Гриненко Надежда Степановна: другие произведения.

Зимние похождения Васи Хрямзика

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    приключения домашнего кота, вырвавшегося на свободу из квартиры. Писалось для любимого племянника, когда ему было 5 лет.


ЗИМНИЕ ПОХОЖДЕНИЯ ВАСИ ХРЯМЗИКА.

Глава 1. Побег.

  
   Жил был Вася Хрямзик. Он был очень послушный, умный, ласковый и добродушный кот полосатой масти. Он очень аккуратно умывался несколько раз в день, очень точно ставил метки по всем углам, очень прилежно ел и очень тихо и скромно спал на любимом диване. Жизнь его была безоблачна и даже местами скучна. В минуты тоски и непреодолимой скуки Вася любил пошалить и мотался по квартире как боевая машина пехоты, царапал мебель, как заправский трактор с плугом, и грыз бумажки, как лучший в мире уничтожитель мусора.
   Это были радостные минуты, когда хозяева спали или их вообще не было в квартире. Можно было беспрепятственно болтаться на любимой хозяйской шторе или вылизывать из хозяйской тарелки недоеденную сметану и не быть при этом застигнутым врасплох.
   Но самым любимым занятием Васи Хрямзика было сидение на открытой форточке окна и наблюдение за движением мелких точек внизу. Васю очень интересовали эти точки: они были разные по форме и величине, в их движениях улавливалась какая-то система - одни двигались вправо, другие - влево. Еще были маленькие точки, двигающиеся хаотично. От всего этого движения шел жуткий шум, раздражавший Васины нежные уши и в то же время волновавший его воображение. Васю тянуло туда, вниз, где были эти загадочные точки.
   Хозяин с хозяйкой жутко ругали Васю за эти посиделки на форточке, они делали круглые глаза и повышали голос, в котором звучали нотки беспокойства. Вася был очень воспитанным и послушным и выполнял их просьбы, особенно ему было жалко смотреть на хозяйку, которая почти теряла сознание, увидев Хрямзика на его любимом месте.
   Но эти радостные минуты были очень редки - форточка предусмотрительно закрывалась.
   Вася скучал, сидя на подоконнике. Он был сравнительно молод - ему было всего одиннадцать с половиной месяцев, если считать по месяцам, но по кошачьим меркам почти взрослым. Совершеннолетие Васино наступало через две недели. Он ждал этого момента, мечтал об этом мгновении, но не знал как это - стать совершеннолетним. Он чувствовал, что это должно быть грандиозно и должно запомниться на всю жизнь и что все это должно произойти там, внизу, среди движущихся загадочных точек.
   Однажды, когда хозяева исчезли за железной дверью с блестящими ручками, Вася, как обычно, забрался на подоконник, чтобы наблюдать за облаками. Солнышко пригревало его пушистую шерстку, что делало подоконник особенно приятным и уютным.
   - Кажется, тут уже есть, - неожиданно услышал Вася в голове чей-то голос.
   - Да, здесь нам делать нечего, - подтвердил кто-то второй.
   - Может, спросим у него, не нужен ли кто-нибудь еще? - спросил у второго первый.
   - Спроси, - посоветовал второй.
   - Эй, там, за дверью! Подойди-ка сюда, поговорим, - потребовал первый.
   Вася не верил своим ушам. Неужели на свете есть еще кто-то, умеющий так разговаривать? Сколько раз он рассказывал хозяевам всякие истории вот таким же способом, но его явно не понимали.
   - Кто там? - спросил он так же мысленно тех, кто был за дверью.
   - Филимон и Боцман, - сказал второй голос. - А ты кто?
   - Я - Вася Хрямзик.
   - Что еще за Хрямзик? - засмеялся второй голос.
   - Не знаю, так меня называют мои хозяева.
   - А у нас нет хозяев, - гордо проговорил первый голос. - Нам они не нужны. Мы сами добываем себе еду, охотимся, спим в подвале, зимой - на трубе отопления.
   - Это, наверное, очень неудобно, - посочувствовал Вася.
