Ореи Юрий: другие произведения.

Говорящий книга 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга "Говорящий", автор Юрий Ореи. Фентезийный роман. Аннотация. Грядет судьба на просторы безмолвия. И через тысячу лет вернется тот, кто выбрал путь смертного и победил. И откроет он дорогу всему сущему в семи мирах, чтобы смерть настигла брата его заточенного... - Громул, ты уверен, что правильно перевел пророчество? - Да, Сир, и мы его нашли ... - Где!? - В мире под названием Земля...


  Книга 2. После недолгих споров и убеждений мы решили переночевать у вампиров. Точнее, мои друзья решили, а меня поставили перед фактом. Не люблю, когда они так делают. Но их выбор - это очень сложная задача. И, если они являются настоящими друзьями, а до этого сомневаться в обратном не приходилось, то плохих советов не дадут. Вот и в этот раз они в трезвом уме и здравой памяти смогли помочь мне найти правильное решение на ближайшие сутки.
   После исчезновения Луизы мой мозг выдавал неадекватные команды на дальнейшие действия. Все мое нутро просилось на спасение любимой девушки, а далекие отголоски логики говорили о том, что нельзя вот так, не обсудив, все кинуть и побежать неизвестно куда за неопределенной целью. Цель-то была - найти Луизу. А вот куда идти, понятия не имею. Поэтому, надо было довериться словам чертенка Люция и мечника Клика.
   Я их встретил в самом начале нашего пути. Буквально на следующий день, когда мы с Луизой попали в этот мир при помощи мага Сира.
   В данный момент Клика ознаменовали Лордом вампиров. И произошло это из-за неожиданных стечений обстоятельств, при которых ему пришлось убить предыдущего Лорда и самому стать вампиром с высоким чином. Нет, не подумайте, Клик не был до этого кровососущим долгожителем. Он был одним из лучших мечников Срединных земель. А вампиром стал из-за проявившемся в нем в ненужный момент таланте Казанова. И по воле случая, нелегкая надоумила его, охмурить дочь предыдущего Лорда, от чего и возник весь сыр бор.
   И вот теперь мы вчетвером, включая эту самую вамп Элину, сейчас сидели у круглого стола и обсуждали наши дальнейшие планы.
   - Я не могу согласиться с твоим решением, выступать прямо сейчас, Виктор, но надо понять, куда именно нам идти, - развел руками чертенок.
   Недавно его повысили в уровне, и теперь магический резерв нашего краснокожего друга мог разнести в пух и прах мелкое государство.
   - Тогда какие у вас предложения? - спросил я, устало глядя на друзей.
   Из-за постоянных переживаний на счет исчезнувшей возлюбленной, я вторую ночь так и не смог глаз сомкнуть. Отчего в голове появилась легкая мигрень.
   - Итак, вот это Некрополес, - мечник обвел кружок на грубой бумаге где-то около границы обгоревшей конвы.
   - Я видел, ты уже показывал, - вторил я почти неслышным голосом, - но Некрополес не маленькое королевство, а где именно ее искать мы так и не узнали. Тут масштаб, наверное, один к двадцати тысячам будет. А ты обвел сантиметров десять в диаметре.
   - Никогда я не пойму твоих мер исчислений, - выдохнул он.
   - Это много, - пояснил я.
   - Боюсь, что есть вероятность встретить вражеский отряд или того хуже целую армию, - Клик почесал подбородок, чертя стрелку возможного движения войск.
   И наперерез наметил самый безопасный маршрут к этому королевству, нарисовал тонкую линию, следующую от границы, отделяющей Друидов Лес, до Некрополеса по проселочным дорогам сквозь всю карту.
   - Клик, зачем нам давать такой крюк? - Элина, поверх только, что появившегося пути, прочертила другую линию, берущую начало со всем с другой стороны континента.
   А именно совсем с другой стороны Леса.
   - Не понял? - Клик встряхнул головой, приводя зрение и мысли на новый лад.
   - Ну, говорю, зачем нам такой крюк давать, если можно отсюда выйти и пойти напрямик, - объяснила свои каракули вамп.
   - Но ..., - удивился ее избранник, - я и не рассматривал варианты других выходов из Друидова Леса, считая, что сюда пролегает только одна дорога.
   - Так и было, пока я однажды в детстве не забрела так далеко от дома, что по воле счастливого случая нашла иные врата.
   - Клик, а что это за королевство? - спросил я, показывая на то место, куда предлагала нам выйти Элина.
   - Это Циллокто, там живут одноглазые существа Циклопы, очень опасные существа, - задумчиво прищурился мечник.
   - И как ты думаешь, сможем пройти по их землям?
   - Думаю, что да. Некоторые из наших рассказывали, что отчаянные купцы находят с ними общий язык и ведут очень выгодную торговлю, - он задумался, - но чаще всего от туда живьем никто не возвращался.
   - Клик, ты думаешь, что это плохая идея идти через их территорию? - Элина обняла мечника, шепча ему что-то на ушко.
   - Нет, я этого не говорил, - улыбнулся он, заглядывая девушке в глаза, - я имел в виду, что если есть туда дорога, то значит по ней можно ходить. Тем более, если это сэкономит нам около полной луны.
   - Я за, - тут же поднял я руку, и повернулся к чертенку, - а ты, Люций, что скажешь на этот счет?
   Он повернулся в нашу сторону и задумчиво произнес:
   - Если вы хотите безопасно пройти по тому пути, то вам надо поторопиться.
   - Почему? - почти хором удивились мы.
   Этот чертенок всегда говорил двусмысленными фразеологизмами или загадками. Вот и теперь ему было что-то известно, чего мы пока не знали.
   - Потому, что на соседнее королевство идет армия захватчиков, и если мы не поторопимся, то окажемся между двумя огнями, - просто и понятно объяснил он.
   Мы переглянулись.
   - Люций, откуда ты это знаешь? - нахмурился Клик.
   - Оттуда же, откуда и узнал, где искать Луизу, - в его глазах проскочила искра зеленого огонька, навевая какие-то неприятные воспоминания.
   Он прикрыл их и тихонько добавил.
   - И если хотите ее спасти, лучше поторопитесь в выборе пути, с первыми лучами солнца мы уже должны покинуть это место.
   У меня екнуло сердце. Волна холодного страха за мою любимую холодком зашевелила волосы на затылке. Я от его слов готов был прямо сейчас побежать к ней. Плохие мысли посетили мою голову, страх за любимого человека, страх его потерять стал сильнее, разгоняя пульс до бешеного ритма. Желваки напряглись, доставляя приятную боль в коренных зубах.
   Чья-то рука легла на мое плечо. Я обернулся.
   - Виктор ты в порядке? - настороженно спросил мечник.
   Я глянул на остальных. И в их глазах, как и у моего учителя, прочитал волнение и беспокойство. Они переживали за меня.
   - Я в порядке, просто боюсь за нее, - грустно ответил я.
   Дай волю чувствам, и я мог заплакать. Никогда не знаешь, чего можно ожидать от этого мира. Меня опять чуть не понесло. Я встряхнул голову, пытаясь проглотить подкативший комок к горлу.
   - С первыми лучами солнца мы начинаем новый путь, - громко огласил Клик, - Элина, проводишь нас к этому месту?
   Лорд вампиров указал на перевал в горы к циклопам.
   - Что значит, проводишь? - она скрестила руки на груди, - я иду с вами!
   От этого заявления у нас троих отвисли челюсти.
   - Нет, я не могу пустить тебя к возможной гибели. Да и кто тут останется вместо меня? - категорически отрицательно заявил Клик.
   - Ха-ха-ха, - рассмеялась она, - давай я объясню свои доводы, а затем ты представишь мне свои возражения. Итак. Первое.
   Она начала загибать пальцы.
   - Первое, прейдя сюда и выбрав меня в качестве своей вамп, ты обрек меня на вечную жизнь с тобой одним. И теперь я обязана почитать моего Лорда и избранника. И вот представь, ты уходишь за Границу и не возвращаешься, и оставляешь меня в полном одиночестве на очень продолжительный срок жизни.
   - Но я же не собираюсь тебе изменять или уходить от тебя, я обещаю вернуться сразу же, как только все это закончится, - попытался всунуться в ее монолог мечник.
   - Погоди перебивать, - осадила она его. - Ты сам подумай, кто сообщит мне о твоей гибели? Кто сможет перейти Барьер и доставить мне такую печальную информацию? Ага, вижу, сообразил, правильно, никто. И вот я, буду сидеть тут, как дура, и мечтать о твоем скором возвращении. У нас же, если мужик ушел, тогда за вамп не признают. Ты хочешь сделать меня изгоем?
   Клик отрицательно покачал головой.
   - Хорошо. Второе, - она загнула еще один палец. - Я чувствую, что ты еще не стал полноценным вампиром. И если вовремя не проследить за тобой, то может случиться непоправимое. Третье. Вы втроем вышли против всей армии Темного мира и любая помощь в этом деле вам не повредит. И четвертое и самое главное - вы без меня не найдете туда дорогу, а если в этом сомневаетесь, то можете попробовать отыскать ее. Но не советую это делать, так как потеряете очень много времени и вернетесь обратно.
   Возразить нечему. Я посмотрел на мечника и пожал плечами.
   - Она твоя суженная и ты за нее в ответе. Решай сам, но любая помощь нам действительно не помешает, - я глянул на Люция, - пошли, они сами должны решить это между собой.
   Он понимающе со мной согласился. И последовал моему примеру, прикрывая полог небольшой древесной улитки.
   Наутро все вещи были разложены по рюкзакам. Собирая Луизин рюкзак, я с грустными мыслями ощутил ее запах на одежде. Предательские слезы несколько раз срывалась прямо в вещь мешок мимо укладываемой одежды. Меня всего сжимало чувство одиночества. Чувство потери и разлуки с тем единственным человеком с кем еще не почувствовал полноты совместной жизни и полной любви. Казалось, сразу стало нечего делать. Когда она была рядом, то время текло совсем в другом русле. Было о чем поговорить, посоветоваться или поучиться магической теории. Ну, или еще чем заняться поинтереснее. Я улыбнулся, вспоминая приятные моменты общения с моей дорогой, милой девочкой.
   За дверью постучали. Через открытый полог высунул голову Люций.
   - Не спишь, приятель? - он прошел внутрь и присел на кровать, поставив мешок с некоей жидкостью, - ты как, не против составить мне компанию? А то что-то сон никак не идет...
   Луизы рядом нет, делать нечего, можно и выпить по чуть-чуть. Может, и в правду станет немного легче.
   - Давай, только по не многу, - грустно с легким притворством улыбнулся я, - завтра рано вставать.
   Люций разлил в деревянные стаканы темной жидкости и протянул мне. Напиток оказался похож на хорошее домашнее вино. С первым глотком тепло разлилось по телу, расслабляя мышцы. Со вторым грустные мысли отступили на второй план, оставляя место только чувствам.
   - Виктор, у меня есть несколько вопросов к тебе, касательно твоего мира, - медленно потягивая терпкую жидкость, сказал чертенок.
   - Что именно тебя интересует? - я подставил стакан за второй порцией.
   - Многое, - многообещающе ответил он.
   Затем последовала куча странных вопросов на отвлеченные темы. Спрашивая и отвечая на которые мы выпили весь питьевой мешок этой вкусной настойки. Это я потом понял, что таким образом Люций отвлек меня от гнетущего чувства безысходности. И чтоб я не впал в отчаяние и депрессию, провел этот вечер со мной в беседе на философские темы. За это ему отдельное спасибо. Из-за этого лекарства, на утро все пережитое за прошлый день показалось давно забытым кошмаром. Я проснулся в бодром расположении духа и с полной готовностью отправляться навстречу своей судьбе.
   Клик выглядел не выспавшимся, вместе с ним по правую руку из улитки вышла в походном костюме вся цветущая Элина.
   - Значит, все-таки уговорила, - улыбнулся я молодой вамп.
   - Это было не так легко, но мы знаем, как уговорить даже самого стойкого мужчину, - она кокетливо чмокнула мечника в щечку.
   Тот слегка покрылся румянцем. Да, даже у самого умелого воина есть свои слабости. А женщины - это слабость любого мужчины. Слабый пол, а издревле, что и делает, как управляет сильным.
   - Может оно и к лучшему, - я сделал глубокий вдох, с легкой ностальгией смотря на странного рода постройки на деревьях.
   Было ощущение, что это место прощается со мной. Отчего-то взгрустнулось. Какой-то я стал сентиментальный.
   Узнав прошлым вечером, что мы скоро покинем это место, старейшины подарили каждому по крылу планеру. Я однажды пробовал ими воспользоваться, но желаемых результатов это не дало. Не беда, может в будущем получится. У Клика же было больше времени научиться им пользоваться, и теперь он умел планировать строго по прямой. И так как управление сильно похрамывало, он не рискнул спуститься с помощью них, отдав предпочтение безопасной люльке вместе с друзьями.
   Люди на земле еще не проснулись, чтобы накормить свою животину. А мы уже отошли на расстояние, с которого еле заметно наблюдались самые дальние застройки.
   Дальше, следуя указаниям Элины, попутно слушая курс географии о растениях и живущих в этом лесу животных, мы бодрой походкой шагали сквозь редкие заросли и еще реже растущие огромные деревья. Это продолжалось до обеда, пока мы не остановились на привал. Тренировки Клик решил не исключать из рациона моего физического развития. Но сделал их покороче, делая акцент бою на мечах.
   После обеда Элина пошла припудрить носик в кусты и, не успев углубиться на десять шагов вглубь, как опрометью выскочила обратно на поляну, указывая на темные заросли пальцем и, еле шевелящимся ртом пыталась что-то произнести.
   Клик, словно доблестный рыцарь, защищая свою девушку, тут же занял боевую стойку, обнажая свой старый меч. Меч Лунного Света был сейчас бесполезен. Его лезвие так и не проявилось с момента взрыва на острове.
   Я опрометью кинулся к моему другу, приняв похожую позу, и выхватил свой фиолетово-черный прокаленный магией клинок. В другой руке я держал огненного человечка. Люций улыбаясь, подошел к нам.
   - Не бойтесь, это Хвостик вернулся, - он раздвинул кусты, впуская на поляну огромную саблезубую кошку с ядовитым жалом на кончике хвоста.
   - ну, что всех убил? - Люций потрепал его по холке.
   - Да, все байеры мертвы. Есть что попить? - спросил Хвост, жадно хватая представленный ему водяной мешок.
   - Молодец, киса, я знал, что ты справишься, - он пригладил сбитую шерсть на загривке Хвоста.
   - Люций, предупреждай, а то так будем на каждый хруст в кучки сбиваться, - ругнулся мечник, засовывая меч в ножны, - Элина, познакомься, это милое домашнее животное нашего неугомонного чертенка.
   Она судорожно сглотнула, не зная, что и ответить. Затем внимательно посмотрела на Клика, и на слово поверив в безопасность присутствия этой твари, попробовала найти с ним общий язык. Девушка подошла поближе и чуть не отскочила, увидев пустой взгляд зомби, смотрящий из темных глазниц воскресшего существа.
   - Что это? - удивилась она, со страхом оборачиваясь в нашу сторону.
   - Это тело носит в себе духа Лунного Кота, - тихо ответил Люций.
   Это я от него услышал впервые. Я догадывался, что это был он, но спросить так и не удалось. Значит, если Люций смог заточить дух в тело этой несчастной кошки, то и тогда в лесу кто-то подобную процедуру сделал с Инанной. И именно в этот момент у меня произошло озарение. Это могли сделать только высшие существа. А вот зачем они это сделали, нужно было подумать.
   - А кто это, Лунный Кот? - спросила наша новая спутница, скидывая первую волну страха, постепенно заменяя ее на любопытство.
   - Это древний дух, спустившийся с Луны на землю с какой-то определенной целью, - хмуро повел бровями Люций, оставляя своего дружка на вольное попечение.
   -И, зачем он здесь? - она протянула руку, чтоб его погладить, но, подумав, так и не решилась этого сделать.
   - Затем, девочка, что духи первыми чувствуют движение мировой материи. И этот дух искал Говорящего, чтоб помочь поскорее вспомнить предсказанное, - пока он говорил, отходя от Элины к костру, Хвост как-то недобро хитро поглядывал на вамп.
   Я не обратил вначале на это внимание, но потом заметил его странный фиксированный взгляд на ее персоне. Слюна как бы ненароком свисла с левого клыка. Клыкохвост облизнулся. У меня засосало под ложечкой.
   - Люций, а Хвост ел что-нибудь? - спросил я, подозревая в его поведении самое худшее.
   - Не знаю, а что? - он повернулся, бросая мимолетный взгляд на замершую в низкой позиции кошку.
   На его лице я прочел испуг.
   - Хвост, нет! - закричал он, но было уже поздно.
   Клыкохвост прыгнул за своей добычей. Мы втроем сорвались с места. Каждый кричал нечто отрицательное, что было на уме. Это было как в замедленной съемке. Мы плавно бежим, взрыхляя землю сильными толчками. Элина так же медленно оборачивается на летящую кошару. В ее глазах стоит испуг и удивление. Такого подвоха от саблезубого Хвоста не ожидал никто.
   Вдруг девушка поднырнула под выставленную вперед лапу зверя, и с размаху саданула кулаком по его грудной клетке. Из его легких непроизвольно вырвалось Кхе. Удар отнес зверя на пять метров в сторону, объясняя, что так просто вамп не сдастся. Хвост поднялся на лапы и посмотрел в нашу сторону. Люций уже был около него, объясняя, что к чему и почему ее нельзя кушать, как и нас.
   Мы с Кликом так и остолбенели от увиденного. Маленькая хрупкая девушка с острыми ушками и клыками в один удар чуть не отправила здорового хищника в нокдаун.
   - Стоит пересмотреть перспективы первоочередной защиты членов отряда, - с удивлением выдавил я.
   - Ага, - только и смог кивнуть мне замечтавшийся мечник.
   - Мальчики, ну не стоит так переживать за меня, - она подошла к нам и прикрыла открывшиеся от удивления рты, - я бы не пошла с вами, не будь уверенной в своих силах.
   Она подмигнула Клику и увела его куда-то в сторонку, после чего они жарко заспорили. Я не слышал, о чем они беседуют на повышенных тонах, но по их мимике можно было судить, что Элина выказывала свое недовольство, а Клик пытался ее успокоить.
   Вскоре конфликт был улажен. После чего Хвост считал эту вамп своей самой лучшей подругой. И ни на секунду не сводил с нее своего загадочного взгляда. Никто из нас не мог ответить в тот момент, о чем он думал.
   Через три дня мы достигли окраины Леса. По эту сторону желто-серые пески вызывали легкую неприязнь. Они навевали тоску и одиночество. Как раз под мое теперешнее настроение. В часы молчания и томного шествия по бренной пустыне я грустил о Луизе. Ее присутствия мне очень не хватало. За столь короткое время нашего путешествия я успел достаточно многое о ней узнать, но недостаточно, чтоб она мне успела надоесть. Это сыграло большую роль, чтоб после пространственного прыжка любимой мое сердце испытывало сильную боль. Но время шло, и наш далекий путь с каждым часом становился все короче.
   Два дня спустя монотонной ходьбы по сырому от дождей песку наша компания уперлась в огромный каньон, с высоты которого внизу виднелась красная граница, разделяющая этот мир надвое. Там же я смог различить узкую серпантинную дорогу вьющуюся вдоль скалистых выступов. Внизу под нами длинной лентой покачивался на ветру веревочный мост, упирающийся в начало той горной тропы. Чтоб до него добраться требовалось спуститься метров сто по отвесной скале к подножию небольшого плато. Там, по обе стороны стояли две статуи в виде Древов. Это напоминало ожившие деревья, сильно походившие на застывших в движении людей.
   - Ну и как мы туда попадем? - нахмурился мечник, присаживаясь на край обрыва.
   - У нас есть крылья, - улыбнулась Элина, доставая свой комплект из рюкзака.
   -Молодец, - похвалил ее Клик, - тогда, может, научишь нас умело парить, чтоб мы не улетели на самое дно расщелины?
   - Вы, что, совсем ничего не умеете? - удивилась она.
   - Ну, я могу планировать прямо, но садиться или совершать виражи пока не удавалось, - похвастался я.
   - Я хоть приземляться научился, - Клик недовольно отвел глаза в сторону.
   - Ну, так еще не все потеряно... - оптимистично обрадовалась она, - я полечу первой и посмотрю, докуда могу долететь, а вы за мной.
   - Ага и метром мимо, и летим, пока не найдем землю, - съязвил я.
   - Виктор, - Люций ткнул меня локтем в бок.
   - Чего? - повернулся я к нему.
   - Смотри тенью, она может открыть многие секреты, скрытые на свету, - подсказал он, - я буду ждать вас на той стороне.
   Он повернулся к Хвосту, положил обе руки ему на спину и закрыл глаза. Пару секунд ничего не происходило, затем, вдруг, этот ходячий мешок шерсти, заскулив, поджал колени и рухнул на землю. Его спина изогнулась, и на уровне лопаток появилось два бугорка. Они постепенно округлялись, увеличиваясь в размерах. Затем в верхней точке уродливых наростов, по обе стороны, начала рваться кожа. И сквозь густую шерсть проклюнулись две белоснежные кости. Хвост зарычал, от жуткой боли разрывающихся мышц и сухожилий. Они претерпели метаболизм, приращивая к этим небольшим отросткам куски плоти. На это было противно смотреть. Как с существа содрали кожу и заставили его шевелиться.
   Это трансформация длилась недолго. Когда две кости обросли плотью, из них выросли еще по два отростка, удлиняя общую структуру и постепенно превращаясь в контуры огромных крыльев. Эти две кости обросли мясом и жилами и снова выпустили на свет еще одно звено. И так далее, звено за звеном, сухожилием за сухожилием, а поверх всего этого, украшая ярко алым мясом, крылья приняли свою окончательную форму. На каждом крыле из тоненьких сплетающихся жил и мышц образовалась перепончатая структура, создающая полную имитацию драконьего крыла. Они начали краснеть, разогреваясь докрасна, как куски металла в кузнечной жаровне, пока не достигли беловатого оттенка. Хвост издал пронзительный рев, сотрясая верхушки горного хребта. Почва под ногами завибрировала. Я слегка присел, удерживаясь, чтоб не упасть.
   И тут он взмахнул ими. Теплый воздух обдал нас мощным потоком пыли и грязи. Я отвернулся, прикрывая рукавом лицо. Еще пару взмахов, и Хвост оторвался от земли.
   Люций, не мешкая, с разгону запрыгнул на свое творение. Еще пару взмахов подняли вековую грязь, и они устремились к красной пелене, простирающейся во все стороны горизонта сплошной непроходимой стеной.
   - Виктор, ты знаешь ?.. Твой Люций ..., - начал, было, мечник.
   - Полностью с тобой согласен, - остановил я его реплику, - я думаю так же.
   Люций, пролетев около двухсот метров, приземлился по ту сторону бездонного каньона и помахал нам рукой, приглашая нам последовать его примеру.
   Опять надо решать его загадку. Порой охота конкретно получить указания и четко следовать, как было приказано.
   -Ладно, что там он сказал? Посмотреть с помощью тени. Итак ...- я закрыл глаза, призывая темную сторону.
   Сквозь веки больно ударил солнечный свет. Я зажмурился, сжимая их как можно плотнее. Свет пытался вытянуть наружу, то, что было во мне сейчас наяву. Я расслабился, привыкая к яркому освещению. И вдруг, увидел мир с закрытыми глазами. Увидел его так, как видит Свет или Тьма. Я увидел симфонию тепла и холода. Мир окутывало движение жизни. Свет порождал тепло, отгоняя его ввысь, Тень охлаждала его и несла вниз. Я посмотрел на своих друзей. Это было так необычно видеть их в виде движимой расплывчатой материи в виде светло-темного облака, постоянно принимающего форму людей. Я осмотрел все вокруг.
   То, что я увидел, поразило меня еще больше. Каким-то образом из каньона теплыми потоками струились вихревые воздушные массы, уходящие далеко ввысь. Я понял, что он имел в виду. Это струился теплый воздух из-под земли. И с помощью него можно было добраться до любой точки этого огромного разрыва в земной коре, при условии, если у тебя есть крылья.
   - Мы сможем долететь, - тихо прошептал я.
   - Что ты там бормочешь? - переспросил Клик, не расслышав моих слов.
   - Я говорю, что мы можем туда долететь, - крикнул я, не открывая глаз.
   Я видел их силуэты, и этого было достаточно, чтоб знать, где они стоят.
   - Дайте мне крыло, - уверенно попросил я, протягивая руку.
   - Ты что с ума сошел? - удивилась Элина, - никто не может так долго планировать, а тем более, если не умеешь летать!
   Но я руку не опустил, ожидая просимый объект.
   - Виктор, - мечник опустил руку на мое плечо, - что ты задумал?
   - Завяжите мне глаза, - попросил я, они недоуменно посмотрели друг на друга, - солнце слишком яркое, я непроизвольно могу их открыть и тогда могу ослепнуть.
   Они удивленно переглянулись, но обе мои просьбы выполнили.
   - О, гораздо лучше, - я улыбнулся, поправляя поудобнее темную повязку, когда не жмурюсь, вижу более четко, даже их силуэты с четким контуром, - Теплый поток воздуха способен нас вытолкнуть наверх. Летите вдоль правой стороны моста и тогда сами ощутите это.
   И с этими словами, покрепче поправив мешок за плечами, я прыгнул, расправляя кожистые крылья на деревянной основе.
   Друзья ахнули, делая мимолетную попытку схватить меня за руку. Но было поздно, я, пролетев с десяток метров вниз, ощутил, что неведомая сила подхватывает и несет меня вдаль. Это было потрясающее чувство полета, когда всей кожей ощущаешь движение ветра по обе стороны от меня и при этом совсем не касаешься ни лошади, ни транспорта, несущего тебя вдаль, а свободно паришь как птица под небосводом в своей родной стихии. Я ощутил себя как дома. Сердце не испытывало ни страха ни сомнения. Я чувствовал, что всю жизнь это делал. И это смогло раскрыться только в частичке необузданной природы.
   Я плавно спускался. Какое-то чувство подвоха прокралось в низ живота. Я занервничал, опасаясь, что мое предположение о восходящем потоке воздуха будет неверным. Тянущее ощущение не давало мне расслабиться и отдаться этому прекрасному ощущению полной свободы. Я уже пересек заветную границу, где еще мог повернуть назад и приземлиться на плато, откуда начинался мост. Крылья не хотели меня поднимать. Ну что ж, если я оказался не прав, тогда буду парить, пока не наткнусь на землю, а потом будь, что будет. И с этими мыслями, когда мимо меня промелькнул мост, я понял, что все-таки оказался не прав. Я еще раз взглянул на теплый воздух. По предварительному прогнозу, я уже должен был полететь вверх, но все еще спускался. Наверное, моя масса слишком велика для этого восходящего потока.
   И только я так подумал, как ударился обо что-то и чуть не потерял равновесие. Это была более яркая полоса солнечного ветра, летящая из недр темной расщелины. Я даже и не понял, как в пару секунд оказался подброшенным на высоту небоскреба. Это оказалось гораздо выше, чем та точка, где стояли мои друзья. Я кое-как выровнял крыло в сторону ярко красного пятна. Это так с помощью тени виделся мне чертенок.
   Сзади раздалось восторженный возглас и две желтые точки устремились по моему маршруту. Еще пару раз меня подбрасывало вверх, не давая опуститься слишком низко, и направляя крыло в нужном направлении, я кубарем приземлился на противоположную сторону, при этом в ошметки разорвав мое средство передвижения.
   Тень отступила, и я теперь мог стянуть повязку. Клик приземлился получше, чем я, испортив при этом только одно крыло. Элина, же напротив, показала нам реальное мастерство высококвалифицированного специалиста по владению искусственных крыльев. Она специально сделала еще пару виражей и с грацией белки летяги аккуратно приземлилась на обе ноги, в полете успев сложить свое средство передвижения в аккуратную стопочку.
   Зависть, застывшая в моих глазах заставила меня отвернуться. Я ощутил некий укор, что девчонка смогла обойти не только меня, но и моего учителя. Клик же на это выказал только похвалу и уважение. Оно-то и понятно, это же он с ней спит, а не я. К Луизе я бы испытывал те же чувства, что и он сейчас к этой вампише.
   Не знаю, что это сейчас было. То ли ревность, что все похвалы сейчас достались не мне, хотя это я подсказал, как перебраться через каньон, то ли обида, что моя любимая сейчас где-то в опасности или в плену. А то и еще хуже - ее сейчас могут пытать. Я стиснул зубы, косо глянув на остроухую вамп. Вместо нее сейчас должна с нами идти Луиза. Злоба на нее вспыхнула ярким пламенем. Где-то внутренним чутьем я ощущал, что я абсолютно не прав и Элина тут ни в чем не виновата, но обида, злость и раздражение на все случившееся вот-вот готовы были сорваться на эту хрупкую и ни в чем не повинную особу из рода кровопийц.
   Вдруг чья-то прохладная рука коснулась моего плеча, успокаивая нехорошее настроение.
   - Остынь, Виктор, если ты хочешь поговорить, то скажи мне это прямо сейчас, но, прошу, не приписывай их, у них другая судьба, - Люций смотрел мне прямо в глаза и при этом был так похож на моего отца, настолько похож, что я почувствовал его ауру в этом краснокожем существе.
   Это было чувство любви и заботы о своем чаде. Я испытал глубочайшее смятение. Все стереотипы разом рухнули. Всегда считалось, что черти злые, коварные, хитрые существа, стремящиеся постоянно сделать какую-нибудь пакость, а тут забота и сострадание, свойственное только ангелам. Это было, что видеть святого черта с небольшим нимбом перед собой.
   - Они те, кто поддержат тебя в трудную минуту, а не те, кто пришел тебя обидеть. Ты должен понять, что друг может превратиться во врага, всего лишь при неправильно оброненном слове, - напутственно произнес он, - ты не должен их корить в том, что случилось. Думай о будущем, думай, как спасти свою Луизу и как спасти мир. Не теряй себя, Виктор...
   Он опустил глаза, и рука сама последовала по тому же маршруту. Я с ошалевшим взглядом следил за Люцием. Такого раньше еще не было. Чтоб Люций давал такое жизненное напутствие. Он встряхнул головой и теперь смотрел на меня совсем, как раньше. То чувство заботы куда-то улетучилось. Появилось смятение и недовольство.
   - Пошли, только ты можешь открыть двери, - грубо бросил он, и подошел к статуям у алой границы.
   - Элина, ты понимаешь, что перейдя на ту сторону, ты можешь обратно не вернуться? - спросил я, не испытывая теперь к ней никакой злости, а скорее жалость, понимая, какого это ей сейчас расстаться со своим домом.
   - Да, я готова к этому, - в ее голосе была уверенность, но в миндалевидных карих глазах читалась печаль.
   Я подошел к стене и поднес руку к Барьеру. Тепло древней силы заурчало, ощущая знакомую магию. Я устало улыбнулся. Почему-то не хотелось поступать, как в прошлый раз, ломая стену.
   - Пропусти нас, мы пришли с миром, - попросил я.
   Граница заскрипела, издавая протяжный вой и между двумя одноглазыми статуями появился просвет. Мы прошли обратно в тот мир, откуда и пришли. Завеса алого марева затянулась, как только мы миновали этот проходной пункт. Элина с грустью посмотрела на закрывающееся марево. Слеза скатилась по ее щеке. Она прощалась с родными краями, прощалась на неопределенный срок, от чего горькие слезы сами наворачивались на глаза, орошая землю солеными каплями, хотя в душе была полна решимости идти в неизвестность. Всегда так, вроде говоришь пока, а все внутреннее я говорит, не уезжай, подожди еще чуть-чуть.
   Девушка глянула на алую завесу еще раз, вытерла слезы, и твердой походкой догнала нас. Мы специально не торопились, чтоб дать ей с минуту побыть одной, осмыслить возможные перемены в ее жизни и решить в конечном итоге, стоит ли продолжать с нами путь. И, как и следовало ожидать, решение было таким же, как и раньше. Она куда угодно пойдет спасать мир со странной троицей из другого мира, живущих вместе с ней на одной и той же планете.
   ***
   Циклопы, кровожадные существа. Они не различают такие понятия как добро и зло, любовь и ревность, убийство и помощь ближнему, они те, кто существует на этой территории. И как нам рассказал Клик, они отделены от всего мира непроходимыми болотами. Циклопы, как животные. Спариваются один раз в год, после чего возвращаются по своим норам в синяках и ссадинах от любовных игр.
   Они не терпят на своей земле посторонних. Все, кто проходит мимо, будь то соплеменник или простой горный козел, каждый может оказать на их обеденном столе. Циклопы селятся поодаль друг от друга, различая расстояние до противника по запаху. Открыто вступать в конфликт против своих же не рискуют, но если подойдет кто близко, тогда беды не миновать.
   Эти сведения мечник знал по слухам и рассказам энтузиастов, забредавших на эти земли. И что самое интересное, каждый, кто оставался живым, после этих путешествий, больше никогда не хотел оказаться тут во второй раз.
   Недолго совещаясь, мы решили пройти опасный участок пути как можно быстрее, чтоб ненароком не нарваться на местных одноглазых гигантов.
   Шли долго, постоянно оборачиваясь в опасении быть замеченными этими зверолюдьми. Первый день прошел удачно. Тренировки не проводили, чтоб ни запах, ни шум не мог выдать нашего присутствия. Костер не распаливали, ели сушеные запасы и вяленое мясо. Слава создателю, что их набрали вдоволь. Сказался прошлый опыт перехода по снежным холмам.
   На второй день, ближе к вечеру, мы заметили что-то неладное. Впереди, навскидку, полдня шагом по тропе, кружила пара падальщиков. Это могло означать только одно. Или там скоро кто-то умрет, и тем самым устроит шикарный пир своим пернатым друзьям, или где-то недалеко мог быть Циклоп. И скорее всего это был второй пункт.
   Чтоб миновать эту страну как можно быстрее, решили спать, пока царит непроглядная темнота. И теперь основной задачей до наступления этой самой кромешной темноты, было найти укромное место, где в безопасности можно было б перекантоваться эти несчастные три-четыре часа. Но как по воле рока, найти его так и не удалось. Пришлось спать на маленьком выступе около отвесной скалы, немного скрывающимся от взгляда случайного прохожего. Но циклоп может оказать совсем другим существом и учуять нас еще на подходе к этой горе, не говоря уже о дороге по другую ее сторону. Еще была большая опасность обвала. Тут редко, кто захаживает, и старые обветшавшие камни могут сдать в самый неподходящий момент. Я установил невидимую защиту на случай, если кто-нибудь все же решит пожелать нам спокойной ночи. И не зря.
   Посреди ночи раздался яркий сигнал тревоги, разбудивший нас всех. Огромное существо, обоженое ярким пламенем заревело, сотрясая горы. Оно разозлилось и начало раскидывать камни, ища обидчика. Мы прижались поближе к стене, укрываясь от могучих ударов сильных рук, разламывающих гранит в щебень. Он был зол. Стоя в десяти метрах от этой безмозглой твари, можно было услышать его частое сопение и обиженный рык сквозь общий шум разбивающихся камней и рассерженных воплей.
   Циклоп не видел, кто его обжег. Но зачатками мозга понимал, что этот кто-то обязательно должен быть рядом. И поэтому все никак не унимался.
   - Может, пора это прекращать? - шепотом намекнул мне мечник.
   Циклом резко замер, и следующий камень полетел в ту скалу, за которой мы прятались.
   Я, молча, кивнул Клику, жестами показывая, чтоб тот отвлек внимание этого безумного существа. Клик взял маленькую монетку и кинул ее, метясь подальше от нашего укрытия. Монетка ударилась с ярким звоном об огромный валун на другом похожем островке. Следом за ней в ту же секунду полетел огромный булыжник и накрыл кусок металла, превращая его в тонкую пластину.
   А тем временем я разрезал ладонь и растер кровь по своим наручням и поножам. Время замедлилось. Я выскочил, выхватывая у мечника рукоять Меча Света. В ту же секунду на месте его лезвия возник контур клинка, состоящий из воды и огня. Эти две стихии так часто переплетались между собой, что очень походило на рисунок дамасской стали. К ним подключилась Тень. Клинок отвердел, стал темнее и тут же рассыпался, отдавая обратно все три составляющих моей магической силы. Тень не признала этот свет. Он был еще не готов к использованию.
   Я откинул его в сторону, и соткал из огня и воды пистолет. Нацелил в грудь одноглазому гиганту, который в этот момент заметил мое появление. Моя скорость стала прежней. Теперь исход решал секунды. Я всем своим желанием вобрал огромную силу в снаряд, циклоп уже потянулся за валуном. Вот он хватает его и замахивается. И так и остается в этой позе, роняя камень и падая под звуки громоподобного эха с разорванной головой.
   Я тяжело дышал, не веря своим глазам. Этот великан мог одни дуновением стереть меня с лица земли, а я его завалил с одного выстрела. Вот так везение.
   - Молодца, парень, - Клик хлопнул меня по плечу, - махать мечом учись, но и про более совершенное оружие не забывай. А это, оставь в следующий раз при мне, чем разбрасываться по сторонам.
   Он поднял Меч Света и сунул его за пояс, надеясь, что когда-нибудь этот клинок все же появится, и он сможет его опробовать на поле боя.
   - Что думаете теперь? - спросил я, и, сам отвечая на свой же вопрос, тут же предложил, - может, пройдемся немного вперед? А то звук выстрела мог пригласить его собратьев.
   - Думаю, он точно их пригласит, - одобрительно кивнул Клик.
   - Да, а я как-то уже выспалась, можно и подольше погулять, - ненавязчиво предложила вамп.
   - Не будем рисковать, - возразил ей Лорд, кивая в сторону лежащего тела, - можем наткнуться на другого такого же. Поищем его логово и заночуем там. Туда точно никто из этих не подойдет близко. А с первыми лучами солнца пойдем дальше.
   Искать пришлось не долго. Стервятники оказались правы, огонек костра и большой чан с варившимся варевом, означал лишь одно, что он жил здесь. Я подошел к котлу и тут же отпрыгнул, сдерживая порыв к рвоте. Мечник подошел и, с отвращением затыкая нос, заглянул внутрь. Его лицо выдало гримасу ужаса и омерзения к существу обитавшему тут. Элина не выдержала и решила посмотреть. На что Клик выставил руку, убеждая не делать этого.
   - Тебе не понравиться... - сухо произнес он.
   - Но что там? - не поняла она, глядя, как Люций оценивающе помешал варево и с неприязнью отошел оттуда.
   Поддерживаемая вихрем движения мимо края чана, выступила и снова исчезла полуразложившаяся человеческая нога. Элину передернуло.
   - Все, дальше не надо слов. Я все поняла, - она прикрыла рот рукой, и, почуяв, тонкий несвежий аромат, повеявший от разлагающихся тел поодаль от чана, не выдержала и высвободила весь свой вчерашний ужин.
   - Я думаю, это была плохая идея прийти сюда, - тихо подытожил мечник, - пошли, найдем другое убежище.
   Он морщил нос от неприятного запаха, исходящего от небольшой кучи костей с все еще висящими на них кусками кожи и мяса.
   - Я еще раз убедился, что не всех существ, стоит оставлять в живых. Виктор, у тебя таких зарядов найдется с пару десятков? - он задал этот вопрос и посмотрел на небо, будто прося совета у звезд.
   В эту ночь небо не стало прятать свои сокровища. Тучи решили показать нам все свое богатство, открывая все, что до этого так часто прятали. Я взглянул и задумался. Каждое светило - это огромный источник энергии. А что, если они живые? И, глядя на них, ты действительно разговариваешь с ними и получаешь ответ. Может наше солнце - это и есть создатель нашего мира. И поклонение древних наций богу солнца тому подтверждение?
   Мечник глянул на меня. Я вспомнил, что он спрашивал.
   - Да, но не скопом, а по одному так и сотню можно сообразить, - ответил я, и тут же поинтересовался, - а что?
   - Да вот, думаю, не стоит нам скрываться. Пойдем напролом, - Насколько я его знаю, когда он так улыбается, то это может означать только одно - легкое безумие, поддерживаемое некой оправданной целью.
   - Люций, как ты думаешь, у Клика все нормально с психикой? - шепнул я на ушко чертенку.
   - Может да, а может, и нет, - с хитрой улыбкой пожал он плечами.
   - Я все слышу, - обернулся в нашу сторону Лорд вампиров.
   - А... ну это, - я испуганно сглотнул, и тупо заулыбался, ища причину, чтоб слинять. На мои глаза попался только черт, - я ничего не имел такого. Люций, пошли, расскажешь подробнее о башнях.
   - Что тебя интересует? - подыграл он, увлекаемый беседой.
   - Скажи, тут есть башни? - спросил я, все время, косясь на мечника - не хочу потом возвращаться в эти земли.
   Клик ехидно улыбнулся и обнял свою спутницу.
   - Есть одна, она стоит около границы болот, а другая уже дальше в глубине топей, - задумчиво вспомнил чертенок.
   - Тогда идем мимо них? - уточнил я.
   - Да, именно туда мы сейчас и идем. Почти все остальные Башни действующие, и подобного эффекта, как с предыдущими не будет. Единственное опасение могут стать их владельцы. На данный момент, являющимися сильнейшими магами этого мира. Они одиноки, но сила их почти не имеет границ. Их чувствует каждое высшее существо из магических миров. Это будет нелегко, но придется чем-то жертвовать. И их жертва в этой ситуации будет незначительной для нас.
   - Ты предлагаешь их убить? - удивился я.
   - Тебе придется это сделать, ты придешь разрушить их дом, а кто захочет, чтоб кто-то пришел и уничтожил твое жилье? - он вопросительно посмотрел на меня, выдерживая недолгую паузу.
   - Никто, - я отрицательно покачал головой.
   - Правильно, и поэтому тебе придется и их убить тоже, как бы ты этого не хотел, - Люций на этом остановил диалог, отрываясь на пару метров вперед.
   Что-то его слова мне сильно не понравились. Я не хочу убивать невиновных. Это не по моим правилам. Вести войну согласен, но быть тираном, нет, это не по моему адресу. К этому стремятся все гуманные герои, спасающие мир. И я хочу быть таковым. Если мне выпала главная роль в этой истории, так не упаду я в грязь лицом и не посрамлю доблестное имя Говорящего.
   Это были мысли подростка, все еще верующего в сказки и хорошие концовки. Про иной исход событий на данный момент я даже и не думал. И что убивать кого-либо я тоже раньше не думал, хотя делаю это, не задумываясь о последствиях. Я мстил за всех людей, которых они съели до этого.
   И вот теперь очередной циклоп упал с оторванной рукой и пробитой почти надвое грудной клеткой. Я уже уложил третьего одноглазого гиганта. И скоро собирался умертвить еще с десяток этих безжалостных тварей. Я не мог понять, что это у них такой склад жизни, что они хищники по своей природе. И убивал с легким наслаждением и чувством выполненного долга. Они такие же, как и мы, только больших размеров. Мы тоже едим почти все, что движется, кроме самих себя. Они тоже. Мы для них просто пища.
   Но эти мысли я смог осознать, только когда прилег на ночлег. Но с очередным днем все началось по новой. В этот прохладный солнечный день я уложил пять одноглазых. Тренировки возобновились. Под вечер еще двое нашли смерть от моего грозного оружия. Итого не много не мало, а первый десяток к концу второго дня - это прекрасный результат для человека, являющимся скорее добычей, чем охотником.
   ***
   В эту ночь мне снова приснился сон.
   Теплый ветер, зеленая травка и улыбающееся солнце говорили мне о домашнем тепле моего райского места. Я жмурился и ловил приятные ощущения в силки моих нейронов. Вокруг летало большое количество разноцветных шаров. Некоторые из них были крупнее и светлее, другие более темные с большей плотностью, а некоторые и вовсе с радужным переливом. Были и фиолетовые и серые и голубые. Вот красных и желтых я не видел. Хотя нет, вру, несколько желтых все же было. Они летали в свободном танце, как снежинки, вспорхнувшие сильным порывом ветра и тут же успокоившись, планировали вниз.
   Сон был не долгим и каких-либо персонажей, обычно наведывавшихся в мой мир грез, на утро вспомнить я не смог. Наверное, забыл, как это часто бывает. Минуту помнил, а потом вообще забываешь, о чем снилось. Так и тут забыл почти сразу, как проснулся.
   ***
   Завтрак готовили все вместе. Он состоял из некой крупы и двух ломтиков мяса для наваристости.
   - Питательная каша, похожа на нашу гречку,- сказал я, помешивая воду в котелке.
   - Не, твоя гречка, это совсем другой продукт, - возразил Люций, - я прошлый раз был у вас на Земле и пробовал ее. Ну, совсем другой продукт. Не то, что это...
   Он попробовал на вкус и, причмокивая, произнес.
   -Не, еще не готова.
   Пока мы с чертенком готовили завтрак, наши помощники удалились в свою палатку, попросив позвать, когда сварится завтрак. Палатку они соорудили из разорванных крыльев. Их величины было достаточно, чтоб уместить там всех нас, но Клик и Элина категорически запротестовали, указывая на верх неприличия спать девушке вамп с двумя мужчинами и чертом со своей кошкой в одной постели. На что Клик ехидно подмигнул и соорудил из лишнего материала закрывающийся вход.
   К обеду мы прошли достаточное количество расстояния, с которого уже был виден огромный шпиль, разрезающий темные облака. Стало прохладнее. Ветер усилился, знаменуя скорый приход дождя. Мне это напомнило о Луизе. Как она там, все ли с ней в порядке. Стоп, я же могу с ней мысленно общаться. Почему-то эта идея ранее не приходила ко мне в голову. Я с надеждой подумал о любимой и попытался выйти на связь.
   - Луза, ты меня слышишь? - мысль пронзила пространство и устремилась на далекие мили, но этого было не достаточно, чтоб услышать мой вопрос.
   Не получилось. Ничего, буду периодически пробовать, может, когда подойдем ближе я смогу дозваться до нее.
   - Люций, ты можешь узнать, где сейчас Луиза? - с грустью и надеждой попросил я чертенка.
   - Сейчас попробую, - он закрыл глаза и на несколько минут застыл в этой позе.
   Потом открыл их и с улыбкой произнес.
   - Мы можем спокойно уничтожать башни, мне сообщили, что она у родственников. И сейчас ей ничего не угрожает.
   - Это обнадеживает, но темп сбавлять не будем и, все равно, для меня основная задача найти Луизу, а башни это идет на второй план, - категорически заявил я.
   - Любовь, любовь, а спасение мира на потом, - ехидно промурлыкал черт, жмурясь от выглянувшего на секунду солнца и сладко потягиваясь в послеобеденной дреме.
   Я промолчал, пропустив эту реплику мимо ушей. Уходя в свои мысли. У меня было около получаса свободного времени. Я решил немного позаниматься с мечом.
   За столь короткое время, что меня обучал Клик, я уже начинал влюбляться в это искусство владения холодным оружием. Это напоминало мне, как танец. Пока не отточишь правильное исполнение движений, до тех пор не получишь желаемого результата качественного и эффективного удара. Я снова и снова повторял один замысловатый выпад, совсем не заметный при действующем поединке. Рука устала вращать клинок, отключая мысли и силы при монотонном исполнении одного и того же движения. Вдруг я отвлекся мыслями о водяном человечке и, не замечая этого, ненароком выпустил его на свободу. Он обвил темный клинок и врезался в его молекулярную структуру, превращая металл в странное переливающееся вещество. Я как раз завершал удар, как тончайшая струйка воды, последовавшая вместе с движением стали, разрезала воздух и устремилась в сторону скалы, укрывающей нас от дующего знойного ветра. Вода тонкой полоской резанула камень, и, выйдя с другой стороны, устремилась в небеса. В облаке через несколько секунд образовалась брешь, длинной в несколько километров. Я сначала испугался случайному выбросу силы, а потом испытал некое чувство удовлетворения от того, что получилось. Я подошел поближе к аккуратному разрезу на скале.
   Она держалась на двух сантиметрах не распиленного гранита. Казалось одно неверное движение и несколько тонн камня устремится в пропасть. Я понял, что не только огонь может быть полезен. Это, пожалуй, могло быть более эффективным оружием, чем пламенные пули. Во первых бесшумное, а во вторых, если судить по облаку, с увеличением расстояния, увеличивается радиус поражения. Таким можно пол армии снести, задействовав при этом только пару мышц тела. Хорошо, оставим этот козырь на потом.
   - О, Виктор, молодец. Упражнения с мечом мы с тобой немного запустили, но не переживай, как только выйдем с этих земель, все наверстаем, - похвалил меня мечник, поправляя немного съехавшую куртку.
   Что-то эти слова "все наверстаем" ежиком закрались ко мне в душу.
   - Ладно, пока хватит. Вы готовы идти дальше? - я вытер пот со лба и убрал в ножны, снова ставшим темным куском металла, меч.
   - Люций просил передать, что скоро мы будем на месте.
   ***
   Башня была все ближе. Совсем скоро мы приблизились на расстояние, с которого кожей чувствовалась ее уникальная магическая суть. Насыщенное скопление ионизированного воздуха больше напоминало, что мы идем после грозы в самую гущу источника излучения этих самых ионов. Похожий воздух был и там, в Друидовом Лесу, но из-за непродолжительной активности действия магии его концентрация была намного меньше.
   То тут, то там происходили мелкие вспышки разрядов. Сопровождая это дело электрическим потрескиванием. Они были не опасны для человека, но при соприкосновении с кожей вызывали легкий зуд. Волосы превратились в подобие одуванчиков. В носу раздражающе щекотало, и с каждой минувшей сотней метров к этому громадному строению это становилось все неприятнее.
   И вот наконец-то мы пришли. Огромные двери были распахнуты. Сквозь них наружу вырывались струи разноцветных электромагнитных потоков, на общем фоне переливаясь многочисленными цветами радуги.
   - Виктор, теперь твой выход, - подтолкнул меня в спину Люций.
   Я собрался с духом и зашел внутрь. Архитектурное исполнение башни очень напоминало то, в котором мы уже побывали. Лестницу я нашел быстро. Оттуда тонкими струями спускались потоки разноцветных волн. Я побежал наверх.
   В просторной, ярко украшенной гобеленами и цветами, комнате. Царил неописуемой красоты хаос. Я такой цветовой гаммы в жизни не видел. Из камня, что стоял в центре помещения, как из камина струились разных цветов языки пламени. Они излучали те самые хитрые сплетения магнитных волн, на свету видимые, как полярное сияние у нас на севере. Эти языки магической энергии устремлялись к лежащей на резной деревянной кровати пожилой женщине и, дотрагиваясь до нее, превращались в те самые разноцветные потоки, летящие с неопределенной целью вниз по лестнице. Мне был не понятен весь этот процесс превращения.
   Я подошел к женщине. Ее старческое лицо выражало умиротворенное спокойствие и блаженство. Грудь, все еще не потерявшая девичью форму мерно вздымалась и опускалась. Она спала. Я всмотрелся в ее все еще наделенное дивной красоты лицо. Она была не похожа ни на кого, кого я встречал до этого. Это лицо говорило о принадлежности к чему-то сверхъестественному, непостижимому простому смертному пониманию.
   Вдруг ее глаза открылись. Я чуть было не отпрыгнул от такого резкого пробуждения древней колдуньи.
   - Говорящий, - зашевелились губы женщины, но вместо голоса из ее уст, звук шел из стен Башни, - наконец-то ты пришел... Я слишком долго ждала этого...
   - Кто ты? - задал я интересующий в данный момент меня вопрос.
   - Мое имя Арвина, я последняя живущая на этой планете из рода истинных Дриад, - она сделала попытку приподняться.
   Вместе с ней пошевелилось и все вокруг. Кровать заскрежетала, превращаясь в сотканные из веток и листьев руки и ноги. Казалась, это место неразделимо связано с ней. Цветная материя помогала ей двигаться, стены помогали говорить. Все вокруг помогало дышать. Я почувствовал неразделимое целое ее существа с этим строением. И понял, что разрушив башню, я убью и Арвину тоже.
   - Я так долго тебя ждала и ты, наконец-то, пришел. Мои силы на исходе и я скоро не смогу сдерживать печать. Ты сам знаешь, что должен сделать, - она подошла к камню и, взяв его в руки, поднесла ко мне.
   - Но, разрушив камень я убью тебя!.. - возразил было я.
   - Говорящий, мне две тысячи лет, - устало заскрежетали стены, - И все это время я пробыла в полном одиночестве. Думаешь, я бы хотела прожить еще год или два, пока силы не покинули бы мое тело? Посмотри, это уже происходит, - и в подтверждение ее слов еще одна волна магической энергии устремилась наружу, - я чувствую, что когда этот процесс закончится, двери снова откроются и мир вспомнит то, что было забыто.
   Она с мольбой посмотрела на меня. Я заметил в этих глазах нечто знакомое. Я некогда видел их ранее. Она взглянула на улетающий поток еще одной ее частицы. Вспомнил! Эти глаза... Инанна, у нее был такой же взгляд, когда она была вынуждена нас атаковать вопреки своей воли. Они были чем-то похожи между собой. Та древесная нимфа и эта пожилая Дриада. Очень большое сходство. Тот же цвет, тот же разрез, форма, длина бровей. Я отвернулся, стараясь не думать о них, как о беспомощных женщинах. Сейчас надо было сделать то, что должен.
   - Говорящий, ты должен сделать это, я не могу долго сопротивляться той силе, что управляет камнем, - произнесла башня ее голосом.
   - Но...
   - Никаких но.... Мир может пасть, если ты не поторопишься. Другая, обладающая силой, живущая по соседству, не будет к тебе так приветлива. С ней тебе придется справляться всеми своими силами. А сейчас ты должен сделать то, что должен, - камень источал тепло.
   Я всмотрелся в пламя. Красивый огонь. Огненный человечек вылез из моей правой руки. Пробежал вниз к ладони и принюхался. Это было нечто. Огонек испытывал огромное желание попасть в общую массу его сородичей, и при этом очень сильно боялся того, что было перед ним. Это как волчонок пытается сунуться в стаю матерых волков, боясь, что если его не примут, то ему конец. Огонек глянул на меня и решился. Он сделал шаг в общую массу хитросплетений цвета. Магическое пламя замерцало, пробуя на вкус пришельца, и издало тихое урчание. Волны магической энергии прекратили высасывать жизнь из Арвины, переключаясь на огонька. Искры пламени взметнулись вверх. Магия и живительное тепло солнца сплелись в одно целое, обмениваясь своими составляющими. Теперь это был одно общее магическое пламя. Я позвал огненного человечка. Но на зов отозвался весь источник тепла, превращаясь в разноцветную субстанцию, смутно напоминающую образ человека. Я немного опешил от ощущений, в этот момент исходивших от него.
   Это был первозданный огонь, рожденный на заре времен. Это был тот огонь, что существовал задолго до его разделения на многие составляющие. Это был настоящий огонь жизни. И этот огонь стал теперь моим. Человечек вобрал в себя все, что мог уместить и вернулся ко мне. На руках Арвины остался лежать зеленый камень с еле теплившейся жизнью внутри. Это была жизнь башни. Оборвав ее, я уничтожу все живое, до сих пор жившее в этой небольшой комнате. Я снова взглянул на Арвину, а затем на пульсирующее сердце башни в ее руках.
   - Арвина, прости, - тихо произнес я, нанося со всей силы удар в камень.
   Он глухим щелчком треснул на множественное количество изумрудных осколков. Дриада с облегчением подняла уставшие глаза.
   - Спасибо, Говорящий, - ее кожа превращалась в маску из коричневого сухого дерева.
   Руки и ноги застыли на месте, создавая крону из высохших листьев и небольших корней. Пару секунд и только что живое существо, пару секунд назад говорившее со мной, превратилось в дерево, силуэтом смутно напоминающее красивую девушку. Я с печалью, стараясь не смотреть на нее, спустился вниз по лестнице.
   Друзья радостно встретили мое появление. Но их радости я не разделял. Я вышел не победителем, а палачом. Не правильно это. Убийство не решает проблем. Я еще раз взглянул на стареющую на глазах башню и с горечью в голосе произнес.
   - Прости, я сделаю все возможное, чтобы это не повторилось.
   Со стены упал первый камень, подтачивая целостность всего строения. За ним последовал еще один и еще и еще, пока вся древняя кладка не превратилась в груду пыли и камней. И на верхушке всего этого мусора так и осталось стоять высохшее дерево.
   Откуда-то с запада подул прохладный ветер, рассыпая кору и ствол в пыль. Всего лишь какое-то дуновение ветерка и дерево с остатками былой силы развеялось по ветру. Как банально и печально наблюдать за происходящим. В мозгу возник силуэт девушки в бальном платье, стоящей под плачущей сакурой, и при этом сопровождаемый печальной песней про несбыточные мечты. Я вспомнил глаза Арвины в последнюю минуту ее жизни и ведомый странным желанием, достал мешочек, оставленный от Инанны. Там была та же самая пыль, что и струилась сейчас по воздуху. Я перевернул мешочек, отправляя сестер в последнюю встречу.
   Друзья смотрели на меня, и не могли понять бушующих во мне чувств. Я, молча, так и стоял около минуты, провожая взглядом давно исчезнувший из поля видимости прах древесных нимф. Вдруг из облаков соткались два образа богинь, держащихся друг с другом за руки и приветливо помахав, исчезли. Я улыбнулся. Значит, все сделал правильно.
   Они ничего у меня не спрашивали и не просили объяснений, понимая, что когда сам захочу, то все расскажу.
   - Виктор, ты как, готов идти дальше? - нарушил затянувшееся молчание Клик, беспокоясь о моем самочувствии.
   - Все в порядке, - я опустил голову, - просто мне надо немного подумать.
   - Если надо, то мы можем задержаться тут ненадолго, - Элина с сочувствием прильнула к плечу мечника, не понимая, что происходит, но чувствуя, что что-то со мной случилось в этой башне.
   - Нет, спасибо, ребята, я и в правду в порядке, - натянуто улыбнулся я, поднимая свой вещмешок.
   Знаете, бывает такое настроение, что аж выть охота и ничего в этом мире не способно выдавить из тебя улыбку. В такие минуты лучше всего человеку побыть одному, подумать, поплакать самому себе. И вот глядишь, на утро все как рукой снимет. Солнце будет светить так же жизнерадостно, как и прежде. Мир станет полон красок и впечатлений. За исключением, наверное, только представителей Эмо, которые с начала принятия такого навитого мышления о бессмысленности жизни, так и остаются до поры до времени в этом состоянии. Пока сами не передумают или попробуют наложить на себя руки. Никогда их не понимал. Депрессия, вот что сейчас породило во мне такое настроение. Многие мужики спасаются от нее одним простым, но не всегда верным способом - водкой. Некоторые женщины тоже. Но, как показала практика, есть и иные способы выхода из этого загадочного транса. И каждый выбирает для себя тот, который ему более приемлем. Мне же сейчас нужно было побыть одному со своими мыслями и хорошо поспать.
   ***
   На всем остальном отрезке пути до болотистых равнин, Циклопы решили больше нас не трогать, тем самым оставив свои жизни в целости и сохранности. Все чаще попадались небольшие прудики с густой растительностью. Вскоре запах болота приобрел свою актуальность, попутно с воздухом меняя и ландшафт. Мы спускались все ниже, в более густые зеленые массивы и чавкающие под ногами заросли. Мелкие ящерицы то тут, то там провожали незнакомцев взглядом. Саламандры, маленькие такие ящерицы, способные вытерпеть очаг открытого пламени, селились кучками возле теплой, окутанной паром воды. Местами эта вода достигала слишком горячего состояния, выпуская в воздух едкие пары тлеющих под ее водами веществ. Вскоре площади болот превысили количество гектаров твердой суши.
   Мы шли, прощупывая дорогу крепкими посохами, заготовленными заранее из белого дерева, в огромном количестве растущими в этих местах. Листьев на них не было. Фотосинтез для этих растений осуществляли побеги странной растительности, свисающей с веток. На вид это походило на тину, украшавшую кроны пепельных стволов.
   К вечеру стала небольшая проблема. Среди тины, мха, и повышенной сырости крайне трудно было найти достаточно сухое место для ночевки. Вот подходишь на вид к сухой поляне, ступаешь на нее, а там подо мхом пол сапога воды. Или вроде бы нашел, присел и чувствуешь, что водичка-то начинает прибавляться, как из родника бьет. Короче, изрядно помучались мы, пока не набрели на полуразрушенный фундамент старой постройки. Заметили ее по чистой случайности. Когда мечник, сделав очередной шаг, вместо того, чтоб утопить кончик своего посоха, уперся в нечто твердое. Он прощупал это и, содрав с поверхности наросшую растительность, увидел каменную кладку. Фундамент или первый этаж оказался небольшим. По-видимому, это была старая хижина. Или что-то вроде этого.
   Костер умудрились-таки разжечь. И решили в этом деле сегодня не скупиться. Я с помощью огонька, моментально просушивал сырые поленья, чем давал костру питаться отличным отборным деревом. Установив защиту, мы развесили сушиться всю одежду из вещмешков. Та, что была на теле, высохла почти моментально. Единственное но, ноги пришлось подсушивать почти каждые пол часа. Очень сильная влажность.
   С наступлением темноты лес застелил густой туман, пряча все предметы за непроглядной белесой стеной. Влажность была настолько высока, что костер снизил свои приоритеты до минимального уровня, выдавая нам очень маленькие порции тепла. Если б не мой огонек, то он, наверное, и не разжегся бы вовсе, не говоря уже о горении в эту непогоду.
   Если бы мы шли, то на коже ощущался бы эффект мелкого моросящего дождя. Тренировки на сегодня решили сделать в виде теоретического курса по геральдистике известных королевств. Клик объяснил это тем, что, если Луиза у родственников, то так просто к ней будет не подойти. Одно неверное слово и тебя примут за врага, поэтому надо было знать, где кто находиться, под каким гербом ходит и какие у них взаимоотношения.
   - Клик, а кто здесь живет? - спросил, после монотонной лекции о королевствах Срединного мира.
   - Виктор, чем ты слушаешь? - рассердился он, - Я тут два цикла распинаюсь, а он звезды считает. Виктор, ауу, туман на улице, звезд не видно, бесполезно их считать. Значит так, если не расскажешь прямо сейчас, все, что я тебе только что поведал, то будешь у меня месяц без меча ходить. Одной силовой выбью всю дурь, чтоб слушал впредь. Вот, на тебе палочку, рисунки перед тобой, начинай, а я прилягу и послушаю. И запомни, остановишься или пропустишь, хоть одно имя, Артуром клянусь, станешь у меня чемпионом по отжиманиям.
   - И дернул же меня бес, спросить это, - я, круглыми от такого обращения глазами, недовольно посмотрел на закрывшийся полог палатки.
   - Я все слышу, - раздалось оттуда.
   - Сэр Генри, герб зеленое дерево на коричневом фоне, барон замка Лунштраузен королевства Лектинвиля, Сэр Верчибальд, герб два белых единорога на зеленом фоне, став на задние лапы скрещивают свои копыта в древнем танце приветствия, Король и хозяин замка Эллеон того же королевства, названного в честь его героя Эллеон, - монотонно, но по порядку, начал перечислять я изображенные на песке гербы различных королей и баронов.
   Не знаю, откуда я это знал, но смог дословно перечислить всех владельцев этих символов. Луиза была баронесса замка Кентурберин, и ей положено было носить при себе маленький герб с изображением головы дракона. Король же имел герб в виде летящего черного дракона на красном фоне. Это близкое сходство к одному и тому же животному на их символиках было не случайным. По генеалогическому древу, Кентурберийцы были кровными родственниками теперешнему правящему королю Некрополеса по имени Фрол Гендельвайна.
   И, по-видимому, поэтому Луиза тогда и стала объектом разведения войны Фенико с другими королевствами.
   - Но, Клик, я не помню, чтобы ты мне что-нибудь говорил об этих землях, - не понял я, чудесным образом справившись с заданием.
   - Иглохвоста тебе меж ягодиц, - раздалась недовольная ругань Люция, - дай поспать, завтра спросишь.
   Я примолк, вжав голову в плечи. Разинул, было, рот во второй попытке, но передумал, осознав последствия ненамеренного пробуждения Клика по простому пустяку.
   - Спокойной ночи, - произнес я тихо сам себе, укутываясь в теплый изнутри, мокрый снаружи плащ.
   Надо будет отдать должное Сиру за эту вещь.
   Утро встретило нас сплошным потоком воды, срывающимся с угрюмо нависшего над нами облака. Если учитывать общую влажность воздуха, то этот незначительный дискомфорт почти не ощущался. Одежда за ночь вымокла на столько, что было равносильно, если б мы спали без нее. Разницы никакой.
   Теплый плащ в этой ситуации испытал не меньшее потрясение. Такая погода для него была слишком активной. И в итоге я, как и все, проснулся со стучащими от холода зубами. Завтрак был на ходу. Хотелось поскорее найти укрытие от непогоды.
   - Народ, а кто знает, куда нам идти? - спросил я, догоняя, идущих впереди, Клика и Элину.
   - Люций, - бросил, не сбавляя ход мечник.
   Я обернулся, ища его взглядом.
   - Прекрасно, его с нами и нет, - я недовольно сжал губы, - Клик, Люций опять пропал.
   - Не страшно, видишь, тропинку? - спросил он, указывая на немного примятую неширокую полосу травы.
   - Ну, - кивнул я.
   - Он указал следовать по этой тропе и никуда не сворачивать, говорит, что чует запах башни по этому пути, - с неохотой пояснил Клик
   Он совсем не выспался и теперь испытывал раздражение на любой внешний фактор. Единственная на кого он мало-мальски испытывал снисхождение - это была Элина. И то, мог огрызнуться, чтоб не трогали его сегодня.
   - Вот и поговорили, - выдохнул я.
   Его раздражительность в скором времени передалась и мне. Я был недоволен на все. На непогоду, на мокрые ноги, на то, что попал сюда, на Люция, что тот опять ушел, не сказав ни слова, на неудобные сумки, шлейки которых натерли кровавые мозоли, короче еще на многое. И так до обеда. С порцией пищи, так приятно опустившейся на дно желудка, настроение стало меняться в лучшую сторону. Удивительным образом и дождь показался теплее, и дорога не такая трудная. Одним словом, терпимо.
   - Клик, так, скажи, кто здесь живет? - сделал я очередную попытку узнать больше об этих землях.
   - Ящеры, Тритоны, Живодеры, Кровососы и многая болотная шваль, - нехотя перечислил он.
   - А люди есть, ну или кто-нибудь из разумных существ?
   - Я ж и говорю, Ящеры, Рептили, Тритоны, Живодеры, они тут все разумны, но думают они не так, как мы. У них свои правила и законы. Если ты имеешь в виду, опасны ли они, - он глянул на меня, сделав небольшую паузу,- то отвечу, что да.
   Я сглотнул.
   - Если ты видел парочку Ящеров в рядах соединенной армии, то считай, что эти совсем другие. Если те были агрессивны, то эти тогда, очень агрессивны. Они редко встречают гостей. И редко выходят на люди. Те стали солдатами только по одной причине, потому, что их выгнали из племени. А эти и есть сами племя. Так что если увидишь кого-нибудь, постарайся не провоцировать на агрессивные действия. Есть шанс, что они нас не тронут.
   - Теперь понятно, почему у них нет гербов, - нашел я отгадку на вчерашний вопрос.
   - Кстати, про гербы, давай, теперь, повтори мне все, что говорил вчера, только, - он поднял указательный палец, - теперь без рисунков.
   - А...а....а, - я резко потерял дар речи, хватая ртом воздух, но это привело лишь к тому, что я наглотался воды.
   - Не бойся, я поправлю, если ошибешься, - доброжелательно уверил он, - да не волнуйся ты так, не буду я тебя наказывать.
   Я покрутил шеей, улучшая приток крови в мозг и начал.
   Я говорил и говорил, местами, сильно путаясь в символиках или названиях. Клик все это время спокойно слушал и, как и обещал, поправлял ошибки. Элина внимательно слушала, временами, что-то тихонечко уточняя у мечника. Моя монотонная речь длилась около получаса, в течение которого я два раза обрывал слово, всматриваясь вдаль и, пытаясь рассмотреть странное движение, еле видимое сквозь пелену моросящего дождя. Пару раз за спиной, поверх тумана над водой, появился, усеянный небольшими плавниками горб, и тут же так же бесшумно исчез.
   - Обед, обед, я к вам иду, на ужин съешь ты Катманду, - проговорил я, глядя на свисшую с дерева огромную змею.
   - Хладнокровные Болота, - шепотом сказал Клик, искоса, поглядывая на странное существо, с большими змееподобными щупальцами на морде, - Так мы прозвали некогда это место, когда с отрядом вели посла на переговоры.
   И так же шепотом добавил, ложа руку на эфес своего меча.
   - У них у всех холодная кровь. И наш запах чуют за тысячу шагов.
   Я сглотнул от страха, и чуть не достал свой клинок. Мечник остановил мою руку, не дав ей дотронуться до теплой рукояти.
   - Это будет большой ошибкой держать сталь на виду. Лучше будь готов в случае опасности использовать все свои умения, которым я успел тебя научить, - я кивнул, прикидывая в уме, что быстрее, сделать пистолет или достать меч.
   Выбор пришелся на темный клинок с водой. Лишний шум нам ни к чему. Да и влажность тут большая, огоньку и так трудно приходится, а еще вести боевые действия придется. Да, водяной тут будет в самый раз. Я выпустил его на ладонь. Думаю присутствие странного существа из воды не должно никого испугать.
   Человечек довольно свесил ножки, вдыхая насыщенный влагой воздух. Ему это понравилось. Он выдал некое подобие улыбки и принюхался к моему рукаву. Потом поднял на меня свой взгляд и с удивлением наклонил голову.
   - Что не так? - спросил я его.
   Элина глянула на водяного и улыбнулась. Для нее это впервые увидеть его.
   - Он что-то хочет спросить, - поняла по его жестам вамп.
   - Я и сам понял, но что? - человечек пробежался по части рукава, оставляя после себя сухой след.
   Затем развернулся и ручкой указал на сухую ткань.
   - Он, наверное, говорит, о мокрой одежде, - предположила девушка.
   Человечек активно закивал, сложил над головой руки и исполнил недлинную джигу, затем поклонился Элине и, отсалютовав, уставился на меня.
   - Ты предлагаешь высушить нашу одежду? - уточнил я.
   Он хлопнул себя по лбу и воздал руки к небу. И тут же быстро закивал.
   - Он предположил, что мы могли специально вымокнуть, - сделала еще одну догадку девушка.
   - И зачем нам это? - парировал я.
   - Ну, всякое бывает, например, в качестве маскировки, - предложила она.
   - А и то верно, - сообразил я, и подумал. - Ведь, на сколько, нам известно, многие рептилии видят тепло тела. А когда мы мокрые, то становимся для них не так заметны. Точно!
   Я прищелкнул пальцами, генерируя свою гипотезу.
   - Водяной, давай, когда мы остановимся на привал, ты высушишь нашу одежду, а пока, мы побудем мокрыми, - предложил я.
   Человечек пожал плечами и, отвернувшись, снова присел упиваться влажным воздухом. По правую руку от меня из воды высунулась голова огромной рептилии. Она внимательно посмотрела на нас и исчезла туда, откуда и явилась на свет. Где-то похожее существо я уже видел. А, точно, вспомнил. На картинках в археологическом музее. Это была голова динозавра. Жаль, не силен я в палеонтологии, так бы и точное имя бы его назвал.
   Через несколько сотен метров эта голова снова вынырнула из воды, а вместе с ней и еще пара таких же.
   - Что-то мне это не нравится, - сквозь зубы процедил я, глазами следя за движением воды в болоте.
   - Это Ящеры, они охотятся всегда стаями, - спокойно ответил Клик, - редко когда нападают на сильную добычу. Всегда ищут самого слабого или больного. Если отстанет или отвлечется, уводят в сторону и там все вместе задирают как слаженный отряд падальщиков.
   - Почти как волки, - сделал я неверное сравнение.
   - Нет, волки благородные существа, могут и силой померятся, а эти всегда исподтишка нападают. Да и пугливые, если с дубиной замахнешься, в рассыпную кидаются.
   - А ты откуда это знаешь, если мимо проходил? - казалось он все и обо всем знает в этих землях.
   - Так я ж по дороге шел, а там жителей местных, что на границе живут, встретить можно. Так они ж тем и живут, что в эти болота ходят, - пояснил он.
   - А что тут ценного? - удивился я, наблюдая за клубком змей, катящимся вниз по склону.
   - Как, что? - не меньше моего удивился мечник, - так шкуры змей, ящериц всяких. Чешуя из ползуна годится для доспехов. Вот, кстати, клыки вот этих Ящеров, хорошо ценятся, как лекарственное средство. Да и много чего тут взять можно. Травы всякие, деревья. Потом, если встретим кого из ходоков, они тебе все подробно расскажут и покажут. Они любители на это дело.
   - А что самое ценное? - загорелся я, чуть не наступив на яркую жабу.
   - Самое ценное, сейчас будет твоя жизнь, так что не отвлекайся. Если б ты раздавил бы эту жабу, то дальше шел бы босиком с очень сильными ожогами. Ее яд способен разъесть любой материал в этом мире, кроме золота.
   После этих слов я с опаской смотрел на странных жителей болот, с каждой минутой все чаще попадавшихся нам на пути. Ящеры наконец-то собрали небольшой отряд и решили попробовать заманить одного из нас к себе на пир.
   -наверное, вожак, - подумал я, глядя, как один из них, вышел на тропу, по которой мы так неспешно, чтоб не утонуть, продвигались вглубь топей.
   Его вид меня до коликов рассмешил. Небольшое существо с тельцем полуметрового варана и с крупной, еле держащейся на тонкой шее головой прыгало и дразнилось, издавая стрекочущие звуки.
   - Клик, Элина гляньте, - позвал я друзей.
   Они посмотрели на это смешное существо и улыбнулись.
   - Зато голова, какая, ого-го, - подмигнул мне Клик.
   - Можно я его ... попрошу уйти? - с улыбкой спросил я.
   - Только аккуратно, - кивнул мечник, - это они с виду безобидные, а вот когда их куча, и все с острыми, как иглы зубами, то тут становится не до веселья.
   Я кивнул, доставая нож. Водяной человечек окутал лезвие. Он был готов. В этом месте его мощь была почти безгранична. Я махнул два раза, целясь по обе стороны от Ящера. Две невидимые струи всколыхнули тяжелый воздух и ударили около этого глупого создания, орошая землю глубокими метровыми вглубь полосами. Я рубанул, совсем не вкладываясь в удар, представляя, как просто, слегка взъерошу траву около него. А тут, на тебе, борозды достали аж до земли. Надо быть с этим поаккуратнее. Существо испуганно подпрыгнуло, что-то залепетало на своем стрекочущем языке и вместе со своими сородичами исчезло из поля видимости. И больше они нас сегодня не беспокоили.
   Вечером вернулся Люций, приземлившись на Хвосте, прямо на то место, где мы отдыхали.
   - У нас проблемы, - запыхавшись тут же начал он. - Прямо на тропе, в двух днях ходьбы, мы упремся в лагерь Рептилий, оттуда до башни, примерно три дня небыстрым шагом. Я не могу сказать, как поведут себя эти существа на наше появление, но в данный момент выглядят они крайне агрессивно.
   - А обойти их можно?
   - В том-то и проблема, что слишком большой круг получится. Все вокруг затоплено водой. Хотя, если вы умеете плавать, то можете рискнуть, но я вам не советую, - разубедил меня Люций.
   - Ну что тут паниковать? - я оптимистично решил довериться воле случая, до этого такое все время прокатывало, - Выбор остается только один. Идем через деревню.
   А что тут отрицать. Если нет иных предложений, тогда пользуемся единственной возможностью добраться до этой проклятой башни.
   - Если эти Рептилии решат, что мы не должны туда ходить или встретят нас, как врагов, тогда пойдем на крайние меры, - добавил я, подкидывая толстый сук в пламя маленького костерка.
   - Значит, наш Воевода решил захватить мир силой, - подмигнул мне Клик.
   - Не хочу ничего захватывать, я хочу сделать так, чтоб мир жил, как и прежде, без вмешательства всяких там байеров и прочей нечисти. И, если для достижения этой цели придется приложить немного физического насилия, то я это сделаю. Убивать не буду, а вот припугнуть могу, - я скрестил руки на груди, надув губы.
   Ни черта они не понимают, что я уже сыт по горло постоянной ходьбой, противной без соли жареной на костре дичи, вечной беготней за спасение мира, полным отсутствием санитарных условий. А кто мне посочувствует, что по не знанию, после туалета, на моей заднице появились огромные волдыри? Целый день присесть не мог. Хорошо, что залечились раны на следующий день, а то была бы беда. Мне хотелось доделать предначертанное, да свалить куда-нибудь с моей Луизой, поселиться на роскошных лугах Новой Зеландии, ну или в этом мире, но с похожими условиями, завести хозяйство и жить поживать да добра наживать.
   - Тьфу ты, - я скинул неизвестно откуда взявшееся наваждение, - какое хозяйство, о чем это я.
   Я же тяпку держал, только на выставке. Да молод я еще, и Луиза только почувствовала настоящий вкус взрослой жизни, узнать друг друга надо получше. А потом вывод делать. Да, я в нее влюбился, но это еще не значит, что она окажется той единственной, с которой я соглашусь провести остаток дней. Нет, конечно, она перспектива ничего, но хотелось бы получше узнать ее душу, ее мечты, желания, как готовит, наконец.
   Я переключил внимание на рыскающего в ночи слепого дикобраза, ростом с Корову. Он почуял запах дыма и сразу ретировался в темноту. Все болото было насыщенно таким множеством различных звуков, что тут можно было открыть свою Нью Стар Рэкордс. Я такого перезвона за свою жизнь ни разу еще не слышал.
   Тут композитор мог найти новую симфонию. Даже я, со своим медвежьим ухом, услышал ее отголоски.
   - Потрясающе, - я прикрыл глаза.
   Мелодия ночной жизни болота стала ярче. Жаль ничего не видно, что там происходит. Но у меня есть иной способ видения мира. С секунду подумав, я отказался от этой затеи. Думаю, лучше не смотреть. А то спать не буду. Кошмары замучают. Судя по сдавленному хрусту костей и резко затихший клокочущий звук, означал, что кто-то съел того, кто так активно пытался его воспроизвести.
   От комаров ничего не спасало. Они были так счастливы попробовать человеческой крови, что, пока мы не укутались тройным слоем одежды и, обкурившись густым дымом от костра, легли спать в почти герметичную палатку, то до тех пор яростно пытались прокусить любой оголившейся участок кожи на наших телах. Клик постарался на славу. Платка была отличная, но нашлась все-таки щель, через которую проникли три вражеских шпиона, которые всю ночь терроризировали наши лица.
   Наутро, покрытые волдырями от постоянного расчесывания мест недавнего пиршества насекомых, мы, с болью в суставах, вышли из маленького укрытия на небольшом островке.
   Недалеко я смог рассмотреть крупные следы неизвестного мне животного. Три пальца, углубление в полметра, и невероятной длины стопа этого существа были очень похожи на слепки следов тираннозавра, некогда виденные мной на тв. Это было поверхностное сравнение, но мне кажется, что именно такие они и должны быть, когда огромное животное ступит на мягкую почву.
   - Что это было? - удивилась Элина, - я такого отродясь не видела.
   - Я, наверное, видел его вчера, - задумчиво вспомнил Люций, - Это хозяин этого болота. Его зовут Террин. Это существо невидимо днем. А ночью обретает кровь и плоть. И убивает первое, что встретится ему на пути. И нам очень повезло, что это оказались не мы... Я почувствовал его присутствие и увидел ауру, но не понял тогда, что это был он.
   - Обнадеживает, - Клик с шевелящимися желваками скинул вещи в сумку, - пора быстрее покончить с башней и убираться отсюда.
   Я на секунду задержал свой взгляд на луже с аккуратными краями, появившейся от ноги Террина, и, ощутив толпу мурашек на спине, побежал за своим мешком.
   Мы, не сговариваясь, ускорили шаг, не обращая внимания на ютившихся вокруг опасных тварей. Это становится привычно, когда перед тобой кишма кишат змеи, ползуны, хлупающие и ухающие существа. А немного понаблюдав за ними, понимаешь, что они боятся нас гораздо больше, чем мы их. И вот тогда все зависит не от скорости ног, а от скорости прощупывания посохом дороги.
   Место обитания Рептилий мы нашли настолько неожиданно, что сразу и не поняли что это, то самое место, которое мы так опасались два предыдущих дня. Небольшие холмики, укрытые от постороннего взгляда густой растительностью, походили на некие диковинные растения. Я бы в жизнь их не назвал домами или чем-либо подобным, если б не заметил еле заметное движение больших ящеров как внутри этих шалашей, так и быстрое мельтешение детенышей, еле различимое средь часто посаженных деревьев. Не знаю почему, но наше появление в лагере никем не было отмечено. Никто не вышел навстречу странным путникам, никто не угрожал, не обращал внимания, как будто все взрослые Рептилии покинули это место насовсем, оставив только немощных стариков и детей. Я пожал плечами на вопросительный взгляд мечника.
   - Что-то тут не то, - Люций принюхался, - когда я видел их сверху, то могу поклясться, что навскидку их тут было не меньше сотни.
   - Что же могло их заставить покинуть свой дом? - спросил я, в уме проигрывая возможные варианты странного стечения обстоятельств.
   - Все, что угодно. У меня есть одно предположение. Хвост, полетели, - он вскочил, как ковбой, на круп кошака и резким рывком устремился к серым облакам.
   Мы с тупым взглядом посмотрели друг на друга и, поняв, несуразность появившегося молчания засмеялись.
   - Опять все решать самим, - с безразличием и пассивной радостью я еще раз осмотрел лагерь.
   - Ага, а когда ответ будет найден, Люций нас спасет и все расскажет, - поддержал меня вампир.
   - Парни, я, конечно, все понимаю, но, пожалуйста, поясните, к чему вы это сказали? - немного испуганно спросила наша спутница.
   - Не бойся, Эл, - мечник нежно обнял ее за талию, - со временем все сама поймешь. Люций - это не человек и всерьез его воспринимать очень не просто.
   - Мы сами до сих пор его не понимаем, но заметили за нем одну особенность, - вклинился я.
   - И какую? - она повернула в мою сторону свои красивые темные глаза.
   - Он часто линяет тогда, когда что-то должно произойти и возвращается именно в ту минуту, когда все закончилось, - Клик привлек ее внимание обратно к себе.
   - Ага, и делает контрольный выстрел, с гордо поднятой головой. А потом и спрашивает, как у нас дела? - улыбнулся я.
   - Бывает и такое, - рассмеялся мечник, - вот был у нас один случай ....
   Но договорить ему не дала Элина, запечатав его губы затяжным поцелуем. Мне аж завидно стало. Я смущенно отвел взгляд, рассматривая сквозь кусты еле шевелящееся тело пожилой Рептилии.
   - Клик, давай байки оставим на потом, а пока сделаем то, зачем пришли, - с многообещающей улыбкой подмигнула вамп, прерывая начавшийся интим.
   - И зачем мы пришли? - он поближе притиснулся к ней, не скрывая взгляда от выдающейся вперед груди девушки. И потянулся было к ремешку, украшавшему ее наряд, но получил за это по руке.
   - Но явно не за этим, - она сердито высвободилась, но с кокетливым взглядом добавила, - я все выслушаю перед сном, а пока пошли к башне, может ответ кроется именно в ней.
   И ее предположение оказалось абсолютно верным. Отойдя на несколько километров от лагеря по тропинке в сторону расположения шпиля, мы услышали крики, рык, звон мечей и необъятный громкий шум. Это был шум битвы.
   - Всем смотреть в оба, - мечник обнажил свой клинок.
   - Элина, держись около Клика, не отставай, - я достал кинжал, наделяя его водяной магией.
   Мечом не получается делать такие короткие и быстрые удары, как кинжалом. А мне надо именно скорость для атаки водяным столпом. Мы тихонько приближались к месту сражения. За кустами виднелся небольшой просвет, за которым и было основное представление, так скоро сеющее смерть всему живому, участвующему в нем.
   Два больших отряда крупных Ящериц сдерживало натиск постоянно прибывающих Байеров и неких четырехруких монстров с мечами. Рептилии, как я понял, были одеты в броню из чешуйчатых пластин, способных выдержать удар холодной стали, но не могли спасти от лихой смерти. И до этого момента их полегло не меньше двадцати. Потери со стороны атакующих были неисчислимы. Из их тел Рептилии тут же сооружали заставы, мешающие пройти основным рядам атакующих. Они спотыкались, теряя равновесие, и кучу времени, чтоб перебраться через трупы, что очень сильно помогало отбивающимся представителям доисторического рода. Каждому из Рептилий требовалось меньше секунды, чтоб разорвать в клочья Байера. Чуть больше трех, чтоб уничтожить то странное существо с острым куском металла в руке. У Рептилий на лапах были острые когтистые перчатки, на хвосте усеянный шипами хвост, шлем был с искусственным рогом на верхушке основания лба. Вот и все оружие, с помощью которого они так умело избавлялись от нашествия.
   - Клик, посмотри, - я указал направление, откуда шли монстры, - видишь шпиль башни?
   - Да, и у меня такое подозрение, что причина этого нашествия кроется в именно в нем, - кивнул он.
   Я встал из-за укрытия и вышел на два шага вперед, чтобы ветки кустов и стволы деревьев не мешали моим действиям.
   Пора снова призвать Силу. И разобраться с нечистью, что сейчас толпами шла из башни. Скорее всего печать не выдержала и открыла путь туда, что так пыталась сдерживать.
   Я собрался, настраиваясь на воду, витающую в огромном количестве вокруг нас. Мощь, скопившаяся на лезвии ножа, затрясла воздух. Я махнул им, мысленно направляя струю Силы в самую гущу идущих монстров. Звуки битвы исчезли. Рев пролетающего самолета и огромной силы хлопок, пробивающий сверхзвуковую скорость, вот все, что мы смогли различить до невероятной мощности взрыва, образованный от моего движения небольшого кортика. Это было нечто, огромная полоса, шириной в пару сотен метров снесла около четверти атакующих демонов. Этого не ожидал никто. Все как вкопанные замерли, ища глазами причину погибели тысячи Байеров. Это замешательство помогло Рептилиям уничтожить более пятидесяти бледнокожих тварей.
   Воздух вокруг меня стал суше. Я собрал влагу с земли и немного из того, что еще оставалось в воздухе.
   Второй взмах оказался немного слабее. Но его уничтожающая мощь была столь же эффективна, как и первая. Тех, кого не смело основным потоком, разрезало в клочья тоненькими иглами-капельками, мчавшимся быстрее пули и, шинкуя все, что попадало на их пути. Для них было не важно, будь то кость или сталь. Резали они все одинаково. Мое вмешательство придало силы обороняющимся. Они поголовно издали рокочущий рык, и пошли в атаку.
   Я стоял и готовил третий залп, когда один из демонов заметил меня. Он указал на меня рукой, и после этого жеста демоны переключились на мою персону. Они изменили свой курс и ускорили бег, не предполагая, что это может оказаться их последней минутой жизни на этой планете.
   Я постарался собрать всю воду в радиусе мили за считанные секунды. И это отразилось в голове дикой болью. Правду Луиза говорила, что с магией шутки плохи. Пришлось сжать зубы и продолжить начатое. Кинжал дрожал, пытаясь вырваться из рук. Вода больше в нем не вмещалась и, капли, слетающиеся со всей округи, плотной стеной выстраивались прямо на пути движущегося противника. Я созвал всю воду, что была в природном окружении этого болота, стараясь избегать живых существ. Воздух стал сухим. Это напомнило мне пустыню в Египте, куда я ездил в двенадцать лет по льготному билету, принесенным моим дядей. Я высушил болота и почву, оставляя рыб без жизненно важной влаги. Еще пятнадцать секунд и мчавшаяся толпа бы сровняла бы нас с землей, если бы не выпущенный мной колоссальной силы удар.
   Вихрь с кинжала взорвал пространство, устремляясь к безумным существам. Вся вода, что стояла передо мной плотной стеной превратилась в огромное количество сплетений струй, цепляющихся за основной поток. Они двигались хаотично с безумной последовательностью переплетающихся щупалец. Это походило на комету, полностью состоящую из воды. Я отдал всего себя этому выбросу и упал на колени, закрывая глаза.
   И вдруг... мое сознание переместилось в начало потока, и как в замедленной съемке я ощутил, что могу управлять им. Я был тем самым потоком, а вокруг имелось огромное количество рук, способных разрезать все, что может встретиться на моем пути. Я летел вниз по склону в овраг сквозь тела, по весу, напоминающие пух. Я попробовал изменить направление, чтоб как можно больше захватить тел, до того как рассыплюсь в мельчайшие искры воды, и у меня это получилось. Тяжело, но возможно. Я изо всех сил стремился вверх. И курс потихоньку менялся. Еще пару секунд, и я летел вверх по склону, сметая все, что так неудачно вышло сегодня на моем пути, все, что не попало под сметающий поток, умирало от неугомонных водяных рук. Я летел навстречу демонам, изменяя курс и уничтожая все живое в радиусе мили. С каждой секундой скорость все увеличивалась, и под сеющую смерть водяных хлыстов попадало все меньше живности и леса. Хорошо, что демоны шли основным потоком строго по широкой тропе, иначе бы пришлось отлавливать их по одному. Минутой спустя, я подлетел к источнику этого безумного шествия, а именно к воротам башни. И немного скорректировав курс устремился прямо туда.
   Сильнейший удар, сотрясающий стены, чей-то безумный взгляд красных глаз, смотрящих прямо из открытого портала на первом этаже, это последнее, что я увидел перед тем как вернуться в свое сознание в теле человека.
   Я закашлял, в груди жгло. С кашлем я выплюнул небольшой сгусток крови из легких. Я вытер губы и взглянул на то, что только что сотворил. С того места, где я стоял, широкой полосой пролегала дорога из месива крови, зелени, щепок деревьев и воды. Казалось, что прошел огромный комбайн и уничтожил все, что попало ему под жернова. На это было противно смотреть и приятно осознавать, что эта сила спасла целую деревню. Я посмотрел вдаль, где виднелся шпиль. На мое удивление, он очень сильно покосился, но не упал, как хотелось бы.
   - Пошли быстрее, надо уничтожить башню! - вывел я из оцепенения друзей.
   - Не хотел бы я быть твоим противником... - Клик всунул меч в ножны.
   - Клик, кто он?! - в ужасе спряталась за своего избранника вамп.
   - Его многие называют Говорящим, хотя не знаю, что это значит, - ответил он.
   - Говорящий, - повторила она и теперь совсем другими глазами посмотрела в мою сторону, - не может быть. Мы дали клятву, и наконец-то ее исполним.
   Она тут же приклонила колено и, словно читая молитву, затараторила.
   - Когда придет Говорящий, тьма вернется в Средиземье. Один из нас покинет отчий дом, чтобы помочь ему в победе над древним злом. И, тогда, выполнив древнее пророчество, Грань между мирами рухнет. Путь будет снова открыт, - прочитала она слова, произнесенные тысячи лет назад одним из Хранителей.
&;nbsp;  - Виктор, молодец, прыгай на Хвоста и доделай начатое дело! - криком привлек мое внимание Люций, стрелой спустившийся с небес, - но будь осторожен, Хозяйка сеет смерть своим взглядом.
   И с этими словами он на лету спрыгнул, уступая мне свой живой транспорт. Я, не мешкая, кивнул и уселся на его спину. Взяться было не за что, и я ухватился обеими руками за его загривок. Хвост обернулся и произнес.
   - Готов?
   - Давай сделаем это, - я настроился на боевой лад.
   - Тогда держись, Говорящий, - Хвост резким рывком взметнул в воздух.
   Я чуть было не упал с него. Следующий рывок стоил бы мне полета к земле без Клыкохвоста, если б не его хвост, вовремя подперший мою спину. Я прижался поближе к нему. Деревья внизу замелькали, воздух, струившийся прямо в лицо, играл с моими щеками. Скорость была потрясающая. Теперь понятно, как Люций смог рассмотреть всю территорию за столь короткий промежуток времени. Это было завораживающе страшно, я летел. Это было потрясающее чувство свободы. Где-то в самом дальнем уголке подсознания возник образ моих снов. Тогда я не задумывался над прелестью полета. Те ощущения наслаждения словно имелись, и при этом их, как бы и не было. Это были сны. А тут реальность. Полет- это не парение на крыле у вампиров. Это мерное покачивающееся движение крыльев и полная свобода передвижения. Короче, это надо испытать и только тогда можно понять, что это такое. Если наука или биомеханика дойдет до того уровня, когда мы сможем летать без механического транспорта, тогда вы сами оцените эти ощущения.
   Башня была все ближе, и было видно, как накренившийся шпиль начинал восстанавливать свои позиции на прежнем месте. Он поднимался в исходное состояние.
   Этого нельзя было допустить. Я прижался к Хвосту, прося ускорить темп. Он послушно замахал чаще. До башни еще пару километров. Я достал огонька, создавая пистолет и заряжая точечным водяным в огненной оболочке патронам. Это было сложно сделать, так как вода тут же превращалась в пар. Я прицелился в стену чуть выше двери и сымитировал выстрел. Рука дрогнула, заряд угодил куда-то в болото за башню. Оттуда пошел грибок пара. Хвост был уже почти у стены.
   - Блин, - ругнулся я, готовя следующий заряд. - Подлети как можно поближе и замри на секунду.
   - Меться четче, - ругнулся в ответ Хвост.
   - А ты не шатай! - крикнул ему в ухо.
   Хвост на секунду замер, давая мне сделать второй выстрел. Башня почти выровнялась. Снаряд вылетел и угодил между камней в метре от того места, куда было направлено дуло огненного пистолета. Можно и так. Я представил, как вода в заряде пронзает камень, давая доступ огню. Образовалось маленькое отверстие, в которое устремили эти две субстанции, где и начали основную диверсионную операцию. Они превратились в горячий пар и резко расширились. Но ничего не произошло.
   - Вот етит его, - ругнулся я, - придется через центральные ворота идти. Хвост, давай вниз!
   Он стрелой наметил курс на разорванные в клочья деревянные ворота. Я на ходу спрыгнул с замедляющего ход клыкохвоста и сделал кувырок, снижая силу удара в ноги.
   В проделанном мной проеме при первой атаке стояла кромешная темнота. Я попытался что-нибудь рассмотреть, безрезультатно. Тогда я закрыл глаза и позвал темную сторону моего существа. Яркий свет от солнца до боли резал, заставляя сильно щуриться. Я глянул в темное пространство закрытыми глазами, ощущая все помещение темнотой, присутствовавшей в нем. Чернота там была везде, в центре, где был портал, теплился огонек силы, способный в любой момент превратиться снова в двери для демонов. На первом этаже никого не было. Я побежал туда. Свет на улице мешал осмотреть все здание целиком.
   Оттуда веяло Силой. Я уже начал ощущать присутствие огромных энергетических скоплений. Тут было жуткое место. Зло, так обильно пропитавшее стены этой башни содействовало открытию портала. Печать не способна сдерживать такую силу столь продолжительное время. Она запечатывала Зло, а с этой стороны оно же точило мелким напильником подход к своим корням. Я просканировал тенью лестницу и второй этаж башни. На ступеньках обильной стеной стояли каменные статуи Баеров и тех четырехруких мутантов. На втором этаже их количество было так же велико, как и на ступенях. Все свободное пространство заслоняли каменные изваяния демонов из потустороннего мира. Вдруг я заметил движение у сердца башни. Над алтарем неподвижно стояла женщина со сплошь усыпанными на голове змееподобными волосами. Это движение и выдало ее.
   Я собрал все силы и мерной поступью выкидывал статуи в центр помещения, при этом прокладывая себе путь на второй этаж. Минуту спустя я достиг намеченной цели, и теперь кидать огромные камни стало немного легче. До женщины оставалось около десяти метров, когда шпиль стал на свое место.
   Женщина оторвалась от камня, и обернулась в мою сторону.
   - Ублюдок! как ты посмел? Я убью тебя и твоих друзей, когда они придут за тобой, - как змея прошипела она.
   Вокруг была кромешная тьма. Я не открывал глаз. В этом темном свете ее образ был немного смазан временем и исходящей от нее энергией. Я где-то похожее уже видел. С ее волосами она походила на медузу Гаргону. И судя по статуям, она была таковой.
   - Тебя случайно, не Горгоной звать? - прячась от ее прямого взгляда, спросил я.
   - Нет, я Шинти, Горгона была моей матерью, откуда ты знаешь ее? - заинтересованно прошипела она.
   - Твою мать убил один Грек пару тысячелетий назад. Я читал эти легенды и всегда их считал вымышленными.
   - Значит, все-таки человек, - с досадой опустила она голову, - я всегда считала, что вы, люди, недостойны, делить земли с другими разумными существами. Вы всегда убивали и уничтожали все, что мешало вам жить. А если не убивали, то порабощали. Вы никчемные твари, ошибка природы, неподдающаяся объяснению. Вы убийцы и грабители.
   Она произнесла это с таким презрением и брезгливостью, что мне стало немного не по себе.
   - Нет, люди не все такие, - возразил, было, я, но она все равно стояла на своем.
   - Мне плевать кто из вас хороший, а кто плохой. Природа не может существовать вместе с человеком. Всегда побеждает кто-то один, - она шипя оскалилась делая движение кобры, готовящейся к прыжку и снова продолжила, - Ты посмотри, что ты наделал. Ты уничтожил моих деток. Я так долго ждала, пока они появятся, а ты взял и убил их.
   Она издала звук, напоминающий вой.
   - Они убивали все живое на своем пути, мне пришлось это сделать, - прокричал я.
   - Да, они немного непослушны, мне самой пришлось нескольких убить, чтоб остальные поняли, что я их мать, - она обняла одну из статуй и прошла вокруг нее, лаская, словно свое творение, - они мои дети, и могли очистить мир от людей, а ты все испортил.
   Она безумным взглядом посмотрела в мою сторону. Потом снова посмотрела на статую.
   - Ничего, мама все исправит, не бойтесь, этот человек ничего вам не сделает, - она погладила соседнюю скульптуру байера, - Говорящий, ты не человек, я чувствую это. И поэтому предлагаю тебе выбор. Умереть здесь или помочь моим детишкам очистить этот мир от пагубного воздействия двуногих выродков. Выбирай основательно, но поспеши, иначе эта мысль окажется последней.
   Она ощетинилась. Змеи приподнялись, глядя на меня злыми глазами.
   - Я выбираю жизнь, - сделал я выбор, - но жизнь всех живых существ, и если для достижения этой цели придется тебя убить, то я это сделаю.
   Она оскалилась, произнося проклятия в мой адрес. Змеи на ее голове зашипели. Каждая пара глаз, вьющаяся на голове этой потерявшей рассудок женщины загорелись красным огнем. Ее змеиные зрачки вспыхнули тем же оттенком, и магический импульс волной окутал мое тело, пытаясь превратить в серый камень. Я сопротивлялся, это неприятное ощущение, как на терапии неправильного иглоукалывания, спало в ту же секунду, как потух красный огонь в ее глазах.
   - А ты не прост, Говорящий, - для нее это была игра над еще одной жертвой, - Значит, хочешь драться?
   Она быстрым движением очутилась возле меня и огромной силы ударом отбросила в стену. Резкая боль и наступившая темнота чуть не заставили меня открыть глаза. Я почувствовал шипение перед моим лицом.
   - Ну, давай, же, Говорящий, посмотри какая я красивая. Посмотри на меня и познай вечную жизнь, - ее противное дыхание пробирало до костей.
