Горд (Губарь) Вячеслав: другие произведения.

Глава сборника Новороссиада. Дикий берег

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прекрасны море-само по себе, солнце- в небесах и в волне. В их озарении красиво даже инородное тело природы-человек.


  
  
   Дикий берег
   Я не задремал. Тут, явно , иное. Да и сын сегодня рядом....
  
   Как бы рано я ни приходил на дикий пляж, видел одно и то же. В ожидании первых брызг солнца ярко белеют незагорелостью и стыдливо отворачиваются к морю две- три девочки- девушки.. Так и сегодня. Правда, с ними несколько пацанов. Те уже бултыхаются в море. Заспан-ные мамы собирают разбросанные детьми одежды. и поеживаются от прохлады. Невольно задумаешься : что ж влечет их сюда так рано....
   Озарение начинается изподволь...Полусумрак пустой сцены рассеивается. Первый луч солнца ослепляет. Зажмуришься и замрешь. Сначала недоуменно ощутишь, потом невольно подашься навстречу сперва робкому, затем внятному поглаживанию тебя невидимой теплой ладонью. Это светило, Только что вернулось в лагуну и ласкает осиротевшие за ночь скалы. Заодно и тебя - кроху живой плоти у кромки волн. Лучше стать лицом к нему. Теплое прикосновение опускается все ниже к ногам, пока всего тебя не укутает в нежность..
   Порыв солнечной ласки безграничен, но еще не жара. На грани уходящей прохлады и пекла камень- трескун, видимо, испаряет накоп-ленные за ночь дурманы. Они незримо окутывают берег. И, может, дурман берет в полон первыми наиболее слабеньких- пятнадцати- шестнадцатилетних, принося остальным лишь легкое опьянение..
  
   Я - луч солнца, что смешался с сладостным вздохом очарованной девочки. Она робко вытянулась навстречу мне Что шепчешь, дите,? На чей нездешний зов откликаешься? Сквозь запекшиеся губы протис-нулось чье- то имя. Ах, это ветер влажным языком тронул зреющее яблоко твоей груди, отчего пунцово вспухли соски. Это он- проказник шаловливыми ладошками ворошит пушистую дорожку меж ножек. Какими видениями ты полна ? Несбыточной любви пришла ль к тебе сладость.?...
  
   Отраженный тобой, я- луч, бужу змеек . Будто воскресают сухие обрезки виноградной лозы и отделяются от скальной стены. Их влечет тепло истомно застывшей девочки. И скользят блестящие ручейки меж камней, все ближе и ближе к ногам с наивным фиолетовым маникюром на тонких ногтях.. Вернее, змейки перекатываются вбок, словно гонимые неосязаемым ветром пружинки....
  
   Ярко упав на одну из них, я становлюсь ею. .
   Завороженная блеском чешуи, девочка подхватывает меня в ладони. Восторженные глазищи "поедают", а розовые горячие губы целуют. Руки девочки большие и пахнут сладостью. Но меня влечет прочь. И, выскользнув, я ныряю в море.
  
   Оно бесконечно и переполнено звуками. Каждый из них сплетен с каким- либо цветом. Меж лучей цветозвуков я извиваюсь и погружаюсь в вечность с застывшим временем.
   Но белый гребень волны выхватывает меня из пучины и стремительно несет далеко назад, чтоб столкнуться с таким же. Их объятья взрываются брызгами и я взлетаю в воздушной пене. Вниз шлепаюсь на что- то гибкое и упругое. Это мальчик. Он пронзительно свистит и, сверкнув загорелой попой, ныряет в новую волну.
  
   За миг до этого, коснувшись мальчика, становлюсь им. Я буйно пьян ! Ночной дурман проснувшихся скал бросил меня в волны, где я безумствую меж восторгом и ужасом, меж счастьем и горем, меж любовью и смертью. Но волны берегут меня . Они бушуют, но они и ласкают. Я безвольно и надолго отдаюсь их страсти. Борьба морской пучины с голубым небом бесконечно возбуждают. Не понимая, что должен делать, я бросаюсь к берегу...
  
   Да, она здесь ! Девушка пошла вслед за змейкой.
   И стоит поныне в прибое в ожидании меня, любимого. Дрожа от обо-жания ее мокрого от слез и волн, дивно озаренного приветливой улыбкой, счастливого лица, я беру любимую на руки. Полная прозрачной спелости ее грудь упирается тугим соском в губы и я бережно его целую. Нерасторжимые объятья любимой душат . Бессильные противиться любви, мы падаем в кипящий прибой ...
  
