Григорьев Александр Сергеевич: другие произведения.

Черная рука

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.20*17  Ваша оценка:


ЧЕРНАЯ РУКА

  
  
  
   Глава 1.
  
   Самар закрыл погребок и осмотрелся. Никого не видно, да оно и понятно, даже по деревенским меркам еще слишком рано. Поначалу ему было очень тяжело, постоянно вспоминались родители, но постепенно свыкся и вот уже пару месяцев он ночевал в этом погребе - все, что осталось от дома. Ничего лучше он придумать пока не смог. Где здесь в деревеньке летом работу найдешь? Поле не засеял, да и нечем было, огород вытоптан, а все что он знал и умел и другие мальчишки не хуже его знали. Походил, конечно, по деревенским, но его и на порог то не все пустили...
   Направляясь к слепому пятачку, мальчик очень надеялся на удачную рыбалку, а еще надо к знахарке зайти, проведать. Горюня последние дни приболела, вчера вот даже не смогла поесть приготовить, хорошо, что Самар зашел, накормил старушку. Она одна из деревни тогда не отвернулась от обожженного и убитого горем мальчонки. Деревенская знахарка выходила, почти месяц провел он у нее в доме, спасла Горюня мальчика. Теперь и Самар старался отплатить добром: травы для нее собирал, корешки, а после удачной рыбалки обязательно с ней делился. Да и как иначе?
   Тропинка круто спускалась к реке и Самар споткнулся, остановился, поправил удочку; проклятая деревяшка больно впилась в кожу, закрутив рубаху. Рубашка вот тоже не по размеру - с чужого плеча, повезло, что у Горюни остановился тот чужак, он и оставил свои порванные вещи. Сказал, чтобы сожгла или выбросила, но старушка сложила все, на всякий случай... Кто ж знал, что случай этот его будет...
  

... ...

  
   Самар очередной раз проверил наживку. Жизнерадостный жирный червь, свисающий с крючка, окончательно его расстроил.
   - Вот ведь беда, - буркнул он...
   Поднявшись с грустным вздохом, он свернул удило и, закинув его на плечо, двинулся от реки. Хромая на левую ногу, паренек медленно топал по тропинке, присматривая знакомые травки и корешки: что-то можно будет съесть, а что и старой предложить. Тропка лежала среди густого леса, и лишь на берегу, около слепого пятачка, стройные деревья переходили в непроходимый подлесок. Мальчик с трудом продирался через кусты малины, а паутина и мелкие веточки липли к черной, как смоль, и давно нечесаной шевелюре.
   Сирота познавал все прелести самостоятельной жизни на собственной шкуре. А ведь пока были живы родители он, как и вся детвора его возраста, носился летом по полям, тогда еще не хромая на левую ногу. Не было печали... Отец лесоруб, валил лес и вязал плоты, затем, сплавляя их в Козелок. Мама помогала Горюне людей лечить, травы собирать, и стала со временем знатной травницей. Самар и сам помощник хоть куда, часто ходил с матерью в лес, и на полянки, да и у дома росли многие травы. Но беда пришла, когда не ждали. Как бы горько это все не было, но Самар не забыл из тех событий ни мгновения, продолжая изо дня в день прокручивать их в памяти.
   Весной мимо деревеньки проходили солдаты империи "зеленые плащи". Отец еще не вернулся с вырубки, а Самар оставался дома, перебирал травки да корешки, помогая маме. На улице послышался шум людей - это деревенские показали, где живет травница; в дверь требовательно постучали и мать открыла. Вошедший сразу же показался Самару очень важным, конечно, он и раньше видел солдат, но этот точно был из офицеров.
   - Зуб болит, - махнул он рукой, - дай травы какой.
   Это было совсем не похоже на просьбу, скорей приказ, и Самару стало очень обидно за мать. Но она уже что-то перебирала среди травок и через минуту протянула их. События бросились вперед...
   Человек взял мать за руку, она попыталась вырвать ее, но куда там... Увидев, что маме больно, взведенный мальчик схватил тяжелый деревянный ковш и ударил им офицера. А тот, отбросив мать в сторону, развернулся к нему.
   - Щенок... - процедил он сквозь зубы, и мечом в ножнах ударил Самара по ноге.
   Мальчишка от боли закричал и упал. В тот же миг открылась дверь, и в дом вошел отец. В проходе мелькнули зеленые плащи. Увидев лежавших на полу сына и жену, Гавр, не рассуждая, махнул своим орудием труда, и топор направился в грудь гостя. Казалось еще мгновение...
   Но все произошло иначе, чем хотелось бы Самару. Офицер легко отвел удар ножнами, а затем в одно мгновенье обнажил тонкую полоску стали, снося Гавру голову. Следующим движением он отправил в новый путь и мать Самара, а самого мальчишку пнул в голову. Самара спасли деревенские, вытащили его из горевшего дома; уходя из деревни, солдаты подпалили дом Гавра.
   Солдаты отняли у него родных, оставили его калекой: нога в месте перелома срослась плохо и стала теперь короче, а лицо и правое плечо уродовали следы ожогов. Солдаты империи отняли у него жизнь, ту старую жизнь без печали и забот - этого Самар никогда не забудет....

... ...

  
   - Горюня?
   Лучик света от приоткрытой двери лишь чуть-чуть отвоевал у темноты места, осветив маленькое помещение в домике деревенской знахарки, но ответила тишина, угрожающе сдавив нервы. Сделав робкий шаг, мальчик приоткрыл дверь пошире; Горюня лежала на полу, казалось, она совсем не дышит...
   Последнее время старушка сильно сдала, часто заговаривалась и редко готовила отвары. Ее теперь мало кто посещал: домик на отшибе, да и боязно, - про нее ведь всякое говорили.
   - Горюня? - Уже шепотом произнес Самар. - Что с тобой?
   Уставшие ноги и гнетущая обстановка сделали свое дело, и мальчик оступился. Падая, он навалился на ноги старушки и тут же постарался отползти.
   - А-аа... - Застонала старушка.
   - Горюня! Ты жива! - Выкрикнул испуганный мальчик.
   Через пару минут успокоившийся мальчуган смог кое-как затащить старушку на лавку. Пока возился с горшками и копошился у очага, пытаясь разжечь огонь, Горюня пришла в себя.
   - Самар, - повернула она на звук голову, - ты здесь?
   - Я, - отвлекся мальчик, - ты Горюня на полу лежала. Что с тобой было-то?
   Старушка пошамкала губами и отвернула голову. Самар разжег огонь и в свете лучинки осмотрел Горюню. Она забылась тревожным сном, а дыхание ее было очень не ровным. До вечера Самар сидел рядом, но бабка так и не пришла в себя. Мальчик нашел немного крупы и даже сварил каши, но покормить старушку не вышло: несколько попыток добудиться до нее, ни к чему не привели. Когда дыхание ее стало прерываться, а Горюня уже даже не стонала при попытках привести ее в чувство, Самар побежал в деревню.
   За плетеной оградой лаяла собака, и Самар остановился.
   - Дядька Диодор, - закричал мальчик и замер, посматривая на дверь.
   Дверь приоткрылась, и староста вышел на улицу. Недовольно сводя густые брови, он оправлял бороду, убирая крошки.
   - Чего надо? - Буркнул он, - Кто таков?
   - Самар я, - зачастил мальчик, - я от Горюни, заплохела она, помощь ей нужна...
   - Дак это она же знахарка? Чем я, то помогу? - И недовольно махнул рукой. - Ступай, давай...
   Диодор еще что-то буркнул, уже отвернувшись, но Самар не разобрал. Мальчик стоял, растеряно, не понимая, что происходит. Он помнил, как поступала мать или Горюня, если к ним приходили с бедой: они шли к людям, помогали, чем могли. Староста же выделял телегу по их просьбе - это если надо было везти человека в город. Что же он сейчас то....
   Мальчик шел по знакомой деревеньке и не узнавал ее. Вот домище Люпса, по прозвищу "деревяшка" - бывший вояка на полях сражений оставил ногу, но теперь он преуспевающий трактирщик. Вон промчались непоседы Тас и Вито. Еще недавно они его приятели, а теперь украдкой поглядывают на него издали. Почему они в одночасье отвернулись от него? Самар ускорил шаги и поспешил к домику Горюни...
  