   Запах разлагающегося тела, веющий оттуда не говорил о том, что чистить зубы по утрам, это самое любимое занятие у медузы Шинти.
   - Убирайся прочь, - я откинул ее через весь зал.
   Моя тень снова была со мной. Шинти, как кошка приземлилась на четыре конечности и с улыбкой выдала новую порцию из своего самого главного оружия. Волна, превращающая в камень, как пришла, так и ушла. Я вскинул меч, и на его лезвие с боевым азартом выскочил Огонек. Шинти зашипела и задвигалась с большей осторожностью, чем прежде.
   - Говорящий, я даю тебе последний шанс, - со злобой выдавила она.
   - Мой ответ не изменится, - я пошел в атаку, пытаясь достать клинком ее невооруженного тела.
   Ее ловкости мог позавидовать каждый. Скорость и гибкость давали возможность хрупкой на вид женщине уворачиваться под немыслимыми углами от летающего вокруг нее огненного клинка. Пару раз она смогла сделать контратаку, острыми когтями разодрав рукав и плечо. Я стал действовать более проворно, выписывая немыслимые кульбиты, но результатов это не дало. Если так дело пойдет и дальше, то победит тот, кто первым начнет уставать от такого темпа. И мне кажется, что это буду я. Надо было что-то предпринять.
   Тут мимо глаз за спиной Шинти промелькнул алтарь с ярким камнем. С каждой моей атакой камень реагировал свечением и давал порцию силы своей хозяйке. Я монотонно теснил ее к сердцу башни.
   Еще пару серий и Шинти уворачивается, касаясь спиной каменного изваяния, чем теряя на долю секунду контроль. Этого времени мне хватает для вызова Водяного и Огонька в одно целое и поместить их на кончик меча в иголку. Я со всей силы с криком наношу удар в грудь Шинти, и как в замедленной съемке, она уклоняется в сторону, подставляя под удар камень. Чего я и хотел добиться. Иголка оказалась в камне.
   - Глупец, - она ударила мне в грудь, отбрасывая к кровати на другой стороне комнаты.
   - Я добился чего хотел, - поднялся я, откашливая сгусток крови, и щелкнул пальцами.
   Как и в прошлые разы источник могущества королевы башни дал трещину.
   - Неет! - закричала она, хватаясь за голову руками, - что ты наделал! Убийца!
   Она с криком, полным отчаяния и гнева кинулась на меня. Единственное, что я успел, это выставить меч. Действие камня прошло, и увернуться, как прошлые разы ей не удалось. Она со всего маху насадила сама себя на острый клинок. В глазах древнего существа появился страх и недоумение.
   - Ты пожалеешь об этом, Говорящий. Я проклинаю тебя... - она сделала последнюю попытку превратить меня в камень и грузно уронила голову.
   Жизнь покинула тело Шинти, превращая ее в холодный безжизненный камень.
   Надо было быстрее выбираться отсюда. Проход был завален каменными статуями. Может не хватить времени разгрести этот завал. Я заметил струившийся свет с полуразрушенной кладки со стены на уровне моего колена. Я подбежал и сильным ударом выбил непрочно сидящий камень. Сразу за ним вылетели и остальные.
   - Все-таки не зря стрелял, - подумал я, скидывая вниз еще один булыжник.
   Я на корточках вылез на свет, смотря своими нормальными глазами. Как ни крути, а физиология влияет на тело, не зависимо хотим мы этого или нет. Яркий свет после кромешной темноты заставлял жмуриться.
   - Хвост, ты где? - прокричал я, не видя крылатую кошку у основания башни.
   Откуда-то сверху захлопали крылья. Это был он. Я улыбнулся моему спасителю.
   - Хвостик, родной, выручай, погибаю, - с этими словами я прыгнул на клыкохвоста, подлетевшего вплотную к башне.
   За мной тут же прыгнули два стихийных человечка, возвращаясь в тело человека, приютившего их на столь долгое время. То есть в меня.
   - Держись, мы летим обратно, - Хвост диковинно изогнул шею, чем вызвал у меня легкое головокружение.
   Сзади раздавался шум осыпающейся кладки. Энергия, освободившаяся из камня, рушила все на своем пути. Башня оседала. Верхние этажи складывались как игрушечный домик под воздействием пошалившего ребенка. Пять минут ушло на то, чтоб все камни сложились в аккуратную кучку, оставив после себя быстро исчезающее облако пыли. Еще одна печать была уничтожена.
   ***
   Меня встретили восторженными криками. Приветствовали не только спутники, а так же и Рептилии, участвовавшие в сражении. Люций успел вкратце рассказать местным жителям, кто я, и что мы все тут делаем. Не люблю лишнее внимание. Но иногда нужно побыть героем. Для детей любых возрастов всегда нужен герой, тот на кого они бы хотели ровняться и сейчас эта роль выпала мне. Маленькие Рептилии носились вокруг и все расспрашивали о злой колдунье, живущей в той башне. И с особым вниманием с открытыми ртами слушали, как я ее победил.
   Мне это даже понравилось. Нет, не подумайте, не всеобщее внимание, хотя и это тоже. Но больше всего понравилось, как детишки на тебя смотрят. Этот радостный блеск глаз и восторженные возгласы на каждое ключевое слово в повести о победе над медузой Шинти. И затем их радостные крики и споры на тему кто из них будет Виктором, а кто из них Шинти. Соответственно все хотели быть Мной, и никто не хотел быть медузой. И выпадала роль медузы скромной юной Рептилии, которая боялась спорить со своими сверстниками. После чего она очень сильно расстроилась, и хотела было убежать. Но тут вмешался я.
   - Малышка, как тебя зовут? - я протянул ей вырезанную из дерева маленькую розу.
   Я ее делал для Луизы, но так, думаю, будет правильнее, если этот символ жизни сможет утешить малышку. Ведь именно из-за таких игр из милых скромных девочек чаще всего получаются злые и черствые дамы. Им приходится принимать предоставленную в игре роль и, в конце концов, привыкают к ней и становятся медузами на всю оставшуюся жизнь.
   - Кира, - всхлипнула девочка-Рептилия, внимательно разглядывая деревянный цветок.
   - Кира, - успокаивающе повторил я, - красивое имя. Давай, в этой игре, сегодня ты будешь Луизой.
   Она заинтересованно подняла заплаканные глаза.
   - А кто это? - ее сверстники услышали, что сейчас будет еще одна интересная история, и с открытыми ртами сели полукругом, центр которого был я.
   - Луиза - это моя возлюбленная, - ответил я, с улыбкой вспоминая некоторые моменты из жизни, связанные с ней.
   - А где она сейчас? - немного картавя, спросила Кира.
   - Сейчас она находится в плену, в стране Некрополес, - устало выдохнул я, - И сейчас я иду туда, чтобы свергнуть злого волшебника и спасти ее от грязных рук похитителя.
   - А, спаситель Виктор, - начала одна Рептилия из детворы, - а расскажите, какая она?
   - Да, какая она, - помогла ее подружка.
   - А вы ее любите? - спросила еще одна.
   - А сколько ей лет? И есть ли у вас дети? - хор вели в основном девчачьи голоса.
   - А там ее держит злой дракон? - спросил сероглазый Рептиль мальчик.
   - Нет, Скцун какой дракон. Они тут не живут, - пихнул в плечо своего друга, сидящий слева, с коричневым гребешком на голове, - это, скорее всего, сестра медузы Шанти.
   - У нет сестер, - возразил еще один слушатель.
   - Откуда ты знаешь? Были ли у нее сестры, - они гомонили, сыпля вопросами и ответами, не давая вставить мне хоть слово.
   - Сама ты медуза, - перешла с ругани на рукоприкладство ребятня.
   - Нет, ты медуза, - две самые лучшие подружки в одну секунду могли стать кровными врагами до школьной скамьи.
   - Так, так, так, всем тихо, - я встал, пытаясь их успокоить, - перестаньте вы орать, я все расскажу по порядку.
   Гомон не стихал. Кира в этом балагане участия не принимала и маленькими ушками внимательно слушала, что я говорил. Я вспомнил один действенный метод, который использовали некоторые из наших преподавателей во время лекций. Я перешел почти на шепот и начал рассказ, убирая ненужные диалоги и события, заменяя их сказочными персонажами и подвигами.
   Через минуту вокруг царила полная тишина, нарушаемая редкими перешептываниями под некоторые эпизоды моего рассказа. Весь вечер они мучили меня, прося еще историй. В ход пошел арсенал наших земных сказок, мультиков и фильмов. И эти маленькие террористы заставляли говорить и говорить, до тех пор, пока их родители насильно не отправили их спать, пообещав, что завтра утром дядя Виктор расскажет им еще сказок. Я улыбнулся друзьям, и как выжатый лимон с чувством выполненного долга упал спать. Сил после таких марафонов совсем не осталось. Когда голова коснулась мягкого основания подушки, то почувствовал неимоверное блаженство расслабляющихся мышц.
   И вот он, долгожданный Сон. Он снова решил напомнить о себе.
   ***
   Я был в странном месте. Необъятный лес состоял из огромных терновых побегов, хаотически переплетающихся между собой. Алое небо освещало кровавым маревом все вокруг. Толстые изгибы стволов начинались где-то далеко внизу под розовыми облаками и уходили остроконечными прутьями далеко к горизонту. Между и вокруг этого хитросплетения колючих растений летали разноцветные шарики. Их было не меньше тысячи. Словно некий коллекционер всю жизнь, что и делал, как собирал их. Я присмотрелся за их плавным танцем, и нашел некоторое сходство с шарами из моего сна. Они были такими же, но окрас у всех был неприятен взгляду, цвет грязи, черноты, мусора отбросов - это доминирующие краски всех имеющихся шаров. Я глянул под ноги. Коричневое упругое дерево по структуре напоминало огурец. Я потрогал руками то на чем стоял. Что-то среднее между одубевшей шкуркой кабачка и твердой гладкой древесиной. Через каждые пять метров из них торчали двухметровые шипы.
   - Куда я попал? - удивился я.
   - Привет, - раздался сзади знакомый голос, - за столько времени и ты первый раз у меня в гостях. Я думал, что это случиться гораздо раньше.
   Я обернулся. Там стоял Люций. За его спиной плавно вздымались и опускались черные крылья, как у летучей мыши. У других представителей его рода они были немного поскромнее во внешнем убранстве красок, и изяществе линий рисунка на коже. Люций смотрелся загадочно сильно. Как паренек тринадцати лет, обладающий мудростью и знаниями тысячи жизней. Его гордо поднятая голова и осанка напоминала аристократа из кинофильмов о вампирах. В присутствии такой личности невольно чувствуешь себя мышкой, загнанной в угол. А он же ассоциируется с котом, который и загнал тебя в этот угол.
   - Люций? - спросил я.
   - Да, я таков в этом мире. Ты тоже выглядишь иначе, - это было правильно подмечено.
   Наличие крыльев за спиной - это уже указатель на другое физическое строение организма.
   - Где мы? - снова спросил я, разглядывая алый пейзаж, стелющийся во все стороны горизонта.
   - А ты еще не понял? - я в ответ отрицательно покачал головой, тогда он тут же пошел в объяснения, - это мой мир. Сюда без приглашения войти трудно. Но ты исключение, ты другой и твой мир под стать тебе. Ты можешь ходить куда угодно, но и к тебе может прийти также кто угодно. Это нерушимая взаимосвязь.
   - Люций, я не все понимаю, о чем ты? - перебил я его.
   - Ах да, извини, я забыл, что ты человек. Твоя сила дает такие сильные отголоски в наших мирах, что временами кажется, что ты один старейших жителей двух миров, - его глаза источали приятное зеленоватое пламя, - Виктор, как ты думаешь, почему ты оказался здесь?
   - Я думал, что ты мне это расскажешь, - удивился я.
   - И у тебя нет никаких предположений? - он вопросительно поднял бровь.
   - Никаких догадок.
   - Ясно, тогда и я не смогу ответить на этот вопрос. Если ты сам не знаешь, почему тебя кидает в разные места, то никто не знает, - Люций пожал плечами, - Но я могу подсказать, кто может знать.
   - Кто? - восторженно попросил я.
   - Азраил.
   Его ответ меня шокировал.
   ***
   Я проснулся. Но в голове ясной картиной все еще стоял Люций и его шевелящиеся губы произнесли имя того, от кого мне нужно будет избавиться. Или умереть, оставив мир без надежды на счастливое будущее. Но почему ответ кроется в нем? И мне кажется, что этот вопрос пока останется без ответа.
   - Виктор, наконец-то ты проснулся, - Клик поднес ко мне теплый с ароматом дерзости напиток, - Ну ты и спишь. Я уже не знал чем тебя будить. Думал было уже за ведром воды идти.
   - К чему такая спешка? - не понял я, стряхивая сон с ресниц все еще слипающихся глаз.
   - Потому, что если мы выедем через цикл, то, по словам Ромула, это их вожак, доберемся к вечеру на тропу торговцев. А от туда до Некрополеса лун десять пешком. А если там ходят торговцы, то очень даже вероятно, что найдем и лошадей. И тогда сможем успеть к началу турнира.
   - Какого еще турнира? - я чуть не поперхнулся, делая слишком большой глоток, и поднял вопросительные глаза на мечника.
   - Турнира девяти королевств, - восторженно продолжил он, - это самый великий праздник в нашем мире. Во время него прекращаются все войны и распри, и лучшие из лучших приходят туда померятся силами в честном поединке друг с другом. Победителю достается вечная слава, титул и право проводить турнир в любом из королевств. Многие только и живут тем, чтобы выйти на поле и скрестить свой клинок в надежде получить знатную кровь, победив всех своих противников.
   - Еще этого мне не хватало. И по воле случая, этот поединок...
   - Не поединок, а турнир, - поправил он меня
   - Ну, турнир, так этот турнир будет происходить в Некрополесе? - закончил я мысль.
   - Угу, - он кивнул, - так что шевелись, у нас есть отличный шанс без лишних подозрений попасть в замок.
   - Дай мне пять минут, - попросил я, осмысливая его слова.
   Он посчитал на пальцах, почесал затылок и спросил:
   - А это сколько?
   - Это скоро, - улыбнулся я, кидая в него скомканный сверток, имитирующий подушку.
   Никак не привыкну к их методам исчисления.
   Наскоро позавтракав и дружелюбно попрощавшись с Рептилиями, нас, усадили в седла огромных динозавров. При этом объяснили, что эти животные самые быстрые существа этого болота.
   Наш транспорт походил на диплодока с длинной шеей и длинными узкими ногами с перепончатыми лапами, предназначенными не только для бега. На морде вместо усов имелись жгутоподобные щупальца. Они шевелились в такт носу, усиливая обоняние животного.
   - Эти малютки доставят вас быстрее той крылатой твари, что ходит с вашим краснокожим другом, - заверил нас проводник, оценивающе осматривая имеющийся конвой, - мое имя Тик, я знаю все болото, как свои четыре пальца.
   Он подмигнул, усаживаясь в седло и, обернувшись, спросил.
   - Ну что, все готовы? - и настоятельно дождался кивков от каждого из нас.
   - Тогда держитесь, - он хлестнул поводьями, - и гонка началась.
   Я немного сомневался в скоростных способностях этих животных. Уж больно они нелепо выглядели. Но, когда перешли на бег, то тут, же убрал все сомнения в задний карман штанов. Их скорость была слишком высока, чтоб уметь ими управлять. Реакции человека не хватит, чтоб заметить с десяток подряд стоящих деревьев, и что у пару из них где-то внизу корень выступил слишком высоко, чем может привести к летальному исходу. Эти динозавры неслись с такой скоростью, что им было абсолютно без разницы по чему бежать. Они одинаково быстро неслись аки по воде, так и по суше. Я вцепился в ремни как статуя. Казалось, одно неправильное движение в седле, и я улечу в ствол дерева или еще куда, с заранее понятно каким конечным результатом.
   К обеду мы попали на обширную поляну. Тут виднелись несколько мест недавнего привала.
   - Обед, - проводник постепенно снизил скорость и спешился, - пока идем нормально. Думаю, к вечеру выйдем на тропу.
   Я невольно улыбнулся. Еще полдня прекрасных ощущений окаменевших мышц в одной позе и никогда больше не захочу ездить верхом ни на одной живой скотине.
   На обед ушло меньше пятнадцати минут. После чего проверили снаряжение и вещи, и снова помчались в сторону восхода. Курс почти не менялся. Я в голове нарисовал примерную карту местных территорий. Если мои подсчеты верны, то мы выйдем на окраину леса, границу Некрополеса и этих болот.
   Вскоре островки суши стали крупнее. Болота уступали в своих правах песчаным участкам леса. Деревья стали другими. Угрюмый туман исчез. Мы ехали к тем владениям, где по лесу можно было гулять пешком, не боясь угодить в трясину. Лес стал реже, все чаще открывая нашему взору небольшие холмы и поляны. Пару раз мы проехали через обширные участки искусственно образованной вырубки. Значит, где-то недалеко жили люди. Наверное, это те местные, о которых рассказывал Клик.
   - Ну, вот мы и прибыли к Тропе торговца, - объявил Тик, спешиваясь на широкой дороге, пролегающей вдоль огромного леса, - дальше вам придется идти пешком, к полной луне вы выйдете к таверне, так что поторопитесь, а то мест не будет.
   - Клик, привал, - выдавил я, медленно сползая по чешуйчатой спине зверя.
   - Мне действительно жаль, что не могу вам оставить их, - с огорчением продолжил Тик, глядя на скороходов, - мы выказываем вам огромную благодарность и с радостью готовы оказать любую помощь. Если возникнут осложнения, то в любой момент можете связаться с нами.
   Он протянул камень темно зеленого цвета и добавил.
   - Этот кристалл настроен на вожака Ромула. Все, мне нельзя тут долго оставаться. Извините меня еще раз и спасибо, за все.
   Он поклонился каждому из нас. Затем вскочил в седло, и, издав щелкающий звук, устремился обратно в лес. Следом за ним, как по команде, друг за другом в темной чаще исчезли остальные скороходы.
   - Жаль, что нельзя их оставить, - расстроено причмокнул Клик.
   - Ага, скорость превосходная, за день можно пол королевства пересечь, - зачарованно подхватила Элина.
   - Ну, уж нет, я лучше на лошади или пешком, - категорически запротестовал я, массируя ноющие ягодицы.
   - Чего так? Твое нежное тело не привыкло к скачкам? - подколол Клик.
   - Нет, я просто люблю гулять пешком, - попытался выкрутиться я, переходя на поясницу и предплечья.
   - Вот и гуляй, а мы пошли спасать твою Луизу, - хмыкнула вамп, - и если повезет, то верхом.
   Она специально решила задеть меня за живое.
   - У вас есть план? - я вскочил на ноги, внимал каждое слово.
   - Есть, - Клик с интригой улыбнулся.
   - Ну и..., - с нетерпением подогнал я его.
   - Ну, я обдумал несколько вариантов, и нашел один, который отлично может подойти именно для этого случая, - Клик нарезал хлеб с сыром, - не мешало бы развести костер и приготовить ушастого.
   - Клик, перестань, мы скоро будем в харчевне, - перебила его девушка.
   - Я шучу, - подмигнул он своей возлюбленной, - никто не знает, когда мы там окажемся. Так что налетай.
   Он достал окорок мяса розовой черепахи.
   - Клик, как ты можешь, есть эту дрянь? - Элина с отвращением отвела нос от маринованного мяса, источающего противный кислый запах.
   Я поморщился. В этом с вамп я был полностью согласен. Эта еда была совсем не съедобна. В лагере попробовал кусочек и почти час не знал чем сбить противный вкус во рту. Эффект, словно от чеснока. Съешь зубок, и целый день кажется, что от тебя разит на километр. Аж стыдно было.
   -Так вот, в чем суть, - Клик с удовольствием отрезал себе еще один ломтик, - На турнир может прийти любой желающий. Даже тот, за кого объявлена награда. В течение семи лун никто никого не трогает. Это внештатное соглашение всех участников. Значит так, я Клик Локоидный представляю свои личные интересы и не выступаю ни за чью сторону. Если исходить из твоих способностей владения меча, то перспективу быть на арене, извольте, я приму на свои плечи. Я, мол, дал обед, и обязательно должен участвовать для того, чтоб покорить сердце прекрасной девы Элины, путешествующей со мной.
   - А моя роль какова? - нахмурил я левую бровь.
   - А ты будешь моим оруженосцем, - как-то легко и непринужденно подытожил он.
   - Понятно, думаю, это будет не сложно, - память пыталась вспомнить всю информацию о том, что делают оруженосцы у своих вассалов.
   Ничего не получилось. Мозг не работает.
   - Клик, а что у вас значит быть оруженосцем? - так будет легче узнать специфику этой профессии, тем более, что миры-то разные, и разделение труда могло сложится совсем по-иному.
   - Да, так, по мелочам, - в его глазах промелькнула задорная ухмылка, - меч подать, доспех застегнуть, коня завести в стойло, не волнуйся, я буду говорить, что надо делать.
   - Что-то это твое, не волнуйся, меня не радует, - пробубнил я.
   - Да не волнуйся, говорю тебе, - уверил он, беря вещмешок и водружая его на плечо, - лучше подумай, как свою принцессу искать будешь. Люций вернется не раньше завтрашнего полудня.
   - Откуда такая уверенность? - удивился я.
   - Пока ты в кусты ходил, он нагнал нас и сказал, что у него какое-то важное дело и что завтра к обеду постарается их уладить.
   - Прямо так и сказал? - я прищурил один глаз, пытаясь понять, шутит или говорит правду.
   - Не веришь, спроси у Элины,- он кивнул на вамп, - она тоже его видела.
   Девушка подняла свои темные глаза и утвердительно кивнула.
   - Да, этот негодник еще мешок с провиантом утянул. Не знаю, зачем ему столько, и если не вернет, то завтра будем ужинать тем, что найдем в лесу.
   Ничего не понимаю. Все всё знают, а ты как бы мимоходом узнаешь о происходящих событиях. И чаще всего не в выгодную для тебя пользу.
   - А он больше ничего не говорил? - выдохнул я, поправляя грубую ткань мешка.
   - Неа, - отрицательно покачали головой благородные кровососы.
   Чему уж тут не верить. Это в его репертуаре. Кот в сапогах, а ты Маркиз, идущий в логово злого дракона, о существовании которого даже и не подозреваешь. Люций. Имя говорит само за себя. Люцифер из породы рогатых с трезубцами.
   - Если я правильно понимаю, то скоро мы выйдем к забегаловке? - спросил я, глядя на темную дорогу, слегка, освещаемую звездами.
   - Надеюсь, что да, - он посмотрел на небесные светила и задумчиво добавил, - Элина, скажи, тебе не кажется странной вон та алая звезда?
   - Где? - она подняла голову.
   Там на темном небосводе, среди разноцветных мерцающих объектов солнечной системы появилось странное ярко алое светило, по форме, напоминающее эллипс.
   - Ах, эта, она висит там с того момента, как вы пришли к нам в лагерь, а ты, что не видел ее раньше? - подтвердила опасения мечника девушка вамп.
   - Не обращал, но кое-что слышал о подобном. И если верить легенде, то когда на небе покажется алая звезда, то в мире появится маг, по силе не уступающий самому Мерлину, - в такое время суток и этот заговорчески задумчивый голос пробил на легкую дрожь, он опусти глаза и махнул рукой, - хотя, это все байки. Та история не имеет веских оснований для подтверждений. Она существует в народе, но нигде не проходит как подлинное предсказание. Так, что не обращай внимание.
   - А что, у вас еще предсказания записывают? - удивилась Элина.
   - Конечно, а как же иначе? - на мечника этот вопрос произвел такое же впечатление, как и на девушку его ответ.
   - Ну не знаю, у нас всегда считалось, что чему суждено сбыться, тому не стоит препятствовать. И поэтому все толкования о будущем сводились к пустой болтовне, - хмыкнула вамп.
   - И все-таки мы разные, - перебил я их, - в нашем мире вообще нет магии, но тем, кому дано видеть будущее чаще всего находят свой приют в психушках.
   - А это где? - поинтересовалась Элина, - это такое специальное место для одаренных видеть вещие сны?
   -Ага, - я с неприязнью представил коридор с палатами для умалишенных, - место для всех "одаренных".
   На слова Одаренных я пальцами показал кавычки.
   - Ух ты, - благоговейно хлопнула в ладоши вамп, - хотела бы я там побывать.
   - Поверь мне, - ее оптимизма я не разделял, - там бы тебе не понравилось.
   - Почему? - обиженно насупила она губы, - ты не хочешь нам показывать свой мир?
   - От чего же, хочу, но то место считается своеобразной тюрьмой, для тех, кто немного отличается от здравомыслящих людей.
   - Это как? - нахмурил брови мечник.
   - Это, если я вернусь в свой мир, и на все горло буду орать, что бывал в вашем мире и рассказывать, что магия существует, то со стопроцентной гарантией окажусь в том особенном месте, - на слове особенном я повторил свой жест.
   - Дурацкая у тебя страна, - с неодобрением произнесла Элина, - надеюсь, ты не разделяешь их интересов?
   - До недавнего времени я был, как и все в моем мире. Нормальным человеком, думающем только о деньгах, машине и девушках. Но как попал сюда, то все, во что верил и знал, рассыпалось, как падающий хрусталь в соприкосновении с бетоном. Я с каждым днем меняюсь и теперь не знаю в лучшую сторону или в худшую, но процесс этот необратим.
   - Неужели все так плохо? - Элина повернулась к Клику.
   - Не все, - он обнял ее за талию, - во всем надо искать положительные стороны.
   - Тьфу, на вас, - я махнул рукой и зашагал вперед, - поговорили, называется.
   Я услышал недовольное женское ворчание.
   - Ну, Клик, я серьезно.
   - Понимаешь временами..., - или я отошел дальше, или он стал тише говорить, но остального я не услышал.
   От этой мимолетной обиды, так резко нахлынувшей, не осталось ни следа, когда на горизонте замаячил огонек. Это были окна таверны.
   Откуда ни возьмись, появился ветер, принеся на своих плечах темные тяжелые тучи. В воздухе запахло озоном. Пару раз прозвучали раскаты грома, предвещая о надвигающейся грозе.
   - Нам надо поторопиться! - сквозь новые раскаты прокричал мечник, - это будет буря!
   И как в подтверждение его слов шквальный ветер сломал увесистую ветвь с недалеко растущего дерева.
   - Элина, шевелись, у нас меньше цикла до основного представления, - Клик перехватил ее сумки и, борясь с ветром, ускорил шаг, - Виктор, тебя это тоже касается.
   В его взгляде читалось беспокойство. Я сжал зубы и, собрав силы в кулак, засеменил следом. Гром угрожающе подгонял усталых путников. В облаках проблескивали зарницы.
   - Да, ночка будет на славу, - кивнул я сам себе.
   Первые капли сорвались с небес, застигнув нас в минуте ходьбы до намеченной цели. За ними в одно мгновение непроглядной тучей хлынул поток воды. Двадцать секунд и три мокрые курицы вошли в сухое, уютное помещение.
   Магические свечи излучали теплый свет. Он был не ярок и не тускл. Как раз для такого небольшого место отдыха как это. За столиком у стены сидел один единственный посетитель. Я всмотрелся в его лицо, и улыбка сама собой выступила на передний план.
   - Бйорт, какими судьбами? - воскликнул Клик, широко расставляя руки для обнимания старого приятеля.
   - Клик, неужели! - радостно воскликнул он, - я уж думал, тут никогда не бывает посетителей.
   Они дружественно обнялись, хлопая друг друга по спине мощными дланями. Бйорт на секунду глянул в нашу сторону и подметил.
   - О, гляжу, твои друзья все еще с тобой, хотя нет, - он оценивающе глянул на Элину, и чуть тише спросил. - У тебя талант находить смазливые мордашки в дебрях мусора.
   - Знакомьтесь, Элина, это Бйорт, Бйорт, Элина, - они обменялись рукопожатиями. - Эта девушка моя, а та, что была до этого Виктора.
   - Ага, значит, прекрасный цветок снова занят, - с толикой огорчения выдохнул гном.
   - Ого-го, кого я вижу, - раздался знакомый голос у нас из-за спины. - Клик, Виктор, каким ветром занесло вас в такую глушь?
   - Малемар, мой остроухий друг. Я могу предположить, что вы оба здесь находитесь из-за турнира?
   - Твои догадки, как всегда, точны и полны логики, - Малемар сделал легкий реверанс, - Но смею я спросить, что за перемены я ощущаю? Ибо пахнет от тебя другим экстрактом.
   Он прищурился, шевеля ноздрями.
   - Мне кажется, что ты теперь не человек. Ты пахнешь, как и ваша прекрасная спутница, стоящая позади тебя, скажи, что кроется в тебе, - он подошел поближе, смотря мечнику прямо в глаза.
   Клик обернулся к Бъйорту.
   - Что это с ним? Я первый раз слышу, чтоб он так говорил.
   - Временами на него находит, не обращай внимание, - отмахнулся тот, - хотя он немного прав, в тебе что-то изменилось.
   - Это долгая история, давай присядем и закажем что поесть, - предложил мечник, и тут же вспомнив, - Малемар, познакомься с моей девушкой, ее зовут Элина.
   - Очень приятно, - вамп сделал легкий кивок головы.
   Эльф же был галантен как всегда. Он взял ее руку и легонько коснулся губами тыльной стороны ладони.
   - Я разделяю ваши чувства. И давно вы тут? - он вмиг переметнулся на Клика.
   Малемар прошел мимо, первым усаживаясь за стол, мимолетно задерживая взгляд на Элине. Я последовал его примеру и еле оторвал взгляд от плотно облегающей мокрой одежды нашей спутницы. Я уже раньше описывал, насколько хороши были внешне эти кровопьющие создания. И в очередной раз я в этом убедился. Девушка не промах. Любой бы голову отдал за ночь с такой. Я встряхнул головой, сбрасывая легкое вожделение. И что за мысли в столь поздний час? Я машинально поднял глаза и опять задумался... Ну сами должны понимать. Молод, горяч, а тут такое... Словно сбежавшая модель из плейбоя. Тьфу ты, надо послушать, о чем идет разговор.
   - Трактирщик, принеси нам кувшин своего лучшего вина, - крикнул Бйорт. - Хотя нет, давай сразу два.
   - Думаешь, двумя мы отделаемся? - подмигнул мечник.
   - Исходя из твоего последнего визита в Усталом Путнике, нужно будет брать целую бочку. Кстати, - Малемар бегло осмотрел помещение, - а где наш краснокожий собутыльник с его четвероногим другом? Прошлый раз так хорошо посидели, что не охота терять такую компанию.
   - Он будет завтра, скажите лучше, вы на турнир смотреть или участвовать собрались? - поинтересовался Клик.
   - А ты думаешь, два отличных воина упустят такое событие? - с хвастливой иронией вопросом на вопрос ответил Бйорт.
   - Думаю, что и мое желание участвовать в этом состязании для вас будет не секретом, - выдохнул мой учитель.
   - Ну, других объяснений, почему ты оказался в такой глуши я не смогу предположить, - схитрил эльф.
   - Клик, - шепнул я на ухо своему другу, - он явно что-то заподозрил.
   - Виктор, все в порядке, - успокоил меня он, - Эльфы с рождения ищут скрытый замысел в простых вещах.
   - Вот ваше вино, - на стол опустились кувшины с мутно-зеленой жидкостью, - лучшее, что у нас есть. Скоро будет готов окорок под чешули.
   - Прекрасно, неси весь кусок, наши гости, думаю, будут не против разделить с нами эту скромную трапезу? - заманчиво ответил Бйорт.
   - Что-нибудь еще? - трактирщик склонился в полупоклоне.
   - Да, мне, пожалуйста, стакан крови, - залпом выдала Луиза.
   - Извините, наверное, мне показалось, - вежливо переспросил хозяин забегаловки, - вы сказали стакан крови?
   - Угу, - кивнула Элина, - Клик, ты будешь?
   - Элина, успокойся, тут такого не дают. Здесь только нормальная человеческая еда, - пряча глаза, процедил сквозь зубы мечник.
   - Ну, если вам так угодно, то я как раз оставлял немного для кровяной колбасы. Но она будет не совсем свежей, но, вполне пригодна в употребление. И если будете брать, то отдам весь кувшин по цене готовой продукции в весовом эквиваленте, - предложил трактирщик.
   - Чего? - спросила Элина, - ты давай поконкретней. Цифры и меньше демагогии, а то когда я голодна, то и человеческая более вкусной может показаться. Особенно если секунду назад еще текла по венам.
   Намек был понят. Не знаю, что в ней было, или свойство скрытое, или еще что, но когда она злилась, то не по себе становилось всем окружающим.
   - Ждите, я ее немного подогрею, для лучшего усвоения, - он поклонился и мигом исчез за ширмой.
   - А ты говорил, что нет у них в меню такого, - она показала язычок.
   - Ну, это было исключение. В городе ты навряд ли найдешь такое.
   Шум грозы за окном и резвый шепот тяжелых капель по стеклу на мгновение усилился и снова стал прежним из-за вошедшего в таверну человека. Его плащ был насквозь мокрым. На пол с широкополой шляпы струйками сбегала напитавшаяся влага. Человек снял головной убор, оголяя голый череп.
   - Всем добрый вечер, - его жизнерадостная улыбка вызвала легкую неприятную дрожь.
   На лице красовался безобразный шрам, взрыхляющий скулу в странном рисунке, оставленном разрезом или укусом животного.
   - Надеюсь, я не помешаю, если пропущу пару стаканчиков? - и, не дожидаясь ответа, присел за столик у входа.
   Трудно отказать такому типу. Лучше таких обходить стороной. Вылитый уголовник.
   - Ну, вот и еще один участник, Сэр Логэйн, - как бы сам себе произнес Малемар, - отличный воин. Не одну стычку мы с ним прошли.
   - А что у него со щекой? - шепотом задал я вопрос.
   - Запомни, парень, - Бйорт взял меня за шкирки, - если хочешь жить, то не спрашивай никого об этом. Особенно его самого.
   Элина как-то зло посмотрела на гнома. Словно личный телохранитель, готовый спасти мою шкуру в случае опасности. Я кивнул. Больше из-за желания успокоить гнома, чем из боязни к этому лысому типу. Я знал, что в связи с прошедшим месяцем событий, бояться в этой таверне мне некого. А вот терять потенциальных союзников было бы глупо.
   - Вижу, понятливый ты, - похвалил он меня, - Клик хорошо науськал своего паренька. Но все равно думать так и не научил.
   - Бйорт, не горячись, - усмехнулся мечник, - если он захочет, то порвет тебя одним взглядом.
   - Откуда такая уверенность? - с легким презрением удивился гном.
   - Оттуда, что я видел, на что он способен...
   Бйорт выдержал взгляд мечника, и задумчиво произнес.
   - Вот на турнире и посмотрим, из какого теста вылеплен твой протеже.
   - Он не будет участвовать, - сказал, было, мечник, но тут, же осекся.
   От Малемара это не ушло из поля зрения.
   - От чего же парень не попробует свои силы в поединке, и не одарит нас лицезреть, как он одним взглядом будет рвать своих противников? Ведь не каждый день проходит это состязание. А победа в нем избавит паренька от многих земных тягот. И ты хочешь сказать, что он не хочет этого? - он засмеялся, - извини, Клик, но нет, не поверю в такой абсурд. Давай, выкладывай начистоту, что происходит?
   - Малемар, он еще молод и не понимает, что творит, - отнекивался Клик, - с его талантом может случиться катастрофа.
   - Неужели все так плохо? - театрально удивился Малемар.
   - Вот ваш заказ, - на стол опустился графин с темно алой жидкостью.
   Через пару минут был подан кумпяк с чешули. Блюдо оказалось поистине отменным. Все примолкли, удалившись в свои мысли, при этом делая вид, что не могут говорить из-за сочного, хорошо прожаренного куска мяса, изысканно украшенного овощами.
   Клик задумался над вопросом своего старого приятеля, решая, стоит ли его посвящать природе естествознания или все же утаить истинную причину нашего появления в Некрополисе. Эльф ждал. Его умение плести интриги в кои-то веки сделает свое дело, и он все равно выведает правду. Это было не сложно понять. И собравшись с мыслями, Клик решился.
   - Малемар и Бйорт, пообещайте, что если вы узнаете правду, то не предпримите никаких пагубных действий по отношению к нам, пока мы будем в этой таверне.
   - Ну, если это действительно настолько важно, то, - он глянул на Бйорта, тот пожал плечами и кивнул в знак согласия, - Обещаем. А теперь выкладывай.
   - Ну, вообще-то, наверное, я начну сначала, - Клик откашлялся, сделал глоток из своего стакана, одобряюще причмокнул, и, оценивая напиток, посмотрел на Элину, - а ничего на вкус.
   - Я подумала, что это будет не лишним, - проворковала она, кладя голову на его плечо.
   - Спасибо, - он чмокнул ее в щечку и начал рассказ, - Когда-то, давным-давно жил был демон Азраил. И решил он захватить весь мир. И вот пришел он на земли семи миров и закатил бойню. Кое-как удалось успокоить его, силою невиданною. Говорящий тому помог. Ничего, что я в мотиве былин говорю? Всем понятно?
   Он посмотрел на гнома и эльфа. Перворожденные только скулами поиграли.
   - Продолжай Клик, не отвлекайся, - сквозь зубы процедил Малемар.
   - Хорошо, так вот. Чтоб успокоить того демона были построены башни магии. До недавнего времени, печати, охраняющие его сон, держали негодующую тварь взаперти. Но пришло время, что они уже не могут сдерживать силы зла, и сквозь них начинают просачиваться демоны. Это немного дико звучит, но, чтобы не пустить их в наш мир придется уничтожить эти строения.
   - И ты хочешь сказать, что паренек способен на это? - ехидно прыснул Бйорт.
   - А ты умнее, чем кажешься, - осадил его мечник, - я не шучу, Виктор уже уничтожил три штуки, осталось еще четыре. Одна из них, если ты помнишь, находится в этом королевстве. И это основная его задача, пока я буду участвовать в турнире.
   Малемар напряженно думал. Он сделал глоток вина, вдыхая пряный запах приправ, плавающих на дне кружки. Клик снова заговорил.
   - Ты пойми, - он сделал виноватое лицо, - мы в розыске, а во время турнира спокойно сможем сделать то, ради чего сюда пришли.
   На лице эльфа нарисовалось решение.
   - Я могу пустить тебя только при одном условии.
   - Каком? - обрадовался Клик.
   - Я иду с вами, - коротко и ясно, отрезал Малемар.
   - Ну и напарника же дали, - удивленно воскликнул Бйорт, - как все почести, так сразу эльф, а шишки гному? Вот тебе, а не лавры.
   Он сжал кулак и подсунул его под нос благородно сидящему тощему другу.
   - Без меня он никуда не идет, - Бйорт скрестил руки на груди и облокотился на спинку стула.
   - Виктор? - вопросительно посмотрел на меня Клик.
   - Я только за, - отмахнулся я, - нам любая помощь не помешает.
   - Но, Клик, почему ты решил, что я буду вам мешать и попросил дать, то обещание? - спросил эльф
   - Эмм, я думал, что ты сразу начнешь выдвигать какую-нибудь теорию заговора или еще чего. И решишь нас остановить, - Клик обнял Элину покрепче, и снова отпил из бокала, - и очень рад, что ты на нашей стороне.
   - Клик, - Малемар настороженно смотрел на стакан в руке мечника, - ты не хочешь мне кое-что рассказать?
   Наш вампир не понял, что от него хочет перворожденный и, проследив за его взглядом, понял, что так приятно согревало ему душу последние полчаса. Это была кровь, что принес хозяин. Клик вначале не понял, почему Малемар смотрел на это с особым вниманием. Ведь с последней встречи прошла уйма времени. И когда это было, то он был еще обычным человеком.
   - Да, это случайное стечение обстоятельств, твое здоровье, - он осушил кружку до дна, - я теперь не человек, я вампир. И как ты уже понял, Элина тоже.
   - Это она причина твоего случайного перевоплощения? - спросил эльф.
   - В косвенной и прямой мере, - усмехнулся Лорд.
   - Ладно, не буду напирать с расспросами. Потом сам все расскажешь, - в ответ улыбнулся Малемар, и перевел свое внимание на девушку, - Элина, скажите, какой магией вы очаровали этого неусидчивого жеребца. Насколько я его помню, он клятвенно заверял, что семейная жизнь - это не для него.
   - Да, а мне он говорил совсем другое, - она косо глянула на своего избранника, корчащего рожи эльфу.
   Тот прыснул.
   Дверь в таверну снова отворилась и на пороге молния осветила три силуэта. Человек в длинном балахоне прошел вперед, за ним с большими чемоданами два паренька заняли столик у стены. Лицо вошедшего было словно у девушки нежное и молочно белое. Маленькие хитрые глазки бегло осмотрели комнату, на секунду задержав взгляд на нашей компании и не придав особого значения, презрительно покосились на Сэра Логэйна. Гость водрузился к своим гарсонам на стул и открыл импровизированное меню.
   Хозяин в ту же минуту принял заказ и исчез в подсобке.
   Через полчаса в эту скромную обитель для удовлетворения пищеварительного тракта вошли двое оборотней. Их костюмы не имели ни одной нашивки или эмблемы, относящих их к какой либо касте или гильдии. Небольшие мачете и металлические когти аккуратно скрывались под серыми плащами.
   - Наемники, - пояснил Клик на мой вопросительный взгляд.
   - Виктор, - шепнул мне на ушко Малемар, - иди, возьми ключи от двух комнат. А то еще пару посетителей и ты будешь спать в палатке у входа.
   - А вы? - уточнил я количество комнат.
   - Мы, уже, - подмигнул он, - иди, пока не поздно.
   Я сделал, как он и просил. Комнат, действительно оставалось три штуки. Это место не пользуется спросом. Хозяин держит это заведение больше из-за гостеприимного характера и жажды к беседам. А не ради наживы. По этой дороге нечасто ходят посетители. В основном купцы и охотники. Два три человека или разумной твари в день, а тут аж повалило. Для городской таверны это бы считалось пустым помещением, а для хозяина в этот момент казалось, что словно к празднику собрался люд. Вскоре, когда я пожелал всем спокойной ночи, я увидел еще одного странного посетителя. Это было похоже на крупную птицу в помеси со львом. И при этом оно ходило на двух ногах. Такое безобразие я увидел впервые. Оно попросило воды, попило и ушло восвояси. Я чертыхнулся и пошел спать.
   Сны. Как долго я спал без этих путешествий по красочным мирам моего подсознания. И теперь они решили оторваться по полной.
   ***
   Я был у себя в маленьком мирке. На этот раз, помимо небольших шариков, меня встретила Инанна. Ее почти нагая красота слегка встрепенула мои звериные инстинкты. Я понимал, что это сон и не сон, и каждое действие может эхом отразиться на судьбах других существ. Я не мог объяснить как это взаимосвязано, но понял, что надо собраться и настроиться на основной теме ее появления.
   - Инанна, - начал я.
   - Наконец-то ты пришел. У меня для тебя есть плохая и хорошая новость, - она мялась с выбором с какой начать.
   - Давай сперва плохую, - попросил я.
   - Вам угрожает смертельная опасность. На турнире будет человек, несущий в себе смерть.
   - Не привыкать, - махнул я рукой, - не в первой нас пытаются убить.
   - Да, но проблема в том, что тот человек действительно способен вас убить, - медленно проговорила она.
   - Ты знаешь, кто он? - уточнил я.
   - Нет, мне это не сообщили, - она отрицательно покачала головой.
   - Ладно, а хорошая? - спросил я.
   - Это касательно Луизы, Кентурберийские будут на турнире. Не упусти шанс, - эти слова скинули пелену мыслей о возможном киллере, и нагнали новую волну переживаний.
   ***
   Но на этой ноте сон оборвался, оставив меня один на один с лучом солнца, пронзающем комнату сквозь запертые на засов ставни.
   Я был весь в поту. Что-то было не так. Чувства смешались. Я не знал что думать, что предпринять, как действовать. От безысходности и незнания хотелось выть.
   - Так, Виктор, - сказал я сам себе, - возьми себя в руки. Позавтракай, а потом в пути и подумаешь.
   Что я и сделал.
   Единственной ранней пташкой за столиками оказался купец, решивший выехать с восходом и встретить утро нормальной пищей перед долгой дорогой. Хозяин спал. Вместо него во всю хозяйничала девушка лет двадцати пяти с аккуратно убранными в конский хвост светлыми волосами и милым детским взглядом. Ее плотная, коренастая фигура не была лишена изящества. Но огромный заряд харизмы, убирал на задний план все ее недостатки.
   - Доброе утро, - улыбнулась она, открыто ощупав глазами мою фигуру. - Чего желает такой красавчик в столь раннее утро?
   Ее вопрос был двояко читаемый. С одной стороны интонация говорила о любвеобильности, а с другой об обычном завтраке.
   - Скажите, а что вы можете приготовить? - спросил я, стараясь не выдать внутренне напряжение в теле, возникшее от радостной новости.
   - Все, что угодно, - ее ресницы томно прикрыли ярко накрашенные глаза, и тут же бодро добавила, - конечно, за отдельную плату.
   И, как в ни чем не бывало, принялась вытирать столы.
   - Спасибо огромное за предложение, вчера кто-нибудь бы обязательно согласился пополнить ваш кошелек, а пока, можете приготовить мне яичницу? - вежливо отказался я в ее неофициальных услугах.
   - Как знаете, по вечерам я всегда занята, а сейчас свободна, так что подумайте еще раз, - она подмигнула, и изящно виляя слегка полноватыми бедрами, и удалилась на кухню.
   - И здесь тоже самое, - вздохнул я.
   Бизнес строится на удовлетворении любых человеческих потребностях. И этот несложный, но самый известный вид заработка всегда шел в первых рядах по обороту эквивалентной для определенной местности валюты.
   Я с жалостью посмотрел туда, куда исчезла эта девушка. Жалко их. Что им приходиться торговать собой, чтоб хоть как-то прокормить семью. Наличие мужа в этих ситуациях исключается. Если б он был, то вероятность очень маленькая, что девушка пойдет на панель. Они это делают чаще всего из-за голодных детей, немощных матерей или отцов, или в безысходных поисках найти нужную сумму для своей заветной мечты.
   Яичница была отменна. Если она так же хороша и в постели, то большинство посетителей сюда приходят не покушать, а сами знаете зачем.
   Заняться было нечем. Друзья всеми силами старались поспать подольше. Я взял свой меч и пошел на утреннюю тренировку. В условиях отсутствия нано технологий, и при обильном наличии свободного времени, в этом мире упражнения с холодным оружием стало почти основным занятием среди мужского населения.
   Женщинам же приходилось посложнее. Уборка, стирка, готовка и все это при отсутствии сериалов и стиральных машин превращалось в средневековую каторгу. Но магия делала свое дело. И многое, что было не подвластно технике, могло твориться в этом мире с помощью сверхъестественных сил. Вот, к примеру, постоянно меняющий формы фонтан. Или вечные светильники из камня. Пайка, сварка, и многое другое при полном отсутствии надлежащего инструмента. А сантехника тут вообще загадка природы.
   Я сделал очередной пируэт. Его исполнение с имитируемым противником мне показалась немного корявым. Я повторил еще несколько раз. Нет, тоже, самое.
   - Ничего, как говорил там Клик, годы и еще раз годы упорных тренировок и тогда ты смело сможешь сказать, что умеешь держать в руке меч, - нашел я себе оправдание.
   - Твоя ошибка в постановке ног, - раздался из-за спины чей-то голос.
   Я обернулся. Там стоял тот самый человек со шрамом на лице. Его рубашка была накинута на голое тело.
   - Вам тоже не спиться? - махнул я в знаке приветствия.
   - Нет, меня разбудила пыль, подымающаяся от твоих неуклюжих телодвижений, - грубо ответил он.
   - А, извините, я не знал, что она вам может помешать, - мне стало совестно, что посторонний человек дает такое замечание.
   - Ничего, парень, - улыбнулся он в ответ.
   Эта улыбка вызвала мимолетное чувство отвращения. Надеюсь, он этого не заметил.
   - Следи за своими шагами, - продолжил он, - ноги, это основа любого боевого искусства. Попробуй сейчас делать на пол стопы шире шаг.
   Я недоверчиво посмотрел в его сторону и с легкой поправкой повторил пируэт. Вышло лучше, но все равно не идеально.
   - Чувствуешь разницу? - и как он смог определить так быстро мою ошибку.
   - Сэр, Логэйн, правильно? - он в ответ кивнул, - Понимаете, мои друзья спят, а вы, по-видимому, отличный специалист во владении холодным оружием. Можете составить мне компанию для тренировки на сегодняшнее утро?
   Он секунду подумал и кивнул.
   - Отчего же нет, давай. Мне тоже не мешало бы поразмяться.
   Он скинул рубашку и достал свой клинок с маленького чехольчика на поясе штанов. Я удивленно глянул на это чудо. Из кожаного чехла, длиной в сантиметров двадцать на свет спокойно появляется добротный метровый меч.
   - Это уменьшитель мечей, - пояснил он, заметив мой заинтересованный взгляд.
   - А где такой можно приобрести? - тут же спросил я.
   - В любой лавке местных умельцев, - он будто что-то вспомнил, улыбнулся сам себе и добавил, - это шкура искажателя земли. Хватит о побрякушках, принимай стойку.
   Я стал, как учил Клик. Это первый пробный дружественный бой с неизвестным мне человеком.
   - Оппааа, - крикнул он, делая несколько пробных ударов.
   Я с легкостью их отбил.
   - Неплохо, а как на счет этого? - Один аккуратный финт и клинок Логэйна плашмя ударил мне по плечу.
   Я ничего не сказал, приняв атакующую позицию, проделал самую сложную комбинацию, которой обучил меня Клик. Два финта, в любой момент способные превратиться в смертельные удары, еще один опасный укол, полуоборот и меч почти достигает шеи противника. Логэйн смог отклонить этот выпад и, сбив меня с ног подсечкой, дотронулся острием до груди.
   - Парень, как твое имя? - спросил он, убирая меч и протягивая мне свою руку.
   - Виктор, - немного расстроено ответил я.
   - Я знаю двух людей, кто мог научить тебя этому удару. Назови сам его имя, чтоб я не делал ложных предположений, - попросил он.
   - Клик, - ответил я в легком смятении. - Вы должны были видеть его вчера вечером за столиком.
   - Клик, нет, это имя не подходит под описание ни под одного из них. Скажи, где он сейчас? - меня насторожила его настойчивость.
   - Сэр Логэйн, он, должно быть мало спал и, поэтому, его навряд ли увидите до обеда, - не хотелось устраивать встречу, после которой у мечника могут быть проблемы.
   Но моим опасениям все же суждено было сбыться.
   - Виктор, возьми тебя за маковку, где носишь свои ягодицы? Мы уже обыскали пол таверны, а ты тут неизвестно чем занимаешься.
   Он с легким вызовом и неприязнью посмотрел на Логэйна.
   - Сэр Клик, рад с вами познакомится, - вежливо кивнул мой недавний противник.
   - Виктор, - сухо сквозь зубы процедил мечник, - иди, собирай сумки. Мне тут надо кое-что обсудить с Сэром Логэйном.
   - Клик, - Я задержал взгляд на его холодных глазах.
   - Иди же, - больше потребовал, чем попросил он.
   - С тобой все будет в порядке? - шепотом уточнил я.
   Его суровый, раздраженный взгляд говорил об одном желании. Он хотел, чтобы поскорее выполнили его просьбу.
   Я сделал пару шагов и обернулся. Клик стоял в той же позе, не отрывая взгляд от Логэйна. Я вздохнул, опустив плечи, и пошел в таверну. Там за столом сидела Элина и обнимала кружку обеими ладошками.
   - Приветик, а где Клик? - живо улыбнулась она.
   - Сейчас идет, - сглотнул я, и перевел тему разговора, - что ты пьешь?
   - Не знаю, - улыбнулась она, - на, попробуй.
   Я потянул терпкий напиток.
   - Ничего. Можно мне такой же заказать? - я обернулся в поисках официантки.
   Ее нигде не было. В подсобке я заметил некое движение. Это проснулся хозяин заведения. Я подошел и попросил сделать мне чай. Я решил так называть этот напиток, ведь внешнее сходство с ним было очень близко.
   Через пару минут в дверь ворвался разъяренный Клик. Прямой походкой подошел к стойке и, выхватив стакан из моих рук, осушил его до дна.
   - Я убью его, - он был в гневе.
   - Но...., - попробовал было спросить я, но Клик оборвал фразу на полуслове.
   - Никаких но, он не тот, кому стоит доверять. Пошли быстрее, Малемар и Бйорт уже заждались, - и тут же рывком поднял мешок с пола и вышел на улицу.
   Элина вопросительно глянула на меня и, не дождавшись ответной реакции, устремилась за своим мечником. Я почувствовал некий укор совести. Я что-то сделал не так. Осталось только понять, что именно.
   ***
   Я мигом выбежал следом за друзьями. Надо было и в правду торопиться. Время шло, а мы уже немного отстаем от графика. Догнав Клика, я хотел было спросить его о случившемся, но, увидев его сумрачный взгляд, решил оставить это на потом. По глазам можно было прочесть примерное местонахождение нашего вампира. И в данный момент он был достаточно далеко, чтобы вести с ним светские беседы. Почти все время до полдника он был серьезен и угрюм. Так смотрит человек, узнавший правду о чем-то неисправимом, неизбежном, об открывшейся завесе тайны. Не знаю, что сказал ему Логэйн, но Клик изменился на нет. Более трех часов он не проронил ни слова. И никакие ухищрения Элины не могли повлиять в тот момент на его настроение. Время лечит. И оно шло. Но лекарство, ни в какую не хотело действовать.
   Лесная дорога вскоре превратилась в широкую, вымощенную синим камнем шоссе. Да именно шоссе, если сравнивать по размерам. Ее ширины было достаточно, чтоб уместить не менее шести авто.
   По ней, то в одну, то во вторую сторону оживленно двигались повозки обильно набитые различным барахлом.
   Турнир - это грандиозный праздник, во время которого все забывают вражду и обиды и едут попробовать снова свои силы на определенное место, которое огласил предыдущий победитель.
   Победителем был маг Некрополеса. Тогда его безоговорочная победа была событием года. О его способностях сложили несколько легенд и песен. Его магия оказалась гораздо сильнее магии заявленных в тот турнир соперников. А мечи и заговоренные доспехи крушились и ломались под его атаками, словно бумажные игрушки ребятни. И теперь он, Голоптар, объявил место сбора новых претендентов в его любимом городе под названием Некрополь. Эта вся информация была почерпнута от проходящих мимо торговцев. Слава создателю, их общительность не заставила ухищряться с расспросами и выуживанием информации. Им было просто приятно поговорить с кем-нибудь, а тему предложить было не сложно.
   По дороге чередой шли странствующие путники. Многие были верхом. Некоторые на каретах. Над моей головой промчался ковер самолет с тем самым волшебником и двумя пажами, которые провели ночь в соседней комнате от меня. Я присмотрелся в лица чествующих по синему булыжнику. Почти все были людьми. Пара-тройка оказались кем-то похожими на гоблинов. Еще двое выглядели как простые люди, но с мраморной расцветкой кожи.
   - Не бойся, они тебя сейчас не тронут, - подмигнул мне Бйорт, заметив легкое замешательство на моем лице.
   - А кто это? - шепотом спросил я у него.
   - Эти люди с каменной кожей в народе известны как Бронеходы.
   Я еще раз посмотрел на красивый узор, испещряющий синеватый эпидермис существа.
   - Не волнуйся, они слишком медлительны. Их даже Белоснежка со скалкой победит, - усмехнулся он, но что-то в этот момент его радости я не разделял.
   - Подожди, ты сказал Белоснежка? - удивился я и чуть не подавился со смеху, - А ты, случайно, не один из семи гномов?
   - Заткнись, дурень, - он обиженно ткнул меня кулаком в бок, - Если не знаешь, кто такие Белоснежки, то лучше помалкивай.
   - Да, и кто они такие? - стало жутко интересно, чем так недоволен гном.
Мысленный образ возник сам собой. Поющая девица с детских мультиков Диснея в желто-красном платьице кормит с ложечки Бйорта.
   - Белоснежки, - сквозь зубы процедил он, читая мою иронию, - это злобные существа, выпьют все твои жизненные соки, до тех пор, пока твое лицо не станет мертвенно бледным. А потом ты умрешь от грусти и печали.
   Улыбка ушла сама собой. Я сглотнул.
   - Редко, кто спасался от них. И те, кто выжил, рассказывают про красивых молоденьких девочек с грустными глазками и белоснежной кожей, - он злорадно оценил мое смятение, и поднес ко лбу руку, - Так-то лучше. Глянь вон туда.
   Недалеко, сквозь слепящие лучи солнца со стороны юга к нам приближались две фигуры. Через минуту их очертания выдали знакомый силуэт. Люций на Хвосте и кто-то еще. Я прищурился. Плохо видно, я протер глаза и повторил процедуру. Кого-кого, а ее я не ожидал увидеть. Вместе с Люцием на землю ступила аккуратная женская ножка Лилит.
   - Привет, мальчики, соскучились? - подмигнула она, сексуально облизывая губы, - о Клик, я так скучала по тебе.
   Она подошла к мечнику и чмокнула вампира в щечку. Злобный прожигающий взгляд ревности пронзил его спину.
   - Клик, - тихо раздалось из уст нашей вамп.
   Он обернулся и чуть не отпрыгнул на приличное расстояние. Ноздри Элины шевелились, как у разъяренного буйвола. Глаза горели красным.
   - Кто это такая? - по слогам, еле сдерживаясь, выдавила она.
   - О, Клик, так это о ней мне Люций всю дорогу твердил? - спросила Лилит, подходя к ней вплотную.
   Элина взглядом оценила суккуба, потом посмотрела на Клика и, в туже секунду ее, как подменили. Гнев сошел. Глаза заблестели. Нижняя губа подернулась вверх.
   - Ну, тише, тише, девочка, перестань, - успокоила ее Лилит, - между нами ничего не было. Если б он предался моим утехам, то уже бы не говорил с тобой еще в твоем родном Лесу. Так что успокойся.
   Она легонько щелкнула пальцем по кончику ее носа, приводя Элину в чувства.
   - Дай-ка посмотреть, кто тут у нас, - ее вниманию подверглись Малемар и Бйорт.
   - Люций, ты что вытворяешь? - шепотом притянул я чертенка за хвост, - где твой кошак тебя носил?
   - Не сейчас, - цыкнул он мне, - у нас мало времени, по дороге расскажу. Садись.
   Я обернулся на друзей, те были заняты лицезрением похотливого существа.
   - Ну же, - подогнал меня чертенок.
   - В чем дело? - я принял удобное положение на спине Клыкохвоста.
   - Щит. Я видел, как человек со Щитом Теней ехал по одной из дорог, - объяснил он, обгоняя некую птицу с рогами.
   - Чен? - удивился я, делая очередное предположение, - он что, будет на турнире?
   - Возможно, но не в этом главное, главное - у нас есть шанс получить еще один предмет, - кряхтя на вираже, прокричал Люий.
   - Можно вопрос? - крикнул я ему в ухо.
   - Валяй...
   - А как мы его возьмем? Ведь из видения, что унесло Луизу, я помню, что он неуязвим, - рассуждал я, - а уговорами он такую вещь не отдаст.
   - Виктор, это уже твоя проблема, как ты его достанешь, но главное, это Щит. Без него Мир будет уничтожен, - на этой торжественной фразе чертенок повернул немного южнее, нацелившись на одну из палаток на холме.
   Мы подлетели к небольшому лагерю. Охрана настороженно посмотрела на наш транспорт.
   - Чего надо? - грубо спросил один из них.
   - Мне нужен Чен, - крикнул я, намереваясь пройти.
   - Здесь таких нет, - стражник наставил на мою грудь острие копья.
   - Ты знаешь, кто я...?, - Люций прервал меня на полу слове, притянув к себе.
   - Виктор, если ты хочешь драться, то давай это делать вместе, - он искоса глянул на охранника, - но попробуй иногда включать свои мозги. Как думаешь, это приведет к положительному результату, если мы устроим тут разборки?
   Он сделал паузу, давая понять о плачевных результатах такой встречи.
   - Вижу проблески ума, - он по очереди посмотрел в мои зрачки, затем хмыкнул и отрицательно добавил, - нет, показалось. И как только ты смог разрушить три башни, не понимаю.
   - Люций, перестань, - отмахнулся я, - лучше подскажи, что мне делать?
   - Не будет из тебя путного старика, - проворчал он, - смотри и учись.
   Чертенок подошел к охраннику и пальцем поманил его к себе. Тот, сперва, не шелохнулся, покрепче перехватив древко единственного своего оружия, отрицательно покачал головой.
   - Ну ладно, тогда пусть все услышат, что я привел разыскиваемого убийцу короля, - громко выдал Люций.
   У меня округлились глаза от удивления.
   - И это и есть твой план!? - взорвался я.
   Но охранник уже прищурился, внимательно всматриваясь в мое лицо.
   - Не дергайся, в любой момент ты сможешь сбежать, а пока, извини.
   Мир потух.
   ***
   Во сне я оказался у ворот Валгаллы.
   - Чего тебе надо, Говорящий? - спросил викинг, дежуривший в этот час на посту.
   - Скажи мне, - попросил я, - какого пернатого я тут у вас делаю? Черти, понятно, Ангелы, тоже догадаться не сложно. А вы-то, викинги, причем здесь?
   - Говорящий, я не могу тебе ответить на этот вопрос, - скупо ответил он, - лети к Судьбе, она сможет найти ответы на многие загадки.
   - А где мне ее искать? - ужасная головная боль не дала услышать ответ.
   ***
   Яркая вспышка света, и вторая волна боли привела меня в чувство. Один глаз плохо видел. Бровь саднило. На губах отчетливо ощущался вкус крови.
   - Фто, - я сплюнул, - что случилось, Люций?
   - Молчать, - удар выбил дальнейшую охоту говорить.
   - Не увлекайтесь, - раздался знакомый голос, - мне он нужен живым.
   - Ченокан, я привел его к вам, хотелось бы получить кое-что взамен, - Люция я бы узнал везде.
   - Ну, к чему такая спешка, да и помогите мне понять. Зачем черту деньги? - спросил нынешний король Фенико.
   - Вы меня не правильно поняли, - чертенок усмехнулся, - я не говорил, что мне нужны деньги. Мне нужна одна ценная вещь, которая у вас наверняка имеется.
   Я повернулся туда, откуда доносились голоса. Чен восседал на разложенных шкурах, сплошь усыпанными подушками и мягкими одеялами. Люций не упускал возможности наслаждаться гостеприимством, попивая слабоалкогольный напиток из красивого бокала.
   - Понимаете, у нас сложились особые обстоятельства, - задумчиво продолжил Люций, глядя на свет чистоту стекла, - У вас есть особенный предмет, который может кое-что исправить.
   - Позвольте узнать, - Чен улыбался одним уголком рта, - неужели такие могущественные создания, как Черти, не могут справиться своими силами?
   - На этот раз силы, угрожающие нам, могут превзойти как ваши, так и наши вместе взятые. Но то, чем вы можете с нами поделиться, может изменить ситуацию в нашу пользу.
   - И что же это за предмет? - любопытство взяло верх.
   - Это то, что спасает вас от неминуемой смерти в данный момент, - хитро улыбаясь, ответил Люций.
   На это глаза монарха сузились. По обе стороны проступили желваки, показывая свое недовольство и рассержанность такой наглостью. Но с чертями шутки плохи и, поэтому он сделал глубокий вдох и выдох, успокаивая себя и снова натягивая эту надменную улыбку властителя.
   - А что, если я скажу, нет? - тем же тоном спросил он.
   - Этот вариант тоже не исключение. Но, лучше было бы вам сказать да. Этот Щит спасает от любых атак, но не спасает от смерти. Время все стерпит, - Люций встал, направляясь ко мне, - Пошли, Виктор, Ченокана не трогай, пока на нем Щит, он для нас неуязвим.
   Услышав это, я со злости дернул веревки, разрывая их в пух и прах. Затем взглядом нашел ошалевшего моего обидчика и объяснил, что так делать не хорошо, после чего он приземлился в десяти метрах от лагеря с многочисленными переломами.
   - Ты, - я резко повернулся к Чену.
   - Виктор, - он тоже меня узнал, - не думал, что мы так скоро встретимся. Ну же, иди ко мне, попробуй свою силу на мне.
   Ярость и злость вскипели диким пламенем.
   - Виктор! - сухо и резко глухим басом осадил меня Люций.
   Я однажды слышал его второй голос. Это было немного страшновато. А сейчас он звучал покровительственно.
   - Виктор, если хочешь победить его, то это придется сделать на турнире, - отговаривал он меня, - здесь ты ничего не сможешь сделать. А с таким огромным количествам свидетелей, все посчитают, что ты устроил покушение на короля другой страны.
   - Плевать я хотел на эти короны, - взбеленился я, - мир весит на волоске от смерти, а мы тут в монархию играем. Думаешь, Азраил будет спрашивать, кто тут у нас король, и когда можно его убивать, а когда нельзя?
   - Виктор, ты прав, но мы не сможем забрать сейчас Щит, не перебив сотню невинных людей. А я не могу убивать невиновных! Их чистые души отравляют наши силы. Тебе это не понять. Если хочешь, то давай, действуй, но подожди несколько секунд, пока я отойду на безопасное расстояние.
   - Убирайтесь отсюда оба! - закричал Ченокан, - Стража! Где вся охрана! Быстрей сюда!
   Крыша палатки ушла в небытие. Сквозь открывшийся проем влетел Хвост.
   - Виктор, у тебя пару секунд на размышление, - крикнул Люций, запрыгивая ему на спину.
   - Твоя взяла, - я скинул с руки наручни и синхронно, цепляя на хвост крылатому зверю и разрезая руку, запрыгнул ему на спину.
   Время застыло. Охранник замер со спущенной стрелой из арбалета. Она двигалась с необычайно плавной черепашьей скоростью. Еще бы доля секунды и в одном из нас торчало бы оперение болта. Хвост взметнул вверх, оставляя лагерь далеко внизу. Когда время вернуло свой обычный ход, Люций восторженно ахнул.
   - Ну и ну, и ты молчал, что у тебя есть такая игрушка? - он взял в руки элемент доспеха.
   - А ты, как будто, не видел его раньше? - съязвил я, крепче цепляясь за спину крылатого зверя.
   - Видел, но не понимал, что именно он дает, - Улыбнулся он, цепляя один из наручней себе на руку, - как ты думаешь, он на любую кровь так реагирует?
   - Не знаю, - пожал я плечами.
   Люций полюбовался и отдал его мне обратно.
   - И что нам теперь делать? - огорченным голосом попросил я совет у высших сил.
   - В смысле? - уточнил Люций.
   - Ну, Чен отказался отдавать Щит, - пояснил я свой вопрос.
   - Тебе придется показать ему, что он не неуязвим, - хмуро ответил он.
   - И позволь спросить, - я раздраженно поднял бровь в ожидании ответа, - и как же я это сделаю?
   - Виктор, ты многого не знаешь, - я услышал его смешок, - Предметы из одного комплекта взаимосвязаны друг с другом. Если у тебя есть Сила, а у него Защита, то ни то ни другое не будет действовать ни на одного из вас.
   - То есть, ты хочешь сказать, что я смогу его победить? - обрадовался я.
   - Нет, я сказал, что ни ты, ни он не сможете воздействовать друг на друга силой этих предметов. А именно, будешь драться на кулаках, - как же легко ему удается преподносить сюрпризы.
   - А если меч? - спросил я.
   - Простой меч Щит Теней не пробьет, а волшебным мечом управлять ты не умеешь, соответственно, единственный метод до него достать - это твои кулаки.
   Добрый саморитянин, умеет он обрадовать. Полчаса спустя мы были на дороге.
   - Ну, что, Лилит вас не обижала? - как ни в чем ни бывало спросил Люций, спешиваясь на землю.
   Он мимолетно окинул всех взглядом. Недовольная Элина всем своем я говорила о целесообразности увести Лилит в то же место, откуда она и прилетела. Мужская половина считала совсем наоборот. Эльф был невозмутим как никогда.
   - Ну, как все прошло? - спросила суккуб.
   Люций отрицательно покачал головой.
   - Что и следовало ожидать, - она вильнула хвостом, оставив там полосу искр, и с досадой добавила, - придется дождаться конца представления.
   - Ого, неужели, сестренка соизволит, чтить нас своим присутствием целую неделю? - восторженно выдал Люций.
   - Времена меняются, - она подмигнула своему брату и с похотью глянула на перворожденных.
   - Лилит, при одном условии, - прервал ее мысли чертенок, - Этих кандидатов на твою любовь ты не трогаешь.
   Она недовольно сморщила носик.
   - Пока, - поправился Люций.
   - Так-то лучше, - улыбнулась чертовски красивое существо.
   В итоге вторая половина дня выдалась просто ужасной. У всех было плохое настроение. Разговор не клеился. Ну что делать, если сложилась такая ситуация. Меня Лилит не раздражала, но вот сегодняшний конфликт не выходил из головы. Луиза и Малемар не испытывали наслаждения совместного путешествия с суккубом. Бйорту пришелся не по вкусу Люций. Виной тому были старые распри с высшими существами. А Клику с Люцием ничего не оставалось делать, как поддерживать общую коалицию кислых мин.
   К вечеру солнце оросило небо ярко желтым, скорее даже ближе к салатовому оттенку, закатом. Таких в моем мире я ни разу не видел. Может быть, где-то в глухой глубинке Земного шара или на экваторе в средней полосе тропиков, такое зрелище бывает, но там, где я жил, подобного не наблюдал.
   Накрыв на стол, и перекусив, настроение немного приподнялось.
   - Ты куда летал? - спросил мечник, собирая вместе со мной хворост.
   Перегар жутко бил в нос.
   - Вы что? С Бйортом уже накатили? - неодобрительно укорил я своего учителя.
   - Ну, есть немного, - его голос стал немного тягуч, увесистее.
   - Ты помнишь Чена из видения? - спросил я.
   - Да, я помню этого подонка. Это из-за него я, как преступник сейчас бегаю по лесу и боюсь, чтоб никто меня не узнал, - ругнулся он, роняя часть своего запаса дров.
   - Он будет участвовать в турнире. И мы летали к нему, чтоб договориться отдать нам Щит, - ответил я.
   - Ха-ха-ха, - засмеялся он, - вы, что делали? Договориться, чтоб тот отдал Щит?
   - Да, а что тут такого? - удивился я.
   - И у кого же возникла такая идея? - его смех в содействии с алкоголем неприятно резал слух, - такого безумства я еще не слышал. Это ж надо додуматься, отдать предмет, дающий ему непобедимость. Разве нормальный воин согласиться отдать то, что дает ему победу? Виктор, ну вы и мыслительные гиганты... ик... Попросить... Вот умора...ик.
   Он поднял толстый сук и откинул его в сторону.
   - Хорошо, тогда твои предложения? - задал я ожидаемый на его слова вопрос, - как можно отобрать Щит, если его хозяин непобедим?
   - Ничего нет невозможного, - выдал он всепоглощающий ответ, - должен быть способ, и мы его найдем.
   - Есть один, - я поднял с земли палку, и переложил охапку поудобнее на вторую руку.
   Там уже собралось изрядное количество сухих веточек.
   - И какой? - он икнул и чуть не споткнулся.
   Часть хвороста рассыпалось по траве.
   - Для этого мне надо будет участвовать в турнире, - Клика это не удивило.
   - Вообще-то, я это подозревал. Ты силен. Так что, я не против, но, чтоб сразиться с ним, тебе придется победить их всех, - он обвел взглядом деревья, видя в них проекции будущих участников турнира, - Очень маленькая вероятность, что первый твой бой будет именно с Ченом. Корень ему в ухо.
   Вторая половина собранного дерева покинула его руки.
   - Это будет нелегко, - вздохнул я, помогая поднять последнюю упавшую ветку, - пошли к костру, потом еще раз сходим.
   - Все возможно, Виктор, запомни, Все возможно, - напутственно добавил он, и чуть не повторил свой подвиг.
   Все возможно. Этот совет давал силы не одному поколению. Для достижения определенной цели главное верить. И тогда все действительно может получиться.
   Я, молча, сидел и смотрел на затухающие угли костра. Огонек взобрался мне на плечо и с грустью посмотрел на предмет моего созерцания. Я улыбнулся и отпустил его к собрату. Он с радостью принялся точить полено. Я покинул ему еще несколько.
   - Кушай, хоть кто-то сегодня останется довольным, - вздохнул я.
   Вместо, только что восседающего на плече огонька, принял важную позу водяной человечек. Не знаю почему, но ему нравилось смотреть на мерно горящий костер. Я это чувствовал неким шестым чувством.
   - Извини, тебе я ничего предложить не могу, - грустно улыбнулся я водяному.
   Тот махнул рукой и улегся поудобней.
   - Как знаешь, - я ударился в раздумья.
   - Где же ты, моя малышка? Как бы я хотел тебя сейчас увидеть, - грусть комком подкатила к горлу, - или услышать. Луиза, ты слышишь меня? Луиза!
   Я изо всех пытался мысленно с ней связаться. Ответа не было. Я облокотился о поваленное дерево. Что-то твердое уперлось мне в спину. Я посмотрел, что это могло быть. На земле пусто, на стволе сучков тоже нет, значит что-то в куртке. Я прощупал карманы. Ничего, кроме дырки в правом кармане. Дырка... Возможно... Я прощупал подкладочную ткань. Там было что-то твердое. Кое-как выдавил сквозь небольшое отверстие это нечто обратно. На руку лег холодный кусок гранита.
   Я рассмотрел камень в лучах мерцающего пламени. Воспоминания вспышкой озарили мою память. Луиза... Сердце забилось чаще. Я вспомнил, я же купил когда-то для нас пару этих камней переговорников. И в ту же секунду закрыл глаза. Образ девушки, сам собой возник в моей памяти. Я с надеждой и замиранием сердца сжал крепче камень. Легкое покалывание приятно щекотало кожу. Я с еще большим желанием подумал о любимой. Несколько минут ответа не было. Я с, посекундным возрастающим отчаянием, повторил попытку.
   - Кто это? - раздался ответ.
   Как же я соскучился по ее голосу...
   - Луиза! - восторженно воскликнул я.
   - Кто это? - вопрос повторился.
   - Луиза, ты, что не узнаешь меня? - не веря своему счастью, спросил я, - это я, Виктор.
   - Я не знаю никого с таким именем, - сухо ответила она.
   Камень, весом в несколько тонн придавил мой голос, перекрыв доступ к кислороду. Не может быть. Я не верю в это.
   - Луиза, ложись спать, ты еще слишком слаба, - услышал я другой женский голос.
   - Да, Агнелия, мне показалось, что кто-то скребется под кроватью, - ответила девушка.
   - Иди спать, я позову Генриха. Утром он проверит кто тому виной.
   - Не знаю, кто вы, но сейчас я не могу говорить, - тихо прошептала Луиза.
   - Луиза, где ты находишься? - чуть было не взмолился я, но ответа не последовало.
   Я сделал вторую попытку. Результат тот же. Я с огорчением и радостью отложил камень в сторону. Она не узнала меня. Зато она жива. И это успокаивало. Или это была не она... Хотелось бы, чтобы Луиза была в порядке и помнила меня, но не исключено, что в последствии телепортации, ее память могла дать сбой.
   - Не расстраивайся, Виктор, - успокаивал я сам себя, - даже, если она и не помнит тебя, то есть очень большая вероятность, что, когда увидит, то все вернется на свои места.
   Чуть позже я попробовал еще несколько раз связаться с Луизой, но тщетно. Камень был холоден. Оставалось только одно - идти спать. Как говорят знающие люди, утро вечера мудренее.
   ***
   Сон не хотел приходить. В голову лезли всякие странные мысли, мешая мне получить долгожданный отдых. Не помню когда, но как это чаще всего бывает, в одно мгновение я очутился в странном лесу. Вся земля была устлана красной растительностью. Деревья, растущие вокруг да около, имели белый окрас. Крона этих деревьев была полностью лишена листьев. Вверху торчали одни сучки, растущие сразу из стволов. Вдруг что-то изменилось, и на этих сучках проступила алая листва. А чуть позже за ней, проклюнулись красивые синие цветочки, по форме напоминавшие небольшие лилии. Сквозь каждый листик, на просвет можно было разглядеть маленький красивый узор, напоминающий стиль росписи, как мы прозвали у себя между собой на родине, кельтских узоров. Я решил прогуляться. Птиц не было, ветра тоже. Неба, как такового, здесь не существовало. Не знаю, как это описать, но мир был похож на обычный мир, но без небесной составляющей, при этом это была не пещера. Я огляделся. Никаких признаков жизни или намеков на ее зачатки.
   Через сто шагов я наконец-таки увидел что-то. Или мне это показалось, что я увидел, но что-то там было. Вдруг за деревом что-то блеснуло. Воздух стал плотнее. Я присмотрелся, блеск становился все ярче и ярче. Наконец я смог различить, что издавало эти странные блики при отсутствующем прямом источнике освещения. Это оказался небольшой пруд, истощающий свое собственное сияющее излучение. Свет был неимоверно ярок, но глаза могли без боли смотреть на него. Постепенно зрение начало привыкать к этому сиянию. Там на дне я заметил странное. Дно было устлано движущимися фрагментами голографической видеозаписи, как в некой фантастике. Около минуты я всматривался в образы людей, животных, приведений, роботов, и многому другому, не имеющем в нашем мире названия. Я попробовал дотронуться до воды. Легкая рябь пошла по поверхности пруда, открывая моему взору меня самого.
   Я был в палатке Ченокана, связанный по рукам. Там, в тех же позах, как и при моем предыдущем присутствии, только в живую, теперешний король Фенико мирно беседовал с Люцием. На мое удивление, чертенок предстал в этом отражении немного в ином облике. Да, манеры, движения, все было схоже с тем, что я помнил, но он был другим. За его спиной виднелись крылья, рога были крупнее, и лицо выглядело постарше.
   Вот они беседуют, Люций встает и говорит мне. Вдруг, за моей спиной от куда ни возьмись возникли огромные крылья и я разорвал веревки. Затем появился Хвост. Его облик так же был совсем иным. Огромная белая кошка плавно спланировала на землю, подхватила нас и с неимоверной скоростью взметнулась в воздух. Затем мы подлетели к друзьям. Их облик заставил меня задуматься над истинном обличии всего мира вокруг меня окружающего. Малемар был в роскошном зеленовато-белом наряде с короной на голове. Бйорт был в обычной крестьянской накидке с топором наперевес. Клик выглядел так же, как и до того, как стал вампиром, Элина же наоборот. Клыки и красные глаза выдавали ее принадлежность к своим предкам. Да и Лилит не оставила мой взгляд без интереса. Она была абсолютно обнаженной. Раскраска ее тела говорила о том, что надобность в одежде такой красавице ни к чему. Вдруг по воде пошла рябь. И теперь я глядел на себя спящего. Лагерь спал, охранный барьер мерно окутал всю нашу стоянку почти непроглядной стеной. Я посмотрел на некоторые заметные прорехи и попробовал залатать их. Получилось не сразу. Наверное, об этом мне говорила Лилит, когда спокойно телепортировалась прямо за его границу. Затем картинка снова покрылась рябью, и я увидел Луизу.
   Сердце дрогнуло. Она спала в роскошной спальне. Шелка и дорогое убранство сплошь украшали интерьер опочивальни. Моя любимая была окутана переливающимся оранжево-алым ореолом, так похожим на горящий огонь. Он, то расширялся, то снова сжимался в такт ее дыханию. Из центра яйцеобразной сферы толстой дорожкой был выстлан такой же расцветки шлейф, уходящий далеко в небеса к необъятному озеру такой же субстанции. Вдруг я понял, что это был источник ее силы. Ее источником магии. Внимательно осмотрел окрестности. И еле смог различить в воздухе прозрачное месиво иных магических составляющих, на земле в океане голубой источник магии, и в центре земли коричневый комок, державший всю планету в своих руках. Вдруг из этого комка отделилась пылинка, дотронулась до кого-то и полетела к Луизе. Пылинка переросла в небольшой комочек и прилепилась коркой к ее ореолу, приглушая его свет. От этого соприкосновения девушка вздрогнула и открыла глаза.
   Она смотрела прямо на меня, и было не понятно, видит она мое лицо или разглядывает потолок над кроватью.
   - Луиза, я спасу тебя, - прошептал я.
   В ее глазах проблеснула надежда и, встретив сопротивление с земляной коркой, исчезла на нет. Только что, вспомнивший меня взгляд стал испуганным. Образ начал таять.
   - Луиза, попытайся вспомнить, - попробовал я выкрикнуть, но ее силуэт отдалился, открывая моему взгляду высокую башню замка у моря.
   Марево исчезло, открывая теперь новое видение. Толпа безумных существ несется по пересеченной местности, уничтожая все на своем пути. Небольшие отряды пытались их остановить, но это было безрезультатно. Огромные армии собирались в надежде остановить зло, но и им приходил конец. Видения были непродолжительны, но страшны. Я как будто смотрел фильм про Чернобыльскую АЭС, про атомные взрывы, про уничтожение природы, единственное отличие, что тут погибало все живое, и не по вине радиации, а от руки демонов с Темных Миров. Я увидел исчезнувшую с лица земли деревушку, затем город, затем королевство, и в итоге весь мир. Они наступали, заполняя все вокруг. И во главе всего этого стоял Огромный демон. Я как почувствовал его.
   - Азраил, - невольно вырвалось у меня.
   Он обернулся и увидел меня, и с безумной яростью заорал. Он в гневе раскидал пачку своих верных вассалов и тут же стал творить заклинание. Даже тут я почувствовал мощь магической силы, скопившейся в его заклятии. Он прочитал стихосложение и со всего размаху ударил молотом об землю. Почва сотряслась, испещряясь глубокими расщелинами. Целая армада рухнула туда. Видение расплылось, и я увидел теперь свой мир, с похожей трещиной на пустоши. Прошло несколько секунд и от туда полезли существа. У меня на земле наступила третья мировая. Дальше я смотреть не хотел, но не мог оторвать взгляд, боясь упустить что-то важное. Ядерные взрывы, умирающие люди, животные, птицы. Поедающие плоть безумные твари. Кругом разруха и голод. И один только Азраил, демон с зеленым пламенем в глазах вместо зрачков, и его армия, испытывали от этого истинное наслаждение. Затем пошел черед Ангелов и Чертей. И даже сплотившись, они не смогли устоять его силе. На моих глазах все миры пали.
   Все видения исчезли. Кто-то дотронулся до моего плеча. Я обернулся и проснулся.
   ***
   - Виктор, хватит спать, убери барьер, - приятный женский голос удивил меня.
   Я открыл глаза, настраивая фокус. Это была Лилит. Я был в холодном поту. Легкое наваждение от кошмара продолжалось секунды две и тут же исчезло, поняв, что это был всего лишь сон.
   - Виктор, выпусти меня, пожалуйста, - Она повторила просьбу, и соблазнительно прикусила нижнюю губу.
   И забыв, о только что виденных ужасах, в мозгу самопроизвольно возник ее обнаженный образ. У меня потекла слюна.
   - Виктор, если ты хочешь, то я как-нибудь уделю тебе вечерок за небольшую плату твоих счастливых лет жизни, но теперь сконцентрируйся и выпусти меня, - я все еще смотрел на ее декольте.
   - Ах, да, извини, - наконец-таки я пересилил животные инстинкты и вернул огонек на место, и скромно добавил, - просто сон с твоим участием приснился.
   По спине прошел холодок, при воспоминании всей сюжетной картины.
   - Ну и как я там была? - она кокетливо поправила прическу.
   - Сама видела, что дыхание замирает при воспоминаниях, - я невольно опустил глаза на ее грудь и встряхнул головой, - извини...
   - Да, ничего, - отмахнулась она, - у меня редко кто просит прощения на этот счет. Если не забыл, то род занятий у меня такой. Я суккуб и ничего тут не поделаешь. Ведь кушать-то всем хочется.
   Пока снимал барьер, меня осенило.
   - Лилит, а ты чего, не могла телепортнуться? Зачем меня-то будила?
   - Не знаю, что случилось, но когда я засыпала, то еще могла это сделать, а когда проснулась, то не нашла ни одной свободной дырки в защите. Понимаешь, Этот уровень заклинания выше, чем мой. Извини, я на минуту отлучусь, ты не против? - она одарила меня одной из своих милых улыбок и исчезла в воздухе.
   Эти слова совсем меня не обрадовали. Когда выпадет возможность, надо будет поговорить с Люцием на эту тему.
   Я осмотрелся вокруг. Солнце вот-вот приняло свои права на владения небесами. Воздух свеж и ни капли намека о грядущей непогоде. Я вдохнул полной грудью.
   - Эх, люблю я раннее утро, - я потянулся, сон как рукой сняло.
   На мое восхищение в ответ полетело нечто мягкое.
   - Виктор, арон те в пятку, дай поспать!- Клик перевернулся на другой бок и, обняв Элину, сладко задремал.
   Просто класс, все спят, а я, как идиот свеж и полон сил. Ладно, пусть спят. Я установил им защиту и, отойдя на сто шагов, принялся делать утреннюю зарядку. Через час не сильно интенсивных нагрузок я был готов делать все что угодно, лишь бы, не сидеть на одном месте. Мне не терпелось поскорее пойти за Луизой. Особенно если учесть, что все виденное во сне, правда, то она сейчас в замке у моря. Значит, надо узнать, который из замков находится недалеко от воды. А вот на счет остального... Надеюсь, Люций поможет.
   От скуки я приготовил завтрак, успел его попробовать, два раза разогреть и еще раз попробовать, и только после этого мои друзья, проснувшись, оценили мои старания небрежным спасибо. И вот это значит сделай приятное людям.
   - Виктор, пошевеливайся, мы уже все собраны! - прокричал Клик.
   - Уже иду, - я откусывал нитку после шитья разодранной штанины, когда ходил к ручью мыть котелок.
   - Носик припудришь по дороге, - подшутила Элина.
   - Да где он там запропастился? Виктор, тебя одного ждем, - тут уже не выдержал Бйорт.
   Я одел штаны и вышел из-за кустов. А что вы думали? Это вам не в РПГ по компу играть. Тут штаны испачкал, иди стирай, а потом жди, пока над костром высохнут. А то попривыкли. Стиральные машины, сушки, посудомойки. Горячая вода, наконец. Иголки человеческие, а не кованное нечто, со шнурком в полсантиметра. До цивилизации еще далековато. Но зачатки местами имеются. В принципе, так же как и у нас. Если сравнивать аборигенов и Европу.
   - Виктор, ну ты и копуша, - поучительно покачал головой Малемар. - Целое утро с ума сходил, а в итоге заставляешь всех ждать.
   - А кто знал, что штаны под конец завтрака порвутся? - пожал плечами я в свое оправдание.
   - Согласен, никто, но скажи, а кто мешал тебе быть чуточку поаккуратней? - парировал он.
   Мне нечем было крыть, и я решил просто промолчать. Малемар тоже не стал продолжать этот разговор. Я подошел к чертенку и тихонечко спросил.
   - Люций, дело есть, - он заинтересованно поднял взгляд, - Слушай, тут такое дело... Помнишь, я во снах гуляю в ваших мирах?
   - Ну, правильнее сказать, в двух мирах. Просто они так выглядят. Поэтому, кажется, что во многих мирах, - поправил он мой вопрос.
   - Да, так вот, значит, вчера мне приснился странный сон. Я был в лесу с красной травой и белыми деревьями. И в этом лесу наткнулся на озеро, в котором увидел вчерашние происходящие события. Затем всех нас, Луизу. И Азраила, захватившего весь мир, - быстро проговорил я, пытаясь вложить в одно предложение все увиденное.
   - Ну и ну ... - покачал он головой.
   - Что такое? - удивился я.
   - Расскажи об этом поподробнее, я так просто не могу ответить на столь сложную задачу, - попросил он и добавил.- У меня есть одна догадка, но надо убедиться.
   Я описал все, как было. Без утайки и скрытых контекстов. Рассказал все, как есть. Люций все это молча выслушал, подумал и, нахмурившись, произнес.
   - И больше никого? Там не было женщины или еще кого-нибудь?
   - Нет, я никого там не видел, - я еще раз прокрутил сон, слава богу, они не стерлись, как это обычно бывает со снами, когда сразу после пробуждения на секунду отвлечешься на любую мелочь.
   - Я подозреваю, что ты был у Озера Судеб, но меня сильно смущает, что там не было самой Судьбы.
   - Люций, а что это за озеро за такое? - спросил я.
   - На этот вопрос может ответить лишь Судьба, но, если ты там был, то значит это так надо. Постарайся не забыть любую мелочь, что тебе оно показало, - опять загадки, я фыркнул.
   Можно было и самому догадаться.
   - Виктор, чего такой хмурый? - Клик хлопнул меня по плечу, стряхивая в бездну мой напряженный мыслительный процесс, - глянь вон туда.
   Он указал рукой куда-то вдаль. Яркое солнце, проблеснувшее сквозь перистые облака, мешало различить указываемый мечником объект. Я прищурился. На холме, куда вела широкая дорога, виднелось нечто необъятно крупное.
   - Что это? - спросил я, так и не определив, что это.
   - Виктор, это Первая стена Некрополя. А ты знаешь, что это значит? - подмигнул он, я пожал плечами, давая ему завершить мысль, - Ну ты даешь, ты, что совсем ничегошеньки не бум-бум?
   Он, как доктор, заглянул мне в глаза.
   - Да, вижу зарождающуюся мысль. Виктор, напрягись, еще чуть-чуть, она почти родилась, - он издевался.
   У меня совсем не было настроения поддерживать его игру. И я буркнул.
   - Скоро мы будем в городе, где будет проходить турнир, и запишемся как очередные участники, - Мой монотонный ответ осадил его прыть.
   - Ай, ну тебя, - махнул он рукой, затем стал, как вкопанный и спросил, - Виктор, я не ослышался? Ты сказал, мы запишемся?
   - Ну, да, а, что я тебе не говорил? - я почесал затылок.
   Что-то это я упустил. Да нет, вроде говорил.
   - Клик, смотри, - Эллина с восхищением прервала нас, указывая на цветущий у дороги цветок.
   - Ага, красивый, - кивнул он и снова повернулся в мою сторону, при этом вопросительно подняв брови.
   - Мы вчера на эту тему разговаривали, - напомнил я.
   -То было вчера, - он недовольно напряг память, - а это сегодня. Ты сам подумай, там будут те, кто годами оттачивал свое мастерство. А ты за кругооборот Луны тренировок решил побить бывалых вояк.
   - Клик, у меня нет выбора, - я попытался его уговорить, - Ченокан будет на турнире. Я не могу прийти и напасть на него. В лагере вместе с ним идут более двух десятков бойцов, готовых прийти по любому его зову. А тут реальный шанс его одолеть. И не вызвать никаких государственных конфликтов.
   - Может ты и прав, но как ты победишь их всех, пока не дойдешь до боя с Ченоканом? - спросил он.
   - Я над этим работаю, - я нахмурил брови.
   Ведь, помимо владения меча, есть еще и магия, а насколько я успел убедиться, с помощью ее я могу достичь гораздо лучших результатов.
  
   Я глянул на торговца, распродавшего свой обоз. Как же изменчива судьба человека. Неужели каждый выбирает то, что ему нравиться больше всего? Торговец почувствовал мое внимание на его персоне и посмотрел на меня полными от счастья глазами. Возможно это так. Я кивнул ему в знак приветствия, чтоб хоть как-то сгладить мой изучающий взгляд.
   - Удачи, милые воины, - махнул он рукой, и, облизывая губы, похотливым взглядом успел оценить шедший с нами слабый пол.
   - И вам того же, - добродушно пожелал удачи Эльф.
   - Лилит, можно тебя на секунду, - позвал я сестру черта, после третьего такого прохожего.
   - Да? - она вмиг прильнула ко мне, словно я сделал некое нестандартное предложение.
   Я устало выдохнул. Демоны есть демоны и их не исправишь, но попытаться стоит.
   - Лилит, к тебе есть маленькая просьба.
   - Да? - она томно захлопала ресницами.
   - Да перестань ты, - отмахнулся я, - я хотел попросить, чтобы ты одела что-нибудь... эмм... менее открытое.
   - А что, этот костюм недостаточно хорош? - она знала, о чем я говорю, но специально издевалась, в той мере, в какой была способна издеваться красивая женщина над сопливым юнцом.
   В роли юнца в данный момент выступал я.
   - Лилит, проблема в том, что он - я на секунду задумался, подбирая нужные слова, - ну, он слишком хорош. Если следующий торговец захлебнется слюной или вывернет шею, разглядывая твой наряд. То придется выплачивать компенсацию его семье. А у нас и так с финансами туговато.
   Она рассмеялась.
   - Виктор, Виктор, ты необычный парень. И только ради тебя, я сделаю это. Но не подумай, что я испытываю симпатию к тебе. Мы не умеем любить. Наше странное поведение - это способ найти себе пищу. Так что, как только мы будем в городе, я обязательно рассмотрю твою просьбу. А пока, дай мне поохотиться. А вот и сладенький идет. Любвеобильный-то какой...
   И с этими словами она стрельнула глазками проходящему мимо слащавому парню, считавшему, что его гладкая ухоженная кожа и выглаженная сорочка, повалит с ног любую особу, вне зависимости от ее принадлежности к классу или возрасту. Я тяжело вздохнул, понимая, что завтра утром его найдут мертвым по его же глупости.
   Стена, окружавшая весь город, имела четыре входа и соответственно столько же выходов. Примерно по два с каждой стороны света. Эта система впуска и выпуска жителей города позволяла легче отследить ввозимый товар и вывозимый оттуда. Пропускали по одному, беря соответствующую плату за проход и ввозимый товар. Цена пошлины варьировалась исходя из рыночной стоимости и количества продукции. Своеобразная таможня. Вокруг охраны, осматривающей желающих пройти, крутился нормировщик с неким буклетом на руках. Сумма таможенных сборов была не большая, но доход приносила гораздо увесистее, чем при разовой оплате за вход.
   Впереди создалась очередь из десяти простых жителей и трех повозок с товаром. Люди прошли быстро, положив нужную сумму в металлический ящик у входа. Затем пошел первый торговец.
   - Что везем? - устало спросил нормировщик.
   - Яшнит, - торговец откинул край полога, показывая ящики охране.
   - Откройте один, - попросил Рэм в зеленой шляпе, ища в записях название и цену товара.
   - Пожалуйста, - Охранник аккуратно пошевелил ножом сыпучий порошок и одобрительно кивнул.
   Нормировщик навскидку прикинул количество.
   - Пять серебром за повозку и один с вас лично за проход, - подсчитал он.
   Торговец с огромной неохотой положил шесть серебряных монет в ящик.
   - Следующий, - Он переключился на второго торговца.
   Первый повернулся, еле заметно кивнул и не торопясь скрылся в темном проеме длинного коридора.
   - Три мешка коппоро, - не ожидая вопросов, сказал второй торговец и развязал узкое горлышко, показывая содержимое охраннику.
   Тот, заглянул и, отдернув голову, чихнул.
   - Вижу, что оно, - кивнул Рэм, - с вас два серебром с мешка и один с вас.
   С третьим торговцем вышла небольшая заминка. Откинув вход своей крытой повозки, он ввел охрану в легкий ступор. Там, пуская зайчики от возникшего луча света, аккуратными вязанками было упакованно разномастное оружие. Я с интересом вытянул голову.
   - Какова цель вашего визита? - спросил нормировщик.
   - Продажа, - сухо ответил коренастый парень.
   - Свитки, заговоренное оружие есть?
   Бйорт с интересом подошел поближе. Малемар положил руку на плечо приятеля. Тот остановился.
   - Нет, - покачал головой торговец.
   - Разрешение есть? - задал вопрос охранник, оценивая на вес один из клинков.
   - Все есть, - он достал некую бумагу и протянул другому охраннику.
   Тот прочитал и кивнул в знак согласия.
   - Сколько вы за него хотите? - спросил охранник, осматривая заточку клинка.
   - Сто пятьдесят серебром, - нехотя ответил торговец.
   - Что-то дороговато. Не так ли господин Рэм? - он повернулся к своему главному помощнику.
   - Возможно, - пожал он плечами, ища нужный раздел.
   Охранник недовольно подошел к Рэму и что-то шепнул. Тот поднял одну бровь и с непониманием посмотрел на него. Охранник не отвел взгляда, настаивая на своем.
   - Ай, делай, как знаешь, - махнул нормировщик рукой.
   - Проходите, - приказал охранник, засовывая меч за пояс.
   Торговец вопросительно поднял бровь. Посмотрел на охранника, на меч, потом снова на охранника и, закатив глаза, сердито застегнул тент.
   - Следующий, - скомандовал другой стражник, - приводя очередь в действие.
   - Цель визита? - спросил довольный страж.
   - Турнир, - по очереди, как один ответили мы, отдавая за проход по серебряной монете.
   Люций и Лилит пролетели по воздуху и, минуя все посты, уселись прямо где-то в центре улиц.
   - И все-таки наши миры недалеко друг от друга ушли, - выказал я свое разочарование, - вся разница в технологии.
   - Ты чего там бормочешь? - спросил тот самый неизвестно откуда взявшийся торговец с оружием.
   - А, чего? - встрепенулся я.
   - Маккензи! - радостно воскликнул Бйорт, выскакивая из-за спины, - а я тебя уже обыскался. Вроде шел перед нами, а тут бац и пропал.
   - Бйорт? И... неужели... - он удивленно прищурился, разглядывая эльфа, - сам Малемар.
   Маккензи сделал легкий кивок головы в знак приветствия.
   - А я уж думал, ты совсем забыл про наши земли.
   - Нет, я иногда скучаю по ним. Как родные? - с грустью спросил Малемар.
   Я его раньше таким не видел. В глазах стояла вековая печаль.
   - Все хорошо, они больше не сердятся на тебя и просят по возможности заглянуть на часок, другой. А ты Бйорт, принц горных равнин? Какого тут забыл?
   - Это не в двух словах. Пошли, найдем, где можно выпить, и я все расскажу,- обнял старого приятеля гном.
   - Постой, я ж чего тут, скажи, этот парень с вами? - он кивнул в мою сторону.
   - Да, а что? - нахмурился Эльф.
   - Ему повезло, - улыбнулся Маккензи, - слышь, ты, сопляк. Если не знаешь, как этим пользоваться, то лучше продай мне. Иначе можешь умереть до того, как узнаешь. А такие игрушки я дорого ценю.
   Он подошел поближе и понюхал мою волшебную защиту для рук.
   - Хотя чую, что он на тебя реагирует охотно, ладно, завтра поговорим, может, до чего и договоримся, - он подмигнул и увел своих давних приятелей.
   - Клик, - вопросительно произнес я, все еще стоя в легком ступоре.
   - А? - он был не меньше моего удивлен такому повороту сюжета.
   - Что это было? - голос Элины звучал с такой же интонацией небольшого замешательства.
   - Не знаем, - отрицательно покачал головой мечник, - пошли, нужно найти комнаты и записаться на участие в турнире.
   Что мы и сделали. Но дальше комнат дело не зашло. Слишком большой ажиотаж на рынке недвижимости в связи с грядущим праздником.
   В итоге все измученные, с восходом луны, мы разбрелись по своим спальням, чтобы всласть ощутить прелесть мягких матрасов и воздушных перьевых подушек. Люций и Лилит так и не показались. Видно у них на сегодня будет очень насыщенная программа. Особенно у Лилит.
   И под приятное урчание ветерка я не заметил, как провалился в обычный нормальный сон. Без всяких там путешествий и диалогов. Но вдоволь насладиться мне так и не дали.
