Гуминский Валерий Михайлович: другие произведения.

Черные Лебеди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Профессия военного - не для слабых духом. А если приходится нести службу или выполнять задание за Периметром, спасая своих друзей - вдвойне тяжелей. Магия, не контролируемая никакими правилами, вещь страшная в своей безответственности. Поэтому только грамотный командир и его бесстрашная команда с помощью боевых магов может успешно противостоять хаосу и безумию там, где не действуют законы, где право сильного возведено в непреложную истину. Судьба дала Шурке шанс выжить. И он воспользовался им сполна, без колебаний шагнув в параллельный мир, чтобы стать наемником из "Черных Лебедей", защищающих интересы не только нанимателей, но и интересы Российской Империи за Периметром. И уж поверьте: в этом странном мире есть много чего, за что стоит драться! Примечание: это коммерческий проект, публикуется лишь отрывок из романа. Полностью роман опубликован на Целлюлозе.ру. Моя страничка https://zelluloza.ru/search/details/24808/


ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ

ПОЗИЦИЯ ПЕРВАЯ:

РАССТАНОВКА СИЛ

   Россия, Чечня, 2000 год, октябрь.
  
   Звуки настигающей погони заставляли Шурку бежать из последних сил по лесистому склону горы, к тому же усеянному валунами, скатившимися с самой макушки. Они, как назло, норовили попасть под ноги, и так уже заплетающиеся от бесконечного бега. Три часа Шурка петлял зайцем, со сжимающимся от страха и безнадежности сердцем ожидая последнюю очередь в спину, чтобы навсегда остаться лежать здесь в опрелой осенней траве. Ему казалось, что прошла вечность, когда их группа, возвращаясь из тыла боевиков, наткнулась на засаду, умело устроенную возле горной речушки, которую можно было перешагнуть, не напрягаясь. Старшина Иващук, видя, что их неумолимо настигают, взял у одного из бойцов РПК и остался прикрывать отход остальных сразу за речкой, укрывшись за валунами. Как он собирался потом отрываться от преследователей, старшина не сообщил, но загадочно усмехнулся в усы. Лейтенант Сергунов повел группу уже не по окраине какого-то горного аула, в котором, как теперь думал Шурка, их и срисовали, а чуть ниже, по каким-то козьим тропам. Так они и вошли в лес, где шквальный автоматный огонь выкосил всех. Лишь Шурке повезло несказанно. Он почему-то решил быстренько перешнуровать берцы, и свинцовая смерть, предназначенная ему, вспорола кору дерева. Упав на землю, он откатился в сторону, дал очередь по склону, даже не глядя, так, для острастки, лишь бы выиграть немного времени для осмысления ситуации. На коленях прополз еще несколько метров и укрылся за полусгнившей корягой.
   Бросив беглый взгляд на погибших ребят, он закусил в отчаянии губу. Не уйти ему от матерых бородачей, которые уже начали перекликаться между собой. Звучала гортанная арабская речь вперемешку с чеченской. Значит, это могли быть боевики из отряда Хаттаба. Именно его базу искала разведгруппа Сергунова. Как же так они влипли! Может, притвориться мертвым? Ага! Угостят контрольным в голову или горло перережут, станешь по-настоящему неживым! Рука нащупала в разгрузке гранату. Стылыми пальцами он сжал ребристую поверхность "эфки", не решаясь выдернуть чеку. Он боялся, что не докинет ее до боевиков, да и склон идет в его сторону. Нафиг! Валить надо вниз!
   Шурка стал тихо съезжать на животе вниз по влажным листьям и корням вниз, изредка упираясь ногами в камни. Гранату он сунул обратно в кармашек разгрузки, разумно рассудив, что она ему еще пригодится на более ровной местности. Тихо, медленно, он удалялся от мелькавших в просветах деревьев нохчей, моля бога, чтобы его не заметили. Зазвучали одиночные выстрелы. Добивают! - вздрогнул Шурка. - Все, валю!
   - Эй, урус! - вдруг раздался сверху крик с диким акцентом. - Выходи к нам! Бросай оружие, подними руки, и мы ничего тебе не сделаем! Знаем, что ты один остался! Зачем себя рано хоронить? Ты же федерал? Федералов мы не трогаем!
   Хрен тебе, нохча! - зло подумал Шурка. Вам только поверь - без башки останешься! Нет, буду уходить. Авось прорвусь!
   Если судить по местности, он находился в десяти километрах от места, где дислоцировалась его бригада. И почему-то крепла уверенность, что он дойдет до своих, а потом по этой площади хорошо поработает артиллерия. А может и пару "сушек" выделят. Только дойти!
   Шурка бросился бежать. Сверху закричали. Азартно так, с удовольствием продлить минуту безнаказанности. Грохнула очередь. Стреляли для острастки. Пули прошли очень высоко над головой. Но бородачи видели, куда он рванул. Направление было показано. Теперь все зависело от того, сумеет ли Шурка Горюхин правильно распределить свои силы в смертельном марафоне.
   Сначала ему показалось, что боевики махнули на него рукой, рассудив, что не стоит гоняться за одиночкой, но был жестоко разочарован. Нохчи, видимо, посчитали его не менее важной птицей, а это означало одно - об их рейде знали, вели, и, в конце концов уничтожили. Только перестарались, в запале боя убив даже командира. Значит, его будут ловить до умопомрачения. Он им нужен для информации.
   Стиснув зубы, Шурка пробирался по сбрасывающему листву лесу. Его угораздило поскользнуться и долбануться левым коленом в замшелый валун, почти полностью вросший в землю. Сначала он испугался, что разнес колено, но в процессе бега оно разработалось, и ноющая боль отступила. Хромота существенно снижала скорость, но для преследуемой дичи стрела в боку не аргумент для прекращения своего спасения. Истеки кровью, но доберись до безопасного места.
   Забросив автомат на левое плечо, Шурка стал спускаться по осыпи вниз к небольшому горному ручью, текущему между деревьями. Берега заросли травой, которая длинными космами сползала в воду и развевалась там подобно щупальцам осьминога. Осторожно опустившись на колени, Горюхин жадно припал к ломящей зубы воде. Пил долго, поэтому и пропустил появление пары нохчей. Они вынырнули откуда-то справа, с другого склона горы. Видимо, его преследовали широким охватом, стремясь отрезать от базы. Возможно, где-то была короткая тропа, по которой они спустились к ручью. А значит, можно было ожидать появление еще нескольких бородачей с минуту на минуту.
   Сработало периферийное зрение. Какое-то неуловимое движение, а может, шорох камня под неосторожным шагом насторожило Шурку. Он, не разгибаясь, положил палец на курок, завалился набок и дал длинную очередь. Каменное крошево рассыпалось перед боевиками; они зайцами нырнули за валуны. Шурка особо не переживал, что промазал. Главное, застать его врасплох не получилось. Успокоив бешено заработавшее сердце, кубометрами прогонявшее кровь по венам, Шурка прополз по заиленному берегу в направлении укрытия - позеленевшего от сырости валуну, спрятался за ним и перевел дух. Рука сама нырнула за гранатой. Нельзя было здесь задерживаться. А этим басмачи сейчас и займутся. Точно!
   Они ударили из двух стволов. Пули ложились кучно, но валун, постанывая от злых свинцовых укусов, надежно защищал Шурку. Рикошетируя, с противным звуком пули улетали куда-то вверх и в сторону. Нохчи даже высунуться не давали, чтобы бросить гранату. Один из них прекратил стрельбу, а второй стал бить короткими очередями. Потом они поменялись. Качественно зажали. Блин, что делать?! Ладно, у него три гранаты. Попробовать навесом, как отвлекающим, и тут же сигануть через ручей в заросли? Как ни крути - бежать придется под огнем. Заденут - хана. Не уйти. Злые слезы навернулись на глаза. Обидно, прижали почти возле своих.
   Упав на землю, Шурка выкатился из-за валуна и выпустил остаток рожка по позиции боевиков. Тут же ушел в укрытие, и место, которое он покинул, вспороли две очереди. Осколок гальки посек щеку. Шурка от неожиданности вскрикнул и замер, однако лихорадочно быстро сменил рожок.
   Стрельба прекратилась. Несколько секунд стояла оглушительная тишина, только звон ручья пробивался сквозь вату безмолвия.
   - Русский! Выходи! Тебе не уйти по любому! - довольно неплохо, на родном Шуркином языке, крикнул один из боевиков. - Обещаем не трогать!
   - Обещала лиса курице, когда из курятника тащила, - прошептал Шурка и метнул гранату через голову и валун. Не зная, куда она упадет, Горюхин рванул по камням к ручью, пригнувшись чуть ли не до земли. Шарахнуло так, что заложило в ушах. Памятуя о большом радиусе разлета осколков, Шурка с ужасом ждал, что какой-нибудь из них вопьется в спину. А беда пришла с другой стороны. Ошеломленные наглой выходкой федерала боевики даже не стреляли, когда он прыгал через ручей. Автоматная очередь ударила со склона холма, откуда недавно пришел Шурка. Что-то больно ударило в правую ногу пониже коленного сгиба. В запарке Горюхин даже не понял, что произошло, и только после короткого забега в густые заросли какого-то кустарника понял, что ранен.
   Капец! - только эта паническая мысль и билась в голове, когда он продирался вперед через кустарники. Нога отяжелела, в берце уже хлюпало, а скорость передвижения катастрофически падала. Как-никак ногу-то он стал приволакивать. А боевики стали стрелять кучно, из всех стволов. Пули секли ветки над головой, с противным взвизгом улетали куда-то в сторону. Впереди замаячил край оврага, заросшего орешником и терном. Шурка прибавил шагу, насколько это было возможно. Уже доковыляв до осыпи, вдруг с недоумением остановился. Воздух перед ним вдруг каким-то непостижимым образом сгустился, стал плавать волнами, как в пустыне при мираже, и бледно-фиолетовые сполохи заплясали на всей его поверхности. Сглотнув слюну и вспомнив, что за ним погоня, Горюхин шагнул в этот кисель, и в это же время тупой удар в правое плечо швырнул его наземь, придавая телу ускорение. Уже падая, он почувствовал, как его обволакивает непонятная и очень плотная пелена, после чего сознание померкло от болевого шока.
  
   Африка, французская колония Дагомея, местечко Тофо, 2013 год, июль
  
   Мощный ливень, обрушившийся на джунгли пару часов назад, безнадежно испортил мало-мальски путную тропинку. Теперь ноги разъезжались в глинистой почве, и приходилось хвататься за лианы, чтобы ненароком не упасть в мерзкую жижу. Скатывающаяся с ветвей вода в одночасье могла вымочить людей, но пресловутый "Зонтик", своевременно поставленный перед дождем, спас положение, и сейчас они шли, довольные жизнью, разве что скользящая по глинистой почве обувь мешала наслаждаться видами пышноцветущих джунглей....
   Идущий впереди Кот резко поднял руку, призывая остальных остановиться. Четверо идущих за ним человек в камуфляже замерли на месте, давая возможность командиру прослушать лес. Еще один жест, и от небольшого отряда отделился сухопарый темноволосый мужчина среднего роста, у которого ничего из оружия не было кроме "Изюбря" - магического ножа с вытравленными на клинке рунами. Штатный маг отряда встал возле Кота и вполголоса произнес:
   - В двух километрах жилуха. Аура наших французов четко проглядывается. Но их хорошо охраняют. Десяток боевиков и два колдуна. Кроме них где-то здесь зомби крутятся. Думаю, что они из дальнего дозора. Ну, с этими вы и сами справитесь. Мне надо нейтрализовать шаманов.
   - Не сомневайся, Визирь, - ухмыльнулся Кот и показал пистолет с трубкой глушителя. Постучал по нему пальцем, давая команде навернуть на оружие такие же девайсы. - Ты нам шаманов упакуй. От них я больших пакостей ожидаю.
   Визирь согласно кивнул и отошел обратно, заняв свое место в середине колонны.
   Командир дал команду продолжать движение, но в то же время быть начеку. Не успели они пройти даже сто метров, как из-за деревьев на них стали вываливаться мертвенно-бледные зомби, молчаливые и настойчиво упорные в достижении цели. Это были сторожевые посты, и их стали истреблять методично, без паники. Группа деловито отстреливала мертвяков, разваливая их головы обычными пулями. "Серебрянки" - пули с посеребренными наконечниками - пригодятся для упокоения других персонажей, очень чувствительных к этому металлу. Чпок! Чпок! Кот практически не целясь, разнес лысую черепушку одного персонажа, настойчиво ковылявшего в его сторону, а следом за ним завалил и второго. Несколько минут слышались только хлопки пистолетных выстрелов, больше похожих на покашливание больных, собравшихся вместе.
   Группе удалось подкрасться к лагерю незаметно. Они заняли хорошую позицию как раз по солнцу, что позволяло рассматривать все интересующее в бинокль. Кот зарылся в заросли и методично водил окулярами вправо-влево. Негромко говорил:
   - На базе четыре одноэтажных дома. Крайний справа - вероятно, кухня. Труба дымит, что-то готовят. Следом за ним казарма. Окна закрыты шторами. Несколько человек сидят на входе. Отдыхают. Без оружия. В самой середине, полагаю, контора, в которой держат французов. Там охрана. Два человека на входе. Смотрим дальше....
   Лежащий рядом с ним молодой парень лет двадцати деловито рисовал схему лагеря на листе бумаге, подложив под него офицерский планшет, внимательно слушая командира. От усердия он даже высунул кончик языка. На бумаге появлялся вполне сносный план. Парень даже успевал отмечать какими-то особыми отметками каждый объект.
   - А где их шаманы? - задумался Кот. - Мне чертовски важно знать, где они затихарились....
   - Визирь прощупывает ауры, но сам знаешь, опасается, что его засекут, - ответил парень. - Он периодически встряхивает свою "Паутину", очень аккуратно.
   - Ладно, пусть бдит, - оторвавшись от бинокля, ответил Кот. - Все нарисовал? Эй, Лис, не спи!
   - А? - встряхнулся парень. - Не, я не сплю. Жарко и душно. Скорее бы закончить эту маету.
   - Закончим, - похлопал его по плечу командир. - А что наши близнецы делают?
   У него в отряде действительно были близнецы: Леон и Зая, брат и сестра, идеальная пара смертоносных машин, никогда не сомневающихся в правоте своего командира. Оставшись без родителей, воспитывались в кадетском училище под Воронежем, где их и заметил Кот, когда по долгу службы присматривал себе потенциальных новичков. Удивительная магическая связь между собой, умение понимать друг друга по одному лишь взгляду, жесту, великолепная взаимозаменяемость - все эти качества молодых выпускников подкупили офицера частной военизированной компании "Черные Лебеди". В дальнейшем майор Хлебников - он же Кот - ни разу не пожалел, что взял под свое крыло этих ребят. Теперь они в его группе работают "берсеркерами" - людьми, легко входящими в боевой транс, превращаясь в непонятных существ, и в котором их проблематично одолеть.
   - Близнецы решили в шахматишки сыграть, - ухмыльнулся Лис. - Ты бы, командир, придумал для них задание. А то разложили свою переносную доску и комбинируют на ней с видом мудрецов. Совсем разленились.
   - Придумаю, - улыбнулся Кот и снова взялся за бинокль. - Отмечай....
   Поздно вечером он собрал вокруг себя свою группу и обрисовал ситуацию.
   - Заложников держат в конторе под охраной. Два человека возле входа, а еще один ходит вокруг. На крыше никого нет. Смена караула каждые два часа. Но с охраной бандиты особо не заморачиваются. Уверены в своей недосягаемости. Дальше: к лагерю подходит одна дорога. По ней сегодня проехали два джипа в сторону какого-то поселения. Обратно не возвращались. Полагаю, что могут приехать завтра. Но у нас нет времени ждать. Начнем рано утром. Слушай боевой приказ: Леон и Зая в три ноль-ноль скрытно пробираются к дороге, минируют ее, и выдвигаются по направлению к лагерю. За небольшим поворотом находится блокпост. На нем постоянно три человека. Вооружены автоматами. Пулемет в наличии. Приказываю ликвидировать. Нам проблемы за спиной не нужны. Исходная позиция в три-тридцать. Визирь блокирует действия шаманов и снимает магические ловушки. Начало операции в три-сорок. Я и Лис снимаем охрану возле конторы и проникаем вовнутрь. Берем французов и уходим к тропе, по которой шли сюда. К этому времени близнецы должны взять под контроль казарму. Можно и туда пару сюрпризов приспособить.
   - Сделаем, командир, - чуть ли не в голос ответили близнецы.
   - Тогда все, - закончил планерку Хлебников. - До начала операции - пять часов. Приготовиться и спать. Разбужу лично. Визирь, ты поставил охранную сигнализацию от зомбаков?
   - Все в порядке, - кивнул маг. - Испепелит вмиг. "Ночная вспышка" - не детские финтифлюшки.
   - Не просрочена? - ухмыльнулся Леон.
   - Сам ты - просрочен! - оскалился Визирь. - Мои эксклюзивы - лучшие в Компании. Даже сам Шафар отметил мою продукцию.
   - Ну, если сам архимаг Кавказа балуется твоими фейерверками - то я преклоняюсь перед твоими талантами, - не унимался Леон. - А "Вуаль" приготовил?
   "Вуаль" была еще одной разработкой неугомонного Визиря, совмещенной с "Невидимкой". Это было заклятие, сродни невидимости, но включала в себя еще некоторые опции, как адаптация фонового излучения тела и ауры человека под определенное время суток. Получалось, что человек как бы размывался в пространстве. Структура его тела словно ломалась, или, лучше сказать, рассыпалась на атомы, маскируясь под природные артефакты. Штатный маг исходил из того, что многие кудесники научились четко выделять пустоту в пространстве, когда кто-то накидывал на себя "Невидимку", так что рисковать Визирь не хотел. А "Вуаль" уже прошла испытание в военном конфликте на Синае. Благодаря ей тяжелых потерь в бригаде не было.
   Хлебников улыбнулся, уже привыкнув к постоянным пикировкам своих подчиненных, и на этот раз тоже не стал им мешать, а отошел в сторону и лег на траву, предварительно посыпав едкий порошок вокруг места ночевки. Магическая дрянь из лаборатории отбивала всякую охоту для насекомых и пресмыкающихся ползать рядом с человеком и кусать его в радиусе пятидесяти метров. Кинув под голову рюкзак, Кот с удовольствием растянулся на земле, завел часы на нужное ему время, и только закрыл глаза, как услышал рядом с собой дыхание. Он приподнял веки. Девушка смотрела на него, не мигая, а в зрачках отражались мириады звезд ночного неба.
   - Что случилось, Зая? - удивленно спросил Хлебников.
   - Командир, я вот что думаю, - шепотом произнесла девушка, - не стоит нам идти обратно той же тропой. Если у них есть сильные шаманы, они уже почувствовали потерю своих солдат. Есть же такие, которые ментально связаны со своими дохляками! Значит, могут устроить засаду.
   - Разумно, - буркнул майор. - И что предлагаешь? Идти в сторону солончаков? Мы там без воды до своей базы сдохнем добираться. Да еще с парой субтильных французиков.
   - Ну, может они и не такие слабачки, как мы предполагаем, - хихикнула Зая. - Некоторые из них даже еще ничего. В Порто-Ново я таких экземпляров видела....
   - Замуж тебе надо, Зая, - вздохнул Хлебников. - Дурь из тебя поперла от женской неустроенности. Сколько парней вокруг тебя увивается - а ты их полностью игнорируешь.
   - Да ладно, товарищ майор! - беспечно махнула рукой девушка. - Недостойны они меня. Чувствую вот, не мое....
   - Странник по тебе сохнет уже несколько лет, - напомнил Кот. - Он, как тебя увидел, сам не свой ходит. Смотри, пока ты здесь - окрутит его какая-нибудь красавица с тонким станом.
   - Саша - он хороший, добрый, - выдохнула Зая, - но какой-то несмелый, странный. Мне волк нужен, который схватит так, что кости затрещат.
   - Будешь тут странным, если учесть, какую шутку сыграла судьба в его жизни.
   - Согласна, не спорю. Не знаю, командир, как-то все несерьезно сейчас об этом говорить.
   - Я ведь ответственен за твою жизнь, милая барышня, - напомнил Кот, слегка улыбнувшись. - Поэтому не отстану.
   - Вернемся в Россию - обсудим это, хорошо? - прервала его девушка. - А о запасном пути отхода подумай.
   - Подумаю.
   Зая растворилась в темноте, а Хлебников хмыкнул, но не стал анализировать этот разговор. Он уже давно думал о путях отхода, и "соляная тропа" - как назвал ее про себя майор - была у него в приоритете. Девушка разумно предложила о недопустимости бездумного возвращения тем же путем, как они шли сюда. Да и Визирь намекал, что шаманы уже знают о потере части своего мертвого войска.
   Поворочавшись немного, майор уснул, отбросив в сторону будоражащие мозг мысли и образы. Так и не выспишься, если продолжать обрабатывать информацию во сне. Часы пропищали побудку в половине третьего. Хлебников вскочил на ноги, с хрустом потянулся. Проверил состояние оружия. В таких операциях как эта он предпочитал пятнадцатизарядный "Адлер" с мощным боем, поэтому и взял его в джунгли. Распихав по кармашкам разгрузки запасные обоймы, подхватил свой рюкзак и пошел будить остальных.
   На позицию выдвигались под прикрытием "Вуали". Странное чувство овладело Котом. Словно в патоку влез. Движения стали медленными, звуки практически исчезли, но видеть в темноте стало лучше. Визирь все же гений. Добился практически идеальной невидимости. После жеста командира группа разделилась пополам. Близнецы ушли к дороге, а Кот, Визирь и Лис по пологому склону спустились почти к самому лагерю. Встали, осмотрелись. На внешние звуки ориентироваться не стоило, так как их совершенно не было слышно. Только зрение. Это, конечно, сужало мобильность группы, можно было пропустить шаги врага за спиной. Отбросив вредные мысли, Кот показал Визирю, чтобы тот начинал свое колдовство. Маг кивнул головой и исчез в темноте. Он пошел навестить шаманов, чтобы те не начудили в самый ответственный момент.
   Вдвоем прокрались к зданию конторы. Было видно только одного охранника. Второй то ли спал, привалившись к двери, то ли ушел отлить. Внимательно осмотревшись по сторонам, Кот все же заметил второго. Тот действительно сидел возле двери и курил. Сладковатый запах анаши достиг ноздрей Хлебникова.
   "Иди за дом, убери третьего" - показал жестом Кот.
   Лис молчаливой тенью скользнул мимо него и завернул за угол. Пару минут его не было, а когда же он появился рядом, то показал, что все в норме. Пора было приниматься за охранников.
   Те о чем-то перекинулись парой слов, и тот, который курил, отдал сигарету своему напарнику, встал и пошел прямо на Кота с Лисом, затаившихся за углом. Как только он поравнялся с ними, Лис перехватил его, зажав рот рукой, и дернул к себе. Клинок Кота вошел в сердце боевика. Тот лишь дернулся и затих. Лис ускорился, насколько позволяла ему двигаться "Вуаль", и, оказавшись перед последним охранником, с любопытством стал ждать чего-то. Боевик затянулся последний раз и кинул окурок прямо в Лиса. Вышло забавно. Не видя перед собой никого, он с удивлением посмотрел на упавший рядом с его ногами окурок, который словно в стену ударился. Подняв голову, несколько секунд смотрел перед собой, повертел ею и пожал плечами. Вытянул руку и наткнулся на что-то мягкое. Рот его стал раскрываться в крике, но тут же захлебнулся, так и не вырвавшись наружу. Боевик выгнулся от боли и осел на землю.
   - Бля, это что за цирк, Лис?! - яростно зашептал командир, убирая клинок в ножны. - Сорвешь операцию - сортиры на базе чистить будешь!
   - Извини, командир, не вовремя пошутить захотелось, - сконфуженно пробубнил Лис.
   Они осторожно открыли дверь в контору и зашли вовнутрь. Майор кодовым словом снял "Вуаль" и прислушался. Стояла тишина. Где-то в глубине комнаты слышалось тихое похрапывание. Французы дрыхли без задних ног. Кот включил фонарик с узконаправленным лучом и сразу отыскал диван, на котором спал один из заложников. Он подошел к нему, зажал в зубах фонарик, прикрыл легонько рот спящего рукой, а другой потряс за плечо. Француз открыл глаза и тут же их прикрыл, ослепленный светом, желание вопить сразу пропало.
   - Monsieur, nous avons besoin d'aller, alors qu'il est temps (месье, нам надо уходить, пока есть время), - прошептал Хлебников. Не зря же его направили освобождать заложников, зная, что майор владеет французским. - OЫ est l'autre? (Где второй?)
   - Пьер спит на стульях в том углу, - ответил мужчина.
   - Разбудите его, только тихо. Объясните ситуацию. Быстрее.
   Пискнуло в ухе. Маленькая клипса, висевшая на мочке, ожила голосом Леона.
   - Мы возле казармы. Поставил растяжку и мину до кучи. Вы где?
   - В конторе. Заложники освобождены. Прикрывайте нас. Через пять минут выходим. Где Визирь?
   - Я отыскал лежку шаманов, - тут же откликнулся маг. - Ребята, что-то нечистое здесь. Шевелитесь, а то у меня предчувствие плохое.
   - Что ты увидел?
   - Один колдун куда-то исчез. В километре к югу от лагеря мертвяки толпятся. Думаю, шаманы готовятся открывать портал.
   На затылке Кота зашевелились волосы. Инфернального прорыва сейчас не хватало.
   - Быстрее же, господа! - уже не таясь, громко сказал он в темноту.
   - Пьер, вставай! За нами пришли русские! - первый француз энергично затряс друга. - Давай, давай, отрывай свой толстый зад от стульев! Нужно бежать отсюда!
   Снаружи что-то грохнуло, на верхушках пальм заплясали розовые и оранжевые сполохи, освещая помещение. Заложники уже были на ногах и нетерпеливо посматривали на русских.
   - Месье, мы готовы! - сказал тот, который спал на диване.
   Кот кивнул Лису, тот метнулся к двери и осторожно приоткрыл ее. И тут же распахнул ее настежь. Вбежала Зая. Она поправила сбитую на затылок беретку и, увидев командира, доложила:
   - Казарма пустая. Визирь сказал, что портал открыт. Валим отсюда!
   Еще раз ощутимо тряхнуло. Казалось, что сам воздух, спрессованный в сотни кубометров горячей массы, толкнул здание. Все зашаталось, где-то со звоном разлетелось стекло. А вот и Визирь нарисовался. Маг выглядел очень расстроенным. Он махал руками, стоя напротив конторы и показывал на что-то в направлении дороги. Оттуда перла темная масса каких-то тварей, излучающих от своих тел бледное сияние.
   - Это крокотты! - воскликнул Визирь. - Все в дом! Не успеем уйти!
   Ночная тварь, слишком далеко оторвавшаяся от основной стаи, вылетела на утоптанную площадь лагеря, заметалась в поисках добычи. Увидев мага, она рванулась к нему. Похожая на гиену и волка одновременно и с львиной шеей, зверюга оскалила зубы и прыгнула. Но в полете ее сшибла автоматная очередь Леона, уже стоявшего у дверей конторы.
   - Ее не убить так! - воскликнул маг и выдернул из разгрузки узкую пробирку. Выдернув пробку, он выплеснул находящуюся там жидкость на землю, которая тут же вспучила почву непонятными наростами. Тварь вскочила на ноги, словно ее и не прошило только что горячим свинцом, и упрямо бросилась вперед. Она наткнулась на препятствие и закрутилась на месте, взвывая.
   Получив необходимую передышку, Визирь заскочил последним в контору, которую тут же забаррикадировали всей мебелью, которая нашлась внутри.
   - Леон! Зая! К окнам! - приказал командир. - Визирь, на тебе входная дверь. Лис, осмотри потолок. Есть здесь выход на крышу?
   - Командир! Посмотри! - воскликнул Леон, и Хлебников тут же подскочил к окну. Вся площадь лагеря заполнилась тварями, а из джунглей, дергаясь в неестественной ходьбе, вываливалась нежить.
   - Капец! - майор отошел вглубь комнаты, положил "Адлер" на стол, туда же бросил свой вещмешок. - Кто мне скажет, что это такое вообще? Визирь, сможешь связаться со своим помощником в Порто-Ново? Нам бы не помешала войсковая поддержка.
   - Уже пробую, - пробурчал маг, закатывая глаза.
   - С оружием обращаться умеете? - поинтересовался тем временем Хлебников у французов.
   - Немного, - кашлянул Пьер. - Но у нас нет выбора, месье?
   - Никакого, - кивнул майор. - Пару минут теории я вам уделю, после чего вы сразу же научитесь стрелять.
   - Месье шутит? - едва улыбнулся второй, совсем бледный от ситуации.
   - Вас как зовут? - поинтересовался Кот.
   - Огюст, месье.
   - Отлично, парни. Начнем обучение, пока у нас есть время.
  