... ...

  
   "Еще пару лопат земли и готово будет", - подумал Самар, стряхивая выступивший пот. Вывезти Горюню на погост так и не получилось, только на грубости Клариньи, жены старосты, нарвался. Утром Самар еще раз приходил к дому старосты, но как оказалось зря, Диодора он так и не увидел.
   Постояв в раздумьях еще с минуту над могилой, Самар решился и направился в ветхий домик. "Жить где-то надо, поживу здесь, это все же лучше погребка", - думал мальчик. Домик встретил его затхлой тишиной и он, вздохнув, принялся за уборку. Раскладывая вещи, Самар то и дело натыкался на пучки трав, узнавая в них те, что в последнее время сам же и приносил. У Горюни видно так и не дошли руки приготовить настои.
   На улице послышался неясный шум, мальчик прислушался. Тот, кто стоял сейчас за дверью, видимо, набирался смелости, и робкий стук в дверь заставил его вздрогнуть. Дверь приоткрылась и в щель просунулась девушка. Голову прикрывал платок, а на плечи она накинула старый плащ Диодора, мальчик сразу его узнал. Этот плащ долгое время оставался предметом зависти деревенских мальчишек и мужиков. Разглядев, в полутемном помещении Самара, девушка шагнула вперед и сделалась уверенней.
   - Мальчик, а где Горюня? - Старательно пытаясь сделать голос грубей, спросила девушка. Самар узнал дочку Диодора, несмотря на ее маскировку. Стало вдруг смешно, и мальчик неожиданно улыбнулся. Но, вспомнив, зачем она пришла, уже зло буркнул...
   - Нет ее, - отвернувшись, продолжил он перебирать травки, - умерла Горюня...
   Девушка за спиной огорченно охнула...
   - А ты что здесь делаешь? - Уже без хрипотцы крикнула девушка.
   Самар пожал плечами, но все-таки повернулся к Итель. Зачем она пришла, Самар уже догадался. Многие тайны Горюни он узнал, пока помогал старой знахарке, много чего услышать пришлось да и посмотреть. Пока сломанная нога зарастала, мальчик так и жил у нее. Знал и причины, по которым девушки сюда ходили. Старуха им кому щепотку травы, кому настой какой, но точно приворотного в них ничего не было, хотя те все чаще его и спрашивали. Так, баловство одно...
   - Живу я теперь здесь...
   - Ты что же в травах разбираешься? - Стрельнула Итель из-под платка глазами.
   - Я их и собирал, - нахмурился мальчик, - Горюня последнее время почти ослепла.
   Девушка кивнула...
   - Хорошо, - решительно она произнесла, - дай мне приворотное и бросила на пол мешочек...
   Самар перевел взгляд на него и задумался. Деньги нужны, тут их, конечно, немного - мелочевка, наверное, но что-то можно купить - крупу, например.
   И взяв в руки первый попавший пучок травы, протянул девушке...
   - Это вот всегда берут, - как-то отрешенно произнес мальчик, - горячей водой заварить надо и выпить дать.
   Девушка схватила пучок травы в руки и принялась его разглядывать. Самар подумал, что так она ничего не увидит, трава была сухая, да и темно в домике...
   - Точно она?
   - Точно... - произнес мальчик.
   - Я пойду...
   Самар только плечами пожал. Девушка стремительно направилась к двери, но на пороге вдруг остановилась. Обернувшись, она посмотрела на Самара и выпалила.
   - Ну, если не поможет, - пригрозила Итель на прощанье и вышла.
  

... ...

  
   - Ну и чего ты злишься? - Улыбнулся Кевин, - подумаешь...
   Маркус с грустью посмотрел на Кевина, а затем с затаенной надеждой и на Леноя, но увидел, что братья так ничего и не поняли, выругался в сердцах.
   - Да чего ты к ней прицепился? - Пожал плечами Леной, - Кевин дело говорит, если отец узнает о твоих выходках...
   - Ты сам то понимаешь, что сказал? - Зло буркнул Маркус. - Если отец узнает... Да Илоиза уже в столице, и будет в Академии учиться... А что случится если у нее окажется большой резерв?
   Маркус зло улыбнулся, увидев кислые лица братьев.
   - Я вот подумал, - пожал он плечами, - а не окажемся ли мы совсем не у дел...
   - Может быть...
   - Не может! - Резко произнес Маркус, прерывая Леноя, - то, что ее мать простая служанка, ни о чем не говорит.
   - Ну и что же делать? - спрашивая, Кевин оглянулся и подозвал трактирщика, но тут же вернулся к разговору, - или ты уже придумал?
   Пока одноногий мужик хромал к столику, Маркус решил посвятить братьев в свой план.
   - Первый год очень важен, да вы и сами еще не забыли правил Академии. И отношение к первогодкам, и, как это может повлиять на формирование резерва. Помните, наверное, как в штыки вы приняли раба, у Карима...
   - Да, - улыбнулся Леной, - слуги первогодкам не положены, Кариму повезло...
   - Ты хочешь подарить Илоизе раба? - Удивленно нахмурился Кевин, - и в чем же здесь подвох?
   - Не рабыню, - ехидно улыбнулся Маркус, - раба...
   А, увидев, что на лицах братьев отразилось понимание, довольно кивнул и ехидно проговорил.
   - Что же в этом плохого, - пожал он плечами, - рабы - это даже модно, ничего нам за это отец не сделает. А до испытания между ними установится очень плотная связь, и, если Илоиза будет зла на раба, а она, поверьте мне, будет на него зла, то во время испытания он потянет ее за собой и ...
   - И, так же как и мы, она закроется... - Весело произнес Леной.
   Маркус посмотрел на довольного брата, и улыбка медленно покинула его лицо. Леной почувствовал, что Маркус недоволен, но разобраться помешал трактирщик...
   - Чего изволите, господа, - вежливо произнес пожилой трактирщик, и вдруг осекся...
   - Как там наши лошади, накормлены? - Спросил Кевин.
   - Да, да, - закивал он, - не извольте беспокоиться. Простите... Вы ведь маги? Если я не ошибаюсь, это ведь накопители? - Показал он на перстень Кевина.
   Молодые люди недовольно на него посмотрели.
   - Пока ученики, - произнес Леной, - Академии...
   - Оо-о... - как болванчик закивал мужик, - вы знаете, беда у нас случилась мальчишка - сирота чудить начал...
   - Дикий маг? - Встрепенулся Кевин, - и где он?
   - Да у старосты в сарайке, - согласно кивнул трактирщик.
   - Что же он успел натворить? - Ехидно улыбнулся Маркус.
   Трактирщик помялся немного и рассказал им всю историю без утайки. Мальчик наслал проклятие на деревенского кузнеца Тивса, да и хитро все проделал. Дочке старосты передал кувшин с вином, говорил за дело плата, а та и отнесла. Ну, а из рук первой красавицы грех не выпить...
   - И что же с ним случилось? - Веселился Маркус.
   - Да это, - замялся трактирщик, - виданное ли дело, здоровый парень и с одной кружки. Второй день вот лежит и бредит, ни чего не слышит, под себя ходит. Проклял его малец, только за что не понятно...
   - А с чего вы на мальчишку подумали? - Недоуменно пожал плечами Кевин, - тут скорей девчонка виновата, подсунула отраву.
   - Да это, - осторожно произнес трактирщик, - проверили мы. Мальчишка в доме старухи знахарки жил, преставилась она недавно.... Да и мать его, травницей была...
   - Значит, избавиться от него хотите? - Уже не скрывая улыбки, спросил Маркус.
   Трактирщик кивнул.
   - Веди его сюда, - добродушно махнул Маркус, - только в бумаге напишите, что продали его, как раба...
   - А зачем? - Удивился мужик.
   - Легче его казнить, - пожал плечами Маркус, - сам же знаешь, сколько будет волокиты, с диким магом, его так просто не убить, до столицы везти придется...
   Трактирщик покивал и ушел. А братья посмотрели на сияющего Маркуса.
   - Ты чего героя из себя строишь? - Недовольно спросил Кевин, или думаешь, спасибо, кто скажет...
   - А ты поверил, что мальчишка дикий, - засмеялся Маркус, - бред это...
   И уже совершенно серьезно, посмотрел на братьев.
   - А вот раба мы уже купили, считай...