   - Что ты! Это вечная борьба! Мы всегда в спортивной форме. У нас нет врагов, мы держим в страхе всю улицу! - торжественно сказал второй голос.
   - Это очень романтично, - почему-то сказал Вася, удивившись своим словам.
   - Может быть, - печально вздохнул второй голос. - Мы пошли. А ты выходи на улицу и все сам увидишь!
   - А чего приходили-то? - спросил Вася.
   - Да хозяев искали, - ответил второй голос.
   Наступила тишина.
   Значит там, за дверью, подумал Хрямзик, продолжается мир. Значит, он не ограничен только этой квартирой, где все ему знакомо. Значит, существуют такие же, как он, мохнатые и хвостатые. Значит там, внизу, где движутся точки - улица, и какие-то из этих точек - это Боцман и Филимон.
   Васька затосковал. Мечты о свободе захлестнули его, и в голове стал назревать план побега.
   К вечеру, когда пришли хозяева, Васька увидел за железной дверью с блестящими ручками какое-то пространство и почувствовал запах чужаков - запах Боцмана и Филимона. Значит это реальность! План побега был полностью сформирован. Когда вечером хозяин понесет ведро с мусором за железную дверь, он вышмыгнет следом за ним.
   Когда минуты приближали Васю к этому грандиозному событию, Хрямзик начал готовиться: наелся до отвала, напился, поспал на коленях у хозяйки, потерся об ее ноги, побродил по квартире, прощально расставил метки по всем закоулкам и расположился на шкафом в прихожей.
   Хозяин не заставил себя ждать: вот он надевает на ноги удобные мягкие ботинки, набрасывает на плечи старую куртку, берет в руки ведро с мусором и ступает в сторону двери с блестящими ручками...
   Вася приготовился к броску, ничто не могло помешать ему. Дверь открылась, и Хрямзик стремглав бросился прочь из квартиры, сметая все на своем пути, чуть не сбив с ног хозяина.
   - Вася, Вася, ты куда?! - закричал хозяин, но Хрямзик его уже не слышал. Он мчался по этой неудобной дороге, ведущей вниз. Туда, где были Боцман и Филимон, где пахло свободой.
   За дверью был другой мир, наполненный букетом новых запахов, другой свет падал на стены. Вася был счастлив, он ничего не замечал, его тянуло вниз, и он мчался по ступенькам, как боевая машина пехоты, как мощный трактор без плуга, как самый быстрый в мире уничтожитель мусора.
   Его вели вниз метки его новых знакомых, запах улицы и шум, который он слушал, сидя на форточке. Когда закончился этот неудобный спуск, Вася оказался на улице. Там было очень много всего, все это двигалось, там не было потолка и стен, там был простор, там было все по-другому. Вася даже испугался всем этим переменам и своей храбрости. Он застыл на пороге дома. Сколько он там просидел, принюхиваясь, прислушиваясь и осматриваясь, никто не знает. Из этого состояния его вывел дождь. Он просто пошел из темной тучки, висящей над домом. Такой мелкий и холодный, мокрый и неудобный. Вася Хрямзик встрепенулся и помчался прочь от дома и подъезда, нашел какую-то щель и нырнул в нее.
  
  

Глава 2. Улица.

   На мгновенье Вася ослеп, попав в кромешную темноту. Мурашки, крупные и наглые, пробежались по его телу. Он сжался. Нет, Хрямзик вовсе не боялся темноты. Он боялся быть застигнутым врасплох. Глаза потихоньку привыкали, и Васино воображение рисовало в углах помещения, в которое он попал, замысловатые чудовища. Вася тряхнул головой, отгоняя от себя призраков.
   Он был в комнате, темной и непривычной, от нее веяло чем-то неприятным, какой-то затхлостью и сыростью. Везде проходили какие-то трубы, валялся разный мусор. Васю это не испугало, и он смело ступил вперед.
