Григорьян Хорен: другие произведения.

Камни Мироздания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выйдя вечером за водой, простой самарский студент по воле высших сил попал в необычный параллельный мир. Тогда он еще не знал, что в его руках окажется спасение Вселенной, а за совершенные им действия отвечать придется его сыну. Юноша возмужал и превратился в мужчину, сокрушил врагов и свою любовь. А его сын в итоге потерял родину... Но это уже совсем другая история...


   Моей семье с благодарностью за терпение и понимание

Автор

  -- Пролог
   Однажды, холодным февральским вечером - было это примерно в 8-9 часов, и температура достигла 25®C ниже нуля - я вышел с двумя железными ведрами к ближайшей колонке набрать воды. Одет я был по-домашнему: старые спортивные штаны, старый же свитер, кожаная куртка с капюшоном, которой было в ту пору семь лет с небольшим, и калоши на ногах. Изложенная ниже история произошла со мной между первым и вторым ведром, продлилась более шести месяцев там и еще около полутора лет здесь. Уже прошло примерно 30 лет, но я еще помню все в мельчайших подробностях, ибо с тех пор вся моя жизнь изменилась настолько круто, что я и сам поначалу не мог к этому привыкнуть. Когда же привык и осознал всю важность миссии, возложенной на меня Высшими Силами, приложил максимум усилий, чтобы все сделать правильно. Конечно, не все удалось так, как мне бы того хотелось. Но главное, что от меня требовалось, я выполнил. И, несмотря на то, что мне пришлось отказаться от большей части своей жизни, я ни о чем не жалею. Потому что когда перед тобой стоит великая цель, достижение которой изменит жизнь людей к лучшему на многие века, твоя собственная жизнь не имеет смысла, если ты этой возможностью не воспользуешься. Если наберетесь терпения и прочтете мою историю до конца, вам многое станет понятно. И главное, на что я надеюсь, -- чтобы эта история сделал вас лучше, честнее, добрее. Если же этого не произойдет, но вы хотя бы задумаетесь над тем, что же действительно важно в этом мире, я буду считать, что моя цель достигнута.
  -- Глава 1. Переход
   Я набрал одно ведро и поставил его на снег, с трудом отыскав относительно ровное и нескользкое место. Поднял голову к небу, на котором ярко светили звезды, и засмотрелся на них. А когда потянулся за вторым ведром, его не оказалось на месте. В ту же секунду я услышал какой-то шум за спиной и дикий, рычащий крик: "Вот ты где!". Оглянувшись, я едва успел пригнуться: над моей головой просвистело лезвие полуторного обоюдоострого меча, который сжимал в левой руке рыжебородый гигант, сидящий верхом на огромном боевом коне. Всего этого я бы не знал, если бы в свое время не прочел массу книг по средневековью и кучу сказок-фэнтези.
   Всадник развернулся и погнал коня на меня. Я отпрыгнул вправо...
   ...и полетел вниз камнем. Я и не заметил, что справа был крутой обрыв. Летел я "солдатиком", т.е. ногами вниз. При этом кричал благим матом - до сих пор удивляюсь, как тогда не сорвал голос.
   Приземление было на удивление мягким - всего лишь ушел в снег по пояс. Кое-как выбрался, увидел впереди огни деревни или города, и побежал туда. Падая, я слышал за спиной голос всадника, вещавший на всю долину: "Я все равно убью тебя!!!". Чем ему насолил, я тогда понять не мог.
   Когда я, наконец, добрался до середины долины, откуда и светились эти огни, оказалось, что это не деревня, а город, но город не простой - средневековый. Настоящая крепость, с высокой стеной, башнями, рвом и подъемным мостом. Едва я добежал до рва, как мост опустили, словно приглашая войти. Я вбежал на него и помчался вперед, все еще гонимый страхом. Мост стали поднимать, даже не дождавшись, чтобы я спустился. В итоге мне пришлось ускориться, чтобы потом не упасть с вертикальной стены, в которую превратится мост, когда его поднимут.
   Не успел я еще толком оглядеться, как меня схватили под руки стражники и куда-то поволокли. Я пытался сопротивляться, но эти здоровяки даже глазом не моргнули после моих сильных (как мне казалось) пинков им по ногам. Тогда я начал кричать, звать на помощь, но их и это не проняло. В итоге я охрип и ослаб, а они все-таки дотащили меня к своему начальнику. Как я узнал через минуту, это был сам Лорд Харт, бургомистр города (и, как выяснилось позже - глава государства по совместительству). Он оказался молодым симпатичным блондином с волосами до плеч, холодными голубыми глазами, волевым подбородком и тонкими губами, вечно скривленными в полуулыбке-полуусмешке, не сулящей ничего хорошего врагам. Едва я его увидел, сразу понял: этого человека я буду уважать, даже если он прикажет казнить меня немедленно - такая от него исходила энергия, прямо физически чувствовалось. Но он не приказал. Вместо этого начал допрос.
   - Кто ты? - негромко спросил он.
   Я не успел и рта раскрыть, как получил под дых от одного из стражей.
   - Молчать, пока Лорд не позволит говорить, - прорычал он.
   - Отставить! - рявкнул Лорд. - Я задал ему вопрос. Пусть отвечает.
   - Мой Лорд, - начал я, - я простой человек и не знаю, кто Вы, кем был тот, от кого я бежал, и что это за страна. Я хотел принести воды домой и оказался здесь. Как - ума не приложу.
   Лорд молчал. Тогда стражник снова меня ударил.
   - Не лги Лорду Харту, мерзавец, а не то он тебя на дыбу посадить прикажет! - вновь прорычал он.
   Я повернул к нему голову.
   - Если еще раз ударишь меня, - прошептал я, - я за себя не отвечаю...
   Тот усмехнулся и врезал мне снова. "Ублюдок, - пронеслось у меня в голове. - Чтоб тебя ветром сдуло...".
   Не успел я додумать, как в окно, разбив при этом витраж, влетел ветер, подхватил моего истязателя и вынес наружу. Все, кто здесь был, кинулись к окну, а я застыл, как соляной столп.
   - Улетел, - констатировал Лорд Харт. Потом он обернулся ко мне. - Что ты сделал? - спросил он.
   Я молчал. Если бы я знал ответ!
   - Что ты подумал, когда он ударил тебя в последний раз? - вдруг спросил Лорд.
   - Чтоб его ветром сдуло... - машинально ответил я.
   В глазах Лорда появился и заплясал огонек, которого раньше не было. Его холодность, извиняюсь за каламбур, как ветром сдуло. Харт порывисто схватил со стола канделябр с горящими свечами, и обратился ко мне, поставив его на пол между нами.
   - Прикажи ветру задуть свечи, - в его голосе слышалось волнение.
   - Что? - не понял я.
   - Прикажи ветру задуть свечи, - повторил Лорд уже спокойнее.
   - Как? Я не умею! - попытался протестовать я. Хотя уже понял, как. И Лорд подтвердил мою догадку.
   - Подумай это, - сказал он.
   И я подумал: "ветер, задуй эти свечи". В ту же секунду в окно вновь влетел ветер, не такой сильный, что унес стражника, и задул свечи на канделябре. Все ахнули, а Лорд подошел ко мне ближе и положил руку на плечо.
   - Рад приветствовать тебя, Повелитель Ветров, - сказал он, отпуская мое плечо и опускаясь на одно колено. - Повелевай мною и всем моим народом, как тебе вздумается.
   Вслед за ним все остальные также преклонили колени и склонили головы в знак повиновения.
   Я опешил. Ну еще бы: я -- простой студент, забывший побриться, одетый черт знает во что, да вдобавок еще и промокший до нитки - и вдруг Повелитель Ветров, которому подчиняется даже Лорд. Любой бы опешил...
   - Тебя зовут как? - спросил я Лорда.
   - Лорд Харт, Повелитель, - ответил он.
   - Перестань называть меня повелителем, - сказал я. - Мне это не нравится. Ладно?
   - Хорошо, Дар.
   - Стоп! Какой еще Дар? - удивился я.
   - Ты -- Дар, Повелитель Ветров, - невозмутимо отвечал Лорд Харт. - Ты приходишь в трудные годы под разной личиной, но ты всегда остаешься Даром Ветром, и ветры, твои братья, всегда слушаются тебя.
   - Ладно. Допустим, - я решил сначала обосноваться в этом мире, свыкнуться с навязанной мне кем-то ролью всеобщего спасителя и благодетеля, попутно решив, можно ли что-то в этой доле изменить. - Харт, у вас кормить гостей положено? И переодеться бы, а то я весь промок...
   Лорд хлопнул в ладоши, продолжая стоять в прежнем положении. Тотчас кто-то ринулся выполнять мои пожелания.
   - А ты бы встал, Лорд, - сказал я. - И вы все, тоже встаньте. И объясните мне, кто-нибудь, что здесь, к чертовой матери, происходит!..
   Я аж подпрыгнул, крича эти слова. Все встали, а Лорд поманил меня за собой. Мы вышли из залы, и пошли наверх. Там он ввел меня в одну из комнат, где на огромной кровати лежала сухая одежда, а на столе стоял поднос с жареной курицей, хлебом и вином. Я решил сначала переодеться, а потом подкрепиться.
   С трудом облачившись в средневековую одежду - все эти шнурочки меня с ума свели - я, наконец, сел за стол, налил себе и Харту, и пригласил его разделить со мной трапезу. Не знаю, был ли он голоден, но отказываться не стал. Очевидно, боялся, что я рассержусь, и его сдует ветром.
   - Утром, - начал Харт, - я отведу тебя к человеку, который знает все о тебе и твоей магии. Я же пока могу сказать только несколько слов вдобавок к тому, что уже сказал ранее.
   - Говори, - прожевав, сказал я.
   - Дар Ветер появляется в самые ужасные и трудные годы для нашего государства. Сейчас идет война за Камни. Один из них, Сапфир, находится у нас. Это твой камень, Дар. Я потом расскажу, для чего он служит. Три других - Рубин, Изумруд и Алмаз. Каждый из этих Камней - не просто драгоценность. Они несут в себе великую силу, способную в равной степени уничтожить мир и приукрасить его. Больше я о них ничего сказать тебе не могу, потому что не знаю того мира, из которого ты пришел. Тот человек, о котором я говорил, знает, и сможет тебе все рассказать. Его зовут Елисей, он старик и многое повидал на своем веку. Он - единственный, кто знает о Камнях все. И он - Хранитель Сапфира. Камень находится у него до твоего появления. Завтра он отдаст Сапфир тебе и объяснит, что ты должен будешь сделать.
   - Угу, - промычал я. - А отказаться нельзя?
   - Нет, - грустно ответил Харт. - Я понимаю тебя, ты не готов к этому. Но ничего не поделаешь. Я тоже был не готов к войне, но теперь стал настоящим воином. У меня даже взгляд изменился, - так же грустно добавил он.
   Когда я доел и допил, он приказал слугам принести корыто с горячей водой. Мне оставили еще одежду, показали, где можно будет взять другую, дали мыло, полотенце и ушли. Я принял ванну, помылся, нашел бритву и зеркало, побрился (как всегда, не тронув эспаньолки), вытерся и лег спать. "Утро вечера мудренее" - подумал я.
   Утром Лорд Харт, как и обещал, сразу после завтрака повел меня к Елисею. Последний оказался маленьким, сморщенным старичком с длинной козлиной бородой и абсолютно лысым черепом. Он поздоровался со мной, шамкая беззубым ртом.
   - Что ж, Дар Ветер, - сказал он, - рад снова видеть тебя. А ты, небось, и не помнишь, кто ты, откуда и зачем здесь появился, верно?
   - Не совсем, - ответил я. - Я помню, кто я, но я не знаю, кто такой Дар Ветер.
   - А вот и нет, - возразил Елисей. - ты не помнишь, кем ты был, Дар, но помнишь, кем ты стал. То есть, кто ты в том мире, откуда пришел, знаешь и помнишь, а вот кто ты в этом мире, забыл. - Шаркая, старик подошел к полке с книгами, взял одну и вернулся ко мне. - Но я помогу тебе вспомнить. С помощью этой книги - он похлопал по переплету - и Сапфира. Для начала - он протянул мне книгу - прочти ее. Не волнуйся, ты все поймешь, хотя написана она на мертвом языке. Тебе хватит суток. Приходи завтра и перескажешь книгу. Если сможешь...
   - А я не могу... - начал я.
   - Нет! - отрезал Елисей. - Читай. Говорить будем после. Жду тебя завтра утром.
   Мы с Хартом вынуждены были уйти.
   От нечего делать я вернулся в отведенные мне покои, забрался на кровать и взялся за чтение. Книга называлась просто - "Дар". Я прочел ее всю, как и говорил Елисей, за сутки. И что удивительно - я запомнил каждое слово. Теперь-то я знаю, что не запоминал, а вспоминал. Но тогда это меня очень удивило.
   Книга содержала в себе всю биографию Дара, Повелителя Ветров, начиная от его рождения и заканчивая последним приходом. Судя по почерку, составлял ее один человек, хотя ей было много тысяч лет. Как я понял, сам Дар писал ее для себя, чтобы вспомнить все, что будет нужно в очередной битве. И в ней содержалось еще кое-что - заклинание, которое позволяло действительно вспомнить, а не просто прочесть. И я вспомнил всю свою жизнь. В тот момент я вновь стал Даром Ветром, не перестав быть собой. Этакое раздвоение личности -- психолог во мне аж чертыхнулся.
   Утром я уже знал, что ждет меня впереди, и как я получу Сапфир. Я не знал лишь, какое испытание придумает старик Елисей для того, чтобы выяснить, все ли я вспомнил и смогу ли пользоваться Камнем. Эти испытания были обязательны, ведь если я, воин, не смогу сражаться, Сапфир в моих руках потеряет свою силу.
  -- Глава 2. Испытания
   Елисей встретил меня так же, как и вчера - поздоровался так, словно делал одолжение. Но потом увидел в моих глазах отражение Силы Ветров, и почтительно склонился в поясном поклоне. Я поднял его и сказал:
   - Полноте, Елисей. Ты приготовил для меня испытание?
   - Да, Дар.
   - Какое?
   - Лабиринт. Ты должен дойти до центра раньше, чем солнце пройдет половину пути от утра к ночи.
   - Что в центре лабиринта? - спросил я. - Сапфир?
   - Нет, Дар, - ответил Лорд Харт. - Ты должен пройти два испытания. Одно тебе дает мудрец, второе - правитель. В центре будет текст. Разгадаешь его - узнаешь, где Сапфир. Добыть его ты тоже должен сам.
   - Понятно. Ладно, идем в лабиринт.
   Мы вошли в подвал через потайную дверь в комнате Елисея, и пошли темным коридором вперед. Вышли мы к небольшой дверце и остановились.
   - Лабиринт, - торжественно сказал Елисей, хотя лично я ничего торжественного в этой простой двери в пустом коридоре не видел. Впрочем, тут многие любили пафосные речи не к месту и не вовремя. Видимо, стиль жизнь такой...
   Лорд Харт отпер дверь и посторонился, пропуская меня. Я вошел, пригнувшись чтобы не удариться о притолоку, и она захлопнулась у меня за спиной.
   Коридор был один. Я пошел по нему, дошел до первого ответвления и остановился. Мне не улыбалась перспектива застрять в этом лабиринте навечно. Надо было срочно что-нибудь придумать.
   Вдруг я почувствовал сквозняк. Сконцентрировав свои ощущения на этом сквозняке, и полностью отрешившись от окружающего мира, я мысленно обратился к сквозняку. "Брат мой младший, сквозняк, - сказал я, - помоги мне, Дару Ветру, дойти до центра этого лабиринта. Стань моим проводником. Иди в центр, а я пойду за тобой. Проведи меня, ведь мы на одной стороне".
   Мысленным взором я увидел Сквозняка в виде маленького мальчика. Он появился прямо передо мной и поманил меня за собой. Я, не колеблясь, последовал за ним. Он побежал, я ринулся следом, стараясь не отставать. Если бы я отстал тогда, всего, что случилось после, не произошло бы. Я бы навсегда остался в лабиринте, потому, что никто, кроме Дара, не мог его пройти.
   Я не знал, уложился ли в срок, но в центр лабиринта все же пришел. Там находился алтарь, на поверхности которого лежал лист пергамента. Текст, написанный на нем, гласил: "Предмет, нужный тебе, Дар Ветер, находится в месте, где рожден огонь, у того, кто его поедает. Чтобы дойти туда, надо трижды обойти солнце и переплыть океан. В конце пути ты встретишь Пожирателя Душ, победив которого, сможешь дойти до того, кто поедает пламя, и получить от него нужный тебе предмет".
   Я свернул пергамент в трубочку, перевязал тесемку и прикрепил его к поясу. Затем огляделся, и на одной из стен, прямо над алтарем, увидел висящий в ножнах меч, покрытый пылью. Я снял этот меч со стены и сдул пыль. Руническая надпись на ножнах и рукояти -- такая же, как и алфавит в книге-биографии Дара -- гласила: "Рассекающий Воздух". Это был меч Дара, Повелителя Ветров. Мой меч.
   Я закинул перевязь на спину, где ей и было место. По всей видимости, Дар всегда носил его на спине. Потом еще раз огляделся - вдруг здесь еще что-нибудь есть? И я оказался прав, там было еще кое-что - серебряный обруч, подобные которому в сказках-фэнтези некоторые герои носят на лбу, предотвращая тем самым попадание волос в глаза и подчеркивая свое особое положение среди других людей. Я протер его от пыли и надел на голову. Мои волосы тогда были не так длинны, чтобы попадать в глаза, но, тем не менее, обруч я взял. На нем было написано всего одно слово - "Ветер". Это тоже принадлежало мне, Дару Ветру.
   Я вновь обратился к Сквозняку: "Выведи меня отсюда, младший брат". И снова он повел меня за собой по бесконечным коридорам лабиринта, на этот раз туда, откуда я пришел - к двери. Мы вновь бежали: он - впереди, я - стараясь не отставать. Так и добежали до двери, и со всего разбегу я высадил ее плечом. Такого от себя я не ожидал, ибо никогда не отличался физической силой.
   Лорд Харт и Елисей были удивлены не меньше меня самого. Я же поднял дверь и запер ее Силой Ветра.
   - Починю, когда все закончится, - сказал я.
   Они кивнули. Оба. Разом.
   Лабиринт создал я сам много тысяч лет назад для себя самого. Каждый раз, уходя, я прятал где-нибудь Сапфир, а в центр Лабиринта клал текст загадки. Если следующий носитель Силы Ветра сможет найти Сапфир, перед этим выбравшись из лабиринта, значит, он действительно Дар Ветер. Я придумал это для того, чтобы люди, которых я защищал, избежали ошибки и не были обмануты. Все остальное - легенда для кандидата, которую должны были изложить мудрец и правитель. И нынешние прекрасно с этим справились.
   - Мне нужен конь и теплая одежда, - сказал я Лорду на обратном пути.
   - Ты отправляешься немедленно? - удивился тот.
   - Да.
   - Я еду с тобой, - заявил он.
   - Нет, - возразил я. - Ты должен остаться здесь на случай нападения.
   - Но ты заблудишься один, - сказал Харт.
   Это было верное замечание. Среди снега я мог заблудиться, а если звать какой-нибудь ветер, так и бурю недолго вызвать. А в долине ведь люди живут...
   - Хорошо, дашь мне проводника, - согласился я. - Но сам ты должен остаться здесь.
   Лорд Харт вынужден был согласиться.
   Когда мы вышли наружу, уже был полдень. То есть, я успел точно к сроку. "Это хорошее начало" - подумал я. - "Как говорится, боги благосклонны".
   Пришлось сначала пообедать, пока мне собирали все необходимое в дальней дороге. Вся одежда, которую они мне дали, были синего цвета. Конечно, не одного и того же оттенка, но это были оттенки синего. Лорд Харт объяснил, что это из-за Камня - Сапфир синего цвета, и его носитель надевает одежду только всех оттенков синего. Я был не против - синий мне всегда нравился.
   За обедом Лорд Харт познакомил меня со своей сестрой Хеленой, сидевшей по левую руку от него (по правую он усадил меня, хотя, чувствовалось мне, это было ее место). Она была очень похожа на брата - те же глаза, только взгляд мягче, те же губы, только чуть полнее и улыбка нежнее, те же волосы, только завитые в локоны. Она была в длинном платье холодного голубого оттенка, так хорошо гармонирующего с цветом ее глаз. То ли она всегда так одевалась, то ли просто хотела сделать мне приятное. Ее брат тоже был в чем-то синем, хотя в день моего появления на нем были черные одежды.
   Разговор за обедом шел о войне. О ней не могли не говорить, ведь она была в самом разгаре. Как я узнал, было проиграно несколько битв, поскольку глава вражеской армии мог использовать огонь в своих интересах. Но армия Столарда продолжала борьбу, совершая короткие набеги на обозы с провиантом, арьергарды, и отбившиеся отряды противника. Иными словами, регулярная армия вела партизанскую войну, дожидаясь моего прибытия. В то, что я приду, верили все безоговорочно.
   Наблюдая за сестрой Лорда, я заметил, что ее руки, державшие сейчас кусок мяса (достаточно большой, надо сказать), были довольно сильны и, по всей видимости, не один раз сжимали меч. И не только меч - кожа на указательном и среднем пальцах правой руки слегка поблескивала при свете, а это означало, что она была более гладкой, чем на других участках рук. Такие следы остаются у профессиональных лучников, использующих ростовой лук (в человеческий рост). И тут мне внезапно захотелось позабавиться. Да и девушка понравилась -- надо было привлечь как-то к себе внимание.
   - Харт, - обратился я к Лорду. - Надо поговорить. - Он наклонился ко мне, и я прошептал. - Кого ты дашь мне в проводники?
   - Хелену. Я доверяю только ей, а тебя нельзя сейчас отпускать с ненадежным человеком или с возможным предателем, - ответил Харт.
   - А она тоже воин?
   - Да.
   Я кивнул, и он снова занял свое место.
   Через минуту я заговорил вновь, на этот раз обращаясь к сестре Лорда и не снижая голоса.
   - Леди Хелена, ваш брат сказал мне сейчас, что вы - превосходная лучница, - начал я. - Но я ему не верю... Ставлю все, что имею, на то, что это не так.
   Харт понял мой замысел, хотя и не знал, для чего мне это нужно. Но все же решил поддержать меня.
   - Принимаю ставку, - сказал он. - Со своей стороны, я ставлю лучший лук из моей оружейной на то, что моя сестра поразит любую цель, выбранную Повелителем Ветров.
   Поняв наш сговор, девушка поднялась. Все встали следом.
   - Ладно, господа, - молвила Хелена. - Я пойду, переоденусь, а вы пока решайте вопрос о цели, которую мне предстоит поразить.
   И, многозначительно улыбнувшись Харту и мне, она вышла из трапезной, а все начали советовать, какую цель выбрать лучше. Но мы с Хартом уже знали, во что она будет стрелять - я просто заглянул в его голубые глаза, и Лорд рассмеялся, поняв мою задумку.
