Грин Елена: другие произведения.

Кто не рискует, тот не имеет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  

Кто не рискует, тот не имеет.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2003 г.

   - Те-омная-ая но-очь, то-олько пу-ули свистя-ат у виска, м-м-м, устала. - я замолчала, а делать это было противопоказано, потому, что я могла уснуть мгновенно. От радио разболелась голова, и я решила попеть песни сама, это все же отвлекает от мыслей о теплой постели.
   Таких как я называют перегонщиками, мотаюсь по заграницам, как минимум три раза в месяц, а то и чаще. Я за рулем уже семнадцать часов, ног остановиться отдохнуть просто боюсь, так как еду по ночной Польше и местность здесь очень лесистая. Я поежилась, ехать одной очень страшно, дорога очень узкая, а деревья очень большие, их кроны сходятся над дорогой, создавая иллюзию тоннеля, растут там, где по идее должна быть обочина. Еще и дождь, дорога мокрая, одно неверное движение и ты можешь "поцеловаться" с очередным деревом и на него же любящие родственники, если таковые имеются, приколотят траурный венок, чтоб почтить твою память.
   Между деревьями появился просвет, до следующего перелеска километр, стало видно небо затянутое тучами, и дождь немного поутих. Я повеселела.
   "Еще чуть-чуть и на границе, а там Алексей растаможет и я почти уже дома" - подумала я.
   - А это что за зарево? - удивилась я в слух и вздрогнула от звука собственного голоса. - рассвет что ли? - я взглянула на часы на приборной доске, три часа ночи. - Рановато для рассвета. - но потом я поняла, что свечение шло из кювета. "Неужели кто-то перевернулся?" - я все ближе подъезжала к тому месту от куда шел свет. "Точно, авария" - я передернула плечами. "Я не хочу останавливаться и не буду, кто-нибудь другой остановится и поможет. А если там трупы?"
   - Мама-а. - плаксиво сказала я. - Не хочу. - и остановила машину, заглушила двигатель и включила аварийку. Посидев некоторое время в темноте и тишине, я открыла дверцу и решительно вышла из машины. Моросил мелкий дождь, было жутко как на кладбище. Я решила не пугать себя еще больше всякими мыслями, а быстренько посмотреть, что и как, может помощь нужна, и ехать дальше. Я стала спускаться в кювет, скользя кроссовками по мокрой траве и уже почти закончив спуск, вдруг поскользнулась, упала и съехала вниз на спине, ткнувшись во что-то мокрое и мягкое. От неожиданности я вскрикнула и зажмурила глаза. Не открывая глаз, я стала ощупывать, то на что наткнулась. "Идиотка, открой глаза и посмотри! Не могу, страшно!" - спорила я с собой мысленно. Мне хватило несколько секунд, чтобы понять, что ощупываю я человека, предположительно мужчину. "Труп!" - в панике подумала я и открыла глаза. Первое мгновение я ничего не видела, потом глаза привыкли к темноте, да и света фар перевернутой машины хватало, чтобы разглядеть, что передо мной лежит действительно мужчина. Он лежал на спине, но голова была повернута ко мне, на нем была кожаная куртка. "Вот почему мокрое" - невпопад подумала я и перевела взгляд на его лицо, оно было в крови, а глаза были открыты и смотрели прямо на меня.
   - Мама-а, мамочка-а! - заскулила я пытаясь отодвинуться от него и вдруг труп открыл рот и прохрипел:
  
   - Помоги... - а я завизжала так, что у самой же заложило уши, вскочила на ноги и помчалась, сама не знаю куда, лишь бы подальше от этого места. Но далеко убежать мне не удалось, я не правильно выбрала направление, поэтому на моем пути, шагов через десять выросла громада перевернутой машины. "Джип Гранд Чероки, темный, объем двигателя пять литров" - мозг автоматически фиксировал и складировал полученную информацию, но я сомневаюсь, что в тот момент могла мыслить адекватно. Наоравшись на год вперед, и потопав для пущего эффекта ногами, я немного успокоилась, села на корточки рядом с джипом и глубоко задышала.
   "Господи, какой ужас, говорящий труп!" - думала я все еще трясясь в ознобе. "Первый раз такое вижу. Господи ну в чем я провинилась, что ты насылаешь на меня такие страсти?" - мысленно пожаловалась я и всхлипнула от избытка чувств. "Стоп! Какой покойник? Он живой!" - завопила я мысленно. "Он же попросил меня о помощи, а я как идиотка...что за запах?" - я вдруг забеспокоилась. И правда, пахло чем-то очень знакомым, но я была в таком смятении, что ни как не могла определить. Запах шел от машины, я обошла ее по кругу, и тут меня осенило: "Бензин! Он вытекает! А если рванет?" - я отскочила от машины и понеслась к пострадавшему.
   - Мужчина! Мужчина очнитесь! Вам нужно встать, ваша машина может загореться в любую минуту! Мужчина! Вы меня слышите? - он глухо застонал, но не пошевелился., а я заметалась рядом заламывая руки.
   - Что же делать? Что же делать? Мужчина! - я наклонилась к нему пытаясь разглядеть получше его лицо и тут на меня в очередной раз снизошло озарение.
   - Кровь! Ой, мамочки-и! Может он умирает? - я уже почти плакала. Разогнувшись и озираясь по сторонам, я закричала:
   -Помогите! Помогите! - конечно же меня никто не услышал. Последний городок я проехала минут тридцать назад, это где-то километров пятьдесят от этого места. И тут в джипе, что-то забулькало, полагаю, вытекали остатки бензина.
   - Спокойно, спокойно, думай. Его нужно оттащить подальше, а еще лучше отвезти в больницу. Как? Как? Он большой, а значит тяжелый! Я не смогу-у! - я заплакала, думаю от страха, первый раз я столкнулась с такой ситуацией. Поплакав немного, я вытерла слезы и решительно шагнула к мужчине. Зайдя ему за голову, схватилась за края ворота его куртки и попыталась сдвинуть его с места. Мне это удалось со второй попытки, и воодушевленная этим я продолжала тащить его все дальше. "Теперь нужно вылезти из кювета" - подумала я, пытаясь плечом вытереть пот со лба. Я начала тащить его по склону, упираясь в землю пятками, ноги скользили по траве. Он был очень тяжелый. Я долезла со своей ношей почти до верха, когда не удержала и он съехал на самый них. Я взвыла от бессилия и досады и стала спускаться за ним, но поскользнулась, упала, и как ранее уже было съехала вниз на спине прямо к нему под бок. Уткнулась ему в плечо и разрыдалась. Не знаю, почему плакала, может от обиды, может от безнадежности, а может просто от того,
   что у меня уже не было сил, а нужно было дотащить его до машины, а может, плакала по нему, жалея его бедного и несчастного. Наплакавшись вволю, принялась за дело. Стиснув зубы, вновь потащила его наверх по склону, я переломала об его куртку все ногти и дышала как загнанная лошадь, но все же вытащила его на дорогу. Немного посидев рядом с ним и отдышавшись, решила взглянуть на его голову. Достав из своей машины аптечку, положила ее рядом с его головой и стала проводить осмотр. Ничего не разглядев в свете выглянувшей из-за туч луне, я вспомнила, что у меня есть фонарик, и посветив уже фонариком увидела рану. Определить на сколько она глубокая, я конечно же не смогла, но мне она показалась просто ужасной. Наложив, какую никакую, а все-таки повязку, я встала перед новой проблемой, как уложить его в машину.
   -Мужчина, мужчина, да что за черт! Придите в себя, в конце концов! Я не смогу вас поднять! - но он не отзывался, а я боялась лишний раз его дергать.
   "А вдруг у него позвоночник сломан?" - с ужасом подумала я. "А если я сделала еще хуже тащив его? Господи, только не это, только не это! Я не хочу быть убийцей!"
   Побегав немного вокруг потерпевшего, периодически всхлипывая и призывая Господа Бога на помощь, я сделала вывод, что спасение утопающих дело рук самих утопающих, а так как он помочь себе не может, значит, роль утопающей автоматически переходит на меня и мне одной придется надрываться, затаскивая его в машину. И как назло, ни одной машины, ни в одну, ни в другую сторону никто не едет. Вот такие бредовые умозаключения бродили в моей воспаленной от недосыпа и неприятного возбуждения голове. Делать было нечего, не держать же его на холодной земле до утра. Открыв заднюю дверцу машины я подошла к нему и взявшись опять за куртку подтащила его ближе к открытой двери и придав ему сидячее положение облокотила на машину. Оббежала машину и открыв противоположную дверь залезла коленями на сиденье и схватив его под мышки попыталась втащить его в салон автомобиля. От натуги я пыхтела как паровоз и выплевывала сквозь зубы такие слова, что портовый грузчик покраснел бы, услышав их. Господь решил вознаградить меня за усердие тем, что у меня получилось загрузить пострадавшего в машину. Подогнув его ноги в коленях и аккуратно захлопнув дверь, я без промедления плюхнулась за руль, развернулась и помчалась в ближайший городок. Где искать больницу я естественно не знала, но можно заехать в круглосуточный магазин, может кто-нибудь меня поймет и подскажет, а я пойму его.
   - Вот балбеска же, два года мотаешься через Польшу и не удосужилась выучить необходимое, вот как, например, на польском больница? Не знаю. Умница зайка. - я корила себя за глупую недальновидность, в этот момент он заворочался и застонал.
   - Потерпи миленький, сейчас, сейчас, уже скоро. - забормотала я въезжая в городок. "Хоть бы полиция остановила за превышение скорости. Что ли. Точно! Полиция! Где-то здесь не далеко полицейский участок!"
   Увидев, наконец полицейский участок я свернула, и выскочив из машины побежала к двери, распахнув ее влетела в помещение. Там находились три человека в полицейской форме, я бросилась к ближайшему, и воскликнула:
   - Пан помогите! - он что-то удивленно залопотал на своем языке. Тогда я молча схватила его за руку и повела за собой на улицу, что удивительно он не сопротивляясь шел за мной. Дойдя до машины я распахнула дверь и ткнув пальцем в пострадавшего попыталась довести до полицейского, что нужен врач. Оставшиеся двое полицейских то же вышли вслед за нами. Увидев моего пассажира, один из них бросился назад в участок, через открытую дверь было видно, что он звонит по телефону.
   - Пани русская? - с акцентом спросил более пожилой полицейский.
   - Да.
   - Пан муж? - кивнул он пострадавшего.
   - Нет, я подобрала его не далеко от сюда. - я махнула рукой в ту сторону от куда приехала.
   Пока мы пытались общаться с пожилым. Другой оставшийся с нами, проверил карманы куртки пострадавшего и разжился портмоне, в котором лежало водительское удостоверение. Прочитав имя владельца, он медленно поднял голову и благоговейно прошептал:
   -Кароляк... - к этому моменту выскочил из здания третий до этого звонивший и они заговорили все разом, да так эмоционально, что я даже испугалась, кого это я там нашла? Буквально через несколько минут подъехала скорая помощь с включенными мигалками, из нее выскочили четыре санитара и перегрузили моего пассажира в свою машину. И завертелось и понеслось. Сначала я вместе с полицейскими поехала в больницу, в которую увезли моего найденыша, там кое-как заполнив анкету и оставив свой адрес и паспортные данные, мы вернулись в участок и какое-то время пытались общаться. Меня попросили показать, где именно произошла авария, я согласилась с тем условием, что меня там же и отпустят, полицейские были не против. Проследовав за мной к месту аварии (удивительно, но машина так и не загорелась) они осмотрели место происшествия, что-то записали, я думаю, это был протокол, и попросили меня подписать бумаги. Обычно я не подписываю бумагу, если не знаю, что в ней написано, но в этот раз мне было наплевать, что в ней, хоть мой собственный смертный приговор. Я безмерно устала, а мне еще километров сто ехать до границы. Подписав все, что нужно я попрощалась с полицейскими, и уже садясь в машину, спросила:
   - Как звали того пана?
   - Станислов Кароляк. - последовал ответ
   - Угу, спасибо. - захлопнула дверцу и еще раз махнув на прощанье полицейским поехала своей дорогой.
   Дальше моя поездка прошла без приключений, Алексей меня дождался, чему я была очень рада, но отругал за задержку.
   - Катерина, ну что за дела, почему опаздываем? Ты черте-когда выехала и только сейчас приехала, мы же договаривались!
   - Лёшик прости, больше не повториться. - оправдывалась я.
   - А что с машиной? - заглянув в салон, удивленно спросил он.
   - А что с ней? - устало поинтересовалась я.
   - Грязь. Ты что в ней мокрые дрова перевозила?
   - Ты не далек от истины. - задумчиво сказала я.
   - Что? - переспросил он.
   - Ничего, все нормально.
   - Катя, ну что ты за баба, совсем без башни!
   - Спасибо милый, ты как всегда любезен.
   - Умная да? - съязвил он. - Вот перестану с тобой работать, что делать будешь?
   - Это ты так шутить изволишь? - выгнув бровь дугой, полюбопытствовала я.
   - да ну тебя. - досадливо махнул рукой Алексей. - Вот документы, можешь ехать. Позвони потом.
   - Спасибо мой хороший, обязательно позвоню.
  