   Придя в трактир, Самар неожиданно оказался в центре внимания, его окружили и, угрожая палками, погнали в сторону дома старосты.
   - Что вам надо! - Закричал мальчик, но тут же получил палкой удар по лицу.
   - Молчи колдун! - Выкрикнули из толпы, - нам глаза не отведешь...
   Что еще городили люди, Самар уже не слышал. В душе стало пусто; одиночество и несправедливость, хотелось плакать, но он боялся даже дышать глубоко...
   - Вот он, - кричала толпа мужиков, - Диодор, привели колдуна, забирай!
   Староста вышел из дому, и теперь смотрел на Самара, даже не скрывая брезгливости.
   - Чуял я в тебе колдовство, - погрозил он пальцем, - чуял, да ты не зыркай на меня!
   Самара связали, рот заткнули тряпкой и бросили в сарайке. Ничего не понимая, мальчик всхлипывал пораженный жестокостью людей, и помыслить он не мог, что деревенские мужики могут быть такими. За что?
  
   Самар провел в сарайке день и всю ночь, а на утро за ним пришли. Выводя мальчика на улицу Диодор, еле слышно бубнил себе под нос, но уже не грозился и даже несколько виновато поглядывал, хотя кляп так и не вынул, впрочем, руки Самару развязать он тоже не спешил.
   - Вот господа, - произнес тихо староста, - и бумагу оформил...
   Самар перевел взгляд на господ. В них чувствовалась сила, видна была воинская стать, сразу на язык просилось слово господин...
   - Выньте кляп, - рыкнул чернявый и наверно самый из них молодой, - спрошу я вашего колдуна дикого...
   И засмеялся как-то нехорошо. А недавние издевательства и это непонятное знакомство окончательно подорвали в мальчишке дух. Самар трясся как припадочный, едва не плача. Наконец дрожащей рукой Диодор выдернул кляп и толкнул мальчика господам в ноги...
   - Ну, теперь ты нам все расскажешь, - ухмылялся незнакомый господин. - И как проклял? И где вино взял?
   А после вопроса Самару резко развернулся к Диодору.
   - По имперским ценам продаешь! А не рано ли? - Взмахнул он купчей перед старостой.
   Староста с утра вел себя очень странно, руки дрожали, на домашних прикрикивал, но причину своего паршивого настроения никому не открывал. В отличие от деревенских мужиков он, то отлично знал, почему прихватило Тивса, и выйди эта история на белый свет, недолго Диодору оставаться здесь уважаемым человеком. Трактирщик уже давно метит на место старосты, а как же и подводы деревенские и закупы, все через него пойдет... Диодор даже и не сомневался, что без участия Люпса, здесь не обошлось.
   - Нет, господин, - затрясся Диодор, - я и сам приплачу, только увезите вы его...
   Господа засмеялись. Похоже, видеть униженного старосту им очень нравилось.
   - Как спросил, так и возьмем, - и добродушно улыбнулся, развернув купчею, - пять золотых империалов...
   Староста охнул...
   - Но господин, - затряс Диодор бородой, - я же...
   - Еще споришь! - Рыкнул господин и потянулся к висевшему на поясе мечу.
   - Нет, нет, - согласился староста и, покраснев лицом, поспешил домой.
   Через пару часов Самара увезли из деревни. Куда они ехали, мальчику не докладывали, закинули в повозку и забыли... Господ сопровождало еще несколько человек: охрана и слуги. Охрана и господа передвигались верхом, слуги - пеше, а кто и в телеге, как Самар. Двигались можно сказать неспешно...
  
  
  
  
   Глава 2
  
   "Ха-ха", - раздались веселые смешки со стороны братьев. Илоиза заплакала, они снова над ней издевались. Девочка была младшей в семье графа Аркиза де Свенсо, в этом году ей исполнилось четырнадцать лет, и это очень важный для нее год - время поступления в Академию.
   Рожденные от первого брака сводные братья не хотели признавать сестренку. Она хоть и была любимицей графа Аркиза, но родила ее служанка, и никаких прав на наследство Илоиза не имела. Мать умерла в родах, и, возможно, только поэтому еще не остывшие чувства графа заставили его признать дочь. А после, он уже не жалел об этом. Дочка росла, как маленький цветочек среди сорняков. Сыновья, к большому его сожалению, выросли повесами и эгоистами, но это были его сыновья... Дочь, напротив, росла веселой и доброй девочкой, с ней старый граф отдыхал душой, вкладывая максимум любви и заботы в ее воспитание.
   Сыновья, конечно же, все видели и прекрасно понимали, чем могли бы закончиться их выходки, будь это в замке графа. Но уже две недели Илоиза жила в столице, а граф был дома в своих родовых землях.
   - Сестренка, помниться ты хотела себе зверюшку, - хмыкнул Кевин, старший из братьев, - чем тебе не нравиться подарок, бери не стесняйся.
   И толкнул вперед мальчика. Наверно ее ровесника.
   - Кто это? - Собрав всю свою детскую волю в кулак, шепотом спросила девочка брата, - и почему ты называешь его зверюшкой? Это ведь мальчик...
   - Ты надела браслет подчинения, - теперь иронично произнес Леной, - снять его сможет только архимаг. Поверь Илоиза, он не станет этим заниматься, - он еле сдерживал смех, - только помни, поводок очень короткий, всего четыре шага.
   - Я не понимаю, Леной, - снова заплакала Илоиза, - что значит четыре шага....
   - А то и значит, что зверье всегда сопровождает своих хозяев. Академия - не приют для домашних животных, он теперь повсюду будет с тобой.
   - А как я буду ходить в туалет? - Спросила девочка, наивно ожидая ответа, но услышала только смех.
   Братья ушли, оставив ее наедине с мальчиком.
   - Кто ты, - несмело спросила Илоиза, - ты можешь говорить?
   - Меня зовут Самар, госпожа, - поклонился мальчик, - я ваш раб.
   - Разве на территории Академии можно иметь слуг, - произнесла девочка и задумалась, она вспомнила устав Академии. Там было четко сказано, ученик может привести только одного питомца и никаких слуг до старших курсов.
   Поводок, состоявший из браслета и ошейника, соединялся при помощи очень сложной магии и не позволял расставаться с питомцем до посвящения. А посвящение источнику только через четыре года.
   - Простите госпожа, - несмело сказал мальчик, - но я слышал от других господ, что раб в ошейнике равен животному, и снять его нельзя до какого-то посвящения. Это грозит вам исключением из академии, - пожал он плечами, - и мне чем-то грозит...
   - Ой, - закрыла ладошками лицо девочка, - а что же подумают другие...
   Илоиза уже познакомилась с новыми учениками, они были примерно одного возраста: мальчишки, как всегда задиристые, девочки кто как, но Илоиза, теперь точно знала, что станет посмешищем, в глазах, как учеников, так и наставников. Жить в одной комнате с мальчиком, мыться и ходить в туалет придется в комнате... В Академии было минимум слуг, и они принадлежали только старшим ученикам или Академии. Девочка бросилась к своим вещам и стала искать говорилку, вскоре камешек удобно лег ей в руку. Когда камень нагрелся и завибрировал, Илоиза немного успокоилась. Раньше она никогда не жаловалась отцу, но теперь девочка не знала куда деться.
   - Илоиза, - послышался писклявый голос, - с тобой все в порядке, доченька?
   Говорилка искажала голос, перестраивая на один писклявый лад и грубый бас и детский говорок, но по построению фраз она сразу узнала отца.
   - Папа, - и девочка поспешила, - братья, опять подшутили, они купили раба - мальчика, сказали у них для меня сюрприз, одели мне браслет на руку.... Теперь надо мной будут все смеяться...
   - Успокойся, Илоиза, что тебя напугало, - услышала она в ответ, - в мое время многие ученики обзаводились рабами...
   - Но как мне мыться и ходить в туалет?
   - Ах да... - минутное молчание; снова послышался голос, - так как слуг тебе не положено, а поводок отпустить ты сможешь, только, когда сама научишься, тебе будет прислуживать служанка Леноя. Я сейчас все устрою... завтра...
   Голос пропал, говорилка стала холодной, как кусочек льда. Еще раз поговорить с отцом можно только через сутки, раньше камень не отдохнет. У отца было четыре говорильных камня для связи с каждым из детей, и Илоиза немного успокоилась. Она обернулась и посмотрела на мальчишку уже с любопытством. Все же хоть девочке было и четырнадцать лет, но она насмотрелась на рабов и слуг в замке.
   - Мне не нравиться твое имя, - уселась девочка на кровати, - я буду звать тебя Маркус, как моего младшего брата, он самый противный... Как только он пропустил такое?
   - Господин встретил своего друга, - произнес мальчик.
   Неожиданно Илоиза вспылила.
   - Не смей ко мне обращаться без спросу.
   Мальчик схватился за шею и захрипел. Илоиза испугалась и подошла ближе.
   - Что с тобой, - выкрикнула она, а отдышавшийся мальчик, снова встал и посмотрел на нее испугано. - Ну же не молчи!
   - Когда вы крикнули, мне сдавило шею, - показал на свободно висевший металлический ошейник мальчик, - стало нечем дышать, думал, умру...
   - О-оо... - на один миг смутилась Илоиза, но затем приняла решение и озвучила его, - ну тем лучше, значит, ты будешь послушным... и мне не придется тебя наказывать.
   Илоиза направилась к вещам, забывшись, она все еще продолжала сжимать говорилку, но в дверь неожиданно постучали, затем в щель просунулась голова служанки Леноя.
   - Госпожа, можно...
   Девочка кивнула, и девушка лет восемнадцати, вошла в комнату.
   - Господин велел мне прислуживать вам. Что-то сделать?
   Илоиза задумалась и указала на своего нежданного "питомца". Теперь нахмурила лоб служанка.
   - Я думаю, нужно сделать перегородку, ведь вы будете мыться здесь, и еще вашего раба нужно одеть прилично, скоро начнутся занятия, в таком виде его не пустят в аудитории.
   Илоиза удивленно посмотрела на девушку.
   - Откуда ты это знаешь? - Нахмурилась девочка.
   - Услышала от господина, - шепотом произнесла девушка и по-доброму улыбнулась, - только не говорите ему, а то меня накажут, и еще, распорядитесь принести нужные вещи через коридорного: ширму, одежду слуги, на мальчика четырнадцати лет, ночную вазу, и ванну для мытья. Я буду носить воду, пока господин на занятии, и вы всегда сможете помыться, а ночную вазу уберет коридорный.
   - Спасибо, - прошептала девочка, - как тебя зовут, моя спасительница?
   - Ирен, - поклонилась девушка. - Я лучше сразу пойду, недалеко я видела Габриэля.
   И дождавшись согласного кивка со стороны Илоизы, вышла в коридор.
  