   Когда Хелена вернулась, я, взглянув на нее, понял, что спокойно спать уже не смогу никогда. На ней были надеты легкие кожаные доспехи, облегающие ее точеное, словно вылепленное умелыми руками скульптура, тело. Кожаная юбка едва доходила до колен, сапоги защищали голени и поднимались почти до коленных чашечек. Это был стандартный доспех лучника, только сшитый на женщину. Лучникам не нужны были тяжелые доспехи, ибо их защищали своими огромными щитами пехотинцы, а в коже они были более подвижны. Прекрасные волосы Хелены были перевязаны голубой лентой, глаза светились ледяным огнем, на щеках играл румянец волнения, полуоткрытые губы манили к себе, заставляя голову кружиться, а другие части тела несколько изменяться. В руках она держала прекрасный лук (как мне показалось) и колчан со стрелами, который еще не успела закинуть за спину.
   Мы все спустились во внутренний двор, крытый навесом и представляющий собой подобие комнаты, только холодной, несмотря на то, что камины во всех четырех углах уже пылали ярким огнем.
   - Господа, - обратилась Хелена ко мне и брату. - Вы выбрали цель?
   - Да, - в один голос ответили мы.
   - Какую же?
   Ответа на этот вопрос ждали все - мы не стали ничего говорить остальным о принятом решении. Но ответа не последовало. Вместо этого я прошел к деревянной стене и встал к ней вплотную в позе Андрея Первозванного на кресте, т.е. ноги шире плеч, руки по диагонали вверх. Тем самым я стал похож на букву икс.
   Все замерли, в том числе и Хелена. Она не знала, чего я потребую, но уже догадывалась.
   - Пригвозди меня к стене, - сказал я твердым голосом. - Нанесешь хотя бы одну рану - я выиграл. Твоя задача - проткнуть одежду так, чтобы я не смог отойти от стены до тех пор, пока ты не вынешь из нее последнюю стрелу.
   - А если я промахнусь? - с дрожью в голосе спросила Хелена.
   - Тогда ты убьешь Повелителя Ветров, - спокойно ответил ее брат. - Но не волнуйся, я в тебя верю. Ты не промахнешься.
   - Я скажу больше, - добавил я, все еще стоя у стены. - Я и сам в тебя верю, Хелена. Сейчас я закрою глаза и буду считать до трех. Если я не услышу звука летящей стрелы, будем считать, что твой брат проиграл. Согласен, Харт? - обратился я к нему.
   - Да, - ответил он. - Это будет справедливо.
   Я закрыл глаза.
   - Один...
   Все вокруг замолчали. Слышно было, как легкий ветерок играет пламенем в каминах, да треск горящих дров.
   - Два...
   Я услышал, как натянулась тетива ее лука и почувствовал, как она напряглась.
   - Три, - произнес я и услышал свист летящей стрелы.
   Потом удар. Боли я не почувствовал, но понял, что руку она мне пригвоздила.
   - Следующую, - потребовал я, все так же не открывая глаз.
   Присутствующие боялись вдохнуть, дабы не отвлечь ее от этой игры со смертью. Хелена тем временем выпустила еще одну стрелу, и моя левая рука также оказалась прибитой к стене.
   Требовать новых выстрелов уже не пришлось - она вошла в азарт. Тщательно прицелившись, она выпускала стрелы одну за другой, пока колчан не опустел. Каждая стрела попала в цель - я был полностью обездвижен.
   Я почувствовал, как спало напряжение, но не стал открывать глаза. Нужно было доиграть по всем правилам. И она это поняла - подошла ко мне и стала по одной вынимать стрелы. Последнюю, которую я даже не почувствовал, она вытащила из стены у меня между ног, придавив при этом меня к стене свободной рукой, уперев ее мне в грудь.
   - Последняя, - с придыханием произнесла Хелена.
   Я открыл глаза. Она стояла передо мной и по щекам ее текли слезы. Мы смотрели в глаза друг другу, читая в них все самое сокровенное. Потом она сделала шаг назад, и я сменил позу, опустив руки, не сводя в то же время с нее взгляда. Затем раскрыл ей объятия, и она упала мне на грудь и разрыдалась. Стресс ушел...
   Я гладил ее по волосам, словно ребенка, говорил успокаивающие слова, хвалил за мастерство и смелость, благодарил за беспокойство и восхищался ее красотой. Короче, говорил обычные в таких случаях глупости, лишь бы ей стало лучше. Все-таки затеянная нами игра была по отношению к ней нечестной. Постепенно Хелена успокоилась, я поднял ее на руки и понес наверх, в ее покои. Лорд Харт указывал мне дорогу. Остальные разбрелись по своим делам, попутно обсуждая произошедшее.
   Когда мы, наконец, дошли, она уже спала. Я осторожно опустил ее на кровать, одеяло с которой заботливо скинул Харт, и укрыл этим самым одеялом. Потом мы тихо вышли, прикрыли дверь и ушли ко мне.
   Там я осмотрел все, что мне собрали в дорогу. В основном это была сменная одежда, но мешок оказался все равно внушительного размера. Тогда я вытряхнул его содержимое и обнаружил на самом дне... палатку. Переглянувшись с Хартом, мы захохотали так, что слуги сбежались посмотреть, все ли в порядке. Картина им предстала просто удивительная: Повелитель Ветров и Лорд Харт катаются по полу, хохоча, как безумные, среди разбросанной одежды. Обалдевшие слуги переводили взгляды от одного к другому и обратно, а мы продолжали безумно хохотать.
   Наконец, отсмеявшись, мы разом сели на полу и, все еще не сумев принять серьезный вид, стали отчитывать слуг: никто-де не кладет палатку на дно мешка, так как одежду во время дождя или снегопада ни один разумный человек не станет из него вытаскивать, чтобы до нее добраться. Скорее всего, хозяин мешка просто найдет себе какую-нибудь пещеру или, на худой конец, зароется в снег, сделав из него своеобразную землянку.
   Я сам переложил все в мешок, переоделся и спустился вниз осмотреть лошадей, которых нам выделили для этого путешествия. На самом деле я ни черта не понимал в лошадях -- по крайней мере, пока не вспомнил жизнь Дара -- но надо было посмотреть, сойдемся ли мы с животным характерами. Харт пошел со мной, отправив предварительно слугу проверить, готова ли Хелена, поскольку времени уже прошло довольно много.
   Через час два всадника покинули замок.
  
  -- Глава 3. Сапфир
   Выезжая из замка, я приказал ветрам уйти во вражеские лагеря, обеспечив их жуткой вьюгой, а нас -- безветренным морозным вечером. По дороге мы ехали рысью, когда она кончилась и впереди показался лес, перешли на шаг, давая лошадям возможность отдохнуть, а себе -- оглядеться.
   - Почему ты выбрал меня? - вдруг спросила Хелена.
   - Это Харт выбрал, - ответил я.
   - Но ты согласился, Дар, - заметила она.
   - Он привел весомые аргументы, - сказал я. - Кроме того, - я повернул голову в ее сторону, - я плохо стреляю.
   Хелена засмеялась. Теперь ей стала понятна причина этого дурацкого пари между мной и Хартом, в результате которого ей пришлось в меня стрелять.
   - Можно было выбрать более мягкий способ, - сказала она.
   - Тогда ты не проявила бы себя, - возразил я. - А я должен знать, кого беру себе в попутчики.
   - Проводники...
   - До сих пор я в твоих знаниях не нуждался, - заметил я.
   - Еще успеется, - усмехнулась она.
   Тропинка сузилась. Я пропустил Хелену вперед, чтобы не терять ее из виду. Заблудиться здесь было невозможно, даже с моим полным незнанием ладшафта -- одна тропа вела вперед, и по ней же можно было вернуться.
   - Кстати, Хелена, - начала я, - тот рыжебородый гигант, которого я встретил здесь в момент своего появления. Кто он?
   - Это Роб Фэйр, Повелитель Огня, - ответила девушка. - Именно он возглавляет войска противника. И у него Рубин, - добавила она, понизив голос.
   Это меня удивило. Значит, я здесь -- не единственный обладатель Камня.
   - А у кого остальные два? - спросил я.
   - Не знаю. Никто не знает. А что мы должны делать, чтобы найти Сапфир? - вдруг спросила она.
   - Пройти парочку испытаний.
   - Объясни.
   - Мы идем на запад. В тексте - я указал на тубус с пергаментом, привязанный к поясу, - сказано, что надо "трижды обойти солнце". Это метафора. Там, впереди, есть океан?
   - Да, но он дальше, чем в трех днях пути. Если я правильно поняла метафору...
   - Именно так, - подтвердил я. - Возможно, если мы будем мчаться галопом, это и составит три дня?
   - Вдвоем -- нет, - ответила Хелена. - Ты будешь ждать меня, я -- тебя. В одиночку это реально. И, разумеется, летом.
   - Значит, мы будем там через неделю, - заключил я.
   Тропинка снова стала шире, и мы вновь ехали бок о бок.
   - Можно прочесть текст, Дар? - спросила Хелена.
   Я протянул ей свиток. Пока она читала, я осмотрелся. Вокруг был лес, грозный и величественный. Вековые сосны, стволы которых не могли бы обхватить и десять человек, уходили ввысь, почти полностью скрывая небо. Ветви их появлялись где-то наверху, так что взобраться по стволу было практически невозможно. Кроме сосен других деревьев не было.
   - Кто такой Пожиратель Душ? - спросила Хелена.
   Я очнулся от любования лесом.
   - Это страх, - ответил я. - Страх пожирает души людей, отсюда -- Пожиратель Душ. Не знаю, что там нас ждет ужасного, но... Наверняка я не зря это написал.
   - Ты все еще не вспомнил?
   - Вспоминаю. Кое-что. К примеру, "тот, кто поедает пламя" -- это дракон. Он живет за океаном, в горах. Там, где нет людей. Только имя его я забыл... Но, надеюсь, он помнит мое, иначе...
   - Что иначе? - обеспокоено спросила девушка.
   - А иначе может быть что угодно, - ответил я. - Угодно дракону.
   Место для ночлега искали долго. Наконец, выбрали небольшой пятачок между тремя соснами, росшими так близко друг к другу, что с трех сторон к нашей палатке подобраться было невозможно.
   - Ты умеешь готовить? - спросила Хелена, роясь в своем мешке.
   - Не очень, - честно ответил я. - Кое-что могу, но...
   - Понятно...
   - Да нет, могу. Только несколько блюд. Остальное -- либо плохо, либо вообще никак, - попытался оправдаться я.
   - Ну, тогда будешь помогать, - заявила она.
   Я согласился.
   Что мы приготовили и съели, я так и не узнал. Да это и не важно. Главное -- это было сытно и вкусно. Как оказалось, Хелена еще и готовит прекрасно. "Просто идеальная жена" - подумал я мимоходом.
   - Что ж, - начал я после того, как ложки упали в пустой котелок, - раз ты сегодня готовила, караулить первым буду я.
   - Ладно. Только не забудь меня разбудить.
   - Хорошо.
   Она легла спать, а я уселся возле костра, подбросив в него еще хворосту.
   Когда луна прошла половину пути, я заглянул в палатку. Хелена спала, и была так прекрасна во сне. Я постоял, посмотрел на нее. Потом раздумал будить. "Успею подремать в седле, - решил я, - пусть спит".
   Утром я получил от нее хорошую взбучку. Она даже не поленилась отрубить увесистый сук и отдубасить меня им. Знала, что ее я не ударю. И подло этим воспользовалась. Но я ей отомстил: едва она решила, что с меня хватит и отбросила палку, как я сгреб ее в охапку и швырнул в глубокий сугроб. Она вылезла оттуда, мокрая и злая, и напала на меня. Я начал падать и потащил ее за собой. Мы барахтались в снегу около получаса, пока, наконец, не выдохлись. И вот я лежал на спине в снегу, держа в объятиях самую прекрасную девушку на свете и млея от этой идиллии. Так не хотелось, чтобы она закончилась. И ей -- я это видел -- тоже. Но... нам надо было двигаться дальше, что мы, переодевшись и позавтракав, и сделали. Но подремать мне так и не удалось...
   Через несколько часов после того, как мы покинули свою стоянку, на нас напали лесные разбойники. Это была кучка идиотов -- человек двенадцать, не больше -- половину из которых мы оставили бездыханными на тропе, а половина сбежала, громко вопя о демонах в человеческом обличии. Нас такой сценарий развития событий вполне устраивал, и мы не предприняли попыток что-либо изменить. Оставив трупы позади, мы продолжили путь. В этой стычке я показал себя превосходным мечником, что уже не удивило меня, но все же возвысило мою самооценку, ведь настоящий меч я держал в руках впервые в жизни. Правда, потом все тело ныло -- но это с непривычки, Хелена сказала, еще пара стычек и все будет в порядке.
   Пять дней пролетели, как один. Мы постоянно спорили, дрались, просили друг у друга прощения, обнимаясь и клянясь больше не повторять подобное, потом снова дрались, ссорились и упрямо доказывали друг другу свою правоту.
   Но ни разу за это время мы не были близки. Так, как мне бы хотелось.
   С каждым днем, что мы провели в пути, климат становился мягче. Складывалось впечатление, что в этом мире не действуют обычные законы природы, и для смены времен года нужно только потратить неделю на путешествие к югу. По всей видимости, здесь климатические пояса сменяли друг друга слишком быстро, или они занимали недостаточно большие площади. Возможно, просто сам мир был слишком мал.
   Океан встретил нас на закате. Впервые в жизни я видел закат над океаном, и не мог налюбоваться им. Хелена тоже давно не была здесь, и мы долго стояли на берегу, прежде чем двинуться в портовый город.
   В городе мы были поздней ночью. Остановились в харчевне, хотя по одежде нашей было заметно, что не крестьяне, предварительно выяснив, какой корабль идет утром на запад и кто его капитан.
   На рассвете мы прибыли в порт, нашли Архонта Дина, капитана "Дельфина", и договорились (честно говоря, просто уговорили его) о путешествии с ним, посулив немалый куш. Капитан нас взял с собой вместе с лошадьми, которых он поместил в трюме. Нам он отвел нос, но без кают. "У меня грузовой корабль, - сказал он, - лишних кают нет. Если хотите идти с вашей женщиной в общую каюту -- дерзайте", - добавил он с усмешкой. Нет, мы не хотели. Не хватало еще и команду перебить...
   - Мы будем все время плыть на запад? - спросил я капитана на второй день пути.
   - Нет, лорд Дар, - ответил он, - на юго-запад.
   - Но, капитан, нам надо на запад.
   - А мне плевать, - рявкнул Архонт Дин. - Я должен быть в Ализуре через три недели. Если я сделаю крюк, то не уложусь в срок, и тогда ваши денежки мне выйдут боком. Я доставлю вас до места после разгрузки. Или сами доберетесь. Вы просили перевезти вас на другой берег, остальное не моя проблема.
   Мы стояли на юте, капитан наблюдал за штурвальным, я -- за капитаном. Хелена оставалась в нашей палатке, которую я разбил на носу корабля, воткнув колья между досками палубы - благо щелей хватало, корабль был неимоверно стар.
   - Капитан, я могу кое в чем вам помочь, если вы пойдете мне навстречу, - сказал я после нескольких минут размышлений и наблюдений.
   - И что вы можете сделать? - язвительно поинтересовался капитан.
   - Ну, хотя бы вот это, - ответил я и напустил на море штиль.
   Паруса обвисли, корабль медленно остановился на ровной глади воды. Капитан в ужасе вытаращил глаза, уставившись на меня. Матросы побросали свои дела, удивленные резким спадом ветра.
   - К-к-к... - начал капитан.
   - Как, - подсказал я.
   - Как, - он судорожно сглотнул. - Вы э-э-э...
   - Как я это сделал? - угадал я. - Очень просто. Думаю, вы слышали о человеке, которому подчиняются ветры? - Дин кивнул. - Так вот, капитан, этот человек перед вами.
   Капитан вернулся в свое обычное состояние и громко расхохотался.
   - Да, конечно, сам Дар Ветер плывет на моем корабле, - смеясь, произнес он.
   - Сейчас поднимется восточный ветер, - ровным голосом сказал я. - Поверните корабль кормой к востоку, капитан. Немедленно, - жестко добавил я.
   - Да пошел ты к черту, - зарычал Дин. - Как ты смеешь мне приказывать, сморчок? Я же тебя голыми руками... - И он начал наступать на меня.
   Взмах. Удар. И -- промах. Я отскочил в последнюю секунду и дал ему пинка под зад. Неуклюжий Архонт Дин упал лицом вниз, разбив себе нос о палубу.
   Матросы бросились ко мне с топорами. Боевыми топорами. Но вдруг один из них упал, сраженный стрелой. Хелена. Она не забыла обо мне. Остальные матросы в тот же миг остановились.
   Капитан Дин встал с палубы и шагнул в мою сторону.
   - Стойте, капитан, - произнес я, - если вам дорога жизнь.
   Он остановился, увидев убитого матроса.
   - Я предлагаю вам сделку, Дин, - продолжил я. - Вы соглашаетесь доставить нас на западное побережье, сэкономив тем самым на нашем времени. Я, в свою очередь, обеспечиваю вас попутными ветрами до Ализуры. Конечно, у вас есть выбор, - продолжал я. - Вы можете попытаться убить нас, благо у вас численное преимущество. Но, могу вас уверить, при желании я способен уничтожить вас всех вместе с "Дельфином". Выбор за вами.
   Капитан надолго задумался.
   - Я думал, Дар Ветер -- защитник страны, - наконец, сказал он.
   - Да, - подтвердил я. - Но не таких негодяев, как вы... Что вы грузили на корабль?
   - Это не ваше дело.
   - Вы правы, иначе вы были бы уже мертвы. Я ненавижу таких, как вы. Вы уничтожаете молодежь.
   - Это их проблемы! Я зарабатываю себе на пропитание! И не ваше дело, каким способом я это делаю! - прокричал капитан, вновь распаляясь.
   - Тише, тише, капитан, - успокоил я его. - Мы договорились?
   - Ладно, - буркнул Дин. - Этого в море, - указал он на мертвого матроса, обращаясь к команде. - Мы доставим господина Ветра и его подружку куда ему надо, а потом пойдем в Ализуру. Курс на запад. По местам.
   Без особого энтузиазма матросы начали выполнять приказ. Едва корабль лег курсом на запад, как восточный ветер, вызванный мною, наполнил его паруса, и мы стрелой понеслись вперед.
   Две недели пути прошли в холодной войне. А потом на нас напали. Пришлось помочь команде. Половину пиратов мы отправили на тот свет, вторая половина сдалась нам. Я решил их освободить взамен на помощь, которую они нам окажут. Они согласились. Я заплатил Архонту Дину, наполнил его паруса попутным ветром и пересел вместе с Хеленой на бывший пиратский корабль, прихватив с собой наших лошадей.
   Там оставалось только семнадцать человек плюс кок. Я обрисовал им ситуацию, объяснил, что мне нужна команда и корабль для войны и обещал им награду в случае победы. Через час, данный мною им на размышления, они приняли мое предложение, и мы отправились на запад -- встретиться с драконом.
   Заняв каюту помощника капитана, я принял на себя командование кораблем, а каюту капитана отдал Хелене - она была больше, светлее и лучше обставлена. Корабль шел полным ходом благодаря восточному ветру. Через две недели мы увидели берег, и подплыли так близко, как позволила глубина. Потом сбросили лодку, и мы с Хеленой спустились в нее. Перед этим я предупредил пиратов о том, что утоплю их, если они нас не дождутся.
   Лодку мы вытащили на берег. Лошадей пришлось оставить на корабле, поскольку в лодку они не уместились, и потому теперь нам предстоял долгий и трудный путь в горы.
   Мы шли налегке. С собой -- только оружие и немного еды. Высокую скорость поддержать смогли первые два дня. Потом стали быстро уставать, а дорога усложнилась. Через пять дней после прибытия мы не прошли и половины пути, как нам встретился Пожиратель Душ.
   Подъем становился все круче и круче с каждым шагом. Очень скоро нам пришлось идти в связке -- она впереди, я следом. Так я всегда мог бы поймать ее. До сих пор благодарю небеса за то, что они подсказали мне поступить именно так.
   Мы уже отчаялись выбраться хоть на какое-нибудь плато, как я услышал ее радостный крик:
   - Плато прямо над нами!
   Веревка между нами натянулась -- Хелена ускорилась. Я крикнул, чтобы она не торопилась, но она то ли не услышала, то ли не хотела услышать. Пришлось взбираться в ее ритме.
   Она взобралась на плато и помогла вылезти мне. Взглянув вверх, она засомневалась в том, что мы когда-нибудь дойдем.
   - Передохнем полчаса и полезем дальше, - сказал я, падая на землю.
   Она упала рядом.
   - Дар, - сказала Хелена, - я не уверена, что одолею следующий подъем. Давай останемся здесь дольше, чем на полчаса. Пожалуйста, - взмолилась она.
   - Ладно, - согласился я. - Только учти, мы здесь замерзнем. Даже одеял нет.
   С этими словами я встал и огляделся в поисках чего-нибудь горючего, но плато было совершенно голым.
   - Значит, будем есть холодную пищу, - констатировал я.
   Так и сделали -- подкрепиться было необходимо перед последним рывком. И вот здесь-то нас и встретил Пожиратель Душ.
   Через пятнадцать минут подъема Хелена провалилась в расщелину. Веревка, связывающая нас, оборвалась, и она держалась только руками.
   - Держись! - крикнул я ей. - Я сейчас, только закреплю веревку!
   Наверху, прямо над собой, я обнаружил выступ, за который можно было привязать веревку. Я сделал лассо, предварительно отвязав от себя другой конец веревки, и забросил на этот выступ. Но не попал. Только с третьей попытки лассо, наконец, зацепилось за выступ. Затянув петлю, я сбросил второй конец Хелене.
   - Хватайся! - крикнул я.
   - Я не дотянусь! - ответила она.
   "Проклятье! - подумал я. - Вот он, Пожиратель Душ. Мой страх высоты".
   Я колебался всего секунду. Вытянув веревку обратно, я обвязал ее конец вокруг пояса и начал спуск. Я спешил, но старался быть осторожным -- веревка вполне могла оборваться, и тогда я камнем полетел бы вниз, а следом за мной и Хелена, когда руки ее, в конце концов, ослабнут.
   Когда я, наконец, добрался до нее, она уже еле держалась. Колчан и лук мешали ей, но выбросить их она отказалась.
   - Руку!- потребовал я, протягивая ей свою. - Хватай меня за руку! Не бойся, Хелена, я тебя не уроню.
   - Я боюсь! Дар!
   - Не бойся, Хелена! Черт побери, я же не уроню тебя!
   - Я боюсь!
   - Черт возьми, перестань! Давай руку!
   - Дар!
   - Ну, что Дар? Что Дар? Ты хочешь, чтобы я тебя здесь оставил?
   - Нет, Дар,- взмолилась она.- Не бросай меня!
   Я понял, что от нее ничего не добьешься - она будет кричать и плакать, но руку не подаст. Пришлось подняться немного вверх и добраться до нее другим путем. Спустившись, наконец, до ее уровня, я обнял ее за талию.
   - Теперь обхвати меня за шею, - сказал я.
   Она немедленно сделала это.
   - Отлично, - похвалил я ее, - умница. Теперь развернись лицом ко мне. - Она послушно выполнила просьбу. - Молодец. Теперь держись.
   И я полез наверх. Подъем был медленным - веревка не могла бы выдержать нас при падении. И вдруг Хелена закричала:
   - Дар, веревка!
   Я взглянул вверх. Петля медленно сползала с выступа скалы.
   Времени почти не осталось. Я мог бы вызвать ветер на помощь, но слишком часто это делать нельзя, а за последние недели я загнал восточный и северо-восточный ветры по пути сюда. Пришлось полагаться только на руки и ноги.
