не рассчитался на старом месте, не забрал трудовую книжку и не снялся с профсоюзного учета.
   - Так рассчитайтесь, сколько вам для этого нужно времени?
   - По КЗоТу - 2 месяца.
   - Э, нет, так долго мы ждать не можем, у нас в ближайшее время планируются мероприятия и доклады к ним нужно подготовить, а мы не можем готовить, мы ведь руководство, а руководство не работает, оно руководит.
   - Кем руководит? - удивился я.
   - Народом, - был дружный ответ.
   - А где же народ? - полюбопытствовал я.
   - Вы же видели, только что на кухню пошел.
   - Но не могут же пятнадцать членов ЦК руководить одним беспартийным.
   - Мы можем, - отвечали мне гордо, - у нас порядок, народ доволен своей жизнью, не бастует, регулярно платит профвзносы и посещает собрания, а также ходит на демонстрации.
   Я представил себе эту демонстрацию: все пятнадцать стоят на трибуне, а мимо них идет только один и громко поет революционные песни, выкрикивает лозунги и прославляет руководство. А на трибуне стоит другой из народа (в перспективе - я) и держит зонтик над головой Генерального. Жуткая картина, признаюсь я вам.
   - А почему бы вам не избрать членом ЦК представителя действительно из народа? - спросил я.
   - Ну нет, - мне говорят, - мы его изберем, а он будет нас на пенсию отправлять. И формулировку для этого подберет издевательскую: "Просьбу товарища об освобождении его от занимаемых должностей в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья удовлетворить". Мы лучше умрем на боевом посту, а на пенсию не уйдем.
   "И не уйдут, - подумал я, - умрут, а власть не отдадут, хотя толку от них никакого, одни круги на воде", но на эту тему распространяться не стал, помня судьбу ушедшего на кухню.
   - А других партий у вас нет? - полюбопытствовал я.
   - Нет, этого не наблюдается. Правда, один бывший член ЦК создал свою, оппозиционную нам партию, в которую входил только он сам, но мы его заслали, и так далеко, что до сих пор обнаружить не можем.
   Я подумал: "Как у нас. Бежать надо, не то как бы и мне на ихние Соловки не загреметь", и попросился домой. Они вняли моей просьбе, единогласно прогосовали (насколько я понял, голосуют они всегда единогласно) и отпустили меня с Богом. Я вежливо попрощался, тщательно выверил повороты, необходимые "Феликсу" для моего возвращения, и покрутил ручку.
   Время медленно начало вращаться вспять, но я не успел по пути рассмотреть номера очередного тура спортлото, как очутился снова дома. Друг Вася сидел на том же месте, видать, злился, что рискует опоздать на вторую смену.
   - Давай выигрышные цифры, - потребовал он.
   Я объяснил, что попытка проникнуть в недалекое будущее окончилась для меня неудачей и предложил другу разобрать машину времени, оставить мне только арифмометр. Вася с большой неохотой согласился и через несколько минут только кучка радиодеталей напоминала мне об моем невероятном путешествии, но я не жалею об этом, потому что в прошлом я побывал в детстве, а будущее от меня никуда не денется и через неделю я все же буду знать счастливые номера "Спортлото".
  1985
  
  
  
  НОВЫЙ ОБРЯД.
   Вышел Указ о борьбе с пьянством и алкоголиками. Я с ним полностью согласен и поддерживаю, потому что не пью, не пью совершенно - я своё уже выпил. Каждому при рождении на судьбе указано, кто сколько за свою жизнь выпить должен. По моим примерным подсчетам, принимая во внимание что по сто грамм в день плюс на праздники по семьсот пятьдесят - это получается около двух тонн водки. Большинство людей растягивают это удовольствие и пьют свои две тонны всю жизнь, а вот некоторые субчики так хлещут, что умудряются свою пайку кончить досрочно. Я, например, сумел две тонны вылакать к двадцати пяти годам. Поэтому все постановления, направленные на искоренение этого зла, я воспринимаю с радостью.
   В результате этого Указа, под активным давлением руководящих органов, стихийно начали возникать и вошли в моду безалкогольные празднования знаменательных дат, а также безалкогольные свадьбы. Только вот жениться почему-то стали меньше, как говорят, не стало брачующихся. Объясняется это последствиями демографического взрыва. Я лично подозреваю, что в этом виноват запрет употреблять на свадьбе водку, не желают молодые люди брачеваться, иными словами, вступать в брак трезвыми, обязательно надо надраться до поросячьего визга. Я этого не одобряю, так как лично не употребляю. Раньше бывало что одобрял, однажды так наодобрялся, что домой на бровях приполз, два года после этого брови отращивал.
   Теперь вот мои именины приближаются. Как их отмечать, я уже решил - отмечу безалкогольным методом, потому что необходимо личным примером внедрять новые обряды. Моя жена, несознательная женщина, на день рождения привезла от тещи пять литров зла, именуемого в народе самогоном. Я ей объяснил, что никаких злоупотреблений не позволю, потому что себе не позволяю, ни грамма не позволяю.
   И вот наступил этот долгожданный день. Стол был заложен закусками, птицы пытались взлететь, рыбы нырнуть, а мне захотелось их съесть. Но нельзя, я жду гостей, а в гости я позвал всю свою бригаду, сюрприз им приготовил. Жена наварила ведро компота, к тому же их ждала батарея бутылок с яркими импортными этикетками, по знакомству достал. Но в них ничего запретного, одни соки и прохладительные напитки - от своего принципа я не отступлюсь.
   Собрались мои коллеги, потирают руки, рассаживаются за стол. Я им наливаю, радуюсь, сейчас друзья оценят мой труд, похвалят за инициативу. Выпил Саша - улыбка с губ слетела, пригубил Гриша - судорогой свело лицо, я испугался, неужели, думаю, по ошибке паркетный лак налил, пробую - ничего, сладенький напиток. Остальные пить отказались. Я их приглашаю, рассыпаюсь в любезностях, но пить они категорически отказываются. Василий Николаевич, бригадир, целую лекцию прочитал, как вредно влияет на развитие организма избыток жидкости в нем, и как отрицательно сказывается на экономике то, что мы слишком много употребляем соков, морсов, квасов и маринадов.
   Тогда я их приглашаю отведать закуски. Отказываются, говорят, аппетита нет уже третий день. Случайно у всей бригады пропал аппетит. А гусь в яблоках, а щука с фаршем, неужели всё это аппетит не возбуждает? У меня, например, сильно возбуждает. Я им это прямо и выложил. Оказывается, причина та же - переедание, ожирение, избыточный вес, всё это подрывает обороноспособность нашей страны и нарушает примерный военный паритет не в нашу пользу. Я и подумать не мог, что мой гусь лапчатый такой тяжелый на весах самой истории. Тогда я занялся культурной программой, включил записи концертов Гайдна и Мусоргского, ничего не помогает, не могу развеселить гостей, кислые они какие-то, неактивные.
   В это время жена на кухню меня позвала, говорит, хрен кончился. И я помчался. Оббегал три магазина, пока не купил, и всё быстро-быстро, потому что гостей без тамады оставил, как они там без меня, без моей культурной программы.
   Приношу хрен, ставлю в холодильник, батюшки, а там три банки с хреном. Ну и шуточки у моей жены. Вдруг слышу - в гостиной смех, здравницы в честь именинника, развеселились мои гости, вот что значит заряд бодрости внести, до сих пор заряд действует.
   Вхожу и застаю ужасную картину. На столе стоит четверть с водкой и мои друзья по очереди наливают в кружку, и эту кружку пускают по кругу. Мне сказали, что одну ёмкость осушили, скоро кончат и эту. Я схватился за лысую голову, что они делают: пьют водку, выпили пол ведра компота, съели гуся и яблоки вдобавок.
   Поэтому я сказал:
   - Ребята, опомнитесь, вы ставите под удар не только нашу цивилизацию и экономику, но и своё здоровье. Ведь каждый лишний стакан сока и компота, выпитые вами, плохо воздействуют на ваши организмы.
   - А мы компот не пьем, - отвечают мне дружно, - мы им запиваем.
   - Но вы едите мясо, - с укоризной говорю я им, - подрываете нашу обороноспособность и сокращаете ваши жизни примерно на двадцать минут, а если взять в масштабе страны, это же стихийное бедствие.
   - Ничего, - говорит Василий Николаевич, обгладывая заднюю ножку гуся, - мы готовы пострадать за хорошего человека.
   Дальше они танцевали буги-вуги и чарльстон под музыку Мусоргского, после этого послали Сашу с Гришей за пивом, выпили пиво, выпотрошили мой холодильник, уничтожили двухнедельный запас харчей и ушли очень довольные.
   - Погуляли на славу, - сказали на прощанье, - и сюрприз нам очень понравился. В следующий раз приготовь такой же.
   После их ухода я оглядел комнату, чем-то напоминающую поле после нашествия монголов и подумал:
   "Ещё один такой безалкогольный праздник и мне ничего другого не останется, как отказаться от новых обрядов, поддержать вековые традиции и начать пить водку как прежде. Это будет намного дешевле".
  1985
  
  
  ЗАВИСТЬ.
   Наконец-то пришло первое сентября. Кончились мои детсадовские муки. Не надо будет вскакивать по утрам только потому, что моей маме на работу надо успеть на семь часов. Буду вставать как взрослые, чтобы на полдевятого не опоздать. Буду собираться не спеша, как папа, и гимнастику делать не обязательно. Завтрак, обед и полдник могу кушать, могу и не кушать, в школе ведь не будет тети Дуси, которой нас пугали, если мы плохо ели. Также после обеда, когда играть очень хочется, спать загоняли, руки на наличие грязи проверяли. Теперь всего этого не будет, с завтрашнего дня я первоклассник! Скорей бы утро.
   ...
   Как я завидую соседу Лешке, а также всем детям-дошколятам. Никаких тебе забот, ни уроков, ни занятий, гуляй себе, и только. А здесь навалились. Программа новая, учебники старые, домой задают столько, что телевизор некогда смотреть, я уже не говорю про рыбалку, на которую мы с папой каждую субботу ездили. Эх, кончилось время благодатное. Теперь в субботу шесть уроков. Вчера двойку по истории схлопотал. Подумаешь, англо-бурскую войну на полгода раньше начал. Раньше начал, раньше война закончится, не понял логического мышления моего Иван Сергеевич, влепил пару и двоечником обозвал, как первоклассника какого. Быстрей бы школу закончить, в самостоятельную жизнь вступить, где не было бы таких противных слов как "правила", "конец четверти", "общественная нагрузка". В институт буду поступать. Как сказал по этому поводу Максим Горький: "Студент - это звучит гордо" или может быть по другому: "Студент - это тоже человек", дословно не помню, спрошу завтра Лешу, он эту тему сейчас проходит.
   ...
   На днях сопромат завалил. Теперь стипендии не видать как собственных ушей. А в субботу обещал Галю, самую красивую девушку с нашей группы, в театр сводить. А театр - это же цветы, мороженое, пирожное, а стипуху лишили на весь семестр. Придется в долги влезать, но долги - это такая хитрая штука: берешь чужие и на время, а возвращаешь свои и навсегда. Невыгодное это занятие - одалживать. Лучше пойду на станцию, разгружу пару вагончиков, получу чистоганом, кстати, этот чистоган у меня долго не задерживается. Может, написать предкам, пускай поддержат бедного студента материально. Но причину, причину надо вескую найти. В позапрошлый раз написал родителям, что за книги, которые в школе выдают бесплатно, здесь деньги надо платить. Помогло на полста рублей и на восемь дней. В прошлый раз сказал, что в командировку посылали на месяц фрукты убирать, и билеты оказались очень дорогими. Восемьдесят рублей старики выслали, еле хватило до стипендии. Служил бы в армии, написал бы, что деньги нужны, чтобы автомат с патронами купить или зенитку, на худой конец. Может, написать, что жениться вздумал, попросить денег, а когда они кончатся, сказать, что разлюбил? Нет, женитьба будет моим последним козырем, придется вагоны разгружать.
   Завидую дипломникам. Не потому завидую, что они защищаются, а потому, что дорога у них впереди широкая и светлая. Скорей бы студенческие годы кончились и в жизнь самостоятельную вступить.
   ...
   Вступил, называется, в жизнь и на дорогу светлую вышел. Забрали меня на действительную военную. Вчера картошку на кухне чистил до побудки, а сегодня уставы изучаю, голову клонит, в глаза хоть спички вставляй. А самое худшее - это сержант Иванов. Ну такая пройда, спуску совершенно не дает, всё старается научить нас одеваться за тридцать секунд, а эти секунды проносятся как один миг, только и успеваешь, что сапоги без портянок обуть или фуражку на голову одеть. Это про него мой кавказский друг Гога Камикадзе написал в письме домой: "Отэц, купы свинью, назовы её Сэржант Иванов, прыеду в отпуск, зарэжу".
   Вчера марш-бросок был. Я загадал, если этот бросок выдержу, стану долгожителем. Не выдержал, упал на третьем километре, правда, мой друг Гога свалился на втором, а он был не первым, кто сошел с дистанции. До финиша доковылял один сержант Иванов, его повезли в штаб дивизии, показывать как редкий экземпляр. Полдня сержанта нет, отдыхаем. Закурить охота, но курева нет, денег хронически не хватает. Оказывается, здесь платят в месяц всего три восемьдесят, это называется денежным содержанием, моей стипендии хватило бы на год, а этих трех рублей не то что на сигареты, но даже на зубной порошок не хватает. Недавно познакомился с одной девахой, в кино хотел сводить, но денег не оказалось, а на стипендию я бы с ней шестьдесят семь раз в кино сходил, а жаловался в своё время на годы студенческие. Быстрей бы долгожданный дембель и на гражданку, вот это будет жизнь!
   ...
   Пришел домой злой, поругался с бригадиром. Привязался как банный лист, почему в общественной жизни не активный, почему плана сто пятьдесят процентов не гоню? Разве ему мало, что на работу вовремя прихожу, план даю на все сто, а он требует почему-то сто пятьдесят. Дома мать ругает, в пример Гену Сиськина ставит: работает инженером, женился, человеком стал, не то что я, рабочий с высшим образованием. Но я ведь гегемон, на мне весь мир и план держится. А может, жениться, есть на примете Анжела Ширинкина, ничего бабонька, и спереди, и сзади, как говорится, всё при всем. Но ведь тогда прощай жизнь холостяцкая, прощай свобода, а может это и к лучшему, потому что компании побоку. Так и быть, с понедельника начинаю новую жизнь.
   ...
   Третий день не сплю, маюсь, думы обсели. Сынуля орет благим матом, а жена храпит, лень ей проснуться и сменить пеленки малышу. Всю тахту заняла, мне места еле хватило, растолстела за два года вдвое. Если раньше была "и спереди, и сзади", то теперь осталось только "...и сзади".
   Вчера директор вызывал, сказал, что я подающий надежды инженер, прочил на начальника отдела. Говоря по правде, боюсь соглашаться. В отделе почему-то собрались одни инфантильные люди, не болеют за производство, а только за "Спартака". А я ведь должен их воспитывать. Но попробуй воспитать толстокожего Мамулькина, он ведь ни на что не реагирует, только однажды я видел его взволнованным, когда премию на два дня задержали. В прошлом году послали его в колхоз на уборку на один день, а он возвратился только через две недели, с бородой, грязный, заблудился, говорит. Такой увалень может и заблудиться. Когда он показал нам на карте свой маршрут на территории трех областей и мы просмотрели местную прессу об снежном человеке, который шастал по диким дебрям и лесам, мы поняли, что снежный человек - это Мамулькин. Даже у меня, которого до такой степени запугали, что я уже черта не боюсь, даже у меня при встрече с Мамулькиным в дикой чаще лысина бы дыбом встала. После этого воспитай такого! Или взять Кобылкину Сафари (когда-то Софией звали). Двадцать лет девахе, среднее образование имеет, а не может заклепку от пружины отличить, всё на память жалуется. При этом помнит все виды и модели бюстгальтеров, которые изготовляют на всех пяти континентах, помнит фирмы, изготовляющие их, а самое главное, знает цены на них в Новом и Старом Свете абсолютно во всех валютах. Феноменальная память. Я это чудо объясняю тем, что левое полушарие её мозга, которое хранит память о работе, тренировано меньше, чем правое полушарие, запрограммированное на запоминание импортных товаров.
   Об остальных коллегах говорить нечего, они являются серой массой по сравнению с этими двумя. Приходят на работу, выполняют план, выступают на собраниях, в общем, ничего оригинального.
   А может рискнуть, согласиться стать им отцом родным, начать новую жизнь? Завидую Алексею, соседу своему, счастливый человек, студент. Кино, театр, танцы, всё ему доступно. Не то что я, в кино не помню когда был, театр со дня женитьбы не посещал, экран телевизора заслоним мне весь мир, погулять некогда, не говоря уже о туристическом походе, всё времени не хватает. Вот выйду на пенсию, вот тогда уж Северный Кавказ покорю.
   ...
   Уже полчаса за молоком стою, надоело. Но кому пожалуешься, скажут: дед, на пенсии, кому как не тебе. Утром внучку в садик отправил, внука в школу готовлю, потом внучку забирать, внука встречать, времени в обрез, некогда "козла" с друзьями забить. Сегодня на лестничной площадке встре-тил соседа, Алексея Даниловича, на работу он шел. Отделом руководит, и знаете, позавидовал я ему, у него всё впереди, сколько полезных дел переделать можно! А мне на курорт съездить, камни в почках потревожить, и то некогда. Быстрей бы внуки подросли, что ли? Прибавилось бы времени свободного, мираж о покорении Северного Кавказа превратился бы в действительность.
   Вчера внучка подходит ко мне и говорит:
   - Дед, как мне надоело в детский сад ходить, быстрей бы в школу.
   И такими знакомыми мне показались вдруг эти слова, ну будто бы недавно я их слышал, а кто сказал, вспомнить никак не могу.
  1985
  
  
  МОИ ХОББИ.
   Какими только хобби не увлекаются люди. Кто собирает макеты бомб, кто коллекционирует чужие мысли, кто отравляет жизнь соседям и родственникам, кто вообще ничем не занимается, это своего рода тоже хобби.
   Как и все великие люди, я также имею хобби, и как меняются великие люди, хобби у меня тоже меняются. Как вы уже догадались, под великими людьми я подразумеваю своих часто меняющихся директоров. Вы можете спросить, какую выгоду я имею от того, что моё хобби и хобби моего директора совпадают. Э-э-э, не скажите. Какая польза может быть от спичечной этикетки? Никакой, говорите? Ошибаетесь, спичечные этикетки меня в люди вывели.
   Расскажу всё по порядку.
   Работал я раньше техником. Тихим и незаметным. Пришел новый директор, Иван Иванович. Прослышал я про страсть его. Спичечными этикетками человек увлекается. Моего четырехлетнего сына такая же страстишка одолела, сдирает этикетки со всех коробок, спичечных и неспичечных. И здесь возникла у мня одна идея. Ради собственной карьеры человек может совершить подвиг, может и преступление. И я решился, экспроприировал половину коллекции у своего сына, благо он считать ещё не научился, и под видом подарка вручил директору. С этого дня я стал подающим надежды специалистом и в конце концов меня перевели в инженеры. И стал я подающим надежды инженером. Дальнейшее моё продвижение остановилось, потому что директора перевели на спичечную фабрику, тоже директором.
   После этого директором стал Степан Степанович. Этот увлекался путешествиями. Но и я не лыком шит, "Клуб путешественников" и "В мире животных" ни одной телепередачи не пропустил. Стал я в этой области эрудитом, меня заметили и я подружился с директором. На следующую весну решили организовать экспедицию на Гималаи. Задумано - сделано. Выписали командировки с целью передачи опыта аборигенам, и мы в пути. До подножия Гималаев добрались самолетом, на горы вскарабкались, разбили лагерь и начали готовить отчет о командировке. И здесь я начал замечать, что наши продукты тают быстрей, чем мы рассчитывали. А когда утром возле палатки след на снегу сорок восьмого размера обнаружил, я понял - это снежный человек.
   На снежного человека мы охотились две недели. Осторожным зверь оказался. Видеть мельком видели, а вот поймать не могли. С вечера капкан налаживали, вместо приманки цыплята-табака ложили. Наутро цыплята улетучивались, капкан оставался нетронутым. Но мы его всё равно повязали. Засаду организовали по всем правилам военной науки. Снежный человек здорово отбрыкивался, физически развит был хорошо, видать, зарядку делал ежедневно. Но нас было много и мы его одолели. Повязали мы его в шесть часов утра. В это время как раз часы на его руке мелодию заиграли. Знаете, есть такая марка часов "Hong kong" с музыкальным боем. Поставишь на определенное время, включишь любую из семи мелодий и она в это время срабатывает как будильник. Я ещё удивился: снежный человек, дикое животное, а часы носит электронные, причем контрабандные. Но язык за зубами я держать умею, поэтому удивился только я, остальные ничего не заметили.
   Спустились к подножию гор, нас уже поджидали журналисты и репортеры. Всю дорогу снежный человек издавал какие-то звуки. Степан Степанович прислушался и говорит:
   - Мне кажется, он говорит не "бу-бу-бу", мне кажется, он говорит "ба-бу-бы".
   - Надо было немножко подождать, - говорю, - и мы поймали бы снежную человечиху.
   На следующий день фото снежного человека появилось на страницах местных газет. В этот же день к нам пришла женщина и сказала, что это вовсе не снежный человек, а её муж, и зовут его Гаврилой. К вечеру подошли ещё две и предъявили свои права на нашу добычу. Причем его теперь звали не Гаврилой, а Данилой и Кузьмой. Рассказали, будто бы этот человек обманул этих добрых и доверчивых женщин, а теперь скрывается от уплаты алиментов, будто бы услышал про новый указ об алиментщиках и сбежал в горы. Но мы им не поверили. Я сумел доказать Степан Степанычу, что бабы - это такой народ, что позарятся даже на чужого мужика, не говоря уже о снежном - здоровом и бородатом. А снежный человек, глядя на женщин, только бубнил своё бу-бу-бу, в котором слышалось что-то другое. Определили мы его в местный зоопарк. Туда толпами валил народ и три женщины три раза в день носили ему передачи. Обходилось без сцен ревности, потому что одна носила передачи Гавриле, другая - Даниле, третья - Кузьме.
   Домой мы возвратились победителями. Меня ждала премия и грамота от общества охраны природы, а также строгий выговор за то, что в командировке занимался посторонними делами. Степан Степаныча перевели в другое место, будто бы на поиски Лох-Несского чудища. Но прежде, чем уйти, Степан Степаныч издал приказ и меня перевели в старшие инженеры.
   Директором назначили Петра Петровича. Он был корифеем в амурных делах. Он не занимался изучением дна Амура, нет, он увлекался любовницами. Я соответственно решил получить к этому теоретическую подготовку. Для этого начал посещать курилку, хотя сроду сигаретами не баловался. А в курилке весь рабочий день шел разговор только о бабах и выпивке. Нескольких дней мне хватило, чтобы узнать, какие они есть, женщины, с кем они, когда и где. Женатый я уже пятнадцать лет, а до сих пор таких тонкостей в половой жизни не знал. Правду люди говорят: век живи - век учись. Прослыл я теоретиком, а к практике решил приобщить меня сам Петро Петрович. Встретились вечером на тайной квартире, были там выпивка, музыка, какие-то незнакомые мне женщины. Когда закусили, Петро Петрович доверительно мне сказал:
   - Дуркин, хочу тебя осчастливить. Я тебе дарю безвозмездно, обрати внимание, безвозмездно, свою любовницу.
   Я не ожидал такого поворота событий.
   - Петро Петрович, я очень ценю ваш подарок, но боюсь, что не оправдаю вашего доверия, она может оказаться не в самых надежных руках.
   - Ты бери, о результатах доложишь потом. Я за ней буду очень скучать, но что не сделаешь ради бескорыстной мужской дружбы, - Петро Петрович даже смахнул скупую слезу.
   Мне было лестно, что сам Петро Петрович дарит мне такую необходимую для него самого вещь. Я решил уточнить некоторые технические данные подарка и спросил:
   - А сколько лет вашей примадонне?
   - Тридцать, - отвечает тот.
   - Ну, нет, - усомнился я, - она выглядит на все пятьдесят.
   - Тут, понимаешь, какой феномен, - объясняет Петро Петрович, - до двадцати лет именины у неё были каждый год, от двадцати до двадцати пяти дни рождения отмечались только по четным годам, а после двадцати пяти - по высокосным. Поэтому, по моим подсчетам, ей не больше тридцати.
   Я подумал: "Ну и влип, сплавили мне старуху, которая арифметики не знает, и говорят, что это моё счастье. Это счастье уже встречалось с мужчинами, когда я ещё под стол пешком ходил". Но что поделаешь, назвался грибом, полезай в кошелку, дареной лошади ведь в зубы не смотрят, хотя я очень сомневаюсь, что в моей лошадки имеются свои зубы.
   И покатилась моя жизнь под откос и по ухабам. А кончилось всё, как и следовало ожидать, скандалом. Ушла от меня жена, а вместе с ней и дети. За аморальное поведение директора уволили, я отделался выговором, вторым в этом году.
   Решил значки собирать, это тоже хобби, но безопасное. Но вот пришел новый директор, Алексей Алексеевич, и я загорелся новым увлечением. А его хобби была сауна. Что такое сауна? Некоторые говорят: баня. Нет, баня - это где моются, а в сауне решаются все производственные вопросы, все деловые люди встречаются только в сауне. То, чего нельзя решить в приемной министра, легко решается в сауне. Все договора заключаются в сауне, личные дела также разрешаются в сауне, даже на руководящую работу принимают в сауне. Правда, попасть в это заведение нелегко, необходимо заручиться рекомендациями нескольких постоянных посетителей. В этом заключается вся сложность данного вопроса, это не рекомендации в партию, там намного легче.
   Я прошел испытательный срок легко, сказывалась привычка приспосабливаться. Через полгода в сауне предстал пред ясные очи Самого. В голом виде я себя чувствовал скованно, как голый. Но я ему понравился и он меня допустил к телу: я намыливал ему шею и тер спину. С этого момента начался стремительный взлет моей карьеры. Меня все начали уважать, здоровались первыми, чего до сих пор не наблюдалось. Ведь я нашептывал Самому всё, что находил нужным: кого по работе передвинуть, кому премию увеличить, а кого подвести под сокращение штатов. Так я стал начальником отдела, старого начальника отдела снял за ненадобностью. Незаметно для себя и окружающих я полюбил власть, у меня даже голос окреп. Не знаю, чем бы всё это закончилось, если бы Алексея Алексеевича от нас не перевели, директором городской бани поставили. Приглашал к себе, но я уже вырос из коротких штанишек и не нуждался в его опеке.
   Новый директор, Сергей Сергеевич, был работягой. Вник во все дела очень быстро, грамотным инженером оказался. Кое-кого уволил, кой-кого в должности понизил. До меня ещё не добрался, но чувствую, на волоске вишу. Провел я глубокую разведку, оказалось, человек со странностями, нет у него увлечения никакого, совершенно. Чувствую, горю, не могу ключ к директору подобрать. Но нет человека без изъяна, любит, оказывается, фигурное катание. И такая меня тоска взяла: на коньках ни разу в жизни не стоял. Но ради карьеры человек может совершить подвиг. И я решился на подвиг. Встать на коньки летом - это проблема. Беру отпуск за свой счет и лечу в Антарктиду. Там, оказывается, всё подо льдами. Только льды непроходимые, с торосами. Две недели ушло на расчистку небольшой площадки от снега и заторов. Единственными зрителями этого двоебория со стихией были несколько пингвинов. Зато никто с советами не лез и поэтому работу я закончил. На коньках кататься научился быстро, вот только плохо, оценить некому, зрителей нет, и ещё плохо, что постоянно сольные номера исполнять приходится. И тут возникла идея - решил использовать для дуэта пингвиниху. Оказалась способной и через некоторое время танцевала лучше меня. Решил взять с собой и перед новым директором показать дуэт искусства с дикой природой.
   Приезжаю, меня ждет неприятность - приказ, в котором говорится, что я от отдела самоустранился и меня снимают с должности и становлюсь я опять простым инженером. Пингвиниха этого позора не перенесла и сбежала в зоопарк.
   Сергея Сергеевича повысили в должности и перевели в министерство. И я стал со страхом ожидать назначения нового директора. А вдруг его в Бермудский треугольник потянет, а вдруг он астронавтом захочет стать. Оказалось намного хуже. Антон Антонович увлекается слаломом и каждый отпуск проводит в горах, лично принимая участие в скоростных спусках. Я понял - этого не осилю. Написал заявление об уходе, несу в кадры и думаю: "А может напрасно я растратил свою энергию по пустякам, я бы и так дорос до начальника отдела, а быть может...", но вовремя спохватился: "Нет, поздно начинать новую жизнь. Пойду туда, где директор спичечными этикетками увлекается".
  1986
  
  
  ЗОЛОТАЯ РЫБКА.
   Работаю инженером, зарплата итээровская. Жена оскорбляет, называет "инженеришком". Объясняю ей, что выше себя прыгнуть не могу.
   - А почему сосед может? - укоряет она.
   Сосед - гад! Образование имеет - семь классов. Анкету заполняет, пишет "неначатое низшее". Говорит: "Если захочу, куплю диплом любого института, только он мне абсолютно не нужен. Мне хватает знаний, приобретенных в семи классах. Считать зарплату и расписываться в ведомости могу, а там хоть трава не расти".
   А что там считать? Восемьдесят рэ в месяц. Но зарплату ведь заработать нужно, а он разве работает? Тоже ещё работа, на вторсырье сидит: тряпки, макулатуру принимает. Но - уважаемый. Все его знают, он знает всех. Ведь сейчас человечество в культуру ударилось, книги коллекционирует. Ну хорошо, которые грамоту осилили, читать умеют, этих я понять могу. Но есть типы, которые Вальтера Скотта с парабеллумом путают, а Кронина от Цвейга по цвету отличают. Но они тоже люди уважаемые. Один малограмотный такой, оказалось, на вокзале в кассе работает. Так вот почему мой сосед не имеет проблем с билетами, когда на курорт ездит, его коллега его выручает. А на курорте мой сосед отдыхает дважды в году. Говорит, от творческой работы устает сильно, стресс необходимо снять. Ну и пусть снимает, мне снимать нечего, кроме ста двадцати рублей, которые на сберкнижке. А вот у соседа, говорят, сберкнижек томов двадцать, и все на предъявителя. Но странно, пожалуй, что денег сосед со сберкнижек не снимает, а восьмидесяти рублей в месяц ему хватило, чтобы трехкомнатную кооперативную квартиру японской мебелью обставить, купить последнюю модель "Жигулей", хотя до сих пор он все модели этой машины имел, построить за городом трехэтажную виллу, которую он скромно называет хижиной, и ежегодно за границу ездить. И всё это за восемьдесят рублей. Оригинальная предприимчивость, непосвященным не совсем понятная. Сосед говорит, что экономика должна быть экономной, что на сэкономленные средства он не то что машину купит, а построит себе скромный личный памятник - как символ настойчивости и познания человеческой слабости. А почему бы не наскрести на памятник, если на всё остальное уже нагреб.
   Я тоже однажды решил экономить и купить кроссовки за восемь рублей. Два месяца отказывал себе в самом необходимом, сэкономил нужную сумму, но перед самой покупкой кроссовки подорожали вдвое и я понял, что ещё два месяца не одолею, живу теперь без кроссовок.
   Моя жена сильно соседке завидует, говорит, что та не ценит своего мужа. А я недавно слышал, как соседка своего мужа ругала, он не хотел ковры выбить. Муж говорил, что не хочет терять перед соседями чувства собственного достоинства и взаимного уважения. Да, я понял, что она не носит его на руках и не сдувает с него пылинки, а вот моя жена носила бы и сдувала. А однажды она сказала моей: "Завидую я вам, у вас такой эрудированный муж".
   От таких антагонизмов нужно как-то спасаться, и я решил - рыбалка. Перед восходом солнца посидеть наедине с неподвижными поплавками, дождаться обеда, свернуть удочки с нетронутыми червями, не в этом ли заключается истинное счастье рыбалки. Можно решить любую проблему: и заводскую, и всемирную, а главное - отрешиться от земного бытия, которое, как известно, определяет сознание.
   И вот однажды в летний воскресный день сижу я на берегу речки и отрешаюсь, отрешаюсь, ещё чуть, и уснул бы. Вдруг замечаю, клюет, впервые в этой речке клюнуло, дернул я удилище и на солнышке блеснула маленькая рыбка. "Ну и улов"- подумалось мне, и решил я выбросить её обратно в речку, пускай подрастет. Но в этот момент рыбка заговорила:
   - Что отпустить меня вздумал, это правильно. Только в благодарность за это я хочу твоё желание исполнить. Проси у меня чего пожелаешь, старче.
   - Ах ты, пуголовок, - говорю, - если бы ты мою жену старухой назвала, единственным желанием её было бы тебя зажарить, и не отвертелась бы ты у неё, ни за какие желания не отвертелась. А мне от тебя ничего не нужно, разве что...
   И здесь мне вспомнилось, что до аванса ещё неделя, а зарплата кончилась раньше, чем я ожидал, и вдруг, неожиданно для себя, сказал:
   - Сделай так, чтобы я жил лучше своего соседа.
   - Хорошо, ступай себе с Богом, - сказала Золотая рыбка, взмахнула хвостом и исчезла.
   Спал я в эту ночь на удивление крепко, с чувством выполненного долга спал, ведь я использовал все возможности для достижения своей цели. Среди ночи раздался стук в дверь, жена меня еле разбудила и сказала, что пришла милиция. Я долго не мог понять, что от меня требуется, но наконец уяснил, что будут делать обыск у соседа, кто-то капнул в соответствующие органы о нетрудовых доходах и нетрудовых расходах, и вот она милиция - не дремлет. Мне ничего не оставалось, как исполнить свой гражданский долг, и мы пошли.
   Опись имущества производили до утра, имущества было как на областной товарной базе. Богатства соседа превзошли все мои ожидания. И вдруг мне вспомнилось - Золотая рыбка. "Это же у меня добра будет больше, а жить я буду лучше, чем сосед, и машина будет, и дача, и жена грызть перестанет"- размечтался. Подписал акт обыска и подался на работу. Весь день ждал вызова к директору, представлял, как он мне сообщит о повышении зарплаты. Но директор обо мне будто бы забыл, и на следующий день, и до конца недели. На лотерею ничего не выиграл, клад не нашел. Правда, жена начала ко мне лучше относиться, соседа в пример не ставила, меня иногда хвалила. Как говорят, нет худа без добра: сосед сидит в КПЗ и ему грозит восемь лет за спекуляцию.
   Но для меня не это главное, а где обещанное богатство. Я дождаться не мог выходного, я жаждал встречи с обманщицей-рыбкой. И вот настала суббота. Я на своем месте, с удочками, наконец клев и я вылавливаю Золотую рыбку. Как я её стыдил, как я ей выговаривал за обман. Долго слушала рыбка упреки, потом прервала моё красноречие и говорит:
   - Ты забыл, должно быть, с каким пожеланием ко мне обратился. Ты всего лишь хотел жить лучше своего соседа. И восемь лет ты будешь жить лучше его, это тебе гарантирую я и гарантирует статья закона.
   Я потупил голову: да, всё верно, моё единственное желание сбылось. А рыбка сжалилась надо мной и говорит:
   - Ты не очень переживай, приходи ко мне через восемь лет, что-нибудь придумаем.
   И началась моя серая жизнь в ожидании, когда пройдут эти длинные восемь лет. Ни работа, ни отдых, ни семейная жизнь не в радость, время будто бы остановилось, мне даже кажется, что срок у соседа проходит быстрей, а для меня жизнь замедлила ход.
   Я вот только не могу придумать, чего мне попросить у Золотой рыбки, чтобы не прогадать, то ли новую квартиру, то ли новую жену. А может быть, нового соседа?
  1986
  
  ХОД КОНЕМ.
   Кооперативную квартиру я ждал долго, наконец, дождался, и понял, за что деньги заплатил. Нужно было сделать побелку, нанял людей, сделали. Мебель купил, собрать нужно, нанял людей, собрали. Паркет натереть, нанял людей, натерли. И пошло, и поехало. Бюро добрых услуг сильно выручает: варит обед, убирает квартиру, штопает одежду. И все эти операции выполняют разные люди, и все они, оказывается, на хозрасчете, а за всё нужно платить. Не было квартиры, не было забот, были и деньги, и друзья. Теперь денег нет, друзья отвернулись. Решил подрабатывать. Устроился по совместительству, по нашему нашел "прицеп". Оказалось мало, надо ещё один. Два "прицепа" и основная работа оказались непосильными даже для такого здорового мужика как я. Знакомые не узнавали, принимали за призрак, в самом деле - сорок пять килограмм вместо восьмидесяти, отощал до невозможности. Думал, не дотяну, чтобы годовщину новоселья отпраздновать. Спасибо добрым людям, помогли советом.
   Как вы думаете, какой выход? Да, вы догадались, женился. Теперь моя половина убирает, готовит, моет, стирает, натирает, кормит, поит, ложит спать, временами сама спит. А я бросил один "прицеп", потом второй, отъелся, стал на мужчину похож, карманные деньги завелись, друзья начали узнавать.
   Встретил днями одного приятеля, вместе в школу ходили. Поделился радостью, как мне в жизни неожиданно повезло. Он не удивился, говорит, ему ещё больше повезло. Оказывается, он одновременно со мной квартиру получил. Нужно было сделать ремонт, женился на малярше. Через два месяца жена превратила кооперативную квартиру в расписную. Через три месяца не сошлись характерами, развелись. Нужно было обзавестись мебелью, женился на кассирше мебельного магазина, приобрел японский модульный гарнитур, японский телевизор и другой импортный дефицит, после чего оказалось, что они с новой женой обладают разными взглядами на смысл жизни. Развод - и девичья фамилия. На очереди - "Жигули". Мой приятель сделал ход конем. Вместо того, чтобы взять в жены продавщицу автомагазина, он женился на барменше. И не ошибся. Через полгода - автомобиль, ещё через год - дача. Моему приятелю ничего не нужно, у него всё есть, оказалось, что старой жены тоже не надо. Последняя женитьба на скромной заведующей отделом продовольственного магазина его остепенила. Оброс жирком, обленился, появилась тяга к спокойной жизни.
   Я выслушал его историю и позавидовал. Может быть, я неверную линию в жизни выбрал, может, не следовало сразу в дамки идти, а как приятель, подтянуть сначала тылы и постепенно, постепенно накапливать опыт и недвижимое имущество. Но, вспомнив свои "прицепы", я понял, что поступил правильно. Потому что за хрупкой спиной своей жены я как за каменной стеной, мне не страшны никакие жизненные катаклизмы, у меня есть уверенность в настоящем и твердая вера в будущее.
  1986
  
  
  КАК Я ЖЕНИЛСЯ.
   Родственники и знакомые замучили меня вопросом: когда же я женюсь? Говорят:
   - Оглянись вокруг, ведь столько хороших девушек рядом живут. Выбирай любую и женись.
   Я им резонно отвечаю:
   - Да, но жениться я должен на своей девушке, а вокруг меня все чужие.
   Этим только и сдерживаю их настойчивость. Правда, не только этим. Ведь все красивые вышли замуж, а которые некрасивые, которые никому не нужны, не нужны они и мне. И ещё, скажите на милость, когда мне жениться, если работы вокруг непочатый край. Я работаю в НИИ ведущим инженером, а у нас новые замыслы, смелые решения, незаконченные проекты, а мне всего лишь чуть больше тридцати, хотя моя мать говорит, что мне уже за тридцать. Как мне популярно объяснили, для лауреата я слишком молод, а для женитьбы, пожалуй, стар. Но я надежды не теряю, и поэтому в ближайший выходной набрался храбрости и направился на городскую танцплощадку.
   Там была уйма девушек: красивых, некрасивых, умытых, крашеных и засмальцованных до неузнаваемости. Все они были кандидатками мне в жены и можно было устроить конкурс на лучшую из кандидаток. Я начал выбирать нужную мне в хозяйстве девушку. Но осмотр мой прервала рыжая блондинка, она пригласила меня на белый танец. Как я впоследствии понял, здесь каждый танец был белым, потому что парней практически не было и заправляли всем девчонки. Я поинтересовался в перекрашенной блондинки, почему нет парней. Она популярно мне объяснила об женской эмансипации, о том, что женщины могут полностью обойтись без мужчин, и на танцах тоже. Я удивился и подумал, что это не эмансипация, а деградация. И если все здесь так думают, то парней сюда и калачом не заманишь, и будут только случайные посетители вроде меня. Блондинка спросила, кем я работаю, а узнав, что я инженер, потеряла ко мне всякий интерес.
   После этого меня ещё несколько раз приглашали на танец, но слово "инженер" будто отпугивало их и вскоре вокруг меня образовалась пустота, кандидатки в жены что-то не спешили участвовать в моем конкурсе. Наконец я смог оглядеться. Внимание моё привлекла компания парней, вокруг которых толпились девушки. Особенно выделялись трое: одетые во всё импортное с яркими этикетками, надменные, выхоленные, они гордо поглядывали на окружающих. Я спросил свою соседку, кто эти люди. Она ответила, что этих ребят знает весь город.
   - Должно быть, это лауреаты или герои труда, - предложил я.
   - Да, они герои, - ответила соседка, - вот вас, например, директор ресторана "Под крышей" на шашлык приглашал?
   Я признался, что нет, не приглашал.
   - А председатель горкоммунхоза в сауну?
   Я сказал, что незнаком с руководством горкоммунхоза.
   - А вот этого, в кожаном пиджаке, приглашал.
   Я подумал: "Да, это птицы не моего полета". Правда, если быть правдивым до конца, меня однажды тоже на шашлык пригласили. Это случилось, когда я закончил дипломный проект одному студенту. В знак благодарности он сводил меня в шашлычную и угостил шашлыком, но лучше бы он этого не делал, потому что при одном воспоминании об этой шашлычной, меня мучает изжога.
   Я уже жалел, что пришел на танцы. Но однокашника встретил, он после института в гегемоны подался, сказал, что мастер при виде диплома без слов даст ему новый фрезерный станок. По ему и вышло, теперь он дает полторы нормы и в ус не дует. Я про себя отметил, что даже на танцах ему больше внимания уделяют, чем мне, потому что от девушек отбоя нет. Я спросил его, как дела, он ответил:
   - Как на старте: 5, 4, 3, 2, 1.
   Я признался, что не понял.
   - Это когда гонят пятилетку за четыре года в три смены за двумя станками при одной зарплате, - терпеливо объяснил он мне.
   Поговорили о том, о сем, я будто невзначай спросил его, что за компания собралась невдалеке.
   - О, это местные знаменитости, - оживился мой друг, - вот этот, с усиками, заправляет в гриль-баре, барменом пристроился, другой, высокий, бутылки принимает.
   - А третий, в кожаном пиджаке?
   -Третий? Этот на промтоварной базе работает, то ли экспедитором, то ли грузчиком, а может даже завскладом.
   Я подумал, что это немножко несправедливо, что я, закончивший институт и аспирантуру, должен быть в большем почете в обществе, чем малограмотный бармен. И я решил: несправедливость необходимо исправлять.
   На следующий день собрал у соседей пустые бутылки и понес на приемный пункт. В окошко бутылки подал, получил деньги, пересчитал, не хватает сорока копеек. Стою, жду.
   - Чего торчишь? - спрашивает приемщик.
   - Расчета, - отвечаю.
   - Какого ещё расчета?
   Я ему объяснил, что за бутылки мне положено два сорок, а мне дали всего лишь два рубля.
   - Научись считать, болван.
   - Извините, товарищ, - я ему говорю, - я по памяти умножаю шестизначные числа и таблицу Брадиса знаю наизусть.
   - Какой ещё Брадис, он где принимает? Помню Келлера, помню Швеллера, Борштейн, Кронштейн, Брадиса не знаю. И таблица его неверная. А вот моя таблица наглядная и простая, - и он показал мне плакат со всевозможными рисунками бутылок отечественного производства, - вот смотри: двенадцать бутылок по двадцать копеек, двенадцать умножаем на двадцать, получается ровно два рубля.
   Я предвидел это и потому из дому прихватил микрокалькулятор.
   - Смотрите, калькулятор говорит, что вы мне должны два рубля и сорок копеек.
   - Выбрось свой, как ты его назвал, скольколитров, положись на мой опыт.
   Я не желал ложиться на его опыт, продолжал доказывать свою правоту и требовать мои родные деньги. Сорок минут длилась борьба, но свои кровные сорок копеек я получил, и получил ещё истинное удовольствие, глядя, как мой поверженный враг протягивает мне дрожащими руками четыре гривенника и его глаза затуманены слезами, и впервые за весь разговор я услышал сквозь зубы: "Пожалуйста". Я отошел от окошка, меня догнал пожилой мужчина, пожал мне руку и поблагодарил:
   - Я, - говорит, - шесть лет сдаю здесь посуду, и за эти шесть лет впервые приемщик полностью рассчитался с клиентом. На все жалобы отвечает, что он тоже хочет жить, будто бы мы жить не желаем.
   Второй на очереди - бармен.
   Вечером я пошел в бар. Я его сначала не узнал. Это был не тот высокомерный важный тип, это был скромный, вежливый служащий прилавка. Я заказал коктейль "Наполеон". Он подал какую-то мутную жидкость, я сказал, что это не тот "Наполеон", что это "Наполеон" на острове Елены. Он приготовил новый коктейль, мне не понравился его цвет. Он начал готовить следующий коктейль, и всё это он делал с улыбкой, отвечал вежливо, но с каким трудом ему эта вежливость давалась, было написано на его затылке. Затылок то краснел, то синел, то переливался всеми цветами, ну точно мой коктейль "Наполеон". Наконец коктейль был готов: семь цветов радуги было в бокале слоями, которые не перемешивались. Снизу - красный, вверху - фиолетовый. Я сказал бармену, что в настоящего "Наполеона" цвета расположены наоборот, что красный должен находиться вверху.
   Он заскрипел зубами, я думал что разобьет этот бокал в мою голову, но он начал менять цвета в бокале местами. Он долго бился над этим, но проблему решил - не взбалтывая и не перемешивая коктейль, он поменял цвета местами. Бармен подал мне бокал, но я сказал, что от долгого ожидания у меня пропал аппетит, повернулся и ушел, не попробовав фирменного коктейля, хотя я никогда "Наполеон" не пил и даже не знаю, существует ли в действительности коктейль с таким названием.
   Экспедитор - это крепкий орешек. Как я ни старался, достать его всё же не смог. Товарная база - это, оказывается, крепость. Все подходы к ней просматриваются, используется тройная проверка, поэтому необходимо использовать три вида пропусков в виде звонков сверху, ещё выше и, наконец, с самого верха. Слыхали сказку о Кащеевой смерти, которая хранилась в иголке, иголка в яйце, яйцо в утке, утка в зайце? Так эта сказка соответствует действительности о базе. Единственный выход, вернее не выход, а вход, которым можно попасть на базу - это устроиться на ней работать. Но это, как я впоследствии понял, практически невозможно. Ведь человек, который на базе работает, завещает свою работу в наследство сыну. Если случается несчастье и в работника базы рождаются одни девочки, он передает наследство зятю. С базы по собственному желанию не увольняются, на базе или умирают на своем посту или выбывают по случаю полной конфискации имущества, но это случается довольно редко, потому что срабатывает семейственность и круговая порука. Если садят, так семьями, как в Италии мафиози. Но на смену одной семьи приходит сразу другая, которая стоит первой в очереди. Я подсчитал, если я займу очередь сейчас, то смогу рассчитывать на освободившееся место только через семьсот двадцать лет. Но это довольно много, больше десяти поколений.
   И я избрал другой путь. Рассчитался со своего НИИ, устроился продавцом в киоске, с перспективой. Подсчитал, что с моим званием кандидата технических наук я лет через двадцать смогу пробиться в руководство городской торговли. А оттуда, с этой высоты, я выужу этого субчика-экспедитора. Но что я с ним сделаю, даже страшно подумать, ведь наказание ему я буду вынашивать целых двадцать лет.
   Спрашиваете, как я женился? Два месяца по новому законодательству я отрабатывал. И два месяца согласовывала свой проект молодой специалист одного из заводов. Молодой и красивый. Закончилось это согласование полным согласием на свадьбу. Теперь у нас растет двое детей, жена работает ведущим инженером, а я продвинулся по служебной лестнице - меня назначили старшим продавцом. До заветной цели осталось несколько ступеней, величиной каждая в пятилетку.
  1986
  
  
  
  СОБРАНИЕ.
   Идет профсоюзное собрание в небольшом, но дружном торговом коллективе. Подводятся итоги соревнования за полугодие. Впереди лето, пора отпусков.
   Из отчетного доклада явствовало, что коллектив занял призовое место и награждается вымпелом и денежной премией в сумме пятнадцати рублей. Председатель собрания спросил, какие будут предложения и кому в коллективе отдать вымпел, а кому - премию. Грузчик Мерзавчиков предложил премию присудить Азону Азоняну, так как в его шашлычной в книге жалоб нет ни единой жалобы, впрочем, как и благодарности.
   Азон возмутился:
   - Слушай, дорогой, чем я тебе поперек дороги стал? Я работаю, ты работаешь, я зарабатываю, ты на окладе сидишь. А ты знаешь, что я эти пятнадцать рублей могу заработать за пятнадцать минут? Не знаешь, потому что ты за пятнадцать минут эти деньги только спустишь. Если захочешь выпить, приходи, я вскрою свои резервы и налью тебе. Но оскорблять меня пятнадцатью рублями ты не имеешь права, даже на собрании. Потому что я считаю эту премию взяткой.
   Больше по поводу премии никаких предложений не поступило, потому что всех напугало слово "взятка", особенно после последнего постановления о нетрудовых доходах, и поэтому единогласно решили перечислить премию в фонд мира. А вот вымпелом владеть захотели все. Вымпел - это стимул, причем стимул большой, его же можно повесить везде, можно на бочке с пивом, можно на кассе, можно и в шашлычной Азоняна. Дебаты были продолжительными, громкими и начали переходить границы помещения, то есть уже были слышны на улице. Поэтому директор дебаты прекратил тем, что унес вымпел в свой кабинет, после этого вымпел присудили директору.
   По вопросу распределения путевок в дом отдыха на льготных условиях выступил сам председатель профкома. Он сказал:
   - Мы здесь посовещались и директор решил, что путевки распределим тем, кто идет в отпуск летом. А летом идут Птицына и Синицына, и поэтому в дом отдыха едут они.
   Птицына возразила:
   - Но в отпуск я не могу идти, так как не проработала ещё года.
   Директор объяснил:
   - Вы правы, но войдите в наше положение. В отпуск летом должен идти наш сотрудник Болштейн, но в связи с тем, что его перевели на пиво, он благосклонно уступает свой летний отпуск вам, а сам пойдет в стужу лютую. Тем более, турпутевка за границу зимой намечается, а Болштейну необходимо приобрести импортные кроссовки для занятий бегом, потому что человек на торговой ниве потерял всё своё здоровье. Что говорите, нива проценты дает? Но проценты мы получаем не за работу, а за то, что ежедневно рискуем. Рискуем как разведчики, как минеры.
   Возражений не последовало и приступили к следующему вопросу повестки дня. О нарушении барменом Берманом производственной дисциплины. Нарушение выразилось в том, что Берман в чужом городе и чужом ресторане напился пьяным и потерял человеческий облик. После этого требовал посуду, хотел угостить свою компанию фирменным коктейлем. Когда в посуде ему было отказано, он заказал рыбу, которую подали вместе с миской воды, в которой необходимо после рыбы сполоснуть руки. Рыбу он съел, воду выпил, а в миске приготовил коктейль из остатков коньяка, шампанского, пепси-колы, рыбных костей и горчицы. Все признали, что коктейль не имеет себе аналогов. Признали и выпили. Вина Бермана заключается в том, что он по пьяной лавочке не запомнил рецепт оригинального коктейля, а поэтому не может выступить на районном соревновании барменов, потому что все рецепты апробированы, известны и не пользуются популярностью. А здесь необходима изюминка, а изюминка появляется только экспромтом.
   За всё за это Берману объявили выговор.
   Последний вопрос повестки дня был вопросом щекотливым. В малоопытного кладовщика Дизайнера обнаружилась недостача в сумме трех лет лишения свободы с конфискацией имущества. Но кладовщик был родным зятем директора, а директор пятен на послужном списке своей семьи не потерпел бы, поэтому необходима была кандидатура для отсидки. Немедленно предложили Тюлькина.
   Тюлькин взмолился:
   - Товарищи, почему все общественные нагрузки вы взваливаете на мои хрупкие плечи? Я и профорг, я и комсорг, я и дружинник. Когда в мае в Сочи проходил симпозиум профсоюзных активистов, в его работе приняли участие Болштейн, Кронштейн, Дизайнер и Рубльштейн, хотя делегатом симпозиума был избран я, а все четверо поехали по одному мандату, по моему мандату. А я в это время готовил к директорскому докладу, как он выражается цифры. Но кто, кроме жены, оценил мой подвиг? А вспомните тот выговор, который мне достался по последнему жребию, хотя к тем двум тысячам я не имел даже косвенного отношения. К тому же я недавно женился и у меня ещё продолжается медовый квартал.
   Все согласились: да, причина веская. Женитьба - это вступление в брак и каждый старается его устранить, но за неполный квартал разве превратишь веками созданный брак в качественные узы Гименея. Все были женаты и все сочувствовали Тюлькину, потому что каждый побывал в его шкуре, поэтому Тюлькина оставили в покое.
   Посыпались другие кандидатуры, и каждый старался назвать соседа, пока сосед не успел назвать его.
   Но вдруг директор сказал:
   - Для отсидки лучше всего годится молодой специалист. Знать ничего не знает, а нагрузку любую потянет, тем более конфисковывать нечего, не нажил ещё. Затребуйте в институте подходящего. Три года человек обязан проработать на одном месте? Так какая разница, где ему сидеть, за столом или в тюрьме. Оформим его по горячей сетке, надбавку за вредность будем платить. Я думаю, согласится, стаж ведь нужен молодому специалисту? Зарплату на сберкнижку, передачи еженедельно. На таких льготных условиях любой бы из нас согласился.
   На том и порешили.
   Собрание закончилось, но вопросы остались, вопросы в торговле вечные - страх перед наказанием. На полгода спокойная жизнь гарантирована, но через полгода опять собрание, опять кому-то к отсидке готовиться, и где гарантия, что и на этот раз пронесет. Но это будет потом, а сейчас, сейчас столы накрыты, на торжественное застолье списаны восемь тысяч рублей, ведь нужно обмыть первое место, а вместе с ним и премию - пятнадцать рублей.
  1986
  
  ДОРОГА МОГО ДИТИНСТВА.
   В Пеньківку в"§жджають "Жигули" з черкаським номерним знаком і зупиняються біля дядька, який супонить упряж у коней. Водій машини опускає бокове скло і звертається до водія парокінки:
   - Скажіть, будь ласка, як про§хати на вулицю Жовтневу?
   - А до кого, слиш, ти добиваєшся на вулиці Жовтневій?
   - Мені до Маламури треба.
   - Тобі, голубе, дуже повезло. Я тобі зараз все поясню, тому що ми з Маламурами - сусіди. Ми з ними по сусідству живемо годків уже з сорок. І батьки наші були сусідами, і діди також.
   - Дядьку, давайте вже з динозаврів почнемо.
   - Якщо ти будеш так спішити, то на сво§й машині тільки до цвинтаря і до§деш. Я ось не спішу, слиш, і на§здив на сво§х двох кінських силах вже двісті тисяч кілометрів без капремонту. Тепер про дорогу. Як до§деш до села...
   - До якого села, дядьку? Я, здається, до села вже до§хав.
   - Не перебивай, а слухай, що тобі розумні люди кажуть. Як до§деш до села, то не повертай до молочарні, а §дь прямо до старо§ школи. Що, не знаєш, де школа? Та це ж там, де колись Завпед жив. Після школи шлях твій буде йти мимо Бориса. І Бориса старого не знаєш? Тоді ти, голубе, нічого не знаєш. Борис був чемпіоном.
   - По якому виду спорту, дядьку?
   - По картах. Він не знав поразки і рідко програвав. Якщо сказати правду, і в чемпіонів бували зриви, бувало, що програвав і Борис, тоді стара Борисиха кричала з печі: "Барахло старе, грати не вмієш". Слиш, слухай дальше. Проминеш хату Галєнічки, це якраз перед Панською вулицею. Не знаєш, де Панська вулиця? Проти Польового. Ну, а Польового знаєш?
   - Знаю, дядьку, він написав "Повість про справжню людину".
   - Ні, він нічого не писав, він мед продавав. Тим і був знаменитий. Правда, Зею казав, що він був знаменитий сво§м носом. Казав, як Польовий з"являвся на вулиці, то всі собаки тікали в ліси і в поля, а корови мукали і теж старалися зірватися з прив"язі. А коли Польовий §хав велосипедом, то спочатку з"являвся ніс, переднє колесо, а потім уже сам робот. Про Польового знають Вінницька і Херсонська області, Польовому в його рідних Хижинцях пам"ятник поставили, по груди, як героям ставлять. Не віриш? Так люди говорять, а люди брехати не будуть. Ну добре, добре, розказую далі. Коли будеш про§жджати біля Колі Падлуцького, то дивись, не зверни на Сахалін.
   - Не зверну, дядьку, бо до Сахаліну і до Камчатки у мене бензину не вистачить.
   - Слиш, ти дурний чи прикидаєшся? Та не той Сахалін, який острів, а той, де Стась, Силка і Ванька Яшків живуть. Але якщо ти зараз скажеш, що і цих хлопців не знаєш, я тобі скати проколю.
   - Знаю, дядьку, знаю, - швидко згодився при§жджий.
   - От бачиш, ти не такий дурний, як здаєшся з першого погляду. Тим більше, як розумно дорогу тобі пояснити. Так ось, коли про§деш місток, тоді біля Василя Бовтуна потрібно звернути на вулицю Жовтневу.
   - Дядьку, ну звідкіля я можу знати якогось Василя, та ще й Бовтуна.
   - Ну й баран же ти. Ми з тобою півгодини розмовляємо, а ти кажеш, що не знаєш мене. Бовтун - це я, це мене так по вуличному звуть. Хто зве? Всі звуть. І Зею, і Ковеньяк, і навіть Саша Бас. Зрозумів? Повернеш біля мене, про§деш мало не всю вулицю і не до§жджаючи Василя Рака буде подвір"я Маламури. Що, не знаєш Василя Рака? А навіщо тобі його знати? Ти ж до його хати не до§жджаєш, я ж тобі руським язиком говорю, не до§жджаєш. Ну, голубе, ти точно баран. Я тобі так зрозуміло розтлумачив, як до§хати, біля кого §хати, куди не треба §хати, а ти все допитуєшся, після якого Василя звернути, після польового, чи після лісового, і скільки кілометрів цією вулицею до півострова Камчатка через Сахалін, а скільки через Біробіджан, і хто такий Завпед, це прізвище, чи його так по вуличному звуть. Ну нічого ти не знаєш. Он бачиш, хлопчик з дитсадка йде, запитай його, хто такий Петро Каленович і він відповість, а ти такий дорослий і не знаєш. На "Жигулях" §здиш, а де молочарня знаходиться, не знаєш і слухати не хочеш, перебиваєш. Нав"язався на мою голову, де тільки такі беруться.
   З цими словами дядько досупонив коня, взявся обіруч за віжки і сердито вдарив коня батогом. Коні взяли риссю, залишивши шофера наодинці з сво§ми думами, які рясно обсіли його голову:
   Як можна в"§хати в село, а до села не до§хати?
   Чому про письменника легенди не ходять, а ходять про його однофамільця з великим носом? І ходять в далекій Херсонській області, хоча в цій області тільки один його земляк побував.
   Як можна коло Василя повернути, коли цей Василь сто§ть біля тебе і дорогу показує?
   Чому малий хлопчина знає більше за тебе, хоч ти інститут і шоферські курси закінчив?
   Що то значить - життя мчить і мчить уперед, а ти не в змозі його наздогнати. Прийдеться в цього малого проконсультуватися, як дорогу знайти.
   - А ви, дядю, §дьте прямо через центр, не звертаючи аж до поля, і там під номером п"ятим знаходиться будинок того дяді, про якого ви розпитуєте.
   Да, життя мчить уперед.
  1987
  
  
  КНИГОМАН.
   Иду с работы домой. Пивка дернул, червонец в кармане остался, мыслю о жизни. Глубоко мыслю - как людей поголовно счастливыми сделать. Упираюсь грудью в очередь. Спрашиваю, кто крайний, занимаю очередь, любопытствую, за чем она. Оказалось, очередь за книгами. Ба, да это же отвечает моим чаяниям. И дают, оказывается, дефицитную "Повесть о настоящем человеке".
   Стою, мыслю, люди передо мною в очереди симпатичные, продавщица славная. Постоял немного, "Повесть" разобрали, вынесли "Молодую гвардию", тоже дефицит. Очередь портится, люди на глазах наглеют, а в продавщицы прическа безобразная. Но я стою, приглядываюсь, шум подымать ещё рано. И "Гвардию" разобрали. Вынесли какого-то импортного автора "Как стать счастливым". Но разве можно стать счастливым в этом кошмаре? Не люди, а динозавры, драконы доэзойской эры, а продавщица - мегера косолапая. Запоешь ты у меня сейчас.
   - Что вам завернуть? - спрашивает.
   - Хочу "Чапаева" - отвечаю.
   Продавщица удивилась:
   - "Чапаева" сегодня не завозили.
   - Что значит не завозили? Ну и что, если не завозили, а перестройка ваша где? И гибкой технологии не вижу.
   - Какая технология, - оправдывается девушка, - нам что привезли, то и продаем. Вы знаете, сколько времени нужно для перестройки?
   - А вы перестраивайтесь, - спокойно говорю, - я подожду.
   Очередь зашумела. Подходит ко мне интеллигентного вида особь женского рода, с мармызой, засмальцованной как фуфайка в сантехника, и поучает:
   - Молодой человек, не хамите, вы девушку из себя вывели.
   Я ей культурно говорю:
   - А ты, жаба, не лезь. Чтобы её, - киваю на продавщицу, - из себя вывести, нужно с вечера начинать.
   Штукатурка в моей собеседницы побелела и начала кусками осыпаться. Она раскрыла раскрашенный рот, и лишилась дара речи.
   А я в это время зашумел:
   - Директора сюда.
   Подходит лысый старикашка в очках
   - Что случилось? - спрашивает.
   А с очереди реплики ехидные:
   - Да вот, хулиган между нас затесался.
   - Не хулиган, - говорю, - а книгоман. Я, может, сегодня первый раз в жизни за книжкой в очередь стал. И почему я должен за ней в очереди прозябать, это же не пиво.
   Директор, видать, тертый калач попался, потому что не оправдывался, не искал объективных причин, а сказал мне:
   - Пройдемте со мной.
   Я пошел за ним. Сейчас он мне лекцию прочитает, будет уповать на совесть и давить на сознание. Но сознания у меня ровно на десять рублей, что от пива остались.
   Но директор меня удивил. Мы спустились в подвал и он указал на стеллажи с книгами:
   - Все покупатели уходят от нас с покупками. У вас, я вижу, духовные запросы повышенные, поэтому выбирайте здесь, в книгохранилище.
   Я подошел к полкам. Чего здесь только не было. Импортные Гюго, Дюма, Купер, Сименон, Скотт, Бальзак перемешаны с нашими Ивановым, Проскуриным, Шишковым, Корольковым. У меня глаза разбежались. С таким богатством я встречался только раз в жизни, когда меня сосед на день рождения пригласил. У него была подобная библиотека. Как он признался, все книги ему на дни рождения подарили. Видать, его сильно уважали, когда такие книги дарили. Да, я забыл сказать, что сосед директором ресторана работает.
   И начал я книги выбирать. "Щит и меч" хочется взять, жалко оставлять "Тайны войны", а о "Королеве Марго" я уже не говорю. Беру две книги, мало, беру три, денег не хватает. Так я перемучился больше часа, тасую книги, а выбрать ничего не могу, потому что все оказываются самыми лучшими. А самое худшее состоит в том, что я в этом царстве один, некому подстегнуть окриком: "Чего копаешься, козел, выбрал, так плати", не с кем словом культурным переброситься.
   И я не выдержал нервного напряжения:
   - А "Чапаев" у вас есть?
   Директор чуть со стремянки не свалился.
   - Ф-фурманова давно не п-получали, - начал заикаться.
   - Так что же вы мне голову морочите? Макулатуру вместо серьезной литературы сбагрить пытаетесь? Не выйдет. Нет про Василия Ивановича, мне здесь делать нечего.
   И я гордо удалился.
   Выйдя на улицу, упираюсь грудью в очередь. Так это же моя родимая. А вот продавщица другая, первая, оказывается, ушла на больничный. А эта улыбается, обслуживает вежливо, культурно. Я становлюсь в хвост. Сейчас ты у меня запрыгаешь, улыбка быстро слетит, когда я "Чапаева" попрошу и про перестройку и ускорение напомню.
   А я такой, я могу, я ведь книгоман, читал только про Василия Ивановича, значит, книгоман.
  1987
  
  
  
  МОЯ КОМАНДИРОВКА.
   Еду в Америку, в командировку. Но командировка по совместительству, основной моей работой будет являться разведка.
   Да, я разведчик. Мой боевой начальник, инструктируя меня, сказал, что в ответ на происки империалистических шпионских ведомств мы не должны притуплять бдительность. И чтобы не нарушать примерный паритет, на каждого американского шпиона мы выставим своего разведчика. Массовостью возьмем, она нас всегда выручала. Массовость и средняя цифра - вот преимущества социалистической действительности, которая опровергает домыслы наших врагов, воспевающих райскую жизнь в каких-то там Штатах. Я поеду и узнаю, могут ли как у нас, на субботник, посвященный столетию отмены крепостного права на Сейшельских островах, как на праздник выйти сто один процент личного состава.
   Я всё узнаю, всё доложу своему начальнику, потому что я разведчик, хотя и не кадровый. Потому не кадровый, чтобы не рассекретили. А рассекретить меня невозможно, потому что я ничего не знаю. А что можно знать, получив заочное образование и работая в конторе, которая, по моему убеждению, является филиалом исторического объединения "Рога и копыта". Поэтому я не удивился, когда после моего инструктажа мой начальник сказал своему начальнику: "Этот не подведет, он застрахован от провала. Даже на детекторе лжи контрразведка не узнает от него государственной тайны". И он был прав, потому что государственной тайны я не знаю. Затрудняюсь сказать, чем занимается родное предприятие, потому что ни одна контрразведка не разберется в этих бумажках нисходящего и высходящего направления, ни один дешифровщик не расшифрует те требования, которые наш отдел заложил в инструкцию, обязательную для исполнения нижестоящей организации.
   Благодаря тому, что я был средним человеком, я еду в загранкомандировку. До чего мне нравится средняя цифра. У нас в среднем на душу населения выпускается изделий со Знаком качества больше, чем в Норвегии, Люксембурге, Голландии и Дании, вместе взятых. Правда, изделия со Знаком качества намного уступают по качеству товарам японского производства, но это уже другая средняя цифра. Буду в Америке, узнаю, сколько продукции там изготовляют со Знаком качества.
   И вот я в дороге.
   По прибытии в Соединенные Штаты меня удивило множество народа, товаров первой необходимости и ограблений, которые в среднем на душу населения больше, чем в Норвегии и Люксембурге, а также Дании и Голландии, вместе взятых.
   В первый же день меня и ограбили. В поисках гостиницы я забрёл в какой-то парк, где мне повстречались трое, по внешнему виду напоминавшие наших работяг, в обеденный перерыв выскочивших за проходную пивка перехватить. А перехватили меня. Один из них на чистом русском языке сказал:
   - Снимай часы.
   - И пиджак тоже, - добавил другой.
   Услышав родной говорок, я сильно обрадовался, потому что не зная английского, я плохо ориентировался в чужом городе. Они тоже обрадовались, что я их понимаю, и тогда третий произнес:
   - Вытряхивайся из штанов, и быстро.
   Через несколько минут в трусах и с чемоданом в руке (чемодан мне оставили, земляки всё ж) я стоял в полицейском управлении и жаловался на свою импортную жизнь. А ещё через полчаса я был одет с иголочки в новенький костюм дежурной работницей какого-то благотворительного общества. Притом, совершенно бесплатно. Пока добрался до гостиницы, намок и костюм мой растворился. Это было, оказывается, одеяние для покойников, разового пользования. Вот почему бесплатно. Зато за валюту (доллары ихние) меня в тот же день добротно одели в гостинице.
   На следующий день я проснулся чуть свет. Мой сосед по номеру, итальянец по происхождению, спросил:
   - Ты куда, Бамбино, в такую рань?
   Я объяснил:
   - Пойду очередь за колбасой занимать.
   - А что это такое, очередь? - поинтересовался бестолковый макаронник.
   Впоследствии я узнал, что никуда бежать не надо, очередей нет, дефицита здесь не дают, потому что дефицита не бывает, всё, что необходимо человеку, принесут в его же номер, за валюту, разумеется. Её же, валюту, заработать надо.
   И вот я на заводе. На том заводе, который вооружение выпускает, которое я должен разведать. Поставили меня за конвейер. Интенсивность труда здесь сумасшедшая. Захотелось мне курить, выключил конвейер, вышел, покурил. Меня не искали, нет, только заработок мой начал расти в обратную сторону. Оказалось, за десять минут я потерял двухнедельную зарплату. Здесь действует принцип: время - деньги. Причем очень высоко ценится время перекура, что я почувствовал на своей шкуре. После этого я бросил курить и включился в трудовой ритм конвейера.
   Через неделю ихний профсоюз организовал забастовку. Меня об этом почему-то не предупредили. С утра, помня о наказаниях за опоздания, я уселся за конвейер, за что был побит. Меня обозвали штрейкбрехером и надавали по шее. Я истошно вопил: "Ребята, за что бьете, я же хороший". Оказалось, что в цеху я единственный человек, который в совершенстве владеет русским. Они, англоязычные, подумали, что я лозунги выкрикиваю в защиту прав предпринимателей, и ещё раз надавали. Но позже всё выяснилось и меня приняли в их профсоюз с обязательным условием принимать участие в забастовках.
   Я старательно работал, временами бастовал, но о цели своей командировки помнил. Это было не очень сложно, запоминал детали, дома восстанавливал на ватмане, и через несколько месяцев мой первый танк был в моих руках.
   Что меня больше всего удивило, это то, что вооружение здесь производится на военных заводах. У нас не так. Мой друг швейные машинки изготовляет. Так он однажды решил машинку украсть. Вынес через проходную все запчасти, дома собрал, получилась скорострельная зенитка.
   Техническую документацию на танк я передал своему резиденту, за что получил благодарность, новое задание и три дня отгулов. Отгулами решил воспользоваться, чтобы отовариться, не то жена скажет, что был за границей, а модного бюстгальтера не купил, будто бы она этот бюстгальтер будет демонстрировать на Невском проспекте.
   Зашел в ихний ЦУМ и загляделся на игрушечный отдел. Всё здесь как настоящее: и зайцы, и солдаты, и ...мой танк. Настоящий! Только в миниатюре. Купил. Вместе с танком мне бесплатно завернули каталог детских игрушек. В каталоге были собраны технические и тактические данные всех видов вооружения. Настоящие! Закупил все игрушки по данному списку. Последнее задание, которое я получил от резидента, касалось подводной лодки с баллистическими ракетами на борту. И вот макет этой подлодки я держал в руках. Замерить, увеличить в масштабе, вычертить не составило особого труда. И я понял, что разведчиком быть легко.
   За время моей командировки я выполнил все задания своего шефа, скопировал все игрушки. Рассекретил противолодочный комплекс. За это меня похвальной грамотой наградили, мой начальник орден получил, а его начальника повысили в звании и в должности. Хорошо работаю, и госприемка не придерется.
   А на заводе, на котором я командируюсь, госприемки нет. Брака тоже, что удивительно. И продукции со Знаком качества нет, что ещё больше удивляет. Работаем весь месяц, здесь не слышали такого словосочетания как "конец месяца" и "конец квартала". Поставки никто не срывает, смежники работают хорошо. Что странно, суббот рабочих нет, ни "черных", ни безвозмездных.
   Язык изучаю, газетами интересуюсь.
   Вчера покушение на президента совершили. Все правительства соболезнования прислали. Наши тоже прислали, на три часа раньше, чем произошло само покушение. Вот до чего почта хорошо работает.
   Сегодня в местной "Вашингтонской правде" заметку интересную вычитал. Будто бы в далекой России в автомобили водку вливают. Не хватает антифриза, и его заменяют "Смирновской". Вот дикари, я имею в виду американцев писучих, если бы они знали, по какой цене бутылку водки у нас продают, они бы такие глупости не писали.
   Два года прошли, срок моей командировки истек. Задание выполнено, пора домой. За это время, наверное, отвык от нормального трудового ритма, но ничего, к работе в своей конторе привыкну, к безделью ведь привыкают быстрей. Тем более, из газет вычитал, у нас перестройка началась, может, мне и не надо будет к безделью привыкать. Поживем - увидим.
   Завтра в дорогу. Вместе со мной едет мой коллега-рабочий, он командирован на один из наших заводов. Отчет о его командировке будет опубликован в следующем рассказе.
   P.S. По приезде в родной город первое, что бросилось в глаза, это "Детский мир", выстроенный в моё отсутствие. И вот здесь, впервые за два года, я почувствовал страх. Детские игрушки, это - раздолье для вражеских лазутчиков. И долг свой я понял в том, чтобы предупредить об опасности, разъяснить об коварстве ИХ здесь, у нас. Запыхавшись, я вбежал на второй этаж, бросил взгляд на игрушки и понял - я могу спать спокойно. Видать, соответствующие службы не зря получают зарплату, вводят врага в заблуждение. Верно утверждают, что русская контрразведка самая сильная. Потому что танк с первого взгляда я признать не смог, сперва подумал, что это токарно-револьверный станок с заготовкой. Подлодку попутал с бутылкой виски, самолет - с крестом доминиканцев, автомат - с саксофоном, ракетную установку - с невиданным заморским зверем. Да, на игрушечной фабрике работают одни контрразведчики, и врагу здесь не поживиться.
   И я спокойно отправился домой.
  1987
  
  ЕГО КОМАНДИРОВКА.
   Еду в командировку. Командировка необычная, в далекую Россию, к медведям еду. Ихние к нам приезжали, удивлялись. Меня удивить нечем, потому что я всё видел, везде побывал.
   Приехал, встретили хорошо, поселили в "Интуристе". На следующий день пришел устраиваться на работу. На проходной завода ознакомился со списком профессий, которые требуются. А требуются многие. Я понял, что мне будут рады.
   Чиновник отдела кадров даже не посмотрел мои документы, а задал непонятный вопрос:
   - Прописка есть?
   - Нет, - ответил я честно.
   - Без прописки на работу взять не можем.
   И я пошел в ихний офис, который непонятно почему назвали мебелью. Начальник этого стола тоже не удосужился взглянуть на мои документы, а спросил, где я работаю. Я ответил, что не работаю, потому что устраиваюсь.
   - Если вы не работаете, прописать вас в нашем городе мы не можем, - был дан ответ.
   И направили меня обратно на завод. Мой знакомый из отдела кадров воскликнул:
   - Ох уж эти бюрократы.
   Я согласился:
   - Не только эти, но и те тоже.
   Мой знакомый возмутился:
   - А вы не хамите.
   Я несколько лет изучал русский язык, но сейчас не понял, почему обиделся чиновник, и почему меня не берут на работу, если я им нужен.
   Мою судьбу решил телефонный звонок из департамента, именуемого райкомом. Когда в трубке произнесли слова "интернационализм" и "бюрократизм", мой собеседник совершенно изменился. Я был прописан и оформлен на работу в четверть часа, а он провожал меня до самого цеха, смотрел мне в рот и просил не жаловаться в райком, потому что у него внуки и язва.
   Так закончился мой первый рабочий день. А вот в гостинице меня ждал сюрприз. Мои личные вещи были сложены под дверью номера, а дверь была заперта. На мою жалобу администратор объяснила:
   - Это "Интурист" и живут здесь иностранцы. А вы, извиняюсь, кто?
   Я ответил, что я иностранец.
   Она потребовала паспорт, посмотрела нужную страницу и воскликнула:
   - Нет, вы только на него посмотрите, прописка местная, а хочет жить как человек.
   После того, как я предложил ей пять долларов, она разрешила мне, в виде исключения, провести ночь как человеку в своем номере.
   На следующий день меня поселили в другую гостиницу, именуемую общежитием. Такие приюты для бездомных у нас тоже есть, но в таких клоповниках здесь живет пятая часть населения.
   Но что такое неустроенный быт в сравнении с хорошей работой? Придя на работу, я удивился - главный конвейер стоял. Я поинтересовался причиной.
   Мне ответили:
   - Ты что, с Луны свалился, кто же в начале месяца работает?
   Я сказал, что я работаю.
   Мне ответили презрительно:
   - Ну и дурак.
   И так три недели ихнего Ваньку валяли. Зато потом навалились, месячный план за неделю вытянули. Получилось тяп-ляп, зато быстро.
   Пришло время первой получки. Здесь, говорят, её обмывают. Когда мне вручили мою получку, я понял, что обмыть её будет нечем, и поинтересовался:
   - Это условный прожиточный минимум, как я понял, а остальную сумму вы перевели на мой банковский счет?
   После этих слов вся бухгалтерия хохотала и веселилась. В дальнейшем мне популярно объяснили, что кроме зарплаты у меня имеются общественные фонды потребления. Их я понял следующим образом: если мой директор с женой бесплатно отдыхают на курорте, а я со своей женой остаюсь дома, то в среднем мы с директором без жен бесплатно отдохнули. Вот это и есть общественные фонды потребления. Плохо только то, что мне с этих знаменитых фондов не перепадает ни цента.
   Я мог бы аргументировать свои слова тем, что у нас пособие по безработице намного превышает эту зарплату, но понял, что победить ихнюю бухгалтерию у меня сил не хватит.
   Недавно перестройку объявили. Теперь мы три недели не просто стоим, а митингуем. Даже разговариваем лозунгами. Призывы к Первому мая наизусть выучили. Разбуди меня среди ночи и попроси объяснить разницу между вчерашним ускорением, сегодняшней перестройкой и прошлой революцией, я без запинки отвечу "Разницы нет".
   Я здесь уже полгода, но ещё в забастовках не участвовал. Говорят, их здесь просто не бывает. Но вот цены на хлеб повысили, в пятьдесят раз. "Вот теперь уж гегемон покажет свою силу" - подумал я. И не ошибся, объявили собрание. Вышли штатные ораторы, объяснили, что цены повысили по просьбе трудящихся. Ещё нам зачитали проект решения, в котором остро критиковался капитализм и западные спецслужбы. В этом же проекте зачитали обращение к жителям штата Мичиган, в котором предложили объявить этот штат безъядерной зоной. Хотя какое отношение имеют мичиганцы к цене на русский хлеб, я так и не понял.
   Идет подготовка к выборам. Меня назначили агитатором. Сказали, что я ещё общественно не загружен, поэтому обязан. Я не отказываюсь, потому что интересно кандидата выдвигать и двигать вплоть до президента. Агитирую, завтра выборы, но я до сих пор не понял, за кого я агитирую. Мне объяснили, что нужно отдать свои голоса за какой-то блок. Насколько я понял, этот блок метит в президенты. Когда выборы состоялись, оказалось, что блок - это треть беспартийные начальники, остальные коммунисты. Я вспомнил предвыборную борьбу в своей стране, тяжелую участь наших агитаторов и понял, до чего мне повезло.
   Интересно здесь чтут героев - им памятники ставят. Вот недавно передачу по телевизору смотрел из Ростова, который на Дону. Там памятник четырехметровый показывали, герою местному - скромному завмагу. Не президенту бронзовый памятник ставят, а уважаемому человеку, заслужил, должно быть, больше чем президент.
   Кстати, о президентах. Их здесь любят, очень часто награждают, причем, награды случайно совпадают с именинами. Но не дай Бог ему умереть, шельмуют, на чем свет стоит. И каждый злодей валит свои собственные грехи на его голову.
   С поэтами - наоборот. Этих при жизни ругают, а вот слава к ним приходит только после смерти. По местной поговорке: не утонешь - не оценят, гениями не рождаются, гениями умирают.
   Чем ещё знаменита эта страна, так это очередями. Очереди за всем, и очереди разные: за дефицитом - короче и быстрей, за товарами первой необходимости - длиннющие и на десятилетия. Даже за телефоном, который у нас оформляют за пятнадцать минут и сорок долларов, приходится стоять годами, платить бешенные деньги, а потом всю жизнь с ним маяться.
   Срок командировки кончается, домой надо собираться. А с новыми друзьями расставаться жаль. Изменился я за два года, сильно душа распахнулась. Такая душа не выдержит конкуренции в нашем капиталистическом мире, где человек человеку - волк. Вот приеду на свой родной завод и спрошу, с какой стати главный конвейер в начале месяца работает? А если будут оправдываться, мол, у нас конвейер всегда работает, без перебоев, я им скажу: "Ну и дураки".
   А что, я такой, два года ведь не прошли даром.
  1987
  
  
  МАТРИАРХАТ НАИЗНАНКУ.
   - Явилась - не запылилась. Ну что ещё придумаешь, почему опоздала? Пи-во, говоришь, с подружками пила. Но пиво только до семи дают, а сейчас уже полдвенадцатого. Пиво с подогревом? Это как, до семи пиво, а позже - подогрев?
   И когда это только кончится? Не скоро кончится, говоришь, свежую бочку завезли. Вода плотины рвет, вас это пиво тоже поразрывает. Лошадь давно бы пала. А ты пьешь как лошадь, падаешь иногда на передние ноги, утром опохмеляешься и никакая язва тебя не берет.
   А я помню то время, когда по телевизору показывали, что женщины детей рожали, что заботились о мужьях, ужин им готовили. Что говоришь, рожать детей - это не женское занятие, что фигуру портит, а зачем готовить, если муж сам всё умеет? Да, но умеет потому, что ты ничего не умеешь. Ничего, говоришь, и так проживешь? Проживешь, конечно, куда уж я денусь.
   А вот насчет детей, подумать надо. Это плохо, что детей у нас в пробирках выводят, но ещё хуже, что нашу пробирку ты повредила, а в гарантийный ремонт не берут. Ничего, говоришь, что не берут, забот меньше? Хорошо, но не очень. Вот жду тебя, маюсь по вечерам, поговорить не с кем. Что говоришь, знакомый на дефиците сидит? Так достань мальчика. Что, мальчика даже просить не будешь? Да, но зачем нам девочка, вдруг она тоже пьяницей будет. Что ты к словам придираешься, я сказал "тоже", но не имел в виду то же.
   Ну хорошо, хорошо, девочку так девочку, все вы заботитесь о продлении только своего рода. Да, чтобы нас, слабую половину, ещё больше изводить. А я от старых людей слышал, бывало, мужик левой рукой бабу за волосы, в правую - вожжи и давай по спине ездить...
   Ну ладно, не буду вспоминать, и сразу ты грозишься. Сколько можно, на прошлой неделе сам спал, и сегодня? Да, буду хороший, буду послушный. Пива? Принесу. И подушку мою? А я на чем? Ну ладно, бери, только не серчай.
   Спокойной ночи! Спи, моя лебедушка.
  1987
  
  
  ПОЧИН.
   В нашем городе почины очень уважают. На республиканских стадионах лотерею ввели, наши почин этот углубили. Платит болельщик два рубля, и вместо того чтобы мучиться на неотапливаемом стадионе полтора часа, он терпит всего один тайм. После этого объявляется тираж и все покидают стадион: те, кто выиграл, уезжают на выигранном автомобиле, проигравшие - с надеждой в будущее.
   Местная статистика подсчитала: сэкономленное время, умноженное на количество посетителей, дает много сэкономленных человеко-дней. Правда, как с пользой использовать эти человеко-дни, местная статистика не знает.
   Вы обратили внимание, сколько жаждущих человеко-дней мучается возле бочки с пивом в жаркий день? Работники культуры тоже обратили, и закатили эту бочку в кинотеатр. И кинотеатр, который годами план не мог взять, выполнил этот же план за две недели. Толпами в кинотеатр валят. А почему бы и нет? В очереди стоять не надо, стульев ведь много, в очереди сидят. На этих же стульях и пиво пьют, и тараню едят. Правда, кино негде показывать, но это не беда, план ведь перевыполняется.
   А вот недавно иду мимо драмтеатра и слышу голос Аллы Пугачевой. Понятно - гастроли. У кассы очереди почти нет. Покупаю билет, захожу: оказывается, "Король Лир" идет под фонограмму звезд отечественной эстрады. Передние ряды заняли любители классики, задние оккупировали "металлисты", "брейкеры" и другие виды неорганизованной молодежи. Эти слушают организованно: свистят, визжат и размахивают тряпками. Я поинтересовался в администрации, как это новшество влияет на финансовую сторону дела. Мне ответили, что уже два квартала театр на хозрасчете, в итоге полнейший бард..., извините, аншлаг.
   После этого возникла у меня мысль: внедрить почин на нашем заводе. Пупок не надрывать, а с помощью почина работать меньше, а премии получать чаще. Посоветовался с товарищами из бригады. Одни говорят, если работать меньше, то и продукции меньше дадим. Другие им возражают: спорткомитет вообще продукции никакой не дает и переключился на сплошные лотереи - стадионную, спринт, лото, прогноз, а живет, слава Богу, не хуже облАПО.
   На том и порешили. Вот только с почином у нас незадача. Предлагали в мужском сборочном цеху открыть женскую сауну. Говорят, неэффективно. Вот если бы в женской сауне организовать мужской сборочный, это другой разговор. Только вот согласования долго продлятся, время починов может пройти.
   Но если почины кончатся, как же тогда некоторые наши организации жить будут, на какие шиш..., извините, средства? Придется всем идти в производство. Но нет, производство таких не выдержит, кто-нибудь должен вылететь в трубу: или производство, или другая сторона. И тех, и других жалко, особенно других, очень уж активные ребята, из ничего могут деньги делать. Поэтому, пока эти ребята существуют, время починов не пройдет, тем более, перестройка началась, а они перестроились за две недели до официального объявления её - поголовно в индивидуальную трудовую деятельность ударились.
   С другой стороны, пока существуют такие трудяги как я, до тех пор будут существовать почины и те, кого эти почины кормят.
  1987
  
  
  ОХ, УЖ ЭТИ МУЖЧИНЫ.
   Людей в троллейбусе как сардинок в банке. Между ними одно общее свойство - и люди, и сардинки купаются в собственном соку. А я с двумя сумками, и никто не уступит место слабой женщине. Какие же они примитивные, эти мужчины.
   Остановка, втискивается ещё один и глазами впивается в меня. "Ну, чего глазеешь, нравлюсь? Я многим нравлюсь".
   Не отрывает взгляд, может познакомиться желает? Не на ту напал, я с незнакомыми не знакомлюсь. Молчит, должно быть стесняется. Ох, уж эти мужчины. А сам он ничего. И я, между прочим, тоже ничего. Из нас может выйти неплохая пара. А что стеснительный, это даже к лучшему, кто-то ведь должен быть главой. Если уж на то пошло и мне отводится главенствующая роль, то инициативу из рук я не выпущу. В век ускорения я не позволю ухаживать за собой годами. Мы не настолько богаты, чтобы на никому не нужные сантименты тратить лучшую часть своей жизни.
   Нет, в следующую субботу я знакомлю своего суженого с мамой, через две недели - заявление в ЗАГС, а весной - свадебное путешествие, и только в круиз.
   "И никуда ты, милый, от меня не денешься"- я с ласковой улыбкой посмотрела на своего парня. Он весь встрепенулся, видать, биотоки любви дошли до него. Протиснулся ко мне поближе и шепчет:
   - Нет ли талончика лишнего? - и протягивает пятак.
   ...До чего же всё-таки они примитивные, эти мужчины, со своими круизами.
  1987
  "НА ТЕПЛОХОДЕ МУЗЫКА..."
   Утес на берегу большой реки. На вершине утеса стоит девушка в легком платье, развевающемся на ветру. Она провожает взглядом белый теплоход, из усилителей которого вдоль реки несется:
   "На теплоходе музыка играет..."
   Сегодня выходной, всем хорошо и девушке на душе легко-легко. Здесь она ждет своего суженого.
   А вот и Он. Девушка с нетерпением протягивает Ему руки. Они счастливы, их счастье будто бы выплескивается через переполненные края их душ. Это и понятно, потому что Ему от роду только восемнадцать, Ей - семнадцать. Но одно событие омрачает их радость - повестка в военкомат. Через два дня. Но это только через два дня, тем более, Он - мужчина, а кто же должен защищать Её, если не Он. К тому же разлука только на два года, а потом, через неделю после Его возвращения, они поженятся. Они так решили, и так будет.
   Через два дня Она стоит на том же утесе, и тот же теплоход увозит Его. Она машет платком вслед теплоходу, а он оглушает окрестности грустной уже песней:
   "На теплоходе музыка играет,
   А я одна стою на берегу..."
   ...
   И потекли дни в ожидании. С каждым прожитым днем их встреча приближалась ровно на один день. Письма шли часто. Он рассказывал в них о своей службе в десантных войсках, о трудностях, ещё Он писал о каких-то духах. Позже, сопоставив факты, Она поняла: Он служит в Афганистане.
   ...
   Прошло два года, Ему стало двадцать, Ей - девятнадцать.
   Наконец долгожданное письмо: "Через два дня пересечем госграницу, через неделю буду дома, через две - свадьба. Платье свадебное готово?". Спрашивает! И пошито, и много раз примерено. Быстрей бы прошли эти две недели, нет мочи ждать.
   И вдруг поток писем прервался. Она каждый день выбегает на утес, встречает теплоход, но писем всё нет и нет.
   А в далеком Кандагаре произошло следующее событие. В узком ущелье колонну бетеэр обстреляли душманы. Взводу, в котором служил Он, приказали выбить бандитов из укрытия. Бойцы с честью справились с боевой задачей. С минимальными потерями прочистили путь: несколько легко раненных, один убит. В узком ущелье появился ещё один обелиск с красной звездой. Над символической могилой грянул залп.
   Через три дня на кладбище вырос холмик. На памятнике жуткая надпись: "...при исполнении интернационального долга...". Перед памятником стоит Она, Он - под ним. Её губы шепчут что-то, может быть, Она укоряет Его, что в последний миг Он бросился под пули, а мог бы несколько секунд выждать. Может, в этот момент Она забыла, что Он -мужчина, а кто же должен пойти первым, если... Но почему именно её мужчина, ведь он у неё единственный! Её сердце не приемлет логики, потому что оно разбито, пуля, которая пронзила Ему грудь, прошла сквозь Её сердце.
   ...
   Прошло несколько лет. Она в свадебном платье, кортеж машин направляется к Вечному огню, но останавливается возле кладбища. Букет алых гвоздик лег у подножия памятника. Её губы шепчут: "Прости, милый". А Он смотрит с гранита будто с укоризной, но с пониманием момента: "Живым - жить".
   ...
   И ещё несколько лет сплыло. На утес выходит молодая женщина, рядом с ней семенит маленькая девчушка - её дочь. Белые кудри развевает ветер. Послышался гудок теплохода, мощные усилители разносят по реке:
   "А я одна стою на берегу.
   Машу рукой, а сердце замирает,
   Но ничего поделать не могу..."
   Набежавшие слезы Она не вытирает. Они катятся по щекам, а Она глядит вслед теплоходу, который будто бы исчезает в пелене дождя. Она чувствует: грудь разрывает невиданная тоска. Женщина берет дочку за руку и поспешно уходит с утеса.
   ...
   Проходит время. Полтора десятка лет кануло в Лету. Молодая девушка и женщина с поседевшими висками на кладбище ложат цветы к памятнику с надписью "...при исполнении интернационального долга...", к Его памятнику. Её дочь принесла цветы Ему на своё семнадцатилетие. А Её губы шепчут: "Мне было столько же, помнишь? А теперь моя дочь. Прости, что не наша". И если бы горло не сжал спазм, она смогла бы ему спеть:
   "Ты б старше был, а я была б моложе,
   мой милый, если б не было войны..."
   А Он смотрит с гранита, будто хочет сказать: "Живым - жить".
   Ей - сорок пять, Ему - двадцать, навеки.
  
