Григорьев Александр Сергеевич: другие произведения.

Черная рука(глава 12, 13,14,15)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.60*8  Ваша оценка:


   Глава 12.
  
   Не больше месяца прошло, с начала военной компании, к границе подтянули, несколько полков пехоты. В основном наемники Лартии, но один полк прибыл из самой империи. Время показало, что прогнозы имперцев были ошибочны - Халифат не оставил попыток, и с настойчивостью фанатиков падших богов, продолжал трепать имперские границы. Хотя, пройти через крепость, больше попыток не предпринималось.
   Крылатые, - длань императора, стали часто гостить в форте Лартии, причина такому вниманию оказалась банальна. Маги Халифата, появлялись в самых неожиданных местах, нападая на поселения и купеческие караваны. И маги из гвардии императора, вынуждено патрулировали границы полуострова наряду с обычными солдатами. Служба их была не из легких. Побережье, так же подверглось нападкам, именно так республика Киприя, дала понять Лиданийской империи, о разрыве мирного пакта. Бесспорно такая ситуация внесла немало дополнительных хлопот. Сама же Сарадия благоухала, и веселилась. Жители ее, погруженные, каждый в свой мирок, как и прежде, суетились: интриги у государственной кормушки, предательства и заговоры, игрища в цирках, - они не замечали надвигающейся беды. Так было всегда и так будет еще очень долго...
   Лиданийцы по праву считались сильнейшей империей на континенте, и как прежде не было ей равных соперников, но все же она вздрогнула: налоги заметно выросли, спешно проводился набор рекрутов, недовольных становилось все больше и больше.
   За время, что прошло с момента осады крепости, Самар изменился. Кто знал его прежде, удивленно посматривали на жесткого и целеустремленного парня. Он не прозябал в тиши, не предавался пьянству, не шатался в праздности по крепости. Напротив Самар ежедневно и всецело отдавался тренировкам, пестуя в себе дух воина, мага. Каждый день его видели на тренировочной площадке: то с необъяснимым упорством оттачивал он удар за ударом, то метал дротики и копья, то разбивал в щепки мишени для стрельбы из лука. Самар не боялся привлечь к себе внимание, ведь чего теперь боятся. В его мастерстве мага уже ни кто не смог бы усомнится, а узнать в лицо не смогла даже Илоиза. Как сладок вкус свободы! Но Самар, в отличие от других уже познал горечь рабства, и теперь знал, что за свободу нужно бороться. Доброта идет рука об руку с силой, слабость только унижает, а война требует жертв и крови. На алтарь непонятной победы, сильные мира сего, бросают сотни невинных людей. А может и виновных, но не осужденных, что не уменьшает горечь потери; оказаться в их числе проще простого, даже если ты свободен...
   Спроси, кто Самара, о чем он думает, засыпая, и наверняка сжатый в комок злобы ответ потрясет своей лаконичностью и злобой. Боль! Сотни бойцов, умерли, за то что-бы, Хрудо продолжал кормить народ баснями о величии империи. Где эта империя была! Почему по сей день, грызут ее границы варвары? Лишь горстка наемников, да Крылатые, день и ночь берегут ее покой. Чей покой? Кто его ждет там, в этой чужой империи? Империя, никогда не нуждалась в нем, она не заботилась о Самаре мальчишке, она бросила Самара юношу, но Самар мужчина, а не игрушка для императора. Он маг! Да, теперь он маг!
   "Теперь уже маг", - думал парень, покачиваясь в такт движению повозки. Он сидел, как и остальные бойцы на телеге. Капитан и мастер Сетас, рядом, но верхом на лошадях. Их всех ждала империя, дорога вела героев прямиком в Сарадию.
   - Чего грустишь, друг?
   Хлопок по плечу вывел Самара из задумчивости.
   - Думаю чем заняться...
   - Разве ты не маг?
   Самар улыбнулся. Маг... с недавних пор. Он приобрел таки источник, создал его своими руками, своей волей. За прошедший месяц Самар как и остальные провел немало времени в поисках трофеев. заметно разбогател: трофеи, трофеи. Когда ему в руки попался приметный перстенек, украшенный довольно крупным аметистом, парень решился...
   - Что же это меняет?
   - Как, что? - Возмутился Лерт, - ты же герой! Не сомневайся, награда тебя не оставит.
   "Как же, как же", - подумал Самар, - "Догонит и еще не раз наградит!" - Думал Самар, не надеясь на что-то хорошее; он наслушался рассказов и насмотрелся на любовь и заботу империи о своих людях.
  

... ...