   - Да, как же они достали, - ругнулся я, просыпаясь от стука в дверь, - неужели нельзя хоть в одной таверне дать мне по-человечески поспать.
   - Виктор, - раздался шепот по ту сторону, - это Малемар, открой, есть дело.
   Кого-кого, а его я ну никак не ожидал увидеть в это время. Хотя, кто его знает который сейчас час. На улице темно, звезды и луна не сильно изменили положение на небосводе. Значит еще поздняя ночь.
   Я открыл дверь. В нос ударил терпкий запах алкоголя.
   - Что случилось? - в моем голосе проступили нотки раздражения.
   - Пошли, или сейчас, или никогда, - взял меня за руку Эльф.
   - Погоди, дай, хоть штаны одеть, - попросил я.
   - Ладно, давай, только поживее, - он разжал крепкую хватку худощавых пальцев.
   Пару минут спустя мы шли по каменной дороге, петляя между невысокими домами из глиняного кирпича. Ночи стали холоднее. Изо рта шел пар.
   - Малемар, куда ты меня тянешь? - зевая, спросил я.
   - Тссс, - подставил он палец к губам, - говори тише, нас могут услышать.
   Я повторил вопрос полушепотом.
   - Увидишь, - он ускорил шаг, затем остановился у одной из таверн, - нам сюда.
   - Малемар, если ты хотел выпить, так зачем тогда вести меня через весь город? - я снова зевнул, борясь с остатками сна.
   - Норкваундинг, - пропел невыговариваемое для простого человека заклинание Эльф.
   Его лицо задрожало, покрываясь мелкой рябью. Кожа приняла другой вид, оттенок, форму. По щекам и лбу поползли волдыри.
   - Малемар? - я сделал два шага назад.
   - Не бойся, Виктор, это я, Маккензи, - ответил совсем другой голос, - меня видели тут под другим лицом.
   Еще пару секунд, и трансформация была завершена. Передо мной стоял торговец, что так скоро увел перворожденных на кружку эля.
   - Ты, извини, за срочность,- он открыл одну из маленьких дверей во дворике у самого входа в таверну,- но, как только я услышал от друзей, что к чему, то решил не задерживать то, что могло бы и не случиться вовсе.
   Я его не понимал. При первой нашей встрече он был не столь дружелюбен.
   - Виктор, я говорю о твоих наручнях, - он посмотрел на кожаную броню.
   - А что с ними? - удивился я.
   - Я тебе помогу их настроить на твою кровь, - пояснил он, открывая бутыль с чем-то едким на запах.
   - Но, разве, они еще не настроены? - остатки сна исчезли насовсем.
   - Нет, - резко отрезал он, протягивая мне флягу, - на, пей, у нас мало времени.
   Я понюхал зловонную жидкость. Приступ тошноты заставил откинуть руку в сторону.
   - Заткни нос и пей, - он снова приблизил бутыль ко мне, - чем больше выпьешь, тем удачнее все пройдет.
   Я собрал силы в кулак и сделал первый глоток.
   - Твою ... Ну и дрянь, - я чуть не выплюнул содержимое кувшина.
   Если запах был жуткий, то вкус оказался еще хуже.
   - Пей, - снова настоял на своем Маккензи.
   Я с отвращением глотал зловонную жижу, с каждой секундой уменьшая ее количество на несколько грамм. Пару раз меня чуть не вырвало, но я переборол себя и выпил максимальное количество, что смог принять внутрь.
   - Молодец, теперь раздевайся и ложись, - он поставил кувшин на кушетку.
   Я сделал, как он просил, подсознанием не понимая, почему слушаю его.
   - Наручни и поножи оставь на себе, - он протянул мне обратно снятую броню.
   Он стал напротив меня с ножом в руке. Я сглотнул. Не нравиться мне это.
   - Дай руку, - попросил он.
   Он резким движением полосонул по вене. Я в ужасе чуть не закричал.
   - Не бойся, дай вторую, - произнес он.
   Не знаю почему, но я нова повиновался. Он резанул в том же месте, выпуская тонкую струю крови течь на наручни. Его уста задрожали, в воздухе запахло гарью. Мир остановился, как и в прошлые разы, когда моя кровь касалась наручней. Но в этот раз это было по-другому. Он, то останавливался, то я становился слишком медленным. Кровь дотекла до определенной точки и готова была сорваться вниз на пол, но не сделала этого. Тонкие алые капельки возвращались обратно на кожу, окутывая ее мерцающей пленкой. Маккензи начал читать громче. Я почувствовал слабость. Кровь-то уходила. Как только пленка окутала оба наручни, я ощутил легкое щекотание под кожей в области соприкосновения защиты с кожей. Капли полетели к поножам, окутывая их таким же ореолом пленки. Вдруг Резкая боль пронзила мои предплечья. Я чуть не потерял сознание. Как будто тупым ножом отрезают ломоть мяса от твоего тела. Пару секунд спустя боль пронзила и ноги. Я широко распахнул глаза. Дыхание стало прерывистым. В глазах застыла пелена.
   Наручни и поножи впились в кожу, превращая ее в свое начало и продолжение. Кожаные предметы впивались под кожу. Еще немного, и вместо части эпидермиса рук и ног мое тело приняло другую форму теперь биологически активных клеток. Маккензи покачивался в такт издаваемым звукам. Новая волна боли охватила всего меня до последнего кусочка. Я не мог понять, что происходит. Не мог понять какой участок на теле просит оставить его в покое. Кровь перестала течь и поверх кожаной брони, впившейся в мое тело начала нарастать моя собственная кожа. Я с ужасом взглянул на зарастающие поножи и наручни. Теперь их нельзя было снять. Последний сантиметр затянуло буквально через пару минут. Все неприятные ощущения как рукой сняло. Маккензи без сил рухнул на пол. Я метнулся его словить, и сам не понял, но мир, как и при предыдущих эффектах замедлился. Голова странного торговца едва коснулась моей руки чтоб не удариться о пол, как эффект исчез.
   Я с легкостью поднял еле дышащее тело и уложил на кровать, где только что сам истекал кровью.
   - Я мигом, - произнес я, протягивая руку за кувшином с водой на столе у кровати.
   Маккензи отпил глоток и с хрипотой сделал выдох. Он моментально уснул.
   - Ничего, и не таких вылечивали, - я вспомнил сериал скорой помощи, - скоро будешь совсем как новенький.
   Я прилег на соседней кровати. В полном смятении и все еще не осознав произошедшее. И в скором времени задремал. Еще одна койка оставалась пустой. Номера, наверное, были рассчитаны не на одного человека, чтоб не попадать впросак с посетителями. Многие приезжие путешествуют по двое или по трое, и чтоб не снимать три номера, берут один на всех. Одноместных, как я узнал позже, в этом заведении как таковых не было. Мне это как раз на руку.
  
   На этот раз во сне я учился летать. Не просто махать крыльями, а испытывать невероятное ощущение свободы и раскрепощенности в небесных просторах. Для этого идеальными условиями оказался мир Рай. То тут, то там на глаза попадались ангелы, занимающиеся своими рутинными делами. Встретившись с двумя взглядом, я все больше соглашаюсь к тому, что Ангелы не испытывают эмоций.
   Короче, ничего особенного там не было. Просто неимоверный поток положительных эмоций.
  
   - О, ты проснулся, - радостный голос Маккензи помог открыть глаза.
   Я осмотрел комнату. Три кровати, один стол, пару стульев и неброской расцветки стены.
   - Где я? - спросил я, пытаясь вспомнить вчерашние события.
   - У меня в номере, ты, что память потерял? - удивился он.
   - Ах, да, я же, - я глянул на руки и ноги.
   Там сквозь кожу проступал рельеф моих волшебных доспехов. Но не на столько, чтобы казаться неестественным. Словно легкие шрамы от старой раны.
   - Значит, не приснилось, - сказал я сам себе.
   - Что не приснилось? - торговец проследил за моим взглядом и улыбнулся, - ах это, ты как себя чувствуешь?
   - Вроде нормально, - я не понял, к чему он клонит.
   - Вот и ладненько, а теперь подпишем договор, - он протянул мне какую-то бумагу.
   Я прочитал содержимое и, сжав зубы с ощущением, что меня только что предали, поднял на него глаза.
   - Ты хочешь сказать, что твоя помощь была не бесплатна, - подвел я итог.
   - Если б я хотел денег, то вначале бы взял с тебя полную сумму, а теперь у тебя нет выбора, - ехидно улыбнулся он.
   - Значит по истечении случайной смерти владельца волшебных предметов, имеющихся при себе, считать собственностью Маккензи де Лункар? - прочитал я кусочек текста.
   - Ага, - кивнул тот.
   - Фигушки, - я скрутил дулю и ткнул ему ею в нос.
   Он опешил, но не растерялся.
   - За указанные услуги надо платить, - развел он руки с меньшей уверенностью.
   - Я не отказываюсь платить, - возразил я, - я хочу изменить условия контракта. И вообще, вначале расскажи, что ты со мной сделал, а потом обсудим цену.
   - Теперь тебе не надо пускать свою кровь, чтоб их активировать, теперь они слушаются твоих желаний.
   Я осмыслил сказанное, и представил, как мир останавливается, и у меня получилось с одной только мысли.
   - Неслабо, - сдержал я эмоции и прищурился, - значит, ты не хочешь ничего другого за свои услуги?
   - Нет, меня заинтересовали эти предметы, а пока ты жив, пользоваться ими сможешь только ты.
   - Ага, и как только я подпишу твои условия, так тут же получу нож в спину, - усмехнулся я, - нет уж, я на такое не согласен.
   - Ну, Виктор, ты же сам должен понимать, что мир не без добрых людей, и смерть твоя может наступить прямо завтра от поединка на турнире. И не обязательно это буду я, - его убеждения что-то были слишком наивны.
   - Может быть и такое, но вероятность твоего участия в этом скоропостижном стечении обстоятельств более велика, чем она может случиться сама по себе, - парировал я.
   - Виктор, пойми, мне это ни к чему, - он покачал головой, - эти доспехи убивают своего владельца и их использование приводит к скоропостижной смерти. Так что убивать тебя мне не имеет смысла. Зачем мне это делать, если ты сам придешь готовый ко мне на блюдечке. Подпиши это и утешь бедного торговца.
   - Не такой уж ты и бедный. Скажи лучше, если они убивают, то зачем они тебе. Ведь ты сам умрешь, если оденешь их, - я думал и искал возможность рационального решения головоломки.
   - Я знаю, как их укротить, а ты нет. Так что подписывай, - он стоял на своем.
   - Постой, - придумал я, - я согласен на эту сделку, но с небольшим изменением.
   - Ты торгуешься?
   - Нет, я вижу, что ты так просто не отвяжешься, и поэтому выдвигаю условие.
   - Чего ты хочешь? - прошипел он.
   - Добавь в текст, что смерть должна быть естественной или от несчастного случая, но никак не от убийства или отравления, или чего там еще.
   - А ты хитер, - улыбнулся он, - да, если ты умрешь от этих доспехов, то они достанутся мне. А если я попытаюсь тебя убить, то наследства не видать.
   Он подумал еще пару минут. Переписал документ с некоторыми изменениями и протянул мне.
   - Согласен, - кивнул я, соглашаясь с текстом, и ставя капельку крови на бумаге, превращающуюся в знакомую мне печать, - но, прошу два экземпляра. Один мне, второй тебе.
   Он состроил гримасу удивления, но сделал копию. Я сравнил их, и взяв одну, свернул к себе за пазуху.
   - Всего доброго, Виктор, - раздалось у меня из-за спины, - увидимся на турнире.
   Я глянул на Маккензи. Его улыбка выдавала его всего с потрохами. Но тут надо еще подумать, кто кого "обул". Ведь я обеспечил себе некоторые гарантии на счет возможной скоропостижной смерти.
   Я погулял немного по городу, затем спросил прохожих и методом тыка все-таки отыскал мне нужную таверну. На первом этаже было не продохнуть. Толпа мешала сделать шаг. Я кое-как поднялся к комнате. Вдруг, одна из дверей открылась, и на пороге появился Клик.
   - Да, да я мигом, милая, - он заметил меня и вопросительно провел взглядом.
   Я достал ключ, и хотел было открыть дверь, как по коридору вбежали Малемар и Бйорт и резко откинули меня к стене.
   - Эй, ребята, вы чего? - тут же вмешался мой учитель.
   - Виктор, говори, ты не заключал с ним никаких контрактов? - затараторил эльф.
   - Что он хотел? - скороговоркой вторил ему гном.
   - Малемар, Что случилось? - повторил вопрос мечник-вампир.
   - Пошли в комнату, - кивнул он Клику, - возможно, твой пацан попал в беду.
   Они протиснулись в опочивальню к Клику. Там под одеялом дремала Элина.
   - Ты так быстро вернулся? - она приподняла голову, чтоб рассмотреть своего любовника, и немного удивилась, - а вы чего тут делаете? Я в групповухе не участвую. Клик, имей совесть, я ж не одета.
   Она повыше подтянула одеяло, и присела.
   - Элина, извини, тут важный разговор, - успокоил ее Клик.
   - Извини, Элин, мы быстро, - кивнул ей Малемар.
   Они втроем переключились на меня.
   - Виктор, говори, что он хотел? - снова задал свой вопрос Бйорт.
   Я решил не вдаваться в подробности и достал бумагу. Они втроем принялись за чтение. Первым прочитал Клик и рассмеялся.
   - Ну, ты и молодец. Ты понимаешь, что ты только что получил? - спросил он.
   - Предсмертную записку, - скупо улыбнулся я.
   Малемар и Бйорт так же рассмеялись, как и мечник.
   - А мы-то думали, это что-то действительно серьезно.
   - А, что, это разве не так? - не понял я.
   - Дайте мне прочесть, - попросила Элина.
   Клик поднес ей документ. Она пробежала глазами и спросила.
   - А в чем подвох?
   - В том, что доспехи меня убьют, - опустил я голову.
   Все тут же замолчали.
   - Теперь ясно, - задумчиво подытожил эльф, - Маккензи бы так просто на это не пошел.
   - Вот скотина, - ругнулся Бйорт, припечатывая свой кулак о косяк двери.
   - Виктор, не унывай, сегодня мы запишемся на участие в турнире, - подбодрил меня мечник, - а там что-нибудь придумаем.
   - Бйорт, пошли, поговорим с Маккензи, - хлопнул по плечу напарника эльф.
   Тот согласно кивнул и, увлекая за собой друга, покинул номер.
   - Виктор, Клик, можно вас попросить? - привлекла наше внимание Элина, - выйдете, пожалуйста, за дверь и дайте мне одеться.
   Я покраснел, увидев слегка обнажившееся бедро красавицы.
   - Пошли, мой друг, есть одно место, где сможем найти ответы на многие вопросы, - уверил меня Лорд вампиров, - но, сперва, все же запишемся на турнир.
   Я улыбнулся. А чего тут отчаиваться. Да и Люция с Лилит еще не видел. Может, они дадут более ценный совет.
   ***
   Час спустя мы стояли в очереди к столу под навесом наскоро смонтированной палатки. Передо мной стоял Хоббит и ковырял в носу.
   - Клик, - я кивнул на низкорослого человечка.
   - Никогда не стоит недооценивать противника, - пожал он плечами на мой вопросительный взгляд.
   - Умные слова, - раздалось сзади от седовласого человека казахской внешности с двумя богато украшенными саблями за спиной.
   - Не уж-то сам Али решил повеселить свои старые кости, - обнял улыбающегося старого друга Клик.
   - Как же пропустить такое грандиозное событие? - подмигнул знающий себе цену воин.
   - Чувствую, что с такими темпами участие примут все мои знакомые, - пошутил мечник.
   - Ага, вчера встретил Ашота, он тоже решил повидать старых друзей, - поддакнул Али.
   - Вот, знакомься, мой оруженосец, Виктор, - представил меня Клик.
   - Вы будете в одной команде или по отдельности? - спросил он.
   - В смысле? - не понял наш вампир.
   - Скажи, что ты еще правил не слышал?
   - Я только прибыл, и не было времени ознакомиться, - отрицательно покачал головой мой учитель.
   - Ну, тогда, позволь вкратце тебе в этом помочь, - кивнул он, и не дожидаясь согласия с нашей стороны, продолжил, - В турнире можно участвовать командами до четырех человек. Если один из участников достигнет вершины, то победа делиться на команду. Перед боем команда может выбирать участника поединка. В случае проигрыша, вся команда выбывает из списка претендентов на победу. Если выиграет команда, то им дается право выбора на определение одного победителя или разделить победу на всех. В принципе ничего сложного. Буклет с правилами лежит около записывающего. Остальное несущественно, но лучше прочитать.
   - Клик, значит, запишемся командой? - с надеждой спросил я.
   - А ты не проиграешь при первом бое? - вскинул бровь наш вампир.
   - Я не могу проиграть, ты же сам знаешь... Да вот только думаю, стоит ли самому участвовать в команде. И потянет ли мой учитель и не подведет меня самого? - улыбнулся я, за что получил смачный подзатыльник.
   - Без обиняков, - подмигнул мой наставник.
   - И все равно, без Ченокана я отсюда не уйду, - насупился я его рукоприкладству.
   - А твой оруженосец храбрый малый, - похвалил меня Али, - если устанешь от этого назойливого типа, то найди меня в крепости Ракконза.
   - Спасибо за приглашение, но кроме Клика у меня не будет больше господ, - вежливо отказал я.
   - Ладно, я рискну, - выдохнул мечник.
   - Я тебя не подведу, - поблагодарил я.
   Очередь быстро уменьшалась. Вскоре мы подошли к столу с огромной кучей буклетов. На каждом из них стояла фамилия одного или нескольких участников.
   - Имя, - коротко спросил гоблин в синей рясе.
   - Клик Локоидный и Виктор Говорун, - с улыбкой выдал Клик.
   Я недовольно ткнул ему в бок. Он повернулся, еле скрывая улыбку, и цыкнул.
   - Команда? - не глядя, спросил гоблин.
   - Угу, - Клик в ответ кивнул.
   - Ваш номер, тридцать девять, - он протянул листок с цифрой и указал на бочку.
   Лорд, как и велено, кинул туда бумажку.
   - Так и запишем, тридцать девять, - он черканул на листе с нашими фамилиями и отложил его в общую стопку, - следующий.
   - Али Зухфен, участвую один, - произнес новоявленный знакомый для мня, а для Клика старый боевой товарищ.
   - Сорок, - он проследил за движением Али и черканул в листке, - сорок. Пятый десяток, сколько вас еще там?
   Он посмотрел на постоянно прибавляющуюся очередь и грустно вздохнул.
   - Имя?
   - Рррррр, - проговорило некое волосатое существо с дубиной в руках.
   - Простите? - переспросил записывающий.
   - Рррррр, - повторило оно.
   - Ясно, один, номер сорок один, следующий.
   Вдруг весь город и его окрестности стихли, оставляя Голосу оповестить важное событие.
   - "Завтра в полдень состоится первый бой. За Цикл до начала состязаний будет проведена жеребьевка. До этого времени у вас есть еще шанс записаться в участии в турнире девяти королевств."
   И снова все звуки вернулись на свои места.
   - Клик, скажи честно, каковы мои шансы? - спросил я, откусывая бутерброд собственного приготовления.
   - Если без магии, то никаких, - скромно ответил он.
   Я чуть не поперхнулся.
   - Но...
   Он посмотрел на меня и поднял брови. Я понял, что он говорил серьезно.
   - А с магией? - сделал я вторую попытку.
   - А с магией ты меня победишь, - улыбнулся он в ответ.
   Не знаю, подбадривал он меня, или говорил серьезно, но именно эти слова мне сейчас были очень нужны.
   Вдруг, среди ароматов специй, приправ и готовящихся блюд я различил шлейф до боли знакомого запаха. Сердце екнуло, заставив вспомнить нечто приятное. Я всегда не понимал, почему такую реакцию на организм дает только обоняние. Я выронил бутерброд, ища объект воспоминаний. И нашел, темные волосы моей возлюбленной исчезли среди жителей Некрополя. Я тут же вскочил и побежал за ней.
   - Виктор, ты куда? - крикнул вдогонку мечник, но я этого уже не услышал.
   Я остановил время, и в несколько секунд оказался около нее.
   - Луиза, - я положил руку на плечо и повернул к себе.
   Девушка, что повернулась ко мне лицом, оказалась точной копией Луизы, но это была не она. Ее светлые глаза и немного покатые брови говорили о совсем другой девушке. Но внешнее сходство было почти идентичным.
   - Простите, я, наверное, обознался, - извинился я и снова услышал этот дивный аромат полевых цветов.
   По телу прошла дрожь.
   - Так похожи и совсем разные, - вырвалось из моих уст.
   - Извините? - почти такой же звонкий переливчатый голос.
   Я прикрыл глаза, уши не хотели верить в то, что это была не она. Ее голос ничем не отличался от той, кого я люблю.
   - Вы так похожи на одну мою знакомую... - я опустил глаза, скрывая увлажнившиеся глаза.
   - Может, я чем могу вам помочь? - поинтересовалась девушка, - скажите, как ее имя?
   - Луиза, - с тяжестью ответил я.
   - Луиза, - она улыбнулась, - Это имя моей сестры. А вы, случайно, не Виктор?
   - Откуда ..., - она пальчиком прикрыла мои губы, не давая больше проронить ни слова.
   - Приходите сегодня вечером в таверну "слепая лошадь". Я думаю, нам будет, о чем поговорить, - она еще раз улыбнулась и, тихонько напевая приятный мотив, продолжила свое путешествие сквозь прилавок.
   Я так и остался стоять с открытым ртом и взбунтовавшимися чувствами.
   - Виктор, вот ты где! - Клик потряс меня за плечи, - что случилось, парень, ты в порядке?
   - Я только что встретился с сестрой Луизы, она назвала мое имя, - как зомби промямлил я.
   - Следовало этого ожидать, - сам себе сказал мечник.
   - В смысле? - одни загадки.
   - В смысле, что Локоидные тоже участвуют в турнире. А они всегда путешествуют семьями и участвуют все поголовно, даже девушки, - ответил он.
   - Значит, ты хочешь сказать, что Луиза будет участвовать в боях? - удивился я.
   - Не исключено, - пожал плечами мечник.
   - Клик, ты знаешь, где находится таверна Слепая Лошадь? - легкий холодок прошел по спине.
   - Неа, - покачал он головой из стороны в сторону, - спроси у местных. Они помогут тебе в этом. А зачем, если не секрет?
   - Она назначила мне встречу в той таверне, - я посмотрел туда, куда ушла сестра моей малышки.
   - Виктоооор, - на голову чуть не рухнула туша Хвоста, - что мы пропустили?
   - Как вы тут без нас, мальчики? - Лилит так и не удосужилась одеть наряд попроще, открыв всем на обозрение платье с глубоким декольте и открытой спиной с вырезом до хвоста.
   Пару представителей мужского пола, не увидев друг друга из-за блистательной представительницы из преисподней, столкнулись лбами. В связи с чем, оба ушли домой с крупными шишками.
   - А нефиг глазеть по сторонам, - сказал я сам себе, с трудом отрывая взгляда от декольте чертовой сестренки.
   - Люций, Лилит, - опомнился я, - нужна помощь.
   Все-таки сказывается продолжительное отсутствие девушки. Начинаю сильно отвлекаться по мелочам.
   - В чем проблема? - она одной рукой обняла меня за талию, а второй поправила ворот куртки, - тебе стало совсем невмоготу без своей земной колдуньи?
   - Лилит, перестань, - я еле сопротивлялся ее чарам.
   Хотя таковых она не использовала. Ее сила в сексапильности и умении владеть телом и голосом в любой момент, создавая иллюзию благородной дамы, требующей к себе особого внимания и удовлетворения. Так что магия тут не причем.
   - Пошли за столик, разговор не для улицы, - предложил я.
   Через пару минут нам принесли заказ.
   - Что случилось? - спросил Люций, отпивая со своего бокала.
   Я протянул бумагу. Они бегло ознакомились. Люций с улыбкой посмотрел на меня и спросил.
   - И как ты этого добился?
   - Ну, помнишь, наручни и поножи? - вот теперь и объяснять пришло время. - Он сделал так, что теперь мне не надо пускать кровь, обмазывая защиту кровью. Он как бы вшил ее мне под кожу.
   Я оголил предплечье, показывая еле заметный контур защиты в виде шрама.
   - И что тебя так насторожило? - тем же голосом продолжал чертенок.
   - А по мне, это хороший ход, - кивнула Лилит.
   - Он сказал, что эта защита меня убьет, - ответил я на вопрос Люция.
   Они оба переглянулись и дико захохотали.
   - И ты думаешь, что эта броня тебя бы не убила, если бы была одета на руке? - спросил Люций.
   - Ну да, - кивнул я в ответ.
   Он покачал головой и выдохнул.
   - Как маленький ребенок. Все ему надо объяснять, - Люций с минуту думал, как сформулировать попонятнее, и продолжил, - вот смотри. Чтобы ее активировать, нужна кровь. Правильно?
   - Угу, - согласился я.
   - Кровь ты брал из разреза на руке и в разных количествах, так?
   - Угу, - ощущение было, что мне пять лет, а тетя пытается объяснить, что папин ноутбук не игрушка.
   - Вот, теперь представь, что будит, если ты целый день для своего ускорения будешь тратить кровь?
   - Я стану слабее от ее нехватки, - предположил я.
   - Молодец. Но так как ты после сна как с иголочки, то подумай, когда наступит головокружение от потери крови?
   - Ну..., - я почесал затылок, - когда ее выльется слишком много за один день?
   - Молодец, так что умереть тебе так просто не удастся, используй эти способности по необходимости, но если почувствуешь слабость, то тутже прекращай. А по поводу этого, - он потряс передо мной пергамент, и разорвал его на части, - забудь. Он не знает, что ты Говорящий и поэтому дерзнул на твое имущество. А за вшитый доспех отдельное спасибо. Я как-нибудь зайду, поблагодарю его за это.
   Меня передернуло на то, как он это сказал.
   - Это все? - спросил Люций.
   Я посмотрел на Клика. Тот был на своей волне.
   - Почти, - я отпил глоток зеленого сока, - я только что встретил сестру Луизы.
   - Это хорошо, но ее самой здесь нет, - тут же дополнил мое предложение черт.
   - Как нет? - удивился я.
   - Она в башне, - кивнула Лилит, - и там скопилась огромная сила. Я не смогла и близко подлететь к ней. Люций тоже это чувствовал. Но смог долететь почти до стен. У чертей всегда сопротивляемость была выше, чем у суккубов.
   - И что там была за сила? - прищурился я.
   - Демоны вот-вот ворвутся в этот мир, - с серьезным лицом ответил черт, - Виктор, мы должны разрушить башню до того, как она откроет проход демонам.
   - Люций, но я не могу упустить Чена, - возразил я.
   - Я знаю и поэтому мы с Лилит будем сдерживать портал, а ты, пока постарайся добиться положительны результатов, - твердо заключил он.
   - Я постараюсь сделать это как можно быстрее, - я опустил глаза.
   - А, Виктор, - Люций достал с кармана пузырек с мутной жидкостью, - твои пернатые друзья передали тебе это. Они сказали, что это поможет тебе в трудную минуту.
   Я взял пузырек и попытался открыть.
   - Я тоже пробовал, - ухмыльнулся черт, - его и разбить невозможно.
   Он взял с моих рук пузырек и со всего размаху запустил в пол. Тот даже и не сделал попытки отскочить, а камнем прилип к холодной поверхности.
   Я убрал странный подарок в карман. Как всегда, догадайся сам.
   - Все, Виктор, Если нужен, то свяжись со мною мысленно, - он подмигнул, допил свой коктейль и, водрузившись на круп своего мурлыкающего пегаса, взмыл к небесам.
   - Я буду на той же волне, - она чмокнула меня и Клика в щечку, что-то ему шепнула на ухо, чем вызвала румянец на его щеках и с хлопком, оставив после себя контур оседающего инея, исчезла из помещения.
   - Удачи, - шепнул я быстро удалившимся жителям Ада.
   - Пошли, Говорящий, - Клик дружественно обнял меня за плечо, - выпьем по кружке мекку. А завтра устроим им настоящее представление.
   ***
   Следующий день обещал быть теплым. Яркое солнце близилось к намеченному часу. Участники турнира разместились на лужайке перед воротами на плато, где будут проходить бои.
   - Ну как, парни, готовы получить по шее? - сладко потянулся Клик, завидев перворожденных.
   - Молись, чтоб ты не попался мне первым, а то я бы показал бы тебе, как надо обращаться с мечом, - немного театрально надменно бросил гном.
   Мы засмеялись.
   - Вы в команде? - спросил я у наших друзей.
   - Нет, я не хочу проиграть из-за этого неповоротливого куска железа, - поколол друга эльф.
   - Я те дам, змей кишечный, - Бйорт погрозил кулаком, - думаешь, если легкий и проворный, значит победишь? А нет, раз дам по башке, так и ласты склеишь.
   - Малемар, Бйорт, не думал вас тут встретить, - Али присел рядом с нами.
   - Бйорт, погляди какие люди, - Позвал отвернувшегося от эльфа гнома, - сам Али снизошел почтить нас своим присутствием.
   - Малемар, перестань, - скромно потупил взгляд казах.
   Я его так назвал для упрощенного обращения, уж больно он похож на Земных жителей степей.
   - Клик, - позвал я мечника, - смотри.
   На другом краю поляны разминались два мага, перекидывая друг другу шар воды. Около них точил свою дубину с шипами, каждый из которых был размером с меч, великан, ростом в два рослых детины и в обхвате с молодой баобаб.
   - Как такого можно победить? - удивился я.
   - Чем больше шкаф, тем громче падает, - подмигнул мечник, - если боишься противника, то вспоминай эту поговорку и действуй.
   Мимо нас прошел минотавр с обоюдоострым топором на плече.
   - Клик, - я, снова его отвлек.
   - Не переживай, если выпадет с ним драться, то пойду я, - уверовал он меня, оставив рассматривать остальных участников.
   - Клик? - старик с посохом в руке прищурился для того, чтоб рассмотреть нашего вампира получше.
   Мечник вдруг подскочил к старику и радостно обнял его.
   - Куан, я уж думал было, что никогда тебя больше не увижу, - на глазах Лорда проступили слезы, - все думали, что ты умер.
   - Я больше не на службе и теперь живу жизнью обычного человека, - усталым голосом ответил старец, и, придерживаясь за Клика, присел на траву.
   - Но, почему ты ничего мне не сказал? - мечник с недоверием посмотрел на своего учителя.
   - Так было нужно, потом сам все поймешь, - он посмотрел ввысь, и немного грустно, с удовлетворением произнес, - Стар я стал. Потерял реакцию. Удары стали не теми. Захотелось осесть, завести хозяйство, найти жену, наделать детей. Кстати их уже двое младшему скоро десять.
   Он поднялся, опираясь на плечо Клика.
   - Надоело все это, - он обвел рукой небольшое плато, - посмотри, что ты видишь?
   Клик не понял вопрос и, осмотрев присутствующих, ответил.
   - Воины, готовые на все, что угодно, чтоб получить победу.
   - Раньше я бы тоже так ответил, но теперь я вижу в них боль, страдания и смерть. Я устал от этого всего и, поэтому ушел. Теперь тебе понятно? - он вопросительно посмотрел в глаза своему бывшему ученику.
   - Думаю, что скоро смогу понять, - нахмурил брови Клик.
   - Удачи тебе, мой ученик, я пойду делать свою работу, - он повернулся и плавными шагами, не свойственными для больного и старого человека, потопал к лужайке цветов.
   Прямо на него нечаянно один бугай с ослиными рогами толкнул такую же мутацию, как и он сам. Я думал было, что это существо сейчас свалит старика, и со скоростью молнии побежал на помощь. Двухметровый рогатый завис в воздухе, я не успел было преодолеть пару метров, как в шоке замер. Я, находясь в состоянии активации невероятной скорости моих доспехов, еле смог различить переместившийся силуэт старика. Его скорость была еще выше, чем моя. Для него я сейчас двигался с такой же скоростью, как и для меня весь окружающий мир. Он повернулся в мою сторону и меньше, чем за долю секунды приблизился почти вплотную. Мир снова ожил, пуская время в привычное русло.
   Он так и стоял, глядя мне в глаза. В его взгляде была неимоверная сила воина. Казалось, что никто не сможет сломать такого человека.
   - Ты хотел меня спасти от туши того болвана, что сейчас лежит на земле? - он кивнул в сторону так и не понявшего что случилось рогатого существа.
   Тот подскочил и врезал своему другу по морде. Между ними завязалась кратковременная потасовка.
   - Как твое имя, парень? - спросил он.
   - Виктор, - замялся я.
   - Ты пришел с Кликом? Я видел вы сидели вместе.
   - Да, он мой учитель, - кивнул я.
   - Похвально, но ты не его ученик, если он тебя и учит чему либо, то не как учитель, а как друг, а это гораздо лучше. Твои глаза не несут той ненависти и жестокости, как у остальных присутствующих. Скажи, зачем ты сюда пришел?
   Наверное, что-то повлияло на мое решение, и я сказал правду.
   - Мне нужен один предмет, находящийся у одного из участников. И сразиться с ним я могу только здесь, - я задумался.
   А ведь они все пришли ради того, чтоб победить в турнире. А я тут только из-за этого Щита Теней.
   - Пойдем, я тебе кое-что покажу, - он облокотился на мою руку в качестве поддержки.
   Я обернулся на друзей. Клик одобрительно кивнул. Старец провел меня к цветущей лужайке цветов за невысокой оградкой.
   - Скажи, что ты видишь? - спросил он.
   - Красивые цветы, ухоженная клумба, - он не торопил меня, чем я и воспользовался и с некоторой паузой ответил, - А еще заботу и любовь.
   - Скольких я существ ни спрашивал, но почти каждый отвечает по-разному. И ты не исключение, - он поднял стоящую рядом лейку, - Кто-то видит в них смертельный яд, кто-то просто цветы, девушки чаще делали уклон на красоту этих растений, а некоторые, как ты, видели чувства. Тех, что не способны испытывать чувства я даже и не спрашивал, они называют их сорняками. Я же в них вижу надежду. Надежду на то, что когда-нибудь на эту землю придет мир и исчезнут боль и страдания.
   Он постоял около ограды еще некоторое время и задал совсем иной вопрос.
   - Виктор, кто ты?
   - В смысле? - удивился я.
   - В смысле, что твоя энергия другая, отличная от всех встречаемых до этого времени. Кто ты на самом деле? Почему такая сила скрывается под покровом обычного мальчишки? - эти слова были новы для меня.
   - Некоторые называют меня Говорящим, хотя я сам толком не понимаю почему, - я опустил голову.
   Вокруг витало напряжение и суета, а этот небольшой участок земли отдавал такое количество доброты и спокойствия, что волей-неволей забываешься о проблемах и невзгодах.
   - Теперь мне стало понятно, откуда у тебя такая сила, - он поставил лейку и закрыл калитку на засов, - большая сила несет большую ответственность.
   Я промолчал. Слов тут и не требовалось. Он поклонился и, попрощавшись, незаметно растворился в толпе.
   Как и в фильмах... Большая сила несет большую ответственность. Говорили многим супергероям из комиксов. Но не всегда это приводило к желаемому результату.
   Я еще немного полюбовался колышущимися на ветру цветами и вернулся к друзьям.
   Звуки, застывшие с помощью магии растворились в бездне тишины.
   - Объявляю начало турнира. Жеребьевка прошла. Первые участники битвы. Номер сорок пять по имени Хрэм и девяносто семь по имени Квак. Остальные, прошу ознакомиться со списком.
   В воздухе замерцали цифры в виде небольшого табло. И под каждым номером можно было прочесть имена участников. Наша очередь была почти в конце. Я прочел имя противников. Курнатх и Ксендос. Интересно, кто они такие. Где-то в середине списка я нашел имя Ченокана. Его противником был некий Ннокр. Ну и имена у них. Пока выговоришь, язык сломаешь.
   - Придется полдня сидеть, - Клик с досадой рубанул ладонью воздух, - Пошли в таверну, оттуда не хуже видно.
   Малемара очередь была пятым по счету. Бйорт так же, как и мы был в конце.
   - Пошли, маги будут передавать изображение на каждой улице, где продают эль, - согласился гном.
   В воздухе около табло появилось развернутое изображение поля. Оно захватило всех участников. Я заметил нас, смотрящих куда-то вверх. На обширную арену через ворота вышли минотавр и жаба с копьем. У зеленого мутанта-переростка была накидка из тростника, защищающая только торс.
   - Три, два, один, Бой! - Прогромыхал ведущий.
   Не хочу даже описывать этот поединок. Но так как это только начало, кратко поясню, почему. Там ничего интересного не было. Жаба успела только квакнуть. После чего лекари унесли ее в специально отведенное помещение с соответствующим персоналом.
   Условия победы были просты. Бой заканчивается, когда один из участников теряет сознание и не может подняться в течение тридцати секунд или признает свое полное поражение. Для чего выбрасывает оружие и, скрестив руки, три раза кричит, "сдаюсь".
   - Клик, постой, - попросил я, - давай посмотрим на Малемара.
   - А что на него смотреть, - махнул гном, - эльф, как эльф.
   Я состроил гримасу попрошайки.
   - Ну ладно, только не хнычь, - он уселся обратно на землю.
   - Номер двадцать пять по прозвищу Зверь и номер три под именем Ленни.
   На траву вышла единственная участница турнира и Человек со шкурой тигра на плечах.
   - Три, два, один, бой! - снова объявил голос.
   Мускулистая амазонка первой пошла в атаку, чуть не задев противника кончиком меча. Тот молниеносно отпрыгнул и в два шага обошел ее сзади, слегка подправив клинок по спирали вверх поднырнул под него и полосонул когтями по ее груди. На кожаном облегающем костюме образовались четыре борозды с несколькими капельками крови. Болельщики взорвались.
   Я удивился. Магия закрывала нам обзор толпы, чтоб не отвлекались на мелочи. А зрители отлично видели все происходящее крупным планом.
   Девушка не упустила шанс и, изворотливо отпрянув от молниеносных атак, рубанула с плеча по Зверю. Тот ушел в сторону, но клинок непонятным движением все-таки сумел задеть его бедро, оставив на коже хорошо заметный порез. Он теперь был более осторожен и делал короткие и более быстрые атаки, чем раньше. Амазонка парировала и, уворачиваясь, периодически контратаковала. Бой шел на равных. Исход поединка решила одна маленькая ошибка девушки. Она на пол секунды замешкалась, и пропустила отличную атаку Зверя. Он нанес четкий удар ей в ключицу, выбив клинок из ее рук. Рука Амазонки повисла мертвым грузом вдоль тела. Зверь сбил ее с ног и на земле послал девушку в нокаут.
   - Победитель номер двадцать пять по прозвищу Зверь, - огласил голос.
   Толпа потихоньку оживала, обсуждая красивый бой.
   - Под номером один в этом раунде выступит наш Несравненный и Неповторимый победитель прошлого турнира Голоптар великолепный и его противником выпала честь быть Саиду под номером семьдесят один. Прошу любить и жаловать.
   Первым, приветствуя толпу, вышел худощавый мужчина средних лет с темными и густыми бровями и недлинной темной бородой. Сразу за ним показался ускоглазый джигит с палицей и щитом. Они поклонились друг другу и заняли боевую позу.
   - Три, два, один, Бой! - раздалась ожидаемая всеми фраза.
   - Джигит с криком побежал на Голоптара. Тот резко сымитировал апперкот, и каменный кулак, резко выбросившийся из земли, послал Саида в невысокий полет, чем и получил чистую победу.
   - А тут так можно? - удивился я.
   - Правила не запрещают использовать все подручные средства, все, что возьмешь с собой, - возбужденно ответил Клик, - а в его случае Земля и служит ему орудием.
   - Он маг земли? - уточнил я, разглядывая красующегося перед толпой Голоптара.
   - Я так и сказал, - раздраженно кивнул Клик, - Малемар, я ж думаю, ты быстро? А то жажда замучила.
   - Сейчас, эти отпляшутся, - он кивнул на следующих двух претендентов, один из которых уже сдавал позиции.
   - Победитель номер тринадцать по имени Крэкл, - объявил ведущий, - Приветствуйте следующих участников. Номер сорок по имени Малемар и его противник Налим под номером шестьдесят четыре.
   - Ну, я пошел, - Эльф взял с собой лук и пять стрел.
   - Луком тоже можно? - снова удивился я.
   - Виктор, - раздраженно процедил сквозь зубы Клик.
   - Ясно, молчу, - я уставился на изображение.
   На арену вышел паренек лет восемнадцати с сумкой со свитками на поясе. Маг недоучка, умеющий в бою только читать заклинания. Наверное, решил попытать удачу, не постигнув всех таинств магического мастерства, зато накопив достаточно финансов для приобретения единственно возможного на этой стадии развития для его способностей оружия.
   - Три, Два, Один, Бой! - огласил начала боя голос.
   Парень выхватил один из свитков и в пару секунд отправил в эльфа файерболл.
   - А проворен, зараза, - восхищенно ругнулся я сам себе.
   Малемар отправил в летящий шар стрелу, разбив его на мельчайшие искры, и умудрился отправить вторую стрелу точнехонько в парня. Юный чародей вовремя дочел заклинание и упал на землю от испуга. Стрела воткнулась в плотный воздух именно в том месте, где он только что стоял. Маг выкинул руку и отправил стрелу обратно к Эльфу, выхватывая при этом другой рукой отличающийся по цвету пергамент.
   Наш остроухий друг, в полете схватил посланную обратно к нему стрелу, и, в развороте вставив в дополнение к стоявшей уже в тетиве ее подруге, отправил их в поднимающегося парня. Они со свистом прошли воздушный барьер, и разбили почти готовое заклинание парня. Взрыв откинул юного парня к стене и на пару секунд выбил из него дух. Юный чародей встряхнул головой и обмер. Две стрелы с разрывом в долю секунды прошили его воротник, вонзившись в ограждение позади него. Парень попытался встать. Не получилось. Поняв, что произошло, он в ужасе поднял глаза на возникший из ниоткуда сияющий меч у его горла. Малемар с улыбкой подергал бровями, призывая парня одуматься и не делать глупых действий.
   - Сдаюсь, Сдаюсь, Сдаюсь, - еле выдавил он из себя, не отрывая глаз от холодной голубой стали.
   - Чистая победа! - прогремел голос сквозь взорвавшиеся трибуны .
   Малемар протянул руку. Чародей с обидой и горечью поражения поднялся на ноги.
   - Еще несколько лет тренировок и ты меня уделаешь, - услышали все по громкой связи от Малемара.
   - А оно еще и звук передает? - удивился я, - Надо взять это на заметку.
   - Спасибо, - раздалось в ответ от недавнего противника перворожденного.
   Они поклонились болельщикам и вернулись к нам.
   - Теперь пошли, - обрадовался мечник, обнимая старого друга за плечи, - Надо это отметить.
   - Что-то ты долго, - услышал он критику своего приятеля из гор, - Не огорчайся, парень. Ты действительно хорошо держался. Обычно бой длиться не больше секунды.
   - Да я и не расстроился, - попытался оправдаться юный маг.
   - Ну, как знаешь, - улыбнулся мечник, и поторопил нас - пошли же. Время идет.
   - А как же твой бой? - удивился эльф.
   - Я успею просохнуть, когда он начнется, - уверил его скрытый пьяница.
   А на арену вышли двое. Один из них был етти, второй тот самый минотавр, что чуть не сбил с ног учителя Клика. Меня отвлекли от происходящего, под руки увлекая за собой. Ближайшая таверна находилась в ста шагах от выхода. Количество желающих посетить это заведение было неизмеримо огромно. Клик хотел было пробиться к барной стойке, но толпа его оттеснила обратно. Причина столь необъятному количеству посетителей было желание прикупить чего-либо, чтоб скрасить шоу.
   - Пошли, дружище, позже сюда зайдем, - Малемар одобряюще похлопал по плечу мечника.
   - Ну, уж нет, - Клик с удвоенным азартом сделал вторую попытку.
   - И чего ему сдалось это? - я посмотрел на старых приятелей Клика.
   - Если кто-нибудь сможет дать ответ на этот вопрос, то только он сам, - Бйорт в ответ пожал плечами.
   - Откуда ж мне знать... - гном обернулся на чей-то зов, так и не успев докончить фразу.
   Там стояла полная невысокая женщина с русыми, завязанными в грубую косу волосами.
   - Викки, - с легким вздрагиванием поприветствовал ее житель гор.
   - Бйорт, мерзкий ты засранец, - она поставила руки на пояс, - я тебя тогда ждала, а ты, кобель ненасытный сбежал с той шлюхой.
   - Викки, о чем ты? - он сделал пару шагов назад.
   - Ой, ой, ой, - она покачала головой, - Мы, значит, тут ни при чем. Как обещания давать, так первый, а как выполнять, так сразу в кусты?
   - Викки, ну не надо вспоминать старое, - гном наметился пуститься наутек.
   - Да не бойся, ты, - вдруг переменилась в лице женщина, - у меня уже двое балбесов в дом знаний пошли. Младшему скоро пять.
   Бйорт в легком ступоре оставил все попытки слинять.
   - Викки, надеюсь, - его глаза заметались из стороны в сторону.
   - Нет, - она оценивающе пробежала глазами по Бйорту, - от такого, конечно, я бы мальца не прочь заиметь, но, увы, они не твои.
   Гном аж в лице поменялся.
   - Слава Создателю!
   - Я так и знала, - она скрестила руки на груди, - ты до сих пор так и не вырос.
   - Что я пропустил? - Клик со стаканом, полным алой жидкости вылез из гущи посетителей, - о, Викки, привет!
   - Клик, ты опять с ним водишься? - произнесла она с укором, - я всегда говорила, что до добра это не доведет.
   - Ну Викки, перестань, я уже давно один путешествую. Просто обстоятельства сложились. Турнир и все такое...
   - Знаю, я ваши обстоятельства, - она кивнула на стакан, - Если Бйорт и Клик вместе, значит, таверны в убытке не останутся.
   Она еще раз бросила взгляд на алую жидкость в руках мечника.
   - Клик, ты что пьешь? Не похоже на мекку.
   Она подошла к нему поближе и ахнула, прикрыв рот ладонью.
   - Клик, что с тобой произошло? - Викки потрогала остроконечные уши мечника и в задумчивости сузила глаза.
   - Клик, познакомь меня со своей подругой, - ревнивый голос Элины заставил отпрянуть полную женщину от вампира.
   - А, Элина, это Викки, Викки, это Элина, моя спутница... - немного растерянно, запинаясь, представил Клик друг другу двух барышень.
   - И что же связывает тебя с этой милой женщиной? - с ехидной улыбкой вамп обошла Викки.
   - Это долгая история, - отмахнулся он, и чмокнул в щечку свою возлюбленную, - вы тут сами поговорите, я думаю, что общий язык вы найдете. А нам пора.
   Он кивнул мне, приглашая идти за ним, и устремился ко всем участникам поединка к скамье ожиданий.
   - Тут будет безопаснее, - он присел на ограду у входа.
   - А кто она? - задал я ожидаемый вопрос.
   - Викки, - он мечтательно поднял глаза к небу и с улыбкой посмотрел на гнома.
   Тот в ответ смущенно усмехнулся.
   - Викки, это долгая история, - его приятные воспоминания были нарисованы прямо на лице, - как-нибудь потом расскажу... Бйорт еще обещал на ней жениться.
   - Ага, было и такое, - утвердительно кивнул он, еле сдерживая проступившую на свет улыбку.
   - Виктор, смотри лучше за боями, не отвлекайся. Любая мелочь может повлиять на исход ваших поединков, - посоветовал мне Малемар.
   Волшебным образом арена после каждого боя меняла свои очертания. Когда мы пришли, то на ней ковром была выстелена шелковистая трава. Теперь же там был песок. Два худощавых человека, внешне очень похожих друг на друга скрестили свои мечи в неком загадочном танце. Это было завораживающее зрелище. Удары, хитросплетения приемов и контратак создавали красивый узор сложных движений. Скорость их была велика. Я бы ни за что не отбил ни один из них. Вкрадчивое чувство тревоги и сомнения закралось под кожу. Если б я не обладал никакими способностями, то ни за что бы не вышел туда. Бой длился более получаса. Я и не знал, что человек способен на столь продолжительно долгий запас выносливости. В нашем мире я только слышал о подобном, а в этом почти на каждом из присутствующих можно сутки напролет за плуг запрягать, а вечером еще и фехтованием заниматься. Сильной волной прошли по коже мурашки, когда крупным планом показали следующего поверженного участника с отрубленной конечностью.
   - Жестокий турнир, - сглотнул я подкатившийся к горлу комок.
   - Вот, поэтому сиди и смотри, - эльф положил руку мне на плечо, и чуть тише добавил, - чтоб не расслаблялся во время боя.
   - А теперь на Арену выйдет несравненный Петти и Гектор из Кьоринберга, - Объявил голос.
   - О, и Петти тут? - удивился Клик, отставляя стакан в сторону.
   Его глаза заблестели. Смесь эритроцитов с гемоглобином сказывалась на его нервную систему, как на человека биостимулятор.
   Подумать только, в обычной таверне можно купить кровь. Хотя и существ у нас таких нет. А энциклопедии по рациону питания этого мира я тоже не видел. Так что, вполне возможно, что кровь здесь подается, как разновидность коктейля в нашем мире.
   Крепкий Мужчина лет сорока пяти стал в непринужденную позу. Его противник, маг средней руки, положил руку на сумку с заклинаниями.
   - Три, два, один, Бой! - огласил диктор.
   Мужчина молниеносно сорвался с места и, доставая с карманов ножики, один за другим метнул их в Гектора. Тот показал чудеса акробатики, увернувшись от них без единой царапины. Петти перешел в рукопашную. На мое удивление Маг не уступал.
   - Маг, владеющий кунг-фу? - вырвалось у меня от необычного зрелища.
   - Не знаю, что такое кунг-фу, но эти двое отличные бойцы, - кивнул мне повеселевший мечник, - мне как-то довелось участвовать с ними в битве. И поверь, они знают свое дело на славу.
   Маг ловко отразил удар ногой и, пройдя вскользь, нанес ответ открытой ладонью. Ладонь не коснулась Петти, но тот, почему-то отошел на полшага назад. Новая атака увенчалась подобным результатом. Гектор знал рукопашный бой, а в дополнение с магией, это становилось грозным оружием. Удар за ударом приходились по телу метателя ножей. Он сдавал в нападении, постепенно переходя в глухую защиту. И вот маг повторил комбинацию, на чем и подловил его Петти, произведя захват шеи в удушении. Они упали на землю, покатались немного и Гектор обмяк. Петти тут же его отпустил, чтоб ненароком не убить. Он пощупал пульс. Улыбка облегчения появилась на лице несравненного. Значит, будет жить. Медики на носилках унесли проигравшего.
   - Сегодня у них работы будет немало, - как бы невзначай выдал Бйорт.
   - Виктор, посмотри, скоро наш общий друг выйдет на поле, - кивнул на табло мечник.
   Там через несколько боев стояло имя Ченокан.
   - Ну что ж, посмотрим? - натянуто улыбнулся я.
   Следующие участники долго не разговаривали. Маг воды с одного удара водяным хлыстом рассек до крови лоб волосатой горилле, после чего следующим ударом выиграл бой.
   Еще два поединка были просты и бессмысленны. Одно большое существо мерялось силой с другим. Удары, бессмысленные махания ногами и руками, а победа за тем, кто точно попал по черепушке другому.
   - На бой приглашаются Верховный ученик Арчера Эльвинг и дитя серых пустошей Рикког.
   Маг против мага. Зрелище еще то. Как только прозвучала команда о начале боя, оба участника, без каких либо подручных средств, сплели нехитрые, но очень мощные заклинания. Эльвинг первым, обогнав своего противника на долю секунды, запустил огненный шар. Тот в ответ выпустил воздушный вихрь. Два заклинания с ревом соединились, создавая посреди арены огненный смерч. Маги, смещаясь в сторону на открытое плато, пустили друг в друга еще по снаряду. Еще один смерч появился в гуще поединка. Тогда каждый из них решил изменить тактику, выпустив на свет по другому сгустку энергии. Теперь последовал взрыв с яркими искрами. Рикког пустил в ход весь имеющийся арсенал коротких, но смертельно опасных заклинаний. Эльвинг отбрасывая их в сторону, метил поразить своего противника с тем же азартом и желанием. Оба были на высоте. Искры, фейерверки, салюты, снопы пламени, плавящийся снег под ногами, превращавшийся в кашу. Все это было частью боя. Вдруг Эльвинг, заметив, что его противник слабеет, делая все больше паузы между заклинаниями, начал плести нечто более сложное, попутно второй рукой все еще сдерживая атаки Риккога. Он скомкал естество познания в густой комок и послал его в небо. Минуты две ничего не происходило. А затем огромный огненный шар упал прямо на голову Риккога. Яростное пламя окутало его всего, ревя и не щадя противника. Это был кокон из плазмы.
   - Сдаюсь, Сдаюсь, Сдаюсь! - не выдержав и пол минуты огненной пытки прокричал Рикког.
   В ту же секунду кокон исчез, вываливая на свет дымящегося, еле дышащего мага. Его кожа покраснела от напряжения и высокой температуры. Губы пересохли, глаза не могли открыться. Ожогов не было. Он успел поставить воздушную заслонку от прямого источника огня, но от жара спастись не смог. В итоге победил Эльвинг.
   - Значит, Эльвинг маг огня, - взял я себе на заметку.
   Еще два ненавящивых поединка и наконец-то пришел черед Ченокана.
   - Наконец-то, - Клик с любопытством потер руки.
   - А теперь неожиданный гость, номер пятнадцать, молодой король Фенико, Ченокан победоносный против выходца из простой семьи разнорабочих, ставшим служителем Братства Света, сэра Виранода.
   Трибуны зашевелились, с любопытством разглядывая короля враждующего государства.
   Ченокан неспешно, но с царским величием, вышел на центр арены. Гордая осанка, высоко поднятый подбородок говорил о его происхождении. Не верилось, что когда-то этот человек царской крови шел рука об руку вместе с нами. Напротив него занял боевую позу старец в монашеской рясе. Ченокан слегка поклонился своему противнику и вмиг покрылся черной чешуйчатой кожей. Точнее покрылось его лицо и руки, остальное тело было скрыто за одеждой. Больше вероятно, что оно уже было окутано магическим панцирем.
   Голос диктора прокашлялся.
   - Три, Два, Один, Бой! - снова раздалась уже успевшая надоесть фраза.
   Оба противника не сдвинулись с места. Ченокан ждал. Брат Света тоже чего-то медлил. Секундой спустя, он развел руки в стороны и, на метр, взлетев в воздух, попутно что-то бубня, направил их в Ченокана.
   Около минуты ничего не происходило. Виранод, воспользовавшись продолжительной паузой, сплел самое мощное заклинание, на которое был способен. Он вложил туда надежды, мольбы, желание, все силы и умение, какие взял с собой на этот бой. Солнце проступило из-за туч, освещая плато. Брат Света выкрикнул одно лишь слово, но это было слово спускового механизма заклинания. Луч солнечной энергии пронзил небеса, устремляясь к Ченокану. Все участники кожей почувствовали мощь этого заклинания. Мурашки в очередной раз станцевали джигу по спинам зрителей. Солнечный плазменный луч с ревом замер в полуметре от головы короля.
   Его остановила сила, которой обладал Ченокан. Луч резко взметнул вверх и снова вниз, но на этот раз, метя в Виранода. Брат Света попытался закрыться от надвигающейся опасности, но никто до сих пор не знал защиты от этого заклинания. И он сам не был исключением.
   Минутой молчания провели зрители и участники в последний путь вмиг разлетевшуюся по плато кучку пепла.
   - Вот дурак, - на удивление всем, покачал головой Ченокан.
   Он не хотел смерти своему противнику. Но если бы на его месте был кто-то другой, то этот Брат Света мог бы принести не одну душу в жертву своему Светилу. Ченокан перенаправил смертельный удар в сотворившего столь мощное заклинание, а тот, соответственно, не смог с ним справиться. Значит, сам виноват. Король вместо того, чтоб ликовать сейчас от радости, опустил голову. Нет похвалы в убийстве. А это с его точки зрения было самым настоящим убийством.
   Еще несколько участников оценили свои силы, определив победителя. После чего на плато вышел наш недавний знакомый под именем Логэйн. Его бой был так же скор, как и у многих бойцов до него. Пару выпадов, ловкий уклон и соперник в нокдауне от непосредственной близости эфеса Логэйна с затылком противника.
   - Клик, - позвал я мечника, когда очередная пара вышла на, снова сменившую на густую траву, почву.
   - Чего тебе? - грубо обернулся тот.
   Я вздрогнул. Его зрачки сузились. Радужная оболочка стала ярко красной.
   - Клик, ты в порядке? - поинтересовался я, забыв о первоначальном вопросе, который хотел до этого задать.
   - В порядке, - все так же скупо огрызнулся он.
   Его губа немного подергивалась, пытаясь проявить звериный оскал.
   - Отлично, припадки вампиризма на лицо, пора завязывать с кровью, - он резко обернулся на мои слова, но о чем-то вспомнив, встряхнул головой.
   - Прости, - прошептал он, приходя в себя.
   Глаза стали нормальными. Клыки надежно спрятались за губами.
   - Не знаю, что на меня нашло, - он отыскал глазами удаляющуюся фигуру со шрамом на лице, и чуть было снова не впал в ярость, но сдержался, - если выпадет с ним сражаться, прошу не помогать мне, ни при каких обстоятельствах.
   - Как скажешь, учитель, - отсалютовал я, но это ему не понравилось.
   Клик хмуро посмотрел на меня и снова вперил взгляд в объемную картинку.
   - Скоро я пойду, - вздохнул он.
   - Ага, еще два десятка боев и твоя очередь, - согласно кивнул Малемар.
   Из всех последующих участников мое внимание привлек молодой маг, ловко орудующий свитками, Рыцарь с огромным мечом, оборотень, двигающийся с неимоверной скоростью и пару воинов с двуручными мечами. Поединок Али был скупым по эффектности как шоу, а по техническому исполнению идеален. Короткие быстрые движения, не требующие больших энергетических затрат, точные эффективные удары, а в совокупности ко всему этому, еще и высокая скорость передвижения все это дало ему победу в десять секунд. И вот пару часов спустя наконец-то пришла наша очередь.
   - Клик и Виктор против бронехода Донисака, - объявил ведущий.
   Клик первым вышел на поле боя. За ним медленной походкой робота показался человек с мраморной кожей. Они поклонились друг другу и заняли боевые стойки. У Донисака из руки вырос меч.
   - Бой! - прогремел голос.
   Броненосец нанес с плеча рубящий удар. Клинок вмиг вырос, пытаясь достать до мечника, но вместо него встретил пустоту. Клик ловко приблизился к Донисаку и нанес колющий удар ему в живот. Клинок глухо звякнул и не оставив и царапины отскочил от его тела. Броненосец тут же нанес удар кулаком ему в голову. Вампир вовремя отреагировал, разрывая дистанцию. И тут же сместился в сторону. Там, где он только что стоял на песке образовалась глубокая борозда от удара бронированной руки-меча. Клик пустил в ход всю свою сноровку и ловкость. Его меч встречал каменную кожу, но не наносил никаких повреждений. Это был бой с движущейся каменной стеной. Пару минут спустя такого танца броненосец смог-таки дотянуться до Клика, ударом в грудь, отбросив его к трибунам. Мечник кашлянул, на губах появилась кровь.
   - Ах, ты ..., - ругнулся Вампир, запустив меч в летящую руку-клинок броненосца.
   Этот бросок отклонил удар немного в сторону, достаточный, чтоб не попасть под опасную траекторию удара. Донисак резко ударил в сторону, метясь Клику в грудь. Тот быстро изогнулся назад, пропуская каменный меч над головой, но тутже получил удар в спину со второй его руки. Клик упал, прокатился пару метров и в долю секунды отпрянул в сторону, пропуская снова взметнувшую в воздух руку-меч.
   - Хочешь по-плохому, тогда давай по-плохому, - Клика охватило чувство гнева и необузданной жестокости.
   Глаза налились красным, зрачки сузились, становясь похожими на змеиные, клыки вмиг стали длиннее. Тело напряглось, принимая иную форму жизни. Вампир оскалился. Рука-меч броненосца снова взметнулась вверх и резко вниз. Клик растворился в воздухе, оставив свое легкое очертание, и появился уже за его спиной. И одной рукой взяв за каменную руку, резким движением перебросил его чрез плечо. И тут же, до того, как Донисак приземлился о землю, нанес дополнительный удар ему в грудь. Броненосец врезался в твердую почву, делая в ней небольшую воронку. Он попытался подняться, но Клик нанес еще один добивающий удар ему в каменную башку. Он не сдавался. С третьим ударом Донисак потерял сознание.
   - Победители команда Клик и Виктор! - объявил голос.
   Мечник поднял меч, вытер рукавом губы и, слегка покачиваясь, пошел к нам.
   - Мне нужна кровь, - он, тяжело дыша, повис на мне.
   - Хорошо, я мигом, - я помог ему присесть и побежал в таверну. - Вот, блин, пропущу поединок Бйорта.
   В таверне людей было еще больше, чем утром. Я кое-как протиснулся к стойке.
   - Стакан крови, - громко попросил я у бармена.
   - Да что за денек такой? - удивился он, отдавая мне алую жидкость, - у вас, что, шабаш сегодня?
   - Спасибо, - Крикнул я, оставляя чуть большую сумму, чем следовало.
   И под недовольные взгляды протиснулся обратно. На изображении на площади у входа в таверну Бйорт отбивался от водяных сгустков воды, кидаемых магом.
   - Ай, черт, - я, еле оторвавшись от изображения, поторопился в центр событий.
   - Вот, на, - запыхавшись, протянул коктейль из гемоглобина.
   Бйорт уже стоял около Малемара, довольно скаля свои зубы в усмешке. Я глянул на поле. Маги из Медперсонала унесли его противника в палату ко всем другим пострадавшим. Так и думал, что пропущу самое интересное.
   - Не переживай, там ничего не было интересного, - похлопал меня по плечу эльф.
   - Что? - чуть не взревел гном, - я тебе покажу ничего интересного. Я с одного удара его победил.
   - Ах да, конечно, с одного, - парировал Малемар, - наверное, ни один мальчишка бы не выдержал удара по голове от твоей дубины.
   - Это не дубина, а топор, и бил с пол силы, чтоб не убить его.
   - Спасибо, Виктор, - Клик в один присест осушил бокал до дна, - теперь я сам смогу дойти до таверны.
   Он поднялся на ноги и, пошатываясь, сделал пару шагов, но чуть не упал, споткнувшись о маленькую кочку. Я подхватил его под руку, помогая в дальнейшем путешествии к столику с долгожданными напитками. Эльф и гном пошли за нами, следуя тем же позывам к наполнению алкоголем своих животов.
   Более-менее свободные места были близ северной стороны города среди захудалых построек. Пришлось идти туда. Элина всю дорогу молчала. Друзья бурно обсуждали свои заслуги.
   - Ты как? - спросил я, тяжело дышавшего мечника.
   - Нормально, мне бы еще пару стаканов, и буду как новенький.
   - Клик, - Элина с опаской посмотрела на своего избранника.
   - Да, милая? - он поднял усталый взгляд на леди вамп.
   - Нет, ничего, - она отвела в сторону выразительные глаза, - не увлекался бы ты кровью.
   Клик в ответ нахмурился, но с минуту подумав, тяжело выдохнул.
   - Хорошо, не буду.
   Повеселевшая девушка чмокнула его в щечку и пошла с ним под руку.
   - Вот мы и пришли, - Бйорт первым бухнулся на деревянную скамью под навесом прямо на свежем воздухе.
   Я с Элиной помог присесть мечнику. Посетители, сновавшие вокруг этой странной на вид забегаловки, вызывали некий дискомфорт. Одна половина больше напоминали уголовников, а вторая нищих и попрошаек.
   - Парни, вы уверены, что это хорошее заведение? - я посмотрел на хромающего бритоголового с крестообразным шрамом на затылке.
   - А ты такой пугливый, что калеку со шрамом испугался? - подразнил меня гном.
   - Да нет, но ..., - я посмотрел на косящегося в нашу сторону старика.
   - Не трусь, Виктор, - уверовал меня Малемар, - мы тут уже отдыхали.
   - Ага, ты один не выступал сегодня, так что ты идешь за мекку, - гном легким пинком скинул меня с края лавки.
   - Эй! - возмутился, было, я, но услышав смех друзей, решил не обижаться, а выполнить просьбу.
   Вечер прошел на славу. Шутки, гомон, веселые перебранки, легкая драка со случайной подвыпившей компанией, решившей, что мы легкая добыча, и многое другое, что можно уместить в один короткий вечер. В конечном итоге, к полуночи по земному времени, мы разбрелись по спальням. Я как убитый провалился в очередной красочный сон.
   ***
   Я очутился в мире Люция, где диковинные растения окутывали все свободное пространство вплоть до горизонта. Чертенок, распростерев крылья ловил светящиеся шары. Он хватал один за другим и высасывал из них свет. Затем пустую оболочку отпускал восвояси. Пустой шарик тут же устремлялся куда-то за пределы мироздания.
   - Люций, - позвал я его.
   Чертенок вздрогнул, явно не ожидая моего появления. Он повернул голову. В темных зрачках полыхали языки зеленого пламени. Зубы в оскале были окутаны пленкой из крови. Тонкая струйка потекла по подбородку. Он вытер губы и вопросил, словно демон из преисподней.
   - Что ты тут делаешь? - его голос был тем самым жутким громоподобным эхом, некогда раздавшимся в моей голове.
   - Люций? - переспросил я, не веря своим глазам.
   - Чего тебе надо? - он резко подлетел и схватил меня когтистой рукой за горло.
   Холодный суеверный страх снова дал о себе знать. Слова комом стали у горла.
   - Твоя душа так сладко пахнет, - он втянул в ноздри воздух, - жаль, что я не Ангел. Но ничего, такой лакомый кусочек сможет доставить приятное любому высшему.
   Вдруг зеленый огонь в его глазах задрожал, пальцы немного ослабили хватку, и голос чертенка Люция пробился сквозь эту метаморфозу.
   - Виктор, - слова давались ему с трудом, - беги, я долго не смогу его сдерживать.
   Люций-демон схватился за голову, отступил на два шага назад, и с криком снова выпустил зеленое пламя в зрачки.
   ***
   Я весь в поту, тяжело дыша, резко поднялся с постели.
   Что это было? Кошмар? Сон? Или, правда? Я сглотнул густую слюну и протянул руку к графину. Холодная жидкость привела меня в чувства. Сухость во рту исчезла. Я немного походил по комнате и, придя в нормальное расположение духа, снова попытался уснуть.
   ***
   Рай, как назвали его другие существа, был в той же нетронутой ипостаси, как и тысячи лет назад. Ангелы занимались своими обыденными делами. Я полетел к золотому дворцу на горизонте. На вид до него была добрая сотня километров. Я мысленно раздвинул пространство и представил, как он стремительно приближается ко мне. Как через увеличительное стекло я вблизи рассмотрел золотое обрамление огромного собора. Я шагнул сквозь пространственный разлом и в ту же секунду очутился у ворот, способных пропустить Боинг в полной комплектации. Я подошел к маленькой дверце, предназначенной для таких, как я. Ручка из золота поддалась с неимоверной легкостью. Казалось, я откинул полог ткани, но никак не массивную золотую дверь. В помещении было так же светло, как и снаружи. На огромном кресле в другом конце сидела статуя исполина. Я подлетел поближе, рассматривая золотое изваяние. Лицо статуи постоянно меняло свои очертания. Моему взору представали лица стариков, юношей, мужей, мальчишек. Разных мужеподобных личностей. Я не понимал кто это, и почему у статуи столько лиц. Переключившись с созерцания исполина, я подлетел к огромной фреске. Черти с Ангелами бок о бок мчались на орды демонов из Темных Миров. Моему удивлению, количеству подземных царств было неисчислимое множество. На продолжении стены было следующее изображение постепенно отступающей армии высших существ. Далее Огромное множество ангелов, духов и чертей полегло под напором наступающей орды. Из подземного царства показалось изображение огромного демона с горящим зеленым пламенем в глазах.
   - Азраил, - догадался я.
   На следующем изображении, на стороне высших, показался мой древний много раз прадед Мерлин. Я видел его однажды и навсегда запомнил это лицо. Он, расправив такие же, как и у меня крылья, устремился на Азраила. Армии расступились перед двумя генералами, столкнувшимися в смертельном поединке. На следующем изображении Азраил поверг Мерлина на землю и занес руку с огромным клинком для последнего удара. Дальше появился некто, кто остановил руку верховного демона и вывел перевес на их сторону. Это был Говорящий. Тот предыдущий Говорящий, о котором мне все говорили. Наконец-то я увидел его лицо. И прищурился.
   - Не может быть, - с легким испугом вырвалось у меня.
   - Может, Говорящий, может, - раздался громоподобный голос, исходящий от статуи.
   Я обернулся. Яркий свет, исходивший от исполина, мешал сфокусироваться. Сияние притихло и его лицо обрело постоянную форму мужчины лет сорока пяти с грубыми чертами.
   - Что все это значит? - спросил я его.
   - Что именно тебя интересует? - раздалось в ответ.
   - Ну, Говорящий. Почему он так похож на меня? - я снова посмотрел на изображение, - даже сказал бы, что он точная моя копия.
   - Все возвращается к началу, - медленный громоподобный голос, как бы нехотя, отвечал на этот вопрос.
   - Ты хочешь сказать, что это будущее? - я понял по-своему его слова.
   - Нет, то, что ты видишь, это прошлое, - коротко пояснил он.
   - Тогда что ты имеешь в виду? - снова попросил я ответ.
   - Все возвращается к началу...
   - Кто ты и где я? - понятных объяснений от него не добьешься, тогда, хоть узнать, что я тут забыл.
   - Мое имя Ра, это моя обитель и тюрьма, - он обвел рукой помещение, - сегодня ты мой гость.
   - Ты тот самый Амон Ра? Бог солнца Египтян? - вспомнил я уроки по школьной истории.
   - Давным-давно, когда я был человеком, меня звали так, - кивнул он, - настоящее мое имя Ра.
   - Но, - я попытался вспомнить все, что знаю о нем, - разве бог солнца может быть человеком и, если это так, то почему ты тогда сейчас здесь?
   - Когда-то, на заре расцвета одной из ваших цивилизаций я был еще Ангелом. И был у меня брат по имени Азраил. Тогда мы были молоды и горячи. Мы, Ангелы и Черти вылеплены из одной породы. Природная сущность одного существа в любой момент может проявиться в другом. И получилось так, что Азраил превратился в демона. Его разум захватили силы Зла. Отцы были недовольны этим и отправили меня вразумить Азраила. Но все было тщетно. Он стал переманивать меня на свою сторону. И я отдался искушению, помогая ему во всем. Но вскоре он настолько изменился, что стал неуправляем. Тогда Отцы наделили силой Говорящего, чтоб тот смог справиться с демоном. Я не мог смотреть, как убивают моего брата, и вмешался, из-за чего Азраил бежал в подземные миры. Тогда Мерлин и Говорящий запечатали проходы в эти царства смерти, изгнав Азраила на долгие тысячелетия. Из-за моей помощи Азраилу я был наказан. Меня отправили на Землю в виде обычного человека. И после недолгих ухищрений я стал жрецом. Я нашел способ вернуться обратно и построил там пирамиды. Это повлияло на дальнейший ход истории вашего мира. С помощью них я получил огромное количество душ, чем и заслужил это место. Сперва, я подумал, что это заслуга за мои деяния, но вскоре понял, что это и было истинное наказание, придуманное Отцами. Они запечатали меня в этой статуе и изобразили на стенах изгнание моего брата, чтоб я всю вечность до скончания времен созерцал свой проступок.
   - А я тогда причем здесь? - я подлетел к другой стене с гравюрами, рассматривая, как Говорящий побеждает Азраила, загоняя его в один из проходов в Подземные миры.
   - Ты должен решить, на чьей ты стороне, - ответил он.
   Я с удивлением оторвался от фрески с тем, как Мерлин закрывает двери, воздвигая нерукотворные строения.
   - В смысле?
   - Ты должен решить с кем ты, и быть готовым платить за это свою цену, - повторил он, обрывая сон.
   ***
   Солнечные лучи, не спрашивая, вырвали меня из пелены грез и фантазий. Я почувствовал себя выспавшимся. Ну, вот, еще одна загадка под названием "На чьей ты стороне". Могу предположить, что Ангелы и Черти так никогда и не найдут общего языка и мне придется выбирать между Адом и Раем.
   - Ладно, фиг с ними, займемся лучше бытовыми вопросами. Итак, где мои носки, - я заглянул под кровать. Там лежал искомый объект. Я натянул его на руку, расправляя для последующего одевания, и, как и следовало ожидать, мой палец оказался снаружи.
   - Блин, этого еще не хватало, - я с досадой натянул дырявое чудо на ногу, - второй оказался попрочнее, но толщина нити говорила о скорой прискорбной судьбе его собрата.
   Завтрак был неплотным, зато вкусным. Клик с Элиной полными от счастья лицами составили мне компанию.
   - Вы чего? - не выдержал я их перемигиваний.
   - Нет, ничего, - замотала головой девушка вамп и смущенно хихикнула.
   Клик немного покраснел.
   - У меня что-то на лбу написано? Или я что-то сделал не так? - я осмотрел свои вещи на наличие дефектов.
   Не, ну, не могут носки вызывать такую реакцию. Я немного смутился. А если это и так?
   - Нет, Виктор, не переживай, - отмахнулся мечник, - дело не в тебе. Просто....
   - Просто он познал силу вампира и смог наконец-то ею воспользоваться... сполна, - закончила за него Элина.
   Клик потупил взгляд и откусил большой кусок бутерброда. Я смущенно улыбнулся.
   - Извините, я отойду ненадолго, - доев свой завтрак, я решил оставить их вдвоем.
   - Не забудь о турнире, - кинул мне вдогонку мечник, - там, на табло, уже списки участников. Хотя сегодня снова можешь отдыхать. Наши противники пара рыцарей. А с ними я справлюсь более эффективно, чем ты.
   - Как знаешь, - я пожал плечами и вышел из таверны.
   Город был не большим, но объемным в широте познания чего-то нового. Разное оружие, обмундирование, доспехи, зелья и свитки - это был основной ассортимент товаров на рынке этого города. В стольной части продавали обычные предметы домашнего обихода. Еда, одежда, бижутерия здесь было все, что нужно местному жителю для жизни в средневековом мире. Я нашел носки, сшитые магическим способом. Они ничем не отличались от наших Земных, только материал немного погрубее. Взяв себе две пары за десять медяков, я пошел довольный посмотреть, кто с кем сегодня сражается.
   Итак, мы будем где-то в середине. Малемар в конце. Бйорт после нас через пять участников.
   - Ага, - я отыскал глазами три интересующих меня имени, - Ченокан с минотавром, неинтересно. Али с одним из магов. И Голоптар против мага воды. Посмотрим. Я пошел к месту сбора бойцов.
   Там, около ограды с цветами я снова встретил Куана.
   - Доброе утро, - поприветствовал я седовласого садовника.
   - Доброе. Как спалось? - отсалютовал он, не отрываясь от полива своих питомцев.
   - Куан, - начал я, - вчера то, что вы сделали...
   У меня весь вечер не выходила из головы его феноменальная скорость.
   - Ты тоже был не плох, - он так и не повернулся, чтоб взглянуть на меня.
   Учитель Клика поставил лейку и теперь был весь в моем внимании.
   - Ты хочешь узнать, как я достиг этого? - он с ухмылкой повел бровью.
   - А вы расскажите? - в моих глазах блеснула надежда.
   - Многие годы тренировок и огромное желание, вот все, что тебе нужно, - многообещающе подмигнул он.
   - Значит, я смогу достичь такой скорости? - уточнил я.
   - Я этого не говорил, - ответил Куан, - я сказал, что все возможно, главное это захотеть всем сердцем. Мы сами создаем себя. Если ты чего-либо по-настоящему желаешь, то ты это получишь, не смотря ни на что.
   - Даже снова увидеть тех, кого рядом нет? - я вспомнил о родителях.
   - Даже это, - он запер калитку, и добавил перед уходом. - Все возможно... Запомни, все...
   Я присел на траву. Рука сама нащупала камень в кармане. Я много раз пытался связаться с Луизой, но так ничего и не вышло. Время позволяло, и я повторил попытку. Я всем сердцем пожелал увидеть ее образ, услышать ее мелодичный голос, дотронуться до нее хоть на секунду. Страстное желание, в смеси с отчаянием и грустью окутали меня всего. Казалось, в душе была полная пустота. Хотелось заплакать. Я изо всех сил возжелал ее увидеть, до боли сжимая камень. Ничего. Камень был холоден. Я со злости хотел было запульнуть его далеко-далеко, чтоб он больше не мешал и не пудрил мне мозги.
   Как вдруг камень стал теплым. Я подождал немного. Он завибрировал. Я тут же сжал его еще крепче. В голове возник образ моей Луизы и нефритовая полоска, тянущаяся через поля и леса, и впивающаяся в ... меня, сидящего на траве. Я осмотрелся вокруг. Все, как и секунду назад, но я летал, не ощущая своего тела. Это был выход в подтеневое пространство.
   Не знаю, откуда, но я это знал, как будто всю жизнь этим занимаюсь. У нас на земле я бы назвал это выходом в Астрал. Я раньше только слышал о таком. А теперь и сам ощутил это на себе. Мой дух потянуло по нефритовой дорожке прямо к любимой.
   Не могу сказать, сколько прошло времени или день, или час, или пару минут, чувство времени в Астрале не существовало. Точнее сказать его тут вообще не было. Я летел, не ощущая абсолютно ничего. Только пейзажи меняли свои очертания. И вот пролетев не одну лигу, я прибыл туда, откуда начиналась нефритовая нить. В небольшой комнате у зеркала стояла девушка, методично проводя гребнем по волосам.
   - Луиза, - обратился я к ней.
   - Это опять ты? - она резко обернулась, чуть не выронив гребешок из рук, - чего от меня хочешь?
   - Луиза, ты слышишь меня? - спросил я мысленно.
   - Как ты это делаешь? - вздрогнула любимая.
   Она совсем не изменилась. Я бы сказал, что похорошела, что ли.
   - Где ты? Скажи, я спасу тебя, - снова задал я вопрос.
   - Я дома, а ты кто такой? Я первый раз тебя вижу, - она сделала паузу, повнимательнее всмотрелась в мое лицо, и отрицательно покачала головой, - нет, показалось. Убирайся, а не то я закричу.
   - Луиза, ты меня не узнаешь? - удивился я. - Неужели совсем ничего не помнишь?
   - Да назовись, наконец, или ... - в ее руке возник огненный шар.
   - Это я Виктор, - представился я, - еще раз спрашиваю, где ты находишься?
   - Виктор, какое странное имя. Откуда ты меня знаешь? - она, ни в какую, не хотела открывать своего месторасположения.
   Я почувствовал, что связь потихоньку слабеет. Меня что-то тянуло обратно.
   - Луиза, постарайся вспомнить, я прошу тебя, вспомни! - умоляюще крикнул я исчезающему образу.
   Мой голос подхватил ветер, а затем на смену ему пришло резкое мельтешение расплывчатой картинки.
   - Виктор, очнись, парень, - кто-то слишком активно тряс меня за плечо, - да сколько можно спать?
   Я разлепил глаза. Вокруг меня были мои друзья.
   - Неужели очнулся, а я уж думал, ты тут ночевать собрался, - радостно воскликнул Клик.
   - Ночевать? - удивился я, - но еще, же боев не объявляли.
   - Ага, ну ты и дрыхнешь, парень. Бои уже прошли, завтра следующий раунд.
   Я пробежал глазами по лицам друзей и не обнаружил гнома.
   - А где Бйорт? - спросил я.
   - Он в палате, не раньше, чем завтра очухается, - усмехнулся эльф.
   - Ага, после такого взрыва, человек бы сразу в могилу бы отправился, а этот в порядке. Ни единой царапины, - дополнил мой учитель.
   - Виктор, ты себя хорошо чувствуешь? - Элина потрогала мой лоб, - жара вроде нет. Что произошло?
   - Я не знаю, что со мной было. Как провал в памяти, - я поднялся на ноги, - а каковы результаты боев?
   - Пошли горло промочим, там и расскажем, - обнял меня за плечи мечник, - тебе надо отдохнуть до завтра.
   - А что будет завтра? - спросил я.
   - Завтра твоя очередь, - ответил он.
   - Неужели Ченокан, - обрадовался я.
   - Нет, Голоптар...
   Я на секунду замер. Клик подтолкнул меня по первоначальному курсу.
   - Его ты должен сделать, иначе Щит мы еще долго не увидим, - он вконец разбил в пух и прах мою надежду на долгожданный поединок с Ченоканом.
   - Голоптар, - повторил я, - это тот, что землей умеет управлять?
   - Ага, он самый, - кивнул лесной принц.
   - Ладно, что делать, придется победить и его, - пожал я плечами.
   - Вот это настрой, - ободряюще похвалил меня Клик, - вот за это ты мне нравишься. Для некоторых это был бы конец света, а ты так непринужденно об этом говоришь. Молодец!
   Я покраснел.
   Вечер был без изысков и особых происшествий. Друзья наперебой рассказывали, пытаясь максимально приукрасить свои достижения на арене. Я, как мальчишка, с открытым ртом внимал их байки.
   ***
   Луна выкатилась из-за туч, освещая своим светом весь город. Пару лучиков проникло в мою комнату. Они с детской боязнью коснулись моей кожи и разбудили ото сна. Я не понял, почему я проснулся с сильным ощущением тревоги. Раньше такого не было. Что-то тут было не так. Я немного приостановил время и просмотрел все вокруг с помощью своей темной стороны. Чья-то Тень выплыла из-за двери и бесшумно подкралась к моей кровати. Я постарался всмотреться в его лицо. Силуэт человека был отчетливо виден над моей постелью. Нечто острое блеснуло в его руке и мир замер. Я молниеносно обошел его сзади и в удушающем захвате сцепил руки на шее.
   Секунда, и ошалевший от такого, полупрозрачный человек попытался освободиться. Он крутнулся, но ничего не вышло. Мои цепкие руки сдержали его отчаянную попытку. Если б не сила кольца, то я и пяти секунд бы его не удержал. А тут с легкостью смог уложить его на пол без сознания. Только он опустил руки, как я кинулся к простыне. Сделав из нее веревки, я тот час же привязал ночного гостя к массивному стулу.
   - Клик, проснись, - забарабанил я в соседние двери, - Клик!
   - Чего тебе? - раздался усталый голос по ту сторону крепкого дерева.
   - Оденься, мне надо тебе кое-что показать, - возбужденно попросил я.
   - А до завтра это не подождет? - недовольно промямлил он.
   - Нет, это очень важно, поторопись, - громким шепотом настоял я на своем.
   - Ладно, ладно, сейчас иду, - он поплелся к стулу с вещами.
   - Кто там? - раздался женский голос из кровати.
   - Спи, Виктору приснился кошмар, пойду, расскажу ему сказку, - он поцеловал ее в лоб и, наскоро накинув штаны, подошел ко мне, - давай, показывай, что там у тебя.
   Едва я открыл дверь в комнату, показывая заключенного, так сразу у мечника чуть челюсть не отвисла.
   - Еще скажи, что он живой? - он ошарашено переводил взгляд то на меня, то на него.
   - Если б он был мертвый, я бы тебя так не торопил, - поражаясь тупостью моего учителя, пожал я плечами.
   - Я думаю, что торопил бы ты еще быстрее, - буркнул он, явно прочитав по интонации в голосе мои мысли.
   Лорд подошел к связанному человеку в черном плаще, поразмыслил секунд десять и с внимательным прищуром задал вопрос:
   - Вспомни, ты никому больше дорогу не переходил?
   - Вроде бы нет, - попытался вспомнить я, хоть одного персонажа, кто бы мог быть тому виной, но, кроме Маккензи на ум больше никто не приходил, - Ты знаешь, кто он?
   - Это Тени. Один из сильнейших кланов наемных убийц, - Клик отвернул черный рукав, показывая мне татуировку в виде черной розы, - Этот цветок символ жизни. А они считают, что забирая жизнь, исполняют священный долг перед черной Розой.
   - Наемные убийцы? Я не ослышался?
   - Да, кто-то решил играть по-крупному, заказав этих ребят. Поздравляю, Виктор, - он хлопнул меня по плечу, - Теперь ты у нас известная личность.
   - Всегда мечтал о славе, - сыронизировал я.
   - С этой минуты держи ухо востро. Одно неверное движение, и падет твоя голова с плеч на шелковистую травку или брусчатый пол. Они не перед чем не остановятся. А если на тебя заказ, то, пока не выполнят его, то будут преследовать тебя до конца дней существования клана.
   Пленный открыл глаза и попробовал прочность веревок.
   - Ну, приветик, - Клик взял второй стул и сел напротив наемника, - я, как понимаю, ты нам ничего не скажешь.
   Тот не реагировал, жадно ощупывая глазами стены и окружающие предметы.
   - Ты, понимаешь, что провал твоего задания означает твою смерть? - не меняя тембр голоса, продолжал Клик.
   Пленный зло сощурил глаза и улыбнулся.
   - Ага, думаешь, что не все еще потеряно, - рассмеялся мечник, - нет, парень, извини, но твоя песенка спета. У тебя есть два выбора. Первый - ты назовешь имя заказчика, и тогда твоя смерть будет ненапрасной. И второй - ты можешь сам убрать заказчика, разрушив договор кровью.
   Тень подергался на стуле, но ничего не ответил.
   - Значит, будем играть в молчанку? Да, и пытки тут не помогут. - Клик хитро сощурил на это глаза, он что-то задумал, - Виктор, посторожи его, я скоро.
   И тут же вышел из комнаты. Его не было минут десять. После чего он вернулся со странным мешочком и двумя тряпками.
   - На, возьми, - он протянул мне один из лоскутков, - заткни нос.
   Я сделал, как он просил. Клик тоже зажал нос и высыпал содержимое мешочка на наемника. Тот яростно замотал головой. Около двух минут держался этот человек, чтоб не вдохнуть странную пыльцу. Но, волей-неволей, никому не подвластно задохнуться по собственному желанию без какой либо помощи. Наемник из последних сил, не поняв, как это произошло, вдохнул полной грудью сероватую пыль.
   - Отлично, умница, - похвалил его вампир.
   - Нет, Виктор, не снимай, - остановил он мою руку, готовую было опустить тряпку, - а теперь еще раз спрашиваю, кто заказчик?
   - Я не знаю, - прозвучал сухой голос, у него все еще хватало сил сопротивляться волшебству, заключенному в этой смеси.
   - Кто заказчик? - сурово повторил мечник.
   - Я не ..., - он сжал зубы и, чувствуя, что больше не сможет сдерживаться пошел на последнее решение.
   Он отключил боль и сам себе откусил язык. Кровь густым потокам хлынула в горло наемника, заполняя его легкие.
   - Вот зараза, Виктор, помоги мне, - Клик уронил тряпку на пол, невольно вдохнув опасную смесь.
   И секундой спустя, мечник стал невменяем. Его как будто накачали наркотиками. Он упал и лениво пополз к себе в комнату. Наемник, захлебываясь, закатил глаза. Я не знал, что в этой ситуации делать. Но было поздно, Тень безжизненно опустил голову. В ту же секунду розочка вспыхнула, окутав человека в черном ярким синим пламенем. Я отпрянул от него. Как только свечение исчезло, в комнате, так и остался стоять стул с обвисшими тряпками, до этого сдерживавшими убийцу. Вместо него самого, на стуле красовалась горка золы, которая потихоньку исчезла в одном из подпространстве теней. Даже на полу капли крови исчезли. Никаких признаков недавнего гостя.
   Я побежал за Кликом. Тот как гусеница вполз в свой номер.
   - Элина, случилось непредвиденное, он нанюхался порошка! - объяснил я такое появление вампира в ее спальне.
   - Все, Виктор, иди спать, дальше я сама этим займусь, - попросила вамп, - завтра ты должен победить, поэтому попробуй, немного отдохнуть.
   - Но, - начал было я.
   - Иди, давай, с ним все будет хорошо, к обеду он будет в порядке, - успокоила она меня, закрывая дверь с внутренней стороны.
   - Дамм, чувствую, сегодня, я не смогу уснуть ни при каких обстоятельствах, - перед глазами стоял образ самоубийцы на стуле.
   Мурашки прошли по коже. Теперь потихоньку начала пробивать легкая дрожь, временами превращаясь в сильную волну холодного пота и озноба. Мне стало немного жутковато. Последний раз я подобное испытывал при сильном испуге от драки с неизвестно с кем на улице. Тогда инициатором был тот человек, но адреналин делал свое дело исправно, как часы. Надо отвлечься и успокоиться. Я пошел искать теплое молоко. В баре никого не было, на кухне тоже. Я нашел желаемое в глиняном кувшине и отпил. Стало немного легче. Да, права была Тетка, что теплое молоко средство от многих недугов.
   - Что, кошмары мучают? - спросил женский голос за моей спиной.
   - А, извините, - я испуганно поставил молоко обратно на стол, - Я за все заплачу.
   - Не переживай, - отмахнулась хозяйка заведения, - оно к утру бы все равно скисло. Я специально его тут оставляю, на случай таких, как ты.
   Меня снова пробила волна озноба.
   - Вы не против, если я возьму его к себе в комнату, - я обнял кувшин, словно от него зависела моя дальнейшая судьба.
   - Бери, конечно, один медяк утром отдашь, - бросила она и ушла к себе в подсобку.
   - Спасибо, - я радостный, словно с драгоценной хрустальной вазой, побежал в номер.
   В голове все путалось, спать не хотелось. Утро застало меня один на один со своими мыслями. Я, погрузившись в размышления, почти дремал с открытыми глазами. И с первыми лучами я все-таки смог ненадолго уснуть.
   ***
   Проснувшись, я тут как тут был в номере кровопийц.
   - Элина, что с ним? - я похлопал мечника по щекам.
   - Вот и тебе говорю, что он уже давно должен был очнуться, - Вамп держала его за ногу, чтоб тот не уполз, как час назад во время завтрака.
   - Виктор, ты помнишь, как выглядел порошок? - Малемар, облаченный в кожаную броню, разглядывал, перевернувшегося на бок Клика, изображавшего сейчас писающую собачку.
   - Нет, - отрицательно покачал я головой, - все, что могу дать, это сам мешочек.
   Он в очередной раз попытался увидеть, что же там находилось.
   - Не могу понять, - Малемар пальцем коснулся края ткани и лизнул на вкус, - что-то очень знакомое, но не могу вспомнить, что именно. На, Бйорт, попробуй.
   Гном нехотя сделал то же самое и сплюнул.
   - Цветок Неллы, - определил он с собачьим чутьем.
   - Это я и сам понял, но тут что-то еще, - он, причмокивая, попробовал сконцентрироваться на поиске ответа.
   - И что, Нелла так опасна? - спросил я.
   - Ну не то, чтобы, - гном поморщил нос, - но лучше баловаться ею не стоит. Я думаю, что лучше будет найти лекаря.
   - И что он скажет? - возмутился эльф, делая театральную имитацию старичка в балахоне, - спокойствие и покой. Вот все, что ему нужно.
   - Согласен, - кивнул Бйорт, подтягивая невменяемого за вторую штанину к кровати, - значит покой.
   Он одним движением закинул стокилограммовое тело на мягкую постель.
   - Виктор, Элина, найдите, чем его связать, - попросил эльф, помогая удержать тронувшегося мечника. Теперь он пытался изобразить гусеницу.
   Я пробежался глазами по комнате. Пусто. Ладно, возьму ту простынь, которой связывал наемника. И через минуту наш больной в смирительной рубашке сладко посапывал, моментально погрузившись в лечебный сон.
   - Ну и дела, - Бйорт стер пот со лба.
   - Пошли, Виктор, турнир вот-вот начнется, - позвал меня Малемар, - Элина, будь добра, присмотри за ним.
   - Удачи вам, - улыбнулась она, закрывая за нами дверь.
   - Надеюсь, он скоро поправиться, - выдохнул я, спускаясь по ступенькам на первый этаж постоялого двора.
   - Виктор, выбрось все мысли из головы, сконцентрируйся на предстоящей схватке, - услышал я напутствие от эльфа.
   Оно так, но что делать, если Клику нужна серьезная помощь специалиста? Вдруг он теперь никогда не станет нормальным? Вдруг ... Я встряхнул головой, отгоняя эти переживания. Как рассказывал мне мой невменяемый учитель, то Голоптар искусно владеет магией Земли и не плохой боец. Но у каждого есть свои слабости и я должен найти способ его победить. Но как? Этот вопрос колом стал посреди моего мыслительного процесса, снова перескакивая на образ грызущего мебель Клика.
   - Тьфу ты. Сконцентрируйся, Виктор, от этого поединка может зависеть судьба всего мира.
   Скоро мы были за оградой перед ареной. С Третьим раундом, в месте ожидания боев, стало немного посвободнее. У ограды с цветами, как и в предыдущие дни, нас встретил Куан с лейкой в руках.
   - А где Клик? - подметил он отсутствие своего ученика, - неужели, он не оправдал мои надежды?
   - Хворь одурманила ему голову, - ответил за нас всех эльф.
   - А жаль, ведь он многое упускает, - старец с улыбкой посмотрел на меня, - ведь ты же с ним в команде?
   Я кивнул.
   - Значит, он пропустит, как его ученик войдет в историю этого королевства, - он так говорил, что невольно хотелось верить в некую сверхъестественную сущность, поведавшую ему это.
   - Вы знаете исход поединка? - удивился я.
   - Нет, - эта загадочная, не меняющаяся улыбка говорила о некой тайне, скрытой в нем самом, - я вижу многое, и то, что я увидел в тебе, испугало бы твоего противника, увидь бы он хоть маленькую часть этого. Я, наверное, не прочь остаться посмотреть на это, ибо такое увидеть будет мне больше не суждено.
   Меня аж проняло от таких слов.
   - Вы думаете, что я смогу? - на моих щеках проступил легкий румянец.
   - Ты совсем другой. Твое сердце не жаждет награды. Свой приз ты уже получил и теперь делаешь все возможное, чтоб сохранить его, - философия сложна для меня, но частичку того что он сказал, я все же понял.
   - Спасибо, ваши слова придали мне сил, - поблагодарил я, делая легкий кивок головы в уважение к старшему.
   - Тебе спасибо, что уважил старика, - сказав это, он потихоньку побрел на трибуны.
   - Виктор, ты не хочешь нам ничего рассказать? - каким-то странным тоном спросил Малемар.
   Глаза Бйорта говорили о том же вопросе.
   - А что тут говорить, спрашивайте, - пожал я плечами. Но задать интересующий вопрос, им так и не дали.
   - И снова добрый день, уважаемые зрители этого грандиозного турнира в Некрополе, - раздался голос ведущего, - надеюсь, все уже выбрали возможных победителей?
   Он сделал паузу, слушая легкий гомон толпы.
   - Да, вижу, вы готовы болеть за тех, кто вам понравился. И вам еще раз предлагается сделать ставки у гоблинов на своего кумира. А теперь я объявляю о начале третьего дня открытого турнира девяти королевств. И через цикл пройдет первый бой между Кионом, доблестным защитником, рыцарем замка Кентурберийского, успевшим зарекомендовать себя, как укротитель щита и меча и его противником непобедимым Минотавром.
   Зрители жидко зааплодировали. Их собралось там не особо много. Заранее пришли только те, кто хотел занять получше места около самой арены. Я посмотрел на табло. Итак. Малемар вторым будет меряться силами с Заидом. Похоже на Персидское имя. Бйорт выбыл. Али, ага, вот он, Али у нас скрестит свои мечи с неким Ромом жителем болот. Я пробежал дальше по списку, находя Логэйна. Он с Кейном идут после двух магов. Кейн - это имя я уже где-то встречал. За ними следом идет и Ченокан, он будет драться с Сидом. Жиденько как-то. Похоже, сильнейшим суждено столкнуть с сильнейшими в другом раунде. Я дочитал список из шестнадцати участников. Мой бой с Голоптаром был последним. Чего и следовало ожидать. Значит, будем смотреть. Завтра, возможно, придется биться с одним из победителей.
   - Малемар, - обратился я, - а почему участников так мало? Вроде в первый день их было около сотни.
   - Трое покинули турнир, еще четверо по решению судей не смогут продолжить его.
   - А чего так? - поинтересовался я.
   - Один из них после взрыва при встрече двух мощных заклинаний потерял память. Второй потерял руку. И еще двое оказались смертельно ранены, лекари смогли их вытянуть с того света. Но участвовать в этом солнцеобороте они уже не смогут. Вот и остается шестнадцать претендентов.
   - Не густо. Хотя, оно то и к лучшему, больше вероятность до Ченокана добраться.
   - Да, зато этот этап один из самых интересных, - улыбнулся мне эльф.
   Зрители потихоньку подтягивались, занимая свободные места. Вскоре голос дважды объявил о ставках и предлагаемых напитках с угощениями на первом этаже у входа на трибуны. Ждать осталось не долго. У меня появилось легкое волнение.
   - Не волнуйся, Виктор, - легкая рука эльфа легла на мое плечо, - ты не можешь проиграть.
   - Вот это и мучает меня. Исход этого поединка может решить судьбу многих людей, - ответил я.
   Малемар удивленно посмотрел на меня.
   - Вижу, ты растешь на глазах, - это была приятно от него слышать.
   Ведь эльфы не люди. Его мудрость, подкрепленная многовековым опытом, могла многое значить.
   - Спасибо, я не хочу никому делать плохо, - задумчиво вздохнул я.
   - Из двух зол выбирай меньшее. Ты никогда не сможешь всем угодить. Всегда кто-нибудь обязательно останется неудовлетворен, - подумав, добавил он, - не думай об этом, лучше разомнись, как следует.
   - Итак, вы готовы приветствовать наших первых участников третьего дня соревнований? - прервал мои мысли голос, зрители зааплодировали, - я думаю, что да. Тогда я объявляю начало боев.
   Мутная пелена, четко отчерчивая границу арены, отделила участников от всепоглощающей массы любопытных глаз. Это было сделано, чтоб никто не мог отвлечь участника от возложенной на него цели. Простейший блик может изменить исход поединка. А то и хуже, может стоить жизни поверженному. Зрителям же наоборот, изображение увеличивается. Дает более четкую картинку происходящего на поле. И дополнительно на табло транслируют изображение боя.
   - Уважаемые зрители, встречайте, Кион, доблестный защитник и рыцарь замка Кентурберийского, и его противник непобедимый Минотавр, - нараспев объявил диктор.
   Рядом встал мужчина среднего возраста, и надел свой шлем. Легкая кольчуга и кожаные доспехи совсем не ассоциировались с занимаемым титулом рыцаря. По мне это должно быть некая груда металла, усаживаемая четырьмя слугами на крупного коня с копьем наперевес. А тут мужчина, увлекающийся ролевыми играми на Мирском замке.
   Следом за ним тяжелыми шагами, оставляя на траве глубокие следы от раздвоенных копыт, вышел минотавр. Из ноздрей у этого существа клубился веером пар.
   - Во дает, температура на улице плюсовая, а он клубы дыма испускает. Наверное, кровь слишком горячая, - предположил я сам себе.
   - Три, два, один, Бой! - громоподобным эхом объявил диктор, когда оба заняли боевые стойки.
