Григорьева Катя: другие произведения.

Адамс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Екатерина Григорьева.

Всем, в чьих глазах

есть мое отражение.

АДАМС.

Пьеса в одном действии.

  
   АДАМС - 35 лет
   ЛИЗА - брюнетка - его жена
   ЭЛЬЗА - огненно рыжая - его любовница
   ТЕТКА - тетка Лизы
   СЛАВА - сосед Адамса
  
   Темнота. Лучом прожектора освещается стул, стоящий в центре. Стул высокий, без спинки, один из тех, что стоят у барной стойки.
   Адамс выходит на сцену. Садится на стул. Молчит, глядя в зал.
  
   АДАМС: Я не знаю, что сказать. Честно. (Усмехается.) Что вы хотите, чтобы я вам рассказал? Смотрите на меня с ожиданием: сейчас он нам поведает... Простите. Вынужден разочаровать. Впрочем, если вас что-то интересует, вы можете меня спросить. Не уверен, что отвечу на ваши вопросы, но попробовать-то можно... Спросите. Что? Простите, я не расслышал... Как я дошел до жизни такой? Молодец, хороший вопрос. Смешно. Вот мне интересно: вы пришли сюда, купили билет, заплатили деньги... Я понимаю, это серьезный аргумент... И хотите, чтобы человек со сцены вертелся перед вами на пупе, пытаясь сорвать ваши жидкие аплодисменты. Или, чтобы он прилюдно, то есть на ваших глазах, начал сдирать с себя кожу... Или зашелся в истерике... Или рассказал нечто чрезвычайно жалостливое, чтобы выжать из вас пару слезинок... Конечно, вы заплатили деньги... Поэтому имеете право на подобное зрелище. (Пауза.) Ужасная профессия. Я так говорю, потому что я - не артист... Я знаете, чем от него отличаюсь? Артист боится вам не понравиться. В этом его слабое место. А я - не боюсь. Вот и все отличие. Еще вопросы... (ждет, потом встает.) Вот видите, я так и знал, что из этого не получится ничего путного. Извините. Всего хорошего. Билеты можно сдать обратно в кассу.
  
   Уходит.
   Свет гаснет.
   Через несколько секунд луч прожектора вспыхивает вновь. Адамс сидит на стуле. Говорит возбужденно.
  
   АДАМС: Знаете, какой вопрос меня мучает последнее время? Куда уходит наше прошлое. Нет-нет, это не сентиментальная демагогия, вы послушайте... Вот я, например... Да каждый из вас... Да практически любой... Куда делся тот пятилетний мальчишка, который пользуясь отсутствием сестры, рисовал усы ее куклам? И стоял в углу за то, что дал под зад соседскому увальню, просто потому, что терпеть его не мог? Мальчишка, который грезил кораблями и пиратами и был уверен, что совершит в этой жизни подвиг. Или, как минимум, полетит в космос. Хорошо. Куда делась его сестра, старше его на два года, мечтающая о маминой помаде, и укравшая-таки эту помаду, за что на два дня была лишена телевизора? Или тот самый соседский пацан, подслушивающий за дверями чужие разговоры, чтобы рассказать о них толстой мамаше и получить за это лишний пряник... Ведь это - целый мир! Понимаете, целый мир с его проблемами, слезами, обидами, безудержной радостью... Наполненный, переполненный, кипящий самыми разнообразными чувствами... Куда он делся? Растворился в пространстве? Перешел в другое качество? Ведь это было! Моя сестра, непонятным образом превратившаяся в высокую сухую даму уже давно живет в Америке. Удачно вышла замуж. Мы с ней не виделись лет пятнадцать... Соседский парень погиб, после того как с семьей переехал на новую квартиру... Был сбит грузовиком на скоростном шоссе. Его толстая мамаша оказалась маленькой старушонкой, ее похоронили четыре года назад. Или мой дворовый друган с расчесанными руками... У него был диатез и вся кожа была покрыта темными болячками. Мы гоняли с ним мячи по подворотням и поклялись умереть за дружбу... Расписывались на бумаге кровью, было страшно втыкать в себя булавку, потом опустили клятву в бутылку и закопали на пустыре. Двести тридцать два шага строго на север от пятого столба, считая от колонки. Сейчас этот парень - известный артист, живет в Москве, получил звание, отрастил пузо... Женат в пятый раз. Чесаться перестал. Разве он имеет отношение к моему другану? Недавно я нашел фотографию своей бабушки. Она там совсем девчонка, ей там лет пятнадцать... Пронзительные голубые глаза, на пожелтевшем черно-белом снимке... Я не ошибся: голубые глаза на желто-белом фото, потому что - какие же еще, если не голубые? Взлохмаченные кудри, и взгляд... Ну такой взгляд, как будто она ждет от жизни только хорошее... Я ее помню беспомощной, старой, визгливой женщиной, доживающей свои дни в захламленном доме... Куда делась первая и откуда взялась вторая? Вот в чем вопрос! (Молчит.) И если все это вот так... исчезло... значит оно... не имело значения? Для чего были все эти страсти, если... у всего - один конец - ничто? Вот вопросик, да? Мне поэтому и уходить не страшно. Потому что я знаю: все равно все - в никуда...
  
   Молчит.
  
   Я ведь вру. Я вру, что мне не страшно уходить. Мне очень страшно. Не потому, что жалко терять то, что есть. У меня сейчас уже ничего нет. Страшно не за себя, за того мальчишку сопливого, пятилетнего, стоящего в углу... Глупости это все, да? Что у него в жизни больше ничего не будет. Страшно за него и обидно. Все было не так. Он запутался просто, не туда повернул, все пошло наперекосяк... Знать бы, куда повернуть... Неправильно все пошло.
  
   Затемнение.
   Свет. Перед нами - тускло освещенная комната. Шкаф, стол, пара стульев, кровать. Зеркало, висящее на стене, завешено белой тряпкой. На кровати лежит женщина, покрытая простыней. Адамс сидит за столом, закрыв лицо руками. Встает, ходит по комнате.
  
   АДАМС: У меня на кровати лежит мертвая женщина. Я отворачиваю простыню и вглядываюсь в ее лицо. Ищу черты той, которую я никогда не знал. Она ведь тоже когда-то мечтала о маминой помаде, и прыгала через скакалку, и отвечала на любовные записки одноклассников... Мне кажется, что у нее тогда были светлые волосы. Я не знаю точно, но мне так кажется.
  
   Затемнение.
   Луч прожектора освещает Адамса, сидящего в центре на стуле.
  
   АДАМС: Меня зовут Адамс. Мне 35 лет. Я живу в маленькой стране, входившей ранее в число союзных республик. Я работаю в торговой фирме. У нас небольшой город и эта фирма в нем достаточно известна. Можно даже сказать, что она одна из самых крупных торговых фирм в нашем городе. Мне очень повезло с работой. Я получаю довольно сносную зарплату. Ее вполне хватает, чтобы вести приличный образ жизни и вносить ежемесячную сумму по выплате кредита. Два года назад я купил небольшой дом за городом. Это очень удобно: свежий воздух, лес в паре шагов и в то же время пятнадцать минут на машине до города. Раз или два в месяц, как придется, я бываю в Петербурге по делам нашей фирмы. Меня селят всегда в одну и ту же гостиницу, главный плюс которой в том, что она находится в центре. Во всем остальном она явно проигрывает. Ну, такое, незаметное двухэтажное здание с длинными коридорами и удобствами на этаже. Это частное заведение, по-видимому, у хозяина пока не хватает средств, чтобы привести его в порядок. Я даже не буду говорить его название, потому что вы все равно его не знаете. Потому что оно даже не вывешено у парадного входа. Номера в этой гостинице довольно скудные. Мне, предположим, было бы неловко привести туда своих хороших знакомых... Ну, тех, чье мнение для меня важно. Так, стул, кровать, фанерный шкаф. Иногда, если бронировать номер задолго до поездки, удается получить полулюкс с телевизором. Полулюкс, конечно, еще тот, но телевизор работает. Я приезжаю в Питер обычно дня на два, реже на три. Часов до семи вечера занимаюсь делами фирмы, после ужинаю в одном известном мне кафе и выхожу на улицу подышать свежим воздухом. Я плохо знаю город и брожу в основном по двум знакомым кварталам, потому что не хочу заблудиться. Часов в девять вечера отправляюсь в гостиницу, захожу в свой номер, привожу в порядок костюм, слушаю вечерние новости по радио, иду в душ и ложусь спать. Ровно в 22.00. Мне кажется, это очень важно. Не сбиваться с режима. Потому что я встаю довольно рано - в полседьмого - и мне надо выспаться, чтобы наутро быть бодрым и сделать все, что запланировано на день.
   В тот мой приезд все сразу пошло не так, как надо. Во-первых, по небрежности секретарши произошла ошибка в бронировании. И номер я получил самый захудалый. Во-вторых, наутро, появившись у наших поставщиков, я узнал, что они подняли цены на ту продукцию, которую мы у них закупаем. Целый день я провел за телефонными переговорами: созванивался с шефом, проводил сравнительный анализ, то есть пытался найти новых поставщиков, и даже наткнулся на одну фирму, но заказ сорвался, потому что... Ну, впрочем, это вам неинтересно, просто поверьте мне на слово, что день оказался не из легких. К тому же погода была отвратительная, ветер и что-то вроде мокрого снега хлестало в лицо... Вообще, питерская погода - это отдельная тема... Ну, я вижу сочувственные лица... Понимаю что, многие здесь знакомы с ней не понаслышке, поэтому я не буду на ней останавливаться. В общем, конечно, ужасная погода. Почти всегда. Все-все, я не буду. Это и так всем известно. Отвратительная погода. К вечеру она не наладилась, поэтому, чтобы добраться до своего обычного кафе, я решил нанять такси. Весь проспект был заставлен машинами! Их нельзя было нанять, потому что они просто стояли на месте. Более безнадежной пробки я в жизни не видел. Я не такой человек, чтобы легко изменять своим правилам. И в любой другой ситуации я все равно бы добрался до нужного мне места, но мне... нельзя простужаться... Если я заболею, я не смогу добросовестно выполнять свои обязанности, придется брать больничный, а я дорожу своей работой, и не хочу, чтобы меня подменял кто-то другой. К тому же из-за моего отсутствия может пострадать фирма, потому что сложно сразу найти человека, который будет так же хорошо справляться с моими обязанностями, как это делаю я. В общем, я не пошел в то кафе, а заглянул в первый попавшийся ресторанчик, один из тех, которыми кишмя кишит на Центральном проспекте.
  
   Затемнение.
   Свет.
   Кафе. Столик, за которым сидит Эльза - девушка между двадцатью и тридцатью годами, ее вряд ли можно назвать красивой, о таких как она говорят "что-то есть".
   Адамс стоит на противоположном краю сцены.
  
   АДАМС: Я увидел ее сразу, за крайним столиком. Она сидела одна. Все остальные места были заняты.
  
   Подходит к столику.
  
   АДАМС: Простите, вы одна?
   ЭЛЬЗА: Что?
   АДАМС: Все места заняты, мне некуда сесть.
   ЭЛЬЗА: А... Конечно. Пожалуйста.
  
   Адамс садится к ней. Молчат.
  
   АДАМС (смотрит на нее): Меня поразили ее волосы. Они были темно рыжего, почти красного цвета.
  
   Молчат.
  
   ЭЛЬЗА: Вам надо сделать заказ. Вы сидите молча уже десять минут, а официанты слишком заняты, чтобы вас заметить. Это ужасное место. Здесь все страшные хамы. Я никогда сюда не хожу. Просто сегодня такая отвратительная погода, все кафе забиты под завязку. Почему вы так смотрите на меня?
   АДАМС: Что? А? Извините...
   ЭЛЬЗА: О чем вы задумались?
   АДАМС: Я просто устал. У меня сегодня был трудный день.
   ЭЛЬЗА: Бедняга... Выпейте чего-нибудь покрепче и вам сразу станет лучше.
   АДАМС: Я не пью.
   ЭЛЬЗА: Совсем?
   АДАМС: Совсем.
   ЭЛЬЗА: Почему?
   АДАМС: Ну... Так получилось...
   ЭЛЬЗА: В завязке?
   АДАМС: Что? Ну что вы! Нет, конечно...
   ЭЛЬЗА: Вы становитесь буйным?
   АДАМС: Когда?
   ЭЛЬЗА: Из-за алкоголя...
   АДАМС: Нет-нет!
   ЭЛЬЗА: Тогда почему вы не пьете? Других причин я не вижу.
   АДАМС: Мне не нравится.
   ЭЛЬЗА: Не нравится что?
   АДАМС: Вкус.
   ЭЛЬЗА: Как же вы живете?
   АДАМС: Хорошо.
   ЭЛЬЗА: Курите?
   АДАМС: Нет.
   ЭЛЬЗА: Наркотики?
   АДАМС: Ну что вы!
   ЭЛЬЗА: Женщины?
   АДАМС: Нет.
   ЭЛЬЗА: Ага...
   АДАМС: То есть, я женат.
   ЭЛЬЗА: Это проясняет ситуацию.
  
   Молчат. Адамс не отрывает от нее глаз.
  
   ЭЛЬЗА: Что вы делаете сегодня вечером?
   АДАМС: Пойду в гостиницу.
   ЭЛЬЗА: Вы не местный?
   АДАМС: Завтра днем уезжаю.
   ЭЛЬЗА: Почему вы так смотрите на меня?
   АДАМС: Я? Простите... Вам очень идет... эта прическа.
   ЭЛЬЗА: Я недавно подстриглась. Надоели длинные волосы. Стрижка открывает шею. Вам нравится моя шея?
   АДАМС: Шея?
   ЭЛЬЗА: Она длинная.
   АДАМС: Да.
   ЭЛЬЗА: Длинная шея считается красивой.
   АДАМС: Очень.
   ЭЛЬЗА: Сколько женщин у вас было?
   АДАМС: Что?
   ЭЛЬЗА: Сколько женщин у вас было?
   АДАМС: Я не понимаю вопроса. Зачем вы спрашиваете? Какая в принципе разница... Три. Четыре.
   ЭЛЬЗА: Так три и ли четыре?
   АДАМС: Четыре. А в чем собственно...
   ЭЛЬЗА: Да вы не так просты, как кажитесь...
   АДАМС: Я не понимаю...
   ЭЛЬЗА: Одна из них жена. А три другие откуда взялись?
   АДАМС: Это было давно...
   ЭЛЬЗА: Рано начали...
   АДАМС: Ну, я имею ввиду - еще до жены.
   ЭЛЬЗА: Я так и поняла. И давно вы женаты?
   АДАМС: Два года. С половиной.
   ЭЛЬЗА: Я почему-то так и подумала. Про половину. До свидания. (Встает.)
   АДАМС: Вы уходите?
   ЭЛЬЗА: Да.
   АДАМС: Я расстроил вас?
   ЭЛЬЗА: Чрезвычайно. Не думала, что вы такой ловелас.
   АДАМС: Простите меня...
   ЭЛЬЗА: Ни за что.
   АДАМС: Пожалуйста, останьтесь еще, ненадолго...
   ЭЛЬЗА: Мне пора идти. А вам - делать заказ. Иначе останетесь голодным.
   АДАМС: Как ваше имя?
   ЭЛЬЗА: Эльза.
  
