Гуминский Валерий Михайлович: другие произведения.

Эскуриал Часть 2 (8-10)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава восьмая: наши люди есть везде

   Несомненно - искали их. Не будет же вертолет барражировать на закате дня ради личных развлечений. Рекруты попрятались за валунами. Надоедливая трескотня не прекращалась. Слишком подозрительно, что пилот так настырен. Неужели и такой вариант событий просчитали хитрецы из Оливии? Вон, с каким упорством стальная стрекоза расширяет круг поисков.
   Землян спасло наступление вечерних сумерек. Вертолет заложил крутой вираж и ушел в сторону города. Рекруты вылезли из-под валунов, размяли ноги, отчаянно матеря буржуинов-капиталистов, затеявших такое шоу.
   - Ваши соображения, милорды? - как обычно начал опрос командир. - Лично я совершенно уверен, что охотники просекли наш великолепный ход. Они быстро связались с местными властями. Вертушка оказалась здесь не случайно. Я подозреваю наличие "жучков". Надо как следует осмотреть все вещи, вплоть до оружия.
   - Нас могут отслеживать даже по сигналу прибора, - пожал плечами Павел, - и куда бы мы ни прыгнули - везде найдут.
   - Может быть, стоит, наконец, показать зубы? - Кривец подкинул в руке автомат. - Честное слово, надоело бегать от этих парней! Не по мне это!
   - Войнушки захотелось? - усмехнулся Болотников. - Да нас как курят перебьют.
   - Надо спросить местных жителей, что им известно про Эскуриал, и исчезнуть отсюда, - предложил Павел. - Зачем без повода ввязываться в драку?
   - Да нас до аборигенов даже и не допустят, - хмыкнул майор, - и не надейтесь. Поиграют с нами в кошки-мышки. Зашлют, скажем, казачка, который напоет нам про храм, заставит нас прийти в определенное место, где охотники уже будут ждать. И перестреляют.
   - Прекратим прения, - Мороз сел на землю, прислонился к валуну. - Сегодня нет смысла навещать милых родственников из Легиона. А посему ляжем спать. Утром на свежую голову обдумаем ситуацию, а завтра с утра начнем проверять вещи на предмет закладки. Первыми на фишке стою я и Валентин. Через четыре часа смена: капитан Болотников и Павел.
   Ночь прошла спокойно.
   Ночные зверушки попискивали в своих норах, изредка выскакивая для того, чтобы погрызть какую-нибудь соломинку. Где-то осыпалась порода, шурша камнями по склону, но земляне не обращали на такие мелочи внимания. Тяжелый день сморил всех. Кривец беззаботно сопел в ворот комбинезона, но руки чутко сжимали цевье автомата.
   Едва посветлел горизонт, Болотников, сменивший первую пару, заметил оборванного мальчишку с плетеной корзиной в руках. Он что-то собирал меж камней, часто нагибаясь, а потом слаживал в корзину. Увлекшись, мальчишка не заметил вооруженных людей. Глаза его испуганно распахнулись, ноги приросли к месту, когда перед ним внезапно вырос незнакомец. Капитан цапнул мальчишку за рукав и притащил его к костру, придав тому ускорение в виде толчка коленом под зад. Мальчишка дрожал от страха, глядя на суровые лица незнакомцев, обвешанных оружием. Откуда он мог знать, что бойцы только что проснулись и были недовольны, что их сон прервали.
   - Это что за отрок? - притворно грозным тоном спросил Кривец. - Чего дрожишь как суслик? Е-мое, боишься, что ли?
   Мальчишка жалобно залепетал что-то на незнакомом языке, размахивая руками. Рекруты следили за жестами, но ничего не понимали.
   - Ты из города? - Сергей ткнул пальцем в направлении далеких крыш.
   Пойманный кивнул. Потом показал на себя и всхлипнул:
   - Аржина.
   После этого он растопырил пальцы правой руки, потрогал автомат Болотникова, хлопнул себя по плечу, что должно было обозначать погоны или нашивки.
   - Ясно, однако, - почесал затылок Мороз. - В городе знают о нашем прибытии. Или же там находится военный гарнизон.
   Земляне уставились на мальчишку, словно перед ними была неведомая зверюшка. Аржина потупился, словно стесняясь излишнего внимания пятерых обросших и грязных мужчин.
   - Ты можешь провести нас в город? - Мороз обвел спутников рукой и показал пальцами движение ног в сторону города.
   Аржина покрутил головой, словно сомневаясь, нужно ли делать то, что хотят незнакомцы, потом махнул рукой в другую сторону. Сначала робко, потом увереннее шагнул вперед и призвал взрослых идти за ним. Тихо матерясь, Кривец затоптал уже почти погасший костер, и бросился вслед уходящим товарищам. Обогнув гору по склону, они вышли на поросшую редкой травой поляну, где среди камней-валунов притаилась землянка, до боли напоминающая те, что делали и делают в России до сих пор. У входа сидел старик с густой седой бородой, поддерживая огонь. Вокруг него носилась белая собачонка. Увидев незнакомцев, она с диким и остервенелым лаем бросилась им под ноги, норовя укусить нарушителей невидимой границы. Больше всех ей понравился майор; она так и норовила укусить его за пятку. Узрев среди рекрутов своего хозяина-мальчика, недоуменно замолчала, завиляла хвостом и радостно заскулила, сменив гнев на милость.
   - Мир тебе, отец, - подходя к костру, почтительно склонил голову перед стариком Мороз.
   Тот внимательно посмотрел на землян, и в его глазах что-то дрогнуло. Он протянул вперед руку, и Мороз понял, что старик слеп. Его глаза, безжизненные до этого, загорелись. Руки задрожали, а голос, скрипучий как немазаное колесо, заставил рекрутов вздрогнуть от того, чего они совершенно не ждали.
   - Я очень долго вас ждал, сынки, - тихо, по-русски, сказал старик.
  
   Уже ближе к полудню, когда Аржина приготовил немудреную снедь из запасов искателей в закопченном котелке, старик, весь дрожа от избытка чувств, поведал свою историю.
   - Я волей случая попал в огромный город чужого мира, где мне предложили работу, хорошую, по их словам. Я нуждался в деньгах, но больше всего мечтал попасть обратно домой. Я был испуган, совершенно без понятия, куда попал, и, наивный, думал, что с деньгами быстрее вернусь домой. Но не тут-то было. За деньги я принимал условия, которые мне предоставили. В мои обязанности входило много вещей, которые я не мог выполнить просто физически. Деньги могли быть заработаны при одном условии: я должен найти затерянный город, а может быть и башню, хранящую тайные знания бессмертных, но при этом не указали точного направления. Я очень долго искал, но все попытки оказались безуспешными. В конце концов пять лет спустя я решил исчезнуть из поля зрения наблюдателей, устроив собственную гибель. Оказавшись в Даро - это тот самый город, который находится внизу - нашел себе жену, бедную девушку, с которой прожил долгую и спокойную жизнь. Аржина - мой единственный внук. Его родители погибли в последней войне с крози. Я же ушел от людей подальше, как и много лет назад. Боль потери оказалась слишком сильной, чтобы я спокойно мог жить рядом с убийцами. Но я в курсе всех событий, и слышал о вас.
   - Так что ты искал, отец? Как называется точно это место? - заерзал Кривец.
   - Да я уж и не помню. Запамятовал....
   - Эскуриал?
   - Может быть.... Не старайтесь у меня узнать все, что я забыл. А забыл я многое, даже то, что нельзя забывать.
   Удалось выяснить, что в пятидесятых годах старик служил в армии в звании майора танковых войск. В один из вечеров бригада вышла на учения, совершая марш-бросок по болотистой местности. При переходе через дамбу, перекрывающей путь бурной реке, его танк ушел под откос. Дальше он ничего не помнил до того момента, когда очнулся в совершенно незнакомом месте. Люди, больше смахивающие на военных, рассказали ему, что произошло на самом деле, вогнав майора в шок. Оказывается, тела его так и не нашли, хотя весь экипаж сумели вытащить из топкой трясины. Для своего мира танкист был потерян. Что объясняли его родным отцы-командиры, он никогда не узнал, хотя было бы любопытно, как они изворачивались, выражая соболезнования, а потом ведя следствие.