   Спустя некоторое время после начала исследования странного помещения Вася ясно ощутил запахи, которые он улови тогда под дверью - запахи Боцмана и Филимона! Васе стало дурно от счастья, что он сейчас сможет увидеть своих новых знакомых! Скорее вперед! Хрямзик помчался, следуя невидимым меткам. В одном из помещений запах усилился, Вася пошел медленнее. Перед его глазами предстало что-то напоминающее нору, сделанную из тряпок и бумаги, внутри сооружения виднелась шерсть, которая оставалась везде во время линьки, а запах! - он был сногсшибательным!
   Хрямзик присел рядом с замысловатым сооружением и стал ждать Боцмана и Филимона.
   Когда Вася открыл глаза, за окошком над норкой его новых друзей было темно, где-то рядом слышалась человеческая речь. Филимона и Боцмана не было. Скудная, как оказалось на поверку, Васина шерсть совсем не грела, сказывалось отсутствие подшерстка, ненужного, когда живешь в теплой квартире и всегда есть возможность погреться под одеялом у хозяина, но необходимого, когда попадаешь на улицу. Васе стало себя немного жаль, он плотнее свернулся калачиком, и его взгляд скользнул теплому вигваму его приятелей. "Почему бы и нет?" - спросил себя Вася и шмыгнул внутрь непонятного, но явно теплого, сооружения. Сон не заставил себя ждать. Снились хозяева, игры с бумажками, привязанными ниткой к палке, снилась печенка, пахнущая и истекающая кровью.
   - Это еще кто! - разбудил Васю жуткий злобный голос. - Вытаскивай его оттуда!
   Чьи-то зубы больно впились Васе в загривок, и кто-то выволок его из убежища. Перед Хрямзиком стояли два жутких страшилища, обросшие грязной свалявшейся шерстью - один был рыжий, у него отсутствовала половинка правого уха, на морде пестрели шрамы от былых сражений и несколько свежих кровоподтеков; второй был непонятного цвета, возможно, он родился серым, сейчас это было трудно выяснить, так как он был испачкан чем-то дурно пахнущим и не отмывающимся, шрамы тоже были частью запоминающейся внешности, и к тому же он все время поджимал левую лапу, боясь на нее опереться. От обеих воняло какой-то гадостью: так пахло мусорное ведро, когда хозяин ленился его вынести некоторое время. Вид у этих субъектов был устрашающий, глаза смотрели на Васю злобно и колко, а тихое, но настойчивое урчание было подтверждением того, что это не снится.
   Вася растерялся, почувствовав к себе такое неприятие. С ним за его короткую и тихую жизнь такое случалось лишь однажды, когда в гости к хозяевам пришли друзья и притащили с собой этого невоспитанного и агрессивного субъекта, который без разрешения доел Васин ужин, а когда Хрямзик возмутился, загнал его на шкаф. Но эти двое не были похожи на того незваного гостя, скорее они напоминали плохие карикатуры его отражения в зеркале, с которым Васе приходилось пару раз встречаться.
   - Я - Вася Хрямзик, - промямлил Вася, пытаясь прервать затянувшуюся паузу.
   - А, это ты! - воскликнул рыжий и в его глазах красный злобный блеск сменился зеленым. - Чистенький, ухоженный. Сбежал, значит. Посмотрим, как ты будешь выглядеть через месяц.
   - Кто вы? - осмелел Вася, уже догадываясь, что перед ним его задверные знакомые. Так и оказалось: рыжий кот был Филимоном, второй - Боцманом, хотя скорее он напоминал трубочиста. Они оказались неплохими ребятами, но все время что-то недоговаривали. По просьбе Васи они немного порассказывали об улице, истории эти ему понравились, потому что они напоминали Хрямзику его сны, полные приключений и опасностей. Беседа новых приятелей затянулась надолго, вскоре они попрощались и полезли в нору спать, но Васю с собой не позвали, а ему этого и не нужно было: он снова и снова переживал рассказанные Филимоном и Боцманом истории, но главным героем был уже он, Вася Хрямзик, кот полосатой масти.
