Гуров Валерий Александрович: другие произведения.

Эксплуатация человека человеком как социальное явление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    : В политологии есть базовые понятия, которые одними безоговорочно отвергаются, для других служат своего рода аксиомами, не подвергаемыми сомнению. Принимая их как безусловно верные, на них строятся политические теории. Но политология имеет дело с социальными явлениями. Социумы историчны, калейдоскоп социальных закономерностей в них с течением времени изменяется. Также и с понятиями. Исторически возникая, они со временем видоизменяют свою суть и, в конце концов, сходят на нет. К одному из таких базовых понятий в политологии можно отнести эксплуатацию человека человеком. В статье делается попытка обоснования историчности содержательной интерпретации этого понятия, а вместе с тем и историчности проявления закономерностей, связанных с социальным явлением, описываемым этим понятием.

1

Эксплуатация человека человеком как социальное явление.

Вот выдержка из энциклопедии марксизма:

"Эксплуатация (франц. exploitation) - безвозмездное присвоение одними общественными классамии группами продуктовтрудадругих классов.

Эксплуатация возникает в период разложенияпервобытнообщинного строяв связи с появлениемчастной собственностинасредства производства, ведущей к делению общества на антагонистические классы.

Возникновение эксплуатации связано с преодолением порабощения человека силами природы. Появляетсяразделение труда, которое освобождаетчастьлюдей оттрудаи позволяет им заниматься умственными видами деятельности (собственно человеческой деятельностью), для чего необходимо порабощение другой части людей.

Материальной предпосылкой для эксплуатации является такой уровень развитияпроизводительных сил, при котором работник может производить продукт не только для покрытия своих минимальных потребностей, для воспроизводства своейрабочей силы(необходимый продукт), но и известный излишек (прибавочный продукт), который и присваивается владельцами средств производства. Пока не достигнут такой уровень, эксплуатация невозможна.

Эксплуатация проходит через ряд стадий, которые являются специфичными для каждой антагонистическойобщественно-экономической формациии определяются способом соединения рабочей силы со средствами производства. По мере роста производительных сил и всё большего освобождения человека из-под власти сил природы эксплуатация приходит к собственному отрицанию и исчезает вкоммунистической формации, кладущей конец порабощения человека человеком.

Степень эксплуатацииизмеряется отношением прибавочного продукта к необходимому продукту (соответственно, прибавочного труда к необходимому труду)".

Так или иначе высказанное здесь отражает суть фундаментальной идеологемы марксизма. Любая попытка оспорить эти утверждения или даже выразить сомнение в их истине приравнивается к оппортунизму. Таким образом, можно утверждать, что эти высказывания на деле отражают своеобразную аксиоматику марксизма. Но так ли уж однозначно отражает она реалии социальных отношений в обществе?

Вернемся вновь к термину "эксплуатация". Вообще-то данное понятие используется очень широко во многих сферах человеческой деятельности и обозначает систематизированное использование предмета, механизма, устройства для достижения функциональных целей. Аналогично оно может быть применено и к живым субстанциям, когда используют их возможности воздействия на предметы внешнего мира, по типу эксплуатации домашней скотины. При этом "использование" подразумевает, что тот, кто эксплуатирует, применяет направленное воздействие на объект эксплуатации, побуждающее объект к действию. Поэтому применительно к живым объектам правильнее говорить "заставляет", то есть преодолевает внутреннее сопротивление живого объекта к выполнению действий, не вызываемых его желаниями или жизненной необходимостью. Исходя из сказанного, применительно к людям эксплуатация исторически возникает лишь на стадии рабовладельческого общества, когда человеку, взятому в плен на поле боя, сохраняли жизнь на "скотских" условиях содержания. Естественно, что все производимое рабом являлось собственностью хозяина. Раб получал от хозяина лишь то, что позволяло ему существовать и сохранять свою работоспособность.