   С большим трудом мы добрались до того пятачка, с которого упала Хелена. Оттуда я вновь забросил веревку за выступ, на этот раз, привязав к ней в качестве "кошки" свой меч. Мы продолжили путь до этого выступа, который оказался краем очередного плато, где мы и отдохнули.
   Дальше наш путь пролегал по узкой тропе, вьющейся по пологому склону. Там, наверху, была пещера. Пещера, в которой жил дракон.
   Едва мы дошли до входа, как с неба, выпуская из пасти огонь, спустился красный дракон. Теперь я вспомнил его имя - Эллеасс Зигфельд Арон Магнетикус. Его возраст исчислялся тысячелетиями, а сколько их было в точности, знал только он сам.
   Дракон опустился прямо перед нами. Его большая голова метнулась сначала к Хелене, потом ко мне. Огромные змеиные глаза внимательно рассмотрели каждого. Решив, что мы не опасны, дракон начал разговор.
   - Кто вы такие? - задал он свой первый вопрос приятным баритоном с легкой хрипотцой.
   Я вступил вперед.
   - Здравствуй, Эллеасс, - сказал я. - Рад тебя видеть в добром здравии, старый друг. Ветры, возвещающие о переменах, уже задули, - добавил я, сам не зная, почему.
   - Неужели? - усмехнулся дракон. - Сам Дар? Опять в новом обличии? Тебе не надоело менять шкуру, Ветер?
   - Честно? - спросил я. Дракон кивнул. - Осточертело.
   Дракон рассмеялся, задрав голову к небу.
   - Кто с тобой на этот раз, младший брат? - спросил он дружелюбно.
   - Леди Хелена, - представил я ему свою спутницу. - А это, - я указал на дракона - Эллеасс Зигфельд Арон Магнетикус, мой старый друг.
   - Теперь просто Эллеасс, Дар, - сказал дракон, грациозно кланяясь Хелене. - Пойдемте внутрь, там теплее, - пригласил он и первым подал пример.
   Мы вошли в его пещеру, где глазам нашим предстала идиллия - в глубине сидели еще два дракона - мать и детеныш.
   - У тебя появилась семья, Эллеасс?! - радостно воскликнул я. - Рад за тебя, старый друг! Представишь нас?
   - Это Лисса и Лесс, - сказал дракон. - А этот бородатый брюнет - Дар Ветер, Повелитель Ветров. С ним Леди Хелена. Ты, я вижу, тоже не отстаешь от меня? - обратился он ко мне.
   - Эллеасс! Перестань! Она - мой проводник...
   - Ага, - саркастически прохрипел Эллеасс. - А я - маленькая зеленая ящерица...
   Хелена наблюдала за нашей игрой, не вмешиваясь в нее. Она не знала, как себя вести с красными драконами, и целиком предоставила переговоры мне. Несмотря на то, что ей явно не нравился тон рептилии и его слова относительно наших с ней взаимоотношений.
   - Ну, ладно, - сказал дракон. - Тебе нужен Камень, да? - Я кивнул. - Ты помнишь, куда положил его?
   - Нет, - ответил я. - Я пока не все вспомнил.
   - Ладно. Лесс, - позвал дракон сына. - Помнишь, я тебе показывал камень?
   - Да, папа, - ответил малыш.
   - Принеси его мне.
   - Хорошо, папа.
   И Лесс убежал куда-то вглубь пещеры, куда Эллеасс при своих размерах мог только голову просунуть. Когда малыш вернулся, в ладони правой передней лапы он сжимал перстень с Сапфиром.
   - Отдай Камень Ветру, - приказал ему отец.
   Лесс подошел ко мне и протянул лапу вперед. Я взял кольцо и надел его на средний палец правой руки.
   - Спасибо, Лесс, - поблагодарил я малыша.
   - Не за что, Дар Ветер, - ответил Лесс. - Когда-нибудь - да отдалится день тот - Хранителем Камня стану я, и ты будешь приходить ко мне.
   - Почту за честь, Лесс, - поклонился я.
   Довольный дракончик вернулся к матери.
   - Что ж, начало положено, - усмехнулся Эллеасс.
   - Хелена, - обратился я к девушке, - Нам пора.
   - Я отвезу вас вниз, друзья, - сказал дракон.
   Он подставил нам лапу.
   - Забирайтесь на спину, - молвил дракон.
   С высоты драконьего полета его гора показалась нам маленьким холмиком, но, тем не менее, мы смогли оценить путь, который нам пришлось пройти, и порадовались, что обратно уже летим.
   Эллеасс опустился в лесу, недалеко от берега. Мы попрощались. Хелена пошла вперед, я задержался. Дракон хотел что-то сказать, и я это почувствовал.
   - Говори, друг мой, - сказал я ему. - Скажи, что тебя мучает.
   - Скорее всего, - вздохнул дракон, - ты видишь меня в последний раз.
   - Эллеасс... - начал я.
   - Не перебивай, - сказал он. - Я стар, Ветер. Очень стар. Мне осталось жить от силы лет шестьдесят. Не более. Постараюсь подготовить Лесса к жизни, но не уверен, что успею многое. Прощай, друг мой. Не забывай старого дракона...
   - Прощай, Эллеасс, - грустно ответил я. - Я никогда тебя не забуду, старый друг. Ты -- единственный, кто искренне любил меня. Прощай...
   С этими словами я развернулся и побежал догонять Хелену. На сердце лежал камень...
   К берегу подплыла лодка. Пираты не бросили нас, что мне очень даже понравилось. Взойдя на борт, я наполнил паруса попутным ветром, и мы отправились в обратный путь.
  -- Глава 4. Огонь на воде
   Наш корабль шел полным ходом на восток. Команда все еще не очень доверяла мне и продолжала бояться. Но однажды произошло событие, после которого каждый из этих морских бродяг был готов отдать жизнь за меня и мою спутницу.
   Была глухая ночь. Все на корабле спали, кроме вахтенных. Один из них и поднял тревогу.
   - Огонь на воде! Огонь на воде! - раздался крик.
   Все высыпали на палубу.
   - Спустить паруса! - приказал я. - На весла!
   Приказ был исполнен незамедлительно. Мы на медленном ходу добрались до огня. Это был корабль, и он почти догорел. Вокруг плавали обгорелые тела. Мы обошли это место по кругу, и нашли одного раненого, которого я приказал поднять на борт. После этого мы снова подняли паруса, и наш корабль помчался на полном ходу дальше.
   Раненый провел в забытьи сутки, а, очнувшись, позвал капитана. Пираты сообщили мне, и я навестил его.
   - Как вы себя чувствуете? - спросил я его.
   - Лучше, - прохрипел раненый. - Я хочу вам все рассказать, раз вы плывете на восток.
   - Рассказывайте.
   - Меня зовут Зорд Амадей, - начал он. - Я был капитаном пассажирского корабля "Корона Королевы". Мы шли из Ализуры в Бартвейс, когда на нас напали. Это было ужасно. Я и сейчас дрожу от ужаса, вспоминая это. На нас напала боевая галера. Но там было мало воинов - только личная охрана повелителя. Повелителя Огня. Это был рыжебородый гигант. Он создавал огонь из воздуха, он поджег "Корону Королевы", отправив на тот свет всю команду и пассажиров. Я выжил только потому, что попытался перепрыгнуть на галеру. Меня встретил удар копья, и я упал в воду. Там вы меня и нашли...
   - Вы сказали - Повелитель Огня, - сказал я. - Что вам известно о нем?
   - Только то, что я видел своими глазами, - ответил Зорд Амадей.- Он создает огонь из ничего. Поэтому я и назвал его Повелителем Огня.
   Интуиция подсказывала мне, что этот человек говорит меньше, чем знает. Это почему-то мне понравилось. Возможно, потому, что он был почти при смерти, на неизвестном корабле, но при этом хранил свою тайну.
   - Что вы знаете о Камнях? - спросил я Зорда.
   Он и бровью не повел -- явно ожидал вопроса.
   - Их четыре - Сапфир, Алмаз, Изумруд и Рубин. В них заключена великая сила. Об этом знают все жители обоих королевств, - ответил Амадей.
   И тогда я решился.
   - Зорд, - сказал я. - Готов ли ты служить Сапфиру?
   - Я всю жизнь мечтал об этом...
   Тогда я сжал в кулак правую кисть и вытянул руку Кольцом вперед так, чтобы Зорд мог увидеть Сапфир. Он увидел, и в глазах его загорелся огонь.
   - Дар Ветер, Повелитель Ветров, ты пришел. - Зорд вытащил из-за пазухи амулет. - Мой дед хранил его, - произнес он. - Мой отец хранил его. Теперь он у меня. Этот амулет - ключ к миру, в котором находится Изумруд. Возьми его, Дар Ветер, - Зорд протянул мне амулет. - Ты сам поймешь, когда им нужно будет воспользоваться.
   Я надел амулет на шею. Терпеть не могу всякого рода украшения на цепочках, но здесь отказываться было нельзя. Все-таки путь к Изумруду...
   - Мы идем за Повелителем Огня, - произнес я. - Немедленно.
   Выйдя на палубу, я приказал поднять все паруса.
   Началось...
   По пути нам попадались горящие останки кораблей, и иногда мы вылавливали из воды уцелевших. Если, конечно, таковые оказывались. Все спасенные нами горели желанием отомстить. Они составили костяк моей команды - единственные по-настоящему преданные общему делу. На пиратов я не мог положиться так, как на них. Командовать кораблем я поручил Зорду, едва он сумел ходить. Амадей показал себя отличным капитаном, знатоком своего дела. Вновь сформированная команда, постоянно увеличивающаяся, подчинялась ему беспрекословно. Даже пираты признали в нем командира, а это говорило о многом.
   Однажды я заглянул к Хелене, почти не выходившей из каюты, дабы не смущать команду. Она полностью преобразилась. Вместо кожаных доспехов на ней было нечто подобное одежде, которую в XXI веке носили девушки, т.е. короткая юбка из непонятной ткани (я вообще плохо разбираюсь в тканях) светло-голубого цвета, и такого же цвета нечто подобное бюстгальтеру или топу, которые носят девушки в моем мире. Короче, выглядела она не просто потрясно - сногсшибательно. В прямом смысле. Я, увидев ее в таком наряде, чуть не свалился к ее ногам.
   - Хорошо, что они тебя не видят, - сразу выпалил я.
   Хелена удивленно приподняла правую бровь, отчего стала еще прекрасней.
   - Почему? - спросила она.
   - Если бы ты вышла, они бы перегрызли друг другу глотки ради обладания тобой, - ответил я. - Ты удивительно хороша...
   - Правда? - саркастически протянула она. - Тогда почему ты раньше не замечал этого? Или мне обязательно надо было явиться перед тобой полураздетой, что бы ты обратил на меня внимание? Черт возьми, Дар, неужели ты ничего не видел?
   - В смысле? - не понял я.
   - О, боги! - воскликнула она. - Как ты... - она осеклась. - Уходи, Дар... Оставь меня... Ты причиняешь мне боль.
   - Хелена... - начал я.
   - Уйди, Дар, - прервала она.
   Я посмотрел на нее долгим взглядом, развернулся и вышел из каюты, не говоря ни слова.
   Мы не разговаривали три дня. Она почти не покидала каюту, а если и появлялась на палубе, чтобы вдохнуть свежего воздуха, игнорировала мое присутствие.
   А на четвертый впереди показалась галера.
   - Это они! - прокричал Зорд. - Всем боевая готовность!
   Я побежал на нос.
   - Курс прямо на них! - крикнул я Зорду.
   - Есть! - отозвался капитан.
   - Не лезть на рожон! - крикнул я. - Я сам разберусь!
   - Понял! Все слышали?
   Я призвал все ветра.
   - Спустить паруса! - прокричал Зорд. - На весла!
   - Отставить весла! - возразил я. - Остановить корабль.
   Приказ был исполнен незамедлительно.
   Галера Фэйра шла на нас полным ходом. И я создал между нами смерч, который взбурлил океан, создав водоворот. Наш корабль стоял на месте, удерживаемый моей силой. А Фэйр приближался к водовороту с бешеной скоростью.
   И вдруг, сквозь шум ветра, я услышал его крик.
   - Дар! Перестань! Надо поговорить!
   Я остановил ветры, и смерч замер прямо перед носом моего корабля. Галера Фэйра прошла по гребню водоворота и подошла к нам. Я убрал смерч, и водоворот исчез. На море опустился штиль.
   Фэйр вышел на палубу и приблизился к бортику.
   - Ветер! - крикнул он. - Я знаю, ты нашел Камень. Теперь мы равны. Биться друг с другом нет смысла. Мы можем стереть все с лица Земли. Предлагаю сразиться по-иному. Армия на армию. Без магии. И ты, и я - в первых рядах. Так будет честно. Согласен?
   Я понимал, что Роб Фэйр прав - негоже рушить все вокруг. Иного выхода, кроме как согласиться, я в тот момент не видел.
   - Согласен! - прокричал я в ответ.
   - Тогда идем каждый к себе! - подвел черту Фэйр.
   Мы разошлись - каждый плыл своим путем. А мне и Хелене еще предстоял долгий путь верхом к столице.
   Но я ошибся. Оказалось, что тамошние корабли строились по типу скандинавских ладей - на них было возможно плавать по крупным рекам. Зорд повел наш корабль к руслу реки Фальд, по которой мы и пошли вверх по течению.
   В тот же вечер ко мне вошла Хелена. На ней снова были доспехи.
   - Зачем ты согласился? - спросила она с порога.
   - Может быть, войдешь? - спросил я вместо ответа.
   Она молча прошла внутрь и села на стул.
   - Вот так-то лучше, - удовлетворенно заметил я.
   - Зачем ты согласился? - жестко повторила она.
   - Затем, что он прав. Мы можем все уничтожить. Все... А нам это не нужно... Так что, единственный выход - битва без магии. И я знаю, как избежать кровопролития.
   - Ну, конечно, всемогущий и всезнающий Дар Ветер! - с сарказмом воскликнула она. - Ты все делаешь так, как надо, да?
   - Перестань, Хелена. Что с тобой случилось? Я пытаюсь делать то, что вы все ждете от меня. Мне это не нужно было, вы меня этим наградили. Так что, терпи. Я буду использовать методы, которые считаю необходимыми.
   После этих моих слов она встала и ушла, а я лег спать. Кто знает, что нас ждет завтра...
   Без приключений прошел наш путь домой. От речного порта до Долины Соруса, где находилась столица королевства, было три дня пути. Наши лошади, чудом выдержавшие качку, с радостью доставили нас до места по твердой земле. По пути мы с Хеленой не обмолвились ни словом.
   В городе нас встретили и проводили до дворца. Хелена сразу ушла к себе, приказав не беспокоить ее. Я же пошел к ее брату - все рассказать. К концу моего рассказа доложили о приезде гонца от Фэйра. Лорд Харт принял его в Зале Приемов Послов. Гонец вручил ему послание Фэйра. Вот что в нем было: "Через месяц, считая со времени получения этого послания, твое войско во главе с Даром Ветром должно явиться в Долину Теней. Там все и решиться. Способ начать битву оставляю за вами. Не жалей воинов, Харт. Это будет последняя битва - либо он, либо я погибнем. Тогда уже все остальное не будет иметь значения. Готовься, и пусть боги отнимут у вас удачу. Роб Фэйр".
   Харт предоставил написание ответа мне. И я написал: "Через месяц мы будем в Долине Теней, Фэйр. И боги будут на нашей стороне. Дар Ветер".
   Вручив письмо гонцу, которого уже успели накормить, я велел ему не жалеть лошадей, иначе лорд Фэйр может разгневаться. Думаю, гонец это итак прекрасно знал, потому что, взяв письмо, сразу уехал.
   - Харт, у тебя месяц, чтобы все приготовить, - сказал я. - И найди мне карту Долины Теней.
  -- Глава 5. Последняя битва
   Диспозиция войск в Долине Теней обсуждалась Советом ежедневно. Каждую ночь я спал только три часа - все остальное время тратил на разработку плана, который утром Совет, как правило, отвергал. Каждый день проходил в спорах и диспутах, но к середине отпущенного нам срока мы все еще не пришли к окончательному решению. Войска уже были готовы, а плана битвы еще не было. Тогда я решил предпринять последнюю попытку.
   На очередном Совете - прошло уже две третьих срока - я решил открыть карты. После того, как очередной мой план провалился, я взял слово.
   - Господа, - начал я. - Время идет, а мы еще не разработали план. Думаю, здесь не только моя вина. Один человек не может предусмотреть все. Сегодня у меня к вам два предложения. Первое: мы не покинем этот зал, пока совместными усилиями не примем план боевых действий. Одна голова - хорошо, господа, но двадцать - гораздо лучше.
   Члены Совета зашумели: одни требовали приступить к обсуждению, другие кричали, что это самая глупая идея, которую они когда-либо слышали, третьи пытались утихомирить и тех и других. В итоге минут двадцать говорить было бессмысленно. В конце концов, Харту удалось организовать порядок, и я продолжил.
   - Второй вариант, - сказал я, - заключается в следующем. Мы не создаем никакого плана и будем импровизировать на месте. Но... Но, - повторил я. - Бой начнется не так, как принято в вашем мире. Все это затеивается лишь с одной целью - чтобы я и Фэйр сошлись в битве, поскольку по-иному он не желает, а уничтожать мир тоже не имеет смысла. И я решил, что начнем мы так: два войска встанут друг против друга, оставив между собой пустое пространство. Вперед выйдем я и Фэйр, и сразимся. Если я проиграю, вы будете вынуждены обороняться. Если Фэйр - вы нападете. Если погибнем оба, армии нападут одновременно. Битва будет идти до полного уничтожения противника, исключая беглецов и отступающих.
   Снова начались крики и споры, и вновь я замолк на полчаса. Когда они замолчали, я закончил речь.
   - Оба пути опасны - один промедлением, второй - по сути. Но оба могут привести нас к победе. Шансы здесь равны. Мы можем ничего не создать, ибо каждый имеет свое мнение на вопрос диспозиции. Мы можем проиграть, ибо численность войск Фэйра неизвестна. Выбор за Советом...
   Я сел и стал ждать. Двенадцать членов Совета спорили, доказывая друг другу свою точку зрения. Харт убеждал всех принять оба варианта - создать план и начать битву по предложенной мною схеме. В конце концов, на том и порешили.
   План диспозиции обсуждался ровно сутки. Когда мы все, уставшие и голодные, разошлись по своим покоям, у нас был готов отличный план, который уже получили командиры подразделений. Близилось начало игры со Смертью.
   Я встретился с Елисеем, который рассказал мне все, что знал о Камнях. Изумруд дает обладателю контроль над землей и всем, что с ней связано - травой, кустарниками, деревьями, животными. Этот Камень был утерян уже давно. Скорее всего, он даже не в этом мире. Как и Алмаз, дающий обладателю власть над снегом и льдом. Алмаз - лучшее оружие против Рубина. Всем остальным Камням не под силу уничтожить Кровавый Камень, как еще иногда называют Рубин.
   К этим двум Камням есть нити - амулеты, сила которых может привести в те миры, где эти Камни находятся. Но они не могут привести к самим Камням. Кроме того, эти амулеты тоже утеряны. Елисей даже не был уверен в их существовании. Но я-то знал, где ключ к миру, в котором сейчас находится Изумруд.
   Одного я не мог понять - как этот ключ оказался у деда Зорда? Сам Зорд тоже не мог ответить на этот вопрос. Возможно, дракон Эллеасс знал ответ, но времени ехать к нему уже не было. Пришлось отложить поиск решения этой проблемы до лучших времен.
   Елисей больше ничем не мог мне помочь, и я покинул его одинокую келью.
   Время шло. После принятия плана диспозиции прошли вторые сутки. Армия уже была на пути в Долину Теней. Хелена вместе со своими лучницами также была в составе этой армии. На все два королевства славились лучницы армии Лорда Харта под предводительством его сестры Леди Хелены. Я только сейчас понял, что слова "Лорд" и "Леди" у них применялись в значении "принц", "король", "принцесса", "королева".
   Как и в любой войне, в пути вместе с армией находились всякого рода маркитанты и дамы легкого поведения. Одним словом, проблем у нас с Хартом прибавилось.
   Когда мы подошли, Долина была пуста. Харт послал вперед разведчиков, которые ... не вернулись. Он хотел уже отправить еще одну группу, но я его остановил.
   - Собери лучниц, - сказал я. - У меня есть план.
   Когда лучницы выстроились передо мной, я велел им положить луки и стрелы перед собой на землю. Они, недоумевая, приказ мой исполнили.
   - Сила Ветра, наполни это оружие, - воззвал я. - Пусть стрела не знает преграды, пока не сразит сердце врага. Пусть тетива не рвется, пока жива лучница. Пусть сила стрелков превзойдет силу человеческую, и сравняется с Силой Ветра пустыни. Пусть их глаза станут зорче глаз орлов горных.
   Налетел ветер, подхватил оружие и, пока я говорил, носился с ним вокруг лучниц. С последними словами он опустил оружие наземь туда, откуда взял. Таким образом, каждая лучница смогла взять свое оружие оттуда, куда она его положила.
   - Хелена, - позвал я.
   Она подошла.
   - Окружи долину по холмам. Если придется, будете стрелять оттуда. Вы не промахнетесь. Когда дойдете до места, пусти сюда стрелу.
   Лучницы ушли. С помощью Харта -- у меня не было оруженосца -- я облачился в доспехи, надел шлем с забралом, взял свой меч и сел верхом на коня.
   - Всем ждать моего возвращения, - сказал я, - но глядеть в оба.
   - Что ты собираешься сделать, Дар? - спросил Харт.
   - Вывести Роба на чистую воду, - ответил я.
   Вдруг раздался свист стрелы, которая вонзилась в землю у ног моего коня, вставшего со страху на дыбы. Это Хелена выполнила приказ. "Зараза", - беззлобно подумал я и тронул поводья, направившись в Долину.
   Я выехал в самый центр долины, приподнялся на стременах и громко крикнул:
   - Роб Фэйр! Хватит играть! Выходи и сразись со мной! И пусть войско твое не прячется, а встанет у тебя за спиной!
   В ответ послышался свист летящей стрелы, от которой я едва успел уклониться. В ту же секунду появились воины Повелителя Огня, вырастая словно из-под земли. И тотчас же эти воины стали падать, сраженные стрелами лучниц Хелены.
   Роб Фэйр, видя, что его армия погибает, вышел и встал передо мной.
   - Что ты предлагаешь? - прорычал рыжебородый гигант.
   - Две армии стоят друг против друга. Мы сражаемся - я и ты. Армия победителя нападает. Но, - добавил я, - поскольку тебе нужен только Сапфир, предлагаю просто сразиться здесь и сейчас. Убьешь меня - получишь Камень.
   Мой враг задумался. Надолго. Потом озвучил решение.
   - Армия на армию, и мы сражаемся, - выдал он.
   Я снял с пояса рог, взятый в лагере, и протрубил в него. Теперь оставалось только ждать.
   Харт отреагировал на сигнал мгновенно, и через каких-то девять минут за моей спиной выстроилось наше пятитысячное войско. У Фэйра на первый взгляд было раза в три больше. Но у нас в резерве стояло еще три тысячи плюс две сотни лучниц в горах, так что мы вполне могли победить.
   Я вынул меч из ножен. Прижав ко лбу перекрестие, я попросил силы у ветра и у меча.
   - Рассекающий Воздух, - прошептал я. - Будь неотразим в этой битве...
