Горд (Губарь) Вячеслав.: другие произведения.

Кругосветка с "Арго"-2. Гуам. В гостях у Незнайки -сентябрь 2008 г.( или Московские тараканы в горах Кавказа)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительный очерк о моих путешествиях в 2008 году,


Южные Бродилки

В гостях у Незнайки

   (Или Московские тараканы в горах Кавказа.).
  
   Тяжело не спать вторые сутки. Потому, что вернувшись вчера с экскурсии в полночь, имел неосторожность поделиться восторгом от увиденного случайно позвонившему другу. Потом долго "отстреливался" от десятка очередных "Ну, расскажи теперь мне!". Какой там сон ! Сегодня те, кто не "пробился" ночью, уточняют невероятные подробности, которыми мой рассказ оброс при передаче "счастливчиками"...
   Итак, все по порядку
  
   1. Каравелла с корейским салатом на борту
   От Новороссийска до поселка Гуамка в районе плато Лагонаки в Апшеронском районе Республики Адыгея ехать часов пять. Комфортабельный "кореец", разрисованный по боками диким сочетанием яблок с горьким перцем в одном салате, шел быстро, но удивительно мягко. Словно каравелла по тихой глади. Выехали в пять утра. Потому решил "компенсировать" недосып. Но через час бесцеремонно распихал "будильник" в виде пары дам, трепавшихся в кресле впереди меня, Дело не в их стрекоте. Ну, "тормознули" одну из них таможенники при вылете в Гамбург. Видимо, очаровала излишне объемными "телесами". Другая ответно возмущалась: наоборот, слишком быстро ее "выпустили" из Парижей... И похлеще треп бывает. Меня разбудили дивные запахи, вырвавшиеся из многочисленных баночек "собеседниц". Трепом перчИлся обильный завтрак....
  
   2. Московские тараканы на Кавказе
   Ущелье Гуам - часть Плато Лагонаки Западного Кавказа. Плато вскинулось стеной на нашем пути неожиданно. И автобус, словно, встрепенулся. Мелкая дрожь от бездорожья, когда свернули с автострады, вскоре сменяется ровным бегом. И, наконец, к машине вновь вернулась легкость полета. Под колеса побежало добротное асфальтовое полотно, где-то там, одновременно далеко и близко жестко вонзавшееся острым клинком в серую крепостную стену скал. С приближением, в ней не обозначалось ожидаемых ворот с откидным мостом. Наоборот, стена становилась все выше, шире и плотнее, ни просвета, ни окошка с милым ликом предназначенной к вызволению прынцессы, Правда и без бойниц с готовыми пальнуть пушками и без глубокого рва с вонючей водой, кишащей змеюками. Одни зазубрины по верху. Не проскочить внутрь, не перескочить поверху, лишь лоб об стену расшибить и взвыть от бессилия взять крепостишшу....
   Маленький цветастый лоскуток у его основания вскоре выкарабкался размерами в небольшой поселок с разноцветными ондулинами и прочими расцвеченными платочками крыш на низкорослых домиках... Синий указатель звонко вбросил в наше уставшее сознание радостное "Приехали!" от прочтения краткого - "Гуамка"...
   Вместо визга тормохов и брызг ветровых стекол вследствие удара с разбега о стену, автобус глухо ткнулся в обычный асфальтовый пятачок. За ним- стандартно самостройный комплекс, типа шашлычно - люлябно воняющих палаток и деревянных курятников, а ля "хижина лесника"... Пара крикливо базарных бабенок с акцентом рязанско-станишных клушек напористо пытается организовать каждой новой тур.группе "добровольную" сдачу денежек по таксе : Червон с рыла за сортир, Полтина- за право угнездиться у деревянного столика и перекусить привезенным с собой. Не жалко денег, обидно от хамской манеры не завлекать, а затаскивать в свои "хоромы" с видом "и чо дергаитись - никуды ж ни дэнитись". Терпеть не могу термин "совковость". Авторы термина- холопы духа или прежние дебилы, гавкающие за корочку хлеба при любых хозяевах жизни. Но из этих бабенок совок пер сизой пеной! А посему, мы, мол, тож - местно-курортные, отбрыкнулись от столь "тонкого" сервиса бабонек и пошли перекусить на берег реки...
   Полевое шведско-вскладчину застолье меня не отвлекло от главного. Вот оно-за неширокой речушкой ущелье Гуам. Но тут что - шептать "Сезам, откройсь!", чтоб попасть внутрь? Ни просвета, ни пещерки-стена. А еще говорят- узкоколейка внутрь уходит. Враз зазудело найти потаенный гвоздик: нажать на него и шкатулка с чудесами раскроется! Впору улизнуть из-за стола и нетерпеливо пойти впереди всех "на разведку"!....
   Перейдя автостоянку, вхожу на железнодорожную платформу. Станция при ней подозрительно миниатюрна. Чуть больше, чем на детской железной дороге. Этакий теремок для зверушек. Но о нем тут же забываешь. Потому что слева, ниже и левее станции, словно из-под земли вырастает современнейший кемпинг, какой не каждой Швейцарии по зубам. Шикарный внешний дизайн не позволяет сомневаться: внутри уютные люксовые номера на двоих. Броско оформленный, удачно вписанный вместе с кемпингом в ландшафт, небольшой ресторан умело зазывает тебя отдохнуть перед броском в пока неизведанные тобой тартарары. А может- и передумать, остаться... Сбоку от тебя оживает органично вписавшаяся в интерьер комплека, потому поначалу незаметная, продавщица многочисленных сувениров, ДВД дисков и фото о предстоящих тебе красотах. Охотно поясняет: "Москвичи построили недавно. Приезжают сюда на недельку и каждый день, ранехонько с утра уходят в глубину". Мда, "в глубину" уходят, либо в пучину океана, либо - в вековое забвение. Задумавшись, забываю вспыхнуть привычно-провинциальной брезгливостью к предприимчивым москвичам. Как к тараканам, обгадившим ворюжно-бандитскими деньгами еще одно сокровище России. Наоборот, затеплилась нежная гордость. Молодцы, мужики, так здорово придумали вписать милый замок в порог ущелья! Приезжают, явно, чтоб тихо- мирно, без кутежей и прочего бл...ва, бродят в нетронутой временем тишине Гуамского ущелья ...По-иному, враз понимаешь, здесь бродить нельзя
  
