Гром Александр Павлович: другие произведения.

Заглянуть за горизонт: Пристань

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ознакомительный фрагмент

   Серия: "Мир Одинокого Кита"
  
   Приключения Ральфа
  
   Книга 2: "Заглянуть за горизонт: Пристань"
  
  
  
   Я хотел бы найти страну
   Где не слышали про войну
   Где бездомных не сыскать с огнём
   Хоть ты ночью ищи, хоть днём
   Где нет брошенных стариков, сирот
   Где не бывает бродячим - кот
   Где сияет солнце для всех
   Доброта лишь имеет успех
   Затянулся поиск... Тоска...
   Холст Жизни... Не хватает мазка...
  
  
  
  
   Часть 1: "Новый дом: заботы и тайны".
  
  
  
  
  - Мамуля дай мне свою волсебную палоську!
  - А больше ничего не хочешь?
  - Нет, ницево!
  - Вот удумал! А может ремешка по попе, желаешь отведать?
  - Нет, палоську! - упрямо стоял на своём малыш.
  - Ну и зачем она тебе? - даже заинтересовалась Хельга.
  - Я плевласю насева собакина в лосадку, и буду везде на нём ездить.
  - Грай и так тебя повсюду возит, - вступил в дискуссию и я. - Зачем же его ещё превращать?
  - Нет, Глай цяста вледницяет, и не хоцит долго плыгать, - не согласился со мной сынишка. - А вот лосадка... - малыш сделал паузу, - лосадка послусная. Она не вледницяет и быстла скацит.
  - Сейчас ты у меня сам быстро поскачешь, маленький негодник. А ну мигом в постель. Поздно уже, - строго рявкнула Хельга.
  - Спокойной носи, лодители, - покорно повесив голову, пожелал сын, направляя стопы в свою спальню. Впрочем, сердитые нотки, прозвучавшие в голосе, заставляли усомнится, в выказанном смирении.
  - Чего улыбаешься? - не без осуждения воззрилась на меня жена, по его уходу. - Опять, наверное, забавляют выходки наследника?
  - Нет, ну что ты, любимая, - ответил я, стараясь как можно более, обезоруживающе улыбнуться. - В вопросах воспитания я с тобой един. А значит, поддерживаю буквально во всём. Соответственно шалости Ратмира меня не веселят, а печалят и расстраивают.
  - Да-а? - не поверила она. - А кто ржал как конь, когда наш мелкий барбос нарисовал своей подружке Надиналь на личике усы, бороду, бородавки и синяки?
  - А ты тоже смеялась! - защищаясь, счёл нужным напомнить я. - И, кстати, довольно громко!
  - Ну... было, - пришлось признать ей. - Но это всего лишь один раз!
  Я про себя усмехнулся, однако благоразумно промолчал, не желая и дальше уличать жёнушку в нечестности. При её крутом нраве, это было чревато...
  - А знаешь, пошли и мы спать, - затем предложил я, не давая тишине устояться. - День выдался весьма хлопотным. Пора отдохнуть.
  - Да, любимый, идём, - она сладко потянулась, и мы покинули Чайную комнату.
  В спальных апартаментах царила густая тьма, но едва мы вошли, как Магия, управляющая некоторыми хозяйственными процессами замка, зажгла неярким, слегка зеленоватым светом, хрустальную люстру под высоким лепным потолком. И едва голова моей жены коснулась подушки на широченной роскошной кровати из морёного дуба, под шёлковым балдахином, с вытканным на нём пейзажем на морскую тему, как она почти мгновенно уснула. Я прилёг рядом, да только сон, почему то не шёл. Наверное, виной всему было сегодняшнее происшествие, растревожившее глубоко упрятанные в душе, тени прошлого.
  Утром, в Луговом городке, ранее называвшемся посёлком, я увидел торговый караван идущий из Междуречья, края трёх королевств, покинутого мной пять с половиной лет назад... Купцы остановились отдохнуть и перекусить в трактире "Бочка Радости", куда вслед зашёл и я. Подойдя к ним, я поздоровался и представившись земляком, заказал угощение: маленький бочонок "Мерцающего Рубина" - одного из лучших вин Пристани. Естественно они пригласили меня за свой стол. Время, проведённое в их компании, не прошло даром. Я узнал много новостей о своей родине, оставшейся далеко за горизонтом. Как и следовало ожидать, иго Радетелей, удавкой захлестнувшее шею мою отчизны - Далидора, только усилилось. Они построили специальные исправительные лагеря для всех инакомыслящих, и жизнь человека, там не стоила медной монеты. Гутлер Первый, мой бывший король, проводил время в бесконечных попойках и ему дела не было до бесчинств, творящихся Главой Радетелей - Тарайей и его бешеной поганой сворой. Принцесса Галара, его родная сестра, умерла почти два года назад. По озвученной официальной версии, её сбросила лошадь, вследствие чего она сломала себе шею. Что показалось мне крайне странным, ибо принцесса считалась очень искусной наездницей. Я искренне сожалел об уходе из жизни этой некрасивой, но доброй и отзывчивой девушки, когда то спасшей меня от лютой казни. Ещё купцы рассказали о мятеже в армии, утопленном Радетелями в крови самым жесточайшим образом. Поведали они о закрытии ряда газет, журналов и издательств, кои, по мнению закулисных правителей Далидора, находились на враждебных позициях по отношению к государству. То есть, иными словами, смели критиковать Радетелей и их гнусные деяния. Так же были искусственно разорены некоторые известные во всём Новом Мире Торговые Дома - столпы экономики страны, чьи владельцы не внушали доверия. Коснулись преследования и менее именитых богатых людей лишившихся плантаций, рудников, бесчисленных стад скота, кораблей перевозящих грузы и прочего, прочего, прочего... Вдобавок ко всему, границы Далидора усилили многотысячной Недремлющей Стражей, сплошь состоящей из Радетелей, и покинуть ныне королевство можно было лишь получив специальное разрешение от властей. Выдавали его в основном купцам и людям, сопровождавшим их караваны, которые были вынуждены оставлять в залог своего возвращения: родителей, жён, детей, внуков...
  Всё услышанное несказанно опечалило меня, хотя и не слишком удивило. Ведь я и ожидал, что нечто подобное произойдёт, когда несколько лет назад прощался со своей несчастной Родиной.
  Тело моё по прежнему находится на кровати, но память уносит сознание далеко, далеко... И я опять стою пред горящим отчим домом; хожу по улицам Илаты, мощённым разноцветным булыжником; вижу прекрасные дворцы знати, величественные храмы и опрятные жилища простолюдинов; любуюсь прозрачными водами нашей реки Синеглазки, с отражающимися в ней белоснежными облаками. Никогда мне там больше не бывать... Никогда...
  Посетившие видения разбередили старую зарубцевавшуюся рану. И тогда я, сместил направление воспоминаний несколько в иное, позитивное русло. Вот наша сплочённая компания, после долгого опасного путешествия наконец-то прибывает в Пристань - маленькую страну почти за гранью реального. Страну за горизонтом, где находится мой новый дом, ещё не виденный никогда... Мы едем по одной из четырёх её областей, именуемой Степной Рубеж. Добираемся до Лугового посёлка, расположенного на его территории. Вскоре посёлок остаётся за спиной, а мы двигаемся ещё примерно с час. И вот цель достигнута - Вороний замок. Все вместе идём до самых металлических дверей замка, перекрывающих путь в его недра, защищённые стенами из зелёных, с синими прожилками мраморных блоков. Сей конечный пункт полугодового путешествия через дикие просторы нашего материка и указывался в завещании дяди Драко. Потом.. потом мы топчемся на месте, неуверенно переглядываясь. Мы: это Призрак ( Джеймс), Колесо (Вильям), Журавль (Кевин), Хельга и я. Мои друзья явно чего то ждут.
  - А! - мысленно, с запозданием догадываюсь я. - Надо пригласить их в гости!
  Что я тут же претворяю в жизнь. Но те, наотрез отказываются. При этом мужские взоры полны укоризны, а Хельга вообще, смотрит, куда-то в сторону. Не угадал... Тогда решившись, я просто делаю то, о чём не раз уже мечтал. Открываю дверь, беру на руки опешившую девушку, стою секунд двадцать, затем переступаю порог. За спиной раздаётся дружное, облегчённое:
  - Уфф-ф!
  Проход за нами, затворяют они сами, а мы остаёмся вдвоём в холле, осветившимся мягким янтарным светом, где я бережно ставлю Хельгу на ноги. Не скажу, что мне без труда дались приложенные усилия. Ведь последствия тяжёлого ранения ещё сказывались. Но моя избранница была лёгонькая, и я не оплошал.
  По традиции же, идущей из глубины веков, совершённый поступок считался сродни предложению руки и сердца. А заминка у двери являлась его непременным атрибутом, предоставлявшим девушке, возможность отказаться от брака. Но Хельга, к моей великой радости, ею не воспользовалась.
  Затем прильнув к моей груди, она едва слышно поинтересовалась:
  - Ты, правда, хочешь, что бы я стала твоей женой?
  - Да, радость моя, - ответил я, нежно обнимая её.
  - А почему?
  - Ну... Колесо попросил, - рассмеялся я. - Ты ведь знаешь, он давно мечтает что бы в Вороньем замке была хозяйка, угощающая его домашней снедью. А то ведь он холостой, питается всухомятку, в смысле спиртные напитки закусывает, чем придётся. Что вредит драгоценному здоровью. По его утверждению.
  - Ах, бессовестный... - задохнулась от притворного возмущения она. - Так вот причина, по которой ты решил на мне жениться! Ещё хорошо, что не стал уговаривать меня выйти замуж за этого толстого пройдоху!
  - Ну, вот видишь, не столь уж плох, твой без пяти минут муж, - даже похвалил себя я. - Так что не ругайся и будь снисходительней!
  - А всё-таки? - неожиданно отстранившись, спросила она. - Почему?
  - Люблю я тебя, - просто ответил я.
  - И когда успел? Полюбить? - усмехнулась девушка.
  - Да как только увидел, - признался я. - Правда, осознал позже.
  - Я тоже тебя люблю. Не с первого взгляда, нет. Зато поняла это сразу. Что и не удивительно. Ведь вы, мужчины, такие чурбаны... Не то что мы! - тихонько рассмеявшись, призналась она, вновь прижимаясь ко мне.
  - Вы не умней нас, вы просто хитрей, - произнёс я. Готовое тут же последовать возражение не прозвучало. Его сокрыл мой поцелуй. Первый, за всё время нашего знакомства...
  Потом мы впервые отправились осматривать свои владения. Но дальше спальни процесс не пошёл. Её то мы нашли очень даже быстро. Не заладилось это дело, и поздним утром, когда новые хозяева проснулись. И лишь где-то под вечер, наши исследования были продолжены. Но вскоре нам пришлось бросить эту затею, ибо замок всё же имел немалые размеры, а мы до сих пор не удосужились, хоть что ни будь перекусить. Отыскав вход в погреб, мы спустились в квадратное помещение весьма солидных размеров, немедленно озарившееся мертвенно-бледным светом, исходящим казалось отовсюду. Три его стены закрывали стеллажи с множеством полок, заполненных разнокалиберными сундуками. Четвёртую занимали встроенные в глубокие ниши винные шкафы, снизу доверху наполненные бутылками горизонтально расположенными в специальные ячейки. По соседству находились бочки и бочонки, количеством... не менее тридцати. Помимо них пол был уставлен ящиками и мешками различных размеров. Неподалёку от входа имелся здесь и колодец с холодной, чистой водой, закрытый откидной дубовой крышкой.
  - А дядя Драко был запасливый хозяин, - оглядываясь по сторонам, с превеликим удовольствием признал я.
  - И к тому же предусмотрительный, - добавила Хельга, указывая на потолок, сплошь покрытый морозным узором с неестественным зеленоватым отливом.
  - Что ты имеешь в виду? - спросил тогда я, рассматривая сугубо зимние художества.
  - Здесь активирован один из древних артефактов, отвечающих за сохранность продуктов. Кстати он же, ещё и отпугивает грызунов, - сообщила мне Хельга.
  - А почему тогда тут довольно тепло? - искренне удивился я.
  - Вот глупый! - Хельга рассмеялась, и ласково взъерошив мои волосы, пояснила: - Здесь съестные припасы хранит не холод, а Её Величество Магия.
  Вскоре мы ушли, прихватив с собой бутылочку красного винца, кусок окорока, небольшую головку сыра и высушенные ржаные хлебцы.