   Минотавр фыркнул, отталкиваясь копытом от рыхлого песка, и чуть не споткнулся сам о свою ногу. Рыцарь отпрянул от опустившегося наобум обоюдоострого топора. И рубанул мечом по рукам гиганта. Неприятное зрелище. Меня передернуло. Но он знал, на что шел. А руки - это самое уязвимое место у любого воина, специализирующегося на холодном оружии.
   - И снова Кион показал нам всем, на что способен настоящий рыцарь, - объявил ведущий, в который раз оглашая победителя.
   Болельщики взорвались аплодисментами и криками.
   Но на самом деле отрубленная рука или нога в этом мире не столь большая проблема. Не хватающую конечность можно просто вернуть на место с помощью магии, но процесс адаптации и восстановления физической способности ампутированной части тела может быть достаточно болезненным и тянутся годы. Но все же, полная реабилитация и восстановление до нормального функционирования возможна.
   - Малемар, - обратился я к эльфу, - теперь твоя очередь.
   Он улыбнулся мне, словно мальчишке, спешащему помочь профессионалу в своем деле.
   - Встречайте наших следующих участников, - объявил голос, - Житель лесного царства Эльф Малемар и недавно ставший тысячником Некрополеса несравненный Заид.
   - Удачи, - громко сказал я в след.
   - Смотри, и учись, - улыбнулся он, первым выходя на поле.
   - Выкинь свой лук, эльф и бейся со мной на равных, - крикнул широкоплечий детина, опершись локтями на гарду своего двуручного меча.
   - Твой сон, был столь тяжек, что ты и не заметил, что его у меня его и нет, - гордо подняв подбородок, ответил Малемар.
   И в подтверждение своих слов обернулся на триста шестьдесят градусов вокруг своей оси. На эти слова в глазах у Заида блеснула странная искра. Ему явно это не понравилось.
   - Три два один, Бой! - Прервал их диалог второй раз повторившаяся в этот день команда.
   - Тогда лучше целым сдайся сразу, чем потом по кусочкам! - прокричал Заид, молниеносно вздымая меч в воздух у самого лица эльфа.
   На самом деле, если б он не отклонился назад, то получилось бы в лицо эльфа. Заид с необычайной легкостью управлялся здоровенным куском железа, вертя его в разных плоскостях, и не забывая при этом как бы нечаянно проделывать молниеносные атаки. Эльф, сперва, даже и не успел достать свои мечи, все свое внимание, переключив на увороты и уклоны от мельницы серебристой стали. Но всему есть свой предел. Каким бы ни был воин, когда-нибудь он устанет. А вот эльф может сутками изнурять себя тяжелыми нагрузками, а затем как ни в чем, ни бывало выполнить сложнейший укол очень высокой точности. Так произошло и здесь. Минут через десять под таким напором Заид немного подустал. Слишком высоко взял планку. Если решил так работать, то бой надо заканчивать в наикратчайшие сроки, иначе о победе и не зарекайся.
   Заид проделал очередной кульбит с захлестыванием кончика меча на изменение траектории и сделал большую паузу, чем нужно. Малемар очень быстрым движением оказался за спиной исполина. Легкое быстрое движение руки с кинжалом по ахиллесовой пяте Заида оказалось решающим переломным моментом в их поединке. Здоровяк взревел от боли и махнул мечом на уровне колена, пытаясь хоть как-нибудь дотянуться до перворожденного. Эльф успел отпрыгнуть на безопасное расстояние. Заид, корчась от боли, не унимался, он пытался терпеть, но с такой травмой воин не в состоянии вести дальнейший бой.
   Поверженный воин понимал это и еще больше злился на такую оплошность. Его захлестнула ярость. Заид потерял контроль и, отключая боль и здравый смысл, пошел на эльфа. Малемар еще дважды сделал опасные, но не смертельные ранения, но тому было нипочем. Заид вмиг превратился в неукротимого зверя, готового смести все на своем пути. Малемар увидел его глаза и все понял. Одним плавным движением он обошел острый клинок и со всего размаху пару раз ударил эфесом неугомонному противнику промеж глаз. Не помогло. Тогда он повторил процедуру. Эффект тот же. И только с третьего захода глаза Заида обрели фокус, потом запали и исполин, тяжело дыша, рухнул навзничь. Одному создателю было известно, как он мог двигаться с перерезанными жилами, но оказалось, что это возможно.
   Лекари в ту же минуту оказались у проигравшего.
   - Малемар из лесного царства, дамы и господа, поаплодируйте победителю! - на возникший из тишины голос болельщики взорвались.
   Они ждали шоу, они его получили. Это был бой Голиафа и Давида. Такое действительно нечасто увидишь.
   - А теперь поприветствуем еще двух участников, доказавших, что они достойны выйти в финал с сильнейшими бойцами на этом турнире. И это броненосец Брэми, и его противник, один из отряда серых, оборотень Тутор, - аплодисменты были жидковаты. Эти участники следовали по принципу достичь победы, а тут нельзя забывать и про зрителей. Но каждому свое.
   - Молодец, Малемар, - похвалил я улыбающегося эльфа.
   Ведущий объявил начало поединка. Два сверхъестественных персонажа столкнулись в незаурядном состязании крови и плоти. Я, не имевший знаний в стратегии и принципах боя, и то начал плеваться от такой пародии. Когтистый парень, запечатанный под шкурой безумного волка, не исполнял замысловатых узоров и попыток сделать что-то, чтоб пробить защиту броненосца. Да он быстр, но недостаточно смышлен, чтоб изменить стратегию боя. Его однотипные удары, не причиняющие никакого вреда человеку с мраморной кожей, на десятый раз получили отпор. Брэми рассчитав траекторию танцующего вокруг него Тутора, резко ударил ему в нос. Тот схватился за свой нежный орган обоняния и получил дополнительную порцию каменной рукой по голове.
   - Не понимаю, как их вообще сюда пустили? Делали бы отбор какой, что ли? - возмутился я, снова глядя на список участников.
   - Поприветствуем две несопоставимые друг с другом стихии в одном раунде. Эти лучшие выпускники прибыли прямо из школ Арчера и Астера. Им выпал шанс показать нам всем, чья школа имеет право зваться лучшей. Поприветствуем же Жака, мага воды и Дьякона, мага огня, - это оживило толпу.
   На арене оказались парни моего возраста без каких-либо свитков или иного магического оружия. Видно они знали свое дело не понаслышке.
   - Три два один, Бой!
   Оба, синхронно проделали по пассу, выуживая из морей силы свои резервы. Что дальше последовало словами не описать. Удары водяным хлыстом, огненные шары, летающие сосульки и водопады, столбы огня и стелющееся пламя. Всего, что там было не перечесть. Я даже взял пару приемчиков себе на заметку. Уж больно эффективными они мне показались. Маг огня кидал плазменные субстанции, повелитель воды вмиг разбивал их, пуская в ход тучи остроконечных капель, тут же сгораемые стеной огня. Я как зачарованный наблюдал за происходящим. Зрители с замиранием то охали, то ахали, когда очередной водопад тушил атаку мастера огня. Потихоньку их энтузиазм спал почти на нет. Заклинания почти иссякли, резервы силы были не бесконечны. И вот когда оба почувствовали, что магия уже почти бессмысленна, парни кинулись друг на друга с кулаками. И тут их подготовка оказалась на высоте.
   - Что это за школы наемников такие? - не верил я своим глазам, когда парни отточенными ударами ставили блоки и тут же контратаковали.
   - Вот поэтому маги считаются самыми опасными противниками, - ответил мне эльф.
   - Им бы в наш спецназ, так армия бы стала непобедимой, - подметил я.
   Малемар ничего на это не ответил, переведя взгляд на тяжело дышащих магов.
   Усталость - вот важный фактор, который забрал с собой не одну тысячу жизней. Маг воды отпрыгнул назад и со всей оставшейся силой, на которую был способен выпустил мощную струю, добавляемую ударом кулака. Огненный еле смог поднять руку, но этого оказалось недостаточно для контратаки, и он упал ниц на благодатную землю. Он попытался встать, но все жизненные силы вмиг покинули его. И вот тут он морально сдался и не делал больше никаких попыток подняться на ноги. Хотя будь его воля чуть-чуть посильнее, то исход поединка мог стать совсем иным.
   - Прекрасный бой! - взревел ведущий, - чего и следовало ожидать от таких сильных магов! Дамы и господа, Поаплодируйте победителю этого раунда, Жаку из школы Астера!
   Зрители неугомонно хлопали в ладоши.
   - Не забудьте опустошить свой кошель с возможностью увеличить сумму в несколько раз, поставив на одного из следующих участников, - объявил ведущий, когда овации поутихли, - Великий принц песков Али против Рептилия Рекстона.
   На плато вышли двое. Один человек невысокого роста с двумя изогнутыми саблями и ящерица переросток с копьем наперевес. Голос объявил о начале схватки.
   Али грациозно, постепенно увеличивая темп пустил в солнечный веер свои сабли. При этом ни на йоту не подпуская Рэкстона на опасное расстояние, где его раздвоенный язык с маленькой иголкой смог бы достичь до плоти человека. Здесь все решала скорость и реакция. И, как не кстати, второе у зеленокожего было на порядок выше. Человек здесь проигрывал. Али чувствовал, что его атаки, окруженные глухой защитой бессмысленная трата энергии. Пока скорость не ушла, надо было что-то предпринять. Принц песков быстро метнул меч чуть выше головы ящера, метясь ему в прическу, и тут же проскользил под его ногами, разрезав сухожилие держащие рептилию в стоящем положении. Рэкстон взревел, и чуть не пришиб Али хвостом.
   Секундой спустя, ящер рухнул на четвереньки. Его природная сущность игуаны решила дать о себе знать. Предок динозавра мог перемещаться ползком гораздо быстрее, чем человек, но становясь таким, он становился простым животным. Но кем бы ты ни был, шанс на победу все же остается. И Рэкстон, недолго думая, метнулся на Али, пытаясь ужалить принца песков ядовитой иглой. Глаз человека не мог уловить это молниеносное движение, но тело само отдалось чувствам, доверившись телесной памяти, и рука рубанула наотмашь. Али повернулся, туда, где меч прошел по воздуху. Удивляясь тому, что сам только что сделал.
   На земле, орошая кровавыми каплями темный грунт, лежал маленький кончик наполненного яда языка. Это сыграло решающую роль в победе человека над другой разумной расой, обитающей в этом мире.
   Шестым по счету вышел Логэйн с магом Кейном. По иронии судьбы этих двоих я видел в одной и той же таверне, когда мы вышли из болотистых лесов.
   Маг возомнил себя неизвестно кем, брезгливо выйдя на арену и презрительно одарив взглядом своего противника. Такое отношение не каждый стерпит, но Логэйн только улыбнулся в ответ. От такой улыбки меня передернуло. Маг же не обращал внимания на человека с мечом, считая, что он недостоин даже стоять рядом с таким великим и неповторимым, как он.
   - Вот высокомерный засланец, - ругнулся.
   Кулаки сжались сами собой. Ненавижу таких людей. Бррр. По коже прошли мурашки. Логэйн был невозмутим.
   - Три два один, Бой! - только и успел объявить диктор, как тут же снова вернулся, - Поздравим нашего победителя, сэра Логэйна! Да, к несчастью, смертельные исходы у нас не исключение. А пока лекари уносят тело, сделаем небольшой перерыв. Ставки принимаются на первом этаже у входа на Арену. Через четверть цикла ждите продолжение.
   Я посмотрел на таблицу. Дальше идет Ченокан, а потом и я. Совсем скоро. Я снова начал нервничать, ища пальцем в доске, на которой сидел, крупинку успокоения.
   Теплая рука эльфа легла на мое плечо, отвлекая от истязания деревяшки.
   - Малемар, - я поднял на него свой взгляд, - скажи, а что я там должен делать?
   - В смысле? - удивился он.
   - Ну что, мне меч брать или кулаками биться или еще что?
   - Все зависит от того, что ты умеешь, - улыбнулся он в ответ.
   - Я сам не знаю, что я умею, - насупился я, - Все, что я делал раньше, была импровизация. Я не знаю, как мне сражаться и как победить.
   - Так импровизируй и сейчас, - хлопнул он меня по плечу, - не унывай, делай все, что умеешь, лишь бы выиграть. Голоптар маг земли, посиди, подумай, чем ты сможешь его победить. У тебя еще куча времени. А решение принять можно и за долю секунды. Успокойся и попробуй разложить все, что ты знаешь и все, что ты видел по полочкам, и может, к чему и придешь.
   Я так и поступил. Но мысли не хотели упорядочиваться, постоянно прыгая с одной полки на вторую, при этом, не забывая перемешивать третью. В итоге я плюнул эту затею и снова начал колупать деревяшку. Отвлекает и помогает думать.
   - Итак, все собрались? - спросил ведущий, услышав нарастающий шум разговоров зрителей, - А теперь, поприветствуем двух следующих претендентов! Ченокана непобедимого и ученика школы Актора успевшего удостоиться звания третьей ступени, ученика Саида.
   Болельщики захлопали. Их пыл еще не угас. А интерес только возрос.
   Ченокан с Саидом вели недолгий разговор на тему кто здесь сильнее. Отточенной рукой Саид получал свои же собственные заклинания. Ченокан только смотрел, как изгаляется подросток, и уныло улыбался. Саид долго так не продержался, пробив своим воздушным копьем себе в руку. Поняв, что эта песня бессмысленна он прокричал три раза "Сдаюсь". Против такого противника невозможно выстоять простому человеку.
   - Виктор, твой рейтинг очень высок. Десять к одному, - запыхавшись выдал, неизвестно откуда взявшийся Бйорт, - Малемар, одолжи сотню. Я уже все свои деньги проиграл. На этом бое отыграюсь с наваром.
   Малемар с усталостью закатил глаза, доставая кошель.
   - Поставь все на Виктора, половина моя, - сказал он, отдавая звенящие монеты.
   - Малемар? - хором удивились мы.
   - Виктор, иди давай, тебя уже зовут, - он руками подпихнул меня в спину.
   - Ты уверен, эльф? - с огромным недоверием переспросил Бйорт у своего друга.
   Ответа я не услышал, с легким волнением заходя за пределы невидимой ограды, отделяющей арену от зрителей.
   - Поприветствуйте его противника, команду Клика и Виктора. И как мы видим на арену выходит второй участник, по имени Виктор! - прогромыхал ведущий, под шум восторженной толпы, - этот парень еще ни разу не участвовал в этом турнире. До сих пор мы смогли убедиться в силе его компаньона, но что покажет нам это юное дарование? Неужели этот мальчишка сможет победить нашего чемпиона? Ну что ж, посмотрим... Ибо пути Судьбы неисповедимы.
   Под вопли и завывания, негнущимися ногами я покинул второй завес, заслоняющий всех присутствующих от глаз участников. Проход за мной в ту же минуту затянулся блеклой пеленой, ограждая все звуки идущие извне. Так стало намного легче. Ощущение было, что я остался с ним один на один посреди обширной площадки из твердого грунта.
   - Три! Два! Один! - под каждый удар бушующего сердца прозвучал отсчет и с еще большей паузой, - Бой!
   В ту же секунду Голоптар сделал почти незаметный пас рукой, вздымая глыбу прямо под моим носом. Подсознание сработало само, замедлив ход течения времени. Я спокойно увернулся от летящего в меня кулака. Но вдруг второй снаряд полетел быстрее прежнего, движения Голоптара стали значительнее шустрее. Я с трудом уворачивался от мелькающих мимо меня камешков размером с небольшую домашнюю скотину. Маг, заметив мою невероятную скорость, запустил в ход массовые атаки. С неба и с земли в тиски сжимал каменный дождь и остроконечные иглы. Я позвал водяного, и мечом несколькими взмахами очистил поверхность плато, и навстречу дождю отправил тучу ледяных глыб, очищая небо от несвойственной для него материи. Маг топнул ногой, пуская трещину в мою сторону. С каждым метром она становилась шире, делая ветвистые отклонения, забирая часть плато под землю. Я Быстро оббежал мага с другой стороны. Он пустил туда такое же заклятие. Водяной сотворил ледяную корку на пустующие раны в земной коре, заполняя их тонкой пленкой крепкого материала. Голоптар Сделал несколько движений, нараспев произнеся с десяток слов и с ощущением невероятной тяжести поднял руки к небу. Вместе с этим движением из земли, словно нитками достали каменного человека. Голоптар зло ухмыльнулся и ударил ладонью ему в грудь, освещая все пространство непроглядно ярким светом жизни. Он создал Голема.
   Моя внутренняя тень зашевелилась, просясь к этому существу.
   - Ты чего? - задал я сам себе вопрос, и, не сопротивляясь ее огромному желанию, выпустил в мир, где солнце сейчас было главным.
   Тень темной тучей прошмыгнула к отбрасываемой тени Голема. Голоптар указал пальцем в мою сторону, но ничего не произошло. Голем так и остался стоять.
   Маг земли ругнулся, создавая другое заклятие, способное убить любого из людей. Он послал на меня со всех сторон огромное количество остроконечных камней, отвлекая этим от основного заклинания. И со всех сторон сами собой воздвигнулись металлические стены с острыми метровыми шипами.
   И как я раньше не понял. Металл же тоже прячется в земле, и поэтому он может повелевать и этим элементом. Я махнул Водяным рубящим мечом. Ничего не произошло. Я попробовал еще раз. Эффект тот же. Стены начали сжиматься. В душу прокралась легкая паника. Что же делать? Глаза искали выход.
   - Огонек! - позвал я древнее существо, наделенное разумом.
   Тот мигом окутал меня огненным шаром, расширяя свои пределы и возможности до неимоверных высот. Солнце - было ему силой, воздух был сух и не мешал господствовать. Он накалился до безумной температуры и пошел на сжимающиеся стены. Металл нехотя темно оранжевыми струйками потек на землю. Не прошло и десяти секунд, как от металлической камеры пыток остались лишь маленькие лужицы. Огонек разросся и всем скопом устремился к Голоптару. Маг опешил от наличия во мне второй стихии.
   В их мире магов, способных управлять двумя первоэлементами можно на пальцах пересчитать, а тут простой парень, да еще и с невероятной мощью колдовства. Голоптар вовремя опомнился, воздвигнув вокруг себя двухметровый в толщину кокон из земли. Сильный жар растопил часть защиты, превратив ее в стекло. Маг земли, тяжело дыша, и весь дымящийся, вывалился через раскол во все еще горячей защите. Тень шмыгнула ко мне обратно, наделяя древними знаниями. Голем признает силу и им может повелевать любой, способный победить его в честном бою. Голоптар снова почувствовал контроль над своим созданием. И дико рассмеялся.
   - Ты не сможешь меня победить! - закричал он, приказывая Голему уничтожить меня.
   Тот покорно зашагал в мою сторону.
   - Стой! - властно произнес я на древнем наречии, некогда бывшим со мной всегда.
   Голем послушно остановился, с удивлением произнес на том же языке.
   - Кто ты и чего ты хочешь?
   - Мое имя Виктор, некоторые называют меня Говорящим, а интересует меня, почему ты служишь ему? - вопросом на вопрос ответил я.
   Голоптар крикнул на Голема, приказывая ему снова пойти в наступление. Тот посмотрел на мага, потом снова на меня.
   - Ты сильнее того человека, что командует мной, чего ты хочешь? - снова задал он вопрос.
   - Тогда откажись от него и иди со мной, - предложил я.
   - Ты знаешь, что без боя я не смогу к тебе присоединиться? - поинтересовался он моими познаниями.
   - Знаю, так что я вызываю тебя на честный бой, - я гордо поднял голову.
   - Я принимаю твой вызов, - с улыбкой, мерными шагами голем возобновил шествие, затем встал напротив меня и выставил вперед свои руки, - поборешь меня своей силой, приму твое предложение. Не поборешь, умрешь.
   Коротко и ясно. Я стиснул свои пальцы на его каменных руках. Голоптар ругнулся и сотворил серию из камней, с целью победить меня.
   - Не мешай! - не оборачиваясь, пророкотал Голем, силой мысли, с легкостью уничтожая его атаку.
   Мы словно стали одни. Ни крики Голоптара, ни его магия сейчас не могла добраться нас. Мы отделились от всего мира, ведомые одной единственной целью - узнать, кто из нас сильнее.
   Я крепко сжал ладони над каменными кулаками и почувствовал не дюжее сопротивление. Словно скала сама лично пришла ко мне на собеседование. Голем потихоньку подал свои руки вперед, с целью опустить меня на колени. Я призвал к силе кольца. Давление немного стихло, но не прекратилось. Я воззвал ко всем своим резервам и натужился. Лицо покраснело. В висках запульсировало. Я смог остановить его, но направить обратно - никак. Я воззвал к помощи чего угодно и... Дозвался.
   Кольцо вмиг стало горячим. По ободу пробежали древние полыхающие руны. Я почувствовал прилив сил, и смог выровнять руки в то же положение, что и было в начале борьбы. Голем поднял от удивления брови и поднатужился, добавляя всю свою мощь в это движение. Я ощутил, что на меня нагрузили самолет. Затем сверху еще пару зданий, а затем, словно подсунули под Эверест. Сердце с яростью гоняло по ушам кровь. Я запаниковал. Кольцо отреагировало на эту реакцию моего тела. Оно вспыхнуло ярким светом, до локтей одаряя меня мощью солнца.
   Я ощутил то, что могут ощущать только боги. Неимоверную власть и силу тысячи звезд. От такого можно и потерять свой рассудок. Я с легкостью надавил на Каменного человека, заставляя его сесть на колени. Голоптар, да и не только он. Все присутствующие в ужасе смотрели за происходящим.
   Со стороны это выглядело, как человек, по обе стороны от которого стоят две стихии в человеческом обличии. И он, своими силами ставит на колени третью, покоряя ее себе. Я весь светился, излучая такую мощь, что можно было это почувствовать кожей, даже не прислушиваясь к своему внутреннему я.
   Я выиграл... Голем покорно склонил голову. Голоптар попытался было сотворить еще одно заклинание, чтоб хоть как-то оправдать свое звание чемпиона. Но каменный человек тут же, впитав в себя частичку моей неземной силы, поднялся с колен, и одним движением руки накинул каменные оковы на руки и ноги своего бывшего хозяина. Божественная Сила все еще была со мной.
   Я подошел к лежащему магу и вопросительно посмотрел ему в глаза. Тот, заглянул в омут черных, словно ночь зрачков и, увидев нечто, что было не подвластно его пониманию, с диким ужасом заорал.
   - Неет! Сдаюсь, Сдаюсь, Сдаюсь! - его голос был настолько полон страха и отчаяния, что мне стало не по себе.
   Как только он, дрожащим голосом выдавил из себя эти три слова, пелена, отделяющая арену, спала, показывая мне немые взгляды ошалевших зрителей. Не знаю, от чего длилось пятиминутное молчание, или от того, что почти все тогда проиграли свои деньги, или от увиденного, или из-за того, что чемпион был скинут с пьедестала олимпа. Но объявление меня победителем я услышал только тогда, когда уже вернулся к своим друзьям.
   На их лицах было написаны те же чувства. Шок и удивление. Три волшебных человечка уменьшились и впитались в мое тело. Я ощутил нечто новое.
   Земля... Как странно ее чувствовать, как единый живой организм.
   - Эмм, дамы и господа, сегодня мы с вами видели рождение новой легенды. Это был самый сильный боец, которого я когда-либо видел за всю свою жизнь, - простым, рассуждающим голосом диктор подводил итог боя, и потихоньку переходя на восторженные нотки, - но это ведь не конец! У нас есть еще другие участники! А потенциал бойцов раскрывается в битве... Посмотрим, сможет ли кто-нибудь из них в конечном итоге победить этого юного волшебника. До завтра, дамы и господа, желаю всем хорошо провести этот день, упиваясь праздником семилунного турнира.
   - Виктор? - загадочно посмотрел на меня эльф.
   - Чего? - напрягся я.
   - Я не жалею, что некогда выбрал твою сторону. Будь бы я твоим противником, то сегодня бы капитулировал...
   Я смущенно опустил взгляд. На этой торжественной ноте мы пошли искать гнома. Как того и следовало ожидать, он оказался у палатки со ставками. Хозяин с недовольным видом выуживал из металлического сейфа небольшие мешочки. Гном с широкой улыбкой рассовывал их по карманам.
   - На, держи, - он отдал Малемару три мешочка.
   Тот повел бровью, оценивая на вес содержимое.
   - Ладно, ладно, - Бйорт достал еще один и отдал эльфу, и ворчливо добавил, - вымогатель.
   - Ты это заработал, - Малемар улыбнулся, протягивая мне полученный дополнительный гонорар.
   В глазах Бйорта на мгновение промелькнула огорчение, что эта часть досталась не ему и, одумавшись, оценивая своих доходы, понял, что он и так в выигрыше, а раз эльф решил отдавать свою часть честно заработанных денег, значит это его дело.
   Я взвесил кошель, достал от туда несколько монет, чтоб удовлетворить свои сегодняшние и завтрашние потребности в еде и выпивке, а остальное отдал гному.
   - Завтра поставишь на нас, - попросил я его.
   Он с улыбкой засунул протянутый мешочек за пояс.
   - Не давал бы ты ему ничего, - тихонько шепнул мне эльф, - до завтра может ничего не остаться.
   - Иди ты, мой остроухий друг, - гном по-дружески толкнул Малемара в спину, - Виктор, не верь ему. Я не такой, как он говорит. Твои деньги под надежной охраной.
   Он похлопал по бугорку в кармане. Что-то мне после этих слов захотелось поступить, как посоветовал эльф. Но я не поддался искушению и оставил все как есть.
   Мы тут же прямиком пошли в ту таверну, где снял номер наш невменяемый вампир. Мои апартаменты располагались по соседству. Друзья перворожденные обосновались где-то в соседнем заведении.
   - Я навещу Клика, - сказал я, первым устремляясь вверх по лестнице.
   - Подожди нас, - Бйорт и Малемар заказали себе выпить, и пошли за мною следом.
   Я постучал.
   - Кто там? - тихо спросила Элина.
   - Это мы.
   - Пусть войдут, - послышался тихий голос мечника.
   - Значит, он пришел в себя, - обрадовался я.
   Дверь отворилась, пропуская нас вперед. На кровати, под одеялом, лежал наш больной. На лбу лежало влажное полотенце.
   - Клик, ты как? - я наклонился над ним, глядя ему в глаза.
   - Нормально, - устало ответил тот, - только голова побаливает. Посплю, и все пройдет.
   - Быстро ты пришел в себя, - заметил эльф, - от этого порошка люди больше недели в отключке валяются.
   - Мне попало совсем чуть-чуть, - улыбнулся Клик, и, прикрыв глаза, спросил, - Как турнир?
   - Можешь поздравить своего паренька, - радостно встрял гном, - он сегодня устроил настоящее представление.
   - Клик, - спокойно обратился остроухий житель леса, - мне надо с тобой поговорить с глазу на глаз.
   - Если что-нибудь надо, то мы внизу, - кивнул гном, кивком головы, уводя меня за собой.
   - Мне остаться? - спросила вамп.
   - Элина, если можно, можешь, - эльф кивнул на дверь, - на пару минут. Много времени это не займет.
   - Пойду холодной воды наберу, - кивнула девушка, беря тазик с замоченными в нем тряпками.
   - Спасибо, - поблагодарил Малемар.
   Она в ответ пожала плечами и вышла.
   - Клик, - как только все покинули маленькую комнату, Малемар повернулся к больному, - скажи, кто он на самом деле?
   - Ты о Викторе? - уточнил мечник.
   - А о ком же еще, - как бы удивляясь, возмутился Малемар.
   - Он Говорящий, а что на самом деле это значит, знает только создатель, - Клик снова прикрыл глаза, морщась от нового приступа мигрени.
   - Значит, ты сам не знаешь, на что он способен? - сделав какие-то выводы, прищурился эльф.
   - То, что я видел, заставляет содрогаться от одной только мысли об этом. Расскажи, что он на этот раз вытворил? - спросил Клик.
   - Его магия не зависит от заклинаний и ее резервы безграничны. Его скрытая сила не из этого мира, - начал эльф, - А еще он управляет двумя, нет, уже тремя стихиями одновременно. Не понимаю, как это вообще возможно...
   - Ага, а вдобавок к этому, его магия ограничивается только его фантазией. Любая мысль превращается в сопутствующее заклинание, - добавил ко всему перечисленному мечник.
   - Как это? - удивился его друг.
   - А вот так, - Клик кашлянул, от чего боль на короткий промежуток времени заставила его замолкнуть, - Однажды он мне рассказал, как он колдует и хотел получить совет, но я не маг и ничем не смог ему тогда помочь. Я действительно не в состоянии объяснить природу его силы. Ты же хорошо знаком с Люцием?
   Малемар в ответ кивнул.
   - На многие интересующие тебя вопросы, может дать ответ этот чертенок. Это он помог Виктору встать на этот путь, и в его власти предоставить тебе всю правду о Говорящем.
   - Спасибо, теперь мне многое стало ясно, - улыбнулся Малемар, - Элина поднимается по лестнице, пойду, открою дверь.
   Девушка протиснулась в образовавшуюся прорезь.
   - Я, пожалуй, оставлю вас, - с легким поклоном поблагодарил эльф, и обратился к Элине, - Вечером мы навестим вас.
   - Думаю, если он немного поспит, то вечером сам к вам спуститься, - многообещающе улыбнулась вамп, закрывая дверь на засов.
   ***
   - Мой господин, - раздалось из коричневого камня в руке у Ченокана, - У нас плохие новости.
   - Говори, - жестко ответил король.
   Его сегодня ожидал сюрприз. То, что произошло на арене, было невозможно представить. Мальчишка обладает таким могуществом и тратит время на какой-то турнир.
   - У нас большие потери. Северные земли атаковали орды странных существ. Все силы из застав были брошены на защиту Дйарнека, - раздался встревоженный голос.
   - Известно кто такие? И откуда взялись? - с большим интересом спросил регент.
   - Пока нет, но ходят слухи, что Арчер причастен к этому, - как-то замявшись, ответил Киллир.
   - Слухи брать в расчет не стоит, но и исключать их из рассмотрения также не желательно, - почесал бороду Ченокан, - Узнай, что к чему и свяжись, когда будет хоть что-то известно.
   - Слушаюсь, мой господин, - Киллир автоматически поклонился, забыв, что общается по переговорнику.
   - А, и вот еще что, возьми часть войск и перебрось их в подмогу на Дйарнек, если ситуация не улучшиться, то будем решать этот вопрос на Совете, - Связь прервалась, оставляя Ченокана один на один с тяжелыми мыслями.
   Он перебрал камни связи, и не найдя нужного, крикнул охраннику.
   - Позовите мне Щорка!
   За полог заглянул человек в обмундировании Денверского сотника и послушно кивнул.
   - Слушаюсь, мой повелитель, - и тут же устремился искать нужного ему человека.
   Через пару минут, немного запыхавшись в шатер вошел темноглазый с проседью в висках полный мужчина.
   - Вы хотели меня видеть, милорд? - он вежливо поклонился и присел на одно колено.
   - Мы не в официальной обстановке, - бросил он рукой, - поднимись.
   Тот послушно встал, но поднять глаза так и не осмелился.
   - До конца турнира осталось три дня, ты все сделал, как я просил? - говоря это, Ченокан осматривал свой кинжал на наличие заусениц и дефектов вдоль острия.
   Щорк сглотнул.
   - Да, мой господин, все как вы и просили.
   - Прекрасно, дождитесь финала, а затем, во время последнего боя можете начинать, - Как бы рассуждая, приказал монарх.
   - Слушаюсь, мой господин, - Щорк еще ниже поклонился своему властителю.
   - Все, можешь идти, - он сделал паузу и добавил, - и Щорк.
   - Что-нибудь еще? Мой повелитель? - он снова присел на одно колено.
   - Я думаю, что тебе не надо напоминать, что случиться с тобой, если что-то пойдет не так? - Ченокан вопросительно повел бровью.
   Гость судорожно сглотнул и кивком ответил.
   - Долгих лет, моему господину! - и согнувшись пополам, спиной вперед покинул шатер.
   ***
   - Виктор, поешь что-нибудь, на тебе лица нет, - Малемар придвинул ко мне тарелку с сыром и вяленым мясом.
   - Спасибо, - я взял хлеб и в задумчивости, почти не чувствуя вкуса прожевал кусочек.
   - Виктор, ты чего такой задумчивый? - как-то робко спросил Бйорт.
   - А? - я поднял голову.
   - Говорю, на каком небе находятся твои мысли? - повторил гном.
   - А, это, - я попытался вспомнить, о чем я только что думал, - Не знаю, так, просто что-то взгрустнулось...
   Мысли сами по себе прыгали с места на место, пытаясь отвлечь меня от повседневной реальности. Я не мог понять, что произошло на поле боя. Во время борьбы с Големом я ощутил нечто, что до этого было скрыто от моего сознания. Это нечто было чем-то чужим и родным одновременно. Частичка меня помнила это, но это могло быть и ложное чувство. То, что я ощущал сейчас, было двояко обособленное чувство отрешенности и неверия в настоящую реальность. Там я на пару секунд почувствовал себя кем-то другим, кем-то не принадлежащим к этому миру. Но что это было? Или секундное наваждение или воспоминания, но, так или иначе, это заставило меня погрузиться в необъятный и всепоглощающий мир мыслительного процесса.
   - Виктор, ты точно в порядке? - Малемар прищурился, глядя мне в глаза, - ты витаешь где-то в облаках.
   - Я, пожалуй, пойду пройдусь, - я встал из-за стола, - Мне надо подумать.
   Друзья переглянулись и, пожав плечами, продолжили трапезу. Я все в той же задумчивости обошел пол города. Вдруг на глаза показалась лавка с антиквариатом. Так, от нечего делать я зашел поглазеть на диковинки этого мира. На полках лежали различные книги, сувениры, шкатулки и огромное количество странных предметов, назначение которых мне было неизвестно. Я протянул руку к красивой шкатулке, немного обособленной от других вещей.
   - Я бы на твоем месте не трогала это, - женский голос остановил меня от опрометчивого поступка.
   Я обернулся. По ту сторону, за прилавком стояла пожилая женщина. На ее лице застыла загадочная улыбка.
   - Ко мне редко заходят покупатели, тебя интересует что-то конкретное? - ее выцветшие глаза от постоянного полусумрака были все еще полны жизни.
   - Эмм, нет, извините, я так, мимо проходил, - я развернулся, и собрался было к выходу, но ее голос почему-то заставил меня остановиться.
   - Раз зашел, значит, не просто так. Судьба не играет ради развлечения, Виктор, - во взгляде этой женщины стояло некое скрытое знание.
   - Откуда вы меня знаете? - резко обернулся я.
   - Нетрудно узнать человека, удивившего сегодня весь город, - улыбнулась она, - пошли, я должна угостить тебя чаем.
   - Чай? - удивился я, - у вас есть чай?
   - Так я и думала, - в глазах промелькнула искорка, - я думаю, у нас найдется тема для общего разговора.
   Я был заинтригован. Женщина, говорившая загадками, явно походившая на цыганку меня сильно заинтересовала.
   В комнатке, находившейся за ширмой, был аккуратный стол, заварник и чашки.
   - Устраивайся поудобнее, - она указала рукой на стоящее рядом кресло, - я сейчас приготовлю сей дивный напиток.
   - Спасибо, - ничего не понимая, поблагодарил я.
   - Итак, расскажи мне, что тебя гложет, и, может быть, я смогу помочь тебе, - она поставила чайник на волшебную плиту, испускавшую приятный теплый свет.
   - Зачем вам это? - спросил я, не отрывая взгляда от необычного пламени.
   - Ладно, если не хочешь сам говорить, то я дам тебе один совет. То, что ты ищешь, находиться в тебе самом.
   - Многие уже давали свои советы в виде загадок, и пока мне это не помогало, - хмуро буркнул я, - откуда вы знаете про чай?
   - Чай - это один из самых любимых моих напитков, - она с мечтательной маской на лице облокотилась на спинку кресла.
   - Но ..., - хотел было добавить я.
   - Да, я родом с Земли, - кивнула она, - там я была цыганкой по имени Ромула. И однажды, почувствовав некий зов, я очутилась тут. И с тех пор живу по законам этого мира. Там я была сильным экстрасенсом, но тот мир был несовместим с моей силой. Теперь я могу видеть прошлое и будущее любого человека. Но твоя судьба неподвластна мне. Скажи, что привело тебя сюда?
   - Не знаю, я гулял по городу и просто решил зайти, чтоб убить немного времени, - пожал я плечами.
   - Может быть это и так, но вчера сюда заходила девушка, и я увидела тебя в ее будущем, - она налила в кружки горячую воду.
   - Девушка? - сердце екнуло от проскользнувшей мимо меня надежды.
   - Да, красивая такая, светлые глаза, темный волос. Я увидела, что сегодня вечером ты встретишь ее у фонтана на центральной площади. Будь там после захода солнца, она будет ждать тебя, - она добавила в кружки по пару зеленых листочков, - это не совсем чай, но очень похоже. Единственная вещь, о которой я все еще скучаю. Хоть прошло столько лет...
   - А как же родственники? - спросил я, - разве вам не грустно, что не можете их видеть?
   - Я не говорила, что не могу их видеть, я сказала, что не знаю, как принести сюда хоть щепотку этого вкуснейшего в мире напитка.
   Она поставила на столик передо мной чашку. Там жидкость постепенно принимала зеленый оттенок. Я отпил чуть-чуть, вдыхая аромат.
   - Действительно похоже на зеленый чай, - согласился я.
   - Я же говорила, - кивнула она.
   Я, молча, вкусил терпкий настой и решил поблагодарить за гостеприимство.
   - Я знаю, ты собрался уходить, - она поднялась со своего кресла, и подошла к ящику со странными предметами, - позволь мне дать тебе кое-что.
   Секунду спустя в ее руках оказался знакомый мне медальон. Я от удивления расширил глаза, и чуть было не пришел в бешенство. Но вовремя одумавшись, взял его в руки и спросил.
   - Откуда у вас это?
   - Его принесла та девушка, что будет ждать тебя у фонтана на площади. Я вижу, что он важен для тебя? Значит, я не ошиблась, - игриво хмыкнула Ромула.
   - Да, он был у моей возлюбленной, - ответил я.
   - Я видела судьбу его хозяйки, и могу сказать, что эти видения меня не порадовали, но хозяйка Судьба может изменить свое решение и конечный итог будет совсем другим. Я дам тебе один совет, - добавила она после некоторой паузы, - твое недалекое будущее я все же вижу. Тот, кто заключил с тобою сделку, твой друг. Ищи предателя на чужой земле.
   Я закатил глаза к небу. Куда ни зайди, везде сплошные загадки. Неужели Маккензи что-то задумал? Неужели его жест доброй воли по сращиванию доспеха с моим телом - это проявление скрытой дружбы? Ерунда какая-то...
   - Спасибо, вам за все, - я взял Луизин медальон и вышел из лавки.
   Значит у фонтана. Я пошел обратно в таверну. Дальнейший день прошел в тягостном ожидании вечерней встречи с таинственной незнакомкой. Перед выходом я навестил Клика. Тот после двух стаканов крови уснул как младенец. Уставшая, от постоянного сидения взаперти, Элина, решилась немного прогуляться со мной на вечернюю встречу. В принципе я был не против, да и Клик, думаю, тоже. А девушке действительно не мешало бы проветриться. Уже и лицо побледнело и клыки стали немного выразительнее. Тьфу, ты! Померещиться же всякое... Я отогнал бредовые идеи о Дракуле и его гостеприимстве в своем отдаленном замке.
   Как только солнце скрылось за верхушками остроконечных крыш домов, мы отправились на долгожданную встречу.
   - Элин, не стоит так расстраиваться, - успокаивал я ее, - поспит, будет как огурчик.
   - Я больше переживаю за турнир, - вздохнула она, - он в таком состоянии не сможет и меча поднять.
   - Говорю же тебе, завтра буду я участвовать. Недавно вывесили, кто с кем сражается, и мы будем против Жака. А это маг Воды. А с магами, у нас с Кликом уговор, сражаюсь я, - я ободряющее, по-дружески обнял ее за плечо, и подставил свой локоть, - пошли, сделаем вид, что гуляем по городу.
   - А Клик не ревнивый? - усмехнулась вамп, принимая мое предложение.
   - Думаю, что нет, - я приноровился к ее походке, и повел к фонтану, мимо которого проходил днем.
   Там было полно народу. Множество влюбленных пар, гуляли по единственному романтическому месту в этом городе. Несколько подвыпивших компаний дико обсуждали свои проблемы жизни, обмениваясь периодическими шутками и подколками с руганью. В общем, как будто вернулся на Землю в период карнавала.
   - Ты знаешь, кто тебе нужен? - Элина без эмоций рассматривала девушек, проходящих мимо фонтана.
   - Я не думал, что их будет столько, - я встретил оценивающий взгляд юной красавицы и ее не менее симпатичной подружки.
   Бегло осмотрев мою кандидатуру и, на секунду остановив взгляд на Элине, она недовольно сморщила носик и отвернулась к нам спиной.
   - Что-то мне подсказывает, что это будет сложная задача, - я недовольно поиграл желваками.
   Один из парней потормошил за плечо своего друга и указал рукой в мою сторону. Тот согласно кивнул и возбужденно что-то начал ему рассказывать.
   - Элина, мне кажется, что мы начинаем привлекать излишнее внимание, - подметил я, когда количество взглядов, заинтересованных нашим присутствием на площади, увеличилось.
   - Может это выход? - подмигнула она мне.
   - В смысле? Элина, ты куда меня тянешь? - но она меня не слушала, двигаясь к возвышению, служившему, скорее всего, некой сценой или трибуной.
   - Дамы и господа, - обратилась она к повернувшимся в нашу сторону ближайшим зевакам, - Вы, наверное, узнали этого человека. Участника турнира, победившего бывшего двукратного обладателя звания чемпиона Великого Голоптара?
   Люди потихоньку подтягивались к трибуне.
   - Мы пришли сюда, на встречу с человеком, который вчера отдал одну драгоценную вещь, и получил взамен предсказание, - продолжила она, улыбнувшись своими острыми клыками двум жадно разглядывающим ее ножки паренькам.
   - Элина, ужин закажешь в таверне, - я легонько ткнул локтем ей в бок.
   - Не мешай, Виктор, в следующий раз не полезут, - огрызнулась она.
   - Как знаешь, - Хмыкнул я, осматривая внимающих ее речь зрителей.
   - И чтобы не тратить время, я прошу выйти того человека к нам, - закончила она.
   По немногочисленной аудитории прошел гомон. Многие из них пожимали плечами, и уходили прочь по своим делам. Первой сделала шаг нескромная девица с яркой косметикой на лице. Она явно считала себя лучше остальных и, поэтому, с надменной миной, виляя полноватыми непропорциональными бедрами, немного прихрамывающей походкой подошла к нам.
   - Это я, - заявила она неприятным голосом.
   По моей спине пробежали мурашки от отвращения.
   - Что за предмет вы вчера отдали? - без тени иронии спросила моя сегодняшняя спутница.
   - Я отдала кольцо, а предсказание, что он будет моим мужем, - от такого заявления меня передернуло.
   Я воочию ощутил, как волосы зашевелились где-то на затылке.
   - Извините, но это не так, это не вы, - вежливо опровергла ее предложение Элина.
   - Как, это не я? - удивилась накрашенная пигалица, и перешла в наступление, - Думаешь вся из себя и можешь тут командовать? Знавала я таких. Сегодня звезда, а завтра у меня в бордели подрабатывают.
   - Ты мне угрожаешь? - оскалила клыки наша вампирка.
   Я тоже не люблю, когда трогают моих друзей. Огонек вспыхнул в глубине моих глаз. Пигалица заметила это и сглотнула, но наступление не прекратила.
   - Думаешь, твой дружок спасет тебя? - она, как гавкающая дворняжка, немного боясь, кивнула в мою сторону.
   - Думаю, что отказ был получен... следующий, - глядя в пол, и еле сдерживая себя, тихо произнес я.
   Эти слова приглушили даже разговоры зрителей. Она замялась и, хмыкнув, затрусила вниз, туда, откуда и пришла.
   - Терпеть не могу таких личностей, - шепнул я, приходя в себя, - вижу, это будет бесполезный номер. Надо искать ту, что будет держаться поодаль от всего этого. Нужная мне девушка навряд ли будет стремиться публично, говорить о происходящем.
   И в подтверждение моих слов под навесом в тени я увидел знакомый силуэт. Эта была та девушка, которую я встретил на площади. А при этом освещении настолько похожа на мою возлюбленную, что я, чуть было не сорвался с места, чтоб тут же оказаться рядом с ней.
   - Элина, там под навесом, только осторожно, не спугни ее, - шепнул я вамп на ухо.
   - Вижу, - кивнула она, и для всей публики добавила, - Ну если ее тут нет, то тогда нечего нам голосовые связки напрягать. Пошли, Виктор, лучше отметим сегодняшнюю победу.
   Люди вмиг потеряли интерес к странной парочке, устроивший мелкий спектакль на небольшом плацдарме у фонтана.
   Мы решили подождать немного за одним из столиков у небольшой открытой закусочной. Пару раз у меня молоденькие девушки, смеясь и скромно кокетничая, просили автограф. Один из парней, проходящих мимо, пожелал мне удачи в следующем поединке. Небольшая компания немного громковато, на мой взгляд, обсуждали, как такой, как я, мог победить самого Голоптара, но в открытую с этим вопросам лезть не решили.
   - Виктор, ты видишь ее? - спросила Элина, осматривая мелькающие вокруг лица.
   - Она за твоей спиной, и сейчас идет к нам, - улыбнулся я, увидев приближающуюся фигуру таинственной незнакомки.
   - Добрый вечер, - дружелюбно поздоровалась она, присаживаясь к нам за столик, - мое имя Нинель, будем знакомы.
   Она протянула руку вампирше.
   - Элина, - ответила она рукопожатием.
   - Виктор, - также представился я, и, заметив, как та не опустила своей ладони, протягивая ее мне, легонько коснулся губами тыльной стороны запястья.
   Нинель улыбнулась, не ожидая такого приветствия, и спросила.
   - Вы хотели меня видеть?
   - Гадалка сказала, что нам суждено сегодня встретиться, - ответил я.
   Нинель загадочно улыбнулась.
   - Она мне тоже самое сказала, - и наклонилась поближе к столику, подзывая меня поступить так же, шепнула. - Есть кое-что, что другим не стоит слышать.
   Я прищурился, нутром ощущая, что скоро могу стать полноценным участником некоего шпионского детектива.
   - Все так плохо? - подыграл я.
   - Может быть, и нет, но при последней нашей встрече вы упомянули имя моей сестры, поэтому я решила, что это будет вам интересно.
   - И что вы хотите мне рассказать? - я, откидываясь назад к спинке скамьи, скрестил руки на груди.
   - Я думаю, что лучше это обсудить в более укромном месте, - она поднялась из-за столика.
   Я кивнул Элине, приглашая ее поступить так же, и встал из-за стола. Некоторое время спустя мы оказались в неком номере, на другом конце города от нашей гостиницы.
   - Слушай внимательно, у нас мало времени, - тут же шепотом начала она, - это касается моей сестры Луизы. Она в опасности. Через три дня, после окончания турнира ее принесут в жертву для свершения какого-то обряда.
   Я не поверил услышанному.
   - Ппринести в жертву? - удивился я, - как-то смутно верится в такое.
   - Я понимаю, это выглядит абсурдом, но им нужна кровь волшебницы, чтоб открыть какой-то портал, - кивнула она.
   - Портал? - прищурился я, - кто они?
   В голове появилось несколько идей относительно этого.
   - Виктор, отнеситесь к этому с пристальным вниманием. Мой дорогой дядюшка Кион и маг Голоптар строят козни против короля. Вы должны в это поверить, - тут же добавила она, увидев смущение на моем лице.
   - Почему ты пришла по этому поводу к нам, а не к королю? - спросила Элина.
   - Несколько лун назад я подслушала их разговор о захвате власти и не знала, что делать и кому сказать об этом. Ведь Голоптар - это родной брат нашего великого короля. А сэр Кион - мой дядя, с которым я и приехала сюда. И вот, вчера, я гуляла по городу, и вдруг мне преградила дорогу некая женщина. Она назвалась цыганкой Ромулой, хотя я не знаю, что это значит, и сказала, что тот, кто сможет мне помочь будет сегодня вечером на площади. И попросила у меня медальон, - она кивнула на магическое украшение, висевшее на моей груди, - Сказала, что тот, кто будет сегодня там, узнает эту вещь и обязательно придет. Я оставила записку, как она мне и сказала и пришла на площадь. Вот поэтому я говорю об этом именно вам.
   Вдруг дверь распахнулась от сильного удара и в комнату ворвались вооруженные охранники.
   - Именем короля, вы арестованы за измену! - провозгласил один из них.
   Я замер, ожидая дальнейшей реакции его людей. Если они нападут, тогда будем отбиваться, а если нет...
   - А что если мы откажемся от вашего приглашения? - блеснул игривый огонек в глазах нашей вамп.
   - Тогда вы только докажете свою виновность, - Ответил тот, и более мягко добавил, - одумайтесь, не совершайте глупых поступков. Вам все равно не уйти. Вас объявят вне закона и рано или поздно ваши головы окажутся под острием топора.
   - Равняйсь, Смирно! - вдруг неожиданно гаркнул я.
   Солдаты замерли от неожиданности.
   - Как вы смеете арестовывать лучшего агента вашей армии? - не подумав, ляпнул я, и постепенно входя в роль, принялся их отчитывать, - Он, что, не мог просто связаться со мной по камню? Хотя да, не мог, вдруг я не смогу говорить или рядом были бы свидетели. Я же работаю под прикрытием. А вы что устроили? Могли и постучать, если что-то срочное.
   Я расхаживал перед переглядывающимися между собой вояками в средневековой амуниции.
   - Я тут почти раскрыл настоящего заговорщика, а вы вламываетесь сюда в самый разгар нашей беседы. Как же непредусмотрительно с вашей стороны, - я театрально зацыкал языком, - Думаю, кого-то придется из вас сегодня разжаловать.
   Я сделал паузу, остановив взгляд на том, кто зачитал нам обвинение.
   - Но, но мы выполняли приказ, - в оправдание залепетал он.
   - Значит приказ, - почесал я бороду, - от кого он исходил?
   - От сэра Конона, - робко ответил тот.
   - Варвар который? - скрывая улыбку, уточнил я.
   - Нет, от сэра Конона Азлантийского, второго сотника армии Некрополеса, - отрапортовал солдат.
   - Ага, значит от него... - я сделал вид, что решаю некую сложную задачу, - скажи, как твое имя, служивый?
   - Десятник Лавр, - как-то робко, но четко ответил тот.
   - Лавр, скажи, кто бы мог дать ему наводку на меня? - прищурил я глаза.
   - Не могу знать, - покачал он в ответ головой.
   - Стоять смирно, когда с тобой старший разговаривает! - крикнул я, подходя к ближайшему охраннику за спиной Лавра, - или ты хочешь, чтоб ... как твое имя?
   - Э... мое? - его глаза забегали, я раздраженно кивнул, - Эмм, Ян меня зовут.
   Сказав это, он сглотнул и вытянулся по струнке.
   - Или ты хочешь, чтоб Ян стал десятником, а ты пошел на его место? - на эти слова у парня на секунду проступила улыбка, но тут же спохватившись занял прежнюю позу.
   - Никак нет, старший! - робко, но четко ответил Лавр.
   - Вот и молодец, - я похлопал его по щеке, - так вот, твоя задача теперь узнать, кто дал Сэру Конону этот приказ и так, чтоб никто об этом не узнал, а потом доложить мне. Ты меня понял?
   - Да, сэр! - кивнул совсем побелевший десятник.
   - И, думаю, не нужно вам всем объяснять, что никто из вас сегодня ничего не слышал? - Я на секунду выпустил частичку ночной силы в мое зрение, меняя цвет глаз на черную пустоту.
   Охранники оторопело вздрогнули, но с мест и не сдвинулись.
   - Думаю, что понятно, - улыбнулся я, - все свободны, можете идти. И еще, Лавр.
   Он нехотя повернулся, мечтая поскорее удалиться от моего монолога.
   - Лавр, если все пройдет удачно, то я запомню десятника, который помог мне в этом деле, и на очередной кандидатуре на повышение, намекну кому надо, что есть один хороший человек на это место, но если нет, - я пустил кусочек пламени вдоль кожи моей руки, - думаю, объяснять не стоит, что с ним может стать.
   Тот судорожно кивнул, пытаясь проглотить застрявшую в горле слюну, и мигом выскочил за двери номера.
   - Виктор, ты не подражаем, - Элина сзади мерно с интервалом в секунду олицетворяла аплодисменты, - ты только что завербовал на свою сторону с десяток самоотверженных солдат.
   Я покраснел от этой похвалы.
   - Так вы из тайной охраны? - удивилась Нинель, - что же теперь со мной будет?
   Ее испуганное симпатичное личико пробороздили несколько слезинок. В эту минуту она так мне напомнила Луизу, что самому стало немного не по себе.
   - Луиза, то есть, Нинель, успокойся, - я прижал хныкающую девушку к своей груди, - не стоит так реагировать на мелочи. Ты все правильно сделала, что сразу обратились ко мне. Я никому не скажу, что это ты мне передала эту информацию. Ну, перестань же. Надо брать пример с сестренки.
   Всхлипы стихли.
   - А вы спасете ее? - на лице была написана надежда.
   - Клянусь всем, что имею, что не позволю и пальцем ее тронуть. И как только узнаю этих гнусных предателей, то порву их на месте, - положа руку на сердце заявил я.
   Затем внимательно заглянул ей в глаза, вытер последнюю слезинку, и успокаивающе повторил.
   - Ты все сделала правильно. Ступай к себе и поспи. И сделай вид, что ничего не происходило, - улыбнулся я.
   - Вообще-то я уже у себя, - робко заметила она.
   - Это твоя комната? - удивилась Элина, - но как, же ты будешь в ней спать, ведь тут теперь дверей нет.
   - Я спрошу другую у хозяина, - пожала она плечами.
   - А вдруг свободных не будет, тем более на ночь, глядя, - отрезала наша вамп, - нет, давай поступим по-другому. Сегодня ты ночуешь в нашей таверне, а завтра мы поможем найти другую комнату. И чтоб не было вопросов, всем скажешь, что к счастью, когда все случилось, тебя тут не было. И скажешь, что кто-то украл пару золотых с тумбочки.
   Эта идея мне показалась разумной.
   - Элина, Клика тогда ко мне в комнату, а вы как-нибудь поделите одну кровать на двоих, - согласился я.
   - Нет, Клик слишком слаб, чтоб его тормошить, - возразила она, - Нинель будет спать у тебя.
   На такое заявление у меня отвисла челюсть. У девушки тоже.
   - Но я..., - зареванная сестренка попыталась возразить, но вампирша ее перебила.
   - Никаких но, или так или спи с открытой дверью.
   - Элина, ты, что с ума сошла? Какое, вместе спать? - шепотом возразил я, притягивая ее за руку, - это же сестра Луизы.
   - Виктор, это твой шанс узнать все подробности о заговоре. Вдруг еще что-то вспомнит. У вас же как-никак есть нечто общее. А тем более, когда у тебя еще выпадет такой шанс поговорить в спокойной обстановке? - она улыбнулась и стрельнула глазками, - Или ты боишься оставаться один на один с девушкой, очень похожей на твою возлюбленную?
   - Дело не в этом, то есть, ну может быть.... Ай ну тебя, - махнул я рукой, - Не буду я ее трогать. Я ж чувствую, что это не она.
   - Ну, смотри, герой любовник, нам нужна вся информация, которой она обладает. И учти, если оступишься, Луиза этого тебе не простит, - подмигнула мне вамп, и перевела свой взгляд на юную особу, - Нинель, он пообещал, что будет спать на полу и даже и не подумает к тебе прикоснуться.
   Наша новая знакомая подумала с минуту, глядя то на меня, то на Элину и, сдавшись, согласилась с предложением. Спать-то с открытой дверью действительно не хотелось.
   - Пошли, время позднее, - выдохнула она, выходя первой за дверь.
   Мы переглянулись, радуясь результатам переговоров, и пошли в наше скромное место отдыха, в котором придется переночевать еще пару ночей. Чем ближе к финалу турнира, тем дороже становилось проживание. Хозяева во всех заведениях специально накручивали в цене, за счет чего потом целый год смогут работать не напрягаясь.
   Как бы я ни пытался узнать что-нибудь еще от Нинель, но так ничего и не добился. Девушка не смогла дать какой-либо новой информации, после чего, с полчаса, я поговорил с ней ни о чем и постелил спальник на деревянный пол. И пару минут спустя от усталости погрузился в страну красочных сновидений.
   ***
   - Давно я тут не был, - сказал я, разглядывая немного изменившийся пейзаж моего маленького мирка.
   Там появилось небольшое озеро с водопадом. Неширокий поток воды появлялся прямо из воздуха и пронзал голубую гладь небольшого пруда. Отсюда я плохо мог различить истинный размер этого озера. В этих мирах пространство искажало объекты до неузнаваемости. Хоть первопричиной этих метаморфоз были твои же собственные желания, но результат всегда чем-то отличался.
   На берегу, купая ноги в воде, сидела полуобнаженная Лилит. Ее одеждой был пляжный костюм любой женщины в жаркий период у моря. Ее крылья и хвост переливались разными оттенками сиреневого, красного и розового. Не успел я подойти на достаточно близкое расстояние, чтоб поприветствовать ее, как она обернулась.
   - Лилит? - спросил я, глядя на зеленые огоньки в глубине глаз.
   Мне показалось, я увидел в этом свете частичку ее души.
   - Наконец-то ты пришел, я уже, немного, заждалась. Скучно у тебя здесь, - она поднялась на ноги, разминая свое тело и руки.
   Я немного засмотрелся. Сон есть сон. И мечты свойственны каждому. Даже столь волнующие как эти...
   - Виктор, нам пора к башне, они вот-вот прорвутся, - непринужденным голосом она вывела меня в обратно в псевдореальность. - Сколько осталось боев до того, как придет очередь Ченокана?
   - Два поединка, или один, - ответил я.
   - Тогда должны успеть, - задумчиво кивнула она.
   - Успеть куда? - нахмурился я, но ответа не последовало.
   Лилит прорезала ногтем контур арки, нарисовала поверх ее границы некие светящиеся руны и резко, взяв за край полотна сего творения, скинула кусочек моего мира о землю. Передо мной предстала веретенка цветовых хитросплетений. Она отошла в сторону, пропуская меня вперед.
   - Туда? - недоверчиво уточнил я.
   - Иди, портал за мной закроется, - пояснила Лилит.
   Я поколебался секунду и сделал шаг. Радужная карусель подхватила мою ногу, и тут же следом ушло и все тело.
   - А-а-ай, - невольно закричал я, уносясь в потоке цветовых лучей.
   Через некоторое время терзаний и кувырканий по сложному лабиринту, меня нагнала летящая на своих крыльях суккуб.
   - Ты такой смешной, - улыбнулась она, стараясь не обгонять и не отставать.
   - Наверное, специфика заклинания, - подумал я.
   - Виктор, скоро мы окажемся у башни, - осведомила меня вамп. - Пару часов назад под пристальным наблюдением группы магов туда привезли твою Луизу. Я перенесла тебя сюда, потому, что маг, держащий ее взаперти, вернулся и готовит что-то ужасное. Его магия не такая, как твоя или Луизы. Его магия пахнет смертью. И мне кажется, он хочет открыть портал. Ты должен побыстрее уничтожить башню, пока он этого не сделал.
   - Лилит, а где Люций? - осведомился я, вдруг вспоминая его безумство в моем сне.
   - Он остался там, чтоб известить нас на случай опасности, - ответила она.
   - Лилит, ты сможешь ответить мне на еще один вопрос? - спросил я.
   - Что ты хочешь узнать?
   - Скажи, а что за зеленый огонь у вас с Люцием в глазах? - услышав это, она почему-то сморщила лоб и отвернулась.
   - Ты действительно их видишь? - спросил она, стараясь избежать зрительного контакта наших глаз.
   - Я совсем недавно это заметил. Вначале у Люция, он даже был каким-то странным, когда этот огонь появился в нем, а вот теперь и у тебя.
   Она примолкла, думая, что ответить. И немного погодя, изрекла.
   - Виктор, ты видишь наши души. Так, в повседневной жизни, у вас в мирах, ты не увидишь этого, но в минуты духовной близости или при совершении некоего колдовства с нашей стороны приходиться становиться тем, кем нас создали Отцы. Постарайся не смотреть на этот огонь, иначе душа может воспринять это по-своему и накинуться на тебя. А пока ты не обретешь свою силу Говорящего, это может стать смертельным исходом.
   - Но я..., - хотел было что-то ответить, но не знал что.
   Мне помогла Лилит, глянув вперед, радостно произнесла.
   - А вот и выход.
   Яркая вспышка света и я лежу весь мокрый и скрючившийся от нестерпимой боли в пульсирующих мышцах. Тело била дрожь. Одежда вся была покрыта инеем.
   - Он первый раз? - слышал я голос Лилит.
   - Ну, ты даешь, а кто, кроме тебя может более одного человека с собой перенести? - это уже был мой краснокожий друг.
   - Люций? - Прошептал я, горло вмиг осипло.
   - Лежи, лежи, не вставай через десять минут будешь, как новенький, - похлопал он меня по плечу.
   После этих слов я различил еле слышный их шепот.
   - Он уже видит, - сказала она, отходя подальше.
   - Я знаю, - ответил чертенок.
   Дальнейшего я не слышал. Как и обещали Высшие, десять минут спустя я чувствовал себя гораздо лучше.
   - Ты готов? - кивнул он, заметив, что я поднялся на ноги.
   - К чему? - не понял я его вопроса, отряхивая штаны от росы, образовавшейся от инея после перехода.
   - Как к чему? - удивился тот, - башню бить будем.
   - И где она? - я осмотрелся по сторонам.
   В темноте было плохо видно. Зрение, не спрашивая, перешло в тень. Результат тот же.
   - Вниз посмотри, - подсказал мне Люций, скрестив руки на груди.
   - Куда? - удивился я, пытаясь понять, о чем он говорит.
   Чего-то после таких перелетов я стал хуже думать. Мы стоим на поляне. По одну сторону Густой стеной вздымается лес. По другую, обширное поле. Я покрутился вокруг своей оси... Ничего.
   - Лилит, в следующий раз выбирай не самую короткую дорогу, - махнул Люций своей сестренке, она в ответ показала язычок, - Виктор, посмотри под ноги.
   Я понял, чего он от меня добивался, и ахнул. Среди тонких очертаний травы, корней и сломанных веток я увидел глубокий каньон. На дне, которого из окон башни струился теплый солнечный свет. Мы стояли на полупрозрачной земле, накрывающей огромную трещину в земной коре.
   - Ну и ну, - вырвалось у меня.
   - Ух-ты, заметил, - съехидничал, хлопнув в ладоши, черт.
   - Она там? - с надеждой спросил я.
   - Да, - кивнули оба.
   - Тогда, может, подскажете, как мне туда попасть? Или ... опять импровизация? - вздохнул я.
   Они дружно кивнули, отходя к краю каньона.
   - Может, хоть Хвоста дадите на некоторое время? - попросил я.
   - Он улетел в лес, будет на рассвете, - чертенок с огорчением развел руки в стороны.
   - Ну и фиг с вами, тогда, если объявиться раньше моего возвращения, то пусть летит вниз, - сказал я, мысленно раздвигая земную поверхность.
   - Ого, ты уже с землей на ты, - похвалил меня краснокожий бес.
   В тот же миг оттуда дыхнуло на меня замогильным холодом с примесью разлагающихся тел. Свет, до этого, казавшийся солнечно теплым сквозь открытую расщелину стал каким-то мертвенно бледным, как от умирающей луны. Высота оказалась немного большей, чем мне показалось до этого. Я испуганно сглотнул. Все дно ущелья было усеяно белым покрывалом. Ощущение было такое, что на самом деле попал в некую усыпальницу. Местами из стен каньона вырывались языки голубого пламени. Я с легкой неуверенностью направил руку на стену, призывая кусок скалы выдвинуться под ноги. Она послушно выполнила этот приказ. Я осторожно опустил вначале одну ногу, затем, проверив прочность твердой поверхности, переместил туда и другую. Пару маленьких камушков полетели вниз. От эффекта, секунд пятнадцать парящего кусочка камня, что-то страшновато стало. Я присел, обнимая выступ у скалы. Пару взмахов рукой в союзе с силой воображения и я постепенно спускаюсь вниз, оставляя на стене неглубокую борозду от импровизированного лифта. Минуты две я спускался с огромной высоты, постепенно минуя красивые очертания шпиля, который начинался метрах в десяти от поверхности земной коры.
   Постепенно моему взору открылся сросшийся со скалой, словно вылепленный из дерева верхний этаж помещения. Я добрался до ближайшего окна, там никого не было. Затем осмотрел соседние, тоже пусто. Неприятный запах, и это освещение создавали впечатление могильника, но никак не обитель мага. Я осмотрел все доступные окна и не нашел того, что было нужно.
   - Значит, идем через главные ворота, - пожал я плечами, опускаясь к странному ковру из белых неровных палок. Вдруг мое зрение различило, что это был за ковер. Горы, кучи, огромное количество костей, черепов, мертвых тварей вперемешку с остатками гниющей плоти. Меня передернуло в рвотном позыве. Такое и в страшном сне не увидишь. Я не стал тешить себя топтать останки несчастных жертв, принявших участие в создании этого могильника, и переместился прямо к двери.
   Я попробовал толкнуть ее. Но, как и следовало ожидать, она не поддалась. Над Башней, у самого основания прозрачной преграды, начали затягивать небо огромные тучи, пропитанные сверкающими зарницами. Свет, попадавший сюда от небесных светил, постепенно иссяк. Вокруг воцарила атмосфера ночи на кладбище перед грозой. Вдруг, одна из молний вырвалась из темных туч и вонзилась в самое острие шпиля.
   - Виктор, поторопись, оно уже началось! - Услышал я мысленный крик Люция.
   Я попробовал сильнее толкнуть дверь, не помогло. Я сконцентрировал силу в кулаке и ударил. Стены и земля сотряслись, вздымая густой волной вековую пыль с лежавших на дне ущелья, костей.
   Вдруг, сзади меня что-то прошелестело. Я испуганно обернулся. Никого. Я толкнул дверь еще раз. Сзади послышался тот же звук, но гораздо ближе. Теперь я во все глаза искал того, кто мог издать этот неприятный шелест. Секунд двадцать я прощупывал глазами каждую косточку, каждый неровный бугорок. Но так ничего подозрительного и не увидел.
   - Привидеться, же всякое, - выдохнул я, поворачиваясь к огромному массиву, перекрывающему вход в башню.
   И только я это сделал, как шелест снова повторился. Теперь все иллюзии развеяны, нечто тут есть. Я упорно затряс дверь, пытаясь хоть как-то повлиять на происходящее. Вдруг около меня бугорок переместился к другому бугорку.
   - Ага, - крикнул я, одним махом меча, взрыхляя пошевелившуюся кучу.
   Кости, которые должны были разлететься в разные стороны, остались стоять на месте. Из первой кучки вылез скелет человека и мерной походкой пошел ко мне. Я мигом разрубил его на две части.
   Водяной очень сильная стихия в сочетании с этим оружием. Скелет упал, шевеля руками и ногами. Из второй кучи резким прыжком кинулся на меня скелет пса. Он, повторил историю недолгой жизни своего хозяина. Нижняя часть туловища собаки, как ни кстати, попала прямо в руки разрубленному человеческому скелету. Он взял заколдованное животное и присоединил его к себе вместо ног. Я на секунду потерял дар речи от столь странной и ужасной картины. Человеческий скелет, заменивший себе ноги, стал на четвереньки и немного нелепо поскакал ко мне. Теперь я не мелочился, послав в него дюжину мощнейших силовых импульса из воды, не оставив ему ни единого шанса.
   Я обернулся к двери, пытаясь снова открыть ее более сильным ударом. От грохота зазвенело в ушах.
   Встряхнув головой от гула, я краем глаза заметил движение. Я обернулся и ахнул. Там стояло с десятка два странных существ, сотворенных из разномастных тварей. Здесь виднелись черепа людей, птиц, рогатых млекопитающих, клыкастых и беззубых, некогда живых, а теперь мертвых бедолаг. Тела же описать было сложно. Анатомию костей знал плохо, но то, что кости были сплетены в хаотичном порядке, можно было понять и без университетских знаний. Местами лоскуты кожи и ткани на человеческих конечностях давали понять о том, что некоторые из них оказались тут совсем недавно.
   Я сглотнул, соображая, что делать. Огонь может и поможет, но для этого надо тогда спалить весь каньон.
   - Земля, может ею получится, - промелькнула мысль, - Голем, вылась, давай, будем делать порошок.
   Он послушно осмотрел надвигающуюся толпу и, долго не думая, вступил в простой деревенский мордобой. Я думал, что он там скалу скинет, или их глубоко под землю спрячет, а тут кулаками махает направо и налево, раскидываясь кучками костей, попадающими под удары.
   - Ладно... пусть занимается, - махнул я рукой.
   Я почесал бороду над возникшей загадкой.
   - Люций! - крикнул я мысленно, - как открыть двери?
   - Не знаю, пробуй все, что можешь, - услышал я в ответ.
   И я попробовал все. В ход пошел огонек, вода, сила кольца, но результата никакого. Осталось два пункта тень и развлекающийся голем. Я посмотрел на него. Клочья земли разлетались в разные стороны, ломая все, что попадалось на пути, каменные копья вырывались из-под земли, огромные пласты гранита, сплющивали ожившие скелеты в однородную массу. Но это только помогало им увеличиваться в численном превосходстве. Количество наседающих перевалило за тридцать, но Голем хорошо знал свое дело, уничтожая их пачками.
   Пусть занимается, я переключил свое внимание на вторую надежду и позвал ночь в мои глаза. Зрачки тут же отреагировали на призыв, быстро расширяясь и заполняя темнотой все глазное яблоко. И тут я увидел то, что никогда бы не увидел обычным зрением. Там была сложно-сочлененная надпись на том самом древнем наречии, которому научил меня Хвост. По слогам я смог прочесть его.
   - Армозинхомдалидненнтен, - шепотом выговорил я выгравированные светом буквы.
   В этот же миг молния поразила шпиль башни и яркой змеей устремилась к двери. Я вовремя закрыл глаза от ослепительно-яркого света. Тут и при обычном зрении можно остаться без единого намека на скорое выздоровление от слепоты. А при этом, так и вообще выжечь сетчатку. По контуру дверей синим пламенем прошлась волна плазмы, разрывая наложенное на нее заклятие.
   Я толкнул, легко поддавшийся массив и резко упал на землю, больно шмякнувшись локтем о гранит. Что-то зацепилось за мою ногу и не давало идти дальше. Я обернулся. Человеческая рука скелета крепко держала меня за лодыжку. Дальше от нее выходило нечто нечеловеческое, смесь многих животных в одном. Сплошная, непонятная мне масса костей и голов. Она пошевелилась и дернула меня в гущу возрождающихся монстров. Я с криком, пролетев метров десять, с треском приземлился в кишащее месиво некогда бывшей плоти. Ужасная боль пронзила бедро. Я, стиснув зубы, пытаясь увидеть, причину этого адского ощущения. Но Нечто зацепило за шею и попыталось оттянуть голову куда-то вверх к облакам. Я вывернулся и посмотрел вниз. Поверх штанов, сквозь ткань красовался обломок чьей-то кости, по-видимому впившийся от неудачного приземления. Я выдернул отросток и тут же прижал ладонями хлынувшую кровь. В эту же секунду в скулу ударило чем-то очень твердым. После первого удара последовали и остальные. В глазах полетели искры. После трех ударов по спине, ребра сдавило костяными тисками. То в голову, то по телу, то по ногам приходились неприятные, но еще терпимые удары. Я почувствовал, что мне не хватает воздуха от нарастающего давления на легкие. И вот-вот мог потерять сознание.
   Еще немного и я бы умер, но что-то не давало мне сдаться. Это что-то называлось моим сознанием. Мысли сами нашли то, что не давало так легко отпустить это бренное тело. Перед глазами в долю секунды пролетели картинки Луизы, Люция, Клика, Лилит, Малемара, Бьорта и многих других, чьи имена мне вспоминать в эту минуту было крайне трудно. Все сознание охватило некое ощущение ответственности за тех, кого я люблю и кем дорожу, за тех, кто верит в меня и надеяться, что я спасу их семьи от нашествия и конца света. Я понял, что кроме меня это не сделает никто, что от того, что если я сдамся сейчас, то судьба не только этого мира, но и всех остальных станет одинаково печальна. Волна ненависти и жажды жизни окутала меня всего с ног до головы, открывая путь к скрытой доселе от меня силе. Однажды я испытал нечто похожее, когда боролся с големом, но это были цветочки. Сила и мощь, данная истинному Говорящему, посетившая меня в эту минуту легким движением мысли разбросила существ, пытавшихся сделать из меня бесформенную кучу мяса.
   Я ощутил, что могу стереть их с лица земли одним лишь взмахом руки, но тратить на это безобразие столь могущественные резервы этой великой силы было просто кощунством. Я одарил огонька маленькой толикой от этой божественной первозданной сущности и окутал себя ореолом огненной стены. В одно дыхание этот непреодолимый барьер стал в несколько тысяч градусов, хотя, не буду врать, может и миллион по Цельсию. Белая, от накала скала отозвалась легким испугом. Я резко раздвинул руки, заставляя огонь сжигать всех, кто давным-давно должен был покинуть эту землю. Сияющие крылья за моей спиной помогли плавно спуститься ко входу в башню.
   Как только мои ноги коснулись твердой почвы, эта сила решила не баловать меня и вернулась туда, где она спала до этого времени, оставив тело в полном одиночестве с моими настоящими ощущениями. Все части тела, которые я еще чувствовал, отразилась дикой болью. Я не смог пошевелить ни рукой, ни ногой. Воздух, ни в какую не хотел заполнять в нужном объеме сломанные ребра. Я невольно упал на колени. Голем с водяным подхватили меня под руки и потащили дальше в темный проход, закрывая за собой обуглившиеся остатки бывшего массива. Огонек остался за нею, решив, что там его неистовая энергия будет направлена в нужное русло.
   - Виктор, что у тебя там твориться? - прорвался в сознание еле слышный голос чертенка, - мы, словно дома очутились.
   - Я скоро буду... - выдавил я из себя, собирая все силы в кулак, думая лишь об одном, а именно, это найти то, зачем я сюда пришел - мою Луизу.
   - Водяной, каменный, помогите мне, - умоляюще попросил я.
   Они переглянулись и, не сговариваясь, по очереди в точной копии окутали мое тело. Сперва водяной создал прохладный кокон, снимающий боль и усталость, а затем голем окутал меня всего бронированным прозрачным щитом из алмазной крошки. Я почувствовал себя героем фантастического фильма, залезшим в специально предназначенного для этого робота с искусственным интеллектом. Вопреки ожидаемому результату, первый шаг оказался на удивление легко. Я тут же сделал второй. От той первоначальной боли осталось лишь легкое эхо, как от слегка болящих мышц после тренировки. Я постепенно перешел на бег. В этой башне имелся огромный коридор, упирающийся в другие ворота, высеченные прямо в камне. Я подбежал и резко распахнул их.
   Резкий свет тысячи свечей на секунду ослепил мои человеческие глаза. От стен эхом отражалось чье-то монотонное чтение. В центре огромной залы, над квадратным саркофагом читал заклинание человек в темно-коричневом балахоне. Вокруг него, нараспев, вторили с десяток его приспешников. По залу в хаотическом порядке летали древние руны заклинаний. С каждым новым словом одна из рун принимала аккуратный строй вокруг саркофага, на котором лежала...
   - Луиза, - само вырвалось из моих уст.
   В тот момент как я увидел ее, мир вмиг стал невосприимчивым для меня. Я не видел, что происходило вокруг, не видел, как забегали люди в балахонах, не понял, как несколько подбежавших ко мне активистов-сектантов улетели к противоположному концу залы, не увидел, как сорванное древнее заклинание принялось уничтожать строение с тысячелетней историей. В тот миг, единственное, что хотело мое сердце - это оказаться около нее. Около той, к которой успел так сильно привязаться. К моей Луизе.
   Я взял ее на руки и улыбнулся, видя, что девушка цела и невредима. Она сейчас была под действием каких-то чар и прибывала в мире грез и фантазий. Вот теперь мой мозг начал думать и замечать, что обитель сектантов не такая и крепкая, как мне показалось на первый взгляд. Древние руны, теперь ни кем не контролируемые, оставляли неизлечимые раны в стенах небольшой, но высокой залы. Вдруг на глаза попался их предводитель. Он все еще пытался остановить неизбежное падение крепости, читая что-то из своей книги, но все было тщетно. Руны категорически отказывались его слушать. Сектант не сдавался и все читал и читал, и вдруг, они замедлили свой бег, словно погрузились под воду, и постепенно задвигались с монотонной периодичностью. Этот плавный бег очень сильно напоминал цирковую карусель с детскими лошадками.
   Сектант поднял руку и прокричал какое-то сухое, резкое слово. Пару секунд ничего не происходило, я хотел было поспешить к выходу, но неведомая сила резко вырвала Луизу из моих крепких алмазных рук и перенесла в центр рунической карусели.
   Легкий испуг за ее жизнь резко сменился злостью на того сектанта, что читал заклятие.
   - Ах ты..., - мир замер, ускоряя мое тело до невероятных высот.
   Я в секунду очутился у колдуна и ударил ему в челюсть. Но заклятие уже было прочитано. Стены затряслись от нарастающего гула. Откинутый капюшон упавшего сектанта показал мне его лицо. Это был мой недавний противник Голоптар. Он приподнял голову, вытирая окровавленные губы.
   - Думаешь, что это что-либо изменит? - зло крикнул поверженный маг.
   Я взял его за шиворот и поднял на вытянутую руку.
   - Что все это значит? - прокричал я сквозь нестерпимый гул вибрирующей башни.
   - Скоро он придет и тогда ничего нельзя будет изменить, - Голоптар рассмеялся ужасным хохотом, поворачиваясь к висящей в воздухе девушке.
   И как по команде гул резко исчез, заглушая все звуки вокруг и, от куда-то сверху, в Луизу ударил ослепительный луч магической энергии. Я невольно отпустил руку, роняя мага на землю. Волшебница засветилась ярким пламенем, озаряя руны и превращая их в нечитаемые маленькие светила. Вдруг, весь этот свет тонким насыщенным потокам устремился в саркофаг, ломая его и, доставая оттуда сердце башни. Оно мигом начало впитывать эту силу, озаряясь тем же светом, что и моя Луиза секунду назад. Я обернулся на Голоптара. Тот на четвереньках пытался отползти от меня подальше. Я не дал это ему сделать, наступая на руку.
   - Говори, как остановить это, или я переломаю тебе все кости? - крикнул я, слегка усиливая нажим.
   - Аааа, пусти, - жалобно выдавил он из себя и тут же смеясь, добавил, - Ты умрешь вместе с ней.
   Вторая рука этого жалкого подобия предводителя была свободна. Он взметнул ею, и каменная глыба впечатала меня в стену. Голем тут же помог выбраться и выставил руки, для остановки второго подобного булыжника.
   - Значит, мы еще и кусаемся! - ругнулся я, откидывая в сторону очередную посылку от Голоптара из земли, - а как тебе это?
   Я силой мысли связал его руки и ноги его же стихией. Вдруг раздался громкий хлопок, и из кристалла заструился теплый луч света в дальнюю стену коридора. Гранитный камень в том месте пошел трещинами, отколов кусочек открывающегося портала. Я узнал там знакомое очертание двери в Темный мир.
   - Так вот, что ты задумал, - вывел я догадку, - значит, порталы открываем.
   Я осмотрелся вокруг. Все остальные соучастники хоровода успели покинуть башню до открытия дверей в иной мир. По-видимому, где-то здесь есть портал, способный перемещать их, не выходя наружу. Что же делать. Я снова посмотрел на скованного мага. Он же все равно не скажет. Как прекратить все это? Значит, надо действовать По-старинке.
   - Раз не хотим по-хорошему, тогда будем действовать по-плохому, - выдал я многообещающую фразу, поднимая мага с земли и поднося к порталу, - Думаешь, они будут рады тебя видеть?
   Тот округлил глаза в легком испуге, осознавая, что я не шучу.
   - Ты не посмеешь, - его голос дрогнул.
   - Поспорим? - я еще ближе поднес его к появившейся из ниоткуда когтистой лапе.
   - Нет, они примут меня за своего, - попытался возразить он, но тело говорило об обратном, пытаясь отстраниться от опасной твари.
   Еще один камень упал, давая безумству из темного мира просунуть всю руку в появившееся отверстие. Когтистая лапа взмахнула, раздирая рясу вдоль всей спины извивающегося волшебника. Он дико закричал от резкой боли. Кожа зашипела, как от кислоты.
   - Нет! - теперь он воистину испугался того, что ждало бы его в случае, если б все сложилось более гладко, - Нет! Я не знаю, как это остановить. Пусти меня!
   Он забился, как дикая кошка, попавшая в силки служащего питомника для бездомных животных.
   - Как это остановить? - я не разжимал стальной хватки и повторил процедуру.
   - Я не знаю! Отпусти же! - его голос перешел на истерические нотки от осознания безысходности скоропостижной смерти.
   - Как пожелаешь, - у меня не было жалости к этому человеку, но то, что я сделал, еще долгие годы приходило ко мне в самых жутких кошмарах.
   Я бросил его к тянущейся когтистой руке. Она, ловко подхватив мага, резко притиснула его к отверстию. Дальнейшее описывать не буду, ибо это будет больше похоже на будоражащую сон повесть Стивена Кинга. Скажу коротко... Его затянули туда через отверстие размером с крепкий кулак.
   Я сплюнул, отводя глаза от стекающих по камню кровавых дорожек, и побежал к искрящему камню. Надо было что-то предпринять. Я схватился руками за насыщенный магией кристалл и попытался с ним что-либо сделать. Но его, словно, намертво пригвоздили к невидимому пьедесталу. Я вложил в еще один рывок силу кольца. Результат тот же. Луиза все так же висела в воздухе и не подавала признаков жизни. Магическая энергия, струившаяся с небес, постепенно уменьшала ширину канала, но на выходе из кристалла она струилась все с той же силой. Луиза тут явно была чем-то вроде преобразователя, а сердце башни в виде зеркала или фокуса.
   - А раз нельзя изменить направление луча, значит надо преградить сам луч, - сделал я вытекающий отсюда вывод.
   Я схватил кусок скалы и поставил его между образовывающемся порталом и кристаллом. Луч, как ни в чем ни бывало, прошел сквозь него, продолжив первоначальное занятие по откалыванию гранита для прохода демонам. Сквозь образовавшееся отверстие просунулась голова жуткого монстра. В глазах этой клыкастой твари яростно полыхали два зеленых огонька. Увидев меня, она бешено забилась в безумном желании попасть побыстрее внутрь. Зубы монстра заклацали, отгрызая зубами крошку со стены. Слава Создателю, что его тело было в разы больше головы, что спасло меня от неминуемой близкой беседы с этим чудовищем.
   Я снова посмотрел на луч, выхода не было. Если Луизе он не причиняет вреда, то, вполне возможно, он не навредит и мне. И я, расставив руки, стал на его пути. На пару секунд это помогло, но энергия, что входила в меня, заполнив все пустое пространство, начала проситься обратно. Я чувствовал, что долго так не выдержу. Нужно было выпустить ее. Но куда? Не найдя решений, я просто направил руки на стену и отпустил распираемую все тело чужеродную магию. Луч сорвался плотным потоком, пронзая камень и вырисовывая контур другой двери. Вдруг я почувствовал, что это за сила. Это было заклинание открытия врат, но каких именно, решал читающий заклинание. Я улыбнулся своей догадке и представил единственное безопасное место - это мой мир снов. Я представил четкие контуры озера, луга, легкого приятного ветерка, шепчущегося с майским солнцем, ну, в общем, попытался вспомнить все, что видел до того, как покинул его около часа назад. И сила ответила моему желанию. Камни в той же последовательности, как и, пару минут до этого, принялись откалываться от стены, открывая моим глазам синее безоблачное небо. Сердце забилось чаще в предвкушении результата.
   Постепенно поток с небес совсем иссяк, оставив Луизу отдавать остатки накопленного могущества. Все закончилось так же быстро, как и началось. Как только прекратилось действие этого заклинания, я тут же подбежал к мойей возлюбленной. Она все еще была без сознания.
   Камень снова опустился на свое законное место. Поняв, что магия закончилась, демон, все еще пытавшийся проникнуть в этот мир, яростно зарычал и исчез. Секундой спустя, по ту сторону, раздался мощный удар, сокрушающий весь свод и стены башни. Второй удар во все стороны пустил трещины от отверстия в уже имевшемся проходе в Темный мир. Они не желали мириться с отказом с нашей стороны. Еще удар и несколько камушков намекнули, что стена, хоть и прочная, но не долговечная. Когда-нибудь, а результат будет достигнут.
   - Уничтожь башню! - пробился еле слышный голос чертенка.
   Хотя, это могло и показаться, но для спасения мира надо доделать начатое. Я подбежал к кристаллу и, как и в прошлые разы, вогнал иглу в твердую магическую субстанцию. Она вошла на удивление легко.
   - Опыт сказывается, - улыбнулся я сам себе, раскалывая камень надвое.
   Повторяя контур раскола на поверхности магического кристалла, на потолке, возникла огромная трещина. Пару каменных глыб упали с огромной высоты, вздымая остроконечные плиты, устилающие дно пещерообразной залы. Я мигом подбежал к Луизе и в долю секунды, не раздумывая, прошел сквозь дверь в мой мир.
   Там, по ту сторону образовавшегося проема, отчетливо было видно, как рушатся стены башни. Несколько минут и гора камней и щебня заглушила затихающий рев отчаяния и злобы с потустороннего измерения Тьмы. С падением последнего камня портал окончательно закрылся.
   - Что случилось? Где я? - услышал я тихий голос очнувшейся возлюбленной.
   Сердце застучало с неимоверной быстротой.
   - Луиза, - радостно произнес я и вспомнил, что она не узнает меня в таком виде.
   Я скинул каменный и водяной доспех. И не успел пожалеть о поспешном решении, как упал без сознания от накатившей боли.
   Последнее, что я помню, это яркий светлый и чистый светлый образ, приближающейся девы.
   ***
   - Почему он еще жив? - король Ченокан небрежно бросил бумаги на стол.
   - Милорд, - Тень склонил голову в глубоком поклоне, - Третий день мы не можем его нигде найти. Его камень не отвечает. У нас подозрение, что задание было сорвано.
   - Мне плевать, что с ним и где он, - прорычал монарх, - Мне нужен результат. У вас осталось два дня до конца турнира и если Виктор не умрет или не присоединиться ко мне, то мне придется искать нового главного на роль девятого. Ты меня понял?
   - Да, мой повелитель, - Тень покорно склонил голову, принимая его точку мировоззрения, как единственной правильной.
   Монарх на пару секунд задумался. Его мысли прервала еле слышная вибрация, доносящаяся от его девятого главного.
   - Ответь, - приказал он.
   - Что у тебя, Тит? - резко, немного искоса поглядывая на своего господина, спросил Тень.
   - Прошу дозволения говорить, мой господин, - как-то уныло произнес голос на той стороне и, не ожидая ответа, продолжил, - Амандил погиб, мы установили убийцу. Это был Виктор.
   - Но как? - удивился Тень, хмуря брови, - Когда это произошло?
   - Не знаю, мой господин, одна или две луны назад, не более, - ответил Тит и немного тише попросил, - Позвольте отомстить за смерть брата.
   - Мне надо подумать. До моего решения не предпринимай никаких поспешных действий, - Тень оборвал связь.
   Монарх с улыбкой поиграл бровями.
   - Я сам займусь этим делом, - поспешно ответил на этот жест Тень.
   - Я думаю, что тебе не надо напоминать, что план не может быть сорван ни при каких обстоятельствах? - спросил король.
   - Долгих лет, мой Сюзер, я не подведу, - Тень поклонился и поспешно ретировался из палатки.
   - Позовите мне Маккензи, - крикнул Ченокан своему секретарю за разделяющим пологом его временного убежища.
   ***
   Первый луч солнца пронзил всю комнату и нежно лег на мои веки. Я потянулся в кровати и закашлялся. В горле пересохло. Ужасно хотелось пить. Я попробовал встать и тут же упал обратно на кровать. Все мышцы болели как после первой тренировки с Кликом. Я вдохнул побольше воздуха в легкие, и почувствовал, что мышцы, окутывающие ребра отдались неприятным ощущением скованности.
   - Наверное, я спал не на том боку, - сказал я сам себе, - Ладно, пора вставать.
   Я со второй попытки опустил ноги на пол и, яркая вспышка посетила мой мозг. В это мгновение я видением вспомнил сон. Или не сон... Я встряхнул головой, приводя мысли и ощущения в порядок.
   - Если это не сон, значит ... Луиза, - Все болезненные ощущения отступили на второй план.
   Я бегло осмотрел комнату. Признаков ее присутствия не обнаружил.
   - Но..., - яркие вспышки сна не давали поверить в то, что все было не по-настоящему.
   Я оделся и с вялой задумчивостью пошел в трапезную. Надежда не уходила и, как только я вошел в небольшое помещение с обеденными столами, бегло осмотрел всех присутствующих. Нет, там ее тоже не было. Но там был здоровый и невредимый Клик и смеющаяся Элина.
   - Виктор, а вот и ты, - поприветствовал меня мечник, - а мы только о тебе и говорили.
   Элина согласно кивнула.
   - Вижу, ты вернулся к нам, - улыбнулся я в ответ и потупил взгляд, вспоминая о сне.
   - Виктор, - вамп вопросительно посмотрела на меня, - ты в порядке?
   - Да, все хорошо, просто кошмары мучают, - отмахнулся я.
   - Луиза приснилась? - улыбнулась она.
   - Откуда ты знаешь? - кусок сыра так и выпал из моих рук.
   - Она сама нам рассказала, - улыбнулась вамп.
   Сердце и мысли сделали двойной кульбит с переворотом.
   - Где она? - я принялся рыскать глазами по столикам.
   - Виктор, тебе надо успокоиться, - как-то загадочно начал мечник.
   Я настороженно посмотрел на него. Что-то в его словах заставило меня остаться на месте и прислушаться.
   - Понимаешь, есть одна небольшая проблема, - издалека начал он, - Луиза потеряла память и не помнит все, что было с того момента, как вы попали в этот мир.
   - Как это? - удивился я.
   - Скорее всего, всему виной тот взрыв, - пожал плечами мечник.
   Я забегал невидящим взглядом по столу. Значит, она так и не смогла вспомнить...
   - Но это значит, - вдруг понял я.
   - Да, Виктор, тебе придется потерпеть и не давить на нее, - он задушевно посмотрел на меня, - она должна сама все вспомнить. Иначе это может привести к еще худшему результату, чем теперь.
   - Луиза, - я все еще не хотел верить, что все переживания и столь долгое потраченное время было зазря.
   Сзади открылась дверь, и слабоосвещенное помещение пронзил плотный поток солнечного света. Там возникло два силуэта очень похожих друг на друга девушек.
   - Нинель, ну перестань, я же тебе говорю, ну не было у нас с ним ничего, - раздался до боли родной голосок.
   - Луиза, ты чего? - одна из них замерла, увидев сидящего меня.
   Между нами пробежала искорка надежды и разбилась о гранитное сердце забвения.
   - Виктор, - выдохнула она, подходя поближе, - ты проснулся, а я уж было начала волноваться. Ведь Сир, говорил, чтоб я пристально за тобой смотрела.
   Я не знал, что ей ответить. Сердце хотело сказать одно, а здравый смысл и наставление Клика говорили об обратном.
   - Луиза, - горло сжало, словно тисками, и глянул на Клика.
   Тот слегка покачал головой. И тогда, не найдя нужных слов я спросил:
   - Ты в порядке? Ничего не болит?
   - Нет, а разве должно было? - смущенно парировала она.
   - Да нет, - я опустил глаза, оставляя все произошедшее при себе.
   - Виктор, а как у нас дела с турниром? - перевел тему разговора в другое русло выздоровевший Лорд вампиров.
   - Не знаю, Элина, сколько меня не было? - спросил я.
   - А ты, разве куда-то уходил? - удивилась вамп.
   Я согласно кивнул.
   - А по моему нет, вчера ты победил Голоптара, а сегодня у вас бой с Жаком. А вот чем ты занимался ночью, я могу только предположить, - она задумчиво поиграла глазками, вгоняя меня в краску.
   - Значит, я все сделал за ночь, - я прищурил глазки, и спросил, - а Люций и Лилит появлялись?
   Элина вопросительно посмотрела на мечника. Тот только пожал плечами.
   - Нет, мы их не видели, - получил я ответ.
   - Виктор, а кто это? - поинтересовалась Луиза.
   По глазам Нинель, можно было предположить, что ей было так же интересно, как и ее сестре.
   - Люций, это черт, а Лилит, это его сестра суккуб, - ответил я, как бы, не придавая этому никакого значения.
   У обеих девушек глаза округлились до крупных медяков.
   - Черт и суккуб? - переспросила Луиза, не веря своим ушам.
   - Ну да, мы их встре..., - на этом слове я осекся, - прости, забыл, они высшие существа, прилетели нам помочь разрушить магические башни.
   - Башни Магов? - На эти слова у девушек самопроизвольно открылись рты.
   - Давайте так, я вам вечером все по порядку расскажу, а сейчас сосредоточимся на турнире, - Я больше сказал это из-за того, чтоб самому осмыслить, что стоит ей говорить, а чего не стоит, - Клик, Жак, это маг воды. А с магом я лучше управлюсь.
   Возражений от него не последовало, хотя, не мешало бы, просто для того, чтоб помочь мне лучше настроиться именно на моем участии в схватке.
   - Ладно, через цикл нам надо быть на Арене, - кивнул я, прислушиваясь к словам диктора. - Если я не ослышался, то я первый открываю этот день турнира.
   Сестры, от чего-то, смущенно переглянулись, и тихонько прыснули от известного только им в этой ситуации смеха. Сейчас они мне напомнили малолеток, имеющих, известный только им двоим, в эту минуту образ мышления. У нас на Земле, это выглядело, как ментальную связь между небольшой группой ровесников, способных общаться лишь мимикой и взглядами. Порой это давало неприятные ощущения, ибо ты не в курсе от чего они могут веселиться, и косвенно навевало предательские мысли, что причиной этого смеха мог быть именно ты.
   - Я буду ждать вас там, - сказал я, вставая от обеденного стола.
   Мимолетный взгляд на шепчущихся девушек и с полным ощущением опустошенности я покинул эту таверну. Постояв у входа пару минут, я решил убить немного времени, бродя по каменным дорогам этого города. И бесцельно потратив большую половину этого долгого часа, я решил больше не мучить себя и пошел к Арене.
   Друзей еще не было. Стало немного грустно.
   - А вдруг они не придут, - Промелькнула в подсознании предательская мысль, я встряхнул волосами, - и что это изменит? Что вести бой одному, что без них. Главное результат. А положительного результата я добьюсь во что бы то ни стало.
   На душе было очень тоскливо. Почему-то не хотелось, и начинать поединок. Ощущение было, что у меня оторвали частичку души. Словно прошлись тупым ржавым ножом по старой ноющей ране. Снова убеждаюсь в мудрости былых поколений. "Мы не знали что имели, пока этого не потеряли".
   - Чего расстраиваешься, парень? - подбодрил я сам себя, - радуйся, что тебе дан второй шанс. Было бы хуже, если б ты ее потерял навсегда.
   Такая мысль вызвала улыбку на моем лице.
   - Ведь и в правду, все можно начать с начала, а тем более, если знаю ее предпочтения и вкусы, так и снова покорить ее сердце не вызовет больших трудностей, - я ударил кулаком по ладони, ставя точку над i,- точно. Решено. Начинаю программу под названием "второй шанс".
   - Виктор, а вот и мы, - все участники нашего похода в полном составе подоспели как раз во время.
   - Ну, ты и дал ..., - выдохнул слегка подрумянившийся черт.
   Лилит незаметно ткнула его в бок.
   - Ну, в смысле, как самочувствие? - почесал затылок краснокожий пришелец с подземного царства.
   - Смотри, как новенький, - кивнула Лилит, она потрогала мой лоб, и удовлетворительно кивнув, добавила, - А эта древесная вертихвостка знает свое дело. Надо отдать ей должное.
   Я с интересом посмотрел на двух подстрекателей к саботажу. В памяти возник тот силуэт, что так поспешно я забыл, подумав, что это сон.
   - Выходит, виной моему исцелению была древесная нимфа? - догадался я.
   Почти все заинтересованно поглядывали то на меня, то на потусторонних существ.
   - Дамы и господа, вы готовы лицезреть всю красоту четвертого дня соревнований? - заполнил голос воздушное пространство, и, сделав паузу, слушая реакцию толпы, продолжил, - так усаживайтесь поудобнее, ибо вы сейчас станете свидетелями величайшего события сего столетия. Сегодня, в первой половине дня, мы увидим великих и неповторимых, которые смогли победить всех своих противников и остаться стоять на своих ногах до сего момента. Они сойдутся в схватке друг с другом, чтоб узнать, кто же из них встретиться вечером, чтоб выявить того, кто завтра получит то, ради чего они все сюда пришли.
   Что-то сложновато с лету понять, - задумался я, переваривая замысловато сплетенную болтовню.
   - Это значит, что сегодня пройдут все бои, оставив на завтра самое вкусненькое. А именно, бой за звание победителя этого турнира.
   - Итак, встречайте наших первых участников, - не переставал болтать диктор, - Команду Виктора и Клика, которые уже показали нам свою силу и мастерство, победив нашего чемпиона Голоптара и их противника выпускника одного из лучших магических школ Жака несокрушимого.
   - Виктор, - окликнул меня Клик.
   Я повернулся к нему. Он решительно посмотрел мне в глаза и спросил.
   - Если ты не хочешь, то давай я, - такое ощущение, что он читал мысли.
   Я сжал зубы, настраиваясь, и твердо ответил.
   - Нет, иду я, мы уже об этом говорили, - и, сжав кулаки, пошел на плато.
   - Значит, хотят шоу? - спросил я сам себя, - хрен вам, обойдетесь. Нет настроения танцевать под вашу дудку. Буду бить на поражение.
   Мой соперник, маг, на два или три года старше меня, поприветствовал меня кивком головы. Я ответил ему подобным жестом, с добавлением кулака с ладонью на манер китайских мастеров.
   От чего-то стало немного смешно. Это немного выглядело на какую-то пародию. Как с фильма Повелитель Стихий, где боевые маги нескольких стихий с уклоном на восточные единоборства, сперва обсуждают философию мира, а затем с поклоном начинают бой.
   - Бой! - я за размышлениями пропустил отсчет.
   Маг воды был собран и хлесткий удар водяного бича больно попал по руке. Я с удивлением чуть успел отклониться от второго.
   - Виктор, сиськи млакобраза, соберись! - услышал в подсознании чей-то голос.
   Еще один щелчок около уха и следом за этим тут же в меня полетели остроконечные сосульки.
   - Етит тебя! - ругнулся я, уходя с линии атаки, - Вода, это и моя стихия.