   Россия, Краснодар, 2013 год, июль
  
   Утренний сон был прерван мелодичным звоном телефонной трубки, лежащей на прикроватном столике. Схватив ее и приложив к уху, Александр нажал на кнопку вызова.
   - Капитан Горюхин, слушаю, - буркнул он в трубку.
   - Товарищ капитан, это дежурный по базе старший лейтенант Тер-Петросян. Объявлен полный сбор. Код "молния". Машина за вами уже выслали.
   - Я в отпуске, - напомнил Александр, скорее для успокоения, чем для реальной отмазки. Он уже понял, что отвертеться не получится. "Молния" поднимает всех, даже больных и отставников.
   - Это касается всех, товарищ капитан.
   В трубке щелкнуло. Дежурный положил трубку.
   Капитан осторожно снял со своей груди руку Ольги, откинул одеяло и сел на краю постели. Девушка зашевелилась и открыла глаза:
   - Что случилось?
   - Боюсь, что наша поездка в Крым обломилась. Вызов очень срочный. Не знаю, что на этот раз произошло.
   - Я приготовлю тебе завтрак, - Ольга решительно перекатилась поближе к Александру и тут же попала в мужские объятия. - Не шали, милый! А то кураторы по твоим довольным глазам поймут причину опоздания!
   - Как много слов! - усмехнулся капитан, с сожалением посмотрел на стройные ножки своей подруги и упруго вскочил на ноги. Пока он мылся, Ольга наметала на стол столько, сколько четверым есть не переесть. Поджаренные блинчики с мясом дымились на тарелке, возле дымящейся кружки с кофе лежал большой бутерброд с ветчиной, в миске - творог со сметаной.
   - Молодец! - крякнул от удовольствия Александр, присаживаясь за свое место - неглубокую нишу между окном и стеной. Так он чувствовал себя уютнее. Спина под прикрытием, да и вход на кухню просматривается почти до прихожей. Не то что бы он был параноиком, но жизнь научила его все же иногда быть осторожным даже в своей берлоге.
   - Не торопись, - Ольга по-бабьи подперла подбородок рукой и посмотрела на завтракающего мужчину, - как думаешь, что за вызов?
   - Где-то что-то произошло, вот и дернули всех без разбору для консультаций, - пожал плечами Александр. - Версий куча - и ни одной путной. Нет фактов. Кстати, посмотри магический фон на сегодня.
   - Ладно, - девушка встала и подошла к окну. - О! За тобой приехали! Черный "Тигр" с толстым дядькой за рулем! Фон нормальный.
   Она постучала длинным ногтем по толстому стеклу прибора, похожего на барометр, закрепленного на раме окна.
   - Это Захар, - улыбнулся капитан. - Он не толстый, а жертва тещиных обедов, как он сам говорит.
   - Слушай, Саша, мы уже год вместе живем, а ты все это время о фоне беспокоишься. Ты же к нему нечувствителен. Сам же говорил.
   - Да это так, по привычке. Все, ласточка, убежал!
   Он поцеловал девушку и выскочил из квартиры, даже не обратив внимания на запиликавший сигнал видеофона. И так видел, что карета подана. Он вышел на залитую солнцем улицу, вдохнул поглубже свежий воздух и решительно направился к машине. Открыл массивную дверь рядом с водителем.
   - Здорово, Захар! - Александр пожал крепкую руку шофера. - Что за паника?
   - Не доложили, - пробасил Захар, трогаясь с места. - Я уже по третьему адресу гоняю. Но шум изрядный. Вся коллегия "Черных Лебедей" примчалась. База на ушах.
   - Гадать не будем, разберемся на месте.
   Откинувшись на спинку кресла, Александр глубоко задумался. До базы двадцать минут хорошего хода. Можно и подремать. Вдруг само собой всплыли в памяти картины прошлого, вроде бы уже подернутые мутноватой завесью забвения. А вот надо же, еще что-то сохранилось....
  

***

   ....Он вывалился из дрожащего марева на какой-то поляне, заросшей пожелтевшей травой. Земля была сырая от недавно прошедшего дождя, и неприятно холодила тело. Да еще потеря крови способствовала тому, что Шурку стала бить крупная дрожь. Он приподнял голову и огляделся. Место было странное, ничем не похожее на то, где его только что преследовали. Застонав от боли в плече, Горюхин оперся на автомат и привстал на колени. Он находился в подлеске, а впереди расстилалось поле с поникшими головками подсолнуха. Высоко в пронзительно голубом небе светило солнце, беспрерывно посвистывала птичка где-то в кустах. Стояла тишина, и никаких криков "русский, сдавайся". Не было никакой опасности. Шурка каким-то внутренним, даже звериным чутьем понимал, что оторвался, ушел. Но как-то странно, необъяснимо. Один шаг в туманный кисель - и все, нохчи остались где-то позади. Голова закружилась. Хотелось упасть в траву и не двигаться никуда. Сил не было. Правая нога одеревенела, плечо с этой же стороны предательски занемело. Нужно идти. Выходить нужно к людям. Иначе от потери крови здесь и останешься. Шурка не знал, куда попал, в какую местность. Но это стопудово не Чечня. Может, наши испытывали какую-то новую технологию перемещения в пространстве? - мелькнула шальная мысль, от которой ему стало смешно, несмотря на ситуацию.
   Шурка сделал попытку встать на ноги и вскрикнул от боли. Удара о землю он не чувствовал, настолько задеревенело тело. И он пополз. Пополз на левом боку, стиснув зубы, подволакивая раненую ногу. Камуфляж намок с одной стороны от мокрой травы, с другой - от крови, но Шурка не обращал уже на это внимания. Он наметил себе ориентир - небольшой кустарник метрах в трехстах от подлеска. Вот туда и надо путь держать. Может, там есть вода. Кстати, осталась вода во фляжке? Горюхин остановился, потряс фляжку. Пусто. Когда успел выхлебать? Ладно, едем дальше....
   Ему казалось, что прошла целая вечность, пока он полз до кустов. И обессиленный, привалился к раскидистому кусту, заодно скрываясь от начавшего жарить солнца. Автомат положил рядом. И уснул.
   - Эй, боец! Ты жив? - его потрясли за плечо.
   Рука дернулась туда, где лежал автомат.
   - Каков, а? - раздался тот же голос. - Прыток, молодой человек! Давай, просыпайся, только без фокусов.
   - Да он ранен. Смотри, вся правая сторона в крови, - сказал кто-то второй, густым и приятным голосом.
   - Подгони машину сюда, а то мы не дотащим, - это уже третий. - Его нужно в госпиталь. Это ведь не в нашей компетенции.
   - Компетенция не наша, только архимаг сказал ясно и недвусмысленно: если что-то или кого-то найдем - в первую очередь к нему в поместье.
   - Смотри, Антон, не заигрались бы мы с такими экспериментами, - недовольно пробурчал третий.
   - Рекомендации Шафара не нужно обсуждать, даже если до ушей десяток километров.
   Заурчал мотор машины. Двигалась она с пробуксовкой; тяжелое мокрое поле не позволяло разъезжать по нему как по автостраде. Шурка открыл глаза. На него смотрели в четыре глаза, внимательно, но без настороженности. Оба мужчины были в гражданской одежде и опасения на первый взгляд не вызывали. Один из них высокий, худощавый и слегка седоватый на висках, держал в руках Шуркин автомат стволом вниз.
   - Интересная модель, - сказал он голосом того самого Антона, увидев, что Горюхин смотрит на него. - Похоже на "Калашников".
   - Это и есть "калаш", - прохрипел Шурка, про себя удивляясь, что в России есть взрослые мужики, не знающие, как выглядит знаменитый автомат.
   Мужики переглянулись.
   - А какой завод изготовил такую модель? - брови Антона прыгнули вверх. - Это же не серийный автомат. И на нем клейма приемки нет. А, вижу номер. Странный какой-то....
   - Вы чё, бредите? - даже закашлялся Шурка. - Дайте воды. В глотке пересохло.
   Ему сунули фляжку с прохладной водой. Он надолго приник к горлышку, и пока не выхлебал половину, не успокоился.
   - Это ты бредишь, потому что ранен, - довольно мягко для его комплектации сказал второй мужик, крупный, под два метра ростом, с волевым подбородком, где выделялась ямочка. - Ну что, встать сможешь?
   - Нет, - покачал головой Шурка. - Сил нет. Крови много потерял.
   Наконец, подъехала машина. Даже не машина - монстр. Внешне она была похожа на пресловутый УАЗ, но чуть шире и со сглаженными углами по верху. Четыре дверцы высоко над землей благодаря просвету, под которым бегемота можно пропихнуть, а также лобовые стекла суженые до состояния бойниц и передняя часть машины с обвесами восхитили Шурку.
   - Броневик!
   - Нет, это не броневик, - усмехнулся Антон. - Типовая гражданская модель "Медведь" без броневой защиты. Хорошая проводимость, полноприводная.
   Шурка про себя лихорадочно стал вспоминать о такой модели. Секретная разработка автопрома, что ли? Не было такой машины в России.
   - Давай, мы тебе поможем, - незнакомцы осторожно приподняли Горюхина и подвели к машине. Водитель, тот самый третий, распахнул заднюю дверцу и с тревогой посмотрел на окровавленную одежду.
   - Надо бы перевязать парня. Кровищи немеряно. Измарает обивку.
   - Серега, наложи жгуты на руку и ногу, - сказал Антон. - Я свяжусь с Шафаром.
   Он открыл переднюю дверцу и протянул руку вовнутрь. Снял с базы рацию и нажал на тангенту.
   Пока Антон что-то говорил в рацию, Сергей стал налаживать жгуты, а потом произошло нечто интересное. Шурка даже не понял, что этот великан делает. Он стал водить руками, не прикасаясь к ране, вокруг плеча, что-то шепча себе под нос. Подержал несколько секунд ладони на животе, потом движения сместились к ноге. И то же самое. Шурка с интересом смотрел на эти манипуляции, забыв о боли.
   - Это ты чего сейчас делал? - поинтересовался он.
   - Болит? - спросил Сергей.
   - Нет, - прислушался к своим ощущениям парень и добавил неуверенно, - вроде бы.
   - Давай в машину. Я помогу тебе.
   Взобравшись по ступеньке в салон "Медведя", Шурка с облегчением откинулся на мягкую спинку сиденья. Здесь вкусно пахло: запах мужского парфюма перемешивался с кожей обивки, а недавно выкуренная сигарета с хорошим табаком придавала машине налет брутальности.
   Сергей плюхнулся рядом, но машина даже не закачалась. Антон уже сидел рядом с водителем и, повернув голову, пояснил:
   - Шафар ждет нас. Он вызовет бригаду медиков. Просит, чтобы пулей летели в поместье. Так что все будет в порядке, парень. Как тебя зовут, воин?
   - Шурка. Александр.
   - Не переживай, Шурка-Александр, - усмехнулся Антон. - Вылечим, заштопаем. Серега - хороший маг. Он затормозил процессы омертвения поврежденных тканей, так что успеем до Ставрополя.
   Сергей перегнулся через кресло и что-то прошептал ему на ухо. Антон удивленно воскликнул:
   - Ты уверен? Этого я не ожидал! Быстрее в город!
   Шурке показалось, что он сходит с ума. Ставрополь? Серега-маг? Он открыл рот, чтобы уяснить некоторые моменты, но сидевший рядом мужчина легонько нажал пальцами ему на виски и Горюхин провалился в глубокую черную яму без сновидений и образов.
   Он открыл глаза и обвел взглядом небольшую комнату, чистую и беленую. Никаких излишеств. Тумбочка, на которой графин с водой, два красных яблока, рядом стоит стул. В дальнем углу возле двери что-то вроде трюмо с зеркалом, в котором отражалась кровать с лежащим Шуркой и закрытое окно с цветастыми занавесками. Он пошевелил рукой и не почувствовал боли. Хмыкнул, откинул одеяло и с удивлением посмотрел на плечо. Рана, по-видимому, была сквозной, но кроме узкого шрама он ничего не нашел. Следом была осмотрена нога. Тот же результат. Узкий шрам чуть повыше щиколотки, и ничего более. Даже никакой боли. Пошевелился, подпрыгнул на кровати. Заскрипели пружины. Удивительная легкость наполняла тело. Хотелось петь и радоваться жизни.
   Отворилась дверь и в комнату вошел невысокий смуглый мужчина лет под пятьдесят с щегольскими усами. Пронзительно посмотрел на Шурку, взял стул, развернул его спинкой вперед и сел, обхватив его руками.
   - Развлекаемся, молодой человек?
   - Нет, просто проверяю свое состояние, - смутился Шурка.
   - Я бы не советовал тебе так рьяно скакать. Рана на плече еще долго будет заживать. Просто тебя накачали препаратами, вот и чувствуешь себя бодрячком. К сожалению, магию к тебе нельзя применить. Не действует она на тебя. Сергей пытался остановить некроз тканей, но ему это не удалось. Обычно при экстренном вмешательстве в таких ситуациях у девяноста процентов пациентов удается спасти конечности.
   - Подождите, - приподнялся на локте Шурка, - или я в дурдом попал, или вы пытаетесь меня разыграть? Какая магия? Вы, вообще, о чем говорите?
   - О тебе, юноша, - лицо мужчины оставалось непроницаемым. - Ты еще ничего не понял?
   - Сам не разберусь без бутылки, - буркнул Шурка.
   - Ладно, попробую объяснить, - мужчина мизинцем провел по кончикам усов, внимательно посмотрел на раненого. - Только несколько вопросов, хорошо?
   - Валяйте!
   - Ты был в военной форме, с автоматом Калашникова, который здесь не стоит на вооружении армии. Ранен. Предполагаю, что ты был в бою. Что за бой? И в какой местности проходят боевые действия?
   - Ладно, - пожал плечами Шурка, - отвечу. Ну, блин, это же бред! Я прохожу службу в Чечне. Сейчас там идет операция по уничтожению боевиков Хаттаба и Басаева. Я в составе разведгруппы был в дальнем рейде. Попали в засаду. Все погибли, кроме меня. Удалось уйти, но вот перед тем, как оказаться здесь, подстрелили. Зажали меня. Думал, конец мне.
   - Угу, - буркнул задумчиво мужчина. - Чечню усмиряли? Интересно. Как же допустили, что горцы опять воду мутить начали?
   - Наше правительство, - поморщился Шурка. - Они на этой войне деньги хорошие сделали, а мы теперь разгребаем помойку. Да там не только нохчи воюют, очень много наемников из Саудовской Аравии, Турции, да со всего Ближнего Востока....
   - Что за бардак у вас там?
   - У нас? - засмеялся зло Шурка. - А вы как будто не при делах? Сами-то где живете?
   - В Российской Империи, - охотно ответил мужчина. - Наш монарх держит порядок на всех землях, подвластных ему, да еще там, где геополитическая ситуация требует нашего присутствия.
   - Я в другой России! - Шурка закатил глаза. Вот как ему реагировать на такие слова? - Так что ли?
   - Сам в это веришь?
   - Не верю, но по скудной информации понимаю, что это действительно так. Кроме одного. Маги, архимаги! В детстве не наигрались?
   - Теперь слушай меня, - улыбнулся мужчина, - то, как ты попал сюда, есть и моя вина, в частности. Я - архимаг Кавказа. Зовут меня Шафар. Здесь, а именно в этом мире, действуют законы магии. Мы проводим эксперименты по обнаружению нестабильной матрицы чужого пространства, имеющего свойство втекать в нашу реальность. Есть причины на это. Не буду заострять твое внимание на этом факте. Потом. Так вот, очередной эксперимент проводили мои ученики, и мы нашли дыру. Они связались со мной, и я дал команду блокировать район пробоя. И в этот момент, я полагаю, тебя затянуло к нам, в Россию другого типа, другой формации. У меня появились версии, почему пошла утечка, но не с тобой же мне это обсуждать? Пропустим?
   - Логично, - кивнул Шурка, чувствуя, как волна потустороннего холода обволакивает его. Стало страшно. Мозг еще отказывался принимать на веру слова Шафара, но где-то в глубине, в подсознании зрела мысль, что это все правда, и новая реальность зримо встала перед ним. Резануло болью по сердцу мысль о родителях. Каково им будет получить извещение о без вести пропавшем сыне? Младший братан - Гришка - еще рванет в военкомат с просьбой послать его в Чечню. Мститель!
   Глянув на помрачневшего Шурку, архимаг догадливо спросил:
   - О семье подумал?
   - Обратно никак?
   - Нет, - твердо ответил Шафар. - Я не могу дать тебе гарантии обратного ухода. К сожалению, пробой ликвидирован, и когда он появится снова, и где - не могу сказать. Может, это была случайность, и тогда придется ждать его сотню лет, а может он и появится завтра, только где-нибудь в Арктике. Ты меня понимаешь?
   - Не дурак, - вздохнул Шурка. - А что мне теперь делать?
   - Пока отдыхай. Я связался с военной прокуратурой. Так надо! Приедет следователь, поговорит с тобой. Совместно решим, как с тобой поступить. Тебе что-нибудь нужно? Телевизор, радио, книги?
   - Учебник истории России.
  