... ...

   После всей сегодняшней суеты Самар вымотался до предела. Хозяйка постоянно что-то спрашивала или требовала: принеси, подай, расскажи. Ей, похоже, очень понравилось распоряжаться. Мальчик не роптал, все, что он сейчас хотел, - спать и есть. Ни во время дороги, ни теперь, когда они прибыли на место, Самара толком не кормили: объедки и сухари...
   Тем не менее, Самар остался доволен. Мальчик, пока его везли, наслушался разговоров о рабской доле, а после того, как понял, кем является его хозяйка, успокоился. Побоев и жестокости не будет, а со всеми остальными тяготами он справится. Так он думал, но кое-что его все же смущало. Ошейник, который на него нацепили, никак не давал ему уснуть. Было в нем, что-то странное, непонятное, чуждое. Постоянно возникали чувства несвойственные мальчику, навязанные желания... Пытаясь в этом разобраться, Самар непрестанно думал и о госпоже Илоизе и об ошейнике, пока бороться со сном уже не оставалось никаких сил. И на самом краешке сна, еще что-то чувствуя, Самар ощутил, откуда взялась эта связь. Он словно увидел тонкую нить, протянувшуюся за ширму, к Илоизе и улыбнулся...
  

... ...

  
   Как только дети собрались, прозвучал громкий дребезжащий звук - это возвестили о приходе учителя. В аудитории учеников набралось человек сорок, все примерно одного возраста, все дети именитых дворян. Академия - очень дорогое удовольствие, здесь учились лишь те, кому позволяли средства, для остальных дорога закрыта.
   - Ученики, - прозвучал громкий голос, - вы начинаете путь познания магии, и пройдет немало времени, прежде чем кто-то из вас сможет назвать себя магом. Владеть силой - еще не значит быть магом: подмастерья, ученики, - вот ближайшие ваши горизонты. Но как же, скажите вы, а те, кто закончили другие учебные заведения, их ведь называют магами? И да и нет... Академия - это гигантский комплекс, здесь тоже обучаются многим наукам и направлениям в магии, но для вас первый год пройдет изолировано от других. На то есть причины. Но даже самые захудалые школы и те выпускают магов? Да, их так называют, но назваться можно как угодно, самое главное, что вы действительно можете со временем ими стать, а они нет. Здесь вас научат, как создать свой источник силы, а кому-то повезет, и он сможет его создать уже через четыре года. Там, - помахал в сторону учитель, - а там учат пользоваться готовыми теми, в которых они прошли посвящение. И вы пройдете подобное, но случиться это четыре года спустя, чернь вас всех станет называть магами, но лишь тогда, когда вы создадите источник сами, когда император оденет вам на руку печать мага....
   Илоиза слушала учителя и не слышала; все ее опасения оправдались, раба заметили и начались перешептывания. Девочка старательно делала вид, что не замечает, но в душе ее творилась буря эмоций и заставляла трепетать детское сердечко...
   - Что это такое источник силы? Каждый человек знает, - продолжал учитель, - пройди он первое посвящение и получит в свою власть силу источника. Ха!Ха!Ха.. - Презрительно крикнул он, - пусть так и думают, глупцы! Мало того, что этой силой нужно еще уметь управлять, но к тому же поток силы имеет и конечное значение: десяток другой бездарей мнящих себя магами, вот и весь их источник. Отойди они на несколько тысяч шагов, - учитель, усмехаясь, развел руки, - и где же будет их сила? Все! Нет силы и нет мага, - он махнул рукой, - накопители это так, пшик, да и только....
   Самар слушал лектора, открыв рот, каждое слово было для него откровением. Что он видел прежде? Ничего кроме леса и реки, да маленькой деревеньки по соседству. Он и не знал ничего о магии, а учитель рассказывал, про империю и классы общества, о соседних народах, людях и нелюдях, то о чем Самар слышал только в сказках.
   - И так, дети, - заканчивал вступление учитель, - этот год будет вами посвящен, изучению языка магии. Что это, кто-нибудь знает? Я расскажу, расскажу, - улыбнулся он, увидев смущение на лицах, - тем, кто захочет изучать историю, со временем придется порыться в библиотеках, но кое-что вы должны знать уже теперь. Когда-то очень давно, а если точно, почти две тысячи лет назад, магия была более доступна. Нынешней империи не было, но была другая и множество королевств. Магии обучались разные люди... Богатые они или бедные в расчет не бралось, ведь для учебы важней всего знать письменность, уметь читать, жажду знаний и толику таланта. Ищущий - найдет! Книги описывали приемы магии и были доступны всем, но именно это и привело к беде.
   Не все оказались довольны местом под небом, началась война, таких войн и прежде было много, воевали всегда, но эта война отличалась слишком большой жестокостью - в ней приняли участие очень многие. А так как магия была излишне доступна, они камня на камне не оставили от прежней империи Фаруна. На остатках тогдашней школы и было принято решение оставить магию избранным. Вам!
   - Вам, это тем, кому предстоит править, вы сильнейшие, - патетически воскликнул лектор и ударил кулаком об ладонь. А затем снова набрал в грудь воздух. - Все книги изымались, переводились на новый, несуществующий прежде язык: письменность, звучание, правила построения фраз, все было изменено. Прочесть их могли лишь те, кому можно доверить, а прежде обучить новому языку. Этим и займемся...
   Учитель рисовал на доске буквы, ученики и вместе со всеми Илоиза их зарисовывали. Дети увлеченно занимались, ничего не замечая вокруг, но, когда учитель сделал небольшой перерыв, бросились списывать друг у друга. Слуга очищал доску от надписей, а следом учитель должен был дать пояснение к каждой букве. Илоиза, как и остальные, стала крутиться вокруг в поисках помощи, но дети успели от нее отодвинуться еще вначале лекции. Помощь она нашла совсем не там, где думала. Самар, пододвинул ей листочек, на котором аккуратно были выведены все буквы. Надо ли сказать, что Илоиза была удивлена. Но и Самар был удивлен не меньше, увидев на доске привычные глазу буквицы. Когда Горюня взялась учить его маму, то стала обучать этим же буквицам. Ну и единственному ребенку будущей травницы, не удалось избежать этой участи. Мать тогда занималась с ним каждый день, по одной лишь ей ведомой причине. Может быть ей было слишком скучно заниматься одной? Как бы там не было, Самар все очень хорошо помнил. И чувствуя, с каким трудом первый урок дался госпоже, решился помочь и протянул ей исписанный знакомыми буквами лист...
   - Спасибо, - прошептала Илоиза.
  