   В меня уже летел водяной смерч. Я сосредоточился. Мир застыл. Я нутром почувствовал водяную магию, исходящую от этой колесницы брызг. Это не та магия, что была во мне. Это было мертвое неприятное для меня исполнение заклятий. Простые сухие приказы. Я подошел к смерчу вплотную и дотронулся до него рукой. В мгновение ока он распался на маленькие частицы. Мир снова ожил. Теперь я знал его природную сущность волшебства. Вдруг мои глаза увидели тоненькую нить, уходящую в небеса, связывающую мага с его каналом магической силы. Волна энергии перекачивалась в его внутренний резерв и сплеталась в нечто. И тут же на свет появилась тысячи иголок, готовые были превратить меня в решето. Я увидел хитросплетение заклинания, как видят микробов биологи под линзами микроскопа.
   - А если попробовать так, - я мысленно удалил одно звено заклинания, и все по цепочке посыпалось.
   Иголки рухнули. Маг на секунду потерял самообладание. Но тутже сплел другое заклинание. Я проделал то же самое. Теперь на его лице возник испуг.
   - Ладно, надо с этим заканчивать, - я сконцентрировался и в один присест приковал его к земле каменными оковами.
   Маг попытался что-либо сделать, но у него ничего не вышло. Вдруг сверху к нему начала опускаться магическая сила. Я тут же сжал рукой невидимый канал и почувствовал жаркое жжение. Сила встретила препятствие и отправилась обратно. Маг воды начал жадно хватать ртом воздух. По его лицу можно было предположить, что я его душу. Я отпустил на секунду руку, он тут же с огромным удовольствием проглотил порцию воздуха. Я сразу сжал ее обратно.
   - Сдавайся, тебе все равно не победить, - сказал я, сжимая сильнее магический канал.
   На лице Жака отразилась боль. Я отпустил руку, предоставляя ему возможность дать вразумительный ответ.
   - Магия смерти незаконна! - прокричал он.
   На его высказывание по спине пробежал холодок. Неужели, это и есть магия смерти? Казалось, все сейчас замерли и внимательно смотрят на меня. Вот-вот и сюда ворвутся охранники. Я испуганно посмотрел на вход. Жак, воспользовавшись моей заминкой, смог накопить достаточно сил для разрушения сковывающего заклинания. Резкая волна магического удара разнесла в щепки каменные оковы. Выпускник резко подскочил и хорошим ударом ноги отбросил меня на два метра назад. Еще в полете мир замер. И только я коснулся земли, как ответил хорошим ударом каменного кулака снизу в челюсть, посылая его в нокаут.
   - Говорил же, сдавайся, - оборачиваясь к зрителям, потер я саднящие ребра.
   - Победители команда Виктора и Клика! - сквозь свист и крики прорвался диктор, - И, на сколько, мне стало известно, этого участника зовут Виктор, а его напарника Клика вы можете увидеть сейчас на табло.
   И на месте плавающего магического дисплея появился улыбающийся мечник.
   - Ты чего там такое вытворял? - первое, что я услышал, вместо его похвалы.
   - Я что-то сделал не так? - удивился я, - победа на нашей стороне.
   - Что за танцы ты там устроил? - укорил он меня, адресуя смачный подзатыльник, - Не мог, что ли сразу ему по физиономии заехать?
   - Эмм, - я потупил взгляд.
   - Вот именно, мог, - кивнул он. - В следующий раз, постарайся драку заканчивать как можно быстрее. Погоня за зрелищностью редко приводит к эффективности. А порой, это и губит.
   - Но... я..., - я хотел было возразить, но передумал.
   Иногда полезнее будет прислушаться к совету старшего, а не перечить ему во всем.
   - Итак, встречайте наших следующих участников, - прозвучал громогласный голос, - Сэр Логэйн и броненосец Ионфендкор.
   - Ну и имена у этих толстокожих, - сухо подметил мечник.
   Я проследил за взглядом Клика. Тот только делал вид, что спокоен и рассматривает броненосца. На самом деле его глаза не покидали силуэта Логэйна. Кулаки сжаты, а на висках играли желваки. Не представляю, каких трудов ему стоило держать себя в руках. Ведь до этого я, наверное, и не видел, чтоб он на кого-либо кричал. Ну, не считая, конечно, меня.
   - Виктор, - обратилась ко мне Луиза.
   - Да? - я тут же переключил на нее все свое внимание.
   - Нет ничего, - она опустила глаза.
   Искорка надежды, внезапно возникшая при моем имени на ее устах, тут же испарилась во вселенной грез. Мне показалось, что ее что-то гложит, но это, скорее всего, мне это только показалось.
   - Победитель, Сэр Логэйн! - отвлек меня голос ведущего.
   - А он силен, - восторженно подметил я, удивляясь быстрому финалу.
   - Он убийца, - сквозь зубы возразил мечник.
   И что-то в его голосе заставляло верить ему на слово.
   С арены на носилках медики уносили разрубленное пополам тело мраморного человека. На мое удивление, это выглядело, как рассеченная надвое статуя. Цвет синего мрамора в появившемся просвете никак не походил на внутренние органы. Казалось, что мимо нас пронесли брак с выставки восковых фигур.
   - Не будем томить в ожидании наших зрителей, и продолжим турнир, - диктор объявил следующих бойцов, - встречайте непобедимого Ченокана, короля Фенико и Сэра Киона, рыцаря, а с недавнего времени и барона замка Кентурберийских.
   - Твой дядюшка? - подмигнул я Нинель, и, встретившись глазами с Луизой, добавил, - и твой, вроде бы тоже.
   Они проигнорировали мое замечание.
   Два соперника вышли на поле боя, и, дождавшись объявления начала поединка, встали друг напротив друга в расслабленной позе. Кион прищурился на своего противника и, слегка кивнув, поднял руку.
   - Сдаюсь, сдаюсь, сдаюсь, - сказал он, так и не достав оружия.
   По недовольным трибунам прошел ропот.
   - Что за ..., - прищурился Клик, - Малемар, Бйорт, есть соображения на этот счет?
   - Ага, я только что просадил кучу золота, - недовольно буркнул гном.
   Малемар нахмурил брови и, молча, пошел готовиться к поединку.
   Сэр Кион заметил Нинель и Луизу, и немного замешкался. Ченокан проследил за взглядом сдавшегося противника и, не придав этому внимания, покинул Арену.
   - Пс, Виктор, - шепнул Люций, незаметно подходя по правую руку от меня.
   - А!? - обернулся я.
   - Есть одно дело, на счет Маккензи, - шепнул он.
   Я был весь во внимании.
   - По своим каналам мне сообщили, что его совсем недавно видели за встречей с Братством Теней. Не могу сказать, о чем они говорили, но складывается подозрение, что тут что-то не чисто. Как думаешь, может ли это как-то связано с охотой за тобой?
   - В связи с последними событиями, - медленно рассуждал я, думая при этом, как вычислительная машинка, - Могу предположить, что это не исключено.
   Последний бой четвертьфинала оставался за эльфом и Али. После приглашения их на плац, они приняли боевые стойки.
   - Мой остроухий друг, я буду драться в полную силу и от тебя жду того же, - предупредил Малемара Али.
   - Тогда мы скоро узнаем, кто из нас лучший боец, - улыбнулся эльф, обнажая свои клинки.
   - Три, два, один, Бой! - раздался устный зеленый свет.
   Два умелых бойца, не понаслышке знающих двуручное владение клинков и многолетний опыт, в суммарности показали потрясающее зрелище. Каждый, кто был на трибуне, с замиранием сердца наблюдали за этим диковинным танцем двух мастеров. Это вам не китайский боевик, где актеры выдают сложнейшие пируэты с четкой последовательностью комбинаций и паузами, вместо того, чтоб нанести четкий эффективный удар на поражение. Вот этот бой и был, этим сложнейшим искусством скупых и опасных приемов для жизни противника. Малемар и Али обладали невероятной скоростью и четкостью исполнения сложнейших приемов.
   - Повезет тем, кто будет их учениками, - подметил я, заворожено наблюдая за ними.
   Минут через десять головокружительной карусели четырех клинков Малемар допустил маленькую ошибку. Али изящным движением вскользь отвел клинок эльфа и, пропустив его около своей головы в миллиметре от уха, нанес четкий выверенный удар обухом в переносицу и локтем в основание челюсти перворожденного. Эльф пошатнулся и упал. Чистый нокдаун.
   Минуты через две он пришел в себя. Али помог ему встать, жестом отказываясь от помощи лекарей.
   - Теряешь форму, - улыбнулся принц степей.
   - Ты тоже был не на высоте, - потер ушибленную челюсть эльф, - раньше я вообще не мог до тебя дотянуться, а теперь дважды испортил тебе костюм.
   На плече и рубашке были два пореза.
   - Да, в этом мире мало, кто может выдержать и двух минут такого темпа, - с огорчением согласился Али.
   - Пошли, угостишь кружкой войки проигравшего соперника, - по-дружески обнял за плечо принца Мелемар.
   - Пошли, - в ответ улыбнулся Али.
   - Дамы и господа, на закате пройдут два боя между четырьмя противниками, - объявил ведущий. - Пару циклов спустя вы узнаете результаты жеребьевки. И еще раз напоминаю, что ставки принимаем в любое время, но не позднее начала поединка. Желаю вам всем приятного ... перерыва на обед.
   ***
   После сытного обеда мы разбрелись каждый по своим делам. Я решил немного вздремнуть. Глаза от натянувшегося животика сами просились закрыться хоть на часок. Или это сказываются "неспокойные ночки". Не могу дать точного ответа. Но, поверьте, спать хотелось ужасно.
   Я не заметил, сколько прошло времени, как тихий стук в дверь ознаменовал чье-то большое желание поговорить со мной. Я спросонья, не понимая где я, сколько времени и сплю ли я, пошел к двери.
   - Да, да, сейчас открою, - промямлил я на повторную серию ударов в дверь.
   И только я открыл засов, как в комнату ворвался Лавр, оттесняя меня внутрь, и закрыл за собой дверь.
   - Господин Виктор, вы были правы, вокруг шпионы и заговорщики, - затараторил, было, он, но я его прервал.
   - Стой, стой, стой, - спокойно попросил я, - давай по порядку. Во-первых называй меня просто Виктор, потому, что могут возникнут лишние вопросы. Надеюсь, ты понимаешь меня?
   Десятник кивнул.
   - Да, мой госп... Эмм, Виктор, - поправился он.
   - Рассказывай, что там у тебя, - вспомнил я роль шпиона контрразведки.
   - Мы схватили двух сотников и еще четверых вторых и трое пятых десятников, - отрапортовал он, - все улики указывают на их причастность к заговору, но ни один из них, пока не сознался.
   - Дураки, - резко бросил я.
   Лавр удивленно уставился на меня, не понимая, в чем заключалась причина моего негодования. Я пояснил.
   - Вы же схватили мелкую рыбешку. Вы раскрыли себя, но не получили того, кто вам нужен. Вы понимаете, что теперь, отпустив их, вас могут арестовать? - до Лавра начало доходить.
   - Вы хотите сказать, что их надо допросить, а потом убить? - от такой догадки мне стало дурно.
   - Нет, я говорю, что их надо будет отпустить, а вам спрятаться в тени и проследить за ними. Если кто-нибудь из них причастен, то он обязательно попробует встретиться со своим командиром, вот тогда вы и схватите того самого кукловода, что дергает за ниточки предательства, - пояснил я.
   - Вы хотите их отпустить? - удивился десятник.
   Я закатил глаза. Да он еще и тугодум. Вот так попал на свою голову.
   - Я вам дам одну подсказку, - интригующе улыбнулся я, - может быть, вы найдете способ стереть из их памяти эти два дня пыток?
   Брови Лавра невольно поднялись, описывая на лице сияние правильной мысли.
   - Порошок забвения, - прошептал он.
   - Молодец, - похвалил я его, щелкнув в воздухе пальцами, - правильно, порошок забвения. А теперь ступайте, мне надо готовиться к турниру.
   - Но, госп...., эмм, Виктор, - обернулся он, - но вам тогда надо поторопиться, турнир уже начался.
   Мои глаза от удивления превратились в рублевые монеты советского образца.
   - Ееетииит, - я, ускоряясь, схватил свои вещи, и помчался к трибунам.
   Солнце склонилось к горизонту, накидывая оранжево желтые сети на немногочисленные постройки этого города.
   - Да как же я мог проспать одно из самых важных событий этого вечера, - я изо всех сил бежал, минуя застывших прохожих.
   На двух магических табло застыл образ мечника крупным планом.
   - Черт, - ругнулся я, чуть не впечатавшись в повозку с навозом.
   Буквально через минуту я был на трибунах. Увидев, стоящего на поле боя мечника и напротив него в боевой готовности Логэйна, я понял, что во втором раунде на сегодня я буду зрителем. С выдохом облегчения мир принял свою скорость существования, наполнив все пространство шумом от ликующих зрителей.
   - Тебя постигнет та же участь, - услышали все зрители слова Логэйна.
   Видно, у них уже давно шла светская беседа.
   - Я убью тебя, - зло ответил мечник.
   Я не узнал в нем старого Клика. Глаза стали красными. На верхней челюсти проступили острые клыки.
   - Три, два, один, Бой! - прозвучал гонг.
   Два противника сорвались с места, схлестываясь клинками в яростном поединке. С каждой секундой оба участника двигались быстрее и быстрее, постепенно переходя в размывчатые мечущиеся очертания. Я замедлил ход течения мира. Ярость и жажда расплаты, царившая в беспокойном сердце мечника, отдалось на полное попечительство безумию. Его охватила неистовая сила спящего в нем существа. Клик ускорился еще больше. Если до этого Логэйн еще и мог контратаковать, то теперь, он перешел в глухую защиту. Пару секунд спустя, вампир сделал невозможный для простого человека уклон и нанес противнику хлесткий удар ногой. Логэйн не ожидал такого. Его взгляд только что выражающий удивление сменился на злую усмешку.
   - Значит, будем играть по-крупному? - он сплюнул появившуюся во рту кровь.
   Клик не ответил, нанося круговой удар мечом. Логэйн отпрыгнул и зарычал, как дикое животное. Вмиг его плащ разорвали острые шипы, пальцы удлинились, превращаясь в острые, как бритва, когти, лицо и тело покрылось чешуйчатой кожей-броней. Мышцы всего тела так же приняли трансформацию, увеличившись в три раза в своем объеме. Клик отошел на два шага назад от неизвестного науке существа.
   - Лучше сдайся, и умрешь без мучений, - издало оно похожие на слова звуки.
   Его клыкастая пасть в два ряда острых зубов прошипела нечто еще, что понял только мечник. Чем и вызвала яростную атаку вампира. Логэйн в новом образе ловко увернулся от меча и расцарапал Клику плечо. В ответ последовала серия неугомонных ударов холодной стали. Существо спокойно отбивалось от них когтистой лапой. Дважды клинок прошелся вскользь по чешуйчатой коже твари, не нанеся ей ни единой царапины. Теперь перевес был на стороне чешуйчатого оборотня. У Клика все меньше и меньше оставалось возможности нападать. Его способностей не хватало, чтоб победить монстра. Существо напирало. Клику нужно было что-то предпринять.
   Вдруг Логэйн прыгнул на него и примял к земле. И, как в замедленной съемке, монстр занес руку для последнего удара. Мечнику больше ничего не оставалось, как в отчаянии и безысходности он отдался своей демонической второй сущности. Острые клыки вмиг выросли, и Клик резким движением впился зубами в шею восседающего над ним противника. Логэйн закричал и отшвырнул обезумевшего вампира. Клик отбросив все надежды на победу с помощью меча, пошел на него врукопашную. Два монстра схлестнулись в поединке силы и скорости. Это уже был не турнир, а смертельный бой между двумя кровными противниками.
   Они оба дрались не на жизнь, а на смерть и, наконец, потеряв очень большое количество крови из сонной артерии, Логэйн почти без сил упал на колени. У него оставалось последняя возможность забрать с собой на тот свет мечника, и он попробовал это сделать, кинувшись на него, собрав в этот рывок всю жажду мести и ненависти ко всему живому.
   Клик отвел когтистую лапу в сторону и со всего маху рубанул когтями ему по горлу. Кровь ручьем брызнула ему в лицо, и ровными толчками потекла по чешуе Логэйна, выпуская наружу последнюю надежду на жизнь. Тварь, постепенно превращающаяся обратно в человека, испустила булькающий звук, и рухнула замертво на забрызганный кровью песок.
   - И поздравим нашего победителя Сэра Клика Локоидного, его звания и титул в королевстве Фенико многое могут вам рассказать. И как мы видим, он заслужил это по праву сильнейшего. И теперь, на этой арене, завтра столкнуться два человека. Один из них король того же королевства Фенико, а вторым может стать его подчиненный или неизвестно откуда взявшийся парнишка, обладающий неимоверным могуществом в искусстве колдовства. Так кто же будет этим участником? - он что-то затеял, интригуя толпу, - Волей судей, двое не могут выйти против одного, и вам, мои дорогие зрители, стоит решить, кто же будет тем, кто сразиться с Ченоканом непобедимым. Все, кто хочет принять участие в голосовании, может выбрать понравившегося кандидата до рассвета завтрашнего дня. А теперь до скорого, и приятного времяпровождения.
   Клик шатающейся походкой подошел к ограде. Я мигом очутился около друзей.
   - Как он? - спросил я у придерживающей, чтоб тот не упал, Элины.
   - Плохо, - ответила она, - вам лучше его пока не трогать. Иначе запах крови может снова разбудить в нем зверя. Я сама отведу его в комнату. Через цикл он придет в себя.
   - Но, - я думал было возразил, но тут же передумал, - тогда я загляну к вам позже.
   Она одобрительно кивнула, уводя Лорда вампиров в город.
   - Люций, ты ничего не забыл? - обратилась к нему суккуб.
   Он недоуменно перебросился взглядом с Лилит и, хлопнув ладонью по лбу, выдал.
   - Рога огнеплюя, как же я мог забыть, отец же натянет меня на первом попавшемся столбе, - с этими словами они оба с хлопком исчезли, только оставив после себя легкий дымок инея на увядающей траве.
   - Пойду догоню Малемара и Али, а то они сейчас всю таверну без питья оставят, - с улыбкой подмигнул гном, оставляя меня одного с двумя симпатичными сестричками.
   Я сглотнул, не зная с чего начать. Ну не кидать же их одних, на ночь глядя.
   - Эмм, что желают девушки? - неловко поинтересовался я.
   Я выспался, а солнце только зашло. Так что времени у меня было предостаточно. Они переглянулись и, пожав плечами, предложили.
   - Может, поужинаем?
   - Пошли, - кивнул я.
   Ведь я, как проснулся, так и ничего и не поел. Хотя это было и недавно. Но желудок хотел думать иначе, подпевая на манер гимна Бразилии, или чего-то там походящее под залихватское урчание.
   - Виктор, - решила первой разрядить воцарившееся молчание Нинель, при этом отпивая только что принесенный темный напиток, - а как давно вы с Луизой вместе?
   Я и волшебница поперхнулись от такого вопроса.
   - Нинель, - состроила гримасу Луиза, чтоб та прекратила эти разговоры, мол, мы на эту тему уже с тобой говорили.
   - Луиза, я слышала твою версию и версию от Лилит, - укорила она сестру, - И если судить по твоим словам, то он свободен, а по ее словам, что нет. Так я лучше сама у него спрошу.
   Я немного покраснел от такого напора. Луиза тоже, тихонечко прислушиваясь к моим словам. Меня снова обсуждают, не задумываясь, что я все это слышу.
   - Нинель... - более тихо начало было Луиза, но от чего-то, замялась еще больше.
   - Что Нинель, я сама знаю, что я Нинель, - перешла в наступление младшая, - Если он тебе не нужен, так не мешай сестре обрести свое счастье.
   Она перевела томный оценивающий взгляд на меня и добавила.
   - За таким парнем, как за каменной стеной, - и, не взирая на укоряющий взгляд моей избранницы, спросила меня напрямую, - Виктор, так как, ты все еще любишь ее?
   На эти слова у Луизы заблестели глаза. Ей очень захотелось услышать ответ, но сдержав себя в руках, она не выдала своего огромного интереса и отвела взгляд, будто ей это безразлично.
   Всем охота узнать, что о них думают на самом деле другие. А когда слышишь, что тебя кто-то любит, то заинтересовавшись этим кто-то, и разузнав о нем поподробнее, делаешь вывод, стоит или не стоит делать продолжение банкета. Для Луизы я сейчас был закрытой неизведанной книгой. Ее память не смогла дать ни единого намека о прошедших месяцах ее жизни.
   - Вы обе так похожи, - ушел я от ответа.
   Ведь если скажу, что люблю, то Луизу может начать мучить совесть и, мало ли, у нее появятся сомнения на этот счет. А если скажу, нет, то могу разрушить все дальнейшие планы.
   - Виктор, не увиливай, - смущенно улыбнулась Нинель.
   - Вы же сестры? - продолжил я свою линию.
   - Да, - кивнули обе, Нинель добавила, - правильнее будет сказать, что мы почти сестры.
   - В смысле? - не понял я.
   - Ну, у нас мама была одна, а отцы разные, - пояснила Луиза.
   - Ага, - поднял я брови.
   - Что, ага, то, что мы похожи, это все заслуга матери, - встряла сестра.
   - И кто из вас младше, а кто старше? - подмигнул я.
   - Я на год младше, - гордо подняла подбородок Нинель, и, почесав затылок, задумчиво попыталась что-то вспомнить, - ну, мне так мама рассказывала. Луиза, ведь так?
   - Ага, - в ответ кивнула волшебница.
   - Но как так получилось, что, когда я встретил Луизу, то она была совсем в другом мире? А ты тут?- продолжал я расспросы.
   - Где была? - удивилась Нинель, и, посмотрев на старшую волшебницу, нахмурила брови, - ты мне об этом ничего не рассказывала.
   - Не знаю, я тоже всегда задавала себе этот вопрос. Мне всегда казалась, что Нинель более одаренная, чем я, - пожала плечами старшая сестра.
   - Так ты тоже умеешь колдовать? - обратился я к удивленной девушке.
   - А... что? - отвлеклась та от своих мыслей.
   - Говорю, ты тоже маг? - повторил я.
   - Нет, что ты, так, пару заклинаний знаю и все, - отмахнулась покрасневшая сестренка.
   - Не прибедняйся, - легонько толкнула ее плечом Луиза, - мама рассказывала, как ты еще ходить не научилась, так чуть не сожгла весь замок.
   - Да ладно тебе, - Нинель улыбнулась от приятных воспоминаний, - это был всего лишь навсего домик с игрушками. А ты сама знаешь, что мама очень любила преувеличивать.
   - Ага, домик с игрушками, а в пять лет, возникший посреди сада вулкан? Помнишь это? Тогда еще месяц виновного мага искали, - подстрекала Луиза.
   - Ты себя вспомни, - парировала младшая. - На охоте сожгла всю возможную добычу и лес еще в придачу. Все королевство еще год на одних кашах сидело.
   Их шуточный спор прервал мой смех.
   - Да, Виктор, представляешь, она в десять вскипятила реку, Рыбки захотела, - закончила хвастовство Нинель.
   Я представил картину, как маленькая девочка среди высушенной реки выбирает себе рыбину по ее вкусовым желаниям.
   - Не слушай ее, - отмахнулась Луиза, - она еще много всякого может тебе наговорить. Я уже совсем не та глупая девочка с необузданной силой. Я научилась ею управлять и ... думать, что из этого может получиться. А ты? Научилась ею управлять?
   От этого вопроса на лице младшей сестры проступили хмурые нотки.
   - Я потеряла свой дар, - тихо ответила она.
   - Но как? - удивилась Луиза, - ведь его почти невозможно лишиться.
   Волшебница нахмурилась, делая предположение.
   - Неужели ...
   - Да, - не дала ей закончить Нинель. - Через год как ты ушла, мать заболела. Тогда отец стал безумен.
   Она на секунду замолчала.
   - Он попытался обесчестить меня, но я защищалась и сожгла его заживо, - на лице отразилась старая боль неприятных воспоминаний. - Закон признал меня не виновной, но после этого что-то изменилось, и я больше не смогла призвать огонь.
   Я опустил глаза, давая возможность девушке высказаться. Луиза поступила так же. Но она не стала продолжать, увидев приближающегося официанта с подносом.
   - Вот, ваш заказ, - он грациозно поставил три блюда и кувшин, и удалился обслуживать соседние столики.
   - Луиза, пояс все еще с тобой? - вспомнил я про магические предметы, подаренные Сиром.
   - Да, только он и остался, - нахмурила она брови, - когда я очнулась, остальных со мною не было.
   - Жаль, - огорченно вздохнул я, и, вспомнив, что гадалка отдала амулет.
   Достал его из кармана и протянул ей.
   - Ты его сохранил? - восторженно удивилась моя возлюбленная.
   - Ага, - кивнул я.
   - Луиза, а что за пояс? - встряла Нинель.
   - Эмм, я многого не помню, - попыталась выкрутиться она. - Вот, у Виктора лучше спроси, он в курсе всех событий, а я лучше послушаю. Может, и память немного проясниться.
   Они обе внимательно уставились на меня. Я чуть не подавился от такой картины.
   - Потом все расскажу, я голоден, как волк, - и в доказательство набил полный рот каким-то вкусным рагу с тушеным мясом.
   - Ладно, - отмахнулись они, - приступая за свои порции.
   Освободив неглубокие емкости, мы заказали еще один кувшин, и продолжили беседу.
   - Виктор, а Сир не говорил, что ты маг. Когда ты успел этому научиться? - задала мучавший вопрос девушку.
   - Сир многого чего тебе не говорил, - улыбнулся я в ответ, - по правде сказать, я и сам не знал этого. Моя магия другая. Она отличная от вашей. Я не заучивал сложных заклинаний или пируэтов. Я сам не могу сказать, как это делаю. Просто представляю мысленно результат, и он получается сам собой.
   - Ух-ты, - восторженно воскликнула Нинель, - покажи нам что-нибудь.
   Я пожал плечами, створяя из песка под ногами два стеклянных цветка. Девушки восторженно ахнули, принимая от меня подарки.
   - Но ..., - Луиза хотела было что-то спросить, но, задумавшись о чем-то, передумала.
   - Нинель, уже поздно. Тебя дядюшка не будет искать? - спросил я у младшей сестренки.
   - Виктор, кое о чем мы не успели тебе сказать, - издалека начала Луиза.
   Что-то меня насторожило в ее голосе.
   - Кое о чем? - попросил я подробности.
   - Да, Виктор, - кивнула старшая волшебница, - Нинель идет с нами.
   - Да, - иронически улыбнулся я, - а ты хоть знаешь, куда мы идем? У тебя же память отшибло. Ты же не знаешь, что может ее ожидать, и берешь ее с собой? Как ты можешь так легко распоряжаться чужими жизнями?
   - Виктор, я действительно не знаю, что за цель перед нами поставлена, но я знаю, что может ее ожидать, если она вернется в замок нашего дядюшки, - выступила в защиту своей сестры Луиза.
   - И что же? - спросил я, - мягкая постель и докучающие слуги?
   - В лучшем случае сырая темница и хлеб с водой один раз в луну, - тихо поправила мое предложение Нинель.
   Я замер от таких слов. Девушка действительно была подавлена. Эти мысли тяготили ее. Вот теперь я понял, почему ей так тяжело было выглядеть жизнерадостной и общительной со всеми нами. При встрече с Луизой, она получила маленькую надежду на спасение от гнета ее дяди Киона.
   - После смерти отца он негласно занял его место, - хмуро продолжила она, - До этих пор мне приходилось терпеть его выходки. Он считал меня неким отбросом, подкинутым в их родовое поместье. Временами он сажал меня на цепь и кормил несколько дней только водой. Меня спасала только наша мать, но и ее силы не безграничны. В ту ночь, когда я подслушала его разговор о заговоре, он сказал, что после всего этого, собирается избавиться от всех щенков, что могут занять трон. А ведь наш отец и дядя, Кион Кентурберийский - это незаконнорожденные сыновья Фрола Великого.
   - Но, это значит, что, став королем, мы автоматически становимся претендентами на престол, - догадалась Луиза.
   - Правильно сестренка, хоть в наших жилах не течет королевской крови, но в нас есть кровь Кентурберийцев, а, если Кион займет трон, то и мы станем его наследниками по крови, - Нинель закончила свою мысль другими словами, но с тем же смыслом.
   - И поэтому, не только мне грозит опасность, но и Луизе тоже, - хмуро перешла на шепот младшая сестра, - после того, как ты ее спас от какого-то ритуала, Кион не успокоится, до тех пор, пока не увидит наши головы насаженные на колья у себя в саду.
   Дело пахло крупной политической игрой. А играть по таким правилам я был не согласен. И отдавать девушек на верную смерть, тем более, я не собирался.
   - И что вы намерены теперь делать?
   - Есть несколько путей, - задумчиво ответила Нинель, - первый, убить Киона, и занять его место, женившись на одной из нас.
   На этом варианте она специально подергала бровями, намекая на свою кандидатуру.
   - Дальше, - попросил я, пока откидывая этот вариант из рассмотрения.
   Женитьба - это не по мне, я еще не готов к серьезным отношениям.
   - Второй, это подождать, пока поменяется власть и снова повторить первый вариант, заняв при этом королевский трон, - продолжила она.
   - Хорошо, а есть вариант без женитьбы? - спросил я.
   - Эмм, - она недовольно поморщила носик, - есть, но для этого надо будет попасть к королю. А это будет непросто.
   На этой ноте мы трое погрузились, каждый в свои мысли. Через минуту Луиза первая нарушила нависшее над нами молчание.
   - Виктор, так что, Нинель может остаться с нами?
   - Только при двух условиях, первое, слово свадьба будет звучать как можно реже, а второе, Луиза, ты отвечаешь за нее головой, здесь вам не пикник, - категорически заявил я, ставя жирные точки над и.
   - Я же говорила, что он согласиться, - улыбнулась волшебница, - я сразу поняла, что он хороший.
   - Неисправимы, - я закатил глаза.
   - Хорошо, с этим решили, - потерла руки Нинель, - теперь нам нужен план.
   - Какой еще план? - удивились мы хором.
   - Как какой? План, чтоб попасть к королю, - ответила новая участница похода.
   - О, милостивые боги, - взмолился я, - и на кой вы нам послали это испытание? Чем я прогневал вас? Чем я заслужил это наказание?
   - Виктор, успокойся, она права, - прекратила мое лепетание старшая сестра. - Нам действительно нужен план.
   - Все планы строит Люций, - лениво отмахнулся я, так не хотелось сейчас что-то придумывать, - его тысячелетний разум более изощрен в этом вопросе.
   - Но, Виктор, - заныла Нинель.
   - Что Виктор? - не выдержал я, - я похож на Наполеона? Откуда мне знать, что делать дальше, я знаю чуть больше вашего. И мне немного наплевать на королевские интриги. Передо мной стоит более важная задача, чем спасение короля.
   Я скрестил руки на груди, не желая продолжать этот диалог.
   - А что может быть важнее, чем спасение короля? - удивилась Нинель.
   На нас уже начали оборачиваться посетители.
   - Так, на сегодня хватит вам ненужной информации, - я решил сменить тему разговора, - пошли к друзьям "строить план".
   Девушки согласно кивнули и, потягиваясь, освободили столик.
   - Мы возьмем это с собой, - показал я на начатый кувшин с элем.
   - С вас два серебряных, - ответил официант.
   - Грабеж какой-то, - ругнулся я, отдавая нужную сумму.
   - Турнир, как-никак, - пожал он плечами.
   - Хорошо, что Бйорт не додумался поставить мои деньги на кого-то еще, - успокоил я себя, взвешивая оставшиеся монеты. - С такими ценами неделю протянуть не смогу.
   И глянув на девушек, подумал. "А, может, и на два дня не хватит".
   - Итак, девчонки, пошли ко мне "строить планы", - и, подхватывая под локотки, сделал вид, что увожу их совсем для других целей.
   Кто-то, из наблюдавших за мной, присвистнул, испытывая некую зависть к вымышленному мной развлечению с двумя красотками в одном номере.
   Удалившись на безопасное расстояние от подслушивания, я спросил.
   - Вы сняли себе комнаты?
   Этот вопрос застал их врасплох.
   - Вообще-то я думала, что с этим проблем не возникнет, - опешила Луиза.
   Я укоряющее посмотрел на Нинель.
   - А что я могла сделать? - тут же начала оправдываться покрасневшая спутница. - Проснулась от того, что меня разбудила Луиза. И на радостях совсем из головы вылетело.
   - О, мама мия! - воздал я руки к небу, берясь за голову.
   - Ну, тише, Виктор, не стоит так убиваться, - погладила меня по голове Луиза, - мы что-нибудь придумаем.
   - А что тут придумывать!? Неделю назад, - я поправился, - для вас, семь лун назад, тут почти все номера были разобраны. А вы решили, перед финалом, на ночь глядя, найти свободную комнату?
   - Ну, может, у тебя найдется свободная кровать? - скромно захлопала ресницами Нинель.
   - Ну, с Луизой-то понятно, а тебя-то куда? - не подумав, ляпнул я.
   - Так, минуточку, - прищурилась волшебница, - что значит с Луизой понятно?
   Я осекся, поняв, что сболтнул лишнего.
   - Ну, это..., - замахал я перед ней руками, пытаясь найти вразумительный ответ.
   - Что значит с Луизой понятно? - перешла на повышенные нотки старшая сестра.
   Я сделал два шага назад. У нее в руке, откуда ни возьмись, появился огненный шар.
   - Значит, Лилит была права, - улыбнулся я. - Ты все еще можешь колдовать!
   - Виктор! - это была последняя капля, последнее, что я услышал, переходя на бег, это был ее крик, - Виктор! Говори, что ты со мной сделал!
   - Ничего, Луиза, поверь, ничего такого, чего бы ты сама не хотела! - крикнул я в ответ, уклоняясь от файерболла.
   Я был действительно счастлив от того, что Луиза не потеряла свой дар, как считал до этого.
   В обеденную залу мы втроем вошли в хорошем расположении духа. Там в наше отсутствие, изрядно выпив, Малемар с Али устроили повторное выступление сегодняшнего поединка, разломив при этом почти все столы и стулья. В итоге, все гости, кроме нашей компании обходились стоячими местами, что изрядно уменьшило сегодняшний гонорар хозяину таверны.
   - О, Привет, а мы как раз о вас и говорили, - махнула нам Элина, - Клик, двигайся, дай нам с девчонками поболтать.
   Он состроил недовольную гримасу, но все же уступил.
   - Виктор, мой одаренный ученик, - он всей массой навалился на меня, пытаясь обнять за плечо.
   - Ооо, да ты уже решил по полной оторваться, - подметил я жуткий перегар, который можно было учуять и за километр, - давай присядем, а то ненароком упадешь и нос еще себе расквасишь.
   - Ты за кого меня считаешь? - его язык еле ворочался, - да чтоб я упал?
   И на этой торжественной ноте его тело рухнуло на пол. Я в шоке уставился на храпящего мечника, а потом тут же попытался его поднять.
   - Оставь это, Виктор, - отмахнулся, немного протрезвевший эльф, - его уже до утра не разбудишь.
   - Никогда не видел такого, - я все еще не мог поверить, что человек может уснуть в полете с полуметровой высоты.
   - Да говорю тебе, все с ним будет в порядке, - подтянул меня за руку Малемар, и, наливая кубок, поднял его вверх, - давай, лучше выпьем за ваши победы!
   Под этот тост с нами поднялись еще пару кубков с нашего столика, и несколько, проходящих мимо, изрядно подвыпивших темнокожих людей.
   - А Люций здесь? - спросил я, перекрикивая шум и гам, неизвестно откуда появившейся средневековой музыки.
   - Кто? - переспросил эльф.
   - Люций и Лилит, - почти прокричал я ему на ухо.
   Вот научились творить волшбу, что любой музыкальный инструмент могут превратить в самую мощную акустическую систему. Думаю, что без Земного жителя и тут не обошлось.
   - Нет, Я их со вчера не видел, - чуть не пропустил я ответ Малемара, - а нет, вру, последний раз, когда Клик на арене буйствовал. Потом они сказали, что по делам ушли.
   - Понятно, - кивнул я, хотя того и не требовалось, Малемар нашел себе другой объект интереса, заинтересовавшись еще трезвой Нинель.
   Я встретил вопросительный взгляд младшей сестры и, пожав плечами, предложить ей самой делать выбор.
   - Виктор, где ты пропадал? - хлопнул меня по плечу Али.
   - Драсьте, - кивнул я, пожимая крепкую руку принца песков.
   - Вот скажи мне, - начал он показывать на пальцах, - как можно победить ту тварь? Я ему и так и этак, а он стоит, как стоял.
   - Вы о чем? - не понял я вопроса.
   - От ляжки мессопотама, - махнул он, и слегка покачнулся, потревожив заторможенный вестибулярный аппарат, - он не понимает, о ком я говорю. Конечно же, о Ченокане. Ты видел, как он меня победил?
   Я отрицательно покачал головой. Али не обратил на это движение внимания.
   - Я попробовал против него все, что знал, а до него, даже, и не приблизился. И как с таким можно сражаться? - с этими словами, он, пошатываясь, побрел к хозяину за добавкой.
   Я снова посмотрел на девушек. Малемар уже держал младшую сестру за руку и что-то пытался ей объяснить. Нинель подняла на меня полный мольбы взгляд. Луиза с любопытством, заново узнавала участников миссии. Вамп и волшебница быстро нашли общую тему разговора и мирно обсуждали присутствующих.
   Того, кто мне нужен, а именно друзей с преисподней, все еще не было. Я решил под общий аккомпанемент немного расслабиться. Вскоре Войка, Эль и Бром конкретно вдарили по мозгам. Дальше идут обрывчатые воспоминания, а остальное, что смогли сами вспомнить, добавляли друзья.
   ***
   Я проснулся от запаха мокрой собаки и большой сухости во рту. Голова отозвалась ужасной болью. Я прикрыл глаза, справляясь с резким пульсом в висках. Минуту спустя я все же нашел в себе силы подняться с пола и отпить из кувшина. Приятная волна терпковатой жидкости доставила неизгладимое наслаждение. Я осмотрел покои. Это была моя комната. На кровати в обнимку лежали две сестры. Я подошел поближе, любуясь умиротворенным лицом Луизы. Нинель же напротив, ей что-то снилось. Ее зрачки не находили покоя, отзываясь нотками беспокойства. Они, как и я, уснули, не переодеваясь, так и рухнув в том, в чем были вчера. Я укрыл их покрывалом и вышел.
   В столовой меня уже ждали. Мои долгожданные друзья, которые вчера были так необходимы, Люций и Лилит, как ни в чем, ни бывало, уплетали только что приготовленную яичницу. У чертенка на коже появился какой-то скрытый рисунок, немного напоминающий татуировку.
   - Виктор, ну, как я тебе? - он расстегнул рубаху, показывая некий нарисованный символ на своей груди.
   - Что это? - слова дались с трудом, я поморщился.
   - Это знак силы, - улыбнулась Лилит, гордясь за своего братца.
   - И что...? - мне было глубоко "одинаково" на то, что они пытались мне объяснить.
   - Потом покажу, что у нас тут слышно? Давай, выкладывай по порядку, - попросил черт, приглашая меня за столик.
   - Короче, - я осушил стакан с войкой, память потихоньку возвращалась. - У нас небольшая проблема.
   Он взглядом попросил, чтоб я продолжал.
   - Ну, Нинель идет теперь с нами. Ее дядя затеял заговор против короля, и сестренкам теперь грозит смертельная опасность. А еще сегодня финал против Ченокана. На днях мы убили одного из Братства Теней при попытке допросить его, - попробовал я вспомнить все события минувших дней, - а еще, я овладел Големом.
   - Значит, доспех вы еще не достали, - Люций вывел итог со всего сказанного.
   - Ага, - кивнул я, и тут же пожалел об этом, меня замутило. - Не знаете результатов голосования?
   - Выбор пал на Клика, - ответила Лилит.
   - Блин. И что же теперь делать? - нахмурился я.
   - Пусть уступит тебе место, - подмигнула суккуб.
   - То есть? - попросил я объяснения.
   - Проехали, это обсудим потом, - прервал свою сестру черт, - сейчас главная задача захватить Щит Тьмы, думай пока об этом. И потом, сразу надо двигаться на пятую башню. Три дня назад, печать была снята. Что сейчас там твориться нам пока не известно.
   - Люций, нельзя ли хоть сегодня сделать выходной? - умоляюще попросил я.
   - Нет, - отрезал он.
   - Давай Виктор, приходи в себя, а я позову Клика, - похлопала мне по плечу Лилит.
   Час спустя у нас был нехитрый план по выдвижению моей кандидатуры. Суть которого состояла, как я на глазах у всех, сымитирую небольшую драку, после которой мечник не сможет продолжать бой. И тогда, в связи с выбывшей кандидатурой, придется сражаться мне.
   - Но объясните мне еще раз, - попросил я, - как я смогу победить Ченокана?
   - В этом я тебе не помощник, - пожал плечами Люций, - Если информация верна, то кольцо поможет тебе.
   - Я это уже слышал, но как? - потребовал я еще.
   - Клик, начнешь, когда объявит о начале поединка, - Перевел он разговор в другое русло.
   - Угу, - кивнул тот, допивая рассол из банки.
   Вдруг в таверну ввалился запыхавшийся Лавр. Он нашел взглядом меня и, не задумываясь, сразу направился к нашему столику.
   - Госп... Эмм, В-иктор, - он откашлялся от непрерывного бега, - у нас проблемы.
   Его глаза недоверчиво скользнули по присутствующим.
   - Не беспокойтесь, они в курсе всего происходящего, - уверил я его, и одними губами ответил на застывший вопрос в глазах мечника, - позже.
   Тот доверчиво дернул бровями, и заинтересованно прислушался.
   - Сегодня во время вашего боя будет организованно покушение на короля Фрола великого. Как нам стало известно, король приедет посмотреть на этот грандиозный поединок одного из самого значимого праздника в пять солнцеоборотов. И по предварительным данным, на него, прямо там, попытаются совершить покушение. Но мы так и не успели узнать, кто именно виновник всего этого, - отчитался он.
   - Ну что ж, молодцы, - похвалил я преданного десятника. - Теперь слушай меня внимательно. Собери как можно больше людей, которым ты действительно готов доверить свою собственную жизнь. Попытайтесь занять места как можно ближе к трибуне Фрола. И будьте готовы в любой момент защитить короля. Я знаю, кто организовал мятеж, но у меня нет доказательств против него. Так, что нам придется ждать, пока они сделают первый шаг.
   - Но откуда можно ожидать нападения? - спросил тот.
   - Бунт, может начаться откуда угодно. Будьте готовы к любому повороту событий, - дал я напутствие храброму десятнику, - время на исходе, действуй.
   - Долгих лет, - поморщился он, делая легкий поклон.
   - От тебя зависит судьба короля, - придал я ему больше значимости в этой игре.
   Провожая его взглядом, я вернулся к прежнему разговору. Но вместо этого, меня встретили сем пар глаз в форме вопроса.
   - Что? - сделал я шаг назад от такого пристального внимания.
   - Мне кажется, что я что-то пропустил, - подметил мечник.
   - Ага, и не ты один, - поддержал его Малемар, - не думал, что твой пацан так быстро освоиться.
   - Надеюсь, это все сюрпризы на сегодня, - взглядом попросила моего подтверждения Элина.
   - Ну, про бунт вы уже слышали, - почесал я в затылке, - вроде больше ничего.
   - А как же свадьба? - от куда ни возьмись встряла Нинель.
   - Какая еще свадьба? - удивились друзья.
   - Луиза, я же просил, - закатил я глаза.
   - Ты с Луизой женишься? Какая прелесть, - восторженно хлопнула в ладоши Элина.
   - Виктор, вы, наконец, созрели! - подхватила ее Лилит.
   - Виктор, что значит созрели? Ты мне так и ничего не рассказал!- пришел черед снова удивляться и Луизе.
   - И когда? - это был уже Люций.
   - Ни на ком я не собираюсь жениться! - перебил я их всплеск эмоций.
   - Он еще не определился на ком из нас двоих, - поправила меня Нинель.
   - Надеюсь, в этот раз, больше ничего? - хихикая, спросил Клик.
   - Я тоже на это надеюсь, - вздохнул я, первым выходя за дверь.
   ***
   Весь город стоял на ушах. Жители готовились к приезду короля. Все украшали разноцветными флажками и ленточками. Серые, унылые улицы вмиг приобрели нужное праздничное настроение. Дворники старались, как могли. Их основной задачей было привести дороги и тропинки в легкое подобие к их основной функции, а не мусоросборник, как стало после недельных гулянок.
   Девчонки отделились от нас еще до обеда, решив посмотреть на достопримечательности женского туалета в самых дорогих ателье района. После двух таких посещений они вытянули с нас все деньги, держась за сердца, объяснив, что это просто необходимо для дальнейшего путешествия. Финансово пострадали только я и Клик. Я больше, потому, что на моей шее сейчас были две особы. Спасибо Бйорту за небольшой презент в десять золотых. Иначе пал бы я сейчас в грязь лицом из-за неспособности материально обеспечить тех, кого согласился вести за собой.
   - И почему мне приходиться платить за двоих? - пробурчал я, доставая последний резерв драгоценного запаса от поимки преступника, при повторном заходе девушек в галантерею, - если так дальше дело пойдет, то в следующем городе мне придется подрабатывать на кухне в первой попавшейся забегаловке.
   - Не переживай, способ заработать себе на хлеб мы всегда найдем, - хлопнул меня по плечу мечник, - пошли чего и себе прикупим, я там видел место с хорошими сапогами.
   По пути мы оказались у ближайшего 3D дисплея, где было написано о времени поединка, и фамилии двух участников. По иронии судьбы бой назначили под восход луны, а по-нашему, примерно сразу после заката. Значит, у нас не так уж много времени до начала революции, а надо было найти хоть малейшую зацепку или несоответствие в чем либо, чтоб избежать большого количества жертв. Чем мы и занимались все оставшееся время.
   Около трибун царил легкий хаос, готовый в любой момент превратиться в строгую систему. Там очень активным темпом подготавливали место для значимой персоны.
   За час до назначенного времени раздались фанфары.
   - Король едет! король едет! - восторженно воскликнули, пробегающие мимо жители города.
   В этот момент мы услышали о скором начале поединка. Все ... понеслось...
   Фанфары, цветы, неизвестно откуда взявшиеся ковровые дорожки. Беготня, четкое расписание для каждого человека. Все, кто принимал в этом участие, имели честь исполнить определенную роль в отведенное время. От чего все произошло слаженно и, на удивление, красиво для средневекового быта. Но тут я не учел магию. Эта толика развитости этого мира дала более эффектное представление, чем наша технология. В воздух взмывали разноцветные шары, взрываясь миллионами искр разноцветных огней. То тут то там появлялся снег цвета радуги после дождя. Флажки и ленты развивались к центру дорожки, не зависимо от направления ветра, чем вызывали ощущение волшебного коридора.
   Король со своей свитой, не обращая на эту всю мишуру внимания, промчался мимо нас прямо к поместью главы совета. Я с Кликом, Бйортом и Малемаром решили пойти к арене.
   Наши транжиры прибыли почти во время. Буквально через пять минут появился и король Фрол, но на этот раз в карете. Он со своей охраной заняли специально отведенные для них места у трибун и о чем-то оживленно завели беседу с одним из судей. Он что-то кивнул и подозвал карлика. Карлик выслушал его просьбу и пошел какому-то приспособлению. В то же мгновение его уста выдали пылкую речь.
   - Добрый вечер дамы и господа. Я рад поприветствовать вас в этот прекрасный день, ибо нас посетил наш многоуважаемый, небесное светило нашего королевства его несравненное величество, король Фрол.
   По трибунам прошли яркие аплодисменты. Карлик, подождав, пока радость зрителей стихнет, продолжил.
   - Я рад сообщить вам о начале конца самого значимого события этого города, о финальном поединке за титул и тысячу золотых, между двумя отличнейшими бойцами, которые доказали нам всем, что они достойны этой награды. Их мастерство и сила будет в назидание любому бойцу, пожелавшему стать лучшим воином в нашем королевстве.
   И переходя к представлению имен, объявил наш выход.
   - Итак, к вашему вниманию на арену приглашается гроза любого оружия, молодой король Фенико, несокрушимый Ченокан.
   Наша первичная цель в этом походе вышла на песок. Его кожа сплошь была покрыта черным чешуйчатым панцирем.
   - Его способности многих заставили удивиться за эти несколько лун его участия. И пока никто не смог даже царапины ему нанести. Так справиться ли наш второй участник с этим воином? - он сделал легкую паузу. - Так встречайте же его противника, сильнейшего бойца, умелого мечника, ученика одного из самых уважаемых мастеров холодного оружия, Лорда Вампиров Клика.
   - Откуда он узнал? - удивился мечник, переводя взгляд на эльфа.
   Тот с улыбкой пожал плечами.
   - Должно же быть объяснение людям твоей нечеловеческой силы, - согласился Бйорт.
   - И зачем? - недовольно буркнул Клик.
   - Так страшнее, - улыбнулся гном.
   - Ладно, хватит лясы точить, Виктор, поехали, - и он заехал кулаком мне в челюсть.
   Изображение вмиг переключилось на нашу потасовку.
   - Вы поглядите, что твориться! - прокомментировал диктор, - два участника, до этого шедшие рука об руку решили выяснить, кто из них достоин стоять на этой арене. Ну что ж дадим им решить этот спор?
   Зрители восторженно зааплодировали. Как мы и договаривались, я хорошенько врезал ему каменным кулаком, после чего он упал ничком прямо на траве у выхода на главное поле боя. Мне вдруг стало страшно, что я переусердствовал. А что делать, он же тоже не гладил меня. В ухе звенело. Скулу саднило.
   - Ого-го, похоже, планы меняются! - воскликнул диктор, - это юное дарование одержал победу над своим же другом. Ну что ж, тогда он вполне заслуживает право доказать силу своей команды вместо своего напарника. Ведь так?
   Коротышка обернулся к судьям. Те дали подтверждение его решению.
   - О да, они согласны!.. Тогда встречаем, совсем юный маг, повелевающий тремя стихиями одновременно, что я своими глазами вижу впервые, сразивший нашего экс-чемпиона, Виктор Могучий!
   - Что за глупое прозвище? - меня передернуло.
   - Иди, давай, не выпендривайся, а то больно шмякнешься со своего пьедестала,- пихнул меня в спину эльф.
   - А что тут такого? Нет, чтоб назвали гроза всех магов или еще как-нибудь покрасивее. - Я прикусил губу.
   - Соберись, парень, не о том сейчас думаешь. Ща, пинков по шее надают, и плакали горькими слезами все твои прозвища, - сказал мой внутренний голос.
   Я твердой походкой вышел к Ченокану. Трибуны взорвались. Их вопли и свист готовы были вступить в поединок вместе с нами, а то и без нас. Каждый приветствовал своего фаворита. Я приблизился к Ченокану на достаточно близкое расстояние, чтоб мой голос смог перекричать крики толпы.
   - Чен, тьфу ты, Ченокан, так же тебя на самом деле зовут? - поприветствовал я его.
   - Опять ты, - ухмыльнулся он, - мало тебе было, что убил моего отца, а еще и устроил нападение на его сына прямо в его шатре. А теперь решил уничтожить мена на глазах у всех?
   - Ченокан, ты сам знаешь, что это все не правда. Я пришел не за этим. Мне нужен только Щит, а на ваши политические игры мне наплевать.
   Нашу милую беседу уже транслировали для всей публики.
   - Заткнись! - резко отрезал он, - ты еще жив только потому, что сейчас идет негласный договор о перемирии. Если бы не он, то я бы тебя уже давно тут повесил.
   - Какое совпадение, - теперь я был настроен агрессивно, - я бы сделал то же самое.
   - Да как ты смеешь, смерт, поднять руку на королевскую особу, это уже смертельный приговор! Когда закончится турнир, я потребую твоей головы, конечно если останешься жив, - поправился он.
   Я собрался и решился на опрометчивый поступок.
   - Мое имя Виктор, - начал я так, чтобы всем было хорошо слышно. - Для вас будет более знакомо имя Говорящий.
   Крики стихли. По рядам пошли перешептывания.
   - В моих жилах течет кровь великого волшебника Мерлина. И Я пришел с другого мира, чтоб спасти ваш от нашествия злобных демонов из Темных миров. Сейчас мне нужен Щит, что ты так любезно не желаешь отдавать. Ты еще не понял, что может выйти из этого? - ярость закипала под медленной струйкой горелки самоубеждения, - На кой черт мне играть в твои жалкие игры с королями, когда на кону жизнь всего мира? Думаешь, я пришел сюда для того, чтобы получить приз? Я думал, что до этого не дойдет, и ты сам согласишься отдать Щит Тьмы, но вижу, придется играть, но не по твоим правилам.
   И я, ощутив огромный прилив силы от кольца, со всей возможной скоростью приблизился к нему, и, собрав всю имевшуюся мощь, ударил. Защита, возведенная Ченоканом не подвела, амортизировав удар в легкий толчок. Чен пошатнулся, открывая рот от удивления. На второй заход я вложил все, что имел, всю свою душу и переживания за эти дни. И то, что мне было дано, хватило, чтоб мощнейшим ударом откинуть его на десять метров назад. Он пробороздил песок и, кашлянув кровью, подскочил на ноги.
   - Ченокан, не заставляй меня делать это дальше, отдай Щит! - крикнул я, приближаясь ровной поступью к монарху.
   - Нет! - закричал он, скрещивая запястья над головой.
   Буквально в эту же секунду со стороны второго входа раздался взрыв. Столп пыли и пламени разлетелся в разные стороны. Все, кто был рядом, погиб на месте. Остальным повезло больше. Взрыв был рассчитан на уничтожение охраны и образование свободного прохода для мятежников. Вдруг, сквозь клубы дыма на трибуны полезли захватчики. Я глянул на Ченокана. Тот, смеясь, кинул себе что-то под ноги и исчез в едком сизом дыме.
   - Твою мать! - не выдержал я такого разочарования, - ладно, надо спасать шкуру этого Фрола. Как же они достали, эти царские особы. За себя сами никогда не могут постоять.
   Но я тутже пожалел о своих словах. Король и его свита, вместе с шестью воинами местной стражи отражали яростные атаки нападавших. Тех было раз в пять больше, и подготовка была не хуже оборонявшихся. Я побежал на трибуны, одевая, каменный доспех и доставая огненный пистолет.
   - Ну что, повеселимся? - прокричал я, прыгая на первую из ступенек, - вы у меня сейчас ощутите на себе всю прелесть биотехнологий.
   Мимо меня, яркими лучами полетели стрелы, унося по одному кандидату в секунду. Малемар знал свое дело на отлично. Я махнул ему рукой и поспешил за друзьями. Они опередили меня на пару секунд, обойдя с другой стороны. Пару моих выстрелов, и два отряда смело с лица земли. Король обернулся в мою сторону. Его охранники заняли защитные стойки по направлению к нам. Вдруг один из местных стражей что-то закричал им и те снова переключились на свой фланг. Это был Лавр.
   - Молодец, десятник! - хлопнул я его по плечу, - держи оборону.
   Мои друзья дали существенный перевес на сторону оборонявшихся.
   - Помогите им, я разберусь с главным! - крикнул я им, заметив знакомую фигуру, отправляющую в бой очередной подоспевший отряд мятежников.
   В два присеста я был на расстоянии вытянутой руки от Киона.
   - Соскучился, дядюшка? - крикнул я, наставляя на него дуло огненного пистолета.
   - Нет, Нинель! - закричал он, глядя мне за спину.
   Я испуганно обернулся. Сильный пинок откинул меня в сторону. Я глянул снова на сестер. Все было в порядке. Они в безопасности за плотным кольцом храбрых ребят и моих друзей. Второй удар оказался гораздо сильнее, чем первый. Я чуть было не упал.
   - Да что такое ?... - поднял я глаза на обидчика.
   Кион исчез, там, на его месте стоял человек в капюшоне и творил новое заклинание. Молния яркой вспышкой ударилась о поверхность камня на моей груди, проделав в нем небольшую вмятину.
   - Больно, все же, - крикнул я, превращая камень в алмаз, - значит, магия в ход пошла?
   Более двух сотен мятежников пытались напасть на моих друзей и нескольких охранников. Я пару раз стрельнул в самую гущу и снова получил удар в ногу.
   - Да что ты пристал? - обиженно ругнулся я.
   Как в компьютерной игре. Твои воюют. А ты, такой сильный, убираешь основные силы с их пути. Мир замер, ускоряя мои движения. Над магом яркой полосой текла струйка силы.
   - Сильный маг попался, - хмыкнул я, одним движением разрывая этот странный ручеек.
   Противник пал без сознания.
   - Все отплясал, - бросил я напоследок, устремляясь на помощь к друзьям.
   Среди налетчиков в наступление шли пару магов. Одного из них я узнал по ярко выраженному шраму около глаза. Он был тогда в башне с Голоптаром, когда я спасал Луизу. Когда налетчики почувствовали, что кто-то пошел в атаку с тыла, то они занервничали. А когда поняли, что алмазного монстра ничего не берет, то тогда началась паника. А тут еще и подоспели основные силы короля. Так и закончилось неудачное нападение на короля Фрола.
   Половина мятежников смогла в ту ночь уйти живыми. Остальные были убиты или смертельно ранены.
   После ночи допросов стало известно, что ими командовал Кион Кентурберийский и девушка по имени Ия. От чего большие подозрения пали на Луизу и Нинель, посчитав, что они помогали в подготовке мятежа против своего короля. Самого Фрола ранили в живот. Не смертельно, но чувствительно. Встать после перевязки он не смог. Суматоха, сбор раненных и разгребания завалов, в поисках выживших, закончились где-то к восходу солнца.
   ***
   Наутро в тронном зале...
   - Сколько погибших? - спросил Фрол у подоспевшего с новостями сотника.
   - Двадцать наших и восемьдесят мятежников, - отчеканил тот.
   - Надо отдать им должное и похоронить с почестями, их семьи должны быть обеспечены всем необходимым, а детям позволить служить при дворе. Конечно, если они того пожелают, - распорядился король.
   - А что с мятежниками? - спросил сотник.
   - Сожгите их в одной куче, чтоб неповадно было, - жестко ответил Фрол.
   - Слушаюсь, мой господин, - поклонился стражник, покидая покои больничной палатки.
   - Все, везите меня к главному, мне надо передохнуть и собраться с мыслями, - скомандовал монарх.
   ***
   - Значит, слухи не врут, - Ченокан со злостью швырнул небольшой камень в костер, - Этот Виктор убил Голоптара и разрушил башню.
   - Да, мой Сюзер, и не одну, - в покоях с тусклым освещением стоял человек в темном капюшоне, - Маги ощутили, что мировой баланс сил был нарушен. Твари проникли в наш мир из-за резкого скачка магической энергии, выплеснувшейся после разрушения башен. Они насчитали четыре таких выброса.
   - Но как? - крикнул он, оборачиваясь к гостю.
   - Не знаю, мой господин, - опустил голову человек, - такие силы разве, что Мерлину были под силу.
   - Мерлин, говоришь... - в задумчивости почесал бороду Чен, - сдается мне, что парень говорил правду. И если это так, то ...
   В комнату постучали.
   - Да? - судорожно крикнул король.
   - Мой повелитель, у нас плохие новости, мы установили, откуда идут монстры, - протараторил вбежавший гонец.
   - И?..., - велел он продолжать.
   - Из башни мага Астера, - закончил он послание.
   - Из башни? - удивились оба присутствующих.
   - Ты в этом уверен? - уточнил Ченокан.
   - Безусловно, второй десятник трижды заставил выучить послание, - ответил парень.
   - Это все?
   - Долгих лет, мой господин, - гонец ни разу так и не осмелился взглянуть на своего короля.
   - Долгих, - напряженно выдохнул Чен, отпуская паренька по своим делам.
   - Что думаешь на это? - спросил король после минутной паузы.
   - Астер ...., - задумался Арчер.
   - Давай проверь эту информацию и узнай, что случилось с твоим братом, - не дождавшись совета, приказал Ченокан.
   - Слушаюсь, - маг в смятении поторопился к выполнению этого задания, ведь оно совпадало с его собственными желаниями.
   - Блин, да что это за такое твориться? - дыхание короля участилось от неприятных воспоминаний, - Как он смог до меня достать?
   Пот градом стекал по лицу. Безумные глаза смотрели в одну точку. Воспоминание полного фиаско снова настигли его с головой. А теперь еще и монстры. Половина армии переброшено на защиту от этих тварей. Но они идут и идут без остановки. Еще лун тридцать в таком темпе и придется мобилизировать все войска.
   - Господин Ченокан, - раздалось из-за двери, - господин, вы меня слышите?
   Король жадно осушил стакан с водой, вытер лицо полотенцем и ответил.
   - Чего там такое?
   - Господин, слава создателю, а то мы уже начали волноваться, - в дверную щель просунулась голова секретарши, - вам устное послание от короля Фрола.
   Она протянула запечатанный в бумагу камень. Ченокан судорожно сглотнул, предчувствуя самое худшее.
   - Все, спасибо, Айа, - поблагодарил он девушку.
   Та была еще слишком молода, чтоб чем-то помочь ему.
   - И какого ее взяли сюда? - удивился он сам себе, разворачивая камень.
   Тот завибрировал и раскрылся на четыре части, высвобождая спрятанное в нем заклятие. Вдруг там появилось голографическое изображение короля соседнего королевства.
   - Мое имя король Фрол, - начало изображение, - в связи с событиями минувших дней, я официально сообщаю об объявлении войны вашему государству.
   Изображение исчезло, превращая остатки камня в пыль. Ченокан так и остался стоять в полусогнутом положении. Он отпустил столешницу стола и выровнялся.
   - Этого следовало ожидать, но я не думал, что так скоро, - он поиграл желваками, - Айа, созови Великую десятку на военный совет.
   - Слушаюсь, мой господин, - раздался непринужденный мелодичный голосок.
   ***
   -Сколько мы тут намерены еще сидеть? - не выдержал я, - целую неделю бьем баклуши вместо того, чтоб идти дальше. Башня впускает в этот мир огромное количество монстров, а мы тут вино попиваем.
   - Ну, перестань, Виктор, - успокаивал меня мечник, - война, это не просто стычка. Это организованный план, выверенные действия, правильная подготовка войск и многое другое, что нельзя решить за один день.
   - Блин, я от скуки скоро умру, - повесил я нос.
   - А что тебе мешает пойти потренироваться? - спросил Клик.
   - А с кем? - развел я руки в стороны, - сам я с утра потренировался. А напарники или пьяны или боятся меня.
   - Ладно, пошли, покажу тебе отличное движение, хватит на три дня, - улыбнулся Клик, поняв мои чувства.
   - Эмм, можно? - В комнату вошел главный королевской стражи.
   - Лавр, какими судьбами? - восторженно воскликнули мы в унисон.
   - Ого, с десятника и сразу в главного? - похвалил его мечник.
   - Да, судьба играет с нами, так как ей вздумается, - философски принял похвалу Лавр, - Это все, благодаря вам.
   - Нет, это ты спас короля от меча убийцы, приняв на себя тот клинок, - мечник продолжал хвалить его.
   - Я вообще-то вот почему сюда пришел, - перевел тему разговора главный, поправляя повязку на плече, - собрали военный совет. Король просит вашего личного присутствия. Остальные уже там.
   - Сколько раз ему повторять, что нам безразличны военные совещания, - взмолился Клик.
   - Вот поэтому он попросил именно меня позвать вас, - улыбнулся раненый гость.
   - Выбора нет, пошли, - уныло поднял я брови, выходя за дверь.
   Пять минут блужданий по замысловатым переходам замка, и мы оказались у дверей кабинета. Внутри небольшой комнаты было мало света. За столом сидели почти все знакомые личности. Два человека тогда мне оказались загадкой. В тот день я так и не узнал их имен. Остальных я уже встречал до этого. Помимо наших друзей и их собутыльников там был еще учитель Клика, Куан, Али и Маккензи. При виде этого человека невидимая искра проблеснула между нами, навевая скорый серьезный разговор с этим хитрым типом.
   - А вот и вы, - восторженно воскликнул король Фрол, - только что о вас и говорили.
   - Добрый день, Ваше Величество, - поклонился я, по эталонам этикета этого мира.
   - Сколько раз я говорил не делать так? - укорил меня монарх.
   На вид ему было лет сорок пять. Темные волосы слегка скрывали его взгляд от постороннего наблюдателя. Крепкое, худощавое телосложение говорило о монотонных изнурительных тренировках в боевых искусствах. Король был тем, кто не сидит на троне, пока все на него трудятся.
   - Извините, не привык я общаться с царскими особами на ты, - я виновато склонил голову.
   - Ха, ха, ха, а с чертями язык ты нашел быстрее, - перевел он в шутку неловкую встречу, - так вот, я созвал вас по поводу войны.
   - Опять он за свое, - закатил глаза мечник.
   - Клик, выслушай меня, - остановил его король. - Вчера я послал камень с сообщением об официальном объявлении войны. Завтра начинаются сборы. На следующем рождении луны мы выступаем.
   Мечник скрестил руки на груди.
   - Так вот, я знаю, что у вас у всех очень важная миссия, но прошу об одном одолжении, - король сглотнул, решаясь на следующую фразу, - помогите нам обучить рекрутов. Сюда скоро прибудут бравые ребята со всего королевства, а учителей не хватает. Многие погибли от рук предателей. А вести этих парней на смерть я не могу себе позволить.
   - Но ..., - начал было оправдываться мечник.
   - Мы согласны! - радостно крикнул я, руша планы моего учителя.
   Нам нужен был план. Да и тренировки пойдут на пользу. Клик зло обернулся в мою сторону.
   - Будешь тренироваться вместе со всеми по двойному графику, - предупредил он.
   - Вот и отлично, - обрадовался Фрол, - тогда на этом все.
   - Я горжусь тобой, - шепнул Кион, минуя мечника, строившего коварные планы в мой адрес.
   Он тут же поменялся в лице, ища причину такого поведения своего бывшего учителя.
   Я поискал глазами Маккензи, но того и след простыл.
   - Люций, Лилит, где вы пропадали? - догнал я друзей из преисподней, - я тут со скуки чуть не умер.
   - Поверь мне, не умер бы, - кисло ответила Лилит.
   Выражение лица Люция было таким же угрюмым.
   - Эй, вы чего? Я что-то сделал не так? - разводя руки в стороны, опешил я.
   - Нет, с тобой все в порядке, - успокоила нас Лилит, - проблема в отце. Он недоволен, что мы постоянно ошиваемся около тебя, тратя при этом огромные силы на полеты сюда.
   - Так вы же и для них стараетесь, - подметил я.
   - Не все так считают, - угрюмо буркнул черт.
   Поняв, что дальнейший диалог у нас не состоится, я оставил их одних со своими мыслями. Если захотят поговорить, сами найдут меня.
   На этой веселой ноте, в преддверии чего-то нового, я решил прогуляться по парку, где частенько видел двух сестер Кентурберийских, гуляющих в свое упоение для поднятия настроения. В этом замке их встретили по-особому. Убедившись в их невиновности, король Фрол выделил им лучшие покои, приставив слуг, и дал четкий приказ, чтоб приносили девушкам все, что они захотят. Чем те воспользовались в полной мере. От избытка сладкого в первый день они пригласили меня помочь им разобраться со всем заказанным, но и моих сил на это не хватило. Тогда в дело вмешались Клик и Элиза, уничтожив половину из того, что осталось. Наконец очередь дошла и до Малемара с Бйортом, которые вежливо отказались, пояснив, что войка и "это" не совместимы. Они смогли переманить на свою сторону Клика, от чего я так был невесел последнюю неделю. Нет, я был не против, один вечер и я с ними "погулял". Но это был предел моих сил. Не знаю, как они выдерживают такие перегрузки?
   И вот поэтому Клик был так не доволен в тренировке новых бойцов. Ведь он не мог быть постоянно пьян, потому что это ослабит дух ребят. А такой шанс погудеть еще не скоро выпадет. Посему месть была жестокой.
   ***
   Утро меня встретило прекрасным пением птиц и ведром холодной воды, случайным образом, вылившимся на мою кровать.
   - Вставай, рекрут! - закричал на ухо Клик, - или тебе особое приглашение надо? Через сток чтоб был на плацу!
   Я подскочил как ошпаренный. Такой нежной заботы я от него не ожидал. Думал, что привык к его выходкам, но, как видимо, еще не достаточно.
   Солнце только поднялось над горизонтом, а я уже обежал третий круг огромной площадки со специальными средневековыми тренажерами. Тут были столбики, мишени, турники, полоса препятствий, короче много еще чего, назначение многих я узнал позже, встретившись с одним из них на первой тренировке.
   - Ну как тебе? - не унимался Клик, - я думал, что ты хоть иногда думать будешь, а оказывается, нет. А ну, поживее давай!
   Я, молча, стиснув зубы, перебирал ногами в воздухе, имитируя бег с высоко поднятыми коленями.
   - Еще пару стоков и перейдем ко следующему снаряду.
   Если раньше я нигде не упоминал, то для лучшего усвоения, сток - это примерно пять минут. Название пошло от того, что вода с ручья заполняла определенную емкость, а потом, под действием силы тяжести, переворачивалась. Вода стекала, и все начиналось заново. И вот, время одного такого заполнения занимало, примерно, около пяти минут. Отсюда и сток.
   - Давай, работай! - Клик взял в руки палку.
   Я настолько вымотался, что силы кольца еле хватало, чтоб поддерживать этот темп. Дважды я заметил, что думаю совсем о другом, хотя тело продолжало вытворять невероятное.
   - Я знаю, что для тебя это не предел! - завопил он, слегка шлепнув палкой по спине, - ты можешь быстрее...
   Я замахал руками в том режиме, что он и хотел. В ход пошли вшитые под кожу доспехи. Блин, я тут скоро сдохну с его тренировкой. Солнце вошло в зенит, а он так и не дал мне сделать и глотка воды. Я потихоньку отключался, но тело все еще двигалось. Интересно, что быстрее откажет, тело или мозг. Думаю, что мозг. Но этого так и не произошло. Тренировка резко прекратилась.
   - Обед, - крикнул он, покидая плац, - у тебя один цикл на реабилитацию, потом продолжим.
   - А как же рекфуфы, - слипающимися губами спросил я.
   - Сегодня я весь в твоем распоряжении. Твои будущие друзья еще не распаковали вещи, завтра я тебя с ними познакомлю, - ухмыльнулся тот, и тихонько, чтоб я не слышал, добавил, - Интересно, у него там, на Земле, все такие?
   Я на шатающихся ногах побрел в столовую.
   - О, Виктор, привет, - махнул мне Малемар, - ты как-то неважно выглядишь, с тобой все хорошо?
   - Фсе Фросто, - и показал большой палец кверху.
   На столе стоял стакан с компотом. Я не задумываясь, одним глотком осушил его до дна.
   - Эй, - недовольно нахмурил брови эльф, - там стоит целый графин.
   Я, как сканер, моментально нашел этот божественный напиток и жадными глотками осушил и эту емкость.
   - Совсем парень спятил, - удивился он, разглядывая мою одежду, и вдруг понял, - Или это Клик тренировку тебе устроил?
   Я торжественно кивнул, ища еще один кувшин или его подобие. Нашел только на кухне. И не один.
   После получасового оханья от чрезмерно выпитой жидкости я смог таки выйти отдыхать на свежий воздух. Есть не хотелось. Нагрузка была столь велика, что организм не хотел принимать, что-либо внутрь, кроме жидкости. Вскоре пришел повеселевший мечник.
   - Ну, что готов приступить ко второму этапу тренировок? - улыбнулся он.
   - К теории или практике? - прищурился я.
   - К стрельбе по мишени, - что-то мне не понравилась его улыбка.
   Он достал лук и одну стрелу. Я нахмурил брови, обдумывая возможные варианты побега.
   - Итак, первый цикл мы будем стрелять на меткость, второй мы научимся стрелять на скорость, а третий на дальность.
   - О, тогда пуще простого, - обрадовался я, но тутже спохватился, кожей ощутив что-то неладное.
   Только выполнив третий цикл упражнения, я понял, что ускоренный бег за стрелой может когда-нибудь, да пригодиться. Например, когда ты расстрелял всех своих врагов и теперь тебе надо быстро собрать стрелы в кучу. После стрельбы Клик вместе со мной взялся за деревянный меч. Фехтование. С сегодняшнего вечера это стало моим самым нелюбимым разделом нынешних тренировок. Вечером я уснул, так и не поняв, что пришел в комнату.
   ***
   Сон, сон, сон. Как же я по вам соскучился, мои яркие, живые сны в других мирах. Ведь это так прекрасно быть там, где ты чувствуешь себя в своей тарелке.
   Я лежал на траве в мире, где господствовало мое настроение. Я попробовал подняться. Тело, измотанное дневной тренировкой, отозвалось дикой усталостью и болью. Я лег обратно. Теплая земля отдавала свою заботу, словно жалея меня и утешая от такой судьбы. Я вдохнул полную грудь свежего воздуха. В ребрах кольнуло.
   - Да что такое? - ругнулся я, - это же сон.
   Но по ощущениям, сном тут и не пахло. Странная мысль проникла в мое сознание.
   - Неужели я не сплю... - глаза сами собой округлились от удивления, - и если это так, то каким образом я возвращаюсь обратно именно туда, где уснул до этого?
   Я тряхнул головой. Бред какой-то. Нет, это точно сон. А почему тогда тело болит? Под потоком идей возможных вариантов происходящего, вывод пришел сам собой. Я во сне испытываю те же ощущения, что и на яву. Просто тело настолько измотано, что я не могу проснуться. От такой идеи стало немного весело.
   - Это ж надо, до такого довел, что во сне боль не отступает, - рассмеялся я.
   В воздухе перед глазами пролетел один из шариков и коснулся моей кожи. Память и воспоминания одного из убитых мною существ яркой вспышкой пронзили мозг. Эта вспышка длилась не более одной секунды, но и этого хватило, чтоб меня чуть не вырвало от возникших образов из жизни циклопа.
   Вдруг шарик поменял цвет и выпустив все краски в мое тело. Пустая оболочка вспорхнула и умчалась за грань моего маленького мира. Волна силы и энергии моментально восстановила мои жизненные силы. Я ощутил, как все клетки, словно в некоем фантастическом фильме приняли эту энергию и воспряли духом. Это было, словно я погрузился в ванну с волшебным живительным отваром. Ну, или, мне только что вкололи обезболивающего с тонизирующим эффектом. Понимайте, как хотите, но все болезненные ощущения исчезли, как страшный сон. Погуляв еще немного по просторам моего мирка, наблюдая за движущимися облаками, я не заметил, как уснул прямо на траве.
   ***
   Утро этого дня ничем не отличалось от предыдущего. Более получаса разминки Клик поглядывал на меня каким-то подозрительным взглядом. Наконец я не выдержал и спросил.
   - Ну что опять не так?
   - Да нет, ничего, - он отвел глаза в сторону.
   - Клик, ты что-то недоговариваешь, - настоял я.
   - Ну, это..., - он почесал бороду, - ты, как, нормально себя чувствуешь?
   - Вроде бы да, - я послушал, что мне говорит организм, он тихонечко мурлыкал, не жалуясь ни на одну болячку.
   - Не простой ты парень... - подвел он итог, так и не объяснив причину своего беспокойства.
   Далее он кинул мне шест и показал несколько движений, отработку которых у меня заняло все время до обеда.
   - Виктор, - остановил меня мечник на очередной серии ударов по специальному манекену, - Итак, сейчас мы идем в столовую, а затем знакомимся с твоими новыми боевыми товарищами.
   - Хорошо, - легкая дрожь перед чем-то новым прошла мелкой рябью по спине.
   - И, Виктор, - остановил он мои сборы, - когда будешь с ними тренироваться, постарайся не пугать их.
   - О чем это он? - сказал я сам себе, понимающе кивая ему в ответ.
   - О том, что простой человек не может выдерживать такие нагрузки, - пояснил он, услышав мои слова, - Твоя задача будет показать им, что кем бы они себя не считали, но будет кто-то, кто лучше их. И дать им стремление к большему. Но не задаваться при первом возможном случае. Это сделает тебя изгоем.
   Это объяснение было достаточным, чтоб понять чувства и желания Клика. Тот утренний взгляд означал большое удивление на мои физические способности. Хоть он и знал, что у меня есть нечто нечеловеческое, но не знал, что оно может проявиться в такой степени. Ведь до этого, все тренировки не занимали более получаса времени. А все, что он видел, было связано с огромной силой или магией. Но никак не изнурительными упражнениями.
   Как он и сказал, сразу после обеда мы пошли к выстроившимся по струнке рекрутам. Главный Лавр, увидев нас, махнул рукой и, переговорив о чем-то с мечником, указал на край построения.
   - Твое место с той стороны, - пояснил мне мой учитель.
   - Но я думал, что буду с ними только тренироваться, - возразил я.
   - В следующий раз лучше думай что говоришь, а теперь иди к своим "братьям по оружию", - на последнем слове он сделал ударение и засмеялся.
   - Но Клик, - я умоляюще посмотрел на него.
   - Никаких но, - резко сменился он в лице, - это ответственное задание. Поживешь с ними, пообщаешься, может, узнаешь что нового. Слухи о многом могут рассказать. А ты, как лицо неизвестное, незаметное, можешь и среди местных поспрашивать.
   И он снова прыснул от раздираемого изнутри смеха.
   - Ага, совсем не заметное, - угрюмо насупился я, - победа в турнире, лицо не заметное.
   - А кто знает, что это был именно ты, - как мальчишке объяснял мне мечник, - Назовись Втором. Скажи, что тот, кто участвовал, был твой брат. А теперь и ты хочешь добиться его высот. И запомни, не давай им повода изгнать тебя.
   Я кивнул, думая о несуразности происходящего. Всю жизнь от армии косил, а тут на тебе, по собственному желанию. Что за жизнь пошла? Надо вечером поговорить с друзьями о дальнейших планах. Я понимал, что до Ченокана я теперь так просто не доберусь. Башни находятся на его территории. Так почему бы и не пойти всем королевством туда, куда нам одним путь заказан. Ну, немного соврал, пройти можно, но ценой огромных потерь с их стороны, а тут, и напугать противника можно. И войны избежать. Надо лишь поговорить, чтоб понял.
   Контингент новобранцев был разный. Одни лица пугали, другие бросали в смех, третьи не вызывали никаких чувств. Впрочем, как и везде. Солдаты провели меня неодобрительным взглядом и отчего-то заулыбались. Видно я им показался новым объектом для издевок. Ничего, я не гордый, потерплю, а может, и получу пару тумаков для поддержания легенды, а потом посмотрим, кто чего стоит. Дойдет до крайностей, объясню на пальцах, что так делать не хорошо. А пока, надо понять, что делать дальше.
   Лавр представил Клика, как одного из учителей гарнизона.
   - Зря ты тут стал. Молоко на губах давно обсохло? - спросил у меня чей-то сиплый голос за спиной, и зло, кашлянув, продолжил, - Ничего, мы тебя быстро жизни научим.
   Я обернулся, запомнить героя. Там стоял бритоголовый мужлан с крестообразным шрамом на щеке. Отчего-то он мне показался не тем, за кого выдавал себя.
   - Вик, - я осекся, - Втор.
   И протянул ему руку. Тот, поразмыслив немного, глядя мне прямо в глаза, улыбнулся, и протянул свою.
   - Амос, - представился он. - Вижу, ты не из робкого десятка. Если так спокоен при виде моего шрама.
   Этими словами он хотел вызвать какие-то эмоции на моем лице, но это было тщетно. Вот и ладненько, может все пройдет не так худо-бедно, как я это себе представлял. Есть три шанса выжить в стае, чтоб было не в обиду себе. Подружиться с вожаком, Победить вожака, или завоевать всеобщее уважение, иначе ты останешься в тени или будешь козлом отпущения. Остаться в тени можно было, но есть риск и превратиться в козла. Так что попробуем третий вариант.
   Лавр вскоре закончил, оповестив, что теперь уступает место Клику. Я улыбнулся такому исходу происходящего.
   И он не удосужил нас ждать начала экзекуции. Сперва была пробежка, разминка, теория и, наконец, практика.
   И начал он с рукопашных боев. Это своеобразный способ дать человеку понятия о тех, кто их окружает. Мужики, готовящиеся к войне, должны силой решить, кто из них чего стоит. Только так можно определить нужного лидера, которому будут все с охотой подчиняться. По крайней мере, зачастую так и бывает. Тот, кто стремиться к лидерству, подсознательно старается задушить всех своим эго. И этот способ может сработать среди тех, кто в социальном и материальном аспекте равен в этот момент друг перед другом.
   Клик выстроил нас в две шеренги. По свистку начиналась драка. По свистку она заканчивалась. Упавший хоть раз, выполнял различные упражнения. Упражнения и партнеры менялись, но драка начиналась снова и снова. Таким образом, каждый опробовал кулак каждого. Упавший уставал больше всех, победитель побеждал снова. Я специально проиграл почти всем. Пару раз удары действительно были болезненны. Я делал несложные упражнения и имитировал огромную усталость и отдышку.
   Глядя на меня, Клик только улыбался, замечая, как я поскальзываюсь, или спотыкаюсь именно тогда, когда кулак был в сантиметре от моего лица. От чего получал в награду упражнение, а противник победу. Под конец мечник устроил небольшое соревнование, в результате которого на ринге оказались два лидера. Один из них был крестьянской внешности широкоплечий амбал, а второй Амос. После недолгого боя, победителем оказался исполинского роста человек.
   - Как твое имя, служивый? - обратился к нему Клик.
   - Гурий, - басом ответил крестьянин.
   - Где научился так драться? - продолжил опрос мечник.
   - Отец научил, - опустив глаза, ответил тот.
   - Ну что ж, ты заслужил сегодня двойной паек, - хлопнул его по плечу мой учитель.
   - Спасибо, - протяжно поблагодарил исполин.
   - Так, всем подъем, - перевел свое внимание мечник, на отдыхающих будущих солдат, - я обещал королю, что сделаю из вас настоящих мужиков, и сегодня увидел, что только двое из вас достойны на сегодняшний день, взять в руки меч и начать тренироваться его носить. А, до тех пор, пока хотя бы половина не смогут достичь этого уровня, то мы будем тренироваться день и ночь. А теперь встаем и побежали.
   И он под счет захлопал в ладоши, подгоняя уставших новобранцев. Чтобы им было не обидно, Клик побежал перед ними. Так лучший способ показать молодняку, что их способности далеки до тех, что нужны в армии.
   Я наблюдал за остальными и пытался имитировать их усталость. Вскоре один из самых молодых парней сбавил темп, чуть не переходя на шаг. Клик все бежал, не обращая внимания на происходящее за спиной. Я вернулся назад и, подхватив парня под одну руку, попробовал его ускорить. Это не помогло. Он физически не мог двигаться быстрее. Вдруг из удаляющейся толпы, отделилась фигура и быстрой трусцой направилась к нам. Это был Гурий. Он подхватил парня с другой стороны, и мы втроем побежали догонять всех остальных.
   - Как твое имя, парень? - обратился он ко мне.
   - Ким, - не поняв, к кому обращаются, ответил еле шевелящийся отрок.
   - И твое тоже будет полезным, - похвалил паренька Гулий, - так как тебя зовут?
   - Втор, - улыбнулся я, не сбавляя темп.
   Этот не дюжей силы человек принял на себя основной вес Кима, оставив мне лишь малую малость для поддержания общего равновесия. Не будь он так измотан боями, то взвалил бы несчастного на плечо и легко бы побежал вровень со всеми. Я не отставал и не опережал напарника. Его скорость для меня была оптимальна. Но ее не хватало, чтоб нагнать всех остальных. Мы с ними бежали почти вровень.
   В конечном итоге, на финише безумной пробежки мы были последними, отделившись от Клика почти на минуту. От чего вызвали его недовольство.
   - Так, вы трое, - указал он на нас, как только мы пересекли финишную черту, - по окончанию тренировки зайдете ко мне.
   - Чувствую, что дело пахнет керосином, - подметил я.
   - Ке-ра-син?- По слогам, тяжело дыша, спросил Гурий.
   - Неважно, - бросил я, вспомнив, что устал.
   - Итак, как вы сами видите, что до противника вы добежали без остатка сил, - Клик продолжил учения, - и он сейчас вас рубит без особых усилий. Раз он нас рубит, значит бежим от него обратно.
   Все в легком испуге переглянулись друг на друга.
   - Чего расселись? - гаркнул мечник, - не понятно, что ли? Побежали, а я вас буду догонять с кнутом.
   И в подтверждение ухватился за обещаемый инструмент. Новобранцев, словно подменили, их уставшие тела неслись быстрее, чем до начала забега. Никто не хотел быть последним. Пару раз, ощутив на своей коже действие живительной силы кожаного кнута, Ким побежал перед всеми. Я немного отстал, чтоб переговорить с Кликом. Около руки раздался щелчок.
   - Ты чего? - удивился я.
   - А ну побежал! - второй щелчок раздался у другой руки.
   Я пожал плечами и поравнялся со всеми. Раз он так делает, значит так надо.
   Когда взошла луна, мы пробежали эту дистанцию еще два раза. Для меня это было обыденно такие забеги, а вот для всех остальных в новинку. Спустя некоторое время Клик указал нам наш лагерь. Его личная палатка была у самой окраины. Мы втроем вошли на получение вечернего приза за отставание в первом забеге.
   - Итак, вы трое, Гурий, Ким и Втор,- за столь недолгое время он успел узнать имена почти всех бегунов, - сегодня ночь дежурите на кухне. Утром вас встретит Малемар. Есть возражения?
   Мы отрицательно завертели головами.
   - Молодцы, быстро учитесь. Так все свободны, кроме тебя, Втор, на твой счет поступила жалоба, - произнес он.
   - Держись, парень, - одобряюще положил руку мне на плечо Гурий.
   - Мы подождем тебя у палатки, - добавил Ким.
   Как только полог закрылся, раздался яростный вопрос мечника.
   - И что это было?
   - Я не понимаю, - я как мальчишка опустил испуганный взгляд.
   - Виктор, тьфу ты, Втор, надо к этому имени привыкать. Ты понимаешь, что чуть себя не спалил? - начал он тираду. - Твое появление и так было не таким, как у всех. А если будешь со мной болтать во время занятий не по делу, то многие быстро тебя раскусят.
   - Но, к чему эта секретность? - пожал я плечами.
   - Ты же хотел потренироваться, - укорил меня учитель, - так тренируйся теперь со всеми.
   - Хорошо, но давай, тогда я буду заниматься по индивидуальной программе, - попросил я.
   - Пожалуйста, занимайся, но в свободное от основных тренировок время, - улыбнулся он.
   Веский аргумент.
   - Но, зачем мне эта армия? - спросил я.
   - Затем, что тренироваться тебе не с кем, а всерьез они тебя не воспримут, пока ты не вольешься в их коллектив.
   - А как же ты? - теперь до меня начало доходить.
   - А я, по твоей милости, уже тренер, - пожал он плечами.
   - Ну не может же быть только в этом причина, - не выдержал я слушать эти сказки, - скажи мне истинную причину.
   Клик немного подумал и, опустив глаза, ответил.
   - Фрол просил не говорить тебе это раньше времени, но ... ты поведешь войска, - от этих слов у меня отвисла челюсть, - Виктор, это не только твоя война. Свой шанс убедить Ченокана ты упустил. Теперь судьба мира зависит от всех нас. Он не отдаст по своей воле доспехи. Люций сказал, что пока мы не добудем Щит, на башни не ходить. И теперь, чтоб ты мог добраться до Ченокана, нам придется отвлечь основные силы на себя.
   Я примерно так себе это и представлял. Но это были только предположения. Теперь же неоспоримые факты.
   - Ты должен завоевать доверие среди этих людей. Чтоб достичь нужного уровня подготовки бойца, ему нужны идеалы. И ты станешь их путеводной звездой.
   - Не слишком много на меня возложили? - с иронией хмыкнул я.
   - Ты уже взвалил на себя эту ношу, одев в своей комнате кольцо, - спокойно проигнорировал он мое замечание, - Завтра прибудут новые отряды, и со мной тренировки сможешь проводить только после восхода луны. Если сможешь, конечно. А теперь иди, твои новые друзья ждут тебя.
   Я попрощался и с угрюмым выражением лица вышел из палатки. Там в напряжении стояли Гурий и Ким.
   - Значит, они теперь знают, - промелькнула испуганная мысль.
   - Ну как? - спросил исполин.
   - А разве вы ничего не слышали? - я обернулся, посмотрев на тонкий полог ткани.
   - Нет, конечно, - встрял Ким, - они все защищены магией. Никто не сможет подслушать, если не знает заклятия.
   - Ага, даже при открытом пологе будет казаться, что присутствующие внутри молчат, - кивнул Гурий.
   - Пошли на кухню, по дороге расскажу, - увел я новобранцев в сторону.
   Всю ночь мы чистили корнеплоды, напоминающие картошку и овощи, которым необходимо было снимать кожуру перед употреблением. Под утро я смог слинять и побежал в покои забрать свои вещи. Нам было положено жить в палатках, чтоб быстрее привыкнуть к походной жизни. Спать хотелось безумно. Время до начала построения было еще в достатке, от чего я решил немного вздремнуть.
   Во сне я снова излечился силой одного из убитых мною животного. Это был ушастый. Его короткой жизни хватило, чтоб восстановить мои синяки, но не хватило, чтоб снять усталость. Пришлось использовать еще одного.
   Яростный стук в дверь заставил меня открыть глаза. На дворе был день. Стук повторился.
   - Кто там? - по привычке спросил я.
   - Я так и знал! - раздался оттуда рассерженный голос Клика, я открыл, - Малемар сказал, что тебя не было на построении, и я решил лично узнать, где его величество развлекается.
   - Клик, - я хлопнул себя по лбу, - я ж за вещами зашел. Запалился?
   Он сжал губы и, подняв бровь, закивал.
   - Ладно, веди меня, - попросил я, хватая наскоро скомканные вещи.
   - Пошли, будем делать тебе легенду. Одежду оставь, - он кинул обратно на кровать все, что было у меня в руках.
   - Нет, за плащом присмотри, - отдал я ему самое драгоценное, что могло, по воле случая, исчезнуть в никуда.
   - Ягодицы мягкосума, ты собираешься, как девочка, - ругнулся мечник, - твои уже два часа мишень терзают.
   Я поспешил за негодующим учителем.
   - Дел невпроворот, а я за тобой по замку бегаю, - ворчал он по пути. - Твое счастье, что в комнату пошел. Иначе бы замок на уши подняли.
   Через десять минут он подвел меня к эльфу. Я хотел было поздороваться, но вспомнив слова мечника, передумал. Новобранцы с луками прекратили стрельбу, с любопытством заинтересовавшись на последующий в скором времени спектакль.
   -Вот, нашел, - громко произнес Клик, сильно пихая меня в плечо, - думал в конюшне выспаться. Проучи балбеса, чтоб больше неповадно было.
   Глаза моего остроухого друга улыбались. На все еще хмельной физиономии было очень серьезное выражение лица. Я сглотнул. Они, что сговорились?
   - Итак, слушайте все внимательно! - прокричал профессиональный лучник, принимая права на владение моим телом на время тренировки, - сейчас мы будем учить раздел под названием "стрельба по противнику при захвате вашего друга в заложники".
   Холодный пот прошелся по всей спине.
   - Втор, так же тебя зовут? - с улыбкой глянул он на меня.
   Я судорожно согласился.
   - Становись у того манекена, - он указал рукой, где стояли мишени во весь человеческий рост.
   - Что? - переспросил я.
   - Давай, не бойся, иди, - и шепнул мне на ухо, - заодно потренируешь уклоны от стрел.
   - Бери вон тот манекен и становись прямо перед ним, - направлял он меня, - вот так, чуть правее. Все, замри. Вот так и стой.
   И, в долю секунды, с появившегося из ниоткуда лука в его руках, слетела стрела. Я от испуга замедлил движение мира. Стрела плавно приблизилась и воткнулась в голову манекена у моего плеча. Чего и следовало ожидать от специалиста в своем деле.
   - Всем понятно? - повернулся к новобранцам эльф.
   В ответ последовало всеобщее согласие.
   - Учитель Малемар, - поднял руку для вопроса один из рекрутов, - а если мы случайно его убьем?
   - Поверь мне, Милан, ты в него не попадешь, - загадочно уверовал его эльф.
   Он-то знал про мою скорость, а вот другим надо показать, что я случайно буду от них уклоняться.
   - Чтоб тебя, - первый кандидат уже нацелил мне между ног, - Малемар, Учитель Малемар. Я понял свою ошибку, я лучше на кухню несколько ночей подряд дежурить буду!
   Как в замедленной съемке стрела вылетела, целясь в мое наследство. Я, закрывая уши, пригнулся чуть в стороне. Бзынь.
   - Мимо, - крикнул я, глядя на воткнутое древко у левой ноги.
   - А ну стань обратно! - переходя на смех, закричал Малемар.
   Я послушался. От следующей стрелы даже и не пришлось уклоняться. Она вошла в землю на полметра правее от меня. Дальше было интереснее. Большая половина умела стрелять метко, чем меня и удивили. Восемь из десяти попадали по мишеням. Пять из них в голову манекену. Ким был безнадежен. Гурий же напротив. Ни разу не промахнулся. С каждым новым кругом меня просили отходить на метр назад и так до тех пор, пока расстояние и ветер не стали серьезной помехой для меня. Я не выдержал, взял деревянный меч и стал отбивать стрелы.
   - Правильно, учись, - одобрил мое решение эльф.
   Через час я научился с легким замедлением отбивать те стрелы, что летели прямо в мое тело. Многие начали делать ставки и целиться прямо в меня. Вскоре начали стрелять по двое, чем сильно усложнили ситуацию. Через два часа спустя по трое, при этом очень активно меняясь ролями. Прям, как слаженное войско. Зарядил. Выстрелил. Сел. Второй выстрелил. Отошел. Первый встал. Выстрелил. Сел. Короче, вариантов много, а результат на лицо. Игровой азарт, на то, кто первый в меня попадет, дал новичкам новые силы для стрельбы. Вскоре Малемару достало это. Он решил прекратить все это.
   - Втор, считаешь себя таким же крутым, как свой брат? - крикнул он, одевая полный колчан стрел, - тогда, может, покажешь, как ты мои стрелы отобьешь?
   Стало жарковато. Легенду надо поддерживать. Я взял новый деревянный меч. Этот уже изрешетили на нет.
   - Давай, учитель, - я как тринадцатилетний пацан бросил вызов вековому мастеру лука.
   Все сто человек с любопытством замерли. Никто бы из них не решился бы на такое даже под смертельным приговором.
   - Тогда поехали!.. - крикнул эльф, выпуская непрерывную серию смертельно опасных снарядов.
   Все они летели по местам, где одежа плотно прилегала к моему телу. Он не хотел ненароком навредить мне, но и перед рекрутами опозориться не желал. Скорость была потрясающая. Обычный человек бы ничего бы не сделал бы, но у меня было невидимое преимущество. Это мои вмонтированные под кожу доспехи.
   Я бы отбил бы их всех, но не хотелось ставить в неловкое положение Малемара, поэтому пропустив первые десять, я дал стреле оцарапать мне руку. Затем уклонившись от еще двух, разорвал ткань на штанах и на последней дал прибить мой воротник к манекену. Малемар улыбнулся и потряс в руке последнюю стрелу. Я двумя руками взял деревянный меч, словно готов был отбить его выстрел. Остроухий учитель принял вызов, поиграл бровями и со всей серьезностью выпустил стрелу прямо мне в грудь. Этого я от него не ожидал. И решил, чтоб у нас была ничья, подставил древко меча под удар. Стрела пробила высохшее дерево и направилась по касательной дальше. Я специально не убирал сверхъестественную скорость и единственное, что оставалось сделать, это направить ее рукой немного в сторону прямо в матлявшуюся майку. Острие легонько царапнуло кожу и вонзилось в дерево за спиной. Толпа удивленно ахнула. Секунду назад, мой смертельный провал мог увидеть даже неопытный лучник, а тут облом.
   Малемар облегченно выдохнул, по его выражению лица можно было судить, что он и сам не был толком уверен в моих силах.
   - Подойди, Втор, - позвал он меня, - твои способности заставляют меня удивлять. Скажи, что бы ты хотел получить от меня на моих занятиях?
   - Почаще, бы так, а то реакцию нечем тренировать, - скромно ответил я и шепотом спросил, - Работаем на публику?
   - Хорошо, и это тоже ты получишь, но не сейчас, - улыбнулся эльф, - иди в медпункт, а потом сразу на обед. Ты заслужил это.
   - Во повезло пацану, - с завистью кто-то вздохнул из толпы, - я тоже хочу пожрать.
   - Так, дармоеды, если кто хочет досрочно уйти в столовую, то пускай становиться, он жестом пригласил к нашпигованному манекену, - я мигом любого могу "подготовить к столу".
   Желающих не нашлось.
   - Тогда взяли луки и продолжили, раз, два, раз, два, - пошел считать серии Малемар.
   В животе заурчало. Стрельба из лука хорошо, но раз отпускает заранее, так почему бы не воспользоваться случаем и не проведать Люция и Лилит. Надо узнать, что они думают на этот счет.
   Наскоро перекусив я побежал в... . Стоп. А бежать-то куда? Я же не знаю, где они поселились. А нет, обманул сам себя. Они же в правом крыле в самой верхней комнате. Это мне тогда слуга короля говорил.
   Через длинные коридоры и несколько витых лестниц я добрался к узкому проходу, в ту самую часть здания, где обитали мои Адские спутники.
   На одной из дверей был выжжен знак силы. Я хорошо запомнил этот незамысловатый узор в виде пятиконечной звезды. Многие сатанистские секты используют подобные пиктограммы для вызовов духов. Я постучал. Дверь была не заперта.
   - Войди смерт, и ужаснись мощи повелителя пламени, - встретил меня монолог Люция.
   На нем мешком висел мой плащ. Он расставил руки, делая какое-то глупое выражение глаз. Я засмеялся. Под этим всем карнавалом передо мной предстал черт в одних семейных трусах с множеством карикатурно нарисованных бесенят по всей ткани.
   - Неужели не страшно? - он расстроено опустил руки, - я второй день тренируюсь, а ты говоришь, что не страшно.
   - Плащ подвел, - прыснул я снова.
   - Ты так думаешь? - он осмотрел ткань со всех сторон, - а мне кажется, что с ним страшнее.
   И перед зеркалом повторил приглашение войти. Я снова прыснул.
   - Ай, ну тебя, - махнул он рукой, - я поношу его недолго, а то Клик на меня свой компот из ретикулы разлил. А эта гадость не отстирывается.
   - У меня мало времени, - вспомнил я зачем пришел, - а где Лилит?
   Комната была рассчитана на одного гостя.
   - Улетела, по делам. Так ты к ней или ко мне пришел?
   - Может, даже, и к вам обоим, но и тебя одного хватит, - отмахнулся я. - Расскажи мне свою версию дальнейшего плана действий.
   - А разве Клик тебе не все рассказал? - удивился черт.
   - Вроде все, но хотел это лично от тебя услышать, - оправдался я.
   - Понятно, - укорил он меня, - усомнился в своем учителе. Так ему и скажу. Да шучу я, не дергайся так. Да, Совет решил, что без предметов Говорящего Дальнейшее разрушение башен опасно. Силы могут выйти из под контроля, и тогда, не исключена вероятность, что на Средиземье падут катаклизмы. Твоя основная задача захватить Щит.
   - А что с пятым предметом? - уточнил я.
   - С пятым разберемся позже, достань Щит, - перебил он меня. - Делай, что хочешь, можешь армии вербовать, можешь вылазку устроить, но забрать Щит без борьбы мы не сможем. Будь готов к тому, что придется убить Ченокана, чтоб получить этот доспех. Если хочешь, мы пойдем дальше, но ты еще не готов. Завтра я займусь тобой по теории магии. Зная суть многих вещей, тебе проще будет сражаться с Азраилом. Пока армии стоят в боевой готовности, мы успеем пройти часть этого многообразного пути. Но каждый день ожидания может привести к смерти одной деревни. Ты должен научиться жертвовать малым для получения этой силы.