  По сути, это был наш первый семейный ужин. И прошёл он так весело... Мы вели себя словно шаловливые дети, на время избавившиеся от назойливого внимания взрослых. И хорошо, что никто из посторонних нас не видел. Но нам понравилось, мы остались довольны. Вдобавок исчезли остатки неловкости, которая зачастую присутствует между двумя близкими, но всё же недолго знакомыми людьми. А главное, мы действительно почувствовали себя семьёй. Что и было узаконено спустя неделю Главой нашей Общины, Советом Старейшин и трёхдневным свадебным пиром.
  Эти приятные воспоминания меня убаюкали. И я незаметно уснул, наверняка улыбаясь.
  Последующее же моё пробуждение произошло внезапно, из-за того что кто-то стал настойчиво тыкать мне в лицо чем-то холодным и влажным. Я немедленно открыл глаза и увидел собачью морду, уставившуюся на меня карими, укоризненными глазами.
  - Грай, чего тебе? - вздохнув, шёпотом вопросил я.
  Пёс в ответ коротко гавкнул, продолжая сверлить меня взглядом.
  - А-а-а, да ты, поди голодный... - протянул я, вспомнив что кухарка Майя, в обязанности которой входила и кормёжка Грая, отпросилась на похороны своего отчима. И теперь она появится в замке лишь под вечер.
  Желая подвигнуть меня на более активные действия, пёс гавкнул более звучно.
  - Тише ты, медведь-недоросток, - сердито прошипел я, опасаясь, что Грай разбудит и Хельгу. Я даже обернулся к ней, дабы убедиться, что он её не потревожил. Однако моё беспокойство оказалось напрасно. Моя жёнушка крепко спала. Тогда я осторожно встал, и мы отправились сначала на Кухню, где я прихватил ещё с вечера приготовленную Майей миску, а потом, в так называемый Закуток, место отдыха и приёма пищи нашего могучего пса. Я дождался пока он поест, а затем вымыл посудину и поставил её на место. Теперь можно было не опасаться, что Грай взбудоражит сонный покой замка, ибо без причины он никогда не лаял. Да и вообще, все сородичи Грая отличалась молчаливостью. Что отнюдь не умаляло их достоинства, как весьма эффективных сторожевых псов. Первые упоминания об этих собаках появились в Хрониках нашего Нового Мира лет шестьсот назад. Поначалу они охраняли от волчьих стай только бесчисленные стада скота на просторах Великой Равнины Поющих Ветров. И делали это столь хорошо, что получили прозвище - Волчья Смерть, что на языке гоблинов звучало как - Марх-Таррон. Они же, гоблины, и вывели сию породу. А потом, она распространилась в равнинных королевствах Фандарского Союза: Альфессе, Тургоне, Брамане и Мадгуре. А уже после, по многим другим странам материка. И стоили, надо сказать, эти огромные, мощные, свирепые и чрезвычайно преданные псы, чёрной масти с тёмно-коричневым подпалом, огромных денег. Нам же Грай достался в подарок на свадьбу от Призрака, одного из лучших моих друзей и по совместительству ярла Драконьей Дружины. Ему тогда было всего три месяца, и напоминал щенок - маленького медвежонка. Теперь он вырос и стал похож на медведя ещё больше.
  Вернувшись в спальные апартаменты, я не застал Хельгу в кровати, зато из душевой комнаты слышался шум воды и мелодичное пение.
  - Чего она так рано вскочила? - про себя удивился я, но тут же вспомнил, что жена утром собиралась отправиться в Форпост, столичный город нашего маленького государства, носящего для многих жителей символичное название - Пристань. Там через два дня собирался Совет Магов, по-простонародному - Серый Ковен. И как раз оставшегося времени ей и хватит, дабы добраться туда на Молнии, своей норовистой злобной лошади. Конечно, таковой она была для посторонних, но отнюдь не для Хельги. С женой ехала София, её ученица, совсем юная девчонка, подававшая большие надежды в Магическом Искусстве.
  Вскоре появилась Хельга, с ещё мокрыми волосами и
  в роскошном халатике.
  - Спасал наше чудище от голодной смерти? - улыбнувшись, спросила она.
  - Не только. Ещё и жену от преждевременного пробуждения, - в ответ усмехнулся я.
  - С добрым утром, любимый!
  - С добрым утром, любимая!
  Мы обнялись. И тут в спальню вихрем ворвался Ратмир.
  - Мамоська! Папоська! А Люси меня лугает!
  - Правильно делает! - нахмурив брови, сразу встала на сторону няни моя жена.
  - Ты дазе не знаис за сто, а а гаволис - плавильно! - возмутился сын.
  - Люсия не станет тебя бранить за примерное поведение, или просто так, - безапелляционно заявила Хельга, пристально глядя на чадо. - А ну признавайся, что уже натворил?
  - Я в Дубовую Лосю собилался пойти с Глаем погулять. Сам, без Люси... - шмыгнув носом, сообщил Ратмир, не выдержав взгляда матери.
  - А чего вдруг в такую рань? - полюбопытствовал я, едва сдерживаясь, чтобы не улыбнуться.
  - Мы с Нади договолились встлетится... - ответил сынишка, и чуть поколебавшись, добавил: - Стобы на Стласылу пасматлеть.
  - Ах, поганец! - буквально задохнулась от возмущения жена. - Тебе прошлого раза было мало? Так ты новый поход за неприятностями затеял?
  - В плослый лаз мы с Нади были без собасек, а в этот - с собаськами. И Стласыла, нас бы пли них не смог тлонуть, - довольно резонно возразил сын, просительно посматривая на меня в поисках поддержки.
  - Всё равно ваши намерения сами по себе очень плохи, - ответил я, не оправдывая ожиданий наследника. - Во-первых: потому что вы без взрослых надумали покинуть дом. Во-вторых: Страшила очень боится собак, и после вашего визита он бы вообще мог навсегда уйти из Рощи.
  - Плавда? - испуганно округлив глаза, вопросил сын.
  - Уж будь уверен, - укоризненно покачав головой, подтвердил я.
  - А ещё будь уверен... - строгим тоном сказала Хельга, но в двери спальни деликатно постучали.
  - Входи, - разрешила жена, оборвав вынесение "судебного приговора".
  На пороге появилась Люсия, новая няня Ратмира.
  - Госпожа... - начала она, и тут же замолчала, смущённо потупившись.
  - Ты молодец, что вовремя пресекла попытку Ратмира улизнуть из замка, - сходу одобрила Хельга, действия слегка растерявшейся няни. - И правильно сделала, что выругала маленького негодяя. А впредь, если он того заслужит, разрешаю и ремешком его поучить. Да так, что бы он это хорошенько прочувствовал.
  - Как скажете, госпожа, - согласно кивнула головой девушка. - Но надеюсь, до подобного не дойдёт. Ратмир славный мальчик. И он будет слушаться. Правда, Ратмир?
  В ответ сынишка лукаво улыбнулся и неопределённо пожал плечами.
  - Правда, Ратмир?... - прищурившись, едва слышно повторила Хельга.
  - Канесно буду слусатса, - энергично закивал головой сынишка, опасливо покосившись на мать.
  - Так, ладно, Люсия, идём в Детскую, я тебя, пожалуй, кое о чём ещё проинструктирую, - озабоченно потерев лоб, сказала Хельга. - Ты ведь знаешь, меня не будет несколько дней. Ратмир! Ты с нами.
  Вознамерившийся забраться на нашу кровать сын, сожалеюще вздохнул, но покорно последовал за мамой и няней.
  Мне "маленький негодяй" так не повиновался...
  Впрочем, я понимал его любопытство, касающееся местной диковинки - лешего, прозванного Страшилой, совсем недавно обосновавшегося в нашей Дубовой Роще. Никто не знал точно, откуда он там взялся. Но предположение имелось. И заключалось оно вот в чём... Примерно с год назад, в Шелестящем лесу, граничащем на севере с Изменчивой степью, которая в свою очередь примыкала к Степному Рубежу, появились гоблины из Клана Уртог-Храур. По слухам они, бежали с севера, от мести одного могущественного князя Снежных эльфов, чей сын был ими захвачен в плен и после жестоких пыток казнён. Несколько раз гоблины-переселенцы натыкались в степи на наши разведывательные разъезды, всегда пытаясь навязать бой, пользуясь численным перевесом. Но бойцы Пристани не принимали заведомо проигрышного вызова, уходя от неприятеля на своих резвых скакунах. И никто у нас не сомневался в том, что придёт время, когда гоблины попробуют на прочность границу Степного Рубежа. Мы были к этому готовы, а вот они, вряд ли ожидали приготовленных для них "сюрпризов". Пока же гоблины продолжали "обживаться" в Шелестящем лесу. И делали это так, что другим - исконным обитателям, места уже не находилось. Сначала они сожрали всю дичь, затем взялись за истребление леших, кикимор, дриад, цветочных фей, исчезников, водяных, русалок, мглистых ведьм, болотников, чащобных барбару и прочих существ обитавших в Мире Одинокого Кита ещё задолго до появления человека. Эти создания любили уединение и тишину, а потому в странах с многочисленным населением их не было. Ну... или же они очень хорошо скрывались. По крайней мере, я, в свою бытность в Междуречье, никого из вышеперечисленных див, нигде не встречал. И для меня они всегда были по большому счёту лишь обитателями красивых сказок и легенд. Хотя, я знавал людей, утверждавших, что лично видели кого-то из Волшебного Народа. И вот теперь, подобное сказочное диво живёт на принадлежащей мне земле... Подумать только! Первым о нём сообщил наш садовник Данко, вернувшись из рощи, где собирал лекарственные растения: мяту, зверобой, ромашку и изумрудные слёзы. По его словам, леший обустроил себе жильё в дупле одного из огромных дубов, и при появлении человека стал выть, ухать, громко скрежетать зубами и безумно хохотать. Несомненно, этими звуками он пытался испугать незнакомца. После того как садовник попытался подойти поближе, леший принялся душераздирающе стонать и кидаться желудями. Данко предпочёл более не нервировать лесное диво и ретировался, сразу же обратившись ко мне. Я естественно отправился посмотреть на пришельца, прихватив с собой садовника в качестве проводника и дары: только что испечённую буханку белого хлеба, мёд, в глиняной бутыли свежее молоко и в придачу корзинку с фруктами. Всё сказанное Данко, подтвердилось. В дупле, действительно обосновался леший, при нашем появлении вновь начавший выказывать признаки недовольства. По крайней мере, именно таким его и изображали в Каталоге Предтеч Разумных Рас Древнего Мира. Сей роскошный фолиант, довольно неплохо сохранившийся, несмотря на сотни прошедших лет, купила Хельга в позапрошлом году на книжной ярмарке в Форпосте. Выглядел же леший вот как: небольшое существо, ростом с семилетнего ребёнка, покрытое косматой шерстью буро-зелёного цвета, с когтистыми пальцами на руках и с физиономией, черты которой, кардинально отличались от человеческого лица. Вот перечисление сих несхожестей: тёмная кожа походила на древесную кору, глаза свинцово-синего цвета были большие, выпуклые и не моргали, щель рта - не имела и намёка на губы, зато периодически демонстрировала частокол внушительных треугольных зубов, острые уши больше походили на рожки, а крючковатый нос напоминал клюв хищной птицы. Тем не менее, меня поразили не эти его особенности, а узко-полая шляпа с ярким петушиным пером, напяленная на макушку. Выглядела она столь нелепо, что я, тогда не удержавшись, громко и заразительно расхохотался. Стоявший рядом Данко, неуверенно меня поддержал. Леший же... до этого бесновавшийся в проёме дупла, вдруг притих, словно я сказал некий заветный пароль. Потом он тоже рассмеялся. Правда несмело и с преобладанием булькающих звуков. Но я готов был побиться об заклад на что угодно, это был самый настоящий смех.
  - Мы - друзья! - затем сказал я, одновременно демонстрируя пустые ладони.
  Леший заухал, словно филин и недоверчиво завертев головой, стал тыкать пальцем в Данко, стоявшего рядом со мной с корзинкой и небольшой сумой.
  - Это мой слуга. А в руках у него... нет, не бойся, это не оружие. Это - скромные дары, в знак нашего к тебе расположения, - стал объяснять я, зная, что Предтечи довольно хорошо понимают языки всех разумных рас Мира Одинокого Кита. Вот только говорить, к сожалению, они не могут. По крайней мере, так утверждалось не только в многочисленных сказочных историях, но и во всё том же Каталоге.