   Дорога в никуда.
   Что-то ж приманило подсознание на генном уровне циничных москвичей-дельцов погрузиться в прохладное пространство, где едины вчера-сегодня-завтра? Такое определение пути, тебе самому предстоящего, враз рождается при виде того, как уходящее от станции переплетение коричневых шпал с блестящими рельсами шустро вонзается в Никуда. Но ты неудержимо идешь вперед на встречу с ним. Ущелье, прорезавшее взметнувшиеся к зениту мрачные скалы раскрывается с каждым твоим шагом новым миром, новой Вселенной. Подспудно возникает вопрос: если рельсы блестят, значит по ним ездят. Но ни тротуара, ни тропинки, как таковых, рядом с полотном нет. Страшно, однако. В метре от рельс слева - пропасть с бурой рекой глубоко внизу, справа в полуметре - стена Но, покорно вступаешь на опасную тропу из рельсов, инстинктивно ожидая, что вот-вот вынырнет из-за выступа ближайшей скалы огнедышащий дракон и ты будешь от него улепетывать назад- к солнцу...Не прыгать же в пропасть? .
  
   Как рождается Рай
   Гуамское ущелье в действительности глубокий каньон. Какие драконы, тем более- огнедышащие? Это там, в оставленном позади городе - вонь ... Ты же с первых шагов по каньону погружаешься в эфир райской первозданности. А в раю не то, что вони, запахов - нет, только - ароматы. Воздух- свеж в первозданном значении слова и наполнен неведомыми ароматами. Невольно пытаешься разглядеть, где же соцветья, рождающие райский букет запахов. Казавшиеся мрачными до входа сюда скалы с каждым шагом внутрь каньона преображаются в поблескивающую изумрудными искорками сокровищницу. Приходит полное осознание, что столь насыщенные первозданные цвета ты видишь впервые в жизни. А цветы? Я правильно сделал, что пошел один. Без стеснения перед чужим взглядом глажу ладонью правой руки бархатистую стену- влажные мхи всех оттенков зеленого цвета. Ладонь левой подставляю осязаемому лучу невидимого здесь солнца, а взглянув на отблеск луча от ладони невольно ахаю. Противоположная стена каньона, всего в метрах десяти от тебя- в тропических лианах, выше них -папоротники европейских лесов, выше- березово-хвойное буйство. А если удается свернуть себе шею, то взглянешь едва ли не в зенит. Там, на высоте с километр над тобой, скальные вершины. Их, словно лысину, обрамляет степное разнотравье. И все цветет, будто весной!. Километр благоуханий в высоту ! Вот и секрет.....
   Дорога извилиста, каждое "колено" пути- до десяти метров. А всего впереди тебя, менее чем через десять километров пути тебя ждет неведомая конечная станция- поселок с необычным названием. Это ж, посчитать - более тысячи "колен". Каждое второе - поворот за выступ скалы. А каждый выступ- призрачно светится иным светом, чем тот, что ты уже прошел. Этот, новый свет наполнен цветом всей "палитры" радуги. За этим поворотом наскальные поросли полнЫ зеленым, а в следующем мире- может быть розовым, или голубым. В зависимости от угла преломления лучей от противоположной стены, Или справа сбоку появился водопад. Или дорога пошла по мосту над пропастью, образованной бурным потоком- притоком. Или- появились папоротники совершенно невиданного цвета. И тебе бессмысленно гадать, мир какого оттенка любого из цветов тебя встретит за поворотом... А если ты вернешься в скальную нишу, где только что был, попадешь уже в ином сиянье, чем было минуту назад!. Я и возвращался назад, и заворожено замирал на минут пять. Сочетание цвета, света, ароматов и приглушенных звуков постоянно менялось. И это непостижимо, как игра неведомого творца на небесном инструменте, созидающем звуко-цвето-запахо-дактило Гармонию...В ее сотворении участвует река, к которой то и дело манят спуститься вырубленные в скальной стене ступеньки. Бурный ее поток разбрызгивает вверх фейерверки ослепительных солнечных бликов. Шум каждого переката реки индивидуален, зотя по тональности- это апофеоз жизнеутверждающей энергии, которой нет преград! Поначпалу ступеньки страшат. Но вот, то одного, то другого маячившего впереди тебя такого же бродягу видишь осторожно спускающимся, или боязливо ползущим вниз. Кто-то уже сидит на валуне, заворожено уставившись в поток. А вон там, за глухим выступом потаенно раздевается юная парочка. Хочется спросить по-отцовски юного Адама: "Неужели позволишь хрупкой Еве погрузиться в студеные воды осенней горной реки?". Но потом понимаешь, скорее всего именно Ева соблазнила друга нырнуть в зеленый поток...
  
   Отдохнешь и ты (потом, как нибудь...).
   Где-то около середины пути неожиданно натыкаешься на железнодорожную "станцию". Вернее- ресторан-приличных размеров каменный дом с обширной верандой над рекой позади него. Сразу видишь -вагончики узкоколейки. Стоят на ответвлении рельсов, убегающем от пешеходной "магистрали" в загончик, сбоку ресторана.
   Но - они же- грузопассажирские. А- пассажирские где? Видимо, на конечной станции под шкодным наименованием, которое пока- секрет. А вот и локомотивчик"!. Почти случайно замечаешь его глубоко внизу - в реке, выше по течению. Будто шел не по рельсам, а - по руслу реки, пока на одном из поворотов не завалился набок...Он кажется милой игрушкой, пока не осознаешь - в "игрушке" были люди. Фиг с ней с железякой - упала и упала.... Представляешь себя на месте пассажиров - и мороз по коже. Пока долетел паровозик до дна...
   Райские кущи потускнели. Может, как раз для "осознавших" бренность жизни и соорудили посреди маршрута ресторанчик с "возвышенным" указателем "1875 м. над уровнем моря ? (если правильно вспомнил цифры). Этакая, как уже сказал, широченная, нависшая над бурной рекой, веранда позади просторного дома- кухни, вросшего в выступ скалы. Ниже, почти на берегу реки- еще одна зала-веранда. Так сказать -для избранных. Так и манит зайти, отдышаться, задуматься под вечный шум горного потока. Заодно - "погреть" душу дагестанским. Только скепсис (откуда здесь взяться дагестанскому?) остановили мой порыв... Да и что-то мне подсказывало, что сегодняшнюю тропу я должен пройти уединенно. Я приехал сюда не ради кабака, что-то иное манило меня вперед. Манит тебя "Тропа Одиночества" - пессимистично усмехнулся я и потопал дальше. Правда жестко потребовав от себя "На обратном пути - обязательно посетишь заведение".
  