   - Так, может лучше спасти их всех? - с надеждой спросил я.
   - Если поспешим, то спасем деревню, но уничтожим страну, - приструнил меня Люций, - завтра жду тебя, теория будет после практики.
   - Это после обеда? - обрадовался я.
   - Нет, после тренировок, во сне.
   На этот ответ мой глаз начал подергиваться. Ну, вот и пришло время усиленным тренировкам. Я в легком смятении духа покинул его обитель.
   Вторая половина дня прошла под пристальным присмотром наставника Куана. Этот старичок знал то, что не мог дать Клик. Он был сущим дьяволом во владении клинка. И прекрасным педагогом. От чего с него хотелось брать пример.
   За весь вечер он не придал мне особого значения. Наблюдая и оценивая способности всех кандидатов. По окончании первого этапа он разделил нас на четыре группы, дав каждой свою отработку движений. Я оказался в первой четверке. Хоть клинок держал и научился, но такие, как Гурий или Мирон показывали высший пилотаж. Невольно начинаешь завидовать такому уровню подготовки. Стоя в паре с одним из них меня спасала только скорость.
   После восхода луны, он позвал нас троих к себе в шатер.
   - Гурий, Мирон и Втор, вы лучшие из всего мяса, что к нам попало в этом солнцеобороте. Расскажите, кто ваш учитель? - попросил нас заинтересованный Наставник.
   Первым начал Гурий.
   - Меня обучал отец, отца дед, деда прадед, и так далее из поколения в поколение передавались эти навыки. Они говорили, что это искусство Самураев. И что оно всегда передавалось от отца к сыну, - услышав его скромные слова, я не выдержал.
   - И катана у тебя есть?
   Он удивленно округлил на меня глаза.
   - Откуда ты это знаешь? - сюрприз на сюрпризе.
   - Там откуда я родом, самураи большая редкость, - пояснил я.
   - Значит ты ..., - он прищурил глаза.
   - Да я пришел со своим братом с другого мира, - кивнул я, подтверждая его догадку.
   - А ты, Мирон, поведаешь нам свою историю обучения? - любезно спросил Куан.
   - Мой отец был сотником и прошел не одну битву. Он с детства обучал меня держать в руках меч, - коротко ответил третий кандидат на лидерство в глазах Киона.
   - Назови его имя, - Кион прищурился на опустившего голову Мирона.
   - Пров, - дрогнувшим голосом дал ответ умелый фехтовальщик.
   - Мои соболезнования, - спокойно проговорил учитель, - он был отличным человеком.
   Эти слова придали моему ровеснику силы держать себя в руках.
   - Молодцы, ребята, но жду от вас большего, если хотите узнать то, чего не знают другие и повысить свое мастерство, то я займусь вами лично, - предложил Куан, в большинстве глядя в мою сторону.
   - Согласны, - кивнули мы почти хором.
   - Тогда до завтра, - попрощался с нами Куан.
   Неужели этот день закончился? Я хлопнул себя по лбу. Блин, Клик же обещал потренировать меня. Я незаметно отделился от новых знакомых, и немного заблудился среди большой кучи однородных возвышений. Вскоре, отыскав нужную палатку, я постучал в лежавший у входа бубен.
   Ответа не последовало. Я постучал еще раз.
   - Да Кто же там? - спросил мечник, откидывая полог.
   - Вы хотели меня видеть? - спросил я, косо поглядывая на проходящего мимо охранника.
   - Жди меня на тренировочном поле, - ответил он, почесывая затылок. - И возьми с собой два деревянных меча.
  
   Как Клик и обещал, тренировка была на совесть. Я умаялся в течение получаса. Усталость, под конец дня, дает свои плоды. Тело было на взводе. Я изо всех сил пытался выжать из него последние капли жизни. За этот упоительный вечер под луной два движения врезались в мышечную память толстыми линиями нестираемых чернил.
   В итоге, весь измотанный, голодный, израненный после дневного стрельбища, я нашел свою маленькую палатку и уснул непробудным сном.
   Люций встретил меня во всеоружии.
  
   - Ты чего так долго? - спросил он, вместо обыденного здрасьте.
   - Звездами любовался, - буркнул я, принимая порцию живительных сил от шарика.
   - Ого, ты научился душами питаться? - улыбнулся черт.
   -Душами? - сперва я не понял, но потом до меня дошло,
   Я указал на летающие шарики.
   - Это?
   - Да, и давай, именно с этого мы и начнем наш первый урок, - Люций щелкнул пальцами, выводя на всеобщее обозрение маленький черно-белый телевизор.
   Я вопросительно поднял брови.
   - Не силен я в технике, - отмахнулся он, - а магический экран отнимает много сил.
   На экране этой чудо техники семидесятых появилось видео презентация по перемещению душ в мировом балансе. Под немые картинки сопутствовал краснокожий суфлер.
   - Это душа.
   Там показался бесцветный мыльный шарик. Он пролетел по воздуху и внедрился в зародыш человека.
   - Это человек или любое живое существо, - пояснил неяркую картинку чертенок, - За всю жизнь оно делает какие-либо поступки и испытывает при этом эмоции.
   Изображение показало некоторые фрагменты ярких впечатлений субъекта.
   - Человек или животное в течение своей недолгой жизни получает большой заряд энергии. Испытываемые эмоции - это и есть эта энергия, что ты сейчас впитал через кожу. После смерти, души устремляются в распределительный мир, - на экране появилась огромное количество цветных шариков, мечущихся в хаотическом порядке.
   Спектр цветов был неимоверно велик. От белоснежно-ярких, цветных и блеклых до черного бархата.
   - Каждый цвет означает свой вид эмоций. К примеру, любовь - это чистый белый свет, а злость и другие негативные чувства символизируют темные цвета. Смесь чувств создает различные цветовые гаммы, - внятно не торопясь объяснял Люций.
   - А какая разница, где и какой цвет? - вопросом перебил я его лекцию.
   - Слушай дальше, все вопросы задашь, когда я закончу, - спокойно ответил тот.
   - Хорошо, - закусил я губу, вспоминая Семен Семеныча, преподавателя пенсионера с кафедры гуманитарных наук.
   -Итак, для нас эта энергия, это источник магических сил. До этого ты слышал ее, под названием "магия духа", - я округлил глаза в некотором понимании того, что он пытался мне втолковать, - То, что ты делаешь со своими стихийными человечками, это своеобразная форма необузданной энергии. Но она подчиняется своим законам и поэтому всему можно дать свое объяснение. Цвет шарика, как я уже сказал, означает эмоцию, или эту магическую силу. И чем четче в нем выражен цвет, тем больше собралось сил в этом духе. Нам, чертям, как ты понял, по вкусу более темные оттенки, Ангелам, соответственно, светлые. Но есть еще и духи. Для них эта энергия является едой. Им, как и тебе безразличен цвет, им важнее насыщенность. Духов в этом мире бесчисленное множество, и у каждого есть свой уголок, где они откладывают эту пищу на голодный период.
   - А что будет, если душ у них не станет? - не выдержал я.
   - Он умрет, - пожал плечами Люций. - Так вот, душа после распределительной камеры, соответственно попадает или к ангелам, или Чертям. Затем методом глубокого анализа высшие существа раскидывают их по своим мирам. Дальнейшее уже сложно будет понять простому человеку. В итоге, после долгих манипуляций души в равной мере и последовательности оказываются у тех или иных созданий. Но, есть исключения.
   - Исключения? - прищурился я, все больше увлекаясь теорией сотворения жизни.
   - Да, исключения, - подтвердил он, сказанное несколькими секундами назад замечание, - Оно заключается в том, что каждое высшее существо может получить заблаговременно нужную ей душу.
   - Как это? - удивился я.
   - Для этого надо или убить за несколько дней до срока существо, или составить контракт на крови, - ответил он.
   - Контракт с дьяволом? - уточнил я.
   - Он самый, - улыбнулся чертенок, оценивая мою сообразительность,
   На экране начали появляться фотографии отметивших свое имя в истории человечества людей.
   - Чтоб тебе понятнее, к примеру, вот Гитлер, Наполеон, Александр Македонский и многие другие.
   Большинство изображений реальных людей не сильно походили на их картинки из учебника по истории.
   - Но бывают и такие, чья слава была достигнута похожим путем, но контракт составлялся со стороны Ангелов. Некоторых из них ты обязан был некогда услышать, Христос, Моисей, двенадцать апостолов, Екатерина первая, Рафаэль Санти, Леонардо да Винчи, Никола Тесла, наконец. Все они когда-то в свое время заключили договора. И таких людей, поверь, предостаточно.
   - Но, зачем им это делать? - спросил я.
   - Затем, чтобы привести для себя огромный источник силы и энергии. Существо, заключившее подобный контракт, подсознательно подключаются к вселенскому разуму, и берет часть ее божественной силы, и после смерти оболочки на выходе получается почти чистейшей сгусток энергии. С одной такой души, можно получить на пять лет нескончаемый запас сил. Помимо этого, та душа, что получила невероятный приток жизненных сил от чистой энергии, неосознанно ведет за собой огромное количество последователей, заряженных лучами подобной материи. Тебе, для лучшего понимания, приведу пример... - он почесал затылок, пересчитывая что-то в уме, - С животного ты максимум можешь получить пиши на день, может на месяц. А с человека в среднем от двух месяцев до полугода. С заключившего контракт - пять лет. С его последователей не менее пяти месяцев.
   - А вам какой с этого прок? - удивился я, - ведь ты же говорил, что не питаешься ими.
   - Верно, не питаюсь, - чертенок поднял вверх указательный палец, - но мы, как и ангелы нуждаемся в магической силе. Без этой силы продолжительность нашей жизни равняется продолжительности жизни Земному человеку. Так что можешь считать, что мы, в некоторой степени, тоже кушаем эту силу.
   - Хорошо, я понял, - я обдумывал формулировку вопроса, и, рассуждая, спросил: - Вы едите эту энергию. Вам она нужна для продолжительности жизни. Тогда скажи, а зачем тебе такое большое количество душ? Ведь тогда я был в твоем мире и видел их более тысячи штук.
   - Понимаешь, помимо еды есть еще и духовная магия, она также имеет определенный резерв. Истратив больше, ты можешь умереть, при этом, так и не поняв этого. Повредив тело, ты можешь истратить вековой запас сил. И чем сильнее волшебство, тем больше идет расход энергии.
   Подождав, пока я переварю его слова, он вывел на экран следующее изображение.
   - Дальше происходит еще более интересная вещь. Когда высшие существа расходуют свои запасы, то эта энергия в чистом виде устремляется во чрево жизни или Вселенский разум. Сила, в чистой своей составляющей является необработанным куском глины для творца. Отцы, создатели, боги, называй, как хочешь. Это более высокие субстанции высших существ. И вот на них мы и стараемся, перерабатывая огромное количество энергетических субстанций. Отцы же, действуя по некому скрытым для нас замыслом, творят новые души и существ. Я, сколько существую, а поверь, три тысячи лет, не так уж и мало, так и не смог понять, почему это так происходит. Да и они сами, наверное, не смогут ответить на этот вопрос.
   - Кругооборот жизни, - задумчиво произнес я, вспоминая наших современных ученых, пытающихся объяснить создание жизни в космосе.
   - Но мы сюда пришли не за этим, - Люций резко хлопнул в ладоши, выводя мои мысли на тропу теперешнего времени. - Узнав, что такое душа и с чем ее едят, ты должен будешь научиться управлять своими душами. Сейчас они откликаются на твои чувства и ощущения, а надо, чтоб душа подлетела к тебе по твоей команде и, к примеру, отдала часть своих сил.
   Он глазами выбрал один из шариков и указал рукой.
   - Вон, давай ту, самую темную.
   Я вспомнил, что он говорил про их цвет и вздрогнул. Не хотелось пробовать на негативной силе.
   - Да не бойся ты,- успокоил он меня. - Представь, что это то, без чего ты не можешь обходиться. Не зацикливайся на цвете, вид эмоций роли не сыграет.
   Я выдохнул, собирая волю в кулак. Затем мысленно представил, как темный шарик изменяет курс движения. Тот на удивление легко послушал команду и сделал то, что я просил. Тогда я остановил его на месте, он замер.
   - Молодец, - комментировал черт, - теперь попробуй впитать часть его силы.
   Я глянул на чертенка и в тот же миг потерял над душой контроль.
   - Соберись, Виктор, не смотри на меня, думай постоянно о шарике, - сделал он замечание.
   Я повторил процедуру, и на этот раз, почти сразу приблизил его к глазам. Шарик с минуту колебался и, наконец, слегка дотронувшись отдал маленькую часть своей силы. Неприятные глазу образы и воспоминания прошмыгнули кинолентой перед глазами. Эти мельтешащие в долю секунды картинки отдались по телу неприятной волной ненависти и зависти ко всем людям у кого есть родители или таковыми сами являются. Я согнулся пополам от резкой боли в животе.
   - С тобой все понятно, - хмыкнул краснокожий демон, - ты плохо переносишь передозировки. Теперь выплесни эту силу в виде волшебства. Создай что-нибудь в своем мире.
   Захотелось от всего этого уйти куда-нибудь, исчезнуть, убрать невыносимые муки распирающих эмоций. И, откликнувшись на мой зов, меня бросило в тихую заводь умиротворенного уголка Рая. Я вздохнул полной грудью воздух, понимая, что вся лишняя сила превратилась в желание. Прохладная вода приятно обволакивала и увлекала отдохнуть и понежиться под солнцем.
   - Кхе, кхе, - раздался знакомый голос.
   Я подскочил как ошпаренный. Там, в двух метрах от меня, на берегу озера стоял Громул.
   - Эмм, давно не виделись, - махнул я рукой.
   - Давненько, - хмуро улыбнулся тот в ответ, - что ты тут делаешь?
   - Я? - я удивленно раскрыл глаза, - лежу.
   - Совсем не изменился, - махнул он рукой, - пошли, накормлю. А то, небось, устал с дороги?
   Что за чертовщина? Неужели меня переместило в тот самый мир, откуда все и началось? А если и так, то как мне вернуться обратно. В этот раз через две минуты мы стояли у самых дверей с говорящей мордой.
   - Громул, - вроде его так звали, он обернулся, значит, не ошибся. - Скажи, а Сир здесь?
   - Нет, его давно тут не было, - ответила ящерица, пропуская меня вперед, - почти сразу, как вы ушли, исчез и Сир. Теперь дом в запустении. Я, конечно, смотрю за ним, убираю пыль, готовлю, но все равно не хватает частички хозяина. Дом кажется пустым.
   - Скучно, наверное, - предположил я, глядя на вывешенные чучела животных.
   - Я живу здесь, и мне тут хорошо, - усмехнулся он в ответ.
   - А Сир ничего не говорил, куда пойдет, или как с ним можно связаться? - спросил я.
   - Нет, - грустно покачал головой Громул, и тут же сменив настроение, добавил, - он часто так делает, но в этот раз немного задерживается.
   - Понятно, - поморщил я нос, - может, ты ответишь мне на еще один вопрос?
   Громул заинтересованно поднял усталые от одиночества глаза.
   - Скажи мне, как я могу попасть туда, откуда я только что пришел? - я решил не откладывать этот вопрос и вернуться к Люцию.
   - Таким же способом, как и попал сюда, - философски ответил он.
   - Как и всегда, - буркнул я, - ты, случайно не из высших существ?
   - Из кого? - удивился тот.
   Я махнул рукой.
   - Ай, забудь. Пойду пробовать вернуться обратно.
   С этими словами я твердой походкой пошел на улицу. Озеро уже исчезло, сменив пейзаж на редкий лес с лиловыми листьями. И синей травой. Я зажмурил глаза, расслабился, и изо всех сил представил мой маленький скромный уголок во сне.
   - Полетели, - сказали мысли, представляя, как весь я перемещаюсь в пространстве в ту реальность.
   Хлопок и зябкий холод, тут же сменившийся на адское пекло, заставили меня открыть глаза и ужаснуться. Я стоял на вершине некоего огромного купола.
   - Что за ... - я почувствовал, что у меня есть крылья.
   И тут же полетел вниз ко входу. Массивные двери отмеряли границу между этим миром и чем-то странным, спрятанным за этими дверями. По всей площади черного дерева было сплошь усыпано маленькими бумажками с китайскими иероглифами, запечатывающими эту дверь. Я протянул руку, чтоб дотронуться до нее. И вдруг из-за спины раздался хлопок и кто-то, подхватывая меня под мышки, с тем же хлопком утянул обратно.
   По телу пробил озноб. Я отряхнул росу, секундой назад, бывшей инеем.
   - Ты что, с ума сошел!? - закричал на меня с сильной отдышкой Люций, - жить надоело? Я же тебе сказал сотворить что-нибудь, а ты что учудил?
   - А что я сделал? - удивился я.
   - Как что? Ты чуть нас всех не погубил, - рыкнул он, - думаешь, там просто так эти печати стоят?
   - Наверное, нет, - предположил я.
   - Да я тебя сейчас ..., - его руки сомкнулись на воздушной импровизации моей шеи и потянулись ко мне с явным желанием задушить, но не успел он достичь своей цели, как ведро ледяной воды подкинуло меня, как ошпаренного.
   - Эй, соня, вставай! - крикнул мне мечник, - ты пропустишь самое главное.
   - Клик, - ругнулся я, отряхивая мокрую майку, - сколько можно меня так будить. Имей хоть немного совести.
   - Я буду тебя так будить столько, сколько нужно, - бросил он в ответ. - Когда проснешься от того, что кто-то вошел в твою палатку, тогда и перестану. А сейчас поднимай свой заспанный зад и марш на построение.
   - Построение? - спросил я, туго соображая от такого пробуждения.
   - А, нет, соврал, слышишь? Это голос утренней пробежки, и сотни мужиков, с которыми ты сейчас на пару должен стаптывать свои сапоги, - воскликнул он, сбивая колышек, придерживающий всю основу тканевой конструкции, - у тебя один сток, чтоб найти выход, и занять свое место в строю.
   - Да что за люди, за такие? - закатил я глаза к еще не взошедшему солнцу, - Клик, ты вообще когда-нибудь спишь? Или став вампиром повадился и по ночам бодрствовать? Днем я человек, а ночью страшный серый зверь?
   - Конечно, сплю, не говори ерунды, и, кстати, сегодня тренировки со мной не будет, - он сделал оборот вокруг своей оси, - Так что делай что хочешь.
   - Что хочешь? - ехидно переспросил я, подразумевая действительно все, что угодно.
   - Ну не совсем, что хочешь, ну, короче меня сегодня нет, я сегодня буду с Элиной, - ответил он и вприпрыжку побежал в свою палатку.
   - Клик сошел с ума, Клик ест ..., - я обернулся на раздавшийся поодаль голос десятника.
   Он вел вперед под залихватскую песню двух десятков мужиков один из моих отрядов.
   - Хоть штаны успел одеть, - подумал я, набегу застегивая последнюю пуговицу, и незаметно внедряясь в строй.
   - Мы ходили на янты, - по слогам пел ведущий, отряд тут-же за ним повторял, - чтобы дать кукан манды ... Чтобы весело бежать ... и про подвиги слагать.
   Ну и в том же духе. Короче бравые задорные считалки армейских вояк.
   День прошел весело, я познакомился еще с некоторыми ребятами моего возраста. Многие пришли сюда не просто, как в армию, а как люди, которым была оказана великая честь вступить в ряды такого грандиозного войска как это. У них тут вообще, сила или умение обращаться с каким-либо оружием была на первом плане. Совсем другой склад ума и мировоззрения. Сидя за одним столиком рядом с этими ребятами, поневоле сам начинаешь думать как они. Их задорный настрой и залихватские рассказы о подвигах их отцов или соседей внушал мне некую симпатию к этому жуткому событию, как война. Я потихоньку вливался в коллектив, смакуя на слух их невообразимые байки.
   Вечером того же дня меня посетила радостная новость. Нинель пришла меня навестить и рассказала, что все учителя на каком-то банкете. И поэтому, она решила убедить, что прогулка под луной, это лучшее, что может меня ожидать вместо суровых учителей.
   Под дюжину завистливых глаз мы покинули небольшой лагерь, обоснованный прямо за стенами города. Охранник на этот счет ничего против не сказал, но тонко намекнул, что опаздывать на утреннюю пробежку не стоит. Ибо второй раз мне это не простят.
   - Как красиво,- восхищенно удивился я, рассматривая шедевр местной архитектуры посреди площади, - ведь, при нашей последней встречи, так и не удалось рассмотреть это. Слишком был занят поиском.
   - И кого же ты искал? - думая о чем-то еще, поинтересовалась она.
   - Мы с Элиной тогда искали тебя, - прокомментировал я нахлынувшие воспоминания, - Я хорошо запомнил тот день. Ты тогда была не в таком роскошном платье, как сегодня.
   На мои слова девушка вдруг вышла из легкого транса и со всей серьезностью, глядя мне в глаза, спросила.
   - Виктор, - сглотнула она, слова ни в какую не хотели сформировываться в полное предложение, и собравшись, на одном дыхании спросила, - Скажи, а что на самом деле у тебя было с Луизой?
   От таких слов я чуть не поперхнулся.
   - Почему ты это спрашиваешь? - вопросом на вопрос ответил я.
   - Ну ..., - ее глаза забегали по стенам вокруг стоящих зданий, будто там можно было найти ответ, и замерли где-то в стороне.
   - Я просто хочу знать это, - послышался ее тихий голос.
   Но под этим "просто" скрывалось что-то еще, но она так боялась произнести это вслух. Я посмотрел на звезды. Над укрывающими небосвод тучами проблеснули пару штук и тут же исчезли, словно их там и не было.
   - Как бы тебе это сказать, - задумался я.
   Ведь с того момента, когда она исчезла, прошло много времени. Но чувства же были? Или это было простое стремление к тому, что у меня отобрали. И что изменилось, когда она вернулась? Беспокойство спало, а влечение осталось. Но и обременять своей волей ее я тоже не могу. Это ей решать, вернуться ко мне или начать новую жизнь. Главное, что она в безопасности. Тогда почему сердце не ноет и не тоскует по ее нежности и ласкам, почему губы не просят того заветного нектара, что я успел попробовать? Неужели ...
   - Я не знаю, - покачал я головой. - Я только сейчас задумался над этим. Раньше я бы сказал, что любил ее, но теперь я не знаю, любовь ли это, или простое влечение...
   Нинель ничего не ответила на эти слова. Только грустно понурив голову, ее каштановые локоны закрыли печальные глаза. Через минуту тягостного молчания она подняла подбородок повыше, сделала глубокий вздох и с улыбкой сказала.
   - Поздно уже, нам пора идти спать, - она встала и, потягиваясь, повертела над собой маленькими кулачками.
   В эту секунду, под тусклым освещением вечерних фонарей, я увидел, что не замечал до этого. А ведь внешне она еще лучше, чем ее старшая сестра. Отличный вкус. Прекрасное хрупкое в сочетании с пропорциональными формами тело, но при этом и не кажущееся слабым. В ней читалась искра жизни. Та искра, что так хорошо заводит любого мужчину. С ней было приятно проводить время. Ее аура не напрягала и не высасывала все силы, как бывает у многих женщин, ставящих на свое тело завышенную оценку. Нинель была тем типажом, что прекрасно уживается со всеми и при этом не танцует ни под чью дудку.
   - Ты идешь? - обернулась она.
   - Да, конечно, извини, просто немного задумался.
   - Над чем? - кокетливо спросила она, протягивая мне руку, чтобы встать.
   - Ты похожа на свою сестру, - честно ответил я.
   Мои глаза сами собой немного дольше нужного попытались оценить ее внутренний мир через сетчатку карих глаз девушки.
   - Виктор, ты меня пугаешь... - разрушила она возникшее напряжение в моем теле.
   - Ох, прости, - я отпрянул от нее, но зажатую в руке ладонь так и не отпустил, - пойдем, я проведу тебя.
   Она взяла меня под локоть и, гуляя, не спеша, повела к покоям своей комнаты.
   - Вот здесь сплю я, - она указала рукой на одну из десятка одинаковых дверей в коридоре, - а там дальше, Луиза.
   Ее комната была в двух пролетах дальше по коридору.
   - Так что приходи, когда захочешь поговорить, - улыбнулась она, отпуская мою руку, и оборачиваясь перед дверью, добавила, - А, Виктор, совсем забыла.
   Она плавно скользнула ко мне и поцеловала в губы.
   - Спасибо, - прошептала она.
   Этот дивный аромат цветов, нежнейшие, сочные, полные нектаром жизни губы, всколыхнули во мне дюжину наипрекраснейших воспоминаний, но ни одно из них не смогло сравниться с тем, что я испытал сейчас. Это был как взрыв, всплеск, как рождение звезды. Это был, словно мой первый поцелуй, запоминающий и неимоверно приятный. И я ответил ей тем же. Я постарался передать ей те ощущения, что испытал сам. И смог оторваться только тогда, когда очутился у нее в комнате.
   - Нинель, нам не стоит этого делать, - еле дыша, выставив вперед руки, держал я ее на расстоянии, чтоб не сделать окончательную глупость.
   - Да, не стоит, - она слегка дрожала, еле сдерживаясь от раздирающей ее тело жажде.
   Ее детский трепет и полуоткрытые желанные губы чуть не сломали меня, но вдруг я вспомнил Луизу, ее первый поцелуй и первая ночь. Я затряс головой. Нет, я не могу с ней такое сделать.
   - Прости меня, Нинель, но нам действительно не стоит этого сейчас делать. Я понимаю, как тебе тяжело этого испытывать, но пойми и ты меня. Ведь Луиза не бросила меня, она потеряла память.
   Младшая сестра смущенно отвела взгляд.
   - Неужели я хуже ее? - расстроилась она.
   - Нет, что ты, - уверил я ее, подходя поближе, и поправляя ей челку, - Ты еще красивее, чем она. Ты само совершенство. Но, бросив ее таким образом, я могу сделать самую большую ошибку в своей жизни. Дай мне немного времени, чтобы подумать.
   - Тогда ты знаешь, где меня найти, - она снова приблизилась губами для прощального поцелуя.
   Я снова ей ответил, но, только коснувшись, тутже отпрянул назад со словами.
   - Прости...
   И, не раздумывая, вышел из комнаты. Еще бы пару секунд и я бы смог покинуть эту комнату только утром.
   В голове был сплошной кавардак, я не знал, что делать. Нинель. Луиза. Кто же из них та, кому стоит отдать на растерзание свое сердце. Любовь. Испытываю ли я хоть к одной из них это прекрасное чувство? Да и что это такое? Что на самом деле является любовью? Тысячи философов не смогли дать ответ на этот вопрос. Невозможно описать словами это чувство, не попробовав его на вкус. Но даже когда и ощутил нечто этакое, то описать его все равно не сможешь. Как говорится, не попробуешь - не узнаешь. Но что я испытываю по отношению к каждой из них? Простое влечение или ...
   ***
   Под этот сложный хоровод размышлений я очутился в мире снов где-то под утро. Люций дремал прямо на земле. Я аккуратно разбудил его.
   - Виктор, - сонно проговорил он, - Твое следующее задание создать тут чашечку кофе и завтрак.
   И опять бухнулся спасть.
   - Люций? - удивился я, проверяя, не бредит ли он.
   - Разбудишь, когда все будет готово, - подтвердил он свою первую просьбу.
   - Но, - начал, было я, но, глядя на уже спящего чертенка, передумал, - ладно, завтрак, так завтрак.
   Пару минут мыслительного процесса, как это сделать, пришли к практике под названием метод тыка.
   - Если долго мучатся, что-нибудь получиться, - уже напевая, я выкинул в сторону двадцатую миску со странным месивом, - может кофе сгенерировать отдельно, а бутерброды отдельно?
   На этот раз с кофе прокатило. А вот с едой все еще нет. Каша получилась еще та.
   - Значит, нож в студию и каждый продукт по отдельности, - сообразил я.
   Через десять минут завтрак был готов. Я разбудил чертенка. Тот подскочил, словно и не спал.
   - Вижу, ты выбрал самый простой путь, - Улыбнулся он, осматривая результаты моей самодеятельности, - теперь убери все это.
   Я раскрыл глаза от удивления.
   - Но зачем тогда я это делал?
   - Чтобы научиться создавать материальное из нематериального, - получил я ответ.
   - Понятно, - выдохнул я, представляя, как растворяется в мельчайшие частицы все, что я сегодня сгенерировал в этом мире.
   Все, что так не вписывалось в общую картину естества, исчезло в недрах хаоса и приняло там иную форму существования. Люций остался доволен от результатов проделанной работы. Затем он присел на возникший из ниоткуда стул, и пригласил меня сделать то же самое. Со стулом оказалось проще. Он возник точно в том месте, где я и представлял его.
   - С этим разобрались, - начал черт очередную лекцию, - сегодня поговорим о духах.
   Он встал и ногтем нарисовал в воздухе огненную арку и несколько рун. Секундой спустя воздух завибрировал, открывая проход в другой мир. Некоторое время ничего не происходило. Затем чертенок заметил нечто и свистнул, призывая кого-то из потустороннего мира. В два присеста крылатый черный кот перекрыл огромное расстояние и еле пролез в двухметровое отверстие. Секундой спустя он стал белым.
   - Познакомься, это дух Лунного кота или, как ты успел узнать его до этого, Хвост, - представил нашего кота красный.
   - Но, он же там, - не понимая, включил я мозг на полную катушку, пытаясь вспомнить все, что слышал до этого.
   - Я его отпустил, - отмахнулся Люций, - теперь он в своем мире.
   - Понятно, - понял я, опустив глаза в понимании того, что Хвоста в том виде, что был раньше, я больше не увижу в мире людей.
   Там он умер.
   - Херг, давай, как мы и договаривались, - подмигнул ему Люций.
   Дух довольно прорычал, сотрясая землю вокруг себя и рывком, сбил меня с ног. Пару секунд он с усмешкой посмотрел мне в глаза. И специально, наступив на меня остальными лапами, вразвалочку пошел к летающим душам. Вдруг он подпрыгнул, ухватил одну из них, и высосал темную субстанцию.
   - Эй, ты что творишь? - выкрикнул я на такую наглость.
   Он с оскалом обернулся и снова съел еще один шарик. Вдруг его шерсть встала дыбом и между волосинками пошли электрические искры.
   - Я бы не медлил, а постарался его выгнать в свой мир, иначе останешься без душ, - последнее, что я услышал перед тем как раздался громкий хлопок позади меня.
   Чертенок исчез.
   - Твою дивизию! - ругнулся я. - Эй ты! как тебя, кошатина ты облезлая. Хвост был совсем другим существом. А ты просто его подобие.
   Он не обращал на меня ни малейшего внимания. Съедая светлой раскраски шарик.
   - Эй, ты! Я с тобой говорю, - я пнул его ногой.
   На что получил в ответ задней лапой в грудь. Полет не занял много времени. Я отряхнулся и теперь испытывал негодование.
   - Значит, хочешь драться? - размял я кулаки перед хорошей взбучкой.
   Кольцо начало греться. Это придало мне немного уверенности в своих силах.
   Я взмахнул рукой и убрал все души вне досягаемости Херга. Это не понравилось коту. Он с рыком взлетел, пытаясь схватить еще одну, но я преградил ему дорогу невидимой стеной силы. Это подействовало. Он переключился на меня.
   - Хвост, ты чего? - я на секунду испугался его глаз, и вмиг собравшись с духом, произнес, - Я надеру тебе зад, а потом отправлю туда, откуда ты и пришел.
   Херг рассмеялся, если муркающее кашлянье можно назвать именно этим словом. Он пошел на меня в полуприсяде. Это означало, что кошка готова к броску. У меня засосало под ложечкой.
   Вдруг он прыгнул. Я закрылся руками и непроизвольно остановил мир. Херг замер в воздухе в пару сантиметрах от меня. Я от испуга отпрянул назад. Остекленевшие глаза и жуткий оскал исполинского демона в кошачьем обличии кого угодно вывел бы из равновесия.
   Сзади что-то уперлось мне в спину. Я обернулся. Контур арки, оставленной Люцием, все еще истощал еле заметный свет. Я всмотрелся в руны, они были очень знакомы, но нечитаемые. Это как смотришь на текст через призму мутных очков. Вроде и понятно, но все равно полной уверенности нет. Чтобы прочесть символы, я провел по ним пальцем, так как делал это чертенок, рисуя их с воздуха. С каждой руной приходило осознание того, что я пишу. Это было слово ХЕРГ. Это было имя замершей кошки за моей спиной. Значит, врата достаточно открыть, написав имя того, к кому тебе надо попасть. И сделав такой вывод, я провел завершающий контур двери. Красная пелена открыла путь в то самое измерение, что я видел десять минут назад. Все, портал готов. Я мысленно вернул время в нужное русло, и дух рухнул прямо туда. Провожая его взглядом, я увидел улыбку на клыкастой морде зверя. Он взмахнул крыльями и, не обращая теперь на меня ни малейшего внимания, умчался куда-то вдаль за стены небольшого покосившегося здания.
   Вдруг яркая вспышка закрыла двери. И я проснулся.
   ***
   На улице было темно. Спать не хотелось, а морозный утренний воздух говорил о скором начале нового дня. Немного повалявшись, я понял, что пора вставать. И вовремя. Как только я вышел на улицу, загремел трубный сигнал о подъеме рекрутов на зарядку.
   - В этом есть свои плюсы, - улыбнулся я сам себе, - сегодня проснулся сухим.
   Через десять минут наш строй слушал залихватскую речь третьего десятника Гинара. Он ярко описывал то, что нам сегодня предстоит выполнить. И восторженно предупредил, что сегодня после обеда нас будет обучать бою на мечах сам Балфори, командующий сухопутными войсками королевства Некрополес. Это, как видимо, вселяло трепет уважения говорившему десятнику, но никак не нашему отряду новобранцев. Никто из них не выдал ни малейшего намека о знании этого имени. Многие переглянулись и, пожав плечами, продолжили прослушку монотонной пластинки Гинара. Вскоре, когда он наконец-таки выговорился, мы начали свой утренний бег с препятствиями.
   Из головы никак не выходил вчерашний разговор с Нинель. Я все обдумывал возможные последствия, выбери я одну из них. И в итоге получил чем-то тяжелым по голове.
   - Виктор, соберись, - пробурчал, задевший меня Гурий, - без твоего участия нам упражнение не выполнить.
   - А, извини. Просто вчера я гулял ...
   - И если твое невнимательное состояние только из-за нее, то постарайся выкинуть ее из головы, - перебил он, и тут же поправился, - Ну, хотя бы до вечера.
   - Хорошо, - последовал я его совету, переворачиваясь на спину, и делая очередной кульбит через Гурия.
   Но скоро я снова отвлекся и во второй раз ощутил тяжелую руку правнука самурая. Больше я старался не думать вообще ни о чем, а сконцентрироваться на возложенной задаче.
   В итоге, к обеду я ощущал себя не в своей тарелке. Теперь, за поглощением пищи мои мысли стали моим противником. Они ушли в такие дебри, что, доев, я не смог вспомнить, что именно ел, и ел ли вообще.
   - Сколько у нас времени до начала второй половины дня? - спросил я у проходящих мимо сослуживцев.
   - Примерно, около трех стоков, - крикнул один из них, уходя по своим делам.
   - Так, это около пятнадцати минут, - посчитал я в уме, - придется действовать на гиперскорости.
   И с этими словами я зашел за угол, где меня бы никто не увидел. Проверив, что рядом никого нет, я ускорился и побежал к Луизе. Мне очень захотелось ее увидеть, услышать снова ее голос. Мне хотелось узнать, вспомнила ли она хоть малейшую часть из прошлой жизни. Ведь не исключена вероятность, что ее воспоминания могут вернуться в любой момент.
   - Да где же она, - я обежал пол замка, потратив на это почти цикл реального времени, но ее нигде не нашел.
   Вторю часть здания осмотреть было гораздо проще. Это были огромные помещения, залы, запертые комнаты. И многое другое, что поддалось в два раза быстрее. Наконец, выбежав во внутренний двор, я увидел ее. И в сердце кольнуло очень острой иглой ревности. Там в саду, держась за руки, в преддверии поцелуя, застыли лицом к лицу два человека. Луиза и имени второго я не знал, но цвет и качество одежды говорили о знатном происхождении этого молодого парня. На вид ему было лет двадцать, светлые волосы, выступающие из-за границ широкополой шляпы, и накрашенное лицо, на манер аристократов восемнадцатого века. Я аж сплюнул от такой картины. Нет, девушка была моя и будет ею, пока не скажет мне обратное. В долю секунды я оказался перед ними и с тупой улыбкой вернул время в свое русло.
   - Привет! - нарушил я их идиллию.
   Оба отпрыгнули друг от друга, как ошпаренные.
   - Ты, ты кто такой, и что ты тут делаешь? - запинаясь в полном смущении, спросил парень.
   - Ви..., - я прижал пальцем ее губы, не давая произнести вслух мое имя.
   - Добрый день, мое имя Втор, - вежливо с карикатурой реверанса представился я.
   - Да как ты посмел, смерд ..., - его что-то разгневало, он бегло осмотрел мою униформу, и прищурил глаза, - да ты же из этих немытых животных. Что за нахальство. Я скажу отцу, чтобы он смотрел за своими новобранцами. Прошу меня извинить, прекрасная миледи, но мне пора. Меня ждут важные дела при дворе.
   Я с удивлением посмотрел на любимую. Луиза смущенно покраснела.
   - Виктор, - с надменной игрой начала она.
   - Да? - я приблизил лицо к ней поближе, и заговорчески, словно отец, отчитывающий свое чадо, добавил, - я тебя плохо слышу, говори громче.
   - Что ты тут делаешь? - наконец-то опомнилась она.
   - Да так, ничего, хотел с тобой поговорить, - пришла моя очередь отступать.
   - И о чем же? - она поставила руки на бока.
   - А кто это был? - перевел я тему разговора.
   - Не твое дело, с кем хочу, с тем и гуляю, - обидчиво отвернулась Луиза.
   - Так, что, ты не против, если я буду "гулять" с твоей сестрой? - на слове гулять я поиграл пальцами в форме плейбоя.
   - Гуляй, - брезгливо осунулась она, - мне-то какая должна быть разница?
   - Ну, знаешь, память ведь так и не вернулась, - я сквозь каждый глаз попытался увидеть содержимое головы через черную пустоту зрачков, - Вот за этим я и пришел. Узнать, помнишь ли ты хоть что-нибудь из прошлой жизни.
   - Нет, я так ничего и не вспомнила. А теперь, прошу, оставь меня в покое. И не преследуй, словно растлитель юных девиц.
   - Плохо.
   - Опять начинаешь? Думаешь сыграть на чувствах невинной девушки, чтоб та не имела возможности иметь свою собственную личную жизнь?
   - Никак нет, - отмахнулся я, - хотел расставить точки над i, но, как видимо, пока это спорный вопрос.
   - Виктор, - взмолилась она, - если скажешь, что между нами было, то тогда и поговорим, а до тех пор, прошу не мешать, мне жить своей жизнью.
   - Луиза, ты действительно хочешь это услышать? - спросил я со всей серьезностью.
   От этого вопроса ей стало дурно и интересно одновременно.
   - Ты думаешь, мне стоит это услышать? - вопросом на вопрос ответила она.
   - Я не знаю, но может это поможет тебе немного вспомнить, - и я поцеловал ее.
   Луиза не сопротивлялась, ее руки скользнули по моей спине, пока не обвили шею. Теперь она вела этот сюжет. Как и в первый раз, она получала удовольствие, которого так ждала и не могла этим насытиться. Вдруг, воспоминания первого поцелуя вспышкой озарили мою память. Словно я увидел ее мысли, а не свои. Луиза вспомнила о том недолгом наслаждении в гостях у Малемара и Бйорта.
   Отпрянув, она смотрела на меня совсем другими глазами. Девушка вспомнила маленькую часть того, что между нами было.
   - Виктор, - робко прошептала волшебница, пряча, влажные от вот-вот хлынувших слез, глаза, - почему я это забыла?
   - Луиза, - я обнял ее еще крепче, - значит не все еще потеряно.
   - О чем ты? - вмиг посерьезнела она.
   - Твоя память возвращается, - радостно пояснил я, - я боялся, что это будет невозможно, а тут, как видишь...
   Мне так и хотелось стоять с нею часами. Вдыхать аромат луговых цветов, исходивший от волос милой сердцу. Слушать ее голос, и не отпускать... Никогда.
   Но вдруг, она отдернула меня от себя и, округлив глаза, быстро проговорила.
   - Тренировки. Ты же тренируешься с рекрутами.
   - Да, и что? - хмыкнул я.
   - Ты же опоздаешь, - испуганно вторила она, - Клик говорил, что сегодня тебе не стоит опаздывать. Сегодня там будет некий важный тренер.
   Я хлопнул себя по лбу. А ведь она права, об этом еще утром десятник говорил.
   - Луиза, прости мне пора бежать, - я не хотел отпускать ее, но все равно пришлось, - пообещай мне одну вещь.
   - Какую? - улыбнулась она.
   - Не засыпай, пока я не приду, - убедительно попросил я.
   Ее выражение лица поменялось совсем на другое. От скромности и покорности к удивлению и легкому смятению.
   - Неужели ..., - догадалась она.
   - Конечно, если ты еще не готова, то я буду ждать, - как совсем юной первокурснице предложил я.
   - Нет, то есть да, просто ... это все так неожиданно, - ее глаза искали поддержки в траве, поднимающейся из земли.
   - Луиза, я обещаю, я ничего с тобой не сделаю, - я обнял ее еще раз, - мне охота с тобой поговорить. Я так по тебе соскучился.
   И еще один поцелуй закончил наш диалог на счастливой ноте.
   - Я постараюсь освободиться пораньше, - крикнул я, ускоряясь до максимального предела.
   Я примерно представлял, где я нахожусь, и в какой стороне находится учебка. И поэтому рискнул идти напрямик.
   Во дворе наши стояли по стойке смирно перед смуглым человеком с кучерявыми волосами. Я промелькнул мимо него и занял свое место. Мир ожил. Новобранцы, что стояли рядом со мною, чуть не подпрыгнули от неожиданности. Это не прошло мимо глаз расхаживающего по плацу командующего.
   - Ага, а вот и добровольцы нашлись, - произнес он писклявым голосом, - эй, вы, трое, выходите сюда.
   Я оказался одним из них. Что-то мне везет с главными ролями на этом "курорте".
   - Итак, сейчас я объясню вам, как правильно делать захват запястья, - прокомментировал он, выбирая мою кандидатуру, для первого показного выступления, - внимательно смотрите и запоминайте, дважды повторять не буду.
   Он взял мою руку и резко попытался провести болевой. Хорошо бы дело, но если бы не тренировки мечника, то у любого из присутствующих на моем месте, оказался бы вывих. Я не дал ему правильно занять стойку для броска и одним движением, обойдя его по инерции вокруг оси, провел аналогичный прием, но с правильной техникой исполнения, чтоб не навредить, так называемому, "тренеру". Он мягко шмякнулся на мягкую землю. По рядам новобранцев прошли смешки.
   Балфори с яростью подпрыгнул и уже более грубым применением намерился сделать опасный для жизни прием. С такой техникой исполнения я побоялся, чтобы не получить серьезную травму и поставил простую подножку, мягко укладывая командующего на землю. Со стороны это выглядело очень глупо. Но если тренер недостаточно хорош, то зачем такой учитель нужен. Еще один прием закончился новым падением Балфори. Вот тут на него действительно нашла дикая ярость.
   - Высечь его! - закричал он, - Сию минуту, схватить и придать его телу сотню плетей.
   Двое рослых охранников, не в силах отказать старшему, направились прямо ко мне. У меня засосало под ложечкой.
   - Извини парень, сказал один из них, - беря меня под руки.
   - А ну отпустить его! - откуда ни возьмись, раздался знакомый голос.
   Охрана охотно послушала. Там стоял мечник вместе с Куаном.
   - Клик, какими судьбами? - обрадовался я.
   - Молчи уж лучше, - цыкнул он на меня, - что у вас тут происходит?
   - Ты кто такой, чтоб мешать мне, вершить суд над провинившимся рекрутом? - гордо подняв голову, заявил Балфори.
   - Имя Клик Локоидный тебе ничего не говорит? - вопросительно поднял брови мой спаситель.
   - Да, я слышал о тебе и том мальчишке, что участвовал тогда в турнире, - хмыкнул старший, - и ты думаешь, что теперь самый лучший?
   - Нет, просто ты сейчас вершишь самосуд над его братом, а я пообещал присмотреть за ним, - спокойно ответил вампир, - скажи, что он наделал, а мы решим, стоит ли его наказывать.
   Главный сухопутных войск зло сощурил глаза и процедил.
   - Он унизил меня, - по рядам новобранцев прошел смешок, - Да, я потерпел прилюдное унижение от этого сопляка. И теперь требую наказать его.
   - И как же он это сделал? - Клик еле сдерживал улыбку.
   - Это неважно, - тут же изменился в лице Балфори, - я не хочу, чтоб об этом узнали все.
   - Так тут кроме нас двоих все уже в курсе происходящего, - улыбка все же выплыла на его лице.
   Клику было весело. Он еще ни разу не видел таких завернутых на своем самолюбии командующих.
   - Вообще непонятно как его взяли на этот пост, - Лорд вампиров не заметил, как произнес свои мысли вслух.
   - Да как ты смеешь, - взбеленился Балфори, - ты считаешь, что я недостоин своего положения в обществе? Это чистой воды оскорбление. Если нерадивого отпрыска я еще мог бы простить, но такое открытое обвинение я уже не смогу пропустить мимо ушей. Я вызываю вас на дуэль на мечах.
   Он стянул перчатку и бросил ее под ноги мечнику. Тот с радостью поднял ее и уже с более серьезным тоном ответил.
   - На мечах, прямо сейчас, при сотне свидетелях. И не говори, что я не давал тебе шанса извиниться, - вот теперь Балфори явно струхнул.
   Эти слова Клика выдавили самый ужасный кошмар его жизни - это быть осмеянным при всей его армии. И он понял, что это была его собственная ошибка. Но сдаться - это понести еще больший позор на свое достойное имя полководца Некрополеса. Нет, он будет драться за свою честь, и отстоит, во что бы то ни стало. Все это было написано на его лице, словно на чистом листе бумаги печатными буквами черных чернил.
   - Принесите нам дуэльные мечи! - крикнул он, немного дрогнувшим голосом.
   Десятник мигом побежал выполнять приказ. Через минуту оба выбрали по мечу. Балфори в то же мгновение занял боевую стойку. Клик же напротив, взял клинок, попробовал его на вес, покрутил в воздухе и принял непринужденную позу. Я сразу же узнал эту стойку, выражающую полную беспечность, но при этом оставаясь недосягаемым к любым атакам. Он называл эту непреодолимую защиту веер солнца. Потому, что ответом на любое действие противника был молниеносный круг сверкающего меча. Чем в беспрерывном действии напоминал небесное светило.
   - Ну, что, поехали? - с вызовом спросил мечник.
   - Считай, - бросил его противник секунданту.
   Гинар махнул рукой, оглашая начало поединка. Балфори нанес первые робкие удары. Клик даже и не стал от них отбиваться, сделав полшага назад. Тогда главный попытался рубануть его с плеча. Клик увернулся и, зайдя за спину, плоской стороной меча легко шлепнул его по спине. Балфори теперь действовал более осторожно, но Клик даже ни разу и не задействовал свой меч. При этом двигаясь, словно танцует перед ним. По рядам новобранцев прошли более откровенные смешки. Наконец, закончив недлинный танец, мечник, словно от надоедливой мухи, отмахнулся плоской стороной меча, отправляя Балфори носом в грязь. Он подорвался и с яростью кинулся на Клика. Результат оказался тем же. На четвертый раз старший кинул это бесполезное дело и откинул меч в сторону.
   - Давай поговорим, как мужчина с мужчиной, - вскинул он кулаки в готовности драться врукопашную.
   - Может, все-таки сдашься и пойдешь домой сопли вытирать? - презрительно нахмурился Лорд вампиров.
   - Струсил? - он сделал паузу, ожидая реакцию моего учителя.
   Но тот стоял все с тем же выражением лица, что не есть хорошо для его противника. Это я знал на собственном опыте, когда отказывался делать одно из упражнений. После чего со связанными руками и ногами учился медитировать на кактусе.
   - Да, конечно, ты же простой выскочка и трус, - как дворовая шавка затявкал Балфори, - как на кулаках, так сразу под юбку к мамочке...
   Ну, там было еще несколько ругательств ... толком всего и не припомню. Но когда словесный понос вошел в стадию абсурда, Клик вежливо попросил медиков унести бессознательное тело выскочки.
   - Клик, спасибо, - подошел я сзади и положил руку ему на плечо, - ты, как всегда, неподражаем.
   - Не за что, но впредь, постарайся не нарываться на неприятности. А то вся легенда коту под хвост, - улыбнулся мечник.
   Затем он перевел взгляд на стоящих без дела рекрутов.
   - А ну все марш на снаряды! - крикнул он, - нечего тут без дела ошиваться.
   Будущие вояки переглянулись между собой и побрели по указанному маршруту.
   - А ты чего тут стал? А ну марш к остальным! - это было в мой адрес.
   - Ты неисправим, - с усмешкой покачал я головой.
   Чтобы не казаться сверх человеком я выполнил максимальную нагрузку, какую могли сделать эти сослуживцы. Многие начали поглядывать на меня с подозрением. После основных упражнений я отбился от коллектива и, почувствовав, что мне этого мало и проделал все, что делал до этого еще два раза. Сперва, никто ничего не замечал, но после того, когда снаряды опустели и все отдыхали, ожидая скорого ужина, тогда я не смог скрыть свое инкогнито. Они все смотрели на все происходящее со странным выражением на лицах.
   Сейчас мне было все равно, смотрят они или нет. Я хотел получить то, зачем сюда пришел, а именно, хорошую физическую нагрузку. Вскоре, я закончил. Народ уже побрел к вечерней трапезе, как вдруг мне преградил дорогу Амос и его несколько приятелей.
   - Парень, я не думал, что ты настолько крут, как на счет небольшой прогулки под луной? - это было приглашение на которое можно отказать только хорошей дракой.
   - А почему бы и нет, - ведь я ничего не теряю, - но у меня мало времени, скоро надо будет идти к Куану.
   - Вижу, связи ты уже свои наладил, - ехидно прищурился тот.
   И, обнимая за плечи, добавил.
   - Это деловое предложение, думаю тебе оно понравиться.
   - И в чем заключается твое предложение? - спросил я, когда мы отошли более ста метров в сторону.
   - Один человек хочет поговорить с тобой, - скупо ответил он, - скоро ты сам все узнаешь.
   Так, молча, мы прошли к казармам и спустились в подвал. В темноте тяжело было различить что либо, поэтому я вмиг позвал в глаза Тень. Тут же, перед глазами, предстал силуэт человека в капюшоне.
   - Добрый день, Виктор, - прошипел его сухой голос. - Да, не удивляйся, я многое о тебе знаю, и поэтому ты все еще жив. Если бы не твое положение, то Братство наемников черной розы давно бы тебя убило.
   - Кто вы? - перебил я его.
   - Ах, извини, я не представился, - он посмотрел на меня исподлобья черствым и злым взглядом. - Меня зовут Кемал. Это имя тебе что-нибудь говорит?
   Я отрицательно покачал головой.
   - Тогда тебе остальное не обязательно знать. Знай, я тот, кто держит под крылом всех наемников в этом королевстве и всякий остальной сброд, не подходящий под критерий обычный житель. Я хотел лично познакомиться с тем, кто смог убить Амандила. И в данный момент, - он осмотрел стены помещения, - ты почувствуешь то, что чувствовал его брат Тит. На этом все, моя часть сделки выполнена, прощай.
   Он сделал несколько жестов руками и растворился в воздухе, но его силуэт остался для меня заметен. Он вошел в тень, но я его видел. Он так и стоял на том же месте, ожидая, что я покину это помещение. Кто же он такой и чего хотел? Что значит, почувствуешь то же, что и его брат? И вдруг меня осенило... Луиза.
   Волна ярости хлынула в кончики пальцев. Я резко схватил иллюзорный силуэт Кемала за горло. В мерцающей дымке глаз я смог различить страх и очень сильное удивление.
   - Если с ней что-либо случится, то я вырежу весь твой сброд, как свиней на скотобойне, ты меня понял? - сквозь зубы процедил я, волной силы не давая приблизиться Амосу и его друзьям.
   Главный еле заметно кивнул, по руке прошла волна дрожи. Это испытал страх тот, кто считал себя лучшим из наемников. Ведь ни одному смертному не подвластно управлять тенями из этого мира. Я движением руки отбросил стоящих у двери бандитов и ускорился до предела.
   Луиза...Нужно как можно быстрее попасть в ее комнату. Я мчался быстрее ветра, чувствуя, что могу не успеть. Ощущение чего-то тревожного не покидало всю дорогу. И вот еще один поворот, и я увидел свет, проникающий в коридор из приоткрытой двери.
   Сердце дрогнуло, это была ее комната. Я замер на долю секунды, с ужасом глядя на растекающуюся лужу крови у самого порога. Источник ручья был за дверью. Дальнейшее происходило как во сне. Я протиснулся в комнату и увидел там лежащую вниз лицом девушку. Скорость вернулась в прежнее русло, и с обилием иных голосов где-то в конце коридора, и потрескивании пламени свечи я услышал еле слышный хрип. Она была еще жива.
   Капелька надежды волной холода прошла по телу. Я очень сильно волновался. Руки дрожали, надо было ее перевернуть и положить на кровать. Я аккуратно просунул ладонь и наткнулся рукой на торчащий из груди девушки нож. Она застонала от боли. Надо было быстрее понять, насколько опасна эта рана. Я кое-как перевернул ее, и чуть не выпустил из рук. Но, собравшись, и, в душе, испытав некое скрытое облегчение, снова напрягся. Это была Нинель. Не знаю, каким образом, но в этот неблагополучный момент она оказалась в комнате Луизы и пострадала от холодного куска железа убийцы. Попытка поднять ее над полом могла стоить девушке жизни.
   Нож торчал из груди в области сердца. Если она еще жива, то вполне возможно сердце не задето. Хотя может быть иначе. Порой, пока инородное тело в ране, то человек еще живет, а как только достанут, то тут же смерть. Я снова замедлил скорость всего мира и побежал к Клику, его познания в медицине на счет ранений холодным оружием пока не подводили.
   Найти его оказалось не сложно. Он был у Элины. Я материализовался прямо перед ними. Оба чуть не отскочили от такого появления. Клик хотел, было, мне что-то сказать, но я схватил обоих за руки и с фразой,
   - Потом, - потянул их с той же скоростью, обратно.
   На мое удивление, пока они касались меня за руки, то эффект ускорения держался, а как только один из них отпускал, то тут же замирал, как статуя, покинутая безымянным скульпторам.
   - Там, Нинель, нож, Быстрее,- сдавленным голосом попытался я объяснить, что происходит.
   Попав в комнату, они в шоке уставились на еле дышащее тело девушки.
   - Но, как? - Элина прикрыла рот рукой.
   - Да не стойте вы так, помогите же ей! - взорвался я, выводя их из оцепенения.
   Они, переглянулись и, не сговариваясь, лишь обмениваясь несколькими фразами, принялись за дело.
   - Виктор, помоги, ее надо уложить на кровать, - попросил мечник.
   Я мигом выполнил эту просьбу.
   - Нужен нож, тряпки, теплая вода и свет, - коротко перечислила мне необходимые инструменты вамп.
   Это все, оказалось, найти без труда в смежных комнатах.
   - Приведи лекаря, его помощь не помешает, - снова отправил меня Клик.
   Я сделал это во временном интервале, для друзей, в течении минуты.
   - Молодец, а теперь не мешай, - он отпихнул меня к противоположной стене со стулом.
   - Слава Создателю, вы уже тут! - в эту секунду вошла вся в лохмотьях и опаленными волосами Луиза.
   Она тут же кинулась к сестре.
   - Как она? - спросила волшебница у вамп.
   - Плохо, очень плохо. Очень большая вероятность, что нож попал в сердце, - ответил за нее мечник.
   Луиза склонила голову и, скрывая накатывающиеся слезы, отошла в сторону. Ее руки были в запекшейся крови. На лице красовалась пара синяков. Она явно с кем-то дралась.
   - Луиза, что случилось? - спросил я, обнимая ее за плечи.
   Луиза всхлипнула и невнятно заговорила.
   - Не знаю, кто это был, но его больше нет в живых, - ей не хотелось описывать все происходящее до этого, но, все же это сделала, - Нинель зашла ко мне за советом, как неизвестно от куда, из тени, вышел человек в черном и бросил нож мне в грудь. Но сестренка увидела его раньше и отпихнула меня в сторону, но от ножа не смогла уклониться. Я догнала убийцу и убила его.
   - Ты знаешь, кто это был? - спросил я, глядя ей прямо в глаза.
   - Братство черной розы, - уверенно ответила любимая.
   Я глубоко вздохнул и обнял ее. Луиза снова всхлипнула. Около кровати над больной начался оживленный спор. Они не могли решить, как достать нож.
   - Ведь это очень опасно, если мы сделаем, как ты говоришь, то кровь хлынет в легкие, - голос лекаря звучал вполне убедительно.
   - Тогда как надо? - парировал мечник.
   - Мне надо подумать, - ответил медик.
   - Тогда думай быстрее, - огрызнулся Клик, - ее жизнь уходит с каждой каплей крови, а ее, поверь, осталось там не много.
   Я подошел к беспомощной девушке. Рукоять ножа возвышалась над ее нежной бархатистой кожей, словно инородный нарост, впившийся в невинное дитя. Я прикоснулся к ее телу и почувствовал кончиками пальцев, что жизнь уходит. И уходит гораздо быстрее, чем говорил мечник. Ее сердце могло остановиться в любую минуту. Надо было что-то делать. Пелена старых знаний и отрывочных воспоминаний резкой вспышкой ударило мне в голову. Я, того не ожидая, в одно мгновение оказался в мире духов. Богиня леса Инанна с еще несколькими духами, меняющими свой облик по мере того, как я начинал думать о них, встретили меня в странном пестром лесу.
   - Виктор, ты звал нас? - спросила нимфа.
   - Нет, - моему удивлению не было предела, когда духи позади нее превратились в знакомые мне силуэты божественных созданий.
   - Может быть, ты и не понимаешь этого, но ты звал нас, и мы пришли, - повторила Инанна, - что могло вызвать в тебе столь сильный голос?
   - Расскажи? - шепотом проговорил один из духов.
   - Что случилось? - тем же голосом вторило второе существо.
   - Чем помочь? - продолжило на одном дыхании третье.
   Это походило на один организм, действующий сообща, но находясь при этом врознь.
   - Виктор? - снова повторила вопрос дриада, - зачем мы тебе понадобились?
   - Да говорю же, я вас не звал, - затараторил я, - там, в реальном мире ранили девушку. И я дотронулся до нее и оказался тут.
   Инанна на секунду прищурилась и все поняла.
   - Я знаю, что хотела твоя душа, пошли я отведу тебя к духу смерти. Если кто сможет что-либо сделать, то это может быть только он, - нимфа с горечью опустила голову.
   - Я ничего не понимаю... - в полном смятении покачал я головой.
   - Идем, - как один прошептали бесплотные духи, уводя меня в лес.
   Вдруг через сто шагов я пересек черту, которая отделяла этот красивый уголок природы от другого, не менее искусно вылепленного уголка мироздания. Флора и фауна в этом мирке походила на очертания оазиса среди пустыни Сахара. Речушка, редкие деревья, трава, усаженная вдоль нее, и очень жаркий климат. В одно мгновение красивый пейзаж сменился на пустыню, но без песка, а за ней пришла темнота. Мир исчез и вновь появился, но совсем в другом виде. Это была необъятная масса переливающейся воды. И я находился прямо в ней. Вода сменялась пламенем, не обжигающим кожу. К ним присоединялись земля, а ветер перемешивал всю эту кашу стихий. Вдруг это хаотически неопределенное месиво приняло облик человека. Точнее его пластилиновую фигуру.
   - Здравствуй, повелитель слов, - заговорил воздух вокруг духа, - что могло привести тебя ко мне?
   - Кто вы? - проронил я первое, что пришло в голову.
   - Я дух начала и конца, - ответил язычок пламени.
   - Почему так рано пришел? Ведь я тебя не звал, - поднял искры ветер, дополняя слова огонька.
   - Я сам не знаю - пожал я плечами в ответ.
   - Расскажи, - отблеском росы прошелестел дух.
   - В том мире, откуда я пришел, ранили девушку. Она умирает. Инанна привела меня сюда, и сказала, что дух смерти может помочь, - пряча взгляд, вспомнил я беспомощную Нинель.
   - Да, судьба играет с нами постоянно, ее уже ждут, - констатировал факт еще один элемент.
   - Но ..., - попробовал, было, я возразить, но дух перебил меня.
   - Ты хочешь, чтоб она осталась жива?
   - Да, - искра надежды промелькнула и разбилась об острый выступ гранитной скалы, когда я услышал следующие его слова.
   - Но тогда кто-то должен занять ее место. Кого ты согласен отдать вместо нее?
   Я был потрясен. Неужели все настолько серьезно. Неужели нельзя отсрочить время смерти? Почему кто-то должен умереть?
   - Кругооборот нельзя нарушить, - прочитал он мои мысли.
   - Но я не могу распоряжаться чужими жизнями, - возразил я.
   - Тогда девушка умрет, - осыпал крошкой камень.
   - Тогда забери мою, - решительно заявил я, - если тебе нужна жизнь, то я к твоим услугам.
   Дух рассмеялся.
   - Твоя судьба спасти мир. Как же я могу уничтожить того, на ком лежит столь великое бремя?
   - Ну, не знаю, тогда давай заключим сделку, - это предложение встревожило моего собеседника.
   - Сделку? Неужели ты согласишься отдать свою жизнь, когда Азраил будет свержен? - дух снова дополнил предложение моими мыслями, и тут же в смятении добавил, - Нет, Отцы не позволят мне это сделать.
   - Но это же возможно? - я решил не упускать ниточку диалога.
   - Ты повелевающий словом, - со всей серьезностью заговорили все четыре стихии, - Твое слово - твоя сила. И если ты прикажешь мне это сделать, то я не смогу противиться. Но ты еще можешь выбрать другой путь.
   - Нет, - перебил я его, - я уже говорил, что не могу распоряжаться чужими жизнями. Моя судьба - мое решение. И я желаю, чтоб девушка осталась жить!
   - Значит, ты выбираешь смерть, - с облегчением и усталостью прошипел воздух, - а взамен получаешь жизнь. Что ж. Тогда, слушай!
   Остальные три стихии дополни тихий шепот ветра и, со зловещей синхронностью провозгласили.
   - Как только Азраил умрет, умрешь и ты, Говорящий Силой, Виктор. Теперь ты и он одно целое. Твоя дорога жизни - теперь его дорога жизни. Ваши судьбы неразделимы... Не забывай этого.
   С этими словами яркая вспышка вернула меня в мое тело. Я так и стоял, коснувшись кончиками пальцев руки Нинель. Все осталось по-прежнему. Все время, что я пробыл там, не повлияло на секундное отлучение меня здесь. Медик, Клик и Элина продолжали спор. Вдруг раненая девушка дернулась и обмякла... Она умерла...
   Я в немом ужасе испугался такому повороту судьбы. Что же это такое получается? Ведь я только что заключил договор с Духом Смерти. А она все равно умерла.
   Вдруг спорящие затихли. И подошли поближе. Укорять кого-либо было бессмысленно. Ведь мертвым припарки ни к чему. Они опоздали. В этот момент каждый из присутствующих ощутил огромную вину за собой. Каждый из нас ощутил бесполезность и горечь потери частички жизни, секунду назад треплющей в этом теле. Я не мог поверить, что столь юное создание могло погибнуть при столь неуместных обстоятельствах. Доселе во всем везучие и неукротимые, способные победить целую армию демонов, и не способные спасти одну единственную девушку. Глупо это все. Воспоминания чередой нахлынули в моей памяти. Казалась, вот она, жизнерадостная, полная сил и оптимизма, и вот тут, перед глазами, эта пустая оболочка плоти. Я сжал зубы. Глаза увлажнились сами собой.
   Луиза отвернулась и заплакала. Как печально, только познакомилась с кем-то родным, только начала радоваться скорым восстановлением семьи, и тут же потерять ее. Я закатил глаза к небу. Почему? - вечный вопрос не имеющий точного ответа.
   Я с горечью и сожалением снова дотронулся до безжизненной руки девушки.
   И тогда произошло нечто из ряда вон выходящее. Яркая вспышка света озарила всю комнату. Свет был настолько ярок, что можно было увидеть, что происходит по ту сторону стены. И при этом он не ослеплял. Я посмотрел на друзей, те были ошарашены не меньше моего. Вдруг вся жизненная энергия этого свечения собралась в комок, и вошла в тело покойницы. Пару секунд ничего не происходило. А затем из раны, где торчал нож заструились яркие лучи, постепенно выдавливая его из груди Нинель. Как только лезвие полностью покинуло тело, от раны не осталось и следа. Теперь свет переместился глубоко в ее сердце и тоненькими струйками наполнил все вены, превращаясь в литры крови, вытекшей до этого из раны.
   Нинель резко села, делая жадный вдох. Ее взгляд источал тысячу переживаний. Секунду просидев в этом положении, девушка рухнула обратно на кровать.
   Я почувствовал, как слышу биение ее сердца. Ритм был, словно у младенца. Чистый и ровный. Она была жива.
   - Он все-таки сделал это, - с улыбкой произнес я тихонько.
   - Кто сделал? - Клик попросил разъяснений на мою реплику, невольно вырвавшуюся из моих уст.
   - Нет, ничего... - сражаясь с эмоциями и накатывающимися грустными и радостными мыслями, ответил я.
   Мечник подозрительно посмотрел на меня. Как бы я не прятал то, что чувствовал, но выражение глаз всегда меня сдавало. Дальнейший разговор он решил оставить на потом.
   Нинель жива и это главное. Я упал в обморок.
   ***
   Наутро я проснулся, ничего не помня о вчерашнем вечере, особенно после того, как Нинель вернулась к нам из мира мертвых. Какого же было мое удивление, когда я обнаружил, что эту ночь провел на соседней койке в комнате у чуть не погибшей девушки. Сама виновница всего происходящего в этот момент мирно посапывала на своей кровати, по другую сторону от сидящей между нами на стуле Луизы. Колдунья дремала прямо там в той самой позе, которой так любила сидеть у костра и думать о бренности жизни. Видно чары сна оказались сильнее ее стойкости. Я пошевелился, и легкий скрип кровати разбудил волшебницу. Она вздрогнула и в одно мгновение, найдя причину потревожившего ее сон звука, приблизилась ко мне.
   - Лежи, не вставай, - ее руки нежно, но настойчиво надавили на мои плечи, заставляя послушаться ее приказу.
   - Луиза? - сделал я вторую попытку, но результат оказался тем же.
   - Тебе не надо напрягаться, - на ушко шепотом объяснила она, - ты провел через себя слишком сильную энергию. И чудом остался жив. Тебе лучше немного отдохнуть.
   Я не стал настаивать на обратном, и решил воспользоваться моментом и увлек ее к себе в объятья.
   - Виктор, - отстранилась моя возлюбленная, - что ты делаешь? Я еще не настолько хорошо тебя вспомнила, чтоб лезть в койку. Может, тогда, в прошлой жизни, я и проводила ночи, согревая твою постель, но сейчас я тебя совсем не знаю. Да и не время сейчас. Ты слишком слаб.
   Она опустила взгляд. Обрывок из памяти молнией промелькнул в ее мыслях. Щеки вмиг стали пунцово красные. Но вслух не проронила ни слова.
   Нинель сладко причмокнула во сне и перевернулась на другой бок.
   - Как она? - спросил я, глядя на лежащую, на соседней койке девушку.
   - Спит, - улыбнулась в ответ Луиза, - ты вчера всколыхнул весь магический мир. Подобного рода колдовству нужно время, чтоб успокоиться. И теперь неизвестно, сколько она проспит. Может быть цикл, а может быть и солнцеоборот. Все зависит от того, насколько она чувствительна к тем силам, что прошли через нее.
   - И что это было? - тут же спросил я.
   - Что именно? - уточнила она.
   - Ну... Сила, с помощью которой она все еще жива? - в памяти отчетливо выстроилась картина всего произошедшего.
   Я вспомнил диалог с духом. Потом яркий свет в комнате и как нож сам покинул тело младшей сестры Кентурберийцев, не оставляя после себя ни царапины. Все... Дальше я, скорее всего, отключился.
   - Виктор, - Луиза встряхнула меня за плечо.
   - А, что? - я прослушал ее слова.
   - Я говорю, что Сила была не из этого мира и подобного роду колдовство встречается крайне редко, - в ее словах слышался легкий трепет к древней магии Духа Смерти, - я думала, что это твоих рук дело. Но после того, как ты потерял сознание, я ощутила, что кто-то использовал тебя, как проводника этого заклинания. Ты сам-то, хоть что-нибудь помнишь?
   Я хотел было ответить что-то несуразное, но Нинель освободила меня от этой участи.
   - Сестренка, Виктор! - радостный девичий голос всполошил спокойный воздух, до этого обитавший в этом помещении.
   Луиза чуть не подпрыгнула от радости. И в долю секунды две сестры радостно обнимались, словно не виделись больше года. Я ощутил себя лишним в этой комнате.
   Как они, так обниматься, а мне, как всегда сосать лапу. Но секундой спустя это предательское чувство исчезло, и я уже с неким упоением наблюдал за двумя похожими девчушками. Они, словно близняшки, но разного возраста. Вдруг Нинель перевела взгляд на меня. Красивые ресницы скрыли блеснувшую в них печаль и благодарность. По спине прошел противный холодок. Неужели, она знает? Нинель прочла мысли, написанные на моем лице, и одними губами произнесла.
   - Спасибо.
   На затылке зашевелились волосы. Наверное, сознание присутствовало в ней, когда я впустил свет в эту маленькую комнатушку. Они обе были счастливы.
   Я тихонько попробовал было встать, как услышал резкий оклик от той, что была ко мне спиной.
   - Лежать! - и в воздухе повис маленький огненный шарик, говоривший о серьезности ее слов.
   Делать нечего. Я прилег. Вдруг Нинель встрепенулась, что-то вспомнив, и, с прищуром, глядя сестренке в глаза, спросила.
   - Убийца?
   - Не волнуйся, он больше не придет, - потупила взор волшебница.
   - Но ..., - задумалась жертва наемка и, поняв, снова спросила, - ты его...?
   - Содеянного не вернуть, и эта жертва мести будет на моем счету, - философски кивнула Луиза.
   - Спасибо, что спасли меня, - как бы извиняясь поблагодарила Нинель.
   Я улыбнулся, радуясь, что все теперь позади. Но близится новый день, а за ним в скором времени придет война.
   Целый день мне пришлось провести в этой кровати. Пользуясь случаем, у меня появилась возможность подумать о всем том, что сейчас происходит со мной и с моими друзьями.
   На данный момент я жду. Жду обеда. Луиза пообещала, что скоро будет с огромной миской разных угощений, а взамен взяла слово, что я никуда не уйду. И теперь, чтобы отвлечься, я решил направить мысли к моей первоочередной цели. А именно к спасению мира, захвата Щита Тьмы и победы над Азраилом. А еще есть в этом списке башни. Башни магии, через которые, как на днях сообщил Люций, сейчас толпами лезут демоны из Темных миров. А к тому же, напоследок ко всему, после всего этого, меня ждет Дух Смерти.
   Неприятная концовка, но если есть выбор, то я выбираю концовку в почестях и лаврах, а не умирать в бегах и страхах. Да и, узнав, из лекции от Люция, что смерти, как такой, и нет, то и бояться нечего. А вот, если Азраил захватит мир, то тогда наступит смерть окончательная для всех нас. Ну, или в лучшем случае пожизненное рабство. Так что будем сражаться изо всех сил.
   На этой счастливой ноте моих умозаключений Луиза, наконец-таки, принесла обещанное. Мы втроем, не глядя, опустошили огромный тазик овощей, мяса, хлеба и сыра. Уж больно голодны, оказались к этому часу.
   Мне было очень приятно находиться в их компании. Я не чувствовал с ними никакого дискомфорта или скрытой неловкости. Это, словно общаешься с родственниками, которые тебя понимают и готовы выслушать при любых обстоятельствах. Родственники... Я усмехнулся, понимая истинный смысл этого слова.
   Да, они уже стали частью моей новой семьи. Той семьи, которой можно довериться и получить помощь. Тем, кому я могу доверить свои самые жуткие кошмары. Я сердцем почувствовал уют и тепло источающий от их аур. И расслабился, разлегшись на кровати, приняв с наслаждением послеобеденную дремоту.
   Вечером зашли Клик с Элиной. Они были рады нашему скорому выздоровлению. Как я не уговаривал, как не просил, но, ни Луиза, ни друзья, так и не разрешили мне спать у меня в опочивальне. Объяснив это тем, что Обоим может понадобиться помощь в случае повторного нападения. И, поэтому мне предстояло снова переночевать здесь. Они взяли с меня слово, что я не буду распускать руки по отношению к Нинель, и, с радостным настроением, под свет полной луны, разбрелись по комнатам.
   Я, уставший и измотанный постоянным сидением взаперти и при этом настежь открытыми дверями, с трудом провалился в мир снов на новую лекцию к Люцию, где обучался мастерству созидания и разрушения. Это был увлекательный урок полный загадок и новых открытий в мире магии. Хотя, любое волшебство для меня было в новинку. Так что, в сравнение с другими уроками, для Луизы он мог быть обыденно скучным.
   ***
   - Милорд, - Киллир размашистым шагом приблизился к своему правителю, и, одарив его легким кивком головы, возбужденно заговорил, - У нас проблемы... Арчер пал под напором демонов. Из его башни сотнями лезут странные существа. Астер также не способен их больше сдерживать. С каждым днем их все больше. На защиту королевства переброшены почти все силы соединенных армий. Если Фрол сейчас выступит, то мы не сможем удержать его войско от вторжения в Дрейко. Границы охраняют малочисленные патрули, способные лишь сообщить о приближении противника.
   - И каковы твои предложения? - король произнес это не как подчиненному, а как другу.
   - Ченокан, - опустил голову Главный, - я не могу знать, к чему приведет это нашествие, но у нас есть надежда.
   - Какая? - заинтересовался король.
   - Я думаю, вы уже сами все поняли, - ответил Киллир, глядя ему прямо в глаза.
   - Виктор, - вздохнул Регент, - надо было привлечь его на нашу сторону, когда была возможность.
   - Да, мой господин. Его сейчас поддерживает все королевство. После турнира, он там считается героем. У нас только один шанс - договориться с этим парнем.
   - Я подумаю над этим, - нахмурил брови Ченокан, и, вспомнив что-то, спросил, - вы нашли источник вчерашнего всплеска?
   - Маги определили, что замок короля Фрола подвергся невиданному по силе заклятию. Даже весь совет сообща не смог бы сотворить подобное.
   - Установили, что за вид волшебства? - тут же задал второй вопрос монарх.
   - Пока нет, но говорят, что никто из живущих в этом мире, не в состоянии повторить нечто похожее. Это больше походило на магию высших существ. Но никак не на Средиземных волшебников.
   - Понятно, - задумавшись, произнес Ченокан, и, нараспев продолжил, словно сам с собой, - Виктор, Виктор, неужели снова ты.
   Киллир не придал этому значения и покорно поклонился.
   - Милорд, я жду ваших приказов.
   - Освобождай Дрэйко, укрепляй Фенико, мы должны сохранить свои владения. Выбери сотни две безнадежных больных или добровольцев и оставь их встречать Фрола. Пускай он сам разбирается с башней Астера.
   - Слушаюсь, - Киллир поклонился и в раздумьях покинул кабинет короля.
   - Виктор, Виктор, - снова нараспев повторил Ченокан, рассматривая, как опадает последняя листва с оголившихся деревьев.
   ***
   Тренировка с чертенком подходила к концу. Он, как профессор читал мне очередную лекцию о том, что такое материя и методы ее применения в окружающей среде.
   Как вдруг из ниоткуда материализовалась Лилит. Ее вечернее платье еле прикрывало истинную демоническую сущность суккуба.
   - Привет мальчики, - кокетливо помахала она пальчиками.
   Ухоженный хвост и крылья дополняли всю картину ее существа.
   - Что случилось? - немного сердито прервал свой монолог ее братец, - или отец сжалился над тобой?
   - И да и нет, - она легонько щелкнула его по носу и, пропустив ворчание мимо ушей, подошла ко мне, - как переговоры с Духом Смерти?
   По спине пробежали мурашки.
   - Откуда...?
   - Да брось ты, - перебила она. - Такую магию мог сотворить только Дух Смерти. Даже непосвященный бы почувствовал.
   - И что с этого? - нахмурился я.
   - Да нет, ничего. Я так, зашла поздороваться, - она обошла вокруг меня, и продолжила, - и сообщить, что все порталы открыты. Вы скоро собираетесь браться за дело? Или дождетесь, пока демоны сами к вам придут?
   - Так и знал, - ударил кулаком об кулак чертенок, - дело принимает серьезный оборот. Виктор, Лилит, надо быстрее сообщить это королю и выдвигать войска.
   Он был серьезен, как никогда. Я в ответ пожал плечами и кивнул.
   - Если надо, сообщим, - улыбнулась Лилит, - все, помчались.
   Лилит исчезла так же неожиданно, как и появилась. Чертенок, отсалютовав мне на манер пехотинцев с Земли, я сделал тоже самое. Мне оставалось только ждать, когда я проснусь. И как будто, по возникшему из ниоткуда желанию, пробуждение не заставило ждать больше минуты.
   ***
   Сперва, я не понял, что так встревожило мой сон. В комнате было еще темно. Лунный свет легкой дымкой озарял всю комнату, но разобрать четких контуров мебели было невозможно. Знакомый силуэт девушки находился прямо надо мной. Я почувствовал до боли знакомый запах луговых цветов и легкое прикосновение сладких губ на моих губах. Это было просто волшебно. Я всей душой отдался поцелую, чувствуя в нем любовь и нежность, так желаемую все эти дни, недели, месяц.
   - Луиза..., - прошептал я, когда ее губы оторвались от моих.
   - Тсс, - ее пальчик ласково лег на мои губы, перекрывая дальнейшее желание что-либо говорить.
   Тучи закрыли остатки лунного света, и в комнате стало совсем темно. Теперь я еле различал ее прекрасный силуэт и, поняв, что сопротивление теперь бесполезно, полностью отдался чувствам.
   Час спустя, когда луна снова заняла свои позиции на небосводе, я понял, что я натворил. Соседняя кровать была пуста. На моей груди спала Нинель. Холод твердым комком застрял в горле. Я не знал что делать. Отстранить ее, или принять все, как есть, и остаться лежать с нею.
   Вдруг она открыла влажные от слез глаза. Наверное, почувствовала мою тревогу и поэтому проснулась, но почему в них стояли слезы? Она смотрела на меня, как на самый заветный подарок в ее день рожденья.
   - Виктор, - в голосе слышалась любовь и разлука, - в тот момент...
   Ей словно что-то мешало говорить. Слеза сама собой стекла по ее щеке. Я вытер соленую каплю и обнял ревущую девушку. Сквозь всхлипы с паузами, она продолжила.
   - Когда я ... умерла, я была у Духа Смерти и, все слышала. Я видела, как ты заключил с ним сделку на свою жизнь. Ты спас меня ценой своей души, и единственное, чем я могу отплатить тебе за это - это своей любовью. Если ты примешь мой подарок, то я буду только счастлива. А если нет, то все пойму и утром мы проснемся снова друзьями.
   Она снова всхлипнула, ожидая моего ответа. Я не знал, что и сказать. Ведь они обе так похожи внешне, но при этом совсем разные. Луиза или Нинель? Неужели нужно выбирать между двумя сестрами? Ведь после этой ночи я не смогу смотреть на нее, как на друга. Но я же думал, что я был с Луизой. Мысли заметались, приводя меня в ступор. Нинель, приняв это замешательство за отказ, еще раз всхлипнула, вытерла слезы и, сползая с постели, на ватных ногах побрела на свою койку. Жалость к этой юной девушке поборола трезвое мышление и на первый план вышли чувства.
   - Постой, - попросил я.
   Она обернулась.
   - Там холодно, - не нашелся я что сказать, приглашая ее обратно, - останься хоть до утра.
   Она секунду обдумала и приняла мое приглашение. Одна половина моего я говорила о безумстве происходящего, другая же не хотела ее отпускать никогда. Наконец, после часа раздумий я заговорил.
   - Ты спишь?
   - Нет, - шепнула она, поднимая на меня все еще на высохшие ресницы.
   - Зачем я тебе нужен, если после победы над Азраилом меня ждет Дух Смерти?
   - Не говори так, - попросила она, - даже если это приятное мгновение закончится с восходом солнца, то я ни о чем не жалею. Не подумай, это не оплата за мою жизнь. Это я отдала тебе свое сердце. А если тебе и суждено умереть, так пусть этот короткий отрезок времени ты проведешь в свое удовольствие. А сейчас, прости, солнце почти взошло. Дальнейший выбор за тобой.
   С этими словами она встала и улеглась на отведенную для нее кровать. Я восхищенно наблюдал за грациозной походкой девушки, подарившей на эту ночь мне свое сердце и, воззрившись в потолок, стал ждать наступления нового дня. Вскоре первые лучи разрезали тишину ночи и приласкали выцветший гранит стен замка, заставляя новобранцев пониматься для утренней зарядки. Я решил больше не мучить себя заточением в этой комнате и, чмокнув в щечку спящую девушку, пошел на зарядку.
   Теперь я твердо решил чего хочу. А это - уничтожить демона Темного Мира, сеющего панику и разруху среди местного населения. И в этом мне помогут мои учителя. Но сперва, мне надо кое с кем поговорить на счет позавчерашнего покушения...
   Сделав самостоятельную зарядку, я решил теперь заниматься по индивидуальной программе. Со всеми и ни с кем. От результата этих занятий может зависеть судьба всего человечества. И, поэтому фигней страдать я больше не намерен.
   Подойдя к тренировочной площадке, где разминал мышцы мой отряд, я нашел глазами одного из соучастников недавнего покушения и с улыбкой направился к Куану. Учитель Клика с удивлением посмотрел на мою помятую униформу, но, не придав этому огласки, спросил.
   - Вижу, ты готов стать в строй?
   - Доброе утро. Но пока я откажусь от этого приглашения, - я кивком головы поприветствовал учителя, и перешел сразу к делу, - я буду тренироваться по другой программе, но это позже. А сейчас мне нужен Амос. И еще пару ребят, что стоят по правую руку от него.
   Я рукой указал на бравую тройку, посмевших позавчера так нехорошо поступить с теми, кто мне дорог. Зла я не держал, ведь наемник получил свою расплату от Луизы. Просто хотелось узнать, кто задумал столь гнусный план. Куан с удивлением поднял брови.
   - Вижу, что Втора тут больше нет?
   - Совершенно верно, - согласился я.
   - А могу ли я спросить, зачем они тебе? - поинтересовался он, - или это королевская тайна?
   - Сейчас сами все узнаете, - почесал я обе руки, наслаждаясь грядущим упоением расплаты за чуть не загубленную жизнь.
   - Амос, - Куан поманил его пальцем, и, не забыв его свиту, позвал и их, - и вы двое, тоже давайте за ним.
   Трое новобранцев с недовольными минами вышли на два шага вперед. На лице старшего из них, было написано огромное желание, в скором времени, поквитаться за то, что я их вызвал с помощью Куана. Но они еще не понимали, что я не намерен пользоваться услугами учителя и ябедничать, как сделал бы любой другой, испугавшийся столкнуться с подобными личностями один на один в своей палатке. Я хотел втолковать им, что путь, который они выбрали не совсем правильный, и связываться с тем, с кем они не в силах справиться, выбор недостойный настоящих бандитов.
   - Парни, - обратился я ко всем, - отойдите от них на три шага назад.
   Недавние сослуживцы с недоумением посмотрели друг на друга и, пожав плечами, сделали, как я просил. В глазах Амоса и его двух друзей появились нотки недоумения.
   - Короче, буду краток, у вас минута, что сказать мне все, что вы знаете и где мне "его" искать, - я специально не называл имен, чтоб они сами решили, какую информацию стоит преподносить на обозрение обществу.
   Они переглянулись, делая вид, что не поняли меня.
   - Ладно, повторюсь еще раз. У вас меньше стока, чтобы мне все рассказать, - разжевал я каждое слово, что даже умственно отсталый, и то понял бы.
   - Втор, какие вопросы, о чем ты? Мы не понимаем о чем ты говоришь, - словно насмехаясь, развел руки в стороны Амос.
   - Значит, вы не помните, где были позавчера ночью? - продолжил я.
   - Позавчера? - Переглянулись между собой бандиты.
   - Ну, две луны тому, на закате дня, - поправился я.
   - А, понятно. Мы с моими друзьями были у себя, - с тем же презрением в глазах ответил Амос.
   Двое парней, стоящие позади него согласно кивнули. Это было железное алиби. Без наличия иных свидетелей обвинение не имело смысла. Но это мне было не обязательно.
   - Значит, не помните? - поднял я распростертую ладонь вверх.
   Они уже в открытую насмехались надо мной.
   - Что ж, я повторю вопрос вечером, - и сжал кулак.
   Злость выплеснулась на этих несчастных, окутывая их непроницаемой каменной оболочкой, точно повторяя контуры их тел. Я разжал руку и напротив их рта и носа образовались отверстия для дыхания.
   - Что здесь такое твориться? - из казармы прямо к нам широкой походкой приближался Балфори.
   - Ничего особенного, это новый вид обучения, - выступил я вперед.
   - Да? И в чем же он заключается? - с удивлением спросил главный Некрополеской армии.
   - Это тест на волю, - нашелся я что ответить, не было настроения играть в почитание и лизание задов руководству.
   - Он все врет, он специально заточил нас сюда. Главный, главный спасите нас! - раздалось гудение из каменных статуй.
   Балфори нахмурил брови.
   - А почему только трое проходят этот тест? Почему не весь лагерь? - не преминул он подметить некоторый нюанс, не сходившийся с этим оправданием.
   - Они добровольцы, - вклинился Куан.
   Не знаю, почему, но учитель решил быть в этой ситуации на моей стороне.
   - Значит добровольцы, - Балфори почесал подбородок, - тогда, почему они так просятся обратно?
   - Ну, а вы сами попробуйте, и тоже захотите оказаться на свободе, - помог наставник Клика.
   - Освободите их, нам некогда играть в эти игры. Войска должны проходить интенсивную тренировку, - приказал Главный.
   Я не мог на это пойти. Мне нужна была информация.
   - Извините, но надо искать достаточно сильного мага, чтоб расколдовать их.
   - Ты смеешь дерзить мне? - взревел надменным голосом брат короля, - да я тебя в клетку посажу и вывешу на радость стервятникам.
   Я недовольно сжал зубы. Как же я не люблю, когда мне указывают, что делать.
   - Все равно меня не заберут на тот свет, пока не покончу с Азраилом, - подумал я, и с улыбкой оставил стоять на плацу еще одну статую из крепкого, толщиной с локоть, камня.
   - Вечером я повторю вопрос, - оборачиваясь, бросил я четырем гранитным изваяниям, оставляя всех присутствующих стоять с открытыми ртами.
   Может, это было глупо с моей стороны поступать так с главнокомандующим, но, скажу честно, на тот момент мне было все равно. Хоть поведи на расстрел, но решения я бы тогда не изменил. Посидит, подумает над своим поведением, авось и мозги вырастут за день. В итоге, я, как мальчишка, радуясь, словно отомстил обидчику, пошел искать Клика. Что оказалось проще простого. Они с Элиной были у себя, отдыхая от мирских забот и наслаждаясь вкусным завтраком.
   - Можно? - спросил я, слегка стуча, перед тем как потянуть за ручку.
   - Угу, - встретили меня оба вампира, жуя каждый свой кусок стейка с кровью.
   - Фу, и как вы такое едите? - сморщил я нос от стекающей по губам крови на лице мечника.
   - Ты уже выздоровел? - обрадовался Лорд.
   - Можно и так сказать, - уныло улыбнулся я в ответ.
   - Ну, говори, что у тебя там? - он жестом пригласил меня присесть прямо на не заправленную кровать.
   Я не стал этого делать. Боясь выпачкаться в нескольких неаккуратно оброненных капель крови прямо на том месте, куда он указывал.
   - Клик, есть разговор, - серьезно начал я, - у меня несколько вопросов.
   - Я весь во внимании, - Клик оголил сильно выступающие клыки, испачканные алой жидкостью с высоким содержанием гемоглобина.
   - Короче, начну издалека. Две башни на территории вражеского государства открыли свои порталы, впуская в наш мир толпы демонов. Нам надо что-то предпринять, чтоб остановить это нашествие.
   - Что именно? - перебил меня мечник.
   У него явно уже созрел какой-то план. Ведь я знал его уже достаточно, чтоб определить эту мимику.
   - Надо поговорить с Фролом и выдвигать войска, или я пойду один, - не задумавшись, ляпнул я.
   - Ого-го, ты уже созрел, чтобы убивать направо и налево? - удивился он.
   - Клик, ты чувствуешь, а ведь в нем и в правду появились какие-то перемены, - Элина втянула через нос солено-металический аромат в высокой концентрации, витавший в этом помещении.
   - Да, но не те, которыми он намерен выполнить свою угрозу. Ведь так, Виктор? Ты же не пойдешь убивать стариков и совсем зеленых юнцов, ничем не повинных, что родились в столь тяжкое время?
   Козырять было нечем. Я ждал их поддержки, а они читали меня всего, как открытую книгу на ладони.
   - Нет, эти перемены связаны с иным чувством, - согласилась Элина. - Может, ты сам расскажешь, что тебя беспокоит?
   Я не знал, могу ли доверять вамп, но решил все-таки перестраховаться.
   - Элина, обещай, что не расскажешь никому, что сейчас услышишь, - попросил я.
   - Ты слишком низкого мнения обо мне, если считаешь, что я какая-то там простушка, жаждущая в любой момент поделиться с кем угодно о только что услышанной новости, - обиделась она.
   - Ладно, извини, просто это действительно важно для меня, - попросил я прощения, - понимаете, дело в Луизе и Нинель.
   - С ними что-то не так? - нахмурил одну бровь мечник.
   - Да нет, с ними-то все в порядке. Проблема во мне. Короче, - я махнул рукой, - да не об этом я. Понимаете, Луиза стала моей девушкой еще до того, как мы нашли меч. А после я встретил Нинель. И ...
   - И ты не знаешь, кого из них выбрать? - помогла мне вамп.
   - Охо-хо, парень, да ты у нас нарасхват, - подметил Клик, за что получил легкий подзатыльник от своей возлюбленной, чем вызвала еще большее уважение с моей стороны.
   - У парня проблемы, а ты издеваешься, - тут же пояснила она грубый метод усмирения.
   - Но есть еще одна более веская проблема, от чего я не знаю, что мне делать дальше, - решил продолжить я и получить от них максимальный ответ, на который мог рассчитывать, - Я заключил сделку с Духом Смерти и после победы над Азраилом я умру.
   Когда эти слова слетели с моих губ, я, наконец, начал понимать всю полноту проблемы. Я не был готов умереть. Эта новость, словно шок пронзила меня всего, оставляя в душе понимание того, что я так много еще должен сделать. Мне вдруг стало очень грустно. Оба вампира округлили глаза, и с обеспокоенностью затараторили.
   - Виктор, что ты такое несешь?
   - Ты с ума сошел?
   - Я спрошу у повара, чем вас там кормят?
   - Перестань говорить глупости.
   Слишком быстро чередовались вопросы, так что ответить я смог, когда оба немного успокоились и притихли.
   - Да, это правда, вот поэтому, я пришел к вам с советом. Что мне делать с Луизой и Нинель? Они мне обе нравятся. Выбирать - это одно, а обрекать на скорую разлуку это совсем другое. Ну, посоветуйте мне хоть что-нибудь, не томите же меня, - взмолился я.
   Они недолго молчали, не зная, что и сказать, и затем, опустив глаза, первым произнес мечник.
   - Ну, Виктор, ну ты и вопросики задаешь, - он издалека направил текст ответа, - Ты сам должен сделать выбор.
   - Или не делать его вообще, - Элина дополнила незаконченное предложение своего избранника.
   Вот это все, что я смог от них добиться и, под страдальческие немые взгляды, покинул их комнату.
   - Он что, серьезно? - с большим удивлением спросила Элина, когда дверь почти закрылась.
   - Пока не знаю, но очень на то похоже, - пожал плечами Лорд вампиров.
   Дальнейших слов я не услышал, отойдя достаточно далеко, чтобы расстояние перекрыло звуковые колебания, создаваемые их голосами. Я ушел завтракать.
   После поглощения неизвестно чего, день растянулся длинной мыслительной лентой на несколько часов, пока желудок снова не сказал "Мяу".
   - Обед, так обед, - пожал я плечами, застегивая рубаху от неприятного ветра.
   После того, как я завалился на кучу сена в ближайшем сеновале, в мысль залез какой-то надоедливый червячок. Я забыл что-то очень важное. Прокрутив начало сегодняшнего дня, я хлопнул себя по лбу. Балфори. Надо было его освободить сразу после того, как вышел от друзей кровососов.
   - А ну, фиг с ним, - махнул я рукой, - Минутой раньше, минутой позже.
   И я, не торопясь, пошел на плац. Картина, открывшаяся моему взору, заставила улыбнуться не только меня, но и целый полк моих недавних сослуживцев. Около десяти мастеров каменного дела вовсю орудовали молотками и зубилами, пытаясь освободить несчастного генерала Некрополеса из волшебных каменных оков.
   На первый взгляд они только начали свой кропотливый труд, ибо камень был девственно чист, без следов постоянных усилий с их стороны. Но расфуфайки трудяг были мокры до безобразия. Что свидетельствовало о долгосрочном труде ответственных рабочих. Вскоре, подустав, они сели на "перекур". Нет, свидетельства табаки или других подобных наркотических веществ природного происхождения при них не было. Курить - я подразумевал как небольшой отдых.
   Ребята посовещались и вынесли однозначный вердикт.
   - Нужен маг, - и на этом развернулись и ушли по своим делам.
   На такое заявление из статуи раздалось гневная ругань с примесью недоброжелательных обещаний в их адрес. Но парни знали свое дело, и поэтому упрекнуть их тут никто не смог. Да, в любой момент я мог снять чары с пленников, но хотелось понаблюдать, что будет дальше.
   Через час о говорящих статуях заговорил весь замок. Вся ратуша вышла посмотреть на своего Главного в столь необычном костюме. Вскоре появились и мои друзья, а с ними и Маккензи. Ого, а это шанс.
   Я мигом протиснулся сквозь плотно грудившейся толпы, и зашел к нему за спину. Одно незаметное движение пальцев, и допрашиваемый скован по щиколоткам.
   - Приветик, - шепнул я ему на ухо.
   Он вздрогнул и, чуть не упав, на пол головы обернулся ко мне.
   - А, Виктор, давно не виделись, А я, вот тебя по всюду ищу. Хотел на днях зайти, да некогда. Весь в делах, в заботах, - его глупая улыбка говорила о совсем других мыслях в голове.
   - Хорош молоть чушь, - я стал по правую руку от него, - думаешь, я поверю в твои сказки со счастливым концом?
   - Ну не кипятись ты, - попробовал он меня успокоить, - отчего такая нелюбовь к скромному торговцу?
   - С чего это вдруг я любить тебя должен? - удивился я.
   - Ну, как же? Доспехи подправил, грим навел, чего ж тут не любить, другой бы на твоем месте золотом осыпал, а ты ...
   - Кончай мне лапшу на уши развешивать и бантиками украшать. Говори, что у тебя общего с братством Теней? - перешел я в наступление.
   - Ах, с братством, - он сделал вид, что совсем забыл об этом, - так я ж и говорю, что искал тебя, чтоб сказать дурную новость.
   - Какую? - я немного опешил от такого заявления.
   - Так эти скоты, те, что по ночи в одной упряжке ходят, не шибко сговорчивые оказались. Но деньги могут многое, - многозначно объяснял он, - Так вот, переговорил с одним из них и узнал, что заказ у них на тебя имеется, но заказ тот не простой. Заказ деньгами я отменил, но тот и говорит, что все монетою не откупить. А зуб у них на тебя свой нашелся, говорят, что, кто их бедняжек тронет, так кровным врагом в тот же день и наречет. Так, что худо бедно тебе придется. А мне это не на руку. Доспех твой не простой я получу, как скончаешься ты не от ножа позорного, а от судьбы непокорною. Вот и пытался я вину твою загладить, да только предупредили, они, что мол, на время и забудут про твою оплошность, но все равно остерегайся, ибо не ровен час, как угодишь ты под копыта коня своего вороного.
   Я сглотнул. Приплыли. Теперь еще и на свет божий выходить опасно стало. Значит Нинель - это была месть. Но пока не ясно, кто за этим всем стоял. А ответ этот, надеюсь получить от тех зеков, что в камне заточены.
   - А вот и подмога, - Маккензи махнул подбородком в сторону приближающегося старичка с длинной седой бородкой.
   - Кто это? - спросил я.
   - Это маг земли, наконец-то подоспел. А теперь развяжи меня, Виктор, ведь негоже так людей-то мучить. Ноги затекли, нету сил более терпеть, - мне это напомнило сказку с бабой ягой, которая хитростью могла любого в свой котел заманить.
   - Иди, уже, кощей бессмертный, - отпустил я бедолагу восвояси.
   - Спасибо тебе, - он потер лодыжки.
   - А, ответь мне на еще один вопрос, - попросил я.
   - Спрашивай, коль выбора-то как такого-то и нету.
   - Скажи, а зачем тебе мой доспех? - спросил я, но тут же поправился, - не, не так, скажи, почему ты это сделал?
   - Извини, но этого я не могу тебе сказать, но есть кое-кто, кому это было нужно, - словно шпион, улыбнулся он.
   - Я, так понимаю, что и кандалами я ответа не добьюсь, - предположил я.
   Тот с сожалением пожал плечами.
   Тем временем старичок подошел к скульптурам и нараспев покачал головой.
   - Матерь создателя, неужто големы? И кто ж смог сотворить-то такое? Ох, изверг, поднять, поднял, а доделать не смог. И что за чаровник никудышный в наши края пожаловал?
   Я немного обиделся от таких слов. Нашел мне никудышного. Сам-то людей в статуях от голема отличить не может.
   - Что? - криком переспросил старец у подошедшего к нему десятника по имени Гинар.
   - Говорю, там Главный Балфори заточен, - прокричал он так, что в самом конце толпы было четко и ясно понять, о чем он пытается втолковать.
   - Балвари? - переспросил маг, - а хто это?
   Десятник так и упал на том месте, где и стоял.
   - Да как ты ..., - слишком много было эмоций, чтоб выразить все те чувства, что он испытывал в этот момент.
   - Не переживай, внучек, вызволим мы твоего Балвари, - уверил его дедок.
   И перевел внимание на ту самую статую, что некогда колотили зубилами творцы каменных скульптур.
   - Балвари, ты тут? - он прислонил ухо к мраморной поверхности.
   В ответ послышалось невнятное гудение.
