Григорьева Наталия Васильевна: другие произведения.

Глава 2. Вызов.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  
   Только сильный маг
   единственный раз в жизни
   может вызвать на помощь
   таинственного рыцаря
   из другого мира.
   Пребывая в своем мире
   в царстве сна, в нашем мире
   он будет биться наяву
   за правое дело.
   Древняя легенда.
  
   На громадной террасе старинного замка в этот предутренний час было пустынно и тихо.
   Чайка решила присесть на одну из статуй, украшавших перила и с удивлением обнаружила живого человека, стоявшего неподвижно и столь коварно обманувшего ее надежды.
   Издав протестующий крик, она ринулась к скалам - те надежнее этого странного человеческого жилья...
   Выходка чайки развлекла человека на мгновение, хорошо еще, что больше никто не заметил - в поисках лучшего обзора магистр встал на постамент, приготовленный для его статуи.
  - Статуи Магистра - улыбка едва тронула его губы. - Надеюсь, это случится как можно позже...
  - Разговариваешь сам с собой? Стареешь, брат. - Подошел к нему маг.
  - Орландо, тебе бы цены не было, будь ты моим шпионом. - Вздохнул магистр.
  - Мне и так цены нет. - Маг беспечно пожал плечами. - Примериваешься, как будешь выглядеть в виде статуи?
  - Корабли жду. - Магистр внимательно посмотрел на мага. - Ночью скороход прибыл с известием, что корабли с рыцарями к утру будут.
  - Корабли прибудут к вечеру, как я и сказал. Мы успеем позавтракать и обсудить последние новости с Лиловых гор.
  - Ну, что же, пойдем, вкусим дары природы. - Согласился магистр, ловко спрыгивая с постамента.
  - Ножка косули с лисичками в сметане ожидает вас в витражной зале. - Поклонился маг.
  
   Витражная зала являла собой чудо света - круглая, с двенадцатью стрельчатыми окнами. Каждое забрано витражом, изображавшим самый красивый цветок направления. Своеобразный
  компас - если рыцарь говорит, что ему люб цикламен - иди в Иллийские горы, а если нравится фиолетовый ветренник - прямой путь в Лиловые горы. Была у витражной залы тайна, которую знали всего трое - если сесть в центре за дубовый стол и поставить на столешницу хрустальные бокалы магистра - то никто не сможет подслушать разговор, ни маг, ни чародей, и подсмотреть ничего не удастся. В магическом зеркале, конечно, будут видны люди, сидящие за столом, но делают-то двойники совсем другое.
   Сев за восьмигранный стол маг и магистр отдали должное жаркому из ножки косули, лисичкам в сметане, и, конечно, великолепному Золотому Водопаду, искристому вину острова Шамп.
  
  - В Лиловых горах видели замок Семицветник. Травница на рассвете вышла собирать заветные травы, тут он перед ней и объявился. Переливался всеми семью цветами, картины на гранях - как живые. Женщина подошла к замку, он сразу растаял, как утренний туман под жарким солнцем. Травница ко мне явилась, не мешкая, еле жива добралась. В ее возрасте быстроступ много сил отнимает. С древними книгами
  описание полностью совпадает. Через неделю косари на Ленивом лужке его видели, но издалека. И косарей Семицветник к себе не подпустил. - Сообщил маг и вздохнул еле слышно.- Нас ждут перемены.
  - Это мы еще посмотрим... - оптимистично высказался магистр. - Семицветник должен еще третий человек увидеть, в полном соответствии с древними балладами. А пока мы не вступили в эпоху перемен - выпьем за наших верных рыцарей, чтобы путь домой был легок и удачен.
  - Выпьем за рыцарей! Пусть им сопутствует удача! - Поднял бокал маг.- Желаю рыцарям столько побед, сколько пузырьков в этом бокале!
   Вино вспенилось, полилось вниз золотым водопадом и мгновенно исчезло в глубокой пещере открытого рта мага.
   Магистр улыбнулся:
  - Какой из тебя маг, Орландо! Фокусником ты родился, фокусником и останешься. Поэтому тебя в гильдию магов и не приняли.
  - И гильдии волшебников я тоже не подошел... - Печально вздохнул маг. - Зато меня пригрел магистр ордена Девятки. Почему такое скромное название? Фантазии не хватило? Другие ордена попышнее выбрали и процветают.
  - Мы тоже на жизнь не жалуемся. - Пожал плечами Магистр. - Доходов у нас хватает, сами зарабатываем, умом, талантом да искусством воинским. Замки наши по всему миру стоят в местах потаенных, недоступных. Много людей в наш орден просится, достойных выбираем. А девятка - число небесное и тайное.
   Сам посуди - какое бы число к девятке не прибавили, она его сущность не изменяет.