   Я думала, что после такой поездки буду спать как минимум сутки, но нет, проспав восемь часов, я встала. Конечно, нельзя сказать, что я хорошо выглядела и была в настроении, сон не принес облегчения и бодрости, я была все еще усталая и вялая, поэтому решила взбодрить себя мороженным и фильмом с любимым актером. Включив видеомагнитофон и взяв вазочку с мороженным, я уселась в кресло в предвкушении блаженства, но не тут то было. От созерцания любимого актера меня отвлек дверной звонок. Я напряглась, это мог быть только мой экс супруг и ничего хорошего от встречи с ним ждать не приходиться. Выключив телевизор и отставив вазочку я глубоко вздохнула, как перед прыжком в воду и пошла открывать дверь.
   - Здравствуй любовь моя. - улыбаясь вошел Денис. - Ты уже дома значит.
   - Как видишь. - буркнула я закрывая за ним дверь. - Чем обязана столь неожиданному приходу?
   - Котя, ты опять не в настроении. - пожурил меня Денис. - Соскучился и решил проведать.
   - Сегодня суббота, ты здесь был в понедельник, не рановато ли для нового рандеву? - раздраженно спросила я, немного злясь на то, что опять он называет меня какими-то кошачьими кличками, "котя-мотя".
   Не обращая на мои слова внимания, Денис вальяжно развалился в кресле. Кому-то может, и нравятся такие мужчины с внешностью гангстера тридцатых годов, впрочем, именно им он и был. Я сама когда-то купилась на хищный раздевающий взгляд этих почти черных глаз, ироничную улыбку, полированные ногти и начищенные до зеркального блеска ботинки. Можно сказать, что замуж я вышла по любви, и это было самой грандиозной ошибкой с моей стороны. Денис стал самым большим разочарованием в моей жизни, обидно так ошибаться в людях, особенно в тех, кого ты любишь. Я удрала от него в свою квартиру, через три месяца после свадьбы, я не могла жить с человеком, который торгует самой ужасной смертью - наркотиками. Собственно Денис по сей день не знает, что послужило настоящим поводом для развода с моей стороны. Я побоялась сказать, что знаю каким бизнесом он занимается, так по крайней мере я застрахована от последствий его работы. По началу после моего бегства, Денис даже не расстроился, посчитал, что все это женские капризы, повыпендриваюсь и вернусь. Но когда прошел месяц он начал ругаться и угрожать, к тому времени я уже начала бракоразводный процесс и возвращаться категорически отказалась. В бешенстве от моего упрямства Денис перебил всю посуду в моей квартире, я только посмеялась в ответ на его безобразия и сказала, что давно хотела все поменять, да жалко выкидывать. Только хорошее воспитание не позволило ему задушить меня на месте. Вот так мы и живем, находясь уже два года в разводе, он до сих пор оббивает мой порог в надежде вернуть меня в семейное стойло, а я как стойкий оловянный солдатик держу оборону. Хотя мне кажется, что для него это уже своеобразная игра, в которой он охотник, а я дичь, как любому нормальному самцу ему нужно преследовать свою жертву, но как только победа одержана, он теряет к ней интерес. Вот я и думаю, может сдаться на его милость и посмотреть, как он отреагирует.
   - Котя, ты плохо выглядишь, тебе нужно меньше работать и больше отдыхать. - доверительно сказал он мне, но все же проскочили злорадные нотки в голосе, мол сама виновата, могла бы жить как королева.
   - Ты прав. - нарочито трагическим голосом ответила я. - Мне так тяжело. Все сама, все сама, даже не на кого опереться в трудную минуту.
   - Дорогая всегда есть выход, если бы ты только разрешила тебе помочь, я бы свернул горы для тебя! - с пафосом воскликнул Денис.
   - Ты знаешь, я много думала... - осторожно начала я.
   - И что? - не выдержав моей паузы, спросил он.
   - Я так безмерно устала. - грустно призналась я.
   - Да, да, я слышал, что дальше? - нетерпеливо вскочив с кресла и схватив меня за руку, Денис попытался заглянуть в мои глаза.
   - Я не знаю как сказать. - ответила я и громко всхлипнула пряча от него совершенно сухие глаза.
   - Дорогая, скажи как есть. - бархатным голосом промурлыкал Денис в свою очередь пряча самодовольную улыбку.
   - Милый ты примешь меня назад? - выпалила я и уставилась на него с преданностью собаки.
   И тут он решил взять реванш!
   - Любимая, я так счастлив это слышать. - сказал он печально. - Но мне нужно время, чтобы решить кое какие вопросы...
   - Какие? - убитым голосом спросила я.
   - Ну.. понимаешь, не мог же я эти два года жить монахом. - уклончиво ответил Денис.
   Я нахмурилась и попыталась вырвать руку из его ладони.
   -Нет, нет. Там ничего серьезного, но кто-то ведь должен был за мной ухаживать. - торопливо сказал он не отпуская мою руку.
   - И как долго ты будешь их решать? - немного обиженно спросила я.
   - Конечно это займет какое-то время, ведь я не могу выгнать Жанну на улицу просто так, как кошку. - терпеливо объяснял он. - Но я попробую побыстрее.
   - Я подожду! - с жаром воскликнула я и стала подталкивать его к входной двери. - Только поторопись, я так соскучилась. - зашептала я неровно дыша и открыла дверь.
   Торжествующая усмешка расплылась по его холеному лицу. Он даже не пытался ее спрятать. Вот она победа!
   - Да, да, конечно, я тоже. - ответил он, а я умудрилась выпихнуть его за порог.
   - Возвращайся скорее. - ласково попросила я.
   Он молча кивнул, усилием воли убрал усмешку, послал мне воздушный поцелуй и наконец ушел. Хорошо, что он брезгливый и не знает наверняка, чистила я сегодня зубы или нет, поэтому и целоваться не полез. Надеюсь теперь недели две не появиться, небольшая, а все же передышка. Захлопнув дверь за бывшим мужем, я кинулась к телевизору, включила кино, зараза, мороженное растаяло, впрочем, ладно и такое есть можно главное, что я смогу смотреть на мужчину своей мечты целых два часа. Но тут за стеной раздался грохот и женский визг. Ну вот и посмотрела кино, я снова все выключила.
   - Черт, когда же это кончится? То бывший муж кретин портит настроение, то соседи придурочные не могут жить в мире и согласии, а я должна служить жилеткой. - невнятно бормотала я себе под нос ставя чайник на плиту, чтобы заварить ромашковый чай которым буду отпаивать соседку Аню. Она не заставила себя долго ждать, в дверь опять позвонили.
   - У меня что день открытых дверей сегодня что ли? - ворчала я идя по коридору к двери. - Заходи Аня. - устало сказала я и впустила свою соседку.
   Она стремительно вошла и потопала сразу на кухню.
   - Ромашка есть? - нетерпеливо спросила она плюхаясь на стул и достала сигареты.
   - Сейчас заварю.
   - А корвалол?
   - Угух.
   - А новопасит?
   - Я тебе что аптека что ли? - недовольно спросила я ставя перед ней чай из ромашки и пепельницу.
   - Тебе что жалко? - плаксиво спросила она, пытаясь раскурить сигарету.
   - Нет Аня, мне не жалко, просто у меня его нет. И корвалол и ромашку я покупаю исключительно для тебя, сама я это не употребляю. - терпеливо объясняла я.
   - Вот так всегда, даже пожаловаться некому и ты меня не понимаешь. - проканючила Аня.
   - Дорогая ну зачем ты так, расскажи, что случилось? - примирительно попросила я.
   - Ты представляешь этот козел... - Аня пошла в разнос, а я сделав любезно-тупое лицо стала думать о своем совершенно не слушая соседку.
   "Чего ей не хватает этой Аньке, муж не пьет, деньги носит, двое детей и самой ей только двадцать четыре года. А Сашка, ее муж, лупцует ее только за то, что она неряха, ленивая замарашка. Вот же парадокс, убираться ее не заставишь, стираное белье будет лежать неделями не глаженное, в июле месяце у нее на вешалке в прихожей будет висеть вся зимняя одежда, а в обувной полке сандалии вперемешку с зимними сапогами. В холодильнике могут летать мошки, и в то же время она, может часами возиться у плиты, создавая шедевры кулинарного искусства. Из минимум продуктов она может приготовить такое блюдо, только от запаха которого вы подавитесь собственными слюнями. Да и сама она очень симпатичная, а если бы побольше следила за собой, похудела немного, перекрасила поярче свои серенькие волосы, да подкрашивала почаще глазки была бы просто неотразима." Но тут мои мысли перескочили совсем в другую плоскость.
   "А как там мой потерпевший? Жив ли? И не узнаешь ведь даже. Интересно он молодой, я его даже разглядеть не успела. И что это полицейские всполошились узнав его имя? Может "шишка" какая или наоборот бандит?
   - Ты меня слушаешь? - капризно спросила Аня.
   - Да конечно. - автоматически ответила я стараясь сфокусировать свой взгляд на ней и понять о чем речь вообще.
   - Ну как можно жить с таким уродом? - продолжала жаловаться Аня. - Он же тупой как пробка и совсем меня не понимает!
   - Да-а. - неопределенно протянула я.
   Выпроводила я соседку только часа через два, настроение в корне испорчено, смотреть кино расхотелось, не зная чем себя занять, я слонялась по квартире без видимой цели. Зазвонил телефон.
   - Да? - в ответ тишина. - Я вас слушаю. - положили трубку. - Что за гадость? - раздраженно спросила я у себя и пошла, мыть посуду.
   Я чистила плиту и что-то незатейливое напевала, когда раздался звонок в дверь. Я удивилась. Автоматически взглянув на окно, за которым была кромешная темень, подумала: "Кому не спится в ночь глухую?" - и пошла к двери. Так как глазок на моей двери отсутствовал, я решила поостеречься и сразу не открывать.
   - Кто там? - настороженно спросила я, так как гостей не ждала.
   - Екатерина Андреевна? - мужским голосом с иностранным акцентом с спросили из-за двери.
   - Да, а что вам нужно?
   - Может, вы откроете дверь?
   - Зачем?
   - Так не очень удобно разговаривать. - вежливо ответил он.
   - А мне так не кажется. А вы собственно кто такой? - я вдруг заволновалась.
   - Ваш друг. - ласково сказал он.
   - У меня нет друзей. - отрезала я.
   - Уже есть. - по голосу было слышно, что он улыбается.
   - Откуда им взяться?
   - Вы решили посвятить в свои дела весь подъезд? - насмешливо спросил он.
   - Как вас зовут?
   - Виктор Кароляк.
   "Фамилия знакомая м-м..., где же я ее слышала? Твою мать!" - рявкнула я на себя мысленно и стала торопливо открывать дверь.
   - Вы что раньше не могли назвать себя? - проворчала я. - Заходите.
   Он был очень высокий, но в темной прихожей не было возможности его разглядеть.
   - Пани не спрашивала. - ответил он и чертыхнулся споткнувшись о мои кроссовки. - Включите свет пожалуйста. - попросил он.
   - Не могу. - немного злорадно ответила я закрывая дверь на замок.
   - Почему? - искренне удивился он.
   - Лампочка перегорела, а купить новую все время забываю. - весело ответила я направляясь в кухню.
   - А больше купить не кому? - спросил он входя следом за мной.
   - Не кому. - я повернулась на голос, посмотрела на него и восхищенно выдохнула. - Вот это да-а!
   Мне срочно потребовалось присесть, но я не могла оторвать взгляд от своего позднего гостя, чтобы отыскать стул. Передо мной стоял мой любимый актер Киану Ривз.
   - Это сон, да? - жалобно спросила я. Мне очень не хотелось, чтобы он исчез.
   - не знаю, может быть. - тихо ответил он. - Можно вас потрогать? - мягко попросил он.
   - Потрогать? Зачем? - отрешенно спросила я пожирая его глазами.
   - Я не уверен, что вы настоящая. - серьезно произнес он и не дожидаясь моего согласия подошел ко мне. - Это лунный свет. - взяв в руку прядь моих волос хрипло сказал он. - А это лепестки роз. - дотронулся другой рукой до моих губ. - А в глазах штормовое море. - и притянув меня к себе, поцеловал, нежно-нежно.
   С моих губ слетел блаженный стон, и именно этот звук отрезвил меня, упершись ему в грудь руками, так как он все еще меня удерживал, рявкнула:
   - Убери руки, а то переломаю ноги!
   На его красивом лице промелькнуло безмерное удивление и он разжал объятия, я отскочила от него и запахивая вдруг распахнувшийся халат проворчала:
   - То же мне Киану Ривз нашелся.
   - Кто? - недоумение на лице.
   - Кто, кто, конь в пальто. Ты что о себе возомнил? - шипела я. - Думаешь все тебе можно? Пришел, увидел, победил? Ни черта подобного! - кипятилась я.
   Он вдруг рассмеялся, уселся на мой "мой!" стул и уже спокойно спросил:
   - Можно у вас чего нибудь попить? У меня от волнения в горле пересохло. - он говорил с небольшим акцентом, но это было так мило.
   И тут я поймала себя на том, что мне оказывается нравится его акцент.
   "Ах тебе мило? Мило!" Разозлившись на свою слабохарактерность, я молча налила стакан воды и со стуком поставила перед ним.
   Он осушил его в три глотка, отдышался и сказал:
   - Дзеуковач.
   - Что? - "что это за околесица?" - подумала я.
   - Э.. спасибо. - поправился он.
   - А.. - "Катя, ты пень"
   - Извините, я когда волнуюсь, то частенько перехожу на польский.
   "Господи и от куда ты такой вежливый взялся" - немного неприязненно подумала я сверля его инквизиторским взглядом.
   - Вы поляк. - я скорее утверждала, чем спрашивала.
   - Да и я брат Станислова.
   -Это того самого? - махнула я головой в сторону входной двери.
   - Да, которого пани спасла.
   - И что вам нужно от меня? - спросила я пытаясь подавить вдруг накатившую панику.
   "А вдруг у него ко мне претензии, может я чем то навредила тому, когда тащила и он стал инвалидом, а теперь с меня потребуют выплачивать ему пожизненную пенсию? Боже, тогда я умру в нищете!"
   - Как ваше имя в укороченном варианте? - заинтересованно спросил Виктор разглядывая меня.
   - Катя.
   - Катя. - повторил он так, как будто пробовал мое имя на вкус.- А вы натуральная блондинка?
   Я посверлила его пристальным взглядом глаза в глаза и спросила в свою очередь:
   - Можно вопрос на засыпку?
   Он кивнул, но как-то не уверенно.
   - Если отвечу, что я натуральная блондинка, вы на мне женитесь?
   Он даже рот приоткрыл от удивления.
   - Вы испугались? - холодно поинтересовалась я.
   Я смотрела в его немного растерянное лицо. Для меня очень красивое лицо. Я готова была вот прям сейчас, взять и влюбиться в этого человека. Я думаю, что если не все, то многие смотрели фильм "Скорость", вот именно на такого Киану Ривза и был похож Виктор. Высокий, подтянутый, подкаченный там где нужно, кареглазый, с коротким ежиком темных волос, просто зеркальное отражение. И если бы он согласился на мое нелепое предложение, я бы с радостью помчалась в загс, не задумываясь о последствиях.
   - Нет, что вы! - отмер он. - Просто это впервые когда мне предлагают жениться после пятнадцатиминутного знакомства. - ответил Виктор серьезно глядя на меня. - Но предложение интересное, я обязательно его обдумаю, как только у нас вами появиться свободное время.
   - Не трудитесь, это просто такая плоская шутка. А почему вы сказали у нас с вами? Кстати вы так и не сказали, что вас привело ко мне? - спохватилась я.
   - Понимаете, м-м, как бы это правильно сформулировать? - задумался он. - Я приехал за вами.
   - То есть?...
   - Я должен вас увезти.
   - Куда? - я оторопело на него вытаращилась.
   - Пока думаю в Польшу к нам домой, там будет безопаснее для вас, а нам спокойнее, вы рядом и с вами ничего не случиться. - спокойно вещал он.
   - Мило. И для чего все это нужно?
   - Для вашей безопасности. - терпеливо повторил он.
   - Мне угрожает опасность? - обалдела я.
   - Возможно. - уклончиво ответил он.
   - Какая? - осторожно спросила я.
   - Ну-у - протянул он.
   - Я могу узнать предысторию?
   Это была не просто авария, а покушение, которое хотели представить как несчастный случай. Станислов ехал с границы, когда у его машины отказали тормоза, и он на скорости сто километров в час сорвался в кювет и перевернулся. Подушки безопасности были испорчены заранее, как и тормоза. Поняв, что машина неуправляема, возможно, Станислов попытался выпрыгнуть на ходу, а может, его просто выкинуло из машины, никто этого не знает, а сам Станислов еще не пришел в себя, он ударился головой и теперь в коме.
   - Это не объясняет для чего вы приперлись ко мне. - сухо сказала я.
   -Вы не терпеливы. - укоризненно произнес Виктор.
   Вот в этом он не прав, однозначно. Я очень терпеливая, уже в течении двух лет я терплю нашествия моего бывшего мужа с его придирками и неприкрытым хамством, полтора года терплю набеги своей соседки с ее соплями, воплями и сигаретами, чуть меньше двух лет занимаюсь совсем не женской работой со всеми вытекающими от сюда неудобствами и последствиями. И после этого он смеет говорить, что я не терпеливая?
   - Вы оставили в больнице свои данные, их может узнать любой.
   - Ну и что? - закипая, процедила я.
   - Вас могут обидеть. - втолковывал он мне.
   - Кто? - я раздражалась все больше и больше.
   - Вы не понимаете меня совсем! - рассержено воскликнул Виктор. - У меня складывается такое впечатление, как будто мы разговариваем с вами на разных языках!
   - Ну что вы, я все понимаю, как собака, только сказать ничего не могу. - обманчиво ласковым голосом пропела я и тут же пролаяла. - Вы несете полную чушь! Я не могу быть опасна для тех кто это подстроил, я там ни кого не видела кроме вашего брата!
   - Правильно, вы ничего не видели, но Станислов мог вам что-то сказать. - терпеливо объяснял Виктор.
   - Он сказал только одно слово, помоги, и все! - почти кричала я. - Он же был без сознания все время!
   - это вы знаете и я, а они могут думать по-другому. Если он сказал, помоги, то почему же не мог сказать, например, кто это сделал.
   - Но он не говорил! - вопила я.
   - Согласен, не говорил, а мстить будут вам.
   - Откуда вы знаете, что мне будут мстить? - сбавила я тон.
   - Если бы вы его не спасли, он умер бы через час, полтора.
   - Только за это?
   - Вы, простите, сунули нос не в свое дело, за что вам огромное спасибо, и теперь ответственность за ваше благополучие ложиться на меня и мою семью. И еще, вашими данными интересовались не только мы.
   - И только из этого вы сделали вывод, что мне грозит опасность? Абсурд!
   - Я успел к вам раньше них, только потому, что на границе мой брат почти хозяин и для меня там зеленый свет. Но они появятся, обязательно. Поэтому нам нужно торопиться. Пожалуйста, соберите необходимые вещи и возьмите загранпаспорт.
   - Я ни куда не поеду. - заупрямилась я, но то что произошло дальше заставило меня очень быстро поменять мнение на этот счет. Я стояла возле раковины, когда мое кухонное окно разлетелось вдребезги, и одновременно лопнула лампочка. Я резко присела и обхватила голову руками. Кухня погрузилась в темноту.
   - Вы целы? - поинтересовался Виктор.
   - Да. - не очень уверенно ответила я.
   - От куда могли стрелять? - тихо спросил он.
   - Это стреляли? - я была поражена.
   - Да, так от куда могли стрелять?
   - Наверное с дома напротив. - зашептала я в ответ.
   - Так почему не убили?
   - А он двухэтажный. - автоматически ответила я и тут до меня дошел смысл его последней фразы и я возмутилась. - Так вам нужно, что бы меня убили?
   - А вы живете на третьем этаже и только по этому вы еще живы, оттуда скорее всего происходящее здесь видно только частично. - задумчиво сказал он.
   - Что будем делать? - вглядываясь в темноту, спросила я.
   - Убегать. Вы сможете одеться, не вставая в полный рост?
   - Попробую. - проворчала я и поползла в комнату.
   Виктор, так же как и я передвигался на четвереньках, только не в пример мне почти бесшумно. По едва различимому шороху, я поняла, что он подобрался к входной двери и прислушивается к тому, что происходит в подъезде. Стараясь создавать как можно меньше шума, я стала шарить по полкам в поисках одежды. Вдруг меня коснулось, что-то мягкое и теплое, я шарахнулась в сторону и наверно завизжала, если бы мне не зажали рот.
   - Тихо, это всего лишь я, ничего с собой не берите, только оденьтесь и возьмите документы, мы должны быть налегке, думаю нам все же придется убегать. - прошептал мне в самое ухо Виктор.
   Я утвердительно кивнула, и он убрал руку с моего лица. Одевшись почти мгновенно, поползла в прихожую, натянула куртку и кроссовки, взяла с обувной полки свою сумочку и прошептала:
   - Я готова.
   - Хорошо. У вас английский замок?
   - Да.
   - А чердак в подъезде есть?
   - Есть.
   - Просто отлично. Значит так, все так же на коленях выползаем на площадку, я впереди вы за мной, захлопываем дверь и бегом на последний этаж.
   - Ладно.
   - Пошли.
   Он бесшумно открыл дверь и осторожно выглянул. В подъезде было темно и тихо.
   Почему темно? Ах, ну да, еще на прошлой неделе кто-то повыкручивал все какие были лампочки в подъезде, это понятно, а вот почему тихо? Обычно у нас в подъезде движения до трех ночи не прекращаются, а сейчас еще и двенадцати нет. Но тут за соседней дверью послышалось музыкальное сопровождение к юмористической программе Нагиева и Роста "Модерн 2", понятно, все от мала до велика приклеены к телевизорам. Мы на удивление быстро, а главное без приключений добрались до нашего чердака и попали на крышу. Через нее прошли к чердаку последнего подъезда и стали спускаться. Мы достигли почти первого этажа, когда раздался голос:
   - У-у, собака, опять нажрался и лежишь воронкой к верху! - мы резко остановились и прислушались. Голос шел с улицы. Я облегченно выдохнула, это Тамарка нашла своего Миколу, как всегда лежащим на лавке, естественно пьяным.
   - У других мужики как мужики у меня же горе луковое. - причитала она.
   Я дернула Виктора за рукав и пошла на выход. Мы тихо вышли из подъезда, Тамара стояла к нам спиной и пыталась растормошить своего горе-мужа.
   - Вставай чудовище лесное, еще сдохнешь, а мне за тебя потом отвечай перед Богом. - ворчала она подымая Миколу за шиворот как котенка, а мы резко свернули за угол дома, чтобы избежать встречи с этой семьей.
   - Нам нужна машина. - сказала я прижимаясь спиной к стене дома и шаря глазами по сторонам выискивая невидимых врагов.
   - Моя стоит в соседнем дворе. - ответил Виктор.
   - Они наверное вашу знают. - я совершенно не представляла кто такие эти они, но было не очень спокойно.
   - Зато она бронированная.
   - Ну тогда это все в корне меняет. Где ваша машина? Ведите. - распорядилась я.
   Виктор взял меня за руку, заставил пригнуться и потащил за собой в соседний двор.
   Ну что за жизнь?! А?! Естественно нам не дали спокойно добраться до машины. Рядом с моим ухом раздался свист, от неожиданности я хотела остановиться, но Виктор резко дернул меня за руку и потащил за собой еще быстрее.
   - Что это было? - громко зашептала я.
   Но мне никто не ответил, просто в руке у Виктора появился до боли знакомый предмет.
   "Что же это такое?" - думала я задыхаясь от бега в согнутом состоянии. "Мама!" - заорала я мысленно. "Это же пистолет с глушителем! Все это конец, меня убьют. Точно убьют! От мужа убийцы сбежала, так меня здесь достанут. Правильно говорят, ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Господи, не дай мне умереть, я ведь еще ничего не успела сделать в этой жизни важного! Господи, если ты оставишь меня в живых, я сделаю очень много хорошего! Правда! Вот хоть детей нарожаю целую кучу!" - торговалась я с Господом Богом, а мы все продолжали бежать.
   По нам уже стреляли не переставая. Нет конечно, грохота от выстрелов не было, были только едва различимые хлопки и свист пуль. Виктор резко остановился, остановил меня и рывком повалил на землю.
   - Метров через десять будет стоять машина, бегите к водительскому месту и сразу заводите. - прошептал он и сунул мне в руку ключи.
   - А почему я? - испуганно зашептала я.
   - Я буду вас прикрывать, да и вы лучше ориентируетесь в родном городе.
   Я не стала спорить и вскочив на ноги побежала. Действительно, шагов через десять-двенадцать наткнулась на машину и кинулась открывать дверцу со стороны водительского кресла.
   - Твою мать! - шипела я, руки тряслись и я ни как не могла попасть в замок. Тут что-то чиркнуло по машине, заставив меня подпрыгнуть от испуга, я накинулась на замок с еще более рьяным усердием, замок поддался.
   - Виктор... - громко зашептала я в темноту отойдя на шаг от машины.
   - Быстро в машину! - рявкнул он и развернув толкнул меня в спину, а сам кинулся к противоположной двери. Я уже схватилась за ручку, когда мою правую руку что-то обожгло.
   - Черт! - я не медля запрыгнула в автомобиль и завела, Виктор уже сидел рядом, огромный джип "Лексус" утробно заурчал и понесся вперед. Мы петляли по узким улочкам города, пытаясь оторваться от погони.
   - Куда нам нужно ехать? - спросила я.
   - Желательно в сторону границы.
   - Значит так, сейчас я от них оторвусь..
   - Как? - перебил Виктор.
   - О-о.. это секрет фирмы. - попыталась пошутить я.
   - И все же? - не став подыгрывать мне, серьезно спросил он.
   -Я заеду в гаражное общество "Радуга", это настоящий лабиринт с кучей въездов и выездов, они не смогут перекрыть их все и обязательно нас потеряют. Там мы поменяемся местами, и вы поведете.
   - Почему? Вы лучше знаете город. Или вы устали? - спохватился он.
   - Нет не устала, просто я так понимаю мне прострелили руку, правую, и мне тяжело переключать скорости, рука немеет. - проинформировала я
   - Почему вы молчали? - возмущенно воскликнул он. - Женщины, ну что вы за народ! Остановите, поменяемся. - приказал он.
   - Ага, щас! Я зачем уже пол часа наматываю круги по городу, истекаю при этом кровью, чтобы остановиться и дать нас догнать?
   - Я не могу вам позволить... - начал было Виктор.
   - Ты не можешь ни разрешать мне ни запрещать! Ясно? Ты мне никто! - отрезала я. - А теперь сиди и не лезь ко мне, а то высажу. - пригрозила я.
   - Вы потрясающая женщина, я таких как вы не видел. - сделал он комплимент.
   - Просто ты плохо смотрел по сторонам. - пробормотала я косясь в боковое зеркало.
   - Можно некорректный вопрос? - осторожно спросил Виктор.
   - Валяй. - разрешила я.
   - У вас есть постоянный мужчина, муж, друг, ухажер?
   - Нет. - не очень вежливо ответила я. Меня почему-то задел его вопрос. А действительно, почему я до сих пор одна?
   - Понятно. - констатировал он.
   "Понятно ему. Что тебе понятно, болван" - обиделась я не понятно на что, но промолчала.
   Как я и предполагала, мы оторвались от преследования именно в лабиринте гаражей, и минут двадцать форы у нас было. Поменявшись с Виктором местами, я занялась своей рукой. К этому моменту я ее уже не чувствовала, она онемела, только вокруг раны чувствовалась сильная пульсация, а еще ужасная боль. Не знаю как я еще держалась и не орала в голос, никогда не была терпеливой в отношении боли, наверное только присутствие мужчины моей мечты сдерживало мои вопли и стенания. Кое как сняв куртку я поняла, что закатать рукав водолазки не получиться, дорвать прореху после пули не хватает сил, значит нужно снять. Но как это сделать, если рядом сидит совершенно посторонний мужчина? Помаявшись от безысходности минуты две, пришлось побороть свою природную скромность и снять водолазку. Когда я увидела во что превратилась моя рука чуть выше локтя, мне захотелось заорать дурным голосом, так стало себя жалко.
   - Мамочка-а. - проскулила я. - А что же мне теперь делать?
   Мельком взглянув на меня, Виктор спокойно сказал.
   - Откройте аптечку, там есть маленький шприц, он уже заполнен лекарством, уколите себя.
   - А что в нем? - спросила я всхлипывая и одновременно шарясь в аптечке.
   - Как раз то, что вам нужно.
   -Ага, то подпиши не знаю что, то уколи не знаю где. - пробормотала я.
   Найдя шприц распаковала его и поднесла к руке, края раны выглядели как-то совсем не красивою.
   - Я не могу воткнуть в себя иголку, это же мазохизм какой-то! - воскликнула я и опустив шприц заплакала.
   - Вы сможете, это не трудно и совсем не больно. - ласково стал уговаривать меня Виктор.
   - Ага, тебе легко говорить, это ведь не тебя подстрелили как куропатку, а я теперь может умру или от потери крови или от какой нибудь заразы, пуля поди грязная была. - причитала я.
   Виктор улыбнулся и спросил.
   - Почему грязная?
   - А что киллеры моют руки и протирают их спиртом перед тем как зарядить пистолет?
   - Катя, колите, там обезболивающее с чем-то еще, вам сразу станет легче и кровь остановиться. - серьезно сказал он. Ну не бойтесь, давайте.
   Я собралась с духом и воткнула иглу в руку, заорав при этом, наверное от страха. Введя лекарство, спросила:
   - Что дальше?
   - Там есть специальная антибактериальная салфетка в белой упаковке.
   - Тут все в белой упаковке. - раздраженно сказала я. - Эта? - сунула упаковку прямо под нос Виктору, так как названия были написаны на польском.
   - Да, наложите на рану, а потом перебинтуйте.
   - Ты считаешь я в состоянии перебинтовать себя одной рукой? - зловеще рявкнула я.
   - Э-э.. прижмите тогда посильнее, до границы совсем чуть-чуть, я вас потом перебинтую. - мягко сказал он. - Потерпите?
   - Только и делаю, что терплю одни неприятности от вашей семейки. - огрызнулась я.
   - Простите нас. - покаянно сказал он.
   Но мне было не до его извинений. Видимо адреналин перестал поступать в кровь, страсти улеглись и меня стал бить озноб.
   - А если пуля в руке? - безнадежно спросила я.
   - Катя не пугайте себя еще больше, все будет хорошо, еще максимум сорок минут и я вас осмотрю.
   - Вы что врач?
   - Нет, я экономист.
   - Так что вы можете сделать? - завопила я.
   - Не переживайте, мне приходилось сталкиваться с пулевыми ранениями. - убедительно сказал он.
   - Вы брат бандита?
   - Нет.
   - А где же вы познакомились с пулевыми ранениями? - съязвила я.
   Молчание в ответ. И хорошо, мне вдруг совершенно расхотелось с ним разговаривать. Откинув спинку кресла и накинув на себя куртку я улеглась и зажав салфетку на руке другой рукой, стала пялиться на своего попутчика. Ничего не могу с собой поделать, нравится мне его лицо и все тут. Лекарство видимо подействовало и я уснула.
  