   В миг, когда впервые вошел в любимую, я становлюсь ею.
   Едина с тобой, любимый ! Невозможное стало явью. Нет большей сладости, когда ты неистово вновь и вновь входишь в меня. Я содрогаюсь блаженной болью, едва внутри горячими волнами изливается твое семя. Любимый !. Ты весь мой. ...
   Не в силах сдержать ликование, я бурно выгибаюсь навстречу тебе и бросаю в небо неистовый крик восторга. Стена кипящего моря вновь рухнула сверху в бессилии нас разъединить. Инстинктивно выбрасываю ей навстречу руку, чтоб оттолкнуть от любимого. И натыкаюсь на взлетевшую с берега чайку. Мое ликование спугнуло их стаю...
  
   Натыкаюсь и превращаюсь в нее.
   Вновь испуганная, с хрустом в крыльях, взмываю в небо. И прихожу в себя лишь когда края серого моря начинают загибаться, а прибой превращается в белую нитку. Так высоко я никогда не залетала. Здесь прохладно и совсем одиноко. Но как сладостно парить !. Крылья почти не ощущают упругости, ветра нет, ты впадаешь в забытье.
   Блаженство. длится долго, почти бесконечно. Пока крылья вновь не наполняются ветром. Открываю глаза и совсем близко вижу в воде отблески солнца. А вон стая дельфинов гонится за косяком ставриды. Сразу возвращаюсь в реальность. Пора на добычу. Надо выхватить одну рыбину и отнести в гнездо на верху скалы. Птенцы , явно , проснулись. Да и самой поесть не мешает. Бросаюсь поперек косяка и хватаю клювом ставриду за голову. Но вослед вылетает черная туша и дельфин выхватывает мою добычу.
  
   Он скользнул по моим лапкам и я превращаюсь в него.
   У меня гон. Я мчусь в стае. Мы гоним косяк навстречу своим подругам. Им скоро рожать, они малоподвижны, но им нужно много еды... Мною движет любовь. Осенью, в пору первых, еще вялых штормов, не трогавших глубину, мы вновь нашли с подругой друг- друга. Невыразимое блаженство струиться сквозь толщи прохладных вод, вовсе их не замечая ! Потому что рядом любимая. Иголки сладостной судороги проникают в тебя при каждом нашем соприкосновении. Сердце сначала замирает, потом рвется наружу, когда любимая доверчиво ложится на бок навстречу моему возбуждению. Неповторимо ощущение единого нашего полета. Так, единым корпусом, идеально повторяя изгибы друг- друга при всех самых резких поворотах, несемся мы по зову любви десятки миль....
   Плод любви нашей созрел. Вместе с другими кормильцами я приближаюсь к тебе, любимая...
   Но, что это ? Ты отбилась от стаи будущих мам... Переполняюсь тревогой и рвусь к тебе. Не перепутать бы с человеческой подругой. Тело неподвижной женщины подобно нашему. Ведь ультразвуком я вижу только скелет, да слабые контуры плоти. Так и есть. На любимой нет бессмысленных в море тряпочек. Я приветливо тыкаюсь носом в твой бок ...
   И превращаюсь в испуганную женщину.
   За миг до этого я лежала на спине, убаюканная невысокими вдали от прибоя волнами. Там, на берегу, рядом с дочерью, у меня закружилась голова , глаза затуманило. Не отдавая себе отчет, я прошла сквозь прибой и замерла, ощутив облегчение.
   Но неведомая сила неудержимо поманила вперед. Так долго я давно не плыла. Невидимое течение нежно обняло меня. Я заполнилась востор-женным ощущением ласки в каждой клеточке хоть не юного, но еще красивого тела. И охотно отдалась ему. Когда же нахлынула истома усталости, легла на спину и инстинктивно закрыла глаза. И мысленно вновь оказалась на берегу
   Да, в сегодняшнем возрасте дочери я была здесь впервые. Привел меня мой мальчик.. Что случилось тогда ? Мы были бессильны пре-одолеть наваждение . Обалдели от райской уединенности, нашей перво-зданной обнаженности. Нам показалось, что быть более счастливыми невозможно, и больше такого не будет никогда. Вот она, неповторимость. Лови ! Мы ненасытно любили на этом диком берегу . Я, еще слабенькая девочка, не выдержала слепящего солнца и заболела. В истерике прогнала мальчика Единственного в моей жизни любимого...
   Очнулась от мягкого прикосновения в бок.
   Так далеко я не заплывала никогда. Могу утонуть, Мне стало страшно. Я заорала во всю мочь. И от этого визга стало жутко Я осознала, что обречена. Откуда- то из подсознания вспыло бесценное имя. Воззвав к нему о помощи, я уверовала , что любимый спасет...
   Неведомая сила подхватила меня, полуобморочную от страха, и вынесла к берегу...
   Любимый протянул ко мне руки...
  