   Утро наступило неожиданно, разбудив Васю своей прохладой и необычайным шумом. Боцман и Филимон дрыхли, не замечая этих неприятностей. А еще Хрямзику жутко хотелось есть: он понял, что наедание впрок - идея плохая, через время есть все равно хочется. Крупные мурашки, если можно так назвать чудовищ, поселившихся у Васи под кожей от холода, бегали туда-сюда. Хотелось пить. Вася не решался отойти от своих новых знакомых, боясь потеряться и, честно говоря, его пугал новый мир, полный неизвестностей.
   В норе зашевелились, из кучи тряпья на поверхность появился Филимон, а затем Боцман. Они поприветствовали замерзшего Хрямзика, глядя на него с какой-то ехидцей.
   - Небось, проголодался? - спросил Васю Филимон, потягиваясь после сна. - Угощаем! Пойдем, пока не приехала мусоровозка и не лишила нас завтрака.
   Вас обрадовался и поспешил за приятелями. Через окно над вигвамом троица попала на улицу. Вася зажмурился от неожиданности - все это было ему еще непривычно, но призыв Боцмана вывел его из транса. Приятеля быстро пересекли территорию двора, пролезли под забором и оказались у каких-то ящиков. Боцман и Филимон, не раздумывая, попрыгали внутрь этих самых ящиков, а Вася заколебался: оттуда несло ТЕМ САМЫМ ЗАПАХОМ, которым пахло мусорное ведро, когда хозяин не выносил его некоторое время по каким-нибудь причинам. Сомнения Хрямзика развеял Филимон, высунувшийся из ящика с рыбьей головой в зубах и абсолютно счастливым выражением на морде. Вася смело шагнул навстречу неприятностям и подумал, что за последнее время уж очень много подвигов. Внутри ящика оказалось тоже самое, что издавало этот запах в мусорном ведре - мусор. Васю передернуло. Но голод был сильнее и хотя ассортимент был небольшим, Вася скоро обнаружил пластиковую банку с остатками паштета и точно такую же рыбью голову, как нашел Филимон. Но радость сытного завтрака была недолгой - Филимон и Боцман насторожились, почуяв что-то неладное. Хрямзик тоже ощутил что-то неприятное, но он не мог понять что: это чувство ему уже было знакомо.
   - Уходим! - выпалил Филимон, оставляя недоеденной очередную голову. Приятели бросились врассыпную. Вася последовал следом, он выскочил из мусорного контейнера и лицом к лицу столкнулся с зубастым чудовищем. Чудовище было вдвое больше Хрямзика, его шерсть свисала клочьями, местами она и вовсе отсутствовала, а из-за желтых оскаленных зубов шел неимоверный смрад. Васю чуть не стошнило от этого запаха и самого вида соперника.
   - Беги! - раздался откуда-то издалека голос Боцмана и Вася побежал. Сзади не отставал преследователь, дыша Васе в спину своим тяжелым духом, но кроме них бежал еще кто-то, издавая громкие, режущие, отрывистые звуки, которые пугали Хрямзика и заставляли бежать еще быстрее. Вася оглянулся и увидел на спиной свору чудищ разного размера, превышавшего тем не менее Васин в несколько раз. Немного правее невдалеке Хрямзик увидел дерево, которое могло бы помочь в данной ситуации. Вася повернул и помчался что было сил от преследователей. Цель была достигнута, собаки (а это были именно они, как потом оказалось), полаяв, удалились в сторону мусорных контейнеров. Вася сидел на ветке дерева, недалеко от самой верхушки и в его голове проносились разные мысли. Сколько прошло времени после бессмысленной погони Вася не мог сказать, может быть мгновение, а может быть целая вечность. К реальности Хрямзика вернули Боцман и Филимон.
   - Эй, Вася, ты там хоть цел? - поинтересовался Филимон, карабкаясь на дерево. - Высоко же ты забрался. Не зацепили они тебя?
   - Вроде нет, - нерешительно ответил Вася.
   - В следующий раз не расслабляйся, - посоветовал Боцман. - Ты должен быть всегда начеку. На улице всякое случается. Держись к нам поближе, и мы тебя всему научим.
