Гуминский Валерий Михайлович: другие произведения.

Эскуриал Часть 2 (5-7)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава пятая: Берендеево царство

  
   Мороз вдруг поймал себя на мысли, что его перестали прельщать слепые прыжки. Без точной информации, без маршрута движения, без каких-либо ориентиров нет смысла подвергать себя опасности и летать, уподобляясь молекуле, по неизвестным мирам. Это для путешественника открытие портала на загадочную и далекую планету таит в себе радость открытия чего-то нового, доселе непостижимого. А их реально держат на поводке "Этропа". И пока они не оборвут этот незримый поводок - у них нет шансов на успех. Вообще никаких. Им даже не дают фору в два-три часа. Игра, да и того нечестная, превращалась в дурно пахнущий спектакль, где актеров держат за дураков.
   Рекруты медленно приходили в себя. Кривец, ошалело мотал головой, как всегда высказал очередную догадку:
  
   - Точно, инструкция запрещает совершать прыжки в движении, да еще на такой скорости. Меня Биркинта предупреждал! Нельзя нарушать инструкции!
   - Одно успокаивает, что мы живы, - проворчал Павел, потирая грудь. По ней словно саданули кувалдой, и где-то под сердцем тупая боль медленно отступала куда-то вниз.
   - Мы больше так не будем поступать, - успокоил всех Мороз. - Сейчас оглядимся и решим, что делать дальше.
   Дисплей прибора выдал ничего не значащую информацию. Землян существенно порадовало наличие кислорода в воздухе и живой биомассы на данной территории.
   - Надо еще разобраться, что подразумевается под словом "биомасса", - пошутил Кривец. - Это люди или животные?
   Они находились посреди широкой поляны, поросшей то ли хвощом, то ли папоротником - никто в этом толком не разбирался. Достаточно было того, что все, что окружало людей, кроме этих хвощей-папоротников - не похоже ни на одно растение, знакомое им. А вокруг них смыкались плотной стеной настоящие джунгли: высоченные деревья диаметром восемь-десять метров в обхвате, опутанные лианами, смахивали на гигантских питонов. С ветвей свешивались какие-то лопухи, и с них капала белесая жидкость. В воздухе, насыщенном приторным запахом, стояла удушающая влажность, пропитавшая тела рекрутов в одно мгновение мерзкой испариной. Организм сразу стал избавляться от воды, посчитав, что ее и так достаточно в носителе. Ни единого звука. Все замерло в бесконечности своего существования, словно время застыло, сбив торопливый бег на задумчивое созерцание божьего творения.
   - Это что за Берендеево царство? - удивился Болотников, озираясь по сторонам.
   - Если бы я был Богом, я бы запрятал Эскуриал здесь, - под смешок товарищей заявил Кривец. - Да, именно здесь! Идеальное место, гиблое, поганое. Здесь наверняка водятся такие твари, что земные зверюшки покажутся сущими ангелами, сладко сопящими в колыбели.
   - Страшно, майор? - Мороз сжимал пистолет в руках, готовый в любой момент открыть огонь. Опасения Кривца были небезосновательными. Кто знает, что скрывается за деревьями-великанами, за густой растительностью, какие страхи будут преследовать их.
   - Гадко на душе, вождь, - сплюнул в спутанную под ногами траву Кривец. - Мы же привыкли биться в совершенно других обстоятельствах. Не по себе.....
   - Да и я бы предпочел родные леса, - согласился Мороз, признаваясь, что и ему ведомы страх перед неизвестностью и колебания в выборе дальнейшего пути. Показал лишь на мгновение..... - Там партизанить легче.
   - Куда идем? - Павел проверил автомат, но вешать на плечо не торопился, держа его на руках.
   - Вперед, - решил Мороз, - куда глаза глядят. По старой русской поговорке.... Важно поймать лопочущее на человеческом языке животное и допросить с пристрастием.
   Вождь проницательно окинул взглядом свое воинство и приказал Болотникову идти в авангарде, и прорубать дорогу сквозь густые сплетения лиан и кустарников. Сам же он пристроился в хвосте колонны, внимательно глядя по сторонам, готовый стрелять по любой подозрительной твари, которая вздумает полакомиться ими.
   - Не расслабляться, господа гусары, - еще раз напомнил Мороз, хотя видел, как насторожены хлопцы, как сжимают оружие, как по-кошачьи пробираются вперед, входят в джунгли.
   Так они и шли, ощетинившись оружием во все стороны, словно какое-нибудь французское каре на Бородино. Болотников вооружился длинным широким мачете и с хаканьем врезался в заросли. Лезвие сбривало ветки, со свистом рассекая воздух. Срубленные, они падали под ноги, приминая траву. Движения капитана смешивались с треском срезаемых веток. Пот выступил на спине. Мороз не верил своим глазам. Для него это было невероятной бутафорией, фантасмагорией, бредом, сном: срезанные лианы вновь вытягивались в длину, становясь еще гуще, скрывая прорубленную просеку за их спинами, словно здесь никто и не проходил.
   - Хреновина какая, - прошептал Мороз, чувствуя, как леденеет спина, несмотря на выступающий пот. Если простое растение так быстро регенерирует, то живые существа, по сути, бессмертны?
   Кривец тоже заметил эту пугающую странность, но лишь зло сплюнул. Плевок - вызов враждебному миру, высказал он свой очередной афоризм.
   - Пора бы и лешему появиться, - усмехнулся Валя, заменив уставшего капитана.
   - Дорогой мой сержант, да леший сразу убежит отсюда в родные дубравы! - ласково произнес Кривец. - Не говори больше глупостей. Давай, руби этот сволочной лес! Павлуша, помоги человеку!