   После долгих колебаний он принял условие, потому что очень хотел попасть домой, к молодой жене....
   В его группе было шесть человек. Все - отчаянные авантюристы. Они страстно желали разбогатеть, не ведая, что попали в ловушку беспристрастного времени. Их вооружили и дали прибор, один на всех, пояснив, что можно с ним делать и как пользоваться. Потрясенный такими техническими возможностями чужого мира, майор не ведал, что погиб второй раз, уже безвозвратно. Чертов аппарат исковеркал его жизнь.
   Сначала они безуспешно прыгали по различным мирам, искали нужное место, но натыкались на враждебные территории, еще не полностью контролируемые Оливией. За пять месяцев они совершили столько перемещений, что совершенно забыли, где находится Миртрея. Они потеряли координаты. Четыре человека погибли в жестоких стычках с аборигенами, а оставшиеся в живых попали однажды в непролазные дебри джунглей, где затаился каменный город.
   Их схватили местные жители в черно-желтых накидках из грубой ткани, упрятали в глубокий колодец, настолько узкий, что несчастные с трудом разместились в каменном мешке. Но кормили их сносно. Через три месяца - узники вели счет дням, царапая линии на камнях - одного из них подняли наверх и с веселыми песнями увели в неизвестном направлении. С тех пор его не видели. В ту самую ночь узники услышали жуткий крик, пронзивший тяжкую листву джунглей. Мрачные предчувствия теснились в голове. Фантасмагория, читанная в книгах, переросла в зловещую реальность. Еще не видя опасность, Степан - так назвал себя старик - ощутил ее дыхание.
   Вопреки всем ожиданиям их оставили в покое, исправно кормя и убирая за ними, спуская для этих целей в яму смуглолицего аборигена с нечеткой татуировкой на левой стороне груди. Все попытки завязать с ним разговор завершались одним и тем же: абориген торопливо заканчивал уборку, и по сплетенной из лиан лестнице поднимался наверх.
   Истекли еще три месяца. Это был ужасный период в жизни Степана. Изрядно надоевшие дожди залили яму, пока местные жители не догадались закрыть ее сверху плотным травяным настилом. Стало темно, но противный дождь уже не так докучал как прежде. От однообразного бытия у Степана и его товарища развилась патологическая неприязнь друг к другу. Отвратительная звериная сущность вырвалась наружу и захлестнула их обоих. Беда была в том, что на крохотном пятачке нельзя было уединиться, скрыть свои эмоции, свои переживания, и товарищ был вынужден глядеть на чужие мучения. И постепенно зверел.
   Вскоре Степан остался один. До него дошло, что его спутников принесли в жертву. Страх забился в его тело, скрутил сознание жутким удавом. Он уже согласился просидеть в чертовой яме до конца своей никчемной жизни, лишь бы не ложиться на жертвенный камень. Но время шло, и страх уступил место безразличию. Решение бежать, как только его поведут резать, пришло не сразу.
   Однажды сквозь сон его слух уловил звуки, похожие на взрывы детских хлопушек. И крики аборигенов. Наверху происходили интересные изменения. Его спасли легионеры Вторжения, решившие навести порядок на архаичной планете, где потерялась группа искателей древних ценностей. Позже его трясли в Центре, выпытывая, каким же образом он попал в неизведанный доселе мир, так как прибор не мог ориентироваться на место, где нет маяка. Степан пожимал плечами, отупевший от блаженного спасения, объясняя это тем, что произошел произвольный набор цифр. Ему не верили....
   Степан беззвучно плакал, а суровые парни из Легиона хлопали его по плечу, угощая шоколадом и сигаретами.
   После стало известно, что Каменный Город пользовался дурной славой у жителей Даро. Жертвы выбирались из числа людей, проживавших в этом городке. Похищения были настолько частыми, что местный совет горожан связался с координаторами Миртреи на Савитаре; они только-только изучали возможность экспансии, утверждали параметры перебросок из Оливии. И тут такой счастливый случай. Было решено провести военную операцию.
   Наивные жители Савитара не ведали, какую кашу заварили несчастные из Даро. Добровольное приглашение Легиона считается залогом передачи власти правительству Миртреи. Это была, по сути, скрытая оккупация. После акции уничтожения кровавой секты Легион закрепил права Оливии на Савитаре. Последовавшие за этим вспышки антиоккупационных выступлений жестоко подавлялись Легионом Контроля. Степан, где хитростью, где слезами упросившись на очередную авантюру по поиску таинственного Эскуриала, попросту исчез на Савитаре. Он знал, что обещания не будут выполнены, и нужно строить новую жизнь.
   Дети повзрослели, сами выбрали свой путь. Они вступили в коалицию, борющуюся за независимость Савитара, приняли участие в восстании. Результат был плачевным: больше половины населения планеты было уничтожено, многих отослали на каторжные работы в каменоломни других миров.
   - Теперь я живу здесь, с Аржиной. Внук помогает мне скрасить одиночество, - закончил старик свой рассказ.
   - Что же ты пережил, отец, - Мороз разлил по кружкам спирт. Все молча выпили за тех, кто усыпал своими костями путь к
Эскуриалу, кто не вернулся в семьи, затерявшись в беспредельном Космосе.
   - Отец, дай нам какие-нибудь зацепки, - с надеждой посмотрел на Степана Мороз. - Что это за место?
   - Нам никто толком не объяснял, что нужно искать. Мы шли без карт, бродили там, куда нас перемещал прибор. Ничего не нашли!
   - Значит ли это, что Эскуриал - выдумка?
   - Нет, такое место есть, - оглушил всех своим признанием старик. - Я услышал от одного человека, очень старого уже тогда, когда я был молодым, об этом месте. Он говорил намеками, что в каком-то пустынном месте, где совсем нет дождей, где бродят опасные хищные животные, стоит одинокая башня, уносящая свой шпиль в недосягаемые высоты. Там и следует искать тайные знания. Это что-то вроде энергии, субстанции, что ли. Не знаю.... Но этот человек произнес фразу, очень туманную. Я до сих пор ее помню: "Недостаточно носиться по свету в поисках вечных тайн. Для этого необходимо преодолеть расстояние времен и поколений, научиться понимать данную реальность, но самое главное: познать себя во всей сущности". Я не понял, что он хотел этим сказать, и лишь сейчас начинаю осознавать смысл его слов. Так что у вас только один шанс найти Эскуриал: преодолеть время. Но сейчас Эскуриал разрушен, и поиски в режиме "пространственный прыжок" не дадут ничего, кроме разочарований и опасностей. Развалины башни малоприятны. Вот если бы вы сумели повернуть время вспять...
   - Так ты видел его, отец? - Мороз напрягся. - ТЫ смог дойти до него?
   - Да, - кивнул старик, - я был там, но при всем желании не смогу сказать координаты. Я не помню порядок цифр. Через десять минут прибор сбросил координаты, не занеся их в память. Мы бродили там почти месяц и обнаружили развалины. Да, развалины! Нагромождение камней и мертвая пустыня. Тогда мы не осознали, что обнаружили, поэтому и не обратили должного внимания на мелочи.
   - Кто еще был с тобой в поиске? - Мороз закурил.
   - Они давно мертвы, ребятки. Эти концы обрублены.
   - Это было что угодно, только не Эскуриал, - отрицательно покачал головой Кривец. - Как можно определить то, чего не видел ни разу? Только не говори мне, отец, что космический разум или внутренний голос подсказал тебе....
   - Конечно же, нет, - спокойно ответил старик, нисколько не обидевшись, - мне об этом сказали сами сотрудники Оливии.
   - Как - сказали? - лица землян вытянулись. Они ждали чего угодно, но такого не могли предугадать.
  
  

Глава девятая: переполох в городишке.

   - Обыкновенно, - пожал плечами старик, поворошив палкой костер. Аржина стремглав бросился по склону горы собирать сухой лишайник. Принеся большую охапку, стал понемногу бросать в огонь.