   Поэма экстаза.
   Предчувствие не изменило- я не пожалел о том, что не остановился. Потому что дальше предстоял участочек не для слабонервных. Вроде, все нормально. Все та же стена справа, хоть слепому вдоль нее идти. Идешь и слушаешь фантастическую симфонию из миллионов звуков одновременно. Я остановился, прислушался. Горное эхо бесконечное количество раз повторяет и накладывает друг на друга рокот горной реки на перекатах, шум листвы кустарников на выступах скал, пение невидимых птиц, жужжание мириад шмелей, цокот осыпи камней, звон капели с влажных мхов, журчание тысяч ручьев, звонкое падение множества водопадов. Да еще слева, меж железнодорожным полотном и пропастью взметнулась лезвием кинжала невысокая скала. От нее привычная симфония обрела резонансный эффект, воздух в этом месте только что не вибрирует запредельными для уха человека частотами!
   Завороженный новым ощущением делаю вслепую пару шагов вперед. И, по изменившейся тональности звуков чувствую - зря расслабился. За скальным лезвием полотно в очередной раз резко поворачивает. И- повисает в воздухе"! Куда там знаменитым "американским" ( они же "русские") горкам. Когда на самой вершине взлета поездок ухает в пропасть. Но там ты хоть подсознанием уверен - привязан ремнями, потому фиг выпадешь. Здесь же полотно, обрамленное невысокими перилами, теряет почву "под ногами" и дальше "бежит" над пропастью, в которую справа, где то там, на глубине метров двести внизу (со страха расстояние "растет" ), врывается бешеный поток кипящей воды. Где же котел преисподней, "вскипятивший" его. И видишь справа, глубоко в ущельи, срывающийся едва ли не с небес мощный водопад. Метров триста высотой не меньше. Пока ты , не веря своим глазам, заворожено смотришь на него, пока обалдело цокаешь языком и потом удивленно свистишь, ноги делают свое дело помимо тебя. "Воздушные" метры - позади. Оглядываюсь: там и мост под полотном крепкий. И слева, пропасть с рекой отделена от желаюших сигануть вниз широким бетонным парапетом. И чего боялся? Все так безопасно!
   Но все равно- адреналинчиком брызнуло в твою душу! Этакая поэма экстаза из симфонии звуков с переходом к дрожи в коленях от страха: щас все енто рухнет под тобой к известной бабе Фене!
  