  - Как это? - Удивился Орландо.
  - Прибавь к девятке восемь, получится семнадцать. Один да семь в сумме обратно восемь дают, значит, девятка суть числа не изменила.
   Маг задумался, ища возражения.
   Зазвенели бокалы, предупреждая о появлении еще одного человека. Магистр и Орландо вышли из-за стола, подошли к двери. Но гость появился на середине стола, балансируя на паре бутылок Золотого Водопада.
  - Эх, молодежь! - Недовольно сказал вновь прибывший, легко спрыгивая на пол. - Почему здесь должен стоять восьмигранный стол с вырезом в середине? Никогда у предшественника не интересовались? Быстроступ в середине стола выведен. Будь кто послабей меня - вплавился бы в стол, так бы и хоронили!
  - Терен, вы еще живы? - Орландо зажал рот, не понимая, как такой глупый вопрос мог у него вырваться.
  - Благодарю за внимание. - Наклонил голову вновь прибывший и фыркнул. - О времена, о нравы! Даже за стол сесть не предложили!
  - Это мы от неожиданности, право слово. О вас, любезный Терен, последнюю тысячу лет никто не слышал. Вот мы и оторопели до неподвижности. - Маг сам удивлялся, как такие слова приходят ему на ум, но поделать с собой ничего не мог. - Прошу.
   Терен уселся за стол, прищелкнул пальцами. На столешнице появились три блюда с запеченной красной рыбой, изысканно украшенные овощами. Поющие бокалы с вином прыгнули прямо в руки магу и магистру, с изумлением осознавших, что они тоже сидят за столом. Трапеза прошла в полном молчании. После рыбы, по мановению руки Терена, появились восхитительные рассыпчатые пирожные и очень крепкий кофе со сливками. Закончилось все водружением букета белоснежных роз на середину стола.
   Магистр облегченно вздохнул - этот знак он понимал: что сказано под белыми розами - останется тайной для всех.
  - Сегодня передо мной Семицветник открыл двери, но я не вошел. Согласно существующему порядку вещей, на третье предложение я не смогу ответить отказом и уйду с планеты навсегда. Начинается эпоха перемен, раньше, чем предполагали провидцы и маги. Вызвать на помощь нашему миру Таинственного рыцаря я не могу, ибо три тысячи лет назад я уже привел сюда рыцаря Великого Льва. - Начал Терен.
  - Столько не живут! - Пробормотал магистр, но был услышан.
  - Дети рыбаков тоже не становятся магистрами ордена Девятки! - Мимоходом парировал Терен и продолжал. - Семицветник делает свое предложение раз в сутки, значит, у нас есть почти сорок восемь часов, чтобы я передал часть своих знаний Орландо, а может быть и больше.
  - Почему Я? - Орландо был ошарашен. - У нас есть гильдия магов, гильдия волшебников, наконец...
  - Ты отказываешься? - Язвительно поинтересовался Терен.
  - Я согласен! - Твердо сказал маг, упустить такое предложение было выше его сил.
  - Будет больно. - Предупредил гость.
  - Я согласен!
  - Ты можешь умереть и ничего не получить взамен!
  - Я согласен!
  - Тройное согласие получено! - Торжественно провозгласил Терен. - Магистр, покинь Витражную залу. Мы позовем тебя! Если не позовем - входи осторожно через трое суток.
   Магистр открыл рот, чтобы задать вопрос, но в то же мгновение за ним закрылись двери Витражной залы, он почти бежал к выходу из замка, сопровождаемый рыком Терена: приготовь все к вечернему балу, рыцарям надо хорошенько отдохнуть.
  
  
  - У нас мало времени. Можешь задать мне только один вопрос. - Обратился Терен к магу.
  - Разве чему-то важному можно научить за трое суток?
  - Можно. Три дня - солдат или маг низшей категории. Семь дней - воин или маг средней категории. Десять дней - военачальник или маг высшей категории. Дальше человек должен развиваться сам. К таким методам прибегают только в крайних случаях. Больше ни одного слова без моего разрешения! - Ответил Терен и приказал:- ложись спиной на пол. Ноги на ширине плеч, руки в стороны. Одна ладонь в небо, одна - в землю. Закрой глаза и повторяй за мной...
   В каждую клеточку Орландо ворвалась боль, все его тело занимал чужой. Он услышал имя: Валентас!
   Учитель поставил его на высоком пне держать чаши с водой. Дальше жизнь ускорилась - он призывал огонь и огненная жаркая боль терзала сосуды, Орландо замерзал на снегу, бился с кочевниками, получал шрамы и увечья, наконец, его тело и душа обрели все знания Валентаса, он попытался встать, но был скинут безжалостной рукой с вершины утеса. Животный ужас терзал душу, пока он летел к волнам.