   Две секиры значительно ускорили движение. Срубаемые лианы истекали уже не прозрачно-молочной жидкостью, а пахучей коричневатой, похожей на смолу, сворачивались в тугие клубки как от боли, чтобы через пару минут выстрелить новыми отростками вперед.
   Солнце, если оно и было, уже не освещало округу. В джунглях стало совсем темно. Влажность усилилась, сверху на головы что-то капало.
   - Стоп! - приказал Мороз. - Делаем ночевку.
   Земляне с видимым облегчением покидали свои заплечные мешки на землю, быстро насобирали валежник, пока была возможность видеть в сгущающейся темноте. Мороза волновала постоянная сырость, которая могла помешать разжечь костер.
   - Что положил в рюкзаки наш гений Биркинта? - Кривец беззаботно раскрыл мешок. - Ага! Коробка сухого спирта, я полагаю, хотя я просил о мокром. Три банки консервированной фигни, в чем я абсолютно уверен, леска, метров сто. Нейлоновый шнур..... По горам лазить, что ли? Бутылка с белой жидкостью. Все. Мало, командир!
   - А чего ты хотел еще? - хлопнул его по плечу Болотников. - И так жирно.
   - Биркинта не зря предлагал секиры, словно знал, что они нам пригодятся, - заметил Павел. - Может быть, маршрут разработан заранее, а командор хотел помочь нам, подсказать....
   - Держи карман шире! - усмехнулся Кривец. - Его интересует лишь прибыль со ставок. Вот и помог немного.
   - Ладно, это потом узнаем, - Мороз задумался. - Но я согласен с майором: негусто для такой компании, учитывая аппетит здоровых мужиков.
   - Они рассчитывают, что с оружием в руках мы сами добудем себе обед, - возразил Валя. - Но сегодня мы голодными спать не будем, я надеюсь.
   - Да, есть консервы, - Павел подкинул в руках банки.
   Мороз извлек из кармана зажигалку, щелкнул колесиком, зажигая кубик сухого спирта. Вспыхнул синеватый огонь. При неярком свете командир расщепил ветки, обнаружив, что сердцевина достаточно суха и хорошо горит.
   Костер весело взялся за работу, а земляне расположились вокруг него, разогревая банки. В бутылке оказался спирт, чему обрадовался майор. Он заметил, что командор все-таки прислушался к его словам. Спирт был самый настоящий, только мутноватый, ароматизированный. Но пить было можно, вынесли вердикт рекруты. Спирт разлили по кружкам, достали ложки и попробовали консервы.
   - Вы не правы, товарищ майор, - заметил Болотников. - Это есть можно.
   Выпили, закусили. Все слишком устали, чтобы разговаривать. Каждый ел молча. Мороз предупредил:
   - Спирт беречь. Мало ли что может произойти. Раны, царапины.... Придется дезинфицировать. Кто знает, какая дрянь водится в таком климате.
   - От пули не поможет, - философски заметил Кривец.
   - А ты не подставляйся. Голова твоя дана не в качестве мишени. Давайте, ешьте. Потом сразу спать. Сергей стоит первым. Смотри в оба, стреляй без предупреждения. Лучше перебздеть.... А завалишь кого - больше шансов вернуться домой.
   - Да понятно, - пожал плечами Болотников, ковыряясь в банке.
   Поев, все завалились спать вокруг костра, предварительно подкинув очередную порцию дров. Сергей нашел полусгнивший пенек рядом с привалом, пристроился на нем, отвернувшись от костра в сторону леса. Так глаза светом костра слепить не будет, да и на опасность вовремя отреагировать можно.
   Ночные джунгли безмолвно окружали человека плотной стеной, буравя сотней невидимых глаз напряженную спину. Изредка накатывал неосознанный страх. Даже ветерок, любящий резвиться по ночам, здесь не желал шевелить тяжелые верхушки деревьев. Тишина была настолько неестественной, что давила и угнетала, пробуждая первобытные ужасы. Сергею показалось, что именно сейчас в траве крадутся жуткие твари, чтобы предать лютой смерти чужаков. Мелькнула мысль, что его фигура, освещенная костром, является прекрасной мишенью для преследователей, или еще каких-нибудь аборигенов, если они только здесь есть.
   Паника начала медленно, но верно овладевать им. Разум не мог свыкнуться с мыслью, что это чужой мир, а его милый и грязный Верхнереченск затерялся где-то в глубинах галактик. Здесь властвует закон Вселенной, уничтожающий любую живую тварь, возомнившую себя столпом мира.
   Почему-то вспомнился первый танец на школьной дискотеке, организованной старшеклассниками. Сергей правдами и неправдами проник в спортзал, где директор и разрешил потусоваться молодежи, охраняемый цепкими и глазастыми парнями. Он учился тогда в восьмом классе, но был достаточно рослым, чтобы при случае прихвастнуть годами. Вся проблема была в том, что на дискотеку могли пройти ребята только выпускных классов. Но Сергей проскочил в спортзал через подсобное помещение, вход в которое находилось со стороны пришкольного парника. О двери знали, но только несколько человек периодически пользовались привилегией проникать в подсобку, сидеть на старых матах и пить пиво. Тогда это считалось в среде школьников шиком и вызовом учительскому составу.
   Полутемный зал, освещаемый вспышками разноцветных лампочек - этой примитивной цветомузыкой - скрывал лицо разволновавшегося Сергея, ведущего в танце самую красивую девушку школы. Самой красивой она была для него, романтика и скромника, а почему - он и сам толком не мог сказать. Но Сергей знал, что Лена - само совершенство. Она сделала для него исключение, видя, как он вздыхает по ней, бродит следом, когда заканчивались занятия. Что бы там не говорили - юный Болотников был счастлив.