  
   Парень смотрел на удаляющийся берег, и вдыхал воздух свободы. Мысль мимолетной птицей пролетела в сознании и заставила Самара крепко стиснуть зубы. Бездушно она разрушала раз за разом, возводимые хрустальные дворцы, - планы и мечты, мага...
   - Чего горюешь, - слова прервались надсадным кашлем.
   "Капитан Лерой", - подумал Самар и обернулся.
   Прохладный ветерок растрепал уже изрядно отросшие волосы Самара; лицо открытое, а благодаря трудам лекаря Галео, приобретшее утонченные черты, в этот момент, словно подернулось дымкой, превратившись в каменную маску: таким жестким или может быть, даже жестоким оно стало.
   - Мессер?
   - Тебя словно подменили Самар, - скрестив руки на груди, он приблизился.
   Словно обнимая себя, скрестил он на груди руки; капитан приобрел болезненный вид, а в сочетании с неестественной бледностью, заметной даже в сумерках, становилось ясно, что до выздоровления ему еще очень далеко.
   - Так, - пожал Самар плечами, - думаю о будущем. Как поступить дальше...
   - Как?
   - Наверно пойду в школу при академии Сарадии. Сетас говорит, что на волне наград, есть шанс, что меня примут...
   - Несомненно, - хмыкнул Лерой, - а дальше ты, конечно же, войдешь в число лучших и продолжишь учебу в академии Ганте. Так?
   Самар кивнул.
   - Но не это тебя тревожит, - уже серьезно спросил Лерой, - что же оно? Или она?
   - Да нет же, причем здесь женщины? - Слишком резко произнес Самар, - меня беспокоит, как примет меня Сарадия. Кто я такой? Как жить или на что мне жить, где остановиться? Что дальше? - Самар сплюнул за борт и небрежно добавил. - Служба империи, служба императору... Кем мне быть?
   - Ах, вот оно что... - Нахмурился капитан. - Я Самар пока еще остаюсь твоим капитаном, и знаешь. Несмотря на проявленный тобою героизм, я бы примерно наказал тебя за такие крамольные мысли: в форте, ты получил бы десяток ударов палкой. Так бы оно и было, не сомневайся, если бы не один немаловажный факт. Я, как никто другой, понимаю тебя, и мне также не нравиться Хрудо, но я уже, ты слышишь? Уже! Получил за такие же мысли и слова свои десять палок...
   - Служба в форте Лартии, лишение званий и наград, лишение имущества. Я остался жив только по слову императора, он проявил милость, но на то видно была воля богов.
   - О чем Вы Лерой?
   - Он говорит о мятеже в Сарадии, неудавшемся мятеже...
   Как-то незаметно на палубе появился и Сетас.
   - Самар я давно знаком с Лероем, точней со всей семьей барона... - Сетас подойдя ближе, облокотился о поручень и посмотрел вниз, на бившую о борт волну, - я давно служу семье барона Лероя Кехарского, и прошел уже одно омоложение. Поверь нам, юноша, тебе еще рано злиться на императора, и даже если чувства твои так сильны, - Сетас говорил все это без малейшей тени усмешки, - держи их при себе...
   - Что же касается твоего будущего, то об этом не печалься. Тебя награда не оставит, я об этом позабочусь...
  

... ...

   Две недели хода под всеми парусами, две недели кажущегося безделья, но так выглядело для всех кроме Самара, он был слишком занят, осваиваясь с источником. Все оказалось и проще и гораздо сложней одновременно. Источник исправно выдавал силу, причем, как и хотел Самар, его энергия была темной; но поток ее был такой слабый, что для сотворения боевого заклинания, Самару приходилось делать двойную работу. В чем здесь хитрость он представлял себе отчетливо: для создания сильного источника, энергии просто-напросто не хватило бы, но и то чем он располагал теперь, у многих оставалось пределом мечтаний, что для самоутверждения Самара, оказалось вполне достаточно. Без малого - его личный источник! Пока первый, но, теперь, имея такой опыт, парень уже не боялся оказаться в незавидной роли безучастной жертвы.
  
  
   Глава 13.
  
   Положение Лиданийского аристократа было неустойчивым. Его продвижение зависело от императорской воли или от игры случая, и он был бессилен против императорской немилости. Конфискация имущества, ссылка, заключение в тюрьму, позорящие наказания (публичная порка) угрожали ему, как и всякому подданному Лиданийской империи. Его экономическое благосостояние зиждилось в значительно большей степени на жаловании, выдаваемом казной, на злоупотреблении служебным положением, взяточничестве.
   Смысл существования, Лиданийская элита с завидной откровенностью усматривала не в выполнении общественных обязанностей, а в получении чинов и наград. Ни верность, ни дружба не существуют, и друзей следует опасаться всего больше.
   Власть высших чиновников и аристократических группировок, объединений городского населения, магов, и силовых ведомств, на территории Сарадии ограничивал магистрат. Это объединение обладало огромной властью. Возможность практически неограниченная никакими рамками, но лишь в пределах столицы. Ответственность на магистрат была возложена немалая, но власть постоянно привлекала алчных людей; не могла отпугнуть даже не малая ответственность. Часто так случалось, что хлебное место в магистрате, становилось вроде наследственного титула.
   Приемниками в совете становились родственники высокопоставленных чиновников. Но была и обратная сторона такой медали: попадая в опалу один, невольно тащил за собой и семью. Большие проблемы шли рука об руку, с большими деньгами. Могло случиться, что совсем недавно богатейший клан, в один миг терял привилегии: изымались накопления, владения, замки, дома и рабы, - все отходило в пользу императора.
   Взяточниство и мздоимство было распространенным явлением, среди чиновников самых разных мастей. Именно на этот факт и рассчитывал Сетас, когда выстаивал в длиннющих очередях имперской канцелярии.
   Он решил практически все проблемы, но судьба Самара, не давала ему покоя. Парень был наивен. Чудак, даже не обзавелся надежными документами, повторяя ошибки Сетаса.
   Когда-то Сетас сам, так же, покинул родной кров, и скрывался от родни, стремясь что-то доказать и самому себе и зарвавшимся родственникам.
   - Сетас Кертланский, - послышался противный голос секретаря, - ваша очередь...
   Главный принцип - осторожность и недоверие. Человек действует один в этом неуютном мире подстерегающих его опасностей; он постоянно начеку, остерегаясь доносчиков, да и собственных подчиненных.
   - Что вам милсдарь?
   Сетас ненавязчиво кивнул в сторону секретаря...
  