   P.S. Мой друг, он работает на железной дороге, после прочтения моего рассказа написал: "В те времена почти в каждую мою ночную смену на нашу станцию шли телеграммы такого содержания - обеспечьте выгрузку, груз сто два... Это были мои ровесники".
  1988
  
  
  CЕМЕЙНЫЙ ХОЗРАСЧЕТ.
   С первого января моя семья перешла на полный хозрасчет и самофинансирование. Раньше было как? За хлебом сходить не допросишься. Не желает оболтус, и всё тут. Пол подмести дочь никак не соглашается. И тысяча причин, даже уроки учить начинают, только увильнуть бы от общественно-полезного труда.
   Теперь всё по другому, теперь включены экономические рычаги. Заключил я с членами семьи договор. Хочешь получить деньги на школьный бесплатный завтрак - заработай их. Хочешь пойти в кино, на дискотеку - выполни работу по дому, определенную договором, и получишь деньги. Хозрасчет заработал. Я свободно вздохнул. Ко мне обращаются только по поводу работы и я этому радуюсь, работает хозрасчет, работает.
   Спокойно прошли две недели. Я уже подумывал о том, как в семье применить вторую модель хозрасчета, как грянула беда. Мой сын меня опередил и вторую модель внедрил самостоятельно. Утром встаю, а на туалете надпись
  "Кооператив. Вход 40 коп."
   Я спрашиваю:
   - Почему так дорого? Даже на вокзале десять копеек.
   Новый кооператор посмотрел на меня свысока:
   - Не желаешь пользоваться, ехай на вокзал.
   Каков наглец, а! Палец о палец не ударив, получать прибыль. Предприимчивость, достойная Остапа Ибрагимовича.
   Скрепя сердце, согласился, а куда денешься, если поджимает. Хорошо ещё, что сын экономику не изучает, не знает слово "монополия", не то цены на бесплатный раньше сервис подскочили бы намного.
   Через несколько дней новый сюрприз - младшая дочь арендатором стала, в ванной свиноферму открыла. Две морские свинки со школы принесла на откорм.
   Я говорю:
   - На откорм бычков надо брать.
   Дочь растолковала, что в настоящее время в ихней школе бычки только в аквариуме, а их на дом не разрешают.
   Появился новый кооператив, новое объявление, а внизу приписка: "члены других кооперативов обслуживаются вне очереди". Я подумал о нетрудовых доходах и, кажется, начинаю оправдывать рэкетиров.
   Чашу моего терпения переполнила жена. Вечером хотел её как всегда поцеловать, а она говорит:
   - Плати пять рублей и целуй сколько хочешь, у нас тоже хозрасчет.
   Я возмутился:
   - Даже на панели это стоит всего трояк.
   Жена советует:
   - Вот иди на панель и там целуйся.
   На следующий день я расторг договор о хозрасчете, административно - командным методом распустил кооперативы. И не жалею об этом. Теперь в своей квартире я хозяин, а жена моя теперь не кооперативная, а моя жена.
  1989
  
  
  
  ВЗАИМОВЫГОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО.
   Наша мехколонна вышла на международную арену. Не подумайте, что пошли в межгосударственные рейсы, нет. Мы пошли иным путем. Наладили прямую связь с японской фирмой. Мы им - сэкономленное топливо за будущий квартал, они нам - манекены всех механиков. Чтобы по ихнему обычаю мы смогли бить их палкой вместо виновных, чтобы мог, значит, работяга отвести душу свою. По непроверенным точным данным экономический эффект от этой сделки будет сумасшедшим и куклы эти окупятся в течение пятилетки, если их работяги не разорвут в клочья в течение двух недель в конце квартала. На днях должны контейнеры подойти. Все ждут с нетерпением, будто тринадцатую зарплату.
   И вот перед обедом вбегает мой дружок Вася и орет:
   - Ты ещё здесь? Привезли манекен. В курилке стоит, курит. Настоящий Пахомыч, как живой.
   Я не поверил, Вася ведь болтун, но решил проверить. Захожу в курилку и глаза на лоб: копия Пахомыча. Так же стоит, так же курит, и халат такой же - двадцатилетней давности.
   "Ну молодцы, самураи, - думаю, - это же надо, создали такой шедевр. Да что там говорить, культурная в техническом отношении нация".
   Подхожу к кукле сбоку и говорю:
   - А помнишь, Пахомыч, как ты закладную на нас с Васей написал и нас премии лишили?
   - Помню, - отвечает кукла.
   Я очень удивился развитию магнитофонной техники японцев, голос как в Пахомыча хриплый. Удивился, но вида не подал.
   - Так заполучи, деревня, трактор, - и заехал манекену в левый глаз.
   Кукла только глаза выпучила, видно от удара какой-то транзистор сгорел, и она речи лишилась.
   - А это тебе за выступление на собрании, где ты назвал нас с Васей тунеядцами, - и я заехал манекену в правый глаз.
   И вы знаете, помогло. Мой стресс как рукой сняло. Я успокоился и пошел доложить другу Васе о моем знакомстве с новой техникой. Вася очень удивился:
   - Ты что, сдурел, я насчет манекена пошутил.
   Теперь у меня речь отнялась.
   В это время подходит бригадир и говорит:
   - Пришел контейнер с Японии. Идите разгружать ящики с манекенами.
  1989
  
  
  ПОТЕРЯ.
   Режимное предприятие бурлило. На проходной шли повальные обыски. Раздавались призывы сквозь вертушку пропускать работников в костюме Адама и Евы. Но, посовещавшись, СТК, профком и администрация решили -рано. Вот если пропажа обнаружится, тогда можно позволить себе такое удовольствие.
   Был создан штаб по ликвидации последствий ЧП. Возглавлял его зам генерального по режиму. Были привлечены опытные работники милиции и ОБХСС, дабы это не проскочило на черный рынок. Чтобы пресечь контрабанду пропажи за кордон, были задействованы лучшие силы КГБ. Утечка информации через местных журналистов исключалась. Забастовки работников предприятия пресекалась на корню. Генеральный грозился всеми карами за то, что не сумели устеречь, а ежели это воровство - обещал виновных лишить допуска ко всему. Территорию буквально поливали импортным дезодорантом, поэтому дурные запахи за забор не проникали.
   На восьмой день всё прояснилось. Страсти улеглись, начальство заняло свои кабинеты, рабочие - станки, инженеры - кульманы. Пропажа обнаружилась: талоны на мыло по ошибке были заперты в другом сейфе.
   После этого все вздохнули с облегчением. Наконец можно пойти в баню и помыться. Снят груз ответственности с плеч работников первого отдела - утечки талонов за границу не произошло. Ведь директива им спущена четкая: работники ФБР охотятся за нашими талонами. То ли за тем, чтобы рассекретить их, то ли чтобы ввести у себя талоны на товары первой необходимости. Но бдительность наших органов сделала своё дело - пусть загнивают проклятые империалисты, но своих талонов мы им не дадим.
  1990
  
  
  РЭКЕТИРЫ ИДУТ.
   Жить стало лучше, жить стало веселей. В этом мы с другом убедились, когда посетили коммерческий магазин. Пачка импортных сигарет здесь стоит ни много, ни мало, но сорок пять деревянных. Ох, и посмеялись мы. Ну какой, скажите на милость, дурак за пачку паршивых сигарет выложит сорок пять своих кровных. Но веселились мы недолго. Подошел мужик и купил блок. У нас челюсти отвисли: это же две наши инженерные зарплаты.
   Не сговариваясь, мы дружно последовали за покупателем. Он жил в "Дворянском гнезде". Так мы прозвали район, в котором живут все шишки. После того, как "дворянин" скрылся в подъезде, навели справки о нем. Оказался скромным тружеником кооперативного прилавка.
   "Будем брать"- постановили, хотя до сих пор рэкетом не промышляли. Но здесь мы решили изменить своим принципам. Готовились тщательно: повторили историю по средневековым пыткам, отрабатывали приемы каратэ, учились вязать узлы, изучали различные конструкции дверных замков, после чего открывали свои квартиры ногтем, как Остап Бендер.
   На операцию отправились под вечер. Вошли в квартиру без шума, хозяин нас увидел, только пасть открыл, закрыть сам не успел, в этом ему помог мой друг ударом ботинка в нижнюю челюсть. Через несколько секунд он лежал на паркете, связанный брамштоковым узлом с помощью подручных средств -телефонного шнура. Он понял, с кем имеет дело, и предложил двести тысяч. Но мы не грабители, а благородные рэкетиры и поступиться принципами не желаем. Поэтому я предложил утюг, а мой друг - паяльник. Сошлись на утюге. Утюг - на голое пузо, вилку - в розетку. Требование: золото, драгоценности, ценные бумаги. Через десять минут пытаемый снизил свой добровольный взнос в фонд борьбы с нетрудовыми доходами до пятидесяти тысяч. Мы удивились, но утюг был холодным. Перегорел, а ТЭНов в продаже нет. Позор торговле!
   В ход пошел паяльник. Его на пузо, вилку в розетку, требования те же. Через несколько минут пытаемый снова снизил взнос , теперь уже до десяти тысяч. Пробуем паяльник - холодный. Перегорел, а поремонтировать негде. Службе быта позор!
   Я предлагаю опасную бритву, которую обнаружил в нижнем ящике стола. Хозяин посмотрел на неё и назвал новую цифру - пятьсот рублей отступных. Я пробую бритву - тупая-претупая, а заправить негде. Бракоделы несчастные.
   Других предметов пыток мы уже не предлагали. Забоялись ещё больше унизить свой профессионализм, хотя в запасе у меня ещё были чайник, паяльная лампа и газовая зажигалка. Получив свои честно заработанные десять ассигнаций по пятьдесят рублей каждая, мы ушли, проклиная тяжелый труд рэкетира, но пообещав вернуться. Я ушел на электротехнический завод, мой друг - в "Рембыттехнику".
   Наутро нас ожидал сюрприз: те пятидесятирублевки, тяжко заработанные нами, император объявил вне закона. И теперь у нас нет ничего, кроме веры в светлое будущее, то есть в рынок.
   А вот к рынку мы готовимся по другому. Я на заводе наращиваю выпуск качественной продукции, мой друг - качественное её обслуживание, потому что второй раз мы не посмеем ударить мордой в болото. А ещё мы ждем, что на рынке появится в три раза больше миллионеров и нам работы прибавится тоже в три раза больше. Почему я так полюбил цифру "три", спрашиваете? Да потому, что цены повысились в три раза, значит мы должны лучше работать втрое. Совершенно верно, работников прилавка мы с другом должны потрошить в три раза больше.
   Поэтому трепещите, кооператоры, рэкетиры идут.
  1991
  
  
  ПИСЬМО В ООН.
   Уважаемые господа ООНисты. Обращаюсь к вам по поводу нарушения прав человека со стороны свободного государства Израйль. Судите сами, они создали в своем свободном государстве такие условия для проживания, которые с моей точки зрения являются преступными. В чем проявляется эта преступность, спросите вы, и будете правы. Объясняю.
   Раньше следствие вели "Знатоки" у нас и для нас, в том числе и для меня. Сейчас же "Знатоки" ведут следствие там, уже для них. А я, а мой сосед, который под следствием? Вот меня вызывают в качестве свидетеля, и допрашивает меня старший лейтенант-кретин, и всё спрашивает, спрашивает. А допрашивал бы майор Шурик, я дал бы чистосердечные признания, а старшему лейтенанту не дам. А Шурик в это время допрашивает лиц еврейской национальности и они дают ему чистосердечные признания. А почему так происходит? Да потому, что у нас дефицит, а у них изобилие. Изобилие, которое создано искусственно, так же как наш дефицит.
   Поэтому я обвиняю ихнее государство в создании изобилия, которое переманивает наших самых достойных. Не только Шурик, но и вся команда одесских джентльменов оказалась в тех краях. И красуется на Голанских высотах самый красивый мужчина. Посмотрит в ихнее голанское зеркало, спросит сам себя: "Красивый?" и сам себе ответит: "Красивый!". Будто бы на южном берегу Южного Буга нет зеркала. Не Голанское, конечно, но всё же.
   Поэтому, господа ООНисты, я требую для себя въездной визы в свободное государство Израйль, чтобы я мог наблюдать "Знатоков" и джентльменов непосредственно в ихней противной капиталистической среде.
   Если же, господа ООНисты, вы не можете снабдить меня визой, тогда вышлите три доллара, я куплю путевку в Турцию и там приобрету себе носки, шнурки и высокие калоши, которые у нас в искусственном дефиците, а у них, говорят, в том же изобилии.
   С уважением пан Халявченко.
  1992
  
  
  
  ПЕРЕДАЧА ДОСВІДУ.
   В правління колгоспу "Наша перестройка" прийшла телефонограма з району - із-за "бугра" до нас на декаду посилають для передачі досвіду двох §хніх фермерів. Визиває мене голова і каже:
   - Будеш у них наставником і менеджером.
   - Чому саме я, - цікавлюсь.
   - Тому що ти §здовий, а в кого багато вільного часу? Тільки в §здових і начальницьких шоферів.
   - Маєте рацію, - відповідаю.
   На другий день ми з кумом запрягли самих кращих коней і по§хали на станцію. З по§зда зійшло багато людей, але сво§х ми впізнали одразу. Всі виходять з клумаками, а двоє молодих хлопців тільки з кейсами. Чудні, за границю, і з чемоданчиками. Та місяць тому я свого сусіда тут же, на станці§ зустрічав, він з Польщі при§хав, так в нього стільки сумок було, що на підводі не могли вміститися. А ці якісь дивні. Підходить до них кум і говорить, як його вчив голова:
   - Хау ду ю ду.
   - А ви що ж, укра§нсько§ не знаєте? - запитують його американці.
   - Та ні, - зрадів кум, - я укра§нську знаю ще лучше, ніж американську.
   Я поцікавився, звідкіля вони так добре мову знають. Вони відповіли, що укра§нці, що з нашо§ діаспори з штату Колорадо.
   Почувши це слово, кум похвалився:
   - А в мене на городі жуки з вашого штату є.
   При§жджі здивувались: вони думали, що вони перші американці в нашому колгоспі, а з"ясувалось, що §х хтось випередив.
   Кум знайшов колорадського жука і показав американцям. Вони ще більше здивувалися і сказали, що в §хньому штаті такі тварини не водяться. Тепер довелось дивуватися нам: в штаті Колорадо колорадських жуків немає, а в нас є.
   Ще більше ми здивувалися, коли дізнались, що нема в них ударників капіталістично§ праці і переможців капіталістичного змагання, нема районно§ дошки пошани, та й самого району чомусь немає.
   - Ну й темнота, - тільки й спромігся промовити кум.
   Після цього по§хали додому. На півдорозі вищий поцікавився:
   - Ну що, зразу в поле?
   - Та ти що, сказився, - каже кум, - по§демо могорич пити, мій швагро вчора вигнав.
   - А кого він вигнав? - поцікавився нижчий.
   - Ї§, - відповідає кум.
   - А звідкіля він §§ вигнав?
   - Та ти що, - аж підскочив кум, - з неба звалився?
   - Ні, я при§хав з штату Колорадо.
   - Воно й видно, - образився кум.
   При§хали, жінка кумового швагра швиденько накрила на стіл. Швагро виставив трилітровий сло§к. Випили по гранчаку. В гостей дух перехопило. Один каже:
   - Це не могорич, цим зіллям треба тру§ти тих жуків, що з нашого штату.
   А другий наполягає:
   - А тепер до роботи.
   Швагро аж скипів:
   - Не командуй в мо§й хаті. Дамо банку, тоді по§дете в своє поле байдики бити.
   Ми §§ все ж таки допили. Після цього я відвіз сво§х гостей додому і вклав спати.
   Ранком, ледь зажевріло, стоять біля мого ліжка.
   - Вам чого? - питаю.
   - Пора, - відповідають, - дамо банку і в поле байдики бити.
   - Ну що ж, я згоден, тільки кума гукну.
   Посиділи добре. Почали ранком, закінчили під вечір. Після цього яке поле? Наступний день - субота, а в сусідки весілля.
   Гуляли два дні. А в понеділок офіційне весілля закінчується, але ж починається сільське. Переодягли одного колорадця в жіноче вбрання, другого в цигана і пішли по селі курей красти. Спочатку вони опиралися, не хотіли в чужий курник лізти, белькотіли щось про недоторканість житла, але після трьох гранчаків осміліли. Притягли два повних мішки курей, курчат і квочок.
   Два дні курятина на столі не переводилась. На третій пішли огірки в колгосп красти. Пів лантуха принесли. Пили в мене, потім в кума. Коли хлопці трішки протверезилися, захотіли в поле. Кум §м популярно пояснив, що вони в полі вже були - огірки ж крали на колгоспному полі. Вони дуже жалкували, що в §хньому штаті немає колгоспів. Вони б перестали вирощувати огірки, а безкоштовно брали §х у колгоспі. Кум сказав, що в колгоспі ростуть не тільки огірки, а й все, що треба до столу.
   - І все без грошей? - дивувались американці.
   - А навіщо гроші? Все кругом колгоспнеє, все кругом моє. Для чого ж революцію робили?
   Для наших гостей це було наче сіль на рану. Вони ж працюють зранку до смеркання і можуть продати тільки те, що самі вирощують, і нема збоку ніякого причепу, ніде вкрасти, і банку дати нема коли.
   При згадці про банку кум сказав:
   - А навіщо нам та робота, сьогодні вже четвер, а там і вихідні, врешті-решт вам проводи треба влаштувати?
   Проводжали три дні. На коней пили разів з п"ять. Від горілки попухли. В понеділок м"ятих, непобритих відвезли на вокзал. Колорадці в гості запрошували, клялись, що до нашого при§зду створять колгосп в сусідньому штаті, що огірки підемо туди красти.
   - Не забудьте про районну дошку пошани, - нагадав §м кум.
   Американці по§хали, а нас з кумом в селі з тих пір менеджерами звуть. Як я зрозумів, менеджери - це ті люди, які вміють гостей приймати і досвідом ділитися.
  1992
  
  
  УГОНЩИК.
   Изучаю русский, готовлю угон самолета. Купил два пистолета, гранату, дюжину газовых баллончиков. Но оказалось, что оружие я приготовил напрасно, оно мне не пригодилось. По первому моему требованию летчики развернули аэробус и через три часа посадили его на какой-то грязный аэродром. Насколько я понял, летчики сделали это с удовольствием, им тоже интересно было взглянуть на Россию после перестройки.
   Встречать нас на летное поле высыпала целая толпа: милиция, летчики, гражданский состав, даже официанты. И все с единственным вопросом - валюта есть? Меня, как главное действующее лицо, изолировали от пассажиров и под конвоем двух сержантов препроводили в ихний полицейский участок. Старшина, который обедал за столом, отодвинул свой ленч в сторону, достал из стола тетрадь и спросил:
   - Хвамилия?
   Я ответил по-русски:
   - Майкл Дуглас.
   - Ага, по нашему - Мойша. Мойша, валюта есть?
   - Нет, у меня только доллары.
   - Ладно, давай доллары.
   Я отдал старшине семьсот долларов и он продолжил допрос:
   - Цель прибытия в нашу страну?
   Я признался, что хочу принять ихнее гражданство. У старшины очки вспотели и лысина дыбом встала. Он крикнул в коридор:
   - Иван, иди сюды, подывысь на цэ прыбацанэ.
   На "цэ прыбацанэ" сбежались посмотреть все те, которые встречали самолет. Долго рассматривали меня вблизи и крутили у виска пальцами, будто бы пытались застрелиться. Ну а Иван смотрел на меня, широко разинув пасть, потом с ужасом прошептал:
   - Якэсь дурнэ.
   После этого меня допрашивал другой старшина:
   - Холодное, огнестрельное оружие есть?
   Я вынул весь свой арсенал. Старшина отобрал пистолеты и газовые баллончики, сказал, что они выросли в цене, а гранату вернул со словами:
   - Оружие разового пользования на рынке спросом не пользуется.
   После того, как все мои вещи и водительское удостоверение были заперты в сейф, и старшина выдал мне справку, что я бомж и сказал, что у него смена кончается и надо домой, я оказался на улице.
   Вот она - необъятная Россия, с её чудным народом. Подумать только, уже прошло семьдесят пять лет с тех пор, как революцию свершили, а до сих пор этот народ живет, не вымер. Значит, закваска революционная до сих пор бродит.
   В автобусе, который вез меня в город, ко мне подошел мужчина с повязкой и потребовал талончик. Талончика у меня не оказалось, мужчина потребовал штраф. Я сказал, что у меня наличных нет, но есть кредитная карточка и спросил, где я могу её обналичить. Мужчина повертел в руках мою кредитную карточку и посоветовал:
   - Знаешь что, всунь её себе в ..., - и назвал точный адрес.
   Этой странной репликой конфликт был исчерпан. По приезде в город мне захотелось отобедать, но ввиду отсутствия наличной массы я это действо сoвершить не сумел. Решил воздействовать на сердобольность русских женщин. Захожу в супермаркет (по ихнему - гастроном) перед закрытием. В магазине оказались две женщины, одна из них с палкой, на конце которой каким то чудом держалась тряпка. Прошу колбасы, чтобы не очухались, предъявляю удостоверение личности из аэропорта, а также кредитную карточку. Справка бомжа вызвала у женщин слезы, а кредитная карточка - смех и совет сунуть её в ... Я признался, что пробовал, но у меня ничего не получается. Теперь они меня пожалели по настоящему:
   - Бедняжка, откуда ты такой прибацанный?
   Я сказал, что прилетел со Штатов.
   - И что, там тоже ни кола, ни двора?
   Я ответил, что ни кола, ни двора у меня нет, зато есть фирма, которой я руковожу, я там босс.
   - А дети есть?
   - Сын, наследник.
   - Тоже босяк?
   Сказались мои скудные познания в русском языке и я не понял последнего вопроса. Закончилось тем, что меня накормили колбасными огрызками, но при этом объяснили, что этим я обидел неизвестного Тузика. Я попросил, чтобы передали господину Тузику мои самые лучшие пожелания и извинения, и заверил, что по прибытии в Штаты я вышлю господину Тузику компенсацию в виде видеомагнитофона самой лучшей фирмы. Меня заверили, что господин Тузик вполне обойдется без моего видика, потому что он так привык. Я пожал плечами, но возражать не стал.
   Ночевал я в пожилой женщины с тряпкой, которая оказалась техническим работником фирмы, а по ихнему уборщицей. Она мне прочитала лекцию по политэкономии, а она в этих вопросах разбирается не хуже наших профессоров.
   Оказалось, что революция свершилась для трудящихся и руками трудящихся. Вначале был взят мощный старт, но то, что все страны обогнали Союз в своем развитии, виновато капиталистическое окружение. Потом голодомор, война и разруха - опять происки международного империализма. Дальше: враги народа, отщепенцы, диссиденты, кооператоры, демократы, партократы, номенклатурщики, "агенты влияния" - всё это сказывалось на развитии государства. А самое главное - все Генсеки оказались дураками, кретинами и старперами. И поэтому большое государство по уровню развития оказалось хуже папуасов.
   А социализм с человеческим лицом? Какой народ это лицо вытерпит? И не вытерпел, и отвернулся от этого лица. А переход от развитого социализма к рыночной экономике? Чья экономика может выдержать этот бардак? И не выдержала, и рухнула на колени. А гонка вооружений с последующей конверсией? Насколько я понял со слов тети Дуни (это хозяйка моя), конверсия, это следующее: если нужно построить танк, необходимо затратить тридцать миллионов долларов, а чтобы этот самый танк не строить, нужно затратить уже сто шестьдесят миллионов долларов. Очень дорогая у них конверсия. И ещё я не понял, почему ихние танки измеряются нашими долларами, а не ихними купоно-рублями.
   А ещё тетя Дуня мне объяснила, что если мне необходима зубная щетка и зубная паста, я должен поехать за границу и там их приобрести. Я вспомнил, что мои щетка и паста остались в ванной, которая в Штатах, и я за ними должен туда ехать. И ещё я подумал, что могу не выжить в условиях ихнего соцреализма. Под конец тетя Дуня меня убедила: ещё не всё потеряно, и пока у меня нет ихних документов с временной пропиской, у меня сохранился шанс.
   ... Пробраться на самолет не стоило большого труда. Это стоило мне авторучки с электронными часами, которую не заметили вчера оба старшины. За авторучку меня контрабандой провели в самолет, а в дальнейшем сработала моя граната. Ею я пригрозил экипажу, и он с радостью сменил курс на норд-ост.
   Через некоторое время мы приземлились на аэродроме, где нас ждали симпатичные полицейские, чтобы проводить меня в полицейский участок. Я сдался им с удовольствием и почувствовал, что я у своих. Здесь было всё, буквально всё, даже зубная паста со щеткой. 1993
  
  
  
  
  БРАЧНЫЙ КОНТРАКТ.
   Прожил я со своей бабулей тридцать лет, а оказалось, что прожил не так, не по научному. Раньше как было? Сводил в ЗАГС и имеешь полное право на брачную ночь. Даже девушки в то время говорили: "Только через ЗАГС, а потом хоть ложкой хлебай". И хлебали, сначала половешкой, ну а потом десертной ложечкой.
   А почему так? Да потому, что не по науке жили, по старинке. Спасибо добрым людям, открыли глаза, потому что я уже начал удивляться, как у нас дети рождались. Всё началось с того, что мне телевизор отремонтировали, а по телевизору передача "Семейные отношения в период свертывания развитого социализма и разворачивания полного хозрасчета в преддверии перехода к капитализму". И в этой передаче сказали, что мы все дураки, потому что только брачный контракт крепче свяжет семейные узы. А нас чем связывают? Справкой из ЗАГСа, да ещё выданной прежней властью. А то, что выдано тогда, недействительно сейчас. А что делать с моими тремя сыновьями? Они родились как раз при коммунистическом режиме. Так что же, они недействительные дети?
   И я предложил бабуле открыть дебаты по данному вопросу, я предложил традиционный брак заменить партнерскими отношениями и заключить брачный контракт. Старуха моё предложение поддержала. Дальше я предложил создать семейную акционерную компанию закрытого типа и назвать её "Ковеньяк и сыновья".
   - А я? - обиделась жена.
   После длительных споров компания приняла название "Ковеньяк, сыновья и бабуля плюс".
   Следующий вопрос - создание уставного фонда. С женской стороны в него вошли: квартира, мебель, всё наше имущество, с моей стороны: сорок бутылок из-под пива, а также пол-бутылки недопитой водки.
   - Вот видишь, бабуля, - хвастаюсь, - не допил водку, сохранил имущество.
   - Ой, как хорошо, - обрадовалась жена, - вот на это своё имущество и будешь получать дивиденды, а я на своё.
   Я хотел возмутиться, но вспомнил, как неделю назад жена собрала все мои бутылки и сказала: "Забирай своё имущество и вали отсюда". Поэтому промолчал, но не утерпел, когда имущество начали распределять на общее и личное. Бабуля наряду с мебелью в разряд общего имущества включили и мою мужскую гордость.
   - Ну нет, я этим имуществом, - говорю, - владел ещё до брака.
   - Ну и что, - отвечает мне половина, - по закону имущество в течение года совместной жизни переходит из разряда личного в общее.
   Даже моя угроза пойти на пиво и унести с собой "общее имущество" не оказало должного воздействия, и клятая баба занесла "его" в реестр имущества общего.
   Перешли к штрафным санкциям. Этот щекотливый вопрос поднял я, потому что знаю о грехах молодости своей жены. Стал называть их по именам.
   - Подумаешь, - свела губы моя половина, - два раза Антон заскакивал.
   - Как два, - не понял я, - если мне известен только один случай.
   - А ты в это время до соседки Мани ходил.
   - Ну и что, - спокойно говорю, - ты что же, не знаешь: когда тебя сношают - это НАС сношают, а когда я сношаю - это МЫ сношаем.
   Моя старуха этого закона не признала и посыпались на меня штрафные санкции. В результате этого я лишился всего, кроме пустых бутылок.
   И вот наконец мы пришли к главному вопросу - вопросу о власти. Если есть Компания, должен быть и Президент. На этот пост единственный достойный претендент - это я.
   - А почему? - спрашивает жена.
   - По совету старейшин. - отвечаю, - ты что, телевизор не смотришь, не видела, как Жириновский через своего старейшину со своими врагами расправлялся?
   "И с тобой расправлюсь, - думаю, - дай только власть в руки взять".
   - А почему старейшина ты?
   - Да потому что я на четыре года старше тебя.
   - Извините, - говорит супружница и с загашника достает метрику, потерянную тридцать пять лет назад. Из метрики следует, что я на год моложе её. Это же надо, всю жизнь морочила мне голову и все тридцать лет скрывала свои пять лет.
   Единственное, об чем упросил я свою бабулю - это до конца недели исполнять обязанности Президента, пока она присягу разработает. И последнее: договор будет пролонгирован на следующий год, если не будет возражений с обеих сторон.
   - Лонгировать, это когда МЫ их или они НАС? - ехидно спрашивает бабка.
   - Нет, это когда ТЫ МЕНЯ.
   По поводу гарантий в брачном контракте я даже не заикнулся, потому что знаю свою жену, и знаю, что буду виноват в любом случае, а какие могут быть гарантии в бесправного человека?
   Подписал контракт, а сам задумался. Что будет, если его придется аннулировать? Как делить имущество? Как делить мою мужскую гордость, пополам? По десять сантиметров каждому? Есть над чем голову поломать.
  1994
  
  
  
  
  БИЗНЕС-КРУИЗ.
   Едем мы с подругой Марией в круиз по Средиземному морю. Нам его бесплатно выделили на правлении нашего коллективного хозяйства (бывшего колхоза) за ударный труд по выращиванию поросят.
   Мария говорит:
   - Круиз круизом, но где ты, Дуня, видела туристов без базара? А базар там должен быть, не Тяжилов, конечно, но нам любой подойдет.
   Она разузнала, что в Италии хорошо идут комнатные тапочки, а в Греции наоборот - резиновые сапоги. В Израйле мы решили торговлю не открывать, там много наших, могут узнать и будет стыдно.
   На следующий день в нашем сельмаге мы закупили на корню все тапочки, сапоги, калоши и шитые валенки. Ну а картошка, лук, чеснок и буряки - со своего огорода. Вышло по три мешка и по дамской сумочке.
   - Хороший базар будет, - радовалась Мария, - лучше, чем в прошлый раз в Ленинграде.
   - Ой, - спохватилась я, - а как же мы с ними будем объясняться, мы же не знаем ихнего языка.
   - Не дрейфь, - отвечает подруга, - есть международный базарный язык. Надо говорить: "Сэры и сэруньи, бизнес - бартер".
   Как мы садились на теплоход, может поверить и посочувствовать лишь тот, кто принимал роды от трех свиноматок одновременно. Нас не пускали - вещей много. Но мы с Марией сумели таможенному начальнику доказать, что все эти харчи нам в дорогу приготовили и всё это мы съедим, и по мешку чеснока тоже, потому что мы на вегетарианской диете. А тапочки, это не тапочки, а "недельки", мы их будем носить каждый день новую пару.
   Каюту (так называется комнатка на корабле) мы заняли полностью. Кроватей там нет (в дальнейшем оказалось, что были, но прислоненные к стенке) и мы спали на мешках с луком. Провонялись на месяц вперед. Другие круизисты веселились на палубе, танцевали, пили в баре и ресторане, смотрели видики. Мы тоже попытались пойти в ресторан, но были выставлены оттуда, потому что пошли жалобы посетителей на то, что луком приправлено даже виски. После того, как нас вытурили, виски приобрело естественный запах - вонючей самогонки.
   Первую остановку сделали в Израйле. В порту мы произвели разведку и выяснилось, что все базары здесь занял какой-то Башкевич (видать, из тяжиловских) и спродаваться здесь бесполезно. Дальше - Греция. Здесь мы высадили десант. Договорились, что купонами брать не будем, только "баксами".
   - А какие они из себя? - спрашиваю.
   - Я сама не видела, - объясняет Мария, - но соседский мальчишка говорил, что они зелененькие и с портретом Жори Вашингтона.
   Подходили ихние люди, что-то спрашивали, но зеленых с портретом не предлагали. Предлагали почему-то драхмы. Мы уже на купоны были согласны, но и купонов у них, оказывается, нет. И базар плохой. Ну кто, скажите на милость, пойдет на базар, если в магазинах всё есть?
   В Испании - та же картина. Здесь с нами интересный случай приключился. При выходе с базара Мария подала нищему пятьсот наших купонов. Нищие посмотрели купюру и до самого теплохода гнались за Марией, кричали "Юкрейн" и размахивали костылями. Насколько я поняла, здесь, так же как и у нас на Украине, купоны за деньги не считают. А вот в Италии нам здорово повезло. Оказывается, европейская страна, а резиновых сапог и калош в помине нет, и валенки шить не умеют. За лиры отдали все валенки и резиняки, они их в музей повезли. А тапочек не взяли.
   Взвалили мы опять свои мешки на "кравчучки" и взяли курс домой. По пути нас встретила буря (по морскому - шторм), унитаз обнимали по очереди. В порту вылезли зеленые как "баксы", в поезде нас ещё больше укачало.
   При возвращении вынуждена была применить средство индивидуальной защиты. Ещё при отъезде нам давали совет: "Будете за бугром, купите газовые баллончики, от гангстеров". А зачем покупать, если он у меня на кухне стоит? Баллончик у меня в сумке валялся, никто на меня за этим бугром не нападал, чужих гангстеров не встречала, пока не нарвалась на своего, родного. Рэкетир - метр с кепкой в прыжке, а вымогать с меня вздумал. Ну я и воспользовалась баллончиком с дихлофосом. Отечественный дихлофос на него подействовал как на домашнего пруссака - глаза выпучил, рот раскрыл, усы опустил. Я не стала дожидаться, пока он усы подымет, двинула его баллончиком между глаз, он и улегся как таракан. После этого баллончик с дихлофосом всегда со мной, я однажды таким способом даже бугая успокоила.
   С круиза нас встречали всей деревней. Обрадовались, когда наши мешки увидели, думали, с бартером вернулись. А председатель правления нашего коллективного хозяйства (колхоза по старому) произнес спич:
   - Дунька энд Манька (это он про нас), если вы будете появляться дальше Тяжиловской барахолки и позорить русское войско, я на вас управу найду, пеняйте на себя.
   ... У нас с Марией отбоя нет от посетителей. Все хотят послушать про ихние базары, про ихнюю валюту. И всех мы консультируем. Я думаю даже мемуары начать писать.
   P.S. А драхмы и лиры оказались твердой валютой. И на цвет не зеленые, и фотографии Жорика нет, а твердые.
  1994
  
  
  ПИСЬМА К ДРУГУ.
  Письмо первое
   Здравствуйте, дорогой Иван Захарович. Пишет вам Иван Нетреба (это фамилия моя) из села Новые Матюки. Помните, вы у нас останавливались, когда приезжали пропечатать в газете нашего голову? Вы ещё хвалили лежни, которые справила моя старуха и говорили, что "справлять лежни" - это совсем не то, чем она занимается. А то, что голову пропечатали, правильно сделали, потому что я на него зуб имею. Когда его к нам на голову привезли с района, через неделю праздник намечался и подарки должны были вручать лучшим механизаторам. Мне патефон предназначался. Когда зачитали мою фамилию, голова сказал: "Не треба, то й не треба" и вычеркнул её из списка. С тех пор патефона у меня нет.
   А вот почему нас называют Новоматюкальниками, вы спрашивали, я сейчас объясню. Раньше наше село называлось Ломоносово, но после объявления самостийности оказалось, что великий ученый - русский, а москалей, как нам объяснили, не потерпим. Поэтому село стало называться дореволюционно - Матюки, а в связи с тем, что до нас дошло новое мышление, то стали называться Новыми Матюками. Помните, в центре села стоял памятник бородатому классику марксизма-ленинизма? Так его уже нет. Наш бывший парторг ночью содрал его с пьедестала, отвез в Прибалтику и обменял на жвачки. Теперь его сыну этих жвачек хватит до самой пенсии.
   А обращаюсь я к вам по следующему вопросу. Вчера приехал из района и там купил вашу газету, думаю, может вы ещё кого-нибудь пропечатали. Но вас я не нашел, а вот на объявление наткнулся:
   "Крутая телка с клевым прикидом ищет чувака с тачкой и дачкой".
   Некоторые моменты объявления я не понял и прошу их мне разъяснить. Ну, что телка - это молодая корова, крутая - значит рога большие, а ищет чувака - просится до бугая, и ещё она хочет, чтобы навоз вывозили тачкой на чью-то дачу - всё это я понял. Я только не понял её "клевого прикида". Если много молока дает, так может и я куплю. Обратился к бывшему парторгу, а он говорит: "Тебе, дед, уже не о телках надо думать, а богу молиться". Поэтому, Иван Захарович, напишите мне о клевом прикиде, и почему мне нельзя о телках думать и в то же время надо молиться богу.
   Ну а второе объявление посвящено году синей собаки:
   "Продам щенка добермана синего цвета в хорошем состоянии. Собака универсальна. Линия родословной доходит до семейства Баскервилей. Награжден дипломом и золотой медалью".
   Насчет золотой медали, мне это понятно, потому что соседская девочка за десять классов тоже медаль получила. Мне непонятно слово "доберман". Это его фамилия? Но в собак ведь клички. А если это кличка, то у моего соседа Изи такая же кличка.
   В вашей газете было ещё объявление:
   "Продам новый не распакованный автомобиль семейства ЗАЗ с отличной родословной от импортных производителей. Хороший сторож, верный друг, нет запаха, не линяет".
   У моего соседа тоже есть "Запорожец", он тоже не линяет, но и не заводится. Другой сосед цепляет его до трактора и волочит. Однажды нужно было ехать в район, так его трактором туда и обратно протаскали. Я не понял одного - почему "нет запаха"? У него запах почти как у настоящей машины.
   А вот по поводу следующего объявления: "Производится летняя распродажа калькуляторов", я понял всё, потому что у нас в сельмаге валенки только летом на распродаже и можно купить. Я не понял, что такое калькулятор. Если это фрукт наподобие помидоров или то, что вчера по телевизору смотрел "...и толстый, толстый слой шоколада" - то для него нужен погреб. Пусть пользуются моим погребом, туда ящиков двадцать этих калькуляторов влезет.
   Буду, Иван Захарович, заканчивать, потому что до утра свет выключат, сегодня наша очередь. Нас выключают в целях экономии, конверсии и по просьбе трудящихся.
   С уважением Степан Нетреба.
  1994
  ПИСЬМА К ДРУГУ.
  Письмо второе
   Здравствуйте, Иван Захарович. Опять пишет вам Степан Нетреба из села Новые Матюки. Читал вашу последнюю статью, хвалю, но не понял одного политического момента, поэтому прошу разъяснить.
   Вот вы пишете "Во всех наших бедах виноват наш народ, потому что он безмозглый". Как это понимать, если во всех средствах массовой информации сообщается о том, что у нас происходит утечка мозгов. Но разве может утечь то, чего нет? Вчера по этому вопросу у нас с соседом Гаврилой (он у нас на мясокомбинате работает) даже спор вышел. Я ему научно доказываю, что у нас мозги утекают, а он говорит: "Не знаю, как где, а у нас утечек мозгов нет. За другие мясокомбинаты не ручаюсь, а на нашем, кроме вырезок, ничего не утекает". В это время подходит его кум, который тоже с мясокомбината, и сходу включается в разговор: "Мозги - это очень хорошо, особенно с лучком под водочку, но лучше всего - это бычьи яйца".
   Поэтому, Иван Захарович, объясните темному колхознику, происходит ли у нас, наряду с мозгами, утечка яиц. Если этот процесс уже пошел, так я договорился с Гаврилой, что в этом случае мы будем компенсировать их отсутствие бычьими мозгами и яйцами. Я думаю, чего-чего, а бычков на наш век хватит, чтобы не говорили, что у нас народ безмозглый.
   С уважением Степан Нетреба.
  1994
  
  
  
  ОЧЕРЕДЬ.
   - Будьте добры, не откажите в любезности, скажите, вы в очереди последний?
   - Нет, последний вон тот гражданин в пыжиковой шапке.
   - Тогда будьте любезны сообщить ему, когда он подойдет, что в его отсутствие я за ним очередь занял.
   - Хорошо, я буду рад помочь вам. Ведь мы придем быстрей к общей цели только в том случае, если будем дружны. Вот в прошлый раз пришел какой-то хам, переколотил очередь, испортил всем настроение. Вы, вижу, человек интеллигентный, потому что спешите, а очередь не нарушаете. А куда торопитесь, если не секрет?
   - Полвосьмого передача по телевизору интересная, хочу успеть.
   - Не беспокойтесь, я тоже, да и многие из очереди об этой передаче знают. Любопытно ведь узнать, кому "Гран-при" достанется. Да не грамм три, дедушка, награда такая. Что, три грамма тоже награда? Ну не знаю, по мне, это не награда, а одно раздражение. Что-то Сергей Данилович задерживается.
   - Ну нет, обещал подъехать вовремя, а слово Сергея Даниловича - кремень.
   В это время к очереди подъезжает "Мерседес", из него вылазит мордатый парень:
   - Ну-ка, гнилые интеллигенты, выстроились в затылок друг другу. Шаг влево, шаг вправо - считается, что человек из очереди выбыл.
   - Да как вы смеете? - послышался старческий голос.
   - А кто будет возбухать, тому тары не хватит, авторитетно предупреждаю.
   - Да вы, Сергей Данилович, не обращайте внимания, новенький он, не знаком с нашими порядками.
   - То-то же, - сказал мордатый и пошел открывать дверь.
   Пункт приема стеклотары заработал.
  1994
  
  
  
  МАРИЯ ПОДВЕЛА.
   Быстрей доварить борщ и в шесть часов к телевизору. Там очередная, не знаю какая по счету, серия "Просто Мария". Ну до чего мне нравится этот сериал. Третий год смотрю и третий год не могу понять, почему Мария моложе своего сына. Да я за эти три года возле телевизора на шесть постарела, а ей хоть бы что, такая же молодая как и в первой серии. Может, она обед не варит, а может быть на специальной диете - марципанами объедается, а я обед варю и марципанов не ем. Может быть.
   Что-то я давно Луиса Альбертовича не смотрела. И Марьяну не показывают. Что, богатые плакать перестали? Не перестали, Мария через серию рыдает. Может, его в командировку за границу послали. Может быть. С другой стороны, как его могут за границу послать, если он постоянно за границей живет и прописан там? Не может быть.
   А мой Марию не любит. Он и Луиса Альбертовича до его командировки не любил, и Марьяну тоже. Он пиво любит. Каждый день приходит с работы, просит пару тысяч, и на пиво. Вот и сейчас, дверь грюк, мой пришел.
   - Ты что, деньги ищешь?
   Сопит.
   - Они в кошельке, в серой шубе, я сегодня зарплату получила.
   Продолжает сопеть. А на экране события разворачиваются. Они все молодеют и молодеют. Дверь грюк, мой ушел на пиво. А все-таки, почему она моложе своего сына? Ой, мне кажется, нам лапшу на уши вешают. Такого ведь не бывает, чтобы моложе сына. Даже Мария. Звонок в дверь, на самом интересном месте. Выхожу в переднюю, мать родная, в прихожей ничего не осталось: ни кошелька с зарплатой, ни серой шубы с кошельком, ни мужниной дубленки, ни ондатровых шапок, ни единой пары сапог. Всё унесли.
   Открываю дверь, муж стоит на пороге:
   - Дай пару тысяч на пиво.
   ... Теперь я знаю, почему она моложе своего сына. Чтобы нас легче было обворовывать.
  1994
  РАЗБОР ПОЛЕТОВ.
   - Итак, Джон Кейбл, доложите о причинах невыполнения вами ответственного задания. Давайте по порядку. Первым заданием было вывести из строя сберегательный банк путем подключения персонального компьютера к банковскому серверу. Но это пол-дела. Вторая половина заключалась в том, чтобы ввести в компьютер вирус, с помощью которого уничтожить блоки памяти со счетами клиентов, что вызвало бы недовольство населения, массовые волнения, а впоследствии и свержение существующего строя. Но этого не произошло. Советские люди до сих пор мирно строят свой развитой социализм. Джон, компьютер с дискетой вы получили?
   - Да, сэр. Техническое оснащение было безукоризненным. Всё складывалось благополучным образом. С компьютером прибыл я в заданный район. За барьерной стойкой увидел ихний компьютер неизвестной мне конструкции. Но подключиться к нему не смог. Банк сильно засекречен. В помещении, правда, нашел я розетку с неизвестной надписью "220В". Как я понял, это какой-то код. В розетку подключаться не решился, вдруг это ловушка для разведчиков.
   - А какова конструкция ихнего компьютера?
   - Повторяю, конструкция мне неизвестна. Этот вид компьютеров в подготовительном центре мы не изучали. Он представляет собой открытый со всех сторон ящик с дискетами, который вращается вокруг своей оси. Дискеты странные, бумажные. Женщины, обслуживающие компьютер, заполняют их вручную, но насколько я догадываюсь, это обман, происки русских, а внутри ящик набит электроникой.
   Я послал шифрозапрос в наш центр по поводу разъяснения неизвестной конструкции суперкомпьютера и подозрительной надписи "220В". Чтобы не терять времени даром, я решил выполнить второе задание и провести аналогичную операцию с вокзальным компьютером.
   - Надеюсь, "Инструкцию об общественном транспорте" вы не нарушили?
   - Нет. Более того, чтобы не отличаться от аборигенов, я купил ихние абонементные талоны и сел на пятый номер трамвая, но вместо вокзала попал в ихние электрические сети. И вот тогда я испугался и, нарушая все инструкции, остановил частное такси и велел ехать к вокзалу. Водитель, узнав, что я из Вашингтона, сказал, что повезет меня ближайшим путем, через Жмеринку. Кончилось всё тем, что я отдал частнику все свои шпионские командировочные. Поэтому я выражаю протест тем работникам нашего ведомства, которые открыли в России дорогу кооперативному движению и требую компенсации.
   - Вы, Джон Кейбл, не отвлекайтесь, а отвечайте по существу.
   - По существу опять прокол произошел. Опять неизвестная система. Я заказал билет до Казатина в спальном вагоне скорого поезда. Кассир посчитала стоимость билета на кассовом аппарате, потом на калькуляторе, дальше на счетах и на листке бумаги в столбик. Насчитала столько денег, что за них я бы пересек все Соединенные Штаты. Но когда я получил билет, оказалось, что поезд был совсем скорым и пять минут назад ушел. Я вернулся в эту же кассу и потребовал возвратить мои деньги и компенсировать моральный ущерб.
   "Ты шо, прышыбляный? - сказала кассир, - порядков не знаешь? Иди к начальнику".
   Я нашел кабинет начальника, захожу, на столе монитор, и никого нет. Такой удачи я не ожидал. Я введу компьютерный вирус в систему МПС, разладится движение поездов, население опоздает в сбербанк, недовольство, волнения и свержение существующего строя. Я убью двух зайцев одним ударом, а на родине меня ждет премия, вилла на берегу моря и любимая женщина. Но оказалось, что в этого загадочного компьютера отсутствует периферия - ни сканера, ни принтера, и даже процессора я обнаружить не смог.
   В это время входит начальник в большой круглой кепке и обращается ко мне:
   "Захады, дарагой".
   Я изложил ему суть проблемы с билетами и он согласился помочь, при этом сказал:
   "Кацо, давай выпьем за то, что ты хароший чалавек" - и полез в монитор. Изнутри он вынул бутылку коньяка, две рюмки и огурец. Коньяк мы выпили, огурец съели, мне в кассе деньги возвратили, но штраф удержали.
   При выходе с вокзала я увидел две розетки, над одной была загадочная надпись "220В". Я включил свой компьютер в розетку без надписи и он заиграл. Ошарашенный, я нашел радиоателье и попросил отремонтировать компьютер. Бородатый мужик пообещал заменить предохранители. После этого я вернулся на вокзал и подключился к розетке "220В", компьютер задымил и у меня остались одни предохранители.
   Я больше не стал испытывать судьбу, сел на самолет и прилетел домой, где меня уже не ждали премия, вилла на берегу моря и любимая женщина. Я не буду выполнять ваши задания, пока мне не ответят на мои вопросы: какова конструкция компьютера в сбербанке? какова конструкция компьютера в начальника станции и как к нему подключиться? что такое "220В"? почему сгорело всё, кроме предохранителей?
   На этом совещание в босса Джона Кейбла прервалось, а вопросы остались.
  1988-1994
  
  
  
  
  ВСТРЕЧА.
   В этот маленький городишко привела меня журналистская судьба случайно. На День Победы. Приехал - и всё тут. Под вечер. Устроился в гостинице и пошел прогуляться по старинным улочкам.
   Он сидел на скамейке, облокотившись на палку. Я подошел, поздоровался, молчать было неудобно, представился.
   - Воевали? - спросил.
   - Приходилось.
   - А почему без наград? В этот день сам Бог велел.
   - Отобрали, - хмуро ответил.
   Журналистское чутьё мне подсказало, что намечается интересный рассказ, вопросы висели на кончике языка, но появилось ещё одно действующее лицо. Он подошел с девчушкой-непоседой лет пяти. Хромал, оказалось - культя вместо ноги.
   - Здорово, - поздоровался.
   - Здоров, Максим, - ответил мой напарник.
   - Как праздник? - спросил Максим.
   - Не праздник, а тоска.
   - А каково мне? - с горечью произнес Максим.
   В это время подбежала девочка:
   - Деда, идем за жвачками.
   - Идем, Эльза, я же обещал.
   И они ушли, а вопросов у меня прибавилось. Мой собеседник помолчал и начал говорить:
   - Вижу по вас, что не терпится узнать, почему наград лишили. Но расскажу я вам другую историю.
   Был я летчиком. Когда воевал, был намного моложе вас. Однажды под Ленинградом эскадрилья, которой я командовал, заняла немецкий аэродром. Немцы еле успели отойти. Мы ждали топливозаправщик, который не поспевал за наступающими. Прогуливались возле самолетов, и в этот момент я учуял кухню. Запах привел меня в лощину, в которой, вы не поверите, немецкий повар помешивал что-то в котле. Фронт двигается, а кашевар даже не понял, что находится в чужом тылу со своей полевой кухней.
   Я подошел:
   "Хенде хох, Фриц".
   Он повернулся и произнес по-русски:
   "Я не Фриц, я Макс".
   Я от удивления чуть на три точки не сел:
   "Откуда ты, немтур, русский знаешь?".
   "А я на русской девушке женат", - отвечает.
   Я удивился ещё больше:
   "С каких это пор вражьи повара на наших девушках женятся?".
   Он начал объяснять, что под Сталинградом они долго стояли в одном городе, и он успел за это время жениться. Я слушал его в пол-уха, уж очень аппетитный запах исходил из котла, но когда до моего уха дошло знакомое название, я переспросил:
   "В каком, каком городе?".
   И он назвал мой город.
   " Хорошо, земеля, - хочу его проверить, - а где ты там жил?".
   "Там есть церквушка, левее дом стоит".
   "И колодец во дворе?" - спрашиваю.
   "Да, с журавлем", - удивляется немец.
   "А кто живет в этом доме?".
   "Старая и молодая хозяйка. Меня к ним на постой определили. А вы откуда это знаете?".
   Если бы фриц догадывался, что он жил в моем доме, он бы не был таким разговорчивым. Моя рука потянулась к кобуре, но я на всякий случай спросил:
   "А на ком ты, всё-таки, был женат?".
   "Так на молодой хозяйке, её Лизхен зовут".
   У меня перехватило дыхание:
   "Так ты был женат на моей сестре Лизе? Да я тебя, фашист вонючий, в этом котле сейчас утоплю".
   И утопил бы, если бы не подоспели мои товарищи. Немца отправили в тыл, меня еле успокоили. Такого удара судьбы мне до сих пор не приходилось испытать.
   - И вы его больше не встречали? - я не мог усидеть на скамейке.
   - Встречал, на лесоповале в Ухталагере.
   - А как вы на лесоповал попали?
   - Сбили меня в конце войны. Над чужой территорией. Помыкал я горя в концлагерях. Освободили американцы. За это и дали на всю катушку. Встретил я на лесоповале своего немца, он с пилой не хуже управлялся чем с половешкой. Отсидел я одиннадцать лет, а когда начались знаменательные события, освободили. Но не реабилитировали, звания и наград не вернули.
   - А много было?
   - Порядочно. Вашей груди еле бы хватило. Я ведь истребителем был.
   Помолчали. Но журналистский зуд мучил меня:
   - И вы не пытались узнать судьбу немца? Больше не встречались?
   - Почему? Да я его каждый день вижу.
   У меня глаза сделались квадратными.
   - И вы видели, - продолжал мой собеседник, - он пошел внучке жвачку покупать. Двадцать лет тайгу валил, там же ногу отморозил. Да вот они возвращаются.
   Довольная девчушка кружилась подобно сателлиту вокруг своего деда. Подошел, посидели, помолчали. На крыльцо противоположного дома вышла сухонькая старушка и обратилась в нашу сторону:
   - Макс, Эльза, идите ужинать.
   - Хорошо, Лизхен, идем.
   И они пошли, два разных поколения. Одно, которое видело ВСЁ, и другое, которому не дай Бог это ВСЁ увидеть.
  1994
  
  
  
  ПИСЬМА К ДРУГУ.
  Письмо третье
   Здравствуйте, Иван Захарович. Опять вас беспокоит Степан Нетреба из села Новые Матюки. Только я сейчас не в Новых Матюках, а в сумасшедшем доме. Вы спрашиваете, как я здесь оказался? Объясняю. Угораздило меня купить лотерею. На неё выпал "Запорожец". Взял я "Запорожец", а к нему в обязательном порядке должны быть права, а к правам нужна справка что я не
  дурак. Пришел я за справкой, а меня оставили на обследование. Поселили в палату, в которой уже находились Троцкий, Брежнев, Кравчук и бывший председатель нашего колхоза. Председатель косит под Янаева, хотя похож на него только тем, что руки трясутся, потому что пропил пол колхоза.
   Политическая жизнь в нашей палате проходит очень бурно. Троцкий взъелся на соседнюю палату, потому что там окопались оппозиция и фракционеры. Каждый день проводит сборища троцкистов, на которых грозится добраться до Ульянова и снести его с постамента, который находится у центрального входа. Брежнев обвешался значками с ног до головы как "Дюна" и похож на клоуна. Но самое интересное начинается в тихий час, когда в палате собираются все члены Политбюро и целуют Брежнева в задницу. Из соседней палаты пошел запрос в администрацию, а нельзя ли проводить два тихих часа, чтобы наблюдать это удовольствие дважды. Кравчук всех уверяет: если его изберут старостой палаты, то все русские этой палаты будут жить лучше русских из Арабских Эмиратов. Он только недоволен тем, что его именем назвали какую-то тачку, а не подлодку или авианосец.
   Представляете, Иван Захарович, ситуацию, в которой я оказался? К троцкистам не пускают, к Брежневу не подпускают, а что мне корешиться с Кравчуком, если я не совсем украинец.
   И пошел я по кабинетам искать лысого придурка, который к двухтысячному каждому дурику обещал отдельную палату. Но не нашел, потому что, как мне объяснили, он без жены никуда, а в женскую палату меня не пускают. Зато встретил ещё одного лысого, который шастал по углам с кирзовым сапогом в руке и искал Кузькину мать, чтобы показать её администрации.
   На втором этаже вообще война. Там западенцы вздыбились против москалей. Оуновец пишет транспарант "Щербицкому - место в дурдоме". Рядом стоит Щербицкий и доказывает художнику, что он уже здесь, а раньше был там. После этого транспарант приобретает вид "Щербицкому - место в дурдоме и в ЦК". Через коридор вояк УПА окопался. Представляете, на втором этаже вырыл окоп в полный рост. И когда заходит медсестра, чтобы сделать укол, он со словами: "Живым не сдамся" ныряет в окоп и по тоннелю, который он тоже вырыл, скрывается в схроне, оборудованном его же руками. Этот схрон не могли обнаружить даже саперы с миноискателем.
   На третьем этаже полным ходом идет приватизация. При входе турком, поджав под себя ноги, сидит псих и тупо глядит на белую линию поперек коридора. Я спросил, чем он занимается. Псих ответил, что он пограничник, а эта линия - никакая не линия, а самая настоящая граница, которую он приватизировал. Я поинтересовался, почему же люди свободно проходят через границу. Он возмутился:
   - Ты что, дурак, не понимаешь, я наблюдаю, чтобы враги не увели границу на свою территорию.
   Следующий псих приватизировал огнетушитель и постоянно таскает его с собой. Я спросил, а если пожар, он как пожарник будет его тушить? Псих сказал, что он не псих, и не затем его приватизировал, чтобы быть пожарником. Пускай тушат подручными средствами, а огнетушитель - это частная собственность, которая охраняется законом.
   Два амбала приватизировали туалет и только сами им пользуются, остальные бегают во двор в лопухи, которые приватизировали зеленые. Ну, а коммунисты и социалисты приватизировали пищеблок, поэтому обстановка как в блокадном Ленинграде - за пайку хлеба могут жизни лишить.
   Здесь я негра-валютчика встретил. Занимался он тем, что за доллары скупал купоны и вывозил их на западные рынки. Тем самым пытался подорвать экономику капиталистической системы. За что и попал сюда. При мне к нему подошел Берия и говорит:
   - Гражданин негр, кайся во всех грехах.
   Негр отвечает:
   - Я не негр, я эфиоп.
   - Ах, эфийоп твою мать, колись, падло.
   А наш доктор, оказывается, имеет фамилию Штирлиц, и поэтому я его поймать никак не могу. Три дня сидел в засаде возле палаты Бормана и Мюллера, но он не появился. Ума не приложу, как отсюда выбраться, доктора-то нет. Нет, другие доктора есть, есть и Эпельбойм, и Юкельсон, и Катерштен, а самого Штирлица нет.
   В поисках доктора я случайно забрел в женскую палату. А здесь выборы идут, выбирают "Мисс палаты". Претенденток много - вся палата. Все претендентки - со своими программами и лозунгами. Здесь и "Вся власть - нам, самым достойным!", и "Придурки всех стран, соединяйтесь!", и "Сумасшедший - это звучит гордо!", и "Дурдом и обком - едины!", и "Тише едешь - шире морда!". Победила мисс с программой выхода из кризиса женской палаты в преддверии полной и необратимой эмансипации, феминизации и деградации. "Мисс" повязали лентой с туалетной бумаги и наградили вымпелом "Победителю соцсоревнования". Меня хотели побить за то, что я подглядываю, но я сказал, что я - наблюдатель от Дуркиной партии и слежу за тем, чтобы не было подтасовок на выборах. Меня спустили с лестницы с миром.
   И сейчас я, Иван Захарович, брожу по этому дому, ищу Штирлица и нахожусь в подвешенном состоянии. Как с ним связаться, ума не приложу. Поэтому, Иван Захарович, подскажите пароль для связи. Он на двести сорок первой странице про Исаева. Или мне здесь до пенсии жить? Не то запишусь в члены Политбюро.
   С уважением Степан Нетреба.
  1994
  
  
  
  
  
  НА ПАНЕЛИ.
   Получила в редакции ответственное задание: описать ночную жизнь жриц любви, то есть написать, как наши интер- и нацдевочки отрабатывают свой хлеб насущный. Мой редактор объяснил, что с волкам жить - по волчьи выть, и нужно вплотную приблизиться к жизни. После этого я одела свой ансамбль с университетской скамьи: юбку - на два пальца ниже допуска, кофточку - на два пальца выше допуска, и пошла выполнять задание.
   Моё редакционное удостоверение открыло в гостинице все двери, даже номера семьдесят первого, в котором проживал немец. Он платил за всё: за то, что сняла кофточку, отдельно, отдельно за юбку, за интимные части туалета. За что он платил мне дальше, комментировать не будем. Высвободившись через полтора часа, я подсчитала деньги, проконвентировала их и поняла, что зарплату за полтора года я заработала. Засела за калькулятор: тридцать пять лет разделить на тридцать пять часов, получится - полтора суток интенсивного труда, и я на пенсии.
   Мой репортаж опубликовали и я получила гонорар, после этого пошла к редактору и сказала, что мне больше платят за снятые трусики. Редактор мне нагрубил:
   - Вы уже пользуетесь жаргоном уличных девок. А расценки, между прочим, не я утверждаю. Так что советую вам приняться за работу, и чтобы к завтрашнему утру следующий репортаж был у меня на столе.
   Когда по моим подсчетам до пенсии оставалось меньше десяти лет, оказалось, что в лейтенанта Шмидта были не только сыновья, но и дочери. С одной из них я столкнулась, в результате чего я оказалась, согласно конвенции, за демаркационной линией, при этом она обозвала меня проституткой, а сама представилась как гейша. Но в моей соперницы не было университетского диплома и опыта работы на государственной службе. Поэтому я сумела доказать, что она является незаконнорожденной дочерью, а я принесла справку (сама напечатала) с печатью, что я родная дочь лейтенанта Шмидта.
   Прошло три месяца. Я приобрела коттедж, престижную машину, заработала пенсию себе, будущей дочери, сейчас зарабатываю будущей внучке. Участковый приставил ко мне двух милиционеров, чтобы какая-нибудь дура не назвалась родственницей лейтенанта Шмидта. Думаю баллотироваться в депутаты. Имею свою программу, сексуально-интернациональную: необходимо поощрять нашу деятельность и стремиться, чтобы все иностранцы оставляли часть своей валюты нам, гейшам. Не надо бояться, что валюта попадает в частные руки, ведь чем богаче мы, тем богаче государство - так нас учит сегодняшний парламент. А свою программу я воплощаю в жизнь довольно успешно.
   Иногда наведываюсь в редакцию. Вчера вот интересное задание получила: дать репортаж о жизни заключенных в местной тюрьме строгого режима. Редактор напомнил, что с волками жить - по волчьи выть, и необходимо приблизиться к жизни.
   После этого я сшила со своего полосатого матраса халат и отправилась выполнять задание. Я надеюсь, что моё редакционное удостоверение откроет двери тюрьмы и любой камеры. Только как совместить эту работу с сексуально-интернациональной программой, вот вопрос, который я решить сама не могу. Я не знаю, есть ли в тюрьме иностранцы, есть ли у них валюта, а самое главное, как они меня будут называть: гейшей, или по-русски. Если по-русски, тогда программа приобретает вид сексуально-национальной, что противоречит моим предвыборным принципам.
  1994
  
  
  
  
  
  ПИСЬМА К ДРУГУ.
  Письмо четвертое
   Уважаемый Иван Захарович. Пишет вам Степан Нетреба из села Новые Матюки. Спешу поделиться радостью - мой сын уже подрос и пошел в армию. Сначала он идти не желал, говорил: "Нафик мне эта армия". Но потом под воздействием моей агитации согласился, но только по своей специальности. А закончил он курсы брокеров. Оказывается, что современной армии нужны танкисты, артиллеристы, летчики и моряки, а вот брокеры не нужны. Но я все-таки сломал его сопротивление. Аргументировал ратной службой его отца и боевыми подвигами его же деда.
   Уломал, и теперь мой сын пограничник. На митинге я речь сказал: "Смотри, сынок, береги армейское имущество, учись метко стрелять, потому что каждый патрон стоит семь тысяч в переводе на нашу национальную валюту". "Ого, - сказал Нетреба-младший и челюсть его отвисла, - балдежно".
   Прошло полтора месяца, принял сын присягу. Вдруг получаю письмо. "Отец, мои друзья по случаю через наше село будут ехать, брось в машину мешок картошки". Я удивился, в моё время народ и армия были едины, харчей хватало, а сейчас, видать, постперестроечная разруха докатилась и до армии. Поэтому кубинский мешок отборной картошки уехал на границу. Через две недели этот же мешок возвращается обратно, но полный, никогда не догадаетесь, ... патронов. Один в один, как огурчики. И записка "Отец, спрячь, после дембеля займусь бизнесом". Спрятал глубоко на чердак.
   С тех пор и началось. Я туда капусту, бурячок, морковку, благо урожай в колхозе в этом году отменный, а обратно получаю патроны, снаряды, ракеты "Земля-воздух". Оказывается, пограничники бартером занимаются. Наши им - продукты питания, ихние нашим - оружие.
   Теперь у меня следующая раскладка. Весь чердак заложен патронами. В дровяном складе спрятаны ракеты. В огороде зарыты снаряды, их так много, что картошку негде сажать. За клуней замаскированы два танка, а за туалетом - установка "Град". Две зенитки - на сохранении у швагра, торпеды - у двоюродного брата, или нет, у племянника на ферме (он колхозной фермой заведует). На току зарыты автоматы, на свиноферме в навозе - тяжелая артиллерия, легкая - на водонапорной башне. Теперь наши Новые Матюки иначе, как Новым Пентагоном не называют. А оружия у нас хватит на два военных округа с мелкой флотилией в придачу. Я одного боюсь: не дай Бог, сдетонирует, хлопок будет похлеще, чем на боевых складах Тихоокеанского флота. Дед Свирид сказал, что будь у него в партизанском отряде столько оружия, он бы войну выиграл на два года раньше.
   Поэтому, Иван Захарович, обращаюсь к вам за советом: идти сдаваться сейчас самому или подождать, пока мой балбес демобилизуется? За что меньше дадут? Моя старуха сухарей насушила мне, сыну, нашим и ихним пограничникам. Говорит: "Иди уже, садись, потому что сухари негде класть. А так оружие конфискуют и место для сухарей освободится". Дайте, Иван Захарович, быстрей ответ, а то моя бабка говорит, что чем скорей меня посадят, тем быстрей и выпустят. Так ли это?
   С приветом будущий узник совести Степан Нетреба.
  1994
  
  
  
  КТО ПОВЕРИТ?
   Приехала немецкая делегация на наш завод по передаче опыта. С города интересного, называется Писсау (неправда ли, звучит как писсуар), но специалисты толковые. Что можно было посмотреть, посмотрели, что можно пощупать, пощупали, понюхали, попробовали на зуб, даже один станок лизнули. Сказали: "Не гуд". Но после вилазки на природу своё мнение изменили. Сказали: "Вот это гуд". А на природу их возил я. Почему выбор пал на меня? Потому что я технолог этого цеха, а ещё потому, что в школе немецкий учил, хотя с тех пор в нем ни бум-бум. Но немцы остались довольные.
   И по этой причине именно я еду к ним с ответным визитом. Валюты мне надавали пол мешка. Собирали со всего завода. Я всех записал на список, вот он со мной. На обороте все размеры жены: бюст, талия, бедра, длина от..., длина до..., ширина тоже.
   Проехал две границы и длинный мост через Дунай. Встретили, в машину усадили, в гостиницу отвезли. Утром только вскочил, в машину, на завод, семь минут на кофе, пятнадцать - на обед. Остальное время водят по заводу и объясняют, объясняют. Заставили смотреть, щупать, нюхать, пробовать на зуб. Мне это не очень понравилось и я всё прямо им и высказал. Они удивились:
   - Господин инженер недоволен нашей программой? У него есть замечания? Может быть, у него есть предложения, так мы их учтем.
   - Да нет, - отвечаю, - я доволен всем. Но мне бы на базар.
   Но, видать, мои познания в немецком были не очень сильны, потому что они не смогли понять, что у меня пол мешка ихних денег, собранных со всего завода, и список с параметрами моей жены.
   После работы - в театр, после - в ресторан, дальше - гостиница. И так три дня подряд. На четвертый сказали, что программа на заводе исчерпана. "Ну, слава Богу, - думаю, - вот теперь начнутся шашлыки. И магазины тоже". Мне в гостиницу приперли три чемодана, оказались с бумагами, и все на ихнем языке, вручили сувенир, символ дружбы-фроншайд, посадили в машину и отвезли на вокзал.
   После того, как я орал на весь вокзал: "Ребята, мне ещё рано отсюда ехать", как трое здоровенных мужиков упустили меня и ловили всей толпой, после этого они меня запихали в вагон и сказали: "Ауфвидерзеен".
   Оказывается, здесь поезда ни на минуту не опаздывают.
   Ну кто мне поверит, что я был в Германии? Что толку с кипы бумаг, если на заводе никто по ихнему читать не умеет? И как я отчитаюсь перед директором, где те подтяжки, на которые он мне марки дал? Никто не поверит.
  1994
  
  
  
  
  ПИСЬМА К ДРУГУ.
  Письмо пятое
   Здравствуйте, уважаемый Иван Захарович. Поклон вам шлет новый собственник Степан Нетреба из Новых Матюков. Собственник чего, спрашиваете? Отвечаю, части государства, которая равняется шестидесяти копейкам. На свой ваучер я могу купить тридцать экземпляров "Местной правды", которые раньше стоили 60 коп. Это на такую часть нашего государства заработали мой прадед, дед, отец и я сам, Степан Нетреба. Эту часть госимущества я передам своим детям и внукам, пусть владеют и получают дивиденды.
   И не только этим я владею. Оказывается, я являюсь собственником своей зарплаты. Да, зарплату за прошлый месяц мне обещают выплатить в 2007 году. Это после того, как я пять лет уже буду на пенсии. И вот меня посетила счастливая мысль, вспомнились слова из рекламы "О пенсии позаботьтесь при жизни". Я взял из бабулиного загашника полтора лимона, и пошел и сдал его в пенсионный фонд. Приняли деньги быстро, а когда я поинтересовался, когда же я буду получать солидную надбавку к пенсии, меня сразу же поставили в очередь на 2095 год. Но предупредили, что выплачивать будут частями при предъявлении пенсионного удостоверения. Я объяснил товарищам, что в то время мне уже будет сто пятьдесят три года, на что они ехидно сказали: "Хотите легких денег, придется потерпеть".
   Вот такая проблема: в колхозе на трудодни не платят, на пенсию нечего рассчитывать. И решил я сделать коренной поворот в своей жизни, решил сменить профиль работы, имидж, если по научному. В колхозе я работал ездовым, а устроился в больницу оператором гужевого транспорта. Права мои никто у меня не отбирал, на этих же лошадях, с этим же кнутом я развожу харчи. Свиньям и больным. Приезжаю на пищеблок, мне в два контейнера грузят с одного котла кашу или картошку и я по пути в больницу один контейнер сгружаю в свинарнике. Когда я в первый раз поинтересовался, какой контейнер - куда, мне сказали, что без разницы, что они идентичны.
   Здесь такая же проблема - нет денег. Но зарплату выплачивают, натурой. Моему соседу тоже натурой выплачивают. Он в районе на метизном заводе работает, так каждый месяц ему мешок гаек дают. У него гайки везде: под постелью, у порога, у ворот, на огороде в двух местах зарыты, он на гайках своё благополучие строит. У него однажды мотоцикл украли. Вчетвером с гаража выкатили, на улице завели, но сдвинуть с места не могли, потому что коляска была полная гаек, в бардачке, под сиденьями тоже гайки были. Попались, конечно, воры, после этого сосед даже ворота и двери не запирает, все боятся его гаек.
   Мне тоже зарплату натурой выплачивают. Уколами. В конце месяца мне делают шестьдесят уколов от столбняка. Больно, конечно, но от зарплаты я отказываться не буду. В прошлом месяце я даже добавку к зарплате попросил, в связи с инфляцией. И что вы думаете? Мне пошли навстречу. Теперь, кроме столбняка, мне дают дополнительно двадцать уколов от бешенства. В живот. Говорят, после смерти очень помогает. Теперь мой живот годится на полковой барабан.
   Поэтому, Иван Захарович, ответьте темному собственнику - коммунизм уже наступил? Ведь нам обещали при коммунизме отменить деньги. А в настоящее время денег уже нет, остался один бартер. Вчера мне пришлось за пол-литра вонючей самогонки отдать два ведра овса, и сегодня моя пристяжная косится на меня и старается лягнуть, не знаю, что ей больше не нравится: присутствие сивушного духа или отсутствие кормов.
   Но это первый вопрос. А второй вопрос более деликатный: могу ли я, со своим ваучером, называть себя "Новым русским"? Потому что моя бабуля говорит: "Какой ты "Новый русский"? Ты - старый козел".
   И вот здесь третий, самый актуальный вопрос: живут ли старые козлы при коммунизме?
   Прошу, Иван Захарович, дать ответ очень быстро, потому что, неровен час, какой-нибудь дурак опять перестройку объявит, а новую перестройку я уже не переживу.
   С уважением Степан Нетреба.
  1995
  
  
  
  
  
  ПОМОЩЬ.
   Встречаемся мы редко. Годы уже не те, да и границы нас разделили. Санька оказался по ту сторону, в России. Санька. Для своих подчиненных на металлургическом, а он у них генеральный, он - Александр Иванович, а для меня по-прежнему - Санька. Мы с ним как братья. Нас, как братьев, было четверо, ещё с тех пор, партизанских. Денис, самый младший, погиб в гестапо, Федор умер недавно, полгода на пенсии побыл и умер, фронтовые раны сказались. Схоронили его возле Дениса в партизанском секторе. А мы с Санькой пока топчем ряст, и вспоминаем наших братьев вот на таких редких встречах. А братьями мы были настоящими. Однажды, когда шуцкоманда лес прочесывала, мы девять патронов на четверых поделили, и вырвались, потому что горой друг за друга стояли, себя ради друга не жалели.
   А в партизанах мы оказались по малолетству. Как сейчас говорят, были мы непризывного возраста, младшему Денису - девять лет, старшему Саньке - тринадцать, нам с Федей - по одиннадцать. Санька к технике был расположен, на трофейной зенитке управлялся, ну а мы - в разведке. В нашу задачу входило разоблачать предателей. Уничтожали другие, более взрослые, наше дело маленькое: собрать сведения, обложить как волка, подстраховать группу захвата. Возмездие свершалось прилюдно, вешали или расстреливали при стечении народа, чтобы знали немцы и полицаи, что мы живы, что хозяева здесь - мы.
   Особенно допекал нам староста из нашего же села Курдюкин, Курдюк, по нашему. За ним охотились все, но безрезультатно. Осторожный гад, всегда рядом с комендантом. А комендант - зверь, Карл Бренер, человек с белыми бровями. Этими бровями пугали детей, а взрослые содрогались при упоминании его имени. Когда безбровый Бренер появлялся на пороге дома и гнусавил: "Бабка, яйка, млеко, шпик", а за его спиной громоздилась морда Курдюка, для этой бабки наступал конец света. Потому что ни "яек", ни "млека", ни "шпика" давно уже в бабки не было. А не принесешь, спалят, Курдюк спалит.
   За этими двумя числилось около сотни наших людей - замученных, расстрелянных, повешенных. Всем ихним злодеяниям мы вели счет. Партизанский суд вынес обоим высшую меру. Письменный приговор находился в каждой группе. Но ликвидировать никак не могли. Они как волки чувствовали опасность и избегали её. За Курдюком ещё значилось золото. Как только узнавал, что в какой-нибудь семье сохранилась золотая вещица, эта семья заносилась в списки на истребление. После этого золото исчезало в холщовой сумке Курдюка. За этой сумкой настоящая охота велась. Это не просто сумка, это вещественное доказательство преступлений нe самого Курдюка, а всех изменников и предателей. Трижды забрасывали гранатами дома, где ночевал Курдюк, несколько раз в него стреляли, убили семь человек из его окружения, а Курдюк как заговоренный, ни граната, ни пуля его не берет. И после каждого покушения ещё более осторожным становился. Бренера, правда, за полгода до прихода наших настигла партизанская пуля, но не насмерть. После этого он исчез с нашего поля зрения.
   Курдюк сбежал перед наступлением наших. Перед этим он совершил самое гнусное своё преступление, из-за которого был проклят нашей разведгруппой - он захватил Дениса. Денис был один, он шел на связь. Отстреливался до последнего, но патроны кончились, и Курдюк взял Дениса. В комендатуре пытал его жестоко, хотел узнать, у кого находится приговор на его ликвидацию. Но Денис молчал. После этого Курдюк передал Дениса в гестапо, где его уничтожили. Мы узнали об этом слишком поздно. Боевая группа совершила налет на гестапо, но единственное, что смогли сделать для Дениса, это унести его тело и похоронить в партизанском секторе. На могиле появилась дощечка с надписью "1932-1944" как вечное напоминание о неисполненном долге.
   Навстречу регулярной армии мы продвигались с боями. Нас с Федей контузило и мы оказались в госпитале. А Санька ушел с наступающими, провоевал до конца войны, был несколько раз ранен, но не сильно. В Германии проходил действительную, после демобилизации учился и стал металлургом.
   Курдюк был арестован в Польше, там же и судили. Если бы судили здесь, не миновать бы ему "вышки", а так отделался двадцатью пятью годами, скрыл свои преступления и остался цел.
   После возвращения с фронтов, партизан по одному выдергивали и отсылали на отсидку, кого на десять, кого на пятнадцать лет. Чем храбрей партизанил, тем больший срок тянул. Некоторые в тех краях встречались с Курдюком. Курдюк и там приспособился, "придурком" стал и стукачом.
   Объявился Курдюк в селе в пятьдесят шестом. Сразу же мы с Федей предъявили ему приговор и дали на сборы тридцать минут. Через полчаса Курдюк исчез на двадцать лет.
   В дремуче застойные годы вновь Курдюк появился, да не сам, а с двумя молодыми сынами-Курдюками. Мы с Федей опять его навестили, предъявили приговор, напомнили про Дениса, дали ночь на размышление. Утром нас обоих повязал участковый, продержал в милиции трое суток и предупредил, чтобы мы бросили свои партизанские замашки и не приставали к честным людям. В райкоме нам ответили так же. И мы поняли - холщовая сумка Курдюка развязалась.
   Поселился Курдюк с курдючатами в райцентре. Курдючата шоферили. После нескольких неудачных попыток воздействовать на Курдюка, у нас руки опустились. Оказывается, у него в откупе все - от участкового до прокурора. В короткий срок выгнал двухэтажную домину, огородил участок двухметровым забором, приватизировал пол ближайшего колхоза, стал называться семейным фермером. В то время у нас в районе было всего два фермерских хозяйства: Курдюка и сынка первого секретаря райкома партии. Со временем партии не стало, но приватизированное Курдюком и "сынком" осталось у них.
   Появлялись новые фермеры, курдючата облагали их данью, если отказывались платить, у них обнаруживались нарушения в документах об аренде земли, двоих судили, отцы семейств отправились на Соловки, а семьи выплачивали огромные неустойки. Но самым верным методом давления на неугодных был поджог. Жгли курдючата не хуже самого Курдюка.
   Райотдел милиции Курдюк держал в руках как цепных псов, в районных кругах стал уважаемым человеком. Дошло до того, что стал ходить по школам, рассказывал, как его репрессировал сталинский режим и реабилитировал девятнадцатый съезд. Чуть ли не уравнялся с партизанами, даже удостоверение участника войны получил, власти ходатайствуют о награждении его орденом Отечественной войны.
   Всё это мы обсуждали с Санькой, сидя за столом под вишней. Санька рассказал, что на прошлой неделе с делегацией побывал в Германии, в городе Корбах.
   - Постой, - перебил я его, - какое-то название очень знакомое.
   - Совершенно верно, - подтвердил Санька, - ты его слышал от Бренера.
   И тут я вспомнил. Безбровый хвастался своим Корбахом, говорил о мутер и будущих киндерах.
   - Ты его там не встретил? - с надеждой спросил я.
   - Он умер, покоится на кладбище. Я посетил его и плюнул на его могилу.
   Мы долго думали, что делать с Курдюком, и приняли решение: уничтожим его. Исполним партизанский приговор, справедливость ведь должна восторжествовать, память о погибших требует возмездия. Тюрьма нам не страшна. На том и порешили.
   В это время послышался шум грузовика, возле нашего дома он остановился, стукнула дверца и послышался гнусавый голос: "Бабка, яйка, млеко, шпик". Мы с Санькой сделали инстинктивное движение правой рукой, как партизаны за "шмайсерами", схватились, выбежали на улицу, и что мы видим? Стоит Бренер с белыми бровями, а рядом с ним улыбающаяся морда старого Курдюка.
   - У меня галлюцинации, - удивился Санька.
   - Мне тоже мерещится, - ответил я.
   - Was ist dаs? - спросил Санька, - ты кто?
   - Бренер, Генрих Бренер.
   А гад Курдюк:
   - Мои друзья из Германии привезли гуманитарную помощь, так мы решили передать её бывшим партизанам.
   - За что, - услышал я хрип Саньки, - за что мы воевали, за что кровь с тобой пролили, за что погиб Денис? Милостыня от врага! Кто из нас победитель, неужели Курдюк? Лучше бы я лежал в партизанском секторе, чем испытать этот позор.
   Он упал на колени и заплакал. Со стороны можно было наблюдать картину: на коленях стоит седой, как лунь, старик и рыдает навзрыд. Не поверженный врагами, но преданный своим государством, герой-партизан оплакивал погибших друзей, героическую юность и позорную старость. 1995
  
  
  
  
  
  ПЬЕДЕСТАЛ.
   На далекой маленькой планете в созвездии Козерога для её обитателей создалось катастрофическое положение. Планета была перенаселена. Не потому, что жителей много, а потому, что планета маленькая. Для решения этой проблемы были подключены лучшие умы: снижались рождаемость и продолжительность жизни, в космос навсегда запускались преступники, но все эти мероприятия не приносили должного эффекта. Нужен был кардинальный выход. И его нашли. Только переселение на более крупную планету. Астрономы такую подсказали. На расстоянии полтора десятка парсеков находилась Голубая планета, по расчетам астрономов удовлетворяющая параметрам жителей, но самое главное, в десять раз больше. Но как договориться с аборигенами? Они ведь не подвинутся. И тогда в работу включились военные. Аборигенов нужно уничтожить. Был разработан газ и средство доставки. Ракета с капсулой запускается в сторону Голубой планеты, выводится на её орбиту, выстреливает капсулу и сама со временем сгорает. Капсула опускается на планету, крышка по резьбе сходит с корпуса, газ выходит наружу, смешивается с азотом, увеличивается в объеме в биллионы раз и покрывает всю планету. От этого газа погибает всё живое. Через тридцать дней газ нейтрализуется и планета готова к заселению. Все данные о планете приборы, встроенные в капсулу, через три антенны пошлют в космос.
   Правительственная программа заработала. Ракета стартовала, началась подготовка к эвакуации.
   ...
   Ученик сварщика Федя Кузнецов сытно пообедал и грел своё пузо на солнышке. Но молодой здоровый организм требовал движения. И тут он вспомнил слова наставника Степан Степаныча: "Где бы ты ни был, Кузнечик, везде должен набивать руку". Федя включил сварочный аппарат, в правую руку - держатель, в левую - щиток, и пошел "набивать руку" - приваривать уголок к ферме крана.
   В этот момент послышался свист и рядом с Федей упал какой-то цилиндр - метр высотой и полметра в диаметре. Федя с удивлением воззрился на него и вдруг заметил, что верхняя часть начала вращаться и посредине появился зазор. "Зазор должен быть в пределах трех-четырех миллиметров" - гласил учебник по сварке. По неизвестной причине вращение обечайки прекратилось и этого было достаточно, чтобы Федя прихватил её к нижней части. Ну а обварить обечайку вокруг - это даже не дело техники, а времени. Когда Степан Степаныч возвратился с обеда, Федя загибал третий штырь, который торчал с цилиндра, и приваривал его к корпусу. Получились три проушины.
   - Кузнечик, ты опять балуешься. Зачем тебе эта болванка? - недовольно проворчал наставник.
   - Тренируюсь на подручных средствах, - ответил ученик.
   - Откати её под забор, чтобы не мешала.
   - Дядя Сеня, - прокричал Федя крановщику, - смайнайте крюк.
   Он застропил болванку, кран перенес её под забор и оставил там.
   ...
   На далекую маленькую планету пришел сигнал с космоса: капсула заговорила. Данные об окружающей среде обрадовали. Работы по переселению ускорились. Но вдруг, одна за другой, все три антенны передали: температура повысилась до двух с половиной тысяч градусов. Ученые поняли - капсула сгорела, переселение необходимо свернуть, а разведку вести в созвездии Близнецов. Загроза жителям Земли миновала.
   ...
   Прошло три месяца. На заводе ожидалась комиссия с министерства. Велено убрать всё лишнее с территории. Федя Кузнецов, сварщик второго разряда, грузил металлолом. Он застропил за проушины-антенны капсулу, дал команду "вира" и она поплыла в самосвал.
   Он бы очень смеялся, если бы кто-нибудь сказал, что в воздухе находится пьедестал, на котором люди воздвигли бы памятник Феде Кузнецову, знай они, что от уничтожения их отделяло несколько миллиметров, которые Федя как специалист вовремя разгадал.
   А капсулу повезли на пункт вторчермета.
  1995
  
  
  
  
  
  ЗБОРИ.
   Я згадую, як в далекі семидесяті мене приймали в партію. А ось як би цей прийом проходив у наш час.
   Голова зборів:
   - Товариші.
   Іван:
   - Я протестую.
   Голова:
   - Проти чого?
   Іван:
   - Проти "товаришів". Я прошу називати нас "панове".
   Голова:
   - Панове.
   Степан:
   - Я катєгорічєскі запрєщаю употрєблять ето бандєровскоє обращєніє.
   Голова:
   - Друзі по парті§. Ми зібрались тут, щоб вирішити два питання. Перше: прийняти до наших лав нового члена. Друге: текущий момент. Прошу висловитись тим, хто дав рекомендаці§.
   Павло:
   - Я знаю Мишка з дитинства. Та ми ще з його батьком дружили. І те, що я був комуністом, а Кирило безпартійним, не заважало нам ходити до одних молодиць і пити горілку. Одного разу ми забурились до Німо§ і нас тиждень дружини розшукували. А ще пам"ятаю...
   Голова:
   - Прошу конкретно про Гаврилова.
   Павло:
   - Я й кажу: гарний хлопець Мишко. В дитинстві, правда, хуліганистий був, одного разу до портрета роги домалював, а так достойний бути в нашій славній парті§.
   Іван:
   - Наша фракція теж не ликом шита. Я знаю Мішу давно. Пам"ятаю, він ще малим був, а вже співав "Ще не вмерла Укра§на". Веселий козак, намалював Леніну роги, ми всі тоді сміялися, казали: "Миша Володі роги наставив". Я теж думаю, він впишеться в нашу партію.
   Степан:
   - Наша істінно комуністіческая фракція тоже дала Міхаілу рекомендацію, невзірая на то, что он оскорбіл нашєго вождя, когда нарісовал єму рога. Однако он бил правільним октябрьонком і піонєром, жаль, что в комсомолє нє успєл побивать, потому что єго разогналі. А в общєм, он дітя своєго врємєні і ми імєєм то, что імєєм.
   Голова:
   - Які будуть пропозиці§?
   Степан:
   - Как только кандідат ізучіт прінціп дємократічєского централізма, сразу жє ми будєм звать єго члєном.
   Іван:
   - Щоб назвали членом, достатньо прийти на наші збори, а не вивчати якісь там принципи якогось централізму. Таке питання може задати тільки ортодокс.
   Степан:
   - Всє будьтє свідєтєлями. Дємократ мєня оскорбіл. В прошлий раз он мєня назвал жлобом, я єго к отвєтствєнності нє прівльок только потому, что нє знал, что означаєт ето слово. Но тєпєрь за "ортодокса", а я так понімаю, что ето такой від обезьян, я на нєго в суд подам.
   Голова:
   - Заспокійтесь. І праві, і ліві, і центр дали рекомендацію Гаврилову і на зборах його підтримали. Переходимо до голосування. Хто за те, щоб Гаврилова прийняти до лав нашо§ парті§? Проти? Одноголосно. Дозвольте його поздоровити. А ми перейдемо до другого питання. Питання дуже актуальне - про корупцію.
   Іван:
   - Панове, терпіти далі від рекету державних чиновників несила.
   Трохим:
   - Товаріщі, как ми будєм рєшать вопрос, єслі нє знаєм, что такоє корупція?
   Іван:
   - Як не знаємо? Ми ж цим питанням уже займалися.
   Трохим:
   - Хоть ми етім пітанням і займалісь, а мнє нєпонятєн сам вопрос.
   Голова:
   - Поясню для присутніх, що в усьому світі діє закон про корупцію, тільки наші корумповані депутати блокують вирішення цього питання.
   Сидір:
   - Я, как діректор малого предпріятія, авторітєтно заявляю, что корупці§ у нас нєт. Может бить, у другіх малих предпріятій єсть, а у нас нєт.
   Голова:
   - Неправда, недавно перевірка показала, що ваше МП дає хабарі.
   Сидір:
   - Всьо равно я щітаю, что хабарі єсть, а корупці§ нєт.
   Голова:
   - Товариші та панове, давайте намітимо шляхи боротьби з організованою злочинністю.
   Денис:
   - Наша злочінность нє організована.
   Сидір:
   - Потєрпім єщьо.
   Степан:
   - Єсть болєє актуальниє вопроси.
   Голова:
   - Які питання можуть бути більш актуальними, аніж злочинність?
   Степан:
   - Вопрос прісоєдінєнія нашєй парторганізаці§ к мєждугородной партійной асамбле§ - МПА.
   Іван:
   - Ганьба. Ми боремось за самостійність нашо§ парторганізаці§, ми вимагаємо відокремлення §§ від області та району.
   Степан:
   - Так називаємиє дємократи провозглашают націоналізм.
   Іван:
   - Не націоналізм, а патріотизм.
   Степан:
   - Ваш лже-патріотізм мєшаєт нам построіть МПА - свєтлоє будущєє всєго чєловєчєства.
   Іван:
   - Комуняки, ми хочемо будувати незалежну партію тільки на теренах нашого колгоспу. Це ви нам заважаєте.
   Голова:
   - Прошу дотримуватись регламенту. Тут усі комуністи - і партократи, і де-мократи, і центристи - всі керуються одним статутом. Тому давайте без образ.
   Степан:
   - Ваш хуторской сувєрєнітєт до добра не довєдьот. Ви єщьо таможні создайтє.
   Іван:
   - Чому тільки таможні? Ми плануємо і колгоспну границю на замок закрити - прикордонників поставити, і гроші сво§ ввести - надрукувати нашого колгоспу купони. В майбутньому введемо своє міністерство закордонних справ і свого президента.
   Голова:
   - Якщо половина колгоспу буде друкувати купони, друга половина стерегти §х на кордоні, то хто ж буде орати і сіяти?
   Іван:
   - Наймемо циганів або западенців.
   Степан:
   - Позор. Посмотрітє, как дємократи неньку-Укра§ну западєнцам продают.
   Пилип:
   - Рядом со мной сідіт дємократ, поетому я трєбую, чтоби мнє випісалі каску і бронєжілет.
   Голова:
   - Тю, Пилипе, де ти бачив у нашому колгоспі бронежилети?
   Пилип:
   - А почєму парламентарій попросіл і єму далі?
   Голова:
   - Вони такі багаті, що можуть собі дозволити ходити на засідання в противогазах. Ти теж так хочеш? Тоді звернись до комірника, він дасть тобі противогаз.
   Пилип:
   - Хотєлось как лучше, а получілось как всєгда.
   Іван:
   - Комуняку - на гілляку. Разом з противогазом.
   Антон:
   - Мішок з піском - на груди, другий мішок з піском - на спину, ось тобі і саморобний бронежилет. Забезпечимо всіх комуністів саморобними бронежилетами.
   Степан:
   - Ви нє комуністи, ви жовто-блакітниє члєни парті§. Ви променялі партбілєти на свєчкі. Нєдаром вас одін поет назвал комуністічєскімі мутантамі.
   Іван:
   - Це ви мутанти. Це ви перестройку об"явили, за яко§ нас люди не люблять.
   Степан:
   - А ви реформу обьявілі, і за ето вас люді єщьо больше не любьят. А нас любьят, потому что ми болєєм за інтереси трудящіх.
   Іван:
   - Ви болієте за свою кормушку.
   Степан:
   - За нашу кормушку, господа дємократи.
   Іван:
   - Не "господа", а "панове"...
   Так, чи приблизно так проходив би прийом в партію в наш час.
  1995
  
  
  
  ПОДФАРТИЛО.
   Деду Тодосю и бабе Фране подфартило - им прислали гуманитарную помощь. В квитанции так было и написано: восемьдесят фунтов помощи. Председатель сельсовета пообещал с первой же оказией доставить её деду, при этом намекнул, что неплохо бы помощь обмыть. Дед понял, и две курочки и литр самогона были выставлены на стол. Это было их последнее богатство.
   С тех пор, как страна перешла к рынку, у них кончилось всё. Пенсии едва хватало на дрова и уголь. На двоих была одна пара валенок, об этом даже в районной газете заметка была. Дед с бабой очень надеялись, что в восьмидесяти фунтах окажется и пара валенок.
   Когда самогон был выпит, а курочки торжественно съедены, вскрыли контейнер. Сверху были два вкладыша с надписями "Изделие Љ 2" и "Изделие Љ 3". Изделием под номером два оказались презервативы, под номером три - тампаксы. Подумать только, восьмидесятипятилетнему деду прислали пуд презервативов, а восьмидесятилетней бабе - пуд женских затычек. Старики начали отказываться от такой помощи, намекая, что данные изделия их уже давно не интересуют и в дальнейшей их совместной жизни навряд ли понадобятся. Но председатель сельсовета сказал:
   - Гуманитарная помощь адресная. Или вы её получаете, или мы обязаны отослать её за океан. Если отослать, то в эту пересылку мы ухлопаем весь колхоз.
   Колхоз решили сохранить, помощь оставили себе. Оставшись одни, пригорюнились старики - такое горе на них свалилось. Решили дождаться весны и контейнер с содержимым тайно зарыть в огороде. Ведь прознают соседи, засмеют. Не успели спрятать в погреб контейнер, прибежала соседская Дуня. Пошепталась о чем-то с бабой, сунула ей деньги, схватила упаковку тампаксов и убежала.
   - По какой цене свершилась купля-продажа?
   - По рыночной, - отвечает баба.
   Зашла другая соседка, Параска, интересуется изделиями, ценами. Тодось не выдержал:
   - Зачем тебе, старая, тампаксы?
   - Да не тампаксы меня интересуют, а презервативы.
   - Что, внукам шарики будешь надувать?
   - Да нет, отдохнуть хочу, а какой отдых, если зять каждый год по внуку мне подбрасывает. На днях у него день рождения, так я подарком его на пару лет предохранителями обеспечу. Только вот пенсию задерживают.
   Сошлись в цене на двух курочках и петушке.
   Повеселели дед с бабой. Даже с соседних деревень приходили. Рассчитывались больше натурой. На стариковском подворье уже поросенок хрюкал, пара уточек к весне неслась, какой-то мужик лебедя принес, кролики, козочка, одним словом, ферма. Баба подумывала о коровке. Но нагрянула налоговая инспекция: парень с девушкой и калькулятором. Подсчитали, оказалось, если продать все "изделия", курочек, уточек, поросенка, лебедя, кроликов, козочку, даже дом, обе пенсии до двухтысячного года сложить - и то денег не хватит, чтобы рассчитаться с государством. Выручил советом сосед. Оказалось, если предложить упаковку с номером "два" парню и упаковку с номером "три" девушке, то государство никаких претензий к старикам предъявлять не будет.
   На следующий день три амбала на тракторе прикатили. Другой транспорт по ихней улице отродясь не ходил. Сказали:
   - Дед, занимаешься нетрудовыми доходами, делиться надо, нам зелень нужна.
   - Я понял, вам нужны тампаксы, они в зеленой упаковке.
   - Дед, ты над нами издеваешься? Нам нужна капуста.
   - Так бы сразу и сказали. Сейчас бабу в погреб пошлю, там капусты полная кадка, только она квашеная, а не зеленая.
   Один амбал глаза выпучил, слюну пускает:
   - Я тебя сейчас мочить буду, старый мухомор.
   - А разве мухоморов мочат? Опята, маслята, слышал, мочат, а мухоморы - разве только на лекарство для тещи.
   Другой амбал начал дергаться:
   - Я тебе такое лекарство покажу, ты сам со своей тещей позеленеешь.
   Втроем они наглядно объяснили, что необходимо продать все "изделия" (хорошо хоть, без курочек и уточек), обменять "жвачку" на "баксы" и послезавтра они за ними приедут. И ещё: до сих пор никто из клиентов не позволял себе так издеваться над рэкетирами. Услышав это страшное слово, дед понял: пора сворачивать торговлю. На следующий день на браме появилось объявление "В связи с приездом рэкета, торг прекращается".
   Весь день приходили одни женщины. Расспрашивали, но больше о рэкетирах. Обещали кормильцев в беде не оставить.
   Рэкетиров мужики лупили всей деревней. Били до одури, те чуть живые в лохмотьях вырвались и по глубокому снегу дали деру к лесу, преследуемые собаками. Трактор разбомбили до винтика.
   После этого в деревне несколько фирм открыли, потому что рэкет объявил её свободной экономической зоной. Все фирмы назначили деда учредителем, все спрятались под его "крышу", а дивиденды баба получала еженедельно. Зажили как при коммунизме, уже забывать начали, что было время с одной парой валенок. Но жизнь напомнила.
   Опять пришло извещение о гуманитарной помощи. А вот здесь возникли разногласия. Дед Тодось так решил: реализуем товар за "баксы" и купим "Мерседес", пускай не ахти, но "Мерседес". Ну а баба Франя ни в какую, только "Запорожец".
   - Ну почему я не могу позволить себе какой-то паршивый "Мерс"?
   - Потому что ты лихач и хочешь оставить меня на старости лет вдовой.
   Опять сосед выручил. За ту же цену он предложил свой старый "Москвич" и заверил бабу Франю, что на нём и сорок километров вряд ли выжмешь.
   Чтобы сэкономить на председателе сельсовета с могорычем, при получении помощи обратились к спонсорам. Те выделили тягач, но привезли маленькую посылку. Когда вскрыли, там оказалась пара валенок, и письмо, в котором наша диаспора выражает сожаление, что престарелые Тодось и Франя обходятся одной парой валенок, об чем они с сожалением узнали из заметки в районной газете, из которой они постоянно черпают сведения о нашей жизни, что они высылают пару валенок и надеются, что они послужат деду и бабе верой и правдой не один год и что на ихнее столетие пришлют сразу две пары валенок. С уважением - пятьдесят подписей.
   Вот так второй раз подфартило деду Тодосю и бабе Фране.
  1996
  
  
  
  
  КАЗОЧКА.
   Підходить до мене чотирирічна внучка і каже:
   - Дідусю, розкажи мені казочку.
   - Ну слухай. Посадив дід ріпку.
   - На фазенді?
   - Чому на фазенді? На полі.
   - А він його приватизував? На земельні чеки?
   - Та ні, це було його поле.
   - Він його в спадщину одержав?
   - Радянська влада дала. І виросла ріпка велика-превелика.
   - Дід §§ калійними добривами поливав?
   - І калійними, і фосфорними. Тоді покликав дід бабу.
   - А баба уже на пенсі§ була?
   - І дід, і баба були на заслуженому відпочинку.
   - Дідусь, а ти чому не на пенсі§?
   Я почухав лисину:
   - Я молодий дід. Ти краще казочку слухай: і покликала баба внучку.
   - З дитячого садочка?
   - Та ні, в ту пору садочки ще не відкрили.
   - Вони були закриті на карантин?
   - Допустимо, що на карантин. Слухай далі: і покликали вони мишку.
   - Для чого гризунів на поле кликати? Треба було покликати спонсорів, вони підігнали б техніку і транспортували б ріпку на переробний пункт.
   Мені забракло мови:
   - Якщо ти така розумна, то час уже мені казки розказувати.
   - Дідусю, я казочки не знаю, але розкажу, що трапилось зі мною вчора. Підходить до мене Артурчик з нашо§ групи й каже:
   "Давай одружимось".
   "А де ми будемо жити?" - я в нього питаю.
   "Візьмемо в оренду землю, побудуємо там віллу і будемо жити".
   "А гроші?".
   "Я вже продумав це питання. Вкладемо наші ваучери у франко-американську компанію "де Білл-інвест" і на дивіденди будемо жити до само§ пенсі§" - сказав Артурчик.
   - Дідусю, скоро ми покличемо тебе на весілля, як тільки одержимо дивіденди.
   Я зрадів:
   - А ти, внучко, сказала, що не вмієш розказувати казок. А он яку казочку про дивіденди мені розповіла.
  1996
  
  
  
  
  МНОГОПАРТИЙНОСТЬ.
   В родном городе я не был пятнадцать лет. Последние полтора десятилетия провел в Штатах, куда был сослан за очернительство советской действительности, за борьбу против однопартийной системы. Работал здесь, в городе, корреспондентом, мыслил свободно и критически, вот за всё это и возбудили дело о подрыве существующего строя и советской власти. Трибунал присудил: туда, навечно, без права переписки. В заключительном слове прокурор сказал: "Вы можете думать всё, но говорить об этом не смейте. Хотите многопартийную систему, езжайте туда, где она есть. А наша система отторгает вас, потому что она вечна". Оказалась не такой уж вечной.
   Чем занимаюсь там? Тем же "очернительством", работаю корреспондентом, пишу правду. Получил редакционное задание написать о результатах перестройки и реформ в родном городе. И вот я здесь.
   Поселился в интуристовской гостинице. Когда зашел в номер, ужаснулся, не номер, а конюшня. Позвал дежурную:
   - Меня ошибочно поселили в барак. Потому что в номере должны быть стол, телефон, телевизор, умывальник, наконец. Переселите меня в нормальный номер.
   - У нас все номера такие.
   - А где имущество?
   - Наша гостиница приватизированная. И унитаз, и мебель, и телевизор - на чьей-то даче или в гараже. Вот топчан остался.
   - Но я плачу твердой валютой.
   - А нам какая разница, цены ведь мировые. А если вы пожелаете переселиться в другую гостиницу, не советую, у нас в городе все гостиницы приватизированы.
   Вот она какая, демократия, обрушилась на нас и под своими обломками похоронила наше благосостояние.
   На следующий день спросил у швейцара, где узнать адреса партий.
   - А зачем узнавать? - швейцар попался словоохотливый, - мы находимся на центральной улице, раньше она называлась Ленинской, а сейчас Партийная. Вот на этой улице и находятся обкомы всех партий.
   Я прошелся по бывшей Ленинской и точно, бывший обком бывшей правящей, а в дальнейшем объявленной преступной, партии находился в том же обкоме. Я зашел, ба, знакомые все лица. Все лица, которые вызывали меня на ковер, находятся на своих местах, а Первый - на том же третьем этаже. Здесь же находятся социалистическая и аграрная партии. Когда я попросил аграриев ознакомиться с их уставом, они удивились, оказывается, все партии пользуются Уставом КПСС, и довольно успешно.
   Социалисты интересные подробности рассказали о Первом коммунистов.
   - Помните здание против обкома? - спросили меня.
   - Да, лекторий, я его довольно часто посещал.
   - А раньше, до лектория, здесь была церковь. Когда мы все были коммунистами, а наше положение стало шатким, наш Первый (ну да, который сейчас на третьем этаже), по просьбе верующих и атеистов торжественно закрыл лекторий и открыл церковь. И сейчас по дороге в обком останавливает машину, заходит в церковь, ставит свечу к распятию Христа и долго молится. Оказывается, в партархиве он обнаружил сведения о принадлежности Исуса Христа к компартии.
   И здесь социалисты открыли мне партийную тайну. В далекие застойные времена по решению Политбюро при ЦК был создан секретный отдел, который документально подтвердил, что Адам был коммунистом, а Ева только кандидатом, потому что для поступления в партию нужны были три рекомендации, а в то время, кроме Евы, были только Адам и Создатель. Отсюда следовал вывод, что сам Господь являлся тоже коммунистом. Хотя он был в трех лицах, но партбилет имел только один. Хотя из других документов явствует, что напрасно Еву не приняли в партию, она ведь была комсомольского возраста, а рекомендация комсомольской организации приравнивается к одной партийной. Этот спор в научных кругах не затихает до сих пор. На этом материале восемь кандидатов защитили докторские диссертации. Ну, а доказать, что Исус Христос, сын Божий, был коммунистом, не составляло большого труда. Мне социалисты показали рассекреченную ксерокопию выписки из протокола партсобрания, в котором первым вопросом стоял приём в партию Исуса Христа. И этими секретными документами из партархива руководствовались все коммунисты, а вместе с ними и социалисты с аграриями.
   Я понял, что нас постоянно обманывали, когда называли "коммунистом номер один" живого генерального секретаря, хотя их было много, а кто из них первее, я до сих пор так и не уяснил. А вот теперь понял, что самым первым был Исус.
   Дальше посетил я народно-демократическую, либеральную, партию популистов, похуистов, зеленых, синих, голубых. И везде лица знакомые. Прокурор с трибунала возглавлял обком зеленых, а бывший комсорг был Генеральным в НДП (наш дом - парламент). Бывшие комсомольцы приватизировали лучшие здания города и захватили третьи этажи. У всех роскошные офисы и неприступные приемные. Ну точно застойные времена, только в то время был один третий этаж.
   Я начал возмущаться:
   - Вы все сдурели. Вместо того, чтобы идти на заводы, работать там мастерами и начальниками цехов, вы от безделья беситесь, устраиваете обкомы, которые, как известно, ничего, кроме вреда, народу не приносят.
   Они удивились:
   - На всех заводах есть представители наших партий. Езжайте, сами убедитесь.
   И я поехал. На тот завод, с которого начинал трудовую деятельность. Видать, представителей прессы здесь уважают, потому что пропустили без согласования с первым отделом. И вот длинный коридор и рябит от табличек: партком, партком. Народных, либеральных, трудовых, координатных, зеленых и голубых в крапинку. И такие же роскошные офисы с неприступными секретаршами. Я не стал заходить во все парткомы, зашел только в один - Партия защиты прав.
   - Кого защищаете? - задал вопрос.
   Они очень удивились:
   - Ну, конечно же, своих членов.
   - От кого?
   Оказалось, врагов у них не счесть. Взять, например, тот же офис. В соседей он на два метра больше и окна выходят на рыночную площадь. Ну где она, социальная справедливость? А вот вчера партсобрание проводили, так, поверите, администрация актовый зал освободила не к трем, а к четырем часам. А трудовой конгресс собирается вовремя, потому что в нем главный инженер состоит. Вы бы нашу администрацию там, за океаном, пропесочили.
   Я поинтересовался:
   - А что, партсобрания вы проводите в рабочее время?
   - Ну да, кто же после работы на собрание придет? Командно- административные методы отменили.
   - А как ваши рабочие отдыхают и повышают производительность труда?
   - Вы нас извините, если мы будем заниматься производством, когда же свои партийные дела вершить будем? После работы, что ли? Тем более, у нас на заводе полсотни партий, если все полезут руководить, производство парализует.
   Я согласился: парализует, и надолго.
   Пошел в цех. Стоят токарный и фрезерный участки. Интересуюсь причиной, оказывается, по технологической цепочке деталь проходит несколько токарных обработок, после чего поступает на первый фрезерный станок, а фрезеровщик до обеда на своем партбюро. Я выразил убеждение, что после обеда участки наверстают упущенное, но не тут-то было, после обеда партсобрание у последнего токаря.
   Я задумался: неужели я за это боролся? Неужели многопартийность - это то, с чем я встретился сначала в обкомах, а после на заводе?
   Вот сижу в гостинице на своем топчане, смотрю в то место, где должен стоять телевизор, и думаю: "Как я отчитаюсь перед своей редакцией? Что я могу нового сказать? Если бы меня судили сейчас, то судили бы пятьдесят прокуроров и я бы получил столько же сроков. Неужели я всю свою жизнь здесь посвятил борьбе за то, чтобы ТОТ бардак увеличить в пятьдесят раз?".
   И я впервые решил соврать. Я напишу, как вольно дышит гражданин после перестройки, как укрепились его права после реформы, какие блага посыпались на людей благодаря многопартийной системе. И я отработаю свои командировочные, потому что я буржуазный репортер из бульварной прессы.
  1996
  