   - И долго ты будешь шляться по чужим мирам? - шепотом спросила она, когда сблизилась с ним.
   Сергей с ужасом заметил, что не видит ее лица. Сказка превращалась в кошмар.
   - Я не знаю, - хрипло ответил он, - я еще учусь, и нигде не шляюсь...
   - Торопись, дорогой! Время уходит! Эскуриал открывает свои двери раз в тысячу земных лет. Скоро этот день наступит.
   - Откуда ты знаешь про него? - испугался Сергей. Этого не должно было быть. Как могла обыкновенная школьница знать о каком-то непонятном Эскуриале, затерянном мало того что в глубинах космоса, да еще и в параллельной Вселенной?
   - Мне положено знать. И я даю тебе совет: торопитесь, не задерживайтесь там, где вы сейчас находитесь.
   - Чего же ты хочешь от меня?
   - Мужества и решительности. Не бойтесь тех, кто идет за вами - не они опасны....
   - А кто?
   - Силы, держащие в руках своих судьбу Эскуриала! Они могут разрушить основание Вселенной!
   - Разве у Эскуриала есть жизнь, есть своя судьба?
   - Храм - не просто здание! Это веха в эволюции жизни, это промежуточный цикл космического круговорота.... Неужели не понятно?
   Музыка навязчиво обволакивала слух, голос девушки напоминал пение лживых сирен. Бедный Одиссей - но он знал, как спастись от морока! Сергей же испугался. Сирена влекла его на гибель. Но ведь он еще мальчишка, ему неподвластны тайны мироздания, и он никогда не старался объять необъятное!
   - Да где же он? Помоги, дай шифр! Всего несколько цифр!
   Девушка отпрянула от него, унося тепло тела и горький аромат чудных духов. Она провела ладонью по его лицу. Какая у нее мягкая ладонь, ласковые, но вместе с тем сильные пальцы!
   - Берегись, милый...., - прошелестел ее уходящий голос.
   Резко открыв глаза, Болотников закрутил головой, унимая дикое биение сердца. Заозиравшись, он заметил, что костер почти потух, а в глубине зарослей мелькнуло что-то большое, явно смахивающее на живое существо. Сергей, недолго раздумывая, вскинул автомат. Грохот выстрелов слился с диким визгом неизвестной твари.
   Спящие товарищи подлетели вверх со своих лежанок и мгновенно заняли круговую оборону. Обрушилась вязкая тишина, и лишь где-то вдали несмело запищала ночная птица. Чужаки нарушили мир джунглей.
   - Что произошло? - подбежал к нему Мороз, водя стволом пистолета по кустам.
   - Какая-то тварь шаталась, - выдохнул воздух из груди Болотников.
   - Ты уверен?
   - Слышали крик? Я попал в нее. Кажется....
   Отчаянно матюгаясь, Кривец разжег потухший костер и, сделав что-то наподобие факела, двинулся к кустам. Его прикрывали. Майор недолго бродил по зарослям. Он нашел издыхающее животное, и позвал друзей.
   Эта зверюга была похожа на леопарда, только шкура очень темная, с редкими крупными светлыми пятнами. Из оскаленной пасти торчали клыки, острые, как ножевые лезвия.
   - Очень она симпатичная, - хмыкнул озадаченно Кривец. - Вот прозевал бы Серега эту тварюгу - всех бы навестил северный зверек. Такие бивни могут сделать из нас дуршлаг.
   - Если в этом мире бродят такие звери - я сматываюсь, - Валя присел перед умершим животным и провел по морде рукой. - И вообще, пора и солнышку появиться.
   Все согласились с ним. В ночных джунглях встретить смерть легче легкого. А если и охотники крутятся поблизости - дела становились совсем уж безрадостные.
  
  

Глава шестая: стражи мертвого города

   Рассвет наступил неожиданно: робкий луч пронзил туманную сырость зарослей, и джунгли разом ожили. За свистом пичужек чувствовалось торжество жизни, слышалось противное гудение чудных насекомых с жесткими крыльями, которыми они рассекали воздух с проволочным скрежетом.
   Отряд легко снялся с места: Мороз торопился уйти подальше от поляны, где была убита ночная тварь. Теперь впереди шел Павел, размахивая саблей-мачете. Да и заросли были не такие уж и густые. Рекруты сделали приличный бросок, и вскоре услышали впереди грозный гул. Теряясь в догадках, что бы это могло быть, отряд усилил бдительность, на ходу проверяя оружие. Мало ли какая пакость ожидает их.
   Гул усиливался. Микроскопическая водяная пыль висела в воздухе, обволакивая одежду, делая ее сырой.
   Джунгли кончились; рекруты вышли на большую площадку, поросшую деревьями красно-коричневого цвета и с потрескавшейся корой. Трещины змеились по всей длине стволов и терялись в молодых порослях крон. Площадка представляла собой правильный прямоугольник, поросший жесткой травой, в которой были раскиданы огромные каменные шары. Они лежали столь хаотично, что, казалось, давным-давно здесь играли боги в гольф, и забыли подобрать свой игровой инвентарь. Посреди площадки возвышался каменный идол со скрещенными на груди руками. Его выразительные и глубоко запавшие глаза безмятежно смотрели на незваных гостей, челюсть сильно выдавалась вперед. Статуя, несомненно, была призвана наводить страх и почтение своей выразительностью. У ног идола валялась плита с высеченными на ней причудливыми картинками.
   - Кто знает пиктографию? - с надеждой спросил Мороз.
   - Знать или не знать - не суть важно, - подошел к идолу Болотников, - важен сам смысл этих картинок. Но чтобы понять этот смысл, надо знать тысячу мелких житейских вещей данного мира, надо знать, какое значение заложено в той или иной картинке.
