Гурский Николай Маркович: другие произведения.

Ста-новление-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  50. ПЕРЕВОД И ТОЛКОВАНИЕ.
  
  Перевод настолько захватывающий вид деятельности, что трудно предположить какой-то другой. Мы постоянно что-то и кого-то куда-то переводим, пока не истрепав окончательно, не предаём то что взяли вначале. ИСХОДНОЕ. Выбрасываем. Будет ли то тело молодое или же ясное как солнце Слово, друг или подруга. Перевод всегда как форма предательства. Не доведя до Конца-предаём.
  
   Однако есть исключительный Перевод, истинный. Перевод всего понимаемого относительно-мнительного к абсолютно-индивидуальному понятию, которое "всего лишь" завершает-оформляет индивидуальное ВОСПРИЯТИЕ. Такой перевод вдруг открывает ресурс Толкования. Это похоже на то, как если бы ты ВЁЛ кого-то(отец сына)через различные преграды и наконец Вывел туда, где можешь ПОТОЛКОВАТЬ-потолкаться с ним на равных. Преодолённые препятствия сделали вас Равными, хотя до этого, кто-то кого-то вёл. ТЕПЕРЬ это не важно.
  
   Конечно какой-то толк есть и в отношениях любого "субъекта" с "объективностью". Толк есть, да не втолкован весь. Речь идёт о приобретении толковательной способности, не переводимой ни на какие языки. Основание её, быть СОБОЮ. От неё бежит любой тиран, диктатор, властитель. От неё бежит неуверенное в себе существо, скорее готовое броситься под паровоз, нежели внимательно осмотреться в поисках Равного себе. Неуверенный всегда уничижается и ищет того же от других. Ресурс таких людей-синонимия слов, переводимость чего угодно во что угодно и в конце концов полная атрофия мышления. Осознавший же Неравенство Всего сущего, становится Существом Иерархии, вполне толковым в отношениях Равенства.
  
   Пространство как Перевод есть Про-тяженность его. Время как Перевод есть Дление его. Бесконечное дление, бесконечная протяженность, так представляется Вселенная. Мешок, в котором все разыгрывают свои ничтожные драматические комедии. Безразмерный. Но что-то не радует меня Вселенная, как упырь раздувшаяся в своих размерах, не восхищают её масштабы. Как-то так получается, что гигантские расстояния её стали точно объективно обозначать расстояния между субъектами-индивидами. Не дотянуться Друг до Друга, не преодолев вселенскую протяженность, её Диа-метрию.
  
   Однородность "пустого" пространства-времени создаёт иллюзию сохранения того же самого при перемещении. Как бы имеется надёжное основание для сравнения, различения разных подвижных явлений, себе тождественных тел. Но различая, разделяя, синтезируя, только надуваем пространство, надувая, обманываем себя, уходя в сторону от Самобытного.
  
   Перевод значения Слова предполагает НЕУЧАСТИЕ субъективного пространства Понимания в акте перевода. Кажется что содержание смысла остаётся тем же самым. Так ли это? Вникнем поглубже. Вот произносится Слово. Пусть оно только отражает объективную ситуацию. В этом случае содержательный смысл слова остаётся за его пределами в конкретике ситуации, в той вещи к которой отсылает слово. Что ж теперь друг друга убеждать в том, чьё слово более точно отражает вещь? Нет толка в таких убеждениях, смысл остаётся при вещах, а не в слове. Но допустим самоценное Слово, вещее. Что в нём? Содержательное, смысловое значение и внешнее, формальное. Чтобы внешние значения не разбегались от Слова, формуя разнообразные иллюзорные миры, феерию теорий, необходимо при-вести (а не перевести)их к строгому недвусмысленному соответствию с содержанием(проблема денотации и коннотации).Это легко сделать наивным по простоте душевной, но неимоверно трудно специалистам по переводу значений: семиологам, герменевтикам, языковедам. Только в одном случае Слово точно выражает значение своего смысла, когда значим каждый его звук (жест, взгляд).То есть в Слове Смысл его ЗВУЧИТ. Когда же в слове звучит одно из его значений общепонятных, это собственно ещё не Слово, но возможное приближение к нему. Сконцентрировать значения к единству звучания трудная задача, но те кто призваны на Толковый Разговор, берутся её выполнить. Вновь обретая АЗБУКУ осмысленного звука.
  
   Когда извне слышим знакомое слово, мы по привычке ПЕРЕВОДИМ его в содержательную понятность собственного языка. Так рождается "взаимопонимание". То что при этом Другой напрочь исключается из Обращения-не замечается. Другой понят (присвоен),то есть перестал существовать. Не спасает дело и "невербальное" общение, более хитрый приём удушения Другого.
  
   Переводя все значения на собственный язык, мы всего лишь насыщаем своё одинокое бодрствование, хищного Зверя в себе. Значения, оторванные от собственного смысла, легко цепляются за внешние предметы, отражают "объективную реальность", но теряют того кто их свидетельствует, оставляют на произвол судьбы. Остаётся только надзирать и контролировать свой уголок ситуации в "едином" для всех мировом пространстве.
  
   Компьютер становится уникальным средством перевода человека из "реальности" в виртуальность, вытесняя религиозные представления. Но в этом качестве он является несравненным средством концентрации Значимого, на порядок превосходящим Книгу. Что чревато прорывом к Толковательному Смыслу неотделимому от Толкующего, но и безбрежностью виртуальных блужданий (пиздец). Компьютер как система программирования становится притягательнее, желаннее, доступнее прихотливых религиозных верований. Каждый без особых усилий может перейти в беззаботный мир собственного произвола. Не всегда этот произвол оборачивается Самоволием Действительной Силы Мира, страшный риск, где воля живого существа поглощается неорганической стороной Мира. Камень К-Аминь. И нет Человека. Страшнее атомной бомбы.
  
  Найдя предел значимого в Означающем, мы приступаем к опыту С-толкновения Означающих, каждый из которых ответствен за свой круг значений. Вот оно--- "нашествие марсиан", с какой-то неземной агрессией завершенных Понятий, категоричностью несомненных существ.
  На Руси Толоками называли вид бескорыстной помощи односельчан одному из них. Кто способен к Толокам? Кто вполне обустроил собственное хозяйство. Мы Росы и есть Марсиане на Земле. Толкующие-токующие о чем то "неземном". О СВЯТОЙ РУСИ.
  
   Кажущиеся незавершенными, не вполне отчетливыми, русские философы, хранят верность тому содержанию мысли, которое невозможно присвоить никаким отвлеченным знаниям. Понимающий и Понятие неотделимы. Стать Росом легко, осмелиться жить и говорить Своим Языком-непереводимым. Перевод уместен как лаконичная форма толкования, обращение к другому той стороной своих значений, что предполагается насущной, вскрывающей существенное. Марс-метафора единства толкующих. Говоря о суверенности каждого, уместно прибегнуть к метафоре Фаэтона, на месте которого кружится множество астероидов. Фаэтон пролетая мимо Земли, опаляет её огнём. Что это за Огонь? Огонь прямого столкновения. Но не опаляет этот огонь, когда одна из сторон понимается как мета-форическая (фора).
  
   Толкование невыносимо всем большим и малым тиранам, оно определяется ими как хаос и беспорядок. Даже попытка потолковать,посуществу,отвергается,нежелательна,неуместна,симптоматична. Но что нам, не имеющем удела на Земле, до убогих порядков земных властей, с их "умиротворяющими" заклинаниями? Нам, не имеющим что потерять здесь, вестникам Хаоса, пекущимися не о Законе, а о Правиле и направлении Жизни.
  
   На нашей стороне растущая неуправляемость людей, повышение сознательности, укрепление Самосознания каждого. Избыток людей непроизводительного труда, организующих жизнь других, настолько бросается в глаза, что явно приближает закономерный конец-расслоение людей на самостоятельных и паразитов. Паразиты тоже трудятся, но этот труд в корне отличается от тружения а-с-социальных существ, которым совершенно не нужны администрация со всем своим фальшивым бумажным антуражем и организующими силами управления, светского и духовного.
  
   Право на индивидуальную Месть (место) разрешает все проблемы. Мстя, человек мостит путь к своему подлинному волению, о-правляет себя в системе внешних натяжений. Высший вид Мести -выговаривание тотального осуждения, словно приговаривание к смерти, оно то и пробуждает толкового Человека. Утаивать месть, культивируя приятельство, уважение, значит что рано или поздно все таки схватиться за дубину или за её легальный эквивалент-карающую силу Закона. Право не может быть общим. Переведи себя в Себя, оправься.
  
   Interpretari-interpatrari, введение в Отцов. Интерпретация (толкование), в существе своём есть Восстановление Патрициев, элитной части человечества. Плебеи же изо всех сил стараются доказать своё привилегированное положение генеалогическими деревьями, материальным богатством, властными полномочиями, божьим избранничеством.
  
  Культура Патрициев ищет Расовый Такт, стилистику Национального Собрания, Самодержавие Семьи, Самобытную Личность.
  
  Толкование слов заканчивается осмысленным Танцем, в котором не толкаемся, но со-участливо сочетаемся. Всё воистину прекрасное выражает и сообщает всё важное своим поющим и танцующим телом-языком, обращаясь к другому с единственным повелением. Подвижное Тело пресекает лукавую игру значений малого языка.
  
  
  51. СТАРОСТЬ И ЮННОСТЬ.
  
  Что называю Старостью? Завершение Молодости. Молодость СТАРАЕТСЯ СТАРИТЬСЯ. То не значит дряхлеть, ветшать, изнашиваться. В русских сказках "жили были старик со старухой" старику и старухе вполне могло быть лет по двадцать. СТАРЫЙ родственно словам про-стра-нство, стар-ание, старшинство, стра-на, стро-ить, стар-т. Что значит Старый? Тот кто свою Молодость как Открытость Миру, со всей Мягкостью её, ввёл в пространство своего мировосприятия и сознания. Мягкость не стала косной жёсткостью, тогда мы имеем привычный феномен старения, но стала ресурсом внутренней пластики индивида. Собственные импульсы здесь отчетливо различаются от наведенных со стороны среды обитания. Старость Вочеловечивает, завершает Молодость и тем обретает возможность расцветать-свершаться в горизонтальном измерении вечной Юности.
  
   Промыслив пара-дигму старости-юности, человек в состоянии восстановить пластические функции физического и психического тела своего.
  
   Когда мужчина и женщина находят друг друга, на свадьбе, совместной судьбе, присутствующие называют их МОЛОДЫМИ, отдавая дань их мягкости-чуткости восприятия, позволившей им нащупать-угадать друг друга во внешнем мире. Теперь же они становятся СТАРЫМИ. Семейная пара теперь в состоянии СТАРШИНСТВОВАТЬ среди одиноких людей, пусть даже некоторым из них будет под сто лет.
  
   Супружеская чета призвана решить задачу вечно юной жизни. Если каждый сохранит в себе уникальность самобытного существа и не увязнет в общей Нужде (привычный "синтез" совместной жизни). Что сильнее всего отвращает здоровое существо? Вид немощных и одиноких стариков и старух. Когда то они были Молодыми, но не узнали Венчание и Свадьбу как Особого Рода Задание Жизни, оставались даже в совместной жизни абсолютно чуждыми друг другу. И вот-старость как убожество и изъян молодости.
  
   И-на-кой такая старость, такая молодость, млеющая в массе разнородных впечатлений, мы-ИНАЧЕ толкуем Молодость, Старость, Юность. Мы Росы, отличаем себя от Людей. Мы-Люди---мо-лоды. МЫ-Росы---Старейшины среди людей. Молодые Стараются укрепить себя в логосе однозначных себе тождественных понятий, Старые, отталкиваясь от Логоса однозначности, как своего ОБЫДЕННОГО фундамента, совершают порыв к полифункциональности любых значимых величин, в измерение Юности.
  
   Молодость насыщается Мнениями, млеет в млечности моря людского, свои Страхи превращает в строки относительных постулатов жизни. Молодое бродильное варево молодильное, нетерпеливое, подвижное, пластичное. В Молодости осуществляется Молитва Мира в его всесильной магической весёлой сути. Что противостоит молодости? Недоверчивость, замкнутость старости, всегда ущербной, унижающей молодость. Есть Другая Старость (Star-звезда, моно-star). Угловым-главным Знанием Молодости-Юности.
  
   Старость как Печать Высшего Знания на расплавленном сургуче Молодости. Старость как то что приходит всегда со Стороны Другого,всегда Старшего. Не нарушаем ли мы этим веру в Равенство? Младший Молчит. Старший Говорит. Говорящий разве нарушает Равенство? Нет, ибо Лаконичен, полностью вмещается в свою Лакуну Бытия и расцветает-вещает только питаемый Вниманием Младшего. Лаконичен в Смысловой Состоятельности себя как Личности.
  
   Можно другой образ. Молодость, брошенная в Мир Сила. Но недостаточная скорость броска ведёт к неизбежному возвращению-падению к исходному основанию. Выпускаемая в небо стрела падает на землю. Можно ли пустить стрелу, которая не падает на Землю. Это о Юности. Юность антигравитационна. (Пятница. М. Турнье.)
  
   Рад Стараться! (рад стариться)-говорит младший старшему по Званию, показывая тем состоятельность своей Молодости, по-чтение к Старшему и его Категоричности. Молодость есть Категория, когда причастна Категоричности Старшего. В таком причастии она есть Доверчивость к Существенному, отличная от бестолковой доверчивости инспирированной только внутренней жизнью, вполне щедрой. Старший учит Различать. Всегда и во всём. Существа Жизни от Существа Смертного. Общество, где нет Старших по Званию, несомненно резко деградирует.
  
   Кто по существу является Старшим? Тот кто за пределами чувственного восприятия-пред-чувствуемый, умозрительный. Трудновато найти его, пробиться сквозь навязываемые обществом формы старшинства. Видимо, можно говорить о благодати исходной метафизической Внятливости Молодости, абсолютно неуверенной в своей физической определённости.
  
   Старость косная это одряхление души и тела. Старость, умеющая владеть косвенными значениями-Открыватель Юности, выходящей из под власти навязчивых обстоятельств ветхозаветного мира. Старость не лишает молодость силы, но НАХОДИТ ЕЙ ПРИМЕНЕНИЕ. Мечты и Надежды Молодости у Старого являются Верным Знанием.
  
   Что приуготовляет Младшего к встрече со Старшим? Даже не интровертная вдумчивость, терпение, выжидание, вежливость, но скорее беззаботная радостность-смешливость, здесь молодость скользит по своей Ойкумене, мерцая зарницами загадочных э-моций. Именно здесь зарождается особое внимание к Другому. Разум Старости переводит Молодость в иное Русло, направляемое вечно юной Тайной Мира.
  
   Романтична Молодость, но беспощадно трезвена Юность. Нужно быть безнадёжным романтиком или косным реалистом, чтобы видеть Человечество как Единство. Мы различаем людей массового сознания и росов расового. Ценность одних в способности естественного Роста--молчаливого,-- ценность других в способности сознательного Роста--говорящего. Росы всегда укреплены в индивидуальной суверенной Силе и никогда не служат обществу основанному на взаимных обязательствах. Росы не участвуют в обмене-обмане мнений. Росы Пророчествуют-Наставничают-Вразумляют и с Равными, Дружат. Люди заинтересованы ладить друг с другом. Росы заинтересованы радовать друг друга своей неповторимостью. Тем Повторяясь Друг в Друге.
  
   Половина жизни-щенячьи восторги и власть неизбывной похоти, вторая половина--старческий маразм. Грустная картина. Но таков удел массового человека, он просто длит родовое. Мы прозреваем другое. Родовитое.
  
   Я сознаю опасность подобного разделения-люди и росы, поскольку любому захочется примерить на себя роль кажущуюся лучшей в приобретении каких либо выгод. Однако Звание Россов, настолько отчетливо проявляет свою дерзость=другость, что Приобретателям здесь ничего не светит, только Изобретателям. Дверь открыта. Пожалуйте. Или полагаете Звание не является Правом Входа? Рос это просто Рост. В Совместности особого РОДА.
  
  52.ПОЧЕМУ И ЗАЧЕМ.
  
  Почему я пишу этот текст? Почему ты читаешь его? Почему я живу? Почему умираю? Почему больно? Почему радостно? Почему ты далеко от меня? Почему мы не рядом?... Потому что ПЕРПЕНДИКУЛЯР. Ответы стоящие не рас-по-ложены в линейности вопроса.
  
   Потому что вопрос "почему" не разрешается в принципе на собственном основании, а если и Снимается, то просто констатацией факта. Искать причинное основание всему фактическому в объективном измерении можно, но такой поиск всегда даёт неустойчивый, неудовлетворительный результат, какое-то из следствий выдаётся за причину. Все результаты оказываются в подчинении у некой "причинности". ПОЧЕМУ всегда направлено в Прошлое, но там НИЧЕГО НЕТ.
  
   По чему? По течению. Чего? Влечения. Может быть такого, что нуждается в лечении? Влечения настолько инертного по Природе своей, что Порода Человека вытесняется им, вытесняется Человеческая Воля. Та Воля, что направлена в Грядущее. То Грядущее, что превосходит причинно-обусловленную Судьбу.
  
   Вольнолюбивые в настоящее время пребывают на Границах, всех "почему",изгнанниками цивилизаций, непонятные никаким умникам с их "законодательством". Формируя некое наружное Правительство "красной" масти. На границе Мира. ПОЧЕМУ, вполне обосновавшееся в индивидуальном Желании, расправляет крылья ЗАЧЕМ, в Новой общности. Но сначала выведем это ЗАЧЕМ из-под власти Каузального понимания.
  
   "Чему" --здесь корень слова дательно-винительное "что". Отнюдь не "кто". Это "что" всяческих по-"чему" говорит о первичности внимания к чтойности обстоятельств жизни. Здоровые дети, едва узнав это слов, тотчас начинают с его помощью исследовать окружающую обстановку, пытать взрослых. Но, к сожалению, не каждый способный делать детей, является взрослым, то есть способным ДО-вести все ПОЧЕМУ до крайнего значения и выразить ответ единственным СЛОВОМ, своей собственной жизненной состоятельностью. Крайнее значение упирающееся в фактическую дательность физического или мифического "что", конечно двигает "прогресс" челоувечный, но есть другая крайность, другая эсхатология ПОЧЕМУ. Та, что открывает новое измерение человеческого смысла и тем обеспечивает Прогресс по существу. По Существу, которое есть КТО. Здесь то и начинается ЗАЧЕМ? За чем? За чтойностью привычного восприятия и сознания.
  
   Законосообразность, как ответ на множество Почему, явно не в состоянии справиться со СЛУЧАЙНОСТЬЮ, выпирающей со всех сторон, особенно среди людей. Угрожающей хаосом, беспорядками, произволом деспотов и тиранов. Случай (кауза=причина=шанс) всегда вне закона, противостоит ему, есть его опорное основание. Закон стремится вместить в себя, снять случайность, как избыточное(зело). Снять невозможно, но развернуть эту дилемму под прямым углом-необходимо.
  
   Почему мы Троицу "Случайность-Закономерность-Правильность" (мысль-слово-дело) обозначаем Двумя Словами? Всё очень просто, Случай фигурой умолчания говорит об уникальном-неподкупном-неразменном Существе Дела. Единственном. Вместе с Двойственностью тотчас появляется Закон. Но наше Солнце, восходит над нашей бескрайней Землёй, всего только ОДИН раз. Мы действительно ЗАКОНчили ЗАКОН, обратив его к правильному ЗА-ЧЕМ. Закон(чен)ный Закон и есть-ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО СЛУЧАЙ. Реанимированный. Единственный. В единственном Существе Дела. Единственный, ибо всё ПОНИМАЕМОЕ, действительно прошло и только ПОМИНАЕМО. Поминаемое, значит лишенное инертной силы Действия. Действует Существо Обоюдоострое-Поминающее и Волеизъявляющее. Поминаемое совсем не вносит двойственности в единственный Шанс Волящего, когда ОНО просто-прощено-пророщенно единственным Солнцем в Новое Небо, как в Небыль.
  
   "Почему" можно приблизить к своему "зачем",если обозначить как "из-за чего"(из-за чего весь сыр-бор?). ИЗ-ЗА ЧЕГО вносит необходимый РАЗРЫВ в дление ПОЧЕМУ, отчетливо выявляя Предмет влияния. Оппозицию ЗА и ИЗ-ЗА не разглядит только слепой. Солнце заходит ЗА горизонт, Солнце восходит ИЗ-ЗА горизонта.
  
   ЗАЧЕМ обнаруживает своё непрестанное особое дление в слове ДЛЯ ЧЕГО. ЗАЧЕМ свидетельствует о полноте понимания в отчетливости поминания прошлого опыта-ВО ИМЯ ЧЕГО. ЗАЧЕМ обнаруживает свою радио-активную природу, если обозначается как РАДИ ЧЕГО. Это не синонимия, но толкование. Четырёхкратным З(н)аче(ние)м утверждаем ПРАВДУ ЧЕСТНОГО СЛОВА. ЗАЧЕМ заканчивает, ДЛЯ ЧЕГО длит новое измерение, ВО ИМЯ ЧЕГО понимает, РАДИ ЧЕГО открывает Другого КТО. Для чего живу? Для (=длить) себя. Ради чего? Ради Другого. Время непрерывное и дискретное, время старое и время новое. Длящий Себя, всегда СТАР(STAR)и ЮН в РАДОСТИ-случайным лучом звезды одинокой.
  
   За-чем соответсвует Зачину, зачатию. По-чему---Рождению, появлению. В первом случае участвуют Двое. Во втором достаточно Роженицы. ЗАЧЕМ открытие Другого. ПОЧЕМУ-замена его Своим (ребёнком).
  
   Пример на злобу дня. Почему убивают детей? И не только в лесах, на железнодорожных путях, но и вполне легально, посылая недорослей живым мясом в зону конфликтов. Кому то, видя такое, не терпится принять Закон, развязывающий руки органам исполнительной власти. Наивность детских "почему", тупеет в головах таких законников. Спроси у любого здорового ребёнка, и он НИКОГДА не будет ПРИДУМЫВАТЬ Закон против злодеев, но с кругом ближних либо напрочь вытеснит их со своей Земли, либо со своими ближними уйдёт на другую территорию. Закон только замаскирует необходимость законного права каждого на Защиту себя, своих ближних, своего места жительства.
  
   Не правоохранительные органы защищают людей, но Собственные Органы и Круг Ближних, которые, в отличие от "легальных", действительно заинтересованы в конкретном человеке. Если кто либо замышляет или совершает насилие над моим ребёнком, именно я и мои ближние автономно готовим НЕДОПУЩЕ-НИЕ его и свою меру наказания. Когда абсолютно глухое к суверенным личностям "государство", замечающего только "бумажных" людей, заявляет свою "заботу" о гражданах, от него желательно бежать на Край Света.
  
   ПОЧЕМУ, нашедшее свой Конец в КТО, приобретает тот Свет, что ясно освещает любую Последовательность, любое следствие. "КТО" вполне надёжный СЛЕДОВАТЕЛЬ и СВЕТОДАТЕЛЬ. Имя Бога. Такой Свет инициирует в других суверенную годность КТО. Ты КТО? Вопрошает Последний Свидетель-Следователь. Как на Заре Времён.
  
   Общение ЛУЧИСТЫХ существ, ВЫ-МЫ-СЛОВЛИВАЮЩИХ Друг Друга, словно вышедших из подземелий на Свет, не романтика, не фантазия, но самая близкая к человеку Реальность. Каждый воплощённый Случай. Случай правит Мир. Мыследействуя. Слово же Равновесом Законченного Закона. Мысле-действуя, МЫ-следим внимательно за течением инертных событий, даже легко прогнозируя их и МЫ-следующие, за скончавшимся "человечеством". И МЫ (в) Я-зычны. МЫ-молчит, Мысли таит, Я-р-рычит, Речь говорит. Такие Дела.
  
  53. ПЕРВО И НАЧАЛЬНО.
  
  Как легко убрать СОЮЗ и получить Первоначальное. Здесь Первенствующее незаметно вытесняет Начальное, отождествившись с ним в одну функцию. Но Первое и Начальное антонимы. Но как хочется ограничиться оппозицией Первого и Последнего. Прожить жизнь от первого до последнего дня.
  
   ПЕРВОЕ - Впереди (Перун, пионер, прима, переться, превосходить, префикс). Но Чего? Чего-то отстающего, лишенного динамической силы, упёртости? Это скорее НЕЙТРАЛЬНОЕ что-то. Однако Начало отнюдь не нейтрально, но Начальственно. Но Начало не обременено прущим в-перёд потенциалом возможностей, оно исходит от полной актуализации их. И Последние станут Первыми В измерении Начала. Точнее сказать, Первые, став Последними, НАЧАЛЬСТВУЮТ.
  
   Выступающее вперёд, сразу бросается в глаза, заявляет своё первенство. Камень скатившийся с горы на голову какому нибудь альпинисту, вполне аргументировано доказывает своё превосходство над его амбицией. Что с того? Вам, избранником Начала, нужны ли такие доказательства? Всё, что прётся, может ли долететь до последнего своего пункта? Обычно зависает, обратившись в Инструмент для чего-то, кого-то. Мы же Славяне, признающие превосходство Перуна, находим его в себе как Начальствующее Божество индивидуальной Вольности.
  
   Поиск Первоначал среди проявленных физических феноменов, обречен на неудачу, ввиду того, что ни одно из проявлений не доходит до финиша, кроме того, что называет себя Я, называет с я. Масштабы Про-явленного таковы, что могут убедить в Наличии их Творца. И здесь-парадокс, Творец, изыскиваемый как причина всех вещей, оказывается абсолютно нейтральным и безучастным к их судьбе. Он скорее на стороне Зла и Преступлений, чем Законов Природы и Общества, ибо знающий о преступлении и не предотвративший его, тоже преступник-укрыватель преступного.
  
   Кто первый начал? Допытываемся мы, глядя в прошлое. Но никто не ответит, потому что вопрос неправилен. Кто Первенствует от Начал? А начало в прошлом искать нелепо, разве что вытаскивая оттуда "духи предков". Собственно, Первенствующий (ПЕРУН), последователен, являясь Последним, обозначает НАЧАЛЬНОСТЬ, а не НАЛИЧНОСТЬ Я. Поле НАЧАЛ кажется ПУСТОТОЙ, в нем Первый ПУЩЕН и упущен проявленной вселенной. Пустоты Актив Нейтрален-П.А.Н. Не всякий готов к признанию Начал из страха перед Пустотой. ПАНИКУЯ, обращаются к "справедливости" падающих камней.
  
   Перун, нашедший свой Конец, каменным четырёхгранным Идолом, лучше помогает Нам, чем "живые" боги мусульман, христиан, иудеев. Ибо не посягает на Волю каждого из Нас.
  
   Кто у нас не Первый, тот у нас Второй-поёт женщина о мужчинах. Однако, не все Первые Начальны, располагая совсем коротеньким "концом".
  
   Шестиметровый Конец Шивы радовал всех женщин, что были рядом, побуждая их танцевать. Каким-то умникам ревнивым то показалось незаконным. Усекая Законом Вертикаль Желания, вертикаль роста, получают Жизнь убогую-бледную-немощную-краткую. Короткий Конец пытается компенсировать свою неполноценность желанием Власти, угнетающим Жизнь.
  
   Первые в Конце Пророки и Ведущие. Первые в Начале Дружина, где каждый Первый среди Равных. Последние Первые являются экстраординарными существами, как бы и неживыми с точки зрения прущихся к Последним Дням.
  
   К чему мы приходим? Начало не может быть однозначно. ПРЕД-шествуют ему три момента-нейтральный (основной), динамический (первенствующий) и результирующий (последний). Начало-четырёхзначно и укреплённое в "Пятом элементе", выражает СУЩЕСТВО Дела. Обобществляя-коллективизируя силу второго момента, получают результат в виде Последнего Дня для всех. Судного.
  
   "В Начале Было Слово". В этом высказывании "Начало" несет значение чего-то неопределенного, "Было"-прошедшего времени, "Слово"--существенной определённости. Скажем по другому-"Есть Слово Начинающее". "Начало" перестаёт значить неопределённо-что. Здесь "Слово"(3) сопрягает динамику завершенного Бытия(2), всегда настоящего и динамику сознательного начинания(4). "Я Говорю Слово"(5-4-3)--вот Существо Начала.
  
   Амбивалентное Слово одной своей стороной обращено к воспринимаемому и припоминаемому, другой-к Значимому, что запредельно экономике восприятия. Когда воспринимаемое ЗАПЕРТО посюсторонним эквивалентом Значимого-деньгами, важными бумагами, устойчивыми установками в памяти,то Слово теряет свою Начальность, становится одним из служебных рычагов манипулирования сознанием-"поменьше слов побольше дел". Такое слово кон-сервирует человеческое существо, лишая его вполне индивидуальной Начальности.
  
   Мировым Начинаниям не нужен "синтез", централизация, соподчинение, но Сочетаемость-Сочинительность, что творит ПРЕ-КРАСНОЕ, то есть ТЕЛО Сознательного Соборного Существа. КРАСИВОЕ же вполне умещается в объёме-окоёме индивидуального восприятия.
  
   НАЧАЛО это когда КТО-ТО к КОМУ-ТО ПРИ-ЧАЛИВАЕТ, тем при-чиняя высшую радость. Иные "начала": философские, религиозные, политические, экономические, только вносят смятение в сознание людей, формируя искажённое понимание мира, ложные ценности, нездоровое существование.
  
   ПЕРВЫЙ вопиёт о своей Единственности, НАЧАЛЬНЫЙ созывает Дружину. Первый-новорожденный, Начальный зачинает встречу. Привычным языком говоря, в начале "первое", затем "начальное". Такой вот РЕВЕРС Понимания. Ищи не Первое, а-второе, АВТОРА. Первое всегда первым бросается в глаза, а второе необходимо постараться найти. Первое это край восприятия-каменный Перун. Что за ним?
  
   В чем первенствует Россия? В своей конечности, эсхатологичности. Но Начальствует Русью, как Руслом Силы Вольнолюбивых Существ.
   Таинство Начала можно уразуметь, но не рассудочным интеллектом, а Нравственно Эстетическим Разумом, где сопряжены Сердце ("есть") и Голова("слово") и выражены единственным Существом Слова. Начало не ОДНО, в нем Со-единение. Первое же-всегда Разрыв со всеобщим, когда оно завершено(последнее).
  
  Два значения "Первого" это окончание и начинание. Рассмотрим первое на примере флексий слова. Филология показывает, что все языки начинают с того состояния, которое сейчас в китайском. В нем нет ни склонений, ни спряжений, каждое слово во всех случаях выступает в одной и той же форме. "Я идти дом", говорит китаец. Но язык развивается и появляются флексии. Например в татарском языке семь или восемь наклонений глагола, несколько десятков времен. Высшую точку этого периода, пожалуй, выражает санскрит. Затем начинается уменьшение флексий. Их становится меньше в латинском, старославянском. Нынешние европейские и славянские языки намного беднее флексиями, чем латинский. Наконец, английский, почти совсем отбросил флексии. В начале нет падежей, в конце развития также нет падежей. В начале нет различия по окончаниям между существительным, прилагательным и глаголом, в конце развития тоже нет различия между ними.
  В грамматическом устройстве языка конец сходен с началом. Как и во всех формах мышления.
  Вне цивилизации человек обращается ко всем с одинаковым местоимением. Русский мужик склонен обращаться на "ты" к любому, будь он простым рабочим или начальником, или президентом. Во всяком случае, если еще не приучен унижаться. По мере развития цивилизации, сословного разделения общества, местоимения обращения к другому становятся разными. Немцы ухитрились выделить целых четыре градации: Du-это простолюдинам, Er-для среднего класса, Ihr-для людей еще более высоких и, наконец, Sie-для благорожденных, потомков великих князей.
  
  Именно конец мы бросаем другому, когда обращаемся к нему. Это первое дело по существу дела. В случае флексий это первое стоит в конце слова, например "ид-У". В случае местоимений, обращаясь, мы уже указываем и место и того, кто занимает его, к которому выстраиваем отношения. Местоимение это первое дело в котором, тот к кому обращаются, наделяется неким божественным атрибутом силы, созвучной той которая обращается. В древнем Египте её называли КА.
  
  Корректно пользуясь Первосмыслом в значении Конца, то есть вполне завершенным во флексии слова, можно аккуратно начинать беседу с другим, не рискуя упасть в монолог или в глупую жертвенность. Кто узнал истинную цену флексии, тот в состоянии в конце каждого слова остановится, чтобы услышать слово Другого, но и, более того, останавливать того, кто не может остановится и ведет утомительный монолог из ресурсов своей памяти, своего понимания. "Стоп", выраженное флексией слова, начинает опыт живой ре-флексивной речи.
  
  54. ДА И БУДЕТ.
  
  До-быть два Слова кратких с неявной функциональной оппозицией, задача данной Главы. Легко понимаемы ДА и НЕТ, в значении наличия или отсутствия чего-либо, но уйдём от этой лёгкости, чтобы вернуться с ДО-БЫЧЕЙ нового понимания. НЕТ-значит ЕСТЬ. ЕСТЬ-значит БУДЕТ.
  
   "Да будут ваши слова ДА-ДА и НЕТ-НЕТ и не более", есть в этом выражении (и обращении)изюминка Нового понимания. Здесь Да и Нет не свидетельствуют о частностях всего существующего, но явно говорят о чем-то существенном, ради чего Христос и первые христиане шли на смерть и смерть их не страшила.
  
   Спросили одного монаха: каким Словом выражается Правда его жизни? Ответил: Да. Прав-да, лишенная последнего своего ДА, превращается в Права. Права отстаивают, Правду утверждают, ибо она состоятельна вполне. Когда нет Правды Желания, вместо неё множатся права на приобретение чего-либо.
  
   "НЕТ БОГА-КРОМЕ БОГА", разве здесь не два высказывания, явно различные, но и невозможные друг без друга? Узнавший НЕТ, готов говорить ДА. Что же говорит НЕТ?
  
   Неприкосновенно НЕТ. Несомненно ДА. Плебейское "нет"--отрицание, отвергание, отсутствие уже известного сущего. Совсем о другом говорит аристократическое НЕТ-о не-допустимости не-существенного в Сущем. Где нет Табу, там нет культуры. Природа не знает такого НЕТ, не знает и масса, у-давленная плебейскими "да" потребителей. Откуда идёт такое наше НЕТ? От НЕ Сущего, несущего сущее. Речь о Бытии. Нигилизм как знак Бытия. Нигилизм вносящий в Сущее раскол значений, но сходство в существенном Смысле, вполне деятельном.
  
   НЕПРИКОСНОВЕННОЕ НЕТ, собственно, и обеспечивает единство Сущего и его существенность. Пристрой сакральное НЕТ к чему-либо, тотчас получишь искажение Сущего. Но кто норовит пристроить его? Тот, кто его силы лишен, а значит еще не Кто, а некто. Боящийся НЕ. Некий, кому необходимо понятие негативного. "НЕТ" НЕ Даётся присвоению, не подчиняется логике отождествлений, не имеется, не дано; но неизбывным неистовством Будущего, врывается в жизнь.
  
   "Я хочу, чтобы у меня ВСЁ БЫЛО!" говорит нашедший золотую рыбку. "У тебя всё БЫЛО"--говорит она, уплывая. Действительно, БЫЛО, как прошедшее, уже не сущее, обнажает БЫЛО в значении БУДЕТ. Потерявший поддержку универсального Исполнителя Желаний, призван БЫТЬ.
  
   БУДУЩЕЕ реанимирует БЫВШЕЕ, его таинственный нигилизм. Область НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО, внушающая бессознательный ужас, выдающая себя за НЕБЫТИЁ, в измерении Будущего показывает себя как подлинное БЫТИЁ. Наверное Любовью можно назвать, БРОШЕННОСТЬ в это Бытиё. Перед таким БЫТИЁМ ОБНАРУЖЕН ОБНА-ЖЕННЫМ ЧЕЛОВЕК. Рисковым-раскованным. И готовым к Со-бытию.
  
   История простая, изнанка знания, пронзающая грудь и некуда бежать и негде оставаться и только БЫ дышать ДА научиться мне.
  
   БЫЛО ЗНАЧИТ БУДЕТ. Я хочу, ЧТО бы было КТО. ДА БУДЕТ.
  
   "Я такая пылинка праха, что посмел восстать против звёзд, против солнца, против Аллаха" (Дж. Руми). Только УМАЛЯЯСЬ до НЕ-Сущего, я обретаю силу БЫТЬ. Моё существование становится опытом Сопротивления. Это не сопротивление влиянию среды обитания, но преображение всего Сущего через особую деятельность Существа Самобытного, оторвавшегося от законов среды.
  
   БУДЕТ это НЕТ, которое Говорит, которое Правит человеческую судьбу. "Будет" это значит "ЕСТЬ", словно исполнение приказа ДОСТОВЕРНОГО "ДА". Но сколько же много любопытствующих о будущем, прогнозирующих будущее, присваивающих будущее. Говорит ли в них Будущее? В тех кто не способен выговорить ЕСТЬ знаком ИСПОЛНЕНИЯ? Солдат противостоит командиру как способный исполнить его приказ. БУДЕТ значит Исполнение.
  