   Игры горного лешего
   Еще минут пять пути и река уходит от железнодорожной тропки. Лесок, довольно таки густой. Россыпь густо заросших высокой травой полян разбежалась на широком просторе. Пол ним заструились утоптанные тропы через лес все к той же, уже в отдалении рокочущей реке. И полотно узкоколейки враз становится домашней игрушкой, обыденной, как где-нибудь в Валдайском леспромхозе. Идет уже по высокой насыпи, потому что поляны и лес по их краю, "опускаются" почти до уровня реки.
   На полянах обнаруживаются пикничковые тусовки. Как где-нибудь в подмосковном березнячке на Первомай. Надо же, неужели ради того, чтоб перекусить здесь, вне цивилизации, надо пройти горный "диснейлэнд", что позади?. Остатки сил покидают меня. И я понимаю пикникующихся. Мне тож хочется передохнуть. Сумарик (сумку) с запасами снеди я оставил в автобусе, о чем несколько пожалел. Но, а если конкретно, пожалел о другом содержимом сумки - полотенце. Здесь на поляне, враз понимаешь, что путь "наверх" в здешний Рай, однако, пОтом дается. Не склонен потеть, ибо худощав-спортивен, но - сейчас явно вспотел. И тогда воедино связались протоптанные тропы и разноголосье со стороны реки. Народ совершает омовение! А уж потом можно и за стол....
   Нехотя бреду дальше. Дорога вскоре "возвращается на высоту", царящую над рекой. Но - река не в пропасти. К ней можно подойти. И река неудержимо манит! Легко слетаю по пологому склону сквозь густой лес. Вскоре выхожу на берег и в очередной раз за последние часы обалдело застываю. Чистое золото осени, подобное где-нибудь на Южном Урале, мгновенно отделяет меня от горных круч Кавказа за спиной. Заламывать шею и посмотреть в зенит, где наравне с орлами парят в иссиня голубых небесах родные, местные, скалы, как то не решаешься. Пере6полняет невольное желание протянуть навстречу солнышку ладонь и она - позолотится! С восторгом снимаю с себя все и раскладываю на теплых камнях...От дороги мой банный вид закрыт скальным обрамлением изгиба реки. Да и первозданностью, как понял по виденному по дороге, тут не испугаешь. Едва ли не в каждом укромном уголке свой Эдем. Лишь бы первородный грех не был публичен, все таки - немало гостей моложе 18... Естественно, ни о каких нормативах в те минуты не думалось. Я бродил по дарованному мне мирку, перепрыгивая с валуна на валун, греясь чуть ли не на каждом, окунаясь чуть ли не в каждой заводи, съезжая на пятой точке чуть ли нет по каждому бурному перекату неглубокой реки. Прибрежные кусты одарили спелыми ягодами кизила, барбариса, ореха-фундука, у воды росло вдоволь щавеля и, забыл название, типа морковника с сладкими корнями. Так что омовения, ингаляций дивными ароматами, обильного вегетарианского обеда и парения в теплом воздухе от удовольствия мне было даровано вдоволь. Но на секунду в моей душе похолодело! Возвращаясь к своим проветриваемым одежкам, я попросту проскочил нужный валун... Но обернувшись, увидел его под иным "углом" и он- как проявился из небытья. Чем не и гры местного лешего?
   Почему "грешу" на него? Я собрал , бродя около "центрального" валуна с десяток нестандартных булыжников с вкраплениями и прожилками розового мрамора, слюды и синего кобальта... Когда вернулся к валуну, на месте был лишь один, правда не самый простой из камней. Его то я и взял с собой. А остальные? Бережлив здешний хозяин, явно оставил у себя. Хорошо, что он гостеприимен и не голым отпустил восвояси...
  