   - А нам это надо? - встрял в научный диспут Кривец.
   - Не зря же его здесь поставили, - предположил Мороз. - Я догадываюсь, что здесь написано. Запрет на вхождение на определенную территорию, кара небесная на тех, кто нарушит табу.
   - И где эта территория? - любопытный Валя крутил головой по сторонам.
   - Неважно, - Кривец выглядел меланхоличным. - Давайте думать, как перебраться через водопад.
   Водопад, ливший воду с высоты двадцатиэтажного дома, находился в метрах двухстах от площадки, образуя внизу бурные завихрения с белой кипенью, а дальше успокаиваясь, образовывал медленное, но все достаточно бурное течение. Река лежала чуть ниже площадки, и к ней нужно было спуститься по выбитой в породе лестнице. Отряд стал медленно продвигаться вниз, чтобы найти место для переправы.
   - Нужно переплыть реку и закрепить веревку за дерево на том берегу! - орал Кривец.
   - Что-то не радует меня эта перспектива, - нервно усмехнулся Валя, чуя на себе пристальный взгляд майора.
   - У нас полиция всегда была впереди всех. Отважнее их не найти.... - намекал Кривец.
   - Сержант больше всех горит желанием стать героем, - кивнул согласно Сергей. - Он хочет доказать, что в полиции щи лаптем не хлебают.
   Валя только открыл рот, чтобы возразить насчет своей персоны, но Кривец хлопнул его по плечу:
   - Вот и славненько, сержант! Прыгаешь через речку по камушкам, и делаешь в точности то, что я тебе сказал.
   - Смоет. Напор очень сильный, - по голосу Валентина чувствовалось, что он боится. Но пальцы уже сами расстегивали пуговицы комбинезона.
   - А ты постарайся, чтобы не смыло. Как же ты посмеешь бросить нас на произвол судьбы? Не ради корысти идешь на святое дело - ради безопасности Земли-матушки.
   Кривец сыпал шутками, не давая сержанту зациклиться на предстоящей работе, умело разжигая у того желание доказать, что страх можно преодолеть. Мороз привязал один конец веревки к стоящему чуть поодаль от них дереву, а другой - к Валентину. Тот уже стоял раздетый, поеживаясь от водяной пыли, не решаясь войти в бурный поток. Он сжал веревку в руках, глубоко вздохнул, и побрел по каменистому берегу к воде. Как только он вошел в обжигающие струи реки, они набросились на дерзкого человека, посмевшего нарушить заповедные границы. Потоки били сержанта по ногам, стремясь свалить его. Но Валя, шатаясь под напором воды, добрел-таки до первого валуна, торчавшего в метрах пяти от берега. Стадо обезумевших струй закрутили водовороты, подсекая человека.
   - Мандражится, - заметил Кривец.
   - Там скользко, - Мороз безотрывно глядел на сержанта, бредущего ко второму валуну.
   Не удержавшись на этом камне, Валя сорвался и упал в воду. Поток тут же закрутил его и понес вниз. Рекруты напряглись и потянули веревку на себя. Сержант неожиданно для всех мощными гребками стал плыть по течению. Мороз приказал отпустить веревку. Было видно, что парень срезает угол. Он уцепился за камень-голыш, перевел дух. Оставалось два-три гребка.
   Валя добрался до берега, закрепил веревку, и замахал руками, подавая знак к общей переправе. Один за другим земляне перебрались на противоположную сторону и углубились в заросли низкорослых кустарников. Идти легче не стало. Сменившие джунгли гигантские папоротники и мясистые кусты с острыми и твердыми шипами совершенно изорвали одежду рекрутов в клочья. Внезапно люди ощутили под ногами твердое покрытие. Приглядевшись, Мороз присвистнул от удивления. Они шли по дороге, вымощенной камнями. Заросшая толстым травяным ковром, дорога терялась в глубине леска. Никто не знал, куда она может привести. Но раз был путь - значит, впереди жилье. Пусть и заброшенное, если дорогой уже не пользуются. У них даже закралась мысль, что здесь и стоит Эскуриал.
   Дорога их и привела к жилью. Пусть и бывшим таковым много-много лет назад, но жилью. Потрясенные, рекруты долго смотрели на открывшуюся перед ними картину. Они стояли на широкой улице, по обеим сторонам которой возвышались строения, вырубленные прямо в скалах. Это были двух-трехэтажные здания, опутанные темно-зеленым лишайником и гибкими лапами широколистных цветов. Чуть дальше виднелся храм, обвалившийся на входе. Большие валуны загораживали проход, но при желании зайти вовнутрь не представляло труда.
   Это был мертвый город. Тысячи признаков указывали на это. Сама картина запустения наводила тоску на людей, нечаянно попавших сюда. Город в скалах навис над головами, и его мрачная тишина и пустые глазницы окон домов заставляли трепетать чувства. Судя по роскошным лепнинам и барельефам, город в период расцвета старательно обустраивался и облагораживался его жителями, и был процветающим. Очень много домов вырублено старательно и со вкусом, на площади большое количество постаментов с надписями в сотни рядов.
   - Городской рынок, я думаю, - выдал свою версию Кривец. - Такой же, как и наши барахолки.
   - Люди везде одинаковы, но не настолько же, - Мороз медленно пошел вперед. - Вероятно, эта площадь служила и местом важных городских, а может быть, и государственных решений. Местная цивилизация достигла своего высокого уровня и исчезла.
   - Что-то же сгубило ее, - задумался Валя. - Смотрите, на многих домах видны трещины. Было большое землетрясение, и люди покинули эти места.
   - Шерлок Холмс, - проворчал Кривец. - Чтобы там не произошло - надо уходить отсюда. Мы торчим здесь как пеньки в поле. Идеальная мишень.