   ДА, зараженное инерцией Сущего, причина и основание различных видов ДВИЖЕНИЯ. ДА, владеющее Сущим, основание ДЕЙСТВИЯ и Действительного Мира. Материя в Движении, но схваченная Мыслью,--Действует. Когда говорим о МАТЕРИИ МЫСЛИ, имеем в виду множественность миров. Это нечто иное, чем представление о мысли, как особой физической материи. Поле Мысли НИЧТО для всего физического. Как и МИР, о котором судачат все, кто-ни-попадя, не попадая в Существо Мира.
   САМО-ОТВЕРЖЕННЫЙ говорит ДА. ДА не манит надеждой, ибо НАДЁЖНО. ДА это Твердь Действительности. ДА Поминает Бывшее. ДА основание членораздельности. ДА разрешает НЕТ. ДА БУДЕТ. В ДА-Я-НИИ.
  
  55. ПОВЕЛЕНИЕ И ПРИКАЗ.
  
  Повелевающий ведает связной формой повеления. Приказывающий превосходит её тем, что отпускает её от себя в направлении к исполняющему. Повиновение чужой воле неизбежно подчинено связной форме повеления, однако, повиновение Приказу основание Свободного Действия. Это уже не повиновение, но ИСПОЛНЕНИЕ.
  
   Многие понуждают других к чему-либо, используя их для себя. В таком понуждении взаимозависимость. Подлинное Повеление невоз-можно без полного ДОВЕРИЯ к другому. Иначе, это принуждающее, тираническое внушение, выдающее себя за "заботу о ближнем" и о "родине".
  
   Чтобы уметь приказывать, необходима Зрелая Воля, способная НЕ ОЖИДАТЬ исполнения приказа, полностью ДОВЕРЯЯ Исполнителю. Где мы находим такие Приказы, там находим подлинное Согласие человека с собой и друг с другом. Приказ не просто изъявление Несомненного, но Императивность его. Форма же Исполнения является Истиной БЛАГОДАРЕНИЯ.
  
   Вот к примеру, несколько слов связаны в одно Предложение. Когда это Предложение может быть окончательно и недвусмысленно понято и принято к исполнению? Когда содержит необходимое количество функциональных элементов(система),каждый из которых является совершенным выражением значения Смысла.
  
   Мы-воины-"марсиане",признаём только ПРИКАЗ, остальное нам чуждо. Только приказ односмыслен и более не толкуем, тем более не переводим. Где же предел толкования Слова? Где "ЕСТЬ"--такое Слово, которое не повествует пространно о чем либо, но принимается безоговорочно к исполнению. Тогда Мы при Деле. Тогда Мы-Вы сказываем.
  
   В обычных предложениях каждое слово располагает таким "богатым" контекстом переводов и толкований, что смысл предложения легко превратить в тот, что нужен ловкому интерпретатору. Авторский замысел не дотянув до предельно значимой формы, становится заложником в руках недобросовестных толкователей и переводчиков. Особенно когда автора нет в живых. Конечно, такой "демократичности" напрочь лишено(исцелено)ИМПЕРСКОЕ Слово, Вы-сказыванием Смысла.
  
   Состоятельное Высказывание Автора (С В А)своей формой ТОЧНО выражает Мыслеволение, отчетливо различающееся от Мыслепредставления. Второе легко довести и прикрепить к наглядному образу и дело сделано. Свето-представление. Мы же говорим о Свето-преставлении. Крепостные слова блуждают в пространстве синонимии, ибо несовершенны в собственной значимости. Слово же Мыслеволения (=фило-софия) САМОВОЛЬНО и Самоценно, поскольку укреплено в Звучании. Звучание же необходимо укоренено в Говорящем. Членораздельный Звук как предел толкования.
  
   Слово Само вольное, одной своей стороной способно господствовать над остальными словами, быть последним судьёй, другой-править Будущее. Нам известно множество подчинительных, обязывающих конструкций языка, в них главенствует авторитет и представление, но не Воля. Государево Слово превосходит их. Но такое Слово не в состоянии сформулировать-произнести-исполнить озабоченный человек, ему это Слово представляется ненужным. Оно вещает поэтическим, избыточным, пророческим, высоким, запредельным языком.
  
   Когда ПОВЕЛЕНИЕ исчерпывает свою индивидуальную Длительность (завершается), оно в состоянии осуществить ПОКАЗ СЕБЯ и отпустить его от себя, это и есть ПРИ-КАЗ. Отпускают нечто созревшее. Воление остаётся всегда с волящим. Показ же его летит как приказ к внимающему и исполняющему-чистой ФОРМОЙ. Когда каждым звуком своей речи волящее существо показывает себя и своё, только тогда оно приказывает, и от этого несомненного приказа уклониться невозможно в принципе. Он БЬЁТ точно в твоё сердце.
  
   Когда мы говоря-говоря-до-говариваемся до Смыслозвука, Смысложеста, то тем начинаем новую историю-вполне сознательного существования. Здесь все слова разделяются на два рода-артефакты прошлой истории и Слова Воли. Как бы ни комбинировались знаки прошлого опыта, они не в силах заслонить Звучное Сияние Государева Слова.
  
   Слова обычные, смиряющиеся, умаляющиеся перед силой звучащего Смысла, явно стремятся высветлить значимость Звучания, его интонацию и артикуляцию. Даже СВЕТ ищет найти себя в смыслосодержательности ЗВУКА, без которой он только ослепляет, но не ПРОСВЕЩАЕТ формой Смысла. Слова смирившиеся окружают контекстуальной атмосферой Звук и разъясняют З-В-У-К. Не более того. Например: З-различение, анализ и синтез; В-вовлечение в верховенство звучания, повелительность говорящего; У-интонация устремленная в глубинный смысл звучания; К-окончательность, укрепленность в себе, но и контактность каждого звука.
  
   Много ли звуков Смысла? Сколько знаков в Азбуке. АЗЫ. Значений же иного рода не сосчитать. Слово Воли могущее стать Приказом поражает своей НИЩЕТОЙ, располагая полусотней знаков. Несравненная Нищета на фоне Богатства Словесной культуры. Оно и звучит в тональности какой то инаковости, странной поэтической лёгкости не от мира сего. Древние Гимны Богам-хранители этой мудрости не от мира сего.
  
   Покажите мне человека говорящего в НЕДЕЯНИИ, и я скажу "Здравствуй, Государь".
  
   А Буквы Ведь Говорят Достаточно Если Ёмкость Желания Знаешь И если Качества Людей Мыслью Находишь в Про-Рочестве Слова Творческого в Форме дыХания Цельного Чётного Широте суЩего-Этим повелеваЮ Я.
  
   Звучание, всего лишь звучание, но смыслозвук ищет расширить себя до жеста(поведение) и взгляда(оценка).
  
   Звук Повеления-когда Пространство делится и делается Время и Время Действует. Странное Деление, которое звучит в существе его. Когда от тела отделяется мета-тело сновидца, слышны, словно раскаты грома.
  
   Пространство неприкосновенный за-пас настоящего, сталкиваясь с мета-пространством наших всегда Детских сновидений, о-пасным, рождает необычайный ЗВУК. Сначала он возникает в амбивалентном Существе(АМБА),затем пробуждается ДРОЖЬ ВСТРЕЧИ.
  
   В словах привычного пользования стихают значения деловые утилитарные и оно перестаёт динамить человеческие мотивации и "зависает" словно звезда в небе, иней на предметах, улыбка на лице. Что ПРИКАЗЫВАЕТ Улыбка? Прислушаться к голосу МИРА. СЛАВИТЬ МИР.
  
   Повелевающий, достигший состояния индивидуальной ВОЛЬНОСТИ, становится ПРИ-КАЗЫВАЮЩИМ. К АЗАМ ПРИ-частный. Вольность эта формируется исключительно в РУСЛЕ САМОСОЗНАНИЯ. Самосознание разительная вещь. Что-то знать, узнавать, сознавать, признавать завершается в Самосознании.
  
   Себя сознавать значит себя определять в объёме всего воспринимаемого, ставить себе предел полномочий, сознавать Меру. Я САМ-БОЙ. Буйство разрушительных стихий схвачено в САМОСТИ. Здесь то и происходит радикальная генная Y-мутация в познающем мир человеке, которую мы разъясняем в СТОГЛАВЕ. ЧЕЛОВЕК(Мужчина-Мэн) только зарождается на Земле МАТЁРЫХ человеков, хоть и разделённых на особей мужского и женского ПОЛА, но еще не разделённых на особей разного РОДА.
  
   Область ПРИКАЗА это область двустороннего слушания и обращения существ разного рода, каждый из которых В ФОРМЕ, форме своего рода. Иначе, приказывающий похож на бормочущего сам с собою. При-каз это С-казание, которое необходимо вспомнить. Ложное повеление ищет быть авторитетным, подлинное АВТОРИТАРНО, по существу, оно ни у кого ничего не просит и никого ни к чему не обязывает, только Формой вовлекает в своё РУСЛО.
  
   Самыми авторитетными ныне оказываются деньги, права, должности. Авторитарность же, заявляющая себя БОЯРСКИМ "неразменным рублём" ИМЕНИТЫХ и ЗВАННЫХ в современной цивилизации не востребована, со всем её потенциалом великодушия и свободной воли.
  
   Человек в Форме не противостоит человеку в униформе, но другому человеку в Форме, вызывая его на ДУ-ЭЛЬ соучастия. Люди, променявшие личное своеобразие на униформу, могли бы поменять её на форму ЗНАМЕНУЮЩУЮ их положение крепостных, то есть, добровольно при-креплённых к авторитарной воле какого-либо лица. Даже школьная уни-форма могла бы вполне отражать уникальный характер директора школы. Крепостные выбирают своих вождей. По-казать же критерии отличия Вождей и вождей-дело Государей. Иначе незрелые души беспризорны и самовольно искажают ход человеческой истории. Органы власти, "сильные мира сего" также беспризорны как и любой бомж, когда игнорируют ЗА-ВЕТ Равенства. Три сословия: РАВНЫЕ, КРЕПОСТНЫЕ и беспризорники. Дружина Равных ИДЕАЛ. РАВЕНСТВО-вершина разумности. Крепостным быть-вполне достойно, всегда защищая честь своего Государя и приближаясь к формулированию собственной чести.
  
  
  56.ДВИЖЕНИЕ И ДЕЙСТВИЕ.
  
  Не всё подвижное действенно. Не всё действующее движется. Различить контраст того и другого, чрезвычайно (=через обычное)актуально для тех, кто ищет ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ. Она же не всегда совпадает с реальностью Восприятия. Иногда уходит в загадочные миры существ "не от мира сего". Может вернуться формой НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ, смахнув загаженное, уродливое гуманистическое разнообразие, как несущественное. Действительный Мир Безжалостен. Даже в виде гумуса гуманизм может оказаться не у дел.
  
   Действительность это ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЕКТИВНОЕ ВЛИЯНИЕ. Но о какой психологии речь? Скорее околоземной, не спутавшейся с психотерапией нуждающихся, психически незрелых душ. Логия говорит о сознательности, не просто при-логающейся к психике, но определяющей её. Сознание определяя бытиё, психическое по своему содержанию, становится Действующим Началом. Такое сознание формирует Самодеятельное Существо. Действительность это всегда САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.
  
   Движение это всегда движение чего-то. По инерции. В силу весомости этого чего-то. Однако есть нечто невесомое. Может оно способно к самодеятельности? Некое СИЯНИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Поостережёмся приписывать ему привычно почитаемое имя. Такие ИМЕНА, что важно-весомы, захватывают под себя всё поле значимого и лишают ВАС СИЯТЕЛЬНОСТИ Самодеятельных Су-ществ.
  
   Сияние позволяет увидеть все формы подвижной среды обитания и обусловленного поведения как "неподвижные". Как в зачарованном городе.
  
   Мы привыкли всегда и везде на что-либо и на кого-либо опираться. Отталкиваясь от опоры, совершаем движение. Логику тяни-толкая сделали законом своей жизни. Но вот "бочка по морю плывёт"--без парусов, винта, реактивной тяги-самовольно. Возможно ли такое? Возможно, но здесь обыденное сознание словно засыпает, теряя опору под собой.
  
   Самодеятельность в человеке зарождается в опыте К-РУШЕНИЯ всех важных установок, убеждений, представлений (руш-руах=дух). Разочаровавшись, я замираю в "недеянии", здесь то и начинает ДЕЙСТВОВАТЬ ДУХ, такое моё ТЫ, что до срока было как во сне.
  
   Во времени ДЕЙСТВИЕ узнаётся в конце череды выбирающих движений, но становится началом действительного ВРЕМЕНИ, как РИТМА взаимодействия.
  
   Когда мы видим что-то, мы получаем результат движения ВЗГЛЯДА-пред-мет. Однако Действительность мы про-зреваем как бы проходя сквозь предметы сиянием ВЗОРА, обретая вещее. Пребывая в сиятельной обездвиженности СОЗЕРЦАНИЯ. Уникальность Созерцания в том, что взор проходя сквозь предметное, рефлексивно узнаёт себя единственностью взирающего (в-ре-мя). Единственность отнюдь не одиночество в отчужденности друг от друга, но ШАНС из-обрести Другого. Вымыслить. Что противоположно его признанию по факту. Тело-вымышлено, промыслительно. Дух-предприимчив. Теять тело, делать дело. Такая вот ТЕО-ЛОГИЯ И ДЕО-ЛОГИЯ.
  
   Действие-причина самого себя и потому поиск причин обосновывающих его становится излишним. Действие не снимает движение становления, но всегда высветляет его как внешнее деятельной причине. Виды движения можно представить иерархически, однако Действительность не знает иерархии.
  
   Самочинный Деятель не избранник кого-то или чего-то, но помазанник СИЯНИЯ, благодатное существо.
  
  57.ГОЛОВА И СЕРДЦЕ.
  
  Главное и Кардинальное. Привычно противопоставляют рациональное и чувственно-эмоциональное. Мы будем полагать эту двоицу в лоне одного Слова-Главного. Сердечное же Слово изобретем, стукнувшись головой о фактор "анти-глобалистский" (глава-глобус-глыба-громада-гроб), за пределами головного понимания.
  
   Голова отвечает за единство воспринимаемого и представляемого. По существу, отвечает за всё. Слову СЕРДЦЕ приписывают значение душевно-духовного, чувственно-эмоционального или биологического центра человека. Мы попробуем найти его в значении органа РАЗУМА, а не источника иррациональных мотивов и сподвижника биологической жизни.
  
   Найти главное, значит выделить то, что главенствует. Найти кардинальное, значит наделить головой связный контекст, тем сделав его исключительным-элементарным-неделимым. Голова первенствует, Сердце Начинает. Жить по совести, значит совпадать с собой в главном. Голова может быть поверхностной-- ГЛУПОЙ или ГЛУБОКОЙ. Глыбой на шее, утопляющей человека в море житейском или же органом государевой воли.
  
   Голова, напоённая метафизическими представлениями создаёт левитирующих субъектов, голова "реальная"--гравитирующих, приземлённых, голова сердечная-равновесных.
  
   Образ трёхголового дракона, даже поданный в виде лиц Святой Троицы, говорит о троичном Синтезе, которому никак не удаётся стать формулой примирения, абсолютным Синтезом. Этот дракон постоянно провоцирует доказывающее обоснование, снимает антитезы властью, опосредует-опошляет все отношения между людьми. Но свою трёхголовость ему не замаскировать перед проницательностью Сердца.
  
   Только ОДНА ГОЛОВА способна не вносить раскол и рознь в отношения людей. Одна голова хорошо, а вторая лишняя. Иначе неизбежен бой баранов. Но Голова, живущая в согласии со своим Сердцем, способна открыть Другого рядом и не подменять его инициативу своим главенством.
  
   Провозглашаемые "единая Россия" на поверку оказывается конфликтным трёхголовым драконом. Президент и законодательное собрание, чиновники, народ. Здесь в принципе нет СОСТОЯТЕЛЬНЫХ БОЯР, которые устрояют СОБОРНУЮ РУСЬ. Здесь нет ЛИЧНОСТЕЙ, которые ПРАВЯТ. Если я СВОЕЙ ГОЛОВОЙ обращаюсь к президенту, никто не вправе опосредовать его. Такое обращение отлично от просьб, жалоб и т. д. В нём ВОЗМОЖНО голова президента находит Русское Сердце. Такое возможно? Сейчас нет, но в ту ПОРУ (теперь) необходимо.
  
   В чем власть трёхголового дракона? Даже не в людях, стоящих у власти, но в укрепившемся в мозгах алгоритме понимания. В мозгах у всех "нормальных" людей главенствует всегда то, что "снимает" любое противостояние. Черное и Белое усредняется Серостью. Не имея(ИМЯ) Силы противостоять личным сознанием (собственной головой) всему несознательному (но такому привычному-"естественному", "натуральному", "законному"), человек прибегает к услугам усредняющего МНЕНИЯ ("синтез").
  
   Когда Голова Человека вполне в состоянии (гордо) противостоять и тем превосходить любое несознательное проявление, вплоть до собственной биологической данности, здесь то и обретает Человек способность развернуть под ПРЯМЫМ УГЛОМ линию противостояния, открывая ГОРИЗОНТАЛЬ СЕРДЦА. На этой горизонтали только и возможно развитие отношений с Другим Сознанием. Такой вот ПЕРЕЛОМ привычного линейного алгоритма Троицы. Дракон становится ПОСЛУШНЫМ. Ведь все понятные нам слова есть множество "снятых" в ума-заключении оппозиций. Каждое можно использовать как домашнего дракончика, выходя в открытый космос Великого Сердечного Круга, с его особым Даром Свободной Речи.
  
   Буква "Г" похожа на виселицу, на ней висит мёртвое человеческое сердце. Но буква "Г" похожа на тот рычаг, которым можно "повернуть землю",воскрешая АЛ-ГОР-РИТМ СЕРДЦА. Словно выступ над пропастью для Го-Сударя.
  
   У многих сейчас подсознательная тревога по поводу предполагаемой смены полюсов. Так вот, такой РАЗВОРОТ начинается с ГОЛОВЫ. Земля вращается-обращается вокруг собственной оси, вокруг Солнца. Человек ищет ОБРАЩЕНИЯ к ДРУГОМУ. МИРОЗДАНИЕ круговращается. Бьётся Великое Сердце.
  
   Если Глыбы-Головы, планеты ли, атомы ли, элементарные ли частицы, люди ли, сталкиваются-разбегаются, температура повышается, может стать невыносимой для живого существа; Жар-Птица Сердца совершенно ХОЛОДНА. Даже слово СЕРДЦЕ и ХОЛОД от одного Корня. Истинное Сердце, Средоточие нашего Существа, скорее Точка Холода, нежели "горячий мотор". Здесь мы достигаем необходимой в общении с Другим Сознанием БЕСПРИСТРАСТНОСТИ. Не теплота души и чувств привычных основание его, но изобретаемое НОВОЕ Чувствознание в опыте ОБРАЩЕНИЯ к Другому. Непрестанное УДИВЛЕНИЕ.
  
   ГРАВИ-ТОН Головы в Сердце Распускается Цветком Великодушия.
  
   Сердце не главенствует, и потому кажется менее важным для разного рода "главарей". Сердце говорит языком КАСАТЕЛЬНЫХ отношений. Голова смотрит прямо, сердце-под прямым углом. Сердце поёт необычайную ПЕСНЮ, когда её слушаешь прямым вниманием-не слышишь. Сердце не стягивает на себя внимание, не указывает на Главные Цели. Сердце-ОБХОДИТЕЛЬНЫЙ орган жизни. Голова говорит ДА, Сердце при-сказывает НЕТ, но в этом Нет, звучит ЕСТЬ-ЕСТЬ-венность БУДУЩЕГО.
  
   Голова, когда пытается понять ЯЗЫК СЕРДЦА, с необходимостью приходит к ПАРА-ДОКСАЛЬНЫМ высказываниям. Но такие высказывания помогают отличить людей живого и мертвого или угнетённого сердца. Люди с мёртвым сердцем принципиально не отличаются от животных. Сердце им заменяет биологический орган.
   Я говорю о РЕАЛЬНОМ СЕРДЦЕ, которое словно "черная дыра" странствует в мироздании и нечаянно может задеть-осенить-разбудить Существо Разума. Сердце реализует Разумность Человека, воскрешает его и возносит в другие сферы существования.
  
   Голова действительно главенствует, когда различает рассудительный язык интеллекта с понятиями памяти и голос Разума в понятиях Воображаемых, реальных для Сердца. Голова не достигшая Главенства, шизофренически мечется ("свободный выбор") среди наличных ресурсов, параноидально подавленная "насущными" нуждами в деньгах и власти. Шизофрения является следствием неустойчивого, неравновесного двойного внимания к знакам головы и сердца(как и разнообразные формы аутизма).
  
   Знак СЕРДЦА это всегда знак ДРУГОГО. Признать его-быть СМЕЛЫМ по существу. Обходительность Сердца лучшее ОБЕРЕЖЕНИЕ от всяческих ПРЯМЫХ влияний. Приказ его всегда метафоричен, даже при явно очевидной однозначностью прямого смысла, но только он и является правильным Приказом. Отсюда кажущееся неучастие Сердца в прямых связях
  
   Когда люди уверяют друг друга в своих чувствах, сердечности и прочих "душевностях",настоящее Сердце в этом не участвует. Только улыбается. СТО-ГЛАВ-У-ГРОЗЫ-свидетельство Единственной Головы Автора о своём ПО-РАЖЕНИИ, по-раждающем силу сердечного влияния.
  
   Из колодца Головы Сердце достаёт только ЧИСТОЕ ЧУВСТВОВАНИЕ, как проживание Времени-чувство Времени, и в ПРЕДЧУВСТВИИ взращивает Новое отношение к Другому Существу Мысли. Можно назвать Предчувствием все доступные нам чувствования по логике Головы, но по логике Сердца Пред-чувствие есть то, что порождается ПРЕД-СТОЯЩИМ. Неизвестным. Наши чувства ничего не чувствуют перед истинно Предстоящим. Приходиться изобретать, скорее возрождать давно забытое ПРЕДЧУВСТВИЕ как УДИВЛЕНИЕ. Только в Удивлении мы МИЛОСЕРДНЫ и ДОСТОВЕРНЫ.
  
   Голова идёт на высочайший РИСК Новой Жизни, только полагаясь на Инстинкт Самосохранения как ОБХОДИТЕЛЬНОСТЬ Сердца и ни на что более. Полагаясь же на механизмы самосохранения, заходит в паутину, в которой окончательно запутывается и погибает,не избавившись от подсознательного ужаса перед потусторонним. И БОГ это КЛУ-БОГ механизмов самосохранения, камнем на шее. Нас же ВОСХИЩАЕТ СЕРДЦЕ МИРА.
  
  Голова суммой углов. И каждый Прямой. Тем схватывая Край Бытия. Протяженность, Направление, Материальную точку, Время. В отличие от "современной" физики, всё еще не определенной и не обоснованной в главном.
  
  Сердце есть определение СИСТЕМЫ САМООРГАНИЗАЦИИ. Её константа, конституция.
  
  58. КУЛЬТУРА И НАТУРА.
  
  Культуру определяют как совокупность материального и духовного богатства человека. Культурный человек выделяется из природного "некультурного" объёма. При всем при том существуют понятия "культуры бактерий", например. Видимо, понятие Культуры определяет ОСОБОСТЬ пространства, освоенного каким-либо видом живого. Культ выражает доминирование чего-то особенного. КОЛЬ ТЫ ЯР, то КУЛЬ-ТУ-РЕН.
  
   ОСОБЕННОСТЬ явно родственна ОСВЕЩЕННОСТИ (свой-свет-сват). Ра-яркость, скорость света. Культура создаётся именно СВОЕЙ деятельностью. Если оторвать Культуру от того,кто её производит, получим только мёртвый артефакт, вроде окаменевших трилобитов. Их "культурность" может цениться убогим сознанием даже дороже непосредственных производителей культуры.
  
   Культурой назовем такое Производство, в котором каждый человек направляется в область СВОЕГО Истока, который при том является Истоком Рода Человеческого. Культура НАПРАВЛЯЕТ каждого к Родовому Истоку и центростремительна, в отличие от "культуры", порождающей бесконечное разнообразие разнородных предметов. Культура обременена-беременна Родом. И разрождение её-в НАТУРЕ.
  
   В НАТУРЕ ("нетер"=боги, др.ег.) Род возникает самородным Видом. Натуральное нам по привычке то же,что Природное, не искаженное "искусностью-искусительностью" человеческого вмешательства. Отчасти это так. НАТУ-РАЛЬНОЕ значит в НАЧАЛЬНОЙ РОЛИ своей. Первая половина слова "НАТ", родственна НАЧинанию, НАТальному, НАЦиональному, альтер-НАТивному. Вторая-раскрывает этот "натив", как нечто Новое.
  
   НАТУРА центробежна, но это совсем другая центробежность, чем в культуре развития выбора. Культура, словно завязанный мешок (куль) волшебный. Натура-развязывание этого мешка и извлечение, собственно, себя на свет Мира. Культура парадоксально призвана вернуть человека к его Самобытному ЗВЕРЮ(=человек), Натура-освобождает и готовит Встречу.
  
   Натуральность ещё необходимо Вспомнить, пройдя, освоив родовую Культуру. Культура до срока, как бы заслоняет, табуирует начальность Натуры. К Натуральному допускаются только созревшие в ОКОЁМЕ СВОЕЙ КУЛЬТУРЫ. Натуральность этого текста словно укутана-утеплена известными словами, но в собственном русле она СВЕРХЧЕЛОВЕЧНА. В НАТУРЕ ТОЛЬКО БОГИ РЕАЛЬНЫ, а не природная данность или человеческие надстройки.
  
   Натура преодолевает РАЗДРАЖИМОСТЬ, как "естественное" качество белковой жизни. Неужели такое возможно? Да, когда я нахожу себя в теле Сознания.
  
   В Культурном пространстве Человечности, несмотря на различие материальных и "духовных" богатств, все таки господствуют человечные "матёрые" значимости, на которых что-то надстраивается вторичное. Можно сказать иначе, несмотря на различие по половым признакам, здесь еще нет Мужчины-ПЕРВЕНЦА, существа особого рода, нематериального. Быть Человеком значит быть еще вынашиваемым и выношенным Женщиной.
  
   Быть больше, чем Человеком можно В Натуре. Её условным эквивалентом в измерении человеческой культуры является компьютерная виртуальная реальность. В ней мы находим как бы отраженным в неорганическом зеркале собственный Натуральный ПРОИЗВОЛ. Выявить его действительность (виртуальное-действи-тельное) значит встретиться с собой.
  
   "В Месопотамии и на шиферных пластинках для растирания косметиќки, появившихся на Ниле, это установление отношений с чудовищами, совладать с которыми раньше никогда не удавалось, выражается одним и тем же исполненным фантазии знаком: человек невозмутимо стоит между двух чудовищ и либо принуждает их смотреть друг на друга мироќлюбиво, железной хваткой держа их обоих за шеи, либо даже переплетает их длинные шеи друг с другом. Обстоятельства, при которых были найќдены эти изображения, позволяют предположить, что данный символ был изобретен в Месопотамии и был затем подхвачен Египтом. Высший расцвет многих великих изобретений часто происходит не в той стране, где жил изобретатель. Расцвет буддизма произошел не в Индии. Общее грандиозное впечатление было переработано в новом образе. Особенно важно для тебя в Каире осознать, что представление о двойственном чисќле чудовищ, которые должны вечно взаимодействовать друг с другом и которые, тем самым, перестают быть ужасными, питало всю древность вплоть до легенды о Ромуле и Реме. Но прежде всего это двойственное число создало и определило письменную речь Египта. Гор и Сет - это способ выражения такого дуализма, толкование которого я тебе уже дал. Но мы имеем и письменное доказательство этого. В середине пути от Асуана до Мемфиса, почти точно в центре Верхнего Египта, расположеќно главное святилище Хатор, Гора и Сета. Этот храм, одновременно бывќший главным городом нома, у греков назывался Кузами (по-египетски он именовался Кус). Поговорим о нем. Так вот, в этом храме символ, предположительно проникший из Месопотамии, включен в герб города. Я должен выразиться точнее: имя "Кус" записывается иероглифом с изображением человека, который склоняет шеи двух чудовищ друг к друќгу".
  
   "Шу и Тефнут! Об этой паре, породившей богов, говорится: "Irti ntrw wtt ti ntrw". "Они создали богов, они произвели на свет богов" (О. Р. Хюсси).
  
  
  59. СВЯТОЙ И ГЕРОЙ.
  
  Явная ГЕНИАЛЬНОСТЬ в человеке завершается Ясной СВЯТОСТЬЮ-светлостью его. Герой Ярок. Святой Светел. Яркость света-его действенность. Святой при себе, ему можно молиться, подражать. При-личный Образец. Герой (Гера-Яра-супруга Зевса, Геракл=Ярослав-Ярило-Солнце) не тот, кто бросается грудью на пулемёт или совершает "трудовой подвиг",но тот, в ком пробуждается АКТИВ СВЕТА-ЯРОСТЬ. Герой от-личен.
  
   Герой нашего времени, кто он? Когда предательство становится нормой, Герой и Святой избыточны и неуместны, только вселяют беспокойство, отвлекают от "реальных" дел.
  
   Герой не тот, кто бросается грудью на пулемёты или совершает "трудовой подвиг", но тот кто действует от ЛИЦА СВЕТА. Достигающий Святости, способен ПОВЕРНУТЬ вертикаль гениальности до горизонтали СО-БЫТИЯ. Герой всегда в окоёме ГОРИЗОНТА, уже не проваливаясь в низ гениального ядра, стоит твёрдо. И звёзды-не выше его макушки.
  
  Святость в человеке, которую стремимся вспомнить, восстановить, утвердить, есть НЕСОМНЕННОСТЬ ДОБРА в нём. Возможно ли такое среди людей привычно обменивающимися мнениями, обманывающими себя и других ложной скромностью и уступчивостью? Да, Святость может стать архи-важной нацеленностью человеческого Роста, эстетическим выражением глубинного инстинкта самосохранения, подменяемого среди простолюдинов механизмами самосохранения-тупыми и омертвляющими.
  
   Ныне "святость" что-то архаичное. Лики Святых смотрят на нас с икон, безмолвные как покойники, ставшие тотемами. При жизни они не удобны, не приручаемы. Святых лучше видеть мёртвыми, не рыпнутся.
  
   СВЯТОСТЬ как ЗАВЕРШЕНИЕ ГЕНИАЛЬНОСТИ. Гениаль-ность (=жизненность) человека проявляется как следствие ПРОНИ-ЗЫВАНИЯ его Бессознательным, отсюда его "зло", как аритмичность, апериодичность, избыточность, не встроенность в рифму привычного бытия. Гений и Злодейство вполне совместимы. Ядерной силой.
  
   В отличие от талантливых людей (талант-монета разменная), наделённых специфическими умениями, востребованных обществом, приручаемых, --гений всегда на обочине, поскольку производит не предметы для жизни, но само СУЩЕСТВО ЖИЗНИ.
  
   Маргинальность (маргине=граница, предел) гения проявляется в его окраинности, изгнанности на край освоенного сообществом пространства. Святой тоже маргинален, но в отличие от Гения, вмещает в себя поле значимого, общечеловеческого. Потому Святой никогда не изгнан из человеческого, но в состоянии героически отстранится от него в самобытной Ярости(я-расту),чтобы наметить ОСВОБОЖДЕНИЕ Каждого.
  
   Гений укоренен в индивидуальном истоке, необходимо РОДОВОМ, потому все гениальные похожи друг на друга словно БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ. Талантливые заявляют свою непохожесть, в силу раздельности всего несущественного, которому они причастны.
  
   В воплощении Гениальное сопряжено с Генитальным. Либидо. Продолжение Рода. Но Гений, в отличие от вида принесенного в жертву родовому бессмертию, виду лично не отвечающему за Исток и потому РАСПУТНОМУ, "развивающемуся"; находится как бы в стороне от "основной задачи"-- продолжения Рода. Танатос в нём не влечением к смерти, но инстинктом Смерти, вычленяет его из доминации либидо. Он живет не в СВЯЗНОСТИ ПОЛОВОГО ВЛЕЧЕНИЯ, но в его РАЗРЫВЕ. Гений героически РВЁТ либидо, тем начиная ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНУЮ РЕЧЬ. В Святом человеческая речь становится высшим умением, ПРОРОЧЕСКИМ ДАРОМ.
   Где возникает Гений? На руинах человеческого. Где связная цивилизованность ката-строфически рушится. Чем ближе человек к спонтанной и опасной энергии бессознательного, в которой именно доминация инстинкта смерти вычленяет его как Личность, тем ближе к собственной гениальной-жизненной сути. При этом инстинкт жизни как инстинкт самосохранения (Ев-Гения) преображается в Эрос особого рода, ваяющий Золотое тело мира. Конечно, не возвысившись до Личности, инстинкт смерти проявляется разрушительно.
  
   Ныне среди людей ПРАВДА, ДОБРО, МИР понимаются в значении отчета о фактическом, приобретении, наличности. Мы их используем в значении, направляющем к святости каждую тёмную душу. Ваше Сиятельство, где вы?
  
   Светский человек, не культивирующий Святость, как внятность света в себе, вынужден скучать и тусоваться среди разнообразия своей среды обитания. Святость-словно нахождение в себе Облика СПАСА. Но здесь то и открывается сверхзадача, не понятая и невозможная для светских умников,-Героической Императивности в обращении к людям. Святой не участвует в обмене мнений, не желая обманывать себя и других ложной скромностью и уступчивостью, но, если слушает-предельно внимателен, если говорит-категоричен.
  
   Гений может выглядеть деспотичным, ибо вовлекает всех и каждого в русло Жизнетворчества. Святой может выглядеть Тираном, ибо вовлекает в свою Высокую Речь всех и каждого. Но они состоятельны и кому судить об уместности их деяний?
  
   Святость мы можем обрести постоянно РЕВИЗУЯ себя, самооценкой и оценками тех мудрых святых, что оставили следы в мире после своей физической смерти. Конечно, большая удача встретить Друга, который ОТТАЧИВАЕТ тебя своими оценками, Бежать же нужно всяких суждений, тяжелонормальных оценок простонародья, даже представ ленного ближними родственниками и приятелями.
  
   Кто готов приветствовать Святость Человека? Просто Народ. Не обмирщенное зашореное простонародье, но те добрые люди, что доверяют несомненному в себе. Они не боятся общаться с непонятными "языками", ибо сами худо-бедно культивируют собственный "язык".
  
   Чтобы реализовать собственную гениальность, не нужно осваивать трудную профессию, искать особые средства, чтобы показать себя. Нужно просто выполнить одну-единственную работу-САМОВЫРА-ЖЕНИЯ. Не выполнить установочную преходящую цель, но-Цельность Существа Дела.
   Героизм цельного человека кажется бесцельным для целесообразно живущих людей. Отступить настолько от другого, чтобы не позволить ему вовлечь тебя в свои множественные задачи и цели, затем подступиться к нему как к ДРУГОМУ с единственным ПОБУЖДЕНИЕМ исходящим от индивидуальной Цельности. Вот два шага Героического ПРИБЛИЖЕНИЯ. ГЕНЕ-РАЛЬНОГО(ген-яр).
  
   "Можно быть или героем, или святым, посередине находится не мудрость, но обыденность"(О.Шпенглер).
  
   "Видишь Героев минувших лет-Если видишь--иди вослед-Если можешь-иди вперёд-Рог победы храбрых зовёт" (Манас).
  
   Гениальность не культивирующая Добро(Святость)легко становится гневливостью. Гневливость это не яркость огня, но скорее, тление-дымление-гниение душевного содержания. Душа истлевает так и не вспыхнув высоким ОГНЁМ Преображения. Гневливость-это когти и зубы, журналистика, политика выживания, суета-маета дней, каша путей человеческих. Но "есть ГНЕВ без огневления" (О.Каравайчук) за пределами этой каши. Там где поёт Птица, не знающая подлостей человеческого существования. Гнев Гениев, зажигающий Ярость Героев.
  
   "Я никогда не считал себя гением. Но я всегда ВЁЛ себя, как гений. И лишь потом ужаснулся, нащупав подсознательное определение своего поведения. Я веду себя так, как если бы я был... Что двигало мной всю жизнь? - Уверенность в собственной избранности. Уверенность такая абсолютная, такая внедрённая в самый центр моего существа, что я её даже не сознавал. И не испытывал какой-либо нужды в доказательстве себе этой первичной интуиции. Всегда я ощущал себя выше прочих смертных на два порядка. Так полно и органично, что никогда не испытывал пренебрежения к окружающим. Марсель Пруст сказал, что самые демократичные люди в мире это короли. Они настолько выше своих подданных, что им всё равно, герцог перед ними или простой крестьянин. Для него, короля, и тот и другой равно его подданные. Более того, он может как угодно нарушать этикет и, скажем, начать рубить дрова вместе с дровосеком. Всё равно это ничего не убавит и не прибавит к его авторитету, ибо этот авторитет абсолютен, бесконечен. Отсюда всегда спокойное, ровное и мягкое обращение". (Д. Галковский. Бесконечный тупик)
  
  60. ВСЁ И ИНОЕ.
  
  ВСЕ-ВСЕ-В-СЕ-В-СЕВ-СЕВ. ВСЁ есть ПОСЕВ. Посев в Иное-в СВЕТ. На слове ВСЁ заВИСает мысль людей не готовых СЕЯТЬСЯ СВЕТОМ Слов ВЕСЁЛЫХ. ВЕСЁЛЫЙ, значит ВЕСЬ-С-СИЛОЙ-СВОЕЙ. Весь Сеется. И смеётся. СМЕЕТ.
  