   - В сейфе начальника любого гарнизона, будь то Легион Вторжения или Легион Контроля - неважно - лежит папка с кодом пространственных координат Эскуриала, где рассыпался в прах храм. Уже тогда спецподразделения искали человека, который создал аппарат времени. Они хотят проникнуть в башню в тот момент, когда она была еще целой. Вот истинная цель их ИГРЫ.
   - Я что-то перестал улавливать логику их поведения, командир, - Кривец поглядел на Мороза, словно тот мог дать ему ответ. - Ты понимаешь что-нибудь?
   - Только то, что они знали, где Эскуриал, - задумчиво ответил Мороз. - Каждой группе подсказывали, куда двигаться. А сами в это время испытывали "Этроп" на временных интервалах. Авось что-нибудь и получится. Все искатели были там - и без толку. Никто не знал истину.
   - Задача Миртреи - победить время. Вы же участвуете в Игре? Вот, и я был вовлечен в свое время в этот круг. Расчет прост: сотня искателей приключений, шатаясь по мирам, рано или поздно перебьют друг друга. На этом построена вся социальная иерархия общества. Одни отвлечены от насущных проблем с помощью тотализатора, другие, более активные и агрессивные, спорят между собой за право завладеть сокровищами Эскуриала, которых, по всей видимости, нет. Власть подчиняет себе общество, делает из него инертную массу, которой ничего не нужно, кроме развлечений. Знакомая тактика, - старик замер, слепо глядя в огонь.
   - Ну, дела! - разочарованно воскликнул Валя. - Выходит, что наши старания - коту под хвост? Для чего же нужны хитромудрые ситуации? Надо же - код Эскуриала имеет самый захудалый комендантишка, а мы мечемся по мирам, собирая за собой шлейф неприятностей.
   - Можно сделать вылазку и захватить код, - предложил неугомонный Кривец. - Как ты на это смотришь, сержант?
   - Положительно, - буркнул Валя. - Хоть какое-то оживление.
   - Какой нам толк от груды камней? - оглядел свое воинство Мороз. - Стоит ли рваться туда и убедиться, что Эскуриал не существует?
   - А Проклов! - вскочил на ноги Сергей. - Вот почему они не пустили его с нами! Он нужен в Оливии! Вернее, его хронотрон! А с такими технологиями секрет аппарата будет раскрыт за пару дней.
   - Час от часу не легче, - пробормотал майор. - Я уже забыл о нем.
   - Будем брать код. Но к Эскуриалу мы не пойдем, а направимся прямиком в Оливию. Преподнесем сюрприз Кирвине и Биркинте. Мне этот гадюшник начинает действовать на нервы.
   - Запомните, сынки, - прервал словопрения Степан. - Надо следить за ними в оба глаза. Вас не пустят обратно. Иначе куча денег, вложенных в декоративное путешествие, не обратятся в золотые горы, как они хотят. Не простят вам этого.
   - Не пужливые! - хохотнул Кривец. - Мы уже нарушили условия контракта, так что зачем теперь беречься? А ты, батя, слишком много знаешь, как будто сам участвовал в махинациях с Эскуриалом.
   - Я живу здесь очень долго, чтобы успеть раскрыть самый сложный механизм надувательства. Любопытство всегда перевешивает страх. Я ведь в курсе многих событий. Потому и знал, что в новом проекте задействованы земляне, то есть вы. Ваши имена звучали по телевидению. Начальник гарнизона получил строгий приказ перещелкать вас, если появитесь в зоне его контроля.
   - Вот и верь потом этим скотам, - Кривец с наслаждением выругался. - Пора Кирвине зубы пересчитать.
   - Согласен с майором полностью, - поддержал инициативу Кривца Болотников. - Надо навести порядочный шухер, показать, кто мы есть на самом деле.
   - Замахали кулачками, ретивые, - осадил их Мороз. - Забыли о важном пункте, как разведка? Сунетесь в курятник - живо носы ваши пооткручивают.
   - По ночам гарнизон не слишком усердствует, - подсказал Степан, - большинство околачиваются в барах, а остальные дрыхнут без задних ног, кроме охраны и патрулей. Но и тех можно спеленать. Однако есть проблема. Мне передали, что вчера здесь появились шесть человек из Легиона Вторжения. Они руководят поиском. Это по вашу душу.
   - Все ты знаешь! - восхитился Кривец. - Прямо войсковая разведка!
   - Могу еще и вас поучить, - не смог удержаться от самопохвалы Степан, - методам сбора информации. Поживите с мое в галактической дыре - много чего научитесь делать.
   - Ну, нет у меня покоя! - Кривцу не сиделось на месте. Он обошел вокруг костра, попинал камешки ботинком под откос. - Муторно что-то от таких шахматных комбинаций. Капабланки чертовы!
   Степан толково разъяснил, где расположен штаб, где харчуется начальник Легиона Контроля, начертил по памяти на скудной почве простой план той части города, где землянам предстояло повоевать, показал безопасные пути прохода в гости к начальнику гарнизона. Слушая его, Мороз покачивал головой. Непрост Степан, ох, как непрост. Русской душе претит бездеятельность, когда враг достаточно четко обрисован. За погибших детей Степан будет мстить до конца своих дней, пусть даже и партизанскими методами. Скорее всего, старик является неким мозговым центром подполья, и сидя на горе, систематизирует все данные, поступающие ему от нужных и верных людей.
   Солнце нырнуло за холмы, мигнуло на прощание яркими бликами на далеких крышах города, и наступающая темнота стремительно заполнила небо. Прежде чем выступать, Мороз приказал своим бойцам проверить свое снаряжение, вплоть до нижнего белья на предмет "жучков". Все оказались чисты. Пришлось смириться с тем, что малый "Этроп" автоматически передает координаты переброски в центр, и с этим ничего нельзя было поделать.
   Аржина повел рекрутов в город. Где-то вдалеке перемигивались зеленые, красные, желтые фонари, чуть левее от них небо было прорезано перекрещивающимися лучами прожекторов. Наверняка бдительные вояки просвечивают неприветливые небеса по всему Савитару, не только в Даро.
   Земляне были уверены: не здесь, так в другом месте их все равно достанут и уничтожат. Поэтому стоит рискнуть и ударить первыми. Игра шла против правил, а посему для достижения цели все средства хороши, даже партизанский наскок.
   Мимо потянулись перекошенные от старости бедняцкие "нахаловки", построенные еще в незапамятные времена, и с тех пор судорожно цепляющиеся за государственные земли, продлевая свою агонию. Под ногами заскрипела влажная трава, грохотнула жестяная банка. Поплутав еще немного среди развалин, группа вышла в железнодорожной насыпи, которая уходила под тяжелые своды тоннеля.
   - Цивилизованная планета, - не преминул вставить словечко Кривец. - Вот тебе, Валек, наглядное пособие по развитию общества. Мы знаем, что Земля - не единственная планета, населенная разумными существами. Даже слишком разумными. Но чтобы и здесь цивилизация развивалась по тому же пути, что и наш шарик - я не ожидал.
   Группа без задержек втянулась в черный зев тоннеля, стараясь проскочить его до появления какого-нибудь состава. Аржина указал на ветку, уходящую круто влево от основной дороги и жестами объяснил, что надо идти по ней и никуда не сворачивать. Мороз доброжелательно похлопал паренька по плечу:
   - А теперь беги домой. Дальше будут работать большие дяди.
   Аржина сжал кулак, выбросил его вверх, словно боец славного отряда Че Гевары, после чего скрылся в темноте. Возможно, сам Степан и ввел этот жест в обиход.
   Мороз вывел отряд точно в заданную точку. Им повезло: ни один патруль не заметил их передвижения. Ориентируясь по приметам, которые указал старик, земляне вышли к дому коменданта, который был огражден кованым металлическим забором. Поверх забора тянулись провода. Наверняка под напряжением. Ворота охранялись. Два дюжих молодца в черных брюках и рубашках с короткими рукавами стояли неподвижно возле них и держали автоматы, направив их в сторону улицы. На территории, прилегающей к дому, молча носились собаки и мелькали фигуры охранников.