   Благодатная волна приняла его в себя, и он потерял память. С пылающей болью кожей почувствовал, как дельфины несут его куда-то. Орландо подобрали люди, вылечили. Путь пролегал через кровь и пот, множество битв и сражений, он стал лучшим военачальником, но был отравлен своим королем, не терпевшим соперников.
   Маг потерял себя, он жил чужими жизнями, чужими победами и поражениями. Орландо потерял счет времени, но Терен берег каждую секунду, все убыстряя темп, но все равно не успевал. Дверь Семицветника упала перед ним.
   Замок уменьшил свои размеры, чтобы вписаться в Витражную Залу. Ноги понесли Терена внутрь.
   Терен с неимоверной скоростью кричал слова пробуждения и, когда дверь закрылась за ним, старый маг не был уверен, что успел сказать их все.
   Орландо медленно выплывал из мешанины звуков и чувств. Он с усилием открыл глаза и увидел витражи. Маг смотрел и не мог насмотреться, он вернулся домой! Орландо растер апястья, помял уши. Тело возвращалось к хозяину. Перевернувшись на бок, маг смог встать на четвереньки. Перед глазами все поплыло. Орландо закрыл глаза и медленно пошел на четвереньках к столу, пока не наткнулся на его ножку, вырезанную в виде ноги льва. Помедлив минуту, цепляясь за ножку стола (а я то еще думал, зачем львиной ноге приделали крылья - за них очень удобно держаться в таком состоянии) поднялся, добрался до стула и буквально рухнул на него.
  - А где Терен? - спросил вошедший магистр.
  - Не знаю, видимо, до него добрался Семицветник и забрал в другой мир. Я был вне сознания. - С каждым словом голос мага креп и наливался прежней силой. - Принеси мне мяса жареного, да побольше. Еще немного и мой желудок переварит сам себя.
  - А что же Терен не научил тебя щелчком еду вызывать? - Съязвил магистр.
  - МЯСА!!! - Буквально зарычал Орландо и посмотрел на магистра дикими глазами.
   Тот поспешил переставить рычажки на столе и механический подъемник исправно доставил жареную ножку косули в Витражную залу.
   Орландо вцепился в мясо как молодой голодный волк, с остервенением рвал жареную ножку на куски и тут же проглатывал. Повара на кухне утомились, ставя на подъемник подносы с мясом. Главный повар недоумевал, почему его заранее не предупредили о сборе рыцарей в Витражной зале.
   Качая головой, он жалел неизвестного коллегу, которому приходится кормить такую ораву ежедневно.
   К удивлению магистра, насытившись, Орландо изящно встал из-за стола, куда делось мясо - совершенно непонятно.
  - Я полон сил. Пойду, попробую новые способности. Теперь Улсина я точно уложу на две лопатки. - Маг направился к двери.
  - Стой. - Магистр попытался схватить Орландо, но тот легко ушел от захвата.
  - Этот сумасшедший старик научил тебя драться? - Оторопел Магистр.
  - В основном - да. В маге все должно быть гармонично, а драться я как раз и не умел. Теперь умею. Еще могу петь баллады. А магии мне и так хватало!
   Это оказалось выше понимания магистра, и он тут же устроил проверку. Они танцевали вокруг друг друга смертельный танец, но преимущества никто не имел. Магистр уже собирался объявить ничью, как Орландо незаметным мгновенным движением скрутил противника и довольно прилично его придушил.
  - Извини, не рассчитал силу. - Каялся маг, растирая шею магистра, нажимая на точки, искренне пытаясь вернуть ему голос.
  - Через месяц отправимся в Элду, вызывать Таинственного рыцаря на помощь. Мне Терен все объяснил. Вся жизнь нашего мира расписана на циклы. Три цикла назад был магический цикл, когда магия была просто растворена в воздухе. Любой ребенок мог намного больше, чем наши лучшие маги. Затем были циклы угасания магии, теперь начался цикл подъема магии. Любой старинный артефакт, попав в руки профана или, того хуже, человека с недобрыми помыслами, может натворить кучу бед. Надо собрать все артефакты и запереть их в Длинной Горе, пока не подрастет новое поколение талантливых магов. Обопрись на меня, я отведу тебя в спальню и уложу спать.
   Магистр пытался возразить, но из горла вылетал только нечленораздельный сип. Орландо бережно отвел магистра в спальню, ласково уложил его на кровать. Нажал на точку и
   магистр провалился в сон. Орландо зашел к Гроллу, первому помощнику магистра и сообщил, что магистр устал и просил разбудить только утром. После этого маг покинул замок и растворился в полуденном свете.
   На следующее утро магистр отправил на поиски мага своих лучших людей, но маг пропал. Гильдия магов тоже искала Орландо - один из недоброжелателей обвинил Орландо в соблазнении дочери Волшебника Дерда. Ни магическими, ни волшебными, ни иными другими методами мага отыскать не смогли...
