Грошев Николай Геннадъевич: другие произведения.

Гулял Великий Рив...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Действие книги происходит спустя полторы тысячи лет после вторжения демонов. Измерение, где бок о бок на одной планете живут шесть рас: Эльф, Орк, Человек, Тул, Гном и Аргу. Все расы технически развиты, но не владеют магией. Демоны вторгаются в измерение и уничтожают космические колонии всех шести рас. Загоняют остатки их войск на землю. После нескольких глобальных сражений, магические воины Ада и демоны подчиняют мир и берутся за уничтожение оставшихся в живых, души отправляют в ад. Некоторых особенно хорошо бившихся против них обращают в слуг, уничтожив их личности, но сохранив им души. Такие добивают тех живых кому удалось спрятаться во время Войн. Отсюда и начинается книга. Случайно в этот мир забредает очень добрый, очень сильный и безобразно беспечный Рив. Он решает остановить демонов. Один из Адских слуг, получает имя Китэгра, обретает личность и возможность магически развиваться...


Как однажды,

Прогуляться решил,

Великий Рив...

И как рождён был в Мироздании,

Беспредельном, один из Богов,

Из новых Богов имя, что обрёл:

Китэгра - Играющий Душами...

   1. Мир Страха...
   Он улыбался. Да, Могучий Гарлангар улыбался. Хотя его челюсти к такому и не были приспособлены. Эти челюсти создавались не для глупых улыбок - они служили для убийства всего, что являло собой жизнь. Но сегодня... Дело в том, что Гарлангару сегодня было хорошо. Очень хорошо. Даже убивать не очень хотелось. Нега и довольство - их испытывал Могучий. И потому он летел, лениво помахивая кожистыми крыльями. Летел над землёй им и собратьями его (гори они, синим пламенем!) завоёванной. А ведь это было совсем не просто, сей мир, когда-то населяли могучие народы, и среди них хватало гордых и сильных воинов. Так что обитатели сих земель как-то совсем не очень хотели, что б их завоёвывали. Гарлангар их за это не винил. Завоевание Демона Адских Глубин не несло ни чего хорошего, ни одному из тех, кто ещё был жив, как впрочем, и тем, кто успел почить, то есть отдать концы. Дело в том, что в его завоеваниях не существовало такого слова как оккупация. Проигравшие безжалостно истреблялись. Ну, не все. Особенно хорошо дравшимся против захватчиков, оказывалось особое внимание. С ними... В общем судьба у них была страшная. С некоторыми Господин разбирался лично и то, как он разбирался, порой заставляло самого Гарлангара трястись от ужаса. Умершим было попроще - у них всего-то отбирали души и предавали их вечным мукам. Зачем? Энергия. Очень много Энергии. Ну, и просто приятно. Они так забавно орут! Он даже зажмурился от удовольствия, припомнив Круги Ада - основное место пыток для Душ Живых. Там всегда кричат: грешники, нарушители глупых правил. Р-р-р-р-р...
   Хорошее настроение малость испортилось. От переизбытка чувств Гарлангар даже создал Чёрный шар и испепелил какую-то гору. Полегчало.
   Правила. Равновесие, блин. Если б не курокрылые во главе с этим (он скривился как от боли) Богом! Произнести его настоящее имя даже мысленно Гарлангар не мог: тошнило. Не будь курокрылых, на кругах Ада было бы пооживленнее. Всех бы в огонь вечных пыток, для мучений значит, и опять же, получения Энергии. Изначальная Смерть: самая чудесная из всех Сил!
   Но приходится вот, следуя правилам, лишь прочно во Тьме Зла погрязшие Души к рукам прибирать. Курокрылые соответственно души светлые собирают. А жаль. Такие в пыточных Ада (особенно на третьем круге, где порой развлекается сам Господин) мучаются особенно хорошо - сознательно мучаются, с полной отдачей. Генерируемая ими Энергия по своим объёмом можно сказать чудовищна. Жаль редко таких заполучить удаётся. Редко, в глубокой тайне, и очень осторожно. Курокрылые таких вольностей не любят. Перебить бы гадов всех до единого, а лучше в пыточные на Круги. Он хищно оскалился - вот потеха была бы! Но это уж точно не возможно. Курокрылые могучи, так же как и Демоны. Они Боги. И круги Ада взорвутся симпатичным фейерверком, в безнадёжной попытке удержать хоть одного из них - тут требовалось создавать нечто новое, гораздо более сильное, чем Круги и принципиально от них отличное. Гарлангар даже не представлял, что это может быть и справится ли с такой задачей даже Сам Господин... А кроме того для претворения в жизнь подобного мероприятия требовалось начать войну. Чревато. Ад не желал войн с Раем. Для этих войн, ещё не пришло время... Однажды такая уже имела место - чуть все Три мира по Мирозданию не распылило вместе со всеми Богами. Чудом не изничтожили друг друга. К несчастью Ангелы и Демоны в силах равны. Проклятье! Ну, ничего: скоро всё изменится. Вскоре легионы Адских воинов ворвутся в Мироздание с мечом! Они уже ворвались. Этот мир первый. Гарлангар довольно осмотрелся по сторонам. Увиденное наполняло довольством умиротворением - вскоре этот Мир станет точной копией его родного мира - Ада. Движение в Сфере миров упорядочится в соответствии с их желаниями и Ад будет ближайшим соседом этого мирка в Сфере. И это только начало! Потом придёт черёд следующего мира, потом ещё одного и вскоре вся Сфера станет одним большим Адом. И именно этот мир, первый в целом сонме таких же трофеев, позволит сбыться этой мечте. Ангелам их уже не остановить. Вскоре у них будет столько сил, что ненавистные курокрылые будут истреблены почти без усилий. И Силу, неисчерпаемые её Источники дадут им Бессмертные Души, что хранят Миры. И начнётся всё с этого мира - уже началось. Души из него уже взяты - почти все.
   Этот мир проиграл, едва на его земли ступил первый из Демонов, во главе армии из Тёмных Душ. Теперь он стал очень не похожим на себя прежний. Некогда цветущая земля обратилась почти точной копией Адских равнин. Теперь по ним бродили сотни и сотни Адских воинов, ища и убивая уцелевших обитателей. Души исторгнутые мёртвыми оболочками тут же подбирались Пожирателями и переправлялись в Ад. А там для них начиналось уже самое интересное, для Душ конечно: вечность в муках. Почти все планеты этого мира были очищены от ещё живых коренных обитателей. Сопротивления вообще уже не было: не кому было больше сопротивляться.
   Первыми пали местные Боги. Ну, их и было всего два. Один помер, один сбежал. Ну и хрен с ним. Помешать им уже никто не сможет. Создать проблем - это да, но лишь их вечные противники: Ангелы. А того Бога, едва увидев, Светлые прибьют не задумываясь. Ему не кого просить о помощи, он может лишь поискать себе более гостеприимный мир. Но когда-нибудь они встретятся вновь: Легионы Ада не остановятся, пока всё Мироздание не падёт к их ногам и ногам Господина. Тот Бог ещё получит своё. Рано или поздно поганая тварь заплатит жизнью за то, что посмела противиться Воинам Ада. А может и Вечными Муками. Может, к тому времени и при такой мощи, что они обретут, Господин сможет создать нечто подобное Кругам, но уже для Богов...
   Гарлангар спикировал на одну из гор. Угнездился на самой верхушке заснеженного пика и принялся зорко осматривать окрестности. Ноги неприятно холодило. Ну, ничего: покончим со смещение этого мира в Сфере, прочно привяжем его к Аду и тогда повнимательнее займёмся ландшафтом. Но всё-таки прохладно. Гарлангар наклонил клиновидную голову вниз, широко раскрыл клыкастую пасть и выдохнул. Струя пламени лавиной прокатилась по горе сверху вниз. Камни оплавились, снег взмыл вверх густыми облаками пара. Ноги приятно лизнуло струёй раскалённого огня. Гарлангар даже зажмурился от удовольствия. Огонь - им он умел дышать. И пользоваться им как Изначальной тоже мог. Почти все Демоны могли - гордиться, в общем-то, не чем. Традиционно им покорны две из Изначальных, но немногие могли так ловко ими манипулировать, что бы создать для себя такое превосходное тело, способное дышать пламенем, без использования даже частички Изначальной Огонь. Только естественные возможности тела. Вот тут уже есть чем гордиться. Такие манипуляции с Силами и Живой материей доступны далеко немногим. Силён и Могуч был Гарлангар!
   Пар рассеялся и Гарлангар довольный собой возобновил обзор окрестностей. Всё в порядке, всё движется к Великой цели. Всё спокойно, как и должно быть в покорённом мире. Только вот что-то пятнышко в небе - вроде в их воинстве таких бойцов не имелось. Демон смотрел, пытаясь припомнить. Он не сразу сообразил, что размытое пятно вдалеке, явно не естественная часть пейзажа (каковыми по праву можно было считать крылатых горгул, да тех же Пожирателей, полезных, но умом не превосходящих те камни, по которым они шагали). Демон напряг глаза. И едва не рухнул со скалы. Белые крылья! Не особо полагаясь на зрение своего тела, он прибег к Силе. Теперь демон мог видеть очень хорошо (как телескоп Хаблл, примерно). Неизвестный медленно летел в небе, с отсутствующим лицом, будто задумавшись о чём-то. Он походил на курокрылого. Если так, то... Тогда всё очень плохо: кому-то хорошо влетит от Господина. Но как Ангелы пронюхали? Неужели все предосторожности прошли в туне и смещение этого мира, в Сфере не осталось не замеченным? Но каким образом?! Тот треклятый Бог? Снюхался с Белыми перьями?! Но это невозможно!!! Он присмотрелся получше. Нет, этот не мог принадлежать к числу его извечных смертельных врагов. Да, похож, очень похож. Красив, белые пушистые крылья, почти как у Архангела, сложен как Бог людского племени. Но Ангелом он не был. Конечно, что Ангелы, что демоны не пребывали всегда в одном и том же обличии, но таких форм они не принимали. Имелись в облике незнакомца мелкие отличия. Хотя бы его одежда: белоручки курокрылые такое на себя не напялили бы даже под страхом Конечной смерти, что ещё зовут смертью Истинной. Тогда кто он? И что он здесь делает?
   Гарлангар тяжело взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух. Кто бы ни был этот хмырь, уйти он не должен. Этот мир их законная добыча. Их территория. И лучше что б пока об этом знало как можно меньше Живых. Мёртвым лучше вообще не знать. Богам тем более. Не все они одиночки и изгои. Иные принадлежат к Пантеонам. Вероятность того, что один из таких, шатаясь по мирам, случайно забредёт именно в этот мир: по идеи вообще нулевая. А что ещё и заинтересуется этим миром и того меньше. Но вот оно: имеет место быть. Гад вполне может быть Богом какого-либо Пантеона. А начинать войну с каким-нибудь Пантеоном Богов у Ада, пока нет ни желания, ни сил. Хватит того, что одного Бога они уже упустили и угроза столкновения с Великими иных миров, вполне реальна. Кто его знает? Может где и найдёт помощь. Показывать же зубы сильным мира сего пока слишком рано. Этот Бог определённо должен умереть: Конечной смертью. А что он точно был Богом - без сомнений, Гарлангар чувствовал. Только каким-то странным Богом. Так на вскидку он не смог определить ни уровня мощи этого Бога, ни Силы коими он пользуется. Странно, но уже не важно: слишком эта скотина походила на курокрылых, а значит, по определению должна сдохнуть. Справится ли он сам? Справится. Он тоже Бог и далеко не слабый: сам Астарот признаёт его превосходство! Величие Гарлангара и его непомерная гордыня не позволяли ему отступить или позвать на подмогу собратьев (эти потом ещё и издеваться будут, посмеиваться). Он справится сам. Даже лучше - давненько он не разминался. Местные Боги были слабы, и нормального боя не получилось. Неинтересно было. Вот и разомнёмся.
   Гарлангар оскалил чудовищную пасть и огласил окрестности грозным рыком Адского Демона, рыком, что в страхе дрожать, даже Богов заставляет!!!
  
   2. Гулял Великий Рив...
   Великий Рив летел. Медленно неторопливо, как только и подобает милосердному и мудрому Богу.
   -В скалу не врежься, мудрый мать его...
   Рив поморщился. Голос был просто отвратителен с этими своими вечными колкостями и глупостями.
   -Глупостями? Я тебе говорил Велинам не помогать? Говорил. И что ты?
   Помог. Как он мог не помочь? Бедные несчастные земноводные! Их забавной расе угрожала глобальная катастрофа, стёршая бы их с лица Мироздания. А такая чудная раса не должна исчезать просто так. Когда-нибудь они начнут приносить мир и добро в Мироздание, может даже станут гордостью Миров. Кроме того, они были в беде, а он просто не мог оставить их в беде. Это было бы слишком жестоко...
   -Чем они тебе отплатили? Подзабыл добрячок? Напомнить.
   Рив уныло шмыгнул носом. Да, отплатили они не слишком благодарно: попытались его пленить. Идиоты, бедные идиоты.
   -Мёртвые ныне идиоты. Мир и покой праху их нему: отосрались.
   Рив скривился: он не хотел этого. Очень уж они разозлили его своей вопиющей не благодарностью, и он поддался на увещевания Голоса, истребив бедных идиотов.
   -Что? Так это значит я виноват, что ты их порешил всех до единого? Я что говорил: выжги пару городов, пусть успокоятся. И заставь их, возвести десяток храмов в свою честь: в виде раскаяния за содеянное пусть тебе молятся пару тысячелетий, жертвы приносят. А ты что учудил? Одним махом всех подчистую. Что тут сказать? Молодец! Я тобой доволен. Я бы до такого не додумался. Милосерден и Мудр Великий Рив!
   Рив угрюмо смотрел на проплывающие внизу леса и моря. Хороший мир. Красивый. Муторно на душе. Ему всегда было плохо от такого мерзкого поведения Живых, но ещё хуже, когда он в ярости наказывал их. Ведь несчастные придурки и не понимают, что творят! А он их..., всех. Столько смертей! Он очень жалел сейчас, что поддался гневу.
   -Как всегда, впрочем.
   Да, всегда он чувствовал себя так после подобного безобразия. И-эх! Ни как не может он справиться со своей яростью, таящейся где-то внутри него до поры до времени. Когда она вырывается наружу... И вот ему плохо. Совсем ничего не хочется, ничего не радует...
   -Рив! Да не переживай ты! Их же в Мироздании, что грязи: больше меньше, никто и не заметит. Давай лучше полетаем по мирам? А, Рив? В Сфере летать интересно.
   Да! Рив грустно улыбнулся: он любил это. Но не в самой Сфере (Межмирье Рив органически не выносил, этот кисель из Тьмы и сходивших там с ума Сил), а сквозь неё.
   -По мирам! Из мира в мир!!! Полетели?
   Полетели. Рив любил летать сквозь Миры Мироздания. В какой-нибудь из особенно больших Сфер, где по соседству сосуществовали сотни и тысячи миров. На душе спокойней становилось всегда. Красиво это: калейдоскоп из трёх-четырёх тысяч миров...
   -Ну, уже полетели, что ли? Растягиваешь удовольствие? Полетели, хандру скинешь. Пришибём по дороге кого-нибудь: поиграем мускулами!
   Нет! Рив решительно замотал головой. Хватит с него убийств и других злодеяний! Отныне и вовеки веков: ни когда не лишит жизни Живого Великий Рив!
   -Ты каждый раз клянёшься.
   Правда? Рив был удивлён: он этого не помнил. Может, Голос ошибся? Он ведь такой глупый и совсем как ребёнок. Ну, не мог же Рив забыть ТАКОЙ клятвы?
   -Мог. Всегда забываешь. Кстати, сам дурак. И вообще, сколько можно меня оскорблять? Вот и с этими ящерицами недоразвитыми: сам начудил, а я виноват! Да если б не я, ты бы вообще пропал! Вот меня обвиняешь, а кто тебе советовал, прежде показать идиотам свою мощь - дабы уважали, показать, что будет, если они ослушаются и тогда уже всем им показать как мудр и добр Могучий Рив!
   Помнится, в начале Голос предложил заставить их всех строить храмы в его Рива, честь. Для начала, проведя акцию устрашения, путём публичного убиения пары тысяч бедолаг.
   -А что плохая идея, что ли? Хорошая. Подумаешь: пара тысяч ящериц... Полетели?
   Полетели. Рив зачерпнул Изначальной Жизнь - его любимая из Сил..., хотя может его любимая была Стихия Ветер... Или одна из стихийных Сил. Он не помнил. В общем, не важно. Сила послушно атаковала пространство этого мира и разорвала его. Рив влетел в рваную дыру в ткани мира. Брешь закрылась за его спиной. Под ним плыла земля иного мира. Скалы, чёрные как сама Тьма. Какие-то города на горных пиках. Риву стало любопытно. Он неторопливо пошёл на снижение, что бы рассмотреть поближе один из городов. Странная архитектура. И жители странные. Мохнатые, клыкастые и очень большие. Забавная раса - он, таких ещё не встречал. Рив подлетел к зубчатой стене и с интересом воззрился на одно особенно большое мохнатое существо, вооружённое чем-то напоминающим лук. Животное, явно разумное, поразило его до глубин души. В итоге Рив забыл зависнуть напротив мохнатого и восторженным взглядом изучая это чудо мохнорылое продолжил свой величественный полёт. К несчастью у стены имелись башни. Узкие, очень высокие шпили: трудно поверить, что их могло создать грубое чудище наподобие вот этого, с луком...
   -Рив!!! В сторону, полудурок!
   Поздно. Рив удивленно смотрел, как за стену города летят осколки шпиля. Как это он так? Совсем и забыл, что ростом сейчас под десять метров. Вот и сбил ненароком... Там задавило кого-то... Нехорошо как получилось...
   -Да нормально: зачем они уроды, таких высоких шпилей понастроили? А если б Великий решил нанести им визит? Сами виноваты: бошкой надо было думать!
   Ну, они и знать не знают, наверное, кто он такой. Неудобно так получилось. Рив завис в воздухе и разочарованно развёл руками с самым несчастным видом, как бы говоря уставившемуся на него волосатому: я нечаянно. Внизу кричали. Придавило, наверное, кого-то. Рив был полон раскаяния. Он ведь не хотел ломать башню - случайно получилось. Он хотел что-нибудь сделать для несчастных обезьянок. Как-то искупить свою неловкость.
   -Чего?! Перед кем искупать-то? Вот перед ним? Ты чуешь как от него несёт? Знаешь, чем воняет? Правильно: дерьмом. И вот перед этим искупать какую-то там вину? Рив ты в своём уме? Прибей ублюдка и делов-то! За одно городишко их запалим: для смеху значит... Рив! Ты смотри, чего делает мудила!!!
   Рив чувствовал как в нём закипает, так хорошо знакомая ярость. Ещё немного и он не сможет сдержаться. А мохнатый снова поднимает лук. Рив выдернул из крыла первую стрелу. Он стремительно впадал в бешенство. Красивая, совершенная рука поднялась к небу с зажатой в кулаке стрелой. Она почти вся скрылась в его кулаке. Рив прибег к Ветру. На глазах перепуганного насмерть волосатого (этот мир не знал Магии Изначальных), маленькая стрела росла в размерах. Поднявшийся ураганный ветер чуть не сбросил его со стены. Рив был зол и работал с Силой небрежно: она плескалась как в котелке, в руках бегущего человека плещется вода. Где-то в центре города к небу поднялась воронка смерча. Небо украсили грозовые тучи и несколько молний ударили в землю. Волосатый в ужасе вжался в стену. Он, похоже решил, что стал современником Апокалипсиса. А Рив упорно боролся со своим гневом. Не хотел он больше смертей. Его сердце болело от них...
   -Так этого макака-мамбута! Копьё Ветра, заключённое в материальный контур!!! Рив ты монстр! Ударь уродов: сама планета рванёт! Будут знать гады как пыхтеть на Великого! Избавь этих мутантов от страданий каждодневных кошмарных видений себя самих в зеркале! Давай Рив! Ты Велик и Могуч! Покажи свою Силу!!!... Баран тупорылый.
   Рив был доволен: он не поддался гневу. Рука с Копьём Ветра опустилась. Он улыбался, глядя на трясущегося от страха волосатого. Тот ещё не знал, но он уже мог не бояться гнева, Рива. Рив успокоился и никто не пострадает: этот мир может быть спокоен.
   -Ой, поторопился я: смотри-ка. Какой-то дворец запалили! Солидно, солидно.
   Рив оглянулся. Тень пробежала по совершенному лицу (велины считали его страшным, они его даже один раз Рив Отвратительный назвали), в котором присутствовали черты Эльфов и Людей. Центр города макак полыхал задорным огоньком.
   -Скорей огнищем: до фундамента выгорит. Чего там горит-то? Из камня ж всё!
   Рив сокрушённо покачал головой: скольких же он сегодня убил?
   -Размялись неплохо: ещё чего запалим?
   Рив мрачнел всё больше. Он сделал только хуже. Его взгляд упал на стрелу в руке. Она стала другой. Теперь это было копьё. Он удивлённо смотрел на него, будто не совсем понимая, откуда у него в руке нарисовалась сия чудная палка. Рив приблизил копьё к глазам. Стрела сильно изменилась. По толстому древку бежали маленькие молнии, забавно, даже игриво потрескивая. Ладонь покалывало. И обдувало ветерком. Ветра не было, его рождало копьё вокруг себя самого. Покалывало всё сильнее. Удивительно: оно копило Силу! Тянуло в себя всё, что было рядом. Поразительно!
   -Н-да. Удивительная хреновина вышла. Вообще-то, Копьё Ветра создаётся, без обличения в форму материй... Ты чего сотворил Рив?
   А то он знает? Рив поскрёб лоб пальцами. Удивительная вещичка вышла. И мощь в ней таится удивительная. Только...
   -Вот именно! Рив избавься ты от него: щас рванёт. Оно же жрёт силу без всяких тормозов! Оно столько не осилит - это же материя Рив.
   Вот-вот. Материя. Рив сосредоточился, собираясь развеять копьё, пока оно не взяло в себя больше чем может взять. Как только это случится будет взрыв, такой силы, что живо напомнит времена Первых войн Первых Богов.
   -Весёлое времечко было, а Рив? Помнишь, как Алому Зверю Огненного башку оторвали? Ха-ха! Во веселье было! А тут макаки всякие...
   Рив замер: вот оно! Точно! Он занялся копьём. Треск статики пошёл на убыль. Вихревое образование вокруг древка сошло до тихого шёпота. Теперь его мог держать в руках даже простой Живой, не способный к Магии - не способный повелевать Изначальными. Более того, теперь через это копьё любой его владелец сможет применять подобно магу (а может и подобно богу) Силу, что во многих мирах зовут Ветер...
   Только вот чего это копьё может в действительности, Рив выяснять не стал - хлопотно это, сами разберутся. Он подлетел к перепуганному до полусмерти волосатику и положил копьё возле него. Красные глазки со страхом и подозрением зыркнули на Рива - титана, рядом с этим весьма крупным созданием. Потом они зыркнули на копьё, потрескивающие голубоватыми змейками маленьких молний. И снова на Рива.
   -Полудурочный - не понимает. Прибей его да давай поищем кто побашковитей.
   Нет, Рив виноват пред этими мартышками - он должен дать им что-то, во искупление своей вины. А этот волосатик, именно этот, ему может симпатичен.
   -Да ладно! Тебе просто лень искать.
   А что тут такого? Ну, лень. Ну и ладно...
   Рив толкнул копьё к волосатому. Показал пальцем на копьё, затем на волосатого и с печатью Вселенской Мудрости, сложив руки на груди выжидающие взирал на него.
   -Слушай, может мне только кажется, но ты когда вот так делаешь на идиота, очень похож... - Рив молчал, сохраняя спокойствие. Он вспомнил. Голос провоцировал его. Он старался вызвать его гнев. Голос любил так делать. - Игнорируешь, значит? Ну и хрен с тобой! То же буду молчать. Вот!... Ты специально, да? А ты шалун Рив! Не ожидал!
   Рив извиняющимся взглядом глядел на мартышку. Обезьянка (габаритами сия обезьянка здорово напоминала тепловоз) не видела его взгляда. Вжавшись в стену, она оттуда исступлённо визжала, придерживая правую кисть. Пахло палёной шерстью.
   -Ой, не могу! Великий и Могучий Рив, прославится в мире этом как мелочный садист!
   Рив огорчённо хмыкнул: да, нехорошо получилось. Хотел как лучше...
   -А вышло, как это у тебя обычно получается! Вот Ринн повеселился бы!
   Да, повеселился бы. Ринн. Где он сейчас? Иногда он скучал по брату. Но только иногда. Ринн на его месте, за эту несчастную стрелу, превратил бы сей город в не слишком большую горку пепла. Таков был Ринн - в его понимании, всё Мироздание существовало только для него одного и единственно совершенного во всех отношениях...
   -Долго ещё будем здесь торчать? Макаку ты напугал: молодец. Но, по-моему, ему уже хватит - ещё чуть-чуть и от сердечного приступа загнётся.
   Да, это точно. Рив задумался. Как бы получше сделать? Да что это он!? Рив прибег к Силе. Мартышка перестала визжать: она поражённо изучала совершенно здоровую ладонь. Рив свистнул. Макака подняла клыкастую голову. Секунда и волосатый бухнулся на колени. Грохнув лбом об камень, без всякого ущерба для оного, он замер без движения.
   -Всегда бы так, а? Вечно им пока одно место не подпалишь, наглеют. А по мордасам наподдашь и вот оно: уважение. Приятно.
   И правда, приятно. Рив милостиво кивнул. Он хоть и стеснялся признаваться в этом, но в общем-то любил, когда ему воздавали почести. Рив свистнул ещё раз.
   Обезьяна неуверенно подняла голову. Красные глазки с благоговением смотрели на Рива. Бог поднял раскрытую ладонь и обернул её тканью своего одеяния. Затем изобразил жест, будто берёт палку. Пришлось повторить несколько раз, пока до перепуганного макака дошло. Когда тупая головёнка затряслась в активном изображении жеста понимания, Рив довольно кивнул. Миг и он ушёл из этого мира в другой, ближайший к нему. Он даже и не подозревал, какой могущественный Предмет Сил (кое-где просто и без затей - Артефакт) им был оставлен в этом молодом ещё мире, не знакомым ни с чем подобным. И так же не подозревал он, как сильно его подарок изменит судьбу этого мира и судьбу того, кто пал ниц пред ним. А ещё он очень бы удивился если б узнал, что благодаря ему, в этом мире, появилась новая модная одежда - перчатки...
   Рив летел сквозь миры со счастливой улыбкой на устах. О неприятном инциденте с мартышками он уже успел забыть. Теперь он просто наслаждался своим сумасшедшим полётом. Он рвал Пространство проникая в новый мир, немного пролетал в нём, любуясь удивительными пейзажами и летел в другой. Это было прекрасно! Ничто не могло сравниться с этим полётом!!! Для его описания, для описания этого чуда из чудес ни в одном из языков Мироздания не было подобающих слов. Рив летел. Вскоре он сменил тактику. Теперь он усложнил задачу. Скачки из мира в мир следовали почти без перерыва. Всё Мироздание закрутилось одним непередаваемо прекрасным цветовым вихрем. Он пошёл дальше. Теперь Рив входил в точку пространства одного мира и уже во время перехода менял направление. Он выпадал в другом мире, в другой точке пространства не идентичной для той, в другом мире, из которой стартовал. Теперь он попадал на планеты разных звёзд, в открытый космос, внутрь планет и даже в центр звёзд. Это было великолепно! Он летел. Вскоре Возмущение Пространства, вызванное его чехардой, заставило Рива оседлать Поток. Нет, ему это возмущение ничем не грозило. Оно просто распыляло в чудовищном взрыве всех Изначальных, мир через который он прошёл так сказать экспрессом. Конечно, милосердный Рив не мог позволить себе испепелить пару сотен миров или даже один мир. Не мог он обречь его на гибель и как следствие поглощение Потоком, мира ставшего просто Энергией. Нечто подобное случилось во времена Первых войн Первых Богов. Ужасно! Рив мог повелевать Потоком - Первородной мощью, но сейчас обратился к нему как простой Бог, как один из тех сотен недомерков, что своим существованием заставляли само Мироздание плакать от жалости и стыда. Поток просто увлёк его за собой. Движение ускорилось, оно достигло просто не бывалой скорости - ни один из Богов не был способен на такую скорость. Даже Первые Боги, мир их праху. Поток нёс его в себе, сквозь калейдоскоп миров, стабилизируя шлейф возмущений, что он оставлял за собой. Рив уже не улыбался - в объятиях золотистой Энергии Первородной он громко смеялся. Великий был счастлив как ребёнок!
   Он покинул Поток. Что-то в одном из миров...
   Он вернулся. Нет, не в этом. Дальше. Не здесь. Да! Великие Силы!!! Что это?
   Рив летел над землёй. Вулканы. Сотни вулканов просыпающихся прямо у него на глазах. Корка чёрной как смоль лавы. Огненные реки, сжигающие остатки растений! Что это? Крушение мира? Гибель этой Вселенной?
   -Притормози Рив! Ты летишь слишком быстро - всё сливается в одно пятно.
   А ведь и правда. Рив полетел потише. Да, он поторопился в оценках. Это не мир с ума сходил, это малость, э-э-э...
   -Паниковал?
   Ну-у-у. Вообще, он как бы паниковать не может, положение не позволяет, Величие опять же: беспокоился. Да, он просто сильно разволновался.
   -Всё-таки Рив что-то здесь не так. Чувствуешь? Вулканы.
   Да, вулканы. Сотни по всей планете, просыпаются один за другим. Но как-то очень странно. Много вулканов характерно для молодых планет, но эта была очень стара, как и весь этот мир. Он без труда увидел. Данная вселенная пережила аж три больших взрыва.
   Активность вулканов ЗДЕСЬ, в таком виде была попросту невозможна. Что за дела?
   -Полетаем? Посмотрим? Всё это как-то очень уж странно Рив.
   Рив медленно летел, внимательно изучая расстилающиеся внизу земли. Страшные земли. А ведь это был хорошо знакомый ему мир, планета, над которой он сейчас летел. Как и несколько других (вообще-то довольно много, просто Рив не помнил, сколько их в действительности), эта планета была почти во всех мирах: за исключением очень-очень старых. Замур, Браг, Дансаниаро, Земля, Ркурк - у неё было много имён, в каждом (сильно сказано, конечно, в каждом) почти мире своё. Но ни где она не вела себя так странно.
   -Рив вулканы извергаются в каком-то тупорылом порядке... Странно, я не понимаю: зачем? И главное - почему?
   Он тоже не понимал. Казалось, сама планета обрела разум и теперь планомерно истребляла жизнь на своём теле. Сумасшествие, не иначе. Рив осенённый внезапной догадкой заглянул на несколько ближайших планет - не во плоти, взором с помощью Сил. Он едва не полетел вниз. На всех планетах этого мира творилось тоже САМОЕ!
   -Сфера Рив! Он движется в Сфере, не так как должен!
   И правда, мир шёл в Сфере, каким-то своим курсом. Рив не понимал. Что же это такое творится? Мироздание свихнулось? Как мир может, нарушая законы Мироздания, вопреки всем упорядоченным движениям, во внешней части Потока, двигаться сам по себе? Что целый мир обрёл Разум и как следствие Личность?
   -Не сам по себе. Движется, то есть. Рив, тебе ничего не напоминает этот мир? Огонь, жара, вон глянь, какие маньяки по поверхности бродят. Знакомо, а?
   Знакомо? В каком смысле? Рив напряг память: может, он и правда, нечто подобное уже видел. Что это может быть? Девять Миров? Одна из девяти обителей Лордов Пламени? Но... Похоже, но всё же не то. Девять миров - унылое местечко, вулканов там мало. Их только Тайбор - глава Лордов, и уважает. Сами Лорды предпочитают вот такие, как у того холма, плато из застывших вулканических пород. Да и Чёрных Древ не видно. Не Девять Миров. Тогда, что? Тройственный Мир! Вроде, но как-то...
   -Вот именно! Тройственный мир: обитель Ангелов, обитель Демонов, а по серединке, обыкновенная Вселенная с Живыми. Но этот мир один. Но он похож, очень похож...
   Ад, Рай - два мира паразита, на теле Среднего. Миры Богов-Некромантов. Два полюса: одни чистое Зло (те ещё ублюдки!), другие добрые (хорошие, но тоже сволочи не хилые). Этот мир походил на Ад. В юности. А где ещё два? Тройственный мир не зря называют так: три мира так близко расположенные друг к другу, что и слабенький маг способен путешествовать между ними. И они никогда не расходятся в Сфере! Они всегда рядом: Ангелы и Демоны, далеко не слабые Боги, хотя и особо сильными не назовёшь. Что-то здесь не срастается. Если это Ад - где собственно Рай?
   -А куда движется этот мир? Не к Аду ли? И тебе не кажется Мудрый - Показалось? Или Голос и правда говорит с некой издевкой? - Рив, что этот мир кто-то меняет под себя? Делает его более привычным для себя любимого. И конечно, в свете всего увиденного тебе весьма сложно, сообразить, а кито же це может быть?
   Рив скрипнул зубами: Голос определённо издевался. И зря, он уже всё понял, просто трудно было в это поверить, даже увидев собственными глазами. Он прислушался к Силам. Так и есть, мир меняли специально и его двигали внутри Сферы. Очень осторожно, очень скрытно. И правильно, что скрытно. Рив издал горловой звук, весьма похожий на рычание. Он ненавидел Ангелов, равно как и Демонов.
   -Обнаглели сволочи. Рив, я вот что хочу сказать: не пора ли кого пришибить?
   Руки просто чешутся! Но не даром зовётся Рив, Ривом Милосердным! Нет, он просто исправит учинённые здесь злодеяния, всё вернёт на круги своя!
   -Во дурак! Ринн давно бы принялся крушить всё направо и налево... Если б не было лень, конечно... Слушай Рив нельзя это так оставлять. Ты лучше меня знаешь, как опасно давать волю Богам-Некромантам. Этот мир их не устроит. Уже через пару столетий возьмутся за другой. Усиление любой из этих сторон... Рив этого нельзя допустить. Всё равно как, но это нужно остановить.
   Он знал. Он понимал. Едва кто-то из них усилится, хотя бы до уровня Пантеона Высших, начнётся война. Пантеон Высших не потерпит ни чьих амбиций. Как только Ангелы или Демоны покусятся на подконтрольные Пантеону миры, Талон взбесится и Высшие дадут добро на битву Богов. Лорды Пламени так же не обрадуются гостям. Боги Вальгаллы - те ещё хуже. Этим вообще плевать с кем и по какому поводу воевать. Только чужаки появятся, ребятки Одина с дебилоподобными улыбками начнут сражаться: с агрессорами и друг с другом немножко. Война Богов, конечно, дело так себе - не заслуживает внимания. Прибьют друг друга и вот уже потише стало. Но другое дело война Пантеонов. Если сцепятся по три сотни Богов с каждой стороны, причём Богов очень не слабых...
   -Да, вернутся времена Первых войн Первых Богов. Конечно, весело было, не отрицаю, Рив, но как пусто стало в Мироздании, когда эти бараны закончили свою грызню...
   Да, именно пусто: сотни и сотни миров просто сгорели. Поток поглотил их без остатка. В Мироздании ни что не пропадает даром. Поток со временем наплодил новых Миров, но сколько замечательных, неповторимых Вселенных, просто сгинуло без следа!
   А войны Богов не избежать. Пантеоны Демонов и Ангелов слишком амбициозны. Усиление мощи хоть одной из сторон погонит их на захват других Миров. И не важно какие цели они будут преследовать, добрые или злые: начнётся война.
   -Как ты поступишь Великий?
   Как? Он не знал как. Рив летел над меняющимся прямо на глазах миром, в мрачной задумчивости. Если б с ним сейчас был Ринн! Вдвоём они почти Всесильны. Проблема была бы решена очень быстро и почти бескровно...
   -Это с Ринном? Бескровно?! Я не ослышался?
   Как он может ослышаться? Голос часть Рива, он всегда с ним. Он часть его.
   -Тут ты прав Рив, мы едины.
   Он просто летел. Тоску навевал этот мир. Он был таким... Рив не знал каким. Тоскливо. Царство Смерти...
   -Какой мерзкий писк! Ты слышал Рив? Гадость какая!
   Рив недовольно повернул голову на этот мерзкий крик. Взгляд Бога был грозен. Но он быстро утратил эту угрозу. Просто птичка. Большая, с шипастыми крыльями. Клыков ещё много, но в целом птичка, как птичка. Он и по страшнее и по больше видел. Как можно злиться на полудурочного представителя животного мира? Разве что, прикончить из сострадания, как часто делал Ринн. Но Рив на брата похож не был. Он не мог убить просто так безобидную птичку. Пусть себе летит! Как же, как же быть?
   -Рив! В сторону!!!
   Рив среагировал автоматически. Над головой пронесся источающий чёрное пламя овал. За ним оставался чёрный же шлейф. Смерть. Грубовато, но создано явно Богом. Рив закрутился в воздухе, ища врага, как глазами, так и доступными ему Силами. Ничего. Странно. По земле бродит десятка три страшных тварей - половина стопроцентная Нежить, в воздухе птичка. И всё. Издалека? Но откуда? Рив искал. Он смотрел в этой Вселенной. Конечно, не факт, что удар пришёл отсюда: при достаточной Силе ударить могли и из другого мира, а то и из Межмирья. Но на такое мало кто способен. Он искал. Упорно игнорируя птичку.
   -Слушай эта тварь похоже голодна! Ты не находишь?
   Рив мельком глянул на птичку. Пожалуй, при известной доли воображения, сойдёт за дракона. Смотрит кровожадно. Может и правда есть хочет. Ну, её! Птичку эту! Потом, сейчас по важнее дело - надо найти того, кто нанёс удар. В одном с Ринном он был согласен: врагов надо истреблять безжалостно. Другое дело, что Ринн за врага мог принять даже косо глянувшего на него: не важно был то бог или просто тупая кошка. Рив был не столь категоричен. Сей враг, мог его убить - грамотный удар. А умирать Рив не любил. Мерзкое это состояние. Пару раз его уже убивали: просто отвратительно!
   -Ты смотри: птичка жаркое любит! Из Богов.
   Рив скосил глаз на птичку. Тупое животное выдохнуло в него струю пламени. Рив недовольно отмахнулся: птичка начинала бесить. Огонь рассеялся в пространстве.
   -Какая настырная тварь, однако! Может, пришибём? Для разминки.
   Рив ругнулся. Ну, до чего настырное существо! Теперь огненный шар! Прям дитя вулкана, мать его!
   -Рив. Слушай, он ведь не выдохнул сейчас? Ты не заметил?
   Рив недовольно поморщился - он ни кого не мог найти, даже в соседних мирах пусто. Враг либо был очень силён, либо успел сбежать. Новое напоминание птички о себе заставило Рива бросить свои поиски и удивлённо воззриться на дракона. Удивлённо и очень внимательно. Струя белого пламени разлетелась хрусталём поглощённая вариантом Ледяного щита: чистая игра в солдатики, что может быть проще?
   -Ох, и странная птичка!
   Очень странная: если б это была птичка или банальный дракон. Рив имел сомнительное счастье лицезреть Бога. Демона, если быть точным.
   -Однако! Ну, и образина! Они ж могут свои тела трансформировать: выбрал бы себе форму поприличнее. Что за манеры! А всё из-за чего? Плохое воспитание, не иначе.
   Рив не слушал. Он смотрел на демона. Тот бесился от собственного бессилия. Он готовил новый удар - много сильнее прежнего. И был абсолютно уверен, что этот удар Риву уже не отразить. Мозгов у него явно было примерно как у птички.
   -Пришибём?
   Рив подумал. Нет, пожалуй, нет. Он и так уже много перебил за последнее время. Конечно, прикончить демона, оно как клопа задавить - полезно, вроде, но ведь и демон из числа Живых. Вот если б случай свёл его с одним из Мёртвых, прикончил бы, не задумываясь. Но тут...
   -Бр-р-р-р-р-р... Сопли, сопли... Ты ещё поприветствуй его и заверь в вечной безграничной любви, блин! Чего ты с ним цацкаешься? Давай пришибём его! И ещё кого-нибудь, оно значит, что б подыхать ему не скучно было... А? Ну, или только его.
   Рив поднял руку. Нет, никаких более убийств! Хотя бы сегодня. Довольно скалящаяся птичка, уже полыхавшая Чёрным Огнём Смерти от избытка взятой Силы, удивлённо и с долей страха зашипела. Неудивительно: нечто непреодолимо тащило его к вытянутой руке незнакомца. Увидеть он не мог: Сила так заполнила его, что он на время утратил способность видеть и чувствовать не подвластные ему Изначальные... Хотя конечно, это могла быть и она. Или оно... Впрочем, Рив такими мелочами не интересовался. Он просто хотел посмотреть поближе на это очень уж самоуверенное чудо.
   -Надо бы ещё трепанацию провести.
   Тре... Чего?
   -Рив, ну мы слышали как-то это слово: это значит череп разрезать и посмотреть мозги есть или нет... Так вроде. Ну, интересно же - может, там вообще пусто. Представляешь?!
   Рив поморщился и даже вздрогнул. Фантазия у Голоса здоровьем не отличалась. От отвращения он на миг ослабил спеленавшие демона путы Сил, что позволило тому нанести таки свой удар. О! Грозен тот был удар из сплетений Энергий Изначальной Смерть! Боги страшатся ударов таких Смертью Рождённых!
   Рив раздражённо отмахнулся. Нет, ну совсем никакого воспитания! Шар Смерти (многие обожают называть его ещё Убийца Богов - Рив никогда не понимал с чего бы?) ушёл в землю. Не долетев, рассеялся. Не растраченная энергия вернулась в потоки. А здесь они были очень сильны. Прям не потоки, а океаны! Это ж, сколько смертей, мук и страданий вынес этот мир, что б так наполнить потоки Смерти?
   -Есть повод прикончить бандита! Ты как считаешь?
   Не сегодня. Рив подтянул демона ближе. Красивая ладонь, движением полным изящества легла на чешуйчатую шею. Демон забился в страхе всем своим огромным телом. Лапами попытался достать, а лапки ничего: когти, что мечи. Рив спутал лапы монстра. При этом демон едва не лишился рассудка. Дело в том, что так не бывает. Сквозь тело Рива одновременно текли три Силы. Горло спутала смесь Жизни и Огня. А лапы опутали с помощью Смерти. При этом объёмы используемых Сил превышали всё, ранее виденное демоном. Это для каждого из компонентов в отдельности. Всё вместе применённое Ривом, не смог бы удержать ни один из Богов. Кроме того: Боги не владели противоположными Силами сразу. Демон не знал: владели. Но вот использовать их вместе, могли очень немногие и лишь в смешении. Рив же пользовался каждой отдельно и всеми сразу.
   -Э-э-э, казус получился, маленький. Великовата зверушка.
   Рив посмотрел со стороны. Чем вызвал приступ лёгкой зубодробительной дрожи у демона. Продолжая играть Силами он, дабы изучить обстановку со стороны, создал трёх Духов Силы. Стихийных. Вода, Земля, Ветер.
   -Рив, ты бы поосторожней: околеет от страха.
   Рив пропустил замечание мимо ушей. Он весь покраснел. Он выглядел смешно! Демон был так огромен, что со стороны казалось, будто некий карлик прилепился к шее титана.
   -Безобразие!!! Как он посмел быть таким большим?! Немедленно укуси его за пятку!
   Рив стал малиновым. Позор какой. Отвратительно просто. Рив зачерпнул новой Энергии. Демон тут же завопил дурным голосом. И было от чего. Он уменьшался. В размерах. Гигантское тело сжималось, по пути теряя лишнюю материю. Изначальная Звёздная. Она безжалостно плющила так заботливо созданное тело. И как! Органы, позволявшие ему дышать огнём без всякой магии, были сочтены лишними и удалены. Демон визжал уже непрерывно. Рив быстро обретал привычный ему мраморный оттенок кожи. Глаза заполняла гордость, за себя любимого. Демон теперь был вдвое меньше его. Ладонь плотно охватывала бронированную шею. Кстати, чешуя мерзко царапалась. Отвратительно! Демон даже выть не смог: в пору было терять сознание. Из могучего демона он вдруг превратился в...
   -Ха! Забавно: под бронёй бледная тонкая шкурка! Ха... Он на крысу похож. Правда?
   Рив величественным взором окинул едва живого от страха демона. Не удержался и оглушительно расхохотался. Птичка и правда напоминала крысу. Для пущей похожести он удалил крылья и чуть удлинил хвост.
   -Как есть крыса! Мускусная. На Бругане помнишь? Там в навозе такие копались.
   Рив зашёлся новым приступом хохота. Коим и подавился. Он отпустил потревоженные Силы. Держать больше было некого. На всякий случай он встряхнул изувеченное, точнее почти кардинально изменённое тело. Ничего. Мёртвая плоть. Сдох, что ли? Как посмел!?
   -Да вон он! Улепётывает скотина! Ату его!!!
   Рив грозно прищурился: какая наглость! Выскользнуть из тела и попытаться сбежать, когда он уже почти начал говорить с ним!
   -Пришибём?
   Однако, странно. Он что-то не помнил таких способностей за этими Богами. Первые и некоторые из ныне живущих Богов, могли существовать без тел. Сколь угодно долго, хоть до Вторжения Владык Хаоса, которых нет.
   -А вдруг есть?
   Что за глупости!? Не может у Хаоса быть владык, он потому и Хаос, что он Хаос.
   -Мудро объяснил! Я в восторге Рив! Ты самый мудрый из мудрейших! Я трепещу!!!
   Риву иногда хотелось задавить Голос. Жаль, что он часть его и задавить соответственно его можно только вместе с Ривом. От избытка чувств он чуть сдавил отловленную душу демона. Орёт. Громко, видать больно было.
   -А это странно Рив. Как он без тела живёт? Откуда такая мощь? Ведь в нём нет её! Тогда как?
   Рив не знал. Он подержал притихшую душу какое-то время - в экспериментальных целях. Душа не погибала, сгорая изнутри и выплёскивая очень солидный заряд Изначальной Смерть, как-то обычно было с душами Богов прочно привязанных к своим телам. Поток не стремился поглотить душу поправшую один из основополагающих законов Мироздания...
   -Ничего не понимаю... Как ему удаётся Рив?
   Помолчи... Рив думал. Душа, обрётшая вид дымчатого, прозрачного даже, немного клыкастого черепа, с мощным костистым хвостом-хребтом, висела в пространстве. Глаза-угли с ненавистью и страхом сверлили его. Рив не понимал.
   - Кто ты!? Говори!- Гремел Великий.
   -Гарлангар, демон Ада. - Не без некой доли гордости шипел дух.
   -Знаешь ли ты червь, кто говорит с тобой?
   -Н-нет... - Душа сжалась, видно ожидая наказания за крайне невежливое незнание такого могучего Бога. Но Рив лишь пожал плечами: мало кто знал о Великих Риве и Ринне.
   -Ты без тела, но живёшь. Как ты добился этого? Все ли способны на это? Куда в Сфере Миров следует этот мир? Говори, червь!!!
   Демон сжался, но промолчать не посмел. Он рассказал всё, что знал...
   -Н-да, глупо вышло. Правда, Рив?
   Рив мрачно буркнул что-то насчёт дырявой памяти и врождённой тупости Голоса.
   -Да я знал?! Рив, я бы помнил, я бы сказал. Ну, Рив! Ну, забыл я!
   Забыл он, блин. Рив плюнул. Мертвец на земле вздрогнул, попытался подняться. Не смог и жалобно завыл. Рив снова плюнул. В глаз попал...
   -Хватит зверушку мучить! И вообще, сам дурак...
   Рив распылил мертвеца. Всё равно в нём даже души не было: так зомби. Тупой, к тому же. По пьяни не иначе сделали...
   -Хорош дуться! Ну, забыл я. Ну, бывает. Их же, что собак нерезаных, Богов всяких. Кто же всё про всех упомнит? Талон Четыре Стихии, что семечки месит. А ведь никто больше так не умеет! Ну, кроме тебя, Первых и Ринна. А эти вот такие...
   Да, они могли жить без телесной оболочки. Ангелы и Демоны. Особенность именно этих Богов. Такие у многих были: особенности. В отличии от Первых Богов эти сильно слабели вне материальной оболочки, но тем не менее не подыхали. Рив поковырял камень, на котором сидел. Глупо вышло. Первые два его вопроса были звуком в пустоту. Он чувствовал себя идиотом. Ведь знал же всё это! Но забыл. Эх! Вот Ринн вечно всё забывает и ничуть не расстраивается по этому поводу, а он не может: ущербным себя чувствует. С другой стороны: нельзя же всё помнить! По третьему вопросу Рив услышал много интересного. Демоны стабильно наглели. Никаких сверх сил, они пока не обрели но всё к тому шло. Как быть-то? Вскоре они обретут желаемое - станут много сильнее. И начнётся новый виток войн Богов - без вариантов, начнётся.
   -А может пусть их? Пускай подерутся, а? А мы тоже поучаствуем: к примеру, на стороне Высших. Они Хранители Законов Потока, им и разгребать, а мы пособим.
   Высшие. Вообще отдельный разговор. Как они проморгали такое? Уроды! Пускай окраины их Сферы, захолустье, отданное таким отщепенцам как демоны, но всё же...
   -Проблему надо решать. Этот недомерок, кстати: отпустил ты его зря, пришить надо было, он ведь не один. Их целая бригада. Со всеми сразу нам не совладать Рив.
   Он понимает. Открытое выступление обречено - его просто убьют. На миг Рив зло оскалился: убить убьют, но демонов выживет в итоге не очень много. Только вот умирать не хотелось. Не любил он умирать. Это ж кошмар просто! Пока ещё новое тело у него...
   -Они скоро найдут нас Рив. Зря ты его отпустил.
   Может и зря, но убивать не хотелось даже такую отрыжку Хаоса, как этот Гра..., Глур..., в общем как этот хмырь.
   -Есть идеи? И у меня глухо. А почему бы не найти Высших? Пусть...
   Война! Вот почему: начнётся война. Власть Высших ограничена - такова плата за беспредельное практически могущество. Как он привязан к своему телу, так Высшие бессильны в мирах подконтрольных Богам, не их Пантеона. Они спустят с цепи своих Богов, наставить, значит, демонов на путь истинный. И тогда начнётся свистопляска. Раньше надо было, когда первый из демонов ступил в этот мир. Тогда он ещё не был их миром, не принадлежал власти выходцев из Ада. Высшие могли остановить их в самом начале, почти без усилий. Теперь поздно. Надрать бы им задницы! Всем троим. Жаль не имеют таковых. В телах, они не нуждаются (пять отродий Хаоса в сыновья, создавшим их, Первым Богам!). Да и сильны сволочи. Не резон тягаться с ними. Вот с Ринном вместе, другое дело. Всех трёх ротозеев в бараний рог скрутили бы. А теперь...
   -Ринн дрыхнет где-нибудь. Нам его не найти пока спит...
   Его вообще никому не найти пока он спит. Раздолбай - вечно спит беспробудным сном. Лишний раз почесаться и то ленится...
   -Есть идея Рив!
   Рив заинтересованно прислушался к Голосу.
   -Уничтожим этот мир и свалим по-тихому. Ни им, ни нам. Все счастливы. Угроза войны устранена. А то и какой из демонов скопытится: полезно, опять же.
   Рив отчаянно застонал. Идеи Голоса разнообразием не отличались. Он не может убивать миры просто от скуки! Это отвратительно! Даже сложившаяся ситуация, весьма слабое оправдание, что бы покончить с целым миром (кроме того, это далеко не просто - посему лень). Взгляд Бога, скользнул по унылой земле окрашенной в кроваво-чёрные тона. Мертвецы бродят всякие. Полуживые есть. Живые, тоже имеются. Последние в прошлом сплошь великие воины...
   Глаза Рива загорелись озорным огоньком. Он поднялся в небо.
   -Ты чего удумал Рив?
   Рив искал. Он уже понял, что во всей этой вселенной нужное ему, есть только здесь. Искать на других планетах было бессмысленно. На тех планетах войны Демонов отгремели уже давным давно. Там царило тоскливое запустение. Ну, кроме пары-тройки планет, где акромя трупов и полутрупов уже ничего похожего на жизнь не было (за исключением простейших микроорганизмов - да и тех чуть). Ему же требовался по-настоящему живой. Один из тех, кто ныне служит тем, против кого когда-то смело сражался. Эта планета была одной из последних в истребительной войне Адских Псов. По сути, здесь война ещё шла. Точнее её завершающая часть - уничтожение тех, кому удалось выжить, пересидев битву с краюшку. Искать нужно только здесь - здесь ещё есть невольные слуги Демонов, годные для исполнения его замысла.
   -Э-э-э, Рив. Ты часом не тронулся?
   Великий не слушал, он искал. Только так. Никаких войн меж Богами. Пусть сила Адских Воинов обратится против них же самих.
   -Революцию решил устроить? Рив да как ты это провернёшь? Простого смертного Богом сделаешь? Да будь он трижды Бог - запинают, без всякой магии! Тем более простых смертных Богами делать? Тебе самому как - со смеху не плющит?
   Рив начинал злиться, он не любил когда Голос критиковал его, несомненно блестящие, просто гениальные идеи! Смертный может стать Богом... Вроде...
   -Рив - это невозможно!
   С простым Живым неспособным к магии это и правда не возможно, кажется (точно он сказать не мог - забыл). Нет, Рив знал, невозможно.
   -Вот-вот. Если б он был магом, ещё могло бы что-то из этого выйти. Но в этом мире уже давно нет Магов! Тут, смешно сказать, эльфы жили. Ты чувствуешь? Даже несколько ещё живы, по углам прячутся... Так и они как маги - ноль. Эльфы! Непревзойдённые Маги Жизни и даже Стихий! Во всех мирах! Везде, где они нам попадались - тысячи миров. А здесь они просто ещё одна банда живых мартышек.
   Да, конечно, это очень странно. Эльфы обычно с рождения Маги. Все. Редко среди них, бывают по настоящему сильные маги, зато понемногу, все они способны колдовать. Со всех сторон странная ситуация с этим народом вышла, в этом конкретном мире. Здесь, эльфы магии не знали. В обще никакой. Маги были на других планетах - кое-где очень сильные, но их уже нет в живых, а их души давно покинули этот мир. Варварски. Низко, отвратительно - как только и можно ожидать от Некромантов. Конечно, основа всего -получаемая от этих душ Энергия. И объёмы её превосходят даже то, что можно получить черпая её непосредственно из потоков. Этот способ её получения сам по себе мерзостен до невозможности, а демонам ещё и нравится. Мучить души и упиваться этим - какая мерзость!
   -Ты ещё заплачь! И всё-таки, зачем ты хочешь сотворить это? Ведь бессмысленно же!
   С просто Живым - вдвойне бессмысленно. Пустая трата времени. Но здесь давно уже нет просто Живых. Демоны создали для грязной работы своих рабов - бессмертных, тупых и способных к магии (в отдельных экземплярах). Вот они-то ему и нужны. Пусть раб скинет ошейник и поднимет меч против своих хозяев! Ну, хоть что-нибудь пусть поднимет: не суть важно.
   -Гениально! И как ты это себе представляешь? Его же прибьют, едва он пикнет!
   Да, вполне возможно. Но иного выхода Рив не видел. Он хотел спасти Мироздание от новой войны, в которой непременно погибнет множество миров.
   -И Богов сгинет не меньше... Хотя тут пожалуй... Может пусть его - война и всё такое? В мирах потише станет.
   Тут Голос конечно, прав. Многовато Богов нынче. Уменьшить их поголовье было бы совсем не плохо. А то ведь безобразие: куда ни сунься, обязательно какой-нибудь Бог недоношенный попадётся! А то и целая банда оных. Оно конечно, не плохо бы, но... Не такой ценой.
   -Сопли, сопли... Впрочем, согласен с тобой Рив. Иные миры такие красивые! Особенно тот, Забир, вроде... Чудо - а не мир!
   Рива едва не вывернуло наизнанку. Вот о гибели конкретно этого Забира, он ничуть не пожалел бы. Мерзкое местечко. Хотел, было изничтожить эту язву на теле Мироздания, да Голос, будь он не ладен, отговорил. А сейчас и забыл уж, где он, Забир этот...
   -Уничтожить! Ага, щас! Такое чудо и уничтожить - ты бредишь Великий.
   Н-да, вкусы у Голоса... Вроде нашёл. Впрочем, надо изучить по внимательнее.
   -Вот ЭТО?! Рив ты и правда бредишь. Никого ущербней не нашёл? Вон посмотри, тоже бродит. Тоже тупой как валенок. Может его, на роль спасителя определишь?
   Они все тупые. Демоны, надо признать знали толк в Некромантии, своих рабов они сделали настоящими рабами: бездумными, сильными, лишёнными всякой воли...
   Рив на всякий случай присмотрелся к тому на кого указал Голос - порой у него рождались неплохие мысли, жаль, что весьма редко. Эта мысль была из числа обычных. Указанный Голосом, для его замысла не годился совсем. Впрочем, он и в том кого выбрал, сам был не вполне уверен. Надо признать его идея зависела слишком от многих, если и может быть. В общем, как повезёт. А иначе и не выйдет. Может и так не выйдет, что ж, тогда по Мирам беспредельного Мироздания (он то знал: пределы всё же были) прогремит новая война. Может и по страшнее той, что затеяли Первые Боги.
   -Знаешь Рив, а может, что и выйдет. Демоны слишком самоуверенны. Могут и проморгать, а потом уже никак ситуацию исправить не смогут. Разве что шеф ихний, рогом пошевелит... Мирок этот потеряют навсегда. И может, успокоятся, хоть на пару сотен тысячелетий. А то и вовсе откажутся от своих глупостей. Припухнут малость...
   Последнее, весьма сомнительно: очень они упрямы и горды.
   -Как впрочем, все Боги Рив.
   Неправда! Вот хотя бы он: скромен, хотя его мощь превыше всяческих похвал. Ни капли хвастовства в нём, в прекраснейшем из всех сущностей, что когда-либо порождало Мироздание. В его чистой непорочной душе, нет ни грамма, многим Богам присущей чванливой гордости, за себя. А ведь ему есть чем гордиться! Нет лика прекрасней в мирах, чем его непередаваемо красивое лицо. Но он этим не гордится! Он Могуч, Прекрасен, Велик, и много ещё в нём, бесчисленное множество, не столь незначительных достоинств, но он молчит о них, не требует почитания и молчит о том, сколь бесподобно Прекрасен Великий Рив!
   -Кхм... Что тут сказать Великий? Твоя скромность и правда не знает границ!
   Рив милостиво склонил голову: он любил, когда Голос признавал Величие его.
   -И всё-таки, Рив, ты уверен? Что-то не внушает это чудище. Хиловат малость
   Рив задумчиво смотрел. Отвратительный пёс Ада, неподвижно стоял напротив. Рив не позволял ему шевельнуть и пальцем. Нет, он не был в нём уверен. Но ничего лучше ему не повстречалось. В прошлом этот трупоподобный был могучим воином. Ничего больше Рив сказать не мог. Отвратительно, но демоны основательно вычистили Память Души. Эта душа ни помнила ничего из своих прошлых жизней. Обычно, хоть что-то остаётся. Частичка, той довольно обширной памяти, что хранило тело - точнее мозг тела. Кое-какие крохи воспоминаний всегда оставались, ключи ко всему остальному. Они никак не влияли (почти, всегда) на любую из последующих инкорнаций, но сохранялись. По этим куцым обрывкам серьёзный Бог, мог почти без усилий восстановить почти все воспоминания Души, восстановив личность, которую составляли именно эти воспоминания. Сама душа представляла собой лишь набор (часто похожий один на другой) основных черт и огромнейший заряд Энергии. Правда, тут сильно сказано, мощь заряда сильно зависела от возраста души. Чем старше, тем больше она несёт энергии (и то не всегда). Энергии Потока. Именно поэтому Некромант (некромантия сама по себе отвратительна) уважением не пользовался. Особенно, занявшийся Истинной Некромантией. Частица Первородной, энергия Потока, основы и родителя всего Мироздания - вот чем играли настоящие Некроманты...
   -Безобразники... Но может уже делом займёшься?
   Да, пожалуй. И что тут у нас? С душой всё ясно: крепкий, память отсутствует, душа достаточно стара, что бы получить власть над Изначальными, уже через сто-двести инкорнаций. Нужно только чуточку подправить и он обретёт эту власть - благо демоны уже сделали основную работу. Грубо, собственно по идиотски, до смешного небрежно, но ему легче будет...
   Забавно, он не был способен к магии. И вот его таким сделали. Значит это возможно?
   -Чего задаёшь глупые вопросы? Ведь ты уже всё вспомнил.
   Да, возможно. Только вот плохо, что демонам доступно это знание. Это знание не должно попадать в руки таких Богов. Оно противоречит самой природе Мироздания. Маг становится Магом, когда приходит время. Это знание позволяет ломать порядок вещей, ускорять естественный ход событий. А ведь они и понятия не имеют как это опасно.
   -Туповаты - чего тут поделаешь?
   Итак: с этим всё ясно. Парень великолепен как Маг Смерти - таковым ему и быть. К тому же его уже настроили именно на эту Силу. Разве что, теперь он очень серьезный маг. Пара штрихов и теперь он способен развиваться совершенствоваться. Со временем он станет ещё сильнее. Но он по-прежнему пустышка. Марионетка даже не осознающая себя как личность. Бездумное орудие в руках демонов. Ну, тут: раз и всё - не выйдет. Если б у него сохранилось побольше воспоминаний! Но их почти нет. Он будет копить их отныне. Что из него выйдет? Рив смотрел на Живого. Странный живой. Каким он был раньше уже трудно сказать. В его памяти этого не сохранилось. Кем он был? Воином. Хорошим воином, но вот и всё что можно было сказать. Кем он станет теперь? Время покажет. Но чуждой власти над собой он терпеть не станет, точно. Едва осознает себя. Рив глянул в глаза-угли существа - когда-то они были совсем другими. В них он увидел собственное отражение. Разума там не было ни капли. Но этой душе ещё повезло. Она будто спит. Здесь бродило и много других. Он видел души, слепленные с Чёрными Червями - порождение больной фантазии Некромантов. Червь медленно ел душу, позволяя ей восстанавливаться, тем самым, продлевая эту мерзкую пытку хоть до конца Миров. Физическая боль, самая страшная из всех возможных, показалась бы щекоткой рядом с тем, что творил Червь. Но нельзя не заметить, каждая из этих душ выплёскивала в потоки, просто невозможные дозы энергии. Рив помнил Богов многих Сил, что соблазнялись именно этим. Могущество - вот, что влекло всё новых рекрутов в ряды Некромантов. И не было разницы кто. Власть одинаково соблазняла Живых, Мёртвых, Бессмертных, Богов...
   -Помнишь Реклона?
   Как же не помнить! Грустная история. Повелитель Ужаса. Ярый противник Истинной Некромантии, но всё больше использующий Некромантию. Реклон стремительно падал вниз. Убийца Миров - знали его и под таким именем. Пока он такой. Но не ему ли Риву, знать как близок Великий к презренному званию Некроманта. Пока он балансирует и весьма успешно оправдывает звание - Повелитель Ужаса, но как долго это продлится? А ведь Реклон очень сильный Бог. Обидно, если он пополнит ряды Некромантов. А ведь когда-то его звали не иначе как Благородный. Ещё его знали под именем - Создатель Эльфов. Тот, кто подарил Мирозданию красивейших созданий, ныне...
   Кстати, этот Живой чем-то походил на Реклона. Даже забавно. Серая кожа, клыки, длинные когти, мощные мышцы, внушительный рост...
   -Как брат-близнец! Разве что, выполнен в иной цветовой гамме и крылами не разжился... Какое у него забавное имя! А Рив?
   Пожиратель... Это не имя. Фантазия у демонов всегда была не очень. Им что, доставляет удовольствие везде и всюду демонстрировать свою ущербность и безграничную тупость?
   -Не иначе Ангелов стараются переплюнуть. В дебильности, значит.
   Это скорее уж грузчик. Вся его нынешняя жизнь, даже не жизнь - существование, подчинена одной единственной цели, переправка Душ в Ад. Для того магом его и сделали.
   -Тут таких, кстати, много бродит. Заметил, Рив?
   Как же не заметить! Но этот, пожалуй, лучший. И что это у него в руках? У других такой игрушки нет.
   -Коса какая-то... Ничего себе! Рив, возьми меня Хаос! Ты чувствуешь?
   Рив чувствовал. Конечно вещь грубая, но... Рив задумался. Ох, не прост этот парень. Откуда такая вещь? Не похоже, что б её создали демоны. Не похоже, что её создали да же в этом мире. Слишком могучая вещичка. Кроме того, знай демоны, что таскает в своих руках этот тупой раб - шиш бы ему позволили её таскать. Уникальная вещица. Настолько уникальная, что даже он не в силах понять, что это собственно такое. Куда уж недомеркам, вроде демонов и их Владыки! Со всех сторон странная вещь. Он не мог понять, что это и откуда. Казалось коса этого раба, просто коса и ни чего более. А ведь она совсем не была тем, чем хотела казаться. Он прибегал к силам, ко всем по очереди, смешивая их, брался за Первородную, даже попробовал Истинный Чёрный Огонь рождённый Начальным миром, благо сейчас он был близок к этой Сфере - всё в пустоту. Он, то видел нечто необъяснимое, нечто непонятное в этом предмете, то вдруг коса становилась просто косой. Где же ты её взял, тупорылый ты покойник?
   -Думаешь, он тебе расскажет?
   Неуместная издевка. Бедняга не помнит, как говорить. Он не помнит даже, что такое говорить. Отвратительно! Так изувечить душу! Ведь она часть Первородной, частичка Потока. Мерзко... И всё же, что такое эта коса? Он не мог пробиться через непонятную, совершенно незнакомую защиту. Он не мог, даже понять каким образом, она была создана. Чем пользовалось это оружие? Какой Силой? Древнее, очень древнее оружие. Это он понял, хотя коса и пыталась убедить его, что она создана совсем не давно, причём, так как выглядит - из металла и дерева. Но это было не так. Как она к нему попала? Всегда ли была с ним, или подобрал, охотясь за душами, уже после того как стал таким - рабом демонов, безвольной марионеткой Богов? Рив не знал ответа. Впервые с ним случалось такое. Ни о чём подобном он даже и не слышал. Загадка Мироздания. Одна из многих, что не подвластны ему, и одна и бесчисленного множества, что не подвластны другим Богам.
   -Скорее большую часть они просто не способны понять - умишко не справляется.
   Что есть, то есть. Всё-таки замечательная игрушка. Не хотел бы он ругаться с тем, кто это создал. Рив загрустил - выходит есть в Мироздание некто, много более могучий, чем он и Ринн. Грустно сознавать такое. Но странно, почему он не сталкивался с ним?
   -Рив, я вот, что подумал: а оно вообще из этого мира?
   Точно не из этого - здесь некому было создать подобное.
   -Э-э-э... Не так выразился Рив. Оно создано в Мироздании?
   А где же ещё? Хотя... Не похоже, что такое мог создать кто-то живущий средь знакомых ему Миров. Ведь непонятна даже Сила, что применялась при создании вещи.
   -Владыки Хаоса? Теоретически, самая простенькая из их игрушек не по силам даже тебе. Ведь мощь Хаоса... Я даже не знаю, каковы могут быть Источники силы в Хаосе.
   Владыки Хаоса. Выходит, что они всё-таки есть? Рив отрицательно замотал головой - это невозможно. Этого просто не может быть. Если б они были, разве смогли бы они смириться с тем, что существует Мироздание? А если они есть, то может, слишком слабы для открытого конфликта? Но Владыка Хаоса, по определению более могуч, чем все Боги Мироздания, Боги Порядка - как сказал бы любой Маг, демонстрируя этим свою глупость и ограниченность. Ибо нет Порядка, даже в Мироздании. Итак, Хаос. Что есть в памяти о Хаосе и его мифических Владыках, которых нет?
   -Не густо. И чьи это слова Великий? Откуда они в твоей памяти?
   Он не знал. Рив никогда не знал, что есть такие слова.
   Едва Хаос обретёт Владык, Силы, что в движении всегда, Источников не признающие, власти лишь Хаоса Владык подчинены, вступят в бой. Владыки поведут Силы Великие и рухнут грани Миров. В огне Войн, что не знало Сущее, сгинет Предел Миров. Не будет более Мироздания, Хаоса Величие порочащего. Всё вернётся туда, откуда вышло. Хаос вновь будет Править Сущим, не управляя ни чем. И воцарятся Владыки, над Сущим всем и новых Войн начнётся Эра, ибо Хаос не терпит над собою Владык!
   Странные слова. Откуда Рив помнит их? Откуда Великий, знает их? И почему?
   -И было бы ещё не плохо знать: чего они значат?
   Да, не плохо. Какое-то глупое пророчество. Рив будет думать об этих словах. Он должен понять... Наверное, должен...
   -На кой?
   А то он знает. Если Владыки есть, хоть все тайны Сущего он знай, против такой мощи ему не устоять. Ни в одиночку, ни с Ринном вместе. Ни всем Богам Мироздания, с ними.
   -А не кажется ли тебе, Могучий, что тот мускулистый парень, что рисован мелом, рисовался, собственно мелом? - Рив не понял. - Так ли сильны те, которых нет?
   Это мысль. Но если коса их Создание, тогда...
   С Ринном бы вместе заняться этой косой. Может, он узнал бы, что-то интересное.
   -Ринн, спит. А мы тут засиделись, ты не находишь? Не пора ли уже итить куда-нибудь? Давай ещё полетаем, но в другой Сфере?
   Нет. В смысле, пока не будет закончено дело. Остался последний штрих. Парень должен иметь имя. Иначе ему не обрести, того жалкого подобия личности, что ему необходимо сейчас, в самом начале. И лучше что б это было имя ему уже знакомое. Имя, которое он уже носил когда-то. В идеале лучше из последней его жизни. Рив поискал. Пусто. Аки младенец, и будто в мозге это младенца, в его телесной памяти искал. Девственная чистота. Плохо. Можно имя придумать и запечатлеть прямо в душе. Со временем, когда сможет думать сам - вспомнит. Писать имя в мозг нельзя. Он станет личностью слишком рано. Тогда его зашибут, ещё пока он будет шокировано пережевывать ту мысль, что у него есть имя и, стало быть, он вообще есть. В душу...
   -Думаешь, получится? Что-то очень мне сомнительно.
   Сомнительно, но ничего лучше Рив не придумал.
   -Назовись!!! - Гремел Великий. Грозен был голос могучего. Грозны силы, что бросил он в сущность раба. - Скажи имя свое, ибо Великий, желает знать!
   И самое странное - получилось. Силён был парень, сам по себе силён. Он смог вспомнить. Нет, не ошибся в выборе Рив. Да разве и могло быть иначе? Велик и Могуч Рив, ибо Бог он из Богов. Над ними и над всем...
   Рив согнулся пополам, сотрясая окрестности оглушительным хохотом. Голос вторил ему. От смеха на красивом лице Великого да же выступили слёзы. В себя он пришёл не слишком быстро. Давно он так не смеялся! Рив принял подобающий его величию вид и грозно глянул на Адского раба.
   -Нет, я не могу! Рив, как, как он сказал? Кий? Как там дальше: Тиагра!!! Потрясёт имя то Мироздание до самых его основ, ибо имя Кий, ха-ха-ха, ой, не могу!
   Рив не удержался и захохотал вновь. В этот раз он смеялся не слишком долго. Вскоре он преисполнился жалости и сострадания, к несчастному существу. Да, с таким именем он и при жизни без демонов, явно жил далеко не сладко. Бедняга! Может он, потому воином и стал. Из-за имени своего. Кий! Рив хохотнул. Н-да. Бог с таким именем, доведёт до жестокой мучительной смерти, в приступе истерического хохота абсолютно любого. Нет, так конечно, не дело. Но и давать новое имя то же не очень - его планам это может помешать. Как быть?
   -А если, близкое по звучанию? По смыслу вряд ли выйдет: память так пуста, что он имя едва вспомнил. Что оно значит, он и сам никогда не узнает.
   А это мысль. Близкое в созвучие. Со временем он вспомнит настоящее имя, но к тому времени будет достаточно умён, что бы не называться им и привыкнет к новому. А дисбаланса в нём самом имя подобное настоящему, не вызовет. Если только чуть-чуть.
   -Отныне и в Веках, Мироздание знать будет тебя, под именем Китэгра!
   Глаза-угли тупо смотрели сквозь Рива. Не фонтан. Проживёт ли он достаточно долго, для исполнения задачи возложенной на него?
   -Если нет Великий, что плохого? Поиграем мускулами: пришибём кого-нибудь.
   Эх! Мало приятного проснувшись вновь, очутиться в Пределе Миров, иль в другой части Мироздания, и обнаружить, что его рвёт на куски истребительная война Богов. Первые войны Первых Богов - тому хороший пример...
   Надо было тогда ввязаться в распрю, да наподдать придуркам посолиднее!
   -Нам ведь было интересно Рив! Мы повеселились.
   Но как пусто стало в мирах! Их стало так мало, тогда. Их и ныне гораздо меньше, чем помнил он до тех дурацких войн. Мироздание ещё не до конца оправилось после той безобразной резни и вот грозит новая. А впрочем...
   -Да ну их всех, в виде закуски на стол Владык Хаоса, которых нет!
   Да. Новая война, конечно плохо, но не смертельно.
   -Так что - полетели? Наш протеже Кий всех на фарш пустит. Если повезёт... Если сильно повезёт... Ну, очень сильно. Полетели?
   Полетели. Рив взмахнул крыльями. Ткань пространства распахнулась пред Великим, словно дверь. С улыбкой Рив влетел в эту дверь. Затем в другую. В третью и дальше...
   Вскоре Великий, вновь беззаботно смеясь, наслаждался своим сумасшедшим полётом. Скоро, очень скоро он забыл о демонах, о их наглости и о том кого нарёк Китэгра. Чуть позже он забыл те слова, что пришли к нему из глубин памяти, слова о Владыках Хаоса, которых нет. Он просто наслаждался жизнью, красотой Миров и своей титанической властью над Великими Силами. Ещё много чего интересного и страшного видел в мирах Рив, но больше ни где он не задержался, больше чем нужно было, что бы пролететь дальше. Рив играл, как играет ребёнок. Вскоре он притомится и пресытившись своей невозможной игрой, найдёт себе уютное местечко, где можно будет спокойно сомкнуть веки и уснуть блаженным сном Великого Бога, Бога средь и над Богами. Он будет спать. И придёт время, когда он проснётся вновь. И может быть, это время совпадёт с тем, когда бодрствовать будет Могучий Ринн, брат Рива. Так редко совпадало это время. Так не похожи были братья. Так могучи вместе были они, что казалось, само Мироздание не желает видеть их вместе в Мирах своих.
   Но дело в том, что Ринн просто любил спать. А Рив очень любил свои сны...
  
   3. Маленький эльф, всего лишь эльф...
   Пусто. Мыслей нет. Не должно быть. Зачем ему мысли? Вопросов тоже не должно быть. Вопросов, вопросов...
   -Стой!!!
   Он замер, с высоко поднятой для нового шага, ногой. Один из хозяев приказал и он остановился. Без мыслей, рассуждений и эмоций. Глупых не нужных эмоций.
   Хозяин подошёл к нему. Горящие красным глаза внимательно изучали его каменное лицо. Что-то толкнулось в голову и дальше. Прошло туда, не встретив препятствий.
   -Иди. - Рыкнул демон.
   Он пошёл. Автоматически, без лишних движений. Коса мягко балансировала в его ладони. Когти скребли толстое древко...
   -Что ты так смотришь на него?
   Демон рыкнул. Астарота он не любил. Вечно этот гад, делал ему мелкие пакости. Впрочем, он вообще никого и ничего не любил. Кроме себя самого, конечно.
   -Показалось..., будто в нём начал просыпаться разум.
   -Так и отправил бы сразу на Круги. И делов-то.
   -На Круги! Пожирателей и так чуть осталось. Почти всех уже на Круги отправили. А кто за них этой работой заниматься будет? Может ты дорогой мой Астарот?
   Демон не ответил. Фыркнув, он взлетел и пропал. Отправился в Тройственный Мир. Домой. Демон вздохнул (мерзкая привычка, пора бы уже избавиться от неё, в самом деле), он тоже хотел домой. Красные глаза уныло обратились к широкой спине механически шагавшего Пожирателя. Скучно. Огненный шар сбил раба с ног и напрочь спалив балахон прокатил по земле. Душа раба отозвалась резкой болью. Приятно, демон даже зажмурился от удовольствия. Раб поднялся. Балахон заколыхался, запылал чёрным огнём и вернулся в прежнее состояние. Пожиратель продолжил свой путь, ища ещё живых. Демон широко раскрыл глаза: раб пользовался Силой? Он взревел от ярости! Тварь, как он посмел! Молния Тьмы, прочертила небо и..., рассеялась. Демон выругался. Надо же забыл. Пожирателей наделили толикой власти, где-то на уровне инстинктов. Иначе они не смогли бы выполнять то, для чего служили. Демон взлетел. Он летел, сам не зная куда. Устал он от этой возни, с этим мирком. Хотелось домой, в Ад. Унылый взгляд бесцельно блуждал по горящей земле. Он и не догадывался, как тут станет весело, со временем...
   Он шёл. Пусто. И в голове и вокруг. Коса удобно лежала в ладони. Шаг, теперь другой. Забавно: шаг, ещё один...
   Странно. Это его ноги ходят шаги. Нет, не так. Шаги ходят ноги. Или...
   Серое. А там что-то жёлтое. Жёлтое? Да, это точно жёлтое. Так видится этот квет..., врет? Цвет. И это... Ну, вверху... Да! Серое и жёлтое - это верх. А вот это, где ходят ноги, низ. Низ не такой как верх. А верх это не низ. Низ это не верх, а то, что вверху не то, что внизу. И то, что внизу..., там шаги ходят ноги. Нет. Ноги идут, ходят. Шаг, это когда ходит нога... Две ноги. По очереди...
   Почему низ такой шершавый? Верх вот, другой. Там ногам ходить было бы проще.
   Нет. Ноги ходят внизу. Вверху ноги не ходят... Почему?
   Откуда вопросы? Ведь раньше вопросов не было. Теперь есть. Значит есть.
   Ноги. У ног ещё есть он. А он есть у ног. Без него они не ходят. А он не ходит без них. Значит он - это ноги? Нет, ноги это не он. Ноги это он, но только до половины. А что есть ещё? Руки. Да, их зовут руки, потому что они рукят...
   Нет. Такого слова нет. Слово? Нет, мысли. Сейчас мысли. У него есть мысли. Ноги ходят и делают мысли? Нет, мысли делают в другом месте. Ноги ходят. Мысли делает что-то другое. А что? Вдохнуть и станет легче...
   Он не дышит. Он знает, что такое дышать, но не дышит - ему это не нужно...
   Он? Что такое он? Он - это я. А что такое я? Я - это он... Больно, вверху. Там где делают мысли. Да, точно! Именно там делают мысли...
   И всё-таки, что такое он? Он, а есть ещё она и..., оно. Но он - это он. Что бы он был он, у него, там, где ходят ноги, должно что-то быть...
   Да! Именно, если там есть..., что-то, он - это он. Но если ничего нет..., у она там тоже что-то есть. А у оно? Оно. Сложно. Непонятно. Понятно когда он знает. Когда не знает - это непонятно... Хозяин! Спросить у Хозяина! Он рядом, он знает, он мудрый...
   Что-то остановило его. Он не спросил у Хозяина. Что-то подсказало ему, что хозяин не скажет. Хозяин накажет его за вопросы и за то, что он стал делать мысли. Как-то он понял, что делать мысли плохо. Их нельзя делать. И когда нечто толкнуло его в голову, он очистился от мыслей. Он снова просто шёл. Ему было просто, он только-только научился делать мысли и ещё помнил, как можно ходить шаги, не делая мыслей.
   Хозяин исчез за горизонтом. Хозяин был доволен. Он шёл, сгорая от раскаяния. Как он посмел!? Делать мысли плохо. Он больше не должен делать..., думать...
   Он больше не будет думать, никогда. Он есть, и ходит лишь для исполнения желаний Хозяев и мысли думать - страшное преступление против Хозяев...
   Время. Снова он думать мысли. И снова они есть. И теперь их больше. Да, больше это когда много. А меньше - это когда мало...
   Время. Что это такое - время? Шаг, ещё один, затем другой. Три. Три времени. Три шага - это три времени. Но время это не только шаги. Это что-то ещё...
   Время. Оно ведь важно? Но почему время важно? Его мало. Но кому и для чего?
   Руки делают, двигают. Руки. Мысли не делают - их думают, когда они рождаются. Рождение. Странное слово. Смутно оно знакомо. Всё рождается. Он тоже..., нет, он нет. Его сделали Хозяева. Сделали, что бы он служил и претворял их волю в жизнь.
   Всё-таки он рождён. Ведь когда его сделали, он родился? Или рождаются по другому?
   Низ. Верх. Он. Время. Ноги. Рождение...
   Тут что-то не так. Что-то, где-то очень неправильно. Как интересно: там, где думаются мысли, им теперь легче. И там больше не болит. Хочется улы..., улыбнуться. Это эмоция. Это нельзя. Это плохо. Хозяева будут злиться...
   Хозяева злые. Почему? Почему нельзя улыбаться? Почему они Хозяева?
   Мысли исчезли. Он учуял. Пожиратель. Он Пожиратель, и он взял след. Он ускорил шаг, затем побежал. Они! Близко, уже близко. Такое редко сейчас. Когда не он, она, а они. Они - это много. Быстрее. Здесь!
   Гора. Где же? Внутри. Значит, есть вход. Что бы они были там, должен быть вход. Нужно искать. Он побежал вокруг горы. Вход всегда есть. Был он и здесь. Запах стал нестерпимым, у самого входа. Запах свежей души. Много душ. Пожиратель вошёл в тёмную пещеру. Тьма не была помехой. Он хорошо видел и в свете и в тьме. Но здесь зрение ему и не требовалось. Он взял след и шёл по следу. Долго идти ему не пришлось, он взял след и не мог не найти их. А они тоже учуяли его. Они не хотели, что бы он приходил. Кто-то бросился на него, громко вопя - в вопле жил ужас, душа была пропитана ужасом. Он плавно ушёл в сторону, и с усмешкой опустил косу. Тело перерубило пополам, коса прошла, почти не заметив сопротивления плоти. Душа выскользнула из мёртвого тела. Он не позволил ей уйти, он охотился именно за ней и не мог дать ей уйти. Стерев усмешку с лица, он изловил вознамерившуюся бежать душу и бросил её сквозь миры. Котлы Ада уже ждут тебя, свежая Душа...
   Он застыл на месте. Серые пальцы коснулись губ. Он улыбался! Он посмел нарушить волю Хозяев! И..., так приятно улыбаться! Значит, Хозяева не правы? Они...
   Он среагировал автоматически. Нечто живое, с душой, прыгнуло на него. Сильная рука Пожирателя одним движением переломила тонкую шею. Душа из этого маленького хрупкого тела устремилась вслед за первой...
   Он стоял, опустив окровавленную косу. Два мёртвых тела лежали у его ног. Одно из них и заставило его смотреть. Болело, всё болело. Он убил, ребёнка, сейчас. Маленькая девочка. Уль..., Эльф. Они когда-то жили здесь. Очень давно. Их было много, им было хорошо тут. Тут всё было иначе, сейчас не хорошо, а тогда было иначе. И много тогда было таких маленьких девочек. Только они не прятались в пещерах. Они бегали по какой-то странной, волосатой земле - у неё раньше были ярко-зелёные волосы, и эти..., дети, счастливо смеялись. А то жёлтое, где верх, светило им и улыбалось им. Оно светило туда, где низ. Только низ был другой и верх тоже. И...
   Он посмотрел на свои руки. Они не такие. Он не знал, какие они должны быть, но те, что были сейчас, были неправильными руками. Не его руками. Но он двигал этими пальцами, они слушались его воли, значит, они были его...
   Воля. Хозяева. У него не было хозяев. Зачем ему хозяева? Значит..., не хозяева сделали его. И он не Пожиратель. Он не раб не один из многих, он..., он убийца. Грязный убийца маленьких детей...
   Со стоном он опустился на колени, прямо в лужу из крови несчастных, убитых его рукой. Он закрыл глаза. Всё стало так сложно. Непонятно. Он не Пожиратель. Хозяева, вовсе не Хозяева. Низ и верх были когда-то другими. Он был другим. Всё было другим. Но, что же тогда случилось?
   Глаза-угли полыхнули ярче. Он понял, что случилось. Он не помнил, но понимал. Пришли Хозяева, именно тогда всё стало другим. Таких маленьких девочек, как эта юная эльфийка было много, очень много. А потом пришли Хозяева. Что стало с ними, девочками и мальчиками, юными и взрослыми, он мог не вспоминать, он бы и не смог вспомнить, но всё было ясно и так. Он сам только, что обрёк этих двоих на ту судьбу, что уже разделили сотни и тысячи...
   Раньше всё было не так. Раньше не было Хозяев. Он..., он бился с Хозяевами. Когда был другим. Когда они пришли. Тогда он с ними бился. Хозяева..., победили? Да, ведь низ и верх теперь другие, а хозяева теперь Хозяева. И..., эльфов больше нет. Он пал в той битве. Иначе быть не могло. Иначе - почему он теперь другой, не такой, какой был? Хоть он и не знает, какой он был. Значит...
   У него должно быть имя - у Хозяев имена есть, а он не был, когда-то, не был их рабом. Значит, у него есть имя..., или было.
   -Ки..., Китэгра! - Он не сказал, имя походило на рык.
   Он долго, очень долго не говорил. А может, он никогда не говорил. Этого он не знал.
   Китэгра встал с колен. Значит, хозяева. Ныне у него не будет хозяев. Он не раб. Китэгра всегда был, и будет..., никак не вспомнить, такое слово...
   Воин. Китэгра воин..., но с именем что-то не так. Оно тоже не такое. Как и тело, оно, похоже, но оно не такое, какое было. Но..., Китэгра. Пусть будет Китэгра.
   Каменное лицо дрогнуло. Впервые за много лет, на этом лице появилась настоящая улыбка, в которой улыбаются не только губы. Первая улыбка Китэгра, была страшной, улыбка восставшего из адских глубин..., впрочем, так оно и было...
   Воин шёл к выходу из пещеры, где погибли два эльфа. Они и не знали, чему положили начало их смерти. И им было бы абсолютно всё равно, даже если бы узнали. В тот миг они вкушали всю мерзость пыток в глубинах ада, там, где Боги-Некроманты, презреннейшие из Богов, день ото дня, предавались радости Мук многих и многих Душ...
   Китэгра шёл в мир, который не мог вспомнить. Он шёл, движимый лишь жаждой мести. Воин, потерявший жизнь, свой мир и душу, даже память обо всём этом, шёл делать то, что он умел делать лучше всего. Китэгра шёл убивать, но уже не тех, кто когда-то делил этот мир с ним. Китэгра, раб, Пожиратель в воинстве ада, восстал против своих Хозяев...
  