   Россия, головная база ЧВК "Черные Лебеди", июль
  
   - Приехали, товарищ капитан, - отвлек Александра от воспоминаний голос Захара.
   Он остановил своего "Тигра" возле КПП. В окошко заглянул солдат с повязкой "помощник дежурного по КПП", внимательно посмотрел на Горюхина, перевел взгляд на Захара и кивнул головой, давая разрешение на проезд.
   Автоматический шлагбаум дернулся и взлетел вверх, пропуская машину на базу. Шофер подкатил к двухэтажному зданию из красного кирпича, возле входа которого было очень оживленно. Офицеры кто курил, кто просто разговаривал. На их лицах Александр не смог прочитать даже намека на какую-то чрезвычайную ситуацию.
   Появление Горюхина встретили возгласами удивления и смехом. Тут еще были отпускники, которых отыскали и выдернули из неги отдыха.
   - Что за паника? - поинтересовался Александр, здороваясь с приятелями.
   - А никто не знает, - ответили ему. - Тоже все в недоумении. Коллегия уже наверху. Ждем приглашения.
   - Коллегия - это уже серьезно, - вздохнул кто-то. - Не иначе, где-то за периметром заварушка началась, и без русских никак....
   - Товарищи офицеры! Прошу всех подняться в зал заседаний! - зычно крикнул вышедший на крыльцо дежурный по штабу.
   В актовом зале на пятьдесят-шестьдесят человек было уже все командование "Лебедей", в креслах сидели офицеры всех подразделений, сдержанно переговариваясь между собой. Дождавшись, пока все рассядутся, начштаба полковник Заятдинов, сидевший в составе Коллегии за длинным столом на помосте, оглядел зал и негромко спросил:
   - Я могу начинать?
   - Начинайте, товарищ полковник! - выкрикнул кто-то с задних рядов. - Что произошло?
   - Так, тишина, товарищи офицеры! Обрисовываю ситуацию. Вчера вечером пришла шифртелеграмма из Порто-Ново. В результате каких-то магических экспериментов местных шаманов произошел инфернальный прорыв. Территория в несколько сот квадратных километров, в том числе и столица Порто-Ново, оказались под влиянием потусторонних сил. Наша бригада, несущая охрану нефтяных промыслов, оказалась блокирована в зоне своего проживания. Там есть казарма, перестроенная из бывшей крепости, и ее не так-то легко взять. Но суть не в этом. Подполковник Селезнев просит помощи. Французский контингент полностью вырезан, и кроме наших, там нет серьезных военных подразделений. Французское правительство уже официально обратилось к нам, чтобы мы прислали спецов. У нас хорошие наработки в борьбе с такой напастью. Нечисть заполонила город. Долго ребята не продержатся. Однако, это все прелюдия. Три недели назад местные боевики похитили двух французов, работающих на одной из нефтяных вышек. Какие-то важные шишки. Заложников удерживали в джунглях. Туда пошла группа майора Хлебникова, как раз специализирующаяся на таких ситуациях. Вот они-то и попали под инфернальный выброс. Судьба их неизвестна, но помощник Визиря, оставшийся в Порто-Ново, утверждает, что они живы. Ставлю задачу: силами батальона под командованием майора Степанчука провести деблокирование базы и после этого совместно с подполковником Селезневым начать зачистку Порто-Ново. Все необходимые спецсредства и техника будут погружены на два грузовых самолета вместе с батальоном Степанчука. Готовность - сутки. Капитан Горюхин!
   - Я! - вскочил Александр.
   - Сидите, товарищ капитан, - махнул рукой Заятдинов. - Для вас отдельная задача. Сформируйте группу по своему усмотрению и вылетайте вместе с батальоном. Вам надлежит разыскать Хлебникова и французов и доставить на базу. Подозреваю, что заложников освободили, но уйти не успели. Сидят где-то в джунглях.
   - Вопрос, товарищ полковник! - поднял руку Александр.
   - Да, говорите.
   - Сколько человек нужно в группу? Я бы взял не меньше пяти. Стандартный состав.
   - С вами должен пойти боевой маг, два берсеркера, звено прикрытия, и я рекомендую взять второго мага, помощника. Там сейчас творится невесть что. Каша из магических слоев. Ваше преимущество, капитан, сами понимаете, в невосприимчивости к магии, и в критической ситуации сможете адекватно реагировать. В принципе, когда мы совещались с Коллегией, вопросов по вашей кандидатуре не было. Людей набирайте сами, но к пятнадцати ноль-ноль завтрашнего дня вы должны в полном составе быть на аэродроме. Разрешаю прибыть туда самостоятельно. Вопросы?
   - Никак нет! Разрешите покинуть заседание?
   - Да, конечно.
   Александр вышел на крыльцо штаба немного озадаченный. Задача была понятной, но проблема состояла в том, что у него не было постоянной боевой группы с магом и берсеркерами, и где теперь набирать людей, он не знал. Точнее, знал, но опасался, что могут возникнуть проблемы любого характера. Что за люди, как поведут себя в экстремальной ситуации?
   Он сел на скамейку под широкими листьями тополя, вытащил из кармана униформы мобильный телефон с вмонтированной платой шифратора. Такие телефоны выдавались всему офицерскому составу "Лебедей", с уже подключенным тарифом по спецлинии. Сделано это было ради личной безопасности людей и для предотвращения утечки информации. Офицеры тоже любят иногда поболтать на отвлеченные темы, из которых опытный "слухач" выудит нужную информацию. Александр нашел нужный ему номер, нажал на вызов и стал ждать.
   - Здравствуй, Шафар. Узнал? Как поживаешь, чем занимаешься?
   - Привет, Шура, - раздался в телефоне глухой голос архимага. - Давно не звонил. Зазнался, да?
   - Если бы, не так обидно было, - усмехнулся Горюхин. - Ты можешь говорить?
   - Не тяни. Что хочешь?
   - У тебя есть база на всех боевых магов нашей Компании? Мне нужен опытный человек, уже побывавший за Периметром. Ситуация нехорошая. Нужно срочно покинуть Россию на неопределенное время, а мне позарез нужен маг. Причем, с помощником. Время не ждет. Хочу сегодня встретиться с ним, обсудить детали.
   - А почему тебе не выделили мага в группу? - сразу сообразил Шафар.
   - Ты будешь смеяться, но группы у меня нет. Я должен ее собрать к завтрашнему дню. С миру по нитке. Идиотская ситуация.
   - Это связано с Порто-Ново?
   - Уже знаешь?
   - Ну, слухи о таких вещах в нашей среде разносятся быстро. Не завидую тебе. Твои антимагические способности сыграли с тобой очередную злую шутку. Хорошо, мага я тебе найду. Есть один на примете. Он раньше был на контракте в вашей Компании. Зовут его Калиф. Я свяжусь с ним и передам твою просьбу. К вечеру он будет у тебя. Где тебя искать?
   - Я буду на базе до девяти. Пусть спросит меня. Только почему ты уверен, что он согласится?
   - Согласится, Шура, согласится. Об этом не беспокойся. Подготовь типовой контракт.
   - Тогда все. Отбой.
   - Бывай.
   Нажав на кнопку, Александр перевел дух. Уже легче. Если удастся заполучить мага с помощником - полдела сделано. В звено прикрытия он знал, кого взять. А вот берсеркеры нарасхват. Сейчас очень горячая пора. Весь Южный Периметр трясет от политической нестабильности стран, подвергшихся магическому давлению диктаторов. Полное беззаконие и беспредел бандитских группировок вынуждает мирных жителей искать безопасные места для проживания. Россия - самое стабильное государство в Евразии, сумевшее подмять под себя людей с чародейскими способностями, возомнившими, что закон и порядок должны устанавливать они, а не правители и исполнительные структуры, и направить разрушающую энергетику магии на благо общества и самой Империи. Именно сюда стремятся многие правдами и неправдами. Беженцы - проблема серьезная, но всех не спасешь, а вот получить диверсантов и агентуру под их прикрытием можно легко. Вот и приходится частным военизированным компаниям купировать проблемы по всему миру. Северная Европа тоже отгородилась от бардака с помощью армии, и пока держит оборону неплохо. Только вот силовые операции за рубежом проводить не в силах.
   Александр вспомнил, где ему найти берсеркеров. Только они будут недовольны, что их отрывают от законного отпуска. Ничего, переживут. Берсеркеры всегда работают в паре, их взаимодействие нарабатывается годами, и бесценный опыт делает их самыми высокооплачиваемыми контрактниками в Компании.
   Капитан приложил телефон к уху и стал терпеливо ждать окончания тоскливых гудков.
   - На связи, - раздался глухой голос, полный недовольства. - Товарищ капитан, вы нарушаете личное пространство подчиненного, смею заметить.
   - Баргут, ты мне нужен. Очень-очень. Даже не представляешь.
   - Скучно в отпуске? А как же твоя новая знакомая? - хмыкнул берсеркер. - Не может развлечь бравого офицера?
   - Я уже не в отпуске. Выдернули весь офицерский состав. До вас еще не добрались, но если ситуация ухудшится, пакуйте чемоданы.
   - Что произошло?
   - Кот с командой пропал.
   - Черт! Когда мне быть на базе?
   - Желательно сегодня к вечеру. Знаю, что можешь не успеть. Наймите частный самолет. Джамал рядом?
   - Куда он от меня? Мы тут с девчатами доверительные отношения установили, а ты весь кайф обломал, капитан.
   - Наверстаете. В качестве компенсации разрешу нырнуть в Атлантический океан.
   На том конце повисло молчание. Баргут пытался понять, какую наводку дает Горюхин. Потом осторожно произнес:
   - Атлантика большая. Точнее можно?
   - Не можно, - отрезал Александр. - Все, заканчиваем. Я жду вас на базе.
   Поднявшись на ноги, он пошел в арсенал, чтобы сделать заявку на оружие, боеприпасы и спецсредства. Хотя у каждого бойца было личное оружие, которое подбиралось под индивидуальные способности человека, но кое-какие хитрые штучки не помешают. Те же мины с замедлением времени - "подлянки" - вещь шикарная и очень востребованная. Сколько лет Александр прожил здесь, до сих пор не мог привыкнуть к обыденным вещам, которые в его мире выглядели бы набором для съемок фантастического фильма.
   Старшина Забелин - каптенармус арсенала, кряжистый мужик пятидесяти лет - пожевал казацкие усы, постучал желтоватыми от табака пальцами по столу выдачи, выслушав заказ Александра:
   - Семь головных гарнитур, мины-"подлянки" пятнадцать штук и пяток обыкновенных "монок". Потом два цинка патронов под АБШ, цинк "серебрянок" от возможных оборотней.... В чем дело, Семеныч?
   - Вы меня так разорите, - проворчал Забелин, - только что из штаба звонили, дали заказ почти на все боеприпасы. Да, и для вас просили....
   - Мы же не уток стрелять едем, - улыбнулся Александр, - а в Африку, страшную и таинственную Африку.
   - Вот еще уважаемый мною Корней Чуковский золотые слова говорил: не ходите, дети, в Африку гулять..., - Забелин открыл свою большую тетрадь с коричневой обложкой, где маркером было выведено: "приход - расход", почесал переносицу и внимательно изучил какой-то столбец. - Для закупорки инфернальной дыры вам "подлянки" мало пригодятся. Нужно кое-что посолиднее.
   - Для этого у нас маги будут, - заметил Александр, - со своими сюрпризами.
   - Э, товарищ капитан, - надул щеки каптенармус, - может статься так, что у них времени на заморозку дыры не останется. А вдруг нечисть навалится всей массой? Вот ваша заготовка и сработает.
   - Ну, ладно, - махнул рукой Александр, - все равно это не приоритетное задание. Что хотел дать?
   - "Разряд-М", - ухмыльнулся старшина, увидев вытянувшееся лицо Горюхина. - Ага! С виду обычная мина, но если шарахнет, то все физические процессы сразу свернутся в кокон, и ваши маги спокойно и без паники зачистят территорию.
   - Это же экспериментальная мина! - воскликнул капитан. - Как она у тебя оказалась, куркуль? И почему ты упорно настаиваешь на том, что мы должны инферналов в ад загнать?
   - Сам начштаба приказал выдать вам две штуки - единственные, заметьте! - лично в руки, из чего я делаю вывод, который талдычу вам уже десять минут. Дыру закупоривать будете! Поверьте моему жизненному опыту, товарищ капитан! Так что еще вам надо?
   - Без гранат я никуда, - улыбнулся Александр, - поэтому ящик и не меньше. Тепловизоры и ПНВ по семь штук.
   - Группа расширенная, - скорее утвердительно, чем спрашивая, сказал старшина и кивнул понятливо, - серьезное дело. Я так полагаю, что пистолеты есть у каждого, и патроны к ним прилагаются в достаточном количестве?
   - Ты как долго здесь будешь?
   - Заятдинов приказал мне быть на месте до самой отправки батальона, - поскучнел Забелин.
   - Ну вот, тогда мои парни сами забегут к тебе в гости. Разберетесь. Когда забирать товар?
   - На месте увидите. Я промаркирую ваши ящики красной полосой. Не ошибетесь.
   Попрощавшись с Забелиным, Александр решил заскочить домой и собрать все необходимые вещи. Скорее всего, ночевать придется на базе. Проходя через КПП, предупредил дежурного, что если появится маг по имени Калиф с помощником, пропустить их беспрепятственно. Выйдя за ворота базы, отыскал взглядом свободное такси, постоянно стоящие здесь, назвал адрес. Пока ехали до города, капитан прокручивал в голове детали предстоящей операции, и сам себе признавался, что смущен ситуацией. Какое-то странное и нехорошее шевеление в разных точках мира, причем давление идет на деловых партнеров и стратегических союзников России. Знать бы, кто стоит за этим, только вот не его ума дело. Для таких случаев есть специалисты более высокого уровня, которые и анализируют происходящее. А его дело воевать, не спрашивая лишнего.
   Ольги дома не было. Она еще утром сказала, что поедет к подруге в косметический салон. Ну да, что еще делать дома молодой девушке, да еще в отпуске, если мужик озаботился проблемами своей работы? Александр прошел в небольшую комнату, оборудованную для хранения своего железа. Открыл сейф и взял оттуда свой девятимиллиметровый "Гранд Пауэр", несколько обойм и коробок с патронами. Подумал и добавил две коробки с переливающейся голограммой в виде буквы "М". Здесь, в этом мире, все, что принадлежало миру магии, маркировалось именно такой буквой. Потом достал с полки черную сумку и стал складывать туда все, что могло понадобиться в командировке. В первую очередь на дно положил камуфляж "джунгли", обувь, носки, сменное белье. Александр даже не представлял, сколько времени пробудет в Порто-Ново. Белье лишним не будет. Не вес. Наплечная кобура - в сумку. Глушитель к пистолету туда же. Пара клинков с магическими рунами будет хорошим подспорьем в операции. Без ножей Александр вообще на задания не ходил. Аккуратно положил бинокль в чехле.
   В последнюю очередь закинул предметы гигиены: бритву, баллончик с гелем, зубную щетку с пастой, вжикнул замком и отнес сумку в коридор, положил возле трюмо. Посмотрел на часы. До шести вечера еще было время. Можно вздремнуть. Но сначала он послал сообщение Ольге, чтобы она возвращалась домой. Уезжать, не попрощавшись с подругой, Александр не хотел. Совсем свинство будет.
   Завалившись на диван, он прикрыл глаза, и картины прошлого снова встали перед ним....
  
   Россия, поместье Шафара - архимага Кавказа - под Ставрополем, 2000 год, октябрь.
  
   Чтение учебника истории России для студентов высших заведений весьма увлекла Шурку. Он даже не предполагал, что настолько будет шокирован тем, что здесь было написано. Слова Шафара, что он попал в альтернативную Россию, подтверждались самым недвусмысленным образом. У Шурки даже не было мысли, что он находится в центре грандиозного розыгрыша. Как-то само собой у него сложилось мнение, что все происходящее - правда, настоящая и яркая правда. Открывая учебник, он еще надеялся, что найдет зацепки, касающиеся обмана, сможет разоблачить этих парней, которые утверждают, что они ученики архимага. Правда оказалась прозаичнее, но и интереснее.
   Как прочитал Шурка, до апреля 1945 года история двух миров развивалась в одинаковом ключе. Один в один. Советские войска давили немцев по всем фронтам, загоняя обратно в берлинскую нору, союзнички торопились занять ключевые позиции, чтобы не пустить наших дальше на запад. Но вдруг в какой-то момент произошло странное. Немцы решили бросить в бой все, что могло двигаться, стрелять, даже не обращая внимания на то, что новое оружие не прошло необходимых доработок и испытаний.
   Наступление Первого Белорусского фронта на Зееловские высоты началась 16 апреля 1945 года. Бои были страшные, немцы защищались отчаянно, понимая, что проиграв сражение, они откроют русским прямую дорогу на Берлин. К концу второго дня боев советские войска прорвали оборону врага на основных направлениях и двинулись дальше. И вот здесь произошло то, что в будущем историки назвали "магическим выбросом". Утром 18 апреля над нашими позициями показался одиночный "Юнкерс". Сначала на него не обратили внимания, тем более, он был без прикрытия и не стремился атаковать. Он просто летел, но затем в какой-то момент резко спикировал, и от него отделилась какая-то точка. Очевидцы говорили, что предмет и на бомбу-то не был похож. Какая-то бочка с боковыми стабилизаторами, которые замедлили падение, а затем над ней распустился парашют. На высоте триста метров бочка сдетонировала, и на ее месте расцвел гигантский цветок ярко-фиолетового цвета с множеством оттенков красного, желтого, зеленого. Сполохи холодного огня разрослись до ужасающих размеров, захватывая все больше и больше пространства. Небо побагровело, между потемневших облаков заиграли беззвучные молнии, а фашистский "Юнкерс" просто исчез. Не упал, не взорвался - исчез, на несколько секунд оставив свой темный контур, после чего и он размылся на фоне играющих разноцветьем облаков.
   Мощная ударная волна настигла войска в радиусе пятидесяти километров. Но все очевидцы потом в один голос говорили, что никакого внешнего вреда она не нанесла. Как сказал один молодой лейтенант, попавший в самый эпицентр взрыва, его словно просветили яркой вспышкой, после чего он ощутил, что видит себя со стороны одновременно в настоящем, будущем и прошлом. Каждая клеточка его тела отзывалась на любое его желание и движение. Все жизненные процессы понеслись с необыкновенной быстротой. Он успел состариться, умереть и родиться снова. Лейтенант даже услышал мысли находившихся рядом с ним людей, а предметы, сделанные из железа, воспарили над землей метра на три и словно зависли в безвременье. Это было настолько необычно и страшно одновременно, что лейтенант счел лучшим упасть на землю, закрыть голову руками и переждать момент. Через пару минут нагревшийся воздух пронесся на восток, а предметы попадали на землю, после чего наступила необычная тишина. Пушки не стреляли, звуки боя с автоматной и пулеметной чечеткой и винтовочного разнобоя затихли.
   Командованию нужно было время, чтобы осмыслить ситуацию. О дальнейшем наступлении и речи быть не могло. Танки встали, не желая заводиться, самолеты не взлетали. Причем у врага ситуация была аналогичной. Советская и союзническая разведки озаботились вопросом: что это вообще было? Соответственно, боевые действия прекратились, наступило затишье. Это событие отодвинуло окончание войны до августа 1945 года, когда был подписан мирный договор, пусть и вынужденный для союзников, по которому Германия выплачивала огромную контрибуцию нашей стране, сворачивала военную промышленность, лишалась армии и флота сроком на пятьдесят лет, а на территориях, занятых нашей армией располагались несколько дивизий быстрого реагирования. В принципе, отметил Шурка, все то же самое, с одним лишь незначительным отличием: Берлин не был взят, Гитлер остался жив и умер своей смертью намного позже того, из параллельной Германии. Но даже недобитая Германия надолго осталась отщепенцем в европейской политической и экономической жизни. Американцы и здесь вовремя подсуетились и усилили свое влияние на правительства Западной Европы. Историческая закономерность не позволила в этом мире изменить ситуацию до полной неузнаваемости.
   Самое интересное началось через несколько месяцев после пресловутого взрыва на Зееловских высотах. Все, кто попал под его действие, начали испытывать странные изменения в организме. Ученые с удивлением отметили возросший метаболизм клеток, а также функциональные изменения на клеточном уровне. Проще говоря, в большом количестве появились оборотни, у кого-то появился дар ясновидения, кто-то стал заниматься телекинезом. И если такое изменение коснулось в первую очередь участников прошедшей войны, то через два года процесс затронул и гражданское население. Также было замечено, что странный фон, распространяющийся с территории Германии, захватывает все больше и больше территорий.
   Советское правительство, почуявшее неладное, провело быструю передислокацию войск, оставшихся на нашей территории, за Урал, в Сибирь и на Дальний Восток. Война против Японии началась в октябре 1945 года, и результат был тот же. Японцы капитулировали с потерей всех оккупированных территорий. Американцы почему-то не сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Шурка догадывался, почему. В его истории американцы смогли использовать немецких ученых, эмигрировавших в США, для создания всесокрушающего оружия. Но здесь произошел непонятный "затык". Ученые не хотели ехать за океан, а в конце войны Гитлер бросил все лучшие умы своей страны на создание какого-то чудо-оружия. Манхэттенский проект странным образом буксовал на месте, и первое испытание атомной бомбы произошло не в июле 1945, а намного позже - в августе. Странная ирония судьбы, хмыкнул про себя Шурка, прочитав эти строки. Он не мог знать, что первая партия обогащенного урана не была затронута магической бурей, пронесшейся вокруг Земли до первого пробного взрыва в Лос-Аламосе.
   Уже при втором и последующем испытаниях ученые отметили расхождения в результатах эксперимента. А все началось с того, что в центрифугах уран перестал обогащаться, и именно это обстоятельство в дальнейшем привело к закрытию проекта. Низкообогащенный изотоп урана-238 блокировал цепную реакцию. Нет цепной реакции - нет бомбы. Вуаля! С плутонием произошла такая же ситуация. Вначале никто не мог связать провал проекта со странным фоновым излучением, накрывшим Америку со стороны Атлантики. Многие физические процессы перестали должным образом действовать в этом мире, а такие вещи как левитация, телекинез, телепортация, парапсихология, ясновидение и другие, воспринимавшиеся раньше как шарлатанство, стали ведущими и популярными. С легкой руки какого-то ученого, растерянно произнесшего в интервью с журналистом из "Нью-Йорк Таймс", что мир сместился в сторону не логического развития, а магического, и теперь следует назвать его миром изменившихся технологий.
   К концу 1950 года весь земной шар вступил в эру магического владычества. Одна бомба, запустившая процесс изменения образа жизни на планете, коренным образом заставила государства перестроить экономическую и социальную структуру общества. В Советском Союзе быстро поняли, что восстановление разрушенной войной экономики теперь стоит планировать через призму магии. Институты и университеты перепрофилировались с креном в сторону обучения магии, а через нее шло и преподавание, например, той же физики с учетом новых реалий. Несколько лет понадобилось на поиск людей, подвергшихся определенному типу мутации, которая давала в итоге талант к колдовству и волшбе. И правительство страны поступило мудро. Все силы были брошены на обучение таких людей, чтобы в будущем магия обрела технологические черты. Именно смещение магии из области простого изменения сущности вещей в сторону технического оснащения колдовских формул давала шанс не погрузиться в средневековье всему миру. И Советский Союз, так же как и США, рванулись вперед, стремясь овладеть реалиями нового миропорядка.
   Шурка почесал затылок, прочитав эти строки. Выходит, что противостояние двух держав и в этой исторической параллели не претерпело никаких изменений. Разница была лишь в изменении декораций. Например, военная промышленность встала бы в своем технологическом развитии, если бы автоматы и пулеметы перестали стрелять, артиллерия совершенно не была бы нужна, самолеты и танки можно было отправлять на переплавку, и все силы сосредоточить на изготовлении арбалетов, луков и стрел. А все дело оказалось в измененной формуле пороха. Магическое излучение кардинально поменяло молекулярную структуру всех компонентов, используемых для изготовления пороха. Причем в природном состоянии они не изменялись, но стоило их пустить в производство, случался казус. Поэтому лучших ученых-магов бросили на решение этой проблемы. Проблема, конечно, была решена практически сразу, но теоретически. Нужно было просто обогатить смеси и компоненты какими-то магическими формулами, закрепить молекулярную структуру пороха на определенном этапе изготовления. И здесь-то вставал вопрос: как? Не удивительно, что куратором в этом направлении назначили Берию. Видимо, история и здесь восстановила свою основную линию развития. Если его "атомный" проект умер в зачаточном состоянии, значит, нужно найти другую точку применения. Этой точкой и стал "пороховой" проект.
   Популярными стали старинные книги по магическим и алхимическим изысканиям. Вот здесь-то все стали проклинать себя, что большинство материалов сгорело в огне инквизиции и простого мракобесия. В нашей стране дела обстояли нисколько не лучше. Сам Сталин приказал найти любой ценой библиотеку Ивана Грозного, а также труды Якова Брюса, главного алхимика России начала 18 века. За старинные манускрипты велась самая настоящая война разведок. Особенно между нашей и американской. Что-то находили, что-то крали, перекупали, но, в основном, учились сами методом "научного тыка".
   Порох научились "обогащать" с помощью магических формул, и теперь можно было смело развивать военную промышленность. Такая же ситуация обстояла с топливом для авиации и наземной техники. И здесь решение было найдено. С 1955 года все вздохнули свободно. Страна не погрузилась во тьму средневековья, а наоборот, рывком вышла в лидеры, сумев "приручить" магию на благо общества. Европа только-только преодолела экономический коллапс, сообразив, что махание руками доморощенных магов не выведут экономику государств из застойного болота.
   Шурка перевел дух. Все это читалось как интересный детектив. Он даже не заметил, как прошел день. Включив настольную лампу, парень продолжил перелистывать страницы. Его интересовало, как Советский Союз превратился в Империю.
   Оказывается, в этой истории Сталин руководил страной на семь лет дольше, и неоднократно в последние годы жизни выдвигал тезис о необходимости воссоздания конституционной монархии в стране. Как ни странно, народ поддерживал его желание. Но желание желанием, а сам Сталин категорически отказывался от титула монарха. Хотя вполне мог стать им. Он действовал хитрее, подготавливая народ к большим политическим изменениям, заодно знакомя его с новыми лицами в правительстве.
   Новая конституция подготавливалась именно с учетом возврата монархии. Однако преемственность власти отрицалась. Монарх должен быть выборным из числа знаменитых граждан страны, заслуживших доверие народа, поработавших в государственных структурах, не запятнав свою репутацию различными скандалами. В результате дискуссий, политических интриг и общественного мнения выделилась основная тройка кандидатов на роль монарха. Этими людьми являлись Андропов - сорокапятилетний партийный деятель, находившийся в это время в Венгрии на дипломатической работе, и которого активно продвигала часть партийцев в правительстве; Берия как человек особо приближенный к Сталину и успешно осуществивший прорыв в "пороховом" проекте; а также Георгий Жуков - прославленный полководец в прошедшей войне. Пусть даже многочисленные трения со Сталиным несколько подрывали его позиции, но все же его слава широко шагала по стране.
   В 1959 году Сталин дал время руководителям всех республик, входивших в состав СССР, самоопределиться. Или они выходят из состава Союза, или же у них не будет больше никаких возможностей это сделать. Потому что после принятия новой Конституции произойдет упразднение СССР и возникнет Российская Империя без права выхода каких-либо земель из ее состава. Эта весть всколыхнула все народы, жившие на территории СССР. Заворчали на Западной Украине, в Прибалтике и в Маньчжурии, находившейся под протекторатом нашей страны после окончания войны. Маньчжуров понять можно было, так как они больше тяготели к Китаю, восстанавливающемуся после японской оккупации. В правительстве даже допускали отделение Прибалтики, так как особо не беспокоились за Калининградскую область. Она никоим образом не становилась анклавом, а была связана с Россией непосредственно Сувалкским коридором. Сувалки до войны входили в состав Восточной Пруссии, а после подписания мирного договора отходили к СССР. Сталин категорически отказался отдавать Сувалки полякам, и те ничего не могли поделать. Логика победителей всегда ломает принципы распределения земель по национальному признаку и историческая закономерность требовала именно такого решения. Никаких анклавов - вот жесткое решение нашего правительства. Империя должна быть единой и неделимой, без отрыва от метрополии. Все завоевания закреплялись юридически без каких-либо оговорок. Таким образом, границы СССР обоих миров не отличались друг от друга, за некоторым исключением на западном направлении, да наличием нескольких морских баз в Средиземном море и в Порт-Артуре.
   Шурка мысленно поднял вверх палец, словно отдавая дань уму и решительности советского правительства в этом мире. Если судить по нынешнему состоянию страны, то деловая хватка и умение играть на опережение сохранились как преемственность, как сильная сторона монархии.
   Раздалась легкая дробь по двери, словно стучали костяшками пальцев, и, не дожидаясь ответа Шурки, в комнату вошел Шафар. Он приблизился к кровати, взял в руки учебник, посмотрел на обложку и хмыкнул. Положил ее на тумбочку и присел на стул.
   - Как тебе впечатления от прочитанного?
   - Сильно, - признался Шурка. - А наш Союз развалился на куски. Даже обидно стало, когда читал.
   - Значит, у вашего руководства не хватило воли удержать в одном кулаке зарвавшихся местечковых командиров, - пожал плечами Шафар. - Ты в порядке? Как себя чувствуешь?
   - Нормально. Плечо уже не болит. Шафар, что мне теперь делать? Если мне не суждено вернуться обратно, как я здесь жить буду? Документов нет, жилья нет.
   - Это не проблема. Я вчера связался с военной прокуратурой, и сегодня после обеда приедет следователь. Не пугайся. Это лишь формальности. Он выяснит некоторые моменты твоего славного жизненного пути, а потом подключит нужных людей.
   - А я ему должен все рассказать? - неуверенно спросил Шурка. - Что я из другого мира, что воевал в Чечне....
   - О пространственных переходах здесь не знает только лишь ленивый, - усмехнулся архимаг, - потому как споры о возможности заглянуть за пределы нашего мира ведутся уже лет сорок. Ведь магия каким-то образом сумела навязать нам свой образ жизни. Откуда-то она просочилась.... Но это лишь теоретические изыскания. Подвижки есть, но шансов, что мы добьемся прогресса - мало.
   - Как? А разве это не бомба спровоцировала распространение магии на Земле? - удивился Шурка.
   - А-аа! Ты о "Зееловском феномене"? - Шафар задумался. - Понимаешь, все сначала так и думали, что именно в бомбе была начинка из магических ингредиентов, хотя в первые дни отказывались принимать такую нелепую, на первый взгляд, теорию. Наша разведка знала, что немцы ведут разработку секретного оружия на основе каких-то странных артефактов, найденных в Тибете и в Индии, но никак не могли выйти на разработчиков проекта. Было три попытки похитить чертежи, но все безуспешные. После применения бомбы, как уже потом стало ясно, произошел инфернальный пробой, откуда бешеным потоком к нам устремился магический фон. Именно это стало причиной изменения всего уклада жизни, а не то, что было в бомбе. Немцы где-то просчитались, и сами поплатились за свою легкомысленность. Нельзя играть вещами, недоступными обыкновенному человеку. Дыру мы закупорили в шестьдесят пятом году, но до тех пор Земля уже была заражена повсеместно, где сильно, а где слегка. Но везде. И последующие поколения уже рождались, подверженные магии. А ты чист. Тебя нельзя вылечить посредством магии или заговора, только обычной медициной.
   - Здесь нестыковка, - быстро ответил Шурка. - Как я понял, любой компонент при взаимодействии друг с другом теряет свои обычные качества. Разве с лекарствами не так? И если допустить, что изготовление медикаментов тоже подвержено магической обработке, то как они могут повлиять на мое здоровье? Получается, что при высокой температуре я не смогу пользоваться аспирином или другим жаропонижающим?
   - Молодец, выхватил основную проблему, - улыбнулся Шафар. - Ладно, раскрою тебе тайну. В нашем мире есть один-два процента людей, похожих на тебя. Их не берет магия, они не подвержены заклинаниям, но и сами они остались обыкновенными и ничем не примечательными субъектами, хотя все находятся под неусыпным контролем госструктур или шарлатанов от науки. Но это они, а ты прибыл из другого места. А проблемы, я думаю, одинаковые. Над этим лучшие умы работают только из-за научного интереса: как обойти магию?
   - И успешно? - с надеждой спросил Шурка.
   - Если я скажу, что "неподверженные" никогда не болеют - ты поверишь?
   - Не поверю. Не бывает такого.
   - Бывает, Саша, бывает, - улыбнулся архимаг. - Они не болеют, их не берет лихорадка, не поражают вирусы и далее по списку. Но огнестрельная или ножевая рана сведет такого человека в могилу, если ему не оказать обычную первичную медицинскую помощь. В твоем случае помог обычный жгут, дезинфекция раны, обработка и простая операция. Без всякой магии.
   - Но ведь ранение я получил от обыкновенной пули, не магической, - резонно заметил Горюхин.
   - Да не важно, какая пуля: магическая или обыкновенная. Наши боеприпасы создаются по привычной технологии, только ударную и поражающую силу усиливает магия. Она лишь придает движение патрону или снаряду. А дальше наступает действие обычных физических процессов. Осколок может так же просто поразить человека, без всякого волшебства. А потом медики применяют свои магические умения для спасения раненного. Понятно?
   - Понятно, - буркнул Шурка, - что лучше не подставляться под пулю и нож. Перспектива не из лучших. А как быть с моими детьми, если они у меня появятся? Будут ли они восприимчивы к фону?
   - А вот этого никто не знает. Хочешь проверить на опыте - заведи семью.
   Шафар засмеялся, хлопнул своей широкой ладонью по руке парня и встал со стула.
   - Ладно, я пошел. Не забудь про встречу. После обеда я пришлю к тебе Антона, он отведет тебя к следователю.
   - Шафар, последний вопрос. Антон - он кто?
   - Антон - боевой маг. А Сергей - маг-лекарь. Они находятся в моем подчинении, так как еще проходят обучение.
   Шафар вышел, аккуратно прикрыв дверь.
  