   Разве я по нужде пишу СЕЙ Текст? ВСЁ понимая, словно приказ получая,--отпускаю всё словами ИНОГО значения. Что значит ВСЁ? Сказать или написать Слово, ВСЕ-ГДА ли сказать ВСЁ Слово? Без такого ОПРЕДЕЛЯЮЩЕГО ВСЁ Слова, Слово зависает в недоговорённости, ещё не всё сказав.
  
   Выделим слово Всё в его уникальной особенности. "В"--вводит, "С"--соединяет, "Ё" (Е.Ю.Я..)--мягкая гласная. ВСЁ, значит вхождение в согласие. Согласные звуки Слова, как префиксы-суффиксы. Гласные корень и окончание. Зри в Корень, в конце то концов. И в Окончании обратись к Другому.
  
   ВСЁ есть СОВЕРШЕНСТВО (гласные) ЗАВЕРШЕННОСТИ (согласные). Функционально, смысл слова ВСЁ есть БЕЗМОЛВИЕ, говорящее о полноте значения, высказываемого ВСЯКОГО Слова. Как бы неслышно рядом со всяким ОТ-ЛИЧНЫМ Высказыванием стоит фигурой умолчания ВСЁ. Мы смеёмся над тяжелой, висельной верой в Бога, совращающей утомленные души БОКовыми (боговыми) значениями ВСЕГО. Наш БОГ это ВСЁ и он молчит и не показывает себя, когда мы говорим всё Слово, то есть отличное, вполне разумное. Когда недоговариваем слова, тотчас появляются слова ОСОБО важные-нарушители РАВНОЗНАЧНОСТИ СОВЕРШЕННЫХ СЛОВ. Они то и обеспечивают соподчинительность в обществе. Питают командно-административную систему духовной и светской власти.
  
   Договорить Слово, значит дойти до его ОКОНЧАТЕЛЬНОСТИ в СУЩЕСТВЕ ГОВОРЯЩЕГО. Вот где "нет ни эллина, ни иудея", а не там где "всеобщие права человека", в которых кто-то за тебя договаривает исключительно твоё Слово, тебя как ВСЁ Слово.
  
   Попробуем выразить Мировые ГРАНИ ВСЕГО. ВСЁ, фактически данное в ИНОМ, есть Слово. ВСЁ воспринимаемое СЛОВОМ означаемо. Не воспринимаемого- НЕТ(всё и ничего). Слово свидетельствует не факт восприятия, но его означивание-меонизацию (меон=иное). В Восприятии НЕТ Значимого. Первая грань безмолвного восприятия всего-его инаковость, как свет значимости. В этой инаковости на всём воспринимаемом лежит блеск особой активности самого означающего, субъекта восприятия.
  
   Вторая грань выявляет ДРУГОЕ Всего. Когда внутренне ВСЁ есть что-либо ОДНО, о нём свидетельствует ДРУГОЕ. Настоящее ОДНО ОДНО. В Другом его меонизация. Если ОДНО воспринимается (вселенная), то Другое извне определяет его, не принадлежа ему (сущее). Когда Слово свидетельствует лишь данность воспринимаемого, это лишь внутреннее слово вселенское, ПОДДАНОЕ. Но вот приходит Другое Слово. Вселенная словно раскалывается. МАТЕРИК треснул. ПАНГЕЯ разделилась. Жители ПОДЗЕМЕЛИЙ долго не замечают этого
  
   Третья грань ВСЕГО заявляет себя парой Слов, ОБЩЕГО и ОТЛИЧНОГО значения. Общепонятность Всего, что мы говорим в среде своего языка выражает нас ВСЕОБЩИМ образом, всечеловеческим. ОБЩЕЕ не синтезирует всё что угодно, но является той гранью ВСЕГО, где РОЖДАЮТСЯ ОТЛИЧИЯ. Высказывание в СВОЁМ РОДЕ уже ОТЛИЧАЕТ Тёмное Родство всепонятности от светлой особенности РОДА, ослепляющей пещерных родственников, привыкших к понятным оборотам речи.
  
   Четвёртая Грань Всего ЕДИНИЧНОСТЬ во МНОЖЕСТВЕ. Каждая несёт своё ВСЁ в себе и силою этого Всего МОЖЕТ быть в особом соединении с Единичностями отличными от неё, другими. Такое МНОЖЕСТВО как целое есть МИР. Это множество отлично от предметно-раздельного множества частностей, ещё не вызревших как Отличные (существенные). МНОЖЕСТВО ЕДЕНИЧНОСТЕЙ есть МИРОЗДАНИЕ.
  
   Таким образом, мы получили СТРУКТУРУ из ВОСЬМИ Слов, словно углы кубика. "Прокубатурив" значения ВСЕГО, мы не боимся творить НАСТОЯЩЕЕ, играя кубиком ВСЕМИРНОГО. Различая Единичности, созревающие в лоне Мира, от единичностей частных, зависимых, зависших в подчинительных сетях среды обитания, предметных, мы укрепляем Существо Дела, Всемирного.
  
   Если мы хотим жить в реальном Человечестве МИРА, как СОБРАНИИ разумных существ, наделённых свободной (=самобытной) Волей, необходимо приложить ВСЕ усилия, чтобы аннулировать мертвящие установки сознания, большинство из которых вполне легализовались, превратившись в правовые юридические и политические "нормы". Прежде всего, это касается полномочий чиновника-управленца-организатора. Именно он громче всех призывает: "поменьше слов, побольше дел", якобы точно зная какими делами нужно заниматься людям. Именно он манипулирует "правами и обязательствами" каждого. Именно он стремится сделать престижной и высокооплачиваемой свою работу. Именно он создаёт бумажную "империю". Как единичная личность, я не собираюсь вступать с ней в противостояние (борьбу)-не стоит того,--но создаю и оттачиваю ФОРМУЛИРОВКУ ВСЕМИРНОЙ ИМПЕРИИ вполне Сознательных существ.
  
   Сейчас Мы словно в РЕЗЕРВАЦИИ, окруженные со всех сторон активными "недоносками" увечного чело(у)вечества. Но Мы в СОСТОЯНИИ устроить Большую "Баню" всем незаконнорожденным менеджерам и бюрократам, последовательно снимая с них модные "одеяния". В Бане ВСЕ равны. Эта Баня по-русски уже готовится в виртуальной реальности Всемирной Сети, которую безуспешно пытаются контролировать чиновники, "заботящиеся" о нравственном здоровье населения. "Забота" эта проистекает из личной неуверенности в Своём Мировом Духе, который Один только и может корректировать Нравы. Не являясь Тигром, каждая шавка норовит сбиться в безликую стаю, выстраивая Систему Общественной Безопасности Авторитетного Контроля(С.О.Б.А.К.). Я не уверен, что "защитник" целомудренности детей, не допускающий их до порнографических сайтов, является Образцом Половой Целомудренности. Подлинное Табу может исходить не от безликих законников с их "общечеловеческим законом", но от Значимых конкретных ЛИЧНОСТЕЙ, их ВСЕМИРНОЙ начинки.
  
   Всё что я делаю-выстраиваю ФОРМУ АВТОРИТАРНОГО ОБРАЩЕНИЯ, неизбежно находящую ОТКЛИК в каждом, кто не отрёкся от Собственной Правды. ВМЕСТЕ Мы выиграем этот РАУНД Человеческой Истории.
  
  61. ИЗБАВЛЕНИЕ И ЗАБВЕНИЕ.
  Эти два слова я использовал, чтобы выразить ис-ключительное Событие преодоления власти всего существующего, выдающего себя за Бытиё, и некий за-ключительный опыт, в котором обнаруживается Бытиё за пределами Сущего. ЗАБАВНОЕ. Чреватое Чудесами.
  В природе все живые существа наблюдают друг за другом, ожидают, выжидают, запоминают. Забвение не присуще связному течению природных процессов. То, что нам известно как "забывание",- по существу, всего лишь изменение топологии Памяти, её задвиги. Подтверждением является память стариков, отстранённых от активного выжидания, утомившихся и потому вспоминающих, вплоть до каждого дня своего детства. Здесь спорный момент, нуждающийся в пояснении. Если мы фиксируем воспринимаемое, то чем? и чем удерживаем это зафиксированное?
  Полагать, что закрепление в Памяти неустойчиво, значит "верить" во всеобщую неустойчивость, относительность всего Сущего. Тогда и любая категоричность, абсолютизация, принцип, становятся неуместными и всё расплывается в частных мнениях обо всём и ни о чем. Итог, всеобщая фрустрированность сознания и психики. Когда релятивная, развивающаяся-развеивающаяся материя не находит свой предел-сцепку с Субъективностью её воспринимающей. Можно полагать, что у Памяти особая материальность способная отражать исходную. Тогда в чем эта особость? А если неточно отражает? Тогда возможно за эту неточность отвечает какой-то особый мотив отражающего? Отвечает ли?
  Мы ЗНАЕМ, что Память есть ИНОМАТЕРИАЛЬНОСТЬ, которая вполне схватывает(способность восприятия) объективную материю, и превосходит её в ПОНИМАНИИ. Эту иноматериальность мы называем МЫСЛЬЮ. Поостережемся называть мысль материальной, отсюда легко скатиться к объективации мышления, а значит и к возможности манипулировать им. В Понимании пробуждается-рождается новое Знание, в котором понимающий ответственен за воспринимаемый мир, а не просто отражает его своим сознанием. "Бытиё определяет Сознание". Прочитав это выражение ПРАВИЛЬНО, справа налево, как бы обернувшись в Память, мы находим то Сознание которое определяет (является пределом, границей) Бытиё. Сознательную Мысль-Слово. Расположение частей речи в трёхсоставном высказывании в русском языке вполне позволяет ДВОЯКО понимать его. Нет нужды менять порядок слов. Во встречном Сознавании мы находим ИЗ-БАВЛЕНИЕ от того "бытия",которое усиленно определяет нашу сознательность.
  Каков же характер деятельности скрытой до срока в пассивной памяти иноматериальности? Прежде всего, она НЕ ПРОТИВОСТОИТ лицом к лицу объективной реальности воспринимаемого, что мы видим в искусственной дилемме материализма-идеализма. Скорее спиной к спине, не видя друг друга, тем создавая равновесие СО-ЗНАНИЯ. Отсюда её ЗАБАВЫ. Пребывая в некой форме ЗАБВЕНИЯ, с точки зрения пассивного понимания, актив Мысли узнаёт ПОДДАННОЕ, то есть объективное, с ходу, и властвует над ним касательно, не заражаясь его инертным динамизмом. Подданные терпеливы (дом терпимости),-упорно добиваясь "счастья", изворотливо приспосабливаясь к "реальности". ГО-СУ-ДА-РИ ЖЕ ВЫ- МЫ-шленное Государство укрепляют и охраняют.
  Память, как бы её не разменивали на "мемориалы" культурного наследия, по существу своему, всегда остаётся индивидуальным достоянием конкретного Всечеловека. Я этот человек и неразменный при том, не встроенный в систему подданого человечества. Я, который открыт к Другому. Я, вполне фантастический для Другого. Притом настолько ПАРА-НОЙ-Я-льно-лояльный, насколько вообще возможно, чтобы не ввязываться в коллективизированную социальность. Избавлением и Утешением Одиноким.
  Незабвенность когда понимается как фундаментальное свойство Памяти, тотчас обращается в Забвение, особого рода. Делающее абсолютно ненужными всяческие --"памяти павших будьте достойны". Доверяя незабвенному в себе, мы ВСПОМИНАЕМ себя НЕРОЖДЕННЫМИ, но ВСЕГДА СУЩИМИ Персоналиями(Персей) Бытия. Памяти Восставших будьте достойны.
  Китайский император потерял ЧЕРНУЮ ЖЕМЧУЖИНУ и послал найти её самого сильного, что мог и горы передвигать. Вернулся ни с чем сильнейший. Послал император умнейшего, но и тот вернулся, ни с чем. Подсказали ему обратиться к и-вану, о котором рассказывали разные удивительные истории,но никто не понимал его. Приказал ему император найти Черную Жемчужину, и-ван же, услышав приказ, ПОВЕРНУЛСЯ и ЗАБЫЛ о нём. Вот он то и нашел Черную Жемчужину.
  Увенчано ли человеческое чувствование пониманием глубочайшим? Что в нём выступает над областью ОЖИДАНИЙ, программирующей человеческую деятельность? Ожидания структурируются, превращаются в законы. Ожидания подменяют собой силу Желания, закупоривают человека в "день сурка". Пассивная память до срока питает их. Ожидающего всегда что-либо раздражает. От раздражительности не избавляют ни деньги, ни власть, ни семейное счастье. Ожидающий раздражен на себя за факт собственного ожидания. Превосходит же всяческое Ожидание умение ЗА-БАВЛЯТЬСЯ Существом Жизни. Это нечто отличное от пустых тусовочных развлечений.
  Слово, выражая иную сторону бытия, возбуждает в человеке вещего БАЯНА. Он ищет баять о бытии. Быть как Баять. Баян-Балий (врач)-Боярин. Забавное созвучие. Однако указывает более существенные вещи, чем те о которых говорят лингвисты-профессионалы.
  Интуитивно догадываясь, что полноценное забавляющееся существо УЛЫБАЕТСЯ, все ожидающие изо всех сил стараются имитировать улыбку, тем показывая как бы свою беззаботность, всегда недоступную. Чем более озабочен, тем усерднее стремится улыбаться. Обрести же Улыбку подлинного избавления, значит радикально изменить свою Жизнь.
  Восстановить былинные значения слов Языка, значит создать настоящий фундамент Великой РУСИ. Так забавляемся, то ли вспоминая, то ли сочиняя сказочную Русь.
  Пока не забудешь смерть, смерть убивает. Пока не забудешь бога, бог погубляет. Пока не забудешь язык, он порождает фетиши для поклонения. Нам, НЕПРЕКЛОННЫМ, они нужны ли?
  А-У-О-Э-Ы слово произносимое, когда все слова сказаны, умирающая фраза и невесомая мысль. Иэоуа. Квинтэссенция Забвения.
  Забвение-когда не обращаешь внимания на то, что знаешь. Всего то. Забвение как Бытиё.
  "Ждать, преисполниться внимания к тому, что превращает ожидание в нейтральное, накрученное само на себя действие, сжатое в круги, самый внутренний и самый внешний из которых совпадают, во внимание, рассеявшееся в ожидании и вернувшееся до самого неожиданного"(М. Бланшо).
  "То, что скрывается без всякого сокрытия, что утверждается, но остаётся не выраженным, что остаётся здесь, -и забытым. В том, что все еще и все время она оказывалась присутствием, в этом то изумлении и вершилась, оставаясь вне подозрений, мысль"(М. Бланшо).
  62. ДИАЛЕКТИКА И РЕФЛЕКТИКА.
  Речь пойдет о двух методах Познания, взаимно исключающих друг друга. Как Человек и Зверь. Как Древо познания Добра и Зла и Древо Жизни. Как Интеллект и Разум. Всего два.
  Придумывать другие методы, значит использовать возможности диалектики, её разветвленных путей. Рефлектика же ничего не придумывает, её можно назвать Действительным Познанием. Изначальна Рефлектика, но человеку, увязшему в диалектическом познавании, необходимо ОСВОБОДИТЬСЯ от привычного способа думания, чтобы вновь обрести её. Диалектика настолько хорошо понимает Человека, что готова вообще отменить его существенные рефлексы как "звериные" или безумные, в угоду своим "человеческим" установкам.
  Можно различать идеалистическую и материалистическую диалектику, можно различать механистический материализм и диалектический, можно признавать бога или быть атеистом. Но при этом следовать только одному способу понимания. Рефлектика не определяет человека по тому во что он верит или что он знает или какой должности, но по тому-КТО он в обращении.
  Диалектику метафорически назовём Логосом Воды. В её структуре необходимо присутствуют ТРИ элемента: Единство борющихся Противоположностей. Диалектическое СТАНОВЛЕНИЕ есть непрерывное снятие противоположностей. Единство превращается в единственное ЗАКЛИНАНИЕ, по поводу цели, всегда отстоящей в будущее и никогда не сбывающейся. Вода-родина живых организмов. Только разумное существо способно догадаться, кто же его в истории становления "водит за нос". Единство, снимающее противоположности, оказывается, оставляет их в себе как элементы прошлого опыта и потому в любой момент они могут быть активизированы и показать свой нрав. Можно назвать это Памятью Воды. Существа Воды не знают разрыва, и потому Единство становится проводником всевластия. Каждый стремится вовлечь каждого в единое поле понимания, задвинуть конфликтные противостояния в недра Единства, и тем как бы снять их.
  Непрестанно "обогащаемая" своим историческим содержанием, диалектика выдаёт себя за единственный прогрессивный метод и совершенно не замечает, что определяет ИНЕРТНОЕ движение своих "снятых" противостояний. Летит в дурную бесконечность линейного "прогресса" как атомная бомба. Придуманное человеком оружие массового поражения закономерное проявление диалектического становления.
  Вера во всемогущего бога оставляла лишь существо веры начинённым гремучей смесью, но со "смертью" бога, все "богатства" начинки вышли наружу.
  Диалектика совершенно беспомощна в деле разрешения таких явно человеческих проблем, но отступится не может, по инерции волоча свой "хвост" тысячелетий в "будущее".
  Вглядевшись в структуру Языка, отражающего прошлый опыт, можно заметить в нем "следы невиданных зверей", структуры явно не диалектического характера. Отметим, хотя бы "дух над бездной вод", дух который гуляет, где хочет. Бог появляется позже и, собственно, становится непрестанным кощунством для Духа, непрестанно СВОДЯ ситуацию Вольного Вдоха и Блаженного Выдоха-Двоицу Духа, к бездыханному синтетическому Единству. Бог любит Троицу и своим Всеобщим сводит на нет ценность ПРЕДСТОЯНИЯ-противостояния Особенных Существ. Их Различие. Дух, как "неведомая зверушка", размыкает это Всеобщее. Мышка бежала, хвостиком вильнула...
  Рефлектика говорит всем существом говорящего о борьбе Противостоящих различий. Никакого Единства, кроме того, что укреплено в Существе борьбы. И это совсем не та борьба, о которой говорит диалектика, конфликтная и нежелательная, но та, что усиливает противостоящие стороны и делает их беспредельно желанными, интригующими друг друга именно в опыте предстояния, взаимообращения, со-творчества.
  Символ рефлективных отношений-две свивающиеся друг вокруг друга змеи. Ни одна не заинтересована поразить другую насмерть, но ПОРАЖАЕТ по другому, своеобразием самовыражения и чуткостью Реагирования, способностью к неизбывному противостоянию Равных. Диалектика искажает этот символ своим жезлом с чашей наверху, к которой склоняются змеи изливая свою злость, как бы преображаемую в Единой Чаше в нечто благотворное. Полагаю, что этот текст, подобно движению "мышиного хвоста" НАРУШИТ сомнительную устойчивость чаши всеобщего единства, что приведет к Открытию другого метода жизни. Рефлектика разумно представляет опыт РЕПЛИКАЦИИ (ДНК-РНК на генетическом уровне, Просвещение на уровне сознания).и претворяет его в Жизнь.
  Автор вполне "озверел", чтобы не заботиться о "человеческом". Наступают времена когда Диалектика не может навязывать свои нормы множеству людей, каждый из которых всё острее сознаёт своё исключительное одиночество в мире, а значит и Единство-в-себе, свой язык, а значит и готовность к СО-ПРОТИВЛЕНИЮ в отношении различных форм социального. Метод Рефлектики представим метафорой Огня. Чтобы Огонь Прометея (про-мётывание от одной к другой стороне существования) не сжег слабую душу человека, необходимо каждому ОВЛАДЕТЬ Водой индивидуального понимания, только тогда она отпускает в Огненный Мир.
  Нелепости диалектического разрешения человеческих проблем настолько бросаются в глаза, что даже не возникает желания подробно высказываться о каждой. Но вот ближайший пример на злобу дня. Что делать с теми, кто совершает насилие над детьми? И -- "демократический", вполне диалектический, всё усредняющий, посредственный ответ: нужно стерилизовать, или сделать укол, который сбивает похоть, правда всего месяца на два, на три... Даже в этой ситуации насильник остаётся в лоне "человеческого",его интересы защищает "человечность".
  Другой ответ таков: каждый, кто посягает на жизнь другого человеческого существа и его волю укреплённую в цельности полового самоопределения, тотчас перестаёт быть человеком и естественно выпадает из юрисдикции человеческих прав, а значит-ЛЮБОЙ Человек вправе уничтожить его как бешеную собаку, или по своему человеческому милосердию, изгнать в зоопарк-резервацию, всеми средствами ОТДЕЛЁННУЮ от области человеческого существования. Основание для такого ОТВЕТА в качественном определении Человека как суверенного в своей Воле существа и волей этой превосходящего волю к выживанию, присущую животным. Превосходство это- в способности индивидуальности табуировать пресекать поток полового влечении. Диалектика же, наоборот, главным делает единство всех в человеческом роде, погашая тем остроту ТАБУ. Табу, а не "общечеловеческие" права, создают границы Человеческой Культуры.
  Ход Огня кажется угрозой и устрашением для нашего земноводного существа. Огненная Саламандра неприручаема. Укрепив себя как существо Огня, мы легко можем решиться на РАЗВОПЛОЩЕНИЕ своего биологического существа, в уникальном опыте Преображения. Начала такого Преображения в структуре Языка. Не ВЛАДЕЯ, а только ПОЛЬЗУЯСЬ Языком, человек не в состоянии узнать Благой Огонь, что не сжигает, но животворит. Огонь Различения и Повторения.
  История с Вавилонской Башней прекрасная иллюстрация неизбежного краха всяких диалектических Единств. Вот, казалось бы, добрались до Неба, но оказалось, только до собственной земной Головы и выше головы не прыгнешь, и одна голова говорит одним языком. Каждый заговорил на своём Языке. Общий язык стал нейтральным фоном Другой жизни. В нём Прошлое окончательно ИСТАИВАЕТ как Сон. И заложников прошлого опыта, Мы замечаем рядом как своеобразную циклическую форму живого, не принадлежа ей по существу.
  Рефлектология-это логика ЧЕТНЫХ ЧИСЕЛ (ДВАЙТАДВАЙТА). Когда в структуре Языка начинают работать все его ОППОЗИЦИИ (более точно-РАЗЛИЧЕНИЯ), он готов стать выражением внешней Рефлексии- обращением к внешнему ОППОНЕНТУ. И не абы каким, но в котором обращающийся исходит от всей своей нераздельной (=индивидуальной) содержательности (АДВАЙТА).
  Отметим основные Оппозиции, они словно прочные берега реки единственного Смысла. КАТЕГОРИЯ-понятие, необходимо сопряженное с противоположным по значению. Никакой однозначности А=А. ЛИЦО-первое и второе лицо, как действительные, третье, собственно, и не лицо, но нейтральные формы выражения. ВРЕМЯ: бывшее и будущее. Настоящее уже не время языка, но ритм внешнего оппонирования, не застывшего в негативности противоречия, но пульсирующего. РОД: мужской и женский в половом противостоянии. Вовне же выступает единственным в своём роде. ЧИСЛО: четное и нечетное. Множественное выступает как четное единичному. Вовне четность-диалогичность отношения. НАКЛОНЕНИЕ: сослагательное и изъявительное. Повелительное, уже не наклонение, но императив состоятельного обращения. ФОРМА: действительная и страдательная, переходная и непереходная. Вовне быть в представительной форме.
  Нет более коварного насилия над человеком, чем то, что приходит со стороны слов. Слова убивающие УДИВЛЕНИЕ перед Другим(Див=Бог), совращают человека "безопасностью" совместного "взаимопонимания". Такое насилие как двойник физического,но гораздо более изощрённый и не менее вредительский. Вывести слова к Слову нерасчленённому, в котором пребывает Существо Слова, значит стать ВДОХНОВЕННЫМ. Ради Благодатного Вы-дохновения в направлении Другого.
  В иконографии Диалектику(ДВАЙТА)вполне отображает Змей. Рефлектику-образ копьеносца-Михаила Архангела или Георгия Победоносца (небесный и земной аспект рефлексии). Копьё кажется угрозой сторонникам усредняющего всечеловеческого непротивления, ибо сгущает-фокусирует смысловую содержательность жизни в каждом. Тем, кто согласен с методом "разделяй и властвуй", невыгодны-неудобны самостоятельные САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ существа.
  Я настолько Добр, что и подумать ничего не могу по поводу Доброты Другого. Я настолько Человек, что Другого только проективно-условно могу назвать человеком. Я настолько Я, что выговариваю об этом своим ТЫ. То есть Я уже не Я. И моё ТЫ уже не моё ТЫ, но ТЫ, к которому я обращаюсь вовне. Рефлексия Раз-умения ГОНИТ меня вне себя к тебе. О-ГОНЬ.
  Нелепо для огненной саламандры приписывать внешнему свойства доброго или злого. Когда я бесконечно добр как некая вещь-в -себе, всё внешнее избыточно(зело) и в эту избыточность, когда она лишена авторитарной силы, я вторгаюсь своим ТЫ. Пока не найду СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ моему посылу ОЦЕНКИ, корректирующей и преображающей меня ПО-СУЩЕСТВУ.
   "Квантовая механика основана на двойке-тройке: двойке в смысле использования двух взаимодополняющих проекций для описания реальности, и тройке в смысле "игры" двоек как бинарных картин. Разумеется, понятие числа здесь выходит за рамки механически продолжающегося натурального ряда.
  
   Проводя параллель с христианской религиозной символикой, можно сказать, что современная физика включает троицу атомы-волны-кванты, соответствующую троице тело-душа-дух, которая рассмотрена в посланиях ап. Павла. Атомы означают абсолютно дискретный закон, а динамика их отношений соответствует волновым процессам. Волна - это объединяющий непрерывный (христианский, женский, софийный) принцип. Кванты - безотносительные, причинно необусловленные пространственно-временные переходы. Определенный уровень (высокий или низкий) достигается и извлекается измерением. Кванты - самый высокий уровень предположения, но не исследования. Это - законы за областью причинно-следственных связей.(В.С.Ирхин)
  