  
  
   - Нет, ну и дела, - думал Самар, разглядывая рыночного крикуна.
   Парень с утра отирался на рыночной площади; уже как неделю расставшись с друзьями сослуживцами. Собрав нехитрые свои пожитки, они умотали в какой-то провинциальный городок, причина до банальности проста: испугались столичных цен. Лекари, ничем особо не отличаясь от провинциалов, требовали за свои услуги несоизмеримо большую плату.
   - Смотри, чего он удумал, - толкнули его в плечо, - деньги по факту! А если, не выгорит? Ну, не известно же, как оно там у них сложится?
   Торговец услышал и возмутился.
   - Нормально сложится! Не первый я здесь раз наемников набираю!
   - И видоки есть? - Крикнули из толпы зевак.
   - А как не быть! Кто купца Барака не знает? Десять лет, уже в столицу хожу!
   - А как же нам деток малых кормить? - Схохмил какой-то молоденький парнишка, как им ждать нас, так долго. Да без денег...
   - А за что мне платить, мил человек, - так же зычно и ехидно вещал бородатый толстяк, - мне еще тебя защищать придется: не бороды ни усов...
   - А куда караван ведешь? - Самар решился, ему прижимистый купец понравился.
   - В Ганте, дорога не близкая, по пути Никидия и Ламас, но красное море без заходов в порт...
   Купец присмотрелся к подошедшему Самару и выдал.
   - А не молод ли ты парень?
   - Молод, - улыбнулся Самар, - а ты? Не слишком ли стар, не забудешь об оплате?
   Дружный смех за спиной приятно согрел душу; купец не обиделся на подначку и захотел подыграть, спрыгнув с помоста.
   - А давай парень проверим, для чего тебе меч!
   - Для красоты, - не поддержал настрой ретивого купца Самар, - я маг, маг тебе в наемники не сгодится?
   Возникло чувство, что Барак осел на землю от удивления.
   - Нужен, - и толстяк почесал бороду. - Оплата в Ганте...
   - Об оплате сговоримся, - согласился парень. - Когда уходишь и где тебя искать?
   - Причал у правого пирса, а корабль, обычный торговый тяжеловоз "Таран". Мы выходим через три дня. Устроит?
   Самар кивнул и развернулся, шагая в нижний город. Больше здесь делать нечего, он и так за последнюю неделю обошел все места, где кучковались наемники. Любопытный парень успел город, и осмотреть и прочувствовать. Сложней, оказалось, понять этих людей, их заботы. Его теперь принимали и в лавках торгашей, и в городских кабаках, посетил Самар и банк, где оставил большую часть вырученных с продажи трофеев денег.
   Двигаясь по широкой и прямой улице, парень скользнул взглядом по привлекательной вывеске "Дом наемника". Вспомнив, совсем недавний - недельной давности инцидент.
   - Чего ждешь, грустишь? - Окликнули тогда Самара.
   Самар оглянулся, и увидел, что голос подал, такой же солдат удачи.
   - Ты вроде и при деньгах, - задумался он на минуту, - чего здесь отираешься? Не знаешь, как Лирув Эгильский свои делишки обделывает? Или ты новичок?
   Парень приоделся, да и в кошельке звенели монеты: и золото и серебро. Совершенно новая шитая на него одежда - полувоенного покроя, сильно контрастировала с одеждой подошедшего наемника: потертой и невзрачной. Видно он не лучшие времена переживал.
   - А что не так с Лирувом?
   - Да все, не так, - пожал наемник плечами, - окажешься и без денег, и в какой-нибудь дыре...
   Самар конечно и сам не стал заключать договор, не понравилось ему сальное выражение агента, но все же такая доброжелательность со стороны незнакомого человека, казалась довольно странной.
   - А тебе чего за дело? - усмехаясь, спросил Самар, - отчего такая доброта? Нездоровая...
   - Да я здесь, уже не первый день, - рассмеялся наемник, - он весь наш отряд полгода назад подставил, вот мы теперь и отваживаем от него народ...
   - И как, отваживаются?
   - Не без того, - пожал он плечами, - хочешь совет?
   - Давай.
   - Иди в нижний город, там немало трактиров, потрись лучше в них. Всегда есть караваны и вольные торговцы, да на рынок опять же сходи, там зазывалы по утрам кричат, в отряды народ собирают. А к этим, - и наемник сплюнул.
   Самар ценивший в людях искренность поверил наемнику. Так он и оказался на рыночной площади, а теперь и заключил предварительный договор.
   - Вот это пестрота! Ах, какая роскошь! - Раздаются восхищенные возгласы.
   - Нет, ну вы посмотрите, что он вытворяет, ах какой прыжок! Какая грация!
   Рядом, кто-то кричит:
   - Держи, держи рыжего! Вора хватай!
   И зычный крик стража...
   - Стоять!
   Запыхавшийся торгаш притормозил свое грузное тело, прямо напротив Самара, вынудив остановиться; согнувшись в три погибели, руками уперся в колени и, выставив на общее обозрение жирный зад, замер, натужно и хрипло дыша. Парень шел дальше, больше не оглядываясь на эту бесконечную рыночную суету.
   На душе как-то неспокойно: вроде и осталась за спиной армейская служба, но впереди ждет новая жизнь. Хотелось бы, что-бы жизнь эта оказалась безоблачной, но верилось в светлое будущее почему-то с трудом. Хотя прощальный подарок Сетаса, грел душу.
   За пазухой Самара лежала теперь настоящая грамота, уже не шуточная - дареная судьбой и вербовщиком, а настоящая, с гербовыми печатями имперской канцелярии.
   Сетас когда вернулся из канцелярии и расстроил и обрадовал их...
   - Вот она ваша награда, - усмехнулся он, хлопнув рукой по сумке, - поместилась, в одну неприметную сумочку, здесь, и патенты, и амулеты, и премия.
   - Амулеты? - Поднялся из-за стола Густав, - нам лекарь нужен, мастер, Вы же знаете! Что за бред?