   Свет гаснет. Темнота.
   Прожектором высвечивается Адамс.
  
   АДАМС: У меня было три женщины. Первая - Анна - была моей однокурсницей. Мне было двадцать три. Да, я поздно начал. Всего у нас ЭТО было... (загибает пальцы) пять раз. Просто она скоро уехала. Ее отчислили из института за неуспеваемость. Я грустил. Потом появилась Елена. Мне было двадцать шесть. Она была старше меня и была замужем. Мы встречались раз в неделю на квартире ее подруги. Это длилось шесть лет. Потом я встретил Лизу, свою жену. Елена стала встречаться с моим товарищем. А мы с Лизой поженились.
  
   К Адамсу подходит Лиза.
  
   ЛИЗА: Нас познакомила моя тетка, которая была соседкой Адамса по лестничной клетке. Фактически это было сводничество.
   АДАМС: Мне понравилась Лиза. Она была скромной, много молчала и в отличии от Елены была меня младше.
   ЛИЗА: Тетка сказала, что рядом с ней живет молодой одинокий парень. Интересный. С высшим образованием. С хорошей работой. И позвала меня в гости.
   АДАМС: К тому времени я устал от встреч с Еленой. Мне захотелось собственную семью, собственную жену, которая ждала бы меня по вечерам после работы, понимала бы меня и родила бы мне двоих детей.
  
   Свет гаснет. Кухня в квартире тетки Лизы. За столом сидят Адамс, Лиза, тетка Лизы. Пьют чай.
  
   ТЕТКА: Когда Джек был маленьким, он постоянно грыз вещи. Стоило только уйти из дома, как он от обиды, что его не взяли, сразу же тащил все, что ему попадется на глаза. Однажды я ушла всего на пять минут, зашла к соседке за солью, и, когда вернулась, весь пол был усыпан остатками старой пудры. Джек стащил пудреницу с туалетного столика и моментально разгрыз ее. Я целую неделю не могла очистить ковер...
   АДАМС: Я помню эту историю...
   ТЕТКА: Да-да! Я тогда всем об этом рассказывала! А однажды Джек сгрыз мой паспорт, утянул прямо с бюро... Я восстанавливала его два месяца.
   АДАМС (Лизе): Вы любите животных?
   ЛИЗА: Да, конечно. Но больше кошек, чем собак.
   АДАМС: Почему именно кошек?
   ЛИЗА: Мне кажется, они более преданные.
   ТЕТКА: Ах, оставь моя дорогая! Нет животного преданнее, чем собака! Кошка - что твоя кошка? Плевать она хотела на хозяев, лишь бы ее миска вовремя наполнялась.
   ЛИЗА: Кошка, быть может, не так ярко выражает свою любовь, но она никогда не предаст того, с кем живет. В отличии от собаки, которая побежит за первым же куском хлеба.
   АДАМС (Лизе): Я тоже люблю кошек.
   ТЕТКА: Да что вы, мой дорогой! Не слушайте вы ее! Что она понимает в собаках! У наших соседей по даче живет кавказская овчарка... Такая огромная псина, но очень добрая... Однажды они уехали на несколько дней и попросили меня приглядывать за ней...
  
   Голос Тетки затихает. Свет меняется.
  
   ТЕТКА (поворачиваясь к Лизе): Какая ты дура, моя дорогая! Разве так ведут себя при первой встрече с человеком, за которого собираются замуж?
   ЛИЗА: Но кто вам сказал, что я собираюсь за него замуж?
   ТЕТКА: А тогда зачем же ты пришла сюда?
   ЛИЗА: Вы пригласили меня...
   АДАМС (зрителям): На самом деле этого разговора не было. Но Руфина Викторовна почему-то на нем настаивает.
   ТЕТКА (Лизе): Вот только не надо строить из себя овечку! У тебя, моя дорогая, безвыходная ситуация. Сколько тебе стукнуло? Двадцать шесть? А мужа все нет...
   АДАМС: Не ссорьтесь, прошу вас.
   ЛИЗА: Мне и одной неплохо...
   ТЕТКА: Неплохо ей! Это девушка в двадцать лет слова такие может говорить, что ей одной неплохо... А от тебя-то подобное слышать смешно... Так старой девой и просидишь всю жизнь!
   ЛИЗА: Ах, тетя! Как это ужасно! Но что же делать?
   ТЕТКА: Что делать! Искать! Хотя, впрочем, где ты его найдешь? С твоими-то данными... Что уж кокетничать: толпы под окнами у тебя не стоят ...
   ЛИЗА: Вчера мне улыбнулся продавец в кондитерском отделе...
   ТЕТКА: Продавец в кондитерском отделе! Подумать только! Да я поклясться могу, что у него жена и двое ребятишек! Только в таком бронированном положении мужчина позволяет себе улыбаться каждой юбке в надежде, что хоть кто-нибудь попадется на его проржавевший крючок!
   ЛИЗА (всхлипывая): Тетя... Я прошу вас...
   ТЕТКА: Еще неизвестно, сможешь ли ты родить...
   ЛИЗА (продолжая всхлипывать): Врачи говорят, что в двадцать шесть еще не поздно...
   ТЕТКА: Так ты в двадцать шесть уже не успеешь.
   ЛИЗА (рыдая в голос): О, Господи! Но как же мне быть?
   ТЕТКА: Куй железо, пока оно есть! Ты посмотри, кого я тебе привела! Высшее образование, хорош собой, солидная должность в известной фирме...
  
   Адамс расправляет плечи.
  
   ТЕТКА: Ведь это чудо, что он до сих пор не женат! О лучшем варианте ты и думать не могла.
   ЛИЗА (все еще рыдая): Но почему, почему же он до сих пор не женат?
   ТЕТКА: Да потому что он не бросается на первую встречную... в отличии от твоего кондитера! А ждет девушку достойную, способную составить его счастье...
  
   Адамс с важным видом встает из-за стола.
  
   ЛИЗА: Ах, тетя!
   ТЕТКА: Я думаю, этот Адамс не так прост, как кажется. Уж за пару-тройку разбитых сердец я могу ручаться.
  
   На сцене появляется пара-тройка женщин (в их числе могут быть и Лиза с Теткой). Разыгрывается миниатюра "Неотразимый мужчина".
   После чего все трое вновь оказываются за столом как ни в чем не бывало.
  
   АДАМС: Ну... на самом деле все не совсем так, как представляет себе Руфина Викторовна...
   ТЕТКА: Не скромничай, Адамс. Честь и мужская стать - не те качества, за которые может быть стыдно. (Лизе) А ты, дорогая моя, не реви. Не все еще потеряно. Считай, что он в наших руках.
  
   Лиза, не отрывая глаз, вдохновенно смотрит на Адамса.
   Свет меняется.
   Все трое с невозмутимым видом пьют чай.
  
   ТЕТКА: И, тогда я купила книжку о воспитании собак. Довольно интересная, знаете ли, брошюра. Там очень подробно описано, как отучить Джека воровать печенье.
   АДАМС: И как же?
   ТЕТКА: Надо устроить провокацию. Заманить собаку в кухню, положить на краешек стола какой-нибудь лакомый кусочек, а самой сделать вид, что уходишь. И спрятаться где-нибудь неподалеку... В тот момент, когда он, ни о чем не подозревая, потянется за печеньем и утянет его со стола...
  
   Голос Тетки затихает. Лучом прожектора высвечивается Адамс..
  
   АДАМС (Лизе): Скажите, пожалуйста, а во сколько вы просыпаетесь?
   ЛИЗА: В семь часов. Хотя на работу мне к десяти. Я работаю кассиром в магазине. Вообще-то по образованию я швея, но подвернулось хорошее место... В двух остановках от моего дома.
   ТЕТКА: Зачем же ты встаешь за три часа?
   ЛИЗА: Но для меня очень важна пунктуальность.
   АДАМС: Совершенно с вами согласен! Я считаю, что во всем необходим строгий порядок...
   ЛИЗА: Именно! Стоит только нарушить привычный ход вещей, как вся жизнь пойдет неправильно!
   ТЕТКА (зрителю): На самом деле этого разговора тоже не было. По крайней мере, я не помню. Скорее всего, Адамс его просто выдумал.
   ЛИЗА (Адамсу, продолжая): Я встаю в семь. Уже пять лет. Ровно тридцать минут у меня уходит на утренний туалет. С семи тридцати до сорока пяти минут я готовлю завтрак. В восемь ноль-ноль допиваю чашку кофе. В восемь тридцать выхожу из дома. Несколько минут про запас на общественный транспорт и ровно в девять я - на работе.
   ТЕТКА: Но, дорогая, ты говорила, что тебе к десяти...
   ЛИЗА: Конечно, тетя. Я всегда прихожу за час. Надо проверить вчерашний отчет, настроиться на предстоящий день, открыть кассу, пересчитать мелочь...
   АДАМС: Скажите, пожалуйста, а что вы делаете вечерами?
   ЛИЗА: Я люблю вышивать...
   АДАМС: Вышивать?
   ТЕТКА: Ой, вы не представляете, какая рукодельница наша Лиза! Каких великолепных лебедей она выводит гладью!
   АДАМС: Какая редкость в наше время - девушка, вышивающая лебедей!
   ТЕТКА: А она, дурочка, стесняется!
   АДАМС: Но почему? Почему вы стесняетесь?
   ЛИЗА: Мне кажется, это все - такие глупости женские... Что уж о них говорить...
   АДАМС: Ну что вы! Это совсем не глупости!
   ЛИЗА: Мне так неловко... Вот вы, например, занимаетесь настоящим делом...
   АДАМС: Но я ведь мужчина, мне так положено.
   ЛИЗА: Это так прекрасно!
   АДАМС: Но и у меня есть маленькая слабость...
   ЛИЗА: Какая?
   АДАМС: Я составляю футбольные таблицы.
   ТЕТКА: Это как?
   АДАМС: Я веду учет всех футбольных матчей и заношу результаты на бумагу в строгом порядке.
   ЛИЗА: Вы так любите футбол?
   АДАМС: К футболу я равнодушен. Я выявляю закономерность игры.
   ЛИЗА: Вы - удивительный человек!
  
   Свет меняется. Лиза встает из-за стола. Уходит на другой край сцены, достает изящную картонную корону и вышивальные пяльцы, садится на стул, вышивает с видом девицы, томящейся в заточении. Тетка играет прислужницу. Из-за стола встает Адамс. Разыгрывается миниатюра "Приезд принца на белом коне".
   После чего все возвращаются за стол.
   Свет меняется. Все втроем пьют чай с невозмутимым видом.
  
   ЛИЗА: Конечно, я не принцесса. И я никогда не занималась вышиванием. Адамс, бог знает что, обо мне напридумывал.
  
   Пауза.
  
   ТЕТКА (продолжая): И вы знаете, это помогло. Больше - никогда ни одного кусочка Джек со стола не стащил. Вообще, конечно, он у меня очень беспокойный. Обожает играть с другими собаками. Я даже иногда не спускаю его с поводка. Кто может знать, что там на уме у этих соседских тварей... Вот был случай, когда на него кинулась овчарка...
  
   Голос тетки затихает. Свет меняется.
  
   АДАМС: Лиза вообще считает, что ни о чем кроме собак мы в тот вечер не говорили.
  
   Лучом прожектора высвечивается Лиза.
  
   ЛИЗА: Мне было скучно. Адамс сначала мне не понравился. Вернее, не произвел никакого впечатления. Показался бесцветным. Мы сидели на кухне, пили чай и слушали рассказы тетки про ее собаку. Разговаривать было не о чем. Я подумала: зря я пришла, ничего не выйдет. Но было неловко уходить так сразу. Поэтому я решила немного выждать. Но после чая, когда я собралась уходить, Адамс вызвался меня провожать. Мне нужно было ехать в общежитие, на другой конец города.
   АДАМС: Лиза подошла мне идеально. Она, как и я, любит порядок. Щепетильна в мелочах. Аккуратна. Одежду в шкафу она складывает безупречной стопочкой. И что меня особенно восхищает: воротничок всегда оказывается сверху, а рукава сложены один на другой.
   ЛИЗА: Мы встречались два месяца. Днем гуляли в парке.
   АДАМС: Мне нужно было узнать ее получше.
   ЛИЗА: А потом мы поехали ко мне в общежитие, и все произошло.
   АДАМС: Я понял, что в этом деле она совершенно неопытна. И это мне понравилось. Не очень приятно, когда тебя сравнивают с целой чередой предшественников.
   ЛИЗА: Адамс сильно нервничал в тот вечер. Пуговицы на его рубашке были застегнуты неправильно. Я заметила это и хотела исправить. Но сначала мне пришлось их расстегнуть. Адамс обнял меня и поцеловал.
   АДАМС: Когда мы лежали в постели, я сказал: "Выходи за меня". И она сразу ответила: "Хорошо".
   ЛИЗА: На свадьбу мы позвали тетку. Она была моей свидетельницей, а свидетелем Адамса стал его товарищ по работе. После ЗАГСА мы отправились в ресторан, заказали горячее и выпили шампанского. Хотя Адамс не любит алкоголь.
  