  Едва отзвучали мои слова, леший загримасничал, (видимо улыбаясь по своему) и исчез в недрах дуба. Вскоре он возник снова, со связкой сильно перекрученных корешков сизого цвета, ловко доброшенных к моим ногам. Я поднял их, благодарственно поклонившись в ответ. Потом взял у Данко принесённые дары и положил у подножия дерева. После чего мы ушли, оставив лесное диво в покое. Вечером вернулась Хельга, проведшая весь день в башне на островке, расположенном в водах Спящего озера. Там у неё находилась Магическая Лаборатория, в которой она билась над раскрытием тайн, заложенных в древние артефакты. Занятие это было зачастую настолько опасное, что вполне могло произвести масштабные разрушения, с вытекающими последствиями и потому выполнялось вдали от замка, а соответственно от Ратмира, нашего главного сокровища. Я всегда сильно беспокоился за жену, когда она бралась за решение очередной магической головоломки. Только разве запретишь чародейке, фанатично влюблённой в Искусство Волшебства, изучать эти загадочные, порой могущественные предметы, дошедшие до нас со времён седой старины? Нет, не запретишь. Хотя поначалу я и пытался. Но потом перестал, уразумев, что в данном вопросе Хельга не уступит. А плодить ссоры... ведь глупое занятие. Зато я добился того, что Хельга стала весьма серьёзно относится к сохранности своей жизни и здоровья, во время проведения экспериментов и исследований. Для этого ей приходилось надевать громоздкий защитный костюм, называвшийся - "Зеркальные Доспехи". По сути это тоже был артефакт. А раздобыл я его в Тарле, заброшенном городе, расположенном на берегу пресноводного Мирного моря. В те края мы наведывались пару лет назад на небольшом драккаре, ватагой из двадцати пяти человек.
  Что касается подаренных лешим корешков, то они оказались очень странными. Пристально рассматривая их, я уловил едва-едва заметное шевеление. Хельга же, увидев принесённую мной несуразную связку, очень удивилась, заявив, что это - Жилы Луса, эффективное редчайшее лекарство едва ли не от всех болезней. При условии, конечно, компетентности взявшегося им лечить.
  На следующий день мы навестили лешего всей семьёй. Ратмир пришёл в восторг при виде лесного чуда, и тут же дал ему прозвище - Страшила. А потом, спустя несколько недель, наш сынишка, улизнув, самостоятельно из дома, заявился к заветному дубу в сопровождении своей подружки - Надиналь, дочери наших соседей-эльфов. И эти маленькие разбойники принялись кривляться, издавать различные звуки и скакать словно козлята. На что леший лишь возмущённо ухал, периодически выглядывая из дупла. Но затем "шайка" перешла к более решительным действиям. Неподалёку от дуба ими был разожжён костёр, а горящие ветки стали бросаться в направлении жилища Страшилы. Неизвестно что бы произошло дальше, но тут прибежал Данко, всполошившийся после слов прежней няни Ратмира, уже пожилой Гиры, что она нигде не может найти маленького господина. Садовник сразу смекнул, куда мог податься малолетний авантюрист. И не тратя времени зря на осмотр помещений замка, сразу кинулся в Дубовую Рощу. Мы с Хельгой в это время были в гостях у Кевина, носившего прозвище - Журавль. Мой старый друг хворал после ранения полученного на границе, но к счастью шёл на поправку. Приехав назад в замок, мы немедленно узнали все подробности произошедшего. И как следствие: Гира была уволена, получив приличное выходное пособие, а на освободившееся место взяли её внучку - Люсию, юную, энергичную особу. Сам же Ратмир получил от мамы ремешком по мягкому месту, а от папы недельный запрет на прогулки с родителями за пределы замка. Но судя по всему, наказание не слишком подействовало. Вернее подействовало, но ненадолго.
  Вскоре мы позавтракали: я, Хельга, Ратмир и присоединившаяся к нам София.
  Затем жена с ученицей быстро собрались и мы с сынишкой пошли их провожать. Спустившись по гранитным ступеням лестницы, обрамлённой дубовыми перилами, мы подошли к расположенной внизу конюшне. Возле неё, на привязи уже стояли: Молния - Хельги и Пират - Софии. При нашем появлении из помещения вышел конюх Том, поприветствовавший нас и сообщивший что лошади к поездке готовы. Я, обняв жену, поцеловал её, затем уступил место сыну. Тот повис на маминой шее и стал просить побыстрей возвращаться.
  - И не подумаю, - улыбнулась Хельга.
  - Посему, мамуля? Посему ты так гавалис? - слегка отстранившись, всполошился огорчённый Ратмир.
  - Ну... ты хоть сможешь отдохнуть от меня, ведь я же тебя часто ругаю, наказываю, - сделав серьёзное лицо, заявила жена.
  - Лугаес, наказиваес, - посопев носом, признал сын, а потом, чуть помолчав, воскликнул: - Зато ты самая луццая мама на свете! И самая любимая!
  - Родной мой! - Хельга опустилась на корточки и прижала сынишку к себе: - Я прибуду домой так скоро, как только смогу. Обещаю тебе, а ты знаешь, мы с папой слов на ветер не бросаем. Ведь так?
  - Да, мамоська, - согласился Ратмир, и уже немного успокоенный, попросил: - А ты мне пливези сто ни будь из Фолпоста.
  - А что ты хочешь? - ласково взъерошив шелковистые детские кудри, вопросила жена.
  - Ну не знаю, - растерялся сын. - Сто ни будь...
  - Будет тебе хороший подарок, - выпрямляясь, пообещала Хельга. - Только уговор, слушаться папу и Люсию. Иначе... я его запрячу далеко и надолго.
  - Холосо, мамуля, - задумчиво протянул сын, - холосо...
  Хельга с Софией уехали, а мы с сынишкой поднялись наверх, где с входной дверью в замок, соседствовала уютная круговая терраса, с которой открывался прекрасный вид на всю округу. Там нас уже поджидала няня, в это время уводившая Ратмира заниматься азами чтения и арифметики. Делалось это в виде игры, совершенно не напрягая ребёнка. За моё обучение родители взялись когда я стал на пару лет старше, так в основном было принято в королевстве Далидор, однако тут, в Пристани, царили свои традиции. По ним, семья готовила малыша сначала своими силами, затем же, он приходил в Общинную школу, где преподавали науки, специально нанятые учителя. Продолжить образование по прошествии восьми лет учёбы, представлялось возможным в Форпосте, в Высшей школе и далее в Университете-на-Горе. Конечно, всё это было не обязательно, однако лично я не знал людей, пожелавших сделать своих детей безграмотными. Потому как здесь, сие, считалось верхом неприличия. В данном обстоятельстве я усматривал большое будущее у нашей маленькой страны, затерянной в просторах Нового Мира Одинокого Кита. Ибо там, где царит невежество, всё неизбежно приходит в упадок со всеми вытекающими последствиями. И никакая Магия (которой владеют лишь немногие избранные) тут не спасёт. Она может лишь замедлить падение.
   Проследив взглядом за уходящим сыном, я затем обратил своё внимание на окрестности. А они были довольно красивы. Возвышенность, на которой располагался замок, внизу охватывало неширокое, но пышное кольцо фруктовых садов. К ним вплотную, с трёх сторон примыкало шумящее море крон Дубовой Рощи. На западе, её изумрудная зелень граничила с небесной синевой Спящего озера, посреди которого находился Угрюмый остров с Башней и Магической Лабораторией моей жены. С четвёртой, восточной, с садами граничил, по большей части молодой, берёзовый лесок. Сразу за ним начинались владения наших соседей-эльфов. Появились те, в Пристани три года назад, по неизвестным причинам покинув свою родину - Великую Снежную Империю, расположенную на севере материка. Осели же они здесь, в Степном Рубеже, купив роскошную усадьбу у четы Роллсов, давно мечтавших перебраться к сыну и внукам в Форпост. Вскоре после переезда новые соседи нанесли нам визит. И мы как то сразу подружились. Главу небольшой семьи звали - Эйларс, его жену - Ледь-Инвэ, их дочь, подружку Ратмира - Надиналь. Порой, маленькая эльфийка тоже разъезжала верхом на огромной собаке, только она была северной породы, а кличку имела - Файри. Помнится в свой первый приезд, гости не смогли скрыть своего восхищения Вороньим замком. А с учётом того, что эльфы в Новом Мире Одинокого Кита считались признанными ценителями прекрасного, это дорогого стоило. Впрочем, ничего удивительного в реакции наших соседей не было, ибо Вороний замок строился ещё во времена великой цивилизации Древнего Мира. А тогда умели творить вечное и прекрасное... Конечно до наших дней замок дошёл в довольно неприглядном виде. Но мой дядя Драко много лет назад выкупил его у местной Общины и вложил огромные средства в ремонт и реставрацию. Подобная возможность появилась у него, после одного из чрезвычайно удачных походов к древним городам всё того же Мирного моря. А вообще, по своей сути, замок скорее являлся четырёхэтажным дворцом, сложенным из зелёных мраморных блоков. Окна в нём были высокие и стрельчатые, украшенные цветными витражами. Куполообразную крышу покрывала черепица насыщенного синего цвета. Там же, наверху находились и знаменитые флюгера с воронами, давшие строению нынешнее наименование. Защитой замку служили высокие серо-гранитные стены с башнями, красовавшимися головными уборами из зелёной черепицы и расположенными по сторонам света. Но оборона замка не ограничивалась лишь этими укреплениями. Непрошенных гостей поджидали весьма неприятные сюрпризы в виде четырёх тёмных "тучек", медленно круживших над замком в нескончаемом хороводе. "Тучки", принёсшие с собой из Древнего Мира название - "Дэньо", что означало - "Страж"; представляли из себя, недремлющую магическую охранную систему невероятной мощности, безошибочно распознающую намерения любой разумной, либо неразумной сущности. В мирное время, "тучки", жёстко обездвиживали несущих потенциальную угрозу, до нашего появления. А переведённые на боевой режим, сокрушали врагов молниями, способными расколоть скалу; или же плазменными шарами, испепеляющими дотла практически любую материю. Поставить, на службу нашей семьи, эту могущественную силу, сумела Хельга, разгадав тайну управления соответствующим артефактом, который в числе прочих, остался по наследству от дяди Драко. Наши соседи-эльфы пришли от "Дэньо" в восторг, но всё же, больше всего их поразило внутреннее убранство замка. Особенно им понравилась роспись помещений Живыми Красками, восстановленными несколькими мастерами из их народа, специально приглашёнными дядей Драко в период реставрационных работ. Ныне, секретом изготовления Живых Красок в нашем Новом Мире, владеют лишь эльфы Великой Снежной Империи, да ещё по слухам, гномы царства Золотой Горы. А раньше, во времена расцвета цивилизации Древнего Мира, оной пользовались практически повсюду. Её же необычность заключалась в том, что она создавала стойкую иллюзию реальности. Ну, например: ты заходишь в одну из зал замка и вместо одной из стен видишь морское побережье, окружённое стройными корабельными соснами. И всё настолько настоящее, что невольно опасаешься намочить ноги о волну, набегающую на крупный золотистый песок. Разумеется, в разных комнатах, пейзажи отличались друг от друга. Вдобавок, раз в сутки они, благодаря Магии, менялись, повторяясь вновь очень не скоро. И честно говоря, поначалу это было... хм-м, не слишком комфортно. Потому что создавалось впечатление, будто ты постоянно заходишь туда, где ещё никогда не был. Но потом, мы с Хельгой привыкли. Впрочем, в некоторых апартаментах роспись Живой Краской вообще отсутствовала. В их число входила наша Спальня, Детская, Кабинет, Столовая, Трапезный зал, Тренировочный зал, Чайная, Оружейная и ещё несколько не столь значительных помещений. Стены там ещё при дяде были обшиты очень толстыми панелями из ореха, дуба или красного дерева, хорошо сохранявшими тепло в холодное время года. Но сам внутренний интерьер вышеупомянутых помещений подвергся переменам, в которые я не вмешивался, полностью положившись на великолепный вкус новой хозяйки. Исключение составлял Кабинет, доставшийся мне по наследству. Здесь почти всё осталось по-прежнему. Правда, со временем, на его стенах, соседствуя с давнишними гобеленами, стали появляться картины, на коих были изображены особо яркие моменты из моих десяти книг, а так же лики главных героев, перекочевавшие с их страниц. Имелись тут полотна и не связанные с моим творчеством. В основном они были представлены красочными пейзажами, отображавшими как окрестности Вороньего замка, так и иные места нашей страны Пристань. Автором всех этих чудесных работ являлась Хельга. О том, что у неё есть Дар Художника, я узнал спустя полгода по завершению путешествия из Далидора, когда получил в подарок на день рожденье прекрасную картину, с запечатлённым видом Спящего озера. Честно говоря... я был сражён... Потому что, во первых: это оказалось совершенно неожиданно, а во вторых: действительно талантливо. А уж в живописи меня учил разбираться сам Галан Бригс, один из лучших художников нашего времени и по совместительству друг нашей семьи. Но, Галан Бригс остался в покинутом мной Далидоре, а значит - в прошлой жизни... Невольное воспоминание вызвало тяжкий вздох. Всё же я сильно скучал по своей утерянной Родине. И это несмотря на то, что был по настоящему счастлив в Пристани.