   Сетас махнул рукой, прерывая возглас Густава и рвавшегося ему на поддержку Отипуса.
   - В комнату, шагом марш!
   Резко развернувшись, Сетас, пересек трактир и поднялся в комнату.
   - Не ну вы слышали?
   Самар бросил на ходу.
   - Сетас не шутит, - хмуро проговорил юноша, - чего ждете, мы еще под присягой...
   Ясно, почему парни возмутились: империя, выжала их досуха, и как маги они теперь - ни кто. Энергетика, которую они так старательно взращивали, из-за запредельных нагрузок просто-напросто перегорела; представляя собой теперь лишь лоскуты, да узлы, и еле-еле держалась на заплатах, поставленных еще в форте Лартии, сразу после битвы. Империя, соответственно контракту, обязана восстановить их силу, да и наградить за проявленный героизм. Их договор с армией еще не истек. Но, похоже, что лечения им, теперь не светит. Сетас подтвердил этот факт, как только они поднялись в комнату.
   - Не орите! Я и так вам все расскажу. Лечить вас дело затратное, сами все знаете: придется растить каркас заново и это время вы должны получать положенное довольствие. Империя пожалела на вас деньги, и безумством будет искать правду...
   - Как это? А законы? Мы же герои, нас теперь должны на руках носить...
   - Случилось, кое-что еще: император уже поздравил нас, принародно...
   Сетас устало понурил плечи...
   - На площади устраивался праздник - парад, и было это, месяц тому назад, в аккурат, как только мы вышли из Лартии. Нам уже вручили награды, мы стояли в парадных мундирах и славили Хрудо! Нашего с вами славного императора.
   Сетас произнес все это, а затем отыскивая в лицах парней искры раздиравших их чувств, на минуту замер.
   - Только толпе невдомек, что мы даже не прибыли еще в Сарадию. Да им, собственно говоря, было все равно, кто одел парадные мундиры...
   - Как же так? - Кусал губы Отипус...
   - Успокойтесь, - мастер, присел на стул и положил сумку на колени. - Награда нашла и вас. Правда, мне пришлось побуянить, но меня то они послушали... Крысы канцелярские!
   - Что это, - произнес Самар, крутя в руках свиток.
   - Патент, - усмехнулся мастер. - Для тебя, это награда получше будет, нежели медали и ордена.
   Самар улыбался. Хотя нет, он просто сиял, рассматривая патент. Это его будущее: здесь и право заниматься магической практикой, и звание боевого мага. И что?
   - Сетас что это значит? - Самар подошел к мастеру и показал пальцем в несколько строк патента, - Что это значит? Мастер артефактор...
   - Ты Самар за нос нас не води! Парень, неужто думаешь, стрелы, что мы использовали, по плечу каждому магу, да о них и знает то не каждый в империи? Я вот не знаю, зачем ты скрываешь свой уровень, но то, что ты не враг империи, мне понятно и без слов. Дела говорят сами за себя, а личные проблемы меня не волнуют, ты взрослый малый. Однако не отблагодарить сослуживца, я не могу, слишком мало нас осталось... Солдатам что? Получили премии, да на трофеях срубили золотишка, а нам? Что нам остается? Они прекрасно знают, что нам всем нужна помощь лекаря, точней вам, мой хоть и не большой резерв, помог восстановиться сразу, еще там в форте. Да и опыт... Такие битвы, да с таким не веселым исходом не первые и не последние, в моей жизни. А ты парень восстановился даже раньше и это несмотря на то, что сражались мы на равных. Отсюда и выводы: ты Самар - мастер. Потому что будь ты истинным, Лиданийским магом или там благородным графом али бароном, то тебя бы рядом с нами и видно не было. А значит ты мастер!
   Сетас с прищуром смотрел на парня, не понимая, истиной причины смущения Самара, и трактуя ее на свой лад...
   - Вот поэтому и выбил я патент взамен, так сказать утраченному... Для того мне и нужна была твоя кровь, внести ее в архив канцелярии. Теперь если утеряешь документ, - Сетас довольно рассмеялся, - как там, в Лартии, то милости просим в Сарадию. В военной канцелярии, теперь содержится полная информация: копия патента, личные заслуги перед империей, награды императора, все останется незыблемо. Можешь и дальше прятаться от родителей, только береги себя, знаю я вас, молодежь.
   Пока Сетас говорил Густав и Отипус удивленно смотрели на Самара. В сознании парней формировался новый образ друга. Утонченные и волевые черты лица Самара, пришедшие на смену ожогам, навыки фехтования, и незаурядные способности мага. Все это вместе, приобрело новый, завершенный в их сознании вид, - вид благородного лэра, только по одной понятной ему причине скрывавшего происхождение. А, вкупе с ученостью Самара, старательно ими не замечаемой, что так шла в разрез обычной подготовке боевого мага, добавило его внешнему виду дополнительный окрас.
   - Кровь, - Сетас обвел их взглядом, - в тебе чувствуется эта кровь, верно ребята...
   Дружный вздох и выкрик Густава.
   - Да я ему сразу говорил, - хлопнул он Самара по плечу, но тут же смутился, - я сразу сказал странный он, больно уж много знает, да и юмор его... не так, вы, говорит живете...
   Отипус только хмыкнул непонятно чему, но промолчал.
   - Вот, вот мессер Самар, - уже серьезно произнес Сетас, - начинать самостоятельную жизнь без надежных документов, глупо. Кроме патента, Вы, к сожалению больше, ничего не получите, - развел он руки, - хоть это дело благородное, но не бесплатное, потому, как все же не законное...
   - А вам ребята, я выбил по амулету, - и Сетас снова полез в сумку, - ваши патенты при вас, а лекаря ищите... Деньги у вас, знаю, есть. Трофеи при дележке вы, как и все остальные получили немаленькие...
  