   Васины злоключения в тот день не закончились. Он познакомился с метлой дворничихи, с компанией малолетних хулиганов, вооруженных рогатками, со стойким неутолимым чувством голода и жажды, его учили охотиться за воробьями, пить воду из луж, устраивать нору из газет и старого тряпья, убегать от собак и давать им отпор, если некуда бежать.
   Вася с радостью встретил сумерки: у него была своя нора, в желудке плавали рыбьи потроха, запитые водой из лужи, мышцы болели с непривычки, хотя Вася уделял своему физическому развитию немало внимания. Он засыпал тревожно, прислушиваясь к шорохам и звукам снаружи, боясь стать добычей для кого-нибудь. Он думал о судьбе его товарищей - Боцмана и Филимона, оказавшихся настоящими друзьями, но никогда не имевших хозяев, выросших на улице среди множества невзгод и опасностей. Ему вдруг вспомнилась сытая жизнь, теплый дом и ласковые руки хозяйки...
  
   Ночь промелькнула быстро, и ее сменило утро, морозное и сырое. Сквозь сон Хрямзику чудился озабоченный голос хозяйки, искавший его повсюду, но не могущий никак найти. Когда приятели выбрались из подвала наружу, оказалось, что лужи за ночь замерзли и деревья покрылись инеем.
   - Да, не вовремя ты сбежал, - пожалел Филимон, глядя куда-то в сторону. Хрямзик не совсем понял значение его слов, но согласился.
   Чтобы утолить жажду, Васе пришлось лизать лед, а чтобы поесть - немало потрудиться в мусорном контейнере, раскапывая себе еду. Холодный ветер пронизывал насквозь и поднимал шерсть. Коты вернулись в подвал.
   - Вот и зима, теперь не скоро потеплеет, - уныло сказал Боцман. - Не вовремя ты.
   Вася снова не понял фразу, но снова согласился. Свернувшись в норе калачиком, он заснул, а во сне ему опять пригрезилась хозяйка, наливающая ему миску теплого молока.
   Очень хотелось пить. Филя и Боцман спали, и Вася решил сходить на улицу за водой в одиночку. Он прыгнул на окошко подвала и осмотрелся. Вокруг никого не было, лужа блестела ледяной корочкой совсем рядом. Хрямзик поспешил к луже.
   - Это что еще за заморыш? - прозвучало сзади и сверху. Вася оглянулся. Чуть поодаль, на крыльце сидели в небольшом отдалении друг от друга два кота. Шерсть из блестела и лоснилась, а морды размерами не уступали собачьим. Натуральные сытые рожи. Вася поморщился. Он всегда уделял много внимания своему физическому состоянию и не допускал себе отращивание жира даже при обилии еды. Эти же двое были воплощением пороков. Хрямзик посчитал унизительным общаться с такими уродами и отвернулся, нацелившись на замерзшую лужу.
   - Смотри-ка, какой наглый, даже внимание не обращает! - возмутился один из обжор. - А не устроить ли ему взбучку, чтобы не шлялся по нашему двору?
   Сзади послышалось злобное урчание, и Вася почувствовал удар. Лужа была мгновенно забыта. Он уже умеет сражаться с собаками, но то, что врагами могут быть его соплеменники, Вася не ожидал. Удар был довольно чувствительным, но Хрямзик быстро сориентировался и занял оборонительную позицию. По двору понеслись кошачьи душераздирающие вопли и полетела клочьями выдранная шерсть. Напор противников был силен - силы были неравными. Вася бился не на жизнь, а на смерть. Его почти прижали к окошку подвала, под которым был вигвам Боцмана и Филимона. Саднили раны, нанесенные врагами. Силы постепенно покидали Хрямзика, как вдруг он почувствовал, что противники отступили, и звуки боя разносятся откуда-то со стороны. Вася открыл глаза и увидел, как два жирных, сытых, но униженных кота, поджав хвосты, улепетывают места битвы, а к нему уже спешат его друзья...