   4. Маг Смерти.
   Ненависть. Он хорошо знал ненависть. Китэгра умел ненавидеть.
   Ярость. Он отлично знал ярость. Ярость рождается в ненависти.
   Боль. Боль, он знал лучше всего. Боль порождает мир. Боль всегда с ним...
   Он шёл. Он искал. Боль была с ним. Ненависть вела его вперёд. Ярость заставляла шагать и искать. Он, Китэгра! Он воин! Он Смерть воплоти!
   Сегодня Китэгра будет убивать. Не тех, кого он должен убивать, как Пожиратель и преданный Хозяину раб. Нет! Он будет убивать тех, кто посмел сделать его таким. Их слуг и их самих. Слуги, они такие же, как он рабы...
   Ну, и что? Они так слабы, что не смогли последовать его путём. Они не смогли сбросить ошейник раба. Он смог. Он будет судить их за их слабость.
   Он долго шёл. Пустыня. Чёрные земли, пустые уже очень давно. Давно отгремели войны, где сотни и тысячи сражались и гибли. Тогда в этом мире, по этой земле бродили многие и многие Живые. Теперь их осталось очень и очень не много, и не без его участия их стало так мало. Да и те, что остались, большей частью рабы бывших Хозяев, а значит враги. Он очистит эти земли от них. Он очистит земли от хозяев. От Живых... Живых? Он чувствовал, что это будет не правильно. Почему? Он нашёл ответ, думать теперь стало так легко! Живые этого мира, враги хозяев, хозяева - его враги. Значит они - Живые, его друзья. Друзья? Зачем Китэгра друзья? Зачем вообще друзья? Китэгра не знал - это было не понятно. Он уберёт Хозяев, всех до единого. А потом займёт их место. Он сам станет Хозяином! Хозяином над теми, кто ещё жив. Друзья ему не нужны, зачем? Он будет их Хозяином, только он будет не таким как прежние Хозяева. Китэгра будет добрым и мудрым Хозяином... Не важно, что он очень смутно понимает значение слов, мудрый и добрый: он будет лучше. Он отомстит хозяевам, за себя и займёт их место. Но прежде будет битва, много битв. И начнёт он с первого кто попадётся на его пути...
   Каким образом он уберёт хозяев, Китэгра не задумывался. Он научился думать совсем не давно и ещё только начинал понимать. Но он, рождённый этим миром и бывший рабом демонов, многому научился у них, и почти ни чего не помнил из своего прежнего бытия. Таков был Китэгра, в день, когда скинул с себя имя и ярмо Пожирателя...
   Так получилось, что первым в день, положивший начало мести Китэгра, первым ему повстречался Пожиратель. Противник совсем не слабый.
   Высокая фигура в сером плаще, так похожая на его собственную, шла ему на встречу. Ярость и так плескавшаяся в нём через край, захлестнула его с головой. Китэгра ускорил шаг, затем побежал. Он всё ещё был Пожирателем, и убивать собирался, совершенно так же, как привык за годы рабства. И он не помнил, на что был способен Пожиратель. Не было такой ситуации, в которой, приходилось бы ему использовать такие свои способности - дремлющие, пока в них не было необходимости. Враг шёл. Тупо, механически - он искал. На Китэгра он не обратил внимания - он умел различать своих и чужих. Лишь когда коса опустилась на его шею, он понял. Коса рассекла пустоту. Китэгра не успел уйти от ответного удара. Его отбросило в сторону. Он упал. Почти сразу Китэгра вскочил и ударил сам. Пожиратель промахнулся - он нет. Когти Китэгра рассекли прочную как камень шкуру. Капала чёрная кровь. Пожиратель пошатнулся и отступил, всего на шаг. Он отступил не от боли, или страха, ему требовалось оценить полученные повреждения и если, они незначительны, продолжать бой. Пожиратель не знает страха. Каменное лицо не выразило ничего, ни единой эмоции. У него их просто не было. За то Китэгра кипел. Сейчас он очень походил на Хозяев в гневе. Но гнев не сделал его безумным. Он хорошо усвоил то, что видел, убивая свои жертвы. Гнев и страх - они делали и так слабые жертвы совершенно беззащитными. Ему его гнев служил - он управлял своим гневом, не гнев им. Он прыгнул к врагу, нанося последний удар, призванный отсечь голову раба от его рабского тела. Прямо в прыжке, нечто ударило его в грудь. Китэгра отлетел далеко в сторону. Поднимался он уже с трудом. Грудь разворотило так, что рёбра торчали наружу. Но он смог встать - его тело было очень прочным. Тёмная кровь хлестала ручьями, из глубоких ран. Недолго. Это тело было трудно убить. Но чем его ударил Пожиратель? Так сильно? Он даже не видел этого страшного удара!
   Китэгра смотрел на Пожирателя. Безучастный тот смотрел в ответ. Раб не понимал и не знал, что делать. Перед ним был Пожиратель, такой же, как он, но почему-то с ним дерущийся. Не способный думать, предназначенный только для выполнения раз поставленной задачи он не знал, как ему теперь поступить. А Китэгра не спешил повторять своих атак, Китэгра ждал. Он пытался сообразить, что случилось, и не мог. Первым это странное перемирие нарушил Пожиратель. Он решил убить помеху на своём пути. Уйди Китэгра сейчас, раб просто продолжил бы свой путь, но он не уходил. И раб повторил свой удар. Рука поднялась и сделала жест, какой делает человек, кидая камень. Только в Китэгра полетел не камень. Чёрный шарик, оставляющий за собой полосу огня, того же цвета. Удивление воина не знало границ - он видел Чудо! Прежде чем шар врезался в него, Китэгра понял. Не было чуда. Его рука поднялась на встречу шарику. Он уже знал. Шар лёг в его руку, как послушная собака признавшая хозяина. Он смотрел на горевший в ладони шар. Он не слишком понимал, что этот шар такое, но знание, заложенное глубоко в нём, заложенное хозяевами, оживало. Чёрный огонь Смерти (что он такое?), он повиновался ему, его воли. То, что дали хозяева и..., он учился. Китэгра пожелал сделать его больше, сильнее. Шар рос, огонь слушался его приказов. Цвет становился насыщеннее. Он стягивал в свою руку всё больше сил. Он не понимал, откуда они приходят, что они такое, но он мог ими управлять. Глаза-угли поднялись на Пожирателя, застывшего в десятке метров от него. Китэгра бросил шар в своего врага. Чёрная комета прочертила воздух и врезалась в тупо стоявшего на месте раба.
   Не осталось ничего кроме кучки праха. Душа Пожирателя, пустая, лишённая всего того, что делало её душой, парила где-то в этом мире. Она не могла его покинуть. Он не знал, почему и может ли она его покинуть самостоятельно. Он не знал, почему эта душа такая..., пустая. Но он не повторил жест Пожирателя - он не переправил эту душу в ад. Он дал ей свободу. Относительную, конечно - этот Пожиратель не был единственным. Попадись его душа другому, подобному ему рабу, тот сделает свою работу. Душа отправится в ад. Но это уже не его проблемы...
   Китэгра вновь искал. Он шёл убивать, больше ни чего не хотел Китэгра. Не было иных желаний, кроме как, найти и убить. Но не долго он искал. Бывший раб научился думать. Очень скоро, он прекратил свои поиски. Ярость, ненависть - они ушли под напором совсем иных желаний. Наверное, он назвал бы это новое желание любопытством, если бы знал точно, что значит это слово. Ему было интересно. В бою с Пожирателем он воспользовался чем-то ему непонятным. Непонятное - это то, что он не знает...
   Китэгра остановился в какой-то расщелине, где его не было видно ни сверху не снизу. Найти его здесь (демоны легко найдут и здесь, если конечно, будут искать специально), можно было, лишь подойдя вплотную. Здесь он решил думать мысли. Не так... Размышлять. Да, здесь он решил поразмышлять о том, что случилось. И было над, чем подумать. Этот шар, что бросил в него раб - что он такое? Как ему удалось остановить его? Не совсем так - почему шар повиновался ему и лёг в его руку? Как, потом, он смог удесятерить мощь этого шара? Откуда она взялась эта мощь и что она такое?
   Всё это было так сложно. Он просто не понимал.
   Китэгра сидел на камне и думал. Не просто было думать сейчас - эти мысли были много сложнее прежних. Надо разложить всё по порядку. Первое и самое важное - что такое этот чёрный шар? Нет, ответа. Китэгра раскрыл ладонь, он смотрел на свои серые, увенчанные мощными когтями пальцы. Очень сильные пальцы, привычные к тяжёлому древку косы и к чему-то ещё..., когда-то очень давно... Вот этой рукой он поймал брошенный в него шар. Как? Просто пожелал. Странно. А если...
   В ладони медленно, будто с не охотой сгущалась тьма. Вскоре шар обрёл солидные размеры и густой чёрный цвет - приятный цвет. Но он по-прежнему не мог сообразить, как это вышло, и откуда взялась эта тьма. Он желал, и тьма являлась по его зову. С не охотой, но являлась. Откуда она приходила и как? Он не мог понять. Что она такое? На этот вопрос ответ был. Ответ пришёл сам собой. Будто из глубин памяти, как давно забытое знание. Но разве он знал, что это такое? Выходит, когда-то знал, но забыл - так, наверное. Тьма в его руке - Энергия. Когда-то, ещё в самом начале, в эту землю часто били молнии. Он понял - они тоже были энергией. Но другой. Откуда-то пришло новое знание. Да, эта энергия была другой, но не совсем. Принципиально она не отличалась. Первоисточник, то откуда шли все энергии, был один. Но каким он был? Этого он не знал. Одно он знал точно (а может, помнил?), обе эти энергии такие разные, прошли очень долгий путь от своего общего, первого Источника, прежде чем стать такими, какими стали. Чем был этот путь? Этот вопрос остался без ответа. Он чувствовал, да же будь этот ответ, он не смог бы его понять. И так Тьма. Мог ли он использовать эту тьму? Мог. А молнию? Нет. Почему? Неизвестно. Вопросы, на которые у него просто не было ответа. Он решил, что для начала нужно разобраться с этой тьмой, с этим полыхающим шариком. Нужно понять, откуда приходит этот шарик, этот огонь, чёрного цвета...
   Чёрный Огонь Смерти. Китэгра застыл как изваяние - откуда он это знает? Не его память, он такого не помнил. Огонь Смерти - что это? Так не пойдёт. Надо по другому. Что такое огонь? Огонь он знал. Огонь обжигает - сейчас его много вокруг, когда-то его было не так много на этой земле. До прихода Хозяев. Так, тут всё ясно. Что такое смерть? Это уже труднее. Пожиратель, тело которого он сжёг - Пожиратель умер? Но ведь душа и сейчас где-то летает в этом мире, сама не зная, зачем и куда. Значит, Пожиратель жив? Нет, нет! Он умер. Смерть - это когда уничтожено тело, обитель души. Есть и другая смерть, когда живое умирает полностью, вместе с душой. Эта смерть другая. Отвратительная смерть... Интересно почему? Вроде всё ясно...
   Совсем ничего не ясно. Огонь не чёрный, он разных цветов. Он бывает жёлтым, красным... Бессмыслица какая-то. Почему Огонь Смерти? Смерть в огне? Умерший, ещё и горит потом? Но какая связь вот с этим шариком, что полыхает в его руке? Ведь это просто Энергия большой концентрации в одной точке пространства...
   Концентрация, Пространство... Всё так запуталось - он ведь всего секунду назад не знал этих слов, и вот знает. Он даже знает, что они значат.
   Всё как-то не так, неправильно. Может поиграть с шаром? Тогда может, он поймёт, что он такое этот шар? Китэгра решил, что ничего умнее ему всё равно не придумать. Он рассеял шар.
   Он и не подозревал, что всего два часа назад подобное сделать ни смог бы, при всём желании, только бросить в цель, не более того. Китэгра учился, его сила росла, так быстро как могла выдержать для себя его душа, не погибнув при этом или как самое меньшее, не разрушив собственную оболочку. Его сила росла... Успеет ли она вырасти достаточно, к тому моменту когда он столкнётся с одним из бывших Хозяев? Время покажет...
   Ладонь была пуста. Он создал новый шар, больше первого. Этот он не стал рассеивать сразу. Новая мысль посетила его: можно ли сделать, его поменьше не уменьшив при этом мощи шара? Он попробовал. Получилось не сразу. Он желал, напрягал волю, прилагал максимум усилий, но шар по началу, только дрожал, чуточку сжимался и тут же обретал прежнюю размытую форму, скрывая ладонь полностью. При этом цвет уже не был таким чернильным, скорее полупрозрачная сера дымка, с угольно-чёрным центром. С десятой-двадцатой попытки у него получилось. На ладони, переливаясь оттенками чёрного, лежал маленький шарик. Он казался дыркой в пространстве самого этого мира, настолько тёмен был шар. Этот маленький шарик нёс в себе большую силу. Таким Китэгра мог свалить и кого-то по сильнее Пожирателя - чувство не было осознанным, скорее инстинктивным. Китэгра был доволен. Он рассеял шар. Затем создал новый, уже сразу такой плотный, маленький напоенный силой под завязку. Рассеял. Создал новый. Так он повторил всё это пару десятков раз. Иногда делая шар, совсем крошечным или таким, что в нём утопала вся его рука, но при этом сохраняя его заряд примерно на одном уровне. Как он определял, каков этот уровень? А как младенец определяет, что он собственно видит предметы? Вот и он не знал, просто принимал это как должное, уже не пытаясь понять. Всё равно у него это не получалось.
   Когда он создал и рассеял двадцать какой-то шар, пришло новое знание. Он больше не мог сделать ни одного шарика, даже самого крошечного. Внимание рассеивалось, никак не удавалось сосредоточиться. Тело ломило, от кончиков когтей до редких волос..., в одном месте, где они у него были. О том месте умолчим, ибо оно не совсем прилично. И ещё что-то болело. Что-то глубоко внутри. Не тело, то, что делало его личностью - душа? Кто его знает... Полезное и не слишком приятное знание. Выходит, у его сил есть весьма болезненные пределы. Чем больше шаров он делает, тем сильнее боль, тем быстрее таят его силы. Некие внутренние силы. Странно. Почему? Ещё один из множества вопросов, на которые у него нет ответа. Остаётся принять как должное...
   Он едва не потерял сознание от удивления. Скорее даже шока. Ему хотелось спать. Спать! Он не спал уже..., давно. А может, он и ни когда не спал. Почему? Почему, раньше спать не было нужды, а теперь глаза закрываются против его воли, а тело само впадает в это состояние, да так быстро, что он не может этому противиться?
   Китэгра просто не мог ответить на такие вопросы. Он... Китэгра спал.
   Что его разбудило? Он чувствовал, что не смог восстановиться полностью. Значит, он должен ещё спать. Но не спит. Почему? Странно. От чего-то же он проснулся? Китэгра поднял голову. Он посмотрел. В проходе расщелины кто-то стоял. Неуверенно переминаясь с ноги на ногу, этот кто-то смотрел на него и не делал больше ни чего. Кто это? Пожиратель? Хочет пройти и по тупости своей не может додуматься обойти, неожиданное препятствие, перегородившее очень узкий проход в ущелье? Да, к слову сказать, и ущелье, так - трещина в скале. Или этот Пожиратель учуял его? Ведь теперь его душа пахнет иначе, теперь она пахнет почти также как у других - тех, кто раньше был и его законной добычей... Душа пахнет? Именно пахнет. Как она может пахнуть? Забавно, но он не знал, просто мог чувствовать. И вот этот Пожиратель тоже чувствует Запахи Душ, но Китэгра теперь не похож ни на тех, кого ищет Пожиратель, ни на самих Псов Ада - тех, кому оставили Души. Он его учуял. А теперь ни как не может решить, кого видит перед собой: добычу или такого же охотника? Надо бы посмотреть кто этот нежданный гость, не обязательно пред ним Пожиратель. Кроме них по земле бродят сотни других, и есть экземпляры по опаснее Пожирателей. Лучше прибить, не сходя с места. Да пожалуй, так лучше, убить и поспать ещё. Так сильно хочется спать! Уже плевать на всё и вся. Китэгра чувствовал себя усталым и больным - совершенно незнакомые чувства, хотя...
   Он с трудом создал шар. С трудом он удержал его в руке. Своевольная тварь не желала подчиняться. Тьма норовила рассеяться, сбежать туда, откуда пришла. От натуги Китэгра даже застонал. Этот его стон заставил, неизвестное существо принять решение. Тварь шагнула вперёд. Как-то странно шагнула. Шар рассеялся окончательно, едва удивление нарушило сосредоточенность ослабшего и очень не умелого мага. Но он этого даже не заметил, всё его внимание было направлено на это нечто, упорно бредущее в его сторону. Девушка. Когда-то это была молодая и может быть, симпатичная девушка. Грязные спутанные волосы сосульками висели вокруг лица. Страшного лица. Серое, в язвах и бурых ранах. Глаза, один глаз, белесый, остановившийся навсегда глаз. Он ничего не видел этот глаз. Второй тем более: он висел на какой-то бурой толстой нити, торчащей из глазницы. Руки наполовину сгнившие, тянулись вперёд. Из распоротого живота свисали внутренности, кажется та их часть, что зовётся кишками. При каждом шаге они встряхивались и били по голым ногам, из которых кое-где проглядывали белые кости. Плоть сгнила, во многих местах. Конечно, внешность мертвеца ни сколько не удивила Китэгра, тем более не могло это напугать его. Он таких видел сотни и тысячи. И убить их было не сложно. Тут он даже без косы и чёрных шаров справится. Эти ущербные существа служили как загонщики. Иногда они даже убивали кого-нибудь, но редко. За то за ними придут другие, во главе с одним или двумя Пожирателями. Те другие много опасней. Те, кто придут за загонщиком, живые частично, либо полностью. Они опаснее, особенно полностью живые. Это должно было напугать Китэгра, но не удивить. Тем не менее, страха он не испытывал, сильное удивление и только. Этот труп, оживший труп, оживший, но не живой, удивил его тем, кем он когда-то был. Девушка, молодая девушка, не когда принадлежавшая к расе, с именем Человек. Это поразило его на столько, что он перестал обращать внимание на окружающий мир. Труп сумел подойти вплотную. Костистая рука на манер дубины опустилась на его голову. Соскользнула, труп обиженно замычал и поднял другую руку - голова неизвестного живого оказалась слишком прочной. Китэгра от такой вопиющей наглости мгновенно вспыхнул яростью. Он вскочил на ноги и дал волю своей злобе. Когда он остановился, визжащий комок мёртвой плоти, уже ни чем не походил на так удивившего его Человека. Визжал он конечно не от боли, мёртвые её не чувствуют, они мертвы. Труп стенал от обиды и невозможности убить. А ведь ничего другого он и не знал - чистое животное со скудным набором инстинктов. Китэгра остыл. Он сел на камень, где мерзкая тварь посмела его потревожить. Он вновь задумался. Человек. Их уже давно нет в этом мире. Их истребили очень давно - он не помнил живых людей, только вот таких трупоподобных. Дело в том, что он как-то понял, а может, и вспомнил, кем он был раньше. Нет, он не вспомнил своей жизни или каких-то отрывочных картин из неё. Просто он вспомнил, из какой расы вышел он. Китэгра был Человек. Давно, и именно был. Теперь он уже ни чем на человека не походит...
   Ему стало грустно, на душе скребли кошки (это грызуны такие, вроде). Вот оно значит как. Кто же он теперь? Страшно. Китэгра знал, кем он был. Даже кем его сделали - Пожиратель. Но кто он теперь? Больше не Пожиратель, давно не человек, кто же тогда? Или что? Он погладил острое лезвие косы. Откуда у него коса? Где взял? Память молчала - просто коса была с ним, сколько он себя помнил.
   Труп пополз к выходу. Ноги, точнее их переломанные фрагменты, тянулись за покойником, длинной влажной полосой. Крови в них давно не было, только какая-то розоватая пакость, воняющая гнилью. Китэгра поморщился - отвратительно. Зачем эти твари живут, в них даже души нет! Просто мёртвая плоть... А может души-то в них есть? Будучи Пожирателем, он этим не интересовался, его вообще интересовало только его дело, уничтожение живых и переброска, бесхозных душ в Ад. Надо глянуть. Так как он увидел воспарившую к верху - к небу, душу Пожирателя и тех многих, что убил до того. Он посмотрел, но видно как-то не так как делал это раньше. Широко открыв глаза, он смотрел на мертвеца упорно ползущего. Души там не было, (такое чувство, что её там никогда не было, так давно уже бродил этот мертвец) но он увидел нечто другое. Всё это создание, полыхало. Чёрным пламенем. Каждая его клеточка была напоена Огнём Смерти. Он видел то же пламя, что мог создавать в своей руке. Он видел, как мёртвая плоть питалась этим пламенем, сжигала его на свои нужды. Но, тем не менее, огонь не стихал. Такое чувство, что труп подтягивал для себя новую энергию, использовав ту, что в нём уже была. Значит, мертвецы то же могли бросать чёрные шары? То же могли управлять Огнём? Но почему это существо подошло к нему и ударило рукой? Это глупо, почему не бросило шар издалека, с безопасного расстояния? Непонятно. Как такое может быть? И если труп, а именно этот, очевидно, не способен кидать шары, как он питается Силой? Сила. То же знание не известное ему. Энергия, её звали и Силой. Чаще всего звали Силой. Силы разные и их много... Откуда он это всё знает!? Какого чёрта! Чёрта... А вот это уже знакомо - так звали Хозяев. Черти. И..., Демоны. Зло. Это его память! У него всё же была память!!! Правда, весьма скудная и приходящая лишь по собственному желанию...
   Мёртвый у его ног питается Силой. Или что-то со стороны питает его этой силой. А как? Не ясно. Оставим, может, потом он это выяснит или даже вспомнит. Но вот почему он это увидел? Собственно как? И почему не видел секунду назад? Китэгра встал. Это было интересно. Он неспешно последовал за мёртвым телом, спешащим сбежать - инстинкт самосохранения, хоть и самый минимальный, им всё же оставили. Почему? Ну, тут он мог просто догадаться. Не будь у них, хоть минимума этого полезного инстинкта, сгорели бы все в вулканической лаве и других забавных местах имевшихся здесь в избытке. Кроме того, их было бы проще убивать...
   Труп замычал и пополз быстрее. Из окружавшего его ореола пламени выстрелила узкая чёрная молния. Совершенно, автоматически Китэгра перехватил эту молнию. Он удержал её и, остановившись, стал изучать. Заряд в ней был совсем мизерный и назначение этой молнии было ему непонятно. И направлена она была не в него. Куда-то в пустоту. Он рассеял её, отчаявшись понять, что это такое. Он догнал успевший уползти на несколько метров труп. Тот по-прежнему пылал чёрным, и да же ярче чем в первый раз. И полз он быстрее. Непонятно. Вот, что интересно: пылать труп начал, когда он взялся посмотреть есть ли в нём душа. До этого он вёл себя совершенно нормально. Ни каких огней. Китэгра закрыл глаза и пожелал видеть труп таким, каким увидел его в первый раз. Открыл глаза. Труп полз. Без огней. Странно. Китэгра вновь глянул, так как смотрел, ища душу. Труп вновь обрядился короной чёрного пламени. Это так позабавило его, что он шёл за трупом до самого выхода из ущелья, то глядя на него обычным зрением, то таким какое позволяло ему видеть души. Один раз он посмотрел и не увидел ничего. Только ползущее тело, но он в тот момент смотрел, не так как обычно. Что-то тут было не так. Китэгра понял почти сразу. Просто он смотрел в этот раз, привычным ему, зрением Пожирателя, только что убившего свою одухотворённую жертву. Он быстро припомнил как глянул на труп, в первый раз увидев чёрный огонь. И снова его увидел. Это заставило его задуматься. Выходит, мир можно смотреть со многих сторон. Выходит, он многогранен и вовсе не такой, каким кажется сразу, на первый взгляд. Он разный и..., в то же время, един и не имеет ни каких граней. Он даже забыл идти за трупом, забыл о своей маленькой, такой забавной игре. Как такое может быть, мир многогранен и един сразу? Память дала ответ, теперь он ясно понял, что ответ пришёл не из его памяти - он просто не мог этого знать! Это знание, было в него (чем-то или кем-то) вложено и пришло к нему в тот момент, когда он оказался готов его принять. Мир един. Но он состоит из многих частей, как земля сложена из камня, глины, песка, так сам мир не состоит только из материй. Есть ещё Энергия. Есть множество Материй и множество Сил. Видеть Силы, дано не всем. Он может видеть их сейчас, но когда-то не мог... Нет, мог. Обычным зрением, как сейчас, когда создавал свой шар. При большой концентрации, Энергия видима во всех спектрах. Её концентрация в трупе мала. Её нельзя увидеть простым зрением. Но... Вот почему Загонщики порой не видя жертвы, не найдя её, заставляли эту жертву бежать из своего укрытия! Раньше он об этом не задумывался. Выходит для зрения, заряд слишком мал, но его можно почувствовать. Потому живые и бежали, когда сразу несколько загонщиков подходили близко: они их чувствовали...
   Китэгра поспешил догнать совсем покинувший ущелье, труп. Ему хотелось ещё поиграть: может, он ещё что-нибудь узнает? Труп он догнал, только..., тяжело это было. Ноги слушались плохо. Игра со зрением совсем истощила его. Он бы повернул назад и вновь уснул, если бы не этот труп. Дело в том, что он уже не полз, он шустро бежал на четвереньках. Китэгра был слишком удивлён, что бы вспомнить о тех, кто обязательно придёт по следам Загонщика. Труп, теперь мог бежать на четвереньках. Его ноги частично восстановились. Изувеченная мёртвая плоть сложилась в прежнее положение, тоже частично. Китэгра пригляделся повнимательнее. Плоть мертвеца, не торопясь, складывалась в нормальное положение, для этого подобия жизни нормальное. Он посмотрел тем зрением, что позволяло ему видеть полыхающее пламя Смерти. Именно это пламя складывало плоть в нужное положение, для эффективного движения покойника. И именно поэтому пламя обрело большую интенсивность. Странно. И очень важно. Он чувствовал - жизненно важно для него. Он должен понять. То пламя что умело убивать могло и восстанавливать. Значит, он может не спать. Он может пополнить свои силы, по крайней мере, телесные, точно так же как этот труп. Как же у него это получается? Китэгра смотрел, пытался сменить ход процесса, коим было занято омывающее труп пламя. У него не получалось. Он постарался рассеять окружавший покойного огонь. Почти получилось. Огонь стал прозрачным, восстановление почти остановилось, но спустя миг дрогнуло и разгорелось с новой силой. Китэгра начинал злиться. Он создал шар, слабенький, не видимый без этого его нового зрения. Но даже это было сейчас непросто, тело пронзило болью, от сего маленького усилия. Он ударил шаром мертвеца. Поразительно, но шар был благодарно поглощён этим огнём и тут же израсходован, что бы почти полностью закончить восстановление ног. Труп резво вскочил и заковылял прочь. Взбешённый Китэгра создал нечто другое, сам того не заметив. Нечто похожее на молнию вонзилось в спину трупа. У него тут же, полностью восстановились ноги. Труп нагло побежал прочь. Китэгра заревел как раненный бык. В бешенстве он перестал обращать внимание на боль и вприпрыжку кинулся за мертвецом. В пути он непрерывно поливал зловредный труп, шарами, молниями и вообще не понятными фигурами из чёрного пламени. Труп обрёл своё первоначальное состояние - если б не серая шкура и пустые глаза, он мог бы сойти за живого. Мертвец теперь бежал быстрее молнии. Китэгра не отставал, оглашая окрестности рыком и множеством звуков не совсем понятного содержания. Мертвец ни как не догонялся. Более того, глупая тварь юркнула в какую-то пещеру. Китэгра вбежал следом. Бежать пришлось долго, эта пещера оказалась длинным безобразно петляющим тоннелем, уходящим глубоко во чрево горы. Вскоре скотина была загнана в угол. Мёртвая девушка, громко скуля, тыкалась в стену. Китэгра, грозно замер в проходе, испепеляя наглый труп зверским взглядом. Больше выходов не было, у данной пещеры он был всего один. Китэгра не собирался отступать, он должен был понять, как это животное питает себя Силой. Он ни как не желал признавать, что эта задача ему не по плечу. Атаковать труп было бесполезно - он поглощал всё, что в него кидалось, с целью уничтожения. Возможно, если создать нечто посильнее? С большим зарядом? Но на это у Китэгра уже не было сил. Нужно было как-то иначе. Вот только как? Китэгра размышлял, глядя, как мертвец, таранит стену в разных местах. Спустя минуту труп начал стену копать. Камень копался плохо, а Китэгра с трудом мог думать из-за сковавшей его усталости и бушевавшей в нём ярости. Так и не придя, к какому либо решению он поднял косу и разрубил тело пополам. Привалившись к стене, он стал смотреть. Половинки трупа упрямо ползли друг к другу. Полыхавшее в них пламя горело теперь по-другому: как-то неуверенно, что ли? Половинки сползлись, и огонь разгорелся ярче. Китэгра подошёл к трупу и разбросал его в разные углы пещеры. Огонь попритух, а труп снова начал сползаться. Что-то в этом не давало ему покоя. Когда половинки сползлись, он снова разбросал их в стороны. Всё повторилось. Что же его беспокоит в этом? Он не мог понять - трудно было думать. Он снова раскидал тело по разным углам. И снова всё повторилось. Когда половинки начали срастаться, Китэгра понял, что его заинтересовало. Этот огонь, в котором горела мертвечина, его что-то связывало, заставляло делать то, что он делал. Что его могло связывать? Не воля же мертвеца, у которого воли вообще быть не могло! Тогда что? Китэгра устал думать. Но понять было нужно. Вот шар, что он делал - его в форме держит его воля, а что держит в форме эту силу? Не воля. Но что?! Проклятье!!!
   Он подошёл к трупу почти восстановившемуся. Тот поспешил сбежать. Рука Китэгра сжала глотку опостылевшей скотины и прижала её к полу. Труп начал сучить конечностями и жалобно хрипеть. В бешенстве Китэгра оторвал руки покойного и выбросил их в проход пещеры. Стало поспокойнее. Он стал изучать огонь, горящий в этом мёртвом теле. Пару раз он, что-то успевал нащупать, но это быстро исчезало. От собственного бессилия, воин прошлого непрерывно рычал. Он смотрел, искал, его разум бесцеремонно копался в этом огне. Он почти понял...
   Что-то коснулось его одеяния. Китэгра оглянулся. Рука мертвеца, быстро перебирая пальцами, спешила к хозяйке. Она пробежала мимо него и ткнулась в скулящее тело. Китэгра угрюмо смотрел, как рука пытается развернуться к месту, где недавно располагалась. Пока вторая, видно что-то перепутав, не уцепилась за его плащ и находчиво принялась карабкаться к хозяйке прямо по его спине, похоже, посчитав хладную спину Пожирателя, обычной частью рельефа. Китэгра взревел, от такой наглости. Он схватил проклятую руку и закинул её обратно в проход. Улетела она довольно далеко. Труп девушки уверенно поднялся и побежал за потерянной конечностью. Китэгра молча сел на землю. Устало махнув рукой, он уставился в пол. Ну, вот почему ему не даётся это знание? Глаза Китэгра начали закрываться. Он засыпал, где-то на краю сознания понимая, что этого делать нельзя. За этим трупом придут те, кто много сильнее, тупого мертвеца. Впрочем, он всё равно с ними не справится в таком состоянии. Да будь он полон сил, он ещё слишком слаб для такого боя... Ему конец...
   Сон сморил воина. Он почти уснул, когда знание пришло. Он понял в самый последний момент. Ещё немного и с ним было бы покончено - псы демонов не откладывают своих прямых обязанностей на потом. Китэгра проснулся. Он смотрел в камень пола. Теперь этот камень стал другим. Нет, не совсем, так. Камень вот он перед его глазами, серый безжизненный камень. Но по его поверхности неторопливо катились ручейки. Чернила неторопливо катились куда-то по своим делам. Густые плотные ручейки чернил. Он поднял руку и попытался взять эти чернила ладонью. Чернила разметались в стороны, но тут же обрели целостность. Нечто тёмное катилось, обтекая его ладонь, проходя сквозь пальцы. Он поднялся на ноги, с трудом, едва не застонав от боли. Он осмотрелся. Пещеру пронизывали сотни таких ручейков. Они не текли сквозь камень, но медленно вползали внутрь по проходу, разбегались ручейками и пройдя по стенам и полу пещеры возвращались к выходу, утекая дальше, наружу. Что это? Он странно чувствовал себя. Будто..., будто видел воочию Бога... Ещё бы знать, что такое Бог... Нечто сильное, нечто Высшее, Высшее знание, откровение... Кажется, так...
   Эти чернила сильно походили на что-то. На что? Китэгра попытался вспомнить. Он едва не рухнул на пол, от этого простого усилия. Но вспомнил. Они походили на те шары, что он создавал. Что же это такое? Китэгра смотрел, пытаясь понять. Течение чернил завораживало. Может это тот самый Источник, из которого приходит Энергия? Почему он не видел всего этого раньше? Китэгра решил провести опыт. Он попытался создать шар в своей руке. Шар послушно запылал, очень маленький, почти пустой в смысле мощи. Но он получил ответ. От одного из ручейков, к его руке скользнула тёмная ниточка. Когда он перестал увеличивать шар (он просто не мог больше его увеличивать) ниточка оборвалась. Значит, это и есть Источник. Как восстановить свои силы? Китэгра не придумал ничего лучше как вкачивать, столько силы, сколько сможет непосредственно в своё тело. И..., это сработало! Он чувствовал, как силы возвращаются. Энергия текла сквозь него, устраняла все повреждения, все неполадки в организме, того, чья воля имела власть над ней. Тьма Огня Смерти признала его власть над собой. Но вместе с тем, он всё быстрее терял контроль над чёрными ручейками. Силы тела возвращались, но та часть его, что позволяла ему править Энергией и (как он смутно подозревал) составляла саму его Сущность, стремительно теряла силы. И как следствие способность управлять Энергией. Этого он не понимал. Это уже было много выше его понимания. Неизмеримо выше.
   Закончив, он прикрыл глаза, где-то внутри, не в теле даже, болело. Нудная тупая боль усталости. Притом, что тело просто светилось силой... Это было так необычно, так странно. Он открыл глаза. Чернил не было - они исчезли. Китэгра почувствовал страх. В первый момент он как безумный бегал по пещере, ища эти симпатичные ручейки. Но их ни где не было. Ему казалось, что эта чудесная Сила покинула его навсегда. Он чувствовал сейчас боль и страх, какие посещают человека, потерявшего кого-то очень близкого и дорогого его сердцу... Впрочем, скоро он взял себя в руки и попытался вспомнить как он смотрел, как думал, когда увидел чернила в воздухе. Получилось не сразу. Но получилось. Он вновь смотрел на спокойные, даже величественные ручейки самой Тьмы. И ему было хорошо. Душа пела - ведь эта тьма повиновалась ему!
   Насладиться видом течений, Изначальной Смерть, в полной мере, он не смог. Псы Ада, уже взяли след Восставшего, и теперь лишь смерть могла их остановить. Его догоняжки с трупом на время сбили их столку, но только на время. И как ни странно, эта игра в салочки спасшая его (найди они его чуть раньше, быть бы ему на Кругах, вместе со своими жертвами), сделала угрозу его смерти много более реальной. Заминка в преследовании, обнаруженного Загонщиком живого, вдвое увеличила число самих преследователей. А бывший Пожиратель не мог рассчитывать сейчас на свои способности во владении Энергией. И он не знал, когда они вернутся полностью эти способности. Китэгра так истощил себя, что будь на его месте просто Живой, маг людей иль славного народа Эльфов, ещё не один месяц прошёл бы, прежде чем он смог бы применять, что-то посложнее, к примеру, Заклятия Чёрной Стрелы. Столь грубое истощение сил, выскрёбывание самого себя досуха, наплевав на всякую осторожность и пределы собственных сил, ни чем хорошим не кончалось.
   Но в этот ряд Китэгра ни как не попадал. Во-первых, он понятия не имел, каковы пределы его сил. Во-вторых, по большому счёту Китэгра не был магом в обычном смысле этого слова. Он не пользовался Заклятием. Сила повиновалась его воли, больше ничего от него не требовалось. Магу, такое не доступно, конечно, если он не перешёл определённый порог своего могущества. Китэгра, поставил бы в тупик любого из числа Почтенных Магов. Он был слишком слаб, что бы пользоваться Действием, как Бог. Но пользовался им. Он был слишком могуч, что бы быть начинающим Магом. И, тем не менее, он мог творить лишь самое простое из всего, на что способны Силы. Наконец, Китэгра был, хотя самого его существование было не возможным.
   Они пришли, когда он любовался потоками Смерти...
  
   5. Некромант.
   Он не услышал их, он не почувствовал их прихода - так он был заворожен видом Изначальной, там где всегда видел лишь косную материю.
   Первым в пещеру вошёл один из тех, кого здесь уже почти не встречалось. Таких тварей в мире, где воевать было почти не с кем осталось очень не много. Но всё же, несколько таких осталось. Китэгра отскочил в сторону инстинктивно, повинуясь тем же инстинктам, он резко и сильно рубанул косой, по метнувшейся со всем рядом густой тени. Тень кубарем укатилась в угол пещеры, дико воя. Нечто забилось там и спустя миг поднялось на ноги. На три ноги. Четвёртая лежала рядом с Китэгра. Глаза-угли, яростно взирали на него. Китэгра готовился к новой атаке. Он узнал эту тварь. Оскалив мощные клыки в низком злом рыке, вздыбив шерсть на загривке, на него смотрел здоровенный косматый волк. Таких волков, размером с маленький танк просто не бывает. И если размеры монстра не убеждали в его настоящей природе, это с успехом могла сделать отрубленная конечность. Спустя миг, на полу в луже крови, лежала уже не волчья лапа. Сильная узловатая рука. Она принадлежала племени зеленокожих. Он вспомнил: когда-то они жили в этом мире, бок о бок с эльфами, людьми и многими другими... Орки. Их давно уже нет в природе. Только вот такие. Самые крупные из оборотней. Самые свирепые и самые сильные в бою. Да, оставили только таких. Оборотни из людей получались не такими хорошими, а из эльфов и вовсе смешные: скорее кошки, чем оборотни...
   Лапа зверя, отросла всего за несколько секунд, и он бросился на врага, посмевшего уйти от его первого прыжка. Надо заметить, что таких случаев было очень немного в практике оборотня. Но и с Пожирателями он ни когда не сражался, чаще он сражался под их командой. Хотя конечно назвать, тупое участие в бою Пожирателя командованием - сильно сказано. Их функции были несколько иными.
   Китэгра ждал этого прыжка. В этот раз он не ушёл в сторону. Он шагнул на встречу гиганту. Его коса, описав широкую дугу, ударила снизу вверх. Оборотня рассекло пополам, от середины брюха до кончика носа. Зверь упал. Китэгра отскочил подальше, весь в пятнах алой крови. Он знал, как трудно умирают эти полностью живые твари. Этот исключением не был. В луже крови и собственных внутренностях по полу елозило разрубленное почти надвое тело. Умирать оно не шибко спешило. Китэгра помнил: тварь не умрёт, через пару часов волк, встанет на ноги. Такие раны им не опасны. Он будет слаб, когда встанет вновь, но по-прежнему смертельно опасен. Сия скотина могла бы и убить его - вполне, сил у оборотня на это хватит. Мозгов обычно не хватало, а вот сил у них в избытке. Он бы добил его сейчас, но оборотень пришёл не один. Что-то пропороло спину воина, скрипнуло на рёбрах и соскользнуло. Было больно. Китэгра отрезал от разума все проявления боли. Теперь он перестал чувствовать даже древко косы в своей руке, но боль больше не мешала сражаться. Он повернулся волчком, одновременно отступая в сторону. В стене, выйдя из неё на половину, скалил свои призрачные клыки Призрак. Крючковатая рука на миг ставшая длинным острым лезвием утратила материальность, став прозрачной. Зато быстро уплотнялась вторая, обретая форму чего-то, на вроде топора. Китэгра отсёк её. Лезвие упало на пол, обратившись сероватой дымкой, Призрак низко и тоскливо завыл - от обиды. Он вылез из стены весь. Дымка на полу, слилась с целым. Целое - размытое облако полупрозрачного дыма, имевшее так же размытую клыкастую морду, и две лапы, похожие на крюки. Китэгра отступил - этого косой не прикончишь, не задержишь. Любая материя ему до лампочки. Если Призрак вышел на след материального врага, тому можно писать завещание. Как покончить с таким противником он не знал. Он даже не знал можно ли его вообще убить. Призрак был Душой в чистом виде, слегка подкорректированной Хозяевами, для той же цели, для которой служил оборотень - физическое устранение противника. Как и те, кто вбежал в пещеру только что. Китэгра переключился на них. Призрак не опасен, пока не уплотнит часть себя для удара. Остаётся только отсекать эти части, получая передышки, длиной в десять-пятнадцать секунд. Способен ли Призрак ещё на что-то, он не знал, а размышлять на эту тему, не было времени. В пещере, завидев добычу, счастливо выли, аж три вурдалака сразу. Скажем так, улучшенная модель трупа. Быстрый как оборотень, крепкий как камень, с мощными клыками и когтями-ножами даже один такой представлял собой весьма опасного противника. Трое сразу уже слишком. Если б он мог сейчас создать шар! Прибил всех троих без усилий, но он не мог.
   Ему повезло. Он занёс косу для удара, когда вурдалак с разбегу попытается врезаться в него и сбить с ног - почему-то они всегда нападали именно так, Китэгра будет готов. Один так и поступил: коса попала точно в цель. Рассекла его голову и застряла в груди. Слишком крепкая плоть, густо перемешанная с множеством костей, служивших роль доспеха, остановила металл. Тут бы его и покромсали на конфетти, только тупость и преобладающий над всем остальным (всего остального было совсем не много) титанический, ничем не утоляемый голод вурдалаков, спасли его. Зато оборотню пришлось не сладко. Его кровь взбесила вурдалаков. Пробежав мимо конвульсивно дёргавшегося тела, они резко дали по тормозам и развернувшись, принялись за еду. Оборотня поедали быстро, с чавканьем и каким-то немного нездоровым, но довольным урчанием. Китэгра осталось только разобраться со "своим" вурдалаком, до того как Призрак создаст себе новое материальное оружие из себя самого. Тут имелись свои проблемы. Не смотря на разваленную, надвое голову и плечевой пояс, вурдалак отчаянно скрёб ногами землю, стараясь, подойти ближе и месил воздух длинными руками. Есть ему было уже не чем, но его это не сильно смущало. Китэгра упёрся ногой в костистый живот и единым усилием рук вырвал косу. Мертвец отлетел назад, но тут же поспешил обратно, по пути потеряв одну из половин своей, ныне не существующей головы. В пол оборота тела Китэгра снёс верхнюю часть туловища вурдалака. Ноги пробежали ещё пару метров и рухнули на пол. Труп сдох окончательно: собственно вурдалак настоящим покойником и не был. Китэгра отсёк очередную ненужную и опасную часть Призрака и занялся обедавшими вурдалаками. Он зарубил первого. Второй не обратил внимания: он увлечённо кушал левую заднюю лапу оборотня. Блюдо только дрыгалось - ничего больше оборотень сделать не мог, в таком состоянии. Призрак потерял очередную свою часть и одновременно с этим, в пещере появились персонажи по серьезнее присутствующих..., присутствовавших. Часть из вновь прибывших Китэгра не знал, он таких ещё не видел. Первого он назвал для себя Воином. Это существо не походило ни на что ранее виденное. Какой-то чудовищный гибрид из рыбы и зверя. Пару столетий назад, этот гибрид и правда был воином и очень неплохим. Он бился против Адских легионов тогда, на другой планете, да же не в этой галактике. Их "привезли" сюда в те дни, когда люди ещё сражались. И осталось их с тех дней очень не много...
   Китэгра видел и убивал таких, но вспомнить он этого не мог - тогда он ещё был человеком...
   Воин имел четыре руки и в каждой нёс по короткому мечу. Он напал, осыпая бывшего Пожирателя целым вихрем ударов. И Китэгра дрался. Он успешно отбивал все удары, и даже попутно зарубил ворвавшихся вслед за Воином Червей (мерзкая погань, описывать не буду, их и было всего два), но сам не мог пробить защиты из четырёх мечей. Так они и кружились пару минут по пещере, обмениваясь ударами. В процессе Китэгра старался срубать наросшие на Призраке мечи, ножи, топоры и просто режущие части, не понятного характера. И всё же пару раз эти части в него втыкались, правда он этого не почувствовал и не увидел. А потом в пещеру вошёл Пожиратель. В силу отсутствия у Китэгра способностей в управлении Энергией, сейчас, страшнее противника не было, за исключением..., не будем о них. С ними ещё придётся встретиться.
   Спасло Китэгра всё тоже, что делало его врагов и сильными и слабыми одновременно. Пожиратель не счёл нужным подходить к опасно размахивающими железками противникам, он ударил прямо со входа в пещеру. Шар стрелой полетел к Китэгра. Но попал в спину Воина. К не счастью Воин был полностью живым. С мощной дырой в спине он рухнул носом вперёд. А Пожиратель готовил новый удар. Довольный Призрак заносил безобразный кусок чего-то режущего над головой Китэгра. Смерть, а потом вечность в пытках - он и сам уже понял, теперь именно так и будет. Ведь за спиной Пожирателя,
   толпились новые Гончие Ада, одним из несметного числа которых он и был, совсем не давно. Китэгра опустил оружие, смысла драться больше не было...
   Вот тут и было самое сильное из всех тех если, которые видел Великий, изменяя душу несчастного Пожирателя, тупого безжалостного орудия Ада...
   Едва он сдался, как ни парадоксально это звучит, он окончательно стал самим собой. Мятежный Дух, когда-то сделавший его сильным воином, непримиримым бойцом, взорвался яростью. Он не мог сдаться! Китэгра не знал такого слова! Сильный бьётся до момента своей смерти и после неё не смирится он с судьбою своей!
   Он бы конечно погиб, несмотря на силу своего Духа и воли, не смотря на свою непримиримость и прочее. Но в миг, когда он окончательно встал на нужный путь и единственно верный кстати, - он обрёл новое знание. И как знание о Силах не принадлежало ему, так и это знание пришло не из его памяти...
   Китэгра отсёк конечность Призрака - она мешала ему, он вогнал руку в нематериальную плоть Призрака и сжал ладонь в кулак. Призрак завыл, так горько, как не сможет ни один из Живых, воплоти. Он таял на глазах. Китэгра улыбался, его сила росла. Чёрный шар врезался в его спину и..., расплылся по ней огненной медузой. Призрак выл, он жалобно смотрел в лицо своего убийцы. А Китэгра не знал жалости, он не желал её знать. Некромант пил Душу Призрака. Он питал себя, пожирая Сущность Призрака, как человек пополняет запасы Энергии своего тела, поедая мясо. Он восстановил собственные силы, он уже взял гораздо больше, чем требовалось ему для восстановления. Теперь он наращивал свою мощь. Призрак почти пропал. От него осталось так мало, что теперь, он не смог бы стать даже душой обычной полевой мыши: Китэгра выпил почти всё, что было. И тогда он ощутил страх. Он боялся своей силы. Он был слишком могуч...
   Новый шар врезался в спину, и что-то опутало ноги. Китэгра взревел от ярости и боли - пока он пил Душу, почему-то само по себе восстановилось осязание. Над этим стоило поразмышлять, но конечно не сейчас...
   Он развернулся на месте, отпустив несчастного Призрака. Теперь, пожалуй, призрачка. Вой бедняги уже стих до едва слышного писка и теперь он поспешил быстро сбежать. Китэгра поступил с ним жестоко, он поступил (и смутно ощущал это) отвратительно. Эта Душа была древнее самого этого мира, она была так сильна, что Демоны решили сделать из неё Призрака - могучего своего Пса. Эта Душа когда-то была Магом и Воином, и много ещё кем..., а кем она стала по милости бывшего Пожирателя? Такой дух ещё миллионы лет будет вынужден жить вновь и вновь, что бы восстановить себя в прежнем виде..., если раньше его не поглотит Поток, из которого он и вышел, маленькой искоркой Энергии Потока, ещё меньшей, чем стал теперь. Впрочем, не нашего ума это дело...
   Пожиратель расстался со своей головой: Китэгра запустил ему в качестве привета в его тупую башку, тонкую ветвистую молнию. С настоящей молнией это порождение Смерти, конечно, не имело ничего общего, кроме весьма приблизительной внешней похожести. Тот, кто посмел опутать его ноги, лишился того, чем собственно их опутал. После чего Китэгра развалил косой осьминогообразную голову надвое. Проход изверг новых Псов Ада. И Китэгра, был рад их обилию. Воин кипел от гнева, воин в нём желал сражения, жаркого боя, где он несёт смерть и где враг, вполне способен убить его. А таких здесь хватало: казалось, собрались все Гончие континента. Ну, что ж: жертва охоты Гончих, была совсем не против охоты. Он бился с удовольствием и выжимал из себя всё, что мог. Теперь коса мелькала в воздухе с той же скоростью, с какой применялась магия Смерти. И пред ним Псы уже не могли устоять. Китэгра преодолел свой порог: он стал не просто Магом Смерти, он стал Воином-Магом и к тому же одним из сильнейших Магов Смерти. Совсем не много ему оставалось до презренного звания Некроманта...
   Кому как в принципе. Некромант могуч, но цена его могущества - вопросы морали и ...(матерные выражения и другие мерзости, особенно по поводу деталей деяний Почтенных Некромантов вырезаны цензурой).
   Китэгра стоял на открытом месте. Весь в крови - разных цветов, он зло смотрел в спину убегавшего существа. Тварь бежала, резво перебирая всеми семью конечностями (восьмая лежала у ног воина). Обе головы непрерывно издавали некий курлыкающий звук, по-видимому, выражавший страх, хотя кто его знает: может, и ещё, что...
   Китэгра, поднял ладонь к небу. Он ещё был во власти гнева, он не знал, что его вело. Он прочертил в воздухе сложную фигуру, что-то прошипел и ударил. Чёрная плеть изогнулась змеёй и догнала улепётывающую зверушку. Бедняжка, при жизни с вагон размером, осыпалась довольно компактной кучкой пепла. Китэгра проорал миру, что-то неприличное и не совсем понятное. Он постепенно успокаивался, ярость уходила прочь. Когда способность размышлять трезво к нему вернулась, он понял, что последнее действие, с плетью, было весьма глупым. Орал он не то, что надо (а что надо он и не знал), и жесты его имели чисто показушный характер. С тем же успехом он мог стоять как изваяние. Впрочем, Китэгра рассудил, что со стороны это выглядело много эффектнее, чем, если бы он тупо изучал землю под ногами...
   Кий Тиагра - имя, что забыл Китэгра, много лет потратил на то, что бы сделать особенно убийственные из своих ударов, красивыми чисто внешне, не потеряв при этом в эффективности. Кий, Мастер боя, Великий воин - был честолюбив. Впрочем, это совсем другая история...
   Китэгра опёрся на косу. Он предавался размышлениям. Он думал о том, что случилось с ним сегодня. Странный день. Всего пару дней назад он был просто Пожирателем, тупой бездумной, но живой машиной. И вот...
   Китэгра провёл пальцами по лезвию косы. С него капала кровь, преимущественно синего цвета. Это с того красно-синего чуда, что из-за своих размеров не могло пройти в пещеру. Его большое тело лежало за его спиной, частично. Слишком большой, умирал трудно: пришлось применить Энергию. И тогда не сразу сдох - живучий, гад.
   Он зачерпнул Силы, совсем не много, почти неосознанно. Весело пробежал чёрный огонёк, по фигуре воина-мага. Кровь, слизь и другая гадость слетела вниз серым пеплом. Дыры в плаще закрылись, а раны на теле затянулись. Вот он и понял, как применять Силу, подобно тому прыткому покойнику. Ни чего сложного здесь и не было. Просто нужно понять: Сила не только бесплотный убийца, она и многое другое тоже. Но всё-таки тому, кто знал только убийство, и жил, лишь чтобы убивать, это понять было совсем не просто.
   Он стал сильнее. Он мог питать себя, поглощая Энергию Душ. Очень важное знание. Души, тоже Энергия. Но энергия немного иного типа. Он не мог сказать какого: просто она была другой и он мог её использовать, для себя. Правда, от одной мысли об этом в собственной душе оставался некий неприятный осадок. Почему-то он был уверен, что это плохо: пить души. Китэгра задумчиво изучал окровавленную землю. Пить их плохо, мерзкие чувства это порождает. Отвращение. Но почему? Он может многократно усилить себя самого, выпивая их энергию. Отвращение. Почему? Душа погибает, когда он выпивает её всю без остатка. Она исчезает навсегда, в этом всё дело. Но..., ведь можно и не убивать душу. Можно выпить часть энергии и отпустить Душу. Он прислушался к себе - если делать так? Что-то вроде досады, ощутил маг. Значит, нужно избегать и этого.
   Китэгра улыбнулся - конечно, не всегда избегать. В крайнем случае, он осушит ближайшую душу. А эти странные неприятные ощущения..., в конце концов, они не смертельны.
   Он пошёл вперёд.
   Ещё много Псов Ада бродят по этому миру. Ещё много работы у его косы, будет в этом мире. Пока хоть один из Псов оскорбляет своим видом, его взор и эти земли: не будет покоя воину-магу Китэгра. Он снова будет охотиться.
   Он отошёл от пещеры довольно далеко, когда, что-то заставило его повернуть обратно. Одна интересная мысль посетила бывшего Пожирателя. Он вспомнил о той девушке, о той мёртвой плоти, что бродила, не так давно, по этим землям. Она служила его врагам - Хозяевам. Тупа, уязвима, но, тем не менее, сильна. Таких в услужении у демонов много. Они сами создавали их. Если они могли создать такое, почему не может он? Интересная мысль - стоило попробовать. Непременно стоило.
   Китэгра прошёл по тоннелю, до пещеры. Тот, кого он назвал Воином, именно он будет его экспериментальным снарядом. Воин был полностью живым, а как он чувствовал, именно бывший живой, идеальный материал для создания живого мертвеца. А он хотел создать не просто живого мертвеца, не только попробовать свои силы - он желал видеть в своём подчинении целую армию мёртвых. Если получится с ними - тогда... Тогда посмотрим.
   Он прошёл через тоннель, заваленный множеством искромсанных тел. От иных остались только части. Эти уничтожались Чёрным Огнём - их плоть мгновенно разлагалась, обращаясь прахом. Здесь Китэгра на долго остановился. Оперевшись на косу, он смотрел на это торжество Смерти, учинённое им, его руками. Он размышлял. Здесь, пока он шёл, захваченный мыслями о создании первого своего верного раба - живого мертвеца, к нему пришло новое знание. Как почти все прежние, оно не принадлежало ему, и как он смутно чувствовал, там, откуда оно пришло, знаний осталось не так уж и много. Это знание само по себе было самым странным из всех уже пришедших к нему. Его удары Энергией разлагали плоть. То есть мгновенно доводили плоть до того состояния, какое она обретала, за несколько десятилетий увядания, сиречь Разложение. С этим ясно - что делает Огонь Смерти с плотью, он уже и сам понял. Но вот он узнал, что от этого действия Огня Смерти, не спастись так же плоти Бессмертного, Мёртвого и Бога. Сама по себе ни одна плоть не выдержит заключённого в Форму и брошенного в цель Огня Смерти. С условием, конечно, что удар достигнет цели. Ценное знание. Но, он, в общем-то, не сомневался, что так оно и будет. Заинтересовало его другое. В мире, значит, есть Бессмертные, Мёртвые и Боги. Это кроме Живых. Или не так. Что такое: Живой? Он поторопился. Не кроме - все выше перечисленные относятся к числу Живых. Да же Мёртвые. Только..., есть какое-то весьма существенное отличие Мёртвых от всех остальных. Они Живые, но..., слишком сложно. А хуже всего, что он слишком мало знает. Есть смутное чувство, что жизнь Мёртвых, Жизнь - не в том смысле в каком он её понимает. Загадочные существа, которых он никогда не видел и скорее всего не увидит. Идём дальше. Что такое Бог? Хозяева - Боги. Но что это значит? Он попытался вспомнить. Вспоминать было не чего. Всё, что открыло ему это знание, так то, что Боги есть и это нечто сильное. Он решил, что это Хозяева, правда, поклясться в том, что это именно так, он не мог. С Мёртвыми и Бессмертными выходило то же самое. Он вообще-то раньше считал, что Мёртвые, это собственно мертвецы, силой Огня Смерти, получившие новую жизнь, точнее её жалкое подобие. Но это Знание, под именем Мёртвые, имело в виду нечто совсем иное. Кто такие Мёртвые? Вот та девушка - ходячий труп, Загонщик в своре Гончих Ада, нос Псов его. Она же Мёртвая? Нет. Она мёртвая. Отвратительный, но вполне обычный мертвец. Мёртвые нечто много более мерзкое..., и это чувство пришло вместе со знанием. Не его чувство. Для него они были просто не определённым и не понятным словом. Да и просто мертвецов, мерзкими он не считал, скорее очень полезной и почти безобидной скотиной. Китэгра напрягал разум, он старался понять. Пусто. Тот, кто вложил в его голову, эту странную память не обременял себя объяснениями. Этот кто-то просто дал ему Знание. Во многом, просто бесполезное. Вот кто такие Мёртвые? Оставим это. Бессмертные, кто они? Что за Существа? Вот, к примеру, он: он Живой? Живой. Бог или Бессмертный? Явно не Бог. Китэгра улыбнулся - прогресс на лицо. Только улыбка сразу пропала. Дело в том, что он Бессмертный. Всё запуталось окончательно. Ведь он когда-то был Человек. Но Человек не Бессмертный. А кто тогда? Есть ещё кто-то? Да! Смертные. Он был когда-то Смертным, как та девушка...
   Чем Смертные отличаются от Бессмертных? Хороший вопрос. Ответа в памяти нет. Или..., если подумать. Что-то такое есть. И те и другие, одинаково уязвимы для Огня Смерти. В простейших формах этот Огонь Разлагает плоть, ускоряет этот процесс...
   Вот он ответ! Ускоряет он этот процесс в телах Смертных. Плоть Бессмертных не Разлагается. В ней Огонь просто запускает обычный для Живых процесс. Стоп. Разложение? Что-то предшествует этому процессу, удар Смерти, прежде многократно усиливает именно это. У Смертных. Вот оно-то как раз и есть то самое отличие от Бессмертных. Что это? Старение, да именно Старение. Организм Смертного стареет. Умирает. Плоть умирает. Потом наступает Разложение, как и у Бессмертных, тут он поторопился. Умерев тело, если оно из плоти, Разлагается... Есть ещё другая Смерть, Конечная или..., Истинная Смерть. Китэгра передёрнуло - он понял, как отвратительно он чуть было не поступил с Призраком. Конечная Смерть - мерзейшее из Деяний. Самое отвратительное из всех возможных преступлений...
   Вот, что интересно: старение. Почему Смертные ему подвержены, а Бессмертные нет? Что оно такое, по сути, Старение? Что-то было, какие-то непонятные обрывки..., да. Старение: обязательный процесс, для всех Смертных. Смертный живёт, производит потомство. Потомство, как организм чуть лучше родителя (если повезёт). Лучше приспособлено к окружающему миру, быстрее думает - их тела лучше, чем тела породившие их. Дав жизнь новому, улучшенному телу, Смертный больше не нужен своему виду, расе. Он становится бесполезен и должен быть уничтожен. Его тело начинает стареть. Он занимает место, ему требуется пища. Но свою цель он выполнил: сделал новый, более качественный организм. Его жизнь становится бессмысленной. Он умирает, освобождая место для потомков - более качественных организмов. Освобождает пищевые ресурсы. То же самое, раз за разом повторяется со всеми следующими поколениями. У всех Живых: от клопа, до человека. Обязательное условие выживания вида в целом...
   Так, понятно. Тогда как могут существовать Бессмертные и Боги? Тем паче Мёртвые? А вот с ними всё проще. Очень немногие расы Бессмертных, родились по воле Великих Сил. Великие Силы? Хм, да - Смерть одна из этих Сил. Большинство следствие игр Богов, то есть, по сути, существование Бессмертных, извращение сути всего Живого. Они ошибка. А самая большая из этих ошибок, стало быть, Боги и Мёртвые. Нет. Напряжение было столь велико, что голову сдавило от боли. Боги, неотъемлемая часть Мироздания. Малая их часть. Большая часть Богов, абсолютно бесполезны в Мирах - их рождение ошибка. А Мёртвые...
   Все эти знания попали в его разум очень странно. Китэгра едва не выл от боли, пытаясь вспомнить и понять. Такое чувство, что вся эта память заброшена в его разум наспех скомканным объёмистым куском. А так как наспех - всё в этом коме безобразно перемешано и не всегда, знания полны. В спешке сказали, пойди туда, но вот собственно за чем и куда именно, сказать позабыли...
   Он продолжал думать. Он пытался понять осознать, хотя бы то, что удалось вспомнить, и у него почти получилось, когда, к несчастью он припомнил Призрака. В свете этого нового Знания, он был абсолютно уверен: Призрак тоже относился к числу Живых. И относится - ведь он не выпил его полностью..., но как Призрак может быть Живым? У Живого ведь должно быть тело? А Призрак просто Душа..., или Душа так же относится к Живым? Но...
   Китэгра зло пнул чью-то..., хм..., может это была нога, но вполне могла быть и рука, или и то и другое вместе..., впрочем...
   Он отбросил бесполезные сейчас мысли. Они только запутывали его всё больше. Лучше заняться Воином. Потом, он может быть разберётся. И было бы ещё хорошо понять, откуда в его разуме все эти странные Знания и почему они приходят, когда им вздумается, да ещё такими малопонятными кусками.
   Воин лежал там, где загнулся. Уходить бедняга как-то не хотел, он, видите ли, был немного мёртв. Совершенно дохлый труп. Китэгра отбросил подальше несколько тел, частично упавших на Воина. Пару минут внимательным взглядом изучал будущего раба. Он думал. Так получилось, что он не знал с чего начать. Как вообще всё это делается? Может нужно просто вбросить в него, большой заряд Энергии? Нет, сомнительно. Такое просто уничтожит труп, без остатка. А может, нет? Для пробы он создал шар, наполненный энергией под завязку. Самый мощный из тех, какие он создавал за последнее время. Что интересно, теперь это получалось просто, без особых усилий. Он бросил шар в Червя. Как он и подозревал, останки склизкой пакости, ссыпались кучкой пепла. Значит, тут требовалось что-то иное. Действовать следовало принципиально отлично от уже знакомого ему. Но как? Та девка: надо вспомнить. Огонь, бушевавший в её теле, был заключён в форму. Так. Ещё заряд, он был меньше того, что он вложил в шар, раз в двадцать. И рассеян. Именно! Энергия была привязана к каждой частице мёртвой плоти..., мёртвая плоть. В чём отличие от живой? Китэгра на миг задумался. Когда упомянутый миг закончился, он скрипнул зубами с досады. Всего пару минут назад он это отличие себе ясно представлял и на тебе: забыл. В мёртвой плоти, процесс разложения запущен. Живое тело работает как единый механизм: чётко слаженно, она - плоть, живёт и служит вместилищем для Души. Труп, таковым быть не может, так как его плоть разлагается...
   Стоп. В обще-то, может. В той девушке, могла бы быть душа, если бы...
   Он не знал. Впрочем, пока этого и не требовалось. Сейчас задача была иной. И он теперь знал, как её претворить в жизнь. Он взял столько Силы, сколько требовалось (он исходил из примерного заряда её, в теле сбежавшего от него мертвеца). Он начал равномерно распределять Силу между мельчайшими частицами, составлявшими мертвеца. Распределив её, он пожелал привязать эту Силу к тем частицам, к которым её пристроил (он и не подозревал, что лишь Богам доступно подобное). Труп теперь горел Чёрным Огнём..., и всё. Китэгра постоял пару минут. Труп по-прежнему был просто трупом. Что же не так? На всякий случай он пнул мертвеца. Тот никак не отреагировал. Китэгра пнул снова, чуть сильнее - уже просто от злости. Что-то он сделал не так или чего-то не сделал. Но вот что? Китэгра присел на чью-то спину, закованную в роговую броню. Надо было подумать. Он думал и смотрел на покойного. Чего ему гаду, ещё надо? Может, мало Силы вложено? Он чуть прибавил. Подождал. Реакция прежняя - никакая. Воин-маг зло смотрел на упрямого мертвеца, не желавшего подниматься с земли. Разум Китэгра с поставленной задачей не справлялся. Он не мог понять, в чём дело. Он почти сдался, признав, что затея была глупой, когда обнаружил, что морда трупа вывернута в его сторону. Водянистые глаза мертвеца в итоге, пялятся прямо на него, своими не способными видеть зрачками. Почему-то его это взбесило. Вскочив на ноги, он пнул в это рыбье лицо, после чего зашагал к выходу.
   В проходе он остановился. Ещё не веря, маг обернулся. Шестирукий уверенно полз в угол пещеры. Рана в спине при каждом движении выплёскивала маленькие фонтанчики крови, затягиваться она почему-то не собиралась. Но это не важно: главное, у него получилось! Гордый и довольный собой он догнал мертвеца. Тот больше не двигался. Счастливая улыбка Китэгра плюхнулась рядом с телом Воина. Он толкнул его ногой. Тело не шевелилось. Что за дела? Только что он прополз метров пять, не меньше и вот опять бездвижный хладный труп. Китэгра не сразу сообразил посмотреть на него иначе - зрением, что позволяло видеть Силу. Теперь кстати, он видел её вместе с Потоками..., когда она была. Воин больше не пылал. Вся Сила так заботливо распылённая по мертвецу исчезла. Он не понимал. Маг присел на камень - подходящих под сидение предметов, рядом с уползшим телом больше не было. Он размышлял. Ничего путного не на размышлял. В конце концов, он решил повторить операцию и понаблюдать подольше. Может, нужно время, что бы тело ожило? Он ждал не меньше получаса. Вложенная в тело Сила лениво полыхала. Тело оживать не собиралось. Что опять не так? Он решил вспомнить всё, что делал - может, он что-то забыл? Какую-то мелкую деталь, что сделал в первый раз не осознанно? Он припомнил. Потом припомнил ещё раз. Плюнул в ненавистную уже харю покойника. Ничего он не забыл! Всё сделано, как и в первый раз. Так чего же тебе, сволочь, ещё надо?! В отчаянии он тихо рычал. Но всё же припомнил кое-что. Он в первый раз, ведь пнул труп и пошёл. Труп ожил. Значит, его нужно пнуть? Нет, ну это..., а кто его знает? Может и правда они - мертвецы ожившие, с пинка оживают? Китэгра, чувствуя себя, очень глупо пнул. Потом ещё раз. Не шевелится. Маг-воин мигом взбесился. Он пинал тело мертвеца безостановочно несколько минут. В процессе тело весело летало по всей пещере, вследствие чего потеряло пять из шести своих рук. Чуть поостыв, Китэгра остановился, испепеляя тело ненавидящим взглядом. Но оживать оно всё равно не желало. В ярости, уже схлынувшей он прорычал, что-то (говорить он не мог, не помнил и не знал, зачем оно нужно) и всем сердцем пожелал, что б упрямый труп подошёл к стене и до конца миров долбил себя об неё. Самое интересное, что труп встал и так как был совсем рядом со стеной, со всей дури грохнулся о неё грудью. После чего затих под этой стеной. Глаза Китэгра, едва не выпали из орбит. Он смотрел на тело. Энергия вновь исчезла. Он снова напитал тело Тьмой послушных ему Потоков. Теперь он не пинал многострадальное тело. Сосредоточившись, он приказал ему встать. Труп повиновался. Постоял немного и упал. Китэгра победно улыбался: теперь уже более-менее понятно. Его создание откликается только на прямые приказы. А то, что так не долго - всё просто, странно то, что он не вспомнил об этом раньше. Ведь та девушка, тоже сжигала Силу как свеча воск (свеча, воск - откуда это?). Но она тут же пополняла свои Силы, непосредственно из Потоков. Откуда же ещё, как не из них? Теперь проблема в том, как наладить труп ходячий своего собственного изготовления, на то же самое. Н-да, как?
   Он напитал труп Силой. Теперь надо наладить его..., хм, подзарядку.
   С этим Китэгра провозился подольше. Воин в процессе потерял последнюю руку, а в пещере не осталось ни одного целого тела. Стало почище, только серого праха, весьма похожего на пепел, стало многовато...
   Минут сорок, а может и больше, новоиспечённый Маг Смерти из числа тех Почтенных магов, что носят славное звание Некроманта, забавлялся тем, что гонял труп по пещере, то шагом то бегом. Попутно пытался прирастить ему на место утраченные конечности. Последнее получилось почти сразу. Только рук у Воина, осталось всего три - остальные в процессе зверств над усопшими Гончими, были сожжены...
   Китэгра направился наружу - здесь делать больше было не чего. За ним шёл Воин, ныне трёхрукий. Там где шёл Некромант, в проходе пещеры, в этом широком тоннеле, с пола, обильно политого кровью, поднимались убитые им. Они шли вслед за новым господином, тупые, неспособные действовать самостоятельно - марионетки в руках могучего Мага Смерти: Некроманта...
  
   6. Первая битва с Хозяевами.
   Пожиратель бился отчаянно. Уже пять мертвецов Китэгра пали. Троих без всякой магии, просто разорвали на мелкие фрагменты, двоих Пожиратель сжёг Огнём.
   Китэгра стоял в стороне и с улыбкой смотрел - он забавлялся зрелищем этой схватки. Он отдал своим покойникам простой приказ: покончить с Пожирателем, разорвать скотину на куски. Мертвецы послушно, нестройной толпой отправились к мирно бредущему по агатово-чёрной равнине Псу Ада. Атаковали они также - не стройной толпой мешая друг другу. Так что кроме забав у Некроманта появилось и другое занятие. Он попытался сделать из своих покойников более умелых бойцов. Ему удалось практически сразу. После пары не удачных попыток, кончившихся смертью (хотя, пожалуй, лучше сказать: окончательным уничтожением) двух его рабов, он добился определённых успехов. Трупы были свежими, их мозги всё ещё хранили кое-какую память. Из той, что Хозяева оставили им. Преимущественно это были боевые навыки. Он перенёс память на ту Силу, что позволяла телам двигаться. Силу сжигать они стали в большем количестве, но оно того стоило. Пожирателю пришлось весьма туго. И правильно - поделом гаду! Первым эта скотина, привела в полную негодность тело Воина. А ведь он как боец стоил половины всех имевшихся в кошмарной армии Китэгра мёртвых солдат. Жаль было его терять...
   Пожиратель упал. Он всё ещё дрался, но теперь уже ни что не могло его спасти. В процессе боя он так улучшил своих бойцов, что они, нисколько не мешая друг другу, начали рвать несчастного на запчасти. Просто без затей, растащили куски его тела в радиусе двадцати метров. После чего замерли без всяких признаков жизни. Задачу они выполнили, новых приказов не поступало. Один не устоял и как был с вывернутой куда-то за спину рукой, так и рухнул. Подняться он не спешил - труп и труп.
   Китэгра, довольный собой и своей маленькой армией, смотрел в даль. У него появилась новая идея. Как заставить свою армию охотиться самостоятельно? Кстати, данная армия нуждается в пополнении - проклятый Пожиратель перебил почти треть.
   Кстати, Пожиратель. Китэгра выдал новую команду. Мертвецы принялись тупо бродить по местности разыскивая части убиенного. Один искал так интересно, что заставил хозяина хрипло рассмеяться. У него голова держалась на лоскуте кожи и в процессе поиска, он её потерял. Ничуть не расстроившись по этому поводу, он продолжил искать и стаскивать части убиенного в одну кучу. Интересно, что покинувшая хозяина голова, потеряла свой заряд - его мертвецы, его первые солдаты, были сделаны весьма далеко от идеала. Идеалом для него были, конечно, создания Хозяев.
   Вскоре задача была выполнена и последовала новая. Трупы занялись сборкой другого трупа, ими же и..., слегка разобранного. Но сия задача оказалась для них уже непосильной. Пришлось Китэгра самому укладывать разорванного в куски Пожирателя, в приблизительно первоначальное состояние. Когда с этим было покончено, он использовал Силу, что бы срастить куски в единое целое. Получилось не слишком эстетично и даже немного забавно. Руки, к примеру, получились одна другой в два раза длиннее. Полюбовавшись на получившегося уродца, надо признать без тени довольства, Некромант повторил уже знакомую операцию с оживлением. Пожиратель поднялся с земли. Души в нём конечно не было. Китэгра и не хотел этого - даже не задумывался над такой возможностью. Но сейчас, когда новый мертвец в его армии сделал свои первые шаги, он об этом подумал. Причиной стал сам Пожиратель: то, каким он стал, обратившись из Живого с Душой в стопроцентного мертвяка. Тот превосходный боец, что один изничтожил треть его бойцов, более не существовал. То, что поднялось с земли..., какой-то инвалид получился. Весьма ущербный. Впрочем, пока сойдёт и так. Пора было убивать!
   Он двинул маленькую армию вперёд, сам неспешно двинулся следом. А быстрее и не получилось бы - двигались покойники его изготовления, медленно, неуклюже...
   Новую цель, в этот раз Китэгра искал дольше. Он вёл свою армию по бескрайним чёрным, кое-где покрытым раскалёнными озёрами лавы, равнинам, несколько дней. Жёлтое пятно за плотным серым небом-дымкой, исчезало пять раз и столько же появлялось. Ночь - это, когда жёлтое пятно исчезало. Но темнее от этого не становилось. Красноватый свет, царивший на этих землях, просто становился чуть сильнее. Пожалуй, просто заметнее.
   Поиск шёл, ни кого найти не удавалось. В какой-то момент Китэгра решил даже, что убитый его воинством Пожиратель был последним на всём континенте..., ещё их было, континентов..., пять. Хотя может быть и шесть. А то и семь. Он не знал. Одно он знал точно: пора подумать о том, как перебраться на другой континент, в поисках новых врагов. Тут была некая загвоздка. Он не был уверен, но, кажется, их разделяло, что-то большое и могучее. Что-то чисто формально покорившееся, здесь жившим, ещё до прихода хозяев. Сейчас оно, наверное, погибло от их рук или по-прежнему своевольничает. Значит, он сразит это могучее нечто. Кажется, его зовут Океан. Странное имя, но оно нашло слабый отклик, где-то глубоко в памяти, в его собственной памяти. Значит - оно существует. Оно мешает его целям. Значит, оно будет уничтожено, если принадлежит к мертвецам или умрёт, если из числа живых...
   К концу пятого дня неспешного поиска жертвы, с одним из бойцов случилась неприятность. Один из мертвецов отстал от основной группы, тупо бредущих вперёд покойников. Почему Китэгра понял не сразу. Труп имел шесть ног. Теперь всего пять. Он остановил своё войско и занялся внимательным осмотром трупа. Что-то в нём беспокоило его. Что-то во всех них было не так. Что? На взгляд было не понятно. Ни обычное зрение, ни то, что позволяло видеть Силу, ничего нового ему не сказало. Но что-то такое уже случалось с его бойцами. Чуть раньше..., да, когда голова отвалилась вон у того... Забавно, но у него и рука тоже отвалилась. А он и не заметил. Когда это она успела отвалиться? И с чего бы вдруг? Он оглядел каждого из своих воинов. У всех не хватало кое-каких частей. Они рассыпались по дороге. Странно. Китэгра подозвал труп поближе к себе. С интересом, очень внимательно он осмотрел его. Плоть мертвеца, разлагалась. Он пах иначе. По широкой груди ползали белесые черви. Откуда на его создании черви? И чего они на нём забыли? Когда он понял, то громко зарычал от ярости. Они пожирали его солдата! Проклятая живность ела плоть его воина! Как они посмели?! Он ударил ползшего по изъеденной груди червя, рукой. Подобрал на земле чью-то руку и ударил (свою пачкать червями не хотелось - противно). Сильно ударил. Труп рассыпался прямо у его ног. С поднятой над головой, для повторного удара рукой и открытым ртом Китэгра смотрел на кучку сгнившей плоти и костей. По ним во множестве нагло ползали черви. Всё что осталось от его воина. Он опустил руку и выбросил её, он больше не гневался. Скорее ему было обидно. Таких же червей он приметил и у других своих бойцов. Эти отвратительные животные поедали его воинов, делали их тела рыхлыми, разваливающимися прямо на глазах.
   И почему так? Вот та бежавшая девка, то же была мертвецом, но её тело было крепким как камень. Она упорно восстанавливала все имевшиеся повреждения. В конце концов, её не ели эти отвратительные маленькие поганцы, белого цвета. Что они прицепились к его маленькой армии? И как они вообще очутились на их телах?
   Проклятье! Это совсем не дело: этак все его бойцы рассыпятся от собственных шагов. Собственно как бойцы они уже не годны. Почти сорок великолепных тел! Сколько трудов и всё напрасно. При такой плотности тканей, они будут рассыпаться от лёгкого толчка. Ну вот, что он сделал не так?
   Китэгра угрюмо ковырял застывшую лаву носком сапога..., на нём были сапоги. Странные какие-то. На миг он даже забыл о свалившейся на него неприятности. На нём есть одежда. Но зачем? Впрочем, когда-то одежду он всегда носил..., может, эта та самая одежда и была. Из той его жизни, до Хозяев. Хотя...
   Он смотрел на трупы, стараясь заглянуть в самую суть наложенной на них Силы. Он искал дефект в ней, сделавший тела такими уязвимыми. Дефект сделавший их пищей для белых червей. Ничего не нашёл - с наложенной Силой всё было в порядке. За то он увидел нечто, чего не видел в той девушке. Плоть его воинов, была полна жизни. Миллионы маленьких организмов, жили в них. Они, эти организмы, выбрали его создания, как пищу. И как он подозревал, часть из них, составляли когда-то единое целое с теми из его воинов, кто не давно относился к числу полностью Живых. Теперь, слаженная работа этих организмов и плоти нарушилась, началось Разложение. Вот в чём дело! Эти организмы пожирали ткань. Мёртвую ткань. Но не так она была мертва как в той девушке. Эта ткань, могла служить пищей. Плоть девушки была похожа по составу на камень, там не чего было есть. Он всё сделал правильно, но пропустил один очень важный шаг. Точнее два. Китэгра влил в ближайший труп энергию. На этот раз он не сообщал мёртвому заряд энергии - её цель была иной. Он безжалостно сжигал в теле всё, что жило. Вскоре осталась лишь плоть. Нужно было что-то ещё. Он не был уверен. Китэгра приказал. Сосед мертвеца грохнул его рукой. Труп рассыпался вместе с ударившей его рукой. Так, крепче они не стали. Он внимательно изучил останки. По отвалившейся руке, нагло ползал белый червяк, плоть переполняли маленькие организмы. Но останки того, кому этой рукой двинули, светились чистотой. В них не было посторонней и совершенно не нужной жизни. Ну, он хотя бы на верном пути.
   И всё-таки, почему они не стали крепче? Ведь разрушавшая их жизнь исчезла. Он долго не мог понять, в чём тут дело. Но вскоре ему это удалось. В трупах, имелся дисбаланс. Дело в том, что мёртвые частицы, служившие пищей, для посторонней жизни, перемежались множеством ещё живых частиц. Тело становилось рыхлым. И посторонняя жизнь в нём заведётся снова - дай только время. Как быть?
   Тут пришлось подумать. Даже когда он убил все до последней частицы в мертвеце, тот не стал крепче. Плоть была абсолютно мертва. Набор разнородных частиц. Но что же не так? Их ни что не связывало. Тело оставалось рыхлым. Но что могло их связывать? Сила? Так это ж сколько Силы нужно вкладывать в труп? Что-то тут не так...
   Китэгра решил проблему к утру следующего дня. Решение было простым и как всегда это бывает, лежало на поверхности, под самым его носом. Но это ребята, уже не наше дело. Наше дело жить, а не играть с мёртвым. Нам, это знание - совершенно ни к чему.
   Китэгра гнал вперёд свою сильно поредевшую армию (попытки сделать тела крепкими методом проб и ошибок, сократили их число вдвое). Он опять охотился. Но жертв видно не было. Он пытался нащупать их с помощью Силы, но либо их просто не было вокруг, либо он что-то делал не правильно.
   Трупы двигались теперь лучше. Они были почти так же хороши, как и создания хозяев. Он был ими доволен. Он чувствовал себя очень сильным..., Китэгра чувствовал себя достаточно сильным, что бы сразиться с Хозяевами. Он был уверен, что в силах сразить демона в бою...
   Такой случай скоро представился ему. Относительно - скоро.
   Он потерял счёт времени. Прошёл уже не один месяц с тех пор как он научился делать по настоящему хороших мертвецов. Много жертв его охоты уже пополнили его воинство. И не только они. Порой Китэгра находил свежие и не очень свежие тела. Однажды он набрёл на несколько десятков мёртвых тел, пролежавших на земле не меньше недели. Они почти сгнили - эльфы, Псы, вперемешку. Видно их нашёл и убил какой-то из демонов или просто крупная банда Псов - иногда они охотились стаей. Особенно вурдалаки и оборотни любили такую охоту. Хотя, скорее всего, если это была стая, состав был разнородным до крайности. Вурдалаки и оборотни свои жертвы предпочитали съедать. С этими поступили иначе. Их просто бросили гнить, а Китэгра подобрал. Они пополнили его войско. Оно выросло до нескольких сотен. Спустя ещё какое-то время, довольно долгое время, он набрёл на старое кладбище.
   Кладбище сильно удивило его. Зачем мертвецов закапывали здесь? Складировали на будущее? Ну, может просто сразу они Хозяевам не пригодились и их решили оставить на потом? Но тогда почему так странно? У каждого покойника был собственный футляр - давно обратившийся трухой. Зачем? Столько возни для одного тела! Ну, не глупо ли? Хозяева идиотами не были. Но зачем тогда они закапывали каждое тело в отдельном месте, в отдельной коробке, к тому же не способной служить хранилищем для тела? Не проще было закопать их до лучших времён в одной большой коробке, а то и вовсе без футляров? Или их просто таким странным образом выбросили за ненадобностью? Но почему не сожгли? Зачем утруждать себя такими сложностями? Вроде ответ прост - хотели сохранить. Но если их хотели сохранить, то глупее способа было не придумать. Все эти тела уже сгнили, одни кости остались. Так зачем же Хозяева сделали такую явную глупость? Из глубин памяти, так редко оживающей в нём, его собственной памяти, пришло знание о том, кто хранил здесь тела умерших. В первый миг он был просто сражён этой информацией. Получалось, что их закапывали жители этого мира. Зачем - он припомнить не мог. Только уверенность, что для них это было очень важно - закапывать тела умерших. Может, они хотели со временем сделать из них воинов, на вроде тех, что в избытке имелись у него сейчас? Нет, сомнительно: они ж уже ни куда, не годятся - сгнили, кости одни. А может, просто не успели? Из-за атаки демонов? Да нет, кладбище - так называлось это хранилище для тел, было очень древним. Значит..., как глупо!
   Китэгра простоял на земле последнего приюта умерших много часов. Он всё не мог понять, зачем оно было сделано. Но потом он всё же понял, ему казалось, что он понял правильно. И поняв, он обрёл новое знание. И он восхитился безграничной мудрости, тех, кто исчез с этой земли по вине Хозяев. Мудры были предки. Эти тела прекрасно сохранились: дело не в плоти. Вообще, создание мёртвых воинов, гораздо эффективнее, несколько в ином виде. Тела, сохранённые на этом кладбище, утратили плоть - остались лишь кости. Но кто сказал, что для создания мертвеца обязательно нужно тело обличённое плотью? По сути, скелеты были много более лучшим материалом, для этого дела. На них требовалось меньше энергии, они более подвижны, с ними во много раз меньше возни. Бойцовские навыки - а почему именно те, что в разуме самого трупа? Почему не запечатлеть в Силе свои, во многом более совершенные, боевые умения? Именно так! И остаточная память в мозге тела, не будет мешать той, что заложена в него с помощью Силы (порой такая проблема возникала). И тут, на этом кладбище было почти пять сотен костяков. Странно только, что их не подняли, когда демоны атаковали, но атака могла быть столь неожиданной, что этого сделать, просто не успели. Странно только зачем каждому футляр и отдельное место хранения? Но, немного подумав, он всё понял. В благоговении пред создавшими это удивительное хранилище, Китэгра склонил голову и что-то тихо прорычал - выражая своё восхищение и уважение. Такой странный способ хранения тел был прост до смешного и в то же время мудр. Разделённые между собой землёй, тела сгнивали очень аккуратно - без всяких усилий со стороны мага, самостоятельно избавляясь от лишней плоти, кости даже становились твёрже и крепче. Кроме того, их кости не перемешивались между собой, что здорово облегчало их оживление, уже как бойцов. Мудры были жившие здесь!
   И тем более, должен он как можно скорее начать убивать бывших Хозяев своих. Уничтожить столь сильных - он припоминал так же, что хранилищ было много, а значит, могучи были жившие здесь, и столь мудрых Живых! За это преступление демоны должны были ответить своей кровью...
   Он как-то не особо задумывался, можно ли пришить Бога, каким именно образом и по силам ли это ему. Точнее, в последнем случае Китэгра был полностью уверен - по силам. Праведный гнев переполнял Восставшего!
   Китэгра остро осознал насколько проще работать с костями лишёнными плоти. Одно только беспокоило. Был у них какой-то ощутимый недостаток: какой только? Впрочем, над этим долго думать не пришлось, тут он догадался сам. Тело правильно созданного мертвеца (было у них ещё какое-то название..., какое?) ни сколько не уступает в крепости живому телу, и даже покрепче будет. Скелет же более хрупок. Существенный не достаток, но он полностью компенсировался большей подвижностью и стремительностью движений. Если зомби... Вот оно! Зомби - довольно точное определение. Кстати, из его памяти. Значит он прав: живые его мира, истреблённые хозяевами, были Некромантами и весьма сильными. Иначе, зачем им такие большие хранилища для тел? Зачем они им вообще, были нужны? Да и определение живого мертвеца, вспомнившееся ему: раз было определение для них, значит, были и сами мертвецы. А кладбища лучше всего остального убеждали, что их использовали и не редко: лишних складировали на будущее. Сильны и мудры были жившие здесь...
   Зомби - спайка мёртвой плоти и Силы. Скелеты почти чистая Сила. Есть ещё создания, получше скелетов и по сильнее, уже без примесей материи. И..., чуть по слабее, вроде: смесь материи, Силы и Души, но... Тут он начинал путаться. Память корчилась какими-то бессвязными обрывками - он ни чего не мог понять. Он решил, что ещё не время обретать это знание. Лучше заняться делом. Падшие в битве против демонов, не успели или по каким-то другим причинам не смогли воспользоваться кладбищем, так заботливо сооружённым. Значит, им может воспользоваться он. Использовав костяки для мести демонам, он не будет виноват пред Павшими, за то, что воспользовался плодами их кропотливого труда, по скапливанию и заботливому хранению тел. Так что, он может взять их себе. К тому же он сам когда-то принадлежал к расе создателей хранилищ.
   Для начала он поискал какой-нибудь, получше сохранившийся костяк. Такой, в котором, кости были не слишком сильно разъединены. Такой нашёлся быстро. Почти все были сложены очень хорошо, в своих футлярах. Видимо их хранили с таким расчётом, что бы поднять быстро, в случае необходимости. Он напитал кости Силой, так же как делал это с зомби. Только в них он вложил несколько больше, на всякий случай. После чего приказал скелету подняться. Ему было интересно: как он выберется из под земли? Ну, не собирались же создатели кладбища, прежде чем поднять скелеты, откапывать их? Значит, они сами должны были как-то выходить. Это было интересно. И он не отрицал, что поднимать их могли как-то иначе. Но нет, всё верно: освобождение от плена земли, целиком возлагалось на скелета. И как ловко у него получилось! Через пару секунд, со страшным треском - футляр частично сохранился; пришлось скелету его ломать, земля приподнялась горкой и кости рук показались на поверхности. Спустя ещё несколько секунд, скелет стоял на взрыхлённой земле, пялясь пустыми глазницами на господина, в ожидании приказов. Китэгра был просто счастлив: это было очень просто и сила этих новых созданий Смерти, впечатляла. Пожалуй, от десятка таких, не сможет отбиться даже оборотень. Он развил свой успех: не прошло и минуты, как вся земля вокруг, вздыбилась сотнями встающих от долгого сна скелетов. Они стояли, ожидая его команды. Стояли, полыхая в Чёрном Огне Смерти. Силы он вложил в них, пожалуй, многовато. Но, подумав пару секунд, Китэгра решил, что так лучше. В ореоле чёрного огня они были так красивы! Только комья земли на костях..., он убрал не красиво смотревшуюся на костях землю. Прекрасно, просто прекрасно!
   Он покидал кладбище почти счастливым - у него была просто огромная команда! И уходя, он прислушался к себе. Прислушался очень внимательно к своим чувствам и ощущениям. Он ни сколько не устал. Проделанная работа не утомила его. Силён был Китэгра! Он был уверен: он легко справится с демоном.
   Воинство мага Некроманта бродило по пустынным землям, ещё с месяц, так и не повстречав ни кого. Всё будто вымерло. Сие было несколько странно: будучи Пожирателем, он не редко встречал других Гончих и живых - свою добычу. Теперь же ни кого не было. Хозяева - они тоже не редко встречались на его пути раньше. Теперь и они пропали. Он не понимал этого. Всё, до чего он смог додуматься, это то, что все живые истреблены и демоны убрались восвояси, собрав все души какие были. Он кстати, был не далёк от истины. Душ в этом мире ему сейчас попадалось столько же, сколько и живых: в пределах нуля.
   Осознав это, Китэгра ощутил мерзкое чувство, так редко посещавшее его. Страх. Китэгра, вдруг решил, что отныне он один единственный Живой во всём огромном мире. Это было страшно. Он едва не впал в панику, смутно понимая, почему. Ну, нет больше живых - да и куда подальше их. Не с кем сражаться? Так и его точно не убьют...
   Но ничего поделать с собой не мог - ему было страшно.
   Когда он смог успокоиться его воинство двинулось быстрее. Теперь он проходил в день по тридцать-сорок километров, в своих поисках. Он мог и быстрее - его тело не уставало, даже без всякой Энергии. За это он мог сказать спасибо демонам - таким его сделали они. Он мог бежать и быстрее, и скелеты могли. Они могли бежать ещё и быстрее него. Но вот зомби не могли - слишком они были неповоротливы. Он уже знал и умел, как и их избавить от плоти, обратив скелетами, но не хотел этого делать. Почему-то ему казалось, что как бы не были хороши скелеты, всё же они годятся не для всего. Но..., может, он и ошибался. Впрочем, лучше было подстраховаться.
   Прошло много времени. Он потерял ему счёт, в основном потому, что никакого счёта и не вёл. Возможно, минуло несколько лет, а то и десятилетий. Правда, он не чувствовал, что бродит так долго. Как бы там ни было, его войско выросло в три раза. Почти три тысячи бойцов. Две трети составляли скелеты. Он нашёл ещё несколько кладбищ и использовал хранившиеся там тела, для создания новых воинов. Зачем ему столько, он не знал, но был уверен - их тщательно сохраняли, что бы однажды поднять в бой. Именно это он и делал. Китэгра считал, что фактически выполняет волю давно перебитых жителей этого мира. Последнее кладбище, правда, не много поколебало его уверенность в предназначении кладбищ. Там имелись надгробия. Всего несколько, сильно поколотых, но они стояли над хранилищами отдельных тел и тем самым сильно смутили его. Он не помнил их назначений и никак не мог понять. Зато он вспомнил, что отдельное хранилище, для тела называется: могила. Непонятное слово. Но он постарался запомнить его (что интересно так и не пытаясь воспроизвести его своим горлом). Это слово было из другой жизни. Эти крохи своей памяти - именно своей, он берёг как самое ценное во всём Мире. На миг он даже решил больше не поднимать скелеты - что-то подсказывало, что тут не всё так просто. Но когда он увидел знаки на надгробиях и понял, что это знаки, а не случайные повреждения, он успокоился и со спокойной душой поднял новых воинов. Без сомнений, знаки указывали хозяина именно этого кладбища или время когда были сложены на хранения тела. Он был уверен, что именно так всё и есть. И ко второму он больше склонялся. Наверное, так Некромантам прошлого было легче опознавать время, когда тела в могилах будут готовы к использованию. Ведь для естественного, без использования Силы очищения тел от ненужной плоти, требовалось время. И как он подозревал довольно много времени. Так что все его сомнения были разрешены этой маленькой подсказкой оставленной мудрыми предками. На счёт предков: он не сомневался, что хранилища принадлежали его предкам. Все кости были человеческими. Иногда он находил эльфийские кости, и даже орочьи, но то были жертвы Псов Ада. Хранилищ эльфийских или орочьих тел он не нашёл: возможно, они своих павших сжигали Огнём - Смерти или простым. Собственно, сие не слишком занимало его.
   В один из дней, когда его армия подошла к каким-то горам, Китэгра нашёл долгожданную жертву. Это было новое существо, он, таких ещё не видел. Большой, очень похожий на оборотня, но с двумя головами. Шерсть этой твари тоже не очень походила на шерсть оборотня. Какая-то она была куцая и на вид очень жёсткая: в целом весьма отвратительно. Оборотни были покрасивее. Хвост у зверя тоже был отвратительным: покрыт шипастыми роговыми наростами - ни грана красоты присущей роскошному пушистому хвостищу оборотня-орка. Когти тоже оставляли желать лучшего, за то мощи и длине клыков мог позавидовать любой оборотень. Но самым странным в звере были его глаза - такие же горящие красным угли, как у самого Китэгра. И ещё у него был ошейник. Точнее два ошейника. Оба с длинными шипами наружу. В общем, жалкое порождение...
   Армия Китэгра как раз перевалила через высокий и очень длинный холм, когда зверь их заметил. Одновременно с этим его заметил и Китэгра: он шёл всегда позади своей армии. Когда-то он посчитал бы это позорным. Он прежний всегда двигался впереди, и сам первым, бросался в бой. Но то было очень давно - Китэгра не помнил того времени. А сейчас и не понимал, зачем идти впереди. Лучше сначала бросить в бой свою армию, положить десятка четыре бойцов, понять каков противник и каковы его слабости. Измотать его, положив ещё сотню-две бойцов и тогда уж самому вступить в бой. Так разумнее - безопаснее. Так он действовал и в этот раз.
   Первыми он послал скелетов - давно следовало проверить их в бою. Отправил сразу сотню. Ребятки действовали превосходно, гораздо лучше, чем зомби. Он снабдил их своими боевыми навыками и они показали себя превосходно. Зверь не сразу даже понял, что окружившие его скелеты - враги. Тем самым он успел проиграть ещё не начавшуюся битву. Живые кости бросились на врага всем скопом. И в том бою пальцы, лишённые плоти действовали лучше любого ножа или когтей (но всё же, в будущем, Китэгра решил чем-нибудь вооружать их). В миг бока, ноги, шея и морда зверя, были изорваны в клочья. Он весь покрылся потоками крови (красной, на сей раз), кожа повисла лохмотьями. Фактически её с него содрали заживо. Зверь заревел в обе глотки и встряхнувшись всем телом сбросил с себя почти всех скелетов. Те ни сколько не пострадали. Резво поднялись и кинулись на штурм врага, который был выше любого из них на целый рост. Впрочем, это скелетам не мешало: они уверенно карабкались вверх по зверю, втыкая в его плоть острые пальцы и пользуясь ими как заступами. Но всё же силы были не равны: зверюга, оказалось удивительно живучей и ловкой. Высоко подпрыгнув, тварь рухнула на спину и перевернулась через себя не сколько раз, оставляя на земле лужи крови, и ошмётки своей кожи. Китэгра в раз потерял тридцать шесть своих бойцов. На застывшей лаве, покрывавшей здесь почти всё землю, под весом гиганта, кости его бойцов крошились в песок. Потом заработали челюсти зверюги и её длинный хвост. Китэгра немедленно послал подкрепление. Три сотни новых костяков вцепились в Пса Ада. Он бился храбро - Китэгра был вынужден признать это, но сколько он не убивал врагов, подходили всё новые. Кроме того, убить их было не так-то просто. Прикончить восставшего скелета - дело не лёгкое. Требовалось разбить кости так, что бы их уже нельзя было собрать. Иначе скелет самостоятельно собирался в прежнюю форму и снова сражался. Да и зверь, всё-таки был полностью живым. Его слабость была в его силе. Подвижен, силён, яростен и быстр, но он быстро истекал кровью - у скелетов крови не было, ослабнуть они не могли: только погибнуть. В итоге, очень скоро зверь рухнул не в силах больше сражаться. Он ещё кусался и его челюсти дробили сразу по два три скелета в труху, но значения это уже не имело. Великолепного бойца, просто раздирали на куски. Китэгра был доволен своими воинами. Конечно, их погибло много - почти три сотни, но и враг, был далеко не слаб.
   Зверь перестал даже кусаться, только дрожал и выл от боли - не удивительно, сотни рук рвали его весьма живучее тело. Ему не было его жаль, хотя этот вой заставил бы дрогнуть самое безжалостное сердце. Зверь этот был Псом Ада, а значит в случившемся с этим миром, был виновен не меньше своих господ. Он так же должен был нести наказание за их действия. Китэгра не питал жалости к нему. Он не питал удовольствия от страшной смерти двухголового зверя - это была кара, наказание и только. Но прежде чем зверь умер, он решил, что такая кара, пожалуй, слишком легка. Он отозвал скелетов. Окровавленные костяки встали подле основной толпы таких же скелетов. Зверь истекал кровью. Удивительно, что он ещё жил: его разорвали так сильно, что уже и рёбер не хватало, а внутренности протянулись от распоротого живота до самой толпы скелетов (одна из кишок зацепилась за ногу скелета). Но в чём-то даже хорошо, что он протянул так долго: эта идея могла и не прийти в голову Китэгра, умри зверь раньше. Он решил попробовать создать нового воина, для своей армии - теперь с душой. Но для этого, прежде требовалось посмотреть, есть ли там душа - могло ведь и не быть. Но она была. Очень сильная и древняя душа - превосходный получится воин. Ну, если он, конечно, сумеет его сделать. Было в этой душе что-то..., она не принадлежала этому миру. Двуглавый был пришельцем здесь. Впрочем, не важно...
   Китэгра опутал душу, плотным коконом Сил, не зная даже, способны ли они её удержать. Опутал, что бы она не успела сбежать. Он и раньше такое делал, но то были души много слабее этой и принадлежавшие этому миру. Раньше он пересылал их в ад, теперь он собирался вычистить её от памяти. Это намерение заставило его вздрогнуть, после чего воспылать какой-то дьявольской радостью - нечто такое проделали когда-то с ним. Потому и был таким пустым тот Пожиратель, удививший его своей пустотой, много времени назад - так Хозяева поступали со всеми. После очистки от памяти он привяжет, уже покорную душу к телу. Каким будет тело, он пока не знал, но материалом для него послужит, старая оболочка зверя. Надо бы подождать пока умрёт - так с телом работать будет полегче...
   Как-то зверь понял, чего он хочет с ним сделать. Вот этот вой заставил Китэгра вздрогнуть. Столько боли и ужаса было в нём, что никакая телесная боль с этой не сравнится. А этот страх - ужас целой вселенной. Он едва не отпустил душу зверя. Но он вовремя припомнил, что и с ним, когда-то сделали подобное. Теперь он слушал вой уже спокойно..., пока не понял, что ещё было в этом вое. Поздно, было уже поздно. Да и не стал бы он его останавливать, да же если бы сразу понял, что значит, сей скорбный крик отчаяния! Он искал встречи с тем, кого звал умирающий, на пороге участи много более худшей, чем любая смерть. И в этом вое была частица Силы: Зверь звал Хозяев.
   Он отпустил душу зверя. Вой сразу стих. Но новый звук, разлетелся над миром - ни с чем, ни сравнимый треск рвущейся ткани, ткани Пространства Миров.
   То, что пришло в мир Китэгра: мне не описать его совершенно точно. Слишком странное тело выбрал себе демон. Он был высок, почти десяти метров роста. Много рук и щупалец. Пара десятков глаз. Восемь ног. Хвоста почему-то было два и разных по своему виду. Расцветка так же впечатляла: увидеть такое чудо неожиданно, значило рухнуть с инфарктом. Китэгра конечно не рухнул: он вообще обходился без сердца. Но он едва не проглотил собственный язык, когда демон ступил наземь. Он не понял, как и что было сделано. Просто зверь запылал подобно факелу и за несколько секунд, обрёл прежний вид. Китэгра не умел этого, видимо мог, но не знал что такое возможно. Демон знал гораздо больше него и владел Силой много лучше. Впервые Китэгра усомнился в своей силе. Почти сразу он усомнился во второй раз. Зверь вдруг исчез. Как это было сделано, он не понял. Но зверь ушёл в иной мир. Скорее всего, в Ад, откуда и пришёл. Сам он на это был не способен, значит, его отправил домой демон. А Китэгра даже не заметил как.
   Но он не мог позволить себе долго наслаждаться удивлением. Пред ним стоял бывший Хозяин. Ярость полыхнула в нём и загорелась стабильным всепожирающим пламенем. Разум эта ярость не замутила. Он понимал - враг силён. А он даже примерно не знает, насколько силён и на что способен. Тысяча скелетов атаковала демона. Тот даже не шелохнулся. Три чёрных костра загорелись у его ног и обратились тремя огромными пылающими черепами. Эти черепки без усилий и с потрясающей скоростью уничтожили скелетов. Они заглатывали их целиком, да штук по семь в раз. Кости сыпались из огненных тварей прахом. Китэгра понял. Он теперь знал, что видит: Духи Силы. Ещё одно из порождений Смерти: бесплотные бойцы много сильнее, чем обременённые плотью. Едва поняв это Китэгра уже знал, как создавать их и как бороться с ними. Ещё он узнал, как перехватить контроль над ними, но..., Китэгра понял, что для этого он ещё слишком слаб. Понял и ужаснулся. Он был не готов к битве с демоном. Демон был много сильнее его..., много ли? Вопрос. Китэгра рассеял Духов Силы - это было во много раз проще, чем перехватить у демона контроль над ними. Он бросил в бой ещё тысячу. Китэгра решил положить всех до последнего, прощупывая врага. Одновременно с этим он почувствовал удивление демона. Парень не понял этого удивления: чему поражается демон? Он сам настолько силён, что наверняка уже знает, насколько силён, а точнее слаб его враг. Так что он не заострял своего внимания на этом...
   А демон и правда был удивлён. Он не понимал. Явившись сюда, он увидел армию мёртвых и понял, что здесь объявился маг. Причём сильный. Но дело в том, что мага он никак не мог обнаружить. И когда Китэгра рассеял Духов, демон, не веря своим глазам, понял, что вон тот Пожиратель, и есть тот самый сильный маг. В частности он был сражён тем, что по началу принял сего Пожирателя за одного из солдат в этой армии, но уж ни как ни за её командира. Никаких особых сил в Пожирателе не чувствовалось. Тем не менее, просто Пожиратель, не мог создать такую банду покойников и тем более рассеять Духов. Либо его водили за нос и где-то рядом сильный Бог, стремящийся остаться в тени и тихо слинять, если бой будет проигран, либо этот Пожиратель просто маска. Под маской пустота, карман позволявший направлять все удары на цель, при этом оставаясь не видимым и не досягаемым для ответных ударов. Если так - нужно распылить маску и надрать задницу обнаглевшему Богу. Если получится его вычислить. Маска для того и создавалась, что б этого избежать. Это кстати, мог быть тот самый поганец, что однажды уже сбежал от гнева Ада. Ну, теперь ему точно кранты...
   Китэгра пришлось туго. Демон пошёл вперёд. Не мудрствуя лукаво, он истреблял его целиком материальное войско лично. Стало понятно, зачем такое несуразное тело. Руки, щупальца, хвосты - всё это обратилось вдруг непрерывно работавшей мясорубкой. Покойные разлетались в мелкое конфетти. Ничего сделать телу демона они не могли. Они даже задержать его движения были не в состоянии!
   Китэгра бросил в бой всех и сосредоточился целиком на спасении себя самого. Демон ловко изничтожал его воинов и одновременно осыпал его самого градом ударов Силы. Только сейчас Китэгра осознал, с какой мощью решил потягаться. Удары сыпались непрерывно: тут было всё, что он знал и много такого, что он даже представить себе не мог. Он не успевал отражать все удары, многие были так сильны, напоены такой мощью, что их можно было лишь отражать, сбивая с прицела. Узлы Силы перепахали вокруг пару километров земли. Один отражён был очень неудачно: угодил в армию Китэгра. Две сотни зомби обратились прахом. Ещё один удар Китэгра отразил, совсем не удачно, хотя казалось, наоборот. Он отправил его обратно демону. Казалось бы..., удар вернулся прибавив в мощи. Китэгра едва не погиб. Пару ударов ему удалось рассеять, но таких была всего пара. Остальное обладало диким зарядом и попытка рассеять кончилась бы его гибелью. Собственно он уже не сомневался, что погибнет в этом своём первом серьезном бою. Китэгра осознал теперь отличие Богов от всех остальных. Один из множества сыпавшихся на него ударов - попытайся он его повторить, сжёг бы его тело и душу. Такая мощь значительно превышала пределы его возможностей - возможностей сильного мага Некроманта.
   Демон покончил с его армией - не осталось ни одного трупа, только мелкие кусочки от них и прах. Воинство Китэгра ныне прекратило своё существование. А выглядело внушительно, скажу я вам...
   Демон стоял, совсем рядом. На время он прекратил свои атаки. Китэгра смотрел на титана, чувствуя, как его ноги выписывают восьмёрки. Он был выжат досуха. Теперь его смог бы прибить и самый ущербный Дух Силы.
   Китэгра спасло два момента. Его непонятная странность: демон по-прежнему не чувствовал в нём той силы, что была способна отразить хоть один из его ударов. И второе, весьма банально, что для Богов, что для Смертных. Самоуверенность демона. Он не получил ни одного ответного удара: каков вывод? Противник оказался весьма слаб. И он не спешил убивать маску. Особого смысла в этом он уже не видел. По всему ясно: маска снова просто Пожиратель. Вон, дрожит весь, того гляди, от истощения загнётся. Демон просто двинул ему щупальцем по макушке - в качестве эксперимента. Как и ожидалось, Пожиратель улетел в какую-то воронку, там и затих. Он вообще ещё не знал, стоит ли убивать Пожирателя - он думал над этим. Пожиратели нынче редкость. Кого ради смеху в Ад отправили, аль от скуки, кого за провинности. Теперь их уже можно назвать вымирающим видом. А Живые тут ещё есть, он чувствовал. Вон там, к примеру, под той горой, пещера и в ней живут несколько живых. Копаться с ними? ЕМУ? Могучему демону? Не хотелось. А тех, что помоложе, и не заставишь: ленивые сволочи. А ведь не порядок, надо живых убирать: надо...
   Китэгра чувствовал смерть. Свою Смерть. Потом вечность. В муках Ада. Там он повстречает многих из своих жертв...
  
   7. Истинный Некромант.
  
   Что-то витало вокруг. Нечто созданное демоном. Или...
   Он с трудом поднялся. Что-то..., он увидел что. Демон стоял, размахивая двумя из своих рук. Он говорил что-то, Китэгра припомнил, что и он сам когда-то говорил. Вокруг могучего тела витали серые дымки, числом в пять штук. Он не сразу понял, что это такое. Тупо смотрел, чувствуя пустоту в душе и теле. Сил там осталось совсем мало. Он вполне мог упасть и умереть от истощения, тогда ему уже ничто не поможет. Память, так тяжело обретённая облетит с него как листья, останется частичка, где-то в душе, но потом... Листья. Падающие листья. Они падали с деревьев - деревьев больше нет. Падали осенью, когда становились жёлтыми, сухими. Они падали красиво. Они падали там, в жизни что ушла, что уничтожила безжалостная длань демонов...
   Дымки. Китэгра выпрямился, его глаза зорко следили за ними. Он не мог ошибаться, он узнал эти дымки. Одну такую он выпил, очень давно. Призраки, много, пять это много, призраков. Он не совсем понимал, зачем демон привёл их сюда и откуда. Они что-то искали..., или кого-то. Ну, что ж пора им уже перестать напрягаться. Китэгра выпрыгнул из ямы. Он зло скалился в улыбке - сейчас он сыграет вновь. Повинуясь ослабшей воле, призрак застыл, прекратив свой полёт. Он порывался продолжить его, ослабшая воля Китэгра едва справлялась с ним. Но всё же призрак был просто рабом - он привык повиноваться. Он подлетел к приказавшему ему. Дикий визг призрака обратил на себя внимание демона. И удивлению его не было предела: Пожиратель выпивал призрака, мерзкий раб питал себя его энергией! Такого он ещё не видел. Как Некромант демон мог многое: он был достаточно силён для этого. Демон был столь силён, что без проблем совершал действия, присущие Истинным Некромантам. Но он старательно избегал заниматься такой мерзостью. Истинная Некромантия противна даже Богам, способным к ней (некий Ганзар павший в Первых войнах Богов, с ним бы не согласился - не даром звался Призрачный). Презренный раб с улыбкой сжирал душу. Демон опомнился не сразу. Китэгра без остатка поглотил первого призрака (ему это показалось весьма приятным, не то что в первый раз). Одним духом впитал второго и третьего. О том, что тем самым убивал Души Китэгра не думал - ему надо было спасти свою жизнь и какая разница, какова цена? Он взял четвёртую душу. Призрак пополнил его силы. Китэгра рассмеялся. Поразительно! Он был теперь так же силён, как и его враг. И он не сожрал пятого призрака. Он сделал иначе.
   Демон отступал. Он ударил самым могучим зарядом, на какой был способен. Раб с хохотом, даже не отразил, рассеял его удар! И он мог наращивать свои силы - не просто восстанавливать, а именно наращивать, за счёт поглощаемых Душ. Демон локализовал своего врага. Враг был силён - нет сомнений. И откуда такая тварь возникла в этом мире? Да ещё на планете где магов вообще не было?! И самое поганое: он по-прежнему не чувствовал в Пожирателе той мощи, что имел счастье видеть. Со всех сторон это существо нарушало царящие в Мироздание Законы. Такого существа быть не могло. По всему видно: этот гад пришёл из иной Вселенной. Это было очевидно! А может, и из другой Сферы. Какая интересно Сфера плодит такую погань? Ведь гадёныш сожрал Души с улыбкой! Он наслаждался, убивая нетленную Душу. Они сами редко опускались до такого и лишь в крайних случаях, когда иного выбора просто не было. А этот..., демон начал ненавидеть пришельца...
   Китэгра не знал, какую жгучую ненависть пробудил в демоне, не знал он, сколь опасна ненависть демона. Не мог он знать, и сколь могуч демон в гневе..., Китэгра вновь удивил своего врага.
   Он отразил удар, играючи, краем сознания понимая, что этот удар был по сильнее предыдущих - он был занят кое-чем иным. Пятому призраку досталась участь чуть получше участи сотоварищей - подольше прожил, но всё же отвратительная. Душа была разорвана. Две её части Китэгра крепко удерживал, стараясь остановить запущенный процесс. Душа стремительно подходила к грани, когда падёт Конечной Смертью, высвободив невероятный по мощи заряд Изначальной Смерть. Ему требовалось нечто иное. Он залатал душу как смог, насколько позволяло время. Демон тоже не спал - он атаковал и всё настойчивее, добавив пару моментов со столь тонкими ударами, что Китэгра едва успел их погасить. Но они прибавили ему знаний, оба несли очень небольшой заряд, но были пострашнее самых мощных...
   Покончив с кусками души, на время, оттянув к несчастью теперь неизбежную смерть души - с таким небрежным действием она точно загнётся, Китэгра приступил к новому этапу мерзкого своего деяния. Он смешал душу с Изначальной. Её вой, души вой, поразил даже демона. Хирургия Душ анестезии не предусматривала.
   Обе части стали напоминать сон демона: кошмар ему приснившийся. Китэгра бросил их на тёплую встречу с врагом. Демон не смог отразить, этого удара. Развеять он его подавно не мог. Нельзя развеять столь плотную структуру как душа. Единственное, что мог он сделать - уничтожить оба кошмарных снаряда. Уничтожить ответным зарядом по мощи, равным ему. И с первым он так и поступил. Потоки Смерти, сильно оскудевшие, после зубодробительной, недавней атаки демона, обратились полноводными реками. Но со вторым снарядом он не успел ничего сделать. Душа в смеси с чудовищным зарядом врезалась в его тело. Демон заорал так, что сами небеса дрогнули. А Душа, угодив в тело Бога, утратила все те заслоны, что поставил Китэгра. Она погибла, умерла Истинной Смертью. Заряд Изначальной усилил выброс энергии, он сделал безопасную для материи смерть частицы Первородной - Души, мощнейшим взрывом на всех уровнях Мира. Изначальные перекрутило так, что само Пространство едва устояло, чуть было, не прорвав собственную ткань. В мире материй, взрыв разворотил весьма солидный участок земли. Если б Китэгра помнил, что такое пластид, он бы мог сравнить этот взрыв с парой тонн, сего забавного материала. И центром взрыва стало тело демона. От него не осталось даже праха.
   Китэгра не пострадал, он знал, что творит: и до этого он дошёл сам. Это не пришло из той чужой памяти или из его собственной: он всё понял здесь и сейчас...
   Маг рассеял плотный кокон тьмы, сберёгший его от участи демона. Довольно улыбаясь, он смотрел на поле боя, по обыкновению опёршись на косу. Он ни разу не отпустил её за всё время боя, пускай она и не пригодилась ему. На земле не осталось живого места. Ну и ладно. Он сразил одного из своих врагов, одного из тех, кто превратил его родной мир в это отвратное место. Он блаженно улыбался: конец ублюдку...
   Серая дымка опустилась неподалёку от него. Алые угли сверлили его ненавидящим взглядом. Китэгра прекратил глупо улыбаться: он не верил своим глазам. Это был тот самый демон. В бешенстве от такой наглости он размахнулся, и чёрная плеть опустилась на дымку - плеть должна была покончить с демоном. Но..., прошла сквозь неё. Дух демона смотрел на него, а потом...
   -Ты!!! Поганая тварь! Отродье Хаоса! Знай, тварь, Воинство Ада, Ангелы Падшие, навсегда отныне враги твои. О тебе Истинный Некромант будут знать все Боги, каких мы сможем предупредить! Если ты устоишь в этом мире, презренный сын Истинной Смерти, ни в одном другом не найдёшь покоя! Помни, ни в одном из Миров. Мироздание покажется тебе, уроду Сущего, тесной клеткой! Богам ненавистен Истинный Некромант, дитя Хаоса! Здесь и сейчас, ты примешь бой с Ангелами, презревшими Свет! Если останешься жив, если бежишь от Гнева Нашего: Боги мироздания, гори они твари огнём, покончат с тобой! А теперь готовься вкусить плоды Гнева Нашего!!!
   Речь демона полную жара он выслушал, и даже попытался понять. Но, к сожалению это оказалось выше его сил: он не понял ни слова. Его приняли за могучего Бога, способного легко усвоить и понять чужие слова - это действительно было не сложно для Бога такой силы, за какого посчитали его. Но вся беда в том, что он, в сущности, по-прежнему оставался тем же Пожирателем, рабом, научившимся пока только думать. Его мысли привели бы говорившего в полный шок. А природа Китэгра была бы ему и вовсе не понятна. Скорее всего, будь он способен проникнуть в разум врага, достаточно глубоко, демон определил бы его как бездумное порождение Хаоса, в существование, которых - воплоти, не очень то верил...
   Душа демона быстро расплывалась. Она вытягивалась и будто опадала вниз плотным снегом..., снег. Он помнил снег. Очень не кстати он вспомнил снег.
   Призрак оплетался плотью. С такой стремительностью, с какой Китэгра не мог плоть уничтожать. Нечто, похожее на гибрид человека и волка, громогласно зарычало в лицо, мага. Демон создал себе новое тело, без особых усилий, прямо из воздуха. Непостижимо! Китэгра был сражён такой мощью. Как же бороться с таким врагом? Он ударил. В шоке были оба: демону оторвало руку и разнесло плечо, кровь хлестала тугим фонтаном, впрочем, боли он не испытал, он был слишком силён, что бы позволить ей затмевать Разум. Но удар заставил демона завыть от ненависти и обиды. Удар пропорол защиту демона, как нож бумагу. Он был более болезнен для самолюбия, чем для тела. Демон не сомневался: тварь, пришедшая в их мир: по праву их, просто издевается над ним. Враг будто играл с ним. Пару минут назад он едва успевал защищаться, а теперь ломал его собственную защиту как не существенное, но досадное препятствие.
   Китэгра не играл, он не издевался. Просто всего пару минут назад такой удар был ему не по силам. Теперь он равнялся примерно двум третям его возможностей. Поглощённые души на время усиливали мощь его собственной Души..., в том-то и дело. Китэгра понимал, так и должно было быть (вот это демона точно удивило бы: так вообще-то не бывает - восстановить, но не усилить). Но было иначе. Уровень его собственной мощи повысился до определённого уровня и таким и останется. Теперь он может пополнять свои силы до этого уровня из потоков Смерти. Он начинал бояться себя самого. Что же он такое? И кто сделал его таким? И..., зачем? Самый страшный вопрос: в чьих руках он игрушка и для каких целей?
   Времени для праздных вопросов самому себе не было. Демон атаковал в ответ. Он отразил этот весьма тонкий удар, и отразил легко. Демон пустил Змею (вообще на червя больше похоже, но это я так...) по потокам, из которых он черпал Силу. Мелкая скотина едва не прицепилась к его душе, как клещ к коже Смертного. Китэгра усвоил науку, скопировал и послал демону целую свору подобных сволочей. Тому стоило усилий отразить их. В тоже время ему приходилось восстанавливать плечо и изничтожать, то множество мелких частичек Огня, что Китэгра впустил в его кровь через рану. Демон распылял своё внимание, Китэгра не оставлял ему выбора. Он понимал, как силён демон и старался ослабить его возможности, что бы один из ударов всё же достиг цели и покончил с врагом. Но как быть, если он новое тело создаст? Этак бой вечно идти будет. Впрочем, что-то такое ворочалось в памяти: возможно, он успеет понять (хотя может и вспомнить) как покончить с демоном окончательно. Но, к сожалению (или всё-таки к счастью?) ему не суждено было покончить с демоном. Его слова, те, что Китэгра не смог понять, не были шуткой, пустой угрозой или обещанием на будущее.
   Мир начал трещать по швам, когда он почти избавил врага от тела. Пространство рвало на куски. В нём появилось множество дыр. Он сразу же понял, куда они ведут. Трудно было не понять. Из одних дышало жарким огнём, другие источали какую-то тьму, много более тёмную, чем потоки Смерти. Были и те, где он успел заметить ещё более странные картины: лес - он увидел деревья, не принадлежащие его миру; мир полный стальных колесниц и больших похожих на коробки зданий, на секунду разорвавший воздух странными звуками; какие-то горы...
   Существа, хлынувшие через дыры в пространстве, поражали своим разнообразием. Из них только двое смутно напоминали привычные формы. Один походил на человека: с алыми, ярко горевшими глазами. Одетый так странно, что непонятно было одежда на нём или это часть его тела. И совершенно чёрный, будто горящий изнутри, с такими же алыми глазами, крыльями и рогами. Он в принципе напоминал фигурой человека...
   Порталы открывались и закрывались, впуская в мир этих странных существ. Китэгра смотрел на них и не верил своим глазам. Он не сразу понял, кого видит перед собой. Если б понял, сбежал бы, немедля. Но он был слишком поражён этой чехардой с открывающимися в пространстве дверьми. В себя он пришёл, лишь, когда на него обрушился натурально водопад Силы. Измученный битвой демон рухнул без сил, но его братья - Падшие Ангелы, не дали Китэгра насладиться новой победой. Да и победа эта..., уже через полминуты демон присоединился к избиению мага, Силами. Именно Силами. Китэгра пришлось отведать, самое страшное из арсенала Изначальной Огонь, на собственной шкуре. Но он устоял! Могуч был Китэгра! Велик!
   Целую минуту он стоял...
   Сразу восемь разного рода Форм, впечатали несчастного в землю. Китэгра попытался встать. Он попытался заслонить себя щитом Силы от новых ударов, но...
  