   Так империя в очередной раз показала, что люди для нее не больше чем грязь... И может, имей ребята за плечами не оплаченные долги, или какие-другие проблемы, новость могла втоптать их в землю, руша мечты и желания. Но они были молоды, и им, оказалось, легко забыть худшее: контракт расторгнут, они свободны и перед ними весь мир...
  
  
   Глава 14
  
   Самар надо сказать оделся очень даже прилично, хотя по меркам того же внутреннего города, довольно скромно. Одежда, пошитая на заказ, хоть и была дорожного покроя, но изготовлена из очень добротной ткани. Хорошее оружие, пусть и не именной клинок, но у парня был полный комплект, включая и кожаный доспех. Вот только его принадлежность к магической братии, определить исходя из вида, никакой возможности не было, - скорей удачливый наемник. Вот и все, что можно было о нем сказать. Так что слова незнакомца оказались для Самара полной неожиданностью.
   - Мессер маг, - кивнул в приветствии незнакомец, остановившись у стола, - позвольте присесть.
   Самар от неожиданности поперхнулся и согласно кивнул. Он совсем не ожидал, что кто-то признает в нем мага, да так скоро. Человек, несмотря на дорогую одежду, произвел на парня неприятное впечатление: круглое лицо, пухлые губы, кислая улыбочка, в которой показались зубы, желтоватые и неровные. Неприятный случайный прохожий.
   - Хочу сделать вам предложение. Я знаю, вы решили совершить небольшое путешествие, и выбрали для этой цели, купеческий грузовоз. - Незнакомец презрительно поморщился. - Знаете что? Это довольно не безопасно. Предлагаю вам совершить путешествие на моем корабле.
   Самар поначалу слушавший незнакомца внимательно и доброжелательно, после его слов возмутился. Ему показалось, что уважительным, отношение незнакомца, назвать никак нельзя. Хотя бы потому, что тот не соизволил представиться. Но, стараясь не показывать своего отношения, Самар вежливо поинтересовался.
   - А что за судно у Вас, милсдарь?
   - О! Моя галера "Старая лисица" бороздила самые далекие берега. Не говоря о том, что я вел дела даже с островной республикой, и совершенно их не опасаюсь. А мой груз. - Он многозначительно улыбнулся. - Я торгую самым ценным товаром империи...
   Товаром торговца были люди: осужденные на рудники и каторгу, проданные в рабство за долги или такие же невезучие бедняки, каким не так уж и давно был и сам Самар. Нет, такое знакомство юношу не прельщало.
   Этот человек подошел к нему целенаправленно, как-то навел о нем справки, и ясно дал понять, что оказался здесь не случайно.
   Самар осмотрелся. Люди сидевшие рядом, за одним большим столом, старательно не замечали их разговора, да и вообще как-то странно притихли. Самар такое впечатление ни на кого здесь уже давно не производил. Вообще-то возвращаться в трактир трущобами, парень не боялся; ходил даже по ночам. Ему уже на второй день обитания в "Кулаке", спешили уступить дорогу и это несмотря на печальную славу трущоб Сарадии, где часто пропадали люди.
   И вот в этом замершем районе появилось совершенно новое лицо, которое все местные доброхоты, старались не замечать. Словно злая тень шла мимо; никто не толкал, стараясь спровоцировать незнакомца, напротив, старательно отводили глаза. Значит, лицо это им было знакомо и наверняка имело славу. Ну а, судя по кислым рожам завсегдатаев - слава была дурной.
   - Не интересует, - бросил он на ходу, поднимаясь из-за стола и направляясь в сторону лестницы.
   - Вы пожалеете, - расслышал парень, но не стал оборачиваться.
   Как некоторые люди все же неприятны. И все вроде ничего, но после разговора остается осадок, словно червь точит душу. Человек провожал его взором, до тех пор, пока парень не скрылся на втором этаже, но и в комнате Самара не отпускало неприятное чувство. Чувство тревоги сохранялось весь вечер, воспоминания разговора то и дело тревожили его, требуя анализа ситуации... Угрозу незнакомца Самар не мог оставить без внимания, по крайней мере, с прогулками в городе придется заканчивать.
   Здесь в "Кулаке" гостили в основном матросы, да купеческая охрана. Иногда пропивали заработок портовые грузчики. Самар же остановился, здесь решив сэкономить. Для него, неизбалованного вниманием разницы не было элитная это гостиница или третьесортный трактир, - главное крыша над головой, ну а низкие цены за проживание скомпенсировали ему все неудобства связанные с постоянным шумом.
   Сетас, выдумал историю его жизни, и, похоже, свято в нее поверил. И по всему видимо, что случилось это давно. Во всяком случае, отношение к Самару резко изменилось уже в форте. Как объяснил ему сам Сетас, редко какой талант, после такой битвы способен был бы пошевелить даже рукой, а Самар до последнего момента сохранял ясность ума и присутствие духа. К тому же в то, что у парня сгорели энергоканалы, Сетас категорически отказался поверить еще в Лартии, и пообещал принять участие в судьбе парня. Тогда Самар не представлял, что задумал мастер, но теперь с теплотой вспоминал последние дни перед расставанием. Сетас здорово помог ему: одно только то, что трофеи удалось удачно продать, а деньги пристроить в банк, позволило легче дышать. Сумма выходила отнюдь не маленькая. Правда, премиальных Самар, так и не увидел. По словам того же мастера, патент изначально стоил бы в десятки раз дороже, но все же парень оказался героем в этой войне, и просил за него уже не простой мастер боевой магии, а полный маг Сетас...
   Благодаря награде императора, парень решил устроить свою жизнь получше, но Сарадия Самара пугала.
   С тех пор как Сетас приобрел перстенек крылатого, он словно помолодел, да в прочем так наверняка и было. Кто откажется поправить здоровье, имея такую возможность. Сетас кстати был выпускником Академии Ганте, правда было это так давно, что маг уже и сам стал об этом забывать. Тем не менее, зная ближайшие планы парня, он кое-что Самару успел рассказать, и о Ганте и о том какие возникнут сложности, в любом другом месте.
  