  Ещё какое то время я наслаждался очарованием окружающей природы, затем вошёл в замок. В два часа дня должен был приехать Джеймс, или по иному - Призрак, ярл нашей общинной Драконьей Дружины. Желая угостить его хорошим вином, я направился в погреб, располагавшийся на втором подземном этаже. На первом этаже, над ним, находилась сокровищница; и два хранилища: магических артефактов и оружия. Третий этаж представлял из себя узкий коридор с десятью арочными дверями. Двери эти были весьма необычны. Они... словно состояли из тьмы ночного неба, усеянного синими, зелёными и алыми огоньками, походившими на загадочно перемигивающиеся звёзды. Тем не менее, с виду непрочная преграда не поддавалась никаким внешним воздействиям. А уж мы с Хельгой изощрялись как могли, пуская в ход, как грубую физическую силу, оснащённую различными приспособлениями, так и мудрёные магические заклятия. Но, повторюсь... всё впустую. Тайна Десяти Дверей, неизменно оставалась за семью печатями. Единственное предположение, которое в итоге сделала моя жена, заключалось в том, что это были проходы в иные, параллельные миры. По её сведениям, в последние годы существования Древнего Мира Одинокого Кита, группа талантливых магов решила проблему проникновения во Вселенные, расположенные в отношении нас, по соседству: во времени и пространстве. Но... Это открытие, способное предоставить головокружительные перспективы, оказалось утерянным при агонии былой цивилизации. И возможно, именно здесь, в Вороньем замке и на Угрюмом острове проводились эксперименты по данной теме. Недаром же островная Лаборатория была оснащена столь диковинными магическими приборами, что о назначении большинства - Хельга даже не догадывалась. Правда, почти все они, пребывали в плачевном состоянии. И это не удивляло, если учитывать многовековой хаос, царивший в здешних краях не до такого уж давнего времени. Весьма странным казался и тот аспект, что дядя Драко, оставивший подробные инструкции по различным вопросам эксплуатации замка, о загадочных дверях не упоминал ни словом, ни пол словом. Как бы там ни было, мы с Хельгой периодически повторяли настойчивые попытки узнать, что же находится в таинственном Задверье. А так как мастерство моей жены неуклонно росло по мере изучения ею древних магических фолиантов, находившихся в замковой библиотеке, то... наша надежда на успех основывалась не на пустом месте. Впрочем, мы понимали, решение сей трудной задачи, может породить множество иных, намного более серьёзных загадок. Но, остановится, не могли. Уж больно сильно манило это самое Задверье...
  Войдя в погреб, я открыл ближайший, встроенный в стену шкаф. Его полки, снизу доверху были уставлены бутылками из тёмного стекла, расположенными горизонтально, в специальных ячейках. Я взял наугад бутылку с верхней полки и, рассмотрев этикетку, удовлетворённо хмыкнул.
  Вино было превосходное - сухое яблочное - "Ланто". Теперь можно было ожидать и Джеймса.
  Поднявшись в Кабинет, я поставил бутылку на письменный стол, рядом с вазой наполненной фруктами и, выдвинув затем один из ящичков, дополнил композицию двумя изящными бокалами из эльфийского хрусталя.
  Последующие полчаса я неспешно листал томик Уле Ханны, изумительной далидорской поэтессы, захваченный мной ещё из-отчего дома. От чтения любимых стихов меня оторвало зелёное мерцание Обзорного шара, покоившегося на серебряной подставке в виде ладони. Это одна из "тучек" сигналила о появлении постороннего вблизи замка. Приблизив лицо к шару, я увидел верхом на лошади Джеймса, уже миновавшего Фруктовые Сады и ехавшего по дорожке через роскошный розарий. Вот он у конюшни оставляет свою Бестию на попечение Тома, а сам начинает подниматься по гранитным ступеням лестницы, ведущей наверх, к замку. Покинув Кабинет, я пошёл встречать друга. Открыв дверь на террасу, я едва не столкнулся с ним нос к носу и мы тут же обменялись крепкими рукопожатиями.
  - Дружище, я явился намного раньше условленного времени, потому что к моей Мадлен пришла Линда. И меня быстренько выставили из дому, что бы значит, не мешал им вволю посплетничать, - извиняющимся тоном пояснил он.
  - Да-а, женщины они такие, - заулыбался я, - вот, например, Хельгу частенько навещает наша соседка - госпожа Ледь-Инвэ, так они часами могут болтать. И попробуй их, чем ни будь отвлечь от этого "дела", шипеть начинают, словно рассерженные кошки. А то, что ты пришёл на пару часов раньше... так и хорошо. Я сегодня ничем не занят.
  Мы прошли в кабинет, и я предложил своему другу одно из двух свободных гостевых кресел.
  - Кстати, а где твоя жена? - усевшись, после непродолжительного молчания, поинтересовался Джеймс.
  - Хельга утром уехала в Форпост, на Совет Магов. А назад вернётся... примерно дней через пять, - сообщил я, бросив на друга пытливый взгляд. - А что ты хотел?
  - Видишь ли... - начал он, и на мгновение запнувшись, продолжил: - У нас в Луговом городке стали пропадать люди. И я хотел бы с ней потолковать на эту тему.
  - Если не ошибаюсь, что-то подобное уже было за несколько лет до моего приезда в Пристань? Вы мне рассказывали об этом ещё в Далидоре. Ну, после появления подозрительных личностей в плащах-хамелеонах, сливающихся с местностью. Верно?
  - Да, всё так... но в этот раз упомянутые личности замечены не были, - задумчиво протянул Джеймс.
  - Может они теперь скрываются более успешно? - пожав плечами, предположил я, первое, что пришло на ум.
  - Не думаю, Ральф, - мой друг отрицательно замотал головой, но его вдруг помрачневшее лицо, всё же выдавало некоторые сомнения. - Ведь Стражам Закона помогали в расследовании исчезновений Тайная Стража и парни из Ближней и Дальней Разведки. А они... ну сам знаешь, разнюхают что угодно.
  - С этим не поспоришь, - согласился я, а затем спросил: - И сколько человек пропало?
  - Девятнадцать, - безрадостно ответил Джеймс, - и что характерно, люди будто испарялись целыми семьями. А их имущество оставалось в целости и сохранности. Даже весьма ценные предметы. В двух домах были накрыты столы к ужину. Но... к нему так никто и не притронулся.
  - Хм-м... плохие новости... и скверно что вы сразу не обратились к Хельге, - пробормотал я, откупоривая бутылку и разливая "Ланто".
  - Твоё здоровье! - пожелал Джеймс, слегка пригубив из своего бокала.
  - Взаимно, - ответил я, тоже делая глоток прозрачной жидкости янтарного цвета.
  Неожиданно мой друг рассмеялся.
  Ты чего? - я непонимающе посмотрел на него.
  - Да тут за мной увязался Вильям, встретившийся на окраине Лугового городка. Давно говорит, я не гостил у нашего друга Ральфа. Поеду, мол, с тобой за компанию. Но я его убедил на сей раз отложить визит.
  - И как тебе это удалось? - усмехнулся я.
  - Сказал, что Хельга узнала про разбитую вазу и очень, очень рассердилась. И теперь просто жаждет поквитаться с тем, кто совершил данное гнусное злодеяние. То есть, с господином Вильямом. Правда вначале он с подозрением на меня уставился и вопросил:
  - А откуда Тигра (так по давней привычке друзья за глаза называли мою жену) проведала имя виновника?
  На что я возмутился в ответ без особой конкретики:
  - Ну не мы же с Ральфом ей сообщили!
  - А кто тогда? Кто? - стал допытываться он.
  - Да Магия, дурень! - ответил ему я. - Она ведь, госпожа Хельга, весьма сведуща в Магическом Искусстве, ежели ты позабыл!
  - Ну, тут его резко попустило, и он вдруг спохватился, заявив, что сегодня они с Кевином идут на ночную рыбалку на Спящее озеро. А сборы туда... Дело кропотливое и долгое, - поведал дальше Джеймс. - Словом, только я его и видел...
  - Но Хельга пока ничего не знает, - счёл нужным заметить я.
  - И что? - махнул рукой Джеймс. - Это вопрос времени, и отнюдь не долгого времени. Так что я... не сильно и соврал. А вообще-то брать с собой Вильяма не хотелось по другой причине: опять бы он попытался затеять разудалую пьянку. Только сейчас не до того. Не лежит душу к веселью...
  - Это точно, - согласился я, невольно вспоминая прошлый памятный визит Вильяма, имевшего прозвище - Колесо. Тот самый визит, когда любимая ваза Хельги разлетелась на мелкие кусочки. Ох и погуляли мы тогда в отсутствие моей жёнушки, двое суток не покидавшей свою Магическую Лабораторию на Угрюмом острове. Ох-хо-хо... И всё бы ничего, не приди Вильяму в голову идея научить нас одному из танцев Клана Уртог-Храур, носившего довольно символичное название - "Хоп-Хлоп-По-Костям-Гоп". Ему он якобы выучился от одного пленного гоблина, захваченного нашей разведкой. Совместное же старательное "гопанье" в итоге окончилось тем, что Джеймс сильно подвернул ногу, а самого "учителя танцев" Вильяма занесло на дубовый резной столик, на котором и покоился дорогой сердцу Хельги - фарфоровый сосуд. А его я привёз, надо сказать, из очень величественного, хоть и полуразрушенного замка, обнаруженного нами в глубине поросшего лесом острова, расположенного в водах Мирного моря. Создавалась же добытая мной ваза на закате Древнего Мира, и была чрезвычайно красива и изящна. Ещё она обладала одним небольшим, но, несомненно, магическим свойством, цветы в ней - никогда не вяли. Теперь же осколки оной покоились... хм-м, в одном укромном месте. Зачем я их оставил? Ну, не знаю... Может в призрачной надежде что жена сумеет восстановить вазу?
  Разговор не клеился. Мы едва осилили то, что оставалось в бокалах, и Джеймс уехал.
  Проводив друга по дорожке до конца розария, я потом ещё долго смотрел ему вслед. События, о которых поведал Джеймс, действительно были тревожны и заставляли задуматься...
  На следующий день поутру я оседлал своего чёрного как ночь жеребца, носившего соответствующую кличку - Мрак и отправился в Луговой городок. Хотелось послушать, о чём говорит Народ в свете недавних мрачных и загадочных происшествий.