   - Ох, сынок, и как же угораздило тебя туда залезть, а за собою дверцу-то закрыть? Ну, ничего, не переживай, ща я мигом тебя выковыряю, - он потер друг о друга сухие, испещренные временем ладони, готовясь к волшебству и, вдруг задумался.
   - Эй, сынок, - подозвал старец третьего десятника, - скажи, добрый молодец, а вон те статуи тоже люди закованные, али так кто позабавился?
   - Это не важно, главное освободи Балфори, а потом и с теми возиться будешь, - отмахнулся Гинар.
   - Ну как знаешь, - он повторил эпизод с протиранием ладоней.
   Мне стало интересно, с какого раза он пройдет мое заклятие. Старичок дважды взмахнул руками и прочел короткое заклинание разрушения. От каменной оболочки откололся маленький кусочек. Старик с огромным удивлением повторил движения, добавляя нараспев еще пару-тройку не выговариваемых слов. На этот раз откололся камешек в два раза больше, открывая нашим глазам ухо главнокомандующего.
   - Ох, шайтан, и что за кудесник такими чарами поодаль кидает? - старик сделал гимнастику пальцев и шеи.
   В ход шел более сложный арсенал волшебства. Вдруг кто-то без лишней скромности потянул меня за ухо.
   - Ай етит ..., - собрался я было начистить кому-то морду, как этот кто-то грозно спросил голосом моего учителя.
   - Твоих рук дело?
   - Клик, пусти, - попробовал вывернуться я.
   - Твоих, я спрашиваю? - и потянул с силой вверх.
   - Да-да-да, отпусти же, - взмолился я, словно маленький котенок, пытаясь выкрутиться из цепких рук вампира.
   - Так я и думал, - от резкого возобновившегося закона Ньютона я чуть не упал плашмя, успев выставить перед собой руки, от чего поза, в которой я предстал перед всеми, назвалась цирковой пес по имени Виктор.
   - Клик, ты чего? - удивился возникший из толпы Малемар.
   - Хорош над парнем измываться, - поддержал его Бйорт.
   - Цирк приехал, а вот и зрители подоспели, - пробурчал я, отряхиваясь от пыли.
   - Заткнись, - крепкая затрещина заставила меня немного пошатнуться, - иди, теперь перед стариком извинись, и выпусти этого идиота из статуи.
   - Да чего ты так кипятишься? - возмутился я, потирая ухо размером с добрую коврижку.
   - Чего-чего, - его рука готова была снова залепить мне подзатыльник, как укорительные взгляды друзей немного остудили пар, готовый сорваться из ноздрей Клика, - Я-то ладно, а ты какое место занимаешь в обществе? Думаешь, король по головке тебя погладит за эту выходку? Эта ж срамота пойдет и в самых живительных красках опишет не покорение Главному. И востребует публичной расплаты.
   Я нахмурил брови, чувствуя, что его слова тяжело сейчас оспорить.
   - Ага, вижу проблеск мозгов в древнем омуте тупизны все же имеется. А теперь, подумай, на чьей стороне будет общество, когда это все произойдет? Правильно мыслишь, не в твою пользу. Луди жить хотят, а король и государство - это дело опасное. Против него пойдешь, всю семью похоронишь. Так что, хочешь, не хочешь, а Балфори расколдуй. А перед дедушкой извинись за доставленные неудобства.
   Пенсионер, мокрый от пота и с тяжелой отдышкой, в полупоклоне пытался проглотить как можно больше живительного кислорода. Из всех его усилий по удалению каменной защиты Балфори, положительный результат дошел до головы и нескольких пальцев. А это означало, что, пока маг его всего расколдует, то и сам до гробовой доски дотянет.
   - Колдуй, быстрее, хватит ту притворяться! - приказал главнокомандующий.
   Пенсионер попробовал было распрямиться, но тутже стал в исходную позу, зайдясь кашлем. Мне стало стыдно. Я негнущимися ногами подошел к старцу.
   - Извините, - еле слышно выдавил я из себя.
   - Ох, внучек, - кряхтя, ответил мне дедушка, - и какого нечистого он такую волшбу затеял.
   - Вы о ком? - затупил я, но тутже догадавшись, что речь идет обо мне, опустил голову.
   - Ты сам знаешь о ком я, руки бы ему, да на узлы-то и позакручивать, - во взгляде был очень строгий укор и пока он говорил, ни на секунду глаз и не отвел.
   Стало ясно, что он каким-то образом знает, что это был я.
   - Извините, - снова попросил я, одним незаметным движением превращая в пыль пуленепробиваемый камень, окутывающий главнокомандующего.
   Вот теперь началось самое интересное. Вместо того, чтобы начать кричать на меня, Балфори, придерживая пах двумя ладонями умчался в комнату релаксации. Многие переглянулись и встретили эту сцену дружным хохотом. Я виновато посмотрел на мечника. Тот кивнул в сторону еще троих несчастных. Я отрицательно покачал головой. Его бровь стала домиком, требуя объяснения. Я стиснул зубы и настоял на своем решении, мол, потом расскажу. Он в ответ пожал плечами, показывая свое безразличие.
   - Как тя звать, добры молодец? - окликнул меня старичок.
   - Виктор, - скромно ответил я.
   - Меня Парек, - он пожал мне руку в приветствии, - с этими уж сам разберешься, а то больно вымотался я с тобой в волшбе тягаться. Мне надо немного отдохнуть.
   - Но ..., - хотел я что-то сказать, чтоб загладить вину, но решил, что он и так все понял, - надеюсь, еще увидимся?
   - Пути Судьбы неисповедимы, - пожал он плечами, уходя туда, откуда пришел.
   В этот же момент, застегивая на ходу свои портки, появился Главный.
   - Стража, схватить этого человека! - прокричал он, указывая на меня пальцем, - его надо под суд за нарушение дисциплины!
   Двое стражников в ту же минуту стали по обе стороны от меня, целясь остриями пик прямо мне в грудь. Это было объявлением войны.
   - Думаешь, что эти парни остановят меня? - нахмурил я бровь.
   - Что!? - лицо Балфори приобрело пунцово красный оттенок, - да ты совсем, что ли ополоумел? Думаешь, учитель Клик тебя спасет? Так я тебя под суд отдам, и тогда увидишь, что значит закон. А перед ним все равны. И тогда посмотрим, куда уйдет твоя дерзость.
   - Тогда пусть суд судит и тебя. Пусть решит, кто из нас прав, а кто виноват, - вспылил я, и с издевкой добавил, - господин Балфори.
   - Нет, вы слышали? - воздал он глаза к небу, - этот ирод решил тягаться с главным Некропольской армии. Да я тебя в клочья порву и клыкастым полосатикам по кусочкам скормлю.
   - Вызов принят, - бросил я, - дуэль на мечах сегодня вечером. Если ты победишь, то я с достоинством приму все вынесенные наказания, а если нет, то оставишь свой пост главнокомандующего. Или вы струсили, Милорд?
   На эти слова он закипел, но сдержался, чтоб не сорваться на крик. И ответил.
   - На закате на этом же месте, бьемся до тех пор, пока один из нас не упадет в бессознательном состоянии, - и, затем, ухмыльнувшись сам себе, добавил, - Или до смерти.
   Ну если он так хочет, то дадим человеку шанс доказать свою правоту.
   - А пока, адьез, Амиго, - отсалютовал я, уходя в сторону замка.
   Так, ничего не делая и думая о том, как я себя повел, не заметил вошедшего в комнату мечника. Он был не один. Следом за ним через порог переступила нога Луизы. Я виновато посмотрел на нее и опустил взгляд.
   - Виктор, ты в порядке? - спросил Клик, присаживаясь в кресло у изголовья кровати.
   - Относительно, да, - кисло ответил я.
   - Виктор, - услышал я Луизин голос.
   Ее мягкая рука легла на мою.
   - Не унывай, все будет хорошо, - нежное поглаживание напомнило мне материнскую заботу.
   От приятных воспоминаний стало еще тяжелее. Я так нуждался в заботе и уюте родного человека. Но не мог ее найти все это время. И вот, наконец, снова вспомнил это чувство. Вспомнил от девушки, которую люблю. Сердце защемило каменными тисками, когда я старался не впасть в отчаяние и не кинуться в ее объятья. То нежное, материнское чувство, что так усердно пыталась мне подарить эта девушка, я должен был отпустить. Скупая слеза стекла по моей щеке. Я хотел прильнуть к ее груди и зарыдать. Так паршиво я себя еще не чувствовал.
   Привязанность может перерасти в зависимость и тогда я не смогу выполнить свою миссию и оставить ее одну. Я сделал выбор. И это бремя придется нести одному. Я не могу никого подводить под чертог моих желаний. У меня своя судьба у них должна быть своя.
   Я убрал от нее руку и выпустил еще одну слезу, ощущая, что сам от себя отрываю частичку любви, обременяя на вечные муки и страдания свою душу.
   - Прости, - прошептал я еле слышным голосом и вытер слезы.
   Через секунду я был собран. Щемящее чувство немного отступило на второй план.
   - Я все понимаю, все дело в Нинель? - голос ее дрожал, готовый со следующим словом превратиться в плачь.
   - И да, и нет, - сжав зубы, попытался объяснить я. - Не только в ней, дело больше во мне. Вам обоим лучше перестать обо мне думать. Я теперь другой...
   - Виктор, - она снова прикоснулась моей руки, но не получив ответной реакции, убрала пальцы от моей кожи.
   - Луиза ..., - Клик положил ей руку на плечо.
   - Да, я тогда лучше пойду, - дрогнувшим голосом прошептала волшебница, и оставила меня одного с моим учителем.
   Я уже не видел ее слез, но отчетливо слышал затихающие всхлипывания расстроенной девушки.
   - Виктор, я только что от Фрола, - через минуту нарушил затянувшееся молчание мечник, - на совете решили выступать через сем лун. На днях прибудет король северного королевства Ребедин для переговоров о совместном нападении на Фенико.
   - Хорошо, - виновато посмотрел я на мечника.
   - Так, парень, хватит тут сидеть и хныкать, как девчонка. Чего сделано, того не воротишь. Ну, победишь ты этого выскочку. Чем плохо?
   - Но ты сказал...
   - Ни каких но. А чтобы не было подвоха, про магию на некоторое время забудь.
   Его оптимизм передался и ко мне. Я улыбнулся гораздо искреннее, чем минуту до этого.
   - Вот, так-то лучше, а теперь не занимайся ерундой, а иди, поговори с тремя статуями, оставшимися на площади. Они слезно просили тебя навестить их. Говорят, что у них есть для тебя важная информация.
   - Вот это уже другой разговор, - обрадовался я, вприпрыжку ускользая из душного помещения.
   ***
   Хоть на улице была поздняя осень, но солнце пекло нещадно, пытаясь объяснить, что ее права в эту пору года все также весомы, как и у всех остальных природных аномалий, бушевавших под стать сезону.
   При виде меня, три статуи радостно загудели. Я скинул с их голов каменные капюшоны, оголяя свежему воздуху вспотевшие лбы головорезов.
   - Клик сказал, что вы хотели меня видеть? - первым начал я переговоры.
   - Виктор, прости нас, мы не хотели ничего плохого, мы выполняли приказ.
   - Чей приказ?
   - Отпусти нас, и я все расскажу, - взмолился Амос.
   - Да, отпусти нас, - поддержали его друзья.
   - Что-то мне подсказывает, что я об этом пожалею, - вздохнул я.
   - Виктор, ну не надо быть таким скептиком, хочешь получить правду, так отпусти. А если нет, то сжалься в конце концов, я же сейчас штаны себе обделаю, - уже с большим энтузиазмом попросил главарь, - да и ребята не железные, тоже вот-вот лопнут.
   Я посмотрел на яростно кивающих головой парней и скинул часть доспеха, оставляя их по пояс в камне.
   - Вначале информация, - бросил я, оценивая степень мокроты их рубах.
   - Ладно, твоя взяла, тебе нужен Кемал. А теперь дай сходить поссать, наконец, - взорвался он.
   - Тише, тише, а то и идти никуда не придется, - заверил я этого предателя, - где мне его найти?
   - Ядреный перец те в ухо, ишь любопытный сыскался, - ругнулся он, - если они узнают, что я нарушил воровской закон, то рассвет я встречу вися на ближайшем суку пригодного для этого дерева.
   - Так я никому не расскажу, что это был ты. Да и не исключено, что и вешать будет некому, - подмигнул я.
   Амос судорожно сглотнул, понимаю всю проблему сложившейся ситуации.
   - А какова вероятность того, что ты не разделишь моей участи в случае провала? - поинтересовался он.
   - Пути судьбы неисповедимы, - я сделал паузу, глядя на полученный результат, и продолжил с большей уверенностью в голосе. - Не переживайте у меня сделка противостоять которой я не смогу. Да и они, навряд ли смогут ее изменить. Так что, таким образом я точно не умру, а вот на счет их я не уверен. Кемал первым сделал ошибку, и теперь в его власти будет ее исправить или подписать смертельный приговор.
   Похоже, моя речь была достаточно правдоподобна. Поэтому, секунду поразмыслив, Амос протянул мне светлый в крапинку камень.
   - Вот, я получил приказ по этому разговорнику. Кемал никогда не остается на одном месте дольше одного дня. И вычислить его почти невозможно. Он сам выбирает место встречи и время, а мы лишь пешки в его игре.
   - Тогда как мне на него выйти? - удивился я.
   - Вот в том-то и смысл, что без меня никак, а себя я подставлять, не намерен, - раздражительно пролепетал бритоголовый.
   - Плохо дело, - задумался я.
   - Слышь, парень, - решился вмешаться в разговор один из его напарников. - Вы тут побеседуйте, а нас отпусти. Совсем уж невмоготу терпеть. Еще чуть-чуть и лопну.
   - Виктор, это дело сугубо между нами, отпусти их, - поддержал Амос, - у меня есть одно предположение, как сделать так, чтобы нам обоим стало хорошо.
   - И как же? - заинтересовался я.
   - Легко, но сперва, дай сходить в туалет, а то мысли путаются, - ухмыльнулся он.
   Ну, что ж, выбора особого-то и нет. Плана тоже. Попробуем выслушать их предложение. А вдруг и вправду что дельное предложат.
   Хоть они и пообещали никуда не слинять, но я решил перестраховаться, оставив на ногах по увесистому каменному обручу. Несмотря на тяжелые кандалы, парни показали отличный результат забега на короткую дистанцию до ближайшего удобного для этого дела дерева. Им повезло, что они не девушки. Ибо женская солидарность заставила бы их бежать до туалета, а усидеть на одном унитазе двум девицам крайне сложно.
   - Я думаю, что нам надо выбрать место поудобнее для серьезных переговоров, - со счастливым выражением лица, застегивая штаны, предложил Амос.
   - Таверна подойдет? - тут же предложил я.
   - Вполне, но сделай одно доброе дело. Скинь с ног эту фигню, а ребят отпусти. Нам не нужны лишние уши, - он недоверчиво покосился на своих товарищей.
   Я пожал плечами, но просьбу выполнил. Вскоре мы заняли столик в ближайшей закусочной города.
   - Ну, давай, говори, чем ты можешь меня заинтересовать, - произнес я сразу после того, как заказал себе поесть.
   - Есть такое дело, в котором ты можешь мне помочь, не нарушая своих интересов, - заговорщицки начал он, - тебе нужен Кемал, а мне власть. И единственный, кто стоит на моем пути - это он.
   - То есть, ты хочешь, чтобы я убил его? - хмыкнул я.
   Легкий кивок бритоголового означал, что я попал в точку.
   - Лално-ладно, не суетись. На самом деле мне достаточно, чтобы ты избавился от него любым способом, я согласен и на арест этого поддонка. Особенно после того, как он нас кинул на большие деньги, то мне все равно, лишь бы его не было на моем пути.
   - Значит, тебе нужно, чтобы он исчез? - уточнил я.
   - Люблю с сообразительными людьми работать, - подметил Кемал.
   - Ну, убивать, пока не побеседую с ним, я не намерен, - я заметил нахмурившийся лоб Амоса, и добавил, - но твою просьбу постараюсь выполнить.
   Эти слова разительно изменили выражение его глаз с угрюмого на хитрые.
   - Тогда сделаем так ...
   И он объяснил вкратце суть плана, цель которого заключалась в выманивании его предводителя на встречу. После чего я выходил на сцену, и узнавал все моменты, которые меня больше всего интересовали. Затем я должен был что-то сделать с их вожаком, правда, еще сам не знаю что именно. Но в результате, чтобы он оставил свои позиции на этом поле игры. Вот в принципе и весь план, если это можно назвать планом.
   Амос взял камень и позвонил Кемалу. Тот с неохотой согласился назначить встречу на три цикла спустя восхода Луны. А это сегодня означало примерно за полночь. Так что у меня будет достаточно времени после поединка с Балфори. В итоге, к концу нашего разговора, у меня оставалось около часа, чтобы попасть в назначенное место вовремя.
   - Ну и время летит, - поразился я.
   - Да, - тяжело вздохнул Амос, - время идет, а горло все суше. Извини, я пойду, опрокину пару стаканчиков. Уж больно эль тут хороший хозяйка готовит.
   - Давай, - похлопал я его по плечу, - а мне уже пора и свои дела как-никак в порядок приводить.
   - Тогда в назначенном месте в назначенный час, - протянул он руку для прощания, - и не опаздывай.
   Я отсалютовал и покинул скромную обитель поваров и официантов.
   ***
   - Балфори, Балфори, Балфори, где же ты мой дорогой Балфори, - напевал я сам себе под нос, полируя лезвие цвета вороного крыла стали.
   На самом деле меч был в идеальном состоянии. С тех пор, как земля стала в моем подчинении, то метал поддался в той же степени. Поэтому клинок был всегда заточен и отполирован до зеркального блеска. Но когда собаке делать нечего .... Вот и я сейчас сидел на поблекшем от времени года газоне и с неторопливой аккуратностью доводил его до светящегося блеска, с каждым разом стирая с поверхности свои же отпечатки пальцев.
   - Виктор, ты не забыл, о чем мы с тобой говорили? - решил в сотый раз повториться мечник.
   - Нет, не забыл, - я нечаянно пальцем еле коснулся острой части клинка и оттуда, словно из маленького фонтанчика, брызнула капля крови.
   - Салфетку дать? - съязвил Клик.
   - Иди ты, лучше не отвлекай, - отмахнулся я, разглядывая набухающие густые капли и медленный их полет вниз к земле.
   На десятой капле я не слышал, о чем мне говорил мой учитель. Этот завораживающий хоровод кровяных телец полностью захватил меня с головой. Я сам того не замечая рассуждал о происхождении клеток и главенствующей сути крови в теле человека. И вдруг, минуту спустя понял, что играюсь с этими каплями, жонглируя ими в воздухе. Это было настолько естественно и жутко, что я упустил над ними контроль. И, словно, проснулся ото сна, приходя в нормальное ощущение реальности.
   А ведь кровь - это по сути своей вода. Вода, обогащенная различными тельцами. И сконцентрировав все свое внимание на порезе, мысленно представил, как останавливается течение этой воды и затягивается порез. Я ахнул. Все получилось, я исцелил себя. Хоть до этого все происходило само собой. Так сказать подсознательно, то теперь я понял принцип этой магии. Это была магия крови. И к несчастью остальным, я мог ею воспользоваться не только во благо. Вспомнился эпизод из фентезийного фильма. Как маг, под воздействием опьяняющего чувства всемогущества становиться одержимым этим видом волшебства и превращается в очень злого волшебника, везде и всюду применяя на ни в чем не повинных людях зверские заклинания, пока сам не становиться заложником своей же магии. И в итоге умирает в жутких мучениях.
   - Блин, во понесло, - я встряхнул головой.
   - Виктор, ты меня вообще слушаешь? - я словил подзатыльник, - думаешь мне нравиться тут по три раза тебе текст перечитывать?
   - А, извини, задумался, - виновато отозвался я.
   Надо придумать каску на голову. А то надоели эти методы акцентирования внимания на его персоне.
   - Что-то ты часто задумываться начал, - прищурился он, - может, к лекарю сходишь?
   - Клик, перестань, лекарь мне не поможет. Время такое. Бывает у тебя когда-нибудь, что аж выть хочется, а на завтра все как рукой снимает?
   Он дотронулся ладонью моего лба.
   - Вроде жара нет. Значит растешь. Переходной возраст у тебя начался. Переломный момент испытываешь с бездумных решений в рассудительное философствование. Что-то рановато ты это затеял.
   И как и обычно на счастливой ноте молчания появляется некто, кто помогает разрядить обстановку среди беседующих. И этим кто-то оказался долгожданный Балфори.
   - Итак, если все в сборе, то время начинать поединок, - огласил секундант.
   - Твой учитель еще не вправил тебе мозги? Тогда это сделаю я, - с нескрываемым презрением произнес главный и одним махом спрыгнул с коня.
   Гнедой жеребец даже и не шелохнулся от резко скинутой ноши.
   - Что ж, ты еще не передумал спрятаться под юбку к своей мамочке?
   От этой фразы у меня побелело в глазах. Я не сдержался и, не дожидаясь сигнала о начале боя, ринулся на него. Это была моя первая ошибка, которую многие расценили за нарушение правил. А этих многих собралось достаточное количество. Вторую я допустил, когда из-за слишком активного напора, забыл про защиту и пропустил порез на левом плече. Тогда я перешел в нормальное фехтование. На мое удивление, его подготовка была не на самом высоком уровне, притом, что я не применял никаких иных волшебных свойств. Через пару минут опасных финтов и ударов я сам не понял, как проделал доселе непонятный мне бросок, и Балфори мешком рухнул на спину. Я в ту же секунду наставил свой меч у его горла.
   - Что тут такое твориться? - раздался из-за спины властный голос.
   Все вокруг, ни с того ни с сего, преклонили одно колено. Это могло означать лишь одно.
   - Ваше величество, давно не виделись, - махнул я рукой, все еще опьяненный разгаром непродолжительной победы.
   - Как ты смеешь! - неизвестно откуда появившийся охранник с силой ударил мне под коленки.
   - С-с-с, - прошипел я со злостью, охранник замахнулся было для второго удара, но улетел от мощного пинка каменной глыбой.
   - Прекратить! - рявкнул король, - Балфори, что тут такое твориться? Что ты тут устроил?
   Его двоюродный братец, отряхиваясь, встал на ноги.
   - Ничего особенного, учу солдат уму разуму, - ответил он с гордо поднятой головой.
   - Учишь уму разуму? Лежа на земле с клинком у горла? - рассмеялся Фрол.
   Балфори покраснел от ярости, но вслух ничего не высказал.
   - Чем обязаны, столь неожиданному визиту?
   - Так, я по срочному делу. Король Ребедин попал в засаду. Они смогли отбиться, но принцесса Агелиса была похищена. И теперь они просят нашей помощи. Мне нужно два десятка лучших воинов, желающих наказать мерзавцев и спасти прекрасную юную деву из заточения.
   Жаждущих отправиться оказалось гораздо больше требуемого числа. Пришлось выбирать, основываясь на словах учителей. Мое мнение никто не спрашивал. Хоть я и не просился, но Клик, Куан и Малемар настояли на моем непосредственном участии. В итоге все, кто знал не понаслышке как пользоваться мечом, были выбраны для этой авантюры. Сюда вошли и Гурий, Мирон, Кемал и еще несколько ребят, имена которых я не помню. Общее количество рыцарей и других воевод собралось с полсотни. И буквально через час мы все верхом на лошадях мчались на разборки с местной братией.
   Еще столько же мы потратили, чтобы добраться на место нападения. Сломанные повозки несколько трупов и лужи крови отчетливо могли рассказать, что здесь было жарко. Ребедин с двумя другими рыцарями вышли нам на встречу.
   - Хвала создателю, вы живы! - радостно обнял Фрол прихрамывающего правителя соседнего королевства.
   - Да, огромное спасибо, что вы откликнулись нам на помощь, но вы немного опоздали. Они похитили мою дочь Агелису.
   - Много их было? - встрял Балфори.
   - Это была засада. Большую половину мы перебили, но и сами понесли потери. Из тридцати моих лучших воинов осталось в живых только десять, - он заметил косой взгляд Фрола на тела погибших, и пояснил, - пять полегло здесь, остальные, когда мы гнались за ними, восемь осталось удерживать их, чтобы дать мне уйти. И сейчас я не знаю, живы ли мои парни.
   - Значит, их больше полуста? - уточнил Фрол, прикинув силу и мастерство воинов, охранявших монарха во время нападения.
   - Их больше сотни, - поправил его Ребедин.
   - Куда они пошли? - снова подал голос Балфори.
   Король искоса посмотрел на нетерпеливого главного. И прикинув что-то в уме, ответил, указывая направление на плавно поднимающийся холм.
   - Туда.
   Фрол жестом указал двум парням провести разведку. Те кивнули и мигом умчались в лес. Через десять минут. Они были уже тут.
   - Там пять парней под флагами отбиваются от плотного кольца каких-то странных жителей в зеленых костюмах и синими лицами.
   - Да это они, поторопитесь, не дайте им убить их всех, и прошу вас, спасите мою дочь! - умоляющим взглядом, но твердым голосом попросил Ребедин.
   - По коням! - крикнул король, первым устремляясь на поле брани.
   Делать нечего. Я пришпорил коня сразу же за мечником. Но когда мы были достаточно близки, чтобы началась сеча, я резко осадил коня, отчего-то очень боясь доставать клинок и рубить налево и направо живых существ. Я стал как вкопанный, боясь что-либо предпринять. А вокруг закипел бой. Люди кричали от ярости и от боли. Звон скрещивающихся клинков пел свою, только ему ведомую песню. Вдруг один из синелицых ринулся на меня. Я машинально выбросил руку вперед, пронзая мечом его тело, словно еженедельную газету с небольшим количеством листов. Противник сперва не понял, что произошло. И хотел было на меня замахнуться, как я достал темную сталь из его груди, чем вызвал скоропостижную смерть нападающего. Минут десять спустя, из трупов можно было сложить огромный курган, величиной с одноэтажный дом. Ноги хлюпали в пропитавшей землю крови. Лужи, что земля не смогла принять окрасили все вокруг алым, неприятным глазам цветом. Это было действительно ужасно. Хоть я за недавнее время многое навидался и сам убивал циклопов, но эта сцена частенько приходила ко мне среди жаркого лета при прогулке по лесу, и до сих пор вызывает приступы тошноты от такого омерзительного зрелища. Я сплюнул, пытаясь хоть как-то убрать с языка солено-металлический вкус, в огромном количестве витавший в этом лесу.
   Да, мы победили, но Агелиса все еще оставалась в плену. А это означало, что столь огромные потери были зазря. Хотя нет. Один из сотников схватил еще дышащего бандита и с огромной настойчивостью с помощью кинжала "уговорил" его ответить. С его слов она умчалась в противоположном направлении от дороги. Больше ее никто не видел.
   Почти два десятка добровольцев, сразу как услышали это, в тот же миг заскочили в седла. Еще секунда и они уже мчались в указанном направлении. Клик хлопнул меня по плечу.
   - Погнали, наша помощь может пригодиться.
   Я удивленно пожал плечами, но перечить не стал. Раз он так говорит, то думаю, знает, что делает.
   Через несколько минут мы были у разграбленного обоза и стрелой промчались мимо двух королей, ошалевших от такого появления.
   - Награда тому, кто спасет ее! - прокричал один из летевших впереди рыцарей.
   - Айда за поцелуем принцессы! - тут же прокричал его друг.
   - Поцелуй принцессы? - удивился кто-то.
   - Поцелуй принцессы!? - с ярким восторженно-мечтательным чувством понеслось по головам всадников.
   Их сознание заволокло глубокое похотливое желание к стремлению продолжения рода. Три десятка отборных мужиков неслось, словно куча жеребцов, мчащихся за молодой кобылкой во время течки. Я испугался этого стадного чувства, ведомого в этот момент многими из присутствующих, и отделился немного в сторону, постепенно переходя на шаг. Вот именно это и помогло мне в тот момент попасть туда, куда и стремилось большинство самцов хомосапиенсов, а именно на помощь к принцессе.
   Невдалеке я заметил тряпочку ярко синего окраса, явно оставленную совсем недавно. Я подошел поближе и увидел на земле следы борьбы. Значит я на верном курсе. Осмотрев все вокруг я больше не нашел ничего подозрительного. Скажу по секрету, следопыт из меня никудышный. Я дотронулся до земли, где явно кто-то дрался, и вспышкой почувствовал часть леса в радиусе километра от меня. Я увидел мир глазами земли. Вот разрушенные повозки, место нашей битвы, куча лошадей скачущих на север, если они не остановятся, то скоро его покинут, животные пугающиеся, приближающегося хищника, несколько деревенских жителей, решивших сделать немного запасов на зиму. Я вернулся к повозкам, вот примерно сюда, ага, вот и я сам, и недалеко, примерно в двухстах метрах по правую руку от меня пещера, больше похожая на впадину с укромным потолком и четыре активно двигающихся фигуры. Девушка отмахивалась ножом, стараясь не подпустить обидчиков к себе. В одно мгновение один из них зашел к ней за спину и умудрился ударом в затылок оглушить девушку. И как у него вообще рука поднялась ударить женщину? Другой подхватил ее и тут же взобрался сверху, намереваясь удовлетворить свои животные потребности. Я сообразил, что это именно та, кого мы и ищем. И со всех ног, замедляя пространство, побежал прямо туда. В сознании отчетливо запечатлелась самая наикратчайшая дорожка через густые кусты с острыми шипами. Я бежал со всех ног, но чувствовал, что все равно двигаюсь медленно. И тут, почувствовав мое желание, земля начала помогать мне, отталкивая, словно пружина, каждый раз, как только я коснусь ее ногой. Это действительно помогло, я еле успевал уворачиваться от проносящихся мимо меня веток. И выдав общее время в три, а может и пять секунд по стандартному времени, я достиг той самой пещеры, где и решили устроить надругательство над юной принцессой три неотесанных мужлана.
   Увидев их, я очень удивился, что такой комплекции качки, весом под сто двадцать килограммов, не смогли справиться с одной девчонкой.
   - Эй, вам помочь? - криком нарушил я их идиллию.
   Моего появления они не ожидали. Двое, что держали ее за руки, подскочили, словно на углях, третий, снизошел лишь повернуть голову в мою сторону. И увидев, что перед ними стоит всего лишь один пацан, одним движением метнул в меня нож.
   Я уклонился, но не достаточно удачно, слишком он резвым оказался. Нож резанул по руке. Дикая жгучая боль пронзила яркой вспышкой, застилая на секунду иные ощущения реальности. И это замешательство чуть не стоило мне жизни. Двое других насильником поступили подобным образом, но к этим двум броскам я уже был готов. Ножи пронеслись мимо, слегка блеснув под лучами пробивающегося сквозь листву солнца. Я решил не испытывать больше судьбу и силой мысли выкинул из земли три огромные руки и сгреб насильников в охапку. Еще один жест и, под крики отчаяния и страха, их живьем втянуло глубоко под землю.
   Я понимаю, многие бы осудили меня, но поймите, кто когда-либо поступил подобным образом с женщиной, и после продолжительного заточения в тюрьме, когда-нибудь не выдержит, сорвется и снова попытается повторить нечто подобное. И если это удастся, то на одной жертве они не остановятся. Тем более, что я сам лично видел, как они решили надругаться над девушкой.
   Там на Земле, я видел фотографии убитых девушек после изнасилования. И поверьте, если б вы были на моем месте, то поступили так же. Если не верите, то залезьте в интернет. Там подобного навалом. И если у вас при этом не будет закипать кровь, ощущая, что такие сволочи вообще могут существовать, то, тогда я не знаю каким словом вас назвать... А если и это не проняло, тогда, скажите, что бы вы сделали с теми, кто бы так надругался над вашей девушкой, женой, дочкой, сестрой, матерью наконец, короче не важно на ком именно из родных, а над тем, кто действительно дорог, кого готов оберегать и лелеять, и стараться сделать так, чтобы ей всегда было хорошо.
   Представили? ... То-то и оно. Не думаю, что вы днем и ночью только и грезите, как от них избавиться. И, навряд ли испытали бы огромное наслаждение при их полном и безоговорочном исключении из вашей жизни...
   Ладно, отошли от основного сюжета. Короче не обессудьте по поводу заживо похороненных.
   Так вот, бессознательная девушка в рваном платье сейчас больше походила на крестьянку после изнурительного жаркого дня, чем на принцессу с соседнего королевства. Я скинул плащ, чтобы укрыть Агелису. Как ее глаза на секунду открылись. Маленький кулачок чуть не заехал мне по лицу, проносясь мимо. И в то же мгновение поняв, что перед ней совсем другой человек, а тех троих больше нет, с огромной усталостью провалилась в обморок.
   Я аккуратно укутал принцессу в плащ и вынес из пещеры. К моему счастью рядом оказался Микон. Это тот самый парень, что клеился к моей Луизе. Хоть он мне тогда и не понравился, но сейчас его присутствие оказалось как, ни кстати вовремя. Рыцари прочесывали лес, ища девушку. И в этот момент, никого, кроме него рядом не было. И я решил, чтобы не баловать судьбу, отдать ее молодому принцу, тем более, что он на лошади. А это существенно ускорит доставку барышни к ее отцу. Да и рука отдавалась тупой пульсирующей болью в бицепсе.
   - Она жива? - с толикой страха промолвил принц.
   - Да, возьми ее, и скачи во весь опор. На своем гнедом ты будешь на месте раньше меня, - я помог уложить девушку на жеребца и с размаху залепил оплеуху по задней половине крупа.
   Тот дико заржал и метнулся молнией точно туда, где ориентировочно была разграбленная повозка. Неплохо. Хорошая лошадка. Микон чуть сам не вылетел с седла.
   - Дело сделано, можно возвращаться, - улыбнулся я сам себе, и с усталостью присел, - Пожалуй, отдохну немного. Что это было несколько минут назад? Видения землей?
   И снова дотронулся рукой до сухой почвы. Она отозвалась заунывным эхом, показывая всю окружающую природу и блуждающих рядом существ. Это было настолько восхитительно, что сам не заметил, как присел на листву в позе лотоса. И погрузился в некое состояние медитативного транса. Я испытал огромное облегчение, сидя вот так на травке и воссоединяясь сознанием с природой, наблюдая за всем происходящим.
   Я не заметил, как прошло уйму времени. И тут меня осенило.
   Надо было возвращаться в замок. Я ж совсем забыл про Кемала. Мне срочно надо было попасть в замок. И как только я об этом подумал, магия земли подсказала путь. Передо мной возник образ замка и желаемое место, куда я хотел отправиться. И в одно мгновение на площади возникла каменная статуя сидящего человека. Я сам не понял, как это произошло, но в одно мгновение я уже сидел на плацу, а там, в лесу, рассыпаясь в мелкий песочек, исчезала моя статуя. Я открыл глаза. Пласты земли отковырнулись от одежды и кожи, осыпаясь наземь. Я словно нарушил глиняную скорлупу, в этот момент окутывающую меня. Через минуту, отряхнувшись, я осмотрел руки и ноги на наличие дефектов. Все было в порядке. Это радовало. Но надо было попасть ... стоп... Я уже на месте. Эта та самая площадь, что называл Амос. А вот и он сам пожаловал к нам в гости.
   Бритоголовый головорез облокотился на стену, укрывшись тенью близлежащего строения. Было б у меня обычное зрение, то в жизни не заметил бы его. Но тут дело совсем иное. Я видел все. На площади было мало народу. Но того, кто был нужен, я не наблюдал. Значит надо немного подождать.
  
   И ждать осталось недолго. Кемал и двое его охранников появился из темноты. Выплыв, словно призраки из своего теневого укрытия. Я улыбнулся. Для меня их силуэты был видны еще задолго, до материализации. А вот Амосу это появление очень не понравилось, испугав его, словно маленького ребенка простой хлопушкой.
   - О чем ты хотел поговорить? - услышал я скрипучий голос.
   - Этого хотел не я, а он, - Амос кивнул в мою сторону подбородком.
   - Виктор? - прошипел он, узнав мое лицо, и с оскалом обратился к Амосу, - я с тобой потом разберусь, а пока...
   Он подошел ко мне поближе, чтобы кроме меня, больше никто не слышал его слов.
   - Чего тебе надо?
   - Ответы. Ответы на несколько интересующих меня вопросов, - повел я бровью, всеми чувствами внимательно следя за ним.
   - Ты так уверен, что их получишь? - сделал некое подобие улыбки главарь.
   - Возможно, и нет, но попробовать стоит.
   - А ты не глуп, но почему же ты решил, что я отвечу тебе правду?
   Я ухмыльнулся на этот вопрос. Этого стоило ожидать от того, кто "держит" преступный синдикат этого королевства. Поэтому ответил искренне.
   - Думаю, что это будет в твоих же интересах, если не хочешь умереть до того, как я получу все нужные мне ответы.
   На лице Кемала проступила злорадная гримаса ненависти. Ведь угрожать - это его прерогатива. И он начал растворяться в воздухе, забыв про нашу недавнюю встречу. Я с укором покачал из стороны в сторону головой.
   - Не вынуждай меня, или ты забыл, что я тебе обещал? - спросил я, сковывая его лодыжки и погружая ноги до колена в камень.
   Обоих его охранников постигла та же участь. Как бы то оно ни было, но будь они тенью или людьми, а камень держит одинаково в обоих мирах.
   - Повторюсь для непонятливых, - он почти растворился в мире теней, - ты мне должен одну жизнь. И теперь мне решать, забирать ее сейчас или немного повременить.
   Кемал полностью перешел во второе подпространство. Для Амоса сейчас он исчез, а для меня он с испугом на лице пытался достать свои ноги из каменных оков.
   - Можешь и не стараться, то, что я сделал, будет держать тебя до тех пор, пока не истлеют твои же кости. Или не отрубят ноги.
   Кемал пришел в ярость. Его, словно пятнадцатилетнего пацана заперли в кандалы и теперь еще и насмехаются. Ноздри гневно запульсировали, гоняя туда и обратно воздух.
   - Ты знаешь, что я с тобой сделаю? - прошептала тень, доставая кинжал.
   - Только попробуй, и я тебя этим же кинжалом на кусочки изрежу. А некоторые индивиды еще за это спасибо с денежным вознаграждением всучат. Так что кончай эту демагогию и отвечай на мои вопросы. А первый будет касательно того, кто пытался убить девушку?
   Кемал немного поразмыслил и убрал нож. Через секунду его полупрозрачный силуэт начал возвращаться в естественное для человека состояние.
   - Девушку? - спросил он, словно ничего и не знал.
   - Да, девушку, - его ноги погрузились еще на двадцать сантиметров вниз.
   - Девушку, что-то не припомню никаких девушек, - пел он свою песню.
   - Значит общий язык мы с тобой не найдем, - я со вздохом огорчения создал под его ногами зыбучий песок.
   Его тело потихоньку начало погружаться в бетон прямо на центральной площади. Охранники ничего не могли поделать. Камень держал лучше любой клетки.
   - Кхм, что-то начинаю вспоминать, - кашлянул он.
   Я с безразличием разглядывал свои ногти. Кемал ушел уже по пояс.
   - Да, точно вспомнил, - уже более живо проговорил он, - ее звали Луиза, не так ли?
   Я отвернулся и сделал вид, что собираюсь уходить. Кемал дернулся, пытаясь вылезти, но это привело к тому, что он только ускорило процесс.
   - Виктор, постой, давай поговорим как человек с человеком. В уютном месте, за кружечкой эля. И я все тебе поведаю. Поверь, все, что ты захочешь.
   Я повернулся. В глазах утопающего промелькнула надежда.
   - Виктор, ну погорячились, с кем не бывает. Перестань сердиться, достань меня отсюда и все узнаешь.
   Я подошел к нему и наклонился.
   - Неа. Ты мне должен жизнь. И если не расскажешь, то, что мне нужно, то ни один маг вашего мира не сможет найти твое тело.
   Вязкий камень уже дошел до подмышек. Руки, в каком были положении, в том и застыли, погружаясь почти целиком с плечами под землю. Он еще раз дернулся. Холодный камень достиг подбородка.
   - Виктор, хорошо, я все скажу, только останови это.
   Я замедлил погружение, намертво фиксируя тело бандита, оставляя лишь одно лицо над землей.
   - Последний раз спрашиваю. Попытка убийства наемником из братства Теней. Говори, что знаешь. Считаю до трех. Раз. Два.
   Он молчал.
   - Три, - и еще на сантиметр погрузил его вниз.
   - Ладно, ладно, его имя Тит, это по его просьбе я пытался задержать тебя, - с огромным нежеланием выдал он, чего я и добивался, - Доволен? Теперь отпусти меня.
   Я с издевкой рассмеялся.
   - Думаешь, я бы устраивал весь этот спектакль, если бы хотел узнать только его имя?
   - Тогда что тебе еще нужно? - зарычал он.
   - Почему? Чей заказ? И как нашли? Почему не меня, а девушку? И если ты знаешь, кто за этим стоит, то мне нужно его имя.
   - Тебя найти нетрудно, спроси у любого, и он пальцем укажет, куда пошел победитель турнира. Тем более, что ты и так слишком много наследил. Тебя труднее не увидеть, чем найти посреди густого леса. А почему девушку, то это все вопросы к Теневому брату Титу, а не ко мне. Единственное, что я знаю, так это то, что он просил отомстить за своего брата, убитого накануне тобой лично.
   - Жаль, но Тит больше не сможет ответить мне ни на один вопрос. Ему повезло больше чем тебе. Он умер быстро, - с огорчением расстроил я главаря синдиката.
   - Я все тебе сказал, больше я ничего не знаю. Хочешь узнать подробности, так иди к самому братству и спрашивай, - его голос дрогнул, понимая, что я говорю правду.
   - Имя заказчика? - сухо спросил я.
   - Откуда мне знать, - ругнулся он.
   Я еще на сантиметр погрузил его под землю. Камень дошел до краев губ.
   - Имя заказчика всегда секрет, даже после своей смерти, Теневой брат обязан хранить эту тайну при себе, - залепетал он.
   - Хорошо, следующий вопрос. Ты знаешь, кто напал сегодня днем на картеж Ребедина? - продолжил я допрос.
   - Я слышал об этом. Это все дело рук девушки по имени Ия. Это подпольные группировки, оставшиеся после неудачного нападения на короля. Их осталось не много, но и этого было достаточно, чтобы затеять подобное, - с неохотой ответил Кемал.
   - Почему ты так желаешь поделиться этой информацией? Мне кажется, что минуту назад ты не хотел со мной говорить, а теперь все так подробно излагаешь, может, ты врешь? - угрожающе уточнил я.
   - Нет, я не вру, она перешла мне дорогу. Каждый ее шаг сопутствуется с рушением моих планов. Она пытается занять мое место и делает это слишком рьяно. Я не успеваю вычислить ее, как она уже делает следующий рывок не в мою пользу, - это звучало вполне убедительно.
   - Значит Ия, - я задумчиво попробовал это имя на вкус.
   - Да и если уберешь ее, то я останусь тебе вечным должником, - попытался выйти на выгодную сторону Кемал.
   - Ты уже мой должник, - сухо ответил я, - а с Ия, в любом случае, разговор будет отдельный. Ладно, но, скажи, как мне теперь с тобой поступить, чтобы не получить нож в спину за первым попавшимся углом?
   - Ха-ха-ха, думаешь, что я такой? Думаешь, что честных людишек люблю резать? - рассмеялся он, но было что-то в этой фразе, подразумевающее, "конечно-конечно, вот только дай выползти как и получишь свой заказ прямехонько туда, куда и просишь".
   - Я думаю, что не без этого ты все еще держишься на своем месте.
   - Ну что, ты, перестань. Ты ж посмотри на меня, я ж совсем не такой. Я ж всех вначале словом, а вот только потом, если не доходит, так и по физиономии заеду. Но чтоб ножиком. Никогда, - перевод "только выпусти, и полетит твоя душонка на небо прямехонько к праотцам".
   Я поднял его до плеч над землей и оставил в таком положении. А с парней, что пришли с ними, скинул каменные кандалы.
   - Если до утра найдется тот, кто согласиться тебя охранять, то я думаю, что с восходом солнца ты будешь свободен, - медленно, но внятно произнес я.
   Произнес так, чтобы двухметровые шкафчики смогли четко обдумать то, что я им пытаюсь втолковать.
   - Ничего, я потерплю, рассвет уже не за горами, - Хмыкнул он, намекая, что я буду первой жертвой, после его освобождения, и обратился к двум конвоирам, - парни, никуда не уходить, охранять меня, словно себя самих.
   Но то, что он увидел в их глазах, испугало больше, чем мои угрозы. И я понял, что сегодня случится переворот в этом мире синдиката. Значит, так тому и быть. И на этот раз ни о чем не сожалел. Если человек достоин быть тем, кем он является, то он будет им. А если же нет, то рано или поздно его место займет кто-либо другой, более достойный этой должности. А за содействие в покушении на сестер я никому не прощу. Даже самому Повелителю подземного царства. И хладнокровно отвернулся от мечущегося на месте Босса головорезов. Поняв, что выхода нет, он из последних сил начал погружаться в тень, но сил было недостаточно, чтобы исчезнуть целиком. Контур и легкая дымка Кемала все еще была видна и осязаема. Поэтому, когда я зашел за угол, услышал крик отчаяния, резко сменившийся на затихающее бульканье.
   Наутро так и написали. "Зверское убийство главы преступного синдиката Кемала известного в своих кругах под именем Игрок".
   Меня всегда удивляла пресса. И в этом мире они знают кто мафиози, кто коррупционер, кто украл миллионы, и при этом, еще и транслируют по магическому ретранслятору их жизненный образ действия.
   Или, к примеру, убили кого из шишек. И сразу всем известно, что этот человек "держит" все Ждановичи или там, к примеру, Черкизовский. Ну много чего, а смысл, что все всё знают, а действий - ноль. Здесь все тоже самое.
   С утра разбудил настойчивый стук в мою комнату и встревоженный голос Клика.
   - Виктор, ты тут?
   - Да, да, входи, открыто, - сонно, приподнялся я с кровати.
   - Виктор, у меня к тебе серьезный разговор, - начал он сразу с порога, еще не успев закрыть за собою дверь.
   Я зевнул и протер глаза.
   - Начну с первого вопроса. Твоя работа? - он кинул на стол некое подобие газеты с ярким заголовком о деле с Кемалом.
   Я кашлянул, внимательно читая текст сообщения.
   - Виктор? - вопросительно пропел мечник, настаивая на более конкретном ответе.
   - Отчасти, - я отбросил кусок бумаги в сторону.
   - Отчасти? - его глаза стали достаточно широки, чтобы стало видно мозг по ту сторону через пропорционально увеличившийся зрачок темных глаз.
   - Ну, убивать не убивал, а вот поговорить, не отказался, - нехотя пояснил я.
   - Поговорить? - взревел он, - это, что, по-твоему, поговорить. Ты хоть понимаешь, что сейчас всех магов земли трясут. Потому, что только они могли так засунуть человека под землю, чтобы не повредить кладку.
   - Ну и что с того? Мало что ли магов в этой стране? - удивился я, - может, нашелся такой, что еще не известен королю и его страже?
   - Ты сам веришь, в то, что сейчас говоришь?
   - Ну, отчасти да, - кивнул я в ответ и с надеждой добавил, - ведь это же не исключено?
   - Идиот! - Клик воздал к небесам руки и, с огромным потоком мыслей запустил их себе в волосы, - я сам лично когда-нибудь тебя придушу. Конечно, если ты это не сделаешь раньше меня. С таким везением, легче сразу в петлю залезть, чем жить дальше.
   Он бухнулся в кресло, пытаясь привести мысли в порядок.
   - Значит, ты его не убивал, - рассуждал он, - тогда, может, знаешь, кто это сделал?
   - Примерно, да, - выдал я снова неопределенный ответ.
   - Примерно? - взревел Клик, - так да или нет.
   - Его убили его же люди, - коротко дополнил я предыдущий ответ, - я ему пообещал, что приду на рассвете и отпущу, но услышав крик, понял, что сегодня рано вставать не придется.
   - Ну почему именно я?! Почему мне достаются такие тугодумы? - снова перешел на повышенные ноты мечник, - а из камня его не додумался достать, или поглубже засунуть, чтобы улик не оставлять? Думаешь, им сейчас приятно выковыривать тело из бульвара?
   Он заходил по комнате взад и вперед.
   - Значит так, - ткнул он пальцем в мою сторону, - ты ничего не видел и ничего не слышал, понял?
   - Ага, - кивнул я в ответ.
   - Потом придумаем легенду, а сейчас одевайся, король хочет выказать нам всем благодарность за спасение принцессы, - он смягчил тон, - и, кстати, ты где вчера запропастился? Мы тебя полдня искали в том лесу.
   - Я медитировал, - ответил я правду.
   - Меди... чего? - снова перешел на крик мечник, и что-то прикидывая в уме, уже снова спокойней спросил. - И долго ты там был?
   - Не знаю, но пошел обратно в замок, когда солнце село за горизонтом, - ответил я.
   - А как же ты тогда успел сюда? - удивился он, - если пешком идти, то к утру и придешь. А ты уже ночью был тут. Может, поделишься секретом?
   - Легко и просто, считай это моим алиби. Коня забрали ваши рыцари, и я шел обратно пешком. Охрана меня не видела, в замок попал утром, как только открылись ворота. Так, что я убить Кемала не мог.
   Дальнейшее надо было видеть. Его удивление было неестественно многообещающим. Такое ощущение, словно мой гениальный план был разработан заранее.
   - Либо ты очень везучий, либо слишком умный, - скептически произнес он, взвешивая мои слова по степени правдоподобности.
   - Думаю больше первое, чем второе, - подмигнул я, и снова чем-то вгоняя его в легкий ступор.
   - Ладно, пошли, церемония начнется через три стока, и плащ не забудь, ведь церемония как-никак, - задумчиво решил подогнать меня мечник, но я уже весь при параде ждал его на коридоре.
   - У меня его нет, я потерял его, - соврал я.
   - Ну, ты и бездарность, а голову ты не потерял случайно? - устало вздохнул он.
   - Зависит чью, - задумался я, и схватил подзатыльник.
   - Чтобы в следующий раз не забывал, пошли, надеюсь, никто не обратит на это внимания, - буркнул он, впихивая в огромную залу, сплошь увешанную яркими магическим кристаллами и золотым убранством.
   Света было столько, что ощущалась скрытая нереальность происходящего. Это было богато и величественно одновременно. Не знаю, если все Церемонии и Балы так прекрасны, то теперь понимаю, почему на такие празднества так рвались попасть сливки общества. Потолок украшало магическое ночное небо с мириадами звезд и красивых созвездий.
   Церемония, как и обещал Клик, началась точно по расписанию. Сперва выступил представитель веры, благословляя и наставляя на путь истинный детей создателя, затем, была непродолжительная демагогия двух монархов с обещаниями о счастливом будущем и высоких урожаях на следующий год. А вот после и началось награждение.
   - Всем принимавшим участие в спасении короля Ребедина и его людей, а также несравненной принцессы Агелисы, получить в награду по одному золотому, - бодрым голосом объявил Фрол.
   На эти слова все присутствующие радостно зааплодировали. Как только стало немного тише, он продолжил.
   - По настоятельной просьбе Ребедина, наградить моего сына принца Микона, заслуженной наградой за проявленный героизм и бесстрашие при спасении принцессы, поцелуем очаровательной Агелисы.
   Рыцари завистливо засвистели. Девушка, до этих пор скрывая свое лицо фатой, вдруг скинула ее и внимательно посмотрела на Микона. Тот аж расцвел при такой близости к прекрасной деве, тем более, что все законно и на людях, а это может быть отличным продолжением союза двух королевств.
   - Принесите мне плащ! - Агилеса отвернулась от тянущегося к ней губами принца.
   Короли переглянулись, пожимая плечами. И Фрол повернулся к слуге и кивнул. Мол, выполняй, раз просит. Тот мигом куда-то бросился со всех ног, и буквально через минуту принес бархатный плащ алого покроя. Принцесса состроила гримасу нетерпения и раздражительности.
   - Нет не этот, а тот, в котором я прибыла в этот замок, - приказала она все тому же слуге.
   Тот со страхом поглядел на государя. В знак одобрения последовал кивок. И паренек умчался на более продолжительное время. Агилеса скрестила руки и, закинув ногу за ногу, водрузилась на свое место. Поведение не пристойное принцессы. Это больше походило на дворовую девку, выросшую не в шелковых простынях и десятислойных матрасах, а во дворе, наперегонки гоняясь с местными мальчуганами. И вы знаете, от чего-то мне это понравилось. Не люблю возвышенных особ. Они много о себе думают. А эта и личико смазливое имеет и характер задиристый проблескивает. Теперь понятно, почему те мужланы так долго не смогли с нею справиться.
   Минут через пятнадцать спустя, слуга наконец-таки прибыл с желаемым свертком. Я узнал в нем мой волшебный плащ. А думал, что потерял его навсегда. Ан, нет. Он вернулся.
   - Принц Микон, ты узнаешь этот плащ? - с прищуром спросила девушка.
   - Да, в этом плаще я привез прекрасную нимфу Агилесу в обитель света, дабы излечить ее раны, испещряющие душу и тело, - запел он.
   У меня отвисла челюсть.
   - Неужели обязательно весь этот пафос и показуху устраивать? Мы же не Гомера цитируем, - спросил я сам себя.
   Сзади кто-то похлопал пальцем мне по плечу.
   - Ты не желаешь мне кое-что рассказать? - это был Клик.
   Я сглотнул. Дальнейших слов не требовалось. Клик уже понял все сам.
   - Значит, ты и тут преуспел, - констатировал он факт моего молчания.
   - Не, ну почему, сразу я? - попытался я выкрутиться.
   - А ты глаза разуй, и посмотри, есть ли хоть один идиот вроде тебя, кто не одел бы плащ на Церемонию?
   Я прикусил губу. За его упреками я пропустил слова Агилесы и невольно заметил, что многие оглядываются по сторонам и, найдя меня взглядом, с удивлением расходятся в стороны. Выделяя меня из толпы. Все действительно были в плащах. Я один додумался пойти на такое мероприятие без этого элемента одежды. А кто мне объяснил, что иначе нельзя?
   - Принц Микон, может все-таки, расскажите правду, каким образом этот плащ оказался на мне, а я в обители? - словно сыщик рассуждала Агилеса, - нет, я вас ни в чем не обвиняю, но хотелось бы еще раз послушать, как вы отбили с десяток свирепых вурдалаков и еще пятерых наемников, держащих меня взаперти. Ведь так вы сказали прошлым вечером моему отцу?
   Микон покраснел от ярости. В его же родном доме и еще так унижают. Срамота-то какая...
   - Виктор, напомни завтра тебя высечь, - попросил Клик.
   - Завтра нельзя, - отрицательно покачал я головой, - Завтра мне надо найти Люция и Лилит.
   - у-ух, я тебя... - не имея больше слов, сквозь зубы прошипел мечник, со всей силы сжимая свои кулаки.
   - Вижу вам не по душе мои слова, от чего же замолчали? - нараспев улыбнулась Агилеса своему спасителю, - может кто-то из доблестных рыцарей вам одолжил сие одеяние, чтоб я ненароком не простудилась? Отчего же ваше благородие не удосужилось окутать меня своей тряпицею? Иль застудить королевские ягодицы испугались?
   Рыцари открыто уже посмеивались над молодым его величеством.
   - Так вы все еще хотите получить свою награду или уже передумали? - с издевкой спросила она у принца, - по лицу вижу, что охоту я у вас отбила. Но не огорчайтесь, ибо вы свершили всеже подвиг, доставив меня всю израненную в обитель света и за это вам причитается награда... но не более, чем каждому из вас.
   Она обвила взглядом присутствующих. И встретив одобрительные взгляды, на секунду задержала свои очаровательные глазки на мне. Ну, вообще-то, в таком ракурсе меня трудно было не заметить. Стою как истукан без плаща, а вокруг на расстоянии пяти метров никого, кроме Клика.
   Трудно не заметить.
   - Это он? - спросил Ребедин, обратив внимание на секундное замешательство дочери.
   Та с улыбкой кивнула.
   - О, доблестный рыцарь, подойдите ко мне, и назовите свое имя, - попросил Ребедин.
   - Виктор, - одними губами прошептал Фрол.
   Я стоял как истукан, не зная, что дальше делать. То ли сбежать, то ли принять приглашение. Но Клик легонько подпихнул меня в спину, предопределяя дальнейший выбор.
   - За свои поступки отвечаешь только ты сам, - шепнул он на ухо.
   - Иди же, не бойся, - настаивал король на моем выходе на сцену.
   - Неужели ..., - еще несколько из вассалов узнали меня.
   Ребедин повернулся к королю.
   - Ты знаешь имя этого молодого рыцаря?
   Фрол мигом вышел из своих мыслей.
   - Этого следовало ожидать... Кто же еще так ловко мог спасти девушку и не попросить за это награды. Ведь тебе это и не нужно, ведь так, Виктор? - громко провозгласил монарх.
   - Виктор, какое странное имя, - проговорил Ребедин, - Агилеса, отплати парню заслуженную награду.
   И не успев ничего произнести в отрицание или оправдание, мои губы встретили мягкое и нежное препятствие. Слишком много было завистливых глаз. Но надо было оправдать свое имя и пришлось ответить ей. Ответить как надо, чтоб потом, сидя у камина рассказывала внукам, что жил некогда человек по имени Виктор и... Короче, французский поцелуй удался на славу. У Ребедина, как и у всех остальных на непродолжительное время отняло речь. Голос прорезался, когда кровь отступила обратно по венам.
   - Виктор, вам хватит этой награды? - гордо подняв голову, спросил приезжий король.
   - Есть еще одно маленькое дело, которое в силах только ваша дочь сделать, - в его глазах я увидел разочарование и скрытую ревность.
   Наверное, он хотел проверить меня на скромность, а получил тонкий намек на нечто большее. Точнее, это мне так показалось, и теперь не могу угадать, что именно надумав, он готов был тотчас приказать кинуть меня в темницу.
   - Верните, мне, пожалуйста, плащ, - со щенячьей мольбой и ухмылкой обратился я к Агилесе.
   Она поняла шутку и, рассмеявшись, протянула его мне. В глазах промелькнула искра любопытства.
   - Отец не гневайся, он просто шутит, - заинтригованно пропела она и, обнимая его за плечи, на ушко добавила, - он необычный человек. Можно я с ним поиграю?
   Этот вопрос испугал короля.
   - Но ...
   - Папа, я буду очень аккуратна, да и тем более, он уже спас меня однажды. И упаси создатель случиться что снова, то я смогу ему доверять, - попросила она так, чтобы другие не слышали.
   - Только аккуратно, - согласился тот, не в силах упрекнуть еще один каприз дочери.
   - Если это все, то перейдем к танцам и угощениям, - восторженно хлопнул в ладоши король Фрол.
   Я грациозно поклонился им, и быстренько ретировался. Заиграла музыка. И вдруг неожиданно встретился взглядом с двумя сестричками все это время внимательно наблюдавшими за моими действиями. Луиза и Нинель не испытывали доброжелательных чувств по поводу увиденного поцелуя, но и упрекать не стали. Ведь приз есть приз, а хочешь ты его получить или не хочешь, иногда никого не интересует.
   - Можно вас пригласить потанцевать? - к Луизе подошел паренек лет восемнадцати.
   Она оценивающе посмотрела на него, потом на меня и что-то надумав, с улыбкой ответила. После чего они под веселую музыку умчались в некий замысловатый узор отточенных движений. С Нинель поступили подобным образом, оставив меня наблюдать за веселящимися сестрицами. Я почувствовал себя брошенным. Вроде, гвоздь программы, а все так же одинок.
   - Скучаешь? - словно из-под земли выросла девушка с короткой стрижкой, в ярко красном облегающим платье и темными красивыми глазами.
   - Вы кто? - удивился я.
   - Ну, ты даешь, как целовать, так первый, а как потанцевать, так назовитесь?
   - Агилеса? - не поверил я своим глазам.
   Эта была совсем другая девушка. В лесу одна, на основной части другая, а сейчас третья. Чертовщина какая-то. А ведь, на сколько, может изменить человека прическа и одежда.
   - Может, так лучше вспомнишь? - и она снова поцеловала меня.
   Не понимаю, из-за чего такое рвение у этих девушек найти близость со мной? Там на Земле меня и в грош не ставили, а тут аж сама принцесса кидается на шею, не успев узнать мою фамилию.
   - Теперь узнал, но ...
   - А, это магия, - отмахнулась она, - я умею колдовать наваждение и могу предстать перед тобой в любом образе.
   - Тогда какая Агилеса на самом деле? Я видел тебя в настоящем обличии?
   - Возможно и да, - заигрывая, подмигнула она, - открою один маленький секрет - мои глаза никогда не меняются. Пойдем, потанцуем?
   Она потянула меня в толпу синхронно двигающихся людей. Я испугался показать себя полным неудачником и изо всех сил стал сопротивляться ее настойчивому характеру.
   - Ну, ты чего как упертый ушастый? Пошли же.
   - Нет, я не знаю этого танца, - объяснил я причину моего сопротивления.
   - Так и я не знаю, - хмыкнула она, - а какое это имеет значение?
   - В смысле? - не понял я.
   - В прямом, здесь никто не знает движений. Вон посмотри на ту пару в черных костюмах, что танцуют на небольшой возвышенности, вот это ведуны танцы. Без них ни один праздник не обходится. Вон посмотри внимательнее, как они двигаются, так и танцуют остальные. Тебе надо попробовать, и сам увидишь, что стоит только начать, и ты будешь в неописуемом восторге.
   И это действительно было так, как она и говорила. Как только я взял ее за руку и перешел невидимую черту, ограждающую танцпол, то ноги и руки сами начали двигаться, подчиняясь странному чувству. Ощущение было такое, словно ты сам не помнишь движений, а тело шаг за шагом вспоминает всю последовательную череду изящных пируэтов. Это как подсознание говорит, как делать, а ты только потом понимаешь, что это действительно те самые движения. И вот теперь, я с улыбкой и ощущением некой скрытой значимости, отдался весь целиком танцу.
   - Никогда так прежде не танцевал, - я бухнулся в кресло за небольшим столиком в отделе трапез.
   - А ты талантлив, - подмигнула она.
   Меня это рассмешило. Что значит, талантлив, если ни один не танцевал без изъяна.
   - Вы мне льстите, принцесса, - вспомнил я, с кем говорю.
   - Ой, брось ты эти вальяжности, - отмахнулась она, - мне так достала вся эта патетика и лизание зада сразу после того как узнают чья я дочь. Давай договоримся, что мы с тобою будем на ты. Тем более, ты не забыл, что я у тебя в долгу?
   - Пустяковое дело, - я скромно опустил глаза, - я рад, что плащ вернулся, он был действительно ценным для меня.
   - Он же волшебный? - она притиснулась поближе, трогая на ощупь ни капельки не изношенную ткань.
   Это было его еще одно свойство. Он не старел.
   - Да я давно с ним путешествую, и каждый раз все больше удивляюсь его необыкновенности.
   Слушая, как я говорю, принцесса прильнула ко мне и, словно нечаянно, облокотилась на меня своими двумя женскими оружиями охмурения мужчин. А у нее, поверьте размер не меньше третьего. Хотя это могла быть и иллюзия. Но в любом случае я покраснел, словно мальчишка. И по всему видимому, она этого и добивалась, потому, что заметив мой запнувшийся голос, еще и потерлась для пущего эффекта. Еще бы не много и я бы совсем потерял дар речи. Как меня спас один из рыцарей, с робостью подошедший к Агилесе.
   - Позвольте вас пригласить на танец? - дрожащим голосом спросил он.
   Она оценила представителя мужского пола, посягнувшего на ее внимание, и с улыбкой ответила.
   - Если Виктор будет не против? - повернулась она в мою сторону.
   Я, конечно же, одобрительно пожал плечами, и тем самым освободил себя от будоражащего мысли вожделения. Через пару минут я пошел вниз и, найдя глазами Луизу, пригласил ее потанцевать. Она снисходительно согласилась это сделать, словно делая мне некое одолжение. Но через несколько секунд смотрела на меня совсем другими глазами.
   - Почему ты не пришел ко мне? - спросила она во время танца.
   - Луиза, слишком много всего произошло, - я виновато опустил глаза в пол.
   - Нинель, а теперь и эта? - она кивнула головой в сторону танцующей принцессы.
   - Луиза мне тяжело это говорить. Я очень хочу быть с тобой, мне не безразлична судьба твоей сестры, а Агилеса ведь принцесса и не могу же я ее послать при всех.
   - Ага, а если она попросит тебя пойти к ней в постель, ты тоже не сможешь отказать?
   - Конечно же нет. То есть, конечно же, откажусь, - возмутился я, - причина в том, что я не смогу быть ни с кем из вас.
   Она удивительно подняла бровь и сделала пируэт вокруг своей оси.
   - Тогда, может, объяснишь?
   - Луиза, прости, но скоро ты все сама узнаешь. Но прошу тебя, не заставляй меня делать выбор, потому, что я не смогу обременять тебя несбыточными мечтами. Я боюсь, что я не смогу дать тебе того, чего ты просишь.
   Мы уже остановились, и возвращались с танцпола.
   - Неужели я так много прошу?
   - Ты пока еще совсем ничего не просишь, но и если сделаешь это, то после боя с Азраилом все планы рухнут. Когда все закончится, я больше не вернусь в этот мир, - я попробовал помягче объяснить причину случившихся перемен, - поверь, я действительно хочу быть с тобой, но ради тебя же, и не могу этого себе позволить.
   - Виктор, но ...
   - Луиза, забудь, что мы были вместе, теперь ты должна выбирать свою судьбу сама. Если ты решишь пойти со мною дальше, то это будет тяжелое бремя. Если же хочешь остепениться и остаться с кем-то из рыцарей, то я не буду против, - ох и тяжело дались мне эти слова.
   Но лучше сказать правду, хоть и не всю, чем бегать и врать по мере возможности. Эти слова вызвали у волшебницы угрюмое выражение лица.
   - Ты хочешь сказать, что я променяю минуту счастья на жизнь в унынии? - такого ответа я не ожидал.
   - Луиза ...
   - Нет, помолчи, теперь моя очередь говорить. Я почти вспомнила все, что между нами было. Да не удивляйся, и ночь у вампиров я тоже вспомнила, - цитировала она мои округлившиеся глаза, - Я помню наши шутки, недомолвки, переглядывания, искру того странного чувства, что ты зажег в моем сердце. Я помню многое. И думаешь ...
   - Кхм, Кхм, - нас перебила Агилеса, - позвольте забрать у вас Виктора на танец?
   Луиза замолчала, с вызовом смотря на меня.
   Ну не мог я отказать принцессе в столь маленькой просьбе. Если б я сделал это, то это считалось бы верхом неприличия. Луиза лишь стиснула зубы, провожая меня взглядом. И как только я начал танцевать, сама тут же направилась с пареньком, что пытался охмурить ее весь этот вечер. Но, не получив от нее ответных чувств весь переключился на младшую сестру волшебницы.
   Танцующие пары закрыли обзор, и после поклона я краем глаза заметил как Луиза и Нинель покидают обширную залу. Танец был еще не окончен, а сестры уже закрыли за собой дверь. Значит, поговорить сегодня не удастся.
   - Виктор, вы сегодня чем-то обеспокоены? - Агилеса вывела меня из транса.
   - Мне сегодня немного нездоровится, - соврал я.
   - Тогда, может, прогуляемся? - предложила она.
   Я удивился ее напористости. Ведь не простая девушка, а принцесса все-таки. И всячески пытается привлечь мое внимание.
   - А король не будет против?
   - Отец, что ли? - рассмеялась она, - нет, он мне все разрешает. Тем более, что ты будешь со мной. Да и далеко мы не уйдем. Пошли, я покажу тебе красивое место.
   Она потянула меня за руку. Куда-то вверх по лестнице.
   - Я здесь только один день, но этот сад впечатлил меня. Да, не удивляйся, я уже многое успела повидать. В замках скучно, и поэтому, чтобы занять себя, я брожу по ним, ища красивые или необычные места.
   Мы вышли на красивый мансардный балкон, сплошь усеянный различными экзотическими растениями и цветами. Затем она указала рукой на лавочку, сделанную специально для таких вот моментов.
   - Виктор, расслабься, ты какой-то напряженный, - она зашла за спину и помассировала мне плечи.
   Это было просто чудесно. Я, словно кот, чуть не замурлыкал от удовольствия.
   - Тебе бы массажисткой подрабатывать, - сделал я комплимент-шутку молодой красавице.
   Она рассмеялась и спросила.
   - Скажи, что ты думаешь о короле Фроле и его сыне Миконе?
   Я насторожился.
   - К чему ты задаешь такой вопрос? - от моих слов массаж на секунду прекратился.
   - Так, хотела проконсультироваться, и услышать мнение независимого человека.
   - Извини, но в этом я тебе не помощник, я с ними мало знаком, - ответил я искренне.
   Она одним махом перемахнула через лавочку, и со всей серьезностью, глядя мне в глаза, спросила.
   - Скажи, а ты когда-нибудь думал сам стать королем? - непродолжительная пауза, я искал подвох. - Вот представь себе. Я принцесса, ты обладаешь огромной силой, почему бы и не задуматься о союзе? И не надо удивляться, я уже многого наслышалась о неизвестно откуда взявшемся Викторе, называющим себя Говорящим и обладающем огромной Силой.
   У меня перехватило дыхание. Она предлагала мне жениться. Слов не было. Но пора хоть раз и отказать принцессе.
   - Агилеса, со всем уважением, ваше предложение очень заманчиво, но боюсь эта роль не для меня. У меня другая миссия и мне не до ваших королевских интриг.
   Она секунду выдержала строгое выражение лица, пытаясь высмотреть в моих глазах, насколько я честен и разразилась диким хохотом.
   - Ты что, действительно решил, что я предложу тебе на мне жениться? Ну, уморил, - от смеха на глазах проступили слезы.
   Мне же было совсем не понятно, что ее так рассмешило. Стало даже немного обидно.
   - Выкинь это из головы, - отмахнулась она. - На самом деле, я тебя позвала, чтобы узнать кое-что о тебе.
   - Что именно ты хочешь от меня услышать? - спросил я, ожидая очередного подвоха.
   - О тебе ходят множество слухов, скажи, ты действительно иномирец?
   - Я не буду отрицать очевидного, - кивнул я.
   - А как на счет Говорящего? - она с любопытством слегка склонила голову набок.
   - Некоторые высшие существа называют меня так, предсказывая древнее пророчество. На самом деле я не присваивал себе это имя. Да и по правде, у меня не было выбора. Меня поставили перед фактом, и объяснили, что я должен буду сделать. Вот и все, - пожал я плечами.
   - А ты не льстишь себе? - улыбнулась она, но тут же сама себе рассмеялась и легонько пихнула рукой в плечо, - я шучу.
   - Неужели это все, что ты хотела от меня услышать? - спросил я, продолжая или подводя к концу наш диалог.
   - Возможно, но остальное я спрошу потом, - она с изяществом встала со скамьи и протянула мне руку.
   Пока она это делала, взгляд невольно скользнул по ее телу, находя там довольно привлекательные точки опоры для глаз.
   - Виктор, нам пора возвращаться, а то ненароком подумают чего недоброе, - она сузила хитрые глазки.
   - Да, пошли, - вздохнул я, и последовал за ней.
   ***
   - Мой господин, у нас плохие новости, - произнес главный соединенной армии, входя в кабинет Ченокана.
   - Киллир, иглохвост тебе меж ягодиц, ты когда-нибудь можешь прийти с хорошими новостями? - ругнулся монарх.
   - Конечно, сегодня у нас потерь меньше, чем вчера, - улыбнулся Киллир.
   - Плохая шутка, давай, выкладывай свои новости.
   Главный сделал глубокий вдох и произнес.
   - Через несколько лун Фрол выступает.
   - Значит новости не совсем плохие, - обрадовался король, - ну ведь можешь же, когда захочешь.
   - Ничего не понимаю, чем это хорошо? - удивился Киллир.
   - Вот поэтому король я, а не ты, - ехидно ответил Ченокан, - иди, готовь спец войска из заключенных, и не забудь закрепить за ними сотню добровольцев, и обеспечь им безопасный отход.
   - Слушаюсь, мой повелитель, - Киллир поклонился, и собрался было уходить, как Ченокан его снова окликнул.
   - Есть новости от Ийи?
   Киллира от этого имени чуть не передернуло.
   - Нет, после попытки убить Фрола она так и не связывалась с нами, - он опустил глаза в пол,- боюсь, она или погибла, или залегла на дно. Но мне кажется, что скорее второе.
   - Возможно это так, - согласился с ним монарх, - а что там с Кионом?
   - Все, как вы и приказывали.
   - Да, предав однажды, предаст и второй раз, - словно сам с собой проговорил Чен. - Тех, что пришли с ним повесить на той же ветке и, украсьте их табличками с надписью "Я предал свой дом". Чтобы солдаты, проходя мимо, задумывались над тем, что их ждет, если подобные мысли попытаются залезть к ним в голову.
   - Слушаюсь мой господин, - Киллир опустил глаза в пол и задней частью вперед покинул темное помещение.
   - И тебе всего доброго, - устало попрощался Ченокан.
   ***
   Когда лучик солнца коснулся моего лица, я не смог понять, где я нахожусь, какой сегодня день, и вообще сон это или реальность. Обширная, мягкая кровать и светлые покои в Розовых тонах могли означать лишь одно. Я был в гостях у девушки и, по-видимому, спальня кого-то из богатой семьи. Или ... О создатель, неужели...
   В коридоре раздались чьи-то тихие шаги. Я мигом подскочил, но почувствовав прохладу обнаженной кожей, залез обратно под одеяло.
   - О, проснулся, - мои подозрения оказались не напрасны, это была Агилеса.
   Девушка в одной ночнушке держала в руках поднос с завтраком.
   - Принцесса... - заплетающимся голосом произнес я.
   - Хватит бормотать себе под нос, давай ешь, набирайся сил и освободи мою комнату, - резко оборвала меня изящная красавица.
   Сегодня она выглядела совсем другой. Темно каштановые, в тон ночнушке волосы, светло-голубые глаза и красивые тонкие губы.
   - Принцесса?
   - Это я настоящая, - она с улыбкой проследила за моим взглядом.
   - Агилеса? - неужели и она тоже...
   - Что, принцесса, что Агилеса? Хочешь узнать, было ли у нас что-нибудь?
   Я сглотнул. По спине пробежали мурашки.
   - Ага, по глазам вижу, что ни черта не помнишь. А ты знаешь, на что я надеялась? Ты знаешь, какого быть в такой ситуации, тем более королевской особе? - она стала в позу, подпирая маленькими кулачками узкую талию.
   Я снова кивнул и тут же отрицательно закачал головой, не зная, что и говорить.
   - Ай, ну тебя, - махнула она рукой, - думала, мужика привела... а он... Лучше бы Микону глазки вчера строила.
   - Неужели все так плохо? - я с огорчением заглянул под одеяло.
   - Да прикройся ты, - искоса глянула она, - в том-то и проблема, что не знаю плохо или хорошо. Взял, провел меня до комнаты и бухнулся прямо перед дверью в обморок. Ну не бросать же тебя там. Вот и затянула внутрь.
   Я снова заглянул под одеяло. Кроме нижнего белья, на теле больше ничего не было.
   - Ага, размечтался, чтобы в грязном, и на моей кровати спать. Ни за что! - возмутилась она, показывая маленький язычок.
   - А чего одежда грязная? Я же, вроде, все чистое одевал?
   - Чистое да не чистое, а вот после твоего приземления о камень, птица и вино изобразили отличный пейзаж на твоей рубахе и штанах.
   - Агилеса ...
   - Да не волнуйся ты так, я ж тебя сразу не гоню, это я так, к слову сказала, - подмигнула она, - Твоя одежда уже постирана и сохнет на окне. Так что пока ешь. А потом, если захочешь и поговорим немного "по душам".
   И слегка кокетливо поправила бретельку платья-ночнушки. Я выпучил глаза и чуть не закашлялся.
   - Да шучу я, - рассмеялась она, беря один из продуктов с подноса.
   Попытка сказать что-то с моей стороны, не оправдалась ожидаемым успехом, так как она уже насильно запихнула кусок сыра мне в рот. Еда еле поддалась естественному преобразованию в пастообразную массу. И прожевав его, я уже не позволял ей такого отношения к моей персоне, и кое-как поглотил большую половину принесенной еды естественным путем самообслуживания.
   После завтрака мы поговорили еще немного. После чего я поменял свои взгляды на эту девушку. Она была совсем не такая, как я ее представлял до балла. Это была простая девчонка с высоким развитым интеллектом в социальной сфере. Она могла легко найти общий язык с любым человеком или животным, при условии, что если то вообще понимает членораздельный язык людей.
   Агилеса... Принцесса без мании величия. Идеальная правительница для народа. Без заносчивых идей и прихотей. Я был просто очарован ею. Если с Луизой я испытывал желание, то с Агилесой мне было просто приятно общаться. Нет, я не отрицаю, внешне упрекнуть ее было не в чем. Она была довольно хороша собой, но особых чувств к ней я не испытывал. Мне надо было кому-то выложить душу, и эта девушка была именно тем самым человеком. И слово за слово я рассказал ей почти все, что произошло за эти месяцы. Она была прекрасным слушателем и не плохим советчиком. Но постепенно, рассказывая о себе, у меня создавалось ощущение некоей родственной близости с этой девушкой. И в голове метались несколько мыслей, которые не могли понять, что же на самом деле я к ней испытываю. Сегодня она стала загадкой для меня, которую разгадать было весьма интересным занятием на некоторое время.
   - Агилеса, я, конечно, понимаю, но я не могу подвергать кого-либо на столь неприятное стечение обстоятельств. Девушки должны выбирать сами свою судьбу. Я для них выступлю лишь обузой, - я уже примеривал высохшую одежду.
   - А жаль, если ты не хочешь их ставить в столь неудобное положение, то, я могу составить тебе компанию на то время, пока ты еще тут, - кокетливо улыбнулась принцесса.
   Я оценивающе пробежал глазами по ее талии и чуть ниже до колен.
   - Дурак, - она кинула в меня подушку, - не в этом смысле.
   Я смутился. Ну, она это так сказала..., так что же, по-вашему, мне надо было думать?
   - Ладно, Виктор, время к обеду. А у меня еще полно незаконченных дел. Захочешь услышать совет, то заходи, не стесняйся, - она грациозно открыла мне дверь.
   Галантно поцеловав ее в руку, я вышел.
   - До свидания принцесса, приятно было с Вами, - я с улыбкой поправился - с тобой поговорить.
   поклонился я еще раз и, устремляя свой взор в другой конец коридора, обмер.
   - Заходи, если что, - дверь хлопнула, оставляя меня одному разбираться с идущей ко мне навстречу Луизой.
   В одно мгновение я понял, что могла подумать обо мне моя волшебница. Стоя, как истукан у дверей принцессы в такой ситуации это могло означать лишь две вещи. Что я провел ночь в ее покоях, чем таковым и являлось, или пришел зачем-то совсем недавно. Но вот чем я там с ней занимался, постороннему зрителю предположить было не сложно. И по разгорающемуся огненному шару в ее руке, можно было предположить, что выбор пал на первый вариант. И не в пользу болтовни...
   - Луиза? - попытался я заговорить с ней, но это лишь раздразнило играющий огонек в ее руке.
   - Луиза, давай вначале поговорим, а потом будем выяснять отношения, - я сделал шаг назад.
   Из ноздрей девушки пыхнул дым. А это могло означать, лишь одно - пора бежать. И с этими мыслями я сделал, было, первый шаг, как огонь сорвался с ее ладони. Но тут случилось неожиданное. Дверь в покои принцессы резко открылись, и между мной и огнем появилась Агилеса. В одно мгновение на лице Луизы промелькнуло испуганное выражение лица, но тут же сменилось на огромное удивление, когда шар не достиг намеченной цели, а отскочил, словно от некой каучуковой оболочки, окружавшей принцессу. Я заметил это краем глаза, и в недоумении сейчас глядел на двух волшебниц, не знающих как поступить в эту минуту. Одно неверное слово или жест могли превратиться в битву и, в конечном итоге стереть замок с лица земли. Я наблюдал. Время тянулось, словно мы были в ином подпространстве. Реальность и растущее напряжение угнетающе давили. Это длилось не долго, и, наконец, первой не выдержав, заговорила Агилеса.
   - Ты слишком импульсивна, не мешало бы, сперва думать, что делаешь, а потом кидаться своими шариками, - по обе стороны от глаз на лице принцессы появились морщинки укора.
   - Прошлые разы ему это не вредило, - огрызнулась Луиза.
   - В прошлые разы? - ее высочество с иронией посмотрела на меня. - Ладно, не важно, что происходило ранее, теперь все иначе. Жизнь никогда не поворачивается вспять. И он стал совсем другим, по сравнению с тем, кем он был до этого.
   - А вы, как я погляжу, уже так хорошо подружились, что ты готова его защищать от любой напасти, - моя волшебница стала в позу, словно копируя ее соперницу.
   - Даже если это и так, то не стоит за это кидать в него огненными шарами.
   - Луиза ... Агилеса ..., - почти шепотом обратился я к ним.
   Девушки тут же притихли, и перевели свое внимание на меня.
   - Я вас прошу, не ссорьтесь из-за меня, эта затея все равно ни к чему не приведет, кроме как к очередной драке. А мне сейчас это ни к чему. Я хочу, чтобы вы обе помогли мне в этой божественной битве. Если же вы не в силах это сделать, то прошу, не угнетайте меня морально. И выясняйте свои отношения где-нибудь, где я не буду присутствовать рядом.
   На эти слова они обе опустили взгляд в пол, и виновато посмотрели друг на друга. Луиза, так и не узнав всей правды, молча, отвернулась, и ушла. Ее шаги постепенно перешли на бег. Тихий всхлип раздался сразу, как она завернула за угол. Я рванул было за ней, но Агилеса остановила меня, не давая пройти туда, где затихали женские слезы.
   - Если ты пойдешь за ней, то уже никогда не сможешь сказать ей нет, - предупредила она, убирая руку с моего предплечья.
   Теперь путь был свободен, и ничто не мешало мне идти вперед. Но ноги не знали, что хочу я сам. Они не могли определить свой дальнейший путь. Я был в полном замешательстве и смятении. С одной стороны я хотел быть с нею, а с другой я хотел дать ей свободу.
   "Виктор, но не таким путем, ее нельзя бросать таким способом" - вмешалось сердце, и путь был определен. Я помчался за той, которую люблю.
   Минуя два коридора, я нагнал ее. Я обнял ее, не давая вырваться из крепких объятий. Поняв, что это я, она сломалась. Слезы пуще прежнего, градом покатились по ее щекам. Она с ревом уткнулась мне в грудь.
   Минут пять, мы так и стояли в коридоре. Девушка всхлипывала, орошая мою рубашку солеными каплями. Я утешающее гладил ее по голове и рассказывал, что произошло на самом деле. Что я ничего такого не делал с Агилесой, а упал вчера вечером в обморок прямо у дверей на коврик. А что мне оставалось делать? Уделить внимание царской особе после полученного приза, я был обязан. Но заходить в гости не собирался.
   Время шло, а мы так и стояли. Я все шептал и шептал. Постепенно переходя на повествование о том, что я чувствую к Луизе. Что случилось тогда с Нинель и то, чем она мне отплатила. Ведь я действительно тогда считал, что это была Луиза. Но содеянного не воротишь. Рассказал про контракт с Духом Смерти на мою душу. И почему я так не хотел обременять ее своим присутствием. Много чего еще говорил. И потом признался ей в своих чувствах.
   - Луиза, - глядя в ее красивые зареванные глаза, нежно улыбнулся я, - Я люблю тебя... И больше мне никто не нужен, кроме тебя. Я знаю, ты чувствуешь это, и я чувствую твою любовь, но ты должна сделать выбор. Или я остаюсь один и даю тебе свободу. Или обременяю на годы страданий. Ведь после всего пережитого, так просто ты не сможешь меня забыть.
   Ответом мне был долгий и полный любви и нежности поцелуй, что мог означать лишь одно.
   - Я тоже тебя люблю, - она всхлипнула еще раз, но на этот раз уже от счастья, и добавила, - Лучше день прожить с любимым, чем жизнь в сожалениях, что упустила этот счастливый миг.
   И я, со слезами, полными любви, горечи возможной разлуки, нежности и страсти по ее существу, подарил ей самый незабываемый поцелуй, на который был способен...
   ***
   - Виктор, ну ты сам должен все понимать. Я просто выхожу из себя, когда кого-то вижу рядом с тобой. А когда ты вышел из ее покоев, то совсем потеряла над собой контроль, - Волшебница натянула на себя одело, оставив мои ноги без уютного укрытия.
   - Луиза, ты опять, - я вернул все на место, и закутал свои конечности более плотно, чем пару минут до этого.
   - Но мне холодно, - она снова попыталась укрыться, но ничего не вышло.
   - А я тебе на что? - удивился я, с игривой улыбкой целуя ее в губы.
   - Ну, Виктор, перестань, я есть хочу, - она отстранилась и вылезла из моих объятий, - ты вообще заметил, что уже утро?
   - Не утро, а почти обед, - поправил я ее.
   В меня полетела подушка.
   - Клик вчера искал тебя, - невзначай вспомнила она.
   - Зачем не сказал?
   - Нет, только упомянул что-то о походе, - пожала она плечами.
   - Тогда, я думаю, сеанс любви следует отложить на вечер? - улыбнулся я.
   - Смотри, не опаздывай, как в прошлый раз. И не перепутай двери, а то другой раз я тебе уже не поверю, что ты потерял сознание прямо на коврике у королевской особы, - ее поцелуй был откровеннее любых слов.
   Это словно командировка на день от любимой жены. Многообещающая и напоминающая на весь день. Я тяжело вздохнул, огорченный скорым вынужденным уходом из ее опочивальни. И еще раз, одарив ее ярким сплетением губ, удалился в поисках своего учителя.
   Да, этого следовало ожидать. Я и она снова вместе. Девушка, которую я полюбил, снова стала той, кем была несколько месяцев назад до нахождения Меча Света. Спросите, почему я сделал это? Почему не дал ей свободу, как хотел до этого? Ответ прост, я рассказал ей всю правду, включая и Нинель. И она сама сделала этот выбор. Да, теперь она знает, что ждет меня в конце пути и, недолго думая, уговорила меня дать ей возможность побыть этот непродолжительный отрезок времени вместе.
   Она сказала, что надежда всегда есть, и до последнего момента будет верить в меня. И что бы ни случилось, она будет готова принять любую судьбу. Даже ту, которую я ей описал. Наверное, это и была истинная любовь задуманная творцами.
   А если спросите, почему она так легко поверила в мои слова и простила, то она открыла мне секрет. Совсем недавно она научилась слышать правду. Говорит, что сперва, не поняла, что к чему, а потом просто знала, что человек говорит правду или врет.
   Это все хорошо, но с ее возвращением, я еще сильнее ощутил, что еще не готов. Что не постиг все таинства жизни. Как говорили отцы, что в жизни надо сделать три вещи, а кроме посадки деревьев на практике в университете, я хотел бы осуществить еще две другие. От таких мыслей стало совсем грустно.
   Зайдя в покои мечника, Элина направила меня в поисках Клика на тренировочный плац. И вскоре я нашел его. Под громогласные команды новобранцы, а недавно мои сослуживцы, выполняли несложные упражнения для укрепления тела и духа. Я улыбнулся, радостно приветствуя его.
   - Клик, Луиза передала, что ты хотел меня видеть? - крепкое рукопожатие и секундный осмотр друг друга означал, что то, что он хотел мне сейчас сказать не для посторонних ушей.
   - Поговорим позже, я сейчас немного занят, - он кивнул на поднимающихся с земли рекрутов.
   На глаза попался Амос. Он улыбнулся и сделал имитацию реверанса. Я махнул ему рукой в ответ. На мой жест среди новобранцев последовали кивки. Я кивнул и им.
   - Вижу, ты уже завел себе несколько знакомых, - подмигнул мечник.
   - Клик, - обратился я к нему, - после обеда сможешь потренировать меня?
   - Ну, как тебе сказать... - он с издевкой посмотрел на проплывающее облако, - рекруты и все такое...
   - Клик, - я по-дружески толкнул его в плечо.
   - Ну конечно, смогу, - рассмеялся тот, - как же я могу отказать моему первому ученику?
   Я с облегчением выдохнул.
   - Клик, а где остальные?
   Он вопросительно посмотрел на меня, глазами прося пояснения, кто именно.
   - Ну, Малемар, Бйорт, Люций и Лилит? - перечислил я имена интересующих меня друзей.
   - Эльф и гном целыми днями на военных собраниях пропадают. Люций ..., - он резко перевел свое внимание на приседающих парней и скомандовал, - упор лежа и пятьдесят отжиманий.
   По лицам молодых вояк прокатилось недовольное выражение. Но делать никто не отказался.
   - Люция я недавно видел за ужином, а вот его прелестную сестру я уже больше семи лун не встречал. Думается мне, что затеяла та чертовка что-то неладное. И сдается мне, что это что-то касается недавних историй, гуляющих по лагерю.
   - Историй? - переспросил я.
   - Ага, говорят, что с приходом каждой новой луны умирает один из молодых парней, недавно пришедших на службу, - заговорщицки прошептал мечник, - может ты об этом, что знаешь?
   - Нет, - покачал я головой из стороны в сторону.
   - Так, если сейчас ничем не занят, то я был бы рад, если спросишь у своего краснокожего друга, что он думает на этот счет, - подмигнул он и дал новое задание рекрутам.
   - Хорошо, - кивнул я, - значит после обеда на этом же самом месте?
   - Ага, и не опаздывай, - махнул он и ушел в тренерскую карьеру с головой.
   Чувствуя новый прилив сил и хорошего настроения, я быстро поднялся по винтовой лестнице к двери с выжженной пентаграммой. Три раза постучав, пошевелил ручку. Она открылась. Пройдя вперед, я осмотрел слабоосвещенные покои. В комнате ничего не изменилось с последнего моего визита, единственное отличие было в том, что тощая фигура в плаще в этот раз отсутствовала. Значит, поговорить не удастся.
   Как мы и договаривались, послеобеденные занятия прошли по полной программе. Под конец, всех распустив, Клик обратился ко мне.
   - Виктор, пошли со мной. Нас уже ждут.
   Я нахмурил брови.
   - Ну не делай таких глаз, пора бы и тебе поучаствовать в военном совете. Нет, правильнее сказать узнать, что к чему и многое другое, касающееся завтрашнего похода, - он отложил в сторону свой деревянный клинок.
   Я замер, переваривая его слова.
   - Завтра выступаем?
   - Ага, - кивнул он, складывая остальные тренировочные снаряды в надлежащее для них место.
   - А что с собой брать? - не найдя что сказать грустно спросил я.
   Это означало, что пришло время Луизе отпустить меня. Клик посмотрел на меня странным взглядом и настороженно спросил.
   - У тебя большой выбор вещей и амуниции?
   Я мельком прикинул в уме перечень моих чемоданов, и понял, в чем крылся подвох. Ведь у меня кроме двух пар нижнего белья и трех единиц, недавно бывшими парами, пока не протерлись дыры, носок, были только кинжал и меч, купленный совсем недавно на рынке во время турнира. Купили мы его тогда так, больше для приличия, на случай, если тот, что на поясе сломается. И теперь он являлся моим багажом, а не средством самозащиты.
   - Вижу по глазам, что таких вопросов задавать больше не будешь, - улыбнулся он, уводя меня в недра готовящегося ко сну замка.
   В небольшой комнате с богатым убранством царил день. Это сравнение было связано не с ярким освещением, а из-за волшебного потолка, с движущимся по нему небесным светилом. Постоянно меняющиеся облака создавали полную реалистичность нахождения на улице.
   - О, а вот и наши многоуважаемые полуфиналисты турнира, - с счастливо-предательским голосом поприветствовал нас Балфори.
   Я внимательно посмотрел на него. Главнокомандующий и еще несколько человек с верхней элиты занимали резные стулья за круглым столом.
   - Добрый вечер, Виктор, - обратился ко мне сам король Фрол, а Клику лишь подмигнул, - здороваться не будем, уже виделись.
   - Им особое приглашение уже пора выписывать, тоже мне звезды, - насуплено пробубнил Микон.
   Несколько человек заинтересованно посмотрели в нашу сторону и, не придав этим словам должного внимания, пропустили негодование принца мимо ушей.
   - Итак, - Фрол три раза хлопнул в ладоши, тем самым привлекая общее внимание, - Вернемся к нашему вопросу. А вы не стесняйтесь, присаживайтесь, мест, слава создателю, в избытке.
   Он указал рукой на красивые деревянные стулья с неброской позолотой по изгибам витиеватых линий у краев спинки и поручней. Эти стулья были произведением искусства, так же как и сам стол. Неизвестно откуда взявшаяся такой ширины столешница, но она была сделана не из доски массива, как у нас на земле, а из среза цельного дерева, в диаметре метров пять без учета коры. Здесь же, соответственно, коры не было, но я мог предположить ее ширину, прикинув количество вековых колец среди всего множества прошедших лет, отпечатавшихся в этом красивом узоре. А ко всему этому, впечатлила ножка. Да одна единственная ножка, вырезанная все из того же куска дерева и без единого шва переходящая в верхнюю часть столешницы. Вывод напрашивался сам собой - он весь был из цельного куска древесины.
   - Нашли убийцу того бандита Кемала? - голос Фрола вывел меня из наваждения, вызванным созерцанием одного из многочисленных убранств этой комнаты.
   К горлу подкатил сухой комок. Тут же заиграло под ложечкой. Не к добру это все.
   - Нет, все маги опрошены и у всех есть достаточно людей, которые могут подтвердить их непричастность к этому делу, - ответил Маккензи, и тут же, глядя на меня, нахмурился.
   - Какие-то проблемы? - Фрол заметил его выражение лица.
   - Виктор, - прищурился он, - где ты был в ночь, когда убили Кемала?
   Я испуганно осмотрел всех присутствующих. Почти все в этот момент отвлеклись от своих мыслей, и прям жаждали услышать положительный ответ на его подозрения. Тут я заметил, как Клик кивнул мне, и это помогло вспомнить, о чем мы говорили в случае такого вопроса.
   - Я тогда потерялся в лесу и пришел в замок только под утро.
   Через несколько секунд переваривания информации, все повернулись к Маккензи. Он загадочно улыбнулся и покачал головой.
   - Ваше величество, я нашел мага, способного нам помочь в этом деле и поставить все точки над и, - перевел он взгляд на короля.
   Тот одобрительно кивнул.
   - И где он?
   - Не он, а она, - Маккензи выскочил за дверь и позвал кого-то.
   Через секунду вошла девушка в светлом плаще. Ее лицо скрывал капюшон с красивым пейзажным рисунком. Что-то в этом рисунке было очень знакомое. Сперва я не понял, что именно привлекло мое внимание, а потом, как только плотная светлая ткань открыло ее лицо, я вспомнил не только ее имя, но и то самое, что означало изображение пробегающей тропы сквозь холмистые местности.
   Это была Виотта. А плащ, что укрывал плечи девушки, был с точной копией изображения ее подписи.
   - Добрый вечер прекрасная миледи, - поприветствовал ее король.
   - И вам долгих лет, Ваше Величество, - тут же снизошла до поклона гостья.
   - Маккензи сказал, что вы сможете помочь нам в раскрытии преступления? - вмешался Балфори.
   - Да, он объяснил суть проблемы, - кивнула она в ответ.
   Кто-то неодобрительно кашлянул.
   - Вы уверены, что эта молодая особа способна найти кого-то, кроме потерявшегося пушыстика, или единственный ключ от замка в сарай?
   Я насторожился, нутром чествуя неладное.
   - Вот моя лицензия и оценки за выпуск, - она кинула некую бумагу на стол, - А если и это не переубедит вас, то тогда, это ваши трудности. Я прибыла сюда не глазки строить, а по просьбе моего многоуважаемого друга Маккензи. Так, что я не заставлю вас долго ждать.
   И действительно, она, в подтверждении своих слов, принялась творить волшбу.
   Вы представляете, как выглядит сыщик маг? Если нет, то представьте Коломбо с сигарой в позе лотоса посреди усыпанным людьми кабинетом. Представили? Так вот, теперь умножьте это в несколько раз в сторону безумия и волшебства, и получится примерно, то, что было теперь перед моими глазами. Девушка вела себя очень странно. По крайней мере, для меня это было странно. Голова ходила из стороны в сторону, издаваемые членораздельные звуки без единой связки в некое подобие текста. Все это было для меня в диковинку. Остальные же приверженцы поисковиков с мужским эго спокойно продолжили свои замечания и обсуждения, по поводу ее внешних данных и методах практикуемой магии. И не прошло и минуты, как несимпатичная девушка с отлично-ухоженными волосами резко открыла глаза и, увидев меня, улыбнулась.
   - Виктор, неужели это ты? - она поднялась с колен, протягивая мне свою руку в приветствии.
   - Я так и знал! - проревел Балфори, - это все он, Маккензи был прав! Стража!
   - А ну цыц! - гаркнул Фрол, - опять самосуд? Пусть расскажет, что увидела, а потом и будем делать выводы.
   Все замолчали, ожидая, что скажет волшебница. А она уже радостно обнимала и хлопала меня по спине.
   - Я думала, что тебя больше не увижу. С нашей последней встречи, о тебе поползло столько много слухов, что и не перечесть. Пошли, угостишь меня элем, и расскажешь все.
   И она опять меня обняла, чтобы шепнуть на ухо.
   - Тебе послание от Ченокана, - если кто из присутствующих и умел читать по губам, то никто не успел этого сделать.
   - Хм, - я кашлянул, не зная, как реагировать на столь занимательную встречу, - Виотта, последний раз ты меня так не баловала. А теперь ...
   - Эй, вы, там! Что там слышно с убийством? - перебил меня рыжий гном, имени, которого я не знал.
   - А, что..? - Виотта словно вышла из своих мыслей и перевела взгляд на пару дюжин любопытных глаз, - Ах, да, убийство. Нет, наверное, ваш бравый советник был прав, я никудышный путевик. Для меня это все произошло слишком давно. Если хотя бы на пол луны раньше, то я бы увидела, кто это сделал, а так мне открылся только плац с растекающейся лужей крови под лучами восходящего солнца. Извините.
   Девушка маг развела руки в стороны. Многие в подтверждение своих слов, не стали менять точку зрения, относительно бездарности магов поисковиков женского рода. И не замедлили ее огласить. Но так, словно сами для себя, а не для публики.
   - Виктор, - она настоятельно повела бровями, настаивая на своем предложении.
   - А как же совет? - вопросительно посмотрел я на Клика, и других влиятельных особ.
   - Фрол, раз уж дама просит, так отпустим парня, - весело подмигнул Ребедин, - тем более, что он ни на одном совете и не был. А все необходимое сможет пересказать Клик.
   Правитель этого королевства согласно вздохнул.
   - Думаю, что ты прав, Клик, надеюсь, у тебя не возникли неотложные дела? - мечник на это с изумлением пожал плечами, сопровождая итоговое согласие кивком головы, - Вот и ладненько, Виктор, тогда на рассвете выходим, а все остальное узнаешь от своего наставника.
   И на этой счастливой ноте Виотта увела меня в ближайшее заведение, где можно было мало-мальски немного отдохнуть в столь позднее время.
   - И что же ты хотела мне рассказать? - наконец-то спросил я после третьего бокала медового слабоалкогольного напитка.
   Она сделала небольшую паузу, осматривая присутствующих, и почти одними губами прошептала.
   - Чен передал тебе это, - на стол лег белый камень переговорщик.
   - И это все? - удивился я.