****

   - Саша! - легкое потряхивание за плечо разбудило капитана. Он открыл глаза и увидел перед собой встревоженное лицо Ольги. Девушка сидела на краю дивана. - Что случилось? Я получила сообщение и сразу бросилась домой.
   - Мне нужно ехать, милая, - сел рядом с подругой Горюхин. - Дело очень серьезное, всех наших подняли по тревоге. Командировка затянется, сразу предупреждаю.
   - За Периметр? - закусила губу Ольга.
   - За него, - не стал скрывать Александр. Не в его правилах было оставлять человека в неведении. Зачем скрывать очевидное? А так девушка будет знать, чего опасаться и ждать. Готовься к худшему, надейся на лучшее. - Да перестань же! Глаза намокли уже.
   Он вытер слезу, покатившуюся по щеке Ольги, притянул к себе гибкое тело девушки и вдохнул в себя еще свежий запах шампуня.
   - Прическу новую сделала, - пробормотал он, - а я разочаровал тебя.
   - Я боюсь, - прошептала она.
   - Чего? Бояться мне надо, а ты здесь в безопасности. Ты же знаешь - я счастливчик. Какой раз ты меня провожаешь? Второй? Ну, это еще не срок. Привыкнешь потом.
   - Я тебе дам амулет, - вскочила Ольга на ноги и бросилась в спальню.
   Александр улыбнулся и стал собираться. Он уже стоял в коридоре, когда девушка появилась с цепочкой, на которой висел кулон в виде розочки. Она надела капитану этот кулон на шею и застыла.
   - Ты же знаешь, что магия амулетов мало помогает, - улыбнулся Александр. - Я просто буду осторожен.
   - Этот амулет без магии, - сказала Ольга, - он достался мне от мамы, а его заговаривала ведунья. Он не магический, Саша.
   - Я понял, - кивнул Горюхин и крепко обнял девушку, лишь на мгновенье, стараясь не затягивать процесс прощания, отодвинул ее от себя, схватил сумку и вышел за дверь. На секунду сердце сжало от непонятных предчувствий, но это всегда происходит, когда оставляешь любимого человека, а сам устремляешься навстречу неизвестности.
   К базе он подъехал, когда еще не было шести. На проходной поинтересовался у дежурного, не появлялся ли человек по имени Калиф.
   - Полчаса назад он прошел через КПП, - кивнул молодой лейтенант, которого Горюхин не знал. Недавнее пополнение, что ли? - С ним еще один человек, назвался Кромом.
   - Ладно, Кром, так Кром, - удовлетворенно заметил Александр и направился в сторону штаба. На знакомой скамейке для перекуров сидели двое мужчин. Один из них был высокий, смуглолицый, с пышными усами. Короткие волосы, седоватые виски. На голове панама. Второй сидел скромным мальчиком, да и был он, действительно, совсем пацан, на вид лет девятнадцать-двадцать. На его лице читалось любопытство всем происходящим, но вот глаза с черными зрачками казались неподвижными, и от этого взгляда становилось не по себе.
   Капитан Горюхин подошел к ним и для проформы спросил, хотя был уверен, что это именно те люди, которых прислал Шафар:
   - Калиф? Кром?
   - Я - Калиф, - встал мужчина в панаме и двумя пальцами приподнял ее в знак приветствия. - Здравствуйте, Александр.
   Они пожали друг другу руки. Потом капитан поздоровался с Кромом.
   В среде боевых магов не принято называть настоящих имен. После многолетнего обучения и посвящения они принимают новые имена-псевдонимы, и поэтому Александр не стал спрашивать, как их зовут на самом деле. Он пригласил их в кабинет, который делил пополам с майором Хлебниковым.
   - Не возражаете, если я украду у вас несколько минут? - поинтересовался капитан, ставя сумку в углу. - Контракты находятся в отделе кадров, так что успеете. Сегодня на базе аврал, никто домой не идет. Издалека приехали?
   - В Грузии отдыхали, - усмехнулся Калиф. - Шафар уговорил. Я несколько лет назад работал за Периметром с группой из "Лебедей". Так что по старой памяти...
   - Да вы присаживайтесь, товарищи, - показал на диванчик Александр. - Введу в курс дела. Летим в Порто-Ново в составе батальона под командованием майора Степанчука. Но у нас отдельное задание. Нужно отыскать пропавшую группу майора Хлебникова - позывной "Кот". С ним должны находиться два француза - нефтяника. Были заложниками. Кот проводил операцию по их освобождению, но группа попала под инфернальный выброс. Они живы, но находятся в самом эпицентре событий. Наша задача - найти их и вывести в безопасное место.
   - А портал? Так и оставить действующим? - сразу уловил проблему Калиф.
   - Насчет портала мне не ставили задачу, - твердо ответил Александр. - Конечно, это подразумевается в процессе операции, но я такого приказа не получал.
   - Хорошо, оставим это на потом, - согласно кивнул Калиф. - Я взял с собой необходимые вещи для такой ситуации, и если понадобится - закупорим дыру.
   - Отлично, - улыбнулся капитан, - сразу видно опытного мага. А вы, Кром? У вас были боевые выходы?
   - Два, но внутри Империи, - просто ответил парень. - Васюганские болота в девяносто девятом и полтора месяца приключений в Приамурье. Вурдалаки и адские псы, чтоб их. Так что опыта работы за Периметром у меня нет. Надеюсь, Калиф научит уму-разуму.
   - Ну, да, опыт приходит во время еды, - пошутил Горюхин. - Вы где остановились? Есть где заночевать?
   - В офицерской гостинице, капитан, - поднял руку Калиф, - не стоит беспокоиться. Когда сбор?
   - Завтра в три часа дня вылетаем. Отсюда колонна выйдет в десять утра. В девять ноль-ноль прошу быть в этом кабинете. С вещами.
  
  
   Россия, Краснодар-Центральный, военный аэродром, 2013 год, июль
  
   Александр едва успел выпить кружку кофе, как его кабинет стал заполняться людьми. Первыми прибыла группа прикрытия. Широко улыбаясь, вошел Скиф - штатный снайпер - со своей незаменимой СВД и большим баулом, а за ним, скромно, по стеночке хладнокровный убийца нечисти Кипер. Они поздоровались с капитаном, сели на диван, и Скиф спросил:
   - Мы самые первые или единственные?
   - Не обольщайся, - хмыкнул Александр, выглядывая в окно, - сейчас здесь будет тесно.
   И, правда, как только он произнес эти слова, вошли еще двое. Калиф и Кром с любопытством оглядели широкоплечих бойцов, отчего те поежились от всепроникающего магического радара. Познакомились. Узнав, что группу будут прикрывать два мага, парни переглянулись.
   - Разрешишь, капитан? - Калиф достал изящную курительную трубку.
   - Конечно, кури, - как-то само по себе случилось, что они перешли на "ты". - В группе больше никто не курит, но это же не повод выгонять тебя на улицу.
   Калиф набил трубку ароматным табаком, неспешно прикурил, и, окутавшись клубами дыма, подошел к открытому Александром окну.
   В дверь затарабанили. Не дожидаясь, пока стучащему дадут разрешение войти, в кабинет ввалились один за другим берсеркеры. Баргут зыркнул по сторонам узким прищуром темно-серых глаз, кивнул Скифу и Киперу и, увидев свободный стул, с грохотом пододвинул его к шкафу, привалился плечом к полированной стенке и замолчал. Джамал вежливо со всеми поздоровался и сел на диван. Трое молча потеснились, ничего не сказав.
   - Все в сборе, - Александр сел за стол, - и все вкратце знают, что нам предстоит. Я собрал вас для того, чтобы вы присмотрелись друг к другу, а не стали выяснять отношения в полете. Я знаю, как любят проверять новичков. Только сразу предупреждаю: наши маги не новички, хотя и никто из них с вами не работал. У Калифа есть опыт работы за Периметром, посему все его рекомендации выполнять неукоснительно. Операция сложная, двойная. Вчера вечером Заятдинов довел до меня основную задачу: купировать инфернальный прорыв....
   - Ну, вот, - словно удовлетворенный этими словами, пыхнул дымом Калиф, - не зря готовился.
   - Да, к сожалению, придется этим заняться, - кивнул Александр. - К сожалению, потому что это трата времени и лишний риск потерять группу. Первый этап: находим группу Кота и заложников. Этап второй: совместными усилиями закрываем дырку и отходим в Порто-Ново. Или наоборот: по мере возникновения проблемы.
   - Как мы будем их искать в джунглях? - Баргут уставился на капитана, и на его смуглом, с острыми скулами, лице отразилось беспокойство. - Примерный маршрут мы узнаем, само собой. А дальше? Предполагается наличие проводника? В тайге я вас проведу, но джунгли - не мой профиль.
   - Думал над этим, и пришел к мысли, что проводник нужен, - согласился Горюхин, - но все упирается в знание языка. У нас никто на французском или дагомейском не разговаривает. А наречий там столько, что сам черт ногу сломит.
   - Черт, к сожалению, ломать ничего не будет. Он уже вовсю развлекается там, - снова проговорил Калиф.
   Александр посмотрел на часы, и все его поняли прекрасно. Задвигались, зашевелились.
   - Наша группа едет в составе колонны на микроавтобусе, - предупредил капитан. - Берите шмотки и грузитесь. Машина стоит возле столовой. Я зайду к начштаба, без меня не уезжайте!
  

****

  
   По прибытии на военный аэродром началась погрузочная суматоха. В темное нутро грузового Ила загружали с помощью тельфера и лебедок БРДМ, весь изрисованный магическими каракулями на грязно-песочной броне. Следом готовились заехать два "Урала". Сизый дым стлался над взлетной полосой. Суетились погрузочные группы. Крепились ящики, какие-то черные тюки больших размеров. Где-то в глубине самолета виртуозно матерились.
   Александр с трудом нашел майора Степанчука, собравшего вокруг себя командиров рот за высоким бортом БТРа, стоявшего в очереди на погрузку, и объяснявшего им, кому куда садиться. Увидев Горюхина, призывно махнул рукой. Когда капитан подошел ближе, ткнул в него пальцем:
   - Ваша группа полетит во втором Иле, потому что личный груз будет там. По прибытии в Порто-Ново сразу выдвигаетесь в Тофо. Местные товарищи выделят джип. Договоренность уже есть. Нас не ждите. Маршруты разные. Связь держите через магов, но можете и через рацию. Смотрите, как удобнее. Все понятно?
   - Так точно, товарищ майор, - кивнул Александр. - Как нам осуществлять выход?
   - Как только будет решена основная задача - даете мне знать. Назначим точку рандеву. Я пришлю прикрытие. Сейчас нет смысла обсуждать ситуацию. Все может поменяться. Ориентируйтесь на месте.
   Через три часа погрузка техники и личного состава была завершена. Многотонные Илы вырулили на взлетную полосу и один за другим с двадцатиминутным интервалом поднялись в воздух. Заняв свой эшелон, самолеты взяли курс на Крит, где их должны были ждать заправщики. Дозаправляться решили в воздухе, чтобы не терять время. Все это Александр узнал от Степанчука, и уже устроившись в кресле салона на верхней палубе, пришел к мысли, что к нештатной ситуации подключились официальные структуры России. Инфернальный прорыв - это не шутка. Уже было несколько попыток вывести в мир подземную и иномирскую погань наружу: во французском Карнаке в 2010 году; в Исландии, возле удивительной и ужасной на вид горы Хвитцерукр - тьфу ты! Язык сломать можно! - в 2011 и в Дельфах год назад. Во всех случаях пробои закупорили, и предпочитали об этом не распространяться. И вот снова прорыв. Четвертый год подряд кто-то пытается расшатать и так нестабильную ситуацию в мире, и, причем играет по-крупному. Весь юго-западный Периметр проверяется на стабильность и устойчивость. Все известные частные военизированные компании заняты в отражении набегов нечисти и оголтелых приспешников анархистов-магов.
   Александр оказался рядом с помощником мага и после долгого молчания он все же полюбопытствовал:
   - А почему Кром? Довольно неординарное имя для мага.
   - А потому что хожу по кромке, - улыбнулся помощник, - всю жизнь, как себя помню, так и хожу. Смерть в лицо раза три глядела, да, видать, я сильнее оказался. Когда почувствовал в себе способности к определенному виду магии, решил учиться.
   - У кого?
   - В поместье архимага Севера - Любомира. Потом жизнь покидала по России. Вот, заработал себе репутацию везунчика.
   Горюхин незаметно от Крома скрестил пальцы. Не разделял он оптимизма помощника, не имевшего опыта работы за Периметром. Как он себя поведет экстремальной ситуации? Все, кого взял в группу капитан, были проверенными людьми, и каждый в одиночку мог решить половину всего задания. А вот Кром....
   - Ты давно знаешь Калифа? - не успокаивался Александр. Он окинул взглядом салон, и обратил внимание, что вся группа навострила уши, силясь сквозь натужный рев моторов услышать разговор командира с новичком. Кроме Калифа. Тот демонстративно спал, или делал вид, что спит. Кто их разберет, магов.
   - Беспокоишься, командир, за меня? - широко улыбнулся Кром, словно прочитал мысли собеседника. - Врать не буду, многого я еще не умею, но не подведу. Самодеятельностью никогда не занимался. А с Калифом я знаком пять лет, как первый раз приехал на Кавказ по горам полазить, так с тех пор с ним.
   - Ладно, уговорил, - откинулся на спинку Александр, и незаметно для себя задремал под шум двигателей....
  