   Кончики пальцев коснулись меня и я стала им.
   Любимая безвольно обмякла у меня на руках. Бережно прижав бесценный дар, иду к берегу. Хищный прибой пытается сбить с ног. Но моя любовь сильнее любого зла.
   Осторожно кладу любимую на покрывало. Как она прекрасна ! Двадцать лет я шел к ней ! Сердце мое сжалось от замеченной снежинки морщин у ее глаз. Нежно погладил самую прелестную в мире головушку . Из- под ладони выплеснулся ручеек седины...
   Я дважды погибал в эти годы. Сначала на войне . потом по глупой неосторожности. Похоронил мать своего сына . Но не смог заплакать, ни от душевной, ни от, тем более, физической боли. А тут по моим щекам потекла горячая капля. От счастья, наверное Я вновь обрел любимую, Пусть что хочет делает в этой жизни, только б видеть ее рядом....
  
   Очнулся я болезненно. Но- вмиг. Ладонь еще машинально ласкала грудь незнакомой женщины, доверчиво прильнувшей ко мне.. Она уже приходила в себя ....
  
   Дочь ее сосредоточенно играла с серебристой змейкой. Девочка вздрагивала, едва та ускользала вниз. Мой сын ловил беглянку. Потом медленно тащил назад за хвост сквозь невинные кучеряшки, по животу, между острых грудок до трепетно дрожащих губ подруги. Щекотка иногда рождала у нее едва слышный смех.. В игре они оба улыбались. А едва змейка возвращалась к цели, жадно целовали ее в хвост с двух сторон. Вскоре она оказалась лишней, чем и воспользовалась. Дети должны были вот- вот очнуться...
   Громадная чайка фантомом возникла ниоткуда. Она пронесла надо мной в лапках рыбину и взмыла к потаенному в скалах гнезду. Вблизи берега из волны вылетел дельфин и без всплеска вонзился в гребень следующей....
   Что было со всеми нами ? Cо стороны все нормально Обычная семья : папа с мамой, их дети - старшекласники. Так, видимо, мы и смотримся для только что пришедших завсегдатаев дикого пляжа. Они местные. Спешить некуда . Выспятся дома и приходят, когда камни на берегу раскалятся, а море станет парным. Они, то ли нудисты, то ли уединенные анархисты, то ли монахи - грешники, инфантильно превратят берег в первобытно нагое бесполое сообщество. За глубокомысленным трепом и под звон пустеющей посуды они будут тешиться призрачным блаженством. Хотя главное блаженство, каким может одарить берег, увы, было без них ....
  
   А что детишки, еще до прихода солнца белеющие незагорелостью ? Видимо. они случайные избранники шаловливой судьбы. По ее воле разок познав здешнюю магию, теперь полные ее рабы. Видно, сила дурмана стократно сильнее любого наркотика, но без мучительной ломки затем. Вот и спешат прийти пораньше чахлые девочки. Порой волокут за собой еще полусонных мам, бессильных перед капризами чад.
   Лишь единицам родительниц, да случайным ранним купальщикам, как я, дается капризной судьбой право познать вместе с детьми наслаждение, которое полонит неокрепшие души.
  
   Узнанная тайна тяжела.
   Не дожидаясь пробуждения женщины, я перенес сына вместе с нашей подстилкой в сторону. Вырванный из игры с подругой, он обессиленно вмиг заснул. Я обернулся. Женщина протирала глаза и удивленно разглядывала по- детски свернувшуюся во сне дочку. Позади от нее грелся на камне безобидный скальный полоз....
   19.05. 1999.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"