   - Ты самая красивая и смелая. - ласковый шепот как мед втекал в мое замутненное сном сознание. - Только потерпи, я постараюсь не делать тебе больно. У тебя такая нежная кожа, а грудь.., куда смотрят ваши мужики, если ты до сих пор остаешься одна.
   - Ай! Больно же! - воскликнула я окончательно проснувшись, оказывается Виктор сорвал салфетку, которая успела прилипнуть. - Ты, садист, аккуратнее можно? - мои глаза вспыхнули не добрым огнем.
   - Я не буду на тебя обижаться, потому, что ты спросонья и не до конца понимаешь, что говоришь. - мягко сказал он и улыбнулся. - Я говорил тебе, что ты необыкновенная?
   - Не знаю, не помню. - промычала я морщась от боли, а Виктор быстро и профессионально накладывал повязку.
   - Ты похожа на русалку. Ты знаешь, твои пепельные волосы достают тебе почти... м-м, до попы.
   - Ага, только вместо попы у меня должен быть хвост, да?
   - Нет, хвост не нужен, у тебя очень красивые ноги с маленькими ступнями.
   - Ты считаешь тридцать седьмой размер маленьким? И где это ты умудрился увидеть мои ноги?
   - У тебя халат короткий. А на счет размера я не понимаю, сколько это будет м-м... как бы объяснить? Это в сантиметрах?
   - Нет, в сантиметрах всего двадцать четыре.
   - У меня все равно больше. Ну вот. - удовлетворенно сказал он. - Готово. - закончив меня бинтовать.
   Оглядел дело рук своих, утвердительно покачал головой и тут его взгляд переместился с моей руки на грудь, которая была прикрыта толь бюстгальтером черного цвета.
   - Ну и, увидел что-то интересное? - насмешливо спросила я.
   - Да, очень интересное. - спокойно ответил он и перевел взгляд на мое лицо.
   - Вас возбуждает увиденное? - невинно поинтересовалась я.
   - Конечно, я же не каменный, а ты очень сексапильная. - он стал наклоняться к моему лицу.
   - не смей. - категорично заявила я, глядя ему прямо в глаза.
   - Ты этого хочешь, так же как и я. - бархатным голосом сказал он, но наклоняться перестал.
   - Ты не можешь знать, чего я хочу, а чего нет. - отрезала я.
   - Ты ошибаешься. Твои глаза говорят за тебя. - ну не голос, а прям велюр.
   - И что, ты решил изнасиловать беззащитную, раненую женщину? - съехидничала я.
   - Милая, я не насилую женщин, тем более беззащитных, я их соблазняю. - велюр плавно перетек в шелк.
   Я отвернула от него голову, смыл с ним спорить, этот разговор все равно ничем хорошим не закончится. Я не сплю с первыми встречными, даже если они зеркально похожи на мужчину моей мечты.
   - Извини, обычно я себе такого не позволяю. Это временное помутнение рассудка, во всем виновата твоя неземная красота и тело богини. - немного насмешливо произнес он.
   "Вот свинья, я же еще и виновата осталась"
   Он опустился на свое сиденье и завел машину.
   - Поспите, нам еще километров двести ехать. - он снова перешел на официальный тон.
   Я не стала отвечать, а просто закрыла глаза и наверное опять уснула.
   - Катя, проснитесь, мы на месте, вам нужно надеть куртку, на улице холодно.
   - Где мы? - осторожно спросила я разглядывая огромный трехэтажный особняк с колоннами при входе.
   - Это дом моих родителей.
   - Вы тоже здесь живете?
   - Не всегда, у меня есть квартира. Но Станислов живет здесь постоянно.
   - А почему вы отдельно? А может вы женаты? -
   - Нет. - лаконично ответил Виктор.
   В этот момент из особняка вышла двое, мужчина и женщина и направились к нам.
   - Это мои родители. - пояснил Виктор, помогая мне натянуть куртку, в рукав которой я лихорадочно пыталась просунуть раненую руку.
   - Сумасшедший дом какой-то. Задержите их, пока я не приведу себя в порядок! - с отчаянием в голосе попросила я.
   Виктор проворно выскочил из машины и пошел на встречу родителям, остановив их на пол дороги к машине, начал о чем-то говорить. Кое-как надев и застегнув куртку, я еще некоторое время посидела, собираясь с духом.
   "Ну и чего ты дергаешься, как будто тебя сватать будут. Успокойся." - мысленно укоряла я себя. Глубоко вздохнув и как-то безнадежно выдохнув, я вышла из машины.
   - Бедная девочка! Вы столько натерпелись! Мне так жаль! - ко мне быстро подошла очень красивая мама Виктора. Она была статной женщиной, темноволосая, со стильной стрижкой, в дорогом костюме и туфлях на шпильке.
   "Мама дорогая, это в два то часа ночи она на каблуках и с прической!?" - обалдело подумала я, чувствуя себя самой распоследней замарашкой.
   "Боже, куда я попала, где мои вещи?" - в ужасе вопила я мысленно.
   - Добрый э-э.. вечер. - промямлила я.
   - Как вас зовут, бедный ребенок? - ласково спросила хозяйка дворца.
   - Катя.
   - А меня Марта. Это мой муж Яцек. - она обернулась и показала рукой на своего высокого спутника.
   - Очень приятно.
   - Марта, ну что мы держим юную леди на ветру, идемте в дом, там теплее и доктор ждет.
  