   Потаенный город
  
   Освеженный, разморенный словно парной банькой, возвращаюсь на тропу. Тут меня догоняет порядком отставшая моя новороссийская команда. Фирма "Арго", как на подбор - генералитет сетевого маркетинга. Они, эти на вид обычные тетеньки и бабульки, для меня чудо дивное. Как им удается продавать творения новосибирских целителей и фармацевтов в среде нынешнего циничного расейского лЮда, зараженного махровым скепсисом. И не только продают, но и - в благодетелях, спасителях людской молвой нарекаются! Единственно молодые в этой среде - супруги Серебренниковы - Олечка и Володя, владельцы представительства Арго в Новороссийске. Оба- светятся изнутри приветливостью и умом. Оля, внешностью, хоть сейчас- символом любой фирмы. Она- образец женского обаяния. Володя- с хитрецой во взгляде и неиссякаемым юмором в речах. Конечно же, имеенно они , с неуемной энергией и потоком идей, организаторы всех наших поездок 2008 года. Были три разных мира водопадов, выезды в Утриш (поселок Сукко), сюда, в Гуамское ущелье. Позже- наметился выеезд в Новый Афон.
   Но молодые супруги где-то в середине цепи аргонавтов на этой тропе. Впереди - маленькая, шустренькая бабулька с рюкзачком за спиной, "позаимствованным" у внучки. Пыхтит и "метет" вперед. Именно с ней мне довелось финишировать первыми из Аргонавтов. Переходим мостик и оказываемся в небольшом поселке-хуторке с неожиданным названием Незнайка. Это и есть потаенный город, до которого стремится дойти всяк входящий в Гуамское ущелье. Здесь окончание железнодорожной узкоколейки. Далее- туристские тропы уходят в Кавказскую вселенную и приводят на побережье Черного моря, к Дагомысу, Но это для избранных. В смысле избравших маршрут повышенной сложности длительностью едва ли не в недельный переход (по времени) с перепадами высот от перевалов в долины до полутора километра ...
   Наконец, можно ответить на вопрос пытливого читателя-знатока: а какого... в этих местах узкоколейка? Ответ прост: когда-то здесь был леспромхоз и прочие промы ( видимо, оборонка). Вот и ввозили-вывозили по рельсам крошки, железные рожки, с колесами разные грузы. А в наши дни летом возят туристиков-лодырей. А то, что за 70-80 лет эксплуатации пару соствов ушло в пропасть- норма, статистика. Тем более, что один раз пустили состав под откос специально. В войну. Чтоб пришельцам-гитлеровцам не досталось наше добро. Жертвы? Были. Только не от крушения поездков. Падали в пропасть по неосторожности и по року. Судьба, знаете ли. И в войну погибло, не считано сколько, и наших и ихних. Мемориальная доска висит об этих днях как раз в том месте, где ж-д пути висят над пропастью с притоком и водопадом сбоку. В самом узком месте каньона. Может, потому и мороз по коже в том месте? Вот они, ребята бесплотные, сидят на выступах скал и телепатически говорят, глядя на тебя "Не оступись на этой тропе, не отступи от своей жизни!"....
   Собственно, здесь, в поселке Незнайка на конечной станции, мне можно б было и отдохнуть. Но зудело идти обратно. Я испытывал какую-то незавершенность "своего" маршрута, Мне не терпелось вернуться в каньона не стемнело. Шутки- шутками, а почти четыре вечера. В сентябре в горах это чревато увидеть каньон бессолнечным, потому бесцветным. А мне хотелось "завершить" сегодняшнюю сказку феерией - искупаться в водопаде! Я его сначала услышал, потом по шуму вышел на него, но- "рай" был занят пришедшими ранее двоими...
  