  
  
  
  
  ПИСЬМО ПРАКТИКАНТА-1.
   Хеллоу, май френд Билли, с приветом к тебе твой френд Микки. Я здесь, в далекой России, нахожусь уже две недели и набрался огромного опыта. Мой словарный запас филолога пополнился многими словами и выражениями. Я ничуть не жалею, что попал на практику именно сюда, я жалею только об одном, что тебя здесь нет, что ты прозябаешь в Германии, а там филологу уже давно делать нечего. А вот мне повезло в первый же день. Я ехал поездом из города Санкт-Петербург (это в Ленинградской области) в Москву. Попутчику по купе я задал тот спорный вопрос, который мы никак не могли решить во время прошлогодней практики: "До х... - это много или мало?". Мой спутник почесал затылок и ответил:
   - Видишь рельсы? А шпалы видишь? Так их, шпал, до ёб... матери, а до х... - это в три раза больше.
   Май френд, ты помнишь, что в колледже я брал призы на математических олимпиадах? Поэтому мне не стоило большого труда вычислить, что "до х..." - это ровно 3900. Только я до сих пор не могу выяснить, а в каких единицах измеряется это число. Но думаю, что до конца практики этот вопрос решу.
   На следующий день я наблюдал, как бригада грузчиков заносила мебель на двенадцатый этаж. Когда очередь дошла до дивана, бригадир посоветовал:
   - Поставьте его на попа.
   Диван перевернули и грузчики понесли его по лестнице. Я подошел и посоветовал не задействовать для переноски тяжестей служителей культа, а поставить диван в скоростной лифт, который и доставит груз по назначению.
   Бригадир сказал своему напарнику:
   - Коля, забери этот мужской половой орган отсюда, а то я ему глаз на заднюю часть тела пониже спины натяну.
   Билли, здесь я понял, что заблуждались мы, когда считали, что только у нас производятся операции по трансплантации внутренних органов. У них этим занимаются даже грузчики.
   А вот когда одному из грузчиков на шестом этаже диван упал на ногу, оказалось, что он не просто грузчик, а половой гангстер, маньяк и развращенец. Посуди сам, если человек был в интимных отношениях с хозяином, хозяйкой, ихним диваном, всей ихней мебелью, соседями сверху и соседями снизу, с собакой, которая случайно пробегала мимо, а также со всеми грузчиками во главе с ихним бригадиром, что бы ты об этом человеке подумал? А я что подумал, то и сказал, на что грузчик мне ответил:
   - Иди отсюда, младенец вши (вошь - это маленький паразит, который встречается в странах, прошедших этап развитого социализма), а то как пер...бу (здесь идет намек на то, что со мной в настоящее время грузчик тоже находится в половой близости) по естественному наросту на спине, часовой матер тебя не соберет.
   Из его слов я понял, что здесь часовые мастера наравне с грузчиками участвуют в пересадке органов.
   Ты знаешь, Билли, здесь все друг другу врут. Сижу я однажды в парке на скамейке, вижу, встречаются военный и осел. Военный с двумя звездочками имеет звание не то флагмана, не то знаменщика. Вот осел спрашивает военного:
   - Ты кто?
   Тот огляделся по сторонам и говорит:
   - Я офицер, а ты кто?
   Осел тоже огляделся по сторонам, ничего подозрительного не увидел и говорит:
   - А я конь.
   Врет ведь, как сивый мерин. Я его сразу раскусил, и офицера тоже. Потому что на следующий день я встретил такого же офицера, только с тремя звездочками. Я его спросил, в каком он звании, и тот четко ответил:
   - Я Главный Прапорщик бронетанковых войск.
   Кроме этого, все военные здесь родственники. На днях был в одной военной части на политзанятиях. Офицер спрашивает:
   - Рядовой Иванов, что такое Родина?
   - Не знаю, товарищ лейтенант.
   - Дурак, это твоя мать. Рядовой Петров, что такое Родина?
   - Товарищ лейтенант, Родина - это мать Иванова.
   - Дурак, это также и твоя мать. Сидоров, что ты понял из нашего политзанятия?
   - Товарищ лейтенант, я понял, что Иванов и Петров - родные братья.
   Видишь, Билли, у них Родина - мать на всех одна, поэтому все русские - братья. И передай в наш Пентагон, чтобы они ничего не замышляли против русских, потому что накостыляют нам в шесть секунд. Кроме этого, все они на бронепоездах. Однажды русские отбили в неприятеля бронепоезд. Командир построил личный состав и спрашивает:
   - Кто умеет работать на рации?
   - А на чем рация, - спрашивает боец, - на лампах или на транзисторах?
   Командир объясняет:
   - Повторяю для тех, кто совершенно тупой. Рация - на бронепоезде.
   И пока на ихних бронепоездах будут рации, они непобедимы.
   Вчера в гостинице один постоялец обратился ко мне:
   - Вы помните знаменитое изречение "Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую" и кто его произнес?
   - Это сказал Наполеон или Бисмарк перед парламентом.
   - А вот наш мэр, кстати, еврейской национальности, сказал: "Мой дед меня учил, что тот, кто не желает кормить свою армию, будет кормить чужую". Из его слов я понял, что деда нашего мэра звали Бисмарк, а я думал Сруль. Или Бисмарка звали Срулем?
   Поэтому, Билли, узнай там в Германии, как звали Бисмарка. Если Сруль, то передай немцам, а они чтут своих национальных героев, что в Виннице внук Бисмарка работает мэром.
   Билли, ты просил, чтобы я выслал тебе бранные слова, оскорбляющие человеческое достоинство. Такие слова я узнал. Был на днях на одном заводе, где услышал:
   - Ты чайник.
   - Сам ты валенок. Вали отсюда, а то щас как дам кувалдометром по кумполу, тебя родная теща не признает, чувыдырло.
   Вот они, бранные слова: чайник, валенок, щас, кувалдометр, кумпол, чувыдырло.
   Вчера был в ихнем колхозе. Это не то исчадие ада, каким его рисует наша пресса, нет, это та же ферма что и у нас, только у нас её обслуживает четыре человека, а у них пятьсот. Нас с представителем района возил на своем мотоцикле бригадир. Проезжали мимо озера, представитель спросил бригадира, что это за озеро.
   - Это ставок.
   - И рыба в нем есть?
   - Да, до х...
   - А глубокий он?
   - Да нет, воды по колено.
   Когда мы с представителем района шли на ферму, он что-то шептал и гладил своё колено. Дальше не выдержал и спросил проходящую мимо доярку:
   - Только что ваш бригадир сказал, что воды в вашем озере по колено, а рыбы до х... Если б так было, то рыба плавала бы поверх воды.
   - Э, друзья мои, - мечтательно отвечает доярка, - вы не знаете нашего бригадира, да у него член ниже колена.
   Вот теперь, Билли, я понял всё. Помнишь, в начале письма я наводил цифру 3900? Я сопоставил все свои данные и пришел к выводу: "до х..." - это ровно 3900 бригадирских колен.
   А сейчас, май френд, буду заканчивать, у нас вечерами выключают свет.
   Твой френд Микки.
  1996
  
  
  
  ПИСЬМО ПРАКТИКАНТА - 2.
   Хеллоу, май френд Билли, с приветом к тебе твой френд Микки. Как тебе живется в Берлине, тебя "немтуром" не называют? А меня назвали. А было так. Проходил я берегом реки. Там рыбаки окружили своего товарища с рукой в гипсе, который рассказывал, что поймал вчера метровую щуку.
   - И она тебе руку сломала? - допытывались любопытные.
   - Да нет, руку я дома вывихнул, когда показывал соседу, какую большую щуку поймал.
   - А вот я, - говорит другой, - на прошлой неделе сома вытащил, боюсь показывать, чтобы обе руки не вывихнуть.
   - Всё это до женского полового органа дверцы, - встрял в разговор третий, - вы ловите на сантиметры, а показываете метрами.
   - Минуточку, - не выдержал я, - зачем там дверцы, какую роль они играют в организме?
   - Ну ты и немтур, - все уставились на меня, - ты что, на рыбалку не ходишь? Разве можно поймать рыбу, а потом об этом рассказать без мужского члена или женского органа? Ты чем рыбу меряешь?
   - Фунтами, - отвечаю.
   - Фунтами? - удивились они, - а мы процентами.
   - Это как? - спрашиваю.
   Один объяснил:
   - Целая рука, - левой рукой показывает по плечо правой, - это сто процентов, а полруки, - показывает до локтя, - это пятьдесят процентов. Вот столько я вчера наловил. А как это я смог бы измерить фунтами? И зачем, если руки всегда при мне, а фунтов может и не быть.
   Понял, Билли, как я буду объясняться в своем штате, если не поймаю ни одной форели? Я им покажу руку до локтя и скажу:
   "Во, сегодня на пятьдесят процентов".
   На днях ликвидировали опасного террориста. Чиновник одной конторы пришел на работу и заявил: "Если мне не выплатят за полтора года зарплату, что задолжали, я им покажу. На бугая работать не желаю". И здесь, Билли, я увидел, как работает ихнее ФБР. В считанные минуты окружили здание, блокировали все выходы, снайпера вызвали, взяли преступника на рабочем месте, за столом. Когда террориста выводили, я спросил, когда его выпустят, мне ответили, что не скоро, потому что дадут на всю катушку. Я попросил, чтобы мне показали, какого диаметра катушка, после этого мне посоветовали сматывать удочки, чтобы самому не загреметь. Я им начал объяснять, что удочек у меня нет и греметь я не умею, но они меня опять назвали "немтуром" и слушать не пожелали. Трудно быть лингвистом, когда говорят про бугая, а ты не понимаешь.
   Я вообще плохо разбираюсь в ихних животных. Был на стройке, там один рабочий говорит другому:
   - Ну, Леха, ты и козел.
   Я вмешался:
   - Разве может свинья быть козлом?
   - Это кто свинья, - взъерепенился рабочий, - мой друг - свинья?
   - Ну да, вы же сами сказали "Леха". А леха - это свинья женского рода.
   - Сам ты женского рода, - но увидел деваху, идущую мимо, - смотри, какая у меня телка, какая грудь.
   Я посмотрел на её мощный торс и мне захотелось сделать рабочему комплимент:
   - Да, это уже не грудь, это уже вымя.
   Опять не то сказал, потому что рабочий обиделся:
   - Ты чего мою телку коровой обозвал? Ты почему на всех наезжаешь, на цугундер хочешь? Так мы рыло начистим в элементе.
   - Да брось ты, Витек, - вмешался третий, - твоя Маня ничуть на корову не похожа. Авторитетно заявляю, что Маня - это конь с яйцами. Пойдем лучше по пивку врежем.
   В это время послышался голос прораба:
   - Я тебе врежу. Забыл, что вчера был пьяный в сиську.
   - Сан Саныч, собакой женского рода буду, был трезвый как дурак. Понимаешь, во всем система виновата.
   - Не понимаю, понимаешь, какая - однопартийная или социалистическая? Так их давно нет.
   - Гнилая система, когда коммунисты хуже фашистов, а демократы хуже коммунистов.
   - А, ну тогда понятно, почему ты вчера был пьяный. В знак протеста против гнилой системы? И вообще, мне ваши пьянки - как серпом по яйцах.
   - Это как? - сразу заинтересовался я.
   - А ты попробуй.
   - А где взять инструмент?
   - В колхозе. Там и серп, и молот.
   И подался я, Билли, опять в колхоз. А колхозы, оказывается, все в деревнях. Как я до деревни добирался, это тема для отдельного разговора. Представь себе, что тебе приснился самый кошмарнейший сон, так деревня - ещё страшнее. Колхоз я нашел на поле, он своей допотопной техникой делал вид, будто бы убирает урожай. Я поинтересовался насчет серпа и объяснил причину. Меня плотно обступили и почему-то все качали головами. Один комбайнер сказал:
   - Зачем тебе серп? Я своей жаткой отхвачу тебе в один момент по самую репицу. Без анестезии.
   Я представил себе ихние антисанитарные условия, отсутствие перевязочных средств, и отказался.
   Но колхозники меня просто так не отпустили. Сказали, что заморского гостя им гражданская совесть не позволяет отправить без угощения. Угостили меня напитком, который аборигены готовят из всего, что произрастает в ихней зоне. Называется он "са-мо-гон", это что-то среднее между тормозной жидкостью и антифризом. После двух стаканов этого пойла меня приняли в почетные колхозники, а после того, как выпили с новой строчки с большой буквы, я их принял всем колхозом в наш университет на филологический факультет. Что было дальше, я смутно помню, а на следующий день меня погрузили в коляску мотоцикла и отвезли в город в гостиницу.
   И вот сейчас я, Билли, заканчиваю свой очередной отчет о пребывании здесь, потому что в голове трещит, трубы горят и пора похмеляться. Видно, водка была несвежая, а может помешало то, что пили с большой буквы.
   С колхозным приветом твой френд Микки.
  1996
  ПОДАТОК.
   Дорога на Батьківщину простяглась для Зубкова через два континенти та п"ятнадцять років. Після закінчення ін"язу, де він вивчав іспанську та англійську, замість того, щоб на два роки стати військовим перекладачем, згодився на спецучилище, де готували агентів, які в якості наших розвідників боролись проти §хніх шпигунів. За три роки навчання оволодів усім, що може знати і вміти фахівець найвищого класу. Дворічне стажування під керівництвом зубра контррозвідки пройшов в Лас-Каскадас. Контролювати зону Панамського каналу - це мати ключ від кра§н усього Карибського басейну. А розвідників там було стільки, скільки всього населення, там були розвідниками всі, тому що Зона - це є Зона. І честі своє§ Зубков не розтоптав, ключі від Каналу передав своєму послідовнику, а сам подався (чи то пак, його "подали") на подальші подвиги, став резидентом в порту Дарвін. А це не тільки затока Жозефа-Бонапарта, а весь Тихоокеанський театр: Філіппіни, Індонезія, Нова Зеландія. "Дахом" йому слугувала юридична фірма, послугами яко§ користувались всі відвідувачі порту.
   Десять років ходити по лезі бритви - це не фунт ізюму. Каторжна праця, коли нерви натягнуті, як канати, коли здається, що все, провал. Але ні, проносило, команда дуже добре була підібрана. Траплялося, ризик справджувався, але були випадки, коли хтось із команди на кілька років випадав з обойми. Були випадки, але ніхто не ображався, тому що компенсація була належна - машина, вілла, прибуткова робота.
   Порт був відповідальний, тому конкурентів теж вистачало. Особливо допікали французи. Через них і погоріли. Треба було зробити так, щоб двох французів Канберра оголосила персонами нон-грата. Зробили, але французи здали нашу резидентуру гуртом. Але наших голими руками не діймеш, Зубков це завбачив і вчасно забезпечив усіх документами та прикриттям. Правда, сам вибирався з Австралі§ в трюмі поганенького пароплава. Але до Барселони не витерпів, признався капітану, що він не трюмний машиніст. В Мадриді його допитували спецслужби, запрошували до співпраці, обіцяли золоті гори, але витерпів, не зрікся своє§ Батьківщини, був депортований і напередодні новорічних свят з"явився в своєму місті. Але місто виявилось не таким, яким його залишив. Пройшовся вулицями, не впізнавав. Зайшов в обком комсомолу, гай-гай, нема тако§ організаці§. А секретар, який рекомендував його в органи держбезпеки, зараз генеральний секретар кишеньково§ парті§, займає кабінет колишнього секретаря обкому парті§ і в нього охорони, як у президента.
   В службі безпеки його не чекали. Здивувалися:
   - Майор Зубков, ви давно з Австралі§?
   В подальшому з"ясувалось, що за час відрядження Зубкова на його рахунку з"явилась кругленька сума, але в даний час зарплату платити нема чим - немає грошей. В бюджеті Управління недавно були гроші, але один з генералів відкрив свою фірму, другий - будує собі дачу. На генералів грошей не напасешся, де ж зарплата для рядових офіцерів візьметься. Так що Олександру Івановичу прийдеться побути в безоплатній відпустці кілька місяців, поки в бюджеті з"являться гроші, після цього йому нададуть кабінет, службову машину, помічника та всі атрибути влади.
   І потяглися для Зубкова канікули. Знічев"я з"являлись думки - сорок років, всього майор, ні зарплати, ні квартири, може в рекет податися.
   В кінці зими листоноша приніс повідомлення "Просимо відвідати податкову інспекцію". Відвідав, його люб"язно зустріли, інспектор поцікавився, чи заповнював товариш декларацію за останні дванадцять років. Зубков здивувався:
   - А з якого це дива?
   Інспектор:
   - Всі повинні сплачувати податки.
   Сіли, почали рахувати прибуток.
   - Ви в якій валюті одержували платню? - поцікавився інспектор.
   - Та по всякому траплялось - болівіано, крузейро, песо, та й в рупіях перепадало.
   Інспектор копався в довідниках, клацав калькулятором та рахівницею, тоді сказав:
   - Ви винні державі, з урахуванням пені пів-процента в день, сімсот мільярдів купонів.
   Зубков жахнувся:
   - Дуже велика сума, а зменшити §§ не можна?
   - Треба ждати, - відповів інспектор.
   - То я почекаю.
   - Треба ж, треба ж, - підтвердив інспектор.
   Другий інспектор підказав, коли перший вийшов з кабінету:
   - Ви не зрозуміли, він сказав "Треба ж дати".
   Зубков дійсно не розумів, як це можна щось дати податковому інспектору. Через кілька днів він знову був в інспекці§. Інспектор сказав:
   - Хочу вас порадувати, Зубков, в зв"язку з реформою ваша сума податку набагато зменшилась, ви винні всього сім мільйонів гривень. Але запам"ятайте, цю суму ви повинні сплатити в двотижневий строк, в противному разі ваше фото буде розвішане на всіх дошках "Їх розшукує міліція".
   Зубков уявив собі ці портрети й мало з стільця не звалився - контррозвідник висить на всіх дошках. Такого провалу історія розвідки ще не знала.
   Через кілька днів в іспанське посольство надійшов лист, в якому громадянин незалежно§ держави давав згоду на співробітництво з питань контррозвідки з однією організацією в Мадриді. Одним із пунктів контракту повинна бути видача громадянину незалежно§ держави авансу в сумі чотириста мільйонів песет, які він зобов"язується відшкодовувати на протязі усього життя.
   А в цей час до податково§ інспекці§ заходили інші відвідувачі, яких зустрічали ввічливі інспектори з довідниками, калькуляторами та рахівницями.
  1996
  ОМОЛОЖЕНИЕ.
   Эта странная история началась с посещения чудной секты. Сосед по секрету поделился, что собирается в гости к ясновидящей и может взять меня с собой, если я буду держать язык за зубами. Я пообещал и по пути спросил, чем ясновидящая занимается.
   - Она лечит, предсказывает и прорицает, - сказал сосед.
   - Что?
   - Всё.
   - Она что, ведьма? - спросил я.
   - Хуже, - ответил сосед, - она знает всё.
   Какими-то задворками мы добирались до этой секты, главарем которой была древняя седая старуха с черными пронзительными глазами. Она смотрела в кувшин с водой и видела там то, что другие не могли заметить. Я специально заглянул в посудину, но, кроме воды, не узрел ничего.
   По углам горели лампады, сектанты шептали какие-то молитвы, а старуха отпускала людей: кто пришел с болезнями, несколько женщин попросили зелья против пьянства мужей, мужчина захотел бросить курить, женщина передо мной пожаловалась, что у неё муж моложе, а она быстро стареет, на что старуха пообещала омолодить её. Когда пришла моя очередь, старуха посмотрела в кувшин и сказала:
   - Ты не веришь в мои способности, но я выполню твоё желание. Какое же оно?
   Я обнаглел:
   - Я сам хочу омолаживать людей.
   Старуха покачала головой:
   - Это вопрос очень сложный, - немного подумала, - но выполнимый.
   Я продолжал наглеть дальше:
   - И сколько я могу на этом заработать?
   - Так ты это хочешь делать за деньги? - обрадовалась старуха, - это в корне меняет дело.
   Она шепнула что-то ассистентке и та принесла литровую банку жидкости.
   - Здесь крема на двадцать пять лет омоложения. Инструкция наклеена. Кончится, придешь ещё. Но предупреждаю, не будь жадным...
   Дальнейшие её предостережения я пропустил мимо ушей - до них ли, если запахло живыми деньгами. Дома рассказал, жена усомнилась:
   - Вот этим кремом, как здесь написано, растереть лицо, и чем больше крема, тем моложе станешь? Не верю, - но при этом усердно мазалась кремом.
   Через три дня пошла реакция - жена начала молодеть, ещё через два это заметили все, а через неделю пошла лавина клиентов. Молодеть почему-то хотели все - от двенадцатилетних девочек до семидесятилетних дедов. Но я их сдерживал ценой: хочешь молодеть - плати деньги. И платили, причем немалые. За три недели банка разошлась. Зато в моем гараже стоял новый "Жигуль", в квартире я сделал евроремонт и закупил новую мебель.
   Потом пошли неприятности. Началось с того, что пионеры начали уступать место в трамвае, сослуживцы интересовались здоровьем, да я и сам чувствовал дискомфорт. Пошел в поликлинику, сделал кардиограмму, врач посмотрел:
   - Нарушений не вижу, возрастные отклонения.
   - Какие возрастные? - возмутился я.
   Врач удивился:
   - Вы же не мальчик, и знаете, что старость у нас почетная.
   - Какая старость, мне сорок лет.
   Врач не поверил, проверил паспорт, потом кардиограмму:
   - Ничего не понимаю, вам на вид под семьдесят, это и кардиограмма подтверждает.
   И тут я понял: это крем. По закону сохранения материи, если в одном месте прибывает, то в другом это же должно убывать, я омолаживал людей за свой счет. И во всем виновата ведьма.
   Ведьму я нашел.
   - Да, - сказала она, - ты прав, тот, кто за деньги продает крем, продает свою молодость, и чем выше цена, тем быстрей происходит процесс. Двадцать лет назад, когда мне было девятнадцать, я продала две банки крема за неделю и молодости своей не видела. А тебя, милок, я предупреждала: не жадничай.
   Я понурился: продать свою молодость за жестянку на колесах и какую-то мебель - вот это бизнес. Но даже из безвыходного положения есть, как минимум, два выхода.
   - Дай мне, молодка, ещё две банки, и пусть через два месяца мне будет все сто пятнадцать лет.
   Идя домой, я соображал:
   "Одну банку крема я продам сам себе, притом за сумасшедшую цену, чтобы быстрей омолодиться. Где возьму деньги? А вторую банку я продам другим за ту же сумасшедшую цену. Когда восстановлю свои сорок лет, я возьму вырученные деньги, приду к ведьме и скажу: "За двадцать лет ты не придумала, как избавиться от старости, вот тебе деньги, купи букварь и учи уроки". Вот что я ей скажу, и буду прав".
   ...Через три дня пошла реакция - я начал молодеть. "Процесс пошел" - сказал бы один деятель, и был бы прав: я обманул судьбу и ведьму.
  1996
  
  
  
  
  
  ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.
   Миша и Гриша родились в одном доме, росли в одном и том же дворе, закончили одну школу, только Миша на отлично, а Гриша так себе, с горем пополам. Но в институт поступали вместе, на технический факультет. Миша проскочил прием легко, а Гриша срезался на первом же экзамене, после чего взял тайм-аут. Миша пошел в науку, как нож в масло, а Гриша в это время учился на шоферских курсах. И на этом Гришино образование закончилось, он пошел в бизнес. Начал с малого, с машины. Через год - "Жигули", через два - "Опель". "Жигули" пришлось отдать, чтобы отмазаться от призывной комиссии, зато на руках появился документ "Годен в военное время", а "военное" - это понятие растяжимое. Гриша прикинул, что за два года, которые он похоронил бы в армии, он заработает не на одни "Жигули". И он оказался прав. Шикарная квартира, обстановка, сотовая связь, удачная женитьба, в планах - Майорка и коттеджи на Канарах, а также учеба любимых чад в престижных вузах Запада.
   Миша в это время времени даром не терял. Институт с отличием, аспирантура, кандидатская легко, докторская с потугами, ведь за плечами, кроме знаний, никакой протекции, но профессором стал. Кроме этого - крупная лысина, очки с большой диоптрией, хилая грудь и потертые джинсы. Правда, по работе он бессребренником не был. Рядом с развалюхой, с которой он начинал, вырос храм науки - в восемь этажей со стекла и бетона с кондиционерами, нашпигованной аудио- и видео техникой, вплоть до конференц-зала. И всей этой "Лабораторией" руководил он, профессор Михаил Петрович. Хорошо руководил, значился в почетных членах во многих академиях. Но личных материальных ценностей приобрел мало, кроме семьи. С этим повезло больше. Жена инженер, дети вундеркинды, правда, без перспективы.
   И вот в одно майское утро приходит Миша в Гришин офис и жалуется на жизнь:
   - Докатились, зарплату нечем платить, заказчик оказался без денег. Все телефоны мне отключили, грозятся отопление и воду отрезать. И не вижу я выхода с этой тупиковой ситуации. Хоть бы ты, Гриша, пару этажей в аренду взял, - предложил в шутку Миша.
   - Почему пару? - отозвался Гриша, - я всю твою лабораторию могу в аренду взять. И работой обеспечить. Ты можешь разработать тему "Воздействие магнитного излучения на окружающую среду при бурении сквозных скважин"?
   - Да мы эту тему только что закончили, только заказчик, банкрот, денег не дает.
   Гриша снимает телефонную трубку и говорит:
   - Дайте мне Торонто.
   И через минуту:
   - Хеллоу, мистер Кипер. Тема "Воздействие, и те де..." будет разработана через полгода, а в случае вашей предоплаты - через четыре месяца.
   Сошлись на четырех месяцах, при этом за досрочное выполнение заказчик обязывался выплатить приличную премию.
   Так "Лаборатория" перешла от Миши к Грише. И началась в ней совершенно иная жизнь. Заработали телефоны, повеселели после зарплаты ученые. Во всех кабинетах и закутках установили видеокамеры, на всех этажах прогуливались вооруженные мордастые охранники, которые числились младшими научными сотрудниками. На фасаде появилась плита с надписью золотыми буквами "...энд корпорейшн ЛТД". Третий этаж превратили в президентский - огромная приемная, коктейль-бар, курительная, референты, охрана уже в звании старших научных сотрудников.
   Старым работникам пришлось потесниться на верхний этаж - места всем не хватало. Михаил Петрович должен войти в положение, ведь фирму посещают президенты, управляющие, менеджеры, а к нему идет одна научная голота. Поэтому в старом корпусе, раньше он назывался развалюхой, ему будет намного лучше, ведь идеи рождаются не в дворцах, а, наоборот, в хижинах.
   И вот наконец президент Григорий Степанович объявил о презентации своей фирмы в новом качестве. Были приглашены все знаменитости, артисты, корреспонденты, одним словом, кроме нужных людей, весь ненужный бомонд. И, конечно же, друг детства Михаил Петрович. Столы ломились от закусок, от шампанского, настоящего, с Франции спецрейсом доставленного. А народа! На разных языках говорящие, одетые от известных кутюрье, сливки общества собрались здесь. Григорий Степанович в тройке от Кардена, а Михаил Петрович в потертых джинсах.
   Выпили, закусили и началась непринужденная беседа. К хозяину подошел настоящий капиталист из Люксембурга и, не скрывая острого любопытства, начал расспрашивать, как президент стал президентом.
   - Какое у вас образование?
   - Шоферские курсы, - с гордостью отвечает Гриша.
   - Да, с таким образованием и такой размах, - изумился иностранный капиталист, - но в вашей стране изумительных возможностей вы могли бы получить и более высокое образование?
   - Совершенно верно, - говорит Гриша, - я мог бы кончить институт, аспирантуру, защитить кандидатскую и докторскую диссертации, стать профессором.
   - О, - воскликнул капиталист из Люксембурга, - с таким багажом знаний каких бы высот вы достигли. Где, в таком случае, вы бы работали и кем бы стали?
   Гриша подвел капиталиста к окну и показал ему развалюху:
   - Вот там бы я и работал, а стал бы, - указал на Мишу, - им бы и стал. И была бы у меня жена - инженер, и дети - вундеркинды, но без перспективы.
   Презентация продолжалась, а буржуазный капиталист с его прибавочной стоимостью не мог прийти в себя от непонятного ему социалистического, с капиталистическим наклоном, реализма, от их непонятной действительности.
  1997
  
  
  
  СВАДЬБА.
   День Победы выдался днем солнечным и ясным. Герой Советского Союза генерал-лейтенант Сергеев прибыл на встречу ветеранов с опозданием - подвело сердце. С утра расшалилось, пришлось принимать успокоительное. Приехал на своем "Опель-адмирале", когда торжественная часть уже началась. Его встретили при входе, провели через большой зал, потом зал меньше, дальше ввели в большую светлую комнату, где находились всего несколько человек. Оба зала, при следовании через них Сергеева, дружно поднимались и сопровождали его аплодисментами. А как не уважить, если вся грудь генерала, как иконостас, увешана наградами, своего государства и многих государств Европы, которые он освобождал в ту страшную войну. Его сопровождал работник военкомата. Генерал поинтересовался, почему в этой комнате свободно, а в залах теснотище. "Военкомат" ответил, что в первом зале собрались рядовые, во втором - офицеры, ну а здесь - одни генералы.
   - Непорядок, - возмутился Сергеев, - на фронте такого деления не было.
   - Наоборот, порядок, - отозвался розовощекий генерал-майор, - каждый сверчок должен знать свой шесток.
   - Вы на каком фронте воевали? - обратился к нему Сергеев.
   - Мой год, товарищ генерал, - с достоинством ответил розовощекий, - захватил только конец войны, но и за это короткое время я успел спровадить на тот свет десятки врагов народа.
   - В том числе и моего брата.
   - Если он был виновен, то понес заслуженное наказание.
   - Он виновен только в том, что четыре года храбро провоевал в разведке. А расстреляли его свои.
   - Ошибки возможны, - не сконфузился розовощекий, - лес рубят - щепки летят.
   - Очень много щепок разбросали вы вокруг, - вмешался седой адмирал.
   - Это неважно, - не сдавался розовощекий, - пока существует государство, до тех пор оно будет нуждаться в органах.
   После того, как приняли по сто наркомовских граммов, как помянули тех, кто не с нами, только после этого напряжение спало. Говор усилился, звездочки игнорировались, участники трех залов перемешались и начался общий праздник.
   К Сергееву, хромая, подошел ветеран, седой, но стройный, в гражданском костюме, с единственным орденом на груди. Всмотрелся в генерала и произнес:
   - Ленинградский фронт, двадцать шестая разведрота семнадцатой дивизии, лейтенант Сергеев?
   - Точно так, - отвечает Сергеев, - сорок первый год, первые месяцы войны. Но вас, товарищ, я не помню.
   - Лейтенант Потапов, - отрекомендовался.
   - Не может быть, Коля Потапов? - выдержка изменила генералу, - но я же на тебя сам, лично похоронку заполнял.
   - Как видишь, Витя, жив курилка. Прошел, кажется, все круги ада. Чудом уцелел.
   Они обнялись, не стыдясь слез. Воспоминания нахлынули на Сергеева:
   Старший курс университета. Он, Потапов и Катя. Они с Катей поженятся через несколько месяцев. Коля Потапов радовался за них не меньше их самих, хотя Сергеев догадывался, что Катя и ему небезралична, потому что Коля часто повторял: "У нас с тобой, Катя, были бы красивые дети". И тут война. Ускоренный курс подготовки, и два бравых лейтенанта отбыли в действующую армию под Ленинград. И здесь их не разлучили. Сергеев стал командиром разведвзвода, Потапов его заместителем. Сказывалась хорошая физическая подготовка, "языка" брали четко, командиры были ими довольны. Потапова в скором времени в штаб планировали аттестовать. И здесь наши контрразведчики разработали операцию против ихней разведки. Решили действовать на "живца" - отдать в качестве "языка" офицера с особыми полномочиями. Выбор пал на Сергеева: надежный, внушает доверие, обожает рисковую жизнь. Но тут вмешался Потапов и добровольно попросился быть "живцом". Его просьбам вняли и определили к Сергееву дублером. Сергеев не выдержал:
   "Ты что меня позоришь перед людьми?"
   "Не забывай, Витя, что тебя Катя ждет, а у меня пока никого нет. Риск ведь огромный".
   И так получилось, что первым пошел дублер. Взвод лейтенанта Сергеева провел разведку боем, взял офицера в качестве "языка", возвратился в своё расположение, и здесь оказалось, что отсутствует лейтенант Потапов. Группа прикрытия, которая действовала отдельно от взвода, возвратилась и доложила, что операция удалась - Потапов отстал от взвода, был обнаружен противником, отстреливался до последнего патрона и был взят в плен. Группа прикрытия проследовала за ним до блиндажа, в котором располагалась ихняя разведка, и возвратилась. Отстреливаться до последнего патрона - это идея самого Потапова, для правдоподобия легенды. Сейчас он, после устрашения и физического воздействия, дает ценные сведения об намечающемся наступлении именно на этом участке. В действительности же участок наступления был в другом месте, но Потапов должен внушить врагам, что это направление - решающее. В качестве подтверждения задуманного имитировалась небольшая вылазка, целью которой являлось освобождение Потапова. Но когда штурмовая группа, после артподготовки, прорвалась к блиндажу, его не оказалось - на его месте зияла воронка от прямого попадания снаряда. Группа возвратилась, так как объект погиб.
   - Ты знаешь, Коля, когда я заполнял на тебя похоронку, я хоронил часть своей души, потому что такого друга как ты, я больше не встречал в своей жизни.
   - А меня, Витя, незадолго до нашей артподготовки вывезли в ихний тыл, посчитали ценным информатором. Свою задачу я выполнил, "раскололся" как было задумано. И начался мой ход по ихним концлагерям. Маутхаузен, Эбензее, Бухенвальд, Ашерслебен. И все они - лагеря смерти. Как выжил, диву даюсь. Два года - на грани с потусторонним миром. Побег совершили с крематория. Очень хотелось жить, хотелось дождаться ихнего конца. Сначала Испания, там партизанил, потом влились в большой отряд французских маки. Стал связным между маки и Лондоном, встречался с де Голлем, выполнял его поручения. Женился на француженке. Через год после окончания войны меня нашли и сказали, что Родина меня, Потапова, зовет. Собрался, взял свою француженку и поехал. Здесь меня действительно ждали. Судили как французского, английского и испанского шпиона. Дали пятнадцать лет и десять лет "по рогам". Отсидел от звонка до звонка. Моя француженка, как волчица, по пятам за мной по всем лагерям шла. После ссылки там же, на Севере, остался. Имею взрослого внука. Внук заканчивает ин-яз, свободно владеет французским, английским и испанским. Вот жениться вздумал на москвичке. Впервые я вырвался с Печоры на свадьбу внука. А ты будешь у них свадебным генералом.
   - Генерал-лейтенантом.
   - Правильно, лейтенант Сергеев.
   - Точно так, лейтенант Потапов.
   - Слушай, а как на твоем семейном фронте?
   - На моем фронте все прекрасно. У меня тоже взрослая внучка, и замуж выходит скоро. Будешь у них посаженным отцом.
   - Конечно, буду. Вот отгуляем мою свадьбу и завалимся на твою.
   - Сейчас поедем ко мне и я тебя с будущим зятем познакомлю.
   - Поедем, интересно посмотреть на генеральского зятя. Вот повезло мужику.
   - Это моей внучке повезло, потому что зять попался хороший.
   Подошли к машине, Потапов удивился:
   - Где ты такую машину достал?
   - Моя машина - это целая история. После штурма Берлина командующий фронтом, по доброте душевной, награждал отличившихся в боях трофеями. Меня тоже что-то ждало. Но я же разведчик. Я узнал, что неподалеку находится личный гараж Бормана, а в нем - десяток машин. Свой "Опель" я облюбовал за несколько дней до наградного дня. И попросил командующего наградить меня личным автомобилем. Командующий не отказал, а чтобы не отобрали на границе, провел машину через наградной отдел. Я покажу тебе наградной лист, где командующий фронтом от имени Президиума Верховного Совета награждает начальника разведотдела армии подполковника Сергеева "Опель-адмиралом". И сопровождает он меня, как моя верная жена, всю жизнь.
   Когда катили по городу, Сергеев спросил:
   - А что у тебя за награда? И почему одна?
   - Почему одна? Да потому, что в концлагерях, и в ихних, и в наших, награждали только пулями. Ну, а в партизанах не до этого было. А награда редкая - орден Командора.
   Сергеев от неожиданности резко нажал на тормоз:
   - Ты это серьезно? Насколько я знаю, этим орденом награждены всего полтора десятка человек. И награждаются им за огромные заслуги перед Францией.
   - И перед её Президентом, - добавил Потапов, - эта награда во Франции ценится выше, чем твоя звезда Героя у нас.
   - Так ты герой Франции?
   - Да, по нашим меркам я Герой Французской Республики.
   - А как ты её получил?
   - Мне её лично вручил генерал де Голль за операцию по спасению французского кабинета министров. Министры попали в окружение, прорваться не было сил. По заданию де Голля я связался с русским командованием и наши десантники постарались. После того как трон был занят, как у нас говорят, награда нашла героя.
   - Когда на границе арестовали, не отобрали?
   - Если бы нашли, дали бы вышку, но он был у жены, она его хорошо спрятала.
   Проехали некоторое время и Потапов вдруг спросил:
   - А как Катя?
   - Скоро всё узнаешь, подъезжаем.
   Генеральская квартира была на уровне. Потапов Катю узнал сразу, она его тоже, хотя прошло больше полвека.
   - Коля, неужели ты воскрес? - и глаза её заблестели от слез.
   - Как видишь, не всё успел сделать на этом свете.
   Вмешался Сергеев:
   - А знаешь, мать, у него тоже свадьба скоро, внук на выданье.
   - Неужели? - обрадовалась Катя, - значит, две свадьбы гуляем. Давайте в один день.
   - Не знаю, - отозвался Потапов, - это как сваты скажут. Кстати, у меня с ними сегодня вечером встреча назначена, знакомиться будем.
   - Не беспокойся, Коля, нас наша внучка на моем трофейном в любое время в любое место отвезет.
   - А где же наша невеста?
   - Прихорашивается, - с гордостью ответила Катя, - Валя! - позвала.
   Вошла красивая девушка. Бабушка Катя представила Потапова:
   - Это наш общий, а твоего деда фронтовой, друг. А где же Миша?
   - К пяти обещался, он обычно не опаздывает.
   В это время послышалась трель звонка. Валя выбежала и ввела в комнату стройного юношу.
   - Знакомься, Коля, это Миша - Валин жених, а наш зять. Прошу любить и жаловать.
   - Да как не любить, если это мой внук Мишель, - Потапов удивился не меньше самого Мишеля, - и почему ты мне не сказал, что женишься на генеральской внучке?
   - Да неудобно, дед Николя, выходит, будто я хвастаюсь.
   Сергеевы воззрились на Потаповых.
   - Это что же, - воскликнула баба Катерина, - выходит, что мы с Николаем сваты?
   - Выходит, - подтвердил Потапов, и с грустью добавил, - а у нас с тобой, Катя, были бы красивые дети, - и вдруг сказал непонятное, - были бы, если бы я не был дублером.
   Катерина всплеснула руками:
   - Да у нас есть красивые дети и прекрасные внуки. Будем ждать правнуков.
   Больше всех обрадовался Сергеев:
   - И ехать никуда не надо. Вот сядем сейчас рядком в узком кругу и обговорим все наши вопросы, и решим все наши проблемы. Верно, лейтенант Потапов?
   - Точно так, лейтенант Сергеев.
   И опять, как в том далеком предвоенном, склонились три головы и заговорили про женитьбу, только женитьбу уже третьего поколения Сергеевых и Потаповых.
  1997
  
  
  
  
  ЛИСТ З ЕМІРАТІВ.
   Миколо, шоферський привіт тобі з далеких Арабських Еміратів від твого друга Степана. В перших рядках свого листа повідомляю, що живий, здоровий, чого й тобі бажаю, а ще бажаю багато грошей. А я заробляю, як тут кажуть, небагато, але за півроку одержав більше, ніж дома за двадцять. Чим займаюсь? Тим, що й дома, таксую. Пам"ятаєш, як ми таксували разом? Пам"ятаєш, як ми двох молодиць підвозили? О-о-о! Ти чорняву, а я біляву. Чорнява наполягала: "Тільки через ресторан", а білява добавляла: "...і по десять рублів", на що ти коректно §м відповів: "А три рублі і корчі не бажаєте?". Обійшлись корчами, і без трьох рублів.
   Микола, тут така спека, як у нас у термічному цеху, тільки тут так уночі, а вдень - пекло. А ми з тобою на мій "Москвич" нову грубку поставили, а вона не виключається. Тому, якщо на вулиці тридцять п"ять градусів, то в мо§й машині всі п"ятдесят. Але пасажирів, на диво, не бракує. Після того, як свою першу пасажирку, замість готелю, я змушений був відвезти в реанімацію, відбою від зятів нема. Як я зрозумів, теща і в Еміратах теща. Тому грубка моя гріє і я передумав купляти "Мерседес" з кондиціонером. Поки що. А от коли буду §хати додому, продам свого "Москвича" і куплю "Мерседес". А при§ду я через кілька місяців, ще трохи грошей зароблю і коли в нас буде зима. В кінці листа хочу тебе порадувати, купив я тобі газовий пістолет. Ним ти будеш від рекету захищатись.
   На цьому буду кінчати. До зустрічі. Твій друг Степан.
  
  
  ЛИСТ В ЕМІРАТИ.
   Привіт тобі, Степане, в далекі Емірати від Миколи із ще дальших від тебе Телепеньок. Той лист, який ти написав, випадково прочитала Моя, потім Твоя, після цього Твоя сказала, що §§ Степан являється персоною нон-грата. Що це за "нон-грат", я не знаю, але взнаю, тільки-но мене випишуть з лікарні. Після виписки я на свій "Запорожець" теж поставлю грубку і відправлюсь до тебе в Емірати. Тому що в іншому випадку мені реанімаці§ не минути. За чорняву і біляву, так сказала Твоя. Так що рано тобі купляти "Мерседес", тому що тут тебе чекають дві Тигри Львовни. А той пістолет, якби ти його купив раніше, мені б дуже згодився. На моєму рахунку були б уже дві кобри.
   На цьому буду кінчати, тому що прийшли санітари везти мене на перев"язку.
   До зустрічі в Еміратах. Твій друг Микола.
  1997
  
  
  
  КРЫЛЫШКИ.
   Иду по улице, смотрю - столпотворение. Какой-то мужик с видеокамерой пляшет вокруг микрофона. А к микрофону очередина, и всё бабьё. Я, как всегда без очереди, с возгласом: "У меня служебный", протискиваюсь к микрофону. Как раз перед ним какая-то студенточка заканчивает своё выступление: "...я попробовала и мне понравилось". Ага, Фрейд, это же моя любимая тема. Я беру микрофон и говорю:
   - Я тоже попробовал и мне тоже понравилось.
   - А дальше? - интересуется ведущая.
   - Как порядочный человек, женился.
   - И всё?
   - Почему, всё? Ещё раз попробовал, ещё больше понравилось. Ещё раз женился.
   - А крылышки? - не унимается ведущая.
   - Какие крылышки? - не понял, - я же не птенчик.
   - Ну те, - объясняет она мне настойчиво, - которые для всех женщин - секрет.
   - А-а-а, - дошло до меня наконец, что я вляпался в историю, - я ими не пользуюсь.
   - А ваши жены пользуются?
   - Не знаю, - признаюсь честно, - а вот соседка пользуется. Прицепила крылышки и перелетела к другому соседу.
   Из толпы раздался визг:
   - А что здесь мужчина делает? Скоро в баню без них не сходишь. Гоните его от микрофона.
   Но они не учли того, что я дважды был женат и меня нахрапом не возьмешь:
   - Раз здесь собралась такая специфическая аудитория, ответьте мне на один вопрос: как эти крылышки крепятся к попе? Потому что по телевизору это не показывают, а мне очень интересно.
   - К какой попе? - чуть не упала ведущая.
   - Ну, к вашей, например.
   Опять старуха визжит:
   - Он над нами издевается, он нас оскорбляет.
   - Или, - продолжаю, - каким клеем их приклеивать к заднице вот этой бабки, - и показываю на визгливую старуху.
   Ведущая опомнилась:
   - Мужчина, вы попали на презентацию женских гигиенических прокладок. Мы для всех ваших жен их вам бесплатно дадим.
   - Ну нет, - гордо веду, - лучше ответьте мне ещё на один вопрос.
   - Только скромный, - умоляет ведущая.
   - Скромней некуда. Вопрос следующий: каким образом ваши прокладки улучшат снабжение нашего региона пивом?
   - А при чем здесь пиво?
   - А при том, что мужики пива жаждут.
   - А при чем здесь мужчины?
   - Вам все нипочем, а пиво всё дорожает и дорожает.
   - А что вы конкретно предлагаете? - это ведущая.
   - Я предлагаю, чтобы выпуском прокладок с крылышками занимался пивзавод.
   - А зачем? - изумились все.
   - А затем, чтобы к следующей презентации вместе с крылышками безплатно пиво давали.
   Все задумались:
   - Это надо обсудить.
   "Ну и забил я им гвоздь", - мыслил я по пути к пивному ларьку.
  1997
  
  
  
  НАТУР-ОПЛАТА.
   В последнее время зарплату начали выдавать натурой. Моему мужу - подшипниками. Сперва какой-то номенклатурой, ну а потом попроще, килограммами. В нашей малосемейке подшипники везде, а на кухне я их приспособила, чтобы горячие кастрюли на них ставить. Очень удобно пользоваться радиально-упорными, тяжелой серии. Они выдерживают и радиальную, и осевую нагрузки. Ими я придавливаю капусту, когда осенью начинаю квасить. Ими можно также сыр нагнетать, быстрей сыворотка стекает. Кроме подшипников, ещё дощечки валяются. Тоже везде, потому что я на тарном комбинате работаю, а зарплату натурой выдают.
   Вы видали дощечку, а по краям два подшипника? Две такие дощечки с четырьмя подшипниками, на которых катаются дети с горки - это всё продукция моя и мужа. Мы ими снабдили полгорода, потом область, а дальше начали вывозить в соседние области и другие регионы. Дети катаются, потом родители разбирают тележки, а подшипники приспосабливают к полуосям заднего моста. И не один "Жигуль" бегает с нашим подшипником под номером 180306.
   Сначала мы возмущались такой формой оплаты, но потом привыкли - слава Богу, что работаем. Вот сосед полгода без работы просидел, всё носил наши подшипники на базар, но недавно устроился, шофером, тоже за натуроплату. Сказали ему, что десять бочек на поля, одиннадцатая - его. Вот вчера привез, заполнил все кастрюли, выварки - свои, соседские, общую ванну, нет свободной кастрюли борщ сварить. А вонище! Мы ему сказали, что "натура" не может так пахнуть. Он на работе затребовал сертификат, и ему выдали. В сертификате сказано, что продукт натуральный, по нашему называется "натур-продукт".
   ...Теперь я знаю, кто такие ассенизаторы и что они возят в своих бочках.
  1998
  
  
  
  ВЧЕРА И СЕГОДНЯ.
  Шел 1914 год.
   Граф Щетинин собирался на империалистическую войну и давал последние наставления своему работнику Саве Сирку:
   - Слушайте, Сава, я вас прошу следить за порядком в имении в моё отсутствие. Графиня уехала в Париж, а вот за молодым графом глаз да глаз нужен. Поэтому на следующей неделе отвезете его в губернию в пажеский корпус, с генералом я договорился заранее.
   - Господин граф, а не рановато ли двенадцатилетнего мальчика сдавать в обучение на военного?
   - Нет, Сава, с этим мы уже опоздали на несколько лет. Ему уже двенадцать, а в шестнадцать он должен быть боевым прапорщиком. А насчет молодости, мы, дворяне, должны вставать на защиту своей Отчизны, невзирая на возраст.
   - Господин граф, у меня к вам большая просьба. Когда мы в прошлом году с Мотрей поженились, вы были так добры и ссудили нам денег на обзаведение хозяйством. Но вот вернуть вам долг у меня денег сейчас нет. Не можете ли вы подождать с возвратом долга ещё полгода?
   - Дорогой Сава, вы с Мотрей прекрасные работники и деньги, одолженные вам на свадьбу, я просто дарю, и не надо мне их возвращать.
   Сава Сирко в благодарность бросился целовать стремя графа Щетинина.
  
  Идет 1994 год.
   "Новый русский" Сирко уезжал отдыхать на Канары и давал распоряжения своему подчиненному Щетинину:
   - Слышь, братан, так ты, это, за братвой следи, и в случае чего-нибудь ты мне фиксируй. А самое главное, если соседи наедут, так ты сразу по мобильчику мне звякни, ну а дальше я распоряжусь сам. Жену я отправил в Швейцарию в Альпы, пусть покатается на горных лыжах, может вякать меньше будет. Пацана с собой беру, пусть привыкает.
   - Сергей Степанович, а не рановато ли восьмилетнего сына к разврату приучать, к деньгам лихим?
   - Да ты чё, братан? В его годы я уже по базарам шнырял. И чем раньше он почувствует вкус к деньгам, тем лучше, ведь кто меня сменит, если вдруг замочат или заметут? О будущем надо думать и готовиться заранее.
   - Сергей Степанович, шкурный вопрос. Надоело жить в малосемейке, хотим с женой приобрести квартиру, но не хватает маленько деньжат. Можно пойти к барыге, но он дерет большие проценты. Не смогли бы вы помочь в этом?
   - Никаких проблем, братан. Сколько не хватает?
   - Десять тысяч.
   - Десять штук баксов? Чепуха. После обеда получишь наличманом. Даю тебе в кредит на пять лет под тридцать процентов годовых. Через пятилетку вернешь всего двадцать пять штук. Ну что, доволен?
   Щетинин, потомок знаменитого графа, глубоким поклоном выразил свою благодарность хозяину.
   Всё течет, всё изменяется. 1998
  
  
  
  
  
  
  ПИСЬМО ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ЦЕНТРИЗБИРКОМА.
   Уважаемый председатель самой центральной комиссии. Обращается к вам Генеральный секретарь самой массовой партии - Партии Синих. Почему, спросите, самой массовой? Отвечаю: потому что у нас каждый второй - синяк, а это наш контингент. И мы, синяки, БОМЖи и БОРЗые объединились и стали крупной в политическом отношении силой. Мы - везде: бутылки собираем, окурки подбираем, макулатуру складываем, возле церкви за подаянием стоим. У нас даже свой девиз есть -"Не бейте мух, они как птицы!", под которыми подразумеваемся мы. И, невзирая на это, вы нас не зарегистрировали и мы не попадем в парламент. Вы осознаете, что в единстве с народом - сила нашей партии, а под нашим руководством - сила народа? И вы наш народ этой силы лишили. Мы хотели взять на себя ответственность за будущее государства, но после вашего категорического отказа об ответственности не может быть и речи. В знак протеста мы решили создать блок "Незарегистрированные". На наш зов отозвалась партия Барабанщиков. Вы их тоже обидели, хотя у них имеется боевой девиз - "А нам всё по барабану!". Их так много, что ихний Генсек со счету сбивается каждый раз, когда при регистрации количество членов превышает население страны. И вы эту человеческую массу игнорировали. После того как мы убедились, что до консенсусу с вами мы не придем, как говорила моя бывшая теща, каши не сварим, у меня к вам появилось конкретное деловое предложение: вступайте в нашу партию. По совместительству. Мы выдадим вам партбилет под номером два (извините, первый номер за Генсеком) и выдвинем в Президенты. Представляете, Президент - свой человек? Да после этого "синие барабанщики" графьями станут и культура нашего народа сплошь повысится. Куда ни глянь - одно графьё, плюнуть некуда, а если плюнешь - в графа угодишь. Теперь не скажут: "Отвали, падло", а подумают и ответят: "Господин граф желают, чтобы им начистили их графское рыло? Так мы с пребольшим удовольствием". Раньше как говорили? "Пошел ты на хер", сейчас культурно скажут: "Сэр, пошли вы на хер, пожалуйста". И так во всем, и только положительно. А насчет президентства вы не беспокойтесь, мы вас не подведем. Я, как Генсек самой крупной в парламенте фракции, буду вас поддерживать во всем и с вашей помощью надеюсь стать Премьером. Ну а Генсек барабанщиков станет шкипером нашего же парламента. И вот тогда, когда твердая власть будет в наших руках, я куплю себе мягкую кровать, потому что неудобно спать вторую неделю в коробке от импортного, но всё же холодильника. Ну, а как храпит этот "барабанщик", хоть он и, извините за выражение, Генсек, не передать словами. Он же своим храпом однажды разбудил дежурного милиционера, который за это выселил нас из родного подвала, и теперь мы храпим под железнодорожным мостом. А скоро зима, холода и выборы.
   Так я на вас, уважаемый председатель, сильно надеюсь, потому что мы под этим мостом окочуримся и пропадут три вакантные должности - шкипера, премьера и президента, об утрате которых нам наш народ и история не простит.
   С партийным приветом Генсек ЦК ПС Синяк-Обормотов.
  
   Прим: БОМЖ -без определенного места жительства.
   БОРЗ - без определенного рода занятий.
  1998
  
  
  
  ПИСЬМО ПРАКТИКАНТА-3.
   Хеллоу, май френд Билли, с приветом к тебе твой френд Микки. Хочу рассказать тебе, как я на базар ходил. Базар здесь, это скопление народа, где лица еврейской национальности обманывают лиц кавказской национальности, а те - всех остальных.
   Вот стоит цыган-джигит и продает дубленку. Хорошая дубленка, но цена тоже хорошая. Покупатели подходят, хвалят, но, узнав цену, удаляются. Вдруг подходит к цыгану старый мой знакомый комбайнер, который хотел жаткой сделать мне обрезание. В рваной фуфайке, засмальцованной хуже комбайна, он выразил желание купить дубленку. Цыган засомневался в его платежеспособности, тогда комбайнер из кармана фуфайки достает большую пачку денег, объясняет, что получил за трудодни за весь год и ложит пачку обратно в карман. Дальше собирается примерять дубленку, снимает фуфайку, передает её цыгану, чтобы подержал, и одевает дубленку. Дубленка на нем как влитая. Вокруг этой пары сгрудилось пол базара. Оглянулся комбайнер, а цыгана с фуфайкой и след простыл. Плюнул он и пошел в свой колхоз.
   Минут через десять прибегает цыган:
   - Где он? - кричит.
   - Кто? - удивляются все.
   - Колхозник, он меня обманул, не заплатил деньги.
   - Как не заплатил? Посмотри в кармане фуфайки.
   - Да нет здесь никаких карманов. Он через дыру в фуфайке положил деньги в карман пиджака.
   Весь базар ржал. Мне сказали, что это первый случай, когда цыгана обмануло лицо колхозной национальности.
   Здесь, Билли, все женщины красивые. Все до единой, потому что некрасивых женщин не бывает, бывает мало водки, а водки здесь - хоть залейся. Говорят, что человек не скотина, больше ведра не выпьет, но бывают женщины, на которых можно смотреть только после ведра водки. И ещё я понял: если у женщины ноги растут с ушей, значит, у неё вместо головы - задница. Таким образом здесь решается женский вопрос.
   А вот закон Архимеда здесь звучит по другому:
   Если тело впёрто в воду,
   Не потонет оно сроду.
   Вытолкнет его сюды
   Сила впёрнутой воды.
   Также по другому солдаты совмещают пространство и время:
   Запомни сам, скажи другому,
   Чем больше спишь, тем ближе к дому.
   Этот же вопрос нижний офицерский чин решает по своему:
   - Приказываю рыть траншею от забора до обеда.
   Иногда он спрашивает:
   - Я вам старшина, или где?
   Или:
   - Что ты идешь один, без строя, как стадо баранов.
   А может приказать:
   - Эй, вы трое, оба идите сюда.
   Молодых солдат он учит:
   - Умом ты можешь не блистать, но сапогом блестеть обязан.
   В ответ на это солдаты свой девиз придумали:
   "В жизни есть место подвигу, но необходимо подальше держаться от этого места".
   Недавно меня задержала дорожная полиция за обгон в неположенном месте, хотя кто это место не в том месте положил, полисмен мне объяснить не мог. Они очень любят транспаранты. При входе в ихнее ГАИ висит "Человек - звучит гордо, но выглядит отвратительно". Меня принял офицер по фамилии Гандон, над ним висела надпись "Наша радость от вашего посещения не знает границ", а также "Входить только по нужде, по малой нужде не входить". Он мне сразу сказал:
   - Дыхни в карман, - и показал пальцем на надпись "Чудная вещь эти деньги: то их нет, то их совсем нет".
   Я намека не понял и начал объяснять, почему я именно так обогнал, но он меня перебил:
   - Не спеши, а то успеешь, - и опять показал на стенку, на которой висело "Не учите меня жить, лучше помогите материально".
   Я понял намек и поинтересовался, принимают ли здесь рубли, на что офицер опять показал надпись "Кто к нам с рублем придет, тот от рубля и погибнет". Когда я передавал офицеру доллары, вошел его начальник и обомлел. Между ними произошел диалог:
   - Я вам плачу деньги, а вы...
   - Чтоб вы так жили, как вы мне платите.
   - ...развели здесь рынок.
   - На рынке не базарят.
   - ...а я вам сделал много хорошего.
   - Хорошего много не бывает.
   - ...я очень недоволен.
   - Если недоволен собой, напиши на себя жалобу.
   - ...тешу себя надеждой, что это больше не повторится.
   - Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не спичками.
   Начальник рассвирепел:
   - Я же вас поднял из грязи в князи, а вы хотите рыбку съесть и на мужской половой орган сесть. Но с вашим интеллектом ниже бордюра, вы не подниметесь выше младшего лейтенанта.
   На это Гандон сквозь зубы процедил:
   - Сука горбатая.
   Когда удовлетворенный начальник вышел, я поинтересовался, что такое "сука горбатая".
   - Так это же верблюд женского рода.
   Слышишь, Билли, а как в Германии верблюдов по половым признакам различают?
   И вот перед самим обедом в ГАИ приходит мужчина, чтобы заплатить штраф.
   - Обед, - говорит офицер.
   - Но я же инвалид.
   - Тогда другое дело, - говорит офицер и показывает транспарант "Инвалиды умственного труда обслуживаются вне очереди".
   - Хорошо, что успел, - обрадовался инвалид.
   - А у нас так: кто не успел, тот опоздал, а кто успел - гуляй спокойно.
   Вот такая у них веселая дорожная полиция.
   А вчера в парке подсел к старикам, они козла забивали. Козла не в прямом смысле, а в смысле, кто козлее - тот под скамейкой "бе-е-е" говорит. Ихний разговор про это животное ни словом не касался, больше про политику и президента, которого они уважительно зовут Козлом.
   Я спросил, почему у нас там хорошо живут, а у них тут - плохо.
   - Да потому, что у них там мозгами шевелят, а у нас тут ушами хлопают, - говорит один.
   - Думают все по разному, - добавляет другой.
   - Плохо не то, что кто-то думает по другому, как то, что теперь его нельзя за это расстрелять.
   - Расстрелы не помогли, поможет ли безответственность и поклонение Западу? Вот раньше у нас был Иванушка-дурачок, а теперь - Иванушка-интернешнл. Дожились до того, что вместо "Нищий, как церковная мышь", говорим "Нищий, как инженер".
   - Нет, причина в том, - опять говорит первый, - что много "новых русских" развелось.
   - Да, конный пешему - не гусь, - соглашается с ним второй, - пока организованную преступность не одолеем... Как ты думаешь, одолеем? - обращается к своему напарнику.
   - Как два пальца облить мочой естественным образом.
   - А я думаю, - вмешивается самый старший, - если мы победим организованную преступность, кто же тогда государством руководить будет? - и к напарнику, - ты шестерку-то не прячь, генерал корячится.
   - Это глупый пингвин робко прячет, а умный - смело достает, - отвечает напарник, - и когда мы с оргпреступностью сразимся?
   - Это в любой момент, и до тех пор будем сражаться, пока, как говорят, или мужской член пополам или женский половой орган вдребезги.
   И здесь, Билли, я совсем запутался в ихней политике. А чтобы разобраться, решил записаться в ихний козлиный клуб, а самый старший из них обещал за неделю сделать из меня классного забойщика. А когда я признался, что "козел" у нас не является олимпийским видом спорта, он обрадовался:
   - Это же прекрасно, да ты в своей сраной Америке, где тебе нет конкурентов, чемпионом станешь. Да ты уже чемпион, беги в магазин, и мы тебя будем принимать в свою лигу, самую высокую. Тем более, мой напарник отсутствует. Он насмотрелся рекламы о том, что яйца надо класть в разные корзины, понял это буквально, и вчера его с двумя корзинами, в которые он упаковал свои гениталии, отвезли в больницу.
   Так вот, Билли, иду я в гастроном, выставлю могрыч, стану чемпионом в высшей лиге и буду легко разбираться в ихней политике.
   С чемпионским приветом твой френд Микки.
  1998
  
  
  
  БРАТЬЯ.
   Сердце чувствовало беду. Вот бывают такие моменты, будто током пронизывает - это сердце подсказывает: беда пришла. Наташа места себе не находила. Только поздно вечером раздался звонок междугородки и подруга сообщила: на учениях покалечило несколько солдат, в их числе Костю. Что делать? Ехать к нему, а в качестве кого? Невесты? Но какая она для него невеста. Так, росли в одном детдоме, встречались перед армией, обещала ждать. Ну и что, мало ли необязательных обещаний дают друг другу. Но сердце, почему ноет сердце? И Наташа решила ехать. Две недели за свой счет оформила. Боялась, в госпиталь не пустят. Но пустили, потому что Косте было очень плохо. Хуже всех из четырех парней, им уже сделали операции, а Косте предстояло выдержать их несколько, переломов было много. Поэтому, когда Наташа предложила себя в качестве сиделки, начальство это приняло с радостью. Две недели пролетели без сна, Костя из-за боли, Наташа из сострадания. Зато провожали её всей палатой с цветами, Косте маленько полегчало, начальство обещало отпустить на побывку.
   Через два месяца Костя прибыл в родной город. Худющий, с палочкой, но веселый. Три недели были ихними. И здесь Костя сознался:
   - Если бы не ты, Наташа, не выдержал бы адской боли и застрелился. Было такое намерение. Твоя доброта спасла меня. Спасибо, что ты у меня есть.
   После отъезда Кости, Наташа почувствовала: она понесла. Написала ему, он обрадовался: "Родится сын, назовем Сергеем в честь моего деда, потому что других родственников у меня не было".
   Летели недели, проходили месяцы, все заботы были о будущем сыне. Костя писал часто. Его дембель совпадал с рождением сына. Оставалось уже немного, но раздался звонок междугородки, подруга сообщала, что Костя женится. А вот такого коварства Наташа от него ну никак не ожидала. Что делать? Поехать к нему, но в качестве кого? Жены, невесты? От всех этих переживаний прошли преждевременные схватки и Наташа родила сына. Бутуз родился крепкий и здоровый. Своё горе отошло на задний план, главное - это сын, вырастить и воспитать. Назвала Сергеем, в честь Костиного деда. Малыш рос бойкий. Сначала было тяжело, но потом Костя начал деньги присылать. Он занялся бизнесом и это ему ничего не стоило. Правда, первый перевод она отослала обратно со слезами и проклятьем, но Костя в письме сумел доказать, что сын бизнесмена ни в чем не должен нуждаться. Наташа согласилась и в дальнейшем была ему благодарна за помощь, потому что сама, чувствовала, сына не смогла бы на ноги поставить.
   Однажды Костя, проезжая через их город, заехал. Да не сам, а с сыном. Наташа удивилась, до чего его сын с её Сергеем похожи. Сводные братья, погодки, но как близнецы. Костя с гордостью сказал, что назвал сына Сергеем, в честь своего деда.
   Прошло три года. В один из осенних дней сердце учуяло беду. Сын здесь, здоровый, а сердце подсказывает: опять. Беда подтвердилась междугородным звонком, подруга сообщила: Костя с женой погибли в автокатастрофе, похороны послезавтра. Не раздумывая, с сыном поехала на похороны. Оказалось, что в Костиной жены родных тоже не было, сын их остался круглым сиротой. Какие события дальше происходили, только Наташа знает, но в родной город она приехала с двумя сыновьями. Разница в год, но как близнецы. Наташа звала их Сергеем-старшим и Сергеем-младшим.
   Через полгода оказалось, что Костя оставил завещание и все свои сбережения разделил поровну своим сыновьям. Наташа оказалась опекуном и могла распоряжаться деньгами. В скором времени в чужом городе на кладбище появились два памятника, на одном из них, под сломанным цветком, надпись "Спасибо, что ты у нас был".
   А в нашем городе недавно два близнеца в школу пошли. Что удивительно, под одним именем, но фамилии разные. Согласитесь, для близнецов, у которых один папа, это странно.
  1999
  ТАКИ-ДА.
   Случайно по телевизору посмотрел, что одна американская молодуха отсудила с завода пять миллиардов ихних денег. Они там на своем "Дженерал моторс" собрали для неё "Шевроле", а вот топливный бак оказался незащищенным, машина загорелась, молодуха получила ожоги и компания раскошелилась на пять миллиардов. Однако! Не хило, да?Я поделился этой новостью с соседом Ваней, мы с ним оба трактористами в местном колхозе работаем. Он сразу заинтересовался и мы начали думать, как наказать тракторный завод. Нужно спалить трактор. Но осторожно, чтобы не догадались, что умышленно. Думали, думали, но потом отказались от своей затеи. Во-первых, наша соляра не горит, её до такой степени разбавили, что трактор едет только по инерции и с горки, а во-вторых, этот кусок болота, который Ванин трактор, гореть ну никак не может. Мой в таком же состоянии.
   И вот Ваню, он умный мужик, осенило:
   - А зачем нам трактор? У тебя есть "Запорожец"?
   Я отвечаю гордо:
   - Конечно, за сараем стоит.
   - Так давай его спалим.
   Я покрутил пальцем у виска:
   - Ты что, сдурел? А я на чем ездить буду?
   - Ну ты чмо. Так за пять миллиардов мы тебе новый купим.
   Во, видите, какой умный Ваня мужик. Мой старый "Запорожец" обменять на новый, это гениально. Я согласился с радостью.
   - Только давай сначала посмотрим, какая степень защиты его бака.
   Оказалось - никакой, ну совершенно, потому что крышки от бензобака не было совсем.
   Ваня воззрился на меня:
   - А где же крышка?
   Я начал вспоминать:
   - Помнишь, мы в соседнюю деревню на свадьбу ездили? Так мы где-то там её и посеяли.
   Ваня подумал:
   - А может, это и к лучшему. Если крышка терябельная, то есть, может потеряться, то почему бак не может загореться?
   Видите, логика какая железная, а я бы так не сообразил.
   Начали мы с ним претензии к автоЗАЗу составлять. И опять Ваня отличился:
   - А где ты деньги хранить будешь? Всё-таки пять миллиардов.
   А вот здесь уже я не ударил мордой в грязь:
   - Точно, нужен сейф.
   Сейф мы приобрели в райцентре. За бычка и полтонны сахара. Несгораемый, тяжеленный, с тридцатью тысячами кодов, как нас заверили, надежный как сбербанк. Мы его поместили в сарае. И стало нам интересно, а сколько денег в него влезет? Оказалось, если крупными купюрами, то двести пятьдесят тысяч. А всего нам, оказывается, нужно двадцать тысяч сейфов и тысячу сараев, чтобы эти сейфы спрятать. Но это же за одни только сейфы нужно отдать двадцать тысяч бычков и полторы сотни вагонов сахара.
   Я окрысился на Ваню:
   - Ты что, гад, хочешь меня обанкротить за какой-то паршивый "Запорожец"? Где мне взять такое стадо бычков и три "вертушки" сахара?
   С тех пор я продолжаю ездить без бензокрышки и "Запорожец" при этом не загорается. А сейф мы приспособили заначку и самогонку от Маруси прятать. Она, правда, попыталась его вскрыть, но за неделю сумела перебрать только пятнадцать кодов, а этого нам вполне на сорок лет спокойной жизни хватит. Таки-да, он оказался надежным, как сбербанк.
  1999
  
  
  
  
  ПРИВАТИЗАЦИЯ ПО...
  Действие происходит в специфической лечебнице.
   Завотделением:
   - В связи с новыми требованиями в предвыборной ситуации, я предлагаю наше отделение разделить на двухпалатное: в нижней палате будут находиться клиенты, доставленные из мажоритарных округов, в верхней - исключительно представители из областного центра. Я думаю, так будет справедливо и без обид.
   1-й больной:
   - Вы сказали "без обидов" или "без обедов"?
   Завотделением:
   - Я сказал правильно, а вы, больной, сейчас пойдете на процедуры, и до обеда. И так будет с каждым, кто регламент нарушит.
   2-й больной:
   - Я, конечно, извиняюсь, но таким способом своих оппонентов не устранял даже Берия.
   Завотделением:
   - А вы кто такой?
   2-й больной:
   - Я ЧМО.
   Завотделением:
   - Странная фамилия.
   2-й больной:
   - Это не фамилия. Я член мажоритарного округа.
   Завотделением:
   - Теперь понял. Вы из нижней палаты и вы служили у Берии.
   2-й больной, гордо:
   - Это Берия служил у меня, пока вы его на процедуры не отослали.
   3-й больной:
   - А я ПОЦ и я солидарен с ЧМО.
   Завотделением:
   - Товарищ поц, я всех солидарных отсылаю на процедуры.
   3-й больной:
   - Я вам не товарищ, а представитель от областного центра. И я категорически требую принятия нашей резолюции, которую зачитает Шланг.
   Завотделением:
   - А шланг - это какая палата?
   Шланг:
   - Я не палата, я Давид Калганович, а Шланг - это у меня фамилия такая красивая и знаменитая. А резолюция, в двух словах, состоит в том, чтобы не заниматься политическим противостоянием, а сразу приступить к приватизации нашего отделения.
   Завотделением:
   - Так в чем же дело? Я обеими руками "За". И жена меня каждый день долбит: "Ты почему не чешешься? Уже все всё приватизировали. У тебя вон сколько лохов, приватизируй их, потом сократи и разгони по лесах. А из лечебницы стриптиз-бар устроим".
   1-й больной, после процедуры:
   - Да, от лохов надо избавиться, а на втором этаже точно стриптиз устроим. А на первом - ресторан, и все ЧМО будут официантами.
   3-й больной:
   - Нет, избавляться мы будем от лохов с первого этажа, и там бар, а ресторан - на втором для ПОЦов.
   2-й больной:
   - А я предлагаю ресторан у каждой койки, а все больные будут официантами и каждый сам себя будет обслуживать.
   Завотделением:
   - Ну нет, не будет этого. Я не позволю, и жена моя тоже. До парламента дойдем.
   Неизвестный, входя:
   - Не надо доходить, наш парламент к вам сам пришел. А вы, лохи, дружно собрались и переселились на третий этаж. Две каморки, говорите? Значит, будет не двухпалатное, а двухкаморное отделение. А на двух этажах мы с братвой бильярд-клуб устроим и будет он "крышей" для нашего района. Кто не согласен, сейчас же будем сшибать рога и разгонять по лесах. Что говорит главный лох? Хочет под нашу "крышу", вместе с женой? Жинку берем, а тебя не можем, наша "крыша" двухэтажная, а ты будешь на третьем, выше нас, как Бог. И не проси, не мычи, что на любую работу согласен, ты ведь ничего не умеешь - ни "выбить", ни "замочить". А кому такой гнилой интеллигент нужен? У нас своих дуриков хватает. Так что не моли, у нас штаты заполнены. Бывает текучесть, да, выбывают, кто на срок, кто навсегда, но ты посмотри, какой мощный резерв кучкуется возле базаров, не тебе чета, очкарик. Последний раз спрашиваю, кто советской властью недоволен?
   Недовольных не нашлось и приватизация состоялась.
  1999
  
  
  КОМУ-КУДА.
  Нач.таможни от нач.таможенного поста Љ1
  Служебная записка.
   Довожу до вашего сведения, что в последнее время участились случаи контрабандного вывоза остродефицитных материалов. Так, кирпич производства Кашлянского кирпичного завода имени Хронического гепатита уже дважды пресекался нашими доблестными таможенниками в качестве контрабандного вывоза за ихний рубеж. При неоднократном напоминании, в количестве двух раз, администрации этого кирпичного завода, она, администрация, не чешется и мышей не ловит совершенно, ссылаясь на то, что чесаться и ловить мышей она не обязана, а все эти действия должны выполнять мы, как несущие службу по охране наших нерушимых границ. Да, мы обязаны, но не в состоянии, потому что зарплату денежной массой мы не получали уже полгода, а только в качестве компенсации за любимую зарплату нас отоваривали карданными валами и задними колесами от КРАЗа. А эти, которые вывозят кирпич, предлагают нам взятку натурой, то есть, этими же кирпичами производства Кашлянского кирпичного завода. Мы против взятки устояли, с трудом, но устояли, но где гарантия, что неустойчивый наш таможенный элемент устоит в следующий раз? Нет такой гарантии, потому что он, таможенник, голодный и злой, и может допустить до случая, когда кирпич контрабандой он выпустит за рубеж. Поэтому я предлагаю, чтобы от имени нашей таможни имени Павлика Морозова обратиться в вышестоящие инстанции с предложением выпускать кирпич худшего качества, потому что при обращении на сам завод в отдел технического контроля с аналогичным предложением, я получил наглый ответ: "Куда ещё хуже?", что говорит о том, что заводские работники озабочены только личными проблемами по сбыту своей готовой продукции, а на государственную проблему по охране наших необъятных границ им глубоко и сознательно наплевать с самой высокой ихней заводской трубы. Прошу принять адекватно-неотложные меры по недопущению провоза через нашу таможню хорошего качества товара, дабы не вводить в искушение наших доблестных таможенников, а также меня, как ихнего непосредственного и свободного от коррумпированных излишеств начальника.
  Начтампост-1 Хабаренко.
  
  Нач.таможни от нач.таможенного поста Љ2
  Служебная записка.
   Довожу до вашего сведения, что через нашу границу начали перегонять черт знает что. Дошло до того, что кирпич какого-то вшивого Кашлянского завода имени такого же хронического запора, нет, гепатита, контрабандой переправляют за рубеж. И какой кирпич. После их последнего пересечения нашей таможни, в моём прицепе случайно оказались две сотни ихнего кирпича, который я так же случайно чуть не довез до своей недостроенной дачи. Я говорю "чуть", потому что не довез, так как кирпич сам по себе разрушился при перевозке. И этот брак они гонят за границу, и им не стыдно за отечественного товаропроизводителя. Да я бы на месте ихнего директора уволил бы всех, а потом сам бы уволился. А ихний отдел технического контроля имеет наглость отвечать мне на мои претензии: "Не нравится, не берите", игнорируя мою недостроенную дачу. Поэтому я требую, чтобы вы потребовали от ихнего министерства повысить качество строительных материалов до импортных образцов при сохранении нашей отечественной цены. В противном случае я вынужден буду принять адекватно-неотложные меры по пресечению ихней контрабанды вплоть до собственного увольнения, при предварительном увольнении всего состава таможенного поста, не выдержав настойчивых укоров совести, собственной жены и недостроенной дачи.
  Начтампост-2 Взяткин.
  1999
  
  
  
  ЛИЦА КАВКАЗСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ.
   Билли и Джон въехали в Украину с радужными надеждами и десятью тысячами баксов в портмоне. Всего лишь с десятью тысячами, что для таких потрошителей банков, каковыми являются Джон и Билли, есть ничто. А больше-то зачем? Для этого есть банки с огромными сейфами, с агромаднейшими богатствами на полках. А взять их с полок для этих асов - плёвое дело. Покажи им банк и скажи, что там есть полсотни "лимонов" с баксами, фунтами или даже франками, через три дня они найдут нового хозяина. А почему бы и нет, если за этими гангстерами числились сотни взломов сейфов во всех странах Южной и Северной Америки, каждый полицейский считал бы за честь засадить эту пару лет на четыреста в общей сложности, а Интерпол уже разослал их фото во все страны своего содружества. И вот они в Украине, где, как им объяснили, Интерпол не полностью внедрился по причине отсутствия оргтехники в виде качественных компьютеров.
   Главная задача в этой стране - акклиматизация. Как, владея несколькими русскими словами, сойти за местного жителя, за аборигена? И здесь был найден выход, гениальный по простоте. Билли и Джон предстали в виде кавказской диаспоры. Они, уроженцы солнечной Мексики, черные, усатые и носатые вполне сошли за кавказскую народность - додонцев, о существовании которой до сих пор никто не догадывался.
   Вскоре по дешевке, всего за пять тысяч баксов, приобрели автомобиль, гордость отечественного машиностроения, всего лишь двадцати лет от роду, но другого для разовой акции и не надо. Вычислили банк, подъехали в обед, поставили перед входом авто, подошли к двери, охранник говорит:
   - Ребята, ваше транспортное средство угнали.
   - Вай! - сказал Джон по-русски с додонским акцентом.
   В полицейском управлении сотрудник на компьютере моментально определил:
   - Ваш "Запорожец" числится в угоне.
   Вот как работают ихние копы, оперативно и качественно.
   Коп добавил:
   - В угоне уже две недели.
   Оказывается, здесь автомобили тоже воруют.
   К концу следующего дня ихний "Москвич" стоял возле другого выбранного банка, Билли его сторожил, а Джон направился к входу.
   - Джон, - догнал его Билли, - ты же отмычки забыл, - через полторы минуты, уже от машины, - Джон, у нас колеса сняли.
   Да, местные умельцы здесь работают быстро. И кирпичи где-то нашли, на которые "Москвич" поставили.
   Всего три дня понадобилось для разработки абсолютно новой операции, при которой никакой зависимости от автомобиля не было. Отработали все действия по минутам. Притормозили возле банка в шестнадцать десять. В это время какое-то племя, толкаясь и с криками: "Давай, родимый, погадаю", пронеслось мимо. В шестнадцать двенадцать "родимые" Билли и Джон оказались без отмычек и портмоне. Даже зеркала заднего вида с "Жигулей" сняли. Ну как в таких условиях работать?
   Выручили другие лица кавказской национальности.
   - Слюшай, дарагой, - обратился к ним старшой, - займысь индывыдуальной трудовой дэятельностью. Матэрыально паможэм.
   - Билли, что ты умеешь?
   - Джон, да у меня руки золотые. Любой сейф за двадцать минут вскрою.
   Но в этой стране его "золотые" руки оказались невостребованными.
   И тут Джона вдруг осенило:
   - Помнишь, Билли, мы смотрели фильм с Жан-Полем Бельмондо, где он, подбирая собачье дерьмо, нажил миллионы?
   - Джон, так это же Клондайк.
   В мэрии, когда узнали, чем собираются заниматься эти кавказцы, обрадовались:
   - Мужики, оформляйте лицензию, платите налоги и флаг вам в руки, работайте.
   Лицензию оформили за две недели, кавказцы помогли с взятками и оборудованием, и пошла работа. Главное то, что они были в этом бизнесе первые, никто до сих пор не догадался подбирать за собаками.
   По истечении трех месяцев, по ихнему - квартала, соучредители явились в налоговую инспекцию с отчетом о проделанной работе и за соответствующей ей высокой оплатой. Инспектор отчетом остался доволен, начислил им налог в две тысячи удельных единиц в национальной валюте и сказал: "До свидания".
   - Уан момент, сэр, - не выдержал Билли, - а кто нам работу оплатит?
   - Какую работу, - удивился клерк.
   - Но мы же три месяца дерьмо убирали? Убирали. План выполняли? Выполняли. Работу надо оплатить.
   Клерк возмутился:
   - У нас дерьмо бесплатное.
   - А мы что, работали тоже бесплатно?
   - Почему бесплатно? На две тысячи вы должны пополнить казну. Государство вами довольно, я тоже. А если мы всем гамнодавам будем зарплату платить, мы весь бюджет в дерьме утопим.
   ...Польскую границу Билли и Джон пересекают без цента в кармане. Банковских гангстеров и бизнесменов по дерьму здесь из них не получилось, видать, эта территория к бизнесу плохо подготовлена, здесь кто работает, тот и платит.
   Но надежду они не теряют, потому что надежда умирает последней. Джон предложил временно на польской территории поработать с банковскими сейфами, взять несколько "лимонов" и вернуться на Украину работать гамнодавами, потому что очень уж дерьма здесь много, на ихний век должно хватить.
   И флаг вам в руки, Билли и Джон.
  2000
  
  
  
  
  ПРЕЗИДЕНТ АМЕРИКИ-ПРЕЗИДЕНТУ УКРАЇНИ.
   Надсилаю вам дюжину наших бомжів з вантажем гуманітарно§ допомоги. До гуманітарно§ допомоги входить п"ятсот фунтів кращих зразків секонд-хенду, які запресовані в дюжину тюків для зручно§ доставки. На цих засадах пропоную бартер: ми вам - секонд-хенд, ви нам - П. Лазаренка, ми дозволяємо вам залишити в себе наших бомжів, а ви за це дозволяєте залишити у нас Лазаренка з грошима. Якщо ви вважаєте, що цей бартер для вас невигідний, ми можемо додати ще сто фунтів високоякісних, тренованих колорадських жуків, що пройшли курс хіміотерапі§ та мають навички виживання в перехідний період будь-яких реформ.
   Якщо ж вас посядуть якісь сумніви, то я хочу поздоровити вас з десятиріччям першого траншу позики МВФ, в якому ми маємо вирішальний голос та деякі важелі впливу на інші голоси. Після цього аргументованого доказу ми, я надіюсь, дійдемо згоди до проведення взаємовигідно§ бартерно§ операці§.
   З вельмишанованою повагою Президент Американських Сполучених Штатів.
   Вірно: юрисконсульт Джон Шнайдерман.
  2000
  
  
  
  
  ОСВОБОДИТЕЛИ.
   Вечером в воскресенье 18 августа 1991 года мы засобирались. К отпуску было готово всё. Отпускные получили, чемоданы спаковали, ящик водки закупили, авоську пива тоже. Остались билеты, но родственница кума, которая работает на вокзале, выйдет в смену только завтра, а без неё билетов до Крыма не достать. Поэтому мы с кумом решили устроить балдыбой под видом проводов под личным патронатом, благо всё под рукой: и водка, и закусь, и телевизор. Начали по маленькой, но с большими тостами: "Между первой и второй - промежуток небольшой", "Между второй и третьей - чтобы пуля не пролетела", "Не вижу повода, чтобы не выпить", и ещё что-то интересное.
   Проснулся я от того, что кум меня пинает:
   - Вставай, у нас хунта к власти пришла, Пиночет снова на троне.
   - Нас этим не запугаешь, - я со сна не врубился и не успел испугаться, но когда увидел, что с телевизора на меня в упор уставились несколько мужиков, видать, со страшной похмелюги, потому что морды синие, а руки трясутся - я поверил.
   Кум продолжает выдавать информацию:
   - А законного Президента держат в Форосе, без связи с внешним миром. Раиса Максимовна очень переживает, потому что свет на даче вырубили, а народ в потемках как дитё малое, не заблудился бы. Мне её всех жальче.
   - А где этот Форос?
   - В Крыму, мы же вчера туда собирались.
   - Так поедем в Крым, спасем родного Президента.
   Главное на войне что? Правильно, обмундирование и вооружение. Я свой камуфляж достал с ванной, кум с чемодана, нашли по две законные лычки, до пояса припасовали ножи - и готовы на борьбу с хунтой. Всё с чемоданов перепаковали в вещмешки, присели перед дорожкой, а когда встали, кум говорит:
   - Кум, ты неплохо смотришься в камуфляже, и я перестану себя уважать, если мы сейчас же не выпьем за твой геройский вид.
   Мог я допустить, чтобы кум себя уважать перестал? Ни в коем случае, тем более, всё под рукой: и закусь, и выпивка, и телевизор. Сначала выпили за мой геройский вид, потом за кума, ну, а дальше за Янаева, Павлова и каждого хунтиста в отдельности. Хунтиста или хунтовщика? Вот до этого консенсуса мы с кумом не успели дойти.
   Проснулся я от пальбы - ну, палит всё внутри. А рядом кум храпит, а по телевизору лебеди вокруг озера хороводы водят.
   Я говорю:
   - Кум, пора исполнять свой гражданский долг. Вставай, и едем в Форос.
   Кум отвечает:
   - Без опохмелки я с места не сдвинусь. Даже за своего любимого Президента.
   Зная крутой нрав кума в этом отношении, я согласился. Выпили за кума, за меня, за нас обоих, а потом за каждого лебедя в отдельности.
   Проснулся я от того, что пиво кончилось, а водки осталось в последней бутылке на донышке. Деваться некуда, взвалили вещмешки на спину и пошли исполнять свой гражданский долг. Дошли до шашлычной и, не сговариваясь, завернули вовнутрь.
   Хорошо посидели. Пивко, водочка, шашлычок. Вышли, когда жара спала. Встречный мент спрашивает:
   - Далеко собрались?
   - В Форос, за Президентом, - отвечает кум.
   - Садитесь в машину, вас отвезут на сборный пункт, - предлагает мент.
   Мы обрадовались: как хорошо служба налажена, должно быть, десантировать будут прямо к Президенту на дачу.
   Десантировали в вытрезвитель, культурно обслужили, за культуру по тридцать рублей взяли, только утром выпустили. Выходим с вытрезвителя, встречаем дружбана, кум его спрашивает:
   - Серега, ты что во время ГКЧП делал?
   - Не поверите, ребята, - отвечает Серега, - я его проспал. Пришел с ночной смены, вмазал, лег, когда ГКЧП ещё не начинался, а проснулся, их уже арестовали. На самом интересном месте уснул, даже обидно.
   - Не обижайся на судьбу, Серега, она тебя спасла, ты сэкономил тридцать рублей, а мы потеряли шестьдесят, а это пол-ящика водки и пол-авоськи пива. Я предлагаю продолжить проводы под личным патронатом.
   С тех пор на перевороты у нас с кумом аллергия, и реагируем мы на них неадекватно: квасим и ложимся спать, а на меня от одного слова "ГКЧП" зевота нападает и сильно в сон клонит.
  2000
  
  
  
  
  
  ДУБЛЕР.
   В командировку в соседний город Анатолий приехал не первый раз. Бывал здесь и раньше, по разным организациям в качестве экспедитора исколесил город вдоль и поперек. А в фирму со сложной аббревиатурой и простеньким названием "ЛОРА" попал впервые. Странности сопровождали Анатолия в этой фирме постоянно: во-первых, чужие люди стали его величать незнакомым именем-отчеством, во-вторых, все с ним обращались очень вежливо, в-третьих, пропускали без очереди во все службы и отделы. Это, с одной стороны, радовало, но, с другой, настораживало и рождало много вопросов: а почему? Ответом на этот вопрос стал, извините за тавтологию, вопрос секретарши:
   - А вы нашему Вадиму Сергеевичу родной брат?
   - А кто это? - удивился Анатолий.
   - Директор наш, генеральный.
   - Нет, - отвечал Анатолий, - я с вашим директором не знаком.
   - Шутите, - улыбнулась секретарша.
   К концу рабочего дня сам генеральный, видать, заинтересовался своим "братом", после чего Анатолий был доставлен к нему в кабинет целой сворой охраны. Когда охрана удалилась, оказалось, что генеральный - очень обаятельный человек, который хочет угостить Анатолия кофе или чаем по его выбору, к тому же они оказались одного возраста, одинаковые ростом, а также, на удивление, сильно похожи, кроме, пожалуй, прически, потому что генеральный оказался плешивым, а Анатолий был лысым мужчиной. Поговорили о жизни, выпили пива, на завтра договорились, что Анатолий придет дорешает свои производственные дела.
   На следующий день спозаранку Анатолий сидел в приемной. Секретарши ещё не было, но генеральный уже принимал. У него, как догадался Анатолий, был начальник охраны. Дверь была неплотно закрыта и Анатолий поневоле стал свидетелем ихнего разговора.
   - Да лох это, Сергеич, век воли не видать.
   - Но имеем ли мы моральное право?
   - Какое право? Оденем на него твой парик, подрихтуем и мать родная не отличит. А там через три недели проведем операцию "Дублер".
   - А если он не согласится?
   - Да ты посмотри, как он одет. Пообещай ему десять штук в месяц и он как миленький на такие бабки клюнет.
   - Ну, хорошо, а если он захочет заключить договор?
   - Соглашайся на любые условия. Подписывай любые бумаги, до расчета дело вряд ли дойдет.
   - Ну, ладно, попробуем.
   - Так я скажу Ларисе, если он появится, чтобы сразу к тебе проводили.
   Начальник охраны вышел в приемную, и при виде Анатолия у него челюсть отвисла:
   - Вы давно здесь?
   - Только что вошел, - сообразил Анатолий.
   - Зайдите к директору, у него к вам есть конкретное предложение.
   Анатолий понял, что от таких предложений нужно держаться подальше, но у него вдруг появился азарт игрока, тем более, что в жизни он был человеком рисковым.
   Директор сразу приступил к существу дела:
   - У нас на полгода есть для вас работа.
   - Какая же? - поинтересовался Анатолий.
   - Генерального директора.
   - Чего? - этого уж Анатолий никак не ожидал.
   - Да нет, не пугайтесь. Вы заметили, что мы очень похожи? Поэтому вы меня будете подменять, но только на презентациях и приемах, в остальных случаях я буду сам собой.
   - А зачем это надо? - удивился Анатолий.
   - Понимаете, мне нужно часто ездить в командировки. А оставлять свою империю без надзора я не хочу. Поэтому все должны думать, что я здесь и соответственно бояться.
   - А что, много врагов?
   - Врагов у меня более, чем достаточно, - но, поняв, что проговорился, добавил, - но это вам ничем не грозит. Тем более, я хочу жалованье вам назначить в десять тысяч долларов. Ну что, устраивает?
   - Меня больше устроит пятнадцать тысяч, - ответил Анатолий, - а также страховой договор.
   - Нет проблем, - развел руками директор, - только я думаю, перестраховываться сильно не надо. Тем более, вы уже отвоевали лишних пять тысяч.
   - Нет, страховой полис в случае моей смерти я хочу получить. Я же, будучи в вашей личине, вместо вас могу схлопотать пулю. Вы же сами говорили про врагов.
   - Ну, не такой он страшен, этот черт. Да ладно, застрахуем вас на месячную зарплату.
   - Нет, - воспротивился Анатолий, - страховка должна быть на четыреста тысяч долларов.
   - Однако! - глаза директора чуть с орбит не вылезли, - это же почти пол-"лимона" баксов. Зачем вам столько?
   - Я так оценил свою жизнь.
   - Очень жирно, - проворчал генеральный, но потом будто что-то вспомнил, - да ладно, если других возражений нет, будем считать, что договорились. Я надеюсь, до летального исхода не дойдет.
   Других возражений не было и директор вызвал главбуха и юриста. Юристу сказал:
   - Приготовьте приказ об исполнении товарищем Анатолием обязанностей генерального до конца года без права подписи.
   Главбуху:
   - Назарыч, я назначил зарплату ИО генерального в пятнадцать штук, а также страховку в четыреста штук.
   - Но, Вадим Сергеевич...
   - Назарыч, ты хочешь работать главбухом? Тогда работай.
   Обращаясь к Анатолию:
   - Вам пяти дней уволиться с работы хватит? Тогда в понедельник прошу занять руководящее кресло. А сейчас идите с Назарычем, оформляйте документы.
   Они зашли в кабинет главбуха, тот пожаловался:
   - Выше вашей - зарплата только в действительно генерального.
   - Я хочу, - посыпал Анатолий его раны солью, - получать свою зарплату еженедельно, по пятницам.
   - Хозяин - барин, - скривился главбух, но потом его глаза посветлели, - будем составлять страховой полис?
   - Да, вы открываете в банке счет на моё имя, ложите туда страховую сумму, которую я обязуюсь лично вернуть по окончании контракта. Если я погибну, полис получит моя семья, в случае ранения или увечья сумма возвращается частично. Так мы договорились с вашим генеральным, - соврал Анатолий.
   Назарыч схватил телефонную трубку, но, видать, вспомнил накачку в генерального:
   - Ладно, если вы так договорились, то отвечать будет он.
   До конца недели Анатолий на старой работе взял на неопределенный срок отпуск за свой счет, проверил в банке открытие счета и поступление на него денег, сказал жене, что едет в командировку на полтора месяца и куда обратиться в случае своего невозвращения, а также что в этом случае делать с деньгами. И всё, с понедельника вышел на новую работу.
   Психолог, визажист, портной поработали на славу. Через два дня Анатолий был выкапанный Вадим Сергеевич. С его внешностью, в его одежде, с его повадками Анатолий раскатывал на шестисотом "Мерседесе" по городу, пил коньяк и шампанское ведрами, встречался с "крутыми" и нужными людьми, ходил в сауну, на концерты, играл в бильярд и казино, был очень работой доволен, и в то же время вел разведку. Начальник охраны не учел одного, что Анатолий в своё время служил в элитных войсках в разведке и был не самым худшим разведчиком.
   И что же он за эти две недели раскопал? Фирма со сложной аббревиатурой "ЛОРА" занималась оптовыми поставками продуктов питания, кроме этого баловалась наркотиками, имея при этом сверхприбыли. Несколько месяцев назад кавказская диаспора поставила крупную партию наркотиков, "ЛОРА" обязалась рассчитаться в течение двух банковских недель, но до сих пор не рассчиталась и кавказцы поставили "ЛОРУ" на "счетчик", и теперь, если "ЛОРА" не вернет долг с процентами, Вадиму Сергеевичу грозит смерть.
   И в это критическое для фирмы время появился Анатолий, так на Вадима Сергеевича похож, и по разумению начальника охраны, бывшего зека и отморозка, почему бы лоха не отдать, как телка, на заклание лицам кавказской национальности. Это Анатолий понял, но вида не подал и страха на людях не проявил, хотя мурашки по коже уже начали ползать.
   Истекло две недели. В один погожий день с утра забурлила жизнь на фирме, засуетилась охрана, заработали телефоны, генеральный вызвал Анатолия:
   - Мы здесь должок возвращаем, поедете поприсутствуете лично. Встретитесь на нейтральной территории, в людном месте на вокзале. Кейс передадите лично в руки, пускай при вас проверят, - и назвал код замка.
   До вокзала домчались быстро, вышли на перрон, людей было видимо-невидимо, но их ждали и подошли сразу. Как увидел их Анатолий, сразу понял: его подставили, потому что встречающими были кавказцы. Да, за эти две недели приспали его бдительность, и вот он, результат, как говорят, на лице. Что было в кейсе, "кукла" или мина, уже не имело значения. Для Анатолия, потому что осталось ему жить считанные минуты. Но человек живуч, пока он трепещется - жива его надежда. Анатолий с ходу передает кейс самому рослому джигиту и хватается за передок:
   - Ой, побегу отолью, - и, не слушая ничьих возражений, быстро направился в конец перрона.
   А в конце перрона, перед высокой бетонной стеной, находится место общего пользования, и оно находится в тупике, поэтому охрана "черных" только проводила Анатолия взглядом. А бетонной стеной огорожены железнодорожные мастерские, и работают там люди, которые часто жаждут пива, и пьют его на вокзале, а добираются туда, минуя проходную, сквозь дыру в заборе за туалетом. Такая дыра существует в каждом городе на одном и том же месте.
   И вот в эту дыру нырнул Анатолий. Найти помещение, где переодеваются слесари, не составило большого труда, туда вела утоптанная тропинка от дыры в заборе. Анатолию повезло, в раздевалке никого не было. Людей не было, но спецодежда висела в незапертых шкафчиках. Сколько времени необходимо человеку, чтобы одеть робу? Анатолий переоделся за десять секунд. Свой парадный костюм оставил в шкафчике, чужую робу одел, здесь же обнаружил банку с графитной смазкой, окунул в неё руки, вытер их грязной ветошью, этой же ветошью вытер лицо и поспешил на перрон сквозь заветную дыру. Анатолия ещё не хватились, прошло очень мало времени, поэтому он, не таясь, шел по шпалам. Шел и спотыкался, от одной рельсы к другой. Прошел половину перрона, и только тогда поднялась тревога, забегали чужие национальности, почти каждый по сотовому телефону стал докладывать и получать команды. Группа боевиков рванула в туалетный угол, на озабоченного работягу никто внимания не обращал.
   Анатолий уже направлялся к трамвайной остановке, когда в подвальном помещении вокзала ухнул глухой взрыв.
   "Всё-таки, мина. Не вытерпели, любопытство подвело. И всё случилось без меня, моё мертвое тело не осталось в подвале", - довольный собой, Анатолий садился в трамвай.
   Не ждали его на фирме, не ждали. Но вид сделали радостный, послали охранника со спецодеждой в мастерские, чтобы он обменял одежду и затер следы пребывания в них Анатолия. Через короткое время начали подтягиваться сопровождающие Анатолия, слава Богу, во время взрыва сориентировались и рванули когти все, и технику не потеряли. Генеральный объявил всем благодарность, премию по месячному окладу, а Анатолию предоставил неделю отгулов.
   Как понял Анатолий, эта неделя им понадобилась для разработки надежного плана его уничтожения, чтобы комар носа не подточил. Но ничего, мы тоже не пальцем деланные.
   Неделя отгулов прошла успешно, благо зарплата позволяла, закупился и себе, и жене, и дочке, в ресторане посидели, именины справили.
   В понедельник сидел в образе Вадима Сергеевича, в его же кресле. И опять начались праздничные будни: приемы, фуршеты, презентации, и так до пятницы. А вот на пятницу начальник охраны запланировал операцию под кодовым названием "Дублер". Для этого в новой власти на выходные арендовали старое охотничье хазяйство, чтобы в нем отметить на широкую ногу годовщину фирмы со сложной аббревиатурой и скромным названим. С королевским размахом розвернулось действо. Было приглашено много гостей: действительных и теневых руководителей города, авторитетов, паханов, журналистов с таким расчетом, чтобы весть об убийстве генерального директора фирмы "ЛОРА" обошла по официальным и подпольным каналам весь преступный мир. Был нанят киллер, который в нужный момент должен послать пулю в Анатолия. А самое главное, была организована "утечка" информации лицам кавказской национальности, в расчете на то, что они клюнут на Анатолия, начнут заваруху, а в это время киллер выполнит свою работу, все свалят на кавказцев и долг перекроется смертью главного действующего лица.
   Итак, в пятницу пополудни кавалькада "крутых" авто направилась от офиса за город. "Мерс" Анатолия, как заведено, прикрывал "Мерс" начальника охраны. В офисе остались только действительный генеральный и главбух, который немного приболел.
  Они ждали новостей с охотничьего хозяйства, и потягивали коньячек.
   - Слышь, Назарыч, а что ты будешь делать, если узнаешь, что меня на этом банкете "замочили"?
   - Но вы же здесь.
   - А мой двойник там и его могут тоже убить.
   - Тогда, босс, я буду очень жалеть.
   - Моего двойника?
   - Нет, четыреста штук баксов.
   - Каких баксов? - взвился Вадим Сергеевич.
   - Согласно страхового полиса, которые мы ему выплатили по вашему распоряжению, - испугался главбух.
   Генеральный схватился за сотовый телефон и немедля соединился с начальником охраны:
   - Слушай, здесь возникли форс-мажорные обстоятельства. Анатолий нам задолжал четыреста штук баксов, поэтому операцию по его ликвидации приостанови.
   - Шеф, но киллер автономный, в целях его безопасности рации у него нет.
   - Сколько мы обещали киллеру?
   - Полста штук.
   - Тогда уничтожь киллера. И мы полсотни сэкономим.
   - Понял, - быстро сообразил начальник охраны и соединился со своим подчиненным, - Толян, "замочи" киллера.
   - Нет вопросов, - ответил телефон, - сейчас сделаем.
   Всё предусмотрел начальник охраны, кроме одного: "Абреки" оказались такими же отмороженными, и они решили уничтожить не только самого генерального, но и всю фирму. И вот когда машины въехали на территорию заповедника, за ними закрылись ворота и замкнулось кольцо блокады. Засада была выполнена по всем правилам воинского искусства, огонь открыли внезапно по скоплению людей со всех видов оружия. Анатолий схлопотал пулю одним из первых, когда поднимался по широкой мраморной лестнице на второй этаж. Пуля попала в бедро, от удара он перелетел через перила и упал на ступени лестницы, ведущей в подвал, при этом сломал два ребра, и потерял сознание. Это его, должно быть, и спасло. Когда через полчаса на место боевых действий прибыл наряд милиции, они застали жуткую картину: в неестественных позах в лужах крови валялись тела расстрелянных сотрудников фирмы "ЛОРА" и убитых джигитов. Только трое подавали признаки жизни.
   Кроме этого, на транспорте фирмы джигиты помчались в офис, где забросали его гранатами с гремучей фосфорной смесью, от которой плавится даже металл. В результате этого налета от офиса остался только остов здания, как рейхстаг после знаменитого штурма. На пожарище впоследствии обнаружили два трупа, которые никак не могли идентифицировать, только догадались, что это останки генерального и главбуха.
   Прошло три недели, Анатолий уже начал ходить, вскоре обещали выписать, рана беспокоила, но больше болели поломанные ребра. Видно, под счастливой звездой родился Анатолий, если пережил этот Амаргедон. Это чудо, после покушения остаться живым, при деньгах, а всё потому, что страховой полис заключил и деньги вовремя получил. Есть надежда, что четыреста тысяч останутся, потому что востребовать их некому, благо всех бандитов "ушли" на кладбище.
  2000
  