   Мы всей гурьбой пошли к дому, войдя в холл, я обомлела. По-моему такая мебель бывает только в музеях. Это был настоящий дворец, у меня нет в лексиконе таких слов, чтобы описать обстановку. В этот момент я очень пожалела, что не знаю в каком стиле построен дом, сделана мебель и чьей кисти висят картины на стенах.
   Вдруг раздался громкий топот.
   - Бабушка! Они приехали? - вопила молодая девушка, сбегая по лестнице.
   Я вздрогнула, моя непривычка к семьям более трех человек объясняется тем, что я была единственным ребенком у своих ныне покойных родителей.
   - Кристина, не пугай людей. - спокойно сказала Марта. - Ты же видишь, что приехали.
   Кристина подлетела ко мне и впилась своими огромными карими глазищами прямо мне в лицо. Я попыталась улыбнуться.
   - Вот вы какая. - протянула девушка.
   "Вот ты какой, северный олень" - мысленно хихикая, подумала я.
   - Кристина детка, скажи Иоанне, пусть накроет на стол.
   - Ты хочешь уберечь этого ангела от моего скверного влияния? - спросила Кристина в глазах которой плескалась искренняя детская непосредственность.
   Мужчины фыркнули, но Марта не обращая внимания на последнюю реплику девушки, провела меня в огромную гостиную. Где потолки были не менее пяти метров в высоту, был в наличии камин, огромные вычурные кресла на гнутых ножках, кушетки столики и возможно, что-то еще, только у меня от такого богатства и изобилия разбежались глаза.
   - Катя, вам лучше снять куртку, врач должен осмотреть ранение.
   - Я... у меня под курткой только нижнее белье. - выдохнула я и покраснела.
   Марта недоуменно посмотрела на меня и перевела взгляд на Виктора, от которого тот почему-то смутился.
   - Меня ранили выше локтя. - проблеяла пытаясь прояснить обстановку, но по моему еще больше все запутала.
   - Милая нет нужды оправдываться, Кристя принеси майку. - скомандовала Марта.
   Кристина развернулась на пятках и убежала, мужчины топтались рядом не зная что делать.
   - Яцек, Виктор, вы пока можете идти и проводите сюда доктора.
   Облегченно выдохнув, мужчины выскочили за дверь.
   - Снимайте это. - показала на куртку Марта. - Я вам помогу.
   Я расстегнула молнию и освободив с помощью Марты здоровую руку, высвободила раненую.
   - Сколько вам лет? - задумчиво разглядывая меня спросила Марта.
   - Двадцать семь.
   - Да? Я думала не больше двадцати. - удивленно сказала она.
   Тут в комнату как торнадо ворвалась Кристина.
   - Вот! - она протянула мне упакованный пакет.
   - Сразу хочу сказать, вам не нужно стесняться, если что-то будет необходимо, вам стоит только об этом сказать. Как видите, мы не нуждаемся и спокойно вытянем еще одного члена семьи. - проинструктировала Марта, взяла пакет из рук Кристины, вскрыла и достала очень милую маячку черного цвета.
   Мы успели одеть мне майку до прихода доктора, и мне не пришлось смущать еще одного мужчину. Доктор милейший пузан, сказал, что рана относительно чистая и грязных пуль в ней не завалялось, но зашить все же нужно. Уколов мне два каких-то укола, он приступил к штопке моей руки, а я упала в обморок.
   Пришла в себя я уже на кровати, рядом на тумбочке горел ночник, и в комнате находилось еще два человека помимо меня.
   - Как ты себя чувствуешь девочка? - нежно спросила Марта.
   - Не знаю, пока никак. - ответила я севшим голосом.
   Она что-то сказала доктору на польском, он отвечал очень быстро и эмоционально размахивал руками. Выписав кучу каких-то бумажек и распрощавшись с нами, он ушел.
   - Катя, вы хотите есть?
   - нет, спасибо, можно я посплю?
   - Конечно милая, отдыхайте. - Марта поцеловала меня в лоб и вышла из комнаты.
   Я устало закрыла глаза, но не тут то было, в дверь тихо постучали.
   - Войдите.
   Дверь открылась и вошел Виктор. И тут с моим организмом стало происходить, что-то невероятное. Меня резко бросило в жар, сердце сделало скачек и по моему пропустило несколько ударов, я судорожно сглотнула и затряслась в ознобе.
   "Только этого мне еще не хватало! Нет! Даже не думай влюбляться в него! Ты ему не нужна, он богатый, а ты бедная как церковная мышь. Вы разных наций, он поди дворянин, а ты плебейка. И вообще, что за глупости такие?"
   Но мое бедное, глупое сердце не хотело слушать разумных доводов разума, оно рвалось на встречу Виктору и так громко стучало, что у меня на некоторое время заложило уши.
   - Ты как? - осторожно спросил он.
   - Нормально. - придушенным голосом ответила я.
   - Если тебе что-то понадобиться, просто подними трубку вот этого телефона.
   - И кто мне ответит? - с придыханием поинтересовалась я.
   - Если хочешь, то я.
   - И что, ты придешь и будешь всю ночь охранять мой сон?
   - Ну... я могу не только охранять, могу скрасить остаток ночи. - мурлыкнул он.
   - Спасибо, не нужно. - стараясь чтобы голос звучал более холодно ответила я.
   - А ты подумай, дом большой, вдруг здесь бродят привидения. -хитро прищурился он.
   - И думать не желаю, я не так доступна, как тебе может показалось. - высокомерно заявила я.
   - Я не думаю, что ты доступна, но все же попробую завоевать твое расположение, а если не получится, то просто совращу.
   - Нахал.
   - Можно я тебя поцелую на ночь? - неожиданно спросил он.
   - Не можно. - задыхаясь ответила я.
   "Боже, если он только дотронется до меня, я сама его совращу в тот же миг".
   - Жаль. - в голосе слышалось разочарование.
   "А как мне жаль, если бы ты только знал."
   - Спокойной ночи, королева. - он почтительно склонил голову.
   - Приятных снов. - откликнулась я, а он вышел.
   - Ох, что же это делается? - плаксиво вопрошала я у пустой комнаты.
   Но мне не дали подумать над ответом, в дверь снова постучали и не дожидаясь разрешения войти, в комнату проскользнула Кристина в пижаме.
   - Привет. - прошептала она. - Можно? - опять не дожидаясь ответа, забралась с ногами на мою кровать. - Мы не успели познакомиться толком, как ты грохнулась в обморок. Меня зовут Кристина, мне шестнадцать лет, я дочь Станислова, которого ты спасла. - протараторила она и лучезарно улыбнулась.
   - Я не видела твою маму, она наверное в больнице? - разглядывая это удивительное, казавшееся почти волшебным, человеческое существо, спросила я.
   Кристина сделала печальное лицо и ответила:
   - У меня нет мамы.
   - Как нет? - опешила я.
   - Она умерла от передозировки, когда я была еще маленькой. Меня воспитывали папа, бабушка и дедушка. А с папой в больнице были старики, но позвонил Виктор и сказал, что вы скоро приедете и они вернулись домой, чтобы встретить тебя.
   - А сейчас.. - начала было я.
   - А сейчас они опять уехали в больницу, в доме только ты, я, Виктор, дворецкий с кухаркой, ну и сигнализация конечно.
   - Почему "конечно"?
   - Понимаешь мы очень богаты. - проинформировала меня Кристина, можно подумать я сама не догадалась. - Моя прабабка была русской княжной с богатым приданым и вот еще до революции, на балу, при дворе, она встретилась с моим прадедом, который являлся на тот момент польским послом. Они увидели друг друга и влюбились с первого взгляда. - вещала Кристина прижав кулачку к груди, а лицо ее дышало вдохновением.
   - Конечно они поженились, жили долго и счастливо, приумножая подаренное приданое. И все последующие поколения заключали браки с такими же богатыми и влиятельными людьми. Мой дед Яцек министр иностранных дел в отставке, мой папа начальник таможенной службы, а Виктор заместитель министра экономики.
   - А Марта? - спросила я, почти придерживая челюсть руками, вот с такими "шишками" дел мне иметь еще не приходилось.
   - Что Марта?
   - Ну кем она работала?
   Кристина посмотрела на меня с жалостью, как на больную, у которой не все в порядке с головой.
   - ни кем. Она помогала благотворительным обществам. Понимаешь, в нашей семье женщины никогда не работали, они рожали детей и руководили прислугой. Бабушка говорит, что именно безделье и сгубило мою маму, ей просто нечем было заняться и поэтому я буду работать когда получу профессию, чтобы у меня не было времени на всякие глупости. Поедем завтра по магазинам? - наверное как и все подростки Кристина с легкостью перескакивала с одной темы на другую.
   - Зачем?
   - Тебе за обновками.
   - Ну не знаю. - неуверенно протянула я. - Мне ничего не нужно.
   - А мы тебе уже кое-что купили. - заговорщицки сказала девочка.
   - Что?
   - Вставай покажу.
   Она соскочила с кровати, подбежала к шкафу и распахнула дверцы.
   - Вот смотри, это пижама, шорты, джинсы, халат, тапочки, трусики и лифчики. - захихикала Кристина. - Да, вот еще носки и два свитера.
   Все вещи были моего размера.
   - А...
   - Виктор позвонил и сказал, что вы едете налегке.
   - Купили ночью?
   - У нас свои магазины. - скромненько так ответила Кристина.
   - Размер... - выдохнула я.
   - Виктор сказал. - как само разумеющееся проинформировала она.
   Хорошо, я согласна, размер вещей можно угадать визуально (хотя и в этом нужно очень хорошо разбираться), размер ноги я сама ему сказала, но вот размер бюстгальтера не так легко угадать... хотя...
   Ужас. Катастрофа. Ни одной тайны не осталось.
   А ведь женщина должна быть вечной загадкой для мужчины. Как когда-то говорила мне моя бабушка: "Запомни милая, даже мужу нельзя показывать попу выше колена". Я долго не могла понять смысла этой фразы и только выйдя замуж до меня дошло, что тайна должна всегда оставаться за семью печатями. Ведь если мужчина узнает всю подноготную женщины, он сразу потеряет к ней интерес. Мужчину нужно всегда чем-то удивлять, поражать, ошарашивать. Он ни в коем разе не должен знать, что ты выкинешь в следующий момент. Он должен быть всегда заинтригован, его нужно всегда держать в "подвешенном" состоянии, он всегда должен быть в ожидании "чуда".
   А тут такая банальность, ну никакой романтики. Обидно.
   Кристина стояла и молча смотрела на меня пока я обдумывала ситуацию, но видимо выдержки на долго не хватило и она меня позвала.
   - Катя, что-то не так?
   - Нет, нет, все так дорогая. Я вот хочу спросить... - задумчиво начала я.
   - Что?
   - От куда вы так хорошо знаете русский язык?
   - А.. это. Так в свое время русская прабабка оставила заковыристое завещание, что наследство будет отдано наследникам только в том случае, когда все члены семьи будут в совершенстве знать русский язык и не только говорить на нем, но и писать. Она объяснила это тем, чтобы якобы не забывали свои корни. Так, что будь ты хоть поляк или француз, но если хочешь жить в этом доме и иметь все блага, ты обязан знать русский язык. - просветила она меня.
   - Ясно.- я вернулась в койку, Кристина присоединилась ко мне, она еще что-то рассказывала, но я почти не слушала, видимо уколы сделали свое дело и я уснула.
   - Катя, ты соня, вставай, пойдем завтракать! Ну сколько можно спать? - вопил мне кто-то прямо в ухо. Я поморщилась. - Ты что не хочешь узнать новости? - возмущенно вопрошала у меня.
   Я открыла глаза и удивленно уставилась на очень симпатичную девушку.
   - Катя, ты меня помнишь? - сбавив громкость осторожно спросила она.
   Я села в кровати и огляделась. "Где это я? Ах ну да.."
   - Да, ты Кристина. - хриплым со сна голосом ответила я.
   - Фу-у, я уж подумала, что у тебя амнезия, а потом думаю ну с чего бы ей у тебя взяться, тебе ведь руку прострелили, а не голову, хотя может ты ударилась? - без умолку болтала она.
   От куда у таких степенных взрослых может взяться такой говорливый и непоседливый подросток?
   - Катя вставай, а то проспишь все царствие небесное! - тормошила меня Кристина.
   - Да, да уже иду.
   Под нескончаемый поток слов и возгласов я собралась к завтраку.
   "Боже как много текста вылетает из уст этого юного создания, не дай Бог быть ее родственницей" - подумала я и зябко передернула плечами.
   Нет, я не имела что-то плохое в отношении Кристины, просто я не привыкла к таким подвижным и громкоговорящим людям, и мне совсем не хотелось менять что-то в своем устоявшемся мирке, даже ради таких очаровательных особей нового поколения. Кристина почти волоком стащила меня по лестнице вниз в столовую и пихнув ближе к столу, за которым сидело почти все семейство сказала:
   - А вот и наш ангелочек.
   Виктор вскочил при нашем появлении и предложил мне присесть рядом с ним. Я милостиво согласилась и трапеза продолжилась.
   - Как вы Екатерина Андреевна себя чувствуете? - равнодушно поинтересовался через некоторое время Виктор, даже не поворачивая головы в мою сторону.
   - Спасибо, хорошо. - в тон ему ответила я.
   Марта и Яцек недоуменно переглянулись, а Кристина ехидно спросила:
   - Виктор, ты что лимонов обожрался?
   - Кристя! - возмущенно воскликнула Марта. - Девочка моя, веди себя прилично и выбирай выражения когда разговариваешь со старшими.
   - А что я такого сказала? Бабушка, ты только посмотри на него... - но вдруг оборвав фразу на середине она задумалась и участливо спросила у Виктора:
   - Вик, у тебя проблемы?
   - Нет. - спокойно ответил Виктор не глядя на нее.
   - С папой что-то не так? - в голосе послышался страх.
   - Нет дорогая с ним все в порядке, ты же знаешь он вышел из комы. - ответила за Виктора Марта.
   - А может ты влюбился? - невинно поддела Кристина.
   Виктор поднял от тарелки голову, внимательно посмотрел на племянницу и ответил:
   - Ты еще маленькая задавать такие вопросы.
   - Кто? Я маленькая? - Кристина аж задохнулась от негодования. - Мне шестнадцать лет ели ты не забыл! - завопила она.
   - Ну и что? Разве твой преклонный возраст дает тебе право задавать не тактичные вопросы? - равнодушно спросил Виктор.
   - В восемнадцатом веке в моем возрасте девушки уже выходили замуж! Я же не спрашивая с кем ты спишь, а лишь интересуюсь не влюбился ли ты? - продолжала наступать Кристина.
   - Может и правда стоит выдать тебя замуж, пусть муж с тобой мучается. - задумчиво пробормотал Виктор.
   - Ах, вот ты как значит?! - взвизгнула Кристина.
   - Девочка успокойся, Виктор пошутил, не цепляйся к нему. - вступился за сына Яцек.
   - Да ладно, не буду. - надула губы Кристина.
   Я только хотела расслабиться и наконец попробовать то, что лежало у меня на тарелке, как Кристина открыла рот и после сказанного ею есть мне расхотелось, причем на долго.
   - Катя, а ты знаешь, что теперь тебе придется выйти замуж за папу?
   Моя челюсть отвалилась сама собой, я так и осталась сидеть с открытым ртом, переводя затравленный взгляд с одного на другого сидящих за столом. Надо отдать должное Кристине, не одна я сидела раззявив рот. Яцек и Марта то же не остались равнодушными к сообщению внучки, а вот Виктор наоборот сжал челюсти и даже по моему скрипнул зубами. Но юная дьяволица, не замечая произведенного эффекта, продолжала вещать намазывая при этом ломтик тоста джемом.
   - А знаешь почему? - и как всегда не дожидаясь ответа продолжала дальше. - Если ты спас жизнь человеку, то ты должен отвечать за него всю оставшуюся жизнь, это канон какой-то восточной религии. А еще бабушка с дедушкой говорили, что давно мечтали именно о такой невестке как ты. Так что думаю твое будущее предрешено, ты выйдешь замуж за папу и станешь богатой и всеми уважаемой мадам или если угодно пани Кароляк. - торжественно закончила она и подняла глаза от своего тоста. - Эй, вы чего? - испуганно спросила она.
   - Тебя нужно было в детстве пороть по три раза на день. - сдавленно, сквозь зубы прошипел Виктор. - Извините, мне нужно сделать срочный звонок. - он резко встал из-за стола и стремительно покинул комнату.
   - А что такого я сказала? Между прочим, я не против такой мачехи. Катя красивая и... - она скептически меня оглядела. - ... думаю умная и еще достаточно молодая чтобы нарожать мне кучу братьев и сестер.
   - Кристина! Как ты могла? - придя в себя, воскликнула Марта. - Боже ты просто несносная девчонка! - простонала она. - Ты ужасная!
   - В каком смысле ужасная? - озадаченно переспросила Кристина.
   - В прямом. - отрезала Марта. - Ты будешь наказана и лишишься многих своих привилегий, а начнем с того, что в школу ты будешь ездить на автобусе как все и запомни дорогая, это только начало. - жестко добавила она.
   - Ты не можешь! - со слезами в голосе воскликнула Кристина.
   - Могу и сделаю. - ледяным тоном парировала Марта.
   Кристина всхлипнула и вскочив со стула выбежала из столовой.
   Марта дышала так, как будто пробежала марафон.
   - Ну зачем вы так строго, это ведь были просто мысли в слух, неудачная шутка, я не думаю, что она хотела кого то обидеть. - попыталась я заступиться за Кристину.
   - Это не было шуткой. Все это правда от первого до последнего слова. - откровенно призналась Марта и встала. - Извините меня. - и стуча каблуками покинула столовую.
   Я перевела обалдевший взгляд на Яцека, он неопределенно пожал плечами и примирительно произнес.
   - Давайте все же позавтракаем, а то Иоанна распереживается, подумает, что не вкусно приготовила.
   Я кивнула, но ни к чему не притронулась.
   - Знаете, сегодня ночью Станислов пришел в себя и поведал нам историю о том, как его спас ангел, то есть вы. - успокаивающе тихим голосом говорил Яцек.
   - Как он?
   - Кризис миновал, мы очень волновались, что он не выйдет из комы, что удар по голове был слишком сильным, но он справился и скоро его выпишут домой. А как ваша рука?
   - Рука? А что с ней? Ах да... рука, все хорошо, меня тоже можно отправлять домой. - радостно сообщила я.
   - Это пока невозможно... - но договорить ему не дали.
   Из холла, донеся странный звук, дверь столовой распахнулась и в комнату влетела молодая женщина, при этом она издавала какие-то шипящие звуки и пыталась вырвать свою руку из руки Виктора, который ее удерживал.
   - Ах, вот она где! Я придушу тебя голыми руками тварь! - перешла она с шипения на рычание. - Сволочь, аферистка! Думала втереться в доверие? Не получится! Я этого не позволю! - и она снова рванулась в мою сторону. Но Виктор был на стороже и не дав ей вырваться он резко развернул ее к себе и тряханул так, что у ее голова дернулась как у тряпичной куклы. Женщина на мгновение замолчала, выпучила глаза и вдруг всхлипнула.
   - Во первых, не смей говорить гадости нашей гостье, во вторых не смей буянить в нашем доме, в третьих веди себя прилично, как подобает леди, а не как базарная торговка. - сердитым голосом выговаривал Виктор.
   - Ты сделал мне больно! - драматическим голосом выкрикнула женщина, потирая руки выше локтя, те места, за которые держал Виктор. По-русски она говорила с сильным акцентом.
   - Извини, если сделал больно, я не хотел, но ты себя совсем не контролировала. Тебе лучше? - безучастно спросил он.
   - Да, спасибо. - шмыгнула она носом совсем не как леди.
   Но надо отдать должное, ровно через минуту от разъяренной кобры не осталось и следа, перед нами волшебным образом материализовалась спокойная, уравновешенная, уверенная в себе и своей красоте особа.
   - Давайте поговорим спокойно. - деловито предложила она и села на один из стульев.
   Оказывается эту безобразную сцену, видели все домочадцы, потому как Кристина и Марта вошли следом за ней и Виктором Ито же присели к столу.
   - Может кофе Марго? - вежливо поинтересовался Яцек.
   - Да, спасибо. - она изобразила обаятельную улыбку.
   Пока все рассаживались и заново наливали кофе, я гадала, кто же эта Марго? Она села как раз напротив меня и буравя меня своими миндалевидными голубыми глазами, спросила.
   - И как простите зовут эту... даму? - обращалась она явно не ко мне и вообще создавалось впечатление как будто я просто предмет мебели.
   - Ее зовут Екатерина Андреевна. - ответил Виктор.
   - Так это она с позволения так сказать спасла Станислова? - презрительно выплюнула она, а глаза все так же прикованы ко мне и естественно не пропустят ни одного моего лишнего движения.
   - Да она. И папа обязательно на ней женится. - язвительно поставила ее перед фактом Кристина.
   Но Марго даже бровью не повела и лениво ответила.
   - Слишком громко сказано милая. А кто нибудь спросил у Станислова, а хочет он жениться на этой крестьянке.
   Да, не в бровь, а в глаз. Конечно, сейчас с утра с простой косой и без макияжа я выглядела не на пять с плюсом, а всего лишь на четыре, но тем не менее цену я себе знаю и она о-го-го как высока. Может самомнение у меня и завышено, но я женщина до мозга костей или как там говорят, и думаю, что имею полное право кичиться своей внешностью. Вот если ее сейчас умыть на кого она станет похожа, явно не на Памелу Андерсон.
   -Марго, не нужно вести холодную войну или тем более горячую, сейчас главное здоровье Станислова и еще нужно найти тех кто это сделал. - суховато сказала Марта.
   - А может это она все и подстроила? Вы не пытались ее об этом спросить? - вкрадчиво намекнула Марго.
   - Марго, ты несешь какой-то бред. - презрительно откликнулся Виктор. - Она о нас и знать не знала до вчерашнего дня.
   - Это ты так думаешь, а у меня другое мнение. - категорично заявила она.
   Я растянула губы стараясь показать ей натянутой улыбкой, что даже у моего бесконечного терпения есть предел. Но Марго неуразумела моего намека и ринулась в атаку.
   - Виктор, я так поняла, что ты был у нее дома, она живет богато?
   - Богатство - понятие относительное. - серьезно ответил Виктор.
   Она энергично кивнула.
   - Хорошо, тогда так, она живет лучше вашей семьи?
   - Марго, милая, уймись. - мрачно улыбнулась я. - Не нужно терзать людей вопросами, ответов на которые они не знают. Спроси лучше у меня.
   Она скривилась так, как будто увидела перед собой дохлую крысу или жабу, а может и то и другое вместе, но все же ответила.
   - Я уже спросила.
   - Нет.
   - Что, нет?
   - Я отвечаю на твой вопрос "нет".
   - Какой вопрос? - озадачилась она.
   - Который ты задала. - ответила я как можно вежливее.
   - Идиотка. - прошипела она на миг скинув маску хладнокровия, но тут же вернула ее на место и не дав вставить в мою защиту ни одного слова привставшему и уже открывшему рот Виктору, отчеканила. - Запомни, я не отдам Станислова просто так, без борьбы. - и обращаясь уже к Марте. - Спасибо за кофе, всем привет. - и снова повернувшись ко мне зловеще прошипела. - А ты еще пожалеешь. - резко встала и засеменила к двери. Даже ее спина источала жгучее презрение к моей особе.
   После ухода Марго все облегченно выдохнули, буря прошла мимо задев только слегка.
   - Я надеюсь только на одно, что вы не думаете так же как Марго и меня действительно держат в этом доме только для того, чтобы защитить, а не для того чтобы выявить моих несуществующих сообщников. - горько усмехнулась я.
   Все заговорили разом.
   - Девочка, даже не смей так думать! - с обидой в голосе воскликнула Марта.
   - Катя, мы не предатели! - вопила Кристина.
   - Ты ошибаешься. - это Яцек.
   - Неужели ты такого плохого мнения о нас? - в замешательстве спросил Виктор.
   - нет. Конечно нет, я не думаю о вас плохо, вы мне очень симпатичны все без исключения. Но я не хочу, чтобы меня подозревали в том чего я не делала и сделать не могла. - устало сказала я.
   Некоторое время все молчали.
   - Да, завтрак был утомительный. - тихо сказала Марта, нарушив молчание. - Виктор проводи Катю в ее комнату, я думаю ей нужно отдохнуть что-то она совсем бледненькая или займи ее чем нибудь интересным, а ты Кристина собирайся поедем к отцу в больницу.
   Все встали из-за стола, все кроме меня, я сидела уставившись в свою чашку и думала о Марго. Но мои размышления прервала подошедшая Кристина. Она обняла меня за шею и чмокнув в щеку прошептала.
   - Ты просто потрясающая.
   Я растрогалась, не каждый день тебе говорят комплименты, тем более особи женского пола.
   - Ты прелесть. - в свою очередь сказала я улыбаясь.
   Они уехали. А мы остались. Я была безумно рада обществу Виктора. Но тем не менее находясь рядом с ним боялась своей реакции на его присутствие.
   - Чем займемся? - невинно спросил он.
   "Любовью!" - восторженно подумала я, но в слух промямлила, что-то невразумительное, типа. - Не знаю...
   - Может, тогда осмотрим дом? - предложил он.
   - нет спасибо, что-то у меня голова разболелась.
   - Тогда пойдем в твою комнату. - он взял меня за руку и потянул за собой. - И я сделаю тебе массаж головы.
   - В этом нет необходимости. - заупрямилась я.
   - Не прекословь женщина когда мужчина говорит. - мастерски изобразил он высокомерие.
   Уже в моей комнате Виктор сел на кровать и положив себе на колени подушку, похлопывая по ней, позвал.
   - Катя иди сюда.
   Я замялась, подыскивая нужное слово для отказа, но ничего не придумав, понуро опустила голову и пошла к нему. Виктор расплел мою косу и стал нежно массировать мою голову. А я вновь задумалась о Марго.
   "Очень эффектная дамочка, высокая, стройная, темноволосая, только бюст, по-моему великоват для ее комплекции. А норов какой! С такой не соскучишься"
   - О чем думаешь? - ласково спросил Виктор.
   - О Марго. - задумчиво ответила я.
   - И что?
   - Знаешь, я вспомнила фразу из книги, так вот это было написано про нее. Что она похожа на кобру и знакомиться по-змеиному: сначала гипноз, а потом быстрое впрыскивание яда.
   - Действительно, есть в ней что-то от рода пресмыкающихся.
   - Почему она взъелась на меня?
   - Ты представляешь собой угрозу ее будущему.
   - Какую?
   - Тебя пророчат в жены Станислова. - напряженным голосом ответил мужчина моей мечты.
   Я решила не развивать эту тему, потому что еще сама ее не обдумала.
   - А как ты к ней относишься?
   - Ни как. Здравствуй, прощай, она девушка брата, при чем здесь я?
   - Ну какие-то эмоции или чувства ты же должен испытывать. - допытывалась я.
   - Она появилась на горизонте Станислова год назад, они познакомились на каком-то банкете и стали встречаться, ее брат заместитель Станислова. Хотя знаешь, были моменты когда Кристя жаловалась на нее, вроде как будто Марго издевается над ней когда они остаются наедине. Но мы не обращали внимание на жалобы Кристины, сама видишь, она очень капризный ребенок.
   Его рука медленно поползла к моей шее, и мне пришлось прервать сеанс массажа.
   - Спасибо, мне уже лучше.
   - Я так не думаю. Ты просто убегаешь от меня, потому что боишься, того что может произойти. - вкрадчиво заметил он.
   - Я не боюсь того, что может произойти, я взрослая женщина.
   - Тогда почему ты отстраняешься?
   - Не хочу осложнять наши и без того сложные отношения.
   - Это будет не осложнение, а полное слияние тел и душ.
   - Это твое мнение. - я попыталась отодвинуться от него подальше, но он в корне пресек мою попытку, схватил меня за руку и резко дернул на себя, я уткнулась носом в его грудь, а он меня обнял и перекатившись так, что я оказалась под ним спросил.
   - А ты думаешь по-другому? - и не дожидаясь ответа, страстно поцеловал.
   Я непроизвольно застонала. Я вообще очень люблю целоваться, и я так давно этого не делала, а он целовал так мастерски. По моему телу мгновенно разлилась истома, заставив затвердеть мои соски. Это были очень сладостные мгновения. Его руки стали ласкать мою грудь сквозь футболку, поцелуи становились все жарче, а ласки еще непристойнее. Виктор стал лихорадочно задирать мою футболку, и добравшись до моей обнаженной груди блаженно застонал, а после низким хриплым голосом прошептал.
   - Я хочу тебя здесь и сейчас.
   На меня как будто вылили ведро ледяной воды и я стала вырываться.
   - Что случилось? - недоуменно спросил Виктор и его руки прекратили поползновения по моему телу.
   - Дорогой, ты решил перепихнуться на досуге? - елейным голосом спросила я и сопроводила свои слова убийственным взглядом.
   Виктор оторопело уставился на меня, но тут видимо смысл сказанного мной дошел до его замутненного похотью сознания, он перекатился на спину издал неистовый звериный стон, закрыл глаза, и глубоко дыша полежал в таком положении какое-то время, затем встал с кровати и вышел из комнаты хлопнув дверью. Я почувствовала себя униженной, складывалось такое впечатление, что меня использовали как презерватив и выкинули потом за ненадобностью. Из моих глаз полились слезы, да такие крупные и так много, что мне стало заливать уши, так как я лежала на спине. Повернувшись на бок я еще немного повсхлипывала, а потом утерла слезы, привела себя в достойный по мнению зеркала вид и решила прогуляться по парку, который окружал дом. Выйдя из дома ни кем не замеченная, я бродила по тропинкам, распихивая ногами облетевшую листву, и все думала о нас с Виктором. Странные отношения, обоюдная страсть, вспыхнувшая почти мгновенно при первой встрече, не ослабевает, а становиться еще сильней. Но разве такое возможно, ведь я знаю его всего два дня, а если быть точнее, то еще и суток не прошло с минуты нашего знакомства. Сейчас вроде осень, а не весна, а мне хочется сексуальных отношений как мартовской кошке. Я корила себя за эти желания.
   - Как тут не хотеть, если учесть что за последние два года не было даже мимолетных поцелуев, не то что каких либо отношений вообще. - буркнула я.
   Нагулявшись так, что даже замерзла, я поплелась к дому, хотя делать этого совсем не хотелось.
   - Где ты была? - возмущенным криком встретила меня Кристина. - Мы тебя потеряли!
   - Я просто вышла подышать свежим воздухом. - оправдывалась я.
   - Бабушка-а! Пропажа нашлась! - пронзительно крикнула Кристина, да так, что у меня завибрировали ушные перепонки.
   - Катя. - обеспокоенный голос выбежавшей из гостиной Марты удивил меня.
   - Она ходила гулять! Представляешь? Одна! - сделав ударение на последнем слове, выпалила она.
   - Э-э.., а из-за чего собственно переполох? - я действительно не понимала, почему Кристина кричит на меня.
   - Катерина, очень вас прошу, предупреждайте кого нибудь если уходите, а то мы переживаем. Ладно? - мягко попросила Марта.
   Я кивнула.
   "Ах вот оно что, они переживают. Давненько обо мне не беспокоились."
   За обедом выяснилось, что Станислова завтра выписывают, а Виктор отсутствует по работе.
   День плавно перетекал в вечер, каждый был занят своим делом, только я как неприкаянная сидела в кресле у разожженного камина.
   "Как там моя квартира? Елки зеленые! У меня ж в кухне теперь можно сказать нет окна совсем! Что же делать? Бли-ин!"
   - как ты? - ласковый шепот заставил меня подпрыгнуть от неожиданности.
   - Виктор... - облегченно выдохнула я обернувшись.
   - У тебя морщинка между бровей залегла, ты чем то обеспокоена? - он обошел мое кресло и сел в соседнее.
   - У меня в квартире, в кухне окно ведь разбито. - бестолково пожаловалась я.
   - Кто тебе сказал что разбито? - невозмутимо спросил он.
   - Что значит "кто сказал", я сама видела! - обиженно воскликнула я, возмущенная его безразличием.
   Виктор протянул руку и вложил мне в ладонь ключи от моей квартиры.
   - Не переживай, там все привели в порядок.
   - Поменяли стекло?
   - Зачем, просто заколотили фанерой, чтоб не дуло.
   - Что? - ужаснулась я.
   - Катя, ты всегда веришь тому, что слышишь? Я так понимаю, что чувство юмора у тебя отсутствует напрочь?
   Да он просто решил на до мной поиздеваться! Мерзавец!
   - Да. - твердо ответила я.
   - Что "да"?
   - На все твои вопросы "да".
   - А.. то есть всегда веришь тому что слышишь?
   - Да.
   - Чувство юмора отсутствует?
   - Да.
   - Ты меня любишь?
   - Да... Как ты смеешь?! - опомнилась я.
   Виктор тихонько рассмеялся.
   - Ты восхитительна. Ты сладкая как конфета. Ты мягкая ив то же время упругая там где нужно. Твоя грудь выше всех похвал. А сосочки... как маленькие... м-м, какая ягода бывает розовой? - вежливо спросил он.
   Я сидела опустив глаза, сжав руками подлокотники кресла, прикусив губу и упорно молчала.
   - Хорошо. - покладисто согласился он. - Я сам вспомню... м-м, да точно, как маленькие, недозрелые розовые вишенки. - победно закончил он. И тогда я не выдержала и расхохоталась.
  