   Затемнение.
   Свет. Кухня в доме Лизы и Адамса.
   Адамс и Лиза сидят за столом. Лиза смотрит, как Адамс ест.
  
   АДАМС: Очень вкусный суп.
   ЛИЗА: Его секрет в большом количестве составляющих. Кроме того, когда овощи начинают вскипать, нужно бросить в кастрюльку один кусочек сахара.
   АДАМС: Сахара?
   ЛИЗА: Да, сахара. И пятьдесят грамм сливочного масла. Только ни в коем случае не заменять его маргарином.
   АДАМС: Ты образцовая хозяйка.
   ЛИЗА: Я очень рада, что тебе нравится.
   АДАМС: Чем ты занималась сегодня?
   ЛИЗА: Ездила в город. Купила ткань для новых штор на кухню. Старые висят уже полгода, думаю пора их сменить.
   АДАМС: Какого цвета?
   ЛИЗА: Желтого.
   АДАМС: Но желтый цвет не подходит под голубую плитку.
   ЛИЗА: Я куплю желтую лампу, поменяю салфетки и повешу желтые кашпо. У нас на кухне будет два основных цвета. Желтый с голубым неплохо смотрится...
   АДАМС: Хорошо, милая, если ты так решила, пусть будет по-твоему. Когда мы их повесим?
   ЛИЗА: Завтра, когда ты вернешься с работы. Я сошью их за один день.
   АДАМС: Я так рад, что наш дом обустроен твоими руками.
   ЛИЗА: Нашими, нашими с тобой руками, милый. Как дела у тебя на работе?
   АДАМС: Айванса понизили в должности, он совсем перестал справляться со своими обязанностями.
   ЛИЗА: Кого же возьмут на его место?
   АДАМС: Я посоветовал Марка. Он сильный парень и знает, что хочет.
   ЛИЗА: А может быть, Раймана?
   АДАМС: Райман слишком амбициозен. Он ставит свои интересы превыше интересов фирмы.
   ЛИЗА: Да, ты прав. Марк лучше подойдет на эту должность.
   АДАМС: Я так и сказал им.
   ЛИЗА: Какой ты умный...
   АДАМС: Я всего лишь предусмотрительный. Включи телевизор, милая, хочу услышать результаты сегодняшнего матча.
  
   Слышен звук включенного телевизора.
   Затемнение.
   Прожектором высвечивается Лиза.
  
   ЛИЗА: Мои родители развелись, когда мне было семь месяцев. Детей в нашей семье было двое - я и моя сестра. Она была старше меня на два года. Отец с матерью при разводе решили нас поделить: сестра осталась с отцом, а я - семимесячная - с мамой. Я никогда не видела отца - он жил в другом городе и ни разу за все мое детство не приехал меня навестить. Мать шаблонно врала, что папа - летчик-герой - погиб при исполнении долга. Вот почему я узнала, что у меня есть сестра, лишь тогда, когда отца действительно не стало. Он умер от рака легких. Сестру привезла бабушка - мать отца - и сразу же уехала обратно в свой город. Мне было десять. Сестре - двенадцать. Мы стали жить вместе. Я сразу ее полюбила. Она была очень хорошей. Все мне так и говорили: какая у тебя хорошая сестра! Все, чтобы она не делала, вызывало у окружающих восторг. Свою одежду она складывала в шкаф аккуратной стопочкой. И воротничок всегда оказывался сверху. А рукавчики лежали один на другом. Она и меня пыталась научить, но стопочка у меня всегда выходила кривой: не хватало ни навыка, ни терпения. Да и мой внешний вид, по словам мамы, всегда оставлял желать лучшего. Зато у сестры в одежде каждая складочка лежала на своем месте. Трудно представить, чтобы родные сестры были так непохожи. Я тайно восхищалась ею. Она никогда не выходила из дому, не приведя себя в порядок. Мне всегда говорили: посмотри, как причесывается твоя сестра, какие у нее ровные косы и отглаженные банты. У меня-то волосы всегда были непослушными, ленты выпадали, пачкались, терялись, челка лезла в глаза... Поэтому во избежании хлопот меня коротко стригли, почти под мальчика. Так было удобнее. Хотя после приезда сестры у меня появилась мечта отрастить волосы. Просто, чтобы когда-нибудь понять, каково это, когда у тебя красивая прическа. Моя сестра всегда была очень вежливой. Все взрослые удивлялись, какая это воспитанная и развитая не по годам девочка. Она умела так улыбаться, что всем вокруг становилось как-то... уютно. Казалось, что если в этом мире существуют такие девочки, то в нем еще много чего хорошего можно отыскать. Я гордилась, что мы с ней сестры и живем в одной комнате, спим на соседних кроватях и целые дни проводим вместе. Я очень хотела быть на нее хоть чуточку похожей. Но у меня это никогда не получалось.
  
   Затемнение.
   Прожектор освещает большую кровать, стоящую по центру. На кровати - двое: Адамс и женщина, лица которой мы пока не видим.
  
   АДАМС: О, Господи...
   ГОЛОС ЛИЗЫ: Еще, я прошу тебя, еще...
  
   Адамс отодвигается от нее, отвернувшись, садится на край кровати.
  
   АДАМС: Прости меня...
  
   Из-под одеяла высовывается Эльза в синей шелковой сорочке.
  
   ЭЛЬЗА: Проблемы?
   АДАМС: Я не знаю, что такое... Прости.
   ЭЛЬЗА: И давно у тебя с этим трудности?
   АДАМС: Трудности? У меня нет трудностей, что ты имеешь ввиду?
   ЭЛЬЗА: Тогда что? Может быть, я не нравлюсь тебе?
   АДАМС (одеваясь): Нравишься. Очень нравишься. Дело в том, что я... В общем, неважно.
   ЭЛЬЗА: Да нет, важно. Очень важно, в чем дело...
   АДАМС: Просто я... Я просто нервничаю.
   ЭЛЬЗА: С чего бы это?
   АДАМС: Послушай, надо ложиться спать, мне завтра рано вставать... Уже поздно... Я нарушаю режим.
   ЭЛЬЗА: Это проблема.
  
   Молчат. Адамс, натянув брюки, отходит от кровати.
  
   ЭЛЬЗА: Зачем же ты оделся, если надо ложиться?
   АДАМС: Я... Я... Мне не спится. Ну вот. Мне не спится. Теперь я не смогу уснуть, придется пить снотворное. А я никогда не пью снотворное, потому что это вредно. У меня даже таблеток этих с собой нет.
   ЭЛЬЗА: Почему ты боишься?
   АДАМС: Я не боюсь. Чего мне бояться? Я нервничаю. У меня завтра трудный день. Очень много дел, я должен найти поставщика. Наши старые партнеры подняли цены, теперь мы не можем с ними работать. Я должен найти новых и узнать, какие цены у них... И, если цены окажутся ниже, мы подпишем контракт... Сегодня я уже звонил в одну фирму...
   ЭЛЬЗА: Ты изменял когда-нибудь жене?
   АДАМС: Что?
   ЭЛЬЗА: Я спрашиваю: ты изменял жене?
  
   Адамс подходит к ней. Наклоняется.
  
   АДАМС: Послушай, ты очень хорошая... Это правда. Я зря тебя втянул во все это, мне очень жаль... Ты прости меня, пожалуйста... Я не хотел тебя обидеть. Ты просто забудь меня, ладно?
   ЭЛЬЗА: Я не смогу тебя забыть...
   АДАМС: Не сможешь?
   ЭЛЬЗА: Теперь уже нет.
   АДАМС: Но... Почему?
   ЭЛЬЗА: Потому что таких больше нет. Ты сам не знаешь себя, Адамс. (Обнимает его.)
   АДАМС: Но... Что же во мне такого... особенного...
   ЭЛЬЗА: Ты. Ты сам особенный.
   АДАМС (поворачиваясь к ней, жарко): Ты пойми... Ты пойми, пожалуйста... Ведь все эти два года с половиной у меня никого не было кроме Лизы! Это важно, понимаешь? Ведь если раз свернешь с дороги, на нее ведь уже можно и не вернуться... Мы живем с ней вдвоем, друг для друга... Мы хотим иметь детей... Мальчика и девочку...
  
   Эльза расстегивает на нем брюки. Адамс не сопротивляется.
  
   АДАМС: Сначала мальчика, чтобы он мог защищать младшую сестру... Мы назовем его Артуром... В честь моего отца... Потом - девочку... Ты пойми: это очень важно - идеальные отношения... А у нас - идеальные отношения. Она слишком сильно любит меня, чтобы я мог...
   ЭЛЬЗА: Какой ты горячий...
  
   Адамс падает на Эльзу. Жарко целует ее.
   Темнота.
   Лунный свет. Кровать, на которой по разным углам лежат Адамс в пижаме и женщина, лица которой мы пока не видим.
   Адамс громко вздыхает.
  
   ГОЛОС ЭЛЬЗЫ: Почему ты не спишь?
   АДАМС: Я сплю...
   ГОЛОС ЭЛЬЗЫ: Я же слышу, что тебе не спится...
  
   Адамс подскакивает.
  
   АДАМС: Ну вот! Теперь я не сплю! Зачем ты разбудила меня?
  
   Адамс нервно ходит по комнате. Женщина, повернувшись к нему, оказывается Лизой. На ней длинная ночная рубашка с рукавами. Лиза включает торшер, стоящий у кровати.
  
   ЛИЗА: Что-то случилось?
   АДАМС: Что могло случиться, по-твоему?
   ЛИЗА: Ты нервничаешь. У тебя неприятности на работе? Марк не справляется?
   АДАМС: При чем здесь Марк?
   ЛИЗА: Я не знаю, эти несколько дней после приезда ты ведешь себя так странно...
  
   Адамс подходит к ней, берет ее лицо в свои руки.
  
   АДАМС (ласково): Ну что ты придумываешь? Ничего не странно... Все как всегда...
   ЛИЗА: Ты не спишь уже третью ночь...
   АДАМС: Надо купить снотворное.
   ЛИЗА: Но ты ведь всегда был против таблеток...
   АДАМС: И что? По-твоему я не имею права поменять точку зрения?
   ЛИЗА: Раньше ты никогда не отступал от своих принципов...
   АДАМС: Ты странный человек, Лиза! Ты недовольна тем, что я не сплю... И в то же время упрекаешь меня в том, что я хочу выпить снотворное. Ты, будь добра, определись, что же все-таки тебе от меня нужно...
   ЛИЗА: Почему ты кричишь?
   АДАМС: Я не кричу. Я пытаюсь выяснить, что хочет от меня моя жена. Либо я пью снотворное, и тогда я сплю беспробудно до самого утра, либо я снотворное не пью, но тогда будь любезна, не приставай со своими глупыми расспросами, потому что рано или поздно у каждого человека наступает период, когда ему не спится... И это не значит, что в его жизни происходят какие-то катаклизмы, и надо по ночам устраивать над ним экзекуцию...
   ЛИЗА: Прости, прости меня, я стала слишком мнительной, я за тебя волнуюсь, ведь я же знаю, как нелегко тебе приходится, какая у тебя трудная и ответственная работа, сколько сил и нервов на нее уходит... Мне так хочется помочь тебе, милый, и я пытаюсь...
   АДАМС: Нет, это ты прости меня. Вся эта дурацкая ситуация с поставщиками в конец меня вымотала...(ложится в постель)
   ЛИЗА: Если тебе нужно снотворное, я завтра же зайду в аптеку.
   АДАМС: Не надо. В конце концов от этих таблеток один вред. Не дай Бог к ним привыкнуть...
   ЛИЗА: Конечно, милый.
   АДАМС: Спокойной ночи...
  
   Лиза тянется к Адамсу, чтобы поцеловать его. Адамс отворачивается. Лиза возвращается на свою половину кровати.
  
   ЛИЗА: Спокойной ночи.
  
   Выключает торшер. Лунный свет. Молчат.
  
   АДАМС (не поворачиваясь): Я хотел тебя спросить...
   ЛИЗА: Да, милый...
   АДАМС: Когда мы... когда я... когда мы с тобой познакомились... У тебя ведь кто-то был до меня?
  
   Пауза.
  
   ЛИЗА: В каком смысле, милый?
   АДАМС: Ну... я ведь не первый у тебя, да?
   ЛИЗА: Ты никогда не спрашивал об этом...
   АДАМС: Ну, я никогда об этом не думал просто... А тут вдруг подумалось.
   ЛИЗА: У меня было все несерьезно.
  
   Адамс садится на постели, включает торшер.
  
   АДАМС: Что значит несерьезно?
   ЛИЗА: Ну, так... встречались...
   АДАМС: И что?
   ЛИЗА: Ничего.
   АДАМС (нервно): Почему вы перестали встречаться?
   ЛИЗА: Он погиб.
   АДАМС: Погиб? Что значит "погиб"? (растерянно) Как погиб?
   ЛИЗА: Выбросился из окна.
  
   Пауза.
  
   АДАМС: Из-за тебя?
   ЛИЗА: Из-за моей сестры.
   АДАМС: Из-за сестры?
   ЛИЗА: Да. Он любил ее, но был со мной. Дурацкая история.
   АДАМС: То есть, ты спала с мужчиной, который тебя не любит?
   ЛИЗА: Я была ему нужна. Потому что ОНА не обращала на него внимания.
   АДАМС: А ты? Как ты к нему относилась?
   ЛИЗА: К чему все это? Столько времени прошло... Тебе завтра вставать рано, ты опять нервничаешь...
   АДАМС: Я не нервничаю. Я хочу знать. Ты уж мне объясни, пожалуйста...
   ЛИЗА: Ну, хорошо... Я жалела его. Я думала, что если не с ней, то, может быть, со мной у него что-нибудь получится...
   АДАМС: И как - получилось?
   ЛИЗА: Нет.
   АДАМС: Почему?
   ЛИЗА: Он выбросился из окна.
  
   Молчат.
  
   АДАМС: И как он был в постели?
   ЛИЗА: Адамс...
   АДАМС: Боишься признаться?
   ЛИЗА: Что с тобой, милый? Ты сам не свой...
   АДАМС: Тебе нравилось? Ответь. Он привлекал тебя как мужчина?
   ЛИЗА: Я не понимаю...
   АДАМС: Я думал, у нас с тобой идеальные отношения... Я думал, что у нас - не так как у других, что у нас - по особенному... А ты...
   ЛИЗА: Это было несколько раз. Мне было больно. Вот и все.
   АДАМС: Все?
   ЛИЗА: Все.
   АДАМС: Ты не получала удовольствия?
   ЛИЗА: Нет.
  