Но уже в феодальном обществе социальные отношения меняются. В классической (европейской) форме феодальных отношений нет принуждения производителя к производству предметов потребления. Но в силу функционального разделения социальных обязанностей феодал, выполняющий систематизирующие (государственные) функции и обладая реальной вооруженной силой, просто изымает у производителя, включенного в государственную систему, часть прибавочного продукта. Назвать такие отношения эксплуатацией можно только потеряв первоначальный смысл, вкладываемый в это понятие. Но выше не случайно употреблен термин "классический", так как существует масса разновидностей феодальных отношений, в том числе и таких, когда производитель понуждается к производству предметов потребления, необходимых феодалу. Причем почти все произведенное производителем изымается в пользу феодала. Таким образом, по факту возрождается рабский труд, но уже в феодальной оболочке. И здесь термин "эксплуатация" безоговорочно применим.

Помимо феодалов и крестьян в любом социуме всегда существует промежуточный слой тех, кто был вытеснен из сферы сельскохозяйственного производства, хотя бы в силу того, что земельные ресурсы ограничены, а численность населения непрерывно растет. Представители такого слоя либо устраиваются в услужение правящему слою, в том числе и пополняя вооруженную силу феодалов, либо вливаются в сферу, обслуживающие жизненные потребности феодалов, слуг и других членов социума в товарах и услугах. Лавочки, мастерские, цеха, наряду с жилыми строениями, образуют городскую застройку, способствуя быстрому возникновению и росту городов при феодализме, особенно в западной части Европы. Социальные отношения между собственником и работниками в таких производствах скорее всего копируют отношения между феодалами и основными производителями - крестьянами. И вряд ли уместно говорить об эксплуатации на уровне цеховиков, ремесленников, артельщиков и иже с ними. Там трудовые отношения строились далеко не путем принуждения, и был дележ прибавочного продукта, а не его изъятие.

Но вот производства, с привлечением большого числа работников как в рамках феодальной отношений, так и на первых шагах становления раннего капитализма, почти повсеместно создавались с широким применением принудиловки и изъятием производимой продукции собственником. По сути труд рабочих на таких производствах мало чем отличался от рабского и поэтому термин "эксплуатация" мало у кого вызывал в то время неприятие. С появлением машин производительность труда растет. Растет и интенсивность труда. А вот принцип распределения сохраняется. Рабочему отчисляется лишь та часть прибавочного продукта, которая позволяет ему сохранять работоспособность. При таком распределении стремительно нарастает социальное неравенство между рабочими и собственниками предприятий. Возрастающее неравенство с сохранением рабского труда довольно быстро вызывает крупные социальные потрясения во многих странах и в частности во Франции. Вот под влиянием таких социальных отношений на том историческом этапе и сформировалась вся та социальная аксиоматика, которая и описана выше.

Но любая саморегулируемая система, и общественная в том числе, в неблагоприятных условиях ищет способы сохранения своей функциональности. Так и капиталистическая формация, отчасти под влиянием этого социального давления, а большей частью в силу функциональных особенностей собственного развития капитала на основе машинного производства, сместила акцепт противоречий с эксплуатации наемного труда в сферу распределения прибавочного продукта. Поясним. Уже на ранних стадиях формация столкнулась с кризисами перепроизводства, этого совершенно нового явления в истории цивилизации. Кризис проявился тогда, когда возможности машинного производства стали удовлетворять потребности широких слоев населения, включая и рабочих. Растущая конкуренция на рынке сбыта заставляла минимизировать издержки производства. Естественно, что под такую минимизацию попали и расходы на рабочую силу. Это привело к падению спроса. И далее по кругу.

Основной выход из этого порочного круга - расширение рынка сбыта товара. Вначале в пределах страны, позднее - выход на внешние рынки. Сбыт начинает занимать ведущую позицию по отношению к производству товаров. Сбыт - это прежде всего торговля. Торговля - форма превращения товара в деньги. Деньги - основа финансового капитала. Поэтому, с того самого времени, когда сбыт занял ведущие позиции, финансовый капитал стал доминировать над промышленным. И это стало не просто изменением мест слагаемых. Это повлекло к кардинальным изменениям и в производственных, и в общественных отношениях. Не меньшим, если не большим, чем переход от феодальных отношений к капиталистическим.

Второе направление - поднятие производительности труда. Поначалу - путем интенсификации труда; углубления разделения труда, вплоть до сведения сложных операций к набору примитивных действий, позволявших ввести конвейерное производство. Позднее - внедрение более совершенных машин и механизмов, совершенствование технологий. Но это позднее привело к бурному росту промышленного производства и взрывному развитию прикладных наук. А на первых порах был явный рост эксплуатации труда, путем его интенсификации.