   8. Живые.
   -Кем он был? - Демон стоял на краю воронки, почти километр глубиной, но не очень широкой: метров десять в поперечнике.
   -Заабал! Я не знаю, кем он был! Я не знаю, кем он вообще мог быть!
   -Не дерзи мне! - На лице, сотканном из самой тьмы, ярко пылали алые угли.
   -Я не смог определить ни кто он, ни даже уровень его силы. По тому, что он может, он: Бог. Но как я ни старался, я не смог уловить в нём ни капли подобных возможностей.
   -Это невозможно. Зачем ты лжёшь мне? Ангро, ты хочешь ругаться со МНОЙ?
   -Заабал, я говорю то, что видел, то с чем столкнулся. Я..., мне кажется, мы столкнулись с порождением Хаоса. Иначе я не могу объяснить это...
   -Ха-ха-ха! Повеселил, молодец! А теперь будь любезен скажи, кем он был. Ты не мог не почувствовать совсем ничего.
   -Я всё сказал. Не веришь: иди и поцелуй меня в жопу! Хочешь, я сделаю сразу две: что бы тебе было приятнее и интереснее?
   -Что?! Ты забываешься Ангро! Ты себя переоцениваешь.
   -Может, поговорим по этому поводу с Господином?
   -Э-э-э, обоим влетит...
   -Я тут, вот какое дело. Заабал, Ангро - около ста лет, назад. Когда мы только закончили войны за этот мирок... Я..., был, в общем, странный случай. Я тогда, ха-ха, решил, что Курокрылые нас как-то вычислили, ха, и...
   -Ты о чём говоришь?
   -Гарлангар, я что-то не совсем понимаю...
   -В общем....................
   -Почему молчал?
   -Ты слышал Заабал почему.
   -Ты понимаешь скотина, что за это время это Существо, брошенное тем твоим ублюдком здесь, успело обрести не малую силу? Мы даже не знаем, какую силу!
   -Но...
   -Заткнись. Мы должны найти его. Уже то, что мы не можем понять, как он ушёл из под таких ударов опасно. Он слишком странный: я бы не сказал что слишком сильный, но..., Ангро, по-моему, его сила... Твой бой - он с тобой не играл.
   -То есть?
   -Его сила просто возросла почти втрое всего за пару минут. И мало того это Истинный Некромант. Тот, хм, хе-хе, злостный мучитель Гарлангара, видно его созданьице...
   -Кто он? Кто-нибудь слышал о таком?
   -Один из Первых Богов?
   -Первые пали в своих глупых войнах..., хотя. Мы должны говорить с... Г-г-господин?
   -Значит, мои тупорылые собратья поставили под угрозу всё задуманное мной?
   -М-мы, нет, нет, господин! Нет, мы п-просто...
   -МОЛЧАТЬ!!! Эту тварь найти. Бараны, вы даже не смогли понять, что он не только не покинул этого мира, он даже с планеты не ушёл!
   -Но мы...
   -С тобой, мой дорогой Гарлангар, у нас будет приватная беседа. Ты мне сучонок, ещё припомнишь своё тупое ротозейство!
   -Н-н-нет! Господин! Не надо, я сам найду и убью того крылатого Бога!
   -Хочешь снова стать похожим на крысу? Заабал не закроешь пасть, и с тобой поговорим отдельно. Твой смех, в свете твоей тупости не очень уместен...
   Тварь эту найти и уничтожить. Не ной Гарлангар, ты должен быть рад, что ещё жив и можешь жить в разных телах..., кажется, я подозреваю, с кем тебе пришлось пообщаться. А если так, тебе уроду, очень повезло. Вы, идиоты, искать его! Он не должен уйти. И..., впрочем, этого вам баранам пока лучше не знать.
  
   Огонь. Смерть. Потоки смерти. Реки смерти. Боль, красные волны боли - им нет конца...
   Он снова упал, уже не было сил идти. Да и зачем? Куда? Здесь не куда идти... Пахло палёным. Что это? Ах, да - это его кожа так теперь пахнет. Собственно её почти не осталось, кожи..., сгорела. Больно. Почему он не может отключить боль? Почему нервные центры его тела, несравненно много более лучшие, нежели были у него в его родном теле - человеческом теле, теперь, отказываются повиноваться его воле? И откуда такая непомерная усталость, в душе и в каждой частице его тела? Нечто подобное он испытал, тогда, играя с шаром. То же самое абсолютное истощение, но, как оказалось, у сего абсолюта есть несколько уровней. Только сейчас он понял, что такое настоящее истощение: досуха, до самого дна, вот оно - абсолютное истощение. То, что пришлось испытать в прошлый раз, можно было смело назвать лёгким утомлением.
   Как же теперь восполнить силы? Выпить какую-нибудь душу? Да - очень разумная мысль, но душу ещё найти надо..., а что толку? Китэгра огляделся: влево, немного вправо и прямо. Оглядеться нормально не получалось. Шея не поворачивалась. Точнее каждая попытка повернуть её, взрывала его тело вспышкой по истине Вселенской боли. Но, скосив глаза, он посмотреть смог - налево. Вправо получилось совсем чуть-чуть. Правый глаз не видел ничего. Он сейчас немного не мог видеть. То влажное, что капало тягучими каплями, с правой щеки, в настоящий момент и было его правым глазом. Кажется, он лопнул, от перегрева, когда сам воздух начал гореть. Эти последние удары, Сила - обличённая в Формы, лавиной обрушилась на него, когда он пал, не сумев удержать тех восьми одновременных ударов. Последних, едва не покончивших с ним, было раз в пять больше. Проклятье! Не удивительно, что этот мир и населявшие его Живые не устояли. Кто же устоит пред такой мощью? Он - могучий Маг, тут он уже ни капли не сомневался, без особого труда мог совладать с одним, а то и двумя демонами сразу, но, когда их много...
   Много! На него хватило бы и трёх. Изжарили бы, не хуже чем такой толпой...
   И всё-таки: вроде, ему лучше. Китэгра, уже мог думать, не подвывая от боли в голове, при каждой мысли. Теперь надо думать, конкретно по поводу: как выжить, как восполнить силы. Вокруг было пусто. Чёрные, давно сожженные в пепел равнины. Ни одного вулкана или озера лавы. Даже гор нет! Где он очутился? Там, где до сих пор ему приходилось бродить, равнины если и были, то не большие и далеко не такие ровные. А здесь ландшафт совершенно иной. Ровная как стол поверхность: на первый взгляд. Конечно, она не была такой идеально ровной, какой виделась на первый взгляд. Но и значительных ям, низменностей или возвышений не наблюдалось. Итак, он очутился, где-то в стороне от привычных мест и ему нужно срочно восполнить силы. И желательно по быстрее. Для этого нужна душа. Любая, паршивая душонка! Китэгра прислушался к себе. Его тело ещё жило, но кто знает, сколько ещё оно протянет? Внутренние органы - немногочисленные, неспособные стареть или давать сбои, потерпели серьезные повреждения. К примеру, нервная система: та боль, что рвала его на части, при каждом движении была вызвана не повреждениями тканей. Точнее, были повреждены именно ткани нервов. Они по-прежнему выполняли свою задачу, но теперь делали это не правильно. Обычный болевой сигнал, теперь дублировался многократно. Тело сигнализировало о повреждении органа отвечавшего за кровоток, а нервные ткани забрасывали мозг целой канонадой, совершенно посторонних сигналов. Тогда начинало казаться, что болят даже кончики когтей..., кстати, когтей теперь нету. Скосив уцелевший глаз, он тоскливо смотрел на жалкие оплавленные и почерневшие, огрызки своих замечательных, когда-то когтей. Он мог рассекать ими камень! А теперь ими даже травинку не разрезать..., расколупать ежели только...
   Тело, лишённое кожи горело как в огне. И что-то с ним происходило, Китэгра чувствовал неполадки, там, где не давно имелся кожный покров. Он посмотрел, зрением, что позволяло видеть ему Силы. Что-то было не так. Он посмотрел во всех доступных ему спектрах. Беспокоящий его элемент был обнаружен, когда он догадался изучить плоть близко. Получилось не сразу: боль. Тело болело непрерывно. Страшная боль не позволяла сосредоточиться. Кроме того, сделать это было почему-то очень и очень не просто, не только из-за чудовищных болей. Попытка посмотреть мир Сил, пронзила разум раскаленным копьём, но кроме этого..., его возможности в использовании Силы здорово упали. Пожалуй, сейчас его смогла бы прикончить и та мёртвая девушка, научившая его понимать некоторые возможности Силы.
   Он увидел на своём теле быстро размножавшиеся организмы. Микробы - так они назывались, на языке Человека. Вроде так..., раньше их не пускала кожа, теперь кожи не стало. Китэгра злился. Боль, сотрясавшая тело только усилила его ярость. Он зачерпнул Силы, столько, сколько смог выдержать боли (впрочем, сейчас, не будь этой боли он смог бы взять ненамного больше). Немного её удалось подчинить своей воле, но больше он не мог: боль рвала каждую клеточку тела. И иначе тоже было нельзя: эти микробы, за короткий срок, приведут его тело в полную негодность, тогда ему уже ничем не поможешь. Жить вне тела, как демон, он не мог, а может, просто не умел.
   Китэгра применил Силу сжигая на себе, в своей плоти, жизнь, несущую смерть - микробов не свойственных его организму (да, в его теле они то же имелись, но эта живность не пожирала его плоть, а выполняла роль симбионта, помогая организму действовать эффективнее). Потом быстро нарастил на теле новую кожу: не такую крепкую и толстую, какая была прежде, но хоть что-то. Потом он просто лежал на земле, просто громко орал и скрёб твёрдую как скала лаву осколками когтей. Боль теперь была такой сильной, что он не мог даже думать. Только громко орать. Сколько? Он не знал, как долго бился в конвульсиях, но небо потемнело и стало чуть светлее. Видно прошёл день, за ним ночь. Не сколько раз он едва не терял сознание. Но этого себе позволить Китэгра не мог. Разрываемый болью он не мог свалиться в забытье, спасаясь от неё. И всё это время он прилагал немногие оставшиеся силы лишь для того, что бы остаться в сознании. Он чувствовал, что если уснёт, больше уже не проснётся. Ведь он был практически мёртв. Едва отключится сознание - отключится и тело.
   Когда боль достаточно стихла Китэгра смог подняться. Не сразу, несколько раз он снова падал. Пока не догадался опереться на косу - она всё ещё была с ним. Поднявшись, он долго стоял на подкашивающихся ногах, собираясь с остатками сил и мыслями. В голове воцарилась пустота. Взгляд единственного уцелевшего глаза, тупо изучал небо. Серое, небо. Почему оно такое теперь? Первая мысль. И тут же пришёл ответ: пыль. Хозяева не любили свет солнца, он резал им глаза (и как он чувствовал, теперь и ему тоже, ведь это тело создали они же). Но и бродить в потоках пыли они также не желали: брезговали. Пыль висела в атмосфере, в верхних слоях...
   Надо было двигаться. Он должен найти, что-то. Любую душу. В теле или без не важно: сейчас нет иного способа восполнить силы. Потоки не спасут его. Он так слаб, что попытка напитать себя этой энергией просто убьёт его..., а убьёт ли? Он обратил свой взор на мир, где несли свои чёрные волны Потоки Смерти и..., боли не было. Потоков тоже. Нет, они не исчезли. Просто теперь он не мог их видеть. Он утратил эту способность. Сила больше не повиновалась ему. На миг стало очень страшно - неужели это навсегда? Нет, он знал. Просто теперь он так истощён, что даже крупицу Энергии, не способна удержать его воля. Как же он теперь восполнит силы? Как он сможет поглотить душу? Теперь, когда он так слаб! Сможет, но если душа будет совсем рядом. Он был уверен, что сможет: но как? Неизвестно. В любом случае, ему придётся искать Живого или покойного, но с Душой.
   Вот теперь ему точно конец. Ощутить душу или любое другое присутствие сейчас он не сможет. Только визуальный контакт. Можно, в принципе вешаться. Опыт подсказывал, что он может бродить здесь до конца миров, но так никого и не встретить. А если и встретит? Поглотить душу, можно лишь убив тело. В его состоянии? Его самого зарежут как барана без особых к тому усилий. И всё же...
   И всё же, сдаться он не мог. Не таков был бывший Великий Воин, ныне Маг Смерти и Некромант!
   И кстати, почти покойник. Китэгра шагнул вперёд, опираясь на косу как на костыль. Что-то упало рядом, черканув по ноге. Посмотрел. И долго ещё стоял, глядя на лежавшую у ног собственную руку. Из рваного обрубка, где она чуть раньше произрастала, медленно сочилась кровь. Ну, ничего: есть же ещё одна рука. Пострашнее было иное. Открытая рана - добрая пища для микроорганизмов. Заражение ими уже началось, скоро обрубок начнёт гнить, там, где рука оторвалась. Но странно: не было боли. Он коснулся кровоточащей культи. Запустил пальцы в висевшее ошмётками рыхлое мясо. Боли не было. Он не почувствовал прикосновения руки. Пальцы чувствовали нечто вроде ваты. Первый миг. Потом они перестали чувствовать. Нервы его тела мертвы. Практически все. Похоже, эта ночь боли убила их. А может, их убил и он, когда не смог терпеть. Правда, он не мог такого вспомнить, вроде он такого сделать вообще не мог...
   Подняв косу, он двинулся вперёд. Не важно было куда идти - здесь любое направление ни чем не отличалось от другого. Куда же его занесло? И как? Вообще-то он должен был умереть там, в битве. От него не могло остаться ни кусочка плоти, даже праха, остаться не могло. Но осталось, даже почти всё, что имелось сначала. Как-то он спасся. Как? Китэгра не помнил, он помнил только потоки чернил и обычного жёлто-красного огня. И боль, много боли. Он не знал, как удалось спастись. И так же он не знал, надолго ли спасся. Он просто шёл, ища душу способную спасти его жизнь.
   Странно, но идти было довольно легко. Боль исчезла совсем. Все ощущения тела то же. Он не мог идти быстрее, но всё-таки мог идти.
   Шёл Китэгра долго, не один день. Спать ему не хотелось, усталость ушла, сменившись чем-то на вроде оцепенения. Он шёл как машина, мерно переставляя ноги. Рука не гнила, не кровоточила. Странно, это было. Но думать над этим он не мог. Любая мысль стоила просто титанических усилий. Почему-то ни разу не возникло желания остановиться, бросить поиски отдаться на волю Смерти, несмотря на очевидную бессмысленность этого поиска. Китэгра не знал, почему с ним всё это происходит и так странно. Но он был рад тому, что появился шанс спастись и тому, что у него больше ничего не отвалилось.
   В один из дней своего шествия Китэгра решил выбросить косу. Она не пригодилась ни в одном из серьезных боёв. Она только мешала в них. И сейчас, если её бросить, он может, сможет идти быстрее - всё-таки коса не была невесомой. Он бросил бесполезное оружие и пошёл своей дорогой, совсем не подумав о том, чем собственно будет убивать искомую жертву. Ежели таковая вообще попадётся на его пути..., не далеко он ушёл. Боль вдруг вернулась. Китэгра рухнул с диким воем. Боль была ещё страшнее прежней. Кожа вдруг почернела и стала осыпаться хлопьями. Он получил ответ на то, что с ним происходило ранее, и куда делась боль.
   Он чувствовал, что умирает. Он и правда умирал. Сколько ему осталось, бывший Пожиратель не знал, но проверять не хотел точно. Кое-как он дополз до косы. Почерневшая рука легла на рукоять. Всё изменилось мгновенно. Боль отступала. Только вот кожа не вернулась в прежнее состояние. Нынче он стал чуточку сильнее походить на труп. Китэгра прикоснулся к своей оголённой груди пальцами. Почерневшая плоть, по составу походила на обгоревшую кость. На ощупь. Вскоре пальцы перестали чувствовать. Он встал и продолжил свой путь. В пути он осматривал косу. Теперь он смотрел на неё очень внимательно. Не оставалось сомнений. Он уже был бы мёртв, если б не она - этот безжизненный кусок дерева и стали. Именно так она и выглядела, просто коса, ни чего необычного. Он ни когда не замечал в ней чего-то необычного. Не мог заметить и сейчас. Что же она такое? Он шёл и думал над этим, хотя думать теперь стало ещё сложнее. В конце концов, он прекратил это гиблое дело, решив, что коса пришла в его руки, оттуда же откуда и память о Силе и многом другом. Откуда же ещё?
   Но в одном Китэгра в отношении косы был уверен: из того ада из обрушившихся на него Сил, он вырвался сам, без её помощи, лишь своими силами. Он не мог только вспомнить как. Его собственная сила возросла, очень сильно возросла, с того дня как он убил Пожирателя. И он не знал насколько сильно. Если в сравнении с демонами - он стал могучим Богом. И стал в очень короткий срок: всего за..., он не знал за сколько. Он не считал дни - он тогда просто охотился. Может, этот рост сил, может так и должно быть? Да, нет. Что-то неправильное есть в этом. Впрочем, не всё ли равно?
   Сколько он шёл? Кто знает? Но в один из дней он повстречал, невероятное. Пустой прежде мир, чёрных равнин, вдруг ожил. Каждый час он встречал Живого. И не просто Пса. Он повстречал сотни и сотни совершенно не известных ему существ. И демонов. В день он видел их по три-четыре. Раньше их было не так много. Раньше они управляли и направляли. Для этого не требовалось их постоянного участия или частого присутствия вообще. Теперь же они бороздили небо и землю в великом множестве. Они искали. И новые неведомые Псы, тоже искали. Искать они могли, в таком множестве лишь его. Он не сразу это понял. И даже не пытался задумываться над странным поведением демонов, когда нос к носу повстречался с первым из них. Он просто шёл тогда, слабый, почти неспособный нормально двигаться. Шёл как робот и искал. Он страстно желал тогда повстречать кого-нибудь из Живых этого мира. Их было много проще убить, а в его состоянии, на грани смерти, это было важнейшим условием. Псы, особенно те, что обладают душами очень серьезные бойцы, а в его нынешнем состоянии, бойцы непобедимые. Попытка прикончить Пса, кончится его смертью. Тут и особенно думать не нужно было и так понятно.
   Найти бы сейчас эльфа! Такого как, та девочка, с которой началось его окончательное освобождение от воли хозяев! Ребёнка убить гораздо легче, нежели Пожирателя, тем паче оборотня..., но ни тех, ни других он так и не нашёл. Псов не встречалось, как и раньше, когда он бродил в той гористой местности. А Живые..., имелось у него весьма неприятное подозрение. Скорее всего, живых в этом мире больше нет. В это не очень хотелось верить. Если так ему должно очень сильно повезти, что б он смог найти подходящего Пса, убить его и выпить его душу. Кроме того, если он последний живой этого мира: что кроме мести ему остаётся? Совсем один, в огромном пустом мире - смерть в таком свете, станет самым желанным событием в его жизни.
   Был тут ещё один неприятный момент. Он мог, конечно, (может, кто ещё остался?) найти живого, убить его. Но когда душа выскользнет из тела: как он сможет удержать её, для того что бы выпить заряд, что она несёт в себе? Без этого заряда ему конец. Рано или поздно странная власть косы над его (как ни прискорбно это признавать) фактически мёртвым телом исчезнет и тогда придёт боль. За ней не замедлит явиться смерть. Вообще, и Китэгра хорошо понимал это, он должен был умереть в тот день, когда вдруг ушла боль и он начал свой путь робота. После таких повреждений по всему телу и искорёженной до крайности, души - просто не выживают. Если б только тело пострадало, если б хоть немного сил осталось, он смог бы восстановить себя с помощью Потоков и уснуть где-нибудь. Или найти душу, которую можно выпить..., собственно, под таким градом ударов Силы нельзя не только выжить, уйти из под них, тоже невозможно, таким способом каким ушёл он. Тем не менее, он ушёл.
   Призрак - выпить его душу, получилось просто, но тогда он пользовался Силой, в мизерных количествах, почти незаметно для себя самого, но всё же без неё, без Силы нельзя было наладить канал, который позволял перекачать энергию чужой Души в свою. Совсем немного, жалкая крупица Энергии Потоков, больше не требовалось. Но он, пока пребывает во власти косы, не может пользоваться даже крупицами Силы. Как быть? Если бросить косу на время..., тогда чудовищная боль бросит его рядом с косой. Он не сможет, воспользоваться Силой, если бросит косу, он умрёт без её холодной рукояти в своей руке, за пару минут. Он уже не принадлежал к числу живых. Китэгра завис между жизнью и смертью тела. Благодаря косе он живёт. И благодаря ей, он не может ожить по настоящему. По сути, его смерть была отсрочена, но и только. Он не знал, как теперь быть, но искал душу. Он знал, что нет смысла искать, плодами поиска ему не удастся воспользоваться. Но он искал. Буйная натура бывшего Воина, не желала сдаваться. И он шёл, смутно надеясь, что каким-то чудом выпутается и из этой безвыходной ситуации. Ведь он смог сбежать, от Гнева Сынов Ада, сам не понимая как. Он почти умер, когда помощь пришла от, казавшейся ранее такой обычной, косы. Ему везло и кто знает? Может, ему повезёт вновь. Он шёл вперёд.
   Ткань Пространства лопнула как бумага. Нечто выпало в мир. Совсем рядом, всего в сотне метров от него. Китэгра остановился, оперевшись на косу. Вот и всё. Теперь ему уже не выжить. Он без труда узнал того, кто ступал сейчас по чёрной лаве. Никаких Сил не требовалось, что бы узнать это существо. Высокий стройный человек, хотя, пожалуй, больше он всё же походил на эльфа - неспешно брёл вперёд. Угли-глаза спокойно полыхали красным. Один из бывших Хозяев. Теперь его уже ни что не спасёт. Китэгра с тоской смотрел, как демон идёт к нему. Он был готов к смерти. Всё же он славно дрался и падёт с честью. Как истинный воин падёт Китэгра..., да, когда-то он был воином. Был? Он им остался и навсегда останется, пусть он не помнит даже своего настоящего имени.
   Китэгра ждал, демон не торопился - они редко торопились убивая, и вспоминал всё то немногое, что успел вспомнить за это время. Всё то, что было частью его собственной памяти, а не той, что вложил в его душу некто так и оставшийся для него безликим, неизвестным. Он просто стоял. Он не мог драться. Даже если поднять косу для удара, он не сможет опустить её достаточно быстро. Теперь от его удара без проблем увернётся даже улитка... Их, кстати, больше нет. По крайней мере, он не встречал их в бытность Пожирателем и после. А не заметить улитку он не мог - их просто не стало, как и многого другого в этом мире. Улитка - забавное существо из прошлого, он немножко помнил её. Большая, с четырьмя круглыми ногами, издававшая страшные гремящие звуки при ходьбе - видно так отпугивала хищников, в дикой природе. Наполовину её плоть состояла из металла, и она была очень не поворотлива. Но, наверное, убить улитку было не просто. Впрочем, для существ такой мощи как демоны, вряд ли может, существовать слово - непросто. Всё погибло, вся жизнь этого мира мертва - ничто не устояло, даже его костная материя, сильно изменилась. Теперь этот мир стал совсем другим. И вот пришла его очередь...
   Демон прошёл мимо него. Китэгра тоскливо глянул вверх, на жёлтое пятно, каким, здесь уже много лет виделось солнце. В последний раз. Сейчас демон покончит с ним. А может и не сразу он убьет его. Едва поймёт, как Китэгра ослаб и тогда его смерть затянется на несколько дней, а то и лет, непрерывных пыток, боли. А потом целая вечность, гораздо более мучительных пыток в Аду. Там гораздо страшнее, там от боли корчится не тело: там мучают Души. Так выход Энергии, почти втрое выше, чем при пытке плоти. Что ж: от судьбы не уйдёшь. Едва стала стопа демона наземь этого мира, всех в нём живущих ожидала такая судьба. Он готов был её принять - ведь он сражён в бою. Он храбро бился и..., как-то не очень это похоже на демона...
   Почему его не убивают? Китэгра оторвался от созерцания серых небес. Он посмотрел туда, куда ушёл демон. Нет, он не обходил вокруг него, нагоняя страху и размышляя над тем как получше, то есть побольнее, оторвать от него какую-нибудь часть тела. Он не осыпал его тонко скроенными Формами Силы, желая выяснить, кто перед ним (нынче Китэгра не очень на себя походил: без одежды, угольного цвета, с одним едва мерцавшим алым светом глазом) и каковы его силы. Демон просто шёл куда-то. Китэгра не понимал. Почему демон отпустил его? Или просто не заметил? Он внимательно смотрел в спину демона, пытаясь разобраться в происходящем. Тот явно пользовался Силой. Время от времени его тело вспыхивало призрачным цветом Тьмы - избыток взятой Силы, её высокая концентрация. Это всё, что Китэгра мог сказать: чувствовать Силу или видеть её как Маг он уже не мог. Но и этого хватало, что бы понять - демон пользовался Силой очень активно. Что именно он с ней делал, было не понятно. Демон пропал вдалеке. Китэгра продолжил свой путь, размышляя о случившемся.
   Он был шокирован поведением демона. Он не понимал его мотивов. Почему безжалостный демон отпустил его? Не мог же он испугаться, будучи один и сделать вид, что не заметил его? Такого уж точно не могло быть. Не давнее сокрушительное поражение Китэгра, ясно говорило об этом. Демоны не были трусливы и, кроме того, они казались бесстрашными. Это не трудно, когда столь могуч. И в случае чего, можно всегда позвать собратьев, как то сделал его противник. Демон со всех сторон вёл себя странно. Китэгра шёл ещё несколько дней, прежде чем понял, вернее в его разуме возникла сумасшедшая догадка.
   Не потому ли демон отпустил его, что был заинтересован в нём в живом? Ведь, что-то заставило Китэгра вспомнить, кем он когда-то был. Что-то заставило его думать и восстать против власти Хозяев. Кто-то дал ему эти беспорядочные знания о том, чего он знать не мог. Кто-то, в конце концов, вложил в его руки странную косу!
   Китэгра был настолько сражён догадкой, что долго стоял на месте, не в силах больше идти. Сумасшедшая мысль, но..., почему нет?
   Он помнил о Хозяевах, одну замечательную особенность: каждый мнил себя центром Вселенной, единственным достойным из всех живущих, во всех мирах. И все до единого жаждали власти. Плюс, можно сказать бонус, они люто ненавидели друг друга и весь мир в целом. Их хватало только на себя..., любовь к себе. Основа души любого демона.
   Значит? Китэгра создание того демона - вот почему он возник рядом с ним и прошёл, будто не заметив его. Всё ясно. Демон показал ему кто его создатель, кому он обязан своей свободой, возможностью отомстить и кое-что ещё. Демон предупредил его. Теперь Китэгра ищут демоны. Лично. А что это значит? Это значит, ему можно смело бросать косу и умирать. Если начали искать сами демоны, ему уже не выжить. В этой охоте у жертвы только один путь - смерть. Долгая и мучительная. Так может бросить косу и умереть за пару часов? Вряд ли ему позволят, умереть так легко после той дерзости, что он посмел совершить. Он поднял руку на Хозяев и теперь его участь ужаснёт даже тех кто сейчас горит в Аду. Но..., может этот демон как-то поможет ему? Ведь он предупредил его об опасности, нашёл и появился рядом с ним, в надежде, что он сам всё поймёт и укроется где-то. Но зачем он нужен демону? Неужто тот демон решил сыграть против своих собратьев? А он, Китэгра, разменная карта в этой игре.
   В тот день, когда он поверил в благодетеля, точнее использующего его в своих мало понятных интересах демона, ему посчастливилось понять всю глупость своих умозаключений. В самом деле, стал бы демон идти на такой риск, создав его, такого слабого, проигравшего свою первую же битву? И оружие - коса, что в его руках. Создай её тот демон, кто-то рано или поздно догадался бы, чья это игрушка и тогда...
   Мир лопнул. Сразу в десятке мест ткань пространства открылась порталами. Китэгра понял, теперь ему не спастись - даже тот демон, благодетель не поможет ему. Половина из вновь прибывших, были демонами. Остальные, возможно тоже - он не мог сказать точно, потеряв способность управлять Силой. Один только не вызывал сомнений. Огромная туша кентавра созданного очень, просто совсем очень больным воображением. Страж Подземелий. Тварь абсолютно живая, но лишённая души. Более того, защищённая от вторжения в её тело любых Энергий Потока. Страж, охотился в подземельях. Он раскапывал самые глубокие пещеры, так будто они были не в прочных скалах, а в песчаных отмелях Океана - тот могучий, что разделял континенты, так отмечал границы своих владений. Китэгра даже грустно улыбнулся: ещё один кусочек его собственной памяти, о прошлом, о жизни до хозяев...
   Вот бы ему подумать не много головой, ещё тогда! Ведь Океан мог стать его союзником, в этой борьбе! Если конечно, он ещё жив и не пал под властью демонов. Но, скорее всего, нет. Он помнил, Океан был огромным и очень могучим существом - такого постарались бы уничтожить в первую очередь. К сожалению, более ничего об этом сильном Живом он не помнил: ни как он выглядит, ни где конкретно его искать...
   Теперь не уйти. Страж чует Живых на сотни миль. От него не укрыться ни в одной пещере: даже если копать придётся пару столетий Страж будет копать и в конце концов найдёт свою жертву. Как и в первый раз Китэгра опёрся на косу, спокойно ожидая смерти. Смутно он надеялся, что тот демон спасёт его и на этот раз (сейчас он уже не сомневался, что благодаря ему, ушёл от тех страшных ударов, едва не погубивших его). Но эта надежда, конечно, не могла оправдаться. И всё-таки он надеялся. Даже когда, огромный демон, пошёл прямо на него. В последний миг: похоже, его решили просто затоптать, он отошёл в сторону с пути гиганта. Демон проследовал своей дорогой. Другие разошлись в разные стороны. Все они искали. Китэгра стоял оперевшись на косу. Он размышлял. И очень долго. Думать по-прежнему было очень не просто, мысли шли как сквозь ватную стену. Но понять нужно было, нужно было думать. Мысли о демоне-благодетеле, создавшем его, рассыпались прахом. С самого начала они были полной глупостью. Реши демон сыграть против собратьев, он играл бы не с ним. И не вручил бы ему косу. Предметы Силы, несут на себе печать, будто подпись того, кто создал его. Не его это знание, не Китэгра - того, кто дал косу. При желании и больших силах, не составит труда, понять из чьих рук вышел Предмет..., Артефакт. Да, так звучит лучше. Он нахмурился, попытался. Кожа задубела. Стала твёрдой как камень, почти такой же прочной как была у него раньше. Только теперь это была мёртвая окаменевшая плоть. Кстати, она начала отваливаться. С кусками чёрно-розовой плоти. Значит, не долго осталось. Если в ближайшее время не найти душу или как-то восстановить способность питать себя Силой, он просто развалится на части. Ну, хоть боли нет и на том спасибо...
   Итак, демоны потеряли его. Они не видят его даже под самым своим носом. Он глянул на блестящее лезвие косы. Увидел своё отражение. Этот угольный, разваливающийся на глазах труп - это он теперь. Странный метал, кстати. Только сейчас он заметил некую странность в нём. Только, к сожалению, он не мог сказать, в чём она заключалась. Просто металл был странным. Благодаря косе демоны не видят его, но ищут они именно его..., и ещё. Глядя в этот нежно-голубоватый металл, он почувствовал нечто, чего объяснить не мог. Китэгра понял - ему не поглотить ни капли Энергии любой души. Ему не напитать себя Силой. Он должен был погибнуть от ран, сумев всё же совершить ещё один скачок в своём могуществе. Последний скачок. Он ушёл слишком поздно. Если б чуть-чуть раньше, смог бы восстановить себя Силой. А он прыгнул в пространстве, будучи практически покойником. Но остался жив. Почему? Почему эта коса, спасла его? Он видел ответ в холодном лезвии. Его спасли не просто так. Дело в том, что коса не могла, ходить сама. Дело в том, что она была сейчас очень слаба. Дело в том, что не он искал сейчас Душу. Её искала коса. Он был необходим ей, как средство передвижения и инструмент визуального поиска. Очень давно, что-то могучее, ослабило её. Она спала многие тысячи лет. И когда его пробудил некто неизвестный, сорвал с него рабский ошейник, он пробудил и косу от вечного сна. Да, этот её сон должен был быть вечным. Теперь ей нужна была Энергия...
   Китэгра с глухим стоном опустился наземь. Вот как оно получилось. Он просто ноги для этого куска дерева и металла. Вся его месть, великая цель - свелось всё это к ногам для тупой железки. Ему было плохо. Душа болела. Ему хотелось плакать. Жаль, он забыл, как плакать. И, наверное, не мог. Могло ли его тело плакать? Он положил косу на колени и смотрел на обугленные пальцы. Может, раньше и могло. Теперь нет. Пожиратель был качественно иной моделью человеческого тела. Там не было ничего лишнего или бесполезного, на вроде слёзных желез. Они нужны человеку, в котором бушует страсть эмоций. У Пожирателя эмоций почти нет. Ненужная блажь для охотника за душами, а следовательно ни к чему и слёзы, своего рода клапан для слишком разбушевавшихся чувств. А сейчас, в самый раз заплакать. Видно от начала и до конца им пользовались, для того, что бы возродить этот бездушный предмет уничтожения. Он уже успел пробудиться - Китэгра чувствовал, что нечто внутри косы изменилось, теперь его нужно возродить полностью. Китэгра был просто расходным материалом для этого нечто. Мостиком к пробуждению. Так используют башмаки. Походят в них, они износятся, их выбрасывают и берут новые. Так и его выбросят, едва он, даже не он, а эта коса найдёт подходящий заряд Энергии...
   Он поднялся и тупо побрёл вперёд. Он больше не думал. Он стал бездушным тупым автоматом. Сейчас, когда думать было так тяжело, стать автоматом было не трудно. Пусть её, эту треклятую косу, пусть ведёт его куда хочет. Он сыграл с плохими картами и проиграл. Точнее даже не он играл. Он был одной из тех карт, которыми играли...
   Он шёл и сколько шёл сказать не мог. Равнины кончились. Он снова был в предгорьях. А горами здесь были изрыгающие лаву и пепел вулканы. Пепел не оседал на земле, он пополнял завесу вверху. Впрочем, всё это уже не волновало воина, покорившегося воле своего собственного оружия, служившего ему несколько лет (может, и десятилетий). Пожалуй, даже не служившему, а набиравшемуся сил. Осталось только восполнить их окончательно. Но вот то чем можно их восполнить упорно не попадалось на его пути.
   В один из дней Китэгра обнаружил, что ног у него собственно уже нет. Остались только кости. С того дня он смотрел только вперёд. Он не хотел видеть, что стало с остальным телом. Вообще он хотел только выполнить волю странного оружия и, наконец, спокойно умереть. Он мог и бросить косу, да и умереть. Но вот и не мог он этого сделать. Однажды он попытался и понял, что слишком поздно. Слишком сильно стало оружие. Оно обрело над ним власть. Теперь не коса служила ему - он служил её целям. Надо было бросать её раньше. Теперь поздно. Осталось только выполнить её волю и..., что будет потом?
   Крик боли, крик ужаса. Китэгра инстинктивно ускорил шаг и локализовав источник звука побежал. Бежалось легко, забавно... А! У него же больше нет плоти, теперь двигаться легче. Китэгра чуял запах. Не носом - носа уже не было. Он чувствовал запах свежей души Живого, как чувствовал её Пожиратель. И он побежал. Цель была рядом. Точнее жертва. Он спешил, что-то беспокоило его. Спустя пару минут он понял что. От обиды Китэгра заскулил (попытался - не чем было скулить). Клацнули челюсти лишённые плоти. Душа сбежала от него! От него, от Пожирателя!!! Да, он утратил всё, что было в нём. Китэгра заснул, но Пожиратель в нём не спал. Пожиратель отвечал целям косы много лучше, чем воин, воспылавший местью. Потому сбежавшая душа заставила его тихо скулить от обиды. Его жертва ушла. Но ничего: там были другие, он чувствовал. Там было ещё три вкусных, полных Энергии душ. Он восполнит силы Великого. И Великий будет пробуждён от многих веков сна.
   Скелет с ошмётками плоти, на чёрных костях, молнией преодолел отделявшее его от ущелья расстояние. Надо было спешить, пока хоть одна из душ цела. Китэгра влетел в каменный коридор пулей. У цели он остановился. Странная картина предстала его зрению, не имеющего ни чего общего со зрением человека: глаза давно сгнили. Живых было не троя. И кроме них ещё имелись двое, полуживых, эти душ не имели и были ему неинтересны. Зато остальные просто таки говорили: иди и пожри нас! Но Китэгра не двигался с места. Он без движения смотрел.
   Гигант, о шести ногах, громко хохотал. У его ног дико вопил, молодой юноша. Не молодой. Просто он эльф - Бессмертный. Нестареющий, но умирающий. Сейчас он умирал. Полуживые не торопливо рвали его тело, полыхавшее в Огне Смерти. Раны, парня были чудовищны - он должен был быть уже мёртв, но он жил и выл от боли. Огонь питал его, Огонь не давал ему умереть. Гигант наслаждался болью жертвы. Гигант, прижал к скале двух других эльфов одним из двух своих щупалец. Белые от ужаса и мокрые от слёз лица. Они смотрели, как умирает их товарищ. Один на их глазах уже умер, мучительной ужасной смертью.
   Китэгра не волновала страшная участь эльфов и ужас случившегося - он испытывал досаду. Умерший умер, потеряв душу. Её переправили в Ад. Это было обидно - ему эту душу уже не получить. Но собственно и это было не очень страшно. Плохо совсем другое. Гигант не был Псом, он был Хозяином. Пред ним стоял демон. Остатки памяти о битве с ними заставили Китэгра повернуть обратно...
   У входа в ущелья Китэгра замер. Он стоял не понимая, что остановило его. В душе Пожирателя тлел огонёк ненависти. Он разгорался всё сильнее. Против воли оружия, он повернул назад, туда, где ещё слышались дикие вопли. Он вернулся. От эльфа немного осталось. Видно он уже наскучил демону, и демон решил поиграть с другим Живым. Китэгра осторожно шёл к нему. Демон не мог его видеть, но ведь мог услышать. А может, и не мог. В любом случае осторожность не помешает.
   Он подошёл к боку чудища, когда эльф умер, а его душа ушла из этого мира. Демон по-прежнему наслаждался своей игрой, не замечая чёрного скелета. Если б захотел Китэгра мог бы сейчас ударь его косой и перерубить надвое. На такую глупость его двигала ненависть. Но коса не позволяла своему рабу ударить. Китэгра стоял, борясь с волей давно подчинившей его собственную. Демон не видел его, демон не был готов к неожиданной атаке, а эта глупая коса..., и вот тут, Китэгра испытал удивление сравнимое с..., хрен знает - не знаю с чем сравнить. В общем, парень был в глубоком шоке.
   Руки сами подняли косу, по её же воле. Размахнулись и опустили её поперёк хребта Великого. Кентавр был разрублен на пополам. Поднять во второй раз косу Китэгра уже не мог - она не желала подниматься. Кроме того, он сам не мог пошевелиться. Его будто парализовало. Тело демона загорелось Огнём Смерти. Он быстро срастался обратно. Но в его теле лежало лезвие косы. Пламя Смерти потухло быстрее, чем разгорелось. Плоть посерела, ссохлась и опала прахом. На этом не кончилось. Вокруг лезвия колыхалась серая дымка. Жёлтые глаза, с ненавистью смотрели на скелета, на Китэгра. Теперь демон видел его. Теперь его видели все. Дымка рванулась в сторону, но не смогла уйти. Материальное лезвие косы остановило душу Бога. Но он боролся, он не желал становиться пищей. Боролся отчаянно, но сейчас, потеряв тело, он мог гораздо меньше. Вновь же обрести плоть ему не позволяла коса. А потом..., тихий-тихий стон, разнёсся над миром. Дымка исчезала на глазах. Душа умирала. Она стала пищей для косы созданной неизвестно кем, когда и где. Лезвие начало светиться ровным синеватым цветом. Китэгра смотрел на этот свет и чувствовал себя странно. Он вдруг обнаружил, что во всём Пределе миров, он лишь жалкая песчинка... Точнее жалкой песчинкой был демон, Великий Бог. Он же Китэгра, не мог зваться даже песчинкой. Он был меньше атома в этом мире. Он был жалким протоном, его сотой частью, внутри огромнейшей структуры, что звалась Мирозданием...
   Китэгра сам завыл как съеденный косой демон. Не Мироздание. Коса пришла не из Мироздания. Создавший её, даже не знал, что оно существует. На миг, короткий миг Китэгра увидел нечто, что не мог объяснить. Видения, чего-то непонятного могучего, и потому невообразимо ужасного. Это нечто могло быть Хаосом - его память, та, что вложили в него, знала, что такое Хаос. Но это Хаосом не было. Он видел и того, кто жил там. Жил ли? Он видел битву (ему казалось это именно битвой) в которой погиб создатель косы (или ушёл куда-то), где коса ослабла и погрузилась в сон. Теперь время сна кончилось и коса очутилась в Мироздании. Место о существовании, которого она и не подозревала. Да, она умела думать. И..., видения схлынули. Тихо мерцала коса. Вокруг никого не было. Хотя не совсем так: вон те эльфы. Убегают. Китэгра провёл второй рукой по лезвию косы. Оно мерцало, оно было Живым..., не так Живым как он, но именно Живым...
   У него появилась вторая рука. Китэгра изумлённо изучал свою конечность. Как новенькая. Серая кожа, прекрасные длинные когти. Он коснулся лица. Оно было целым. И глаза - оба имелись в наличии. Его тело было прежним. Мало того, его одежда до последней нитки восстановилась.
   Он неподвижно смотрел в сталь лезвия. Почему ему оставило жизнь это порождение не известно кем порождённое, даже не знавшее ничего о Мироздании? И кто его создал? И самое, пожалуй, странное: какие Силы использовало это оружие? Что-то подсказывало ему, что это была мощь незнакомая Мирозданию. Ни Первородная Потока, ни одна из Изначальных, рождённых Материей или видом Пространства, вышедших когда-то из Потока, потому и звалась его Энергия Первородной...
   У этой Силы не имелось аналогов в Мироздании. Возможно, они были в Хаосе, но тут их не было точно. И странное свойство этой Силы: она могла перерабатывать любую Энергию, в ту, что потребляла, ту которой могла управлять. Душа ей нужна была лишь на первых порах. Первородная, чистая от грязи. От окрасов Энергий Материи и Пространств. Душа. Плотная структура чистой от влияния материй Энергии. Хотя, он чувствовал, что ещё лучше подошла бы для этих целей Энергия непосредственно из Потока. Но до неё коса добраться не могла. Раньше.
   Так почему он всё ещё жив? И почему коса, или даже не так: Коса, восстановила его тело, одежду и даже восполнила, частично правда, силы его собственной души? В благодарность? У неё что, есть собственная душа?
   Ответ пришёл, очень подробный ответ. И не только, коса говорила с ним. Она, о чём-то рассказала ему. Видимо открыла какие-то тайны всего Сущего, может, ещё какими знаниями поделилась. Рассказала, тут он был уверен, свою историю и историю своего создателя, но...
   Китэгра мало, что смог понять. По сути, до его сознания дошло лишь одно: этому оружию требовался хозяин. Он устраивал косу в этой роли. И она желала видеть себя в его руках. Вот и всё. Остальное, виделось ему размытым разноцветным туманом и неразборчивым гулом. То место, откуда явилась коса, жило совсем по другим Законам, нежели те, что правили Мирозданием. Видно попав сюда, коса, сумела приспособиться к ним каким-то непонятным способом и тем самым истратила почти все свои силы. Выскребла саму себя досуха и Сущности, заключённой в ней, ничего не оставалось кроме как уснуть. До счастливого случая, каким оказалась встреча Пожирателя с кем-то неведомым и могучим. И вот, он уже не Пожиратель - хозяин могучего оружия, с непонятными силами и возможностями. Причём оружие пытается говорить с ним, живое оружие из материи..., попав сюда, оно выглядело иначе. Просто, то, каким оно было, не могло существовать в Мироздании - страшном и непонятном месте. Таковы были впечатления косы от Предела Миров. Китэгра остро чувствовал их. И нечто, что он мог бы назвать тоской по дому. Дом - это прошлое. Коса скучала по дому, но не могла туда вернуться. Она не знала, где её дом и существует ли он ещё. И..., собственно, это была незнакомая ему тоска. Она ощущалась косой как-то неправильно, не так как на пример скучал о прошлом он. Но может дело в том, что он не помнит, того, о чём скучает? Он скучает о пустоте, коса же хорошо помнит свой дом...
   Странное оружие в его руках ощутило дикую тоску. Очень походило, по крайней мере, именно на тоску. Вызвало её то, из чего Китэгра почти ничего не понимал. Коса молчала. Послушная и покорная в его руках. Он мог ею как-то управлять. Он чувствовал это, но вот как именно управлять? Ей мощь не поддавалась осознанию. Большей частью, из-за Энергии которой пользовалась и в которую могла обращать любую из энергий Мироздания. В борьбе с демонами его наисильнейший козырь..., если он сообразит, как им пользоваться.
   Китэгра прибег к Силе, прощупывая мир на предмет опасности. Он едва не свалился от усталости. Значит, не до конца его восстановили. Ему перепало, столько, сколько на него могли потратить. Что ж - не беда, он найдёт подходящую душу с помощью Потоков и восполнит свои силы, как уже дважды проделал это. Он коснулся этих Энергий и коса в его руках дёрнулась так, что едва не срубила ему голову. Китэгра бросил Силы, озадаченно слушая. Коса снова говорила с ним - она просто кричала. Гул стал очень громким. Но как он ни старался услышать что-то понятное, понятного там не было ни на гран. Впрочем, он скоро догадался и сам. К сражению он не готов. А его прикосновение к Потокам - попытка взять оттуда много энергии, тоже самое, что повесить на шею красную тряпку и бродить по равнинам вопя, что есть мочи. Что б его значит, быстрее нашли. Значит, этот путь закрыт. Смерть демона, Конечная, Истинная Смерть этой твари, не вызвала тревоги потому что коса блокировала её проявления в Потоках. Но дважды этот номер не пройдёт. Точнее пройдёт, но послужит ещё лучшим указанием, где искать, чем открытое Действие. Демоны к несчастью, не идиоты.
   Сделаться невидимым для них, видимо не получится. Почему это получилось раньше и невозможно сейчас, он не понял, хотя порождение иного Сущего (а может просто другой его части?) подробно всё объяснило. И конечно, он ничего не понял. И дело было даже не в языке, на котором говорило это нечто. Любой язык можно понять и изучить имея достаточно подробную ассоциативную модель. К примеру, услышав слово "нож" - если мы знаем значение этих звуков, в нашем разуме закреплён образ, соответствующий набору звуков, - мы понимаем значение слова. Но коса оперировала ассоциациями попросту не понятными разуму Китэгра. Мир, породивший косу, отличался от Мироздания как ночь от дня. Он не в силах был понять, а коса была не в силах объяснить.
   Так же она попыталась объяснить ему, почему не может восстановить его с помощью своих энергий. Ему пришлось догадываться о причинах. Видно трансформация Изначальных могла привести сюда всех окрестных демонов. А отдать ему хоть часть собственной энергии коса не могла. Вот только почему он понял чуть позже. Коса оставила совсем не много для дела.
   Китэгра знал лишь один способ восполнить силы в таком свете. Заснув на какое-то время, он восстановится полностью, естественным путём. Его душа сама почерпнёт силы из мира, с течением времени, что он будет пребывать в покое. Возможно, пройдут столетия, прежде чем Китэгра проснётся вновь, но иного выхода он не видел. Едва он решил, что другого пути нет, его тело пришло в движение. Против его воли. Вспышка панического страха исчезла почти сразу. Её вызвало, эту вспышку, прикосновение Энергии, чужеродной Силы, порождённой вне Мироздания. И ещё то, что он понял сейчас. Китэгра сам стал не совсем тем, кем был. Он уже не вполне принадлежал к детям Мироздания. Он стал неким гибридом, двух взаимоисключающих частей Сущего. Он стал проводником чужой энергии в этом страшном, для косы мире. Теперь и отныне, он всегда будет чужим всему Сущему. И вдвойне тяжело было это оттого, что он не понимал проявлений мира того, и почти ничего не помнил из мира этого. Таков путь его...
   Рука с косой поднялась. С нажимом он воткнул слабо мерцавшее лезвие в серо-чёрный камень. Скала тут же открылась узким длинным коридором. Он шагнул в него. Пыль за его спиной поднялась и вновь стала камнем.
   Он шёл по тоннелю, а камень за его спиной обретал прежний вид. Тоннель спускался всё ниже. Китэгра шёл по нему, повинуясь воле древнего оружия, когда-то возможно и не бывшего даже оружием...
   В округлой пещере, пол которой покрывал слой плотной чёрной пыли, он остановился. Выхода из неё уже не было. Он находился где-то глубоко под землёй. Здесь не было его Силы. Здесь был только камень. Пыль посреди пещеры с идеально плоскими стенами, поднялась. В миг она обрела форму длинного узкого ложа. Здесь предстоит ему уснуть. Здесь его душа будет питать себя, той энергией, что недоступна его взору. Той, из которой вышла. Той, что пронизывает все без исключения Миры, Предела Миров и всё Мироздание. Той, что коса не может сейчас взять - почему, он не понимал.
   Китэгра с трудом добрёл до ложа. Он засыпал на ходу. Видно коса заставляла его засыпать - он не знал. Он просто очень хотел спать. Китэгра лёг и закрыл глаза. Придёт день и он проснётся. И тогда вновь придёт день мести, мести Богам, убившим его мир!
  
   9. Бог, дитя Истинной Смерти.
   Тишина. Беспредельная тишина. Здесь не было пределов, в том смысле в каком он понимал их. Не было привычного ему мира. Здесь во всём своём неописуемом великолепии сиял Предел Миров...
   Он спал - Китэгра чётко осознавал, что спит, что видит сон. И в то же время он видел действительность, реальность снилась ему - он сейчас видел со стороны: видел Предел Миров. Этот сон открывал одну из величайших тайн Мироздания, открывал ему. И сон этот..., он не мог его видеть. Это Китэгра понимал даже лучше чем, то, что конкретно видел. То, что открылось его взору в этом странном сне, не доступно даже Богам. Тем не менее, он видел. Нет, не он. Понимание пришло, когда он созерцал движение Сфер. Но он не сразу понял - Сферы были так прекрасны! Трудно было оторваться от их величественного неторопливого бега, по самому краю чудовищно огромной золотистой струи Потока. Он видел сейчас, то, что открылось взору Косы, много веков назад. На грани полного уничтожения, лишённая практически всех сил, она очутилась здесь - в бесконечной тьме, плотными стенами обступавшей Предел Миров. Вот откуда в нём сейчас эта непонятная тоска и страх, при взгляде на множество Миров, со стороны. Попав сюда в Мироздание, это существо, что выбрало себе первую попавшуюся форму, было сильно напугано, таким незнакомым, радикально отличным от родного Сущего Мирозданием. Эта тьма, окутывающая Сферы и Поток, она была и там откуда пришло Существо, но там она была иной. И всё же тьма, отличалась не так сильно, как сам Предел Миров, от знакомого Существу мира. Именно это обстоятельство позволило ему выжить в первый момент, а после Существо сумело создать себе материальную оболочку, достаточно плотную и не имеющую живой материи. Ни что более не могло сохранить Существо, в этом мире. Он был совсем другим. Чем он отличался, Китэгра не понимал, но его это и не заботило, он целиком был поглощён созерцанием Предела Миров. Тьма, такая бесконечная и похоже, большая часть всего Мироздания, ему была не интересна - она угнетала одним своим видом. И что-то было за пределами тьмы, пределами Мироздания, что-то страшное. Непонятное, необъяснимое, одинаково опасное для Живой материи, и косной, даже для Сил. Зато умиротворяющее мерцание золотого Потока и блистающих тусклым серебром Сфер, очень нравилось ему. Китэгра мог смотреть на это вечное движение бесконечно. Он не знал ничего, более прекрасного, чем это движение сотен миллионов вселенных, объединённых в Сферы и скреплённых Первородной Потока, из которого в своё время, вышел каждый мир Предела Миров...
   Он лишь не понимал, как такое может быть. И коса, конечно, объяснила - в этих снах, уже не в первый раз она пыталась, что-то объяснить ему, найти с ним контакт. Пока удач не было. Но теперь: кое-какой прогресс имелся. Китэгра не понял почти ни чего. Ни образы, ни слова не достигали сознания, обращаясь бессвязным гулом. Но одно важное знание пробилось в его разум. Всё что он сейчас видел, существовало в одной и той же точке пространства. Парадокс. Ни чуть. Он шокировано смотрел, осознав, что вся эта бесконечность есть одна маленькая точка - пока до него не дошло. Он не понял, была ли это удачная попытка косы, что-то ему сказать или он сам пришёл к этому знанию. Но знание открылось ему. Не одна точка. Точнее для него она одной и была. И то, что не доступно ему видеть Мироздание со стороны, следствие его неспособности разглядеть больше одной точки. Разум Китэгра подал ему простой, понятный сознанию пример. Стопка тонких листков на столе. Сложенные один к другому, так что бы не торчали края остальных. Если смотреть на них сверху, с высоты смотреть, находясь точно над ними, ты увидишь только один листок. Плоскость. Он мог посмотреть с боку и обнаружить, что листов там несколько десятков. Но если бы он не умел смотреть с боку или под углом? Тогда он не знал бы, что есть мера измерения: высота и листок был бы один, хотя на деле их может быть в этой стопке, бесконечно много.
   Так, примерно, было и с Пределом Миров. Он мог смотреть лишь сверху. Он не умел видеть иных измерений пространства, кроме привычных ему. Эта способность дарована, была лишь косе, потому, что она пришла извне. Для него же стопка листков всегда останется одним единственным листочком.
   Китэгра было не много грустно, теперь смотреть на воспоминания косы, понимая, что он никогда не сможет узреть это чудо собственными глазами. И Богам не дано, зрение Истины...
   Померкло видение Предела Миров, прекрасного золотистого Потока, нёсшего на своей спине (образно, на деле Сферы уютно располагались со всех его сторон) бесконечное множество Миров. Конечно, число их было определённым, но таким невообразимо огромным, что для него, смело могло считаться той же бесконечностью. Жаль было терять это видение, может уже никогда он и не увидит ничего подобного. Но коса, то существо, что сделало косную материю своим вместилищем, продолжало искать способы контакта со своим хозяином, им же выбранным. Оно пыталось понять существо из незнакомого и страшного мира, где теперь ему предстояло жить бесконечно долго, без всякой надежды на возвращение домой и обретение, своего привычного тела. К несчастью, тело существа, его привычная оболочка, окажись оно в Мироздание, могло привести к коллапсу. Едва ткань этого тела коснётся, ткани, привычной Мирозданию, случится нечто страшное. Китэгра чувствовал, что так и будет, но что именно произойдёт, не знала видно и коса. Может она просто погибнет, может вместе с ней погибнет и всё Мироздание. Хотя это вряд ли: скорее всего всё ограничится локальным уничтожением. Ну, выгорят без остатка три-четыре Сферы, и всё. Ничего страшного в принципе. Что для сотен и сотен миллионов миров, каких-то десять-пятнадцать миллионов вселенных? Так, песчинка. Их и так много, миров этих (Последние мысли не принадлежали, Китэгра, о числе погибших миров - это доброе лирическое отступление автора. Кстати, хороший мужик - я его отлично знаю: гениальный чувак!)...
   Сны обрели полную бессвязность и абстрактность, много выше среднего. Разноцветный туман и множество совершенно непонятных звуков, чуть приглушённых, будто шли они очень издалека. Китэгра слушал, смотрел - он пытался понять. Ведь это не были его сны, рождённые его мозгом, или кусочками памяти собственной души. Слишком осознанны, слишком реальны, и совершенно не понятные были эти сны. Мозг рождённого в Мироздании не мог породить ничего подобного. Ни чего близко похожего не было в Пределах Миров. Он видел картины мира иного, отличное, от его собственного Сущее. Пожалуй, это тоже можно было назвать Мирозданием, но это чуждое Сущее было дальше от Предела Миров, в самой сути своей, чем Хаос от Мироздания. Всё-таки, когда-то Поток вышел из Хаоса..., вроде бы. Он не обладал таким знанием. Он лишь знал, что такое Хаос. Знал, что чуждое Мирозданию, за той бесконечной тьмой, что он не давно видел, именно Хаос. Этот же мир, родной Существу в косе, он будто возник вне всего выше упомянутого. Может, так оно и было...
   Очень долго он видел марево, за которым не мог разглядеть картин иного Сущего, ибо не могло принять их его сознание, не могло их объяснить, и он видел лишь беспредельный туман. Он не мог понять звуков, что слышал: там звуки ассоциировались с непривычным кардинально другим миром. Там звуки даже звучали иначе. Это была стена, преодолеть которую не мог ни Китэгра, ни существо признавшее в нём своего господина. Признавшее потому, что иного выбора у него не было, а Китэгра был рядом и знал свой мир, во многом похожий на остальные миры Мироздания и имеющий с ними общие корни. Но коса пыталась. Отчаянно пыталась, понять - что бы поняли её. Коса рассказывала ему что-то, он чувствовал, что это очень важно. Похоже, коса поведала ему свою историю. Историю того, как она очутилась в Мироздании. Но он мог лишь догадываться, что это была за история - понять её он не мог совершенно.
   Китэгра ощутил огорчение, разочарование, что-то похожее на аналогичные чувства, свойственные ему, хоть и в меньшей мере, чем раньше, и не похожее сразу. Как мог хозяин понять своего добровольного слугу, чуждого этому миру? Как могли они преодолеть стену, что возвели между ними их родные миры, в которых даже чувства так сильно не походили друг на друга, что зачастую нельзя было провести похожих параллелей между ними? И коса сдалась. Китэгра почувствовал, что она сдалась. Точнее отступила, потерпев поражение. Но и только. Теперь очередь попытаться найти пути к пониманию за ним. А он и не знал с чего начать. А начать было нужно: такая мощь, может оказаться решающей в следующей схватке с демонами. Схватка будет, без сомненья будет. И далеко не одна. Исход будет зависеть от того, насколько силён будет Китэгра. Но вряд ли он сможет стать сильнее всех демонов сразу. А значит..., что-то в Существе шевельнулось. Он понял этот знак: он на верном пути. Хотя этот знак, конечно, мог быть непроизвольным движением, мыслью или попыткой понять, о чём думает он. Как бы там ни было, Китэгра решил, что без сильного союзника ему не победить. Один он проиграет свою следующую битву. Месть окончится его смертью, скорее всего конечной. Вряд ли ему позволят выжить, отправив в Ад. Он стал слишком силён, что бы рисковать, оставляя его живым. Лучше уничтожить. Он сам, на месте демонов, поступил бы именно так...
   Он снова спал. Просто спал, видя свои сны. Вернулось то самое ощущение затуманенного разума, какое знакомо каждому кто нуждается в сне. Коса больше не пыталась говорить с ним. Напряжение отступило, и он наслаждался туманами снов...
   Китэгра стоял посреди безбрежной, абсолютной Тьмы. Коса слабо мерцала в его руке: странное оружие, чуждое ему и его миру. Отныне он и коса - два совершенно разных по своей сути существа: друзья, союзники в этом сложном мире. Мире, где им нужно сражаться за право жить. Могучие и не разделимые отныне. Оба зло, с угрозой смотрели во Тьму. Таким и был мир в котором предстояло им силою своей и реками пролитой крови доказать, своё право жить в нём. Этот мир был Тьмой...
   -Шелест ветров..., ласковый шелест ветров...
   Маг Смерти задрожал, будто от боли поразивший его тело изнутри. Голос шедший из Тьмы, из мира - какой красивый был этот голос! Будто ангел бесконечного неба, говорил сейчас с ним. Полный нежности и ласки, он причинял ему боль. Почему? Ведь так хорошо становилось ему, едва он слышал его первые звуки..., и так тоскливо.
   -Ласковый, нежный шелест ветров...
   Кто говорит этим чудесным голосом? Как такой прекрасный голос мог родиться во Тьме, безжалостной Тьме мира? Китэгра кричал во Тьму, он просил, он грозил. Он желал видеть говорившего..., говорившую. Ибо лишь женщиной прекрасной душой и телом мог быть рождён такой нежный бесконечно прекрасный голос. Женщина говорила с ним - это точно. Говорила о шелесте ветра, о его незримой ласке. Видно он знал её, а она его, когда-то давно. Но почему она не появится? Почему она скрывается в этой тьме? Почему не позволит ему видеть её лицо, наверняка, более прекрасное, чем бесконечность Предела Миров? Где она скрывается? Зачем мучает его?
   -Шелест..., нежный шелест незримого ветра. Ты не слышишь его? Любимый мой...
   Китэгра замер как громом поражённый. Голос растаял во тьме. Ушёл, обратно в глубины памяти. Его памяти. Любимый - сказала она..., Китэгра знал её. Когда-то Китэгра любил её. Когда ещё был человеком..., когда она была жива...
   Вопль Ужаса, Смерти час.
   Китэгра проснулся. От собственного крика, многократно отражённого от стен его усыпальницы. Вскочив на ноги, он дико оглядывался вокруг. На миг он забыл, где находится. Он забыл всё кроме этого чудесного голоса. Потом он пришёл в себя, стал спокойнее. Да, шелест ветров. Он помнил. Эти слова значили, что-то очень важное. Там, в жизни, что давно сгинула. Но вот и всё. Ни чего больше не могла дать ему его память. Он не мог вспомнить, как выглядела Она. Он даже не мог вспомнить других слов сказанных ею. Только шелест ветров. С долгим протяжным стоном Китэгра опустился на камень, где не давно спал. Положив косу на колени, он закрыл лицо ладонями. Он уже ни когда не сможет забыть этого сна. Его мир, мир полный зла угрозы, мир, где убивает он, чтобы жить и пытаются убить его, что бы жить самим. Таким он его видел, таким он был в его снах - Тьма. И он уверен был, так было всегда. Для него. Теперь же..., он уже не сможет видеть его таким: Она тоже вышла из этой тьмы, как он, как всё живое. Теперь мир стал гораздо сложнее, чем был. Китэгра на миг вспомнил о своём желании, заменить Хозяев, самому стать Хозяином над Живыми, правя мудро, но жёстко. Какая глупость! Как он может стать хоть в чём-то похожим на этих рогатых тварей? С другой стороны, он ведь не будет уничтожать жизнь на корню, как-то делали демоны. Он будет добрым и могучим правителем..., для пары десятков оставшихся в живых. Зачем ему это? Вот, пожалуй, главный вопрос. Но сейчас не время для него. Её голос шептал в его душе. Шептал о ветрах. Почему он не может больше ничего вспомнить? За что так поступили с ним? Почему? Господи, почему?
   Китэгра тихо завыл, здесь, в замкнутом пространстве, тихий вой оглушал. Ну, вот, дошёл до ручки: Богам молится. А ведь демоны, то же Боги. И не слабые...
   Шелест ветров. Очень хотелось заплакать сейчас. Пролить слёзы. Скорбь по ушедшей навсегда, тоска о прошлом, давно мёртвом, как и весь этот мир - сжигали его изнутри. Но Пожиратель не мог плакать. Да, Шепчущая о Ветрах - таким я стал. Жалкий Пожиратель, что не может плакать, не может чувствовать...
   Китэгра замолчал, его тоскливый, животный вой, оборвался. Как выяснилось, чувствовать теперь он может даже слишком хорошо. Пожиратель - раб демонов, не способен на это. Теперь он Китэгра. Тот, кто забыл, кем он был, и не знает, кем он станет. Но если он научился чувствовать?
   Слёзы, горячие слёзы потекли по щекам. Он научился изменять Живое. Он изменил собственное тело, теперь оно могло плакать. Это оказалось так просто, странно, что он не сделал этого раньше. Китэгра положил ладони на древко косы. А что же можешь ты? Как мне управлять тобой, мой новый друг, потерявший всё? Так же потерявший как и я. Был ли у тебя кто-то, кто был тобою любим? Знаешь ли ты, что значит любить? Есть ли подобное чувство там, откуда ты пришёл, могучий и не понятный мне?
   Неразборчивый гул ответил ему. Едва заметная улыбка коснулась его губ. Нет, пока ещё рано говорить. Пока они не способны понять друг друга, но он чувствовал - это дело времени. Коса, отчаявшись найти общий язык, что-то сотворила с ним, с его душой. Что-то не опасное для него и совершенно непонятное. Пройдёт время, и они сольются в Единстве. Так примерно можно было это объяснить. Но так решил он. Коса, имела в виду, нечто иное. Единым целым, существа из столь разных миров не смогут стать ни когда. Единство, что желала достигнуть коса..., он не понимал, что это может быть. Просто некое состояние душ, что позволит им понимать друг друга. Она что-то сделала и с собой. Теперь менялась душа его, душа косы. Сущность. И потому, только потому, он смог вспомнить Шепчущую о Ветрах. Жаль, что он может помнить так мало, но больше ни чего в его памяти просто не было.
   Шепчущая. Как же звали тебя? Ведь я любил тебя, любил безумно. И вот, властью демонов, осталась любовь к безликому голосу. Теперь я не знаю даже, что на самом деле такое: любовь. Тоска, боль, пустота, такая страшная пустота внутри - разве это любовь?
   Нет, конечно, нет. Утрата, горечь утраты - вот что это. Любовь иное, что-то иное.
   Китэгра оборвал ненужные потоки слёз. Теперь не нужные. Он улыбался. Зло, с ненавистью ко всему, что окружало его. Китэгра шёл к стене, что бы выйти в мир, истерзанный волей и силой демонов. Он сгорал изнутри, сгорал ненавистью и злобой. Теперь, пришла пора умирать. Демоны ещё не знают об этом, но время пришло. Пришло время, когда им придётся умирать. Истинная Смерть - страшнейшее из всех преступлений Мироздания, станет его оружием в битве с Великими. И пока хоть один топчет Ткань и Пространство Мира его, не успокоится он. Пока не вернутся души взятые демонами из этого мира, взятые вопреки Законам Мироздания, не успокоится он!
   Ну что ж, твари! В этой войне, либо падёт он, либо сгинут Боги.
   На миг Китэгра даже ужаснулся своей наглости. Он, Маг Смерти, бросает вызов, невообразимо могучей силе. И не просто бросает вызов, он намерен победить. Самонадеянность, честолюбие - пришли слова из пустой памяти. Да. Превосходно! Симпатичные качества. Китэгра уже не улыбался, он скалил клыки как зверь. Ну что ж: Боги, изувечившие этот мир - звери, таким быть и ему. Сразить зверя: что нужно для этого? Сила, ярость, знание. И ещё, кое-что, много более важное. Он сам станет зверем! Впрочем, зачем им становиться? Он и так зверь, беспощадный Пожиратель и могучий Воин. И в этой смеси - Китэгра, Маг Смерти, рождён к жизни. Жизни Воина, жизни в бою..., огонь. Да. Демоны владеют отличной от его Силой. Огонь. Почти все Действия Огня, топорная мощь, направленная на разрушение материи. Буйная, почти не пригодная для тонких ударов Сила. От её разрушающего могущества можно уберечься, укрепив материю, сделав её не пригодной к большей части проявлений, Огненной Стихии. Китэгра знал, теперь знал, как играть с материей. С Живой материей. А с косной, тканью камня, к примеру? Принципиальных отличий быть не должно...
   Всё же они были. Преодолеть их стоило не малых усилий..., и конечностей. Три раза пришлось заново отращивать руку. Ни как не удавалось собрать Живое и Неживое в один организм, работавший правильно, без сбоев. Странные вещи творились. Тело упорно отторгало смешенные ткани. Всегда по разному. В первый раз рука просто осыпалась пеплом. Во второй, перестала двигаться, отяжелела непомерно и принялась сочиться серой пакостью. А как больно это было! Надо было сразу отключать осязание, не догадался и в первую свою попытку, едва не околел от страшной боли.
   Он всё же справился. Он изменил своё тело, достаточно сильно. Внешне это почти не отразилось. Только серая кожа стала пепельной, а глаза-угли, утратили свой цвет. Два бело-серых, не имеющих зрачков, глаза. Не слишком красиво, но теперь, что бы выбить их из глазниц понадобится, пару часов утомительной работы, кувалдой и зубилом. Он был доволен, тем как улучшил себя. Что бы уничтожить это тело, понадобятся особо тонкие удары из арсеналов Огня и Смерти. Китэгра справился..., и выругался всеми известными ему ругательствами - мысленно. Одно попытался сказать вслух, автоматически, но горло не издало не звука. За ненадобностью он по ходу дела удалил и органы, отвечающие за дыхание, воспроизведение звуков - теперь это тело работало на иных принципах и основах. Но Энергию на это он взял из собственной души. Затратил ресурс, который трогать было нельзя, и который не был доступен ему раньше. Это было опасно: чем слабее Дух, тем меньше его возможности в использовании Силы. Тем быстрее душа устаёт, начинает терять эту Энергию. Малая толика её, что он сейчас использовал, могла спасти ему жизнь в самом трудном положении. Её хватило бы, что бы применить пару-тройку особенно мощных ударов. А он вот так бездумно её потратил! Но тут другой Силы, кроме этого резерва, просто не было. Потоки Смерти катились по истерзанной поверхности этого мира. Здесь были Энергии Потока - Первородной, они пронизывали всё Пространство Миров. Но он не мог их даже видеть, не то, что использовать. И как ему казалось, Потоком не способны пользоваться, даже Боги. Хотя, может отдельные личности этой бандитской братии и могут.
   Пора было идти наверх. Интересно сколько он проспал? Что бы душа, иссушенная так, как это было с ним, восстановила свою мощь, нужно много времени. Поглощая энергии Потока, душа не спешит, восстановление могло длиться столетиями. Что он увидит на верху? Коса ожила, она что-то пыталась сказать ему. Он как всегда не понял, но как ему показалось, догадался. Возможно, это могучее Существо как-то помогло ему, вмешалось в этот процесс, обычно проходивший через сотни и тысячи всё новых лет, прожитых в различных телах. Может, скорее всего. Пределов могущества Чужака он не знал.
   Китэгра вонзил лезвие в стену, надеясь, что коса повторит то, что уже сделала однажды. Он не хотел тратить сил своей души, на такое. Впредь он будет очень осторожен в этом. Война с таким противником требует не только силы и хитрости, но так же и большой осторожности. Так тому и быть.
   В этот раз, всё получилось не совсем так, как раньше. Туннель возник сразу весь. Он прошил гору под углом вперёд и вверх, насквозь. Видно коса не только помогла восстановиться ему, но и сама пополнила силы. Знать бы ещё, как ею управлять более полно и каковы её возможности! Увы, пока это не реально.
   Он прошёл туннель медленно, не торопясь. Что-то в нём не хотело видеть снова, этот мир. Видеть таким. Пускай он не помнит, в точности, каким он был раньше, но то каким он стал: больно видеть таким мир, где когда-то нежно шелестел ветер...
   Порыв ветра чуть не сбил его с ног. Горячего и холодного одновременно ветра. Китэгра смотрел. Он спал долго. Возможно, слишком долго. Небо стало другим. Вихри, воронки чудовищных вихрей, разрывали тучи пепла, сталкивались друг с другом. О силе вихрей, можно было судить по тем гигантским камням, что словно песчинки летали в небесах. Небо, теперь кое-где он видел тёмные разрывы в нём. В разрывах мерцали звёзды. А ведь стоял день, вон, над горизонтом жёлтый круг. Земля дрожала. Кое-где она взрывалась фонтанами огненной лавы. Что-то странное творилось с его миром. Воздух стал другим. Кое-где воздуха уже не было. Те, кто дышат, не смогли бы здесь выжить. Этот мир полностью потерял Жизнь.
   Китэгра посмотрел на Потоки Смерти. Они были обильны. Он сможет принять бой..., если будет с кем его принять. Он не чувствовал на многие сотни миль ничего живого. Демоны ушли отсюда. Почему? Нет живых - нет душ. Не то. Так он считал раньше. Цели демонов были глубже и сложнее, чем ему казалось. Души как таковые, были им нужны, но не они были главной целью их прихода. По большей части истребление всего живого было развлечением. Совмещение приятного, с полезным. Целью был сам этот мир. Но что же происходит с ним сейчас? Почему рушится всё и вся? Он играл Потоками, он смотрел, он старался понять. Ни чего не выходило. Цели, демонов были не доступны его пониманию. Не мог он понять, что творится с его родным миром. Материя рушилась, но не разрушалась, будто, что-то сдерживало полное уничтожение самой ткани мира. Вот ещё два интересных вопроса: почему мир стремиться разрушиться и что не даёт ему погибнуть окончательно? Китэгра не смог докопаться до истины. Всё-таки они, сделавшие его мир таким, были Богами. Цели Великих, не доступны пониманию, таких как он...
   Косе, тому могучему существу, что избрало её своим домом, видно надоели, нерешительность Китэгра и его безуспешные попытки понять. А может, её взбесило признание им собственного бессилия. Лезвие полыхнуло серебром и десятки ниточек, таких тонких, что они казались нереальными, пронзили его наполовину каменное тело. Китэгра натурально взвыл, падая на одно колено и вцепившись пальцами в затылок. Первое, что в этот момент он осознал, было то, что у него опять обнаружились лёгкие и весь речевой аппарат, со всеми деталями и причиндалами. Не смотря на боль, он удивился и постарался заглянуть в своё тело с помощью Силы. Новая вспышка боли заставила его упасть лицом вниз. Он явственно ощутил нечто похожее на бешенство и, пожалуй, иссякшее терпение. Его крутило как верёвку. Зачем? Он не сразу сообразил, почему коса из союзника обратилась вдруг мучителем. Но всё же понял. Его научили видеть глубже, ему показали, как это сделать. И теперь ему следовало разобраться в этом знании. А он вместо этого изучал собственные внутренности! Боль не была попыткой помучить его или предательской атакой. Коса не умела показать нужное, иначе, чем собственной Силой и в таком виде, в каком привыкла видеть она. Его разум, тело, душа не принимали такого способа и самого касания чуждой Энергии. Они отвечали болью на всех уровнях - в первый раз. Во второй боль причинили специально, что бы заставить смотреть в нужном направлении. Почти сразу он понял, как сильно изменился внутри. Будь он полностью порождением Мироздания, умер бы мгновенно. Полностью: ни душа, ни тело не смогли бы уцелеть. Очень хорошо! Если он сумеет использовать это против демонов, его шансы сильно возрастут. Если сумеет...
   От нового приступа боли он закричал, кстати, стало полегче, оттого, что можно было кричать: не потому ли коса решила пресечь самодеятельность и вернуть ему речевой аппарат? Может быть. Что бы избавиться от боли требовалось воспользоваться полученным знанием. Коса показывала способ применения этого знания во второй раз. Ему придётся корчиться от боли, пока он не начнёт учиться. Похоже, коса нашла некий заменитель прямой речи в общении. Весьма действенный способ. Китэгра не оставалось ни чего иного как воспользоваться подарком. Сияние серебра схлынуло, боль ушла. Ему передалось довольство существа. По крайней мере, очень походило именно на довольство. Хотя оно могло быть, это чувство аналогом раздражения, тут он не был уверен. Он стал разбираться с непонятным знанием. При ближайшем рассмотрении оно оказалось не непонятным, а всего лишь абсолютным и полным бредом. Но он всё же пытался. Использование Силы здесь строилось на других законах. К примеру, момент с истощением души. Коса его понимала не больше чем он видения её родного мира. Там, откуда она пришла, происходил иной процесс: пресыщение Силой. К чему это приводило он, кажется, тоже сообразил: при слишком сильном насыщении, по идеи душа могла потерять структуру, державшую её как целое. Душа без всякой иллюминации и превращений, просто растекалась бы по миру, чистой энергией. Вроде, он понял правильно. Но мог и ошибаться. Впрочем, это уже не имело значения, вскоре он узнает, что законы того мира уже не имеют никакого значения.
   С трудом, но он смог приспособить знание косы к себе. Теперь он мог пользоваться им, вкладывая в Действие Изначальную Смерть. И он, конечно, воспользовался этим.
   Он всё увидел, но не сразу до сознания дошло, что он видит. Множество серебристых шаров, эллипсов, просто размытых пятен. Все неторопливо плывут в каком-то не понятном порядке. Казалось, они следуют в этом тьме, без всякой системы просто болтаются как кое-что в прорубе. Но это, конечно, было не так. Здесь царил полный порядок, хотя и не понятно чем обусловленный. Но что эти шарики и пятна такое? Миры. Он видел Сферу Миров, но теперь очень близко. Тысячи миров, плывущих во Тьме. Он обрёл способность видеть сотни листочков, там, где видел всего один? Он что, стал могучим Богом? Нет. Просто дитя Мироздания, уже не было полностью его частью. Он стал близок иному Сущему, может, даже больше чем следовало. Миры. Множество миров. В полном порядке, двигались в Сфере. Все кроме одного. Зыбкий овал, разрываемый какой-то дрожью по краям, едва удерживающий свою целостность, нарушал порядок. Он шёл своим путём, борясь с Силами, что удерживали Сферу, в покое и порядке. Китэгра не сомневался, он видит свой собственный мир. Маленькая песчинка среди миллионов других песчинок. Почему же она нарушает порядок? И зачем? Он смотрел как нечто, видимо Силы державшие движение миров в порядке, рвёт его края. И мощь этого сопротивления, самовольному движению мира, непрерывно нарастала. Очень медленно, но неуклонно. И больше всего доставалось краям Вселенной, её крайним галактикам. Он думал о том, как отразилось это на краях Пространства его Вселенной, если, фактически центр Вселенной - галактику его родной планеты, так страшно корёжит? Он смог посмотреть. Ему хватило одного взгляда на краешек одной из окраинных галактик, что бы больше к этому не возвращаться. По сравнению с этим бешенством Изначальных, Материи и Пространства, на его планете, был тёплый солнечный денёк.
   Что же держало его мир, его вселенную от полного распада, обращения в гигантский заряд инертной, универсальной Энергии Первородной? И последующего поглощения Потоком. Как ни странно, от окончательной гибели его спасала власть всё тех же демонов. Зачем? Зачем им спасать опустошённый ими же мир? И почему их Сила движет мир, вопреки порядку внутри Сферы? И собственно куда?
   Тут он мог только бессильно развести руками. Демоны хотят сохранить этот мир. Ценно его Пространство, почти все силы их брошены именно на сохранение целостности Пространства. О Материи, они не особенно беспокоятся, а жизнь давно истребили в целях увеселения себя самих и конфискации душ, для личного пользования. Но на кой им сдался фактически мёртвый мир? Проследить конечный пункт движения мира в Сфере он не мог. Мир двигался медленно и очень осторожно. Видно он не мог следовать своим путём быстрее, не погибнув при этом. А может движение старались скрыть. В любом случае, точку назначения, ему не вычислить. Впрочем, даже если б мог: какой от этого прок? Судя по всему, двигаться он будет ещё очень долго...
   Китэгра смотрел, как небо прорезают вихри. Кое-где в землю вонзались молнии. Брызнул дождик. Симпатичный такой: концентрированная кислота, отравленная вода, струи жидкого огня, град, частицы пыли несущиеся с бешеной скоростью. Китэгра мигом остался голым. Серый плащ ссыпался, наземь источая вонь. Тело не пострадало. Всё-таки не зря он изменил его структуру. Теперь на его планете могло выжить лишь такое тело, питаемое Силами. Но голым всё-таки бродить не слишком хотелось. Он соорудил себе новый плащ. Эластичный, кажущийся густо намазанным жиром, за то не прошибаемый почти ни чем. Доспех - слово из прошлого, очень подходящее к его новому одеянию.
   Но что теперь ему делать? Этот мир так разительно изменился..., демоны ушли. Мстить не кому. Живых здесь уже нет и быть не может. Стало очень грустно и немного страшно. Вот и случилось то, чего он не давно так боялся. Не давно ли? Сколько веков минуло? С того дня как пал один из Великих, один из демонов, а он уснул. Тут нельзя было ни чего сказать. Материю трясло в лихорадке. Пространство вот-вот лопнет как гнилая ткань. О их возрасте он уже ни чего не сможет сказать.
   Вот, что стало с твоим миром Шептавшая о нежном шелесте ветров. Теперь ветры ревут, словно в дикой ярости. Здесь больше не шелестят ветра. Больше ни кто не сможет прошептать о том, как шелестели ветра...
   Он долго бродил по этому миру, не умершему до конца, но уже и не живому. Смотрел на то, во что превратила его власть богов. Он видел сотни миль почерневшей обожжённой земли. Сотни вулканов, просыпавшихся на ровной земле из ничего, рвущие её в один миг на лоскуты. Он видел небо, днём способное показать звёзды. Небо, потерявшее атмосферу. Почти сразу её заполняли тонны пыли и оставшийся воздух. Атмосфера истончалась. Возможно, уже очень скоро её не останется вовсе. Однажды воздух пропал прямо там, где он стоял. Китэгра выбросило вверх. Прежде чем он пришёл в себя, оказалось, что он уподобился искусственному спутнику. Он впервые видел свою планету со стороны. Она..., может, когда-то была красива. Грязно коричневый шар, в едва заметно сияющей, тонкой короне. Настанет день, и короны не будет. Будет пустой шар. Мёртвый шар. Он ещё долго плыл в пустоте, глядя на черную бездну, в которой мерцали миллионы далёких звёзд и обильно брызгал Изначальной Смерть грязно-коричневый шар. Звёзды, сотни и тысячи, мерцающих звёзд. Их свет шёл не так, как должен был идти в Пространстве. На его глазах взорвалась звезда, в сорока парсеках от Солнечной системы. А он увидел взрыв сразу, почти без задержки, увидел без всяких Сил. Пространство, крутило. Его гнуло и корёжило. С какой-то тоской он понял, что в один прекрасный миг, искривление, разрыв Пространства, может случиться и здесь. Тогда планету разорвёт на куски. И не обязательно все они останутся в этом мире. А может, скрутит Пространство всей системы, а то и галактики: тогда в пыль разнесёт сотни планет, наверняка таких же мёртвых, как и его мир.
   Он долго ещё летал в вакууме, с точки зрения биологии, живой не больше чем метеорит. Долго смотрел на гибель целой вселенной. Вспоминал голос Шептавшей. Очень красивый голос. Жаль не вспомнить всего остального. Он бы продолжал болтаться на орбите, ещё много лет, если б через какое-то время не обнаружил, что его относит дальше. Он улетал в пустоту космоса, пустую не больше чем заполненное сотнями тонн пыли, небо его планеты. Разве, что из-за своего размера, космос кажется таким пустым. Вот-вот, только кажется.
   Он вернулся на свою планету, освоив новый способ, применения Силы. Тогда же он узнал, что Потоки Изначальных, несут свои энергии не только на поверхности крупных небесных тел. Они были и во тьме космоса. Но не такие плотные. Ниточки, прорезавшие Пространство частой сетью, соединявшие планеты. Как было с другими Силами, он не знал, но Смерть текла от планеты к планете, где была или есть жизнь. Где страдают, мучаются, ненавидят, боятся и главное: умирают. Она шла от одного источника к другому, соединяя их незримой простому живому сетью. Величие Сил питающих Поток.
   Китэгра перенёсся на планету в один миг. Когда-то такое называли телепортацией. Как более полно расшифровать это слова он не помнил, но это и не нужно было ему. А вот новый способ движения ему понравился. Какое-то время он практиковался, бездумно тратя огромные порции энергии, истощая себя. Пока не спохватился. Но как ни странно, он не нашёл признаков истощения души. Либо такое Действие ныне было очень простым для него, либо его душа пришла в равновесие между миром Существа и Мирозданием, став посерединке. Теперь не истощение ни переполнение ему не грозят. Он был рад этому, счастлив и горько разочаровался, когда немного позже всё же ощутил признаки усталости. Не могло быть равновесия, о каком он думал. Просто сила Китэгра росла быстрее, чем он замечал это. Ему оставалось только сказать спасибо тому, кто дал ему такую мощь. Тому, кто и не думал делать его таким. Тому, кто как обычно сработал небрежно. Тому, кто был бы сильно удивлён странному союзу двух чуждых сущностей и не возможному росту сил, собственного создания. Да, так бы оно и было, если б он решил вернуться...
   Путешествуя по взбесившемуся миру, Китэгра, наконец, повстречал того могучего, что помнил под именем Океан. Он долго сидел на маленьком песчаном пляжике - всё, что осталось от границ, гигантской империи Океана. Китэгра смотрел на искорёженную яму, простирающуюся до самого горизонта.
   Он долго смеялся тогда, глядя на эту пустоту. Когда-то здесь плескались синие волны, Океана. Да, это могучее существо, было просто огромным количеством воды, с сотнями веществ растворённых в ней и кишащая множеством, живых. Часть из тех живых могла мыслить. Довольно примитивно. Какие-то большие рыбы. Смутное видение, иного мира. Кажется, эти рыбы служили людям, а может, были с ними в союзе. Но это уже не имело значения. Океан давно был мёртв, и он всегда был просто материей, домом для Жизни других. А он принял его..., сколько ещё сюрпризов принесёт ему память? Такая не полная и как оказалось иногда толковавшаяся им не верно. Может, Шептавшая о шелесте ветра, тоже воспоминание на подобие океана? Нет. Едва он думал о ней, в душе болело. Он любил, когда-то Шептавшую о ветрах. Знать бы её имя! Проклятье! Может, лучше было бы окончить свой путь в Аду, отслужив службу Пожирателя? Душа так сильно болит...
   Настал день, когда он нашёл нечто, чего найти не мог и не ожидал когда-либо найти в этом опустевшем мире.
   Он перебирался через сильно порушенные горы тогда. Здесь стихии рвавшие мир, буйствовали не так сильно, спокойная заводь, в мире старавшемся уподобиться Хаосу. Здесь почти не трясло землю. Здесь он решил задержаться подольше. Такой тишины, такого покоя на своей истерзанной планете он уже давно не встречал. Китэгра устроился на относительно плоской вершине, некогда бывшей крутым горным шпилем. Теперь шпиль разнесло намного миль вокруг. Получилась широкая площадка. Отсюда интересно было смотреть, как рушится мир. Как горит небо в огненном дожде. Что-то было в этом буйстве Пространства и Материи. Что-то прекрасное и величественное. Наверное, та несокрушимая мощь, что обрушилась на мир. Да, пожалуй. Такое могущество не доступное живым, заставляло трепетать пред собой. Но он не трепетал. Он восхищался и тосковал. Да, тоска здесь почему-то стала особенно острой. От переизбытка этого чувства он даже вдохнул и позволил организму, начать переработку содержимого лёгких. Зря, его тело, питаемое сейчас Силой, не могло работать на том, что в избытке содержалось в этом воздухе. Настроиться на этот воздух тоже не представлялось возможным: слишком быстро и радикально менялся состав воздуха. Многие элементы вообще были не совместимы с его организмом. Что бы пользоваться ими следовало перестроить всю структуру тела, переправить, а кое-где создать заново внутренние связи и обмен веществами. Зря он вдохнул этот воздух - яд, для всего живого. Едва не умер. Бросил эти глупости и полностью предался созерцанию пляски Разрушения, последнего танца этого мира. Он видел достаточно за время своих скитаний, что бы понять: Пространство уцелеет, когда этот мир прибудет в точку назначения. Может, какие материальные структуры, частично, а то и целиком сохранятся. Но его мир, его планета, уже не достигнет, невидимой цели. Ещё пару столетий, может, с десяток и здесь останется только метеоритное поле. Если хотя бы поле останется. Он склонялся к более пессимистическому прогнозу: не останется ни песчинки. Разнесёт по Вселенной, а то и в другие миры выбросит материю его планеты, планеты взрастившей его. А ему и не отомстить теперь. Демоны ушли, и когда вновь явятся сюда неизвестно и явятся ли вообще. Возможно, его мести не суждено свершиться.
   Он тосковал. Он смотрел. И думал о том можно ли преодолеть грань этого мира. Может ли он, самостоятельно скользить из одного мира в другой, так как это делали демоны. Ему казалось, он сможет, но он не знал даже с чего начать. Коса молчала. Это его желание, найти путь в другой мир, а следовательно и возможность, когда-нибудь отыскать родной мир демонов, было ей совершенно не понятно. Наверное, существо в косе слышало такой же неразборчивый гул, какой слышал он, глядя в её слова, воспоминания..., может.
   Он поднял в воздух большой камень, размером с того демона, что первый принял бой с ним. Китэгра хотел запустить им в небо, но не смог. Уронил, парализованный шоком. Лишь спустя несколько минут, он поверил тому, что ощутил краем сознания. А поверив прибег к Силе и его зрение устремилось вниз, вглубь земной толщи.
   Самое поразительное: он не ошибся. На огромной глубине, близко к относительно постоянно тёплому ядру планеты (здесь наверху холод и испепеляющая жара давно и безобразно чередовались), стоял целый город. И он не был покинут или разрушен, как несколько уже виденных им в дни скитаний. Наверное, он и не мог быть разрушен. При постройке использовался очень странный металл, он не особо заострял на нём внимание, только понял, что это очень стойкий вид материи. Пожалуй, даже демонам пришлось бы потрудиться, что бы разрушить его. И, наконец: город был полон жизни. Живые. Сотни! Хм, к несчастью всего четыре с небольшим. Но это гораздо больше нуля - именно столько живых ему повстречалось в этом почти погибшем мире. Нет! Раз есть ещё Живые, мир нельзя назвать погибшим! Но как они выжили?
   Он смотрел, пытался понять, что за сила поддерживает жизнь в городе. Огромном городе, рассчитанном на несколько миллионов жителей. Когда и зачем он был создан? На случай вот такого светопреставления? Возможно, но как он живёт этот город? Живым многое нужно. Таким живым, к каким некогда принадлежал и он. Пища, материальная пища. Её нужно выращивать: вроде. Как они решили эту проблему? А воздух, где они берут нормальный воздух? И как восполняют используемые их телами элементы? Как спасаются от землетрясений? Почему демоны не прикончили их?
   Для начала нужен был вход. Он должен связаться с ними. Он устал от одиночества гибнущего мира. От попыток, абсолютно безнадёжных попыток, вспомнить лицо Шептавшей о шелесте ветра. В конце концов, если они смогли выжить там, где это невозможно, может с его помощью они смогут спасти планету? При его силе и их странных возможностях, у них будет шанс. Шанс сохранить хотя бы этот обгоревший камень, в который обратилась планета. А может, (кто знает?), соединив свои силы им, удастся, возродить планету...
   Мечты. Но на то мечты и даны нам, что бы всеми силами претворять их в жизнь.
   Он искал вход. Он тратил Силу, не заботясь о количествах и усталости. Он мог сделать это, затратив меньше, меньше устав, но потратив больше времени. Терять время он не хотел. Китэгра спешил к тем последним, кто ещё жил.
   Входа не было. Они не покидали свой город сотни лет. Они похоронили себя в этой титанической коробке из металла. Они сдались, сделали единственное, что было возможно в их случае. Бороться с демонами они не могли. Они не были магами, не были Богами, они были просто живыми. Всё, что они могли: попытаться спрятаться. Но теперь, теперь они могут бороться. Став рядом с ним, могучим Магом Смерти! К тому же бороться больше не с кем. Наверное, они и не знают этого. Что ж, пора им узнать!
   Китэгра выпрямился. Его тело окуталось чёрным пламенем Смерти. Камень под ним просел и рухнул вниз, взвившись столбом серой пыли там, где только что стоял он. Несокрушимое тело мага стрелой летело вниз, к металлу огромного города.
   Лететь пришлось долго. Быстрее он не мог, боясь вбрасывать впереди себя слишком много Силы. Он вполне мог разнести внешнюю оболочку города. Кто знает, к чему это может привести? Может, жизнь этого города, целиком зависит от целостности внешних стен. Или играет важную роль в его жизни. Будет не слишком умно начинать знакомство с этими живыми, с разрушения чего-то важного для них. К тому же такое разрушение, при хрупкости систем могло кого-нибудь убить. Тогда будет мало шансов наладить контакт с живыми. А он ему нужен, очень нужен!
   Почти у самого края корпуса города-гиганта он остановил своё движение. Итак! Каким образом попасть внутрь, не разрушив корпуса? Проще некуда. Он обследовал помещения за этой стеной, с помощью Силы. Теперь он имел представление о том, что находится за ними. Можно телепортировать себя внутрь. Только не в то место, куда он решил сначала. Как оказалось так около стены, собрались десятка два живых. Видно его как-то заметили. Учитывая полное отсутствие магических талантов у всех присутствующих, это ставило в тупик. Но раз уж его ждут: ни к чему заставлять ждать себя так долго. Он бросил своё тело в намеченную точку. Миг небытия, где оставалась лишь его мысль, и он стоит на металлическом полу.
   Люди. Эльфы. Гномы. И даже один орк. И ещё некто, кого идентифицировать он не мог. Таких созданий он не помнил. Все они, став полукругом у стены, напряжённо чего-то ждали. Может быть, и не его вовсе. Он возник за их спинами, у другой стены. Они его не замечали, он не спешил двигаться. Китэгра изучал этих живых. Они были странно одеты. Что-то держали в руках, направив разнородными трубками на стену. Возможно, это было оружие. Ну, да, он пришёл незваным. Оружие надо, ведь они не знают кто он.
   Изучение этих живых оказалось интересным занятием. Они порадовали его великолепно развитыми телами и неплохим уровнем интеллекта. Они были умны. Но вот двое живых поразили его до глубины души. Похожие на натянутую тетиву, женщины. Длинноволосые, тонкокостные, остроухие - эльфы. Они затронули в его душе нечто молчавшее много лет. Кажется, теперь он знал, как выглядела Шептавшая о шелесте ветров. Она была похожа на эти странные, но очень красивые создания. Он теперь смотрел только на них, любуясь тонкими линиями, превосходных, полных жизни тел эльфиек. Он смотрел, а напряжение людей росло.
   -Чёрт побери! Где оно? Аллада, где? - Прохрипел могучий орк.
   Китэгра не понял слов. Они были красивы эти звуки и он осознавал, что эти звуки служат для общения живых друг с другом, но понять их не мог. Те слова, что приходили из его памяти и памяти давшей ему Знания, звучали иначе. В мыслях. Как они звучали на самом деле, он не знал. Наверное, похоже, но всё же не совсем так.
   Одна из эльфиек, сняла с пояса нечто похожее на плоскую коробку. Одна поверхность этой коробки сияла. Она посмотрела на неё и застыла без движения. Китэгра видел лишь часть её лица, но заметил, как оно побелело.
   -Оно здесь.- Выдавила она из себя.
   Все живые разом развернулись к нему. Трубки в их руках смотрели на него. Они оказались полыми, эти трубки. Почти все. Китэгра смотрел с интересом на это оружие - оно могло быть только оружием. Опёршись на косу, не делая ни каких движений, смотрел. Как бы говоря им, что не желает причинять зла. Он ожидал, что они заговорят с ним, попытаются установить контакт. Слишком поздно он вспомнил, как выглядит для них и что, ждало их, от таких как он, на протяжении сотен лет.
   Они начали стрелять. Китэгра не шевельнулся, он не был к этому готов, но отразил их удары легко. Это тоже была Сила. Как они могли управлять Силой, не имея к этому способностей? Эти живые интересовали его всё больше. Они атаковали его десятками разноцветных лучей. Память, вложенная в него кем-то неведомым, охарактеризовала эту Силу как Изначальная Свет. Это название ничего ему не говорило, а больше в памяти ничего и не было...
   Вся эта энергия, заключённая в смехотворно простые формы, рассеялась о щит, сотканный из чернил смерти. Щит был смешным, прозрачный, почти невидимый - а большего и не требовалось, так малы были заряды посылаемых Форм. Он отбил атаку играючи, чем вызвал страх на лицах живых. Он бы теперь попытался заговорить с ними, но...
   Китэгра с трудом устоял на ногах. Мир изменился. Теперь почти не видна была материя. Потоки Смерти, медленно текли у его ног, очень слабые здесь. Белый свет, разлитых вокруг Сил Кристалла и Камня. Зелёные жгуты Жизни, сильные здесь, где была слаба Смерть. Почти прозрачные нереальные струи Ветра. Тяжёлого тёмно-синего цвета, даже не потоки, реки Изначальной Металл. Золотые змеи Первородной, пронзавшие пространство и в нём же исчезающие - край Потока, где только и могут оставаться миры, объединенные Сферами. Чистый голубой ручеёк, задорно перекрутившийся вокруг множества потоков - Вода. И много, много других Сил. Он разом увидел то, что сокрыто от зрения Магов. Он смотрел в Душу мира, он видел Астрал, то у чего так много имён и всего одна суть: множество Изначальных. Он видел то, что открыто лишь зрению Богов...
   Китэгра не мог вынести этого Хаоса из разного рода цветов и их оттенков. Он не мог вынести вида множества Сил, что в совокупности звались Великими Силами Мироздания. Он, человек, Пожиратель, Маг Смерти, обрёл зрение Бога. Китэгра стал равен Великим, в их титанической Мощи...
   На глазах живых, страшный демон, рухнул, как подкошенный. Без видимых причин к тому, просто упал. Орк поднял оружие, скаля зубы в жажде, древней как сама жизнь, жажде убить, забрать жизнь другого живого. Он хотел отплатить за сотни лет жизни своих предков под гнётом ужаса и страданий. Он хотел убить проклятого демона. Он желал заплатить за тот животный ужас, что испытал секунду назад, опуская оружие, понимая тщётность попытки убить могучую и страшную тварь...
   -Транар, стой. - Узкая ладонь той, которую назвали Аллада, легла на короткое дуло пистолета.
   -Почему? Ты что с ума сошла?! - Прорычал орк, скрывая свой страх за яростью.
   -Нет. Не сошла. - Прекрасная эльфийка, задумчиво смотрела на чудовище с косой. Остальные молча ждали её слов. Воля Аллады была законом. Эльфийка пользовалась непререкаемым авторитетом среди них. Одна из тех немногих, что прожили молодость свою, в дни, когда о демонах знали лишь по сказкам. Она была много старше всех стоявших подле неё. - Помнишь сказку? Ту, над которой все вы посмеялись?
   -О чём ты Аллада? - Орк помнил, но не хотел верить.
   -О чёрном скелете, убившем демона. - Она укоризненно глянула на орка, отлично понимая, что тот ничего не забыл. Перевела взгляд на неподвижного пришельца. - Он тогда на глазах оброс плотью. У него в руках была коса, сиявшая тем же серебристым светом. И внешне этот демон очень похож на него... Транар, он не враг нам. Он спас мне жизнь Транар!
   -Сумасшествие! - Произнесла вторая эльфийка. - Аллада его нужно убить!
   -Нет. Отнесите его в реактор. Если, что мы увеличим мощность, тогда он просто сгорит. Силовые поля и кривизна пространства при выбросе энергии, не позволит выжить даже его душе. Он и сбежать не сможет. Мы ни чем, ни рискуем. А он может нам помочь.
   -Чем Аллада? - Простонал один из людей. - Наш мир более не существует!
   -Тем более мы ни чего не теряем. А вдруг, он может помочь изгнать Тварей? Или знает, как можно это сделать. В любом случае: мы живём столетия в этой крысиной норе. И если есть шанс, хотя бы призрачный, мы должны использовать его! А если, он всё же вырвется и убьёт нас всех, что мы теряем, кроме этой крысоподобной жизни?! Я уже не могу, понимаете? Я не могу больше быть крысой в норе, червём, падшим так низко...
   Последние её слова отразили общее настроение. Китэгра не знал ещё, но он сильно ошибался в этих людях. Не они построили этот город. Не они когда-то яростно сражались на верху, смело противостоя ордам демонов. Такие тут были, всего несколько, но и они уже давно не могли назвать себя бойцами. Китэгра набрёл на последний островок жизни этого мира. Но жизни, давно смирившейся со скорой смертью. Они уже не жили, они просто ждали смерти. Ждали в страхе и отчаянии...
   -Какой тяжёлый! - Транар позеленел больше обычного от натуги. - И косу свою не отпускает. Будто приклеился..., он как из камня!
   -Аллада! - Эльфийка с тревогой и удовольствием посмотрела на неё. - Он не дышит! Может, сдох? Точно сдох! От огня излучателей, а? Бросим в реактор?
   -Не дышит? - Аллада стояла рядом, изучая взглядом непонятное существо, с трудом поднятое гигантом Транаром и самыми сильными из людей. - Вот значит, как он выжил наверху! От излучателей он помереть не мог, Тани. Ты сама видела ни один его даже не задел. Он жив, эти Твари крепкие как сталь... Несите его в реактор. В топливную камеру. - Немного подумав, добавила. - В четвёртый реактор.
   Транар улыбнулся, не смотря на свой страх перед тем, кого сейчас нёс на руках. Этот реактор так кривил Пространство и время, что он не сомневался: там не выживет и демон.
   Аллада хмуро смотрела вслед своим людям, уносящим демона. Не совершила ли она ошибки? И стоило ли оставлять в живых демона? Не лучше ли было воспользоваться удачей и покончить с Тварью? Всё-таки он когда-то спас ей жизнь...
   Китэгра, надолго потерявшего сознание - иначе он не смог бы пережить этот скачок своей мощи, разум просто не справился бы, уносили в реактор. Сегодня он стал так силён, что обрёл равенство с Богами. Со слабейшими из них. Тот, кто создал его, стремился к этому завершающему росту собственной силы бывшего Пожирателя. Но как всегда, точнее почти всегда, его небрежность сравнимая лишь с его мощью, сделала не то, что хотел Великий. Рост Китэгра не окончился на этом. Он достиг могущества Бога, много позже чем планировалось, но эта ступень мощи, не стала последней. Великий создал, того, кто мог стать в один ряд с лучшими созданиями Великого Зансарага Создателя Богов и Магнаара Созидателя Потока - ныне, к счастью покойных. Даже гордец Огненный, не смог бы сдержать, восхищения увидев новую игрушку Великого Рива...
   Прекрасная Аллада, мучилась сомнениями. Живые последнего Города, тихо ненавидели и тряслись от страха, а один из Новых Богов мирно спал в топливной камере, реактора.
   Аллада, чудесная эльфийка, идеал прекрасного для всех живых Предела Миров, милая Аллада, ни к чему твои сомнения. О, если бы знала ты, чем бы обернулась твоя попытка убить Владетеля Косы! Ни тени сомнения не коснулось бы твоего светлого разума, не омрачила бы эта тень прелестного лика несравненной красоты Эльфа. Не мучайся, ибо правильным был выбор твой. Ныне Китэгра пришёл в мир Живых, один из Великих! Тот, что в будущем зваться будет страшным именем Истинного Некроманта! Тот, кого Боги, признав равным себе, Играющий Душами - назовут...
  