   Молчат.
  
   АДАМС: Уже слишком поздно. Пора спать.
  
   Выключает торшер. Ложится на свой край, отворачивается.
   Абсолютная темнота. Молчат.
  
   ЛИЗА: Я - твоя жена, Адамс. Я люблю только тебя. У меня никого нет кроме тебя. У нас - идеальные отношения.
  
   Адамс не отвечает.
   Прожектором высвечивается Лиза, стоящая на авансцене.
  
   ЛИЗА: Моя сестра была очень красивой. Соседские парни с утра начинали околачиваться у нашего дома в надежде столкнуться с ней у подъезда. Все стены на этаже были исписаны признаниями в любви, а однажды, подойдя утром к окну, я увидела на асфальте огромную надпись: "С ДОБРЫМ УТРОМ! Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ". Это написал кто-то из одноклассников сестры. Было очень приятно. На даче мальчишки спорили между собой, кто повезет ее купаться на речку. У всех на велосипедах были багажники, а у одного мальчика, самого красивого, была рама. Потому что это был настоящий, взрослый велосипед. Да и мальчик этот был тоже взрослый, старше всех нас. Сестра предпочитала его остальным. Они очень хорошо с ним смотрелись. Мы с девчонками ходили на речку пешком, и, когда они проезжали мимо нас на велосипеде, все на них глазели. Наверное, каждая из нас тогда мечтала хоть разочек оказаться на ее месте. Каждая, но не я. Я слишком радовалась за сестру, чтобы ей завидовать. Тогда же поползли первые слухи о том, что сестра позволяет ему не только катать ее на раме, но и кое-что большее. Это была неправда. Мы обсуждали это, я уговаривала ее не расстраиваться. Объяснила, что люди всегда говорят разные неприятные вещи про того, кто оказывается на месте, которое они сами хотели бы занимать. Это действительно так. Про мою сестру потом что только не выдумывали, но тот раз с велосипедным парнем был единственный, когда она обратила на это внимание. Сестра очень любила меня и жалела, что целые восемь лет мы росли вдали друг от друга. Она часто заступалась за меня перед матерью, когда та считала, что я опять поступила неправильно. А я всегда, в отличии от сестры, поступала неправильно. Любое дело валилось у меня из рук потому, что я, как говорила мама, была страшно неорганизованной. И мне никогда не хватало усидчивости. Но с помощью сестры я научилась работать над собой. Она вообще очень сильно на меня повлияла, и только благодаря ей я стала такой, какой стала.
  
   Затемнение.
   Свет. Кровать, на которой лежат Адамс и Эльза.
  
   АДАМС: О, Господи... Где ты научилась всем этим штукам?
   ЭЛЬЗА: Разве твоя жена этого не умеет?
   АДАМС: Моя жена... Что моя жена?
   ЭЛЬЗА: Разве она ЭТОГО не делает?
   АДАМС: Я не хочу говорить о ней. Не будем...
   ЭЛЬЗА: Ты не хочешь говорить о ней со мной?
   АДАМС: Я вообще сейчас не расположен о ней говорить.
   ЭЛЬЗА: Бедный... Тебя мучает совесть, что ты отдаешь мне то, что по закону принадлежит ей?
   АДАМС: Не говори глупостей.
   ЭЛЬЗА: Тогда расскажи мне о ней. Как у вас ЭТО происходит?
   АДАМС: Ну как... Обычно.
   ЭЛЬЗА: Какое у нее белье? Какое тело?
   АДАМС: Замолчи, я прошу тебя!
   ЭЛЬЗА: У нее красивое тело?
   АДАМС (резко встает): Ну все! Хватит!
   ЭЛЬЗА: А что ты подскочил?
   АДАМС: Я не хочу говорить о моей жене!
   ЭЛЬЗА: Зато я хочу. Ты взял ее девственницей?
   АДАМС: Почему ты об этом спрашиваешь?
   ЭЛЬЗА: У такого порядочного человека как ты не может быть жены с бурным прошлым. Ведь ты же очень порядочный человек, правда?
   АДАМС: Да, я взял ее девственницей.
   ЭЛЬЗА: Я не сомневалась в твоем ответе.
  
   Молчат.
  
   ЭЛЬЗА: Милый... Иди ко мне...
   АДАМС: Я прошу: не называй меня "милый"...
   ЭЛЬЗА: Потому что так называет тебя она?
   АДАМС: Нет. Она меня так не называет. Просто мне не нравится это слово. При чем здесь она?
   ЭЛЬЗА: Иди ко мне.
  
   Адамс подходит к ней. Эльза, увлекает его за собой, жарко целует.
  
   ЭЛЬЗА: А как она тебя называет? Скажи мне...
   АДАМС: Адамс...
   ЭЛЬЗА: Адамс... Адамс... (отстраняясь от него) Почему ты на ней женился?
   АДАМС: Какая ты... красивая...
   ЭЛЬЗА (холодно): Почему ты женился на ней?
   АДАМС: Потому что она хотела этого.
   ЭЛЬЗА: Она сама предложила тебе пожениться?
   АДАМС: Ну... почти. Можно сказать и так.
   ЭЛЬЗА: Значит, она захотела, и ты женился... А если я захочу, что ты сделаешь?
   АДАМС: Я на многое готов... прямо сейчас... не будем отвлекаться...
   ЭЛЬЗА: Ты бросишь ее, если я захочу?
   АДАМС: Эльза! Ну к чему весь этот разговор? Нам так хорошо, давай забудем обо всем на свете... Пусть будем только ты и я...
   ЭЛЬЗА: Ответь мне.
   АДАМС: Что?
   ЭЛЬЗА: Если я захочу, ты бросишь ее?
   АДАМС: Опять...
   ЭЛЬЗА: Ответь!
   АДАМС: Нет.
   ЭЛЬЗА: Что нет?
   АДАМС: Я не брошу ее. И давай закроем эту тему.
   ЭЛЬЗА: Почему? Почему ты ее не бросишь?
   АДАМС: Потому что она - моя жена.
   ЭЛЬЗА: Но спишь-то ты со мной. И хорошо тебе со мной. Где же логика?
   АДАМС: Она не сможет без меня...
   ЭЛЬЗА: А я? Я смогу?
   АДАМС: Ты... Ты совсем другая... Ты - вольная птица. Сегодня - здесь, завтра - там... Ты слишком...
   ЭЛЬЗА: Что?
   АДАМС: Ты слишком... Ты не зависима.
   ЭЛЬЗА: Ты не можешь влиять на меня?
   АДАМС: Да.
   ЭЛЬЗА: Это тебя во мне и привлекает, дурачок...
   АДАМС: Да.
   ЭЛЬЗА: Ты любишь ее?
   АДАМС (тянется к ней): Я люблю тебя...
   ЭЛЬЗА: Ты любишь ее?
   АДАМС: Нет.
   ЭЛЬЗА: Тогда почему?
   АДАМС: Мне ее жалко.
   ЭЛЬЗА: Иди ко мне...
  
   Эльза увлекает его за собой.
   Затемнение.
   Свет. На кровати сидит одетый Адамс, обхватив голову руками.
   Входит Эльза. Адамс подскакивает к ней.
  
   АДАМС: Где ты была?
   ЭЛЬЗА: В кафе, в двух кварталах отсюда. Там скверно кормят.
   АДАМС: Я спрашиваю: где ты была?!
   ЭЛЬЗА: Что с тобой? Ты плохо выглядишь. Устал?
   АДАМС (садится на кровать, обхватив голову руками): Тебя не было две недели... Где ты была?...
   ЭЛЬЗА: А что в этом такого?
   АДАМС: Мы условились: каждый понедельник, вторая и четвертая пятница месяца. Я выгадывал дни, приезжал... Тебя не было! Я ждал! Я с ума сходил! Я думал, с тобой что-нибудь случилось! (хватает ее за плечи) Где ты была?!
   ЭЛЬЗА: Прекрати истерику! Не твое дело, где я была.
   АДАМС (глухо): Уходи.
   ЭЛЬЗА: Что?
   АДАМС: Уходи! Мне без тебя лучше!
   ЭЛЬЗА: Хорошо.
  
   Эльза разворачивается, уходит. Адамс замирает на несколько секунд, потом спешит за ней. Грубо вытягивает ее на сцену.
  
   АДАМС: Стой! Я хочу знать, где ты была все это время!
   ЭЛЬЗА (глядя ему в глаза, спокойно): Пошел ты...
  
   Адамс бьет ее по лицу. Оба замирают ошарашенные. Адамс падает перед ней, обхватывает ее колени.
  
   АДАМС: Прости, прости, прости.... Прости меня, не уходи...
   ЭЛЬЗА: Встань. Мне противно.
  
   Адамс встает. Подходит к кровати, садится, пытается успокоиться.
  
   АДАМС (спокойно): Прости меня, это больше не повториться.
   ЭЛЬЗА: Я разошлась со своим любовником.
   АДАМС (резко): Что?
   ЭЛЬЗА: Он бросил меня. Променял на семнадцатилетнюю раскрашенную дуру. Мне негде жить.
   АДАМС: Я не знал, что у тебя кто-то есть...
   ЭЛЬЗА: Ты думал, что такая женщина как я живет без мужчины?
   АДАМС: Но ты... Но мы с тобой... Ведь ты приходила ко мне...
   ЭЛЬЗА: И что?
   АДАМС (подскакивая к ней, обнимая): Ничего, ничего! Прости, прости... Слава Богу, все кончилось... Все хорошо, теперь у нас все будет хорошо...
   ЭЛЬЗА: Для меня не так уж и хорошо...
   АДАМС: Это хорошо, что он тебя бросил... Что ты сама ушла от него... Он просто тебе не нужен теперь... Мы все уладим... Мы снимем тебе квартиру, ты будешь жить одна...
   ЭЛЬЗА: Мне не на что жить...
   АДАМС: Тебе нужны деньги? (спешит к своему кейсу, стоящему в углу, достает портмоне, отсчитывает купюры, протягивает их Эльзе) Вот. Вот, возьми, пожалуйста... Это от меня, это не в долг, ты мне их не отдавай...
   ЭЛЬЗА (усмехаясь): Этого хватит на пару дней...
   АДАМС: Завтра! Завтра у меня будут деньги, не волнуйся... Мне завтра переведут наличными, я достану...
   ЭЛЬЗА (берет его лицо в руки): Милый... Ты волновался...
   АДАМС: Я испугался, что ты больше не придешь...
   ЭЛЬЗА: Ну как же я могу не придти? Ведь ты - лучшее, что есть в моей жизни...
   АДАМС: О, Господи...
   ЭЛЬЗА (снимая с него одежду): Иди ко мне...
  
   Падают на кровать. Свет меняется.
   После. Адамс и Эльза лежат на постели раздетые, усталые. Эльза курит.
  
   АДАМС (лениво): Сколько лет было твоему любовнику?
   ЭЛЬЗА: Он был старше тебя лет на десять...
   АДАМС: И как... он был?
   ЭЛЬЗА: В каком смысле?
   АДАМС: Как он был... в постели?
   ЭЛЬЗА: О... Он был достаточно ленив.
   АДАМС: Что бы нравиться тебе?
   ЭЛЬЗА: Конечно. Тем более, что в моей жизни появился ты...
   АДАМС: Ты сравнивала нас?
   ЭЛЬЗА: Нет. Тут и сравнивать было нечего. С тобой все по-другому.
   АДАМС: В смысле?
   ЭЛЬЗА: С тобой я становлюсь самой собой, с тобой я - это я...
   АДАМС: А с ним?
   ЭЛЬЗА: А с ним - всего лишь дорогая игрушка.
   АДАМС: Не кури так много. Это вредно.
  
   Пауза. Эльза, внимательно глядя на Адамса, тушит сигарету.
  
   АДАМС: Чем занимается твой любовник? Он много получает?
   ЭЛЬЗА: У него два ресторана.
   АДАМС: Ого! Ты, наверное, привыкла к роскошной жизни...
   ЭЛЬЗА: Я не любила брать у него деньги. Он оплачивал только самое необходимое.
   АДАМС: Завтра я достану какую-то сумму... на первое время. Потом достану еще.
   ЭЛЬЗА: Хорошо.
  
   Молчат.
  
   АДАМС: Расскажи мне о себе.
   ЭЛЬЗА: Что ты хочешь знать?
   АДАМС: Ну... Ты ведь ничего никогда не говорила... Кто твои родители? Где они?
   ЭЛЬЗА: Мама живет одна. В другом городе. Мы видимся очень редко.
   АДАМС: У тебя есть подруги... друзья?
   ЭЛЬЗА: Нет.
   АДАМС: Почему?
   ЭЛЬЗА: Я не так давно живу здесь. Всего год. За это время кроме друзей своего любовника я никого не знала. Да и это были не друзья... Так, партнеры по бизнесу. С ними было ужасно скучно.
   АДАМС: А со мной?
   ЭЛЬЗА: Что?
   АДАМС: Со мной тебе не скучно?
   ЭЛЬЗА: Нет. Ты замечательный.
   АДАМС: Я так счастлив...
  
   Свет гаснет. Темнота.
  
   АДАМС: Знаешь, пока тебя не было... эти две недели... я черт знает что передумал...
   ЭЛЬЗА: Что именно?
   АДАМС: Ну, что я не подхожу тебе... что мы с тобой - совершенно разные... Что я не могу дать тебе то, что ты хочешь... Но я могу, Эльза. Теперь, когда мы лежим с тобой рядом и вот так разговариваем... откровенно... Когда нам так хорошо друг с другом... И мне кажется, что так хорошо мне никогда ни с кем не было... Я точно знаю, что могу тебе дать... все, что необходимо. И я хочу, чтобы ты знала это. Понимаешь?
   ЭЛЬЗА: Да, Адамс.
   АДАМС: Верь мне.
   ЭЛЬЗА: Конечно.
  
   Тусклый свет.
   Адамс лежит на кровати один, спит. Лиза в домашнем халатике поднимает жалюзи, комната наполняется утренним светом.
  