  63. БУДНИ И ПРАЗДНИКИ.
  В тексте Библии можно увидеть две заповеди, предназначенные двум разным категориям людей. Первая: "Будете в поте лица выращивать хлеб свой" и, вторая: "Будьте как птицы небесные,как лилии лесные-они не сеют, не пашут".
  Есть люди нескончаемых Буден. Они всегда озабочены хлебом насущным и все силы вкладывают в то, чтобы питать свою биологическую плоть. Но есть люди, со стороны которых всегда идёт-"не хлебом единым жив человек". Это люди ПРАЗДНИКА.
  На санскрите (сан скрытый) праджня (праздное-порожнее)означает изначальное знание. Знание как Первоформа. Сама суть Буддизма (=бодрствование сознания) в Праджне и Каруне. Одна выражает Женский принцип Формы, другая -Мужской принцип действующего начала. Дух Милосердия. Словно Колокол и Язычок Колокола. Одно без другого молчат.
  Поясним немного подробнее. Есть два вида Ткачества-Тантры-создающего мир. В одной тантре Мужское начало выражает высший принцип, но оно бессильно, не деятельно, -действует его Шакти-Женское начало. В другой, -Мужское начало вполне действенно, Женское же пассивно реагирует. Бог Шива, как принцип Времени, неподвижен в одной тантрической системе и Шива, как Натараджа, бог Танца,--вполне деятелен в другой. Одну Тантру можно определить как индуистскую, другую как буддийскую. Каждый из людей неизбежно вовлечен в одну из Двух. Вторая Тантра, более поздняя во времени, является ЗАВЕРШЕНИЕМ понимания первой. Но в этом завершении она только находит последнее подтверждение Древней Начальной Тантре. Подвижность Шакти может внушить мысль о её способности к Самоволию. Результат налицо. Отсутствие Абсолютного Порядка во всём. Всё подвержено порче временем, искажается, ибо не может открыть Время, как структуру Абсолютной самодеятельности. Человек в теле своём живет краткий миг, затем ветшает формой-болеет, стареет, умирает. Это Потрясает Будду настолько, что он решается искать Настоящее. И вот-Учение Буддизма, как учение Бодрствующего Сознания, но для пассивного оно остаётся до сих пор непонятым, отождествляемым с нирваническим, безличностным Спасением.
  Люди Праздника те, что способны наконец то открыть-обнаружить в себе ВЕЛИКУЮ БОГИНЮ ту, что способна Ре-агировать(Регина)на действующее начало(каруна) "бессильного" Бога. В Языке его Волю заявляют Гласные звуки. В таком Реагировании,человек обнаруживает скрытое до срока такое чувствование своё,которое превосходит все известные,ВОСХИЩАЕТ его. Он словно ПАРИТ над Землей. И ненужными становятся различные практики экстатических восторгов, которые дают лишь временный эффект. В энергетику Гласных словно проваливаются различные установочные намерения согласия. Алхимия Праздника начинается с КОАГУЛЯЦИИ Согласных из Воления Гласных, которые являются структурой Нигилизма, НЕСОГЛАСИЯ ни с чем, действующим от лица Факта.
  Наша восхитительная Безмятежность позволяет нам ЗНАТЬ о достоверности своей способности "сотворить светлый остров и жить на нём как сияющие боги, питаясь чистой радостью". Невозможная реальность для озабоченных "хлебом насущным".
  Позволю себе на примере Дней Недели (различение неделимого) показать Сословия людей Будней и Исключительность людей Воскресения. КУПЕЛЬ НЕДЕЛИмой ВОЛИ ГОСУДАРЯ.
  Понедельник (Луна). Вокруг нас все случайно, всё случается, может вообще всё что угодно случится. Искать закономерности? чЧто же,- случается и такое. Понедельник- "день тяжелый"-от нашей случайной воли ничего не зависит, мы ввергнуты в случайный факт рождения, обстоятельств жизни и, если вынуждены трудиться в поте лица, то это-неизбежность Случая, как неизбежность луны на небе. Её ритмы- случайность природы. Бесцельными и нечаянными сомнамбулами бродим по миру. Что то, сознавая и видя это в бледном свете Луны. Господствуют ЭКОНОМИЧЕСКИЕ интересы на фоне фантазмов случайных субъективных прихотей.
  Вторник (Марс). Нас подпирает собственный динамический потенциал. Стремление к агрессивной экспансии отличает нас от сомнамбул. Здесь мы даже можем создавать диалектические понятия "спящих и бодрствующих", "мёртвых и живых". Марсианская диалектика отчетливо видит контрасты и всегда выбирает такие "единства" что неизбежно контрастируют с чем-то противоположным. Человек Марса заинтересован создавать контрасты и активно Вытеснять предпочтительной стороной противоположную. Именно Марс формирует русло ПОЛИТИКИ.
  Среда (Меркурий). От контрастов мы переходим к Контактам. Меркурий в нас ищет свести марсианское Становление к рациональной системе контактирования, Значимым моментам, в которых возможно согласование одного и другого. Марс находит Мерку своих сил. Меркурий-Гермес. Гермами греки называли метки на пути-кучки камней, другие знаки. Метки позволяют ориентироваться на путях Марса. Люди меркурия всегда стремятся максимально рационализировать ситуацию. Солнечному Интегралу Разума предстоит первичный дифференциал солнечной силы, который формирует систему интеллекта. Интеллекта достаточно чтобы справляться со Средой обитания, но недостаточно для формирования человеческой общности. Здесь закладывается СОЦИАЛЬНОСТЬ.
  Четверг (Юпитер). Здесь мы находим ассимилирующую способность, основание всех правовых, ЮРИДИЧЕСКИХ норм. Право завершает диалектику меркурия, оправляя-венчая единой нормой умозаключающую систему. Прометей, принеся на землю небесный огонь, страдает от наказания Юпитера, -расплачивается своей Печенью (как органом ассимиляции). Будни людей Четверга определяются сложившимися "правильными" понятиями, что позволяет им вполне адаптироваться во мнениях других людей.
  Пятница (Венера). Люди Пятницы способны интегрировать все внешние ценности во внутреннее пространство. Это позволяет им оценивать внешнее ЭСТЕТИЧЕСКИ. Мы ищем такую Красоту,которая бы совпадала с нашим индивидуальным вкусом. Красота внешняя,- как проекция внутреннего самоощущения. Люди Венеры могут даже настаивать на "изначальной" ценности человеческой Нутри, вспоминая "золотой век" человечества. Здесь закладываются основы суверенности человеческой личности.
  В Субботу (Сатурн) осуществляются будни последнего События, в котором человек вполне владеет своим внешним хозяйством и Представителен как хозяин ситуации, вполне отражая сознанием воспринимаемое и умея оценивать внешнее в контексте своей завершающей деятельности. Именно люди Субботы (суб-бытиё) формируют ЭТИЧЕСКИЕ Нормы поведения. На Дне Субботнем и завершаются будни. Но без Откровения Воскресения и этот день может быть бесконечным "днём сурка".
  День Воскресный (Солнце) характеризует людей Праздника. Собственно есть два Праздничных Дня. В одном человек обращён к связному Смыслу Дня прошедшего, но обращает его в систему метафорического знания, невесомого. Его Луна Месяц, различающий фактическое и фантастическое. Его Марс-мёртвый воин среди живых. Его меркурий метафорическая рациональность Гермафродита. Его Юпитер прометеев изгнанник с неба привычных общих понятий. Его Венера индивидуальная самоценность, глас вопиющего в пустыне. Его Сатурн ответственность единственной Личности перед всеми другими.
  Во втором Дне связность раскрывается как СОЛИДАРНОСТЬ СО-ТВОРЧЕСТВА Праздничных, но не праздных Государей. Здесь вся система различения человеческих значений интегрируется в Значимой Фигуре Танцующего "Сверхчеловека".за пределами различающего понимания. Это ПРОЯВЛЕНИЯ ПРАЯВЛЕНИЯ-Личности Времен-высшего Эллохима. В Среде Равных Осуществлений. Одно Воскресение предполагает Соборный труд Нации, другое-Расовый МИРЪ. Соборность и Рас-сеяние.
  Праздничное складывается в поле той Психологии, что ОКОЛОЗЕМНА. Войти в её значения, значит иметь особую скорость сознавания, способность прорвать оболочку купирующих сфер. Психология, как она известна земным людям есть вырожденная форма религиозного опыта. Она обслуживает вполне земную жизнь, стремясь "вправить" эмоции и мозги людей согласно "реальному" положению дел. По существу, подчинить сознание людей замкнутой сфере понятий обслуживающей биологический организм. Подчинить инстинкту самосохранения. "Жизнь высшая ценность"--говорит такая психология.
  Но Психология околоземная ПРЕВОСХОДИТ известную жизнь. И прежде всего, позволяет Гласные падежных окончаний (падёж) узнать в Значении Самобытной Конечной Воли, рискующего танцевать среди значений Сущего Существа САМОВОЛИЯ. СамоволиЯ ОкончаниИ, кажущеесИ нарушениАУ падежнЭЙ грамматикиИ, первый знак пробуждения Праздничной Психологии. И здесь мы "чуем русский дух". Когда другие языки(английский) почти отказались от системы падежных окончаний, русский язык упорно сохраняет падежи, предчувствуя предназначение Окончаний.
  Праздные люди расслабленны, скучны и обыденны, но Праздничные-бесконечно интересны, прежде всего, Возможностью ТКАТЬ УЗОР ритмических отношений силой собственной авторитарной ОКОНЧАТЕЛЬНОСТИ ("падении") каждого в направлении друг к другу. Посмотрите, как летит в небе птичья стая. Разве не показывает она пример Слаженности ПО-СУЩЕСТВУ. Насколько же ЧУДЕСНЕЙ может быть Слаженность человеческой Солидарности, в которой малейший "поворот крыла" каждого НАПОМИНАЕТ другому какое-то из значений земноводного опыта, теперь уже далёкого.
  Воскресительная Праздничность-Солнечная С-Лучительность-От-Личительность приуготовляется Буднями органического существования. Чтобы переключиться на Рефлективные отношения Соли-дарности, необходимо найти Край Воды. Узнать Пустыню. Пустота Пустыни Будничных людей "сосёт", потому, они всегда ищут насытиться и не могут. Будни стремятся заполнить-исключить Пустыню. Нас же Пустыня "щекочет" внутренней смешливостью В Праздник мы входим в Порожнее как в Новую область обитания, переступая Порог.
  64. АВТОР И ЧИТАТЕЛЬ.
  Автор вторит чему-то в себе. Читатель вторит Автору,самим опытом прочтения, по-чтения. Автор в Ауте-вне поля читательского понимания. Автор, возможно, Аватара, Небожитель на Земле Читателя. Носитель особого рода Приказа. Приказа ненужного, ибо Автор ВНЕ нужды, но необходимого Читателю, необходимо читающему этот текст. Автор, являясь первым Читателем, предлагает свой Текст другому Читателю, загадочному Другу, который, возможно и является действительным Автором, побуждающим меня быть, всего лишь, Писцом. Всё, что Я говорю, говоришь ТЫ.
  Автор-всегда из Будущего. Писатель--всегда из Бывшего, избавляющийся написанным от власти его. Авторская Книга-раскрытое поле Надежд. Тех надежд, что уже ничего не ждут. Зарницами из Грядущего. Книга-Авторский Проект. Книга может стать Пищей Читателю намеренному ОКУКЛИВАТЬСЯ в естестве своём. Чтобы затем явиться в Мир Волшебным Существом.
  Кукла бездеятельна с точки зрения ненасытных Гусениц, которые всегда только потребительны и в этом получают последние свои удовольствия. Гусенично-личиночное человечество готово тысячелетиями "прогрессивно" потреблять предметы удовлетворения, вплоть до собственного Говна, называемого красивыми словами "культурного наследия". Гусеницы всегда деятельны. Книги, написанные ими, выражают механизм их пищеварительной деятельности и, растиражированные как пища для подобных им читателей, приносят немалые дивиденды "авторам". Стимулом для писания является не какой-то Смысл Человеческого Бытия, чистая параноя для идиотов, но вполне желанные предчувствуемые удовольствия. Гусеницы непрерывно ЖУЮТ что-либо в книгах, фильмах "актуальных" ток-шоу. Всё, что угодно, секс, насилие, мистика, политика, мода
  Условно насытившись, пожрав чьё-то мемуарно-документальное или фантастическое бытиё, гусеница отдыхает, позволив привычным, рутинным программам осуществлять механику "жизнеобеспечения". Людей-личинок не интересует проект обновления самого существа человека. Достаточно наладить техническую систему обслуживания. Организовать технический "прогресс". При этом они с глупым удивлением смотрят и обсуждают "убойные" проявления "человеческих" существ, не вникая в Существо Дела. Хрониками "убойного отдела" вкупе с "любовными историями" можно питать миллионы личинок.
  Большинство людей не успевают дожить до стадии окукливания-vita brevis-но вполне размножиться. Нелепость существования многомиллиардного человеческого сообщества совершенно не замечается. Абсолютно неестественные вещи принимаются безусловно.
  Подлинный Читатель, обращаясь к Книге, ищет нутряного Созвучия с Автором, а не с безликой информацией. Информация в современном мире становится всё более дорогим товаром. Отнюдь не информация как атмосфера некоего Авторского Смысла, но та, что позволяет наиболее эффективно манипулировать сознанием другого. Настроенность на получение такой информации подобна разрыву в атмосфере, сквозь который сквозит убийственное излучение. И настолько "гуманное", насколько воспринимается как безвредное. "Всё есть Информация",--вот формула Смерти.
  Автор и Читатель ИЗ-ОБРЕТАТЕЛИ Жизни. ДВОЕ. Своей, а не иной формации. Двое как формула Равных Разных. УРАВНЕНИЕ с одним НЕИЗВЕСТНЫМ. Писатель и Читатель две стороны Известного. Автор на стороне Неизвестного. Всегда.
  Автор, окукливаясь в цельности самобытия, может провалиться-коллапсировать в черную дыру в себе, убийственная бесплодность Аутизма вместо Авторитаризма. Но может вспыхнуть СВЕРХНОВОЙ Звездой. Общение с Автором всегда ОПАСНО. Встреча с Небожителем чревата непредсказуемыми последствиями. Системы общественной безопасности стремятся как можно быстрее превратить Автора либо в Авторитет, нечто известное, либо списать в расход ресурсами симптоматологии.
  Автор вызревая из Нутри Куколки, вполне владеет системой критериев живого Осуществления, в отличие от суррогатного профессионального. Потому он может быть полноценным Критиком, Цензором, Жур-на-листом общественного Бытия и, на пределе, Императором, призванным РАСТИТЬ ГОСУДАРСТВО. Отнюдь не машину насилия, но Союз Государей и Народа. Народ, в отличие от беспризорной толпы, ПОЧТИТЕЛЕН к Слову Государя, ибо ищет Осуществления.
  В Нутри Куколки ткётся Праобраз Авторского Достоинства. Каждый причастный к нему СПАСЁН по существу. Быть Читателем значит быть Причастным Сакральному Существу.
  Авторская Книга словно Запах или Зов особого Пространства. Малый Объём его заряжен ВЗРЫВНОЙ Силой, разрушающей однородное-гомогенное пространство "единого мира", типичного человечества. Покруче любого динамита. Но безвредно для тех, кто хранит верность НЕРАЗРУШИМОМУ в Себе. Разве Бог не есть Богатство Со-осуществления? После Взрыва.
  Первым Читателем Автора всегда является Женщина и она всегда Первенствует в делах материального воплощения. Мужчины, что деятельны и первенствуют в таком знакомом материальном мире, еще не Существа Мужского Рода, но только мужского пола, который подвластен Женщине. Мужской же Род-партнёр Женскому. Даже Слово МУЖ-ЧИНА несет в себе обозначение ПРОЧИТЫВАНИЯ (ЧИН) МУЖА Женщиной. Женское, как ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ, прочитывая Мужское как МЕРУ ЖЕЛАНИЯ, изобретает Двух Существ Разного Рода. Собственно, Мужчину и Женщину. Чтобы Родить Мужчину мало быть Матерью. Мужчину Рождает Женщина. Вторым рождением.
  Существам мужского пола легче превратиться в Мужчин, ибо они не обременены опытом ВЫНАШИВАНИЯ Плоти другого Существа и потому способны больше и дольше внимать МЕРНОСТИ Бытия, культивировать мысленное как посмертное, пограничное. Как ИДЕЮ.
  Книга Автора подобна Ребёнку Матери. Но оценивание её приходит всегда со стороны небывалой, со стороны Будущего.
  Пребывая в своеобразном КУК-ОЛЕ, Автор осваивает КАК-ЧЕСТВОВАНИЕ Жизни.
  Автор ищет избавиться от своего А-томного У-томления КНИГОЙ, Пророчеством, Заветом. Если он пишет, ради того, чтобы только "сделать имя" и обменивать его на деньги, то это недоделанный, порченый автор, профанирующий Авторскую Состоятельность.
  Автор им-перативен ради реальной ко-оперативности. Автор и Читатель -Две-рь в Вечность, где ни время, ни пространство не разделяют Союз КО-ОПЕРАТИВНИКОВ.
  Чем больше в обществе специальных оперативных формирований-МЧС, МВД,--тем хуже предприимчивая оперативность остального населения, оно словно впадает в спячку, кому. Зачем бежать спасать кого-то, если есть МЧС? Зачем охранять порядок (ДНД), если есть МВД? Зачем петь, если со всех сторон голоса записных артистов, записанные? Зачем Государь, если есть государственный чиновник. НАРОДНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА НАПРОЧЬ ГАСИТСЯ СИСТЕМОЙ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ, ДОВЛЕЮЩЕЙ СВЕРХУ. Её "верховенство" иллюзорное. Освободиться от её влияния дело чести каждого не предавшего собственную ОТЧУЮ императивную авторитарность.
  КНИГУ по Праву может написать только КНЯЗЬ-Конунг. Сколько же книг не правильных, не оправленных высоким Смыслом, не вызывающих никакого Почтения? Самые несу-разные среди них-бухгалтерские. Бумажная цивилизация-мир обреченных.
  Но вот Вам Слов-арь Князя-Государя. Предвестием вполне Строгого Поручения.
  65.ИДЕАЛЬНОЕ И РЕАЛЬНОЕ.
  Казалось бы, первым словом уместно поставить Реальное, предшествованием Идеальному. Всё не так просто. Хочу восстановить реальное значение слова РЕАЛЬНОЕ.
  Идеальное призвано главенствовать по вертикали восхождения Факта. Идеальное не абстракция, но вполне Конкретный мозг способный найти перпендикулярное значение значениям отражающим экономику восприятия. Найти прямой угол "реальному".
  Синонимические ряды Идеального и Реального такие длинные, что нет желания перечислять их. Это торговые ряды продажного мира. Они лишают глубочайшие понятия собственной содержательной значимо-сти. Мы же само Слово СИНОНИМ понимаем как антонимический союз, тем не позволяя ему быть полем для растления (анатомии) значения конкретных Слов. То есть идеально.
  Идеальное=видеальное (как Италия-виталия),--ставит на Вид. Всё видимое доводит до ВЫСШЕГО Вида, вполне образцового.
  Только Высший Вид действительно может СКРЫТЬ анатомическое содержание смертного существа. В Идеальном сознании человек является как своеобразный Плазмоид. При этом биологическая содержательность не отбраковывается, как греховная, болезненная, умирающая, но предстоит Высшему Виду и ВЕДОМА им. Открывается не "третий глаз", но другое Зрение. Все органы восприятия словно обретают своего Двойника. В языке функция этого Двойника определяется как УМ (манас). Ум это УМЕНИЕ видеть идеально. Умо-заключающая деятельность человека, скорее искажение идеального видения. Она непрестанно занята анатомией (расчленением),чтобы получить рассудочный "синтез". Силлогистика, как порча УМА. А ведь исходно это слово означало "разговор". Решения, принимаемые на основе умо-заключений кажутся привлекательными, понятными, надёжными. Но какими бы решительными ни казались, они всё же тормозят сравнительно с Идеальным Умением.
  Идеальное толкование слов может быть изысканным или неуклюжим, но в нём всегда сквозит ЧЕСТНОСТЬ. Та Честность, что не знакома умозаключающему интеллекту.
  ИДЕАЛЬНОЕ РЕАЛЬНО. ЗЕРКАЛЬНО. Только Идеальное. Высший Вид, будучи избавлен от забот о своём содержании(оно скрыто),действительно становится Представительным Видом, вся видимость которого налицо перед Другим(умопостигаемым)--он голый король. Именно в такой обращенности к Другому Идеальное Ре-ализуется. Другой, находящийся снаружи оттачивает мой Вид, ставит на Вид (оценка). Не внутренняя потребность сделать свой "вид"(имидж), но постоянный запрос к Другому по поводу своего Вида. Такой вот РЕ-ВЕРС. Решиться на такой Запрос не просто. Это лишь отчасти можно проиллюстрировать женским кокетством-"как я выгляжу?". КАКОВ Я в твоих глазах? Вот где Ре-альность.
  Живя среди людей привыкших уклоняться от такого Запроса в различные формы этикета, нужна немалая Смелость, чтобы культивировать не имидж, но Качество Существа Дела. Человека как подвижную ФОРМУ. Выражение "не судите, да не судимы будете", с точки зрения УМА становится другим-ОЦЕНИВАЙТЕ ДРУГ ДРУГА ВСЕГДА И ВО ВСЁМ. Оттачивайте Форму Личностного существования. Дуэль ОЦЕНИВАНИЯ идеальный вид ду-эли.
  Идеальность всегда ИНДИВИДУ-АЛЬНОСТЬ. Реальность всегда СОЦИ-АЛЬНОСТЬ. Индивидуальное исходит из Полноты ПОНИМАНИЯ и достигает Цельности в Социальности РАЗУМЕНИЯ. Другой всегда ВОЗВРАЩАЕТ меня к Себе-Идеальному.
  Реален ли человек массы, обрабатываемый со всех сторон СМИ? Средства массовой информации не Оценивают Конкретного Человека от Лица конкретного вполне, но просто информируют всех обо всём. Это болото. ОЦЕНИВАТЬ есть ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ важности. Не СМИ, но СЛОГ-СЛО-во Государя. РЕ-ЛИГИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ решительно отмежёвывается от монотеизма богов и возведенного в культ капиталистического материализма. Мы призваны не копить, но предъявлять Правду, то есть-ИДЕАЛЬНОЕ.
  Мiръ идеален, но Миръ реален. Побуждение говорить всегда идёт со стороны Мира реального. Но заговорить не найдя безмолвия идеального мiра, значить просто галдеть.
  МИРОВОЙ АЛЬЯНС отличен от человеческой цивилизации. В нём каждый человек идеален-индивидуален, значит способен УТВЕРЖДАТЬ РЕАЛЬНУЮ СВОБОДУ как СОТРУДНИЧЕСТВО РАВНЫХ, оно же начинается со смелости личного оценивания другого. После дружелюбной Улыбки, говорящей о индивидуальном Мiре в душе. Мировой Альянс ищет всегда только идеальное выражение своих замыслов. Цивилизация же говорит, но никогда не договаривает. Так что ДОГОВОРИТЬСЯ в принципе никогда не удаётся. Постоянно возобновляющиеся договоры, договоры, договоры.
  Всяческий Идеализм находит своё естественное завершение в конкретной Индивидуальности. Материализм свершается как Реальность межличностного обращения. Личность, собственно и есть Высший Вид плазменной индивидуальности. С этой плазмой безуспешно пытаются справиться цивилизаторская психология и политика, ввести её в русло "бесконечного" (подмена идеального как вполне конечного) прогресса человечества. Вполне бессмысленного. "Идеал" Бесконечного Совершенствования разительно отличает человека массовой культуры от человека расовой НАТУРЫ с Идеалом Конечной Завершенности в индивидуальном.
  Отвергая идеальное русло разговора, человек массовой культуры выбирает ("свободно") специфическое направление, соответствующее какому-то прикладному опыту. Спецификации множатся, река разветвляется на ручейки, ручейки вместо Мирового Океана успокаиваются в Болоте. Никто никому не представлен по Существу, но каждая лягушка квакает о своём. Иллюстрацией этого болота становится Телевидение, в котором если и появляются идеальные темы, то только для того чтобы пожевать их и выплюнуть как не вполне съедобные, --не рентабельные, не выгодные.
  Идеология как Индивидуалогия пресекает похождения всяких "идеологий", призывающих служить общественным "идеалам". Идеал не коллективизируется. Тогда мы имеем действительный неразменный Реал. Пишу эту главу в Вербное Воскресение. Верба не просто ветки, но СИМВОЛ ВЕРЫ в идеальное Бытиё, предшествованием реальной Пасхи.
  Идеальное в Реальном ПУЛЬСИРУЕТ, рождая новую Содержательность--со-дрожательность. В Реальном каждый ЕДИНСТВЕННЕН и только УМОМ видит Другого. Невидимая органами восприятия Алия (сила) Другого становится Ре-альной Раз-умному Индивиду.
  "Модальная нарратология, или морфология реальности: человек существует в режиме по крайней мере шести модальностей. Он в своей ежедневной и вполне обыденной жизни мечется между: 1) известным и неизвестным (эпистемика); 2) должным и запрещенным (деонтика); 3) хорошим и дурным (аксиология); 4) необходимым и невозможным (алетика); 5) прошлым и будущим (время); 6) здесь и там (пространство).
  каждое высказывание, или даже не высказывание, а интенция, желание, эмоция, в общем, кусочек жизни, состоит из всех шести модальностей, которые могут быть выражены негативно, позитивно или нейтрально, а также сильно или слабо, из чего мы даже посредством нехитрой арифметики вывели общее число таких кусочков жизни =4096).
  Высказывание, лишенное модальностей, в прагматическом смыcле не значит ничего." [Руднев 1996]
  
  
  66.ХОЗЯИН И ГОСТЬ.
  Гостеприимство-Начало Мировой Человечности. Но не всякий приходящий это Гость. И не всякий принимающий-Хозяин. Незванный гость-"хуже татарина". Хозяин, не привечающий, не призывающий гостей, Хозяин ли?
  Слово ХОЗЯИН этимологи объясняют происхождением с тюркского. Язык Русский может игнорировать любые теории о заимствованиях слов, ибо наделён правом ассимилировать всё, что угодно-в этом, собственно, и быть Русским (ру с кем?). Основание такой ассимиляции-звуковой строй речи, где каждый звук вполне функционален, смыслен.
  ХОЗЯИН с-ходно по звучанию со словами ХОДИТЬ и ХОТЕТЬ. Внутреннее "З" говорит еще о способности распознавать, различать, уЗнавать. Хозяин Знает, что он Хочет и куда Ходит.
  Быть Хозяином, значит иметь не просто свой Дом, но располагать неким полноценным Хозяйством. Видеть его только экономически и полагать его физический план как базовый конечно можно, но в такое хозяйство никогда не придёт Высокий Гость. Можно видеть большое количество богатых людей владеющих домами, квартирами и имеющих большое количество приятелей. Это взаимовыгодное приятельство, скорее, роскошь и лекарство от скуки, чем жизненная необходимость. И неизбежно предательство. И предательство становится нормой жизни.
  Автор текста не имеет, ни своего жилища на этой земле, ни денег, ни власти, ни авторитетного имени, ни гражданства в стране в которой родился. Кто он? Почти НИКТО. Гость из-за Рубежа. Такой Гость возможно необходим как воздух для кого-то, но и как воздух почти неуловим. Может быть, он в состоянии извне определить Хозяина?
  Без Познания нет Хозяина. Познанное располагается вкруг Хозяина и утешает его как Круг собственной Судьбы. Однако КРУГ не КОЛЬЦО, но его размыкание. Здесь-то и возможно появление Гостя.
  Располагая временем своей особой Судьбы и местом Обитания, ритмом особого жизнечувствования, Хозяин в своих центростремительных побуждениях бодрствует и владеет ситуацией, но, двигаясь к периферии, словно очаровывается каким-то предчувствием, словно засыпает наяву. Когда приходит Гость, угадывающий Хозяина, и наделяющий его Силой не от мира сего, происходит Сказочное Событие.
  Различаются две разновидности Хозяина: Осёдлый и Номад. Можно их соотнести с культурой Матриархата и культурой Патриархата. Одна ставит акцент на инстинкте самосохранения и стремится освоить наличное Пространство обитания. Другая осваивает Ход Времени и всегда РИСКУЕТ превзойти волю укоренённую в наличном пространстве, Волей к Неизвестному (воля к "смерти").
  Номад очерчивает внешнюю границу полномочий осёдлого Хозяина. И часто представляется чужим и враждебным "миро-творческой" деятельности Осёдлого. Номаду не нужно подтверждать перед кем-либо свою принадлежность к определённому месту обитания. Это невыносимо для контролирующих органов, пекущихся о безопасности осёдлых граждан. Только представьте-человек как Улитка или Птица, постоянно УХОДИТ из поля зрения наблюдающих? Номад маргинален и определяется обычно как "аномальный".
  "... Делез признает, что был очарован кочевниками, но они точно не путешествуют. Путешествуют эмигранты, и это могут быть действительно уважаемые люди, которые вынуждены путешествовать,
  изгнанники, эмигранты. Это тот вид путешествия, над которым нельзя смеяться, потому что это сакральные формы путешествия, принудительного путешествия. Но кочевники не путешествуют, говорит Делез. Фактически, они остаются на одном месте (ils restent immobiles), все специалисты по кочевникам говорят это. Кочевники не хотят уходить, потому что они держатся за землю, их землю. Они покидают свою землю и они держатся ее, они могут кочевать только по своей земле, и они могут кочевать лишь постоянно желая остаться на ней. Так что, в некотором смысле, можно сказать, что нет ничего более неподвижного, чем кочевник, никто не путешествует меньше кочевника. Потому что они не хотят оставлять то место, по которому они кочуют. И именно поэтому их всегда преследуют".
  Быть Номадом, не значит быть кочевником, безродным люмпеном, бичем,но Хозяином особого рода. Терра-акт-ивным, но не террористом. Авелем, но не Каином. Номадическое Сознание укреплено не в Имуществе, но в ИМЕНИ(номос). Имя Собственное становится Зовом, на который откликается Гость. Если Имя подменяется гражданским псевдонимом(записанным, задокументированным,приписанным в общественную собственность, статистическим), его Хозяина трудно найти по существу дела. Не анонимность, бесплодная выдумка осёдлых жителей, и не владение имуществом или должностью, но предельно отчетливая Именитость, превращающая любое Имущество в инструмент выражения Имени Собственного, характеризует подлинного Хозяина.
  Хозяин регулярно совершает Хадж(хождение) от центра своего места жизни к Окраине, где ГОСТЕПРИИМЕН, Щедр, Самоотвержен и обратно, --собирая всё своё хозяйство в Кулак. Чтобы быть в Имени Своём совсем не обязательно получать миллионы, иметь шикарную виллу или яхту, чем совращает обывателя цивилизация, но уметь УХАЖИВАТЬ за основными ПРИБОРАМИ (прибранность) натура-лизующими Имя в Мире. Это орудия и средства труда-ручка, кисть, бумага, иголка, нитка, ткацкий станок, топор, лопата, компьютер.
  Человека отличает от животных и от животного вида удовольствий его Имя и Звание, в которых его Счастье Со-участия. Радость Знатных. Сделав Имя общественной собственностью, убивают Личность. Безымянные заботятся только об имуществе. "Укрепляют экономику". Окаменев Духом.
  Бездомные кочевники, рыщущие в поисках добычи, с нищенской психологией, внешне могут выглядеть осёдлыми хозяевами, вполне богатыми. Но убери внешний фон, созданный звериной жадностью, наглой изворотливостью и лицемерием, и увидишь жалкое зрелище МЕЛКИХ БЕСОВ. Зло и есть не что-то масштабное, но мелкая бесовщина безымянных людей. Ей то и противостоит по вертикали Именитый Хозяин.
  Кочевники, оторвавшись от земли и не найдя опорной Земли в себе, сбиваются в стаи, ибо чувствуют внутреннюю неполноценность, и создают каменное хозяйство городов, на взаимовыгодных условиях. Аристократа, как земледельца-землевладельца, стремится вытеснить кочевник из городов, безродное существо, не предприимчивое в Духе Времени, но убитое рассудочными законами. Оно признаёт владельцев земли только как производителей хлеба насущного, исполняющих основную задачу-кормить "страну", то есть ораву бездельников, паразитирующих на земледельце. Такие кочевники, укрепившись в городских джунглях, создают законы и разные нормы, совершенно чуждые человеку Земли. Исполнителями этих законов находят всегда тех, кто оторвался от земли, но и с городской властью не слился.
  Вы, кто странствовал по своей стране, видели ли в деревеньках её аристократическое сословие? Учителя? Сельсовет? Механизаторы и агрономы? Грустная картина убогой страны и беспризорного людства.
  Хозяин это ПОМЕЩИК, суверенная Личность, выше которой не может быть никакого должностного лица. Даже ЦАРЬ, это прежде всего, Помещик. Поместья Страны огромны, изобильны, а Хозяина нет. Убогие и самодовольные "хозяева жизни" не ждут Гостей. Гости к ним и не приходят.
  Убивая Авеля, Каин сам убывает в измерение псевдономада (псевдонима), псевдоморфозы, создавая такую культуру, в которой Другой как бы находится внутри его единственного жизненного пространства, и КАК-БЫ живёт. Каиниты создают "единый мир", "гражданское общество", в котором все граждане обязаны жить по единому для всех закону. Все в мешке. Но шила в мешке не утаишь. Когда приходит Гость.
  Каждый из людей несёт в себе способность убивать Другого, но взрастить вкруг себя Атмосферу благотворную для Другого дано не каждому. Огромное количество людей словно мёртвые планеты кружатся на траекториях социальной заданности, глухие и слепые к Другому, его самосущей жизни. Оправдываясь интересами общего (семья, страна), они ничтожны как Личности и ничтожат Личностное.
  Будьте внимательны к странным странникам приходящим в ваш Дом, они только похожи на известных вам людей, некоторые из них могут оказаться АНГЕЛАМИ. Они словно Лучи света Настоящего, коснувшиеся ваших пещер.
  В русском языке слово ГОСТЬ имеет три основных значения. Это ближайший СОСЕД, ведущий самостоятельное хозяйство, взращивающий свой САД, крики петухов его слышны в твоём саду. Это приходящий купец-чужестранец со своим товаром, он же обычно и основной производитель этого товара. Купец-ремесленник может быть хорошим Товарищем. С купцом, который оторвался от производства и стал только накопителем и распорядителем товара, трудно наладить бескорыстные отношения непосредственного обмена, где каждый знает действительную цену своего товара, поскольку сам создал его. И последнее значение-Гость как Geist-Дух, намерения которого неизвестны, путь непостижим. Он может внешне выглядеть утомленным странником, ибо облачен в плоть ветхого человека. Ge-ist, Го-сть=Государя Суть, Сгущение Истинного. Такой Гость предельно тактичен и внимателен к Хозяину. Но и Хозяин , только ОБХОДИТЕЛЬНОСТЬЮ может удержать такого Гостя Рядом. Гость же удерживает открытой: ДВЕРЬ МИРА.
  Есть много историй рассказывающих о гостеприимстве арабских бедуинов, историй на грани невероятного. Когда Хозяин ради пришедшего незнакомого Гостя режет последний скот. Есть и такие, например, когда хозяин указывает на волосок прилипший к губе гостя, которого он угощает. Гость, ни слова не говоря, встаёт и уходит. Понятно почему.
  ГОСТЕПРИИМСТВО ЕСТЬ МИРОЛЮБИЕ. Что превыше интересов семьи, народа, человечества. Жалок народ, не ожидающий Высокого Гостя.
  
  
  67.ВОВНЕ И СНАРУЖИ.
  Внешнее всегда вытекает, выявляется из некоторого Внутреннего Содержания, даже отрываясь от него, несёт на себе всю полноту значимых элементов УТРОБНОГО содержания. Какую бы внешнюю вещь мы ни взяли, она закодирована наследственностью своей, НУТРОМ, из которого извлечена, родилась, отделилась.
  Внешнее это загадка, разгадывая которую, можно составить представление о Внутренном. Внутреннее (нутро-утроба-ятро-ядро-индра--ндрав-андрей--антропо)--СОКРОВЕННО. Фонетика Слова НУТРЬ говорит о нужде (ну) и устремлении труда (тр). Но какого рода эта сокровенная Нужда? Её объясняет ВНЕШНЕЕ. Своим НЕ показывающее утвердительность сокровенного. Внутреннее заряжено динамизмом необходимого проявления во-в-Не.
  ВНЕШНЕЕ своей связностью скрывает разрывные, дискретные составляющие Ядра, его вертикальные УРОВНИ, характер ядерного НУТРА. Такое сокрытие разрешается в Откровении НАРУЖНЕГО, где Ядерная Вещь отрывается от связного внешнего понимания её. Прерывается Внешнее Наблюдение. Разрывается линия внешнего Времени.
  Ядерное психологическое ОРУЖИЕ (наружу---раж-рушить-окружать-поражать, но и русло-рус), пожалуй страшнее Чернобыля, который, каким бы жутким не казался, всё же, только внешний объект. Человеческое внешнее Я заинтересовано длить себя-жить во внешнем мире. Разделение субъективного и объективного говорит об отличии внутреннего и внешнего, но совсем не различает Внутреннее и Наружное, отождествляя наружное с внешним.
  Наружное пространство не однородно и может, как взрывчатка разнести на куски Сознание человека, если он не в состоянии воссоздать себя в Я-чей-ке Самосознания, найти при жизни свой Ядерный Круг. Если Внешнее обусловлено Внутренним, то Снаружи Внутреннее РАЗ-РЯЖАЕТСЯ совершенно, порождая необусловленные Части существования. "Бог создал людей". В Наружном Мире объективное не может быть денотатом внутреннего содержания, оно всегда только коннотирует раздельность Субъективного.
  Когда во Внешнем мы находим Главное-собственную Голову,--наступает Пора ПРОЗРЕНИЯ по Горизонтали, где сотворяется НАРУЖНОСТЬ, отличная от ВНЕШНОСТИ. Наружность, вполне ИСПОЛНЯЮЩАЯ ЯДЕРНЫЙ НДРАВ человека, категорически погашает все эгоцентрические заботы о Внешнем. Внешнее отпускается из обусловленности ВНУТРЕННЕЙ НУЖДОЙ и ОБУСЛАВЛИВАЕТСЯ только СНАРУЖИ. Снаружи Человек Действительно Рождается. Из Слова, являющегося предельным овнешнением (объективацией) внутреннего. Слово, находящееся между молотом и наковальней Внутреннего и Наружного, ОБУСЛАВЛИВАЕТ двояко людей. Пока его не ударит Молот Наружного, оно обуславливает их объективное существование.
  Снаружи располагается "Да будет Воля Твоя, но не Моя". Внешнее Видение всегда апеллирует к объективности, стремится относиться к людям "объективно", не замечая, что тем их превращает только в объекты. "Нормальные" они только в силу пронумерованности объективными идентификаторами. Совсем другое отношение складывается в Наружном Зрении. Только здесь появляется Другой. Сна -РУЖИ возможна Д-РУЖБА. Столкновение как бы сновидных ОБРАЗОВ даёт бодрствование особого рода. Но к такой Дружбе необходимо быть готовым, иначе она обернётся шизофренией.
  Контуры взаимоотношения внутреннего и наружного можно показать в виде свастики. Один Зигзаг Свастики местоименный: Я-ТЫ-МЫ-ВЫ-(С)-ОНИ-ОНО-ОН-ОНА. От Я к МЫ-моё центростремительное движение понимания. Но двигаясь от центра понимающего себя Я к периферии МЫ-я попадаю в центр своего сознательного МЫ. От МЫ к ВЫ-своё центробежное движение знания-выход ко множеству "третьего лица". Второй Зигзаг-именной.
  