   Купель из розового мрамора.
   На обратном пути каждый встречный "аргонавт" считал необходимым меня чем-нибудь угостить. Запасов у милых женщин явно было припасено на несколько пикников. Тем более "Арго" дает возможность использовать эксклюзивные приправы, чистейшие кедровые масла и использовать неповторимые рецепты и технологии приготовления бдюд. Так что - пир горой из райских явств.! Пройти мимо - себя обидеть. Вскоре я воочию захмелел от невиданных, очаровательных вкусовых наслаждений. И все-таки, впереди маячила неземная цель и обитель водопадная купель!
   Путь обратно, вниз по ущелью, должен был быть, вроде - повторением пройденного. Но- краски, запахи, звуки - были иными, чем когда я шел вперед. Новыми, как впервые увиденными смотрелись поляны- они были первозданно заросшими доисторически громадными травами. Тропы сбоку не были видны, и разгладились следы пикников. Скалы уже не пугали, потому что предзакатное солнце глядело в каньон и половодьем огня залило все его пространство. Я жадно новые ощущения и потихонечку осознавал, что-захлебываюсь переполнившими мое сознание чувствами. И, в какой-то степени, ощущение это оказалось пророческим предвиденьем....
   Водопад я углядел недалеко от скалы -"лезвия". Там, далеко внизу впадавший приток, низвергался в реку с приличной высоты салютом брызжущих мириад капель, каждая из которых отражала солнце! Увидеть его можно, только опасно перегнувшись через бетонный парапет. Тем более, было абсолютно невероятным- как туда, в пропасть спустилась юная пара... И эта неизведанность спуска, потаенность купели за выступом скалы неудержимо манили меня. Тем более, что подспудно я уже догадывался , как можно подойти к водопаду - сбоку...
   Действительно, не скажу, что просто, но я подошел к водопаду. Нашелся и сухой, довольно простой предбанник, где без боязни, что унесет потоком, оставил одежду. Это божественное ощущение, когда в первую минуту коченеешь от ледяной воды, а потом тело наполняется нежным огнем. Внутри тебя разгорается ровное пламя и, вскоре, ты воочию ощущаешь, что неведомая сила поднимает тебя над валуном навстречу бушующему потоку низвергающегося с небес водопада!. Словами этого не опишешь. Потом решаешься открыть глаза и внутри тебя в первый момент все холодеет, потому что на миг теряешь представление , где ты. КАждая капля водяного бисера на твоих ресницах в отдельности преломляет свет, отчего перед тобой- марево радужных переливов оранжево- зеленого цвета. Фантастическое видЕние, надо сказать. И лишь солнечные блики на бурных водах реки пробуждают тебя от грез. Потом вклюяается инстинкт самосохранения и заставляет преодолеть блаженный соблазн остаться здесь навсегда и выскользнуть прочь. Долго стоять под ледяным потоком нельзя -запросто менингит лупанет по мозгам.... Отхожу в сторону, вхожу в купель, вылизанную в базальте мощью водопада. Глубина чаши -мне по грудь. И я, крестясь, окунаюсь раз, другой, третий. Да простят меня каеноны православия. Я здесь с оккультной целью. Окунаясь, произношу положенное на Крещение "Во имя Отца и Сына и Святого духа", в дуще прося Христа и Святую Троицу "Помогите мне...". Здесь, окунаясь в купель, я искренне верю, что избавлюсь , наконец, от любовного наваждения - не меркнущего увлечения женщиной, прекрасной душой, но паталогически несчастной в личных отношениях. Она была мне женой, когда не стало женушки, моей святой Натальки....