   Все-таки хороша жизнь, если ты свободен от обязательств. Спи, пока не выспишься, ешь от пуза; никаких тебе рейдов в степь и защитных плетений.
   "Да кстати, а вот о защите, как раз и стоит вспомнить", - подумал парень.
   Несколько заготовок у него имелось, осталось сделать подвеску, и юноша задумался, как это проделать. Навешивать на энергетику новые линии силы, он не хотел, не видел в этом особого смысла; источник слаб, для того что-бы черпать из него силу напрямую. Поэтому выход из ситуации, Самар увидел в создании небольших накопителей.
   Темный не обязательно должен был быть истинным, хватало мастеров и среди бездарей, но их слабаками не считали. Да они вынуждено шли на многие сложности, но и получали, взамен немало. Хотя и здесь без подводных рифов не обошлось.
   Так темные искусники были теми немногими, кто мог с ювелирной точностью работать с энергетикой, для них необходимостью становились, не только опыт, но и специфические знания. Преобразуя энергетику, они формировали дополнительные нити силы, эти нити, всегда были под "рукой", являясь, по своей сути - инструментом и сырьем. Ощипывая их и получая заготовку для структуры, маг всегда был вооружен. Но, несмотря на мастерство и опыт, он мог безопасно для своего здоровья носить не более десятка таких нитей силы.
   Но таких магов, кому действительно возникала нужда постоянно носить эти нити, было немного: боевые маги и артефакторы. Через нити постоянно рассеивалась очень большая часть силы. В такой момент легко отличить принадлежность к стихии, а точней к темной стихии, да и уровень мага; истинный он или бездарь. Истинный восстановится быстро, а бездарь, по прихоти судьбы получивший ученический амулет, и прошедший посвящение в темный источник, будет истощен не меньше недели.
   Темная сила очень легко покидала ауру, находя лазейки в энергетике, а лазейки эти маг контролировал; дополнительные нити формировались именно таким путем: направленный поток, создавал предпосылки для роста дополнительных нитей силы. Плату за такую возможность темные платили немалую, - это слабость, утомляемость, раздражительность, темные мастера страдали тяжелыми болезнями, а в моменты работы темные маги всегда отличались нелюдимостью и грубостью в отношении людей. Никто другой, посвященный стихийным источникам так от этого не страдал, но и преимущества темных, в создании амулетов и артефактов были неоспоримы. Поспорить с ними, в создании амулетов, могли только лишь некроманты.
   Стихийники создавая конструкции, могли быть в чем-то даже опасней темных магов. Им легче сплести заклинание, легче направить в него силу; маг мгновенно получал желаемый эффект. Правда и расход сил, становился просто огромным. Разумеется, речь здесь идет об обладающих большим опытом и знаниями.
   Самар выбрав независимость и темный характер силы, сознательно обрек себя на новые сложности. Сегодня он, наевшись можно сказать с запасом, и дополнительно, захватив продукты в комнату, решился создать подвески. Все конструкции были им отработаны в личном пространстве, и теперь он уже отчетливо представлял, весь процесс формирования заклинания.
   Занятие оказалось довольно утомительно; постоянная концентрация, когда приходилось направлять силу на искусственно созданные места разрывов, непрерывный отток энергии. Нагружая энергокаркас, в ожидании, когда возникнут новые отростки, Самар естественно уставал.
   В обычное время парень тратил на медитации не больше получаса в день и, обнаружив разрывы в энергетике, устранял их как можно раньше, не желая терять ни капли силы. Но теперь он с нетерпением ждал новых волокон, а когда спустя некоторое время они все же появились, постарался направить силы своего источника, уже только в них. Прежде Самар уже упражнялся в этом, еще на занятиях в Академии, тогда процесс шел долго, и каждая нить была выстрадана, теперь же рост волокон оказался довольно стремительным, только волокна, оставались долгое время довольно тонкими. Возможно, дело было в источнике, а может и в малом опыте. По прошествии нескольких часов Самар прервался, дабы оценить свое самочувствие.
   Голод набросился с неимоверной силой и парень, незамедлительно умял припасенные продукты. А после, почувствовав себя более уверенно, не поленился и сходил вниз, сделав еще один заказ. Такое времяпровождение, с редкими перерывами на еду и короткий сон, сохранялось все три дня до отплытия. Парень старался, до тез пор пока толщина волокон не показалась приемлемой. Оставалось дело за малым, с ювелирной точностью сплести структуру заклинания, а затем привязать ее к накопителю. В качестве накопителей Самар выбрал бусы с жемчугом.
   В конце концов, Самар оказался обладателем довольно аккуратного артефакта. С очень прочными характеристиками, но из совершенно не типичных материалов. Жемчуг плохо хранил в себе силу, и возникла необходимость довольно часто пополнять запасы энергии в этих "накопителях", но зато такой вариант оказался ему по средствам, а насчет энергии парень не волновался: источник гарантировано справиться с такой задачей.
   При необходимости такой амулет мог заменить стандартную подвеску в энергетике. Маг получал готовое очень экономное плетение, и очень продолжительное время мог держать его под рукой, наполняя энергией, только при необходимости. Увешанного побрякушками темного мага, можно легко было выделить в любой толпе, его могли даже принять за городского щеголя, так много со временем становилось нужных заклинаний; выглядело это нелепо.
   Оставалась немало и других сложностей. Построенная на темной силе структура была не только экономна, но и нуждалась в постоянном уходе за заклинанием, что отнимало и время и немало личных сил у мага. Полученные из волокон плетения без подпитки их из вне, стремились рассеяться, и Темному постоянно приходилось их контролировать.
  