  Спустя минут двадцать я миновал короткой дорогой принадлежащую мне Дубовую Рощу, и поехал по хорошо утоптанной тропинке. Вскоре она вывела меня на Торговый Тракт, соединяющий Луговой городок с остальными поселениями Степного Рубежа и тремя другими областями Пристани. Последующие полчаса пути по обеим сторонам Тракта можно было увидеть лишь поля, на которых трудились неутомимые фермеры. Потом показались первые дома городка, под красными черепичными крышами. Все жилые строения непременно имели два или три этажа и скорее напоминали маленькие крепости, обнесённые довольно высокими стенами из дикого камня. Кое-где ограждения выглядели весьма колоритно. Подобный вид им придавали небольшие красивые башенки. Всего улиц насчитывалось двадцать пять. В самом их центре находилась Праздничная площадь, выложенная серо-голубым булыжником и обсаженная по периметру серебристыми тополями. С западной её стороны, располагались три административных здания. Первое, в архитектурном плане, ничего из себя особо не представляло. Так, простая коробка с плоской крышей, состоящая из гранитных блоков. Здесь, на первом этаже заседал Совет Старейшин нашей Общины. При необходимости он же исполнял роль Суда на втором. Ярдах в ста от дома Совета, стояла основательная прямоугольная башня. Она принадлежала Драконьей Дружине Общины. В ней находился Пиршественный зал, зал Учебного Боя, казарма, состоящая из маленьких, отдельных комнат, а так же кладовые со съестными припасами, оружием, доспехами, одеждой и многим другим, необходимым воинам в походах. Ярдах в двухстах или чуть дальше от собственности дружинников, высилась ещё одна башня, на сей раз круглой формы. Сие строение числилось за Стражами Закона, и в нём же пребывали тюремные камеры, зачастую пустовавшие по причине весьма низкого уровня преступности. На противоположной стороне к Праздничной площади примыкали Торговые ряды под черепичными навесами. С недавних пор их стали называть более значимым словом - Рынок. Но и помимо него в городке имелось с пару десятков мелких лавок, в коих можно было приобрести всё необходимое. Присутствовали у нас и трактиры. Да и куда ж без этих заведений? Тот, к которому я направлялся, назывался "Бочка Радости". Его содержал Гален, невозмутимый, подтянутый мужчина, совсем не похожий на трактирщика. Джеймс говорил мне, что он в своё время лет пятнадцать отслужил в Драконьей Дружине, зарекомендовав себя, как отличный воин и надёжный товарищ. Рядом с вышеупомянутым трактиром стоял трёхэтажный дом. Вывеска на нём гласила - постоялый двор "Приют Странников". В нём полноправно хозяйничала энергичная и деятельная особа, рыжеволосая Адель, жена Галена. На другом конце городка имелся ещё один трактир ничем не уступающий "Бочке Радости". Название же он носил - "У Весельчака", а принадлежал Гильберту, человеку огромного роста, весьма могучего телосложения и... своеобразного чувства юмора. При трактире тоже был постоялый двор - "Сладкий Сон", коим занималась дочь Гильберта - полненькая жизнерадостная Мелисса. Гален и Гильберт приходились родными братьями, но совершенно не общались из-за какой-то давней распри. Помимо упомянутых заведений в Луговом городке присутствовали ещё несколько трактиров, но уже без постоялых дворов. Блюда и напитки там, подавались более простые, без изысков. Впрочем, некачественными я бы их не назвал. Неподалёку от первых жилых строений, река Торгового Тракта разделилась на множество ручейков-улиц. Тронув поводья, я направил Мрака по той, что заслуженно называлась Тенистой, из-за множества каштанов с раскидистой тёмно-зелёной кроной, застывших часовыми, на всём её протяжении. По прошествии десяти-двенадцати минут неспешной езды, она то и привела меня к "Бочке Радости". Рядом с входом висела деревянная табличка, прикреплённая к балке, выступающей из здания. На ней была нарисована пузатая бочка, над которой вилась надпись на Всеобщем языке, соответствующая названию трактира и красиво стилизованная под руны снежных эльфов. Оставив Мрака у коновязи, я отворил массивные двери и вошёл в Нижний зал, имеющий прямоугольную форму и уставленный дубовыми столами с лавками. Окон в помещении было множество, но все узкие, словно бойницы. В принципе, при необходимости они могли в таком качестве и использоваться. На них висели зелёные бархатные занавески с вытканными цветами, призванные защищать посетителей от яркого солнца. Впрочем, сейчас, утром, занавески пребывали в отдёрнутом состоянии. Для освещения вечером, с потолка на тонких цепочках свисали небольшие кованые фонарики с разноцветными стёклами, придававшими этому трактиру в тёмное время суток непередаваемый, хотя и странный уют.
   С правой стороны от входной двери, начинались ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж. Там находился Верхний зал, предназначенный в основном для состоятельных торговцев, как из самой Пристани, так и прибывающих из различных государств нашего Нового Мира. Все четыре его стены были обустроены укромными нишами, в коих удобно вести переговоры и подписывать договора между деловыми партнёрами. Тоже имелись окошки-бойницы, цветные фонарики и занавески, но не зелёные, а сиреневые. Здесь наверху, верховодила Ирэн, высокая статная женщина приходившаяся Галену двоюродной сестрой. Обычно она управлялась сама, но когда посетителей оказывалось слишком много, ей помогал сын, кажется, его звали... Эрик.
  Так же неподалёку от входа, только слева, располагалась стойка бара. За ней виднелась миниатюрная фигурка совсем ещё юной Венди, племянницы Адель. Девушка, вместе с родным братом Марком помогала Галену обслуживать посетителей.
  - Привет красавица! - сказал я, подойдя к стойке.
  - Здравствуй господин Ральф, - приветливо улыбнувшись, ответила девчонка.
  - А что это хозяина не видно? - осмотревшись, спросил я.
  - Да он ни свет, ни заря отправился в пивоварню. Туда Длинный Дональд должен новые бочки привезти, так хозяин хотел лично их осмотреть, - с готовностью сообщила Венди. - А то в прошлый раз две оказались с дефектом.
  - Теперь Гален поставит Дональда под жёсткий контроль. Потому как не терпит недобросовестности и обмана, - понимающе усмехнулся я, зная, как мой приятель трепетно относится к семейному предприятию, производящему один из самых качественных пенных напитков Пристани.
  - А у тебя к нему дело, господин? - чуть поколебавшись, поинтересовалась девчонка.
  - Дело? - переспросил я. - Да нет, просто зашёл выпить бокал пива. Налей, будь добра, Галенского Янтарного. Последнее время оно мне больше других сортов по душе.
  Через пару минут я сидел за пустующим столиком на задворках зала. Моими ближайшими соседями оказались четверо местных ремесленников. С одним из них, сапожником Эгрером, я был немного знаком, заказывал пошив зимней обуви маленькому Ратмиру. Возле каждого из этой компании стояло по два полных бокала пива, но оно явно было ими позабыто. Ибо склонив головы все четверо о чём-то увлечённо шептались.
  Иногда до меня доносились части фраз, произнесённые особо громко:
  - Точно, точно знаю! Их всех забрал Чёрный Круг... Вот чем хошь поклянусь!
  - Да сказки всё это...
  - Ну не скажи! Весёлый Тони своими глазами видел, как это произошло...
  - Ты про дом Хорнсов? Про них имеешь ввиду?
  - Да, да...
  - Из пяти пропавших семей, они исчезли третьими...
  - А я не верю Тони, ведь всем хорошо известно, что он не дружит с головой...
  - Но глаза то у него есть?
  - Тьфу ты, я ему...
  - Ох и дела! Ох и дела!
  - Ну, ещё бы, други мои! Ежели домой страшно идти...
  Слова ремесленников про Чёрный Круг, меня насторожили. Где то я уже про него слышал... Я напряг память и вспомнил. Много лет назад, когда я ещё жил в королевстве Далидор и был сотником Пятого Штурмового легиона, вечером на привале, во время одного из походов, о нём рассказывал наш армейский боевой маг. Он уверял, будто чародеи Братства Чёрного Черепа умеют перемещаться в пространстве на огромные расстояния, куда заблагорассудится. И даже более того, при необходимости способны переправлять в нужные места сотни человек. А там, где должны открыться Врата Перехода, им, за минуту-другую, как раз и предшествует появление Чёрного Круга, увитого язычками призрачного синего пламени... Мы тогда ещё посмеялись, не поверив товарищу. А он обиделся, и весь следующий день ни с кем не разговаривал. Ну а как было нам принять всё за чистую монету, коли подобные чудеса Магии, существовали лишь во времена Древнего Мира? И даже если представить что Братство овладело этим утерянным Знанием, то напрашивается вопрос: - Почему оно до сих пор не господствует в нашем, в Новом Мире? Ведь обладая такой способностью появляться и исчезать где угодно, можно ставить государства на колени одно за другим. Ибо неожиданная переброска войска туда, где его совершенно не ожидают, уже почти полный успех победоносной компании. Хотя... армейский маг мог быть в чём-то и прав. Ну, например, в том, что колдуны Братства могут появляться в нужной им точке материка. Но весьма сомнительно другое его утверждение, касающееся их способности прихватить с собой многочисленное воинство. Потому как будь это так, Братство действительно давно заявило бы права на лидерство в Новом Мире. Впрочем, всё это домыслы человека, ничего в Магии не смыслящего. Вот вернётся Хельга, пусть и разбирается с мудрёными колдовскими загадками... Я же, просто постараюсь разузнать все возможные подробности.
  Мои размышления прервал звук стукающихся бокалов. Это ремесленники вспомнили о своём пиве. Но мне пить совершенно расхотелось, я встал и, расплатившись с Венди, вышел из трактира. Затем, отвязав своего жеребца, я хотел свернуть в сторону улицы, на которой жил Джеймс. Однако тут же передумав, я продолжил путь по Тенистой, к центральному месту городка, к его Праздничной площади. Ибо в это время мой друг, вероятней всего находился в Зелёной Башне, прозванной так по причине того, что она была сложена из блоков гранита вышеуказанного цвета. Джеймс вот уже несколько лет занимал пост предводителя (или по-иному ярла) Драконьей Дружины, а данное обстоятельство требовало его присутствия в представительском месте этой самой Дружины. И в первую очередь, вот по какой причине. Довольно часто, к нему на приём выстраивалась целая очередь торговцев, прибывших в Пристань из государств Нового Мира, или же наоборот, убывающих туда. В основном они консультировались с ним по различным аспектам безопасности, но бывает, и нанимали себе в дополнительную охрану воинов Дружины. Благо теперь её численность составляла чуть более трёх сотен человек. Хотя по моему приезду из Далидора она насчитывала менее двадцати бойцов. Это всё что осталось после кровопролитной войны с нечистью, отполыхавшей тогда на Границе Степного Рубежа. А до возникновения конфликта было сто тридцать семь... Стражи Границы первые приняли на себя удар орков, гоблинов и троллей и потому их погибло в несколько раз больше. Примерно та же картина наблюдалась тогда на Границах трёх других областей. Пополнить ряды профессионального маленького войска Степного Рубежа удалось за счёт приехавших в Пристань на постоянное место жительство. В последнее время в нашу затерянную страну смогли добраться пять довольно внушительных караванов с переселенцами. И они были бы ещё больше, но долгий и опасный путь унёс немало человеческих жизней. Тем не менее, люди бросали насиженные места, где власть имущие зачастую душили их непосильными поборами, считая за быдло недостойное уважения и уходили туда, где Закон был един для всех, а земли бесплатно давалось столько, сколько фермер способен был обработать. Конечно, и у нас имелись налоги. Куда ж без них? Но их уплата не оставляла Народ голым и босым. По сути, их можно было назвать мизерными в сравнении с подавляющим большинством государств Нового Мира. Немаловажно было ещё одно обстоятельство: переселенцы на первые десять лет жизни, не только освобождались от каких либо платежей, но при необходимости получали единовременную (довольно солидную) безвозмездную денежную помощь, на развитие дела коим они решили заняться. Ну, вот поэтому, наверное, и неудивительно, что Пристань с каждым годом стала ощутимо увеличивать количество своих новоиспечённых граждан. А молва о ней как о стране-сказке распространялась всё дальше и дальше по нашему зачастую жестокому, несправедливому Миру.
  Миновав уже вовсю бурлящий Рынок, я направился в сторону административных зданий, вдоль тополиного ряда, по дороге выложенной известняковыми плитами. Нахождение лошадей на территории самой площади было категорически запрещено.
  Своего друга я заметил ещё издали. За высокой кованной оградой, он обучал новобранцев искусству владения мечом. Неподалёку от фигурного забора, правильным квадратом ограждавшего Зелёную Башню и, несомненно, бывшего произведением искусства, находилось толстое бревно, укреплённое горизонтально на вкопанных в землю столбах. Привязав к нему Мрака, я отворил калитку, вошёл во двор и остановился напротив площадки-ристалища.
  - Я сейчас! - заприметив меня, крикнул Джеймс, отбиваясь от наседавших на него пятерых молодых воинов.
  - Тебе помочь? - улыбнувшись, спросил я.
  - Сам управлюсь! - в ответ бросил он, контратакуя нападавших.
  И действительно, игра кошки с мышками вскоре закончилась. Двое выбыли, лишившись оружия, а оставшиеся трое получили "ранения" не совместимые с жизнью, либо с возможностью продолжения дальнейшей борьбы.
  - Лихо ты их! - признал я, пожимая сухощавую ладонь друга.
  - Да и они не плохи, - заметил Джеймс, бросив одобрительный взгляд в сторону новобранцев. - Тоже брали меня несколько раз в оборот.
  - А откуда парни родом? - поинтересовался я.