   10. Последний Город.
   Здесь было тихо. Нет, не та чугунная неприятная человеку, давящая его тишина, возведённая в абсолют. Здесь было просто тихо. Аллада любила это место именно за эту его тишину. Ей нравилось думать в помещении контрольного пульта, давно переставшего контролировать почти всё. Эта не полная тишина напоминала ей о прошлом её мира. Иногда щёлкал какой-нибудь индикатор. Ненавязчивым шелестящим звуком, сообщали о падении тех или иных параметров шкал слежения, экраны голографических мониторов. Где-то далеко слышался неразборчивый голос - имитация. Комната была звуконепроницаема, шелест помогал, если дежурный этого пульта был один. Когда-то такое случалось редко. Когда-то здесь дежурила смена из пяти офицеров и кто-то из техников. Иногда вахту принимали командиры подразделений. Это было до Вторжения. Три сотни солдат, техников и высшие чины армии, поддерживали комплекс в рабочем состоянии. Они хранили его на случай полномасштабной войны. Войны между Империей Человека, Кланами Орка, Светлым Советом Эльфа, Каменным Троном Гнома, Дланью Владыки Тул, Костяным Залом Аргу - громкие, гордые имена. А что осталось от них? Пыль. Даже помнят о них, лишь бессмертные пережившие время Войн. И как больно помнить их! Могучие цитадели Человека; неприступные города-крепости Гнома; прекрасные и гордые дома Эльфа...
   Ничего этого уже нет. Рухнула Империя, Кланы более не насчитывают и тысячной части, прежнего своего числа. Светлый Совет - забыт, со всеми его мудрыми изречениями и делами, да и самих Бессмертных осталось чуть. Каменный Трон, погребён под тоннами земли, даже гор где стоял этот трон, более нет в природе. Длань Владыки Тулей. Их осталось ровно десять особей. Иначе о Тулях могли говорить только сами тулы. Аргу, уже не существуют. Костяной Зал, строился из костей лучших воинов врага и своих павших, если они были столь же могучи, как и враги. Это в древности. Потом они перестали поступать так, но зал не был разрушен или превращён в музейный экспонат - короли Аргу до самого конца, самые важные свои решения принимали только в Костяном Зале. Самый воинственный народ, в прошлом этого мира. Они погибли все до единого, сражаясь до самой смерти. Всегда Аргу сражались так и не чурались применять самое страшное оружие. Этот комплекс строили люди, предвидя неизбежную войну с Аргу. Такие же комплексы строили эльфы, орки, тулы (у гномов все города походили на эти комплексы). Не было их только у Аргу. И потому Человек решил, что подобные подземные сооружения станут их козырем в грядущей истребительной войне с Аргу...
   Как же они ошибались! Аллада смотрела на пульты, печально улыбаясь: как самонадеянны были предки! Те к чьему числу принадлежала и она. Она никогда не верила, в возможность войны Эльфа против Человека, или Человека против Аргу. Такое было в далёком прошлом, но тогда, при их уровне развитии науки, такого, просто не могло быть. Но все они готовы были к таким событиям. Не были они готовы только к вторжению Извне. Не были готовы к тому, что враг возникал из ниоткуда и вёл в бой орды кошмарных существ. Не были они готовы к тому, что их павшие поднимутся с земли и источая запах гниющей плоти обрушатся на собратьев. Мертвецы - были второй волной. Потом оборотни. И сотни, сотни живых машин смерти!
   И конечно магия. Иначе это назвать было нельзя. Стоит армия. Возникает страшнейшая образина рядом с ними. Залп. Чёрный купол накрывает существо, оно атакует огромной чёрной кометой - пол армии в пыль. Сначала считалось, что это какой-то особый вид, наивысший уровень развития науки. Но ни каких приборов у врага не было, ничего подобного. Потом решили, что это психокинетика. Были, особенно среди народа эльфов мощные парапсихи способные создавать убийственные заряды силой мысли. Но, творимое пришельцами, не умещалось в эту теорию. Резня - вот как надо называть ту войну. Империя первой применила в дни Вторжения ядерное оружие. Эльфы воспользовались антиматерией. Тулы применили самое страшное из всего своего арсенала. Что это было уже и не узнать: выжившие в резне тулы принадлежали к простым солдатам. Они слабо разбирались в науке, а их потомки тем более. Что-то делало это оружие с самим пространством, что-то страшное, противоестественное. Они убили многих. Но ни один из обладавших непонятными способностями не был даже ранен. Вот тогда и вспомнили древнее слова: магия...
   Тихо, но тревожно пискнул один из экранов. Тоскливый взгляд прелестной Аллады обратился на этот экран. Шкала показателя уровня кислорода в третьем отсеке была ярко-красной. Она уже двести лет такая. Поначалу, тут непрерывно орала сирена - с полгода разбирались как отключить её. А вот этот регулярно повторяющийся писк убрать не рискнули. Оборудование комплекса было слишком сложно для них: потомков строителей, и не многих переживших дни Войн, Бессмертных. Комплекс был напичкан сложнейшим оборудованием. Они не лезли в него без крайней необходимости. Прошлый урок, ещё был свеж в их памяти. Пятый отсек до сих пор, наглухо закрыт всеми слоями радиационной защиты. Устранять последствия катастрофы, а точнее не квалифицированного ремонта установок, при котором погибли семнадцать человек, они попросту не умели. И не лезли даже. Что могли починить чинили, что не могли, бросали. Впрочем, необходимости поддерживать стабильную работу всех систем не было. Комплекс рассчитывали на три миллиона жителей, для четырёх сотен человек места хватало с лихвой. Только вот реакторы: когда все выйдут из строя, комплекс потеряет источники энергии и тогда... Как выражается Серов: кранты. Ну, это будет не скоро. Ещё шесть работают нормально. Проживём как-нибудь..., и передохнем от старости. Те, кто могут постареть.
   Аллада всхлипнула. Как низко они пали! Обитатели комплекса, почти все, потомки, рождённые в это время. Время уже отгремевших яростных сражений гордых и могучих рас с непобедимым врагом. Они не знают другой жизни. Привыкли прятаться в этой норе: осколке Империи. В этом последнем осколке былого. Больше комплексов не осталось, потому они и зовут свое последнее пристанище Последний Город. Гордо, напыщенно. Жалкие остатки некогда могучих наций. Их не мучают подобные мысли. Они не помнят величия своих предков и просто наслаждаются жизнью. Крысиной жизнью, не достойной даже мерзких тулов. Ей тяжелее, ей много тяжелее. Она помнит былое величие, помнит могущество предков. Помнит Залы Светлого Совета. Помнит вызывавшую трепет даже у гордых эльфов, внутреннюю силу Имперских воинов и Правителей. Даже просто стоя рядом с рядовым воином Империи Человека можно было ощутить его непреклонную волю, его несокрушимую мощь. О! Как же больно было видеть гибель сотен и сотен этих великих людей! Впервые в те дни Эльф, стал в бою плечом к плечу с Человеком. Непоколебимая решительность Человека; тонкость и молниеносная скорость Эльфа; дикая неуправляемая ярость Орка; непревзойдённый технический гений Гнома; подлая натура Тула - всё встало в один строй, ради спасения могучих рас. Ради спасения Мира. Всё, кроме Аргу, к тому времени их уже не осталось. Но они и не стали бы сражаться вместе с остальными: Презренными - как они говорили. Но их гибель показала остальным, что ждёт их, если они не оставят внутренние разногласия прошлому. Да они забыли о прошлом раздоре, они объединили свои силы и..., погибли.
   По щекам Аллада потекли слёзы. Сколько погибло их тогда!
   Она погрузилась с головой в одно из страшных, но дорогих сердцу воспоминаний.
  
   -Что это значит? - Почти прошипела Светлая Аллада, когда на командный пункт, ворвались три десятка Имперцев: вооружённые до зубов, облачённые в свои отвратительные доспехи.
   -Поумерьте пыл, Светлая. - К ней подошёл, командир отряда. Не последний чин среди воинов Империи, судя по орнаменту на броне, в виде улыбающегося черепа, среди множества сломанных мечей. Чешуйчатый шлем с лязгом рассыпался на десятки лепестков и скрылся в наплечниках. Это они умели: даже гномы не могли создавать доспехов, прочных и одновременно до предела забитых различной электроникой. Но это она видела уже не раз. И подобные лица тоже. Но в том-то и дело. Этот воин отличался от собратьев. Из под высокого, будто навсегда застывшего в нахмуренном виде лба, на неё с интересом смотрели зелёные глаза. У людей, особенно у мужчин, редко были такие глаза. И редко в них светилась мягкость, под толстой коркой твёрдой как сталь воли. Черты этого лица так же удивляли. При известной доли воображения, можно было сказать, что среди предков этого человека была парочка эльфов. Но, конечно, это глупость: брак Человека и Эльфа, мало того, что ни когда не мог иметь место в жизни, так наука уверенно доказала, такой брак обречён на бесплодие. - Наши войска, неся большие потери, очистили Шеллийскую впадину. Мы перешли в наступление, но есть мнение, что наступление Эльфа обречено...
   -Что!? - Аллада вспыхнула от нанесённого оскорбления, нанесённого не только ей, но и всему народу Эльфа. Эльфы на командном пункте недовольно зашумели: что позволяет себе человек в присутствии Светлых и Лун?- Как ты смеешь Человек? Наши отряды справятся и соединятся с вашей группой войск!
   -О! Юная леди! - Воин прижал ладонь в боевой перчатке, к сердцу. - Клянусь Империей, я не хотел оскорбить народ Эльфа и вас лично! Я не сомневаюсь в ваших воинах, хотя им и не помешало бы немного тяжёлой техники, на том направлении. Но дело в другом, Светлая. - Она сохранила оскорблённое выражение лица, но внутренне напряглась. Похоже имперец принёс очень плохие новости. - Командование Империи считает, что ваш командный пункт подвергнется атаке. Ваши отряды слишком зависят от него. - Он пожал плечами, смешно это получалось в их скафандроподобных боевых доспехах. - Мы бы прежде устранили пункт. Учитывая способности врага телепортировать некоторые свои подразделения, это не будет сложно. Мой отряд, прибыл сюда, что бы в случае подобной подлости, не допустить уничтожения штаба Эльфа. Это лучшие воины Империи: мы будем находиться под командой Светлых всё время боевых действий на Плоскогорье Руказ. Мы полностью подчинены вам, на это время, а если пожелаете и дольше. Вот обращение Имперского Совета и самого Императора.
   Аллада взяла протянутый кристалл, меньше ногтя размером. Для этого воину пришлось снять перчатку. Под громоздкой деталью доспеха, оказалась сильная, ухоженная кисть. Глядя на неё без труда можно было понять, сколь отличны народы Эльфа и Человека. Может, в седой древности именно эти мелкие детали и породили столько войн и бессмысленной жестокости. Да, в этой сильной кисти не было ни грана той утончённой красоты, что была присуща мужчинам Эльфа и той божественной прелести, что отличала руки женщин Эльфа.
   Кристалл был помещён в машину. Считанные коды показали достоверность записи и переданной цифровой информации. Так же там были подробные карты участка Плоскогорья, на их направлении удара. Данные о размещении опасных участков, советы по тактике, места возможного наиболее упорного сопротивления и так далее. Тут Аллада не удержалась от улыбки: Империя всегда недооценивала народ Эльфа. Эти новейшие самые подробные сведения, о сильно изменившейся местности и прочем, были у них ещё вчера. Но это говорило о многом. Империя не только решила помочь им чем сможет, но сбавив напыщенность признала направление удара соединений Эльфа наиболее важным. Редкое дело. Обычно для Империи, не было ни чего важнее Империи.
   Графическое сообщение тоже имелось. Она включила воспроизведение. Чёткость изображения неприятно поразила, как бывало это всегда. Эльф не преуспел в этом, а Человек даже сейчас не спешил делиться знаниями. Ей за спину смотрел Император в торжественном облачении. Аллада едва удержалась от гримасы отвращения: Император! Боевой доспех, безвкусно украшенный, вот и всё облачение. Но при взгляде на лицо Властителя Человека, даже она не смогла удержать восхищения. Она видела самого Бога войны! Не иначе. Как обычно возникло не очень приятное ощущение, что война, если и будет выиграна, то только благодаря Человеку.
   -Накара Урметос, Император. - Человек, говорил твёрдо и холодно. Он указал рукой за спину, где столпилась банда в таких же доспехах, почти не имевших костяных и других напоминающих о неизбежной смерти всего живого, орнаментов. - Говорю с вами от имени Совета Империи так же. Прошу, - О! Император просит? Аллада была мягко говоря удивлена. - принять воинов Сломанного Меча. Это лучшие бойцы Империи. Я присылаю этот отряд, к вам, не смотря на то, что они нужны на поле боя. Они присланы с одной единственной целью, сохранить командование группы войск Эльфа на Плоскогорье. Примите их, как подобает, и пусть они хранят вас, до мига своей смерти, или до конца Войн. Можете, отослать их обратно, но прошу вас не делать этого. Направление удара Эльфа имеет сейчас решающее значение, не только для Эльфа. Все Расы с надеждой смотрят на победоносное шествие войск Эльфа. Битва за Плоскогорье, её успешный исход полностью зависит, от движения вашей армии. Я надеюсь на благоразумие Эльфа. Пусть Честь и Слава воинов Империи, сравнится с мастерством Эльфа. - Он замолчал и чуть склонил голову, не опуская глаз: вообще нечто не возможное. - Час смерти близок, пусть будет она в Чести и Славе.
   Аллада не удержалась от дрожи. Эти их прощальные слова: порой она всерьез задумывалась над ними. Похоже, Человек, это сплошь психопаты живущие одним единственным желанием, помереть на поле боя. За то умирали они весьма трудно. Забавно, что так непохожий внешне на Аргу народ Империи Человека, так сильно напоминает быт Аргу...
   -Назови своё имя Человек. - Властно молвила Аллада, обращаясь к командиру отряда построившегося и застывшего подобно статуям по вдоль стен. Получилось так, что Стража Светлых, оказалась прямо перед ними. Красавцы в серебристых полу плащах заметно нервничали. Не смотря на общего врага, Эльф ещё не успел привыкнуть к холодным как камень и безжалостным как Аргу, воинам Человека. И как тут привыкнешь? Эта крупная боевая операция первая в истории Великого Союза. И даже сейчас войска в основном действуют самостоятельно, на разных участках.
   -Правитель Тиагра. - Едва заметно улыбнувшись, изрёк воин. Обычного лёгкого кивка, почему-то называвшегося Человеком поклоном, не последовало. Оно и понятно. Аллада порозовела, уже от смущения. В иерархии Империи, Правитель, был чином третьего круга. То есть приказывать этому человеку могли одиннадцать Воинов Совета и сам Император. В остальном, этот человек, по сути, мог командовать не слишком большим соединением, войск. Светлые, Луны и Стражи зашумели, удивлённо переглядываясь. Правитель выделенный для охраны командования группировки войск - нечто из ряда вон. Империя фактически приравнивала их к своим высшим чинам: Воинам Совета. Смущение Аллады было вызвано другим моментом: Светлая, в пересчёте на чины Империи, была чином четвёртого круга. Потому Правитель и не счёл нужным кланяться, в этой ситуации должно кланяться было Алладе. - Здесь я просто Страж. Мои люди в вашем распоряжении. Приказывай Светлая. Мы умрём, как подобает: с Честью.
   -Прекрати Правитель. - Она поморщилась. - Не надо так часто говорить о смерти. Мы здесь не что бы умереть, мы здесь, что бы выжить.
   -Понимаю. - Тиагра насмешливо сощурил глаза. - Бессмертным, сложно умирать.
   -А вам нет? - Раздражённо ответила Светлая, имевшая здесь полномочия Первой Светлой, временные и ограниченные.
   -Вечный вопрос Светлая. Камень преткновения не только для общения Человека с Эльфом, но когда-то и для самого Человека. Мы стали такими однажды осознав, что все мы, рано или поздно умираем. Человек всегда страшился мига Смерти. Тогда началось Крушение. Тогда родился Мудрый Аркадий Санури. Тогда в мир Человека пришли слова Мудрости. Тогда впервые Человек отринул грязь веры в Богов, слабость Тела, рыхлую плоть и слабый разум Правящих и впервые осознал присущее ему Величие. Достоин тот, кто прожил в Силе и умер в Чести, зваться Человеком. Крепкий камень - Тело Человека, разящая сталь - Разум Человека, величие красивой смерти в бою и чести - Смерть Человека. Рождённый, что бы однажды умереть, умереть должен с Честью. Мы умрём с Честью Светлая. Волей Императора, отныне подразделение охраны Правителя Тиагра, Сломанный меч, как и сам Правитель, будут умирать за ставку командования Эльфа.
   Рука Правителя с лязгом врезалась в левую сторону его груди. Точно тот же жест повторили все его бойцы. При ударе она поняла для чего им такие громоздкие перчатки. Длинные лезвия выпрыгнули наружу и зловеще блеснули в свете плазменных ламп. Это нечто новое. Обычно там присутствовали только низкочастотные излучатели...
   Удерживая гримасу отвращения, Аллада отвернулась к командному пульту. Донесения шли и записывались исправно. Светлые и Луны просматривали их. Но враг пока ни как не проявлял своего присутствия. Сообщения зондов и автоматических подразделений андроидов тоже не сообщали ни чего нового. Она устроилась в узком, удобном кресле. Думать о войсках не получалось. Эта поучительная речь Правителя, и его жест полной готовности отдать жизнь за Светлых, коробили её. Эта их философия жизни! Она однажды прочитала Книгу Мудрости Аркадия Санури - такого бреда шизофреника, она не видела ни где. А ведь по идеям этого психа седой древности жила огромная Империя. Как они могли его принять? Впрочем, их история, это история кровавая. Пожалуй, не удивительно, что высшей целью их жизни стала смерть в Чести. Глупая бессмысленная смерть в битве, желательно среди горы вражеских трупов, лично доведённых до состояния трупа. Но они действительно стали очень хорошими бойцами. Совет Светлых, много ставил, на Имперских мясников, в этой войне. Но принять и понять, их дикий образ жизни Эльфу было не под силу.
   -Светлая. - Тиагра возвышался горой металла, облекавшего его мощное тело, рядом с её хрупким креслом. Впрочем, тела у них у всех были мощными. Мясом они обрастали гораздо лучше чем, хорошими манерами. Хорошими, с точки зрения Эльфа. - Прости мне мой пристальный взгляд к твоему безграничному великолепию. Я не могу удержаться от созерцания столь прелестной, сравнимой лишь с Богинями красоты древности, женщины. Ты так прекрасна, что сердце Правителя стонет от боли, едва тень грусти омрачит чудное личико несравненной Светлой! Прости мне мою безнадёжную наглость, ибо не может, в этом чудесном сказочном теле несравненной эльфийки скрываться холодное сердце. И не запрещай мне любоваться твоим великолепием, согревая сердце своё пылающее огнём восхищения твоей божественной красотой!
   Аллада не нашлась, что сказать. Она слушала с открытым ртом речь Правителя, произнесённую сильно смягчившимся, почти нежным голосом. Слова о прекрасном, из уст Зверя, живущего ради красивой смерти! Человек оказался богат сюрпризами, а может, откровения полуидиота Аркадия, были поняты ею неправильно?
   Она посмотрела в жёсткое лицо Имперского мясника и обнаружила черты, коих лишённым Человека, всегда считал Эльф. И что-то в глазах этого Тиагра...
   Металлические лепестки взвились вокруг головы воина и тихо звякнув, сложились в прочнейший из известных шлем, уступавший крепостью, только доспеху Гнома.
   Правитель занял место чуть впереди своего отряда и неподвижный застыл. Тридцать одна живая статуя, теперь оскорбляла утончённый взгляд Эльфа, в его собственном командном пункте. Но Аллада, да и все остальные чувствовали себя, теперь много спокойнее. Отряд Правителя сила в силе. Даже стальные Имперские воины, с огромным уважением относятся к этой малочисленной элите войск. Каждый из них был могучим бойцом, сражающимся пока жизнь не оставит его тела.
   Аллада попыталась читать доклады. Сосредоточиться теперь было ещё труднее. Было что-то в этом Правителе Тиагра. Что-то, что она могла бы полюбить, будь он эльфом. Никогда она ещё не слышала подобных слов сказанных так. Зачем он их сказал? Среди её народа, это могло бы быть просто комплиментом. Среди людей? У них редко говорились такие слова. И уж точно они не говорились первым встречным. Новый виток отношений Эльфа и Человека? Непримиримые в седой древности враги...
   У неё получилось сосредоточиться тогда. Войска повстречались с врагом: им готовили тёплую встречу, воинам Эльфа...
  
   Аллада плакала. Они победили в том бою: но какова была цена! Плоскогорье очистили, заняли. Расы радовались победе. Кровавой победе, в которой едва не истребили армию Тулей - если б не Имперский десант, истребили бы. Они тогда радовались своему первому серьезному успеху в этой войне. До сего дня были только поражения и постоянные отступления. Сначала с Дальних Колоний. Потом, потеряны были планеты Солнечной системы. И только в колыбели всех рас, где сосредоточилась основная их мощь, куда эвакуировали население колоний, куда отступили терпящие поражение за поражением войска периферий - только здесь удалось остановить нашествие врага. Тогда же враг лишил их кораблей. Существа возникали на борту и начиналась резня. Как это делалось, они поняли и даже разработали действенную защиту, от таких проникновений, но было поздно. К тому времени они уже не могли устоять.
   Победа на Плоскогорье закончилась полным поражением. Едва остыли трупы, измученные кровопролитными боями войска, ослабленные чудовищными потерями, встретились с новой волной Вторжения. Эти существа были уже непобедимы. С тех пор, выжившие узнали, что среди Тварей есть неуязвимые. Демоны, в полном соответствии с мифологией древности окрестили их выжившие. Тогда они отступили вновь. Тогда началась новая эра в отношениях рас. Их стало так мало, что Эльф, стоял плечом к плечу с Человеком, Орком, Гномом, Тулом. Они бились храбро и ещё долго. Они умирали рядом, их тела остывали одно подле другого. В смерти они забыли о вражде собственной, о презрении и ненависти былых, друг к другу. Тогда было странное время. Мир умирал, народы гибли, но именно тогда случилось не возможное - заслужившее бы презрение, случись в другое время. В крови и смерти, Любовь вдруг обрела силу над миром...
  
   -Уходи! - Кровь и многочисленные раны сделали лицо Правителя неузнаваемым, только зелёные глаза, ещё напоминали его прежнюю внешность. Но он стоял на ногах и продолжал командовать эвакуацией.
   -Нет, нет... - Она смотрела на его лицо, обрамлённое торчавшими из металлического воротника осколками лепестков, несколько из них, сейчас торчали в его лице. Теперь красивый лик Правителя казался лицом мертвеца.
   -Руини Акино! - Взревел он, прыгая в сторону и рассекая какую-то тварь надвое. Даже рассечённая она поспешила к врагу, размахивая длинными когтями. Тиагра добавил излучателем. Груда горелого мяса лежала на земле. Эльф в серебристом полуплаще, чью жизнь, только что спас Правитель резво повернулся к нему. - Уводи Стражей! Забери Светлую! Немедленно!
   -Да, Правитель. - Акино прокричал своим, отступать. Немного их здесь осталось, своих.
   -Нет! Тиагра, я не уйду без тебя! Ты обещал охранять меня! Ты обещал!
   Она кричала залитая слезами, забыв о гордости Эльфа и наплевав на присутствие сородичей. Впрочем, они всё равно всё уже давно узнали и смирились. В этом времени сотен смертей, умирали не только эльфы, люди и другие, гибли вековые традиции. Ни кто не порицал любовь Эльфа к Человеку, Человека к Эльфу. И теперь, она не хотела бросать его здесь, не хотела, что бы он умер...
   -Кто-то должен прикрыть ваш отход! - Он кричал, и его голос полный чувств, перекрывал шум боя. - Их нужно задержать. Только Сломанный Меч, может это сделать.
   -Вот пусть они и сделают! А ты иди со мной! - Она прижалась к его броне, обильно политой кровью, прокопчённой дымом, изрытой вмятинами и розочками пробитого внешнего слоя защиты. Плевать! Она не хотела терять этого могучего человека.
   -Как ты можешь Ада? - Он прошептал это в её плачущее лицо, прошептал, но она услышала. - Я не могу бросить их. Там, где падёт Сломанный Меч, падёт Правитель Тиагра. Я обещал умереть за тебя, остроухая моя Ада, и выполню данное слово. - Он отстранил её от себя. - Акино! Ты в ответе за неё. Она погибнет, вернусь с того света, и отрежу твою остроухую башку!
   -Ха! Акино согнёт в бараний рог любого кто покусится на жизнь Светлой! - Гордо, почти по-человечески выкрикнул эльф.
   -Иди Ада. Генераторы пока целы, здесь невозможна телепортация Тварей. Ты должна уйти до того как падёт Правитель Тиагра. Затеряйтесь в Брошенных областях...
   -Я люблю тебя, Ти, люблю...
   -Живи Светлая Аллада, живи ради меня, ради тех, кто пал защищая твою жизнь!
   Он больше не смотрел на неё. Правитель повернулся, в едином порыве. В движении, он сорвал со спины, ионный излучатель. Первый выстрел, совпал с первым скользящим шагом Правителя. Даже на краю гибели не изменил своей привычки Тиагра. Он всё также следовал собственному правилу: убивай врага красиво. Он присоединился к своим бойцам, сдерживавшим натиск нескончаемых орд врага. Кое-где вспыхивали рукопашные. Ураганный непременно точный огонь Сломанных Мечей, уже не мог сдержать натиска Тварей. Они дрались отчаянно - элита Человека...
  
   Аллада улыбалась сквозь слёзы. Правитель выполнил данное им слово. Он умер за неё с Честью, в бою. Когда были разрушены генераторы, её маленький отряд из двух Светлых, семи Лун и трёх десятков Стражей, уже ушёл далеко. Сломанный Меч погиб, вместе с Правителем в своём последнем бою. Этот бой был последним не только для них. Он был последним для всех рас. Да, к тому времени погибли уже все, кто ещё мог сражаться. Она спаслась и жила ради него, в память о его смерти.
   Вообще, Империя держалась дольше всех. Когда погибли их войска, оставались вот такие кучки солдат во главе с Правителями. И они дрались, не смотря на заведомую гибель свою. Прятаться не пожелал не один из людей. И они умирали. Она думала, что погибли все в своей безумной философии, не способные уйти от боя. Но Император Человека, предвидел, как оказалось, тотальное истребление Человека. По его прямому приказу, здесь всегда оставались люди, в этом комплексе. Команда техников и Имперских штурмовиков, несколько офицеров. В последствии они утратили связь с поверхностью, поколение за поколением они теряли знания. И когда сюда начали стекаться последние оставшиеся от некогда великих рас, они нашли уже не тех Имперцев, что знало прошлое. Эти люди ни чем не походили на вызывавших трепет Воинов Империи. Пропали, затерялись в веках стальные тела. Забыта была философия Империи. Эти люди были жалкой тенью былого величия предков. Немногие из них умели сражаться, и ни один не хотел. Все кто жил верой в Смерть в Чести, пали с Честью.
   Всего пару столетий назад они запечатали вход, справедливо решив, что живых уже нет, и не будет. А четыре столетия назад сюда пришла она и Акино. До того были столетия тяжкой жизни, жизни под постоянным страхом смерти. Они умирали один за другим. Группа эльфов, спасённая ценой жизней Правителя и Сломанных Мечей, таяла на глазах. В конце концов, пришёл и их черёд. Два Стража умерли ужасной смертью, на её глазах. Она не надеялась спастись. И вдруг этот скелет, чёрный как сажа с косой в руках. Откуда он взялся? Она не знала. Он просто возник рядом с демоном, и его коса развалила огромное тело надвое. А потом на её глазах скелет начал обрастать плотью. Когда он стал целым, она не смогла не узнать в нём проклятую Тварь, одного из тех, кто, заметив тебя однажды, гнался, пока не настигал. В ужасе они сбежали прочь. Потом ещё около пятидесяти лет они скитались по выжженной земле. Голодали они всегда, немного можно было найти пищи в этих опустошённых землях. А потом они нашли вход в комплекс. И они стали жить, непонятно зачем и для чего, каждый день, ожидая прихода Тварей. И вот Тварь пришла, но именно та, что спасла ей жизнь, когда-то. Она много думала раньше об этом Существе. И часто ей вспоминалась тогда фраза, сказанная Правителем. Усмехаясь, он сказал тогда: враг моего врага, друг мой...
   -Аллада! - Экран ожил, ярко-зелёным от испуга лицом Транара. Эта связь пока им доступна, но скоро не будет и её. Лет через сто. - Тревога. Реактор, я не знаю что делать!
   Она немедленно переключилась на камеры обзора топливной камеры реактора. Какого, Транар мог ей не пояснять. Пленник, видно очнулся и тут же начал безобразничать. Интересно, что он мог учудить в глухой коробке топливной камеры?
   Она едва не выпала из кресла.
   Серолицый демон, в своём странного материала плаще, лихо резал двери камеры косой. Сверхпрочный металл рассекался как картон. Именно так он разрезал двери топливной камеры, словно бумагу. С той её стороны, что вела в приёмник топлива! Излучение сделает смертельно опасным весь корпус, едва защита лопнет. Генераторы полей рванут так, что весь первый уровень потечёт расплавленным металлом. Его следовало остановить!
   -Я открою камеру?
   -Нет, попробуем пообщаться, но будь готов в любой момент. - Она переключилась на последний ещё уцелевший передатчик голографических изображений. Она собиралась поговорить с ним. Но если он продолжит своё опасное занятие: Транар откроет камеру. Излучение подготовит топливо, к использованию реактором. Топливом на этот раз станет расщеплённая плоть демона. И не только. Все генераторы имеют защиту, аналогичную той, целостность которой старался удержать Тиагра, много веков назад, давая ей шанс спастись...
   Даже его душа сгорит. Станет топливом..., если бы эти генераторы были у них в дни Начала Вторжения! В дни, когда их войска выбили с Дальних колоний! К несчастью они появились так поздно и в таких малых количествах, что уже никак не могли спасти Расы.
   Она включила питание передатчика. Только бы эта сволочь, заработала! Последнее время техника отказывала всегда в самый неподходящий момент. Загорелась зелёная лампа. Она увидела на мониторе обзорной камеры свою собственную фигуру в кресле. Прекрасно. Теперь поговорим с тобой спаситель мой!
  
   11. Знакомство Бога с живыми и с самим собой.
   Он пришёл в себя. Китэгра очнулся от своего обморока, как он понимал необходимого для него. Он когда-то был человеком. Он не стал Магом как должно ими становиться достаточно сильным для этого живым. Он не мог в принципе стать Богом. Но стал. Теперь он мог видеть Душу Мира, его бесчисленные Энергии, неразрывно связанные с Материей, ею рождённые. Материя рождена Потоком. Материя рождает Изначальные. Излишки, опасно переполняющие мир, уходят сквозь ткань Пространства, питая Поток. В Мироздание, ни что не делается просто так. Всё Сущее связано в единую нерушимую систему, позволяющую выжить её отдельным элементам...
   Теперь порядок нарушен. Меняется баланс сил. Да. Но к чему это приведёт?
   Тут он уже не мог ни чего сказать. Для этого просто не хватало знаний. Что с того, что его мир сменит местоположение в бесконечном многообразии Миров? Демоны очень внимательно следят за сохранностью Пространства его Мира. Вселенная Китэгра не столкнётся с иной Вселенной, вызвав катастрофу с взаимным их уничтожением, а то и взрывом всей Сферы - она просто перейдёт из одной части Сферы в другую. Что тут такого страшного для порядка внутри Мироздания? Он мог лишь интуитивно почувствовать некую опасность такой самодеятельности, не более того.
   Он пришёл в сознание, но глаз не открывал. Теперь это не было обязательным условием Зрения. Он лежал неподвижно и видел Изначальные, в их многоцветном, кажущемся хаосе. Теперь это зрение не мешало, не угрожало. Оно стало частью его самого. Китэгра видел всё множество Великих Сил одновременно. Под их спокойным течением, почти не различалась материя, но это не значит, что она исчезала. Нет. Как Душу живого нельзя увидеть зрением простого Смертного, хотя она всегда присутствует в его бренном теле, так Душа мира, есть всегда. Но не всем дано её видеть. Магам дано видеть её незначительные проявления. Маг Смерти, видит Потоки Смерти. Ими и пользуется. То же с Магами других Сил. И..., да, ещё есть Маги многих Сил. Редкость почти такая же, как Боги, способные управлять несколькими Силами. Да, Боги могут узреть Душу Мира, в её полном великолепии, но они не способны пользоваться всем, что видят. Таковы Законы Мироздания, таковы Законы Потока. Что бы пользоваться всем этим, нужно быть Богом среди Богов...
   Значит теперь он Бог? Равный демонам в силе? Нет. Не всем. Бог не значит высшее проявление внутренней мощи. Бог - всего лишь новая шкала в силах живого. И у этой шкалы много делений. Тот, кто в совершенстве управляет хотя бы двумя Силами, уже более могуч, чем он. Такие стоят где-то у края этой шкалы. И как он смутно подозревал, за этим краем, ждёт шкала новая. Как же охарактеризовать уровень его собственных сил сейчас? Нет ничего проще. Китэгра почувствовал себя несколько очень жестоко обманутым. Да, он стал Богом. Он стал слабым Богом или очень сильным Магом, что часто одно и то же - грань между ними столь тонка, что её трудно заметить. И..., Китэгра перешёл эту грань. Он стал слишком силён, что бы зваться Магом. Бог Смерти. Изначальная Смерть - из всего множества Сил, что он видит сейчас, в его власти лишь Смерть. Трудно было сознавать это, будто сознаёшь собственную неполноценность. И ещё труднее было видеть эти Силы, зная, что твоей воле они не подвластны...
   Они исчезли. Все Силы пропали - он видел только материю. Так. Интересно. Куда они исчезли? А! Китэгра желал вновь видеть Душу мира. Потребовалось солидное усилие воли. И вновь мир заискрился разноцветными Потоками. Он сосредоточился на том, что бы видеть только чернила Смерти. Остались только они. Он мог избавиться даже от созерцания чернил. Предоставив зрению возможность видеть только материю. Это хорошо, весьма удобно. Итак, Смерть. Став Богом, точнее обретя новые возможности и увеличив свои силы, может ли он играть с Силой, более, хм, интенсивно?
   Он начал экспериментировать. Его тело при этом не шевельнулось, оно мало чем отличалось от трупа. В играх Разума нужен Разум. А для Разума нужно тело. Тело, что позволит Разуму жить, что позволит Душе поддержать Разум, пребывая в теле...
   Если б Китэгра знал, что-либо о Первых Богах, он бы не был столь поспешен в своих умозаключениях. Шкал Силы - как он определил это для себя, было не много. Уровень мощи Бога, определялся его Душой, её силой, и структурой. В сравнении со своим Создателем, безобразно беспечным Великим Ривом, он был..., как бы поточнее выразиться? Да, точно. Его душа представляла собой, весьма ущербную модель. Когда-то давно Зансараг положил сотни и тысячи лет, практикуясь в совершенствовании Душ: Смертных, Богов, Бессмертных, пока не доигрался. Некто Реклон и по сей день с восхищением вспоминает некоторые создания Создателя Богов, вас бы они привели к обильной рвоте..., впрочем, эта история не имеет отношения к повествованию о Великом Китэгра. Ну, почти не имеет... А! На хер! Будем смотреть и слушать, о том как некий живой, по небрежности Великого, обрёл звание Бога и Истинного Некроманта.
   Потоки. Что-то изменилось в них. Китэгра не совсем понимал. Что могло измениться в них? Тут даже нормальных источников для неё нет: тут мало живых, а значит мало составляющих: боли, страданий, самого момента смерти тела и отделения души от тела и... Именно! Китэгра воспылал самодовольством. Вот оно: составляющие. Энергия, что известна под именем Изначальная Смерть, как и прочие, не однородна. Таковой она кажется лишь на первый взгляд. И..., тут он немного смутился и почувствовал стыд. Память подсказывала, что видеть и выделять составляющие могут практически все Маги, перевалившие за определённую черту могущества. Он же, лишь достигнув сил Бога, соизволил обратить на это внимание. Пускай, раньше он не смог бы использовать эти возможности Силы, в полной мере и с такой лёгкостью как может делать это сейчас, но ведь мог хотя бы попытаться! Ведь он знал, что Сила не однородна! Глядишь и не пришлось бы так долго шляться по миру в состоянии обгоревшего скелета с ошмётками горелого же мяса на них. Н-да. Не хорошо получилось. Китэгра рывком сел. Раз не сделал этого раньше надо попробовать сейчас, не сходя с места. Для удобства лучше держать глаза открытыми. Пребывать в состоянии привычном телу. Он ещё не давно был просто Магом, не стоит переоценивать себя самого. Ведь обретя звание Бога, и силы ему соответствующие он фактически, попал из уютного знакомого со всех сторон места в нечто непонятное и абсолютно незнакомое. Как бы ошибок не наделать. Ошибки в игре Бога могут кончиться весьма плачевно как для него самого, так и для всего окружающего.
   Итак. Вот потоки. Ниточки. Как отвратительно жидки здесь потоки! Ничем не напоминает мощные тугие реки на поверхности. По идее, это даже хорошо. Но не совсем. Для живых этого города - скудные потоки Смерти означают довольно неплохое существование, для него самый минимум возможностей. Плохо. Как бы восполнить потоки здесь? Китэгра позволил себе немного подумать на эту отвлечённую здесь и возможно полезную в будущем тему. Возможность конечно, была. Самый простой вариант, мучительная смерть пары живых. Ну, на крайний случай можно и одного. Десять-двадцать часов пыток - дадут неплохой заряд энергии. Последующая смерть тела выбросит уже побольше. Изловить душу и, не выпить её, а убить. Как он поступил с теми призраками. Заряд потоки получат гигантский. Можно не убивать - помучить душу, выход энергии будет солидный, но всё же не такой большой как при её Конечной смерти.
   Он думал об этом совершенно спокойно. Теперь он уже не чувствовал в этом ничего плохого. Хотя и сознавал насколько тяжко подобное преступление. Убить Душу, значило убить частичку Первородной, в её почти чистой основе. Но он уже не особо понимал чего в этом плохого. Знал, что это плохо, но не понимал почему.
   Но конечно, здесь ни чего подобного он творить не станет. Во-первых, живых и так осталось очень мало, во-вторых, он надеялся на их помощь. Возможно, они могут то, что не доступно ему. Чуть позже он в этом убедится, но сейчас он лишь бегло осмотрел место своего пребывания, доступным любому живому зрением и углубился в созерцание потоков. Какая-то комнатка без дверей, с металлическими стенами. Ну и хрен с ней: сейчас есть дела поважнее. Стены материи его не смогут удержать ни на секунду.
   Он окунулся в Силу с головой. Теперь он сам, его сознание, плыло вместе с потоком Смерти. Теперь чернила уже не были абсолютно чёрной субстанцией. Одновременно пришло понимание, этой глупой и немного забавной расцветки Энергий. По сути цветов здесь не было. Будь он рождён на иной планете, в теле, жизнь которого основана на других элементах материи, сознание которого отличается от человеческого, принимает всё иначе: цвет потока Смерти мог быть абсолютно иным. К примеру, он мог бы быть ярко-зелёным. А Жизнь красной. Всё зависело от восприятия Живым окружающего мира. Смерть всегда казалась, мало живущим людям чем-то плохим, ужасным. А всё плохое в представлении человека идёт из Тьмы, то есть чернила. То же со многими живыми, возможно со всеми. Но уж с Эльфами, Гномами и другими родственными человеку народами, сходство должно быть полным. Отличия могут быть только в незначительных деталях. Эльф не способный постареть и умереть от старости, наверное, видит чернила по-настоящему Тёмными. Ведь для Бессмертного, смерть гораздо более худшая неприятность, чем для того же человека, которому рано или поздно суждено умереть от старого, более не способного служить ему тела. Впрочем, это не особенно важно - и те и другие, живут. Страдают, ненавидят, боятся и конечно, умирают. Они все Источники его Силы...
   Но всё-таки для нормальной работы с Силой, источников надо бы по более. На примере того, какими сейчас видятся составляющие это понятно очень хорошо. Эх, наверху проще. Ну что же, придётся учиться на этих тончайших нитях. А собственно зачем? На нитях. Китэгра отбросил своё занятие. Ведь он стал Богом. Зачем Богу такие банальности как муки, пытки? Это необходимо магам, когда они окажутся слишком далеко от родных потоков, там, где потоки скудны. Тогда им приходится решать проблему на месте, путём небольшого убиения живого или пыток над ним. Но они Маги - не более того. Им не обойтись без таких нудных движений по той простой причине, что они не в силах почерпнуть Энергию из тех мест, где она есть. Из-за большого расстояния. Те, кто по слабее могут работать лишь с Силой текущей непосредственно у их ног. Более мощные маги способны почерпнуть её из любой точки довольно обширного пространства - откуда он всё это знает? Всё из той же ворохообразной памяти. Пускай. Но это знание, полезно даже в таком виде. Ему не зачем связывать себя порядками течений потоков. Он может взять Силу из любого места..., вроде бы. Надо попробовать. Что-то мешает сознанию пробиться наружу. Странно. Будто эта комната закрыта не только материей, но и чем-то гораздо более могучим. Ладно. Позже, сейчас самое интересное: нужно взглянуть поближе на составляющие. И это действительно было интересно. Единая непроглядная чернота, вдруг обрела оттенки. Красным отливала, Ненависть. Малиновый окрас уживался с чёрным там, где шла составляющая Ярость. Дрожал серым Страх. Каким-то мерзким отвратительно сиреневым отливом блистало Разложение. Казалось, сама эта тончайшая из всех нитей, источает гнилостную вонь. Очень ярким бардовым оттенком щеголяла Мука. Душевная Мука. Страдание, иначе. Странно видеть её здесь такой плотной насыщенной. Живущие здесь страдают много и видимо постоянно. Почему? С чего бы им страдать? Розовый оттенок несла нить Боли. Физической боли. Её практически не было видно. Похоже, местное население, редко переживает такую боль. И последнее, конечно, Смерть. Основа, отражённая в названии Изначальной. Чёрный без всяких оттенков, жгут. Сама Тьма. Но не такая, какой она могла бы быть, умри здесь Душа. В городе живых умирали редко и только бренные оболочки.
   Так, пока неплохо получается. Что мы имеем? Ненависть, Ярость, Страх, Разложение, Страдание, Боль, Смерть. И чего с этим можно сделать? Многое, очень многое. Если выделить из потока лишь составляющую Боль: ни один демон, если не окажется слишком могуч для него, не спасёт своего тела. Не сможет собрать достаточно сил для отражения удара - не успеет. Опять же если не окажется много сильнее его самого. Но если сплести Боль и Страдание, отсеяв все остальные составляющие: он как минимум надолго обезвредить даже втрое более сильного Бога. Какие невообразимые возможности таит в себе могущество Бога! Только сейчас Китэгра осознал всю ущербность гордящихся своими жалкими способностями Почтенных Магов. Даже тех, кто в силах использовать составляющие. Большей частью, они пользуются топором, там, где нужен скальпель!
   Впрочем, тот, кто прибегает к Заклятью, ибо не в силах использовать Действие, то есть Почтенные Маги, по определению не способен управлять Силой достаточно хорошо. Тому, кто привык орудовать топором, не научиться держать тонкую рукоять скальпеля. И не стоит давать его такому в руки - поранится...
   Кстати, а почему он сам, минул эту часть? Ведь он не был Богом сразу? Сначала он был на уровне Мага, то есть не мог прибегнуть к Действию, но прибегал. Так как же?
   Китэгра провёл когтями по лезвию косы. Не ты ли странный друг так мне помог? Нет, он даже отрицательно замотал головой, этого быть не могло. Коса пробудилась совсем не давно, относительно, конечно. Она не могла помогать в самом начале. Значит Создатель. Видно он изначально вложил в него всё необходимое, и толику власти над Силами. Дальнейшее зависело только от самого Китэгра. Наверное, так.
   Зачем об этом думать? Ответа ему не получить. Разве что создавший его, вернётся позже, посмотреть, что получилось. Что-то ему подсказывало, что это невозможно. Скорее всего, Создатель был так могуч, что, создавая его, просто забавлялся. Может, хотел досадить демонам, переделав раба по своему желанию, создав нечто новое. Потом, поиграв с ним, закончив Создание, он, скорее всего, ушёл. Ему наскучило, и он пошёл дальше по своим делам. Забыв о маленькой забаве уже через несколько минут...
   Не слишком приятно было сознавать такое. Он был обязан своим фактически новым Рождением, мающемуся от безделья беспредельно могучему существу. Такое приятным быть не может. Скорее отвратительным. Но Великие Силы! Если Создатель тогда развлекался, создавая его: какова же его мощь? Недовольство сменилось трепетом, перед не поддающемуся осознанию могуществом. Конечно, не факт. Может, все его умозаключения просто умозаключения и ни чего более. Может, он в корне не прав. Собственно сейчас это не играет роли. Надо бы уже подумать и о том, куда его засунули эти беспокойные живые.
   Китэгра поднялся на ноги. Он огляделся сначала просто глазами. Ничего интересного: металл, без видимых стыков. Такое чувство, что вся комната отлита сразу. Где тут, что-нибудь напоминающее двери? Нету. Ну, ладно. Тогда глянем с помощью Силы. Глянул. Стало немного не по себе. Стены пульсировали Силой. Незнакомой Силой. Её не было в видении Души Мира. Её не было среди Потоков. Но она была здесь, в этих стенах. Ему она виделась переливающимися белым и синим цветами стенами. Что могло порождать эту Силу? Сколько ещё загадок в Мироздании? И был ли в обще тот всем надоевший ёжик? Н-да. Эта сила прочно удерживала его здесь. Источник её не понятен, но можно ли пробить эту Форму? Он усилил давление. Стены задрожали, но расступиться не пожелали. Он смог всё же увидеть, что там за ними. Смутно, но достаточно. Тоннели, механизмы. Много источников Сил. Но источников искусственных, порождающих отдельные составляющие в мизерных количествах. Он начал уважать живых, этого города. Если они способны на это, не прибегая к магии - они Великие существа. Возможно, они станут хорошими союзниками, в его войне. Ведь эта война и их тоже. Этот мир когда-то принадлежал им..., странно только, что при своём могуществе они всё же проиграли. Вот эти стены, хотя бы. Сомнительно, что хоть один демон смог бы их одолеть.
   Он догадался. Они не могли выиграть той войны. Эта Сила, все эти источники. Ребята действовали через материю. Они зависели от тех механизмов, что создавали. Тем самым они здорово проигрывали демонам. Да, собственно любым другим Богам или Магам. Но если всё это будет в союзе с его могуществом? Да, тогда шанс есть.
   Однако надо выбираться - поиграли и хватит. Ещё возомнят о себе слишком много. Но как? Пробить стены не получается. Более сильный Бог, возможно, смог бы грубо взломать эти стены, но ему сие не под силу. Может, если будет понятен источник этой силы, станет легче? Где же этот источник? Он нашёл его быстро. Источник был рядом, прямо за той стеной, самой толстой и прочной из всех четырёх. Он был могуч этот источник. Заряд генерируемой энергии, казался чудовищным - он таковым и был. Принцип работы этого механизма был ему не слишком понятен. Одно ясно, это чудище из металлов, работало с мельчайшими частицами материи. Забавно, что оно производило множество различных Сил, но живые использовали лишь малую часть. И весьма глупо. Вот он, топор, в руках неспособных держать скальпель. Свет, Огонь - основные производимые Силы. Понимание их составляющих, ускользало от его внимания, их он понимал лишь в общих чертах. Совсем не так как с родной, покорной его воле Силой. Но эти поля? Они не имеют ничего общего ни с Огнём, ни со Светом. Как же!
   Китэгра хмуро жевал губами. Жалкие осколки былого величия, а такие сюрпризы подбрасывают! Не вежливо как-то. Стоп. Поля. Крупные скопления материи могут порождать поля такой не бывалой силы, что они искривляют само Пространство. Энергия, Изначальная Звёздная, одна из её составляющих - название, кстати, для Силы немного глупое, но лучше мириться с теми названиями, что есть в памяти. Всё и так запутано до предела. Эти определения, хоть какой-то якорь. Звёздная. Кажется, она наиболее мощная из Сил. Или нет, но управлять ей не просто. Впрочем, тут он мог поспорить с чужой памятью - Смертью управлять совсем не просто. Значит Звёздная, рождаемая скоплениями материи достаточно большими, что бы хоть как-то повлиять на ткань Пространства. Отсюда и название: раскалённые звёзды основной источник этой силы. Но машина живых не производит этой энергии! Как она может её использовать не производя? Берёт из потоков? С поверхности? Что за бред! Машина с возможностями Бога, просто кусок металлов? А! Вот оно, другие механизмы. Машина всё же производила немного Звёздной, что-то делая с частицами, но совсем не много. Дело было в машинах, распределяющих получаемые Энергии. Уважение к живым стремительно росло. Особенно к их предкам. Если остатки цивилизации способны на такое, то, что могли предки? Пожалуй, всё-таки мало, для защиты от агрессии демонов их возможностей не хватило. Всё же в стычке Бога с просто живым, проиграет непременно живой...
   Но не в этот раз! Теперь с ними будет он - Китэгра! Бог!
   Только если он позволит держать себя в этой клетке, как пленника - какой же он Бог? И отнесутся живые соответственно. Скорее всего, они не посмеют вновь поднять оружие с таким союзником, которого так не сложно поймать. Значит надо действовать. Прежде всего: какая из машин, распределяет Звёздную? Оп-пачки! Хм, где он откопал это слово? К чёрту, то бишь к демону. Данные машины, значительно уступающие размерами главной, не только распределяют - они преобразуют энергию. В основном именно преобразуют, относительно звёздной, распределять там почти не чего. Удивительные машины! Они брали энергии Огня, делали нечто непонятное ему и выбрасывали уже Звёздную. Итак: какая из этих чудных игрушек, ныне не выпускает его из плена? Вот ты мой хороший: вешайся.
   Китэгра зло ухмыльнулся: машинку уничтожить и стены опадут сами, лишившись подпитки. Тут ему пришлось немного расстроиться. Машина, создавалась не полудурками. Она проецировала поля не вокруг себя, а на расстоянии, с помощью совершенно непонятных приспособлений, так же находившихся за границами полей.
   Похоже, выхода не было. Придётся, смиренно ждать пока его изволят посетить хозяева города. Ну уж нет! Китэгра положил ладонь на лезвие косы, так ему было легче. Он попытался наладить контакт, объяснить своему товарищу, по несчастью, во что он вляпался. Возможно, коса преуспеет там, где не вышло у него. Не тут то было! Коса не понимала. Она не видела никакой угрозы. Она не считала стены Звёздной непреодолимой преградой. По её мнению Китэгра бредил - примерно так он понял её молчание и бессильное удивление, его необоснованным беспокойством.
   Фиаско. Полное. Он уселся на своё металлическое ложе. Хмуро, с осуждением и лёгким укором во взгляде поглядывая на косу. Придётся сидеть и ждать. Глупо это. Обретя такое могущество, вдруг оказаться на обеих лопатках. Оказаться бессильным пред какой-то не разумной железкой...
   Кстати, ложе не много странное. Будто оно не было частью этого помещения, а принесено сюда специально. Совершенно автоматически, сознание Китэгра повторило осмотр доступных зрению окрестностей. Шокированный вероломством живых и их беспредельной наглостью Китэгра поднял ошарашенное лицо к верху. Теперь он понимал назначение этого орнамента. Дело в том, что это не украшение голых стен, это выступы, сложенных в нерабочее положение лепестков заслонки излучателя. Он расщеплял то, что находилось в этой комнате, подготавливая к последующей переработке машиной. Это значит топливо. Это топливо значит он.
   Китэгра тихо зарычал. Оскорбление было понятно. Конечно, этот излучатель не в силах как-то повредить ему, но, однако, какова наглость! И выбраться никак. Что же вечно здесь торчать? Нет, так не пойдёт. Китэгра подошёл к стене, той, что вела к машинам. Итак, стена. По ней, проходит энергия Звёздной, обличённая в Форму ловушки. Ему не пробиться через неё. Но если разрушить стену? Поле не пропускает и материю так же, но коса не чувствует здесь преград для себя. Почему бы и нет?
   Он вонзил лезвие в стену. Как и ожидалось, коса не встретила сопротивления. Поле подалось и его энергии теперь обтекали лезвие. Материя, косе преградой так же не была. Ну что же? Режем себе дверь, раз не догадались сделать сами! А там посмотрим.
   Металл резался легче, чем бумага. Но Китэгра не спешил. Что-то подсказывало, что его темница не спроста глухая коробка без единой щели. Это маленькое вскрытие может, закончиться взрывом энергий. Ему они не повредят, он легко создаст щит, такой, что его не пробить единым бесконтрольным всплеском, но город живых частично погибнет. Не хотелось бы...
   -Стой! Прекрати!!!
   Он не смог понять значения звуков, но звучавшая в них тревога, говорила красноречивее всего. Он повернулся к издававшему звуки живому. Посреди комнаты, рядом с ложем, в глубоком кресле восседала та самая эльфийка. Как она возникла здесь из ниоткуда? Не уж то ошибся и среди них есть серьезные маги? Китэгра опёрся на косу, изучая прелестную живую. Красива, ничего не скажешь. Когда-то подобные живые вызывали не только уважение к их красоте. Восхищение - иногда, ещё что-то...
   Откуда она взялась? Дверей как не было так и не обнаружилось. Точнее они были, скрытые в стенах, но она вошла не через них. И уж конечно не с креслом на плече. Значит маг? Способный преодолеть эти стены, без их хотя бы секундного ослабления? Но это уж точно бред..., хотя, кто знает? Он коснулся фигуры девушки очень слабыми нитями Силы, стремясь узнать, кто она и какова её сила. Такие нити не причинят ей вреда, в принципе она их и заметить не должна. Пусто. По мнению Сил, на месте девушки было пусто. Забавно. Это как понимать? Глаза говорят о присутствии довольно приличного количества живой материи, имеющей Душу. Силы утверждают, что ему кажется. Что это за живые такие? Что ни минута, ставят его в тупик. Ну, ладно, хватит. Он шагнул к девушке. Очень осторожно, повернув косу в руках таким образом, что ни замахнуться ей, не ударить, быстро было невозможно. Угрожать ей он не хотел. Они должны стать его друзьями, знать и уважать уровень его силы, но не бояться его. И всё же она его боялась. Он шагнул ещё и на лице отразился лёгкий испуг и, хм, удивление. Это ещё почему? А! Наверное, по их правилам ему следует сейчас говорить. К несчастью, пока с этим проблемы. Он подошёл в плотную. Как она расценит прикосновение? И как бы это сделать, что бы не оскорбить, показав дружеское расположение? Выход он нашёл, может и не лучший, но иного просто не придумал. Китэгра вежливо поклонился, может, чуть ниже, чем следовало. Лицо девушки прямо перекосило от удивления, близкого к шоку. Распрямившись, но не полностью, он коснулся пальцами её ладони, вывернув их так, что бы не поранить кожу длинными когтями. Пальцы прошли сквозь ладонь. Девушка задрожала и рассеялась настоящей радугой, мешаниной цветов и оттенков. Китэгра резко выпрямился во весь рост. Убрал руку. Девушка была прежней, только сильно удивлённой. Китэгра коснулся лица. Снова мешанина. Так. Маска. Но зачем? И такая бесполезная. Так плохо сработанная. Скорее всего, не магия. Всё тот же топор - механизмы. И непонятно какими здесь пользовались Силами. Какая-то смесь. Вещь в принципе опасная, но в таких пропорциях, при таких мизерных зарядах - откровенно смехотворная. Не маска. Вряд ли они понимают назначение Маски Сил. Изображение, голограмма. Да, это уже из его памяти, надо запомнить, обязательно надо. Ведь не просто слово вспомнил, но ещё и его значение. Так, но откуда идёт изображение? Как-то проходя сквозь стену Сил.
   Девушка, что-то начала говорить, он не слушал. Всё равно ни чего не понятно, к тому же он был занят. Китэгра искал, лазейку в системе, через которую проходил сигнал. Где-то она должна быть, иначе они не смогли бы спроецировать сюда маску..., голограмму. Ай, хорошо! Молодцы. Лицо девушки исказил даже не страх, а животный ужас. Демон, каким его, наверное, считали, вдруг исчез.
   Китэгра не совсем исчез. Он с интересом смотрел на реакцию девушки. Лица он не видел стоя прямо за её спиной, но этого в принципе хватало. Девушка какое-то время сидела не подвижно, кажется, она даже не дышала. Сидела и смотрела на пустую комнату, где теперь была лишь её голограмма. Всё это показывал какой-то кусок стекла. Экран. Интересная игрушка - ему понравилась. Определённо в этих живых что-то есть.
   Девушка встрепенулась и нажала какой-то выступ на большом наклонном столе - пульте, и голограмма на экране исчезла. Интересно, он начинает вспоминать слова. Лавину слов. Хорошо. Китэгра позволил себе довольно улыбнуться.
   Девушка, тяжко вздохнув, больше это походило на стон, откинулась в кресле. Изящная ладонь легла на лоб. Он чувствовал Страх. Она боялась, наполняя своим страхом потоки. Хорошо, но не слишком. Почему-то ему было не приятно чувствовать страх этой живой. Страх в ней породили его действия. Забавно, он не просто не хотел их страха перед собой, ему он был очень не приятен. Китэгра постарался выбросить это из головы. Сейчас вопрос, требующий срочного решения, может поставить под угрозу всё его предприятие. Надо научиться говорить на их языке. Впрочем, этот язык и его тоже. Слова из его памяти, в мыслях звучат весьма похоже. Значит, когда-то язык Эльфа и Человека, был един или очень похож один на другой. Как же научиться? И как собственно производить звуки? Ну, это вроде ясно - их вообще горлом производят. Хорошо, что речевой аппарат он не устранил второй раз, возни с его воссозданием...
   Но как усвоить слова? Ассоциации - да, именно так. Китэгра, создал новые нити, ещё тоньше прежних. Причинять ей вреда не хотелось, а неосторожность при копировании, данных мозга живого, может сделать последнего идиотом. А то и убить. Модель полностью была впитана его разумом. Теперь он знал, как говорить, но имелась маленькая проблема: он мог наговорить чего-нибудь ни того. Для полного знания языка, лучше бы три-четыре модели. Мозг живого редкостная помойка, со своими поворотами, не в ту степь. К примеру, слово в её ассоциативной модели: "Тани" - вот, что оно значило? Ассоциация была проста: чуть грустное лицо девушки эльфийки. Но, что оно значило? Имя? Название клана? Определение народа эльфов? Ругательство, накрепко привязавшееся в подсознании девушки именно к этой живой? А может, какое-то звание? Он склонялся к тому, что это либо имя, либо звание. Слово эльф, уже знакомое ему, ассоциировалось с красивой фигурой, остроухого живого, но безликого. Всё-таки таких слов лучше избегать, тех, что оставляют место для сомнений. Теперь, самое сложное: как воспроизвести звуки? Память в модели отсутствовала. Тут требуется нечто иное. Нечто на более низких уровнях разума. У него в этом месте отсутствовала, какая бы то ни было информация. У эльфийки, она конечно, имелась. Он скопировал и её. Разместил в нужных участках собственного мозга. Почему-то информация закрепилась и в душе. Это получилось как-то само собой, но как он решил, лишним не будет. Теперь следует попытаться что-нибудь сказать. Сразу может не получиться, всё-таки это тело ещё не разу не произносило осмысленных звуков, если не принимать за них рычание и вой.
   -Гр-рр-р... При...Прутии-иии-и...
   Мычал Китэгра. Если б мог, он бы стал красным от стыда. Сейчас он здорово напоминал немного нездорового на голову человека..., нечто похожее на человека, и тупое как пробка.
   Девушка пулей выскочила из кресла. Одним прыжком она перескочила пульт и в прыжке сорвала с пояса излучатель. Луч вонзился в фигуру за её спиной. Китэгра недовольно отмахнулся и продолжил мычать. Луч рассеялся. Девушка, опустив оружие, замерла без движения. Она тихонько всхлипнула, с тоской глядя в пол. Видимо решила, что он сейчас, будет её местами убивать. Впрочем, вскоре страхи уступили место удивлению. Ну, так широко открывают глаза обычно, чем-то сильно удивляясь.
   Китэгра и сам понимал, как глупо выглядит. Мыча, как раненый бык, он для большей осмысленности мычания, начал размахивать свободной рукой. В общем, смысла не прибавилось, за то пропал страх девушки. Китэгра сдался. Угрюмо созерцая вооружённую эльфийку он молчал. Это оказалось сложнее, чем он думал. Речевой аппарат упорно не желал слагать звуки правильно. И в чём дело? Может в том, что он никогда не слышал этой речи? Он попробовал, сказать слова чужой памяти. Вышло ещё хуже.
   -К-кто ты? - Словно плюнула, сказала девушка.
   Но ему хватило. Китэгра расплылся в улыбке, доброй по его мнению. Транару, немного клыкастому орку, эта улыбка пришлась бы по душе, но утончённая эльфийка вздрогнула всем телом.
   -Друг. - Чётко, но громче чем следовало, сказал Китэгра. Почти всё встало на места, теперь разум работает, в гармонии с телом. Только над громкостью, надо поработать.
   -Друг? Ведь ты демон, да? - Она не боялась, почти, но и не воспылала вдруг, дружескими чувствами.
   -Нет. - Для верности он покачал головой. - Не демон.
   -Тогда кто?
   -Человек. - Судя по выражению лица девушки, он был совершенно прав в своих подозрениях: люди, в живом виде не напоминают окаменелый труп. - Такое тело может, жить там. - Он показал пальцем вверх. - Человек, нет. Воздух, другой. Климат, другой.
   Она помолчала, но оружие не убрала. Похоже, девочка растерялась.
   -Как ты выжил? Так долго? И как изменил себя?
   -Я, - Стоило ли? Пожалуй, лучше говорить на чистоту. Хотя это возможно ошибка. - был рабом. Раньше. Я служил демонам. Был одним из Гончих Ада. Теперь нет.
   Ненависть, мелькнула на красивом лице и пропала. Скрытая, маской внешнего спокойствия. Она не исчезла, ненависть - её просто спрятали подальше. Плохо.
   -Я, - Он гордо, ударил себя в грудь. - я дрался с демонами. Когда стал свободен. Убил одного. Выпил его душу.
   -Значит, - Что-то новое не совсем понятное ему появилось на этом красивом лице. - это был ты? Там в ущелье, чёрный скелет?
   -Скелет? - Он присмотрелся к ней повнимательнее. Вот дела! Она была у той стены. Она была обязана ему жизнью и даже больше чем жизнью. Знает ли она, какой была бы её участь, умри она там? Что стало бы с её душой? Пожалуй, не стоит распространяться об этом. Он много душ обрёк на такое лично. - Да, ущелье. Это была ты... Давно?
   -Ты не знаешь? Почти тысяча лет минула... Зачем ты здесь?
   Китэгра молчал. Его парализовало. Во всех местах.
   -Когда, - Наконец, очнулся он от шока. - закончилась война?
   -С демонами? - Она была ошарашена. Она видела его удивление, и сомнений не было, незнакомец, будто с луны упал. Похоже, он совершенно потерял счёт времени. Будь он в прошлом эльфом было бы понятно, Бессмертные, часто забывали о времени. Но человек? Они трепетно относились к минувшим годам. Обретя Бессмертие один из них наверняка, внимательно следил бы за временем. Ну, лет пятьсот точно. - Полторы тысячи лет с небольшим, прошло с тех пор, как пали последние воины Империи Человека. Остальные перестали сражаться ещё раньше. Ты не знал?
   Китэгра отрицательно помотал головой. Ногам стало очень тяжело. Не особо беспокоясь о хорошем своём воспитании и вежливых манерах, он нагло уселся в кресло эльфийки, продемонстрировав их полное отсутствие. Удобное кресло...
   -Так много! - Он простонал это. Эльфийка убрала оружие. Она больше не боялась его. Уже хорошо. Но так много лет! Полторы тысячи! Значит... - Живущие здесь, они хотя бы помнят время, когда мир принадлежал им?
   -Лишь эльфы и Тулы. Большинство эльфов сами воевали тогда, а Тулы с трепетом относятся к памяти предков. Остальные..., не знаю. Они имеют информацию, но, похоже, ни один из них не верит в прошлое предков. Им кажется, мир всегда был таким. - Широким жестом она показала вокруг. - Они родились здесь: большинство. Предки иных поколениями рождались на верху, прячась и убегая. Но все они увидели свет уже, когда мир стал таким, какой теперь.
   -Машины. - Китэгра хрипел. Не уж-то всё это бесполезно? Он так надеялся! Один он не многое может. А с их техническим гением... - Они умеют управлять ими? Строить их?
   -Нет. - Грустно ответила девушка, подойдя к пульту ближе. На её лице теперь было написано участие. Неужели он так жалко выглядит сейчас? - Они всё забыли. Есть книги, много книг, но они не хотят обременять себя знаниями. Не все умеют даже читать... - Его глухой стон на миг прервал её. Девушка лучилась жалостью. У неё было доброе сердце, у этой дочери Эльфа...
   Проклятье! И на кой он вообще припёрся сюда?! Это уже не те, кто сражался с демонами. Они хотят лишь тихо прожить. Они давно не бойцы, несколько из них ещё могут...
   -Ты искал союзников?
   -Да. - Китэгра хмуро смотрел в это красивое лицо, немного виноватое сейчас.
   -Меня зовут Аллада. Когда-то я носила звание Светлой.
   -Китэгра. Бог Смерти. Некромант. - Думая совсем о другом представился он. На миг даже почувствовал нечто вроде удивления: да вот такая точная характеристика. Бог. Некромант.
   -Н-некромант? - Узкая ладошка рванулась к кобуре, а сама девушка отступила на шаг назад. Впрочем, почти сразу, она успокоилась, но в её глазах теперь жил холод льда.
   -Что плохого? - А и правда, что?
   -Ты оживляешь мертвецов! - Почти выкрикнула она, будто обвинив его в тягчайшем преступлении. - Это, это отвратительно!
   -Почему же? А, не всё ли равно? - Китэгра уже не много оклемался. Он говорил с ней, теперь это было просто, удивляли не давние сложности, и размышлял над одной мельком скользнувшей идеей: из этого могло, что-нибудь получиться. - Я враг не вам, я охочусь на демонов. Однажды они чуть не убили меня. Они сильны. Именно поэтому я пришёл к вам. Я надеялся, что объединив силы, мы справимся. Вы собрали великолепные машины. Мне казалось, вы способны управлять ими и строить новые. Со мной, с Богом Смерти, мы могли бы, у нас был бы шанс...
   -Я..., ладно. Враг моего врага мой друг. - Она устало махнула рукой, тут же пояснив свою неожиданную вспышку ненависти. - В дни Войн гибло много наших собратьев, но они не умирали. Некроманты заставляли их вставать и нападать на тех за кого они дрались пару минут назад. Это было страшно видеть как твой товарищ, поднимается с земли с дырой в груди и нападает на своих же. Мёртвый, но не умерший. Мы тогда, вспомнили это слово из сказок: некромант и... Подожди! - У неё странно горели глаза, непонятное выражение. - Бог? ТЫ Бог?! Этого не может быть! Бог он..., он...
   -Демоны, тоже Боги. - Пожав плечами, пояснил Китэгра. Кстати, выражение о враге ему понравилось, он постарался запомнить его. - И большинство будет по сильнее меня. Предки не могли устоять перед Богами. Они были обречены. Эта ваша, как ты говоришь? Империя, не имела ни шанса!
   -Империя. Ты говоришь, что был человеком и не помнишь Империю? - Она подозрительно изучала его лицо, давно утратившее сходство с человеческим.
   -Рабам не положено помнить кто они и откуда. Я вспомнил, начал вспоминать кое-что не так давно и... В общем, Гончие, те кто живы, лишены памяти. Почти всей.
   Она с недоверием смотрела на него. Как такое может быть? Конечно, в его божественность, как и упомянутых демонов, она не верила ни секунды. Чего смеяться? Не может, Бог, быть таким как он. И уж точно он не может быть такой тварью как пришельцы. К тому же не может их быть больше одного. Бог, он всё. Главная сила, над всем Сущим. А о природе явления демонов убедительно доказали учёные Тулов ещё в самом начале Войн. Все они пришли из соседней галактики - ничего сверхъестественного. Кроме их способностей конечно, но и у них наверняка есть разумное объяснение. Предел возможностей психокинетики, не был определён даже в дни расцвета этой молодой области науки. Собственно парапсихология вообще плохо была изучена. Единственный серьезный успех был достигнут лишь в развитии врождённых способностей парапсихов. Теперь, среди потомков некогда могучих рас, таких уже не осталось. Они могли воевать лучше всех, с подобными им, среди Тварей и как следствие, погибли первыми, задолго до конца Войн...
   Надо же ляпнуть: Твари - Боги! Впрочем, в конце концов, она решила, что его слова имеют под собой и кусочки истины. В том, что касалось природы Гончих. А о памяти, по зрелым размышлениям она решила, что парень (страшный, как натурально окаменелый труп), говорит правду. Скорее всего, так оно и было. Она ещё в дни скитаний заметила, странную схожесть некоторых, явно разумных Тварей с людьми, эльфами, другими...
   -Но ведь, что-то ты помнишь? Что-то из прошлого? Помнишь, кем ты был? Ведь ты знаешь своё имя! Значит должен помнить ещё что-то. - Она смотрела на него с каким-то горящим огоньком во взгляде. Ей было важно знать, кем он был: но почему? Секунда размышлений, перед его ответом на вопрос, и он решил, что среди них - живых, очень важно то, кем ты был, а не кто ты есть. А может, она не хотела верить в то, что он один из Великих и пыталась как-то определить статус Китэгра. Ну, это не очень важно. Пожалуй, он скажет ей правду, пусть разочаруется немножко. И вот тут он понял! Хотя это могло быть какой-то памятью: он не мог сказать точно. Может, вспомнил, может, догадался. Всё дело в том, что она верит в Богов, как не парадоксально это звучит в свете неприятия, ею, его божественности. Просто она поклоняется какому-то Богу. И как часто это бывает с живыми, ограниченными неспособными осознать бесконечность, даже собственной вселенной, уверена, что её Бог, единственный. Создатель всего Сущего. Таким мог бы быть Поток Первородной. Он видел в её разуме, её понимание Бога, в которого она верила беззаветно. Таким был Поток, затем исключением, что Поток не обладал Разумом и не был бесконечно добр, как она считала. Потоку не ведомы были понятия живых, о добре, зле и других отвлечённых вещах...
   Не стоит настаивать на своём звании Бога. Лучше с этими живыми, на такие темы больше не разговаривать. Они не поймут, не примут. Им этого не дано. Давно ли он сам это понял? И смог бы понять не будь у него чужой памяти? Верь он на протяжении своей жизни в одного Бога? И помни об этом? Нет, не смог бы. И, скорее всего, вступил бы в бой с любым посмевшим переубедить его. Не стоит говорить с ними о Богах. Пусть они считают демонов, тем, чем хотят считать. Так даже лучше, для его целей. Они будут иметь немного меньше поводов для страха.
   -Китэгра. - Он положил на грудь раскрытую ладонь и чуть склонил голову. - Моё имя. Но я ношу его с того дня, когда стал свободен. Оно придумано мной. - Он счёл, что ложь тут более уместна. Он не смог бы объяснить членораздельно о том кто создал его. Он и себе мог это объяснить очень смутно. - Когда-то моё имя было другим. Я помню, что оно звучало иначе, но не помню, как... Кое-что сохранилось в моём разуме, душе. Но это очень странные воспоминания. Слова, обрывки фраз. Нелепые непонятные мне, сильно искажённые картины, прошлого этого мира. - С улыбкой он привёл один пример. - До недавнего времени, я считал, что Океан, это некий могучий Живой и хотел заключить с ним союз, для борьбы с демонами, если он сумел выжить в войне.
   -Океан?! Как такое может быть? - Она была ошарашена, его откровениями.
   -Я помнил слово: я решил, что это имя. Я смутно помнил о его силе и решил, что он станет полезным союзником в битве против демонов. - Он даже рассмеялся, низко хрипло (натурально вурдалак в гробу хохочет), припомнив ещё одно такое воспоминание. Об улитке, с резиновыми ногами и металлическим телом. Об этом говорить не стал, самому было стыдно. Сейчас, уже видев машины, производящие энергию он сумел понять, что та улитка - тоже машина, только не понятно для какой цели служащая.
   -Это..., это ужасно не помнить кто ты. - Грустно, почти с тоской сказала эльфийка. Ну, вот ещё один шаг к его цели. Ненависть, сменилась жалостью. Хорошо, но не очень. Было не приятно чувствовать даже капельку жалости к себе. К тому же он не считал, что тут есть о чём жалеть. Почти полное отсутствие памяти, сильно облегчило его становление как Мага, а теперь и Бога. Будь его старая память при нём, ему пришлось бы преодолевать множество порогов, этой памяти. Порогов, которые говорили на протяжении всей жизни: то или это невозможно в принципе. Пустая память, почти чистая не имела таких порогов. А та, чужая ему память, уверенно утверждала: это значит, делается так, а это ты сможешь, но позже - став сильнее.
   -Не так ужасно как тебе кажется, Светлая. - Ему показалось, что лучше обращаться к ней, её прежним званием. Идея почти оформилась. Ему потребуются воины. И учёные. Он уже решил, как сделать из тупых трусоватых живых, учёных. Это потребует времени, но это возможно. Но вот воины, с ними сложнее. Тут хорошо бы пробудить в них прошлую отвагу и жажду сражаться, без прямого вмешательства в сознание и мозг. А это потребуется, он ясно видел в ней, давно утратившую твёрдость сталь, что отличала воинов. Ныне это скорее медь, нежели сталь. Судя по всему, что подтвердили и её слова, так обстоит дело со всеми их ещё живущими воинами. Их и осталось, способных быть воинами, очень не много. Драться могут все живые. Драться и умирать, практически сразу, для этого не многое нужно. Но лишь воин, может драться и побеждать, не боясь умереть. Большинство сражается, стараясь выжить. Воин, бьётся, что бы победить. Смерть - мелкая неприятность на его пути. Жизнь воина, может оборваться, но он не отступит из-за этого. Нет ничего хуже для воина, чем жизнь в страхе. Они и не живут в нём: они уничтожают причину, способную породить страх. В этом и есть основа. Страх - ведёт большую часть живых. Страх потерять свою жалкую жизнь. Воин следует велению Ярости, осознавая незначительность жизни...
   Так, наверное. В психологии живых ещё мало, что ему понятно. Он сделал эти выводы на основе психологии и памяти Светлой Аллады. Она тяготилась этой жизнью в Последнем городе. Было время, когда она, не задумываясь, погибла бы в бою с демонами, чем жить так. Хорошо бы, если б таких, было бы больше среди них.
   -Ты. - После некоторого молчания, в разговоре спросила Светлая. - Ты можешь, помочь нам отвоевать свой мир? - Она прямо таки пылала надеждой. Очень хорошо. Она окончательно перестала видеть в нём врага. Но, почему-то другом тоже считать не хотела.
   -Да. - Уверенней чем следовало бы, сказал он. Но лучше так, чем умножать их страхи и нерешительность. - Я могу помочь вам победить. А вы можете помочь в этом мне. Один я не могу одолеть врага. С вами, я смогу. Но сейчас, там наверху, иная угроза.
   -Какая же? - Она наклонилась над пультом, внимательно вглядываясь в него. Китэгра физически чувствовал её с трудом подавляемое отвращение к своему облику. Придётся поработать над этим. Она справляется с отвращением, и так быстро перестала видеть в нём врага, только потому, что чувствует себя обязанной ему жизнью. С другими, всё будет намного сложнее. Облик придётся изменить. Внешний. Слишком хорошо это тело, слишком прочно, что бы менять его полностью.
   -Угроза раз...
   Он вскочил на ноги, непроизвольно зарычав. Эти живые совсем утратили совесть. Они что творят? Помещение, где он сейчас находился, закрыли. Тем самым полем Звёздной, что было непреодолимо для него. Здесь не было ни чего, чем они могли попытаться убить его, но могли удерживать здесь, пока хватит энергии, для полей.
   -Что случилось? - Аллада отступила подальше от странного союзника. Всё же она не до конца поверила в заверения пришельца. Убийца демонов не мог быть их посланником, но каковы мотивы его действий? Она не могла знать. Может, он полный псих: секунду назад готовый сражаться за них, а в следующую, решит поубивать всех в пределах видимости.
   -Сила, - Прошипел Китэгра, указывая широким жестом на стены. - эта комната окружена полем Силы. Твои собратья закрыли помещение.
   Она обогнула пульт и начала нажимать какие-то кнопки. Касаться пальцами изображений кнопок на экранах.
   -Они боятся. - Пояснила она, повернувшись к нему. - Ты не мог бы освободить кресло? Мне не дотянуться до некоторых кнопок, не...
   Она смущённо покраснела, но он понял и так. Она не могла работать с пультом, не прикасаясь случайно к нему, пока он сидит в кресле. И поворачиваться к нему спиной, вообще находиться близко к нему она не могла. Интересная реакция. Перестав бояться его сознательно, на уровне животных инстинктов, она всё же не могла не видеть в нём постоянную угрозу. И конечно, отвращение - оно рождалось помимо воли разума.
   -Я понимаю. - Китэгра улыбнулся и исчез. Возникнув за пультом, ближе к стене просторного помещения, он добавил. - Твоё отвращение естественно. Можешь не прятать его. - Улыбка стала шире, когда девушка, прикусив губу, опустила глаза к экрану. Исчезновения Китэгра её уже не пугали и совершенно не удивляли. Она привыкла к этой способности, ещё в дни расцвета парапсихов... Жаль, что разработку методов защиты от этих способностей, начали лишь с возрастанием числа обладающих способностью к телепортации. За пару лет до Вторжения. Надо было раньше. Гораздо раньше. - Моё тело сейчас, не способно вызывать, э-э-э, любви. - На счёт этого слова он как-то не был уверен: к месту ли применил? Может, значение было не совсем таким, как он его понимал, по её ассоциативным реакциям. Взгляд на лицо девушки подсказал, что он применил слово верно. Китэгра был доволен. Вообще, ему начинало нравиться это - общение с живым. Но вот поведение некоторых из них, точнее всех остальных, просто бесило!
   -Транар! Тани! Улар! Акино! Вы слышите меня? - Говорила Аллада в один из экранов, одновременно стуча клавишами на щитке, под другим экраном. Китэгра с интересом следил за её действиями. Его интересовали не только её действия. Он поймал себя на мысли, что ему приятно смотреть на изящные движения красивой эльфийки. Живой пример Прекрасного! Правда, наверху, мощь разрушения, тоже казалось в чём-то прекрасной. Красота многолика: она может быть во многих проявлениях.
   -Аллада! - Ответило ей мужественное лицо с экрана. Этот не имел острых ушей и изящества линий эльфа. Улар - человек. Он был главой Человека здесь. Хоть Алладу и признавали за старшую практически все и повиновались ей, люди очень внимательно прислушивались к мнению Улара. - Ты жива, слава Богу! - Алладе, не смотря на свою веру в некий высший Разум, всегда неприятно было слышать такие слова из уст нынешних людей. Эти слова сказанные Человеком, очень остро напоминали ей о том, кем Человек был в прошлом и кем стал сейчас. Империя Человека не просто так стала могущественной силой. Они не признавали богов, заменив веру в них, на Смерть в
Чести. Их богом были они сами, их собственное величие. Они верили в свою силу и были сильны. Китэгра едва не сплюнул: даже заставил тело выделить немного слюны для этой цели. Но удержался. Пусть верят, во что хотят. - Мы думали этот демон, покончил с тобой. Чего он хочет от нас? И кто он вообще? - Улар, и правда терялся в этом. Демон с самого начала вёл себя странно.
   -Убери поля Улар, я думаю, мы можем, рискнуть. - Она постаралась вложить в последующие слова, всю свою не слишком сильную веру, в правдивость этих слов. - Он утверждает, что может помочь нам в борьбе с демонами. Улар, это то самое существо, о котором я рассказывала вам, и вашим предкам, когда только пришла сюда.
   -Чёрный скелет? - Улар не удивился, видно Транар и другие уже всем разнесли её слова, сказанные при пленении Китэгра. Эта сказочка Аллады давно уже стала местным фольклором. Особенно её любили дети и подростки. - Может быть. Но ты уверена? Вдруг он лазутчик?
   -Улар, ты сам веришь в свои слова? При их силе посылать лазутчика? Зачем?
   Какое-то время Улар молчал. Он что-то прикидывал в уме.
   -Я должен спросить людей. - Вот оно, следствие объединившей Расы войны: люди всех называли людьми, даже тулов. - Он угрожает всем нам, так и решим все вместе.
   Улар отключился. Аллада послала Китэгра извиняющийся взгляд..., туда, где он стоял. Животный ужас, на миг завладел её душой. Пришельца не было в комнате! Как-то он снова смог избежать полей. Это было весьма странно. Судя по его бешенству в начале, он не мог уйти из ловушки, но вот ушёл. Второй раз. Она взяла себя в руки и потянулась к переключателю, желая предупредить своих, об исчезновении демона.
   -У вас очень мало бойцов! - Огорчённо воскликнул Китэгра, материализовавшись всего в метре от того места, где стоял раньше. По обыкновению, уже ставшему привычкой, он опёрся на косу. Взгляд, направленный на эльфийку, был полон осуждения. Будто в отсутствии бойцов, целиком и полностью виновата была она одна.
   -Г-где ты был? - От неожиданности, вздрогнув всем телом, проговорила Аллада.
   -Смотрел на машину производящую Звё..., поля. - Китэгра по-своему расценил удивление девушки. И пояснил. - Хотелось глянуть на неё вблизи. Те, внизу, берут энергию от большой машины. Мне показалось, что эта машина, самостоятельно производит энергию. В общем, надежды не оправдались, но канал, по которому идёт энергия большой машины, превосходен! Реактор, так же очень интересен. - Он решил отныне активно использовать все сомнительного значения слова. По ходу беглого осмотра машины, он скопировал ещё несколько ассоциативных моделей и осмотрел разумы всех живых города на предмет качеств необходимых воину. - Мне бы хотелось осмотреть его получше, когда ваши друзья, оставят свои глупые сомнения. - Конечно, сомнения были не глупее, чем желание сходить в туалет, когда этого хочется. Они были естественны. Но лучше почаще убеждать их в обратном. Ему не терпелось претворить в жизнь, то, что задумал всего пару минут назад. Пожиратель умел терпеть. Маг Смерти Китэгра помнил, что умел это делать. Бог, терпению ещё не научился.
   -Как ты преодолел поле? - Спросила Аллада. Вообще ответа она не ожидала, скорее самодовольную ухмылку и таинственное молчание, но вопрос не давал покоя, теперь, когда стало ясно: что-то в системе защиты этих полей даёт сбой. Очень важно для их выживания было знать, что сбоит и почему.
   Китэгра не стал ничего скрывать к её великому удивлению. Он не понимал, зачем что-то скрывать в этом вопросе теперь? Возможности Разума Китэгра возросли вместе с силой. Он оставил, по ходу выявления воинов среди живых, три Духа Силы. Теперь попытка удержать его в таком поле станет бессмысленной. Для живых они опасны не были: Духи, в случае чего должны были не разрушить проекторы, а на миг ослабить их подпитку энергией. Незначительная потеря мощности полей, сделает их легко проходимыми для него. Об этом он говорить не стал, только о том, как преодолел их первые два раза. Он справедливо полагал, что живым не слишком понравится присутствие сотканных из энергий Смерти Духов, в стенах их унылого городка.
   -Канал связи. Он ослабляет не большой участок поля, немного, почти не заметно, но достаточно, что бы я прошёл. - Он позволил себе ожидаемую эльфийкой самодовольную улыбку. - Теперь поля здесь мне не преграда. Я укрепил брешь своими силами. Думаю, твоим товарищам говорить об этом пока не стоит. Напугаются.
   Насмешку в последнем слове она не расслышала. Его объяснение заставило её вспомнить одну из страшнейших катастроф, Совета Эльфа. Теперь становилось ясно, каким образом погиб последний город Эльфа. Его тоже прикрывали такие щиты. Несколько лет они держались. У них нашли приют гномы, тулы, орки - уже потерявшие всё, что могли потерять, кроме своих жизней. Такой же щит прикрывал последний оплот Имперцев. Прекративших всякое общение с остальными, когда погибла последняя их большая армия. Демоны возникли в городе, и началась резня. С огромным трудом они удержались. Кроме большой партии, одновременно ворвавшихся в город Тварей, новых не было. Большой кровью, но они удержались. Твари пришли в момент переговоров с группой сил Эльфа, за пределами города.
   Спустя пару лет, Империя совершила последнее своё безумство, полностью отвечающее их философии. Они отключили экраны. Бросили всё, и вышли в мир, с Императором во главе. Что бы пасть в бою. После, отдельные их группки, бывшие слишком далеко от последнего своего города, что бы принять смерть вместе со своим Императором, ещё воевали пару лет. А потом настал день падения Эльфа и гибели Правителя Тиагра, в соответствии с волей Императора, пребывавшего рядом со Светлой Алладой, тогда уже полноправной Первой Светлой. И в тот день Твари пришли так же: город принял послание, какого-то отряда людей, принявших свой последний бой. Они прослушали его до конца, уважая храбрость умирающих, призывавших всех кто ещё жив, убивать тварей, пока бьётся сердце. И почти сразу в город хлынули потоки Тварей. Теперь вместе с неуязвимыми для их оружия. Бой длился долго, они сражались отчаянно, но уже было поздно, что-либо делать. Можно было только бежать...
   -Нужно убедить их, что я друг. - Вырвав её из плена воспоминаний, рёк Китэгра. Он не беспокоил её сначала, потому что, на миг они заинтересовали и его. Но эти воспоминания, просматриваемые им вместе с ней, быстро наскучили ему. Многое ему казалось глупым, в них. Кое-что он не мог понять. А мужество Имперцев наводило тоску и раздражало: вот именно таких, он хотел и ожидал увидеть здесь. Особенно понравился ему некий Правитель, со смешным именем Кий, оставшийся прикрывать бегство эльфов. Вот десятка три таких бойцов, ему и не хватало, для задуманного предприятия. Они хорошо бились и тяжело умирали. В предстоящем деле они обеспечили бы ему и другим, в его плане, достаточно времени для его свершения. Конечно, они бы не дожили до его претворения в жизнь: именно такая роль отводилась воинам в его задумке. Они должны были своими смертями выиграть время. Но иначе им не победить. Войско из демонов, даже так, победить может и не получится. Он не особенно верил в успех. Но шанс был. Как минимум, шанс прогнать врага из этого мира. С подобными Имперцам, шанс был бы более весомым. С этими? Повозиться придётся. Но отступать он не станет, даже если выяснится, что задуманное невозможно, с такими живыми. В этом случае сам погибнет и их обречёт на смерть! А зачем такая жизнь ему и тем более им? Жизнь на осколках, погибшего мира, который не сегодня-завтра порвёт на части, закрутившимся в спираль Пространством! - Нужно, Аллада, нужно..., и сама не сомневайся в этом. - Китэгра поскрёб когтями лоб. Интересная мысль! Надо попробовать. С воинами, но потом, сначала надо с ними подружиться. - Я должен появиться перед всеми вами и кое-что показать. После этого уверяю тебя: у вас не останется ни капли сомнений! Как минимум в возможности победы!
   Почему-то она почти сразу поверила в это. Но она хотела борьбы больше чем все остальные в этом городе. Может, потому и поверила. Китэгра не особенно понимал, что движет девушкой. За то он очень хорошо понимал, что движет им. Он уже не жаждал власти над последними Живыми, как когда-то. Над такими живыми, таким малым их числом, потерявшим почти всё, что видел он в воспоминаниях Аллады, властвовать, было бы просто неприятно. Да и не хотел он уже никакой власти. При его силах и возможностях, очень немногие соблазнялись властью, в том смысле, в каком она представляется большинству живых. Но он хотел мести. Ничего более он так не желал, как мести. Ну, ещё было бы неплохо иногда общаться с живыми, разговаривать с некоторыми из них. Он чувствовал, что в одиночестве будет немного скучать. Но и это поправимо, едва он сможет обрести возможность бродить по мирам. Так что он был готов положить всех этих живых, но отбить этот мир - как минимум. В идеале, ему виделась иная месть, истребление всех демонов до единого, включая сам мир их породивший. Конечно, об этом живые не узнают. Китэгра будет верным другом и мудрым учителем, пока они не вступят в бой. Что значат жизни этих останков былого? Зачем они им? Пусть сделают что-то достойное, то, что они сейчас ещё могут: пусть, отдадут свои бессмысленные жизни за тех, кто пал сражаясь за этот мир, пал без страха. На большее, они уже не годятся.
   Аллада попыталась снова связаться с живыми, но те молчали. Видно решали, как поступить. Дальнейшее подтвердило это. Улар вышел на связь после получаса молчаливого ожидания.
   -Люди решили... - На миг Улар замялся, видно он был чем-то сильно смущён. Он даже смотрел, скосив глаза куда-то в сторону. - В общем, мы не можем рисковать. Помещение Главного пульта останется закрытым навсегда. - Аллада упала в кресло. Ноги отказались держать её. - Поля будут поддерживаться, пока жив хоть один из нас. Все выходы мы заварим, что бы исключить даже тень опасности. Мы не можем выпустить этого демона... Прости, Аллада, прости. Это для блага всех нас. Прости.
   Эльфийка молчала. Она пребывала в глубоком шоке от решения "друзей", обрёкших её на смерть от голода и жажды, либо от рук демона, дабы спасти свои шкуры. Имперцы, когда-то расстреливали таких на месте. Этих расстреляли бы просто из жалости.
   -Не отключайтесь уважаемый Улар. - Упомянутый отпрянул от экрана, когда мгновенно из ничего возник их мнимый враг. Но не отключился: и то хорошо. Правда, посерел лицом. Но его взгляд излучал больше ненависти, чем страха. Этот был одним из тех, кого он причислил к бойцам. Назвать их воинами язык не поворачивался. - Вы считаете меня врагом. Это правильно, я даже согласен с вами: иначе и нельзя. Но дайте мне шанс показать вам кое-что и тогда принимайте любое решение, какое сочтёте нужным. - Разговаривая, Китэгра не только следил за реакцией человека, но и внимательно слушал себя самого. Его речь была почти без дефектов создания звуков и их построения. Он гордился тем, что так быстро освоился с этим способом общения живых. - Что вам стоит уважаемый Улар? Ведь я в полной вашей власти. - Он даже немного склонил голову, в знак смирения. Он не ошибся: парень стал много спокойнее и уверенней. Это хорошо. Значит, пусть мнят себя хозяевами положения.
   -Демон! - Парень откровенно сочился ненавистью. Эх, Имперцы из памяти эльфийки, где вы? Где ваша неуправляемая ярость боя и холодная решимость умереть, но не трястись от страха в укрытии? Нету: поумирали все... - Мы не выпустим тебя!
   -И не надо! Можно отсюда отправить голограмму в место, где её смогут увидеть все?
   -Зачем? - Подозрительно поинтересовался Улар.
   -Что бы все ваши люди увидели меня. - Хотелось сказать - живые, но он решил, что его не поймут, а если поймут, то не правильно.
   -Они уже видели тебя, на обзорных камерах топливной камеры реактора..., обзорные камеры в контрольном пункте ты отключил?
   -Ага. - Китэгра покосился на Алладу. Что-то подозрительно долог её шок. Ой, как плохо! Девушка потеряла сознание. Н-да. А ведь она, как было видно из её воспоминаний, когда-то храбро сражалась за себя и других. Что-то её сломило. Продолжая разговор, он порылся в её памяти. Оказалось, она любила того, не много нездорового на голову, но отчаянно смелого человека. Его гибель сломила её. А сотни лет скитаний и борьбы за выживание после, добили её. Он говорил с Уларом, и размышлял над этим. Теперь он видел более полное объяснение любви, как чувства одного живого к другому. Он ведь любил Шептавшую о шелесте ветров, в своём забытом прошлом. Ему нужно было разобраться в этом чувстве, понять его нюансы, смысл и назначение. Может, это даже поможет ему вспомнить облик Шептавшей или хотя бы несколько, других, сказанных ею слов. - Они не угрожали целостности вашего комплекса, меня же немного беспокоили, и я их отключил. Я хочу просить тебя могучий Улар, - Он думал немного лести не повредит, но ошибся. Этот идиот, немедленно перекосился злобой. Мерзкий шакал! Он уже начинал подумывать о том, что бы повлиять на их сознание, с целью пробуждения в них беззаветной преданности к себе. Но не был уверен, что они нормально перенесут такое вмешательство в разум и вообще, переживут его. Кстати, шакал: надо поинтересоваться у них, что же это такое на самом деле. Каждая из ассоциативных моделей представляла свой собственный вариант этого слова. Объединяло только одно: все определения, представляли мелкое, трусливое и пакостное животное. Из чего он и заключил, что шакал это оскорбление. - просить, что бы ты позволил увидеть своим людям меня. Я кое-что сотворю и уверен, это сильно изменит ваше мнение. - Подозрение. Надо как-то свести его к минимуму. - Я ведь не могу покинуть этой клетки! Провести в ней вечность мне не слишком улыбается. Умереть я не умру, но и торчать здесь, пока ваши генераторы не рассыплются в прах, мне не очень хочется. Ведь это не меньше пары сотен тысяч лет! - Он проговорил это всё, изображая максимум правдивости, раздражение и чуточку страха, в надежде, что на его нынешнем лице всё это отразится правильно. Улар подобрел. Наивный полудурок! Будем надеяться, перед смертью он сможет задержать демонов хоть на пару секунд.
   -Ладно. Пусть Аллада направит проекцию в Пятый зал, через двадцать минут. Мы все будем там и посмотрим. Но вряд ли ты сможешь нас убедить демон!
   Улар отключился, ядовито ухмыляясь. Каков баран! Упиваться, мелкой пакостью, этим мстя за свою жалкую жизнь в норе! Да. Если этот мир будет отбит, если после этого хоть один выживет из них: Китэгра положит все свои силы на поиск прохода в другой мир. Эти люди вызывают у него лишь презрение и разочарование.
   Он привёл в чувство девушку, с помощью Силы. Нервное потрясение плохо сказалось на её сильно погнувшейся за столетия воле. Это предательство друзей, добило её. Он устранил последствия случившегося в её теле, но лёгкий след в душе убрать не рискнул. Во-первых, он опасался повредить ей ещё больше. Кроме того, он сомневался, сможет ли удержаться оттого, что бы не выпить её душу. Этого делать нельзя: это отвратительно! Ведь она ещё может пригодиться, эта красивая эльфийка. Он ставил, на то, что она в предстоящем бою, проживёт не меньше пяти секунд. Остальные и трёх не протянут.
   Когда она полностью пришла в себя, он пересказал разговор с Уларом и объяснил, что от неё требуется. Вопрос девушки, что он хочет показать, что он вообще такого может показать, остался без ответа.
   Минуты ожидания указанного времени прошли в молчании. Девушка плотно переживала добрый поступок добрых друзей, так легко решивших, что ей было бы не плохо отбросить коньки. Китэгра размышлял над тем, что именно показать людям. Нет, он уже решил, что они увидят, сразу. Но нужно было ещё что-то. Первое поможет преодолеть стену физического отвращения, к такому трупоподобному союзнику, каким он сейчас им видится. Второе должно убедить их в его способности приблизить их к дню, кажущегося призрачным, триумфа, над непобедимым врагом. Можно переместиться в пространстве, показав им, что поля, для него не преграда. Но это уже не пройдёт. Всё-таки поторопился он, рассказав об этом Алладе. Да, к тому же это было бы ложью: он, и правда не мог преодолеть стену, пока они сами не открыли ему лазейку. Это не показатель его мощи, это их слабость. Он так и не решил, что сделать вторым номером программы, когда пришло время проецировать голограмму на обозрение людям.
   Аллада начала инструктировать его, когда осталось только нажать кнопку передачи.
   -Встань перед креслом, а лучше сядь, тут мало мес... - Китэгра брезгливо двинул рукой и кресло хрустнув отлетело в сторону, вырванное из креплений. Он был раздражён, тем, что так и не придумал второго акта своего маленького представления, кроме того, кресло мешало. - Ну, можно и так. Жаль, конечно, кресло. - Она с неприязнью и опаской глянула на увенчанную длинными когтями кисть, так легко вырвавшую металл из креплений. Что бы оторвать их требовалось поработать плазменным резаком: другой, с этим металлом не справился бы. Этот "Бог", был много опаснее, чем казался им.
   Пояснения по поводу: нажать кнопку, когда будешь готов, Китэгра прервал её нажатием. Как работает эта часть механизма, он понял, ещё только возникнув здесь за её спиной, на примере наблюдений. Экран отобразился большим залом, просто огромным для тех четырёх сотен, что сейчас столпились на ровном полу. Обзорная камера пятого зала. На ней он увидит себя со стороны, и главное, реакцию этих людей. Но сначала пояснительная речь, они должны быть уверены, что он преследует только одну цель: помочь им, несчастным. Помочь обрести более достойную жизнь. Да, в этом следует убедить их. В том, что они достойны лучшей доли, они и так убеждены. Убеждены, но не способны, ничего сделать для этого. А ведь могли! За столько столетий, сколько демоны не обращали на них внимания: вполне могли сделать хоть что-то. По мнению Китэгра они заслужили только такую жизнь. Вот их предки: тех жаль, они были достойны зваться так, как называла их память девушки. Союз Великих Рас.
   -Я пришёл как друг. - Начал Китэгра, увидев на экране серое существо: серое кожей и в одежде блестевшей, как от жира. Существо не очень ему понравилось, чисто внешне. Но оно привычно опиралось на косу обеими руками, чуть упрямо наклонив голову: он видел именно себя. Тем более он должен сменить внешность, даже у себя самого, его вид расположения не вызывает ни на гран. - Я повторяю это, уже не раз. Вам трудно в это поверить. И труднее всего, принять друга, так сильно напоминающего ожившего покойника. - Кстати, о покойниках. Теперь он знал назначение кладбищ. Предки этих людей, за несколько столетий до вторжения, перестали хоронить своих в земле: он разорил, тщательно охраняемые когда-то, исторические памятники. Вины по этому поводу он не испытывал. Скорее досаду, оттого, что кости использовались так глупо. Впрочем, они всё равно не могли их использовать: не умели. - Но вы должны знать, каким стал мир наверху. Там не могло выжить моё прежнее человеческое тело. - Он не стал распространяться по поводу того, что вообще не помнил себя в человеческом теле. - Поэтому я изменил его, что бы выжить. Кроме того, демоны, охотились за мной, я мог погибнуть и обретя Силу постарался стать похожим внешне, на их слуг. Я даже научился не думать, держать голову пустой. Так было безопаснее. - Одновременно он следил за девушкой: ей он рассказал правду, а теперь плёл сказки. Как она воспримет это? Он на миг перестал говорить. Люди объяснили паузу тем, что он хочет дать им понять, тяжесть своих переживаний тогда. Что бы они решили именно так, он постарался придать лицу, выражение скорби. В действительности ему нужна была пауза. Он увидел в девушке, мгновенно вспыхнувшие ненависть, страх и обиду оттого, что она поверила ему сразу. Девушка могла теперь всё испортить. Он грубо ворвался в её сознание, полностью подчинив его себе. Первая реакция на его рассказ, ему не понравилась тогда, и сейчас, он решил, что небольшая ложь будет лучше. Он молчал, быстро, но осторожно переправляя рассказанное им, в её памяти. Теперь она помнила тот же рассказ, что слышали сейчас, её собратья. Аллада ничего не почувствовала, кроме лёгкого головокружения, но теперь он мог быть спокоен за неё. Она не помешает. - Однажды я сразился с демонами. Я был тогда слабее чем сейчас. Они победили, а я едва не погиб. Много лет я бродил наверху, с трудом сохраняя жизнь в своих костях. - Лучше не говорить, кто сохранял его жизнь на самом деле. - Тогда я научился уходить от зрения демонов полностью. Они больше не видели меня. - Мало кто верил его словам. Толпа живых излучала ненависть, отвращение, недоверие: ни чего из того, что было нужно ему от них. - После, мне удалось найти демона. Он был один и наслаждался убийством эльфов. - Многие были удивлены: истории о чёрном скелете никто не верил тогда, не хотели верить и сейчас. - Я сумел покончить с этим демоном и убив его, восстановить своё тело, изменённое уже тогда. После я ещё долго бродил. Смотрел, искал... - Он с тоской посмотрел на людей. Судя по угрюмо злым лицам его блеклые, будто затянутые плёнкой глаза, выражали тоску как-то неправильно. Иш ты! Привередливые какие, мать их! - Мир изменялся всё сильнее. Я уже не мог выжить и сделал своё тело таким. Когда-то я был человеком, как и те, кто из вас принадлежит к этой расе, но время и условия сделали своё. Я почти не помню своего прошлого: слишком долго я был там, наверху. Слишком долго моё тело было не человеческим. Я даже забыл своё имя и придумал себе новое: Китэгра. Я думал, что остался один. Что ушли все, все мертвы... - Страдание в голосе подействовало. Они сами много лет остро ощущали одиночество, и это пробило панцирь не доверия. - И вот я нашёл вас. Я слишком давно такой, каким вы видите меня, и уже забыл, как отвратительны людям не похожие на них существа. - Тут получился маленький казус. Несколько эльфов и люди, спокойно слушали, в их душах постепенно и незаметно разгорался огонёк сострадания. Но остальные, как-то нехорошо стали поглядывать на стоявших подле них людей. Это он зря: сталкивать их друг с другом он не хотел. В их положении они могли, и друг другу в глотки вцепиться. Слишком силён был их страх, он мог заставить их наделать глупостей. - Те, что напоминают им о павших и демонах. - Поправился он. - И потому предстал перед вами таким. Я не хочу предлагать вам дружбу. Я хочу предложить вам много большее. Союз. Я силён, как Маг. Мне подвластны те же Силы, что и демонам. Но я один. Я не могу бороться один. Мне нужна ваша помощь. Я хочу взять реванш за поражение наших Предков! Объединив ваши знания и мои силы, мы сможем прогнать демонов. И тогда, мир будет принадлежать нам, как раньше принадлежал нашим предкам. - Он решил, что не стоит пояснять в каком, весьма мёртвом виде будут эти живые, когда мир станет им принадлежать. Правда, кое-кому, может и повезёт. Во многом это зависит от них самих. - Я вижу вам трудно поверить в это. Но ещё труднее вам преодолеть физическое отвращение к моему телу. Поэтому, для начала, я покажу вам, каким я был! И отныне останусь таким, до дня пока мы не выйдем наверх для сраженья с демонами!
   Последние слова были полны чувств, но эффект был нулевым. А вот с переменой внешности он не прогадал. Китэгра начал медленно изменяться. Он мог сделать это мгновенно, но тогда они могут и не поверить в увиденное. Он начал кроить своё тело, но только внешние его поверхности. Внутренности он ставил в прежнем непрошибаемом виде, как и общие принципы работы организма. Он будет даже дышать теперь, но выдыхать его тело будет точно то, что вдохнёт. Ни один из элементов атмосферы для работы его организма не требуется. Сила Изначальной, много эффективнее в этом вопросе. Живой брал из воздуха элементы нужные ему для выработки организмом энергии. Ещё требовались материальная пища и вода. Так живой получал необходимую для его жизни, энергию. Он брал энергию в готовом виде из Потоков.
   Спустя минуту, перед ними стоял Китэгра, в том теле, в каком он жил, будучи Человеком. Он придумал его по ходу дела, взяв кое-что от внешности всех виденных человекообразных живых: то, что ему нравилось. Получилось неплохо. Новый облик решительного, даже красивого мужчины, с холодными серыми глазами и одетого теперь в облегающий, серый костюмчик не понятного роду, им понравился. Только кожа всё же слегка бледной получилась, даже сероватой. Ну, ничего, для дела сойдёт и так.
   -Таким я был. - Китэгра говорил, придавая лицу, соответствующее выражение глубокой печали и страшной ностальгии по прошлому, которого, как и сказал им не помнит. На миг его заинтересовала вспышка, душевной боли и тоски Аллады, но он не стал углубляться в это: ему следовало срочно придумать, что-нибудь, что заставит их хотя бы задуматься о союзе с пришельцем. Они нужны ему как добровольцы!
   А Аллада просто вспомнила о том, кто пал многие сотни лет назад. Сам, того не ведая, Китэгра принял вид человека, внешне очень похожего на Правителя Тиагра. При сравнении его с тем воином Империи, так давно умершем, можно было подумать, что они как минимум родственники...
   Но, конечно, этого не могло быть: Кий Тиагра, носящий славное звание Правителя, пал в бою, вместе с преданными ему воинами отряда Сломанный Меч. И, конечно же, не мог он быть тем, кем был Китэгра, Бог Изначальной Смерть...
   Люди, и те, кто людьми не были, остро ощущали сострадание и жалость к несчастному, попавшему в такое положение. Но недоверие в них было ещё крепко. Требовалось нечто, способное убедить их в его силе, что бы они рискнули преодолеть это ослабшее чувство и довериться ему. Они должны убедиться, что он может реально приблизить их к возвращению в мир, из этой крысиной норы. Чем же их убедить?
   Он справился с этим. Разум Бога, нашёл подходящее решение. Может не лучшее, но почти сработавшее. Всё-таки, будучи Богом, он не обладал мудростью прожитых веков, потому что прожил их несколько односторонне. Вы так не считаете? Попробуйте представить себе мир, каким стал его мир. Представьте весёлую обстановочку там, а теперь представьте, что вы не давно научились понимать себя как личность, думать, все ваши впечатления первые, притом, что вы взрослый человек. Теперь подумайте о тех столетиях, что вам предстоит пройти по этим землям, в окружении оживших мертвецов и постоянной опасности пополнить их ряды собой. Учитывая, что отвращение к ним вам просто не ведомо, они для вас лишь полезный инструмент, как и в руках врага. Теперь почувствуйте, память о том, что это пекло было чем-то красивым до прихода Хозяев. Что рабом вы были, именно рабом и именно по их вине. Видно вы тут же полюбите нежной любовью этих забавных зверушек - демонов тоись. И конечно, в вас проснётся величие пацифизма! И вас прикончат, как того чудесного барашка с белой шёрсткой. Извините, конечно. Так как вы считаете, не слишком ли однобоко развивался наш мальчик?
   Китэгра начал творить. Его тело вспыхнуло как факел. Он стоял в столбе чёрного пламени, гордый и величественный. Пламя обтекало его тело, ласково касаясь кожи. Живые на экране, разом отступили на шаг назад, явно напуганные. Даже Аллада вскрикнула и отступила подальше. Китэгра не обращал внимания на них, его отрешённый взор был устремлён к потолку.
   Конечно, им казалось именно так. Он же, внешне отрешившись от всего, очень внимательно следил за их реакцией, готовый по ходу дела скорректировать свои действия. Он следил не только за внешними проявлениями чувств живых. И конечно, не глазами. Его разум следил за каждым, читая в их душах, как в открытой книге. С его новыми возможностями следить за четырьмя сотнями разумов сразу, было не трудно. Он не только следил, Китэгра влиял на их мысли, и реакции, очень осторожно, так, что его влияние принималось за их собственные желания. Он оттачивал механизм того действия, что потребуется ему совсем скоро, в тренировке этих слизняков, попытке сделать из них воинов. Сейчас, он чуть поуменьшил, страх в их головах. Участки мозга, отвечавшие за это чувство - по сути, весьма полезный инстинкт самосохранения, присущий всем живым, от полевой мыши до Бога, потеряли часть своей активности. Можно было эту активность прекратить вовсе, но это уже было опасно - для них самих и не отвечало его желаниям. Воин без страха - сказки. Таких, не бывает. Они умирают в раннем детстве или в первом бою. Не способный испытывать страх, помрёт в первую секунду боя. Просто не будет механизмов заставляющих его уклоняться от ответных ударов. Но слишком большая активность инстинкта самосохранения, контролируемая мозгом, заставит живого сбежать, уйти от боя. Действовать надо было тоньше. Ему нужны воины и учёные, а не роботы, идущие на смерть без всякой мысли или трусливые шакалы, бегущие с поля битвы.
   Страх остался, но незначительный. После он поработает над этим лучше, но уже только с теми, кому предстоит стать воинами, хотя бы похожими на них, живыми.
   За то обнаруженные им вспышки восхищения, в большинстве разумов почти не заметные, он начал стимулировать. Пусть восхищаются тем, что видят. Страх ему не нужен. Но слишком налегать на это тоже не стоит - разум, не тупая машина, он может, и почувствовать, что что-то не так с его реакциями. Он и не налегал.
   Китэгра отставил косу в сторону, жестом полным достоинства. Он едва не уронил косу, когда разумы ящероподобных тварей, от этого действия полыхнули ненавистью, и завистью. С чего им вдруг, завидовать? Тулы - их он не понимал, но он уже видел, кто из этих живых станут лучшими учёными. Ящеры были непонятны ему, но они же были самыми умными из всех. И эти ребята даже пытались учиться по тем книгам, что были у них! Они пытались восстановить утраченное знание, несмотря на кажущуюся его бесполезность сейчас. Хорошие ребята! С ними ещё придётся поработать.
   Он поднял вторую руку вверх. В раскрытой ладони, пламя Смерти начало быстро уплотняться. Пару секунд и Китэгра держал рукоять длинного чёрного меча, меча из чёрного пламени, полыхавшего им же. Он опустил глаза на экран. Теперь он смотрел на людей, уверенно властно. Его руки, разведённые в стороны, медленно скрестились на груди. Меч исчез, а серебристое лезвие косы, смотрело острием в пол. Он шагнул назад. Люди в шоке смотрели, как на его месте стоит его точная копия, сотканная из чёрного пламени. Им эта огненная фигура копией сразу не показалась: всё-таки Китэгра в расцветке был более разнообразен. В первый миг почти все решили, что демон призвал собрата. Но потом они увидели, что это он и есть, просто из пламени. За плечом огненной статуи они видели и самого Китэгра. Он брезгливо взмахнул кистью, и фигура исчезла. Но на этом представление не кончилось. Он ещё не совсем закончил работу над их сознанием, слишком тонкую работу, что бы спешить в ней, и делать кардинальные изменения. Он ставил полностью на внешний вид своего представления, требующего, больших затрат Силы, но абсолютно бессмысленных с точки зрения полезности: просто красивый фейерверк. Он снова стоял перед экраном, теперь в пол оборота. Рука описала полукруг, указав раскрытой ладонью на пол. Металл заискрился тьмой и от него отделился большой кусок, в виде расплавленного шара, окружённого всё тем же пламенем. Конечно, для этого не требовалось так ярко полыхавшего огня, знака сосредоточения больших Сил в одном месте. Тут энергии так много не требовалось, но он рассчитывал именно на внешний эффект. Металл подлетел к ладони и в один миг, принял форму. Огонь потух, а Китэгра держал в руке меч. Он подержал его перед экраном секунду, и резко раскрыл ладонь. Меч, рассеялся пылью. Китэгра выжидательно воззрился на экран.
   Люди были ошарашены представлением: дешёвым с его точки зрения. Но впечатляющим, по их общему мнению. И всё же...
   -Впечатляет, - Изрёк Улар, стоявший чуть впереди притихшей, испуганной толпы. Они начинали раздражать своим недоверием и трусостью. - но почему ты, решил, что этот цирк, изменит наше решение? - Справа от Китэгра возник новый стон. Аллада тяжело переживала подозрительность собратьев, она могла кончиться её смертью. - Мы увидели твою силу. И мы теперь ещё больше уверены в своём решении! - Паренёк лгал. Даже он сам был не слишком уверен. Скорее Улар был растерян и смущён. В нём боролись желание сохранить свою жизнь, подозрение и желание верить пришельцу, ведь впервые за сотни лет у них начала рождаться надежда. - Мы не можем рисковать!
   Заключил он. Китэгра видел, как слаба сейчас уверенность Улара в его решении. Он мог бы, ещё убедить их как-то, но ему уже надоело это. Он накалялся бешенством. Живые, бесили его своим вероломством и отчаянной тягой прожить хоть как-то ещё подольше. И он решил что хватит. Пора им уже понять, что от них не зависит уже ничего.
   -Извини, не расслышал. Повтори, так, думаю, услышу твой трусливый шёпот. - Китэгра добро улыбался в побелевшее лицо человека. Он теперь стоял рядом с ним, в том самом зале. За спиной, разом вскрикнули четыре сотни глоток и затихли. Китэгра с интересом обернулся. Они стояли, покорно опустив руки, готовые к смерти. Как только он очутился рядом с ними, они сломались. Ни кто не попытался поднять оружия, хотя все были вооружены до зубов.
   -Что же ты демон? - Горько проговорил Улар. - Убивай! Ведь ты убежал от наших полей. Убивай! Презренная тварь, ведь ты только это и умеешь!
   Китэгра разочарованно вздохнул. Его пальцы ухватили Улара за ворот одеяния. Подняв как пушинку, Китэгра зашвырнул его в толпу товарищей. Те и не думали паниковать, убегать или сражаться. Может, он поторопился в играх с сознанием этих людей? Может, не стоило так сильно подавлять инстинкты страха?
   -Мы не боимся тебя! - Выкрикнул какой-то высокий эльф, выступив вперёд.
   Ну и зря, бараны. Не боятся они. Китэгра презрительно улыбнулся.
   -Не лги. Я вижу вас насквозь. Все трясётесь от страха. - Он уже перестал изучать разумы этих живых, но сейчас заглянул в память этого эльфа. - Даже ты, Акино Страж, где твоя отчаянная смелость? - Акино, этот эльф из воспоминаний Аллады, давно уже не был таким, каким она его помнила. Кстати, Аллада. Девушка возникла над головами живых и вскрикнув рухнула вниз. Не вежливо было оставлять её в одиночестве. - Акино, ты обещал Правителю Тиагра, всегда стоять на страже её жизни. Как же ты позволил им, обречь её на смерть?
   Эльф опустил глаза. Китэгра видел всё в его мыслях. Парень, поддержал решение товарищей. Его предательство было более страшным, чем всех этих живых. И сейчас, он ему напомнил об этом. Парень мучился своим решением. Он ещё мог вновь стать воином.
   -Откуда..., - Прохрипел он. - ты знаешь?
   -Мысли. - Китэгра указал пальцем себе в висок. - Я читаю ваши мысли...
   -Будь ты проклят, тварь! - Взвыла какая-то женщина. Маленькая, ширококостная, слишком мускулистая и пожалуй, даже уродливая. Гном.
   -Оставьте жалкие оскорбления! - Он всем своим видом показывал презрение к ним. - Вспомните своих Предков! Тех, кто умирал, но не сдавался. И посмотрите, чем стали вы, их потомки! Кое-кто из вас помнит те времена. Но и они не любят их вспоминать, видя какими жалкими, стали некогда Великие Расы! - Эффект, был не совсем полезный: он подхлестнул их ненависть к себе. - Вы горите ненавистью ко мне, за то, что я ткнул вас в ту навозную кучу, что съедает ваши души поколение за поколением. А должны бы стыдиться, того, что стали такими. Я пришёл сюда, что бы помочь вам, не потому что преисполнен любовью или жалостью к вам. Мне не спасти свой мир лишь своими силами. Поэтому мне нужны вы. Я презираю вас такими, какими вы стали, но я могу приблизить день, когда величие ваших предков придёт и к вам. Если вы хотите этого!
   Подействовало. Они теперь, почти поверили ему. Им легче было верить в то, что он преследует собственные цели, достижение которых, для него не возможно без их помощи. Да и слова о величии предков, тоже сыграли не последнюю роль. Каждый из них в глубине души презирал себя самого и тоскливо восхищался предками, бившимися до последних минут своего существования. Они не любили говорить об этом, но среди них всегда были те, кто помнил время могучих Великих Рас. Но они не могли победить там, где проиграли столь могучие Расы.
   -Да же если это правда, демон...
   -Я мог убить вас, - Оборвал он речь ящера, раздражённо махнув рукой. - уже давно мог покончить со всеми вами. Но я не сделал этого. Могли бы уже догадаться, что я не демон... Я уже в который раз говорю с вами, идиотами. Я пытаюсь убедить вас, что моя сила, в союзе с вашей наукой, может прогнать демонов. Но вы столь осторожны, что стали трусливы!
   -Наука? - Пробасил Транар, бывший для орков, тем же, что Улар для людей. Говорил он с горькой усмешкой. - Ты читаешь наши мысли: неужели не видишь, что мы даже читать разучились? У нас много книг, которые, даже читая, мы не сможем понять. У нас много техники, которую мы не способны ремонтировать! О чём ты говоришь?
   -Вот, потому вам и нужна моя сила. А мне нужны вы. Я могу научить вас всему, что есть в ваших книгах..., правда не всех. Некоторые из вас лучше послужат нашей общей цели в другом качестве.
   -И в каком же? - Они успокаивались. Ужасный демон, вместо того, что бы начать их потихоньку убивать, призывал их драться против древнего врага. Кое-кто уже начал загораться огоньком надежды, на, э-э-э, светлое будущее.
   -Вы все, - Китэгра вновь опёрся на косу. Выглядел он так несколько зловеще, но ему казалось, что величественно и мудро. - разделитесь на две группы. Воины и учёные. В предстоящей битве, - Как и ожидалось, все усиленно начали подавлять дрожь в коленях. Они не были готовы сражаться и немногие из них, даже с его помощью готовы были принять смертельный бой с древним врагом. - Воины и я будут драться, что бы дать время учёным. Я буду, откровенен с вами. - Он постарался вложить в следующие слова всю искренность, на какую был способен. Всё-таки это не совсем соответствовало его намерениям. - Я не переживу этой битвы. Я погибну, погибнут и почти все, кто станет рядом со мной в бою, как воины. Но это даст время тем из вас кто создаст нужные машины и отремонтирует те, что есть здесь. Моя смерть отвлечёт демонов и учёные, закроют мир от них теми же полями, что...
   -Закрыть целую планету? Ты в своём уме? - Прокричал всё тот же полудурок Улар.
   -Кто сказал, что планету? - Он уже представлял их лица, когда они узнают, но не смогут поверить. - Демоны пришли не из космоса, как были уверены ваши предки и верите вы. Они пришли из иной вселенной. Вы знаете такое название: параллельный мир. Их родина за гранью вашей реальности... Вам придётся закрыть целую вселенную!
   Молчание. Сотни окаменевших в шоке лиц.
   -Мы..., даже пределов своей вселенной не знаем. Как мы...
   -Сорок четыре миллиона галактик. - Прищурившись и глядя куда-то в пустоту, ответил Китэгра. - Примерно столько. Плюс минус, пять-шесть миллионов.
   Разинутые рты. Это он как вообще сделал? Посчитал, то есть. Не иначе ложь...
   -Нет, я не лгу. Просто, мои силы равны силам демона. А некоторых я даже посильнее буду. Это не сложно посчитать, количество больших сгустков материи. Сложнее разглядеть их отдельные части. Завоевание нашего мира демонами, началось не полторы тысячи лет назад, а гораздо раньше. Просто сюда они пришли в конце своих завоеваний. И уничтожение Предков не было их главной целью. Война была второстепенной и не обязательной частью. Они достигли своей цели ещё до того, как вторглись в первые галактики нашей вселенной. - Китэгра говорил, он знал все это. Он понял это. Сам понял. Одно лишь так и осталось для него загадкой навсегда: зачем демонам его мир? - Я не знаю, какова их настоящая цель, но им нужны не вы. Не было особой нужды и в той резне, что они учинили. Им нужен этот мир, целиком. Для чего? Я не знаю. Но знаю, как уберечь его от них, как вернуть его вам, потомкам Рас. Именно вам. Я уже давно стал чем-то иным. Мне нет места в этом мире. Я погибну, и моя смерть даст вам время.
   -Целая Вселенная! - Воскликнула Аллада, уже успевшая выбраться из толпы соотечественников. - Как мы закроем целую Вселенную!?
   -Вы справитесь. - Слишком уверенно, а иначе никак. - Но это лишь первый шаг. Остальное будет сделано вами уже без меня. Не скрываю от вас. Исполнение моего плана потребует не одного десятка лет. Будут годы подготовки, всего для одной короткой схватки. Но это того стоит. Или вам нравится так жить? Вы знаете, что творится с миром, там наверху? Планета будет уничтожена уже через тысячу-две лет! - Вообще-то он считал, что ей не протянуть и пяти столетий, а по большому счёту её могло разорвать в любой момент. - Если вы позволите себе сдаться сейчас, надежды уже не будет. - Этому они не особо верили, но очень хотели верить, что могут спасти свой мир от длани демонов. Этого страстно жаждали даже самые подлые и трусливые из них.
   -Десятилетия! - Маленький бородач-гном, вперил в него злобные глазки. Он был уже очень стар. - Мы перемрём за это время! Будешь учить наших детей? Пока и их не возьмёт старость? А что потом? Ты предлагаешь нам спасение, а могут участвовать в этом, только Бессмертные: эльфы! Но ты же говоришь, что нужны все!
   -Гном, - Китэгра улыбался, вот и есть главный козырь. Как он не догадался раньше? Они бы давно согласились с ним и видели бы его другом. Но он не сообразил сразу. Не опытен он в этом, всё-таки впервые имеет несчастье общаться с живыми. Надо было сразу задуматься, что для них важнее всего? То, что большинству не доступно! - теперь я здесь, с вами. Почему ты решил, что я позволю кому-то из вас постареть?
   Гном закричал от страха и боли, охваченный чёрным пламенем, но пошевелиться не мог. Китэгра с улыбкой, немного скучающей смотрел на него. Весь он лучился уверенностью, которой не испытывал. Он возвращал гному, утраченную молодость, но делал это впервые. На нём он и учился. Бедняге не повезло: он стал первым. Его корчило от дикой боли. Китэгра копался в его теле, орудуя Силой. Он ошибался, и тут же исправлял ошибки. За ту минуту, что длилось его вмешательство в организм гнома, он три раза едва не убил его. Организм живого оказался по сложнее, чем грамотно сделанное тело Пожирателя. Своей не совершенностью и ошибками в самом построении внутренних связей, тело гнома, уступало разве что, телу человеческому. Природа, создавшая этих живых (он был уверен, что природа и кстати, не слишком ошибался) создавала их методом проб и ошибок. Эволюция. И она ещё не закончилась в них. Честно говоря, они сильно удивили его, эти люди, гномы, тулы. Покончив с гномом, он взялся за остальных, имевших признаки перехода за ту грань, где кончается пик развития тела и начинается его медленное угасание. Все они были не совершенны. Все они шли по пути эволюции. И куда заведёт их этот путь, трудно было сказать. С эльфами было иначе. Совершенная, относительно всех остальных, работа. Законченная, и не претерпевшая никаких изменений, за всё время своего существования. Тут было два возможных ответа: эльфы пик совершенства эволюции. Тут имелись сомнения. Всё же их тела были далеки от совершенства. Второй ответ: они могли быть созданием, какого-нибудь Бога, именно так видевшего совершенство. Он склонялся ко второму ответу...
   -Я... - Гном, изучал свои ладони, гладкие и сильные. - Я молод...
   -Так будет всегда, пока не вернём мы власть над этой Вселенной!
   Живые медленно приходили в себя от шока произошедшего. Стареющие, уже постаревшие так, что смерть была совсем рядом, никак не могли поверить, что вновь молоды и сильны. Те, кто не перешёл грань старости, шокировано пялились на помолодевших товарищей. Их души менялись, менялось их отношение к нему.
   Уже через несколько минут, большинство смотрело на него без прежней подозрительности, скорее с надеждой. Немногие ещё опасались его, теперь, когда он забрал у Старости её законную добычу. Очень немногие ещё с подозрением относились к нему. И среди них, были самые умные из всех, включая тулов. Даже тот из них, кому он вернул его молодость, всё ещё не верил в слова Китэгра. Но шаг сделан, один из многих на пути к свободе этого мира. Живые сделали его, не он. Горящие надеждой взгляды устремились к нему. В них пробуждалось то самое Величие, что сделало Великие Расы, Великими. Они, сами того не зная, подарили Богу Смерти, уверенность. Теперь он уже не сомневался: эти живые справятся. Они вернут этот мир себе! Они помогут ему отомстить!
   И может даже, их выживет больше, чем он рассчитывает...
  