   ЛИЗА: Вставай, милый... Уже девять часов.
  
   Подходит к Адамсу, осторожно его целует. Адамс спросонья обнимает ее, открывает глаза, видит жену. Бормочет что-то невнятное, отворачивается.
  
   ЛИЗА: Вставай-вставай, соня... Уже день за окном...
   АДАМС: Ну почему... Ну почему даже в свой выходной ты не даешь мне выспаться...
   ЛИЗА: Милый, пять минут десятого...
   АДАМС: И что? Что? Неужели я не могу спать в своем доме столько, сколько хочу!
   ЛИЗА: Хорошо, милый, прости, я опущу жалюзи... Спи дальше...
   АДАМС: Нет уж! Теперь я проснулся!
   ЛИЗА: Ты ведь сам всегда говорил, что режим нельзя нарушать даже по праздникам...
   АДАМС: Я от своих слов не отказываюсь. Но если режим начинает вредить здоровью, а недосыпание здоровью вредит, так как ведет к торможению основных функций, то режим надо корректировать...
   ЛИЗА: Ты плохо себя чувствуешь? Ты заболел?
   АДАМС: Кто тебе сказал, что я заболел! Я говорю тебе всего лишь, что человек должен высыпаться!
   ЛИЗА: Но ведь вчера ты лег как обычно, не было еще одиннадцати...
   АДАМС: Значит, я не высыпался в предыдущие дни, неужели непонятно?
   ЛИЗА: Адамс, милый, я давно хотела с тобой поговорить...
   АДАМС: Что еще случилось?
   ЛИЗА: Ты слишком много работаешь, эти поездки в Петербург тебя доконают...
   АДАМС: Лиза...
   ЛИЗА: Нет, извини, это важно. Раньше ты ездил два раза в месяц, теперь тебя посылают дважды в неделю... Они просто пользуются твоей добросовестностью... Ты не должен им позволять... Пускай посылают Марка...
   АДАМС: Я зарабатываю деньги, этот дом сжирает половину всех доходов...
   ЛИЗА: Я буду экономить. Мы оба будем экономить. Но я прошу тебя: откажись от Петербурга.
   АДАМС: Лиза, при чем здесь Петербург!
   ЛИЗА: Ты приезжаешь усталый, мрачный, с головной болью. Ты перестал высыпаться!
   АДАМС: Не в Петербурге дело...
   ЛИЗА: Но в чем же тогда?
   АДАМС: Дело в общем... в общей атмосфере напряженной. У нас в офисе напряженная атмосфера, очень много работы, все эти интриги закулисные...
   ЛИЗА: Марком опять недовольны?
   АДАМС: Под него копает Райман...
   ЛИЗА: Я так и знала! Но ведь Райман ничего не смыслит в этой работе!
   АДАМС: Ах, Лиза, разве он отдает себе в этом отчет!
   ЛИЗА: Обещай, что не будешь принимать все так близко к сердцу...
   АДАМС: Обещаю.
   ЛИЗА: Тебе надо беречь свои силы...
   АДАМС: Конечно.
   ЛИЗА: Ведь мы хотим завести ребенка, а для этого твои силы очень нужны нам обоим...
  
   Тянется к нему.
   Свет затихает. Вместо Лизы в постели рядом с Адамсом оказывается Эльза.
  
   АДАМС: Где ты научилась всем этим штукам?
   ЭЛЬЗА: Разве твоя жена этого не умеет?
  
   Вновь комната полна утренним светом. Лиза сидит на постели рядом с Адамсом, тянется к нему. Адамс устраняется.
  
   АДАМС: Лиза-Лиза-Лиза... Ну не сейчас же! День за окном!
   ЛИЗА: Я могу опустить жалюзи...
   АДАМС: Надо вставать... Да, надо вставать! Дела не будут нас ждать!
  
   Быстро поднимается с постели. Делает несколько спортивных упражнений. Потом целует Лизу в макушку.
  
   АДАМС: Что у нас на завтрак, милая?
   ЛИЗА: Я так хочу ребенка, Адамс... Мне так грустно бывает одной, когда тебя нет...
   АДАМС: А не завести ли нам кошку, чтобы ты не скучала?
   ЛИЗА: Кошку?
   АДАМС: Правда от нее много шерсти по дому... И запах... А собаки - это сплошная грязь...
   ЛИЗА: Кошка может не так ярко выражать свою любовь, но она никогда не предаст того, с кем живет. В отличии от собаки, которая побежит за первым же куском хлеба...
   АДАМС: Ну, в общем, мы подумаем над этим вопросом! Подумаем и решим!
  
   Адамс уходит. Лиза подходит к шкафу, достает из него рыжий парик, синюю шелковую сорочку (такую же, как у Эльзы), одевает их, скидывая домашний халат. Смотрит на себя в зеркало. Садится на постель, натягивает ажурные чулки. Входит Адамс с полотенцем на бедрах. Застывает, увидев Лизу, затем машинально поправляет полотенце.
  
   АДАМС: Что ты делаешь?
   ЛИЗА: Иди ко мне...
  
   Адамс хватает халат Лизы, кидает ей в лицо.
  
   АДАМС: Ты похожа на шлюху. Прикройся!
  
   Уходит. Лиза закрывает лицо халатом.
   Затемнение.
  
   Свет. Адамс и Лиза сидят за столом, завтракают.
  
   АДАМС: Налить тебе чаю, милая?
   ЛИЗА: Да, спасибо, милый...
  
   Адамс наливает ей чай.
  
   АДАМС: Какие планы у тебя сегодня?
   ЛИЗА: Поеду за продуктами. Хочу заглянуть в текстильный магазин, купить новые шторы в гостиную.
   АДАМС: Какой цвет ты думаешь выбрать?
   ЛИЗА: Мне хотелось бы темную зелень...
   АДАМС: Темная зелень к бардовым обоям?
   ЛИЗА: Ты думаешь, не будет смотреться?
   АДАМС: Возьми лучше бежевые с золотом, они подойдут к мебели...
   ЛИЗА: Ты прав. Хорошо, что мы это обсудили.
   АДАМС: Мы ведь оба любим наш дом.
   ЛИЗА: Конечно, милый. А ты чем будешь заниматься?
   АДАМС: Разберу бумаги, подготовлю отчет. Столько дел накопилось, приходится работать в выходные...
   ЛИЗА: Я горжусь тобой, Адамс, ты такой дисциплинированный...
   АДАМС: Дисциплина и режим - превыше всего, милая... Благодаря им я многое успеваю.
  
   Молча пьют чай.
  
   ЛИЗА: А на обед я сделаю фаршированные перчики...
   АДАМС: Стоит только нарушить установленный порядок, как все выходит из-под контроля...
   ЛИЗА: Для них идеально подойдет мясо из бульона, который мы съедим на первое...
   АДАМС: Как только ты теряешь контроль, ты теряешь себя.
   ЛИЗА: Я поставлю его вариться, а сама уеду, и через час ты должен будешь его выключить...
   АДАМС: Когда ты не можешь управлять ситуацией, ты становишься ее рабом. Наступает хаос.
   ЛИЗА: Для перчиков понадобится томат-паста, она у нас закончилась, надо не забыть про нее, когда окажусь в магазине...
   АДАМС: Хаос накрывает тебя с головой, ты чувствуешь себя растерянным и беспомощным, ты не можешь вспомнить, с чего все началось, и понятия не имеешь, как все это закончить...
   ЛИЗА: Что ты сказал, милый, я не расслышала?
   АДАМС: Я сказал, что многое успеваю благодаря дисциплине.
   ЛИЗА: Это правда...
  
   Адамс разворачивает газету. Из нее выпадает письмо.
  
   АДАМС: Тебе письмо.
   ЛИЗА: Мне? От кого?
   АДАМС: От мамы.
  
   Лиза вскрывает конверт, пробегает письмо глазами.
  
   ЛИЗА: Она пишет, что заболела.
   АДАМС: Что-нибудь серьезное?
   ЛИЗА: Врачи пока не могут сказать ничего определенного.
   АДАМС: Это хуже всего.
   ЛИЗА: Мама просит меня приехать.
   АДАМС: Надолго?
   ЛИЗА: Недели на две...
   АДАМС: Ну что же...
   ЛИЗА: Мы не виделись четыре года...
   АДАМС: Надо ехать.
   ЛИЗА: Но как же я оставлю тебя одного?
   АДАМС: Ничего страшного. Я как-нибудь справлюсь.
   ЛИЗА: Мы не расставались с самой свадьбы больше, чем на три дня...
   АДАМС: Что делать, милая, эта жизнь.
   ЛИЗА: Я попрошу соседку приглядывать за тобой.
   АДАМС: Это лишнее. Ты же знаешь, я ее терпеть не могу.
   ЛИЗА: Я хочу, чтобы тебя ждал теплый ужин, когда ты возвращаешься домой...
   АДАМС: Буду обедать в городе на два часа позже, тогда ужин меня устроит самый простой.
   ЛИЗА: Но это нарушение режима...
   АДАМС: Есть жертвы, на которые мы сознательно идем ради тех, кого любим...
   ЛИЗА: Разве ты любишь меня, Адамс?
  
   Свет меняется. Идеалистическая атмосфера резко нарушена. Адамс встает из-за стола.
  
   АДАМС: Зачем спрашивать, если и так все понимаешь?
   ЛИЗА: Иногда мне кажется, что тебе нужна другая женщина...
   АДАМС: Иногда мне тоже так кажется.
   ЛИЗА: Правда?
   АДАМС: Последнее время все чаще.
   ЛИЗА: Я могу измениться, Адамс? Так, чтобы ты снова мог полюбить меня?
   АДАМС: Ты стала навязчивой, Лиза. Ты сама не замечаешь, как ты навязчива!
   ЛИЗА: Но я всего лишь проявляю внимание...
   АДАМС: Я устал от него! Я больше не хочу твоего внимания, мне не нужна твоя забота, я устал! Мне больше вообще от тебя ничего не нужно.
   ЛИЗА: Ты хочешь, чтобы я ушла?
   АДАМС: Нет.
   ЛИЗА: Тогда чего же ты хочешь?
  
   Пауза.
  
   АДАМС: Я хочу, чтобы вас было двое.
  
   Свет меняется. Идеалистическая атмосфера возвращается. Адамс садится за стол.
  
   АДАМС (как ни в чем не бывало): Буду обедать в городе на два часа позже, тогда ужин меня устроит самый простой.
   ЛИЗА: Но это нарушение режима...
   АДАМС: Есть жертвы, на которые мы сознательно идем ради тех, кого любим...
   ЛИЗА: Разве ты любишь меня, Адамс?
   АДАМС: Конечно, милая, я люблю тебя. Почему ты спрашиваешь?
   ЛИЗА: Я тоже тебя люблю.
  
   Пауза.
  
   ЛИЗА: Мне понадобятся деньги. Лекарства, больницы, это все так дорого...
   АДАМС: Конечно.
  
   Лиза подходит к шкафу, вытаскивает из вороха белья шкатулку, открывает ее.
  
   ЛИЗА: Придется взять часть из той суммы, которую мы откладываем на черный день...
   АДАМС: Я забыл сказать тебе...
   ЛИЗА: Но здесь пусто! Здесь нет денег!
   АДАМС: О, господи, да... Я забыл сказать тебе... Там нет денег... Я одолжил их Марку. Мне пришлось... у него сейчас трудности, ты же знаешь... я не мог отказать.
   ЛИЗА: Но это - большая сумма, Адамс. Мы недавно платили за дом, у нас почти ничего не осталось...
   АДАМС: Да-да, конечно, не волнуйся, он отдаст. Ты же знаешь Марка. Я сегодня же позвоню ему, я достану деньги...
   ЛИЗА: Ты собирался весь день провести дома за отчетом...
   АДАМС: Но что же делать, придется поехать к Марку.
   ЛИЗА: А если Марк не сможет дать тебе денег?
   АДАМС: Тогда я займу у кого-нибудь другого. Я позвоню Райману...
   ЛИЗА: Но Раймана может не быть в городе... Сегодня воскресенье.
   АДАМС: Тогда я заеду к Айвансу, но с Айвансом у нас напряженные отношения, неловко просить у него денег...
   ЛИЗА: Ты больше не можешь управлять ситуацией.
   АДАМС: Нет-нет, у меня все под контролем...
   ЛИЗА: Когда ты не можешь управлять ситуацией, ты становишься ее рабом. Хаос накрывает тебя с головой, ты чувствуешь себя растерянным и беспомощным, ты не можешь вспомнить, с чего все началось, и понятия не имеешь, как все это закончить...
   АДАМС (перекрикивает ее): Я найду деньги!
   ЛИЗА (спокойно): Конечно, милый, ты найдешь деньги. Не волнуйся, все в порядке.
  
   Молчат. Адамс подходит к Лизе, обнимает ее.
  
   АДАМС: Я знал, что ты поймешь. Ты ведь у меня умница.
   ЛИЗА: Что такое деньги? Разве это важно для нас?
   АДАМС: Деньги это важно, Лиза. Но еще важнее то, что мы вместе.
   ЛИЗА: Вместе, что бы ни случилось...
   АДАМС: Что бы ни случилось - вместе.
   ЛИЗА: У нас идеальные отношения, правда, Адамс?
   АДАМС: Да, милая, у нас идеальные отношения.
  
   Затемнение.
   Когда вспыхивает свет, мы видим Эльзу, рассматривающую обстановку комнаты. Адамс стоит на прежнем месте.
  