   - Напролом не полезешь, - сплюнул Кривец. - Жаль. Хоть бы раз повезло...
   - Кто хочет подурковать - пожалуйста, - рассердился Мороз. Он понимал: штурма не избежать. Нельзя ждать рассвета - тогда уже не отступишься от намеченного плана и не скроешься. Но штурм - это потери. Кто-то может получить пулю, чего он, как командир, боялся. Здесь не война, никто не стоит перед выбором решать стратегическую задачу, ради которой нужно погибнуть, но приказ выполнить. Здесь на него смотрели четыре человека, и в глазах каждого светилась тревога и плохо скрываемая надежда на умное решение.
   - Чего уставились? - не выдержал Мороз, сорвавшись.
   - Не спеши, Петро, мы же понимаем, - примирительно пробормотал Кривец.
   А время шло, на ум ничего не приходило. Кривец шевелил губами, ругаясь, по привычке, про себя. Мимо них прошелестел шинами грузовик, забитый до отказа солдатами. Свет мощных фар разогнал темень, вырвав из ночи бледные лица рекрутов. И вновь наступила ночь.
   - Идем на авантюру, - выдохнул решительно Мороз из груди воздух. - Рано или поздно к дому подъедет какой-нибудь транспорт, и мы врываемся следом, пускаем в ход световые гранаты. Пока охрана будет протирать глаза, мы прорываемся в дом, трясем коменданта, берем код - и уходим с той же песней. Если дом блокируют - мы им устроим Брестскую крепость. Усекли?
   - А...если будут потери? - пошевелился Кривец. - Раненых мы подберем, а вот насчет...
   - У меня нет бронежилетов, чтобы обеспечить каждому безопасность, - сжал зубы Мороз. - И эликсира бессмертия тоже, кстати. Или есть другие варианты? Можете оставаться на паршивом Савитаре, Степан примет. Мы - одна команда, или нет?
   - Да брось, Петя, демагогию, - хмыкнул майор, нисколько не обидевшись на тираду командира, и стал деловито готовиться к бою. - Я хочу сказать, что предпочту вернуться домой, хоть и мертвый.
   - Обещаю тебе.
   - Заметано.
   Роли распределили - дышать стало легче.
   И они дождались. Легковой автомобиль, тихо урча мотором, подъехал к воротам. После пронзительного сигнала створки ворот распахнулись, и машина вкатилась во двор. Мороз подал знак, и вся группа, рассыпавшись веером, бросилась следом. Ярко полыхнули световые гранаты, озарив вспышками большую территорию охраняемого дома. В воздухе носился непонятный гомон. Никто толком не мог понять, что произошло, и это было на руку землянам. Застучал автомат Павла. Темные фигуры, спешащие на выручку охране, нелепо взмахивали руками, и падали на землю. Мороз уже использовал свой "ВэТэ", завалив двух слишком ретивых служивых, и пробился к высокому крыльцу.
   "Очнулись, - зло подумал Мороз, заметив, что дверной проем заблокирован бронированной плитой. Рядом возник ошалевший от боя Кривец, и сразу оценил ситуацию. Он зажимал ладонью рукав слева. Ткань комбинезона в этом месте пропиталась кровью.
   - Надо взрывать! - закричал он и выхватил одну из трубочек, что торчали у него в кармане, дернул кольцо, аккуратно положил под плиту. Бойцы рванули с крыльца. Мощный взрыв толкнул их в спину жесткой лапой. Дверь разворотило до основания.
   Кривец первый, а за ним и Мороз, влетели в дом. Шум боя постепенно затихал, давая возможность прослушивать звуки внутри. Ага! Откуда-то сверху послышались осторожные шаги. Свет благоразумно не включали, рискуя нарваться на пулю. Но предательское поскрипывание новых ботинок выдало крадущегося с потрохами. Мороз уверенно вскинул пистолет и нажал на курок. Грохнул выстрел, а вслед за ним - звук падающего тела.
   Кривец тем временем отыскал панель с кнопками, постучал по ним ладонью, и под потолком вспыхнули плафоны. Земляне увидели, что они находятся в большой комнате с барной стойкой в дальнем углу. Вероятно, это была комната для психологической разгрузки. А может быть и жилой дом. Кроме круглого стола и изящных стульев здесь больше ничего не было. Значит, штаб с функциями совещательного кабинета и гостиной для приемов. Наверх идет широкая лестница из добротного дерева, покрытого темным лаком. Поверху распласталась ковровая дорожка зеленого цвета. На площадке второго этажа лежал убитый Морозом человек с широко раскинутыми руками. Неподалеку валялся автомат.
   Рекруты поднялись наверх, пинками отворяя двери, не забывая прикрывать друг друга. В конце коридора оставалась еще одна дверь. После сочного удара замок с треском вылетел из пазов, и из глубины комнаты в лицо полыхнуло пламя выстрела. Мороз рыбкой нырнул вперед, перекувыркнулся, смел по пути стул, широкой подсечкой завалил стрелявшего, прижал к поверхности пола дрыгающееся тело.
   При электрическом освещении они рассмотрели того, кто оказался таким шустрым. Это был довольно крупный мужчина в форме мышиного цвета, лицом пышен и брюшко намечается. Из разбитой губы сочится кровь. В глазах затаилось настороженное ожидание. Страха не было.
   - Вставай! - прикрикнул Кривец и без церемоний ухватил возможного коменданта (земляне не были в этом уверены) за шиворот и как следует встряхнул. Мужчина вскочил на ноги и что-то злобно прорычал.
   - Понимаешь меня? - ласково спросил майор. - По-русски разумеешь? Чего зенки-то вылупил? Отвечай!
   Он ткнул пленника рукояткой пистолета в бок, целя прямо в ребро. Чтобы больнее было. Мужчина скривился, но губы разомкнул:
   - Понимаю. Я комендант города. Что вам нужно?
   - Великолепно! - заликовал Кривец. - Как говорит! Словно поет! Где сейф?
   - В смежной комнате, - кивнул на стену офицер. - Там мой рабочий кабинет.
   - Приятно разговаривать на родном языке за миллионы километров от Земли, - Кривец распахнул дверь кабинета и с опаской заглянул вовнутрь. Мало ли буржуины пакостей придумали? Мороз не сводил взгляда с коменданта. Кривец тигрой вылетел из кабинета и прямиком к нему:
   - Где ключ от сейфа?
   - В нижнем правом ящике стола, - спокойствие коменданта озадачило Мороза. Он чувствовал какой-то подвох.
   - Я не могу найти код, Петро! - Кривец приволок кучу бумаг и лихорадочно стал их просматривать. Все написанное было на незнакомом языке. - Где он?
   - Вам нужен код Эскуриала? - вежливо прервал работу майора своим вопросом коменданта. - Я могу назвать его. Не утруждайте себя лишней работой.
   - Сдался нас твой код! - грубо оборвал его Кривец. - От поганого Эскуриала остались одни развалины. Не понимаю - чего там искать? Нам нужен код Оливии!
   - Не знаю, - офицер покачал головой в задумчивости, но по его глазам читалось обратное. Просто неожиданное требование поставило коменданта в тупик. Он тянул время. Все он знает! Удар по почкам оживит память и реакцию.
   - Говори!
   - Не имею никакой возможности, - прошипел от боли офицер, сгибаясь пополам.
   Кривец носком ботинка угодил тому прямо в коленную чашечку. Это чертовски больно - долго хромать будет! Упрямец мотал головой. Удар пришелся по второму колену. Результат был аналогичным.
   - На куски порежу! - майор навис над комендантом. Сверкнуло лезвие десантного ножа и уперлось в горло. Что-то дрогнуло в глазах пленного. Он разлепил губы:
   - Ноль. Два. Пять. Один. Ноль.
   - Врешь, гад! - Мороз тычком пальца угодил офицеру в кадык. Комендант закашлялся от нестерпимой боли.
   - Вы.... Поступаете.... Противозаконно! Есть условия Игры - вы нарушили их. Это больше похоже на.... на военные действия. Нарушение контракта карается изоляцией на....