   В подтверждении его слов в воздухе что-то просвистело и глухо ударилось о разбитую колонну. Рекруты попадали на землю. В пыли валялась стрела. Вмиг наступила тишина.
   Неведомый охотник промахнулся, однако же, не спешил исправлять ошибку. Насколько терпелив стрелок? Пока он думает, земляне успевают перебраться за постаменты и разбросанные повсюду обломки каменных блоков. Но ведь невозможно прятаться до бесконечности. Никто так и не смог разглядеть того, кто стрелял. Но он был здесь. Это чувствовал каждый.
   Рекруты вторглись в запретные места, и тот, кто охраняет их, сделал предупреждение, не особо стараясь навредить пришельцам. Именно предупредить. А значит, это не были легионеры.
   - Кто-нибудь нашел этого снайпера? - спросил Мороз, водя биноклем по скалам.
   - Глухо! - откликнулся Болотников.
   Мороз еще раз осмотрел противоположную сторону улицы, но картина не изменилась. Никаких следов человека. Скорее всего, их просто предупредили, чтобы не совали нос в запретные места. Осторожно приподняв голову из-за постамента, Мороз готов был в любую минуту нырнуть обратно. К его удивлению и облегчению стрелы больше не летели. Плюнув на предостережение, командир решил заночевать в городе. Для этого был выбран двухэтажный дом с осыпающейся лестницей.
   Внизу было три комнаты, в одной из которых стоял каменный стол посредине, вокруг него - тумбы-стулья, в стене вырублен очаг, наверняка служивший для обогрева и готовки пищи. Для большей безопасности обшарили весь верхний этаж, всерьез опасаясь ночного нападения невидимых хозяев города. Валентин тем временем устроил ужин из порядком надоевших консервов. Мясо убитого Болотниковым животного не стали трогать по причине дурного запаха, поэтому оставили на месте вчерашнего ночлега. Пусть другие зверушки полакомятся. Решились обойтись субпродуктами, жалея боеприпасы для охоты.
   Солнце нырнуло за скалы - враз потемнело. Расположившись у пылающего жарким пламенем очага, рекруты разомлели от тепла. Мороз устроил совещание:
   - У кого какие соображения? Будем прыгать или попытаемся разузнать об Эскуриале на этой планете?
   - В этом заброшенном городишке мы ничего не раскопаем, - заявил Кривец. - Если нам повезет пережить ночь - надо сваливать.
   - Предлагаю поискать поблизости, - не согласился с майором Павел. - Кто знает, может это и есть Эскуриал. Просто нужно быть внимательным ко всем атрибутам: камням, надписям, строениям. Иногда и вещи говорят.
   - Много ты услышал от того божка? - посмотрел на него Кривец.
   - Мы - не археологическая экспедиция, - согласился с майором командир. Зная, что Кривец, слишком кипуч и деятелен, чтобы дотошно выяснять причины и следствия, в этот раз он не спорил с майором. Философия его жизни, как понял Мороз, сводилась к быстротечному процессу с обязательно хорошим результатом. И непонятная игра с темным финалом раздражала его. Поэтому ему так важно было сразу, с одного тычка на кнопку "м-Этропа" выйти на Эскуриал. Но так не бывает. Нужно пройти миллионы километров, расспросить тысячи людей, говорящих на разных языках, чтобы только нащупать нить, ведущую к заветному месту. Мороз подумал, что Эскуриал может оказаться вселенским мифом. Был ли он вообще, или это только игра воображения людей? Будет лучше, если об этом рекруты вообще знать не будут. Как тогда они воспримут информацию?
   - Как быстро солнце село, - заметил Болотников. - И в Лангадаке так же было. Зато ночи длинные.
   - Будет две смены охраны, - приказал Мороз. - Надеюсь, что сегодня мы выспимся.
   - Кого поставим вахтером? - деловито поинтересовался Кривец. - Могу быть и я.
   Мороз раскусил его. Майору не терпелось устроить засаду и уничтожить стрелка, или того, кто попытается выяснить причину появления отряда в городе.
   - Первую вахту несет Паша, - пресек попытки Кривца Мороз. - Приготовь оружие. Да что тебя учить.... При любом шорохе фаршируй пространство свинцом. Как наш капитан вчера. Лучше перестраховаться... Через два часа его сменяет Кривец. Следующим стану я.
   Мороз давал приказы не ради самоутверждения. Он знал, что четкое руководство способствует самодисциплине, не расхолаживает людей, заставляет их смотреть в оба глаза по сторонам. И тогда будет уверенность, что их не застанут врасплох и не перережут как кроликов. Они все-таки - отряд, а не туристическая группа.
   Ночь накинула свое непроницаемое покрывало на землю. Павел попытался разглядеть в ночном небе хоть какое-то подобие спутников. Но звезды неподвижно мерцали на черном покрывале небосвода. Архаичный мир, подумал Павел, может нам и повезет.
   Джунгли зашевелились. Сразу стал слышен шум далекого водопада, похожий на беспрерывный шелест листьев, а на другой стороне улицы, совсем рядом, резко захохотало нечто, похожее на гиену. Тут же откликнулась другая тварь, разгуливающая по вымощенной камнем дороге. Даже скрежет когтей слышался по сглаженным временем булыжникам.
   Огонь пылал в очаге, весело играли блики на тяжелых каменных стенах, бросал отсветы на лица спящих людей. На какой-то миг Павел отвлекся от дверного проема, в котором отсутствовали какие-либо двери, как краем глаза заметил, уловил движение. Это была вспышка, похожая на то, как в ночи зажигают спичку или фонарик. Павел подошел к окну. Привыкший за годы "интернационального долга" ко всяким ужасам войны, он, тем не менее, испытал потрясение. Зрелище было не для слабонервных. Мертвый город внезапно осветился таинственными огнями, мерцающими в проемах окон многих домов. Противоположная улица опоясалась гирляндами огней, придавая местности торжественно-мрачный вид.