... ...

   После занятий дети разошлись по своим комнатам, и когда принесли обед, Илоиза съела только половину, оставив и Маркусу. Она даже мысленно звала его только так и никак иначе. Когда мальчик поел, Илоиза уже в нетерпении стала спрашивать.
   - Откуда ты знаешь этот алфавит? Маркус, скажи мне.
   - Меня научила мама, госпожа, - тихо произнес мальчик, - а ее Горюня - наша знахарка.
   - Твоя мама была магиней? - Удивлению девочки не было предела.
   - Нет, - замотал он головой, - она хотела стать знахаркой, Горюня была деревенской знахаркой, а мама травницей.
   - Странно, - смутилась Илоиза, - а лектор говорил, что это редкий язык.
   Самар пожал плечами...
   - А почему тебя продали? - Спросила девочка, с неподдельной жалостью в голосе.
   - Их убили, а Горюня умерла, - пробурчал мальчик.
   Илоизе стало жаль его, и девочка невольно заплакала. Сам Самар, видя, как Илоиза плачет, вдруг успокоился и очень захотел ей помочь. Ему было невдомек, от чего она плачет.
   - Госпожа, я еще могу немножко читать и составлять слова на мертвом языке. Я вас научу, не плачьте...
   Девочка быстро посмотрела на него и улыбнулась.
   - Я плакала, потому что мне стало тебя жалко, Маркус, - она насторожено посмотрела на него, - через четыре года я пройду посвящение, и ошейник тебя убьет. Я плачу из-за этого...
   Мальчик грустно улыбнулся.
   - Не страшно... - пожал он плечами, - я давно должен был умереть...
  
  
  
   Глава 3
  
   Кроме занятий посвященных изучению мертвого языка, с учениками работали и другие наставники: медитации, спорт, этикет, много чего нового. Поначалу Самару было тяжело бегать. Отставая из-за хромоты, он и Илоизу вынуждал останавливаться, как-то это заметил учитель фехтования - мастер меча. Мальчиком занялись старшие ученики. Его ногу сломали, а затем вылечили, вылечили очень быстро и болезненно, но от хромоты не осталось и следа.
   Уже год он занимался вместе с детьми самых богатых людей. Позже им с Илоизой стало известно, что рабы прежде были частым явлением в Академии. Связанные заклятьем, они были самыми лучшими партнерами, на них можно было отработать навыки, и не боязно, что вдруг ответят жестче желаемого. Редко рабы доживали до окончания учебы, а те, кто все же доживали, умирали во время посвящения.
   Ученикам во время медитаций помогал учитель. Самар не принимал в таких тренировках участия, но самостоятельные упражнения старался делать наравне со всеми. И только оставшись с Илоизой вдвоем, они повторяли раз за разом, и дыхательные упражнения, и трансовые состояния. Илоиза задалась целью снять с него ошейник, и Самар, которого она упорно продолжала называть Маркусом, ей в этом не мешал. Вплоть до самого окончания года, жизнь детей была насыщена, времени на праздность совсем не оставалось. Конец года ознаменовался важным событием - первое посвящение, но новостью это не стало. Ученики уже давно ждали посвящение, ведь сегодня решиться очень многое: стоит ли продолжать учебу, или лучше поберечь деньги для более удачливой родни.
   Учитель провел занятие очень необычно. Когда дети сели в медитативном зале, он стал ходить между ними, делая плавные пасы руками. Те к кому он подходил, теряли сознание, замирая в вынужденных позах. Вскоре очередь дошла и до Илоизы.
   Самар смотрел за ними с чувством страха, предчувствие, чего-то запредельного витало вокруг, заставляя его дрожать. Он оглянулся вокруг и видел те же лица у других детей. Сжатые губы и отрешенный взгляд тех, кто посмелей, соседствовал с дрожавшими от страха более впечатлительных... Внезапно, что-то потянуло его и на миг он потерял сознание, а очнувшись увидел себя висящим в пустоте. Было очень тихо, он поднял руки и увидел их, но за ними, начиналась пустота. Как только он перевел взгляд вниз, и увидел под ногами такую же пустоту тут же начал падать. Падение было каким-то нереально медленным. Самар захотел остановиться, и это получилось. Он подумал, что наверняка, даже в пустоте есть дно и снова перевел взгляд под ноги. Дно было. И именно такое, каким его представил себе мальчик.
   Несколько томительных минут он стоял на месте, но чувство страха и любопытство, подтолкнули сделать первый шаг. Шаг и чувствуя ногами опору, он снова опустил глаза. Земля... Под ногами совершенно обычная галька. И Самар, сначала осторожно, но потом все белее и более смело ходил по кругу. Постепенно увеличивая радиус, он освобождал от пустоты все большее пространство. Вскоре он оказался на краю огромного поля, границей которого, оставалась пустота. Так и не поднял он взор вверх, страшась увидеть пустоту и там. В какой-то миг, хождение надоело, и он остановился. Отвернувшись от пустоты, он поспешил назад, оглянулся, пустота оставался на очерченных границах. Самар сел на гальку и закрыл глаза, ему было страшно, но он так хотел посмотреть на небо: чистое небо без облаков... Пересилив себя уже в который раз, он вскинул голову вверх, но чувство страха, цепко держало; глаза он не открывал. За какой-то миг, вокруг что-то неуловимо изменилось, и Самар открыл глаза, только тогда он понял, что сквозь веки просвечивало яркое голубое небо... Еще миг и мальчик рассмеялся. Он понял, что здесь в этой пустоте он может построить все, что захочет. Уже через мгновение вокруг завертелся ветерок, на небе появились тучки, в один миг рядом выросли стройные кедры. А в корнях одного из ближайших, Самар придумал родник, один в один как у Гарюни около избы. Мальчик был счастлив, но все оборвалось внезапно: его поволокло и выкинуло в зале для медитаций.
   Учитель ходил по залу, как и прежде; прикасаясь и пробуждая от странной скованности, недолго стоял рядом, наблюдая за реакцией пришедших в себя учеников. Реакция детей была самая разная, кто-то испугано плакал, кто-то смеялся, многие подавлено молчали...
   - Это ваш первый урок практической магии, - произнес, наконец, учитель, - каждый из вас видел пустоту. Это именно та пустота, которую наполняет грязная магия, и эта пустота в каждом из вас. Вам никто о ней не рассказывал, и не готовил, это не случайно. Если кому-то удалось очистить, отвоевать свое пространство это большой шаг... Для других, такая возможность представится в будущем. Именно в этом отвоеванном вами пространстве вы и будете поначалу творить магию. Там вы создадите множество заклинаний, отработаете за годы учебы множество техник, это ваше пространство, на него никто не посягнет и это ваш предел на ближайшее время. Но упаси вас от глупости, попытаться взять оттуда хоть каплю силы, последствия будут ужасны. Ужасны для вас... Ведь то, что вы увидели, это источник первоначальной магии, источник страха и суеверий, неконтролируемая сила первостихий. Пользуясь этой силой, можно внезапно заболеть, постареть, превратиться в какое-нибудь ужасное существо. Что-бы творить магию вам придется долго готовиться, для начала заполнив резерв силой источника. И лишь в тот миг под присмотром мастеров, вам позволят создать свой первый накопитель, а кому-то удастся создать и свой первый источник.
   - Занятие окончено, как и учебный год, - на этот раз, в голосе учителя была только лишь доброта.
  