   После драки с другими котами Вася долго приходил в себя: у него теперь тоже появились шрамы и кое-где на теле не хватало шерсти. Его битую голову не покидала одна и та же мысль: вернутся назад к хозяевам. Жизнь на улице была полна приключений и происшествий, но Васе почему-то хотелось тепла и ласки. Хрямзик целыми днями сидел в своем убежище и думал о покинутом доме. А вдруг он не нужен уже хозяевам и они завели себе пушистого и жирного питомца, а о нем, о Васе Хрямзике, позабыли?
   Боцман и Филимон были озабочены поведением несчастного Васи, который уже которые сутки не выходит из своей норы даже поесть и попить, после драки с себе подобными.
   - Вася, ты должен хотя бы пить, - услышал рядом со входом в его вигвам Хрямзик.
   - Я не хочу, - твердо ответил Вася.
   - Не вовремя ты сбежал, - сказал Боцман. - Тебе бы летом сбежать, а ты - зимой. А зимой, чтобы не мерзнуть, надо есть. Если ты не будешь есть, ты умрешь от голода и холода.
   - И пусть, - отрешенно проговорил Вася.
   - Что с тобой происходит? - забеспокоился Боцман.
   - Я хочу домой.

Глава 3. Домой!

   Мысли о доме беспокоили Васю все чаще и сильней. Но после трех дней раздумий и бездействия он показался из своего убежища с твердой мыслью найти свой потерянный дом. Чтобы его найти, нужно потратить много времени и сил, а значит надо залечить раны или хотя бы помыться. А еще поесть. О, как ему хотелось есть!!!
   Вася выпрыгнул из своего вигвама, как ошпаренный. На улице едва светало, Боцман и Филимон еще мирно спали. Хрямзик запрыгнул на окно и выглянул во двор. Правее от окна чуть в стороне мелькала метла дворничихи, около мусорных контейнеров была слышна какая-то возня. Вася оглянулся - из убежища его товарищей никто не показался. "Наверно, они уже завтракают", - понял Вася и поспешил к месту застолья, забирая немного левее, чтобы не столкнуться с дворничихой.
   Хрямзик с размаху запрыгнул в контейнер и отпрянул: Боцмана и Филимона там не было, но был, точнее была!... Вася до этого момента никогда не встречал кошек. В полуметре от него с каким-то огрызком в зубах, агрессивно настроенная сидела представительница лучшей половины кошачьего братства. Ее изумрудные глаза смотрели прямо на него, а тело замерло в ожидании смертельной битвы.
   - Не бойся, - сказал Вася как можно спокойнее. - Я твой друг. Я просто пришел поесть.
   Напряжение в грациозном тельце кошки немного спало, но она все еще косилась на Хрямзика с подозрением.
   - Как тебя зовут? - пытаясь разрядить обстановку, спросил Вася.
   - Симка.
   - До сих пор мне не приходилось встречать кошек.
   - Я вчера убежала из дома.
   - Зачем?
   - Захотелось приключений.
   - Ну и как?
   - Уже жалею. Спать пришлось на дереве, потому что за мной весь день гонялись собаки, коты, дворники, мальчишки, а утром захотелось есть и было очень холодно. Я пришла сюда, а тут ты. Подумала, что опять придется бегать весь день.
   - Можешь на меня положиться, я тебя не дам в обиду. И познакомлю со своими друзьями, они тебе понравятся. Они научили меня жить на улице.
   - Значит, ты тоже сбежал? Давно на улице? Хотя на домашнего ты не похож.
   - Что ты говоришь? Я всю жизнь жил дома с хозяевами, у меня и имя такое, какое на улице никогда не дадут. Кстати, меня зовут Вася Хрямзик.
   - Да, так тебя наверняка назвали те, кто тебя очень любит, - подтвердила Симка.
   - Ты так думаешь?
   - Я уверена. У людей не хватает фантазии на кошачьи имена. Мурки, Пушки, Барсики бегают по земле в большом количестве. Имена, отражающие характер, дают только те, кто любит и понимает. Ты не пробовал вернуться?
   - Я хотел бы, но не знаю дороги, - печально проговорил Вася.
   - Ты должен искать, если конечно, ты хочешь вернуться.
   - Я буду пытаться.