   - Я тебя сейчас сам изолирую, - пообещал Кривец. - Даю на правильный ответ пять секунд, а потом начинаю ломать пальцы. Петя, дай мне карандаш.
   Коменданту, судя по его расширенным от ужаса зрачкам, хорошо был известен этот способ. Сам отрабатывал его на пленных, что ли? Ну, что ж, побудь сам в этой роли.
   - Постойте, это же глупо! Зачем вам непременно нужно в Оливию? Я дам вам код Эскуриала! Вы вернетесь победителями!
   - Заговорил, тварь! Я же объяснил тебе, почему нам не нужен Эскуриал! У нас нет времени на подробности! Или код Оливии - или пальцы. Когда я их все сломаю, начну резать уши. Выбирай сам. Ты же умный парень, - Кривец старался выглядеть вежливым и спокойным, но длинный тонкий карандаш, крутящийся перед глазами коменданта, говорил о том, что майор нервничал. Уходило время. - За такое нарушение тебя по головке не погладят, но и жизни не лишат.
   - Хорошо, - вздохнул комендант. - Семь. Семь. Один. Семь.
   - Почему не два-пять-два-семь?
   - Это код вызова. Набрав его, вы все равно обратно не попадете.
   - Почему не пять цифр? Мы всегда набирали пять.
   - Четыре цифры - обратное возращение к исходной точке. Ваши же аппараты бессильны для переброски по такому каналу.
   - Что нам делать в таком случае?
   - За городом есть база, где расположен "Этроп". Что-то вроде промежуточной станции. Такой прибор способен перебросить до батальона. Но база охраняется. У вас нет никаких шансов.
   - А это не твое дело, - Мороз резко вырубил коменданта, и пока тот опускался на пол, подхватил его под мышки и поволок к выходу. На улице уже все закончилось. Охрана была либо перебита, либо убежала от греха подальше. Но земляне понимали: тишина недолго будет стоять над городом.
   Автомобиль уже был готов к поездке. Мороз с облегчением заметил, что все живы, только Валя был бледен как больничное полотенце. Затолкав коменданта в машину, быстро ретировались со двора.
   - Где вы пропадали? - Болотников мельком глянул на пленника. - Мы тут порядочного шухера навели.
   - Пришлось задержаться, - Кривец, морщась от толчков, когда машина наезжала на выбоину, забинтовывал руку. - Этот упрямый осел вздумал поиграть в благородных рыцарей. Ну, пришлось объяснить, что мы не подвержены таким приступам.
   - Как твоя рана? - озаботился Мороз.
   - Пустяки, небольшая царапина.... Кстати, Петро, не заметил, кого ты завалил?
   - Я не смотрю на трупы.
   - Это один из охотничков. Я запомнил его по челюсти. Волевая такая челюсть. Слушай, командир! Да они нам в подметки не годятся! Ты снял его с одного выстрела!
   Машина на большой скорости мчалась по слабо освещенным улицам, разгоняя редких прохожих и кошек. Навстречу им двигались грузовые машины с солдатами на борту. Они явно спешили к особняку, разгромленному рекрутами.
   На выезде дорогу перегородили длинноносые фургоны, помигивая красно-синими лампочками на кабинах. Землян ждали. Павел высунулся было из окна с автоматом, чтобы погасить эту цветомузыку, но Валя, недолго размышляя, направил машину прямо на импровизированный заслон. Тяжелый корпус автомобиля проломил брешь между двумя фургонами, до конца не сцепленными между собой, и спокойно покатился дальше.
   - Ну и как тебе машинка? - заинтересованно спросил капитан.
   - Зверь! Идет плавно, проста в управлении....
   - Не отвлекайся, - предупредил Мороз. - Как только выйдем за город, то сразу гаси фары. Иначе расстреляют с воздуха. Сможешь? Без фар...
   - Сделаем. Да и светает уже.
   Впереди забрезжила надежда, и подкрепленная порцией адреналина, она могла вывести землян к долгожданной цели.
  
  

Глава десятая: если встречу тысячу чертей....

  
   Сержант уверенно вел машину по незнакомой трассе, вцепившись в руль, и зорко вглядывался в начинающие сумерки утра. В салоне стояла тишина, нарушаемая лишь надсадным завыванием двигателя. Молчали, словно в воздухе витало табу на каждое слово. Комендант уже очнулся, и изредка кидал взгляд назад, словно надеялся на долгожданную погоню.
   - Кстати, комендант, - не выдержал-таки Мороз, - а что делал у вас в доме человек из Легиона Вторжения? Готовили очередную пакость?
   - Нет, конечно же. Он прибыл с полномочиями инспектора по Савитару, - убежденно ответил офицер.
   - Ой ли? - сощурился Мороз. - С чего бы это простому рядовому заниматься проверкой неподотчетного ему гарнизона? Ты нас за идиотов считаешь? Не забывай, мы до сих пор умело уходим от погони. За нами идет охота - и ты это прекрасно знаешь.
   - Я не собираюсь отвечать ни на один из ваших вопросов. Все равно у вас нет никаких шансов.
   - А когда они были у преследуемых? Но сейчас мы поменяемся ролями: бегать будете вы, и вся шайка из Оливии.
   - Глупо надеяться на то, что ваш визит в Оливию застанет врасплох Военную Коллегию. Неожиданностей никто не допустит.
   - И что? - встрял в разговор Кривец. - Нас пристрелят?
   - Грубо, - поморщился комендант. - Всему населению Оливии и Миртреи вообще, любящему играть азартно, сообщат о вашей гибели в результате поисков Эскуриала. Это не трудно. В руках организаторов находятся все средства связи и коммуникаций. Покажут место вашей гибели, славной и достойной настоящих мужчин, посетуют еще на одну неудачную попытку, и наберут новых придурков.
   - Так нас все-таки считают придурками? - Кривец не обиделся. Он вообще редко был подвержен такому состоянию, но задевать его обидными словами коменданту не стоило. - Согласись, что разгром комендатуры - это дело рук совсем не дилетантов.
   - Вы гении по сравнению с другими командами. Обычно хватает двух-трех переходов по мирам, чтобы вычислить координатную сетку, а потом и уничтожить искателей. Вас даже за жабры не смогли схватить, а на пальцах легионеров оставались лишь запахи ваших костров.
   - То-то, - удовлетворенно сказал майор. - Только метафоры нам ни к чему. Сами умеем говорить.
   - Ты сам веришь в эту чепуху с Эскуриалом? - попытался выяснить мнение врага Мороз.
   - Нет. Я знаю, что Эскуриал уже давно не существует. Он был разрушен очень давно в результате мощного взрыва. Это установили наши ученые по признакам, известным только им. Прошлое покрыто мраком. Мы прочесали весь Эскуриал вдоль и поперек, но не обнаружили на планете ни одного человека, ни одного живого существа!
   - Так в чем смысл поисков? Я так понял, что древние знания уже никто не востребует....
   - Игра! Тысячи и сотни тысяч людей жаждут приключений, где есть хоть капля мистики и запах сокровищ! Вот и находятся любители острых ощущений.
   - Местонахождение Эскуриала знают многие?
   - Нет. Информация строго ограничена. Код доступен только Совету магнатов и Военной Коллегии. Лишь они составляют списки посвященных. Но кому пришло в голову устроить игрища с храмом - неизвестно. Зато прибыль от одних только ставок превышает годовой доход нефтяных вышек на Савитаре. А нефть здесь отменного качества.
   - И как же умудряются перекачивать нефть через пространство? - ехидно спросил Кривец. - Ведь прямой путь на космическом корабле долог и очень убыточен.
   - Все превращения нефти в деньги происходят на Савитаре. Совет магнатов имеет от нефтяной реки великолепный доход. Все остается здесь. А богачи шикуют на вечнозеленых островах Тамбапани.
   - Загадочные вы люди, - покачал головой Мороз. - А сам откуда будешь?
   - С Горитара. Служу по контракту.
   - МИртрея - гегемон пространственных континуумов? - начал умничать Болотников, общение которого с Прокловым не прошло даром.