   А вот следующий порыв можно было б преодолеть. Поток из купели красиво перекатывался через край и сливаясь с ее бурным течением, несся в сдедующую купель, широкую и, явно, глубже той, в которой был я. В неосознанном азарте я последовал ему вослед. Это неописуемо, когда тебя несет по вылизанному каменному ложу в кипящем потоке, а потом окунает в зеленую пучину! В море такого не испытаешь вовек. А всякие аквапарки - убогая ксерокопия по сравнению с шедевром. Вынырнув, я едва не заорал от восторга. И прикусил язык от удивления. В метре от меня на выступе скалы лежал светящийся изнутри кусок розово- оранжевого мрамора! Жадно ухватив его, в следующий миг я осознал, что попал в западню. Из этой купели нет выхода, кроме как на дно. Вокруг скользкие полуотвесные базальты и- все! Далее по потоку - сквозь зубья гранита не пробиться. Кампец. Долго в ледяной воде не побултыхаешься... В голову пришла дикая мысль- не навела ли на меня очередное проклятье бабонька, спасти от наваждения которой только что просил Боженьку? От такого сатанизма и в ледяной воде прошибло морозом... "Господи!"- взмолился я и увидел две протянутые мне руки. Как я не стянул вниз молодую женщину и девочку, улегшихся на валун во имя моего спасения? Инстинкта хватило взять женскую руку не судорожно, а осторожно. А розовый мрамор-то я метнул вперед. Потом медленно, с помощь Спасительниц, вполз наверх...
   Дивным провидением попутчицу по автобусу с дочерью тоже заманил этот водопад. Они пришли позже на минут десять. Как раз, пока я блаженствовал "за углом". Какое то провидение не дало и мне оставить вещи здесь. Тогда бы они ушли.... Представляю их испуг: только разделись и собрадись по узкому карнизику над потоком пройти в "следующее отделение", как им навстречу вынесло потоком меня. Теперь, извозившимся грязью валуна, нам как раз полагалось окунуться. В чумазости было не до смущений из-за обнаженности. Так, втроем мы и вошли под поток. Двое взрослых бережно обняли подростка. Обе, мама и дочь, быстро наполнились внутреним жаром, тела их ощутимо потеплели. Не удержавшись, я поцеловал маму, а потом и дочь в щеки. Они так и не открыли глаз. Милая семейная идиллия. Потом минут десять мы сохли на солнышке. Тут девочка подняла злополучный розовый мрамор. Он раскололся на два куска. Как раз - каждый мог поместиться в кармане. Она машинально приставила мрамор к своей груди и густо покраснела. То ли от инстинктивной стыдливости, то ли от восторга. Розовый мрамор слился по цвету с ее кожей. Только юная грудь была живой- едва заметно вздымалась от волнения. Женщина кивнула в сторону озерка, откуда они меня спаксли. Лучи солнца как раз на пару минут озарили его. До этого серовато-зеленая поверхность базальтовых стен озерца стала розовато- голубой. Такого сочетания теплого и холодного в едином теплом цвете я увидел впервые, может быть0 единственный раз в жизни...
   Надо ли говорить, что еще через минут двадцать мы зашли в ресторанчик, отвергнутый мной на пути наверх. Устроились на нижней веранде, у кромки воды. Хозяюшка несколько покосилась, когда я и девочке, по молчаливому согласию мамы, заказал 50 грамм коньяка. На вид девочке было лет четырнадцать. Но она замерзла не меньше нашего.... Уж и не помню, о чем, но мы столь восторженно болтали, еще входя в "заведение" что у хозяйки враз пропала охота критиковать "родителей". Она только вздрогнула, когда у меня зазвонил сотовый. Правда, тут же звонок сорвался. " Надо же, тут никогда сотовый не срабатывает- Вам повезло!"- удивилась хозяйка...
  