   ЭЛЬЗА: А ты не плохо живешь... Неслабый домик.
   АДАМС: Ну, по сравнению с рядом стоящими...
   ЭЛЬЗА: Не прибедняйся. Понтовый скворечник. Сколько стоит такой?
   АДАМС: Страшно сказать. Мы еще и половины не выплатили: кредит на пять лет, живем только два года...
   ЭЛЬЗА: Бедняжка! Добровольно себе на шею такой хомут повесил...
   АДАМС: Но мы никогда не смогли бы выплатить всю сумму сразу, она слишком велика... У нас не так много средств...
   ЭЛЬЗА: "У нас!" Все "мы" да "мы", только и слышу от тебя...
   АДАМС: Не ревнуй, милая, ты же знаешь...
   ЭЛЬЗА: Я для тебя не "милая". Никогда не называй меня так, как зовешь свою серую женушку.
   АДАМС: Хорошо.
   ЭЛЬЗА: Пожалуй, я останусь здесь.
   АДАМС: Об этом не может быть и речи. Соседи...
   ЭЛЬЗА: Я не вернусь в ту паршивую гостиницу, которую ты присмотрел для меня.
   АДАМС: Это крепкие три звезды...
   ЭЛЬЗА: Я даже не знаю, как реагировать... Три звезды подойдут тебе, когда ты поедешь в отпуск со своей женой. Для нее сгодятся и две. Но я очень тебя прошу: прежде чем хотя бы мысленно ставить меня с ней в один ряд, очень хорошо подумай.
   АДАМС: Мы найдем другой отель, если тот тебе так не нравится...
   ЭЛЬЗА (подходит к нему): Адамс, любимый мой, ну что ты хмуришься? У нас праздник, я приехала к тебе в гости, впереди у нас десять дней, сумасшедшие, фантастические, незабываемые десять дней... А ты недоволен тем, что мне нравится твой дом...
   АДАМС: Я доволен, я очень доволен...
   ЭЛЬЗА (целуя его): Пойдем, ты покажешь мне спальню...
   АДАМС: Нет-нет, в спальню мы не пойдем!
   ЭЛЬЗА: Почему?
   АДАМС: Пойми... Я не очень ловко себя чувствую здесь с тобой... Я вообще не хотел тебя сюда привозить, но ты так настаивала...
   ЭЛЬЗА (отходит от него): Хотела посмотреть, как ты устроился в этой жизни...
   АДАМС: Ну, вот и посмотрела. Ничего особенного. Поехали обратно, я покажу тебе город, мы сходим на экскурсию, поднимемся на башню, погуляем в парке...
   ЭЛЬЗА: После сегодняшнего завтрака я вообще никуда не хочу с тобой ехать.
   АДАМС: Я знаю, я виноват...
   ЭЛЬЗА: Мы даже не выпили кофе, как побежали из этой забегаловки самым постыднейшим образом... И все потому что за соседний столик уселся какой-то идиотский тип!
   АДАМС: Это был Марк, мой коллега по работе. Он не должен меня видеть, ведь я взял больничный, чтобы как можно больше времени проводить с тобой...
   ЭЛЬЗА: И как ты собираешься проводить со мной время, если на каждом шагу боишься разоблачения?
   АДАМС: Я потому и выбрал ту гостиницу. В восточной части города у меня нет знакомых.
   ЭЛЬЗА: Я уже сказала, что не буду там жить.
   АДАМС: Но, милая...
   ЭЛЬЗА: Не называй меня милая!
   АДАМС: Прости, прости, не кричи так...
   ЭЛЬЗА: Послушай... Я сидела в баре со своей подругой Марго. Ты звонишь мне на мобильный, из другой страны, я плачу за это бешеные деньги, ты кричишь: бросай все и приезжай ко мне, у меня уехала жена... Но это - твои проблемы. Твоя жена уехала - ты сам и приезжай. Нет, я срываюсь как дура, собираю вещи, бегу на вокзал... Шесть часов ужасной дороги, таможня, бессонница, кретинская тетка напротив, и все ради того, чтобы просыпаться рядом с тобой, пока твоя мышь гостит у мамочки...
   АДАМС: Она - не мышь.
   ЭЛЬЗА: И вместо мужчины, которого я так люблю и уважаю, что бросаюсь к нему по первому же звонку, меня встречает дрожащий заяц, снявший мне как проститутке номер где-то на задворках...
   АДАМС: Это - восточная часть города...
   ЭЛЬЗА: А я хочу жить в западной! Почему ты не учел этого?
   АДАМС: Но ты должна понимать, что я не свободен... Таковы условия...
   ЭЛЬЗА: Я не согласна на такие условия. Извини.
  
   Достает мобильный телефон, набирает номер.
  
   ЭЛЬЗА: Але, Марго? Я возвращаюсь. Условия не подошли. Потом расскажу. Ты можешь встретить меня на вокзале? Я сообщу тебе время, когда узнаю. Все потом, я звоню тебе с мобильного, за бешеные деньги... Кто меня спрашивал? Павел? Интересовался, где я? Надеюсь, ты не сказала? Хорошо, я перезвоню ему. Это кстати. Он меня и встретит. Пока!
   АДАМС: Кто такой этот Павел?...
   ЭЛЬЗА: Не твое дело. (Набирает номер) Але, Павел?
  
   Адамс вышибает телефон из ее рук.
  
   ЭЛЬЗА: Сдурел?!
  
   Адамс опрокидывает Эльзу на кровать, срывает с нее одежду. Эльза сопротивляется, потом включается в процесс.
   Затемнение.
   Свет. Изможденные Адамс и Эльза лежат на постели.
  
   ЭЛЬЗА: А у тебя начинает получаться...
   АДАМС: Что?
   ЭЛЬЗА: Брать верх надо мной.
   АДАМС: Кто такой Павел?
   ЭЛЬЗА: Знакомый один.
   АДАМС: Твой бывший любовник?
   ЭЛЬЗА: А хоть бы и так... Что с того?
   АДАМС: Я хочу, чтобы ты стерла его телефон...
   ЭЛЬЗА: Зачем?
   АДАМС: Чтобы ты не могла ему больше позвонить. Это важно. Я так хочу.
   ЭЛЬЗА: А я хочу быть твоей женой...
   АДАМС (приподнимается): Женой?
   ЭЛЬЗА: На время, дурачок, не пугайся... Должна же у тебя быть жена, пока твоя болонка на выгуле...
   АДАМС: Эльза, я прошу тебя, не называй ее болонкой...
   ЭЛЬЗА: Но не могу же я называть ее женой. Мне слишком больно...
   АДАМС: Давай играть в то, что у меня нет жены? Нет вообще?
   ЭЛЬЗА: Ты сам это предложил...
   АДАМС: Что все эти десять дней я не женат, а? Только десять дней...
   ЭЛЬЗА: Хорошо.
   АДАМС: Ну и прекрасно.
   ЭЛЬЗА: У меня предложение получше. Давай играть в то, что твоя жена - это я. Только десять дней. Соглашайся, будет забавно...
   АДАМС: Хорошо. Но жить будем в гостинице.
   ЭЛЬЗА: И не мечтай.
   АДАМС: Я не могу тебя здесь оставить... Тебя увидят соседи...
   ЭЛЬЗА: Вставай, я хочу успеть на дневной поезд...
   АДАМС: Сотри телефон этого Павла.
   ЭЛЬЗА (поднимая трубку с пола): Сделай это сам...
   АДАМС (нажимая кнопки): Прощай, Павел... Прощай, Марго...
   ЭЛЬЗА: Зачем ты удалил Марго?
   АДАМС: У моей жены нет подруг. Все свободное время она проводит со мной.
   ЭЛЬЗА: Твоя жена голодна как волк. Кроме того, ее вещи остались в той дыре, куда ты хотел поселить свою любовницу...
   АДАМС: Сейчас мы с женой пообедаем...
   ЭЛЬЗА: Учти, твоя жена не любит готовить...
   АДАМС: А потом поедем за ее чемоданом.
   ЭЛЬЗА: Иди ко мне, мой котеночек, пора выполнять свой супружеский долг...
   АДАМС: Ты сведешь меня с ума...
  
   Затемнение.
   Лучом прожектора высвечивается Лиза.
  
   ЛИЗА: Моя сестра была очень умной. С первой же попытки она поступила в Государственный Университет на экономическое отделение. В тот год был сумасшедший конкурс, двести человек на место. Мне мама всегда говорила, что выше профессионального училища я не прыгну, да я это и сама знала. В тот год, когда моя сестра поступила в университет, я окончив восьмой класс пошла учиться на швею. Швея - это тоже хорошая профессия, если ее в совершенстве освоить, можно стать модельером. Правда, для этого нужно окончить художественное училище, но можно ведь начинать и с другого конца, правда? Я очень гордилась своей сестрой. На первом же курсе она участвовала в городском конкурсе красоты и заняла второе место. Первое получила дочка главного спонсора. Ради нее в принципе и устраивался весь этот шум. За второе место на этом мероприятии не давали ценных призов, сестра не получила в награду ни квартиру, ни машину, но после конкурса у нее появилось множество новых знакомых. В их числе оказался Сергей. Он был сыном директора центрального универмага. Сестре нравилось проводить с ним время. Мама думала, что они поженятся. Наверное, Сергей был очень щедрым, потому что у сестры появилось много красивых вещей. Часть из них потом перешла ко мне, но я так и не смогла их носить. Сестра стала редко появляться дома. Под нашими окнами ее часами дожидался тот дачный мальчик, который катал ее когда-то на раме велосипеда. Однажды, когда он сидел на качелях напротив нашего подъезда, пошел дождь. Было мокро, грязно и холодно, но он продолжал сидеть. Мне стало его жалко, я вышла к нему и позвала пить чай. Его лицо было мокрым от дождя, а казалось, что от слез. Мы с ним подружились. Он стал часто приходить, теперь уже ко мне, но все наши разговоры были о сестре. Я не обижалась, я знала, как он ее любит, мне хотелось ему помочь. Кроме того, я тоже ее любила. Сестра попала в аварию, когда, сдав экзамены, перешла на второй курс. Разбилась на мотоцикле. Они компанией поехали ночью за город. Сергей не справился с управлением, когда им навстречу выскочила машина. Скорость была слишком высокой. Он попытался уйти вправо, но там был обрыв, и они ухнули вниз на полном ходу. Потом врезались в дерево. Вернее, до дерева долетел один Сергей, сестру выбросило в сторону раньше. Когда до них добежали, оба уже умерли. В заключении о смерти было написано, что количество алкоголя в крови у Сергея превышало норму в несколько раз. Похороны были в один день. Меня на них не взяли, накануне у меня случился нервный срыв. А дачный мальчик после похорон выпрыгнул из окна. Меня после всей этой истории положили в больницу на два месяца. Я выпила там такое количество таблеток, что мне хватит их на всю жизнь. А потом я уехала в другой город, туда, где жила мамина сестра, моя тетка.
  
   Уходит со сцены.
   Некоторое время сцена пуста. Потом появляется Слава.
  
   СЛАВА: Эй, хозяева дома? Э-эй!
  
   Выходит Эльза, обмотанная полотенцем.
  
   СЛАВА: Ого!
   ЭЛЬЗА: Ого... могу чем-то помочь?
   СЛАВА: Я ваш новый сосед. Кирпичный дом слева. Въехал три дня назад...
   ЭЛЬЗА: Извините, я после ванны... ничего?
   СЛАВА: Вполне!
   ЭЛЬЗА: Ну...
   СЛАВА: Что "ну"?
   ЭЛЬЗА: Чем могу помочь, кирпичный дом слева?
   СЛАВА: Да просто зашел познакомиться, так сказать, представиться, навести мосты...
   ЭЛЬЗА: За чем же дело встало?
   СЛАВА (протягивая руку): Вячеслав.
   ЭЛЬЗА (руку игнорируя): Эльза. Мужа сейчас нет дома, он поехал за продуктами. Его зовут Адамс.
   СЛАВА: Очень приятно. И... давно вы здесь живете?
   ЭЛЬЗА: Два года.
   СЛАВА: Хорошее место, мне сразу понравилось, когда приехал дом смотреть...
   ЭЛЬЗА: Да, место неплохое. Тишина, птички поют, лес в пару шагах.
   СЛАВА: Ну а в плане развлечений что имеется?
   ЭЛЬЗА: Развлечений? Говорят, в соседнем поселке развлекательный центр построили, ну, там бар, боулинг, бильярд...
   СЛАВА: Это по дороге к городу который?
   ЭЛЬЗА: Нет, это дальше по шоссе... Но я там не была. По правде говоря, мы с мужем редко куда выбираемся, он страшный домосед... Ну а мне одной как-то неловко.
   СЛАВА: Я с удовольствием составлю вам компанию.
   ЭЛЬЗА: Правда? Даже не знаю... Вас не смутит, если я оденусь?
   СЛАВА: Нет-нет! Мне нужно выйти?
   ЭЛЬЗА: Не нужно. Встаньте лучше вот сюда...
  
   Указывает ему место, напротив шкафа, Слава послушно перемещается. Сама подходит к шкафу, открывает дверцу, встает за нее так, чтобы укрыться. На дверце шкафа появляется ажурное белье. Слава не без интереса наблюдает за тем, что попадает в поле его зрения.
  
   СЛАВА: А что? Мы с вами чудно провели бы время...
   ЭЛЬЗА (из-за шкафа): Не сомневаюсь в этом.
   СЛАВА: Вы играете в бильярд?
   ЭЛЬЗА: Выбиваю пять подряд...
   СЛАВА: Ну, это еще не предел...
  
   Эльза выходит из-за дверцы в коротком шелковом халатике и чулках.
  
   ЭЛЬЗА: Теперь можно расслабиться.
   СЛАВА: Боюсь, теперь это не получится.
   ЭЛЬЗА: У вас есть сигареты?
   СЛАВА: Да, пожалуйста...
   ЭЛЬЗА: Курю редко, муж не выносит дыма...
  
   Слава достает из кармана пачку, Эльза берет сигарету. Слава щелкает зажигалкой в форме Эйфелевой башни.
  
   ЭЛЬЗА: Какая интересная у вас зажигалка...
   СЛАВА: Парижский сувенир. Оставьте себе.
   ЭЛЬЗА: Зачем это? (стряхивает пепел в первую попавшуюся вазочку)
   СЛАВА: Мне приятно, если у вас будет что-то, связанное со мной.
   ЭЛЬЗА: Хорошо.
  
   Кладет зажигалку рядом с вазочкой, куда стряхивает пепел.
  