   - Командир, вставай быстрее, - Павел решительно растолкал Мороза, не собираясь быть единственным свидетелем галлюцинаций, как он подумал.
   - Что опять? - сонно пробурчал Мороз. - Дадите вы поспать или нет?
   - Хочешь посмотреть на спектакль? - Павел настойчиво теребил командира, пока тот окончательно не проснулся.
   Мороз поднял всклокоченную голову.
   - Где?
   - Погляди в окно, - Павел говорил шепотом, не желая раньше времени поднимать панику.
   Мороз слишком уж долго смотрел на иллюминацию, и лицо его приняло довольно странное выражение.
   - Ожившие жмурики, - Мороз повернулся к Павлу. - Кто-то упорно выталкивает нас на открытое пространство. Достаточно упорно. Только вот не знают они, что мы - атеисты, и не привыкли бояться незнакомой нечисти. Тайны мертвого города - это вполне земной фольклор, а значит, данная акция запущена впустую.
   - Шмальнем по шутникам?
   - Не думаю, что это будет правильным решением, - Мороз достал "Кампер", - а лучше выйдем на улицу, прогуляемся. Разбуди Кривца. Остальные пусть спят.
   - А вдруг понадобятся все?
   - Не понадобятся, - уверенно заявил Мороз.
   Майор быстро сообразил, что происходит. Лицо его осветилось радостью. Для него, где начиналось действие, пусть даже с налетом мистицизма, там оно и рассыпалось на тысячу мелких кусочков, которые он рассортировывал по отдельности, и каждой кучке давал объяснение. Кривец схватил автомат Болотникова и занял пост у окна, твердо заявив:
   - Если увижу любителей этих фокусов - не обессудьте. Изрешечу по полной программе. В таких случаях нужно спасать свою шкуру, а не спрашивать, где находится Эскуриал. А тебе это очень хочется узнать, командир.
   - Договорились, - кивнул Мороз. - Сначала будем стрелять, а потом спрашивать. Но одного языка захватить нужно.
   Вместе с Павлом он вышел наружу. Осторожно оглядевшись, они перебежали улицу, но огоньки в намеченном для проверки доме тут же переместились наверх, на крышу. Рекруты бросились вовнутрь, прикрывая друг друга, но в здании никого не оказалось. В воздухе явно ощущался запах серы, обволакивающий ноздри. Земляне ступили на лестницу, ведущую на крышу, решив, что уж оттуда шутники не ускользнут от них.
   На крыше никого не было, лишь тот же запах серы неумолимо преследовал их. Красная точка лазерного прицела металась по безжизненным камням, стремясь отыскать цель.
   - Чертовщина! - ведя "Кампером" по дуге, проворчал Мороз. - В нашей штаб-квартире тоже шабаш! Весь верхний уровень в огнях святого Эльма! Да и запах этот! Как из преисподней!
   - Вдарить по ним? - разозлился Павел.
   - Что ж ты настолько отчаялся? - командир всматривался в буйство огней и о чем-то задумался. Ему стало казаться, что ночная иллюминация преследует определенные цели. Мигание неведомых огоньков на первый взгляд было хаотичным, но она постепенно складывалась в определенную стройность. Мороз узрел построение неведомых фигур, символов, движущихся к какой-то цели. И этой целью был храм. Но кто руководит этими действиями? Или это древний ритуал, не ставящий целью поразить пришельцев? Он не верил в духов, но почему до сих пор они не заметили ни одного человека? Не воздухом же переносит огни с одного места на другое!
   - Они уходят, - сказал Павел.
   - Вижу. Пошли обратно. Толку от такой погони не будет.
   - Надо прочесать всю улицу с утра, и выяснить, что же было.
   - Не стоит утруждать себя, - хмыкнул Мороз, соскребая что-то со стены. - На, возьми эту дрянь на ладонь и отойди подальше. Вытяни руку!
   Так и есть. Ладонь Павла мерцала тем же загадочным огнем, что и все дома вокруг.
   - Что там? - нетерпеливо крикнул Павел.
   - Это какой-то вид моха, - объяснил Мороз. - Вблизи мы ничего не видим, а как только отходим подальше, он начинает светиться. Но мне любопытно одно: кто рассадил этот мох в таком порядке, что он указывает дорогу к храму? Вот загадка, а?
   - Ловко, - Павел брезгливо стряхнул комок с ладони. - Никогда не встречал такого. Пошли спать, что ли?
   - Пошли, - кивнул Мороз. - Кривец уже копытом бьет в нетерпении. Боюсь, он будет очень разочарован.
  
  

Глава седьмая: подземный променад

   Кривец еще долго не верил, что виновниками ночного светопреставления были обыкновенные лишайники. По привычке, свойственной только ему, Кривец проворчал, что для точного диагноза нужно было идти вслед за огнями. Он был уверен, что над ними пошутили местные факиры.
   - А что мы сейчас найдем? - продолжал он. - Затоптанную землю и кучу погасших факелов.
   - Это были не аборигены, - Мороз не был склонен спорить, но еще раз объяснил: - На стенах домов растет какой-то вид мха, который светится в темноте. Интересно, что как только мы подходили, мох гас, выделяя запах серы. Но меня поразило не это. Я уже на рассвете прошелся по улице, и обнаружил, что он растет как-то уж очень необычно. Ну, словно его посадили специально в форме указателя. Дескать, идите вдоль этой полосы до храма.
   - А что в храме? - Кривец деловито собирался в путь.