   Магистр засел за книги, ездил к Звездознатцам, искал любые сведения о циклах. Один из рыцарей вспомнил, что его прадед Серин рассказывал сказки о циклах. Серин живет на уединенном острове, найти его очень тяжело.
   Но трудности магистра не пугали, он снарядил корабль и отправился на поиски старца.
   Рыцарь точно не помнил остров и в поисках деда магистр с рыцарями обшарили несколько десятков остров, а нашелся Серин на первом острове. Правнук не смог опознать остров, потому что вначале подошли к острову с другой стороны.
   Жилище Серина нашли на склоне горы. С открытой площадки второго этажа открывался прекрасный вид на соседние острова. Вместо крыши над площадкой нависала громадная крона шатрового дерева.
  - Выдерживает даже самые сильные ливни - любуясь листвой, сообщил Серин.- Спрашивайте.
  - Расскажите нам про магические циклы. - Попросил магистр.
  - Снесла как-то курочка яичко, да и забыла про него. Взошло солнышко, стало греть яйцо, грело, грело, чуть не поджарило. Да пришло время спать ложиться. Ушло солнышко спать, ночь проснулась, яйцо увидела. Стала его холодить, совсем заморозила, да утро настало. Дождик пришел - поливал яйцо так, что оно чуть до желтка не промокло. Солнышко встало, решило яйцо подогреть, но налетел сильный ветер, покатил, да о камни и разбил. Вылез из яйца цыпленок - грело его солнышко, чуть не поджарило. Ночь пришла - чуть не заморозила. Дождик утром до самого сердечка промочил. Ветер налетел, в воздух поднял.
   Надоело тут цыпленку от всех зависеть, взмахнул он крыльями и превратился в громадную птицу Си-Ринн. Теперь по ее указке и солнце грееет, и ночь настает. Больше всего любит птица Си-Ринн дупло вековечного дуба, где живет. Украшает его вещами людскими, которые на берегу найдет или
   ветер принесет. Чем дольше вещь в дупле лежит, тем больше магии в ней собирается. А в нашем мире магия убывает. Надоест птице Си-Ринн в тесном дупле жить - выкинет все на берег. Что вода унесет, что ветер, а что звери дикие растащут. Так магия прибывает в мире людей.- Рассказывал
   Серин.- Люди магами становятся, растет сила магии в мире. Кажется, вот чуть-чуть осталось, превратится мир в сказку. Скучно птице станет в голом дупле, начнет опять вещи собирать - убывает магия в мире людей.
   Начнет вещи собирать, магией пропитывать, в дупло складывать - забудут люди про магию...
  - Сколько же лет птице Си-Ринн? - Не выдержал магистр.
  - Много, очень много. - Задумчиво ответил Серин. - Когда магия в мире людей растет - птица потихоньку стареет, магия в мире людей падает - птица молодеет. Когда Си-Ринн снова вещи собирает, из прежних магия к ней в дупло утекает и превращаются они потихоньку в обычные вещи. Не защитит волшебная кольчуга неумелого воина, и мантия всевластия только от дождя и спасет. Это одна сказка.
   А еще мне дед рассказывал, что играет нашим миром прекрасная девушка, катая его по расписному блюду. По краям того блюда распустились цветы красоты невиданной. Ровно двадцать четыре цветка. Пока наш мир, как шарик, по цветку катится, магия в мире пребывает от красоты ненаглядной. Пока мир к другому цветку через пустое блюдо катится - убывает магия. А девушка то быстрее блюдо крутит, то медленнее, а то и спать уйдет. Поэтому людям неведомо, как они завтра жить будут.
   Бабушка мне еще и другую сказку сказывала: крутит наш мир на длинном аркане богатырь. На солнышко попадем - лучше живем, в тучу залетим - по солнышку тоскуем.
   А больше мне рассказать вам нечего. - вздохнул Серин. - Что старики мне сказывали, то и я вам передал.
   Откланялся магистр и уехал домой.
   На причале их встретил Орландо, отозвал магистра в сторонку, сообщил, что ждет после полудня на северной развилке лесной дороги, под старым дубом.
  - Надо поторапливаться, время на исходе. В замок не ходи, там от короля делегация прибыла, завязнешь в переговорах. Отправь старшего рыцаря вперед всех в замок, а остальных предупреди, чтобы молчали, как камень. Зайди в северную сторожку, спроси у сторожа суму вековую, он тебе даст. И сразу под дуб приходи. Главное, чтобы никто тебя не видел и не знал, куда идешь. Сами тут разберутся, я тебе по дороге обо всем расскажу. - Маг откланялся и затерялся в толпе рыцарей.