   Путь домой
  
   Звонок телефона мне напомнил- сегодня же двадцатое сентября!. Один из самых дивных дней в году. День рождения сразу четырех моих близких знакомых. Если бы не стремление побыстрее позвонить этим дивным людям, мое прощание с каньоном было бы , пожалуй, на грани слезного. По крайне мере, комок к горлу на прощание навернулся бы
   Едва выбравшись из каньона, звоню. Друг не отвечает- уже гуляет, на даче. Элла, мудрая психолог, не успев выслушать начало обращения - утопила меня в восторженных благодарениях. Господи! Откуда в ней столько любви км каждому из нас, ее бесчисленных друзей?. Еще один звонок- что-то с связью. И на последок- самый желанный звонок. С этой женщиной я знаком тридцать лет. Все то же неземное обаяние, благородная сдержанность высокой породы, и глубоко спрятанная боль от каторжно трудной жизни, без проблеска на женское счастье. Если можно было спрятать ее за пазухой, сберечь.... Сбережешь ли человека от самого себя, от Судьбы?
   О каждом близком мне человеке думалось мне в автобусе на обратном пути.
   До Федеральной трассы "Дон", до череды нанизанных на нее городов, трясемся по остаткам асфальта через оцепенелые после освоения Кавказа станички, поселочки, хутора. Предгорья сменяется степями. Вызрели сумерки и смазали серо-черным все дневные краски. Ощущение, что автобус заблудился и мы вслепую мечемся между подозрительно неофициальными указателями, типа "Мертвая вода", "Трухой плетень" (слава Богу от бабушки -казачки знаю: "трухой"-ветхий, а плетень -сплетеный из ивовых прутьев забор) . А то и вовсе, почти ругательства: "Пшиш", "Псекупс", "Сосыка" ! ( адыгейские имена речушек и ручьев).
   За околицей одной из станиц вижу смешанный с звездной бездной степной простор. Земля предков. Семь поколений, кого я знаю по именам... Вот она-бесконечность. До меня и после....
   Ого! За окном автобуса слева уже город Горячий Ключ. Где то там санаторий "Предгорья Кавказа". С мемориально-виртуальной плитой на фасаде "Здесь в ночь на 07.07.07 в номере N 777 В.Г. довел до любовной истерики Е.Р., оттого ставшую ему женой". Тьфу ты! Я оторопело оглянулся. Нет, прошлогодней "половины", любительницы пошляться со мной по всем водопадам и весям, в автобусе нет. Остынь, В.Г., чума по имени Е.Р. осталась дома!
   Рядом со мной новая попутчица. Пересел к Спасительнице. А ее дочке уступил место у окна. Она вскоре защебетала с девочкой, бывшей мне попутчицей утром. Хвастается ей розовым мрамором. Ахают его фантастической способности слегка флюорисцировать в темноте. А мы с Спасительницей час за часом взахлеб разговариваем полушепотом. Любой роман блекнет перед ночной исповедью женщины о своей Судьбе. Голова спутницы уютно покоится на моем плече. С ее молчаливого согласия ладонь моей левой руки бережно вслушивается в биение ее сердца....
  
   А что было дальше? Читай вступление.
  
   24.12.2008 г.
  
  
Написанное- заключительный очерк о моих путешествиях в 2008 году, Есть в этом очерке для меня определенная мистика. По крайней мере, хоть не плохим языком написано. Людочка, Лазарева: я выполнил обещание тебе-написал о поездке в Гуамское ущелье. Спасибо - ты меня вдохновила!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"