   Следующее утро началось с суматохи, которую собственно и производила одна Кристина. Сегодня должны были выписать Станислова. Меня даже знобило в ожидании встречи с ним. Мы с Кристиной были в гостиной, когда ближе к обеду привезли Станислова. Его голова была перебинтована и ходил он немного наклонившись вперед и дышал очень осторожно, как будто ему было больно это делать. Войдя вместе с родителями и братом в комнату, он поздоровался, поцеловал Кристину, которая сияла как медный самовар, подошел ко мне и остановившись напротив кресла в котором сидела некоторое время очень пристально меня разглядывал. А я в свою очередь разглядывала его. Он был пониже Виктора, но шире в плечах и более зрелый. Что ли. Он был похож на Марту, только черты лица были конечно грубее чем у матери, это был очень красивый мужчина, таким очень легко увлечься, теперь я понимала Марго, на ее месте я бы то же боролась за него.
   - Именно такой я вас и представлял. - мягко сказал Станислов. Я продолжала молчать, только по-моему покраснела, так как стало гореть лицо.
   - Я перед вами в неоплатном долгу. Что я могу сделать для вас?
   - Ничего не нужно, не стоит благодарности.
   - Папа, ну что ты такое говоришь? Что сделать для вас? - перекривила отца Кристина. - Ты должен на ней жениться, она теперь твой ангел-хранитель. - уверенным тоном высказала свое мнение его дочь.
   Все присутствующие как-то засуетились, а Станислов приподнял брови в немом вопросе. Я спокойно встала, подошла к окну, выдержала длинную паузу и только после этого сказала.
   - не обращайте внимания, все это глупости. Вы можете сделать для меня только одно... - я задумчиво замолчала, а все застыли в ожидании. - Да, только одно, найти того, кто это с вами сделал и этим обеспечить мне спокойное существование. Я не хочу ежеминутно оглядываться и вздрагивать от каждого шороха в ожидании неминуемого нападения. - закончила я.
   Послышались вдохи и выдохи. На лицах Марты и Яцека промелькнуло разочарование, Кристина раздраженно фыркнула, а вот облегченный выдох Виктора заставил меня обернуться в его сторону, но он опустил глаза, чтобы скрыть их выражение.
   - И еще одно, впредь прошу не заводить ни кому не нужных разговоров о сватовстве. Это касается тебя, Кристина. - твердо сказала я глядя в растерянные глаза девушки. - Не обижайся, просто это не реально. - уже мягче закончила я.
   - Пойдемте обедать. - с наигранным весельем громко сказала Марта.
   Инцидент был исчерпан.
  