   Магистр отдал распоряжения старшему рыцарю, и, удивляясь самому себе, пошел в северную сторожку. Сколько лет он был магистром - ни разу северную сторожку не посещал. Уж лет пятьсот от нее оставались живописные развалины после набега черного корсара - так ему прежний магистр объяснял, когда владения по карте передавал. Никто в сторожку не ходил, да и в той стороне делать магистру и его людям было нечего, леса там стояли вековые, непролазные.
  - Не ходил?! - Магистр даже остановился. - А почему к северной сторожке ведет накатанная дорога?
   Покачал головой в полном изумлении. Он то думал, что всю резиденцию знает до последней песчинки...
   Самонадеян был, ох как самонадеян... А маг то каков! Надо будет поинтересоваться, что он еще знает?
   Слева от дороги открылась большая поляна, а на ней...
   Магистр, хоть и не числил себя в людях впечатлительных, но от изумления застыл.
   Вблизи дороги за вековым частоколом стоял громадный постоялый двор, за ним виднелись конюшни и деревня, домов этак на сотню, если поштучно не считать...
  - И ведь никто не сказал и не знал... или знали да скрыли... - пробормотал магистр и решительно отправился на постоялый двор решать сию загадку. Калитка в воротах сразу отворилась, он постучать даже не успел.
  - Заходите, Ваша милость. - Любезно пригласил его внутрь невысокий полненький человечек. - Меня Владом зовут, я сего великолепия владелец! - Хохотнул человечек. - Предупрежден вашим спутником и буду держать язык за зубами. Всем расскажу, что караван ночью прошел, да вы со спутником припозднились. Комната приготовлена, можете отдохнуть. Прикажете обед в комнату подать?
  - Комната, надеюсь, просторная? - Уточнил магистр.
  - Не извольте беспокоиться, одна из лучших! - С гордостью подтвердил Влад и проводил в покои.
   Магистр решил вспомнить свою молодость, когда он был простым рыцарем, и съел два обеда подряд.
   Магистр всегда славился волчьим аппетитом, а перед дальней неизвестной дорогой подкрепиться надо было основательно.
   За обедом глава ордена болтал без умолку, с завидной непринужденностью словоохотливого человека, любопытного и простодушного. Хозяин постоялого двора только успевал задавать вопросы, радуясь непрекращающейся болтовне собеседника. Много позже Влад поймет, что ничего конкретного, из того, что рассказал путник, уже не помнит и отнесет это на счет собственной перегруженной памяти. В Ордене Девятки это называлось "ставить словесную завесу" и почиталось одним из полезнейших умений.
   Расплатившись с хозяином, магистр покинул гостеприимный двор и отправился дальше. За поворотом дороги он заметил поредевший лес, а за ним северную сторожку. Она выглядела, как на старинных гравюрах, точь в точь. И было непонятно, то ли сторожку никогда не разрушали, то ли очень хорошо восстановили. Небольшой круглый домик из дикого камня с узкими окнами, забранными решетками в виде цветущих лилий, травяная старинная крыша. Магистр пожалел, что таких больше не строят - и тепло и красиво, а главное дешево: положил на крышу кору брезы (все равно дерево ее каждую весну сбрасывает), насыпал на две- три ладони земли, а трава с цветами сама вырастет.
   Дверь в сторожку была закрыта, магистр постучал. Внутри все было тихо. Магистр постучал еще раз, прикидывая, как быстрее можно взломать дверь, если ему не откроют.
   Дверь открылась, и на пороге появился мужчина с сумой в руках.
  - Вечно ты, Пентамэн, торопишься. Ничуть не изменился за последние тридцать лет. - Проворчал он голосом предыдущего магистра, Квармэна. - Бери суму, да иди быстрее к дубу, маг тебя уж заждался.
  - Мы ж тебя похоронили... - оторопело произнес магистр, тайное имя магистра знал только его предшественник.
  - Я церемонией остался доволен. - Спокойно кивнул прежний магистр. - Все прошло по высшему разряду, только почему у тебя руки дрожали, когда дверь склепа закрывал? Недоработал аутру, а мы не доглядели...
  - А как же... - начал магистр.
  - Бери суму и поспеши к магу, нет у нас времени на разговоры. Поговорим, когда вернешься. Если вернешься, конечно... - Квармэн скрылся в сторожке и захлопнул дверь.
   Удивленный столь жизнерадостным напутствием магистр отправился в путь.
   Маг лежал под дубом и покусывал травинку.
  - А где лошади? - Поинтересовался магистр.
  - В конюшне. - Улыбнулся маг. - На своих ногах двинемся, дело наше тайны требует. Лошадь - существо приметное. А пеший лошадь обгонит, ежели напрямки. За мной!