   - А что ты хотел увидеть? Сверток с королевской печатью? Или гонца на гнедой кобыле? - она не меньше моего округлила свои глаза в осознании моей тупости.
   - Нет, ну вроде мир не шибко развит в техническом аспекте, скорее больше не развит, чем развит. Есть, конечно, исключения, как финские унитазы и свет от солнечных камней, но все равно этот мир больше похож на средневековую сказку, чем на утопию сверхцивилизации. Вот и подумалось мне, что ты сама-то и выполняешь роль гонца.
   - Виктор, откуда ты? Ведь ты совсем не такой как мы. Говоришь по-другому, принимаешь решения по-другому. Скажи, ты иномирец?
   - Да, и об этом вроде все уже знают, - пожал я плечами.
   - Тогда все ясно. Теперь мне понятно, почему во многих вещах ты абсолютный ноль. Вот сам подумай, зачем кому-то гнать с одного края страны в другой гонца, когда можно доставить посылку на птице? - попыталась объяснить она.
   - Это как почтовый голубь? - уточнил я.
   - Почтовый кто?
   - Ладно, забудь, - махнул я, - продолжай.
   - А что продолжать? - девушка сделала крайний глоток, осушая стакан до дна, - свое дело я сделала, а что касательно того убийства. Я бы в следующий раз задумалась, перед тем, как уничтожать весь преступный клан, встречаемый у тебя на пути. Иначе не дадут и старость встретить.
   - Но я его не убивал, - возразил я.
   - Она кивнула, но не без твоей помощи у чистильщиков в этот день камень блестел как никогда, - заметила она.
   И все-таки она все видела и знала. Теперь надо было узнать ее дальнейшие планы. Или потихоньку делать ноги с этого замка.
   - Ну, ты совсем в лице поменялся, - она дружественно хлопнула меня по плечу, - это не в моих интересах предавать твое имя для приговора. Да и не стоит он того, чтобы за него в подвалах замка с крысами в кости играть. Я считаю, что ты все сделал правильно. Кемал редкостная скотина. Я его знала лично, да и в своих кругах славился нехорошим словом, и многие будут только рады, узнав, что это твоих рук дело. Так, что не переживай ты так. Но пообещай, впредь не делать таких глупостей. А, сперва, перед тем, как убить, подумай головой, кто, что и куда это выльется.
   Она пошарила в своей сумочке и ругнулась похлеще самого заядлого морского волка, с двадцатилетним стажем.
   - Что-то не так? - осторожно поинтересовался я.
   - Да, иглы острохвоста ему промеж ушей, они не дали мне второго свитка, - она так и бухнулась на табурет.
   - Какого свитка?
   - Да чтоб вернуться домой, - пояснила она, и устало закатила глаза, - ладно, Виктор, мне нужна лошадь и достаточно провианта, чтобы добраться до границы, а потом я уж как-нибудь сама. Сможешь помочь?
   - Но ..., - я переварил ее слова.
   - Виктор, ну не надо там придумывать отговорки, скажи коротко, да или нет, - волшебница была очень сильно раздражена.
   - Да, нет..., - начал было я оправдываться, но девушка немного мягче, чтобы мне было еще понятнее, перебила.
   - Сжимай кругозор и выбери что-то одно.
   - А, извини, может все-таки телепорт? - я вспомнил недавний урок Люция.
   Ее взгляд выражал интерес, и любопытство.
   - У тебя есть свиток?
   - Нет, нету, - отрицательно покачал я головой.
   - Тогда как? - настаивала она.
   - Ну не знаю, но что-нибудь сейчас придумаю, - легкий хмель прошел в голову, отскочил от коры головного мозга, и резко вернувшись, слегка подкосил ноги.
   - Ого-го, а ты слабоват в этом деле будешь, - подметила она, придерживая меня под локоть.
   - Я не пьян, - возмутился я.
   Ведь мозг работал на ура, а ноги были словно не мои.
   - Со мной такое впервые.
   - Конечно, с кем не бывает, - Виотта кряхтя придерживала меня под локоть, следуя точным указаниям в нужном направлении.
   Вдруг, что-то завибрировало в кармане куртки. Я достал жужжащий камень и ответил.
   - Да?
   - Что да? - резко раздалось из белого мрамора, - Виотта, когда камень будет у Виктора?
   - А это я и есть, а с кем имею честь говорить? - успел сказать я, как девушка остановилась, внимательно слушая наш разговор.
   - Ну, наконец-то мы снова встретились. Молодец девочка, я не сомневался в ней. Виктор, я не думал, что когда-нибудь скажу это, но я согласен выслушать твои условия.
   Я протрезвел от этих слов.
   - Неужели Ченокан готов пойти нам на встречу? - в третьем лице обратился я к королю.
   - Виктор, а ты быстро осваиваешься. Совсем еще вчера попал на допрос к нам в лагерь в роли заключенного, а уже сегодня идешь во главе чужой армии и диктуешь нам свои требования. Похвально, Виктор, похвально. Но разговор сейчас не об этом. Нам стало известно, что ты в силах остановить нашествие этих странных существ из башен, и мы хотим обсудить условия твоей помощи в этом деле.
   Я молчал, думая, что ответить. Минуту спустя он сам помог мне закончить диалог.
   - Виктор, я понимаю, что на это трудно решиться, да и вопросов возникает больше, чем ответов, так что возьми, поговори со своими друзьями, с Кликом, уж он-то плохого не посоветует, а там, утром и дашь ответ.
   Камень стих. Виотта вопросительно посмотрела мне в глаза.
   - Ты не против задержаться тут до утра? - вялым языком спросил я.
   - Думаю, что выбора, как такового, у меня нет, - подмигнула она.
   Час спустя я уговорил Нинель приютить гостью на ночь, а сам, как и обещал, пошел к моей чародейке. Где и всласть погрузился в мир отдыха и сна.
   Но, и там меня не оставили в покое.
   ***
   На островке, усыпанном яркими звездами меня уже ждали. Три яркие сущности с лицами без единого намека на принадлежность к икс или игрик хромосомам, порхали, словно божественные создания из фантастических книг. Они и были теми самыми ангелами, как их описывали многие творцы и поэты, но они были реальными существами, живущими по своим законам и правилам. И они были смертны. И теперь их, как и всем нашим жизням угрожала смертельная опасность.
   По другую сторону от стеклянной горы к нам приближались Люций, Лилит и еще кто-то, кого я прежде еще не видел среди краснокожих приверженцев ада.
   Я во сне регулярно наведывался к ним в гости, но лицо или правильнее сказать морда, была слишком запоминающаяся, чтобы забыть, даже если и ее где-то пропустил.
   - Итак, по три силуэта от Рая и Ада готовы идти с тобой, до тех пор, пока не наступит время последней битвы, - прошелестел звездами чей-то голос.
   - Люций, Лилит? - я в голосе вложил просьбу и объяснение на этот странный сон.
   - Позже, - со всей серьезностью, одними губами ответил чертенок.
   - Виктор, примешь ли ты их помощь в столь нелегкий час? - эхом отозвалась пустота.
   Я сглотнул.
   - Да, - ведь это и надо было ответить...
   Бац! Яркая вспышка, и я стою в одном нижнем белье посреди своей комнаты. А по углам все в той же позе три ангела и три жителя преисподней.
   - Виктор, что ты опять учудил!? - переходя на крик, округлила глаза Луиза, - ты можешь хоть одну ночь поспать без лишних эксцессов! Избавь меня от убийства, и объясни, какого они тут делают?
   - Госпожа, вам не стоит нервничать, ибо дитя не любит крики матери, - приятным, словно пелена ночной услады, голосом успокоил ее Ангел.
   Я, завороженный его бархатистым тембром, пропустил мимо ушей суть сказанного.
   - Эмм, извините, - Луиза также была в неком шоке, - что вы только что сказали?
   - Ничего особенного, это их манера говорить, - встрял Люций, - нам всем лучше собраться вместе и обсудить наш поход. Виктор, накинь штаны и давай, разбуди всех остальных. Мы будем ждать тебя здесь.
   Я без сомнений подчинился и мигом обежал пол замка, разбудив всех, кого считал нужным участвовать в этом совете. В их число, помимо наших новых друзей Малемара и Бйорта, вошла и Нинель. Отчасти ее непосредственное участие было вызвано необходимостью выполнением моего обещания. А именно, она теперь идет с нами, и бросать ее на произвол судьбы чревато нехорошим будущим для юной красавицы.
   - Ну, что, все в сборе? - спросил Люций.
   - Вроде да, - мы осмотрели друг друга.
   - Тогда, слушайте внимательно. Вопросы зададите потом, - словно главнокомандующий начал чертенок.
   - А ты, как всегда лишнюю скромность не прячешь, - заметил крылатый.
   - Гавриил, от твоего голоска у ребят закладывает в ушах. Думаешь, они запомнят хоть что-то, пока ты им все расскажешь? Это как съесть мороженное, а через два дня спросить о его молекулярном составе.
   - Ну, если это так, то я, пожалуй, воздержусь от комментариев, - Ангел скрестил руки на груди и приподнял подбородок.
   - Люблю я с ними торговаться, никогда не обманут, - сам себе подметил чертенок и возобновил свой рассказ, - все три оставшиеся башни превратились в порталы для демонов. Две из них находятся недалеко, а вот с третьей придется повозиться. Она находится в пару миль за перевалом Мерлина, немного севернее от Леса Друидов. Так что, покончив с двумя ближайшими, сможем заняться последней, и там же встретить Азраила. У него не будет выхода, как не стремиться в этот мир через имеющийся проход. Но с момента уничтожения башни не должно пройти более одно цикла или по Земному, одного часа времени. Иначе Азраил исчезнет от нас навсегда. И тогда никто не сможет сказать, на чьем мире он попробует всю мощь своей армии... А вот теперь слушаю ваши вопросы, - риторически закончил он.
   - Ченокан и Щит Тьмы, - напомнил я первичную цель нашего пути.
   - Ах, это ... - Люций задумался, ему помогла несравненная Лилит.
   - Ну, придется у него все это забрать силой.
   - Как забрать? Разве так можно? - удивились мы почти хором, - ведь вы говорили, что Щит отражает атаки в самого противника.
   - Щит нельзя приручить, не отобрав его силой. Он подчиниться новому хозяину только при условии, что попробует крови своего будущего повелителя, - пояснила суккуб.
   - Сестричка, моя ненаглядная, а ты не подскажешь, откуда у тебя такие сведения? Или это только догадка? - с изменившимся голосом как-то дико посмотрел чертенок на полуобнаженное существо с добрейшими глазами.
   - А вот это останется моим маленьким секретом, - она легонько щелкнула пальчиком ему по носу.
   - Но ...
   Люций явно был в семье младшим братом, ибо непрекословный авторитет сестры играл свою роль.
   - Виктор, ты должен оросить щит своей кровью, и тогда он сам решит, кто из вас более достоин.
   - А если он выберет не меня, а Ченокана? - через пятисекундной паузы спросил я.
   - Это исключено, любой доспех из этого комплекта и так уже пробовал кровь Говорящего. А попробовав ее второй раз, вещи сами прильнут к тебе. Вот, если не веришь, то попробуй с поясом у Луизы, - предложила она.
   Я вопросительно посмотрел на мою волшебницу и, получив в ответ согласный кивок, порезал палец и приложил его на не снимающееся украшение. Пояс заискрил, словно верный пес принюхиваясь к своему хозяину, и змеей переполз на мою талию.
   Я тем самым лишил девушку от обязательного присутствия при свершении финальных боев с нечистой силой. Но решил это обсудить с ней позже.
   - Я же говорила, - утерла она нос чертенку.
   - Ладно, ладно, не знал я этого, - насупился он.
   Я решил отвлечь их от столь занимательного занятия по обменам любезностями и спросил.
   - Ладно, со щитом, понятно. Оросил кровью и делов-то... Но как я заберу Щит из под носа Ченокана и его огромной армии?
   В воздухе повисло молчание.
   - Ну, я, как понимаю, предложений не последует, - подвел я итог.
   - Виктор, на этот счет есть несколько вариантов, - нахмурился Клик, - и один из них заключается в том, чтобы уничтожить врага наголо.
   На эти слова Люций только радостно потер ладонь о ладонь. Я округлил глаза от возникшей в глазах ужасной картины массовой резни.
   - У кого-нибудь есть другие предложения?
   - Есть, но они более сложны, - продолжил мечник.
   Я заинтересованно поднял брови.
   - Тебе надо выйти на него лично и назначить встречу.
   Меня аж передернуло от такой смежной ситуации. С одной стороны враг предлагает некие взаимовыгодные условия, и тут же со второй мне советуют самому назначить эту встречу. Вывод напрашивается сам собой.
   - Ну, это будет не сложно сделать, - я достал белый камень, и вытянул его на открытой ладони.
   - Что это? Камень переговорник? - Луиза взяла его в руки.
   - Неужели ... - догадалась Элина, но вслух своей догадки не произнесла.
   - И, наверное, он еще связывает тебя напрямую с Ченоканом? - хмыкнул Бйорт.
   - Ну, ловкач, и когда ты все успеваешь? - похвалил меня Эльф.
   Я скромно пожал плечами.
   - Хорошо, поутру я договорюсь с Фролом. Кто из вас идет с нами? - спросил Клик.
   - Я иду, - первой встряла Нинель.
   - Кто еще?
   - Я, - Недолго думая, подала согласие Луиза.
   - Малемар, Бйорт? - Клик посмотрел на бывших сослуживцев.
   - Клик..., - Бйорт отчего-то замялся.
   - Да мы идем, но надо предупредить Фрола о нашем отказе вести этих ребят в бой. Он просил нас занять места тысячников, но то, куда завете вы, стоит гораздо больших наград, чем звание Главного в любой армии.
   - Отлично, а вы? - мечник посмотрел на высших существ, до этого хранивших полное молчание.
   - До тех пор, пока Говорящий не возродиться, мы не будем мешать времени течь в угодном для него русле, - завораживающе ответил Гавриил.
   Теперь очередь пришла и наших товарищей из преисподней.
   - Виктор, я рад тебе помочь, но он прав, пока ты не вернешь свою силу, в этом мире мы, пока, не понадобимся. Помни, чему я тебя учил и знай, что сила твоя ограничивается только фантазией. Нет пределу тому, что может показаться уже завершенным, - голос Люция так же подвергся разительному изменению в нужную для его образа сторону.
   Это был обволакивающее облако надежды и обещания. И при этом с изобилием ноток неминуемой погибели.
   - Когда наступит время, мы снова придем. Делай все, что в твоих силах, чтобы уничтожить эти башни и Азраил падет, - попрощалась Лилит, даруя меня легким поцелуем в щеку.
   Неодобрительный взгляд Луизы ни капельки не смутил демона в женском обличии. И вдруг в комнате блеснула яркая вспышка и все шесть высших существа исчезли в неведомом направлении. Повеяло озоном с легкой прохладой.
   Как только легкое покалывание на щеке от жгучих губ Лилит прошло, я понял, зачем она это сделала. Множество заклинаний и знаний по управлению силы вернулись из далеких недр памяти. Она направила поток Силы в мое сознание и смогла разбудить дремавшие до этого формулы. Это была графа по перемещениям и защитным покровам. Словно я за секунду прошел заочный курс обучения по этому виду волшебству. Покопавшись в том, что вспомнил, я раздосадовано вздохнул. А с атакой глуховато... Ладно, придумаю что-нибудь.
   - Значит, все идут, - прервал мои умозаключения мечник, поочередно заглядывая всем присутствующим в глаза, - и, если вопросов больше нет, то на рассвете обсудим все условия похода. Виктор, а ты свяжись с Ченоканом, и потребуй беспрепятственный проход к нему во дворец.
   Он развел руки в стороны и добавил
   - Тогда на этом все, всем спокойной ночи.
   Но это были только слова. Так, как солнце не спрашивало разрешения на движение по небосводу, и решило, что сегодня ночь долго не задержится. А тем самым мы и не поспим вовсе. Как только мы встали со своих мест, птицы пропели о начале нового дня.
   - Ну, если так, то тогда через цикл жду вас всех во дворе, - тут же изменил предыдущее пожелание мечник, беря под руку зевающую вамп, - а мы, милая, еще должны успеть к королю.
   - Клик, ты изверг, - сладко зевнула она, от чего мы все последовали ее примеру.
   - Виктор, и не забудь связаться с Ченоканом, от этого зависит успех нашей миссии, - во всю раскомандовался Лорд.
   Я кивнул и, чмокнув Луизу, пошел за своей котомкой с парой штанов и тремя носками. Смешно, но все же, хоть какое имущество. Кошель не в счет. Это материальные ценности. Ладно, я просто хочу спать. Так что пропущу свои хаотические, не по сути направленные мысли, и перенесусь примерно сорок минут вперед.
   Камень завибрировал как раз в тот момент, когда я сам уже собирался связаться с нашим противником.
   - Да? - собравшись с духом, я сжал камень в руке.
   - Доброе утро, Виктор. Как спалось?
   - Ты знаешь, не очень...
   - А жаль, ведь у вас сегодня тяжелый день. До меня дошли слухи, что Фрол решил потягаться со мной силой. И вы имеете к этому непосредственное отношение, - камень немного искажал голос, но тембр, интонация, сам метод сложения слов, были характерны именно тому человеку, который был мне сейчас нужен.
   - Давай ближе к делу, - прервал я его обсасывание косточек.
   - Давай, расскажи, что ты надумал? - послышалось заинтересованное настроение.
   - Я согласен избавить тебя от монстров, заполоняющих твои земли, но при некоторых условиях.
   - Я весь во внимании.
   Что-то мне подсказывало, что надо мной наглым образом издеваются.
   - Хорошо, первое - обеспечь беспрепятственный проезд по твоему королевству, а второе - отдай мне Щит.
   - И это все? - удивился Ченокан, - а как же война, захват земель, смена власти...
   - Это все меня не интересует. Если хотите воевать, то, пожалуйста, воюйте. А у меня стоит иная задача. Первым делом мне нужен Щит Тьмы. Без него весь мир будет обречен. Рано или поздно эта планета будет уничтожена слугами Темных Миров. И тогда тут будет без разницы, где, кто и когда правил. Все умрут, и на этом будет стоять жирная точка, поставленная рукой Азраила.
   - Виктор, можно вопрос? - его голос немного изменился.
   - Валяй, - бросил я.
   - Что будет, если я откажусь?
   - Ченокан, не стоит играть в игры, в которых не уверен в выигрыше. Риск - это дело секундное. А вот последствия предугадать почти невозможно. Так вот в этом случае. У тебя будет два варианта, - я не на шутку разошелся, слишком многое скопилось за это время, и захотелось просто высказаться, - первый - ты пытаешься сражаться, и проигрываешь, ибо щадить никого из ваших, я не буду. Нахожу тебя и забираю силой то, что и так принадлежит мне. Второй - ты хорошо прячешься и ждешь, пока через несколько месяцев, а может быть и лет, демоны находят тебя и убивают. Да, не удивляйся, даже в этом доспехе, ты смертен. Он спасает только от холодного оружия, а вот от когтистой лапы зверя или голода не спасет. Так, что теперь твоя очередь выбирать. Мы уже выступаем, и если у границы нас не встретит конвоир, то я не пощажу никого, кто посмеет нам помешать.
   На втором конце воцарилось долгое молчание. Я уже думал было, что переговоры окончены, как камень снова заговорил.
   - Ты получишь то, что просишь, но запомни, если и ты не сдержишь свое слово, то пиняй на себя. Эта война не для тебя.
   И связь прервалась. Вот теперь точно конец дебатам.
   Вскоре подтянулись остальные.
   - Фрол с войсками пойдет следом за нами, - объявил Клик еще издали, - он дал бумагу на лошадей. Так, что к утру третьего дня будем у границы. Ребедин едет с ним. И по предварительным данным, через пять лун его войска будут у стен Карфолга.
   Я нахмурил брови, собираясь переспросить это странное название, но догадливый мечник сам ответил на мой не прозвучавший вопрос.
   - Это первый замок после границы Дрейко и Некрополеса. Его невозможно пропустить. Все дороги проходят от него на очень близком расстоянии. Поэтому эта крепость строилась для особых случаев, а именно для защиты от нападения со стороны южных королевств, с коими мы сейчас и идем.
   - Но нам война с ними ни к чему, - подметил я, - тем более, что Ченокан обещал беспрепятственный проезд по чужой территории.
   - Ты с ним уже связался?
   - Да, и я пообещал в этих баталиях не участвовать. А взамен он отдаст нам Щит Тьмы.
   Клик почесал бороду.
   - Ты уверен, что это не ловушка?
   - Я пока не думал об этом, - брови самопроизвольно легли домиком.
   - Ладно, позже обсудим, пошли за лошадьми, - еле услышал я его из-за скрипа открываемой двери конюшни.
   ***
   Три дня спустя мы действительно достигли до желаемого места. Но, открывшаяся нашему взору картина была совсем другой, чем мы ее представляли до этого. Здесь стояла громадная армия, готовая по любому приказу сорваться с места и снести все, что могло попасть им на пути.
   В отличие от меня и трех девушек, Клик со своими старыми друзьями не выглядели озадаченными, минуя кровожадные морды разномастных существ. Видно им такая близость с иными расами, которые хоть на маленькую толику отличались от людей, была не в новинку. Но и сумбур со скрытым алгоритмом такого передвижения был нам весьма кстати.
   Среди всего этого хаоса мы нашли место, куда солдат тянет с особым рвением. И, пользуясь моментом, назвавшись наемниками с северных земель, сытно покушали. А затем под шумок, как ни в чем ни бывало, вышли к передовой. Дальнейшее немного затруднило реализацию нашего плана.
   В паре километров впереди виднелась армада противника, готовящаяся в любой момент встретить врага копьями и наточенными клинками. Отсюда тяжело было различить их маленькие фигуры, и чем они были заняты. Но то, что они не сидели, это было понятно всем.
   - Какие предложения? - спросил я, держа под уздцы свою пятнистую кобылку.
   - Виктор, ты иногда так спрашиваешь, что я командир отряда, или ходячий вестник стратегии, - насупился Лорд вампиров.
   - Ну, Клик, если уж ты не знаешь как надо себя вести в этой ситуации, то и я тем более.
   - Ладно, давай подумаем. Ченокан сказал, что предоставит нам беспрепятственный проезд по его территории. Так?
   Я согласно кивнул.
   - Так, - словно сам себе подтвердил он ответ на свой вопрос, при этом настраиваясь на дальнейшее рассуждение. - Значит, если мы доберемся до туда живыми, то, возможно, сможем пройти. Но ... Ладно, допустим, мы доберемся и минуем эту заставу. Тогда как объяснить наш выезд из этих войск? Может начаться неразбериха. И мы снова можем оказаться под ударом.
   Эти долгие умозаключения могли затянуться до завтрашнего утра. И, поэтому, я, молча, подошел к коренастому десятнику, отчитывающему своего подчиненного, и стал ждать, пока мое чрезмерное внимание к его персоне станет достаточно заметным. Наконец, выпустив пар, он грубо осмотрел меня с головы до пят и резко спросил.
   - А тебе чего надо? Запись новобранцев в третьей палатке! - и хотел было отвернуться и уйти, но я и глазом не повел, - не понял что ли? В третьей палатке! Это вон туда...
   И он указал рукой куда-то в центр шатров.
   - Надеюсь, вы закончили, ибо мне не ведомо ваше имя, чтобы отдать приказ высечь вас плетью за дерзость к старшему по званию, - вежливо и спокойно отчеканил я.
   Он округлил глаза, присматриваясь к моему лицу.
   - Простите за злословие, но я не признал Вас. Из чьих вы будете? - а этот темноволосый парень не из робкого десятка.
   На вид ему лет двадцать пять не меньше. Но значимости в серых глазах хоть отбавляй.
   - Мое имя Виктор, если вам это что-нибудь говорит, - представился я.
   - Вако тринадцатый, первый десятник второй сотни главного Лавра Защитника, - тут же парировал он.
   Я удивленно поднял брови.
   - Лавр?
   Он кивнул.
   - Вы знаете его? - теперь голос моего собеседника стал немного робее.
   - Знаю ли я его? - рассмеялся я, - а ну живо веди меня к нему.
   - Но..., - опешил Вако.
   - И не робей, все бочки вали на меня, - пошлепал я его по плечу, - Клик, я на минуту отлучусь. Тут Лавр Главный.
   Он понимающе кивнул. Оказывается, друзья все уже более минуты следили за мной.
   - Вот прохвост, ведь специально же так поступил, - усмехнулся я сам себе.
   - Эмм... Извините, вы сказали Клик? - тихим голосом, словно нашкодившее дитя, уточнил паренек.
   - Клик, Клик. Ты не ослышался я именно так и сказал, - подгоняя десятника, кивнул я.
   Он тут же обернулся на мечника, пытаясь его получше рассмотреть, и чуть не налетел на рогатое чудище с цветом чешуи болотной каши с изобилием тины.
   - Смотри куда прешь! - рявкнул тот, за что получил гневную тираду от вышестоящего по званию Вако.
   Вообще-то это для Вако показалось, что он выше по званию и может уже командовать прям таки всеми новобранцами. Но для наемника, знающего свое дело и всю жизнь зарабатывающим на этом деле себе на хлеб, такое мнение не прельщало. Чем исполин и выказал в полной мере, зарядив огромным кулаком молодому десятнику промеж глаз.
   - Ты его хоть не убил? - кашлянул я, обращаясь к рогатому существу.
   Мы оба, наклонились над закатившим глаза бессознательным телом.
   - Да нет, я не думал, что он так быстро "того", - прогнусавил болотный монстр.
   - Что "того", думать надо перед тем, как бить, - чуть было не перешел я на повышенные ноты.
   - Так, парниша, ты помладше будешь, а, следовательно, и летать подольше, так что не нарывайся, - пригрозил громила.
   - А может, поспорим, кто после удара дальше летать будет? Я или ты? - перешел я в наступление.
   - Не нарывайся, - уже более серьезно заявил верзила, - я не хочу убивать союзников.
   - Тогда, давай померяемся силой, кто кого завалит, тот и выиграл, - предложил я, закатывая рукава и вытягивая руки вперед.
   У них самое распространенное выяснение отношений заключалось в том, что, когда двое спорящих становились друг напротив друга на вытянутые руки, и силой пытались завалить противника.
   - Ха-ха-ха, ты в этом уверен? - рассмеялся тот, принимая такую же позу напротив меня.
   Вокруг собралось достаточно зевак. Такие события не проходят без зрителей. Мы зажали пальцы в замок, и готовы были по команде начинать, как резкий оклик заставил группу поддержки с холодным оружием расступиться в стороны, пропуская вперед хорошо слаженного с двумя конвоирами Лавра.
   - Отставить драку! - громко скомандовал Главный, и тут увидел меня. - Кхм, Кхм.
   - Можно мы продолжим? - улыбнулся я, подмигивая вместо приветствия.
   - Ты как всегда в своем репертуаре, нельзя ли по-нормальному прийти в гости, с кувшином войки посидеть, поболтать о жизни такой непростой? - с легким укором тяжело вздохнул он, - ну что тут с вами поделать? Если б это был кто другой, то я бы вас обоих высек, а так, продолжайте! Освободите им место!
   Болотник с легким прищуром осмотрел меня с головы до пят. Что-то ту явно было не то.
   И тут очнулся Вако.
   - Да я тебя под трибунал! - еще не успев разлепить глаза заорал он, - чтобы рекрут и кулаками на десятника пошел! Ты вообще понял, на кого руку поднял?
   И тут он заметил, что все разошлись по кругу, а мы внимательно смотрим на его активную брань.
   - Эй, вы чего? - вдруг испугался он.
   - Можно я его еще раз? - прогнусавил монстр, закатывая сползший рукав рубахи.
   - Если не умолкнет, то я не против, - поддержал я существо.
   Вако испуганно смотрел то на меня, то на болотника. Но, поняв, что его слушать никто и не собирается, а второй раз кулаком по лбу получить вполне реально, он заметил своего командира.
   - Господин Лавр, прошу выслушать меня, - затараторил он, - эти двое рекрутов напали на меня, и унизили при всех. Это нарушение дисциплины. Это бунт.
   - Как твое имя, десятник? - строго задал вопрос Лавр.
   - Эмм... Вако, - словно вспоминая, ответил обиженный.
   - Итак, Вако, понимаешь, если бы в этой ситуации был бы кто-нибудь другой из новобранцев, то я бы разжаловал тебя. И приказал бы выпороть их обоих. А так, как это Виктор и Таурох, то наказание на сегодня ты избежал. И впредь, подумай над тем, с кем имеешь дело говорить, а потом реши, стоит ли угрожать им розгами.
   - Но...
   - Заткнись, и лучше посмотри на настоящих Героев в деле, - махнул он десятнику.
   Тот послушно свесил голову и растворился в толпе. Я снова вернулся к незавершенному спору.
   - Ну, так как, силой меряться-то будем? - с вызовом бросил я.
   - Твое имя, Виктор, правильно? - переспросил монстр, не спеша, кинуться в драку.
   - А если мой слух еще меня не подводит, то ты Таурох? - тем же тоном кивнул я в ответ, и настороженно спросил, - так, что? Ты готов сделать ставку?
   - Почему бы и нет, - рассмеялся тот, - мне давно никто не бросал вызова.
   - И с чего это? Жизнь в горах? - я уже занял стойку.
   - Как? Ты не знаешь мое имя? - глаза наемника поползли вверх, - каждый знает сказку про Тауроха. Так вот это про меня.
   - Ну и хрен с ним с этой сказкой, если будем козырять родственниками и легендами, то я точно тебя уделаю. Так что давай, становись, и узнаешь истинную силу Виктора, - похоже, у меня началась мания величия, или ... тело просило разрядки на ком-либо, что было менее вероятно.
   - А ты не из робкого десятка, - хмыкнул он.
   Мы скрестили пальцы, ожидая сигнального хлопка.
   По негласным правилам поединок открывает или старший по возрасту, или старший по званию, при условии, если бороться будут на территории вояк. И эта роль сейчас выпала Лавру. Он дождался наших кивков и сильно хлопнул в ладоши. Таурох с молниеносной реакцией надавил на мои запястья. Если бы я был простым человеком без магических сил, то сейчас бы уже шел к лекарю на сращивание костей. Но так, как я отличался от большинства людей и магов некой скрытой в крови уникальностью, то данный прием не прошел достаточно удачно. Я чуть присел на одно колено, но вовремя сдержал атаку. Колцо слегка кольнуло в палец и ноги без особого напряжения подняли меня в исходное положение. На лице Тауроха отразилось удивление. Он сжал зубы и напрягся изо всех сил. Стало немного не по себе. Что-то произошло, и он стал постепенно увеличиваться в росте. Он и так был выше меня в три головы, а тут и еще подрос. Хотя нет, это я уменьшался. Сырая земля не выдержала столь сильного давления и начала засасывать мои ноги. Но когда я это понял, было уже поздно. Таурох ослабил хватку и выпрямился во весь рост.
   - Моя взяла! - он упер руки в бока и рассмеялся, - не думал, что когда-нибудь получу победу таким способом...
   По правилам поединка, у кого первым оба колена коснуться земли, тот и проиграл. У меня же сейчас обе чашечки полностью погрузились в грязь. Я ругнулся, осознавая свой просчет. Надо было камень под ноги создать. Но теперь уже ничего не поделаешь. Это действительно мой проигрыш.
   - Тебе просто повезло, - стиснул я зубы, по очереди выуживая промокшие до нитки сапоги.
   - Ты, парень, не обессудь, я болотник бывалый, и многое повидал. Но такую силу видел впервые. Если б не матушка земля, то сидел бы сейчас и горестно плакал, будучи публично осмеянным хилым мальчуганом. Ты не обижайся, если что сказал не то, то прости, а ежели нет, то не приписывай к врагам своим. А то чует сердечко, что секрет в тебе скрыт несусветный. Уж больно знатны твои сопровожатые, что за твоей спиной стоят и думу думают. Ох, и пойду я лучше отсюда, а то и мне перепадет ненароком.
   - Таурох, ты опять? - из-за моей спины раздался голос мечника.
   - Клик, приятель, сколько лет, сколько зим, - он расставил руки в добродушном приветствии.
   Несколько зевак начали перешептываться между собой. А заметив еще и эльфа с гномом, так и вообще рты по-раскрывали. Наверное, примелькались друзья мои. Вот и узнают их везде, где ни попади, привлекая дополнительный эффект значимости происходящего.
   - Таурох, ты чего моего ученика тут на колени ставить надумал? - Клик сделал замечание своему старому другу.
   - Ну, это, так он первый начал, а я поддержал. Ведь так же, Виктор, - подмигнул мне болотный монстр.
   - Не буду отрицать явного, - кивнул я, переводя взгляд на зачарованного главнокомандующего, - Клик, ты Лавра помнишь?
   Он улыбнулся недавнему десятнику и пожал ему руку.
   - Давно тут?
   - Пятую луну. Уже освоился немного, а вы все, - он осмотрел наш маленький отряд, - куда собрались? Неужели в разведку?
   - Ну, почти, - почесал он затылок, - скорее в тыл сквозь основные силы.
   Лавр нахмурился, соображая, что могли бы означать его слова, но вскоре прекратил это бессмысленное занятие и спросил.
   - Так, а в чем именно заключается ваша миссия? Может, требуется какая-либо помощь?
   - Может и потребуется, а пока, сможешь достать нам провианта на целый кругооборот луны? И желательно такую, чтобы портилась не так быстро, - попросил мечник.
   - Что-нибудь еще? - любезно спросил Главный Второй Тысячи.
   - По-видимому, войска противника совсем близко, - сменил тему вампир, - давно они тут?
   - Подошли совсем недавно. Стоят, чего-то ждут. Думали, нападут, а нет. Им что-то нужно, а вот что не ясно, - вкратце объяснил новоявленный генерал.
   - Переговоры?
   - Ни в какую, - пошел диалог двух военных, понимающих друг друга с полуслова.
   - Жертвы?
   - Двое, - опустил голову Лавр.
   - Будет больше, ты должен быть готов нести это бремя, - он хлопнул по плечу задумавшегося предводителя.
   - Да я готов, но все равно тяжко, - вздохнул он.
   - Ладно, если это все, то, как еда будет готова, то окликните нас. Мы будем вон там, - и Клик указал на небольшую поляну в двадцати метрах от крайних рядов охраны.
   Час спустя просьба бала выполнена. Вещи и еда уложены, желудки набиты до отвала, лошадей напоили и накормили, и вот теперь мы полностью готовы спасать мир.
   И, наконец, попрощавшись, мы вышли на встречу огромной армии в надежде пройти целыми и невредимыми сквозь жаждущих наших смертей разномастных тварей.
   ***
   Перед нами во все стороны распростерлись полчища безумных вражеских солдат. Совсем скоро я и несколько моих друзей встретим всю эту эпохальную армаду лицом к лицу. Сердцем верилось, что обещание Ченокана в дипломатической неприкосновенности будет исполнено, но при виде неизвестных Земной науке существ с жаждущими крови клыками, всякие мысли о счастливом конце вмиг разбивалось о стены страха и отчаяния.
   Нет, не подумайте, мы в любом случае без боя не сдадимся, но все же, так не хочется лишать этого удовольствия основные силы Фрола и Ребедина. Мы же и убить можем, а с трупами короли не обсудят возможность счастливого конца для обоих из сторон.
   - Виктор, ты точно уверен, что решил вопрос перехода через заставы? - мечник расстегнул чехол меча, освобождая эфес от тряпок и ниток.
   Я нахмурил бровь, глядя на необычный для него метод упаковки оружия.
   - Это на удачу, - подмигнул он, на застывший в моих глазах вопрос.
   Я сглотнул, уже сам немного сомневаясь в возможном безопасном проходе к Башне. Но неожиданно для всех нас, сквозь первые шеренги, навстречу выехал всадник.
   Человек в темных доспехах остановился в двадцати шагах и прокричал.
   - Добрый день, если вы те, о ком мне говорили, то я успел во время.
   - Кто вы? - последовал вопрос на его приветствие.
   - Мое имя Мемори Лейн, а ваше, стало быть, Виктор? - он повернулся к мечнику.
   - Нет, на ваших землях меня знают под именем Клик, а тот, чье имя вы назвали, это он, - Лорд указал рукой в мою сторону.
   - Кхм, - пришел в смятение Лейн, - это всего лишь парень.
   - А вы кого собирались увидеть? Огромного роста существо с шестью руками? Или кровожадного монстра на цепи? - обиделся я.
   - Нет, просто то, что я о вас слышал, не совпадает с вашими внешними данными. Ну, опустим это. Я прибыл сюда по приказу короля Ченокана великого. Он велел вас сопроводить до замка.
   Мы переглянулись. Значит, все-таки сдержал слово. На какой-то миг я чуть совсем не разочаровался в короле захватчиков. Но он сдержал слово, и теперь требовалось решить стоит ли нам идти сразу в замок или, покончить с одной из башен. Я задал этот вопрос на общее обозрение. Появились разногласия. Девушки хотели в замок, остальным было все равно. Поэтому вердикт был в пользу прекрасного пола. Тем более что проводник настаивал следовать именно туда, и ни куда более.
   Проходя мимо странных монстров, мне стало не по себе. Каждый из них, словно хотел порвать нас в клочья. Но зачатки разума не давали им это сделать. У них была отличная школа военной подготовки. И поэтому любой приказ выполнялся, словно свое самое сильное желание. Наверное, только из-за этого мы всей делегацией прошли целыми и невредимыми сквозь немногочисленные ряды обороняющихся.
   - Клик, или мне кажется, или эти ребята идут на верную смерть, - заметил я их немногочисленную армию, в сопоставлении с силами, собравшимися за нашими спинами.
   - Так и есть. Это для отвода глаз, - кивнул тот, подтверждая мою гипотезу.
   - Но, а зачем тогда их сюда поставили, - я хотел услышать это от него.
   - Чтобы сделать вид, что против них выставляют хоть какое-то сопротивление. Ченокан сейчас всерьез занялся монстрами из башен, если после атаки перешел в глухую защиту.
   Я подумал над его словами.
   - Думаешь, что все так серьезно?
   - Скоро мы сами это узнаем... - вздохнул тот, обещая полную неизвестность в скором будущем.
   С проводником мы шли гораздо быстрее, чем предполагал мой наставник. Мы пересекли целое королевство за неделю. Миновали несколько застав и еще одно кольцо оборонявшихся войск. Тут их уже было гораздо больше, чем на первой границе.
   И к концу третьего дня второй недели были у ворот Денжера. Что происходило позади нас, и насколько углубились войска Фрола, мы сказать не могли.
   За это время я немного успел разговориться с ребятами. И узнал много нового из жизни болотников и иных существах населяющих Горные Болота. Как они описали, это загадочно-странное место, у нас на Земле аналогов не имелось. Это, словно горы, но сама природа создала имитацию болота прямо в камне. Сплошь усеянный небольшой остров пещерами с гигантскими растениями и грибами, по их словам, создавали основной микроклимат с почти стопроцентной влажностью. Там не было дождей или смен пор года. Там были вечные тропики. И дышать, гораздо легче, чем на поверхности. Короче, всего и не вспомнишь. Но очень походило на описание флоры и фауны из какой-нибудь фантастической книги по мотивам Жуль Верна.
   ***
   Врата замка, усиленная охрана, и всевозможные ловушки заклинания, не пропустят в замок ни одного врага без приглашения. Коими мы сейчас, потенциально и являлись. Но нас вел человек, способный провести через всю эту защиту без малейшего вреда на организм.
   Все те же мощенные улицы из синего камня, невысокие глиняные постройки, серый унылый город и сплошь усеянные торговцами ряды товаров. Для покупки чего-либо как покупателям, так и желающим продать что-либо, приходилось проходить проверку на магическом детекторе лжи. Вопросы были стандартными. И все сводились к тому, чтобы никто из вошедших не мог и подумать о пагубных действиях против короля. Но, вы знаете, хоть эта усложнившая посещение города конструкция и мешала попасть за стены города, но товарооборот совсем не уменьшился. А наоборот увеличился из-за острой необходимости в оружии и боевых свитках.
   Все это дело, под предводительством двух стражников, мы прошли на одном дыхании, словно никто и не стоял посреди улицы по обе стороны от центральной дороги. И совсем скоро оказались у самого высокого строения в центре города. Там находилось почти все. Это был центр города. Королевская казна или по совместительству банк скрывала кованная решетка. С нашего последнего визита там почти ничего не изменилось. Я не стал осматривать все подробности, ибо мы вошли в центральную дверь этого огромного замка.
   И буквально через минуту оказались в достаточно просторном помещении, где нас уже ждали четверо...
   Троих из них я узнал, а вот человека в темном капюшоне видел впервые.
   - А вот и он собственной персоной, - закончил начатую речь Ченокан.
   - И кто же из них наш долгожданный спаситель? - уточнил медведь в специально подогнанной для него кожаной броне с металлическими вставками.
   - Михаэль, неужели, забыл, кто из них смог впечатлить тебя в том лагере, при падении основных сил врага поодаль от стен столицы?
   - Да, да, припоминаю, и имя ему Виктор, - закивал он, вспоминая события минувших дней.
   И через секунду нашел меня глазами, чему-то довольно улыбаясь.
   - Виктор, ты не представишь нам своих друзей? - Ченокан вышел немного вперед, внимательно переводя взгляд то на Нинель, то на Элину.
   Я поочередно назвал имена всех, вошедших в это здание.
   - А это - Михаэль, Киллир, и Тень. Думаю, их должности не придадут тебе особого значения, иномирец, - на последнем слове он сделал ударение с легким презрением, высказывая в нем весь свой негатив к таким, как я.
   Клик тихонько ткнул локтем мне под ребра, кивком указывая на человека в черном плаще.
   - Тень. Братство черной розы, - шепнул он мне на ухо.
   Я еле сдержался, чтоб не кинуться к нему на разборки, но Ченокан сбил мою спесь милым и безобидным приглашением на ужин. После недолгого раздумья все дружно закивали. Это, хоть и вызывало некое подозрение, но мы же в гостях. Так что отказывать было бы невежливо. После чего слуга принес нам порционные тарелки с одинаковым количеством разных блюд. Он словно знал, кто что любит больше всего и угодил на этот вечер всем поголовно. За что и получил чисто сердечное "спасибо".
   - Итак, теперь можем и обсудить все волнующие нас и вас вопросы, - предложил король, после того, как все перешли с еды на вино.
   - Думаю, что нам есть что обсудить, - согласился мечник, - за что получил слегка укоризненный взгляд от Киллира.
   Тут я не выдержал и напрямую спросил.
   - Тень, можно узнать, что за охоту вы на меня устроили?
   Он выдержал паузу. Но скрывать уже бессмысленно. Что сделано, то сделано.
   - Вначале была наша личная инициатива убрать тебя, но после того, как ты убил одного из нас. Мы решили подробнее подойти к этому вопросу, на время, отложив твое убийство. Ведь не каждый способен уничтожить Теневого Брата голыми руками.
   - А второе покушение на Нинель? - я просил его продолжать.
   - А это уже самоинициатива его брата Тита. Мы приказали не трогать тебя до выяснения всех вопросов, но тот не послушал и за это поплатился своей жизнью. Ведь так, прекрасная миледи? - он с любопытством посмотрел на Луизу, та в ответ кивнула, - так, что если конфликт в этом вопросе улажен. То могу предположить, что теперь между нами мир?
   Я немного подумал, взвесил за и против. И понял, что месть до добра не доведет.
   - Мир, - я кивнул, соглашаясь с его предложением.
   Почти все поголовно с любопытством наблюдали за развитием переговоров.
   - Ченокан, что вам от нас нужно на самом деле? - пришла очередь мечника требовать правду.
   Недолгая пауза, спокойный взгляд и сухой, лишенный жизни ответ.
   - Я хочу создать мир без пороков и лжи. Без предателей и убийц, без всего того, что так мешает всем существам сосуществовать в обоюдном согласии и взаимопонимании. Но мы не можем сделать это, пока эти проклятые башни насылают на наши земли полчища демонов.
   - Много их на этот раз вышло? - этот вопрос остановил дальнейшие дискуссии на философскую тему.
   - Не сказал бы, что очень, но то, что они делают с нашими войсками, заставляет многих паниковать. А некоторые и совсем становятся безумными, - на мой заинтересованный взгляд Ченокан пояснил, - кто бы ни погиб во время сдерживания их натиска, становятся кормом для этих тварей. Они пожирают как своих, так и чужих. А многие из павших, впоследствии встают, и снова идут в бой. Но в этих воскресших воинах полностью отсутствует разум. И они уже идут против нас. Идут, не чувствуя боли. А убить таких можно только отрубив им голову. Казлось бы, что тут такого, но ребята не могут убивать своих недавних друзей, своих родных, попавших под укус демона. Они становятся заложниками надежды, и многие из-за этого погибают. С каждым днем мы терпим неудачу, отправляя на тот свет изрядное количество наших солдат. А восставших и демонов становится все больше и больше. И это не будет продолжаться вечно. Скоро они возьмутся за нас со всей полнотой энтузиазма. И тогда плакали счастливые деньки нашего детства.
   Он сделал паузу, чтобы отпить вино и с легкими нотами мольбы попросил.
   - Виктор, прошу тебя, уничтожь эти проклятые башни. А мы спокойно продолжим свою компанию по установлению мирового порядка в этом мире.
   Его слова были столь убедительны, что я даже и не усомнился в их правдоподобности.
   - Ченокан, надеюсь, ты помнишь мои условия сделки? - уточнил я.
   - Щит Тьмы. Да, хоть и с неохотой иду на это, но я согласен. Только, Виктор, я могу тебя только огорчить.
   Я нахмурил брови.
   - Понимаешь, этот доспех я не могу снять. Он словно врос в мою плоть и действует, словно часть организма. Это, как моя вторая кожа.
   - А вот это уже плохо, - сжала зубы Луиза.
   - Что-то не так? - насторожился я.
   - Да, если он говорит, что чувствует предмет, как свой организм, то вполне возможно, когда Ченокан снимет его, то может умереть. Но это лишь предположение, ведь пояс даже и не стал реагировать на меня, но все равно, когда он отделился с моей талии, то ощущение было, словно оторвали частичку души.
   Эти слова заставили нас задуматься.
   - Ченокан, но без этой вещи мы не сможем победить Азраила. Ты должен на это решиться, иначе все умрут, - с легким смятением и отчаянием обратился я к нему.
   Он тяжело вздохнул и повернулся к Киллиру.
   - Каковы на самом деле потери на сегодняшний день?
   Его главный немного помялся, но все же отвечать нужно и, то, что прозвучало в его устах не вызвало радости у молодого короля.
   - Треть армии уничтожено за пятнадцать лун.
   Желваки заиграли на скулах у монарха. Решать надо было. И от этого решения зависела не только судьба его королевства, но и судьба всех, кто живет в этом мире.
   - Хорошо, я сделаю то, что ты просишь, но мне нужны будут гарантии, что башни будут уничтожены. И эра Азраила канет в лету.
   Я опустил глаза и усмехнулся. Как парадоксально. Что бы ты ни выбрал, а итог один. И судьбы не миновать. Мои друзья заинтересованно пытались понять, о чем я сейчас думаю. И в эту минуту только мой голос мог нарушить воцарившее в просторном помещении тяжелое молчание.
   - Ченокан, какова бы ни была твоя судьба после того, как Щит будет у меня, но я клянусь своей жизнью, что не найду себе места, пока Азраил не умрет. В этом мире мне нет больше забот, кроме как уничтожить все зло, что пришло на ваши земли. За этим я и пришел сюда.
   - Хорошо... Киллир, если я умру, то назначаю тебя моим регентом. И да сохранит нас создатель, - и с этими словами он подошел ко мне на расстояние вытянутой руки, распахнул жилет, открывая взору черные пластины и жестко, голосом полным уверенности в своем решении, произнес, - действуй, я готов!
   - Но, милорд! - возразил Киллир, испугавшись возможных перемен.
   Ченокан не обратил на эти слова никакого внимания, кивнув мне, чтобы я начинал. Теперь я немного впал в смятение. Прямо так просто. Бери и властвуй?
   Что-то много демагогии, пора действительно заканчивать это представление, медлить больше нельзя. С каждым часом погибают жители и воины, защищающие эти земли от натиска Темных Миров. И я открыл занавес последнего акта театра войны Срединных земель с Азраилом.
   Кровь потекла по руке, я мысленно приказал ей не останавливаться. В ту же секунду я дотронулся до черного панциря на груди правителя Фенико. Яркая вспышка, а затем глухая и непроглядная темнота. Я стоял где-то на твердой поверхности, но ни звука ни отблеска света там не было. Тут была Тишина. Темная, непроглядная, такая давящая, словно весь воздух сгустился на столько, что ни один звук не мог проникнуть сквозь нее. Казалось ее можно потрогать руками, отодвинуть в сторону и пройти, словно откинуть застывший занавес темной портьеры. Я присел, чтобы потрогать, на чем стоял. Холодный каменный пол. Значит, ощущения еще не покинули мое тело. Уже лучше.
   Я попробовал что-то сказать, но звук не был таким, как я привык его слышать. Я услышал свой голос, словно кричал с другой стороны комнаты. Да, слова были моими и голос похож, но говорил я в другом месте, хотя слушал здесь. Тогда я попробовал сделать шаг. Нога повиновалась моему наитию и нашла твердую точку опоры.
   Вскоре вот такими маленькими шажками я прошел более ста метров. Но ничего не изменилось. С каждым шагом я руками ощупывал воздух, чтобы не наткнуться на какой-нибудь предмет или еще что похлещи. Но ни единого намека на что-либо. Просто пустота. И вдруг я вспомнил о своем ночном зрении.
   Позвав свою тень, я всецело погрузился в ночь. Пустота приобрела легкие очертания. Воздух стал свежее. Я словно воссоединил две части одного целого. Теперь весь этот мрак и тишина были не столь угнетающими. Я осмотрел то место, где стоял. Это, словно пытаешься рассмотреть в непроглядной тьме частичку мелькнувшей сквозь облака звезды. Я увидел легкие, полуразмытые очертания человека поодаль от меня. Он стоял неподвижно, словно ждал чего-то. Я позвал его, ответа не последовало. Тогда я решил подойти к нему и коснуться спящего, как он зашевелился. Темный силуэт поднял голову, открывая мне свое лицо, и одними губами прошептал.
   - Виктор ...
   Вдруг меня осенило. Это испещренное морщинами старческое лицо очень походило на мое собственное. Ужас прочесал спину, давая понять, что то, что я вижу, не может быть на самом деле. Это, словно в заброшенном замке встретил призрака, и он что-то от тебя хочет.
   - Кто ты?
   Выхода не было, призрак или фантом, или плод воображения, но надо было разобраться, кто он и почему я здесь оказался.
   - Виктор, я так долго ждал, - теперь голос появился, но, он раздавался прямо в моей голове, - я тот, чье имя Говорящий Силой. Первый в своем роде. А ты моя кровь. История повторяется, но ты не сможешь ничего сделать против него не получив пятый предмет.
   Я удивился. Казалось, призрак читает мои мысли. Он не останавливался, а говорил и говорил. Словно для этого он тут и стоял несколько тысячелетий. И теперь, выполнив свое предназначение освободиться от данного обета.
   - Наша кровь - это основополагающий элемент. Это и есть пятый предмет. Для того чтобы узнать, на что ты на самом деле способен, ты должен умереть. И только после смерти все пять составляющих будут тем, чем нужно. Запомни мои слова, Виктор, и тогда зло падет...
   И он растаял. Растаяла комната, исчез мрак. Исчезла эта гнетущая Тишина. И на смену ей пришли знания, знания многих тысяч моих перевоплощений. Многое, что так скрывалось за завесой тайны, вернулось в мою память. А за знаниями, вернулась и комната, та самая комната, где мы только что стояли. Та самая, где и произошла эта сделка.
   Передо мной, на полу, корчась от боли, лежал Ченокан. Вся его одежда была изодрана в клочья. Но тело больше не покрывал темный панцирь Щита. Я опустил глаза и чуть не рухнул от удивления. Этот злосчастный предмет теперь был на мне. Я стал таким же, каким был монарх несколько минут до этого. Ченокан снова закашлялся, выплевывая из легких сгусток крови. Видимо нелегко ему пришлось, если сейчас испытывает такие муки.
   Я помог ему встать и услышал тихий шепот боли. Я услышал его, словно доктор слушает легкие и может определить по этому звуку болезнь легких. Вот так же я и услышал, что его тело почти на износе, и если кровотечение не прекратиться, то он умрет. Щит был не просто оружием самозащиты. Он также был и проклятием.
   Еще бы немного и сам того не осознавая, он бы постепенно начал терять силы и в итоге бы в скором времени умер. Можно сказать, что я ему дал второй шанс. Хотя для других могло показаться совсем иначе. Его Главные помогли усадить короля в кресло и с легким испугом и укором посмотрели в мою сторону. Теперь они понимали, что от моих действий зависит судьба многих тысяч жизней. И их жизни включительно. И стань я на сторону зла, то никто уже не сможет меня остановить. Последнее, что могло меня еще сдержать, теперь было на мне. Я почувствовал себя неуязвимым. Щит начал питаться моей кровью. Но кровь Говорящего это совсем иной состав, по сравнению с кровью короля Срединных земель.
   Ченокан снова закашлялся, выводя меня из эпохальных рассуждений. Я добыл, то, что нужно было и теперь надо было отплатить ему тем же. В кармане я почувствовал легкую вибрацию, исходившую от бутылочки, что передали мне Ангелы. И взяв ее в руки, я понял, что это.
   Вот теперь, когда многое стало мне известно, я понял, зачем они мне это дали. Это дар жизни. Это живая вода. Ченокан снова выплюнул сгусток крови на мраморную плитку. Он умирал. И словно ведомая неким естеством, скрытым в недрах этой жидкой субстанции, она хотела помочь королю. Она сама просилась к нему, чтобы избавить его от приближающейся смерти. Ченокан задышал чаше, ему становилось хуже.
   - Чен, вот, выпей это, и тебе полегчает, - я протянул ему флюоресцирующую жидкость.
   Киллир с подозрением посмотрел на меня, но все же помог влить содержимое бутылочки ему в рот.
   Пару секунд ничего не происходило. А потом, правитель вдруг закричал, извился, словно змея и, расставив руки в стороны, взлетел в воздух. Из всех присутствующих один я остался на месте. Остальные немного отпрянули от яркого света, вырвавшегося изо рта, глаз, носа, кончиков пальцев рук и ног короля. Это походило, как в нем зародился живой свет, способный излечить от любой болезни. Несколько секунд светового шоу, и он сидел в царственной позе на своем стуле, улыбаясь в тридцать два зуба. Лицо больше не выражало никаких чувств боли или страха. Он стал таким, как и был прежде.
   - Ах-ха-ха, а ты заставил меня поволноваться, - засмеялся он, - думал, что уже все, конец мне, а нет, спас ты меня, Виктор. Не думал, что ты на такое способен. Но все равно, спасибо.
   Он руками осмотрел свое тело на наличие дефектов и довольно кивнул.
   - Ну не доспех, зато свое, родное.
   - Виктор, - Клик первым решил нарушить пелену воцарившего молчания.
   Я повернулся к нему, чувствуя разумом его эмоции. Я изменился. Знания пришли, но практики сейчас было маловато. Я многое еще не мог понять из того, что вспомнил. Но я уже знал, я стал другим. Тот Виктор, что они знали до этого, умер. Теперь я это Я. А не человек, по имени Виктор.
   - Клик, дай мне меч,- попросил я, протягивая руку своему учителю. - Время пришло, я отправляюсь выполнять свою часть сделки, а вы все, и, включая тебя, Ченокан, займитесь теми, кто останется жив. Уничтожьте все живое, что пришло к нам через эти башни.
   И с этими словами я, взял рукоять без клинка и нарисовал две арки с нужными иероглифами.
   Сперва я открыл полог одних врат. Сквозь образовавшееся отверстие мне открылась ужасная картина бесконечной бойни. С башни шли толпы монстров, по другую сторону их сдерживали другие существа, но те были на нашей стороне. Мимо пролетели два дракона и выжгли две огромные полосы по головам противника. Но это их не останавливало. Казалось, на место погибших появлялось в два раза больше монстров. На место отряда выходило два. Они наседали количеством. И перевес был сейчас на их стороне.
   И тогда я открыл вторую дверь, ведущую к мерно шествующему войску Фрола и Ребедина.
   - Вы должны убедить их в том, что теперь у нас один враг, - обратился я к друзьям.
   - Виктор, - прошептала Луиза.
   В ее глазах стояли слезы.
   - Луиза, ты должна идти вместе с ними. Я теперь не тот, что был раньше. Я уже не Виктор, но его память при мне. Он тебя очень сильно любит и просит за все прощения.
   В сердце кольнуло. Ощущение, что я отрываю кусочек самого себя. И выбрасываю вон. Скупая слеза скатилась по щеке. Я встряхнул головой и словно сам себя, настраивая на боевой лад, произнес.
   - Пора менять чашу весов в нашу пользу, - и шагнул в проем.
   Меня выкинуло в ста метрах над головами противника. Они шли и не подозревали, что сейчас летело к ним на встречу. Я сделал, то, что и сам не смог назвать словами.
   Еще в полете, я устроил массовое уничтожение всего живого, что не принадлежало к нашим войскам. В одно мгновение толпы чудовищ до самой башни погрузились по шею под землю и расстались со своими головами, словно куклы в небрежных руках ребенка. Одним мановением вся армада была уничтожена. Я плавно приземлился на землю, не понимая, что и почему так делаю. И одно лишь желание, легкое дуновение мысли, и камень треснул.
   Это был я и не я. Словно, действуя под гипнозом, выполнял я нечто невероятное.
   Я смог на расстоянии расколоть сердце башни. До сих пор не помню, как это произошло, но все случилось само собой.
   Теперь пора было браться за вторую. Процедура выглядела почти идентичная. Арка, обезглавливание всей армии противника, и башня осыпается на землю ровными кучками старого, но прочного камня.
   ***
   А затем пришла Тишина. Я никого и ничего не слышу. И вдруг осознаю. Клинок снова был в моих руках. Тьма и все четыре стихии помогли вернуться Свету обратно в этот мир, в виде лезвия легендарного Экскалибура. Клинок, сотканный из света звезд, луны и солнца теперь снова мог служить своему хозяину. И меня вдруг осенило.
   - Воздух, ведь его я не получал ни от кого. Но я чувствую его, я могу им управлять. Стало быть, он всегда был во мне, хоть я сам этого и не осознавал. Все правильно, огонь без воздуха бы зачах, вода бы не слетала с лезвия меча, словно яростный импульс неугомонного ветерка. Пистолет бы и не выстрелил, не будь ему в помощь воздух. Я вернул древние знания и силу. А теперь осталось стать Говорящим и победить Азраила. Но где я?
   Я осмотрелся. Небо затмевают тяжелые облака судьбы. На моих плечах мерно покачиваются в такт дыханию крылья. Лес с красной травой и синими цветами. Я узнал это место. Память воссоздала образ некогда виденного мною сна. Я снова очутился в гостях у самой Судьбы.
   Высокая женщина без лица прочла мои мысли.
   - Говорящий Силой по имени Виктор, теперь тебе не место среди смертных. Ты заключил контракт с Духом Смерти и не можешь больше влиять на их судьбы, - она указала рукой на колодец.
   Я нахмурился и вдруг понял. Она желала, чтобы я подошел к нему.
   Я выполнил ее просьбу и заглянул туда, где прошлый раз изображение не порадовало меня, а заставило испугаться своего возможного будущего. В этот раз в нем возникли другие картинки.
   Мои друзья яростно сражаются со сплотившимися в кучки демонами. Ченокан не сидит в своем роскошном кресле у камина в замке, а так же принимает активное участие в этой коалиции. Обе враждующие армии сплотились в одну. Вдруг на Нинель нацеливается арбалет зомби, и картинка обрывается, заставляя лишь догадываться о несчастной судьбе девушки.
   Но вскоре снова появляется и замершее сердце отпускает. Навстречу стреле появляется, откуда ни возьмись, Ченокан и падает с торчащим оперением из груди.
   Далее Нинель хлопочет над раненым королем. В соседней палатке изображение Луизы, оплакивает мою одежду... Видения и мысли, от прежнего Виктора, на несколько секунд оттесняют всю коалицию предыдущих воспоминаний и создают горькую слезу...
   Затем показывается вторая башня и там подобным образом уничтожают выжившего врага армия Фрола с Ребедином. Они углубились немного вперед. Агилеса теперь совсем другая. Она скачет взад и вперед, раздавая команды солдатам. И оборачиваясь к Фролу, на всем скаку скачет прямо к нему. В руке блеснул холодный клинок, но через секунду принцесса вылетает из седла. Крылатая тварь опрокинула ее и, водрузившись сверху, пытается пронзить ее клювом. В этот момент в шею гигантского птеродактеля вонзается копье. Но существо не умирает и продолжает свои попытки убить принцессу. И тогда Агилеса выкидывает руки вперед, откидывая животное волной силы. Тварь убивают, а вот что происходит дальше с девушкой, изображение уже не показывает.
   Следующая сцена разыгрывается в палатке у Агилесы. Она с Маккензи о чем-то спорят.
   - Нет, Ийи больше не существует! Он спас меня от той твари, он человек слова, а не то, что я слышала от других, - слишком активно твердила кареглазая девушка.
   Маккензи рассмеялся.
   - Вижу, ты выросла от своих заносчивых идей и решила добиться короны законным путем?
   - Он совсем другой... - перешла на шепот она, - и я стала другая. Забудь о той, кто хотела его смерти. Забудь о той взбалмошной нахалке по имени Ийя. Забери обратно свои побрякушки. Они мне больше не нужны.
   Она стянула браслет и цепочку и бросила их на скатерть перед торговцем.
   - Значит, ты отказываешься от силы, которую я тебе дал, взамен на свободу выбора?
   - Да, - твердо заявила она.
   - Так тому и быть, - его улыбка была настолько мне знакома, что я не поверил этому наваждению. Что-то в нем выдавало, что он не тот, за кого себя выдавал...
   Вместо этой картинки мне открылись горы с алой границей. Вдоль нее по ту сторону кишма кишат демоны. И во главе них шествует Азраил. Я ужаснулся. Сущее творение самого извращенного художника, и при этом в этом существе читалась скрытая гармония. Гармония зла и стремления к уничтожению всех живых существ. Азраил взмахнул своим хвостом и, от мощного удара по красной границе пошли трещины. Он рушил то, что мешало ему пройти. Изображение снова растаяло. И теперь в озере виднелось другое миниатюрное кино.
   Две армии стоят друг против друга. Демоны и войска трех королевств. Между ними на обширной территории стою я и Азраил. Он что-то мне говорит, и в следующее мгновение пронзает огненным клинком мою грудь. Затем начинается война, бойня, резня. Называйте, как хотите, но это уже не просто сражение. Это последняя надежда человечества и крик отчаяния земли на спасение своих чад. И от исхода этой битвы будет вынесен приговор всему живому на этой планете.
   Картинка замерцала, возвращая время вспять и теперь...
   Где-то на обширном плато снова стояли две армии живых существ, никоим образом не похожих на тех, что пришли из-под земли. Между двумя собравшимися полчищами на нейтральной территории вели переговоры несколько человек. Картинка увеличила их лица. Это были мои друзья, Ченокан, Ребедин, Фрол и Агилеса. Все главные герои в сборе. Я понял, что разрушив башни, они решили выяснить отношения между собой. Я сердцем почувствовал, что намеревается крупное сражение. А вот кто против кого будет выступать, тут оставалось большой загадкой. Вдруг над ними сгустились тучи, небо потемнело, заставляя заволноваться даже самых стойких наемников.
   - Пора вернуться, чтобы завершить начатое. Но, сперва, вспомни, - прошептала Судьба.
   Я обернулся на ее голос и ощутил горячее прикосновение ее костлявого пальца на моем лбу. Кожу прожгла боль, но вместо ожидаемого ожога, вспышкой молнии с небес, меня перенесло прямо к ведущим переговоры моим старым знакомым.
   Все поголовно отпрянули от дымящегося тела. Боль не давала разогнуться. Кожа была, словно после сковороды. Я кое-как сосредоточился, пытаясь немного успокоиться. Это подействовало, боль стала тише. Теперь я мог подняться на ноги, но руки, ноги, лицо обуглилось на столько, что меня моя родная тетка бы и не узнала. Я походил на жареного мертвеца, решившего снова почувствовать твердую почву под ногами.
   И собравшись духом, я начал самолечение. Закрыв глаза и представив, как клетки сами собой затягивают обуглившуюся кожу. Вернул себе волосы и лицо. Кожу рук и ног. И пока я это делал, никто не проронил ни слова. Они словно боялись нарушить этот процесс. Боялись, словно я некий феникс, и спугнуть его - это родовое проклятие на всю твою семью.
   Я открыл глаза. Тысячи пар глаз с любопытством смотрели, что сейчас тут у нас происходит. А вот те, кто стоял рядом, потеряли дар речи, не веря своим глазам. Первой пришла в себя Луиза.
   - Виктор! - она со слезами кинулась ко мне в объятья. Ее жаркие губы целовали мое лицо, орошая слезами радости и счастья.
   Клик и Элина переглядывались, не веря своим глазам.
   - Виктор, это ты на самом деле? - недоверчиво уточнил мой учитель.
   Я улыбнулся в ответ. Он подошел поближе и крепко обнял меня.
   - Ну, ты, парень, и заставил нас поволноваться. Не думал, что увижу тебя снова.
   - Виктор, - поприветствовала меня с легким смущением младшая сестра волшебницы.
   Я поздоровался с ней и прищурился.
   - Та стрела, она должна была убить тебя, - вспомнил я видение.
   Она опустила глаза в землю и перевела их на Ченокана. Я сперва и не заметил, но король был в повязке. Его рука была крепко примотана к телу. Значит, все случилось так, как и должно было случиться.
   - Ты спас ее... - кивнул я ему, словно старому приятелю.
   Он согласно кивнул.
   - Может и нам мертвец подарит свое здрасьте, - не замедлила напомнить о себе Агилеса.
   Я довольно кивнул им и заметил, что она и Фрол сами того не замечая держаться за руки. Уж больно эффектное появление у меня вышло. Значит все идет в лучшую сторону. И с улыбкой подмигнул принцессе.
   - Ийя, - мысленно обратился я к ней.
   Она вздрогнула. В глазах проступил страх.
   - не бойся, я никому не скажу, - прошептал я тем же способом.
   - Долго меня не было? - спросил я у улыбающихся друзей.
   - Тридцать лун, я не находила себе место, а ты где-то шлялся, - пощечина огрела мою щеку, Луиза отошла от первого шока, и теперь пошла вразнос.
   - Приплыли... не успеешь вернуться, как сразу наезды, нет, чтобы нормальный поцелуй подарила, так нет же, орать ей надо, - скрестил я руки на груди, делая вид, что не обращаю внимание на ее тираду.
   Она еще немного поворчала, и, поняв, что это бессмысленно, сделала так, как я и посоветовал. На что получила гораздо больше интереса с моей стороны.
   - Полагаю, войны не будет, - шепнул мудрый Ребедин Фролу.
   Он согласно кивнул и с улыбкой на устах, обратился к Ченокану.
   - Думаю, что на сегодня у нас разногласий больше нет?
   - Тогда мне только остается предложить Мир, - он протянул здоровую руку враждующей стороне.
   Фрол и Ребедин охотно ответили тем же.
   - Войне конец, объяви всем о перемирии, - обратился пожилой король к глашатаю, присутствовавшем при этих переговорах. Что незамедлительно было и сделано.
   - Ченокан, Фрол, Ребедин, - обратился я к царствующим особам, - остался последний бой. Азраил вот-вот разобьет Границу, и тогда мы столкнемся с нашим главным противником. Я попробую его уничтожить, но не могу сказать, что смогу при этом покончить и с его армией. Мне нужна от вас последняя помощь в битве против сил зла. Вы должны сдержать натиск этих тварей, до тех пор, пока я не покончу с Азраилом. Это будет моя последняя просьба.
   Я теперь стал другим и теперь мне не место в этом мире. Но пока не хотелось расстраивать друзей раньше времени. Об этом я скажу им потом. А сейчас пора отправляться в путь.
   ***
   И, как и предполагалось, события не заставили себя ждать. Через два дня первые известия о демонах достигли трех, следующих по заданному курсу, армий. Совсем скоро начали попадаться отдельные особи. Пройдя еще немного, появились отряды и небольшие группы байеров и других существ, убить которых было крайне не трудно. За счет разномастных животных и мифических персонажей из легенд мы их уничтожали пачками, не теряя при этом ни одного солдата. Это была глобальная зачистка территории. И теперь мы шли в сторону Друидова Леса.
   Друзья задавали много вопросов на тему, где я был, и что делал столь продолжительное время. Как я уничтожил те две башни. Но я не сильно желал делиться ответами.
   Как они описывали, со слов очевидцев, я сотворил чудо. Когда надежды больше не было, и войска готовы были начать отступление, появился я и, слетев с небес, уничтожил всех демонов вместе с башней. Но после этого я исчез, не оставив и записки на тонкой бумажке, чем вызвал глубочайшее удивление. Клик сделал предположение, что я улетел восвояси, посчитав, что все башни уничтожены.
   При этом забыл он забыл про последнюю за Границей. Но вспомнив, про нее не смог что-либо предположить в аргумент к первому предположению.
   А затем короли, очухавшись от гнета общего врага, вспомнили про недавние распри, и решили выяснить, кто в доме хозяин, устроив мордобой с элементами резни. Но тут снова появился я, и тогда старые обиды ушли в сторону. Никогда не думал, что когда-нибудь буду выступать в такой роли. Но все равно, есть в этом что-то. Приятно осознавать, что сам того не задумываясь, можешь останавливать целые армии. И при этом без единой потери.
   Верх мастерства, как определили бы многие полководцы, одним из которых я был в девятнадцатом веке на Земле. Да, сотни жизней не дают понять, кто ты есть на самом деле, и выделить среди них Виктора крайне трудно. Спасают в этом плане только эмоции. Те воспоминания, что были с чувствами, относились к моим собственным. А то, что просто шло, как информация, то те уже были прошлыми жизнями. Пару раз я немного запутался, среди ночи проснувшись, забыв, как мое настоящее имя. И несколько часов так и проходил, пока кто-то не окликнул Виктором. На чем решил перед сном записывать кто я и, что я есть на самом деле в небольшой блокнотик, сделанным из куска пергамента, найденным на одном старом записном столе.
   ***
   Итого на путешествие ушло сем лун. Или неделя по-нашему. И вот перед нами сгущающая туча полчищ демонов. А впереди них ждет меня их воевода демон Азраил. Час расплаты настал. Пора доводить дело до конца. Под обреченные взгляды спутников, я вышел вперед, предполагая, что сражаться с ним мне будет крайне трудно. Это не байер из башни. Это высшее существо. И теперь мне предстояло сразиться с ним. Я категорически настроился на победу. Но демон не торопился нападать.
   - Наконец-то, ты пришел, чье имя Говорящий. Неужели эти отпрыски смогли переубедить тебя? Зачем ты идешь против меня? Я ждал, что ты снова будешь со мной, а ты предался забвению и примкнул к этим неудачникам. Опомнись Левиатан, это не то, ради чего мы были рождены.
   При упоминании этого имени волна страха прошла по моей коже. Что-то смутно знакомое, но что именно, я не мог вспомнить.
   - О чем ты, Азраил? - решил я услышать от него объяснения.
   - Ты не помнишь, - он рассмеялся, словно рокот лавины, сошедшей с небес, - они отлично постарались, чтобы убрать все воспоминания о твоей первой жизни. Левиатан, попробуй, вспомни, кто ты на самом деле. Ведь ты можешь больше, ты не такой как они, ты тот, кто поклялся вместе со мной разрушить это человеческое ничтожество. Брат, посмотри на них, они же слабы. Зачем ты идешь против меня?
   Я молчал, осмысливая его слова. Я знал, что он говорит правду, но все нутро не хотело верить этому. Я не такой, я не тот, каким он меня описывает.
   - Нет! - я отрицательно покачал головой, все еще борясь с накатившим смятением, - Нет, это не правда. Я бы ни за что не захотел бы этого.
   - Тот, чье имя скрыто тысячами жизнями, ты сам знаешь, что я не лгу. Я хочу помочь тебе вернуться. Ты был моим братом, и я не забыл той помощи, что ты оказал мне тогда. Да не удивляйся, я не забыл, что ты не дал им меня убить, а открыл врата в Темные Миры. Тогда я проклинал тебя, но теперь я понял твой замысел и благодарен за оказанную услугу.
   - Нет! - голова начала раскалываться от боли.
   Яркие вспышки образов накатывали обрывками испорченного кинофильма. Врата, демоны. Что-то непонятное. Я не мог сосредоточиться на воспоминаниях, возникавших в моем мозгу. Это вызывало еще большую боль. А Азраил все говорил и говорил.
   - Левиатан, тебя так назвали Отцы. И наделили Силой. Думаешь, почему именно ты оказался в той комнате с кольцом? Ты, как тебя еще называют, Говорящий, был тогда на том поле битвы, и сразил меня, но не убил, ты дал мне бежать. Ты не мог убить собственного брата. Мы бессмертны и смерть - это лишь время искупления. Ты же пошел на поводу и запечатал свою силу в этих никчемных побрякушках, и теперь ты должен вернуться. Твое время пришло.
   - Нет! Это не правда! - я руками пытался сдержать адское пламя, бушевавшее у меня сейчас в голове, - Я не убийца! Я человек! Мое имя Виктор, и я пришел убить тебя, Демон!
   Эти слова дались мне с глубочайшим трудом. Азраил ожидал от меня такой ответ и поэтому был готов.
   - Тогда, прощай, мой брат! В атаку! - и с этими словами, как в показанном Судьбой видении, его огненный меч пронзил мою грудь.
   Дальнейшее я видел в смутных затухающих очертаниях слипающихся глаз. Войско демонов рвануло с места, стремясь уничтожить войска живых существ. Друзья что-то кричали в мою сторону. Луиза со слезами рвалась из цепких рук Элины. Клик и другие мои учителя моментально выстроили оборону для принятия первого удара. И последнее, что я увидел, перед тем, как темная пелена застелила мои глаза, это яркий беснующий зеленый огонь в широких глазах Азраила.
   Я погрузился во тьму. Я понял, что умер. Но это понимание было совсем другим, по сравнению с тем, как его описывали люди, вернувшиеся на больничную койку после, клинической смерти.
   Передо мной предстала Тишина, немного другая, чем ранее, но так же давящая и успокаивающая. А с ней полное спокойствие во всем теле. Точнее не в теле, а в чем-то, чем я сейчас являлся. Прошли секнды, минуты или часы, я не мог сказать, сколько точно времени, ибо его тут не существовало, но вскоре я очутился в широком коридоре движущихся шариков. Это были небесные врата. И не заметив как, я оказался в омуте у врат Распределителя. Все шарики умчались по указанному курсу, а я все еще был там.
   - Здесь нет тебе места, - прозвучал громогласный с примесью бархата баритон, - Дух Смерти ждет тебя.
   Врата закрылись, отправляя меня по другому коридору. В этот раз я не испытал тех перегрузок и неестественных ощущений, что преследовали меня при прошлом посещении. И в одно мгновение я оказался около него.
   - Говорящий Силой, что ты здесь делаешь? - шепнула с материнской заботой роса.
   - Я умер, - констатировал я неопровержимый факт.
   - Ха-ха-ха, - заскрипели горы, - нет, это ты так думаешь, но Отцы решили иначе. Они дают тебе второй шанс искупить свою вину. И возвращают тебе то, что отняли на заре времен.
   Бушующее пламя огня, неистовый ветер, шелест воды и твердость камня окутали меня непроницаемым коконом четырех стихий. Я не мог понять, что происходит, но чувствовал огромный прилив сил в своем теле. Мое тело. Я чувствовал его. Я снова стал человеком.
   И тут на меня снизошло озарение. Я вспомнил. Я вспомнил братьев по оружию из Валгаллы. Вспомнил Зевса с его армиями бесплотных существ. Предверие Рая и Ада. Вспомнил мир духов, где успел побывать за многие тысячи лет перевоплощений моей души. Вспомнил самого Владыку зверей - верховного духа, управляющим живым началом природы. И то, кем я являюсь на самом деле. И это заставило меня испугаться гораздо больше, чем предыдущие воспоминания.
   Когда-то давным-давно я был одним из четырех верховных демонов преисподней по имени Левиатан. Я тогда не знал, к чему может привести жажда власти и алчное стремление к уничтожению Ангелов. Я был охвачен пороками судьбы. И тогда мы троем. Я, Азраил, и Ра решили свергнуть Ангелов и Уничтожить Рай. Но для этого нужны были миллионы душ. И мы вторглись в миры, где их было предостаточно. Но после первых боев мне стало противно такое исполнение задуманного. Я не хотел уничтожать другие миры. Мне нужен был только Рай. Азраилу же наоборот, слишком понравилось забирать в свою обитель молодые и неспелые души. Он обезумел и больше не слушал нас. И это сломало наш союз. И тогда я пошел к Отцам, чтобы те дали мне силы остановить Азраила. Они не отказали, обременив мое бессмертие на вечные скитания и перерождения. И так я стал человеком по имени Говорящий.
   Моя душа - некогда бывшая одним из высших демонов преисподней стала простой оболочкой. Но наделенная огромной силой, несравнимой с той, что была у меня до этого. Вот тогда и произошла последняя битва, но я не смог убить собственного брата. И тогда РА отправил его в заточение в Темные Миры. Но за это поплатился и сам. После чего я решил, что такой мощью обладать одному человеку ни в коем случае нельзя, и заточил свою силу в предметы, в тот момент надетые на мне. После чего, сымитировав свою смерть, приказал служителям Света спрятать эти предметы, чтобы никто не смог их найти. И зажил долгой и счастливой жизнью смертного.
   Мерлин стал мне другом. Став простым человекам, я получил и другой дар. Я смог чувствовать. Я узнал, что такое Любовь и печаль, радость и горесть потери. Я стал тем, кто испытывает эмоции. И поверьте, это лучшая награда, которую я мог получить, хотя, временами считал это наказанием. Дальнейшее описывать не имеет смысла. Но скажу вкратце. Я встретил девушку, влюбился в нее и обзавелся множеством детишек, которые и продолжили свой род до этого момента, родив другого меня. Того самого человека по имени Виктор. И теперь я снова стал им. Я стал человеком.
   Кокон отпустил меня, и теперь я был таким же, как и раньше. Но при этом знал, кто Я и что Я на самом деле.
   - Тебе пора покончить с Азраилом, - я снова услышал знакомый бархатистый баритон.
   И яркий свет заставил меня зажмурится.
   Одно мгновение, раскаты грома и вспышки молний. И я живой и невредимый парю над головами бушующих армий. Наши проигрывали. Азраил смеялся и помогал своим подданным уничтожать Соединенную армию трех королевств. Я понял, что сейчас от меня требовалось.
   - Братья и сестры! Пора, время пришло помочь тем душам, что спасали вас от скоропостижной смерти и наделяли божественной силой. Да придите же вы в этот мир и отплатите им тем же. Люцифер, Гавриил, пора платить по счетам! Ведите свои войска, я открываю вам путь.
   И по мимолетному ветерку, по легкому желанию небо стало радужно переливчатым. Яркие вспышки, и в небе стали появляться Высшие. Ангелы, Черти, Разные духи потусторонних миров, братья по оружию из Валгаллы. Как сейчас помню, в одной из прошлых жизней я был Викингом. Некоторые полубоги, законно занявшие свои места на ступенях Олимпа. Демоны и духи из Китайских мифологий. Многие внушали ужас от одного лишь взгляда на странных обитателей потустороннего мира. И сотни, а то и тысячи бесплотных призраков, решивших искупить свою вину и тем самым вернуться в вечную колесницу перерождений.
   Это нарушение мирового баланса не прошло незамеченным. Азраил заметил меня и яростно закричал. Демоны из Темных миров обратили взгляд в небеса и забились в истерике ужаса. Против высших существ может противостоять только высшее существо. Или наделено подобной силой. Мимо меня пролетел Херг в темном своем обличии, а верхом восседал Люций.
   - Ты звал нас, Говорящий? - восторженно вскинул он руку в приветствии.
   - Да, пора покончить с тем, что было начато тысячи лет назад. Пора положить конец Великой Войне.
   - Ты все вспомнил, - улыбнулся он, - я не сомневался в тебе. Судьба была права. Пророчество сбывается.
   Херг взмахнул крыльями, унося своего наездника на головы демонов. И я мысленно произнес.
   - И, Люцифер, называй меня Виктором!
   - Как знаешь, - махнул мне в ответ чертенок, превращаясь в исполинского демона Ада.
   Это была его настоящая сущность. Таким я его и помнил многие тысячи лет назад.
   - Тогда поехали! - закричал я, складывая крылья в свободном падении, - Азраил, я иду к тебе!
   Внизу уже вовсю кипел бой. Союзные войска, радостные нежданно появившейся подмогой, с двойным азартом кромсали, стушевавшихся демонов Темных Миров.
   - Азраил! - снова прокричал я, требуя его личного внимания.
   И вдруг по спине что-то больно ударило.
   - Я здесь, Левиатан, ты все-таки предал меня. Как и в прошлый раз, ты стал против меня. Ты вышел против своей же крови.
   И еще один удар пришелся на выставленный передо мной меч Света. Во все стороны полетели искры. Между нами закипел бой. Могучие удары, без особого умысла, рассчитанные на невероятную мощь сверхъестественных сил, присущих только высшим существам. Незамысловатые комбинации, которые можно было выполнить, паря на крыльях. Внизу же с каждой секундой демонов становилось все меньше и меньше и вскоре их совсем не стало. А мы все так и сражались паря в воздухе и ни капли не устав. Здесь силы были равны. Но я был не таким как он, я не желал захватить мир. Я хотел его спасти.
   И вот это острое желание, ощущение огромной ответственности за моей спиной, не давала, и помыслить о проигрыше. Я призвал все свои силы, на которые был способен. Скорость возросла, но Азраил не уступал, хоть и перестал делать опрометчивые атаки. Несколько раз я полоснул мечом по его коже, но результатов это не дало. Словно мы махались деревянными дубинками. Значит, пора становиться тем, кем я не хотел быть. Я воззвал к своему второму я, к источнику силы кольца, ко всему, что могло мне помочь в победе над этим безумным существом. И оно отозвалось. Божественная всепоглощающая мощь откликнулась на мой призыв, вливаясь тем светом сотворения мира, коим пользовались Отцы, когда создавали Рай и Ад. Я с головой окунулся в омут жизни и смерти. Я стал маленьким Богом.
   Меч сам собой опустился, не видя нужды в его применении. Азраил, радостный моей оплошностью, попытался разрубить меня пополам, но огненный клинок встретил на своем пути лишь воздух. Я уже был за его спиной и положил свободную ладонь на его спину в области сердца. Хоть и говорят, что Высшие бессмертны, но не верьте им. Ничего в мире нет вечного. Когда-нибудь и сам мир с его всеми составляющими канет в лету. И тогда все начнется сначала. Будет создан новый мир. Будет другой Рай и Ад. Будут сотворены и миры с людьми и существами с присущими только для них законами физики и биологии.
   Азраил был тем же живым существом, как и мы с вами, но наделенный огромной мощью. Он был смертен и я это почувствовал. Но убить его, означает убить его душу. А это уже не так-то просто.
   Я силой мысли остановил его сердце, убил клетки тела, мышцы демона пришли в негодность и огромный меч рухнул с высоты небес, втыкаясь тяжелой рукоятью с острым наконечником в мягкий грунт. На лице Демона отразился ужас. Он понял, что проиграл. Крылья больше не держали его, и огромная туша рухнула на свой же клинок, вгоняя его меж ребер, насколько это было возможно. Высшие и люди отступили от умирающего предводителя Темных миров. По рукам и ногам поверженного противника поползли огненные искры, превращая его в пепел. Постепенно все тело исполина исчезло под мириадами тлеющих огоньков, и на его месте остался маленький шарик ярко алого цвета. Я подлетел к нему и положил шар на ладонь. Это была душа Азраила.
   - Насколько же красивы их души, - словно размышляя, сказал я сам себе.
   - Виктор, - сзади меня стоял Люций и Гавриил.
   Они были все в крови и грязи. Но кровь была явно не их, а тех, что попали под смертоносные удары призванной армии.
   - И что дальше? - спросил я, держа алый шарик, умещающийся на человеческой ладони.
   - Не знаю, - пожал плечами чертенок.
   - Ты сам должен решить, - закончил за него Ангел.
   Я посмотрел на тысячи пар глаз, в этот момент смотрящих на меня и заметил среди них одни единственные, которые мне были сейчас так нужны. Луиза. Я подлетел к ней и с печалью посмотрел сквозь полные слез ресницы.
   - Луиза, - она остановила меня на полуслове.
   - Не надо, я все понимаю...
   Я опустил голову. Слова действительно сейчас бесполезны. Мы уже все до этого обсудили.
   - Тебе пора, они ждут тебя, - почти шепотом всхлипнула она.
   Духи и в правду потихоньку летели обратно к радужным вратам и яркими вспышками уходили в свои маленькие миры.
   - Луиза, - я хотел сказать хоть что-то, но не знал что.
   - Прощай, Виктор, я буду помнить тебя всегда, - с притворной улыбкой выдавила она из себя.
   Я не удержался и подарил ей прощальный поцелуй, даруя маленькой искрой той силы, что была подвластна мне сейчас. Но и от этого кусочка ее резерв чуть не взорвался мириадами искр по вселенной магии. Но и она отдала мне свою часть души под названием любовь. Я ощутил эту магию жизни, и принял ее сердцем. Стараясь запомнить этот миг на века.
   - Извини, но если я еще пробуду тут минуту, то уже никогда не смогу закончить Великую Войну, - соврал я.
   - Прощай, парень, ты был самым лучшим учеником, какого я когда-либо знал, - крепкое рукопожатие мечника действительно означало его расставание со мной.
   - Всего хорошего, - Элина и Нинель с увлажнившимися глазами махали в прощание ручками.
   Больше я не мог это выдержать. И еще раз, взглянув в печальные, полные горьких слез, глаза моей возлюбленной, стрелой метнулся в небеса. Оставалось закрыть врата за Границей. И уничтожить душу Азраила. И я, глотая слезы расставания, прямиком отправился именно туда, к последней башне.
   Большая часть силы, дарованная мне богами улетучилась, оставляя лишь ту, что принадлежала Говорящему. Но и ее было сверх меры, чтобы творить невероятное. Через пару минут я был у красной пелены, разделяющей два мира. И одним движением руки убрал ее восвояси. Все, проход открыт. Теперь пришел черед и башни. Она превратилась в огромный портал, сквозь который выглядывали оставшиеся без своего вожака существа из Темных Миров. Теперь, потеряв своего воеводу они стали безмозглыми тварями, беснующими между собой в попытке найти хоть какое-то пропитание. Через пару секунд по моей воле портал исчез с лица Средиземья.
   Душа Азраила слегка вспыхнула на это действие. Словно высказывая свое негодование, и снова притихла, понимая, что теперь мир не в его власти.
   Вот теперь и наступило время встретиться с Духом Смерти. Я выполнил свою часть сделки, и теперь пора вернуть ему то, что я задолжал. И как только я подумал об этом, то сразу же оказался в его мире.
   - Говорящий, ты пришел и принес мне обещанное, - радостно пророкотали разом все четыре стихии.
   - Как мы и договаривались, - согласился я, - моя жизнь за жизнь девушки.
   Он от чего-то безумно рассмеялся и, вдруг, ошеломил меня.
   - Пора тебе поговорить с Отцами, у них есть для тебя новость.
   - В смысле? - я заподозрил что-то неладное.
   - Иди к Отцам, а это оставь мне, - душа Азраила слетела с ладони и погрузилась в темное озеро, возникшее прямо посреди необъятного пространства, - Его ждет Забвение.
   - Но, как же наш уговор?
   - Это вполне приемлемая плата за отсроченную жизнь простого человека, - ответил он, открывая проход в другое измерение.
   И я не понял, как это произошло, но тело само собой втянуло туда, оставляя меня один на один с ослепительно ярким светом. Я оказался в месте, где простому смертному не стоит находиться. Но если Отцы захотели моего присутствия, значит, действительно должно было случиться что-то очень важное. И это что-то касалось именно меня.
   - Левиатан, ты снова пришел к нам, и на этот раз по другой причине, - от странного голоса мои барабанные перепонки готовы были разорваться на части.
   Заметив это, Отцы сбавили обороты на пол октавы.
   - Тот, кто обладает силой и зовется Говорящим, по имени Левиатан. За спасение мира, мы хотим дать тебе право выбора.
   - Я слушаю вас, - у меня не было сил сопротивляться небесному Гласу, и я присел на одно колено, низко опуская голову.
   Стало немного легче.
   - Мы даруем тебе жизнь, - продолжил Свет, - и теперь ты вправе выбрать свою дальнейшую судьбу. Мы готовы вернуть тебе твое первое имя, когда ты пришел к нам первый раз, и дать второй шанс вернуться в Ад к подобным тебе.
   Свет затих, чтобы я осмыслил их предложение. Это означало стать снова Левиатаном. Но это совсем другое существование. После того, что я прошел, мне тяжело было представить мою тогдашнюю жизнь.
   - А что за второй вариант? - я захотел выслушать все предложения на этот день.
   - Ты его уже выбрал. Твое сердце сделало выбор за тебя, - ответили отцы, застилая меня ярким, теплым светом жизни.
   Эпилог...
   Я очнулся от громкой музыки и мерного перестука барабанов около моего уха. Подняв голову, я увидел паренька лет десяти терзавшего потрепанный музыкальный инструмент.
   - Дяденька, вставайте, вы пропустите представление, - пролепетал он, детским ярким голоском.
   - Какое представление? - заозирался я по сторонам.
   Вокруг сновали люди в разных карнавальных костюмах. Бразилия? Не похоже. Нет, признаков цивилизации слишком мало. И машин не видно. Нет, я вернулся туда, где и познакомился с моими нынешними друзьями. А именно на родину Луизы и Нинель.
   - Парень, скажи, а что за праздник? - спросил я у того самого мальчишки, не торопившегося оставить свое занятие с барабаном.
   - Ась? - переспросил он, не услышав вопрос.
   - Говорю, что за праздник сегодня? - прокричал я, ложа руку на мельтешащие палочки.
   Он округлил глаза по пять копеек.
   - Как? Вы не знаете?
   Я отрицательно покачал головой.
   - Сегодня же праздник в честь победы над Азраилом. Праздник во славу Говорящего, - от произнес это с такой гордостью, что мне стало немного не по себе, - Я думал, что вы специально одели этот костюм.
   Он кивнул на мои черные доспехи и ни капельки не изменившийся темно-зеленый плащ. Теперь я заметил, что на площади в таких же костюмах было бесчисленное множество почитателей Говорящего. Это, словно прибыл на слет геймеров в главный офис Японского консплея. ( поясняю - это своеобразный карнавал, но основан на японсих мультиках и комиксах. Не исключение составляют и игры.)
   Так вот, моих копий тут собралось огромное множество. Помимо псевдо-меня я увидел около тридцати Кликов, пятнадцати Малемаров и Бъортов, пятидесяти Луиз и Нинель и многих других персонажей, участвовавших в той битве против демонов захватчиков. Большинству понравилось носить костюмы Ангелов и Чертей. Иные решили вырядиться духами из иных миров. Короче, очень много разнообразных костюмов.
   Вдруг общую музыку заглушил перелив серенад. Трубный звон и яркая музыка перекрыла общий гомон присутствующих. И на небольшую сцену вышли актеры. Не буду описывать общую картину представления, но суть сценки была про наши баталии против сил зла. Местами мне самому было довольно весело, глядя, как я сам выигрываю на турнире и с помощью веника разгоняю бунт. Смешно, но примерная смысловая линия была выдержана.
   Поняв, о чем представления, я решил осмотреть окрестности. В центре стояла величественная статуя меня, держащего на ладони шар. Неплохо. Памятник при жизни, Андрюха лопнул бы от зависти. Стоп, я потерял в памяти что-то ценное. Путешествие помню, последнюю битву помню, а вот как я одержал победу, не помню. Но точно знаю, что я тогда победил.
   - Ерунда какая-то, - пробубнел я сам себе под нос.
   И вдруг, я увидел на противоположной стороне за сценой. На небольшом возвышении на трибунах Нинель и Ченокана. А рядом с ними Фрола и Агилесу. Клик с Элиной, в компании с перворожденными собутыльниками, втихаря разливали между собой кувшин вина. Как же я рад был их видеть снова. Слезы сами собой навернулись на глаза. Я дважды осмотрел трибуны. Учителей узнал, а вот той, ради которой я совершил это путешествие, среди них не было. И вдруг я заметил движение. Девушка с полуторагодовалым ребенком на руках протискивалась между рядами к основной нашей компании. И вот она обернулась в сторону сцены. Мое сердце забилось чаще.
   - Луиза, - мысленно определил я.
   Она вдруг обернулась, и принялась глазами искать кого-то в толпе. На что получила замечание от зрителя, которому заслонила обзор. Она огорченно кивнула, и пошла дальше на свое место, все еще рыская взглядом по толпе в надежде найти кого-то.
   Я пошел между зрителями к охраняемой лестнице на трибуны. Стража сомкнула передо мной алебарды.
   - Приказ короля, никого не пускать! - пояснил один из охранников.
   На что я вскинул бровь и улыбнулся.
   - Я Виктор, вы меня еще знаете по имени Говорящий, - и попробовал снова пройти.
   Они оба рассмеялись и отпихнули меня обратно.
   - Ха-ха, пора составлять список, ты будешь двадцатым, - рассмеялся другой.
   - Понятно, значит, не пустите, - я скрестил руки на груди, ожидая чего-то невероятного.
   Словно они сейчас испугаются и разбегутся по углам, словно мышки.
   - Нет, - один из них с вызовом вскинул бровь.
   - Тогда пиняйте на себя, - я с улыбкой вскинул руку и призвал огненного человечка.
   Ничего не произошло. Странное чувство засосало под ложечкой. Водяной? Ответа не было. Голем? Ситуация та же. Тогда, может, кольцо? Оно все еще было на моем пальце. Но все было тщетно. Словно меня лишили всего того, что давало мне истинное имя Говорящего. Теперь понятно в чем заключался второй выбор, которое избрало мое сердце. Из памяти исчезли все воспоминания прошлых жизней. Я помнил, что они у меня были, но не мог припомнить про что они. Кем я был и многое другое из тех минувших судеб. Исчезли воспоминания про Левиатана, про миры духов, про все, что было не положено мне помнить. Я стал прежним Виктором, что был до начала всего этого. Я стал человеком.
   - Ну, че стоишь? Вали, давай отсюда, - рыкнул на меня охранник, наставляя копье прямо в грудь. И тут я вспомнил, что кое-что должно было у меня остаться. Это владение холодным оружием и долгие месяцы активных тренировок. И я решил попробовать. Вмиг, уклонившись от алебарды, я ударил одного из охранников, и хотел было ударить второго, как тот уже направил острие прямо мне в грудь. Спонтанный испуг возможного ранения, и мир замедлился. Я обошел противника, и отключил его ранее изученным приемом из арсенала мечника. Значит, доспех еще может делать свое дело. Но сразу за первой охраной оказался маг, до этого наблюдавший за всем происходящим. Он одним движением руки смел меня с трибун, откидывая к центру представления. Люди мигом освободили площадь. Музыка заиграла на манер мортал комбата.
   - Да вы что, издеваетесь? - ругнулся я, пытаясь подняться на ноги.
   Маг спрыгнул вниз и, не ожидая, пока я толком встану, принялся за добивание. Я еле уворачивался от летающих шаров воздуха, способных выкинуть меня за сто метров куда-нибудь за трибуны и все-таки пропустил один. Его скорость говорила о скором рождении Питер Пена. Я зажмурился, готовый к удару, но его, почему-то не последовало. И тут я открыл глаза. Передо мной, скрестив руки на груди, стоял маленький воздушный человечек. И с недовольной ухмылкой топал ножкой.
   Я хлопнул себя по лбу.Как же я не догадался. Ведь воздух я ни от кого не получил, он всегда был со мной. И забирать его у них, не было права.
   - Ветер, пора показать, кто в доме хозяин! - крикнул я, указывая на мечущегося в бессильных попытках поразить меня мага.
   Он довольно кивнул, и помог волшебнику упасть в бессознательном состоянии. Ну, что ж. Ветер, тоже не плохо. Лучше, чем совсем ничего.
   - Виктор! - мои друзья уже мчались ко мне.
   Все поголовно, даже и сам король снизошел поприветствовать вернувшегося с того света Виновника торжества. И тут, после минутного терзания и огромной тучи вопросов, друзья расступились, давая пройти девушке с полуторагодовалым ребенком на руках. Сердце екнуло. Но чего требовалось и ожидать. Ведь я попросил ее не ждать меня, вот и результат на лицо.
   - Привет, - поздоровался я, сперва с юным мальчуганом за руку, а затем и с Луизой, - Я рад тебя снова увидеть.
   - Виктор, - Луиза всхлипнула, зарядила мне смачную пощечину и, тут же бросилась ко мне на шею, - дурак, я думала, что больше никогда тебя не увижу. Где ты был все это время, когда был так мне нужен?
   Ее рев заглушал вылетающие слова укора. Я ничего не говорил, боясь сделать что-либо не правильно. Ей сейчас нужно было выговориться.
   - Почему ты бросил меня, и не сказал, что вернешься? Думаешь просто видеть весь этот карнавал и осознавать, что тебя больше нет? А тут заявляешься, и сразу с кулаками на охрану.
   Ее плачь немного притих.
   - Как тебя зовут? - Обратился я мальчугану.
   Я всей душой не хотел сейчас обсуждать при всех то, чего не помню.
   - Я назвала его Виктором, в честь тебя, - гордо ответила она, вытирая струящиеся слезы.
   - Прекрасное имя, а кто же его папа? - Я осмотрел по сторонам в поисках кандидата в роль отца столь юного дарования.
   Друзья смущенно отвели взгляд в сторону. До меня начало доходить. Луиза так же тянула с ответом.
   - Сколько меня не было? - нахмурил я бровь.
   - Ровно два года, со дня Великой Битвы, - подмигнул мне мечник.
   Я переваривал новую информацию, сопоставляя факты и даты в последовательную цепочку событий. И тут понял, округляя глаза до невероятных размеров.
   - Друидов Лес?
   Луиза довольно кивнула, и снова бросилась ко мне на шею.
   - Только, прошу, не уходи больше никуда...
   И я с огромным облегчением, словно скинул целую гору, обнял ее.
   - Папа? - спросил мальчик.
   И Луиза, оторвавшись от меня, обняла его.
   - Да, это папа, милый, папа вернулся.
   Мальчишка поднял на меня испуганный взгляд и в недрах темных зрачков проблеснул зеленый огонек. Миг наваждения и, его, как и не было...
   - Говорящий вернулся! - радостно закричал кто-то из толпы.
   ***
   - Господин Сир, история подошла к концу? - с восторженным взглядом подняла голову небольшая ящерица на идущего из темных покоев к нему человека.
   - Нет, Громул, история только начинается...
   Маг скинул личину и стал прежним сумасшедшим старцем, жаждущим приключений.
   - Неужели образ торговца вам слишком надоел?
   - Не то чтобы очень, но Маккензи нужно отдохнуть. В этом мире ему делать больше нечего...
   Сфера потухла, оставив небольшого представителя доисторического вида удивленно моргать глазками...
   Конец...
  
  
  
   Юрий Ореи "Говорящий" Минск 2011 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Говорящий, книга 2

Юрий Ореи

   72
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"