   - Нет, потому что осталось всего несколько миров. Нужно досконально проверить военную и экономическую мощь противника, взять под контроль время, и тогда мы положим на лопатки любую планету.
   - Власть над временем не использует лишь конченный дурак, - резко сказал Мороз. - Великолепный метод захвата: перенестись к истокам зарождения человечества и заложить программу, отвечающую вашим интересам. Зачем кровь проливать?
   - Но ведь это намного благороднее, чем убивать людей, не так ли? - воскликнул комендант.
   Дорога внезапно осветилась. Сверху бил яркий луч света. Их все-таки догнали. Две железных стрекозы висели над шоссе, и сквозь гул моторов раздался голос, усиленный мегафоном:
   - Остановите машину! В случае неповиновения мы открываем огонь на поражение! Власти Савитара гарантируют вам жизнь и безопасность в случае сдачи!
   Валя не стал убирать ногу с педали газа. Ему было достаточно молчания командира, чтобы не подчиниться приказу с улицы. А ехать стало намного лучше при таком шикарном освещении.
   - Почему вы противитесь властям? - взбодрился комендант. - С вашей стороны это очень неразумно!
   - Щас, разбежались! - сверкнул глазами Кривец. - Ты дорогу показывай, миротворец!
   - Как хотите.... Сейчас не пропустите поворот направо за тем дорожным указателем, и вы почти приехали.
   Валя вывернул руль и машина, отчаянно заскрипев всеми железными сочленениями, тяжело слетела с дороги на узкую колею, заросшую по краям травой.
   - И это подъездные пути к базе? - подозрительно глянул на коменданта Болотников.
   Офицер пожал плечами.
   - Включай фары - и гони напрямик, - приказал Мороз, - да на всю катушку!
   Вертолеты не отставали. Они поджали мчащуюся машину с двух сторон и начали стрелять. Первые очереди пропахали канавки перед носом автомобиля. Следующая очередь подсекла траву, растущую на обочине.
   - Мажут, или специально? - Болотникову надоело быть безучастным актером, жаждущим сотворить фурор на сцене; он высунул автомат в окно. Павел последовал его примеру. Вот теперь пошла настоящая гулянка. В два ствола они ударили по ближайшему вертолету, имевшему наглость снизиться до безобразной высоты. В ответ раздалась очередь, и пули застучали по броне машины. Посыпались стекла. Валя как-то странно дернулся и крутанул баранку так резко, что машина тяжело прыгнула и завалилась в кювет, боком пропахав несколько метров травяного покрова.
   Болотников с трудом вылез из металлической коробки через лобовое стекло, вытащив следом безвольное тело сержанта. С кряхтением показались остальные.
   - Вальку убили, - сказал капитан.
   - Мы сможем перевернуть машину? - сжал зубы Кривец. Он поглядел в небо, где над их головами кружили вертолеты, показал палец.
   Земляне с ожесточением взялись за помятые бока автомобиля и с трудом, но все-таки поставили ее на колеса. Тело сержанта, за неимением места, посадили на заднее сиденье, и его подпирали с двух сторон Мороз и комендант. Болотников сел за руль, Кривец устроился рядом с ним. Машина с ревом выползла на дорогу и помчалась вперед, достигнув желанной цели: базы, освещенной по всему своему периметру. Капитан повел гудящую массу металла на закрытые наглухо ворота с явным намерением протаранить их. "Вертушки" по большой дуге уходили в сторону базы, прекратив стрелять.
   У ворот засуетились. Шустро подогнали маленький броневичок и кучу солдат, словно они сейчас могли остановить несущийся стрелой снаряд. Болотников не убрал ногу с педали газа, и так и въехал в ворота, вынудив солдат броситься врассыпную. Езда на пределе не прошла даром. Проехав еще несколько метров, машина чихнула и остановилась. Рекруты горохом посыпались наружу, и что есть мочи помчались к только что приземлившимся вертолетам. Улетать они не собирались, а вот спрятаться под округлыми боками летающих стрекоз можно было с большим комфортом.
   Их окружили, но нападать не осмеливались. Устроившись между двумя воздушными машинами, земляне ощетинились оружием. Лучи прожекторов скрестились на них. Со стороны большого здания к рекрутам направилась группа офицеров. Она остановилась за тридцать-сорок метров до "вертушек". Один, из наиболее смелых, взял на себя функции переговорщика, проорав в мегафон:
   - Господа! Мы благодарим вас за хорошую игру! Военная Коллегия предлагает вам отпустить коменданта города Даро и вернуться в Оливию для консультации по некоторым вопросам!
   - С каких это пор Коллегия обращается за консультациями к противнику? - Мороз едва сдерживал себя, но злость чувствовалась в голосе.
   - Это не в моей компетенции! Я только передаю слова высшего командования.
   - Вы убили нашего человека! - высунулся Кривец.
   - Каждый был ознакомлен с условиями контракта, и каждый знал, на что шел.
   - Контракт был навязан нам!
   Не верил Мороз ни одному слову. Просто так Игру не оканчивают. Их отвлекают от чего-то более существенного. В любом случае, до мегаполиса Миртреи рекрутам не добраться. Прогнозируемые результаты могут активизировать чей-нибудь изощренный ум на более неприятные пакости. Да Мороз и чуял с самого начала странное поведение преследователей. Их вяло догоняли в Лангадаке, в мертвом городе отпустили с миром, а теперь загнали на базу, и то только после переполоха в Даро. Точнее, рекруты сами сюда пришли, и сразу начальство базы запаниковало. Почему-то им в голову не пришло, что земляне попытаются навестить Оливию.
   - Эй, ребятки, вам лицензию на отстрел дали? - издевался тем временем Кривец. - Не желаете потренироваться в тире?
   - В этом нет необходимости, - раздалось в ответ. - Ведь у нас тоже есть потери. Нам действительно нужна профессиональная консультация.
   - Насчет Эскуриала? Мы знаем не больше вашего.
   - Вы встречались с одним из участников Игры. Он дал вам информацию по Эскуриалу.
   - Вот гады1 - от досады Кривец ударил прикладом автомата по стойке шасси вертолета. - Откровения Нострадамуса! Запеленговали!
   - "Жучки", майор, - вздохнул Мороз. - в самом аппарате, это было ясно с самого начала.
   До Болотникова стал доходить смысл происходящего. Заслушав разговор землян со стариком, где последний упомянул об использовании временных перемещений, в Оливии, кажется, сообразили, как можно использовать Проклова со своим аппаратом. Искатели им больше не нужны, а посему можно от них избавиться. Стоит им прорваться к Проклову и освободить его - все потуги магнатов не будут стоить и гроша. Букмекеры вынуждены будут выворачивать карманы, чтобы расплатиться с теми, кто ставил на землян. Скандал века. Крах денежного конвейера. Было ясно, на чем сходятся интересы всех действующих лиц. Чем же окучили Виктора? И согласился ли он на сотрудничество?
   Мороза мучило другое. Почему на их пути поголовно говорят на русском языке? Случайно попадаются именно те люди, которые подготовлены к общению с землянами, или же существует какая-то закономерность?
   - У вас нет никакой необходимости воевать против отлично подготовленных профессионалов, - после недолгой паузы заговорили в мегафон. - Вы для них - ученики начальных классов. Зачем рисковать жизнью?
   - Оформите мысль, господа! - не унимался Кривец.
   - Отпустите офицера Легиона Контроля - и у вас есть свободный путь!
   - Дырку вам от бублика! - заорал Кривец. - Нашли сопляков! А где ваши гарантии?
   - Мы прекращаем Игру и предлагаем вам сдать оружие. Гарантируем неприкосновенность. Вы проходите в здание - и "Этроп" перебросит вас на Миртрею
   - Мы согласны! - ответил Мороз.
   Кривец вытаращил на него глаза и непонимающе развел руками:
   - Ты с ума сошел! Что за капитуляция?
   - Тихо, майор! У нас нет шансов уйти отсюда живыми. Или есть другие варианты? Будешь отстреливаться до последнего патрона, а потом выдернешь кольцо гранаты? Я же предлагаю...