   Они еще поковырялись в поисках завтрака и отправились в сторону подвала. Боцман и Филимон были приятно удивлены новым знакомством. Они не замолкали в течение всего дня, пытаясь показаться перед Симкой в лучшем свете. Каждый их рассказ был описанием подвига, проявлением отваги и доблести. Симка не переставала то безудержно хохотать, то почти плакать, переживая приключения новых друзей. Потом был обзор двора и знакомство с разными кошачьими хитростями.
   Пока рядом была Симка, Васе почему-то не хотелось возвращаться домой. Ночью он по-джентельменски уступил Симке свою нору, а сам остался снаружи. Впервые за все времена Васе снились Симкины изумрудные глаза, грациозное и гибкое тело, красивая черная блестящая шерсть.
   Утром Хрямзик проснулся от тихого шороха. На выходе из норки сидела Симка и тщательно вылизывала свою и без того чистую шерсть. Вася подумал, что с тех пор, как он попал на улицу, шерстью своей занимался вечно впопыхах, практически, он почти не мылся! Ему стало стыдно, что он не мылся, потому что боялся, будучи мокрым, замерзнуть. Вася принялся за свою шерсть, но тут из вигвама выбрался Боцман и сказал:
   - Прихорашиваешься? Зря. Грязная шерсть плохо пропускает воздух и от этого меньше мерзнешь.
   - Если шерсть плохо пропускает воздух, значит плохо происходит обмен веществ в организме, так как продуктам жизнедеятельности некуда выходить. Это влечет за собой появление кожных заболеваний и всяких инфекций, - парировала Симка. Ни Вася, ни Боцман ничего не поняли из того, что она сказала, кроме болезней. Но это подействовало даже на Боцмана. Через время появился Филимон, посмотрел на остальных и без возражений присоединился к компании.
   Спустя непродолжительное время из-под грязной шерсти Филимона и Боцмана появились два неотразимых красавца, отмеченные шрамами долгих сражений. Филя был рыжим, как давно заметил Вася, но у него были изумительной белизны носки, белая грудь и милый белый кончик хвоста. К тому же оказалось, что он довольно-таки пушистый.
   Боцмана можно было просто отдавать на выставку: Вася слышал, что котов с таким окрасов называют мраморным табби. Боцман был даже не серым, он был серебристым с широкими черными полосами и действительно был похож на боцмана в тельняшке.
   Симка смотрела на своих друзей и покровителей с интересом. Но банный день пришлось прекратить под угрозой остаться без завтрака. Кошачья компания отправилась на трапезу в ближайший мусорный контейнер.
   Фаза насыщения вот-вот должна была наступить, когда у контейнера послышались шаги. Четверка без предупреждения бросилась в разные стороны.
   - Смотри, это, случайно, не наш Вася? - услышал Хрямзик.
   - Что ты, такую зиму он не смог бы пережить - холод, снег, еды нет. Он же домашний, ничего не умеет.
   - Мне показалось, что один из котов был на него похож.
   - Вася давно уже погиб.
   "Неужели это мои хозяева?" - подумал Хрямзик. Надо как-то дать им знать, что он здесь. Вася вышел из-за контейнера на видное место, но рядом никого не было.
   - Это были они? - спросила Симка.
   - Да, - ответил Вася.
   - Ты должен чаще здесь бывать, они приходят сюда. Можете встретиться.
   - Ты, как всегда, права.
   Этот случай напомнил Васе о доме и его мечте о возвращении.
   И Вася начал ждать. О хозяевах он почти ничего не помнил: ни запаха, ни голосов, только теплые и ласковые руки хозяйки, снившиеся по ночам все это время. Долго Хрямзику пришлось терпеть унижение, собачьи зубы, болезненные пинки и удары по спине в ожидании встречи с хозяевами. Потом наблюдать пришлось из убежища, но знакомые руки не появлялись, да и те, которые попадались, были в варежках или перчатках.