  УТРО лучший образ для обозначения Н-УТРА СНАРУЖИ. Внешнее здесь не стремится к внешней бесконечной экспансии-центробежной, но, словно возвращается в Нутрь. Внешняя тьма окружает УТРО, не нарушая его целомудрие и не провоцируя бесконечное "познание".
  Готовы ли мы, слепые кроты, к яркому свету УТРА? Готовы ли узреть утренний Лик Друг Друга? УТРОМ РИТМ начать Нового Времени?
  Внешний человек, только убивая другого, вполне удостоверяется в своей субъективности. Но убийство превращает его тотчас вполне в объект. Убили человека изощрённо-безжалостным НЕВНИМАНИЕМ к его ядерной сути, и не заметили убыли. Убедили себя, что людей много, появилась внешняя "демократия" и "равные права". Снаружи Лица Оправа оказалась незрима. Да здравствует статистика! Мёртворождённых.
  ПОТЕРПЕВШИЕ ПО-РАЖЕНИЕ НАДЕЛЕНЫ НЕИССЯКАЕ-МЫМ КУ-РАЖЕМ ЖИВЫХ. По-бедители, построившие такой у-бедительный мир, заложники Нужды и Беды.
  Обнаружив в себе существо Нутри, обнаженное, дрожащее, пораженное ужасом от всех человеческих "побед", можно пробовать делать первые шаги самодеятельного ВЫ-РАЖЕНИЯ. Такого неуклюжего на первых порах, ибо цепляются тяжёлые внешние факторы вы-живания, но призванного к Великому Танцу. Поразительному ДУЭТУ.
  Укрепив себя во внутреннем Ядре, мы освобождаемся от навязанной нам легковесной доверчивости к "человеку" и становимся предельно ДОТОШНЫМИ к наружному смыслу его поведения. Избавляемся от инертной потребности "лезть в душу", то есть изыскивать внутреннее содержание в другом, "содержательно" рассуждать и судить о другом. Вот здесь то мы и замечаем весь ужас исходящий от всяческих священников, психологов, педагогов, врачей, юристов, политиков, которые "живут" именно этим "взаимопониманием".
  МЫ ЛЮДИ УТРА И УТРАТЫ ЗНАЧЕНИЙ НУТРА. Про-игрывающие Историю, вы-игрывающие действительного Партнёра для ИГРЫ небывалой.
  Только в Наружном, Недра души моей находят свой достоверный Образ. В за-кромах божественного При-сутствия. В "обители Отца", Индры.
  Когда Находим Высший Вид Внешних Выявлений Своих, тогда можем осмелиться смотреть на кромку Горизонта. По такому Виду можно вполне узнать КАК функционирует внутреннее существо. Биологические выделения-пот, слёзы, семя, моча, кал, запах-вполне расскажут о том, как функционируют внутренние органы. Но есть иное Выделение-Жест, Взгляд, Речь. По ним можно ОЦЕНИТЬ Существо в Целом. Ради ПРИБЛИЖЕНИЯ.
  Рассеивая бытиё внешнее наружностью сути слова, мы сеем на поле РАСОВОЙ культуры.
  Заряженный ядерной силой, может заразить невольных виновников раздора, объективных людей, особой пульсацией УТРА и тем помочь ОСУЩЕСТВЛЕНЬЮ на ЗАРЕ.
  "Утро Вечера мудренее", говорим, утомлённые заботами и нуждами в конце Дня. И приходит Утро. Такое простое и мудрёное одновременно.
  68. ИСТОРИЯ И РЕЛИГИЯ.
  История это срез фактов, резвящихся на поверхности Бытия. Религия это Существо Глубин, прорывающее поверхность "вод". Существо ГЛАГОЛЯЩЕГО.
  Историю и Религию мы пред-ставим не совпадающими по направлению и не противоположно направленными формами человеческого развития, но расположенными под прямым углом друг к другу. Когда одно пытается приручить другое, получаются уродливые искажения Религии и Истории. Исторические Религии и религиозные Истории.
  История располагает Знанием. Религия-Верой. Если не уточним, какой род Знания ВПОЛНЕ историчен и какая Вера вполне религиозна, наверняка сохранится соблазн подменять знание верой и наоборот. Итог-путаница в понимании Исторической Пер-спективы Человека и Религиозной Ре-спекции его, без которой человек быстро выхолащивается, теряет способность СОЛИДАРНЫХ отношений.
  Человек НАУЧАЕТСЯ ИСТОРИЕЙ. Можно сказать, что История и есть единственная НАУКА. Подчеркивая, что не Наукой завершается История, но научное познание завершается в исторической мысли, мы тем по-новому определяем ту и другую.
  История интегрирует все виды научения, ИС-СЛЕДУЯ различные факты и связывая их между собой. Тем она подготавливает почву для уточнения понятия субъекта истории. Того кто "наследил" , оставив Данность Природы с её "закономерными" формами движения-Бога-Творца. И того, кто продолжает следить-оставлять следы и следить за чем-то и кем-то-Человека. Если человек недостаточно самоопределился как главный Наследник, он частенько выпадает из исторического русла, придумывая разнообразные фантазматические "причинности". Материальные и мистические.
  Призвание Истории не в том, чтобы объективно отразить Прошлое, но в том, чтобы найти Субъекта Настоящего. Неустойчивость в Субъективном делает его зависимым от различных придуманных "историй", которые всегда коротки, анекдотичны.
  Современная наука, какой бы грандиозной не представлялась по масштабу своих знаний и умений, всё же достаточно убога и несравнима даже с наукой средневековых схоластов и алхимиков, не теряющих из вида философский камень-самого Познающего.
  В нетерпении ученый торопится расширить объективный контекст проявления, учесть все факты, но тем напускает туман, в котором исчезает Познающий. В "бесконечном" познании. Если алхимик, прежде всего выверяет алгоритм основного опыта и не отступается от него, полагая неудачу на неблагоприятный момент времени, судить о котором невозможно. Он вновь и вновь проводит "один и тот же" опыт. Современный ученый готов к постоянным изменениям всех условий эксперимента ради удачного следствия, полагая, что время однородно и неизменно и что "удачу" можно закрепить "на века", ввести в законосообразность мира. Кто же из них Историчен? Каждый живёт в разных историях. Алхимик ищет неизменное в себе и согласно ему старается УГАДАТЬ Начало Времени. Ученый, отказываясь от абсолютного в себе, абсолютизирует линейную однородность исторического времени. Начало, полагая в бесконечно далёком прошлом и конец, в бесконечно далёком будущем.
  Объективность науки оборачивается "научными достижениями", которые, по существу, ничего не меняют в самом человеке. Если и имеют отношение к нему, то никак во времени не закрепляются. Сделаем ли прививку, уберегающую от вируса, или пересадим человеку сердце свиньи или титановую пластинку, вместо кости---это похоже на украшение трупа, настолько краткосрочно, что не стоит и усилий. Если Дом можно передать наследникам, то кому ты передашь своё модернизированное тело? Зато сколько "научных" усилий.
  Последнее время изыскивается возможность напрямую соединить усилие мысли и компьютер. Но как же можно соединять, если неизвестно что есть Мысль. Допустим, человек научится протаскивать в виртуальное пространство свои желания и там исполнять их. Он получит только картину разряда нервных окончаний и не более. Психические и Сознательные Намерения не проходят в-нутрь компьютера, вполне объективную. В психо-социальном измерении, он просто убьёт себя. Например: ты вызываешь образ любимого существа и общаешься с ним так, как тебе желательно, создаёшь "мир" желательный тебе. Идиллия ли? Идиллия идиота, который позволил человеческому зверю в себе растерзать Себя Человечного посредством Машины. Предавая Существо Воли ,готовое узнавать Начало времени в ОБРАЩЕННОСТИ к Существу Другого. Всегда непостижимому. Когда собственную Непостижимость (искра божья) открываешь как ВЕЛИКОДУШИЕ, тогда Непостижимость Другого оказывается Дружелюбной.
  Факт окончателен, когда завершает-оформляет исходный Акт. Иначе это глупый и беспризорный арте-факт. И принципиально не важно, это простое полено или высокохудожественное произведение искусства. Если мы не хотим, чтобы человечество превратилось в артефакт истории, необходимо ВСПОМНИТЬ СЕБЯ В АКТЕ. Начальном. Мода в непрестанном Акте исторического Самосознания, вот модель Истории, Истории действительно завершающей наши Надежды их Свершением. Свершение--с верой сопряжение. Если История узнаёт Актив, то Религия реально ведает этим Активом.
  Знаки Религии, одной своей стороной встречны знакам исторического Знания, возвращают познающего к самому себе, своё Ты, тычущееся в различные объекты, к своему Я. Ретроспективны. Другой же стороной ВЕРЯТ в Наружного Другого, но не имея возможности прямого Обращения к нему (своё Ты, формующее границу своего Мы, дальше её не видит и потому МЫ, как свершение Надежд всегда КРУЖИТ человека вокруг своего единственного Я-верного), располагают значение Обращения под прямым углом. Так возникает Религиозное ИДУ НА ВЫ. ВЫ-наружная сторона окружности моего МЫ. ВЫ не позволяет мне посягать на знание о Я другого. ВЫ сообщничает с моим МЫ, так что мне предельно представлена НАРУЖНОСТЬ Другого. Знаки Религии раскручивают НАС вкруг себя и друг вокруг друга как волчки.
  Исторически мы можем приближаться и удаляться друг от друга, но Религиозно Мы всегда Равно отстоим друг от друга, не приближаясь и не удаляясь.
  Когда Земля кружится вокруг Солнца, мы видим Солнце, как бы неподвижным, ибо замечаем факт Расстояния от Солнца, исторически опытный. То, что Солнце вращается вокруг Земли, современная наука отвергает. Коперниковский Переворот. Особого достижения здесь нет ни у Галилея, с его "а всё-таки она вертится", ни у Коперника.
  Планета-"блуждающая",--а вот Солнце стоит на Своём месте. Это научная Кажимость. Хотя любой простой человек прекрасно знает, что СОЛНЦЕ ВРАШАЕТСЯ ВОКРУГ ЗЕМЛИ. И это Солнце намного ближе к Земле, насколько радиус-вектор его вращения короче того, который у объективной, Земли вращающейся вокруг Солнца. В Религиозном видении Земля и Солнце равно отстоят друг от друга. Более того, размер Земли здесь соизмерим с размером Солнца, и они СОПРИКАСАЮТСЯ. Земля находится на поверхности солнца.
  На примере Земли и Солнца можно пояснить ключевые моменты в Реальном взаимодействии вещей. В отличие от предметов, которые отделены друг от друга пространством, все вещи мира не разделены пространством и обнаруживаются как Явление только через соответствующую активность снаружи.
  Посмотрим стереоскопически на Мир. Что есть РАССТОЯНИЕ? Мы привыкли полагать его промежутком независимым от предметов которые он разделяет. Помыслим другое. Расстояние возникает как результат опыта собственной МЫШЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ. Глаза вовне и представления памяти внутри оконтуривают границу доступного. Мы мышечно вполне дотягиваемся до звёзд, и это не метафора. Видеть, значит ведать свой путь до видимого. Забывая этот факт, мы создаём мёртвое пространство отчуждения, плохое (=плоское). Объёмное восприятие как следствие раздельного видения двумя глазами не такая простая вещь как кажется. Если ведать свой путь от глаза до глаза в опыте "двойного схватывания", то есть мышечно дотягиваться каждому глазу до другого, то в таком опыте и возникает реальное ОБЪЁМНОЕ восприятие себя. Один глаз даёт планиметрию тела, другой обращает её в геометрию. Всё что попадает в поле видения, боковым взглядом обращается в объёмный предмет. Видение это остриё осязательного ДОСЯГАТЕЛЬНОГО восприятия. Расстояние от глаза до глаза, каким бы объективным ни казалось, всё-таки вытекает из непрестанного взаимного до-сягновения, никогда не становящегося мёртвым фактом. Кто же владеет нашей мышцой? Наше мышление.
  Если мы хотим реально подступиться к Другому на Религиозное расстояние (нулевое), необходимо лично отвечать за историческое расстояние до него. Чтобы быть всегда в СОПРИКОСНОВЕНИИ с другим (ласка), только и нужно мышечно дотягиваться до него. Никакие тысячи километров не могут помешать такому "дотягиванию".
  Если быть точным, расстояние от человека до человека с точки зрения ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ всегда в два раза длиннее ,чем представляется в усредняющем "объективном" взгляде. Историческая наука открывает фактор Другого, а значит, в состоянии предполагать его активность во встречном досягновении. Если двое "любят" друг друга, но в Разлуке, значит, кто-то из них явно ещё не научился любить, НЕ ЗАВЕРШИЛ своё расстояние в своей мышце, оно то и разделяет "любящих". Не завершил, а значит, ещё не стал вполне историческим существом. Расслаблен. Внешне такому "любящему" может казаться, что виновник разлуки другой, "вот если бы он вёл себя как надо..."
  В каждом из людей с отчетливой половой определённостью существует, своего рода ВРАГ, которому выгодно ОТБРОСИТЬ людей друг от друга, предварительно посулив и слегка показав "райские удовольствия" близости в любви. Этот враг настолько сближается с Нутром человека, что выдаёт его за себя и тем препятствует человеку стать СУЩЕСТВОМ РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ, но ИСТЕРИЧНО-НЕВРОТИЧНОЙ жертвой всегда неудачной "любви". Кто же он? То наше существо (кожаный мешок), которое добравшись нервными окончаниями кожи до поверхности кожи другого, тотчас перехватывает и подменяет своей инициативу того существа, что ЗРИТЕЛЬНО СТРЕМИЛОСЬ к соприкосновению с Другим и готово было преодолеть ЛЮБЫЕ РАССТОЯНИЯ ради СОПРИКОСНОВЕНИЯ. Подмена остаётся незамеченной. Неудача в любви слегка компенсируется "счастливым" обладанием своими детьми. Секс отождествляется с божественным Эросом.
  Только тогда, когда соприкасаясь телами мы религиозны, то есть целомудренно блюдём неприкосновенность инициативы другого, в Ласке проворачиваемся друг вокруг друга и в этом НЕНАСЫТНЫ, мы РЯДОМ. Желание мужского пола проникать и заражать женский пол своим содержанием, как и желание женского быть полем для ВНЕДРЕНИЯ, не тождественны высокому Желанию Мужского Рода и Женского Рода. Внедрение провозглашается отличительным признаком "мужчины". Это совсем не так для реального ДЕВСТВЕННОГО Мужского Рода. Андро-гинность каждого проявляется в том религиозном перпендикуляре, что не позволяет никому внедряться в другого. Изживать вирусологию сексуального намерения, ради божественного Эроса, в котором мы действительно ВАЯЕМ ТЕЛА друг друга-вот стоящая человеческого Рода сверхзадача. Её обнаружить и решать как вполне религиозную, можно только найдя в себе силу ИСТОРИЧЕСКОГО СУЩЕСТВА лично ответственного за все от-стояния во времени и пространстве.
  "Смерть Бога" заявленная Ницше это, прежде всего, аннулирование наличного пространственно-временного континуума в котором мы привычно располагаем свои восприятия и представления. Но "убивший бога" и не ставший Человеком, обречен стать ничтожной жертвой бесов довлеющих изнутри. Бесов, которых так пророчески высветил Ф. М. Достоевский.
  Если мы внимательно присмотримся ко всем своим открытым недовольствам, по поводу поведения другого, в большинстве случаев заметим, что мы просто проецируем на подходящий ближайший объект некое течение своей внутренней бесовщины. Приручить этот "зоопарк" почти никому не удаётся. Каждый из бесов легко заменяется другим, выдающим себя за более "правильного". В такой мутной воде трудно найти "золотую рыбку" своё Действительное Существо. Только РЕЛИГИОЗНАЯ ВЕРА вполне ОТВРАЩАЕТ человека от потребностей бесов. И не вера в бога или в богочеловека, а в Существо ПОВОРОТА. То, что способно найти и сломать "иглу Кащея Бессмертного". Это мы называем Религией Мира.
  69.ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО.
  По привычке мы считаем государство историческим образованием, церковь же-сформированной откровением "неба". Чтобы ясно выразить суть Реального Государства, которая Религиозна, я отличаю его от исторической церкви определённой конфессии и исторического государства, которое всегда отчуждено разными границами от множества других государств и, более того, несет Рознь и в отношения "своих" граждан. Властвует, разделяя.
  Внешне, кажется, что они проводят противоположную политику-"кесарю кесарево, богу богово". То что и "бог" и "кесарь" обманка, маскирующая принцип единого пространства в котором по разному "окучиваются" как верующие так и светские обыватели, мы узнаём столкнувшись с типичными реакциями представителей того и другого. Одни отсылают нас к полномочиям государственного закона, превосходящего наши личные полномочия, другие к богу, неизмеримо превосходящему нашу волю.
  В реальном Мире никто не превосходит никого, здесь то и складывается безбрежное океаническое Государство Свободных с отчетливым размежеванием гражданских союзов от Союза Государей. Если в одних уместно прямое влияние, в них отражается органичность устройства отдельного человека, его моно-логичность, то в других господствует "кривизна", воплощенная в осмысленном Слове. И Слово ДОМИНИРУЕТ. Слово превосходит органический подход. Слово обязывает быть ЛАКОНИЧНЫМ в МОНОЛОГЕ, а не надуманно "диалогичным", маскируя затянувшийся свой монолог.
  Океан знает ведение вод тех рек, что впадают в него и потому в состоянии КУРИРОВАТЬ НАПРАВЛЕНИЕ разных на-речий, указывая RU-СЛОВО-LI каждому речению.
  Настоящих Государств не может быть много, оно всегда ЕДИНСТВЕННОЕ. В проективном смысле. Такое государство строят те, кто построил единственную церковь соответственно единственной своей ГОЛОВЕ. Конфессиональные церкви назовут это сатанизмом, сатаной называя по сути того беса, что сидит в каждом служителе подчинившем свою волю верховному Бесу, то есть "Богу" (бог-баал-ваал-боль), но перенося его на другого в противоположном значении. Более того "верующим" выгодно жить в окружении мирян, отграничиваясь от которых они лепят "тело христово" или общину верных. Убери такое "единство", и каждый увидит себя ДРУГ ПЕРЕД ДРУГОМ как баран или беспомощная овца.
  Моя Церковь-ВСЁ пространство моего восприятия, вполне осознаваемое. Мой МОНА -СТЫРЬ, моно-старт в Государство Мира. Краеугольным Камнем , отвергаемым всяческими социальными реформаторами. Речь здесь идет не о реформах изменяющих мир, но об обретении своей Формы в Мире. И от лица своей Формы, я подступаюсь-трогаю-интригую Другого. Моя церковь может быть небольшим кругом людей, доверяющих лично мне в надежде открыть СЕБЯ В СЛОВЕ, желающих отточить собственное Слово.
  Существующие государства, укрепляющие свой категорический императив, с одной стороны "враждебным" государством (а иначе зачем граница?) и "неразумными" силами природы, воплощенном и в собственных гражданах, а с другой-противостоянием церковным ценностям, оказываются абсолютно беспомощными перед лицом Государства как МИРОВОГО СО-ДРУЖЕСТВА. Оно для них абсолютно непонятно. То ли Анархия, то ли замаскированное властолюбие. То ли поощрять, то ли наказывать. А лучше игнорировать как некий бред.
  У Нас нет нужды кому-то что-то доказывать. Мы просто живём по-другому, потому что вполне знаем себя в МЫ. Так, что никакое навязываемое извне "мы", не цепляет наши души. И обращаемся на ВЫ С ШЕИ МЫ.
  Ложные государства заинтересованы внушать своему населению идею о том, что "народ делает историю", маскируя свою власть, вполне антинародную. Мы же категорически утверждаем только ту Историю, которая вполне помещается в Голове индивида, иначе это обрывистая, ущербная история сплошные пересуды о прошлом. История, укрепившаяся в Личности, творит реальность Истории. Не народ делает историю и не личность, но История находит Личность, чтобы реализовать себя в СО-БЫТИИ. Поле Со-бытий мы называем ГОСУДАРСТВОМ. Для освещения таких Со-бытий не готовы журналисты СМИ, проходимцы, по сути. Здесь необходим ЖУР-НА-ЛИСТ особого рода. Участник Со-бытий.
  Государство как ДЕРЖАВА превосходная Реальность, в которой ВЫДЕРЖАННЫЕ над-стоят над несдержанными ради единственной в своём роде Со-стоятельности. Такое Державное Государство есть МИР самовольных Голосов. Новый РИМ. МИР КАК РИМ.
  60. ВСЁ И ИНОЕ.
  
  ВСЕ-ВСЕ-В-СЕ-В-СЕВ-СЕВ. ВСЁ есть ПОСЕВ. Посев в Иное-в СВЕТ. На слове ВСЁ заВИСает мысль людей не готовых СЕЯТЬСЯ СВЕТОМ Слов ВЕСЁЛЫХ. ВЕСЁЛЫЙ, значит ВЕСЬ-С-СИЛОЙ-СВОЕЙ. Весь Сеется. И смеётся. СМЕЕТ.
  
   Разве я по нужде пишу СЕЙ Текст? ВСЁ понимая, словно приказ получая,--отпускаю всё словами ИНОГО значения. Что значит ВСЁ? Сказать или написать Слово, ВСЕ-ГДА ли сказать ВСЁ Слово? Без такого ОПРЕДЕЛЯЮЩЕГО ВСЁ Слова, Слово зависает в недоговорённости, ещё не всё сказав.
  
   Выделим слово Всё в его уникальной особенности. "В"--вводит, "С"--соединяет, "Ё" (Е.Ю.Я..)--мягкая гласная. ВСЁ, значит вхождение в согласие. Согласные звуки Слова, как префиксы-суффиксы. Гласные корень и окончание. Зри в Корень, в конце то концов. И в Окончании обратись к Другому.
  
   ВСЁ есть СОВЕРШЕНСТВО (гласные) ЗАВЕРШЕННОСТИ (согласные). Функционально, смысл слова ВСЁ есть БЕЗМОЛВИЕ, говорящее о полноте значения, высказываемого ВСЯКОГО Слова. Как бы неслышно рядом со всяким ОТ-ЛИЧНЫМ Высказыванием стоит фигурой умолчания ВСЁ. Мы смеёмся над тяжелой, висельной верой в Бога, совращающей утомленные души БОКовыми (боговыми) значениями ВСЕГО. Наш БОГ это ВСЁ и он молчит и не показывает себя, когда мы говорим всё Слово, то есть отличное, вполне разумное. Когда недоговариваем слова, тотчас появляются слова ОСОБО важные-нарушители РАВНОЗНАЧНОСТИ СОВЕРШЕННЫХ СЛОВ. Они то и обеспечивают соподчинительность в обществе. Питают командно-административную систему духовной и светской власти.
  
   Договорить Слово, значит дойти до его ОКОНЧАТЕЛЬНОСТИ в СУЩЕСТВЕ ГОВОРЯЩЕГО. Вот где "нет ни эллина, ни иудея", а не там где "всеобщие права человека", в которых кто-то за тебя договаривает исключительно твоё Слово, тебя как ВСЁ Слово.
  
   Попробуем выразить Мировые ГРАНИ ВСЕГО. ВСЁ, фактически данное в ИНОМ, есть Слово. ВСЁ воспринимаемое СЛОВОМ означаемо. Не воспринимаемого- НЕТ(всё и ничего). Слово свидетельствует не факт восприятия, но его означивание-меонизацию (меон=иное). В Восприятии НЕТ Значимого. Первая грань безмолвного восприятия всего-его инаковость, как свет значимости. В этой инаковости на всём воспринимаемом лежит блеск особой активности самого означающего, субъекта восприятия.
  
   Вторая грань выявляет ДРУГОЕ Всего. Когда внутренне ВСЁ есть что-либо ОДНО, о нём свидетельствует ДРУГОЕ. Настоящее ОДНО ОДНО. В Другом его меонизация. Если ОДНО воспринимается (вселенная), то Другое извне определяет его, не принадлежа ему (сущее). Когда Слово свидетельствует лишь данность воспринимаемого, это лишь внутреннее слово вселенское, ПОДДАНОЕ. Но вот приходит Другое Слово. Вселенная словно раскалывается. МАТЕРИК треснул. ПАНГЕЯ разделилась. Жители ПОДЗЕМЕЛИЙ долго не замечают этого
  
   Третья грань ВСЕГО заявляет себя парой Слов, ОБЩЕГО и ОТЛИЧНОГО значения. Общепонятность Всего, что мы говорим в среде своего языка выражает нас ВСЕОБЩИМ образом, всечеловеческим. ОБЩЕЕ не синтезирует всё что угодно, но является той гранью ВСЕГО, где РОЖДАЮТСЯ ОТЛИЧИЯ. Высказывание в СВОЁМ РОДЕ уже ОТЛИЧАЕТ Тёмное Родство всепонятности от светлой особенности РОДА, ослепляющей пещерных родственников, привыкших к понятным оборотам речи.
  
   Четвёртая Грань Всего ЕДИНИЧНОСТЬ во МНОЖЕСТВЕ. Каждая несёт своё ВСЁ в себе и силою этого Всего МОЖЕТ быть в особом соединении с Единичностями отличными от неё, другими. Такое МНОЖЕСТВО как целое есть МИР. Это множество отлично от предметно-раздельного множества частностей, ещё не вызревших как Отличные (существенные). МНОЖЕСТВО ЕДЕНИЧНОСТЕЙ есть МИРОЗДАНИЕ.
  
   Таким образом, мы получили СТРУКТУРУ из ВОСЬМИ Слов, словно углы кубика. "Прокубатурив" значения ВСЕГО, мы не боимся творить НАСТОЯЩЕЕ, играя кубиком ВСЕМИРНОГО. Различая Единичности, созревающие в лоне Мира, от единичностей частных, зависимых, зависших в подчинительных сетях среды обитания, предметных, мы укрепляем Существо Дела, Всемирного.
  
   Если мы хотим жить в реальном Человечестве МИРА, как СОБРАНИИ разумных существ, наделённых свободной (=самобытной) Волей, необходимо приложить ВСЕ усилия, чтобы аннулировать мертвящие установки сознания, большинство из которых вполне легализовались, превратившись в правовые юридические и политические "нормы". Прежде всего, это касается полномочий чиновника-управленца-организатора. Именно он громче всех призывает: "поменьше слов, побольше дел", якобы точно зная какими делами нужно заниматься людям. Именно он манипулирует "правами и обязательствами" каждого. Именно он стремится сделать престижной и высокооплачиваемой свою работу. Именно он создаёт бумажную "империю". Как единичная личность, я не собираюсь вступать с ней в противостояние (борьбу)-не стоит того,--но создаю и оттачиваю ФОРМУЛИРОВКУ ВСЕМИРНОЙ ИМПЕРИИ вполне Сознательных существ.
  
   Сейчас Мы словно в РЕЗЕРВАЦИИ, окруженные со всех сторон активными "недоносками" увечного чело(у)вечества. Но Мы в СОСТОЯНИИ устроить Большую "Баню" всем незаконнорожденным менеджерам и бюрократам, последовательно снимая с них модные "одеяния". В Бане ВСЕ равны. Эта Баня по-русски уже готовится в виртуальной реальности Всемирной Сети, которую безуспешно пытаются контролировать чиновники, "заботящиеся" о нравственном здоровье населения. "Забота" эта проистекает из личной неуверенности в Своём Мировом Духе, который Один только и может корректировать Нравы. Не являясь Тигром, каждая шавка норовит сбиться в безликую стаю, выстраивая Систему Общественной Безопасности Авторитетного Контроля(С.О.Б.А.К.). Я не уверен, что "защитник" целомудренности детей, не допускающий их до порнографических сайтов, является Образцом Половой Целомудренности. Подлинное Табу может исходить не от безликих законников с их "общечеловеческим законом", но от Значимых конкретных ЛИЧНОСТЕЙ, их ВСЕМИРНОЙ начинки.
  
   Всё что я делаю-выстраиваю ФОРМУ АВТОРИТАРНОГО ОБРАЩЕНИЯ, неизбежно находящую ОТКЛИК в каждом, кто не отрёкся от Собственной Правды. ВМЕСТЕ Мы выиграем этот РАУНД Человеческой Истории.
  
  61. ИЗБАВЛЕНИЕ И ЗАБВЕНИЕ.
  Эти два слова я использовал, чтобы выразить ис-ключительное Событие преодоления власти всего существующего, выдающего себя за Бытиё, и некий за-ключительный опыт, в котором обнаруживается Бытиё за пределами Сущего. ЗАБАВНОЕ. Чреватое Чудесами.
  В природе все живые существа наблюдают друг за другом, ожидают, выжидают, запоминают. Забвение не присуще связному течению природных процессов. То, что нам известно как "забывание",- по существу, всего лишь изменение топологии Памяти, её задвиги. Подтверждением является память стариков, отстранённых от активного выжидания, утомившихся и потому вспоминающих, вплоть до каждого дня своего детства. Здесь спорный момент, нуждающийся в пояснении. Если мы фиксируем воспринимаемое, то чем? и чем удерживаем это зафиксированное?
  Полагать, что закрепление в Памяти неустойчиво, значит "верить" во всеобщую неустойчивость, относительность всего Сущего. Тогда и любая категоричность, абсолютизация, принцип, становятся неуместными и всё расплывается в частных мнениях обо всём и ни о чем. Итог, всеобщая фрустрированность сознания и психики. Когда релятивная, развивающаяся-развеивающаяся материя не находит свой предел-сцепку с Субъективностью её воспринимающей. Можно полагать, что у Памяти особая материальность способная отражать исходную. Тогда в чем эта особость? А если неточно отражает? Тогда возможно за эту неточность отвечает какой-то особый мотив отражающего? Отвечает ли?
  Мы ЗНАЕМ, что Память есть ИНОМАТЕРИАЛЬНОСТЬ, которая вполне схватывает(способность восприятия) объективную материю, и превосходит её в ПОНИМАНИИ. Эту иноматериальность мы называем МЫСЛЬЮ. Поостережемся называть мысль материальной, отсюда легко скатиться к объективации мышления, а значит и к возможности манипулировать им. В Понимании пробуждается-рождается новое Знание, в котором понимающий ответственен за воспринимаемый мир, а не просто отражает его своим сознанием. "Бытиё определяет Сознание". Прочитав это выражение ПРАВИЛЬНО, справа налево, как бы обернувшись в Память, мы находим то Сознание которое определяет (является пределом, границей) Бытиё. Сознательную Мысль-Слово. Расположение частей речи в трёхсоставном высказывании в русском языке вполне позволяет ДВОЯКО понимать его. Нет нужды менять порядок слов. Во встречном Сознавании мы находим ИЗ-БАВЛЕНИЕ от того "бытия",которое усиленно определяет нашу сознательность.
  Каков же характер деятельности скрытой до срока в пассивной памяти иноматериальности? Прежде всего, она НЕ ПРОТИВОСТОИТ лицом к лицу объективной реальности воспринимаемого, что мы видим в искусственной дилемме материализма-идеализма. Скорее спиной к спине, не видя друг друга, тем создавая равновесие СО-ЗНАНИЯ. Отсюда её ЗАБАВЫ. Пребывая в некой форме ЗАБВЕНИЯ, с точки зрения пассивного понимания, актив Мысли узнаёт ПОДДАННОЕ, то есть объективное, с ходу, и властвует над ним касательно, не заражаясь его инертным динамизмом. Подданные терпеливы (дом терпимости),-упорно добиваясь "счастья", изворотливо приспосабливаясь к "реальности". ГО-СУ-ДА-РИ ЖЕ ВЫ- МЫ-шленное Государство укрепляют и охраняют.
  Память, как бы её не разменивали на "мемориалы" культурного наследия, по существу своему, всегда остаётся индивидуальным достоянием конкретного Всечеловека. Я этот человек и неразменный при том, не встроенный в систему подданого человечества. Я, который открыт к Другому. Я, вполне фантастический для Другого. Притом настолько ПАРА-НОЙ-Я-льно-лояльный, насколько вообще возможно, чтобы не ввязываться в коллективизированную социальность. Избавлением и Утешением Одиноким.
  Незабвенность когда понимается как фундаментальное свойство Памяти, тотчас обращается в Забвение, особого рода. Делающее абсолютно ненужными всяческие --"памяти павших будьте достойны". Доверяя незабвенному в себе, мы ВСПОМИНАЕМ себя НЕРОЖДЕННЫМИ, но ВСЕГДА СУЩИМИ Персоналиями(Персей) Бытия. Памяти Восставших будьте достойны.
  Китайский император потерял ЧЕРНУЮ ЖЕМЧУЖИНУ и послал найти её самого сильного, что мог и горы передвигать. Вернулся ни с чем сильнейший. Послал император умнейшего, но и тот вернулся, ни с чем. Подсказали ему обратиться к и-вану, о котором рассказывали разные удивительные истории,но никто не понимал его. Приказал ему император найти Черную Жемчужину, и-ван же, услышав приказ, ПОВЕРНУЛСЯ и ЗАБЫЛ о нём. Вот он то и нашел Черную Жемчужину.
  Увенчано ли человеческое чувствование пониманием глубочайшим? Что в нём выступает над областью ОЖИДАНИЙ, программирующей человеческую деятельность? Ожидания структурируются, превращаются в законы. Ожидания подменяют собой силу Желания, закупоривают человека в "день сурка". Пассивная память до срока питает их. Ожидающего всегда что-либо раздражает. От раздражительности не избавляют ни деньги, ни власть, ни семейное счастье. Ожидающий раздражен на себя за факт собственного ожидания. Превосходит же всяческое Ожидание умение ЗА-БАВЛЯТЬСЯ Существом Жизни. Это нечто отличное от пустых тусовочных развлечений.
  Слово, выражая иную сторону бытия, возбуждает в человеке вещего БАЯНА. Он ищет баять о бытии. Быть как Баять. Баян-Балий (врач)-Боярин. Забавное созвучие. Однако указывает более существенные вещи, чем те о которых говорят лингвисты-профессионалы.
  Интуитивно догадываясь, что полноценное забавляющееся существо УЛЫБАЕТСЯ, все ожидающие изо всех сил стараются имитировать улыбку, тем показывая как бы свою беззаботность, всегда недоступную. Чем более озабочен, тем усерднее стремится улыбаться. Обрести же Улыбку подлинного избавления, значит радикально изменить свою Жизнь.
  Восстановить былинные значения слов Языка, значит создать настоящий фундамент Великой РУСИ. Так забавляемся, то ли вспоминая, то ли сочиняя сказочную Русь.
  Пока не забудешь смерть, смерть убивает. Пока не забудешь бога, бог погубляет. Пока не забудешь язык, он порождает фетиши для поклонения. Нам, НЕПРЕКЛОННЫМ, они нужны ли?
  А-У-О-Э-Ы слово произносимое, когда все слова сказаны, умирающая фраза и невесомая мысль. Иэоуа. Квинтэссенция Забвения.
  Забвение-когда не обращаешь внимания на то, что знаешь. Всего то. Забвение как Бытиё.
  "Ждать, преисполниться внимания к тому, что превращает ожидание в нейтральное, накрученное само на себя действие, сжатое в круги, самый внутренний и самый внешний из которых совпадают, во внимание, рассеявшееся в ожидании и вернувшееся до самого неожиданного"(М. Бланшо).
  "То, что скрывается без всякого сокрытия, что утверждается, но остаётся не выраженным, что остаётся здесь, -и забытым. В том, что все еще и все время она оказывалась присутствием, в этом то изумлении и вершилась, оставаясь вне подозрений, мысль"(М. Бланшо).
  62. ДИАЛЕКТИКА И РЕФЛЕКТИКА.
  Речь пойдет о двух методах Познания, взаимно исключающих друг друга. Как Человек и Зверь. Как Древо познания Добра и Зла и Древо Жизни. Как Интеллект и Разум. Всего два.
  Придумывать другие методы, значит использовать возможности диалектики, её разветвленных путей. Рефлектика же ничего не придумывает, её можно назвать Действительным Познанием. Изначальна Рефлектика, но человеку, увязшему в диалектическом познавании, необходимо ОСВОБОДИТЬСЯ от привычного способа думания, чтобы вновь обрести её. Диалектика настолько хорошо понимает Человека, что готова вообще отменить его существенные рефлексы как "звериные" или безумные, в угоду своим "человеческим" установкам.
  Можно различать идеалистическую и материалистическую диалектику, можно различать механистический материализм и диалектический, можно признавать бога или быть атеистом. Но при этом следовать только одному способу понимания. Рефлектика не определяет человека по тому во что он верит или что он знает или какой должности, но по тому-КТО он в обращении.
  Диалектику метафорически назовём Логосом Воды. В её структуре необходимо присутствуют ТРИ элемента: Единство борющихся Противоположностей. Диалектическое СТАНОВЛЕНИЕ есть непрерывное снятие противоположностей. Единство превращается в единственное ЗАКЛИНАНИЕ, по поводу цели, всегда отстоящей в будущее и никогда не сбывающейся. Вода-родина живых организмов. Только разумное существо способно догадаться, кто же его в истории становления "водит за нос". Единство, снимающее противоположности, оказывается, оставляет их в себе как элементы прошлого опыта и потому в любой момент они могут быть активизированы и показать свой нрав. Можно назвать это Памятью Воды. Существа Воды не знают разрыва, и потому Единство становится проводником всевластия. Каждый стремится вовлечь каждого в единое поле понимания, задвинуть конфликтные противостояния в недра Единства, и тем как бы снять их.
  Непрестанно "обогащаемая" своим историческим содержанием, диалектика выдаёт себя за единственный прогрессивный метод и совершенно не замечает, что определяет ИНЕРТНОЕ движение своих "снятых" противостояний. Летит в дурную бесконечность линейного "прогресса" как атомная бомба. Придуманное человеком оружие массового поражения закономерное проявление диалектического становления.
  Вера во всемогущего бога оставляла лишь существо веры начинённым гремучей смесью, но со "смертью" бога, все "богатства" начинки вышли наружу.
  Диалектика совершенно беспомощна в деле разрешения таких явно человеческих проблем, но отступится не может, по инерции волоча свой "хвост" тысячелетий в "будущее".
  Вглядевшись в структуру Языка, отражающего прошлый опыт, можно заметить в нем "следы невиданных зверей", структуры явно не диалектического характера. Отметим, хотя бы "дух над бездной вод", дух который гуляет, где хочет. Бог появляется позже и, собственно, становится непрестанным кощунством для Духа, непрестанно СВОДЯ ситуацию Вольного Вдоха и Блаженного Выдоха-Двоицу Духа, к бездыханному синтетическому Единству. Бог любит Троицу и своим Всеобщим сводит на нет ценность ПРЕДСТОЯНИЯ-противостояния Особенных Существ. Их Различие. Дух, как "неведомая зверушка", размыкает это Всеобщее. Мышка бежала, хвостиком вильнула...
  Рефлектика говорит всем существом говорящего о борьбе Противостоящих различий. Никакого Единства, кроме того, что укреплено в Существе борьбы. И это совсем не та борьба, о которой говорит диалектика, конфликтная и нежелательная, но та, что усиливает противостоящие стороны и делает их беспредельно желанными, интригующими друг друга именно в опыте предстояния, взаимообращения, со-творчества.
  Символ рефлективных отношений-две свивающиеся друг вокруг друга змеи. Ни одна не заинтересована поразить другую насмерть, но ПОРАЖАЕТ по другому, своеобразием самовыражения и чуткостью Реагирования, способностью к неизбывному противостоянию Равных. Диалектика искажает этот символ своим жезлом с чашей наверху, к которой склоняются змеи изливая свою злость, как бы преображаемую в Единой Чаше в нечто благотворное. Полагаю, что этот текст, подобно движению "мышиного хвоста" НАРУШИТ сомнительную устойчивость чаши всеобщего единства, что приведет к Открытию другого метода жизни. Рефлектика разумно представляет опыт РЕПЛИКАЦИИ (ДНК-РНК на генетическом уровне, Просвещение на уровне сознания).и претворяет его в Жизнь.
  Автор вполне "озверел", чтобы не заботиться о "человеческом". Наступают времена когда Диалектика не может навязывать свои нормы множеству людей, каждый из которых всё острее сознаёт своё исключительное одиночество в мире, а значит и Единство-в-себе, свой язык, а значит и готовность к СО-ПРОТИВЛЕНИЮ в отношении различных форм социального. Метод Рефлектики представим метафорой Огня. Чтобы Огонь Прометея (про-мётывание от одной к другой стороне существования) не сжег слабую душу человека, необходимо каждому ОВЛАДЕТЬ Водой индивидуального понимания, только тогда она отпускает в Огненный Мир.
  Нелепости диалектического разрешения человеческих проблем настолько бросаются в глаза, что даже не возникает желания подробно высказываться о каждой. Но вот ближайший пример на злобу дня. Что делать с теми, кто совершает насилие над детьми? И -- "демократический", вполне диалектический, всё усредняющий, посредственный ответ: нужно стерилизовать, или сделать укол, который сбивает похоть, правда всего месяца на два, на три... Даже в этой ситуации насильник остаётся в лоне "человеческого",его интересы защищает "человечность".
  Другой ответ таков: каждый, кто посягает на жизнь другого человеческого существа и его волю укреплённую в цельности полового самоопределения, тотчас перестаёт быть человеком и естественно выпадает из юрисдикции человеческих прав, а значит-ЛЮБОЙ Человек вправе уничтожить его как бешеную собаку, или по своему человеческому милосердию, изгнать в зоопарк-резервацию, всеми средствами ОТДЕЛЁННУЮ от области человеческого существования. Основание для такого ОТВЕТА в качественном определении Человека как суверенного в своей Воле существа и волей этой превосходящего волю к выживанию, присущую животным. Превосходство это- в способности индивидуальности табуировать пресекать поток полового влечении. Диалектика же, наоборот, главным делает единство всех в человеческом роде, погашая тем остроту ТАБУ. Табу, а не "общечеловеческие" права, создают границы Человеческой Культуры.
  Ход Огня кажется угрозой и устрашением для нашего земноводного существа. Огненная Саламандра неприручаема. Укрепив себя как существо Огня, мы легко можем решиться на РАЗВОПЛОЩЕНИЕ своего биологического существа, в уникальном опыте Преображения. Начала такого Преображения в структуре Языка. Не ВЛАДЕЯ, а только ПОЛЬЗУЯСЬ Языком, человек не в состоянии узнать Благой Огонь, что не сжигает, но животворит. Огонь Различения и Повторения.
  История с Вавилонской Башней прекрасная иллюстрация неизбежного краха всяких диалектических Единств. Вот, казалось бы, добрались до Неба, но оказалось, только до собственной земной Головы и выше головы не прыгнешь, и одна голова говорит одним языком. Каждый заговорил на своём Языке. Общий язык стал нейтральным фоном Другой жизни. В нём Прошлое окончательно ИСТАИВАЕТ как Сон. И заложников прошлого опыта, Мы замечаем рядом как своеобразную циклическую форму живого, не принадлежа ей по существу.
  Рефлектология-это логика ЧЕТНЫХ ЧИСЕЛ (ДВАЙТАДВАЙТА). Когда в структуре Языка начинают работать все его ОППОЗИЦИИ (более точно-РАЗЛИЧЕНИЯ), он готов стать выражением внешней Рефлексии- обращением к внешнему ОППОНЕНТУ. И не абы каким, но в котором обращающийся исходит от всей своей нераздельной (=индивидуальной) содержательности (АДВАЙТА).
  Отметим основные Оппозиции, они словно прочные берега реки единственного Смысла. КАТЕГОРИЯ-понятие, необходимо сопряженное с противоположным по значению. Никакой однозначности А=А. ЛИЦО-первое и второе лицо, как действительные, третье, собственно, и не лицо, но нейтральные формы выражения. ВРЕМЯ: бывшее и будущее. Настоящее уже не время языка, но ритм внешнего оппонирования, не застывшего в негативности противоречия, но пульсирующего. РОД: мужской и женский в половом противостоянии. Вовне же выступает единственным в своём роде. ЧИСЛО: четное и нечетное. Множественное выступает как четное единичному. Вовне четность-диалогичность отношения. НАКЛОНЕНИЕ: сослагательное и изъявительное. Повелительное, уже не наклонение, но императив состоятельного обращения. ФОРМА: действительная и страдательная, переходная и непереходная. Вовне быть в представительной форме.
  Нет более коварного насилия над человеком, чем то, что приходит со стороны слов. Слова убивающие УДИВЛЕНИЕ перед Другим(Див=Бог), совращают человека "безопасностью" совместного "взаимопонимания". Такое насилие как двойник физического,но гораздо более изощрённый и не менее вредительский. Вывести слова к Слову нерасчленённому, в котором пребывает Существо Слова, значит стать ВДОХНОВЕННЫМ. Ради Благодатного Вы-дохновения в направлении Другого.
  В иконографии Диалектику(ДВАЙТА)вполне отображает Змей. Рефлектику-образ копьеносца-Михаила Архангела или Георгия Победоносца (небесный и земной аспект рефлексии). Копьё кажется угрозой сторонникам усредняющего всечеловеческого непротивления, ибо сгущает-фокусирует смысловую содержательность жизни в каждом. Тем, кто согласен с методом "разделяй и властвуй", невыгодны-неудобны самостоятельные САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ существа.
  Я настолько Добр, что и подумать ничего не могу по поводу Доброты Другого. Я настолько Человек, что Другого только проективно-условно могу назвать человеком. Я настолько Я, что выговариваю об этом своим ТЫ. То есть Я уже не Я. И моё ТЫ уже не моё ТЫ, но ТЫ, к которому я обращаюсь вовне. Рефлексия Раз-умения ГОНИТ меня вне себя к тебе. О-ГОНЬ.
  Нелепо для огненной саламандры приписывать внешнему свойства доброго или злого. Когда я бесконечно добр как некая вещь-в -себе, всё внешнее избыточно(зело) и в эту избыточность, когда она лишена авторитарной силы, я вторгаюсь своим ТЫ. Пока не найду СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ моему посылу ОЦЕНКИ, корректирующей и преображающей меня ПО-СУЩЕСТВУ.
   "Квантовая механика основана на двойке-тройке: двойке в смысле использования двух взаимодополняющих проекций для описания реальности, и тройке в смысле "игры" двоек как бинарных картин. Разумеется, понятие числа здесь выходит за рамки механически продолжающегося натурального ряда.
  