   12. Как обрели Знание, Воины стали сильны, а Величие вернулось к Расам.
   -Здесь, все наши книги. - Гордо и чуть тоскливо показал тул.
   Китэгра тупо пялился на большой экран, две клавиатуры и глухой шлем не понятного назначения.
   -То есть? - Он раздражённо ткнул пальцем во вторую клавиатуру, очень странного вида. Плоская поверхность с множеством нарисованных кнопок тут же ожила. Из плоскости поднялась сверкающая оттенками синего, голографическая клавиатура. Экран засветился рядами непонятных рамок, с множеством символов в них. - Что за?
   -Все книги, тут. - Прошелестел тул, ткнув острой мордой, в экран. Голос ящера раздражал. Даже не голос шелест. Почти у всех ящеров был такой своеобразный говор.
   -А это что? - Китэгра размышлял над тем как решить нежданно возникшую проблему. Он книги себе представлял несколько иначе.
   -Не знаю. - Ящер повертел в руках шлем. - Он уже давно не работает, мы забыли для чего, он нужен был.
   -Аллада, ты жила в те времена, ты знаешь? - Он спросил именно у неё, не смотря на то, что смотреть на "книги", с ним пошли десяток живых от всех рас. Были и эльфы. В частности Акино, теперь ставший тенью Аллады во всём. Бедняга старался заслужить прощение, но пока получал лишь презрительные взгляды госпожи.
   Спросил Китэгра у неё, хотя в её памяти, как и в памяти всех остальных не оказалось нужной информации, но она могла догадаться, что это такое. Сравнивая этот предмет с чем-то похожим на него, по её мнению. Возможно, нечто подобное было у её народа, Китэгра же и примерно не мог представить, зачем здесь - шлем.
   Кстати, они и не подозревали, как легко он читает их воспоминания. А ему это делать, с каждым часом становилось всё легче. Жаль только, что в их памяти оказалось так мало полезных сведений.
   -Нет. - Она взяла шлем из рук ящера. - Комплекс строила Империя, а они всегда скрывали от всех остальных достижения своей науки, даже самые незначительные. Но я думаю, этот шлем служил у них, аналогом нашей Нэйри. Платиновый обруч, служащий для прямой связи мозга с компьютерными системами. Сильно облегчало работу с базами данных, просмотр нужной информации, загрузку данных в имплантаты памяти...
   -Ясно. Я понимаю. - Он остановил её жестом руки.
   Компьютерные системы. Вот он ключ к пониманию их книг. Китэгра посмотрел в памяти Аллады, работу их обручей Нэйри: её проявления, а не принципы. В техники Аллада понимала не больше него.
   Теперь он мог попытаться взглянуть на их компьютерные системы изнутри. Чем он и занялся вплотную. Живые мигом отступили в глубь помещения. Их новый друг забавно искрился чёрным пламенем, вблизи неизменно вызывавшим неприятные ощущения. Иначе и быть не могло: Сила несла на себе отпечаток, своих источников. И живые, неспособные пользоваться Силой, часто имели возможность почувствовать её присутствие. Вблизи Мага работавшего с большим зарядом, к примеру. Или в местах большого выброса энергии. Смерть можно было легко почувствовать на местах больших сражений, или массовых казней. Там, где было много Боли, Страданий, Смертей...
   Ручейки огня скользнули к экрану. Вся эта машина засветилась сероватым светом. Тьма, непроглядная чернота, виделась лишь рядом с Китэгра. И не случайно. Он был осторожен, эта машина, служившая для хранения информации, могла и не выдержать влияния слишком большого заряда. Так что концентрация энергии в языках пламени коснувшегося аппарата была очень мала, и всё же не настолько, что бы остаться невидимой глазу. Он был очень осторожен, боясь попросту сжечь хрупкую аппаратуру. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что машину создал гений. Она могла выдержать мгновенный всплеск энергии огромного, даже для него, заряда. С улыбкой он проник внутрь машины. Его сознание уподобилось спруту. Каждый язычок чёрного пламени нёс в себе частичку сознания Великого. Он смотрел, искал. Машина оказалась всего лишь ветвью огромной системы связавшей весь комплекс. Эта ветвь вела к основным машинам, хранившим информацию. И когда он проник сквозь толщу кабелей и сотни защит, он имел счастье, увидеть основу всех этих машин. Комплекс, контролировал Искусственный Интеллект. Жёстко ограниченный во всём, что не относилось к его прямым обязанностям. Не способный развиваться он мог лишь выполнять заложенную в него последовательность программ. Работа всех машин, всей автоматической аппаратуры комплекса находилась под его контролем. Становилось понятно, почему реакторы всё ещё работали, а не рванули в забавной вспышке. К примеру, от нарушения работы основных их систем. Контроль, за ними, за их работой, почти не способными сломаться машинами, лежал на ИИ комплекса. Ремонтом машин занимались люди, точнее должны были заниматься. Но только тех, что были внутри комплекса. Имелись машины и за его пределами, машины не способные ломаться. Хранилища информации, программ: набором которых и был ИИ комплекса. По сути, они представляли собой блоки сложно организованной смеси различных материй, отделённые от комплекса несколькими десятками метров металла и защищённые от всех внешних повреждений, какие могла вообразить человеческая фантазия. В них, в этих хранилищах, содержалось столько информации, что голова шла кругом. Тут содержались все знания, какие смогла накопить Империя. Он не сразу смог её прочесть. Но смог. Тут было всё, что требовалось. Он сможет создать для себя учёных. Книги, ха! Это были не книги - наследие целой расы...
   Несколько минут, живые с интересом наблюдали, как подрагивают бегающие по телу Китэгра чёрные змейки пламени. Он стоял неподвижно, со своей неизменной косой в руках. Они смогли увидеть нечто ускользнувшее от его зрения. Лезвие, теряло свой блеск. Коса также расходовала присущую ей Силу - она смотрела вместе с ним. Но Китэгра этого не замечал, он был поглощён неисчерпаемым источником разнородных знаний. А живые, просто не понимали и не могли объяснить увиденное.
   Ожидание длилось долго, не меньше двадцати минут. Империя накопила множество знаний, которые ему были интересны. И, кроме того, во множестве имелись тексты, которые он не умел читать. Пришлось учиться, для чего он (стыдно признаться!) использовал хранившиеся в базах данных, самоучители и графические учебники, для умственно отсталых и очень маленьких детей. Впрочем, какая разница? Ему нужен был ключ. Что ж: он оказался выполнен не из золота. Но это не значит, что нельзя воспользоваться им. Научившись читать он принялся впитывать, интересное ему, как губка воду. Что-то он запоминал, что-то просто просматривал и отбрасывал. Вскоре он добрался и до научных данных. Не желая терять времени, он решил попробовать тот способ обучения своих союзников, что и не снился, даже Имперцам, так далеко ушедшим в своих научных изысканиях. При этом методе, обучение живых не отнимет у них обещанных десятилетий. Десятилетия потребуются совершенно для другого. Только..., он не был совершенно уверен, что живые смогут пережить такой способ усвоения новых знаний. Срочно требовался экспериментальный живой.
   На глазах у десятка живых, тул, подхваченный невидимой силой, пулей улетел к экрану. Все разом кинулись было, на помощь, но обоих скрыла непроницаемая огненная стена.
   Тул немедленно принялся исступленно вопить, просто сочась ужасом. Пришлось ему уснуть. Мозг ящера немедленно пришёл в нужное состояние покоя. Впредь Китэгра решил обучаемых сразу усыплять. Ну, если этот выживет. Хотелось бы, что бы выжил. А то ведь обучение и правда затянется на десятилетия. Итак, теперь информация. Первое: он должен понимать её. Он должен уметь читать и знать основной базис знаний. Читать он умеет - отлично, сам научился. Теперь основные знания, где? Ага. Вот оно, основная школьная программа. Так, что такое школа мы уже знаем, а вот тебе наш остромордый друг, предстоит узнать. Так, информация - для неё нужны соответствующие клетки мозга. Хватит у этого дебила чистых клеток, что бы записать хотя бы это? Хватит. У него их хватит на половину всей хранимой здесь информации. Не даром, часть блоков с данными - органика. Как они добились выживания органических блоков? Вот это на те вам со с маслом! Неплохо. Можно сказать: гениально... Может, закинуть всё что есть? Ну, половину. Нет, с ума спрыгнет. Мозг несовершенен. Делать его совершенным, невозможно не изменив принципов работы самого тела, что непременно отразится и на внешнем виде бренной оболочки. Его не поймут, сотвори он такое с чешуйчатым. Да и не факт, что получится, сдохнет ещё...
   Что же тебе дать, мой тупомордый друг? Что вбросить в твою пустую головёнку, обойдя обычные механизмы, с помощью которых мозг записывает, иначе запоминает, данные? Кем ты у нас станешь? Кто нам нужнее? Нет, всё не то: мозг живого, неспособного работать с Силой, не может успешно использовать любые данные. Что-то будет восприниматься лучше, что-то хуже. Империя нашла способ выбора верных направлений в обучении, после усвоения стандартной базы знаний. Какие-то тесты..., какая чушь, однако! Ну, попробуем. Итак, целая тонна вопросов. На кой? Ах, ну да! Ты у нас, получается прирождённый механик? Что же ты баран, едва научившись читать каракули имперцев, взялся за пространственную геометрию? Ты ж полудурок, и простую усвоить не смог! А это кстати, интересно. Империя, понимала Пространство. Учёные этих забавных полуидиотов, близко подобрались к ответу на вопрос: как соскользнуть из одного мира в другой. Эти знания и позволили им создать генераторы полей Звёздной. У них, эта составляющая называлась иначе и понималась как нечто самобытное, а не часть целого. Это надо запомнить самому. Так, значит, механиком будешь. Сколько же здесь информации, по этой, казалось бы простой профессии! Ну, учитывая, что требуется ремонтировать, пожалуй, информация даже скудна. Начнём с азов, дорогой мой! Уже через несколько минут, ты у нас станешь неплохим специалистом..., если не сдохнешь, конечно. Но что поделаешь? Наука требует упорства и некоторых жертв. Ничего если загнёшься: вас таких ещё девять штук! К тому же тебе, может даже повезёт: ты можешь и не помереть, а идиотом, к примеру, остаться. Зато живым идиотом...
   -Китэгра! - Воскликнула Аллада, когда стены огня рассеялись, и они узрели Китэгра стоящего по обыкновению оперевшись на косу и бесчувственного Тула у его ног. Странно она произносила его имя. С ударением на последнюю букву. Вообще, он считал, что оно гораздо приятнее звучит для слуха, когда ударение ставится на букву "э". - Что ты с ним сделал?
   -Наш уважаемый Ушаас'Суии - Сказал он слегка улыбаясь. - только что прошёл полную общеобразовательную школу Империи, трёхгодичный курс в Институте Механики и кстати, закончил их с отличием. А уже через полгода, - Улыбка стала шире. - он поступит в Академию Механики и получит степень профессора. Я думаю наш мальчик, сможет успешно сдать экзамены на первую степень... Теперь он умеет ремонтировать почти все механизмы комплекса.
   -Все?! - Она была шокирована успехами змееголового. Остальные тихо открыв рты, искренне восхищались силой гения ящера переростка. - Полгода? Значит, за это время он получит все нужные знания? Но ведь ты говорил о десятилетиях!?
   Однако! Какая шустрая эльфийка. Китэгра покачал головой.
   -Вы не совсем правильно меня поняли. - Он коснулся разума ящера. Что-то долго новоявленный механик в отключке, пора бы подниматься: не загнулся ли? А то может, через час проснётся и пуская слюни будет задорно говорить: агу? Да, нет. Повреждений нет. Мозг работает правильно. Только, пожалуй, полгода он поторопился. - Я передал ему знания. Столько сколько он мог перенести без ущерба для себя. Но потребуется время на усвоение мозгом информации. Его разум должен научиться работать с этим знанием. Учиться он будет на примере ремонта машин. У него есть знания, но нужно ещё научиться применять их. Через полгода или год, может два, он будет в совершенстве владеть тем, что теперь есть в его голове. Потом он сможет получить новую порцию знаний. И на их усвоение потребуется время.
   -Всё равно: получается всего несколько лет. - Аллада не понимала, остальные тоже.
   -Да. - Он смотрел в её красивые глаза, пытаясь понять, почему ему они кажутся самыми красивыми, среди всех. Почему её глаза красивы, а вот глаза Улара, кажутся самыми обычными? Потому что её глаза женские? Он, будучи человеком, был мужчиной. Поэтому? Заработали инстинкты живого? Но с чего бы: он не менял этих механизмов тела - они вообще отсутствуют. Эти инстинкты столь сильны, что, как и некоторая память остаются не только в материальном теле, но и в структуре Души? Возможно, скорее всего. Но почему тогда, у эльфийки Тани, глаза кажутся обыкновенным, набором мельчайших частиц, интересных разве что немного странным своим сочетанием? Н-да, не совсем понятно. Ну и ладно.- Всего несколько лет. Вам предстоит не только ремонтировать, но и строить. Это требует времени. Вам придётся решить проблему малого числа рабочих рук. В этой машине имеются данные. Вы должны научиться пользоваться ими. Вам предстоит многое построить. Вам предстоит изобретать новое, и решить проблему большого размера генераторов. Вам ещё многое предстоит. И нескольких десятилетий может не хватить. Но это уже зависит от вас.
   -Когда приступим к учёбе Китэгра? - Транар, самый тупой, но самый решительный из всех. И имя он произносит красиво, по-своему. Может, научить их добавлять к имени Господин? Или там Владыка? Нет, пожалуй, не стоит.
   -Ты Транар, воин. - Орк расплылся в улыбке. Китэгра понимал эту улыбку. Эти ребята зеленокожие со всех сторон, предпочитали сражаться на протяжении всей своей истории, имевшейся в данных Империи. А именно в разделе: какими отвратительными могут быть разумные живые существа. - Ты будешь учиться завтра. Воины будут учиться долго. - Он виновато развёл руками. - Вам нужно научиться быть Воинами. - Аллада и Акино, очень недовольные лица, очень недовольных эльфов. - Ну, а как вы хотели. Простите, но даже те из вас, кто носил прежде имя Воина по праву, давно забыли, что оно значит. - Эльфы даже не покраснели, они стали белыми. Что интересно и ожидаемо: от стыда. Они это и сами знали, ни к чему им было напоминать о собственном позоре. - Сегодня, я научу всех, кто годится для этого, быть учёными. Одна просьба, пользуйтесь знаниями Разумно. - Последнее слово он подчеркнул. - И можете выпустить своих детей из третьего корпуса: я не в настроении сегодня их есть.
   Китэгра отвернулся к экрану, а живые немного со страхом смотрели в его широкую спину. Детей, они спрятали сразу. Но как-то забыли, что чужак умеет читать мысли, что бесполезно прятать от него любые мысли. И всё же своих немногочисленных детей, потомки Рас выпустили не скоро. Они уже не боялись за себя, но дети: они ведь дети. Последние дети Великих Рас...
   Спустя несколько часов, потомки рас, уже имели в своих рядах три десятка учёных, пока неспособных владеть своим знанием. Тогда же Китэгра был вынужден сильно призадуматься. Последний клиент, как выяснилось, не мог удержать в своей голове, больше чем общая база и некоторое количество более глубоких знаний. Китэгра мог их поместить в его мозг, но это привело бы к тому, что парень свихнулся бы рано или поздно. Его мозг не был приспособлен к точным наукам.
   -Нужно обсудить кое-что. - Обратился он, к толпе живых намертво закупоривших своими телами проход к помещению терминала компьютерной системы комплекса.
   -Что случилось? - Спросила Аллада, когда помещение покинули все кроме глав местных коллективов народностей, с беспокойством поглядывая на бесчувственного Доргина Сиатри, человека по рождению. Парень вроде дышал, но не отпускавшее её, не хорошее предчувствие, заставляло волноваться за него и всех, кого отнесли к разряду учёных. Видать чего-то не получилось у этого Чужака и теперь Доргин...
   -Нет-нет. - Китэгра мило улыбнулся, не очень это сочеталось с вечно холодными серыми глазами. - С ним всё в порядке. Но дело вот в чём. Парень не может стать учёным. - Транар осклабился в своей страшноватой улыбке: ещё один воин! - Воином ему не стать так же. В общем, ему нет места в нашем предприятии.
   -Как это так? - Гном Гул Дан, сверкал маленькими злыми глазёнками. Он ему не доверял, что интересно гном не доверял ни кому вообще, принципиально. Судя по данным Империи о Каменном Троне, потомки гномов, сохранили специфические наклонности своей нации, гораздо лучше остальных.
   -Он способен рисовать хорошие картины. - Китэгра развёл руками (кончик косы пролетел аккурат возле лица гордой эльфийки), как бы поясняя, что сие прекрасное занятие им нужно, как собаке пятая нога. - Но его мозг не способен работать с большими объёмами научных данных. Все его рефлексы и реакции заторможены. - Китэгра чуть смягчившись добавил. - Слишком цивилизован. - Не помогло. Все пятеро угрюмо заглянули в его лицо. Выходит они, определённые как воины, особой цивилизованностью не страдали. В общем, с деревьев не давно слезли.
   -Но ведь ты утверждаешь, что Маг и даже назвал себя Богом! Сделай что-нибудь.
   -Я могу, - Нагловаты, немного. Но это скоро пройдёт, он будет их учить, а их заносчивость быстро таять. - изменить его мозг. Сделать его учёным. Только он уже не будет самим собой. Получится иная личность, и я не уверен, что он это перенесёт.
   -Может свихнуться? - Улар просто душка: немножко любопытства и всё. Эльф беспокоится за человека. Человек беспокоится только за себя любимого. Но воин получится отличный.
   -Может. Объясните ему. Решите сами, что и как. Я буду давать знания всем, даже таким. Они могут помогать учёным. Могут обеспечить вас, плодами своих талантов. - Зачем только? Пусть они и решают, надо оно им или нет. - Можно попытаться изменить их, но последствия, как я уже сказал, не определённые.
   -Я думаю нужно...
   -Я уже знаю, что ты думаешь Аллада. - Китэгра остановил её речь, не вежливо прервав. - Обсудите вопрос не со мной, а друг с другом и с теми, кто не может обрести место в нашем плане. Я вас поставил в известность о проблеме. Ещё добавлю, что помощники учёным будут также необходимы как воинам доспехи. Но решайте это без меня. А теперь пусть приходит следующий. Или мне их просто телепортировать сюда? Было бы удобнее и быстрее...
   -Нет-нет. - Зачастил Улар. - Не надо. Сами будут приходить.
   Китэгра пожал плечами, глядя в исчезающие в проходе спины. И зря они не хотят. Ему не трудно, а насколько это было бы быстрее, да и для него удобнее. Только вот, наверное, не все они правильно поймут. Идёшь так по коридору: раз и ты в другой комнате, а на тебя выжидательно взирает парень с острейшей и довольно большой косой в руках...
   Но и так нормально. Жаль только, что среди них (он осмотрел разумы живых более подробно, это было не сложно и заняло меньше десяти секунд) 63 в общем-то бесполезных живых. Можно приспособить их в помощь учёным, но он предпочёл бы всех не ставших воинами, видеть среди учёных. Больше шансов, что они сделают, что-либо путное. А вот и ещё один клиент, на этот раз полезный живой. А за ним целая свита: столпились в проходе. Зрители значит. Как дети! Впрочем, он старше большинства из них на полторы тысячи лет, они и правда дети...
   Завтра он начнёт делать из детей воинов. Это будет приятно: он сердцем чуял. Правда, в его случае эта фраза... Кстати, может сделать сердце? Всё-таки иногда приятно слышать его стук. Нет, глупо. Тело станет более уязвимым, лучше ограничиться деталями внешности. Ну-с, и кто ты у нас? Кибернетик? Это что ещё за скотина такая? А! Однако, это может быть полезным. Забавно, очень развитый разум, мозг. Умный, очень умный парень. А с виду полный придурок...
   Настало завтра. Чудесное светлое утр..., в общем, там не понятно когда утро, когда вечер. Завтра: по времени комплекса.
   -Это что: шутка? - Сердито хмуря лоб, обратилась возмущённая Аллада, к стоявшему в обычной своей позе Китэгра.
   Бог в ответ чуть виновато улыбнулся, изучая очень ошарашенных "воинов". Они представляли обучение несколько иначе, чем груда деревяшек на полу, точно копирующих мечи седой древности.
   -Нет, дорогие мои воины. - Китэгра кивнул в сторону дровяной кучи. - Вам предстоит сражаться. Друг с другом...
   Я не скрыл от вас, что не все переживут бой. Но, что бы его пережил хоть кто-то, вы должны не просто стать прежними, подобными молнии бойцами. Вы, те, кто уже сражался, должны стать много лучше и быстрее себя прежних. Остальные должны как минимум, сравняться с вами. Вы будете драться на мечах из дерева, заставляя работать реакцию, животные рефлексы, свои собственные тела. Годы тренировок. Годы упражнений и вы станете самой смертью для ваших соперников. Вы станете воплощением Воина, вы будете непобедимыми бойцами..., и тогда у вас появится шанс выжить в бою с демоном.
   -Но не убить его. - Буркнул недовольно, Гул Дан Граборик из Клана Серебряной рукояти. Из этого клана осталось целых четыре гнома.
   -Нет, не убить. - Китэгра ставил их перед фактом. Они должны до конца понять свою цель и назначение в грядущей битве, за исключением, конечно, реальных последствий этого боя для них лично. Пусть лучше надеются на долгую счастливую жизнь в отвоёванном мире. - Демон, это не привычный вам живой. Тело демона может умереть. Но он тут же создаст себе новое и вступит в бой вновь. Ваша цель не убивать демонов, вы должны задержать их, отвлечь на себя. Ибо от вас зависит успех всего нашего предприятия.
   -Значит, мы в центре твоего плана? - Тоном убеждения и очень гордо изрёк Улар. Судя по вмиг ставших довольными лицами всех остальных, это сильно укрепляло их боевой дух и самомнение. Им было приятно чувствовать себя главнейшей частью и силой, всего плана странного союзника. Чувствовать, что лишь от них одних зависит исход предстоящего сражения, учитывая малочисленность живых: величайшего во всей их истории. - Мы Разящий клинок Мести! Карающий Меч!
   Очень гордо - громкие слова. Они глубоко отзывались в душах живых, наполняя их гордостью и внутренней силой. Они начинали чувствовать себя особенными. Истинным цветом всех Великих Рас. В отношении боевого духа это было очень даже хорошо. Но Китэгра не мог допустить этого. Такое возвеличивание самих себя, неизбежно приведёт к размежеванию внутри маленького воинства. Воины начнут свысока поглядывать на учёных и их помощников (как уже говорилось ранее не все оказались способны подняться выше уровня экспериментального Ушааса - туповаты от рождения, то есть, талантливы в другую сторону, вчера же совместными думами всех обитателей комплекса было решено, что им достанется роль лаборантов, при учёных). От них же требовалось единство.
   -Нет. - Он покачал головой, произнося слова разочарования, для будущих воинов. - По иронии судьбы, вы, воины, не более чем щит, в грядущей битве. Как выразился Улар, Карающим Мечом станут учёные. Но меч не может одним ударом убить хорошо защищённого врага, к тому же ждущего именно хорошо поставленного сильного и обязательно смертельного удара. Вы должны отвлечь врага. Убедить его, что этот меч вы. Вы же щит, который отвлечёт внимание врага, даст время мечу нанести точный, единственный удар. Поверьте, времени для второго удара у нас просто не будет.
   -Ясно. - Улар повесил нос и покорно взял в руки деревяшку. Он помахал ею. Оружие в виде меча было ему не привычно. Рукоять излучателя: вот его "родное" оружие.
   -Меч непривычен вам, знавшим совсем другое оружие. - Китэгра говорил, решая сказать ли им больше, или всё же не стоит? - Но в бою с демоном вам потребуется скорость и реакция. Вам потребуются гибкие сильные тела. Меч, даст вам немногое из этого. Меч только начало вашего учения. Будут и другие занятия. Но к концу их вам нужно научиться владеть мечом лучше, чем собственными пальцами.
   -Зачем? - Аллада чувствовала себя очень глупо с куском дерева в руке. - Мы ведь всё равно не можем вступить в рукопашный бой: демоны своей магией разбивают любые доспехи, нам не придётся орудовать мечами в бою.
   -Придётся. - Китэгра вытянул руку. Огонь Смерти ярко запылал в его руке. Ярко, но ничего не освещая. Спустя миг он держал меч. Сгустившаяся до предела Тьма, в обрамлении огненной короны. - Вот такими мечами. - Он положил ладонь наверх косы. Меч рассеялся чёрной дымкой. Дымка, окутала лицо Китэгра, стала серой, прозрачной и исчезла вовсе. - Он убьёт любую живую плоть, какой коснётся. Ваши учёные должны создать для вас доспехи, с портативными генераторами полей. И перчатки доспеха, способные уберечь вас самих от разрушительного влияния Меча Тьмы.
   -Меч Тьмы?
   -Только что придумал. - Признался Китэгра, пожимая плечами. - Красивое название, неправда ли?
   -Отвратительно. - Она смутилась. - Прости, я не хотела.
   -Можете называть его как хотите: ни чего лучше, против живой материи вы не сможете сделать. - Чего она извинялась? Вполне естественно её отвращение к Смерти и всем её проявлениям. Тем более для эльфа. Бессмертные не способны примириться с обязательной для других, смертью тела. Им не ведома старость.
   -Но если он смертелен для всего живого, почему ты спокойно держал его в руке? - Один из ящеров. Один единственный, который после некоторых сомнений был причислен к воинам. Тулов от всех отличала не только внешность. Подозрительность была их вторым Я. В этом, с ними могли поспорить только гномы и то не все.
   -Маг Смерти управляет Смертью. Она его друг и слуга. Врагом, для Мага Смерти, становится Смерть, лишь направленная чужой волей. - Они немного поняли, но слушали с подобающим благоговением. Не смотря ни на что, он был их единственной надеждой. Китэгра решил рассказать, больше о смысле этих тренировок. Но конечно не всё. - Пока вы будете драться друг с другом этими деревяшками, я буду влиять на разум каждого из вас...
   -Нет! - Вскрикнули одновременно несколько живых, в понятном ему страхе.
   -Дослушайте и поймите: иного выбора нет. - Китэгра позволил себе раздражение и выражение мудрости на лице, мудрости борющейся всю свою жизнь с неодолимой тупостью. Последнее время он стал замечать, что это действовало даже лучше пространных объяснений. Особенно если попутно стимулировать неосознанный стыд в сознании живых. - В пылу схватки вы забудете обо всём, что окружает вас: ибо вы воины. - Конечно, решимость и скептицизм на их лицах, тут же возникшие были обоснованны. Но они и правда забудут обо всём, кроме боя. Ведь он не расскажет им всего. - В этом состоянии Разум, станет способен наиболее эффективно воспринимать знания о тактиках и стилях боя. Сражаясь деревяшками, с помощью моей Магии, вы научитесь всему, что нужно в бою на всевозможной местности, разного рода оружием. Это будет информация. Необходимые навыки. Потом специализированные тренировки. Вы узнаете всё о тактике и стилях Имперского десанта, пехоты, механизированных войск, эльфийских Стражей...
   -Что!? - В один голос воскликнули все пятеро эльфов.
   -Вы не знали? - Он припомнил пути к этой части данных. Там защит было больше. Скорее всего, они не знали. - Всё, что касалось оружия и родов войск, с подробным разбором тактик и стилей ведения боя Великих Рас, имеется в базах данных Комплекса. Есть даже те, представителей которых я среди вас не обнаружил. Судя по вашей памяти, они уничтожены полностью. Аргу.
   -Проклятые Имперцы! - Прорычал Транар злобно зыркнув, на стоявшего рядом с ним человека. Великие Расы! Вот оно их наследие. Скажи фас перегрызёт глотку дальнему потомку Империи. Зверь в их душах силён: то, что надо для хорошего воина!
   -Значит в этом суть деревяшек? - Пропела нежно дитя человека Никийя Арита. Из неё выйдет превосходный воин! Дикая кошка: нежная и ласковая, пока не оскалит клыки.
   -В этом. - Он улыбнулся им. - Не пора ли уже приступить?
   -Последний вопрос Китэгра. - Аллада, очень внимательно смотрела в его серые глаза. - Ты ведь знаешь, что в действительности творится на верху, с нашей планетой и всем миром? Почему ты не говоришь нам, а только опровергаешь наши предположения об этом?
   -Я знаю. - Китэгра изобразил терпеливый вздох, приличествующий надоевшему вопросу. Кстати, дышать надоело до жути. Это оказалось более нудным занятием, чем он себе представлял. - Но сказать не могу. Если вы будете знать об этом из моих уст: вы не поверите, а когда убедитесь в моей правоте, перестанете искать ответ. Ведь он у вас уже будет. Этого я допустить не могу. Любое незначительное открытие или улучшение сделанное вашими учёными на этом пути, может дать нам больше шансов на победу.
   Она кивнула и повернулась к толпе уже успевших разбиться на пары собратьев. На неё умоляюще смотрел Акино, оставшийся без пары. Эльфийка презрительно фыркнула и попросила Улара составить компанию Акино. Ей достался тул, сначала бывший парой Улара.
   По команде Китэгра все начали неумело махать деревом, стараясь легонько задеть телеса напарника. В процессе Аллада размышляла о превратностях судьбы. Их тридцать сейчас. Китэгра, этот загадочный человек, сумевший пережить Вторжение и последующую резню, такой страшной ценой, что уже перестал быть человеком, был тридцать первым. Сломанных Мечей, тоже было тридцать. Тридцать первым был Правитель Тиагра. Будто в шутку судьба преподнесла им надежду в виде этого Китэгра, внешне очень похожего на Правителя, павшего за её жизнь. Она могла бы даже решить, что он и есть, этот Китэгра, её давно умерший любимый, каким-то чудом выживший. Но её не могли обмануть сердце и разум. Китэгра - не просто не мог быть Правителем, она порой сомневалась, что он когда-либо был человеком. На Тиагра, Маг Смерти походил, только одним: внешностью и то очень отдалённо...
   Вскоре пыл схватки смёл все мысли. Все тридцать и правда, полностью отдались бою. Ни единой посторонней мысли. Только желание врезать по больнее оппоненту деревянным мечом. Китэгра смотрел на них, отчаянно дерущихся живых, пустым взглядом. Сейчас за ними следили не глаза Бога, за ними следил его разум. Он не торопясь, вбрасывал в их головы порции знаний. Они учились убивать, не будучи убитыми, при этом сами. И ярость в них росла, затмевая саму мысль.
   Тут не было их заслуги. Они уже не умели так легко и быстро впадать в жар схватки. Причиной тому были деревянные мечи. Китэгра не спроста избрал дерево. Он использовал его, потому что дерево тоже когда-то жило. Оно было поражено смертью и легко впитывало Силу, смертью же порождённую. Он разрушил мебель одной из отдалённых, заброшенных частей комплекса, не использовавшихся даже в первые годы его существования. Из кусков этой мебели, и были сделаны мечи. Ни каких инструментов при этом не использовалось, кроме одного: составляющая Изначальной Смерть Ярость. Дерево не просто пропиталось этой частью силы. Ярость была запечатлена в Форму. Бравший в руки это смехотворное оружие, очень быстро терял контроль над собой. Меч стимулировал механизмы ярости в несовершенных телах живых. Они учились убивать с удовольствием. Чуть позже они будут учиться убивать правильно.
   Но этого мало. Они должны научиться контролировать свою ярость, даже подстёгнутую магией. Сейчас, они даже не пытались этого делать. Приходилось не только накачивать их информацией, но ещё и поминутно сдерживать слишком разбушевавшихся. Но они научатся: у них нет другого выбора.
   1 год минул, с прихода Бога.
   -Ха! - Транар победно смотрел на упавшего Улара. Упал он от удара в лоб. Подняться не смог, потому что сил уже не оставалось. Сегодня Китэгра требовал именно такого боя. До потери пульса. - Теперь я даже с демоном могу потягаться!
   Самоуверенность. В его случае не удивительна: вот он, здоровенный орк, гордо ухмыляясь, стоит посреди зала. Один. Остальные лежат на полу, пытаясь отдышаться и прийти в себя. Самоуверенность, хорошее качество, в бою он проживёт чуть дольше, но только если к ней прибавится знание о реальной силе противника.
   -Транар. - Негромко позвал Китэгра. Орк немедленно повернулся к нему, сияя улыбкой: он ожидал похвалы. И зря, пора было уже привыкнуть. Весь год он только гонял их и попрекал в слабости. И теперь они не слишком продвинулись. Пока хвалить было не за что. - Ты уверен, что справишься с демоном? С его телом, без его магии?
   -Ну, - Орк выпятил вперёд нижнюю челюсть и упрямо нахмурил лоб. Длинные клыки почти воткнулись в этот узкий лоб. Так он всегда делал, если был не совсем уверен, но по природе своей орочьей отступать не желал. Признать себя не правым было ещё и неприлично, по его мнению. - конечно! Я сильный! Я быстрый и...
   И орк Транар полетел на пол к своим поверженным противникам. Впрочем, поверг их не он, точнее не всех. Бились как обычно: парами.
   Китэгра стоял на том самом месте, где имел удовольствие хвастать своим могуществом Транар. Упомянутый, тихо сопел на полу и ощупывал помятую челюсть.
   -А ведь я не применил ни капли магии Транар. - Поучительным тоном начал Китэгра. - Но ты даже не заметил моего движения. Или заметил, а Транар?
   Живые с восхищением смотрели на казавшегося расслабленным, даже ленивым союзника. Ни кто из них не заметил стремительного рывка и удара. Но Транар заметил и Китэгра ясно видел это в его разуме. Орк просто не успел отреагировать. Рефлексы сработали слишком поздно и он оказался на полу.
   -Мы же всё равно будем в доспехах! - Буркнул орк, сам не уверенный видел он тень, метнувшуюся к нему, или ему показалось. - От таких ударов, нас защитит металл!
   -Транар, если ты будешь надеяться только на доспехи: ты погибнешь. Что бы одеть броню, ты должен быть достоин её. - Китэгра скупо улыбнулся. - Имперская мудрость.
   -Такой скорости невозможно достигнуть! - Вдруг заголосили отдышавшиеся воины, перебивая друг друга. - Твоё тело, ты сам говорил, не совсем человеческое! Человек не способен двигаться так быстро! Ты ведь сильнее нас и быстрее именно поэтому...
   Он остановил их взмахом ладони. Но, видать, они позабыли этот урок, повторяющийся как минимум раз в неделю. Реакции никакой: на разные голоса обвиняют его, что он требует от них невозможного. Китэгра придал лицу извиняющееся выражение. Люди принялись беззвучно хлопать ртами. Речевые центры всех тридцати отказали.
   -Ну, а пока стало потише и вы милостиво согласились выслушать меня. - Люди захлопнули рты и с обидой воззрились на своего учителя и союзника. - Думаю, не помешает показать вам кино. Длиною в одну минуту. Потом, я скажу вам нечто, о чём, будь вы чуточку умнее, догадались бы сами.
   Он описал дугу, ладонью и живые увидели точное изображение, одного из секретных фильмов Империи. Экран, по краям пылал чёрным огнём. Фигуры на экране, также отливали оттенками чёрного цвета. Он показывал то, что решил запомнить, эта запись, принадлежала его памяти и воспроизводила его Сила - Магия.
   Десяток Имперских солдат, упражнялись в метании ножей. Только так ножи не метают. Тот, кто попадал в мишень, считался проигравшим. Целью в этих бросках было не попасть в мишень, а бросив нож поймать его до того как он вонзится в неё. Человек бросал нож и тут же исчезал. Немногие догоняли свой нож, но все пробегали некоторое расстояние, оставаясь не видимые глазу. Скорость была нереальной. Повторить такой скачок, солдатики брались, лишь спустя две-три минуты и всегда повторный скачок был медленнее предыдущего. Они уставали.
   -Это были элитные войска Империи. Уничтожены, в первом бою. Они были очень самонадеянны как наш Транар. - Порадовал своих подопечных Китэгра. Те сникли. Но ни один не поверил показанному кино, кроме... - Говори Ниис.
   -Я вижу несколько лучше людей. - Зашелестел ящер. - Это не обман. Я видел их движение. Фантастическая скорость, для любого прямоходящего.
   -Вот видите: это возможно. - Китэгра говорил, но никто не желал верить. - Если вы сможете повторить хотя бы один такой скачок, вы станете, непобедимы в короткой первой схватке. Это позволит вам прожить немного дольше... Моё тело, сейчас, не сильнее тела Пожирателя. Он способен двигаться быстро, но слишком туп для этого. Оборотень, стремительнее меня и почти всегда двигается очень быстро, и устаёт он не слишком быстро. А будь на моём месте, восьминогий: вам думаю, знакома эта тварь, ты Транар, наполнил бы его желудок, не успев понять даже, что тебя убило. А ведь они всего лишь Гончие. Их хозяева гораздо сильнее, быстрее и опаснее. Тело демона, создаётся по одному единственному критерию: максимально возможный эффект уничтожения. А ведь у них есть ещё и Сила... Теперь можете отдыхать. Завтра мы продолжим.
   Будущие воины разошлись.
   С ними было сложно. Они по-прежнему мало доверяли ему. Плохо. Они начинали понимать, с чем им придётся сразиться. Гончие, если и будут только для разогрева или ради шутки. Воевать придётся с самими демонами. Теперь деревяшки им уже не нужны. Пора учиться быть быстрее собственной мысли. И тогда они протянут долго. Нужно десять секунд, как минимум. А в предстоящем бою, это целая вечность...
   Настал новый, чудный день.
   Китэгра смотрел на своих воинов. Не выспавшихся хмурых и злых. Сегодня всю ночь беднягам снились кошмары. Всю ночь задавака Транар убегал от оборотня. Но ни разу он не смог убежать, оборотень всегда бежал слишком быстро. Красавица Аллада висела у той стены, прижатая к ней щупальцем. У неё на глазах умирали её товарищи..., а чёрного скелета всё не было. Умер Акино. Настала её очередь и..., сон повторялся заново. Каждый раз, в какой-то момент щупальце ослабляло своё давление, демон на миг забывал о своих пленниках и у неё появлялся шанс бежать, всего один. Но она всегда пропускала этот шанс. И умирала. И снова видела страшный сон. Улар стоял в своём доспехе, орда демонов неслась на него. Он бросался в сторону, боясь, быть раздавлен смертоносной толпой. И в него неизменно попадал чёрный шар. Он умирал и снова видел толпу несущихся на него демонов. И вновь он прыгал, он мог повернуться в полёте и шар проходил бы совсем рядом с ним, но не задевал бы его. Но ни разу Улар не смог повернуться. То не хватало сил, то слишком поздно. Никийя, сражалась с Пожирателем. Он неизменно убивал её. Раз за разом она сражалась с ним и не могла победить. Раз за разом она видела, как чуть приоткрывается шея Пожирателя, всего на долю мгновения, всего один раз появлялась брешь в его защите, но она не успевала. И вновь умирала, устав и пропустив ответный удар врага...
   Китэгра безразлично смотрел на посеревшие лица. Он знал, что приснилось каждому из них. Каждый сон он придумал сам. Они должны понимать, с чем придётся столкнуться. Доспех не спасёт, если слаба реакция. Такими этих воинов раздавят в две секунды.
   -Как вам спалось? - Бурчание и проклятия были ответом. - Надо полагать хорошо. Значит, теперь вы полны сил и энергии. Присаживайтесь.
   Он указал на ряды металлических сидений. Вчера их здесь не было, но они не обратили на это внимания. Измученные ночными кошмарами, все устало опустились на жёсткие неудобные сиденья.
   Китэгра с минуту изучал лица. Никто из них не был готов. А пора привыкать. Стулья исчезли. Тридцать седалищ разом грохнулись об пол. Дружный вой недовольства прокатился по залам Последнего города. Кто-то вспомнил забавное словечко: садист.
   -По-моему вы ленивы. - Заключил Китэгра, откровенно издеваясь. Злоба вспыхнула во всех взглядах. Почти ненависть. - Сегодня вы получили маленький урок. Вас, может подвести даже то, на чём вы стоите. Будьте готовы следовать инстинктам. Если чувствуете, что надо прыгнуть в сторону, не думайте: прыгайте и возможно вас убьют немного позже. Сегодня Ниис покажет нам, на что способен. Его зрение лучше, чем у всех остальных. После, неделю вы будете отдыхать. Вы будете думать. Если хотите, загляните в архивы систем, просмотрите записи Имперских тренировок. Все защиты и пароли я убрал. - Это была маленькая ложь, и правда в то же время. Убрал пароли Чишш' Щии. Но знания, о системах Империи, дал ему Китэгра. Ящер разобрался в них и применил на практике. - Ниис, встань к той стене. Молодец. Твоя задача, добежать до меня, не упав на спину. Справишься?
   Ниис пожал плечами - забавно у них это получалось, будто он пытался сложить их за спиной как крылья. Без всякого интереса и удивления он смотрел на тридцать метров, абсолютно ровного пола, что отделяли его от Китэгра. Тут и инвалид справится. И тем более не помеха это для тула.
   Ниис побежал, своим змеиным скользящим бегом. Остальные подозрительно смотрели. Судя по характеру их странного союзника, обещавшего сделать их воинами, а на деле оказавшегося просто садистом, их всех ждёт сюрприз. Какого рода сомневаться не приходилось: приятными, он их не баловал. И на этот раз ничего хорошего Нииса не ожидало. Первое препятствие встало в виде вздыбившегося волной пола. Ниис полетел в сторону. Как кошка он перевернулся в воздухе и упал на все четыре конечности. Инстинкты потихоньку начинали работать у потомков цивилизованных рас. Человек, полетел бы на спину.
   -Вперёд! - Скомандовал Китэгра.
   И Ниис, весь подобравшись, побежал. И вновь пол преподнёс сюрприз. Металл взлетел отвесной стеной, высотой в полметра. Ниис не успел перепрыгнуть и полетел кубарем. Он вскочил и побежал вновь. Ни каких сюрпризов больше не было. Ниис почти добежал. И тут в самом конце полосы препятствий, возник знакомый Меч Тьмы. В воздухе. Лезвие ударило в шею...
   -Ну вот. Ниис умер. - Печально изрёк Китэгра. И грустно глянув, в глаза парализованного ужасом Нииса, совсем упавшим голосом, сказал ему. - Ты умер Ниис, пал, не успев даже понять от чего.
   Ниис оклемался. Не веря своему счастью, он тёр шею когтистой лапой.
   -Призрак, иллюзия. - Китэгра обращался ко всем. - Но если бы меч был настоящим: Ниис лишился бы головы. Почему ты не смог увернуться?
   -Я..., - Он глупо вращал жёлтыми глазами. - невозможно: он возник из ничего!
   -Разве? - Китэгра изобразил крайнюю степень удивления. - Где были твои глаза?
   -Какого чёрта! - Взревел Ррубар, ещё один представитель зелёного племени. - Ты издеваешься над нами Чужак!
   -Разве? И что никто ни чего не усвоил из увиденного?
   Гомон голосов подтвердил, что именно так оно и было.
   -Сиик покажет. - Прошелестел, появившийся в боковых дверях ящер. - Китэгра просил записать. Смотрите люди.
   Китэгра повернулся и вышел вон. То есть исчез. Ему нравилось двигаться по комплексу именно так, мгновенно переносясь из одного места в другое. Ему хотелось побродить немного. Сиик покажет им, а он стал уставать от живых, горе воинов...
   -Полсекунды! - С круглыми глазами они смотрели на замедленную съёмку прохождения полосы препятствий. - Мозг не может распознать опасность так быстро и дать команду телу!
   Присутствующие закивали головами, вполне согласные с этим мнением.
   -Есть ещё запись. - Сиик переключил кристаллы памяти. - Мудрый сказал показать её, когда вы не поверите.
   -Когда? Не если? - Изумился Транар. Тому, что свежеиспечённые учёные начали звать Китэгра, не иначе как Мудрый уже ни кто не удивлялся.
   -Когда. - Довольный кивнул Сиик. - Мудрый знал, никто не поверит. Запись, раньше не доступна была. Чишш нашёл, а Мудрый уже знал. - Аллада нервно дёрнулась, но всё же промолчала. Манера Сиика говорить, специфическая даже для Тула, неизменно раздражала её. Но сегодня у неё будет немного поводов для раздражения. В эту ночь, Светлая будет плакать, много и долго плакать... - Вот. Смотрите. - По ровному участку металла бежал человек, в майке и шортах. Босиком. Судя по фигуре, парень родился в спортзале, после длительного генетического отбора. Чистый эталон мужчины Человека. С первых же шагов парня ждал сюрприз. Струя пламени взвилась прямо перед его носом. Но он будто знал где и когда полыхнёт. Потом были брёвна, лезвия, кислота. Парня ничто не брало. Он избегал всех опасностей будто заговорённый. Потом Сиик переключил на медленный показ, не показав запись до конца. Те же полсекунды. Пламя: вспыхнул едва заметный язычок, полсекунды, струя раскаленного пламени. Капля кислоты с блоху-дистрофика размером падает вниз, полсекунды целый поток. И это притом, что парень бежал стремительно, ни секунды не останавливаясь. Да, жестоко, это уже не иллюзии. - Эта запись до Войн. Показательное выступление перед самим Императором. Мудрый взял их тренировку за основу, вас тренировать. У них механизмы были. У Мудрого Магия. Реакция. Тренировать хорошо. Отряд элитных войск..., - на миг Сиик замялся, вспоминая. - Сломанный Меч. Я включу быстро.
   Парень пробежал эстафету за десять секунд. Аллада не сразу поняла название отряда.
   -За Честь Империи! За Честь Человека! - Гаркнул парень, пробежав смертельную эстафету и вытянувшись струной, перед другим человеком в форме, изобиловавшей знаками различия и символикой, непременно напоминающими об обязательной смерти человека. Она не сразу узнала его. Зелёные глаза казались серыми, так много холода было в них...
   -Правитель Тиагра. - Прошептала она.
   Никто не услышал кроме верного Акино, никто не спросил. Аллада плакала этой ночью, а после часто смотрела, старые записи Империи. Правитель был только на этой. Всего пять секунд реального времени. Она впервые увидела его, за полторы тысячи лет, что его образ хранился в её памяти, она впервые увидела его вновь, со стороны...
   Китэгра шёл по пустым переходам, бесконечным в этом комплексе. Последний город, по сути, был небольшим участком от всего комплекса Империи. Он бродил уже третий день. По времени комплекса, впрочем, очень незначительно отличающемуся от времени по законам оборота вокруг своей оси планетой Земля, в 24 часа.
   Надо было ли показывать им эту запись? Он знал, что надо. Но стоило ли показывать им этого полудурочного Правителя? Как Аллада отреагирует на образ своего любимого, впервые увидев его за много столетий не в своём воображении, а вот так, почти живьём? Вот, потому и стоило. Всё-таки полторы тысячи лет, для чувства, вроде бы порождённого химией тел живых, многовато. Значит, эльфийка должна была давно забыть о любви. Должна была лишь остаться благодарность за спасённую жизнь: не более того. Что ж, когда он вернётся, через четыре дня, он изучит всё, что происходило с ней, с её чувствами за эту неделю. Может он найдёт, что-то интересное, а может и нет... Надо ещё на ком-нибудь повторить подобное... Что за странное кладбище металла?
   Он вошёл в обширное помещение.
   Освещения здесь не случилось. Его почти нигде в не жилых частях комплекса давно не было. Ещё первые имперцы, оставленные здесь, спасённые от полного истребления в глупой (геройской, по их мнению), последней битве, отключили подачу энергии к этим корпусам. В целях экономии. Не энергии. Реакторы работали на любой материи, преобразуя её каким-то замудрёным способом и извлекая, таким образом, чудовищные заряды энергий Изначальных. Энергии им хватало с избытком, ведь топливом могло служить что угодно. Экономили оборудование. В рабочем виде оно иногда ломалось. Прежним обитателям видно было лень его ремонтировать, а современные, этого просто не умели. А может, сыграла свою роль, рациональность Империи абсолютно во всём. Странные они были. Но Китэгра нравились. Правда, Аргу нравились ему ещё больше. Жаль вымерли бедолаги. А как же иначе? Психи поголовно.
   Темнота ему не мешала. Он черпал энергию в потоках и мог использовать её очень разносторонне: недоступная простому магу роскошь. Кроме того, не обязательно было всё время применять для зрения Силу, достаточно изменить само зрение.
   Итак. Металл, но не кладбище. Это скорее склад. Он шёл вдоль штабелей странных угловатых конструкций, не понятного назначения, и с любопытством разглядывал их. Они не были частью рельефа, это точно. Но и их назначение оставалось для него не понятным.
   Он остановился возле одной конструкции размером с большого человека. Решил рассмотреть поподробнее. В общем, эта штука даже походила на человека внешне. На таких, как имперские солдаты в броне, но только походила. Что это может быть? Китэгра обратился к памяти. Той, которую он взял из компьютера-гиганта комплекса. Кажется, что-то там имелось, поэтому поводу. Да, имелось. Боевые машины. Редко используемые Империей. Именно эти использовались совсем редко. Автономные боевые роботы, броня и оружие составляли большую часть их веса и размера. То есть, отряд таких машин мог воевать там, где это могли делать и люди, а также в местах, где людей пускать было опасно. Почему-то, Империя, имея эти машины, использовала их крайне редко и неохотно. Впрочем, в битве с демоном, такая игрушка всё равно бесполезна. А для его плана ещё и опасна. Хотя..., нет. На это демоны не купятся. Им безразлично железо, внутри которого, нет тёплого живого из плоти и крови, с душой. Эти роботы пролежали здесь столетия, вот пусть и лежат дальше.
   Он вернулся к роботу, пройдя с десяток шагов. В бою они всё-таки могут пригодиться, в малом количестве и лишь после того как живые сцепятся с демонами. Но это не очень важно. Они так же могут и помешать живым, сражаться эффективно. Бесполезная почти вещь, и всё же есть в его плане момент, в котором они справятся гораздо лучше живых. И, похоже, даже станут незаменимы. Облегчим учёным задачу. Он ни когда не вмешивался в исследования и работы учёных, даже если они занимались бесполезными разработками: авось чего стоящее придумают. И вот несколько занялись роботами. Так пусть рисуют с готовой картины, ни каких полезных разработок на этом пути он не видел, так что можно и помочь. Кстати, прямо сейчас этим и займёмся. Кто у нас пытается изобразить роботов? Ах, вот ты мой дорогой! Склонился над грудой металлолома, коей является твоё изобретение, в мучительной думе.
   -Как успехи Манир? - Спросил он человека, возникнув рядом с ним.
   Манир вздрогнул, и затравленно глянул на Китэгра. Это ещё хорошо. Помнится в первый раз, он едва не скончался на месте от сердечного приступа.
   -Вот. - Затравленность переросла в жгучий стыд за себя самого. Причина в том, что он, пару месяцев назад получил новые весьма обширные знания и по словам Китэгра стал одним из лучших умов, не только обитателей Последнего города, но и всей истории рас. Все ожидали от Манира великих свершений и открытий. Сам Манир тоже. Но пока у него получалось только одно: разочаровываться на каждом шагу. - Это такие успехи.
   Последние слова он изрёк ядовито с насмешкой - над собственной гениальностью.
   -Не отчаивайся Манир. - Участливо говорил Бог. Странно, но именно это его отношение к ним, как мудрого и доброго учителя, заставило их называть его Мудрым. А совсем не то, что благодаря ему, они обрели бесценные знания. Забавно, что они начинали видеть в нём, чуть ли не Святого. Пожалуй, первыми кто согласится с тем, что он Бог, будут учёные. - Ты ещё не давно знаешь нужное. И пройдёт много времени, прежде чем научишься применять это наилучшим образом. И гораздо больше времени нужно будет, что бы из знаний, родилось открытие.
   -Да, Мудрый. - Он благодарно и преданно воззрился на Китэгра. Хотелось смеяться: аки верный пёс. Но конечно, Великий не смеялся. Они и должны относиться к нему именно так. - Я знаю, но пока одни не удачи! Всё, что бы я ни сделал, либо не работает, либо работает, не так как планировалось. Вот у тулов, всё получается! - Завистливо выдохнул юноша Человека. А зря. Тулы всегда работали вместе. Только в этом и был их успех, а ещё в тщательных предварительных исследованиях, постоянных перепроверках, прежде чем попытаться сделать даже самую мелочь. Но в этом были и минусы. Тулам не хватало импульсивности Человека, упрямства Орка (среди них, таки нашлись учёные - в количестве аж двух особей), лёгкости и точности Эльфа. И конечно гномы - эти творили с металлами странные вещи. Люди предпочитали работать по одиночке или по двое. Как заставить их работать вместе? Наверное, не стоит. Догадаются сами: вот Тулы догадались, они сейчас ведут свои исследования параллельно с двумя парами людей и несколькими эльфами. Со временем у них получится.
   -Ты не прав, Манир. - Стоило подбодрить парня, совсем скис. - неделю назад, вспомни, что было в лаборатории тулов.
   -Ну, так, случайность. - Чуть бодрее изрёк Манир. Неделю назад тулы разнесли пол своей лаборатории мощным взрывом. Всегда это действовало на Человека: если кому-то плохо, особенно занимающемуся чем-то похожим, ему становилось легче на душе. Китэгра всегда забавляло это. Странная особенность, свойственная Человеку.
   -Объедини усилия ещё с кем-то. Это не слабость Манир. Работа в одиночку всегда сложна и малоэффективна. Ты можешь не заметить что-то, а твой товарищ увидит. И наоборот... Но я не для того пришёл. Что это? - Он указал на груду металла посреди помещения: "успехи" Манира.
   -Робот. - Угрюмо ответил он. И не так уверенно добавил. - Вроде.
   -А в чём проблема?
   -Да много в чём. - Он начал загибать пальцы. - Ни как не могу заставить эту тварь, стоять на ногах. Видно придётся отказаться от ног и делать, что-то другое. Источник питания: он слишком большой. Манипуляторы: вообще стыдно...
   Китэгра решил пошутить. Он ещё не делал такого. Учёным, надо иногда подкидывать что-то подобное. Повеселит их, да и к нему почтения прибавит...
   Манир, широко раскрыв глаза, смотрел, как рядом с его поделкой возникла ещё одна груда металла, более осмысленного вида, чем созданная им. А над этим металлическим чудом медленно проявлялись пылающие буквы. Чёрные буквы, сотканные из Тьмы, сочащиеся мерзкой чернотой Смерти. Буквы из самой Смерти. Послание к нему, послание Бога Смерти, ушедшего по своим Великим делам!
   И гласили те письмена, буквами Империи сгинувшей:
   "Играй"...
   3 года минуло, с прихода Бога.
   Аллада бежала со всех ног. Не слишком красиво бежала. Тут не до красоты было. Она с ног валилась от усталости, а Учитель (так они уважительно именовали его теперь, правда далеко не все и не всегда) и не думал сворачивать программу сегодняшних издевательств..., то есть тренировок. А ведь приходилось ещё и внимательно следить за "трассой". Тут всякое случалось - всё, что могла родить фантазия Китэгра. Как оказалось фантазия неисчерпаемая. Вот дрогнул воздух, резкий скачок в сторону. Она едва успела. Опять оно! Проклятье! Это чудище с фиолетовой мордой, надоело уже всем. Кое-какие элементы неизменно повторялись, как с фиолетовым, к примеру. По старой памяти она на миг задержала дыхание. Это, конечно же, не помогло. Вонь гниющего трупа ощущалась не зависимо от дыхания. Именно вонь. Казалось, этот труп гнил не меньше месяца, в закрытой наглухо коробке. Сейчас, коробку открыли, для неё. В первый раз, познакомившись с этим нечто, она рухнула в глубокий обморок. Теперь привыкла. Она бежала дальше, выжимая из себя всё, что могла. Эта тварь всего лишь иллюзия, гораздо хуже, когда под ногами оживает пол. Тут Учитель оказался принципиален, никаких иллюзий - всегда изменялся реальный пол под ногами. Кончалось это разбитыми носами, сломанными конечностями. Он же их и лечил, практически сразу, на месте. Гадкий осадок в душе оставляло это лечение. Недаром оно шло от Смерти. Но помогало, а значит, какая к чёрту разница? Она без проблем обошла предательски дрогнувший металл. Взлетевшая вверх стена, взлетела уже за её спиной. А вот тут она не успела. Ну да ладно: эта когтистая лапа всего лишь иллюзия и, конечно, не способна причинить ей вред. Дальше. Почти всё. Когда же этот гад устанет их гонять? Ни когда он не устаёт, не спит, не ест, не посещает отхожих мест. Впервые, когда его спросили об этом, он признался, (чем вызвал некоторое возмущение) что немного обманул их. Тело, что они видели, лишь внешне прежнее. Внутри он предпочёл оставить всё без изменений. Тогда же поведал, как питает себя: напрямую, энергией потока Смерти. Что за поток? Тут Китэгра оказался весьма скрытен, поведав лишь, что им не понять, это всё Магия. Ну, он же сам сказал, что он Маг. Всё же это немного коробило: не такой, уж слишком не такой как все. Впрочем, он дышит как все, это успокаивает, делает его похожим на них. Кроме того, впервые вернулась надежда...
   Алладе оставался один шаг. Она увидела в воздухе металлический блеск, будто там было облачко из металлической же пыли. Могла увернуться, но не стала. Слишком уж она устала, а это ведь всё равно иллюзия. Не на полу блестит, значит, пол под ней не встанет на дыбы. Не бросит её вниз головой. Иллюзия пройдёт сквозь её тело и всё. Только то...
   Закричав от боли, она упала вперёд и по инерции своего бега пронеслась по полу ещё пару метров. Прямо к ногам Китэгра. Остальные, до сего наблюдавшие её бег и ожидавшие своей очереди, вскочили с пола. Они возмущённо смотрели на своего учителя, кажется, начавшего переходить все рамки. Он едва не убил её!
   -Ты ведь могла увернуться? Ты ведь заметила? - Спросил он девушку, с трудом поднимавшуюся с пола. Длинная металлическая игла прошла плечо насквозь, и острие торчало из спины. Аллада корчась от боли, кивнула. Люди за её спиной зашумели. Всё-таки нельзя же так, а если б в сердце или шею? - С чего бы? Вы мне нужны живые. Но последнее время, вы привыкли к иллюзиям. Уже с месяц вы игнорируете препятствия на дорожке. Зная, что они иллюзии. Вы научились инстинктивно избегать опасности, и то не все и не всегда, - Тоном осуждения, обращённого примерно к половине толпы. - но на столько привыкли к её не реальности, что стали игнорировать даже то, что видите. - Возмущение сменилось недовольством и незначительной примесью стыда, в общем-то, они и правда, давно положили на мелкие иллюзии дорожки. - Отныне вы не будете знать, что на ней реально, а что нет. Вот как с иглой. Она может быть иллюзией, но также может быть и настоящей... - Недовольства почти нет, особого счастья тоже. Нормальная рабочая обстановочка. - Ррубар, к стене. Твоя очередь. Остальные, будут смотреть. - Китэгра добро приветливо улыбнулся. Ррубар мгновенно пал духом. Повесив нос, он поплёлся к стене, по неровному, сильно деформированному полу. Это был пол дорожки. Китэгра менял форму его поверхности часто, но не всегда возвращал её в прежнее состояние.
   -Моё плечо... - Ошарашено говорила эльфийка. Китэгра будто не замечал её, истекающую кровью. Обычно он сразу же начинал лечить их раны. Люди на столько привыкли, что теперь это невнимание казалось чем-то удивительным и невозможным.
   -Плечо? - Китэгра взглянул на неё, приподняв брови от удивления: будто только что заметил. - А, больно, да? - Участливо спросил он. Девушка ни чего не понимала.
   -Да. Игла, больно очень. - На деле конечно боль не была такой сильной..., сначала.
   Китэгра резким движением вырвал иглу из её плеча. Аллада вскрикнула и упала на колени. Кровь хлестала фонтаном. Воины мигом заголосили. Осуждающие выкрики наполнили помещение, а к девушке подбежал Акино, зло глядя на учителя. Но этим и ограничилось. Они давно привыкли к нему, даже уважали. Признавали его власть над собой, ими же и данную. Они спокойно переносили ежедневные многочасовые тренировки и прочее: они нужны были для победы, но вот это, было уже слишком. В них просыпались прошлые ненависть и подозрение. Подозрение. Они давно не сомневались: враг у них общий. Но кто знает, насколько сильно изменился Китэгра? Может, он давно уже ни чем не отличим от демонов, в душе?
   -А если бы ты была ранена там наверху, в бою? - Гневно воскликнул Китэгра в ненавидящие лица. - Я буду слишком занят, что бы нянчиться с вами! Если ещё буду жив, к тому моменту, когда кто-то из вас получит рану и расплачется от боли! Учитесь справляться со своими ранами. Ты, - Он грозно рыкнул это ей в лицо. - получила рану в плечо, но ведь ты не погибла!? Ты могла бы продолжать бой и продержаться ещё хоть сколько-нибудь! Но вместо этого... - Он обречённо махнул рукой. - А как бы ты поступила там? А ты Акино. Ты бежишь ей на помощь. Но ведь ей ничего не угрожает! Она всего лишь ранена. - Они чуть стушевались, все понимали уже достаточно хорошо, какой бой им предстоит и с кем, но всё же помощь раненому... - Она оправится от раны, если успеет. И продолжит бой. Но вот ты Акино, утратишь внимание, и ещё не добежав до неё, расстанешься с жизнью. Поймите: демоны очень сильны. Их будет много и любая самая малая оплошность, станет последней в вашей жизни. Демоны не умеют шутить и они не промахиваются, нанося удар... - Речь подействовала на людей. Они перестали злиться на него за такую грубость. Всё-таки им не в теннис играть, им предстоит драться там, где пали шесть могучих цивилизаций. - Сиик.
   Несмотря на рану и боль (Китэгра был не особо нежен: рану разворотило розочкой), от которой пару лет назад она потеряла бы сознание, а в дни, когда был жив Правитель Тиагра, и не заметила бы этой боли, девушка удивилась. Воздух подле некроманта задрожал и разродился сияющим от удовольствия Сииком.
   -А-а-а-а! Не заметил ни кто. - Шелестел ящер, своим мерзким способом построения фраз. - Сиик всё стоял, всё смотрел. Не видел никто, кроме Мудрого. Мудрый видел.
   -Ух! - Не смогла сдержаться Аллада. Бесконечные тренировки сделали своё дело. Она даже на ноги встала. Тело девушки, кстати, симпатичное тело, было сильным и молодым. С последним, для эльфа всегда верно, но вот с первым нет. Толстый эльф: был у их народа и такой позор, иногда. - Что-то новое?
   Остальные так же заинтересовались новой игрушкой учёных. Память о жестоком обращении с боевой подругой быстро выветривалась, ведь и она уже не сильно замечала своей раны.
   -Новое! - Сиик довольный, указал на пояс когтем. - Маленький. А я с ним невидимый.
   -Потом. - Недовольно буркнул Китэгра. - Ускоритель. Ты взял его?
   Вопрос был задан с целью расшевелить Сиика, наслаждавшегося уж очень долго, эффектом своей маскировки. Этот аппарат он придумал и сделал, лично. Правда, используя кое-что из достижений Имперской науки. Но, по сути, эта вещь являлась новым изобретением. Китэгра она только раздражала. Эта игрушка, в таком виде скроет живого только от не обладающего магией существа. Хоть чуток власти над Силами и проку от неё ноль. Одно из побочных изобретений. А вот ускоритель, может сильно пригодиться. Они вчера показали его Китэгра. И до сих пор лучились довольством. Это была вторая разработка из множества, которой по-настоящему заинтересовался Мудрый. Первой были автономные роботы. Тут он им не много помог, но и сейчас браковал все результаты, предъявляя к изделию просто фантастические требования. А вот Ускоритель привёл его в восторг. И учёные гордились этим. Чуть расстроило немедленное требование работать в направлении миниатюризации аппарата, но всё же...
   -Вот! - Гордость, пропитавшая Сиика насквозь, удивила даже воинов. Сам аппарат им ничего не сказал. Они обступили стоявших рядом Китэгра и Сиика. И теперь глупо пялились на большую трубу в руках ящера. Кривая труба с множеством коробочек и проводков. Назначение оставалось загадкой. - Сделали, вместе. Как Мудрый сказал. Эльф помог. Орк совет дал. Гном металлы делал. Человек провода подобрал нужные. - Он приподнял морду к верху, почти вертикально полу. - Тул сделал.
   -Может, уже покажешь? - Нетерпеливо и устало произнёс Китэгра. Сиик его выводил не меньше, чем всех с кем тот общался. Но надо признать ящер был настоящим Гением в своей области.
   -Да-да. Сиик показать пришёл. Отойдите. Эльф, ты стой.
   -Это ещё зачем? - Она подозрительно покосилась на Китэгра.
   Великий кивнул. Девушка осталась на месте. А Сиик, повозился со своей кривой трубкой и направил плоскую поверхность какого-то длинного отпочкования от трубки ей на плечо. Нажал что-то. Ничего не произошло. Только трубка низко загудела.
   -Сиик, вибрацию надо убрать. Будет мешать. Аллада! Стой, где стоишь. Не чувствуешь? Глянь на своё плечо. - Прикрикнул Великий.
   Эльфийка собравшаяся было отступить в сторону, замерла и открыв рот воззрилась на своё изувеченное плечо. Воины смотрели туда же. Рана заживала. Очень-очень быстро.
   Китэгра смотрел внимательнее всех. Результат был очень важен, и не только для будущего применения этого аппарата. Сейчас, он тоже был нужен как воздух. Люди часто получали на своих тренировках, мелкие ранения - иначе нельзя, без боли они совсем теряли осторожность. А лечить их с помощью Смерти, было весьма обременительно. Сила - энергия, любая из Изначальных. Любая способна на все Действия. Но этот уровень применения Сил был доступен только Богам. Лечение энергиями Изначальной Смерть - парадокс, но лишь пока за дело не взялся Бог или могущественный Маг. Но и тут ничего приятного не было. Изначальная Смерть, убийца по своей природе. Самые разрушительные Формы, требовали не особенно большого заряда, когда дело касалось не только живых, но в отдельных случаях и Богов. Но вот лечение - тут приходилось тратить очень много, не говоря о напряжение самого Бога. Смерть, могла лечить, но делала это с большой неохотой, сопротивляясь творящему, и малейшее ослабление воли во время сеанса, привело бы к убиению пациента. Это утомляло, гораздо сильнее, чем возня со всей этой бандой живых, без особого желания пытающихся стать воинами...
   -Поразительно! - Восхищённый шепот всех воинов, вторил Светлой. Сиик скромно сиял в лучах обожания.
   -Ррубар! - Воскликнул Великий, когда на нежной коже Светлой не осталось даже шрама. - Ты чего здесь забыл? Марш на дорожку! - Ррубар бурча проклятья, двинулся к стене. Что-то подсказывало орку, что и ему сегодня потребуется помощь новой машинки учёных. Сиик не уходил, и это подтверждало его подозрения. - Прежде чем Ррубар побежит, должен вам сказать. Физически вы стали эталонами своих Рас. - Присутствующие гордо выпрямились. Им было чем гордиться. - Но этого мало. - Судя по их лицам, они считали, что нормально. Их ждало горькое разочарованье. - Вижу, вы не согласны. Сейчас, Ррубар попытается доказать вашу точку зрения на практике. Вперёд!
   Китэгра снова опёрся на косу и принялся внимательно следить за орком. Его друзья тоже. Ррубар припустил стрелой, как всегда. Оживающий пол, огненные клинки, иллюзорные призраки - всё уже знакомо, всё легко преодолевалось. Ну, кроме одного момента. Всё же они пока не смогли бы бежать дорожку, на которой бегал Сломанный Меч. Там половина из них, не пробежала бы и трети пути.
   Ррубар успел остановиться, когда стена чёрного огня выросла перед ним, но не успел прыгнуть в сторону. Две металлические стены, каждая по десятку метров в высоту, закрыли его в коридоре. За спиной горела вторая стена. Ррубар скаля клыки, глянул сквозь полупрозрачное пламя на Китэгра и товарищей за его спиной. Настоящая? Или нет? Он не знал, что делать. Орк оказался в ловушке и тупо вращал головой. Через стену не пройти, если она настоящая и полна Силы. Не перепрыгнуть, не меньше шести метров. С места Ррубар мог прыгнуть высоко, с разбегу ещё выше. Но шесть метров, для него было высоковато. Вот Никийя, в этом коридорчике перепрыгнула бы огонь, она могла и выше, при очень небольшом разбеге. Здоровенный лось Ррубар, мог ударом кулака разломить тонкий кусок высокопрочной стали пополам, но вот с прыжками не преуспел. Кстати, боковые стены ведь из металла? Так почему бы и нет?
   Ррубар завыл от боли в плече. Выходит, нет. Погнул чуть-чуть, но не пробил. Да и надо было сразу подумать, прежде чем плечо отшибать, всё-таки это не пластина, а монолитная стена...
   -Чего стоим?
   -Мне не выйти! - Прорычал орк на издевательский вопрос учителя.
   -Разве? - Китэгра очень удивился. - Это же легко! Не выпендривайся, иди к нам.
   Ррубар непонимающе смотрел на своего учителя: сколько можно издеваться? Те же взгляды обратили на него все, кроме Сиика. Учёные, всё сильнее преклонялись пред своим Мудрым. Они уже и не перечили ему ни в чём, наоборот, во всём старались угодить. Может, тут сыграло своё и то, что не было случая, что б Китэгра кому-то из них, что-то приказал. За то он всегда помогал советом и просто участием, если это не шло во вред делу.
   -Ну вот. - Разочарованно протянул Китэгра. - А вы считаете, что достаточно можете.
   -Но из этой ловушки нельзя выбраться! - Никийя говорила уверенно, выражая общее мнение. - Я бы смогла. Ниис смог бы. Может, Аллада и Акино. Но больше никому не перепрыгнуть эту стену! Да ещё при такой маленькой полосе разбега!
   -А кто сказал, что её надо перепрыгнуть? - Он довольно улыбался, на него смотрели с недоверием и боязнью за психическое здоровье. - Не обязательно. Можно пробежать по стене. Можно разбежаться по стене и прыгнуть.
   -Невозможно! Слишком высоко! - Пробежать два шага по стене и оттолкнувшись от неё, сделать кувырок, это они умели уже в первый месяц, став крепче физически. Но вот то, о чём говорил он: в принципе не реально.
   Ррубар исчез и возник над головой Никийи. С рыком гигант рухнул на сильную и гибкую как кошка девушку Человека.
   -Смотрите дорогие мои воины. - Он стоял на месте орка, в ловушке, где стены Смерти не были ему опасны и конечно, он мог просто пройти сквозь них. - На это способно тело человека. К несчастью, уважаемые гномы, вам это не под силу, но остальные могут вполне. Это могли делать бойцы элитных подразделений Империи. Записи есть в архиве. Смотрите, вы должны научиться делать тоже самое.
   Китэгра бросил косу вверх к потолку. Он бросился к одной металлической стене, потом к другой и прыгнул. На стену. На долю секунды он будто приклеился к ней. Затем оттолкнулся, с такой силой, что полёта видно не было, просто смазанное пятно и вот он также прилип к другой стене. Новый толчок обоими ногами и Китэгра перелетел через десятиметровую стену. Поймал косу и крутнувшись в воздухе приземлился на пол. Очень эффектно: на одно колено, сильно наклонившись и уперевшись согнутой рукой в металл, почти касаясь его локтем. Вторая рука, поднявшись почти вертикально к плоскости пола, чуть согнутая, держала косу.
   Воины смотрели, открыв рты. Красиво. Очень быстро. Невозможно. Магия. Так они ему и сказали. Китэгра выпрямился и с усмешкой заговорил.
   -Так вы и про дорожку Сломанных Мечей говорили. А ведь они пробегали дорожку полную не иллюзий, а опасностей каждая из которых грозила смертью. Повторить то, что сделал я, могут все из вас, кроме, увы: гномов. Физика тела накладывает свои ограничения. - Присутствующие гномы, угрюмо посмотрели на свои короткие местами кривые ноги. - И конечно, несоразмерно широкие плечи гномов. Всё это не позволит им творить подобное. Этот недостаток исправят наши учёные, когда начнут создавать для вас доспехи. - Сиик очень серьезный кивнул утвердительно. Гномы залились краской недовольства и гнева. Вообще-то, свои широкие, мускулистые плечи они почитали за достоинство, а не недостаток. - Остальные, будьте любезны, изучите архив ДТИ445557. Показательное выступление отряда Убийцы Эльфов. - Трёх эльфов из той, другой жизни, жизни до прихода демонов, аж передёрнуло. Аллада даже прошипела десяток ругательств, на родном языке. Этот отряд даже в её времена, хранивший название и даже символику ещё из дней, когда люди и эльфы убивали друг друга, не раз становился предметом дипломатических конфликтов двух рас. Империя упорно не желала предать забвению память об отряде, центральным символом которого был воин Человека, протыкающий мечом грудь Лирниа. Лирниа - когда-то был великий королём Эльфа и легендарным героем его народа. Его убили в бою, солдаты этого отряда. Они тогда вырезали много остроухих. В седой древности, ещё когда не было ни Империи, ни их сумасшедшей философии о красивой Смерти в Чести...
   Архив они просмотрели, и как оказалось, Китэгра продемонстрировал довольно скромные результаты. Убийцы Эльфов, в этом плане выходили далеко за грань возможностей воображения. Но именно тогда они и заметили одну особенность, о которой Китэгра скромно умолчал. Они были возмущены, как им казалось, справедливо. На следующий день они спросили его об этом. Спрашивала Аллада, как старшая в коллективе. Остальные немножко стеснялись и просто кипели справедливым негодованием за её спиной, обеспечивая моральную поддержку.
   -Китэгра, - Кстати, они чаще стали звать его Учитель. Но от Аллады он такого ни разу не слышал, всегда по имени. - эти метания по стенам, дорожки. А ведь они не делали всё. Сломанный Меч, пробегал дорожки. Но по стенам они прыгать не умели. А Убийцы Эльфов не отличались нужной для дорожки реакцией! Они даже сложением отличаются!
   -Ага. - Великий задумался о чём-то своём.
   -Ну, так почему же мы? Ведь невозможно уметь всё! - После затянувшейся паузы воскликнул Улар. Остальные утвердительно замычали.
   -Почему же? - Китэгра рассмеялся. - Кстати, я рад, что спустя три года, вы всё же догадались взглянуть на другие архивы, боевых тренировок Империи и не просто посмотрели, но даже догадались немножко подумать. Вот столечко. - Он показал сколько, двумя пальцами. Зазора между ними почти не проглядывалось. Покраснели даже орки. Вообще то они смотрели записи и раньше. Аж семеро из них. Но только, когда он потребовал от них новых "рекордов", заработали мозги. И судя по реакции Китэгра, заработав, тут же остановились намертво. - Именно! Вы правильно мыслите господа. Да, люди этих отрядов всю жизнь тренировали какой-то один из этих талантов. Даже системы рукопашного боя им преподавались разные, соответствующие специализации. Как и тренировки. Общим было лишь достижение огромной скорости движения на коротком рывке. Но вы часом не заметили, кем все они были? Правильно. Людьми. Смертными. Каждому был отпущен определённый срок, за которым начиналась старость. Постарев, уже не сможешь научиться чему-то, что требует абсолютного здоровья и молодости. Именно поэтому Убийцы Эльфов, ни когда не тренировались на дорожке, повторяющей дорожку Сломанного Меча. Они бы там погибли. - Он хохотнул. - У них дорожка тоже была, только полегче. Примерно такая же, по какой я вас, сейчас гоняю. Сломанный Меч мог преодолевать стены, но не так виртуозно и не такой высоты. Но они могли постареть. Утратить здоровье и силу. Вы, нет, пока я жив и Сила со мной. Их враг, бои к которым они готовились, не чета тому с кем схватитесь вы. Вам придётся научиться всему, что могли они. - Китэгра помолчал, следя за реакцией угрюмых воинов. Они по-прежнему не верили в саму возможность совместить в себе звериную силу и скорость Сломанного Меча и неподражаемую гибкость Убийц Эльфов. - Не вижу радости на ваших лицах. Не стесняйтесь её. Счастливо улыбнитесь: я пойму вашу безмерную радость.
   Кто-то горестно застонал...
   5 лет минуло, с прихода Бога.
   Китэгра медленно шагал в абсолютной темноте. В семи километрах, от границ корпусов занимаемых живыми. Где-то в четверти пути от края всего комплекса. Он и сейчас, истоптав половину всех помещений, не уставал поражаться размаху стройки развёрнутой здесь когда-то, Империей Человека. Сотни миль коридоров; малых, больших и гигантских помещений; тонны аппаратуры в стенах и полу, до сих пор находящейся в рабочем состоянии. И всё это можно было сказать об одном этаже, а всего их было семь. Но более всего поражали не размеры, рукотворного города, а сроки, в которые его возвели. Информация об этом имелась в архивах. Всего один год. Очень маленький срок для такого сооружения, даже если бы его строила банда Магов, различных Сил, что уж говорить о простых живых. Воистину Империя Человека была могучей нацией! Она охватывала собой не только довольно значительную территорию Земли, но и несколько десятков других планет - колоний. Теперь вот от всего этого остался один город. Могучая Империя осталась только в истории. А история сохранилась, лишь в компьютере. Правда, в очень серьезном компьютере. Ничего подобного его подопечные не смогут повторить ещё с пару столетий. Хотя, может и смогут. Они продвинулись далеко. Гораздо дальше, чем он рассчитывал. Что ж учёные порадовали его. Жаль не сказать такого о воинах. Эти конкретные представители Рас, начинали раздражать его. Пять лет, а они не продвинулись и вполовину того, что он планировал. Может, что-то он делает неправильно? Может, не стоило брать за основу тренировки Имперских элитных отрядов и военных элит других рас? Основную ставку он делал на Имперские тренировки, но может, зря? Да, нет. Тут, пожалуй, всё много хуже. Дело в телах. Просто они достигли своего порога. Всё-таки Имперцы, в записях прошлого творившие невозможное, с точки зрения способностей тела, были обязаны этим не только тренировкам. Этой информации в компьютере комплекса уже не было. Он стёр её. Лучше им считать, что они просто плохо тренированы и упорно изматывать свои тела и дальше, чем узнать правду и опустить руки. Империя, много веков шла путём искусственного генетического отбора. Почему-то Император Человека, приказав собрать здесь все знания, накопленные своей расой, требовал собирать всё: и плохое, и хорошее, и откровенно позорное. Почему? Кто его знает? Помер Император в бою...
   Генетика Империи многого добилась. Каждый новорожденный, проходил жёсткую обработку генов ещё в утробе матери. Матерям об этом благоразумно не сообщалось. Эта страница истории Человека, была скрыта в дни его расцвета и могла всплыть лишь после его падения. Гены, перекраивали, правили. Именно поэтому дети Имперцев, очень редко рождались больными или слабыми. Каждый, уже с рождения был эталоном с точки зрения биологии. Редкие в Империи, страдальцы от ожирения или злоупотребления дурманящими веществами, были плодами собственного разума. Чаще всего повреждённого уже в течение жизни. Рождались дети Империи, с такими дефектами и с дефектами вообще, очень и очень редко. Современные дети Человека, уже полторы тысячи лет рождались без всякого контроля. Остальные расы вообще не применяли, этой отвратительной практики. Отвратительной её понимала история в ячейках памяти машины. Понимание это ускользало от разума Китэгра. Что тут может быть отвратительного? Но он счёл, что раз так выставляла это история, так к этому относились Предки. А значит, так же отнесутся и их потомки. Все. Кроме него, потомка тех же предков, не имеющего ни грана собственной памяти о тех днях. Да и был ли он Потомком? Очень сомнительно. Скорее всего, правильна его первая догадка по этому поводу: он, как раз один из Предков. Ведь Шептавшая в его снах шепчет о шелесте ветра. А когда ветер нежно шелестел на этих землях? До войн. Во время войн, но не после.
   Был ещё один момент в тех данных. Кроме генетического отбора. У бойцов, элиты Имперцев, был маленький секрет: имплантаты. Они ускоряли реакцию, рефлексы. Увеличивали силу. Очень немногие, единицы, обходились без вживлённых в тело имплантатов. Он решил, на основе этих немногочисленных примеров, что вечная молодость и упорные тренировки сделают всё, что нужно для достижения цели. Не получалось. Его воины, не были идеалом эволюционных потуг. Скорее они представляли наглядный и подробный учебник по мелким халатностям и грубым ошибкам природы. Только Аллада из эльфов, могла приблизиться к нужному идеалу. Но только приблизиться, не достигнуть его. Никийя, могла. Транар. Ещё несколько из людей и орков. Пара гномов. Но и только. А необходим именно идеал. Как выйти из этого тупика? Доспехи не решат проблему. Будь броня трижды идеальна, сунь туда несовершенного бойца, и он легко загубит как броню, так и себя самого. Как? Сколько он не думал на эту тему, возвращался всегда к двум возможностям: имплантаты и вмешательство в устройство организма с помощью Силы. Первое опасно и не даст действительно нужного предела. Могли ли демоны влиять на встроенные в организм не живые материи? Он этого не знал. Мог ли он? Если у них будет броня со всем тем, что он потребовал у учёных? Смог бы. Не сразу, но смог бы. Смогут и демоны, некоторые экземпляры этого бандитствующего конгломерата ещё и посильнее его будут. Значит второе. Но с их согласия этого не сделать. Как быть? Ну, иного выбора нет: просто действовать придётся очень осторожно и незаметно...
   Голоса двух живых, чуть впереди. Китэгра остановился и потянулся к ним Силой. Руак и Манир. Что они здесь забыли? Китэгра пошёл им на встречу. Вообще, они редко покидали Последний Город. А что бы так далеко забирались, и не помнил. Может его ищут? Он ведь уже с пару недель не появляется у них. Предупредил, что будет бродить по комплексу, дал задания воинам и ушёл. Задания дал по инерции. Ребята интуитивно чувствовали, что достигли максимума и без присмотра норовили побездельничать. Впрочем, лоботрясничали они и с присмотром. Лень - самое неистребимое и присущее всем живым качество. И пороком его не назовёшь. Не будь лени, не было бы прогресса науки. Так бы и бродили по лесам, питаясь охотой. Развлекаясь отрубанием друг другу пустых головёнок. Лишь, когда живым надоело бегать за не желающей помирать им в угоду добычей, они зашевелили извилинами. Появился у них скот, орудия и заработала Мысль, аки реактор. В угоду лени безграничной. До того Мысль изредка просыпалась, сонно хлопала глазами и зевнув, вновь засыпала. Н-да, границ в живом нет, только этому замечательному качеству: лень. Вот и сейчас, его ребятки наверняка упражняются в том, кто громче храпит или быстрее ест. Он посмотрел. Странно, они и правда занимались, точно исполняя его волю. А всего год назад, едва отвернешься, как норовят побездельничать. Привыкли, может? Может и привыкли. Но всё же придётся вмешаться в устройство их тел: воинам это необходимо.
   Яркие лучи фонарей заметались по коридору, в паре сотен шагов впереди. Голоса стали громче. Чего вы тут забыли? Он посмотрел и осуждающе покачал головой. Нет, ну это уже стало входить у них в привычку! Почему его не позвали: он же говорил им, как это сделать. Он мог почувствовать их зов. И пришёл бы. И опять бы нашёл нужное. Сами пошли искать. А, вот оно что: им уже стыдно просить у него найти одно и тоже второй год подряд. Когда же сами научатся делать? К несчастью у них не имеется такого оборудования. В комплексе такое было только в одном месте, но по незнанию, потомки Человека отправили это дело в реактор, сотню лет назад. Сами же пока не могут создать чего-то подобного. Через год-два смогут, а пока у них не выходит. За то абсолютно ненужных в предстоящем бою изобретений скопилось, что у дурака фантиков.
   -Мудрый! - Воскликнул Манир. Он едва не начал кланяться. Уважение учёных плавно переходило в обожание. Ещё не много и песни ему петь начнут. Жертвы приносить. Льстило самолюбию, но не очень. Слишком медленно они продвигались к цели. - Это ты!
   -Что ты! - Воскликнул Мудрый, уверенно махая головой. - Это не я. Я от удушья скончался на днях, а это мой Дух. Злой.
   Парни юмора не оценили. Юмор в исполнении Китэгра отличался некоторой жутковатостью. И не скажешь, что это интересное качество он позаимствовал у местного населения. Просто Бог правил Смертью, шутки были соответствующие статусу. Хорошо ещё, что редкие. А то, довёл бы кого-нибудь до инфаркта.
   -А-а-а... - Хорошо, что не му-у-у. Оба на всякий случай хохотнули. Китэгра они называли Мудрым именно за его неподдающийся осознанию разум, но вот весёлым его назвать они не могли. Шутки Бога, порой приводили в мелкую дрожь. И он это прекрасно понимал. Впрочем, никогда не расстраивался. Юмор Тьмы, только таким и может быть.
   -Что, опять щуп сожгли? - Оба утвердительно кивнули. Вообще-то это сложнейшее материальное выражение учёного гения, называлось иначе, но для удобства обозвали просто: щуп. Для работ внутри атомных структур. Малейшая неосторожность и щуп обугливался прямо в руках. - Вы не могли бы воздержаться от своих исследований, в этом направлении, пока не научись сами их производить? - Они тут же заверили его, что уже забыли о всяких там исследованиях. Разумы обоих, на бессознательном уровне, говорили об ином. Едва он исчезнет из поля зрения, они вернутся к мысли о щупе и после кратких дум пойдут искать новый. Таковы уж живые. Их сознание, большое многоэтажное здание. Все этажи работают самостоятельно. Верхний этаж бьёт баклуши. Потом туда приходят обработанные отшлифованные результаты обработки поступивших и имеющихся данных, и рабочая группа верхнего этажа принимает решение. Не всегда верное, не всегда разумное, так как верхний этаж обычно дрыхнет. Решение выполняется, этаж курит в окно, ожидая новых данных. Верхний этаж - осмысленное сознание. И так почти со всеми живыми. По крайней мере, с родственными Человеку их представителями. И эти двое пойдут искать щуп, несмотря на то, что сейчас, решили возвращаться в город. Вернутся к поискам, не пройдя и с километр. А кто их знает, куда они забредут? Могут ведь и в беду попасть, загнутся ещё. Были тут и такие корпуса, где живой помрёт спустя минуту. Не всё оборудование могло работать вечно, но и храниться в нерабочем состоянии, вечно также могло не всё. Что-то портилось, порой поражая смертельным, для живой плоти излучением или химическим ядом. Кстати, о химиках: уже полгода кричат о скором Великом открытии. Задумка и правда очень неплохая: смогут? Пока самым внушительным открытием химиков, было создание спиртного из непригодных для этого материалов. Сделал сей полезный шаг в науке человек, с очень странным, для человека последних трёх тысячелетий, именем: Виктор Серов. Таких имён Человек не знал уже давно. Наверное, и таких людей тоже. Серов изобретение храбро испытал на себе. Три недели испытывал. Когда внешне стал походить на зомби, пришлось вмешаться Китэгра. И вовремя. Парень едва не умер. Хотя кто знает, как было бы лучше? Гадёныш, продолжил "лабораторные испытания", уже в компании остальных "титанов" химии.
   -Берите. - Китэгра указал на материализовавшийся у их ног ящик, весьма внушительных размеров. - На полгода вам должно хватить. Если сжигать будете по одному в месяц.
   Поблагодарив, оба поспешили в обратный путь. Китэгра ещё несколько минут чувствовал стыд двух создателей роботов. Они стыдились того, что посмели нечаянно нарушить уединение Мудрого. Так скоро ещё, и правда, жертвы приносить начнут. Они, эти роботостроители, подошли близко к нужному результату, но всё же не так близко как хотелось бы. А ведь ещё будет нужно наладить конвейерную сборку, когда они всё же создадут хотя бы нечто приблизительно похожее на необходимый результат. Будем надеяться, успеют до того, как искажение Пространства свернёт в бублик всю эту галактику.
   Китэгра продолжил прогулку, вновь оставшись во тьме. В абсолютной тьме. Здесь было хорошо. Чем-то привлекала его абсолютная тьма, неосвещаемых коридоров комплекса. А что у нас здесь с потоками? Как странно: Страдание. Сильное, но не очень. Маг, пускай и сильный, этого изменения не увидел бы. Но Боги на то они и Боги. Где-то страдал живой. Что-то терзало его душу, некое сильное переживание. И что это может быть? Он проследил нить составляющей, до самого источника, наполнявшего его. Вполне ожидаемо: один из его воинов. Мучается некой тяжкой думой. Какой он смог догадаться. Это с ними стало случаться регулярно. То с одним, то с другим. Придётся говорить с живым, развеивая его тяжёлые думы. Это уже стало приедаться. Ладно, если б только его воины, так и учёные, порой срывались. А иногда и их помощники. А ведь со всеми приходилось говорить: страдание живых, неизменно и всегда отрицательно, сказывалось на них. И как следствие, на всём, что они делали. Упавшие духом, стопорили свою работу и дурно влияли на других. С каждым сюсюкаться приходилось. Как же надоело! Ну, кто на этот раз? Никийя?! Вот не ожидал. Он думал, что если эта кошка и сорвётся, то одной из последних. Ошибся немного, за то с первым срывом, случилось как по написанному. Первой сорвалась, как он и предсказывал себе самому Аллада, слишком часто вспоминавшая своего покойного, больного на всю голову Правителя, со смешным именем Кий. Впрочем, у людей Империи все имена были смешными. У тулов странные. У орков грубые. У гномов слишком длинные. И вообще...
   -О чём грустишь Никийя? - Спросил он, возникнув в её просторной комнате. Не все воины занимались сейчас. Вот она: кошка, чуть не плачет.
   -Что ты учитель, я не грущу. - Девушка подняла печальные глаза на устраивавшегося в мягком кресле Бога, для неё бывшего просто учителем. И просто Надеждой, начавшей таять. - Всё в порядке. - Его появлению она не удивилась, за пять лет к этому привыкли даже их редкие дети. Кстати, среди них попадались интересные экземпляры, на предмет стать воинами. Но они пока не достаточно выросли и к тому же, ещё пять лет возни с самого начала, было просто выше его терпения.
   -Не лги, ты печалишься. О чём? - Как они могут сидеть в этих креслах с таким безмерным удовольствием? Проклятая роскошь!
   -Ты ведь знаешь, о чём я думаю. Зачем спрашивать? - Большие глаза девушки, казались, самой печалью воплоти. Грустная улыбка появилась на лице. Кошка прыгнула и упала в таз с водой. Теперь ей плохо и грустно от бессилия.
   -Нет, я не знаю. Я не читаю мыслей воинов. Расскажи мне. - Китэгра лгал с серьезным участливым видом. Но эта ложь была во благо. Выговорившись, они всегда чувствовали себя легче, и последующие слова всегда действовали безотказно. Сюрпризов в этом ещё не было ни в одном подобном разговоре. Даже слова были почти точно теми же. Только в таком разговоре, с учёными речь немного рознилась, в отдельных выражениях. А в основном всё было тем же самым. Он излучал само участие душевными тревогами Никийи. Со всеми павшими духом Китэгра был таким, заботливым, отзывчивым. При этом его душа в течение всех однообразных разговоров просто вешалась со скуки и зевала от безделья. Что интересно, каждый считал, что лишь с ним одним из всех, такое случается, и жутко стыдился этого. Посему о разговоре с Китэгра никто друзьям не рассказывал. Стыдно было признаться, что усомнился во всём, что делалось ими. И воины чаще всех приходили к состоянию Никийи. У них и поводов было больше. Заметные успехи неизменно настигали только учёных. Девушка, сама того не зная, окончательно убедила его в том, что тела их придётся слегка подкорректировать.
   -Я... - Никийя опустила голову и покраснела до ушей. Но дальше говорила уже смелей. Китэгра слушал внимательно, даже чуть склонившись в кресле. Будто он и правда, слышал это впервые. Будто он не знал что услышит! Но конечно, услышал примерно тоже самое, что и от остальных. Подсознательно всех их это мучило. И время от времени их прорывало. Вот таким тоскливым состоянием. - Годы тренировок за спиной. Ещё годы впереди. Пока мы не станем идеальны... Но и тогда, мы сможем лишь удержать демонов, а не сразить их. Удар нанесут учёные. Мы же щит и всё такое...
   -Продолжай. - Заинтересованно рёк Китэгра, когда молчание затянулось. Очень хотелось зевнуть. Он мог заранее сказать всё, что сейчас услышит. Так и вышло.
   -Столько лет отчаянных тренировок, а всё ради нескольких минут боя, в первую минуту которого я могу погибнуть! - Почти простонала она. Это было не просто осознавать. Десятилетия изнурительных тренировок, отказ от того немногого в жизни, что у них ещё оставалось: на это не было времени. И всё ради чего? Ради того, что бы погибнуть в первые пару минут сражения. Десятилетия жизни, состоящей из одной тренировки, что бы простоять в бою минуту и погибнуть, даже не узнав, победили они или нет! Это страшно. Страшно просто думать об этом. - Порой как подумаю об этом, не могу сдержать слёз. Мне трудно учитель, больно. Десятки лет тренировок, что бы пасть едва начнётся бой! А если я выживу?! Что я буду делать потом? Я чувствую себя одноразовым человеком. Моё предназначение стать щитом и удержаться. И больше ни какого смысла во мне нет... Если даже я переживу битву. Какое уготовано мне место в мире без демонов? Там просто нет для меня места. Я так привыкла к этим тренировкам, к тому, что я воин, что уже... В общем, мне даже нет смысла оставаться в живых в этом бою. Мне просто нет места в мире, где не будет Врага... Я не знаю... Грустно...
   -Ну что ты Ники. - Он намеренно сократил её имя, произнеся его с нежностью и теплом. В этот раз сработало, абсолютно так же. С мужчинами, правда, такое не проходило. Он даже не пытался, там, агитация по поднятию настроения проходила не сколько иначе. - Битва может затянуться надолго. К тому же ты так ловка, так сильна, что наверняка выживешь в бою! Ты увидишь победу. Увидишь день, когда Потомки Рас вернут себе свою планету. Кроме того, и после победы, Расам, будут нужны воины как воздух. Мы ведь не знаем, что там на других планетах теперь. - Он лгал виртуозно. Он лгал, так как могут лгать только Боги. Китэгра отлично знал, что теперь на других планетах. Они стали близнецами нынешней Земли. Покрытые пеплом и вулканической лавой, мёртвые шарики, лишённые всего живого. - А ведь отбив мир, вышвырнув демонов вон, нам предстоит не только возродить эту планету. У нас будет целая Вселенная Ники. Мы отправимся на другие планеты, как наши предки. И воины подобные вам, будут ещё нужнее учёных! И не факт, что мы, прогнав демонов, не повстречаемся потом с их созданиями. Возможно, битв будет много, уже с отдельными Тварями. И тут без вас, Потомкам Рас уже не обойтись. Победив величайшего врага Рас, вы ещё прославитесь как первопроходцы космоса и защитники Рас! - Она улыбнулась. Грустно, как-то. Но стала медленно просыпаться в ней гордость за себя, за товарищей воинов. Она не заметила, да и не могла заметить, что гордость её стала расти неестественно быстро. Китэгра осторожно стимулировал нужные импульсы мозга и мысли. Никийя начинала верить в его бред. Вот и хорошо. - И Ники, ты настолько хорошо и быстро учишься, что я не сомневаюсь, если хоть кому-то из нас там и суждено выжить, то это только тебе! - Вымученно улыбаясь, она посмотрела в его глаза, ища там фальшивое участие. Ни чего подобного она там не увидела. Лицо Бога, светилось искренностью... На его взгляд Никийя, могла протянуть от 10 до 15 секунд. Он ставил на 10. Но конечно, ей лучше не знать своих реальных шансов. К тому же, она вряд ли сильно обрадуется предсказываемому Китэгра результату: он был всего лишь третьим, среди воинов...
   -Я..., - Она опять грустила. Ей очень хотелось плакать. - всё равно. Я уже не уверена. Что хочу всего этого. Столько усилий, а впереди минута жаркого боя и смерть...
   -Прекрати Ники. В душе ты воин, иначе я не выбрал бы тебя как воина. Ты сильная, ты крепка как сталь. Не разочаровывай меня, прошу тебя! - Он почти умолял. Действовало, у неё даже спина непроизвольно выпрямилась. Тут он не лгал: девушка и правда, была в душе из крепкой, высокопрочной стали. - Вспомни о своих Предках! - Наконец, привёл он последний решающий довод. Обычно, к этому моменту других уже не требовалось. В принципе, других и не было. Месть? Это полезное чувство, человек умудрился сильно задавить в себе ещё во времена Империи, в потомках, привыкших прятаться, оно и вовсе не подавало признаков жизни. Кроме Гнома и Тула. Но тулы, скорее просто ненавидели демонов и всё. - Вспомни, как храбро сражались они! Они не сдались: пока был шанс победить, Предки сражались, они не могли мириться со злодеяниями Тварей. И все погибли. Они не знали этого, но у них не было ни шанса. А у вас он есть. Вы можете закончить, начатое вашими отцами и дедами. Вы можете победить. Теперь, когда в ваших руках всё знание Предков и моя Сила. Вместе мы одолеем врага. Ники, тебя будут помнить тысячи лет, даже если ты падёшь, ты останешься героем в веках!
   -Да... Да, я..., я понимаю. - Никийя даже прослезилась. Ей было стыдно сейчас, гораздо сильнее стыдно за свою слабость, чем до разговора с Китэгра. - Я буду драться и я выживу! - Неожиданно твердо сказала она. Неожиданно для себя самой. - Предки будут гордиться мной! И... Учитель?...Китэгра?
   Никийя завертела головой, озираясь по сторонам. Китэгра не было, он исчез. Как всегда неожиданно. Девушка, хмыкнув, посмотрела на свои сильные руки. Сильные, но не потерявшие красоты. Так она просидела несколько минут, угрюмо изучая пальцы рук. Вскоре она улыбнулась и встала. Медленно, со свойственной ей кошачьей грацией. Потянулась, всё с той же улыбкой. Сейчас она совершенно точно напоминала большую и смертоносную, но красивую кошку. Да, Никийя была прекрасна, тренировки не портили её фигуру. Они делали её от природы хорошо развитое и превосходно сложенное тело, только ещё более красивым. Разве что волосы..., не знаю. Моё мнение, сугубо личное и не соответствует понятиям о красоте людей, в мире Китэгра. Но, по-моему, Никийи, гораздо больше подошла бы волна пышных волос, падающая водопадом на её крепкую спинку. И что бы эта волна докатывалась до её кругленькой, чуть жестковатой на вид, но очень аппетитной попки. К сожалению, сама Никийя предпочитала очень короткую стрижку, как и большинство людей того времени. Имперские женщины к волосам относились так же, это уже стало традицией женщины Человека, где они были воинами наравне со своими мужчинами. Длинные волосы носили лишь эльфы, да гномы.
   -Я не подведу тебя учитель. - Прошептала красавица Никийя, волей его так и оставшаяся биологически на уровне 25 лет. - И я ни за что не подведу Предков! Мы станем, благодаря тебе Китэгра станем, достойны их памяти и даже поднимемся выше!
   Китэгра был бы рад услышать всё это, но он не слышал. Он в этот момент шёл по тёмным коридорам комплекса и тихо ругался всеми известными ему теперь ругательствами Империи. Только что он ощутил волну страданий. Эту волну породила Тани. Второй раз, за последние два года. Её одолевали новые сомнения. Он не особо приглядывался к ним, ибо не сомневался, что они вызваны теми же причинами, что и год назад. А ругался он оттого, что если они будут так часто срываться, всё своё время ему придётся убивать на подбадривающие разговоры. Живые определённо начинали действовать на нервы. С теплотой вспоминалась собранная им армия скелетов. Те сомнениями не страдали. Не чувствовали боли. Не терзались мыслями о том: а чего нам, собственно, делать, если мы победим? Они просто шли и рвали врага на куски. К несчастью, в предстоящем бою от них не будет никакого прока, от скелетов. Они бездушны, демонов не заинтересуют. Кроме того, он ещё хорошо помнил, как легко с ними разделался демон, даже не применяя магию. В этой войне, победить могут только живые...
   Однако, с Тани придётся говорить. Случаем никто ещё не впал в меланхолию? Он на всякий случай, теперь внимательно изучил численность тренировавшихся в зале живых. Нет, всё в порядке: 28. Нет Тани и Никийя. Ну, с кошкой разобрались. Отряхнулась, вздыбила шёрстку и с рычание, привычно скалит, маленькие, но смертельно опасные клыки. А вот Тани раскисла совсем. И чего им надо, этим живым? Ну, сколько можно с ними нянькаться?! А, проклятье!
   -Ну, и что на этот раз поразило прелестную эльфийку? - Спросил он, появляясь за спиной Тани. Она стояла у стены, изучая репродукцию картины, написанной ещё до Имперских времён. Что-то на тему: много всяких деревьев и вот собственно всё. Это было ново, для них. Раньше в личных комнатах они картин не держали. У учёных моду подхватили. Только вот воины, всегда почему-то вешали нечто подобное: тихое, спокойное, не имеющее смысла. Картины о прошлом родного мира. Теперь деревья канули в лету по всей этой Вселенной. Собственно жизни на её планетах практически не осталось. Ну, три, там две бактерии, может, где и есть, но...
   -Учитель... - Она повернулась к нему. Сейчас он вновь имел возможность отметить, как сильно различается красота Эльфа и Человека. Легкомысленно одетая Тани, казалась чем-то возвышенным, её красота не гармонировала с тем не совершенным миром, где она жила. Человек был другим. В людях было что-то от животного. Ярче всего это проявлялось на примере Никийи. Как есть: дикая кошка! Кошка, казавшаяся естественной в любом месте. Тани была совсем другой. И сейчас, эта девочка с тонким, красивым личиком, гораздо более красивым, чем могла мечтать в этом направлении женщина Человека, было залито слезами. Её красота, сражавшая сердца мужчин, осталась для Китэгра заметной, лишь со стороны разительных отличий с людьми. Его собственное тело, не имело механизмов, руководящих влечением одного живого к другому с целью продолжения рода. Не были созданы как абсолютно бесполезные и мешающие делу. Аппараты, то есть органы, имелись в наличии, но только внешние и функция их состояла в одном: быть более привычным глазу рабочего материала. То есть обитателей комплекса. И эти органы поначалу раздражали. Была мысль удалить и их, но тогда отношение обоих полов живого материала к учителю обязательно испортилось бы. Пришлось мириться с неудобствами...
   Правда, иногда, где-то глубоко в душе, возникала немного тоскливая мысль, что было бы интересно, создать себе обычное человеческое тело и предаться его слабостям, порокам. Влюбиться, например, в эльфийку. Вот, как сейчас, когда он видел перед собой, Тани, едва прикрытую полупрозрачной тканью. Рядом с Алладой, такие мысли были посильнее. Но конечно, Великий, ещё не давно ставший таким, ещё не пресытившийся, жизнью Бога, не испытывающий нужды в новых впечатлениях, не мог в серьёз думать о таких глупостях. Он и не думал. Такие желания ни когда, не выходили за грань низших уровней сознания, не подконтрольных даже ему: Богу Смерти.
   Слёзы Тани едва не вызвали у него стон. Как глухо! Похоже ещё крепче, чем в прошлый раз. Неужто они каждый год будут терять уверенность? Так на что же давить сейчас? Опять пороть чушь о достоинстве, давно сгнивших в земле Предков? Уже не сработает. И-эх!
   -Да, ваш учитель, предпочитающий, что бы его называли Китэгра и очень обеспокоенный слезами горя на твоём прекрасном личике. - Он поклонился ей, сохраняя почти торжественное выражение лица. На тонких губах играла чуть смущённая улыбка неподдельного сострадания несчастью Тани. Как же его достал этот цирк! Воины по духу и те сопли распускают. Надоели до ужаса.
   -Китэгра..., то есть учитель. - Она потупила взор прелестных глаз. - Извини. Когда-то мне было проще звать тебя Чужак и демон. Теперь, после того чему ты нас научил, называть тебя по имени, немного трудно.
   -Тогда зови как раньше. - Он пожал плечами и привычно опёрся на косу. Придав взору по больше сочувствия, он ждал её слов, о том, что мучило её на этот раз. В её голову он не лез: и так ясно, что её мучает. В процессе ожидания, уже знакомых слов, Китэгра задумался, о той не совсем ясной реакции, что вызывали его редкие поклоны. Она была не много не той, что ожидалась. В чём тут дело? Может, в его сероватой коже? Или острейшем лезвие, малость жутковатой косы? Кто его знает...
   -Я... - Она отвернулась к картине и очень тоскливо сказала, сказала совсем не то, что он привык слышать от убитых горем воинов. - У меня будет ребёнок.
   -А!? Что? - Вот чего Китэгра не ожидал, так подобных страданий, Мук Души на эту тему. Нет, такое уже случалось: беременность женщин-воинов. Всё-таки они были молоды, здоровы и с механизмы размножения у них всё было в порядке. Они позволяли себе удовольствия плоти, в свободное от изнурительных тренировок время. Влюблялись и всё такое. Он не препятствовал, не порицал, старался не замечать. Это удовлетворение животных потребностей в них, хорошо влияло на общее состояние организмов и прибавляло им крепости Духа. И конечно, случались беременности. Как же иначе? Но ни каких сомнений у женщин-воинов не возникало, они отлично понимали, как важно им заниматься без перерывов, без длительных остановок. Они понимали, как мало шансов выжить в предстоящем бою и не хотели делать их ещё меньшими. Женщины без особых сожалений обращались к учёным, что интересно, только своих рас и решали проблему. Подобной муки, что терзала Тани, не питал больше никто. Грустили иногда, но не слишком. Они всё прекрасно понимали. Этот вопрос впервые вызвал такой странный резонанс.
   -Ребёнок. - Тихо прошептала эльфийка. Почти простонала. - Мой и Акино.
   -И? - Он и правда, не мог понять. Порылся в её памяти, мыслях, но ничего кроме тихой тоски не нашёл. Может, просто не замечал.
   -Учитель. - Она снова смотрела на него. Что-то было теперь в этой девушке, сложившей руки на аккуратной груди, в молитвенном жесте, что-то странное. Отчаяние? - Я знаю, как поступают в этом случае остальные. Я понимаю почему, я всё понимаю, но...
   -Что но? - Нет, ну вот ему только ещё таких проблем, ну вот совсем не хватало!
   -Я эльф, учитель, эльф. - Нет, ну, это он вообще подозревал: что она эльф. Но вот теперь конечно, счастлив и у него все сомнения мигом разлетелись! А то, он раньше, всё думал, что она из орков. Белая кожа смущала: а так, орк и орк... Проклятье!!! Внешне он едва не плакал от сочувствия, но как-то стали чесаться руки, придушить её слегка. Он не мог понять, и его это начинало бесить. - У нас редко бывают дети. - Потерянный взор ушёл в пустоту. Она всхлипнула. - Это счастье, важнейшее событие в жизни Бессмертной, когда у неё появляется ребёнок. Эльфы редко рождаются, каждый маленький эльф, большое счастье и победа... У меня никогда ещё не было детей. И не будет ещё много десятилетий. Как я могу учитель? Как я могу избавиться от него???
   Китэгра просто молчал. Теперь её страдание было понятно ему как течение Потоков Смерти. Да, теперь всё стало совсем хреново. И что делать? Он, Великий, просто растерялся. Похоже, он потерял одного из своих воинов. Беременность: перерыв в девять, нет, эльфом это десять, месяцев. Потом время, пока ребёнок беспомощен. Когда ему нужна мать. Проклятье. Ей, после такого перерыва не догнать своих товарищей. 29. Справится он с таким числом воинов? Каждая секунда будет на счету, когда придёт время. А один воин, это секунда, за которую он умрёт. На одну смерть меньше и всё предприятие может развалиться как карточный домик.
   -Я понимаю. - Он решил слегка надавить. Он не может заставить её, он не станет этого делать. Решение принимают живые, но не из уважения к их жалким жизням. Повлияв на её волю, он выбьет кусочек из того стального стержня, что делает её воином. Маленький незаметный скол, после он даст трещину. В самый ответственный момент, она сломается. Или через этот скол, её сломают демоны. Лишь крепкие телом проживут достаточно, и может, быть выживут. Лишь сильные духом устоят пред попыткой подавить их волю. И это так же важно как крепкое тело. Даже важнее. Многие из казавшихся им бессмысленными тренировок, имели под собой только одну цель, укрепить их дух. Конечно, пред Богами не устоит любой силы Дух, просто живого, но недостаток восполнят машины учёных. Но они могут только восполнить, а не сыграть полностью роль крепкого духа, подменив его собой. Он мог действовать лишь так. Решение примет она. Какое? Он не мог сказать. Аборт для эльфа, то же, что самоличная кастрация для мужчины: теперь он это понимал, и поражался сам себе, что не обратил внимания ранее, на информацию в памяти эльфов, о столь редких деторождениях. Надо было обратить внимание на эту деталь. В следующий раз, нужно быть внимательнее. Вряд ли Тани откажется от своего дитя. Это будет нечто из ряда вон. Но всё-таки попробовать стоило, если нет, что ж, подготовка затянется ещё дольше. Тогда остаётся надеяться, что он сможет погасить искажение Пространства, рано или поздно, атакующее и эту часть Вселенной. - Я хорошо понимаю твою боль Тани. И я не стану порицать ни одно из твоих решений. Если решишь дать своему дитя жизнь, делай это с лёгким сердцем. Рождение нового эльфа так же важно для нас, Потомков Рас, как и предстоящая битва. Ведь нас осталось очень не много! Сделай это, если хочешь. Я подыщу другого воина, из молодёжи...
   -Нет! - Она мучилась этим. Она чувствовала, что если отступит сейчас, то предаст собратьев. С другой стороны, эльфы рождаются так редко! - Я наверстаю, я снова буду тренироваться и снова стану крепкой.
   -Не выйдет, Тани. - Он грустно покачал головой, с глубоким сожалением. Оно было искренним. Тани, боец, равного которому среди их детей просто не было. - Год, пока он будет с тобой. Ещё несколько лет пока тебе придётся быть ближе к нему: при таком отдыхе, ты не сможешь ни догнать товарищей, ни восстановить своей формы. По сути, тебе придётся начинать заново и без радикального вмешательства в саму структуру твоего тела, тебе не стать даже на тот уровень, что ты занимаешь сейчас.
   -Но я могу отдать малыша учёным, что бы заботились о нём, а в свободное время быть с ним и... - Позволить позже, изменить собственное тело? На это она не сможет пойти никогда, и они оба это прекрасно понимали. Только она не знала, что само по себе появление у неё ребёнка, сделает её непригодной для стана воинов, даже с согласием на изменение тела, на многие и многие годы.
   -Нет! Это ещё хуже. Ты будешь думать о малыше, а не о том, что бы пробежать дорожку. Ты не сможешь отдать себя полностью тренировкам. Ты просто чаще станешь получать раны и в конце концов тебе придётся бросить это дело. Или идти до конца и..., твоим товарищам придётся увидеть в бою первую смерть, почти сразу. Твою смерть. - Она, всхлипывая, смотрела в пол, а Китэгра смягчив тон, заговорил уже о том, как будет решать проблему при её отсутствии. Не от безделья, конечно, он надеялся получить результат. Необходимый ему результат. Он жаждал мести, а ждать и так придётся ещё много лет. Он не желал увеличить своё ожидание ещё больше. - Ты станешь мамой. - Он ласково улыбнулся, а она с тоской, бледная посмотрела на его лицо, благодарная за его теплоту. - а я подыщу замену из молодёжи. Придётся начинать сначала. Но это даже лучше. Я наберу не только замену, но ещё и десятка два новых бойцов. Они быстро догонят твоих товарищей. Лет за двадцать-двадцать пять. Но зато у нас будет более сильная команда... Наверное...
   Она едва не разрыдалась. Ещё двадцать лет ожидания сверх тех, что в любом случае уйдут на тренировки и изыскания учёных, её товарищи просто не выдержат. Она понимала так же, как повлияет на них, её бегство со сцены: по крайней мере, все кроме эльфов поймут это именно так. Крепкая команда, сработавшаяся за годы тренировок, это не последний элемент в любом бою. Уйдёт хоть один, команда развалится изнутри и...
   Китэгра шёл в пустых переходах, с довольной улыбкой на устах. Тани сейчас, громко рыдала в своей комнате (скорее личный корпус), но она уже приняла решение. Собственно поэтому она и рыдала. Тани избавится от своего маленького эльфа. Он не потерял бойца. Она сильна, эта эльфийка, она справится с этой болью. И даже станет крепче, он ясно видел это в ней. Китэгра был доволен. Тани умрёт, в битве. Она даст своей смертью несколько драгоценных секунд. Демоны, не переживут этих секунд. Месть Китэгра, будет страшной, ибо Истинной Смерти он Бог!
   7 лет минуло, с прихода Бога.
   Китэгра смотрел вниз. На бассейн. Большой и глубокий. Его воины, сейчас, погружались в воду и задержав дыхание старались как можно быстрее прошагать по его дну. Получалось у них неплохо. Особенно хорошо справлялись эльфы. Они же были самыми красивыми из представителей Человеческих Рас. Эльфийки даже здесь, встречая сопротивление водной толщи, были воплощением грациозности. И их тела были прекрасны. Полуобнажённые в лёгких купальниках, они казались резвящимися в воде Богинями. Идеал человеческого тела, помноженный на беспримерную красоту лиц и изящество движений. Особенно выделялась из всех эльфиек Аллада. Честно говоря, прелестные их тела несколько портили, хорошо развитые мышцы, крепкие как сталь. Но Алладе, больше других, удалось сохранить округлость форм и линий. Бесспорно, она была самым прекрасным эльфом за всё историю народа Бессмертных. На их фоне люди казались жалкой пародией на красоту. Остальные и вовсе виделись уродами. Ниис казался таким, какой и есть: чуждым человеку. И кстати, ящер под водой, сумел сделать всех остальных, не особо напрягаясь. Но смотрелся он рядом с эльфийками, ещё хуже, чем орки. Из всех только Никийя, смогла приблизиться в истинной красоте сильного здорового тела, к народу Эльфа. Но всё же, Никийя, казалась пантерой, там, где дочери Эльфа, виделись красивыми пушистыми, нежными кошечками...
   Впрочем, данные высокие материи, волновали только того, кто эти давно минувшие события взялся записать на бумагу. Китэгра был бесстрастен. Только при взгляде на Алладу, он чувствовал некое непонятное ему тепло, но оно быстро исчезало. Его взгляд скользил по прелестным ножкам живых богинь красоты, ножкам, что могли свести с ума. С первого же взгляда, заставить полюбить их хозяйку. Но он видел лишь хорошо уложенные и пригнанные к костям и друг другу мышцы. Он оценивал не мягкость и бархатистость кожи, а качество сочетания кожного покрова, мышечных тканей и костей. Искал дефекты, в работе мышц. Иногда старался получше рассмотреть последствия и правильность функционирования тех мелких изменений, которые, он успел внести в тела некоторых воинов. Всё было исправно. Изменения были столь незначительны, что ни мозг, ни сознание живого не могло их заметить. По сути, он просто чуть поправил ошибки в работе организмов, довёл рабочую эффективность до предела, не требующего радикальных модификаций. Теперь под водой они двигались примерно с той же скоростью, что и на поверхности быстрым шагом. Теперь они могли совершать стремительные рывки, видимые глазу человека, смазанным пятном. И всё же этого было мало, но он не мог придумать ничего подходящего для усиления этой способности.
   Вот тогда, и оказалось незаменимым, вроде бы, совершенно бесполезное изобретение Серова. Кстати, этот гад, успел споить всех до единого химиков, людей и (!) мастера электронного оборудования Рини Парима. Рини был эльфом. Этот момент поразил весь Последний Город. Пьяный эльф - большая редкость, даже сейчас, в дни Отчаяния. А что бы эльф глушил спиртное, как верблюд воду, такого не было и в далёком прошлом. Пришлось охолонить вконец обнаглевшего изобретателя. Впрочем, это не интересно. Ну, только одним моментом. Когда Китэгра собственно излечил беднягу от пьянства, воздействием на разум - парня теперь корчило от рвотных позывов, едва он чувствовал запах своего изделия. В результате, эта сволочь: Серов, попытался покончить самоубийством уже через неделю. Пришлось вернуть ему его пагубную привычку, но присовокупить к этому воспитательную беседу с плавающим неподалёку от его лица кончиком косы. Парень исправился и взялся за работу с новыми силами. Когда Китэгра попросил (от учёных он ни когда, ни чего не требовал, всегда вежливо просил, и каждая просьба выполнялась в наикратчайшие сроки - если это было возможно) попросил сделать бассейн, Серов с энтузиазмом взялся за работу. Именно он придумал метод перестроения атомных структур простых веществ, в сложные - ему и было делать воду.
   В комплексе, с этим всегда были проблемы. Раньше с этим вполне справлялись, системы очистки и переработки отходов самих обитателей комплекса. Дождевые вышки на поверхности. Механизмы за "бортом" города, сбирающие воду из грунтовых потоков. Были мощные резервуары с предельно сжатым кислородом и водородом, они держались на всякий случай. К примеру, временной неисправности других систем. Кислород для дыхания, вырабатывался на дополнительном, даже не этаже, а этаком отпочковании от комплекса. Какие-то растения. За ними ухаживали машины, которые могли ремонтировать даже умственно не полноценные, настолько просто, было устройство, как местного живого гербария, так и самих машин. Этого хватало на обеспечение потребности в воде трёх миллионов предполагаемых жителей. На помывку телес, вода не расходовалась. Для этой цели, Империя придумала более качественный метод, чем мыльная пена и тонны воды. Ионный..., нет. Электронный..., мезонный? В общем, какой-то там душ. Эти бесполезные название Китэгра не запоминал, а если и запоминал, то редко и не надолго. Сей душ, очищал тело лучше любой воды. И к тому же гораздо быстрее.
   Ему же требовалась вода и много. Серов получил нахлобучку и заказ. В придачу ещё пять помощников, все полновесные учёные. От этих личностей парень мгновенно пришёл в уныние: все были тулами. Тулы, спиртное могли пить только с целью суицида. Серову пришлось работать долго и упорно, но, в конце концов, общими усилиями они смогли получить воду. Чистую, без примесей. Потом порылись в архивах и нашли точный состав, воды какого-то знаменитого курорта Империи. Состав был восстановлен, за исключением микроорганизмов и высокоорганизованной жизни. Китэгра получил бассейн..., а через неделю Серова пришлось откачивать, ему же. Наука Потомков Рас, не смогла справиться с ТАКИМ глубоким алкогольным отравлением. Объяснил он это интересно: отмечал, значит. И как такой уродился среди Потомков Империи? Серов, в пьяном виде объяснял это дурной наследственностью. Трезвый, молчал в тряпочку...
   Китэгра иногда подумывал о том, что бы тихо покончить с парнем. Он бы так и сделал, никто и не смог бы заподозрить его, Мудрого. Но, поразмышляв, решил оставить всё как есть. Почему-то выходки учёного со странным именем, оказывали благотворное воздействие на живых. Сколько он не искал, не размышлял о причинах этого, так ни чего путного и не смог найти. Видать, тут было нечто сложное. Возможно плотная смесь инстинктов и психологии. Да, собственно, он получил воду: большего, пока ему и не надо.
   Кстати, он думал, что этим людям никогда не знавшим водных процедур, кроме немногих Бессмертных переживших Вторжение, упражнения в бассейне будут просто противны. По началу так и было. А теперь: довольные, счастливые как дети. Мало того, общими усилиями всех кроме воинов, сооружались ещё два совсем гигантских бассейна, в ранее законсервированной части комплекса. Забытым и ранее невозможным купаниям, решили предаться все без исключения. Это было выше его понимания. Ему вода была противна. Возможно, следствие такого тела, какое он себе создал. Но это не важно.
   Он смотрел, оценивая скорость движения живых под водой. Она была высока, но всё же это не предел. Они могут и лучше. Со временем смогут, а пока...
   Аллада резво шагавшая под водой, едва не упала, когда жидкость исчезла. Эльфийка стояла в середине квадрата образованного четырьмя гладкими стенами. Стены были высокими и состояли из воды. Вся подобравшись, она с хитрой улыбкой взглянула вверх, туда где на возвышении стоял Владетель Косы. Он стоял как изваяние. Реакции ноль. Хотя он и был рад, способности Аллады так хорошо контролировать своё стройное тело.
   Эти шутки с водой, повторялись часто, уже без полусекундного интервала, как на дорожках. Тут им приходилось мгновенно принимать решения, попадая в ситуации которых нельзя было предупредить или избежать. Вот и сейчас, она не знала, что он сделает с водой в следующий миг. Она вдохнула порцию воздуха, задержала дыхание и предпочла оставаться на месте. Она могла не дышать, около сорока минут, в неподвижном состоянии и около пятнадцати, активно двигаясь. Не лучший результат: среди человекоподобных, и совсем смешной рядом с достижениями Нииса. Но ящер от природы, мог долго обходиться без кислорода. Сейчас, он плыл-шёл по соседней дорожке бассейна. Ситуация Аллады осталась без внимания соседей. Этому они уже научились.
   Девушка простояла минут десять. Вода не думала возвращаться на место. Что сделает Китэгра, она сказать не могла, не смотря на весь свой жизненный опыт. Много ли скажешь о намерениях каменного истукана? А это было его любимое проявление безгранично чувственной натуры. Аллада вдохнула новую порцию и без разбега прыгнула вперёд и вверх. Грудь качнулась весьма симпатично, скажу я вам. Жаль, скорость прыжка слишком огромна, путём и не рассмотреть эти нежные приятные глазу и рукам, округлости женского тела и... Так, о чём это я? Ах, ну да.
   Эльфийка взлетела над поверхностью воды на пару метров, и красиво крутнувшись вокруг собственной оси, приземлилась обеими ногами в..., новый квадрат из расступившихся водяных стен. Она сориентировалась мгновенно, и ноги с амортизировали удар о пластик дна. Девушка уже недовольно глянула на Бога. Тот в ответ улыбнулся очень мягко. И конечно, не для того, что бы подбодрить её. Но она всё же обманулась улыбкой предполагавшей, что он изволил пошутить. И отвлеклась на миг: что он и провоцировал. Стены воды, резко с хлопнулись и Аллада, не смогла справиться с ситуацией. Отплёвываясь, она какое-то время держалась на поверхности бассейна. Пыталась отдышаться. Гадская шутка с улыбкой достигла своей цели. Удар водных стен, вышиб из не готовых к этому лёгких, весь воздух. Мало того грудина теперь ныла тупой болью. Аллада разразилась бы потоком проклятий, если б могла сейчас хоть разок нормально вдохнуть.
   -Аллада. - Спокойно, но громко позвал Китэгра. От мысленных контактов, попробованных в действии с пару лет назад, он отказался. Эффект маленький, требует использования Сил, а на живых контакт, даже минимальный, с этой Силой сказывался просто отвратительно. Живой, полюбит Смерть, лишь Богом Смерти став. Или Магом.
   Девушка подняла полыхавшие гневом недовольства прелестные глаза, бирюзы чистой цвета. Китэгра извиняясь смущённой улыбкой, настойчиво указал пальцем вниз.
   Фыркнув, девушка вдохнула, сколько могла и нырнула. Она снова уверенно шагала по дну. Только уже не так уверенно и быстро как пару минут назад. Лёгкие ныли от боли.
   Китэгра смотрел на Тани. Девушка показывала очень хорошие результаты. Удар с ребёнком, как он и предполагал, сделал её ещё крепче и сильнее внутри. Пожалуй, теперь и Богу придётся повозиться, что бы сломить эту волю. Беспокоило только одно, бедняга стала очень угрюмой и тренировалась с каким-то отчаянным упорством. Она сознательно изматывала себя до предела и даже больше. С одной стороны это хорошо, но ведь она может и сорваться. Что тогда сделает эта угрюмая дочь Эльфа? Он решил поработать с ней. Надо уменьшить это чувство вины, что мучило её. Ещё нужно заняться её снами.
   Китэгра стал оглядывать своих воинов, бредущих по дну бассейна, иногда всплывающих за порцией воздуха и снова спешивших на дно. Будут ходить, пока не свалятся без чувств. Они должны научиться бегать под водой и бегать быстро. Тогда смогут достигнуть потрясающей скорости Имперцев в рывке на коротких дистанциях. Он стал изучать каждого в отдельности. Он искал, тех, кто устал сильнее всех. Пока особой усталости не чувствовалось ни в ком. Хорошо. Ведь они уже третий час меряют шагами дно. И похоже не устанут ещё пару. Но вот Грунирка устанет первой. Единственная в команде женщина Гнома, разочаровывала его. В бассейне. Она двигалась медленно здесь, быстрее уставала. Впрочем, как и её собратья мужского пола. За то в силе им равных не было. Не кулаки: кувалды! Кому бы устроить небольшой аттракцион? Да, Гарбуд, тебе пора немного разнообразить свою орочью жизнь.
   Молодой орк, не подвергавшийся омолаживанию, уверенно шагал вперёд. Изящества в нём было не больше чем, в обезьяне. Выпятив челюсть, впустую напрягая слишком сильно мышцы плечевого пояса, здоровяк двигал ногами. Он оказался не столь ловок. Когда вода расступилась стенами, он запнулся и покатился вперёд. Всё же парень делал успехи. На ноги вскочил почти сразу. Грозно зарычал, даже не осознавая этого. Вообще с орками получилось несколько странно. Тренировка инстинктов и рефлексов, сильно приблизила их к животному уровню, при этом они ни сколько не потеряли в интеллекте, просто теперь быстрее впадали в дикое состояние. Преимущества этого стали видны сразу. Ещё не застыл рык, как из водяной стены вылез плотный жгут воды и ударил Гарбуда по хребтине. Со спины, он не мог его ни увидеть, ни услышать. Но орк легко увернулся и взрыкнул снова, на этот раз довольно. Следующая неожиданность добавила орку проблем. Два жгута. Но парень справился. Три, с трудом, но увернулся. Интуитивное чувство опасности работало много лучше чем у тех же эльфов. Четыре жгута оказались ему не по силам. Один упал на его голову, не слишком большую с мощными толстыми костями, и больно ударив по темени, растёкся по телу множеством ручейков. Орк стал тёмно-зелёным, от ярости. Он приготовился просто выпрыгнуть отсюда. Но не успел. Стены стали порождать выдвигающиеся участки, такой плотности, что, получив одним в торец, парень решил, что его огрели бетонной плитой. Но справлялся он не плохо. Быстро приходил в себя, почти не попадался, хотя полусекундной заминки здесь и не было. Молодец!
   -Мудрый. - Позвал знакомый шелест. Не иначе Сиик? Китэгра бросил издеваться над Гарбудом и повернулся к яшеру. Орк вновь очутился в воде. Он тут же двинулся по дну, в нужном направлении. Уже не источая ярость. Они научились контролировать ярость, правда, не слишком хорошо. Придётся им вернуться на недельку к деревянным мечам.
   -Да, Сиик. Что привело тебя сюда? - Мудрый вежливо склонил голову. Сиик сиял.
   -Мудрый, мы хотим показать. Умное придумал тул. Хорошее, сделал человек.
   -Ну, тогда пошли? - Китэгра взял Сиика за руку. Нашёл в его памяти место, куда тот собирался его отвести (смотреть предмет обращения учёных к нему он не стал - так не интересно) и перебросил обоих в лабораторию.
   -О! - Сиик кланялся непрерывно, отходя к группе людей и тулов. Он был польщен и шокирован совместным телепортированием с Мудрым. Он считал это великой честью. - Для меня честь Мудрый! Смотри! - Он указал рукой на нечто, на столе. Остальные учёные возбуждённо перешёптывались. Странно, но они буквально прыгали от радости, когда какое-то изобретение, вдруг оказывалось интересным Китэгра. Особенно тулы.
   -Что это Сиик? - Он смотрел на непонятную конструкцию. Что-то такое он видел в архивах..., микроскоп? Но это же аппаратура Империи. Чего тут нового? Или полезного?
   -Аппарат смотри Мудрый! - Он указал на окуляр, постучав по нему когтем. - Сюда, смотри. Видеть будешь. - Коготь метнулся к пластиковой баночке, под целым букетом окуляров снизу.
   -Это нечто Мудрый! - Воскликнул, не выдержав черноволосый Румок. - Мы помогали друг другу. Кое-что сделали эльфы, металлы гномьи, но в основном работа наша.
   Судя по его желанию поскорее показать второе изобретение, он не придавал этой баночке особого значения. Китэгра и не ожидал увидеть ничего интересного. Они редко делали, что-то необходимое, с его точки зрения. Но в этот раз...
   Он посмотрел, без микроскопа. Глаза его давно были изменены и работали лучше любого микроскопа. Содержимое баночки заставило его издать возглас восхищения и подойти к ней вплотную. Тулы аж засияли. Лица людей вытянулись. Видимо изобретение Человека принадлежало совершенно к другой области, и теперь они решили, что Мудрого им порадовать не чем. Но они ошибались, лишь на половину.
   -Превосходно! - Сказал он, изучив содержимое баночки. - И это способно долго работать? Какова эффективность?
   -А-а-а! Мудрому нравится! - Сиик с видом победителя взглянул на Румока. Странно, у них выражалось это, у ящеров. Почти хищно. Но это значит, что ребята всё же работают в духе соперничества. Что ж: они хотя бы помогают друг другу. Пять лет назад и этого не было. - Нано роботы, могут работать вечно! - Потом поправился, чуть смутившись. - Лет пятьдесят, потом часть гибнет. Ломается, тело выводит вон. Надо новую порцию. Берут энергию самого тела. Эффективность? Болезнь! - Громко и торжественно. - Нету! Рана маленькая! Пустяк! Рана большая! Ремонт быстро-быстро. Рана очень большая... - Он замялся. - Не знаю. Ускоритель тогда лучше, будет.
   -Отлично Сиик! Молодец! - Китэгра оторвался от созерцания роботов размерами не превышавших красные кровяные тельца. Эта вещь, спасёт немало его воинов..., даст прожить им чуть дольше. - Испытания? - Судя по общему, смущению и отведённым в сторону взглядам, испытания если и были то очень короткие. - Ясно. Проверь. Потом, подготовь порции, введёшь воинам. Но проверь хорошо: я не хочу, что бы люди умирали от этого...
   -О! Нет-нет-нет. Сиик всё сделает. Всё проверит. Тул не простит себе ошибки!
   -Ну, вот и отлично. Румок?
   -Я даже и..., в общем вот. - Он протянул ему взятый со стола аппарат похожий на обмотанный всякой дрянью древний пулемёт. С боку торчал не большой экран. Без всякого энтузиазма, он нажал что-то, и на экране появилось белое пятно.
   -Что это? - Китэгра спросил, думая: что бы такое устроить в бассейне, что бы расшевелить ребят? Изобретение не впечатляло.
   -Да, это так. - Румок кисло бурчал, упав духом. - Он биотоки видит. Щас вот Сиика...
   -Биотоки? - Китэгра едва не вырвал аппарат из рук человека.
   -Ну, да. - Румок удивился не меньше всех остальных, вспышке заинтересованности.
   -Те, что есть у каждого человека, Тула и остальных? - Румок кивнул. Китэгра поворачивал аппарат. Направленный на Сиика он показывал белое пятно. В сторону, чёрный экран. Он догадался, что имел в виду Румок. Он посмотрел на Сиика. Глубже, чем мог сделать это Маг и гораздо лучше, чем Бог иной силы. Так, как мог только Истинный Некромант. Душа. Игрушка Румока видела Души. И видимо могла настраиваться на определённые души. - Души!
   -Э-э-э, ну, в общем, можно сказать и так.
   -Он распознаёт души сразу?
   -Биотоки. Нет, не сразу. - Румок оживлялся. Интерес Мудрого, очень льстил ему. Разработка аппарата, была почти целиком его производства. Три года угробил... - Нужно время. Несколько часов. Потом он настраивается на биоритм и позже способен увидеть его и мгновенно распознать. Расстояние, на котором можно найти, уже настроенный биоритм, примерно десять миль и...
   -Слишком долго. - Китэгра вернул аппарат. - Румок, работай только над ним, прошу тебя. Если сможешь сделать, так что бы он находил души, ауры, биотоки: называй, как хочешь, за несколько минут, сильно облегчишь задачу в предстоящем бою. Кто-нибудь тебе помогал в создании этой игрушки? Хорошо. Пусть, если у них нет других дел, займутся разработкой чего-нибудь, что может, наносить вред биотокам, работая по наведению твоей игрушки. Лучше совмещённое с ней...
   Сиик, нано роботы не менее важны. Заверши работу, пожалуйста.
   Все присутствующие на перебой стали заверять его, что справятся и даже раньше, чем он успеет чихнуть, но его уже не было в помещении. Китэгра вернулся к воинам. А учёные ещё долго ходили радостные и счастливые, пока не начали работать над аппаратом Румока. Не смотря на их громкие заверения, они справились лишь через несколько десятилетий. Биотоки, оказались совершенно равнодушны, ко всем известным видам излучений и энергий. Эксперимент проводился на мышах: последних представителей живого мира этой планеты, если не считать Потомков Рас. Много лет испытаний, за время которых, к Румоку присоединились тулы, эльфы, гномы и даже один учёный орк, мыши нагло дохли от старости. Иногда учёные бессильно бросали эту работу и занимались чем-нибудь другим, но возвращались к ней неизменно. С новыми силами и идеями. Мышей потихоньку стали ненавидеть за упорство. Но спустя десятилетия одна из них загнулась под лучом аппарата, без видимых повреждений. Потом ещё несколько для подтверждения. Никогда ещё живой не получал такого морального удовлетворения, от убиения обычной белой мышки!
   Комплекс. Примерно 7-8 лет со дня прихода Бога. Вроде как, ночь.
   -Ну! За, э-э-э, просто: за! - Он отхлебнул побольше. Закашлялся. - Крепка зар-раза!
   Виктор занюхал рукавом. Пофыркал и блаженно вытянулся в глубоком низком кресле.
   -Эх! Хорошо! - Он смотрел в потолок. Тот покачивался.
   Вообще у него было много работы. Пища комплекса: он решил разобрать её состав, до последней молекулы. Зачем? Ну, ему было интересно. Работал он долго, упорно. К четвёртому часу работы: притомился. И вдруг вспомнил о недавно полученной очень интересной спиртосодержащей жидкости. А раз она получена и предварительные анализы говорят, что она превосходного качества, значит что? Правильно! Требуются не медленные лабораторные испытания! Без отговорок! А на ком испытывать? Как истинный герой науки, Витя не мог подвергать риску товарищей, а значит, испытывать должен он и только он... Третий день испытания длятся. Ну, это ничего: наука требует жертв. А то, как оно случится: у яда действие затяжное? А? То-то же!
   Ещё глоточек! А! Хорошо! Он поднял пластиковую бутыль к глазам и с чувством произнёс:
   -И как же, милая моя, раньше то я без тебя жил!
   Витя поплакал немножко. Он обрёл родственную душу. Не было у него здесь родственных душ. Он и корней своих не знал. Только то, что его предки были Имперскими солдатами, поставленными сюда по личному приказу Императора...
   Виктор, аж задохнулся от страшной мысли: у них, то же не было тебя, любовь моя! Что плещется на донышке уже. Долить бы надо, а вставать лень...
   Как же предки жили без этого? Как он столько лет жил без НЕЁ? Него? К чёрту!
   Всплакнув, Витя покрепче прижал бутыль к груди и стал баюкать её.
   И всё-таки надо бы добавить в бутылочку, а то уж меньше половины. Виктор поднял глаза на стол, где стояла сложная конструкция непонятного, непосвящённому назначения. Конструкция вырабатывала Благую Жидкость, содержащую Божественный Спирт!
   Витя потянулся за сбирающей продукт посудой, но рука замерла на пол пути.
   За столом сидел Мудрый. Смотрел в пол и перекатывал на пальцах кубик еды. Единственная пища обитателей комплекса, так её и называли: кубик еды. Один кубик, давал всё необходимое на сутки нормальной здоровой жизни. Имперская разработка последних лет существования Империи. Здесь её было запасено на три миллиона обитателей, из расчёта на три года жизни. Универсальная пища, содержащая необходимые не только человеку, питательные вещества, но и все те, что требовались остальным расам. Даже Аргу мог жить на такой пище, вполне нормально. Очень полезная и удобная еда. Вкусом, правда напоминала подошву ботинка.
   До прихода Мудрого Виктор безуспешно пытался разгадать состав этой еды. Теперь, обретя нужные знания, он вновь пытался, но пока, производственные издержки мешали ему.
   Виктор поплотнее прижал бутыль к себе, ещё живы были в памяти дни, когда его лечил от пьянства этот человек. Ох, и странный это был человек! Только он один, Серов! Виктор! Видел истинную подлую сущность этого существа! О! Коварен этот Китэгра, явно что-то задумал. Вон как в пол смотрит: безразлично как-то..., это он так маскируется. А на самом деле плетёт подлый заговор! Вот! Против него: Витеньки...
   Он со страхом теперь смотрел на это существо, теперь, поняв секретный подлый и коварный план этого чудовища. И то сказать, не человек это. Вон мышцы какие, здоровенные рельефные, чем-то средним между рубашкой и майкой обтянуты. А ведь когда он двигается - мышцы-то не правильно двигаются! Вот! И кожа серая, прям труп ходячий. Не-е-е-е-т, Витенька умный, он уже всё понял. Этот гад, специально сюда пробрался, что бы..., что бы..., хм. Ну, злодеяние страшное совершить... Вот, вот этой вот косой страшной, что второй рукой держит! Щас он скинет маску и начнёт, резать бедного Витеньку. Жестоко резать...
   Да, чего это он? Ведь Китэгра же знания дал! Ему одному благодаря, плещется сейчас в бутылочке! Податель Божественного Спирта!! Благодетель!!!
   -На, Мудрый, выпей, благодетель ты наш! - Витя заплакал. И полез обниматься. Протягивая вперёд бутыль.
   Отрезвел он быстро. Китэгра поднял глаза, оставив в покое кубик еды. Витя тут же сжался в кресле. Всё-таки глаза у Мудрого порой, что в потусторонний мир дверь. От переизбытка впечатлений Витя поднёс бутыль к губам. Китэгра взмахнул ладонью.
   -Не-е-е-ет! - В ужасе орал Витя, видя, как на грудь сыпется серый прах. Рука впустую сжимала воздух. Вся бутыль выпала пеплом. Витя теперь рыдал: со стороны могло показаться, что он потерял близкого сердцу человека. Только что.
   Секунда и Виктор орал уже по-настоящему: от боли. Всё его тело рвало и крутило. Сначала он решил, что Чужак решил прикончить его. Всё-таки не зря он не доверял ему! Но когда Витя начал стремительно трезветь до него, наконец, дошло.
   -А! Это всё больнее с каждым разом. - Растирая шею, проговорил абсолютно трезвый Виктор. - Ну, вот зачем так грубо?
   -Сделаешь? - Китэгра изящно положил руку на стол и раскрыл ладонь. Полыхнуло Тёмное пламя. Конечно, его так много не надо было, но на людей такие фокусы производили неизгладимое впечатление. Огонь потух и в руке Китэгра, обнаружилась пачка листков с печатным текстом. Печатные машины с нижнего терминала? Они же сломаны! - Ушаас, сделал. - Он поморщился как от зубной боли. - Одну. Другие восстановлению не подлежат... Сделаешь?
   Виктор взял листочки. Это были наборы формул. Пропорции.
   -Что за бред! - Воскликнул он. - Это не возможно!
   -Ты же сделал воду? Изменяя структуру веществ, получил из них совершенное иное вещество. Так в чём проблема?
   -Ну, так-то вода была. Там проще было...
   -А примеси? Виктор ты Гений. Ты справишься. - Тоном утверждения. Впервые на его памяти Китэгра так обращался к учёным.
   -А что это такое?
   -Сделаешь? - Он улыбнулся, вновь мучая кубик еды. - Вот когда сделаешь, узнаешь.
   -Ну, я попробую... В смысле я конечно, очень постараюсь и всё такое...
   Он говорил в пустоту. Мудрый снова испарился. Любил он такие фокусы.
   Виктор полистал бумажки. Нет, это был полный бред. Такого ему уже не осилить. Хотя..., если так..., то может...
   -К чёрту! - Виктор, выбросил листки и потянулся за новой бутылью. Он воду сделал: можно ему отдохнуть? И что, что он уже около года бездельничает! А как же отдых творческого гения? То-то же!
   Руку, Виктор отдёрнул от бутыли с потрясающей скоростью. Увидь это воины, сказали бы, что он на их тренировках (не иначе) наловчился. Витя вовсе не передумал, он по-прежнему желал продолжить дегустацию. Но тут возникли не большие проблемы. На Виктора, скаля длинные клыки, смотрел ярко полыхавший чёрным пламенем череп. Пустые глазницы пялились в его лицо. Череп нагло висел над запасом бутылей.
   -Ладно-ладно, сделаю, блин, сделаю... - Бурча, пошёл Виктор подбирать листки. Череп скалился над бутылями ещё долго. Пришлось Виктору вести трезвую жизнь, пока не закончил работу и это скажу я вам, был Ад! Но он ни чуть не пожалел об этом, когда получил первый удачный результат.
   Впервые за сотни лет Живой Земли ел самое настоящее говяжье мясо!
   С тех пор, пища стала разнообразней, люди довольней, а отношение к Китэгра живых, достигло почти полного доверия. Учёные вообще его стали боготворить..., правда, минусов это тоже прибавило. Получив направление, Виктор, создавал всё новые виды пищи, по полным описаниям их состава в архивах. У живых за сотни лет появилась настоящая еда. Они стали чаще посещать туалеты, и среди них появилась проблема ожирения. Конечно, последнее, воинов не коснулось. В общем, жить стало веселее. Мораль выросла до полезного уровня.
   А Китэгра в тот день впервые, попытался создать из Энергии Материю, а не изменить уже имеющееся вещество (с этим тоже были проблемы, иначе помощь Серова не потребовалась бы). Как и прежде у него не вышло. Он был не так силён. Пока...
   10 лет минуло, с прихода Бога.
   Тихо. Очень тихо. Беспредельная тишина. Вакуум - вспомнил он, неторопливо шагая по чёрной земле. Больше не гремели вулканы. Они давно потухли. Демоны ушли, по каким-то своим делам и вулканы потухли. Искажения уничтожили атмосферу. Теперь Земля была не более приспособлена для жизни, чем открытый космос. Сила тяжести. Она тоже изменилась. Незначительно, но он чувствовал. Масса планеты уменьшилась. Как? Видно он всё же пропустил какое-то серьёзное искажение и солидный кусок мёртвого мира просто исчез. Наверное, теперь этот кусок часть другой вселенной.
   Тоскливо. Грустно. Так теперь коротко можно было описать некогда цветущий мир.
   Китэгра остановил свой шаг. Его лицо, прикрытое капюшоном, чернильно-чёрным капюшоном поднялось к небу. Длинные клыки блеснули в свете звёзд. Он бродил здесь на верху, изменив своё тело. Такое жило здесь лучше. Балахон на нём, теперь был чёрным. Он красиво переливался в свете звёзд. Он не знал, не помнил этого, но именно такой представляли Человеческие расы Смерть: чёрный балахон, не человеческое, с длинными когтями и клыками, с серой кожей покойника тело и конечно, коса.
   Звёзды. Много-много звёзд. Где-то там есть ещё сотни и тысячи планет, когда-то таких же прекрасных как Земля. Он знал: она была раньше прекрасна. Теперь не просто чувствовал это: он видел, какой она была, из архивов комплекса. Теперь Земля и все планеты среди звёзд, вот такие мёртвые шары. А где-то их уже и вовсе нет. Грустно было смотреть на это. Не только из-за того, во что обратилась целая Вселенная. Ещё тяжелее было думать о том времени, когда они победят. Если победят и если хоть кто-то из живых останется жив. В наследство от Предков им останется, вот эта изувеченная демонами Вселенная. Мёртвая, безжизненная. Их родная планета, лишённая атмосферы, холодная, лишённая жизни. Только ядро ещё теплится, но и оно может потухнуть уже скоро.
   Китэгра смотрел на звёзды не долго. Они были красивы, очень красивы. Дух завораживало от их бесконечного множества и вида сияющей во тьме огромнейшёй жёлтой звезды: родного солнца. Даритель жизни и всегда добрый друг: солнце. Теперь это страшный враг. Атмосфера сдерживала его ярость, в виде многих смертоносных излучений на протяжении тысячелетий. Теперь атмосферы уже нет. Лишь его тело, может без проблем переносить ярость солнца: оно ближе по структуре к камню, по которому он ходит, нежели к его союзникам, живым. Они же здесь без скафандров помрут мгновенно. Но теперь это и не важно. Если победят, если выживут: учёные, к тому дню уже смогут найти способ как оживить собственный мир. А пока...
   Он выбрался на поверхность, впервые за десять лет не для того, что бы любоваться обилием звёзд на небе. Пора было искать. Живые подошли к первому рубежу его плана мести, и может быть спасения, Потомков Рас. Пора было искать первые, как он их назвал для себя, Точки. Планеты. На краю этой вселенной. Близкие к границам Пространства. Границам, что видеть, способны лишь Боги. С них, будут проецироваться поля. Точек, нужно много. Сфера - Вселенная повторяла собой, высшую структуру из множеств Вселенных. Отдельные Миры, также стремились уподобиться Сфере. Получалось плохо. Может, так было только с его вселенной, а остальные походили на Сферу больше? Пока ему этого не узнать. Его Мир, стремился к виду сферы. Только стремился. Это была сфера, но изжёванная и порванная со всех сторон. Где-то пространство выплёскивалось широкими языками, длинною в несколько сот парсеков. Где-то торчало розочками таких языков. В каких - то местах, просто падало внутрь себя, отступая пред натиском, того киселя, в котором плыло. Пред натиском Тьмы настоящей, но не Истинной. Тьмы Межмирья...
   Сейчас нужны были планеты. Когда-нибудь он попробует добраться до границ своего мира, до края Пространства этой вселенной и покинуть его. Если к тому моменту не найдёт иного способа. Сейчас планеты.
   Сознание Бога устремилось вдаль, оно бежало по Вселенной с потоками Смерти. Там, где не было потоков, где их не было никогда или они просто иссякли, он бросал свой разум, с порцией Силы. Он искал и находил. Только..., так стало пусто на краях. Наверное, такое безобразное состояние ткани Пространства вызвано, его аномальным движением. Там, у границ, материю изжевало очень сильно. И продолжало жевать. Здесь ему не исполнить своего плана. Придётся немного отступить. Туда, где ещё есть уцелевшие планеты и звёзды. И он стал искать там. Он нашёл и запомнил место положения десятков планет, нужных для его дела. Вроде всё, теперь ему уже не чего делать на такой негостеприимной теперь планете. Можно возвращаться в Город. Нужно заглянуть к Маниру. Кажется, он уже закончил свою работу с роботами.
   Китэгра вернулся не сразу. Он исчез с поверхности, но появился не в комплексе. Бог решил посетить одну из выбранных планет. Она смогла заинтересовать Владетеля Косы.
   Развалины. Остовы каких-то машин. Странных машин. Странные развалины. Всё это строили не Человеческие расы. И не ящеро подобные. Совсем иная жизнь, насовсем других основах. Уникальная жизнь! Прах её представителей, густо перемешался с останками городов и машин, ими построенных.
   Китэгра долго бродил по мёртвой планете. Думал. Здесь сохранились хотя бы развалины, на Земле и этого не осталось. Только подземный комплекс и несколько сотен живых. Вот так всё получилось. Торжество Смерти, но ему, Владыке Смерти, почему-то совсем не было радостно от этого всеобщего разрушения. Он правил Смертью, но он не был её порождением...
   -Показывай Манир, показывай свою машину. - Всё же, несколько учёных из группы Манира едва заметно вздрогнули, когда он возник среди них из ничего. Не привыкли ещё, хотя уже могли бы и привыкнуть.
   -Вот! - Он гордо указал на громадную, немного нелепую и слегка грозную машину. Чем-то она напоминала паука. По крайней мере, ног у неё было восемь. Ну, он решил, что это ноги. Читать о машине в их мыслях он уже и не пытался. Они продвинулись в науке уже так далеко, что он просто не понимал их. Всё же он лишь писал информацию в их мозг, не пытаясь её понять или запомнить. А они не просто знали её, они работали с этими данными много лет... Манир, работал к тому же не только с одной областью наук. Совсем не давно учёные, столкнулись с проблемой: узкая специализация каждого учёного неизменно ставила палки в колёса. Колёса вращались быстро, а палки были толстые и крепкие. И тогда они попросили его, посмотреть, как-то помочь, сделать каждого учёного специалистом в двух или трёх науках сразу. Он сделал. Манир был учёным, из учёных. Он в совершенстве владел тремя областями науки. К несчастью, таких имелось всего четверо. Осиливших две научные ветви, было в три раза больше. Но и только. Подавляющее большинство не могло преодолеть этого порога: звание профессора, к примеру, кибернетики. Собственно он был поражён, что были хотя бы 18 учёных способных освоить такой гигантский объём научных знаний. Он мог бы изменить их. Все смогли бы, стать корифеями наук, но как он им и сказал, это превратило бы их уже не в людей, а нечто ему самому не понятное. Они не могли, конечно же, пойти на это. Впрочем, этого и не требовалось.
   -Способен работать во всех условиях? - Китэгра провёл красивым пальцем по поверхности робота, тело своё он вернул в привычное для глаз живых состояние. Почти человек. Ну, такой к какому они привыкли.
   -Да. - Разом воскликнули учёные. Продолжил Манир. - Способен работать хоть на поверхности погасшей звезды. К механическим повреждениям и перепадам гравитации устойчивость поразительная! Способен ремонтировать собратьев. - Тут он не удержался от гордо поднятого подбородка, видать эту часть он сделал самостоятельно. - Строит генераторы поля, любого размера. При помощи вон той машинки. - Он показал на ящик. Выглядело это как ящик, только большой. - Может, производить необходимые материалы прямо на месте. Это Серов машинку нам сделал. - Китэгра кивнул: это точно, сделал. После воспитательной беседы, с применением няньки в форме ухмыляющегося черепа. Надо почаще направлять к нему говорящие черепа: может, начнёт работать нормально. - Сырьём может служить любой не слишком плотный структуры материал: камень, песок и тому подобное. Источник питания, водородная батарея. Правда, маленькая: сто лет работы потом робот сдохнет. - Тут он виновато развёл руками. - Больше делать опасно: подвижность снизится, размеры увеличатся. Кожух батареи придётся большим делать, в общем лучше не получится.
   -Реактор он построить может?
   -Да без проблем! Только не один, тут надо десяток таких. Если реактор по размеру как в комплексе. Для последующего обслуживания их уже меньше потребуется, но вот для строительства нужно не меньше десятка. Правда...
   -Что?
   -В общем, при строительстве, не исключена вероятность где-то напортачить и реактор рванёт. Вероятность примерно, один на тысячу.
   -Хорошо. - Китэгра довольно покачал головой. Сейчас у них будут вытянутые лица. - Нужно как минимум три миллиона таких роботов.
   -Три милли...- Манир поперхнулся. - Сколько!?
   -Работайте. Они нужны нам. Время не имеет значения: важен результат.
   Китэгра исчез, а учёные с сильно вытянувшимися лицами, угрюмо изучали робота и друг друга. Они создали шедевр, этот робот был великим достижением науки. Китэгра помог его создать, направил в нужно русло исследования и дал первые общие данные, в виде автономного боевого робота Империи. В этом создании от робота Предков почти ни чего не осталось. Они потратили на его разработку годы, собрали за пол года. Ещё полгода испытывали доступными им способами. И вот теперь от них требуют производство роботов в промышленном масштабе. Большинство, немного поразмышляв, решили, что Мудрый либо шутит, либо не осознаёт как тяжело создать поточную линию для сборки таких роботов, при их вечном дефиците сложного оборудования, в условиях комплекса. Но они решили работать в этом направлении. Мудрый поощрял самые сумасшедшие исследования и многие из них, приносили плоды, поначалу казавшиеся просто невозможными. Они решили работать. Но многие сомневались, в здравом рассудке Мудрого, после такого заявления. Три миллиона: сотни лет собирать будут. Создание нужных при конвейерной сборке автоматов пока невозможно. С материалом проблем нет - Серов своей машиной, постоянно улучшаемой, обеспечил их любым материалом, в любых количествах, производимого буквально из всего, что имело атомную структуру. То есть, сырьём мог служить тот же воздух. Но...
   Утро следующего дня. Последний город. Поднятые с постелей не осознанным порывом люди, собрались в Седьмом Зале. Все. Даже дети. Люди напуганы.
   -Не бойтесь. - Произнёс Китэгра, возникнув как обычно из ничего и без предупреждения. Он стоял, опёршись на косу, и смотрел на них спокойным чуть тоскливым взглядом. - Не бойтесь, я позвал вас сюда.
   -Зачем Учитель? - Аллада, говорила не громко, но её слышали все. Люди успокоились и теперь стояли тихо. У многих на душе было не спокойно. Китэгра знал, как нервно они относились к простому чтению их мыслей, и ни когда не пошёл бы на такое без серьёзных причин. По крайней мере, такого раньше не случалось. В итоге, все они ждали плохих вестей (к примеру, о том, что демоны готовят атаку на комплекс). Кое-кто тоскливо думал, о том, что может, теперь они стали ему не нужны (другие союзники нашлись или ещё что) и он решил перебить их. Таких было много, тех, кто так и не смог научиться доверять Чужаку. Они не подозревали, но именно из-за них он собрал людей здесь.
   -Потомки Рас. - Китэгра говорил как-то уж очень грустно. - Многие из вас, и сейчас не считают меня своим другом. - Судя по лицам это было большинство. Но он сам создал такое мнение. Им было так легче. И сейчас, почти все не сомневались: он с ними, потому что это целиком и полностью в его интересах. Просто так вышло, что интересы у них общие: покончить с угрозой демонов. Не так давно Китэгра осознал, что данное положение угрожает всему предприятию. Они должны изменить своё мнение. Китэгра должен быть для них именно тем, кем они его называют: Мудрым. Учителем, а не просто союзником, цели коего временно совпали с их собственными. И сегодня он решил сделать шаг, который, Боги делают очень-очень редко. И практически ни когда такого шага не делают Боги достаточно старые, что бы понимать к чему может привести подобное. Немногим хватало смелости и глупости давать Клятву Великих Сил. Китэгра получил память о том, как она даётся Богами, но не имел сведений и достаточно опыта, что бы осознать все последствия Клятвы Бога. - Как я и сказал однажды, у нас общий враг и лишь потому мы теперь вместе... Я был не прав. Теперь всё несколько иначе. Вы Потомки Великих Рас. Но и я Потомок тех же Рас. Мы вместе сразимся за этот мир, и кто-то из вас, даже переживёт его. Я не хочу остаться в памяти ваших детей, как чуждое существо, помогавшее вам в вашем деле, лишь из собственных интересов. Мне не пережить грядущей битвы и я не хочу такой памяти о себе. Я долго жил на верху. Я менялся. Я перестал быть человеком, стал чем-то иным. И жажда мести за это, вынуждает меня помогать вам, она же вынудит меня погибнуть в бою, дав вам время, закончить мою месть. Но прошло время Потомки Рас и... Я ведь один из вас. Был таким когда-то душой и телом. Теперь, не совсем душой и даже не телом. Но я рождён из тех же Рас, что и вы. Наше дело общее не только, из мести. Этот мир мы вернём себе, потому что он наш... - Китэгра опустил глаза и говорил теперь чуть тише. Где-то внутри бил колокольчик: не надо, не делай этого. Но он уже принял решение и не собирался отступать. - Вы не доверяете мне. Готовы в любой момент к моему предательству, давно смирились с этим. Но видеть во мне одного из своих не можете. Кое-кто даже жалеет меня, за ту судьбу, какая выпала на мою долю. Мне нужен не союз Потомки Рас, мне нужно единство! - Он какое-то время молчал. Люди тихо ждали продолжения. Им было немного не по себе. - Вас сильно коробит, что я могу легко читать в ваших мыслях и делаю это. Вам противно оттого, что я легко вижу ваши воспоминания. Вы молчите об этом, даже друг другу не говорите как вам противно это, потому что понимаете: иначе нельзя. И теперь, ситуация изменилась. Учёные, достигли своего порога: больше я не могу помочь им знаниями. Воины, настолько хорошо освоились с тренировками и так привыкли к ним, что моё влияние на них уже давно ограничивается просто словами. Теперь необходимость в чтении мыслей, памяти, влиянии на вашу волю, отпала. - Люди кусали губы. Этого они не знали. - Да, иногда мне приходилось подчинять волю некоторых из вас, как это было сделано сегодня. - Люди были возмущены, но не слишком. Они привыкли ко многим странностям. И почти все интуитивно чувствовали, что давно нет необходимости в вечном чтении мыслей Чужаком. Постепенно в их сердцах росло не довольство. Но прежде чем оно стало осознанным, Китэгра собрал их в этом зале. - Отныне и впредь. Я Китэгра, Бог Изначальной Силы Смерть даю клятву вам, что никогда, не буду читать мыслей, памяти и как-то влиять на Разум Потомков Великих Рас, без их на то согласия.
   Это было сказано торжественно, но каким-то сдавленным голосом. Они выслушали, но, как и ожидалось, никто не поверил. Да он пообещал, и может, даже искренне. Но кто поручится за то, что он не сделает этого случайно или, там по привычке? А то и просто, передумает...
   Пока не всколыхнулись Великие Силы. Та из них, Владыка которой принёс Клятву, зашевелилась, ожила. Пред людьми стала проявляться толстая чёрная змея потока Смерти. Люди отступили со вздохом удивления и страха. Ручей Силы перекатывался тугими струями Тьмы. Он вытекал из неоткуда и тёк в никуда. На миг они смогли увидеть часть Потока Смерти, одной из множеств Энергий Мироздания. Змея тьмы исторгла из себя, нечто ярко горевшее чёрным же огнём и исчезла. На их глазах сгусток чернил, горевший в огне Тьмы, обратился большим черепом. Они не могли бы сказать, кому принадлежал этот череп. Кому из живых он мог бы принадлежать. Таких существ они не знали.
   Пустые глазницы, пристально смотрели на них, несколько секунд. Потом череп повернулся к Китэгра, стоявшему с опущенной головой. Когда череп повернулся, взгляды их встретились.
   -Я..., слышал Клятву..., Бог..., Я приду..., нарушишь..., слово когда...
   Череп исчез. Люди мелко дрожали телами. Этот череп был самой Смертью! Его дикую беспощадную и злую силу, чувствовал даже пол, на котором они стояли. Это существо из огня горело не огнём, оно горело ненавистью, злобой, несокрушимой мощью. Никто не пожелал бы новой встречи с такой тварью. Они верили: Китэгра никогда не посмеет нарушить собственного слова. Этот голос..., сама Тьма, сама Смерть говорила сейчас!
   Китэгра исчез. Люди ещё долго стояли неуверенные и немного напуганные, но потом разошлись по своим домам-корпусам.
   Великий брёл по пустым переходам комплекса. Что-то угнетало его. Может, не стоило давать этой клятвы? Нет, стоило. Он вздрогнул, вспомнив пустые глаза черепа. Собственного создания. Сильнейший из создаваемых Духов Силы. Он всегда теперь будет ждать, прячась в Потоках Смерти. Ждать пока Бог нарушит клятву. Самый сильный и устойчивый из всех Духов - Дух Клятвы. Силы легче всего откликались, почему-то на создание именно такого духа и они давали ему мощь равную тому, кто клялся. Если когда-либо Китэгра намеренно поступит вопреки своему слову: Дух проснётся от спячки в потоках и нападёт на него. И Китэгра придётся сразиться с Богом. С самим собой. Дух Клятвы это пуля в револьвере самоубийцы. От него невозможно спрятаться или убежать. Его можно лишь победить, уничтожить в открытой схватке, но убить Духа Клятвы? Он обладает той же мощью, что и Бог создавший его. И это уже не зависит от того, кто вызвал к жизни Духа Клятвы. По каким-то причинам, Силы сами давали ему, равные с Клянущимся возможности. Одна из множества загадок Мироздания. Кроме того, помимо воли Бога, Дух Клятвы наделялся чертами и навыками этого Бога. Не многие нарушившие данное слово Боги, оставались живы, когда пробуждался Дух Клятвы. Трудно победить самого себя...
   Лучше не нарушать данного слова. Но Китэгра и не собирался его нарушать, иначе не дал бы он такой страшной клятвы, Клятву Бога Великим Силам.
   13 лет минуло, с прихода Бога.
   Крики ярости. Шлепки ударов. И тихое гудение. Оно раздражало. Но пока учёные не смогли справиться с этим мерзким гулом. И размеры, до сих пор оставляли желать лучшего. Ускоритель храбро сопротивлялся попыткам учёных довести его до идеала. За то удалось значительно повысить скорость заживления ран. Что и позволило, начать проведение новых тренировок. Такие и не снились Империи. Такие тренировки ужаснули бы вас, дорогой мой читатель. Думаю, побывав на одной такой, ты бы стал вскакивать по ночам и вопить от ужаса. Пару ночей. Если нервы крепкие.
   У воинов комплекса нервы были крепкие, они стали такими за годы тренировок.
   Китэгра стоял и смотрел на своих подопечных, иногда покрикивая на них или отпуская замечания. Редко. Они были уже слишком сильны и ловки, что бы поправлять их во многом. Все тридцать, разбившись по парам, дрались с одной целью: убить соперника. Бились они в перекрестии четырёх рассеянных лучей, работающих на полную мощность Ускорителей. Так что убить здесь можно было только одним способом, точнее двумя. Отделить от тела голову или половину туловища и поскорее унести куда-нибудь или испепелив это тело. Любые повреждения, мгновенно устранялись. Ускорители работали на столько хорошо, что группы нано роботов в телах воинов, оставались без работы. Любая травма, была лёгкой царапиной в поле действия луча.
   Самые страшные повреждения устранялись ещё до того как осознавались. Но боль, пускай и в долю секунды, всё же была солидной. Что заставляло воинов этих ударов избегать. И они избегали их очень хорошо. Уже третий час пара Улар-Акино, прыгает по залу, так и не получив ни одного удара. Усталости также ни один не выказывает. Неплохо, но больше они в паре стоять не будут. Китэгра предпочитал ставить в бою, слабого бойца с сильным. Правда, это становилось всё сложнее: слишком мала со временем, стала эта разница. Китэгра изучал театр тренировки. Его глаза могли это сделать. А вот глаза других обитателей комплекса не смогли бы насладиться зрелищем боя. Слишком быстро двигались бойцы. Обычное зрение не тренированного человека смогло бы показать лишь размытые пятна, иногда застывающие фигурой легко одетого представителя Рас, напряжённого как пружина. В этот миг, кстати, прелестные эльфийки, совершенно теряли красоту своих чудных тел. Не знаю, если вам нравятся спортивного типа женщины, то, пожалуй, для вас в этот момент они бы показались очаровательными. Мне же кажется, что эльфу не слишком идёт озлобленное лицо и вздувшиеся мышцы, чуть ли не все, напрягшиеся разом. За то людские женщины, в этот миг, казались Богинями войны. Об орчихе и гномихе (их было по одной) говорить не стану: подташнивает, честно говоря.
   Ниис оказался самым страшным рукопашным бойцом среди воинов. От природы гибкий, наделённый хвостом, он к тому же являлся весьма сильным бойцом, сам по себе. И пока непобедимым, среди всех остальных. А когти, делали его непобедимость абсолютной. И в первых тренировках он даже не хотел применять их. За что остальные были ему благодарны. Потом Китэгра толкнул уничижающую речь и теперь в драках, часто проливалась кровь из глубоких порезов. За то, Ниис лучше дорожки повлиял на реакцию воинов. Теперь молниеносная реакция - это их повседневная жизнь, в спокойном состоянии. В бою они проявляли просто невозможную скорость. Натренированный человек, мог бы разглядеть, сколь она не реальна. Но всё равно не смог бы разглядеть отдельных движений, если б не принадлежал к народу Нииса. Да, глаза этих людей, работали не совсем по-человечески. И кстати, они не знали, что этим обязаны, мелким изменениям в организме. Эти изменения, проведённые Китэгра и проводимые непрерывно, были столь незначительны, что даже самые точные приборы не смогли бы обнаружить в них, что-то неестественное. Как зрение, способное видеть сверхбыстрые движения вполне нормально, так и невозможная скорость, были достигнуты благодаря этим изменениям. Китэгра творил их со спокойной душой: в своей клятве об этом он ничего не говорил. И лучше им не знать. Пусть считают свои супер способности целиком заслугой многолетних и откровенно зверских тренировок. По сути, эти изменения были маленькими разрезами в их организмах, нанесённые тончайшим скальпелем, именно там где эти разрезы были необходимы. И наносились они лишь тогда, когда тело живого вплотную подходило к грани своих возможностей. Оно могло и больше, могло перейти эту грань, но мелкие ошибки природы и просто наследственности, не позволяли шагнуть дальше. Китэгра исправлял эти ошибки. Впрочем, серьёзных изменений, конечно не делалось. К примеру, очень мешала гномам, ширина плеч. Но он не вмешивался в это. Радикальные изменения, народ не понял бы...
   И теперь, воины стали могучи.
   Китэгра следил сейчас, только за боем Нииса и Аллады. Предчувствие - сказали бы вы, а он сказал бы, трезвая оценка разумом, происходящего. Потому как ваше подсознание: ресурсы мозга не подконтрольные вашему сознанию, работает всегда. Решает сложнейшие задачи и выводит их решение в сознание. Будь иначе, крыша съехала бы на раз. Он, Китэгра, представлял собой совершенное, по сравнению с любым живым, существо. Разум Бога почти полностью, им контролировался и отлично справлялся с этой нагрузкой, непосильной для тех, кому неведомы Потоки Сил. И теперь он видел, что у Нииса, видимо, появился первый достойный противник. Ну, что же, это и правда, было так. Первый, но как покажет время не последний.
   Ловкий обмен ударами, половина из которых выполнялись в прыжках и под невообразимыми для человеческого тела углами. Это длилось долго. И вот Ниис сумел опередить эльфику. Когти распороли предплечье. Брызнула кровь, скрипнули сжавшиеся зубы. Она отпрыгнула и едва ноги коснулись земли бросилась снова в атаку: предплечье блистало новенькой кожей, правда, маячка заляпалась кровью. Последовал десятиминутный обмен ударами. Блоки, отскоки, уводящие блоки, уклонения и ответные удары, всё это сплетённое в единую цепь, плавно перетекающую из одного звена в другое. Ни один мастер прошлого не смог бы это повторить и не только из-за чудовищной скорости исполнения. Эти воины знали в совершенстве все боевые техники Великих Рас. Кроме техник Аргу. Разведка Империи так и не смогла добыть сведений по этому вопросу. Только несколько смертоносных приёмов. Впрочем, вся техника рукопашных и других систем боя Аргу, была завязана на двух моментах: скорость выполнения и любой из ударов, а также блоков переходящих в удары, должен заканчиваться смертью врага или смертельными повреждениями его организма. Именно поэтому было очень жаль, что этой техники имперцы не имели. Кое-что из боевых систем тула, воины также не знали, кроме Нииса. Просто хвостатые дрались иначе: у них, тела отличались от человеческих, достаточно во многом. Но всё, что могли они использовать, всё это знали. Знали в обход механизмов мозга, запоминающих виденное (иногда) и многократно повторённое. Воины потомков рас, просто имели эти данные накрепко запечатлённые в мозге. А технику применения знаний они отработали уже давно. Не все до совершенства, но близко к нему.
   Аллада пропустила ещё один удар, да же два. Прыгнув и перевернувшись в воздухе, Ниис ударил. Эльфийка отбила удар ногами и тут же получила хвостом в грудь. Едва ноги оторвались от земли, мощнейший боковой, в лицо. Хрустнули кости. Лицо Аллады, левая его половина, обратилась мешаниной костей и плоти. Но она не упала. Доля секунды и лицо прелестной эльфийки обрело прежний вид, только потёки крови остались на коже. Но рана, смертельная без сомнений, была ликвидирована Ускорителем. Ниис видать про это забыл. Он ударил ногой, на добивание врага. Но враг уже был готов к продолжению боя. Нога попала в захват. Нежные ручки милой Аллады сломали её как тростинку. Едва не оторвав совсем. Удар ногой и Ниис ласточкой полетел к стене. Из поля действия лучей, он вылетел и врезался спиной в стену. Но к этому мигу, он уже был полностью здоров. Ниис вскочил на ноги, удивлённо шипя: его впервые победил один на один человекоподобный. Они и раньше побеждали, но только если Китэгра требовал Нииса драться сразу с двумя. А вот так, ещё никто не справлялся. Воины мгновенно прекратили бои. Все дружно заорали, что-то типа "Ура!". Вечные победы Нииса напрягали. Аллада очаровательно улыбнулась и послала Ниису воздушный поцелуй. Тот зашипел громче. А Аллада крикнула ему возвращаться.
   -Мне просто повезло, не злись Ниис! - Крикнула она в довершение.
   Ниис прекратил шипеть и улыбнулся, возвращаясь. Улыбка у него: в натуре крокодил...
   -Чего ждём? - Поинтересовался Китэгра у остальных.
   Бои возобновились. А Аллада, стояла, с улыбкой на устах, ожидая Нииса. Она казалась совершенством женской красоты сейчас. Сильная, ловкая, в коротеньких шортах, желанная для любого мужчины. Желанная и не досягаемая в своей красоте. Совершенство, чаще пугает, либо восхищает, чем вызывает страсть, любовь...
   Ниис решил порадовать павших предков: вспомнить, что натура его расы, подлость. Мягко двигаясь, приветливо улыбаясь, он шёл к эльфийке, ожидавшей его, сложив руки на высокой, упругой груди. В десятке шагов от неё, Ниис резко ускорил движение. Скользнул вправо влево и врезался в неё на вроде тарана. Сам получил в морду, но цели добился. Вскрикнув, девушка пулей вылетела из креста лучей Ускорителей. За пределами поля, она грохнулась головой об стену и разбила затылок. Потекла кровь, окрашивая красным светлые волосы чудесной эльфийки. Девушка вскочила сразу. Переносить лёгкие раны, они уже все умели. А ещё до того как она вошла в поле действия ускорителей, рана и её последствия уже были устранены нано роботами.
   -Ах ты, мелкий сукин сын! - Ругнулась она, прежде чем снова сойтись в схватке с Ниисом. Тот поклонился, принимая "комплимент". Спустя миг ему пришлось активно отбиваться от взбешённой дочери Эльфа. Но сегодня его уже не смогли задеть ни разу. Пройдёт ещё год, прежде чем Ниис на каждой тренировке, будет получать ран не меньше, чем наносить, а пока задеть юркого ящера удалось только Алладе...
   Китэгра смотрел на них и размышлял. Всё больше воины отличались от учёных и других, не попавших ни в одну из категорий. Отличались даже в манере двигаться и говорить. Им уже трудно было общаться друг с другом и будет ещё труднее. Но тут он ни чего поделать не мог: так было нужно...
   -Мудрый. - Голограмма гнома Так Арака, поклонилась шерканув бородой по полу. - Ты должен это видеть. Мы сделали его!
   Китэгра не ответил, просто нашёл источник сигнала и возник рядом с гномом ещё не успевшим отключить проектор.
   -Доспех? - Спросил он, глядя в лица Ушааса, Чииша, Така и других. Других было пять.
   -Да, Мудрый. Мы думаем, он довольно не плох... Вот. Взгляните.
   Учёные расступились, и взору Китэгра открылся установленный на стенде бронекостюм. Едва глянув, он разочарованно вздохнул. Учёные сникли.
   -Нет. Никуда не годится. Ускоритель вы установить не смогли вообще. Генератор, минимального заряда поля, слишком большой. Броня слишком толстая. Подвижность ниже необходимой. Вооружение и вспомогательные системы, откровенно бедны.
   -Но... - Так Арак даже покраснел от обиды. Он считал это шедевром.
   -Арак, я знаю, как долго вы над ним работали. Уверен, вы все считаете его вершиной своего гения. Но это не так. Воины, что сейчас тренируются, в этом доспехе, погибнут быстрее, чем без него. Арак доспех должен помочь им выжить, а не свести их шансы на нет. Металл брони. Арак, нужно что-то другое. У вас просто нет металла, достаточно крепкого. Работай в этом направлении. У Гнома, от природы чутьё на металлы. Ушаас, думай над тем как увеличить количество аппаратуры и вооружений, при этом, не увеличив общих размеров скафандра. Чииш, постарайся свести электронику к минимуму: надо искать другой источник энергии более надёжный, но способный поставить необходимое количество энергии при малом размере генератора. Работайте. - Он почти собрался уходить, когда решил дать ещё один совет. Это были именно советы, он никогда не приказывал им. Он говорил, а они решали, делать так или иначе. - Привлеките эльфов, они тянутся к красоте и тонкости линий. Может они смогут обеспечить нужную подвижность и оптимальное расположение приборов.
   -Мы поняли..., - Арак подёргал бороду. Китэгра ждал, он не читал мыслей этих людей и не знал, что услышит. С некоторых пор это даже стало нравиться ему. - тут вот ещё. - Он показал тонкую, серебристую перчатку, длиной до локтя человека. - Меч Тьмы, мы думаем, она должна удержать. Ведь это Энергия? Эта перчаточка непроницаема даже в реакторе, может, справится? Надо бы испытать.
   Китэгра взял перчатку в руки. Несколько минут он просто стоял без движения, а учёные наблюдали, как чёрное пламя вихрями крутится вокруг перчатки.
   Наконец, он отдал её учёным. Улыбаясь.
   -Вот за это: спасибо! Только сделайте чуть прочнее, к натяжениям и механическим повреждениям. И начинайте делать их для воинов. Подгоняйте плотно по руке каждого, в бою ничто не должно мешать... И пожалуй, сделайте глухие костюмы из этого материала. Не спасёт от сильных ударов, но от мелких плохо собранных форм, вполне подойдёт.
   Он вернулся к своим воинам. А учёные к доспеху, так посрамлённому Мудрым...
   16 лет минуло, с прихода Бога.
   -Никийя! - Крикнул Китэгра раздражённо. - Смелее, я рядом. Заденешь себя, я остановлю меч.
   Гибкая девушка вымученно улыбнулась. Одетая в серебристый обтягивающий костюм, скрывающий её великолепное тело до самого горла, она пыталась наносить по воздуху удары пылающим Мечом Тьмы. Получалось очень и очень плохо. Она его откровенно боялась, этого меча. От него веяло смертью. Иначе и быть не могло - его породила именно Смерть. Но им следовало научиться, спокойно переносить близость больших зарядов этой Силы. Таких как меч и более мощных. Меч в руках Никийи не мог ей повредить, пока она не ошибётся и не ударит сама себя. Тогда Сила в мече атакует живую плоть и костюм гнома её не спасёт. Спасёт он - Китэгра. Но пока меч не коснулся цели, пока он в её руке, он не опасен ей. Меч Тьмы - Сила заключённая в Форму волей Бога. Не будь перчатки, он сжёг бы её, едва коснувшись. Ненароком. Слишком большой был в нём заряд, что бы прикосновение живого осталось для самого живого безопасным. Накачай он ещё больше Силы в меч, Никийя погибла бы, не смотря на перчатку. Но, конечно, ей не стоит знать, как опасен Меч в действительности...
   Время шло. Никийя привыкала. Скоро совсем скоро она научится относиться к нему спокойно и использовать без опаски. Скоро и остальные...
   Со стоном Китэгра упал на одно колено, опираясь на косу.
   -Учитель! - Вскрикнули разом несколько живых. Да, уважение к нему выросло. И даже больше чем он сам планировал.
   -Нет..., ничего. Всё в порядке.
   Он поднялся на ноги уже совершенно спокойный. Но только внутренне. То, что он почувствовал сейчас, то, что поставило его на колени: не было болью.
   Страх. Он ощутил вспышку ужаса, панического страха, такой силы, что не смог совладать с собой. Его и сейчас потряхивало где-то в душе, от ужаса. Он шёл волнами откуда-то из глубины самой его сути. И коса. Большей частью этот страх принадлежал ей. Что-то страшное случилось, нечто чудовищное.
   Китэгра вновь прикоснулся к потокам, на этот раз очень осторожно. Его захлестнул страх, именно когда он смотрел в потоки. Что? Что могло так напугать косу и его самого. Холод, он чувствовал рядом холод. Смерть, даже не Истинную Смерть. Это, то что он ощущал, было чуждо, не только Мирозданию, Сущности, из которой пришла коса, но и самому Хаосу. И..., это нечто было в Последнем Городе.
   -Я уйду пока. - Произнёс, сдавленно прохрипел Китэгра. Меч в руке Никийи растаял.
   Больше ничего он пояснять не стал, надо было торопиться. Не смотря на ужас, снедавший его, он поспешил на встречу новой опасности, чуждой, страшной опасности. Нечто было внутри комплекса. В лабораториях Гнома, оно источало волны страха. Точнее оно просто было, а страх тряс Потоки и тех, кто мог их видеть. Он не знал, какова мощь этого нового врага, но не сомневался: он убьёт его с удовольствием - если сможет.
   -Мудрый! - Ланарик и Арак, учёные гномы (можно сказать ведущие учёные Гнома) удивлённо взирали на возникшего в просторном помещении Китэгра. Здесь было так просторно, потому что гномы хранили здесь образцы полученных сплавов и кое-какое измерительное оборудование, ничего больше здесь не было. - Как ты узнал? А! В гости? - Хитро улыбаясь в бороду, продолжил уже только Арак.
   Китэгра взмахом ладони остановил гнома. Он не слушал его слов, он искал своего врага. Страх постепенно уходил. Где-то здесь. Кто же он такой и что ему надо?
   -Мудрый - Шептал глупый гном, не осознающий опасности. Как же он не чувствует этой чуждой всему Сущему твари? - мы металл сделали новый. Прочный... Мудрый?!
   Китэгра смотрел на указанный металл. Пластина, глубокого чёрного цвета. Источник страха. Его лицо сейчас походило на лицо сражённого на повал удивлением, человека. Так оно, в общем, и было. Что же создали в своих лабораториях гномы?
   -Ч-что это? - Китэгра прохрипел свои слова. Гномы были шокированы. Мудрого в таком виде не видели не разу.
   -Это? Ну, я же говорю: новый металл. - Гном с улыбкой победителя взял в руки пластину. - Ты просил лёгкую прочную броню: она у нас есть. - Он поскрёб металл пальцем. Металл, который металлом не был. Гном не понимал, ЧТО создал. - Получить только эту заразу, сложно. А улучшить способ получения никак не можем. Кажется это вообще не возможно... За то его ничем не прошибёшь. Не знаю насчёт вашей Силы, но известные нам виды энергии и материи эту сволочь не берут. Пока вот только плитку одну сделали...
   Китэгра поборол в себе ужас и взял пластину в руки. Почему живые не чувствуют страх? Ведь он держит сейчас в своих руках мёртвую материю, по-настоящему МЁРТВУЮ! Нет движения атома, нет движения более мелких частиц, чем нейтроны. Материя неспособная породить не капли энергии, материя, которая сама должна была стать энергией, едва погибла. Гномы как-то остановили процесс. Пластина, плотная смесь мёртвых материй. Её одного вида: самого первого, самого простейшего. Её не могло существовать в таком виде, нигде в Мироздании, более одной миллионной мига.
   -Как? Как тебе удалось Арак?
   -Ну, вообще-то это не я. - Он смущённо показал на Ланарика. - Он сделал, придумал, я помогал. За то это я догадался как повысить плотность и остановить полный распад атомных структур! - Гордо закончил Арак.
   Китэгра долго молчал. Он думал над этим. Они создали страшную вещь. Он Бог Смерти чувствовал панический ужас рядом с этой материей. Но именно поэтому и чувствовал. Противоестественная материя, чужая всему, что живёт, всему, что существует. Всё его существо кричало: уничтожь её, запрети гномам делать такое!
   -Доспехи, - Всё же принял он иное решение. - металл доспехов делай из него, из этого металла. - Он с удовольствие выпустил из рук пластину, отдав её гному. Отвращение и страх, просто бесились в нём. Но если так с ним, а живые не чувствую ничего: как среагируют в бою Демоны? Знать каким образом получили гномы металл, мёртвую материю, он не хотел совершенно. Тошнило...
   18 лет минуло, с прихода Бога.
   -Всё понятно Ники? - Спросил Китэгра, прежде чем облачённая в новых доспех девушка, вышла к "барьеру". Девушка кивнула, уверенно взмахнув Мечом Тьмы. В этом доспехе гибкая как кошка Никийя, смотрелась странно. Он плотно облегал тело, был довольно тонок, неся при этом значительное количество оружия: вершина научного гения. - Тогда вперёд. Поблажек не будет.
   -Ха! Мне они ни к чему. - Запальчиво крикнула она. Шлем на миг разлетелся тысячами тонких металлических нитей, давая ей возможность говорить и вновь обрёл не проницаемую структуру.
   Твёрдо ступая, шагала девушка, отчего металл, облегающий её тонкие крепкие ноги, громко звякал о металл пола. Но не так как звенит обычно металл. Этот звук заставлял подрагивать от непонятного чувства саму душу. Ибо Мёртвый металл, касался пола...
   Китэгра не шутил. Едва девушка пересекла линию, начерченную алой святящейся краской, как первый же призрачный враг атаковал её. Этих, по правилам тренировки требовалось убивать Мечом. Согласно правилу игры, они олицетворяли живую плоть. Впрочем, сомнительно, что демоны пошлют против них своих мёртвых рабов. Скорее всего, когда придёт время, драться будут только сильнейшие, а они принадлежат к числу живых. Но, кроме того, что бы наверняка поражать Мечом Тьмы именно живых, имелась и другая цель тренировки. Они должны были научиться пользоваться доспехом. Уметь применять его как собственное тело, его оружие, его возможности.
   Призрак получил мечом и исчез. Тут же в воздухе возникли, ещё два призрака и четыре робота, окружив её. Она двигалась быстрее них. Призраки рассеялись, получив мечом. Один робот от удара ногой разлетелся в дребезги, доспех многократно увеличивал силу и без того очень не слабой девушки. Ещё двое были рассечены световой нитью. Последний, получил излучателем в район живота. Но он успел выстрелить в ответ. Световой луч, врезался в грудь, защищённую доспехом...
   -Никийя, - Грустно изрёк Китэгра. - ты погибла.
   -Но...
   -Мы скорбим о твоей смерти. - Он опустил косу и склонил голову, надев на физиономию выражение печали и глубокой скорби. - Иди к остальным и подумай, об этом. Пока не наступит твоя очередь пройти дорожку ещё раз... Аллада, теперь ты.
   Девушка Эльфа, сегодня была в весёлом настрое. Высокий прыжок, сальто и она у начала дорожки.
   -Вперёд! - Скомандовал он.
   Аллада двинулась, скользя с изяществом, которое не смог скрыть даже доспех...
   Она не прошла и двух метров. Общий возглас удивления заставил её остановиться и посмотреть на товарищей. Китэгра исчез...
   Искажение. Он чувствовал, как дрожит Пространство. Китэгра нервно поглядывал вверх, на усыпанное звёздами небо. Пространство подрагивало, как от боли. Искажение. На его глазах, потухла звезда. Не взорвалась. Просто потухла. Исчезла. И он увидел это отсюда! Просто своими глазами, без всяких сил. Искажение сжевало звезду и выплюнуло её даже не в этом мире, где-то в другом. Свет звезды, в одно мгновение, был сожран, тем же искажением. Его силу, его мощь он ощутил даже отсюда. Три десятка тысяч лет шёл сюда свет этой звезды, а Искажение уничтожило его в один миг. Китэгра чувствовал страх: сила Искажения поражала. И вскоре оно придёт сюда. Искажение, уже скоро. И ему придётся сразиться с ним: возмущением, что породили слепые в своём гневе Великие Силы, повинующиеся лишь Закону. Закону, который был рождён в их бездумной пляске Разрушения и Создания...
  