   ЭЛЬЗА: Что вы на меня так смотрите?
   СЛАВА: Вам идет этот халат.
   ЭЛЬЗА: Муж привез из Рима. Он выгодно подчеркивает мою шею.
   СЛАВА: Муж?
   ЭЛЬЗА: Халат. Вам нравится моя шея? (поправляет на ноге чулок)
   СЛАВА: Шея?
   ЭЛЬЗА: Она длинная.
   СЛАВА: В пределах нормы...
   ЭЛЬЗА: Длинная шея считается красивой.
   СЛАВА: Да, у вас длинная шея... Так как насчет бильярда? Сегодня вечером?
   ЭЛЬЗА: Уже вечер.
   СЛАВА: Десять часов... Детское время. Я зайду за вами через полчасика.
   ЭЛЬЗА: Не знаю, я спрошу у мужа. Быть может, через полчасика мы будем заняты...
   СЛАВА: Чем же, если не секрет?
   ЭЛЬЗА: Скромными семейными радостями. Я делаю ему массаж...
   СЛАВА: Вы массажистка?
   ЭЛЬЗА: Оканчивала курсы. Люблю, когда мужчина у меня в руках.
   СЛАВА: Мне как раз требуются опытные руки...
   ЭЛЬЗА: Вы не оригинальны. Я слышу эту фразу всегда, когда сообщаю, что занимаюсь массажем. Почему-то говорят ее только мужчины.
   СЛАВА: Их можно понять... Значит, в пол-одиннадцатого я зайду?
   ЭЛЬЗА: Вы слишком торопите события.
   СЛАВА: Послушайте, оставьте мне свой телефон, я лучше позвоню, а то вдруг вашему мужу действительно захочется массажа, а тут ввалюсь я, неудобно получится.
   ЭЛЬЗА: Кому неудобно?
   СЛАВА: И мужу, и вам...
   ЭЛЬЗА: Мне неудобно не бывает. Я гибкая.
   СЛАВА: Так как, насчет телефона?
   ЭЛЬЗА: Не самая хорошая идея. Мои телефонные разговоры выводят мужа из себя...
   СЛАВА: А вы потихонечку...
   ЭЛЬЗА: Лучше запишите мне свой номер.
   СЛАВА: Позвольте блокнот...
  
   Эльза протягивает ему листок, Слава достает ручку, пишет номер. В этот момент появляется Адамс.
  
   ЭЛЬЗА: А вот и он! Здравствуй, милый... (нежно целует его) Познакомься, это наш новый сосед...
   АДАМС: Сосед?
   СЛАВА: Кирпичный дом слева...
   АДАМС: А как же Ивенсы?
   СЛАВА: Так они же съехали. Уже два месяца как. Дом на продаже полгода стоял, пока я не подвернулся. Проделал маленький ремонтик и вот уже три дня как въехал. (протягивает руку) Вячеслав.
   АДАМС: Очень приятно, Адамс...
   ЭЛЬЗА: Мой муж.
   АДАМС: А это... (кивает на Эльзу) это Эльза...
   ЭЛЬЗА: Мы с Вячеславом уже познакомились...
   СЛАВА: Да, я тут решил оставить вам свой номер телефона, мало ли что понадобится, вы обращайтесь, так сказать, по-соседски...
   АДАМС: Да-да... хорошо...
   СЛАВА: Ваш я тоже запишу, если вы не против...
   АДАМС: Да-да...
   СЛАВА: Пишу...
  
   Пауза.
  
   СЛАВА: Пишу... Диктуйте.
   АДАМС: Что?
   СЛАВА: Телефон ваш. Чтобы не бегать туда-сюда, если что...
   АДАМС: Девятьсот восемьдесят, семьдесят девять...
   СЛАВА: Записал. Так что теперь и созвониться можем. Ну, до встречи. Очень рад знакомству с такой приятной супружеской парой.
   ЭЛЬЗА: Я провожу.
  
   Вместе выходят. Адамс остается, садится на кровать, обхватывает голову руками. Эльза возвращается.
  
   АДАМС: Как ты могла впустить этого типа в дом?
   ЭЛЬЗА: Я не впускала, он сам вошел.
   АДАМС: Ты понимаешь, что ты наделала? Что теперь будет?
   ЭЛЬЗА: А по-моему он ничего. Тебе он не понравился?
   АДАМС: Что будет, когда он увидит Лизу?
   ЭЛЬЗА: Он примет ее за твою домработницу.
   АДАМС: Что он ей скажет?
   ЭЛЬЗА: Что у тебя красивая жена, с которой он имел удовольствие познакомиться.
   АДАМС: О, господи, как я ей объясню, что в ее доме была женщина, которая назвалась ее именем...
   ЭЛЬЗА: Уволь меня от этой проблемы...
   АДАМС: Нет, уж извини. Эту проблему создала ты.
   ЭЛЬЗА: Не надо перекладывать на других то, за что должен отвечать сам.
  
   Адамс замечает зажигалку и вазочку, использованную под пепельницу.
  
   АДАМС: Я просил тебя не курить в моем доме!
   ЭЛЬЗА: Я не могу курить на улице, там холодно, я тебе говорила.
   АДАМС (рассматривая зажигалку): Что это за пошлость?
   ЭЛЬЗА: Это зажигалка, у меня не было, наш новый сосед мне ее подарил. Дай сюда!
  
   Забирает зажигалку, прячет в свою сумку.
  
   АДАМС: Наш! Не наш, а мой! Ты здесь всего лишь гостья!
   ЭЛЬЗА: Всю эту неделю я была хозяйкой...
   АДАМС: Но ты - не хозяйка! Как ты додумалась сказать ему, что ты моя жена?
   ЭЛЬЗА: А что я должна была ему сказать? Что я - твоя любовница?
   АДАМС: Да все что угодно: что ты моя... ну, не знаю... коллега по работе, родственница, сестра, наконец!
   ЭЛЬЗА: Мне не пришло в голову, что твоя коллега по работе может болтаться по дому в таком виде...
   АДАМС: Черт возьми! Как ты могла разгуливать перед ним в этом халате?
   ЭЛЬЗА: Когда он пришел, я была без халата.
   АДАМС: Что???
   ЭЛЬЗА: Перестань орать. Я обернулась полотенцем.
   АДАМС: Зачем ты впустила его в дом?
   ЭЛЬЗА: Я повторяю: он не спрашивал приглашения, взял и вошел.
   АДАМС: Почему ты оставила двери открытыми?
   ЭЛЬЗА: Это ты их оставил открытыми, когда уходил, я вообще была в ванной...
   АДАМС: О, черт! Каких глупостей ты ему еще наговорила?
   ЭЛЬЗА: Ничего я ему не говорила! Мы не успели пообщаться толком, ты сразу пришел.
   АДАМС: Почему он оставил свой номер телефона?
   ЭЛЬЗА: Я обещала ему позвонить.
   АДАМС: Зачем?
   ЭЛЬЗА: Он пригласил меня сегодня вечером поиграть в бильярд.
   АДАМС: Поиграть во что?
   ЭЛЬЗА: В бильярд.
   АДАМС: Ты согласилась?
   ЭЛЬЗА: Я сказала, что подумаю...
   АДАМС: Шлюха!
  
   Бьет ее по лицу.
  
   ЭЛЬЗА: Если ты еще хоть раз посмеешь поднять на меня руку...
  
   Адамс дает ей вторую пощечину.
  
   ЭЛЬЗА (отступая): Что ты возомнил о себе, сволочь?
   АДАМС: Ты представляешься моей женой, и каждому даешь понять, что ты доступна! Я впустил тебя в свой дом, я содержу тебя, ты спишь со мной и ведешь себя как панельная девка!
   ЭЛЬЗА: С меня хватит, я уезжаю!
  
   Идет к шкафу, судорожно перетряхивает полки, вываливая одежду на пол.
   Адамс подскакивает к ней, пытается ее оттолкнуть, запихивает одежду обратно.
  
   АДАМС: Не смей трогать одежду моей жены!
   ЭЛЬЗА: Я уезжаю от тебя, ты слышал?
   АДАМС: Куда ты собралась? К этому? Кирпичному дому?
   ЭЛЬЗА: Не твое дело!
   АДАМС: Ты... ты... Дрянь такая, никуда ты не пойдешь!
   ЭЛЬЗА: Я буду кричать!
   АДАМС: Давай, зови на помощь!
   ЭЛЬЗА: Пошел вон, не трогай меня!
   АДАМС: Кричи! Звони в полицию! В службу спасения! Звони! Вызывай!
   ЭЛЬЗА: Пусти!
   АДАМС: Ты будешь спать сегодня здесь!
   ЭЛЬЗА: Размечтался!
  
   Адамс вновь замахивается, но в последний момент задерживает руку. Натыкается на бешеный взгляд Эльзы.
  
   ЭЛЬЗА: Только тронь...
   АДАМС: Ложись спать.
   ЭЛЬЗА: Я уезжаю.
   АДАМС: Ложись спать! А утром я сам тебя отвезу на вокзал!
   ЭЛЬЗА: Я уезжаю сейчас!
   АДАМС: Спать ложись, я сказал!!!
  
   Толкает ее на кровать, Эльза падает.
   Адамс уходит.
   Свет гаснет.
  
   ГОЛОС АДАМСА: Ты сама, сама виновата... Я не хотел опять тебя ударить... Я не знаю, что ты делаешь со мной... я просто схожу с ума... Я не могу управлять ситуацией, я теряю контроль... я не понимаю, что происходит...
   ГОЛОС ЭЛЬЗЫ: Я есть лишь то, что ты во мне видишь.
   ГОЛОС АДАМСА: Уходи, оставь меня, не трогай, мне без тебя лучше...
   ГОЛОС ЭЛЬЗЫ: Но ведь я - твоя жена, я не могу тебя оставить.
  
   Полутьма.
   Адамс один лежит в одежде на постели лицом вниз.
   Появляется Лиза. Она проходит по комнате, открывает жалюзи.
   Утренний свет.
  
   ЛИЗА: Милый, почему ты спишь в одежде?
  
   Адамс подскакивает.
  
   АДАМС: Лиза! Лиза! Господи, Лиза, я тебе все объясню!
   ЛИЗА: Что случилось, милый? Почему у тебя такой беспорядок? Почему одежда на полу? Что произошло?
   АДАМС: Ты... Ты... Ты давно здесь?
   ЛИЗА: Я только что вошла...
   АДАМС: Сядь! Сядь сюда, я прошу тебя!
  
   Усаживает ее на кровать, лицом к стене.
  
   ЛИЗА: Но вижу, что мне надо было приехать раньше. Что у тебя здесь происходит?
   АДАМС (не давая ей повернуться): Ведь ты должна была вернуться только через три дня...
   ЛИЗА: Маме стало лучше, а у меня сердце по дому заныло... Я подумала: как там у тебя дела? Села на поезд и приехала...
   АДАМС: Почему ты не предупредила?
   ЛИЗА: У тебя был выключен мобильный телефон, а к домашнему ты не подходишь... Да и ехать я решилась в последний момент, с билетом повезло... Как у тебя на работе?
   АДАМС: Послушай, Лиза, я тебе все объясню сейчас. Ты только посиди здесь пару минут, я прошу тебя, просто посиди, отдохни с дороги, я вернусь сейчас и все тебе расскажу...
   ЛИЗА: Какой ты странный...
   АДАМС: Сиди, пожалуйста...
  
   Быстро выходит. Лиза остается одна, встает с постели, поднимает с пола одежду, кладет ее в шкаф. Возвращается Адамс.
  
   АДАМС: Ты никого не встретила по дороге?
   ЛИЗА: Кого я должна была встретить?
   АДАМС: Ну и ладно, ну и хорошо...
   ЛИЗА: Ничего не понимаю...
   АДАМС: У нас сосед новый... А Ивенсы уехали...
   ЛИЗА: Куда уехали?
   АДАМС: Да черт их знает!
   ЛИЗА: Почему везде такой беспорядок? Кто у тебя был?
   АДАМС: У меня был Марк. Ты же знаешь Марка. У него опять неприятности.
   ЛИЗА: Милый, сколько можно взваливать на себя чужие проблемы?
   АДАМС: Но не мог же я ему отказать...
   ЛИЗА: Что он хотел на этот раз?
   АДАМС: Он приехал ко мне поговорить... Привез с собой виски...
   ЛИЗА: Виски?
   АДАМС: Он поссорился с женой, и приехал ко мне, и привез виски... в общем мы с ним выпили...
   ЛИЗА: Ты же не пьешь...
   АДАМС: Я тоже так думал... Говорил ему, а он все свое... Ну, про жену, про работу, про то, что он устал, и что он не может пить один...
   ЛИЗА: Ну все ясно! Вы напились!
   АДАМС: Да... И я его уложил спать ...
   ЛИЗА: Где?
   АДАМС: В гостиной, на диване... Просыпаюсь, а тут ты... А его нет... Куда делся, не знаю...
   ЛИЗА: Уехал, наверное, будить тебя не захотел и уехал...
   АДАМС: Дай Бог, дай Бог...
   ЛИЗА: Да... Так я и знала, что ты без меня набедокуришь... Ну уж не думала, что ты напьешься...
   АДАМС: Ты устала с дороги, приляг...
   ЛИЗА (прижимаясь к нему): Я очень по тебе соскучилась...
   АДАМС: Да-да, я тоже...
  
   Отходит от нее. Лиза с болью смотрит на него.
  
   ЛИЗА: Пойду приму душ...
   АДАМС: Иди, иди, конечно!
   ЛИЗА: Какой-то ты вздернутый...
   АДАМС: Чувствую себя неважно...
   ЛИЗА: Ну еще бы: столько выпить...
  
   Достает из шкафа свой халат, уходит.
  
   ГОЛОС ЛИЗЫ ИЗ-ЗА КУЛИС: А чья эта розовая расческа в ванной?
   АДАМС: Расческа? Расческа? (кричит) Это я тебе купил! А то ты вечно свои гребешки теряешь!
   ГОЛОС ЛИЗЫ: Спасибо! А зубная щетка - тоже мне?
   АДАМС: Щетка? Это Марка, он ее забыл, ты не трогай!
   ГОЛОС ЛИЗЫ: Хорошо!
  
   Адамс обессиленный садится на кровать, обхватывает голову руками. Появляется Эльза в своем коротком халатике.
  
   ЭЛЬЗА: Что случилось, почему ты в печали?
   АДАМС: Ты! Откуда ты взялась?!
   ЭЛЬЗА: Вышла продышаться, утром такой воздух свежий!
   АДАМС (подскакивает): Тебе надо уходить! Уезжать немедленно! Лиза вернулась!
   ЭЛЬЗА: И что? Я не боюсь ее. Я гораздо сильнее...
   АДАМС (возбужденным шепотом): Ты не понимаешь, вернулась моя жена, на три дня раньше, тебе надо уходить!
   ЭЛЬЗА: Я никуда не уйду, твоя жена все еще - я! У нас уговор!
  