  
  
   Глава 15
  
   - Что скажешь уважаемый Барак, каков молодец, а-а...
   - Согласен, - кивнул купец. - Гуран, этот корабль не плывет, он летит. И, похоже, что идут они одним курсом с нами.
   Корабль набрал очень хорошую скорость. В отличие от Тарана - купеческого тяжеловеса, рассматриваемая ими галера, имела не только две палубы гребцов, но и парус, который сейчас наполнял попутный ветер.
   - При таком ходе, они поравняются с нами довольно быстро. Куда так спешат? Не похоже, что капитан ценит своих гребцов.
   - Наверняка, доходяги - рабы. Что с них взять?
   - Гуран на Таране, рабы третий сезон гребут. А отчего? - Многозначительно поднял брови Барак.
   - Да, да, - кивнул, усмехаясь, Гуран, - все твоя щедрость.
   - Не только щедрость, но и прозорливость. Я не пожалел денег на пищалки, и мои агенты, с точностью до дня, да что там дня, минуты, говорят мне о днях торговли. Мне не надо теперь хранить груз лишний день, тебе не придется лишний раз, платить за охрану рабов; все экономия!
   Самар стоял от них немного в стороне, и без особого интереса, посматривал на обводы догонявшей галеры. В этих водах, недалеко от Сарадии, да и попутным курсом, пиратам неоткуда было взяться. Вот и смотрел он на странно спешившего работорговца. А то, что это был именно торговец живым товаром, становилось ясно уже по посадке судна. Ни один другой, не упустит случая набить трюмы грузом под завязку, никто, кроме торговца живым товаром, да военных не пойдет порожняком. А галера явно шла налегке.
   За месяцы пути, с рабами может случиться все что угодно, от заразной болезни, до бунта, они загадят трюмы так, что любой товар пропитают своим отвратительным запахом. А создавать им хорошие условия гораздо убыточней, нежели гнать их большими партиями, в надежде, что выживет хоть треть. Эта треть с лихвой окупит все затраты.
   - На такой риск, редко кто пойдет, - вздохнул капитан.
   - Ты прав, друг, но мой товар чище, по крайней мере, мне нечего боятся людской молвы.
   Капитан посмотрел вначале недоуменно, но тут же понял, о чем думает старый партнер и друг. Не один раз они вместе напивались и изливали душу в откровениях. Друг хорош, но если друг хорошо пьян, то он и поймет тебя и поддержит, а если и осудит, то не слишком строго. Барак был проверенным другом, и Гуран его отлично понимал.
   - Ты веришь, что они промышляют похищениями?
   - А ты не веришь...
   - Ну не знаю, - задумался Гуран, - все же империя, не какое-то там захолустье. Не может такого быть, нет, - уже уверенней произнес капитан, - не верю...
   - Как знаешь. - Барак оглянулся, он давно заметил скучавшего парня, - а вы милсдарь, как думаете, возможно, что в империи свободными гражданами торговали, как рабами.
   - А почему, нет? - Горько усмехнулся Самар, - думаю что дельцы, не пройдут мимо!
   И презрительно сплюнул.
   - Скорей всеми зубами уцепятся за такое хорошее право: торговля ворами и убийцами, а под видом законной торговли, набьют трюмы и нищими... Сами говорите, что мор среди рабов такой, что без этого не обойтись.
   Простые выводы парня, с таким открытым и честным лицом смутили опытных торгашей. Хотя возможно, что это была лишь вовремя одетая маска, Самар не желал копаться в их проблемах, он смотрел в далекую воду, за горизонт, где лучики света причудливо играли с могучей стихией. Самар невольно сравнил себя с этими лучиками, игравшими с морской гладью; век их очень короток - до вечера. Открой он кому истинное свое лицо, вряд ли, проживет дольше этих солнечных зайчиков...
   - Что-то не нравиться мне их поведение, - указал капитан на сменившего курс попутчика, - где сигналы? Не кричит вперед смотрящий. Где праздно шатающиеся наемники, охрана? И какого козлоногого, он прется на меня?
   Последние слова Гуран уже кричал, перегнувшись через поручень.
   - Ритм чаще! Гребите сильнее, если хотите и дальше жрать, как прежде! Рвите жилы!
   Рев капитана, а следом крик заводилы, да глухие удары в барабан, заставили вздрогнуть торговое суденышко и набрать скорость. Но куда там...
   - Не уйдем Гуран, не уйдем...
   Капитан затравлено посмотрел на Барака.
   - Расслабились мы, - прохрипел он затравлено, - расслабились, старый друг, видно не ты один собираешь сведенья. Пойдем, оденем доспехи...
   Друзья отвернулись от приближавшегося к ним пирата; теперь уже без сомнения пирата.
   - Милсдарь если у вас есть доспех, советую, вам одеть, похоже, эти сволочи хотят нашей крови и свежих гребцов.
  