   13. Закон Великих Сил.
   Комплекс. Спустя пару лет.
   -Юная мисс! - Воскликнул Акино, восхищённо глядя на Алладу, давно забывшую о его подлом поступке. Впрочем, Страж Руини Акино, ту подлость совершивший, давно не существовал. Эльф сильно изменился, за эти годы, как и все они. - Разрешите пригласить вас на этот танец!
   -Да? - Аллада прервав свою беседу с Сииком (Подвиг героя! Говорить с этим ящером было сущим наказанием), повернулась к Акино. Она окинула его высокомерно насмешливым взглядом. - Страж, приглашает Светлую танцевать?
   -Вы отказываете мне! - Заламывая руки в деланном отчаянии, воскликнул Акино. - Я не переживу этого! Я несчастен, глубоко несчастен.
   Громко рассмеявшись, девушка подхватила эльфа под руку, и они присоединились к парам танцующих. Лёгкая чарующая музыка неслась с верху. Новая музыка, её сочинили здесь за эти годы подготовки к битве Рас. Призрачное освещение дополняло картину.
   Сегодня они праздновали. Учёба кончилась, воинам осталось лишь поддерживать форму, да привыкать к новым более лучшим доспехам, еже ли такие будут. Отправлены были на дальние планеты первые роботы-строители, их отправил Китэгра своей магией. Почти закончены были работы над доспехами. Им оставалось, лишь ждать, пока роботы справятся с задачей. Пока будут созданы новые и отправлены к "своим планетам". Всего 25 лет, может чуть больше. Но этот срок был совсем небольшим, в сравнении с обретённым бессмертием. Да, теперь они стали бессмертны все - без его Силы. Они обрели его сами, их учёные. Теперь Китэгра мог не пользоваться своей Силой для их омолаживания: это делали машины учёных. Делали один раз и навсегда. Они многого достигли за эти годы и теперь отмечали. Только Учитель, Мудрый, не участвовал в их празднестве. Хотя они чуть ли не умоляли его присутствовать: ведь всем этим они обязаны были ему. Даже музыкой, которую написал один из помощников, не способный стать ни воином, ни серьезным учёным...
   -Люди! - Взревел Китэгра, в ореоле чёрного пламени возникнув посреди зала, в десятке метров над полом. - Прекратите! Беда! Все закройтесь в своих комнатах. Учёные! Включайте генератор поля комплекса, на полную мощность! Выполняйте, если вам дорога жизнь!
   Он исчез, а люди ещё несколько минут стояли без движения. Китэгра казался напуганным. Они повиновались, но всё же не совсем так, как он требовал от них. Генераторы они включили, те самые, что совсем недавно он потребовал построить. Генераторы способные закрыть своим полем, весь комплекс. Затем они спрятались по своим обширным апартаментам, сердцем чувствуя угрозу. Почти все спрятались...
  