   - Священное место, - пояснил Павел. - Местный народ приходит сюда к своим богам, поклоняются им. Привязанность к таким местам передается из поколения в поколение.
   - Но мы не видели ни одного человека, - оппонировал Мороз, - ведь так, Паша?
   - Эскуриал? - воскликнул Валя.
   - Эскуриал - крутая святыня, а не заброшенный сортир, где шатаются огни природного происхождения, - не унимался майор. - Но сама мысль мне нравится. Да и вообще, засиделись мы здесь. Пора двигаться. Солнце уже вовсю припекает.
   Сохраняя боевой порядок, группа быстрым шагом дошла до храма. Полуразвалившаяся святыня оказалась величественной. В скальной породе над входом и по бокам были вырублены барельефы неведомых богов, а сам храм был рассечен двумя рядами колонн, уходящими вглубь скалы. Вверху было отверстие в форме правильного круга. Через него пробивались лучи солнца, скупо освещая помещение.
   Рекруты насчитали по двенадцать колонн с каждой стороны прохода, в конце которого возвышался каменный постамент. Мороз первым подошел к нему, задумчиво посмотрел вниз.
   - Это капище, - сказал он.
   - Почему? - подошел к нему майор. Он не заметил ничего странного.
   - Да сам посмотри.
   На постаменте возвышался куб, вырубленный из цельного куска камня, в котором кто-то выдолбил углубление в форме колодца. А в нем находилась бурая жидкость. Кривец сунул туда палец, обмакнул и вытащил на свет. Понюхал его с подозрением.
   - Все оказалось хуже, чем я думал, - очнулся Мороз. - У нас действительно были ночные гости. Но как они проникли в храм - ума не приложу. Аборигены проповедуют жертвоприношения. И огни - часть ритуала.
   - Это кровь, - кивнул Кривец, - и довольно свежая. Кому-то перерезали горло. Несчастный....
   Майор искоса посмотрел на сержанта, сморщившегося от одного вида постамента.
   - Юноша, пора привыкнуть к реалиям чужого мира, - строго сказал Кривец. - Не хватало нам неврозов и психических срывов.
   - Я психически устойчив, - проворчал Валя, - и не надо постоянно подъелдыкивать меня, майор.
   Все засмеялись. Это чуть разрядило обстановку.
   - У кого мнения? - Мороз обошел постамент.
   - Есть подземный ход, - начал фантазировать Павел. - Не может быть, чтобы такой храм остался без тайного сообщения.
   - Охотно принимаю такую версию, - кивнул Мороз. - Я теперь всему верю. Для жрецов такие места - находка. Хлеб насущный. Видимо, существует секта, облюбовавшая мертвый город для своих мистерий. Они, конечно, не Копперфильды, но свое дело знают туго. Но я не верю в случайности. Как только мы появились здесь, нас сразу же обстреляли. Потом этот ночной концерт... Нас выдавливают из города в джунгли. И здесь два варианта: либо легионеры действуют в паре с местными аборигенами, что очень плохо, либо сами жрецы проявляют инициативу, не желая видеть в священном для них месте чужаков. Я бы предпочел второе, хотя не знаешь, что бывает лучше. Будем подозревать, что нас все-таки ждут в засаде. Расчет на то, что мы ломанемся в лес. Так что надо искать ход!
   Земляне разбрелись по храму, внимательно разглядывая все углы, простукивая стены, пытаясь нащупать пустоты в стенах. Сам храм не был большим, поэтому статую местного божка, сидящего на каменных черепах, нашли быстро. Статуя была спрятана в нише. Валентин ощупал ее с ног до головы, но ничего необычного не нашел. Тогда следуя логике банальных приключенческих романов, он решил подергать конечности. Когда очередь дошла до ноги, статуя отъехала в сторону не со страшным скрежетом, а очень тихо, словно ее периодически чем-то смазывали.
   Перед землянами было подземелье, самое настоящее, темное, мрачное, пахнущее плесенью и затхлостью. Но к этому запаху примешивалось еще что-то, с чем они уже встречались. Сера.
   - Не думаю, что ход заброшен, - удовлетворенно заметил Мороз.
   - Биркинта - парень хороший, но почему он не положил хоть один фонарик? - сокрушался Кривец. - Спирт положил - фонарик забыл.
   - Значит, их планы нарушены, и все пошло не по их сценарию, - довольно сказал Болотников.
   - Нельзя же все предусмотреть, - развел руками Мороз, - это только Филлиас Фогг - великий провидец. Биркинта не думал, что мы сунемся в такое место. Другой был расчет у этого хорошего парня.
   Соваться под землю без света было равносильно самоубийству. А если их ждут многочисленные ловушки, знакомые по многочисленным земным фильмам и книгам, описанные с такой точностью, словно писатели сами их делали, то можно заранее заказывать музыку. Но вполне реальная засада в джунглях заставляла идти на рискованный шаг. Оставалось лишь набрать побольше воздуха в грудь, выдохнуть его и шагнуть в утробу храма. И как только последний человек ступил на лестницу, ведущую вниз, статуя с шелестом, словно по наждачной бумаге проехала, закрыла ход.
   - Вот мы и погребены, - мрачно пошутил майор в темноте.
   На него зашикали.
   Шли на ощупь, держась руками за стены, проверяя ногой лестницу на каждом шагу. Сверху что-то капало, звонко отдаваясь в недрах подземелья.
   - Мы безумцы, - проворчал Кривец. - Я согласен прорываться сквозь засаду, чем брести неизвестно куда. Любая простецкая ловушка в темноте окажется для нас смертельной.
   - Приказы командования не обсуждаются, - раздался в ответ голос Мороза. - И вообще, мы перепутали им все планы. Так что у нас есть шанс обыграть Оливию.