  - Двое из Альфесса, двое из Кленори и один из Тангарина, - сообщил Джеймс. - Это совсем новенькие. Седьмой день как в Дружине. А ты... надеялся, что кто-то будет из Далидора?
  - Да нет, нет, - ответил я, постаравшись принять безразличный вид, - ведь мне известно, что верховодящие на моей Родине Радетели выпускают за пределы королевства лишь торговых людей с охраной и слугами, которые оставляют собственные семьи в залог своего возвращения. И никого более...
  Мы помолчали.
  Потом Джеймс спросил:
  - Ты вероятно по делу? Так?
  - А что, просто так к старому другу не могу зайти? - тихо рассмеявшись, ответил я вопросом на вопрос.
  - Не припомню такого! - в свою очередь рассмеялся Джеймс.
  - Ну... есть разговор, - согласился я, - касающийся недавних исчезновений.
  - Ладно. Подожди только чуток. Я всполоснусь и пойдём в кабинет. Потолкуем, - пытливо посмотрев мне в глаза, сказал Джеймс.
  Он подошёл к рукомойнику, вымылся по пояс, вытерся полотенцем, висевшим рядом на верёвке, затем натянул на себя белоснежную холщовую рубаху и мы пошли по направлению к входу в Башню. Миновав раскрытую дверь из толстостенной стали, мы поднялись на второй этаж по винтовой лестнице. Здесь находились апартаменты ярла Дружины и помещение казармы, в коей проживали воины, не имеющие личного жилья. В основном это была молодёжь, недавно обосновавшаяся в Пристани.
  Кабинет, представлял собой, довольно просторную прямоугольную комнату, обставленную простой, но добротной дубовой мебелью. Под стеной, противоположной входу, стоял внушительный стол покрытый зелёным сукном. За ним виднелась высокая спинка кресла. Ещё чуть дальше - однотонная коричневая ширма, призванная скрывать узкую кровать. На ней Джеймс спал, когда иной раз приходилось задерживаться в Башне надолго. Левую сторону занимали: книжный шкаф манивший корешками старинных фолиантов; пятеро стульев; и комод, верх которого был уставлен миниатюрными резными фигурками людей, животных, птиц и рыб из моржовой кости. Это была очень древняя коллекция, мой друг её периодически пополнял во время вылазок в заброшенные города. Тут же, на стене, висели несколько картин с изображением батальных сцен и солидная коллекция холодного оружия. Справа располагался камин из чёрного мрамора и маленький узкий столик.
  Джеймс сделал мне приглашающий жест воспользоваться одним из стульев, а сам, усевшись на своё место, наклонился, доставая из недр стола деревянный тубус и две каплевидные рюмки.
  - Хочу тебя угостить коньячком, - хитро прищурившись, сообщил он.
  - Рановато для таких напитков, - неодобрительно заметил я.
  - А мы по глотку, - усмехнулся Джеймс.
  - Нет, дружище, не буду, - я отрицательно покачал головой.
  - Ну да, знаю, - закивал головой он, - Ральф Тайндар если и позволяет себе иногда чарку чего ни будь крепкого, то только вечером, по завершению дня, исполненного забот и трудов.
  - Не паясничай, - одёрнул я друга и не преминул напомнить: - да ты и сам всегда придерживаешься подобного правила.
  - Но... - произнёс он, выдерживая паузу, - бывают же исключения, верно?
  - Что ты имеешь в виду? - подозрительно уставился я на него.
  - "Злато Томана" тридцатилетней выдержки...
  - Не может быть! Ты шутишь! - не поверил я. - Едва ли не лучший коньяк моей Родины - Далидора и тут, в одном из самых дальних обитаемых уголков Нового Мира! Да точно, ты шутишь!
  - Сам знаешь, брат, с юмором у меня туговато, - пожав плечами, заявил Джеймс и открыв тубус, извлёк высокую изящную бутылку из тёмно-зелёного стекла. На ней была ожидаемая этикетка - на светло-серебристом фоне: коньячная бочка, с горой наполненная слитками золота и стоящий рядом улыбающийся длиннобородый старичок в алом камзоле и с виноградными лозами в руках.
  - Наливай... - только и выдохнул я.
  И лишь насладившись третьим глотком божественного нектара, я спросил:
  - И где ты раздобыл это чудо, брат?
  - Да один купец подарил. Из недавно прошедшего междуреченского каравана. Только он не совсем твой земляк. Он - из королевства Гринфаль.
  - А-а... Понятно-понятно... - протянул я, припоминая компанию торговых людей, с которой общался в " Бочке Радости". Среди них были ещё тарийцы, но, увы, ни одного далидорца...
  Мы немного помолчали.
  Потом я не скрывая недоумения спросил:
  - А что это ты дружище, утаил от меня информацию?
  - Хорнсов имешь в виду? - помрачнев, отозвался Джеймс.
  - Да, - предельно кратко подтвердил я.
  - Видишь ли... свидетель их исчезновения - Весёлый Тони. Но ты ведь знаешь, он малый со странностями. И с немалыми странностями. Так стоило было прислушиваться к словам подобного типа? Ну, вот я тогда и выбросил его сообщение из головы. Потому собственно ничего тебе и не сказал. Хотя... всё же надо было обратить внимание. Признаю.
  - И что случилось, если ты, как мне кажется, опять забросил в голову то, что выкинул? - криво усмехнувшись, поинтересовался я.
  - У нас в Луговом опять пропала семья, - залпом допив содержимое рюмки, сообщил Джеймс. - Они сравнительно недавно перебрались к нам из Фандарского Союза. Купили дом в начале улицы Роз. Обзавелись хозяйством: наделом земли, коровами, свиньями, домашней птицей. Старший сын открыл небольшую кузню. Ну, в общем, хорошие работящие люди. Да ты, может, их помнишь. Они приютили маленькую Дани, которая осталась одна после смерти матери.
  - А-а-а, - протянул я, - о Фостэрах речь... Да, они славные... Так ты уже успел побывать на месте происшествия?
  - Нет, нет, - помотал головой Джеймс, - известие сюда в Башню принёс Андрэ Ларсон, командир Стражей Закона. Он ушёл где-то за полчаса до твоего прибытия. И много он не распространялся. Сообщил лишь, что имеется свидетельница исчезновения семерых человек. Да, да, это та самая малышка Дани. Она рассказала, что вечером после ужина играя с названными братьями в прятки, залезла под кровать. Вдруг раздался треск, будто рвалась крепкая материя. Дани выглянула и увидела посреди комнаты большой чёрный круг, по которому неистово плясали синие язычки пламени. Потом он стал вытягиваться вверх и внезапно преобразовался в мерцающую арку, за которой открывался вид на мрачное подземелье освещённое факелами. Дани ещё успела заметить какие-то большие клетки на дальнем плане, после чего, через открывшийся проход в дом ринулись зловещие создания в чёрных плащах с капюшонами. Больше она ничего не помнит, ибо от страха потеряла сознание. А когда очнулась, комната была пуста. Девочка побежала к соседям, те вызвали Стражей Закона. Думаю излишне говорить, что все помещения жилища Фостэров оказались безлюдны. Ну, вот вроде и всё...
  - Значит опять Чёрный Круг, - опустошая до дна свою рюмку, пробормотал я. - Скверное дело...
  - А у тебя есть, какие то разумные соображения по этому поводу? - спросил Джеймс, сосредоточено рассматривая массивную золотую печатку на пальце правой руки.
  - У меня? - переспросил я. - Нет, пожалуй. И откуда? В Магии я совершенно ничего не понимаю. Но имеется одно весьма спорное предположение.
  - Ну, так озвучь его, - попросил Джеймс. - Хоть на что-то будем предварительно опираться.
  - Возможно, в исчезновениях людей замешано Братство Чёрного Черепа, - сообщил я и кратко уведомил об утверждениях моего товарища - армейского боевого мага.
  - Да, уверен, именно колдуны с угрюмых замков Гилльского архипелага повинны в происходящих здесь событиях! - воскликнул Джеймс. - Ведь не может быть случайно упоминание Чёрного Круга, про который поведал твой сослуживец - не одним, двумя свидетелями!
  - Я бы выводы всё же предоставил делать Хельге, - помедлив, ответил я. - К тому же, свидетели у нас... про одного ты что говорил? Не дружит с головой. А про другого, я и сам скажу. Слишком уж он мал. Вернее мала.
  - Что ж, ты прав, пусть в делах Магии разбирается твоя жена. Для нас вояк это тёмный лес, - вновь наливая коньяк, согласился Джеймс. - Надеюсь, до её приезда больше никто не пропадёт...
  Я одним глотком осушил свою рюмку, и уже вставая, произнёс:
  - Ладно, дружище, мне пора.
  - Куда спешишь? - удивлённо вопросил Джеймс. - Ведь только пришёл.
  - Извини, надо идти, - ответил я, и усмехнувшись, пояснил: - Обещал Ратмиру сегодня путешествие по Спящему озеру под парусом, с заходом на Фазаний остров.
  - Что ж, воспитание подрастающего поколения дело весьма нужное, - одобрительно признал Джеймс и нагнувшись, достал тубус идентичный стоящему на столе. Затем он протянул его мне со словами: - А это тебе маленький подарок. Ну... вернее вам с Хельгой.
  - Ох, ничего себе! Маленький подарок! - восхитился я. - Благодарю, дружище. Порадовал ты сердце далидорца!
  - Наследнику привет! - ещё пожелал мой друг и мы расстались.
  По прибытию домой я с головой погрузился в хлопоты, связанные с маленьким разбойником по имени Ратмир. Несмотря на это, я не забывал о странных, зловещих делах происходящих в Луговом городке, расположенном от нас не столь уж и далеко. И первое что я сделал, так это сразу предупредил наших соседей-эльфов. Они кстати, жили очень обособленно, и ни с кем близко не общаясь в городке, ничего не знали о происходящих событиях. Ещё я взял за правило, никуда не ходить без оружия, и не отпускать Ратмира за пределы замка даже под надзором няни Люсии и Грая. С Джеймсом же мы договорились, что когда появится Хельга, я поставлю её в известность о произошедших событиях, и она приедет в городок проконсультировать тех, кто непосредственно ведёт следствие.
  Незаметно пролетело время.
  И вот я уже обнимаю Хельгу, поднявшуюся по лестнице в сопровождении Софии, на террасе замка. Помимо меня встречающая делегация состояла из Ратмира, няни и Грая.
  И первый вопрос сынишки, прозвучал весьма предсказуемо:
  - Мамуля, а сто ты мне пливезла, из Фолпоста?
  - Ты о чём, чадушко моё? - сделала непонимающий вид Хельга, беря ребёнка на руки и прижимая к себе.
  - Как о сём? О холосом подалке! Ты зе обесяла! - искренне возмутился забывчивостью мамы сын.
  - А-а... ну да, вроде припоминаю. Что-то такое было... - медленно произнесла Хельга и задумчиво умолкла.
  - Нет, мамуля, ты сутис! Ты длазнис меня, - быстро смекнул хитрюга сын, не давая себя провести. - Ну, так сто, сто мне пливезла?
  - А ты себя хорошо вёл? - вопросом на вопрос ответила Хельга.
  - Папа меня не наказивал, Люси тозе, - подумав, несколько уклончиво ответил сын.
  - А ругать, значит, ругали? - попытавшись скрыть улыбку, продолжила допытываться жена.
  - Лугали... - обречённо выдохнул Ратмир.
  - Ну не сильно, да и не много, - пришёл на выручку я.
  - Ладно, раз уж всё не так плохо... будет тебе подарок, - рассмеявшись, заявила Хельга. - Но его надо будет до вечера подождать.
  - И циво надо здать? Циво слазу не пливезла? - слегка расстроился сынишка.
  - А почему ты стал вдруг задавать второстепенные вопросы? Тебя разве уже не волнует, что же именно дарит тебе мама? - удивилась Хельга.
  - И сто, сто ты мне далис, мамуля? - вновь оживился заинтригованный Ратмир.
  - В Форпосте я купила молоденькую дэль-пони, - сообщила жена. - А то ведь Грай не слишком горит желанием таскать тебя на своей спине. Но так как ей за нами было бы не поспеть, хозяйка, продавшая лошадку, предоставила специальный фургон для перевозки животных. Да вот беда, жеребец, запряжённый в этот самый фургон, потерял подкову, и извозчик остановился его подковать в придорожной кузнице.
  - Ула! Ула! - возликовал сынишка. - Тепель у меня будет своя лосадка! Мамоська ты самая луцсая в миле!