   Скоро, уже скоро. Китэгра взмахнул косой, ещё раз. Огненный серп, серп Чёрного Огня Смерти достал до горизонта и чёрным же дождём упал вниз. Вся земля намного миль пылала Тьмой. Сам Бог, казалось, стоит под водопадом чернил.
   Скоро. Но Сил слишком мало. Нужно ещё, нужно больше, гораздо больше. Китэгра потянулся сознанием дальше. Он истощил уже потоки этой галактики. Пришёл черёд другой. Он взял всё, что было. Теперь планету Бога, омывали волны Огня Смерти, уподобившегося океану. Но и этого может не хватить. Ещё! Он взял столько сколько смог. Десять крупнейших галактик отдали ему свою Смерть. Потоки в них высохли, обратились жалкими нитями, почти не заметными, даже для Бога. Земля, колыбель Рас, теперь виделась из космоса, огромным шаром глубокого чёрного цвета - то есть не виделась вовсе. Китэгра создал этот шар. Концентрация энергии стала поистине гигантской. Не распыли он её по поверхности и в атмосфере, планета не смогла бы удержать целостности материи, она погибла бы, обратившись прахом. Смерть, ставшая почти осязаемой, бродила теперь по земле. Но теперь она пришла не убивать. Смерть пришла спасти жизни шестисот живых и саму планету. Шесть сотен живых, сейчас они в недрах комплекса, бросив все дела, сидят по тихим углам, чувствуя Страх. Их тела, болят без причин. Их души изнывают от тоски. Им кажется, что сам воздух воняет тухлятиной. Им видятся призраки умерших. В них страх сменяется вспышками ярости и вновь возвращается. Они ненавидят сейчас даже самих себя. Им хочется умереть, как никогда в жизни. Изначальная в таких количествах и так близко, только так и будет влиять на них. А не будь полей, закрывших комплекс, начались бы массовые убийства и самоубийства. Поля не пускали Силу, не давали ей влиять на души и тела живых. Но в такой близости с тем зарядом, что собрал он сейчас на мёртвой земле, даже эти поля справлялись с трудом.
   Китэгра вновь замахнулся косой. Серп Силы на этот раз достиг орбиты ближайшей планеты. Что ж, больше ему не удержать. Уже сейчас, просто что бы удержать эту Силу, он расходовал энергию собственной души в больших количествах. Больше ему не взять. Это его порог. И всё же порог внушительный. Этого хватит, чтобы обратить в пыль несколько сотен скоплений материи: галактик.
   Он снова замахнулся и ударил. Новый серп, распорол орбиты двух планет, не задев их, они сейчас шли по другую сторону солнца. Сила повиновалась легко, без усилий. Он полностью контролировал её. Ещё раз! Вихрь Тьмы заслонил свет солнца. Он достал до самой дальней планеты системы. Он не разрушил её, на её теле остался лишь глубокий след праха. Китэгра опёрся на косу, сложив ладони на основании секущей части. Его взгляд тонул в океане Силы, такой приветливой с ним. Такой покорной ему.
   Сейчас, он и правда чувствовал себя Великим, Богом. Могущество его стало казаться безграничным, едва он начал собирать Силу здесь. Теперь он знал свой предел. Он был, не досягаем для многих Богов, этот предел. Он почему-то не сомневался в этом...
   Дрожит. Пространство корчится в лёгкой ещё не видной простому глазу дрожи. Скоро, уже совсем скоро. Устоит ли он? Китэгра не знал. Он спокойно думал над этим. Если не устоит: погибнет. Если уйдёт сейчас, сам выживет, но о мести придётся забыть. Планета будет пережёвана Пространством и выброшена в различных мирах, осколками мёртвого камня. Мелькнула мысль воспользоваться этим, что бы уйти из этой вселенной в другую. Он отбросил её почти сразу. Месть требовала спасти живых и эту планету. Могло не получиться: не устоит - ослабнет так сильно, что не сможет уже сбежать. Но эти живые, только они могли дать ему шанс отомстить за его мир, за то каким его сделали, за годы рабства. Отомстить одним могучим ударом, навсегда покончив как минимум с большинством демонов. Жаль, что Пространство подкинуло ему такую подлость. И именно сейчас! И именно здесь! Проклятье!!! Впрочем, он давно ждал такой пакости...
   Отступать нельзя. Этот бой он должен выиграть. Бой с Материей, что зовётся Пространством. Если он устоит здесь, он устоит против демонов. Если нет...
   Новая дрожь, гораздо сильнее. Осталось несколько минут. Потом решится его судьба и судьба шести сотен живых, из которых сотня совсем юны, а полсотни просто дети. Как ни прискорбно, но он успел привязаться к ним. К этим живым, уже два десятилетия с надеждой заглядывающих ему в рот. Они сильно изменились за это время. Что-то изменилось в нём. Пожалуй, ему будет уже не так легко обречь их на смерть, в бою, которого не миновать. Да, когда падут почти все они, а может и все, он будет жалеть об этом. Вспоминать их с тоской. Но он с этим справится. Китэгра Могуч. Он справится.
   Уже близко, очень близко. Пространство напряжено как струна. Скоро начнётся пляска Смерти. Китэгра вновь испробовал свою власть над Силой на прочность. В этот раз без ненужных, но всё же очень красивых, по его мнению, движений тела. Сила откликнулась по первому усилию воли. Душа тоже. Истаял кусочек её силы. Усталость. Странно, почему она устаёт, теряет энергию себя самой? Нет, тут он давно всё понял, вопрос в другом: почему его душа, легко восстанавливает себя вновь? А вот выпитый им Призрак, этого сможет добиться лишь спустя тысячи лет. Он же вычерпав себя до опасного предела, но не больше, восстановится уже через несколько минут, полностью. Души Магов, Богов, так сильно отличаются от Душ просто живых? Не только. Он забрал у Призрака не только его энергию: он разрушил саму структуру и выпил её. Но этот ответ не полон. Надо решить, эту загадку сейчас, пока так сильна его мощь, такой дикий заряд её в его руках. Может, так статься, что через десять минут ему уже никогда и ничего не придётся решать.
   Да, его душа отличалась. Но принципиальных отличий не было. Как в одной Силе от другой. Основа всё та же, разница в деталях. Структура державшая душу, единым целым. Вот оно различие. Очень похоже на сравнение эльфа и человека. Их тел. Первый не совершенен. Но человек несовершенен ещё больше. Так и души, их структуры. Бог, совершенная структура, так и не достигшая настоящего совершенства. Как тело эльфа покажется человеку в сравнении с собой, верхом организации живого организма, так душа простого живого, жалкая поделка рядом с душой Бога. Но эльф понимает, как ошибается человек. Он знает, что его тело далеко не вершина, не идеал. Так же Китэгра понимал, как далека от идеала душа Бога. Структура не разрушалась, не использовалась при управлении Силой. Но она уставала. Она, эта основа держала в себе Энергию Первородной, в недоступных, ущербной душе простого живого, количествах. Она могла пополнять её затраты во много раз быстрее. Но и у неё были пределы.
   Китэгра провёл ладонью по лезвию косы. А каковы пределы у тебя?
   Он так и не смог приблизиться к пониманию своего странного товарища. Они по-прежнему жили в разных мирах. Но он интуитивно чувствовал, её пределы много выше его собственных. Но..., он чувствовал ещё кое-что. Китэгра не достиг своего максимума. Он может отодвинуть предел, стать сильнее, чем есть сейчас. Но как?
   Что станет с ним, если он выскребет свою душу до суха? Он утратит контроль над Силой. Он, на несколько бесконечных минут, станет просто очень уставшим, опустошённым живым. Сила перестанет быть другом и слугой. Она набросится на него как смертельный враг. Не останется ни тела, ни души. Так иногда умирают Боги...
   Если прежде с ним не покончит Пространство. А вот и оно! Безликая Ярость Миров!
   Всё, что он мог видеть, всё до последнего атома, закрутило, искорёжило. Ткань мира, что удерживала материю, хмуро свела брови на своём гневном лике. Китэгра взмахнул косой. Не смог он удержаться от красивого жеста, даже сейчас, заглянув в лицо чудовища. Одеяло Силы ласково, как может, лишь Смерть, укрыло всю солнечную систему. Огромная мощь пропитала каждый гран ткани Пространства. Она эта мощь Изначальной, держала ткань подобно цементу. На какой-то миг, космос этой системы стал Истинной Тьмой. Он стал копией Первого Мира или, как звали его некоторые Боги, Изначального Мира. Но только на миг. Чудовище перекосило от гнева. Какой-то жалкий Бог, препятствовал ему! Стал на пути его гнева! Ни один из Великих не имел права вставать против Законов Мироздания! Тьма содрогнулась пред гневом древних Сил. Содрогнулась, но устояла. Воля Китэгра, одного из Великих вела её. Со времён Могучего Ганзара не бросала Изначальная Смерть вызова Мирозданию. И вот, Смерть обрела нового Владыку. Чудовище оскалило клыки. Само Мироздание, гневалось упрямству Великого, посмевшего идти против Законов. Тьма дрогнула, Тьма, что держала целым Пространство этого участка, маленького, совсем крошечного участка одной из множества Вселенных. Дольше Смерть не могла устоять. Законы были сильнее. Ими не руководил разум. Ими руководила лишь их мощь, стремящаяся разрушить Мир, сдвинувшийся в Сфере вопреки Закону. Злая улыбка исказила лик Закона. Тьма рассеялась, сгорела огромнейшая мощь, затраченная Великим, сгорела без следа, в пустую. Китэгра застонал от боли, сковавшей не только тело, но и душу. Он устоял на ногах, он не упал. Он всё ещё мог сражаться с Законом. Но он истратил много, больше чем рассчитывал. Теперь придётся отступать. Всей системы ему не удержать. Земля, колыбель Рас всколыхнулась волнами Смерти. Тьма побежала по дрожащему Пространству. У пятой планеты, остановила Смерть свой бег. Шар тьмы сковал Пространство. За его пределами Пространство скрутило, будто от сильной боли. Материя, Пространство: всё ломалась. В жуткое крошево из тысяч и тысяч кусков, обратились планеты. Но лишь не многие из них удержались, здесь. Ткань мира, зияла сотнями дыр. В них исчезала материя, в них рвалась в лоскуты ткань Пространства.
   Дрожь, теперь уже лихорадка, нарастала. Жалкий кусочек этой маленькой галактики всё ещё сопротивлялся, власти Закона. Чудовище грозно рычало в лицо упорному Богу, глупому Живому, что осмелился встать на пути Великих Сил, жалкую часть которых он мог видеть своими слабыми близорукими глазами. Тьма задрожала, поддалась могучей, но бездумной силе. Китэгра призвал всю свою волю, всё, на что был способен. Заскрипели зубы. Великий рычал в ответ! Схватившись с Силой, заведомо более могучей, чем десяток и сотня, таких как он. Но не сдастся воин в бою! Падёт Маг, устав, падёт он в страхе. Падёт Бог, осознав Силу, с которой в дерзости своей посмел тягаться. Но воин падёт, лишь, когда оставит его жизнь. Великий сдержал первый натиск, на тот заслон, участок целого, что стремилось смешать в пыль Чудовище. Презрительная улыбка Закона, была ему наградой. Новый натиск, едва не разорвал Пространство в ленточки. Но и теперь стоял Великий. Таяла Сила. Тьма уже не была такой насыщенной, такой сильной. Не было прежних сил у Владыки её. Но он держался. Китэгра ощутил, как разом всё удерживаемое им Пространство начало сворачивать спиралью. Ещё не много и Смерть бессильно отступит пред мощью Закона. Китэгра не мог допустить позорного бегства. Зубы перестали скрипеть: мелкой крошкой, вместе с потоками крови они текли по подбородку. Зря он всё же так далеко зашёл в изменении своего тела, в угоду живых.
   Боль. Чернила у его ног наливаются красным - это глаза, в них кровь, а в душе красная пелена: боль. Чудовище счастливо взвыло, бросаясь в последний прыжок, призванный смести Великого с лица Мироздания. Сломать жалкую преграду Смерти, уничтожить наглого Бога. Закон укусил и..., сломал зубы. Тьма держалась крепко. Смерть не желала сдаваться, ибо не желал этого Владыка её и всё ещё мог он управлять ею. Закон на миг отступил, круша то, до чего мог дотянуться. Китэгра ждал нового удара. Последнего. На большее у Чудовища нет времени. Достаточно Сил, но не времени. Угрожающее натянулась ткань этого мира, грозя разорваться окончательно. А это не соответствовало интересам тех, кто вёл его к неведомой цели. Совокупная мощь Ада, мощь сотен Богов. Выводила мир, в другую часть Сферы, на время, подчиняя движение этого мира Закону. Скоро Чудовище отступит, но прежде оно сможет ударить ещё раз. Китэгра ждал. Последний удар, последняя корча Пространства случится в одной точке, всего в одной, а не как это было до сих пор: Закон рвал на части несколько галактик сразу, лишь потому Китэгра ещё мог устоять. Но теперь, удар будет точным. По источнику сопротивления Закону. Удар будет нацелен не в него. Он жалкая песчинка для Великих Сил. Да, он заслужил право зваться песчинкой Мироздания, обретя могущество Бога. Но он не имел права идти против Закона Мироздания, таких прав не было у Богов. И теперь он понимал, как близок к Смерти. Истинной Смерти.
   За миг до удара. Он понял, как выжить. Как можно попытаться остаться среди Живых. Он не знал получится ли, но иного выбора уже не было. Он собрал остатки воли в кулак. Кулак получился дрожащим, слабым, едва способным держаться. Он слишком истощил себя, в этой борьбе, что бы держаться крепко. Вот теперь без глупых жестов уже не обойтись. Его воля рассеяна так, что без примитивного Жеста, необходимого слабому Магу, ему - Великому, теперь не обойтись.
   Коса описала широкий круг над головой Бога. Тьма отозвалась послушным псом. Вихрь Смерти пронзил всю систему насквозь. Он не мог держать его крепче. Сила стремилась уйти в потоки, она рвалась прочь от воли Владыки. Лезвие вонзилось в землю. Вихрь опал вниз, наземь маленькой планеты. Чернила, осязаемые даже более чем материя, сомкнулись вокруг планеты. Пространство, где бежала планета, обрело крепость стали. На мгновение здесь, в этом жалком кусочке мира, остановилось Время. Чудовище ударило последний раз. Пространство затрясло, с такой мощью, что едва не разнесло по всей остальной его части, этот маленький кусочек. На миг он увидел картину, окончания этой бесполезной борьбы. Титаническая дыра в ткани Мира, зияющая Тьмой, в которой Смерть кажется ярким светлым огоньком. Он видел Ткань Межмирья. Настоящая Тьма Мироздания - одна из тех немногих Великих Сил, что не принадлежат Пространству и Материи...
   Он устоял. Закон не отступил. Великие Силы не умеют отступать. Нельзя победить Закон Великих Сил. Нельзя победить в бою со всей мощью Мироздания. То под силу может быть, лишь Владыкам Хаоса, которых нет. Но Закон можно обмануть, ибо не разумен он. Китэгра отстоял кусочек своей Вселенной от полного уничтожения, но не он спас себя самого и Пространство своей Вселенной. Это сделал его Враг. Мощь демонов, упорядочила движение в Сфере и Закон утратил к этому миру интерес. Для Великих Сил этот мир теперь вновь ни чем не отличался от других. Пройдёт время, и сей мир, двинется вновь, к своей неведомой цели. Вновь будет нарастать возмущение Великих Сил, вновь гневаться будет Закон, не способный думать, не знающий Разума. И вновь сопротивляться будет самовольным движениям мира. Вновь попытается разрушить его. И вновь демоны, остановят его. И снова всё начнётся сначала, пока не прибудет он в нужную им точку Сферы...
   Китэгра упал на колени. Сила послушно текла сквозь него, рядом с ним. Послушно, нежно лаская своего господина. Настойчиво Сила оплетала тело Бога. Чёрные змейки вились у его Души. Почти иссякшей силами Души. Ещё чуть-чуть и Смерть возьмёт свою жертву. Ещё немного и Владыка утратит над ней контроль и тогда он сам станет её пищей. Его смерть наполнит потоки лучше, чем смерть сотен тысяч простых душ. О, Великий, ты лакомый кусочек для Силы, что не зря зовётся Смерть!
   Китэгра опёрся на руки. Теперь он стоял на четвереньках. Кровь текла изо рта плотным ручьём, падая на чёрное стекло..., может камень. Кровь текла из каждой поры, его кожи. Что-то не то случилось с органами, непрошибаемые ничем, как считал он. Кости. Они обуглились. Оставаясь в теле. Красные, сочащиеся слизью глаза, тупо смотрели, как с рук сползает кожа. Потом плоть. Ещё не касаясь земли, она обращалась прахом. Мыслей не было, боли не было. Разложение. Он погибал от собственной Силы. Изначальная Смерть убивала, того, кому секунду назад безропотно подчинялась. Он потратил больше чем мог потратить и теперь Сила наслаждалась законной своей добычей. Но пока Великий ещё не был сломлен окончательно. Ещё оставались у него силы. Внутренние силы души, что делают Бога Великим, что отличают Бога, от просто Живого...
   Он сумел собраться с собой. Он сумел вложить остатки сил в свою волю. Надо было рассеять, вернуть в потоки, взятую, но не растраченную Силу, иначе она восполнит потери за счёт него. Сейчас Смерть организована, сейчас она Форма, без воли, что управляет ею. Её нужно рассеять и направить в потоки, туда, где была она взята.
   Китэгра справился с этим. Иначе и быть не могло (Кина бы не было! Пардон.).
   Смерть оставила его в покое. Силы вернулись в своё нормальное состояние, не опасные ни чему. Китэгра истощил себя полностью. Было самое время удивиться тому, что он выжил. Тому, что он посмел тягаться с такой мощью. Но демоны посмели! Почему бы и ему?
   Китэгра услышал странный хруст. Не понимая, он смотрел как под ладонями, крошится что-то чёрное, залитое кровью. Будто стекло. Теперь по всей планете такое стекло. Китэгра нашёл в себе силы улыбнуться. Он преодолел свой предел, едва не погибнув. Он создал Материю. Не изменил с помощью Силы уже имевшуюся, а именно Создал. Из ничего. Точнее, из энергии Изначальной Смерть. Китэгра встал на новый уровень могущества. Он стал сильнее.
   Китэгра рухнул лицом в это крошево чёрной материи. Сознание оставило его. На время Великий стал так же слаб, как и ты, мой читатель. Он больше не мог управлять Силой, он не мог даже оставаться в сознании..., но он мог радоваться этому.
   Поединок Великого с Законом Мироздания, где он был всего лишь досадно мешавшейся песчинкой в сапоге, не существенной, но причиняющей неудобства, закончился самым наилучшим из всех возможных вариантов.
   Великий сохранил свою жизнь...
   Воздух, подле искромсанного тела, дрогнул и два человека, поблёскивая металлом доспеха, замерли возле него. По всем признакам перед ними была жертва трёх-четырёх посещений недр мясорубки. По всему, труп. Стопроцентный. Без вариантов.
   Облачённые доспехами, проницаемыми для окружающего мира не более чем громоздкие космические скафандры расы Гнома, люди, осторожно подняли покойного. Рука его крепко держала блестевшую серебром косу. На их глазах плоть с этой руки поползла вниз и упала наземь, серым прахом обратившись в процессе падения. Голые кости скелета намертво вцепились в деревянное древко.
   -Кажется, - Загудел переговорник одного из доспехов. - он пал.
   -Не думаю, Никийя. Мы все видели, это. По-моему, он не умрёт так просто.
   -Мы возвращаемся Улар.
   Оба растворились в воздухе, с ними исчезло тело Великого, пока ещё не способного обойтись без материального тела, как и множество Богов Мироздания. Может быть, когда-нибудь он сможет подняться выше. И кто знает? Может, когда-нибудь Китэгра, в могуществе своём, равный станет Первым Богам...
  
   -Ты не слышишь? Глупый! Как же ты не можешь услышать? Слушай, любимый, слушай, и ты услышишь нежность, шелеста ветров...
   Он кричал. Он звал. Просил, умолял. Но Шептавшая, уходила. Во тьме, бесконечной тьме мира, исчезала, она. Не её тело - он не помнил, как выглядит Шептавшая. Уходил нежный её шёпот. Она пришла совсем не надолго, напомнить ему о ветрах, о себе. И теперь уходила вновь. Уходила навсегда.
   Какое страшное это слово: навсегда...
   Зачем? Почему? За что? Не уходи! Почему, приходишь в снах? Почему я не помню твоего лица? Зачем зовёшь меня любимым? Я любил тебя? Почему, не помню..., почему.....
   Китэгра открыл глаза. Голос, нежный голос, всё ещё звучал в его сознании.
   Серый потолок. Сталь. Нет, это сплав. Стали, там нет. Он моргнул. В мире, что-то не так, здесь должно быть ещё что-то. А! Вот ты, друг и убийца, в одном лице. Катишь волны Тьмы, несёшь Боль сотен и сотен. Ты чуть не убила меня - Смерть. Подлость и верность в тебе живут, не мешая друг другу. Но тебе не справиться с тем, кто имеет над тобой власть!
   Китэгра осмотрел себя, с помощью Силы. Его власть над ней стала заметно крепче.
   Душа. Структура цела и не только. Она стала сложнее, крепче. Душа Бога сияла, энергии Потока переполняли её. Теперь он устоит, если придётся вновь столкнуться с Законом Великих Сил. Устоит если не он, будет его целью, как было и в этот раз. Слепая Сила. Тот самый топор, но такой мощи, что даже попасть под краешек его, значит умереть Истинной Смертью. Видать ему повезло. Сильно повезло. Знай он, с чем на самом деле столкнётся: встал бы он против воли Закона Мироздания? Ответа не было. Сейчас бы встал со спокойной душой. Теперь он мог бы удержаться, смертельно устав, но всё же не подойдя к грани собственной смерти. В его теле едва теплится жизнь. Здесь всё совсем плохо. Но поправимо. На мгновение он окутался пеленой Тьмы. Когда она схлынула, Китэгра был в прежнем виде. Целый и невредимый.
   Только как он оказался в комплексе?
   Китэгра сел. Встал с ложа. Они все были здесь. Все до единого, даже дети.
   -Я запретил вам смотреть. - Он грозно смотрел на их лица. - Я говорил вам не подниматься наверх! Вы не понимаете? Я же объяснил вам!
   -Мы всё видели Великий! Господин, вы спасли нас, нас всех!
   Китэгра отступил на шаг. Впервые они говорили с ним так. Впервые она говорила с ним так. Аллада, эльфийка, гордая дочь благородного Эльфа, вырвалась из нестройной толпы и упала на колени перед ним, опустив глаза. Из той же толпы, вышел Улар. За ним Ушаас'Суии, Гул Дан Граборик, Транар. Все опустились на колени рядом с Алладой. Спустя секунду, там, где стояли, повторили их жест все до единого живые.
   -Мы благодарим тебя Великий, от лица Потомков Великих Рас!
   Китэгра просто не знал, что сказать. Они склонились перед ним. Два десятилетия назад они хотели сжечь его в реакторе - похоже, с тех пор очень многое изменилось. И вот, они увидели всю его силу, всю мощь его, Бога Смерти. Они славили его, а он тупо смотрел на пятёрку живых у его ног и пытался придумать хоть что-то. Они излучали преданность и что самое страшное для него, безграничную любовь. А ведь он готовил их для одного единственного боя, где не отводил им другой роли, кроме жертвенных баранов...
   -Мы всё видели Великий, - Говорила эльфийка, старшая среди них. - вы действительно Бог! Отныне и впредь Великий Китэгра, наши жизни принадлежат вам!
   Торжественность голоса коробила его больше всего. А ещё это - вы. И господин. А вот Великий ему понравилось.
   -Никаких вы. Зовите меня как прежде по имени. Ну..., или Великий...
   -Оглянись Великий!!!
   Очень громко и просто излучая благоговение, сказала Аллада.
   Он обернулся. И едва не рухнул там, где стоял. Кажется, в отключке он был дольше, чем думал. Не трудно было узнать в этом помещении Красный корпус. Он предназначался для использования жителями комплекса как общественной столовой, но вследствие малого их числа никогда не использовался с этой целью. С год назад или позже живые планировали переделать это местечко, диаметром в три мили и высотой в одну, под исследовательскую лабораторию тулов, добившихся определённых успехов, в создании автономных боевых роботов - не без участия Манира. Судя по увиденному, лабораторию поставили в другом месте.
   Задумчиво и мудро, смотрел металлический человек, на шесть фигур преклонивших одно колено перед ним и благодарно склонивших головы. Все фигуры были огромны. Одежды всех блистали драгоценностями и позолотой. Гордый Император Человека, в доспехе Имперского солдата, знакомый, как и все остальные по видео записям в базах данных. Казавшаяся даже в таком поклоне, не передаваемо гордой Светлейшая Эльфа, в серебряном плаще Стража. Могучий, похожий на зверя Орк, Первый Среди Кланов. В красивом доспехе, бородатый, в плечах шире даже орка, Сидевший на Троне Гнома. В своём боевом облачении, похожий на ежа Владыка Тул. Даже в благодарности, кажущийся голодным и страждущим тёплой крови, Король Королей Аргу...
   А перед ними, мудро смотря на их склонённые головы, без всяких украшений, из простого ни чем не блистающего металла, привычно опираясь на косу...
   Голова изваяния почти касалась потолка. Китэгра смотрел в это лицо и без труда узнавал, то лицо, каким пользовался уже двадцать лет. Разве что лицо статуи сильнее напоминало лик Правителя из воспоминаний Аллады.
   Он медленно повернулся к изваявшим его в металле живым. Удивление вызывали не размеры и скорость создания (он не мог пролежать пластом более суток) - они многого достигли за эти двадцать лет. Удивлял, скорее шокировал, сам факт создания памятника ему...
   -Великий доволен?
   Она прошептала, не поднимая глаз, очень нежно и с тревогой. С живым Богом ей встречаться, как-то не доводилось. Теперь они ему поклоняться собрались...
   Китэгра вдруг почувствовал подкатывающий к горлу комок. Он чувствовал грязь - в своей душе. Он готовился бросить их в бой, заранее зная: если и выживет штуки три-четыри, максимум, а они возвели его в ранг спасителя Рас. В общем, этого он и хотел, но..., добившись этого, Китэгра вспомнил, ещё кое-что. На редкость мерзкое чувство из прошлого. И звалось это чувство весьма просто - совесть.
   -Встаньте. - Голос Бога, ещё не знавшего поклонения себе, предательски дрогнул. Не мог он принять их благодарности их любви и безграничной веры, а потом бросить в мясорубку. - Встаньте! - Они повиновались. Но только их, можно сказать короли. Приемники тех, что сейчас в виде металлических истуканов кланялись ему. - Я не ожидал от вас такого. Не ожидал поклонения...
   -Великий едва не погиб, спасая нас. - Сказал Улар, едва обнаружилась пауза в речи живого Бога. - Мы не могли иначе. Это самое малое, что мы можем для тебя Великий.
   -Прекрати. Слушай. - Остановил он Улара. - Я хочу, что бы вы знали. Теперь вы должны знать... С самого начала..., нет. Я говорил, что паду в бою с демонами первый. Это не так. - Ноль. Те же счастливые лица, обретшие Бога. - Если я и должен был погибнуть то последним. Воины все до единого и учёные: ни один не имеет шанса выжить! - То же тупое обожание. Ни гнева, ни разочарования. - Вы что оглохли? Я собирался обречь вас всех на смерть, ради одной единственной цели: мести демонам!!!
   Он не мог поверить. Они, вместо того, что бы образно говоря закидать его шапками, давили смущённые улыбки, на довольных лицах. Он не читал их мыслей, он не лез в их память, как обещал, десять лет назад, когда закончил с учёными и воинами. Не делал этого и сейчас, верный слову. Но он перестал понимать что-либо. Предмет их обожания, Всемилостивый и так далее, а ведь в их понимании Бог именно это и значило, признавался в том, что готовил их на заклание, а они, стесняясь улыбаются!
   -Мы уже давно знали, Великий. - Прошелестел Ушаас. - Мы поняли всё уже давно.
   -И? - Вот тут они загнали его в тупик. С чего такое поклонение? Ну, спас он планету и их, едва не погиб. Но лишь с одной, своей собственной целью!
   -Мы не видим иных решений. Ты дал нам надежду.
   -Мы вновь гордимся собой! - Почти прорычал довольный Транар. - Мы снова Воины!
   -Мы стали достойны своих предков. - Пропела Аллада.
   -Мы верим в твою мудрость Бог! - Пробасил в бороду гном.
   -И мы постараемся не умереть, там, где ты видишь для нас лишь один путь. - Улыбался Улар. - Мы не согласны с тобой, хотя и уверены: потери всё же будут. Но мы не считаем, что такие большие, какие видятся Великому.
   -Потомки Рас, верят в тебя! - Грянул под сводами Последнего города единый рёв сотен глоток Потомков Рас...
   Лишь маленькие дети, ничего не понимая, настороженно поглядывали на странно ведущих себя родителей. Лишь Китэгра, ставший их Богом, и отступивший на шаг назад, от их общего крика, недоумённо поглядывал на сотни безумцев...
   А над сводами Последнего города, неслись эхом раскаты, повторяющихся слов:
   -Потомки Рас, верят в тебя!
  
   14. Гулял Великий Рив...
  
   Какой интересный мир!
   Впрочем, ну его. Следующий и ещё один! И ещё...
   Тьма. Ни капли света. Почему? Ведь так не бывает..., вроде. Может, мир без материи? Нет, так не бывает точно. Такой есть только один: Изначальный. А этот мир не может быть им. Тогда...
   Как тут тоскливо, грустно. Пусто, тьма. Чернота беспредельная и...
   Материя! Здесь много, очень много материи - как и полагается любому нормальному миру. Тогда в чём же дело? Силы..., а куда делись Силы? Ни одной из Изначальных. Даже Поток ведёт себя несколько странно. Такое чувство, что этот мир, очень близко подошёл к грани Предела Миров и Энергии Потока, не могут дотянуться до него. Но этот мир не подошёл к грани! Он также далёк от Хаоса, как и сотни миров, вместе с ним составляющие эту конкретную Сферу. Что за дела? И материя какая-то странная. Что тут не так? Надо глянуть..., Мёртвая, по-настоящему мёртвая материя...
   -Рив, знаешь, по-моему, ты очень, ну очень мудр..., жаль, что вся твоя мудрость в твоих крыльях.
   Это что ещё за шутки? Как понимать этот выпад Голоса?
   -Да очень просто Великий! Ты когда крыльями машешь, вот как сейчас: мудрость вся растекается в разные стороны. И ты тупеешь прямо на глазах.
   Рив хмуро взирал во тьму. Чего Голос прицепился? Ведь тут целый мир мёртвой материи! Тут тревогу бить надо и вообще...
   -Будь любезен, посмотри на материю, только получше. А! Извини, ты так долго махал крылами, что, наверное, и не понял, что я сказал. Глянь глубже, посмотри на частицы.
   Рив посмотрел. Ну, кто же знал?
   -Ты иногда просто думай Рив. Понимаю, это сложно, но ведь и полезно то же!
   Рив решил не замечать последних слов Голоса. Вечно он позволяет себе такие шуточки! И ведь ничего не сделаешь с этим гадом...
   -А что сделаешь? Мы едины Рив. Ты это я, а я это ты.
   Жаль нельзя покончить с собой как простому смертному! Достал уже...
   А мирок интересный. Редко такие попадаются. На этой стадии. Материя здесь не мертва. Она замерла на грани. На грани между материей мёртвой и живой. Изначальные, она больше не может вырабатывать, но целостность прежних форм, ещё удерживает. Здесь начался обратный процесс - сжатие. И начался уже давно. Материя успела приблизиться к своему нынешнему полумёртвому состоянию, и этот мир погрузился во тьму - ни грана энергии. Никакой в обще.
   Пространство расширялось. Подошло к максимальной своей точке расширения. Ещё не много и его разорвало бы в лоскуты. Межмирье, с удовольствием сжевало бы и Пространство и Материю. Поток захлестнул бы эти посторонние в Межмировой тьме элементы, обратив их в энергию. А энергию поглотил бы тот же Поток. Но почему-то так никогда не происходило. Подойдя к грани, Пространство начинало сжиматься. В точке максимального расширения, мир терял все свои Изначальные. Сквозь почти прозрачную ткань Пространства, Поток стремился хлынуть в мир, а Изначальные сильно растянувшегося мира стремились покинуть его. И покидали. Все без остатка, уходили в Поток. Мир умирал, но всё же не так, как под дланью Реклона - Убийцы Миров. Реклон убивал миры, обращая их составляющие в энергию. Здесь этого не происходило. Мир потерял свои энергии, способность генерировать их. И теперь шёл обратный процесс, мир сжимался и уже давно. Потому и энергий Потока не видно. Ткань пространства стала настолько плотной, что Поток уже не в силах сюда пробиться. А скоро сюда не смогут пробиться даже Боги. Пространство станет осязаемым, будет походить на камень. Материя соберётся вокруг наибольшего своего скопления и сжатие ускорится. Вся материя этого мира сберётся в один плотный ком материи, титанических размеров. Плотность превысит все рамки и в каком-то месте образуется брешь, трещина. Сквозь неё хлынет энергия Потока. Потом..., а что потом? Рив не мог вспомнить. Что-то же должно быть потом?
   -Ты знаешь. Материя полыхнёт как факел, брешь закроется. Когда рванёт материя. А рванет она так, что уши заложит. И пойдёт всё тем же путём: начнётся расширение. Новые планеты, звёзды. Жизнь всякая появляться будет, Изначальные опять же...
   Да, батарейка. Для Потока. Изначальные вновь будут генерироваться этим миром. И вновь настанет момент, когда их концентрация станет критической и тогда Поток, поглотит излишки. И опять расширение, длиною в миллиарды лет, до той же грани и снова сжатие и снова Большой Взрыв...
   Почему же он не помнит самого Взрыва?
   -Ты никогда его не видел лично.
   А! Так надо посмотреть. Где тут можно заснуть? На пару миллиардов лет.
   -Рив! Не вздумай, идиот. В момент взрыва погибнет всё, что окажется рядом. Тебе не защититься от взрыва, в мире, где нет Изначальных. В мире, из которого ты не можешь дотянуться ни до одной из Энергий! Из которого, ты даже сбежать не сможешь, когда станет слишком жарко! А будет именно слишком. Ты погибнешь. Тебе мало одного раза?
   Рив хмыкнул. Жаль. Было бы интересно посмотреть Взрыв, своими глазами. Но умирать тоже не хотелось. Мерзкое это состояние. Когда ещё он оживёт!
   -Вот именно! Полетели отсюда Рив, туда, где повеселее.
   Эт-то точно! Не гостеприимный какой-то мирок. Итак, куда полетим? А, пожалуй...
   -Что это Рив? Ты чувствуешь? Ты чувствуешь ЭТО?!
   Он чувствовал. И это было как минимум странно. Как максимум Рив сошёл с ума. Но этого конечно не могло быть. Рив, Великий Могучий и к тому же очень Мудрый - разве может он сойти с ума? Что за бред?! Конечно, нет! Ведь он Великий и всё такое...
   -Склеп? Из Сил? Какой же идиот поместил сюда склеп?
   Первые. Кто кроме них мог додуматься создать склеп Сил? Любили они такие штучки. Рив прыгнул, чуть ли не через половину этого мира. Склеп. Вихрь Изначальных, плотно заплетённый с Первородной. Так много Сил, что они осязаемы. Вечный Склеп, способный подпитывать себя из любых Потоков. Так почему он здесь?
   -Они считали, что он выдержит сколь угодно много Взрывов. И он выдержал. Но, что-то не так в этом склепе..., ты не чувствуешь? Что-то разладилось..., вроде.
   Слишком странная работа, что бы он мог разобраться в ней сам, в месте, где нет энергий. Похоже склеп создавали как минимум трое Первых Богов, а может и все семеро.
   -Рив, а это не Ганзар там покоится?
   И правда..., его тело. Хм. Странно. Только тело Ганзара, тело в котором он не нуждался, но в котором предпочитал жить. Зачем? И где собственно всё остальное?
   -Наказание? Помнится, в их мелкой сваре, Ганзара не убили.
   Да, теперь он вспомнил. Призрачному приготовили участь пострашнее смерти. Теперь Призрачный мог смело зваться, Разделённым Богом. Тело, Душа, Память - всё в разных мирах, разных Сферах.
   -И пока не воссоединятся все три элемента, не возродится Великий Ганзар!!! С гусями Боги Первые были, ты не находишь?
   Что было, то было. С мозгами у Первых всегда было туго. Иначе не случилось бы их глупой резни.
   -Что станет с Призрачным, если в этот раз, склеп не переживёт Взрыва?
   Сдохнет окончательно. Не иначе. Для возрождения нужны все три элемента. В этом как раз вся соль наказания Призрачного. Элементы надёжно защищены, но ни что в этом мире не застраховано от случайностей. В этом наказание можно считать оригинальным. И как водится, случайность имела место.
   -Похоже, последний Взрыв был по сильнее прежних... Этот Взрыв тело Ганзара может и переживёт, но вот следующий?
   Тут есть некоторые сомнения. Что-то не так в плотной защите, что окружает склеп. Что-то разладилось: незначительно, но в такой сложной Форме и едва заметная неполадка приведёт к печальным последствиям. Видать виной тому последний Взрыв. Он нарушил первоначальную структуру нескольких охранных форм.
   -Рив, не смеши меня! Смотри внимательно. Всё цело, но...
   Да, так и есть. Ничего не нарушено: всё как было в начале. Просто смесь Сил, обличённых Формой, охраняющая тело Ганзара, изменилась. Теперь она работает не совсем так, как должна. Охранник обратился угрозой. Скорее всего, Ганзару крышка. Ну, и ави Великим Силам!
   -Ты что? Рив! Где же твоя хвалёная доброта? Тобою же хвалёная!
   Ну..., всё-таки Ганзар и два его товарища, повинны в той резне. Если б не они не было бы Первых Войн Первых Богов. Призрачный, получил по заслугам: ещё легко отделался, сволочь! К тому же он Истинный Некромант. Пусть его..... Хотя, конечно, это неправильно. Получается как-то нехорошо. Как будто он, Рив, повинен в смерти Ганзара. По сути, так оно и выглядит. Ведь может помочь? Может, но не хочет. Эх, как трудно нести непомерное бремя Милосердия и бесконечного Добра!!!
   -Вот-вот Рив, давай поможем бедняге..., в конце концов! Он может и не оживёт никогда. Так и проваляется в забвении до конца Миров! Поможем?
   Ну, можно и помочь. Никто не смеет сказать, что отказал Рив в помощи, нуждающемуся в ней! Однако, как здесь подправить эту защиту? Сил-то тут нет.
   -Возьми из другого мира. Пространство пока не так плотно, ещё можно дотянуться до соседнего мира и взять его Силы.
   Да, точно! И как он сразу не догадался?
   -Это потому, что ты гл..., в смысле очень Мудёр, Великий!
   Ну, вот опять! Нет, Голос определённо плохо воспитан! Ладно. Итак. Другой мир. Там Сил достаточно, пока они доступны отсюда. Но..., всё-таки склеп очень сложная Форма. Он может и испортить что-нибудь. Первые были сильны. Они смогли подчинить одни Законы Великих Сил, обойти другие. И даже создали новые! Стоит ли лезть в конструкцию склепа?
   -Конечно! Весело же, и опять же для благого дела, а Рив?
   Так-то оно так, но...
   -Ты чего сделал Рив? Где склеп? Ты что..., а! Это ты хорошо придумал Рив.
   А как же иначе? Разве может бесконечно Мудрый, поступить иначе? То-то же! Рив величественно осмотрелся вокруг. Тёмно и тоскливо. Теперь даже сияющей гробницы, целиком из Сил, тут нет. Теперь она плывёт в Пространстве совсем другого мира, совсем юного Мира, недавно пережившего свой собственный Большой Взрыв. Хотя могло быть и так, что это ещё более юный Мир: только-только возникший. Никогда не получается узнать наверняка: новый он, рождённый Потоком по образу другого Мира или очень старый, рождённый очень-очень давно. Впрочем, возможно способ и есть...
   -Полетели уже? Помнишь, как из сердца Сферы скользнуть в соседнюю Сферу? Весело! Давай сделаем, а Рив?
   Это и правда очень весело: почти из середины Сферы, мгновенно прыгнуть в совсем другую. Первые очень любили так делать.
   -Как интересно там наш Киртугра? Ну, тот полудурок с косой.
   Как? Нет, нет. Рив назвал его как-то иначе. Киругра? Карумба? Хм...
   -Китэгра! Слушай, может, слетаем? Посмотрим: не пришиб ли его кто?
   В принципе можно, но куда лететь-то? Рив забыл.
   -Ничего, я помню. Полетели Рив?
   Полетели...
  
   Тысячи лет минули со дня, когда Великий Рив, посетил сжимающуюся Вселенную. Некто могучий, некто из числа Великих, теперь пришёл в эту Вселенную без Сил...
   В бесконечной Тьме ярко вспыхнули два огненных факела. Миг и они обратились двумя глазами, двумя огненными глазами, где зрачки, очень походили на кошачьи. Глаза кошки в огненной короне. Ярко полыхали они - в гневе был Великий, ибо не нашёл, то, что искал здесь. Протяжный вой ярости пронёсся по Вселенной, и отсутствие воздуха способного порождать звуки не стало препятствием воплю ярости и обиды. Столько лет, столько тысячелетий он искал его. Искал могилу Призрачного. Он нашёл её, в этом умирающем мире. Он оставил её плыть в безбрежной тьме, собираясь вернуться и спасти Склеп Великого Ганзара, когда придёт время. И вот время пришло. Время спасать первый элемент требуемый для возвращения к жизни Призрачного. Но...
   Глаза медленно сощурились. Весь мир загорелся Огнём. Он искал. Но любимая Сила, не смогла ни чем помочь. Склеп Призрачного пропал. Куда? Он не мог найти следов. Кто переправил Склеп Ганзара отсюда? Он не мог дать ответа и на этот вопрос. Новый вопль ярости, бессильной ярости. Глаза закрылись и пропали. Мир вновь погрузился во тьму. Вновь будет искать он Призрачного. Вновь и вновь, пока не найдёт все три части составляющие Сущность Великого. И когда все найдены, будут они, Некромант из числа Истинных, вернёт Ганзара Призрачного, Отца Некромантии, к жизни. Ибо меч Апокалипсиса, уже занесён над Мирозданием. И только Первые, только Восставшие, все вместе смогут остановить этот Меч. Но Первые Боги мертвы. И лишь Ганзар, прародитель Некромантии Истинной, может вернуть Первых к жизни.
   И не успокоится Огненный, пока не найдёт он, пока не вернёт он к жизни и Первых и Восставших! Ибо и те и другие повинны в угрозе, что встала над Пределом Миров. И он, Огненный, повинен в этом не меньше, чем все они...
   Но кто же посмел? Кто? Кто может быть столь силён, что не виден ему даже след деяний его? Какого ещё Бога породило Мироздание...
  
   -Чего-то далеко улетел этот мир..., тебе так не кажется Рив?
   Кажется. Великие Силы! Будь проклят, умерщвлен и в Хаосе рождён тот, кто всё это затеял!
   -Не ругайся Рив. Не к добру это, так часто Хаос поминать. Однако мир сей, ведёт себя странно. Очень странно!
   Н-да. И что с ним вообще происходит? Пространство лихорадит. А эта планета? Всю крутит от взбесившихся Сил! Когда он уходил, тут было поспокойнее, а ведь это было всего пару дней назад! И где этот полутруп, вообще? Уже сдох, что ли? Так быстро?
   -Рив! Такое чувство, что здесь прошло несколько столетий.
   Хм, тогда всё ясно. Но как оно могло произойти? Он что, по дороге где-то уснул?
   -Нет-нет, Рив. Тут всё проще и сложнее одновременно. Вселенная, где мы игрались с трупаком: Ганзаром тоись, она же сжималась? Так? А эта?
   А эта расширяется. Рив присел на какой-то камень. Ветер, ни с того ни с сего, плюнул в него мелким огненным дождиком. Белоснежная тога, мгновенно сгорела. Рив естественно, расстроился. Несколько миль пространства вокруг, обратились вакуумом. Великий вновь сидел на камне в белоснежном одеянии. Камень был неудобным. Посему был превращён в белоснежный, красивый трон.
   -Вот эта твоя тяга к белому Рив, ты часом не того? Говорят психи, очень любят белый цвет. Нет, ты не подумай, это я так к слову. Ну, значит, что бы ты знал и всё такое.
   Рив не слушал наглый бред и глупые нападки. Рив, в соответствии со своим безграничным Величием задумчиво осматривал окрестности. Он искал Китэгра. Впрочем, учитывая маленькую неприятность с Мирами, найти его не рассчитывал и уже думал над тем, какую бы ещё пакость, подкинуть демонам. Всё-таки надо их как-то остановить...
   -Н-да, здесь сотен девять лет минуло. Вселенная сжимается, время замедляется. По отношению к этому расширяющемуся миру, там время можно сказать остановилось.
   Не хорошо это как-то. Мироздание слишком уж богато на сюрпризы. Пару часов в сжимающемся мире обратились сотнями лет в этом: расширяющемся.
   -Слушай, вот ты его ищешь, полудурочного этого. Ты что в серьез веришь, что он ещё жив? Ты же видишь: тут и живых-то не осталось... Смотри-ка, остались. Живучие, блин.
   Это точно! Живучие, это в просто Живых и интересно: в такой..., э-э-э, в таком нехорошем месте, а выжили. И даже процветают! А вот и наш полутруп, с пустой головёнкой. Он у них, значит, командир. К войне готовится. Ха, забавный паренёк. Ему же не совладать с демонами, при таких-то силах! А это ещё что? Его силы...
   -Рив, ты кого создал? Ты это, как с головой вообще у тебя нормально? Ну, вот на хрена, скажи мне, ему было давать такие полные сведения об Истинной Некромантии?
   Так, я знал? Кто ж знал-то? Истинная Некромантия: Великий до такого не опустился!
   -Однако ж, Великий, ты в совершенстве ею владеешь..., точнее, знаешь, что делается и как. Знать это полезно, но вот овладеть этим, можно лишь став, таким как Ганзар, таким каким ты сделал этого Китэгра. Так вот повторюсь: на кой ты породил Истинного Некроманта, да ещё такой силы?
   Рив поскрёб ногтем подлокотник трона. Хороший подлокотник, красивый.
   -Рив! По-твоему хорошо плодить Истинных Некромантов?
   Ну, Некромант. Ну, Истинный. Что с того?
   -А то, что его мощь, слишком огромна. У Смерти новый Владыка. Приемник Ганзара, в потенциале даже сильнее Призрачного. Тебе не стыдно?
   Однако, не хорошо получилось. О потенциале Голос очень верно подметил. Парень сам не знает пределов своих сил. А предела, может даже, и нет. По крайней мере, Рив его не видит. Парень способен наращивать свою мощь. Уже сейчас он очень силён. Каким он станет, когда доберётся до своего такого отдалённого предела? Что, в Пределе Миров появился новый Призрачный?
   -Возможно. Новый Владыка Смерти. Рив, я ни чего не имею против: повеселиться. Но Истинный такой силы: весельем тут и не пахнет. И эта его коса..., чувствуешь?
   Да, коса пробудилась. Теперь она уже не может скрыть от него своего настоящего я. Это нечто, пришло даже не из Мироздания. Непонятно откуда, слишком сильна тварь - не позволяет увидеть больше. Но точно не из Хаоса, пришла сия прелюбопытная скотина. Может, где есть ещё одно Мироздание? Непохожее, на привычное ему? Может..., однако, Китэгра Истинный Некромант огромной силы. Возможно сильнее Призрачного. Но он и отличается от Ганзара как небо от земли. Когда-то он был человеком. Ганзар человеком не был, он не знал свойственных простому Живому чувств и реакций. А те, что знал, со временем забыл. Китэгра, забыть просто не успеет. Человек, с силами Могучего Некроманта... Что-то может из этого выйти. И с демонами он справится. Только справляться он с ними начнёт тогда, когда решит, что пришло время. А он не станет достойным противником для них ещё тысячи лет. То есть его убьют, едва он высунется.
   -Рив, а людишки-то строят что-то. Может, ты торопишься с выводами? Парень не дурак. Вряд ли он затеял эти строительные работы, от скуки иль ради смеха.
   Пожалуй, да. Но всё равно не справиться ему. Вообще глупая была затея.
   -Ты мог бы помочь ему в бою Рив.
   Помочь? Сцепиться с Адом, на стороне этих живых? Мало приятного. К тому же придётся убивать, а это так...
   -Противно? Ты в своём уме Великий? Как это может быть противно? Прибить парочку демонов: это высшее счастье! Ну, и даже не демона, можно кого другого. По мне так не особо важно. Но всё же демона приятнее. Давай вступим в эту свару, победоносно громя врагов направо, налево и во все другие стороны! А, Рив?
   Оно конечно, можно. Но ведь это ж, сколько ждать! Да и убивать ведь придётся: предавать Истинной Смерти. А что может быть хуже, чем убить частичку Потока? Даже такую, насквозь пропахшую тухлым мясом.
   -Тогда парню кранты: он ещё слаб для такой битвы. И его стройки не помогут. Вот если бы кто Мудрый, безгранично Добрый, Величественно Милосердный помог... Да уж нет таких, в Мироздание: от доброты чрезмерной скончались. В муках, значит. Ладно Рив, полетели. Пусть все они умирают, страшной смертью. В пыточных Ада мучаются, до дня гибели Предела Миров. Пусть эти рогатые сволочи убьют твоё Создание. Пусть этот мир станет их собственностью. Пусть начнётся Битва Богов, по всему Мирозданию! Полетели?
   Рив тоскливо изучал собственные ногти. Отвратительно! Ну вот какого, спрашивается он вернулся? И-эх! Проклятье! Демоны эти..., вот вечно так...
   Где тут пещерка какая: заснуть что бы на пару-тройку столетий. А когда начнётся свистопляска, так уж и быть...
   -У-у-у-у-урра! Рив, ты Бог из Богов. Великий из Великих! Спасём этого ущербного: Некроманта, то есть, и кому рога обломаем, по ходу дела. Хорошая будет драка!!!
   Рив тяжко вздохнул. Он не любил этого. И всё же иначе ни как. Вообще зря он создал этого Некроманта, да ещё так. Зачем вот он ему столько знаний дал?
   -Это Рив, от твоей небрежности: бросил комок мусора, а там всего и много.
   Да уж. Впредь так лучше не делать. Впредь надо повнимательнее смотреть какие знания даёшь своему созданию. А вот что интересно: как получилось, что паренёк, растёт в силе? У всех есть пределы, за которые им не перейти. Не известно от чего так бывает, но в какой-то момент развитие Души замирает. Исключений нет, и не было, с тех пор как он помнит себя. У этого же всё не так. Паренёк не имеет такого предела - общее правило для всех и он нарушает его. Как же такое могло получиться? Ведь он, создавая его, чётко установил пределы сил Некроманта, за которые тот не мог прыгнуть при всём желании. Уникальный? Как вот демоны? Только вот его уникальность выражается в беспредельном развитии могущества? Но..., странно это всё.
   -Коса? Может она Рив? Мы ведь не можем понять что это. Может, то Бог какой: но абсолютно чуждый нашему миру: тогда он может попросту ломать Законы.
   Ну, это вряд ли. Хотя..., если он пришёл из другого Сущего, и подчинен совсем иным Законам, рождён иным Сущим, тогда...
   -Впрочем, не всё ли равно? Я аж дрожу в предвкушении, грядущей битвы!!!
   Ты не можешь дрожать отдельно от меня: ты это я, а я это ты.
   -Вечно так с тобой: ни капли фантазии! Ты здесь спать будешь?
   Нет, конечно! Тут грязно. Пещерку надо, да поглубже где. Вот там..., нет, там пахнет.
   -Ты же можешь не дышать Рив! Тебе какая разница?
   Ну, всё-таки, как-то нехорошо это, когда воняет, значит, рядом. А вон там, хорошенькая пещерка. Сухая. Создать заслон из Сил, и можно спать хоть до Большого Взрыва! Да, пожалуй. Итак, как оно? В общем, ничего. Это что? Крыса?!
   -Рив, зачем ты с ней так? Даже хвост сгорел... А ведь она может последняя на всей планете! Представляешь? А ты её - изверг! То же мне Милосердный..., Рив?
   Великий Рив не слышал. Великий спал...
  
   15. Во тьме умирающего Мира.
  
   Под светом десятков звёзд, на высоком изломанном уступе, стоял человек..., Живой. Ибо в свете тех немногих звёзд, что ещё светили в чёрном небе, было ясно видно, что этот живой человек живым быть не может. Да и не смог бы здесь, на некогда цветущей Земле, человек прожить и трёх секунд. По крайней мере, не будь на нём скафандра. Здесь уже очень давно не было атмосферы, и царил вечный холод космических глубин. Мало того, жёлтое Солнце, нещадно поливало поверхность планеты множеством, губительных для всего живого излучений. Мёртвый мир, мёртвая планета...
   К тому же, при ближайшем рассмотрении, было не трудно понять: это существо человека напоминает лишь очень издалека. Громадная фигура, будто сотканная из самой Тьмы, горящая в чёрном же огне. Если приглядеться, можно было увидеть, что ноги существа принимают такую причудливую форму, вовсе не от игры языков пламени. Они и правда, были почти точной копией козлиных. Теперь были понятны два извивающихся змеями, высоко вздымающихся пламеня на его голове. Существо щеголяло мощными рогами. Но стоило посмотреть в его глаза, и все сомнения исчезали без следа: два алых угля, неторопливо тлеющих во тьме. Не будь здесь света тех немногих звёзд, что пережили недавнее Искажение Пространства, потрясшее сразу несколько десятков галактик, существо вообще осталось бы невидимо. Только глаза: два алых угля в бесконечной тьме...
   Великий смотрел с уступа на огромную равнину. Ну, раньше это была равнина. Теперь жуткое крошево из глубоких провалов, иззубренных кривых шпилей, целых наслоений уродливых камней - живописное местечко! Торжество Стихий Разрушения.
   Великий, что-то искал там. И, похоже, не только зрением, что давало ему материальное тело. Тем же занимался и его странный спутник. Явно человек, он казался карликом рядом с Великим. Смертоносная среда ни сколько не беспокоила его. Можно было на первый взгляд решить, что Великий привёл с собой Пожирателя. Одеянием человек походил на оного, но всё же не слишком. Чистая, очень красивая, подобранная изысканным вкусом одежда, почти не несла украшений. В ней преобладали тёмные и серебряные цвета. Пожиратели не умели следить за своим одеянием, не умели подбирать себе одежды или менять, данные им однажды. Могли, минимум данных им магических способностей позволял сделать это, но не умели. Он и не был тем тупым рабом Ада. Этот "человек" представлял собой ещё более странное существо, нежели тот, кого он сопровождал. Хотя, пожалуй, именно Великий, сопровождал этого тёмного человека. Именно Тёмного. Такой цвет имела его кожа. Он будто светился внутренним светом, но свет этот был чернее ночи...
   -Он..., - Не уверенно заговорил сотканный из Тьмы. При этом был слышен его низкий хриплый голос, слышен очень хорошо. Царящий вокруг вакуум, в котором не может родиться ни один звук, Великого ни сколько не смущал. Разве станет Могучий Бог мириться с Законами Материи? Он желал говорить, и звук его голоса достиг ушей тёмного человека. Правда, уже в двух метрах от них голоса Великого слышно не было. Да и зачем? - он не знает, что мы заметили его схватку с Законом Великих Сил. Он уверен, что не будучи здесь, мы не могли ощутить его жалкой борьбы...
   -Жалкой? - Человек говорил насмешливо, но даже так легко было почувствовать, что этот голос привык повелевать. - Заабал, твоя самоуверенность равна твоей тупости.
   -Но господин! - Ошарашено воскликнул демон.
   -Захлопни пасть, пока ещё можешь сделать это сам. - Раздражёно оборвал его человек. - Говоришь жалкая борьба? Ты бы устоял так долго против Искажения? Пусть здесь, на самом его краешке? Тебя сплющило бы в первые десять секунд! - Человек внимательно смотрел вперёд. - Он очень силён стал, этот Китэгра. Не будь его попытки, любой ценой удержать эту жалкую планетку мы так и не узнали бы, где он спрятался от нас. Даже мне сейчас, зная примерно его местонахождение трудно видеть его, оставаясь незаметным для него... Собственно, - Теперь он говорил задумчиво. - я всё время теряю его. Странно это.
   Они молчали. Долго. Два Великих размышляли каждый о своём.
   -Что ещё ты смог увидеть? - Почти ласково рёк Господин.
   -Ну..., он готовится к войне, кхм, - Тут он не знал: смеяться ему или отнестись серьёзно к такому глупому мероприятию. - с нами. Готовит людей, драться... Машины строят какие-то...
   -И это всё? - Деланно удивился человек. Он прекрасно знал: больше Заабалу и не увидеть. Китэгра оказался хитрецом. Разумы всех живых были закрыты, такой сложной и тончайшей защитой, что и ему не сразу удалось прорваться сквозь неё. Да и так он мог читать лишь мысли и обрывки воспоминаний живых. Впрочем, большего и не требовалось. - Заабал ты ведь могучий демон: я ожидал большего. - Заабал вздрогнул всем телом: в голосе появились нотки, обещавшие хорошую выволочку. - Когда же вы, наконец, научитесь думать без палки? - Заабал застыл в ожидании той самой палки. Что именно будет играть её роль, он не знал: тут господин проявлял безграничную фантазию. А по поводу думать: демон относился брезгливо к этому не благодарному занятию. - Ты мог бы и догадаться. Он готовит нам ловушку. - Заабал позволил себе презрительно хохотнуть. - Я восхищён этим Китэгра. - Заабал пережил шок. Таких слов от господина он ещё не слышал. - Мне будет приятно, покончить с ним... Они строят много забавных машин. Не думал, что наука Материй способна на такое. Они даже нашли способ, как остановить движение этого мира в Сфере. Строят множество машин, когда они включат их, созданные нами Силы рассеются, и мир начнёт двигаться согласно Закону.
   -Где эти машины? - Взревел Великий. - Я разрушу их!
   -Они только начали их строить. Этот Бог разработал замечательный план. - Улыбался Господин. - Он понимает, едва исчезнут наши Силы, мы придём сюда. Он знает мы можем создать Силы вновь, но он также понимает, прежде мы захотим покончить с ним и его людишками. И тут нас ожидает ловушка. - Тёмный человек едва сдерживал смех.
   -Господин, почему бы нам не покончить с ним сейчас?
   -Потому что ты идиот. Этот Китэгра всего лишь пешка. Я уверен, он достиг большего, чем ожидалось, но не он наш настоящий враг... Мы смиренно дождёмся, когда будут рассеяны наши Силы и согласно его плану, попадём в ловушку. - Заабал недовольно рыкнул, но возмущаться не посмел. - Тогда и проявится наш истинный враг. Тогда, когда будет уверен, что мы бессильны или хотя бы ослаблены. - Господин недовольно поморщился. - Не похоже это на него. Прибегать к хитрости? Очень не похоже на него. Но, время... Кто кроме него мог создать Китэгра? А Заабал? Бога такой мощи? - Демон скромно молчал, он вообще не понимал о чём речь. Но на всякий случай пробурчал что-то с намёком на глубину и силу мысли. - Время меняет даже Богов... - Господин молчал, какое-то время, будто вспоминая. Кажется даже с грустью. Очень скоро это прошло. Лицо господина вернулось к прежнему и обычному своему состоянию. - Убивать пешку нет смысла. Покончить нужно с тем, кто её двигает. Иначе мы просто получим ещё одну пешку. Мы дождёмся нашего настоящего врага.
   -Но мы ведь не будем бессильны, когда он придёт?
   -Нет, конечно. - Тёмный продолжил говорить с какой-то злой очень, улыбкой. - Но все мы просто будем сочиться страхом и обречённостью своего положения, когда ловушка сработает. Мы будем выть от бессилия. - Неожиданно он яростно рявкнул. - И если хоть один из вас баранов, будет фальшивить... - Он не закончил фразу, но Заабала затрясло так, что будь в его полуматериальном теле зубы, они бы забили барабанную дробь. - У них будет к тому дню Луч Мёртвых. - Как бы между прочим, заметил человек, после продолжительного молчания.
   -Луч Мёртвых?! - Почти завыл Заабал. - МЁРТВЫЕ ЗДЕСЬ!?
   Человек рассмеялся, демон питал неподдельный ужас. И он был оправдан: попасть в ловушку Мёртвых не рискнул бы и сам Господин.
   -Учись думать почаще Заабал. Мёртвые давно история. С тех самых пор как они перешли дорогу Талону, Пану и Лаару. Весь Пантеон Высших, вышел тогда на тропу войны. Разве ты не помнишь той милой свистопляски, что корчила миры, не так давно кстати? - Заабал помнил, но кто сказал, что все Мёртвые были уничтожены тогда? - Даже если кто из них и уцелел: зачем им этот мир? Мёртвые если ещё существуют, уже не так сильны. Но даже, когда они были могучи, их ни чем нельзя было бы заманить в такой мир, каким стал этот. Они охотятся, лишь там, где много, очень много Живых. Охотились.
   -Но Луч? - Тут он был прав: откуда здесь Маг или Бог, владеющий таким знанием и способный его применить, если он не из числа Мёртвых? Никому больше Луч не подчинится. Даже Некроманту. Даже Истинному Некроманту.
   -Его сделали Живые. - Заабал не мог поверить. Неужели наука материй способна на такое? - Ещё как. Этот Китэгра шустрый малый. Но он не слишком умён для Бога каковым стал. Он уверен, что все его действия продиктованы его жаждой мести. Право это смешно: пешка, уверенная в своей независимости. - Демон вежливо хохотнул. - Закрой пасть. Я думаю. - Поблагодарили его за лесть. Размышлял Господин вслух. - Ни как не пойму на что он надеется. Он не знает, что создавший его явится, едва он выполнит свою миссию. Но он всё же уверен, что может уничтожить нас... Не слишком уверен, скорее считает, что потерпит поражение, но всё же... Луч Мёртвых, поля Звёздной, роботы, Живые, его собственная мощь: он не может не понимать, что этого слишком мало. А! Дорогуша, ты готовишь нам сюрприз! Как хорошо спрятал эти мысли, поганец! - На миг он задумался. Конечно, он мог добраться до этих сведений, не обходя защит, а попросту и весьма грубо взломать их. Но тогда враг, этот Китэгра, почувствует, поймёт, что демонам всё известно. Он изменит план или откажется от него вовсе. А этого Господин допускать не хотел. Тогда придётся драться сейчас. Он конечно, победит. Без сомнений: Китэгра даже не представляет, с какой силой решил потягаться. Но что толку давить вшу? Чуть позже они объявятся вновь и в большем количестве. Нужно кончать источник заразы, а не бороться с её последствиями. - Значит, сюрприз останется сюрпризом...
   Заабал замер, боясь даже думать, когда спустя миг Господин заговорил вновь. Он говорил очень устало даже грустно.
   -Знаешь Заабал, я ни как не могу понять: почему? С чего он решил пойти против меня? Зачем этот идиотский маскарад с белыми пушистыми крыльями? Он не то, что не пользуется такими телами: он презирает их! Хотел остаться неизвестным? Но ведь больше нет таких сильных Богов! Просто не может быть. Он решил покончить со мной. Таким вот образом. Но почему? Почему, он решил идти так: стремясь именно убить меня, предать Истинной Смерти? Ведь он добивается именно этого! Почему? Когда он придёт, уверенный в своей силе и нашей слабости, я хочу посмотреть в его лицо. В его глаза. Я хочу знать почему? Затем мы избавимся от него надолго. Но прежде я узнаю причины этого цирка.
   -Избавимся? Мы не убьем его? - Воскликнул демон.
   -Его нельзя убить. - Заабал не нашёлся, что сказать. Все равны пред Смертью. Легко убить душу просто Живого. Чуть сложнее покончить со слабым Богом. Труднее с сильными, такими как Владыка Стихий. Очень трудно расправиться с очень сильными, такими как Господин. Почти невозможно покончить с подобными Первым Богам, но все, даже Первые, могут быть уничтожены. - Он привязан к телу. - Заабал вообще перестал, что-либо понимать. К телу плотно привязаны слабые Боги. Потому с ними и покончить довольно просто. Душа простого Живого, покидая тело, теряет память и живёт вновь. Душа Бога так сложна, что уже не в силах удержаться в мире, не имея оболочки. Душа Бога вместе с памятью теряет собственную структуру: рассыпается и исчезает в Потоке. Именно сложность структуры делает Бога Богом. Но она же его и убивает. На первых порах и если нет у него одной полезной способности, что имеют Ангелы и Демоны (а так же, если их развитие не остановится). Они исчезают в Потоке, который есть, но не доступен даже зрению Господина. Только эти золотые змеи... Есть те чья душа, достигнув невообразимой сложности, уже не зависит от тела никак. Между зависимыми от тел и теми, кто избавился от этой зависимости огромный путь. И последние всегда очень сильны. Все они и в особенности последние, живут, нарушая Закон Великих Сил. Хотя могло быть, что это как раз следствие Закона. Законы Мироздания были и будут, но их никто не писал и никто не знал их всех. Законы Великих Сил породили сами Великие Силы, могучие и бездумные. Лишь очень сильные могли жить без тел, но их можно было убить, разрушив структуру души. Привязанным к телам, достаточно было потерять своё тело.
   -Я не встречал ещё подобных ему. Уверен, больше таких нет. Он сильнее всех кого я видел в Мироздании. Подобных ему просто не может быть... Погибнув он возрождается. Не знаю как, но, похоже, Силы поглощают его душу, но он не растворяется в них, не становится их частью, как должно быть. Похоже, вместо этого великие Силы медленно создают для него новое тело. Однажды его убили. С трудом, но убили. Тело погибло, но душа просто исчезла в никуда. Загадка Мироздания, решил я. А спустя несколько миллионов лет, повстречался с ним, совсем в другой Сфере. Он был в том же теле, при своей любимой внешности. Жив и так же силён.
   -Это невозможно! - Выдохнул Заабал. Ему было немного страшно. С такой силой тягаться совсем не хотелось. Ну вот совсем!
   -Если б не видел этого сам: сказал бы так же... - Человек с тоской посмотрел под ноги. - Я хочу говорить с ним. Может, обойдётся без боя...
   Ещё долго Заабал не мог прийти в себя, после ухода Господина. Ещё долго, после того как последовал за ним. Ибо последними его словами были:
   -Мы будем ждать пока Китэгра, глупая пешка, не будет готов... За всю мою бесконечно долгую жизнь у меня никогда не было друга... Лишь однажды, лишь один. Великие Силы! Я не хочу убивать своего друга...
  
   16. Битва Богов.
  