   Маг бросился в кусты, магистр за ним. Орландо приложил палец к губам. Вскоре показались всадники. Они целеустремленно скакали по дороге, внимательно оглядывая окрестности.
   Выждав немного, маг стал пробираться вдоль кустов, уходя все глубже в лес. Через пару часов Орландо присел на берегу ручья:
  - все, привал. Уже несколько лет путников на дороге проверяют патрули, посланные заинтересованными лицами. Слух прошел, что замок Орлиный возродить хотят. А кому-то это совершенно не по нутру.
   Маг замолчал и стал сосредоточенно что-то перебирать в своей заплечной котомке.
   Магистр вытащил суму вековую, осмотрел и потянулся к веревочке, чтобы открыть...
  - Отставить!!! - Гаркнул маг с такой силой, что не только сума выпала из рук магистра, но и сам он рухнул на траву обездвиженной тряпичной куклой.
   Орландо подобрал суму, внимательно осмотрел со всех сторон, тщательно сложил и убрал в котомку.
   Только потом взялся за приведение в чувство спутника. Магистр сверкал очами, не мог вымолвить ни слова, пока маг не усадил его со всеми удобствами в ложбинку между двух деревьев и не приказал - говори!
  - Тебе сума дороже человека? - Упрекнул магистр, с удовольствием пробуя двигать руками.
  - Что с тобой будет... - отмахнулся Орландо, - суму откроешь - всем мало не покажется. Потом все расскажу. В лесу внимательных ушей много. Теперь - ни звука, делай все, как я.
   Магистр возмущенно сверкнул глазами.
   Орландо щелкнул пальцем, накладывая двойное заклятие - молчания и повиновения.
   - Идем быстро, некогда мне объяснять! - Пояснил маг. - Просто взять другого человека с собой не удалось, ты - третий по полезности в нашей стране. Если согласишься со мной, идти будет проще.
   Орландо прыгнул в ручей, магистр - за ним, они быстро пошли вверх по течению.
  - Каков наглец! - Мысленно возмущался магистр. - Применить заклятие ко мне, своему старому другу!
   Он понимал, что у мага были причины так поступить, иногда минута, потраченная на объяснения, может стоить жизни, но так хотелось поворчать... Вскоре выяснились дополнительные неудобства такого метода - ноги застыли, но продолжали двигаться, как заведенные. Если бы магистр шел сам, он никогда бы не пошел по середине ручья, а шел бы рядом с берегом, экономя силы. Магистр переключился на упражнения, мысленно разгоняя застывшую кровь.
   Шедший впереди маг подпрыгнул, вцепился в ветку ивы, низко склонившуюся к ручью, уселся на нее и втащил своего спутника, усадил рядышком. Орландо растер магистру ноги, дал глотнуть из бутылочки какую-то тягучую жидкость и пополз по ветке к стволу. Магистр пополз за ним, ветка упиралась в большое дупло, куда они и нырнули. Ствол ивы оказался полым, и путешественники проползли по нему вниз, до небольшого круглого зальчика.
   - Теперь можно поговорить, - сообщил Орландо.
   Он закрыл вход какой-то деревяшкой и уселся на топчан с сеном. Магистр уселся на второй и принялся растирать ноги.
  - Дай еще раз глотнуть эликсирчика! - Попросил он.
   Маг протянул бутылочку.
  - Только один глоток, а то путь долгий.
   Магистр кивнул и сделал глоток.
  - Ты бы прославился на весь мир, если бы делал и продавал вино.
  - И споил бы весь мир? - Усмехнулся маг. - Сейчас отдохнем и пойдем дальше. Придется идти ночью, а то вокруг полнейшее брожение. Видел и егерей Корда, и слуг монсиньора... Все бросились пророчество исполнять - мол, взметнет свои башни замок Орлиный, откроет свои кладовые и явит миру сокровище невиданное...
   А мне Терен велел идти к Орлиному замку, рассказал приметные вехи. Оказывается рыцаря можно вызвать только в том замке, где ни разу этот ритуал не проводился. Из подходящих - один Орлиный замок и остался, и то, потому как давно заброшен. Либо надо место подыскать, новый замок построить... Выбора и не осталось. Надо ж было рыжему трактирщику напиться и пророчествовать!
  - А крепко рыжий трактирщик напился? - Заинтересовался магистр.
  - Люди монсиньора так его напоили, что он двух слов сказать не мог, только пузыри пускал... Мне начальник городской стражи рассказывал, что хотел он людей монсиньора из трактира выставить, чтобы людей не спаивали, да не удалось. Трактирщик побулькал, побулькал, а потом как начал всем судьбу предсказывать! Слуги монсеньора пытались ему рот зажать - да куда там! Каждому из присутствующих по предсказанию досталось, да напоследок он про Орлиный замок пророчество выдал! Мол, так и так, взметнет вскорости свои башни замок Орлиный, откроет свои кладовые и явит миру сокровище невиданное... Забот только добавил!