   Россия, поместье Шафара, октябрь 2000 года
  
   Как и обещал архимаг, военный следователь появился после обеда. В комнату, где отлеживался Шурка, он заходить не стал. Узнав, что раненый вполне может передвигаться, следователь попросил его прибыть в соседнюю комнату, которую Шафару пришлось отдать специально для приватной беседы.
   Следователь оказался плотно сбитым мужчиной, без лишнего грамма веса, с постоянным прищуром глаз на худощавом лице. На вид ему было лет пятьдесят, но в волосах не было ни единого седого волоска. Он сидел за столом, а свою фуражку и китель повесил на вешалку возле окна. Шурка как-то робко, бочком вошел к следователю и встал у двери, не зная, как себя вести с представителем власти. Кинув взгляд на погоны, понял, что перед ним полковник. Ого! Важная птица до него долетела!
   - Да заходи уже, Горюхин, чего топчешься на пороге! - добродушно произнес следователь и бросил на стол пачку "Герцеговины Флор" с золотистым ободом посередине.
   - Я не курю, - Шурка приблизился к столу и снова замялся.
   - Бери стул, садись. Разговор будет долгим, а у тебя пулевое ранение ноги, так? - полковник подтянул к себе красную папку с тиснением "Военная прокуратура", медленно открыл ее. Потом достал из кармана кителя маленький серебряный диктофон, постучал по нему пальцем, продолжая поглядывать на Шурку.
   - Так точно, - парень сел на свободный стул и лихорадочно соображал, как ему вести себя в этой ситуации.
   - Я - следователь военной прокуратуры города Ставрополя полковник Заречный, - наконец представился мужчина. - Буду вести твое дело. Ты у нас, конечно, фигура загадочная, и что с тобой делать - ума не приложу. Но в ходе беседы может что-нибудь и прояснится. Давай с самого начала. Где родился? Откуда и когда призвался? Где проходил службу?
   - Родился в 1981 году в Иркутске. Оттуда же и призвался в армию в 1999 году. Полгода в учебке под Красноярском, потом попал в разведроту в действующей части. Службу проходил в Чечне. Во время разведрейда группа попала в засаду и была полностью уничтожена. Я чудом ушел от погони. Был дважды ранен, потом вдруг очутился здесь. В смысле, в этой России.
   - Кто командир части?
   Шурка назвал и его, и лейтенанта Сергунова, рассказал о засаде, и чуть ли не поминутно свои действия во время погони. Все слова парня Заречный тщательно записывал, приспособив для дублирования диктофон.
   - Товарищ полковник, - поймав паузу в расспросах, решился Шурка, - а зачем все это нужно? Ведь они остались все там, а я здесь....
   - Гражданин Горюхин, - полковник отложил ручку в сторону, сцепил пальцы рук в замок, положил их на крышку стола и внимательно посмотрел на Шурку, - неважно, откуда вы и каким образом очутились здесь - я обязан проверить все досконально. Можем мы допустить ситуацию, что вы дезертир? Это ведь наиболее внятный и допустимый вариант. Его надо проработать. Мы проверим ваш домашний адрес, ваших родителей с условием, что они действительно существуют в нашем мире, и только тогда можем предъявить обвинение. Если же ваша семья никогда здесь не проживала - будем думать дальше.
   Полковник снова стал задавать вопросы, в большей степени касавшиеся службы Шурки, местом дислокации части, а затем попросил кратко рассказать историю России, а также кратко о причинах конфликта с Чечней. Шурка, обрадованный, что успел почерпнуть немного информации об этом мире, высказал свое видение о схожести и различии двух миров, а затем приступил к чеченской кампании. Следователь слушал долго, успев выкурить две сигареты - настолько его впечатлило повествование о бушевавшей войне за тонкой гранью его мира, в чужой для него параллельной России. Он даже перестал писать, боясь упустить что-то важное, доверившись технике.
   Когда Шурка закончил рассказ, полковник повертел головой, словно его душил ворот наглухо застегнутой рубашки и галстук. Затем он нажал на кнопку диктофона, останавливая запись.
   - Если это не плод вашей фантазии, гражданин Горюхин.... Ваши данные требуют тщательной проработки. Наши специалисты, к сожалению, никак не смогут проверить подлинность этого рассказа, но правду или ложь различить смогут.
   Шурка пожал плечами. Ему было без разницы, уличат его во лжи или нет. Сам он прекрасно понимал, какая бездна расстояния, времени и возможностей разделяют его с родным домом, с родителями и друзьями. Сердце еще не воспринимало всерьез ситуацию, а ночью не мучили кошмары, и не приходилось вскакивать в холодном поту. Все это будет потом, придет как неизбежная плата за изменившуюся в корне жизнь.
   - Как относится к вам Шафар? - неожиданно спросил следователь.
   - Неплохо, - не задумываясь, ответил Шурка, - часто заходит ко мне, спрашивает о здоровье. Но мне кажется, его больше интересует мой организм. Я же неподвластен магии, как уже понял. Что-то вроде подопытного кролика.
   Полковник Заречный усмехнулся и закрыл папку.
   - Согласишься еще немного побыть пациентом архимага?
   - Да не вопрос. Пусть изучает. Товарищ полковник, а кто такой архимаг? Он единственный в своем роде или же есть еще кто-то?
   - Архимаг - высший маг, имеющий неограниченную возможность и силы для волшебного творчества, не идущие вразрез интересам России. Шафар - не единственный архимаг в стране. Его подворье создано для контроля за ситуацией на Кавказе. Существуют архимаги Севера, Дальнего Востока и Маньчжурии, Сибири, Карпат, Крыма и Московский архимаг, курирующий весь центр и запад страны.
   - Маньчжурия осталась под нашим протекторатом? - удивился Шурка, незаметно для себя назвав эту Россию "наша".
   - Ого! - улыбнулся Заречный, одевая китель. - Уже изучил курс истории? Да, как ни странно - да. Китайцы довольно спокойно отнеслись к решению обширного региона остаться под дланью Российской Империи. А протектората уже давно нет. В 87-м Маньчжурия вошла в состав России.
   - Я не до конца прочитал, - смутился Шурка.
   - Не беда, до следующего моего приезда у тебя будет время, - утешил его полковник, направляясь к двери.
   - А что же китайцы? - не унимался Горюхин. - У нас они как тараканы расползлись по миру, тихо обживают чужие земли.
   - Вот и мы вначале были удивлены спокойствием наших восточных соседей, - полковник пропустил Шурку в коридор, вышел сам и аккуратно прикрыл дверь, - а потом дошло, что они потихоньку проводят экспансию северных территорий Индии. А чтобы индусы не обратились за помощью к России, пошли на такую земельную жертву. Рассчитывали, что русский медведь, проглотив такой жирный кусок, будет мирно переваривать его лет сто.
   - И как?
   - Жуем, - засмеялся Заречный, - грозим пальцем желтолицым братьям, не даем им особо бесчинствовать, но ползучая экспансия продолжается. И, кажется, совсем уж недовольных нет. Пока нет.
   - А она нам нужна, Маньчжурия? - задумался Шурка.
   - Нам все надо, - посерьезнел полковник, - но не для того, чтобы набить свои закрома краденым золотом и богатствами чужих стран. Мы несем свет истинного миролюбия и дружбы между людьми, где бы они ни находились.
   "Это он всерьез"? - озадачился Шурка, прощаясь со следователем.
   Войдя в свою комнату, он сразу схватил учебник, открыл страницу по закладке, улегся в кровати поудобнее и продолжил чтение. В принципе, ему уже было понятно, почему в этом мире Россия имеет статус Империи. А вот вопрос возрождения монархии в России муссировался достаточно долго. Недовольные были - уж куда без них. Но большинство все же склонялось к форме правления, уничтоженной в огне революции. Возврат к корням необходим для осознания собственной гордости за богатое прошлое страны, пусть оно и было тяжелым, кровавым и тернистым, считали люди. Главное, уроки прошлого были учтены, и теперь Россия пользовалась плодами новой концепции развития.
   Первым монархом стал Юрий Андропов, таким образом предвосхитив свое правление страной в Шуркиной реальности на двадцать лет раньше. Его деятельность в новой роли была довольно активной. В первую очередь стала создаваться линия противодействия неорганизованной магии, в просторечии Периметр. Он охватывал весь север страны, шел по границе с Польшей вниз к югу, отрезал отделившуюся Западную Украину, Румынию, Болгарию и забирал большую часть акватории Черного моря. На юге и востоке страны Периметр повторял контуры государственной границы СССР, включая, правда, территорию Маньчжурии со столицей края Харбином. Андропов выразился просто и доходчиво в том смысле, что у страны, пережившей страшную войну с Германией, нет ни сил, ни возможностей помогать всем сирым и убогим в борьбе с распоясавшейся нечистью под руководством каких-то магов-авантюристов, возжелавших полной власти в отдельно взятой стране. Отныне Периметр укреплялся новейшими техническими средствами охраны, в пограничные войска ввели штатную должность мага, который следил за изменением магического фона, руководил расстановкой спецсредств вдоль границы, а когда надо - проводил упреждающие мероприятия на нейтральной полосе.
   И все было бы великолепно в новой истории России, если бы пресловутая североамериканская доктрина не выставила ее главным своим врагом. Англосаксонская спесь и здесь дала о себе знать. Мощнейшая заокеанская держава, поглотившая Канаду и Мексику, постепенно стала проводить политику вмешательства во все проекты России опосредованно: через магов, революции, перевороты. А так как без магии уже никуда нельзя было деться, то и акции проводились с размахом. В мутной воде ловилась очень крупная рыба. Вербовались не только политики мелкого пошиба, но и целые президенты, правители и премьер-министры. Управляемый хаос пришел на смену старому миру. А вся шумиха была направлена на подрыв государственного устройства Российской Империи, на завладении секретными технологиями, переманивания перспективных молодых магов к себе за океан.
   "Вот суки, - проскрипел зубами Шурка, - и здесь свое поганое рыло суют, куда хозяин не велел! Что за неугомонная нация!".
   По странной иронии судьбы первый монарх новой России умер в том же 1984 году, что и в Шуркином мире. Исторический зигзаг был сглажен закономерным результатом. Матрица двух миров пришла в равновесие. Двадцать три года правления Андропова не прошли даром: укрепился международный авторитет страны, перспективные направления в науке и технике дали свои плоды, армия была вооружена по последнему слову техники. Но вот здесь и крылась проблема. Ухудшающаяся обстановка в мире требовала быстрого и локального разрешения того или иного конфликта, затрагивающего интересы России. Армия не могла участвовать в инцидентах, охранять важные объекты за рубежом, влиять на политиков определенных государств. Поэтому в 72-м году были созданы ЧВК, призванные решать такие задачи.
   В составе ЧВК набирались отставные офицеры, имевшие боевой опыт, гражданские лица, прошедшие трехгодичную службу в специализированных учебных частях, после чего подписывали контракт на пять, десять, пятнадцать лет (выбирался приемлемый вариант службы), а также ушедшие в запас старшины, сержанты и рядовые после службы в армии России. Боевые маги привлекались по контракту на определенное количество лет или по краткосрочному контракту в зависимости от выполняемой задачи. Руководили частными военизированными компаниями отставные офицеры не ниже полковника. Это была так называемая Коллегия, объединявшая все ЧВК в единый механизм. Именно она решала тактические и стратегические задачи. В случае же объявления войны России чужим государством все ЧВК переходили под управление Генштаба в составе спецподразделений.
   Шурка перевел дух. Н-да, насколько разнится подход руководителей этой реальности к развитию страны, где не знали унизительного развала Советского Союза, где не голодали старики, где кучка барыг с позволения высшего руководства не могла нагло грабить свой народ, и, похохатывая, греть пузо в теплых странах. Потрясающий воображение грабеж целой страны в таком мире не прошел бы. Просто таких дельцов поставили бы к стенке и шлепнули под аплодисменты народа. Шурка был в несознательном возрасте, когда случился государственный коллапс, но со слов отца прекрасно себе представлял картину происходящего. Батя молодец, не ругал на кухне за рюмкой водки проходимцев и предателей, а работал тяжело, натужно, заодно прививая старшему сыну правильные взгляды на жизнь. И Шурка, хорошо начитанный, сам начинал разбираться в реалиях современной политической жизни страны, и чем дальше думал, тем страшнее ему становилось за свое будущее, за своих детей, которые у него когда-нибудь будут. Так что путинское решение "мочить в сортире" всех несогласных с политикой нового правительства одобрил. И даже Чечня с ее мрачными и тяжелыми буднями не разубедили его. Все начиналось правильно. Хватит бардака. Только вот участвовать в строительстве новой страны ему уже не удастся.
   Сами собой навернулись слезы; горячими волнами они омыли его душу, принося странное облегчение. Раз суждено ему остаться здесь навсегда, то надо найти такое место в жизни, чтобы принести максимальную пользу для становившейся симпатичной ему параллельной России.
  

****

   - .... Она была, оказывается, ведьмочкой, а я и губу раскатал, - Александр проснулся от голоса Кипера, рассказывавшего какую-то очередную байку Крому. Ясно, нашел новые уши, греет по полной. - Думал, раз она такая красавица-раскрасавица, то секрет вечной молодости должна знать сто пудов! Ну и давай к ней подкатывать! И так ее умасливаю, и этак - все впустую. Девушка оказалась с норовом! Мне, говорит, такие прыткие товарищи сотнями приглашения к свадьбе шлют. Ты недалеко от них ушел. А что тебе надо? - спрашиваю. Муж - надежный, дети - красивые и здоровые, а главное - чтобы дома сидел, не прыгал по сторонам.
   - В избушке? - невинно спросил Кром.
   - Что? А! Нет, у нее квартира в Питере, а сама она потомственная ведунья, кровь, видите ли, не позволяет нарушать социальную страту.
   - Так и сказала? - удивился помощник мага.
   - Так и сказала, - вздохнул Кипер, - ну, я и понял, что она меня посылает далеко и безвозвратно. Только вот про страту не понял. Что за зверь?
   - Это социальная лестница, - посмеиваясь, пояснил Кром. - Ты стоишь на одном социальном уровне, она - на другом. Вот и говорит, что ты ей не ровня. Аристократия, тем более, потомственная, никогда не допустит смешения ваших уровней. Ты же простой солдат удачи, а она наверняка - влиятельная дама, пинком открывающая нужные двери.
   - Я тоже пинком могу дверь выбить, - обиделся Кипер, - только этим не кичусь. И в кабинеты нужных людей вхожу по долгу службы. И, знаешь, чувствую, что я не самая маленькая мошка в глазу!
   - Поэзия из тебя прет как из шланга, - присоединился к разговору Скиф, - что ты так разговорился?
   - Это Кром меня вынудил на откровенность, - отвертелся напарник. - Кстати, о шланге. К нам бензоколонка приближается.
   В салоне зашумели бойцы, скорее заинтересованно, чем удивленно. Александр увидел, что многие прилипли к иллюминаторам. Он сам приник к стеклу, и первым делом увидел голубую гладь Средиземного моря. Ясно. Заправщик увидели. Первый "Ил" шел эшелоном ниже по левую сторону, и теперь пытался состыковаться заправочным шлангом с танкером. Хоть какое-то развлечение для бойцов.
   "Ил" соседей занял позицию ниже и позади танкера, который стал разматывать шланг, и его конус под напором воздуха расправился в форму волана. Приемная штанга Ила состыковалась с конусом электромагнитным замком. В салоне одобрительно загудели. Нечасто выпадало парням участвовать в воздушно-акробатическом спектакле.
   Горюхин откинулся обратно на спинку кресла; ему уже приходилось быть свидетелем заправки в воздухе, так что ничего интересного он не пропустит, если подремлет еще чуток. Но желаниям не суждено было сбыться. К нему подошел Калиф. Показав взглядом напарнику направление, в котором тот должен удалиться, он уселся на его место, поправил панаму и спросил:
   - Командир, ведь твой позывной - Странник. Точно?
   - Куда точнее, - проворчал Александр. - Заклеймили на веки вечные, супостаты.
   - Тогда тебе привет от Аскера. Встречал его год назад под Кабулом.
   Аскер - это был псевдоним Антона, того самого мага, который подобрал молодого истекающего кровью Шурку в подсолнуховом поле. Как-то незаметно они стали друзьями, а прошедшие годы только укрепили их взаимоотношения.
   - А что он там делал? - удивился Александр. - Мне он говорил, что вообще в Индию метнется, какие-то артефакты искать.
   - Так и метнулся, только все пути-дорожки привели в Афганистан. Амеры там пытались направить оборотней через перевалы на нашу сторону, а сами для отвлечения замутили резню в кишлаках под видом адских псов. Они за этим артефактом сами прибежали. Но у них же бзик на этой почве: не допустить русских до древних знаний.
   - Но ведь для выходцев из ада должен быть инфернальный пробой, - капитан уже ничему не удивлялся, оперируя такими понятиями, свойственными лишь в романах-фэнтези, а идея американцев казалась пустой и зряшной.
   - Вот, все так и подумали, - хмыкнул Калиф, - и уже собирались кидать коалиционную бригаду на купирование пробоя, но наши аналитики вовремя остановили бездумную акцию. Это была красивая подстава, направленная на оголение участка, по которому должны были пойти орды оборотней. Так что справились своими силами, операция амеров не удалась. Аскеру пришлось там покрутиться.
   - Не слышал об этом инциденте, - покрутил головой Александр. - Ладно, если выберемся из заварушки - съезжу в гости.
   - Не "если", а "когда", - построжел голос мага. - Не стоит настраивать себя на негатив, капитан. Я не говорю, что все пройдет как по маслу, но и излишний пессимизм вредит здоровью. И амулет свой береги. Девушка подарила?
   Александр про себя чертыхнулся. Все никак не мог привыкнуть к способностям сильных магов проникать в содержимое его карманов или копаться в голове. У него же не написано на лице, о чем он думает в данный момент! Конечно, маги детально изучают психологию, но они, в первую очередь, маги, а не психоаналитики! Структура их головного мозга настроена на изменение факторов, влияющих на внешнюю среду, а не считывание эмоций собеседника.
   - Надеюсь, имя девушки тебе неизвестно? - ехидно спросил Александр.
   Калиф щелкнул пальцами, изобразил на лице мучительный умственный процесс, но тут же улыбнулся, встал с места, и, собираясь уходить, похлопал по плечу капитана:
   - Расслабься, не знаю я. Моих способностей хватило только на имя Катя. Не угадал?
   - Нет, - Александр усмехнулся и отвернулся к иллюминатору. А по спине пробежал холодок, противный такой и до жути испугавший его самого. Катя, Катюша, его первая настоящая любовь, страстная и ослепляющая, но почему-то не встретившая ответного чувства с ее стороны. Несколько месяцев встреч, жарких ночей и безумной страсти не дали ответа: любила она его по-настоящему, или же он был очередным приключением в ее насыщенной жизни? Казалось, после появления в его судьбе Ольги воспоминания поблекнут, сотрутся за ненадобностью.... Но вот теперь он лично летит спасать Заю, и кто знает, в какую сторону развернутся их отношения? Вот чего больше всего боялся Александр. Боялся, что даст слабину, поддастся чувствам и предаст Ольгу. Но ведь он уже предал один раз, когда узнал, что Зая - берсеркер. Воспользовался моментом, когда она уехала в Дагомею на долгий срок, смалодушничал, не стал разговаривать с ней....
   Тяжело вздохнув, он вытащил из чехла небольшой планшет, включил его и открыл карту Дагомеи. Следовало заранее позаботиться о маршруте. Найдя Тофо, провел линию от местечка до точки, где должен был проводить операцию Кот со своими ребятами, красным маркером обвел это место кружком, после чего задумался. Ясно, что там они не стали задерживаться и отошли в более безопасное место. Инфернальный прорыв светился тревожной багровой интерактивной точкой, не разрастаясь, но и не делая попыток ужаться. Значит, Кот мог прорываться к северу вдоль реки Вему, стремясь уйти от погони нечисти. На севере саванны и холмистая местность. А ведь где-то там, по пути на север, во влажных и непроходимых джунглях еще остались боевые подразделения черных амазонок - грозы французских колонистов. Говорят, они имеют большой опыт войны не только с обычными людьми, но и с теми, кого причислили к сонму нежити. Ясно, что на джипе им никак не проехать. Придется топать на своих двоих, да еще боеприпасы, продукты, вода на плечах. Проводник нужен, обязательно нужен, иначе они рисковали надолго застрять в незнакомых чащобах. А если проводник местный - то и переводчик в комплекте пойдет. Это уже девять человек. Много. Такой толпой по пляжу ходить - а не в злобных джунглях, где из-под каждого куста выскакивает тварь.
   Погасив планшет, Александр решил еще чуток вздремнуть. Посмотрев на часы, он прикинул, что до приземления в Порто-Ново есть еще время. Прикрыв глаза темными тряпичными шорами, он снова попытался заснуть. Сон не шел. И капитан так и сидел с закрытыми глазами, удивляясь, почему память в последние дни так отчетливо и ярко возвращает его в прошлое....
  
   Россия, поместье Шафара, октябрь 2000 года
  
   Шли последние дни октября. Шурка уже настолько окреп, что совершал прогулки по внутреннему двору поместья. Ему казалось, что поместье - это небольшой комплекс строений с кучей людей, занятых всевозможными работами, а Шафар выполняет роль некого барина, живущего за счет челяди. Оказалось, что это совсем не так. Поместье даже на первый взгляд выглядело довольно обширной территорией, обнесенной ажурным кованым забором, на котором через каждый пятьдесят метров стояли видеокамеры, а по всей ограде датчиков движения натыкано, как у ежа иголок. Было очень много зелени. Кругом росли кустарники, за которыми ухаживал садовник, подстригая их каждые две недели, неимоверное количество мелких клумб с цветами, радующих своим осенним разноцветьем. Шафар со своими учениками жил в двухэтажном особняке из красного кирпича, где и проводил ежедневные занятия. Сам особняк был похож на старинный дворец со множеством башенок, флигелей, закругленных по верху окон, и гляделся нарядно и вычурно. Что говорить, сам Шафар, когда обустраивал место будущей резиденции, проектировал некоторые детали особняка. Слева и справа от жилого строения находились подсобные помещения, больше похожие на одноэтажные домики с темно-бордовой черепицей, в которых можно даже жить. Так оно и было. Многие наемные работники там и проживали в течение трудовой недели, а на выходные уезжали домой.
   Все постройки, в том числе и гараж на пять машин были соединены широкими дорожками, выложенными тротуарной плиткой. Также одна дорожка вела в небольшую рощицу, в которой устраивались пикники. Вот туда и направлялся Шурка по приглашению самого Шафар. Сегодня его ожидал настоящий кавказский шашлык, запах от которого уже распространялся, наверное, даже за территорию поместья. Одуряющий запах вызывал тягучую слюну, и ноги сами ускорились к беседке, где уже копошились повара, накрывая на стол.
   Его встретил Антон. Он был в светлой легкой куртке настежь, а в руках держал несколько шампуров.
   - Здорово, пациент! - весело сказал ученик мага. - Вовремя пришел! Мяса наготовили столько, что шампуров не хватило. Давай, проходи в беседку, устраивайся. Сейчас наши подойдут.
   Обед прошел легко, весело, с обилием красного вина, тостов и шуток. Кроме Шурки, Антона и самого Шафара за столом сидел Михаил и еще пара незнакомых мужчин, один из которых был в легком камуфляжном костюме. Шурку привлек шеврон на рукаве: раскинувший в полете крылья черный лебедь. Оказалось, что майор Заятдинов - давний друг Шафара. Находясь в отпуске, заглянул по старой дружбе к нему и удачно попал на шашлык. Познакомились быстро. Заятдинов с интересом поглядел на Шурку, словно уже знал причины его появления здесь, но все же после третьего тоста уговорил рассказать историю приключений. Раскрасневшийся путешественник по мирам охотно пошел ему навстречу, тем более, что второй незнакомец очень внимательно слушал, изредка пощипывая лаваш. Григорий, как он сам себя скромно назвал, оказался тихоней из тихонь, мало говорил, больше ловил своими чуткими ушами каждое слово компании. Но застывшая настороженность в глазах показывала, что он человек непростой.
   - Бардак, Санька! - разгорячился Заятдинов, размахивая шампуром словно шпагой. - Извини меня, но я откровенно: бардак у вас там! Как можно было допустить развала Союза? Какой, нахрен, сепаратизм регионов? С ума посходили, что ли?
   - Шампур положи на место, - предупредил Шафар, - а то Грише выткнешь глаз. Ему еще жениться надо. Кто его без глаза возьмет?
   - Ну да, - спохватился майор и сконфуженно опустил руку со страшным оружием, - это я зря. Разволновался. Просто прикинул, что в нашей Империи завелись такие уроды во власти. Страшно подумать. Да еще магия им в помощь.... Вот весь мир и страдает от таких упырей.
   - Меня один вопрос интересует, - осмелился сказать Шурка, - каким образом немцы создали такое оружие? Ведь они все силы бросили на создание "Фау", да еще что-то по атомному проекту немного вспоминаю.
   - Атомный проект фашистов был в самом разгаре, когда им удалось в ходе экспериментов открыть нечто такое, что был дан приказ свернуть работы и сосредоточиться на новом направлении, - разговорился Григорий. - Ты, надеюсь, слышал об "Организации Ананербе"?
   - Да, но все интересное уместилось в несколько газетных листов, - пожал плечами Шурка. - Если у вас есть какие-то другие факты - охотно услышу.
   - Давайте сначала выпьем, - возмутился Михаил, - а то шашлык остынет. Зря люди старались, что ли?
   Все охотно поддержали лекаря, и несколько минут молчали, сосредоточенно уничтожая шашлык. А Григорию захотелось, видимо, высказаться, найдя благодарного слушателя.
   - Основатель "Ананербе" - профессор Герман Вирт - очень рьяно взялся за предложенную ему работу самим Гиммлером. Проблема наследия древнегерманских племен и их культурных ценностей давно привлекала профессора. Вот и попало зерно на благоприятную почву. В первую очередь Вирт интегрировал в свой проект все научные группы, которые занимались схожими проблемами. Штат "Ананербе" рос в геометрической прогрессии. В 1937 году Гиммлер забрал организацию под свое крыло и включил в структуру СС. Все сотрудники автоматически получили эсэсовские звания, причем довольно высокие. Но к тому времени изыскания все больше уходили от строго научных изысканий в сферу мистики и магии. Оккультное направление стало главным в работе всех групп организации.
   - Ну, да, так оно и было, - кивнул Шурка. - Американцы даже фильм сняли про археолога Индиану Джонса, который героически мешал фашистам завладеть артефактами. Те по всему миру шарахались, собирая древние знания.
   - Они были недалеко от истины, - заинтересовался Григорий информацией о фильме. - Потом расскажешь кратко?
   - Да не вопрос! А дальше что было?
   - В "Ананербе" была одна загадочная фигура, работающая на должности управляющего. Штандартенфюрер СС Вольфрам Сиверс. Он очень глубоко вникал во все проблемы и дела организации, да так, что его многие побаивались. Умный был человек. Вирт не оправдал ожидания Гиммлера, так как был больше теоретиком, поэтому и был смещен с поста. А Сиверс занялся активными поисками. Святой Грааль, тибетские тайны, пещеры Лабрадора - все, что интересовало немцев в оккультной сфере - шло в копилку организации. Наша разведка заинтересовалась такой странной активностью, и была поставлена задача выяснить конечную цель таких поисков. Знающие люди догадывались, что создается необычайно мощное оружие, но все думали, что это связано с атомным проектом. После одной такой экспедиции в Тибет Эрнст Шеффер что-то накопал, после чего немцы активизировали поисковую деятельность и в Палестине. Вторая мировая война как-то охладила интерес наших спецслужб к разработкам "Ананербе", а зря. Надо было присмотреться к господину Вернеру фон Брауну. Умнейший человек, надо сказать, его проекты по созданию ФАУ могли серьезно осложнить положение наших войск при наступлении на Берлин. Наша разведка все же выяснила, что помимо проектов ФАУ-1 и ФАУ-2 велись разработки по созданию ФАУ-7. В какой момент деятели из "Ананербе" подключили Брауна к своим изысканиям - не известно. Но именно этот проект имел большой потенциал. Принципы движения ФАУ-7 базировались на знаниях о возможности произвольного воздействия на категории пространства и времени. И эта концепция была использована в бомбе на Зееловских высотах. Какой-то мощный артефакт изменил структуру топлива и взрывного вещества, и в момент взрыва получился пространственный пробой из какого-то измерения, где действовали доселе неведомые природные законы. Это у нас они называются магическими, так как мы привыкли к чудесам и волшебству. С каждым годом концентрация вещества из чужого мира увеличивалась, пока у людей не начались качественные изменения на генетическом уровне. Теперь все рождаются с большой чувствительностью к магическому фону.
   - Заречный говорил, что есть люди, которые совсем не чувствуют его.
   - Их называют мутантами, - засмеялся Григорий, - забавно, да? Раньше любые отклонения, пугающие людей, были основанием называть таких индивидов чудовищами, извергами, выродками, а как сами подверглись изменению, когда таких людей стало подавляюще много, оставшиеся в меньшинстве несчастные сами стали мутантами.
   - Я тоже мутант? - Шурка нахмурился.
   - Да брось ты! У нас на это внимания не обращают! - хлопнул его по плечу мощной рукой Михаил. - Здесь не Дикие территории, а цивилизованная страна. Никто камнями забивать не будет, и на костре жечь не потащит.
   - Утешил, спасибо.
   - В этом есть даже хорошие моменты, - подал голос Заятдинов. - Как ты вообще думаешь здесь жить? Задавал себе вопрос?
   - Да с тех пор, как понял, что обратной дороги нет - сотни раз, - признался Шурка. - У меня нет профессии, чтобы чем-то стоящим заняться, не успел получить. Зато повоевать удалось по полной программе.
   - Предлагаю тебе такой вариант, - майор отпил из бокала, поставил его на стол, промокнул салфеткой губы. С сожалением посмотрел на шашлык. Не лезло. - Как только уважаемый товарищ Заречный проверит тебя, твою родословную и отпустит из цепких лап прокуратуры с чистым листом, свяжись со мной. Если ты не против, конечно.
   - А что за предложение? Вкратце, - заинтересовался Шурка, хотя уже предполагал, что может ответить майор.
   - Мы поможем оформить тебе гражданство, после чего ты подписываешь с нами контракт на службу, скажем, на пять лет. Если понравится, можешь поступить в высшее командное училище во время службы, окончить его и получить офицерское звание. Ну, а потом продолжишь службу в "Черных Лебедях". Хороший оклад, работа по всему миру. Кстати, если будешь поступать от нашей ЧВК, мы будем поддерживать тебя во время учебы материально. Офицерский состав Компании - особая каста, у нас всегда ценится грамотный и находчивый командир.
   - Как мне связаться с вами?
   - Ты в любом случае пока будешь жить у Шафара, - Заятдинов посмотрел на архимага, тот согласно кивнул, - и как только пройдешь проверку, он позвонит мне. Дальше - дело техники. Это может занять до полугода, но оно того стоит.
   Ударили по рукам. Появилась какая-то определенность в жизни, вдохнувшая в Шурку оптимизм. Теперь можно было строить какие-то планы, пусть и слабо очерченные. Но это был свет в конце туннеля.
   Африка, Дагомея, аэродром Порто-Ново, октябрь 2013 года.
  