   - Ладно, - согласился Кривец, - вы меня убедили. Только будьте внимательны. Мне не нравится архитектура аборигенов. Это только Индиане Джонсу было весело путешествовать и собирать сокровища. Похлебал бы с наше! Черт, почему на инопланетных автоматах нет тактических фонарей?!
   Скорость движения упала до черепашьего шага. Мороз, шедший впереди, спускался все ниже и ниже, чутко прислушиваясь в шорохи и звуки подземелья. Он боялся ловушек, которых должно быть в избытке. Не могли строители пренебречь таким действенным оружием против незваных гостей. Вот! Что-то щелкнуло, едва-едва слышно, но Мороз тут же замер. В его спину ткнулся Болотников.
   - Что? - спросил он шепотом командира.
   - Сработала ловушка, - уверенно ответил тот. - Я слышал щелчок. Камни так не щелкают. Это был механизм.
   - И что теперь?
   Стояли долго, опасаясь двигаться дальше. Мучительно перебирали варианты, но выходило, что идти вперед все равно придется. А лестница делала ощутимый уклон вниз. Кривец закурил. Огонек сигареты едва освещал его озабоченное лицо.
   - Стены на месте, - сказал он, нарушая тишину.
   - От этого не легче, - откликнулся Валя.
   - Не дрейфь, патрульный, прорвемся. Не сорок первый! - усмехнулся майор.
   - Двинулись, герои, - решился Мороз, что-то обдумав про себя. - Не идите за мной так плотно. Если со мной что произойдет, так только с одним....И без комментариев. Полная тишина!
   Он осторожно, носком ботинка, проверил нижнюю лестницу, только потом опустил ногу целиком. Время для Мороза исчезло абсолютно. Все тело напряглось в ожидании неприятных сюрпризов. Знать бы - где им уготована пакость! Пот холодными каплями скатывался по спине, срывался со лба, едкая соль щипала глаза. Нестерпимо зачесалась левая бровь.
   Лестница пока никуда не делась, не провалилась в тартарары. Но Мороз почувствовал начало поворота. Левой рукой он прикоснулся к стене. На месте. Правая в сторону - на месте. Шаг вниз - рука влево. Шаг вниз - рука вправо....
   Стоп!
   Всеми порами кожи он ощутил жуткую бездну, на краю которой зависла нога.
   - Стоять! - гаркнул Мороз. - Всем принять вправо!
   - Нашел? - ничуть не удивился Кривец. - Молодец, охрана! Не потерял хватку.
   - Помолчи, пехота, - отдышался Мороз. - Надо осветить этот склеп. Оценим ситуацию.
   - Чем? Спирт тратить накладно, - проворчал Кривец, защищая единственную радость в его бродячей жизни.
   - А придется, - жестко надавил командир. - Возьмите тряпку, мочите в спирте.
   Обмотав тряпкой, найденной в чьем-то рюкзаке, приклад автомата, Болотников облил ее спиртом и зажег. Вспыхнул голубоватый огонь и скудно осветил пространство, где столпились искатели. Мороз внимательно вгляделся вперед. Так и есть: большой провал зияет черной пастью. Но перед ним остался кусок лестницы, ступив на которую, Мороз "зацепился" взглядом за стену. Хоть и с трудом, но в ней различалась дверь, вмонтированная в камень столь искусно, что даже с огнем ее можно было пропустить. Не зная подземелья, земляне легко могли нырнуть в пропасть. Повезло.
   Как бы там ни было - это спасение. Мороз ножом ковырнул щель между косяком и дверью. Створка на удивление легко распахнулась, огонь затрепетал под струями воздуха и погас. Где-то впереди был выход. Или вход - кому как нравится. Ходили здесь, и ходили часто, скрываясь от любопытных глаз, а возможно, и еще от кого-то.
   Дальше рекруты шли спокойно по подземной галерее, не встречая никаких неприятных сюрпризов. Когда они вышли наружу, лучи заходящего солнца ударили в глаза. После кромешной тьмы подземелья наступление сумерек казалось ярким днем.
   Местность была незнакомой, словно волшебник перенес землян из диких лесов в горы. Крутые склоны, на которых они стояли, сбегали вниз, в долину, где уютно расположился вполне современный городок с обилием электрического света. Путники изумленно уставились на эту картину.
   - Ненавижу резкие контрасты, - сжал зубы Кривец, нисколько не радуясь новым обстоятельствам, - когда между древними развалинами и современной цивилизацией лежат не века, а таинственные церемонии с пролитием крови. Тоже мне - любители старины! Ты был прав, босс: нас наверняка ждали в лесу.
   Мороз кивнул головой, словно и не было споров, какой путь выбрать. Он не критиковал майора за легкомыслие, а просто сумел делом доказать свою правоту. Предчувствие беды прочно сидит на кончиках нервов, когда любая несообразность настораживает. Фальшь чувствовалась во всех событиях, которые произошли с ними за последнее время. Но какая - он бы сейчас не сказал.
   - Пошли в долину, - решил Мороз. - Информацию добудем здесь. Пора и языком разжиться.
   - Заодно и машину прихватим, - зажегся Кривец. - А что? Покатаемся. Надоело топать на своих двоих. Прыгнуть всегда успеем.
   Какое-то стрекотание, идущее сверху, привлекло их внимание. Звук шел со стороны города. Рекруты нисколько не удивились, когда на фоне ярко-красных облаков показался вертолет. С земли он казался маленьким приплюснутым жуком с мощными лопастями, буравящими воздух.
   - Ну, конечно же, - развел руками Мороз, - как я мог забыть, что мы находимся на территориях, оккупированных Миртреей! И нас здесь ждут давно и с нетерпением. Мы на прочном крючке. В укрытие, быстро! Шевелите булками!
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"