... ...

  
   - Ну что магик, я ведь обещал, что мы скоро встретимся. Сложи оружие, на вашем корыте нет ни одного толкового бойца...
   Самар изготовившись к схватке, замер, при звуке знакомого голоса. Оба судна шли, уже бок обок, и эта полная ехидства фраза слышалась с пирата отчетливо.
   - Я обещаю, что продам тебя хорошему хозяину...
   Рядом стояли и купец и капитан, а четверо наемников распределились по всему правому борту, прячась за палубными постройками и тюками. Все прикрыты кожаным доспехом, у каждого на поясе меч, в руках - длинные рогатины. На несколько томительных секунд, внимание их оказалось приковано к фигуре Самара.
   - У тебя есть амулет?
   Самар кивнул. Он даже не пытался сейчас спрятаться: парень сразу, как почуял неладное, накинул щит на все судно. Он был спокоен, один или даже два удара щит легко выдержит, а дальше или вернее дольше и не надо. Цель будет видна, и его битва с магом, станет, только его битвой. Поэтому Самар встал, не прячась, словно приглашая. Ударь! И враг ударил - два слитных один за другим удара, практически полностью осушили накопитель Самара, а следом посыпались стрелы. Они легко преодолели разделявшее расстояние, но, столкнувшись со щитом, безвольно упали.
   Недовольные ругательства посыпались на неудачника мага.
   - Сколько еще выдержит твой щит?
   Самар отмахнулся от вопроса, он наполнял амулет из резерва, и едва не опоздал. Маг видимо имел довольно хороший накопитель, не чета его армейскому, на который Самар ориентировался. Очередной удар, более экономный - воздушной стихией, оказался даже сильнее, но так же, показал Самару, что маг использовал второй накопитель. Это все равно не меняло исхода. Все-таки вдали от своих источников, боевые маги превратились в оружие хоть и грозное, но одноразовое.
   - Пришла моя очередь, - прошептал парень, и сбросил с подвески таран.
   Самар целил в щиты верхней палубы. Стараясь сохранить жизни невольникам, живому товару пирата, ведь люди были не виноваты, в том, что оказались в центре битвы. Удар его оказался даже несколько сильнее, нежели Самар предполагал. На некоторое время, на корабле противника началась суета, и пират заметно сбавил ход. Продолжая держаться на небольшом расстоянии, пират отстал более чем на полет стрелы. Однако, продолжая оставаться загонщиками, галера пиратов и не думала прекращать преследование...
   - Мессер, - взгляд Барака, бегал по лицу Самара, - мы можем еще рассчитывать на Вашу помощь.
   - Вы слышали, что кричал пират, конечно же, я буду сражаться...
   Немного спокойствия ему бы не помешало; вся защита, ложилась на шею юноши, еще недавно украшенную незатейливым ошейником раба. Ох, как не хотелось Самару вновь становиться на колени. Стиснув зубы на приближавшегося монстра, стучавшего размерено рядами весел о воду, смотрел Гуран. Ему, как и любому другому человеку становилось понятно, что их свобода сейчас в руках молодого мага. Все его поведение, уверенное и целенаправленное, всколыхнуло в старом, просаленном морскими ветрами сердце надежду. Барак то же с надеждой поглядывал на этого странного мальчишку, с чересчур бледным и таким открытым лицом. Умудренному торговцу, казалось, это всего лишь маска и совсем непривычная маска. Да и дела Самара говорили сами за себя.
   Похоже, пират имел еще сюрпризы, если так настойчиво, продолжил преследование. На какой-то миг суда продолжали бороться, состязаясь в выносливости гребцов. Хотя до финишной черты были слишком далеко, и конечный результат стал очевиден, уже спустя пару часов.
   - Эй, там, на Таране, - услышали сквозь шум весел беглецы. - Сушите весла, дальше вам не уйти.
   А следом за словами судно догнал и сотряс чудовищный удар. Защита выдержала его, но вот сам Таран заскрипел снастями, грозя развалиться. Дальше выжидать было бесполезно, а Самар, хоть и не показал этого внешне, но сильно испугался.
   - Истинный, на этом корыте?
   Зло прохрипел от рушившихся надежд капитан. А Самар - отчаявшись, и в то же время, озлобившись, отбросил метания и сбросил одну за другой, сразу три подвески. Еще когда он готовил их, то расположил по мере, возрастания их разрушительной мощи. Так как прежде ему проверить плетения не представлялось возможным, то Самар щедро наполнил подвески силой; не особо выбирая место, просто бросил их в маячивший позади силуэт, вражеского корабля
   Чудовищные удары, прогремевшие один за другим, раз за разом встряхивали пиратскую посудину, ломая постройки и сметая под корень мачту. Вспыхнувшая после первого удара защита, не смогла уже уберечь пирата. Теперь он потратит не один день на устранение поломок, ни о каком преследовании не могло идти и речи.
   Самар ликовал, пусть и на грани риска, но он смог остановить с очевидной легкостью, истинного, хотя как затесался на пиратском судне истинный маг, для парня оставалось темным пятном. Конечно, иллюзий Самар не строил и понимал, что такая удача, может и не повториться более, но сам факт того, что он одержал эту победу; выиграл свою войну, маленькую, но в масштабе одной человеческой жизни, великую войну, грел душу.
  
  

Оценка: 8.60*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"