   Адамс сует ей первую попавшуюся одежду из шкафа, пытается ее вытолкать.
  
   АДАМС: Где твои вещи? Где твой чемодан, где все? Быстрее, быстрее!
   ЭЛЬЗА: Я не понимаю, вчера я хотела уехать, ты меня не отпускал... Ночью плакал, клялся в любви и просил прощения... Сегодня ты меня сам выгоняешь...
   АДАМС: Я прошу тебя, надо идти, она сейчас выйдет... Я довезу тебя до вокзала, только уйди из дома, подожди меня за поворотом... Я довезу тебя...
   ЭЛЬЗА: Но я не хочу уезжать!
   АДАМС: Я дам тебе денег, сколько ты хочешь?
   ЭЛЬЗА: Да пошел ты!
   АДАМС: Тысяча? Две? (шарит по карманам, ничего не находит) Подожди!
  
   Бросается к сумочке Лизы, оставленной на столе, вытряхивает ее содержимое. Среди прочего находит кошелек, вытаскивает несколько купюр, быстро пересчитывает.
  
   АДАМС: Вот, пятьсот! Пока пятьсот, возьми! Остальное потом!
  
   Выталкивает Эльзу, на ходу натягивая на нее какую-то кофту. Выходят. Появляется Лиза в домашнем халате.
  
   ЛИЗА: Милый... Опять разбросал одежду... Да что это такое!
  
   Складывает выпавшую одежду в шкаф. Возвращается Адамс.
  
   АДАМС: Мне позвонили с работы, только что, надо срочно ехать...
   ЛИЗА: Но сегодня суббота...
   АДАМС: У них внеурочный заказ, только что звонил Марк, он уже в офисе...
   ЛИЗА: Послушай, Адамс... Милый, нам надо поговорить.
   АДАМС: Потом, Лиза, все потом, мне надо ехать...
   ЛИЗА: Это срочно.
   АДАМС: Две минуты!
   ЛИЗА: Ты не будешь отрицать, что в нашей жизни появилась проблема...
   АДАМС: О, Господи, Лиза! Мы поговорим об этом позже!
   ЛИЗА: Нет, сейчас.
   АДАМС: Что, что ты хочешь? Быстрее!
   ЛИЗА: И эту проблему надо решать.
   АДАМС: Какую проблему? О чем ты? Точнее!
   ЛИЗА: Ты знаешь. Я много думала, мне кажется, мы должны обратиться к специалисту...
   АДАМС: Обратимся! К двум специалистам! Я вернусь, и мы обратимся!
   ЛИЗА (замечая на столе свою выпотрошенную сумку): Что это? Зачем ты рылся в моей сумке?
  
   Адамс бросается к сумочке Лизы, заталкивает ее содержимое обратно.
  
   АДАМС: Вот, вот, все в порядке, просто я искал одну вещь...
   ЛИЗА: В моей сумке? Какую?
   АДАМС: Все, все на месте...
  
   Натыкается на зажигалку в форме Эйфелевой башни, берет ее в руки.
  
   АДАМС: Что это у тебя?
   ЛИЗА: Что?
   АДАМС: Откуда у тебя эта зажигалка? Ты ведь не куришь...
   ЛИЗА: Это... просто... красивая вещь. Я не понимаю...
   АДАМС: Это - не твоя вещь!
   ЛИЗА: Как это не моя, если она лежит у меня в сумке?
   АДАМС: Эта вещь тебе не принадлежит... Как она попала сюда?
   ЛИЗА: Не понимаю... Что за допрос...
   АДАМС (наступая на нее): Я спрашиваю тебя: где ты ее взяла?
   ЛИЗА (отступая): Да что с тобой? Ты меня пугаешь...
   АДАМС: Ответь! Лиза, не ври мне, слышишь? Я не трону тебя, только скажи правду...
  
   Лиза, отходя, упирается спиной в стену. Адамс подходит почти вплотную
  
   ЛИЗА (кричит в плаче): Да что с тобой такое!
   АДАМС (приходит в себя): Прости, прости, я напугал тебя (бросает зажигалку на пол), просто я себя плохо чувствую сегодня, голова разламывается... (отходит к двери) Мне идти надо, я приеду, мы поговорим...
  
   Выбегает. Лиза медленно сползает по стене на пол. Плачет.
   Появляется Слава.
  
   СЛАВА: Эй, хозяева! У вас опять все двери нараспашку!
  
   Замечает сидящую на полу Лизу.
  
   СЛАВА: Что с вами? Вы упали? Ушиблись?
   ЛИЗА: Голова просто закружилась... Все в порядке.
  
   Слава помогает ей подняться, усаживает на кровать.
  
   СЛАВА: Вы меня напугали... Вам не больно?
   ЛИЗА: Нет-нет...
   СЛАВА: Я ждал вчера вашего звонка. Весь вечер. А вы так и не позвонили.
   ЛИЗА: Я не могла. Муж был в плохом настроении, ему не здоровилось.
   СЛАВА: Вчера ему, сегодня вам... Просто невезение какое-то!
   ЛИЗА: И не говорите.
   СЛАВА: Я видел, как он точно ошпаренный выбежал из дома...
   ЛИЗА: На работу опаздывал.
   СЛАВА: В субботу?
   ЛИЗА: Срочный заказ.
   СЛАВА: Понятно.
   ЛИЗА: У вас есть сигареты?
   СЛАВА: Да, конечно...
   ЛИЗА: Муж не выносит табачного дыма...
  
   Слава достает пачку, протягивает Лизе. Лиза вытаскивает сигарету. Слава охлопывает карманы в поиске зажигалки.
  
   ЛИЗА: Там на столе...
   СЛАВА (поднимая зажигалку с пола): Под столом... (дает Лизе прикурить) Ну так как? Насчет сегодняшнего вечера... Забьете пять подряд?
   ЛИЗА: Думаю, сегодня забью все. Без промаха.
   СЛАВА: Сыграем на массаж. В случае вашего проигрыша.
   ЛИЗА: У вас мало шансов. Что будет, если выиграю я?
   СЛАВА: На ваше усмотрение...
   ЛИЗА: Не боитесь? Я ведь многое могу запросить.
   СЛАВА: Ваш покорный слуга... Во всем.
   ЛИЗА: Я не была бы на вашем месте столь опрометчива в словах...
   СЛАВА: Так значит, сегодня?
   ЛИЗА: Не буду обещать.
   СЛАВА: Еще один вечер перед телефоном я не вынесу...
   ЛИЗА: Терпение - залог удачи.
   СЛАВА: Я это запомню. Насчет удачи.
   ЛИЗА: Вам пора. Муж может вернуться в любую минуту. Я не хочу, чтобы сегодня он снова себя плохо чувствовал.
   СЛАВА: Смотрите, если не дождусь звонка, опять приду в гости...
   ЛИЗА: Мы с Адамсом всегда рады вашему появлению.
   СЛАВА (смеется): А вам палец в рот не клади...
  
   Уходит. Лиза, тяжело поднимаясь, уходит со сцены в противоположную сторону. Возвращается Адамс.
  
   АДАМС (зовет громким шепотом): Эльза... Эльза... Куда делась эта дрянь...
  
   Выходит Эльза в своем халатике.
  
   ЭЛЬЗА: Почему ты шепчешь? Что тебе от меня надо?
   АДАМС: Зачем ты до сих пор здесь? Я ведь просил тебя убраться!
   ЭЛЬЗА: Прекрати разговаривать со мной в таком тоне.
   АДАМС: Я прошу тебя: уходи...
   ЭЛЬЗА: Только что заходил наш новый сосед. Я обещала этим вечером пойти с ним в бильярд.
   АДАМС: Какой бильярд, какой бильярд, Эльза... У тебя поезд! Где Лиза? Ты видела ее?
   ЭЛЬЗА: Он симпатичный, этот Слава. И уж конечно, умеет обращаться с женщинами получше, чем ты.
   АДАМС: Змея, ну ты змея... что ты задумала? Испортить мне жизнь? Опутала меня своими сетями, не выбраться! Что ты хочешь? Скажи, что ты хочешь? Ты шантажируешь меня, да? Я читал, такое бывает...
   ЭЛЬЗА: Я устала от тебя, Адамс. Ты болен.
   АДАМС: Пропади все пропадом, мне плевать! Лиза поймет... поймет и простит... потому что любит меня... как я мог хоть на секунду променять ее на такую тварь как ты...
   ЭЛЬЗА: Я есть лишь то, что ты видишь во мне...
   АДАМС: Но она поймет, поймет и простит... Потому что любит меня... Пропади все пропадом... Как я мог хоть на секунду...
   ЭЛЬЗА: Помнишь, Адамс, как ты сделал мне предложение? Мы лежали тогда на дырявом диване, в моей комнате в общежитии... Это было у нас в первый раз... И ты сказал, что никогда не был так счастлив... И еще сказал: выходи за меня... мы построим дом и родим двоих детей - мальчика и девочку... И я поверила тогда тебе, Адамс... Я поверила, что сначала будет мальчик, а потом - девочка... И в окно нам светили звезды... Куда все это делось, Адамс?
  
   Адамс подскакивает к ней, трясет, не дает говорить.
  
   АДАМС: Ты врешь! Ты все врешь, сука! Ты не можешь этого знать, потому что кроме Лизы и меня там никого не было! Ты не могла подслушать, я бы знал, что ты там, я бы увидел, я бы почувствовал... что ты поблизости... Тебя не было!
  
   Эльза вырывается, дерутся, падают на пол.
  
   ЭЛЬЗА: А я засмеялась... тогда... И ты обиделся... А я... я сказала, что смеюсь... от радости... А под утро в дверь стала ломиться пьяная соседка... она забыла ключи... и нам пришлось... нам пришлось подыматься, Адамс... чтобы открыть ей...
   АДАМС (хватает Эльзу за горло): Замолчи! Замолчи...
   ЭЛЬЗА (хрипит): И она была первая, кому мы сообщили... сообщили, что счастливы... А потом поехали к моей тетке... на другой конец города... И она вышла к нам в пижаме... потому что еще спала... И ее собака...
   АДАМС (продолжая душить): Замолчи, замолчи дрянь! Ты не можешь этого знать! Ты не должна... это знать!
   ЭЛЬЗА (из последних сил): Куда все это делось, Адамс? Ведь это был целый мир! С его обидами... страстями... радостью... наполненный самыми... разными чувствами... И если это... все... вот так... исчезло в никуда... значит... не имело значения?
  
   Эльза замолкает. Адамс еще несколько секунд ее держит за горло. Потом, убедившись, что она мертва, откатывается в сторону. Тяжело дышит.
  
   Затемнение.
  
   Лучом прожектора высвечивается Лиза, стоящая на авансцене.
  
   ЛИЗА: Через несколько дней после смерти сестры нужно было отнести в похоронное бюро недостающую справку. Мама плохо себя чувствовала, я пошла одна. Там было много народу, я не знала, что могу пройти без очереди, и прождала несколько часов. Когда я возвращалась домой, было темно. У подъезда стояла дорогая машина. Из нее вышел друг Сергея, я часто видела его в компании сестры, ему было нужно поговорить со мной. Я села в машину. Там был еще один. Они говорили про какие-то деньги, которые им должна была моя сестра, но я долго не понимала, в чем суть. Потом они объяснили, что сестра продавала наркотики, и большая партия этих наркотиков была у нее на руках. Успела ли она их сбыть или нет, они не знают, но теперь нужно либо вернуть им эти наркотики, либо заплатить деньги. Они назвали очень крупную сумму. Я пошла домой и стала искать. В книгах сестры вместо вырезанных страниц я нашла два маленьких пакетика с розовым порошком, денег никаких не было. Я отдала пакетики тем парням. Они сказали, что это не все, что нужно еще, но больше я найти не смогла. Маме я ничего не сказала, она плохо себя чувствовала. За день до похорон, они подъехали ко мне, когда я шла домой из магазина. Меня посадили в машину и отвезли в какую-то квартиру. Я плохо помню, что было дальше, сколько их было, и как долго это длилось. По-моему я даже не кричала. После того, как все кончилось, они отвезли меня обратно. Я упала в обморок около лифта, так говорят соседи, которые дотащили меня до квартиры. Они же и посоветовали маме не брать меня на похороны. Когда врач в психиатрической лечебнице спрашивал меня о сестре, я сказала, что она была самым светлым человеком, которого я знала. Я никогда не пыталась ей подражать, потому что она была такая - одна, и это все понимали. Но, когда ее не стало, я подумала, что должна быть на нее хоть чем-то похожей... Что я могла, не имея ни ее ума, ни красоты? Я постаралась оставаться светлой. Безупречно светлой. А, когда приходят черные дни, и мое истинное нутро рвется наружу, я стараюсь эти дни не помнить. Потому что знаю, что у каждой монеты есть две стороны, и никто и никогда это исправить не сможет. Каждый из нас есть только то - что в нем видят другие. Объективного знания не существует. И очень важно, чтобы твоя лучшая сторона была кому-нибудь нужна. Потому что без этого ты пропадешь.
  
   Затемнение.
   Лучом прожектора высвечивается Адамс. На кровати под белой простыней лежит женщина. Зеркало на стене завешено.
  
   АДАМС: Когда я проснулся, я увидел перед собой мертвую Лизу. Наверное, я очень громко кричал, потому что через какое-то время прибежал этот парень, из кирпичного дома слева. Он надавал мне по морде, и я немного пришел в себя. Вместе с ним мы подняли мою жену и положили на кровать. И накрыли простыней. Он сказал, что так нужно. И завесили зеркало. Вместе с ним мы вызвали полицию. Я не знаю, когда они приедут, парень ушел к себе. А я все сижу рядом с ней и думаю: о чем мечтала эта женщина, когда была девочкой, и какого цвета у нее были волосы? Мне кажется, что светлые...
  

Затемнение.

  

КОНЕЦ.

  

Апрель, 2006 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2

"Адамс". Екатерина Григорьева.

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"