Вот эти противоречивые тенденции на момент издания фундаментального труда В.И. Ленина "Империализм как высшая стадия капитализма" не дали оснований рассматривать новое социальное явление как проявление становления новой формации.

Цивилизация, как социальный процесс, развивается во времени. При исследовании любого динамичного процесса, его, как правило, разбивают на временные отрезки, - периоды, в пределах которых совокупность причинно-следственных связей проявляет определенную стабильность. Другими словами, проявляется доказуемая закономерность. Среди множества теорий, посвященных исследования общественных процессов, наиболее удачным по доказательности и достоверности выводов является исторический материализм. И прежде всего в силу того, что он базируется на диалектических принципах исследования явлений. В частности, такой закон, как переход количества в качество, является аргументированным основанием разбиения целостного процесса на отдельные его этапы или формации, характеризующиеся качественно отличными причинно-следственными связями, определяющими динамику процесса на этих этапах. В рамках исторического материализма принято выделять следующие общественно-экономические формации: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая. Все четыре - состоявшиеся формации. Исторические исследования предоставляют обширный материал для анализа и детализации причинно-следственных связей цивилизационных процессов в каждой из формаций. Но кроме перечисленных в этой теории постулируется еще одна формация - коммунистическая, которая приходит на смену капиталистической. Постольку-поскольку при построении теории такой формации не существовало, то все ее особенности умозрительно выводились из анализа противоречий, уже проявившихся на том этапе исторического развития капитализма. Главным из них было противоречие между трудом и капиталом. Так как сие противоречие в рамках действующих на тот момент производственных отношений не представлялось возможным устранить, то кардинальным решением признавалось устранение капитала как фактора цивилизационного развития в следующей формации. Эта идея и была реализована после Октябрьской революции. Практическое воплощение идеи, к сожалению, не выдержало конкуренции. Если и не повсеместно, то по меньшей мере на территории первоначальной ее реализации - бывшем Советском Союзе.

Однако отрицательный результат еще не основание от отказа о перспективности коммунистической формации, в которой исключена ведущая роль капитала. Скорее является подтверждением одного из необходимых принципов устойчивого существования данной ОЭФ: соответствия производственных отношений производительным силам. В этой связи приходится остановиться на еще одном постулате исторического материализма:

"Не существует формационных ступеней развития производительных сил, которым не соответствовали бы обусловленные ими типы производственных отношений".

Увы, существуют! Более того, противоречия, возникающие из-за такого несоответствия, и являются диалектическими противоречиями, обуславливающими историческую динамику цивилизационного процесса.

Население Земли территориально разобщенно. Разобщенность препятствует коммуникативным связям. В силу этого цивилизационное развитие крайне неравномерно распределено по социумам. В одно и тоже время сосуществует социумы, находящиеся на разных уровнях такого развития. В соответствии с основным принципом исторического материализма: "Бытие определяет сознание" - общественные отношения в таких социумах и строятся применительно к материальным возможностям обеспечения существования индивидуумов в них. Другими словами, социальные отношения строятся в зависимости от уровня развития производительных сил (ПС), обеспечивающих жизнь этих социумов. Еще одна особенность социальных отношений. Они крайне консервативны, в силу того, что за ними стоит социальная иерархия между членами социума. Однако устойчивость иерархии определяется материальными возможностями ее структурных частей (страт). Изменения в ПС, как правило, приводят к значительным изменениям в материальных возможностях социальных страт в социуме. Такие изменения порождают социальные напряженности и конфликты, которые завершаются либо насильственным изменением социальных отношений, да и производственных тож, либо мирным эволюционным. По сути это и есть диалектические переходы количественных изменений в качественно иные состояния цивилизационного развития.