... ...

   У ворот Академии Илоизу встречали.
   - Папа, - закричала девочка и бросилась к отцу, прямо со ступенек.
   А рядом бежал Самар, держась на расстоянии трех шагов. Внезапные передвижения уже год были для него привычными и не доставляли неудобств. Несмотря на то, что он сейчас нес вещи госпожи, Самар ни на шаг не отстал.
   - Это и есть твой раб, Илоиза, - мрачно посмотрев на сыновей, произнес граф де Свензо, - шустрый смотрю.
   - Его зовут Маркус, папа, - зажав кулачки, быстро произнесла Илоиза.
   Граф рассмеялся и, посмотрев, на младшего сына проговорил.
   - Наверно в честь тебя, - переведя строгий взгляд на стушевавшуюся дочь, - видимо это самое малое, что ты можешь им сделать...
   И уже обращаясь к сыновьям.
   - Еще одна шутка в том же духе, будущее свое увидите под штандартами императора, в звании младших офицеров.
   Граф взял дочь под руку и повел к ожидавшей повозке, а, посадив ее, обернулся к Самару.
   - Раб, забирайся и сядь туда, - показал граф в угол, - и что-бы в дороге я тебя не слышал.
   И уже улыбаясь, приобнял дочь за плечи.
   - Расскажи, как прошло твое последнее занятие, - осторожно спросил отец, - что ты нашла в пустоте.
   Девочка мечтательно улыбнулась и задорно посмотрела.
   - Это самое чудесное место, там беседка, как в парке у замка, и много цветов, и еще я сама построила маленький домик, как видела на картине... Даже зашла туда, а внутри моя комната и игрушки, - Илоиза вдруг стала грустной, - только зверей там нет, а я так хотела увидеть олененка...
   Граф сначала слушал с замиранием сердца, но последние слова вызвали улыбку на его мужественном лице.
   - Знаешь, дочка, у тебя очень большой рабочий запас. Поверь это редкость, чаще всего заканчивают узенькой тропинкой, а твоя доброта, сделает из тебя сильную магиню...
   Граф с любопытством посмотрел на Самара.
   - Я разрешаю тебе говорить. Что ты увидел в пустоте?
   - Пустоту. Потом ходил по кругу, пока не очистил поляну. Увидел небо, вырастил дерево, в корнях родник, - Самар решил не говорить всей правды, он уже понял из слов графа, многое, и просто побоялся открыть всю правду...
   - Что же, это хорошо, но я и не удивлен. Просто хотел узнать, чей мир больше, - пояснил он дочери, - обычно, один из связующих, сильно расширяя свое пространство, и второму в этом помогает. В любом случае теперь твои проблемы с поводком, отойдут в прошлое...
   - Но отец, нам сказали, что если мы используем магию, это нас может убить...
   Граф и сам, закончивший Академию, около шестидесяти лет назад, усмехнулся.
   - Чушь, - произнес он, - никто не заставляет тебя пользоваться грязной магией. Я дам тебе накопитель.
   Илоиза на миг задумалась.
   - А почему ты сказал, что я буду сильной магиней, а братья?
   - А твои бестолковые братья, во время посвящения здорово струхнули и закрылись в скорлупках, как иногда еще говорят - в яйце. Теперь что-бы разбить эту скорлупу им понадобятся годы, а ты и сама знаешь, их лень бежит впереди. Их резерв слишком мал для создания источника, а это значит, что магия их будет сильна лишь в пределах замка, или тех источников, где они пройдут посвящение. Если захотят что-нибудь учудить подальше, будут использовать накопители или свой куцый резерв. Это, можно сказать ничто...
   - А Маркус, может создать источник?
   Граф после вопроса дочери снова посмотрел на Самара.
   - Нет, - покачал он головой, - для создания источника, нужна точка привязки, для этого требуется много чистой - рабочей энергии в личном пространстве. Обычно он создается, после посвящения в источник. Здесь не важно, что за источник, ты вот могла бы и в замке этим заняться, но тебе еще рано. - Граф вымучено улыбнулся. - Я просто не смогу тебя сам выучить. Ты еще все поймешь, потерпи немного... И как удержать эту грязную силу, и почему ее так назвали - грязной. После посвящения твой раб умрет, ты должна это понять и принять.
   - Но почему?
   - Источник разорвет связь ошейника, так задумано очень давно. Наши знания слишком дороги, что-бы могли достаться рабу. Даже императорская семья, обучается за деньги и на общей основе. Как бы то ни было, ты не единственная, кто имеет раба на поводке. В мое время это вообще было модно; при посвящении выносили десятки трупов.
   Илоиза слыша неприкрытую правду, заплакала.
   - Надо принять это как факт, - пожал плечами граф, - еще никому не удавалось, обойти это правило.
   Самар не плакал, и хоть новость оказалась не новой, но бледностью лица он уже теперь мог поспорить с покойником...
  
  
  
   Глава 4
  
   Сегодня им выдали ученические амулеты, сегодня первый день занятий, и все было бы хорошо, но сегодня призрачные надежды Самара, которые он лелеял во время каникул, в очередной раз развеяли в пух и прах.
   - Илоиза, тебе, - протянул амулет учитель, - и тебе...
   Последние слова были сказаны с пренебрежением и относились они к Самару. Но удивил учитель этим подарком не только его, но и остальных детей. Без внимания учителя это не осталось.
   - Удивлены? - Нахмурил он брови и, пожав плечами, степенно произнес, - если честно, то эта старая традиция, и постепенно она уходит в прошлое. В привязке раба на первом курсе минусов гораздо больше, нежели плюсов. Рабы, не всегда помогают расширить резерв, зачастую, они становятся бесполезным довеском. Да вы и сами это понимаете. Илоизе просто повезло.
   - Но он станет учиться с нами! И станет магом! - Возмутился кто-то из учеников.
   - И да, и нет, - усмехнулся учитель, - при посвящении амулет сгорит и связь разорвется. По вашим энергоканалам в этот момент побежит мощный поток силы, и тоненькая нить связи просто перегорит. Что произойдет дальше, понятно надеюсь без слов?
   Все это Самар слушал с каменным выражением на лице.
   - А зачем ему тогда ученический амулет? - Посмотрев на раба, спросил ученик, - раб он и есть раб, зачем его учить.
   - Со временем он станет хорошим помощником, а Илоиза уже оценила такое удобство, - засмеялся учитель, - занятия фехтованием, да и тренировки с энергией лучше проводить именно с рабами. Они будут отлично защищаться, а причинить вам какой либо вред, уже никогда не смогут. Думается мне, вскоре кое-кто из вас, тоже обзаведется рабом. Это в первую очередь, конечно, коснется наиболее слабых, кому найти партнера будет сложно, - пояснил учитель.
   Амулеты были самыми разными: кулоны, перстни. Неизменным оставался драгоценный камень - накопитель. Он нес в себе одно единственное заклинание, пожалуй, самое важное: структуру энергетики мага. Служа эталоном, на который равнялись ученики, он помогал им исправлять огрехи, неизбежно возникавшие во время тренировок, спасая этим самым им здоровье. Со временем энергетика подтягивалась до приемлемого уровня, тогда амулет становился, уже, не нужен, но вплоть до первого посвящения источнику, амулет ученики предпочитали не снимать.
   - Вот, теперь, когда вы все надели ученические амулеты, мы и начнем занятия, - учитель строго посмотрел на детей, - я вижу, что вас стало гораздо меньше, многие посчитали, что дальнейшая учеба в стенах Академии, им не нужна. Может, они правы? - Усмехнулся маг. - Можно ведь наполнить свой резерв силой источника, и поверьте, этого запаса вам хватит надолго, возможно, что именно так думают и те, кто решил бросить учебу, и в чем-то они будут правы. Но, что вам даст накопитель, пусть он и очень большой? И для чего он будет велик? Десяток огненных шаров или один сверхмощный защитный полог, - учитель презрительно скривил губы, - для чего это понадобиться? Они ведь не смогут сотворить даже одного светлячка, - проследив за рукой, дети увидели, привычные глазу, светящиеся шары, - без источника, они останутся всего лишь бездарями.
   На этом занятии они наконец-то поняли, почему такое внимание уделялось медитациям, и осознали, что теперь отличает их от большинства мнящих себя магами
   Энергетику Самар почувствовал легко, она напомнила нить связи с Илоизой. Впрочем, и для девочки, это не составило труда. Связь амулета в последнее время для них стала не только ощутимой, но и видимой, видно так сказалось удлинение поводка и те мытарства, которые они прошли в городской резиденции графа. Используя накопитель отца, Илоиза потихоньку направляла силу по связующей нити, а Самар на грани боли отходил от нее. С завидным упрямством Илоиза занималась этим из-за дня в день, пока однажды Самар не отошел от нее более чем на сотню шагов. Лишь тогда девочка ненадолго успокоилась.
   - Что вы видите? - Спустя пол часа поинтересовался учитель, - Видите энергию?
   Кто-то промолчал, кто-то ответил согласно, и таких было большинство. Но были и те, кто отрицательно качнул головой, вызывая ехидные смешки более удачливых.
   - Это структура базовая, и свойственна она всем людям, но как вы понимаете, развить ее до уровня заложенного в амулет, надо еще постараться. Хотя буду с вами откровенней, - учитель, ходивший все это время по залу, замер, - эти амулеты, их ведь делали только для вас. В других школах и академиях, используются похожие, но далеко не такие. Там уже закладывают структуру заклинаний, и выглядит их энергетика иначе. Вижу я, вижу, ваше непонимание, - замахал он перед собой руками, - вы уже скоро и сами поймете. Ну, вот пример: зачем боевому магу знать теорию составления заклинаний, ведь можно в его энергетику вплести уже готовое. И вместо этих вот сложных линий силы на предплечье, - учитель показал, где они проходят, - энергетика упрощается, и приобретает, скажем, вид воронки. Сила, пройдя новым для нее путем, преобразуется в огнешар - вот вам и заклинание.
   Конечно, я привел далеко не лучший пример, но именно с этого все для вас и начнется. Освойтесь с базовой энергетикой, укрепите ее, а для этого направляйте силу накопителя по каналам. Уделите этому внимание, развивайтесь и, со временем, сможете подвесить на себя сотни заклинаний.
  