   Шасси тяжелого самолета коснулись бетонной полосы, в салоне ощутимо тряхнуло. Все оживились, разглядывая в иллюминаторы серые коробки аэродромных строений, редкую технику и пышную растительность, как-то оживляющую скучный пейзаж. Широкие лопасти пальм лениво шевелились под небольшим бризом с океана. После остановки все продолжали сидеть на месте, как и было договорено в самом начале полета. В салон вошел второй пилот, внимательно посмотрел на военных, потом громко произнес:
   - Капитан Горюхин! Ваша группа выходит первой и ждет в помещении аэропорта выгрузки своих вещей!
   - Пошли, орёлики! - Александр схватил сумку и пошел на выход.
   В открытый люк самолета дыхнуло влажностью и жарой. Тяжело вздохнув от непривычки, он стал ждать, пока его группа полностью не окажется возле него. На полосе уже началась суматоха выгрузки. Технический состав суетился возле люков, опуская трапы. В стороне бойцы выстраивались в шеренги. Александр махнул рукой в сторону аэровокзала, сверкающего на солнце зеркальными окнами. Показал направление, так сказать. Группа бодренько побежала прочь с полосы в спасительную прохладу здания. Внутри уже находился штаб во главе со Степанчуком. Майор давал какие-то распоряжения. Увидел Горюхина и сказал:
   - Ваш груз я распорядился выгрузить максимально быстро. Его доставят на техническую стоянку через двадцать минут. Выходите туда и принимайте. Смотрите, чтобы не забыть что-нибудь важное. Это ваш водитель, Жан Омбувани. Говорит на французском и плохом русском.
   Горюхин оценил юмор комбата.
   Молодой африканец, на которого он сначала не обратил внимания, поднялся с кресла, и, улыбаясь белоснежными зубами, подошел к нему и протянул руку с розовой ладонью.
   - Привет! Я говорить плохо руски, но много понимаю! Жан!
   - Капитан Горюхин, - Александр пожал его крепкую руку. - Ты водитель?
   - Я. Моя машина там, - Жан неопределенно кивнул подбородком куда-то в сторону. - Пошли. Могу я звать тебя кэп?
   - Разрешаю. Но нас семь человек, - для верности Александр показал семь пальцев и тыкнул в сторону своей группы.
   В ответ на это Жан только фыркнул, повернулся к нему спиной и упругим, даже каким-то кошачьим шагом зашагал к выходу, ведущему в город. Горюхин пожал плечами и крутанул пальцем в воздухе, показывая, что все идут за ним. Группа затрусила следом.
   Подойдя к джипу, Александр понял, почему африканский паренек так пренебрежительно отнесся к известию, что в группе семь человек. Машина выглядела зверски большой, и звание джипа для нее было неприемлемо. Это был настоящий гигант среди внедорожников: высокий клиринг, толстые колеса, всевозможные обвесы, лебедка. Сама машина видала виды: потертая, крылья помяты, кое-где краска совсем сбита. Крыши или тента сейчас на машине не было, но голые мощные дуги говорили о том, что такая опция обязательно присутствует. Все-таки сезон дождей еще не кончился, как выяснил заранее Александр, и сухой период должен был начаться только через неделю-две.
   Возле машины лежали ящики с боеприпасами, и молодой парень в техническом комбинезоне, ждавший группу сидя на подножке автомобиля, кивнул:
   - Принимайте, товарищ капитан. Все маркированные ящики доставлены в целости и сохранности.
   Горюхин пересчитал ящики, проверил пломбы и удовлетворенно кивнул. Он не переживал по поводу бардака, периодически происходящего в таких экстренных ситуациях, потому что комбат Степанчук просто такого не допустил бы. Простая проверка. Отпустив парня, капитан приказал грузиться. Его бойцы махом покидали ящики в багажное отделение, отчего джип слегка присел. Александр озабоченно хмыкнул и посмотрел на беспечного Жана.
   - Потянет?
   - Не переживай, кэп. Садитесь, поехали.
   Джип взревел словно стая львов, и на удивление легко набрал скорость. Жан вырулил с территории аэропорта, на прощание крикнув что-то охране, стоявшей на возле пропускного пункта, проехал метров двести по хорошей дороге, после чего свернул на грунтовую дорогу, ведущую вдоль пальмовой рощи. Машину слегка затрясло, но это было не смертельно. Подвеска держала хорошо, да и амортизаторы работали как часы. Видно было, что Жан следит за своим средством передвижения. Влажный воздух приятно обдувал лицо. Дышалось все же тяжеловато, даже испарина на теле стала выступать.
   - В Тофо есть проводники? - надсаживая голос, спросил Александр.
   - Мало! Все охотники ушли в джунгли! Остался один старый Джу! Но он опытный охотник!
   - Мы можем его нанять?
   - Конечно! Двадцать франков его обрадуют!
   - Однако! - капитан сказал это больше для проформы, потому что командование Компании выделило для таких случаев две тысячи франков на его группу. Бригада в Порто-Ново хорошо зарабатывает на охране нефтепромыслов и железорудных шахт. Французы платят щедро, потому что имеют с этого еще больше. - Где ты научился говорить по-русски?
   - Я два года работал на нефтяных вышках в районе Параку. Общался с русскими, которые охраняли работников. Нормальные парни. Научили. Да и в Порто-Ново их полно.
   Жан лихо гнал свой джип по дороге, держась одной рукой за баранку, а другой эмоционально размахивал перед лицом капитана в такт своим словам. Тому даже пришлось слегка подвинуться, чтобы водитель ненароком не засветил ему широкой ладонью по носу.
   - Ты не знаешь, что происходит в джунглях? - поинтересовался Александр, стремясь перевести разговор в нужное русло. - Вурдалаки, оборотни, упыри всякие? Не выходили к поселениям? Не случалось чего-нибудь необычного?
   - Вчера Джу подстрелил какую-то тварь, - охотно поделился новостями Жан. - Такой твари мы еще не встречали. Похожа на собаку, но крупнее, и челюсть массивнее.
   - Крокотты?
   - Нет! Крокотты сейчас в джунглях, ушли на север. Кого-то преследуют!
   Александр повернул голову назад, где сидели, тесно прижавшись друг к другу, Калиф и Баргут с Джамалом. Кром с бойцами прикрытия сидели на ящиках, крепко держась за дуги. Их трясло немилосердно, но они терпели езду африканца. Уловив взгляд капитана, маг понятливо кивнул. Вероятность того, что крокотты ушли вслед за группой Хлебникова, была высокой.
   Жан неожиданно сделал резкий поворот вправо и поехал по небольшой дороге между апельсиновыми деревьями. Со стороны багажника послышались трехэтажные маты в адрес отмороженного водителя. Африканец весело скалился, но скорость не сбавлял.
   - Солнце скоро начнет заходить, и мы уже должны быть в Тофо, - пояснил Жан. - Неладно стало вокруг, ты прав, кэп. Людям плохо, их тошнит, голова болит. И все время чей-то голос зовет уйти в джунгли.
   - И как спасаетесь? - встрял в разговор Калиф.
   - Как? - пожал плечами водитель. - Используем беруши. Мало помогает. Уже трое ушли.
   Калиф откинулся на спинку сиденья, поджал губы, но ничего говорить не стал.
   Через двадцать минут показались первые хижины за все время езды. Возле них крутились голопузые черные ребятишки, которые, увидев джип, с дикими воплями долго бежали за ним, по пути прирастая мелкотравчатой стаей. Пропетляв по грязной дороге и разогнав попутно стадо недовольных свиней, Жан выехал на более широкую дорогу и сказал, что Тофо будет "за тем маленьким поворотом, где растет акация". Акацию они проехали и очутились на площади небольшого поселка, состоящего преимущественно из двухэтажных домиков. Тофо оказался приличным местом по сравнению с хижинами, оставленными за спиной. Единственная асфальтированная дорога оказалась и единственной улицей. За домиками раскинулся привычный пейзаж из соломенных хижин. Жан притормозил возле какой-то конторы с вывеской на французском языке под самой крышей.
   - Это что? - поинтересовался Александр, спрыгивая на землю. Хотелось размяться после дикой езды.
   - Это комендатура, - пояснил Жан. - Господин Бенишу очень просил познакомить его с вами, кэп. Двадцать минут, не больше.
   - Парни, перекур, - сказал капитан и пошел следом за водителем. За ним увязался Калиф.
   - Не возражаешь? - маг спрашивал, создавалось впечатление, для проформы, и уже решил, что ему поступить.
   - Поздно возражать, - хмыкнул Горюхин.
   В небольшой конторке, разделенной надвое стеклянной ширмой с жалюзи, сидел тучный мужчина европейского вида. На нем была светлая рубашка со служебными знаками и нашивками на рукавах, такого же цвета брюки. Он вскочил при виде вошедших и долго тряс руку Александру. Потом так же мучил Калифа. Когда господин Бенишу - а это был он - заговорил, Жан стал переводить.
   - Наконец-то, господа! Мне сообщили из Порто-Ново, что к нам едет спецгруппа. Я очень рад вашему появлению. Нужна помощь?
   - Вкратце расскажите обстановку в районе, - попросил Александр, кивая головой на карту, висящую между окон. - Мне важно знать, в каком направлении безопасно и как можно быстро добраться до поселка, где держали заложников.
   Доклад Бенишу был действительно кратким и объемным.
   - В районе неспокойно. Два дня назад начались необъяснимые уходы жителей поселка в джунгли. Уходили с концами. Тел не нашли. Появились странные животные, которые нападают на домашний скот. Это пока только на домашний. Опасаюсь, что и за людей примутся. Я дал указание старейшинам организовать ночные патрули. На вышках сидят люди и отслеживают малейшие передвижения тварей в окрестностях поселка.
   Толстый как сарделька палец коменданта ткнул в какую-то точку на карте.
   - Здесь держали заложников. Но ваша первая группа шла точно с юга на север. Вам же предстоит идти на северо-запад. По пути будет болото. Его придется обходить, а это, к сожалению, потеря времени. Но иначе вы пропадете там, вздумай идти напрямик. Не рискуйте, рассуждайте здраво.
   - Есть у вас проводник?
   - Хорошие проводники - это наши охотники, - развел руками Бенишу. - Сейчас в поселке никого нет кроме Джу. Но он такой древний, что вряд ли вас устроит его скорость передвижения. Как производитель песка он больше пользы принесет.
   Бенишу захохотал, довольный своей шуткой. Александр кисло улыбнулся. Придется соглашаться, иным способом до ребят не добраться.
   - Мы с ним поговорим, - вместо этого кивнул он коменданту. - И переводчик....
   - Это к нему, - француз показал на Жана. - Парень - огонь. Знает несколько языков, в том числе фон, айджа и йоруба.
   Переведя все это, черный паренек приосанился. Ну да, дело знакомое. Поймал похвалу - звездняк на неделю.
   - Мы выходим на рассвете, - предупредил Александр, - позаботьтесь о ночлеге для моей группы. Насчет оплаты переводчику и проводнику договоритесь с командованием базы в Порто-Ново. Только сначала я пошлю сообщение, чтобы он был в курсе. Из своего кармана я оплачивать не намерен. У нас большие издержки.
   - Это не проблема, - развел руками Бенишу, - мы всегда так делаем, когда ваши ребята пользуются услугами наших жителей.
   Ударили по рукам, заодно выяснили, что в конце поселения находится гостиница, в которой можно заночевать без особых проблем: то есть с горячей и холодной водой, с телевидением и связью. Комендант взялся за трубку телефона, набрал номер и пять минут договаривался с хозяином постоялого двора, после чего улыбнулся Горюхину и сказал, что вопрос решен.
   - Завтра в шесть утра быть возле гостиницы, - предупредил Александр Жана, когда они вышли из конторы. - Оружие, боеприпасы и еда на неделю. Еще вопросы?
   - Нет, кэп! Разве что выделишь мне пистолет! - африканец весело отсалютовал и пошел к своему джипу, а группа направилась к указанной гостинице под любопытствующими взглядами местных жителей.
   Калиф шел рядом с капитаном, задумчиво сжимая кончик трубки в зубах. Некоторое время Александр молчал, косясь на мага. Он видел, что Калифа что-то гложет, не вытерпел и спросил:
   - Какая-то проблема?
   - Зов, - коротко ответил Калиф. - Люди уходят по зову. А это значит, что инфернальная дыра требует подпитки живыми существами, со своими психологическими и моральными устоями, эмоциями и страхами. Это плохо. Если инферналка заполучит достаточное количество биомассы - я даже не представляю, как мы будем сдерживать растекание дыры.
   - А в перспективе?
   - В перспективе - вся Африка через полгода будет представлять собой настоящий бульон из нечисти, нежити и магов, повелевающих всей этой братией. Если в деле замешаны американцы - то это очередная проверка на прочность. С континента миграционные потоки пойдут на Ближний Восток и далее к южным границам Периметра, а если будут удачные попытки переправиться через Средиземное море - то и французам достанется. Не кажется ли тебе странным такое совпадение?
   Калиф выпустил дым в небо и внимательно посмотрел по сторонам.
   - В Африке полно дебрей, где можно устроить пробой и никто не заметит, - недоверчиво сказал Александр, - а здесь, в Дагомее, проходной двор. И англичане, и португальцы, и американцы - весь цвет земного шара. Иронию мою понимаешь?
   - Конечно. Отвлекающий маневр, хочешь сказать?
   - Ну, я просто вспомнил твой рассказ о событиях в Афганистане.
   - А я об этом все время помню, - усмехнулся Калиф. - Но здесь сложнее. В дело пошел зов. А это значит, что прорыв серьезный и требует тщательной зачистки. Боюсь, что наших рук не хватит.... О, вот и гостиница!
   Пропустив команду вперед, Александр немного задержался, чтобы обдумать слова мага. На сердце было тяжело.
  
  

ПОЗИЦИЯ ВТОРАЯ:

ГЛУБИННЫЙ РЕЙД

  
  
   Африка, Дагомея, джунгли. Октябрь 2013 года.
  