   Слова пришли откуда-то изнутри, но я не удивился. Я вообще перестал удивляться в этом странном мире, и все принимал как норму. Тем временем мой противник был уже готов. Мы сошлись.
   Искры летели от столкновения двух клинков, но ни один удар не достиг цели - мы оба оставались невредимы. Ярость захлестнула Фэйра, я же сохранял полное спокойствие, словно бился так каждый день на протяжении сотен тысяч лет. Это древние силы воскресли в наших телах: Фейр становился огнем, я -- дуновением ветра. А остальные следили за Битвой двух Стихий.
   Мы бились долго и неплодотворно. В конце концов, Фэйр наградил моего коня ударом по голове. Кровь брызнула на нас обоих. Мой бедный конь умер и упал на землю, придавив меня своей тяжестью. Фэйр нанес еще один удар - на этот раз по мне. Я встретил его своим мечом, пытаясь одновременно высвободить ногу из стремени. Из-за неудобного положения я слабо отбивал его удары, и один пропустил. Конец острия меча Фэйра скользнул по моему лицу, оставшемуся без защиты, когда при падении забрало шлема открылось. Я успел только слегка повернуть голову, чтобы сохранить глаз. Кровь текла по лицу, закрывая мне обзор. Продолжая отбивать его теперь уже бессмысленные удары - Фэйр просто озверел, и бил как по наковальне - я все-таки выбрался из-под трупа коня и вскочил на ноги. Шлем уже мешал мне, и я сбросил его наземь, открыв взорам всех свою рану.
   - Слезай, Фэйр! - крикнул я. - Сразись со мной как мужчина! Не будь шлюхой!
   Взбешенный гигант спрыгнул с лошади и с ревом бросился на меня. И вот тогда-то я и понял, почему мой меч назывался Рассекающий Воздух. Встретив удар Фэйра своим клинком, я разрубил его меч пополам. Фэйр отпрыгнул назад, выхватил меч у ближайшего воина, и вновь бросился на меня. И опять его оружие постигла та же участь. Тогда он, получив еще один меч, что-то прошептал, и клинок его стал красным. "Рубин", - понял я. Он сделал меч магическим, и теперь битва вновь будет идти на равных.
   Солнце прошло половину пути от утра к ночи, а мы все еще сражались. Войска, как завороженные, наблюдали за нашей пляской, которая продолжалась, казалось, вечность. Наконец, мне удалось сделать удачный выпад, и поразить его в левый бок. Доспехи с хрустом сломались, и из раны рекой хлынула кровь. Фэйр упал, и все решили, что он убит. В тот же миг войска сошлись...
   Мне пришлось забыть о Фэйре - враги наступали, обступая со всех сторон. Пришлось сражаться уже с ними. По левую руку неожиданно возник Лорд Харт - он заметил, что я остался один. Его охрана уже пробивала к нам дорогу.
   Битва продолжалась до заката и всю ночь. Все это время я стоял на том же месте, где ранее бился с Фэйром, спиной к спине с Хартом. Мы были опасны и точны. Ни одно нападение врагов не проходило для них без жертв. Уже пали последние телохранители Лорда Харта, а мы с ним продолжали стоять и сражаться. К закату наш резерв вступил в бой, а вместе с ними и лучницы Хелены, израсходовав все стрелы, взялись за мечи.
   Утром битва окончилась. Долина Теней превратилась в долину трупов, под которыми не было видно земли. И над всем этим высились тринадцать человек - все, что осталось от двадцати с лишним тысяч пришедших сюда накануне. Из этих тринадцати девять были из армии Фэйра, а остальные четверо - я, Харт, Хелена и одна из ее лучниц. При этом Харт был ранен, лучница истекала кровью, а я уже почти ничего не видел - кровь из раны на лице засохла при закрытом глазе. С одним было довольно трудно, но я обязан был выстоять.
   - Сдавайтесь, - прохрипел один из девяти.
   - Никогда! - ответил Харт.
   - Тогда умрите! - крикнул второй.
   И они напали.
   Мы стояли спиной к спине, и каждому досталось разное количество противников. Трое ринулись на меня, очевидно, справедливо полагая, что я - самый опасный из всех. Харт с трудом справлялся еще с двумя, двое достались Хелене и двое - лучнице, которая осталась на месте, убив одного. К тому времени я убил одного из своих противников, и принял на себя убийцу лучницы.
   Вдруг Харт издал крик боли. Он открыл спину, и один из его противников проткнул его своим обломком - меч ему Харт сломал. Захлебываясь кровью, принц все же смог отрубить ему голову. Упав на одно колено, Лорд Харт продолжал отбивать удары своего последнего врага. Хелена бросилась ему на помощь, оставив на меня своих двоих. Теперь уже пятеро атаковали меня. Одному я отрубил руку, второго проткнул, когда вдруг справа пришла помощь - Хелена успела помочь брату убить последнего, и вернулась ко мне. Она тоже была ранена, и уже очень ослабла. В какую-то секунду я отвлекся - ее атаковали со спины, и мне пришлось отразить удар атакующего - и меня ранили. Доспехи спасли меня от неминуемой гибели, пока я спасал Хелену. Но я начал падать...
   Падая, я успел заметить, как Хелену окружают трое - безрукий превозмог боль, и взял оружие в левую руку - и вызвать ей на помощь ветер, после чего потерял сознание.
   Не знаю, сколько времени провел в забытьи, но, когда я очнулся, вокруг стояла тишина, лишь завывал ветер, исполняя заупокойную песню. Я приподнялся на локтях, и тотчас же снова упал от боли. Осмотрев себя, я увидел, что моя рана тяжела - кровь лилась буквально рекой. Но я не мог забыть о Хелене и Харте, и, превозмогая боль, невзирая на льющуюся из раны кровь, встал, опираясь на меч. Там, где я видел Хелену в последний раз, лежало три трупа - ее противники. Но выглядели они как-то неестественно. Присмотревшись, я понял - ветер, вызванный мною, был Ветром Смерти: от тех троих остались одни окровавленные скелеты. Но Хелены видно не было. Тогда я позвал ее, сначала тихо, потом - изо всех сил.
   - Хелена!
   Мой крик оказался и не криком вовсе - каким-то фальцетным сипом. Но она услышала.
   - Дар! Я здесь!
   Я пошел на ее голос, и увидел их. Именно их - Харт глядел в небо своими голубыми глазами, из груди его торчал обломок меча, пронзивший принца со спины. Хелена сидела рядом с ним на коленях, и из глаз ее текли слезы - рыдать она уже не могла. Я упал на землю рядом с ними.
   - Хелена... - сказал я.
   - Он мертв, Дар, - дрожащим голосом сообщила она. - Он мертв, Дар... Мертв...
   - Все здесь мертвы, Хелена, - прошептал я. - И я скоро умру, если ты не придешь в себя. И ты тоже можешь умереть, ведь ты ранена...
   - Мои раны не смертельны, - возразила она. - Твои - возможно, но мои - нет...
   - Ладно, я понял, - я снова с трудом поднялся. - Тогда попытаюсь спасти себя сам...
   С этими словами я попытался уйти, но не сделал и трех шагов, как повалился наземь и вновь потерял сознание.
   Когда я очнулся, солнце стояло высоко и было тепло. Чьи-то руки нежно смывали кровь с моего лица. Когда этот кто-то закончил и я взглянул на мир обоими глазами, то увидел рядом с собой Хелену. Она держала мою голову у себя на коленях, а справа журчал ручей, водой которого она и умывала меня.
   - Хелена? - прошептал я удивленно.
   - Да, я, - улыбнулась девушка. - Я подумала, что ты прав, и Харта уже не вернуть. Как и многих других. И если в живых остались только мы, значит, так должно было случиться. Знаешь, - продолжила она после короткой паузы, - мои стрелы теперь летят куда угодно. Любые стрелы, которые я использую.
   - Кому угодно?
   - Мне, - ответила она. - И я уже отправила послание в Столард. Скоро за нами придут. А пока надо осмотреть здесь все - вдруг кто-нибудь еще выжил...
   - Ты займись этим, - сказал я, - мне надо найти тело Фэйра.
   Я снова поднялся, и пошел назад, к месту битвы. Хелена сняла с меня доспехи и туго перевязала рану, остановив тем самым кровотечение. Надеясь, что перевязка мне поможет, я рискнул сделать то, что решил. Хелена последовала за мной.
   Нас ожидали радость и разочарование. Радость оттого, что выживших оказалось много, просто все они были ранены или покалечены, или и то, и другое сразу. Разочарование же постигло нас, когда я не нашел тело Фэйра. Я переворачивал каждое (!) тело, смотрел под ними, но тщетно - его нигде не было. Это был сильный удар. Получалось, что 20 000 человек погибли зря, и война продолжится...
   Через три дня за нами пришел обоз. Всех выживших грузили на телеги и везли домой, а мертвецов сожгли на большом погребальном костре, положив тело Харта на возвышение. Их оружие осталось с ними.
   Обоз ушел в Столард, оставив позади два костра - врагов тоже хоронили, как воинов, ибо они все были храбрецами, и бились за то, что считали правым делом. Ведь на войне нет правых и виноватых.
   - Я найду его, Хелена, - говорил я ей в пути. - Даже если мне придется уйти в другие миры...
   Девушка обняла меня. Слезы текли ручьем из ее глаз, когда она говорила.
   - Забудь обо всем, Дар. Уже ничто не имеет значения. Только мы. Только наша любовь. Я люблю тебя, Дар Ветер...
   Я замер, набираясь сил перед неизбежностью.
   - И я люблю тебя, Хелена из Столарда, - произнес я.
   Мы поцеловались, скрепив тем самым наше признание.
   А позади горел погребальный костер...
  -- Глава 6. Поиски
   Прошло еще полтора месяца. Погибших оплакивали всей страной, но народ восстал из горя и зажил прежней жизнью. Мы собрали новое войско на случай возвращения Фэйра. Командовать ими стали старики - больше не осталось никого, кроме древних, но мудрых воинов, и сильных, молодых, но неопытных. Армия Столарда возродилась из пепла погребальных костров подобно птице Феникс.
   Еще через месяц я женился на Хелене, став тем самым Лордом Даром Ветром, Повелителем Ветров и королем Столарда. А Хелена стала моей королевой.
   Несмотря на ее просьбу, я все же не оставил желания найти Фэйра. По обычаю викингов, поклявшись отомстить ему за смерть Харта, я носил синие рубашки и, как и викинги, напрочь забыл о доспехах.
   С той битвы левую часть моего лица рассекал почти вертикально шрам, который я скрыл густой бородой. Мои волосы отросли до плеч, и Хелена сама сделала мне прическу, дабы придать более опрятный вид, чтобы не пугать маленьких детей.
   Все мое тело было покрыто шрамами - от глубоких ран и просто царапин. От последствий ранения, свалившего меня с ног, я лечился месяц, после чего прошел еще месяц, за который так и не набрал прежнюю форму. И лишь после свадьбы я смог приступить к ежедневным тренировкам и не только вернуть свой прежний физический уровень, но и превзойти его.
   Тем временем в обоих королевствах шли поиски Фэйра, но безрезультатно. Он словно испарился. Его страна прислала послов, ратовавших за соединение двух королевств. Мы долго обсуждали условия и, в конце концов, решили сохранить там самоуправление во главе с нашим наместником. С тех пор осталось одно единое государство - Соединенное Королевство Столарда и Азерхата, во главе которого стоял Парламент, где роль председателя исполнял король Столарда. Парламент был однопалатным, в его состав входили представители крупнейших фамилий обоих королевств, решения зависели целиком от короля, который мог принять сторону большинства, если их точка зрения совпадала с его собственной. Я решил создать монархию по типу Швеции и Англии моего времени, только парламент сделал однопалатным. На время, конечно, ведь за народ тоже должен был кто-то говорить...
   Шли недели, а Фэйра так и не находили. Не могли найти и вход в мой мир. Тогда я воспользовался амулетом, и стал искать путь в мир, в котором находится Изумруд. Пришлось снова сесть на галеру и плыть за океан. На этом берегу входа в мир Изумруда не было... Как и входа в мой мир...
   Но теперь я плыл не в Драконьи Горы, а в ту самую пресловутую Ализуру, куда некогда направлялся Архонт Дин с полным трюмом конопли. Зорд Амадей вновь стоял во главе моей команды, состоящей наполовину из пиратов, наполовину - из выживших после нападений Фэйра на суда. Только Хелены с нами в этом походе не было - кто-то должен был остаться для решения насущных государственных проблем. Тем более, что опыт управления страной у нее был, и уж точно побольше моего.
   Мы плыли при попутном ветре, который обеспечивал я. Капитан Зорд Амадей вел корабль уверенно и точно по курсу. Команда за эти несколько месяцев привыкла к нему, и полюбила. Его приказы не обсуждались, недовольных на борту не было. Это радовало, ведь капитан был предан Тайне Камней.
   Одним холодным вечером он зашел ко мне в каюту с предложением поговорить о Камнях.
   - О чем именно, Зорд? - спросил я.
   - Об их силе, Лорд Дар, - ответил Зорд. - В двух словах этого не объяснить...
   - Хорошо, садись, - я указал ему на стул напротив себя.
   Сам я сидел в мягком кресле, привезенным специально для меня еще когда я отходил от полученных ран, но иногда позволял себе прогулки по реке.
   Зорд сел, откашлялся, и начал.
   - Дар, - сказал он, - как ты знаешь, мой род был хранителем Амулета... - Он сделал паузу. Я кивнул, показывая, что не забыл его рассказ при нашей первой встрече. - И нам известна Тайна Камней. Как ты знаешь, Камней четыре. Собранные вместе, они способны уничтожить мир. Или создать новый...
   - Что значит "создать новый"? - не удержался я.
   - Буквально, Дар, - ответил Зорд. - Ты пришел из мира, параллельного нашему. Таких миров много, и все они были созданы силой, равной которой уже нет. Вернее, почти нет. Четыре Камня обладают этой силой. Но только собранные вместе.
   - Именно поэтому за них идет война?
   - Да, именно так. Но никто не знает, что Камни должны принадлежать не одному человеку, а четырем. Четыре Камня и четыре человека - по одному на каждого. Один человек не способен удержать Силу Камней в своей власти. Один Камень обладает лишь четвертью Силы, благодаря чему им может управлять один человек.
   - Но тогда все битвы бессмысленны... - проговорил я.
   - Именно. Но никто ведь не знает эту тайну, кроме нас двоих.
   - Как же тогда теперь искать Алмаз и Изумруд?
   - Их не надо искать, - ответил Зорд, понизив голос. - Надо искать их обладателей... Камень может носить только тот, кому суждено его носить. Именно поэтому Хранителем Камня в отсутствии владельца всегда бывает дракон - ему Сила Камня ничего не сделает, ибо у обоих одно начало.
   - Значит, надо искать дракона, тогда мы найдем владельца Камня? - догадался я (даже самому удивительно было).
   - Именно так.
   - Но драконы есть не во всех мирах, Зорд, - возразил я. - В моем мире их нет. Возможно, в других - тоже...
   - Да, - согласился Зорд. - Это так. Но тогда, если нет драконов, но есть Камень, значит, он у владельца.
   - А как найти владельца в мире, о котором ничего не знаешь? Ты подумал об этом, Зорд?
   - Да, подумал. В древних текстах сказано, что Камни могут чувствовать друг друга. Только как они это делают, там не написано. Думаю, один из владельцев сам это поймет. Но как и по какой причине - это Книга Камней не открыла...
   - Книга Камней! - удивился я. - Разве такая существует?
   - Теперь нет, - ответил Зорд. - Ее сжег один из моих предков. Но он выучил эту Книгу наизусть, а потом ее выучил его сын, и сын его сына. - Зорд выдержал паузу. - Я тоже знаю эту Книгу наизусть, - закончил он.
   - А они ничего не потеряли?
   - Нет. Мой предок учил Книгу в детстве, когда его память еще не была перегружена другими вещами. Он учил по странице в день, записывая ее, и до тех пор, пока не запоминал все слово в слово, не переходил к следующей. Так же Книгу учили и остальные, в том числе и я. Когда-нибудь ее выучит мой сын... - мечтательно произнес Зорд.
   - Ясно. Спасибо тебе, Зорд. Теперь мне многое понятно. Без твоего рассказа я был как в тумане. Благодарю тебя.
   Зорд попрощался и ушел. А я еще долго не мог уснуть, все думая о Камнях, об их Силе, о Книге, и... о Хелене...
   Утром я поднялся на палубу и сразу подошел к Зорду, стоявшему в этот момент у руля.
   - Доброе утро, Зорд, - поздоровался я.
   - Здравствуй, Дар, - ответил Зорд. - Мы идем точно по курсу. Дней через шесть будем в Ализуре. Твой ветер нам помогает, Дар.
   - Я хотел кое-что спросить у тебя, Зорд.
   - О чем?
   - О Книге.
   - Что именно?
   - Там сказано, как можно открыть портал перехода из одного мира в другой?
   - Для этого нужен твой Камень и Амулет.
   - И все? - с сомнением спросил я.
   - Да... Хотя... Нет, нет, Дар, - спохватился Зорд. - Чуть не забыл. Нужно зеркало. Большое, во весь рост. Прикладываешь Камень к зеркалу, амулет должен висеть на шее. Тогда откроется проход.
   - А обратно?
   - Обратно - свой амулет...
   - В этот мир? В Столард?
   Зорд задумался.
   - Да, - наконец ответил он.
   - Погоди, Зорд. А в мой мир?
   - Не знаю, Дар. Тебе придется все выяснить самому. В Книге об этом ничего не написано. Во всяком случае, я не помню, чтобы об этом было что-то написано...
   - Не написано или ты не помнишь, Зорд? - уточнил я.
   Зорд моргнул.
   - Не написано, - ответил он, - иначе я бы помнил.
   Я ушел в каюту - подумать. Оказалось, что это трудно - понять что-то сложное по туманным объяснениям полуграмотного моряка. Конечно, Зорд Амадей был умным человеком, но он мог только читать и писать. В конце концов, когда разболелась голова, я перестал размышлять об этом и пустил все на самотек. Возможно, позже все станет ясно.
   Ализура встретила нас огнем маяков и портовых фонарей. Стояла глубокая ночь, когда мы пристали к берегу. На пристани никого не было, и мы беспрепятственно вошли в город. Я хотел идти один, но Зорд не отпустил меня. "Ты не знаешь здешних законов" - сказал он. Пришлось признать его правоту - я вообще ничего не знал об Ализуре и ее жителях.
   Ализура оказалась обычным портовым городом со всевозможными питейными заведениями, девицами легкого поведения, пьяными грузчиками и матросами. Но все это предстало перед нашими взорами утром, а сейчас город был темен и пуст. Мы пустили лошадей шагом (всю дорогу их пришлось везти с собой на корабле), удерживая от ржания. Бедняги так намучились в пути, страдая от сильной качки, что радовались, вновь ступив на твердую почву.
   За ночь, вернее, за ту ее небольшую часть, что осталась до рассвета, мы ухитрились объехать весь город по периметру. Мы не знали, как найти Фэйра или амулет Алмаза, и наши поиски, в общем-то, не были поисками в прямом смысле этого слова. Это было практически бесцельное передвижение по городу, хотя теоретически имело некоторые предпосылки, уже известные читателю.
   К утру мы вернулись на пристань. Наш корабль стоял у причала, ожидая нашего возвращения. Погрузив на лошадей (вьючных, разумеется - мы и их захватили) все, что могло пригодиться нам в пути, мы с Зордом решили уйти вглубь территории страны.
   Утром мы пустились в путь, захватив с собой и оружие. Рассекающий Воздух висел за моей спиной, но я его совсем не чувствовал, словно он был частью меня. Собственно, так оно и было на самом деле.
   Зорд, будучи, несомненно, прекрасным мореходом, оказался ужасно бестолковым пешеходом. Он не мог запомнить ни одного признака, по которому можно понять присутствие человека в степи или в лесу, хотя он мог найти любой остров, не нанесенный на карту, ориентируясь лишь по солнцу и звездам. Пришлось мне смотреть в оба, при этом еще и замечать все, что так или иначе могло привести нас к Фэйру или амулету.
   Мы посещали все города, встречающиеся у нас на пути, все села и деревни. Время, проведенное в пути, уже превысило время, потраченное на пересечение океана. Кстати, этот океан до сих пор мне непонятен - он огромен, и в то же время его можно пересечь максимум за месяц при попутном ветре. Что лежало в основе этого океана, я до сих пор не знаю. Да, он состоял из воды и микроорганизмов, как и все остальные океаны. Говоря об основе, я имею в виду другое. Этот океан, не имеющий иного названия, кроме "Океан", был действительно огромен, и не зря назывался океаном, а не морем. Но... Насколько я знаю, пересечь океан на парусном судне за две недели или максимум за месяц невозможно. На это уйдет больше времени, гораздо больше. Океан из мира Столарда даже без моей помощи можно было пересечь за месяц. Я решил принимать все так, как есть, не думая о причинах, дабы не создавать себе лишних проблем, которых и без того было предостаточно.
   Итак, мы были в пути уже более месяца, когда вошли в небольшую деревню, привлеченные шумом. Мы ехали по проселочной дороге, когда в деревне раздался крик: "убивают!". Мы свернули с дороги и понеслись в деревню. Навстречу бежали люди, которых догоняли всадники и убивали. Зорд и я тотчас обнажили мечи и ринулись на всадников. Их оказалось всего двенадцать человек, так что возились мы недолго. Когда голова последнего из них упала на землю, мы еще даже не устали.
   Вокруг стал собираться народ. Они обступили нас со всех сторон, оставаясь на почтительном расстоянии. Вперед выступил какой-то старик.
   - Благодарим вас, благородные путники, - произнес он медленно. - Это уже второй набег за последние три месяца, и вновь по той же причине.
   - По какой причине? - спросил я.
   - В нашей деревне хранили одну вещь, которая им была нужна. Это очень древняя вещь и очень ценная. Вы спасли нас, и можете требовать всего, что вам угодно.
   - Дар, - склонился ко мне Зорд, - ты не думаешь, что это...
   Я кивнул.
   - Уважаемый старейшина, - обратился я к старику, догадавшись о его ранге. - Меня зовут Дар Ветер, а моего спутника - Зорд Амадей. Мы пришли к вам за амулетом Алмаза, чтобы найти Камень и остановить Роба Фэйра, Повелителя Огня.
   - Покажи Камень, - потребовал старик.
   Я вытянул вперед руку, и косые лучи солнца заиграли на гранях Сапфира. По толпе пронесся шепот: "Повелитель Ветров"...
  -- Глава 7. Путь к Алмазу
   Фэйр пришел в себя от острой боли в левом боку. Он мгновенно вспомнил, что произошло, и поднял голову. Вокруг лежали тела убитых и раненых. Фэйр попытался встать, но не смог. Тогда он начал ползти к горам.
   Он полз и полз, оставляя за собой кровавый след, пока, наконец, не добрался до спрятанных на всякий случай лошадей. С трудом взобравшись в седло, Фэйр тронул поводья и пустил лошадь шагом. Каждый шаг лошади отдавался жестокой болью в левом боку всадника, но он продолжал движение, превозмогая боль и зажав рану рукой, ведь движение значит жизнь.