  - Ну, ещё бы! Конечно твоя мамуля лучше всех! - с серьёзным видом подтвердила Хельга. - А ты что, в этом сомневался?
  - Не-ет! Конесно зе нет! - возопил сын, крепко обнимая маму за шею.
  - Вот и прекрасно, мой дорогой, вот и замечательно, - подвела черту Хельга, проходя через распахнутую мной дверь.
  Я шёл вслед за своим семейством и радовался тому, что жена вернулась. Уж очень плохо без неё, уж очень я за ней соскучился...
  Пока Хельга с Софией после дороги принимали душ, кухарка Майя накрывала на стол. Последующий обед прошёл весело и оживлённо. Потом я сказал Ратмиру, не сводившему с мамы восхищённых глаз, что нам с ней необходимо поговорить наедине о важных вещах.
  - А я тозе хосю послусать... о вазных весях. Лодители лазлесите мне, ну позязя! - жалобно заканючил сын.
  Но Хельга бросила на него короткий взгляд, и сынишка мгновенно сникнув, молча отправился к няне, поджидавшей его у двери.
  - Нда-а, у меня никогда так не получалось... - подумалось в очередной раз.
  - Любимая, пошли в "Логово", - затем предложил я, и мы направились в кабинет.
   А назывался он так, нами обоими столь шутливо, потому, что мне доводилось проводить в нём немало времени. Уходило же оно на разное: я работал над новой, одиннадцатой книгой; исследовал диковинные экземпляры оружия врагов; изучал карты, оставшиеся от Древнего Мира, или составленные недавно; вникал в тексты старинных фолиантов, во множестве имевшихся в библиотеке Вороньего замка, а иногда их и реставрировал. Случалось я здесь и ночевал, если Хельга задерживалась в своей Магической Лаборатории, либо отсутствовала по делам Серого Ковена.
  Планировка апартаментов, куда мы вскоре вошли, являлась двухуровневой. Внизу находились: камин; большой письменный стол, в паре с креслом больше похожим на трон; шкаф, с полками, уставленными необходимыми книгами; и два гостевых кресла. Стены тут были обшиты дубовыми панелями. На них располагались гобелены, оставшиеся от прежнего хозяина; картины написанные рукой Хельги; и трофейное оружие, привезённое из нескольких походов, в которых мне довелось участвовать уже в качестве гражданина Пристани. На потолке висела люстра, изготовленная из прозрачного эльфийского хрусталя. Четыре стрельчатых окна красовались цветными витражами. Комната наверху, соединявшаяся с первым этажом кованной фигурной лестницей со ступенями из ореха, имела размеры значительно скромнее. Тут присутствовали: те же дубовые панели; три узких окошка; кровать, над коей была прикреплена бра; маленький стол, на нём светильник и все принадлежности для письма; а ещё стул с высокой резной спинкой и мягким сиденьем; да изящный комод из красного дерева, на котором стояла довольно миниатюрная картина. Она была кисти самого Галана Бригса, мастерски перенёсшего на небольшой холст кусочек далёкого прошлого, вместивший в себя: двух мужчин, двух женщин и маленького мальчика. Я забрал её с собой из отчего дома в Далидоре. И она мне очень дорога... Потому что запечатлены там мои дед, бабушка, отец и мама... И я, малец пяти лет от роду... Хельга всегда умилялась от моего портретного вида и говорила что Ратмир - вылитый я в детстве. Пожалуй, так и было...
  Мы уселись в гостевые кресла и улыбнулись друг другу.
  - Как съездила милая? - потом спросил я.
  - Дорога обошлась без неприятных сюрпризов, - задумчиво отозвалась жена. - Но... Есть тревожные новости.
  - В Пристани стали пропадать люди? - не удержавшись, сделал попытку предугадать я.
  - Нет, - она удивлённо посмотрела на меня. - С чего ты взял?
  - Объясню, только чуть позже, - пообещал я. - А сейчас продолжай. И извини что перебил.
  - На Совете Магов была озвучена информация. Она гласит: в Мирном море появились вооружённые до зубов гости. Не тролли, не орки, не гоблины и не эльфы. Люди. Они высадились с парусно-гребных судов в водах Акульего архипелага, и восстанавливают древнюю крепость на Алом острове. Количество их... около десяти тысяч. Но это так, примерно. Неизвестно откуда они прибыли и какие имеют дальнейшие намерения. Парни из Дальней Разведки не смогли ничего толком разузнать по причине крайней осторожности пришельцев. Почти на всех клочках суши те поставили сторожевые вышки с дозорными, имеющими при себе подзорные трубы. Попытка же подобраться темной ночью и захватить "языка", успеха не имела. Тревогу подняла Магическая система охраны и в лодку разведчиков полетели стрелы. К счастью никто не пострадал, однако от дальнейших подобных действий пришлось отказаться.
  - Да-а... в появлении этих чужаков, приятного мало... Даже несмотря на весьма приличное расстояние разделяющее нашу Пристань и Мирное море, - вынужден был признать я. - Потому что... самый опасный враг человека в нашем Мире - другой человек.
  - Милый, ты несколько сгущаешь краски. Но в целом, твоя концепция верна, - отозвалась она, с едва уловимым налётом горечи в голосе.
  Мы немного помолчали, после чего я спросил:
  - А не удалось ли наблюдателям рассмотреть флаги пришельцев? По ним ведь наверняка можно определить государство, пославшее их в эти позабытые Создателем края.
  - Нет, флагов не было, - Хельга отрицательно покачала головой, - по крайней мере, наши парни не заметили ничего подобного.
  - Очень странно, - удивился я, - ведь стяг для многочисленного войска, первое дело. Уж я то знаю.
  - Согласна с тобой, милый, для Нового Мира Одинокого Кита подобная таинственность довольно непривычна, - вздохнув, согласилась жена. - И это обстоятельство настораживает вдвойне...
  - Теперь на Мирное море так просто не выберешься... - без особой радости, признал очевидный факт я. - Но как гласит далидорская пословица: тот, кто предупреждён - тот вооружён. И в нашем случае это уже хорошо. Ну а там посмотрим. Возможно, они и не враги нам вовсе? А скажем, потенциальные союзники? Места в этой части материка всем хватит. Хотя... мне самому в подобный вариант слабо верится.
  - Да, шансов разойтись с пришлыми по доброму, у нас немного... учитывая, что они наверняка пожелают взять под свой контроль заброшенные города Древнего Мира, расположенные по берегам Мирного моря. А наша страна никогда не откажется от возможности добывать там ценнейшие артефакты, - слегка нахмурившись, произнесла Хельга. - Впрочем, даже учитывая отрицательный сценарий, время подготовиться мы действительно имеем. Ты лучше скажи, что за проблема у нас в самой Пристани?
  - Не ведаю, насколько сие касается населённых пунктов других областей, но в Луговом городке Степного Рубежа исчезают люди. Целыми семьями, - ответил я. - Началось это, ещё до твоего отъезда в Форпост.
  - Вот как? И почему же сразу не обратились ко мне? - неодобрительно покачав головой, поинтересовалась Хельга.
  - Ну... вероятно хотели разобраться своими силами, - пожав плечами, предположил я.
  - Разобрались?
  - Угу, - с иронией подтвердил я.
  - Сколько человек пропало?
  - Двадцать шесть, - сообщил я, - но возможно уже и больше. Последние несколько дней я в городке не бывал.
  - А на крестьянских хуторах и пригородных усадьбах подобное происходило?
  - Нет, насколько я знаю, - ответил я.
  - Что тебе ещё известно, милый?
  Я поведал жене о Чёрном Круге и двух свидетелях его появления. Не забыл упомянуть и про подземелье с клетками, откуда в дом Фостэров через открывшийся портал проникли мрачные существа.
  - Скверно... - внимательно выслушав, одним словом обрисовала положение дел Хельга.
  - Сие означает, что здесь замешано Братство Чёрного Черепа, - больше утвердительно, чем вопросительно пробормотал я.
  - Вероятней всего ты прав. Но, хм-м... с чего вдруг сделан подобный вывод? Откуда тебе это знать? Ведь ты же с Магией не связан, - покосилась на меня удивлённая Хельга.
  - Как не связан? - рассмеявшись, спросил я. - А то, что я женат на могущественной Волшебнице, в счёт не идёт?
  - Ой, ну ладно! - не удержавшись, заулыбалась она. - Такое скажешь! И совсем я не могущественная. Сильная - да. Но не более.
  - Не скромничай, милая, - я накрыл её узкую ладонь своей и с нежностью, слегка сжал, - ты на самом деле такая, как я сказал. По крайней мере, в этой части нашего Нового Мира.
  - Не увиливай от ответа, хитрюга, - её глаза прищурились, словно у охотящейся кошки. - Так откуда проведал?
  - Никакой тайны тут нет, - пожал плечами я и затем рассказал жене давнишнюю историю про моего товарища, армейского боевого мага.
  - Ну... он преувеличил возможности колдунов Братства. В реальности всё гораздо скромнее, - немного подумав, заявила она. - Тем не менее, на перемещение через портал двадцати - двадцати пяти человек, их сил возможно и хватит. Этим знанием Древних, заключающимся в составлении сложнейшей магической мыслеформулы, они овладели сравнительно недавно. Остальные же, маги нашего Мира, для подобных действий в пространстве, кроме соответствующей квалификации, должны обязательно иметь доступ к двум предметам: Переходным Вратам и специальному магическому кристаллу, активирующему их работу. Правда в Древнем Мире существовали и иные средства перемещения, но насколько я знаю, ныне они утеряны.
  - А ведь эти мерзавцы из Братства, повадившиеся похищать людей, вполне могут проведать о том, что ты обосновалась в Пристани, - почувствовав в груди неприятный холодок, - заметил я.
   - И месть, совершённая мной в прошлом, повлечёт за собой их ответную жестокую реакцию, - хмыкнув, насмешливо продолжила Хельга.
  - Совершенно верно, милая, - не стал отрицать я.
  - Глупости! Откуда им узнать, что я здесь нахожусь? - на мой взгляд, легкомысленно отмахнулась от проблемы жена. - Да и вообще, они даже думать обо мне забыли! Ведь если помнишь, мы, уничтожив Волчьи Тени, нашли у них магическую костяную пластину. С её помощью Гилльский архипелаг уведомлялся о выполнении или невыполнении задания посланным отрядом. Так вот я отправила сигнал, подтверждающий мою ликвидацию.
  - Не стоит на это полагаться! Совершенно не стоит! Потому как колдуны могли всё про тебя выяснить у тех же пленников, - урезонил её я. - Или ты думаешь, их не допрашивали? На предмет наличия магов в данной местности? О количестве и боеспособности Дружины? Готовности Народа при необходимости собраться в ополчение? И прочем?
  - Ну... - призадумалась жена. - Пожалуй ты прав.
  - Кроме того, если они заинтересовались Пристанью, то значит и агентов своих тут имеют. А уж те, разнюхают всё что надо и не надо, - добавил я ещё один весомый аргумент.
  - Да, переселенцев много, и всех досконально не проверишь, - вздохнув, признала она. - Среди них может затесаться кто угодно... А Камни Правды, имеющиеся во всех четырёх областях и через которые обязаны пройти пришлые, весьма ненадёжное средство. Они ещё могут выявить закоренелого вора или потенциального грабителя и убийцу, но вот специально обученного соглядатая, вооружённого Магией Братства Чёрного Черепа - вряд ли...
  Повисла долгая звенящая тишина.
  Я первым нарушил её, спросив напрямую:
  - Колдунам по силам открыть портал внутри нашего замка?
  - Уверена - нет! Потому как все помещения защищает "Звёздный Щит", одна из лучших охранных систем Древнего Мира! - со всей категоричностью заявила Хельга, но потом, поразмыслив, добавила: - Всё же, милый, я приму дополнительные меры безопасности. У меня в запасе есть ещё кое-что дельное на эту злободневную тему.
  - Да, лишние усилия тут не помешают, - пробормотал я и чуть поколебавшись, добавил: - А то что- то вспомнилась мне история с "Лунным Стражем" в Негостеприимных горах. Ведь он должен был тогда поднять тревогу! Но... так и не поднял её. Извини, конечно, что упомянул, да только боязно за Ратмира.
  - "Лунный Страж" - заклинание, разработанное уже магами нашего, далеко не совершенного Нового Мира, - произнесла жена, отстранённо глядя в сторону картин на стене. - Да и я тогда была моложе и неопытней... Теперь я б на одного "Стража" не положилась. Обязательно установила бы ещё подстраховку.