   Дедушка Джу на удивление оказался шустрым и заводным стариканом. Из него не сыпался песок, а скорость передвижения по зарослям казалась неимоверной для его возраста. Шестидесятипятилетний Джу, весь худой и сморщенный как печеное яблоко, с морщинистыми и сильными руками, деловито продвигался впереди группы Странника, изредка помахивая длинным и широким клинком, похожим на мачете, срубая особо густые заросли лиан и кустарников. За его спиной висел карабин Лебеля, несусветное старье. Однако оружие ухоженное, на потертом деревянном прикладе видны вязи рун.
   Группа уже несколько часов углублялась все дальше и дальше в джунгли. Солнце уже почти выкатилось в зенит, но здесь, во влажном сумраке густых растений, оно изредка пробивалось через кроны диких пальм и замысловатых деревьев, названий которых Александр не знал. Было ужасно душно. Влажные испарения поднимались вверх и тягучими струйками тянулись между деревьями, чтобы скопиться на небе и выплеснуть на людей тонны новой воды в виде дождя.
   Шли молча. За проводником шагал Кипер и изредка помогал тому прорубать заросли, чтобы совсем не ужиматься по едва видимой тропе. Джу хмыкал, морщил свой черный лоб, тыкал пальцем в нужную ему сторону, и широкие лезвия клинков снова валили свежую зелень. Скиф с нескрываемым раздражением посматривал на влажные деревья - он боялся за свой СВД, пусть даже и упакованный в непромокаемый чехол. За автоматы никто не беспокоился. Такое оружие и в воде будет стрелять.
   Вдруг Джу поднял руку вверх и застыл на месте, став похожим на дикую и опасную зверюгу. Но карабин с плеча не срывал. Группа ощетинилась оружием в разные стороны. Замерли. Лес оглашали крики птиц, где-то визжала обезьяна, которой хотелось заткнуть пасть, настолько омерзительным был ее голос.
   Джу что-то сказал. Жан, оказавшийся рядом с ним, выслушал его и подошел к Александру:
   - Впереди чужаки. Или это с нашего поселка или другие. Идут напролом, пугают живность. Мы не пойдем за ними. Свернем правее. Все равно скоро болото начнется.
   Группа снова двинулась, чуть изменив направление. И скоро под ногами зачавкало. Но Джу не беспокоило это обстоятельство. Он уверенно шел вперед, где поднырнув под низко склонившийся ствол дерева, где срубая особо густые ветки.
   - Может, его заменить? - забеспокоился Кром, топая следом за Александром. - А то упадет дедуля замертво - что делать будем?
   - Не стоит, - выдохнул воздух капитан, чувствуя, как усиливающаяся духота давит на грудь, - для него это будет оскорблением. Он - проводник, а здесь мы начнем ему свои правила навязывать. Как обстановка? Связь со Степанчуком наладили?
   - Да, канал настроили. В городе начались зачистки. Пока ничего интересного. Командование предупреждено, что мы вышли в путь.
   - Ладно, если что срочное - сразу ко мне.
   Проводник тем временем вывел группу в редколесье и остановился возле небольшой речушки, лениво текущей между деревьями, выедая почву из-под корней. Кое-где деревья почти упали, образуя висячие и хлипкие на вид мостики на другой берег. Здесь и сделали привал.
   Джу сразу отошел в сторону и долго смотрел на другой берег. Бойцы развалились прямо на траве - не шутка, четыре часа беспрерывной ходьбы. Александр развернул карту местности - выпросил у Бенишу - и отметил маршрут. Выходило, что к заданной точке они придут через четыре-пять часов. Значит, предстоит еще такой же рывок. Дальше будет редколесье и много воды под ногами. Здесь все-таки еще не север, где больше преобладают саванны и высокогорье.
   Старик что-то выкрикнул, тыча пальцем на другой берег. Все вскочили, заметив мелькающие среди кустов фигуры людей. Движения их были какими-то странными и дерганными, словно шли они на привязи, и их периодически тянули невидимыми нитями назад.
   - А вот и нежить, - хмыкнул Калиф с загоревшими от азарта глазами. - Командир, позволь мне с ними справиться! Не трать патроны. У меня есть новая формула - хочу использовать.
   - Испытательный полигон? - догадался капитан
   Калиф весело оскалился. Получив одобрительный кивок командира, он поманил Крома и отошел вместе с ним в сторону, ближе к берегу. С десяток шатающихся вдоль речки зомбаков обратили на них внимание и столпились в одном месте. Калиф и Кром быстро замахали руками, и в воздухе перед ними загорелась бледным светом с оттенком зеленого и красного магическая сетка с крупными ячейками. Она дрогнула, и медленно развернувшись в плоскую проекцию, поплыла в сторону нежити. Там заволновались, попробовали разбежаться, но только мешали друг другу. Александр подумал, что зомбаками наверняка кто-то руководит. Их нервная система и эмоции в неживом состоянии вообще не работают, а здесь вон как запрыгали. Не сами они выбрели сюда, не сами.
   Сеть плавно переплыла на другой берег и остановилась над зомби. Потом ее края завернулись в виде кокона, и странное сооружение рухнуло прямо на головы нежити. Зомби не кричат? Еще как кричат! Жуткий металлизированный скрежет из глоток и утробный вой. Яркая вспышка охватила толпу сверху, и, пожирая их плоть, сожгла до состояния пепла.
   Джу в восхищении цокнул языком и одобрительно заговорил сам с собой.
   - Это что было? - раздался голос Баргута за спиной Горюхина. - Что за хрень на палочке?
   Оглянувшись, капитан увидел всю команду, столпившуюся за ним.
   Калиф подошел удовлетворенный проделанной работой. Он потирал руки, шевелил пальцами, встряхивая их периодически, и Александру казалось, что с их кончиков капает разноцветная тягучая жидкость. Может, так и было. Кто их, магов, разберет.
   - Как впечатление?
   - Дедушке Джу очень понравилось, - капитан повертел головой, словно ему свело шею, - а мы вообще в шоке. Теперь колись, что это за оружие?
   - "Сварка", - пояснил Калиф, - моя разработка. Апробирую в действии, а Кром подтвердит видеозаписью и своими рекомендациями перед комиссией.
   - Это когда он успел записать? - удивился Скиф. - Я не видел в его руках камеру.
   - Она вмонтирована в верхнюю пуговицу куртки, - пояснил маг.
   - Зомби были под управлением? - решил выяснить Александр.
   - Да. Чувствовалось противодействие. С той стороны их вели минимум двое. Держим ушки на макушке. Это не местные шаманы, не их почерк.
   - Продолжаем движение! - махнул рукой капитан. - Баргут и Джамал в авангарде. Задача: перейти речку, выдвинуться в дозор на пятьдесят метров и ждать подхода основной группы.
   Берсеркеры, словно лоси, сиганули через водный поток, оказавшийся им по плечи, вышли на другой берег, углубились в чащобу и вскоре в гарнитуре раздался голос Баргута:
   - Можете переправляться. Здесь чисто. Завалили пару неживых.
   После переправы группа ускорила шаг, благо редколесье позволяло это сделать. Александр с тревогой посматривал на Джу, опасаясь, как бы тот действительно не упал замертво. Но, к его удивлению, старикан словно ожил от такой бурной жизни. Его лицо помолодело, разгладилось, а сам он с удовольствием вышагивал между деревьев, сняв с плеча карабин. Теперь можно было идти не цепочкой, а слегка растянувшись, приглядывая друг за другом.
   Вот впереди замелькал просвет между акациями, и группа вышла на дорогу с оставшимися после дождя лужами. Полотно уже подсыхало, так что идти по нему можно было, не рискуя месить глину ногами. Александр, держа в памяти карту местности, узнал эту дорогу, ведущую к лагерю боевиков. Он оглянулся на бойцов. Держатся бодрячком.
   - Идем по дороге, - решил капитан, - в авангарде Кипер и Скиф. Интервал в пределах видимости. Связь через гарнитуру или жестами.
   - Есть, командир, - Скиф вытащил из кобуры свой пистолет, а чехол с СВД так и оставался закрытым за спиной.
   До инфернального прорыва оставалось совсем немного, а значит, разгромленный лагерь уже почти рядом. На удивление спокойно выглядела округа. Ни бешеных мутантов, ни зомбаков, ни крокоттов - словно все по команде снялись и умчались неизвестно куда.
   - Чувствую портал, - Калиф стал тяжело дышать, грудь его вздымалась, словно воздух с трудом проходил в легкие, - очень большой, с подпиткой.
   - Направление? - нахмурился Александр.
   - Юго-запад, примерно пять километров. Это сейчас он так давит, а что будет, когда мы будем рядом?
   Александр посмотрел вперед. Дорога делала небольшой поворот в другую сторону от указанного направления, и Скифа с Кипером уже не было видно.
   - Все инъекцию поставили? - осведомился Горюхин. Сам он ничего не чувствовал, кроме тяжести влажного горячего воздуха. - Большой выброс магического потока. Кто не поставил - торопитесь. Мне ваши корчи видеть не хочется.
   - Командиру хорошо - командир непробиваемый, - буркнул Баргут, но тихо, чтобы Александр не услышал. Напрасно.
   Горюхин, не оборачиваясь, показал ему кулак.
   - Командир, впереди сожженный джип. Налетел на мину. Трое жмуров. Несвежие. И обглоданные, - зачем-то добавил Скиф. - Что нам делать? В пятидесяти метрах от нас блокпост.
   - Стойте на месте, - приказал Александр, - мы вас не видим.
   Когда группа подтянулась к авангарду, Скиф, сидя на корточках, внимательно разглядывал в оптический прицел винтовки темнеющий невдалеке блокпост из наваленных друг на друга мешков, набитых песком. Пустой чехол от СВД болтался за спиной.
   - Что там? - присел рядом с ним капитан и поднес к глазам бинокль.
   - Тихо-тихо, как на кладбище, - замогильным голосом произнес Скиф, а потом уже нормально добавил: - Блокпост качественно раскурочили. Подозреваю, что там Леон с сестренкой покуражились. И тоже трупы. Пованивает. Слушай, товарищ капитан, а здесь есть клиринговые компании? Прибыльная работа.
   - Разговорился, - беззлобно произнес Александр и показал группе продолжать движение.
   Блокпост прошли быстро, стараясь реже дышать от разлагающейся плоти убитых. А через сотню метров они вышли к базе, вернее, к тому, что от нее осталось. Кругом была выжженная земля, местами вспученная, словно изнутри долбили хорошим увесистым молотом. От построек ничего не осталось, кроме головешек. Кругом лежали обугленные тушки каких-то тварей. Джу присел на корточки и внимательно изучал одну из них. Жан заметно побледнел от запаха гари и сгоревшей биомассы. Старик выпрямился и что-то сказал Жану.
   - Джу хочет уйти отсюда как можно быстрее, - попросил переводчик.
   - Он может отыскать следы наших друзей?
   Двое африканцев перекинулись парой слов и Жан добавил:
   - Он попробует найти следы, но это будет очень трудно. Ему мешает страх и боль этих мест.
   - Эманации погибших, - хмыкнул Калиф и поморщился. - Действительно, поганое место. Давайте закроем портал, черт бы его побрал!
   Старикан шустро потопал в сторону сгоревших строений и начал там бродить, поднимая тучи пепла, после чего стал чихать каждые две-три минуты.
   - Не проще ли тебе по ауре определить отход Кота? - задал логичный вопрос Александр.
   - В его группе Визирь, - покачал головой маг, - а он мастер обрывать следы аур. Он их просто закупоривает наглухо. Это великий волшебник, Саша. Одна его "Вуаль" чего стоит. Поверь, после Шафара именно он станет архимагом.
   - Ну, я в ваши проблемы престолонаследия вдаваться не буду, - махнул рукой Горюхин, - ты лучше помоги найти ребят.
   Подскочил Жан и затараторил:
   - Джу нашел их следы. Они ведут на северо-восток, к саванне.
   - Вот и славно, - переглянулись Александр с Калифом, - они пытались обогнуть портал по большой дуге, чтобы ненароком не попасть под его действие.
   - Все ко мне! - приказал капитан, и когда группа собралась возле него, жестко сказал: - Скиф, Кипер, Жан и старик выдвигаются в направлении северо-восток. Джу поведет вас по следу Кота. Я, оба мага и берсеркеры идут к порталу. Закупорим дыру и догоним вас. Скиф - старший!
   - Есть, капитан, - снайпер покачал свою винтовку на сгибе руки.
   - Все, пошли! Времени мало!
   Разбежались в разные стороны. Александр не хотел лезть в самую гущу инфернальной нечисти, но признавал, что ему гораздо легче перенести влияние магического потока на организм, чем товарищам. Они-то шли, облучаясь этим потоком, не жалуясь и не игнорируя приказ. Кому-то нужно сделать грязное дело. Раз уж они оказались рядом с дырой - пожалуйте к исполнению.
   Александр бежал между деревьев в лучах заходящего солнца. Скоро упадут сумерки, и тогда наступит большой капец. Нечисть полезет из всех щелей. Поэтому он и взял такой темп. Нечувствительный к магии, даже он стал ощущать дикое давление на виски, словно гигантскими руками рассвирепевший великан обхватил голову, решив раздавить ее.
   Раздалась очередь из автомата. Это Джамал среагировал на выскочившую из кустов неведомую зоологам тварь, разворотив ей грудину. Где-то сбоку клацнули челюсти, и тут же над головой вспыхнула серебряная радуга, спалившая на десять метров вокруг всю агрессивную живность.
   - Туда! - сипло крикнул Калиф, показывая рукой направление к порталу.
   Да Александр и сам видел, как между деревьев в редких просветах светится багровым пространство, тяжело перекатывая клубы нагретого воздуха с места на место. Группа добежала до небольшого завала из деревьев, словно здесь произошел взрыв и сложил их в аккуратную поленницу. Перелезли через осклизлые стволы, спрыгнули вниз и дальше пошла черная земля, горячая и дышащая. Бойцы остановились, тяжело дыша. У берсеркеров дела обстояли лучше, чем у магов, хотя это было странно, учитывая, сколько защитных штучек есть в запасе у каждого из них. Но Калиф и Кром выглядели очень уж измотанными. Крупные капли пота скатывались по щекам, банданы промокли насквозь, лица посерели.
   - Баргут, доставай "Разряд"! - приказал Александр, привалившись к дереву, заодно наблюдая за странными завихрениями в эпицентре. Где-то там, в глубине мелькали человеческие фигуры и силуэты животных.
   Берсеркер скинул со спины рюкзак и вытащил увесистую круглую коробку, похожую на противотанковую мину. Пожаловался:
   - Тяжелая, зараза! Что можно было туда натолкать? Неужели магические порошки такие тяжелые?
   - Я не знаю, что там, - предупредил Александр. - Нужно закинуть мину как можно точнее в центр портала.
   - Я пойду в прикрытии, - вздохнул Джамал и стал слаживать оружие и верхнюю одежду в аккуратную горку.
   Баргут взял свой пистолет и поменял обычную обойму на маркированную. Такую же манипуляцию проделал с оружием напарника. Покачал в руках оба пистолета, с нетерпением поглядел на товарища.
   - Положи мину за пазуху, - посоветовал капитан.
   Сколько раз Александр видел трансформацию берсеркера в боевое состояние, но никак не мог привыкнуть к такому зрелищу. Тело Джамала стало выгибаться, зримо меняя форму. Реактивное встраивание мутированных генов в основную цепочку ДНК превращало человека в непонятное и пугающее существо, то ли зверя, то ли изуродованного инвалида. Но очень мощного, с телом, перевитым мускулами, с невероятной силой и злобой. Джамал, или то, что от него осталось, фыркнул, мотнул волосатой головой в сторону портала и невероятными прыжками, причем, только на ногах, понесся к цели. Баргут запоздало бросился за ним с отчаянным матерком. Через минуту оба берсеркера исчезли в багровом тумане, и вскоре оттуда донеслись злобный визг, рев и частые выстрелы.
   Калиф поспешно стал сооружать какую-то конструкцию вокруг себя и Александра. Кром спохватился и тоже включился в действо. Александр почувствовал, как его обволакивает незримой, но плотной стеной, мягкой на ощупь, но, в то же время которую нельзя проткнуть или проникнуть за нее.
   - "Сфера"? - догадался капитан.
   - Она, родимая, - кивнул Калиф и замер, вслушиваясь в звуки, исходящие от портала.
   Горюхин посмотрел на часы. Уже десять минут берсеркеры как исчезли из виду, но шум стоял изрядный. Да и выстрелы звучали реже.
   - Они живы, - поспешно произнес Кром, - я их чувствую.
   - Вот они! - воскликнул Калиф.
   На фоне багрового света и лучей заходящего солнца показались две фигуры, отчаянно стремящиеся как можно дальше убежать от эпицентра взрыва. Один из них, судя по фигуре, Баргут, махал руками.
   - Ложись! - догадался Александр и первым упал во влажную траву ногами к взрыву. Инстинкт подсказал ему, что "Разряд-М" может иметь мощь взрыва эквивалентную взрыву маленького такого тактического ядерного заряда, хотя еще ни разу технические характеристики нового вооружения не опубликовывались и не доводились до личного состава. Кром упал рядом, прикрыл голову руками.
   - Куда? - пихнул его капитан. - Ногами к порталу, живо!
   Воздух тряхнуло так, что их тела слегка подкинуло от земли. Наступила тишина, даже деревья словно замерли по линеечке, ни одна ветка не шелохнулась. И это все? Александр хотел приподнять голову и от жгучего желания посмотреть в сторону портала и от того, что просто надоело лежать.
   Вот тут-то и шарахнуло. Полетели какие-то куски деревьев, окровавленные ошметки бывших кем-то в жизни, а потом наступил ад. Капитан почувствовал, что его неумолимо тянет в портал, медленно, но тянет. Он в испуге схватился за траву, но только заскреб пальцами по земле. Рядом взвыл Кром. Он был не такой тяжелой комплекции, и его тянуло быстрее. Горюхин цапнул его за воротник камуфляжа, стараясь удержать. Движение Крома замедлилось, но ненадолго. Какой-то мощный насос втягивал в себя все, что находилось в радиусе его действия. Полетели тяжелые стволы упавших деревьев, огромные комья земли, просвистела пара булыжников.
   Александра проняло по-настоящему. Если сейчас не заякориться прочно и надежно - они все рискуют очутиться в аду среди нежити и демонов. Что-то ему не очень хотелось такой перспективы. Сильный удар по ребрам вышиб из него воздух. Оказалось, что его движение затормозил ствол пальмы. Невероятным образом капитана развернуло боком и стукнуло об дерево. Рядом затих Кром. Калифа вообще не было видно. Природа вздыбилась в страшном напряжении. Концентрация магии была такова, что воздух трещал и искрился сотнями молний и фиолетовых огоньков, беспорядочно мечущихся между ветвей деревьев. "Сфера" не выдержала удара и рассыпалась с тихим хрустальным звоном. Приходилось теперь надеяться на себя. Александр заметил в паре метров от себя лиану, болтающуюся под напором магического ветра, схватил ее и накрутил на руку.
   Звонкий хлопок со стороны портала - и пошел откат, не менее мощный. Их отбросило обратно. Запястье капитана сильно рвануло. Лиана лопнула и отпустила так неразумно воспользовавшегося ею человека. Александр пролетел метров пять и затих, моля всех богов, чтобы это, наконец, закончилось. И боги его услышали....
   Они сидели рядышком и потрясенно молчали. Калиф нещадно дымил трубкой, Баргут затягивался сигаретой, руки его дрожали. Кром периодически ощупывал самого себя, а Джамал, снова превратившись в обычного человека, молчал. Но в его глазах читался самый обычный страх. Страх и облегчение, что остался жив.
   - Я никогда так не боялся, - признался он, нарушая молчание. - Даже когда бежали к порталу и дрались со всякой гадостью, и то не было страшно. А это.... Надо руки оторвать изобретателю и засунуть куда следует!
   - Хрень адская, - согласился Баргут, бросая окурок в сторону. - Нас ведь подставили, командир. Должны же были провести эксперименты, чтобы просчитать все последствия.
   - Не городите чепухи, - отрезал Александр, прислушиваясь к ощущениям в боку, - не было испытаний. Нам сунули мину в самый последний момент, как только узнали о прорыве. Решили доставить с оказией. Ладно, покурили? Подъем! Надо проверить результат закупорки.
   - Командир! - вскинулся Джамал. - Да там на сто верст все выжжено! Гарантированное поражение!
   - Встали и пошли! - жестко приказал Горюхин. - Это не обсуждается!
   Место инфернального прорыва впечатлило своим видом. В радиусе двадцати-тридцати метров вся земля была черной и горячей, отовсюду струились дымки, постепенно исчезая по мере остывания почвы. Кругом лежали трупы всевозможных тварей, которых только могла породить изнанка мира, а кое-где из-под земли торчали скрюченные лапы и руки, не засыпанные, а именно сдавленные пластами почвы.
   - Кром, снимай, - Александр почувствовал тошноту от запаха сгоревшей плоти. - Документальное подтверждение работы "Разряда" должно быть на столе Коллегии.
  
   Африка, Дагомея, река Веме, октябрь 2013 год
  
   Ночью воздух недвижим, любые звуки слышны отчетливо, тем более, рядом протекает река. Влажность невыносимая. Все мокрое. Бились над костром, который не хотел разжигаться. Плюнули и пригласили магов продемонстрировать свое мастерство. Калиф скромно уступил молодому коллеге право первого огня.
   Кром покачал головой, глядя на шалашик из сырых дров, зачем-то осторожно дунул на них, достал из кармана коробок из-под спичек, открыл его и взял щепотку темного порошка. Бойцы затаили дыхание, глядя на священнодействия мага, и никто не прерывал молчание, боясь спугнуть очарование волшебства. А Кром рисовался перед аудиторией. Он неспешно посыпал порошком дрова, что-то неслышно прошептал, после чего встал во весь рост и вытянул руки к небу:
   - О, повелитель огня и молний, великий Перун! Сойди с небес на земную твердь в виде жаркого огня, дай согреться в твоих живительных лучах этой несчастной кучке, именующей себя настоящими мужчинами, но не могущих сотворить такой нужный всем костер!
   Бойцы зароптали, возмущенные таким наглым и беспардонным наездом на их несомненные качества как мужественность. Кром взмахнул еще раз руками - в небо взвилось пламя, пожирая сырые дрова. Все отшатнулись от костра, но миг прошел - и все захохотали, а кто-то даже зааплодировал. Начали готовить ужин. Дедушка Джу разорил несколько птичьих гнезд и теперь готовил омлет с помощью молочного порошка. Он разбил яйца, отдельно размешал в кружке с горячей водой порошок, добавил туда каких-то корешков, зелени и все это бухнул в свою походную сковороду, в которой можно было приготовить целую курицу. Деловито прикрыл сковороду большим листом пальмы. Через несколько минут от костра потянуло сногсшибательным запахом.
   - Разрешаю выпить по сто грамм, - усмехнулся Александр, видя направленные на него взгляды команды.
   Сдержанное "ура" огласило поляну, окруженную кустарниками и высокими деревьями. Бойцы деловито зашарили по рюкзакам, вытаскивая консервы и галеты.
   Калиф сидел со своей неизменной трубкой, неторопливо попыхивал дымком и что-то долго молчал. Александр поторопил его, видя мучения мага:
   - Проблемы нарисовались?
   - "Сфера" не выдержала удара - вот проблема, - озабоченно сказал маг. - Я думал, что взрывная сила "Разряда" не столь могущественна, но ошибся. И чуть не поплатился жизнью. Ты не знаешь, кто приложил руку к созданию такого чуда?
   - Откуда? - удивился капитан. - Мне ее вручили с таинственным видом без каких-либо комментариев.
   - Понимаешь, на начальной стадии все разработки в лабораториях техномагов проходят предварительные тесты и обкатку в полевых условиях. Это необходимо для того, чтобы выяснить побочные эффекты, какую угрозу сверх положенных рисков несет продукт. Так вот, капитан, ко мне никто не обращался с такой просьбой. И никто из магов не сказал ни слова о новейшей разработке. Секретность на старте - довольно странный случай. Это ведь только наработки. Гриф секретности вешается на изделие уже на стадии окончательной доводки.
   - Ты расстроен, что тебя обошли стороной?
   - Да не в этом дело! - поморщился Калиф. - Наши умники готовят что-то серьезное, и "Разряд" - первая ласточка. Ты обратил внимание, каким образом сработала мина?
   - Для меня эта мина незнакома, - пожал плечами Александр, - но ее эффективность не вызывает у меня никаких вопросов. Я ощутил на своей шкуре, как она работает. Бок до сих пор болит.
   - Она не сжигает магическое поле возле портала как обычные мины для такого случая, а просто всасывает в себя окружающие предметы. А когда всосала - запаяла вход. Остаточная энергия породила откат. Вот принцип, по которому она действует. Это ново и необычно. Неужели техномаги приступили к разработке бомбы, которая вынесет магию из нашего мира?
   - А разве плохо вам живется при ней? - удивился Горюхин. - Здесь вы впереди планеты всей в плане технологических новинок, в экономике Россия одна из передовых держав. Представь, не будет магии - чем вы все займетесь? Миллионы людей будут выброшены на задворки истории, потому что окажутся ненужными для политиков и руководителей всех мастей. Все технические наработки, изобретения будут выкинуты на свалку.
   - Да, ты прав, - немного подумав, согласился Калиф. - Пожалуй, я погорячился с оценкой перспективы "Разряда". Может, она действительно предназначена только для купирования прорывов? Если так - это супероружие. Я потрясен ее исполнением, честно.
   К ним подошел Баргут со складными стаканами, в которых плескался спирт. Он настойчиво сунул их в руки капитана и Калифа, тут же отошел на два шага назад, чтобы маг не вернул ему обратно посуду. Он знал, что делал.
   - У меня организм не переносит алкоголь, - пожаловался Калиф, понимая, что отговорки не помогут.
   - У всех магов такая проблема, - заявил Баргут, - даже у нас, у берсеркеров, схожая беда. Но мы же не напиться решили. По граммульке - и в постельку. Прикинь, командир, даже старикан наш хлопнул за здравие. Окосел сразу. Сидит, с духами разговаривает! Пейте, товарищ маг! Сегодня мы, почитай, из лап смерти вывернулись!
   - Каков пафос, - пробормотал маг и залпом выпил содержимое стакана, даже не моргнув глазом.
   - Вот я на сто процентов уверен, что Калиф превратил ценный нектар в обыкновенную воду, - с серьезным видом проговорил Баргут, - но морщится так, словно бочку яда проглотил.
   - Я честно исполнил долг настоящего мужчины, и даже не морщился! - возразил маг и протянул берсеркеру стакан. - На, понюхай. Из него до сих пор тянет спиртом.
   Баргут на полном серьезе проверил стакан; нюх у него был звериный.
   - Странно, так и есть. Неужели соизволили отравить организм? - в его глазах прыгали озорные бесенята.
   Калиф приложил руку к голове, обмотанной банданой, и шутливо отдал честь.
   - Хорош, пора спать, - встал Александр, давая сигнал остальным, что ужин закончился. - Скиф, Кипер и Жан в охранении до двух ночи. Потом берсы и Кром. Деда трогать не будем. И так устал. Калиф, на тебе магическая защита.
   - Сделаем, - кивнул чародей. - Я развешу сигналки. Любую тварь заметит.
   - А человека?
   - Его тем более, - успокоил маг.
   Александр бросил под голову рюкзак, решив, что встанет в три часа, чтобы самому проверить обстановку вокруг лагеря. Неспокойно ему было. Кто-то ходит вокруг этого района и делает пакости все изощреннее и изощреннее. Одну группу угнали в саванну, попытались открыть портал, а теперь и на них стали натравливать всякую нечисть. Капитан мало сомневался в том, что к этим событиям приложили руку американцы. Они вполне могли закинуть в джунгли специалистов разного уровня и магов-поисковиков. А охранять их взялись серьезные ребятки такого же профиля, как и "Черные Лебеди". Значит, возможно боевое соприкосновение. И вот здесь нельзя сплоховать.
   Глаза сами собой стали слипаться от усталости. Все-таки недавняя встряска с испытательной бомбой основательно испугала его, надо признать. Это же какую мощь упаковали в металлическую оболочку "Разряда"! Александр поежился под впечатлением прошедшего дня и провалился в сон....
  