   Его целью была пещера высоко в горах, где жила старая знахарка. Только она могла спасти его жизнь. Часть пути он провел в бреду, едва держась в седле. Приходя периодически в себя, он лишь проверял, не сбился ли с дороги, но лошадь знала, куда идти, и он снова впадал в забытье. Сколько уже прошло времени, он не знал, да это и не имело значения. Главным сейчас было - не упасть с лошади и дожить.
   Наконец, впереди показалась пещера знахарки. Всадник направил лошадь внутрь. Въехав в пещеру, Фэйр соскользнул с седла прямо в заботливые руки старухи, которая тотчас же сняла с него обломки доспехов и одежду, и занялась его лечением.
   Когда Фэйр очнулся, солнечные лучи наполняли пещеру через отверстие в потолке, падая прямо на него. Роб приподнялся на локтях, сжавшись в ожидании вспышки боли. Но ее не последовало. Осмотрев себя, он обнаружил, что все раны уже зажили. Тогда он встал и огляделся в поисках одежды. Обнаружив ее в углу, он прошел туда, оделся и вышел из пещеры.
   Стоял полдень. Солнце освещало всю долину внизу, и его лучи отражались от каменных плит. Фэйр поймал себя на том, что раньше этих плит в Долине Теней не было. Сколько же времени прошло? Он стал звать знахарку.
   - Элаиза! - прокричал он. - Элаиза!
   - Не кричи, привлечешь внимание, - проскрипела старуха за его спиной. Фэйр оглянулся. Старуха поманила его обратно в пещеру. Когда они вошли, она заговорила.
   - Со времени твоего появления здесь прошел целый месяц. Твоя рана была очень тяжелой, и мне пришлось потрудиться, а для этого ты должен был спать. За этот месяц многое произошло в Столарде. В той битве погиб Лорд Харт и был жестоко ранен Повелитель Ветров - он тоже лечился этот месяц. Сейчас идут слухи о предстоящей свадьбе Дара Ветра и Леди Хелены. Когда это произойдет, два государства станут одним...
   - Он захватил Азерхат? - с ужасом спросил Фэйр.
   - Пока нет, - ответила старуха. - Ты слушай, еще не все. Лорд Харт был погребен в Долине Теней вместе со всеми своими воинами. Твоих воинов сожгли на другом костре. Над обеими могилами поставили плиты с надписями: "Здесь покоятся Лорд Харт, король Столарда, и его воины, погибшие во имя великой цели" и "Здесь покоятся воины Роба Фэйра, короля Азерхата, погибшие смертью храбрых". Скоро ветер занесет землей эти могилы, - добавила старуха. Потом, вздохнув, продолжила. - Уже месяц идут твои поиски по всему Столарду и Азерхату. Тебе надо бежать, Фэйр, бежать за Океан. Там ты найдешь один из амулетов, но где именно, я не знаю. Лучше, если ты отправишься немедленно, но придется переодеться и идти пешком. Кроме того, сбрей бороду, без нее тебя не узнают.
   - Хорошо, - ответил Фэйр. - Спасибо тебе, Элаиза. Я бы оставил тебе все свое золото, но оно мне еще пригодится. Отплачу, когда вернусь...
   И Фэйр прошел вглубь пещеры, нашел среди хлама старухи какие-то обноски, схватил кинжал и ушел к ручью. Сбрив кое-как бороду, Фэйр переоделся. Мыться он не стал, чтобы не портить общую картину. Свою одежду он бросил в костер, как ему велела старуха. Захватив с собой все золото, которое он спрятал за пазуху, и длинную палку, которая служила бы ему посохом, Фэйр простился со знахаркой и пустился в путь.
   Он шел окольными путями, по неизведанным тропам, где бродят только горные козы и серны. Он направлялся в портовые селения с желанием наняться на какой-нибудь корабль, идущий на запад. Слава богам, он когда-то был матросом.
   Фэйр добрался до побережья по прямой за две недели. День потратил на то, чтобы добраться до порта. Там он слонялся дня 2-3, после чего уговорил одного капитана взять его с собой за выполнение любой работы. Капитан согласился, внимательно осмотрев бродягу-здоровяка. Таким образом, Роб Фэйр, Повелитель Огня и король Азерхата, стал чернорабочим на галере. В его обязанности входила не только гребля, но и работа с такелажем, мойка палубы и любая другая работа, которую только можно найти на торговом судне. В другое время Фэйр ни за что не стал бы возвращаться к прежней жизни, но сейчас для него важнее было добраться до Алмаза...
   Удача улыбалась Фэйру - ветер почти всегда был попутным, и они довольно быстро пересекли океан. Роб Фэйр чувствовал погоню, как загнанный волк чует собак, бегущих по его следу. Только в отличие от волка у Фэйра была голова на плечах, которая никогда еще его не подводила. Если, конечно, не брать в расчет поражение в Долине Теней.
   Корабль пришел в Ализуру - единственный крупный порт, являвшийся к тому же крупным торговым городом. Фэйр поблагодарил капитана, и растворился среди нищих портового города. Подыскав себе достойного коня и договорившись, что его оставят для него, Роб купил одежду - не самую дорогую, но зато у торговцев, которые не говорят и не видят того, что их не касается. После этого, купив у местного оружейника превосходный полуторный меч, Фэйр вернулся за выбранным конем. Поторговавшись немного, он приобрел его за десять золотых, что составило примерно столько же, сколько он отдал за оружие. И честно говоря, это оружие и этот конь стоили таких денег...
   Вскочив в седло и доверившись чутью Камня и своей интуиции, Роб Фэйр тронулся в путь.
   Ни на минуту не забывая о погоне, он гнал коня галопом. Проведя в пути полторы недели, он наткнулся на деревню, и чутье подсказало ему, что здесь он найдет то, что ищет.
   Фэйр доверился чутью и вошел в деревню. Его встретили как гостя, пригласили за стол. Но он отказался, и сразу потребовал амулет. Едва он озвучил свое требование, один из жителей немедленно исчез, а остальные схватились за вилы и топоры. Пришлось отправить на тот свет пару-тройку особе ретивых, после чего он отправился вдогонку сбежавшему. Настиг его Фэйр дома.
   - Отдай мне амулет, - потребовал Повелитель Огня, - иначе я тебя убью.
   - Тебе это не удастся! - со страхом в голосе прокричал тот.
   На это Фэйр спокойно взмахнул мечом - и голова трусливого хранителя амулета скатилась на пол. Обыскав дом, Фэйр с большим трудом и только при помощи Рубина нашел амулет. После этого он сел в седло и покинул деревню.
   Он мчался вперед, стараясь держаться подальше от дорог. Но в одном месте ему пришлось выйти - в очередной город под названием Зидерон можно было попасть только по этой дороге. Боги к нему благоволили: ни один из попавшихся на тракте путников не обратил на него внимания. В городе Фэйр отыскал и купил огромное зеркало, и вместе с конем прошел через него в мир, в котором находился Алмаз. Повелитель Огня знал, как пользоваться амулетом.
   Он оказался на лесной дороге. Оглянувшись, Фэйр увидел, что дорога идет далеко назад, вглубь леса. А впереди был виден свет - солнце освещало открытое пространство. Это могла быть опушка леса, а могла - всего лишь открытая поляна. Но проверить стоило...
   Он тронул поводья, направляя своего коня вперед к свету. Ехал он довольно долго, и, наконец, впереди показалась поляна с колодцем. Фэйр спешился, привязал коня к ветке дерева, и пошел к колодцу. Там висело на веревке кожаное ведерко. Фэйр аккуратно опустил его вниз, зачерпнул воды и поднял. Наполнив свой бурдюк, он выпил остальную воду, предварительно пролив немного на землю. Укрепив веревку, подвесил ведерко на прежнее место и вернулся к коню. Вставил ногу в стремя, собираясь сесть в седло, как вдруг услышал голос. Девушка шла из деревни, спускаясь по дороге. Она несла на коромысле два деревянных ведра, и пела какую-то песню. Фэйр не мог разобрать слов, но мелодия и голос певицы ему понравились. Он бесшумно подошел к краю поляны и спрятался в кустах. Отсюда он хорошо видел девушку.
   Девушка была прекрасна. Светлые, почти белые, волосы волнами спадали на ее хрупкие плечи. Серые глаза, взгляд которых, казалось, способен пронзить насквозь, сияли. Чувственный рот чуть приоткрыт из-за немного вздернутой верхней губы, тем самым обнажая ровный ряд жемчужных зубов. Изящные руки с тонкими пальцами двигались уверенно и четко, когда она набирала воду из колодца. Одета она была в легкое летнее платье белого цвета, под которым скорее угадывалась, чем виделась, маленькая грудь правильной формы. Несколько нарушали общую картину ее уши - для такого лица, какое было у нее, они были слегка велики, но от этого она не становилась менее красивой. Внимательно наблюдая за ней, Фэйр заметил на среднем пальце ее правой руки кольцо с Алмазом. Повелитель Огня физически ощутил Силу Камня, а Рубин на его руке засиял. Теперь оставалось только получить Алмаз.
   Дождавшись, когда она в очередной раз опустит кожаное ведерко в колодец, Фэйр, крадучись, подошел к ней сзади, готовясь оглушить и снять кольцо, остановился в двух шагах и уже взмахнул кулаком, как вдруг что-то его остановило. В сердце больно кольнуло, что несказанно удивило его. Он постоял немного, прислушиваясь к себе, а потом так же бесшумно отошел. Вернулся к коню, вскочил в седло и через лес объехал поляну. Пришлось сделать довольно большой крюк, чтобы не встретиться с девушкой. Но этой встречи ему избежать не удалось - когда он, наконец, выехал на дорогу, ведущую в селение, то чуть не сбил ее с ног. Девушка споткнулась и уронила ведра, которые чудом не разбились. Фэйр спрыгнул наземь.
   - Ты не ушиблась, красавица? - спросил он взволнованно, сам себе при этом удивляясь.
   - Нет, господин, - ответила девушка. - Но можно было и поаккуратнее, - добавила она спокойно. - Мне теперь снова придется идти к колодцу.
   - Нет, не придется, - почему-то Фэйр подхватил ведра. - Жди меня здесь.
   С этими словами он побежал обратно на поляну. Быстро набрав ведра и вернувшись, он увидел, как девушка шепчет что-то на ухо его коню, поглаживая животное по шее. Фэйр поставил ведра на землю, и девушка оглянулась.
   - Вот, - выдохнул Фэйр. - Я принес.
   - Спасибо, - улыбнулась девушка.
   - Не за что. Я виноват. Надеюсь, вина искуплена?
   Она снова улыбнулась, обнажив свои жемчужные зубы.
   - Искуплена, - ответила она, продолжая улыбаться. Этот рыжеволосый гигант с волевым подбородком и обаятельной улыбкой начинал ей нравиться.
   Она внимательно рассматривала его, пока он неловко переминался с ноги на ногу, не зная, что сказать. Он действительно был гигантом - ей приходилось задирать голову, чтобы увидеть его глаза, а ему для этого - наклонять голову. Его руки были огромны, и явно принадлежали воину -- грубые ладони, угловатые движения. Только руки человека, привычного к оружию, в обычной жизни выглядят смешно и неуклюже. Пронзительные ореховые глаза его притягивали взгляд и вызывали желание. Несмотря на то, что он был в буквальном смысле грудой мышц, лицо его было очень привлекательным, и даже красивым. Высокий лоб свидетельствовал о незаурядном уме этого атлета.
   Из размышлений ее вывел его голос.
   - Я тут подумал, - начал он, - и решил тебя проводить. Только ты сядешь в седло, а я возьму твои ведра. Согласна?
   - Согласна, - снова улыбнулась девушка.
   Фэйр поднял ее в воздух и водрузил на своего коня. Глаза девушки распахнулись от удивления, когда он это сделал. Галантности он явно не обучен.
   Так они и вернулись в селение - она верхом на его коне, он - с ее ведрами в руках. И оба при этом смотрелись нелепо - хрупкая красавица в белом платье верхом на боевом коне, и богато одетый гигант с деревянными ведрами в руках.
   - Меня зовут Роб Фэйр, - сообразил Повелитель Огня по дороге. - Я путешествую, и проездом здесь. Увидел тебя, услышал твое пение, и съехал с дороги.
   - Рада познакомиться, Роб Фэйр, - ответила девушка. - Мое имя - Айседора Старлайт. Мой отец - Джон Старлайт, владелец "Алмазных россыпей".
   - У вас здесь есть алмазные россыпи?
   Девушка рассмеялась.
   - Ты не понял, он владеет постоялым двором "Алмазные россыпи".
   - Он владеет постоялым двором, а ты ходишь за водой к колодцу?
   - Мне это нравится. Тем более, что ведра не тяжелы.
   - Для меня, - заметил Фэйр, - но не для тебя.
   - И для меня тоже, поверь мне, - снова улыбнулась Айседора.
   - Но ты такая... - начал Фэйр.
   Айседора остановила коня, и Повелитель Огня тоже остановился.
   - Какая? Хрупкая? - Ее голос стал ледяным. - И ты так считаешь?
   - Нет, нет, - поспешил ответить Фэйр, - я хотел сказать другое слово...
   - Так какое? - спросила она мягче.
   - Красивая, - смущенно ответил Фэйр, и зашагал дальше.
   Айседора немного постояла на месте, а потом тронула поводья и пустила коня шагом следом за ним.
   Как только они вошли в селение, отовсюду начал сбегаться народ, чтобы увидеть невероятную картину - рыжеволосый красавец-атлет, одетый как богач, нес в руках ведра Айседоры, которая ехала следом на его боевом коне. С обеих сторон от них выстроились жители селения, уступая им дорогу. Женщины хихикали и показывали на них пальцем, мужчины хмурились. Незнакомец внушал им страх.
   Фэйр вышагивал, как всегда, гордо задрав голову, несмотря на то нелепое положение, в котором оказался. Что-то подсказывало ему, что это не пройдет даром и облегчит его задачу. Толпа расступалась дугой, пропуская их прямо к "Алмазным россыпям", у ворот которых стоял сам хозяин, Джонатан Старлайт -- невысокий коренастый мужчина средних лет, с короткими жесткими волосами, чуть тронутыми сединой, и длинными усами, спускающимися к подбородку.
   Фэйр опустил ведра на землю прямо перед ним. Обернулся к Айседоре и помог ей слезть с коня. Она взглянула на отца, потом на ведра, и вдруг ахнула.
   - Я забыла коромысло! - воскликнула она.
   Фэйр усмехнулся. Девушка решила еще раз его проверить. "Ладно, проверяй", - подумал он. Но вслух сказал другое.
   - Я привезу.
   Вскочил в седло и погнал коня обратно.
   Дочь и отец вошли во двор, оставив ворота открытыми. "Алмазные россыпи" сейчас были пусты, и кроме хозяина, его дочери и нескольких работников здесь никого не было.
   - Кто он? - спросил Джон Старлайт у дочери.
   - У него Рубин, - сказала спокойно она. - Сначала он хотел меня оглушить и забрать Камень. Но что-то его остановило. Я решила проверить его, и привела сюда. Кроме того, он богат, а нам нужны деньги.
   - Он нам не опасен, дочь?
   - Нет. Ты же знаешь, Рубин не сможет уничтожить Алмаз.
   - Но человек с мечом может убить другого человека, - заметил Джонатан.
   - Не беспокойся за меня, - ответила на это Айседора. - Я смогу с ним справиться. Если придется, конечно, - добавила она.
   Ее отец, с сомнением покачав головой, вошел в дом, первый этаж которого занимала огромная столовая, кухня и комнаты хозяина и его дочери, а второй - комнаты, которые он сдавал приезжим и проезжающим.
   Айседора осталась во дворе, ожидая возвращения Фэйра. Ждать пришлось недолго. Фэйр въехал во двор, сжимая в правой руке коромысло. Она забрала его и приставила к стене дома. Потом распахнула перед Фэйром входную дверь, приглашая войти. Он молча принял приглашение.
   Входная дверь вела сразу в обеденный зал, заставленный грубо сколоченными столами и скамьями. Впереди, напротив двери, находилась стойка бара, слева от которой виднелась дверь в кухню, а справа, в углу - камин.
   Пока он думал, куда сесть, вошел работник с его седельными сумками. Фэйр забрал их из его рук, поблагодарив кивком.
   - Иди сюда, - позвала Айседора откуда-то сверху.
   Фэйр пошел на ее голос, и наткнулся на грубую деревянную лестницу. Поднявшись по ней, он оказался в полутемном коридоре, в который выходило множество дверей. Одна из них справа была открыта. Фэйр вошел в комнату, где увидел Айседору, стелившую для него постель.
   - Мы поселим тебя здесь, - сказала она. - Это лучшая комната, в ней два окна, одно из них выходит во двор, так что ты всегда увидишь, кто приехал.
   - А это важно? - медленно спросил Фэйр.
   - Да, очень важно, - ответила девушка. - Раз в год, в середине лета, к нам приезжают драги и увозят самых красивых девушек, вступивших в пору деторождения, в гарем императора.
   - Кто такие драги?
   Айседора взяла у него из рук седельные сумки и осторожно опустила их на пол возле кровати.
   - Они приедут через неделю, - сказала она, проигнорировав вопрос. - Если подождешь, сам узнаешь.
   - Ты хочешь, чтобы я остался?
   - А ты куда-то торопишься?
   Фэйр пожал плечами.
   - Нет.
   - Драги - младшие браться драконов. Они очень опасны и коварны, а их жестокость не знает границ.
   - Что значит "младшие братья драконов"?
   - Это трудно объяснить, - ответила девушка. - Лучше увидеть.
   Фэйр ненадолго задумался. Кто бы ни были эти драги, их боятся. И она тоже. Значит, им нужна защита, поэтому она и просит его остаться. Но это еще надо было проверить, а то вдруг - ошибка.
   - Ты хочешь, - начал Фэйр, - чтобы я защитил вас от драгов, так?
   - Никто, кроме тебя, не сможет сделать это, - ответила Айседора.
   Фэйр кивнул. Скорее самому себе, чем ей. Он принял решение.
   - Хорошо, - сказал он. - Я остаюсь.
   Девушка улыбнулась. Один шаг он уже сделал...
   - Располагайся, обед будет готов через полчаса, - сказала она. - Ты, наверное, проголодался. Я позову тебя.
   Еще раз улыбнувшись ему, она спустилась вниз.
  
   На третью ночь своего пребывания в "Алмазных россыпях" Фэйр увидел странный сон, открывший ему глаза на многое из того, что раньше он не понимал, или понимал неверно.
   Он стоял в жерле вулкана среди клокочущего пламени, совершенно не чувствуя его жара. Напротив него стоял красный дракон, что-то ему говоривший. Фэйр прислушался, и услышал следующий диалог.
   - Ты глупец, - мягким баритоном с легкой хрипотцой говорил дракон. - Ты используешь огонь где ни попадя, хотя способен создать оружие, которому не сможет противостоять ни одно другое.
   - Какое оружие?
   - Возьми свой меч, Роб Фэйр, и вдохни в него силу Огня. Это и будет твое оружие. А имя ему - Пожирающий Пламя.
   - Как мне сделать это? - спросил Фэйр, но дракон уже исчез, словно растворившись в воздухе.
   А Фэйр проспал до утра сном мертвого.
   Утром он пошел к кузнецу. Отдав ему две золотые монеты, Фэйр отправил его прогуляться, а сам заперся в кузнице. Вышел он оттуда только вечером, сжимая в руках свой меч, полыхающий алым пламенем. Все жители сбежались к кузнице, увидев это пламя. Фэйр поднял меч острием вверх, не сводя взгляда с клинка.
   - Нарекаю тебя - Пожирающий Пламя, - громко возвестил он. - Будь тверже алмаза и точнее стрелы, сильнее ветра и жарче драконьего пламени. Да будет сила твоя неколебима и да не сравнится с ней ничто в мире. И да будешь ты защитником Истины и правого дела. Во имя жерла вулкана и пламени красного дракона, вдохнувших в тебя жизнь.
   Слова пришли откуда-то изнутри, сам бы Роб никогда в жизни их не придумал. Не был он человеком, сражающимся за истину, и не собирался быть. Хватило прошлых "успехов" на этом попрощие.
   После сказанных слов Фэйр поцеловал клинок, который мгновенно погас, став таким же, как прежде. Вложив меч в ножны, он оглядел собравшихся.
   - Я защищу вас от драгов, - сказал он и пошел назад к "Алмазным россыпям".
   Прошло еще трое суток. Все это время Фэйр продолжал заниматься, сражаясь с воображаемым противником или кузнецом, который довольно неплохо управлялся с мечом. Все-таки месяц магического сна не прошел для него даром -- рука была не так тверда, мыщцы ныли от долгого пребывания в неподвижности. А впереди был бой, жаркий и опасный. Чутье подсказывало Повелителю Огня, что это могло быть похуже, чем битва в Долине Теней.
   Утром седьмого дня его пребывания в селении появились драги. И хотя Фэйр не раз пытался представить их, он не был готов к тому, что увидел. Только сейчас он понял, что значит "младшие братья драконов". Они были как на подбор: высокие, мускулистые ... драконы всех цветов и оттенков. Даже хвосты у них были, как у настоящих драконов.
   Фэйр не позволил им взять ни одну девушку. Он вышел навстречу, обнажив меч, бросая тем самым им вызов. И они приняли его. Все. Разом. А было их немного-немало девятеро. Пришлось Повелителю Огня попотеть. Тем более, что драконы эти также были огнедышащими.
   Когда восьмой из них потерял голову, девятый сдался. Фэйр хотел убить его, но вмешалась Айседора.
   - Если они не вернутся, - сказала она, - сюда пришлют карательный отряд, и всех уничтожат.
   - Что же тогда делать? - спросил Фэйр.
   - Вызови императора на поединок, - ответила она. - Ты сможешь его победить, и тем самым избавишь нас от драгов.
   Фэйр обратился к драгу.
   - Передай своему императору, - сказал он. - Я, Роб Фэйр, Повелитель Огня, вызываю его на смертный бой. Если я убью его, вы уберетесь из этой страны. Если он убьет меня, то... - Фэйр запнулся, не зная, что предложить.
   - То он получит меня, - произнесла Айседора Старлайт.
   Фэйр удивленно взглянул на нее.
   - Тебя? Почему?
   - Он давно это хочет, - пожала плечами девушка. - Так он примет твой вызов. А ты его убьешь.
   - Ладно, - кивнул Фэйр. - Проваливай, - велел он драгу.
   Тот не заставил повторять приказ - вскочил на коня и умчался.
   Император появился через три дня. Фэйр встретил его на подходе к поселку и предложил начать немедленно. Самоуверенный драг скинул плащ и обнажил свой меч. Фэйр окинул взглядом его статную фигуру, закованную в стальные доспехи, прикидывая, где его уязвимые места, потом сбросил плащ, оставшись в штанах и рубахе, и обнажил меч. Поднеся эфес к губам, он прошептал: "Помоги мне, Пожирающий Пламя. Оправдай свое имя". Драги уже расчистили площадку, окружив ее плотным кольцом. Бойцы вышли на середину, и поединок начался.
   Фэйр выбрал нападение как лучшую защиту, но драг отразил все его удары, и, не дав ему опомниться, контратаковал. Фэйр еле увернулся от прямого рубящего удара, перекатился по земле и вновь атаковал. И опять драг отразил его атаку и перешел в контрнаступление.