  
  
  СТАРАЯ КВАРТИРА.
   Выбираюсь из своей коммунальной комнаты, перебираю фотографии, вспоминаю. Общее фото выпускников 10-Б. Рядом со мной на фотке - Шнайдер, со знаменитым ИО - Израиль Израйлевич. Мы его звали "Израйль в квадрате". Всю жизнь мечтал попасть на свою историческую родину. Мы шутили: "В Израиле ты уже будешь - Израйль в кубе". Сразу, как разрешили, эмигрировал, но вынырнул почему-то не в святых палестинах, а в Мексике. Тетя Циля до Нового года всем хвалилась: "Мой Изя такой умный, сразу, только приехал, купил себе пончо. Хозяйский ребенок, только вот я не знаю, чем он эту пончу кормить будет. И зачем он её купил? Пахать на ней собирается? Но ведь сыновья Израйлевы не пашут, они на скрипке играть научены". А когда Изя прислал фотографию, на которой он был одет в пончо, и оказалось, что пончо - это мешок с дыркой для головы, тетя Циля не могла нахвалиться: "Мой Изя такой умный, такой умный, купил тару, которую можно одевать. Хозяйский ребенок, будет идти в гости, оденет, чтобы не промок, а будет с гостей идти, зайдет на колхозное поле, наберет в эту пончу картошки". Тетя Циля плохо разбиралась в географии, она не знала, что в тех местах, где ходит в гости её любимый Изя, дождь - это большая редкость, а колхозные поля заканчиваются сразу же за жмеринскими полями.
   Тетя Циля не знала географии, но вырастила целый кагал - семерых Израйльчиков и привила всем уважение к старшим. Тети Цили уже давно нет, но её дети по всему миру до сих пор учат своих детей уважать старших.
   А вот в переднем ряду - Зина Королёва, самая красивая одноклассница, заслуженная "Мисс 10-Б". Её любимое изречение "Воровать - так миллионы, отдаться - так королю". Вся мужская половина класса добивалась её взаимности, но безрезультатно. Она всем отвечала: "Докажи, что ты король". "Но почему именно король?"- спрашивали мы. "Потому, что я - Королёва"- был твердый ответ. Каждый из нас старался утвердиться и стать королем, хотя бы класса. Но однажды этот вопрос решился очень просто. Из соседней школы пришел плюгавый мальчик, о котором говорят "Метр с кепкой в прыжке" и назвался королем. Вышла Зина, смерила этого хлюпика презри-тельным взглядом: "Какой ты король? Ты на шута похож". "Нет, я король"- гордо ответил мальчик и предъявил ученический билет. Мы все были в шоке, потому что мальчика звали - Король Виктор Сергеевич. Нашу королеву - этому Королю? Но слово не воробей, назвалась королевой - полезай, куда скажут.
   Теперь Зина Королёва живет, если по карте, в самом низу Африки, как говорят "в невістках", и зовут её не Зиной, а Розой Которая Вышла Из Утренней Росы. По табели о рангах она занимает третье место после жены вождя племени и шаманихи. Всё племя её обожествляет, потому что она единственная имеет белый цвет кожи во всей округе. А округа, если по карте, весь низ африканского континента.
   Рядом с Зиной - Света Кобыльская. Света была активисткой во все времена: в октябрятах, пионерах, комсомоле. Когда КПСС стала дробиться на осколки, она создала свою Женскую Объединенную Партию Активисток. Эта ЖОПА, то есть, партия Кобыльской занимается тем же, чем раньше сама Кобыльская: вмешивается в дела администрации, суда, прокуратуры, всех без различия партий, движений, ветеранских организаций, защищает права потребителей и права человека. Ей всё равно, куда вмешиваться, лишь бы её туда пустили. Все стонут от Кобыльской, а большие начальники от слова "ЖОПА" падают в глубокий обморок. На днях группа террористов заложников захватила, с требованием отпустить из тюрьмы самих себя, потому что террористы, это - зеки, а заложники - их вертухаи. Автомобиль, вертолет, десять миллионов импортной валюты - за два дня власти всё это подготовили, чтобы уберечь себя от жертв и ответственности. Для террористов всё складывалось наилучшим образом, пока в этот процесс не вмешалась Кобыльская. Она выпустила своих наиболее активных активисток "на борьбу с терроризмом", через полтора часа террористы сдались своим заложникам с требованием: прекратить грубые нарушения прав человека и усилить свою безопасность увеличением вооруженной охраны.
   В левом углу фотографии - круглый отличник Гена Будко. Он своей фамилии соответствует полностью - "будка" в дверь не влазит. Но соображает, ничего не скажешь. С детства по-французски шпрехал. А сейчас во Франции в нашем посольстве четвертый помощник третьего секретаря. Недавно в отпуске был, статью о себе в ихней газете показывал. Оказывается, прославился наш Будка на всю Францию и на пол-Европы. Был как-то на крутом приеме или презентации. И у них там пропал свет. Этого, по словам французов, не было со дня провозглашения ихней Независимости. Все растерялись, и прислуга тоже. Один Будка сохранил спокойствие, достал спички, которые французы уже сто лет не видели, и начал зажигать свечи, которые там сохранились, должно быть, тоже со дня провозглашения Независимости. Этим он спас фуршет и стал героем дня. После торжественной части у него брали интервью журналисты из желтой-прежелтой буржуазной прессы. "Откуда спички?". "Недавно на родине был, а там без спичек полный швах". "Что, у вас свет пропадает?". "Ну, нельзя сказать, что пропадает. В селе у моей матери он появляется пару раз на дню в светлое время суток". "Так нужно подавать в суд на энергогенерирующие компании". "А вы пробовали справлять легкую нужду против ветра?" - отвечал им Гена Будка. Оказалось, только один журналист отлил против ветру, за что и поплатился. "Может, у вас и горячую воду часто отключают?"- с юмором спросила англичанка. "Не часто, один раз в год, с апреля по октябрь. А ежели на пару-тройку недель среди зимы отключат, мы на такие мелочи даже внимания не обращаем". Не поверили, шутником обозвали: "Не бывает таких государств в Европе, это же не племя, затерянное в дебрях Африки".
   - А если бы я им сказал, что мои родители всю жизнь копили деньги на черный день, а я на все ихние накопления купил два коробка вот этих спичек, они бы ни за что не поверили. А если бы я им признался, что моя мать шесть лет зарплату в колхозе не получает, они бы меня за шизика приняли, - с горечью поведал Гена.
   Да, европейцы очень домашние люди, они бы вымерли на наших просторах.
   Я поинтересовался в Гены:
   - Бродит ли до сих пор по Европе призрак коммунизма?
   - Да ты отстал от жизни, старик. Он не бродит, он там живет. На постоянной прописке.
   - А не думает ли он сменить прописку и побродить по нашей территории?
   - С нашими дорогами? Да призрак себе ноги поломает.
   - И что, никакой надежды?
   - Я думаю, в ближайшее тысячелетие - никакой.
   Да, наших просторов и дорог с колдоёбинами не только европейцы не выдержат, не выдержит даже призрак коммунизма.
   В последнем ряду на фото - Роза Шнобель. Своим бизнесом она выбрала рекламу, за что заимела кличку "Рекламная Пауза". Помните четырехканальную женскую прокладку? Это её работа. Мне захотелось узнать, а где взять четырехствольную жо..., извините, орган для этой затыч..., извините, прокладки, на что Роза заметила: "Это всё мы носим с собой. Ты внимательно всмотрись и увидишь этот орган, а также поймешь, какое это райское наслаждение". Я ответил, что меня не тянет всматриваться в это райское наслаждение.
   На прокладку пожаловалась одна клиентка. Она прислала рекламацию: "Я её купила, по вашему рецепту полила синей жидкостью, разрезала пополам, закрепила крылышки и получила удовольствие, как если бы села голой ж...й в болото. После этого я пользуюсь старым испытанным методом - прошлогодней подшивкой газеты "Известия". Ну что, получила, Рекламная Пауза?
   А ещё одна клиентка подала на Розу в суд. Оказывается, её муж насмотрелся этой рекламы и отказался исполнять свой супружеский долг: оказался очень брезгливым. Суд присудил алименты и теперь Роза будет платить эти алименты клиентке до самой её пенсии. Так тебе и надо, Рекламная Пауза!
   Хотя одна её реклама мне очень нравится. "У меня гладкая кожа, ровные зубы, голубые глаза и белые волосы, я без страха пользуюсь городским транспортом и бытовыми приборами, я смело гляжу в будущее и не страшусь завтрашнего дня - и всё это благодаря тампаксам, которые выручают меня в мои критические дни". Согласитесь, песня, а не реклама, и написал эту песню мужчина, он их вместо стелок в сапоги вставляет, а сапоги ремонтирует.
   Рядом с Розой - Додик Белицгейман. Вот уже кто знаток жизни, мастер на все руки. Трудно найти профессию, которую бы тот не освоил. Когда я его последний раз встретил, Додик работал спасателем на нудистском пляже. "Пришлось уйти"- позже пожаловался Белицгейман. "Почему, такая кайфовая работа?"- удивился я. "Понимаешь, однажды получился облом. Встретил очень красивую женщину, долго ухаживал, решил сделать предложение. Пригласил в гости, то-сё, пятое-десятое, а без примерки кто женится? Даже фату, которую невеста одевает раз в жизни, она примерит раз сто. А тут такой ответственный шаг. Ну, раздел я её, посмотрел, ...а потенция упала". "Что, такая некрасивая?". "Да ты что, я же сказал: очень красивая женщина". "Тогда в чем же дело?". "Я посмотрел на неё голую, и мне так противно стало". "Но почему?". "Потому что такое я каждый день на работе вижу, голое тело у меня тошноту и аллергию вызывает". "И что, она тебя бросила?". "Нет, мы поженились, но только я её раздеваю в кромешной тьме. Правда, работу пришлось сменить". Теперь я понял, откуда берутся профзаболевания.
   По другую сторону от Розы - Оля Левинская. Она работала референтом в строительной фирме. И вот когда началась история с Клинтоном и Моникой Левински, наша Оля вдруг вспомнила: "Моя однофамилица в Америке наказала своего сексуального партнера на восемьсот тысяч через восемь лет после связи, а у меня связь с моим шефом была недавно, и следы сохранились, так почему бы его тоже не подоить?". Свой моральный ущерб Оля оценила в восемьдесят гривен и подала в суд. В суде, когда иск принимали, спросили, есть ли в Оли доказательства. "Есть, - отвечает Оля, - я их в суд принесла". "Что вы принесли?" - спросили её. "Известно что, трусы". "Свои трусы, - говорят ей, - вы должны на экспертизу отнести". "Я носила, - пожаловалась Оля, - но там сказали, что нестиранные чехлы от танков, самолетов и орудий на экспертизу не принимают". Отказали Оле в суде, не удовлетворили её моральный ущерб.
   Обо всем этом поведала мне старая фотография выпускного 10-Б.
   Вот и всё, разобрана мебель, собраны узлы, скоро придет машина и отвезет меня на новую квартиру, а о старой коммунальной, приватизированной кем-то из "новых", останутся только воспоминания, воспоминания о счастливом детстве и не менее счастливой юности.
  2000
  
  
  
  
  МИ - ПРО НИХ.
   Нас в купе четверо. Їхати далеко, випили за знайомство, розбалакались. Виявилось, що один з нас працює в Управлінні по боротьбі з оргзлочинністю, тому розмова зайшла про шахрайства.
   Іван Якович почав:
   - В Одесі на Привозі продаю я картоплю. Торгівля йде мляво, більше я сам витрішки продаю. Раптом зупиняються біля мене двоє, не знайомі один з одним. Місцевий пропонує мікросхеми, при§жджий згоден §х купити. А мікросхеми рідкісні, застосовувались тільки в "ящику" для ВПК, а "ящик" збанкрутував. І ціна не дуже висока, всього сорок гривень. В при§жджого є гроші на двадцять штук, але вони в машині, в місцевого при собі тільки зразок, а решта - в напарника.
   "Зараз я швиденько" - каже при§жджий і поспішає до машини.
   "Добре, тим часом я знайду напарника, - відповідає місцевий, - зустрі-немось біля цього чоловіка" - показує на мене.
   Першим прибігає при§жджий:
   "Поставив машину під знаком, мент причепився. На тобі, - каже мені, - сорок гривень за одну мікросхему, ти §§ забери, а я машину переставлю і принесу гроші ще на двадцять штук".
   "Чим же вони такі цінні, ці мікросхеми?" - цікавлюсь я.
   "Та ти що, вони дефіцитні, через це дорогі. В нас на базарі один барига §х по вісімдесят гривень закупляє. Якби в мене були гроші, я б §х пару сотень взяв. Такий шанс я не прогавлю. Тільки попроси одесита, щоб мене дочекався".
   Хіба мені важко? Все одно за моєю картоплею я черги не бачу.
   Невдовзі приходить місцевий:
   "Де той лох тиняється? Я згоден §х віддати йому навіть по тридцять гривень, - і хвилин через п'ять, - все, ждати більше не можу. Ось телефон, передай йому, хай дзвонить, тільки пізно ввечері".
   І тут мене осінило: якщо я візьму двадцять мікросхем по тридцять гривень та віддам при§жджому по сорок, це ж чистий навар двісті гривень. Причому, на рівному місці.
   Викупляю я в одесита два десятки мікросхем за шістсот гривень і починаю чекати при§жджого.
   - І дочекалися? - кинулися ми всі до Івана Яковича.
   - До цих пір жду.
   - Але ж мікросхеми? - не здавалися ми.
   - Зняті з виробництва тридцять років тому.
   - Класичний приклад по киданню "лохів", - каже старший лейтенант, - нам про це ще в інституті розказували. А номер телефону?
   - Телефон міліці§ на Привозі. Хлопці від сміху ледь животи не надірвали. Кажуть, це дрібниці. Одного разу араб-терорист закупив на Привозі партію автоматів Калашникова, §х навіть забезпечили документами для митниці, що автомати - це шкільне приладдя. Араб через границю трясся, але боявся марно, бо в §хній Арабі§ виявилось, що це дійсно дерев"яні макети наших автоматів. Араби дуже розсердились, при§хали сюди і спіймали одного продавця, а він каже:
   "Ви у нас що купляли? Покажіть документи, ось бачите, тут сказано "Макети автоматів для старших класів". Гроші? Привозьте автомати, здайте на склад, верніть накладні, ми вам віддамо гроші без ПДВ".
   Араби, налякані страшним словом "ПДВ", відпустили шахрая живим. А ви кажете, жменя мікросхем.
   Олександр Іванович продовжив.
   - В кінці семидесятих ми, четверо земляків, закінчили ПТУ і працювали в одному селі під Вінницею - проводили електрику. Жили в баби Франі на квартирі, було літо, не дуже напружувались, план давали тільки на зарплату. Хто знайомий з монтажем електроопор, той зрозуміє. Чотири стовпи монтуємо і закопуємо, а п"ятий при розбивці "випадково" повинен стояти в воротях. Вибігає хазя§н:
   "Хлопці, а як же я буду за§жджати?".
   "Не знаємо, ось проект. Сорок метрів до право§ опори, сорок - до ліво§, можете переміряти".
   "Хлопці, давайте домовимось".
   "Не знаємо, не знаємо, проект треба согласувати".
   "То заходьте до хати, будемо согласовувати".
   Гудимо до вечора, після "согласування" буримо яму там, де покаже хазя§н. І так кожен день.
   Одного разу, коли майстер пішов у відпустку, приходить до нас наш односелець, на двадцять років старший, та й каже:
   "Я ваш новий майстер, мене Бабенко направив. Ви мене знаєте, хлопці?".
   "Звичайно, Віктор Петрович, знаємо".
   А Бабенко, начальник дільниці, знаходиться у Вінниці.
   "Ведіть мене до свого житла".
   Прийшли до баби Франі, майстер розпитав, як колгосп забезпечує нас продуктами і виніс вердикт:
   "Харчі поганенькі. З сьогоднішнього дня хлопці будуть гнати триста процентів плану, тому годувати §х треба від пуза".
   "Тоді треба домовитись з головою" - каже баба Франя.
   "Не треба, - відповідає Віктор Петрович, - я домовлюсь з вами. Скільки коштує отой півник?".
   "П"ять рублів".
   "Я плачу п"ятнадцять. А ось ця курочка?".
   "Курочка - чотири".
   "Я плачу дванадцять. Гроші я вам буду давати шостого та двадцятого числа, але щоб курятина на столі у хлопців була кожен день, яйця не переводились, городини - скільки з"§дять. Якщо ввечері захочуть півлітра - щоб не було з цим проблем, я всі ваші витрати беру на себе. Ось вам сорок рублів - це аванс".
   А нам каже:
   "Хлопці, за цей місяць роботу треба закінчити".
   "Зробимо, Віктор Петрович", - дружно відповіли ми.
   "А тепер основне питання, кому в селі потрібен шифер і руберойд?".
   Кому потрібен? В час гострого дефіциту будівельних матеріалів? Всім треба.
   "Швагер баби Франі, Тимошко, питав про шифер", - кажемо.
   "Пішли до нього, - прийшли, - листок шиферу коштує п"ять рублів, є можливість взяти за половину. Але гроші вперед".
   Швагер Тимошко аж присів - і гроші жаль дати, а ще шкода того шиферу, що мимо рук пропливає:
   "Але ж гроші!..".
   Віктор Петрович образився:
   "Та ви що? Спитайте хлопців, вони мене знають. Хлопці, - це до нас, - я вас коли-небудь обманув?".
   "Ні", - і це була чистісінька правда, хіба можна обманути за якусь годину знайомства.
   "От бачите, - це вже до Тимошки, - а ви не вірите. Тоді давайте я привезу шиферу вашому сусідові, а після - вам".
   "Ні, - аж підкинуло Тимошку, - мені першому, сусідові - потім".
   Взяв Віктор Петрович гроші і по§хав у область. Через день прийшла з шифером машина, а під вечір знов по§хав він в область, тільки вже за руберойдом, і привіз через день. Після цього зібрав Віктор Петрович забудовників і каже:
   "Ну що я буду мотатись туди-сюди машиною? Я вам зроблю вагонну поставку. На скільки товару гроші зберете, стільки вагонів я вам привезу".
   І стали люди в чергу, щоб здати гроші на шифер та руберойд. А сам Віктор Петрович покрикує на них:
   "Ти чого без черги лізеш? За це я тебе прийму останнім. Пропустіть бабусю, бачите, §й важко стояти. І взагалі, старі і малі - без черги".
   Три дні гроші несли, скільки здали, невідомо, але сумка була важка. На прощання Віктор Петрович сказав вкладникам:
   "В заставу я залишаю свою бригаду, не кривдіть §§", - і по§хав.
   Через два тижні Стась каже:
   "Хлопці, треба тікати. Баба Франя за сво§ когути гроші править, а люди вовком дивляться".
   Сила його підтримав:
   "Будуть бити. За сво§ гроші ноги поламають".
   На другий день ми були вже у Вінниці, Бабенко дуже здивувався:
   "Я вам майстра не посилав, - а коли дізнався, що ми електрифікацію села майже закінчили, за голову схопився, - там ще на чотири місяці роботи, а де я вам, стаханівцям, стільки грошей на зарплату візьму?".
   - І чим закінчилась ця історія? - поцікавились ми.
   - Нас перевели на інший об"єкт, а в це село надіслали другу бригаду. А Віктор Петрович там не з"явився, і я про нього нічого більше не чув.
   Так закінчилась грандіозна афера по добровільному видурюванні грошей, що потім повторились в трастах та фінансових пірамідах.
   Естафету перехопив старший лейтенант:
   - Коли я вчився в школі міліці§, одного разу нам зробили виклик на вокзал. А трапилось ось що. В одному з ближніх сіл працював у школі вчитель ручно§ праці. Звали його Бубка Польовий. Ця школа гриміла на весь район тим, що навколо не§ був викопаний протитанковий рів, а копали його п"ятикласники. Але мова не про це, мова про вчителя, який держав вулики і качав мед. Одного разу виніс Бубка на базар чотири відра меду і вигідно продав його. А за ним слідкували вурки, і вирішили ці гроші у Бубки забрати. Перехопили його на залізничному вокзалі, на пішохідному мосту через колі§. Троє стали проти Бубки, витягли ножі і кажуть:
   "Віддавайте, дядьку, гроші".
   "Зараз, хлопці, - проревів дядько, - вони у мене в халяві, - і поліз в халяву, витяг звідтіля ніж, як самурайський меч з обох сторін загострений, помахав ним перед хлопцями, - самі через перила поскачете, чи вам помогти?".
   Вурки з переляку поплигали з мосту, поламали ноги, ми при§хали, коли §х забирала "швидка". А от дядька ми взяти не змогли. Нас було п"ятеро курсантів, але коли ми подивились на нього, то зрозуміли, щоб його "взяти", треба роту спецназу, до того ж він нас попередив: "Щиглями повбиваю". І ми повірили, такий повбиває. Ми порадились з начальством і воно сказало, хай дядько краще мед продає, ніж ми з ним будемо воювати.
   Нас в купе четверо, §хати далеко, сидимо, байки розказуємо.
  2001
  
  
  
  
  УКАЗ.
   Вийшов Указ Президента про те, що родитися, женитися і вмерти можна тільки після сплати боргу за електроенергію. І правильно вийшов, бо не платять архарівці. Я теж не плачу, але не тому, що не хочу платити, а тому, що в мене грошей нема. А ці не платять, бо ігнорують, тому потрібно було Президенту ще раніше такі жорсткі міри примінити.
   А недавно моя кохана половина мене ощасливила, вона, бачте, завагітніла. Чотири роки цього не відбувалося, а тут зразу ж після Указу Президента. Він що, стимулює цей процес? І почалися для мене чорні дні. За електрику не заплатив, а пузо росте. Раніше було як? Одягне моя дружина прокладку "Олвейс-ультра", прикле§ть крилишки до резинки від трусів, бо самі труси за чотири роки трішки порвалися, та й порається на кухні та біля своє§ мами, а моє§ тещі. А тепер десяти прокладок не вистачає, бо вона стала як танк. В кухню не влазить, бо двері вузькі, а пузо росте, а двері залишаються такими ж вузькими.
   Пройшло дев"ять місяців, а грошей як не було, так вони й не з"явилися. Поки я бігав до друзів, знайомих, поки позичив ці прокляті гроші і заплатив за електрику, три місяці пройшли, а моя дружина носить уже цілий рік. А що можна родити за дванадцять місяців? Правильно, слона. Слоненя й родилося, маленьке, красиве, з шлангом попереду. Я зрадів, кашу "Бебі" не треба купляти, бо нема за що, а слон §сть каштани, вільху і липовий цвіт. Одне погано, росте слон дуже швидко. Ми не зогляділися, як виявилось, що через двері та вікно його вже не виведеш, переріс вікно і двері. І ще одна його погана звичка з"явилася - він відгукується на гудки паровозів. Тільки паровоз подасть сигнал, він підходить до вікна, висуває в нього свій шланг і трубить. Може думає, що паровоз - це подружка, що його на злучку зве? В перший раз прибігли жеківці:
   - Виселимо, - кричать, - ви перевищуєте допустимий шум на чотириста децибелів.
   Ми зраділи, з надією, що наші муки з слоном кінчаться. Але коли жеківці слона обміряли, дійшли висновку, що його можна виселити тільки частинами. І тоді я пожалкував, що Указ свій Президент не вніс чотири роки тому, не було б тоді в мене проблем з жінкою, §§ мамою та нашим слоном. Не було б, бо само§ жінки, тещі та слона в мене не було б, а зараз є. І проблема з тещею появилася. Одного вечора позвала вона нас і каже:
   - Мені дев"яносто років, але в такому свинюшнику я до цих пір не жила, тому буду помирати.
   Клята теща зі сво§м склерозом сплутала свиню з слоном. Я, як міський житель, розумію, що з свині можна отримати шкварки, а з слона нічого, крім гною, який ми обмінюємо на вільху, якою його ж і годуємо. Вічний двигун в бімолекулярному вигляді. Але повернемось до проблеми із тещею. Дружина питає:
   - Коли ми мою маму поховаємо?
   - Твою мать, - кажу, - ми поховаємо після трьохтисячного року, бо тільки до того часу я розрахуюсь з боргами. І буде моя теща жити як Вічний Жид.
   І тут почалося:
   - Казала мені мама, не виходь за цього лобуряку, підстрахуйся, доню...
   - Стій, - кричу, - не сполохай думку.
   Жінка завмерла, а я почав мислити. Якщо ще трохи позичити грошей, можна застрахувати квартиру. Від слона. Бо скоро слон стане таким величезним, що підлога не видержить його ваги і він з четвертого поверху провалиться в підвал. Разом з нами і нашою однокімнатною малогабаритною квартирою. А по страховці ми квартиру одержимо. А може й теща по старості не видержить. О, то й тещу заодно застрахую, може на ці гроші хоч жінку одягну, бо свою багатоканальну прокладку §й набридло прати і сушити.
   І я почав діяти, бо стимул появився. Що для скотини головне? Правильно, харчі. Каштани і вільху я доставляю возами, гній продаю приміським фермерам причепами. І ви знаєте, налагоджується бізнес. Слон нас годує, а сам росте, а підлога тріщить, а страховка все ближче і ближче.
   Вірний Указ видав Президент, і в потрібний час.
  2001
  
  
  
  
  
  МОЙ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ.
   В моём подъезде живет собака женского полу - дворняга Линда. Маленькая, безобидная, но родючая, в отведенные ей природой сроки она рожает обычно шесть щенят, которых соседи моментально и разбирают. Её жених, с грозным именем Барс, бегает во дворе без определенного места жительства. Он тоже дворняга, поэтому и бомж.
   И вот однажды наблюдаю я следующую картину. Из-за дальнего угла моего дома выкатывается Линда. Именно выкатывается, потому что бежит, падает, катится и снова бежит. И воет, не визжит, а именно воет. От страха, потому что за ней гонится ротвейлер. Ротвейлер передвигается прыжками, а главное, молча, и это ещё страшнее для бедной собачки. Он гонится за Линдой, чтобы её сожрать, но мешает ему Барс. Барс мчится за ротвейлером и нападает на него. Наш дом имеет четыре подъезда, а мой по ходу движения собак последний. И вот настает момент, когда ротвейлер настигает Линду, открывает свою пасть, чтобы её проглотить, а в это время Барс в прыжке хватает ротвейлера за заднюю лапу. Ротвейлер, не останавливаясь, трясет лапой, сбрасывает Барса, но за эти несколько мгновений Линда отрывается от страшной пасти. И опять этот визг катится дальше, опять ротвейлер настигает Линду и открывает пасть, опять Барс хватает огромную собаку за заднюю лапу и отброшенный, словно копытом лошади, катится назад, чтобы мгновенно вскочить и спасать свою подружку от наглой смерти, и всё это докатывается до моего подъезда. А дальше происходит событие невероятное. Линда вскакивает в раскрытый настежь подъезд, на линии двери вдруг разворачивается и начинает лаять на ротвейлера. Зло и настырно лает, у неё шерсть встает дыбом, чувствуется, что собака защищает свой дом. Ротвейлер от неожиданности останавливается, а Барс, не сумев затормозить, между ногами ротвейлера вкатывается в подъезд, вскакивает и занимает боевую позицию рядом с подружкой. Две маленькие собачки ощетинились против огромного, по их меркам, врага. Но ротвейлера этим не запугаешь, он пытается загнать дворняг в подъезд, при этом достигает двери. Обе собачки, будто по команде, в прыжке цепляются зубами за уши ротвейлера. Тот трясет головой, дворняги разлетаются как пушинки, но вскакивают и опять занимают свою позицию в дверном проёме. Опять ротвейлер наступает, опять дворняги бросаются на его уши, разлетаются, но дальше условной линии двери не отступают. Так продолжается минут десять, и ротвейлер сдается, не позорно, но уходит.
   Линда заняла своё место на коврике, Барс убежал во двор по своим собачьим делам, а я задумался: "Почему ихние щенки так котируются у жильцов?" - и понял, что дворняги - это лучшие бойцы и сторожа, так постаралась природа.
   ...Опять Линда ходит, вернее, бегает в интересном положении. И я решил, что один из щенков мужеского полу поселится у меня, будет защищать моё имущество, будет носить имя "Барс-2" и будет моим лучшим другом.
  2001
  
  НАШИ "КОПЫ".
   Майкл Маккинтош, сержант 427-го полицейского участка города Хьюстона штата Техас, по обмену опытом на три недели был командирован в Ленинский райотдел милиции города Винницы. За это время он должен прислать два отчета о проделанной работе своему коллективу в лице своего непосредственного начальника.
   По прошествии полторы недели первый отчет поступил.
   "Господин лейтенант, май френды, с боевым приветом к вам Майкл Маккинтош, патрульный подвижной милицейской группы. Сэры, прибыл я вовремя, встретили меня хорошо. В первый же день, по ихним законам, я прописался. Для прописки, как мне объяснили, я должен накрыть "поляну". "Поляна" - это лужайка за городом, площадью в семьдесят футов, плотно заставленная приборами с едой и выпивкой. Пили местное хауз-виски, которое мои коллеги называли непереводимым словосочетанием "самогон". Этим домашним виски саранчу, которая совершает регулярные набеги на наш штат, я бы потравил в течение одного сезона, а им мои коллеги травятся всю жизнь, при этом их не берет ни саранча, ни другие венерические болезни. Прописывали меня весь рабочий день, а когда я напомнил, что пора выезжать на маршрут, старший, кстати, тоже лейтенант, меня пристыдил: "Мыхайло, не лезь поперек батька в пекло. Нам в отделе выдали бензина, которого хватило чтобы только сюды доехать, даже на обратную дорогу придется "стрелять"". Я ответил, что в мирное время стрелять можно только в том случае, если чьей-то жизни угрожает опасность, при этом зачитав права преступнику, на что старший заметил: "Ну ты и село дремучее, учись, пока я живой, а то дураком помрешь". Я ответил, что не хочу умирать дураком и мы вышли на дорогу с двумя ёмкостями для бензина, остановили машину с гангстерами, которые с радостью наполнили наши канистры. Им не зачитывали ихних прав, только старший сказал: "Братаны, поможем доблестным ментам, в ваших же интересах". После я сказал лейтенанту, что у них хорошая поговорка: если тебе недостает сотни долларов, нужно обратиться к своим друзьям, на что командир ответил: "Не обязательно иметь сто друзей, но наглую рожу иметь необходимо".
   На следующий день старший сказал: "Вчера мы квасили, а сегодня будем бухать", и мы поехали на коньячный завод. Там директор лично нацедил нам три канистры коньяка, который мы поехали пить в соседнюю котельную. Я попытался заплатить за коньяк, но мне объяснили, что директор своей "крыше" обязан наливать. "Крыша" - это преступная группировка, обирающая своего подзащитного, но зато защищающая его от других преступников. Бухали мы тоже до вечера, после чего я опять напомнил старшему о наших прямых обязанностях, на что он объявил мне выговор: "С тобой, Мыхайло, хорошо только дерьмо жрать - пока мы по одной ложке съедим, ты уже всё слопаешь. Приехал к нам учиться, вот и учись, как студент". Что можно ответить на справедливые слова мудрого наставника? Только поблагодарить за учебу.
   Да, поселили меня в странное место по имени "общежитие". Что это такое, вам представить будет трудно. Нет, все-таки вспомните негритянский квартал, тот дом, пользующийся дурной славой, где могут убить, изнасиловать, ограбить. Помните, его несколько лет назад отселили, но им до сих пор пользуются бомжи и преступники? Вспомнили? А ихнее общежитие - ещё страшнее. Но люди здесь живут всю свою полицейскую жизнь.
   Май френды, вы знаете, где находится душа в ихних мужчин? В мочевом пузыре. Почему? Я тоже задал этот вопрос, и мне ответили: "Отлил, и сразу на душе полегчало".
   Наша подвижная милицейская группа передвигается по городу на "бобике". Что такое "бобик"? Внешне это похоже на транспортное средство времен борьбы за независимость Североамериканских Соединенных Штатов. Зато гангстеры ездят сплошь на "Мерседесах". Если узрят гангстера на "БМВ", то громко смеются, а на "Форде" или "Опеле" - улюлюкают и вслед бросаются камнями.
   Вот такая здесь дискриминация преступного элемента. И дороги здешние - как моё общежитие, широкие и страшные. Здесь даже официально считается, что в ихнего населения две беды: дураки и дороги. Но я дознался, что здесь есть и третья беда - дураки на дорогах.
   А вот денежное содержание ихних полицейских меня удивило и даже напугало. Ну как не напугать, если месячная зарплата ихнего лейтенанта равняется моему окладу в Хьюстоне за один час. Но они не унывают, отсутствие денег добирают натурой. Захотели обедать, заехали на базар, а здесь тебе и выпить и закусить дают, и всё бесплатно. Я сначала удивлялся, потом спросил лейтенанта: "Вас, копов, все очень любят?". "Не любят, - ответил командир, - а боятся, чтобы всё не отобрали". И я догадался, что мы защищаем население от нас же самих, чтобы мы их же и не ограбили.
   Остальное время мы укрепляем пенитенциарную систему. Здесь, оказывается, приватизируют всё. Хитрое "общество с ограниченной ответственностью" приватизировало тюрьму, да, самую настоящую тюрьму на полторы тысячи зеков. Их отселили, а в самой тюрьме сделали евроремонт на шестьдесят человек. От зеков отбоя нет. Количество обслуживающего персонала пришлось увеличить вдвое. Во-первых, охраны, во-вторых, официантов. Мы попали в охрану, по конкурсу. И не жалеем об этом, потому что тюрьма эта - сказка. Одно-, двух-, трехкомнатные камеры с гостиной, спальней. В каждой камере - кондиционер, видео, сотовые телефоны, компьютеры с выходом в интернет. А вне камер - бильярдные, сауны, теннисные корты, бассейны. Только плати деньги, и получай свой комплекс услуг. А питание, вы не поверите, май френды, шведский стол из двух десятков блюд. Ну, наш экипаж и отъелся за все три голодные недели. И охраняли мы зеков не от побегов, ибо только дебил с такого рая в бега ударится, мы их охраняли от проникновения к ним посторонних лиц. Потому что как бы весь город захотел выкупаться в ихнем бассейне и попариться в бане, поиграть в теннис и пожрать от пуза. Но мы бдительно несли службу, потому что за любое нарушение караул отлучали от шведского стола, от сауны и бильярда. Но через неделю нас всё равно сменили, хотя мы очень просились на повторный срок. Но нам объяснили, что наступит привыкание, а оно не лечится. Вам интересно, какие показатели этой тюрьмы в сравнении с другими заведениями УИН? Вы не поверите, но результаты ошеломили всех - ни единого рецидива, ни единого! Все преступники до такой степени толстеют и стают лентяями, что по выходу из тюрьмы уходят на пенсию. По инвалидности.
   Господин лейтенант, май френды, на этом заканчиваю первый отчет. С уважением к вам Майкл Маккинтош, сержант 427-го полицейского участка".
   Через неделю поступил второй отчет.
   "Товарищ лейтенант, друзья. Обращается к вам с боевым приветом ваш коллега, а по нашему "мент позорный" Мыхайло Макинтошенко. Моя командировка подходит к концу, о чем я сильно жалею, потому что мои коллеги сказали, что я полностью вписался в их дружный споенный коллектив. Да я и сам чувствую, что я больше "мент", чем "коп".
   В последнюю неделю мы пьяных в районе подбирали, грабили их, при том, что грабить себя они разрешали с радостью, только чтобы мы их в вытрезвитель не отвозили. Что такое вытрезвитель? Это сборный пункт для тех людей, которые выпили и имеют деньги, чтобы заплатить за своё обслуживание. Плата - как за пятизвездочную гостиницу, а обслуживание - на уровне моего общежития, в котором, по словам коменданта, всё течет, но ничего не меняется. В первый раз, когда мы подобрали выпившего интеллигента, я обратил внимание своего лейтенанта на пьяного, который валялся на остановке, но он сказал, что это бомж, а что с бомжа взять, кроме анализов, поэтому мы увезли интеллигента, а пьяный бомж остался лежать на остановке со своими анализами. Вот такая здесь дискриминация людей в состоянии алкогольного опьянения, здесь пьяный бомж чувствует себя на порядок более защищенным, чем пьяный кандидат наук. Я до сих пор эту дискриминацию своей логикой понять не могу.
   Вчера "левую" водку пили, и поэтому у меня сегодня трубы горят. Что такое "левая" водка? Это коллеги с налоговой полиции арестовали большую партию водки без сопроводительных документов. Она ничем не отличается от остальной водки, но оказалась без документов и поэтому должна быть уничтожена. А вот каким способом уничтожать водку, об этом в инструкции ничего не сказано, и её решили уничтожить выпиванием. Разделили на весь райотдел, нашему экипажу досталось семь ящиков. Мы вчера один ящик, по выражению старшего, оприходовали, остальные шесть постоянно возим в багажнике. Она, кстати, служит нам валютой, мы её обмениваем на биг-маки.
   Недавно меня познакомили с теорией относительности Эйнштейна в вопросе пития. Звучит она так: "Быстро выпитый стакан считается неполным". Представляете глубину мысли моего лейтенанта, который по большому секрету со мной этой теорией поделился? Я эту теорию вспоминаю каждый раз, когда со своим экипажем обслуживаю свадьбы. Эту халтуру нам надыбал лейтенант. Он сказал, что на свадьбе каждый будет сыт, пьян и нос в табаке. Это точно, только нос не в табаке, а чаще в крови, потому что бьют нас на каждой свадьбе. В здешнего народа такой менталитет: на свадьбе обязательно начистить рыло своему соседу. Кто-то из родственников додумался до громоотвода, пригласил на свадьбу нас, теперь чистят рыло не друг другу, а все вместе - нам. По договору мы подъезжаем к свадьбе как раз в то время, когда мужики уже на взводе, когда кулаки уже чешутся. И тут появляемся мы, в форме, с дубинками, наручниками, и спрашиваем: "Здесь живет Эдита Пьеха?". Если нам дружно отвечают: "Здесь живет "иди ты на х..."", значит, мы попали по назначению. И нас сразу начинают бить. Главная наша задача в этой драке - не покалечить гостей. А каждый наш синяк на видном месте оплачивается дополнительно, ну а разбитый нос, к нашей и ихней радости, по тройному тарифу. Раньше были свадебные генералы, а сейчас свадебные менты. И мы этим гордимся, потому что мы сыты, пьяны и нос в табаке, а главное - нас бьют, а мы крепчаем.
   На этой мажорной ноте буду кончать свой отчет, остальное - при встрече. С комприветом навечно ваш Мыхайло Макинтошенко, младший сержант патрульной подвижной милицейской группы".
  2001
  
  
  
  ПИСЬМО ИЗ КОЛОНИИ.
   Здравствуй, Оля. Мне разрешили написать очередное письмо и я этим правом пользуюсь. Уже прошел год, как я здесь чалюсь. В последнее время у меня произошли некоторые перемены. Напишу тебе всю правду. Я попал в курятник, вернее, в "петушатник". У нас теперь всё отдельно - и столы, и посуда, и баня, имеем даже собственный угол, куда остальным вход заказан. Но меня утешает то, что на соседних шконках парятся мои коллеги, здесь и Маша, и Катя, и Рита, и Света. Тебе, наверное, интересно, как это произошло? У нас праздновали именины пахана, вернее, праздновали они, а мы в камере присутствовали. И тут я решил пошутить, так как вспомнил сказочку про сестрицу Аленушку и её придурочного братца Иванушку. Я пожелал с юмором пахану под руку, когда он стакан с водкой держал: "Не пей, Пахомыч, козленочком станешь". Веселье, конечно, прервалось, пахан впервые обратил на меня внимание, а через двадцать минут меня до конца моего срока определили к "петухам". По этому вопросу меня даже к "куму" вызывали, интересовался он, нет ли у меня обид на пахана и его кодлу. Я клятвенно заверил его, что лично к пахану ни претензий, ни жалоб не было, нет и никогда не будет, о чем я готов подписаться под любой малявой. А себе я пообещал забыть все сказки, и народные, и даже Андерсена с братьями Гримм. Но кум не успокоился: "Всё равно стучать придется", на что я ему ответил: "Начальник, падло, на пахана стучать, это равнозначно, что стучать по крышке собственного гроба". Отпуская меня, кум изрек: "Мы ещё встретимся", и оказался прав, потому что прибежал я к нему через полчаса, чтобы просить защиты от кодлы пахана. Она, кодла, не поверила, что я отказался стучать на неё, и решила меня замочить. Поэтому, чтобы спасти себя, я согласился стать стукачом, что и подтвердил кум сразу же по приходу в камеру. После этого меня зауважали, даже в своем петушином углу я почувствовал себя свободнее, но не совсем.
   Любимая моя жена Оля, сладь мне посылочку с салом, чаем и сигаретами, которые у нас заместо валюты. С этой валютой я подойду к пахану и покаюсь, пусть отпустит мои грехи, потому что так дальше жить нельзя, и кукарекать мне здесь до самого дембеля.
   Твой муж Степан Кандыбин.
  
  
  ПИСЬМО В КОЛОНИЮ.
   Здравствуйте, товарищ начальник колонии. Обращается к вам жена Степана Кандыбина, которая сдала его вам на руки год назад на три года самого строгого и, как вы заверили, верного режима с надеждой на безоговорочное и полное его исправление. И что я вижу? А то, что на путь полного исправления мой Степа так и не стал. Это я узнала из его последнего письма. Совсем не таясь от собственной жены, мой муж признается, что устроил в вашем заведении дом терпимости, вернее, не дом, а угол. Но какой угол - с Машей, Катей, Ритой и Светой одновременно, и угол он назвал курвятником. Такой загул муж позволял себе на свободе со своим кумом Петром только после обжинков, когда получал большую премию за уборку урожая, и гуляли они с кумом как жеребцы, пока мы с Женей, это Петрова жена, не застукали их на горячем, о чем было слышно во всех соседних колхозах и даже в районном центре. Но я вижу, он даже у вас, в тюрьме, кобелирует. Если я его застукаю там на горячем, будет слышно во всех соседних тюрьмах и даже в департаменте УИН. И откуда там кум взялся? Как только бабы, так обязательно кум. Не Петро, нет, потому что прошлой ночью кум Петро был здесь, а его супруга на курорте, но это не важно, потому что помимо Петра там тоже жеребец есть, если муж его в кумовья принял и корешится с ним. И почему они не на нарах валяются, а шконки им разостлали? Гляньте, какие павы - баня им отдельно, столоваются не со всеми, зажрались вконец. Почему вы им не скажете: "Товарищи бандиты, ведите себя скромнее, вы же в тюрьме, а не на обжинках". Я понимаю, мой Степа добился у вас больших успехов в самоутверждении, его коллеги уважают, но нельзя отрываться от рядовых арестантов, нужно быть попроще. И передайте ему, что посылку я ладить не буду, пускай сам улаживает свои конфликты с начальством. И ещё одно, моего Степу хотят замочить. Но согласитесь, что замоченный муж мне ни к чему, поэтому верните мне его в том виде, в каком от меня получили. А по поводу "покаюсь", не верьте, он каялся мне после каждой пьянки не реже двух раз в неделю. А результат? Тюрьма.
   Товарищ начальник колонии, примите меры к исправлению моего мужа Степана.
   С уважением Ольга Кандыбина.
  
  
  ПИСЬМО ИЗ КОЛОНИИ.
   Здравствуйте, Ольга Петровна. Отвечает вам на ваш запрос начальник колонии, где чалится, извините, проходит путь исправления ваш муж Степан Кандыбин, имеющий погоняло, извините, псевдоним Степанида. Вы напрасно укоряете нас, администрацию колонии, в послаблении режима. Ничего подобного, мы режим не послабляли, о чем говорит переходящее красное знамя, которое стоит напротив меня в моем кабинете. Сильнее аргумента я предоставить не могу. А что ваш муж обижается на жизнь, покажите мне зека, который бы не обижался? Все они там, на свободе, князи и графья, а здесь все поголовно преступники. Я это хорошо знаю, потому что уже много лет охраняю их от их же уголовного прошлого, в чем добился определенных успехов, об чем говорит переходящее..., извините, об этом я уже говорил.
   Теперь вернемся к нашим петухам. Ваш муж в ихнем кукаречнике - самый достойный и безотказный в этом отношении, об чем он жаловался, извините, хвастался мне на личном приеме при посещении мной штрафного изолятора. А на кума вы клевещете напрасно, он не только вашему мужу, он всем зекам - кум, товарищ и брат, а также ум, честь и совесть всей колонии. И даже я, который не боялся самого Лаврентия Павловича, немного опасаюсь его, зная, что настучит за милую душу, потому что его по жизни коренная поговорка "Стучите, и вам откроют". И стучат, и он, как апостол Петр, регулирует открытие ворот в рай.
   Теперь о личных вещах. Всё, чем пользуется ваш муж, в том числе посуду и шконку на дембель он заберет с собой, всё приватизирует, потому что ну кто с зеков отважится пользоваться его петушиной шконкой? Только вам, Ольга Петровна, придется доплатить за неё всего двести у.е, и вы на всю жизнь бесплатно будете обеспечены семейным ложем. Теперь это можно, мы на хозрасчете. А за исправление вашего мужа вы не беспокойтесь, перекуем. В том углу всех куют - и Свету, и Наташу, и вашу Степаниду. Так что оставшиеся два года он проведет в надежном для этой цели углу. Там не кобелируют, там добиваются уважения коллег упорным трудом и безоговорочной репутацией. Так что, Ольга Петровна, спите спокойно, ваш муж в надежных руках.
   С уважением п/п-к Дубаков.
  2001
  
  
  
  
  
  ПИСЬМО ПЕРВОКЛАССНИКА НА ЗОНУ.
   Здравствуй, папа. Я тебе раньше не писал, потому что писать не умел. А сейчас мне уже семь лет и я хожу в школу. Как сказала учительница, я "хорошист". Да, я стараюсь хорошо учиться, чтобы уметь писать тебе письма, а также читать письма твои. Живем мы по-прежнему вдвоем с мамой и мама часто рассказывает о тебе, при этом плачет. Она говорит, что ты у меня хороший. Я знаю, папа, потому что плохого папы у меня просто быть не может. А ещё она говорит, что тот Гад, который подкупил судей и засадил тебя, приватизировал очередной ресторан. Я знаю, где этот ресторан, я уже разведал. И где живет Гад, я тоже знаю, он живет напротив гаража, в который ставит свою огромную машину. А вот где живут судьи, которые засадили тебя, я пока не знаю, но обязательно узнаю, папа, пусть я только немножко подрасту. А ещё я на перекладине подтягиваюсь целых пять раз, а когда ты выйдешь, я буду подтягиваться раз семь или восемь, ты только выходи побыстрее, папа. Когда через десять лет ты выйдешь, мне уже будет семнадцать, я подсчитал, и я буду взрослым дядей, здоровым как дядя Боря, и мы с тобой пойдем громить Гада и судей. Я знаю, чем. На днях я нашел молоток, но он без ручки, но ты, папа, не беспокойся, у нас в школе будет урок труда и я сделаю к нему ручку. И мы этим молотком побьем Гаду окна в ресторане, машину, гараж и будем бить его, пока он не попросит у тебя прощения. А чтобы его злая собака нас не покусала, ты об этом тоже, папа, не беспокойся, я завел щенка, он, правда, дворняжка, но он скоро подрастет и станет овчаркой, большой и сильной, и покусает ихнюю злую собаку. А мы побьем Гада и его молодую тетю. Мы их побьем, папа, ты только быстрей возвращайся, потому что мне плохо без тебя. У всех ребят есть папы, я хочу, чтобы у меня тоже был. Я хочу с папой ходить по грибы, на рыбалку, я хочу с ним просто гулять по улице, чтобы соседский Толик не задирался. Но ты не беспокойся, папа, я Толика побью, подрасту и побью, я обязательно подра-сту, вот увидишь, ты только быстрей возвращайся. Возвращайся, ты нужен мне, ты нужен маме.
   Твой сын Витя.
  2001
  
  
  
  ХАМЕЛЕОН-2.
   По улице идет хлюпик-интеллигент в очках и с собакой на поводку. Собака - такса. За ним поодаль следуют два гориллообразных амбала. Осень, падают листья, ничто не нарушает мир и покой. Внезапно из ближнего двора вылетает "Мерседес", его путь и путь интеллигента обязаны пересечься, поэтому звучит громкий скрип тормозов, авто резко останавливается в полуметре от собаки, с машины выскакивает шкаф-водитель, отвешивает плюху интеллигенту, тот отлетает на тротуар, водитель собирается пинком в зад послать за ним собаку, но интеллигент взвыл:
   - Только не её, только не носком!
   Удивленный водитель оставляет в покое собаку, подбегает к интеллигенту, дважды пинает его ногой в живот и, удовлетворенный, направляется к машине. В это время гориллы опомнились от шока, горилла покрупнее подхватил на руки таксу, другой в прыжке достал водителя, который красиво своей мордой въехал в своё же переднее колесо и там остался лежать. Моментально распахиваются задние двери "Мерседеса", два шкафа вылетают с машины, с двух сторон бьют гориллу и отправляют его в нокаут, один помогает водителю, другой кованым ботинком въезжает в ребра другой горилле, у того трещат или ткань, или ребра, он падает на колени, но таксу с рук не выпускает и молится:
   - Только не Ванду, только не её.
   Эта молитва, должно быть, спасла ему жизнь, потому что шкаф придержал руку, готовую опуститься ребром на горло своему врагу.
   В это время засвистело трелью и появился гаишник - менеджер перекрестка - полтора метра в длину вместе с форменными ботинками:
   - Нарушаем, граждане, нарушаем. Что за шум, а драки нет?
   - Как же нет, - отозвалась какая-то тетенька, - если трое лежат, а четвертый на четвереньках ползает.
   - Это не драка, это элементарная разборка, - резонно отвечает младший сержант и обращается к шкафам, - вы из какой группировки будете?
   - Мы сами по себе, - гордо отвечает один.
   - Круто, - подтверждает мент и поворачивается к стоящему на коленях, который в продолжительность всего времени не может ухватить в себя воздух, - а вы?
   - А мы, - тот наконец сумел сделать глубокий вдох, - с собакой.
   - А собака чья?
   Горилла что-то прошептал, при этом мент как бы сделался ещё короче.
   - Самой губернаторши? Ну, мужики, - это к шкафам, - вы и попали в переплет.
   - Это кто попал? Ты что же, думаешь, из-за этих троих лохов нам предъява будет?
   - При чем здесь лохи? Дело-то в другой скотине, в собаке. За то, что вы перепугали её собачку, Гюрза с вашей банды семь шкур спустит. Придется сообщить по инстанции, - и он начал по рации докладывать обстановку.
   Шкаф воспользовался своей мобилкой и тоже что-то в неё проговорил.
   Прошло минут семь, а может даже и все восемь, в течение которых приближался вой милицейских сирен. Понаехали, и милицейское начальство, и рота "Беркута", и даже с прокуратуры. Шкафов запихали в спецфургон, учинили им допрос, сняли отпечатки пальцев, устроили им прессинг, то есть вступила в действие программа защиты особо важных персон. А гаишник в это время будто бы вырос, гордо ходил вокруг собаки, которую горилла так и не выпустил из рук, и своей полосатой палкой разгонял слишком любопытных и очень назойливых зрителей.
   Прошло минут пять, после этого опять покой нарушился. Со всех сторон к месту собачьей аварии начали съезжаться крутые тачки с включенными фарами и клаксонами. С передней вылез сильно упакованный мужик и в сопровождении трех десятков лбов с бритыми затылками направился к милицейскому начальству. Путь их проходил мимо гаишника, который не преминул этим воспользоваться:
   - Вы кто такие?
   - Мы сами по себе, а ты, мент, усохни, - не сбавляя скорости, изрек упакованный.
   - Это зять губернаторский, - объяснил горилла, когда толпа прошла мимо.
   Через пару минут переговоры завершились и вся компания вместе с задержанными возвращалась мимо гаишника, который эту возможность ну никак упустить не мог:
   - Я, - выскочил наперед, - любимую собачку вашей мамы уберег.
   Упакованный будто бы споткнулся:
   - Я свою тещу и её псину на вид не переношу. А тебе, мент поганый, за эту услугу устрою веселенькую жизнь, ты у меня, конкретно, на полста километров до города не приблизишься. Завтра жди вызова к генералу. А сделал бы наоборот, завтра был бы офицером, - и прошагал мимо.
   Такса тявкнула, а гаишник рассвирепел:
   - У-у, с-собака, - и пнул своей полосатой палкой животному под дых, - тварь подколодная, из-за тебя столько страху натерпелся.
   Вскоре все разошлись, и собака тоже, только один гаишник побрел к своему перекрестку, менеджером которого он был последний день, потому что в нужное время сказал не то слово, видать, забыл поговорку "Слово - не воробей, а молчание - чистое золото".
  2001
  
  
  
  
  СИМВОЛ.
   Викликає нас з Миколою зам директора та й каже:
   - Хлопці, до нас при§жджає американська делегація, треба зустріти §х з символами - з §хніми прапорами.
   Та хіба ми не розуміємо, це ж не біля станка стояти, а піти на вулицю та помахати прапорцями. Хіба це перший раз, ми ж постійно махаємо, коли нас перед виборами відвідують від президента до останнього бандита включно.
   Але зам директора чомусь додав:
   - Символи з рук не випускати, навіть в туалет з ними, щоб в чужі руки не попали.
   Та ми знаєм, помахаємо та й здамо на склад.
   Але коли ми з"явилися перед завгоспом, він нам вручив справжні прапори, довші за два метри. Ми з Миколою на це відреагували адекватно:
   - Ні, ми не згодні, це не символи, це ціла біда. А чому ми?
   - Та тому, - відповідає завгосп, - що ви в нас на заводі самі сильні хлопці, на завкомі це признали.
   Ну хіба після цих слів відмовишся від тако§ шани? І сто§мо ми з Миколою як два бовдури біля прохідно§, він з американським прапором, а я з рідним, але вони однаково важкі.
   Американці при§хали, потопталися перед Миколою, сказали: "Гуд", в мій бік навіть не глянули, і пішли передавати свій досвід директору та представвникам держадміністраці§. А ми продовжуємо стирчати біля прохідно§. Година проходить, друга, а нам з місця сходити не можна, а через дорогу пивний бар відкрили, там, крім пива, по двадцять грамів уже наливають, а ми мучимось, слинку ковтаємо, але вперто сто§мо.
   Першим не витерпів Микола:
   - Якщо нас не підмінять, я засохну.
   Але нас підміняти ніхто не збирався, всі були раді нагоді відпочити від роботи і позаривалися в сво§ нори. Хвилин через двадцять Микола продовжив:
   - Пропоную прапори продати, хто за це?
   - Та кому вони потрібні? - здивувався я, - це ж секонд-хенд.
   - Не скажи, - вів далі Микола, - це символи.
   Через кілька хвилин ми були готові: прапори скрутили, засунули в тубус, що носять студенти, дерев"яшки обрізали і пішли шукати покупця.
   - І хто ці символи купить? - запитую я.
   - Американці, вони ж патріоти, вони за свій прапор менше трьох пляшок віскі не дадуть.
   - Та що ти городиш, - не повірив я, - півтори літри віскі за якийсь там прапор?
   - Спорим, - загорівся Микола.
   Ми побились об заклад на пляшку горілки і по§хали в американське консульство. Нас пропустили зразу ж, варта злякалась нашого тубуса, думали, що це ракета "Стінгер". А коли ми §м показали §хній символ, вони над ним почали квоктати і до нас щось лопотіти, повторююючи: "Андестенд, андестенд?".
   Я не витерпів:
   - Микола, ти в школі англійську вчив, скажи, що ми §х не зовсім розуміємо.
   Микола подумав і сказав:
   - Сери, нушти молдованєшти.
   Після цього американці без слів виплатили нам гонорар, що виявився не §хнім віскі, а нашою рідною горілкою, відмовились від нашого жовто-блакитного прапора, хоч ми на нього зробили добру скидку, і культурно провели до виходу.
   - Ну що, - не втерпів Микола, - проспорив пляшку?
   Проспорену пляшку горілки я виміняв на наш прапор у бабці на базарі, цією акцією я піддержав національного товаровиробника, за що був премійований двома малосольними огірками. А бабця зразу ж підвищила ціни на свою продукцію, §й, бачте, соромно поруч із символом розпродуватись за безцінь.
   ...Тепер ми з Миколою відвідуємо біржу. Нас вигнали за політичними статтями, тому роботу знайти проблематично, але, дякувати Богу, не посадили, тому що американський прапор ми повернули на його законне місце, напередодні адміністрація нашого заводу позичила його в американському ж консульстві на дві доби, а ми повернули його через півдня.
   З тих пір нас інакше як прапороносцями не звуть. А ми з Миколою вирішили стати крутими, подамося в великий бізнес - будемо шити прапори всіх кра§н, будемо розвозити §х по посольствах і вимінювати на горілку, а горілку продавати і збагачуватись, аж доки не станемо багатими як американці, щоб бути патріотами і гордитися сво§м прапором як символом.
  2001
  
  
  
  С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА.
   С чего начинается Родина, спрашиваете? Как я убедился, с платных туалетов и очередей. Когда я пересекал польскую границу, то зашел в ихний клозет. Туалет как туалет, а вот на нашей стороне такой же, немного хуже, но зато платный. И ещё, с ихней стороны очереди нет, а вот с нашей выстроились машины на трое суток. Оказывается, ихние жолнежи взяток не берут, а наши таможенники мурыжат бедных водителей, пока сотню баксов не выдавят. А перед таможней - заслон ментовский, и пока взятку не всучишь, ни на миллиметр свой автомобиль не продвинешь, даже если таможенники в это время изнывают от безделья.
   Вот так встретила меня Родина после десятилетнего отсутствия на ней. А отсутствовал я по весьма уважительной причине - я сидел. Сидел неплохо, по ихней табели о рангах я занимал пост ну не совсем бригадира, но где-то звеньевого. И приняли меня в своё братство подпаханники только за то, что попался я и тянул срок за разбой, хотя разбоем у меня и не пахло, простой рэкет. Но у них, сраных западноевропейцев, такое понятия как благородный рэкет совершенно отсутствует, а имеется разбой и грабеж. Но я на них не в обиде, потому что понял: в ихней тюрьме можно жить. Не сидеть, нет, а именно жить.
   А до тюряги я промышлял наперстками. Сначала на своей территории, а как разрешили выезд - мы всей бригадой подались на Запад на вольные хлеба. За границей лохов больше, чем у нас. У нас их тоже хватает, но попробуй забери деньги у колхозницы, которая на рынок вывезла бычка продать. Да за своё кровное она сама любому глотку перегрызет. И если мы её "кинули", она такой "хай" на пол базара подымет, хоть уши закрывай, мы ей сами готовы доплатить, лишь бы она замолчала, не отпугивала клиентов.
   Ну а за границей все граждане законопослушные, если лопухнулись и проиграли, то платят безропотно. Сколько денег через наши руки прошло, не сосчитать, я думаю, не меньше полпуда. И где это множество денег? По бабам да по кабакам спустили, да ещё маленько полицейские конфисковали, когда брали нас, как говорится, на горячем.
   А взяли нас по глупому, на первом же рэкете. И лопухнулись мы по незнанию местных обычаев и языка в стране пребывания. Говорила мне мама: "Учи английский, сынок, за плечами не носить, а в жизни пригодится", а я как был двоечником, так им и остался. Правда, за последние десять лет мои познания в западно-европейских языках и наречиях сильно пополнились, потому что в ихней тюрьме сидели все от первой до последней параллели. Или это были меридианы, я точно уже не помню.
   Так вот, после десяти лет отсидки за ихним "бугром" я возвращался в родные пенаты. На нашей стороне границы у меня никого не было, кроме матери, и поэтому подался я в село на малую родину. А родина моя захирела. Хирела, хирела в моё отсутствие, а ко времени моего появления совсем захирела. Раньше было как: огород, на котором росло всё необходимое в хозяйстве, сад, фрукты и ягоды с которого кормили не только нашу семью, корова, свиньи, куры, утки, кролики, собака, чтобы всё это охранять, кот, который сам по себе, радио, магнитофон, телевизор - вот какая она была, моя малая родина. Сейчас совершенно другой коленкор: живности никакой, сад пошел на растопку, собака сбежала, потому что её не кормили, хата покосилась, огород в бурьяне, потому что за вспашку нечем платить, так как зарплату в селе не платят уже седьмой год, радио не работает с прошлой зимы, когда провода гололед оборвал, телевизор не работает, потому что РЭС электричество за неуплату отрезал. Я когда всё это увидел, прямо ужаснулся и вспомнил доперестроечный фильм "Так жить нельзя". Действительно, так дальше жить невозможно.
   Там, на Западе, тоже была шоковая терапия, но она быстро прошла, а у нас шок перешел в разруху, которая прогрессирует. Походил я три дня по моим знакомым, погрустили вместе, и обуял меня пессимизм, особенно после того, как я в гостях посмотрел передачу "Последний герой". Эта передача на меня только тоску нагнала, я себя почувствовал последним героем в своём селе. И вспомнилась мне моя компания наперсточников и как мы лохов кидали, и обидно мне стало, что дожил я только до "Последнего героя". Стоп! А как бы этого "героя" приспособить к наперсткам? Значит так, собираю свою банд..., извините, свою бывшую бригаду, мы сообща разрабатываем грандиозную аферу, назову я её условно "Ты не последний". В основу её положим принцип "наперстка". Помните условия? Приходит лох, ложит деньги против моих, я выигрываю - его деньги забираю, он выигрывает - мои забирает. И без обид, если фортуна не тем плечом развернется. Только лохов мы будем подбирать импортных. Сколько на Западе авантюристов? Доверьтесь моему опыту, их там тьма со всех параллелей и меридианов, и каждый готов рискнуть последними сантимами, чтобы разбогатеть, сразу и намного. Вот на этот крючок мы их и будем ловить.
   Так вот, главным должна быть информация. В одного члена нашей группировки есть компьютер, подключенный к интернету, по нему мы и кинем клич, как быстро обогатиться. Иностранцу только останется, что приехать в мою родную деревню и прожить в моей родной хате определенное количество времени. Продержаться, и получить свой выигрыш. Мы им даже фору дадим - они сами себе расценки будут устанавливать. Приехал, положил сотню баксов, прожил неделю и получи свою сотню выигрыша, хочешь больше выиграть - ложи тысячу или ещё больше, мало недели - живи хоть месяц, только плати.
   Нам главное - что? Заполучить энную сумму. А им главное - что? Продержаться энное время. А вот в этом "продержаться" и заключается смысл нашей сделки. Потому что ни один иностранец не выдержит в этих адских условиях не то что недели, а суток не проживет. Ну, представьте себе, на улице минус двадцать, а в помещении двадцать пять градусов мороза, вода - в колодце, который замерз, чтобы прорубить лед, нужно лезть на глубину восемь метров, ванна - в конце мая, а туалет - в конце огорода, и продувается всеми северными ветрами. Вы можете представить себе негра в этом туалете? Я - никак. Если желающих будет много, то ожидать своей очереди они будут у моих родственников в соседнем селе. Там тепло, светло, парное молочко. Мы их там теплом прикормим, а потом, трах, и в суровую действительность. Западноевропейцы, привыкшие к благам цивилизации, даже не будут оспаривать свой добровольный взнос, а будут только спрашивать, где ближайший аэродром. А мы в соседа старый "Москвич" арендуем, и будем с ветерком их в райцентр отвозить, по пути разъясняя, что самый ближний хороший аэродром находится в Мюнхене, а до него нужно добираться автобусом, электричкой, ещё автобусом, двумя трамваями, а потом скорым поездом, который ходит два раза в неделю с опозданием на полсуток. Так что они рады будут не только тому, что не заночевали в доме моей матери, а что вообще вырвались с наших необъятных просторов. А кто захочет получить компенсацию за моральный ущерб, ради Бога, для этого есть Страсбургский суд, и пусть он нас рассудит. А наша деревня с ним договор не заключала и дом моей матери выпал из правового поля Европейской хартии.
   А ближе к весне ещё что-нибудь придумаем, потому что от сильного холода шарниры в голове быстрее вращаются, а ничто так не двигает прогресс, как желание пожрать. Тем более, у нас в запасе ещё Европа имеется, девственная и нетоптанная. В крайнем случае, совершим по ней экспансию, пронесемся по её малогабаритным государствам до самой Атлантики. А если остановят, ну что ж, такова наша судьба, тем более, там "сидеть" лучше, чем жить в моей деревне.
  2002
  
  
  
  
  ПРИВЕТ ИЗ БУДУЩЕГО.
   День видався важким і до вечора я був наче вичавлений лимон. Бо звітно-виборчі комсомольські збори - це не жарти, тим більше, що на них був присутній представник міськкому парті§. Але я все підготував на високому рівні і збори пройшли на "Ура". Але на цьому моя робота на сьогодні ще не завершена, тому що треба підготувати тези до п"ятдесятирічного ювілею Жовтневих свят. А це теж не дріб"язок, бо тези - велика політична і партійна відповідальність.
   В поштовій скриньці я виявив листа, здивувався, що адресований особисто не мені, хоч адреса на конверті була моя, і тому конверт розкрив. Розкрив, прочитав і волосся моє дибом стало. Почитайте ви і у вас лисина здибиться.
   "Здорово, братан... - починається лист, хоч як на духу признаюсь, в мене такого брата нема, хай призначають навіть партійну перевірку.
   ...Не мог дозвониться к тебе по мобильнику и на интернет ты не отвечаешь.
   Хоч убийте мене, я не знаю, про що йдеться, що цей "братан" верзе, надивився, напевне, імпортних фільмів і "дах" по§хав.
   Поэтому решил лично накидать тебе предъяву и забить стрелку.
   Про що "родич" пише, я навіть не уявляю, хоч учусь на філологічному факультеті.
   Те бабки, что поступили на мой счет в банке, пришли с опозданием почти на неделю, и поэтому я включил счетчик и ты мне будешь должен столько же баксов. И не думай отдавать деревянными, они мне и даром не нужны. А полезешь в пузырь, забьем стрелку на послезавтра возле "Макдональдса", приезжай, но больше трех "быков" со своей стороны не приводи.
   Чуєте, про що пише? Він, бачте, відкрив рахунок в банку. В якому, американському? Він забувся, де живе? В нас, крім ощадкаси, ще є чотири банки, але в них ще жоден "братан" собі рахунку не відкрив. Тим більше з американською валютою. А навіщо йому імпортна валюта, коли наші рублі за них дорожчі? З жиру бісяться. Ще й якийсь "Макдональдс" приплів. Знаємо, §здив наш комсомольський актив в турпо§здку по кра§нах соцтабору, наслухався про §хні гамбургери та чисбургери, а що воно таке, толком ніхто й не знає. А тут, бачте, "воно" зустріч призначає біля того, про що ніхто не знає, та ще й про якісь "воли" нагадує. Волами вони до цих пір §здять, чи що?
   Но это так, между делом. Вчера в Соколова на фуршете был, он внука крестил. Когда приехали с церкви...
   Яке блюзнірство. Таке говорити про товариша Соколова, про самого першого секретаря. Він - і церква... І язик цьому писаці колом не стане. Та тиждень тому товариш Соколов виключив з парті§ секретаря по ідеологі§ тільки за те, що його дружина погодилась в подружки кумою стати. А тут звинувачувати в такому злочині самого товариша Соколова. Тим більше, про які внуки йдеться, коли в товариша Соколова навіть дітей нема?
   Потом Кобзон спел "Мурку" в сопровождении военного хора, а дирижировал им генерал.
   Чуєте, що пише? Генерал "Мурку" диригує. Та якби таке трапилось насправді, в цей же день генерал став би молодшим сержантом, а хор в повному складі на буряки відправили б.
   А дальше Кобзон разошелся и начал петь еврейские песни, а хор подпевал.
   Ой, забрехався товариш. Щоб Йосип Давидович, наш мужик, та співав при народі єврейські пісні? Та ніколи цьому не бувати. Та й єврейсько§ він не знає, звідкіля ж. А військовий хор підспівував? Ну й придумав же.
   После концерта представители разных партий подносили крестнику подарки.
   Хвилинку, це в якій кра§ні діється? Які парті§, якщо Партія в нас одна і уособлює собою розум, честь і совість ціло§ епохи? Ні, товариш Соколов не допустив би того, щоб якісь інші парті§ плутались у нього під ногами, тим більше, подарунки щоб брав. Ми ж знаємо товариша Соколова як кристально-чисто§ душі людину, він не те що чуже не візьме, він своє з радістю віддасть.
   Читаю далі:
   Вчера рекламу массажера смотрел, одна телка жопой вертела перед экраном около часа, даже надоело.
   Чуєте? Він, мабуть, з-за кордону при§хав. Де ж це видано, щоб у нас по телевізору, де тільки дві програми, та ще й рекламу крутили? Та й навіщо вона нам, коли в нас все саме краще, це ж знає будь-який школяр. Тим більше, щоб ж... (ой, яке страшне слово) показували.
   І нарешті:
   Если выживем, встретимся после Нового года на Рождество-2002, отметим, после пойдем дальше стричь зелень".
   Я здогадався, так це ж фрагмент фантастично§ повісті. Ця дата буде через 35 років, а в той час ми вже довго будемо жити при комунізмі. І буде мені 55, і навіть тоді я, напевно, не зрозумію, як серед зими можна підстригати зелень. А все інше, що описано в листі, не дай Бог приснитися навіть у страшному сні, в самих кошмарних кошмарах. Автор цього, вибачаюсь, листа не читав Програму нашо§ рідно§ Парті§ і не знає, яке щасливе майбутнє нас чекає в недалекому майбутньому і які перспективи мені світять в мо§ 55. Всього цього автор не знає, політично не підкований, мабуть. На місяць в мою комсомольську організацію, і він після такого стажування не буде такі дурниці писати.
   Я відклав листа і подумав: "Добре, що таке можливе тільки в §хньому "забугорному" світі, а в нас стабільність і порядок, і я спокійно можу готувати тези до ювілею Жовтневих свят".
  2002
  
  
  
  
  
  ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА.
   Директору завода
   от электрика 2 разряда
   Туза С. И.
   Господин директор, довожу до вашего сведения, что те два дня, которые я не выходил на работу и которые засчитали мне прогулом, прогулом считать нельзя, потому что я отсутствовал не только на рабочем месте, но и вообще на планете Земля, я побывал в гостях у инопланетян.
   Объясню всё по порядку.
   Когда в понедельник в обед я выскочил за проходную на пи.., извините, решить некоторые производственные вопросы в целях повышения производительности труда родного цеха, после двух кружек с прицепом я уже почти возвращался в родной коллектив, когда возле меня приземлилась летающая тарелка, из неё вышел гуманоид и говорит человеческим голосом:
   "Постой, Степан, в тебе нуждаются прогрессивные силы Космоса. Мы знаем, что ты в своем цеху самый лучший электрик и поэтому наш выбор пал на тебя. Садись к нам в звездолет, ты нам его отремонтируешь и приобретешь всемирную славу".
   Так как до конца обеденного перерыва оставалось ещё пятнадцать минут, я решил сотворить подвиг и прославить не только себя, но и весь наш славный коллектив, потому что коллективные интересы я ставлю выше личных. После того, как я быстро справился с ремонтом и гуманоиды остались очень довольны моей расторопностью и качеством ремонта, они спросили меня, кто ещё на нашем заводе так добросовестно относится к выполнению своих обязанностей и я назвал фамилии директора, начальника цеха и начальника участка, после этого гуманоиды меня высадили и я оказался очень далеко от своего цеха, до которого я добирался почти двое суток по чужой планете. После этого я хочу вспомнить неблагодарных гуманоидов, которые транспортировали меня в такую даль, а могли бы подбросить и к проходной.
   А вот когда придет бумага с милиции, в которой будут обвинять меня в том, что в ресторане я напился пьяным, потерял человеческий облик, организовал драку с другими пьяницами и во время дебоша разбил посуды на пятьдесят гривен и семьдесят копеек, вы, господин директор, не верьте, потому что в этой бумаге правдой являются только "другие пьяницы", а я в это время ремонтировал звездолет.
   И когда придет счет с вытрезвителя на сумму в сорок пять гривен, вы тоже не верьте, не мог я быть одновременно на чужой планете и сидеть в родном вытрезвителе, таком неуютном и очень холодном.
   А синяк под глазом - это не результат ресторанного дебоша, нет, это звездолет сорвался с домкрата и нечаянно залепил мне в глаз.
   В заключение своей объяснительной записки прошу оказать мне материальную помощь с директорского фонда в сумме девяносто пяти гривен и семидесяти копеек для восстановления своего пошатнувшегося здоровья и семейного бюджета.
   С уважением Степан Туз.
  2002
  
  
  
  
  ЛЮБИМАЯ
   Иван Петрович вернулся с отпуска отдохнувшим. Отпуск провел на даче, без семьи, забот и волнений, покопался немного в огороде, рядом речка протекает, порыбачил. Одним словом, отпуск удался. И на работе всё путем, перезванивал иногда. КБ, которым он руководил, НИРы и ОКРы выполнило в срок. Но, оказывается, произошли некоторые изменения в его отсутствие. Ушел на пенсию аксакал их бюро, Сергей Васильевич, а на его место взяли молодую женщину. Пригляделся Иван Петрович к ней и остался доволен - цепкая, работать будет не хуже аксакала.
   В заботах о хлебе насущном пролетела осень и часть зимы, наступил Новый год. По традиции старый год провожали на работе, скинулись, организовали застолье, под музыку, танцы-шманцы. Новая коллега, Людмила Васильевна, пригласила Ивана Петровича на белый танец и между ними произошел неожиданный диалог:
   - Иван Петрович, вы мне нравитесь.
   - Вы мне тоже нравитесь, Людмила Васильевна, вы хороший работник.
   - Да нет, Иван Петрович, вы мне нравитесь как мужчина. И вам я тоже хочу нравиться как женщина.
   Иван Петрович от этого натиска опешил, вытер вспотевший лоб:
   - Но это невозможно, Людмила Васильевна.
   - Почему, разве я уродка?
   - Да нет, совсем наоборот, вы очень красивая, для меня даже чересчур красивая. Но вы забываете о разнице в нашем возрасте. Я ведь на треть вас старше.
   - Меня это не смущает. Вы мне нравитесь и я вам в этом признаюсь. Но последнее слово, конечно, за вами.
   Танец кончился. Иван Петрович решил посмотреть на это стихийное бедствие со стороны. Что он знает о Людмиле Васильевне? Анкетные данные, да, фигуристая, да, а во внутренний её мир он ни разу не пытался заглянуть. А там, оказывается, бурлит жизнь, и эта жизнь краешком крыла задела и его, Ивана Петровича, судьбу. А как быть? Отторгнуть её предложение? А если чувства серьёзные? Тем более, от женщины отказываться нельзя, грех, говорят, большой.
   В смятении чувств Иван Петрович пригласил на танец Людмилу Васильевну:
   - Вы очень красивая, с прекрасными волосами и роскошным бюстом, одним словом, рельефная...
   - Не плоская?
   - Совсем даже наоборот, и меня это пугает больше всего. А смущает меня то, что мой внук моложе вашей дочери всего на четыре года, - привел последний аргумент Иван Петрович.
   - Давайте на это не обращать внимания, и мы к этому привыкнем. А вы в меня влюбитесь и душу дьяволу отдадите за ночь со мной.
   "За такую не грех и душу отдать" - подумал Иван Петрович.
   - А возраст, - продолжала Людмила Васильевна, - понятие очень даже относительное. Пятнадцать лет назад вы были вдвое меня старше, а сейчас всего лишь на треть. Так что эта цифра пусть не тревожит вашу душу, тем более, вы её всё равно собираетесь закладывать дьяволу, - пошутила женщина.
   А на работу, оказывается, приятно ходить, там тебя ждет любимая женщина. Словом перекинуться, взглядом, прикоснуться к плечу её стараешься, к груди. Иван Петрович переживал как бы вторую молодость и старался не вспоминать пословицу "Седина в бороду - бес в ребро".
   Весной вдвоем поехали в бывший колхоз, ихнее КБ для него тему разрабатывало. Откуда взялись вилы, никто не знает, но Людмила Васильевна оступилась и упала на них, а вилы проткнули ей бок. Пока оказывали первую помощь и везли пострадавшую в райцентр, она потеряла много крови, но всё равно шутила:
   - Мне лишняя дырка не помешает, но вам, Иван Петрович, будет неприятно смотреть на моё тело, на дуршлаг похоже.
   - Ничего, я привыкну, вы только выздоравливайте.
   В больнице не оказалось донорской крови, искали клиента на прямое переливание, и случайно оказалось, что в Ивана Петровича с потерпевшей группа крови и резус совпадают. Когда они лежали на операционном столе и сестричка болтала, чтобы не уснули, Иван Петрович спросил:
   - Ну что, чувствуете действие моей крови?
   - А как я её должна чувствовать?
   - Вы уже должны жаждать пива, и вам в дальнейшем будут сниться белокурые женщины.
   Позже Иван Петрович скажет Людмиле Васильевне:
   - Мы с вами одной крови, и я даже не знаю, имею ли право любить вас, вы же мне как сестра.
   Пришло лето и желание побывать на юге. И как раз командировка в Симферополь подвернулась. А там до Ялты на простом троллейбусе можно доехать. Так планировали, но реалии жизни оказались более жестокими. На приборостроительный завод приехали под вечер, оформились в гостиницу и часть вечера решили провести в ресторане. Лучше бы он был на ремонте, потому что через час туда ворвались террористы и забросали ресторан гранатами. Этот день в Крыму фундаменталисты объявили днем открытого террора, выстрелы и взрывы продолжались до вечера. В ресторане несколько человек погибли, Людмиле Васильевне бетонными осколками посекло лицо, а Ивана Петровича контузило. В реанимации его еле вывели из комы, оказался совсем слаб, оставили на ночь в больнице. Раненых много, персонала не хватает, Ивана Петровича положили в какой-то чулан, Людмила Васильевна сама предложила услуги сиделки. Когда шум в коридорах начал стихать, Людмила Васильевна ощупала лоб Ивана Петровича, а он холодный. Она бросилась в ординаторскую, а там ей сказали:
   - Женщина, посмотрите, что у нас творится. У нас мертвых больше, чем живых. Живой ваш мужик? Ну и хорошо, а умрет, завтра заактируем.
   Людмила Васильевна заметалась в страхе по этой конуре, каждую минуту щупая лоб раненого, и с каждой минутой он казался ей всё холоднее и холоднее. Ужас охватил женщину, но житейский опыт подсказал ей, что для поддержания температуры тела во все времена применялось спиртное. Значит, для согревания больного нужна водка. А где её взять среди ночи? И выдержит ли ослабленный организм алкогольную нагрузку? И вдруг её осенило: "А я, неужели горячее женское тело не спасет любимого мужчину?". Она разделась догола, нырнула к больному под одеяло и прижалась к его груди горячей спиной. Потом грудью грела его спину, вспоминая, что ему нравилась её рельефность. И так уснула.
   Проснулась от яркого солнечного света, Иван Петрович стоял возле кровати и смотрел на неё.
   - Вы уже выздоровели? - спросила.
   - Да, я считаю себя здоровым, если мне приятно смотреть на красивое женское тело.
   И тут она увидела, что одеяло сползло, и она лежит, как Даная на картине, но стыда, как ни странно, не было, ведь на неё смотрел её любимый мужчина.
   - Что у меня с лицом?
   - Как оспой побито.
   Она испугалась:
   - Это же может остаться на всю жизнь.
   - У нас сейчас столько салонов красоты развелось, что за деньги вас в младенца превратят. И это такая мелочь по сравнению с тем, что мы пережили. Тем более, вы с этими оспинками даже интересней.
   С командировки возвращались усталыми, но счастливыми, загорели, в Ялте всё же побывали. Договорились на следующий день в ресторане отметить это событие, только чтобы без стрельбы и взрывов.
   Людмилу Васильевну в этот вечер заботило, в какую клинику обратиться со своими шрамами на лице. Но это будет послезавтра, а завтра они пойдут в тихий ресторанчик, будут пить нежное вино, танцевать под легкую музыку, и она скажет своему любимому: "Иван Петрович, вы мне нравитесь и я хочу, чтобы вы душу дьяволу отдали за ночь со мной".
   А потом будет эта ночь, она его пригласит к себе, и он не смеет, как раньше, отказаться что дома его ждет семья, потому что ну сколько же может ждать истосковавшееся женское сердце любимого мужчину.
   С этими мыслями она уснула, и снились ей, наверное, цветные сны, а может быть, розовые. Розовые, как само счастье.
   А Ивана Петровича убили в тот же вечер. Два обкуренных отморозка на папиной машине задавили его. В милиции они будут плакать и долго вспоминать, кто первый сказал: "Дави очкарика", но хорошего человека уже не вернуть. Иван Петрович умер легко, сразу умер, про что в последний миг прошептали его губы, только Всевышний знает, может быть, имя любимой, а может, вспомнил, что возле его дома клиника есть для устранения шрамов на её лице, чтобы она стала ещё красивей, хотя любимая - это и есть самая красивая. Но об этом уже не узнает никто. Со временем они встретятся, там, откуда возврата нет, потому что несправедливо это, когда людям дано так мало счастья и мало времени, чтобы быть вместе. По нашей традиции вдова отрыдает на могиле мужа, а любимой и этого не дано, она может только цветы ему принести, незаметно для окружающих, дважды в год - на свой и его день рождения.
   Но сейчас любимая спит и не знает, какой удар её ожидает завтра, она спит и снятся ей розовые сны, розовые, как счастье.
  2003
  
  
  
  
  КОНКУРС.
   В нашому колгоспному клубі пройшов ви§зний конкурс "Міс-бюст". Чому ви§зний, питаєте? Бо в усьому районі клуби приватизували, крім нашого, бо він найбільший в районі і його щоб пропалити, треба побудувати атомну електростанцію, на що грошей, звичайно, нема. Але в мене, як у завклубом, є ідея перетворити його, як найхолодніше місце в районі, в морг, спочатку районного, а далі обласного масштабу. Але це ідея наступного літа, а цьогорічне ми провели корисно для себе. В клубі зібралися всі чоловіки села. Наймолодших в колясках прикотили, самого старшого на носилках принесли. Молодиці, правда, спочатку не хотіли пускати сво§х благовірних дивитися на чужі циці, натякаючи, що в §хніх пазухах теж щось є, але після того, як я §м пояснив, що для них стараємось, все стало на сво§ місця. На подіум, раніше це називалось сценою, вийшли голі по пояс два десятки молодиць. Боже, що вони ко§ли, жаль, що моя ковча цього не бачила. Вони трясли сво§ми цицьками так, що ми боялися щоб вони §х не загубили, вони приймали такі пози, що деякі чоловіки вибігали з залу і бігли до сво§х молодиць. Я ж §м казав, що стараємось для них.
   Оце було видовище, всі ми на деякий час відчули себе мужчинами. А вибрали "Міс" з райцентру з такими цицьками, які не соромно на експорт відправляти, і великими партіями. Вона отримала від спонсора приз - путівку в Єгипет, і по§хала збиратися, щоб везти свій бюст на експорт.
   Степан Кирилович, комірник, не витерпів:
   - Це треба було мо§й Марфі показати, а то вона думає, що кращих грудей за §§ прищики не буває.
   - Хвилинку, - обізвався Микола Гнатович, завфермою, - а чому б не організувати цей конкурс для наших жінок? В мене на фермі є такі дівчата, що §х бюст міцніший за бронзовий, що проти сільмагу сто§ть.
   - Та й в твоє§ Килини, - це Степан Кирилович, - буфера як у КАМАЗа. Якби я був спонсором, то путівку тільки §й і присудив би.
   - Ага, відпущу я §§ до арабів, - це вже Микола Гнатович, - на §§ буфера знаєш скільки рибаків клює? А без нагляду точно розклюють.
   - Давайте не будемо переходити на особистості, - вмішуюсь в §х полеміку, - а вирішимо глобальне питання по організаці§ конкурсу. Я вважаю, що організаційний комітет вже є, вони ж і члени жюрі.
   - А спонсор хто?
   - А спонсора нема, - зітхаю, - і призового фонду нема.
   - А порося, - вигукнув Микола Гнатович, - в нас ще є одне порося, яке дивом вціліло після останньо§ ревізі§.
   - І скільки ми за нього вторгуємо?
   - А навіщо нам вторговувати? Порося піде в призовий фонд, тільки назвемо його підсвинком.
   Ми дружно згодилися з цією пропозицією. Як сказав класик: дешево і сердито, бо порося вже списане, його як би й не існує.
   І тут Микола Гнатович знов проявив гнучкість свого розуму:
   - А навіщо нам груди? Ми вже §х он скільки роздивилися. Давайте підійдемо до цього питання з іншого боку.
   - Правильно, - підхопив я, - давайте подивимось на них ззаду.
   - Ну не приймай ти мо§ слова так буквально. Буцімто в жінки більш нічого цікавого нема.
   - Крім грудей і попи, - категорично підтримав мене Степан Кирилович, - нема.
   - Але ж ти ще вчора казав, що всі жінки - козли.
   - Це я про сво§х казав, а про чужих таке сказати - язик колом стане.
   - Ну і як ми назвемо нашу Міс? "Міс-попа"?
   Тут вже я проявив свій розум:
   - Ми §§ назвемо "Міс-задок".
   Ця назва всім членам жюрі сподобалась. Микола Гнатович підізвав свого племінника, розповів йому про новий конкурс і попросив на комп"ютері набрати об"яву. За півгодини племінник приніс лист паперу:
  Лице жінки - це §§ попа.
  На думку справжніх чоловіків, найприємнішою частиною жіночого організму є §§ попа. Тому 19 серпня, на Спаса, в клубі відбудеться конкурс на звання "Міс-задок" з врученням призу - підсвинка.
  Пам"ятайте, що є обличчям справжньо§ жінки!
  Оргкомітет.
   Степан Кирилович сказав:
   - Якщо прийняти за аксіому, що попа - це лице жінки, то в моє§ Марфи таке гарне лице, що п"ятдесят восьмий розмір трусів вона на нього ледь натягає.
   - Розмова не про твою Марфу, - втрутився Микола Гнатович, - хоч всі знають, що Господь твою дружину кормою не обділив. Розмова про те, де нам взяти конкурсанток.
   - Наскільки я розуміюсь в медицині, - кажу, - в нас відбою від претеденток не буде, бо кожна жінка хоче похвалитися своєю красою. А за підсвинка навіть крокодили на подіум полізуть.
   Я мав рацію. Записуватись почали, як тільки об"яву повісили, спочатку всі жінки нашого села, а потім потоком пішли молодиці з навколишніх сіл. І кожна питала про підсвинка, хоч порося, як я зрозумів, §х обходило найменше. Їх більше цікавило, хто ввійде в жюрі і до яко§ межі можна оголятися. Ось тут ми §м ніяких перепон не чинили. Одна настирлива дівиця домагалася, чи достатньо з одежі будуть пофарбовані нігті. Ми сказали, що достатньо.
   Як подивились ми список, за голову схопилися. Три з половиною сотні баб різного віку і калібру захотіли взяти участь в конкурсі. Але відступати нікуди, за нами лише порося. До конкурсу ми допустили всіх, навіть старих бабів, на відьом схожих, §х ми надіялись забракувати ще на першому етапі. Але попробуй із тих, гарних, вибрати найкращу, щоб не скривдити родичку, куму, сваху, першу дружину.
   Микола Гнатович зітхнув:
   - Да, як сказав єврей, важка наша шахтарська доля. Але будемо нести §§ до кінця і судити об"єктивно.
   І ми судили. Три дні свят ми провели в ложі жюрі, і всі ці дні мимо нас проходили жінки і дівчата з оголеними стегнами або й зовсім як праматінка Єва. Спочатку ми очей не могли відвести від кожно§ фігури, а потім звикли, а наприкінці вже й набридло. А ось клуб від чоловіків тріщав. При§жджали навіть з сусідньо§ області. За ці три дні шестеро дівчат вийшли заміж за при§жджих, одна навіть в далекий Занзібар, семеро молодиць прийняли на роботу секретарками та референтами, троє підхопили багатих полюбовників, а ще двох забрали топ-моделями (ми §х назвали "жоп-моделі") в американське місто Рено. Слава про наш конкурс прокотилася далеко за межами нашого району, і ще тиждень після його закриття при§жджали чоловіки. А ті, кому пощастило забрати наших дівчат, закидали нас, жюрі, шампанським, коньяком, шоколадом та цукерками.
   А "Міс-задком" стала наша вчителька біологі§ з такою фігурою і попою, що ми, жюрі, хоч як були налякані жіночою ріднею, яка настирливо підказувала нам, щоб ми вибрали тільки §х, вибрали вчительку одноголосно. І не помилилися, бо наш вибір схвалив весь чоловічий колектив суцільним ревиськом. "Міс" відмовилась від підсвинка, якого ми того ж вечора пустили на шкварки, задовольнилась ящиком шампанського та ящиком шоколаду, дуже зраділа сертифікату про §§ попу, який назвала самим цінним дипломом з тих, які вона одержувала в своєму житті.
   І ось закінчився конкурс, стала знаменитою вчителька біологі§ і ми, троє шкарбанів біля не§, але ж всі знають, що слава швидко минає. Тому я зібрав колишніх членів жюрі і поцікавився §х думкою про подальшу нашу долю.
   Микола Гнатович сказав:
   - Спеціалізацію міняти не будемо, бо для нас вже пізно. А ось оригінальний конкурс придумати треба.
   - Та що тут думати, - це Степан Кирилович, - я вчора був у райцентрі і там бачив афішу конкурсу про тих, кому за 30.
   - А кого цим здивуєш?
   - Та не цим. Я пропоную конкурс "Для тих, в кого за 30".
   - Так ти про сантиметри? Треба було з цього починати. А хіба в нас такі є?
   - Ти, Миколо Гнатович, забувся про коваля Михтея, в нього ж не тільки руки до колін.
   - Так що ж, ми з одним Михтеєм будемо конкурс проводити?
   - Мені соромно тебе слухати, - не втерпів я, - та ти тільки свисни, і вони збіжаться.
   Під вечір на всіх стовпах красувалося:
  Лице мужчини - це його "гордість".
  На думку справжніх жінок, якщо чоловік "гордий", то це щастя всьому жіночому колективу, а якщо ні - то ні собі, ні людям. Тому 15 вересня відбудеться конкурс на кращого чоловіка під девізом "Для тих, в кого за 30" з врученням призу - двох пляшок коньяку.
  Пам"ятайте, що є лицем справжнього мужчини!
  Оргкомітет.
   Я знову був правий, бо записалися майже всі. Я кажу "майже", бо записалися всі мужики села, крім нас, трьох членів жюрі. Я запитав одного недомірка, для чого він хоче зганьбити своє ім"я та причинне місце, якого з-під волосся не видно.
   - Та ти що, - з гонором відповів недогризок, - чоловіча гордість вимірюється не сантиметрами.
   - А чим? - запитую здивовано.
   - Тим, що вона в мене є, - гордо відповів.
   "Може, це й правда" - подумав я.
   Якщо клуб від минулого конкурсу тріщав, то зараз бракує слів, щоб виразити, скільки тут зібралося молодиць. Лише молодиць, бо всі чоловіки були на сцені.
   Моя сусідка попросила зайняти §й місце ближче до сцени, але поки вона збиралася, всі місця зайняли. Бо сусідка коли йде до клубу з Миколою, одягає одні прокладки, коли з Василем - інші. А сьогодні почала §х приміряти, то доки всі переміряла, то й запізнилася. Так тобі й треба, сусідко, не фасонь перед людьми спецодягом.
   То я й кажу, стільки народу напхалося до клубу, голці ніде впасти, жінки навіть зайняли подвір"я і всю навколишню територію. А коли на подіум почали виходити голі мужики, такий писк стояв, що боялися, вікна не витримають. І писк йшов як дев"ятий вал - спочатку з задніх рядів школярки починали лементувати, ця хвиля йшла до передніх рядів, після чого котилася на вулицю, а децибели збільшувалися з кожною миттю. Ми боялися, щоб МНС не втрутилося в цю стихію. Але все обійшлося мирно, без крові, і закінчилося за півдня.
   В кінці конкурсу на подіум вийшов Михтей. Боже, що творилося, це був кінець світу. Лава розбурханих молодиць ринулась на сцену, ми думали, вони відірвуть Михтею його інструмент. Але ні, Михтей прийняв таку горду позу, позу дискобола, що жінки, наче перед скелею, зупинилися і далі відступили. Обійшлося без ушкодження членів.
   А приз прийшлось поділити на двох. Виявилось, що крім Михтея, в якого самий довший орган, в шофера Данила він самий товстий. Тому обидва переможці одержали по пляшці коньяку і залишились дуже задоволені випивкою і сертифікатом. Зразу ж три жінки запропонували Михтею руку та серце, а Данилу тільки одна, але з умовою, що негайно і на сцені.
   Наші конкурси мали шалений успіх і про них написала навіть республіканська газета, після чого нам запропонували контракт на гастролі по містах та селах з організацією подібних конкурсів. Ми погодились, а Степан Кирилович сказав:
   - Хлопці, треба вчити іноземну мову, будемо виходити на міжнародний рівень.
   Тепер він має рацію, бо в своєму колгоспі ми вже засиділись. Тільки ми ще не рішили, з якого континенту починати, бо одному подобається Америка, іншому Австралія, а мені - Ізра§ль, бо туди емігрував мій сусід й пише, що там круглий рік тепло, а я люблю холодне пиво і теплу хату, бо в моєму клубі круглий рік собачий холод, як у морзі.
  2003
  