   Проводя параллель с христианской религиозной символикой, можно сказать, что современная физика включает троицу атомы-волны-кванты, соответствующую троице тело-душа-дух, которая рассмотрена в посланиях ап. Павла. Атомы означают абсолютно дискретный закон, а динамика их отношений соответствует волновым процессам. Волна - это объединяющий непрерывный (христианский, женский, софийный) принцип. Кванты - безотносительные, причинно необусловленные пространственно-временные переходы. Определенный уровень (высокий или низкий) достигается и извлекается измерением. Кванты - самый высокий уровень предположения, но не исследования. Это - законы за областью причинно-следственных связей.(В.С.Ирхин)
  
  63. БУДНИ И ПРАЗДНИКИ.
  В тексте Библии можно увидеть две заповеди, предназначенные двум разным категориям людей. Первая: "Будете в поте лица выращивать хлеб свой" и, вторая: "Будьте как птицы небесные,как лилии лесные-они не сеют, не пашут".
  Есть люди нескончаемых Буден. Они всегда озабочены хлебом насущным и все силы вкладывают в то, чтобы питать свою биологическую плоть. Но есть люди, со стороны которых всегда идёт-"не хлебом единым жив человек". Это люди ПРАЗДНИКА.
  На санскрите (сан скрытый) праджня (праздное-порожнее)означает изначальное знание. Знание как Первоформа. Сама суть Буддизма (=бодрствование сознания) в Праджне и Каруне. Одна выражает Женский принцип Формы, другая -Мужской принцип действующего начала. Дух Милосердия. Словно Колокол и Язычок Колокола. Одно без другого молчат.
  Поясним немного подробнее. Есть два вида Ткачества-Тантры-создающего мир. В одной тантре Мужское начало выражает высший принцип, но оно бессильно, не деятельно, -действует его Шакти-Женское начало. В другой, -Мужское начало вполне действенно, Женское же пассивно реагирует. Бог Шива, как принцип Времени, неподвижен в одной тантрической системе и Шива, как Натараджа, бог Танца,--вполне деятелен в другой. Одну Тантру можно определить как индуистскую, другую как буддийскую. Каждый из людей неизбежно вовлечен в одну из Двух. Вторая Тантра, более поздняя во времени, является ЗАВЕРШЕНИЕМ понимания первой. Но в этом завершении она только находит последнее подтверждение Древней Начальной Тантре. Подвижность Шакти может внушить мысль о её способности к Самоволию. Результат налицо. Отсутствие Абсолютного Порядка во всём. Всё подвержено порче временем, искажается, ибо не может открыть Время, как структуру Абсолютной самодеятельности. Человек в теле своём живет краткий миг, затем ветшает формой-болеет, стареет, умирает. Это Потрясает Будду настолько, что он решается искать Настоящее. И вот-Учение Буддизма, как учение Бодрствующего Сознания, но для пассивного оно остаётся до сих пор непонятым, отождествляемым с нирваническим, безличностным Спасением.
  Люди Праздника те, что способны наконец то открыть-обнаружить в себе ВЕЛИКУЮ БОГИНЮ ту, что способна Ре-агировать(Регина)на действующее начало(каруна) "бессильного" Бога. В Языке его Волю заявляют Гласные звуки. В таком Реагировании,человек обнаруживает скрытое до срока такое чувствование своё,которое превосходит все известные,ВОСХИЩАЕТ его. Он словно ПАРИТ над Землей. И ненужными становятся различные практики экстатических восторгов, которые дают лишь временный эффект. В энергетику Гласных словно проваливаются различные установочные намерения согласия. Алхимия Праздника начинается с КОАГУЛЯЦИИ Согласных из Воления Гласных, которые являются структурой Нигилизма, НЕСОГЛАСИЯ ни с чем, действующим от лица Факта.
  Наша восхитительная Безмятежность позволяет нам ЗНАТЬ о достоверности своей способности "сотворить светлый остров и жить на нём как сияющие боги, питаясь чистой радостью". Невозможная реальность для озабоченных "хлебом насущным".
  Позволю себе на примере Дней Недели (различение неделимого) показать Сословия людей Будней и Исключительность людей Воскресения. КУПЕЛЬ НЕДЕЛИмой ВОЛИ ГОСУДАРЯ.
  Понедельник (Луна). Вокруг нас все случайно, всё случается, может вообще всё что угодно случится. Искать закономерности? чЧто же,- случается и такое. Понедельник- "день тяжелый"-от нашей случайной воли ничего не зависит, мы ввергнуты в случайный факт рождения, обстоятельств жизни и, если вынуждены трудиться в поте лица, то это-неизбежность Случая, как неизбежность луны на небе. Её ритмы- случайность природы. Бесцельными и нечаянными сомнамбулами бродим по миру. Что то, сознавая и видя это в бледном свете Луны. Господствуют ЭКОНОМИЧЕСКИЕ интересы на фоне фантазмов случайных субъективных прихотей.
  Вторник (Марс). Нас подпирает собственный динамический потенциал. Стремление к агрессивной экспансии отличает нас от сомнамбул. Здесь мы даже можем создавать диалектические понятия "спящих и бодрствующих", "мёртвых и живых". Марсианская диалектика отчетливо видит контрасты и всегда выбирает такие "единства" что неизбежно контрастируют с чем-то противоположным. Человек Марса заинтересован создавать контрасты и активно Вытеснять предпочтительной стороной противоположную. Именно Марс формирует русло ПОЛИТИКИ.
  Среда (Меркурий). От контрастов мы переходим к Контактам. Меркурий в нас ищет свести марсианское Становление к рациональной системе контактирования, Значимым моментам, в которых возможно согласование одного и другого. Марс находит Мерку своих сил. Меркурий-Гермес. Гермами греки называли метки на пути-кучки камней, другие знаки. Метки позволяют ориентироваться на путях Марса. Люди меркурия всегда стремятся максимально рационализировать ситуацию. Солнечному Интегралу Разума предстоит первичный дифференциал солнечной силы, который формирует систему интеллекта. Интеллекта достаточно чтобы справляться со Средой обитания, но недостаточно для формирования человеческой общности. Здесь закладывается СОЦИАЛЬНОСТЬ.
  Четверг (Юпитер). Здесь мы находим ассимилирующую способность, основание всех правовых, ЮРИДИЧЕСКИХ норм. Право завершает диалектику меркурия, оправляя-венчая единой нормой умозаключающую систему. Прометей, принеся на землю небесный огонь, страдает от наказания Юпитера, -расплачивается своей Печенью (как органом ассимиляции). Будни людей Четверга определяются сложившимися "правильными" понятиями, что позволяет им вполне адаптироваться во мнениях других людей.
  Пятница (Венера). Люди Пятницы способны интегрировать все внешние ценности во внутреннее пространство. Это позволяет им оценивать внешнее ЭСТЕТИЧЕСКИ. Мы ищем такую Красоту,которая бы совпадала с нашим индивидуальным вкусом. Красота внешняя,- как проекция внутреннего самоощущения. Люди Венеры могут даже настаивать на "изначальной" ценности человеческой Нутри, вспоминая "золотой век" человечества. Здесь закладываются основы суверенности человеческой личности.
  В Субботу (Сатурн) осуществляются будни последнего События, в котором человек вполне владеет своим внешним хозяйством и Представителен как хозяин ситуации, вполне отражая сознанием воспринимаемое и умея оценивать внешнее в контексте своей завершающей деятельности. Именно люди Субботы (суб-бытиё) формируют ЭТИЧЕСКИЕ Нормы поведения. На Дне Субботнем и завершаются будни. Но без Откровения Воскресения и этот день может быть бесконечным "днём сурка".
  День Воскресный (Солнце) характеризует людей Праздника. Собственно есть два Праздничных Дня. В одном человек обращён к связному Смыслу Дня прошедшего, но обращает его в систему метафорического знания, невесомого. Его Луна Месяц, различающий фактическое и фантастическое. Его Марс-мёртвый воин среди живых. Его меркурий метафорическая рациональность Гермафродита. Его Юпитер прометеев изгнанник с неба привычных общих понятий. Его Венера индивидуальная самоценность, глас вопиющего в пустыне. Его Сатурн ответственность единственной Личности перед всеми другими.
  Во втором Дне связность раскрывается как СОЛИДАРНОСТЬ СО-ТВОРЧЕСТВА Праздничных, но не праздных Государей. Здесь вся система различения человеческих значений интегрируется в Значимой Фигуре Танцующего "Сверхчеловека".за пределами различающего понимания. Это ПРОЯВЛЕНИЯ ПРАЯВЛЕНИЯ-Личности Времен-высшего Эллохима. В Среде Равных Осуществлений. Одно Воскресение предполагает Соборный труд Нации, другое-Расовый МИРЪ. Соборность и Рас-сеяние.
  Праздничное складывается в поле той Психологии, что ОКОЛОЗЕМНА. Войти в её значения, значит иметь особую скорость сознавания, способность прорвать оболочку купирующих сфер. Психология, как она известна земным людям есть вырожденная форма религиозного опыта. Она обслуживает вполне земную жизнь, стремясь "вправить" эмоции и мозги людей согласно "реальному" положению дел. По существу, подчинить сознание людей замкнутой сфере понятий обслуживающей биологический организм. Подчинить инстинкту самосохранения. "Жизнь высшая ценность"--говорит такая психология.
  Но Психология околоземная ПРЕВОСХОДИТ известную жизнь. И прежде всего, позволяет Гласные падежных окончаний (падёж) узнать в Значении Самобытной Конечной Воли, рискующего танцевать среди значений Сущего Существа САМОВОЛИЯ. СамоволиЯ ОкончаниИ, кажущеесИ нарушениАУ падежнЭЙ грамматикиИ, первый знак пробуждения Праздничной Психологии. И здесь мы "чуем русский дух". Когда другие языки(английский) почти отказались от системы падежных окончаний, русский язык упорно сохраняет падежи, предчувствуя предназначение Окончаний.
  Праздные люди расслабленны, скучны и обыденны, но Праздничные-бесконечно интересны, прежде всего, Возможностью ТКАТЬ УЗОР ритмических отношений силой собственной авторитарной ОКОНЧАТЕЛЬНОСТИ ("падении") каждого в направлении друг к другу. Посмотрите, как летит в небе птичья стая. Разве не показывает она пример Слаженности ПО-СУЩЕСТВУ. Насколько же ЧУДЕСНЕЙ может быть Слаженность человеческой Солидарности, в которой малейший "поворот крыла" каждого НАПОМИНАЕТ другому какое-то из значений земноводного опыта, теперь уже далёкого.
  Воскресительная Праздничность-Солнечная С-Лучительность-От-Личительность приуготовляется Буднями органического существования. Чтобы переключиться на Рефлективные отношения Соли-дарности, необходимо найти Край Воды. Узнать Пустыню. Пустота Пустыни Будничных людей "сосёт", потому, они всегда ищут насытиться и не могут. Будни стремятся заполнить-исключить Пустыню. Нас же Пустыня "щекочет" внутренней смешливостью В Праздник мы входим в Порожнее как в Новую область обитания, переступая Порог.
  64. АВТОР И ЧИТАТЕЛЬ.
  Автор вторит чему-то в себе. Читатель вторит Автору,самим опытом прочтения, по-чтения. Автор в Ауте-вне поля читательского понимания. Автор, возможно, Аватара, Небожитель на Земле Читателя. Носитель особого рода Приказа. Приказа ненужного, ибо Автор ВНЕ нужды, но необходимого Читателю, необходимо читающему этот текст. Автор, являясь первым Читателем, предлагает свой Текст другому Читателю, загадочному Другу, который, возможно и является действительным Автором, побуждающим меня быть, всего лишь, Писцом. Всё, что Я говорю, говоришь ТЫ.
  Автор-всегда из Будущего. Писатель--всегда из Бывшего, избавляющийся написанным от власти его. Авторская Книга-раскрытое поле Надежд. Тех надежд, что уже ничего не ждут. Зарницами из Грядущего. Книга-Авторский Проект. Книга может стать Пищей Читателю намеренному ОКУКЛИВАТЬСЯ в естестве своём. Чтобы затем явиться в Мир Волшебным Существом.
  Кукла бездеятельна с точки зрения ненасытных Гусениц, которые всегда только потребительны и в этом получают последние свои удовольствия. Гусенично-личиночное человечество готово тысячелетиями "прогрессивно" потреблять предметы удовлетворения, вплоть до собственного Говна, называемого красивыми словами "культурного наследия". Гусеницы всегда деятельны. Книги, написанные ими, выражают механизм их пищеварительной деятельности и, растиражированные как пища для подобных им читателей, приносят немалые дивиденды "авторам". Стимулом для писания является не какой-то Смысл Человеческого Бытия, чистая параноя для идиотов, но вполне желанные предчувствуемые удовольствия. Гусеницы непрерывно ЖУЮТ что-либо в книгах, фильмах "актуальных" ток-шоу. Всё, что угодно, секс, насилие, мистика, политика, мода
  Условно насытившись, пожрав чьё-то мемуарно-документальное или фантастическое бытиё, гусеница отдыхает, позволив привычным, рутинным программам осуществлять механику "жизнеобеспечения". Людей-личинок не интересует проект обновления самого существа человека. Достаточно наладить техническую систему обслуживания. Организовать технический "прогресс". При этом они с глупым удивлением смотрят и обсуждают "убойные" проявления "человеческих" существ, не вникая в Существо Дела. Хрониками "убойного отдела" вкупе с "любовными историями" можно питать миллионы личинок.
  Большинство людей не успевают дожить до стадии окукливания-vita brevis-но вполне размножиться. Нелепость существования многомиллиардного человеческого сообщества совершенно не замечается. Абсолютно неестественные вещи принимаются безусловно.
  Подлинный Читатель, обращаясь к Книге, ищет нутряного Созвучия с Автором, а не с безликой информацией. Информация в современном мире становится всё более дорогим товаром. Отнюдь не информация как атмосфера некоего Авторского Смысла, но та, что позволяет наиболее эффективно манипулировать сознанием другого. Настроенность на получение такой информации подобна разрыву в атмосфере, сквозь который сквозит убийственное излучение. И настолько "гуманное", насколько воспринимается как безвредное. "Всё есть Информация",--вот формула Смерти.
  Автор и Читатель ИЗ-ОБРЕТАТЕЛИ Жизни. ДВОЕ. Своей, а не иной формации. Двое как формула Равных Разных. УРАВНЕНИЕ с одним НЕИЗВЕСТНЫМ. Писатель и Читатель две стороны Известного. Автор на стороне Неизвестного. Всегда.
  Автор, окукливаясь в цельности самобытия, может провалиться-коллапсировать в черную дыру в себе, убийственная бесплодность Аутизма вместо Авторитаризма. Но может вспыхнуть СВЕРХНОВОЙ Звездой. Общение с Автором всегда ОПАСНО. Встреча с Небожителем чревата непредсказуемыми последствиями. Системы общественной безопасности стремятся как можно быстрее превратить Автора либо в Авторитет, нечто известное, либо списать в расход ресурсами симптоматологии.
  Автор вызревая из Нутри Куколки, вполне владеет системой критериев живого Осуществления, в отличие от суррогатного профессионального. Потому он может быть полноценным Критиком, Цензором, Жур-на-листом общественного Бытия и, на пределе, Императором, призванным РАСТИТЬ ГОСУДАРСТВО. Отнюдь не машину насилия, но Союз Государей и Народа. Народ, в отличие от беспризорной толпы, ПОЧТИТЕЛЕН к Слову Государя, ибо ищет Осуществления.
  В Нутри Куколки ткётся Праобраз Авторского Достоинства. Каждый причастный к нему СПАСЁН по существу. Быть Читателем значит быть Причастным Сакральному Существу.
  Авторская Книга словно Запах или Зов особого Пространства. Малый Объём его заряжен ВЗРЫВНОЙ Силой, разрушающей однородное-гомогенное пространство "единого мира", типичного человечества. Покруче любого динамита. Но безвредно для тех, кто хранит верность НЕРАЗРУШИМОМУ в Себе. Разве Бог не есть Богатство Со-осуществления? После Взрыва.
  Первым Читателем Автора всегда является Женщина и она всегда Первенствует в делах материального воплощения. Мужчины, что деятельны и первенствуют в таком знакомом материальном мире, еще не Существа Мужского Рода, но только мужского пола, который подвластен Женщине. Мужской же Род-партнёр Женскому. Даже Слово МУЖ-ЧИНА несет в себе обозначение ПРОЧИТЫВАНИЯ (ЧИН) МУЖА Женщиной. Женское, как ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ, прочитывая Мужское как МЕРУ ЖЕЛАНИЯ, изобретает Двух Существ Разного Рода. Собственно, Мужчину и Женщину. Чтобы Родить Мужчину мало быть Матерью. Мужчину Рождает Женщина. Вторым рождением.
  Существам мужского пола легче превратиться в Мужчин, ибо они не обременены опытом ВЫНАШИВАНИЯ Плоти другого Существа и потому способны больше и дольше внимать МЕРНОСТИ Бытия, культивировать мысленное как посмертное, пограничное. Как ИДЕЮ.
  Книга Автора подобна Ребёнку Матери. Но оценивание её приходит всегда со стороны небывалой, со стороны Будущего.
  Пребывая в своеобразном КУК-ОЛЕ, Автор осваивает КАК-ЧЕСТВОВАНИЕ Жизни.
  Автор ищет избавиться от своего А-томного У-томления КНИГОЙ, Пророчеством, Заветом. Если он пишет, ради того, чтобы только "сделать имя" и обменивать его на деньги, то это недоделанный, порченый автор, профанирующий Авторскую Состоятельность.
  Автор им-перативен ради реальной ко-оперативности. Автор и Читатель -Две-рь в Вечность, где ни время, ни пространство не разделяют Союз КО-ОПЕРАТИВНИКОВ.
  Чем больше в обществе специальных оперативных формирований-МЧС, МВД,--тем хуже предприимчивая оперативность остального населения, оно словно впадает в спячку, кому. Зачем бежать спасать кого-то, если есть МЧС? Зачем охранять порядок (ДНД), если есть МВД? Зачем петь, если со всех сторон голоса записных артистов, записанные? Зачем Государь, если есть государственный чиновник. НАРОДНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА НАПРОЧЬ ГАСИТСЯ СИСТЕМОЙ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ, ДОВЛЕЮЩЕЙ СВЕРХУ. Её "верховенство" иллюзорное. Освободиться от её влияния дело чести каждого не предавшего собственную ОТЧУЮ императивную авторитарность.
  КНИГУ по Праву может написать только КНЯЗЬ-Конунг. Сколько же книг не правильных, не оправленных высоким Смыслом, не вызывающих никакого Почтения? Самые несу-разные среди них-бухгалтерские. Бумажная цивилизация-мир обреченных.
  Но вот Вам Слов-арь Князя-Государя. Предвестием вполне Строгого Поручения.
  65.ИДЕАЛЬНОЕ И РЕАЛЬНОЕ.
  Казалось бы, первым словом уместно поставить Реальное, предшествованием Идеальному. Всё не так просто. Хочу восстановить реальное значение слова РЕАЛЬНОЕ.
  Идеальное призвано главенствовать по вертикали восхождения Факта. Идеальное не абстракция, но вполне Конкретный мозг способный найти перпендикулярное значение значениям отражающим экономику восприятия. Найти прямой угол "реальному".
  Синонимические ряды Идеального и Реального такие длинные, что нет желания перечислять их. Это торговые ряды продажного мира. Они лишают глубочайшие понятия собственной содержательной значимо-сти. Мы же само Слово СИНОНИМ понимаем как антонимический союз, тем не позволяя ему быть полем для растления (анатомии) значения конкретных Слов. То есть идеально.
  Идеальное=видеальное (как Италия-виталия),--ставит на Вид. Всё видимое доводит до ВЫСШЕГО Вида, вполне образцового.
  Только Высший Вид действительно может СКРЫТЬ анатомическое содержание смертного существа. В Идеальном сознании человек является как своеобразный Плазмоид. При этом биологическая содержательность не отбраковывается, как греховная, болезненная, умирающая, но предстоит Высшему Виду и ВЕДОМА им. Открывается не "третий глаз", но другое Зрение. Все органы восприятия словно обретают своего Двойника. В языке функция этого Двойника определяется как УМ (манас). Ум это УМЕНИЕ видеть идеально. Умо-заключающая деятельность человека, скорее искажение идеального видения. Она непрестанно занята анатомией (расчленением),чтобы получить рассудочный "синтез". Силлогистика, как порча УМА. А ведь исходно это слово означало "разговор". Решения, принимаемые на основе умо-заключений кажутся привлекательными, понятными, надёжными. Но какими бы решительными ни казались, они всё же тормозят сравнительно с Идеальным Умением.
  Идеальное толкование слов может быть изысканным или неуклюжим, но в нём всегда сквозит ЧЕСТНОСТЬ. Та Честность, что не знакома умозаключающему интеллекту.
  ИДЕАЛЬНОЕ РЕАЛЬНО. ЗЕРКАЛЬНО. Только Идеальное. Высший Вид, будучи избавлен от забот о своём содержании(оно скрыто),действительно становится Представительным Видом, вся видимость которого налицо перед Другим(умопостигаемым)--он голый король. Именно в такой обращенности к Другому Идеальное Ре-ализуется. Другой, находящийся снаружи оттачивает мой Вид, ставит на Вид (оценка). Не внутренняя потребность сделать свой "вид"(имидж), но постоянный запрос к Другому по поводу своего Вида. Такой вот РЕ-ВЕРС. Решиться на такой Запрос не просто. Это лишь отчасти можно проиллюстрировать женским кокетством-"как я выгляжу?". КАКОВ Я в твоих глазах? Вот где Ре-альность.
  Живя среди людей привыкших уклоняться от такого Запроса в различные формы этикета, нужна немалая Смелость, чтобы культивировать не имидж, но Качество Существа Дела. Человека как подвижную ФОРМУ. Выражение "не судите, да не судимы будете", с точки зрения УМА становится другим-ОЦЕНИВАЙТЕ ДРУГ ДРУГА ВСЕГДА И ВО ВСЁМ. Оттачивайте Форму Личностного существования. Дуэль ОЦЕНИВАНИЯ идеальный вид ду-эли.
  Идеальность всегда ИНДИВИДУ-АЛЬНОСТЬ. Реальность всегда СОЦИ-АЛЬНОСТЬ. Индивидуальное исходит из Полноты ПОНИМАНИЯ и достигает Цельности в Социальности РАЗУМЕНИЯ. Другой всегда ВОЗВРАЩАЕТ меня к Себе-Идеальному.
  Реален ли человек массы, обрабатываемый со всех сторон СМИ? Средства массовой информации не Оценивают Конкретного Человека от Лица конкретного вполне, но просто информируют всех обо всём. Это болото. ОЦЕНИВАТЬ есть ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ важности. Не СМИ, но СЛОГ-СЛО-во Государя. РЕ-ЛИГИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ решительно отмежёвывается от монотеизма богов и возведенного в культ капиталистического материализма. Мы призваны не копить, но предъявлять Правду, то есть-ИДЕАЛЬНОЕ.
  Мiръ идеален, но Миръ реален. Побуждение говорить всегда идёт со стороны Мира реального. Но заговорить не найдя безмолвия идеального мiра, значить просто галдеть.
  МИРОВОЙ АЛЬЯНС отличен от человеческой цивилизации. В нём каждый человек идеален-индивидуален, значит способен УТВЕРЖДАТЬ РЕАЛЬНУЮ СВОБОДУ как СОТРУДНИЧЕСТВО РАВНЫХ, оно же начинается со смелости личного оценивания другого. После дружелюбной Улыбки, говорящей о индивидуальном Мiре в душе. Мировой Альянс ищет всегда только идеальное выражение своих замыслов. Цивилизация же говорит, но никогда не договаривает. Так что ДОГОВОРИТЬСЯ в принципе никогда не удаётся. Постоянно возобновляющиеся договоры, договоры, договоры.
  Всяческий Идеализм находит своё естественное завершение в конкретной Индивидуальности. Материализм свершается как Реальность межличностного обращения. Личность, собственно и есть Высший Вид плазменной индивидуальности. С этой плазмой безуспешно пытаются справиться цивилизаторская психология и политика, ввести её в русло "бесконечного" (подмена идеального как вполне конечного) прогресса человечества. Вполне бессмысленного. "Идеал" Бесконечного Совершенствования разительно отличает человека массовой культуры от человека расовой НАТУРЫ с Идеалом Конечной Завершенности в индивидуальном.
  Отвергая идеальное русло разговора, человек массовой культуры выбирает ("свободно") специфическое направление, соответствующее какому-то прикладному опыту. Спецификации множатся, река разветвляется на ручейки, ручейки вместо Мирового Океана успокаиваются в Болоте. Никто никому не представлен по Существу, но каждая лягушка квакает о своём. Иллюстрацией этого болота становится Телевидение, в котором если и появляются идеальные темы, то только для того чтобы пожевать их и выплюнуть как не вполне съедобные, --не рентабельные, не выгодные.
  Идеология как Индивидуалогия пресекает похождения всяких "идеологий", призывающих служить общественным "идеалам". Идеал не коллективизируется. Тогда мы имеем действительный неразменный Реал. Пишу эту главу в Вербное Воскресение. Верба не просто ветки, но СИМВОЛ ВЕРЫ в идеальное Бытиё, предшествованием реальной Пасхи.
  Идеальное в Реальном ПУЛЬСИРУЕТ, рождая новую Содержательность--со-дрожательность. В Реальном каждый ЕДИНСТВЕННЕН и только УМОМ видит Другого. Невидимая органами восприятия Алия (сила) Другого становится Ре-альной Раз-умному Индивиду.
  "Модальная нарратология, или морфология реальности: человек существует в режиме по крайней мере шести модальностей. Он в своей ежедневной и вполне обыденной жизни мечется между: 1) известным и неизвестным (эпистемика); 2) должным и запрещенным (деонтика); 3) хорошим и дурным (аксиология); 4) необходимым и невозможным (алетика); 5) прошлым и будущим (время); 6) здесь и там (пространство).
  каждое высказывание, или даже не высказывание, а интенция, желание, эмоция, в общем, кусочек жизни, состоит из всех шести модальностей, которые могут быть выражены негативно, позитивно или нейтрально, а также сильно или слабо, из чего мы даже посредством нехитрой арифметики вывели общее число таких кусочков жизни =4096).
  Высказывание, лишенное модальностей, в прагматическом смыcле не значит ничего." [Руднев 1996]
  
  
  66.ХОЗЯИН И ГОСТЬ.
  Гостеприимство-Начало Мировой Человечности. Но не всякий приходящий это Гость. И не всякий принимающий-Хозяин. Незванный гость-"хуже татарина". Хозяин, не привечающий, не призывающий гостей, Хозяин ли?
  Слово ХОЗЯИН этимологи объясняют происхождением с тюркского. Язык Русский может игнорировать любые теории о заимствованиях слов, ибо наделён правом ассимилировать всё, что угодно-в этом, собственно, и быть Русским (ру с кем?). Основание такой ассимиляции-звуковой строй речи, где каждый звук вполне функционален, смыслен.
  ХОЗЯИН с-ходно по звучанию со словами ХОДИТЬ и ХОТЕТЬ. Внутреннее "З" говорит еще о способности распознавать, различать, уЗнавать. Хозяин Знает, что он Хочет и куда Ходит.
  Быть Хозяином, значит иметь не просто свой Дом, но располагать неким полноценным Хозяйством. Видеть его только экономически и полагать его физический план как базовый конечно можно, но в такое хозяйство никогда не придёт Высокий Гость. Можно видеть большое количество богатых людей владеющих домами, квартирами и имеющих большое количество приятелей. Это взаимовыгодное приятельство, скорее, роскошь и лекарство от скуки, чем жизненная необходимость. И неизбежно предательство. И предательство становится нормой жизни.
  Автор текста не имеет, ни своего жилища на этой земле, ни денег, ни власти, ни авторитетного имени, ни гражданства в стране в которой родился. Кто он? Почти НИКТО. Гость из-за Рубежа. Такой Гость возможно необходим как воздух для кого-то, но и как воздух почти неуловим. Может быть, он в состоянии извне определить Хозяина?
  Без Познания нет Хозяина. Познанное располагается вкруг Хозяина и утешает его как Круг собственной Судьбы. Однако КРУГ не КОЛЬЦО, но его размыкание. Здесь-то и возможно появление Гостя.
  Располагая временем своей особой Судьбы и местом Обитания, ритмом особого жизнечувствования, Хозяин в своих центростремительных побуждениях бодрствует и владеет ситуацией, но, двигаясь к периферии, словно очаровывается каким-то предчувствием, словно засыпает наяву. Когда приходит Гость, угадывающий Хозяина, и наделяющий его Силой не от мира сего, происходит Сказочное Событие.
  Различаются две разновидности Хозяина: Осёдлый и Номад. Можно их соотнести с культурой Матриархата и культурой Патриархата. Одна ставит акцент на инстинкте самосохранения и стремится освоить наличное Пространство обитания. Другая осваивает Ход Времени и всегда РИСКУЕТ превзойти волю укоренённую в наличном пространстве, Волей к Неизвестному (воля к "смерти").
  Номад очерчивает внешнюю границу полномочий осёдлого Хозяина. И часто представляется чужим и враждебным "миро-творческой" деятельности Осёдлого. Номаду не нужно подтверждать перед кем-либо свою принадлежность к определённому месту обитания. Это невыносимо для контролирующих органов, пекущихся о безопасности осёдлых граждан. Только представьте-человек как Улитка или Птица, постоянно УХОДИТ из поля зрения наблюдающих? Номад маргинален и определяется обычно как "аномальный".
  "... Делез признает, что был очарован кочевниками, но они точно не путешествуют. Путешествуют эмигранты, и это могут быть действительно уважаемые люди, которые вынуждены путешествовать,
  изгнанники, эмигранты. Это тот вид путешествия, над которым нельзя смеяться, потому что это сакральные формы путешествия, принудительного путешествия. Но кочевники не путешествуют, говорит Делез. Фактически, они остаются на одном месте (ils restent immobiles), все специалисты по кочевникам говорят это. Кочевники не хотят уходить, потому что они держатся за землю, их землю. Они покидают свою землю и они держатся ее, они могут кочевать только по своей земле, и они могут кочевать лишь постоянно желая остаться на ней. Так что, в некотором смысле, можно сказать, что нет ничего более неподвижного, чем кочевник, никто не путешествует меньше кочевника. Потому что они не хотят оставлять то место, по которому они кочуют. И именно поэтому их всегда преследуют".
  Быть Номадом, не значит быть кочевником, безродным люмпеном, бичем,но Хозяином особого рода. Терра-акт-ивным, но не террористом. Авелем, но не Каином. Номадическое Сознание укреплено не в Имуществе, но в ИМЕНИ(номос). Имя Собственное становится Зовом, на который откликается Гость. Если Имя подменяется гражданским псевдонимом(записанным, задокументированным,приписанным в общественную собственность, статистическим), его Хозяина трудно найти по существу дела. Не анонимность, бесплодная выдумка осёдлых жителей, и не владение имуществом или должностью, но предельно отчетливая Именитость, превращающая любое Имущество в инструмент выражения Имени Собственного, характеризует подлинного Хозяина.
  Хозяин регулярно совершает Хадж(хождение) от центра своего места жизни к Окраине, где ГОСТЕПРИИМЕН, Щедр, Самоотвержен и обратно, --собирая всё своё хозяйство в Кулак. Чтобы быть в Имени Своём совсем не обязательно получать миллионы, иметь шикарную виллу или яхту, чем совращает обывателя цивилизация, но уметь УХАЖИВАТЬ за основными ПРИБОРАМИ (прибранность) натура-лизующими Имя в Мире. Это орудия и средства труда-ручка, кисть, бумага, иголка, нитка, ткацкий станок, топор, лопата, компьютер.
  Человека отличает от животных и от животного вида удовольствий его Имя и Звание, в которых его Счастье Со-участия. Радость Знатных. Сделав Имя общественной собственностью, убивают Личность. Безымянные заботятся только об имуществе. "Укрепляют экономику". Окаменев Духом.
  Бездомные кочевники, рыщущие в поисках добычи, с нищенской психологией, внешне могут выглядеть осёдлыми хозяевами, вполне богатыми. Но убери внешний фон, созданный звериной жадностью, наглой изворотливостью и лицемерием, и увидишь жалкое зрелище МЕЛКИХ БЕСОВ. Зло и есть не что-то масштабное, но мелкая бесовщина безымянных людей. Ей то и противостоит по вертикали Именитый Хозяин.
  Кочевники, оторвавшись от земли и не найдя опорной Земли в себе, сбиваются в стаи, ибо чувствуют внутреннюю неполноценность, и создают каменное хозяйство городов, на взаимовыгодных условиях. Аристократа, как земледельца-землевладельца, стремится вытеснить кочевник из городов, безродное существо, не предприимчивое в Духе Времени, но убитое рассудочными законами. Оно признаёт владельцев земли только как производителей хлеба насущного, исполняющих основную задачу-кормить "страну", то есть ораву бездельников, паразитирующих на земледельце. Такие кочевники, укрепившись в городских джунглях, создают законы и разные нормы, совершенно чуждые человеку Земли. Исполнителями этих законов находят всегда тех, кто оторвался от земли, но и с городской властью не слился.
  Вы, кто странствовал по своей стране, видели ли в деревеньках её аристократическое сословие? Учителя? Сельсовет? Механизаторы и агрономы? Грустная картина убогой страны и беспризорного людства.
  Хозяин это ПОМЕЩИК, суверенная Личность, выше которой не может быть никакого должностного лица. Даже ЦАРЬ, это прежде всего, Помещик. Поместья Страны огромны, изобильны, а Хозяина нет. Убогие и самодовольные "хозяева жизни" не ждут Гостей. Гости к ним и не приходят.
  Убивая Авеля, Каин сам убывает в измерение псевдономада (псевдонима), псевдоморфозы, создавая такую культуру, в которой Другой как бы находится внутри его единственного жизненного пространства, и КАК-БЫ живёт. Каиниты создают "единый мир", "гражданское общество", в котором все граждане обязаны жить по единому для всех закону. Все в мешке. Но шила в мешке не утаишь. Когда приходит Гость.
  Каждый из людей несёт в себе способность убивать Другого, но взрастить вкруг себя Атмосферу благотворную для Другого дано не каждому. Огромное количество людей словно мёртвые планеты кружатся на траекториях социальной заданности, глухие и слепые к Другому, его самосущей жизни. Оправдываясь интересами общего (семья, страна), они ничтожны как Личности и ничтожат Личностное.
  Будьте внимательны к странным странникам приходящим в ваш Дом, они только похожи на известных вам людей, некоторые из них могут оказаться АНГЕЛАМИ. Они словно Лучи света Настоящего, коснувшиеся ваших пещер.
  В русском языке слово ГОСТЬ имеет три основных значения. Это ближайший СОСЕД, ведущий самостоятельное хозяйство, взращивающий свой САД, крики петухов его слышны в твоём саду. Это приходящий купец-чужестранец со своим товаром, он же обычно и основной производитель этого товара. Купец-ремесленник может быть хорошим Товарищем. С купцом, который оторвался от производства и стал только накопителем и распорядителем товара, трудно наладить бескорыстные отношения непосредственного обмена, где каждый знает действительную цену своего товара, поскольку сам создал его. И последнее значение-Гость как Geist-Дух, намерения которого неизвестны, путь непостижим. Он может внешне выглядеть утомленным странником, ибо облачен в плоть ветхого человека. Ge-ist, Го-сть=Государя Суть, Сгущение Истинного. Такой Гость предельно тактичен и внимателен к Хозяину. Но и Хозяин , только ОБХОДИТЕЛЬНОСТЬЮ может удержать такого Гостя Рядом. Гость же удерживает открытой: ДВЕРЬ МИРА.
  Есть много историй рассказывающих о гостеприимстве арабских бедуинов, историй на грани невероятного. Когда Хозяин ради пришедшего незнакомого Гостя режет последний скот. Есть и такие, например, когда хозяин указывает на волосок прилипший к губе гостя, которого он угощает. Гость, ни слова не говоря, встаёт и уходит. Понятно почему.
  ГОСТЕПРИИМСТВО ЕСТЬ МИРОЛЮБИЕ. Что превыше интересов семьи, народа, человечества. Жалок народ, не ожидающий Высокого Гостя.
  