   К вечеру заморосил дождь, но я решила пойти прогуляться в парк, так как должна была приехать Марго, заранее известившая о своем визите, а мне не хотелось с ней встречаться. Предупредив Марту об уходе, я вышла из дома. Да и вообще в доме невозможно было остаться наедине с собой и обдумать все происшедшее, потому как со Станисловом в доме появились два человека, профессиональные телохранители и помимо этого весь день наезжали друзья и сослуживцы, чтобы нанести визит вежливости и справиться о здоровье, а телефон вообще не замолкал. Так же приезжали из полиции, задавали кучу вопросов, одним словом утомили они меня здорово. Было бы конечно очень интересно посмотреть на заместителя Станислова, брата Марго, с которым мне еще не довелось познакомиться мне, но сил уже не было, и я удрала на улицу. В моей голове был такой ералаш, ни одной конкретной мысли, полный сумбур, наверное я просто устала, слишком много волнений за один день, безмерное количество информации и разговоров. Да еще охрана Станислова, заставляет своим присутствием чувствовать себя не очень уютно, как будто ты постоянно под напряжением.
   Я гуляла уже довольно долго, когда услышала голос, который звал меня по имени.
   - Катя! Катя, подождите! - я обернулась посмотреть, кому понадобилась и в этот момент какая-то неведомая сила толкнула меня в левое плечо, да так сильно, что я упала на землю в кучу опавших листьев.
  
   - Катя! -в голосе слышалась паника.
   Я попыталась подняться, опираясь на руки, и тут мое плечо пронзила адская боль, заставившая меня громко застонать. Подняв голову и посмотрев в ту сторону от куда шел голос, увидела бежавшего ко мне Виктора, перевела взгляд на левое плечо, по куртку быстро расплывалось алое пятно крови.
   - Опять? - ужаснулась я.
   В это время подбежал Виктор и схватив меня в охапку поднял на ноги.
   - Виктор, опять? - очумело вопрошала я у него. - Если так будет продолжаться, то я скоро буду как решето, вся в дырках. - бормотала я.
   Виктор нервно рассмеялся.
   - Если шутишь, значит живая. - он затравленно обернулся по сторонам и спросил. - Идти можешь?
   - Вроде могу. - неуверенно ответила я.
   - Тогда пошли, а лучше всего побежали. - он все еще оглядывался.
   И мы побежала к дому. Боль разрывала мое плечо и я начала подвывать.
   - Девочка моя, потерпи. - нежно шептал Виктор.
   Мы влетели в дом.
   - Кто нибудь, быстро вызовите врача, у нас огнестрельное ранение! - прокричал Виктор и потащил меня к лестнице, которая вела на второй этаж, где находилась моя комната.
   Через три секунды все домашние высыпали в холл в купе с Марго, которая не упустила момента поиздеваться.
   - Милочка, вы прямо притягиваете к себе неприятности как магнит. Вам уж проще застрелиться самой. - схамила она, а Марта уже повернувшаяся чтобы
   - Вы думаете, вам будет проще, если я буду мертва? - впившись в Марго неприязненным взглядом спросила я.
   В ее ехидной улыбке была примесь недовольства, как будто я в чем-то провинилась.
   - Ничего такого я не думаю, а просто предложила выход из создавшейся ситуации. - ответила она вернув мне неприязненный взгляд.
   - Марго! Как ты можешь? Это так на тебя не похоже! - ужаснулся Станислов.
   - Прости милый, это просто неудачная шутка. - кисло сказала она поняв что совершила ошибку показав свой характер в невыгодном свете.
   Не дожидаясь окончания разговора, мы поднялись с Виктором в мою комнату. Он помог мне снять куртку и свитер, оставив меня в бюстгальтере.
   - Давай пока обработаем рану. - заискивающе предложил он.
   - Не хочу! - шарахнулась я от него зажимая раненое плечо все еще слабоватой правой рукой.
   - Катя не капризничай. - ласково укорил он меня.
   - Не подходи ко мне! - рявкнула я. - Я завтра же уеду домой, и никто не посмеет меня остановить!
   - А если посмеют?
   - А ты попробуй... - прошипела я.
   - Почему ты хочешь уехать?
   - Мне надоело быть живой мишенью! Вы же все такие влиятельные, неужели не в состоянии что-то сделать, чтобы меня перестали травить как зверя! Мне надоело выслушивать оскорбления от этой мымры Марго, не имея возможности достойно ответить, чтобы не дай Бог не оскорбить этим вам королевский слух! Утонченные вы наши твою мать! Заколебало! Обрыдло! Понимаешь? - я начала громко всхлипывать, виной тому были беспощадная боль и жгучая обида. - Пошел вон от сюда! - кричала я утирая слезы.
   - Катюша, у тебя шок. - серьезно сказал Виктор.
   - Ага, конечно, шок это по-нашему! Сникерснула я в своем формате!
   - Ты о чем? - искренне удивился Виктор.
   - Пошел вон! - взвизгнула я. - И только попробуй сказать, что я истеричка!
   -Я так не думаю. - спокойно сказал он. - Я думаю, что ты просто сильно устала от страха и неизвестности.
   Шумно вздохнув, я стиснула зубы, чтобы не выплеснуть на него новую порцию оскорблений и претензий. И вдруг осознала, что стою по пояс почти обнаженная, а Виктор пожирает меня глазами и дышит при этом как-то совсем не ровно, а ведь я очень красива молодая женщина и даже окровавленная рука меня совсем не портит, а просто делает еще более беззащитной. Непреодолимое возбуждение захлестнуло меня как волной. Мне безумно захотелось почувствовать его руки на своем теле, наверное, еще секунда и я попросила бы его заняться со мной любовью, прям здесь и сейчас и плевать на руку, пусть она хоть вообще отвалиться мне не было до нее ни какого дела. Но раздался стук в дверь и снова тот же самый доктор пузан-милашка, осмотрел мою руку и сказал, что ранение сквозное и опять нужно зашивать. Но, увидев на моем лице выражение паники, решил успокоить, что зашьет аккуратно и шрама не останется. Увидев шприц в его руке, я пробормотала, обращаясь к Виктору.
   - Я стребую с тебя кучу денег, за моральный ущерб. - и всхлипнув потеряла сознание.
  
   Мерное покачивание... море, а может и океан, белая яхта и я в соблазнительном бикини строю глазки обалденно красивому, загорелому, почти обнаженному не считая плавок, которые впрочем, ничего не скрывали, а скорее подчеркивали достоинства, мужчине. В его глазах огнем горит желание обладать мною, мы улыбаемся друг другу, ярко светит солнце, а легкий ветерок ерошит наши волосы. И тут видимо мерное покачивание доконало мой желудок и он начал бунтовать...
   Я проснулась меня тошнило на самом деле, я попыталась резво вскочить с кровати, но мне это не удалось, левая рука не подчинялась сигналам мозга и висела плетью. Кое-как поднявшись с постели, при этом мельком заметив, что в кресле рядом с кроватью сидит спящий Виктор, я зажала рот рукой и ринулась в туалет. Господи, как мне было плохо, складывалось впечатление, что я напилась неумеренно водки. В скором времени мне немного полегчало, умывшись я поплелась в комнату и осторожно забралась на постель.
   "Какого дьявола он тут делает?" - раздраженно подумала я и посмотрела на часы. Четыре утра. Виктор фыркнул во сне, чем привлек мое внимание. Я стала с любопытством его разглядывать и мое сердце прям защемило от нежности. Он выглядел таким юным, губы стали немного пухлее, а выражение лица умиротворенным. Мне ужасно захотелось потрогать его, поцеловать, уткнуться носом в его шею и почувствовать его запах.
   "А куснуть не желаете?" - вдруг съязвил мой внутренний голос. "А может кусочек откусить? Желательно в районе пятки" - препротивно хихикал голос. Я скривилась. И тут объект моих кровожадных мыслей распахнул свои невиданной красоты глаза и неуверенно улыбнулся.
   - Привет. - прошептал он и стрельнул глазами в сторону часов. - Ты как?
   Я молча пожала здоровым плечом. Он пробежал взглядом по всему моему телу скрытым одеялом и остановил свой взор на не укрытой моей ступне. Он облизнул губы и хрипло спросил.
   - Пить хочешь?
   - Нет.
   Не отрывая глаз от моей ноги, он пододвинул кресло к кровати почти в плотную и ухватил меня за ногу. От неожиданности я вздрогнула и попыталась вырвать свою конечность, но он держал крепко.
   - Я не укушу, просто закрой глаза и расслабься. - попросил он.
   - Зачем?
   - Ну пожа-а-а-луйста. - жалобно протянул он.
   "И в правду не откусит же он мне ее. Что это?!" - в панике подумала я ощущая мягкие приятные прикосновения не понятно чего в районе пальчиков. Я открыла глаза и обескуражено уставилась на Виктора, который целовал мою ногу.- Что ты делаешь? - придушено прошипела я, враз лишившись голоса.
   - Твоя ножка приятно пахнет. - лукаво улыбаясь ответил он.
   - прекрати немедленно! - продолжала шипеть я, краснея при этом, но не вырываясь.
   Мне никто никогда не целовал ног, я была шокирована. И тут Виктор лизнул мои пальчики, а я дернулась так, как будто меня ударило током. Он обхватил мой большой палец губами и стал его посасывать. Я прерывисто задышала.
   - не надо, умоляю, остановись. - с отчаянием в голосе зашептала я.
   Он оставив в покое мой палец, поднял голову, а я разочаровано застонала.
   - Тебе не нравиться? - невинно спросил он, поглаживая мою щиколотку.
   Я вновь застонала не в силах ответить.
   - Тебе не нравиться? - вновь повторил он свой вопрос, а его рука тем временем добралась уже до моего колена.
   Я всхлипнула и перевернулась на живот.
   - Не надо. Перестань меня мучить. - совсем не убедительно попросила я.
   Он откинул одеяло, издал восхищенный возглас и его язык, (а я думаю, что это был именно язык), прошелся от основания моей пяточки по икре к выемке под коленом и задержавшись там совсем не на долго стал подниматься выше по бедру и дойдя до трусиков Виктор сдвинул их в сторону и лизнул мою попку. Я глухо застонала, а он лег рядом со мной и прижался ко мне всем телом, дав мне почувствовать силу своего возбуждения. Но что его сексуальное желание по сравнению с моим, выросшим от его ласк до размера свирепого динозавра, просто небольшой аллигатор.
   - Виктор... - проскулила я.
   - Что любовь моя? - нежно спросил он.
   - Я убью тебя...
   - За что? - неискренне удивился он.
   - Если ты остановишься на достигнутом, точно убью. - простонала я ерзая попкой.
   - Никогда. - жарко прошептал он и попытался развернуть меня к себе.
   Я взвыла от боли, когда он в порыве страсти взялся за мое раненое плечо. Виктор испуганно отдернул руку и соскочив с кровати заметался рядом бормоча.
   - Прости, прости меня, я забыл. - закончил он убитым голосом.
   - Ничего страшного. - скривилась я от боли. - Я сама забыла. - успокаивала я его.
   - Тебе нужен покой. - поспешно укрыв меня сказал он, но топорщившиеся в районе молнии джинсы, красноречиво говорили об обратном. - Тебе лучше?
   - Угу.
   - Ну... тогда я пойду, наверное? - неуверенно спросил он
   - Угу. - насупилась я.
   Уже возле двери он обернулся, посмотрел на меня с тоской, неудовлетворенно вздохнул и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.
   "Ну что за гадость? Просто сплошная невезуха. А так хорошо все начиналось..."
   Я думала, что не усну, но, воспроизведя в памяти недавние ласки Виктора, блаженно потянулась и уснула сном праведника.
  