  СИЛА ЛЮБВИ.
   Насте недавно исполнилось двадцать. За эти двадцать лет она успешно закончила школу, медицинский колледж, устроилась работать в частную клинику с хорошей зарплатой, что давало ей возможность красиво одеваться и проводить свободное время в достойной компании. Познала мужчину, оказалось, что этим мужчиной был её будущий муж, а в настоящее время жених. К нему она сейчас и спешила, как на крыльях любви. Да, на крыльях, потому что она была счастлива, как может быть счастливой девушка в двадцать лет, которая любит и которую любят, у которой свадьба намечается через три недели, к свадьбе всё готово и даже заказан зал, а едет она к жениху посоветоваться, кого из их общих знакомых нужно позвать на их совместное торжество.
   Она была одета в легкое платье, туфли на шпильках, а волосы распущенные. Волосы являлись предметом её гордости, они были ярко-красного цвета, длиной до пояса. По словам её жениха Анатолия, распущенные волосы являются одним из главных компонентов женской красоты. Одним из компонентов, потому что кроме волос, у Насти были правильные черты лица, красивые руки, высокая грудь, тонкая талия, в меру широкие бедра и чуть полноватые стройные ноги с круглыми коленками. Вся женская красота была при ней. И ещё ей повезло с будущей свекровью, которая оказалась интеллигентной и культурной женщиной.
   Подошла маршрутка, она нырнула в салон и обрадовалась - одно сидячее место оказалось свободным. В конце салона, но это и к лучшему - топтаться по ногам не будут. Задумавшись о предстоящей свадьбе, Настя не заметила, как проехала большую часть пути, до дома Анатолия оставалось три остановки, как вдруг...
   Об этом "вдруг" сообщили вечерние новости не только в нашей Виннице, но и по центральному телевидению. "Бандитские разборки по переделу сфер влияния пассажирских перевозок продолжаются. Третий "бусик" взрывается на одном и том же маршруте, имеются человеческие жертвы, четырнадцать человек в реанимации, двое погибли". Одной из четырнадцати была Настя. Она услышала только взрыв и яркое пламя всплеснулось перед глазами, пос-ле чего потеряла сознание. В дальнейшем оказалось, что в момент взрыва она зажмурилась, и этот инстинкт чудом сохранил ей зрение. Очнулась в реанимации через двое суток, рядом почувствовала присутствие Анатолия. Услышав, что она пришла в себя, жених взял её за руку, Настя испуганно спросила:
   - Почему я ничего не вижу?
   - Ты вся в бинтах, пламя обожгло твоё лицо и сожгло волосы.
   - А почему я не чувствую рук?
   - Они тоже перебинтованы.
   Настя попыталась заплакать, но из этого ничего не вышло, слез в обожженном теле не сохранилось. И новый приступ страха парализовал ей душу: это же ожоги, результатом которых будут страшные рубцы на лице и на руках.
   - Толя, надо что-то делать.
   - Не беспокойся, моя милая, подключены лучшие специалисты и оборудование, которое существует по данным видам травм. Тебе попытаются спасти лицо и руки.
   Лицо и руки спасли, но они оказались в состоянии более страшном, чем Настя могла себе представить. Три недели в реанимации, полгода в ожоговом центре, а в результате лицо и руки покрыты сплошным струпом. Будто бы на лицо надели маску, а на руки - рукавицы. Притом маска страшная - неподвижная, только глаза и рот, ресниц и бровей нет, волосы начали немножко отрастать, но жиденькие, они ещё более подчеркивают страшные ожоги. Когда окончательно были сняты бинты и Настя увидела в зеркале своё новое отражение, она от испуга чуть сознание не потеряла: неужели это существо с маской Бабы-Яги и есть бывшая красавица Настя?
   И начались мытарства, сначала по больницам, а потом по салонам красоты. И везде результат нулевой, хоть денег ушло немерено. Деньги брали, процедуры проводили, но улучшений никаких. Наконец Анатолий сознался, что деньги у него кончились, но у его матери есть знакомая в одной из клиник, которая, с ней договорено, посмотрит и даст совет. Встретились со старой женщиной-врачом, она осмотрела Настю и вынесла вердикт:
   - Никакое лечение, никакая химия здесь не помогут. И напрасно вы тратились, потому что это лечится только естественным путем, это лечит природа.
   - А как?
   - У меня было три таких случая, два пациента вылечились благодаря молодости и желанию.
   - Так молодость у меня никто не отбирал, - говорит Настя, - а желания хоть отбавляй.
   - Так вот, нужны постоянные положительные эмоции и ежедневная половая жизнь, в результате чего гормоны обновятся, кожа начнет восстанавливать свою упругость, а омертвевшая должна смениться живой. Но повторяю, половая жизнь должна приносить радость, иначе результата не будет.
   - И как долго этот процесс должен продолжаться?
   - Полтора-два года.
   - Два года - это целая вечность, но что поделаешь, если иного выхода нет, - отметил Анатолий.
   Когда они приехали к нему домой после посещения клиники, и Настя сидела в гостиной, а Анатолий с мамой хлопотали на кухне, вдруг с кухни послышался шепот, от которого Настя вздрогнула:
   - Но это же всего два года.
   - Но где гарантия, что она вылечится?
   - Но я же её люблю.
   - Ты любишь ту, которая была раньше, а эту железную маску любить невозможно, - и это говорила интеллигентная и культурная женщина, - пойми, я тебе добра желаю. Ты что, не можешь себе нормальную девушку найти, а будешь спать с этой уродиной?
   - Но как я ей об этом скажу?
   Дальше Настя не слушала, а выбежала с их квартиры, заливаясь слезами. Вот она, суровая действительность, но это же родные люди, а как к ней будут относиться чужие? А вот чужие относились к ней как к зверю: дети кидались камнями, а взрослые пугали ею детей. И в этом кошмаре прошло несколько недель, о каких положительных эмоциях в её жизни могла идти речь? И где найти мужчину, связь с которым приносила бы обоим радость? Это невозможно.
   Она из дому выходила только ночью, запахнувшись шарфом, за хлебом посылала соседскую девчонку, уже подумывала о суициде - нет, нет, да и промелькнет такая мысль. Однажды она шла на почту заплатить за коммунальные услуги и вдруг у подземного перехода её окликнула цыганка:
   - Погодь, красавица, я тебе погадаю.
   Настя не сразу поняла, что обращаются именно к ней.
   - Какая я тебе красавица, тем более, заплатить мне нечем.
   - Доброе слово и благодарность - это достойная плата за мой труд. Я знаю, что с тобой произошло и знаю, как горю твоему помочь, до свадьбы заживет.
   - Мне многие помогали, но результата нет.
   - Они помогали по долгу службы, а я помогу по велению души. В ближайший выходной сходи на дискотеку, там тебя ждет твоя судьба, - и цыганка растворилась в толпе.
   "Дискотека. Во-первых, меня туда не пустят, во-вторых, кто со мной танцевать будет, вот с такой?" - думала по пути домой Настя, злясь на цыганку, что разбередила ей рану.
   Пришла суббота, настал вечер и Настя поневоле начала собираться. Пришла, когда танцы были в разгаре, на входе уже никто не стоял, на Настю внимания не обратили, ну и слава Богу. Вошла, вжалась в стенку, вдруг подходит парень, с тросточкой, в темных очках, и приглашает её на танец.
   "Пижон какой-то, надел на танцы темные очки" - с неприязнью подумала.
   - Вы что, не видите, кого приглашаете? - с обидой спросила.
   - Не вижу, потому что я слепой.
   И тут она более внимательно всмотрелась: очки непрозрачные, а трость белая.
   Танцевал он как Бог, она забыла на время о своем увечье.
   - Как для незрячего, вы танцуете более чем прилично, - после танца она сделала ему комплимент.
   - Но я слепой только последние три года, а до этого вел нормальный образ жизни, даже призы брал, иногда за танцы.
   Разговорились, оказалось, зрение потерял в аварии. Может быть, общая беда сблизила, но оба забыли, зачем пришли на танцы и, не сговариваясь, побрели по ночному городу. Юрий, так звали нового знакомого, несмотря на слепоту, работает, и работает программистом.
   - А как вы можете работать на компьютере, если монитор не видите?
   - А я буквы озвучил. Когда я набираю текст, он вслух произносится машиной, а на ошибки реагирует тоже голосом. И такие программы мне заказывают по интернету инвалиды со всего света. Поневоле выучил ещё четыре языка, у меня теперь десятки клиентов на всех континентах.
   Как-то так получилось, что Юра с Настей встретились на следующий день, она рассказала ему про свою травму, он в шутку порадовался, что слепой. А ещё через две недели Юра сделал Насте официальное предложение. Настя ответила, что с такой рожей по загсам не ходят и, если он не возражает, они будут жить гражданским браком.
   Юра ответил:
   - Лучше, конечно, узаконить наши отношения, мало ли как судьба нами распорядится. Но если ты возражаешь, будь по твоему, я отказаться не могу, я к тебе душой уже прирос.
   Оказывается, положительные эмоции могут быть постоянными. Кроме этого, в постели они ещё более положительные.
   Прошел год, у них родилась девочка, назвали Настенькой, как в сказке про Морозко. Однажды Настя с прогулки с дочкой вернулась возбужденной донельзя:
   - Юра, у меня кожа на руках шелушится и появляется новая, розовая как у Настеньки. Как сказала врачиха, природа лечит.
   - Я вижу.
   - Юра, как ты можешь видеть? Ты же слепой.
   - Настя, у меня недавно зрение появилось, я чуть-чуть вижу. Наверное, положительные эмоции на меня тоже повлияли.
   - И ты не испугался, глядя на меня?
   - Нет, не испугался. Похоже, я к тебе уже привык, к тому же, я тебя люблю.
   После этих слов Настя разрыдалась. Плакала она долго, но это уже были слезы очищения, слезы благодарности судьбе, что не отвернулась от неё в трудную минуту, слезы нежности к мужу, что поддержал её, когда она была уже готова совершить непоправимый шаг. Те невыплаканные полтора года превратились в водопад слез, после которых, она знала, душа успокоится в равновесии, которое она потеряла в тот страшный миг той страшной аварии.
   Прошло ещё два года. Семья собирала Настеньку в детский сад. Девочка что-то лопотала, а муж с женой говорили о свадьбе, о своей свадьбе. Со свадьбой нужно было поторопиться, потому что дочка уже спрашивает, а почему в подружки есть братик, а у неё нет. Поэтому сына нужно рожать, ему уже и имя подобрали в честь будущего отца, хоть свадьбу до сих пор не сыграли, с ней на три года уже опоздали. За это время Юра лечился в клинике Филатова, носит очки с толстыми линзами, даже сам читает большими буквами. Ну а Настю не узнать. Струпья сошли полностью, кожа на лице и руках приобрела естественный цвет, правда, от холода краснеет, но на это уже грех жаловаться. Волосы отросли, не такие пышные, как раньше, но хорошо, что и такие есть, к сожалению, цвет поменяли - не красные, а седые, но это даже придает Настиной внешности своеобразный шарм. Как говорила цыганка: "До свадьбы заживет".
   А вот цыганку Настя не нашла. Обошла весь город, переспросила множество людей, но та как в воду канула. А может, это была не цыганка, а добрая фея? Не знаю, может быть и фея, но она только совет дала, а победила болезнь любовь.
  2003
  
  
  НЛО.
   Светало. Ну не совсем светало, ещё темно, утренние сумерки пока не наступили, но чувствуется, они скоро появятся, как говорят, пахнет рассветом. В это время возле стрижавского моста на проезжую часть опустилась летающая тарелка. Из неё вышли два гуманоида с каким-то прибором, залопотали по-своему и устремили свой взор в звездное небо. Там, видать, была их малая родина. И вдруг из кустов послышался рык:
   - Стоять!!! Руки на капот, ноги пошире! ГАИ!
   От слова "ГАИ" пришельцы упали на четвереньки, видать, с перепугу, но потом опомнились и ступили с протянутыми руками навстречу небритому сержанту. Он с радаром спешил к пришельцам от спрятанной в кустах машины:
   - Сержант Павленко, права сюда, и вы превысили скорость, за что с вас штраф в пятикратном размере необлагаемого минимума.
   Из прибора послышалось:
   - Мы шли со скоростью света, а её превысить нельзя, потому что это теоретически невозможно.
   - И с какой скоростью, конкретно, вы шли?
   - Триста тысяч километров в секунду.
   Павленко зашлепал губами, видно, переводил секунды в часы:
   - Так это же больше ста десяти километров. А вот здесь уже пахнет сотней штрафа. Сейчас будем платить или дождемся, когда сберкасса откроется?
   - Мы не можем платить, у нас нет ваших денег. Наш корабль размагнитился и не может взлететь, но к нам скоро прибудет Капитан... - пытался вещать приборчик.
   - А мы ваш "кораблик" сейчас на штрафплощадочку, а вас в отделение, и пока не принесут деньги, будете сидеть, я сказал.
   Сержант вынул рацию и стал докладывать:
   - Товарищ капитан, задержал иномарку за превышение скорости и без прав. Отказываются платить, ссылаются на отсутствие наших денег. Но, видать, богатые буратины, потому что иномарка аж блестит, а "капусты" должно быть нашинковано пол-багажника. Кстати, они намекают на знакомство с вами, и даже, что вы их придете выручать. Ага, субчики, за лоха меня держите, капитан с вами незнаком, а за обман штраф заплатите в валюте, - и в рацию, - товарищ лейтенант, пришлите эвакуатор.
   Во время разговора сержанта, один из пришельцев нажал какой-то тумблер в кабине и там замигала одна из многочисленных лампочек. Через десять минут прибыл эвакуатор, загрузил тарелку и поволок её на штрафплощадку, а пришельцев загнали в "луноход" и доставили в родное отделение. По пути сержант отобрал в гуманоида говорящий прибор, на мобильник с антенной смахивающий, со словами: "А вот вещественное доказательство прошу по назначению" и спрятал его в один из многочисленных своих карманов. Дальше их препроводили в обезьянник, где отдыхал бомж Дима. Диме было лет шестьдесят, но все его звали ласково Димуля и он на это отзывался, потому что привык. Он отнесся к своим постояльцам доброжелательно, пытался накормить их тем, что подобрал на помойке, но они отказались. Причем оказалось, что соседи по-русски ни бум-бум, что знают иностранный язык, кроме этого владеют гипнозом, потому что без слов спросили Димулю, хочет ли он продолжать жить здесь и влачить дальше своё жалкое существование. Дима, тоже в мыслях, ответил им, что это отделение он хочет видеть в гробу, а его начальнику чтобы век свободы не видать, что город вместе с мэром - это большая параша, а про страну и любимого ср... президента он даже слов тратить не будет, а желает только одного - плюнуть на их ухоженную могилу, и слинять отсюда на какое-нибудь ПМЖ - это его голубая мечта с детства. После этого гуманоиды как бы упали в транс: ни на какие звуки не отзывались и не реагировали, слов не понимали, так как приборчик сержант унес с собой, а сам сменился и ушёл на длинный выходной.
   Так продолжалось до вечерних сумерек, когда появились звезды. В это время звезды закрыла тень, которая накрыла отделение милиции, а через несколько минут и штрафплощадку. В результате оказалось, что замки не тронуты, а двух нарушителей скоростного режима и бомжа Димы нет, как нет и летающей тарелки. На следующий день уфологи обнаружили на этом месте повышенную концентрацию магнитного поля, когда все приборы зашкаливают, а часы всех марок останавливаются. И что интересно, дежурный персонал, который должен усиленно бдить, именно в это время уснул, и поголовно. Также в это время мэра забрала скорая, а на президента напал энурез, пришлось вызывать лечащего врача. Силён бомж Дима, силён. А вот с начальником отделения милиции приключилась коварная история - он никак не мог попасть в своё отделение. Все его из окон видят, а он здание никак не узрит, только кругами ходит и громко матерится, вспоминая почему-то гроб, пришлось по болезни уволить из органов. Но самая страшная беда случилась с сержантом Павленко. Когда через два дня он вышел на трассу, оштрафовал первого водителя и потянулся за деньгами, приборчик гуманоидов голосом самого Павленко сказал:
   - Извините, взяток не беру, вы свободны и счастливого пути.
   Водитель лишился дара речи, не говоря уже о самом Павленко. Он приборчик моментально закинул в яр, но тот как по щучьему велению оказался опять в правом кармане сержанта. Тот его на рельсы под трамвай положил, но приборчику хоть бы хны, после того как на глазах сержанта превратился в пыль, оказался в том же кармане. Представляете картину - гаишник, который взяток не берет? Нонсенс. Это же всё равно, что таможенник без взятки. Да кто этому поверит? Сходил Павленко к екстрасенсу, тот колдовал-колдовал, но тайну приборчика не разгадал. Посоветовали сержанту сходить к древней старушке-знахарке. Вот она-то оказалась настоящим знахарем, только увидела прибор, сразу сказала:
   - Ну, милок, ты и залетел. У тебя есть два пути: или вернуть имущество истинному хозяину, или вести праведный образ жизни.
   Услышав такой приговор, Павленко чуть на себя руки не наложил. А ведьма добавила:
   - И это проклятие легло на весь ваш род, и будет висеть над вами вечно.
   - Так эти два козла мне судьбу испортили до самой пенсии?
   - Не вспоминай, милок, тварей рогатых, как бы худшего не случилось.
   Представляете ситуацию, из которой есть два выхода? Нет, только один - найти иномарку и заставить этих тварей безрогих забрать к... ихней матери ... ихний прибор.
   Павленко взял в аренду сто метров проезжей части возле стрижавского моста, поставил будку ГАИ и несет постоянное дежурство на вверенном ему объекте. Боже, сколько денег проезжает мимо ежедневно, а взять их не моги, проклятие действует. Но оно ещё распространяется и на сына, а сын Павленка учится в налоговой академии, на первом курсе пока, но он же её закончит, а смысл, это же всё равно, что на завод пойти, а ещё хуже, в инженеры. Поэтому Павленко подключил все свои связи, чтобы тарелка мимо не пролетела, не проползла, не проскочила. Охранники близлежащей тюрьмы, пока он отсутствует в будке ГАИ, больше, как коршуны, стерегут небо, чем вверенный им контингент, потому что обещанный за поимку гуманоидов бидон водки они готовы отрабатывать хоть всю жизнь. Все гаишники области больше заняты поимкой тарелки, чем нарушителями правил дорожного движения, ибо обещанный ресторан сроком в две недели манит каждого уже сейчас. А сам сержант Павленко каждую ночь, выходя из будки ГАИ, в которую он поселился на ПМЖ, смотрит в звездное небо, а его губы шепчут:
   - Ну где же вы, коз..., твари безрогие, ну я же вам рога-то посшибаю, дай только добраться до вас, - и при этом так громко скрипит зубами, что кузнечики со страха замолкают, а рыба уходит на глубину.
   А в это время звезды ярко мерцают, и быть может, с одной из них смотрят в сильный телескоп на нашу голубую планету два гуманоида, и вспоминают её..., плохо вспоминают, потому что потеряли на ней прибор, с помощью которого они наводили контакт на многих планетах мирового пространства, наводили мосты между цивилизациями, а вот на стрижавском мосту случился облом.
  2003
  
  
  
  КУРОРТНИЙ РОМАН В ЛИСТАХ.
   Накінець прийшло тепле літо, наблизилась відпустка, тим більше з путівкою пощастило: в Крим, в саму Євпаторію. Галина Петрівна, керівник відділу одного з режимних заводів, невеличкого зросту але складена в пропорціях як єгипетські піраміди, відбула на вокзал. Євпаторія зустріла §§ плескітом моря та засиллям "новых русских". До чого нахабний народ, думають, що за сво§ погані гроші можуть купити жіночу гідність і красу, хоч частенько і купують. Але з Галиною Петрівною в кількох випадках обривалось, відшивала зразу ж цю шваль. Не любить Галина Петрівна борзих і тупих, §й подобаються чомусь інтелігентні мужчини, ну подобається спілкуватися тільки з розумними, що тут зробиш. В перші дні вишукувала собі партнера для спілкування з такими складними параметрами, бо ж не будеш цілий місяць гордою й одинокою, хто оцінить твій подвиг? Але він §§ сам знайшов. На танцях. Виявилось, що вона з ним здибалася кілька разів поспіль на дню, але уваги не звертала. А він звертав. Після танцю сказав:
   - Мила моя партнерша, в вас дуже гарні груди, і я зрозумів, що ви мені подобаєтесь.
   Бачте, які вишукані манери, як можна безпосередньо взяти бика за роги, чи то пак, корову за вим"я. А працював журналістом, в сусідньому, за двісті кілометрів, місті. І виявився тим інтелігентом, який необхідний для спілкування, хоч його інколи й заносило. Тарас Михайлович, так звали нового знайомого, був старший, але, як виявилось, обоє були одного покоління. А це дуже важливо для людей, характери яких повністю зформувалися, бути майже ровесниками - це дуже добре.
   - Мені усміхнулось щастя, - сказав пізніше.
   - Це я вам після танцю усміхнулась.
   - Цілком вірно, я й кажу, щось усміхнулось, мабуть, щастя.
   Ось такий він був, інженер людських, та й жіночих теж, душ з сусіднього, за двісті кілометрів, міста.
   Зустрічалися кожен день, лазили в гори, купалися в морі. Вона запитувала:
   - Тарас, чому саме мене ти вибрав?
   - Бо я відчув поклик жінки.
   - Але ж я тебе не звала.
   - Неправда, коли я в танці притулився до тебе, то відчув твій поклик.
   - Так не буває.
   - Буває чи не буває, а трапилось.
   То й добре, що трапилось, хай таке трапляється частіше.
   Він цілував §й руки й казав:
   - Тобі подобається, і я щасливий. Заради таких хвилин ми й живемо.
   Вона застерігала:
   - Не захоплюйся, бо любов - це наркотик, після нього почнеться ломка.
   - Ломка почнеться пізніше, а зараз поживемо як в раю. Тим більше, я ж виконую сво§ обов"язки.
   - Ніяких обов"язків переді мною в тебе нема, - відказувала Галина, а в душі була рада що Тарас виявився справжнім мужчиною.
   Але все добре кінчається, наблизився до кінця й курортний строк. В останній день Тарас сказав:
   - Галочка, ти звернула увагу - ми жодного разу не посварились. Мабуть, характери наші повністю співпадають.
   - А може ми вже в такому віці, коли легко звикати один до одного?
   Домовились писати листи двічі на місяць, але перший лист Галина Петрівна одержала вже на четвертий день:
   "Посадив я тебе на по§зд і відчув пустку в грудях. В мене защеміло серце, я зрозумів, ти забрала частинку моє§ душі. Згадуючи наші прогулянки, я щораз впевнююсь - мені з тобою було вкрай як добре. Тому я вдячний долі, що тебе зустрів, і спасибі тобі, що ти в мене є. Тільки тепер я оцінив слова знайомо§ нам пісні "Опустела без тебя земля", бо ти в моєму серці залишила глибокий слід, який кривоточить. Ломка на мене накотила, але це плата за те добро, що я від тебе отримав. Ми живемо для пам"яті, пам"ятай мене, добре?".
   Галина Петрівна не забарилась з відповіддю:
   "Я в житті багато чого згубила і тому не хочу ще й тебе втрачати і переходити лише на пам"ять. Я дякую Богу, що ти є такий на світі, і я б хотіла того страшного вулкану, який зача§вся між нами, і разом тіє§ просто§ чистоти. Хочу не лише писати, хочу чути тво§ думки, бо в тобі є багато чого, чим можна захоплюватись, ти навіть не уявляєш".
   Він писав:
   "Радість моя, я тебе шукав усе життя і нарешті знайшов. Ми зустрінемось, я не знаю де, коли і як, над цим ще треба думати, але перший крок назустріч один одному ми вже зробили - ми створили поштовий канал, а це дуже багато значить. І ми про це потурбувались одночасно, бо в нас резонанс, гармонія, ми дуже однакові, і я зрозумів - ти мені не чужа, зовсім не чужа".
   Вона відповідала:
   "Я одержала листа і в мене сьогодні свято, свято душі. Дякуючи тобі, сьогодні усе в золоті. Те добре і світле, що виникає в душі, треба цінити і оберігати, адже життя таке каверзне і підступне, а ще воно надто коротке. А свято радості, що загорілось, треба збагачувати і не вносити в нього простих буднів. За словами Гюго, найвище щастя в житті - це впевненість у тому, що вас люблять, люблять заради вас самих".
   Він згоджувався:
   "Маєш рацію, моє сонечко, сенс життя - щоб тебе любили, щоб тебе ждали. Я терпеливий, і ти повинна пам"ятати - тебе постійно ждуть, тебе жду я. Мені приємно тобі писати, і я не просто пишу - я з тобою розмовляю. Мені зараз хочеться сказати: "Мила моя, хороша, яка ти красива, як ти мені подобаєшся".
   Вона про§жджала через його місто, була пересадка, вони зустрілися і майже три години провели разом: погуляли, взявшись за руки, подивилися один одному в вічі, посиділи в кафе, потанцювали. Тарас признався:
   - Мені було необхідно притулитися до тво§х грудей, щоб зарядитися твоєю енергією, а може просто відчути в тобі жінку.
   І знову час лине в чеканні та листах:
   "Коли я тебе зустрів, дуже зрадів: і красива, і розумна. Перечитую твій лист - та ти поет, романтик, ти молода в душі, я тобі заздрю".
   "Ти на відстані чуєш тепло мо§х рук? А я відчуваю, який ти стаєш гарячий і кожна клітиночка в тобі дзвенить якимось нестримним трепетом. Це вражає, захоплює мене, це просто неймовірно і мені страшенно подобається. А ще я кожен день відчуваю, як тебе не вистачає....
   Літо відходить як життя в роках. А я люблю весну, найбільше, коли прилітають птахи, тоді в мене з"являється впевненість, що життя продовжується".
   Але одного разу прийшла тривожна звістка:
   "Почалася приватизація мого заводу і до не§ підключилися люди з кримінальним минулим. Я виступила проти них, а проти мене відкрили карну справу, звинувачення мені висунули абсурдні, але я зараз на підписці про неви§зд".
   Тарас зреагував моментально - хоч місто й інше, але завдання отримав й розпочав редакційне розслідування. Розкопав компромату стільки, що половину чиновників можна "пересадити". Крім своє§ газети, розгромну статтю розіслав по Інтернету на півсвіту, і всі дізналися про хапуг та §х покровителів, що "кришують" кримінальних авторитетів. На цій хвилі звинувачення проти Галини Петрівни були зняті й вона була Тарасові дуже вдячна, що ця історія закінчилась для не§ безболісно і надто швидко, щоб причинити §й горе та неприємності.
   А Тарас на це сказав:
   - Ми ж з тобою не чужі, зовсім не чужі.
   ... Пройшло довгих десять років. Багато води збігло, і в житті наших геро§в сталися серйозні зміни. Галина Петрівна при§хала до Тараса Михайловича в лікарню, де він проходив курс реабілітаці§ після інфаркту.
   - Ти не хвилюйся, Галочка, все вже позаду. Швидка вчасно при§хала, бригада реаніматорів виявилась на місці, так що оздоровили мене без зайвих втрат.
   - Ти не міг мені подзвонити, щоб я при§хала раніше?
   - Я не хотів тебе турбувати.
   - А те, що я мало не збожеволіла, поки добиралась до тебе, тебе не турбує?
   - Турбує, рідна моя, тому я вертаюсь до нашо§ давнішньо§ розмови - перебирайся до мене.
   - Не можу, там моє коріння, там могили мо§х близьких, туди при§жджають мо§ діти. Не можу. Ти ж не хочеш пере§жджати?
   - Категорично ні, не хочу бути на старості приймаком.
   ... Пройшло ще п"ять років. Галина Петрівна на кладовищі, де кілька днів тому поховали Тараса Михайловича, який застудився, зліг і через три дні вмер.
   Вона розкладає на свіжій могилі нехитрі припаси:
   - Ще й тижня не пройшло, як ти мені дзвонив й обіцяв написати. Тепер не напишеш, а як напишеш, то я твого листа одержу теж мабуть на кладовищі. А я тобі принесла твоє любиме пиво. Пам"ятаєш, ти пригощав мене ним тоді, після танцю, казав, якщо тобі подобається, то й мені повинно сподобатись. Признаюсь тобі, пиво мені не сподобалось. Пройшло всього п"ятнадцять років, як ми зустрілися, а ти вже на кладовищі, і більше не скажеш: "Ти мені не чужа, зовсім не чужа". А мені завжди подобались ці слова і я §х від тебе постійно чекала. Сьогодні тепло, павутинка літає, це твоя улюблена пора року, а ти лежиш в такій холодній землі. Але така наша доля, хтось із нас повинен бути першим. Але ти не турбуйся, я скоро до тебе прийду, ось закінчу деякі земні справи, і ми зустрінемось там, у вічності. А поки що я до тебе навідаюсь на твій день народження, а потім весною поправлю могилку, бо ти як сирота. Але ти не сирота, бо в тебе є я, і я буду тебе пам"ятати, бо поки про людину пам"ятають, до тих пір вона й живе, а ми живемо для пам"яті, це тво§ слова.
   Коли Галина Петрівна при§хала додому, §§ очікував сюрприз, лист від Тараса Михайловича. Вона ледь не зомліла: як з того світу. А ось коли лист розкрила й прочитала, довго стримувані сльози не вдержала. Заридала, заголосила, якби могла, завила б як вовчиця. Бо там було написано:
   "Галочка, ласочка моя, мені набридло це холостяцьке життя і я вирішив: закрию квартиру, здам ключі в ЖЕК, при§ду до тебе як в гості, побуду рік-два, звикну - залишуся. Але як гість, а не приймак. Якщо ти згодна, дай знати і я приступлю до консерваці§ квартири".
   Галина Петрівна, ковтаючи сльози, шепотіла:
   - Чому, чому ти не прислав цього листа на два тижні раніше?! Я б прилетіла до тебе, забрала, і ти не захворів би, і ми не розлучилися б. Ми так довго йшли один одному назустріч, нарешті зустрілись, тримались один за одного міцно, і ти, і я, аж поки смерть нас не розлучила. А ти ще питаєш, чи згодна я, звичайно, згодна, тільки якби ти написав цього листа на два тижні раніше. А тепер моє життя шкереберть, а попереду - одинока старість.
   Галина Петрівна, вбита горем, чомусь забула, що людина живе в пам"яті і доки цю пам"ять жінка буде зберігати, вона не одинока. Як сказав би Тарас Михайлович: "Не одинока, зовсім не одинока".
  2003
  
  
  
  БЕЛОЧКА.
   Моя квартира расположена на четвертом этаже. Рядом с домом разрослись орехи выше балкона, ветки чуть ли не заглядывают в мои окна. По этим орехам часто прыгает белочка, запасаясь на зиму орешками, своё гнездо она обустроила на чердаке соседнего дома.
   Сидим мы как-то с кумом на кухне, выпиваем. Дело к осени, темнеет рано, мы и свет уже включили, выпиваем, как говорится, со светом. Оприходовали два пузыря, приступили к третьему, кум к тосту приготовился, и вдруг его взгляд упал за окно. В таком испуге кума я ещё не видел, он стал белее снега. Со словами:
   - Галюники, глюки, белочка, белая горячка, - он как в бреду поставил рюмку на стол, - пить больше не буду, - быстро собрался и выбежал с квартиры.
   Мой кум - человек со странностями, поэтому сильно на его чудачества я не реагировал. Прошла зима, наступил женский праздник, и я встретил кума:
   - Кум, мы пропустили все праздники, и нам за это прогулы поставят. Но этот праздник международной солидарности всех мужчин не отметить грех. Куда пойдем, к тебе или ко мне?
   - Не пью, - отвечает с горем кум, - бросил.
   - А что случилось, - забеспокоился я, - неужели заболел?
   - Да, у меня была белая горячка.
   - И давно?
   - А вот когда последний раз у тебя выпивали.
   - И как она проявилась?
   - У меня были галюцинации.
   - И что ты наблюдал?
   - Белочку.
   - Да, "белочка" - это серьёзно, это настоящие глюки.
   - Вот я и говорю, это последний сигнал перед алкоголизмом. В тот вечер напился, смотрю, а снаружи на подоконнике белочка сидит. Хорошо, я среагировал вовремя, сразу же бросил пить.
   - Погоди, кум, эту белочку я наблюдаю довольно часто.
   - Когда ты её последний раз видел?
   - Осенью, когда она орехи собирала.
   - Так ты зверька видел, а я галюник, потому что в пьяном угаре.
   И сколько я ни убеждал кума, что он видел настоящую белочку, которая запрыгнула с дерева на подоконник, он ничуть в это не поверил.
   "А может это и к лучшему, - подумал я, - кум бросил пить, а это главное, но главней то, что кума будет очень довольной".
   Довольной, то довольной, но где я такого собутыльника найду, как мой кум? В таких условиях самому придется бросить пить, без галюников и глюков.
  2003
  
  
  
  КОМАНДИРОВКА.
   Сергея Ивановича, молодого и перспективного инженера, откомандировали в столицу на три недели в институт повышения квалификации. Приехал, устроился, прошел первый день занятий. Наступил вечер, буяла весна, пошел прогуляться. В тихом скверике он встретил женщину. На неё нападала свора мелкой шпаны. В дальнейшем оказалось, что женщина слепая. Ну, а дети наши злые, а в случае, если сбиваются в стаю, они звереют и, хвастаясь своей жестокостью, стремятся не то чтобы убить, а сильно поглумиться над живым существом. Вот таким живым существом и попалась им на глаза эта женщина. Сергей Иванович шпанюков разбросал в несколько секунд, они разбежались, но в отдалении грозились кулачками. Ну что с них возьмешь, не ведают что творят. А женщина, отряхиваясь, белозубо улыбнулась:
   - Спасибо, мужчина, вы спасли честь даме.
   - А за что они вас?
   - Да сосед у меня есть, мелочь отмороженная. Старший брат в тюрьме, отец от водки не просыхает, мать на нескольких работах не успевает за его воспитанием. Вот и получил вчера от меня затрещину, а сегодня собрал кодлу и, пользуясь моей беззащитностью, решил надругаться. Спасибо вам, вовремя вмешались, а то их много, могла бы и не отбиться. Меня, кстати, зовут Наташей.
   - А я Сергей, в командировке в институте повышения.
   - Знакомый институт, я там иногда подрабатываю, лекции по истории читаю.
   Разговорились, оказалось, Наташа намного моложе Сергея, но знаниями владеет, как энциклопедия. Сергей поинтересовался:
   - Откуда?
   - А вы разве не знаете, что когда один орган отмирает, другие активизируются? Вот память меня и выручает. А слушать я могу и радио, и телевизор, и лекции, тем более, на аудионосителях их полно.
   Когда прощались, Сергею захотелось поцеловать ей руку, но сделать это ему было как-то неловко. Женщина будто бы прочитала его мысли:
   - А стесняться своих чувств, молодой человек, не стоит. Их, этих мгновений, в жизни очень мало, поэтому старайтесь их не упускать, - и нежно прикоснулась пальцами к его руке.
   Сергея будто бы током шибануло, нет, не током, будто газировка пролилась по руке и шипит - очень приятное чувство.
   Под впечатлением от неожиданной встречи Сергей полночи не мог уснуть. А на следующий день, сразу же после занятий, он вышагивал в сторону тихого скверика. Она сидела на скамейке в черных очках и с одухотворенным лицом слушала щебет птиц. Сергей метров за пять до неё замедлил шаг, и вдруг услышал:
   - Сергей, зачем вы остановились? Подходите, я вас жду.
   - А почему вы были уверены, что я приду?
   - А женское предчувствие? Вы знаете, что рыжие могут чувствовать боль и радость своих близких? А я предчувствую встречу, потому что обладаю способностью очаровывать. Вы ведь подверглись моим чарам?
   - Да, на меня подействовало. А что это было?
   - Этого не объяснить. Я способна воздействовать на людей прикосновением. Результатом этого может быть электрический разряд как от электрошокера, а могут быть и приятные ощущения как у вас вчера.
   - И вчера этим вы могли отбиться от подростков?
   - Несомненно, но я не хотела причинять детям боль.
   - А вот мне вы причинили радость, и я снова хочу это ощутить.
   - Я знаю, поэтому и жду вас на этой скамейке.
   Они просидели дотемна, за разговорами не замечая, как уходит время. Потом он её провожал. Помня, что она незрячая, хотел поддержать при переходе улицы, она отказалась, сказала, что чувствует зеленый свет по движению автомобилей. При этом обходилась без тросточки, свободно обходя бордюры и колдобины. Сергей был удивлен:
   - Каким образом?
   - Так это же мой двор, моя улица, - и она рассмеялась.
   Её смех подействовал на Сергея как бы возбуждающе, ему захотелось прижаться к ней, он протянул руки, но она вдруг сказала:
   - Юноша, не форсируйте событий, а то нарветесь на отказ. На сегодня достаточно, - и погладила Сергея по голове.
   И вновь приятная волна окутала Сергея. И снова он не успел поцеловать ей руку, но она сказала:
   - Приходите завтра.
   И так они встречались каждый день, и не могли наговориться. Её голос журчал как ручеёк, обволакивая сознание, и хотелось только одного: слушать этот голос. Оказывается, в мире так много незнакомого, но необходимого для развития, а она своим голосом эти знания заносила в его память. Про культуру и историю Сергей за три недели узнал больше, чем за всю свою жизнь. И был очень рад, что встретилась ему на пути эта чудная женщина, как бы с другого мира, но очень приятная. И зародилась в голове Сергея Ивановича мысль: а если бы всю жизнь так? Чтобы было и полезно, и приятно.
   За два дня до отъезда спросил:
   - Наташа, что бы вы ответили, если бы я сделал вам предложение?
   - Сергей, вы хороший человек, и я бы над вашим предложением подумала. Но с одним условием: я не согласна на переезд.
   - А почему?
   - А я вне своего двора как бы слепая, - пошутила.
   - Тогда у нас завтра прощальный вечер, и ждите меня в гости.
   - А я приготовлю праздничный ужин.
   На следующий день Сергей оформил документы, упаковал их с вещами в чемодан, купил шампанское и огромную коробку конфет, и отправился к будущей невесте.
   А будущая невеста в это время убралась в квартире, наготовила много вкусного, испекла праздничный пирог, умаялась, присела в кресло и вздремнула. Кто знает, что ей в это счастливое время снилось, может быть, невеста в фате, может, крошечный сыночек на руках, на любимого похож, кто знает, это же сон.
   Сергей в это самое время уже переходил скверик, когда услышал детский возглас:
   - Вот этот лох.
   Его окружила давешняя свора отмороженной пацанвы во главе двух небритых амбалов дебильной внешности.
   - Ну что, козел, поговорим, - пошел один из амбалов на Сергея.
   Сергей этого ничуть не испугался: он служил в морской пехоте и гонял по кругу таких субчиков десятками. Он ждал, когда амбал бросится к нему, вот уж тогда можно применить свои знания на практике, к тому же в правой руке увесистая бутылка с шампанским, а это уже граната в умелых руках. Но Сергей не учел подлости, на которую способны отморозки. Вдруг один пацан в броске подкатился к Сергею сзади и неожиданно сбил его с ног. Сергей упал на спину, но мгновенно сгруппировался, сделал кульбит и вскочил на ноги. Всё бы ничего, шампанское он удержал, но вот коробку конфет из рук выпустил, нагнулся над ней и в это время один из амбалов всадил заточку в его спину. Сергей выпрямился уже мертвым, потому что заточка повредила сердечную мышцу. Тело его покачалось несколько мгновений и рухнуло на асфальт.
   - Атас! - раздался крик и скверик моментально опустел от шпаны.
   Наташа проснулась внезапно от тревоги, подбежала к окну - тишина, к двери - никого. Но тревожное ожидание сохранилось, и не покинет её теперь многие годы.
   А Сергея забрала "Скорая", врачи констатировали летальный исход, в морге определили отсутствие документов, и через неделю невостребованный труп неизвестного был заактирован и зарыт в безымянной могиле в углу кладбища, где обычно хоронят бомжей.
   На другой день после напрасного ожидания, Наташа посетила институт, но ей ответили, что Сергей убыл к месту жительства. "Почему не попрощался?", - с обидой думала девушка, возвращаясь домой.
   Только через две недели после заявления матери о пропаже сына и администрации гостиницы об оставленных вещах, следствие определило последний путь Сергея Ивановича. Его прах был перенесен и предан земле в его родном городе. На его могиле были высажены цветы и память забвения начала потихоньку опускаться над его именем, что не коснулось его матери, конечно.
   И ещё одна женщина постоянно помнила об Сергее. Она каждый день приходила в тихий скверик и долго просиживала на скамейке, чутко прислушиваясь к шагам проходящих мимо. Но все они были шагами посторонних людей, а того, единственного, она шаги никак не могла определить. И тревожила её постоянно одна мысль: "Почему, почему не попрощался? Если бы объяснил, я бы поняла, если б был в чем виноват, я бы простила, но почему не попрощался!".
   ... Эту историю поведала мне моя бабушка Наталья, когда мне исполнилось шестнадцать. Бабушка, слепая с рождения, не видевшая ни разу мужчину, с любовью описывала своего жениха. Я спросила:
   - Бабушка, а когда ты узнала о смерти Сергея?
   - Через пятнадцать лет.
   - А почему так поздно? - удивилась я.
   - Убийце дали пятнадцать лет. Его убил брат мальчишки, моего соседа. Едва выйдя из тюрьмы, он опять в неё загремел. С зоны он вернулся с последней стадией туберкулеза, пришел ко мне, покаялся, просил прощения.
   - И ты его простила?
   - Да, он умер раскаявшимся и прощенным.
   ... У меня самой уже внук в школу ходит, бабушка Наталья давно покоится на погосте, но повесть о первой чистой любви передается в нашей семье из поколения в поколение как самая ценная реликвия.
  2003
  
  ФРОСЬКИ.
   Смотрел я недавно кино "Про бизнесмена Фому". Это про мужика, который в своём колхозе открыл кооперативный туалет. А я ведь тоже в душе бизнесмен, и работы в нашем колхозе нет, поэтому я совершенно свободен. И мысли глупые в голову лезут, в том числе и про кооперативный гальюн. Но сдерживает меня полное отсутствие стартового капитала, ну полное отсутствие. Вот сижу однажды у окошка как Василиса Прекрасная и наблюдаю прохожих. Вот идет соседская Фрося. Куда идет? Ясно дело, домой отсыпаться. Откуда идет? Ясно дело, с автостоянки, там дальнобойщики с нею забавляются, за стакан чернил.
   Стоп! А ведь для этого стартовый капитал не нужен. Через сорок минут мы с Фросей заключили договор о создании секс-кооператива. В чем её, Фроси, интерес? Что ЭТИМ можно заниматься вполне легально, ни родственники, ни соседи обзываться не будут. Зарегистрировать новый кооператив в нашей деревне - плёвое дело: оклеил близлежащие столбы и пасынки объявлениями, и процесс регистрации завершен. А вот над уставом вновь созданной компании пришлось попотеть.
   Название: ООО "Согреем всех" Ltd.
   Цель создания предприятия: ясно, как божий день - получение прибыли.
   Юридический адрес: соседский сарай с сеновалом.
   Услуги: секс - классический, по телефону и по факсу.
   Общество создается для удовлетворения постоянно падающих потребностей населения в интимных услугах.
   Оплата услуг дифференцированная: до 15 лет и после 70 - по полцены, мужьям - по трети, голубым и лесбиянкам - бесплатно.
   Форс-мажорные обстоятельства: их много - это и критические дни, триппер с мандывошками, полицейские облавы и рэкетирские рейды.
   Самый сложный вопрос: как назвать работниц невидимого фронта? Проститутками - однозначно нет. Путанами? Гейшами? Нет, не для нашей сельской местности. Название должно быть оригинальным и ёмким, и я его придумал - они будут зваться фроськами, этим я увековечу Фросю.
   Любой кооператив начинается с рекламы. За копу яиц местный кулибин, он же начальник сельского радиоузла Скрыпник прочел дважды по радио сообщение о создании нашего кооператива. И как прорвало. Мужики, которые на прошлой неделе могли иметь интимную связь с Фросей бесплатно, сегодня приходили и за то же действо делали предоплату. Платили мне, как президенту компании, исполнительному директору и главбуху-менеджеру. Из них я отстегивал договорной процент Фросе, как соучредителю, и все были довольны: клиенты - услугами, Фрося - заработками, ну а я - тем, что моё детище работает. Фрося только удивлялась, как ей до сих пор не приходило в голову брать деньги за это, притом, что ЭТО - не уменьшается и постоянно при ней.
   Не обошлось и без конкуренции. Оказывается, все Фросины подружки вдруг почувствовали тягу к этому бизнесу. Но их поползновения на этой стезе на корню пресекли их же родители. То на одной сельской улице, то на другой был слышен девичий визг и шлепки, то ремнем, то поленом, то иным подручным предметом. И конкуренция прекратилась.
   Через некоторое время пришла устраиваться на работу жена председателя колхоза. Я удивился - она же мужнина жена?
   - Да он, козел, третий месяц со мной не спит.
   - Но у нас штаты заняты, могу принять только по совместительству.
   - А мне, - с крестьянской прямотой отвечает председательша, - какая разница как давать, по штату или за штатом?
   Принял по совместительству, и первым клиентом был её муж.
   Я спрашиваю:
   - Ты чего пришел?
   Голова отвечает:
   - Во-первых, это выгодно, потому что мужьям скидка, во-вторых, на чужом сеновале даже со своей женой - полный кайф.
   Вот и пойми их, женатиков.
   Пришел Федя Кручок. Это прозвище он получил после того, как рыбаки его за ухо на крючок поймали. Леску он оборвал, но крючок в ухе до сих пор носит. Вот пришел он и попросился по льготному тарифу, бесплатно как гей.
   Я возмутился:
   - Какой ты гей, ты же нормальный мужик.
   - Это я был нормальным до твоего кооператива, - наглеет Кручок, - а сейчас я гей, а вот и моя серьга, - и показывает на своё ухо.
   Ну что ты поделаешь с этим халявщиком? Выписал я ему фискальный чек бесплатный, а мне как серпом по одному месту.
   На следующий день подкатывают на иномарке два джигита в кепках и говорят:
   - Тэбя хатим, да?
   Я им доходчиво объяснил, что устав не разрешает руководящим работникам оказывать секс-услуги, а вот если господа желают, то ради Бога, у нас есть знаменитый гей, который живет на такой-то улице, такой-то дом, вход с калитки. А если он полезет в бутылку, то предъявите ему, господа хорошие, вот этот вчерашний чек, где черным по белому указано "гей".
   Вернулись они через полтора часа довольные, заплатили по полному прейскуранту и обещали дорогу к нам не забывать. Неплохо для начала.
   Приходила Фросина мама и грозилась побить мне окна, если я и дальше буду вовлекать её дитя в этот сомнительный бизнес, но после того, как я предъявил ей ведомость на Фросину зарплату, она поменяла свои планы и даже прослезилась:
  - Наконец дочка выросла, устроилась и сможет кормить всю семью.
   Бизнес налаживается. В моём кооперативе на полставки уже половина сельского женского населения числится. А кто клиенты? Больше городские, но обслуживаем близлежащие села и своих местных мужиков тоже. Что интересно, тяга к секс-услугам появляется только при наличии денег, а вот как только деньги кончаются - тянет на выпивку.
   Мы с Фросей подсчитали, что на наши дивиденды можно уже планировать строительство кооперативного туалета. Лишь бы "интим" не подвел, тьфу-тьфу, через левое плечо.
   Прикатил рэкет. Наконец-то, а то я уже начал беспокоиться. Форменные бандиты, но старший у них - интеллигент. Мы с ним посидели, уговорили две бутылки коньяка, я предъявил документы, из коих явствует, что вновь созданный кооператив нуждается в государственной дотации и платить в настоящее время ну никак не может. Но главарь-то банды - интеллигент, кой-чего шурупает:
   - А что, если я тебе клиентов буду подкидывать? Это же можно организовать международный тур, справишься наличным составом?
   - Да ради Бога, ты только платежеспособного клиента поставляй. А если своих сил не хватит, то в соседнем колхозе колхоз ведь тоже не работает, и народ там свободен и мечтает о бизнесе, особенно женщины - о секс-бизнесе. Я знаю, встречал ихних, нашим фроськам завидуют. Так что давай деньги, а мы товар поставим, качественный и в срок.
   Приятно иметь дело с бизнесменом.
   И тут налетела налоговая милиция. На двух машинах, в масках, в бронежилетах, с автоматами наперевес полтора десятка спецназовцев положили меня на стол, ноги на ширину стола, а стол у меня двухтумбовый, так что растянули меня на шпагат, на руки защелкнули браслеты, изъяли всю мою учредительную и отчетную документацию, напугали в усмерть, выставили счет, который, чтобы оплатить, нужно пожертвовать будущим кооперативным туалетом, пригрозили в случае моих жалоб вернуться, и укатили. Всё это творилось в течение 10 минут, но ремонта потребовалось на две недели. Я задумался: а чем они лучше рэкета? Пришлось обратиться к интеллигенту - моей крыше. И вы знаете, его вмешательство решило вопрос - через два дня приехал клерк с налоговой администрации с моими документами и извинениями, пожелал мне успехов в бизнесе и обещал, что беспредел больше не повторится. Ай-да интеллигент!
   Между прочим, рэкетир наладил и международные бизнес-туры. К нашим фроськам начали съезжаться мужики со всей Европы. И никто не был обижен или обойден женской лаской, всех обогрели. Я открыл валютный счет, импортные деньги потекли небольшим, но устойчивым ручьём, приближая мою мечту о кооперативном туалете. А штат мой, по совместительству, разросся на пол района. Уже с соседней области приезжали трудоустраиваться. И это без никаких затрат на рекламу. А если бы я поместил рекламу в СМИ? Да у меня наших людей было бы больше, чем наших же в Италии и Португалии, вместе взятых. Я всех своих обеспечил зарплатой, страховкой с ежемесячным медосмотром, отпускными и декретными, да если бы наше государство заботилось о своих согражданах таким образом, мы бы уже три месяца жили при коммунизме.
   И вот приблизились мы с Фросей вплотную к реализации нашего заветного желания - нашего родного кооперативного туалета. С чего начинать? Ясно дело, с приватизации участка, разработки техусловий, самого проекта, согласований. А потом мы подумали: а оно нам надо, эти согласования и разрешения? Да у нас полно пустующих участков, за две бутылки водки председатель сельсовета любой клин отрежет для приватизации, тем более, что его жена работает в нашей фирме. А проект, вы спрашиваете? А зачем нам проект, если мужики топором могут создать любой шедевр, только им заплатить, как они говорят, любой каприз за ваши деньги. А деньги у нас, слава Богу, уже есть. А как зарегистрировать новый кооператив, вы уже знаете - столбов и пасынков в нашем колхозе много.
   Спрашиваете, что войдет в комплекс нашего кооперативного туалета? Это, во-первых, залы для шейпинга, фитнеса и боулинга, во-вторых, сауна с бассейном, в-третьих, гостиница с рестораном и супермаркетом, в-четвертых, подземные гаражи с заправкой и станцией техобслуживания, в-пятых, зарыбленное озеро с рыбацкими катерами и прогулочными яхтами, ну и так по мелочам - дорога до райцентра, несколько охотничьих домиков, водокачка, лыжный трамплин. Да с таким размахом мы с Фросей половину области обеспечим рабочими местами.
   Для строительства набрали штат, несколько прорабов, нагнали техники, закупили стройматериалы. Даже устроили тендер по соседним колхозам на поставку нашему комплексу сельхозпродукции высокого качества и экологической чистоты. И закипела работа, я, как президент, не успеваю подписывать процентовки и выплачивать премиальные. Скоро, очень скоро мы своих зарубежных гостей будем принимать в пятизвездочной гостинице и обслуживать по лучшим европейским образцам.
   ... Беда пришла со стороны, откуда я её ну никак не ожидал: один из шоферов-дальнобойщиков влюбился в нашу Фросю и увез её с собой в качестве жены. И тут я почувствовал: осиротел. Ведь не будь Фроси, разве мог бы я развернуть это грандиозное строительство? Нет, нет и нет, сидел бы я сейчас возле окошка наподобие Василисы Прекрасной и обозревал бы прохожих, и не было бы у меня ни копейки за душой. А все, что есть, я приобрел благодаря моему соучредителю Фросе. Нет, строительство я не остановлю, но энтузиазма у меня поубавилось. И может быть, тешу себя надеждой, Фрося сбежит от своего мужа, а может муж её из дому выгонит. Вот было бы здорово, если бы выгнал и Фрося вернулась. Но не всё потеряно, в крайнем случае, найму их на работу - её директором, а его завхозом. Потому что Фрося для меня - талисман, а потерять талисман, значит потерять удачу. А в нашем бизнесе главное - это удача, ведь без удачи нет интима.
  2005
  
  
  
  ЗАЛОЖНИКИ.
   Моя теща взяла заложников - пять отмороженных бандитов попали в её цепкие лапы. Но сначала эти отморозки взяли саму тещу в заложницы, с целью получения выкупа с её любимого зятя, то есть, с меня, как вы уже догадались. А что с меня взять? Я только с виду крутой бизнесмен, а в действительности я нищий инженер, последние гроши мои ушли на создание имиджа богатого буратины. Зачем, вы спрашиваете? Так все ради того, чтобы члена семьи, с целью выкупа, взяли в заложники. Эту идею сама теща и предложила после того, как в нашем городе внука губернатора похитили. И тогда теща сказала:
   - Зятек, с моей нищенской пенсией и с твоей зарплатой, которая кончилась в позапрошлом месяце, мы не проживем. Поэтому мне нужно внедриться в банду, пусть меня возьмут в заложницы.
   - Нет, Марья Семеновна, - отвечаю, - я не хочу рисковать любимой тещей, я сам пойду в заложники.
   - А что ты можешь? Только за пивом бегать и бандитам сопли вытирать?
   Теща права. Я в своё время не обеспечил своё будущее и стал инженером. Если б знать, что наступят эти смутные времена, я бы в молодости подался в бандиты, прошел бы все тюрьмы и лагеря, а сейчас "держал" бы область наравне с губернатором.
   А вот моя теща - совсем другое дело: гренадерский рост, такой же вес и кулак, размером с мою голову. Имеет звание сержанта запаса внутренних войск, потому что всю жизнь проработала поварихой в ментовской столовой. Перед ней даже генералы по стойке "смирно" стояли. Я уже не говорю о её муже, а моём тесте: она его лупит каждую неделю. Перепадает ему, правда, за дело - он любит выпить и любит миниатюрных женщин, причем часто.
   А однажды я видел свою тещу в ярости. На нашей недостроенной даче в проёме двери я повесил мешок с песком вместо спортивной "груши", а теща не могла с ним разминуться и ударила его кулаком. Так этот 80-килограммовый груз отлетел на пять метров к противоположной стенке и порвался. После этого я тещу ещё больше зауважал.
   Так вот, боевики повязали мою тещу на троллейбусной остановке вполне профессионально - она и пикнуть не успела, как спеленатая и с залепленным скотчем ртом лежала в фургоне. Отвезли её за город на какую-то дачу, где и решили отсидеться, пока выкуп не поступит.
   Первое, что сделали бандиты, это сорвали с тещиного рта скотч. И напрасно, потому что она сразу же обложила их семиэтажным матом. И не надо было руки и ноги ей развязывать - это была их роковая ошибка: через несколько минут все бандиты были жестоко избиты и загнаны чохом на второй этаж, откуда выхода им не было, потому что окна были в решетках, а единственную дверь теща подперла снаружи колом. Через несколько часов они запросились: кто в туалет, а кто водички испить. Теща сразу объявила - все услуги платные, бандиты сперва возмутились, но потом дружно согласились платить. А куда ты денешься с этой подводной лодки, вернее, со второго этажа?! Теща драла с них как с родной мамы: туалет - 10уе, кружка воды - 5, звонок по мобильному (по ихнему же, бандитскому) - 25. А когда они затребовали пожрать, тут уже теща их порадовала - наготовила как в пятизвездочном ресторане, а когда предоставила счет, они от злости взвыли - цены как в Лас-Вегасе и Рено. Но куда денешься от этой монополии? Через три дня вся бандитская наличность, в том числе и та, которую по звонкам доставили им родственники, перекочевала в бездонную тещину сумку. А на четвертый - она открыла им кредит, правда, удвоила цены. Через десять дней бандиты уже задолжали теще её пенсию на 75 лет вперед. После этого теща сказала: хватит жрать, пора долги отрабатывать, сгрузила их в их же фургон, отвезла на нашу недостроенную дачу, определила каждому фронт работ и скомандовала: дерзайте.
   И боевики, которые до встречи с моей тещей не знали, как палец о палец ударяется, пахали как пчелки. Правда, теща их кормила от пуза: они меню на завтра составляли накануне вечером. Через три месяца ремонт был завершен и наша дача сверкала как куколка на фоне соседских дач. А бандиты начали звать мою родную тещу "мамой", и признали её лидерство: "Мама сказала", "Мама накажет", "Мама будет недовольна" - и после этого воцарилась железная дисциплина.
   Свидетелями ремонта дачи были все жители дачного поселка. И после этого посыпались заказы, теща каждому бандиту выделила по даче для ремонта, назвала их менеджерами, разрешила набирать строительную бригаду по усмотрению каждого, то есть, надала им полную экономическую свободу. А чтобы "менеджеры" не разбежались, она им ихние долги реструктуризировала по принципу "фифти-фифти", то есть, половина заработка гасит долг, а вторая половина выдается на руки. И что вы думаете, даже этой половины хватало для безбедной бандитской жизни. А слух об обалденных заработках покатился по городам и весям, и докатился, естественно, до рэкетиров.
   Всех менеджеров взяли в заложники одновременно, им бы, рэкетирам, прежде подумать, с кем связались. Но мы с тещей недаром возглавили мозговой центр нашего строительного консорциума - дозированная информация в конце превращалась в совершенно ложную, на которую и клевали лохи. Сначала они думали, что в заложниках оказались менеджеры, но после вмешательства "мамы" с её пудовыми кулаками, картина поменялась кардинально - рэкетиры стали заложниками и перед каждым была поставлена задача: вот дача, ты отсюда не выйдешь, пока со своей семьей не отремонтируешь её и не возвратишь свой штраф. И так появился семейный подряд, а люди работали не за страх, а за совесть, лишь бы от рабства освободиться.
   Сколько создалось таких семейных бригад, со счета сбились уже через полгода. Получилась строительная пирамида, которая вышла из-под учетного контроля. Только по поступающим деньгам отслеживали географию расширения "пирамиды". "Мама" четко придерживалась договора: половину денег оставляла себе, а вторую половину возвращала менеджерам, в результате чего воровства не было, сами менеджеры пресекали это на корню.
   Однажды поступил дипломат с леями, из чего мы сделали вывод, что "пирамида" перешла границу.
   ...Прошло два года. Денег у нас появилось немерено. Кроме основной деятельности, наш консорциум занялся благотворительностью: мы построили дачу на Канарских островах испанского архипелага для президента, то есть, для меня, любимого, мы построили дачу для вице-президента, то есть, для моей тещи любимой, на Бермудах, мы построили дачу для жены президента на Багамах, мы закупили парк престижных авто, и так кое-что по мелочах на несколько миллионов, ну зелени, разумеется. Мы даже обещали подшефной школе закупить цветной телевизор - вот поднакопим ещё немного денег, и купим.
   А сейчас мы едем в Соединенные Штаты, вернее, плывем на круизном теплоходе, хотя теща страдает морской болезнью. А почему мы избрали такой вид транспорта? Элементарно, Ватсон, нам нужно время выиграть. Но всё по порядку. Один из многочисленных штатовских фондов объявил конкурс на 300-миллионный строительный грант, то есть, если по-простому: фирма, которая его выиграет, получит на своё развитие халявные 300 миллионов долларов. Кроме нас, участвовать в тендере согласились греки и шведы. Они дейсвовали четко: загрузили строителей и технику на пароходы, сами сели в самолет и сейчас уже примеряют свой фронт работ. Ну а мы плывем вдвоём с тещей - президент со своей вице, а на руках только загранпаспорта и кредитные карточки. Зато по всей паутине интернета прошло сообщение - плывут два беззащитных существа с оттопыренными карманами, в которых почти 300 миллионов. Ну неужели нет там джигитов, которые бы клюнули на эти "тонны" баксов. Поэтому мы две недели болтаемся по океанам, пока все эти сведения не дойдут до их городов и распоследних весей.
   И что вы думаете - джигиты нашлись. Десять черномазых абреков взяли нас в порту. Меня спеленали как в прошлый раз тещу, ну а её только заковали в наручники. Она улыбалась и твердила: "Спасибо, сынки, что встретили", а они думали, что пожилая женщина со страху молится и посмеивались втихаря. Нас завели на ихнюю американскую хазу и все десять негров сгрудились вокруг. А напрасно, с тещей на равных могли разговаривать только спецназовцы, а эти оказались простыми гангстерами. Как только с тещи сняли наручники, все они лежали на полу, причем, теща отобрала у них пистолеты. А что такое мафиози без оружия? Простые американские труженики.
   - Ваши требования? - через переводчика, то есть, меня спросила теща.
   - Нам много не надо, только половину вашего выигрыша - 150 миллионов.
   - А жопа не слипнется? И куда вам столько?
   - Нам только полста, - скромно ответили абреки, - остальное - нашему "папе".
   - Папа что, тоже черномазый? И какая у вас семья?
   - Наш "папа", извините за выражение, белый, а "семья" - весь африканский континент.
   - Понятно, но конкурс ведь надо ещё выиграть.
   - А это уже ваши проблемы.
   - А вот здесь ребятушки, - осклабилась теща, - эта проблема уже ваша и вы её, суки черножопые, отработаете, потому что влипли вы по сами ваши черные помидоры. Кроме этого, я понесла моральный ущерб, а его я оцениваю в тысячу ваших баксов в час. Время пошло три часа назад.
   С полу вскочила огромная негра:
   - Вы взяли нас в заложники, вы нарушили права человека, я буду жаловаться федеральному судье, вас посадят в тюрьму.
   - Если ты до этого доживешь, - с этими словами теща, как кувалдой, двинула негра кулаком в лоб, после чего тот отказался от всех требований - лежал себе в углу с закрытыми глазами и тихонько скулил.
   - Я хочу к прокурору, я требую адвоката, - отозвался ещё один афроамериканец.
   - Я тебе и прокурор, я тебе и адвокат, - а этого теща ударила не в лоб, а по губе, притом в полсилы, потому что выбила всего пять зубов.
   - Мне не нужен прокурор, мне необходимо к стоматологу, - прошепелявил беззубый и вынул бумажник, - я готов заплатить за своё освобождение двойной тариф.
   - Вы заплатите, конечно, - спокойно объяснила теща, - но сначала сделаете евроремонт здания.
   Ну, это уже она загнула, на американском континенте надо говорить "америкоремонт".
   И мы всей командой поехали смотреть наш обьект. Мама родная, им оказался замок, которому в ремонте было отказано ввиду драхлости. Негры воспрянули духом, они понадеялись, что мы откажемся от этой затеи, но они просто не видели некоторые наши дачи, которые мы "подняли".
   Сначала теща распределила негров на уборку. Через три часа, как поломали себе все ногти, они взмолились:
   - Давайте обратимся к "семье".
   - Не возражаю, - покладисто согласилась теща, - создавайте семейный подряд по-черному.
   После звонка "папе" на нашу стройку было согнано, кажется, пол-Африки рабов с техникой и стройматериалами. И закипела работа: без перерывов, без пересменок, без выходных и праздничных рабы пахали как негры. Теперь я понял, что значит "рабский труд" - это труд только за харчи. Теще даже не требовалось вмешиваться, так, по мелочи, пару негров покалечила. А негры стали звать её "крейзи мэм", как я понял, они перекрестили её в "крестную маму".
   И вот прошло полтора месяца, и объект был готов к сдаче. Когда связались с приёмной комиссией, они подумали, что мы требуем уточнить адрес нахождения обьекта, а когда явились на место, были ошарашены - в их краях ремонт такими темпами не ведут. Ну а мы ведем.
   А наши конкуренты только приступили к своему фронту работ: расселили работяг, наладили технику, заключили договора на поставку стройматериалов и комплектующих. Ну скажите на милость, разве такими темпами они могут быть конкурентами? И пока комиссия ходила по этажам нашего замка, охала и ахала, удивляясь нашему евро, нет, америкоремонту, грант, естественно, присудили нам.
   Теперь оставалось содрать дань с наших абреков. Теща потребовала калькулятор, подсчитала и вынесла вердикт - миллион долларов. Негры связались с "папой" и через некоторое время к замку подьехала кавалькада машин, с передней вылез мыршавый дедок, типа нашего Джигахарняна, уединился с тещей и имел с ней беседу. Об чем они говорили, я понять никак не мог, потому что теща не владела английским, а "папа" - ни бум-бум по-русски. Но через пятнадцать минут прикатил броневичок, из него выгрузили две тяжелые сумки, "папа" рекомендовал не пересчитывать, "не на базаре", после чего все, включая наших джигитов, погрузились в авто и укатили в свою "семью". А в сумках оказались два миллиона долларов.
   - Откуда ещё один "лимон"? - изумился я.
   - В такую сумму я оценила и раскрыла ему секрет нашего бизнеса.
   - Марья Семеновна, вы продали наш бизнес?
   - Только на американском континенте, мы сюда больше не вернемся - меня в круизах укачивает.
   Обратно мы возвращаемся на "Боинге", и думаем, а куда применить такую прорву денег. Тем более, у нас ещё должок перед подшефной школой - цветной телевизор, на который надо заработать деньги. И ещё тещу заботит, как повесить награду, которой нас пожаловало Правительство Соединенных Штатов. А оно нас наградило боевыми орденами "Коммандор Ордена За Заслуги". Так мой орден, как ему и положено, на груди висит до пупа, а в тещи - на груди параллельно полу лежит и мешает проходящей стюардессе, и поэтому теща ёрзает на сиденье и мостит орден на своей мощной груди.
  2006
  
  
  
   ИРОНИЯ СУДЬБЫ...
   Завтра суббота и я иду знакомиться с родителями Нади, буду делать ей официальное предложение. Мы с Надей работаем в одном отделе, уже год вместе работаем, а встречаемся только полгода. Интересное выражение "встречаемся", да? Будто бы раньше мы не встречались. А началось это с того, что в гардеробе нас сильно сдавили и Надя грудью прижалась к моей спине. И вдруг я почувствовал, что эта девушка мне небезразлична. И мы стали встречаться. На танцы, на концерты, но больше гуляли по старинным улочкам и разговаривали, разговаривали. Надя танцует, как богиня, поёт, а целуется!.. И всё. Я спрашиваю, а почему?
   - Понимаешь, Сергей, - меня, кстати, Сергеем зовут, - у меня родители строгие, как сибирские староверы, и если бы я где-нибудь что-нибудь, то нижняя моя половина была бы синей от ремня.
   - Хорошее воспитание, я его только приветствую.
   - Это с твоей точки зрения, а я - как застоявшаяся лошадь с пожарного депо.
   С моей мамой мы уже познакомились. Я Надю провожал мимо своего дома, но чуть раньше начался ливень и мы промокли до нитки, забежали ко мне, два часа сушились, пили чай и разговаривали. После этого моя мама сказала:
   - А мне твоя невеста нравится.
   И я подумал: "А почему бы и нет", и завтра иду, как говорят холостяки, сдаваться.
   Назавтра приодетый с иголочки, выбритый до синевы, пахнущий одеколоном сирийского разлива, с цветами, шампанским и конфетами я подходил к дому номер 48, потому что 46-й я уже минул. При этом я сомневался, правильно ли я сделал, что не прихватил бутылочку коньяка, но потом подумал, сбегаю, в случае чего.
   На звонок мне открыла моя будущая теща - центнер веса, бигуди в волосах (или наоборот?), халат рваный в разноцветных потеках:
   - Тебе чего?
   - Надю.
   - А ты кто?
   - Жених, вроде.
   Теща необычайно обрадовалась:
   - Дед, явись, нахальник пришел.
   Я остановился посреди комнаты, ожидая, откуда появятся дед и нахальник. С боковой двери вышел шибздик, чуть выше пингвина, голый торс и множество татуировок с криминальным уклоном:
   - Сам явился? Да, я не расслышал, как тебя зовут.
   Я представился, хотя до этого своего имени не называл, и очень этим был удивлен.
   - Ну да, - подтвердила теща, - Надька так и сказала: на днях приведу своего хахаля Сергея.
   - А где, кстати, сама Надя? - удивляюсь я ещё больше.
   - Шляется где-то, курва рыжая.
   - Она не курва и не рыжая, - обиделся я, отступая к двери, которую оккупировала теща, - я её на лестничной площадке подожду.
   - Я тебе подожду, сучонок, снасильничал нахально девку, теперь дать дёру собрался? От меня не уйдешь.
   - Об чём вы говорите? - не понимаю я.
   - Да она сама нам призналась, что на третьем месяце от тебя, кобеля, козлиная твоя морда.
   - Обождите, мне нужно на свежий воздух.
   - Щас я тебе устрою сквозняк, - с этими словами теща влепила мне такой подзатыльник, что я перелетел всю комнату и лицом врезался в кованый сундук.
   Во время полета цветы разлетелись, шампанское покатилось в одну сторону, конфеты в другую. И в то время, когда я приходил в сознание, моему тестю хватило этих нескольких секунд, чтобы вскрыть шампанское, ни капли не пролив, вылить содержимое в огромную кружку и двумя глотками осушить посудину. А мы в отделе на спор бокал шампанского двумя глотками выпить не могли. Да, слабаки мы. И я своим тестем начинаю потроху гордиться.
   Моё гордение прервала теща:
   - А мне?
   - Во! - огромный кукиш повис в воздухе, но потом заволновался, - а где конфеты?
   - А их уже не было, - теща дожевывала последнюю конфету, заталкивая под диван упаковку.
   - И кто ты после этого?
   - А ты? - и они синхронно повернули головы ко мне, - ты не мог принести больше?
   - Так я сбегаю за коньяком, - я обрадованно вскочил, но был повторно повержен мощным ударом и закатился под стол.
   - От меня ещё никто не убегал.
   В моих глазах появился ужас, а перед глазами разворачивалась драма.
   Теща поставила перед тестем ультиматум:
   - Ты свой лимит на сегодня исчерпал.
   - Так это же лимит, - от возмущеня тесть начал заикаться, - не наш, а этого урода, - кивок в мою сторону.
   - Ну и что, - теща была неумолима, - мне водки не жалко, но её всё меньше и меньше.
   Она достала из валенка бутылку водки, свинтила пробку с намерением пить с горла, но была остановлена воплем: "А моя доля?". Тесть в два прыжка домчался до тещи, протянул руку к бутылке, но, как и я, был отброшен мощным ударом в лоб. Он приземлился у противоположной стенки, я понял, что теща вывела его из строя надолго. Но все мы ошиблись. Тесть вскочил как попрыгунчик, подбежал к теще, увернулся от удара, схватил её за волосы, бигуди брызнули в разные стороны, подождал, пока теща поставит на пол бутылку, и начал тягать свою огромную половину по комнате, приговаривая: "А договора надо соблюдать, это святое", при этом наносил удары теще в нос, который разросся до неимоверных размеров, пока в конце концов не закрыл её поросячьи глазки. Оба неимоверно устали, я их понял, от такой работы можно и притомиться, объявили перемирие, випили пополам бутылку, расселись у прохода и начали рассуждать о лимите на завтра. Полная идиллия. На все мои поползновения тихонько ретироваться отвечали громко с явным намерением меня пришибить. Так прошло несколько часов, я уже загрустил, а ведь Надя предлагала жить в её родителей, не приведи Господь, конечно, они такого счастья не вынесут.
   Наконец открылась дверь и в комнату вошла незнакомая рыжая девушка. Мои родственники бросились к ней и, перебивая друг друга, стали объяснять, что её жених Сергей пришел раньше неё, дожидается её с нетерпением, они его приняли на должном уровне и сейчас обсуждают детали будущей свадьбы.
   Девушка посмотрела на меня:
   - Моего жениха зовут Женя, а это кто?
   Немая сцена, после чего мне наперебой стали объяснять, что номер их дома не 48-й, а 50-й, а 48-й - это на котором написана цифра 46.
   Как вам нравится работа коммунальных служб?
   ...Я поспел вовремя, потому что назревал скандал, чувствовалось, что нижняя половина моей будущей половины скоро будет синей от ремня.
   - Ты где был? - бросилась ко мне Надя.
   - В соседнем доме.
   - И что ты там делал?
   - Сватался
   - К кому?!
   - К тебе.
   Мои будущие родственники оказались милыми людьми, смеялись, как говорят, от пуза, угощали меня от души: пирог на полстола, разные снеди и наливка высшего качества. Я маленько отошел от стресса, задеянного бывшими моими тестем и тещей. Это же надо, испоганить такие хорошие звания, своих тещу.., тьфу, решил, буду звать мамой и папой.
   ...Теперь я приймак, живу с Надей в одной комнате, а папа с мамой в другой. Я иногда вспоминаю чуть ли не родственников с соседнего дома и, знаете, радуюсь, что встретил их, потому что, по словам Козьмы Пруткова, всё познается в сравнении, а сравнение - в пользу моих.
  2008
  
  
  ТРАКТАТ О ЛЮБВИ.
   На следующий день после приезда в дом отдыха, я вышел со своего спального корпуса, на скамейке у входа сидело несколько разновозрастных женщин, обязательный атрибут каждого общества, и перемывали косточки всем, кто попадался им на кончик языка. Я подсел к ним.
   - А что вы здесь делаете? - одна из них обратилась ко мне.
   Я скромно ответил:
   - Многих удивить я смог бы выходкою смелою, но однако я сижу, ничего не делаю.
   - Да нет, я спрашиваю, почему вы сидите здесь, а не толпитесь там? - и указала на группу немолодых уже мужиков, которые петушились вокруг длинноногих барышень.
   - Что это за курочки? - спрашиваю.
   - С прошлого заезда остались, - объясняют мне, - в прошлом году они тоже несколько заездов оставались.
   - Ага, здесь кто-то кого-то "снимает", - понял я. - Только кто кого?
   - Да, - мечтательно произнесла другая, - "снимают", и неважно, кто кого. А что же делать нам, некрасивым?
   - Некрасивых женщин не бывает. - уверенно говорю я.
   - Только бывает мало водки, - добавляет третья.
   - Между прочим, водка - это неплохой выход из создавшегося для двоих положения, иногда она здорово выручает. Но я не об этом, я хочу открыть вам мужскую тайну.
   - Страсть люблю тайны, - подсела ко мне синеглазая, - открывайте её быстрей.
   - Так вот, - открываю, - самая красивая женщина - это любимая женщина, поэтому, если хотите быть красивыми - влюбляйте в себя мужчин, и будете ими.
   С этими словами я встал со скамейки и пошел к речке. На полпути меня догнала синеглазая:
   - Согласно вашей тайны, я хочу быть красивой.
   - Понял, - отвечаю, - вы хотите влюбить меня в себя?
   - Да, только я не знаю, как это сделать.
   - Примените женские чары.
   - А вы не откроете мне очередную мужскую тайну, из чего эти чары состоят?
   - Не знаю, - признаюсь, - чары ведь женские.
   - Ну хорошо, меня зовут Вера Ивановна.
   - А я Василий Петрович.
   - Василий Петрович, у вас есть любовница? - внезапно задала вопрос Вера Ивановна.
   - Мне стыдно в этом признаться, но любовницы у меня нет.
   - Почему?
   - В этом есть несколько причин. Во-первых, у меня нет на нее денег, во-вторых, у меня нет лишнего времени, в-третьих, а это, должно быть, самое главное - нам обоим нужно друг в друга влюбиться, а у меня к женщинам повышенные требования.
   - Посмотрите на меня и обоснуйте свои повышенные требования.
   - С первого взгляда, - говорю ей, - я вижу, что у вас красивая грудь и красивая попа.
   - А причем здесь филейная часть моего тела?
   - Отвечаю. Когда Бог создавал человека, он начал с мужчины. Слепил его тяп-ляп и бросил на землю, причем сделал по образу и подобию своему. Я когда смотрю на некоторых мужиков, понимаю - Творец был тем ещё уродом. Ну, а женщину он ваял долго, дня два как минимум, что-то там приглаживал, в некоторых местах добавлял - и получилось красиво. Есть такое понятие - вторичные половые органы. Мужчину ведь Бог ни единым этим органом не снабдил, а женщине отдал сразу два - грудь и попу. Вот у меня две руки, и когда я хочу погладить любимую женщину, одна рука тянется погладить грудь, ну а вторая - попу.
   - Выходит, по вашей теории, я красивая.
   - По моей классификации женская красота состоит их 4-х компонентов: красивое женское тело; женский ум; женский характер, и наконец, то, что женщина умеет делать - петь, танцевать, заразительно смеяться, любить мужчину, и все четыре компонента должны быть в гармонии. Так что сказать, красивая вы или нет, я не могу, я только вижу, что у вас красивое женское тело - роскошные волосы, синие глаза, соблазнительная спина, красивые и должно быть добрые руки, наверняка приятный животик, красивая фигура и ноги, ну а про интимные места я уже говорил.
   - А что, по-вашему, женский ум?
   - Это когда мужики говорят "чтобы не дура".
   - А женский характер?
   - Когда мужики говорят "чтобы не язва".
   - Так вы философ, рядом с вами дура не выдержит.
   - Я же вам говорил, у меня повышенные требования к женщинам. Поэтому ответьте мне на вопрос согласно моей классификации - вы красивая?
   - Я не хуже других, - ответила Вера Ивановна, - а теперь перейдем к вам. Вы ревнивый?
   - Не наблюдал за собой такой черты характера. А почему вы спрашиваете?
   - У меня тоже требования к мужчинам высокие, потому что ревнивый человек - злой, а со злым человеком провести месяц мне как-то не светит.
   - Можете успокоить свою чувствительную душу - я добрый. Кстати, что ещё желает ваша душа?
   - Моя душа иногда просит тела.
   - Ну, это не проблема, - пообещал я ей. - Да, к вопросу о красоте. По моей теории, вы - молодая.
   - Да, если не учитывать мои почти полсотни лет. Но все-таки объясните, почему?
   - У вас глаза горят и сияют.
   - У всех глаза горят.
   - Не скажите, я знаю мужиков, которые в 25 уже спились и в их глазах горит только жажда к выпивке - они морально устарели, а некоторые женщины уже в 30 лет живут с потухшим взглядом, их не интересует дальнейшая жизнь, для них она кончилась сегодня, они не живут, они доживают. А глаза горят только в людей жизнерадостных и жизнедеятельных, и это никоим образом не зависит от возраста.
   - Я рада, что вы мои индивидуальные особенности оценили высоко и верно. Только, Василий Петрович, я уже порядком устала от вашей любовной теории.
   - Я не прочь перейти к практике.
   - Да я не об этом. Я очень люблю интересные жизненные истории, особенно про любовь. Вы переживали что-нибудь подобное?
   - Если напрячь память, в моей богатой на истории биографии можно отыскать не один такой случай. Давайте, пока мы дойдем до реки, я вам расскажу первую настоящую мою любовь и трагедию.
   - Давайте, я вся горю от нетерпения.
   - Так вот, до армии я закончил мореходку и год походил в загранку, повидал жизнь в капстранах, маленько заработал денег и встретил свою любовь. Она как раз закончила педучилище и получила распределение в Красноярский край училкой английского языка. Меня в это время призывали, и я попросился на Тихоокеанский флот. Но впереди был месяц каникул и отпуска, и мы провели его на самом высоком уровне, как сейчас говорят, оторвались по полной программе. Это был месяц безумной любви, я сделал ей предложение, она согласилась, но с условием, что свадьбу сыграем после моего дембеля. Я уехал во Владивосток, она - в свой медвежий угол, и так прошло три года - время моей службы и время, когда кончается срок отработки молодого специалиста. Мы писали друг другу дважды в неделю, договорились, что по пути домой я заеду в её деревню и заберу с собой. Я созвонился с мамой, она приготовила нам комнату, и все были счастливы, ибо, как вы знаете, ожидание счастья - это намного лучше самого счастья. В середине мая невеста меня уже ждала. Но вдруг объявили учения, нам с другом не было замены и мы ещё месяц провоевали. Зато отправили нас литером.
   - Я зная, что такое "литер", - обозвалась Вера Ивановна.
   - Вы знаете, что такое "литер", но не знаете, что значит "эшелон".
   - А вы ехали эшелоном? - спросила Вера Ивановна.
   - Да, с Ленинграда до Владивостока 11 суток я ехал эшелоном.
   - А что означает эшелон, я о нем столько наслышалась, что это за страшилка?
   - Это поезд, в который загоняют моряков, а на выходе - часовые с автоматами. В то время с Тихоокеанского флота всех моряков отправляли в европейскую часть только эщелоном.
   - А зачем такие строгости?
   - Представьте, армия голодных мужиков разбредается по необъятным просторам Сибири, сколько преступлений они совершают, не счесть, иные через годы прибывали в пункты назначения, а многие пропадали в этих просторах. А нам с другом повезло, мы ехали как белые люди. Первая пересадка была в Хабаровске. Чем знаменит этот город? Амуром, противоположный берег его еле виден. Мы наблюдали там интересное явление. Ехали городским автобусом, кстати, проезд в то время стоил 5копеек, на стенке автобуса был кронштейн с алюминиевой тарелкой, в которую пассажиры ложили деньги, брали сдачу, с рядом висевшего рулона отрывали билет, а когда тарелка наполнялась, кто-нибудь с пассажиров относил деньги водителю, ну полный коммунизм в начале 70-х. Так вот, заехали мы этим автобусом в частный сектор, и увидели Его. Представьте себе, между двумя домами разлилась огромная лужа, видать, непересыхаемая, потому что над ней построен помост для стирки, а на этом помосте на четвереньках стоит голый мужик, кормой к проезжей части, с одежды только ласты и маска для подводного плавания, при шуме автобуса он повернул голову в нашу сторону, и так замер. Водитель притормозил, а мы попадали со смеху, весь автобус рыдал. У меня этот аквалангист до сих пор перед глазами стоит - голый, в ластах и раком на помосте, я его без содрогания души вспомнить не могу.
   Итак, мы продолжили наше путешествие и скоро прибыли на станцию нашего назначения - Боготол.
   - Я знаю эту станцию, - вдруг вмешалась Вера Ивановна.
   - Откуда? - удивился я.
   - Я её дважды в год проезжала в течение 12 лет. Но об этом я вам потом расскажу, а вы не останавливайтесь. Вы же знаете, что женщина нe любит, когда мужчина останавливается на самом интересном месте.
   - Ладно, пойдем дальше. На вокзале мы поинтересовались, как доехать до деревни Мельничной. Нашему вопросу удивились и объяснили, что туда автобусы не ходят, а ходят пешком, вот в эту сторону, видите дорогу в тайгу, так вы не сворачивайте, и километров через десять будет деревня Мельничная, только смотрите, не проскочите мимо, потому что через несколько тысяч километров уже начинается вечная мерзлота. Ничего себе, указали путь. Но мы все ж пошли в тайгу, с нашими рычагами мы планировали часа через полтора достичь своей цели. Но какая красота эта тайга. Представьте, на низких ветках деревьев сидят жирные фазаны, которых мы сгоняли прутиками. Да нам ружье, мы бы за полдня все европейские рестораны дичью обеспечили. Но это уже лирика, а мы идем к моей невесте. Идем часа четыре, солнышко к закату клонится, как бы не заночевать нам вблизи от вечной мерзлоты. Вдруг навстречу нам едет автобус. Не знаю, кто больше удивился, мы - им или они - нам. С автобуса высыпали артисты и окружили нас, начали гадать, что это за род войск родился в тайге - таёжный флот. Оказывается, это артисты с районного дома культуры едут шефами в деревню Мельничную давать концерт. Мы спросили, а почему навстречу, вы ведь нас должны догонять? Оказывается, до Мельничной осталось 20 километров, а до Боготола - все 30, а 10 километров по тайге что 100 миль по морю - и там, и там заблудишься. Минут через 20 приехали в деревню, артисты в клуб подались, а мы - невесту искать. Где училка живет, нам сразу показали, а вот хозяйка удивилась - моя невеста, оказывается, замуж вышла, уже две недели как уехала. И поведала нам хозяйка простенькую историю, происшедшую с моей невестой, превратившую мою любовь в трагедию.
   Учился ихний земляк в МГИМО, закончил, а направление получают только женатые. Не знаю, почему он в Москве не нашел себе невесту, но после защиты он приехал в свою деревню на отдых. И первым, кого он встретил, была моя невеста, и первый вопрос он ей задал для прикола по-английски, а она ему по-английски ответила. Представляете, красивая, умная, со знанием языка будущей страны пребывания? Через две недели они в сельсовете расписались и уже две недели как уехали в Москву. Вот это да! Да если бы не учения, я бы невесту перехватил, а её кавалера бы взашей. Вот так судьба двинула меня под дых.
   - Василий Петрович, но если невеста уходит к другому, ещё неизвестно, кому повезло.
   - В то время мне было не до мудрых изречений, мою невесту ведь увели.
   - А вы не пытались её искать?
   - А зачем? Я бы её уже не вернул и миф о первой любви растаял, а я эту любовь пронес через всю жизнь.
   - Да, интересную историю о любви и измене вы поведали, - сказала Вера Ивановна, - но уже вечереет, пора возвращаться на базу, тем более, к реке мы уже пришли.
   - А ваша история, Вера Ивановна?
   - Я свою ещё не вспомнила, а завтра будет день и будет история.
   Завтрашнего утра я ждал с большим нетерпением. Наконец после процедур мы встретились и опять направились к реке. По аллее шпацировали пары, я не вытерпел:
   - Смотрите, как они быстро нашли друг друга.
   - Да, если мужчина настойчив, он всегда добъется того, чего хочет женщина, - произнесла Вера Ивановна.
   - И даже некрасивая, - добавил я.
   - Вы же сами вчера говорили, что некрасивых женщин не бывает.
   - Да, говорил, и глядя на них, я ещё больше убеждаюсь, что красивая женщина радует мужской глаз, а некрасивая - женский.
   - Интересное наблюдение.
   - Вы, Вера Ивановна, радуете мужской глаз, я это отмечаю во взглядах встречных мужчин.
   - Спасибо. Мелочь, но приятно, а женщине комплиментов много не бывает.
   - Итак, Вера Ивановна, мы вплотную приблизились к вашей любовной истории, откладывать уже некогда.
   - Ну что же, я открою вам свою сердечную тайну. В своё время я закончила железнодорожный техникум. Со мною в группе учился сынок НОД. Знаете, кто это?
   - Я думаю, что это высокий железнодорожный чин.
   - Не высокий, нет. Начальник отделения дороги - это царь и бог, а сынок - сущее наказание для директора техникума, потому что он хоть и был из интеллигентной семьи, но балованный сильно. И этот сынок влюбился в меня, без памяти влюбился, причем, с первого курса - до последнего.
   - А вы? - перебил я её.
   - А нам в юные годы нравились только хулиганистые ребята, а сынок был сильно интеллигентным и до этого уровня не дотягивал. Тем более он меня не волновал, что был "сынком", а таких не любят.
   После окончания техникума меня распределили на Дальневосточную железную дорогу, вернее, в город Комсомольск-на-Амуре. После Комсомольска - край света: Совгавань, порт Ванино и Сахалин. А сынок вслед за мной на этот край света и напросился, хотя ему предлагали место клерка в министерстве. И здесь я его зауважала - ради любви он совершил мужской поступок. И мы начали встречаться, тем более, контингент мужиков там был тот ещё - сплошь бывшие зеки. Время близилось к свадьбе, я сообщила родителям, что могу досрочно вернуться, но уже с женихом. И так было бы, если бы не разлучила нас мелочь - повестка в армию. Ему предлагали бронь, он отказался, сказал, что мужчина должен отдать долг Родине, поцеловал свою невесту и ушел служить. Мало того, он добровольцем попросился в Афган. Через полгода он пропал безвести...
   - А вы? - не удержался я.
   - А я застряла в Комсомольске на 12 лет. Зато каждый год литером я ездила домой. Вот откуда я знаю это слово и станцию Боготол Восточно-Сибирской железной дороги.
   - Да, интересную историю вы рассказали о благородной любви. Когда ваш жених погиб...
   - Он не погиб.
   - Как!?
   - Он не погиб, он попал в плен. Семь лет рабства, потом его освободил Международный Красный Крест. И он вернулся ко мне.
   - И вы?..
   - А что я? Прошло ведь длинных семь лет, увы, это большой срок - я уже была замужем.
   - А он?
   - Что - он. Работает в министерстве, женат, любит жену и дочку. По работе в командировки приезжает, встречаемся. Причем, на нашу ж/д приезжает чаще, чем на другие.
   - Жалеете?
   - Да, потому что "сынок" оказался настоящим мужчиной. За ним женщина чувствует себя как за каменной стеной, и любил он меня беззаветно.
   Вера Ивановна заторопилась:
   - Извините, Василий Петрович, я немножко разволновалась, что-то голова разболелась, пойду в корпус.
   На следующий день заезжие артисты давали концерт в нашем доме отдыха. Больше всего мне понравился романс "Белой акации гроздья душистые...", но вот исполнение желало быть лучшим. Об этом я сказал Вере Ивановне на нашей послеконцертной прогулке. Она ответила:
   - А зачем вам артисты? Я ведь тоже петь умею, - и она запела чудным голосом, - Моя дорогая не блещет красою,
   Ни гибкостью стана, ни русой косою,
   Ни русой косою, ни гибкостью стана,
   Чем блещут обычно царевны романа.
   И платье своё мышиного цвета
   Она не снимает от лета до лета.
   Её раздеваю рукой я несмелой,
   Скорей бы увидеть желанное тело,
   Губами прижаться к единственной в мире,
   Моя дорогая... картошка в мундире.
   Я удивился:
   - Вера Ивановна, вы свой шуточный романс исполнили лучше, чем артистка знаменитые "гроздья акации". Вам бы в артисты.
   - Нет, я железнодорожник. Но петь умею. Вы попросите любую артистку, чтобы она после концерта отвезла вас домой на паровозе. А я могу.
   Представляете женщину, которая поет и водит паровоз? Ай да Вера Ивановна.
   Об чем говорят двое, когда идут к реке? Ясное дело, о любви.
   Вера Ивановна:
   - Я знаю, как влюбляются женщины. А вы, Василий Петрович, сейчас мне расскажете, как влюбляются мужчины.
   - Легко, потому что мужчины влюбляются руками.
   - Шутите?
   - Никак. Когда мужчина гладит женщину, он постепенно в неё влюбляется. Вот вы попросите мужчину сделать вам массаж, погладить или пощипать вас, и вы почувствуете, что он к вам будто магнитом притягивается. Вот так мы и влюбляемся.
   - Ещё один интимный вопрос: как женщине с маленькой грудью привлечь мужчину? Как говорят, на себе не показывают, поэтому вопрос я задаю не от своего имени, у меня с этим все в порядке.
   - Отвечаю. Одно время работал я в командировке, а там была странная пара - муж и жена, которая не носила бюстгальтер, потому что не на что его одевать. Однажды по пьянке я поинтересовался, как он ищет грудь у своей жены. Он очень удивился: "Во-первых, самая красивая грудь - это грудь любимой женщины, во-вторых, ты бы видел, как она реагирует на прикосновения к своей груди, а-третьих, я "свою" маленькую грудь ни в жизнь на большую не обменяю". От себя добавлю, что легенду о том, что мужики клюют только на большую грудь, придумали женщины с большими буферами, а мужчине нужна женская грудь, чтобы она вмещалась в его ладонь. На эту тему даже анекдот есть:
   "Сара, кто тебя ранил в колено?".
   "Да сама, хотела кончить жизнь самоубийством, а мой первый муж был военный, он говорил, что сердце находится на два пальца ниже соска. Я взяла револьвер, нащупала сосок, отмерила два пальца, выстрелила и попала в колено".
   А вот женщине, от имени которой вы задали вопрос, я бы намекнул, что если мужчина целует женскую грудь, она ему нравится, поэтому женщина должна заинтересовать мужчину целовать свою грудь, и все будет в порядке.
   - Василий Петрович, вы большой специалист в области любви. И консультант самого широкого профиля, я довольна.
   Мы опять подошли к реке, смеркалось, мерцали зарницы, меня потянуло на лирику и я сделал Вере Ивановне предложение:
   - Давайте искупаемся.
   - Да вы что, уже поздний вечер, тем более, я не в форме.
   - Я тоже не в форме, поэтому давайте купаться без формы.
   - Как нудисты, что ли?
   - Вот именно, тем более, темно.
   - Интересное предложение, я таких ещё не получала.
   - Человек в жизни должен испытать все, даже покупаться на нудистском пляже.
   - А вы, Василий Петрович, на нудистском пляже купались?
   - Нет, мой организм реагирует на голую женскую натуру.
   - Ну что же, я думаю, можно попробовать. А то жизнь кончается, хоть вспомнить будет о чем. Тем более, я хочу посмотреть, как он реагирует.
   - Кто?
   - Ваш организм.
   Мы разделись, я быстрей, потому что в армии служил, помог маленько своей спутнице, обратил внимание, что насчет груди она меня не обманывала, и мы спустились к воде. Я вам скажу, купаться в грозу - сплошное удовольствие, тем более, когда рядом отсвечивает фигурой такое привлекательное женское тело. Но удовольствие это длилось недолго, по воде забарабанили крупные капли дождя, а над головой резанула глаза молния и рванул гром. Памятуя о том, что купаться в грозу опасно, с криком "Тикаем", я схватил за руку Веру Ивановну и мы поплыли к спасительному берегу. Я оделся секунд за сорок, сказывалась армейская сноровка, но пока я помогал Вере Ивановне, а больше мешал, когда она оделась, мы были мокрые, как говорят, до нитки. И мы помчались к корпусу, заскочили под козырек, еле переводя дыхание я сказал:
   - А мне понравилось.
   - Мне тоже, а вот реакции я не заметила.
   - Кого?
   - Так вашего же организма.
   - И что же, будем возвращаться?
   - Нет, в эту жуть нет. Завтра его испытаем.
   Назавтра я напомнил Вере Ивановне об её обещании, но она ответила:
   - Никак не получится, объявились форс-мажорные обстоятельства, и в ближайшие три дня мы будем только гулять.
   На вечер у меня тоже форс-мажор объявился. Позвонили по мобильнику с работы и попросили на сутки посодействовать расследованию несчастного случая в соседнем городке с нашим работником по причине, что весь мой отдел разьехался по обьектам, только меня вблизи и обнаружили. Машину за мной выслали, так что отказываться смысла нет. Я только успел забежать к Вере Ивановне, предупредил, что буду отсутствовать.
   Эпистолярный жанр, то есть бумажная волокита с посещением прокуратуры и других менее приятных организаций, заняли двое суток. Зато утром третьего дня, с чувством исполненного долга, я вернулся в родной дом отдыха. И здесь меня ждал сюрприз - Веру Ивановну я не обнаружил. Народ со скамейки объяснил, что приехал муж и увез её домой.
   - Но почему? - удивился я, - ведь осталось ещё половина срока.
   - Мы её от позора спасли, - сказала старуха с лошадиной мордой, - а то понаедут тут и устраивают оргии, - и гордо удалилась.
   - Что это значит? - я был шокирован.
   Мне обьяснили, что Макаровна, только что ушедшая, ветеран милиции и борец за чистоту нравов, позвонила мужу и посоветовала, во избежание грехопадения дражайшей половины, забрать её от греха подальше.
   - А какое она имеет право вмешиваться в чужие судьбы?
   - Она старая дева и сильно блюдет моральный облик, свой и чужой.
   Вот так одна старая грымза, не познавшая любви, уничтожила на корню любовь двух других людей.
   И что мне теперь делать, где искать Веру Ивановну?
   Я человек почти военный, сборы заняли мало времени, и уже через полчаса я стоял на трассе, а через час автобус мчал меня в незнакомый город, где я должен найти её. А как найти, если кроме имени и города, я даже её фамилии не знаю. Шевелитесь, мозги, шевелитесь, чтобы извилины не превратились в штриховую линию. И вдруг меня осенило: она - железнодорожник. А женщину, которая водит паровоз и поет, даже в таком огромном городе отыскать не составит особого труда.
   А автобус мчался сквозь ночь, рассекая темень лучами своих прожекторов, а я мчался навстречу своей судьбе, которую вчера чуть не потерял...
   2008
  