   Прошел час, за который ни один из сражавшихся не нанес противнику сколь-нибудь серьезной раны. Фэйр начал уставать, в то время как император выглядел так же, как и в начале боя. Тогда Фэйр оживил меч, чем несказанно поразил драга, который раскрылся на долю секунды, и Фэйр успел слегка оцарапать его, разрезав доспехи, как раскаленный нож разрезает масло. В ответ драг выдохнул пламя, чуть не спалив Фэйра. Тот упал наземь и, выкинув руку в сторону драга, выпустил в него огненную стрелу, от которой драг успел увернуться, также упав на землю. Лежа на земле, они не сводили глаз друг с друга. Драг собирался с силами перед мощнейшим выдохом пламени, на который он был способен. Фэйр готовился к созданию встречного огненного потока, который мог уничтожить их обоих.
   Драги, стоявшие вокруг, стали отходить, размыкая ряды. Они не хотели попасть под удар, готовый обрушиться на этот пятачок земли. Противники вскочили на ноги и выпустили друг в друга потоки пламени.
   Вдруг между ними оказалась красавица в белом, ледяное дыхание которой встретилось с огненным потоком драга, превращаясь в воду и пар, которые гасили драконье пламя. Фэйр успел направить свой поток на драгов, бросившихся выручать повелителя, и превратил их в куски сгоревшего мяса.
   Между тем Айседора все еще сдерживала силу императора, которая уменьшалась с каждой минутой. Фэйр не знал, вмешиваться ли ему в этот поединок стихий, как вдруг услышал у себя в голове голос девушки: "Отними у него силу, Повелитель Огня". Фэйр подошел к императору со спины и положил ему на плечи руки. Драг вздрогнул, но не оглянулся. Сила Айседоры не позволяла ему отвлечься. Фэйр воззвал к Огню, и почувствовал, как сила императора перетекает в него. Когда пламя, выпущенное драгом, погасло, и ледяное дыхание Айседоры стало его замораживать, Фэйр поджег его. Айседора ослабила хватку, едва император загорелся, а Фэйр тотчас же отпустил его. Драг закрутился, замахал руками, пытаясь затушить пламя, но тем самым разжигая его пуще прежнего. Он сгорел на глазах своих противников.
   Фэйр и Айседора стояли друг напротив друга. Их взгляды встретились.
   - Я пойду с тобой в твою страну, - произнесла девушка.
  -- Глава 8. Мир Золотой Реки
   - Я еду с тобой, Дар.
   - Нет, нет и еще раз нет, Зорд! Ты вернешься в Столард, к Хелене.
   - Тебе может пригодиться лишняя пара рук, Дар. Ты же не знаешь, что тебя ждет в том мире. А у Хелены достаточно охраны.
   Мы спорили уже час, но так ни к чему и не пришли. Зорд хотел идти со мной за Изумрудом, я же опасался, что Фэйр вернется раньше меня, и некому будет защитить Хелену. Зорд уверял, что его присутствие здесь ничем не поможет Хелене, а мне помощь нужна. Умом я, конечно, понимал его правоту, но сердце упрямо противилось разуму. Мы спорили до поздней ночи, но так ни к чему и не пришли.
   Утром я зашел в хижину, в которую поселили Зорда.
   - Ты едешь, или мне одному отправляться? - спросил я.
   До ближайшего города было пару часов езды, и когда мы добрались до него, жизнь там уже кипела вовсю. Рынки были полны народу, а по улицам мы передвигались с черепашьей скоростью. К середине дня мы нашли торговца зеркалами, и я купил самое большое зеркало, какое у него было. Его мы перевезли на нанятой повозке за город, где привязали зеркало к дубу, и, отпустив возницу с золотым, в последний раз проверили, все ли взяли.
   - Возьми, - протянул я Зорду амулет. - Встань рядом. С коня не слезай.
   - Но это же неверное... - начал Зорд.
   - Молчи и делай, что говорю! - оборвал его я.
   Он исполнил приказ, и наши лошади встали бок о бок.
   - Приложи его лицевой стороной к зеркалу, - велел я.
   Зорд вновь подчинился.
   - Будь готов, - сказал я, и приложил кулак с кольцом к зеркалу.
   Поверхность его начала меняться, утрачивая свою гладкость и твердость, и, наконец, вместо зеркала появился луг, ярко освещенный солнцем.
   - Вперед, - проговорил я, и мы одновременно пересекли рамку зеркала.
   Место, в которое мы попали, поражало своей удивительной красотой. Зеленый луг, по которому сновали туда-сюда сурки, хомяки и другие грызуны; густой хвойный лес впереди слева, до которого не более трех-четырех дней пути; смешанный лес справа, начинающийся в дне пути от нас и заканчивающийся где-то за горизонтом. Прямо за нашими спинами шумела река ... с золотым дном. Вода в ней была кристально чиста, и дно представало во всей красе, отражая солнечные лучи, что создавало впечатление золотой воды.
   Зорд спрыгнул наземь и подошел к реке. Присев на корточки, он зачерпнул ладонью воду и поднес к губам. Я подумал, что он сейчас ее выпьет, но ошибся. Зорд нюхал воду.
   - Ты думаешь, она пахнет золотом, Зорд? - насмешливо спросил я.
   - Золото не пахнет, Дар, - серьезно ответил моряк. - Я проверяю, можно ли ее пить. А золото, - Зорд кивнул на реку, - это песок. Либо золотой, либо просто золотого цвета.
   Он, наконец, решился попробовать воду из реки. Было видно, как он, набрав воды в рот, катал ее языком по всей его полости, как это обычно делают, пробуя вино. Проглотив воду, Зорд обернулся ко мне.
   - Кидай бурдюки.
   Я бросил ему наши бурдюки, в которых еще была вода. Зорд мигом опустошил их на траву, и набрал речной воды.
   - Слушай, Дар, мы сильно спешим? - спросил он, возвращаясь с наполненными бурдюками. - А то я хотел искупаться...
   - Да, спешим. Нам надо успеть вернуться раньше Фэйра. Я тоже хочу искупаться, Зорд, но времени нет. Сейчас галопом туда, - я указал на хвойный лес. - Надо найти дракона.
   Моряк вздохнул и сел в седло. Мы тронулись в путь рысью, а когда вышли на дорогу, пустили лошадей в галоп.
   До леса мы добрались ночью третьего дня, чуть не загнав лошадей. На опушке решили дождаться утра, дав отдых и им, и себе. Оставив лошадей на длинной привязи, я раздобыл хворост и разжег костер. Тем временем Зорд прошел вперед и поставил ловушки на зайцев, которые сам же и сделал. Его уже долго не было, и я собрался идти на его поиски, как вдруг он появился из темноты с тушей какого-то животного. Бросив ее на землю, он вынул нож и начал освежевать тушу.
   - Что это? - спросил я.
   - Лань, - ответил Зорд, продолжая свое дело.
   - Откуда?
   - Оттуда, - он неопределенно махнул рукой в сторону леса.
   Меня это вывело из себя.
   - Зорд! - я схватил его за руку. - Объясни толком!
   - О, боги! - воскликнул моряк. - Я ее нашел рядом с мертвым волком. У него была разодрана глотка. Я решил забрать лань с собой -- она выглядит сывежей. Тем более, что волку она уже не нужна.
   Освежевав и выпотрошив тушу, Зорд срубил длинную ветку, на которую как на вертел насадил лань. Я за это время вбил в землю две рогатины по разным сторонам костра. Мы подвесили лань над костром, а сами подкрепились тем, что было. Зорд вызвался дежурить первым, и я завалился спать. В середине ночи он разбудил меня, а сам лег на мое место. Лань уже прожарилась, и я со скуки разрубил ее на куски и собрал все в мешок, который был привязан к седлу моей лошади. Утром мы позавтракали и продолжили путь.
   К вечеру мы оказались в такой непроходимой глуши, что даже тропы уже не было. Мы продвигались практически вслепую, не зная, что нас ждет впереди. Наконец, нам пришлось спешиться и вести лошадей в поводу. Зорд шел впереди, я - след в след за ним. Оба низко пригнулись к земле, чтобы не сбиться с пути.
   И вдруг раздался дикий рык, и что-то большое и яркое промелькнуло передо мной между Зордом и его лошадью. Моряк оглянулся, и успел подставить зверю руку. Тот укусил его, и начал терзать. Я выхватил меч и бросился на помощь. Но Зорд успел вынуть нож и полоснуть зверя по туловищу. Животное взвыло и, отпустив его, отпрыгнуло вправо и скрылось в чаще.
   Почти в ту же секунду слева выскочил еще один зверь. Я бросился навстречу, взмахнув мечом. Зверь, оказавшийся большим черным волком, тотчас же сел и произнес человеческим голосом:
   - Спокойно, спокойно, я не враг.
   Я замер, как вкопанный, все еще держа меч высоко поднятым над головой для рубящего удара. Зорд, едва поднявшись, снова сел наземь. Волк осклабился.
   - Я -- Бахра, - сказал он. - Жаль, что я не успел, человек, - обратился он к Зорду. - Многих проблем можно было бы избежать.
   - Давно ты... - начал я.
   - Разговариваю? - догадался волк. - С рождения. А что? В твоем мире нет говорящих волков?
   - Нет, - ответил я, постепенно приходя в себя.
   - Ясно, - волк почесал задней лапой за ухом. - Тебя зовут как, человек? - просил он.
   - Дар Ветер, - ответил я.
   После этих слов волк сделал то, чего я от него уж никак не ожидал - он присвистнул. Говорящего волка я еще мог кое-как принять, но волк свистящий уже совсем не укладывался в моем сознании, и я опустился на землю там, где стоял. Тем временем волк, как ни в чем ни бывало, продолжал диалог.
   - Интересно, - проговорил он, - что ты здесь потерял, Дар Ветер? И кто твой спутник? И тот ли ты Дар Ветер, о котором я думаю? Отвечай! - рявкнул он, видя мое оторопелое состояние.
   Я вздрогнул. Что этот волк позволяет себе? Сам того не замечая, я произнес эту фразу вслух.
   - Ага, - довольно осклабился волк. - Тот самый, иначе не стал бы возмущаться. Ладно, Дар. Поднимай свою задницу с земли и потопали в Эльхон за Изумрудом.
   - Что такое Эльхон? - подал голос доселе молчавший Зорд.
   Волк повернул к нему голову.
   - А, укушенный, - произнес он. - Эльхон - это страна эльфов. Мы с Даром отправляемся туда. Ты едешь искать ту суку, что тебя укусила. Вырвешь ей сердце и сожрешь. Тогда снова станешь человеком.
   - А сейчас я кто? И кто на меня напал?
   - На тебя напала самка оборотня, - отвечал волк. - Теперь ты обречен пополнить их ряды. Но шанс есть. Делай, что говорю, и, если тебе все удастся, найдешь нас.
   Зорд обреченно поднялся.
   - Лошадь оставить или забрать с собой? - спросил он.
   - Забирай, - ответил Бахра. - Когда начнешь превращаться, тебе будет нужна еда и свежая кровь. Потом сможешь найти эту суку по запаху. Кстати, не забудь о ее ране. По ней ты узнаешь ее даже в человеческом облике.
   Зорд собрал свои пожитки, и вскочил в седло.
   - Прощай, Дар Ветер, - произнес он. - Надеюсь, еще свидимся.
   С этими словами он тронул поводья и скрылся в чаще.
   Начал собираться и я. Подобрав оружие, я нашел свою лошадь, которая сбежала, едва перед ней выскочил волк, сел в седло и пустил ее вслед за Бахрой, уже ушедшему в ту сторону, откуда мы пришли.
   Когда мы по прошествии нескольких суток, которые я провел в подавленном состоянии, вернулись к начальной точке нашего путешествия - а именно к тому самому зеленому лугу - Бахра не задумываясь повел меня в сторону зеленевшего вдали смешанного леса.
   Вокруг текла Золотая Река. Она занимала столь обширное пространство, что казалось, земли вообще нет. Я спросил у Бахры, везде ли течет река.
   - Везде, - ответил волк. - Кроме Дерхарта.
   - Что такое Дерхат?
   - Царство Волков, - не останавливаясь, ответил Бахра. - Там сейчас твой друг ищет красную волчицу.
   - А где мы сейчас?
   - В Приозерье, - волк остановился. - Смотри! - он кивнул назад. - Видишь Ступени?
   Я посмотрел в указанном направлении. Далеко на западе - а ехали мы на восток - в небе висели... золотые озера! Я застыл, как вкопанный, глядя на них. Что еще мне покажет этот мир?
   - Что это? - с трудом произнес я.
   - Это Ступени Богов. Они висят над Озером Власти. Говорят, тот, кто сумеет подняться по ним, увидит богов. - Волк рассмеялся. - Только чепуха все это. Ладно, поехали, времени нет.
   Он снова пустился в путь, и я двинулся за ним.
   - Бахра, - вновь заговорил я. - Почему нет времени?
   - Если он придет к Лаиквенди раньше нас, она уйдет с ним, - на бегу ответил волк.
   - Кто придет, Бахра?
   - Зортер. Эльфинит. Черный Эльф, как его еще называют.
   - А почему она - и кто она? - уйдет с ним?
   - Она - это Найриэль, Дочь Земли, - отвечал волк. - Та, у которой сейчас Изумруд. Та, которую мы ищем, Дар.
   - Но погоди! Я думал, мы ищем дракона...
   - Какого дракона? - волк остановился. - О чем ты? Последний дракон умер триста лет назад. Он пришел к эльфам Лаиквенди, что живут в самом сердце Эльхона, в лесу между двумя реками, и принес им Камень. В тот день, на восходе солнца, родилась девочка у короля Линданаро. Дракон велел назвать ее Найриэль, и оставил королю Изумруд. Когда Найриэль было семнадцать, отец отдал ей Камень и объяснил, почему он у нее и каковы его свойства. Дракон умер в тот же день, когда родилась девочка. Но она родилась не одна - у нее есть брат, Моргиль. Говорят, что дух дракона живет в нем. Он оберегает сестру, его не берет ни одно оружие, даже острые стрелы Лаиквенди.
   - Что значит Моргиль?
   - Черная звезда. Это имя само пришло на ум короля Линданаро.
   Лошадь мирно щипала траву, волк лежал на земле, поняв, что надо мне все рассказать. Я присел рядом с ним и продолжил вопрошать.
   - Ты назвал одно имя, - начал я, - Зортер. Черный Эльф, как ты сказал. Почему же Найриэль может уйти с ним? Разве эльфийка пойдет за полукровкой?
   - За ним пойдут многие, - ответил волк. - Даже я. Легенда гласит, что придет искатель, который поднимется по Ступеням Богов. Этот искатель будет везде чужим. Потомок двух народов, ни в одном из них он не станет нужен.
   - Ты уверен, что это именно Зортер?
   - Нет, - усмехнулся волк. - Но я пойду за ним. Для того, чтобы удостовериться, что это - не он, - добавил он чуть погодя.
   Когда мы продолжили путь, я знал уже достаточно для того, чтобы не чувствовать себя полным идиотом.
   Волк вел меня окольными путями, стараясь не проходить вблизи городов и поселков Магов, населявших Приозерье. Я был удивлен такому количеству волшебников, но Бахра сказал, что это для охраны Ступеней Богов и Озера Власти. Маги живут здесь испокон веков, как и эльфы.
   Мы мчались, как ветер, переходя реки вброд, а иногда и переплывая их, и старались держаться подальше от мостов.
   Эльхон встретил нас на закате. Прямо на границе Бахра меня покинул, мотивировав это тем, что эльфы не любят волков из Дерхата. Но он объяснил, как добраться до Лаиквенди, которые жили на деревьях за недостатком земли.
   - Берегись их стрел, - напутствовал меня Бахра. - Они отравлены. Достаточно одной царапины, чтобы яд медленно убил тебя.
   - Понял, - ответил я. - Спасибо за помощь, Бахра.
   - Прощай, Дар Ветер, - молвил волк. - Если твой друг не найдет тебя - уходи. Он либо убьет ее, либо останется с нею. В этом случае не ищи его, он уже не пойдет с тобой.
   С этими словами черный волк развернулся, и скрылся в ночи. Ночь, кстати говоря, началась довольно быстро, что меня удивило. Но надо было двигаться дальше, что я и сделал.
   Луна так и не поднялась на небе, и я ехал по лесу в кромешной тьме. В очередной раз укорив себя за то, что не догадался взять с собой факелы, я спешился и повел коня в поводу, высматривая тропинку. Вдруг я услышал какой-то странный запах. Он одурманивал, клонил ко сну, с которым было трудно бороться. Я услышал, как лошадь за моей спиной остановилась и повалилась набок, уснув прямо так. Я вынул меч и огляделся. Пелена покрыла мои глаза, веки упорно закрывались, а я упрямо пытался бороться с дурманом. В конце концов, мой мозг не выдержал - я начал падать. Последнее, что я увидел - меня окружали невысокие люди с луками.
   Я очнулся от ледяной воды, которую кто-то выплеснул мне в лицо. Попытался пошевелиться, но ничего не вышло - руки и ноги были связаны, а сам я привязан к стволу дерева. Посмотрев вниз, я не увидел земли под ногами. Вернее, я увидел землю, но она была далеко внизу. Над головой вздымались кроны, слева висела дощатая площадка, соединявшая два дерева. На этой своеобразной площади собралось десятка два эльфов - теперь я был уверен, что это они - которые что-то горячо обсуждали. Главенствовал седовласый эльф, к которому обращались почтительно, называя то "Ваше Величество", то "Ваша светлость". Странным мне показался тот факт, что я как-то понимал их язык.
   - Он из высокого народа, - говорил молодой золотоволосый эльф. - Он подкрадывался к нам в темноте, и мы решили, что намерения его не чисты. Мы не могли допустить, чтобы он навредил нашему народу.
   - Я все понимаю, Лаэголас, - отвечал на это король. - Но ведь ты заметил, что он одет и выглядит не так, как все остальные из высокого народа?
   - Да, Ваше Величество, - отвечал Лаэголас (Зеленый Лист, отметил я мысленно). - Но это еще более усилило подозрения. Он хотел казаться кем-то другим. Я предлагаю допросить его по всем правилам.
   - Позволь мне сделать это, отец, - вмешался эльф с длинными черными прямыми волосами. - Я смогу проверить его.
   Король задумался.
   - Есть у кого-нибудь возражения? - спросил он, обводя присутствующих взглядом серых глаз из-под густых седых бровей. Никто не отозвался. - Хорошо, - молвил король. - Иди, Моргиль.
   Тот пересек площадь и подошел ко мне. Он что-то сказал, но я его не понял. Эльфы удивленно переглянулись.
   - Он не знает языка высокого народа, - пробежал шепот по их рядам.
   Моргиль сказал еще что-то, уже на другом языке. Но я опять ничего не понял. Эльфы вновь недоуменно переглянулись, а Моргиль вдруг вынул кинжал и приставил к моему горлу.
   - Отвечай, - сказал он по-эльфийски.
   Мне надоело с ними играть, тем более, что игра эта оборачивалась не в мою пользу.
   - Король Линданаро, - произнес я четко по-эльфийски, не глядя на Моргиля. - Прошу тебя, выслушай меня прежде, чем ты примешь какое-либо решение по поводу моей персоны.
   По рядам эльфов опять прокатилась волна шепота. Еще бы, человек, который не говорит ни на одном наречии своего народа, но прекрасно знает эльфийский. Моргиль стоял, открыв рот от удивления.
   - С тобой будет говорить мой сын, - ответил Линданаро. - Так решил совет.
   - Ладно, - согласился я. - Моргиль - значит, Моргиль. - Взглянув в серо-зеленые глаза принца, я произнес: Меня зовут Дар Ветер, Моргиль. Я пришел с миром ради мира.
   Моргиль вздрогнул. Сам того не подозревая, я сказал нужные слова. Эльф разрезал веревки, связывающие меня. Освободившись, я тотчас же начал разминать затекшие мышцы. Эльфы молча наблюдали за мной.
   - Где мой меч? - спросил я, размявшись. - Надеюсь, вы не оставили его на той тропе?
   Лаэголас выступил вперед, держа Рассекающий Воздух на вытянутых руках.
   - Прости, друг, - произнес он, возвращая мне меч.
   - Ты поступил правильно, Лаэголас, - ответил я. - Ты мудрый воин и хороший защитник. Друзья мои, - обратился я к эльфам, - я проделал долгий путь, чтобы увидеть ту, которой дракон вручил Камень.
   Ряды эльфов вновь взволновались.
   - Зачем она тебе нужна, Дар Ветер? - спросил Линданаро.
   - Нашим мирам угрожает смертельная опасность. Только четыре Камня, собранные вместе, могут их спасти. Эти Камни - Сапфир, Рубин, Алмаз и Изумруд. Суть этих Камней - Воздух, Огонь, Лед и Земля. Сапфир у меня, Рубин - у моего врага, Роба Фэйра. Он уже нашел путь к Алмазу, который теперь для нас потерян. Мне нужна Дочь Земли, Найриэль, носитель Изумруда. Только вместе с ней я смогу остановить Фэйра, забрать у него Рубин, перетянуть на нашу сторону носителя Алмаза, и спасти все пять миров. Именно поэтому я здесь, - закончил я.
   - Покажи Сапфир, - подал голос Моргиль.
   Я повиновался. Эльф прикоснулся к Камню, который вдруг начал светиться. Когда Моргиль убрал руку, свечение исчезло.
   - Это Предсказанный, - констатировал Моргиль.
   - Позовите Найриэль, - приказал Линданаро.
   Кто-то исчез, а потом столь же внезапно появился в сопровождении эльфийки, взглянув на которую я чуть было не потерял дар речи. Каштановые волосы волнами спадали на плечи, а с плеч - на спину. Изумрудно-зеленые глаза лучились мягким обворожительным светом. Матовая кожа поблескивала в лучах полуденного солнца, которые проникали на площадку сквозь ветвистые кроны деревьев. Она, как и Моргиль, была выше остальных эльфов, и рост ее достигал примерно 168-170 см, в то время как остальные едва дотягивали до 160-ти. Вообще, она мало походила на эльфийку, если не считать классических эльфийских ушей с чуть заостренной верхней частью, да миндалевидных глаз.
   - Ты звал меня, отец? - спросила она удивительно мелодичным и прекрасным голосом, кланяясь королю.
   - Да, дочь моя, - отвечал король эльфов. - Вот этот человек пришел за тобой, как и предсказывал нам Морион, - указал он на меня.
   - Смотрите! - вдруг воскликнул кто-то из присутствующих.
   Взоры всех обратились туда, куда он указывал. Изумруд на правой руке Найриэль светился, отвечая на свечение моего Сапфира. Камни нашли друг друга так же, как я нашел ее.
   - Прекрасная Найриэль, - начал я, - наши миры в опасности. Мне нужна твоя помощь для их спасения. Ты пойдешь со мной?
   - Ты - Дар Ветер?- спросила она.
   - Да.
   - Хорошо, Дар, - сказала Найриэль, подумав. - Я пойду с тобой.
   - Что ж, - поднялся Линданаро. - Готовьте прощальный пир. Время еще есть.
   Все стали расходиться, а Моргиль позвал меня на охоту. Я принял его приглашение, и очень удивился, когда с нами пошла его сестра. В общей сложности нас набралось девять - Моргиль, я, Найриэль, Лаэголас, Леонас, Раэрион, Андариэль, Линнаро и Алдарион. Все эльфы вооружились луками с простыми стрелами, я взял на себя роль охотничьего пса и носильщика - с моей способностью стрелять лук мне был не нужен - и подбирал убитую дичь и носил все, что они подстрелили, на своей спине. Через 4 часа охота закончилась, и всю добычу пустили в оборот, т.е. использовали по прямому назначению.