  - Рыжий трактирщик во хмелю всегда правду говорит... - задумчиво сказал магистр. - И что характерно, чем пьянее - тем правдивее. Правда, с тех пор как он женился на Люсинди, пить перестал. На всякий случай. Как же его угораздило?
  - Я же сказал - люди монсиньора трактирщика напоили. Парочку магов прихватили, вот и готов будущее видеть! - Недовольно буркнул Орландо.
  - Не пойму только - зачем монсиньору пророчество? Он у нас барахольщик, все больше за старыми вещами гоняется?
  - Не за старыми - поправил магистр - а за старинными. Вот уж не знал, что у него такое увлечение...
  - Что старые, что старинные - все едино. - Махнул рукой маг. - А скрывает - стыдно такой бесполезной мелочевкой заниматься в его положении. К его услугам лучшие скульпторы и художники, резчики по дереву.
  - Есть у магов специфика - жить одним днем. - С досадой сказал магистр. - Широты мышления тебе не хватает! Старинные вещи собирает, а сейчас магия возрастает. Где ей и быть то, если не в старинных вещах? Вернусь, приставлю к монсиньору еще парочку соглядатаев поумнее да пошустрее. Прежние тоже пусть за ним присматривают, может их и перекупили успешно - как это не усмотрели столь опасное стремление?
  - Да уж, у тебя всегда все лучшее - и рыцари, и шпионы! - Усмехнулся маг. - Сейчас выйдем в лес, я опять заклятье наложу, мало ли что... Пойдем день и ночь, без передышки.
   Маг щелкнул пальцами и вскоре спутники исчезли в лесу.
  
   Ночью путники добрались до гор, и вышли к глубокому ущелью. По его дну неслась с диким ревом горная река с милым прозванием - Женушка.
  - Редкого характера река. - Пояснил Орландо. -
   По осени вода в ней поднимается до краев ущелья и едва течет. Когда в начале осени рыцари искали место под замок, речка эта так им понравилась, что на другом берегу поставили они замок - Орлиный, а речку назвали - Женушка.
  - Романтики... - удивился магистр, прислушиваясь к яростному клокотанию воды.
  - К зиме Женушка свой норов им показала во всей красе, - продолжил маг - обмелела, заворчала и понеслась с такой скоростью, что о прежней переправе на лодках и речи не было. Хорошо с ними маг зимовать остался, воздушный мост навел, а то бы с голоду перемерли...
   Весной воды немного прибавилось, неслась она еще быстрее, все лето вода прибывала и к началу осени река текла медленно, степенно. Впадает река в горное озеро - к осени оно наполняется до краев, вода в реке поднимается до озерной и умеряет свой нрав, правда, не надолго. В день осеннего солнцестояния ровно в полдень вода из озера пропадает, озеро стремительно мелеет, оставаясь всего метра три глубиной, и речка Женушка приобретает бешеный нрав.
  - Что ж они не нашли другое место для замка, когда речка обмелела? - Проворчал магистр, с сомнением взирая на ущелье. Перебираться на другую сторону совершенно не хотелось. - Замок-то строить не один час...
  - Вот именно, час! - Улыбнулся Орландо. - Орлиный - последний замок, выведенный из яйца. Из орлиного. - Добавил маг. - Когда - нибудь расскажу подробнее.
  - Удачное место для замка - с трех сторон горы неприступные, а перед замком река бурная. - Проворчал магистр. - Только и дела - охранять замок с конца лета до осеннего олнцестояния, да припасы завозить в это время.
  - Пора к замку перебираться. - Сказал Орландо, давая знак к привалу.
   Путники остановились на берегу, восходящее солнце высветило развалины замка. Маг вытащил суму, развязал, пошептал и встряхнул над ущельем. Из воздуха соткался широкий мост с алыми перилами и золотой плиткой. На перилах танцевали алые птицы и звонко пели. Маг подхватил опешившего магистра под локоточек и вступил на мост. Сквозь золотые плитки моста просвечивало ущелье с бурной рекой, но путники дружно решили не смотреть под ноги. Шли медленно, когда еще удастся по такому великолепию прогуляться, наслаждаясь птичьими трелями и теплыми лучами поднимающегося солнца. Маг с сожалением вступил на землю, обернулся, поблагодарил чудо-мост, тряхнул сумой, и мост беззвучно исчез.
   - А что еще в суме таится? - Спросил любопытный магистр.
   - Мне неведомо, что в суме таится. Поживем - увидим. - Пожал плечами маг. - Идем, нас ждут великие дела!
  - Замок из руин поднимать? - Понятливо кивнул головой магистр. - А по силам ли работенка? Или сума опять поможет?