  
  ИНТЕРНАТ.
   В нашем селе, вернее, в лесу за селом, открылся интернат. Сначала построили прекрасные здания для занятий, отдыха, спортзал, боксы разных направлений, отвели огромную территорию леса, поля, несколько озер, включили сюда же речку, огородили все это пространство колючей проволокой, поставили охрану. Завезли полсотни пятилетних оборванцев, и открыли. Назвали интернат экспериментальной школой, нагнали обслуживающего персонала больше сотни, обратите внимание, персонала больше, чем бойцов, для малоквалифицированной работы набрали сельских тружеников, меня взяли электриком, и интернат заработал. Почему в нашем селе, задали мы резонный вопрос. Ответили, что вокруг нашего села прекрасный сосновый бор, а мальцы все - сплошь туберкулезные, и нет лучшего лечения для легких, чем воздух хвои. Это верно, я давно читал, что Гитлер победил, вернее, сократил количество заболевших туберкулезом, когда запретил вырубку хвойных деревьев и заставил сажать их в огромных количествах. И за пять лет туберкулез, который угрожал устоям государства, был побежден. А наши, оказывается, не глупее Гитлера.
   С 1 сентября начались занятия. Пятилеток загнали в классы и целый месяц обучали буквам, цифрам и умению читать. И вы знаете, за месяц их читать научили. После этого начался, по моему мнению, бардак в учебе. Дети в классы не собирались, а обучение стало индивидуальным. Кого учили музыке, кого рисованию, кого технике, но всех поголовно - иностранным языкам, физвоспитанию, компьютерной технике и искусству выживания. Это у них называется раскрытием индивидуальных способностей личности. У каждого была отдельная комнатка, в которой он мог уединиться, отдохнуть и переночевать, а все остальное время они проводили в коллективе, где обучались. Строго регламентировалось время только на сон и еду, остальное время - учебе. Они бы учились круглосуточно, это для них интересно, это для них игра. Если пацану надоедало пианино, он играл в регби, дальше говорил на английском-испанском, потом шел ремонтировать велосипед, потому что смена занятий - это отдых, а спорт - активный отдых.
   Было интересно наблюдать, когда они все выходили на стадион. Одни рубились мечами, саблями, шпагами, другие - палками, нунчаками, остальные - кулаками. Разницы между мальчиками и девочками не наблюдалось, мелькали только руки, ноги, когда высоко подпрыгивали, то головы. Когда первый раз они пошли стенка на стенку, мы бросились к директору, поубивают ведь друг друга. Директор вышел, посмотрел спокойно:
   - Всё нормально, плановые занятия по рукопашному бою.
   После таких "плановых" занятий доктору работы прибавлялось - примочки, вывихи, но довольные были все: и участники, и мы, зрители.
   Ко мне привязался шпиндик, ходит и ходит за мной. Я ему говорю:
   - Петя, у тебя такие возможности для учебы прекрасные, а ты хочешь стать сельским электриком.
   Петя не отступает:
   - Дед, научи меня всему, что знаешь сам.
   Я пожаловался директору, тот говорит:
   - Михаил Иванович, если Петя хочет стать электриком, он станет им, а вы будете ему наставником.
   После этого где я, там и Петя: таскает за мной когти, лазы и пассатижи. Всё, что делаю я, он повторяет, но намного быстрей и качественней. Параллельно с этим Петя учит меня английскому, заметив, что произношение у меня не йоркширское. Я ему ответил, что произношение у меня сельское, потому что английскому учила меня учительница пения, а учительницей пения она стала по блату благодаря своему мужу, который был киномехаником нашего сельского клуба.
   - Как учили, так и научили. Это ты сейчас засядешь за интернет, будешь зубрить физику за среднюю школу.
   - Ты знаешь, дед, я её уже прошел, но знаний все равно не хватает.
   И так прошло несколько лет.
   Однажды я пожаловался директору:
   - Петя куда-то пропал, третий день на работу не выходит.
   - Ну правильно, он же в командировке.
   - В какой командировке может быть десятилетний пацан?
   - В Шотландии. В интернете он выискал, что шотландцы решили вопрос фазировки трансформатора, который у нас постоянно вышибает при больших перегрузках.
   - И что, он это приспособление сделает?
   - Зачем, он его купит, его пришлют и вы вдвоем его установите.
   Что я заметил, денег на нашу школу не жалеют. В командировки для
  углубленного изучения языка парней и девчонок посылают на несколько
  месяцев во все уголки Старого и Нового Света, в Японию и Китай - для
  изучения их борьбы, в Египет - историков и археологов. Я говорю так,
  потому что у них произошла специализация: кто будет полиглотом, кто
  ученым, кто строителем-архитектором, а мой Петя электриком, схемы читает
  как я сказки Агнии Барто. Вася с Аней - программисты, вскрыли защиту
  Моссад и расшифровали их агентурную сеть на Украине. Оказывается, что
  ни жид - то шпион.
   В понедельник мою соседку Зину, она в школе поварихой работает, отпустили на три дня в отгулы. Зина удивилась:
   - А готовить кто будет?
   - Никто. Три дня учения будут на выживание, три дня они сами себя будут кормить.
   С утра школярам обьявили про учения, вручили каждому по коробку спичек и выпустили за ограду. Я подумал, что яйца в селе будут воровать или сельмаг ограбят, но нет, все ушли в лес. Через трое суток вернулись все, здоровые и очень довольные. Я спросил Петю, чем они питались?
   - Вот речка, а в её пещерах раки и рыба. Поймали зайца, убили косулю, обмазали все глиной, зажарили и ели.
   - А соль?
   - Травка заменяет соль.
   - Откуда вы про травку знаете?
   - С нами проводили теоретические занятия, нас научили всему, а теперь мы свои знания закрепили на практике.
   - А как вы обходились без хлеба?
   - В европах вообще без хлеба обходятся.
   - Выходит, вы три дня по-европейски прожили, - понял я.
   Преподаватели меняются, я не успеваю запомнить их в лицо. Одни приходят на месяц, другие на полгода, иные вообще на полдня приезжают, забирают школяра или группу и отбывают в неизвестном направлении, а школьники потом по очереди возвращаются. Вот и сегодня ремонтирую в приемной розетку, заходит незнакомец и представляется директору, а дверь была прикрыта неплотно:
   - Товарищ полковник, капитан Ненашко прибыл в командировку сроком на три месяца.
   Я обалдел: а наш директор, оказывается, имеет звание полковника СБУ, и наша школа - никакой не интернат, а разведшкола, а наши школяры - будущие разведчики, потому что разведка бывает не только военной, но и технической, экономической, политической, музыкальной, спортивной, им несть числа.
   Вот почему школяр Вася, который виртуозно играет на скрипке, знает всех музыкантов, и его все знают, он с ними по интернету общается, притом с каждым на его языке. Также Катя знает все партии, всех политических деятелей, и её знают все, притом, что это её хобби, она сидит в интернете, разыскивает, расспрашивает, интересуется партиями, течениями, а также её учат, как ими управлять. Наши полиглоты Степа, Оля и Света знают по два десятка языков, Оля недавно вернулась с Индии, где обнаружилось в горах какое-то племя и Оля с ними разговаривала, а они её понимали. Я уже не говорю об технарях, из них мой Петя, который стал энергетиком от Бога, прошел университетский курс обучения и готовится к защите кандидатской диссертации по ТОЭ. Вот это школа, да никакому Абверу это и не снилось - где вы видели разведшколу на 10 лет?
   Я тихонько ретировался с приемной, не дай Бог, застукают и прикончат, чтобы секреты не расплескал. Шел в свою мастерскую и думал: а почему бы все детдома и интернаты не перестроить на эту же программу? Вы посмотрите на судьбы воспитанников детдомов. После выпуска - малолетняя колония, после - взрослая тюрьма. И так три четверти контингента проходят сквозь зоны, превращаясь в отпетых рецидивистов, а оставшаяся четверть - сплошь алкоголики и наркоманы. И если иностранцы желают усыновить приютских детей, чиновники требуют огромных взяток и делают все возможное, чтобы дети превращались в преступников здесь, на родине, а не в нормальных людей там, за бугром. А с нашей школы не было ни единого отчисления, и туберкулез они победили своей молодостью, что показал последний медосмотр.
   Наши школяры повзрослели, заматерели и на них начали обращать внимание сельские. В четверг двое школяров шли сельской улицей, а если школяр выходит за пределы проходной, он получает мобильник - для связи. Вот идут они возле клуба, а там собралась большая группа молодежи, престольный праздник в селе, они уже на взводе и тут им попадаются всего двое чужаков. От клуба полетело вслед за школярами обидное "байстрюки". Один из них проговорил что-то в мобильник, и оба сразу же бросились в драку. Их учили, сколько бы ни было врагов, их надо уничтожать, и чем больше врагов, тем легче их бить, потому что они мешают друг другу. Дрались они здорово, били руками, ногами, головой, туловищем, и если удар достигал цели, должно быть, было больно. Я растерялся, за кого болеть, потому что обе стороны были своими. Сельские парни здоровее, но школяры были юркие как вьюны, так что силы были равны, но сельских было больше и потому школяры начали уставать, все чаще удары попадали в "молоко". И тут им поспела вызванная подмога, половина школы прибежала, надавали сельским под самую завязку. Но никто не был в обиде, потому что сельская драка - выражение доблести. Они быстро помирились, но долго ещё хвастались: "как я ему дал", при этом стыдливо прикрывая огромный фингал.
   Я вспомнил свою молодость и наши еженедельные драки. Бились мы улица на улицу, как говорили "куток на куток". Всю неделю мы встречались со своими "врагами" на поле, в техникуме, на работе, но врагами не были. Пока не наступал выходной. В субботу на индийское кино клуб набивался под завязку, и на самом интересном месте открывалась входная дверь и раздавался зверский крик: "Стась, наших бьют!". Половина клуба моментально высыпала на улицу и начиналась поголовная драка. Там можно было такой "фитиль" от своего же схлопотать, что часто и случалось, потому что околоклубное пространство освещалось только далекой Луной. Трещали колья и штахетник, потом от них трещали ребра, сыпались зубы и пуговицы, но все это, как я уже говорил, было выражением молодецкой удали. С понедельника завхоз опять ремонтировал штахетник, а мы с бывшими неприятелями рука об руку работали или учились до следующего выходного.
   А учеба в школе продолжалась. Осваивали мобильную технику. Сначала прислали мопеды, их ещё называют "скутерами", по нашим полям все научились гонять здорово. Не просто ездить, но и устранять мелкие неполадки подручными средствами. Никто их не заставлял, им было это интересно, и мальчишкам, и девчонкам. Мопеды сменились настоящими мотоциклами разных марок, стран и производителей. Этих тоже освоили. Технику привозили, осваивали, забирали и присылали всё более сложную. Затем автомобили, сначала легковые, потом грузовые, учили школяров выпрыгивать из них на ходу, на ходу же в них и забираться, как каскадеров. Как я понял, их учили технику угонять, а также жизнь свою спасать с помощью этой же техники. Школяры должны уметь водить всё, что движется, летает или плавает. Две недели они провели на аэродроме и в море. Я догадался - их учили тырить подводные лодки. Они водили танки, БМП, стреляли из системы "Град".
   Потом перешли к оружию. Начали с ножей. Инструкторы учили их как спецназовцев по системе Кадочникова. Первым надо было зарезать противника, другим - разоружить первых. Потом они менялись местами. И у них это неплохо получалось. Потом перешли к оружию огнестрельному. Начали с пистолетов - оружия ближнего боя. Учили оружие отбирать, но главное - прицельно стрелять. Стреляли лежа, сидя, стоя, с завязанными глазами на звук, но самое главное - стрельба "по-македонски" - это когда стреляешь с обеих рук в движении по движущемуся противнику. В движении - это бежать, мчаться на мотоцикле или автомобиле. Движущиеся мишени меняли трижды в неделю, а треск от выстрелов стоял круглосуточно, пацанов и девок невозможно было загнать на ночь. Таким же строем осваивали автоматы и пулеметы. Когда изучали комплексы "Муха", "Игла", "Луна", то верхушки ближних сосен были срезаны почти до корня.
   Вы не забыли, что на нашей территории находились несколько озер и речка? И их приспособили для учебы. Привезли акваланги и школяры сутками барахтались в воде. Основная задача - превращение их в боевых пловцов: они минировали и взрывали свои же лодки, охотились и "мочили" других пловцов, вели разведку, а в свободное время - вели подводную охоту. Их учили минному делу. Как из подручных средств создать мину и взорвать "объект". Теорию проходили, на зачет школяр должен пойти в магазин, купить консерву, опустошить банку, начинить её химическим веществом из этого же магазина, создать критическую массу и взорвать автомобиль. И вы знаете, они с задачей справлялись. А вот разминирование заняло намного больше времени. Ведь мин, бомб и снарядов - тысячи и тысячи типов. Их "разминировали" по компьютеру. И если в школяра при разминировании в компьютере мина "взрывалась", это значит, что в действительности он эту ошибку никак не повторит.
   Специальные инструкторы учили их убивать подручными средствами. Кусок палки, стекло, кость становились в их руках смертельным оружием. И защититься могли лишь такие же школяры, прошедшие эту же школу. Ну а если под руками не было твердых предметов, били кулаком по нужным точкам, противник терял сознание, а потом его добивали. Зачет принимали только в школяра, сумевшего убить противника с первого удара.
   Потом школярам преподавали методы различного перевоплощения. Ой, это им понравилось больше всего. Петя переоделся в каргу и полдня ходил за мной, нудил и канючил: "Где твой напарник? Может, его уже током убило, а ты его в канаве прикопал, иди, кайся, сдавайся в милицию, может, скостят срок". Я её, ведьму старую, хотел пришибить: "Иди отсюда, каракатица, не то я за себя не ручаюсь. Мало того, что напарник пропал, так ещё ты между ногами путаешься". Оказалось, это Петя прикалывается, зачет сдает.
   Три наши девчонки в один прекрасный весенний день шли по колхозному полю. Тишина, покой, солнышко светит, птички поют, навстречу им едет "Лексус", останавливается, оттуда выскакивают четверо парней:
   - Девчонки, прокатимся?
   - Ребята, ехайте своей дорогой, нам не до вас, у нас зачеты на носу.
   - Да мой папа любой зачет примет, понравишься мне, и примет.
   Оказывается, это экипаж "золотой" молодежи: дети прокурора, завбазой, директора техникума во главе с сынком председателя районной администрации. Эта банда отморозков держала в страхе весь район: калечила парней, похищала и насиловала девок, собирала дань со всех торговых точек, одним словом, беспредельничала за спиной своих коррумпированных папаш. Ежели кто пытался жаловаться, исчезал в "обезьяннике" райотдела милиции. И вот на колхозном поле их пути пересеклись с нашими девчонками. До сих пор сопротивления со стороны местного населения они не встречали, поэтому обалдели и решили наказать строптивых: за руки, за ноги и в машину. Но их слова их же и опередили, девчонки поняли, с кем имеют дело. Боже, как они этих придурков дубасили. Если что было у них внутри, они им это отбили, как говорят зеки "смешали весь ливер". С последних сил сынок председателя сообщил по мобильнику отцу:
   - Папа, нас убивают, - и указал координаты поля.
   Через четверть часа поле было блокировано взводом ОМОНа. Повязать троих безоружных девчонок для тренированных мужиков - плевое дело: закованные в браслеты девчонки в спецфургоне были доставлены в райотдел милиции. Правда, одна из них успела связаться по мобильнику со школой. А снять браслеты для наших школяров никакого труда не представляет, через несколько минут булавками они их свободно открыли. Но вида не подали.
   Через несколько минут после звонка десять наших парней, взнуздав РАФ, бросились в погоню. Не застав никого на поле, они помчались к райотделу. Поспели вовремя - дверь "обезьянника" за девчонками закрыть не успели, и здесь они показали себя во всей красе: двое блокировали дежурную часть, а третья открыла входную дверь. И начались военные действия - сначала порвали связь, потом обезоружили и забрали мобильники у всех ментов. Кто оказывал сопротивление - избивали до полусмерти, как на настоящей войне. Под угрозой оружия раздели догола всех ментов, обмундирование с документами и мобильниками сгрузили в один мешок, пистолеты и автоматы - в два других, мешки погрузили в ментовский джип, который, по слухам, их снабдили бандиты за ментовскую "крышу", и отбыли восвояси. Вся операция заняла не больше пяти минут. По пути в школу джип утопили в речке в самом глубоком месте. После его две недели водолазы искали.
   После такого ЧП хозяин района поднял на ноги областных генералов: прокурора, МВД, СБУ, те дошли до министров, и завертелась карусель расследования. В результате, через три дня председателя райадминистрации сняли с работы, областные генералы получили строгие выговоры, а министров предупредили. Райотдел милиции, ввиду полной коррумпированности, расформировали, всех ментов уволили, против начальника возбудили уголовное дело.
   Ай да директор, настоящий полковник!
   Итак, десятилетний курс учебы подошел к концу. Пятнадцатилетним выпускникам вручили аттестаты о среднем образовании и направления - опять на учебу.
   Кого распределили в школы спецназа ГРУ, СБУ, МВД, кого в МИД, а остальных - в престижные университеты по всему миру. Задумка какова? Они эти университеты уже прошли, поэтому покажут класс в учебе уже на первых порах, а буржуины очень следят за перспективной молодежью и привлекают её к работе на своих фирмах далеко до окончания учебы, а нашим школярам необходимо только выбрать нужную фирму. И внедрение свершилось! Гениально, просто и дальновидно - вместо того, чтобы плодить преступников, растить разведчиков, а это могут только настоящие полковники.
   Но одного школяра в школе все-таки оставили. Зовут его Дима. Он специализируется на садоводстве. Я помню, как приехал он, замухрышка, все сбиваются в стаю, в коллектив, а Дима очень самостоятельный. Привезли их ведь под осень, так Дима обошел всю эту необъятную территорию, возле каждого дерева постоял, что-то подумал, с некоторых собрал плоды, и до весны ничем не отличался от остальных мальчишек. Но весной взял лопату, последи поля разбил площадку, назвал её садом и что-то там посеял. И начал выращивать деревья. Сначала это были вишни и сливы, потом лимоны и грейпфруты. Так он стал мичуринцем, а девиз нашей школы, как вы знаете "Чего хочет школяр - того хочет Бог", помог ему этот сад поднять. Ему привозили семена со всего мира. Кто привозил? Школяры, конечно, они ведь за время учебы обьездили весь мир. И в саду появились диковинные деревья, которые давали диковинные плоды. Но вершиной его деятельности стал виноградник. Кто-то из школяров привез ему из Чили гроздь винограда, он семена высеял, с чем-то их скрестил и вырастил коньячный сорт винограда. Вы знаете, что коньячные сорты винограда растут только на Кавказе и Средиземноморье, а в наших широтах они не водятся? А вот Дима этот вопрос решил. Он разбил огромный виноградник, все его виноград едят от пуза, остаток винограда он перегоняет в коньячный спирт, дальше его в подвале настаивает в дубовых бочках и превращает в прекрасный коньяк. Он закупил мини-коньячный спиртзавод, который габаритами чуть больше моего самогонного аппарата и обещал, при расширении производства и покупке нового оборудования, этот спиртзавод безвозмездно подарить мне. Я жду этого момента с огромным нетерпением. Самый первый коньяк имеет семилетний возраст, то есть по коньячным стандартам он имеет "семь звезд". За этот коньяк он получил полтора десятка дипломов стран-производителей алкогольной продукции со всего мира. А вот саженцы винограда школа продает за бешеные деньги. Каждый год Дима делает сотни отводков, но очередь за ними растянулась на несколько лет. Как однажды признался директор, за эти годы Дима заработал такую сумму денег, которой хватит на содержание нашей школы почти на три года. А расходы в нашей школе, сами понимаете, тоже бешеные. Директор подумал, а зачем обогащать другие страны, будет лучше, если мы будем обогащаться сами, и оставил Диму в школе инструктором. Его спросили, где он хочет жить, он ответил, что в саду, и в саду ему построили дом. Теперь в этот дом захаживает сельская красавица Оля и мы понимаем: свадьбе быть.
   И вот поступило новое пополнение: полсотни оборванных байстрюков со всех детдомов страны привезли вчера. Они знать не знают, ведать не ведают, что их ждет впереди - что будут настоящими школярами, только звание "школяра" заслужить надо, что будут настоящими специалистами, только до этого звания идти нужно годами и огромным трудом, что будут настоящими людьми, обязательно будут, их ведь воспитывает вот какой прекрасный коллектив, в их числе я - сельский электрик.
  2008
  
  
  
  ПРОГРАМА.
   Ми, Партія Мільярдерів, йдемо во власть, бо нема більше сил терпіти знущань над нашим бідним, нещасним і багатостраждальним народом. Всі парті§ до влади рвуться і лише обіцяють, що будуть щось для вас робити, а ми йдемо, щоб не обіцяти, а виконувати. І виконаємо, обіцяємо, що виконаємо всю нашу програму до Спаса, а може й раніше - до першотравневих свят. А програма наша дуже проста:
  1. Відмінимо ранкове вставання на роботу.
  2. Продовжимо перерву на обід до вечора.
  3. Обідати будете лиш в ресторанах, причім, безплатно.
  4. Зарплату будемо вам видавати двічі на день. Ні, тричі.
  5. На роботу, на обід і з роботи всіх будуть возити на таксі, причім,
  безплатно.
  6. Відпустку продовжимо до трьох місяців, ні, до шести.
  7. Осінь і зиму відмінимо, бо холодно і мокро.
  8. Відмінимо прививки від краснухи і введемо в школах видачу кока§ну,
  морфію та гашишу.
  9. В випускних класах відмінимо всі екзамени, а Маріванна буде сама
  складати екзамен з балету.
   10. Всім жінкам гарантуємо по чоловікові, чоловікам - по любовниці, старим дівам - по два чоловіки, старим бабам - по молодому дідові, ну а всім зятям - по тещі-мільйонерші, що живе на Багамах, і зять §§ буде бачити один раз в місяць, і то лиш по інтернету.
   11. Включимо до Шенгенсько§ зони всі села і райцентри.
   12. Всіх зеків випустимо на волю і пошлемо відпочивати на Канари на три
  роки кожного. Як кажуть, із нар - на Канари.
   13. Всіх бомжів приймемо до лав нашо§ парті§ і віддамо §м сво§ заміські дачі, а також дачі на Антілах, Багамах і Балі.
   14. Жінкам, що розвелися і забажали стати знов дівчатами, наші депутати будуть видавати про це довідки.
   15. На Великдень для сво§х виборців ми організуємо екскурсію в космос. На борту будуть більярд, боулінг, шейпінг та нарди.
   16. Кожному на день його народження ми подаруємо на його вибір: автомобіль, трамвай, тролейбус, літак чи асфальтний каток.
   Щойно ми приватизуємо бюджетний комітет (вважай, він вже наш!), всі виборці, що голосували за нашу партію, до Спаса стануть мільярдерами, а може й раніше - до першотравневих свят. Бо всі лише обіцяють, а ми вже виконуємо.
   Ваша Партія Мільярдерів.
  
   Коли по радіо зачитали програму ціє§ парті§, в апаратній, напевне, забулися вимкнути мікрофон і слухачі почули подальші розмови:
   - Слышь, Хмель, а электорат к нам пойдет? Ведь каким лохом надо быть, чтобы поверить, что кто-то, кроме нас, станет миллиардером.
   - Да брось ты, Щетина, не парься, если эти лохи верят в отмену депутатской неприкосновенности, то в нашу, конкретно, программу они поверят с удовольствием. А с нашим, чисто, баблом мы их заставим поверить.
   Після цих слів мікрофон вимкнули, а я про це пожалкував, бо діалог між Хмелем та Щетиною цікавіший за §хню "конкретну" програму.
  2008
  
  
  
  
  ШВЕЙК НА УКРАИНЕ.
   Знакомьтесь, Швейк Владимир Абрамович, 18 лет от роду, рост 185 см, образование - 10 классов. И всё. Природа наградила его всем, а вот мозгами обделила, ну не хватает на всех мозгов, что тут поделаешь? На что его мать резонно отвечала: "А зачем моему Вовику мозги, ему достаточно среднего образования", и была права.
   И вот призвали нашего героя на действительную военную службу, во флот призвали - за гренадерский рост и среднее образование. Распределили в БЧ - обслуживание радиолокационных станций. Но сначала учебка - полгода напряженных занятий, многочисленные кроссы, физподготовка, курс молодого бойца, одним словом, изучение матчасти и формирование бравого моряка. Мама не нахвалится: "Посмотрите на фотографию моего Вовика - это же будущий генерал", а когда ей объяснили, что во флоте адмиралы, она не переживала: "Не дослужится до генерала, ну что же, хоть каким-то задрипанным адмиралом будет, перетопчемся". А любимая девушка Лида всем хвасталась: "Мой Володя только призвался, а уже через две недели побывал в боевом походе вокруг света, ему за это награду дадут, со всего экипажа только один Володя её и заслужил".
   Наконец подошла к концу учеба, моряки сдавали экзамены, чтобы получить направление на нужный флот. Все почему-то рвались на Тихоокеанский, будто там медом намазано. А вот товарищ Швейк экзамен не сдал, ни на один вопрос ответить не смог, хоть конспект у него был отличный, особенно рисунки кораблей, подлодок и гидросамолетов. Ну не знает теории, и все тут. Начали задавать наводящие вопросы:
   - Расскажите об эффекте Доплера.
   - Я не знаю такого эффекта.
   - А фамилия Доплер вам что-нибудь говорит?
   - Конечно, да я с ним знаком.
   - Как?!
   - Ну да, Доплер - это же баталер с соседнего экипажа.
   Ну что делать с таким матросом? Решили оставить в учебке, ведь нужно кому-то свиней кормить, потому что нынешний свинарь на дембель уходит. Я забыл сказать, что при учебке было подсобное хозяйство - свинарник, и обслуживал его матрос - свинарь, а отныне свинарем посчастливилось стать Швейку.
   И потянулись дни боевой службы. Любимая девушка Лида письма получала не часто, но какие письма!
   "Лида, опять я в боевом походе. Вчера мы были в Африке, сегодня зашли в Пакистан, а завтра с дружественным визитом посетим Монголию. Я тебе не могу все подробно описать, так как сильно засекречен, только признаюсь, что мне присвоили внеочередное звание главного мичмана. Теперь мне подчиняется половина офицеров нашего авианосца. Нас, таких засекреченных мореманов мало осталось, поэтому недавно Президент Соединенных Штатов наградил меня почетной грамотой, и когда вручал её мне, прослезился: "Ты, - говорит, - Володя, единственная моя надежда на сохранение мира в данном регионе, поэтому береги себя, сынок, потому что не дай Бог, тебя ранят, мир рухнет". А как себя беречь, Лида, если я ежедневно рискую своей жизнью, чтобы вы спали спокойно".
   Лида делилась с подружками:
   - Мой Володя побывал во всех горячих точках - Афганистан, Корея, Вьетнам, Ангола, Венгрия, Чехословакия, и везде его встречали как национального героя и награждали орденами, а также называли его именем главные улицы больших и малых городов. Чтобы не рассекретить перед врагами, его даже запрещают фотографировать, вот единственная фотография, где он снят с поросенком, этим поросенком его наградил аравийский шейх, и за этой фотографией гоняется ЦРУ вместе с израильской контрразведкой, и обещают за неё вознаграждение в миллион ихней валюты.
   Так проходила служба матроса Швейка по уходу за свиньями. Служба в кайф, можно не умываться, не бриться, главное, свиней вовремя накормить, а то визжат, не дай бог. И матрос со службой справлялся, благо, детство своё провел в селе. А родился он на берегу небольшой речки Згар, с детства пас гусей и коров, а со свиньями был знаком не понаслышке, их он тоже пас. А детство было интересным: совершали набеги на огороды, воровали ранние огурцы и помидоры, обносили черешни, даже мед на пасеке учителя по труду вместе с сотами и пчелами умудрялись красть. Курить начали с шестилетнего возраста. Где брали сигареты? Вопрос не для сельского жителя - яйцо украл, в магазине сдал, а это ровно пачка махорки и коробка спичек. Так же легко решался вопрос кино в вечерний сеанс, потому что дневного в селе отродясь не было. Кино крутили в клубе, а там есть сцена, и перед обилечиванием под сценой набивалось пол класса, а потом выходили и смотрели кино, легко.
   На новогодние праздники устраивали "бембало". Не слыхали о таком развлечении? Это в зимнюю ночь снаружи окна на веревочке крепили буряк, привязывали его к нитке, которая тянулась на улицу, потом за эту нитку дергали, буряк бил по раме "бем", хозяин с колом выскакивал из хаты, а байстрюки на улице укатывались со смеху. Когда подрасли, развлечения тоже повзрослели: то калитку или ворота на крышу дома запроторят, то сани без лошади украдут и в соседнюю деревню закатят, то злющих собак в домах поменяют, одним словом, развлекались от души.
   Родители лупили своих чад почти ежедневно, что не мешало им расти и нормально развиваться. К учебе относились наплевательски, но из класса в класс их переводили вовремя, что вы хотите, сельская школа есть сельская школа, знаний она не давала, зато давала навыки выживания. Шиком было сотворить что-то такое, чтобы тебя выгнали со школы на две недели - это была высшая мера наказания для школьника, хотя лично они считали наоборот. Вася Катай для этого даже оправился на сцене, потом две недели гулял руки-в-брюки, пока остальные грызли гранит науки. В старших классах происходили массовые драки - улица на улицу, стенка на стенку, что тоже закаляло и бойцовские качества сохранились на всю оставшуюся жизнь. Вот такое боевое детство было в бравого матроса Швейка.
   А вот и дембель близится, вон уже за тем поворотом. Как раз в это время пропали два крупных поросенка. Начала комиссия разбираться - как в воду канули, растворились будто бы в воздухе. Сколько ни терзали Швейка, он твердил одно: "Проходил цыганский табор, они, видно, и потянули свинок". И стоял на своем до победного конца, хотя ему доказывали, что цыгане воруют только коней, а продукты покупают, потому что денег у них немерено. Так и закрыли это дело, сторон не смогли свести вместе.
   Когда выстроили дембелей, оказалось, матрос Швейк подготовился к этому процессу лучше всех: бескозырка огромная как палуба авианосца, ленточки свисают ниже пояса; брюки клеш, внизу полметра; погончики самодельные, надпись флота сияет серебром; дембельский альбом полон фотографий: корабли, подлодки, и везде за штурвалом и на капитанском мостике он - матрос Швейк; чемодан скрипит кожей, а в нем несколько десятков тельняшек - видно, человек готовился к дембелю долго, а может две свинки помогли, что не доказано уликами.
   В то время как лениво продолжалась служба, случился ГКЧП и оказалось, что Швейк призвался в одном государстве, а демобилизовался в другом - страна одна, а государство иное. И государства, как оказалось, не оказалось, сплошь приватизация и бартер. Если раньше туалеты были общественными и бесплатными, то сейчас почему-то стали кооперативными. Люди возмущались:
   - Если ты, бизнесмен ср...й, - намекая на то, что его деньги не просто пахнут, они воняют туалетом, - желаешь иметь платный туалет, рядом с общественным построй свой, частный, и пользуйся им на законных основаниях. Так нет, ты, жлоб, только вывеску сменил и гребешь деньги лопатой практически ни за что.
   И в этот разгул беззакония и полной бандитизации государственной власти вступил демобилизованный матрос Швейк, без профессии и навыков к новой жизни, без гроша в кармане и веры в будущее, как говорится, ни кола, ни двора. Но друзья сохранились. И они посоветовали, при такой жуткой инфляции взять кредит, возвращать ведь придется копейками. И Швейк пошел в банк и открыл себе кредитную линию в пять миллионов купонов. Взял чемодан денег, приоделся, каждый день рестораны, бабы, чувствует, деньги уплывают. Опять друзья выручили - посоветовали съездить в Турцию, затовариться и заняться бизнесом. Так и сделал Швейк: навез шмоток, реализовал, оказался опять при деньгах. И снова кабаки, чтобы не ездить в рестораны в трамвае, купил машину. А вот с бизнесом не клеится - деньги уходят быстрей, чем копятся. Через какое-то время деньги кончились совсем. Пошел в банк опять за кредитом. Там сказали: "Эскьюз ми, пора возвращать долги".
   - Так дайте денег, я смотаюсь в Турцию, реализую товар, верну с вашими процентами.
   - Нет, дорогой, - отвечают банкиры, - у тебя долг неподъёмный, ты нам должен десять миллионов долларов.
   - Да вы что, охренели? - возмутился Швейк, - на базаре курс: один - к трем тысячам.
   - Это на вашем вшивом базаре такой курс, а в нашем банке - согласно курса НБУ: один купон равняется двум долларам, - и показывают справку НБУ от 1.02.92г.
   При этом насчитывают Швейку проценты, и грозятся поставить на счетчик. Володя продал машину, гараж, но весь процент не погасил. После этого к нему пришли. Выяснилось, если бы у него была квартира и если бы он её продал, все равно денег бы не хватило. Первый раз в жизни Володя порадовался, что не имеет квартиры.
   - Мужики, я отработаю, - клялся Володя.
   - Да твоих тысячу жизней надо, чтобы рассчитаться с долгами.
   На следующий день к Швейку подошел базарный охранник:
   - Наслышан о твоих проблемах. Но мы своих в обиду не даем, бойца надо спасать. Поэтому, Абрамыч, пиши расписку на десять лимонов и займемся реализацией проекта.
   Что оставалось делать Швейку в этой безнадежной ситуации? Написал расписку, то есть, подписал себе приговор.
   - Пойдешь в депутаты.
   - А что я там буду делать?
   - Все, что прикажут.
   Через две недели Швейка утвердили депутатом горсовета и попал он в комиссию по приватизации коммунального имущества. Предыдуший депутат вышел с депутатского корпуса по собственному желанию, поговаривали, чтобы не сесть за взятки. К Швейку приставили грамотного помощника, который решал все вопросы и готовил документы, в обязанности Швейка входило только за них голосовать. И он был рад этому, потому что решать и руководить ему было недосуг ввиду полной своей безграмотности. И началась в городе дикая приватизация. Через три месяца приватизировали все базары, оказалось, их собственником стала древняя старуха из забитого села, позже выяснилось - дальняя родственница Швейкового помощника. Заводы один за другим, причем бесплатно, попадали в руки совершенно посторонних людей, в большинстве своем с уголовным прошлым. Оказывается, уголовники захватывают в городе власть. Землю приватизировали до сантиметра. Продавали всем - и своим, и чужим, лишь бы деньги платили.
   Происходит постоянная ротация депутатского корпуса - уходят интеллигенты, им на смену приходят наперсточники. Прихватил базар - и ты уже элита, правда, грамотно говорить не можешь, а если говоришь, то по "фене", зато бизнес улучшился. И как-то "случайно" оказалось, что в депутатах очутились сплошь жулики. Ну и какую политику они проводят? Совершенно верно, какую укажут их "помощники". Уголовный элемент начал проникать в правоохранительные структуры - милицию, прокуратуру, суд просто купили, а СБУ стала этот комплекс крышевать. И так создалась мафия. Раньше мафия была партийная, вернее, однопартийная, поэтому непобедимая, ну а уголовная мафия стала непобедимой из-за денег, потому что, оказалось, за деньги можно купить всё: от любого человека до любой должности, лишь бы денег хватило.
   Но вернемся к нашему герою. Через год своей депутатской деятельности он обратился к своему помощнику:
   - Александр Иванович, за год вы приватизировали двадцать процентов городского имущества и получили несколько десятков миллионов прибыли в твердой валюте.
   - Ой, Абрамыч, как ты заговорил, как истый депутат, и слов каких нахватался, видать, наука пошла тебе впрок. Так что ты хочешь знать?
   - А когда я буду столько получать?
   - Ты своё получаешь.
   - Ну да, за год я заработал только двухкомнатную хрущевку.
   - А вот здесь ты глагол правильный употребил - "заработал", потому что, чтобы получать, необходимо зарабатывать, а ты не зарабатываешь, ты только получаешь. А своим голосованием ты и этого не заработал.
   - А я хочу зарабатывать.
   - Трудись и, как говорится в Библии, тебе воздастся сторицей.
   - Тогда дайте мне завод.
   - Какой тебе завод?
   - А что, они разные?
   - Ну да: сельскохозяйственные, оборонные, перерабатывающие, для производства ТНП. Тебе какой отстегнуть?
   - Да мне любой, мне лишь бы руководить.
   - А ты дебет от кредита отличаешь?
   - А что это?
   - Вот видишь, чтобы руководить производственным коллективом, нужно закончить технический ВУЗ, молодым специалистом пройти путь от мастера до директора, иметь многолетний стаж и репутацию грамотного руководителя. Пойдешь в институт?
   - Нет, я туда не поступлю.
   - И это верно, рано тебе ещё руководить, тем более, ты не отработал свои долги, - и помощник показал Швейкову расписку.
   И Швейк продолжал отрабатывать свои долги, хотя долги надо гасить, а не отрабатывать.
   Прошел ещё год - город прибрали к рукам, все руководящие и выборные должности распределили между своими. Зачем, спрашиваете? А чтобы собственность не отобрали, и чтобы не судили в случае, если попался. Вокруг города выросли "царские села" с многомиллионными, в твердой валюте, коттеджами. Автор наблюдал двоих в шляпах, с папками, которые шли по такой застройке и присматривались к наиболее престижным "домикам":
   - Так, это дворянское гнездо нам подходит. В случае победы нашей партии на выборах, вот здесь мы расположим райком, в этом здании райисполком, дальше партархив, редакцию газеты, гостиницу, ресторан, магазин, банк, церкву, клуб, гараж, баню, лечсанупр, суд, кинотеатр, мою дачу, твою дачу, а остальные, в виде ведомственного жилья, распределим между активистами.
   Да, в случае экспроприации этих "сел", хватит помещений для райкомов многочисленных партий, недостающих садиков и школ, а проще говоря, всей городской инфраструктуры.
   И вот в такой ситуации вышло, что Швейку в городе делать нечего - он уже всё "проголосовал". Подходит к нему помощник и говорит:
   - Слышь, Абрамыч, а не пора ли нам переходить на более высокую ступень законодательной инициативы? Как мне кажется, нам уже тесно в городском собрании, надо идти в народные депутаты.
   - Но это же выборы, - испугался Швейк, - а я в этом вопросе ничего не смыслю.
   - А тебе и не надо "смыслить". Мы тебя пристегнем к какой-нибудь проходной партии и проведем партийные выборы.
   - А деньги? Где мне взять двадцать миллионов евро, чтобы заплатить за мандат?
   - Подумаешь, деньги. Ты нам задолжал десять миллионов, так будешь должен все тридцать. Отработаешь.
   И началась предвыборная агитация. Швейк со своей командой ездил по стране и агитировал за данную партию, вернее, агитировали его помощники, а он присутствовал как свадебный генерал. Правда, на первых порах он ответил на один вопрос. Его спросили:
   - Как вы относитесь к незаслуженным депутатским льготам?
   Швейк, не мудрствуя лукаво, ответил:
   - Что за шняга, почему незаслуженным? Я за них заплатил двадцать миллионов евро.
   После этого его к микрофону не подпускали, а на вопросы к кандидату отвечали его помощники.
   Ну не вечные же выборы, они тоже кончаются, Швейк этого момента еле дождался - задницу отсидел на заседаниях и в кабаках. Зато его страдания не прошли даром - в проходных списках он прошел в парламент. О дальнейшем своем поведении он не беспокоился: где сесть, где поселиться, что сказать и кому, для этого существует помощник.
   Первый вопрос возник при поселении. Оказалось, женатым дают квартиры, а холостяков селят в гостиницы, причем, временно. Поэтому жизненно необходимо жениться.
   - Александр Иванович, мне нужна жена.
   - Жена, Абрамыч, не проблема. Но у женщины требования к мужчине очень высокие: он должен быть красивым и здоровым, богатым и щедрым, а вот она, женщина - злая, жадная, подлая и завистливая, но наложит на лицо полкило краски и считает себя принцессой, хоть на эту морду положи пятилитровую банку краски - всё равно она останется жабой - злой и жадной. Поэтому, Абрамыч, собирайся, выйдем сейчас на Крещатик и выберем тебе самую красивую принцессу.
   - Нет, Александр Иванович, я передумал жениться. Хотя, минуточку, у меня же в селе есть любимая девушка Лида.
   - А она соответствует высокому званию жены народного депутата? Ты ведь теперь VIP-персона.
   - А что это такое - VIP?
   - О, Абрамыч, ты что, в школе не учился? Это же вери импотент персон - очень ценная персона.
   - Тогда Лида тоже будет вери импотент.
   - А какое у неё образование?
   - Такое же, как у меня - среднее.
   - И ты уверен, что она справится с ролью светской львицы?
   - Она справится с ролью не только львицы, но и тигры, а если надо - то и кобры.
   Швейк все-таки настоял на своем, выписал из села Лиду, их обвенчали за полтора часа, и новая чета получила в центре столицы трехкомнатную квартиру улучшенной планировки в двух уровнях, за казенный счет обставили югославской мебелью, завезли оргтехнику. В селе Швейковой маме поставили телефон и Володя с Лидой ежедневно переговаривались со своей малой родиной и сообщали им цены на зелень на Бессарабском рынке.
   И вот для Швейка началась рутинная работа в парламенте. Только дилетант считает, что все они дармоеды, что эта работа не требует мозгов. Да, мозгов она, может, и не требует, а вот хитрости, изворотливости, без этих качеств нардепом быть не моги. Но главное не это. Главным вопросом было знание расценок на свои услуги, то есть, каждое твое голосование оценивается в конкретную сумму у.е. И здесь главное - не продешевить, как было с первым голосованием Швейка. В кулуарах ходят молодые ребята и предлагают деньги за нужное голосование. И вот свой первый "голос" Швейк продал аж за тысячу гривень. На следующий день его спросили, сколько ему заплатили за голосование.
   - Тысячу.
   - Всего тысячу?
   - Ну да, тысячу гривень.
   - Да ты что, нам за это же заплатили по двадцать пять тысяч евро. Ты смотри, не сбивай нам цену.
   Швейк задумался: он вчера заработал на бутылку хорошего коньяка, а его коллеги - на хорошую машину. Где же справедливость? В дальнейшем депутат Швейк обращался к посредникам, они продавали данные о расценках, правда, за 10% от суммы.
   С чего начинается рабочий день нардепа? С кофе. Это надо оббегать всех депутатов и с каждым распить чашечку кофе. Хоть они величиной с наперсток, но пару сотен - это же полведра жидкости. И каждого надо расспросить - о здоровье, о семье, о планах на будущее, где отдыхал, куда планирует съездить на следующий отдых, что нового приобрел. Если останутся силы, сходить в сессионный зал, заодно проголосовать. А вот если голосование платное - дело святое, все на своих рабочих местах. А Швейка распределили в бюджетный комитет, и к этому комитету просьб о помощи приходит больше всего. Оказывается, все в парламенте нуждаются в деньгах. И ещё оказывается, что все нардепы имеют в своей собственности заводы, фирмы, банки с огромнейшим капиталом, и этот капитал необходимо умножать, а откуда деньги? С госбюджета, естественно, и каждый голос "за" оценивается в этом комитете большим "откатом". И получается, что половина госбюджета уходит, как говорят, "налево".
   Однажды помощник обратился к Швейку:
   - Абрамыч, надо о себе заявить.
   - Это что значит?
   - Ну, например, кто о тебе знает? Никто, кроме твоей жены. А чтобы строить политическую карьеру, нужно, чтобы о тебе говорили все и везде. Чтобы стать звездой, нужно постараться.
   - Так это же постоянно надо творить добрые дела. А где их набрать, добрых?
   - Почему непременно добрые? Можно устраивать провокации, как, например, наш коллега Жириновский. Ты ведь не будешь выступать на ток-шоу?
   - Не буду, я не трибун.
   - Вот поэтому лучше провокации.
   - Ну, это можно.
   И Швейк пошел на провокации. Ежедневно посещал злачные места и устраивал там дебоши, а когда являлась милиция, предъявлял им свой мандат, те козыряли и уходили, а он продолжал гнуть ту же линию, пока не добился своего: о нем напечатали в газете. Вышла разгромная статья "Унтер-Пришибеев в лампасах", в которой говорилось, что понаехали тут, тупорылые до невозможности, умножать и делить не умеют, а туда же, законы пишут, сами их и игнорируют, не пора ли подумать о беспартийном парламенте, чтобы места в парламенте стоили не миллионы в твердой валюте, а чтобы их, депутатов, народ избирал, может, он бы подумал, прежде чем избрать в законодательный орган такого придурка, как этот Швейк. Слово "придурок" в этой статье было самым толерантным, применялись и более грубые выражения, видать, автор долго терпел выходки бравого нардепа.
   На следующий день Швейк с газетой вбежал к помощнику и гордо изрек:
   - Вот, теперь я звезда.
   Помощник, сквозь зубы:
   - Теперь ты полный урод. Ты ведь опозорил весь депутатский корпус.
   - Александр Иванович, не забывайтесь, вы лишь помощник народного депутата.
   - Я не помощник, я твой куратор, а ты без меня был бы реализатором на своём вонючем базаре. И есть вероятность, что ты туда вернешься, потому что партийный босс хочет лишить тебя депутатской неприкосновенности, а это путь с парламента обратно в село.
   - Но, Александр Иванович, - испугался Швейк, - я лишь придерживался ваших инструкций.
   - Это по моим инстукциям ты устраивал драки в элитных местах? Или по моим инструкциям ты попался на глаза нашему партийному боссу?
   - Но вы советовали прибегнуть к провокациям.
   - Да, но провокации ведь могут быть интеллектуальными. Мог бы, например, предложить переименовать крупный парижский магазин в "Винницкую привокзальную тюрьму", ведь есть в Виннице магазин "Бастилия". Не нравится? Второй вариант. Все утверждают, что основателем финансовых пирамид был Мавроди. И все они ошибаются, потому что первым описал финансовую пирамиду итальянский писатель Джанни Родари в переводе Алексея Толстого. Помнишь Поле чудес в Стране дураков? И ты мог попытаться доказать, что основоположником финансовой пирамиды был Кот Базилио на пару с Лисой Алисой, а Мавроди, как математик, эту идею использовал, и обвинить его в плагиате. Тоже не подходит? А, ты не знаешь, что такое плагиат? Извини, но с этим помочь я тебе никак не могу. Ещё можно подать в суд не мэра Украины Черновецкого за его песни по телевизору. Можно доказать, что от этих песен на тебя напала депрессия и стоит она полмиллиона в национальной валюте, то есть, свой моральный ущерб ты оценил в эту сумму. Не хочешь доходить до суда, воспоминания ещё свежи? Ну что же, тогда этим займусь я со своими юристами. Ты "Черный квадрат" Малевича знаешь?
   - Малевич? А он с какой фракции?
   - Да нет, он давно умер.
   - Но я ранних созывов не знаю, нас не знакомили.
   - Да, с твоим скудоумием только за Малевича судиться. Малевич - это художник, он нарисовал черный квадрат и назвал его картиной.
   - А мы к этому художнику с какой стороны родственники?
   - Мы, то есть, ты подашь в суд и докажешь, что "Черный квадрат" - это никакой не квадрат, а одна из плоскостей черного куба, что "Черный квадрат" - это "Черный куб".
   - Вы думаете, я докажу, если самой картины в глаза не видел?
   - Да доказывать будут наши юристы, им нужно только возбудить уголовное дело от твоего имени. Это такая PR-акция, понял?
   - Не понял, какая акция?
   - Да неважно, главное, слушайся, что старшие советуют и строго эти советы исполняй.
   - А в суд меня как свидетеля не вызовут?
   - А в суд ты будешь ходить добровольно, раз в квартал, минут на пять. Только, ради всего святого, ничего там не вякай от своего имени, потому что испортишь всю картину.
   - "Черный куб" испорчу?
   - Юмор появился, да?
   - И сколько я буду так ходить?
   - Даст Бог, все пять лет, тьфу, тьфу, чтобы не сглазить.
   А быть народным депутатом - не такая уж трудная работа: хочешь - ходи на работу, а не хочешь - сосед за тебя проголосует. Швейк ежеквартально, после посещения суда, ездил в санаторий. Вместе с Лидой сначала апробировали отечественные санатории и дома отдыха, потом переместились на Канары и Бали. А почему бы и нет - всё, ведь, на "халяву". Он чередовал свои поездки с коллегой, его звали Марк Шейдер, он был сыном олигарха.
   - Зачем тебе этот парламент? - не выдержал однажды Швейк, - я - понятно, от бедности, но ты ведь олигарх.
   - Я не олигарх, я сын его. А чтобы стать олигархом, нужно пройти школу жизни, а школа жизни, за словами моего папы, это парламент. Студент пять лет мучается за конспектом, а я пять лет буду мучиться за этим столом и тоже стану специалистом, а после мой папа призначит меня главным менеджером в свой консорциум, и я буду качать нефть.
   Вот как у них, олигархов, легко решается вопрос трудоустройства.
   Однажды к Швейку подходит парень из обслуги, и предлагает:
   - Абрамыч, ты не желаешь остепениться?
   - В каком смысле?
   - Написать кандидатскую диссертацию.
   - А что мне это даст?
   - Ну как же, будешь кандидатом наук.
   - А что лучше, быть инженером или кандидатом.
   - Конечно, звание кандидата более почетное и выше.
   - А что, я, не кончая института, могу написать кандидатскую диссертацию?
   - Ты не понял, писать будем мы, тебе останется только оплатить нашу работу.
   - А сколько стоит диссертация?
   - 150 тысяч евро.
   - Вася, откуда у меня такие деньги?
   - Абрамыч, да наличка здесь не канает. Просто ты должен три месяца голосовать по нашему сценарию.
   - Да без проблемы, если платить не надо, я проголосую как вы скажете.
   Через три месяца кандидатская диссертация на тему "Влияние многопартийной системы в период развитого перехода к рынку на стабилизацию общественных отношений между различными слоями общества и наполнения государственного бюджета при накоплении первичного капитала олигархичными группами" была готова и Швейк получил диплом кандидата партийных наук и добавку к зарплате за получение ученой степени. Таким же способом остепенилась треть парламента, в основном молодые депутаты. Но на этом некоторые не остановились, они заказали себе диссертацию доктора наук. Швейку достаточно было и звания кандидата, тем более, название своей диссертации он так и не запомнил.
   Только успел "обмыть" диплом кандидата, как поступило новое предложение - не желает ли товарищ Швейк, чтобы его наградили настоящим орденом. Швейк был не против, и через полтора месяца он его получил - орден "Зашиты Отечества" V степени. Правда, это стоило 20млрд. гривень, которые, и с помощью Швейка тоже, ушли в одну из частных корпораций, зато в своем селе Швейк стал первым орденоносцем, а его мать не может нахвалиться: "Кто спорил, что мой Вовик не станет генералом? Вот, уже ордена за свои заслуги начал получать, и не просто орден, а сразу пятой ступени, как сказала моя кума, ещё пару ступенек - и он будет полным генералом".
   Помощник вызвал Швейка на ковер:
   - Абрамыч, наш спикер хотел приватизировать проектный институт, ему разработали проект закона о приватизации всех проектных институтов, но не хватило одного голоса. Я проработал распечатки поименных голосований и выяснил - ты проголосовал "против". С каких это пор ты голосуешь против нашей партийной линии?
   - Александр Иванович, это не я голосовал, за меня голосовал Марек Шейдер.
   - А почему тебя не было на работе?
   - Я в санатории лечился.
   - Но ты же был в санатории в начале лета.
   - Ну да, в конце лета я тоже лечился. Элита ведь нуждается в поддержании здоровья.
   - Элита - это кто?
   - Я, Марк Шейдер, да нас 450 человек.
   - Это вы, торгаши и барыги, считаете себя элитой общества? - взорвался помощник, - да у вас интеллект ниже плинтуса. Вы пишете с ошибками, считать не умеете, на компьютере только в карты играете, книг не читаете. Если вас, 450 человек, отвезти в село, вы там с голоду умрете, вы ведь ничего не умеете, у вас руки растут не стого места. Вы к жизни совершенно не приспособлены. Вы не элита, вы накипь на теле общества. А истинная элита - это мы, ваши помощники и кураторы. Только мы решаем, кто уже будет, а кто ещё не дорос, кто достоин должности президента, премьера и ниже по граням пирамиды. У меня два высших образования, я руководил крупным КБ, потом пришли такие как ты, пэтэушники, и все рухнуло. Вы разрушили производство, только чтобы приватизировать площадя и сдать оборудование в метеллолом. То оборудование, которое в тысячу раз дороже металлолома. Но вы этого не понимаете, чтобы получить несколько тысяч, вы готовы уничтожить собственности на миллиарды. И ты, кретин, смеешь называть себя элитой? Ты не можешь выучить наизусть тему своей кандидатской диссертации, которую тебе написали и в рот положили, ты считаешь, что в Аравии выращивают свиней, а читал бы книги, знал бы, что мусульмане относятся к свиньям, как мы к крысам. Понимаешь, извилин не видно, но их у тебя нет - и это очень заметно. Ещё раз услышу, что ты называешь элитой себя и себе подобных, я просто буду тебя наказывать - штрафовать.
   Однажды взволнованный Шейдер встретил Швейка:
   - Сегодня титулы продают.
   - А что это - праздничный набор?
   - Да нет, это звания такие: барон, граф, князь.
   - Ну, и чем они отличаются?
   - Самый высокий - князь, потом граф, а уж потом барон. Я уговорил отца, он мне купит титул графа. Если желаешь участвовать, запись на первом этаже.
   Не было ещё кампании, от которой бы Швейк отказался. Спустился на первый этаж, но оказалось, что за титулы платить надо, и огромные бабки: от четверти миллиона - за барона, до миллиона - за князя, наличными и в европейской валюте. А было бы неплохо хапануть звание барона, он бы в своем селе был первым, кого называли бы "Ваше сиятельство", но, как говорят, рылом не вышел.
   В парламенте началась ротация, некоторые депутаты решили уйти в исполнительную власть - в кабмин. Шейдер, внезапно для всех, стал министром угольной промышленности. Как-то так случайно совпало, что министр по состоянию здоровья ушел начальником отдела в корпорацию Шейдера-старшего, а Марек моментально занял его место. И только став министром, Марк Шейдер узнал, что на шахтах есть такая специальность "маркшейдер", это вроде технолога на заводе. А вот все его подчиненные моментально присвоили своему недалекому начальнику погоняло "Маркшейдер низкой категории". Швейк, узнав о выдвижении своего коллеги, поспешил к помощнику:
   - Александр Иванович, я тоже хочу стать министром.
   - Каким министром?
   - Да любым, мне лишь бы руководить. Только не говорите, что у меня нет образования, я, к вашему сведению, кандидат наук.
   - Каких наук, партийных?
   - Неважно, кто этим сейчас интересуется?
   - Но, Абрамыч, все министерские посты заняты.
   - А как Шейдер стал министром? Он такой же тупой, как и я.
   - Но у Шейдера папа! У тебя папа кто?
   - У меня папы никогда не было, меня в селе звали байстрюком. Кстати, всё, чего я достиг в жизни, я добился своим трудом.
   - Не своим, Абрамыч, а моим. Моим, учти это, - подумав немного, помощник продолжал, - есть одно вакантное место - в одном тихом министерстве замминистра.
   - Александр Иванович, на замминистра не согласен, лично я считаю это понижением, и позором после народного депутата.
   - Тогда затаись на недельку, Абрамыч, я посоветуюсь.
   Через неделю они встретились.
   - Здесь я посоветовался и мы решили, что тебе, Абрамыч, нужен трамплин: чтобы занять министерскую должность, нужно поработать губернатором.
   - А кто из губернаторов сейчас вакантный?
   - Как раз сейчас Винницкий губернатор возжелал стать замминистра, а ты займешь его место. Если согласен, оформляй документы на перевод. Но учти, что такого помощника там у тебя не будет, и ещё запомни: если к тебе придет человек от меня, ты будешь выполнять все его указания как мои, притом, что в обиде не останешься.
   И Швейк начал готовиться к переезду. Сильно была недовольна Лида - она уже подружками обзавелась, парикмахерша своя, свой столик в ресторане, как камень мхом начала обрастать. Но больше всего жальче было терять столичную квартиру, и прописку тоже. Но муж заверил её, что квартира в Виннице будет намного шикарней.
   - Да откуда на периферии такая квартира?
   - Ты помнишь центральное кладбище у парка?
   - Да, было когда-то.
   - А ты знаешь, что его снесли, чтобы построить квартиру первому секретарю обкома партии?
   - А ты какое отношение имеешь к первому секретарю?
   - Самое прямое, я ведь заступаю на его место. Тот, кто раньше был первым секретарем, сейчас именуется губернатором. И в его квартиру я вселюсь, кроме этого я выселю ещё три семьи и займу весь этаж. Так что в накладе не останемся, я уже распорядился.
   По приезде в Винницу семью Швейка поселили в гостиницу, в президентские апартаменты, на месяц, пока ремонт в квартире закончат. Гостиница размещалась за 200 метров от госадминистрации, пешком несколько минут, но новый губернатор считал ниже своего достоинства общаться с народом, и этот народ ежедневно наблюдал картину прибытия его на работу: "Мерседес" Швейка брали в "коробочку" три милицейские машины, с включенными мигалками и звуковыми сигналами, которые блокируют всё движение, они на большой скорости выскакивали на центральную улицу, первая милицейская машина проносилась мимо ворот, вторая заворачивала во двор администрации, следом за ней - "Мерседес", а третья машина проносилась вслед за первой. И обратно в гостиницу Швейк добирался таким же способом. Народ веселился, и дважды в день собирались толпы горожан, чтобы полюбоваться, как ихние "слуги народа" ездят на работу.
   Но ездил он недолго, всего неделю, потому что и за неделю Швейк успел напороть косяков. Во-первых, он за взятки принял на работу трех своих заместителей, не за большие взятки, не за мешки, нет, всего лишь небольшой чемоданчик. До вечера по линии СБУ фото этого чемоданчика ушло в столицу, а также компромат на троих замов, двое из которых оказались ворами в законе. Во-вторых, он подписал два взаимоисключающих документа, которые ушли в банк, ну что положили перед ним, он то и подписал, он ведь не должен всё читать, тем более, если бы прочитал, всё равно ничего бы не понял, он не для того стал губернатором, чтобы понимать. Утром подписал, а после обеда обе платежки легли на стол человека, курирующего из кабмина Винницкую область. И всё - на этом карьера Швейка как губернатора закончилась. В четверг он принял пост, в следующую среду сдал. Это тебе не за свиньями ухаживать. До конца месяца Швейки проживали в гостинице, дальше им предложили выселяться или платить по пять тысяч в сутки.
   - Ого, - сказали они дружно, и выселились.
   Квартиры нет, прописки нет, работы нет, Лида уехала в село, там узнала, что телефон у свекрухи отобрали, нет, аппарат оставили, а вот номер изьяли, сказали "не положено". Лида опять пошла на ферму дояркой, а Володя, по рекомендации базарного охранника, устроился реализатором к местному барыге, который в этом районе слыл элитой. И теперь, с орденом на груди и дипломом кандидата наук в кармане, Швейк продавал товары китайского производства контрабандной поставки. Законной, кстати, поставки, он сам за этот закон голосовал, чтобы заработать себе орден на грудь. Но эта работа считалась временной, Швейк начал договариваться с пригородным фермером, который выращивал свиней на убой, что перейдет к нему свинарем. Ведь каждый должен выполнять работу согласно своему призванию и умению, а единственно, что умел делать экс-губернатор Швейк - это кормить свиней, чтобы не визжали.
  2009
  
  
  
  
  НЕРАВНЫЙ БРАК.
   И на нашу улицу пришел праздник - сынок нащ единственный, Лешка, наконец жениться собрался. А невеста у него - загляденье, высокая, фигуристая и с косой. Я такой же в молодости была, за мной пол-села мужиков бегало, пока я своего Ивана не выбрала, сама, кстати, выбрала. Когда в начале зимы Леша свою Галю к нам в деревню привел и представил как будущую жену, я сразу же решила поставить её на место, но не тут-то было:
   - Марфа Петровна, - это невеста моя, - я к вам буду относиться как к свекрови, но если вы попробуете командовать мною как классическая свекруха, у нас отношения испортятся, и тогда пеняйте на себя, - как отрезала.
   Где нашел её Леша, спрашиваете? А они вместе учатся в сельхозакадемии - Леша весной защищается, а ей ещё год учиться. Всю зиму Леша с Галей ходили по бывшим колхозным, а ныне бесхозным полям, заросшим бурьянами, что-то там замеряли, прикидывали, потом на компьютере все это обрабатывали, насколько я поняла, планировали свою дальнейшую жизнь.
  Свадьбу решили сыграть весной, после Лешиной защиты.
   Когда в первый зимний вечер за столом собралась вся родня, я спросила Галю, а когда будем знакомиться с её родителями - нашими сватами, она ответила, что на свадьбе. Я поняла, что она своих родителей стесняется и спросила, а кто они по жизни, невеста сказала, что бизнесмены.
   - А что такое бизьнесьмены? - спросила кума Зоя.
   - Бандиты, - уверенно объяснил кум Гриша.
   - Да нет, - невестка, - мой папа качает нефть, у него вполне законный бизнес, хотя его и зовут олигархом.
   Это слово напугало всех, потому что у нас олигархов или отстреливают, или сажают.
   И вот мы едем на свадьбу: муж на "Запорожце", кум Гриша свой старенький "Москвич" отдраил до синевы, пристроил куклу между кольцами, сосед Сева на мотоцикле с коляской - мы зарезали кабана, нажарили колбас, нафаршировали десяток уток, пол-бочки соленых помидоров и огурцов - и всё в коляску. Свадьбу решили сыграть на окружной дороге в ресторане "Левада" - это уже сваты постарались. Когда подъехали к "Леваде", удивились: лимузинов было около сотни.
   - Видать, здесь не только мы свадьбу гуляем, - озаботился муж.
   - Не переживайте, это все наши, - успокоила Галя.
   Но когда мы попытались вьехать на территорию ресторана, нас остановила охрана:
   - Извините, здесь Степан Сергеевич свадьбу дочери празднует.
   Но всё разрешилось, когда выяснилось, что невеста в нашей колонне.
   - Технику под охрану взять, - распорядился начальник охраны.
   - Да вы что, - изумился муж, - я свой "Запорожец" застраховал и намеренно ставлю его в самые опасные для проезда места с надеждой, что какой-нибудь "Бентли" его раздавит, а я получу страховку.
   Оказалось, действительно сват снял ресторан только для нас, мы все в нем разместились, сначала на нас соседи косились как на бедных родственников, но когда мы выложили колбасы, утки и соления на стол - мы оказались самими близкими друзьями, а когда муж открыл бочонок со своей фирменной настойкой - нас приняли на равных. Гуляли от души, перемешались сельские с городскими, нищие с олигархами, оказывается, это такие же люди, как и мы, тоже напиваются. Потом начался перепой - кум Гриша с рюмкой настойки обходил гостей, и каждый что-нибудь дарил. Начали с сельских. Мой муж подарил молодоженам единственную свою ценность - "Запорожец", кум - времянку, соседи слева и справа уступили молодым свои земельные паи, в сумме набралось семь гектаров, крестная подарила сыну козу, крестный - два улья с пчелами, и так кое-что по мелочам. Когда дарили землю, я услышала со стороны чужих гостей: "Ты смотри, а земли в ихнем колхозе больше, чем у меня на Гаити" и возгордилась своими. А вот когда подошла очередь к олигархам, которые очень желали похвастаться своими роскошными подарками, вышел конфуз. Сват спросил:
   - Я вам куплю дом, где желаете? Назовите любую страну.
   Молодая ответила:
   - Папа, ты нам построишь дом на наших семи гектарах, четырехэтажный с двумя этажами под землей и постройками вокруг. Я проект уже подобрала, завтра покажу.
   Отец удивился, но сказал:
   - Хорошо, через полгода дом сдадут "под ключ".
   Поднялся другой родственник:
   - Какую машину желаете? Назовите любую и через неделю она будет стоять на вашей стоянке.
   - Дядя Ваня, ты нам купи поливальную машину.
   - Что значит, поливальную?
   - То же, что и пожарную, только на газу. Фирму я подобрала, вот она, - и подает дяде Ване лист бумаги.
   Тот посмотрел:
   - Странные у вас, молодых, желания, - передал бумагу охраннику, - закажите и доставьте в срок.
   Следующий родственник тоже хотел подарить машину, но Галя попросила трактор с навесным оборудованием, и тоже на газу.
   А такие бывают? - спросил родственник.
   - Да, вот фирма.
   Сосед его уже не предлагал машину, а только спросил:
   - Что желают молодые?
   - А ты, дядя Сережа, купишь нам племенного бугая и корову, фирма в Шотландии, вот реквизиты.
   Следующего гостя она попросила приобрести породистого жеребца и тоже дала реквизиты.
   Встал дядя Валера:
   - Я могу всё, но ты, Галя, знаешь, что я занимаюсь только оргтехникой, а к бугаям и жеребцам даже не знаю с какой стороны подступиться.
   - А тебя, дядя Валера, просим поставить нам мощный компьютер со всеми наворотами, и подключить его к интернету, потому что в нашем селе интернета нет.
   - Да ради бога, стационарный компьютер, каждому по ноутбуку с подключением к спутниковому интернету в любой точке планеты вас устроит?
   - Дядя Валера, да вы добрый гений.
   Остальные гости не искушали судьбу и дарили деньги, сказали, что сотня тысяч долларов обойдется им дешевле, чем странные пожелания этих молодых.
   Пьянка продолжалась. К молодым подощел сват и обратился к невесте:
   - Дочка, что за сельские настроения? Надеюсь, это была только шутка, ты же не можешь поселиться в деревне?
   - Папа, ты меня в какой институт определил?
   - Да мы с этим ректором случайно на каком-то корпоративе пересеклись, я его попросил, заплатил ему, тебе же диплом нужен? Тем более, я на твой диплом не рассчитывал, в своей фирме я место тебе уже приготовил, и будущему твоему мужу тоже. А ты в село.
   - За время учебы в академии, папа, я полюбила свою профессию и поняла, что это мое призвание.
   - Ну ладно, поживешь без цивилизации, позвонишь и мы вернемся к разговору о вашем трудоустройстве.
   Свадьба закончилась, и начались героические будни.
   Когда сельсовет нарезал молодым их паи, оказалось, что на семи гектарах были и поле, и лес, и речка, и небольшое озеро. Правда, по периметру это родовое имение, его на американский манер назвали ранчо, было больше километра, когда подсчитали, сколько это надо колючей проволоки, прослезились. Но решили применить крестьянскую сметку, её кум подсказал - периметр нужно засадить облепихой: дешево и сердито - колючий забор и лекарственное растение. Внутренний периметр засадили орехами, ну а дальше разбить площадь на строения, конюшню, ферму, выгул для скота, сад, огород - дело времени.
   К осени фирма, оплаченная сватом, построила дом, конюшню, ферму. Дом наполовину опустился в землю.
   - Зачем под землей два этажа? - поинтересовалась я в невестки.
   - Нам для наших опытов необходима постоянная температура.
   - Каких опытов?
   - Мы с Лешей собираемся писать кандидатские диссертации, будем учеными.
   На ферме появились телка и бугай, на конюшне - жеребец. Жеребца спарили с сельской кобылой, маленькую кобылку себе взяли, после второго спаривания - жеребенка оставили хозяину кобылы. Бугай постарался, и теленок родился. Появилось новое поколение скота, ждем, пока подрастет. А молодые тем временем по интернету заказали заморские семена, их прислали, посеяли, тоже ждем всходов. Посадили косточки различных косточковых культур, накануне зимы посадили, сказали, произойдет естественный отбор и выросшие деревья не будут бояться заморозков. Озеро зарыбили, ждем, пока подрастут новые породы рыб.
   ...Прошли годы. Наша семья пополнилась, восемь лет назад Галя родила близняшек, на радость всем, Тараса и Степана, назвали в честь обоих дедов. Растут сорванцами, но учатся хорошо, английский знают, в интернете чувствуют себя как я в своем огороде, три класса закончили, сейчас на каникулах, где-то с сельскими пацанами пропадают. Леша защитил докторскую диссертацию, что-то там по рыбе и растениям, а невестка уже кандидат каких-то там наук, она зоотехник и специалист по животным, к ней за консультацией обращаются с бывших колхозов, академиев, из-за границы часто приезжают, а больше по интернету - она с Лешей по-английски хорошо шпрехает.
   Сват со компанией приехал поздравить молодых с десятилетием свадьбы,
  впервые приехал на ранчо, кавалькада машин двадцать. Из передней свата посигналили:
   - Открывайте ворота, почему на территорию не пускаете?
   - Извини, отец, автомобили ставьте на стоянку, за периметром находятся только люди, скот и транспорт на газу - территория экологически чистая.
   - Ну и порядочки у вас, сельских, - но с машины вылез, за ним все гости.
   Прошли через калитку, оказывается, ворота по проекту вообще не были предусмотрены.
   - А как же в аварийном случае заезжать?
   - У нас есть скрытый заезд, но мы им, слава богу, ни разу не пользовались.
   Прошли по аллее, усыпанной песком, слева огород, справа сад, и подошли к скрытому за деревьями дому.
   - Давайте я вам аллеи заасфальтирую.
   - Нет, отец, за периметром асфальт отсутствует абсолютно, только песок с нашей речки.
   - А с дороги неплохо бы и помыться.
   - Растопить баньку, или искупаетесь в бассейне?
   - Такая орава ни в баню, ни в бассейн не влезет.
   - Ошибаешься. Пошли, вот слева озеро, справа речка, купайтесь.
   Все быстро разделись, искупались - кто в реке, кто в озере.
   - Слушайте, - говорит один, - да я пешком по рыбе ходил.
   - Верно, рыбы в озере кишмя кишит, мы же её разводим.
   - А я в речке наткнулся на стальную сетку.
   - И это верно, река перегорожена на пять секций, в которых рыба от малька-молодняка вырастает до крупной особи. На рыбалку не хотите ли сходить?
   Сразу же трое самых заядлых отделились от коллектива, взяли указанные удочки.
   - Вот в этой пятой секции рыба самая крупная, наловите ведра три на ужин.
   - Ну, дочка, - выкупанный отец подобрел, - показывай своё хозяйство.
   - Давай, папа, начнем с фермы. Наш бугай Борька ещё в силе, так что ты осторожно с ним, слушается только моего голоса и только меня подпускает ближе трех метров, остальных насаживает на рога. Но хороший семьянин, у него потомства уже несколько сот. Много телят выкупили на выставках, сейчас человек пятнадцать ждут телят, готовы приехать и забрать от трех коров - его невест. Его дети раскиданы по всему свету, удойность очень высокая - я угадала в выборе породы. Все телята, которые бегают в нашем селе, от него, и не только в селе, в области, в других областях. В нашей местности он такой один, его дети-бычки такого эффекта не дают, поэтому я конкуренции не боюсь. Я на Борьке защитила кандидатскую диссертацию. А вот мы пришли к конюшне, здесь неплохо себя чувствует жеребец Ураган, кстати, породу тоже я угадала. Папа, ты обратил внимание, когда по селу ехал, что машин мало?
   - Да, больше лошадей, которые дорожных правил совершенно не придерживаются.
   - Ну это вопрос вторичный, первичным является то, что эти все лошади - дети Урагана. У нас в деревне поголовье скота и лошадей удесятерилось. Жеребята, которых я на выставке продала, по всему миру собирают призы и награды, об этом мне сообщают их владельцы.
   - А ты не жалеешь, что эти призы могли бы быть только твоими?
   - Нет, не жалею, потому что человек должен выполнять лишь свою работу, я выращиваю, а выращивать я умею, тем более, на Урагане я докторскую пишу, немного осталось.
   - А как Алексей?
   - Ну, Леша в нас совсем ученый - доктор наук, профессор пяти университетов, кстати, во всех получает зарплату, член-кор, на его счету сотни статей по растениеводству и разведению рыб, десятки учебников. Он весь в науке, вот сегодня с Женевы прилетает, какой-то там у них симпозиум.
   - А ты ему не завидуешь?
   - Я - ему? Да ко мне больше за консультацией обращаются, чем к нему, притом со всего света, а к нему только с тех стран, в которых размещены его университеты.
   - Ну а детки ваши, надеюсь, нормальные, я смогу им передать свой нефтяной бизнес?
   - Нет, папа, наши парни собираются зародить Сахару.
   - Пустыню?
   - Верно. Для начала они её хотят покрыть мхом, кстати, ты такой же мох мог видеть у озера, там часть песка с уже укоренившемся мхом. После этого нужно укоренить кустарник, ну а дальше уже высаживать деревья. Для этого необходимо сроку лет пятдесят, так что они могут эту работу ещё успеть.
   - Но это же утопия.
   - Не скажи, папа, они знакомы с президентами Судана и Марокко, те зовут наших ребят учиться в ихних колледжах. Они будут учиться, но после пятого класса, и в Испании. Потом Женевский университет, учебу им оплатят африканские государства.
   - Да, размахнулись вы во всю ширь. Но я не вижу козы и пасеки, подаренные вам на свадьбу.
   - Козу доит свекруха, за пчелами следит свекр, между прочим, наши ребята пьют только козье молоко с медом и орехами, это лекарство ото всех болезней.
   - И как вы успеваете ухаживать за животиной, полем, садом и рыбой? Это же суток не хватит.
   - Да нет, папа, на нас работает весь колхоз. Всю работу на ферме, конюшне, на поле и в саду выполняют сельские, мы их труд оплачиваем согласно устного договора. Иногда расплачиваемся семенами, но это для избранных.
   - Ну да, в колхозе ведь работы нет.
   - Папа, здесь ты не прав. У каждого бывшего колхозника имеется ранчо, не нашего размаха, но у каждого есть. До нас в селе были сплошная безработица и пьянство. А вот когда мы предложили им работу, с вечерней оплатой, и они увидели эффект от этой работы, все захотели взять землю, ту, которая на ихние паи заростала бурьянами, завели хозяйство, купили телок, свели с моим Борькой, и пошло поголовье коров, дающих молоко. Настоящее молоко, шесть ведер в день. На паях построили маслобойку, лишнее молоко перерабатывают в масло, сыр и сметану, за ними с города приезжают, забирают всё. Между прочим, мы тоже молоко сдаем, обмениваем на сыр и сметану.
   - Вот ты, дочка, сказала "на паях" - это как?
   - Это кузнец наш внедрил. Но вернемся немножко назад. Когда мы приехали со свадьбы, денег много, решили построить в селе церкву. Завезли стройматериалы, но через две ночи их украли. У нас опустились руки. И в это время приходит к нам кузнец:
   "Давайте построим кузницу".
   А мы знали, что он два года беспробудно пьет. Но к нам умылся, причесался.
   "И как мы её будем строить?" - хотели отмахнуться.
   "На паях".
   И тут Леша заинтересовался:
   "Это как?".
   "Кузница есть, есть кузнец - я, и сын мой - подмастерье, есть инструмент, нужно закупить оборудование".
   "Давайте смету, мы оплатим" - решил Леша.
   И не жалеем, к нашему кузнецу со всех деревень лошадей подковать ведут, он для всех брички выковал.
   - А вам от этого какой прок?
   - Если у нас есть заявка, кузнец бросает все и выполняет нашу работу, мы ведь пайщики. Вот кованый забор от дороги - его работа.
   - Пить бросил?
   - Нет, но на работе никогда. На праздники - всегда пожалуйста, ходя до нас у него был постоянный праздник. Да мы здесь всё на паях построили: лесопилку, вышку для мобильной связи, кстати, у нас у каждого сельского имеется мобильник. Мы церкву построили на паях. Когда стройматериалы разворовали, к нам поп приехал:
   "Не могли бы вы построить сельский приход, где я буду править?".
   "На паях, - отвечает Леша, снимает с батюшки шляпу, бросает в неё несколько тысяч, - от хаты - к хате".
   И пошел поп по селу, и собрал деньги, и сообща построили церкву, и этот же поп в ней правит. И никакого воровства.
   Да, папа, мы на паях и школу построили.
   - Это как?
   - Поехал Леша в облОНО и предложил на паях школу строить: они - здание, сельские - штукатурка, побелка, посадка деревьев, мы - закупаем оборудование. Областные обрадовались такому предложению, и через год школу открыли, Тарас и Степан три года отучились. Однажды подходит к нам учительница информатики и жалуется, что учить школьников не на чем, последний компьютер-доходяга сломался. Леша пообещал помочь, но на паях. Сельские подготовили самую большую аудиторию, сделали там евроремонт, Леша закупил двадцать компьютеров, подключил их к круглосуточному интернету, и теперь этими компьютерами пользуются не только ученики, но и всё сельское население, нет-нет, да кому-то необходимо сходить в интернет.
   У нас, кстати, машины ездят только по дорогам, чтобы машиной кто заехал на огород - это считается дурным тоном.
   - А как же обрабатывать поля и огороды?
   - Лошадьми, потомками нашего Урагана. Вот почему ваши машины не пустили за периметр, с нами соседи перестали бы здороваться.
   - Всё у вас правильно, аж противно. Ну, а как мои внуки?
   - Нормально, хулиганят. Вот недавно соседка приходила, жаловалась, что банда с десяти пацанов у неё клубнику воровала, не столько сьели, сколько вытоптали, и в этой банде были наши орлы. Ну я им и всыпала, у нас на огороде клубника лучше, а если не нравится, я бы им купила.
   - Да дело не в клубнике, дело в коллективе, если откажутся, их будут дразнить маменькиными сыночками.
   - Между прочим, то же сказал и Леша. А чуть позже пришли в синяках, в рваных рубашках, оказывается, дрались стенка на стенку с ребятами из соседнего села.
   - Ну, и кто кого?
   - Ты знаешь, папа, Леша точно так же спросил. Я думаю, победили наши, очень уж побитые рожи довольные были.
   - Вот видишь, дочка, сыны у тебя растут нормальными мужиками, муж умница, ты тоже. А вот какая конечная цель вашей работы?
   - Накормить. Сначала сельское население, причем научить его работать на земле. Ты посмотри на наше село, это нам удалось - все работают на земле и производят продукты питания. И это расходится волнами, вокруг нас по современным технологиям обрабатывают землю уже пол области. Наши продукты завоевали рынки нескольких областных центров. Однажды ко мне приехал бизнесмен и предложил наши молочные продукты отправлять за границу, он уже договорился отправлять их фурами в Германию и пришел ко мне заключить договор. Я отказалась.
   - Почему, это же выход на внешний рынок?
   - Ну да, мы продукты хорошего качества будем гнать в Германию, а наши люди будут травиться турецкими продуктами. Ну уж нет, сначала мы накормим свой народ, а за излишками пусть приезжают к нам чужестранцы и становятся в очередь. Я ведь хочу научить крестьян, чтобы ни клочок земли не пустовал. Доходит ведь до абсурда. Фермер из соседнего села приехал к нам за перегноем. Представь себе, сельский житель покупает навоз! Два десятка прицепов увез, потому что у нас своего навоза - выше крыши. Но мужик ушлый, напросился ко мне в гости, все разведал, купил двадцать телок, их мой Борька покрыл, теперь у него стадо как в прериях Аргентины. Завел маслобойку и кормит целую область, мы с ним поделили сферы влияния. Это ли не результат?
   - Ну хорошо, а что у вас есть интересного, кроме вашего бизнеса?
   - У нас хорошее поле для гольфа, и когда приезжают иностранные делегации, они там гольфуют, также играют в теннис на теннисном корте. Там же спортплощадка со всеми снарядами, у нас в здании имеется зимний спортзал, возле озера есть русская баня, а в здании - финская сауна с бассейном. А под ипподром мы приспособили наш периметр, между облепихой и орехами мы оставили расстояние в пять метров, теперь там выгуливают лошадей мои сыновья.
   В это время к ним на велосипедах буквально подлетели Тарас со Степаном:
   - Дед, а слабо обойти нас на длинную дистанцию верхом на лошади?
   - Ничуть, седлайте коней.
   Внуки метнулись, пригнали тройку рысаков, один оседланный, ну а себе только с кантарками, пока дед взбирался в седло, они прогалопировали уже пол дистанции, дед сделал круг, внуки уже по три.
   - Нет, стар я для таких соревнований, - спешился возле Гали.
   - Дед, проигравший чистит конюшню, - прокричали внуки, проносясь мимо.
   - Ладно, если надо, почистим. Но держатся они на лошадях как заправские жокеи.
   - А что ты хочешь, с рождения при лошадях.
   - Да, дочка, а кормить нас ты думаешь?
   - Ну конечно, если мы гуляем, это не значит, что кухня простаивает. На камбузе сейчас работают около десятка сельских женщин: жарят, парят, фаршируют. Кстати, у нас за стол садятся все: и гости, и хозяева, и куховарки, так что не обессудьте.
   - А где мы будем обедать?
   - В здании в гостиной может поместиться человек пятьдесят, а вот на веранде - больше, поэтому сегодня рассядемся на веранде. А поскольку до обеда у нас есть немножко времени, пойдем, я покажу тебе наш подвал. Помнишь, я попросила утопить наш дом на два этажа в землю, так это для стабильной температуры. Минус второй этаж имеет температуру пять градусов, в нем мы храним наш семенной фонд, над которым Леша прямо трясется. Ну и вместе с ним там хранятся настойки - полтора десятка бочек, мой свекор по ним спец, а также соленые помидоры, огурцы, грибы и яблоки. Грибы очень вкусные, попробуешь, попробуй не похвали.
   - А зачем вам столько настоек?
   - К нам часто приезжают иностранцы, делегациями, и каждый знает, что наш дом славится не только семенами и лошадьми, но и отменной настойкой, которую они повторить не могут.
   - А разве это так сложно?
   - В принципе нет, но технологии повторить не могут. Они ведь не понимают, что ягоды для настойки нужно выращивать самому, а не покупать очень красивые на вид, но совсем безвкусные. Мы же за периметром совсем не применяем химии, так что наши ягоды и ихние - только по форме одинаковые, а по сути - это разные культуры. А бочки, наши бондари по нашей просьбе их с дерева черешни делают, это не дуб, в котором настаивают виски и коньяк.
   - А сырье вы где берете?
   - В селе свой миниспиртзавод, мы на паях построили. И зерно, которое он перерабатывает, взросло лишь на перегное, а не на ихней химии. Так что продукция наша - экологически самая чистая и неповторимая.
   В это время позвали к столу. Первый тост произнес сват:
   - Когда впервые я увидел своего зятя - он вылазил с "Запорожца" и сопровождали его "Москвич" с мотоциклом, я понял: с такими средствами передвижения будущего нет. Но я не учел напористости молодых - они построили свой мир не хуже, чем я свой на нефти, и я горжусь молодыми и предлагаю за них поднять бокалы с этой прекрасной настойкой.
   Когда немного заморили червячка, сват подал команду:
   - Давайте соберемся на семейный совет.
   Расселись в Лешином кабинете.
   - Хочу посоветоваться с вами, я ухожу в политику - пойду в депутаты.
   - Неужели срок светит? - не удержался муж.
   - Нет, бизнесу ничто не угрожает, но есть угроза более существенная, и всем нам - ползучая китайская агрессия.
   - Я вроде ничего подобного не замечал, - удивился Леша.
   - А ты, Алексей, будешь у меня помощником.
   - Щас, - возмутился Леша, - стану бездельником, и буду бездельникам прислуживать.
   - Никому ты служить не будешь, ты приобретешь власть и будешь ею пользоваться для защиты общих интересов. Сейчас я проясню обстановку. В соседней области две китайские семьи взяли в аренду землю садово-огородной бригады, на 99 лет взяли, за взятку. Земля пустовала больше десятка лет, они превратили её в куколку, и так получилось, что начали захватывать бывшую колхозную землю, и захватили весь колхоз - подкупом, запугиванием. Теперь в этом колхозе сколько китайцев - никто не знает, они ведь все на одно лицо, может тысяча, а может уже пол Китая. Дальше - больше. Ихней земля стала уже во всем районе, они захватили исполнительную власть, прокуратуру, милицию, одна судья выступила против этой китайской мафии, всю её семью вырезали, никакого следствия, все областные начальники куплены. И поэтому я иду в законодательную власть бороться с этой страшной коррупцией.
   - Но, сват, земля ведь до сих пор пустовала, нашлись достойные хозяева, - вмешался муж.
   - Ошибаетесь, сват, это не хозяева, а рабовладельцы. Землю китайцы уже не обрабатывают, на ней горбатятся наши бывшие колхозники, за еду горбатятся, а китайцы служат надзирателями. Никаких прав, никакого законодательсва - наши люди на уровне рабов. Они даже русский язык не изучают, на бюджетные деньги нанимают переводчиков, а наших людей учат китайским командам. Они хотят захватить всю область, потом другие области, потом всю нашу землю захватят. Захватят, потому что их много, их больше всех. Но это только десант, разведка боем. И если мы не вмешаемся в эту экспансию, они превратят наших людей в рабов, а я не хочу, чтобы мои внуки горбатились на китайское иго, я, будучи депутатом, вытолкаю этих узкоглазых на их историческую родину, даже если их будет миллиард. А ты, Алексей, следи за своей областью, потому что мне доложили, там уже шастают китайцы, скупают чиновников направо и налево.
   - Степан Сергеевич, и как мне с ними бороться?
   - Да никак, ты разведчик. У тебя будет мандат на вход в любой кабинет любого начальника, ты будешь вести умные разговоры и расспрашивать, расспрашивать. Всё, что касается китаёзов, ты будешь сообщать мне, а выдворение их - это работа нашей команды, между прочим, команда уже создана, там такие боевики - не выдворят, так зарежут.
   - Осталось только в депутаты войти?
   - Алексей, ты не понял, вопрос решен на самом высоком уровне, мне наданы самые высокие полномочия, тебе, кстати, тоже. Мы с тобой будем решать вопрос выдворения агрессора с захваченной им территории. А тебе, дочка, задание не менее ответственное - агрессивно завоевать рынок земли крестьянами или людьми, желающими её обрабатывать. Нашими людьми, а не чужестранцами.
   - А как это - завоевать, притом агрессивно?
   - Я подниму средства массовой информации. Телевидение снимет получасовой сюжет о всех ранчо вашей деревни, и мы этот ролик будем крутить по всем каналам, газеты кинутся брать у тебя интервью, ты никому не отказывай, всё покажи, растолкуй как мне толковала, пусть снимки Борьки и Урагана украшают страницы газет и журналов, и не забудь угощать всех фирменной настойкой. Я хочу, чтобы ни единого клочка необработанной земли не осталось, чтобы каждому достался надел земли - кому гектар, а кто не желает, то пару соток, но чтобы на этой паре соток было построено ранчо, а свою землю никто не сдаст ни нашим взяточникам, ни другим агрессорам. Вот какая задача поставлена передо мной патриотической частью нашего правительства, и часть этой задачи я ставлю перед своей семьей. И если мы дружно возьмемся, то эту задачу выполним. Дочка, что необходимо, чтобы выполнить любую задачу?
   - Стартовый капитал, папа.
   - Совершенно верно! Стартовый капитал у нас - это вы, самые грамотные, на мой взгляд, специалисты. А если со мной вдруг что-нибудь случится - мы все смертные, а мафия не дремлет, за главного останется Алексей, ну а за ним станут ваши сыновья, а мои внуки.
   Вот так сват объявил всеобщую мобилизацию. И мы поняли, что работы с сегодняшнего дня всем прибавится. К нам нагрянут гости, каждый день будут нагрянывать - их нужно принимать, за ними ухаживать, чтобы уезжали от нас довольными, и репортажи ихние будут положительными, а всеобщий результат - который нам необходим. А дети наши в длительные командировки будут чаще отправляться, значит, сад, огород и ферма на наши стариковские плечи лягут, и на наших внуков. Но нас это не страшит, мы с дедом привыкли работать с утра до ночи и с ранней весны до глубокой осени, справимся, нам не привыкать.
   У меня ещё мыслишка имеется. Создам-ка я женский отряд, наподобие женского батальона смерти, по защите бывших колхозных полей от посягательств узкоглазых китаёзов. Я теперь знаю, что с ними делать, вот только отличить китайцев от вьетнамцев затрудняюсь. Но в соседки Франи зять казах, и Франя будет главным консультантом по ихней узкоглазости. И после этого нам не страшен ихний китайский миллиард.
  2010
  
  
  
  
  ОТВЕТНЫЙ УДАР.
   Не заладилась в последнее время служба. Неприятности сыпались как из рога изобилия, хотя из рога изобилия должны сыпаться поощрения и премии. Да какие премии в замначальника уголовного розыска самого криминального в нашем регионе города? Началось с того, что жена ушла, вернее, сбежала с бизнесменом. У него, видите ли, вилла на Кипре, а у меня, кроме четырех пуль в туловище, ничего нет. Ненавижу бизнесменов. Потом власть превысил, когда Мишку Кривого брали. Они, бандюганы, моего дружка Витю Волошина подстрелили, не насмерть, но уложили на госпитальную койку надолго. Ну и устроил я им кровавое воскресенье, всем троим: зубы сыпались как горох, морды лица у всех одинаковые - кроваво-синие. Зато расколол всех, не успевали их "пение" на ноты перекладывать. Ну и что, на следующий день адвокат задокументировал их признания как выбитые силовыми методами, и грядет прокурорская проверка. Ненавижу адвокатов. Чашу терпения моего начальства переполнил арест дружбана начальника управления. Вот урод, нажрался до потери пульсации, и в таком виде палил с пистолета из окна своего "Лексуса" чуть ли не в мирное население. Да, взял я его тепленького с чужим револьвером, предварительно помял, он написал признание, я открыл дело, на "ковре" у начальника управления отказался его похерить, и сейчас я кандидат, как у нас говорят, на "вылет". Ненавижу "дружков". Мой шеф, подполковник Крылов сказал: "Уйди в тень на время, я подпишу тебе отпуск за два года, и месяц за свой счет. А за три месяца, будем надеяться, какой-набудь ишак да сдохнет".
   И вот я третий день давлю диван и смотрю подряд все сериалы - а преступность, оказывается, распоясалась, но какая-то она киношная, ненастоящая. И вдруг звонок. Это Стась Муха, одноклассник мой закадычный, от экрана меня оторвал:
   - Слушай, давай встретимся в "Шанхае", я угощаю.
   Я, конечно, не халявщик Леня Голубков, но если бизнесмен платит за мента - это справедливо, тем более, в "Шанхае" кормят неплохо. И вот мы сидим, пьем настоящий "Арарат", закусываем сушами и наслаждаемся беседой.
   - Слышал, у тебя неприятности. Так бросай свою ментовку, переходи ко мне начальником охраны.
   Я обалдел:
   - У меня от вас, бизнесменов, аллергия, я вас могу только сажать, а охранять - не дождетесь.
   Муха посеръезнел:
   - У меня неприятности. Мой начальник охраны оказался казачком засланным, на днях перешел к моим конкурентам, полным отморозкам, а они наезжают на меня больше года. А начальник охраны знает все мои входы-выходы, поэтому я жду больших неприятностей. А брать со стороны охрану - большой риск, непорядочных людей развелось как козлов нерезанных. Я могу положиться только на друзей, которых знаю с детства. Поэтому я прошу помощи у тебя - ты в этом деле специалист. Не хочешь переходить на постоянную службу, иди на пару месяцев, они же у тебя свободными образовались, наведешь порядок на моем заводе, получишь свои проценты и, пожалуйста, возвращайся к своим преступникам.
   Я задумался: а что я теряю, тем более, три месяца куда-то деть надо.
   - Хорошо, я как будто согласен, только расходов я тебе принесу немеренно.
   - Я реалист, знаю, что лучше рискнуть частью, чем потерять всё.
   Договор мы закрепили шампанским и поехали на моё новое место службы. Провели обход завода и прилегающей территории, завод нехилый, по последнему слову техники, изготовляет мебель, какую-то там гарнитуру-фурнитуру и паркет. И служба охраны поставлена неплохо - нас постоянно сопровождали, но ненавязчиво. В конце маршрута я поинтересовался:
   - А что это за огромный подвал, в котором стоит фура?
   - Это склад готовой продукции, почти готов.
   - А труба внутри по периметру?
   - Там будут смонтированы камеры слежения и камеры для подсчета количества фур. Но он еще не скоро заработает.
   - Ошибаешься, Муха, он мне понадобится, я надеюсь, очень скоро, этот бункер.
   Я собрал свою команду и устроил мозговой штурм:
   - Что будем делать?
   Посыпались предложения, самым разумным было установить камеры наблюдения по периметру ограды.
   - А сколько это займет времени?
   - Да за неделю управятся.
   - Боюсь, недели у нас нет. Поэтому максимум освещения территории, патрулирование парами, усиленное овчарками, вооружение как на фронте, отдыхает лишь треть, с завтрашнего дня переходим на круглосуточное бдение. - и своему заму, - Закупите сотню метров мощной цепи.
   Выспаться мне в эту ночь не дали - сожгли один из складов. А как ему не сгореть, если внутри одна щепа и тонкая мебель, а в окно швырнули бутылку с бензином.
   Я собрал своих орлов:
   - Как это случилось?
   - Так эти тати устроили провокацию возле проходной, все бросились в ту сторону, а в это время один из них просочился сквозь собак и совершил террористический акт.
   - И кто это сделал, как вы думаете?
   - Да что тут думать, конкуренты наши ненаглядные. А что мы дальше будем делать?
   - Если это конкуренты, будем ждать.
   Ждали мы недолго, до обеда. Потом явился чувачок, пальцы веером, и дипломатически потребовал, чтобы мы свой бизнес за бесценок продали им, конкурентам.
   - А ты кто? - я его спросил.
   - Я типа парламентер.
   - Понятно, парламентер, - и к своим, - в бункер его, на цепь к трубе приковать. Но по закону он имеет право на один звонок, - я поставил свой мобильник на громкую связь, - пользуйся законом.
   Парламентер набрал номер:
   - Слышь, Захарыч, меня хотят на цепь посадить, типа собычки, да?
   Из трубки послышалось:
   - Не дрейфь, я приеду, разберусь.
   Оказалось, это голос бывшего начальника охраны.
   Я к своим:
   - Этому, - на парламентера, - жрать не давать, пить не давать, в туалет не выводить. Что нужно делать с врагами?
   - Топить, как щенят, - предложил самый здоровый, Толян.
   - Неплохая идея, - признаюсь, - подбери себе товарища, вам предстоит ответственное задание. А вам, - к своему заму, - срочно соберите данные о родственниках конкурентов.
   - Будем картотеку заводить?
   - Нет, будем защищаться, но таким образом, чтобы враги на километр к нашему объекту боялись подходить. А теперь будем ждать Захарыча.
   Захарыч подъехал на трех джипах, но мы его ждали, мои орлы за несколько минут разоружили всю банду, отобрали оружие, документы и средства передвижения.
   - Захарыча в бункер к парламентеру, на тех же условиях.
   - Но я имею право на звонок, - надменно произнес Захарыч.
   - Теперь ты ничего не имеешь, даже право на жизнь у тебя призрачное, а реальные события доложат директору твои сотрудники, - и распорядился, - этих отпустить.
   - А наши джипы.., - заикнулся один.
   - Пешком, а кто опоздает - в бункер.
   Чужих как ветром сдуло, весть о нашем бункере они донесут до директора, я надеюсь, быстро.
   Ночь прошла спокойно, хотя мы не сомкнули глаз. Я уже начал успокаиваться, но перед обедом Муха срочно вызвал меня в свой кабинет:
   - У меня дочь похитили.
   - Может, загуляла?
   - Да нет, до школы не дошла, жена обеспокоилась и начала обзванивать подружек, никто её не видел. А несколько минут назад позвонили с лагеря врагов.
   - Они?
   - Да.
   - Требования?
   - Те же, плюс освободить Захарыча и парламентера.
   - Всё, Муха, дальше начинаются военные действия, ты только не вмешивайся.
   - Но моя дочка...
   - За дочку не беспокойся, им этот киднепинг боком вылезет, они не будут рады своему преступлению.
   Я вызвал зама:
   - Родственников по списку - всех сюда, в бункер.
   Свозили четыре часа, кажется, полгорода в нашем бункере разместилось.
   Я распорядился:
   - Жрать никому не давать, женщинам и детям давать воду, а также поставить им ведро для естественных надобностей. Телефонные разговоры не пресекать, даже поощрять. Толян, - это я к крепышу, - со своим напарником сделайте видеофильм минут на двадцать о событиях в бункере.
   Я переселился в кабинет Мухи, телефон установили на громкую связь. Часа чарез два раздался звонок, звонил первый зам, конкурент:
   - Это что же вы творите, отморозки?
   Муха говорит:
   - Этим вопросом у меня занимается новый зам, его зовут Михаил Иванович, а у меня, извините, производство.
   Я взял микрофон:
   - Слушаю вас внимательно.
   - Я требую немедленно отпустить заложников.
   - Требовать вы будете у жены, у меня вы можете только просить. А заложников я отпущу взамен вашего директора.
   - Но мы готовы отпустить директорскую дочку.
   - Без проблем, как только Муха-мама отзвонится, что дочка дома, мы отпускаем детей.
   - А остальных?
   - Вы не поняли? Остальных - на директора.
   Четверти часа не прошло, как мы освободили детей - недаром я оставил им мобильники.
   Вечером мы сидели у Мухи в кабинете, пили коньяк.
   - Остался последний аккорд, - пообещал я другу.
   - Но мы же намеченную задачу выполнили, атаку отбили, - удивился Стась.
   - Ты забываешь, Муха, что гидра многоглавая, она способна самовосстанавливаться. Поэтому подождем до утра.
   Ранним утром приехал небритый директор, на одном джипе, с минимумом охраны, видать, звонки с бункера беспокоили его всю ночь. Охрана не очень хорохорилась, когда мы её обезоруживали, они уже поняли, если в бутылку не лезть - не тронут.
   Я велел отпустить заложников.
   - А директора на цепь, к своим подельникам.
   Сразу же вызвал Толяна с напарником:
   - Я вам за этот месяц утраиваю премию. Но вам надо выполнить особую работу.
   - Да за такие бабки - любую, которую назовешь, командир.
   - Вы каменный карьер знаете?
   - Да кто его не знает?
   - И там глубокое озеро.
   - Метров двадцать, не меньше. А сомы там метровые, сам ловил.
   - Ну вот, кормить их будете. В бункере мы держим трех преступников, вы им руки-ноги спеленаете, пасти заклеите скотчем, свезете в карьер и утопите в озере. К ногам болванку, и туда, на глубину. Но этот сюжет вы должны снять на видео. Справитесь?
   - Да ты что, командир, за тот вред, что они нам принесли, я готов их удавить голыми руками, а утопить - так с удовольствием.
   Они справились, и мы повезли это кино во вражеский лагерь. Нас не ждали, и мы вломились как бандиты. Охрану разоружили, всем велели собраться в актовом зале. Секретарша решила нас напугать, типа, сейчас вызову милицию, но я ответил, что милиция уже здесь и ткнул ей в морду свое удостоверение. Сюда же притащили компьютер и подключили к нему видеокамеру, перед сеансом выступил я:
   - Сейчас вы увидите, до чего привела ваша рейдерская атака, и чем она закончилась.
   Сорок минут прошли в жуткой тишине. После этого слово опять взял я:
   - Предупреждаю об ответственности за киднепинг, будете молоть языками - будете овечать. Теперь о текущем моменте: на вашем заводе вводится временная администрация. Мы формируем новую команду, которую возглавлю я, с каждым мы заключим новый договор, кто не согласен, того мы рассчитаем согласно действующего законодательства с выплатой заработанной премии. Главному бухгалтеру и начальнику отдела кадров заняться расчетом лиц, желающих уволиться.
   Уволились все замы, некоторые начальники отделов, секретарша и половина охраны. Этих людей мы быстро восполнили своими, и завод со скрипом, но заработал. Главный инженер не уволился, ему до пенсии оставалось меньше года, по этой же причине остался главбух. Я в производстве профан, поэтому занимаюсь только административными вопросами, по всему остальному отсылаю к главному инженеру или главбуху.
   Через две недели я взмолился:
   - Муха, я тебе кто, майор милиции или дипломированный инженер? Подменяй меня живо, не то сбегу.
   - Мишаня, ещё два дня, мой зам с загранкомандировки возвращается через два дня, он тебя сменит.
   И вот сидим мы опять в "Шанхае", пьем настоящий коньяк и наслаждаемся настоящей закуской. Муха предлагает:
   - Мишаня, подсчитай, сколько я тебе должен?
   Я возмутился:
   - Да ты что, Стась, ты думаешь, я с тебя деньги возьму?
   - До чего я альтруистов не люблю. Это что же, я теперь перед тобой до гробовой доски в должниках ходить буду? Ну нет, - и за соседний стол, - Васильевич, давай ключи. Вот, - бросает связку ключей на стол, - это двухэтажный дом за городом, с мебелью, оргтехникой и свежим пивом в холодильнике. А это, - ещё один ключ на стол, - новый BMW последней модели с автоматической коробкой передач и гидроусилителем руля, а это - талоны на тонну бензина для заправки своей бэхи.
   Я сначала хотел отклонить его гнусное предложение, но когда услышал про автоматическую коробку передач, сил на это не хватило.
   И вот опять я давлю диван на втором этаже своего загородного дома, смотрю сериалы и новости на плазменном телевизоре. А в нашем городе, оказывается, три человека пропали безвести, как в воду канули. А я мыслю - съездить на юга или провести остаток отпуска дома. Мои размышления прервал телефонный звонок:
   - Майор Григорьев?
   - Так точно. С кем имею честь?
   - Мы незнакомы, но у нас проблема на фирме, как у Стася Мухи. Разрулите нашу проблему - получите свои проценты. Нам больше не к кому обратиться. Я позвоню через полчаса, посоветуйтесь с друзьями.
   А что здесь советоваться, юга подождут, решу проблему, месяц ещё останется для личных вопросов. Но чувствую, звонок не последний, а если заказчиков будет много - создам фирму для защиты прав потребителей, трудоустрою отставных ментов, и будем наводить порядок на производственном фронте города. Потому что город - наш!
   А сейчас жду звонка.
  2011
  
  
  
  
  КОРОТКИЕ ЖИЗНЕННЫЕ ИСТОРИИ.
   Моей дочке Шуре три года. Мы с её тётей стоим и разговариваем, а Шура между нами крутится на каблуке. Тётя делает ей замечание:
   - Шура, ты поросенок.
   Шура, ни слова не говоря, поворачивается на каблуке ко мне:
  - Папа, правда, я красавица?
   Я, задумчиво:
   - Угу.
   Шура поворачивается на каблуке к тёте:
   - Тётя Оля, папа сказал, что я красавица, а папа меня лучше знает.
  
  * * *
   1970 год, Ладыжин, монтаж 1-го блока. На строительстве ГРЭС работает всё население близлежащих сел. В моей бригаде трудится Сева, его село расположено за ближним леском, с полкилометра от нашей мастерской. Ежедневно его жена приносит ему обед. Что собой представляет Сева? Низенький косоглазый мужичок, одна нога у него короче другой, из-за чего он хромает. Но его недостатки компенсируются веселым нравом, он дня не проживет, чтобы кого-нибудь не подковырнуть. А жена у него красавица, притом очень ревнивая, хотя к чему там ревновать?
   И вот присылают к нам в бригаду практиканта, и в первый же день Сева его поддел, я уже не помню его шутку, то ли мешок пара принести, то ли "cos Y" двигателя на складе получить. Парень купился, но промолчал. На следующий день жена Севы как штык с обедом ровно в двенадцать. А Сева отлучился, в мастерской остался только студент. Жена его спрашивает, где найти Севу.
   - Он обедает, - серьезно отвечает студент.
   - Что обедает? - удивляется жена.
   - Не знаю, - продолжает новенький, - пришла его жена, принесла обед и они пошли вон в тот лесок.
   Сумка с Севиным обедом с размахом звякнула о верстак, и разгневанная жена ушла. Через несколько минут влетает Сева:
   - Жена не приходила?
   - А я с твоей женой не знаком, - отвечает практикант.
   На следующий день приходит Сева на работу с расцарапанной мордой, на все наши расспросы отвечает, что упал. В дальнейшем они со студентом подружились, но теперь Сева своих не подначивает, старается отыграться на незнакомых людях. Студент научил, вернее, отучил.
  
  * * *
   Эта история случилась в малосемейке, одну комнату в которой снимал студент-медик. Назавтра ему предстояло сдавать зачет по анатомии, а сегодня он приволок домой человеческую голову. Да, он проходил практику в морге и упросил знакомого патологоанатома бесхозную голову втихаря затырить. Зачем, спрашиваете? Да он же медик, а каждый студент мечтает иметь в собственности человеческий череп. Так вот, вечером студент приносит в сумке голову, ложит её в кастрюлю, засыпает несколькими горстями соли, чтобы оболочка быстрее отстала от кости, ставит кастрюлю на малый огонь, а сам уходит к себе в комнату готовиться к зачету. И засыпает.
   Проходит часа два, соседке захотелось в туалет. Проходя мимо кухни, она видит, что на студентовой конфорке что-то кипит и вкусно пахнет. Но она же знает, что в студента, кроме чайника, ничего нет, и поэтому её природное любопытство преодолело чувство опасности. И она подняла крышку, и увидела содержимое. Организм её оказался слабеньким и она падает без сознания, и так удачно, что голова застревает между плитой и тумбочкой, а сверху её закрывает крышка от кастрюли. От шума просыпается сосед-алкаш, ну если проснулся, нужно пойти и попить воды. И какую картину он застает на кухне? Огромная корма соседки растянулась на всю кухню, а голова отсутствует, зато эта же голова покоится в кастрюле. С перепугу алкаш хватает кастрюлю, не удерживает её и содержимое выливает на свои, как выражается мой коллега, "ленинские места". Голова падает на пол и катится по коридору, а алкаш от боли поднимает такой вой, что просыпается весь этаж. Все бросились на кухню, кто слабее, падал без сознания сразу же, кто здоровее, побежал вызывать милицию и карету скорой помощи. А студент спросонок схватил в охапку голову, забился в угол кухни, там висел медный таз для варки варенья, и начал биться головой в этот таз. Милиция и скорая приехали быстро: картина была не для слабонервных - пол-этажа без сознания валяется по всему этажу, алкаш орет благим матом, а студент своей головой на медном тазе выбивает марш Шопена.
   Разобрались быстро, пострадали только студент и алкаш. Студент голову, конечно, в морг вернул, а вот зачет по анатомии сдавал весь семестр, и весь этот семестр алкашу лечили его ошпаренные гениталии. А вот мечта студента о личном "бедном Йорике" накрылась медным тазом.
  