  - Нисколько в тебе не сомневаюсь, любимая, - улыбнувшись, заверил я, - даже несмотря на то, что с тех пор ты не стала намного старше.
  - Укушу! - "пригрозила" она, усмехаясь в ответ.
  - Да, пожалуйста! - я демонстративно подставил губы.
  Укус получился... Сладкий как мёд.
  Потом наша беседа продолжилась под дегустацию "Злата Томана".
  Хельга, знающая толк в лучших коньячных марках, была удивлена появлением на столе столь прекрасного изысканного напитка.
  Впрочем, тут же проявив сообразительность, она сказала:
  - Наверняка тебя им угостил Джеймс. А он разжился "Златом" у какого ни будь приезжего торговца.
  - Ох, жена, и умна же ты! - только и осталось рассмеяться мне.
  - Давай мои мыслительные способности будем оценивать по несколько иным критериям, - сразу посерьёзнев, произнесла Хельга.
  - Обиделась? - я заглянул в её глаза, такие родные и любимые.
  - Нет, что ты, милый, - она отрицательно покачала головой, - просто... у меня на душе осадок. Из-за мерзавцев, посмевших бесчинствовать на территории, находящейся под моей защитой. Но я во всём разберусь...
  - Не сомневаюсь, милая, - заверил я, - но сегодня никуда тебя не отпущу. Ты с дороги, сильно устала, да и мы с Ратмиром за тобой изрядно соскучились. Так что спасение Мира подождёт да завтра. Потерпи.
  - Я возьму свежую лошадь и быстро мотнусь...
  - Нет!
  - Это займёт каких то...
  - Нет!
  - Ну почему ты...
  - Нет! Нет! И нет!
  - Ну ладно... Подчиняюсь мужу-тирану... Завтра так завтра...- в итоге короткой "дискуссии" огорчённо сдалась она.
  - Вот так-то лучше будет, милая, - одобрительно ответил я, опять разливая по рюмочкам коньяк.
  На что Хельга сердито заявила:
  - Ты бессовестный! Просто бессовестный!
  - Почему это? - удивился я.
  - Добился своего, и даже не хватило такта скрыть радость! Лыбился до ушей!
  - И ничего я не лыбился! Что за наговор! Не было такого! - с возмущением воскликнул я.
  - А почему тогда оправдываешься? - тыкнув в меня пальчиком, обвинительно вопросила жена.
  - Я не оправдываюсь, а вот ты - злая бука, - со всей категоричностью отрезал я.
  - А ты - бука вредная и неуступчивая, - не осталась в долгу Хельга.
  Мы уставились друг на друга исподлобья. Но вышло это настолько по детски, что, не сговариваясь мы одновременно рассмеялись.
  Воспользовавшись потеплением обстановки, я сразу же постарался перевести разговор в иное русло и спросил:
  - А вот скажи, пожалуйста, где тебе удалось раздобыть дэль-пони? Насколько я знаю, в нашем Новом Мире их разводят лишь эльфы Великой Снежной Империи специально для своих малых детишек. И за пределы своей страны очень неохотно продают.
  - Ну, тут всё просто, - пожав плечами, ответила жена. - Узнав, что я еду в Форпост, госпожа Ледь-Инвэ попросила навестить её дальнюю родственницу, поселившуюся в столице лет десять назад. Я нашла нужную усадьбу и меня там очень хорошо приняли. После обеда мы сидели с хозяйкой на веранде дома, попивая ароматный чай да неспешно беседуя. И тогда то я и увидела стайку дэль-пони ветерком пронёсшихся по двору. Заметив мой восторг и удивление, хозяйка пояснила, что при переезде в Пристань она взяла с собой пару этих животных, которые впоследствии дали потомство. Рассказала и о трудностях, с которыми столкнулась их семья при доставке дэль-пони на новое место жительства. Поведала и про незабываемую каждодневную радость своей детворы, имевшей возможность скакать на этих коньках.
  - Но... мои дети подросли, - докончила она тогда, с лёгкой грустью, - и самые миниатюрные лошадки в мире, остались не у дел. Впрочем, они по этому поводу вряд ли печалятся. Ведь теперь их никто не отвлекает от собственной беззаботной жизни, в которой они целыми днями вольно пасутся на лугу. Да и вообще, резвятся везде, где им только вздумается. В пределах, разумеется, наших довольно больших владений, обнесённых высоким забором.
  - Когда отзвучали эти слова, я набралась смелости и попросила продать мне одного конька. Хозяйка же, поначалу и слышать ничего об этом не хотела. Однако я показала ей медальон с эмалевым портретиком нашего Ратибора и она вдруг заулыбавшись, неожиданно согласилась, - поведала дальше Хельга. - После чего осталось обговорить детали. Ещё она просила передать госпоже Ледь-Инвэ что этим летом собирается к ней в гости. И не с пустыми руками: второй из жеребят достанется в подарок Надиналь.
  - Отлично! - одобрил я. - Будут вместе с Ратмиром гарцевать на лошадках!
  - А вот меня это не сильно радует, - покачав головой, высказала противоположную точку зрения жена. - Ты представляешь, куда эти авантюристы могут умотать?
  - Ну-у... - в замешательстве протянул я, а после бодро докончил: - Да никуда! Если изначально запретим ездить верхом без присмотра взрослых.
  - Оно-то так, - со вздохом, согласилась Хельга. - Но ведь маленький разбойник частенько вносит свои коррективы.
  - Давай сразу поставим его в известность, что если он хоть раз ослушается и улизнёт сам, то больше дэль-пони не увидит, - предложил я.
  - Правильное решение, - кивнула головой жена, - потому как наш сын знает, родители держат своё слово. А значит, десять раз подумает, нарушать запрет, или всё же не стоит. По крайней мере, я на это надеюсь.
  Мы немного помолчали.
  Потом Хельга сказала:
  - Кстати, хозяйка запросила с меня, едва ли половину реальной стоимости дэль-пони. Уж больно видно по сердцу пришёлся ей наш мелкий обормот.
  - Моя жена хитрющая лиса, - усмехнувшись, констатировал я очевидный факт.
  - Может тебе лучше определиться? - лукаво изогнув бровь, вкрадчиво поинтересовалась она.
  -Э-э, в каком смысле? - не сразу понял я.
  - В прямом. То, видишь ли, я у тебя была злая бука, теперь вот хитрая лиса.
  - А-а... Ну, тут всё зависит от обстоятельств, - усмехнувшись, ответил я. - Ведь ты у меня очень многогранная. Как драгоценный бриллиант. И одна из этих граней - лютая тигра.
  - Ненавижу это прозвище, - деланно сердито насупилась она. - Его ко мне приклеили эти два балбеса, Вильям и Кевин, ещё в наше путешествие на "Единороге"...
  - А мне оно нравится, хотя я его никогда и не использую, - с невинным видом одобрил я "деяние" моих закадычных друзей.
  - Вот врать только не надо, милый! - пригрозила мне кулачком жена и передразнила - "Не использую!". - Но слух то у меня отменный. Продолжить на эту тему, или достаточно?
  - Достаточно! - я поднял руки вверх. - Сдаюсь!
  - То-то же, милый, - вполне удовлетворено промурлыкала она, поднимаясь.
  И больше в тот день, нас серьёзные проблемы не интересовали.
  А поутру Хельга с Софией отправились в Луговой городок. Я с ними не поехал. В свете сообщения жены о странных пришельцах, обосновавшихся в водах Акульего архипелага, я хотел сделать ревизию Оружейной комнаты. В ней хранилось оружие, оставшееся от дяди, а так же большая часть из трофеев, добытых мной в здешних походах и привезённое ещё из Далидора.
  Днём меня навестил Ратмир, заинтересовавшийся, чем же это занят папа. Завидев череду кинжалов и стилетов, разложенных на одном из столов, он немедленно схватил один и принялся с воодушевлением размахивать им в разные стороны. За что был немедленно обезоружен и изгнан восвояси в сопровождении няни.
  Провозившись, остаток дня с чисткой и заточкой различного рода клинков, я и не заметил, как наступил вечер, накинувший на округу лёгкую, пока ещё прозрачную синь сумеречного покрывала. А Хельги всё не было... В иное время, зная возможности и нрав своей жены, я бы нисколько не волновался. Но сейчас, после трагических событий в Луговом городке, моё сердце поневоле стала глодать смутная тревога.
  Не желая отправляться на поиски в темноте, я решил сделать это немедленно. Прихватив с собой меч, кинжал и магический светильник я покинул Оружейную. Впрочем, беспокойство оказалось напрасно. Едва оказавшись на террасе, я заметил внизу Хельгу и Софию передававших лошадей Тому.
  Вскоре они поднялись по лестнице, и я смог обнять свою ненаглядную жёнушку.
  София поздоровавшись, отправилась в свою комнату.
  Я же, не скрывая нетерпения, поинтересовался:
  - Что удалось узнать, милая?
  - Здесь не самое лучшее место для разговора, - довольно усталым голосом ответила она. - Да и в ногах правды нет, давай пойдём в кабинет, там и побеседуем.
  - Может, сначала поужинаем? Ты ведь вероятно голодна? - спросил я.
  - Нет, - отрицательно покачала головой Хельга, - Джеймс меня накормил, так что не переживай.
  В кабинете мы уселись в удобные кресла. И я приготовился слушать.
  - Ты слышал, что ни будь про Магические Якоря? - спросила затем жена.
  - Ну... - я ненадолго задумался, а после честно признался: - Ничего.
  - Что, в общем-то, неудивительно, - заметила Хельга. - Ведь это термин, подразумевающий крайне редкую группу древних артефактов, между которыми существуют лишь незначительные отличия. Объединяет же их одна, главная особенность - при активации они накрывают зонтиком определённую территорию, величина которой определяется мощностью каждого конкретного артефакта. Внутри зоны покрытия маг высокого уровня, обладающий необходимыми знаниями, способен отворить пространственный портал практически в любом нужном ему месте. Вчера я упоминала про ныне утерянные средства перемещения Древнего Мира, и вот как раз Магические Якоря относятся к этому ряду. И я действительно полагала, что подобных сюрпризов из далёкого прошлого больше не осталось. Но я ошибалась. На Праздничной площади, мной был обнаружен один из вышеупомянутых экземпляров, вбитый в землю возле одного из тополей, - она достала из своей замшевой сумочки металлический стержень и протянула мне.
  Я осторожно положил его на ладонь и осмотрел. Длиной тот едва её превышал, а толщиной был с палец. Один конец оказался заострён, второй наоборот имел утолщение. Цвет металла... быстро менялся: вот он молочно-белый, затем серый и чёрный. С двух сторон по нему пробегали выбитые строчки мелких рун, на тёмном, отсвечивающие загадочной зеленью.
  - Ух ты... - вырвалось у меня. - Занятная штуковина.
  - А то, - улыбнулась Хельга, - и теперь она пополнит мою драгоценную коллекцию.
  - Но получается, Братство Чёрного Черепа не имеет отношения к похищениям людей? Ведь ты же говорила, что они способны создавать подобные порталы и без магических подручных средств.
  - Использование Магического Якоря ещё ни о чём не свидетельствует, - ответила Хельга, забирая у меня артефакт. - Он вполне мог принадлежать и Братству. Почему нет? Ведь с его помощью портал открыть легче, быстрее и намного более экономично в плане использования магической энергии. Глупо не воспользоваться подобной возможностью. Если конечно её имеешь.
  - Значит... ты не можешь определить кому принадлежит сей артефакт, а следовательно и кто повинен в похищениях людей в Луговом городке? - не скрывая разочарования, произнёс я.
  - Нет, милый, - она отрицательно покачала головой, - могу только предположить что это или Братство, или пришельцы, обосновавшиеся на Алом острове, входящем в Акулий архипелаг, либо... кто-то ещё. Но ты и сам способен сделать подобный вывод.
  - Но теперь то они не смогут хозяйничать на нашей земле? - спросил я. - После того как ты обнаружила и изъяла Якорь?
  - Если это Братство, то сам понимаешь, смогут. При большом желании конечно. Используя уже упоминаемую мной весьма сложную и затратную мыслеформулу.
  - Хм-м... - а вдруг неизвестные враги опять установят, где ни будь в наших окрестностях Якорь? - Теперь уже ничего у них не получится, - тихо рассмеялась жена, - и поверь, я приняла к этому все меры. Вдобавок я сегодня же свяжусь через Лунный Кристалл с дежурным магом Серого Ковена и поставлю его в известность о произошедших здесь событиях.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"