Коммуникационные ограничения исторически обуславливали крайне неравномерное распределение уровня развития ПС. Поэтому до сих пор на Земле в одно и тоже время сосуществуют социумы, находящиеся в разных общественно-экономических формациях. Вот эта особенность привела к тому, с развитием коммуникационных возможностей социумы, стоящие на нижних ступенях формационного развития, стремительно попали поначалу в колониальную зависимость (политическую и экономическую) от развитых капиталистических стран, а по мере цивилизационного развития эта зависимость трансформировалась в экономическую. Колонии стали источником сырья, сверх дешёвой рабочей силы и обширным рынком сбыта товаров низкого качества. Такие преимущества стран, владеющих колониями, снимали остроту многих противоречий капитализма, вдобавок обеспечивая большие конкурентные преимущества по отношению к другим развитым странам. Эти-то конкурентные преимущества в конце концов и стали реальной причиной развязывания Первой мировой войны, потому как никакими иными способами, кроме военных, это противоречие между ведущими капиталистическими державами не могло быть устранено.

Глубинными причинами Второй мировой войны также явились обострившиеся противоречия за рынки сбыта и источники сырья между "старыми" капиталистическими державами и набравшими силу и мощь новыми в лице США и Японии. Вывоз капитала в Германию и Советы позволил США не просто выбраться из затяжного экономического кризиса, а выйти на ведущие экономические позиции. Есть достаточно много исследований, подтверждающих факт того, что США направленно вели дело к столкновению Германии и России, а по сути - к новому переделу рынков сырья и сбыта путем развязывания войны.

Оба этих факта позволяют утверждать, что возникшие новые социально-экономические отношения, в которых на ведущие позиции выдвинулся сбыт товаров, а вмести с ним и финансово-денежные отношения, стали определяющими в социальном прогрессе. Таким образом налицо становление новой общественно-экономической формации - империализма. Более того, эта формация в своем развитии уже обозначила определенную стадийность. От начальной, колониальной, перешла к стадии интенсивного вывоза капитала, которая плавно перетекла в стадию глобализма. И вот теперь на наших глазах формируется нечто новое, отрицающее глобализм.

Сдвиг производства товаров на вторые роли сместил и остроту социальных вопросов, связанных с эксплуатацией труда. Этому способствовало еще и расширяющиеся международное разделение труда, и рост его производительности на основе широчайшего внедрения достижений науки и техники. Если при капитализме "белые воротнички" принадлежали к слою, обслуживающему капитал, то при империализме они становятся производительной силой. Их труд тоже эксплуатируется капиталом, но эта эксплуатация качественно иная, чем у рабочего, продающего свое рабочее время в обмен на деньги. Кроме того, ширится слой работников, обслуживающих торговлю. Из-за того, что сбыт становится ведущим в данной формации, этот слой начинает играть существенную роль в социальных процессах в обществе, хотя бы в силу своей многочисленности. Вот такое расслоение в социумах, включенных глобализмом в свою орбиту, сводит на нет классическую классовую борьбу времен капитализма с ведущей силой - рабочим классом. Основным способом борьбы с капиталом за свои права, в том числе и социально приемлемую оплату труда, остаются профессиональные забастовки, организуемые профсоюзами страны в рамках почти всей отрасли или всех предприятий корпорации.

Такая особенность социального сопротивления капиталу вовсе не исключает возможности перерастания такого сопротивления в социальную революцию. Однако разобщенность интересов социальных слоев в такой революции почти однозначно приводит не к победе качественно иной формации, а к режимам более реакционного толка, чем предыдущие. Хотя бы в силу того, что победившему режиму для закрепления и существования всегда будет требоваться проявление насилия к тем слоям, которые в результате переворота больше потеряли, чем приобрели. А в силу изначальной экономической слабости таких режимов их действия на первых порах при этом будут весьма зависимы от влияния и помощи ведущих экономических держав. Это и определяет преемственность социально-экономических отношений. Отсюда следует, что выйти за рамки данной формации революция в социуме может только в результате потрясений всей мировой системы империализма, типа крупного военного конфликта, в результате которого могут произойти подвижки в рейтинговой иерархии ведущих стран по их экономическому развитию.

Одной из особенностей технического прогресса является то, что новые разработки в возрастающей степени требуют больших вложений средств. Поэтому технический продукт, до отработки технологии массового производства, стоит довольно дорого. В условиях капиталистического производства, когдазначительно неравномерное распределение доходов среди населения или высок, так называемый, коэффициент Джини, потребителей такого нового престижного продукта достаточно, чтобы его производство было рентабельным и позволяло и дальше работать над совершенствованием технологии его производства. Обратная связь от таких потребителей позволят довести потребительские качества продукта и технологию его производства до уровня массового выпуска, доступного широким слоям населения. Вот эта особенность капиталистического производства явилась решающим фактором в конкурентной борьбе с социалистическим способом производства, когда изначально ставилась задача производства продукта доступного для широких слоёв населения. Другим фактором в конкурентной борьбе товаров являлась возможность в рамках развитой финансовой системы, свойственной империализму, привлекать значительные капиталы для экспорта новых технологий в страны с дешевой рабочей силой и доступными источниками дешевого сырья.