   Резким ударом Мороз вырубил навострившего уши коменданта и понизил голос:
   - Мы сдаем оружие и оставляем при себе ножи. Резать не разучились?
   - Мы и не привыкали, - Болотников почувствовал, как озноб пошел по спине. Он догадался, что придумал командир.
   - Чую, у парнишек такая же задумка, - пробормотал Мороз. - Только где они хотят нас заарканить? Кто кого переиграет до атаки - тот и победит. Чего побледнели? Страшно зарезать человека?
   - Это самая худшая идея, что ты придумал, - Кривец слегка побледнел, но держался лучше других. - Мы же дилетанты в таких вещах!
   - Кто? Ты, или Павел, который не раз сталкивался с духами? Согласен, что капитан не дотягивает до нашего уровня, но, а что делать? У тебя есть варианты получше?
   - Мы и так трупы, - махнул рукой Кривец. - Лучше уж такой вариант, чем ждать, пока нас расстреляют под вертолетами.... Ну ты и псих, Петя!
   - Спасибо, - скромно ответил Мороз.
   Болотникову стало по-настоящему страшно.
  
   Их пропустили к зданию, когда они выполнили все условия: сдали оружие, отпустили коменданта, еще не отошедшего от удара Мороза. Он водил глазами по большому скоплению людей и пытался сфокусироваться на одной точке.
   Прежде чем подняться по лестнице и войти в здание, Мороз, держа на мушке заложника, предупредил о нежелательности каких-либо действий со стороны солдат. Лишь после этого бросил свой "Кампер" под ноги офицеров и крикнул:
   - Ваша очередь, господа!
   Он давно вычислил охотников, затесавшихся в группе сотрудников базы; те охотно выполнили приказание, демонстративно выложив оружие на бетон, после чего пружинистым шагом поднялись следом за землянами. Странная процессия собралась в вестибюле здания и настороженно замолчала.
   - Так что? - усмехнулся Мороз. - Невыполнение условий?
   - У нас задание сопровождать вас в Оливию через канал, - сказал один из охотников. - Идите прямо по коридору. Не стоит беспокоиться. Подвоха не будет.
   - Ой ли? - сощурился Кривец.
   Все посмотрели друг на друга оценивающим взглядом. Охотники слегка расслабились, и Мороз возрадовался. Это давало шанс выиграть бой. С точки зрения легионеров их группа не представляла особой проблемы. Карликам предстояло сразиться с боевыми машинами, прекрасно обученными убивать. Все догадывались, что за пазухой у каждого припасен здоровенный булыжник, то бишь острый клинок
   Странная процессия медленно двинулась по длинному коридору. Верхние плафоны ярко освещали пространство, а мягкая ковровая дорожка глушила шаги. Мороз все время думал о том, где легионеры рискнут пойти ва-банк. Если только на узких участках.... Прикидывая шансы, он понимал, что их практически нет. Смогут ли они справиться с парнями, жизнь которых прошла в непрерывных войнах, боях и драках? Да и расположились легионеры довольно странно. Первым шел Кривец, а за ним - охотник. Как он сумел отсечь майора от Болотникова, Мороз так и не понял. Сам капитан и Павел шли в середине, а чуть в стороне после них - еще один легионер, крупный кабан с мощной мускулатурой, так и выпирающей из-под одежды. Павел по сравнению с ним казался козявкой. До того трогательно-нелепо выглядел вихор на его лбу.
   Вся тяжесть предстоящей схватки ложилась на Мороза. За ним шли двое оставшихся охотников, на лицах которых читалось такое выражение дружбы, что у командира возникло желание убежать подальше от таких друзей.
   "Все-таки нас поровну, - думал Петр, - хотя Валю могли сберечь. Теперь его тело осталось в машине, и его незакрытые глаза долго будут укором людям, которым он доверял, и которые обещали не бросать убитых. Но такое случилось - ничего не поделаешь".
   Мороз отбросил все лишние мысли; процессия втянулась в узкий коридор, которого он так долго ждал. Теперь держи ушки на макушке! Нелепая гибель охотника там, в Даро, как раз исключение, чем закономерность. Чего только не случается на войне. Под пулю может попасть каждый. Нелепая случайность...
   Погас свет. Для Мороза это не стало неожиданностью. Он предвидел такой поворот событий. Резко присев, правой рукой выдернул из носка маленький "ВэТэ", благоразумно спрятанный заранее. Этакий мелкий грешок человека, не верящего в обещания врага. Он развернулся на каблуках через левое плечо, собирая под себя ковер, и стал нажимать на курок, пока боек не щелкнул впустую. Эхо выстрелов еще долго стояло в ушах, но Мороз был уверен, что двоих он завалил. Впереди, судя по шуму, пошла серьезная схватка. Кто-то хрипел в предсмертной судороге. Хотелось верить, что ребята пока живы.
   Свет, как погаснув неожиданно, так неожиданно включился. Прижавшись к стене, Мороз сделал взмах ножом крест-накрест перед собой, оберегаясь от нападения.
   - Шеф, остынь, - услышал он голос Кривца, - все кончено.
   Мороз окинул поле быстрым взглядом. Болотников сидел между двумя трупами, зажимая рану в боку, а Павел лежал, уткнувшись лицом в ковер, а из-под него растекалась лужа крови. Под ложечкой противно засосало. Внезапно ослабев, Мороз сполз по стене на пол.
   - Эх, Пашка, - он не узнал своего голоса, хриплого, каркающего.
   - Как свет вырубили, так я сразу рыбкой вперед нырнул, - возбужденно рассказывал Кривец, словно не замечая происходящее вокруг. - А Серега не растерялся - вогнал ножик в охотничка.
   - Да и сам не уберегся, - поморщился Болотников. - Ладно, рана неглубокая.
   Майор прижал пальцы к шее Павла, отрицательно покачал головой. Жест его был ясен. Встретившись взглядом с Морозом, тихо сказал:
   - Не суди себя, Петя. Ты делал все правильно. За тобой шли двое. Они вычислили тебя как потенциально опасного противника. Как же ты умудрился пистолет спрятать?
   - Опыт, - встал Мороз. - Боюсь, что наше обещание невыполнимо.
   - Какое? - не понял сразу майор.
   - Ребят придется оставить здесь. Пора наведаться к хозяевам этих игрищ. Вы со мной?

Глава одиннадцатая: обратная дорога есть

   Тягучее ощущение полета в какой-то вязкой субстанции, с чувством полного опустошения в душе и ненавистью в глазах - все перемешалось. Когда они, злые как черти из преисподней, ворвались в зал, где персонал суетился вокруг аппаратуры, там произошел переполох. Всех бросило в дрожь при виде рекрутов. Мороз размахивал пистолетом, отдавая приказания:
   - Мгновенная переброска в Оливию!
   Один из служащих развел руками, словно давая понять, что его это не касается совершенно. Мороз не выдержал и заорал:
   - Прекратить строить обезьяньи рожи! Я прекрасно знаю, что вы все меня понимаете! Второй раз повторять не буду! Первым я прихлопну тебя!
   Демонстративно медленно он вытащил запасную обойму, зарядил пистолет и ткнул стволом в лоб непонятливого служащего. И все сразу сообразили, что шутить здесь не собираются. Землян попросили зайти в кабину.
   "Вот и кончилось путешествие, начавшееся столь странно, - устало подумал Болотников, морщась от тупой боли в боку. - Потешная игра обернулась кровавой реальностью. Правда жизни и здесь оказалась прагматичнее романтических настроений. Нам казалось, что все происходящее вокруг - не более чем приключение с элементами большого риска. Но магнаты Оливии не были наивными людьми. Вкладывая деньги в реальный бизнес, да еще к тому же рискованный, они не ждали мгновенной отдачи, увеличивая процент риска. Технология игры разрабатывалась десятилетиями, коррективы вносились по ходу пьесы, что-то исправляли, что-то выкидывали из-за ненадобности. И мы не должны были быть уверены, что все это - дешевый маскарад. Но одно оставалось неизменным: методичное прощупывание параллельных миров и чужих галактик.