... ...

   Как учителя не нахваливали будущих истинных магов, и как не насмехались над всеми остальными, но еще очень долгое время ученики не понимали, почему их не допускали к источнику. Во всех тренировках неизменными для них стали накопители, медитациям уже не отводилось так много времени, как прежде, больше внимания уделяли фехтованию и общей теории магии.
   Для Самара второй год стал отдушиной. Жил он теперь отдельно от Илоизы, в маленькой комнатке рабов, а уже через несколько месяцев от начала учебного года, разделил ее еще с двумя горемыками. Рабы в отличие от Самара, не имели резерва грязной магии, но тайные знания Академии, все равно прописали им незавидное будущее. Всему виной проклятые ошейники....
  
  
   Глава 5
  
  
   Академия весь учебный год представляла, из себя, закрытое учреждение. Лишь ученикам старших курсов, дозволялись выходы в город. Днем, в сопровождении академического слуги, эти прогулки были не привилегия, а наказанием: поручения магистров, передача заказов клиентам. И хоть перемещения в город и было ограничено, но по территории самой академии ученики перемещались совершенно свободно, круглые сутки.
   Библиотека, как и лаборатории, всегда была открыта, и шедший по коридорам Самар, не представлял экзотики, даже в столь поздний час, тем более что шел он в библиотеку.
   Илоиза уже давно отпустила поводок, на безопасное расстояние и Самар, практически каждую ночь занимался в библиотеке. Он искал все, что могло бы ему помочь в создании источника, горы книг и свитков были им прочитаны за эти три года, но пока он только приблизился к решению проблемы. Сам поводок - браслет и ошейник, уже давно не представляли для него загадки. Он наверно при должном старании и наличии источника, смог бы и сам создать нечто подобное, но все упиралось именно в источник. Слишком большие потоки энергии нужны что-бы создать или разрушить такой амулет, или скорей артефакт.
   На последних занятиях им стали рассказывать о видах источников, их многообразии, но пока все лишь вскользь. Однако кое-что в словах мастера, Самару показалось странным. Когда речь зашла о разделении энергий, мастер заливался соловьем, но один из учеников задал вопрос о некромантии.
   - Черная магия и некромантия, это одно и то же? - Вопрос на некоторое время всколыхнул аудиторию, а вот мастер замялся.
   - Нет, - поборов или задавив некое чувство, ответил мастер, - это две разные вещи. Маги смерти не используют источник в прямом смысле и не используют свою грязную магию, у них к ней нет доступа. Они создают слабые источники для каждого своего заклятья. Хотя их магия это и есть, та же грязная, но добывают они ее другим путем, нежели мы. Они вам не соперники, их мало и они изгои, эта магия запрещена в империи.
   - На этом все, - сумбурно закончил лекцию мастер.
   Вот как раз эти слова, о временных источниках и зацепили тогда Самара. Весь день пока с госпожой Илоизой он зубрил старые и новые формулы, пока они вместе решали задачи высчитывая оптимальные взаимодействия сил, Самара не покидала эта мысль.
   - А что если это и есть выход?
   Ряды полок и лестниц, столы и скамьи, и холодная пустота зала. В зале пусто, и светло. Этот свет всегда оставался равнодушным свидетелем его занятий. Самар встряхнулся и уверенно направился в самый пыльный конец библиотеки, закономерно решив, что если эта магия запрещена, то книги, пылятся в самых дальних уголках...
   Проведенное в поисках по пыльным стеллажам время, наградило пытливого человечка. Стопки книг и фолиантов перекочевали с верхних полок, в расположенный внизу ящик. Слуги потом вернут книги на место, а пока Самару не нужно будет, больше забираться на эту верхотуру. В первой же открытой книге, Самар, нашел откровения. Название ее было то, что надо "основы некромантии". А описываемые методики построения заклинаний поражали своей филигранной простотой. Читая и прикидывая на себе Самар обретал уверенность; многое из написанного он наверняка может повторить. Пентаграммы, самых различных комбинаций становились как раз тем самым якорем, который, и позволял некромантам черпать грязную энергию. Проблема была лишь как создать, этот самый, надежный якорь в Академии. Слабая пентаграмма не подойдет, а на сильную, потребуется слишком много жертв.
   Здесь описывалось и причины, по которым такая магия сильно фонила, и почему от нее отказались со временем. Пример приводился на обычных крысах. Если некромант хотел создать накопитель, самый простой способ отловить сотню крыс. В книге пояснялось, что по возможности стоит это сделать одномоментно, то есть создавать накопитель не изо дня в день, а за раз. Не только люди чувствуют грязную магию, но и животные. Причем если в жертву пойдут крысы то пентограма будет настолько сильно фонить, что в районе двух кварталов, как минимум не останется ни одной крысы.
   А дальше еще проще, некромант при помощи специального жертвенного ножа, убивал животное, погружая его лезвие по рукоять. Тушка, находясь в пентограме отдавала силу ножу; для того и нужна пентаграмма, направлять поток энергии, часть силы оседала в ауре некроманта, а часть в пентаграмме, остальное или правильней остатки, попадали в накопитель. Некроманту так же нужен был и отдельный, наполненный темной энергией накопитель, вытравливать всю грязную магию из своей ауры. Именно рассеянная в большом количестве сила смерти и служила их клеймом и проклятием. Полезной силы в накопитель получали чуть больше тридцати процентов, остальное оседало в пентаграмме, а частью в ауре некроманта. Накопитель с темной энергией, расходовался при очищении довольно скромно. В итоге, для того чтобы наполнить амулет некромагией, требовалось исходя из этого тушек гораздо больше ста. Здесь же приводился пример, с большими пентаграммами, там расход увеличивался еще больше.
   Рассеянная вокруг места ритуала грязная магия, служила источником возникновения зомби, различных уродств у животных и людей, это если они оказывались в этой зоне. В конце приводилось предостережение, что некромант, часто использующий силу смерти, вскоре становится зависимым от нее. Слишком сладок и пьянящь вкус магии смерти, она податлива, с ней очень легко работать, она как будто понимает мага.
   Любая же сила источника, а в самой большей степени темная, требует от мага тонкого мастерства, она быстро рассеивается, ее сложно удержать, а сила некроманта практически не требует концентрации.
   Именно это свойство темного источника и требуется некроманту. Напитав ауру темной энергией из накопителя, некромант больше ничего с ней не делает, она сама стремительно уходит из ауры, рассеиваясь, и заодно выбрасывая грязную магию, очищает некроманта. Грязная магия всегда стремится за более чистым потоком.
   - Ну вот, - прошептал Самар, - с этого и начнем, а то, почти четыре года прошло, пора и честь знать, засиделся я в академии.
  