Вот последнее то в своём историческом развитии привело к качественному новому результату. Страны, в которые экспортировался капитал или, другими словами, новые технологии, на достаточно коротком историческом интервале времени превращались в экономически развитые страны со значительным техническим уровнем производства. Попытки монополий ограничить такой рост, путём создания искусственной зависимости от поставок комплектующих, ремонта, технического обслуживания и т.д., со временем преодолевались на пути подготовки собственных научно-технических кадров. А значительные рынки потребления в таких странах, обеспечивали на первых порах весьма быстрый подъем экономики.

Высокая капиталоёмкость крупных предприятий, составляющих основу экономики развитых стран, уже при капитализме привела к интенсивному развитию долевого участия в капитале. Появились и организационные формы такого участия- биржи. Индивидуализированная частная собственность, свойственная малым и средним предприятиям, стала вытесняться впроизводстве промышленных товаров в развитых странах на второй план. При империализме индивидуализированный частный сектор занял нишу услуг, торговли, производства ширпотреба, сельскохозяйственного производства, мелкосерийного производства и вспомогательного производства при крупных промышленных предприятиях. Долевой капитал, в условиях расширяющегося рынка вывоза капитала, довольно быстро интернационализовался. Это, в свою очередь, привело к ускоренному росту капитала и к приобретению им самостоятельных функций, не всегда связанных с обслуживанием производства. Денежная система перешла в качественно иное состояние со своими структурами, обслуживающими движение капитала - банками и финансовыми биржами. Разрастаясь и капитализируясь финансовая структура достаточно быстро приобрела автономностьот преимущественного обслуживания промышленного капитала. Более того, финансовая система, обслуживая производство, торговлю, социальную сферу и вообще все сферы деятельности людей в социумах, начали занимать ведущую позицию в научно-техническом прогрессе. Все этиизменения, по сути, ознаменовали переход империализма в качественно иное состояние или на новую ступень своего развития - глобализм.

Уже само название этой ступени говорит, что империализм перерастает национальные рамки, включая в сферу своих интересов большинство стран мира. Но это вовсе не означает, что при глобализме у капитала отсутствуют национальные интересы. Есть. И достаточно сильные. Система долевого участия устанавливает жесткую иерархию интересов в зависимости от размеров доли в общем капитале. Это, во-первых. Во-вторых, иерархия интересов подкрепляется технологическими возможностями той страны, капитал которой участвует в долях. А в силу изначального значительного различия в уровнях промышленного, научно-технического и финансового потенциала даже между ведущими странами мира, национальность интересов в таких долевых капиталах проявляется достаточно четко. Учитывая же, что долевой капитал занимает ведущие позиции в современном мире, то и доминирующая роль страны, с наиболее развитой экономикой и финансовой системой, проявляется достаточно сильно. Тем не менее закон неравномерного развития, свойственный империализму, проявляет себя и на этом этапе, особенно в странах с режимами национального толка. Единственной силой, способной отстоять моноцентральность мировой экономики при такой тенденции, является военное превосходство ведущей сверхдержавы.

Кроме фактора неравномерности против централизации мировой политики работает и сама система глобализации тем, что в силу выгодности вывоза капитала собственная экономика ведущих мировых держав деградирует. Основной причиной этого является высокая стоимость собственной рабочей силы. Значительное привлечение существенно более дешевой иностранной рабочей силы в какой-то мере компенсирует конкуренцию дешевых импортных товаров на внутреннем рынке. Но возникают значительные социальные издержки от массового притока эмигрантов. Второй выход - протекционизм, то есть введение ограничительных пошлин на импортируемые товары. Но последнее входит в резкое противоречие с самой идеей глобализма, порождая конфликт интересов между национальным капиталом и интернациональным, являющимся основой финансовой структуры глобализма. Такое нарастающие внутреннее противоречие чревато развязыванием крупного мирового вооруженного конфликта, которое с одной стороны кардинально решает проблему с конкурирующими экономиками, с другой - является эффективным рычагом давления на интернациональную часть капитала внутри собственной страны. Даже сам фактор угрозы войны работает в этом направлении, вовлекая экономики конкурирующих стран в значительные расходы на техническое совершенствование вооруженных сил. Но не снимает при этом внутренних противоречий между национальным и интернациональным капиталом, или более конкретно, между финансовым и промышленным капиталом данной страны.