  * * *
   Я лечился в кардиодиспансере. К нам поступил новый больной Петро Григоренко, у него я увидел страшный шрам - от бедра до ступни. Я поинтересовался, на какой войне он получил такое увечье. Петро ответил, что сам тракторист, а однажды попал под трактор и располосовал ногу по всей длине.
   - А вот дальше, - продолжает больной, - у меня с этой ногой начались неприятности. Лет через пять после аварии у меня начались проблемы с сердцем, появилась аритмия, а нога начала остывать. Стынет и стынет, пока не стала совсем холодной. Что ни делали медики, ничего не помогает, нога остается холодной. Консилиум врачей пришел к выводу - гангрена, и ногу необходимо ампутировать, по простому говоря, ногу надо отрезать выше колена. Представьте моё состояние: тридцатилетний мужик, и полный калека. Но жизнь-то дороже ноги и я согласился на операцию. Операцию запланировали на вторник, а накануне в пятницу меня отпустили домой, попрощаться с родными и морально подготовиться к данному действию. Мне строго наказали придерживаться диеты, не есть жирного и, боже упаси, спиртного. А я любил выпить стакан самогонки и закусить салом с чесноком. И меня этой моей маленькой радости лишали. Вот пришел я домой, и такая тоска меня обуяла - ведь целым человеком мне осталось жить всего три дня. И я с горя выпил стакан водки, закусил салом, потом налил ещё стакан и лег спать. Утром проснулся, хватанул два стакана водяры, закусил салом и чесноком, опять провалился в сон. А вот когда проснулся, почувствовал какой-то дискомфорт, будто бы нога потеплела. Ну а здесь я уже добавил с радости, а когда в воскресенье отошел с похмелья, нога была теплая. И остаётся теплой до сих пор. Врачи никак не могли поверить, этот случай был вне их понимания. А что повлияло на моё выздоровление, никто ответить мне не может, то ли диета, то ли расположение планет, то ли мои биоритмы, а быть может всё это в комплексе. И ещё, если бы я бросил пить, то остался бы калекой, а так водку пью и на медицину плюю.
   Вот такую удивительную историю в кардиодиспансере я услышал от Петра Григоренко.
  
  * * *
   В село при§хав п"ятирічний хлопчик, і з ним веде розмову сусідський дід:
   - Ти звідкіля при§хав?
   - С города, - гордо відповідає малюк.
   - А жив би в селі, то при§жджав би з міста. Тебе як звати?
   - Петя.
   - А жив би в селі, то звався б Петром. Ти де живеш?
   - В доме.
   - А був би в селі, то жив би в будинку. Батька маєш?
   - Нет, я внебрачный ребенок.
   - От бачиш, жив би в селі, то був би байстрюком. Значить, в твоє§ матері чоловіка нема?
   - Нет, её зовут мать-одиночка.
   - А жила б в селі, звали б курвою. Бачиш, як тобі не пощастило, що ти живеш в місті.
  
  * * *
   В одном из райцентров убили уголовного авторитета. Сразу же два экипажа с отдела по борьбе с оргпреступностью на милицейских "Фордах" были направлены с Винницы на расследование этого преступления. Через двое суток они возвращались домой, что дало расследование, неизвестно.
   Обе машины шли с включенными красно-синими проблесковыми маячками, при этом всё движение на трассе замирало ввиду отсутствия разделительной полосы. Им навстречу двигались две, груженные сахаром, 30-тонные "фуры" с молдавскими номерами. При появлении из-за поворота первой "фуры", водитель-дальнобойщик среагировал моментально - резко нажал на тормоза и остановился. Водитель второго грузовика, чтобы не протаранить первый и не кувыркнуться с насыпи, рванул руль влево, где в него, вернее под колеса его "Мерседеса", со скоростью 160 километров в час врезались оба "Форда". Оба экипажа погибли. А мне подумалось:
   "Если бы в Могилев-Подольском убили инженера или, не дай Бог, врача, послали ли бы на выручку местным ментам половину областного отдела по борьбе с оргпреступностью? Навряд ли. А вот когда уголовника замочили, то послали. Почему? Да потому, что бандитские авторитеты и оперативники по борьбе с ними - единая структура. Первые грабят народ, а вторые обеспечивают им "крышу". И чем оперативники отличаются от бандитов. Да ничем, они даже на трассе ведут себя как "авторитеты". Потому что полностью перекрывать движение можно только при следовании по трассе президента, премьера или иностранного посла. А они, которые возомнили себя на уровне президента или премьера, не ожидали, что есть водители, которые хорошо знают правила дорожного движения и, самое главное, выполняют их. Как те два молдаванина, они выполнили правила и в результате погибли люди. Но если бы они не погибли тогда, они погибли бы в другое время, потому что оперативники почувствовали себя чересчур "авторитетно".
   Так мне подумалось.
  
  * * *
   Оксане три года, она секретничает с мамой:
   - Ты знаешь, а мне дядя Витя не нравится.
   - Почему?
   - У него волосы развеваются в разные стороны. А вот дядя Толя нравится - он такой же лысый, как мой папа.
   Вот и пойми их женскую логику.
  
  * * *
   Мій друг - автолюбитель, а його дружина керує ним, коли він за кермом: "Туди не §дь, обережно, звертай тут", і так безкінечно. Другу це швидко набридло. Одного разу по§хали вони в село до родичів, а це 30 кілометрів від траси. От вертаються вони, про§хали половину дороги, дружина знову: "На цей камінчик не на§дь, не спіши". Товариш зупинився й каже:
   - Мені здається, що "стоп-вогні" не горять, вийди, погляеь ззаду.
   Дружина вийшла, а чоловік по газах і по§хав додому. Пізно ввечері з"явилась дружина, і мовчки. Тепер, коли друг за кермом, дружина тільки розкриє рот, щоб підказати, як треба §хати, чоловік §й нагадує:
   - А може, "стопи" хочеш перевірити? - і дружина замовкає.
   А §хати мовчки, виявляється, безпечніше.
  
  * * *
   Ця подія трапилась в далекі 60-ті роки минулого століття. Я вчився в політехнічному технікумі, і була в нас дисципліна "Начальна воєнна підготовка" - НВП. Напередодні вихідного воєнрук зібрав нас і сказав, що в понеділок пройдуть навчання з НВП нашого курсу, і звелів кожному виготовити макет автомата Калашникова. Я хлопець із села, в суботу скльопав дерев"яний автомат, і став похожий на партизана. Ввечері в неділю, як завжди, ми зібрались до клубу на танці, а щоб було цікавіше, всі постриглися наголо. А біля клубу трапилась бійка і мені добре приліпили під оба ока. Ранком в понеділок продер очі, а вони не продираються, так розпухли і посиніли. Поки добрався до Вінниці, то на НВП, яка була першою парою, і запізнився. Тепер уявіть собі картину: в актовий зал, набитий студентами по зав"язку, ввалюється ще один студент, з автоматом під пахвою, а замість обличчя - синя побита морда, до того ж, як душман, лисий і неголений.
   - Ти хто? - питає воєнрук.
   - Курсант ім"ярек, дозвольте бути присутнім на навчаннях, - відповідаю.
   - Та тобі не треба вчитися, ти страшний як весь блок НАТО, - і додав, - агресор.
   З тих пір всі забулися, як мене звати, бо до мене приліпилася кличка "Агресор". І коли я вже був на четвертому курсі, то першокурсники зверталися до мене на ймення Агресор, вони думали, що так звучить моє прізвище. Зараз я вже на пенсі§, але коли зустрічаюсь з однокашниками, то вони, на радість собі і мені, звуть мене Агресором, і це слово звучить як музика в мо§й душі.
   P.S. З тих пір я не запізнююсь.
  
  * * *
   Далекі 60-ті. Ми дивимось хокей по телевізору, з нами Тосік Бовтун, який дуже хоче показати себе великим знавцем цього виду спорту. Гострий момент, болільники кричать: "Шай-бу!! Шай-бу!!", і в цей момент Тосік голосно каже: "Слиш, от цей Шайба грає". З тих пір пройшло 40 років, але всі, при зустрічі з Тосіком, повторюють:
   - От цей Шайба грає.
  
  * * *
   Мій друг Стась в підлітковому віці був хуліганистим пацаном. В цей же час в нас з"явились два брати-міліціонери. Вони були першими міліціонерами в селі, тому ходили вулицями завжди вдвох, завжди в формі і до всіх чіплялись, як сказала б зараз моя внучка: "були крутими хлопцями". А ще в центрі села будували пам"ятник і під нього була викопана глибочезна яма. Одного разу брати гоголем проходили біля ями, зустріли там Стася і присікались до нього. В результаті цього інциденту Стась обох жорстоко побив і покидав в яму. Брати поскаржились начальнику районно§ міліці§, і той визвав всіх трьох на "килимок". Оглянув Стася й питає:
   - Тобі скільки років, хлопчику?
   - П"ятнадцять.
   - І нашу доблесну міліцію, що відслужила в армі§ і закінчила міліцейську школу, луплять вже діти? Геть з кабінету!
   Цих "доблесних" міліціонерів незабаром з міліці§ все-таки вигнали, а ось першу яму §м "викопав" Стась.
  
  * * *
   Внукові Павлику 6,5 років. Напередодні Нового Року я дивлюсь телевізор, жінки пораються на кухні, а Павлик §м помагає. Приносить мені картоплю, зварену в мундирах, та буряк для "шуби". Я картоплю обібрав, а буряк - ні. Бабуся питає, а чому буряк не чищений? Павлик біжить до мене:
  - Чому буряк не чищений?
   - Бо я його чистити не вмію, - признаюсь чесно.
   Павлик біжить на кухню:
   - Дідусь буряк чистити не вміє, він що, в інститут не ходив?
   - А ти біжи спитай.
   Павлик біжить до мене:
   - Дідусь, ти що, в інститут не ходив?
   Я знов признаюсь:
  - Я в інститут ходив, але коли нас вчили чистити буряки, я прогуляв.
   Павлик біжить на кухню:
   - Дідусь признався, що він теж був прогульщиком і двієчником.
  
  * * *
   Ця подія трапилась в 80-ті роки, коли почалась боротьба з пияцтвом і самогонщиками. До них вживались драконівські закони і вища міра покарання - штраф і конфіскація самого виробу. Одного разу я був у райвідділі міліці§ і туди привели трьох бабусь з самогонкою. Швиденько склали протокол на штраф і на знищення самогонки, мене, як цивільну людину, теж залучили до підпису, вручили бабусям штраф, щоб вони його заплатили на пошті, а самогонку вилили через вікно. Поки оформляли документи, мене біс поніс за будинок. І що я там побачив: під вікном сто§ть відро, в яке міліціонер виливає з банки самогонку, і що саме головне, ні краплі не пролив, ото вже руку набив. А ми все життя сміялися з §х тупизни, я навіть вірш знаю:
   На селі жив хлопець Петя,
   Не хотів корів він пасть.
   Він по§хав в город невеличкий,
   Там повісили йому дві лички -
   І тепер він власть!
   А вони пристосуються до будь-яких умов і, як клопи з тараканами, виживуть в цих умовах.
  
  * * *
   Я охотник азартный и для меня ружьё или охотничья собака имеют особую ценность. Однажды на базаре предложили мне собаку, лис берет безотказно. Я что-то засомневался, слишком молодо выглядит пес, но, уступая настойчивости, взял. У меня друг есть, тоже охотник, он этих собак натаскивает, имеет две лисицы, искусственные норы, всё как на настоящей охоте. Я попросил его протестировать мою собаку. Он выпустил лисицу, мой пес бросился за ней, догнал, мы думали, он вцепится ей в загривок, но он запрыгнул на лисицу с целью исполнения супружеского долга, но был двинут хозяйским сапогом и с позором выдворен с полигона.
   Удумал я его проверить на настоящей охоте. Нас четверо, нашли лисью нору, запустили в центральный вход моего Цезаря, сами заняли все четыре аварийных выхода, с ружьями наизготовку по пояс в снегу, ждем. Больше часа мерзли, наконец один не выдержал:
   - Пойди проверь, может, твоего Цезаря уже лисы загрызли.
   Я подошел к центральной норе, а он, паразит, спит. Как мы его затолкали в нору, так он в этом месте и уснул, только лапой морду прикрыл. Мы предварительно кусок колбаски в нору подальше бросили, так он колбасу лапой выгреб, сожрал и уснул.
   Чем закончилась история, спрашиваете? Я дал Цезарю сапогом два пенделя и он был выдворен с охотничьих угодий навсегда, ушел, должно быть, на свой базар.
  
  * * *
   На стадионе наблюдаю следующую картину:
   Бежит на стометровке девушка, выкладывается по полной программе. Вдруг на дорожку выскакивает молодой человек, из этих, из "новых", хозяин жизни, раскинул руки и идет навстречу девушке, виляя из стороны в сторону, будто-бы имеет желание поймать её в свои сети. Девчонка, не сбавляя ходу, за два метра от мужчины отрывается от земли и обеими кроссовками лупит ему в голову. Парень катится по гаревой дорожке, потом вскакивает и со словами: "Но ты, коза..." бросается за девушкой. Она останавливается, без разбега взвивается в воздух и правой ногой сильно бьет его выше плеча в шею. Мужик опять катится, потом становится на четвереньки и так на четвереньках бежит к своей машине, а оттуда с ужасом следит за девушкой. Я тоже за ней наблюдаю: спокойная как удав, она возвращается на стартовую позицию.
  
  * * *
  
  
  
  
  
  
   МЫСЛИ ЧУЖИЕ, НО УМНЫЕ.
   Если шутки не доходят - почта не виновата.
   Дураки чувствуют себя увереннее: их больше.
   Почему никогда не хватает времени сделать как следует, и всегда хватает времени на исправление.
   Кто в армии служил, тот в цирке не смеётся.
   Бедным людям многого не хватает, жадным - всего.
   Оптимисты изучают английский язык, пессимисты - уголовный кодекс, а реалисты - автомат Калашникова.
   Девиз холостяка: лучше молоко из холодильника, чем корова на кухне.
   Разговор автоответчика с автопилотом.
   Когда жизнь дорожает, она становится дешевле.
   Зло - это добро, пришедшее к власти.
   Якось воно буде, бо ніколи не було, щоб якось не було.
   Ты сказал - я поверил, ты повторил - я усомнился, ты стал настаивать - я перестал верить.
   Сначала ты работаешь на авторитет, а потом - авторитет на тебя.
   Главный недостаток капитализма - неравное распределение богатства. Главное преимущество социализма - равное распределение нищеты.
   Лучше три раза вспотеть, чем один раз покрыться инеем.
   Она пошла за ним в Сибирь и испортила ему каторгу.
   Тормоза придумали трусы.
   Меняю лицо кавказской национальности на жидовскую морду, с доплатой.
   Тосты: "Чтобы у вас всё было, а за это вам ничего не было".
   "За нас с вами, и за х... с ними".
   "Ну, б..., за тебя, на х...".
   Только умный может попасть в дурацкое положение, дурак находится в нем всегда.
   "Галіматня".
   І.С.Плющ
   Дела не так уж плохи, пока в стране есть лохи.
   Рожденный ползать везде пролезет.
   Я за колгосп, але не в нашому селі.
   Попытка продолжить жизнь ещё продолжается.
   Скромность украшает только тех, у кого других украшений нет.
   Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша.
   Мудрость не всегда приходит с возрастом, бывает, что возраст приходит один.
   Родина вас не забудет и при случае отомстит.
   Безопасность стоит дорого, но она того стоит.
   Делаешь - не бойся, боишься - не делай.
   Маленькая женщина - для любви, а большая - для мытья окон
   В доме - куча б..., а в кармане - ни гроша.
   Всё будет ништяк, несмотря на западло.
   В армии шутить любят, но шуток не прощают.
   Любить чужую жену - преступление, свою - наказание.
   "Чтоб мы всегда гуляли на именинах, а наши враги - на костылях".
   М.Жванецкий
   Жена в малых количествах - лекарство, а в больших - яд.
   Не кивай на зеркало, если ноги кривые.
   Я чую, як іржа ворота §сть.
   Избранная власть возврату и обмену не подлежит.
   Не говорите, что мне делать, и я не скажу, куда вам идти.
   "Любов до Укра§ни не звільняє від сплати податків".
   С. Медведчук
   Они размножаются делением.
   Рвануть назад к светлому прошлому.
   Невозможно быть одновременно умным, трезвым и веселым.
   Партия была, партия есть, партия будет есть.
   Не говорите о себе плохо. Это сделают за вас ваши друзья.
   Пиво без водки - деньги на ветер.
   Танки грязи не боятся.
   Девичья память, переходящая в старческий склероз.
   Коней на переправе не меняют, их пристреливают.
   Ветераны обкомовских буфетов.
   Лучше быть маленьким начальником, чем большим человеком.
   Партія "ЗА Єдину Багату Укра§ну".
   В жизни мы все пассажиры большого корабля. Только одни находятся в трюме, другие - в ресторане.
   - Старый конь борозды не портит.
   - Но и глубоко не пашет.
   - Зато вреда никакого, ляжет в борозду и спит.
   Я Родину люблю, а государство ненавижу.
   Барабанщики перестройки.
   Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи.
   "Спасибо" не булькает. "Спасибом" не закусишь.
   Легче отдаться, чем объяснить, что не хочешь.
   В доме инженера не говорят о зарплате.
   Понял - не дурак, дурак бы не понял.
   " Донбасс порожняк не гонит".
   В.Янукович
   Умные выходят замуж за умных, а красивые - за богатых.
   Прошла зима, настало лето. Спасибо партии за это.
   Встреча: мужчин - без галстуков, женщин - без бюстгальтеров.
   Мужчина должен быть чуть красивей обезьяны, а женщина - чуть умней.
   Любовь к Родине кончается за чертой бедности
   Сегодня клёва не будет, потому что клёво было вчера.
   Природа не терпит пустоты: место, освобождённое одним дураком, тут же занимает другой.
   Хотя извилин не видно, но когда их нет - это очень заметно.
   Плохой человек - тот, кто плохо относится ко мне - хорошему.
   Лучше вовремя прикусить язык, чем потом кусать локти.
   Первые сиамские близнецы - трехголовый Змей Горыныч.
   Мы не рабы: рабов хоть как-то кормят.
   Не пей. С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага.
   Тот, кто поднялся выше, просто полез раньше.
   Мы бы давно уже жили хорошо, если б так долго не считали, что
  живем лучше всех.
   За красивую женскую грудь - мы обеими руками.
   Ничто не обходится нам так дорого, как желание отделаться подешевле.
   Только тогда и почувствуешь себя господином, когда станешь слугой народа.
   Один удар по почкам заменяет кружку пива.
   Если человек жалуется на ущемление своих прав, ущемите ему яйца, и посмотрите, что для него важнее.
   Вчера красилась, так пять раз в обморок падала от своей неотразимой красоты.
   Жадность - лучшее средство от женщин.
   Жернова истории крутятся медленно, но растирают в пыль.
   Лучше подарить ненужную вещь другу, чем выбросить на помойку.
   Кожен народ має той уряд, який його має.
   Бабло побеждает зло.
   Сила есть, ум не помещается.
   Украсьте мир отсутствием своим.
   Потолок женщины не должен определяться его полом.
   Хочешь жить - умей вертеться.
   Бывали времена труднее, но не было времен подлей.
   Люди стали жити краще, тільки вони цього ще не помічають.
   Лісники охороняють ліс від браконьєрів, а хто буде охороняти ліс від самих лісників?
   Человек, которому в жизни не повезло, похож на туриста, который пришел в дендрарий, отыскал в углу тазик с удобрениями, сунул туда голову и орет: "Тут воняет! Верните мне деньги за билет!".
   У работы есть три плюса: пятница, зарплата и отпуск.
   От Родины нельзя ждать ничего хорошого. Хоть бы жить не мешала!
   Сделал добро - отойди на безопасное расстояние. Чтобы ударной волной благодарности не зацепило.
   Друг познается в беде, герой - в битве, жена - в бедности.
   Не кле§ться життя? Викиньте клей - беріться за цвяхи. Забийте... на все! І живіть спокійно.
   Если Вас что-то смущает во мне - не нужно ставить меня в известность, попробуйте пережить потрясение самостоятельно!
   Меня обижать не надо... У меня разгон от "милой зайки" до "жуткой стервы" - 1,5 секунды.
   Я против зарплаты в конвертах. Я за зарплату в мешках!
   Книга - это рука, протянутая через десятилетия, когда рядом нет собеседника.
  
  
  
  
  
  
  
  
  СТАТЬИ
  
  
  ОБЪЕКТ "WERWOLF".
  Правда и вымыслы о ставке Гитлера.
   Как оно начиналось?
   Винница была оккупирована немцами 19 июля 1941 года. А уже в конце августа этого года в лесу около Стрижавки начала работать группа военных немецких специалистов. Ими были произведены съемочные и планировочные работы. В сентябре этого же года для охраны этого участка прибыл специальный отряд гестаповцев. Лес был объявлен запретной зоной. Тогда же немцы пригнали на строительство большое количество советских военнопленных. Местным жителям было категорически запрещено подходить к лагерю военнопленных. На службе в гестапо в качестве полицейских, охранявших военнопленных, находились узбеки, они отличались жестокостью и зверским избиением охраняемых. Погибших военнопленных немцы сваливали в огромные силосные ямы.
   Но это была только предварительная разведка. А вот в декабре 1941 года в Винницу прибыла немецкая строительная фирма организации "Тодт", которая сразу же приступила к строительству подземных сооружений объекта "Werwolf" - в дальнейшем это окажется главной квартирой немецких вооруженных сил. Строительство именовалось "Украинский лагерь".
   Итак, в конце 1941 года под Винницей в районе Стрижавки развернулось грандиозное строительство какого-то секретного объекта. Из близлежащих сёл было выселено всё население. От станции Винница до объекта была проложена железнодорожная ветка, также была построена шоссейная дорога. По шоссе Винница-Немиров, против военного городка, немцы построили мощную радиостанцию, а на Винницких Хуторах - пеленгаторную станцию. Вокруг Винницы были расставлены средства противовоздушной обороны: зенитная артиллерия большой мощности, легкие зенитные пушки. На зданиях были установлены крупнокалиберные пулеметы и автоматические пушки.
   Здание психиатрической больницы от больных было освобождено, их разместили в областной школе милиции на Литинском шоссе. Часть больных немцы умертвили и зарыли в углу больничной территории. (На этом месте сейчас установлен памятник погибшим больным и расстрелянному медперсоналу). К больнице была подведена подземная связь. Больница была использована под санаторий и казино "Вальдюф" для офицеров ставки. В больнице Пирогова ранее размещался немецкий госпиталь, который от раненых был освобожден. Население вокруг психиатрической и Пироговской больниц было отселено, все квартиры предназначались для немецких офицеров. Полностью было выселено население с улиц Гойхера, Малиновского, Толстого, Гоголя.
   А на сам объект были согнаны 14000 военнопленных, также были собраны инженеры-фортификаторы со всей Европы в огромном количестве - только немецких специалистов около тысячи, а также полторы тысячи других национальностей: чехи, поляки, норвежцы. В концлагерях отобрали электриков, монтажников, теплотехников, геологов. С Италии доставили метростроевцев, с Чехии - мостостроителей, из Польши - плотников. Чтобы стимулировать труд, им установили довольно высокую зарплату.
   Строительство объекта вели пять немецких фирм:
   1. Фирма Галаса строила дороги и мосты. На строительстве работало четыреста человек немцев и поляков.
   2. Фирма Кока состояла сплошь из немецких рабочих, которых было тысяча человек. Фирма выполняла работы по строительству водопровода и канализации, вела монтаж электрических и телефонных кабелей.
   3. Фирма Вашкун производила плотничьи и малярные работы. На строительстве работало пятьсот немецких и польских рабочих.
   4. Фирма Зондерштейна также производила малярные работы. К тому же она занималась огородным хозяйством.
   5. Фирма Неймана. На работах, проводимых этой фирмой, были заняты исключительно немецкие рабочие разных специальностей, что говорит о выполнении ими секретных работ.
   Немецкие и польские рабочие носили на рукавах специальные отличительные знаки.
   Работами руководил имперский советник архитектор Классик. Он был автором проекта ставки Гитлера под Растенбургом в Восточной Пруссии, которая именовалась "Вольфшанце".
   С первых дней строительства лес, в котором проводились работы, охранялся гестаповцами, на службе которых находились полевая жандармерия и полиция, состоящая исключительно из немцев. В радиусе пяти километров строились специальные укрытия, наблюдательные посты. На высоких деревьях вокруг леса через каждые двести метров были построены наблюдательные гнезда, на которых дежурили часовые с биноклями. Весь участок был обведен глубоким рвом и пятью рядами спиралей Бруно.
   В полях, прилегающих близко к лесу, немцы разрешили посеять только низкорослые культуры, как, например, картофель. Сеять пшеницу, рожь, кукурузу, подсолнух и другие высокорослые злаки было категорически запрещено. После окончания строительства местным жителям запретили производить полевые работы на прилегающих к лесу полях. Уборку урожая производили немецкие солдаты, которые затем скошенный хлеб подвозили на подводах к шоссе, где передавали его крестьянам для молотьбы.
   Но это уже было потом, а сейчас вернемся к истокам.
   Место для ставки было выбрано не случайно, колдовское будто бы. Есть на планете Земля такие места, наподобие черных дыр в Космосе, в которых собирается отрицательная для человека энергия. И вот такое место с отрицательной энергией было выбрано для строительства санатория для высших чинов немецких вооруженных сил. Об этом свидетельствовали указатели на дорогах. Но странным оказалось то, что санаторий строился под землей. На площади в несколько гектаров семь этажей с трехметровыми железобетонными стенами и пятиметровыми перекрытиями опустились под землю и последний этаж сравнялся с землей. Все сооружения обнесли плотной стальной сеткой высотой в два метра. Кроме сетки, было натянуто несколько рядов колючей проволоки, через которую пропустили электрический ток.
   А под землей были автономное электрическое освещение, водопровод и канализация, подача и очистка воздуха, искусственная вентиляция всех подземных помещений. Это был настоящий шедевр строительного искусства.
   Ставка была многоярусным сооружением.
   Первый ярус: наземные служебные помещения, жилые дома для штабных офицеров, казармы для охраны, вспомогательные и оборонительные сооружения, системы отопления и вентиляции.
   Второй ярус: служебные сооружения, вырубленные в верхнем слое гранита на глубину восемь метров. Они были прикрыты железобетонным покрытием толщиной в два с половиной метра, сверху двухметровая прослойка песка, ещё одно железобетонное покрытие такой же толщины. В случае прямого попадания авиабомбы такой трехслойный сэндвич ослабил бы ударную волну и защитил нижние слои от сильных разрушений.
   Третий ярус: на глубине до пятидесяти метров в гранитной толще располагались многоэтажные бункера.
   На территории ставки была создана эффективная дренажная система, исключающая попадание дождевых вод в подземные помещения, гидроизоляция которой сохранилась до сих пор. Была сделана канализационная система, построены отстойники и очистные сооружения.
   Для питья воду брали из артезианских скважин, а техническую воду закачивали из Южного Буга. Для электрического питания было создано много независимых источников и оно функционировало в любых условиях: дизельная электростанция, на узле связи - собственные дизели и аккумуляторы, в каждом бункере - аварийные аккумуляторы. На случай воздушной тревоги в каждом служебном помещении были устроены гидравлические лифты, в считанные минуты позволявшие штабным офицерам спуститься в подземные бункеры.
   Объект закончили в необычно сжатые сроки - в апреле 1942 года он начал функционировать. Для Гитлера на поверхности построили одноэтажный домик, из которого был вход в подземелье. На поверхности был оборудован небольшой аэродром для принятия легких самолетов. Два самолета, которые находились на поле, в течение дня куда-то улетали. Иногда прилетал третий самолет, но опускался не на поле, а на огороженную площадку близ центральной зоны леса.
   Севернее ставки, в районе Калиновки, возле ставки Геринга "Форстенштадт" был построен большой стратегический аэродром для прикрытия объекта. В то же время немецким летчикам запретили пролетать непосредственно над объектом.
   А сам объект мог выдержать непосредственную бомбардировку с воздуха, а также, как оказалось позже, он мог выдержать атомный взрыв. В случае ядерного удара фильтры могли обеспечить очистку воздуха. Была создана великолепная, многократно продублированная система вентиляции, не допускающая накопления в подземных сооружениях радиации. И на таком объекте несколько сотен человек могли жить годами, вынашивая планы развязывания третьей мировой войны или разработки сверхоружия возмездия.
   После окончания работ все, кто занимался строительством, были уничтожены. Абсолютно все: и свои, и чужие. Каким способом умертвили полтора десятка тысяч человек, наверное, не узнает уже никто. Но факт остается фактом - ни один свидетель строительства за последние шесть десятилетий не отозвался. Только памятник недалеко от леса напоминает потомкам о том, что на этом месте были уничтожены тысячи военнопленных, принимавших участие в строительстве данного объекта. Они были расстреляны и захоронены в противотанковом рву. До этого в процессе строительства погибло более пяти тысяч человек. На памятнике выбиты слова "Здесь похоронены зверски замученные немецкими фашистами в 1941-1943 годах 14 тысяч советских воинов, граждан Польши, Чехословакии, Норвегии и других стран".
   И вот тогда объект стал значиться как "Полевая ставка Гитлера "Werwolf". Это был сверхсекретный объект, в котором Гитлер должен был себя чувствовать в полной безопасности. А Вервольф, по древним легендам, это маг, принявший образ волка, оборотень. Комендантом "Werwolf" был подполковник Штреве, ответственным за безопасность объекта - оберфюрер Ратенгубер. Начальником гестапо ставки был унтерштурмфюрер(!) Даннер в чине полковника.
   Радиусом в полста километров от этого объекта в каждом населенном пункте были образованы комендатуры, которым была дана команда расстреливать чужих и всех подозрительных. Для охраны ставки были сконцентрированы все службы имперской безопасности: гестапо, СД, Абвер, войска СС. Рядом с "Werwolf" постоянно под парами стоял бронепоезд "Гейнрих" - ставка Гиммлера на колесах. На территории соорудили три мощных дзота. С трех сторон замаскировали батареи противотанковых пушек. Вокруг ставки были размещены двенадцать батарей зенитных орудий и прожекторы. Зенитные орудия были расположены вокруг объекта радиусом в пять километров.
   Одновременно с этими драконовскими методами по засекречиванию объекта, немцы провели ещё одну операцию, чтобы мирное население отвернулось от советской власти. Были раскопаны массовые захоронения жертв сталинских репрессий 1937-1938 годов. А репрессии в Виннице были ужасные, соизмеримые разве что с преступлениями самих фашистов. Представьте себе десять тысяч разложившихся трупов, выставленных на всеобщее обозрение и на суд истории. Притом, что к началу войны в Виннице было сто тысяч населения, выходит, каждый десятый был уничтожен. Но всё по порядку.
   Здание НКВД примыкает к Парку культуры и отдыха имени Горького. Когда начались массовые репрессии, расстрелянных нужно было куда-то девать. Недолго думали чекисты и выход из положения был найден - в парке рыли траншеи, и братские могилы были готовы. Приговоренных к расстрелу выводили из камер, в коридоре связывали им руки, выводили во двор, а здесь уже работали двигатели грузовых автомашин и под этот шум арестованных по одному убивали выстрелом в затылок. Подававшим признаки жизни разбивали прикладами черепа. Убитых бросали в автомашины, вывозили в парк, сбрасывали в траншеи, после этого убивали и бросали в эти же траншеи тех, кто их копал, и уже сами чекисты присыпали ямы землей.
   Были ли свидетели этих преступлений? Да, были, но молчали, потому что одно слово о тайне означало верную смерть. Двое пытались посмотреть в щель забора, их арестовали и расстреляли. Мальчишка полез через забор за грушами, и не вернулся. Они были все свои: и те, которые расстреливали, и те, которых расстреливали.
   Когда территория парка была занята братскими могилами, захоронения перенесли через дорогу на православное кладбище. Там между могилами рыли такие же траншеи и так же превращали их в братские могилы. Но это надо было делать осторожно, чтобы не бросалось в глаза. Все эти операции проводились ночью, а утром ничего не подозревавшие винничане гуляли по Парку культуры, не догадываясь, что ходят по могилам своих соседей, а может даже и родственников. Под танцплощадкой были три братские могилы, под комнатой смеха - одна.
   Когда было уже перерыто кладбище, за полкилометра западнее по Литинскому шоссе в фруктовом саду была огорожена площадка деревянным забором в три с лишним метра высотой, поверх которого натянули несколько рядов колючей проволоки. Объяснили, что сад огорожен для охраны деревьев от детей (помните про мальчишку?). Поставили часовых с собаками, объявили запретной зоной, и здесь уже могли расстреливать на месте. Траншеи рыли конвейером, когда землёй с новой траншеи засыпали старую с убиенными. Трупы поверху засыпались слоем негашеной извести - по науке хоронили. Через дорогу от сада располагался конвойный батальон, в подвалах которого также расстреливали заключенных и зарывали в саду в кагатах. Сейчас на этом месте находится школа Љ 26.
   В июне 1943 года в Виннице была создана международная судебно-врачебная комиссия по расследованию злодеяний коммунистического режима. Комиссию, кроме Германии и Украины, представляли врачи, юристы, священнослужители и журналисты с Бельгии, Болгарии, Финляндии, Франции, Италии, Хорватии, Голландии, Румынии, Швеции, Словакии, Венгрии, Греции, Дании. Начали раскапывать братские могилы. Раскапывали и вынимали трупы заключенные местной тюрьмы. Все эти действия документировались. Некоторые жертвы были похоронены живьём, потому что в их глотках была найдена земля. Из 169 женских трупов 49 были абсолютно голые. Это женщины молодого и среднего возраста, что говорит о том, что перед расстрелом их насиловали.
   За три месяца было вскрыто 91 могилу и эксгумировано 9439 трупов, опознано всего 9, потому что за пять-шесть лет они сильно разложились. А вот одежду и другие носильные вещи люди узнавали. И это в то время, когда их родным, на их запросы в НКВД отвечали, что их заслали на Крайний Север на десять лет без права переписки. "Без права переписки" - оказалось, что они были преступно убиты и зарыты в канаве, а по божеским канонам человек должен быть похоронен.
   Известия об этих зверствах разнеслись по всей Украине. После эксгумации все останки были похоронены в одной братской могиле в фруктовом саду, на месте которого сейчас выросло кладбище. В 1989 году именно на этой братской могиле был построен мемориальный дом гражданских панихид. Случайно ли? При рытье котлована под фундамент землю вместе с костями вывезли в неизвестном направлении. Опять их зарыли в канаве, опять нарушили божеские каноны. Это значит, что коммунисты 80-х годов уничтожали следы преступлений коммунистов 30-х. В настоящее время этой братской могилы нет, она исчезла, православное кладбище снесли, а территорию Парка отдыха заасфальтировали. И никаких следов. Кстати, когда Винницу в марте 1944 года освободили, коммунисты обвинили немцев в массовом истреблении населения и перезахоронение останков расстрелянных объявили их преступными деяниями, будто бы немцы их и расстреляли.
   Все ли могилы были раскопаны? Гарантию никто не даст, потому что чекистов, принимавших участие в экзекуциях 1937 года, впоследствии расстреляли свои же. И документов они не оставляли, и количество братских могил не фиксировали. А в 1943 году время было военное, время оккупации, копать было некогда. Но по подсчетам очевидцев, если бы раскопали все могилы, трупов могло быть намного больше, потому что не все могилы на старом кладбище и в Парке культуры были вскрыты. Кроме этого, массовые захоронения были в парке Козицкого, возле центральной тюрьмы у железнодорожного вокзала, а также вдоль дороги Хмельник - Могилев-Подольский, которую строили заключенные.
   Но вернемся в грозные военные годы и к объекту "Werwolf". Тогда немцы все документы и фотографии про эти преступления и террор НКВД против мирного населения донесли до каждого жителя вокруг ставки Гитлера. Эти действия оправдали себя, немцы обезопасили свой тыл от действий партизан.
   Для борьбы с патриотически настроенным населением, в пятидесятикилометровой зоне Абвер создал лже-партизанский отряд под командованием Калашника - двойника действительного партизанского командира Ивана Калашника, члена подпольного партийного комитета, который героически сражался против немцев.
   Несколько настоящих партизанских отрядов действовали вокруг Винницы, но ближе пятидесятикилометровой зоны их не подпускали. В самой Виннице действовало подполье, но о существовании объекта "Werwolf" они даже не догадывались. Вот как объект был засекречен. И не только немцами. После освобождения Винницы советскими войсками, ставка Гитлера попала под пристальное внимание НКВД. Все, кто занимался этим объектом, дали подписку о неразглашении этой тайны до самой смерти, а сами документы, если они уцелели, были похоронены в недрах КГБ. Считается, что некоторые документы, попавшие в КГБ, являются потерянными для человечества безвозвратно и навсегда. Строители ставки погибли, чертежи уничтожены, архивы вывезены. А к трофейным документам в наших архивах наших людей не допускали.
   И вот на Винничине остался секретный островок в несколько гектаров. Будет ли он разгадан, зависит, прежде всего, от немцев. В отличие от нашего КГБ, там документы не засекречивают довечно, тем более, там существуют частные и семейные архивы. И вот на них нам надо надеяться, чтобы вскрыть эту тайну, этот бункер.
   В настоящее время в восьми километрах севернее Винницы шумит сосновый бор. Сосны имеют семидесятилетний возраст, то есть их привезли и посадили в это место уже взрослыми деревьями. Их доставили с Винницкого городского парка и из далекого Черного леса. В центре этого бора нашим глазам явятся циклопические вывороченные куски бетона. И так в нескольких местах. Это взорваны выходы из бункера. Есть ещё интересное место на поверхности, это - открытый бассейн. С облупившейся каменной штукатуркой, заросшее осокой и бурьяном, это единственное строение, которое, кажется, случайно попало в это гиблое место. Но есть фотография, на которой достоверно запечатлено самого Гитлера с несколькими генералами на берегу бассейна. Бассейн - это историческая реликвия, и он существует.
   А вот железнодорожную ветку не нашли, её поглотило время, но ведь она тоже существовала. Также не был обнаружен подземный кабель Винница-Берлин. Но кабель был, связь между ставкой и Берлином действовала. Также действовал кабель связи от ставки "Вервольф" до ставки в Восточной Пруссии "Вольфшанце". Семнадцать тысяч строителей подземного кабеля немцы ликвидировали, чтобы уберечь в тайне его местонахождение. Несколько человек партизан и советских солдат получили награды за повреждение этого кабеля, но тот ли кабель повредили, никто не знает. Чтобы узнать наверняка, необходимо позвонить из бункера Гитлера в Берлин, но бункер то законопачен, а берлинский конец кабеля тоже потерялся. Всё стирает время, особенно память людскую. Но не архивные документы.
   Кто взорвал входы в бункер? Немцы, когда отступали, или спецчасти НКВД после освобождения Винницы? У нас на этот вопрос никто с уверенностью ответить не может. А взрыв был такой силы, что огромную глыбу бетона в восемьдесят кубометров отбросило на шестьдесят метров от эпицентра взрыва. Кто запретил упоминать о существовании бункера? Ведь до конца восьмидесятых упоминание о ставке Гитлера было табу. Только лет десять назад оказалось, что рядом с Винницей существует ставка Гитлера, и даже имеются кой-какие документы, подтверждаюшие её существование. И даже то, что в ставке работал Гитлер в июле-сентябре 1942, в феврале-марте 1943 годов. И то, что в январе 1943 года в ставку приезжал Геббельс, в марте - Розенберг.
   В 1989-90 годах на территории ставки были начаты поисково-разведовательные работы за комплексной программой "Гермес". В них принимали участие четырнадцать вузов бывшего Союза: Винницкий, Горьковский, Омский, Куйбышевский, Красноярский политехнические институты, Ленинградский, Калининградский, Кубанский, Саратовский университеты и др. Научным руководителем работ был заведующий кафедрой технической кибернетики Московского геологоразведовательного института, доктор технических наук профессор Бобровников Леонид Захарович. По конверсии Вооруженные Силы передали в народное хозяйство ряд уникальных приборов для разведки полезных ископаемых, обнаружения и обследования карстовых пещер. Эти приборы начали применять при обследовании объекта "Werwolf". Большую помощь оказала аэрокосмическая съемка со спутника. Им удалось определить размещение наземных сооружений. Раскопан фундамент домика Гитлера, куда время от времени из своего подземного бункера поднимался фюрер подышать свежим воздухом. Обнаружены шурфы воздухозаборников. С помощью приборов отслежены места прохода подземных коммуникаций и места залегания пустот, то есть подземных помещений, куда можно добраться, затратив определенные усилия. Была определена форма казематов как "Гамированный крест", то есть свастика. Площадь пустот огромная - она имеет размеры триста на семьсот метров. Была проведена подготовка к бурению скважин. Через эти скважины планировали опустить под землю телекамеры и специальные приборы-роботы. Роботы должны были осмотреть и проверить ходы сообщений, провести поиск взрывчатых веществ, обнаружить химические и другие вредные для человека вещества, которые могли оставить немцы для очень любопытных. Все расходы по расконсервированию и обследованию объекта готовилось взять на себя Московское государственное предприятие "Фром". Его руководители знали, что в случае успеха средства возвратятся сторицей. Но вскрыть бункер не сумели - техники не хватило, и денег тоже. Ну, а потом начались известные события и Москва оказалась "за границей".
   А вот главным препятствием для проникновения в бункер может оказаться испорченная дренажная система. После взрывов она вышла из строя и подземелье, очевидно, заполнено водой. Но есть иная версия, по которой воды в бункере нет. Стальные двери закрывались герметически, поэтому вода могла не проникнуть во внутренние помещения.
   Существуют слухи, что при вскрытии бункера произойдет взрыв, который снесет город с четырехсоттысячным населением и даже русло реки Южный Буг изменит своё направление. Но это только слухи, никто наверняка не знает, какие процессы происходят в этом гиблом месте, которое сам Гитлер лично выбрал для своей ставки. Первоначально ведь ставку свою Гитлер определил в Лубнах Полтавской области под названием "Дубовый дом", но потом передумал, или колдовское место под Винницей ему больше понравилось. Кто может знать теперь? Хотя, как явствует из донесений тайной полиции, окрестности Лубны были подвержены нападению партизан. Также из-за трудностей с транспортом строительные работы главной квартиры фюрера были приостановлены, и строительство объекта перенесено в Винницу.
   И вот брожу я по этому лесу, где пасутся коровы, и замечаю, что дачи, которые строятся на расположенном рядом колхозном поле, наступают на лес, наступают на сам бункер. Их не страшит гиблое место, им оно нравится. И чувствую я, что в скором времени бензопилы врежутся в стройные сосны и пойдут они на стропила дачи "нового украинца", который эту дачу построит на месте этих сосен. Исторических сосен. И посещает меня крамольная мысль: а почему не открыть здесь музей? Музей фашизма или мемориал памяти жертв фашизма. Взять в аренду этот участок земли, огородить колючей проволокой (обязательно колючей и обязательно ржавой), вскрыть сам бункер, отыскать подъездные пути железной дороги, которая проникала внутрь бункера. И по этим путям провести автомагистраль в чрево подземелья, восстановить все семь этажей в первозданном, образца 1942 года, виде и водить на экскурсию всех желающих. Здесь же, в подземелье, открыть гостиницу, рестораны, бары, гаражи. А на поверхности воссоздать обстановку военных лет: стальную сетку, кольца Бруно, дзоты, макеты домов, казарм и другие сооружения тех лет. А также зловещую надпись "WERWOLF", то есть построить реальный музей.
   Но для реализации этого проекта необходимо выполнить два условия:
  1. Отыскать все документы, необходимые для безопасного проникновения в бункер.
  2. Найти спонсоров, готовых принять участие в реализации данного проекта и вложить свои деньги в развитие музея фашизма.
   Все знают, как немцы чтут свою историю, а ставка Гитлера "Werwolf" - часть истории немецкого народа. И мы, быть может, в недалеком будущем узнаем, кто автор проекта ставки "Werwolf", с кем согласовывали и кто утверждал данный проект, в случае захвата врагом как планировалось уничтожение объекта? Вопросов много, ответов нет. Живых свидетелей нет, но архивы должны уцелеть.
   Автор этих срок будет благодарен любому, кто вышлет копии документов или даст иные сведения, относящиеся к ставке Гитлера "Werwolf" под Винницей.
  
  P.S. С самого начала строительства и во время эксплуатации ставки, немцы создали вокруг неё чрезвычайно суровый режим, чтобы не дать возможности раскрыть эту тайну. Но в июле 1942 года подпольщик сержант госбезопасности Г.Т.Прокудин через белорусских партизан добрался до Москвы и доложил о таинственном строительстве. Но ещё говорят, что первые сведения о ставке Гитлера под Винницей передали с Берлина по радио в Москву члены антифашистского союза сопротивления в Германии, которого гестапо прозвало "Красная капелла".
  
  P.P.S. В начале марта 1944 года, когда стало известно наверняка, что советские войска вскорости освободят Винницу, немцы приступили к уничтожению наземных зданий ставки. С Калиновского аэродрома были доставлены авиабомбы, с помощью которых были взорваны все сооружения и выходы из бункера. Остальное разрушили огнеметами и поверхность ставки Гитлера сравняли с землей. Кроме бассейна, на который пожалели, видать, бомбу, а огнемет его не взял. А на месте бывшего концлагеря сейчас расположена стрижавская тюрьма, а в здании КГБ в военное время располагался его немецкий двойник - гестапо.
  1999
  
  
  Вот они, разбросанные глыбы.
  
  
  
  Это какой же силы должен быть взрыв, чтобы этот "кусочек" отбросило так далеко.
  
  1942 год - фюрер с генералитетом около бассейна.
  
  
  Этот же бассейн, но сейчас, сколько мусора за 70 лет насобиралось!
  
  
  
  УКРАЇНА-БАНКРУТ?
   В цивілізованому світі, якщо людина заборгувала та не може розрахуватися з кредитором, вона стає від нього повністю залежною. Той може §§ передати іншому кредитору, продати разом з боргом, з цього моменту така людина переходить у чужу власність.
   Аналогічна ситуація з Укра§ною, що на сьогоднішній день винна Міжнародному Валютному фонду разом з процентами 16 млрд. доларів, Росі§ за газ 2 млрд. доларів, та має достатній внутрішній борг. Борги реструктуризували, але це не рятує становища, тому що все одно §х треба віддавати, а це як агонію відкласти. По курсу ми винні ТРИ річні бюджети Укра§ни або, якщо перевести на "живі" гроші по сьогоднішніх цінах, ШІСТЬ Укра§н. Хто буде розраховуватись з кредиторами? Держава? А де вона гроші візьме, крім нас? Можновладці? Вони не вміють давати, вони вміють тільки брати. Залишаємось ми: я зі своєю мізерною пенсією, та мій сусід, який шість років не одержує у своєму колгоспі зарплату. В нас немає приватизованих заводів, в нас немає вкладів в швейцарських банках, в нас уже немає вкладів навіть на ощадкнижках. У нас є тільки борги за спожитий газ та електроенергію. При сьогоднішніх заробітках ми будемо розраховуватись до 3000 року. І я боюсь, що нас почнуть продавати чи дарувати, ми ж перейшли в чужу власність, стали рабами.
   Щоб позбутися банкрутства, є варіант, коли позичати в одних та віддавати іншим. За цим варіантом можна продержатися чотири депутатських чи п"ять президентських років, а за цей час відкрити де-небудь на Заході рахунок на своє ім"я та наповнити його кількома мільйонами з частини тих грошей, які позичаються. Через чотири та п"ять років закінчаться президентські і депутатські повноваження, але ж на рахунку вже будуть гроші. Це в тому разі, якщо нам хто позичить, але вже не позичають.
   Є інший варіант. Пам"ятаєте, коли наш Президент ще не був Президентом, а був простим Прем"єр-міністром, але дуже хотів стати Президентом, він сказав: "Я знаю, хто вкрав двадцять мільярдів доларів, і коли я стану Президентом, я §х вам, укра§нський народ, верну". Ми його на другий строк уже вибрали, а він про гроші - ні гу-гу. Треба йому нагадати, бо він забувся. А може він надіється, що ми забулися? Та ні, ми з сусідом пам"ятаємо, бо над нами висить борг, який ми будемо віддавати до 3000 року.
   Є ще один варіант, майже фантастичний, а може, самий реальний. Треба, щоб борги повернули нам наші, рідні: Лазаренко, Ткаченко, Агафонов, Кудюкін, Жердицький. А скільки ще є інших злодюг! Цікаво, скільки коштує Чорноморське морське пароплавство - може, Кудюкін з Кравчуком вдвох перекриють весь наш зовнішній борг? Щоб борги повернути, треба, щоб наша влада тверду владу проти злочинців примінила. А наша влада цього не зробить, бо прийдеться проти себе владу приміняти, а це все одно, що займатися самокастрацією.
   Найгірше, коли зустрічаєшся з "відмороженою" шпаною. На не§ не діють ніякі людські закони, там в шані тільки закон сили. А я живу в "відмороженій" державі, де теж закони не діють, у державі, яка за рівнем життя займає останнє місце, зате по корупці§ - перше, де чужий газ крадуть на державному рівні, а за нього розраховується народ, де розікрали позички МВФ, грошей уже немає, а проценти на них до цих пір ростуть, де свій народ держать за бидло, рабів і кріпаків. І доки народ буде це кріпацтво терпіти, доти ним буде верховодити "відморожена" шпана.
   P.S. На 1.1.11р. борги Укра§ни зросли до 375 млрд. грн.
  1999
  
  ЩО РОБИТИ.
   Укра§на незалежна вже десять років. А як ці десять років відбились на простій людині? Погано відбились, жити стало набагато важче. А що нас чекає? Буде ще гірше, бо реформи віддачі не дають. А може не дають, бо наші реформи - це продовження §хньо§ "перестройки"? Здається, що симуляція реформ направлена на те, щоб відвернути увагу народу від сво§х бід, а керівництву дає змогу продержатися на владному олімпі певний час, а за цей час вкрасти частину держбюджету. Укра§нці, вам не здається, що нас впродовж десяти років обкрадають?
   Мені можуть заперечити: "Критикувати легко, а що ти пропонуєш?". А ось я маю конкретні пропозиці§, без виконання яких подальші реформи, на мою думку, неможливі. Ці пропозиці§ такі:
  1. Проведення грошово§ реформи.
  2. Реприватизація колишньо§ державно§ власності.
  3. Пуск в дію заводів та фабрик.
  4. Рішуча боротьба з мафією.
   Розглянемо докладніше.
  
   ГРОШОВА РЕФОРМА.
   Скільки треба грошей, щоб працювала економіка? Смішне питання для спеціаліста, бо він відповість: "Скільки товарів, стільки й грошей", і буде мати рацію. Одержали ми від МВФ десять мільярдів доларів, а для нас долари не гроші, а високоліквідний товар і він повинен бути покритий грошовою масою, тому по курсу ми повинні випустити сво§х грошей на п"ятдесят чотири мільярди гривень. Ми маємо золото, срібло, діаманти, населення має долари? На §хню ціну ми повинні випустити сво§ гроші. Газ, нафта, електроенергія, сталь, вугілля, продукти харчування - всі ці ліквідні товари повинні підтвердитися грошима.
   При нашій мізерній кількості грошей інфляція теоретично неможлива, ціни повинні падати, гривня рости. А вийшло навпаки, за три роки (1996-99) курс гривні впав у три рази. А що таке курс? Це відношення кількості одніє§ валюти до кількості іншо§, і нічого більше. Якщо гривні більше, ніж товару, то §§ курс знизиться, якщо ж навпаки, то курс гривні повинен зростати. Повинен, але не зростає. Бюджет ми не можемо наповнити, грошей не вистачає для вчителів, лікарів, пенсіонерів. Не вистачає, тому що §х, грошей, просто нема. Чому населення не платить за квартиру, електрику, газ, тепло? Бо ці товари та послуги не покриті грошовою масою. А якби гроші були, люди могли б §х заробити і оплатити комунальні послуги. За нестачі грошей зарплату видають товарами. Не повинно бути розрахунків товарами, бартером, заліками, а тільки грошима, а це буде лиш тоді, коли грошова та товарна маси зрівняються. В результаті штучно§ гіперінфляці§ 1992-96 років, кількість реальних грошей зменшилась до небезпечно§ величини, і тільки тому зупинились заводи та фабрики, збанкрутіло село, люди впали в злидні, від нестачі грошей наступив колапс економіки. Гроші для економіки, що кров для людини: багато - смерть, мало - ще гірше. Грошей повинно бути в міру, але вони повинні бути.
   РЕПРИВАТИЗАЦІЯ.
   Це не націоналізація приватизованого, ні. Скільки коштів поступило в державну казну від приватизаці§ заводів, готелів, ресторанів, магазинів тощо? Майже нічого. А я пропоную, щоб за все "прихватизоване" було заплачено державі.
   Візьмемо для прикладу готельний комплекс вартістю пів мільйона доларів. Тільки для прикладу. Особа, що його приватизувала, повинна виплатити державі ці гроші, за винятком вкладених ваучерів. Власник готелю повинен заключити з державою договір на реструктуризацію боргу, наприклад на десять років, після цього виплачувати державі впродовж десяти років кожного місяця по чотири тисячі доларів. Не може заплатити, нехай вертає державі готель, а держава верне йому затрачені кошти, документально підтверджені.
   Тільки так ми зможемо підштовхнути керівників до інтенсивно§ праці, бо "халявна" приватизація не принесла користі ні державі, ні самим об"єктам. Наш завод "Аналог", ціна якого - добрий десяток мільйонів доларів, який має верстати вартістю в сотні тисяч доларів, приватизували за 65 тисяч гривень, а держава ні копійки не одержала. Така ж ситуація на більшості приватизованих об"єктів: приватизували, а що з ними робити, не знають.
   Людям образливо, що вони все життя працюють на підприємстві, а тут приходить незнайома людина і за кілька днів стає його власником. Люди за це не одержують ні копійки, держава теж, а готелі, магазини, банки, заводи стають приватними. Але ж це була власність всіх, всього народу, тому власник повинен заплатити §§ вартість державі, а держава розрахується з народом. Тільки таким шляхом можна поновити порушену соціальну справедливість.
  
  
   ПУСК ЗАВОДІВ ТА ФАБРИК.
   Після реприватизаці§ в державну власність повернеться половина приватизованих об"єктів, а вже сама держава, як власник цих об"єктів, зуміє розпорядитись ними та запустити в роботу.
   А пустити в дію заводи нам вкрай необхідно, тому що над нами висить величезний зовнішній борг, а без роботи власно§ промисловості ми з ним не розрахуємось. Я надіюсь, що зовнішні борги заставлять нас потурбуватись про нашого бідного товаровиробника та занедбане сільське господарство. Де гроші для цього взяти? Після реприватизаці§ в державну казну почнуть поступати кошти, з кожним роком збільшуючись. А коли в нас буде необхідна кількість грошей та коли заводи попадуть в надійні та працьовиті руки, треба ж дурнями або собі ворогами бути, щоб порядок в цьому не навести.
  
   БОРОТЬБА З МАФІЄЮ.
   Як тільки ми проведемо грошову реформу та реприватизацію, мафія ослабне. Вона ж робила все, щоб зберегти та поглибити інфляцію, щоб обезцінити нашу загальну власність та "прихватизувати" §§. А ми з-під не§ цей козир виб"ємо, запрацює промисловість, а мафію можна перемогти тільки здоровою економікою та власним глуздом. Невже ми, розумна нація, будемо ходити під напівкримінальними "авторитетами" та повністю кримінальними "паханами"? Я згадую крилаті слова Пинзеника: "З мафією не треба боротись, §§ треба очолити", а кожен чиновник, що дорвався до влади, хоче §§ очолити, приміряє папаху "пахана". І так на всіх рівнях влади. На думку незалежних експертів, нашій владі боротися з мафією - це рубати сук, який тебе держить. Кажуть, що жоден керівник не боровся з сво§м мафіозним оточенням. Неправда, був Андропов, а щоб побороти мафію, треба почати з себе. А якщо ми не поборемо мафію, не оздоровимо економіку і пустимо все на самоплив, через кілька років люди будуть вбивати один одного за шматок хліба. Не дай Бог до цього дожити, бо нас за це наші нащадки проклянуть.
  
   P.S. Сво§ пропозиці§ автор направив Президенту Укра§ни та Прем"єр-міністру. З Кабміну прийшла відповідь-відписка, з адміністраці§ Президента відповіді не надійшло.
  2001
  
  
  
  ВІДКРИТИЙ ЛИСТ
  Президенту Укра§ни, Голові Парламенту, Голові Уряду.
   Товариші та панове. Сьогодні до вас звертаюсь я, але з такими питаннями до вас може звернутись будь-хто. Люди добрі, нація вимирає! Незабаром вашу армію чиновників не буде кому годувати. Скоро люди, які втратили роботу, втратять кваліфікацію, а молодь працювати на державу не буде, а народжувати бо§ться. І народ вимре, а нашу територію заселять негри та китайці.
   Пане Президент. Нація вимирає не тільки фізично, а й морально. Якщо трапиться біда, народ себе не захистить. Молодь не захоче. Тому що перед нею живий приклад. Поки що живий. В Велику Вітчизняну ті, що воювали в окопах, одержують пенсію, на яку неможливо існувати. А ті, що побували в полоні та були вивезені на роботи в "Велику Германію", одержують компенсацію. Ворог дбає про наших людей більше, аніж рідна держава. Молода людина каже: "Діду, навіщо ти воював проти німців, чому ти не здався і не працював на §хньому заводі? Ми б зараз кілька тисяч компенсаці§ одержали, дойчмарками". При воєнному конфлікті на чий бік стане ця молода особа? Важко сказати.
   Другий приклад - Афганістан. Скільки покалічених милостиню просять? Ті, хто вижив і кому пощастило - бандитами стали, кому менш пощастило - на базарах реалізаторами працюють. Проклинають Афган, а більше Укра§ну. На чий бік стане колишній во§н? Важко сказати.
   Третій приклад - Чорнобиль. Хто зразу загинув, той щасливий. Також щасливі ті, хто біля чорнобильсько§ "кормушки" держаться. З фальшивими посвідченнями, вони давляться біля цього корита. Кілька сотень чиновників обкрадають усіх, кого накрив Чорнобиль. Чи буде молоде покоління захищати цих чиновників? Мабуть, що ні.
   Пане Президент, виходить, щасливі ті, що в могилах? Можливо, ви хочете нас усіх "ощасливити"? У вас це добре виходить. Крім цього, ми вже втратили ціле покоління. Ким хоче стати молодь шкільного віку? Проститутками та бандитами. І стане ними, тому що інженери, робітники, вчителі та лікарі державі не потрібні. Потрібні боєвики, щоб рекетом займатися, та валютні проститутки.
   Чому в нас покупна спроможність низька, зупинились фабрики та заводи, сільське господарство ледь животіє, за тепло, електроенергію та квартиру не платимо? Бо нема чим, люди не можуть заробити гроші. Що ж це за держава, де, щоб заробити гроші, треба §хати за кордон? Нас привчили за чотири роки, коли ми користувались купонами, взагалі без грошей обходитись. Та що там гроші, в нас конституці§ шість років не було. А ця конституція, гарантом яко§ є ви, пане Президент, не діє. Конституція не діє, закони відсутні, гарант не гарантує. А чи не ліпше нам попроситися під крило до багато§ держави, щоб стати в них штатом, землею, областю чи кантоном, де закони працюють, є робота, порядок і люди відчувають себе людьми?
   Ще одне дуже важливе питання - це наша еліта. Зараз навчання в престижних вузах платне. Якщо кожен, хто хоче вчитися, не зможе заробити собі на навчання, то через двадцять років наша еліта буде складатися з "нових укра§нців", які не будуть знати таблиці множення і єдиною §х перевагою будуть пальці, які стоять вітряками. Єдиною і дебільною. А якщо не буде еліти, не буде повноцінно§ наці§.
   Пане Спікер, в чому зацікавлені бандити в усьому світі? Щоб не відповідати за сво§ злочини. Чи є така інституція в нас? Є, це Парламент. Скільки в Парламенті злоді§в, корупціонерів, шахра§в? Народ каже, що всі! Будь-який зек, що вкрав мільйони, може пересісти з тюремних нар в крісло нардепа. Частенько буває й навпаки. Коли ж тоді законами займатися? Після виборів 1998 року більше двох місяців голову вибирали. А мені здавалося, що не Парламент - голову, а бандити пахана вибирають. Так мені здавалося більше двох місяців.
   Чим ще знаменитий наш Парламент? Він дуже родючий. В Парламенті народилося більше ста партій. Замість законів Парламент народжує парті§, і буде §х скоро 450, бо кожен депутат хоче стати генсеком. І доки Парламент не стане безпартійним і не зніме з себе недоторканість для кримінально§ відповідальності, це буде не Парламент, а бандитська сходка. Так каже народ. Коли в Парламенті зводять партійні рахунки аж до мордобою, мені соромно, що ми вибрали таких депутатів, і що я живу в цій державі.
   Тепер від якості перейдемо до кількості. Чому в нас 450 депутатів? Відповідаю - бо в Росі§ стільки ж, але ж Росія вп"ятеро більша нас. А чому в Росі§ 450 депутатів? Відповідаю - бо в США §х 435, а Росія переплюнула Америку. Укра§нці теж плюнули в американців, а чому ж у нас морди такі запльовані? А по американських мірках в нас повинно бути всього 90 депутатів. Не 450 і не 300, число яких хтось списав зі стелі, а тільки 90!
   Пане Голово Уряду, де мо§ гроші? Під грошима я розумію все, що заробив за свій вік і поклав на ощадкнижку. Заробив, але кажуть, що мо§ гроші з"§ла інфляція. Але інфляція з"§ла гроші, папірці, а товар інфляція не §ла, товар залишився. Не маєте грошей, віддайте борг товарами, або послугами. Але якщо грошима і товаром борги не віддають, значить, сто тридцять мільярдів доларів хтось украв. Хто? Це перше запитання.
   Друге питання. 31 жовтня 1992 року наш купоно-карбованець коштував одну суму, а 1 листопада, коли ми вийшли з рублево§ зони, він подешевшав у 1,5 рази. За одну ніч! В перерахунку на ВКВ - це десятки мільярдів доларів. Хто вкрав наші гроші?
   Третє питання. Чотири роки, з листопада 1992 року до вересня 1996 року, в нас не було своє§ валюти ( купони з самого початку були не засобом платежу, а ходили паралельно з рублями як "купони багаторазового використання") і тільки тому ціни виросли в п"ятсот тисяч разів. Якби гривню ввели в 1992 році, коли вона була надрукована, гіперінфляці§ не було б. Хто штучно визвав і чотири роки піддержував гіперінфляцію? Невже за цей злочин ніхто не відповість?
   Четверте питання. Де моє пенсійне забезпечення? Мені кажуть, що грошей на пенсію не вистачає. А де ж вони, коли я одержував від заробленого всього 15-20%. Невже з тих 80%, що в мене забирала держава, за сорок років мого стажу на мою мізерну пенсію грошей не могли зібрати? А я ж авансував не тільки пенсію, а й освіту, медицину, житло. А тепер мені кажуть, що за своє житло та лікування я повинен платити по собівартості. Тоді платіть мені пенсію "по собівартості".
   П"яте питання. Довгі роки "несанкційовано" крали газ, що йшов транзитом через Укра§ну. Сусід мені підказує, що якби в цих крадіжках не була задіяна "сім"я", то злоді§ давно сиділи б на нарах. Пане Прем"єр, чия сім"я крала чужий газ, а за нього розплачується весь народ? Чи будуть повернуті народу ці кошти?
   Шосте питання. Куди поділись три мільярди доларів, які виплатила нам Росія як компенсацію за передачу §й ядерно§ збро§? Хто §х вкрав, і чи повернуть гроші?
   Шановні панове Президент, Голови Парламенту та Уряду. Якщо ми й далі будемо котитися в прірву, народ не витерпить знущання і проллється кров. А тоді вже почнеться громадянська війна, а вона швидко не закінчиться, бо укра§нський народ голодний і дуже злий. І ніхто на сховається в Швейцарі§ або Панамі, знайдуть.
   Нас запитують, яка республіка нам необхідна: президентська чи парламентська. Тако§ президентсько§, тако§ парламентсько§ влади нам не треба! Цей Парламент треба розігнати, цю президентську рать разом з §§ вертикальними структурами, які нічим не відрізняються від колишніх обкомів та райкомів КПСС, треба розпустити. На місце глави уряду запросити нового Андропова, і його піддержить весь народ. Треба зробити так, щоб люди, які вкрали гроші в держави, повернули §х з процентами на Укра§ну, і де б не були ці злоді§, за сво§ злочини вони повинні відповідати тут, на Укра§ні. І ніякий імунітет бандитів не повинен захищати.
   Лиш тоді люди відчують себе не просто людьми, не тільки нацією, а насамперед народом, укра§нським народом.
  1998
  
  
  
  
  РОЗРУХА ПО-УКРАЇНСЬКОМУ.
   Здобуття незалежності порівнюють з революцією. А кожна революція, як відомо, супроводжується розрухою. А наша розруха добралася вже до культури, вірніше, до мовно§ культури. Пам"ятаєте, відпустили звук "G"? Тепер з високо§ парламентсько§ трибуни чуємо: "Gромадяни Укра§ни, уваGа. Наші неGаразди в Gалузі Gальмування культури...", а далі по тексту. Після цих слів хочеться комусь пику набити. Хіба для цього ми боролися за незалежність?
   Але це тільки початок. Було м"яке слово "жюрі". Не стало, стало "жУрі". По аналогі§ повинні бути "бУро" і "бУджет", "тУльпан" і "сУжет". Раніше §здили на "авто", а зараз - на "автІ" та "автАХ". І ось на такому "автІ" з сво§ми "неGараздами" в "Gалузі" культури "нЄзалЄжна" Укра§на прямує в Європу. З надією, що нас там з нетерпінням чекають. "КінА" не буде, шановні. І "діЯспора" нам не поможе, з таким сурогатом замість мови ми не потрібні нікому. А хто ж підриває нашу мовну цивілізацію? Як я зрозумів, професура. Пам"ятаєте, раніше: "Трактор в полі дир-дир-дир, ми за мир"? Результат - академік. А зараз щоб стати академіком, треба серйозно потоптатися по мові. А хтось же "замовив" цим професіоналам нашу мову і вони "відбивають" сво§ срібняки. Вони ж розуміють що роблять, коли хочуть затвердити правило "як говору, так і пишу", свою ж культуру руйнують зсередини, бо є соціальне замовлення і вони його відробляють. Головне §х завдання - перетворити укра§нську мову в хутірську, щоб суржиком розмовляли, щоб суржиком писали. А це ж пошесть, вірус, подивіться як він швидко охопив мову: "ВЄрховнаЯ Рада", "Майдан НЄзалЄжності", "Gенеральна уGода", "Gатунок", "Gолова", "Gаньба", "Gарний", "взаGалі", "заGальнодержавний", "члени політбюрА", "тисяча еврІВ", "в метрІ", "Gвинтокрил (А це ще що за звір? Невже - вертоліт?)", "Gазета", "Gарант", "Чемпіон самбИ та дзюдА", "Автівка", "Нарід", "Прем"єр-міністерка","Майорка", "ЖаRа", "СільПО", "Стройбуд", а переклад з класики "Герасим кинув Му-Му в воду і Му-МА втопилася", а імена в перекладі: ..Пьотр, Фьодор, Артьом, Валєнтін, Дєніс, Сємьон ?" А наші академіки від політики продовжують роздмухувати це багаття. А що на це сказали б Тарас Шевченко та Леся Укра§нка? Вони сказали б, що мова всенародна, §§ ще не приватизували, а над нею вже глумляться. Бо §х мета - мову знищити. А не буде мови, сама нація перетвориться в сурогат, буде розмовляти як Верка Сердючка. І вони це зроблять, якщо ми спільно в цей процес не втрутимось.
   А поки що розруха по-укра§нському триває. Вірніше, розруха "по укра§нській". Мові.
  2001
  
  
  ОПЕРАЦИЯ "ПРЕЗИДЕНТ".
   В начале 80-х годов в недрах Центрального разведовательного управления Соединенных Штатов была разработана грандиозная по размерам, гениальная, и в то же время простая по своему содержанию, операция по уничтожению своего извечного врага - Советского Союза. Я сказал "гениальная", потому что такую операцию мог придумать только гений. А заключалась она в том, чтобы купить Президента Советского Союза. Но в то время в Советском Союзе своего Президента не было, а вершил высшую власть Генеральный секретарь правящей по конституции и единственно разрешенной, по той же конституции, партии. Требовалось родить президентскую власть, под неё подобрать личность, ну а потом эту личность купить с потрохами. Но для этого нужно было подготовить почву, то есть, создать общественное мнение. Негативное.
   Помните старческий маразм Брежнева? А он, между прочим, просился на пенсию, но его не отпускали. В этом было заинтересовано ЦРУ, по им выходило, что чем хуже правитель, тем быстрей вызревает среда для внедрения в жизнь их планов. Ведь благодаря "мудрой" политике Леонида Ильича имидж нашей страны и доверие народа к родной власти упал, как говорят, ниже бордюра. Именно для Брежнева была разработана доктрина "Хочешь жить в мире - вооружайся", и этими "мирными" инициативами мы Америку напугали больше всего.
   А зачем, вообще, им это было нужно - уничтожить? Ведь можно жить мирно и продолжать "холодную войну" десятилетиями. Но ихние экономисты подсчитали, что их государство дальнейшую гонку вооружений не выдержит. Богатая Америка не выдержит, а нищий Советский Союз выдержит. Парадокс? Нет.
   Что нужно советским людям для наращивания военного потенциала своей горячо любимой Родины? Совершенно верно, затянуть потуже пояса. С чем сравнивают жизненный уровень этих людей? Верно, с 1913, а на Украине - с 1933 годом. От голода люди мрут? Нет. Своих детей едят? Тоже нет. Значит, пояс можно затянуть. Не хочет советский человек добровольно? Партия поможет, руками своего передового отряда - милиции, КГБ, суда, прокуратуры. Да если нужно, штаны с него снимет, а что советский человек галагонами будет светить, не её это забота, ведь она рулевой, а не смотрящий.
   А в сытой Америке положение другое. С чем сравнивают жизненный уровень? Со вчерашним днем. И не дай Бог американец сегодня будет жить хуже, чем вчера. Моментальный импичмент - Президенту, губернатору, мэру. Так что с каждым выпущенным в Харькове или Челябинске трактором, пиз.., извините, импичмент к американскому президенту приближается всё ближе и ближе.
   Так что они надеялись с кончиной "дорогого" Леонида Ильича начать новую для советского человека жизнь. Но им чуть погоду не испортил Андропов. Не по американскому сценарию вдруг всплыл в качестве Генсека ярый их недруг, десятилетиями боровшийся против ихнего ЦРУ. Мало того, и перестройку объявил, и с себя начал. Этого не купишь, денег во всей Америке не хватит. И ЦРУ отступило. Зная принципиальность товарища Андропова, оно поняло: этого врага не победить, его можно только уничтожить, причём исподтишка. Лечащего врача не купить, слишком контроль жесткий, а вот медсестру можно. И в Андропова отказала почка. А в это время поползли слухи о нарушении законности, о повторении сталинских репрессий. Теперь-то понятно, откуда слухи, а в то время рабочий у станка и инженер у кульмана удивлялись, о каких репрессиях идет речь: задерживали и заставляли чистить картошку только бездельников, прожигающих рабочее время в ресторанах.
   А слухи шли с окружения Генсека, эти люди были подготовлены, и на смерть Андропова отреагировали, как было задумано: Генсеком стал маразматик Черненко, ещё худший, чем был в своё время Брежнев. И опять в стране начался разгул и бардак. А ЦРУ продвигало к трону своего ставленника. И опять имидж страны начал опускаться, а на этом фоне имидж "Ставропольского орла" подниматься. Чем он взял рядового гражданина? Молодостью (относительной) а также, что говорил без бумажки. Правда, о чем говорил, мы с трудом начали понимать только через несколько лет. А ни о чем!
   В это время ЦРУ начало разрабатывать переход Советского Союза к президентской форме правления. И засомневалось: а пойдет ли весь советский народ на поводу в ЦРУ? Нужна генеральная репетиция. И её провели. Самое больное место для русского человека - это водка. И на это больное место наступили, и советский народ одобрил эту акцию и поддержал, притом, единогласно. ЦРУ обрадовалось: эксперимент удался, можно браться за основную идею. А вот как купить Президента, это ещё тот вопрос, у него ведь в собственности вся страна, он ни в чем не нуждается. И тут кто-то предложил представить его к награде, к Нобелевской премии. Крючок был заброшен и Президент его проглотил. И Нобелевскую премию мира присудили Президенту государства, половина территории которого была охвачена гражданской войной!!! Это был вызов, но народ его не принял, просто он привык, что награды у нас дают ни за что.
   А вот с получением премии случился прокол. Не пожелал товарищ Горбачев ехать в Стокгольм за премией, не пожелал - обстановка в стране была неспокойной. В начале лета была неспокойной, а к августу "стабилизировалась" и Горбачев со спокойной совестью уехал в свой знаменитый Форос. Всё было расписано как по нотам: и ГКЧП вовремя бунт подняла, и Президента вовремя обесточили, он за двое суток даже не поинтересовался, а почему на даче света нет, и потом его обиженного вернули, и гекачепистов будто бы арестовали. Ну всё понарошку, народ над ними потешался от души. Но благодаря мощной поддержке из-за рубежа, хунте всё сошло с рук, у нас говорят, как с гуся вода.
   И вот начались события, запрограммированные ЦРУ - Советский Союз, как неисправный двигатель, пошел в разнос: сначала роспуск правящей партии, потом роспуск самого Союза. Многие почему-то уверены в том, что развал Союза произошел по инициативе троицы в Беловежской Пуще. Нет, инициатива исходила из Вашингтона, а причиной был Горбачев, если бы его с трона не свергнули, то гражданская война распространилась бы на всю территорию страны.
   А результаты операции, разработанной ЦРУ, превзошли даже их смелые прогнозы. Это хорошо видно на примере Украины. Было ядерное оружие, отдали, компенсацию не получили - народ проглотил. Боевой Черноморский флот подарили "старшему брату" - тоже проглотил. Полтора десятка пусковых шахт для стратегических ракет взорвали - и это проглотил. А каждая шахта - огромное богатство. Это же сотни тонн черного металла, десятки тонн цветного, много килограммов драгметаллов, сотни автономных дизель-электростанций, которые могли освещать небольшой город, с каждой шахты можно один раз запустить ракету в космос - Байконур разового пользования, а оборудования - на многие миллионы. Да отдать шахту колхозу, он в ней шампиньоны будет выращивать, затоварит ими полобласти. И всё это богатство ушло со взрывом. Да, ЦРУ своей цели добилось. Такие государства как Украина (а их после распада Союза образовалось больше двух десятков) не страшны никому, они не то что другим угрожать, они себя защитить не смогут. Потому что армии, как таковой, нет - офицеры воруют, а солдаты бомжуют. А ведь десять лет назад армия у нас была и с ней считалась сильная Америка. А после успешно проведенной операции "Президент" нас с баланса своих противников они сняли, а освободившиеся средства для защиты от нас могут направить для своего развития.
   Ну, а Украина уже сама собой превратилась в бандитско-полицейское государство. У нас ведь численность МВД и СБУ превышает численность армии, и эта полицейская армия свою мощь направляет не против внешнего врага, а против собственного народа, а с другой стороны против этого же народа направили свою мощь уголовные элементы при поддержке постоянного своего союзника - чиновников всех уровней. И Украина, как цивилизованное государство, перестала существовать и превратилась в изгой. Такая же картина, кроме Прибалтики, наблюдается во всех остальных бывших союзных республиках.
   ЦРУ таким вот образом защитило своих граждан от сильного и опасного врага - Советского Союза, и всё благодаря умной голове, которая заслужила звания "гений".
   P.S. Специалисты утверждают, что такой операции ЦРУ не проводило. Возможно, но автор отследил все события того периода и убедился: мы сами эту операцию успешно провели.
   2002
  
  
  
  ЦЕНА ОБЕДА.
   У нас на Украине произошло ординарное событие, простое по своему содержанию, но с тяжелыми для всего государства последствиями. Это событие многих заставило задуматься, во всяком случае, меня. А суть его в следующем: российский бизнесмен Григоришин сводил в ресторан нашего народного депутата. Сводил, а после этого подзалетел. "Подзалетел" в смысле не как барышня, а с оружием в заднем кармане брюк. И осталось бы это действо незамеченным, если бы не одна деталь: платил за обед нашего депутата бизнесмен Григоришин. И пожалел я наших депутатов - их плохо кормят, даже, как мне кажется, они влачат полуголодное существование, поэтому их и подкармливают. А подкармливают их почему-то лица с уголовными наклонностями, зато с мощной мошной. Это подтверждает последний обед нашего народного, в смысле, на деньги народа избранного, депутата. "Запах" от этого обеда распространился по всей Украине. На защиту Григоришина грудью встал депутат, за обед которого он заплатил, а также, к моему изумлению, другие депутаты. К "другим", как ни странно, присоединились почти все депутаты, из чего я сделал вывод, что "подкармливают" весь наш депутатский корпус.
   Я сел и подсчитал, сколько стоит обед нашего депутата за счет Григоришина. Во-первых, абсолютное презрение масс к продажным депутатам, во-вторых, недоверие этих же масс к власти вообще, в-третьих, обезглавливание комитета по борьбе с оргпреступностью, в результате которого победила та же оргпреступность. А депутатов у нас четыреста пятьдесят человек, и у каждого из них отменный аппетит. Такими темпами они сожрут Украину, совместно с её правоохранительными органами.
   Раньше, при советской власти, зарвавшегося чиновника быстро вставили бы в рамки. Но наступили иные времена, чиновники затем и рвутся в власть, чтобы быть вне "рамок", которых придерживаются цивилизованные люди, при этом плюют не только на закон, но и на сам народ, который их выбрал и кормит. Не Григоришин кормит народных депутатов, а народ, а григоришины только нужных себе подкармливают.
   Поэтому через средства массовой информации я хочу обратиться к Спикеру нашего Парламента. Господин Спикер, а не дешевле ли для нашего народа открыть дешевую столовую для народных депутатов, в которой они бы расплачивались со своего кармана? В этой столовой кормить депутатов, как говорят, "от пуза", чтобы у них не возникало соблазна посещать рестораны за чужой счет, который (счет) необходимо отрабатывать на виду у всего честного народа, как говорят, попирая гражданские законы и общечеловеческие ценности. Как это произошло с нашим народным депутатом, который за "пайку" продался чужому бизнесмену. Ведь мне, жителю Украины, за державу обидно, которую почему-то называют самой коррумпированной из всех коррумпированных. А, может, не зря называют, господин Спикер?
  2002
  
  
  
  МАЛЯВА.
   Дважды независимая Украина получила в подарок дважды судимого Премьер-министра. Почему я говорю "дважды независимая"? Потому что независимость на Украине провозгласили дважды: первый раз 16 июля 1990 года и, буквально через год, 24 августа 1991 года - опять. И дважды голосовал за это один и тот же состав Парламента. С перепугу, что ли? А вот за премьера-рецидивиста проголосовало лишь нынешнее парламентское большинство, вернее, не проголосовало, а договорилось, себе на пользу. А как на это реагировали некоторые слои населения? Можем пофантазировать.
   В приемную Президента пришло письмо. Вернее, его принес старичок в замызганной фуфайке с вещмешком на плече. Старичок оказался бойким, письмо из рук не выпускал, говоря, что оно адресовано "Самому", но когда письмо зарегистрировали и обещали передать лично в руки, как просил посетитель, старик успокоился и удалился. Письмо было без конверта, обычный лист бумаги, исписанный карандашом, мятый, в пятнах, видать, через многие руки прошло письмо, пока попало к адресату. А написано там было следующее:
  
  Малява.
   Уважаемые люди обращаются к главному Пахану, а по нашим понятиям - к Папе. У нас в камере спор возник относительно нового пахана, которого вчера на премьера короновали, так ты освети нам наши вопросы. До нас сведения дошли, что он, как и мы, несет гордое звание Вора в законе. А вот где он зону топтал, когда, сколько и с кем, мы не знаем, даже сам Вася Стрижавский затрудняется ответить на этот вопрос. Поэтому, Папа, подтверди, кто короновал нового пахана в законники, когда и где. А мы в свою очередь обязуемся подписаться подчинить ему зону. А если в нового пахана имеется недостаток в помощниках или советниках, так сам Вася Стрижавский готов ему советы давать, а он, по нашим понятиям, мозг зоны, потому что как смотрящий, он пользуется непререкаемым авторитетом не только на нашей зоне, но и в других зонах нашей богатой на зоны стране. Теперь второй вопрос. Так как нового пахана короновали на премьера в Михайлов день, мы здесь в камере посовещались и сам Вася Стрижавский внес предложение переименовать Михайла в..., а вот как зовут нового пахана, мы не знаем, поэтому отпиши нам, как его погоняло, и мы Михайла отменим. А мы в свою очередь будем гордиться, что в Том кабинете сидит, чисто в натуре, один из нас. А ещё отпиши, достаточно ли ему, как отличие нашей доблести и чести, полуторакилограммовой в палец толщиной золотой цепи, или он желает иметь большую? Мы пришлем.
   Но если, после проверки на вшивость, новый пахан окажется не Вором в законе, а фуфлом и генеральские лампасы носит почем зря, а звание купил, тогда, Папа, тебе придется ответить перед нами за свой гнилой базар, потому что это ты его двигал на премьерскую корону. А самого "апельсина" мы порежем, как недавно исполосовали самозванца, за деньги приобретшего воровскую корону. И в этом случае придется тебе, Папа, прятать нового пахана от нашего справедливого суда, и не спасет его, даже если ты засунешь его себе в... (в письме указан точный адрес места, но мы его не наводим, чтобы не смущать и не травмировать морально неподготовленное к этому население), потому что сход решил: если он действительно Вор - подчиниться, если же самозванный "апельсин" - порезать. А зона уже выжидает и тихо бурлит, и в случае чего мы вожжи отпустим, а это как джинна из бутылки выпустить. Это не шахтеры, они касками стучать не будут, они будут стучать сразу головами в асфальт, чужими, разумеется. Берегись тогда, Папа, народного гнева, а также берегитесь и вы, менты позорные. Поэтому, Папа, ждем от тебя маляву в самое ближайшее время, за пересылку не беспокойся, за ней зайдут.
   С уважением к твоему высокому званию, тоже паханы, только местные: Жора Початок, Эдик Резаный, Толя Прикуп, а также сам Вася Стрижавский.
   В конце письма указана дата - 22.11.2002г.
   Был ли ответ Президента на запрос уважаемых людей, автор затрудняется сказать, так как уровень хождения маляв для него очень высокий.
   P.S. Во всем мире народ знакомят с биографиями своих первых руководителей перед назначением их на должность, а украинский народ до сих пор не знает, по каким статьям и сколько лет отсидел его премьер-министр.
   P.P.S. Погоняло нового премьера - Хам.
  2002
  
  
  
  НАШ МЕНТАЛІТЕТ.
   В одному з обласних центрів Укра§ни санепідемстанція скоротила учням молодших класів уроки з 45 до 30 хвилин, бо температура в школах ледь сягала трьох градусів тепла. І це в мирний час, в кра§ні, для яко§ війна закінчилась так давно, що після не§ вже три покоління народилось. А я згадую післявоєнні роки, коли сам в молодші класи ходив. Тоді шкіл не вистачало, вчилися в пристосованих приміщеннях. Але вони опалювались. Чому ж ми зараз живемо гірше, ніж тоді, в післявоєнну розруху? І в якому столітті ми живемо? Якщо зрівнювати з Заходом і §хніми школами, то ми відстали від нього на два століття. А що діється на наших заводах, чи гріє §х заводська труба? Буваю я на заводах, і якщо на вулиці п"ятнадцять градусів морозу, то в цехах теж мінус п"ятнадцять. А причина нашо§ відсталості одна - у нас немає держави. Ні, начебто президент, парламент, уряд і маса чиновників існують. Але вони працюють на себе, і тільки на себе, тому влада і деградує.
   А почалося це в 1990 році, коли Укра§ну поставили в позу Рекса і "мають" §§ вже другий десяток років, спочатку одна адміністрація, а зараз теперішня, обидві про народ не дбали, тільки про себе. А якщо думати про всіх, то прийдеться "прихватизованим" ділитися, а на це не відважаться ні бандити, ні чиновники. Хоч різниці між тими та іншими я не бачу, бо в бандитській державі всі чиновники - бандити. А прикриває §х головний пахан - Президент.
   Чи займається Президент сво§ми безпосередніми обов"язками - турботою про свій народ? А про це довідаємось, коли прослухаємо його розмови в його ж кабінеті, записані майором Мельниченко. Чим займався Президент до сво§х виборів? Тим, що гроші в олігархів вибивав. На сво§ вибори. А чим розраховувався за це з олігархами? Посадами та землею. Бо першим указом після обрання себе на другий термін, Президент відзначив указом про землю, хоч до виборів клявся й божився, що земля буде належати тільки тим, хто §§ обробляє. А зразу ж після виборів земля стала власністю. Чиєю? Олігархів. А ті, хто обробляє? А "ті" стали рабами. Чому? Бо лише раб може працювати за харчі. А наш колишній колгоспник за свій труд одержує натуроплату, яко§ не вистачає навіть на харчі.
   Автор цих рядків теж був рабом, вірніше, кріпаком. Я народився після війни в селі, а в той час всі, хто народжувався в селі, вважалися колгоспними, хоч бичок, хоч майбутній президент. Народжувався кріпаком, ріс кріпаком й кріпаком помирав, бо паспортів колгоспники не мали, а жили "по справці". А вже в 60-ті роки колгоспним дітям дозволили вступати в ПТУ та технікуми. І я пішов вчитися, і вийшов з кріпаків. А зараз селяни не кріпаки, а повні раби. Але ми трішки відступили від теми.
   Чим займається Президент під час свого президентства? Йому треба продержатися п"ять років, при цьому набити кишені - сво§ та родичів. Зі сво§м зятем вирішив привласнити три мільярди гривняків народних коштів. Для цього треба замінити керівництво нацбанку, яке за три роки закріпило гривню на рівні твердо§ валюти, надрукувати папірців-гривнів на три мільярди та облігацій на таку ж суму, обміняти облігаці§ на гривню, гривню конвертувати в доляри, а самі доляри вивезти за кордон. Процес пішов, з нацбанку вигнали спеціаліста, на його місце взяли політика і скоро гривня покотиться як колишні купони. До речі, в нашому місті висить транспарант "Ми хочемо, щоб нами керували люди, а не політики". Дуже актуальний транспарант.
   А ще плівки Мельниченка показують, що за наказом Президента прибрали Гонгадзе. І зовсім "випадково" всі, хто був причетний до ціє§ справи, зайняли самі високі пости у державі. Зовсім випадково! І в той час, коли вся Укра§на бунтувала під гаслами "Укра§на без Кучми!" та "Повстань, Укра§но!", Лавринович, Литвин, Азаров, Кравченко, Медведчук займали м"які крісла.
   А "кольчужна" справа. Міжнародна комісія шукає сліди продажу "Кольчуг" Укра§ною. А §х нема, Укра§на Іраку "Кольчуги" не продавала. Їх контрабандою продала сім"я Президента, а гроші треба шукати в закордонних банках. Чому я так кажу? А ви згадайте, як нас, народ, обманювали відразу ж після публікаці§ плівок Мельниченка. За офіційними даними на той час систем "Кольчуга" було виготовлено в кількості п"яти штук, з них одна залишилась на Укра§ні, а чотири продали Йордані§. А під час роботи міжнародно§ комісі§ §х виявили аж сімдесят шість(!). Причому сліди чотирьох систем ніяк знайти не могли, а саме про чотири "Кольчуги" йшла розмова в кабінеті Президента. Ніяких слідів: ні договору, ні оплати, ні товарно-транспортних накладних. Чотири системи вартістю в мільярд розчинилися у повітрі. А хто мільярд грошей міг "розчинити" без дозволу Президента? Ніхто. В цей же час непоміченою пройшла ще одна подія: в автокатастрофі загинув Валерій Малев - гендиректор "Укрспецекспорту", що ці "Кольчуги" розподіляв.
   Пройде деякий час, виберуть нового Президента, а старого треба судити. За геноцид проти власного народу, за його обкрадання, за смерть Гонгадзе, за "Кольчуги". А щоб цього не трапилось, щоб до суду не дійшло, Президент вже зараз приймає превентивні міри: на всіх постах - міністрів, парламентарів, голів держадміністрацій, силовиків, суддів, прокурорів ставить людей, особисто йому відданих. Спеціалістів виганяє, а на §х місце ставить аматорів. Вони накерують! А відданих йому треба для того, щоб наступні президентські вибори фальсифікувати, як були зфальсифіковані минулі парламентські. А як §х зфальсифікували? Адмінресурсом. А що це таке? Автору про це розповів секретар дільнично§ виборочо§ комісі§. Окружні виборчі комісі§ засилали сво§х емісарів до виборчих дільниць, а ті шляхом залякування вимагали від голів та секретарів незаповнених, але підписаних бюлетенів в кількості тридцяти штук. Перемножте цю цифру на кількість дільниць і ви зрозумієте, чому за "ЗаЄдУ" проголосувало більше виборців, ніж прийшло на вибори. Бо якщо вибори пройдуть чесно, то Президентом може стати Мороз, а він Леоніда Даниловича засадить на нари, і надовго. А Леоніду Даниловичу в президентові, який його змінить, потрібні кишенькові медведчуки або хорошковські.
   А як народу не коритися, як боротись із свавіллям влади? Брати в руки вила? Результат буде як після 9 березня 2001 року - від двох до п"яти. Мається на увазі років ув"язнення. В нашій державі дуже сильна репресивна система, яка не дотримується закону, бо захищає олігархічні та мафіозні клани, і вона моментально змете з своє§ дороги людей, які виступають проти цих кланів. Як це було 9 березня, коли молодих хлопців кинули за грати тільки за те, що вони хочуть добра сво§й кра§ні, як це було з відомим журналістом, тіло якого знайшли в рові в Таращі. Тому силою проти ціє§ системи нічого не зробиш. Треба вести боротьбу тільки мирним шляхом - виборами, треба вибрати справжнього Президента. Пам"ятаєте демагогію претендентів на папаху: "Чим багатші ми, тим багатша держава" і "Всі стануть багатими, крім бідних". За роки президентства Кучми вони стали багатшими, да, але держава і народ - в злиднях. Тому ми знов на ці ж граблі не повинні наступити. Давайте розглянемо сили та парті§, які виставлять сво§х претендентів на президентську папаху. Я не маю на увазі пропрезидентські парті§, ні, там будуть тільки шахра§, я беру лише опозицію.
   Комуністи? Чи буде Симоненко захищати інтереси свого народу? Ніколи. Це показує 70-річна історія нашо§ кра§ни, коли комуністи захищали тільки своє партійне корито.
   Соціалісти? Згадайте "групу 239", яку люди обізвали чорною сотнею, бо вона виступала проти власного народу, а §§ ж очолював Мороз. А потім, коли він став спікером, що він для народу зробив? А нічогісінько, він старався тільки для своє§ парті§. А перед виборами він обіцятиме, як його допустять до корита, ощасливити укра§нський електорат. Чи буде це? Ніколи.
   Ющенко? За ті чотири роки, коли Укра§на жила без власно§ валюти, Ющенко з Гетьманом обібрали нас до нитки. Вийти з рублево§ зони і не ввести власних грошей для того, щоб на різниці курсів зіграти та покласти до кишені кілька десятків мільярдів долярів - ось його "заслуга" перед сво§м народом. За це, та ще за те, що на питання, коли введуть укра§нські гроші, він відповідав: "После дождичка в четверг", його з політики треба гнати тою ще мітлою. Чи може злодій бути президентом? Може, але не дай Бог. І ще, якби Ющенка в свій час не обрали прем"єром, гривня повторила б шлях купону, і ми знову стали б мільйонерами. До цього йшлося, це було ним запрограмовано, а нас порятував лише випадок.
   Залишається Тимошенко. Сво§ми "енергетичними системами" вона добряче пройшлась по наших кишенях, але це було раніше. А зараз тільки за те, що цю тендітну жінку не люблять злочинні клани, бояться посадовці та й сам Президент - тільки за одне це §§ треба заповажати. І якби вона, як Жанна д"Арк, підняла прапор боротьби за визволення Укра§ни, весь чесний народ пішов би за нею, бо люди не люблять владу, а ті, кого влада не любить, §м подобаються ще більше. На посту віце-прем"єра вона навела порядок в енергетичному комплексі і дала зрозуміти, що порядок можна навести, лише треба захотіти і почати з себе. І ще ми зрозуміли, що Тимошенко може згуртувати та об"єднати націю. А для об"єднання потрібна ідея, і команда Тимошенко повинна §§ розробити.
   Чому ми такі недолугі, чому терпимо це насильство над собою? Може, ментальність в нас така? Пам"ятаєте, коли Леонід Макарович був Президентом і його запитали, як трапилось, що його синові Кудюкін дав хабара, чи може грошей йому, як Президенту, не вистачає, екс-президент відповів: "А в нас такий менталітет". Чому в укра§нців менталітет тупорилий, а, наприклад, в прибалтів - нормальний? Чому в прибалтів взимку школи і заводи опалюються, а в Укра§ні - ні? Чи може президент-поляк розпорядитись про вбивство ненависного йому журналіста? Мабуть, що ні. Чи може президент-чех продавати зброю терористам? Мабуть, що ні. Чи може президент-француз зі своєю сім"єю, не криючись, на очах всіх народів обікрасти свій злиденний народ на кілька мільярдів? Мабуть, що ні. А чому ж наш Президент все це може? Назвіть мені в Західній Європі кра§ну, яку б приватизували олігархи. А нас приватизували. Я, наприклад, за свій ваучер одержав акцій державно§ власності на державному підприємстві на суму в 1,8 доляри. А за вісім років дивідендів на них одержав 50 центів. Це ж скільки мільярдів років мені треба одержувати дивіденди, щоб зрівнятися з рядовим нашим олігархом.
   Розікрали Укра§ну, а тепер задумались: а чи не буде міжнародна громадськість звинувачувати нас у відмиванні брудних грошей. І парламент придумав "під себе" закон про відмивання грошей. Не про боротьбу з відмиванням, а про саме відмивання. А міжнародна спільнота цей закон не признала, і ввела проти наших банків економічні санкці§. А якби вона ввела ці санкці§ в 1990 році, може, не були б вивезені за межі нашо§ кра§ни всі наші багатства і не було б повно§ стагнаці§ нашо§ ж промисловості. На днях перед нами виступав народний депутат і головний ки§вський банкір, який признався, що в Укра§ні брудних грошей нема. В усьому світі є, а в Укра§ні бути не може. І гроші від рекету, хабарів, контрабанди збро§, наркотиків у нас вважаються чистими, а банкір переконує нас в тому, що брудні гроші відмиваються не в банках, а на кухні в тазиках. І ще один перл депутат-банкір видав глядачам. Він сказав, що в нашій банківській системі корупці§ нема. Укра§на - найкорумпованіша кра§на в світі, а банки наші чисті від корупці§. Ми всі чудово розуміємо, що там, де гроші - там корупція, а де великі гроші - там велика корупція, а в банках процвітає сама потужна корупція, тому що за ці гроші купляються чиновники всіх рангів і перепродуються банки і банкіри. А він нам бреше, що в банках відмиваються чисті гроші і корупці§ при цьому нема. Як не було раніше сексу. Ми звикли, що в парламенті - всі брехуни, а виявляється, що в банках - теж. Нам брешуть вже тринадцять років, у нас зупинилось виробництво, а наш ринок заполонили китайські товари - від олівців і дитячих іграшок до комп"ютерів. Ми зупинили сво§ заводи, щоб працювали китайські? Мабуть, що так, у нас ментальність така. А вам, читачу, не здається, що з таким менталітетом ми несемо загрозу світові? А мені здається, бо з таким парламентом, банками та Президентом - несемо. І проти ціє§ загрози треба боротися, тому до збро§, браття, на барикади! А гаслом для бунту замість "Повстань, Укра§но!" треба взяти "Укра§но, прокинься і злазь з ліжка!".
   І після цього ми дивуємось, чому санепідемстанція заборонила учням молодших класів проводити уроки по 45 хвилин.
   P.S. Вчора нашого Президента вибрали головою СНГ. З"явилась чудова нагода для Укра§ни вибратися з того болота, в яке нас затягували наші високі керівники більше десяти років поспіль. Що для цього треба зробити, питаєте? Відповім по великому секрету: треба швиденько вийти з СНГ. Що це дасть? Укра§на виходить з СНГ, наш Президент, як його глава, покидає Укра§ну та прямує слідом за СНГ, а ми вибираємо собі порядного і розумного Президента. Не Кравчука, не Кучму, а розумного і порядного.
  2003
  
  
  