   - Пировать будем всю ночь, - сообщил Моргиль.
   Пировали, действительно, всю ночь напролет. Морн пел нам песни о прежних временах, потом его сменил Фъолл, спевший об эльфийской любви, а на смену ему пришли другие, и начались эльфийские танцы. Сначала я наблюдал это со стороны, а потом принял в них участие, чем удивил не только эльфов, но и самого себя, ведь я не умею танцевать. Прекрасная Келебриэль, эльфийка с голубыми, как небо, глазами и серебряными волосами составила мне пару в этих танцах. Найриэль танцевала с братом и отцом, ибо больше она их не увидит. Глядя в глаза Келебриэль, я вспоминал мою Хелену. Как она там без меня?
   С восходом солнца эльфы простились с нами, и мы отправились в путь. Эльфы не любили зеркал, поэтому нам пришлось идти в Гильдассар, к гномам, которые эти зеркала делали. Вглубь страны идти не пришлось - в первой же лавке я нашел то, что искал - огромное, 10 на 10 метров, зеркало в толстенной раме. Я был вынужден отдать за него 10 золотых (видимо, по одному за каждый метр одной сторону). Мы отвезли зеркало в лес и установили между двумя деревьями. Я уже приготовился открыть врата, как вдруг услышал знакомый голос, окликнувший меня. Обернувшись в ту сторону, откуда он раздался, я увидел Зорда Амадея верхом в сопровождении красивой рыжеволосой женщины. Они подъехали к нам.
   - Здравствуй, Дар, - произнес Зорд, спешиваясь.
   Я соскочил на землю и обнял его.
   - Зорд! Я так рад! Значит, ты ее нашел? - воскликнул я радостно.
   Зорд улыбнулся, кивнув на свою спутницу.
   - Вот она, - сказал он.
   Этого было достаточно: я все понял. Он не убил ее, а решил остаться с ней. Это могло означать только одно - старый моряк, наконец, нашел свою судьбу. И я не мог корить его за такой выбор.
   Женщина была прекрасна: длинные красные волосы спадали подобно плащу на круп лошади, изящные руки сжимали поводья, стройные ноги в легких сандалиях вдеты в стремена, красивая грудь обнажена, а вместо юбки она ничего не носила. Короче говоря, из одежды на ней были только сандалии. Ее волосы частично прятали от глаз посторонних ее красивое тело, но только частично. Заглянув в ее зеленые глаза, я понял, что ей плевать, в каком виде и перед кем появляться.
   - Понятно, дружище, - произнес я, налюбовавшись. - Значит, ты пришел проститься? - Зорд кивнул. - Тогда прощай, Зорд Амадей. Наши пути расходятся навсегда.
   - Прощай, Дар Ветер. Я благодарю судьбу за то, что встретил тебя однажды. Ты навсегда останешься в моей памяти.
   С этими словами он вскочил в седло, и они оба скрылись в чаще. Я же постоял некоторое время в раздумье, а потом тоже сел на лошадь и вместе с эльфийкой прошел сквозь врата.
  -- Глава 9. Тайна Мироздания
   Мы вышли в Долину Теней. Едва я окинул ее взглядом, как горькие воспоминания нахлынули шквальной волной. Я спрыгнул на землю и пошел к месту погребения Харта и наших воинов. Мой друг еще не был отомщен, а его могила уже успела порасти плющом. Вынув кинжал, я разрезал плющ и очистил обелиск. Найриэль к тому времени тоже подошла, ведя лошадь в поводу.
   - Что это? - спросила эльфийка.
   - Обелиск над погребальным костром, - ответил я. - Здесь покоится прах моего друга, брата моей жены и короля Столарда Лорда Харта. Я поклялся отомстить за его смерть. Но пока еще не отомстил.
   - Кому?
   - Робу Фэйру, Повелителю Огня.
   Найриэль задумалась о чем-то, постояла некоторое время, и вновь села на лошадь. Я также вскочил в седло, и мы продолжили путь.
   По дороге я рассказал ей все, что произошло со мной в Столарде, начиная со дня моего появления и заканчивая днем, в который меня пленили эльфы из группы Лаэголаса. Когда мой рассказ подошел к концу, Долина Теней осталась далеко позади, и мы выехали на проселочную дорогу. Впереди показались всадники, которые ехали в ту же сторону, что и мы. Мы решили нагнать их, и пустили лошадей в галоп. Через четверть с небольшим часа мы почти поравнялись с ними, и я узнал одного - это был Роб Фэйр.
   Рыжеволосый гигант обернулся и увидел меня за своей спиной. Не колеблясь он вынул меч и соскочил наземь. Я последовал его примеру, и наши клинки скрестились.
   Мы бились так, словно все еще стояли между двумя армиями в Долине Теней. Фэйр, как тогда, был несокрушим, жесток и горяч. Я - спокоен, тверд и хладнокровен. Мы переходили с одного стиля битвы на другой столь стремительно, что уже начали все путать. И вдруг, в самый разгар нашего сражения, между нами возник образ Елисея, столь реальный, что мы опустили оружие от удивления. В ту же секунду послышался столь знакомый мне голос старца.
   - Остановитесь! - вещал голос. - И мчитесь в Столард со скоростью ветра. Вы итак потеряли слишком много времени, а тайна пятого мира и ваш реальный враг пока неизвестны. После решите свое кровное дело, сейчас же есть дела поважнее. Мчитесь сюда, и да помогут вам боги!
   Фигура Елисея мигнула и погасла.
   Некоторое время мы стояли молча, а потом заговорила спутница - только сейчас я заметил, что это девушка - Фэйра.
   - Думаю, надо его послушаться, - сказала она.
   - Почему? - спросил Фэйр.
   Я лишь молча взглянул на нее.
   - Он волшебник, - пожала плечами девушка.
   Мы с Фэйром переглянулись. Только сейчас я увидел, что густой рыжей бороды как не бывало, да и волосы моего врага стали короче. Он пытался изменить внешность -- вот почему наши сыщики его не нашли.
   - Ну? - прорычал Повелитель Огня.
   - Едем.
   Мы вскочили в седла и пустили лошадей в галоп. В Столард мы попали на закате третьего дня. Нас встречала целая процессия. Бросив поводья первому встречному и приказав устроить своих спутников как можно лучше, я побежал во дворец, к Хелене.
   Жена встретила меня в постели - ей оставалось несколько дней до родов. Я опустился на колени рядом с кроватью и припал к ее руке губами, закрыв глаза. Она запустила вторую руку в мои волосы, наклонилась ко мне и поцеловала в лоб. Тотчас же я перехватил ее губы, и мы слились в долгом и страстном поцелуе. Только в тот момент я понял, как мне было тяжело без нее, и как я ее люблю.
   - Я люблю тебя, милая, - прошептал я.
   - И я люблю тебя, Дар, - ответила Хелена.
   Словно в подтверждение этих слов, наши губы вновь слились в поцелуе.
   Покинув Хелену, я спустился вниз проверить, как устроили моих спутников. Оказалось, все было отлично. Их даже накормить успели. Я сел за стол и принялся набивать желудок.
   - Ванну приготовьте, - приказал я. - Каждому.
   Кто-то бросился выполнять приказание. Когда мы поужинали, доложили о готовности ванн.
   - Приготовьте им одежду, каждому свой цвет, - сказал я.
   Слугам пришлось напрячься, чтобы найти красные одежды для Фэйра. С остальными проблем не было -- пока девушки мылись, для них успели подшить имеющиеся в гардеробе лучниц и придворных дам платьев соответствующих цветов (для Айседоры -- белое, для Найриэль -- зеленый камзол с коричневыми штанами).
   - До утра, - простился я с ними.
   Утром Фэйр предстал в рубиновом камзоле поверх алой рубахи и ярко-вишневых штанах. Айседора была в коротком белом платье, украшенном серебряной вышивкой. Найриэль появилась в коричневых штанах до икр, черных сапожках аккурат до штанов, рубахе цвета молодой листвы и изумрудном камзоле. Впрочем, как всегда. Я не помню, чтобы эльфийка хоть раз надевала что-либо, открывающее ее ноги выше икр.
   Мы встретились в моем кабинете, бывшим когда-то кабинетом Харта. Я, как всегда со дня смерти Харта, был одет в темно-синие штаны и ярко-синюю рубаху. Темно-голубой камзол висел на спинке кресла, там же покоился фиолетовый плащ.
   - Я рад, что вы одеты, - сказал я. - Нам придется спуститься в подвал к Елисею, а там довольно сыро.
   - Этот старик живет в подвале? - удивился Фэйр.
   - Да, и очень давно. Прямо под библиотекой. Не той, что доступна любому, а той, в которой хранятся книги о Камнях и о нас. Поэтому только мы вчетвером пойдем туда.
   - Ладно, хватит болтать, - заявил Фэйр. - Пошли.
   Я надел камзол и схватил плащ, после чего мы прошли по коридорам, которые открывались за книжными полками библиотеки дворца, спустились в потайную библиотеку Елисея, где он нас и встретил. Указав нам на стулья - старик жил неприхотливо - он сел на единственный трехногий табурет. Мы приняли приглашение и приготовились слушать.
   - Вас, наверное, беспокоит один вопрос, - начал Елисей. - А именно: зачем я собрал вас вместе? - Он сделал театральную паузу, словно ожидая возражений. Но их не было, и Елисей продолжил. - Каждый из вас в отдельности - одна стихия. Одна, - подчеркнул он. - В то время как их пять...
   - Четыре, - перебил Фэйр.
   - Нет, - улыбнулся старик беззубым ртом. - Пять. Пятая стихия - время.
   Мы удивленно переглянулись: время - стихия?
   - Не удивляйтесь, - продолжал тем временем Елисей. - Слушайте. Так вот, только объединившись, вы сможете сделать то, ради чего вы, собственно, и пришли в этот мир.
   - Что же это? - вновь прервал его нетерпеливый гигант Фэйр.
   - Битва с Кроносом, - ответил Елисей.
   - Со временем??? - воскликнули на этот раз мы все хором.
   - Именно. Успокойтесь и слушайте дальше. После того, как каждый из вас покинул свой мир, Кронос остановил в нем свою колесницу. Теперь река времени продолжает свое движение только здесь, в Двух Королевствах. В остальных мирах время застыло.
   - Луна и солнце встали в ряд, - почему-то пропел я, тотчас же став объектом недоуменных взглядов всех остальных. - Песня такая, - пожал я плечами. Почему-то вся эта история мне начинала надоедать. Понять необходимость сражения с огнем я еще худо-бедно мог, но даже память Дара Ветра не давала поверить словам старика и настощем враге. - Ладно, Елисей, - продолжил я уже серьезно. - Что же мы должны сделать?
   - В день полнолуния вы должны соединить Камни под светом луны и открыть врата в Центр Мироздания. Там вам придется сразиться с Кроносом, и если одержите над ним победу, время снова начнет свой цикл в ваших мирах, а вы сможете покинуть Столард или остаться в нем, или сделать что-либо еще по вашему выбору.
   - То есть, мы должны уничтожить время? - недоверчиво спросила Айседора.
   - Я этого не говорил, - возразил Елисей. - Я сказал, что вы должны победить Кроноса...
   - Что это значит тогда? - спросила Найриэль.
   - Ответ на этот вопрос сможете найти только вы сами, - ответил Елисей. - Больше я ничего не смогу вам сказать.
   - Остается лишь ждать полнолуния, - прошептал я.
   Мы оставили старика в его одиночестве и поднялись в верхние этажи дворца.
   До полнолуния оставалось еще трое суток, как и до рождения моего сына. Все это время мы вместе и каждый в отдельности пытались решить два вопроса: первый - как открыть врата?; и второй - как поступить с Кроносом? Но ответов найти так и не смогли. Хотя гипотез было немало. Относительно первого, конечно. По второму вопросу даже гипотез выдвинуть не удалось.
   Сначала мы думали, что надо принести зеркало и прислонить все четыре Камня к отражению луны в нем. Потом стали возникать еще более несуразные идеи. В конце концов, устав от споров до хрипоты, мы решили пустить все на самотек.
   Самотек не подвел. В ночь полнолуния мы в полном облачении вышли из Столарда в чисто поле. Прямо перед этим мне сообщили, что у Хелены начались схватки. Долго колебавшись в выборе, я решил продолжить начатое, ведь Хелене помогут лекари и повитухи, а миру - только мы четверо. Следующего полнолуния пришлось бы ждать месяц, а Елисей сказал, что времени у нас почти нет. Хотя уходил я с тяжелым сердцем.
   Стоя в поле под светом луны, я смотрел, как лунные лучи играют на гранях Сапфира. Камень стал темнее, но темнота эта не была тусклой. Просто цвет Камня стал насыщеннее, хотя и менее прозрачным. И тут меня осенило.
   - Покажите Камни, - произнес я.
   - Что? - удивился Фэйр.
   - Быстрее! Протяните ко мне руки! - воскликнул я.
   Они переглянулись, но исполнили мою просьбу, прозвучавшую скорее как приказ. Сжав кулаки, мои друзья вытянули руки точно перед собой. Лунные лучи насытили цветом их Камни, точно так же, как и мой. Рубин и Изумруд стали темнее, а Алмаз помутнел, приобретя цвет льда. Удивление отразилось на лицах трех Воинов Мироздания, взглянувших на свои Камни.
   - Фэйр, встань лицом на восток, - сказал я.
   Он исполнил мою просьбу, ни сказав ни слова.
   - Айседора, ты встань лицом на север. Найриэль, ты - на юг. Только вы должны стоять лицом друг к другу.
   Девушки встали по правую и левую руку Фэйра, а я занял свое место напротив него.
   - Протяните руки, - сказал я и, сжав правую руку в кулак, вытянул ее прямо перед собой.
   Мои друзья повторили этот жест, после чего, не говоря ни слова, не издав ни звука, мы, словно по чьей-то команде, по чьему-то приказу шагнули навстречу друг другу, соединив Камни. В тот же миг в глазах потемнело, потом раздалась вспышка из центра квадрата, который мы образовали, после которой только тьма и тишина окружали нас.
   - Фэйр! Огня! - крикнул я.
   В ту же секунду все вокруг озарилось ярким огнем, который возник прямо перед Фэйром и медленно поплыл в середину, нависнув над нами.
   - О боги! - воскликнула Найриэль.
   Мы все поняли, взглянув друг на друга. На наших лицах появились морщины, а на висках - седина. Никто не спрашивал, куда мы попали и откуда все это появилось. Все вспомнили слова Елисея о необходимости встречи с Кроносом. А оружие времени -- увядание и смерть.
   - Кто-нибудь понимает, где мы? - все же спросил я через некоторое время, не зная, что делать.
   - Это планета, - ответила Найриэль. - Другая планета. Вне миров. Я это чувствую, - добавила она.
   - Надо что-то делать, - сказал Фэйр. - Мы медленно, но верно стареем.
   Меня опять осенило - в который уже раз.
   - Если это планета, то у нее есть центр. А в центре - огонь. Твоя стихия, - сказал я Фэйру.
   - У нас не хватит времени, чтобы добраться до центра планеты, - подала голос Айседора.
   Я опустился на землю. Она была права - времени нам действительно не хватит. Но выход должен быть, иначе во всем этом не было смысла. Пока я думал, Кронос продолжал свое дело, и мы старели.
   "Каждый из вас - одна стихия..." - говорил Елисей. "Каждый из вас - одна стихия", - повторял я. Каждый - одна стихия. Каждый - стихия... Каждый - стихия! Я понял. Я понял!
   - Я понял! - воскликнул я, вскакивая на ноги. - Каждый из нас - одна стихия. Каждый - стихия.
   Повторяя эти два слова, я носился как угорелый, подбегая к своим друзьям, заглядывая им в глаза, производя впечатление сумасшедшего.
   - О чем ты, Дар? - спросил Фэйр. - Объясни толком...
   - Нет времени, - выпалил я. - Айседора, накрой нас ледяным куполом, но оставь одно отверстие в крыше.
   - Зачем?
   - Просто выполняй! - крикнул я.
   Купол вырос прямо на глазах, и был он прозрачен, как стекло, и прочен, как сталь. Я силой ветра прижал их всех к стенам купола, и велел Айседоре приковать их, что она и сделала. После этого я сконцентрировался, очистил свой разум и воззвал к Силе Ветра. К своей Силе. Внутри купола зародился вихрь в том самом месте, где я стоял. Собственно, я сам стал этим вихрем, наполнив собой все пространство под куполом и изгоняя оттуда силу Кроноса. Конечно, остановить его я не мог, но ослабить был в силах.
   Наконец, я выдохся, и осталось закупорить отверстие в крыше. Я оторвал Айседору от стены и прижал к отверстию, но она ничего не поняла. Тогда я еще раз шарахнул ее по потолку - будучи ветром, говорить я не мог.
   - Закрыть? - прокричала она.
   В ответ я еще раз придавил ее к куполу. Она закупорила отверстие, и тотчас же упала наземь. Я снова принял человеческий облик, и рухнул на одно колено в том же месте, где находился до превращения в ветер, лбом почти касаясь земли.
   Фэйр подбежал к Айседоре, а Найриэль опустилась рядом со мной на колени. Ее руки коснулись моего лица, и приподняли голову. Я взглянул на нее и прочел сострадание на лице. И понял все без слов.
   - Дар, как ты... - начал Фэйр, но оборвал себя на полуслове, взглянув на меня. - О боги, - прошептал он, - ты стал старше...
   Я не ответил ему, а обратился к эльфийке.
   - Найриэль, - мой голос изменился: стал ниже, появилась старческая хрипота, - копай к центру. Соединись с землей и копай.
   Она поняла, и через минуту вместо нее появился столп земли, который соединился с почвой планеты и начал увеличиваться, уплотняться, в то время как купол опускался все ниже и ниже. С каждой минутой становилось жарче, и купол начал подтаивать.
   - Айседора! - крикнул я. - Купол!..
   Она сконцентрировалась, и слилась с куполом. Теперь не лед, а сама Айседора защищала нас от власти Кроноса. А мы стояли вокруг отверстия в центре.
   Когда до сердца планеты оставалось метра два, я приказал Фэйру приготовиться, и едва огонь показался, Роб слился с ним воедино.
   - Поглощай! - крикнул я.
   Через некоторое время огонь в центре планеты погас, а Фэйр, постаревший и уставший, сидел рядом со мной.
   - Найриэль, Айседора, возвращайтесь, - сказал я.
   Девушки вернулись, и выглядели они не моложе нас с Робом Фэйром.
   - Что дальше? - спросил последний.
   Я пожал плечами.
   - Не знаю, Фэйр, не знаю...
   - Я больше не в силах держать купол, - произнесла Айседора.
   - Уничтожь его, - ответил я.
   Едва она это сделала, перед нашими глазами предстал портал, врата, за которыми открылся мой мир и та самая колонка, к которой я одним февральским вечером пошел набрать воды.
   - Нам туда? - спросил Фэйр. Я кивнул. - Тогда подъем, - произнес гигант, и сам, кряхтя, подал пример.
   Мы прошли через Врата и огляделись. Был тот же вечер и так же холодно, как в день моего перехода в мир Двух Королевств. Я взглянул вниз - мои ведра все так же стояли на снегу, одно полное, другое пустое. Подняв пустое ведро, я набрал его, взял второе в другую руку и пошел к своему дому. Мои друзья последовали за мной, хотя ничего толком не поняли.
   Мы взошли на крыльцо, Фэйр распахнул дверь, и я вошел. Поставил ведра на пол, разулся и прошел на кухню. Мама готовила ужин, и, оглянувшись на звук моих шагов, замерла. Перед ней стоял седой, как лунь, старик, с глазами ее сына, в которых застыли слезы.
   - Простите, - сказал я, кланяясь. - Ваш сын оставил ведра у колонки, и я решил занести. Я видел, как он выходил отсюда. Ведра там, у входа...
   Я развернулся, собираясь уйти, но она окликнула меня.
   - Вы может быть голодны? - сказала она. - Ужин почти готов...
   - Благодарю вас, - я вновь поклонился, - но мы еще в самом начале пути, а он неблизкий.
   - Тем более вам надо подкрепиться, - сказала она.
   - А она права, Дар, - вмешался Фэйр. - Я голоден, да и спутницы наши тоже, - он кивнул в их сторону.
   Мне осталось только согласиться. Мы сняли плащи, сложили оружие на пол прямо в кухне, и сели за стол. Мама напоила нас чаем, пока готовился ужин. Мы избегали разговоров о цели нашего путешествия, в основном слушая ее, рассказывавшую о своем сыне (т.е. обо мне), и отвечавшую на многочисленные вопросы моих спутников. Я говорил мало, понимая, что вижу мать в последний раз в жизни, а она этого так и не узнает.
   Мы поужинали впятером, продолжая разговаривать. Потом мама снова напоила нас чаем, и пошла провожать, поскольку мы встали и собрали свое оружие.
   - Благодарим вас, Галина, за прекрасный ужин и замечательные истории, - поклонился Роб Фэйр.
   - И за тот удивительный напиток, который вы чаем называете, - добавила с улыбкой Айседора. - Счастья вам.
   - И пусть Земля всегда щедро награждает вас за ваши труды, - пожелала Найриэль.
   - Прощайте, - проговорил я, когда друзья мои вышли.
   - Прощай, сынок, - ответила мама с грустью в глазах.
   Я взглянул на нее с удивлением: она узнала меня, несмотря на то, что я стал старше, гораздо старше.
   - Я всегда знала, что у тебя необычная судьба, - продолжала мама, - и я рада за тебя. Не важно, что мы больше не увидимся. Делай то, что должен, сын. Не думай обо мне, со мной все будет в порядке. Можешь быть в этом уверен. А теперь обними меня и иди к своим друзьям.
   Мы обнялись, поцеловались, и она отпустила меня.
   - Прекрасная женщина, - произнес Фэйр, когда я их догнал.
   Я кивнул.
   - Пойдем.
   - Куда? - спросила Айседора.
   - Не знаю, - ответил я, - но подальше отсюда. Как можно дальше...
   Они не могли понять, что я чувствую. А я не мог им это объяснить.
   Мы шли довольно долго, все время меняя направление. Я уходил от своего дома в город, в центральную его часть. Поскольку современных денег у нас не было, да и вид был странный, пришлось идти пешком, несмотря на мороз. По дороге мы размышляли - каждый о своем. Единственной общей мыслью был вопрос - почему именно сюда? Что здесь такого, что мы должны изменить?
   - Друзья! - вдруг воскликнула Найриэль.
   Мы остановились и обернулись к ней. К этому времени мы уже дошли до очередной автобусной остановки, и Найриэль кивнула на нее.
   - Присядем, - сказала она, - я должна вам кое-что сказать.
   Мы сели на скамейки и обратились в слух.
   - Я все время думала, - начала Найриэль, - зачем мы здесь? Что происходит с этим миром, и почему нас занесло именно сюда? И я забыла главное - слушать сердцем. Когда же вспомнила, почувствовала, как этот мир гибнет. Он погибает, и мы здесь для того, чтобы его спасти. Только как это сделать, я не знаю.
   - От чего он погибает, Найриэль? - спросил Фэйр.
   - Ото лжи, пороков, предательства, - ответил ему я. - И от многого другого. В людях победила темная часть их сущности. Почти во всех, - добавил я, помолчав.
   - Не кажется ли вам, друзья мои, - начала Айседора, - что спасти нам надо не мир этот, а тех в нем, в которых темной стороне сущности никогда не одержать верх?