   "Тайна скрывается в тайне".
   Болотников рассуждал, что магнаты прекрасно понимали, чем грозит неожиданное появление на сцене землян, и поэтому наверняка готовятся к встрече, проработав с десяток вариантов переговоров, которые могут повести злые и неблагодарные рекруты.
   Так и произошло: их встречали достаточно квалифицированно: большая группа солдат окружила кабину переброски. Ощетинившись оружием, они блокировали группу землян, и какой-то старший чин приказал сдать все оружие. Рекруты побросали оставшееся у них оружие, а Мороз, увидев, что за оцеплением собрался гражданский персонал, крикнул Кирвине, чем-то озабоченному:
   - Кирвина! Я жду ответа, паскуда!
   - Добрый день, господа! С прибытием! - "заметил" он Мороза.
   Солдаты недвусмысленно перегородили землянам путь.
   - Тебе весело, гад? - Мороза душила ярость.
   - Ну, зачем же ругаться? - Кирвина вздохнул. - Прошу вас пройти со мной в кабинет, где с вами желают поговорить хозяева проекта.
   - А у меня желание разнести ваше осиное гнездо вдребезги!
   - Это можно сделать и позже. Мы понимаем ваши чувства, но и вы рассудите здраво. На кону большие деньги, и никто не позволит вам разрушить схему, чтобы их потерять. Нужно найти компромисс.
   - Какой? После наглого обмана?
   - Эскуриал вы не нашли, но были близки к этому. К тому же вам удалось выбить половину боевого десятка, который разносит целый континент противника в определенных военных действиях.
   - Хреновые у вас вояки, - презрительно плюнул на пол Кривец.
   Кирвина проигнорировал этот жест.
   - Это говорит о многом, - переглянулся он с Биркинтой, незаметной мышкой стоящей чуть позади него.
   Показался Проклов. Он узнал о прибытии друзей от сотрудников и от той волны возбуждения и паники, распространявшейся по залам с необычайной быстротой. Виктор с трудом пробился сквозь группу парламентеров и попытался подойти к землякам, но солдаты стояли плотно, не пустив его:
   - Здорово, мужики!
   - Привет, Витя! - ответил Болотников. - Есть хорошие новости?
   - Кое-что надо обсудить.
   - Устроим, не волнуйся.
   Проклов не стал спрашивать о Павле и Вале, сразу поняв, чем вызвано их отсутствие. Он как-то сразу поблек, опустил плечи и отошел в сторону.
   Кирвине все же удалось уговорить землян пройти в кабинет. Он особо не возражал, когда за ними увязался Проклов. Их ждали три человека в строгих темных костюмах. В их обличье угадывалась порода, солидный денежный вклад в банке и желание повелевать массами. "Очень жизнерадостные и надменные, - отметил Мороз. - Никакой договоренности не будет".
   - Так, господа, - начал приветственную речь Биркинта, не стремясь обнародовать имена сидящих в кабинете, - я хочу обратить ваше внимание на один отрадный факт: мы совершили прорыв в разработке технологических возможностей "Этропа" и подошли вплотную к разрешению проблем пространственно-временных перемещений. Это позволит нам четко регулировать все попытки одиозных личностей изменить мировой порядок и ввергнуть Миртрею в хаос разорения.
   "Старая песня", - усмехнулся про себя Мороз и украдкой посмотрел на Проклова. Виктор сидел очень усталый: скулы напряжены, под глазами тени от недосыпания. Словно выжали из него жизненные соки. Что они с ним сделали? Напичкали стимуляторами? Создавалось впечатление, что он работал без сна целую неделю.
   - Наше правительство торопило нас с проектом "Эскуриал", но все попытки оканчивались провалом. Мы искали не там, где следует, точнее - не в том времени. Группа искателей с Земли сумела найти тот кончик нити, с помощью которой мы откроем тайну Вселенной.
   - Зачем нужна была бойня? - Мороз не выдержал словоблудия. - За какие идеи погибли молодые парни?
   - Вы подписали контракт? Подписали. - Кирвина тоже повысил голос. - Там детально изложены все условия, допускающие такой исход. Проект изначально строился по принципу охоты. Ставки делались на конкретный результат. Эскуриал найти было не так уж и сложно, но мы ведь должны обезопасить себя, и ввели именно такую форму Игры. Иначе давно бы разорились. Все по-честному. Кстати, ваша акция на Савитаре вызвала большой ажиотаж. Там установлена передающая аппаратура Службы Слежения - и вы попали в поле ее зрения. Букмекерские конторы уже давно не испытывали такого наплыва желающих. Уже вносятся коррективы. Все ждут продолжения...
   - Какое счастье! - Кривец показал фигу. - На-ка, выкуси! Я не из института благородных девиц, но начинаю нервничать, когда ради мифических знаний давно погибшей цивилизации гибнут люди. И я не желаю бродить по задворкам разным там галактик. Время не течет вспять, хоть вы и стараетесь доказать обратное. Прошлое - это уже история жизни, и не следует менять неудачные ходы. Не шахматы, в конце-то концов. И вообще: хотите развлечений - идите в сад!
   Мороз с уважением посмотрел на партнера.
   - Уважаемый господин майор, - спокойно ответил Кирвина, - я мог бы привести массу доводов, когда историческая реконструкция приносит пользу. На Земле было много страшного и кровавого, и я думаю: ну чем не полигон для обкатки "Этроп-МХ"?
   - Что вы понимаете в нашей истории! - скривил губы Кривец. - Ваш убогий умишко не охватит всю сложность развития нашего мира! Экспериментаторы! Надеюсь, что вы пообломаете зубы о наш орешек.
   - Пока нет такой возможности, - разомкнул уста один из магнатов. - Кирвина, объяснения нужны для гимназистов и студентов. Эти люди - не желторотые птенцы. Они еще решают свои нравственные задачи: умирать за непонятные идеи, что им вдалбливали на своей планете долгие века.
   - А ты кто такой, краснобай чертов? - Кривец явно лез в узкое горлышко бутылки, нарываясь на скандал. - Ты сам родом не с Земли? Что-то все вдруг заговорили по-русски, объясняя эту странность примитивным языковым тренингом.
   - Я - Кастани, - представился магнат. - Не делаю из этого никакого секрета. Держу пятьдесят процентов акций компании, которая ведет разработку проекта "Эскуриал". А хорошее знание языка - труд многолетний и упорный. Тем более что наш язык в чем-то похож на русский.
   - А чем объясните свой интерес? - усмехнулся Мороз. - Я не вижу никаких причин для изучения языка на пустом месте. Нелогично, не находите ли? Или у вас есть более серьезные причины?
   Кирвина заерзал на месте, но рта не раскрыл, повинуясь жесту Кастани. Магнат заметил:
   - Не будьте так требовательны. Слово - звук пустой, если нет причин раскрывать истину. Что вызывает большее доверие? Хорошо выполненное дело. Вы играли достойно. Побег из Лангадака обставлен умело и грамотно. Мы даже не успели сориентироваться. Восхищен нетривиальным подходом к обрыву погони. Кирвина прав: деньги не идут сплошным потоком в наш карман. У нас в руках десятки миров, которые нужно поддерживать на приличном уровне, повышать жизненную планку народонаселения. А ваша задача остается прежней: найти Эскуриал. Только на этот раз никакой охоты. Это будет серьезная экспедиция, и вас ничто не должно отвлекать.
   - Мы не давали своего согласия, - заметил Мороз.
   - А я не сомневаюсь, что вы его дадите, - сказал Кирвина и улыбнулся. Он посмотрел на Мороза, и улыбка сошла с его губ. - Потому что награда за вашу услугу будет поистине волшебной.
   - Деньги можете не предлагать. И домой вы нас не отпустите, - резко бросил Мороз. - Веры вам мало.
   - Ваше сотрудничество - вопрос решенный. Даже без контракта.
   - Сгораю от любопытства.... Наша награда против вашего условия.
   - Жизнь двух человек, которых вы потеряли на Савитаре.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"