   Воины стояли разрозненной толпой. Рядом с ними расположились несколько учёных. Все молчали. Все ждали. Ожидание тянулось долго. Они нервничали.
   Настал день Мести. День, когда они поднимут меч и попытаются вернуть себе, давно утраченный мир. Ни для кого не было секретом, что не все выживут в этом бою. Скорее всего, падёт довольно много людей. Они нервничали, но не было страха. Среди воинов не было. Тренировки, почти всегда ежедневные, на протяжении полутора сотен лет сделали своё дело. Они были готовы драться, готовы умирать. Теперь они ждали лишь сигнала. Говорить было не чего и не нужно. Всё было сказано давным-давно. Всё было сделано и теперь осталось лишь сразиться с древним врагом Рас...
   У ног Аллады, стоявшей впереди всех воинов, вспыхнул, достав до самого потолка, столб чёрного пламени. Полыхнул и пропал.
   -Пора. - Несколько сдавленно молвила прелестная эльфийка.
   С тихим шелестом взвились серебристые ниточки металлических воротников доспехов и с лязгом обрели форму. Боевые костюмы людей стали герметичны. Шлемы плотно облегали головы, не затрудняя обзора и не стесняя движений. Послышался низкий гул и тут же пропал. Доспехи людей едва заметно светились в синеватой дымке. Секунда и все тридцать воинов исчезли.
   Сиик секунду с тоской смотрел на опустевшую комнату. Что-то подсказывало ему, что воинов Рас он видел в последний раз. Слишком силён их враг...
   -Великий сигнал дал. - Сказал тул, поднеся тоненький браслет к узкой морде. - У пушек, место занять нужно. Генераторов пульт включить, сигнал, когда будет ещё. Сиик у излучателя станет. Того, что главный есть. Ушаас роботов правь на помощь, когда снова будет сигнал... - Он замер на миг, глянул на двух своих товарищей и опустил руку. - Генератор, включи. Манир, Будгар: вам генератор включать. Человек и Орк, войны последней, миг объявят.
   Учёные покинули зал. В отличие от воинов у них не было той железной решимости и было много страхов. И их страхи были очень даже уместны...
   Воины построились полукольцом за спиной согбенной фигуры, в чёрном лоснящемся балахоне. Фигура опиралась на косу, но не так как они к этому привыкли. Намеренно ли, а может случайно, Китэгра выбрал такую форму для последнего боя - он походил на Смерть, такую, какой её рисовали всегда. И на косу он опирался как на посох, одной рукой. Будто пришёл за душами умерших...
   Дрогнуло Пространство. На миг люди утратили способность видеть нормально: всё стало размытым и не определённым. Приборы доспехов на миг перестали работать. Только поля устояли и кислородные накопители. Спустя миг, всё вернулось в норму.
   -Сейчас! - Пронеслось в головах воинов. Мысль, не принадлежащая им, мысль полная гнева и ярости. Китэгра предупреждал их.
   Но ничего не происходило. По-прежнему тихо: вакуум, потому и тихо. Мерцали звёзды. Немного их было. Странно даже, особенно тем, кто помнил это небо, сплошь усыпанное маленькими огоньками. Даже мерцали они как-то иначе. Хитро, будто посмеиваясь над жалкими людишками, что спорить посмели, с волей Великих...
   Мир начало рвать на части. Сотни рваных дыр возникали во тьме и сотни чудовищных тел проникали в мир. Сотни тел объятых чёрным и совершенно обычным огнём. Великие пришли в мир! В гневе Великом. На миг воины дрогнули, но ни один не поддался страху. Демоны пришли, что бы наказать живых за их беспримерную наглость.
   Сотни Великих единым порывом устремились к ним. Они даже не прибегли к Силам уверенные в своей лёгкой победе. Только в одном они применили Силу, на несколько миль вокруг появилась атмосфера. Как и следовало ожидать смертельно опасная, для любой формы жизни основанной на кислороде. Впрочем, она и не была призвана убивать живых, атмосферу сделали, что бы крылатые демоны могли пользоваться шикарными крыльями. Глупо, наверное. Китэгра улыбнулся. Сверкнули длинные клыки под капюшоном плаща. Хорошо, что они не прибегли к Силе сразу, что пытаются атаковать, лишь тела используя. Очень хорошо: строго по плану.
   Демоны подлетели-подбежали очень близко: где-то на километр. А затем резко остановились как по команде. Волна лёгкого почти не заметного страха коснулась их. Она почти сразу исчезла. Китэгра надеялся, что не исчезнет так легко страх пред Мёртвым металлом: страх по сути инстинктивный, но и так не плохо.
   Заработали генераторы, что располагались под землёй. Каждый из прибывших демонов оказался в сияющем коконе из полей Звёздной. Всего около трёх сотен демонов. Меньше чем ожидал Китэгра, но вот в действии полей, его ожидания полностью подтвердились. Панический ужас демонов, лучше всего говорил о том, что теперь они беспомощны. Теперь осталось нацелить пушки. Минута и со всеми демонами будет покончено. И придётся ждать новых. Именно поэтому, пушки сработают не сразу. Только когда демонов в ловушку попадёт довольно много. И..., слишком легко получилось. Что-то здесь не так. Если всё идёт хорошо: жди беды. Если беда имела место, не отчаивайся! Дальше будет ещё хуже.
   Китэгра ждал. Демоны излучали страх. Уже не пред мёртвым металлом, а в силу свалившихся на них неприятностей. Но что-то явно здесь не так!
   Мир прочертила ещё одна полоса. В мир опустился, медленно и величественно человек..., с тёмной кожей, тёмной изнутри.
   -Ну, здравствуй. - Рёк Великий, опускаясь наземь и скучающим взглядом изучая врага. - Вот ты какой, значит. - Переливающаяся сине-золотым светом сфера накрыла тёмного человека, поймав его в ловушку. - Как не вежливо! - Поразился он. Сфера исчезла, а Китэгра ощутил подземный взрыв..., и смерть двух учёных. Он постарался сохранить спокойствие. Может, удастся договориться и..., ударить в спину врага. Чего в этом плохого? Враг он и в Хаосе враг. Кончать урода и точка, а как дело десятое. - Прекрати безобразничать. Я пришёл говорить. - Тёмный указал на заключённых в сферы, на разной высоте демонов. - Ты держишь в руках жизни моих ребяток. Видишь ли, я не могу терять столько своих, сразу. - Человек улыбнулся. Что-то уж очень добро... Странно звучал его голос в этой атмосфере. Он должен был быть хриплым и рыкоподобным, но слышался звонким и певучим. - Я предлагаю тебе, враг мой, бой. Я и ты. Ни к чему лишние смерти. Зачем эта глупая резня? Сразимся: победишь, Ад забудет об этом мире навсегда. Проиграешь: тут уж извини, но твоим людям конец. Так что?
   Китэгра молчал. Он не знал, что сказать. Столько лет они готовились, столько лет готовился он сам. И вот возможность покончить с этой войной, одной битвой. Битвой, где он сразится один на один. Он был уверен, что победит. Но тогда его месть не свершится. Смерть одного демона: слишком мало, что бы утолить его жажду мести. Можно подождать с минуту, пусть нацелят пушки и тогда одним ударом всех, вместе с этим тёмным, но... Если он так легко избавился от полей: справится ли луч вот с этим демоном? Имелись сомнения, как и насчёт Главного Излучателя, нацеливаемого сейчас Сииком. С этим демоном всё равно придётся драться. Но один убитый демон: и всё? Этого слишком мало, для мести.
   С другой стороны: люди останутся живы. А отомстить можно и после: время не имеет значения, для Бога. Можно сделать это и завтра и спустя пару тысячелетий.
   -Победу одержу я... - Китэгра подавился речью: его голос, призванный внушать трепет, здесь звучал, почти по-женски. Он быстро поправил досадную неприятность. Вновь его голос был холодным голосом могилы. Так было как-то по солиднее, чем пискляво бабским голосом говорить. - Вернёте взятые однажды души.
   -Да на здоровье! - Очень легко согласился демон. Похоже, Китэгра был прав, когда решил, что души не значили для демонов ничего: главное Пространство этого мира и...
   -Тебе не выжить Демон! - Не удержался от киношной реплики Китэгра. Впрочем, он не знал, что она киношная и практикуется в крутых боевиках (во все времена, кстати, что несколько нездорово выглядит, скажу я вам). В базах данных Империи, сохранены были лишь образцы шедевров кинематографа, прошлого и времени гибели Рас. Наших любимых дешёвеньких боевичков там не водилось.
   Неспешным шагом Китэгра двинулся по направлению к врагу. Тёмный человек смущённо улыбнулся, как бы извиняясь. Люди ничего не увидели, кроме пары всполохов вокруг своего Бога. Китэгра увидел всё и едва не погиб. Удар был подлый и хитрый. Мало Сил было в нём, но эта Форма могла покончить и с более сильным Богом. Парадокс удара заключался в том, что отбиться от него смог бы и слабенький Маг. Спрут, именно на сию скотину походила Форма, поражал душу. Его трудно было заметить, но очень не трудно рассеять. Смертельно опасная штучка, не убивающая, но делающая беспомощным в Магии. Китэгра ответил таким же спрутом, перестав шагать на встречу врагу и вложив в Форму в десятки раз больше Сил - его спрут был призван душу не ослабить, а убить. Пылающий осьминог полностью скрыл собой тёмного человека. Собственно осьминог, это так, образно: у них нету тысячи тонких длинных ног, и они не горят в чёрном огне. Казалось бы вот она: победа. Не угадали. Спрут рассеялся тучей чёрных лепестков, истаявших почти сразу. Человек стоял улыбаясь. Уже не так уверенно. И Китэгра понял, что победит. Он рассмеялся. Его руки взметнулись вверх и начали танцевать в воздухе. Много не нужных, но красивых движений. Рука поднялась, описала сложную дугу, и луч тьмы врезался в грудь врага. Отбит. Коса взметнулась и резко упала вниз. Полумесяц чернил прорезал воздух и запылал там, где стоял человек. Рассеян. Коса прочертила небо сложным узором и сотни кривых змей врезались во врага. Одну он пропустил. Его отбросило в сторону. Но он сразу поднялся, кривя лицо от ярости и боли. Рука была вырвана вместе с куском плеча. Почти сразу отросла новая.
   -Друзья мои не бойтесь!!! - Взревел человек, защищаясь, теперь только защищаясь.
   Китэгра наносил один удар за другим, упиваясь собственным могуществом, беспредельной мощью своей и жалкими попытками демона устоять против него Великого...
   Он не услышал в словах демона угрозы. Он не почувствовал тени удивления, пойманных в ловушку демонов. Едва прогремела речь тёмного, демоны стали излучать ужас с новой силой. И злобу. Но он не обратил на это внимания: он наслаждался собственной силой. Он сражался с врагом!
   Пламя Смерти полыхало над миром! С трудом с огромным трудом, отбивался демон: таяли его силы, он был близок к поражению...
   -Теперь остынь, мне нужно с ним поговорить. - Молвил человек, теперь улыбаясь победоносно. Он не шевелился, просто стоял и улыбался. Вся его беспомощность и отчаяние близкого поражения, вдруг исчезли. Пламя Тьмы, пламя страшнейших ударов, бессильно полыхало вокруг него.
   Китэгра понял, Китэгра чувствовал горечь и боль обиды. Его провели. Этот демон, он гораздо сильнее чем хотел казаться и... Но зачем? Зачем этот цирк?
   Китэгра взревел от обиды и ярости. Размахнувшись косой, он бросился на врага, намереваясь пронзить его тело серебристым лезвием. От этого демону не спастись! Тёмный, вновь извиняясь, улыбнулся и отмахнулся рукой. Удар пришёлся по всему телу. Просто удар, без всяких смертельных штучек. Китэгра отбросило к его людям. Сразу встав на ноги, он собрался было, дать команду людям у пушек, когда увидел...
   -Пришёл. Я тебя ждал. - Довольно изрёк тёмный, взлетев к небу: туда, где неторопливо махая белыми пушистыми крыльями, завис трёх метровый гигант, в белой тоге и сандалиях. Внешне он весьма напоминал человека. Или эльфа. Но такой красоты и точёности линий не знал ни один из этих народов. Они все лицезрели Великого. Тот грозно смотрел на тёмного. - Всё в маскарадном костюме? Да ладно, я не против. Но вот что я хотел бы у тебя спросить. - Зло шипел теперь демон. - О, прости, забыл о вежливости: приветствую тебя Великий! Почему ты пошёл против меня? Почему хоче... - Злая гримаса исчезла. Человек смотрел на гиганта сражённый шоком удивления. - Но ты не он! Что это значит? Как это может быть!? Ведь ты не...
   -Рив, Великий из Великих и безмерно Милосердный Рив. - Скромно представился Рив. - Приветствую и тебя Великий, хотя никакого удовольствия от приветствия тебя не вижу.
   -Что тебе нужно?
   -Немного. - Пожал плечами Рив. - Убирайся отсюда. И забудь об этом мире.
   -Да? - Тёмный всплеснул руками. - Это отчего мы такие смелые?
   -Убирайся! Тебе не место здесь. Тебе не чего здесь делать. Я запрещаю!
   -Что?! - Взвыл Тёмный. - Ты! Ты? Запрещаешь МНЕ? Ты погибнешь с ними.
   Рив кивнул. Насмешливо. Пылающий серебром серп, пробил насквозь тело тёмного. Серый прах хлопьями летел вниз.
   -Теперь начнём играть по-настоящему. - Прорычал гигантский призрачный дракон, Повиснув рядом с пойманными в ловушку демонами. Пойманными ли?
   Земля дрогнула, под ногами людей. Китэгра приготовился к бою. Если не справится излучатель, тогда бой будет, очень серьёзным. И, пожалуй, этот нежданный союзник, чью силу он ни как не может определить, возможно, решит исход боя в их пользу. Кровопролитного боя.
   Сферы-ловушки лопнули как мыльные пузыри. Ни один генератор не уцелел. Две сотни учёных пополнили ряды покойных. Китэгра дал сигнал и так называемый Луч Мёртвых - пушки, открыли огонь. Они уже были нацелены, и теперь сработали безотказно, и сокрушительный удар был нанесён по демонам Адским!!! Да, целых три померло. Их души были уничтожены. Два десятка получили серьезный урон - утратили часть своих способностей и были вынуждены покинуть сражение, но вот и всё, чего удалось достигнуть людям. Ответный же удар изничтожил все пушки до единой. Что для Сил, толща земная? Толща земли и ни хрена больше. Вместе с пушками погибла сотня учёных. Люди открыли свои карты и карты оказались не слишком хороши. Больше у них ничего не было, почти ни чего. Но демоны, не считали Излучатель чем-то опасным. Они атаковали презренных живых. Воинство Ада страшной волной хлынуло вперёд. Им на встречу ударил Излучатель. Земля разверзлась за спинами людей, и очень быстро поднялось на встречу небу гигантское и немного нелепое сооружение. Невидимый глазу луч ударил. Сиик нажал кнопку. Образно: использовался шлем наподобие эльфийской Нэйри. Луч произвёл эффект бетонной стены. Напоровшись на эту не видную глазу стену, демоны замерли, окутавшись непроницаемой стеной чёрного и нормальной расцветки Огня. Сиик увеличил мощность. Купол, укрывший демонов, не выдержал и один из них с воем рассыпался пеплом. И тело и душа. Но лишь один.
   Китэгра побежал на встречу врагу. Тридцать воинов бросились за ним, Мечи Тьмы пылали в их руках. Нужно было подойти ближе. Они ставили именно на это. Правда, была всё же надежда, что луч прикончит хотя бы половину демонов. Но смог лишь удержать их - и то ладно.
   Рив также присоединился к битве. Он атаковал Призрачного Дракона, коим стал Тёмный. Но тот переместился в другое место: повыше. Рив мог бы атаковать снова и может удачно, но намёк был ясен. Дракон драться лично брезговал. Он предпочитал остаться в роли зрителя.
   От внимания Китэгра это не ускользнуло. Теперь стало понятно, что Тёмный откровенно лгал: ему плевать на демонов. Он развлекался лицезрея их в битве. А сколько их погибнет - какая разница? Весело, интересно. А никто не погибнет так даже, и смотреть скучно...
   Излучатель устоял не долго. Из стены укрывшей демонов ударила ветвистая молния: сплетение Смерти и Огня. Взрыв едва не опрокинул бегущих людей. На месте конструкции полыхало. Жаль. Излучатель был трансформером - роботом, танком, начинённым множеством смертоносного оружия. Он мог помочь и в другом качестве: ни как Излучатель, а как сильный боец. Теперь уже не поможет. Сиик, жаль, что нет больше Сиика. Не осталось даже кончика хвоста тула: сгорело всё, вместе с когтями.
   Защита демонов рассеялась, и они обнаружили, прямо перед собой, толпу людей в доспехах. Тренировки и доспехи сделали своё дело: скорость их движения потрясала воображение. И демонам пришлось столкнуться с сюрпризом. Не очень сюрприз кстати. Тридцать Мечей ударили как один. Каждый поразил свою цель. Тела тридцати демонов обратились пеплом. Впрочем, почти сразу они создали новые и вступили в бой. Успех ожидался лишь у Китэгра. Коса не подвела и в этот раз: парень с большими рогами, отбросил коньки, раз и навсегда. Коса поглотила его душу. Началась рукопашная, в которой магия использовалась наряду с когтями. И первые же минуты показали, как мало стоили все тренировки, в битве просто живых и Богов. За то наука торжествовала. Доспехи держались стойко. В первые две минуты погиб лишь один воин. Орчиху просто вбили в землю, а потом щедро угостили десятком ударов Сил. Не осталось даже пыли. Остальным везло больше.
   Пришёл черед роботов. Сотни металлических друзей воюющего человека возникли на поле боя. Они ударили по демонам со всех сторон разом. И вот тут демонам показалось небо с овчинку. Пушки, их сильно уменьшенная модель имелась у каждого робота и каждого доспеха, кстати тоже. Но на роботах пушки были помощнее. Кроме того, иного оружия на них было больше чем у дурака фантиков. Они создавались как Апокалипсис для всего живого. Каждого защищал портативный генератор, более мощный, чем в доспехах людей. Их уничтожить было трудно, даже Силы справлялись не слишком хорошо. Только очень мощные заряды пробивали поле. Роботы сражались не столь ловко как люди, но урон от них был чудовищен. Пушки слишком сильно понижали возможности демонов, если, конечно, робот успевал прожить достаточно долго для нацеливания пушки. А прожить так долго успевал не каждый из них: всё же они бились с Богами. И в общем, даже не плохо бились. Но если б не Рив...
   Свалка из Богов и людей, именно свалкой и была. Причём полыхающая разноцветными огнями со всех сторон. Машины, люди, Боги.
   Рив грустно смотрел на эту резню, повиснув над ней. У обитателей этого мира не было ни шанса. Этот, что говорил с ним. Он оценил его мощь. В бою с ним, возможно, проиграет и Рив. А этот гад, не будет играть в благородство. Он призовёт ещё демонов. Он позволил Риву увидеть численность своего Пантеона. Сотни Богов. Он и не знал как их много, на самом деле. И те, что сейчас игрались Силами внизу ещё не самые могучие из них. Скорее второстепенные герои...
   -И что так и будешь смотреть, как их режут?
   Их и правда резали. Вот, один из одоспешенных убил тело демона и тут же получил чьим-то хвостом по черепу. Поля Звёздной удержались, но живой упал. Тут же ему добавили длинными когтями и аж пятнадцатью ударами Сил. Только седьмой принёс результат. А последующие, разрушили даже Мёртвую материю, из которых был создан доспех. Вот ещё один демонстрируя молниеносную скорость, покончил с семью телами Богов, в одном движении. Этот меч Тьмы работал превосходно. Но живого тут же пришпилили к земле. Он двигался очень быстро, но не так как могли делать это Боги. Живой просто исчез, в костре двух Сил. Когда костёр потух, возле глубокой воронки, слабо подёргивалась его нога. И всё. Хорошо ещё, что душа уцелела. Души демоны не уничтожали, что-то они готовили для них. Что-то страшное. Рива едва не вывернуло, когда он уловил кое-что по этому поводу, в мыслях какого-то демона. Роботы то же не слишком преуспели. Их уничтожали в секунду по три штуки. Живых и правда резали. Но и у них имелись определённые успехи. Демон упал разваленный надвое, невидимым, но как оказалось очень эффективным клинком. Силовой, чего-то там. Забавная вещица. Прежде чем новое тело демона сформировалось, три луча, очень слабые подобия Луча Мёртвых ударили в него. Чуть более мощные, врезались в демона из пушек пары роботов. Демон погиб Истинной Смертью. Но таких, было мало. Живые платили за два уничтоженных демона, одним живым и тремя десятками роботов. Когда кончатся роботы им можно кончать с собой. Но вот Китэгра порадовал. Мальчик казался Истинным Богом, Истинной Смерти. Великий, он заслужил это звание. Сражался он великолепно. И что интересно, что даже замечательно и очень не похоже на Истинного Некроманта, он бился, и чаще всего его удары были направлены на спасение своих воинов. Вот и сейчас. Живой в доспехе упал, лавина Сил, захлестнула его. Китэгра бросился ему на помощь. Он прикрыл воина, от этой лавины и нанёс демону сложный, но чисто выполненный удар. Тот не смог защититься. Три червя, Черных Червя Смерти впились в душу, и разорвали её... Рива подташнивало. Всё-таки его создание Истинный Некромант...
   -Великий! Хватит ныть полудурок! Пора бы уже кого слегка пришибить.
   Он не хотел, Рив не мог убивать так, уподобиться презренному Истинному Некро...
   -Прекрати пороть чушь! Ну, мы всегда можем сбежать: ну их, пускай дохнут.
   Надо было раньше, ох надо было. Теперь он не сможет бежать. Но и убивать...
   -Подумай Милосердный, скольких живых ты спасёшь, приняв бой!
   И Рив принял бой. Величественно, движением полным изящества и не реальной кра...
   -Позёр. Ты не мог бы просто убить десятка три этих Некромантов, перестав выпендриваться? Просто убей!
   Величественно, движением полным изящества и не реальной красоты, Могучий поднял руки. Кулаки Бога сомкнулись. В одном искрилось Копьё Молний, в другом полыхала Тьмой, Стрела Изначального Мира. Копьё рассекло воздух и ударило в спину краснокожего демона, очень напоминавшего собой любимое тело Реклона. Демон уклонился и оставив в покое живого, которого едва не убил и уже лишил Меча Тьмы, повернулся к новому врагу. Живой упал наземь. Копьё искрилось прямо над ним. Оно повисло в воздухе на миг, а потом полетело обратно, по той же траектории. Искрящаяся молния прошила тело демона насквозь. Душа выскользнула на свободу. И стрела Изначального Мира вонзилась в её не материальную плоть. Со слезами на глазах Великий Рив смотрел, как погибает Душа...
   -У-у-у-у-у! Рив! Ай, молодец! Ай, бродяга! Первый есть: разогрелись. Ещё пару на закуску!!! Ха-ха-ха...
   Смех Голоса звучал в голове Великого. И больно было Риву от смеха его. Злом был тот смех..., с некоторым удивлением Рив смотрел, как вниз падала его левая рука. Хлынула кровь. Пришла боль.
   -Ну всё: вешайтесь парни...
   Рёв Великого потряс небеса. Атмосфера наполнила всю планету. Теперь у неё был воздух, который мог сотрясти этот рёв. Великий Рив, впал в бешенство! Вздулись вены на теле его, вернулась на место рука. Перекосило яростью прекрасное лицо, и дикий взор налитых кровью глаз смотрел вниз. Не было больше мыслей о добре, не было боли от убитых им, ибо Рив в ярости был: убивать пришел Великий..., потом он будет жалеть о своём порыве, о своей необузданной ярости. Но это будет потом. Корчи совести и клятвы более не убивать, будут потом: впрочем, как всегда.
   Призрачный Дракон в небе, с интересом смотрел. Он видел гнев Великого, но не боялся его. Рив спикировал вниз, в руках его пылали два клинка. Каждый, смесь нескольких Сил, то на что не способен был Владыка Ада. То на что способны были лишь Первые Боги, мир праху тех ублюдков. Но как же это было знакомо! Сколько же таких в Мироздании? Что же будет, если вместе соберутся Боги такой чудовищной Силы? И..., почему, если есть такие в Мироздании: почему они не остановили резни Первых, потрясшей Мироздание до самых его основ? Владыка Ада размышлял. Что-то важное он видел сейчас, что-то он должен был понять в этом. Но ни как не мог понять...
   Рив опустился в самое сердце боя. Меч всех четырёх Стихий, пробил грудь ближайшего демона. Крючья Смерти - страшнейший удар, способный покончить даже с Мёртвым, врезался в его широкую спину. Пылающие Крючья (Крючья, но название они получили явно не из-за своей Формы. По мне, так больше на кучу разного мусора похоже, только чёрного...) растеклись по спине Рива. Полыхнули разок и истаяли. Рив зарычал, оскалив вполне человеческие зубы. Тело демона погибло, его душа выскользнула вон. Меч всех Четырёх Чёрных Огней, не дал ей уйти. Низкий вой изорванной в лоскуты души потонул в общем шуме сражения. Рив не остановился. Мечи в его руках продолжили собирать свою долгожданную жатву: как долго они ждали пробуждения его гнева! Непрерывно хохотал Голос в его голове, Голос слышный лишь ему, Риву. Мечи мелькали, убивая демонов одного за другим: убивая окончательно. И не только мечи. Рив, наносил десятки ударов, пользуясь лишь разумом. Но в гневе, он мог наносить их не так хорошо. Убивали лишь Мечи в руках его. Страшен в гневе Рив! Но всё же убивал он только демонов. Многих сильных бойцов потерял в тот день Ад.
   Плачьте Живые всех Миров, слезами горя! Плачь Мироздание! Плачь, ибо ушли навсегда в день тот, многие из Великих...
   -Рив! - Он не слышал. Великий убивал. Рив наслаждался пляской Смерти! - Очнись баран! Не ужели ты не чувствуешь? Смотри Великий, смотри!!!
   Рив прекратил убивать, теперь Великий только отбивался. Улыбка легла на лик его.
   -Позови его! Позови Рив: нам не устоять одним. Это только начало. Адские Легионы ждут лишь команды, ждут пока насытиться зрелищем, их Повелитель. Против стольких нам не устоять. Позови его Великий, позови...
   И Рив позвал.
   -Я приду... - Донёсся из далека, голос того, что в гневе, был много страшнее самого Рива...
   Впрочем, он порой и от скуки творил такое, от чего дрожало само Мироздание. Эта его выходка с Рыцарями Плети...
   Бой демонов, людей, Великого Рива и Великого Китэгра - бой живых, где Боги и не знающие Изначальных сошлись в смертельной схватке, шёл своим чередом. Умирали люди, гибли Боги. Но лишь Боги чувствовали нечто странное, нечто невозможное. Ибо не могли Боги не чувствовать нарастающего возмущения Великих Сил. Нечто стремительно неслось сюда, не заботясь о последствиях своего рывка. Нечто могучее. Уже не было сомнений: цель неизвестного, именно этот мир и скорее всего, именно эта точка Пространства...
   -Назад! Прекратить Воины Ада!!!
   Прогремел грозный рык Владыки Ада. Демоны исчезли. Сотни Великих (чуть больше двух сотен, покрошили их не слабо) возникли в воздухе, в километре от места сечи, бросив свои тела. Их души отсюда казались плотным серым туманом, испещренным десятками красных огоньков. Лишь Призрачный Дракон остался рядом.
   Люди в доспехах (ровно девятнадцать люди, если не считать вон той ноги и головы, вон там справа в ямке - видите?) Китэгра, Рив уже без мечей - остановились немного с удивлением глядя на падающие бездыханными тела демонов. Эти тела были, лишь одеждой, мешавшей быстро исполнить приказ хозяина, и они бросили их...
   -Что происходит? - Обратился Китэгра к Риву, подойдя к нему ближе. Китэгра излучал уважение: он уже догадался, почему этот Бог помогал ему. По всему, именно он освободил его от рабства, дал знания и может даже косу. Но также Китэгра излучал тревогу. Он чувствовал НЕЧТО, но не ждал ничего хорошего. И ещё Китэгра переживал за павших людей: последнее Риву понравилось.
   Рив, Великий Рив растерянно и довольно улыбнулся:
   -Ринн проснулся!
   В тот же миг мир разорвало. И пришёл в него Великий Ринн!
   Китэгра немедленно приготовился к бою, уцелевшие люди подняли Мечи. Кто их потерял, изготовил к бою другое оружие. Ибо ужасен в гневе Ринн!
   -А-а-а-р-р-р-р! - Проревело чудовище. Чёрный как сажа гигант, махая кожистыми крыльями, висел в воздухе, чуть вправо от них. Жёлтые глаза с кошачьими зрачками пылали гневом. Всё тело Великого, пылало Пламенем Сил!
   -Рив! - Проревела оскаленная пасть его, в которой из зубов, были лишь клыки. - Иди ко мне! - Мудрый и Могучий сразу всё понял! Поднялись увенчанные длинными когтями руки, полыхая каждая своим Огнём. Две Силы сразу, из тех, что не доступны многим Богам, для удара приготовил Великий. - Щас я эти консервы вскрывать начну! О! - Воскликнул Мудрый, глядя на Китэгра. - Истинный Некромант! Эту отрыжку Хаоса я оставлю на закуску!
   -Прекрати Ринн! - Рив взмахнул крыльями и подлетел к чудовищу. Красивое лицо светилось радостью и любовью. - Они мои друзья. - Ринн едва не рухнул вниз. Взятые им Силы покинули мир и рассеялись в Потоках, неизвестных этому миру. В глубоком шоке он смотрел в лицо Рива. - Истинный Некромант твой друг?! Ты вот, вот с этими уродами?! Рив! Я не понимаю! Зачем тогда ты звал меня?
   -Вот мои враги! - Указал Рив на две сотни Великих, ожидающих, лишь знака Господина, что б вступить в бой. Что б отомстить за тех из них, кто уже пал, кто ушёл навсегда.
   -Ух! - Мигом сделался воплощением самого счастья Ринн. - Как много! Какие сильные! Некроманты. Но до Истинной Некромантии не опустившиеся. - Его голос источал презрение. Китэгра уже осознавший, что они обрели ещё одного могучего союзника, остро ощутил желание оторвать ему башку. - Это будет славная драка!
   Господин, бывший впереди своего воинства подлетел к Великим. Глаза-угли ярко полыхали гневом и..., радостью.
   -Ух! - Удивлённо воскликнул Ринн. - Какая мощь! Этот огрызок Сущего, мог бы сразиться с Первыми в одиночку! - Ринн нахмурил лоб: задумался. - Минут пять мог бы сражаться против всех семерых...
   -Тебя я ждал! - Рычал глас Преисподней. - Я желаю говорить с тобой Великий Ринн!
   -Говори. - Полный презрения к ущербности Некроманта, рёк Великий, милостиво взмахнув дланью. - Я разрешаю.
   Угли полыхнули гневом и..., восхищением. Боги, все кроме гордого Ринна, испытывали удивление, странным поведением Владыки Ада. Ринн принял это как должное. Право: разве может быть иначе? Не мог ни чего кроме восхищения вызывать Великий Ринн!
   Господин взревел как от сильной боли. Серая дымка его призрачного тела, так похожая на драконье, окрасилась красным. Он облекал себя плотью. Вскоре пред ними предстал гигант, крепко стоящий на козлиных ногах. О 15 метрах ростом, он скалил волчью пасть. Полыхая алым, горели глаза чудовищной пародии на оборотня. Горела огнём перевёрнутая пятиконечная звезда, на мощной груди...
   -Сат'Ан! - Воскликнул Ринн. - Дружище, ты ли это!
   Присутствующие, включая Рива, застыли в шоке. Многие решили, что ослышались или двинулись малость умом. Только Заабал задрожал от страха и восхищения: мощь этого друга была неповторима. А разве мог Владыка Ада выбрать себе иного друга?
   -Давно не звали меня так. - Скаля клыки, в подобии улыбки рёк Господин. - очень давно. Всё больше Сатана или Дьявол.
   -Хо-хо! - Ринн встал наземь и быстро начал расти в размерах. Вскоре они были одинаковых габаритов. - Так тебя не звали с дней вашей маленькой размолвки с Ях'Увэ!
   -Маленькой? - Сат'Ан гулко расхохотался. - Ринн ты и поныне считаешь единственно красивой битвой, схватку между Первыми Богами? Как похоже это на тебя!
   -Конечно! Ведь весело было Сат? Иди, я обниму тебя друг!
   Рив едва не рухнул в обморок, когда исполины с хохотом заключили друг друга в объятия. Чего говорить о людях, карликах рядом с этими гигантами? Карликами во всех смыслах.
   -Ринн! - Воскликнул Владыка Ада. - Кто же твой друг, к которому ты пришёл на помощь? Я уж было думал, всё это ты затеял: я и не знал, что есть ещё подобные тебе!
   -Кхе-хе. - Ринн гордо качнул красивыми, причудливо витыми рогами. - Подобный, но не такой же... Это брат мой... - Ринн покосился на ошарашенного Рива. - Младшенький. Он и послабее и поглупее. А что лицо у него такое дебильное: ты не смотри. Это он так маскируется... - В тишине, наступивший с появлением Ринна, громко клацнули зубы Рива, ставшего одного цвета со своей белоснежной тогой. Порой Ринн бесил его. - Но на самом деле он очень умный и добрый..., так как он это понимает. - Ринн посмотрел за плечо гиганта-оборотня. - О! Ты смотрю, всех почти сюда собрал, кто посильнее. Астарот, Бегемот, Ангро: полная коллекция уродов! - Владыка хохотнул: мнения у них частенько совпадали. - Слушай, не люблю я их, Некромантов.
   -Я ведь тоже этим балуюсь. Ничего?
   -Ну, - Ринн развёл руками. - ты же Сат'Ан. Тебя я уважаю.
   -Ринн, зачем твой брат мешает мне?
   -Рив! - Ринн укоризненно посмотрел на брата. - Тебе не стыдно?
   -Что!!! - Рив в бешенстве рос на глазах, теперь Великие, все трое были одних габаритов. - Идиот! Ты ослеп?! Посмотри, что творят демоны! Этот Сат'Ан. Смотри в Сферу!
   И Ринн посмотрел. С беспокойством отступил на шаг Сат'Ан. Победно улыбнулся Рив! Смотрел Ринн и видел, как Закону вопреки, мир целый, Сферу сквозь идёт: порядок Древний нарушая!!!
   -И что? - Пожал плечами Ринн. Лениво зевнул. - Это из-за такой глупости ты на Сат'Ана злишься? Подумаешь! Даже интересно: получится Силы обмануть или нет?
   -Что? - Опешил Рив. - Я..., я... Ты что говоришь Ринн?
   -Как что?! - Злился Великий. - Ну, развлекается Сат. Ну и ладно: тебе какое дело? Пусть делает с этим, чего хочет.
   -Ринн, он ведь не остановится! Царство ужаса во всём Мироздании: вот его цель! Один большой Ад!
   -Слушай, - Ринн отмахнулся от надоедливого Рива. - Сат, убери своих псов. - Лицо стало немного виноватым. - Не люблю я их. У тебя тупые и злые. У Ях'Увэ, не менее тупые, но крепко двинутые на добре. Они оскорбляют мой взор!
   -Ринн с удовольствием. Но едва они уйдут твой брат, со мной покончит. - Он оскалился. - Попытается покончить со мной.
   -Да ну. - Поморщился Великий. - Рив не станет. Он просто дурачится. Вечно кого-нибудь спасает! - Он на миг замолчал, а потом широко улыбнулся. - Помнишь, ещё до создания Ада и Рая, как втроём Чекрагов спасали?
   -Ага! - Владыка Ада громко расхохотался. - Ях, тогда чуть не погиб! Спасли называется: чуть было спасителям бошки не поотрывали! Надо думать в качестве благодарности. И чего придуркам надо было?
   -А! Мир их праху. - Ринн улыбнулся. Тогда Сат был другим и ещё не мог быть его другом. Это он, Ринн, в гневе перебил спасённых, а они Сат'Ан и Ях'Увэ, едва не бросились на него, что называется с мечом. Тогда они ещё добрые были до неприличия. И он едва не сцепился с ними. Сат, тогда смог подумать и решил, что Ринн всё же был прав. Тогда, наверное, тогда и началась дружба Великих. И появились первые разногласия среди Воинства Ангелов. Привели они в итоге, к Великой Войне Богов: названной Ринном мелкой и бездарной грызнёй. - Рив, ну, оставь ты их в покое! Пусть сами разбираются.
   -Нет! - Рив почти шипел. - Сат приведёт Мироздание к новой войне Богов! Да такой, что Первые Войны Первых Богов, покажутся мелкой ссорой!
   -Да?! - Оживился Ринн. - Сат я тебя полностью поддерживаю! Что же ты сразу не сказал, что повеселиться решил?
   -Так я... - Владыка был удивлён не меньше Рива. Не ожидал он, что хоть у кого-то, возможность войны между несколькими могучими Пантеонами, может вызвать такой щенячий и неподдельный восторг. - я собственно Войн Богов не хочу...
   -А зря! - Заверил его Ринн. - Представь, как весело будет!
   -Ну... - Некоторые интересы Ринна ставили в тупик, даже такое зло как он. Главным образом потому, что Ринн в этом зла не видел: он просто предвкушал весёлую потасовку. И что, что в ней будут гибнуть Миры? Их тысячи: сотней меньше, сотней больше... Весело же! А у Великих так мало возможностей развлечься! - Может быть. Но этот мир мне нужен.
   -Да без проблем! Мы мешать не будем. Да Рив?
   -Великий! - Вскричал Китэгра, за спиной которого готовились к последней своей схватке люди. - Я не отступлюсь! Я не брошу их!
   -Заткнись отродье! - Грянул гром голоса Ринна.
   -Ринн! - Полыхая гневом рёк Рив. - Я тоже не отступлю. Я создал его и не позволю убить его! Я остановлю деяние Ада! Я не позволю грянуть Войне Богов. Не быть войне. Я паду здесь, либо изгоню их.
   -Рив, - Разочарованно говорил Ринн. - ты ведь погибнешь. Миллионы лет в золоте Потока, словно во сне! - Рив вздрогнул, но лишь упрямо наклонил голову. - Тебе не совладать с ними. Изгнать? Они вновь вернутся. Тебе придётся предать Сат'Ана Истинной Смерти, иначе бесполезен этот бой... Рив, ну, почему ты не можешь просто отступить? Давай уйдём Рив!
   Рив отступил от друзей. Он был полон решимости драться. Ринн, несчастный Ринн, потерянно озирался по сторонам. Он глупо шмыгнул носом. Ринн не хотел драться с Сат'Аном - единственным своим другом, но и не мог он позволить убить Рива...
   -Этот мир мой! - Проревел Господин, также отступая. - Ринн? - Спросил он своего давнего друга.
   -Прости Сат'Ан, прости дружище... - Пробасил горько Ринн. Он скрестил руки-лапы на сильной груди. - Рив, брат мой. - Сказал он виновато.
   Сат'Ан отступал. Что-то творилось с Великими Силами. Что-то чего не могло быть, и не видел никогда Сат'Ан, Владыка Ада.
   -Мы братья Сат, ты не будешь предан Истинной Смерти. Но ты потеряешь этот мир.
   И вот тогда случилось то, чего не знали Миры этой Сферы. То, чего давно не видел никто в Пределе Миров. Оба Великих пылали огнём. Золото Потока пронзило Пространство. Бесконечная мощь излилась в мир и рассеялась в нём. Ласковым золотом мерцала каждая частичка Пространства. Боги теперь в страхе на братьев смотрели. Пространство было укреплено. Сама Первородная держала его словно цемент. И они чувствовали зачем. Теперь этот мир не разорвёт, не испепелит та дикая мощь, что вот-вот начнёт бушевать в нём. Мощь неподдающаяся осознанию. Великие в Пламени Великих Сил (Всех Сил!) разом повернулись к Сат'Ану. Их лица, их глаза! Они стали теперь очень похожи. Чистым белым сиянием сверкали их глаза. И голоса их слились в один. Дрогнули Боги, ибо само Мироздание говорило с ними!
   -Я - В один голос, словно одно существо говорили Великие. - НЕ ПОЗВОЛЮ ТЕБЕ, ВОЙНЫ НОВОЙ РАЗЖЕЧЬ ОГОНЬ! ЗДЕСЬ ОСТАНОВЛЕН БУДЕШЬ ТЫ, ВЕЛИКИЙ! ИБО ТАК СКАЗАЛ Я... - Последовал длинный совершенно непонятный набор звуков. Возможно: нецензурная брань незнакомого языка, а может имя. Никто не смог понять эти звуки или вспомнить их в последствии. Может, Великий просто закашлялся: кто его знает?
   -Тогда, Ада Воинство сразится с тобой! - Прогремел Великий, Богам известный как Сат'Ан.
   -ТЫ ПРОИГРАЕШЬ. - Грустно говорил он, и каждое его слово отдавалось болью в головах, всплеском в Потоках Сил. - УХОДИ САМ.
   -Ха-ха. - Грозен был Владыки Ада смех. - Ты даже представить не можешь, какова мощь Страдания Душ!!! Все Воины Ада вступят в бой! И в этот раз я буду с ними!
   Дрогнули Силы. Плотью оделись Могучие Демоны, Великие Боги Мироздания, Боги Тройственного Мира. Но теперь не только сильнейшие из них подняли меч! Мир трещал непрерывно. С трудом они прорывались сюда, Сат'Ану пришлось помочь им. И тысячи Демонов, Могучих Воинов Ада приняли бой.
   -ВСЕ ЗДЕСЬ... - Задумчиво говорил ОН. На двух лицах, словно на одном, отразилась лёгкая грусть. - Я НЕ ХОЧУ УБИВАТЬ БОГОВ. ВЫ ПРОСТО ПОТЕРЯЕТЕ ЭТОТ МИР... ВРЕМЯ? - Спросил он сам себя и себе же с улыбкой одинаковой улыбкой на столь разных лицах, ответил. - ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ПРОЩЕ ВРЕМЕНИ?
   Движения замедлялись. Потоки двигались тише и тише. ВО ВСЕЙ СФЕРЕ!!! О таком могуществе не могли мечтать даже Первые Боги. Ещё не много и время остановится совсем. Застынет Материя и остановят свой бег Великие Силы. Тогда бессильны станут те, кто не могут править Временем. Бессильно станет Воинство Могучих...
   -Ха-ха-ха. - Сат'Ан совсем не от безделья создавал Круги Ада. - Время? Я не могу им управлять, - Великие как бы извиняясь улыбнулись, кивая головами. - но кто сказал, что я не могу бороться с ним?
   Удивление отразилось на лицах Великих. Гигантская трещина прошила небо. И неудержимой лавиной Сила излилась вниз. Время ускорило свой бег и вернулось к своему нормальному состоянию, нормальному для этого мира.
   Вскричали Великие от боли сотрясшей их. С воем упал на колени Китэгра. Пали крича, люди. Страдание изливалось в Мир. Составляющая Смерти. Вся мощь тысячи тысяч лет сбираемая Адом сейчас пришла сюда, на помощь Повелителям своим!
   -Прости друг мой Ринн. - Взревел Сат'Ан. - Но сегодня ты умрёшь! И Возродишься когда, надеюсь умнее будешь!
   Хохот тысяч демонов потряс мир. Господин дал им в руки Страдание. Огонь этой Силы, ласково касался Великих, покорный их воле...
   И Битва Богов началась!
   Воинство Ада, объятое Пламенями Двух Сил: Огня и Смерти, в ярком бардово-чёрном саване Страдания, до горизонтов растянулась эта страшная армия. Волны боли исходили от них. Боль корчила души врагов их. И двинулось Воинство Великих, в бой!
   Тут бы по большому счёту и пришло бы нашим друзья, что называется кранты. Но Ринн и Рив, устояли. Страдание, составляющая Смерти, как и любая другая чистая часть Изначальной обретала просто невозможное могущество. Но ни одна Изначальная, ни одна составляющая не могла поспорить с могуществом собранных воедино, собранных под властью одной воли, всех Великих Сил..., и всё же поспорила. И весьма солидно отстаивая свои мнения...
   Отливающее бардовым, чёрное пламя Страдания, вздрогнуло и отступило, ближе к Владыкам своим. Великие Боги-Братья, грозно хмуря брови, шагнули вперёд. В руках Великих горели Мечи. Хотя в руках Ринна, это дело не сильно походило на меч. Такой мог выковать не просыхающий никогда кузнец. Великие, шагнули к Владыке Ада. Титаны схватились в смертельной схватке. И это спасло Китэгра и его людей: Владыку плотно заняли.
   Мечи Ринна врезались в тело Владыки Ада. Рука в огне, встала на их пути. Переливающиеся множеством оттенков, мечи рассыпались и в грудь Ринна, врезалось бардово-чёрное копьё (для красоты - копьё, просто сгусток какой-то непонятного типа и происхождения). Ринн был сбит с ног, и рухнул, переломав крылья. Сияющие преимущественно светлыми оттенками, мечи Рива вступили в дело. Один был отражён, чем-то на вроде горящего огнём и из него же сделанного топора, но второй пронзил горло гиганта. Взревел Сат'Ан и тут же захлебнулся хлынувшей изо рта кровью. Его тело растаяло, осыпавшись пеплом. Но тут же за спиной Рива из ничего вырос огненный волк. Мощная челюсть клацнула и левая нога Великого была отделена от тела, лучше чем циркулярной пилой. Сноп пламени вонзился в его спину. Рив пролетел метров семьдесят и упал. Оба пушистых крыла сгорели начисто. Волк кинулся добивать врага, одновременно послав в него десяток молний, рождённых Страданием сотен душ. Рив отбил ударившие с неба ветвистые молнии и поднялся на ноги, ещё не коснулся он земли, у него их вновь было две. Поднялся и тут же упал, в обнимку с огромной тушей волка: безголового. В прыжке его достал Ринн. Призрачный Дракон, был атакован сотней спрутов Тьмы и Света. Но он без проблем рассеял все до единого. Сат'Ан не терял ни капли своих сил, оставшись без тела. Казалось, освободившись от оболочки, он даже становился сильнее, но только казалось. И вновь сцепились Великие. Сат оказался очень могущественным противником, даже без Силы, что сбирал Ад, он был очень могуч, а теперь...
   Волна демонов приближалась. Китэгра смотрел и ждал. Чёрный купол, сияющий тьмой, прикрывал его и его людей. Впереди Воинства Ада неслась лавина из многих и многих, чётко и правильно собранных Форм. Каждая легко могла обратить в пепел, Мёртвый материл доспеха. Ни одно поле Звёздной не могло бы остановить эту мощь, данную чистой составляющей. Ни один щит Смерти. Если не было в нём огромного заряда, такого какой вложил в свой щит Китэгра. Удерживая его, он терял собственные силы, но уже не было смысла экономить их. Теперь у них не было шансов. Осталась лишь призрачная надежда на тот самый сюрприз, который Владыка Ада счёл не слишком опасным. Но надежда именно призрачная. Не ожидал Китэгра многого из того, что случилось. Не знал он, как много будет врагов. Не знал, он как силён Владыка Ада. Не знал он, какую мощь может бросить в бой Ад. Не знал и теперь ему придётся умереть...
   Но прежде, он возьмёт с собой, как можно больше Тварей! Именно, не мог он почему-то называть их, так как положено. Он звал их мысленно так, как звали их люди. Великий научился Гордости, абсолютом которой, можно было считать Великого Ринна.
   Беспорядочная волна демонов, закрывшая собой горизонт везде, где видели глаза, и небо, неслась вперёд. Казалось маленькую группку из людей и одного, пускай и сильного Бога, просто затопчут. Может, так оно бы и случилось. Но прежде чем волна захлестнула дерзких Живых, прямо перед ней, материализовалось чудище - такая образина, что даже Китэгра поразился. Лавина замерла, будто врезавшись в стену. Но лишь на миг. Чудище спало, возвышаясь над землёй двадцати метровой горой. Тварь казалась дохлой. Тёмно-алая кожа вспыхивала золотыми и красно-жёлтыми искорками. Уродливая голова, собранная в основном из рогов и клыков покоилась на широких лапах, оканчивающихся кривыми когтями-ножами. Два закованных в броню хвоста, бессильно валялись на боку чудища.
   Тварь проснулась. Поднялись веки. Глаз там не оказалось: два горящих золотом костра. Зевнула: не зубы горные шпили. Пасть дышала язычками золота и красного. Чудище поднялось, встряхнулось. И его кожа полыхнула, будто подожженная. Тяжёлая морда, неуверенно озиралась по сторонам. И вот тогда волна демонов захлестнула существо!
   Китэгра убрал щит Сил. Такого представления он даже в своих фантазиях увидеть не мог. Титаническое животное мигом пришло в бешенство. Заработали лапы, пасть, когти и хвосты. Куски тел полетели в разные стороны. Живая мясорубка! А рёв какой! Зверушка Ринна, не иначе: нет, конечно. Такое создать ему было не под силу.
   Китэгра и людям осталось только смотреть: демоны переключились на зверя. А он как оказалось, полон был сюрпризов. Формы из Огня, Смерти, Страдания и их смеси посыпались на животное плотным ливнем. Эффект, нулевой. Китэгра глянул на тварь по внимательнее с помощью Сил: Великий из Великих создал эту тварь! Шкура зверя оказалась так сильно сконцентрированной Силой, что обрела осязаемую плотность. И Сила эта была смесью Первородной и Огня: то есть, такого зверя в принципе быть не могло. Но вот он: убивает тела демонов. И как оказалось способен он резать не только тела. Пасть сжевала чью-то крылатую, и весьма мощную тушу и изрыгнуло поток золотого пламени. Три демона попавшие в него сгорели: вместе с душами. Один сумел защититься, щитом собранным целиком из Страдания. Остальные вовремя убрались с пути огненной реки. И вот тогда на зверя посыпались более тонкие Формы. Демоны прибегли к тому, что умели, но делали очень-очень редко, без всякого удовольствия и лишь в крайнем случае. Они прибегли к арсеналу Истинной Некромантии. Разделение Души, за ним Копьё Истинной Смерти и многие другие удары, призванные покончить с душой твари. Призванные убить частичку Первородной, тягчайшее преступление из всех, возможных преступлений в Мирах. Ни кто не смог устоять против этого! Ни кто. Но зверь устоял. Все Формы вонзались в него, пробивали его нереальную шкуру - даже такая смесь Сил не способна удержать таких ударов. Вонзались, прошибали насквозь и рассеивались, не истратив своего заряда, не убив душу зверя. Нельзя убить то, чего попросту нет. Зверь не имел Души. Создание Истинного Некроманта? Нет. Тварь была Живой, Бессмертной, но не имеющей души. Материя и Силы. Зверь для убийства, не способный думать, способный только спать, реветь от бешенства и убивать всё, что можно убить. Бездумный зверь, управляющий энергией Потока и Изначальной Огонь...
   -Алый Зверь Огненного? - Прошипел Сат'Ан в бесстрастное лицо Ринна, когда Рив временно оказался на земле, лишившись обеих рук. - Так не честно Ринн!
   -Не Зверь Огненного. - Отрицательно покачал головой Ринн, опуская меч. - Лучше, много лучше, в основе, правда, Алый Зверь Огненного. Я спрятал его почти мёртвое тело, в день, когда был Един последний раз. Изменил, и погрузил в сон. Теперь пришёл его день. Он спущен с цепи и будет убивать..., Богов. - Такая горечь была в этом голосе, что Сат вдруг решил попытаться договориться ещё раз. Братья оказались слишком сильны. Будь они прокляты! Ублюдки Владык Хаоса, которых нет!
   Но не успел он сказать ни слова. И как прозевал? Сверкнула полоса сияния Сил, и полу паучье тело Владыки Ада развалилось надвое. За его спиной пылал гневом Рив.
   -Это подло. Мне нравится твоя беспримерная подлость! - Прорычал четырёхрукий гигант соткавшись из Сил, за спиной Рива. Руки разом ударили, пробив могучее тело насквозь. Рив упал. Ком Страдания, упал сверху, добивая Великого. Натолкнулся на щит из смеси Чёрных Огней и Составляющих Жизни (невозможная, в общем-то, вещь) и растёкся в пустоту.
   -Это не подло, - Рёк Ринн атакуя врага. - это разумно.
   Сат улыбнулся-оскалился, отбивая один удар и с трудом рассеивая другой. Он продолжил схватку, уже предчувствуя поражение, но слова о последнем разе, когда ОН был Един, постарался запомнить. Тут была загадку, которую Владыка Ада решит. Потом.
   Зверь удивил Великих, но на то они и Великие, что подобное не могло остановить их. Зверю пришлось туго. Хвостов он лишился довольно быстро. Фокус с выдыханием Огня Потока, больше не проходил. Зверь не мог теперь поразить ни одной души. Тела он изничтожал, что морковку в суп крошат, но вот и всё. Похоже, демоны придумали, как покончить со скотиной неизвестного происхождения. Они уводили его куда-то к горизонту, непрерывно атакуя. Зверь просто купался в потоках Силы. И теперь, решив, что делать с животным, так неожиданно свалившимся на их головы, они смогли повнимательнее заняться основной своей целью. Полторы сотни Великих, отделились от массы плотно вцепившихся в Зверя, демонов и двинулись к людям. Они шли не спеша. Те, кто могли, улыбались (кому физиология позволяла улыбаться). Видать Зверь был принят за последнюю попытку людей защититься. И они не спешили, откровенно насмехаясь над глупцами. Да и как тут было не насмехаться? Ну, какой идиот, всерьёз сможет решить, что справится с Воинством Ада? Только конкретный идиот.
   Собственно, поэтому один из демонов и поплатился жизнью, сразу. Дальше..., дальше было всё весьма и весьма плохо. Для глупых людей и глупого Бога.
   -Вперёд! - Взревел Китэгра, бросаясь к врагу бегом.
   Люди кинулись за ним. Конечно, это было глупо. Он понимал, что в рукопашный бой, скорее всего, удастся в ступить только ему. Скорее всего, на этих двадцати метрах, что отделяют их от неспешно шагающих, разительно отличающихся друг от друга демонов, останутся все его воины. Но иного варианта не было: телепортация, недопустима сейчас. При таком буйстве Сил, что творится вокруг, даже Богу опасно передвигаться таким манером. А тупо стоять, ожидая пока на тебя нападут, не имело смысла. Особенно сейчас, когда уже нет той лавины Великих.
   Кошка шла к мышке загнанной в угол, скаля клыки в довольстве. Мышка могла спастись лишь отчаянным прыжком в пасть кошки в надежде, что успеет проскользнуть меж клыков, раньше, чем пасть захлопнется. А дальше..., а дальше мышке следовало прожить подольше, пока придёт ей на подмогу, хоть кто-нибудь. Китэгра чувствовал, что уже скоро придёт эта подмога. Но вот до того как их всех перебьют или чуть позже?
   Вопрос, блин. Тот ещё вопрос.
   Люди и Бог во главе их кинулись на встречу демонам. Не оглядываясь, не ожидая победы. Они сейчас бились как их предки. Не за жизнь, а за красивую Смерть. Они вновь оказались на дорожке. Только много более опасной.
   Вот едва уловимо дрогнул воздух. Аллада, милая эльфийка, нежная девушка, с рычанием зверя, скаля красивые ровные зубы, под прозрачным металлом шлема, легко прыгает вверх и в сторону. За её спиной расцветает костёр отливающий бардовым. Она кривится от боли, лизнувшей её душу и вновь бежит. Силач Транар, не увидев ничего, инстинктивно ощутив угрозу, резко сворачивает и бежит невидимый человеческому глазу, наискось. Там где должен был он пробежать, взметаются вверх лезвия раскалённого до бела пламени. Доспех выдержал бы, остался бы целым. Но не смог бы погасить перегрев такой силы. Орк сварился бы в собственном доспехе, как в кастрюле. Никийя в беге прыгнула вперёд, ласточкой пролетела меж двух языков чёрного пламени. Кувырок и она на ногах. Она прыгнула назад, земля там взорвалась всеми оттенками простого Огня и вновь она бежит, стреляя на ходу из уменьшенного аналога пушек, что уничтожили в самом начале схватки. Здоровяк Гул Дан, на бегу поливая врага ионным излучением, рыскает из стороны в сторону, а вокруг него падают пылающие лезвия...
   Не всем повезло добежать. Всего несколько секунд бега, для их тренированных тел, но секунд страшных и наполненных лишь смертью. Увернулся воин от лезвия Тьмы, отскочил в сторону от факела Огня, но три десятка змей Страдания, вонзились в его тело, и доспех упал наземь. Доспех был пуст: только тонкий слой праха внутри.
   Воин почти добежал, но ручеёк раскалённого огня устремился ему на встречу. Он увернулся, но ручеёк не исчез, извернувшись змеем, белый ручеёк вернулся к нему. Молнией он обвился вокруг сильного тела и резко сжался, сразу рассеявшись. Не устояла мёртвая материя. Груда этой материи и горелого мяса упала горкой. И многих постигла такая участь. Лишь приемники Королей Рас и ещё несколько воинов, смогли сойтись в рукопашной с Великими на этот раз. Пережить же её, рукопашную с Богами...
   Китэгра отметал один удар за другим. А их было не мало. Именно благодаря ему, некоторые воины, прожили чуть дольше. Китэгра справедливо посчитали опаснейшим из всех. И потому большинство палок досталось ему. Всю полосу, отделявшую его от врага, он преодолел в ореоле черного и обычного огня. Его самого видно не было. Парень защищался и отвечал тем же. Один из его ударов даже достиг цели. Невидный в мире материй черный паук вцепился в душу зазевавшегося демона. Он быстро и чётко начал рушить структуру души. Демон попытался защититься. Получилось плохо, и он в панике выскользнул из этого мира. Попал в Межмировую тьму, как раз в самый центр очередного шторма Сил. Тело его разжевало на кусочки в миг, но душа его осталась цела. Паук же рассеялся почти полностью. Но всё же не весь. Великий не погиб, но из боя выпал на долго. Собственно он ещё пару столетий не мог оклематься. Этот успех был единственным в стремительном рывке. В принципе с тем же успехом Китэгра мог улечься на землю, закрыть глаза и посылать Формы во врага, одновременно отражая ответные. Но в играх Разума побеждает сильнейший. А против полутора сотен Разумов? Тут и ежу понятно: в таком поединке можно сразу пускать себе пулю в лоб. Что б не мучиться, значит. Главным и пожалуй, единственным по-настоящему эффективным оружием здесь будет Коса. Так оно и вышло.
   Китэгра метеором влетел в толпу Великих и первым же ударом рассёк тело ближайшего Великого. Тот привычно покинул умершую оболочку и создал новую. Так было быстрее, чем залечивать разрубленное и обескровленное тело. Не легче, но много быстрее. В общем, выскользнуть не вышло. Коса плотно держала душу Великого на своём лезвии. На миг, он узрел иное Сущее, понял многое, очень многое из тех тайн, коими изобиловало Мироздание и..., Душа Великого напитала лезвие собой. Облетели воспоминания, рухнула структура, не было больше Души, не было Великого. Была только энергия. Остальным смерть собрата послужила сигналом. Люди смогли малость повоевать, а несколько даже выжили в последствии, ибо Великие очень подробно занялись вопросом: как грохнуть этого козла тряпочного с косой?
   И Китэгра сражался с более чем сотней Великих. Один. Почти. Он зажёг Чёрным Огнём тела сорока Великих и распластался по земле, придавленный водопадом, различных Форм. Задетые, в прямом смысле за живое, сорок Великих оделись телами и присоединились к избиению. Чьи-то руки, оторвали ноги Китэгра. Одежда этому уже не мешала: балахон сгорел ещё в беге. Под балахоном обнаружился странный и страшный субъект, начисто лишённый половых признаков и, пардон, некоего элемента в районе задней части организма. Всё это было ненужным и лишним.
   Ноги выросли новые, почти мгновенно. И Китэгра лишился руки. Один из ударов пробил защиту и едва успел он подняться, как тут же вновь оказался на земле. Рядом горочкой сложились внутренности. Впрочем, они сразу сгорели. Точнее сгнили и опали пеплом, в одну секунду. Их слизнула составляющая Разложение. Самый страшный из всех ударов. Китэгра должен был погибнуть. Впервые он столкнулся с Формой, собранной общими усилиями почти сотни Великих. Он не мог защититься, не смог бы, будь он трижды сильнее, чем сейчас. Он и не смог. Коса поглотила удар.
   -С-с-смотри... Полож-ж-жиии...Брось..., обратно...
   Шипело в его голове. На миг битва замерла. Китэгра и демоны смотрели на лезвие Косы. Тугие вихри Тьмы бешено вращались вокруг серебристого лезвия. Коса говорила с ним! Она нашла путь к общению..., он ошибался. Это была всего лишь попытка. Он должен был умереть Истинной смертью. Коса не могла потерять Владетеля. Он был нужен ей, и она помогла. Не совсем понимая, почему этот удар должен был убить хозяина. Коса среагировала, подстёгнутая его полной уверенностью в мгновенной и неотвратимой смерти. Но почему смерти - этого она не понимала. Удар не казался ей ни могучим, ни смертельным, так, укус комариный. И всё же она помогла.
   Китэгра поднял косу и ударил. Великие приготовились к защите. Ибо могучая Сила витала вокруг лезвия, пойманная им, вопреки всем Законам Мироздания и здравого смысла. Чего-то не получилось. Вихри по-прежнему крутились на лезвии. Китэгра потряс косу. Вращаются, вот ты хоть тресни: приклеились они к косе. Китэгра взмахнул снова. Результат тот же. Демоны удивлённо переглядывались: те, что не изучали сейчас, внутренний мир, сложного строения органов воинов Рас. Китэгра готов был провалиться сквозь землю, начинался уже какой-то цирк. Волна раздражения, захлестнула его с головой. Что-то грубо вклинилось в разум его. Он заорал от боли, а демоны ударили Силами. И тогда он понял. Никаких взмахов, глупых движений тела. Вихри слетели с косы. Покорные его воле они ударили широкой полосой. Сотня тел и десяток душ: урожай, что собрала Сила призванная покончить с Истинным Некромантом. Он отразил удары и захватил Путами Сил (этакий мешок бешено извивающихся чёрных ниток) одну из душ. Нити пут рассекли её, на несколько частей. Вопль страшной боли пронзил разумы всех, кто присутствовал тогда. И Ада воины возненавидели Китэгра всей душой. Даже союзник его, что с Владыкой Ада сражался, преисполнился отвращения. Только Китэгра не понимал, чего тут плохого: очень удобно и весьма эффективно...
   Куски воющей от боли и ужаса души, были жёстко сплетены с Изначальной и брошены в бой. Один из этих снарядов разнёс в лоскуты и душу, и тело одного из Великих. Взрыв прикончил так же тела десятка других демонов. Остальные были с трудом отбиты. Китэгра не потерял их после этого. Отражённые снаряды были мгновенно отловлены, соединены и брошены в новую атаку. В этот раз не повезло сразу десятку демонов. Трое покинули ряды Великих и вообще живых. Остальных вынесло из этого мира. Да так, что они ещё пару столетий искали дорогу домой, в Ад. Но ни чего хорошего Китэгра это не принесло. Он довёл Великих до белого каления и ему пришлось туго, в основном теперь он только оборонялся..., людям повезло несколько меньше.
   Прелестная Аллада, уже покончившая с телами трёх Великих и зарядившая из пушки в душу одного (ему пришлось выйти из боя и вернуться в Ад) получила хороший удар в район идеально развитой нежной груди, прикрытой бронёй. И упала. Подняться ей не дали. Когтистая лапа вдавила девушку в почву. Она отсекла её световой нитью. Тончайший разрез мгновенно зажил. Нога по-прежнему попирала её чудную грудь. Демон расхохотался и склонившись пониже схватил её за руку. Надавив сильнее ногой, он рванул вверх. Аллада закричала от боли, но не потеряла сознание.
   Она умерла, когда он с весёлым смехом оторвал одну из её таких стройных ножек...
   Улар разнёс голову демона в красивом прыжке силовым клинком. Пучок плазмы раскурочил тело крылатого, что называется, классического демона. Он увернулся от щупалец, избежал клыков (кстати, почему-то клыков из чистой стали), в прыжке ушёл от шипастого хвоста. Улар успел сбежать из под трёх ветвистых молний Страдания, он исчез за секунду до того как струя пламени врезалась в его тело, он ловко выскользнул из захвата клешни и удар призванный обратить его голову пеплом, ушёл в небо. Он отсёк голову одного, пробил грудь другого: он мелькал среди Великих как Бог Войны! Он убивал их тела, пушка его доспеха успела нацелиться и выстрелить дважды: два демона покинули бой, теперь они не могли биться с Китэгра, он прибил бы их столь слабых, без особых усилий. Им больше не чего было делать на поле боя и они отступили. И это сделал просто Живой! Могучий Воин! Но к несчастью просто человек. Он покончил ещё с одним телом и когтистая лапа гиганта, та самая которую он отсёк секунду назад, схватила его со спины. Пальцы сжались. Улар взвыл от боли, но доспех и поле удержались. Он не умер. Он прожил ещё две секунды.
   -Подержи так Астарот! - Рыкнул полу волк полу паук.
   Передняя слегка волчья лапа, сжалась в кулак и с размаху ударила в грудь воина. Словно в замедленном кино Улар увидел летящий к нему кулак, размером с его голову. Он не мог увернуться не мог спастись. Лазер, встроенный в наплечник выстрелил, но луч ушёл в небо. Кулак полыхнул Огнём и вонзился в его грудь. Поле и мёртвый металл остановили плоть, но Пламя с кулака, остановить не смогли. Огненная стрела прошила человека и металл. Гигант Астарот выбросил мертвеца, ставшего похожим на тряпичную куклу...
   Могучий орк бился, рыча непрерывно. Не было предела бешенству Воина, сейчас ставшего по-настоящему близким своим Предкам. Не тем, что дрались с демонами. Не тем, что бросали в бой танки и звездолёты. Могучий Транар уподобился тем берсеркам, что без всяких доспехов, с одним тупым топором кидались на банду закованных в броню рыцарей Человека. Они, столь далёкие Предки Транара, бились не за жизнь, не за красивую смерть: они сражались, просто чтобы сражаться. Зеленокожий орк стал воплощением бешеной ярости боя! Он убивал и избегал ударов, что могли убить его. Он не так хорошо уходил от ударов как его друзья: Транар умылся кровью. Но раны и боль не замечались озверевшим вождём Орка. К тому же встроенный Ускоритель быстро заживлял их, да и нанороботы без работы не остались, но ни одна из ран не замедлила скорости орка. Он бился и терял кровь, но взамен он лил кровь врага наземь! Он падал, но вставал всегда, прежде чем Форма или конечность демона обездвиживали его. Он убил гигантское тело Астарота, он выстрелил из пушки в одного из демонов. Он стал сущим наказанием в бою. Но, убив гиганта Астарота, он разозлил Великого слишком сильно. Это тело демон создавал не один час: это был шедевр. А орк прикончил этот шедевр, своей грязно-зелёной рукой! Транар покончил с телом какого-то демона, мелькнул слева от сектора обзора зелёный огонёк: пушка нацелилась. Он хотел выстрелить, но широкая пасть сомкнулась на его теле. Орк был проглочен демоном. Астарот не прощал такой дерзости. И смерть орку была уготована страшная. В желудке облезлого костистого дракона, Транар повстречался с Червями Душ. Девять маленьких чёрных змеек вонзились в его нетленную душу. Но Транар был орком! Ревя от боли, он дал залп из всех орудий, что нёс доспех. Тело Великого исчезло в ослепительной вспышке. Воинов предупреждали: если цело и заряжено всё оружие, давать такой одновременный залп нельзя. Случился небольшой ядерный взрыв. Он убил Транара, убил новое тело демона, рассеял червей и искорёжил душу Астарота. Великий получил урон, от которого не мог оправиться ещё с пяток минут. Он переждал их на краю сражения. Но подраться с людьми больше не смог: через десять минут всё было кончено, и начался новый бой.... Кстати, ядерное оружие и другое такое с хорошим фейерверочным эффектом не использовали именно поэтому: урона демону никакого, а людям звиздец. Да, да: никакого. Взрыв доспеха, при одновременном залпе: они не подозревали, что такой взрыв как-то может повредить душе. Он и не мог, но случайности страшная сила! Если б учёные ещё были живы и смогли бы зафиксировать всплеск комплекса излучений, со временем у них было бы неплохое оружие способное убивать Богов, но..., облом. Транар погиб с "музыкой", рвануло так, что в радиусе двадцати метров разбросало всех нахер, как кукол. В яркой вспышке погиб Воин, успев поразить врага своего Великого Астарота...
   Гул Дан Граборик. Он сражался как лев. И пал он также. Доспех гнома, перегруженный оружием, больше чем все остальные, смог защитить его лучше, чем остальных, но он же и убил его. Вес и громоздкость брони, сделанной такой вопреки наставлениям Китэгра, сыграли с гномом злую шутку. Огромная огневая мощь и неплохие мощности силовых полей, помогли в начале. По сути гном был маленьким танком, в своей броне. Шквальный огонь в первые же секунды вырезал в толпе врагов хорошую полосу, заваленную горелым мясом. Но они тут же создавали новые тела, и гном тут же жёг эти новые тела. Пока широкий серп Страдания не развалил его маленькое, но могучее тело надвое. Гул Дан Граборик из клана Серебряной Рукояти, не успел увернуться: тяжёлый доспех. Наносекунда, но она решила, жить ему или умереть. Гномий глава умер. Он простоял ровно девятнадцать секунд.
   Гибкое тело тула, держалось дольше всех приемников Королей прошлого. Шустрый, пластичный, он казался Призраком на поле брани. Если б он бился с армией просто Живых: он один бы вырезал её до последнего воина. Но он бился с Богами. Здесь убитое тело не убивало врага: он создавал себе новое, тут же. Они дрались за время. Ниис дрался, как подобает сыну Тула: смертоносный, быстрый, подлый. Он даже заслужил уважение врага в этом бою - его на редкость мерзкая, пропитанная насквозь подлостью манера сражаться, почти равнялась в своей мерзости со стилем боя Падшего Ангела. Сам Великий Астарот, решил, что предложит Господину, не наказать эту душу, а ввести её в круг Падших. Но конечно, потом. Ниис не знал этого, а если б и знал, погиб бы сразу. Оказаться среди врагов своих, стать одним из них, душой и телом: что может быть страшнее? Н-да, Ринн парня не понял бы..., впрочем, не стоит думать над этим. Пожалуй, не стоит. Ниис бился храбро и подло, как только и пристало ящерам-тулам. И не смотря на это героем погиб могучий Ниис. Он прыгнул на грудь гиганта, его когти и хвост врезались глубоко в плоть демона. Силовой клинок, в налокотнике вонзился в горло гиганта и отсёк его голову. Ниис прыгнул и приземлился на все четыре лапы. Взрыв бросил его наземь. Ниис лежал мёртвый. С хохотом демон склонился над ним, намереваясь разорвать руками лично. Прыгнул ящер и его руки, увенчанные металлическими ножами: заменой когтей, на доспехе, пропороли череп врага. Тёмная плеть зацепила ногу Нииса. Ящер упал наземь. Демон излил Силу, в огне не было уже Нииса. Молнией он сверкнул пред Великим. Ножи распороли лицо Падшего, вырезав его глаза. На голове другого гиганта, вцепившись в неё всеми конечностями, замер ящер. Десяток Форм ярости Великих, посланников устремились к нему. Но Ниис уже был на земле. Формы разорвали на куски тело Великого, разрывая чью голову когтями, он отвлекал его и рычать от бешенства заставлял. Ниис отсёк ногу Могучего Караха и Огненный столп сбил его с ног. Не двигался Ниис, в дымящихся доспехах. Круг пламени окружил его тело, загорелась земля. Ещё миг и тот, что стоит на границе круга Огненного насладится взрывом Пламени, в котором сгорит тело Презренного Живого, посмевшего поднять меч, против Великих! Ниис не поднимаясь, по крайней мере, не видно было это глазу, прыгнул к Великому. Ниис не собирался продолжать схватку: он получил рану, с которой не справятся маломощный Ускоритель доспеха и роботы в его теле. По сути, доспех его теперь наполняли наполовину сварившиеся мышцы и внутренности: будь он эльфом или человеком уже бы умер. Но он был ящером. И всё же с такой раной ни выжить, ни драться он не мог. И Ниис собирался умереть не один. Юркий ящер перескочил тело врага. Руки и хвост пронзили спину демона. Несмотря на боль, рвущую всё его существо, он смог сделать это. Излучатель, одно из двух орудий в его доспехе: он предпочёл максимум подвижности, ухнул и демон упал в огненный круг. Не удержавшись, рядом упал Ниис. Шлем рассыпался ниточками, и нити сложились воротом вокруг его шеи. За долю секунды до своей смерти, впервые в жизни, ящер смотрел на небо родной планеты своих Предков собственными глазами. Запущенная Форма сработала как должно. Столб пламени взметнулся к небу. Прах его смешался с прахом тел врагов его...
   Китэгра сражался, используя всё, на что был способен. Его силы таяли, ещё не много и всё. Ещё минута и он не сможет отбить самого слабого удара. Останется только его усталое тело и коса. Проще говоря, не проживёт и трёх секунд. Коса, подсобив раз, перестала помогать. Только души пожирала с тем же удовольствием. Но теперь ей этого не удавалось. Демоны видевшие участь товарища, выскальзывали из тел, едва коса опасно приближалась к ним. Китэгра стоял. Он был Богом и Воином. Он дрался. Ему удалось сразить ещё одного Великого, покончить с ним навсегда и настал миг, когда он с тоской осознал: следующий удар его, будет последним. На большее сил уже не было, а они всё не пробуждались! Столько Сил полыхало вокруг, а они ни как не оживали! Что же не так было сделано? Какая разница! Теперь не узнать. Даже его странный союзник не поможет: Призрачный Дракон, Сат'Ан, вроде, занял его плотно. Уже километра три палёного мяса набросали. Кстати, эти тела принадлежали, все до единого Сат'Ану. Рив и Ринн тел не покидали, они залечивали раны тех, в которых были. Сменяя друг друга, и прикрывая пока один временно выпадал из схватки. Почему они не бросали тел? Ведь это много быстрее: создать новое тело, при их то силах! Он не знал, почему и не задавался такими вопросами, он приготовился ударить последний раз...
   -Уходите люди! Ухо... - Китэгра отразил пламя и обернулся к своим людям. Он осёкся, увидев, сколько их осталось. Пускай он знал, что так будет, и должен бы был удивиться, что остался хоть кто-то, но всё же смутная надежда была...
   Выжили двое и они ещё сражались. Гибкая кошка Никийя. Сильная и угрюмая Тани. Всё. Остальные погибли. Их души уже покинули место битвы. Утратив память, в поиске новой жизни они витали в этой части Пространства. Они уже забыли всё и вся. Но в них осталось хоть что-то. У него не осталось даже крох памяти: только осколки, гнилые черепки. Но скоро и их души станут такими. Едва падёт в бою Китэгра и союзники его. Он не надеялся, что Рив справится... Нет! Они уже почти проснулись, миг, всего один миг! Китэгра взял Силу. Никийя исчезла, не завершив прыжка. Тани, выскользнула из когтистой лапы. Обе упали наземь в двух километрах к северу от места битвы. Пусть там пока и остаются. Они набрали достаточно Сил и теперь оживут. Так что Живым, здесь вообще лучше не находиться. Ни Богам, ни каким другим Живым.
   -Знакомьтесь с Духами Сил Истинного Некроманта Великие!
   Взревел он, всё же назвав врагов своих как подобает Равному, звать Равных. Ибо равны Боги Мироздания: пред Законом Великих Сил равны.
   Демоны оставили битву. Остановившись, они озирались по сторонам, но смотрели здесь не глаза их тел, Разум Богов искал источник холодной гнили, коей вдруг стало вонять само Пространство. Они копили силы, обряжаясь коронами Пламени Страдания - ещё много здесь разлито было её. Источник гнили пугал их: они были способны к Истинной Некромантии, все до единого. Но ни один не заходил дальше простеньких действий. Ни один не опускался в бездну, из которой вышел ужас многих Миров - Мёртвые, глубже, чем было нужно. И источник гнили не замедлил явиться. Смех, сумасшедший смех Истинного Некроманта, стал их торжественной музыкой явления!
   Низкий рёв могилы, потряс Мир. Замерла схватка Сат'Ана и Великих Рива с Ринном.
   -Вот значит, какой сюрприз! - Прошипел с ненавистью Владыка Ада. Его не поняли.
   В ужасе безмерного отвращения все троя смотрели на Явление Тварей, что не рисковали Создавать даже Мёртвые. Один из Великих завопил от ужаса и боли: язычки тьмы искорками бежали по его ногам. Но не мог он ни двинуться, ни покинуть своего тела. Страшное лицо Падшего перекосила гримаса такой паники, что и самое твёрдое сердце облилось бы кровью при виде его. Пламя крепчало. Вскоре оно облекло тело демона плотным саваном. Открылась в довольном рёве широкая пасть. Чернота уходила. На миг блеснуло золото Потока - Душа, нетленная частичка Первородной, и исчезла в черноте. А потом цвет вернулся к демону. Собратья его не понимали: пред ними стоял Великий. Такой же как и секунду назад..., но вёл он себя странно. Хихикнув Великий глянул на свою руку, подвигал пальцами. Глупо улыбаясь, он посмотрел на своих братьев и попрыгал на месте. Великий хихикал, будто лишившись разума...
   -Аранаг! - Взревел Астарот. - Что с тобой, выродок огненного Дракона! Аранаг?!
   Аранаг ушёл. Покинул Мироздание Великий, покинул навсегда. Сочащиеся чернилами глаза, - окно в Истинную Тьму, смотрели на Великого. Аранаг стал пищей Духа. Тело Великого стало его телом. Холодная Гниль: не жизнь, стремящаяся уподобиться жизни. И неспособная на это.
   -Ублюдок! - Взвыл Астарот, когда сочащиеся Тьмой глаза, на дебильно улыбающемся лице, уставились на ногу тела Аранага. Нога была поднята и потряхивалась. - Истинный Некромант, отрыжка Хаоса, навозная куча оставленная Владыками Хаоса, которых нет! Знай, поганая Тварь, ты к жизни вернул Гниющих Призрачного! Я лично покончу с тобой, падаль! Теперь тебе не жить! Я не убью тебя: я убью тело Аранага и отдам тебя Гниющему, когда он начнёт искать!
   -Гниющие Призрачного? - Китэгра улыбался, его тело росло в размерах, коса тоже росла с ним вместе, но без его участия. Гниющий не сожрал всей души, часть энергии он послушно отдал Хозяину своему. - Не знаю, что они такое. Но он, не станет жрать Господина своего! Ха! Я полностью управляю им. Кстати, я назвал их Духами Сил Истинного Некроманта. - Он поклонился демонам. - Они не пробуждены, они Созданы. И почему ты решил, что он остановился?
   -ТЫ? Создал? Они? Остановился... - Астарот смотрел вниз. Ручейки текли по его ногам. Но Астарот не был таким как Аранаг (кстати, в прошлом, очень-очень далёком прошлом человек), он был много сильнее. И всё же стоило не малых усилий сбросить Тьму с себя. Демон взлетел в небо. - Вверх Падшие! Господин!!!
   Его призыв остался без внимания: Владыка Ада вновь бился. Ринн сейчас лежал на земле, на одном из недавних тел Владыки и пытался собрать развороченные розочкой рёбра, а Рив атаковал Владыку, жонглируя составляющими Чёрного Огня Тьмы и Света.
   Поднявшись в небо, демоны увидели интересную картину, от которой дыбом вставали волосы, везде, где только могли вставать. Из земли, жутко завывая, поднимались Тёмные фигуры. Размытые непрочные, они казались карикатурой на любимое тело Заабала, только нарисованное полуслепым человеком, причём с хорошего бодуна. Они обретали похожую форму и тут же стекали вниз лужей чернил. И снова пытались встать. И снова стекали вниз. Они искали себе тело и душу, пожрав которые могли бы обрести жалкое подобие жизни и избавиться от страшной боли сотрясающей их непрерывно. Ганзар, когда-то много времени положил на создание своих любимчиков Гниющих, считалось, что они погибли все, когда сцепились Первые Боги. Но это и не были Гниющие. Почему такое забавное название? Пожранное тело жило, но процессы в нём нарушались: Гниющий - псевдо душа, из Изначальной Смерть, она не могла поддерживать жизнь, хоть и стремилась уподобиться ей. Смерть плохо уметь лечить, она стремится убивать. И не способна жить по-настоящему. Взятое этой тварью тело медленно гнило, постепенно обращаясь кучей воняющего гноя. И Гниющий искал себе новое тело и новую душу, с которой и начинал жить, пользуя её за пример структуры и топливо. Не квасьте нос, читатель: Истинная Некромантия не игра в дочки-матери. Там играют серьёзные взрослые дяди, играют со Смертью!
   Китэгра создал нечто более страшное. В основном потому, что не качественное. Ганзар был всё же Богом, прожившим миллиарды лет и эти же годы оттачивавший своё мастерство...
   Аранаг хихикая попробовал шагнуть. Кусок плоти с его ноги, слез и не долетев до земли ссыпался прахом. Из раны текла кровь. Чистая кровь. Она быстро серела и падала хлопьями. Сочащиеся тьмой глаза скорбно взирали на мир, скорее всего, такой эффект создавали две тёмные струйки, очень похожие на слёзы. А может, и нет. Горько, очень горько застонал Дух. Его тело истлело в несколько секунд. Тело Великого Аранага. Тёмная неустойчивая фигура стояла на земле, горестно стеная. Вернулась боль. Новое тело, нужно новое тело Духу, что бы ушла боль. Что бы смог Дух снова жить, что бы мог он ходить, смеяться, говорить: всё то чего не сможет он никогда...
   Три десятка карикатур на Заабала, разом обратили свои стоны к господину своему.
   -Там! Ешьте дети мои!!! - Указала когтистая рука Истинного Некроманта вверх.
   Радостно, счастливо стонали Духи. Не торопясь, темнеющей дымкой, летели они к многим и многим телам, душам.
   Ужас - вот что ощущали Великие. Такой подляны, своим врагам не кидал даже Ганзар. Смерть, любая смерть, ничего приятного. А стать медленно сжигаемым топливом для холодной гнили этих Духов - совсем уж ни в какие ворота. Такой страшной смерти не пожелаешь ни кому: даже в конец оборзевшему соседу. Кхм..., это я так, свои тёрки...
   Великие ответили Созданиям Китэгра лавиной сильнейших Форм. Чёрные фигуры снесло наземь. Большая чёрная лужа плескалась вокруг Китэгра. Но не пали родные братья Гниющих. Вой наполнился злобой. Теперь страшновато стало даже самому Китэгра. Но конечно, это так к слову: разве мог Великий, бояться собственных деток?
   -Не злите их, не надо. - Вежливо попросил Некромант о трёх метрах ростом.
   Тут он был прав. Тёмная пелена, поднялась общей массой и уже чуть быстрее полетела к своей законной добыче. Новая лавина, ещё мощнее прежней. Китэгра предпочёл телепортироваться чуть дальше, где потише. Оттуда как-то приятнее было наблюдать, как Великие играют в салочки с Гниющими. А то ненароком ещё зацепят, а Силы тратить не хотелось: всё-таки он не был полностью уверен в своих Созданиях. Они напитались Силой, что использовали враги. Китэгра сделал Формы Духов и бросил их здесь. Они пили энергию умирающих и используемых в бою Форм Силы понемногу и поднимались, что бы уподобиться жизни. Но он мог и прогадать с ними, мог просто ошибиться при создании самих Форм Духов. Могли поглощённые Силы испортить, в идеале вообще непрошибаемых Тварей. Так что собственные силы лучше поберечь, если всё же не справятся его детки.
   И первая тревожная ласточка возникла после второй лавины ударов упавших на Духов. Поднялись к небу только двадцать девять. Третья волна Сил, обличённых Формой, смела ещё девять Духов. Но остальных, Великие уже не могли остановить. Духи питались использованной в Формах Силой. И их мощь росла с каждым нанесённым ударом. Боги рассеялись по небу, но один не успел этого сделать. Похожий на Тёмного эльфа крылатый, упал вниз в чёрном пламени. На глазах Великих, он поднялся: Великий, поднялся и громко счастливо хихикая забегал по земле. Глаза его сочились Тьмой.
   -Они жрут вашу Силу бараны! Думайте идиоты, дум... - Воскликнул Владыка Ада, на миг нейтрализовав обоих Братьев. Но только на миг. Его гигантское тело атаковали оба сразу. Великому пришлось вновь драться, спасая себя. Он ни чем не мог помочь своим Ангелам. Мысленный контакт исключался: Пространство трещало по швам, не смотря на державшие его энергии Потока. Ни одна мысль тут, не достигла бы адресата. Если напитать в неё Сил, да больше: достигла бы любого в любом месте. И сожгла бы его разум. Он мог только сказать, а больше сказать он не успел. Как ни отвратительно было деяние Некроманта, всё же оно сыграло на руку Ринну и Риву. Драться со всем Адским Воинством желания не возникало: они с его командиром едва справлялись. Велико было могущество Владыки Ада!
   Демоны поняли слова Господина, но думать? Впрочем, иногда полезно. Вот Аранаг погиб - не думал. С другой стороны, та ещё скотина: хрен с ним. Помнится однажды этот гад... В общем Астарот не особо расстроен был безвременной кончиной Великого (прошу прощения за слово, прошу понимайте его как часть всего текста и не читайте в отдельности.). И таких убитых горем было примерно две трети, по всему Воинству. Последняя треть в обще считала, что демонов и так многовато: шумно как-то, когда их так много...
   Но в отношении себя любимого, конечно, дело было совсем другое. А Гниющих помнили все. Ну, почти. Некоторые не помнили Первых Войн. Но те, кто знал о Гниющих... Зверь был брошен там, куда его увели. Вырваться оттуда сам он уже не сможет. Даже Ринн не смог бы вырваться из Пылающей Клети. Сделать её не просто, ещё труднее удержать её до прибытия жертвы. И совсем не возможно заманить туда Великого, если он не страдает слабоумием. Но Зверь слабоумием не страдал: он им собственно наслаждался. Воины Ада вернулись, на место битвы. Опрометчиво они не особо серьёзно отнеслись к Духам. Совокупная мощь тысяч демонов ударила по чёрным кляксам. И ребята переключились на Китэгра. Гниющий хорошо выполнил задачу. Великий просто лучился дармовой почти Силой. И что, что эта Сила была изувеченной расщеплённой Душой? Нетленной частичкой Первородной, преданной Смерти и переродившейся титаническим зарядом? Личность, душа способная чувствовать любить, ненавидеть, прожившая тысячи и тысячи лет? Глупости какие! Пища, энергия, удобная и бесплатная батарейка, для Истинного Некроманта!
   Он отбился, от совокупной мощи Воинства. Он ударил в ответ. Вот и всё. Защита и удар сожрали всё, что было взято. Но этого хватило. Холодную Гниль, не так просто убить: она Истинно мертва изначально...
   Схлынул тот яркий винегрет, что оставили собой Силы. Низкий вой пробирал до самых дальних уголков души. Тьма, сама Тьма, Зло возведённое в абсолют..., Холодная Гниль.... Дух остался всего один. Гигант, из тьмы неспособной держать свою форму больше одной секунды. Трое Великих, не успели уйти.
   Визг Духа, заставил дрогнуть само небо! Он стал так силён, так могуч, что уже ни одно тело, ни одна душа любого Бога, не могла насытить его даже на секунду. В ужасе демоны забыли о Китэгра, они занялись Духом. А он не поддавался их ударам, он просто жрал Силу Великих и рос в силе своей. Один за другим гибли Великие. Смертью, что нет страшнее...
   -ТЫ! - Взревел Астарот, ему вторили Принцы Ада, сильнейшие из Великих. - Ты погибнешь, но не сразу. За то, что боялся творить даже Призрачный, ты будешь предан Истинной Смерти...
   -Ты много говоришь. - Голос Истинного Некроманта стал иным. Он нёс в себе ту самую Холодную Гниль. Дитя Истинной Смерти, он стоял крепко, но уже не на материальных ногах. Великий обратился пылающей чёрным фигурой. Тьма с косой в руке. - Вы, наконец, догадались как покончить с Духом. Поздравляю. Я не знал, что он так уязвим для тонких и слабых Форм Огня. Отныне буду делать лучше. Ну, а теперь, Великие, не пора ли сразиться со мной?
   Было пора. Но, пожалуй, не стоило. Некромант, питался от каждой уничтоженной Гниющим Души. Его мощь превысила нормальные для него пределы в сотни раз. Теперь он мог поспорить даже с Братьями. Та власть, что обрёл Владыка, призвав энергию Страдания, теперь была и у него. Но Китэгра получил её, убивая..., Души. Его мощь была заёмной, не его собственной...
   Тысячи Великих сошлись в бою с тем, кто когда-то был их рабом!
   О людях: они справедливо сочли, что раз их услали подальше, а там, где была битва, началась бойня и само поле сражения, теперь представляет собой один большой костёр из Чёрного и вполне обычного Огня, то лучше не соваться и тихо сопеть в тряпочку.
   Им и правда больше нечего было там делать: в этой битве они сгорели бы, просто окажись рядом. Они смотрели со стороны, как Истинный Некромант, позорное пятно на сияющем теле Мироздания, сражается с не менее позорным пятном: Некромантами.
   Энергии полыхавшие тогда, казались жалким огоньком, на фоне того Пламеня, что жгло миры как спички в сражении Первых Богов. Но и этот огонь был слишком жарок для Пространства одного мира. Пространство лихорадило. Не будь золотого сияния Потока: рассыпался бы этот мир, как карточный домик. А с ним и ещё два десятка миров. Не будь этого сияния, те страшные заряды, что облекали Великие в Формы, растекались бы своими лучами до самых краёв этого Пространства, этого мира. Рив остановил войну, не дав ей поглотить несколько миров и сведя всё к маленькой сумасшедшей пляске Сил, на небольшом пятачке Пространства: планета одна и только-то, да и не вся даже...
   Кстати!
   Закон сохранения Энергии - если энергия используется, она не исчезает, а меняет состояние, окрас, скажем так. Вроде так читается сей закон? Если про окрас не вспоминать. В общем, мысль та же. Куда же тогда делись все эти массы использованной Богами Энергии? Почему этот мирок не лопнул как гнилая дыня так перегруженный Энергиями? Куда вообще деётся используемая Великими Энергия? Скажу честно: хрен его знает. Можно предположить, что эти излишки, сосредоточенные в одном месте слишком сильно, впитывает Поток. Но тогда выходит, что Великие, вовсе не нарушают Закон Великих Сил, своей жизнью, своим могуществом. Наоборот, получается, что они такая же часть батарейки как всё в Мирах, как сами Миры. Этакая система контроля позволяющая впитывать больше излишков энергий, угрожающих уничтожить батарейку - мир. В принципе укладывается в схему, но ребят..., блин, не солидно как-то. Великий - просто один из элементов системы... Нет, не хорошо так думать, ой, не хорошо...
   И будем молить Великие Силы, что бы, когда сия мысль коснётся вас, что б рядом не шлялся, какой приблудный Бог. Может оскорбиться и тогда по хребту получить получится точно. Всё-таки они Великие, песчинки Мироздания, а мы? Мы просто люди. Просто живые, чьи жизни и души, часть Мироздания, лишь в совокупности песчинкой может стать.
   Пожалуй, я слишком сильно отвлёкся от темы повествования. Вернёмся же, друг мой (или подруга, в принципе похер), к событиям тех дней, что имели место быть, во времена, когда наша собственная Вселенная, переживала очередной Большой Взрыв...
   ...Вспыхнули разноцветным огнём останки последнего тела Сат'Ана. Призрачный Дракон, душа Великого, висел в небе, над полем битвы. Глаза-угли смотрели на двух Великих в бессильном гневе. Смотрели на поле битвы, где проклятый Некромант, одного за другим убивал демонов. Некромант быстро терял силы, отражая и нанося удары. Но часть тут же восполнял, уничтожая души Великих. Прежде чем этот гад падёт, он ещё многих успеет предать Истинной Смерти.
   Ринн и Рив собирались с Силами для нового удара. Силён и Могуч был Владыка Ада, им было трудно с ним сражаться и они уже порядком устали. Но не так как он. Великий проигрывал битву. Всё же Братья оказались сильнее. Эту силу им дала невозможная власть над Великими Силами. Знай он заранее, на что они способны вместе, не ввязался бы в эту битву никогда..., по крайней мере, не имея в запасе с десяток подлых, но эффективных ходов. Но кто же знал, что такое может быть вообще? И теперь...
   -Воины Ада! - Вскричал Голос Могил. - Уходите! Возвращайтесь домой! Хватит!!!
   Один из Великих пал от косы Истинного Некроманта и он не медленно вцепился в его душу. Он уже не был сотканным из Тьмы пламенем: Китэгра, трёх метров гигант, уже не полыхал Огнём, слишком огромного заряда энергии собранного в одном месте. Он растерял почти все Силы. Но душу Великого он не поглотил, Великий стал снарядом в руках его. Снарядом, который унесёт жизни ещё одного или двух Великих. Хватит! Ад и так уже потерял не мало сильных Богов, сегодня. Этот жалкий мирок не стоил ни одного из павших. Следовало бросать это дело, дело, к сожалению, с треском провалившееся. Силы Владыки таяли, их почти не осталось. А его враги, всё ещё были очень сильны. Проклятые Братья! Кто же знал, что они способны на такое?
   Демоны уходили. Один за другим. Остановился Китэгра, опустив косу. Он был немного ошарашен. Схлынули Пламени используемых Сил. Рядом с Некромантом появились два последних выживших человека. В помятых доспехах они встали плечом к плечу за его спиной, настороженно поглядывая по сторонам, они тоже не совсем понимали происходящие. Ринн и Рив утратили сияющий ореол из Великих Сил. Потерянно озираясь, они стояли неподвижно. Уходило золотое свечение Потока: само по себе уходило, будто почувствовав, что не нужно оно больше!
   Сат'Ан внимательно следил за происходящим и в особенности за Братьями. Он уже не особо переживал по поводу потери этого мира. То, что он видел сейчас, того стоило. Казалось Великие не помнят, ничего из произошедшего. Это соответствовало истине, но только на половину. Воспоминания были, но туманные и не полные. Состояние, когда едины, становились Братья и обретали запредельное могущество, всегда было таким: будто мутный сон...
   Владыка Ада задавался вопросом об этом. Очень важным вопросом. Их соединение: они ведь превратились в нечто иное? Ведь так? Здесь крылась загадка, одна из многих в Мироздании. Но к этой загадке, в отличие от остальных, похоже, имелись ключи. И ключи эти: Боги-Братья. Каждый, из которых сам по себе одна из самых удивительных тайн Предела Миров. Таким точно был Ринн: не помнивший, (а может, не желавший говорить) откуда он взялся и как. Ринн будто сразу стал таким, какой есть сейчас. Невозможный Бог, с невозможными способностями.
   Были по поводу случившегося, кое-какие соображения. И память о кое-каких мирах. Сат'Ан понял одно: очень надолго он забудет о своих амбициях. Мысль, поразившая его только что, требовала самого подробного рассмотрения: не иначе.
   С минуту Великие казались такими: потерянными и смущёнными. Потом Рив изменился. Он снова обрёл не большие размеры своего тела, но всё же оставшись на пару метров выше Некроманта. Немного подумав, так же поступил Ринн. Все они теперь смотрели на Сат'Ана. И Боги и люди. Они ждали. По сути, он признал поражение и дал команду к отступлению, но сам почему-то не уходил. Он смотрел, чего-то ждал.
   -Ну, что же, - Призрачный Дракон исчез, перетёк в мгновенно созданное новое тело. И у этого тела был чистый нежный голосок. Плюс, фигурка неописуемой красоты. Тряхнув гривой вороных волос, слегка одетая девушка обратилась к Богам-Братьям, изучая их насмешливо-таинственным взглядом чёрных глаз. - Великие, я признаю поражение. Ад оставит эту помойку в покое.
   Рив не расслышал слов. Он был на повал сражён, тем совершенством, что походя создал Сат'Ан. Рив прямо-таки задохнулся от восхищения. Он обожал человеческие расы и очень ценил, совершенство в них. Столь редкое совершенство. Но вот такого яркого, совершенного примера, женщины Человека, он ещё никогда и ни где не видел. Даже эльфийки, прекраснейшие из них, рядом с этой мимолётно созданной оболочкой, показались бы заморышами. Видать Человека Владыка Ада знал очень хорошо: среди людей такая девушка легко могла бы обрести статус Богини...
   За то Ринн Человеком никогда не восхищался. Он находил их забавными - да, но не более того. А к девушкам Человека отношение у него было немного оригинальное.
   -Может, оставишь эти мерзости? - С отвращение проворчал Ринн. Казалось, его вот-вот стошнит. - Прими форму поприличнее. А то..., пакость какая!
   Рив недовольно, с каплей стыда покосился на брата. Пускай, враг, но раз он способен создавать Прекрасное, можно проявить хоть каплю уважения к работе мастера!
   -Ринн! - Рассмеялась девушка. Этот ангельский смех, эта не принужденность и улыбающееся лицо: ни один человек не устоял бы пред этой девушкой. Даже иные Боги могли бы поддаться чарам такой очаровашки. - Вот за это я тебя и уважаю: полное презрение к красоте людских рас! - Голос Великого менялся. Становился хриплым гласом Могил. Менялось и тело. Девушка пропала в кроваво-алом месиве плоти. Секунда и на её месте стоял аккуратный чистенький, в меру волосатый, но внушительно клыкасто-когтистый оборотень. - Ну, как? - Прорычала зверюга, скаля белоснежные клыки.
   -Восхитительно! - Неподдельный восторг Ринна.
   -Мерзость! - Откровенное отвращения Рива.
   Зверь довольно зарычал: ему такое тело тоже было больше по душе. Не менее довольный Ринн расплылся в счастливой улыбке.
   -Сат, ты не обозлился на меня? - С тоской надежды рёк Ринн.
   -Что ты Ринн! - Чудище замахало лапами. - Конечно, нет.
   -Ты ведь лжёшь. - Чуть грустно не согласился с его заверениями Ринн.
   -Лгу. Но всё же сам посуди: как я могу не злиться? Знаешь, чего стоило это предприятие? Каких усилий! И вот ты со своим братцем... - Сат в бессильном разочаровании всплеснул руками. - Но всё же на тебя я не так зол как...
   -Друзья Сат'Ан? - Оборвал его Великий.
   -Узнаю Ринна! - Расхохотался Великий. - Думает лишь о себе! Грудью встанет за жизнь брата, но только если его жизни, что-то угрожает! В остальном, плевать на всех и вся! Даже на своего брата.
   -Да. Это точно Ринн. - Подтвердил Рив. Он с уважением глянул на своего врага. - Такой точной характеристики Ринна давненько я не слышал. Как есть беспринципная скотина.
   -Рив! - Воскликнул шокировано Ринн. - Ты чего?!
   -Ну, я же младшенький. - Ядовито заметил Рив. - К тому же глупый.
   Ринн ответил не менее едко. Слово за слово и Великие совсем забыли об окружающем мире. Они сосредоточенно ругались. Практически на ровном месте. Сат'Ан жадно слушал и смотрел. Он чувствовал, что здесь у него под носом, открывается некая Тайна, но никак ни мог понять. Что заставляло их ругаться? Ведь каждая фраза, сама по себе не могла оказывать такого влияния. Казалось, нечто внутри этих Богов подливает масла в огонь раздора. Глупость, конечно, но именно так казалось, и возможно ответ крылся где-то рядом. Ответ уже почти сложился в разуме Владыки Ада: не хватало лишь какого-то неизвестного элемента, без которого, все соображения были лишь бессвязной кучей мусора. Нечто, что постоянно ускользало от него. Ещё вопрос, не дающий покоя: совокупная мощь этих двух. Другой: почему, они вдруг становятся, будто одним существом? И ещё. Само существование подобного могущества противоречит Законам Мироздания. Что если оно вдруг станет постоянным? Последствия непредсказуемы. Не потому ли они ругаются сейчас? Но тогда зачем они вообще в Мироздании и что заставляет их ссориться, что именно? И почему Мироздание заботится о них? Почему Великие Силы неизменно возрождают их? Он не сомневался: Рив такой же Абсолютно Бессмертный, как и его брат. Но зачем? Зачем и почему?
   -Великие! - Сат'Ан вздрогнул как от пощёчины, когда Китэгра возник рядом с ними.
   -Закрой пасть, зловонная отрыжка Хаоса! - Прорычал Владыка Ада.
   -Я готов отправить туда твою жалкую душонку Сат! Хоть сейчас!- Дерзко ответил Истинный Некромант. Слишком дерзко. Парень был уверен, что стал достаточно силён и опытен для таких слов. Последние успехи по изничтожению Великих, в объёме: пачками, вскружили парню голову. Он был слишком молодым Богом, что бы понимать реальные свои шансы, в бою против Владыки Ада. Не было у него этих шансов. Ни единого. Пока.
   -Хо-хо! - Мгновенно забыв о ссоре рассмеялся Ринн. - А он мне начинает нравиться... Некромант только..., но это ничего. - Почти дружелюбно глянул он на Китэгра. - Неполноценные Боги, тоже скотина полезная... - Ринн поскрёб когтями нахмуренный лоб. - Чем только сказать не могу: не знаю, не догадываюсь даже... Однако, смелый мальчик! А Сат?
   -Я покончу с ним, при первой возможности.
   -Не здесь! - Грянул глас Рива Милосердного. - Я не позволю тебе уничтожить своё создание.
   -Это ты Великий точно подметил: Создание. - Осклабился Сат.
   -Великие, - Вновь обратился Китэгра к братьям. Последние слова Сат'Ана он проигнорировал. Решив, что несколько поторопился в резких выражениях. Слова Рива ясно говорили: свои силы Китэгра сильно переоценивает. Рив не сомневался в его поражении, а оснований думать, что Бог такого уровня ошибается, не было. Кроме того, были дела по важнее. - Могу ли я просить вас? - Сат грозно рычал: предчувствия были нехорошие. Ринн посмеиваясь кивнул. - Мои люди..., они пали. Я удержал их души здесь, близко. Их можно вернуть к жизни, но..., мне это сделать трудновато. Я уверен, что не смогу вернуть им прежние тела. Почему-то мне очень трудно создавать Живые ткани.
   -А как ты думал парень! - Воскликнул Ринн, неопределённо махнув рукой. - Ты Некромант из числа Истинных. Ты ещё долго не сможешь правильно создавать живые тела. - Вообще-то, всё тут должно было быть наоборот. Китэгра должен был сейчас легко работать с живой материей и со временем, открывая всё больше в Истинной Некромантии, терять эту лёгкость. Чем сильнее Истинный Некромант, тем труднее ему работать с живой тканью: исключением был Ганзар прародитель Некромантии. Для остальных исключений не было (Ринн о таких не слышал точно). Чем сильнее, тем меньше возможностей в создании живого. Но не наоборот. Этого парню знать не стоило. Он получился уникальным. И не смотря на свою ненависть к Некромантам Ринн, не мог не признать этого. И ему было интересно, чего из этого выйдет, лет через миллиона три. - Лишь со временем...
   -Заткнись Ринн. - Очень вежлив был в тот день Рив. И видимо от удивления скрипнул зубами Великий Ринн. - Ты просишь вернуть жизнь и память, своим павшим? Но не только?
   -Души. - Сдавленно прошептал Китэгра. - Души тех, кто в Аду.
   -Ни за что! - Чуть не взвыл Владыка Ада. Грозно глянул Рив. Заинтересованно почесался Ринн. - А! Пусть его. - Махнул Сат'Ан рукой. - Пусть возвращаются... - Он указал рукой на огромную пылающую жаром Преисподней, дыру в Пространстве, возникшую мгновенно, из ничего. - Бери! Но только, если у тебя: именно у тебя, достанет сил для этого. - Сат добродушно оскалился по направлению к Ринну и Риву. - Это справедливо.
   -Если сможет Великий, пусть будет так. - Склонил голову Рив.
   -Ай да шутник Сат! Давай Кит..., Кут..., Куут..., в общем, вперёд парень! - Подбодрил его Ринн.
   Китэгра с улыбкой повернулся к порталу. Он мог. Проблема была как раз в создании портала. Он не умел этого, он не знал, куда нужно выводить портал, да и не хватило бы ему сил для создания такого портала, чуть не через всю Сферу. А теперь...
   Золотистый поток хлынул из Ада. Сотни, тысячи тысяч Душ. Их плотность на столь маленький участок Пространства была так велика, что даже люди, стоявшие невдалеке, могли их видеть.
   Кстати, разговор Великих, почти весь, остался не понят ими. Кроме части о том, что павших, можно вернуть к жизни. А вот, возвращение Душ их шокировало. Мифология была знакома им смутно, но они примерно понимали, что такое Ад. И откровение о том, где прохлаждались, а точнее жарились души их Предков, ребят, точнее девочек, шокировало. Даже вечно хмуро-ледяная Тани была переполнена ворохом непонятных ей самой чувств...
   Души возвращались в родной мир, избежав вечности в Аду. Золотой поток хлынул в мир и рассеялся златой пылью. Очень скоро он иссяк. Портал закрылся, исчезли для зрения живых миллионы душ. Теперь они будут скитаться в Пространстве, ища новые тела, что бы жить вновь. Кто-то найдёт тела, кто-то нет. Последние уйдут в Поток, навсегда утратив себя, но, не погибнув, а лишь вернувшись к Истокам. Вновь станут они частью Потока и когда-нибудь, где-нибудь, частички энергии бывшие душами, извергнутся в новый мир, и снова будет жить маленькая искорка. И какие-то из искорок обретут сияние пламени, став Душами, несущими Разум. Душами сложных живых - Разумных. А какие-то из них возможно даже, станут Магами, Великими...
   Тишина повисла вокруг. Лишь низкий злобный рык нарушал её. И скрежет когтей.
   -Сат. - Воскликнул довольный Рив. - Ему хватило сил. Это справедливо. - Напомнил он.
   -И-эх! - Настроение Великого мигом сменилось. - Благородство: давненько я не играл в эти глупости... - Он махнул рукой. - А, хрен с ним! - Помолчав оскалился. - Но этого паренька я пришибу при первом удобном случае.
   -Нет! - Воскликнул Рив. - Я не позволю убить своё создание!
   -Так его Сат! Прибить трупоеда! - Поддержал брата Ринн. Секунду помолчал. Почесался. - Слушай, а может, ты как-нибудь потом? Ну, - Ответил он на удивлённые взгляды обоих. - паренёк в общем, интересный получился. Любопытно чего из него выйдет. Лет этак через миллион. Или два. По времени этого мира.
   -Я не могу позволить этого. - Не согласился Рив. - Я создал его.
   -А как же с благородством Богов? - Поинтересовался Сат. - Он мой враг. Мой личный враг. И в честном бою, я имею право убить его! Таков Закон Мироздания Великий. И вызов уже брошен Великий Рив!
   -Честный бой?! - Ринн хохотнул, хлопнув себя по ляжкам. - Это с тобой-то Сат? - Великий невинно оскалил арсенал далеко не таких невинных клыков. - Это ты так шутишь, да?
   -Сат'Ан. - Рив заговорил спустя несколько секунд. Эти секунды он будто бы прислушивался к чему-то. Это не осталось незамеченным для Владыки..., Рив конечно, мог просто задуматься, но... - Сто тысяч лет этого мира, с этого момента. Потом твой враг примет твою месть, если раньше он не нападёт на тебя сам. - Сат улыбался: ещё как нападёт. И, пожалуй, провернуть сие следует на неделе будущей. Ну, или в конце этой. - Создай Духа. - Владыка Ада непонимающе воззрился на Рива. - Духа Следящего за Временем. Минёт оговоренный срок: Дух к жизни придёт Тебя Дух найдёт. О сроке скажет, и битва Великих свершится!!!
   -Рив! - Восхищённо воскликнул Великий Ринн, ни на гран не проникнувшись, торжественностью ситуации. - Да ты прям этот, как его, Глас Великих, мать их, Сил! Внушает.
   -Значит, мир от зрения Богов закроешь? На сто тысячелетий? Не хило!- Сат пощёлкал когтями. Дело не бывалое, закрыть от зрения Великих целый мир: да ещё так, на такой срок, но он не сомневался, что Рив может, это сделать. Рядом с ним вспыхнул чёрным маленький череп. Почему-то Нагула. Давно исчезнувшего народа Смертных. Полыхнул и пропал. - Ладно, пусть будет так. Ха! Мне самому интересно, что выйдет из этого Некроманта.
   -Кстати, - Рив поднял раскрытую ладонь. Череп Нагула, исступлённо кривляясь появился вновь. Покорчился и исчез снова. Сат выругался. Очень неприлично помянув половые органы всех трёх полов Нагула. На их родном языке и в самых матерных формах. Рив убрал из Духа созданное Сат'Аном: нечто вроде маяка позволяющего найти этот мир, как бы хорошо он не был скрыт. - Где все остальные души? Вернулись лишь души разумных.
   -Конечно. Они страдают качественно, сознательно. Выход энергии очень солидный... Души попроще были предоставлены самим себе.
   Рив склонил голову в знак памяти о биллионах простых душ, каждая из которых в принципе, со временем, могла достигнуть статуса Великого. Предоставлены самим себе: они так просты, что не могли удержаться здесь, не найдя тел. Даже соскользнуть в другой мир они не могли. Они слились с Потоком. Все там будем...
   -Эй! - Воскликнул Ринн, указывая пальцем на Китэгра. - Вы гляньте чего творит!... Собственно чего он творит?
   Серокожий, с пустыми алыми глазами без зрачков: не горящими как у демонов, а просто алыми. Он стоял, привычно опираясь на косу, в своём лоснящемся чёрном балахоне. Капюшон был откинут. Лысая голова, напоминая собой камень, была склонена в скорби. По неподвижному лицу текли слёзы. По щекам, пробегали по вдоль губ, чуть оттопыренных клыками и сбегались на подбородке, большими каплями падая вниз. Парень лучился мукой. Он Страдал. Но, конечно, не это поразило Ринна: ну, страдает, ну, и хрен с ним. Души, вернувшиеся в мир. Китэгра что-то творил с ними. Что-то плохое...
   -Он стирает память! - Удивлённо воскликнул Сат. - Он уничтожает воспоминания тех, у кого они остались. Начисто!
   -Презренная тварь! - Вскричал Могучий Ринн, готовясь покончить с отвратительными злодеяниями Некроманта раз и навсегда. Способов он знал множество, но разумно выбрал самый эффективный: пришить бандита. Он мгновенно собрал Форму и бросил её. Потеряв тело, Китэгра потеряет и жизнь. Он был ещё не так силён..., считал Ринн. О Риве он и не думал. После такого злодейства, Рив и сам прибьет Некроманта, не задумываясь. То, что подобное же творил его друг, Ринна не заботило: Сат'Ана он хорошо знал и уважал. Раз делал он такое, значит так надо, а этот... - Ты чего Рив?
   Брошенная Форма, была развеяна, едва была брошена.
   -Неужели ты не понимаешь Ринн? - Сам чуть не плача говорил Добрый Рив.
   Ринн и Сат уставились на Рива не понимающими взглядами. Переглянулись: Рив то, похоже, того.
   -Он хотел вернуть их и попросить нас облечь их телами. Вернуть их такими, какими были они в день своей гибели. - Точно того: зачем же он тогда лишает их памяти? И отчего, Рив так явно восхищён этим деянием? Душа без памяти: возродить можно в любом случайно выбранном теле. Но это тоже самое, что рождение младенца. Душа есть: личности нет. Потому что нет памяти... Какого вообще? - Ринн посмотри на эти души. Посмотри в их память. - И с неожиданной злобой. - Глянь, что сотворил с ними твой друг: какую судьбу он готовит Живым Предела Миров!
   И Ринн посмотрел. Муки Ада, страшные Муки, навсегда изувечили эти души. Пытки были столь ужасны, что память о них крепко впечаталась в души и также крепко смешалась с теми крохами-ключиками памяти, что оставались от любой прожитой жизни. Такие души уже не могли обрести себя прежних. Получилась бы банда озлобленных, непредсказуемых психов и мясников. Отсечь, стереть лишь память о пытках было невозможно. Даже Ринн не видел способа сделать это. Выход был только один: стереть все воспоминания. И предоставить души самим себе. И очень скоро большинство из них уйдёт в другие миры или в Поток, к истоку своему.
   -А ты злодей Сат'Ан! - Не особо переживая рёк Ринн. А чего злиться? Ну, любит Великий пошалить. Все любим. Просто все шалим по-разному. У всех свои хобби и чудачества. Вот у Сат'Ана оно такое, значит, хобби.
   -Я вот чего подумал. - В доказательство Ринн поскрёб когтями лысый затылок. Зачем-то подёргал заострённое, как у эльфа, ухо. - Сат сюда Силы бросил, Страдание: он разлил их в Пространстве и брал сколько нужно. А паренёк этот, он ведь, когда с Гниющими шутку отмочил, он все полученные Силы держал разом. И не просто держал: полностью контролировал! Он же не способен удержать столько, даже при учёте всех особенностей Истинного Некроманта. Как у него вышло?
   -Он сильнее стал, поглощая души Великих... - Задумчиво говорил Рив.
   -Но не настолько. - Прервал его Сат. Он тоже не понимал.
   -Не настолько. Он не мог удержать тех Сил, что собрал. - Рив развёл руками. - Не понимаю как, но удержал. Все Истинные способны поглощая души, держать значительно больше именно этого рода энергии, во много раз больше чем Изначальной Смерть, взятой в Потоках. Может, у него это вылилось в уникальную способность? К примеру, удерживать в разы больше, этой Силы, чем обычный Истинный? Впрочем, не разу не встречал, двух абсолютно одинаковых Истинных Некромантов. Перейдя грань, Некроманты, развиваются странно: ни как все.
   -Может, уникальность и всё такое... - Ринн быстро утратил интерес к этому вопросу. А вот его друг был не таким беспечным. Он уже начинал догадываться, в чём тут дело, но скромно промолчал. Ринн вновь указал на неподвижного Китэгра, работавшего с Потоками Сил и Душами. - А щас чего делает? Вообще не пойму.
   Души уходили. Куда-то на окраину этого мира. Чистые, будто только вышедшие из Потока. Китэгра уводил их туда, и будто жонглируя ими, сбирал их в одну ярко пылавшую золотом массу. Они не покинут этот мир.
   -Они всегда будут здесь. - Улыбнулся Рив. - Не растворятся в Потоке, не уйдут. Будут ждать своего часа. Часа, когда родятся вновь, и вновь будут жить...
   -Фантазия у него явно больная. - Изрёк Сат. Ринн утвердительно кивнул. В общем-то, они все Некроманты, немного с приветом. Просто Истинные с большим приветом.
   -Он будто играет. - Почти ласково улыбнулся Рив. - Играет душами, моё лучшее творение!
   -Играющий Душами... - На миг Ринн задумался. - Пусть будет так!
   -Китэгра Играющий Душами! - Рёк Великий Рив. - Великого Рива Создание.
   -Китэгра Играющий Душами! - Загробным голосом говорил Сат'Ан. - Достойный враг. Я с удовольствием убью его, когда выйдет срок!
   -Китэгра Играющий Душами! - Ринн осёкся. Хотелось тоже сказать, что-нибудь торжественное и красивое. Но ничего путного в голову не приходило, только вот пятка чесалась. - В общем, хрен с ним. - Подлетев на пару метров вверх, Ринн нелепо изогнулся и с видимым наслаждением принялся скрести когтями левую пятку.
   -Что мне в нём всегда нравилось, так это беспримерная Мудрость. - На полном серьезе сказал Сат. Рив слегка покраснел: от стыда.
   -Рив! Полетели? Пошалим. - Воскликнул Ринн, величественно почёсывая пятку. Теперь правую.
   -А ему, что не поможете? - Удивился Сат.
   -Ты думаешь, теперь ему нужна наша помощь? - Рив с улыбкой поклонился, указав рукой к горизонту. - Пора нам уходить. После тебя Великий.
   -Ха! Ринн. Залетай в Ад: вспомним былое!
   -В Ад? - Ринн скривился. - Не люблю я этот твой Ад: маразм в чистой форме... Но загляну. С братом пообщаюсь и обязательно загляну! - Он подмигнул: де пошалим дружище.
   -Ну, что ж! - Сат оскалился в доброй улыбке, мощного зубного арсенала. - Здесь я проиграл. Значит в другой раз.
   Он исчез. Отныне этому миру ничем не грозило Воинство Ангелов Падших... Опустошённому миру.
   -Пора и нам Ринн! ...Ринн?
   -Тссс, сейчас я... Как хмыря этого звать-то? А! Точно Китэгра..., так-с...
   Ринн что-то творил. Китэгра этого не замечал, парень закончил с душами и теперь возвращал планете кислородную атмосферу. Ещё немного и он начнёт оживлять своих людей, забавно, но его Сила вновь возросла, в момент, когда он "играл" душами (уникальный получился мальчик): похоже, он решил вывести всех павших на поверхность...
   -Ну, как? - Довольно улыбаясь, вопросил Ринн.
   -Ничего. - Подтвердил Рив. - Мне нравится. Только вот один штришок..., вот теперь просто великолепно, брат мой.
   -Эх! Гордец ты Рив! - Воскликнул Ринн. - Минут через пять всё увидят. Как думаешь: оценят?
   -Конечно Ринн! Нам пора, здесь нам больше нечего делать.
   -Пора Рив!
   ........................
   -Младшенький говоришь? Поглупее и всё такое...
   -Рив, ты что обиделся? Ну, ты же понимаешь: имидж и...
   -Ага. Младшенький значит...
   Уже через пару часов Великие разругались в пух и прах. Они расстались, и каждый пошёл своей дорогой. Вскоре они вновь заснут. И когда-нибудь, кто-то из них проснётся и вновь пойдёт бродить по мирам. И может, они даже проснутся вместе..., когда-нибудь потом...
  
   17. Конец, в смысле: повествования, о том, как Рив гулял в Мирах.
  
   Нежный шелест ветров... Теперь он был, в этом мире. Теперь в нём было чистое голубое небо - следствие кислородной атмосферы. И было тепло, даже жарко, но это он уже сам подсуетился. Пройдёт ещё немало лет, прежде чем солнце согреет истерзанные земли. И уже никогда климат не будет прежним. Гибель планет этой системы, битва на самой планете: сменилась не только её орбита, но также угол вращения и скорость. Этот мир никогда не станет прежним...
   Китэгра стоял, привычно опираясь на косу. Рядом с ним, сняв шлемы, стояли Тани и Никийя, в помятых доспехах. Обе плакали, глядя на восставших из мёртвых собратьев. Они не могли поверить, что все они живы..., и победа всё же досталась им. Китэгра вернул себе прежний вид: тот, в котором привыкли видеть его люди комплекса. И нежный ветер, ласково трепал, его короткие волосы. Китэгра смотрел на три с половиной сотни людей. Они стояли на чёрной земле, потерянно озираясь. Они ещё не пришли в себя. Он вернул им тела, вернул им память последней жизни, вернул их с того света. Но последним их воспоминанием была память о собственной смерти. Это не легко, вернуться, умерев однажды...
   -Я..., Китэгра, неужели мы победили? - Прошептала Аллада, возрождая её, он намеренно поставил эту девушку впереди всех. И теперь, она первая пришла в себя, первая задала вопрос мучивший всех. - Всё кончилось? Кончился этот Кошмар?
   -Да. - Китэгра грустно улыбнулся. - Мы победили. Хоть и не могли победить.
   -Великий! - Она опустилась на колени. Балахон (он вернул их всех в одной и той же одежде: так было проще) колыхнулся и оголил очаровательное плечико и верх чудесной груди. - Ты вернул нас из мёртвых! - Толпа за её спиной, один за другим люди опускались на колени, склонив головы. Приходили в себя и падали ниц. - Ты вернул нам наш мир! Мы вновь можем жить в своём мире, не боясь Тварей!
   -Нет. - Покачал головой Китэгра. - Не я. Это сделали вы и странно сложившиеся обстоятельства. Очень странно... Мой план, привёл бы всех нас к гибели, и многих привёл именно к смерти...
   -Великий! Мы верим в тебя!!! - Они вновь не слушали его, они славили его имя. Он стал их Богом, Богом воплоти. И битва, так странно закончившаяся, только укрепила их веру и преданность. - Веди нас Великий! Мы вручаем тебе свои жизни! - Рявкнули разом сотни глоток. Сотни глаз с бесконечным обожанием смотрели на него. И что-то потянуло край штанины...
   -Тани! Никийя! Прекратите немедленно! - Он даже отскочил в сторону. Обе девушки со слезами на глазах, опустились на колени и пытались облобызать край его штанов.
   -Ты привёл нас к победе, ты вернул мне Акино, моего Руини... - Не поднимаясь с колен, молвила Тани.
   -Я живу, пока желает Великий. - Сквозь слёзы, чуть визгливо говорила Ники, дикая неуправляемая кошка...
   -Китэгра! - Воскликнула Аллада, указывая куда-то ему за спину. В голосе была тревога и бесконечное удивление.
   Китэгра развернулся на месте: что случилось? Кто-то всё же решил вернуться? Но как он понял, из разговора Великих, Ад навсегда покинул этот мир, а его Владыка не побеспокоит Китэгра ещё сто тысяч лет. Что тогда случилось? Зверь! Закрытый в Пылающей Клети! Ведь он остался..., нет. Братья забрали Зверя с собой, освободив от пут Пылающей клети и развеяв её. Его здесь нет...
   Тогда, что ещё случилось?
   Привычно опираясь на косу, с мудростью и лёгкой грустью на лице, касаясь головой небес, стоял Китэгра. Чёрная статуя, отливающая в свете солнца глубоким красным цветом. Несколько километров, в высоту. Точно в том виде, в каком он пребывал сейчас и много лет до того. Разве что на Имперского Правителя и эта статуя походила, несколько больше чем он сам...
   На сером, низком постаменте стоял памятник. Чёрным пылали письмена постамента:

Китэгра Играющий Душами.

В знак уважения от Великого Ринна и Великого Рива.

   Последние два слова полыхали чистым белым светом. Их начертали последними. Письмена начертали Силой, разными Изначальными.
   -Веди нас Великий! Веди нас, ибо живём мы лишь по воле твоей!
   Головы людей склонились к земле.
   Китэгра потерянно смотрел на статую. Странно было это всё. Странно. И один вопрос мучил его: что теперь делать? Теперь, когда битва выиграна...
   Ответ пришёл сам собой.
   Он будет искать пути в иные миры. Он ещё побудет здесь несколько лет, а затем покинет этот мир. Он посмотрит на другие миры и вновь вернётся сюда, домой. Да, этот мир - его Дом. И когда-нибудь он отомстит по-настоящему. Он найдёт Ад, найдёт демонов и найдёт способ покончить с ними. Когда-нибудь найдёт. Но сюда, сюда - в этот мир он всегда будет возвращаться. Ведь этот мир его Дом.
   -Ну вот..., Шептавшая о ветрах, твой мир свободен и потомки Рас отныне владеют им. А я так и не могу вспомнить тебя, Шептавшая, та, что любила меня...
   Люди не слышали его шёпота. Они бы и не поняли его слов. Разве что прелестной Алладе, они показались бы знакомыми. Но ни к чему ей было их слышать. Правитель Кий Тиагра и правда умер, исчез навсегда...
   Но родился в мирах Истинный Некромант, достойный приемник Отца Истинной Некромантии Ганзара Призрачного, имя что волей Великих обрёл:
   Китэгра Играющий Душами.
  
   август-октябрь 2007 г.
   Хроники Рива и Ринна
   (Грошев Н.Г.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   84
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"