   Россия, поместье Шафара, ноябрь 2000 года
  
   Заречный появился в поместье в пятницу утром, словно знал, что в этот день недели архимаг любит поохотиться на зайцев и куропаток. Он с утра выезжал в поле, отводил душу, а после возвращения как следует протапливал баню и парился там до остервенения, делая перерыв на то, чтобы похлебать чайку из ведерного самовара, стоящего для таких случаев в предбаннике в постоянной боевой готовности.
   Шурка до обеда провалялся в кровати, пялясь в панель телевизора, где шел какой-то конкурс красоты с песнями и плясками, но мысли его были далеко от действий, происходящих на экране. Он обдумывал слова Заятдинова о службе в качестве наемника. Какие-то странные здесь понятия о наемной службе в рядах ЧВК. Сравнивая принципы службы Иностранного Легиона с местными Компаниями, Шурка понимал, что ситуация в мире, подверженном магическому давлению, требует качественно иного подхода к решению щекотливых вопросов. И да, в нынешнем своем состоянии частные военизированные компании значительно расширили свои функции. Помимо регулярной армии Россия в случае глобального конфликта могла сразу же выставить от двух до четырех дивизий уже подготовленных бойцов, знающих любой театр военных действий. Это было правильное решение и достаточно грамотное.
   А если честно, Шурке самому было интересно попробовать себя в новой роли - наемника. Но оставаться простым исполнителем в течение всего контракта как-то не улыбалось. Шурка никогда не горел желанием становиться кадровым офицером, а здесь же без образования осуществить данный проект было делом трудным. Значит, надо принимать условия Заятдинова, если тот не передумает.
   После обеда в небольшой столовой, где обычно собирались ученики Шафара, его встретил Антон и сказал, что его ждет в том же самом кабинете Заречный.
   - Есть какие-нибудь сведения обо мне? - решил заранее узнать о своих перспективах Шурка.
   - Кто же со мной будет разговаривать о таких вещах? - засмеялся Антон. Он куда-то торопился, поэтому разговаривали на ходу, шагая от столовой до особняка.
   - Ты же маг! - удивился Шурка. - Проникнуть в мозг человека, выяснить, о чем он думает....
   - Откуда у тебя такие глубинные познания о способностях мага? - откровенно веселился Антон. - Прочитать мысли можно, но это дано немногим. Открою страшную тайну: их вообще трудно прочитать. Мозг человека сам по себе прорабатывает тысячи комбинаций логических построений, создает противоречия и нестыковки. Вот и скажи мне, что я должен выяснить у конкретного человека?
   - Если я думаю очень сильно о чем-то конкретном - это должно читаться медиумом? - задумался Шурка.
   - Медиум получает свой дар независимо от обучения, - согласился Антон, доходя с Горюхиным до крыльца особняка, - и они как раз могут что-то выкопать из твоего мозга. Но медиум - профессиональный медиум - получает свои подтверждения на основе психологического портрета испытуемого, на его эмоциях и лицевой мимики. Это же просто. В твоей параллели ведь тоже есть такие люди?
   - Есть, - согласился Шурка, - но о таких людях я только читал, но встречать не приходилось.
   - Ну и хорошо, - усмехнулся Антон. - Давай, топай до Заречного. Он объявит свою волю.
   Шурка постучал в дверь кабинета, дождался разрешения и вошел. Заречный стоял возле приоткрытого окна и курил свою "Герцеговину". Дым выходил наружу, но запах ароматного табака приятно щекотал ноздри.
   - А, Горюхин! Заходи, заходи! - полковник добродушно посмотрел на Шурку, затушил о дно пепельницы недокуренную сигарету и сел за стол. - Бери стул, присаживайся.
   Он открыл свою папку и пошевелил листы, вложенные в нее. И почему-то медлил с разговором. Шурка заерзал на месте. Хуже нет, когда облеченные властью люди начинают играть с собеседником в кошки-мышки. Нагоняют на себя значимость, делают вид, что владеют секретами, которые пойдут тебе только во вред. Набравшись наглости, Шурка кашлянул, глядя на склонившегося над бумагами полковника. Заречный поднял голову.
   - Не терпится?
   - Честно? Да.
   - Ладно, слушай. Мы провели проверку по факту твоего проживания по месту рождения. Выходит, что ты там не рождался, родителей твоих мы не нашли, потому что их не существует, так же, как и тебя. Фамилия Горюхин встречается, но эти люди даже не знают о твоем существовании. По первому пункту мы определились. Теперь по поводу дезертирства. Мы проверили и это, несмотря на нестыковку с рождением. Ты нигде не проходил службу, такой части не существует, таких командиров нет. По факту выходит, что ты не совершил правонарушение....
   Полковник замолчал. Шурка снова заволновался.
   - И что? - спросил он. - Что вы решили?
   - Торопишься? - посуровел Заречный. - А ты успокойся, водички выпей.... На основе таких данных я пришел к выводу, что ты или агент американцев или же действительно попал к нам из параллельной России. Предвосхищая твой вопрос, скажу, что существование параллели я допускаю, без всяких шуток. Поэтому имею две версии.
   - Вот хрень! - не выдержал Шурка. - Да какой я агент?
   Ему стало жарко. Налив в стакан до краев воды, он залпом выпил ее, затушив нехороший огонек в животе. Только вот обвинений в пособничестве чужому государству ему не хватает!
   - Не выражайтесь, гражданин Горюхин! - Заречный захлопнул папку. - Почему я выдвинул версию, что ты агент? Твоя устойчивость к магическим проявлениям. Люди с такими способностями - лакомый кусочек для спецслужб. Но вся штука в том, что каждый из "мутантов" на особом учете. На них заведены картотеки, их периодически проверяют. Проще говоря - все известны. Тебя в таких списках нет. Расслабься. Версия с попаданием из параллели - самая правдоподобная, тем более, есть свидетели, но и она таит в себе проблемы. Как тебя легализовать в нашей реальности? Если твой уникальный случай растиражируют люди, не умеющие держать язык за зубами, и слухи полезут наверх - ты рискуешь превратиться в испытуемого кролика. Оно тебе надо?
   - Я против! Лучше снова обратно! - твердо сказал Шурка. - Любыми путями.
   - Хвалю за позицию, - одобрил полковник. - Со мной недавно разговаривал майор Заятдинов, ходатайствовал за тебя. Скажу, он красочно расписал твои перспективы. Что ж, это выход из ситуации. Не лучший, и не решает проблему. Тебе ведь нужны настоящие документы, чтобы с ними ты чувствовал себя человеком, а не мышью, вечно сидящей под шконкой.
   - Здесь я ничего не могу вам предложить, - развел руками Шурка. - Если майор заинтересовался мной - пусть и думает.
   Заречный рассмеялся, откинувшись на спинку стула.
   - Не промах ты, парень, - сказал он. - Вовремя почувствовал конъюнктуру. Я-то сразу понял, что хочет Заятдинов. Вот и ты не плошай. Требуй для себя хотя бы часть привилегий со своей способностью.
   - Да какие привилегии! - пожал плечами Шурка. - Помогли бы на первое время - и то ладно.
   - Ладно, дело закрыто, товарищ Горюхин, - Заречный встал, поднялся и Шурка. - Теперь с тобой будет работать майор, все организационные вопросы решай через него. Он и паспорт тебе справит, и с контрактом поможет.
  
   Африка, Дагомея, река Веме, октябрь 2013 года
  
   Несильный толчок в плечо разбудил Александра, и так чутко спавшего. Открыв глаза, увидел Кипера с автоматом в руках.
   - Вставай, командир! На реке что-то происходит!
   Подскочив пружиной вверх, капитан протер руками лицо, прогоняя сон, и пошел следом за Кипером. Костер не горел, затушенный, видимо, кем-то из парней. Они пересекли поляну, нырнули под низкие ветви кустарников и вышли на небольшой откос. До берега реки отсюда было метров сорок, но в чернильной темноте текущая вода озарялась бледным сиянием, и в этом сиянии отчетливо проявились бродящие приземистые фигуры. Они рыскали по берегу, поднимали головы и снова начинали носиться зигзагом, забираясь все выше и выше.
   Скиф напряженно вглядывался в оптический прицел СВД, водя стволом из стороны в сторону. Жан застыл рядом с ним, сжимая в руках свой устрашающего вида клинок.
   "Надо бы парню оружие выдать, - с раскаянием подумал Александр, - с мечом много не навоюешь".
   - Что случилось? - шепотом спросил капитан, пристраиваясь рядом со Скифом. Нацепив прибор ночного видения, он стал вглядываться в хаотичное движение на берегу.
   - Нас пасут, - ответил снайпер, - причем уже сразу, как вы все уснули. Сначала через речку переправились эти твари, потом по нашему берегу подтянулись зомбаки. А на том берегу явно руководящий состав заседает. Через прибор плоховато видно, но тепловизор считал три сигнатуры.
   - Это крокотты, - подал голос Жан, вглядываясь в животных. Ему было не по себе. Узколобые твари все чаще поднимали головы, тихо подвывали, и теперь носились кругами, но дальше к зарослям не шли. Словно ждали сигнала, чтобы напасть всем скопом.
   - Командир, разреши, я попробую снять наблюдателей? - Скиф даже поерзал в нетерпении. - Я хорошо вижу ауру одного из них. Прямо как на блюдечке.
   - Ты не спеши - погоди, - ответил капитан. - Если они случайно вышли на нашу стоянку - это не значит, что обнаружили. Начнешь стрелять - вот тогда точно нам хана. Затопчут количеством.
   - Да нас уже давно срисовали, - хмыкнул Кипер. - Калиф тут все замагичил, что фон прет во все стороны. Нас видят. Не обольщайтесь.
   - Буди остальных, - приказал Александр Жану, напряженно всматривавшемуся в темень, - и скажи Баргуту, чтобы выдал тебе пистолет. Мой приказ.
   - Спасибо, босс! - Жана как ветром сдуло.
   Крокотты тем временем начали расширять круг поисков. Их бег становился все более быстрым, и стая уже была почти рядом. Иногда какая-нибудь тварь поднимала свою мерзкую рожу и пристально вглядывалась в заросли, словно догадывалась, кто скрывается в кустах. У Александра вспотели ладони от безотчетного страха. Нет, страх как раз был вполне осязаем и досягаем. Вот он, протяни только руку - отхватит острыми как бритвы зубами.
   Со стороны лагеря ярко полыхнуло. Вспышка осветила кусты и враз задравших головы ночных тварей. Застучали автоматные выстрелы вперемежку с пистолетными хлопками. Еще раз грохнуло.
   - Что там еще?! - вскинулся Кипер.
   - Сработала "сигналка" Калифа, - пояснил капитан, - видимо, нас обошли с тыла. Куда?! Лежать! Сейчас твари кинутся - всех порвут!
   Раздался вой на высоких нотах, и крокотты, как по команде, бросились на взгорок, где лежали бойцы. Хлопнул выстрел. Скиф все-таки пустил пулю на другой берег, после чего перенес огонь на приближающихся тварей. Застучал автомат Кипера, капитан тоже вступил в бой. Александр мысленно похвалил себя за предусмотрительно взятые с собой рожки с "серебрянками". Он видел, как сбитые такими пулями звери кувыркались через голову, вертелись от боли на месте, но через мгновение снова рвались вперед. Кто-то поставил хорошую защиту на этих животных. Казалось, вал черных тел ничего не сдержит. Горюхин понял, что придется брать тварей на нож, и уже отложил автомат в сторону, как один за другим раздались два звонких хлопка, земля перед крокоттами вздыбилась крошевом травы и грунта. Они как будто попали в патоку. Движение их замедлилось, а потом совсем прекратилось. Странная была эта картина: застывшие в беге твари, когда все вокруг происходит в динамике. - Я "подлянки" поставил, - засмеялся Скиф, - теперь можно их бить в глаз. Иначе не убить. Череп их прочнее танковой брони. У нас десять минут.
   - Ты преувеличиваешь насчет брони, - схватил оружие в руки Александр и одиночными выстрелами стал валить зверюг. Его бойцы присоединились к отстрелу. Твари прекрасно понимали, что помирают, их злобный вой переходил в ультразвук, когда магическая пуля с глухим "чпок" входила в глазницу. Крокотты дергались от поражающего удара и валились на землю уже мертвыми. За десять минут вся стая была уничтожена, и Александр дал команду отступать к лагерю.
   На поляне творился кавардак. Кругом были навалены штабелями зомбаки, а остатки еще гуляющих добивали ножами. При соприкосновении с нежитью на клинках вспыхивали руны, после чего очередной недомертвец подгибал колени и падал на землю, чтобы окончательно упокоиться.
   - Как вы до такого докатились? - нахмурился капитан, найдя Калифа.
   - С тыла сыпанули как тараканы, - сплюнул маг, - если бы не было "сигналок" - даже "мама" не успели бы крикнуть. Да мы уже и не спали. Жан прилетел как ошпаренный и стал всех будить. Меня даже пнул, стервец. Так спалось сладко! Только захотел звездюлей ему выписать - тут и началось.
   - Потерь нет? - крикнул Александр.
   - Все в норме! - откликнулся Баргут. - Я только дедушку Джу не вижу! Куда старика дели?
   - Джу! - заорал Жан, прыгая по поляне. - Джу!
   - Да не вопи ты! - одернул его Кром. - Я видел его пять минут назад. Он куда-то в кусты сиганул.
   Дедушка Джу обнаружился в десяти метрах от лагеря. Проводник бродил по зарослям и между деревьями с включенным фонариком и что-то бормотал. Поначалу всем показалось, что старик спятил после нашествия зомби, но ошиблись. Джу что-то искал, причем искал целенаправленно. Он ходил кругами, расширяя место поисков. Лучик фонаря прыгал по изломанным кустам, и периодически старик нагибался к земле, поднимал какой-то предмет, нюхал его и отбрасывал в сторону.
   Джамал тем временем разжег потухший костер; до рассвета оставалось часа три, не больше, но спать уже никто не собирался. Наличие окончательно умерших зомбаков никак не настраивало на сон. Бойцы при свете костра проверяли свое оружие, набивали обоймы патронами, чтобы при очередном нападении не пришлось лихорадочно считать боеприпасы.
   - Наши поиски идут вслепую, - сказал Александр, оглядывая свою команду, - и я даже не предполагаю, где находится Кот. Мы можем идти на север хоть до границ Дагомеи - толку будет ноль. Нужен след. В округе есть поселения, где могли бы видеть наших людей, Жан?
   - Вдоль реки я знаю две деревни, - подумав, ответил Жан. - Если те, кого мы ищем, там не появлялись - значит, они уходили джунглями. Надо будет углубляться в чащобу. А это мне не нравится.
   - Почему?
   - Где-то там живут черные амазонки. Я с ними дел иметь не хочу.
   - Веришь в эти сказки? - усмехнулся Баргут, любовно поглядывая на матовую поверхность своего ножа.
   - Я здесь живу всю жизнь, и эти сказки каждый год вырезают несколько десятков французов, - буркнул Жан. - Причем с изощренной фантазией. Нет, я не хочу в джунгли.
   К костру подошел Джу. Он держал в руках какой-то предмет. Пихнув сидящего Жана рукой, поместился между ним и Скифом, аккуратно положил свой карабин на землю и что-то сказал, глядя на капитана.
   Жан перевел:
   - Нас привязали к духам смерти, и теперь освободиться мы можем только с помощью шаманов.
   - Каким образом нас привязали?
   Джу поднял руку и в свете костра показал цепочку, на которой болталась блестящая монета. Предмет пошел по кругу; все внимательно рассматривали монету.
   - Наш полтинник, - заметил внимательный Кром. - Я начинаю догадываться. Кто-нибудь давал денежку местным?
   - Я, - смущенно заметил Скиф. - Вечером выходил из гостиницы, а ко мне голопузая ребятня прицепилась. Ну, я и дал ему пятьдесят копеек в качестве сувенира.
   - Так! - зловеще протянул Александр, - кто еще облагодетельствовал бедных ребятишек? Какие подарки находятся в руках туземцев?
   - Джу говорит, что достаточно одного предмета, чтобы привязать нас к охотникам, - сказал Жан, - и даже потеря этого предмета не избавит нас от преследователей.
   - И что нам делать? Продолжать рейд с мертвяками на плечах? - Александр нахмурился. Такого развития ситуации он никак не ожидал. Теперь поиск превратится в бесконечную беготню и стрельбу. - Старик там что-то о шаманах говорил....
   - Да, есть такие шаманы, но они живут далеко от реки. Джу знает одного сильного шамана, только он как бы совсем не шаман, а.... шаманиха, так будет правильно?
   - Неважно, мы поняли. Значит, баба-яга? И где нам ее искать?
   - У черных амазонок, - поежился Жан. - Кэп, лучше крокодилу в пасть, чем к этим - с отбитыми мозгами.
   Бойцы сдержанно засмеялись.
   - Значит, так, команда, - подал голос Александр после недолгого раздумья, - слушай боевой приказ. С рассветом идем вдоль реки до первой деревни, там узнаем о группе Кота. Если они там не проходили - сворачиваем в джунгли. Дедушка Джу поведет нас в гости к ведьме. Я не собираюсь вести поиск с тварями за спиной. Всем ясно? Проверьте оружие, патроны. Сейчас нам противостоят не люди - нежить. Так что побольше "серебрянок".
   Как только первые предрассветные сумерки раздвинули ночную тьму, и стало возможным видеть хоть что-то перед своими глазами, отряд, минуя поле боя, спустился к реке. Джу уверенно направил свои стопы вверх против течения водного потока. Капитану вовсе не хотелось, чтобы их заметили рыбаки или с проходящих барж. Река была судоходной, и скользящие по глади воды лодки не были редкостью. Но Джу знал, что делает. Как только солнце первым лучом покрасило свинцовую серость водного зеркала в яркие краски, он увел отряд в прибрежные кусты. Скорость передвижения слегка снизилась, но первые рыбаки их уже не видели. Александр с удивлением смотрел на старика-проводника. Действительно, дай человеку возможность заниматься своим любимым делом - он расцветает прямо на глазах. Списанный в утиль Джу имел все шансы захиреть в своем поселке, но судьба дала ему, возможно, последний шанс проявить себя в деле, показать все свои способности.
   - Спроси у Джу, не жалеет ли он, что пошел с нами в опасную дорогу? - попросил Жана капитан.
   Дедушка в ответ на просьбу Александра неожиданно улыбнулся, раздвинув морщины на задубленном, как кора дерева, лице. Его черная физиономия светилась. Правда, ответ был немногословен.
   - Он охотник, и смерть в постели для него - унижение и самое страшное в жизни. Лучшей смерти, чем смерть на виду отличных и храбрых воинов, ему и не пожелать. Джу благодарит тебя, кэп, за доверие, - стараясь не сбивать дыхание, на ходу переводил Жан.
   - Приятно, что тут скажешь, - кивнул Горюхин.
   Через час ходьбы Джу вывел отряд к рыбацкому поселку, состоявшему из пяти соломенных хижин с конусообразной крышей. Все домишки стояли на сваях в воде недалеко от берега. Лодок почти не было видно. Мужчины, скорее всего, вышли ловить рыбу, а женщины и дети только-только начали выходить из своих домов. Кое-где курился дымок, пахло печеной рыбой.
   Не выходя из прибрежных зарослей, Александр тщательно осмотрел окрестности, саму деревню и реку, но присутствия чужаков не обнаружил. Тихая деревенская пастораль. Калиф подтвердил, что никаких шаманов здесь нет. Магический фон был слабый, не взбудораженный присутствием чужого колдовства.
   - Жан, бери старика, - приказал капитан, - и пойдете со мной на переговоры. Баргут и Джамал - со мной. Остальные - здесь. Скиф - смотри за нами. Если увидишь что-то нехарактерное для этих мест - стреляй.
   - Без вопросов, - кивнул снайпер и стал искать удобную позицию для прикрытия.
   Появление пяти человек вооруженных до зубов всполошило рыбацкую деревню. Женщины громко заголосили, созывая детей под свои юбки. Если два черных товарища у них не вызывали опасения, то идущие с ними белокожие воины с оружием в руках - это было бедствие. Как назло мужиков на месте не оказалось.
   - Жан, успокой их, - поторопил переводчика Александр, - а то они как курицы разбегутся по камышам.
   Африканец замахал руками и закричал всполошенным женщинам что-то на своем щелкающем языке. Паника утихла. Голопузая ребятня поняла, что от белых людей вреда не будет, тут же окружила их галдящей толпой. Жан сделал страшное лицо, но только рассмешил мелкоту.
   - Я спросил их, кто остался из старейшин, - пояснил парень Александру. - Может, они знают что-то о ваших людях.
   В деревушке оказался один из стариков, кажется, даже старше самого Джу. Как ни странно, охотника этот дед признал, и довольно долго с ним разговаривал, пока капитан, устав от ожидания, не кашлянул. Картина, в общем, вырисовывалась не совсем радужная. Кот, скорее всего, здесь не проходил; по Веме два дня назад вверх ушел большой катер с белыми вооруженными людьми. Их было человек восемь-десять, старейшина не успел сосчитать. Были солдаты из Французского Экспедиционного Корпуса. Так, ничего особенного. Обычные проверки, патрулирование.
   Попрощавшись с жителями рыбацкой деревушки, они вернулись назад. Александр посмотрел на небо. Солнце уже почти дошло до зенита, медленно раскаляясь до белизны. Сезон дождей заканчивался, теперь предстоял длительный период засухи. Сейчас в джунглях будет очень непросто. Духота задавит. Капитан уже ненавидел эти глухие непролазные чащобы, колючие кустарники, вечно мокрую от пота одежду, ощущение, что за ними кто-то постоянно следит из этих чертовых джунглей. Постоянное присутствие чьего-то взгляда - вот что напрягало Александра. Калиф же утверждал, что никого за их спинами нет. Кром тоже не чувствовал слежки. Ну, раз маги в два голоса говорят "нет" - доверимся им.
   - Нам придется уходить на северо-восток в глубь джунглей, - хмуро произнес Александр. - Группы Хлебникова здесь не было. Никто ничего не знает. Если Кот прорывался к саванне через территорию черных амазонок - то их следы надо искать там. Кстати, Жан, а что там такого в саванне?
   - Там холмистая местность, - пояснил переводчик. - Я слышал от людей, что где-то на холмах стоит древний заброшенный дворец правителей тех мест. Туда часто направляли экспедиции французские ученые, но ничего не обнаружили. Даже развалин. Думаю, что ваши люди тоже слышали эту легенду и решили попытать счастья. Там можно хорошо укрыться.
   Жан повернулся к проводнику и быстро заговорил. Джу замахал руками, даже зачем-то потряс карабином. Александр терпеливо ждал развязки этой пантомимы. Наконец, Жан соизволил произнести:
   - Вредный старикан утверждает, что знает этот дворец. Он ходил туда в молодости, но с тех пор дал себе слово никому не говорить о таинственном месте.
   - А почему же сейчас его нарушил? - ласково поинтересовался капитан. - Совесть замучила?
   - Джу видит в вас воинов, а ты, кэп - человек, неподвластный силам этого мира. Там ты можешь узнать много интересного. Вас же не интересуют сокровища?
   - Еще как интересуют! - воскликнул Баргут, - всю жизнь мечтал!
   - Я знаю, что русские любят шутить с серьезным лицом, - не поддался на провокации парень. - Джу отведет вас туда, но только после очищения.
   - Еще один знаток русской души нарисовался, - пробормотал удивленный капитан и, поправив лямки вещмешка на плечах, дал команду на движение. Группа, вытянувшись цепочкой, углубилась в заросли.
  
  
  
   Примечания:
   АБШ - автомат Булкина штурмовой - именно он в альтернативной России, куда попал Александр, был принят на вооружение в советской, а затем в российской армии. Автомат калибра 7,62 имеет несколько модификаций, в том числе и для стрельбы в магическом и инфернальном поле. Именно поэтому был удивлен Горюхин, когда попал сюда из своей истории, после слов, что автомат Калашникова не принят в серийное производсто, а выпускается ограниченными заказами. АБШ берет большей кучностью, но, самое главное, он изначально с 1945 года, когда пошел в войска, ориентировался на работу в условиях агрессивной магической среды.
   Порто-Ново - морской порт Дагомеи на берегу Гвинейского залива, является столицей французской колонии. В мире, откуда прибыл Александр, Дагомея получила независимость в 1960 году, а с 1975 года становится государством Бенин. В этом же мире Дагомея осталась французской колонией, так как имела большие преференции с этой африканской страны. Учитывая, что СССР стал Российской Империей и отказался от мысли экспортировать идеи социализма в страны Африки и Азии, никаких национально-освободительных движений без денежной подкачки даже и не предвиделось. Соответственно, на Черном континенте на начало 21 века оставались страны-колонии, как Франции, так и Португалии и других стран.
   Коалиционная бригада - сборный состав воинских подразделений России, Франции, Швеции и Германии со штаб-квартирой в Париже. Бригады дислоцируются в различных регионах мира на ротационной основе и заняты, в основном, поддержкой порядка в определенной местности, где намечается нарушение так называемого "магического порядка". Аналог миротворческих сил ООН в мире, откуда появился Шурка.
   Дикие территории - земли, где не действуют государственные институты, а власть держат маги, где процветает работорговля, то есть архаичное раннее Средневековье. К таким территориям относят весь Ближний Восток, Юго-Восточную Азию, почти всю Африку, за исключением колоний Франции и Португалии, а также центр и юг Европы, а за океаном - Центральная и Южная Америка.
   *Здесь и далее речь Жана будет на правильном русском языке, чтобы не перегружать текст ломаными фразами. Достаточно того, что он говорит по-русски, пусть и плохо, но Александр с бойцами его понимает
   Фон, айджа, йоруба - одни из многочисленных этнических языков Бенина (Дагомеи), на котором говорят почти 50 процентов населения.
   Французский Экспедиционный Корпус - в данной параллели это воинское подразделение несет службу во французских колониях в Африке. Корпус в Дагомее насчитывает две пехотные дивизии и одну егерскую дивизию, собранную, преимущественно, из местных аборигенов под командованием французских офицеров.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"