  - Своими силами обойдемся. - Улыбнулся маг. - Развалины - это иллюзия, чтобы народ до времени не привлекать.
   Они прошли сквозь развалины из серых каменных глыб.
  - Ну, очень убедительная иллюзия! - Зашипел магистр, потирая ушибленную ногу. Ну, захотелось по-мальчишески пнуть камень, тем более иллюзорный...
  - Это настоящие развалины. Замок дальше.
   Они подошли к громадным деревянным воротам. В стороны от них уходил частокол из потемневших от времени стволов деревьев.
   Орландо остановился перед воротами, что-то прошептал, и ворота бесшумно открылись.
  - А где иллюзия? - Возмутился магистр.
  - Отойди от меня шагов на десять и увидишь. - Ехидно посоветовал маг.
   Магистр отошел шагов на двадцать и увидел заросшие мхом и молодыми деревцами древние развалины. От них веяло тоской и забвением. Магистр пошел обратно, но кроме развалин ничего не увидел, нога попала в яму, и он упал, довольно чувствительно приложившись плечом к соседнему камню.
   Маг поднял его и поставил на землю.
  - Нет времени прохлаждаться да прихотям потакать. Идем! - Орландо прищелкнул пальцами и магистр поспешил за ним, мучаясь от невозможности задать хоть единый вопросик.
   Спутники подошли к главным воротам замка, маг пробормотал что-то, похожее на детскую считалку и с крыши опустились две руки, бережно доставившие мужчин на чердак замка.
   Орландо открыл темную дверь, за ней оказалась обжитая комната.
  - Здесь я и жил все это время. - Пояснил маг. - Устраивайся поудобнее.
   Орландо подошел к стенному шкафу, вытащил бутылку вина и пару великолепных бокалов, поставил на стол, достал большую головку сыра, буханку темного хлеба.
  - Надо поесть, силы нам понадобятся.
  - Рыцаря вызывать? - Предположил магистр, достав походный нож и отрезая знатный кусок хлеба.
  - Не поверишь - насмешливо сказал маг, разливая вино в бокалы, - тронный зал мыть. Ешь, работа тяжелая, поедим, все расскажу.
   Перекусив и отдохнув с дороги, они спустились в тронный зал. Сквозь пыльные стекла громадных окон внутрь попадало мало света, но и запыленный зал производил неизгладимое впечатление. С трех сторон зал опоясывали стрельчатые окна, прерываясь только на высокую дверь напротив трона. За троном из дикой скалы была вырублена уменьшенная копия окружающих скал, над которыми в неестественной синеве какого-то древнего камня парили два орла в сиянии огненного солнца. На стене за троном ни единой пылинки не наблюдалось.
   Маг пояснил, что, следуя традициям, они вдвоем должны вымыть весь тронный зал, не пропуская ни единого кусочка.
  - Эту громадину?! - Изумился магистр. - Тебя магии учили, вот и очисть от пыли, чего проще?
  - Проще - не значит лучше. В деле вызова рыцаря мелочей нет! Раз надо весь тронный зал вымыть - значит - сделаем. - Уперся маг. - Человека никакая магия не заменит. Ты, когда будешь мыть стены, читай наставление отрокам. А я, так и быть, потолок мыть стану.
   Магистр, скрепя сердцем, пошел за магом. В конце коридора, как всегда, располагалась хозяйственная комната. Нашлись там ведра и тряпки, и к обоюдной радости - работающий кран с водой. Зал они отмывали трое суток, с небольшим перерывом на сон. К счастью, владельцы замка предусмотрели опоры и сиденья для тех, кто будет наводить чистоту в зале. С непривычки магистр превратился в одну большую мышцу, которая жутко болела. Руки у него опухли от холодной воды и покрылись трещинами, а голос осип от постоянного чтения наставления отрокам. Да и маг выглядел не лучшим образом. Орландо сказал, что работать надо без всяких магических штучек, а то можно и неудачу потерпеть. Вот, когда закончат, тогда он приведет здоровье в порядок.
   Зал вымыли до блеска перед самым рассветом.
  - Спать некогда. - Обнадежил Орландо. - Выпей три глотка эликсира и начнем вызов рыцаря.
   Эликсир привел в порядок жаждущих вызвать рыцаря и с первыми лучами восходящего солнца они начали старинный церемониал.
   Как только солнце встало в зенит, и его луч проник в тронный зал, королевский трон засверкал огнем. Раздался удар грома, замок тряхнуло, магистр и Орландо упали, не удержавшись на ногах.
   - Вызов закончен? - Спросил магистр, поднимаясь. - А где в таком случае рыцарь?
   Маг повернулся к трону и глаза его расширились: на троне в пеленках лежал младенец, похоже, не старше нескольких дней отроду!
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"