   - Вполне возможно, - промолвила Найриэль. - Только как их найти, и что с ними делать?
   - Соединить Камни и перенести в мир Двух Королевств, - вдруг и как бы между прочим сказал нам великан.
   - Ладно, пусть так, - начал я. - Но как их найти? И потом, сколько лет на это потребуется? И как мы определим, что эти люди уже на темной стороне, а эти не пойдут туда ни за какие коврижки?
   - У тебя Сапфир, разорви меня волк, - прорычал Фэйр. - Этот Камень способен указать на того, чье сердце полно добра, а помыслы чисты. Изумруд, кстати, обладает аналогичными свойствами.
   - А Алмаз? - спросила Найриэль.
   - И Рубин? - подхватила Айседора.
   - Рубин создан для уничтожения. Он - самый мощный Камень, но им также и сложнее управлять. Это Камень Разрушения. Алмаз создан для равновесия. Лед, соединяясь с огнем, образует воду, которая гасит этот огонь. Победить Рубин в случае необходимости возможно только Алмазом.
   Мы слушали молча и внимательно, словно школьники своего учителя. Фэйр говорил уверенно, ни на секунду не останавливаясь в поисках слов, словно они сами шли из глубин его существа.
   - По сути, - продолжал Повелитель Огня, - Алмаз и Рубин есть Камни Войны, Сапфир и Изумруд - Камни Мира. Первые несут раздор и гибель, вторые - порядок и созидание. Разрушить мир можно благодаря изначальной энергии Камней Разрушения, которая уравновешивается энергией Камней Созидания, благодаря чему все не летит в тартарары. Ничто не исчезает бесследно. Если бы можно было уничтожать миры посредством лишь Рубина и Алмаза, это привело бы к цепной реакции, которая уничтожила бы все существующие миры.
   Фэйр замолк. Наконец, его тирада окончилась. Но молчания никто не нарушил - все размышляли. Оказывается, мы знаем еще далеко не все Тайны, что скрывают Камни Мироздания. Непонятно только, откуда все это известно Робу. Но для ответа на этот вопрос времени не было. У нас вообще не было ни на что времени.
   - Ладно, пора действовать, - заявил Фэйр, и мы встали со скамей.
  -- Глава 10. В конце пути
   Прошло тринадцать месяцев. За это время мы нашли и отправили в Мир Двух Королевств всех, кто был того достоин. Для этого нам часто приходилось разделяться, ведь времени оставалось с каждым днем все меньше и меньше, и мы попросту могли не успеть найти всех достойных. Таковых же оказалось не слишком много - всего 600 тысяч. Это составляет 0,01% от всего населения Земли. Ну и разношерстную толпу мы набрали! Китайцы, японцы, корейцы, арабы, евреи, таджики, русские, армяне, англичане, ирландцы... Да разве всех перечислишь? 600 000 человек, в число коих вошло множество наций и народностей, и все три мировые расы. Представляю, каково им было, когда все они столкнулись в Долине Соруса - разные, не понимающие друг друга, в ужасе от только что совершенного путешествия. Как они поладят между собой, да и поладят ли? Что, если, вернувшись, мы застанем там битву, или, хуже того, 600 000 трупов? Но верить в это не хотелось.
   За эти 13 месяцев мы постарели на 13 лет. Теперь на вид нам было под 80. Старики и старухи, четверо Воинов Мироздания, бывшие когда-то красивыми и сильными, а самое главное - молодыми. И от нас, как и прежде, зависела Судьба Мироздания. Эту непосильную ношу вынести мы были обязаны. И мы вынесли...
   Дав себе 2 месяца отдыха - всего лишь 2 месяца, ибо время неумолимо, и мы могли умереть от старости - мы вознеслись в небеса и, как когда-то в Столарде, соединили Камни в лучах заходящего солнца. В последний раз я окинул взглядом этот мир, мой мир. Больше его не будет.
   - В путь! - воскликнули мы хором, и провалились в пустоту.
   Нас окружила Тьма. Та самая, из которой когда-то родился Свет. Мы находились в пустоте между мирами. И мы умирали. Каждый чувствовал это, хотя никто не испытывал ни боли, ни слабости. Мы соединялись с этой Пустотой, превращались в Ничто, нас окружавшее. Но разве могли мы смириться с этим? Ни за что.
   Мы не могли говорить, не видели друг друга, но, тем не менее, слышали мысли, роящиеся в голове у каждого. "Древо Жизни", - мелькнуло в голове Фэйра. "Да", - прозвучал ответ Найриэль. Что она сделала, мы не поняли. Думаю, и сама она тоже ничего не поняла. Но результат этот непонятого нами действия Дочери Земли нас удовлетворил - мы оказались в Мире Двух Королевств, всего в двух милях от столицы Столарда.
   - Все целы? - спросил Фэйр.
   В ответ мы просто подошли к нему.
   - Тогда пойдемте, - заключил великан. - Я ужасно проголодался, а нам еще далеко идти.
   Эти слова не могли не вызвать улыбок на наших губах. Все по-старому, словно не было всего прожитого и перенесенного.
   Мы спустились с холма в Долину Соруса, где нашим взорам предстала удивительная картина: люди, спасенные нами, каким-то образом нашли общий язык, и уже по всей Долине горели костры, вокруг которых собралась самая разношерстная компания, какую себе можно представить. Подумать только - евреи сидели рядом с арабами, ирландцы - с англичанами, русские - с чеченцами, армяне - с азербайджанцами, и так далее. Все они мирно беседовали, словно никогда не воевали между собой.
   В эту минуту мне показалось - сначала только показалось - как знакомый голос звал меня по имени. Но этот голос не говорил "Дар", или "Ветер", или "Дар Ветер", или же "Лорд Дар". Нет, этот голос звал меня именем, которое мог знать лишь один человек на свете - моя мать. Я начал оглядываться, ища ее. Наконец, нашел - она шла, нет, бежала к нам. Я бросился ей навстречу, подхватил на руки и закружился, счастливо восклицая: "Мама! Любимая моя мамочка!". Со стороны это, наверно, выглядело нелепо - седовласый старик кружится, держа на руках женщину, которая годится ему в дочери, и называет ее матерью. Возможно, так оно и было. Только я плевать на это хотел...
   Когда я, наконец, перестал кружиться, к нам, улыбаясь, подошли мои друзья. Как-то странно светились изумрудные глаза прекрасной - невзирая на старческие морщины ее лица - Найриэль.
   - Ты, - прошептал я, глядя на эльфийку с благодарностью, которую словами передать не мог.
   Она лишь улыбнулась, утвердительно наклонив голову.
   Я привлек ее к себе и нежно поцеловал.
   Но нужно было позаботиться об остальных. Я велел им оставаться на месте, пообещав, что скоро за ними придут, а сам вместе с друзьями и мамой отправился в столицу королевства.
   Шли мы долго, останавливаясь, когда был нужен отдых моей матери. Две мили мы покрыли только за ночь, в столицу вошли спокойно, ибо никто не узнал в четверых стариках четырех Воинов Мироздания, запомнившихся всем молодыми. И лишь перед входом во дворец нас ожидали члены Парламента во главе со стариком Елисеем. Он молча поклонился мне, вслед за ним и министры. Никто не произнес ни слова. У меня возникло ощущение, что произошло нечто ужасное, и я стремглав вбежал внутрь и поднялся к жене. В ее комнате была лишь кормилица с ребенком, которая как раз в эту минуту приложила его к груди.
   - Где? - хрипло спросил я.
   - В тронном зале, - испуганно пролепетала кормилица.
   Я помчался в тронный зал. Там было пусто, лишь в центре, на столе, лежал гроб, а в том гробу спала вечным сном Леди Хелена, королева Столарда и моя жена. Из груди моей раздался тихий стон, перешедший в рев раненого зверя, который наполнил все углы королевского дворца.
   В зал сбежались все - придворные, слуги, стража, мои друзья. Я метался, как лев в клетке, постоянно натыкаясь на гроб. И вдруг меня кто-то ударил. Вернее, я на кого-то налетел и тотчас же упал. Этим кем-то оказался Роб Фэйр. Он схватил меня за пояс и, взвалив на плечо, вынес из зала и донес таким образом до моих покоев. Там он швырнул меня на пол со словами "Хорош орать, Дар. У тебя родился сын, наследник. Так что жизнь еще не окончилась".
   - Он убил ее! Она умерла, родив его на свет! - кричал я, совершенно обезумев от горя. - Я ненавижу его! Он убил мою любимую! Я пр...
   В тот момент, когда проклятье готово было сорваться с моих уст, Фэйр нанес мне столь сильный удар, коих я за всю свою жизнь ни разу не получал. Я отлетел к противоположной стене, как котенок. Ярость захлестнула меня, ослепив одновременно. Я напал на Фэйра, пытаясь отдубасить его кулаками. Но разве его можно отдубасить? Он был несокрушим, как скала, а мои удары были ему все равно что комариные укусы.
   Иногда ему надоедало терпеть мои легкие удары, и он либо сильно толкал меня, либо легонько ударял. В обоих случаях я врезался в стену и, еще больше зверея, нападал вновь. А Фэйр еще и подзадоривал меня, если я вдруг ослабевал и останавливался. Он изводил меня своими издевками, заставляя тем самым нападать вновь и вновь. Наконец, силы мои иссякли, и я рухнул на пол у ног Повелителя Огня. И тут вернулись чувства, и я зарыдал. Зарыдал так, как не рыдал уже многие годы. Фэйр сел рядом со мной и по-отечески обнял. Он что-то говорил, но я не помню, что именно. Помню только свои слова: "Я не смогу без нее. Она - все для меня. Я не смогу без нее...". Он говорил что-то ободряющее и гладил меня по голове.
   К вечеру я успокоился, хотя и стал только тенью самого себя. Вернувшись в тронный зал, я приказал вывезти тело из города в Долину Теней. Фэйр напомнил мне о спасенных людях, и я направил к ним плотников, строителей, лесорубов и других рабочих. В скором времени в Долине Соруса появился город, который получил название Сэйвтауна - Города Спасенных. Его населяли только выходцы из моего мира. Со временем они перемешались, и из сотен народов появился один. Но всему этому еще предстояло произойти, а пока меня волновала только Хелена.
   Траурный кортеж двинулся в Долину Теней. Справа и слева от повозки, на которой находился гроб с телом моей жены, шли пешие воины без шлемов. Впереди ехал один-единственный всадник, везший синий штандарт Столарда с изображением седого старца, символизирующего ветер. Волосы старца не просто развевались на ветру - они сами были ветром, а в лице его отражалась сила этой стихии.
   Следом за повозкой шли мы: я, Фэйр, Айседора, Найриэль, Елисей, члены Парламента и уважаемые люди столицы. Замыкали шествие жители столицы и окрестностей.
   В Долину мы пришли на закате третьего дня. Решено было предать огню ее тело утром, в лучах восходящего солнца. А пока я велел очистить от растений мраморный обелиск павшим в Последней Битве, что и было сделано незамедлительно. Утром я сам разжег погребальный костер, который поглотил тело моей прекрасной жены. Когда костер догорел и мрамор остыл, резчики выдолбили на нем надпись чуть пониже предыдущей: "Здесь также находится прах королевы Столарда и Азерхата, Леди Хелены. Да упокоится она с миром!". Урну, в которую я велел собрать прах Хелены, поместили в нишу, также выдолбленную в мраморе, которую тотчас же закрыли другим куском так, что даже лезвие ножа просунуть было невозможно.
   Фэйр дважды обошел обелиски, прочел надпись, посвященную его воинам, о чем-то задумался. Повелитель Огня отметил про себя, что победители оказались людьми с высокой моралью и честью. "Какая разница, у кого из нас Сапфир, если мы все равно вместе?" - подумал Фэйр.
   После этого он последовал за остальными, уже повернувшими обратно.
   Вернувшись, я свалился в постель и проспал сном мертвого полторы суток. Потом мы помянули королеву за траурным столом, нажрались и напились, как свиньи, после чего я отсыпался трое суток, храпя в унисон с остальными жителями дворца.
   Наконец, в воскресенье утром я решил пойти взглянуть на своего ребенка. Это был мальчик с холодными голубыми глазами, унаследованными от матери, с то лишь разницей, что его глаза были похожи на кусочки льда. Увидев его, я понял, кем ему предстоит стать. Пока я думал обо всем, что ему предстояло совершить, ко мне подошел старик Елисей.
   - Дар, - сказал он, - выйди на балкон. Народ хочет видеть своего принца. Кстати, - добавил он, - имя ему еще не дали. Оставили на твое усмотрение.
   Я взял малыша на руки. Он смотрел на меня своими взрослыми глазами, словно пытался что-то сказать. И тут я услышал в голове чей-то голос: "Виндхарт имя ему". Это был мой голос, такой, каким он был в начале пути - голос молодого Дара Ветра.
   Хлопнула дверь - в комнату вошли мои друзья. Взгляды наши поочередно встретились - они пришли поддержать меня. Собравшись с духом, я вышел на балкон, неся на руках своего сына.
   Толпа внизу всколыхнулась и разразилась восторженными криками. Вслед за мной и друзья мои вышли на балкон. Гигант Роб Фэйр вскинул вверх руку и, как по мановению волшебной палочки, все внизу замолчали. Наступила такая тишина, что слышно было ровное дыхание малыша. Я поднял его вверх, держа лицом к людям, и громогласно объявил:
   - Это сын мой возлюбленный и наследник короны! Виндхарт имя ему!
   Едва я замолк, как снизу раздались крики ликования. И даже не крики - один могучий крик, словно толпа была одним существом, а не состояла из нескольких тысяч человек. Весть об этом разнеслась молниеносно, и уже назавтра все королевство знало, что я сказал.
   Шли годы. Виндхарт рос и набирался сил и ума. Его учителями стали мы вчетвером и моя мама. Сначала мальчик очень удивлялся присутствию четырех стариков, один из которых был его отцом. Он не мог понять, где его мама, почему отец его так стар. Но, взрослея, он начал постепенно понимать все.
   Каждый из нас взялся обучить его тому, что умел лучше остальных. Найриэль сделала из него прекрасного стрелка, настоящего охотника, способного ориентироваться где угодно и в любых условиях. Она обучила его языку животных и птиц, научила слушать голоса деревьев и общаться с ними. Благодаря Найриэль Виндхарт стал частью леса, а лес - частью его. Он уже никогда не убьет ради забавы, а лишь для пропитания.
   Роб Фэйр научил его всем хитростям, которые сам применял в битве. Сражаясь с Виндхартом на мечах, он обучил его всем ловушкам, которые можно подстроить противнику, и всем уловкам, которые могут помочь победить. Он ежедневно бегал с мальчиком, учил его той странной борьбе, которую знал сам. К шестнадцати годам Виндхарт одним ударом валил разъяренного быка, и в то же время был строен, как тополь, и милосерден, как сама Дева Мария. А уж грации его могли позавидовать многие барышни...
   Айседора поделилась с ним своими знаниями, научила ледяному спокойствию в самых невероятных ситуациях. Виндхарт приобрел привычку смотреть собеседнику в глаза таким взглядом, что внутри у того все леденело, и он уже не был способен солгать.
   Я научил его понимать ветер, ибо имя ему было - Сердце Ветра. Я показал ему, как найти ветер в казалось бы безветренном пространстве, в запертой комнате без окон и дверей так, что изнутри ты оказываешься заключенным в четырех абсолютно одинаковых стенах. Я научил его концентрации и спокойствию в ситуациях, когда психика готова вот-вот сдать.
   Моя мама научила его самому главному - идти к людям с открытым сердцем, любить их, прощать их ошибки. Он понял значение слов "дружба", "верность", "справедливость", "милосердие". Он научился выбирать себе друзей по зову сердца, а не по внешним показателям.
   Уча его, мы вчетвером заметили одно странное обстоятельство: наша сила постепенно переходила к нему вместе с нашими знаниями. Объяснить это никто не мог, даже Елисей.
   Параллельно с обучением Виндхарта мы занимались и его молочным братом, который с моего позволения носил имя Бэархарт. Он был старше Виндхарта на несколько дней, почти не уступал ему в силе и ловкости, также легко обучался и был не менее сообразительным и умным. Их отличало только одно - внешность. Бэархарт был чуть ниже, коренастый и крепкий, с каштановыми волосами и кареглазый. Тренируясь, он обрастал мышцами, и к шестнадцати годам стал настоящим атлетом. Я подумал, что неплохо было бы, если бы Виндхарт, уходя в свой путь, оставил Столард на него - мальчик вполне мог быть королем, и он был достоин этого. Но это уже решать Виндхарту, а не мне.
   Когда Виндхарту было одиннадцать, старик Елисей отошел в мир иной. В день пятнадцатилетия моего сына родился и умер ребенок Фэйра и Айседоры, а вслед за ним и сама владелица Алмаза испустила дух. Ее постаревший организм не выдержал это испытание, и оно стало для нее последним. Мы были рядом с ней до конца. По ее просьбе тело ее опустили на дно Океана, привязав к нему камни.
   Через полгода ушла Найриэль. Столкновение с Кроносом лишило эльфийку дара бессмертия, а испытания, перенесенные за эти годы, сумели подломить ее. Мы с Фэйром были рядом с Найриэль в последние минуты ее жизни, и когда она попросила его уйти, он не возражал.
   Мы долго молчали, пока, наконец, она не решилась начать разговор, от которого мы оба бежали все эти годы.
   - Твоя любовь к Хелене оказалась сильнее любви ко мне, Дар Ветер, - произнесла Найриэль. - Но я не виню тебя за это. Спасибо тебе за то, что просто был рядом. Время, проведенное с тобой, было лучшим временем в моей жизни. Я любила тебя с первой встречи, Дар, и люблю до сих пор. А сейчас, когда я ухожу навеки, исполни мою просьбу - признай свою любовь ко мне.
   Она замолчала и перевела дыхание. Я понимал, что ей осталось жить всего несколько минут, и склонился над нею.
   - Ты права, Найриэль, - сказал я, - я ведь и вправду люблю тебя. Прости за то, что молчал столько лет.
   Она притянула меня к себе, и мы поцеловались. Это был долгий поцелуй, долгий, как сама жизнь. Через жизнь ее не стало.
   Оружие эльфийки осталось в наследство Виндхарту, а хоронили ее на поляне в лесу, найденной моим сыном по ее просьбе несколько дней назад. Лес, столь любимый ею при жизни, принял ее и после смерти.
   Шли месяцы. Виндхарту исполнилось шестнадцать, и он уже созрел для всего, что ему предстояло выполнить. Пора было уходить, но не хотелось умирать в постели. И вот, однажды вечером, словно угадав мои мысли, пришел ко мне Роб Фэйр, Повелитель Огня.
   - Здравствуй, Дар, - молвил он.
   - Здравствуй, Роб, - отвечал я. - Присаживайся, говори.
   Гигант рухнул в кресло.
   - Дар, - начал он, - ты уже записал все свои подвиги в свою биографию? - Я кивнул, и он продолжал. - Мы постарели, Дар Ветер, и вот-вот отойдем в иные миры. Впрочем, в некоторых из них мы уже были, и бояться нам нечего. Но здесь у нас осталось одно неоконченное дело, - он замолчал, давая мне возможность вспомнить то, о чем он говорил. - Помнишь, - вновь заговорил Роб, - как в день той нашей битвы, когда погиб Лорд Харт, ты дал обет отомстить? С тех пор ты даже не носишь кольчуги, и лишь синяя рубашка закрывает твое тело... - Я вновь кивнул, понимая, куда он клонит. - Ты еще не сдержал этот обет, - проговорил Фэйр.
   Наши взгляды встретились. Да, он прав. Это ли не лучший выход? Мы улыбнулись друг другу, встали и обнялись. Выбор сделан, решение принято.
  
   Светило теплое майское солнце, когда два всадника выехали из ворот города и направились в Долину Теней. Они проехали мимо Сэйвтауна не останавливаясь, лишь только бросили на город последний взгляд. Потом пришпорили лошадей и помчались вперед.
  
   - Вы не видели моего отца? - вопрошал Виндхарт у каждого встречного. Но никто не мог ему ответить. Наконец, один из стражников сказал, что утром король и лорд Фэйр проехали мимо него. Куда они направлялись, он не знал. Да, они были вооружены. Виндхарт вскочил в седло и погнал коня в Долину Теней. Уж он-то знал, что задумали эти старики.
  
   Мы спешились неподалеку от мраморных обелисков и вынули мечи из ножен. Плащи сбросили на землю, оставшись в штанах и рубахах. Фэйр, как всегда, был в красном, я же - в синем.
   - Что ж, - молвил он, - потанцуем, Ветер.
   - Потанцуем, - ответил я, и мы сошлись.
   Мы бились так, словно стоим между двух армий, и от победы зависит, кто нападет, а кто будет обороняться. Постепенно, очень медленно, мы стали слабеть. И тут вдалеке показался Виндхарт. Он мчался к нам с явным намерением вмешаться.
   - Сейчас или никогда, Ветер, - прорычал Фэйр.
   Я кивнул. Мы одновременно пронзили клинками друг друга. Я почувствовал сильную боль и услышал крик Виндхарта. Роб улыбнулся, глядя мне прямо в глаза.
   - Вместе до конца, брат, - прохрипел он, захлебываясь собственной кровью.
   - До конца... - произнес я из последних сил.
   Мы рухнули наземь одновременно.
  -- Эпилог. Сын Ветра
   На мраморе обелиска вновь пылал костер. Он уносил тела двух врагов, ставших друзьями, которых так и не удалось разъединить после их самоубийственной схватки, произошедшей накануне. В глазах стоявшего поодаль принца застыли слезы - он потерял всех, кого любил. Всех, кроме матери своего отца, которая тоже скоро умрет. И тогда он останется один, совсем один.
   Коронация произошла через месяц, ибо жизнь продолжалась, а государство без управления долго не протянет. Виндхарт вступил в права короля, но печаль его все не уходила. Наконец, однажды он решил прочесть книгу отца с простым названием "Дар". Там он нашел то, что отец никогда не говорил ему. Вот что это было: "Обучение Виндхарта почти закончилось. Скоро мы сможем уйти. Странно все-таки, как он может соединить в себе все стихии. Но так случилось, и ничего не поделаешь. Камни и оружие оставляем ему. Связка такова: левая рука - Сапфир и Изумруд, ибо это есть Рука Созидающая, правая рука - Рубин и Алмаз, ибо это есть Рука Разрушающая. Уничтожая мир, мы совершили ошибку, устранить которую можно только в Центре Мироздания. Добираться туда придется через другие миры, ведь врата мы закрыли уже давно. Чтобы восстановить нарушившееся равновесие в Центре Мироздания, Виндхарту нужно разбудить свой дар. Есть одна возможность - не знаю, насколько она реальная: в Мире Золотой Реки есть Ступени Богов. Это озера, магическим образом висящие в небесах. По легенде тот, кто поднимется по ним, обретет невероятную власть. Но он должен быть готов к этой власти. Думаю, Виндхарт сможет подняться по Ступеням Богов, и это затормозит гибель миров. Остановить ее можно лишь восстановив равновесие в Центре Мироздания. Но как это сделать, тоже придется решать ему. Надеюсь, Виндхарт воспользуется этой возможностью, иначе все, что мы прошли, бессмысленно, и Вселенная неминуемо погибнет".
   - Что ж, - прошептал Виндхарт. - Время пришло...

15.02.2003--04.09.2004


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"