   Дни пролетали, я поправлялась, Станислов тоже выздоравливал, медленно, но верно. Мы с ним очень часто и помногу беседовали, и я стала ловить его заинтересованные взгляды. А вот Виктор после той ночи стал избегать меня, что очень сильно озадачивало. Видимо не я одна заметила взгляды Станислова, вся семья стала поглядывать на нас, ожидая развязки. Даже Марго как-то выказала неудовольствие тем, что мы почти не расстаемся, а Станислов только улыбнулся и сказал, что я ему нравлюсь, со мной интересно, тем более мы почти весь день одни не считая охраны, у всех дела. Марго аж позеленела от такого заявления, но постаралась сохранить лицо и не закатить истерику.
   В какой-то из вечеров в доме опять собралась целая толпа народа и в этот раз я наконец-то могла лицезреть заместителя Станислова, Павла Пшегоцкого, брата Марго. Интересный экземплярчик мужского племени, блондин с голубыми глазами, капризный изгиб губ, тяжелый подбородок и мощная накачанная фигура.
   Мы все сидели за столом, когда я решила спросить:
   - А вы родные брат и сестра?
   Рука Марго резко дернулась и раздался звон метала о фарфор.
   - Нет, Марго моя кузина. - быстро ответил Павел.
   На мой взгляд он ответил слишком быстро, а на лице Марго была какая-то вымученная улыбка-гриммаса.
   "Что-то тут не так..."
   Через некоторое время я извинилась и сославшись на мигрень покинула столовую. Мне не хотелось сидеть дома и хотя было уже довольно поздно я решила прогуляться. Обойдя дом по кругу, я подошла к небольшой стоянке, на которой гости ставили свои машины, она была расположена далековато от дома и сейчас на ней находились всего две машины, обе БМВ, только одна спортивная красного цвета это Марго, а другая мощный серебристый джип видимо принадлежит Павлу.
   "Да, все-таки хорошо, наверное, быть богатыми и влиятельными" - с тоской подумала я.
   Я уже отошла от машин на значительное расстояние, когда услышала голоса. Говорили на польском языке, и естественно я ничего не поняла. К стоянке шли Марго и Павел взявшись за руки. Подойдя к машинам которые стояли параллельно дому и зайдя за джип, Павел вдруг схватил Марго за плечи и прижал ее к машине навалившись на нее всем телом. Я подумала, что Марго сейчас закричит, и уже приготовилась бежать ей на помощь, но увиденное мною в следующий момент повергло меня в ступор. Она накинулась на него как тигрица, но отнюдь не с кулаками, а с ... поцелуями!!! Марго закинула стройную ногу ему на бедро, он мгновенно задрал ей юбку, под которой оказались совсем не колготки по случаю осени, а ажурные чулки. Они самозабвенно целовались, он распахнул на ней пальто и рванув ворот костюма обнажил грудь. Я стояла не в силах пошевелиться, с открытым ртом и тут он овладел ею, а я резко закрыла глаза, чтобы не видеть происходящего. Мне было стыдно перед собой зато, что я оказалась невольным свидетелем их связи, захотелось убежать. Я сделала шаг в сторону, как под ногами захрустели ветки и зашуршали опавшие листья, я зажмурилась еще сильнее, и замерла в очень неудобной и неустойчивой позе, чтобы не выдать свое присутствие. Послышался стон Марго и глухое рычание Павла, я пожалела, что не глухая. Но тут звук захлопывающейся дверцы заставил меня открыть глаза, любовники оказывается, уже закончили свои дела, и рассаживались по машинам.
   "Как... уже все? Ведь и пяти минут не прошло" - ошеломленно думала я. "Вот это семейка!"
   Заработали двигатели и машины тронувшись с места покинули территорию особняка, а я рванула к дому, мне срочно нужно было позвонить. Зайдя в библиотеку я схватила трубку и набрала номер.
   - Алло. - ответили мне.
   - Ты можешь приехать сейчас?
   - Катя? - недоумение в голосе.
   - Ты можешь?
   - Что-то случилось?
   - Да.
   - С кем?
   - Ни с "кем", а "что". - поправила я. - Так ты приедешь?
   - А нужно?
   - Очень.
   - Хорошо. - и Виктор положил трубку.
   Я расхаживала по кабинету в ожидании Виктора и от нетерпения покусывала губы. Он приехал очень быстро, домашние обрадовались, что он решил переночевать здесь и когда все утихомирились и разошлись по комнатам, Виктор прокрался ко мне.
   - Зачем ты меня вызвала? - он стоял прижавшись спиной к двери.
   - Ты хорошо знаешь Павла?
   - только за этим я был тебе нужен, чтобы узнать о Павле? - ледяным тоном спросил он.
   - Понимаешь я сегодня та...
   - Ты скучала по мне? - перебил меня Виктор.
   - ...кое видела. - по инерции закончила я. - Виктор! Это серьезно! - возмущенно воскликнула я.
   - Я тоже серьезен. Ты скучала. - вел он допрос, нахмурив брови.
   Я громко сглотнула, прям как мышонок Джерри из мультфильма. Когда кот загонял его в угол.
   - Сейчас не время. - напомнила я.
   - А когда оно будет это время? - обманчиво ласково спросил Виктор и стал приближаться ко мне.
   - Виктор, подожди, давай поговорим. - залебезила я.
   - Конечно поговорим, но только после того, как я тебя поцелую. - зловещим голосом сказал он.
   Я вытянула руку вперед, как бы пытаясь остановить его, и уперлась ему в грудь.
   - Не надо. - устало попросила я, он остановился.
   - Я тебя слушаю. - нарочито безразличным тоном сказал он.
   Я недоверчиво на него покосилась.
   - Может присядем? - настороженно спросила я.
   Он кивнул, и мы сели в кресла друг напротив друга.
   - Что ты знаешь о Павле? - вновь повторила я свой вопрос.
   - Не много, я тебе уже говорил.
   - Ладно. Ты уверен, что Марго его кузина?
   - ... - недоуменный взгляд.
   - Узнай пожалуйста точно об их родстве и завтра постарайся быть дома к ужину.
   - Зачем?
   - Ты узнай и приезжай, а я тебе потом покажу.
   - Это все?
   - Пока да.
   - Тогда с тебя плата.
   - Не поняла..
   - Ты будешь мне должна за это два поцелуя, и я требую аванс сейчас.
   - Это не серьезно и глупо. - фыркнула я.
   Он стремительно поднялся, схватив меня за руки, рывком поднял из кресла и прижал к своей груди. Я попыталась вырваться, но не дали ни малейшего шанса.
   - Я тебя хочу. - жарко шептал Виктор между поцелуями. - И все равно получу тебя.
   А я млела и мне было наплевать на то, что он по большому счету хам, я была безумно до умопомрачения рада, что он целует меня, обнимает, признается в том, что для него я желанна. Он оставил в покое мои губы. Мы уставились друг на друга прерывисто дыша. Его горячая твердая плоть была прижата к моему бедру.
   - Я сделаю то о чем ты меня просишь. - сдавленно проговорил он.
   Я кивнула и отодвинулась, а он отпустил меня.
   - Спокойной ночи.
   Я снова кивнула.
   - До завтра.
   Я опять кивнула.
   Он вышел.
   Я застонала и рухнула в кресло.
   "Почему он всегда бросает "это дело" на пол дороги? Он что дразнит меня? Раззадоривает? Ну подожди гаденыш, я устрою тебе Варфоломеевскую ночь! Я тебе покажу почем фунт лиха! Где это видано, чтобы так морочили голову женщине! Это возмутительно! И тебе Витюша придется заплатить за свои злодеяния!"
  
   Весь следующий день я провела как на иголках, к вечеру прибыли Павел и Марго, а чуть позже приехал Виктор. После ужина Станислов с друзьями удалились в кабинет, Кристина умчалась в свою комнату к любимому компьютеру, а Марта и Яцек уехали в театр.
   - Пойдем, погуляем. - шепнула я Виктору.
   Мы тихо, как воришки выскользнули на улицу.
   - Ты узнал?
   - Я потратил на это весь день и знаешь, что самое интересное?
   - Что?
   - Как ты догадалась? - в свою очередь спросил Виктор.
   - Так они не родственники?
   - Нет, даже рядом не сидели, и все же...
   - Возможно, сейчас ты сам все увидишь. - прошептала я и толкнула его ближе к дереву, увидев, что Марго и Павел выходят из-за угла особняка.
   Я была права, все повторилось, как вчера. Я посмотрела на Виктора, его челюсть не просто упала, она отвалилась и валялась рядом.
   - Вот это да... - протянул он, когда все закончилось, и они уехали.
   - Почему они не бояться попасться, ведь в доме столько людей? - спросила я глядя на то, как Виктор пытается пристроить свою челюсть на место.
   - А чего им бояться, Станислов в доме, охрана рядом с ним, стоянка далеко от дома и по-моему ни кто кроме тебя здесь не ходит. Машины стояли так, что из дома если и захочешь, все равно ничего не увидишь. Родители даже если вернуться раньше, то тоже ничего не увидят, мы же ставим машины в гараж, а он с другой стороны дома. Они чувствуют себя в безопасности, потому, что очень хорошо знают привычки нашей семьи, я вот только не понимаю, зачем они делают "это" здесь, что мест больше нет?
   - А мне кажется, что они таким способом получают экстремальное удовольствие. Есть такие люди которым нравиться риск быть застигнутыми
   врасплох.
   - Но она девушка Станислова! - завопил Виктор.
   - и чего ты орешь на меня? Я то тут при чем, если у твоего брата отсутствует вкус выборе женщин. - возмутилась я. - Вечно вас мужиков прям как мух на "мед"тянет. - бубнила я идя к дому.
   - Что будем делать? - поморщившись, спросил Виктор. - Станислову будем рассказывать?
   - А что ты еще узнал?
   - Многое, но эта информация подтвердиться только завтра.
   - Вот завтра и решим, что делать. - подытожила я.
   Мы вернулись домой и не сговариваясь разошлись по комнатам. Мне не спалось, как любая нормальная женщина я от природы была до безобразия любопытна, но после увиденного сегодня в присутствии Виктора, мне что-то расхотелось выпытывать у него подробности, а теперь вот мучаюсь. Покрутившись в кровати, я решила, что уснуть мне не суждено и лучше спуститься в кабинет и поискать какую нибудь книгу, чтобы скоротать время за чтением, а не просто пялиться в потолок. Я подумала, что два часа ночи достаточно позднее время и все уже спят, и как была в пижаме, так и спустилась в кабинет. Там горел свет, я удивилась, хозяева хоть и богатые, но достаточно экономные, чтобы оставлять свет включенным, пожав плечами на свое удивление, я подошла к полкам с книгами и стала читать корешки в поиске интересующего меня издания.
   - Не спиться? - раздался голос у меня за спиной
   От испуга я аж подпрыгнула и резко развернувшись, уткнулась носом в грудь Виктора.
   "Холера! А ведь не так давно именно этого тебе и хотелось"
   - Ты напугал меня до ужаса! Что за дурацкая привычка подкрадываться? - проворчала я потирая нос.
   - Извини я не хотел тебя пугать. - искренне как мне показалось, произнес он и тут его взгляд пробежался по мне с головы до ног и на его лице расплылась хитрющая улыбка.- Тебе очень идет эта пижама.
   Надо заметить, что пижама была самая что ни наесть обыкновенная, достаточно удобная, розового цвета.
   - Да? Спасибо. - осторожно ответила я отступая назад, так как в его глазах появился хищный огонек.
   - Да. Ты в ней такая аппетитная и похожа на маленького очаровательного поросеночка.
   Я аж задохнулась: "Это я то розовая свинья?"
   - Ты сейчас такая премиленькая, ну прям ангелочек. - продолжал ворковать Виктор.
   Кашлянув чтобы прочистить горло, я попросила.
   - Ты это... уж определись кто я: свинья или ангел.
   - Какая свинья? Я сказал поросеночек. - любезно поправил он меня.
   - Не вижу разницы. - надула я губы и отступила к окну.
   - Ну куда ты все время убегаешь? - проворчал Виктор наступая на меня.
   Я хотела отскочить от него подальше, но поскользнулась на натертом паркете, замахала руками в поиске опоры и схватилась за тяжелую портьеру. Виктор рванулся ком не, чтобы удержать, а я падая дернула штору, Виктор успел подхватить меня и поставить на ноги, но тут что-то хрустнуло и гардина обрушилась прямо на голову Виктора. Он как-то отрешенно посмотрел на меня и рухнул к моим ногам.
   - Витя... Витенька... - жалобно позвала я. - Ой, мамочки-и... - заскулила я.
   Выпустив, наконец, штору из рук я бросилась к столу, на котором стоял графин с водой, и со всего маху вылила всю воду на Виктора. Он застонал и открыл глаза, я опустилась рядом с ним на колени прямо в лужу вылитой воды и взволновано сказала.
   - Я не специально, честное слово, так получилось.
   - Я понял. - прокряхтел он, принимая сидячее положение и хватаясь за голову. - Зачем ты меня облила?
   - Я приводила тебя в чувство. - оправдывалась я.
   - Ясно. Эх... не суждено нам...
   - Что именно?
   - Да все. - лаконично ответил он.
   Он встал с пола, зашатался, оторопело посмотрел на меня и сказал.
   - Что-то мне не хорошо.
   - Это сотрясение. - вынесла я диагноз.
   Отведя Виктора в его комнату и положив ему на лоб холодный компресс, я снова спустилась в кабинет, и прибрав там немного опять поднялась к Виктору. Он лежал с закрытыми глазами.
   - Ты спишь? - тихо спросила я.
   - Нет. - хмыкнул он.
   - Как голова?
   - Нормально. Знаешь, я тут подумал...
   - Ну и...
   - Когда мы остаемся с тобой наедине, происходит что-то странное, как будто взрыв наших эмоций рождает неведомую энергию, которая побуждает нас совершать под час глупые действия. Например, ты все время от меня убегаешь.
   - Это ты убегаешь. - оскорблено заявила я.
   - Может ты и права. А ты не спрашивала себя, почему я так делаю?
   - Потому, что ты извращенец. - высокомерно фыркнула я.
   - Нет, не поэтому. Просто я боюсь тех чувств, что возникают у меня при виде тебя.
   - Это ты про похоть говоришь?
   - Нет.
   - Давай отложим этот разговор до лучших времен. Тебе лучше?
   - Намного.
   - Ну тогда отдыхай, а я пойду к себе.
   - Не хочешь остаться на ночь и окончательно меня вылечить? - неожиданно спросил он.
   Я посмотрела на него думая, что он как обычно шутит, но он был до неприличия серьезен.
   - Нет.
   - Почему?
   - Да боюсь, вдруг от нашей энергии потолок обрушиться или наоборот земля под нами разверзнется. Спи. - сказала и выскочила из комнаты.
  