В этом раскладе системные преимущества за финансовым капиталом. Но его победа вряд ли снимет угрозу военного конфликта, так-как возможность возникновения такого конфликта напрямую зависит от уровня конкурентного противостояния с наиболее развитыми экономиками мира и степени их выпадения из сферы влияния ведущей экономической державы. Существует и другая весомая причина возникновения конфликта - борьба за преимущественные позиции на наиболее критичном участке мировой экономики - энергетическом рынке. Контроль над этим рынком гарантировано даёт высокие доходы, вне зависимости от конъюнктуры в остальных частях рынка сбыта, и являетсяпо эффективности воздействия на мировые политические процессы вторым фактором после вооруженных сил.

Возвращаясь к ранее заявленному анализу эксплуатации наемных работников и перспектив классовой борьбы в современных условиях, из всего сказанного выше можно сделать некоторые выводы:

1. Определение эксплуатации наемного труда, как безвозмездного присвоения одними общественными классамии группами продуктовтрудадругих классов, на нынешнем этапе цивилизационного развития не является определяющим для развитых стран. Хотя бы в силу того, что нет как такового в этих странах класса в классическом его понимании, у которого бы безвозмездно изымали продукты его труда, в силу большого удельного веса международного разделения труда. Да еще добро бы изымалась только часть продуктов труда. Да и сама прибавочная стоимость - основа капитала, ныне не столько определяется затратами труда, сколько рынками сбыта и системой распределения товаров, которая умело манипулирует потребительским спросом.

2. Цивилизационный прогресс перерос классические рамки капитализма и сформировалась новая общественно-экономическая формация - империализм, Последний уже в своем развитии прошел ряд стадий и ныне принял всеобъемлющий характер, охватив практически все страны мира, достигнув современной стадии - глобализма.

3. Характерной чертой глобализма является ведущая роль финансового капитала над промышленным. Финансовый капитал интернационален, промышленный, напротив, - большей частью имеет национальные корни. Это порождает противоречия, которые в настоящее время достигли уровня в самой развитой стране империалистической системы, чреватого политическим кризисом с возрастающей вероятностью его силового разрешения. Другое нарастающее противоречие обусловлено ростом конкурентных противостояний со странами вложения финансового капитала, и быстрым ростом экономического потенциала, обусловленного таким вливанием. Отработанные приемы разрешения такого противоречия - протекционистские меры и создание искусственных зон противостояния между отдельными развивающимися странами, с целью вовлечения их в междусобойный военный конфликт.

4. Обострение конкурентной борьбы за рынки сбыта в рамках глобализма достигло рубежа, когда повышение производительности труда на пути совершенства технологических процессов привело к нарастающему уровню роботизации процессов производства товаров, ведущих к исключению из этих процессов рабочей силы. Темпы роботизации крайне неравномерны. Наиболее высоки они в наиболее развитых странах. Применение роботов позволяет резко снизить стоимость производимых ими товаров. Чтобы противостоять натиску таких товаров, страны, отставшие в технологической революции, вынуждены усиливать эксплуатацию труда наемных работников, снижая долю оплачиваемого труда и увеличивая его продолжительность. Это приводит к росту социальной напряженности в этих странах и крупным выступлениям трудящихся масс. Но социальное расслоение социума в этих странах по экономическим и жизненным интересам, в случае победы таких выступлений, чаще всего приводит к радикализации возникающих политических систем на крайне правых идеологических позициях.

5. В целом, налицо достижение империализмом рубежа, когда изменения в производительных силах, вызванные им, достигли острейшего несоответствия производственным и социальным отношениям, сдерживающего не только прогресс, но и угрожающего уже всей цивилизации.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"