   Боцман однажды пригласил Васю на шикарный ужин, которым по вечерам кормит всю компанию женщина из подъезда рядом с окном подвала. Вася отказывался, боясь пропустить руки хозяйки. Но в тот день за место у мусорного контейнера пришлось бороться особенно жестоко: разговаривать с собаками бесполезно. Снова пришлось удирать на дерево, а потом возвращаться в подвал, чтобы зализать раны. Боцман опять предложил сходить на ужин, Вася согласился и, когда стемнело, вся компания отправилась к соседнему подъезду.
   Солнце только закатилось за соседний дом и еще отбрасывало тусклые лучи из-за крыши. Ждать пришлось недолго. Из-за двери подъезда показалась женщина, несущая в руках какую-то посуду. Боцман, Филимон и Симка бросились к еде, а Вася стоял в стороне и нерешительности, глядя, как еда исчезает в желудках друзей.
   - А ты что же? - позвала женщина, и Вася насторожился, но подошел поближе.
   Что-то эта посудина ему напоминала, особенно запах, который оттуда исходил. И голос у женщины какой-то странный. Вася приблизился к ногам кормилицы, боясь получить от нее болезненного тумака, как было всегда в последнее время. Что-то было знакомым и манящим в этих шерстяных чулках и старых сапогах. Где-то он их видел...
   Неужели? Вася потерся об эти человеческие ноги и почувствовал ласковое прикосновение к голове и спине. Это она! Неужели не узнаёт? Наверное, очень темно и он очень изменился... Вася встал на задние лапы, опершись передними на ноги женщины, и жалобно и протяжно замяукал.
   - Васенька, это ты, пропащая душа? - воскликнула женщина. Руки подхватили Васю и понесли вверх. Прямо перед Васиными глазами были глаза хозяйки, руки ласкали его, как когда-то во сне. Вася урчал так громко, как только мог.
   Боцман, Филимон и Симка давно прикончили свой ужин и наблюдали за Васей и его хозяйкой.
   - Я тоже вернусь домой, - твердо сказала Симка. - В отличие от этого счастливчика, я очень тщательно запомнила дорогу домой.
   - А мы никогда не сможем испытать такого счастья, - печально проговорил Боцман. - У нас никогда не было хозяев, мы выросли на улице.
   - Он не вернется, - шмыгнул носом Филимон.
  
  

Глава 4. Друзья.

   Вася чувствовал себя абсолютно счастливым, сидя на подоконнике и нежась под лучами солнца. Он отъедался, отсыпался, он даже позволил себя помыть, хотя ненавидел купаться. Хозяева как обычно по утрам исчезали за железной дверью с блестящими ручками и возвращались вечером. Хозяйка брала его к себе на колени и гладила ласковыми и теплыми руками. Еду можно было потребовать в любое время. Пришлось терпеть и неудобный картонный воротник, когда хозяин смазывал Васе бесшерстные участки на теле. Вскоре на проплешинах стала появляться шерстка, воротник на него больше не надевали, но стали кормить какими-то таблетками. Вася понимал, что нажил на улице ряд инфекционных болезней, от которых теперь его избавляли.
   Было теплое и солнечное утро, когда Вася услышал через окно призывное кошачье пение. Боцман, Филя и Симка! Как он жестоко поступил, бросив их на холодной и мокрой улице, полной смертельных опасностей! Вася метнулся к двери, но она была заперта, а хозяева ушли и вернутся только вечером. Боцман и Филимон помогли ему выжить, а Симка научила любить. Но теперь он здесь, в тепле и сытости, а они сражаются с реальностью.
   Вася еле дождался прихода хозяев и начал проситься на улицу. Его очень быстро поняли и выпустили. Вася тщательно расставил метки по пути на улицу, чтобы найти дорогу домой. Небо было таким же бескрайним, но солнечным и теплым. Воздух наполнен другими запахами, снег куда-то подевался.
   - Вася, это ты? - услышал Хрямзик откуда-то справа. Он оглянулся. Из окна подвала выглядывали Боцман, Филимон и Симка.
   - Теперь ты вовремя! - сказал Боцман. Мы пережили с тобой худшие времена. А теперь наступила весна, уже не будет так холодно. Ты снова удрал?
   - Нет! Меня отпустили! - крикнул Вася и бросился навстречу друзьям.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"