  
  25 ЛЕТ СПУСТЯ.
   Передо мной лежат мои заметки 25-летней давности. В то время я был вдвое моложе и очень идейным, в коммунизм, разумеется, уже не верил, но веру в достойную жизнь ещё не потерял. Чем отличалось то время? Хроническим застоем. Но это мы поняли позже, а в то время были уверены, что самое страшное позади, а впереди - молочные реки, кисельные берега и голубые дали. Какими же мы были глупыми.
   Но обратимся к первоисточнику, то есть, ко мне, родимому.
   В своём докладе 26-му съезду КПСС Л.И.Брежнев сказал: "Хороших законов у нас принято немало. Теперь дело прежде всего за их точным и неуклонным исполнением. Ведь любой закон живет только тогда, когда он выполняется".
   А товарищ Брежнев, оказывается, был гений, вернее, люди, которые ему этот доклад готовили. Сменилась эпоха, сменился общественный строй, вместо развитого социализма мы строим недоразвитый капитализм, а слова эти до сих пор актуальны. Наш президент говорит: "Дайте мне хорошие законы и хорошее правительство, дайте мне умный народ, и вы увидите, как хорошо я ими буду руководить". А, может, не надо менять весь народ, а сменить одного президента? На хорошего и умного.
   Листаем дальше мои записи.
   Государственную пенсию получают все. Но те люди, которые отработали 40 лет, могут получать пенсию меньшую, чем люди с 25-летним стажем, потому что её размер зависит от размера заработка в последний год перед выходом на пенсию.
   Это было раньше, сейчас по-другому. Какой бы у тебя ни был стаж, больше 140 гривен пенсии ты не получишь, хоть из штанов выпрыгивай. Но есть каста людей, на которых этот закон не распространяется. Это госслужащие. Один из начальников отделов нашего горсовета получает пенсию в 1100 гривен. Это в 10 раз больше средней пенсии. Он что, под землёй работал или на рудниках, а может, летал в космос? Нет, он всю жизнь протирал штаны в уютном кабинете, с кондиционером летом, отоплением зимой и взятками круглый год. А рабочий у станка с 40-летним стажем получает 13% от пенсии горисполкомовского чиновника, хоть он всю жизнь этого чиновника и кормит. Улавливаете разницу? Кстати, о госслужащих. Им ведь запрещено работать по совместительству. Чтобы не коррумпировались. А вот наш бывший мэрский секретарь долго трудился на местного олигарха. А зам мэра упорно трудилась на фирму уголовного авторитета. Также на этого авторитета работал и зам главы облгосадминистрации. Ну, так где оно, отсутствие коррупции?
   Вернемся на 25 лет назад.
   Поговорим о спекуляции. Спекулируют товарами не потому, что их мало, а потому, что ими можно спекулировать. Например, лекарства. Некоторые из них продают в несколько раз дороже, а гамма-глобулин - в сто раз. И платят люди, а куда денешься, если в аптеках этих лекарств нет, а есть только на черном рынке. А бедные не платят, потому что дорого, и не лечатся при этом. А в конституции Итальянской Республики в ст.32 говорится: "Республика гарантирует бесплатное лечение для неимущих". Выходит, что капитализм заботится о своих гражданах лучше, чем развитой социализм.
   Созданием искусственного дефицита занимается торговля, ибо на базах имеются все товары первой необходимости, а на прилавках - только морская капуста. Создается впечатление, что работники прилавка и труженики черного рынка - одни и те же люди. И чем только ни спекулируют: книгами и мебелью, машинами и продуктами, лекарствами и консервными крышками. В народе даже появилась поговорка: "Купить нельзя, но достать можно".
   В связи с временным дефицитом некоторых товаров, наши руководители любят сравнивать наше время с 1913 годом, когда этих товаров даже в помине не было. Например, телевизоры, холодильники, мотоциклы. Взять то же жильё. Почему уровень жилья мы сравниваем с дореволюционной Россией, а не с развитыми странами Запада? Или хотя бы с другими странами соцлагеря, от которых по данному вопросу мы отстали лет на 50, ведь 35 млн. только городского населения нуждается в квартирах (Материалы 26-го съезда КПСС).
   Прочитал я эти свои записи и захотелось сказать словами героя Аркадия Райкина: "Ну и дураки вы все". Да создать изобилие - это же элементарно просто, что и доказало наше правительство в годы реформ. Покупают люди товары - повысить цену на них в 10 раз, ещё покупают - ещё повысить, в 100 раз. Если и после этого покупают - не платить им зарплату годами. И появятся товары. И появились, прилавки ломятся от изобилия импортных товаров, об чем мечтали наши дедушки и бабушки. Правда, качество этих товаров желает быть лучшим. Создается впечатление, что Турция и Китай сплавляют нам всё своё барахло, все промотходы, которые принимает рынок Украины.
   А я в молодости жаловался на отсутствие товаров. Деревня! Сейчас я жалуюсь на хроническое отсутствие денег. А вот жилья как не было, так и нет. Но не всем, потому что бандиты всех мастей жильём обеспечены. Как раньше партноменклатура.
   Кстати, о бесплатной медицине. На днях наш сотрудник травму на работе получил. Вызвали "Скорую", приехала быстро, загрузили пострадавшего, а "Скорая" не уезжает, оказывается, мы должны за рентген, шприцы и бинт заплатить, потому что больница больного не примет. По этому случаю я вспоминаю "те" годы. Тогда мы жили как при коммунизме, тогда при несчастном случае на производстве больного лечили. Хотя и тогда, как сейчас, в налоги уходило 85% от заработанного. Покажите мне эту пропасть, куда сейчас уходят наши налоги.
   Вернемся опять в светлое прошлое, к вопросу о демократическом централизме.
   Руководящим принципом организационного строения нашей партии и государства является демократический централизм, означающий:
  1. Выборность руководящих органов снизу доверху.
  2. Подчинение меньшинства большинству.
  3. Отчетность перед нижестоящими организациями.
  4. Обязательность решений высших органов для низших.
   Проанализируем все пункты нашего демцентрализма. Как у нас происходят выборы?
   Создается избирательная комиссия, в состав которой входят партийные руководители высокого ранга. Они разбивают территорию страны на округа, а округа на участки. За несколько недель до выборов производится отбор депутатов по необходимому количеству мужчин, женщин, рабочих, инженеров и т.д.
   Если посмотреть на результаты выборов в Верховные Советы союзных республик, которые состоялись 24 февраля 1985 года, мы увидим у всех 15 республик абсолютно одинаковые показатели:
  На участки явились 99,99% избирателей.
  Было избрано:
  Членов КПСС - 67%.
  Рабочих и колхозников - 50%.
  Женщин - 35%.
  Депутатов до 30 лет - 20%.
   Абсолютно одинаковый процент у всех 15 союзных республик(!).
   Отбирают претендента по тому принципу, чтобы человек был предан партии, не был критиканом. Из двух одинаковых предпочитают кандидата с квартирой, потому что по закону депутат должен быть обеспечен жильём. Потом утверждают кандидатов в райкомах, горкомах и обкомах партии.
   Всё это происходит задолго до выборов, и если в обкоме кандидата утвердили, он считается избранным, и не было ещё случая, чтобы утвержденного кандидата не избрали. Значит, выборы наших депутатов и партийных, комсомольских, профсоюзных руководящих органов производятся не снизу доверху, а их просто назначают сверху.
   Обратите внимание, как я смело тогда писал. Ведь за ревизию столпа системы - принципа демократического централизма, в ГУЛАГ на перевоспитание отправляли. Меня спасло то, что я, слава Богу, не публиковался, а писал "в стол".
   Рассмотрим подчинение меньшинства большинству.
   Как было раньше, после революции? Тогда даже командиров выбирали, и если большинство проголосовало по какому-нибудь вопросу, то меньшинство подчинялось. А сейчас руководящей силой нашего общества является компартия, она и руководит, она и правит. 17 млн. человек правят 275-миллионным народом. "Говорят, что массы рвутся и хотят выбирать исключительно коммунистов. Я в этом сомневаюсь" (И.В.Сталин, т.5, стр.360). Даже товарищ Сталин в этом сомневался.
   Но это ещё не всё, руководит нашим народом не вся партия, а съезды партии, а между съездами - пленумы. 5 тысяч делегатов съезда от имени 17 миллионов коммунистов решают судьбы 275 миллионов человек. Были ли делегатами хотя бы одного партийного съезда представители большинства беспартийных трудящихся? Ни единого раза. Значит, решения, которые принимает партийный съезд, обязательны для выполнения только членам партии, а беспартийных эти решения не должны касаться? Не тут-то было, в действительности эти решения являются обязательными для всего народа, независимо от партийной принадлежности. Поэтому о подчинении меньшинства большинству не может быть и речи, ибо происходит всё наоборот - подчинение всего народа партийной верхушке, которая угнетает трудовой народ. "Что у нас - диктатура пролетариата или диктатура компартии над пролетариатом?" (И.В.Сталин, т.6, стр.25).
   Переходим к отчетности.
   Отчетность перед нижестоящими организациями - это блеф, миф, придание деятельности нашим руководителям какой-то законности и демократии. А вот отчетность перед вышестоящим начальством - это закон, ибо его нарушение грозит самим существованием мягкого кресла.
   Единственный пункт демократического централизма, который выполняется, это обязательность решений высших органов для низших.
   А если этот принцип совместить с нашим временем, что же мы получим?
  1. Выборы.
   Кто сейчас выбирает парламент? Думаете, народ? Ошибаетесь, дорогой читатель, деньги. Говорят, что в нашем парламенте 300 миллионеров. И как они там очутились? Что, наш высокосознательный народ, во вред себе и вопреки классовой ненависти, выбирает только богатеев? Да ничего подобного, он выбирает достойных, а в парламенте почему-то оказывается одно жульё. Потому что их выбирает не электорат, а ихние миллионы. Да возьмите любой город. Кто заседает в горсовете? Денежные мешки с уголовными наклонностями. А сколько из них соскочили с тюремных нар в депутатские кресла, и всё за счет денег.
   А выборы у нас произойдут независимо от того, придут ли избиратели на участки. У нас такой закон, достаточно проголосовать родственникам кандидата, и выборы состоялись. Можно только позавидовать старым избирателям, которые приходили голосовать в количестве 99,99%.
  2. Подчиняется ли меньшинство большинству?
   Да ничего подобного, никто никому вообще не подчиняется. Президент делает вид, будто руководит народом, а народ делает умный вид, будто этим руководством доволен. И обе стороны стараются друг друга обмануть, чтобы побольше украсть. Хотя, кажется, украсть больше нечего, всё уже разворовали. Но нет, хотят украсть украденное. Одни народное достояние прихватизировали, а другие это прихватизированное хотят себе захапать. И это называется переделом собственности.
  3. Отчетность.
   Назовите мне хотя бы одного президента или депутата, которых мы выбирали, чтобы они перед нами отчитались. Это из области фантастики. Никто никому не должен отчитываться. Кроме своего начальства. А вот здесь мы молодцы, мы умудряемся так в отчетах подтасовать факты, что, оказывается, наша страна занимает первое место по росту производительности труда в сытой Европе. Притом, что мы голые, босые и голодные, а петли на заводских проходных поржавели, потому что десять лет как ворота на них не открываются.
   4. И наконец, подчиняются ли низшие органы решениям высших? Конечно же, нет. А зачем? При том бардаке, который пронизал наше государство сверху донизу, это необязательно. Каждый считает себя главным и не подчиняется никаким законам. Но все придерживаются одной позиции - как уклониться от уплаты налогов. Искажают отчетность, загоняют экономику в "тень", некоторых даже наказывают, но всех греет мысль "Весь народ не пересажают, камер не хватит".
   Ну, как вам нравится сравнение двух принципов демократического централизма? Мне лично не нравится ни тот, старый, ни этот, новый. Но в застойные времена была хотя бы видимость закона, а сейчас даже этой видимости нет. И в ближайшем будущем не предвидится.
   В записях 25-летней давности я наткнулся на свои раздумья про колхозы. Это целая монография, но я не хочу утруждать читателя, поэтому изложу материал сжато.
   Великий Октябрь позаботился о грядущем поколении - принял Декрет о земле, и она стала принадлежать тем, кто её обрабатывает. Крестьянам сказали: "Владейте, пользуйтесь, выращивайте высокие урожаи, кормите себя, а также рабочих, которые будут давать вам технику, не забывайте о Красной Армии, которая вас защищает". Истосковавшиеся руки бойцов, возвращавшихся с полей гражданской войны, рвались к рукояткам плуга. Жили бедно, но своего хлеба хватало, делились с рабочим классом и Красной Армией. Не роптали, свято верили в счастливое будущее, в победу мировой революции. Крестьянин, не жалевший своего труда и труда своих близких - жены и детей, любящий свою земельку и отдававший ей свою душу, начал пользоваться результатами своего труда: появился скот, птица и надежда на лучшую жизнь. Рядом с ним, правда, были люди, которые не могли с ним тягаться, у которых урожаи были ниже, скота меньше, инвентаря почти никакого. Причины тоже были - иные ленились, не поливали земельку потом, вот и результат, другие не заботились вообще об урожае, им лишь бы день до вечера, попадались и пьяницы.
   И вдруг в деревню пришло незнакомое слово "коллективизация". На нас смотрел весь мир, и им надо было показать преимущество колхозного строя. Но как-то так случилось, что самыми почетными членами колхоза стали именно те люди, которые трудились в полсилы, но оказались крикунами. Люмпены захватили власть. Но это ещё не всё. Когда наступила пора раскулачивания, то в кулаки часто стали попадать люди, которые годами горбатились возле своей земли. Забыли почему-то, что их хлеб поддержал в трудную минуту Советскую власть и, может быть, благодаря этому хлебу Советская власть выстояла и победила гидру контрреволюции и Антанту, не задохнулась в годы экономической блокады. Приписать к врагам хозяйственников, что любили землю, своим трудом заставляли её родить, работали от зари до зари - это не глупство ли? И вот тогда возник вопрос: когда работаешь хорошо, хорошо ли тебе будет, не загремишь ли ты за это на Соловки? Пример ведь наглядный.
   И вот созданы колхозы, но люди не отдают работе все свои силы, поле ведь не своё - колхозное, тем более, странная метаморфоза происходит с урожаем: его отбирают, и отбирают полностью. Крестьянин вдруг понял, что урожай с колхозного поля пойдет не в его амбар, и даже не в колхозный, а в неизвестные "закрома Родины". При этом все забыли, что колхозу необходим семенной фонд, что в следующем году государство также будет нуждаться в хлебе. Случилось непонятное - хлебороб остался без хлеба. Государственные люди готовы были пожертвовать курицей, несущей золотые яйца, лишь бы сделать план. И когда таких людей гнали с работы, они недоумевали: "За что нас снимают? Разве мы не сделали всего того, что необходимо для дела, разве мы не провозглашали лозунги партии и правительства, разве мы не избрали весь состав Политбюро ЦК в почетный президиум?" (И.В.Сталин, т.13, стр.372).
   И так продолжалось очень долго. Наконец прозрели люди, но выйти с колхоза уже не могли, они стали крепостными - паспорта у них ведь отобрали. А колхозный труд превратился в панщину.
   Но всё течет, всё меняется. Дошло веяние времени и до деревни - ввели крестьянам паспорта. И вдруг побежали из колхоза, молодежь побежала. Получил паспорт - пошел учиться, выучился - остался в городе. Даже повышение заработка не прельщает современную молодежь, потому что товар купить - надо ехать в город, выйти, как говорится, "в люди" - надо ехать в город. Поэтому, как была деревня не родной в государстве, так пасынком до сих пор и осталась.
   Читаю я свои размышления и думаю: "Да мы в то время при коммунизме жили". Я, инженер, приезжал в село и мне отец помогал деньгами. А сейчас. Труженики полей с 1994 года не видели денег, а колхозники не могут себя прокормить(!). Украинская земля, которую фашисты вывозили в фатерланд эшелонами, которая могла бы кормить пол-Европы, не может прокормить саму Украину. Так ли это? Моя семья из шести человек живет за счет 10 соток земли. При перерасчете на всё население, чтобы худо-бедно жить, достаточно 8 тысяч квадратных километров огородов, что составляет 1,5% всех наших площадей. Даже 1,5% земли нас может прокормить. А почему же вся земля не может? А может быть потому, что я на своём клочке хозяин. А кто хозяин необозримых колхозных полей? Неизвестные личности. Олигархи на халяву, через подставных лиц приватизировали землю, не поливают её потом, поэтому она и не родит. И родить не будет, пока тот, кто её пашет, не будет её хозяином.
   Кстати, сколько раз колхозы банкротились? Вспомните, сколько раз государство прощало колхозам долги, это же оно официально признавало банкротство колхозов. Последний раз прощали колхозные долги, когда их переименовывали в КСП. Представляете, какая лафа на халяву? Только за одну смену названия колхоза, его долги списывались. Какому западному фермеру такое счастье снилось? Никакому.
   Но, с другой стороны, если тогда, при мощной государственной поддержке колхозного строя, они, колхозы, были убыточны, то сейчас, при их полном разграблении, они тем более убыточны. Но их же приватизируют? Значит, в новых хозяев есть надежда, что они подгонят законы о земле под уже приватизированную ими землю, и что прибыль от неё получат, за счет крестьян, разумеется. А не получат, продадут её по ценам, которые сами же в парламенте и установят. А то, что техники на полях не хватает, их не очень беспокоит, всё равно они своё возьмут, если надо, возьмут силой.
   А вот по поводу сельскохозяйственной техники, здесь вопрос особый. Был колхоз - хватало техники, расползся по швам - техники недостает. А вспомните довоенные годы, МТС. Техники, по современным меркам, была капля, но все поля засевались. А почему наши мудрецы при земельной реформе не смогли решить этот вопрос таким же способом? Распустили колхоз, а всю технику - в МТС. Не нравится МТС, назовите её ЗАО АК МТС ltd. Нужно фермеру пахать - заключай с МТС договор и рассчитывайся будущим урожаем, и все при деле, а фермеру голова не болит о солярке и запчастях. И тогда и на земле был бы хозяин, и в МТС - тоже. А государство этот процесс регулировало бы банковскими кредитами и юридической помощью.
   Но, видать, земельная реформа планировалась не затем, чтобы фермер выжил, а чтобы фермер не родился, а если родится, к ногтю его, как вошь, а земля чтобы стала пусткой, и чтобы крестьяне просили: "Мафия наша родная, забери бесплатно у нас землю, потому что даже на налоги мы на ней заработать не можем". А то, что картошки не хватает, не беда, мафиози и на марципанах не пропадут.
   А ведь была надежда на лучшее. В конце 80-х говорили: "Нужно сменить систему". Я тогда задавал безответный вопрос: какую - однопартийную или социалистическую? Теперь и социализм канул в лету, и партий расплодилось как тараканов, а вот жить стало хуже. Почему? Оказывается, не в системе суть, а в людях, вернее, в руководстве. С нашим руководством реформы будут работать только на это же руководство.
   Вот предлагают, например, двухпалатный парламент. Что это даст простым людям? А ничего, кроме увеличения расхода денег на их содержание. А вот автор предлагает построение двухпалатного парламента, который работал бы на простого избирателя, которого сейчас зовут электоратом.
   Итак, первая палата парламента, по американским меркам (по отношении численности населения к численности парламентариев), должна иметь 90 народных депутатов. Эти депутаты должны избираться всем народом, притом, что они будут беспартийными и без депутатской неприкосновенности. Кто будет в них баллотироваться? Умные люди, патриоты своей державы. Они, и только они должны принимать законы, которых никто не сможет отменить никаким вето. Это - высшая палата парламента.
   Вторая палата парламента - партийная. Эти должны избираться только по партийным спискам, количество депутатов не должно ограничиваться, ско-лько партия может содержать их, столько и избирать, они ведь должны находиться на иждивении партийных касс. Привилегий - сколько захотят, де-путатская неприкосновенность - пожалуйста, хотят жулики идти в депутаты - ради Бога, партия ведь выбирает из своих рядов. Но это - нижняя палата парламента, её решения должны распространяться только на партии, а на го-сударство они не должны действовать. То есть, нижняя палата парламента будет решать свои внутрипартийные проблемы, а высшая - государственные.
   И вот тогда от нашего парламента будет толк. А если сейчас введут двухпалатный парламент по образу и подобию существующего, то и в нижней палате будет партийный мордобой, и в верхней - тоже.
   А четверть века назад о таких мелочах, как двухпалатный парламент, и не думали. И слава Богу, выжили. И сейчас выживем, нужно только плюнуть на обе палаты с высокой колокольни. А может не плевать, а сообща свернуть шеи обеим палатам, и на их трупах воздвигнуть новое здание новой власти? "До основанья, а затем..."? Но это уже было, и чем кончилось, знаем. Разрухой.
   А нам ещё предлагают в течение года три раза выборы проводить. Кто в год выборов будет работать? Никто, все будут выбирать и агитировать. Кто будет руководить страной в этот год? О, мы пришли к главной цели нашего вопроса. Руководить будет мафия: кто придумал такой закон, тот и будет руководить. Получится, что четыре года государством руководит президент и парламент, а каждый пятый - страна отдается на разграбление мафии. Голубая мечта Коза-ностры, Красных бригад и Якудзы.
   Проработал я свои записи 25-летней давности и понял: у нас никакой эволюции не наблюдается, мы уверенно с ускорением деградируем. И если мы не остановим этот процесс, до людоедства дойдем, как в 33-м году. И хочется крикнуть: "Люди, остановитесь! Дальше - пропасть. Пожалейте своих детей, защитите их от моральной смерти. Мало того, что нация вымирает, ещё и мы все дичаем. Люди, будьте людьми!".
  2003
  
  
  ПОЛИТРЕФОРМА.
   В последнее время стало модным проводить опросы общественного мнения. Вот и вчера, иду по улице, меня останавливают и просят, чтобы я сказал в телекамеру, как я отношусь к идее проведения конституционной реформы. Я ответил сразу и чётко: да, реформа назрела и крайне необходима, потому что нами руководят одни проходимцы, а мы знаем, что жулики и бандиты должны сидеть в тюрьме, а руководить государством должны специалисты, причем, порядочные...
   - Да мы не то хотели вас спросить, - прервала меня ведущая, - как вы относитесь к лишению депутатского мандата лиц, которые перешли в другую фракцию, при том, что они избраны по партийному списку данной партии?
   - А мне по барабану, - отвечаю, - кто в какую фракцию перешел, для меня главное, чтобы эти уроды не прошли в парламент.
   - Поддерживаете ли вы выборы по чисто партийным спискам?
   А к этому вопросу я уже был подготовлен, потому что мне его разъяснил сосед:
   "Вот смотри, - говорит он, - депутатов 450, каждый из них тратит на выборы миллион долларов, это в сумме - 450 млн. зеленых. А населения чуть ли не 50 млн. И что получается? На каждого жителя приходится по 9 долларов. Это же ничто. А вот партий у нас 150. И если каждый депутат не будет распылять свои миллионы по всему населению, а сразу вложит их в партию и пройдет по её списку, то каждая партия получит, как минимум, по 1 млн. долларов, а 4% - это 18 млн. А если по партийному списку пройдет 50 депутатов, то это уже будет 50 млн. Как ты думаешь, за эти деньги можно изменить избирательный закон? Не только можно, но и нужно".
   Поэтому на вопрос ведущей я ответил:
   - А что это дает мне, беспартийному избирателю? У нас 150 мафиозных партий, ни одна из них не защищает моих интересов, они заботятся только о своем партийном благополучии. Так почему я должен за них голосовать? Конечно, я против выборов по партийным спискам. Тем более, они будут проходить за счет госбюджета. Кто-нибудь спросил, согласны ли мы платить свои деньги за партийные выборы? Никто не спросил, нас поставили перед фактом, вернее на колени поставили, раком.
   - Но партийные выборы будут проходить только в 2006 году, а в следующем году мы будем выбирать президента по старинке, всем народом.
   - Вы возьмите конституцию, - отвечаю, - и посмотрите, на какой срок избирается президент. Оказывается, на пять лет. А мы всем народом будем выбирать его всего на два года, а парламент - на целых пять. Поневоле начнешь поддерживать анархистов, которые провозглашают: "Президента - вон с Украины!", "Парламент - вон с Украины!", "Конституционный суд - вон с Украины!".
   - Кстати, а как вы приняли последнее постановление Конституционного суда?
   - Я от нашего Конституционного суда балдею. Такого сговорчивого, позорного и продажного суда наша история не помнит. Говорят, все судьи закончили кулинарный техникум и поэтому их в народе зовут юристами из кулинарного техникума.
   - И что вам больше всего запомнилось?
   - Постановление о том, что действующий президент за свои уголовные преступления не будет отвечать даже после окончания своих полномочий.
   - Конечно, президент, ведь, должен быть защищен. Тем более, он не совершает уголовных преступлений.
   - Если не считать того, что он "заказал" журналиста Гонгадзе, и ему спецслужбы преподнесли его голову на тарелочке с голубой каёмочкой. В буквальном смысле голову, отрубили и принесли, в мешке, наверное. В таком виде, что пальчики оближешь. Тем более, пальчики тоже отрубили, вместе с кистями рук, наверное, чтобы лишить тело отпечатков, и положили их на эту же тарелочку. Тело ведь обнаружили без головы и кистей рук. Так где они? А об этом надо спросить президента, он ведь "заказчик". Как заказал, так и исполнили.
   - Нравятся ли вам выборы президента парламентом? - решила уйти от скользкой темы ведущая.
   - Нравятся, если мы хотим, чтобы выбрали худшего из худших. Ведь жулики из своей среды умного не выберут, они выберут самого тупорылого и покорного. А зачем нам ещё раз тупорылый президент, нам бы умного.
   - А вот постановление о продлении полномочий действующего президента вы поддерживаете?
   - Я бы, может, и поддержал, если бы оно не было направлено против этого же президента. Ведь если принять, что президент пять лет не был президентом, то все указы и законы, которые он подписал за это время, теряют свою силу и их необходимо аннулировать. К тому же, это постановление имеет дальний прицел.
   - Какой же?
   - А вот когда следующего президента изберет парламент, он через каждые пять лет будет менять статьи конституции, объявлять её новой и будет начинать каждое последующее президентство как бы заново, и так пожизненно, а там власть перейдет к его сыну, а дальше к внуку. И будет у нас уголовная монархия.
   - Здесь перед вами один гражданин отвечал на мои вопросы. Так он сказал, что Украина агонизирует, и причиной этой агонии является Кучма. Согласны ли вы с ним?
   - Нет. Украина начала агонизировать ещё при Кравчуке и продолжит этот процесс при следующем президенте. Так что причина агонии - не лично Кучма, а президент и его окружение. Я бы ещё добавил: и парламент, и Кабмин.
   - А как, по вашему мнению, прошло президентство Кучмы?
   - Помните, когда Кучму выбирали на второй срок, один из его шестерок заявил, что первый срок - это студенческие годы, а повторный - уже работа молодого специалиста? Так я вам скажу: как студент - Кучма двоечник, а как молодой специалист - он дуб. Хорошо, что мы не избираем его на третий срок, он бы до конца запорол свой участок работы.
   - Какое государство вам больше нравится: президентско-парламентское или парламентско-президентское?
   - Парламент у нас - бандитский, команда президента - тоже, так что как ни переставляй прилагательные, получится, что государство у нас бандитско-уголовное, или наоборот.
   - У нас продолжается парламентский кризис. Некоторые предлагают закрыть этот цирк и прекратить бардак. А что предлагаете вы?
   - Закрывать нельзя ни в коем случае, на эту гульню-шоу многие смотрят с удовольствием. А мне цирк вообще нравится. Представляете, 450 клоунов на манеже кричат, свистят, обс..., извините, поливают друг друга газировкой и грязью. Чем не Шапито? Только вот госбюджет от этого страдает.
   - Ничего, эти депутаты уже приняли постановление об отмене льгот, так что бюджет быстро наполнится.
   - Сомневаюсь я, однако. В прошлый раз они такое постановление уже принимали. Кончилось тем, что фронтовикам отменили льготы по субсидиям на коммунальные услуги, остальные миллиардные льготы сохранились. Я боюсь, как бы и сегодняшняя отмена льгот не коснулась только пенсионеров.
   - А кто, по вашему мнению, больше всего заинтересован в проведении данной реформы?
   - Мафия, - уверенно отвечаю, - она хочет превратить наше государство в "зону", которой будут править "паханы", а заседания Кабмина и парламента - в воровскую сходку во главе с ворами в законе...
   - Вы знаете, - прервала меня опять ведущая, - у меня к вам ещё много вопросов накопилось, но я вижу за вашей спиной очередь.
   Я повернулся. Батюшки, да за мной точно две очереди образовалось - одна длинная, из простых прохожих, другая короче, из "братвы" с охраной в виде шкафов. Этим, конечно, зона - как дом родной, а сходняк - как для нас производственное совещание. Первые стоят с теми же требованиями реформ, что и я, чтобы воры сидели в тюрьме. Ну а другие будут требовать реформ, чтобы ничего не менялось, чтобы они, которые присосались к государству и особенно к его бюджету, этих перемен не ощущали, а продолжали дальше доить государство, его бюджет и нас, которые этот бюджет наполняют.
   2003
  
  
  
  
  
  
  ТРИБУНАЛ.
   Передо мной издание "Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками", слова Главного обвинителя от СССР Р.А.Руденко: "...В лице подсудимых мы судим не только их самих, но и преступные организации, ими созданные, человеконенавистнические идеи, ими распространяемые в целях осуществления преступлений против мира и человечества". Против какой идеологии могут быть направлены эти же слова? Совершенно верно, уважаемый читатель, против коммунистической. Ведь коммунистическую идею не осудили. И напрасно, потому что на её совести не меньше преступлений, чем в своё время их совершили немецкие нацисты и итальянские фашисты.
   Но вернемся к первоисточнику. "Гитлеровский режим, немецкая национал-социалистская рабочая партия (НСДАП) совершили чудовищные преступления против многих стран и народов, в том числе и против немецкого народа". Замените слова "гитлеровский" на "сталинский", "НСДАП" на "КПСС" - и можно применить это выражение к сталинскому режиму, на совести которого - миллионы жизней соотечественников.
   "Международный Военный трибунал проследил за ходом развития нацистской партии вплоть до момента, когда она стала той верховной властью, которая управляла судьбой всего немецкого народа". А кто управлял судьбой всего советского народа? Совершенно верно, КПСС, согласно ст.6 Конституции СССР "Руководящей и направляющей силой советского общества является КПСС". А кто дал право одной партии, даже ленинско-сталинской, руководить такой огромной страной, кто отобрал в народа право самому управлять своей судьбой? А никто не отбирал, его нашему народу никто и не давал. А если кто-то пытался заикнуться о своем праве - для этого в нашей партии имелся свой карающий орган - ЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, которые недовольных перетирали в лагерную пыль. И правильно, а чем мы хуже нацистов?
   "Гитлеровская фашистская партия нужна была как орудие одурманивания народа для установления своего мирового господства". Абсолютно те же цели были у коммунистов.
   "Когда гитлеровская партия путем обмана и террора добилась влияния на массы и захватила власть в стране, была установлена террористическая фашистская диктатура". А чем она отличалась от нашей партийной диктатуры, которая прикрывалась диктатурой пролетариата? А ничем. Диктатура есть диктатура, причем, наша такая же преступная, как и фашистская.
   "Руководители НСДАП не делали никаких серьёзных попыток для того, чтобы скрыть тот факт, что единственной целью их участия в политической жизни Германии являлась ликвидация демократического строя". Как у нас: демократию - к ногтю, КПСС - к власти.
   "Организованный Гитлером и его подручными поджог рейхстага был сигналом для начала политического террора против всех прогрессивных сил в Германии". У них - поджог рейхстага, у нас - убийство Кирова, после чего начался политический беспредел.
   "Еврейские погромы должны были разжечь расовую ненависть, требовавшуюся фашистам для осуществления задуманного уничтожения представителей других народов во время войны". У них только евреи, а у нас, кроме евреев, крымские татары, чечены, ингуши, немцы, а перед этим - литовцы, эстонцы, латвийцы, западноукраинцы. Так кто из нас больше фашист?
   "Гитлеровцы осуществили неслыханный террор против прогрессивных деятелей культуры и науки, против всех инакомыслящих, на улицах и площадях под улюлюканье фашистских варваров запылали костры из произведений немецких и зарубежных писателей, многие тысячи людей брошены в тюрьмы и концлагеря, убиты и замучены штурмовиками и эсэсовскими палачами". Это у них так? Да не пугайте нас. В СССР были репрессированы все сословия: бывшие ученые, писатели, офицеры, дворяне, священнослужители. И не только они, все, кто имел с ними контакт, были брошены в концлагеря. А всё началось с царской семьи, когда убили царя, царицу, их малолетних детей, а также слуг, кухарок и нянек. А этих за что? Они же нам не классовые враги. У нас ведь тоже сжигали книги "бывших", уничтожали памятники и произведения искусств, а церкви превратили в конюшни и склады. Позже под бульдозер попали картины, а ещё позже - лазерные диски. Так кто больше заслуживает суда?
   "Гитлеровские концлагеря, которые впоследствии густой сетью покрыли оккупированную территорию Европы, впервые были созданы фашистами в самой Германии и для немцев". А наш ГУЛАГ создавался для пришельцев, что ли? Ведь наших лагерей было намного больше и через наш ГУЛАГ прошли миллионы наших же зэков. Почитайте на досуге Солженицына, Шагалова, Жигулина и других наших "политических", и вы увидите, есть ли различия между нашими лагерями и ихними концлагерями.
   "Гитлер в январе 1929 года назначил Генриха Гиммлера рейхсфюрером СС (шутцштаффельн - охранные отряды нацистской партии), возложив на него специальную задачу превращения СС в мощную, отборную группу, на которую можно было бы рассчитывать при любых обстоятельствах". У них СС, а у нас НКВД - карательный отряд коммунистической партии. У них Гиммлер, а у нас - Ягода, Ежов, Берия, об упоминании одних фамилий этих палачей в то время многие содрогались.
   "Партийные организации, СС, СД и гестапо были зловещими инструментами, употреблявшимися для истребления любой оппозиции, действительно существующей или потенциальной". Можно ли было говорить об оппозиции в СССР в 1937 году? Да её практически не было, но с помощью парткомов, армии и НКВД все равно шли массовые чистки и репрессии. Редко каких семей эти репрессии не коснулись. В результате правящая партия пожирала сама себя.
   "Для консолидации политической власти проводилась чистка государственных служащих на основе расовых и политических признаков, их заменили члены нацистской партии и её сторонники". А разве у нас было другое положение? Все чиновники были членами партии. "Не член" не мог устроиться даже мастером на заводе. Всех беспартийных загодя вычистили, потом чистили уже коммунистов, потом репрессировали тех, кто раньше занимался чистками, и это продолжалось полтора десятка лет.
   "Нацисты ввели новую систему специальных уголовных судов, независимых от обычной судебной системы, непосредственно служивших их преступным целям". Да против нашего "особого совещания" они были младенцами. Наши "тройки" отправили на Колыму и Соловки, по ихним меркам, пол-Германии. Немцы ведь ничего нового не придумали, копировали всё наше, только в малых масштабах.
   "Чтобы добиться укрепления своего контроля, нацистские заговорщики прежде всего уничтожили свободные профсоюзы". А нашими "свободными" профсоюзами кто руководил, трудящиеся? Полноте. Ими руководили парткомы, райкомы, горкомы, обкомы, ЦК компартий. И никаких свободных профсоюзов у нас никогда не было.
   "Нацисты начали попытки к уничтожению церквей. Они преследовали священнослужителей и духовенство посредством физических нападений, ссылок в концлагеря и убийств". А у нас церковь была отделена от государства, т.е. была поставлена вне закона, а священнослужители уничтожались как класс. И сколько костей этого "класса" разбросано по лагерям империи ГУЛАГ - не сосчитать.
   "Принцип фюрерства был введен во все школы и университеты. Заговорщики дополнили систему школьного образования тем, что они тренировали молодёжь в организации "Гитлерюгенд". "Гитлерюгенд" был агентством, используемым для проведения широкой предварительной военной подготовки и военного обучения молодежи". В этих словах я узнаю свой родной комсомол - активный резерв компартии.
   "Одним из самых сильных орудий заговорщиков была пропаганда. Сразу же после захвата власти они создали совершенно определенную программу для всеобщей организации масс путем установления контроля над всеми средствами выражения общественного мнения. Нацистские заговорщики не были разборчивы в выборе средств для достижения соответствующих результатов". Пропаганда - это СМИ. Газеты, журналы, телевидение, радиовещание, книгопечатание - всё это было в партийных руках и подвергалось цензуре. От жесткой партийной цензуры не могли уклониться даже такие детские издания, как "Пионерская правда". Остальных глушили. Обман, откровенная ложь, запугивание - коммунисты не были разборчивы в выборе средств для достижения своих результатов. Обратили внимание, я слово в слово повторил "Нюрнбергский процесс", и попал в точку.
   "В 1930 году Адольф Гитлер не был германским гражданином, а являлся нежелательным иностранцем. Будучи австрийцем, не имел никакого определенного подданства". По странному стечению, Иосиф Сталин тоже не был русским, а являлся нацменом из Гори, как сейчас говорят "лицо кавказской национальности".
   "Летом 1934 года сильно обострилось недовольство Гитлером среди штурмовиков, активизировалось недовольствие внутри нацистской партии. С помощью эсэсовцев и при поддержке генералитета Гитлер организовал 30 июня массовое убийство штурмовиков, а также многих членов нацистской партии. Так называемая "ликвидация путча Рема" положила навсегда конец попытке представителей мелкой буржуазии играть самостоятельную роль, а призыв к перевороту был заглушен раскатами залпов эсэсовских карательных отрядов". У нас немножко по другому. Ночи длинных ножей у нас не было, у нас были десятилетия длинных ножей. Сначала сталинский режим уничтожил ленинских соратников, потом очередь дошла до соратников Сталина, ну а потом начали рубить всех без разбора как капусту. При этом власть имущие оправдывались, что когда лес рубят - щепки летят. Но столько голов в виде щепок ни один самый преступный режим не нарубил. Да у нас даже партийный съезд был репрессирован. Почему же мы такие? Да потому, что на всех партийных постах у нас находились швондеры, а советские, профсоюзные и комсомольские органы возглавляли шариковы. И когда приходила их очередь топтать зону, их места занимали опять же швондеры и шариковы. От них спасения нет, они вечные.
   "Из "Декрета Президента Германской республики о защите народа и государства" от 28 февраля 1933 г:
   п.1. Ограничения свободы личности, свободы выражения мнений, включая сюда свободу печати, право союзов и собраний, нарушение тайны почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных разговоров, производство обысков и конфискаций, а также ограничения права собственности, допускаются независимо от пределов, обычно установленных законом. У нас декретов об ограничении каких-либо свобод не было, как не было и самих свобод. А о производстве обысков и конфискаций кто наших людей спрашивал? Просто обыскивали и конфисковывали.
   п.2. Если в какой-либо из земель не будут приняты необходимые меры для восстановления общественного порядка и безопасности, то имперское правительство может временно взять на себя полномочия высшего органа власти земли. У нас это называется введением чрезвычайного положения.
   п.4. Неподчинение распоряжениям высших органов власти или подчиненных им органов, или призыв или подстрекательство к такому неподчинению караются тюремным заключением на срок не ниже одного месяца или денежным штрафом от 150 до 15000 рейхсмарок". Какие-то у них детские сроки. Да у нас за три колоска давали 15 лет каторги, а за политический анекдот - 25 лет "без права переписки".
   Больше мы "Трибунал" цитировать не будем. Наведенного выше достаточно, чтобы убедиться, что сталинский режим нанес нашему народу намного больше вреда, чем нацистский режим - немецкому. Взять, к примеру, наш город Винницу. Ранней весной 1942 года фашисты собрали всех евреев, как говорится, "с вещами", на стадионе, прогнали эту толпу через весь город, и за городом в двух местах расстреляли и в шести кагатах зарыли. Никакой тайны с этого расстрела немцы не делали, сейчас на этом месте на улице Максимовича находятся два мемориала жертвам фашизма с указанием времени и количества расстрелянных. А вот коммунисты, как тать, ночью, убиенных закатывали в асфальт, в прямом смысле этого слова, потому что в центральном парке культуры и отдыха из-под асфальта было вырыто 10 тыс. трупов. Это только в одном месте, а таких мест было бесчисленное множество, а сколько именно, никто не знал, потому что статистикой, как сейчас говорят, мониторингом, в то время никто не занимался, а кто любопытствовал, попадал в эти же кагаты. Так почему коммунистический режим до сих пор не осудили? Автор не жаждет крови, нет, он требует справедливости. Ведь одних преступников наказали, а других нет. Несправедливо. Потому что ихнее гестапо повышало квалификацию у нашего НКВД, потому что душегубки в автофургонах придумали мы, а у нас их заимствовали гитлеровцы. Да, у нас не было газовых камер и крематориев, зато мы придумали траншейное захоронение расстрелянных. Это когда роется траншея, в неё укладываются тела убиенных, а засыпается она землей из следующей траншеи, которую также заваливают трупами, и так конвейером, пока не кончатся трупы. И таких траншей у нас в вечной мерзлоте - от Колымы до Соловков, от Беломорканала до БАМа - не счесть, на этой территории можно разместить полтора десятка Германий. Так зачем нам крематории?
   Гитлеровский режим проводил голокост против чужих народов, а сталинский - геноцид против собственного. Поэтому История требует проведения Трибунала против коммунистического режима и его идей подобно Нюрнбергскому процессу. Потому что История требует возмездия, а возмездие, как известно, неизбежно.
  2005
  
  
  
  
  
  МАЛЯВА-2.
   В прийомну Президента принесли листа. Приніс його той же дідок, що чотири роки тому приносив аналогічний лист тодішньому президенту. Приніс, здав під розписку та обіцяв зайти по відповідь за два тижні - він за цей час одержить новий строк. А в листі було наступне:
  Малява.
   К тебе, главный Пахан, обращаются уголовные авторитеты с опровержением тех гнусных сведений и инсинуаций, что дошли до нашей камеры. Ты прочишь вторично короновать на премьера фраера, который утверждает, что руководит бандитской партией. Авторитетно заявляем, что нашей партией он не руководит - рылом не вышел. А в те две отсидки, которыми он гордится как званием Героя, он был шестеркой, а может быть и кукарекал в петушином углу. А в том, что фраера обвиняют в подкупе пол-парламента, то это в порядке вещей, у нас на зоне покупают всё: от бутылки водки до начальника ГУИН. А здесь всего лишь пол- парламента, подумаешь - трагедия.
   И ещё - фраер не фильтрует базар. Он тебя, главного Пахана, назвал козлом. Авторитетно заявляем, что это ложь и клевета - никакой ты не пидер, мы тебя, к сожалению, не петушили, и ты у нас, к сожалению, не кукарекал. Поэтому вызови его на правИло и дай ему по рогам. А то, что он на своём съезде сказал тебе: "Леопольд, выходи, подлый трус", так ты с ним этот гнилой базар сам перетри, по мужски, если можешь, потому что такой мелкий вопрос ниже нашей компетентности.
   Но ты, Папа, решай, кого смотрящим ставить на государственную зону, потому что он, фраер, поставит тебя, Папу, в позу Рекса, после чего, к счастью всех, с полным правом будет звать тебя козлом, то есть, пидером. Поэтому, Папа, думай, кого ставишь выше себя. Тем более, есть же Вася Стрижавский: три ходки - и тридцатник. Лучшей кандидатуры среди НАС тебе не найти.
   С уважением местные паханы: Эдик Резаный, Толя Прикуп, Вася Стрижавский.
   24.07.2006 года.
   В канцелярі§ Президента сказали, що він дасть відповідь, згідно Конституці§, в двотижневий термін. Ждемо-с.
   P.S. Погоняло нового премьера - Хам и Парус.
  2006
  
  
  
  
  ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ.
   В 1996 году я побывал за границей, в Польше. А причина была следующей: один частник закупил в Польше "фуру" минеральной воды, а чтобы заплатить меньшую таможенную пошлину, через границу с польской стороны её должны сопровождать человек десять наших граждан. Поэтому в понедельник с утра 8 человек с загранпаспортами выехали в сторону Львова. К Рава-Русскому таможенному переходу мы подъехали после обеда, автомобильная очередь была до горизонта. К нам сразу подошли два подозрительных типа и предложили за 70 долларов провести наш "бусик" вне очереди. Наш старшой не согласился - уж очень типы были подозрительными. К нам также подошли два пацана лет по 8-10, с предложением провести микроавтобус за 10 долларов вообще лесными тропами вне границы. Но нам нужна была официальная граница и мы отказались, а вот "Жигуль" за нами согласился и попылил по полевой дороге в сторону леса. Один из наших сказал, что мы с ними ещё встретимся. И точно, мы их догнали на пограничном посту - их машину арестовали.
   Мы поинтересовались и узнали, что в очереди к таможне стоят обычно двое суток, а наша "фура" прибывает ночью. Наш микроавтобус к полуночи все-таки таможню прошел, за 150 долларов. Оказывается, пограничники и таможенники совершенно не загружены, а сдерживает очередь милицейский пост, который за взятки пропускает больше 80% проезжающих. Вы представьте себе двухсуточную очередь на дороге, где пожрать негде, а туалет - кустик в поле. А вот польскую таможню мы проскочили за несколько минут - печать шлёп в паспорт, и вся процедура. На моих глазах нашу женщину на польскую территорию не пустили. Оказывается, жители близлежащих районов занимаются бизнесом: каждую неделю ездят в Польшу, закупают там товар, а здесь реализуют. И вот в женщины в загранпаспорте не хватило места, чтобы шлепнуть печать, и её вернули на Родину, а мужа пропустили. Да наши таможенники за взятку её вообще без паспорта пропустили бы, а поляк сказал "Век" и закрыл для неё границу.
   А на польской стороне, оказывается, полицейского поста нет, как нет и пограничников, и туалет бесплатный, в отличие от нашей таможни, где туалет стоит 50 копеек (это в 1996 году!!) и поэтому вся наша огромная таможенная территория - сплошной туалет.
   Ранним утром мы дождались свой трейлер на польской территории и за полчаса прошли польскую таможню. А вот на нашей нас мурыжили до самого вечера, пока таможенники не получили положенную взятку. Я сел и подсчитал, что только эти таможенники, только на этой таможне берут в месяц взяток больше 10 млн. долларов. А их, таможен, не счесть. Нам сказали, что за два месяца до нашего приезда Рава-Русскую таможню разогнали и пересадили полностью, людей сменили, а вымогательства остались. Нас заверяют, что граница на замке, да, граница - на замке, но замок-то - в частных руках. А государство без границы - гнилое.
   Почему таможня не выполняет свою таможенную функцию? А может быть потому, что на польской стороне всего пять таможенников, а на нашей - две сотни? Может быть, а прокормить такую ораву - много взяток надо.
   P.S. Недавно узнал, что все таможенные переходы приватизированы олигархами и другими бандитами, таможенники стоят на довольствии в государства, а руководят ими - те же бандиты.
  2006
  
  
  
  
  
  
  ГОНДУРАС.
   Коли я чую про Сталіна, що він тиран, деспот, я думаю, а що було б, якби в Велику Вітчизняну керував кра§ною не цей узурпатор та самодур, а наші укра§нські президенти. Давайте пофантазуємо.
   Почнемо з товариша Кравчука. Наступного дня після вступу на посаду Голови Державного Комітету Оборони, він продав за готівку всі чотири Військово-морські флоти. Чорноморський флот сплавив туркам, Тихоокеанський - японцям, Північний - американцям, Балтійський - німцям, крім цього Дунайську флотилію продав Румуні§, Каспійську -Ірану, Амурську - Китаю. Італія, одна з кра§н Осі, затамувала образу на Кравчука, що під цей шумок приватизаці§ §й не дістався жоден з світових океанів. Щоб окупувати Ленінград, Прибалтику та половину Укра§ни німцям вистачило одного світлового дня. Коли власники інших флотів побачили такий розвиток подій, 23 червня 1941 року Туреччина, Іран, Китай та Америка оголосили війну Радянському Союзу, вони зрозуміли: тут запізнюватись не можна. Коли за два тижні німецькі танкісти побачили Уральські гори, але далі §х не пустили - за Уралом територію Сибіру окупували китайці. Гітлер по мобільному телефону зв"язався з японським імператором: "Ти куди дивишся, тво§ вороги половину Союзу захопили, в Свердловську ти мене повинен зустрічати, а зустрів якийсь Мао цзе-дун". Імператор-сан виправдовується: "Ми встигли захопити лише Сахалін та Камчатку, решту територі§ захопили китайці та американці". Гітлер кинув сво§ війська на північ, але було пізно, північніше 60 паралелі скрізь були американці - від Мурманська-Архангельська - до Певека-Анадира. Кавказ захопили турки, Середню Азію - іранці. Гітлер дуже розсердився - газ, нафта та інші корисні копалини потрапили в чужі руки, а йому дісталися лише європейські остарбайтери. Навіщо вони йому, коли сво§х німців йому годувати нічим? Отак за два тижні закінчилася Велика Вітчизняна війна, і керував обороною президент Кравчук.
   Продовжимо другим президентом - товаришем Кучмою. Щойно він зайняв крісло Голови ДКО, як разом зі сво§м зятем приватизував всю промисловість Радянського Союзу. І коли танки з Челябінського вагоноремонтного та Харківського тракторного заводів перестали поступати на фронт, СМЕРШ заарештував директорів і запитав причину, контррозвідникам пояснили, що танки з конвеєра йдуть на фронт, але німцям, бо вони більше заплатили, і продали §х нинішні власники, а хто власник, комерційна таємниця, ніхто не знає, бо вони депутати Верховно§ Ради, а в депутатів імунітет, вони недоторкані. І смершівці втерлися.
   На третій день війни рейдери в фашистській формі вдерлися на територію заводу, що виготовляє "Катюші", розібрали обладнання і здали на металобрухт. Також вони вивезли на металобрухт залізничні рейки Південно-Західно§ залізниці, бо надали документи, що цю залізницю вони купили. Наступного дня на всіх наших фронтах пропав зв'язок, бо наш "телеком" був перекуплений "телефункеном", і наші війська цілими фронтами почали здаватися в полон. Припинилась подача полтавського газу на військові заводи, а коли смершівці прибули на газову свердловину, §х охрана не пустила, бо це приватна власність, смершівці доповіли Москві про свавілля, §м натякнули, щоб "Полтаву" не чіпали, бо в них "дах" в Кремлі. А коли перевірили газотранспортну систему Уренгой-Помари-Ужгород, яку здали в концесію, виявилось, що в керівництві концесі§ знаходяться лише німці з партбілетами нацистсько§ парті§ до 1918 року. Наші нафтопереробні заводи відмовилися заправляти наші ж танки і тягачі, бо виявилися чомусь румунськими, авіазаводи - власністю "Боінга", автозаводи - концерну "Вольво". Все це Кучма за хабарі віддав нашим ворогам і майже союзникам. А коли він підняв ціну на залізничні перевезення до захмарних висот і перевів розрахунки на валюту, залізниця зупинилася на всіх фронах, і лише в Дойчебанку вистачило валюти заплатити за залізничні послуги. Тому за одинадцять діб ешелони з німецько-фашистськими військами були доставлені до Владивостоку, по дорозі вони зрівняли з землею місто Біробіджан з околицями, і окупували Далекий Схід. І знов Велика Вітчизняна закінчилась за два тижні, хоча цього разу керував обороною президент Кучма.
   Перейдемо до третього президента - до пана Ющенка. Він почав свою діяльність на посаді Голови ДКО з того, що вийшов з рубльово§ зони і всю промисловість перевів на бартер. Тепер, коли армі§ Чуйкова знадобились два ешелони протитанкових гармат, він віддав за них Москаленку ешелон тушонки, а коли харчі кінчились, він розплатився за них з Гречко майбутнім орденом Леніна та нинішнім зам. по тилу. Кузнєцов замовив в Сєверодвінську партію субмарин, а розплатився за них віллою на Канарах для директора заводу. Для цього він висадив десант морсько§ піхоти на один з островів, три полки для охорони та батальйон саперів для будівництва. Віллу побудували за три місяці, а потім чотири роки §§ утримували від німецьких та іспанських десантів. Правда, після війни цей острів потрапив до англійсько§ зони окупаці§, на віллі розмістився штаб тимчасово§ англійсько§ адміністраці§, а ми знаємо, що нема нічого більш постійного, ніж тимчасова адміністрація.
   Західний фронт за танки віддав Білоруському весь запас боєприпасів та солярки, тому танки віддали ворогам на залізничних платформах. За підтримку десантно§ операці§ в Криму Східний фронт віддав Чорноморському флоту весь свій запас кирзових чобіт, бо не було вже чим розраховуватись, хоч чоботи морякам ні до чого. Й так трапилось, що за два тижні вся власність всіх фронтів, флотів та флотилій зосередилась в руках одніє§ сім"§ - Ющенка, його брата, племінника та незаконного сина, в народі, байстрюка. Тому, коли німці пообіцяли командирам за здачу в полон свого особистого складу гроші, ті з радістю згодилися, й почали здавати спочатку полки, потім армі§ і накінець дійшла черга до фронтів. В ДКО був підготовлений наказ про відповідальність за здачу в полон, але підписати його не було кому, бо Голову Президі§ Верховно§ Ради та його секретаря Ющенко звільнив з §х посад. І в цьому варіанті війна закінчилась за два тижні.
   А тепер зупинимось на панові Януковичу. Наступного дня після початку війни він продав бізнесменам всі спецслужби - НКВД, НКГБ, Генпрокуратуру та інші, крім судів, бо суди були продані до Януковича. А наші бізнесмени теж не ликом шиті, влаштували аукціон, перепродали спецслужби втридорога і заробили вагон дойчмарок. В результаті виявилось, що наш СМЕРШ тепер курує адмірал Канаріс. А Янукович розпустив усі парті§, крім сво§х Регіонів, а членів з колишніх партій в сво§ ряди дозволив приймати "тушками". І пішли черги до Регіонів. Тим часом Канаріс зайняв Крим в якості полігону для Абверу. Коли народ обурився, Янукович роз"яснив, що це не здача територі§ і незалежності кра§ни, це проста комерція - щоб полтавський газ в ціні не зріс.
   Потім була зустріч двох лідерів - Януковича та Гітлера без журналістів і краваток. Наступного дня партію Регіонів перейменували в Нацистську партію, і всі партійці автоматично стали нацистами і одягли чорну форму зі свастикою. Ввели двомовність, державними мовами стали укра§нська та німецька, наступного дня укра§нську заборонили і всі стали розмовляти німецькою. Але німецьку, як і укра§нську, колишня партія Регіонів вивчити ніяк не може, тому єдина тема на всіх фуршетах, це "Хайль Гітлер" і права рука вперед.
   Якось одночасно, в одну ніч, пройшли обласні конференці§ теперішньо§ Нацистсько§ парті§, і всі обкоми, від Калінінграда до Владивостока, почали підкорятись єдиному центру в Берліні. На всіх заводах і колгоспах появились "смотрящие" із нацистів, робота на фабриках та заводах не припинялась ні на мить, але тепер продукція і прибуток належали власникам із Берліну - дійсним господарям нашо§ економіки. Колишня партія Регіонів, а тепер нацистська, звернулась до Конституційного суду для роз"яснень чинно§ політики. КС за ніч прийняв постанову: політика вірна, і відмінив конституцію 1936 року.
   Народ вийшов на демонстраці§, але концтабори були вже приготовлені, начальниками таборів стали арештанти єнакі§всько§ тюрми, де наш президент, ще коли був гопником, мав першу відсидку, начальником всесоюзного гестапо призначили Сушка - колишнього голову колгоспу, а гестапівців стали звати "орли Сушка". І все, заворушення припинилися, а хто опирався, про них некрологи в газетах не друкували.
   Таким чином на протязі п"яти днів територія Радянського Союзу була окупована фашистською Німеччиною без вводу військ - завдяки колабораціонізму Віктора Януковича.
   Повернемось на початок - до Сталіна. Був він тираном, але чи були в нього зарубіжні рахунки? Не було. Був він деспотом, але чи були в нього приватизовані заводи, фабрики, колгоспи? Не було. Був він самодуром, але чи дозволив він сво§й родині та друзям грабувати кра§ну? Не дозволив. Був він узурпатором, але зберіг цілісність нашо§ держави, не дозволив розтягти §§ по сво§х хуторах. А ми кажемо: Сталін, Сталін!!!
   P.S. Коли я показав сво§ нотатки сусідові, той сказав:
   - Не ту кра§ну назвали Гондурасом.
   Має рацію сусід.
  2008
  
  
  
  
  
  ВІДПОВІДЬ.
   В серпні 2009 року президент Росі§ надіслав відкритого листа нашому президенту. В ньому він назвав нашого президента козлом за те, що наш розмовляє не його мовою, що вважає героями вояків УПА, а не власовців, що ми до сьогодні пам"ятаємо голодомор. Я б чужого президента послав до дупи і на цьому інцидент вичерпав би. Але наш теж не розгубився - як з кілочка: "Сам ти цап", але згодом поміркував і надіслав листа, правда, закритого. В ньому він повідомляє:
   "Шановний колего, нам через інтернет сваритися незручно, бо це підриває наш вже й так надщерблений авторитет, особливо мій, тому відповідаю через дипкур"єра. В перших рядках свого листа хочу повідомити, що в вас негрів теж не дуже люблять. Хоча за що §х любити? Минулого тижня зустрічалося наше "Динамо" з §хнім "Шахтарем", таким чином, зустрічалися наші негри з §хніми. І що ви думаєте? Наші §хнім програли. Та після цього я цих чорножоп.., вибачайте, афроукра§нців з §хнього "Шахтаря" ледь не прокляв. І хто §х після цього буде любити? Це по-перше.
   А по-друге, ви звинувачуєте нас в тому, що наші чиновники беруть великі хабарі, беруть кубинськими мішками. Відповідально повідомляю, що суддя Зварич взяв хабар не кубинським, а простим мішком, правда, трьома. В вас, між іншим, взятки теж беруть, не лантухами, але беруть. А Зваричу ці гроші дуже потрібні, ви звернули увагу на будинок його тещі? Та щоб його утримувати, треба створити ЖЕК, а це дорого коштує.
   По-третє, ви звинувачуєте мене в тому, що мо§ незаконнонароджені діти §здять на "Бентлі" і жирують, як арабські шейхи. А як вони повинні жирувати і на чому §здити? На "Запорожці", чи що? Вони ж не чи§сь діти, а президентські, а наш президентський термін дуже короткий, ви ж знаєте це не гірше, ніж я, а ваші діти теж не на "Жигулях" §здять, я надіюсь.
   По-четверте, ви звинувачуєте наших феодалів в полюванні на живих людей. Да, олігарх Лозінський підстрелив бомжа, але ж той забрів на його мисливські угіддя, а ми знаємо закон, що якщо дичина появляється на мисливській територі§, то вона належить власнику ціє§ територі§. А Лозінський потім, як його знайдуть, викупить ліцензію на відстріл бомжа і на цьому інцидент з законом владнається.
   По-п"яте, ви звинувачуєте нас в тому, що будь-хто, хто має гроші, може купити зірку Героя Укра§ни. Ось тут ви помиляєтесь, бо багатих у нас багато, а Геро§в мало. Да, тато-Порошенко купив зірку Героя, бо він не багатий, він - дуже багатий і може дозволити собі такий дріб"язок, бо мати пів-Укра§ни і не мати зірки Героя - це велика зневага до себе, рідного.
   По-шосте, ви звинувачуєте наш парламент в безмежній корупці§, бо щоб попасти в нього і зватися народними депутатами, вони платять скажені гроші. Да, платять. Але двадцять мільйонів євро - не такі вже скажені гроші. Для них, звичайно, бо це ж не §х останні гроші, за душею ще щось залишилось. А якщо ми ціну спустимо, в парламент попруться всі, і народних депутатів буде не 450 голів, a цілих 45 мільйонів. Так що цим бар"єром ми обмежуємо не тільки кількісний склад, а й якість нашого законодавчого органу.
   По-сьоме, ви нам нагадуєте, що в митних інститутах вчаться тільки дітки митних начальників. Нам про це нагадувати не треба, ми це чудово знаємо. А хто повинен вчитися на митника? Діти обдарованих батьків? Але ж тоді всі суми хабарів за ввіз і вивіз контрабанди будуть знати ці обдаровані батьки, а за ними родичі, знайомі і сусіди. І пішло, і по§хало. А для чого тоді ми будували цю митну піраміду? Щоб розголос про не§ пройшов по всій кра§ні і будь-який митний начальник зарплату одержував як майстер на заводі? Для чого ж тоді ми оранжеву революцію здійснили? Для рівності? Да, але треба, щоб хтось був все-таки рівніший. І не забувайте, між іншим, про династі§.
   По-восьме, ви твердите, що Укра§на спивається, що ми планомірно споюємо свій народ. Так і хочеться сказати "сам такой". Ви подивіться на свою нещасну Росію: половина народу п"яна до обіду, а друга половина -після. А якби вони протверезіли, то до вечора розігнали б всю вашу власть. Ось і ми бо§мось тіє§ ж печально§ участі, бо п"яним народом легше управляти, бо тверезий починає думати, а в п"яного на думці тільки одне: як похмелитися.
   По-дев"яте, ви натякаєте, що наші працівники місяцями не отримують зароблену плату. Але ж це ваш Ульянов-Ленін сказав: "Коммунистический труд есть бесплатный труд, труд добровольный без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться как потребность здорового организма". Всі наші організми, що виходять на роботу, здорові і вони працюють за звичкою і без винагороди, значить, наші працівники живуть уже при комунізмі. Уявляєте, інші народи через десятиліття прийдуть до комунізму, а ми вже там - в президі§ сидимо.
   По-десяте, ви нам нарікаєте, що наш парламент вже півроку не працює. Да, не працює, бо всі народні депутати хочуть підняти для народу соціальні стандарти. Хочуть підняти, але не бажають, щоб §х піднімали, бо прийдеться ділитися награбованим. Да, в нашому парламенті повторюється ситуація з позбавленням депутатсько§ недоторканості - начебто всі за §§ позбавлення, але ніхто цього не хоче. Ви кажете, парадокс? Ні, це в нас ментальність така.
   По-одинадцяте... Що кажете, й цього достатньо? Ну що ж, на цьому буду кінчати свого цінного листа.
   Пишіть, дорогий колего, тільки не через інтернет.
   З повагою, поки що президент Ющенко".
  2009
  
  
  
  
  
  
  ЛОХОТРОН НАСТУПАЕТ.
   Ко мне по интернету пришло сообщение, что мой E-mail выиграл в лотерею джек-пот в сумме 2000000 USD. Письмо подписал Джеймс Уолкер, указал свой телефон и лондонский адрес. Мне нужно только заполнить бланк со своими данными и получить выигрыш. Как вам это нравится? Мне лично очень нравится, потому что стать на халяву долларовым миллионером - это мечта каждого идиота. Это же можно купить новую квартиру, лучше, чем у соседа слева, новую супер-машину, лучше, чем у соседа справа, дачу, как у соседа сверху, поехать отдохнуть в Турцию как сосед снизу, и вообще, пожить в своё удовольствие. Это в случае, если сделка действительная, а не жульническая. То, что это лохотрон - автор раскусил с первого раза, потому что уж очень заманчиво зазывал доктор Джеймс: и рекордные сроки получения выигрыша, и любые гарантии. Есть два варианта получения выигрыша: это съездить в Великобританию, чтобы лично получить деньги, или воспользоваться услугами курьера, который доставит чек на 2 млн. загранвалюты лично вам в руки. Но если вы приедете, то подвергнетесь двойному налогообложению - и в Англии, и в своей стране. Поэтому из двух вариантов вы, конечно же, выберете правильный и воспользуетесь курьером, и о выборе своем как можно быстрее уведомьте наш офис, чтобы мы могли срочно подготовить документы на получение вами денег. Ну сильные психологи, действуют на самую слабую струну человека - жадность.
   И автор решил подыграть аферистам - нужно же знать конечную цель ихней махинации, ну и застеречь других соотечественников от подобного способа обогащения. Бланк с моими данными был отослан на ихний E-mail. На следующий день автор получил оптимистический ответ, в смысле, мы обработали ваши данные и чек готов к выплате, гарантом выступает Английский банк, и к концу недели вы можете быть уверены, что 2000000 долларов будут вашими, они даже будут застрахованы, вы должны обратиться в агенство, которое будет заниматься доставкой вашего выигрыша, по имени Алекс Вильямс, и адрес агенства в Лондоне и телефон.
   Вот она - первая передача мною - сделан пас в другие ворота.
   Я пас принял и обратился в службу курьерской доставки. Мне пришло милое письмо, в котором меня благодарят за обращение именно к ихней королевской курьерской службе, и с радостью, что ихний офицер доставит пакет к вашему месту проживания немедленно. Мы бы доставили выигранный вами чек в 2000000 USD ещё вчера, но возникли неожиданные трудности - услуги курьера необходимо оплатить, и стоит это удовольствие 1300 долларов. Вы проплачиваете, и вместе с платежкой присылаете копию загранпаспорта.
   Вот откуда рога растут!!! Оказывается, все это затевалось с единственной целью - заполучить мои 1300 "зеленых" и образец моего загранпаспорта.
   Я ответил, что наше Правительство запрещает высылать копии документов за границу, дабы не провоцировать афер против нашего государства, но я предьявлю все документы, подтверждающие мою личность, вашему представителю, а также проведу оплату ваших затрат после обналичивания чека, чтобы я убедился, что это не обман. Мистер Вильямс этому очень удивился - почему я не хочу проплатить 1300, чтобы получить 2000000? Я ему ответил, что наше Правительство запрещает делать валютную предоплату за границу, чтобы не происходило вымывание валюты. Поэтому оплата может происходить только здесь, на территории Украины, а комиссионные и на "чай" - я вам гарантирую. Мистер Вильямс сделал обиженное лицо - если вы не готовы заплатить за доставку, то верните обратно свой выигрыш как невостребованный. Я с ним не согласился - зачем возвращать выигрыш? Пусть числится за мной.
   Мистер Вильямс убедился, что толку с меня как с козла молока, и перепасовал меня в Western Union. Те отозвались быстро, в лице Марианны Берге, с адресом и телефоном в Лондоне, и обрадовали меня, что в мой адрес Western Union отправил 5000 USD со всеми паролями. Но образовался маленький нюанс, в том смысле, что мы получили срочное предупреждение от комиссии по борьбе с экономическими и финансовыми преступлениями (EFCC) временно заблокировать ваши деньги, пока комиссия не убедится, что вы являетесь именно вами, а не кем-нибудь другим, и мы рекомендуем решить эту проблему немедленно, при этом сообщаем ихний E-mail.
   Опять меня перепасовали, теперь уже в очень серьезную организацию. Я обратился в неё, в Нигерию, где находится председатель комиссии по борьбе с терроризмом в Африке и Европе госпожа Ферида Вазири. Она мне выслала форму для заполнения с обязательным условием выслать копию загранпаспорта или водительских прав. А вот это уже другое дело, права у меня есть, правда, нигде не зарегистрированы, потому что машины у меня нет. Меня заверили, что мы можем закончить все до понедельника и уполномочить Western Union освободить деньги. Вот это оперативность, организация ведь серъезная. И я выслал копию своих прав в комиссию по борьбе с терроризмом, экономическими и финансовыми преступлениями.
   Ответ пришел в понедельник, мне сообщили, что мои данные соответствуют моему загранпаспорту и посланы на подпись в Федеральное Министерство Финансов, а также, что я им должен за это 1200 долларов. Меня в этом ответе смущают три вопроса: данные моего загранпаспорта, которые они очень хотели получить, но я его не выслал, выражение "Федеральное Министерство Финансов" в комиссии по борьбе с терроризмом и, конечно же 1200 USD - вся наша работа вернулась в исходную точку. Сразу же с Western Union пришел запрос, а почему это я не решаю вопрос с EFCC, не оплачиваю 1200, чтобы получить 5000. Я ответил, что временно нуждаюсь в твердой валюте. Несколько раз со мной по мобильнику связывались лица неизвестной национальности, говорили по-английски, насколько я понял, подгоняли меня с оплатой, но так как по английски я ни бум-бум, я объяснял им, насколько помнил слова со школьной скамьи, что я по ихнему не "спикаю", пусть пишут на мой E-mail. И они писали.
   Вот и всё. Закончилась эпопея с получением "халявных" денег. Всю эту канитель международные аферисты раскручивают с одной целью - получить с лоха 1200-1300 долларов. После проплаты эти люди моментально обрывают концы: сами пропадают, телефоны молчат, E-mail получаются заблокированными.
   P.S. Во время написания данной статьи, на E-mail автора поступали аналогичные интересные предложения:
   1. Международные беспроигрышные лотереи с центром в Великой Британии. Одна предлагает 700000 фунтов стерлингов, другая - 650000, ну а третья - 1550000.
   2. Также предложение с Лондона. Умер богатый рыцарь, оставил кучу денег, и этот богатый покойник очень желает, чтобы его наследство в 2,5 млн. фунтов получил именно я.
   3. Из Буркина-Фасо. Банкир предлагает 10,5 млн. долларов, которые остались после смерти жителя Индонезии, который во время цунами 2004 года погиб со всей своей семьей и оставил данную сумму. Прошло 6 лет и настала пора делить наследство: 60% - банкиру и 40% - мне. Правда, расходы по передаче данной суммы мы должны нести поровну. Ну кто откажется от 4 млн. баксов? Только тот, кто внимательно читал: "расходы - поровну".
   4. Из Федеративной Республики Нигерия. Председатель Сената предлагает мне 2,5 млн. долларов, которые выпали на выигрышную карту Љ (16 цифр). Мне необходимо только войти в контакт, а дальше будут охмурять, охмурять, лишь бы я им заплатил.
   5. Голландец, проживающий в Великобритании, предлагает мне инвестировать свои средства в экономику моей страны. Сумму не раскрывает, но, насколько я догадываюсь, этот Йозеф Рузвельт оперирует сумасшедшими деньгами.
   6. А вот гражданин Либерии со своей сестрой, временно проживающие в лагере беженцев в Гане. Они недавно стали сиротами, их родителей, алмазных торговцев, очень богатых, убили мятежники. Но оставили депозит, и их адвокат рад связаться со мной и поделиться своими алмазами - их вес измеряется не каратами, но килограммами и пудами.
   7. И ещё одно предложение. Француз, старший аудитор банка, сообщает, что японский инженер сделал срочный вклад на 18,5 млн. долларов, и внезапно умер, не оставив после себя близких родственников. И они с моей помощью решили эти 18,5 млн. затырить, предварительно меня выпотрошив, потому что никаких 18,5 млн. в природе не существует.
   Вот так - будь я жадным, ходил бы голым, потому что лохотрон нагло наступает.
  2011.
  
  
  
  ОТ ВЫБОРГА ДО НАХОДКИ.
  путевые заметки
   40 лет прошло с тех пор, как я служил в армии. А служил я во Владивостоке. Однажды послали нас в командировку в Находку, на вертолете. Прилетели до рассвета, вертолетная площадка размещалась на сопке, с которой открывался отличный вид на бухту и на весь город.
   Командир начал обьяснять:
   - Обратите внимание, слева виднеются две сопки под названием Брат и Сестра, а между ними холм Племянник, под нами бухта, а за ней - залив. Бухта была открыта в 1859 году русским корветом "Америка" и была названа Находкой, а залив - Америкой, его еще до недавнего времени так звали. В Находке 3 порта, сюда заходят корабли со всего мира. Кстати, порты строили зеки, наши зеки, ихний лагерь располагался на острове Лисий. Да правду сказать, весь город буквально стоит на ихних костях.
   В это время из-за горизонта со стороны Японии взошло солнце, осветило сначала нашу сопку, потом верхний город, нижний, и наконец бухту и залив, много кораблей в самой бухте, и на рейде. И начали бить склянки - так моряки встречали зарю, очередную зарю. Я, парень из лесостепной зоны, такую красоту и представить себе не мог, потому что Находка - город оригинальный и необыкновенный. Но, говорят, в последнее время город стал бандитским.
   А начинал я службу в Выборге - это противоположный край России. Сам город расположен на берегу Финского залива, что в 130 км от Ленинграда. Выборг, что бы о нем не говорили, исконно российский город. Основали его карелы, а 650 лет назад захватили шведы, обнесли стеной и превратили часть современного Выборга в Островной замок. Когда в начале 18 века Петр I основал Санкт-Петербург - столицу Российской империи, шведский Выборг под боком был как бельмо на глазу. И Петр его взял. Через 100 лет образовалось великое княжество Финляндское, и Выборг вошел в него, а Финляндия вошла в состав Российской империи. После октябрьского переворота 1917 года Финляндия стала независимой. Но независимость Выборга продолжалась всего 22 года, после чего, благодаря мирным инициативам советского правительства, началась война. Вот говорят, что мы ту войну проиграли, потому что не взяли Хельсинки. Да, Хельсинки мы не взяли, но зато взяли линию Маннергейма, а это, как сейчас говорят, намного круче. Кто из вас может похвастаться, что побывал на линии Маннергейма? А я там был, укрепления расположены сразу за городом. Представьте себе вертикальную гранитную стену высотой 20 метров, в стене круглые отверстия, из которых палят из пулеметов. Это естественный дот. А таких дотов на Карельском перешейке - 140 км по фронту и 100 км в глубину. Зимой 1940 года снега было по пояс, мороз ниже 40 градусов, в снегу понатыкано мин по количеству советских солдат, при ранении солдат не истекал кровью, а медленно замерзал. Но мы эту линию взяли! Таких оборонительных сооружений не брала ни одна армия мира, а мы взяли, и приобрели Карельскую автономию. Правда, ненадолго, через полтора года финны её оккупировали, и только в 1944 году мы её отбили.
   Какой он сейчас, исконно российский город Выборг? Это город-музей. Чистенький, потому что гражданского населения всего треть, дороги уложены красным булыжником, видать, с линии Маннергейма, старина так и выпирает из-за каждого угла. Идешь по улицам и любуешься достопримечательностями - костел, купеческий дом, Башни, мощные стены бастиона, ратуша, райком партии, парк Монрепо, банк, архив, почта, женская гимназия, памятник Петру, памятник противолодочному гидросамолету Бе-6. Здесь вперемежку российское, финское, шведское зодчество.
   Автор дважды пересек Россию. Купался в Японском и Балтийском морях, любовался Амуром, противоположный берег которого еле виден, 4 часа с вагона поезда наблюдал Байкал, проезжал 11 туннелей, охотился в тайге, в Ачинске в шашлычной пил армянское вино с огромной бочки, побывал в подмосковном городе Видное - самом зеленом в данном регионе, и на девушек богатом, глядел в Орше на памятник знаменитой "Катюши", откуда она нанесла первые залпы уже в июле 1941 года, посетил Мамаев курган в Волгограде, Бабий Яр в Киеве. Автор побывал во многих городах и весях нашей необъятной страны, но Выборг и Находка в его памяти оставили неизгладимое впечатление ввиду своей оригинальности и неповторимости.
  2011.
  
  
  ГОЛЛАНДСКИЕ ЭТЮДЫ.
  
   Еду в Голландию, на отдых на три недели. Посмотрел на карту, а такой страны нет, есть Нидерланды, а по-ихнему, Nederland. Это по-ихнему, а по нашему всё равно Голландия, ведь еще Петр Первый там корабли себе строил и был подмастерьем. Был в Голландии, а не в Нидерландах. Кстати, в Роттердаме стоит памятник Петру, его открытию посодействовал бывший председатель Российского правительства Виктор Черномырдин.
   Самолет тяжело приземлился в Дортмунде, меня встретили, и мы уже на автобане. Я похвастался, что немецкие автобаны лучшие в Европе, на что мне ответили:
   - Увидишь наш автобан, убедишься, что немецкий - отстой.
   Я подготовил паспорт с Шенгенской визой, меня спросили, а зачем.
   - А как же, границу будем пересекать.
   Мне объяснили, что никакой границы нет и пересекать будет нечего.
   - Как, - изумился я, - даже шлагбаум пограничники не стерегут?
   Мне ответили, нет ни пограничников, ни шлагбаума.
   И вот граница: круглый синий знак со звездочками Евросоюза и надписью "Nederland". Граница отсутствует начисто. А вот дорога стала хоть яйцо кати. Раньше немного трясло, а сейчас не едем, а катимся и не замечаем 120 километров в час. Почему у них такие хорошие дороги? Потому что дай голландцу миллион на строительство дороги, он на миллион дорогу и построит, а дай нашему миллион, он 900 тысяч украдет. Вот почему у нас дороги плохие, а на западе хорошие.
   Местные аборигены говорят: "Бог создал Землю, а голландцы - Голландию". Это они, голландцы, отвоевали землю в Северного моря, оградили её от моря дамбой, такой же дамбой оградили реки, которые в это море впадают, поставили в дельте рек металлические ворота, и живут себе припеваючи ниже уровня моря. А чтобы дожди и грунтовые воды их не затапливали, нарыли каналов по всей Голландии, а когда нижние каналы переполняются, их уровень ветряными мельницами перебрасывают в верхние каналы, и так до самого Северного моря.
   Приехали, рядом с домом расположен канал, в котором десятилетние пацаны поймали килограммов на десять коропа. Я говорю:
   - Вот и ужин обеспечен.
   - Нет, - отвечают мне, - рыбу в каналах ловить нельзя, за это большой штраф, они его сейчас выпустят. И на птиц не охотятся, это уже 4 месяца тюрьмы.
   Хорошо, что предупредили, а то у меня, заядлого охотника, глаза от этой дичи разгорелись охотничьим азартом. Представьте, в каждом канале десятки уток, гусей, лебедей. Людей не боятся, с рук кормятся, это уже не дичь, а домашние водоплавающие. Единственно правильная птица, что сохранила свою природную сущность - это черный журавль. Они у нас только на горных речках Карпат водятся. Считается, кто увидит черного журавля, тому улыбнется удача, хотя эта удача улыбается редко, потому что птица очень пугливая и не подпускает к себе человека. А я их видел там довольно часто. В последний день своего пребывания в Голландии я видел пять черных журавлей: два в речке Норд, только меня увидели, сразу нырнули минут на 5-10, а троих - стаей в канале, увидев меня, поднялись в воздух.
   Когда я приехал, мне сказали, что уже несколько месяцев ежедневно к ним приходит пара лебедей, стучит в стеклянную дверь и просит хлебца. Я не поверил, они что, стучатся в каждую дверь? Нет, отвечают, только в нашу. И действительно, однажды раздался звонкий стук в дверь, выходим, а лебеди своими клювами стучат в стекло. Накормили их прямо через порог, и они ушли. А потом на две недели пропали, мы уже думали, они перелетели в другой канал. Но потом раздался стук, мы всей гурьбой высыпали на порог, и что видим: два наших гордых лебедя, а с ними, вы не поверите, пятеро маленьких лебедят. Они пришли похвастаться прибавлением в семействе, и, конечно, попросить хлебца.
   А еще там есть черный лебедь, я его видел в единственном экземпляре в частном зоопарке. Кстати, частные зоопарки там существуют в каждом, даже маленьком, городке. Приходишь, смотришь, и всё бесплатно. А вот большой зоопарк расположен в Роттердаме. Начинается он с океанария. Что это? Справа, слева и сверху за стеклом плавают рыбы, черепахи, пингвины, мне понравились акулы. Плывет огромная черепаха, подплывает к стеклу и подставляет свое брюхо, чтобы его почесали. Начинаешь гладить стекло в этом месте, так она пузом прижимается к стеклу, и балдеет. Морские котики демонстрируют свое умение плавать, они, как дельфины, любят людей.
   Мы подходили к вольеру с выдрами, услышали будто бы детский плач. Это две выдры попрошайничают. Мы им начали бросать кусочки хлеба и сыра, так они кричать перестали, и начали демонстрировать своё мастерство: скорость плавания неимоверная, переворачиваются на полной скорости, подставляют бок, живот - отрабатывают свой кусок хлеба, как я понял. Хотя они на наших выдр совершенно не похожи.
   Есть там сад с бабочками - зимний сад с искусственным климатом, в котором порхают в неимоверном количестве бабочки. Сколько их есть типов - проследить невозможно. Мне понравилась крупная, в пол-ладони, бабочка, внутри крылышек имеет голубой окрас. Также есть закрытый сад с птицами, я узнавал только попугаев разнотипных и голубя. Голубь оказался синего цвета.
   Надыбали мы свинью, которую кормят только апельсинами. Хотя этого урода свиньей назвать тяжело. Когда мы ему бросили грушу, он её съел с большим аппетитом. А ещё свинья, а ещё апельсиновая.
   А какие в пруду коропы, представить страшно - метровые. Рыбакам со слабым сердцем этот зоопарк посещать не рекомендуется. Коропа поймать руками элементарно, потому что они огромной стаей трутся в руку, просят хлебушка. Конкурентами рыбам являются водяные курочки, они плавают, но если надо, бегают по воде, и выхватывают кусочки хлеба прямо с рыбьей глотки. А как противно орут эти курочки!
   Нам шести часов едва хватило, чтобы обойти и осмотреть этот неимоверно большой и красивый зоопарк. Нам повезло, был будний день и весь день лил дождь. В противном случае в световой день могли не уложиться.
   Какое там жильё? Представьте себе дорогу, с проезжей части через узкий тротуар вход сразу в дом. Квартира обычно двухэтажная, на первом этаже гостиная, на втором - спальни, на первом этаже - огромные окна, и что интересно, без штор: идущие по тротуару могут заглядывать в эти окна. Между домами разрывов нет, и тянется эта многоподъездная стена от перекрестка до перекрестка. За каждой квартирой - садик, и занимает, как у нас говорят, простая голландская семья квартиру и садик площадью в одну нашу сотку. Садик каждый оформляет на своё усмотрение - кто разводит деревья и кусты, кто строит фонтан, кто сарай, а кто, вообще, заводит зимний сад. Повезло тем, у кого садик выходит на канал, это, по-моему, лафа - выход к воде. А вот тем, кто проживает в многоэтажных домах, не повезло - у них нет земли, даже полсотки.
   Есть когорта людей, имеющие свои дома. Их там называют "мультиками". Мультик, значит мультимиллионер. Мультики живут скромно, одно-, двухэтажный дом (не выше) - я считаю, по нашим меркам, довольно скромно, ездят на велосипедах. Я и говорю, живут скромно. Зато владеют гектарами земли, а это, при остром дефиците этой земли, многое значит. Многие разводят лошадей, в одного мультика я видел даже кенгуру, белого кенгуру. И никаких заборов, всё открыто.
   Есть ещё одна категория жилья - это ветряные мельницы. Да, в столетних мельницах живут люди, там обыкновенные квартиры. Хотели бы вы жить в мельнице? Я лично нет. Есть поселок под именем Киндердайк, я насчитал там 19 мельниц, выходит, на болоте и на берегу каналов расположены 19 квартир, ветряки многих при сильном ветре вращаются.
   Теперь о велосипедах. Велосипеды имеют все. Утром можно наблюдать, как 4-летний пацан на своем велосипеде спешит в садик. Или женщина везет своих детей, или соседских, в садик: один спереди на сиденье, другой сзади на сиденье, ещё двое в прицепе сидят. И все эти сиденья и прицепы приспособлены к велосипеду, их можно монтировать, демонтировать, как блоки, под любой случай. А велосипедные дорожки - вдоль каждой улицы, асфальт красный, что значит - только для велосипедистов, запрет для машин и пешеходов. А преимущество велосипеда перед авто огромное, вернее - главное.
   Спрашиваете о ценах? Как у нас. Зарплата у нас 2-2,5 тысячи, и у них такая же. Только у них в евро. Кило мяса у них стоит 4 евро. Вы бы хотели купить килограмм мяса за 4 гривны? Я бы хотел. Но не могу.
   В Голландии очень много распродаж. Приезжаешь в маленький городишко, там на площади устраивают базар, где продают ненужные вещи, там за гроши можно купить какое-нибудь старинное изделие, или картину, например. Были мы в ихнем селе на таком базаре. Кстати, когда к базару шли, встретили наш украинский прапор на флаг-штоке возле ихнего дома. Я поинтересовался, здесь что, живет наш земляк? Нет, отвечают, этот хозяин просто болеет за украинский футбол. А вот базар интересный. Нам предложили такой вариант покупки - платишь 3 евро, они дают пакет, и ты набираешь полный пакет товаров. И дают нам пакет, огромнейший. Это всего за три евро. Мы заплатили 9 евро, купили 3 пакета и набили товаром весь багажник, а багажник в Мазде порядочный.
   Мы ещё ничего не говорили о море, Северном. Подъезжаем к дамбе, слышим шум прибоя, оставляем машину, пешком преодолеваем дамбу, и нам открывается вся ширь Северного моря. Холодно, люди на пляже присутствуют, но не купаются, холодно ведь. А мы купаемся, зачем же тогда ехать за тридевять земель. Температура воды 5-10 градусов, сначала вода обжигает, но потом организм адаптируется, и от холодного купания мы получаем огромное удовольствие. Купались мы и в шторм, видели радугу над морем. Однажды в бухте только вышли из моря, а метрах в пяти от берега выныривает морской котик, их аборигены называют почему-то морскими собачками. И морда такая любопытная. А на пляже купающихся постоянно сопровождают котики, обычно детеныши. Представляете, вы купаетесь, а рядом выныривает морда морского зверя. Он холодный и скользкий. Бр-р-р!
   Дважды в неделю мы посещаем бассейн. Что это такое? Десяток бассейнов с различными водными процедурами, 4 сауны и, что мне особенно понравилось, труба, в которую ты ныряешь и секунд 10-15 несешься по спирали, и с криком падаешь в один из бассейнов. Сколько стоит? 5 евро за 5 часов. Вы бы хотели заплатить 5 гривен за 5 часов аква-центра или СПА-салона? Я бы не отказался.
   Я там наблюдал странное явление - белую ворону. Ну не совсем белую, а процентов на сорок. Белые перья растут наряду с черными. Отчего такое уродство? А вот другие вороны на это совсем внимания не обращают - или они дальтоники, или привыкли к альбиносам.
   А вот женщины там некрасивые. Притом, поголовно. Есть даже поговорка: если ты выезжаешь с государства, где женщины на лошадей похожи, и въезжаешь в страну, где женщины сплошь крокодилы, то ты пересек границу Германия-Нидерланды. При этом, если немку ещё можно найти красивую, то голландку - бесполезно. Там если идешь по улице и встречаешь красивую женщину, то будь уверен на сто процентов - это женщина из наших.
   Есть другой тип женщин - это "матрешки". Так называют арабок за их манеру одеваться - заворачивают все тело тканями, вплоть до глаз, если бы разрешили, они бы натянули паранджу. И матрешек там тьма-тьмущая, как и негров: им разрешили въезд в страну, чтобы они выполняли всю грязную работу - уборщиков, строителей, подсобных рабочих. Но они только въезжают на этих условиях, дальше начинают рожать, а государство берет их с их малолетними детьми на полное государственное обеспечение, а для грязных работ опять открывают лимит. Через пару десятков лет окажется, что Голландия сплошь состоит из "черных", а местное население они просто вытесняют, потому что местные не желают жить рядом с этой вонючей нацией. Но если ты желаешь получить здесь политическое убежище, заяви им, что ты педераст, а в твоей стране тебя преследуют как сексуальное меньшинство. Убежище - моментально, полное государственное обеспечение - незамедлительно. Потому что государство - стабильное и свободное.
   Здесь, чтобы подчеркнуть, что стабильность основательная, даже автобусы ходят полупустые, кроме времени, когда студенты возвращаются с занятий. Но после времени "пик" можно ведь пускать маленькие автобусы, но нет, автобусы ходят огромные, и почти пустые. Зато на каждой остановке висит табло с компьютерным расписанием автобусов, и хоть время проверяй по их прибытию. Что страна стабильная, то стабильная!
   Интересно там расположены километровые столбики - через каждые 100 метров. А вот культура вождения абсолютно отличается от наших водителей. Как-то так получается, что половина водителей - это женщины. И женщины-водители там совершенно не похожи на обезьяну с гранатой - ведут себя достойно и корректно. Это не относится к матрешкам, если за рулем матрешка - это точно обезьяна: не уступит, не пропустит, застопорит движение. Но как четко водители перестраиваются на автобане - можно только полюбоваться. Представьте себе четырехполосную дорогу, по которой несутся тысячи машин со скоростью свыше сотни километров, слева примыкает такая же дорога, впереди шестиполосная трасса, которая через пару десятков километров разделяется опять на два рукава. И вот эти восемь полос сжимаются до шести, не снижая скорости, если водителю с левой полосы нужно перейти на крайнюю правую, то нужно пересечь шесть полос. И они с этим справляются, потому что при включении поворотника водитель правой полосы притормаживает, на следующей полосе правый водитель тоже притормаживает - и водитель проскакивает все полосы, при этом не теряя скорости. Наш "пацан" ни в жизнь не уступил бы дорогу лоху - и создал бы пробку. Часто скорость на автобане снижают. Над дорогой висят перетяжки, и над каждой полосой горит электронный указатель скорости. Если указатель загорается, значит впереди пробка, и чем круче пробка, тем ниже скорость. В населенных пунктах часто встречаются указатели действительной скорости: если едешь со скоростью, например, 50 км/час, то табло высвечивает эту цифру на зеленом фоне, если 70 - то фон красный, и моргает, как-бы подсказывает "Эй, водила, а скорость-то сбавь!". А машины там не воруют, хотя они ночуют не в гараже, а под открытым небом, припаркованные к тротуару без автосигнализации. Зато голландцы на красный свет не едут, сплошную линию не пересекают и ремень безопасности пристегивают.
   Кстати, об автомобилях. На ихних дорогах я встретил копию "Волги" ГАЗ-21, первый, и самый удачный экземпляр из семейства "Волг". Это был "Вольво" где-то послевоенного выпуска. И я подумал: неужели это шведский концерн "Вольво" стырил у нас наш самый удачный экземпляр? Но навряд ли. Я больше придерживаюсь мысли, что это наши экономические шпионы или разведчики "списали" внешний вид ихнего "Вольво", только внешний вид, потому что шведские авто считаются самыми надежными в Европе, а наша 21-я "Волга" именно "самой" надежностью не блистала.
   Очень много подъемных мостов - через реки, через каналы. Я наблюдал подъем моста на реке Норд: 6 полос движения в обе стороны, неимоверный вес, и эта махина начинает подниматься. Подъем 15 минут, спуск тоже 15, а пропускали всего 2 парусника - эти парусники ушли давно за поворот, а мост все поднимается, а мы стоим, а за нами образовалась многокилометровая очередь.
   В Роттердаме есть даже памятник подвесному мосту - секция железнодорожного моста поднята параллельно воде. Это во время войны секцию подняли, железнодорожное движение застопорилось, немцы подвергли пыткам механика, чтобы он опустил мост. Но механик умер под пытками, а сотрудничать с немцами не стал, а сами немцы опустить секцию не смогли. С тех пор эта секция не опускалась, и стоит как памятник герою-механику.
   Возили меня в сырный магазин. Сыра - сортов пятьдесят, его нарезали маленькими кубиками, и можно пробовать. Сыры разные, был и жгучий со специями, был и сладкий, и с приятным запахом, и с не очень. С магазина без покупки уйти невозможно. Что странно, в стране, полки которой ломятся от множества сыров, полностью отсутствует творог и сметана.
   Также были на выставке шоколада. Огромная палатка на пол площади, внутри по периметру расположены шоколадные продавцы с товаром, который можно пробовать. Платишь всего 3 евро и пробуешь на все 10.
   Но самая интересная экскурсия - это Мадюродам. Представьте себе город, расположенный всего на 2 гектарах. Здесь собрана вся Голландия, но в масштабе 1:25. Даже деревья, и те уменьшены в 25 раз, имеют высоту 60см. Как любой город, Мадюродам имеет своего мэра, а первым мэром была ихняя королева. Как он возник, этот город? Романтично, во время войны в концлагере погиб партизан - Мадюро, и после войны его родители построили в его честь миниатюрный город. Здесь всё: и машины, и поезда, и трамваи, и самолеты, и корабли, и дома, и церкви, и музеи, и памятники, и мельницы, и ветряные электростанции - всё как в жизни, только в миниатюре. Все макеты действующие - вот едет поезд, а это уже электричка, вот баржа плывет, катер тянет лыжника, самолет выруливает на взлет, маяк светит, футбольные болельщики на стадионе орут, раздвижные ворота дамбы открываются и закрываются, мост разводится, корабли шлюзуются, духовой оркестр играет, парк развлечений работает, ветряк водяной мельницы вращается. Там даже памятник гомосексуалистам есть. Это не город - это вся страна.
   Ездили на выставку цветов, это недалеко от Утрехта. Туда съезжаются со всего мира, потому что видел там машины со всей Европы, и даже с Украины и России. Но зрелище неповторимое, там одних тюльпанов сортов и видов несколько сот. При мне работник катит огромную тележку, срывает крупные офигенно красивые тюльпаны и бросает их в этот бездонный контейнер. Нет чтобы эти тюльпаны раздавать людям, они бы их вынесли за территорию с большим удовольствием. Территория выставки немного напоминает Софиевский дендропарк в Умани.
   На выходные дни решили съездить в Бельгию и Люксембург. В Бельгии большую часть времени израсходовали на посещение замков. Это одна из их главных достопримечательностей.
   Не могу не вспомнить развалины замка. Эту крепость построили в 12-м веке, а время разрушило её в 18-м. Но развалины остались. А наверху я заметил будочку из пластика:
   - Ну прям как у нас в конце огорода.
   - Это и есть туалет, - ответили мне.
   Я не поверил, зашел, в будочке все блестит и сверкает: унитаз, рулон туалетной бумаги, умывальник, баллончик с жидким мылом, сушка рук, туалет открыт и бесплатный. Меня это сильно удивило, потому что на гору протянуть водопровод, канализацию и свет - это выше моего понимания. Да наши, только чтобы посмотреть на эту крепость, брали бы деньги, а уж за услуги...
   А север ихнего Люксембурга ну прям, как наши Карпаты. Мы ночевали в шале. Там можно выбрать хоть домик, хоть караван, а если ты приехал со своим домиком, так тебя подключат к электричеству, к газовому баллону, потому что в горах газопровода нет, в общем все услуги. А утром при отъезде хозяйка сказала, что она идет в кирху, по-нашему, в церковь, а мы, если надумаем уезжать, чтобы положили ключ от дома вот на эту полку. Вот это сервис.
   А сам Люксембург имеет размеры в длину 80 километров, а в ширину - 62. Да наш один "неслабый" район может соперничать размерами с Великим Княжеством и самостоятельным государством Люксембург. Мы его проехали с севера на юг меньше, чем за час. И заехали в город Шенген, это там, где отменили въездные визы почти всем европейским странам. Сфотографировались в ихнем винограднике, оказывается, на поле можно свободно зайти, нет сторожей с собаками. И что интересно, а виноград-то не собран, может его какая-то гниль или тля побила, не знаю, но виноград не собрали. Хотя на вкус довольно приятный.
   Вторым маршрутом выходного дня выбрали Париж. Тоже на машине, потому что дешевле. Посетили Лувр, полюбовались Джокондой, незабываемый портрет написал Леонардо Да Винчи, наверху окунули в фонтан ноги, прошлись по мосту Влюбленных, дошли пешком до Эйфелевой башни, на следующий день посетили Версаль - это там, где жили короли и их роскошную жизнь описывал Дюма, и отбыли домой. Какие они, парижане и парижанки, спрашиваете? Отвечаю, если отбросить уйму приезжих и туристов, то сплошь негры и арабы. Почти вся обслуга Лувра состоит из негров, в гостинице - только негры, Эйфелевую башню и Версаль обслуживают одни негры. Как говорят, лицо Парижа "чернеет". А сам Париж грязный и неухоженный. По сравнению с любым, даже небольшим, голландским городком, Париж - грязный отстойник. Потому что негры и арабы. Кстати, арабы в Париже курят марихуану, почти не скрываясь. В Голландии она разрешена, поэтому там курят официально, а вот в Париже наркотики запрещены, но курят, и только арабы. А вот ихняя подземка мне не понравилась. Я был в метро в Москве, в Ленинграде, в Киеве, это метро, а в Париже - подземка. Неуютная, неухоженная, грязная, обслуживающего персонала вообще нет, билеты по кредитным карточкам выдают только банкоматы. Кстати, мы хотели купить за наличку билеты на автобус, не нашли никак продавца, и катались зайцами, вместе с неграми. Вы можете себе представить черного зайца? С трудом? Поезжайте в Париж, сядьте в любой городской автобус, и увидите.
   Что характерно, дороги во Франции платные. Они намного хуже, чем в Голландии, Люксембурге, Германии, где они бесплатные, дороги там плохие, но платные. Представьте себе, чтобы заплатить 14 евро, мы 10 километров ехали почти три часа. Это потому, что из 15 ворот работали только 4. В этой очереди я вспомнил своего тестя, который говорил: "Молдован - баран", я его уже дополнял: "И француз тоже". Мне эта пробка в 10 километров любви к французам не добавила, и я сказал, что ноги моей на машине во Франции больше не будет.
   В Париже королевский дворец - это Версаль, а в Голландии - Het Loo. Только Версаль это дворец бывший, потому что во Франции уже давно королей нет, а в Голландии королева Беатрис до сих пор ходит на работу, и один раз в год посещает свой дворец Het Loo. Он такой же как и Версаль симпатичный, но размерами меньше, я так понял, как меньше сама Голландия относительно размеров Франции.
   Я когда летел над Германией, обратил внимание на множество ветряных электростанций. А в Голландии их тоже огромное множество, особенно вдоль моря. Также много солнечных батарей на крышах домов, чаще в мультиков. Вот кто считает каждый цент и не оскверняет окружающую среду - им, и ихним внукам, здесь жить. Не то, что мы - будто живем последний день. У них считается шиком иметь крышу под соломой или камышом. Они просто не знают, что соломенные крыши у нас раньше имели все, и зовется она у нас "стріха".
   Что я вынес с этой поездки? Как я заметил, люди в Голландии добрые. Даже богатые - добрые. Вы можете себе представить добрым нашего отечественного олигарха? Я очень напрягал свое воображение, но в моем понимании, олигархи сплошь жадные и злые. А там почему-то нет. Если у вас сломалась машина, там такое тоже случается, может подъехать мужик на Ягуаре, а рядовые на Ягуарах не ездят, и может предложить свои услуги: вызвать страхового агента, позвонить в страховую компанию, предложить мобильник для звонка родственникам, отвезти вас домой или вызвать полицию, чтобы она вас домой отвезла. При этом через несколько минут подъедет полиция, спросит, у вас все в порядке, не нужна ли какая-то помощь, не нужно ли отвезти вас домой. Думаете, я эту ситуацию придумал? Нет, я был сам свидетелем и участником этой ситуации.
   Прошли три недели, просыпаюсь утром, как и вчера, от крика чаек, они взгромоздились на конёк соседнего дома и орут благим матом - встречают день и провожают меня, голуби заглядывают в окна второго этажа, будто бы говорят "Пора".
   Самолет тяжело оторвался от взлетной полосы Кёльна и направился в Жуляны. В Виннице таксист недоволен передней машиной: "Вот козел, если бы он не затормозил, я успел бы проскочить на желтый свет", а я подумал: "Да, это не Голландия!".
  2011
  
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  РАССКАЗЫ
  Жертва урбанизации 3
  Лингвистическая ошибка 8
  Монолог молодого специалиста 10
  Залепин и инопланетяне - + - 4.06.03 12
  Неожиданное - рядом 18
  Кое-что о демографическом взрыве 19
  Машина времени - + - 28.05.03 21
  Новый обряд 25
  Зависть 27
  Мои хобби 30
  Золотая рыбка 34
  Ход конем 37
  Как я женился 38
  Собрание 41
  Дорога мого дитинства 43
  Книгоман 45
  Моя командировка 47
  Его командировка 50
  Матриархат наизнанку 53
  Почин 54
  Ох, уж эти мужчины 55
  "На теплоходе музыка..." +24.04.11; 25.05.11 56
  Семейный хозрасчет 57
  Взаимовыгодное сотрудничество 59
  Потеря 59
  Рэкетиры идут 60
  Письмо в ООН 61
  Передача досвіду 62
  Угонщик 64
  Брачный контракт 67
  Бизнес-круиз 69
  Письма к другу (Письмо первое) +-10.02.11 71
  Письма к другу (Письмо второе) +-24.02.11 72
  Очередь 72
  Мария подвела 73
  Разбор полетов 74
  Встреча - + - 19.05.03, 27.01.11 76
  Письма к другу (Письмо третье) 78
  На панели 80
  Письма к другу (Письмо четвертое) 81
  Кто поверит? 83
  Письма к другу (Письмо пятое) +-10.02.11 84
  Помощь 85
  Пьедестал 88
  Збори 89
  Подфартило 93
  Казочка 95
  Многопартийность 96
  Письмо практиканта - 1 99
  Письмо практиканта - 2 102
  Податок 104
  Омоложение 106
  Виртуальная реальность 110
  Свадьба 110
  Лист з Еміратів 115
  Крылышки 116
  Натур-оплата 117
  Вчера и сегодня 118
  Письмо председателю ЦИК 119
  Письмо практиканта - 3 120
  Братья 123
  Таки-да +-20.01.11 124
  Приватизация по... 126
  Кому - куда 127
  Лица кавказской национальности 129
  Президент Америки - Президенту Укра§ни 130
  Освободители - + - 26.08.03 9.12.10 131
  Дублер 133
  Старая квартира - + - 28.10.02 138
  Ми - про них 142
  Указ 145
  Мой дом - моя крепость 147
  Наши "копы" 148
  Письмо из колонии 151
  Письмо первоклассника на зону 153
  Хамелеон-2 154
  Символ 156
  С чего начинается Родина - + - 17.10.02 158
  Привет из будущего 160
  Объяснительная записка 19.12.10; 162
  Любимая 163
  Конкурс - + - 22.08.03 167
  Сила любви - + - 23.06.03; 13.01.11; 17.03.11; 9.05.11 171
  НЛО 175
  Курортний роман в листах 177
  Белочка 181
  Командировка 182
  Фроськи 186
  Заложники 189
  Ирония судьбы... 194
  Трактат о любви +-9.03.11 197
  Интернат 206
  Програма ++-16.09.10; 13.10.10; 18.05.11 213
  Швейк на Украине 214
  Неравный брак 227
  Ответный удар 238
  Короткие жизненные истории 243
  Мысли чужие, но умные 250
  
  
  СТАТЬИ
  
  Объект "Werwolf" - ++++ - 16.08.02; 30.08.02; 21.03.11; 20.03.11; 10.04.11(у) 253
  Укра§на - банкрут? - + - 8.10.02 262
  Що робити - + - 8.10.02 263
  Відкритий лист - + - 16.10.02 265
  Касетний скандал - + - 26.09.02 268
  Розруха по-укра§нському 270
  Операция "Президент" - + - 3.10.02 271
  Цена обеда - + - 4.11.02 276
  Малява - + - 2.06.03 277
  Наш менталітет - + - 15.06.03 279
  25 лет спустя - + - 25.05.03 283
  Политреформа 293
  Трибунал 305
  Малява-2 314
  Граница на замке 315
  Гондурас +-28.02.11 327
  Відповідь +-13.10.10 332
  Лохотрон наступает 351
  От Выборга до Находки 353
  Голландские этюды
  Содержание 356
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"