   На завтра я была вялая и безучастная ко всему, даже непоседа Кристина не смогла вывести меня из этого состояния.
   "Домой хочу, хочу домой" - билась в голове мысль. А Марта очень удивилась увидев сорванную гардину, но Виктор как настоящий мужчина взял всю вину на себя, даже не упомянув обо мне. Очень угнетало то, что нельзя было выйти за пределы парка, я уже почти три недели здесь и ничего не видела, не ходила в город, не была в магазинах, в конце концов, я тоже хочу жить как нормальный человек, а не как узник замка Иф. Как я теперь понимаю заключенных, у меня "тюрьма" хоть комфортабельная и какие никакие развлечения имеются, например, наши с Виктором неудачные попытки переспать или заняться любовью, как кому угодно. Я сидела в кресле и отупело пялилась на огонь в камине, когда подошел Виктор и взволновано сказал:
   - Катя, это бомба!
   Я перевела на него взгляд, и кисло сказала.
   - А... это ты...
   Не замечая моей меланхолии, Виктор заговорщицки зашептал.
   - Знаешь, мне даже страшно рассказывать Станислову такие вещи, это его убьет.
   - Не убьет, он мужик здоровый переживет.
   - Пошли к нему, пока Марго не приехала.
   - Ты опоздал, она уже здесь.
   - А может это и к лучшему.
   Распахнув дверь кабинета, даже не постучав, мы застали парочку мило целующимися и одновременно с Виктором скривились, оба вспомнив о ранее виденном.
   - Извините нам срочно нужно с вами поговорить. - твердо сказал Виктор.
   Станислов улыбнулся и сделал приглашающий жест рукой. Я плюхнулась в кресло, и стала мурлыкать песенку из рекламы, не обращая ни на кого внимания.
   - Что-о для радости нам надо? Объедение шоколада-а. - повторяла я фразу раз за разом.
   Виктор расхаживал по кабинету, не зная как начать, а парочка следила за ним не отрываясь.
   - Станислов, понимаешь... это так... не приятно. - наконец выдавил из себя Виктор и смутился ни с того ни с сего. И вдруг как рявкнет на меня:
   - Катя! Прекрати выть и лучше помоги мне! Я раздраженно поморщилась от его окрика, но тем не менее покладисто сказала.
   - ладно. Станислов, Марго занимается кровосмешением со своим так называемым братом, то бишь с твоим заместителем.
   Марго побледнела, а Станислов наоборот покраснел и зловеще зашипел:
   - Что вы оба себе позволяете?
   - Стен... - протянула я, сократив его имя на американский манер. - Вот именно мы себе ничего не позволяем, а твоя невеста трахается с Павлом почти у тебя дома, прямо на твоей стоянке, одним словом у тебя под носом и получает от этого несказанное удовольствие, а мы с Витюшей были тому свидетелями, при чем неоднократно.
   Станислов перевел обалдевший взгляд на Марго.
   - Сука! - взвизгнула она и перешла на польский.
   - Ой, не ори, а, я все равно не понимаю тебя. Виктор, что она говорит?
   - Ругается.
   Я встала и подойдя к столу налила в стакан воды и плеснула в лицо Марго. Она аж задохнулась от ярости и хотела броситься на меня, но Станислов ее скрутил и усадил на стул.
   - Я не могу поверить! Зачем? Марго, как ты могла? - вопрошал он.
   Марго не отвечала, только дышала прерывисто и зыркала на меня глазищами.
   - Это не все. На самом деле они с Павлом не брат и сестра, когда-то по молодости они сожительствовали, но Марго попалась на воровстве и ее посадили. Выйдя из тюрьмы, она четыре раза выходила замуж, и каждый раз меняла фамилию и через некоторое время становилась вдовой, все четыре раза. С Павлом они вновь встретились два года назад, но тогда еще были живы родители Павла, которые категорически запретили ему иметь с ней дело, пригрозив тем, что лишат наследства. Павел не посмел ослушаться родителей, но и Марго тоже бросить не мог и встречался с ней тайно. Через два месяца после их воссоединения, трагически погибли родители Павла и если вы помните, обстоятельства их гибели так и не раскрыты. Знаешь Марго, я не понимаю одного, зачем тебе нужен Станислов, зачем его так жестоко обманывать, если ты теперь спокойно можешь жить с Павлом? - хмуро глядя на Марго, спросил Виктор.
   Марго сидела насупившись и не отвечала.
   - Ну Павел наверное не так богат, да и должность у него пониже... должность, должность... Слушай Стен, а не из-за должности тебя хотят извести? А? Ты об этом не думал? Все же таможня дело прибыльное, контрабанда и все такое. - доверительно спросила я.
   Марго завизжала, вскочив на ноги и схватив графин со стола, метнула его в меня. Ни кто ее не остановил, так как не ожидали от нее такой прыти, а мою голову от удара спасло, по-моему, только чудо, как я умудрилась увернуться, даже не знаю. И после этого события стали нарастать как снежный ком. На грохот и визг в кабинет ворвались телохранители, которые по идее постоянно должны находиться возле своего охраняемого объекта, везде халтура, за ними следом явилось все оставшееся семейство с прислугой вместе. Марго все порывалась куда то позвонить, но ей не давали это сделать. В кабинете стоял такой гвалт, что вошедшего Павла ни кто кроме меня не заметил. Послушав и разобравшись в ситуации по отдельным репликам, он вытащил пистолет и что-то громко крикнул на польском, при этом еще и в потолок выстрелил, собака, испортить такую лепнину, вандал. Все разом затихли и уставились на него слушая, что он говорит. А так как я не понимала ни слова из того, что он там гуторил, из чего выходило, что слушать мне было незачем, я решила попробовать его обезвредить. Попытка не пытка, а вот если Марго сейчас откроет рот и все ему расскажет, то тогда мне точно будет несдобровать. Аккуратно сняв с полки том потяжелее, я метнула его в голову Павлу, как раз в тот момент, когда он навел пистолет на Станислова. И что вы думаете? Получилось! Мой "снаряд" попал по назначению и Павел издав короткий всхлип, закатил глаза и очень не эффектно упал на ковер выронив при этом пистолет. А дальше уже дело техники. Охрана, надо отдать должное, хоть и лентяи, но ребята расторопные, не растерялись и быстро сковали не весть от куда взявшимися наручниками и Павла и Марго. Вскоре прибыла вызванная полиция и нас еще пол ночи мурыжили вопросами и показаниями. Арестованных увезли и мы наконец остались в тишине. Некоторое время все сидели тихо и тупо смотрели в пол.
   - Папа, она снова тебя спасла. - нарушила молчание Кристина. - Это нельзя оставлять без внимания, только одно ее присутствие охраняет тебя от зла. Ты теперь просто обязан на ней жениться. - вынесла она вердикт.
   Взгляд Станислова обрел осмысленность и он немного помедлив встал с дивана и подойдя ко мне опустился на одно колено и очень просто сказал:
   - Моя дочь совершенно права. Я предлагаю вам руку и сердце.
   Я с ужасом смотрела на него, открывая и закрывая рот, как рыба.
   - Но вы меня не любите. - наконец выдохнула я.
   - Влюбиться в вас не долго и совсем не трудно. - мягко улыбаясь сказал он.
   Все застыли в ожидании моего ответа. А мой затравленный взгляд заметался по комнате и лицам присутствующих. Яцек улыбался, Марта посылала мне умоляющие взгляды, а Кристина часто кивала головой, как бы говоря, "ну давай соглашайся, не тяни резину. Я перевела взор на Виктора и напоролась на такое же, как у меня обескураженное выражение лица. В его взгляде было столько неприятного удивления, смесь обиды, сожаления, боли, неудовлетворении я, досады, раздражения на неудачу и еще что-то непонятное мне.
   - Я пожалуй пойду. - мрачно сказал он и не дожидаясь ответа скрылся за дверью.
   "Ну и что я имею? Передо мной на коленях стоит мужчина, который меня совсем не волнует, а я как идиотка не могу придумать достойный ответ. А тот, кто мне действительно интересен, тот, кто должен был спасти меня в этой ситуации. Опять позорно бежал с поля боя! Мерзавец!
   - Станислов встаньте, а то пол сегодня холодный. - вежливо попросила я. - Сегодняшний вечер был не из приятных, поэтому давайте отложим все разговоры на завтра. Вернее уже на сегодня. Извините. - я обошла Станислова и покинула комнату.
  
   Я уже почти заснула, когда дверь в мою комнату неожиданно для меня распахнулась и вошел, вернее будет сказать ввалился Виктор с бутылкой в руке. Немного шатаясь, он подошел к моей кровати и плюхнулся рядом со мной.
   - Ты пьян. - презрительно произнесла я.
   - А ты бы не напилась, если бы женщина, которую ты любишь, выходила замуж за другого?
   - У меня нет любимой женщины.
   - Да какая разница. - досадливо махнул он рукой. - Ты же у нас само совершенство, богиня красоты, удачи, счастья. Ты же приносишь людям только радость. - съехидничал он.
   - Ну, это ты хватил. - примирительно сказала я. - И чего это ты завелся?
   Но Виктор не слушал меня, он упивался тем, что говорил, как ранее упился виски.
   - Ты занимаешься любовью только с избранными, куда там нам смертным...
   - Виктор не распускай сопли. - грозно нахмурилась я.
   - Ты хочешь сказать, что я слизняк, напился, а теперь плачу? Да, ты права, я готов рыдать! Я убит! Раздавлен! Унижен! - громогласно прошептал он.
   - И кто же тебя унизил? - хмыкнула я.
   - Ты.
   - Я? Чем же?
   - Ты отвергла меня. - высокопарно заявил он.
   Я засмеялась.
   - Витюша, ты бредишь, иди проспись.
   - Как ты меня назвала? - вдруг совершенно трезвым голосом спросил он.
   - Иди спать. - устало сказала я.
   Мне вдруг показалось, вернее закралось сомнение в его опьянении и это просто игра на публику, а бутылка так для прикрытия.
   - Не уйду. - он начал раздеваться.
   - Что ты делаешь? - настороженно спросила я.
   - Сегодня я буду спать с тобой.
   - Ты сошел с ума! - злобно зашипела я, натягивая одеяло до подбородка.
   Он молча закрыл дверь на ключ, чего не сделала я в свое время, разделся и лег рядом со мной. Наплевав на все свои принципы, умозаключения, доводы разума, я предалась греховной любви с мужчиной своей мечты. Совершенство форм, гармония тел, волшебство любви, миг неземного блаженства, все это было похоже на сказку, вот только интересно, чем все закончится?
  
   Я проснулась и обозрев кровать с тоской подумала "сбежал", вот и сказки конец. Я оделась и взяв только свой паспорт, так как остальное мне не принадлежало, спустилась в столовую, где все, естественно кроме Виктора были в сборе, поздоровавшись я села за стол.
   - Катя, вы подумали... - начал было Станислов, но я его перебила.
   - Простите, но я не могу принять ваше предложение. Потому, что люблю другого человека.
   - Не извиняйтесь, это ваше право выбирать. Но мне очень жаль.
   - Я хотела бы сегодня уехать домой, желательно прямо сейчас. Это можно устроить?
   - Почему сейчас? - воскликнула Кристина. - Тебе здесь не нравиться?
   - Малыш пойми. Все закончилось и мне нет больше надобности здесь оставаться. У меня есть дом, работа, друзья. Обязанности. - не моргнув и глазом соврала я о последнем.
   Глаза Кристины наполнились слезами, которые она с трудом сдерживала, да я сама была готова завыть белугой. Мне предоставили машину с шофером, я немного суховато (из-за стоявшего в горле комка слез) попрощалась, и меня повезли домой. В последний раз обернувшись на дом, я с болью в сердце подумала: "Ах Виктор, Виктор..." и смахнув слезу решила смотреть в будущее с оптимизмом, которого не было и в помине.
  
   Уже приехав в свой родной город, я вдруг неожиданно для себя решила, что мне просто необходимо подлечить расшатанные нервы, где нибудь на теплом море. Я пошла в банк, чтобы снять с карты деньги на путевку и когда увидела сколько у меня на счету денег, чуть заикой не стала. Сто три тысячи евро, из которых моих было только три.
   "Ну Виктор, подожди! Это ты так значит расплатился со мной за ночь любви? Подонок! Дрянь! Сволочь!"
   Я готова была расплакаться, но сцепила зубы, сняла нужную сумму и пошла за путевкой.
   К концу третьей недели моего пребывания на курорте, меня вдруг стало тошнить не переставая. Подумав, что отравилась экзотическими фруктами, я свернула отпуск и вернулась домой. Но и там мне легче не стало и тогда я пошла в больницу. Спросив меня про симптомы. Терапевт отправила меня к гинекологу и уже там меня "обрадовали" сказав, что в скором времени, месяцев эдак через восемь я стану мамой. Придя домой из больницы, я села в кресло и тупо уставилась в угол.
   "Что же теперь будет? Вот это я впухла."
   Схватив лежащую рядом газету, я с остервенением стала рвать ее на мелкие кусочки.
   "Бедный ребенок, будет всю жизнь без отца! В нищете! В голоде и холоде! Стоп! Что это я? Я у него есть, работать умею и "папаша" денег подкинул, так что никакой паники!"
   Но никакие бравые мысли не могли спасти меня от токсикоза. Я не могла ни есть ни пить. Я перестала открывать двери, не зависимо от того кто за ней стоял. Мое состояние не располагало к беседам.
   В одно прекрасное утро, мой желудок получив на завтрак йогурт, почему-то его не выплюнул сразу и я обрадованная этим решила прогуляться, но не успев еще до конца додумать эту приятную мысль, как услышала, что моя входная дверь открылась. Я оцепенела. Волна ужаса накрыла меня с головой, я вся покрылась липким потом. В комнату вошел... Виктор.
   - Ты... - выдохнула я.
   - Катя, что с тобой, ты прямо вся зеленая! - заволновался он.
   Я восхитилась его самообладанием и наглостью.
   - Как ты посмел сюда явиться? - рявкнула я еще не до конца придя в себя.
   - А где я должен был тебя еще искать? - изумился он.
   - А зачем меня искать? - рычала я.
   - А где ты шлялась целый месяц? - завопил он.
   - Что-о? Может мне еще и отчитаться перед тобой рабовладелец чертов?! - заорала я дурным голосом.
   - Обязательно! Хороша же у меня жена, муж за порог, а ее тут же ветром сдуло!
   - Какая жена?! У тебя, что после удара гардиной по голове сдвиг по фазе начался?
   - Не говори мне пожалуйста гадости, смысла которых я не понимаю. - ворчливо попросил он. - Так где ты была?
   Но тут съеденный йогурт решил пойти прогуляться, и я понеслась в туалет. Меня выворачивало на изнанку, а тут еще Виктор стоял под дверью и так участливо интересовался, что со мной. Выйдя из туалета, я потащилась в комнату и со стоном упала на диван.
   - Катя, что случилось? - нервно дергая бровью, спросил Виктор.
   - Не твое дело. Ты за это уже расплатился и можешь быть свободен. - уничижительно глядя на него ответствовала я.
   - За что расплатился? Чем? - еще более недоуменно вопрошал он.
   - Чем? Деньгами! - припечатала я, игнорируя первую часть вопроса.
   - Какими деньгами? - воскликнул он.
   - Сто тысяч евро. Скажешь не твои? - сузив глаза, прошипела я.
   - Нет, не мои. - отбоярился он.
   - А чьи? - озадачилась я.
   - Такую сумму может снять только... мама. - задумчиво протянул Виктор.
   - Марта? - опешила я.
   - Да. Основной капитал у нее в руках и только у нее.
   - И большой капитал? - безразлично спросила я.
   - Очень. - предано глядя мне в глаза ответил он.
   Мне снова стало плохо, и я опять видимо поменяла цвет лица, потому, что Виктор весь заволновался и торопливо спросил.
   - Да, что черт возьми с тобой происходит, ты ежеминутно меняешь окраску как хамелеон.
   - Это естественно. - выдавила я.
   - Ты что отравилась?
   - Тебе бы так отравиться. - съязвила я.
   - А что же тогда?
   - Ты тупой? Беременная я!
   Виктор выпучил глаза.
   - Что таращишься, первый раз бабу на сносях видишь? - грубовато хохотнула я.
   - От меня? - отмер он.
   - Нет от соседа.- скривила я рожицу.
   - Врешь. - решительно сказал он.
   - Вру. - честно ответила я.
   На его лице расплылась блаженная улыбка.
   - Ты зачем удрала? - миролюбиво спросил он.
   - А почему ты меня бросил? - надула я губы.
   - Я за кольцом поехал! А по дороге мне позвонили с работы, нужно было срочно подписать бумаги. Вернулся домой, а тебя уже и след простыл. Я сюда, а тебя нет. Вот и наведываюсь периодически в ожидании твоего появления. Ты пропала, а я даже в милицию заявить не могу. Я ведь гражданин другой страны и тебе никто. Я чуть с ума не сошел от беспокойства. - обиженно закончил он.
   - Переживал?
   - Угу.
   - Сильно?
   - Да и не я один, там вся семья на ушах стоит. А ты бессердечная ни о чем не думаешь. Ты замуж за меня пойдешь? - без перехода спросил он.
   - А надо?
   - А как же, конечно. Не будем же мы ребенка сиротить. Выходи, а.
   - Я не слышала главного.
   Виктор достал из кармана бархатную коробочку и открыв сунул мне в руки.
   - Я жить без тебя не могу. Не дай мне умереть от неразделенной любви. - серьезно сказал он.
   - А ты точно богатый? - задумчиво спросила я разглядывая на свет кольцо с бриллиантом.
   Он обреченно кивнул, пряча лукавый взгляд.
   - И не пьющий надеюсь?
   Теперь возмущенный возглас.
   - Ну тогда ладно... - и я пулей рванула в туалет.
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"