  
  67.ВОВНЕ И СНАРУЖИ.
  Внешнее всегда вытекает, выявляется из некоторого Внутреннего Содержания, даже отрываясь от него, несёт на себе всю полноту значимых элементов УТРОБНОГО содержания. Какую бы внешнюю вещь мы ни взяли, она закодирована наследственностью своей, НУТРОМ, из которого извлечена, родилась, отделилась.
  Внешнее это загадка, разгадывая которую, можно составить представление о Внутренном. Внутреннее (нутро-утроба-ятро-ядро-индра--ндрав-андрей--антропо)--СОКРОВЕННО. Фонетика Слова НУТРЬ говорит о нужде (ну) и устремлении труда (тр). Но какого рода эта сокровенная Нужда? Её объясняет ВНЕШНЕЕ. Своим НЕ показывающее утвердительность сокровенного. Внутреннее заряжено динамизмом необходимого проявления во-в-Не.
  ВНЕШНЕЕ своей связностью скрывает разрывные, дискретные составляющие Ядра, его вертикальные УРОВНИ, характер ядерного НУТРА. Такое сокрытие разрешается в Откровении НАРУЖНЕГО, где Ядерная Вещь отрывается от связного внешнего понимания её. Прерывается Внешнее Наблюдение. Разрывается линия внешнего Времени.
  Ядерное психологическое ОРУЖИЕ (наружу---раж-рушить-окружать-поражать, но и русло-рус), пожалуй страшнее Чернобыля, который, каким бы жутким не казался, всё же, только внешний объект. Человеческое внешнее Я заинтересовано длить себя-жить во внешнем мире. Разделение субъективного и объективного говорит об отличии внутреннего и внешнего, но совсем не различает Внутреннее и Наружное, отождествляя наружное с внешним.
  Наружное пространство не однородно и может, как взрывчатка разнести на куски Сознание человека, если он не в состоянии воссоздать себя в Я-чей-ке Самосознания, найти при жизни свой Ядерный Круг. Если Внешнее обусловлено Внутренним, то Снаружи Внутреннее РАЗ-РЯЖАЕТСЯ совершенно, порождая необусловленные Части существования. "Бог создал людей". В Наружном Мире объективное не может быть денотатом внутреннего содержания, оно всегда только коннотирует раздельность Субъективного.
  Когда во Внешнем мы находим Главное-собственную Голову,--наступает Пора ПРОЗРЕНИЯ по Горизонтали, где сотворяется НАРУЖНОСТЬ, отличная от ВНЕШНОСТИ. Наружность, вполне ИСПОЛНЯЮЩАЯ ЯДЕРНЫЙ НДРАВ человека, категорически погашает все эгоцентрические заботы о Внешнем. Внешнее отпускается из обусловленности ВНУТРЕННЕЙ НУЖДОЙ и ОБУСЛАВЛИВАЕТСЯ только СНАРУЖИ. Снаружи Человек Действительно Рождается. Из Слова, являющегося предельным овнешнением (объективацией) внутреннего. Слово, находящееся между молотом и наковальней Внутреннего и Наружного, ОБУСЛАВЛИВАЕТ двояко людей. Пока его не ударит Молот Наружного, оно обуславливает их объективное существование.
  Снаружи располагается "Да будет Воля Твоя, но не Моя". Внешнее Видение всегда апеллирует к объективности, стремится относиться к людям "объективно", не замечая, что тем их превращает только в объекты. "Нормальные" они только в силу пронумерованности объективными идентификаторами. Совсем другое отношение складывается в Наружном Зрении. Только здесь появляется Другой. Сна -РУЖИ возможна Д-РУЖБА. Столкновение как бы сновидных ОБРАЗОВ даёт бодрствование особого рода. Но к такой Дружбе необходимо быть готовым, иначе она обернётся шизофренией.
  Контуры взаимоотношения внутреннего и наружного можно показать в виде свастики. Один Зигзаг Свастики местоименный: Я-ТЫ-МЫ-ВЫ-(С)-ОНИ-ОНО-ОН-ОНА. От Я к МЫ-моё центростремительное движение понимания. Но двигаясь от центра понимающего себя Я к периферии МЫ-я попадаю в центр своего сознательного МЫ. От МЫ к ВЫ-своё центробежное движение знания-выход ко множеству "третьего лица". Второй Зигзаг-именной.
  
  УТРО лучший образ для обозначения Н-УТРА СНАРУЖИ. Внешнее здесь не стремится к внешней бесконечной экспансии-центробежной, но, словно возвращается в Нутрь. Внешняя тьма окружает УТРО, не нарушая его целомудрие и не провоцируя бесконечное "познание".
  Готовы ли мы, слепые кроты, к яркому свету УТРА? Готовы ли узреть утренний Лик Друг Друга? УТРОМ РИТМ начать Нового Времени?
  Внешний человек, только убивая другого, вполне удостоверяется в своей субъективности. Но убийство превращает его тотчас вполне в объект. Убили человека изощрённо-безжалостным НЕВНИМАНИЕМ к его ядерной сути, и не заметили убыли. Убедили себя, что людей много, появилась внешняя "демократия" и "равные права". Снаружи Лица Оправа оказалась незрима. Да здравствует статистика! Мёртворождённых.
  ПОТЕРПЕВШИЕ ПО-РАЖЕНИЕ НАДЕЛЕНЫ НЕИССЯКАЕ-МЫМ КУ-РАЖЕМ ЖИВЫХ. По-бедители, построившие такой у-бедительный мир, заложники Нужды и Беды.
  Обнаружив в себе существо Нутри, обнаженное, дрожащее, пораженное ужасом от всех человеческих "побед", можно пробовать делать первые шаги самодеятельного ВЫ-РАЖЕНИЯ. Такого неуклюжего на первых порах, ибо цепляются тяжёлые внешние факторы вы-живания, но призванного к Великому Танцу. Поразительному ДУЭТУ.
  Укрепив себя во внутреннем Ядре, мы освобождаемся от навязанной нам легковесной доверчивости к "человеку" и становимся предельно ДОТОШНЫМИ к наружному смыслу его поведения. Избавляемся от инертной потребности "лезть в душу", то есть изыскивать внутреннее содержание в другом, "содержательно" рассуждать и судить о другом. Вот здесь то мы и замечаем весь ужас исходящий от всяческих священников, психологов, педагогов, врачей, юристов, политиков, которые "живут" именно этим "взаимопониманием".
  МЫ ЛЮДИ УТРА И УТРАТЫ ЗНАЧЕНИЙ НУТРА. Про-игрывающие Историю, вы-игрывающие действительного Партнёра для ИГРЫ небывалой.
  Только в Наружном, Недра души моей находят свой достоверный Образ. В за-кромах божественного При-сутствия. В "обители Отца", Индры.
  Когда Находим Высший Вид Внешних Выявлений Своих, тогда можем осмелиться смотреть на кромку Горизонта. По такому Виду можно вполне узнать КАК функционирует внутреннее существо. Биологические выделения-пот, слёзы, семя, моча, кал, запах-вполне расскажут о том, как функционируют внутренние органы. Но есть иное Выделение-Жест, Взгляд, Речь. По ним можно ОЦЕНИТЬ Существо в Целом. Ради ПРИБЛИЖЕНИЯ.
  Рассеивая бытиё внешнее наружностью сути слова, мы сеем на поле РАСОВОЙ культуры.
  Заряженный ядерной силой, может заразить невольных виновников раздора, объективных людей, особой пульсацией УТРА и тем помочь ОСУЩЕСТВЛЕНЬЮ на ЗАРЕ.
  "Утро Вечера мудренее", говорим, утомлённые заботами и нуждами в конце Дня. И приходит Утро. Такое простое и мудрёное одновременно.
  68. ИСТОРИЯ И РЕЛИГИЯ.
  История это срез фактов, резвящихся на поверхности Бытия. Религия это Существо Глубин, прорывающее поверхность "вод". Существо ГЛАГОЛЯЩЕГО.
  Историю и Религию мы пред-ставим не совпадающими по направлению и не противоположно направленными формами человеческого развития, но расположенными под прямым углом друг к другу. Когда одно пытается приручить другое, получаются уродливые искажения Религии и Истории. Исторические Религии и религиозные Истории.
  История располагает Знанием. Религия-Верой. Если не уточним, какой род Знания ВПОЛНЕ историчен и какая Вера вполне религиозна, наверняка сохранится соблазн подменять знание верой и наоборот. Итог-путаница в понимании Исторической Пер-спективы Человека и Религиозной Ре-спекции его, без которой человек быстро выхолащивается, теряет способность СОЛИДАРНЫХ отношений.
  Человек НАУЧАЕТСЯ ИСТОРИЕЙ. Можно сказать, что История и есть единственная НАУКА. Подчеркивая, что не Наукой завершается История, но научное познание завершается в исторической мысли, мы тем по-новому определяем ту и другую.
  История интегрирует все виды научения, ИС-СЛЕДУЯ различные факты и связывая их между собой. Тем она подготавливает почву для уточнения понятия субъекта истории. Того кто "наследил" , оставив Данность Природы с её "закономерными" формами движения-Бога-Творца. И того, кто продолжает следить-оставлять следы и следить за чем-то и кем-то-Человека. Если человек недостаточно самоопределился как главный Наследник, он частенько выпадает из исторического русла, придумывая разнообразные фантазматические "причинности". Материальные и мистические.
  Призвание Истории не в том, чтобы объективно отразить Прошлое, но в том, чтобы найти Субъекта Настоящего. Неустойчивость в Субъективном делает его зависимым от различных придуманных "историй", которые всегда коротки, анекдотичны.
  Современная наука, какой бы грандиозной не представлялась по масштабу своих знаний и умений, всё же достаточно убога и несравнима даже с наукой средневековых схоластов и алхимиков, не теряющих из вида философский камень-самого Познающего.
  В нетерпении ученый торопится расширить объективный контекст проявления, учесть все факты, но тем напускает туман, в котором исчезает Познающий. В "бесконечном" познании. Если алхимик, прежде всего выверяет алгоритм основного опыта и не отступается от него, полагая неудачу на неблагоприятный момент времени, судить о котором невозможно. Он вновь и вновь проводит "один и тот же" опыт. Современный ученый готов к постоянным изменениям всех условий эксперимента ради удачного следствия, полагая, что время однородно и неизменно и что "удачу" можно закрепить "на века", ввести в законосообразность мира. Кто же из них Историчен? Каждый живёт в разных историях. Алхимик ищет неизменное в себе и согласно ему старается УГАДАТЬ Начало Времени. Ученый, отказываясь от абсолютного в себе, абсолютизирует линейную однородность исторического времени. Начало, полагая в бесконечно далёком прошлом и конец, в бесконечно далёком будущем.
  Объективность науки оборачивается "научными достижениями", которые, по существу, ничего не меняют в самом человеке. Если и имеют отношение к нему, то никак во времени не закрепляются. Сделаем ли прививку, уберегающую от вируса, или пересадим человеку сердце свиньи или титановую пластинку, вместо кости---это похоже на украшение трупа, настолько краткосрочно, что не стоит и усилий. Если Дом можно передать наследникам, то кому ты передашь своё модернизированное тело? Зато сколько "научных" усилий.
  Последнее время изыскивается возможность напрямую соединить усилие мысли и компьютер. Но как же можно соединять, если неизвестно что есть Мысль. Допустим, человек научится протаскивать в виртуальное пространство свои желания и там исполнять их. Он получит только картину разряда нервных окончаний и не более. Психические и Сознательные Намерения не проходят в-нутрь компьютера, вполне объективную. В психо-социальном измерении, он просто убьёт себя. Например: ты вызываешь образ любимого существа и общаешься с ним так, как тебе желательно, создаёшь "мир" желательный тебе. Идиллия ли? Идиллия идиота, который позволил человеческому зверю в себе растерзать Себя Человечного посредством Машины. Предавая Существо Воли ,готовое узнавать Начало времени в ОБРАЩЕННОСТИ к Существу Другого. Всегда непостижимому. Когда собственную Непостижимость (искра божья) открываешь как ВЕЛИКОДУШИЕ, тогда Непостижимость Другого оказывается Дружелюбной.
  Факт окончателен, когда завершает-оформляет исходный Акт. Иначе это глупый и беспризорный арте-факт. И принципиально не важно, это простое полено или высокохудожественное произведение искусства. Если мы не хотим, чтобы человечество превратилось в артефакт истории, необходимо ВСПОМНИТЬ СЕБЯ В АКТЕ. Начальном. Мода в непрестанном Акте исторического Самосознания, вот модель Истории, Истории действительно завершающей наши Надежды их Свершением. Свершение--с верой сопряжение. Если История узнаёт Актив, то Религия реально ведает этим Активом.
  Знаки Религии, одной своей стороной встречны знакам исторического Знания, возвращают познающего к самому себе, своё Ты, тычущееся в различные объекты, к своему Я. Ретроспективны. Другой же стороной ВЕРЯТ в Наружного Другого, но не имея возможности прямого Обращения к нему (своё Ты, формующее границу своего Мы, дальше её не видит и потому МЫ, как свершение Надежд всегда КРУЖИТ человека вокруг своего единственного Я-верного), располагают значение Обращения под прямым углом. Так возникает Религиозное ИДУ НА ВЫ. ВЫ-наружная сторона окружности моего МЫ. ВЫ не позволяет мне посягать на знание о Я другого. ВЫ сообщничает с моим МЫ, так что мне предельно представлена НАРУЖНОСТЬ Другого. Знаки Религии раскручивают НАС вкруг себя и друг вокруг друга как волчки.
  Исторически мы можем приближаться и удаляться друг от друга, но Религиозно Мы всегда Равно отстоим друг от друга, не приближаясь и не удаляясь.
  Когда Земля кружится вокруг Солнца, мы видим Солнце, как бы неподвижным, ибо замечаем факт Расстояния от Солнца, исторически опытный. То, что Солнце вращается вокруг Земли, современная наука отвергает. Коперниковский Переворот. Особого достижения здесь нет ни у Галилея, с его "а всё-таки она вертится", ни у Коперника.
  Планета-"блуждающая",--а вот Солнце стоит на Своём месте. Это научная Кажимость. Хотя любой простой человек прекрасно знает, что СОЛНЦЕ ВРАШАЕТСЯ ВОКРУГ ЗЕМЛИ. И это Солнце намного ближе к Земле, насколько радиус-вектор его вращения короче того, который у объективной, Земли вращающейся вокруг Солнца. В Религиозном видении Земля и Солнце равно отстоят друг от друга. Более того, размер Земли здесь соизмерим с размером Солнца, и они СОПРИКАСАЮТСЯ. Земля находится на поверхности солнца.
  На примере Земли и Солнца можно пояснить ключевые моменты в Реальном взаимодействии вещей. В отличие от предметов, которые отделены друг от друга пространством, все вещи мира не разделены пространством и обнаруживаются как Явление только через соответствующую активность снаружи.
  Посмотрим стереоскопически на Мир. Что есть РАССТОЯНИЕ? Мы привыкли полагать его промежутком независимым от предметов которые он разделяет. Помыслим другое. Расстояние возникает как результат опыта собственной МЫШЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ. Глаза вовне и представления памяти внутри оконтуривают границу доступного. Мы мышечно вполне дотягиваемся до звёзд, и это не метафора. Видеть, значит ведать свой путь до видимого. Забывая этот факт, мы создаём мёртвое пространство отчуждения, плохое (=плоское). Объёмное восприятие как следствие раздельного видения двумя глазами не такая простая вещь как кажется. Если ведать свой путь от глаза до глаза в опыте "двойного схватывания", то есть мышечно дотягиваться каждому глазу до другого, то в таком опыте и возникает реальное ОБЪЁМНОЕ восприятие себя. Один глаз даёт планиметрию тела, другой обращает её в геометрию. Всё что попадает в поле видения, боковым взглядом обращается в объёмный предмет. Видение это остриё осязательного ДОСЯГАТЕЛЬНОГО восприятия. Расстояние от глаза до глаза, каким бы объективным ни казалось, всё-таки вытекает из непрестанного взаимного до-сягновения, никогда не становящегося мёртвым фактом. Кто же владеет нашей мышцой? Наше мышление.
  Если мы хотим реально подступиться к Другому на Религиозное расстояние (нулевое), необходимо лично отвечать за историческое расстояние до него. Чтобы быть всегда в СОПРИКОСНОВЕНИИ с другим (ласка), только и нужно мышечно дотягиваться до него. Никакие тысячи километров не могут помешать такому "дотягиванию".
  Если быть точным, расстояние от человека до человека с точки зрения ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ всегда в два раза длиннее ,чем представляется в усредняющем "объективном" взгляде. Историческая наука открывает фактор Другого, а значит, в состоянии предполагать его активность во встречном досягновении. Если двое "любят" друг друга, но в Разлуке, значит, кто-то из них явно ещё не научился любить, НЕ ЗАВЕРШИЛ своё расстояние в своей мышце, оно то и разделяет "любящих". Не завершил, а значит, ещё не стал вполне историческим существом. Расслаблен. Внешне такому "любящему" может казаться, что виновник разлуки другой, "вот если бы он вёл себя как надо..."
  В каждом из людей с отчетливой половой определённостью существует, своего рода ВРАГ, которому выгодно ОТБРОСИТЬ людей друг от друга, предварительно посулив и слегка показав "райские удовольствия" близости в любви. Этот враг настолько сближается с Нутром человека, что выдаёт его за себя и тем препятствует человеку стать СУЩЕСТВОМ РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ, но ИСТЕРИЧНО-НЕВРОТИЧНОЙ жертвой всегда неудачной "любви". Кто же он? То наше существо (кожаный мешок), которое добравшись нервными окончаниями кожи до поверхности кожи другого, тотчас перехватывает и подменяет своей инициативу того существа, что ЗРИТЕЛЬНО СТРЕМИЛОСЬ к соприкосновению с Другим и готово было преодолеть ЛЮБЫЕ РАССТОЯНИЯ ради СОПРИКОСНОВЕНИЯ. Подмена остаётся незамеченной. Неудача в любви слегка компенсируется "счастливым" обладанием своими детьми. Секс отождествляется с божественным Эросом.
  Только тогда, когда соприкасаясь телами мы религиозны, то есть целомудренно блюдём неприкосновенность инициативы другого, в Ласке проворачиваемся друг вокруг друга и в этом НЕНАСЫТНЫ, мы РЯДОМ. Желание мужского пола проникать и заражать женский пол своим содержанием, как и желание женского быть полем для ВНЕДРЕНИЯ, не тождественны высокому Желанию Мужского Рода и Женского Рода. Внедрение провозглашается отличительным признаком "мужчины". Это совсем не так для реального ДЕВСТВЕННОГО Мужского Рода. Андро-гинность каждого проявляется в том религиозном перпендикуляре, что не позволяет никому внедряться в другого. Изживать вирусологию сексуального намерения, ради божественного Эроса, в котором мы действительно ВАЯЕМ ТЕЛА друг друга-вот стоящая человеческого Рода сверхзадача. Её обнаружить и решать как вполне религиозную, можно только найдя в себе силу ИСТОРИЧЕСКОГО СУЩЕСТВА лично ответственного за все от-стояния во времени и пространстве.
  "Смерть Бога" заявленная Ницше это, прежде всего, аннулирование наличного пространственно-временного континуума в котором мы привычно располагаем свои восприятия и представления. Но "убивший бога" и не ставший Человеком, обречен стать ничтожной жертвой бесов довлеющих изнутри. Бесов, которых так пророчески высветил Ф. М. Достоевский.
  Если мы внимательно присмотримся ко всем своим открытым недовольствам, по поводу поведения другого, в большинстве случаев заметим, что мы просто проецируем на подходящий ближайший объект некое течение своей внутренней бесовщины. Приручить этот "зоопарк" почти никому не удаётся. Каждый из бесов легко заменяется другим, выдающим себя за более "правильного". В такой мутной воде трудно найти "золотую рыбку" своё Действительное Существо. Только РЕЛИГИОЗНАЯ ВЕРА вполне ОТВРАЩАЕТ человека от потребностей бесов. И не вера в бога или в богочеловека, а в Существо ПОВОРОТА. То, что способно найти и сломать "иглу Кащея Бессмертного". Это мы называем Религией Мира.
  69.ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО.
  По привычке мы считаем государство историческим образованием, церковь же-сформированной откровением "неба". Чтобы ясно выразить суть Реального Государства, которая Религиозна, я отличаю его от исторической церкви определённой конфессии и исторического государства, которое всегда отчуждено разными границами от множества других государств и, более того, несет Рознь и в отношения "своих" граждан. Властвует, разделяя.
  Внешне, кажется, что они проводят противоположную политику-"кесарю кесарево, богу богово". То что и "бог" и "кесарь" обманка, маскирующая принцип единого пространства в котором по разному "окучиваются" как верующие так и светские обыватели, мы узнаём столкнувшись с типичными реакциями представителей того и другого. Одни отсылают нас к полномочиям государственного закона, превосходящего наши личные полномочия, другие к богу, неизмеримо превосходящему нашу волю.
  В реальном Мире никто не превосходит никого, здесь то и складывается безбрежное океаническое Государство Свободных с отчетливым размежеванием гражданских союзов от Союза Государей. Если в одних уместно прямое влияние, в них отражается органичность устройства отдельного человека, его моно-логичность, то в других господствует "кривизна", воплощенная в осмысленном Слове. И Слово ДОМИНИРУЕТ. Слово превосходит органический подход. Слово обязывает быть ЛАКОНИЧНЫМ в МОНОЛОГЕ, а не надуманно "диалогичным", маскируя затянувшийся свой монолог.
  Океан знает ведение вод тех рек, что впадают в него и потому в состоянии КУРИРОВАТЬ НАПРАВЛЕНИЕ разных на-речий, указывая RU-СЛОВО-LI каждому речению.
  Настоящих Государств не может быть много, оно всегда ЕДИНСТВЕННОЕ. В проективном смысле. Такое государство строят те, кто построил единственную церковь соответственно единственной своей ГОЛОВЕ. Конфессиональные церкви назовут это сатанизмом, сатаной называя по сути того беса, что сидит в каждом служителе подчинившем свою волю верховному Бесу, то есть "Богу" (бог-баал-ваал-боль), но перенося его на другого в противоположном значении. Более того "верующим" выгодно жить в окружении мирян, отграничиваясь от которых они лепят "тело христово" или общину верных. Убери такое "единство", и каждый увидит себя ДРУГ ПЕРЕД ДРУГОМ как баран или беспомощная овца.
  Моя Церковь-ВСЁ пространство моего восприятия, вполне осознаваемое. Мой МОНА -СТЫРЬ, моно-старт в Государство Мира. Краеугольным Камнем , отвергаемым всяческими социальными реформаторами. Речь здесь идет не о реформах изменяющих мир, но об обретении своей Формы в Мире. И от лица своей Формы, я подступаюсь-трогаю-интригую Другого. Моя церковь может быть небольшим кругом людей, доверяющих лично мне в надежде открыть СЕБЯ В СЛОВЕ, желающих отточить собственное Слово.
  Существующие государства, укрепляющие свой категорический императив, с одной стороны "враждебным" государством (а иначе зачем граница?) и "неразумными" силами природы, воплощенном и в собственных гражданах, а с другой-противостоянием церковным ценностям, оказываются абсолютно беспомощными перед лицом Государства как МИРОВОГО СО-ДРУЖЕСТВА. Оно для них абсолютно непонятно. То ли Анархия, то ли замаскированное властолюбие. То ли поощрять, то ли наказывать. А лучше игнорировать как некий бред.
  У Нас нет нужды кому-то что-то доказывать. Мы просто живём по-другому, потому что вполне знаем себя в МЫ. Так, что никакое навязываемое извне "мы", не цепляет наши души. И обращаемся на ВЫ С ШЕИ МЫ.
  Ложные государства заинтересованы внушать своему населению идею о том, что "народ делает историю", маскируя свою власть, вполне антинародную. Мы же категорически утверждаем только ту Историю, которая вполне помещается в Голове индивида, иначе это обрывистая, ущербная история сплошные пересуды о прошлом. История, укрепившаяся в Личности, творит реальность Истории. Не народ делает историю и не личность, но История находит Личность, чтобы реализовать себя в СО-БЫТИИ. Поле Со-бытий мы называем ГОСУДАРСТВОМ. Для освещения таких Со-бытий не готовы журналисты СМИ, проходимцы, по сути. Здесь необходим ЖУР-НА-ЛИСТ особого рода. Участник Со-бытий.
  Государство как ДЕРЖАВА превосходная Реальность, в которой ВЫДЕРЖАННЫЕ над-стоят над несдержанными ради единственной в своём роде Со-стоятельности. Такое Державное Государство есть МИР самовольных Голосов. Новый РИМ. МИР КАК РИМ.
  60. ВСЁ И ИНОЕ.
  
  ВСЕ-ВСЕ-В-СЕ-В-СЕВ-СЕВ. ВСЁ есть ПОСЕВ. Посев в Иное-в СВЕТ. На слове ВСЁ заВИСает мысль людей не готовых СЕЯТЬСЯ СВЕТОМ Слов ВЕСЁЛЫХ. ВЕСЁЛЫЙ, значит ВЕСЬ-С-СИЛОЙ-СВОЕЙ. Весь Сеется. И смеётся. СМЕЕТ.
  
   Разве я по нужде пишу СЕЙ Текст? ВСЁ понимая, словно приказ получая,--отпускаю всё словами ИНОГО значения. Что значит ВСЁ? Сказать или написать Слово, ВСЕ-ГДА ли сказать ВСЁ Слово? Без такого ОПРЕДЕЛЯЮЩЕГО ВСЁ Слова, Слово зависает в недоговорённости, ещё не всё сказав.
  
   Выделим слово Всё в его уникальной особенности. "В"--вводит, "С"--соединяет, "Ё" (Е.Ю.Я..)--мягкая гласная. ВСЁ, значит вхождение в согласие. Согласные звуки Слова, как префиксы-суффиксы. Гласные корень и окончание. Зри в Корень, в конце то концов. И в Окончании обратись к Другому.
  
   ВСЁ есть СОВЕРШЕНСТВО (гласные) ЗАВЕРШЕННОСТИ (согласные). Функционально, смысл слова ВСЁ есть БЕЗМОЛВИЕ, говорящее о полноте значения, высказываемого ВСЯКОГО Слова. Как бы неслышно рядом со всяким ОТ-ЛИЧНЫМ Высказыванием стоит фигурой умолчания ВСЁ. Мы смеёмся над тяжелой, висельной верой в Бога, совращающей утомленные души БОКовыми (боговыми) значениями ВСЕГО. Наш БОГ это ВСЁ и он молчит и не показывает себя, когда мы говорим всё Слово, то есть отличное, вполне разумное. Когда недоговариваем слова, тотчас появляются слова ОСОБО важные-нарушители РАВНОЗНАЧНОСТИ СОВЕРШЕННЫХ СЛОВ. Они то и обеспечивают соподчинительность в обществе. Питают командно-административную систему духовной и светской власти.
  
   Договорить Слово, значит дойти до его ОКОНЧАТЕЛЬНОСТИ в СУЩЕСТВЕ ГОВОРЯЩЕГО. Вот где "нет ни эллина, ни иудея", а не там где "всеобщие права человека", в которых кто-то за тебя договаривает исключительно твоё Слово, тебя как ВСЁ Слово.
  
   Попробуем выразить Мировые ГРАНИ ВСЕГО. ВСЁ, фактически данное в ИНОМ, есть Слово. ВСЁ воспринимаемое СЛОВОМ означаемо. Не воспринимаемого- НЕТ(всё и ничего). Слово свидетельствует не факт восприятия, но его означивание-меонизацию (меон=иное). В Восприятии НЕТ Значимого. Первая грань безмолвного восприятия всего-его инаковость, как свет значимости. В этой инаковости на всём воспринимаемом лежит блеск особой активности самого означающего, субъекта восприятия.
  
   Вторая грань выявляет ДРУГОЕ Всего. Когда внутренне ВСЁ есть что-либо ОДНО, о нём свидетельствует ДРУГОЕ. Настоящее ОДНО ОДНО. В Другом его меонизация. Если ОДНО воспринимается (вселенная), то Другое извне определяет его, не принадлежа ему (сущее). Когда Слово свидетельствует лишь данность воспринимаемого, это лишь внутреннее слово вселенское, ПОДДАНОЕ. Но вот приходит Другое Слово. Вселенная словно раскалывается. МАТЕРИК треснул. ПАНГЕЯ разделилась. Жители ПОДЗЕМЕЛИЙ долго не замечают этого
  
   Третья грань ВСЕГО заявляет себя парой Слов, ОБЩЕГО и ОТЛИЧНОГО значения. Общепонятность Всего, что мы говорим в среде своего языка выражает нас ВСЕОБЩИМ образом, всечеловеческим. ОБЩЕЕ не синтезирует всё что угодно, но является той гранью ВСЕГО, где РОЖДАЮТСЯ ОТЛИЧИЯ. Высказывание в СВОЁМ РОДЕ уже ОТЛИЧАЕТ Тёмное Родство всепонятности от светлой особенности РОДА, ослепляющей пещерных родственников, привыкших к понятным оборотам речи.
  
   Четвёртая Грань Всего ЕДИНИЧНОСТЬ во МНОЖЕСТВЕ. Каждая несёт своё ВСЁ в себе и силою этого Всего МОЖЕТ быть в особом соединении с Единичностями отличными от неё, другими. Такое МНОЖЕСТВО как целое есть МИР. Это множество отлично от предметно-раздельного множества частностей, ещё не вызревших как Отличные (существенные). МНОЖЕСТВО ЕДЕНИЧНОСТЕЙ есть МИРОЗДАНИЕ.
  
   Таким образом, мы получили СТРУКТУРУ из ВОСЬМИ Слов, словно углы кубика. "Прокубатурив" значения ВСЕГО, мы не боимся творить НАСТОЯЩЕЕ, играя кубиком ВСЕМИРНОГО. Различая Единичности, созревающие в лоне Мира, от единичностей частных, зависимых, зависших в подчинительных сетях среды обитания, предметных, мы укрепляем Существо Дела, Всемирного.
  
   Если мы хотим жить в реальном Человечестве МИРА, как СОБРАНИИ разумных существ, наделённых свободной (=самобытной) Волей, необходимо приложить ВСЕ усилия, чтобы аннулировать мертвящие установки сознания, большинство из которых вполне легализовались, превратившись в правовые юридические и политические "нормы". Прежде всего, это касается полномочий чиновника-управленца-организатора. Именно он громче всех призывает: "поменьше слов, побольше дел", якобы точно зная какими делами нужно заниматься людям. Именно он манипулирует "правами и обязательствами" каждого. Именно он стремится сделать престижной и высокооплачиваемой свою работу. Именно он создаёт бумажную "империю". Как единичная личность, я не собираюсь вступать с ней в противостояние (борьбу)-не стоит того,--но создаю и оттачиваю ФОРМУЛИРОВКУ ВСЕМИРНОЙ ИМПЕРИИ вполне Сознательных существ.
  
   Сейчас Мы словно в РЕЗЕРВАЦИИ, окруженные со всех сторон активными "недоносками" увечного чело(у)вечества. Но Мы в СОСТОЯНИИ устроить Большую "Баню" всем незаконнорожденным менеджерам и бюрократам, последовательно снимая с них модные "одеяния". В Бане ВСЕ равны. Эта Баня по-русски уже готовится в виртуальной реальности Всемирной Сети, которую безуспешно пытаются контролировать чиновники, "заботящиеся" о нравственном здоровье населения. "Забота" эта проистекает из личной неуверенности в Своём Мировом Духе, который Один только и может корректировать Нравы. Не являясь Тигром, каждая шавка норовит сбиться в безликую стаю, выстраивая Систему Общественной Безопасности Авторитетного Контроля(С.О.Б.А.К.). Я не уверен, что "защитник" целомудренности детей, не допускающий их до порнографических сайтов, является Образцом Половой Целомудренности. Подлинное Табу может исходить не от безликих законников с их "общечеловеческим законом", но от Значимых конкретных ЛИЧНОСТЕЙ, их ВСЕМИРНОЙ начинки.
  
   Всё что я делаю-выстраиваю ФОРМУ АВТОРИТАРНОГО ОБРАЩЕНИЯ, неизбежно находящую ОТКЛИК в каждом, кто не отрёкся от Собственной Правды. ВМЕСТЕ Мы выиграем этот РАУНД Человеческой Истории.
  