... ...

   Посвящение в источник Академии, самое важное для ученика, это и завершение учебы, и шаг в будущее. Неудивительно, что Илоиза, так тщательно готовилась.
   - Маркус, - мысленно позвала она, по связующей нити, - приди...
   Последний год отношения между ними, претерпели большие изменения. Илоиза выросла в красивую девушку, появились и поклонники и друзья. Круг их вырос значительно на четвертом курсе, когда она отпустила поводок настолько сильно, что впервые за три года учебы, смогла пройтись по Академии без назойливого сопровождения раба, и это сильно повлияло на их отношения. Первоначальная доброта и желание как-то помочь, испарились вместе с детской непосредственностью.
   Прошли те времена, когда поводок, вынуждал ее делить комнату с мальчиком. Теперь он жил в отдельной каморке. К сожалению, на занятия она по-прежнему должна была ходить в его обществе.
   - Разрешите госпожа, - после стука, в комнату вошел Маркус, - это платье очень идет Вам. Но лучше скрепить волосы на затылке. Мало ли что вас ждет, на посвящении.
   - Не умничай! - Выкрикнула девушка, осадив раба, - что меня ждет, тебя не касается. Тебя то точно, известно, что ждет...
   Последние слова она процедила уже сквозь зубы.
   - Идем, - и девушка уверенно направилась из комнаты.
   Самар посмотрел ей в спину и улыбнулся. Как ни странно, но в его улыбке совсем не было сарказма, лицо не выражало ни капли страха. Юноша был уверен и улыбался по-доброму.
   Илоиза, пока они шли по коридору, вежливо здоровалась с учителями и спешившими на посвящение учениками. Не все они пройдут испытания, многие будут зрителями. Даже их поток, был не полным: кто-то не захотел продолжить учебу, кто-то не смог, нескольких не осторожных учеников недосчитались из-за их глупости - шутки с грязной энергией плохи.
   - Ты чудесно выглядишь, - произнес юноша, один из поклонников Илоизы, он кивнул, но не останавливаясь поспешил вперед, - жду тебя, после посвящения...
   - Да пошел ты... - прошептала ему в спину Илоиза, и оглянулась, - Маркус, не отставай, тебя отведут в специальное помещение...
   - Да госпожа, - услышала девушка, и поспешила дальше.
   Илоиза прошла в большие двери, украшенные красивыми барельефами, а Самара отвели, в небольшую комнатку. Иметь раба в ошейнике, как оказалось, было довольно модным, таких рабов здесь собралось уже шестеро не считая, Самара. Все шестеро...
   - Последнее желание, - произнес академический слуга, забирая амулет, - попить, поесть?
   Самар попросил попить и прошел к остальным. Он последний, выяснить это сложности не представляло, все они жили в одной комнате, да и о ходе посвящения он узнал все заранее.
   Теперь, комнату закроют, и рабы начнут умирать.... Самар нащупал в кармане камень, один из накопителей Илоизы, он украл его очень давно, и девушка, уже не вспоминала о нем. Теперь камень уже пустой, все ушло на подготовку. "Пустой, но очень скоро он станет полным", - подумал Самар.
   - Рабы умирают, как только прервется связь с господами, - услышал он голосок.
   - Как вам, страшно? - Спросил юноша. Ему кивнули, соглашаясь.
   - Очень! - Произнесла девушка, - а ты, почему не боишься?
   - У меня есть снотворное, - улыбнулся Самар, - я приму его и усну. Боли не будет.
   Девушка заплакала.
   - Чего ревешь? - Спросил Самар.
   - Страшно, - прошептала она.
   Самар на это и рассчитывал.
   - Могу и вам дать, - обвел он их взглядом, - во флаконе много.
   - Вода есть, - поднялся еще один раб, и принес графин, - хватит?
   Самар кивнул ему, доставая флакон. Добавил содержимое в оба графина, и протянул один плачущей девушке.
   - Пей, - кивнул он на графин, - пей...
   Через несколько минут рабы уснули, а Самар отодвинул графины в сторону и достал из-за запазухи свернутый в рулон лист бумаги. Из кармана вынул горсть тоненьких свечей, и шило. Его расчет, что рабов оставят одних, полностью оправдался, и то, что они захотят уснуть, также было очевидно.
   - Теперь нужно все приготовить; ошибка будет стоить мне жизни, - произнес юноша и развернул бумагу.
   На ней ровными линиями, была нанесена сложная конструкция, здесь и пентограма и какие-то рисунки, письмена. Лист получился широким. Пятерых рабов Самар уложил головами на вершины пентограмы. Свечи заняли свои места, и были зажжены. Хозяева рабов пришли первыми и гораздо раньше Илоизы, наверняка они уже готовы пройти посвящение. Осталось совсем немного...
   Этот ритуал Самар раскопал одним из первых. В толстенной книге основ некромантии, описывали этот прием, но только теперь он смог его опробовать. На территории Академии просто негде было взять крыс. Что касается рассеянной некротической энергии, то здесь, в соседнем с комнаткой зале ученики академии уже вовсю создавали личные источники, и часть грязной энергии витала вокруг. Немного похожих сил, в комнате для рабов, не насторожат мастеров.
   Закрепить камень Самар не смог, поэтому придержал его пальцами, крепко прижав к рукоятки. С сомнением, посмотрев на шило, парень скептически усмехнулся, но ножа достать было также негде, и тот мизер, что прежде хранился в накопителе, он пустил на плетение для шила и пентаграммы. Как это все будет работать?
   Внимательные глаза заметили, как по телу девушки прошла дрожь - значит началось. Самар аккуратно приложил острие к затылку рабыни и переборов эмоции, небольшим усилием, погрузил шило по самую рукоятку. Рука державшая шило налилась тяжестью, а камень заметно нагрелся. Движение энергии продолжалось несколько минут и резко оборвалось.
   Снова текли минуты ожидания, и снова он повторил свои действия. И так еще и еще и еще...
   - Вот и все, - подумал Самар, и принялся укладывать тела, в более привычные для глаз позы.
   Много времени это не отняло. Свернув, убрал пентаграмму запазуху, теперь от нее несло грязной магией, но оставлять ее здесь, это заранее обрекать всю затею на провал. То же со свечами и шилом. Вот и до камня дошла очередь. Потянув эту податливую силу, которая очень легко и охотно принимала вид любого источника, Самар начал плести заклинание.
   Тело последнего раба, забилось в агонии, значит вскоре придет и его очередь. Самар задрожал от страха, а что если он ошибся, что если это не поможет ему, что если он сейчас умрет...
   Что-то с силой его потянуло, все мысли смешались....
  

... ...

   - Ты гляди Нури, - кидая очередное тело в телегу, проговорил мужик, - а этот наверно первым умер...
   - Угу, - устало вздохнув, кивнул Нури, - совсем окоченел, бедняга. С утра что ли?
   - А я почем знаю, - пожал тот плечами. - Наверно... Ты по карманам пошарил?
   В ответ на вопрос, Нури посмотрел на приятеля, как на чумного...
   - Что ты у рабов то найти хочешь. Перстни да золото, что ли?
   - Ну и ладно....
   Забравшись на телегу, они потихоньку подъехали к воротам академии.
   - Что везете?
   - Господин страж, мы это, с посвящения, - замялся Нури, - рабов, господин...
   Стражник откинул тряпку, посмотрел и быстро отвернулся, сплюнув...
   - Выпускай, - крикнул он через минуту, и ворота со скрипом отворились.
  

Оценка: 8.20*17  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"