  61. ИЗБАВЛЕНИЕ И ЗАБВЕНИЕ.
  Эти два слова я использовал, чтобы выразить ис-ключительное Событие преодоления власти всего существующего, выдающего себя за Бытиё, и некий за-ключительный опыт, в котором обнаруживается Бытиё за пределами Сущего. ЗАБАВНОЕ. Чреватое Чудесами.
  В природе все живые существа наблюдают друг за другом, ожидают, выжидают, запоминают. Забвение не присуще связному течению природных процессов. То, что нам известно как "забывание",- по существу, всего лишь изменение топологии Памяти, её задвиги. Подтверждением является память стариков, отстранённых от активного выжидания, утомившихся и потому вспоминающих, вплоть до каждого дня своего детства. Здесь спорный момент, нуждающийся в пояснении. Если мы фиксируем воспринимаемое, то чем? и чем удерживаем это зафиксированное?
  Полагать, что закрепление в Памяти неустойчиво, значит "верить" во всеобщую неустойчивость, относительность всего Сущего. Тогда и любая категоричность, абсолютизация, принцип, становятся неуместными и всё расплывается в частных мнениях обо всём и ни о чем. Итог, всеобщая фрустрированность сознания и психики. Когда релятивная, развивающаяся-развеивающаяся материя не находит свой предел-сцепку с Субъективностью её воспринимающей. Можно полагать, что у Памяти особая материальность способная отражать исходную. Тогда в чем эта особость? А если неточно отражает? Тогда возможно за эту неточность отвечает какой-то особый мотив отражающего? Отвечает ли?
  Мы ЗНАЕМ, что Память есть ИНОМАТЕРИАЛЬНОСТЬ, которая вполне схватывает(способность восприятия) объективную материю, и превосходит её в ПОНИМАНИИ. Эту иноматериальность мы называем МЫСЛЬЮ. Поостережемся называть мысль материальной, отсюда легко скатиться к объективации мышления, а значит и к возможности манипулировать им. В Понимании пробуждается-рождается новое Знание, в котором понимающий ответственен за воспринимаемый мир, а не просто отражает его своим сознанием. "Бытиё определяет Сознание". Прочитав это выражение ПРАВИЛЬНО, справа налево, как бы обернувшись в Память, мы находим то Сознание которое определяет (является пределом, границей) Бытиё. Сознательную Мысль-Слово. Расположение частей речи в трёхсоставном высказывании в русском языке вполне позволяет ДВОЯКО понимать его. Нет нужды менять порядок слов. Во встречном Сознавании мы находим ИЗ-БАВЛЕНИЕ от того "бытия",которое усиленно определяет нашу сознательность.
  Каков же характер деятельности скрытой до срока в пассивной памяти иноматериальности? Прежде всего, она НЕ ПРОТИВОСТОИТ лицом к лицу объективной реальности воспринимаемого, что мы видим в искусственной дилемме материализма-идеализма. Скорее спиной к спине, не видя друг друга, тем создавая равновесие СО-ЗНАНИЯ. Отсюда её ЗАБАВЫ. Пребывая в некой форме ЗАБВЕНИЯ, с точки зрения пассивного понимания, актив Мысли узнаёт ПОДДАННОЕ, то есть объективное, с ходу, и властвует над ним касательно, не заражаясь его инертным динамизмом. Подданные терпеливы (дом терпимости),-упорно добиваясь "счастья", изворотливо приспосабливаясь к "реальности". ГО-СУ-ДА-РИ ЖЕ ВЫ- МЫ-шленное Государство укрепляют и охраняют.
  Память, как бы её не разменивали на "мемориалы" культурного наследия, по существу своему, всегда остаётся индивидуальным достоянием конкретного Всечеловека. Я этот человек и неразменный при том, не встроенный в систему подданого человечества. Я, который открыт к Другому. Я, вполне фантастический для Другого. Притом настолько ПАРА-НОЙ-Я-льно-лояльный, насколько вообще возможно, чтобы не ввязываться в коллективизированную социальность. Избавлением и Утешением Одиноким.
  Незабвенность когда понимается как фундаментальное свойство Памяти, тотчас обращается в Забвение, особого рода. Делающее абсолютно ненужными всяческие --"памяти павших будьте достойны". Доверяя незабвенному в себе, мы ВСПОМИНАЕМ себя НЕРОЖДЕННЫМИ, но ВСЕГДА СУЩИМИ Персоналиями(Персей) Бытия. Памяти Восставших будьте достойны.
  Китайский император потерял ЧЕРНУЮ ЖЕМЧУЖИНУ и послал найти её самого сильного, что мог и горы передвигать. Вернулся ни с чем сильнейший. Послал император умнейшего, но и тот вернулся, ни с чем. Подсказали ему обратиться к и-вану, о котором рассказывали разные удивительные истории,но никто не понимал его. Приказал ему император найти Черную Жемчужину, и-ван же, услышав приказ, ПОВЕРНУЛСЯ и ЗАБЫЛ о нём. Вот он то и нашел Черную Жемчужину.
  Увенчано ли человеческое чувствование пониманием глубочайшим? Что в нём выступает над областью ОЖИДАНИЙ, программирующей человеческую деятельность? Ожидания структурируются, превращаются в законы. Ожидания подменяют собой силу Желания, закупоривают человека в "день сурка". Пассивная память до срока питает их. Ожидающего всегда что-либо раздражает. От раздражительности не избавляют ни деньги, ни власть, ни семейное счастье. Ожидающий раздражен на себя за факт собственного ожидания. Превосходит же всяческое Ожидание умение ЗА-БАВЛЯТЬСЯ Существом Жизни. Это нечто отличное от пустых тусовочных развлечений.
  Слово, выражая иную сторону бытия, возбуждает в человеке вещего БАЯНА. Он ищет баять о бытии. Быть как Баять. Баян-Балий (врач)-Боярин. Забавное созвучие. Однако указывает более существенные вещи, чем те о которых говорят лингвисты-профессионалы.
  Интуитивно догадываясь, что полноценное забавляющееся существо УЛЫБАЕТСЯ, все ожидающие изо всех сил стараются имитировать улыбку, тем показывая как бы свою беззаботность, всегда недоступную. Чем более озабочен, тем усерднее стремится улыбаться. Обрести же Улыбку подлинного избавления, значит радикально изменить свою Жизнь.
  Восстановить былинные значения слов Языка, значит создать настоящий фундамент Великой РУСИ. Так забавляемся, то ли вспоминая, то ли сочиняя сказочную Русь.
  Пока не забудешь смерть, смерть убивает. Пока не забудешь бога, бог погубляет. Пока не забудешь язык, он порождает фетиши для поклонения. Нам, НЕПРЕКЛОННЫМ, они нужны ли?
  А-У-О-Э-Ы слово произносимое, когда все слова сказаны, умирающая фраза и невесомая мысль. Иэоуа. Квинтэссенция Забвения.
  Забвение-когда не обращаешь внимания на то, что знаешь. Всего то. Забвение как Бытиё.
  "Ждать, преисполниться внимания к тому, что превращает ожидание в нейтральное, накрученное само на себя действие, сжатое в круги, самый внутренний и самый внешний из которых совпадают, во внимание, рассеявшееся в ожидании и вернувшееся до самого неожиданного"(М. Бланшо).
  "То, что скрывается без всякого сокрытия, что утверждается, но остаётся не выраженным, что остаётся здесь, -и забытым. В том, что все еще и все время она оказывалась присутствием, в этом то изумлении и вершилась, оставаясь вне подозрений, мысль"(М. Бланшо).
  62. ДИАЛЕКТИКА И РЕФЛЕКТИКА.
  Речь пойдет о двух методах Познания, взаимно исключающих друг друга. Как Человек и Зверь. Как Древо познания Добра и Зла и Древо Жизни. Как Интеллект и Разум. Всего два.
  Придумывать другие методы, значит использовать возможности диалектики, её разветвленных путей. Рефлектика же ничего не придумывает, её можно назвать Действительным Познанием. Изначальна Рефлектика, но человеку, увязшему в диалектическом познавании, необходимо ОСВОБОДИТЬСЯ от привычного способа думания, чтобы вновь обрести её. Диалектика настолько хорошо понимает Человека, что готова вообще отменить его существенные рефлексы как "звериные" или безумные, в угоду своим "человеческим" установкам.
  Можно различать идеалистическую и материалистическую диалектику, можно различать механистический материализм и диалектический, можно признавать бога или быть атеистом. Но при этом следовать только одному способу понимания. Рефлектика не определяет человека по тому во что он верит или что он знает или какой должности, но по тому-КТО он в обращении.
  Диалектику метафорически назовём Логосом Воды. В её структуре необходимо присутствуют ТРИ элемента: Единство борющихся Противоположностей. Диалектическое СТАНОВЛЕНИЕ есть непрерывное снятие противоположностей. Единство превращается в единственное ЗАКЛИНАНИЕ, по поводу цели, всегда отстоящей в будущее и никогда не сбывающейся. Вода-родина живых организмов. Только разумное существо способно догадаться, кто же его в истории становления "водит за нос". Единство, снимающее противоположности, оказывается, оставляет их в себе как элементы прошлого опыта и потому в любой момент они могут быть активизированы и показать свой нрав. Можно назвать это Памятью Воды. Существа Воды не знают разрыва, и потому Единство становится проводником всевластия. Каждый стремится вовлечь каждого в единое поле понимания, задвинуть конфликтные противостояния в недра Единства, и тем как бы снять их.
  Непрестанно "обогащаемая" своим историческим содержанием, диалектика выдаёт себя за единственный прогрессивный метод и совершенно не замечает, что определяет ИНЕРТНОЕ движение своих "снятых" противостояний. Летит в дурную бесконечность линейного "прогресса" как атомная бомба. Придуманное человеком оружие массового поражения закономерное проявление диалектического становления.
  Вера во всемогущего бога оставляла лишь существо веры начинённым гремучей смесью, но со "смертью" бога, все "богатства" начинки вышли наружу.
  Диалектика совершенно беспомощна в деле разрешения таких явно человеческих проблем, но отступится не может, по инерции волоча свой "хвост" тысячелетий в "будущее".
  Вглядевшись в структуру Языка, отражающего прошлый опыт, можно заметить в нем "следы невиданных зверей", структуры явно не диалектического характера. Отметим, хотя бы "дух над бездной вод", дух который гуляет, где хочет. Бог появляется позже и, собственно, становится непрестанным кощунством для Духа, непрестанно СВОДЯ ситуацию Вольного Вдоха и Блаженного Выдоха-Двоицу Духа, к бездыханному синтетическому Единству. Бог любит Троицу и своим Всеобщим сводит на нет ценность ПРЕДСТОЯНИЯ-противостояния Особенных Существ. Их Различие. Дух, как "неведомая зверушка", размыкает это Всеобщее. Мышка бежала, хвостиком вильнула...
  Рефлектика говорит всем существом говорящего о борьбе Противостоящих различий. Никакого Единства, кроме того, что укреплено в Существе борьбы. И это совсем не та борьба, о которой говорит диалектика, конфликтная и нежелательная, но та, что усиливает противостоящие стороны и делает их беспредельно желанными, интригующими друг друга именно в опыте предстояния, взаимообращения, со-творчества.
  Символ рефлективных отношений-две свивающиеся друг вокруг друга змеи. Ни одна не заинтересована поразить другую насмерть, но ПОРАЖАЕТ по другому, своеобразием самовыражения и чуткостью Реагирования, способностью к неизбывному противостоянию Равных. Диалектика искажает этот символ своим жезлом с чашей наверху, к которой склоняются змеи изливая свою злость, как бы преображаемую в Единой Чаше в нечто благотворное. Полагаю, что этот текст, подобно движению "мышиного хвоста" НАРУШИТ сомнительную устойчивость чаши всеобщего единства, что приведет к Открытию другого метода жизни. Рефлектика разумно представляет опыт РЕПЛИКАЦИИ (ДНК-РНК на генетическом уровне, Просвещение на уровне сознания).и претворяет его в Жизнь.
  Автор вполне "озверел", чтобы не заботиться о "человеческом". Наступают времена когда Диалектика не может навязывать свои нормы множеству людей, каждый из которых всё острее сознаёт своё исключительное одиночество в мире, а значит и Единство-в-себе, свой язык, а значит и готовность к СО-ПРОТИВЛЕНИЮ в отношении различных форм социального. Метод Рефлектики представим метафорой Огня. Чтобы Огонь Прометея (про-мётывание от одной к другой стороне существования) не сжег слабую душу человека, необходимо каждому ОВЛАДЕТЬ Водой индивидуального понимания, только тогда она отпускает в Огненный Мир.
  Нелепости диалектического разрешения человеческих проблем настолько бросаются в глаза, что даже не возникает желания подробно высказываться о каждой. Но вот ближайший пример на злобу дня. Что делать с теми, кто совершает насилие над детьми? И -- "демократический", вполне диалектический, всё усредняющий, посредственный ответ: нужно стерилизовать, или сделать укол, который сбивает похоть, правда всего месяца на два, на три... Даже в этой ситуации насильник остаётся в лоне "человеческого",его интересы защищает "человечность".
  Другой ответ таков: каждый, кто посягает на жизнь другого человеческого существа и его волю укреплённую в цельности полового самоопределения, тотчас перестаёт быть человеком и естественно выпадает из юрисдикции человеческих прав, а значит-ЛЮБОЙ Человек вправе уничтожить его как бешеную собаку, или по своему человеческому милосердию, изгнать в зоопарк-резервацию, всеми средствами ОТДЕЛЁННУЮ от области человеческого существования. Основание для такого ОТВЕТА в качественном определении Человека как суверенного в своей Воле существа и волей этой превосходящего волю к выживанию, присущую животным. Превосходство это- в способности индивидуальности табуировать пресекать поток полового влечении. Диалектика же, наоборот, главным делает единство всех в человеческом роде, погашая тем остроту ТАБУ. Табу, а не "общечеловеческие" права, создают границы Человеческой Культуры.
  Ход Огня кажется угрозой и устрашением для нашего земноводного существа. Огненная Саламандра неприручаема. Укрепив себя как существо Огня, мы легко можем решиться на РАЗВОПЛОЩЕНИЕ своего биологического существа, в уникальном опыте Преображения. Начала такого Преображения в структуре Языка. Не ВЛАДЕЯ, а только ПОЛЬЗУЯСЬ Языком, человек не в состоянии узнать Благой Огонь, что не сжигает, но животворит. Огонь Различения и Повторения.
  История с Вавилонской Башней прекрасная иллюстрация неизбежного краха всяких диалектических Единств. Вот, казалось бы, добрались до Неба, но оказалось, только до собственной земной Головы и выше головы не прыгнешь, и одна голова говорит одним языком. Каждый заговорил на своём Языке. Общий язык стал нейтральным фоном Другой жизни. В нём Прошлое окончательно ИСТАИВАЕТ как Сон. И заложников прошлого опыта, Мы замечаем рядом как своеобразную циклическую форму живого, не принадлежа ей по существу.
  Рефлектология-это логика ЧЕТНЫХ ЧИСЕЛ (ДВАЙТАДВАЙТА). Когда в структуре Языка начинают работать все его ОППОЗИЦИИ (более точно-РАЗЛИЧЕНИЯ), он готов стать выражением внешней Рефлексии- обращением к внешнему ОППОНЕНТУ. И не абы каким, но в котором обращающийся исходит от всей своей нераздельной (=индивидуальной) содержательности (АДВАЙТА).
  Отметим основные Оппозиции, они словно прочные берега реки единственного Смысла. КАТЕГОРИЯ-понятие, необходимо сопряженное с противоположным по значению. Никакой однозначности А=А. ЛИЦО-первое и второе лицо, как действительные, третье, собственно, и не лицо, но нейтральные формы выражения. ВРЕМЯ: бывшее и будущее. Настоящее уже не время языка, но ритм внешнего оппонирования, не застывшего в негативности противоречия, но пульсирующего. РОД: мужской и женский в половом противостоянии. Вовне же выступает единственным в своём роде. ЧИСЛО: четное и нечетное. Множественное выступает как четное единичному. Вовне четность-диалогичность отношения. НАКЛОНЕНИЕ: сослагательное и изъявительное. Повелительное, уже не наклонение, но императив состоятельного обращения. ФОРМА: действительная и страдательная, переходная и непереходная. Вовне быть в представительной форме.
  Нет более коварного насилия над человеком, чем то, что приходит со стороны слов. Слова убивающие УДИВЛЕНИЕ перед Другим(Див=Бог), совращают человека "безопасностью" совместного "взаимопонимания". Такое насилие как двойник физического,но гораздо более изощрённый и не менее вредительский. Вывести слова к Слову нерасчленённому, в котором пребывает Существо Слова, значит стать ВДОХНОВЕННЫМ. Ради Благодатного Вы-дохновения в направлении Другого.
  В иконографии Диалектику(ДВАЙТА)вполне отображает Змей. Рефлектику-образ копьеносца-Михаила Архангела или Георгия Победоносца (небесный и земной аспект рефлексии). Копьё кажется угрозой сторонникам усредняющего всечеловеческого непротивления, ибо сгущает-фокусирует смысловую содержательность жизни в каждом. Тем, кто согласен с методом "разделяй и властвуй", невыгодны-неудобны самостоятельные САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ существа.
  Я настолько Добр, что и подумать ничего не могу по поводу Доброты Другого. Я настолько Человек, что Другого только проективно-условно могу назвать человеком. Я настолько Я, что выговариваю об этом своим ТЫ. То есть Я уже не Я. И моё ТЫ уже не моё ТЫ, но ТЫ, к которому я обращаюсь вовне. Рефлексия Раз-умения ГОНИТ меня вне себя к тебе. О-ГОНЬ.
  Нелепо для огненной саламандры приписывать внешнему свойства доброго или злого. Когда я бесконечно добр как некая вещь-в -себе, всё внешнее избыточно(зело) и в эту избыточность, когда она лишена авторитарной силы, я вторгаюсь своим ТЫ. Пока не найду СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ моему посылу ОЦЕНКИ, корректирующей и преображающей меня ПО-СУЩЕСТВУ.
   "Квантовая механика основана на двойке-тройке: двойке в смысле использования двух взаимодополняющих проекций для описания реальности, и тройке в смысле "игры" двоек как бинарных картин. Разумеется, понятие числа здесь выходит за рамки механически продолжающегося натурального ряда.
  
   Проводя параллель с христианской религиозной символикой, можно сказать, что современная физика включает троицу атомы-волны-кванты, соответствующую троице тело-душа-дух, которая рассмотрена в посланиях ап. Павла. Атомы означают абсолютно дискретный закон, а динамика их отношений соответствует волновым процессам. Волна - это объединяющий непрерывный (христианский, женский, софийный) принцип. Кванты - безотносительные, причинно необусловленные пространственно-временные переходы. Определенный уровень (высокий или низкий) достигается и извлекается измерением. Кванты - самый высокий уровень предположения, но не исследования. Это - законы за областью причинно-следственных связей.(В.С.Ирхин)
  
  63. БУДНИ И ПРАЗДНИКИ.
  В тексте Библии можно увидеть две заповеди, предназначенные двум разным категориям людей. Первая: "Будете в поте лица выращивать хлеб свой" и, вторая: "Будьте как птицы небесные,как лилии лесные-они не сеют, не пашут".
  Есть люди нескончаемых Буден. Они всегда озабочены хлебом насущным и все силы вкладывают в то, чтобы питать свою биологическую плоть. Но есть люди, со стороны которых всегда идёт-"не хлебом единым жив человек". Это люди ПРАЗДНИКА.
  На санскрите (сан скрытый) праджня (праздное-порожнее)означает изначальное знание. Знание как Первоформа. Сама суть Буддизма (=бодрствование сознания) в Праджне и Каруне. Одна выражает Женский принцип Формы, другая -Мужской принцип действующего начала. Дух Милосердия. Словно Колокол и Язычок Колокола. Одно без другого молчат.
  Поясним немного подробнее. Есть два вида Ткачества-Тантры-создающего мир. В одной тантре Мужское начало выражает высший принцип, но оно бессильно, не деятельно, -действует его Шакти-Женское начало. В другой, -Мужское начало вполне действенно, Женское же пассивно реагирует. Бог Шива, как принцип Времени, неподвижен в одной тантрической системе и Шива, как Натараджа, бог Танца,--вполне деятелен в другой. Одну Тантру можно определить как индуистскую, другую как буддийскую. Каждый из людей неизбежно вовлечен в одну из Двух. Вторая Тантра, более поздняя во времени, является ЗАВЕРШЕНИЕМ понимания первой. Но в этом завершении она только находит последнее подтверждение Древней Начальной Тантре. Подвижность Шакти может внушить мысль о её способности к Самоволию. Результат налицо. Отсутствие Абсолютного Порядка во всём. Всё подвержено порче временем, искажается, ибо не может открыть Время, как структуру Абсолютной самодеятельности. Человек в теле своём живет краткий миг, затем ветшает формой-болеет, стареет, умирает. Это Потрясает Будду настолько, что он решается искать Настоящее. И вот-Учение Буддизма, как учение Бодрствующего Сознания, но для пассивного оно остаётся до сих пор непонятым, отождествляемым с нирваническим, безличностным Спасением.
  Люди Праздника те, что способны наконец то открыть-обнаружить в себе ВЕЛИКУЮ БОГИНЮ ту, что способна Ре-агировать(Регина)на действующее начало(каруна) "бессильного" Бога. В Языке его Волю заявляют Гласные звуки. В таком Реагировании,человек обнаруживает скрытое до срока такое чувствование своё,которое превосходит все известные,ВОСХИЩАЕТ его. Он словно ПАРИТ над Землей. И ненужными становятся различные практики экстатических восторгов, которые дают лишь временный эффект. В энергетику Гласных словно проваливаются различные установочные намерения согласия. Алхимия Праздника начинается с КОАГУЛЯЦИИ Согласных из Воления Гласных, которые являются структурой Нигилизма, НЕСОГЛАСИЯ ни с чем, действующим от лица Факта.
  Наша восхитительная Безмятежность позволяет нам ЗНАТЬ о достоверности своей способности "сотворить светлый остров и жить на нём как сияющие боги, питаясь чистой радостью". Невозможная реальность для озабоченных "хлебом насущным".
  Позволю себе на примере Дней Недели (различение неделимого) показать Сословия людей Будней и Исключительность людей Воскресения. КУПЕЛЬ НЕДЕЛИмой ВОЛИ ГОСУДАРЯ.
  Понедельник (Луна). Вокруг нас все случайно, всё случается, может вообще всё что угодно случится. Искать закономерности? чЧто же,- случается и такое. Понедельник- "день тяжелый"-от нашей случайной воли ничего не зависит, мы ввергнуты в случайный факт рождения, обстоятельств жизни и, если вынуждены трудиться в поте лица, то это-неизбежность Случая, как неизбежность луны на небе. Её ритмы- случайность природы. Бесцельными и нечаянными сомнамбулами бродим по миру. Что то, сознавая и видя это в бледном свете Луны. Господствуют ЭКОНОМИЧЕСКИЕ интересы на фоне фантазмов случайных субъективных прихотей.
  Вторник (Марс). Нас подпирает собственный динамический потенциал. Стремление к агрессивной экспансии отличает нас от сомнамбул. Здесь мы даже можем создавать диалектические понятия "спящих и бодрствующих", "мёртвых и живых". Марсианская диалектика отчетливо видит контрасты и всегда выбирает такие "единства" что неизбежно контрастируют с чем-то противоположным. Человек Марса заинтересован создавать контрасты и активно Вытеснять предпочтительной стороной противоположную. Именно Марс формирует русло ПОЛИТИКИ.
  Среда (Меркурий). От контрастов мы переходим к Контактам. Меркурий в нас ищет свести марсианское Становление к рациональной системе контактирования, Значимым моментам, в которых возможно согласование одного и другого. Марс находит Мерку своих сил. Меркурий-Гермес. Гермами греки называли метки на пути-кучки камней, другие знаки. Метки позволяют ориентироваться на путях Марса. Люди меркурия всегда стремятся максимально рационализировать ситуацию. Солнечному Интегралу Разума предстоит первичный дифференциал солнечной силы, который формирует систему интеллекта. Интеллекта достаточно чтобы справляться со Средой обитания, но недостаточно для формирования человеческой общности. Здесь закладывается СОЦИАЛЬНОСТЬ.
  Четверг (Юпитер). Здесь мы находим ассимилирующую способность, основание всех правовых, ЮРИДИЧЕСКИХ норм. Право завершает диалектику меркурия, оправляя-венчая единой нормой умозаключающую систему. Прометей, принеся на землю небесный огонь, страдает от наказания Юпитера, -расплачивается своей Печенью (как органом ассимиляции). Будни людей Четверга определяются сложившимися "правильными" понятиями, что позволяет им вполне адаптироваться во мнениях других людей.
  Пятница (Венера). Люди Пятницы способны интегрировать все внешние ценности во внутреннее пространство. Это позволяет им оценивать внешнее ЭСТЕТИЧЕСКИ. Мы ищем такую Красоту,которая бы совпадала с нашим индивидуальным вкусом. Красота внешняя,- как проекция внутреннего самоощущения. Люди Венеры могут даже настаивать на "изначальной" ценности человеческой Нутри, вспоминая "золотой век" человечества. Здесь закладываются основы суверенности человеческой личности.
  В Субботу (Сатурн) осуществляются будни последнего События, в котором человек вполне владеет своим внешним хозяйством и Представителен как хозяин ситуации, вполне отражая сознанием воспринимаемое и умея оценивать внешнее в контексте своей завершающей деятельности. Именно люди Субботы (суб-бытиё) формируют ЭТИЧЕСКИЕ Нормы поведения. На Дне Субботнем и завершаются будни. Но без Откровения Воскресения и этот день может быть бесконечным "днём сурка".
  День Воскресный (Солнце) характеризует людей Праздника. Собственно есть два Праздничных Дня. В одном человек обращён к связному Смыслу Дня прошедшего, но обращает его в систему метафорического знания, невесомого. Его Луна Месяц, различающий фактическое и фантастическое. Его Марс-мёртвый воин среди живых. Его меркурий метафорическая рациональность Гермафродита. Его Юпитер прометеев изгнанник с неба привычных общих понятий. Его Венера индивидуальная самоценность, глас вопиющего в пустыне. Его Сатурн ответственность единственной Личности перед всеми другими.
  Во втором Дне связность раскрывается как СОЛИДАРНОСТЬ СО-ТВОРЧЕСТВА Праздничных, но не праздных Государей. Здесь вся система различения человеческих значений интегрируется в Значимой Фигуре Танцующего "Сверхчеловека".за пределами различающего понимания. Это ПРОЯВЛЕНИЯ ПРАЯВЛЕНИЯ-Личности Времен-высшего Эллохима. В Среде Равных Осуществлений. Одно Воскресение предполагает Соборный труд Нации, другое-Расовый МИРЪ. Соборность и Рас-сеяние.
  Праздничное складывается в поле той Психологии, что ОКОЛОЗЕМНА. Войти в её значения, значит иметь особую скорость сознавания, способность прорвать оболочку купирующих сфер. Психология, как она известна земным людям есть вырожденная форма религиозного опыта. Она обслуживает вполне земную жизнь, стремясь "вправить" эмоции и мозги людей согласно "реальному" положению дел. По существу, подчинить сознание людей замкнутой сфере понятий обслуживающей биологический организм. Подчинить инстинкту самосохранения. "Жизнь высшая ценность"--говорит такая психология.
  Но Психология околоземная ПРЕВОСХОДИТ известную жизнь. И прежде всего, позволяет Гласные падежных окончаний (падёж) узнать в Значении Самобытной Конечной Воли, рискующего танцевать среди значений Сущего Существа САМОВОЛИЯ. СамоволиЯ ОкончаниИ, кажущеесИ нарушениАУ падежнЭЙ грамматикиИ, первый знак пробуждения Праздничной Психологии. И здесь мы "чуем русский дух". Когда другие языки(английский) почти отказались от системы падежных окончаний, русский язык упорно сохраняет падежи, предчувствуя предназначение Окончаний.
  Праздные люди расслабленны, скучны и обыденны, но Праздничные-бесконечно интересны, прежде всего, Возможностью ТКАТЬ УЗОР ритмических отношений силой собственной авторитарной ОКОНЧАТЕЛЬНОСТИ ("падении") каждого в направлении друг к другу. Посмотрите, как летит в небе птичья стая. Разве не показывает она пример Слаженности ПО-СУЩЕСТВУ. Насколько же ЧУДЕСНЕЙ может быть Слаженность человеческой Солидарности, в которой малейший "поворот крыла" каждого НАПОМИНАЕТ другому какое-то из значений земноводного опыта, теперь уже далёкого.
  Воскресительная Праздничность-Солнечная С-Лучительность-От-Личительность приуготовляется Буднями органического существования. Чтобы переключиться на Рефлективные отношения Соли-дарности, необходимо найти Край Воды. Узнать Пустыню. Пустота Пустыни Будничных людей "сосёт", потому, они всегда ищут насытиться и не могут. Будни стремятся заполнить-исключить Пустыню. Нас же Пустыня "щекочет" внутренней смешливостью В Праздник мы входим в Порожнее как в Новую область обитания, переступая Порог.
  64. АВТОР И ЧИТАТЕЛЬ.
  Автор вторит чему-то в себе. Читатель вторит Автору,самим опытом прочтения, по-чтения. Автор в Ауте-вне поля читательского понимания. Автор, возможно, Аватара, Небожитель на Земле Читателя. Носитель особого рода Приказа. Приказа ненужного, ибо Автор ВНЕ нужды, но необходимого Читателю, необходимо читающему этот текст. Автор, являясь первым Читателем, предлагает свой Текст другому Читателю, загадочному Другу, который, возможно и является действительным Автором, побуждающим меня быть, всего лишь, Писцом. Всё, что Я говорю, говоришь ТЫ.
  Автор-всегда из Будущего. Писатель--всегда из Бывшего, избавляющийся написанным от власти его. Авторская Книга-раскрытое поле Надежд. Тех надежд, что уже ничего не ждут. Зарницами из Грядущего. Книга-Авторский Проект. Книга может стать Пищей Читателю намеренному ОКУКЛИВАТЬСЯ в естестве своём. Чтобы затем явиться в Мир Волшебным Существом.
  Кукла бездеятельна с точки зрения ненасытных Гусениц, которые всегда только потребительны и в этом получают последние свои удовольствия. Гусенично-личиночное человечество готово тысячелетиями "прогрессивно" потреблять предметы удовлетворения, вплоть до собственного Говна, называемого красивыми словами "культурного наследия". Гусеницы всегда деятельны. Книги, написанные ими, выражают механизм их пищеварительной деятельности и, растиражированные как пища для подобных им читателей, приносят немалые дивиденды "авторам". Стимулом для писания является не какой-то Смысл Человеческого Бытия, чистая параноя для идиотов, но вполне желанные предчувствуемые удовольствия. Гусеницы непрерывно ЖУЮТ что-либо в книгах, фильмах "актуальных" ток-шоу. Всё, что угодно, секс, насилие, мистика, политика, мода
  Условно насытившись, пожрав чьё-то мемуарно-документальное или фантастическое бытиё, гусеница отдыхает, позволив привычным, рутинным программам осуществлять механику "жизнеобеспечения". Людей-личинок не интересует проект обновления самого существа человека. Достаточно наладить техническую систему обслуживания. Организовать технический "прогресс". При этом они с глупым удивлением смотрят и обсуждают "убойные" проявления "человеческих" существ, не вникая в Существо Дела. Хрониками "убойного отдела" вкупе с "любовными историями" можно питать миллионы личинок.
  Большинство людей не успевают дожить до стадии окукливания-vita brevis-но вполне размножиться. Нелепость существования многомиллиардного человеческого сообщества совершенно не замечается. Абсолютно неестественные вещи принимаются безусловно.
  Подлинный Читатель, обращаясь к Книге, ищет нутряного Созвучия с Автором, а не с безликой информацией. Информация в современном мире становится всё более дорогим товаром. Отнюдь не информация как атмосфера некоего Авторского Смысла, но та, что позволяет наиболее эффективно манипулировать сознанием другого. Настроенность на получение такой информации подобна разрыву в атмосфере, сквозь который сквозит убийственное излучение. И настолько "гуманное", насколько воспринимается как безвредное. "Всё есть Информация",--вот формула Смерти.
  Автор и Читатель ИЗ-ОБРЕТАТЕЛИ Жизни. ДВОЕ. Своей, а не иной формации. Двое как формула Равных Разных. УРАВНЕНИЕ с одним НЕИЗВЕСТНЫМ. Писатель и Читатель две стороны Известного. Автор на стороне Неизвестного. Всегда.
  Автор, окукливаясь в цельности самобытия, может провалиться-коллапсировать в черную дыру в себе, убийственная бесплодность Аутизма вместо Авторитаризма. Но может вспыхнуть СВЕРХНОВОЙ Звездой. Общение с Автором всегда ОПАСНО. Встреча с Небожителем чревата непредсказуемыми последствиями. Системы общественной безопасности стремятся как можно быстрее превратить Автора либо в Авторитет, нечто известное, либо списать в расход ресурсами симптоматологии.
  Автор вызревая из Нутри Куколки, вполне владеет системой критериев живого Осуществления, в отличие от суррогатного профессионального. Потому он может быть полноценным Критиком, Цензором, Жур-на-листом общественного Бытия и, на пределе, Императором, призванным РАСТИТЬ ГОСУДАРСТВО. Отнюдь не машину насилия, но Союз Государей и Народа. Народ, в отличие от беспризорной толпы, ПОЧТИТЕЛЕН к Слову Государя, ибо ищет Осуществления.
  В Нутри Куколки ткётся Праобраз Авторского Достоинства. Каждый причастный к нему СПАСЁН по существу. Быть Читателем значит быть Причастным Сакральному Существу.
  Авторская Книга словно Запах или Зов особого Пространства. Малый Объём его заряжен ВЗРЫВНОЙ Силой, разрушающей однородное-гомогенное пространство "единого мира", типичного человечества. Покруче любого динамита. Но безвредно для тех, кто хранит верность НЕРАЗРУШИМОМУ в Себе. Разве Бог не есть Богатство Со-осуществления? После Взрыва.
  Первым Читателем Автора всегда является Женщина и она всегда Первенствует в делах материального воплощения. Мужчины, что деятельны и первенствуют в таком знакомом материальном мире, еще не Существа Мужского Рода, но только мужского пола, который подвластен Женщине. Мужской же Род-партнёр Женскому. Даже Слово МУЖ-ЧИНА несет в себе обозначение ПРОЧИТЫВАНИЯ (ЧИН) МУЖА Женщиной. Женское, как ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ, прочитывая Мужское как МЕРУ ЖЕЛАНИЯ, изобретает Двух Существ Разного Рода. Собственно, Мужчину и Женщину. Чтобы Родить Мужчину мало быть Матерью. Мужчину Рождает Женщина. Вторым рождением.
  Существам мужского пола легче превратиться в Мужчин, ибо они не обременены опытом ВЫНАШИВАНИЯ Плоти другого Существа и потому способны больше и дольше внимать МЕРНОСТИ Бытия, культивировать мысленное как посмертное, пограничное. Как ИДЕЮ.
  Книга Автора подобна Ребёнку Матери. Но оценивание её приходит всегда со стороны небывалой, со стороны Будущего.
  Пребывая в своеобразном КУК-ОЛЕ, Автор осваивает КАК-ЧЕСТВОВАНИЕ Жизни.
  Автор ищет избавиться от своего А-томного У-томления КНИГОЙ, Пророчеством, Заветом. Если он пишет, ради того, чтобы только "сделать имя" и обменивать его на деньги, то это недоделанный, порченый автор, профанирующий Авторскую Состоятельность.
  Автор им-перативен ради реальной ко-оперативности. Автор и Читатель -Две-рь в Вечность, где ни время, ни пространство не разделяют Союз КО-ОПЕРАТИВНИКОВ.
  Чем больше в обществе специальных оперативных формирований-МЧС, МВД,--тем хуже предприимчивая оперативность остального населения, оно словно впадает в спячку, кому. Зачем бежать спасать кого-то, если есть МЧС? Зачем охранять порядок (ДНД), если есть МВД? Зачем петь, если со всех сторон голоса записных артистов, записанные? Зачем Государь, если есть государственный чиновник. НАРОДНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА НАПРОЧЬ ГАСИТСЯ СИСТЕМОЙ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ, ДОВЛЕЮЩЕЙ СВЕРХУ. Её "верховенство" иллюзорное. Освободиться от её влияния дело чести каждого не предавшего собственную ОТЧУЮ императивную авторитарность.
  КНИГУ по Праву может написать только КНЯЗЬ-Конунг. Сколько же книг не правильных, не оправленных высоким Смыслом, не вызывающих никакого Почтения? Самые несу-разные среди них-бухгалтерские. Бумажная цивилизация-мир обреченных.
  Но вот Вам Слов-арь Князя-Государя. Предвестием вполне Строгого Поручения.
  65.ИДЕАЛЬНОЕ И РЕАЛЬНОЕ.
  Казалось бы, первым словом уместно поставить Реальное, предшествованием Идеальному. Всё не так просто. Хочу восстановить реальное значение слова РЕАЛЬНОЕ.
  Идеальное призвано главенствовать по вертикали восхождения Факта. Идеальное не абстракция, но вполне Конкретный мозг способный найти перпендикулярное значение значениям отражающим экономику восприятия. Найти прямой угол "реальному".
  Синонимические ряды Идеального и Реального такие длинные, что нет желания перечислять их. Это торговые ряды продажного мира. Они лишают глубочайшие понятия собственной содержательной значимо-сти. Мы же само Слово СИНОНИМ понимаем как антонимический союз, тем не позволяя ему быть полем для растления (анатомии) значения конкретных Слов. То есть идеально.
  Идеальное=видеальное (как Италия-виталия),--ставит на Вид. Всё видимое доводит до ВЫСШЕГО Вида, вполне образцового.
  Только Высший Вид действительно может СКРЫТЬ анатомическое содержание смертного существа. В Идеальном сознании человек является как своеобразный Плазмоид. При этом биологическая содержательность не отбраковывается, как греховная, болезненная, умирающая, но предстоит Высшему Виду и ВЕДОМА им. Открывается не "третий глаз", но другое Зрение. Все органы восприятия словно обретают своего Двойника. В языке функция этого Двойника определяется как УМ (манас). Ум это УМЕНИЕ видеть идеально. Умо-заключающая деятельность человека, скорее искажение идеального видения. Она непрестанно занята анатомией (расчленением),чтобы получить рассудочный "синтез". Силлогистика, как порча УМА. А ведь исходно это слово означало "разговор". Решения, принимаемые на основе умо-заключений кажутся привлекательными, понятными, надёжными. Но какими бы решительными ни казались, они всё же тормозят сравнительно с Идеальным Умением.
  Идеальное толкование слов может быть изысканным или неуклюжим, но в нём всегда сквозит ЧЕСТНОСТЬ. Та Честность, что не знакома умозаключающему интеллекту.
  ИДЕАЛЬНОЕ РЕАЛЬНО. ЗЕРКАЛЬНО. Только Идеальное. Высший Вид, будучи избавлен от забот о своём содержании(оно скрыто),действительно становится Представительным Видом, вся видимость которого налицо перед Другим(умопостигаемым)--он голый король. Именно в такой обращенности к Другому Идеальное Ре-ализуется. Другой, находящийся снаружи оттачивает мой Вид, ставит на Вид (оценка). Не внутренняя потребность сделать свой "вид"(имидж), но постоянный запрос к Другому по поводу своего Вида. Такой вот РЕ-ВЕРС. Решиться на такой Запрос не просто. Это лишь отчасти можно проиллюстрировать женским кокетством-"как я выгляжу?". КАКОВ Я в твоих глазах? Вот где Ре-альность.
  Живя среди людей привыкших уклоняться от такого Запроса в различные формы этикета, нужна немалая Смелость, чтобы культивировать не имидж, но Качество Существа Дела. Человека как подвижную ФОРМУ. Выражение "не судите, да не судимы будете", с точки зрения УМА становится другим-ОЦЕНИВАЙТЕ ДРУГ ДРУГА ВСЕГДА И ВО ВСЁМ. Оттачивайте Форму Личностного существования. Дуэль ОЦЕНИВАНИЯ идеальный вид ду-эли.
  Идеальность всегда ИНДИВИДУ-АЛЬНОСТЬ. Реальность всегда СОЦИ-АЛЬНОСТЬ. Индивидуальное исходит из Полноты ПОНИМАНИЯ и достигает Цельности в Социальности РАЗУМЕНИЯ. Другой всегда ВОЗВРАЩАЕТ меня к Себе-Идеальному.
  Реален ли человек массы, обрабатываемый со всех сторон СМИ? Средства массовой информации не Оценивают Конкретного Человека от Лица конкретного вполне, но просто информируют всех обо всём. Это болото. ОЦЕНИВАТЬ есть ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ важности. Не СМИ, но СЛОГ-СЛО-во Государя. РЕ-ЛИГИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ решительно отмежёвывается от монотеизма богов и возведенного в культ капиталистического материализма. Мы призваны не копить, но предъявлять Правду, то есть-ИДЕАЛЬНОЕ.
  Мiръ идеален, но Миръ реален. Побуждение говорить всегда идёт со стороны Мира реального. Но заговорить не найдя безмолвия идеального мiра, значить просто галдеть.
  МИРОВОЙ АЛЬЯНС отличен от человеческой цивилизации. В нём каждый человек идеален-индивидуален, значит способен УТВЕРЖДАТЬ РЕАЛЬНУЮ СВОБОДУ как СОТРУДНИЧЕСТВО РАВНЫХ, оно же начинается со смелости личного оценивания другого. После дружелюбной Улыбки, говорящей о индивидуальном Мiре в душе. Мировой Альянс ищет всегда только идеальное выражение своих замыслов. Цивилизация же говорит, но никогда не договаривает. Так что ДОГОВОРИТЬСЯ в принципе никогда не удаётся. Постоянно возобновляющиеся договоры, договоры, договоры.
  Всяческий Идеализм находит своё естественное завершение в конкретной Индивидуальности. Материализм свершается как Реальность межличностного обращения. Личность, собственно и есть Высший Вид плазменной индивидуальности. С этой плазмой безуспешно пытаются справиться цивилизаторская психология и политика, ввести её в русло "бесконечного" (подмена идеального как вполне конечного) прогресса человечества. Вполне бессмысленного. "Идеал" Бесконечного Совершенствования разительно отличает человека массовой культуры от человека расовой НАТУРЫ с Идеалом Конечной Завершенности в индивидуальном.
  Отвергая идеальное русло разговора, человек массовой культуры выбирает ("свободно") специфическое направление, соответствующее какому-то прикладному опыту. Спецификации множатся, река разветвляется на ручейки, ручейки вместо Мирового Океана успокаиваются в Болоте. Никто никому не представлен по Существу, но каждая лягушка квакает о своём. Иллюстрацией этого болота становится Телевидение, в котором если и появляются идеальные темы, то только для того чтобы пожевать их и выплюнуть как не вполне съедобные, --не рентабельные, не выгодные.
  Идеология как Индивидуалогия пресекает похождения всяких "идеологий", призывающих служить общественным "идеалам". Идеал не коллективизируется. Тогда мы имеем действительный неразменный Реал. Пишу эту главу в Вербное Воскресение. Верба не просто ветки, но СИМВОЛ ВЕРЫ в идеальное Бытиё, предшествованием реальной Пасхи.
  Идеальное в Реальном ПУЛЬСИРУЕТ, рождая новую Содержательность--со-дрожательность. В Реальном каждый ЕДИНСТВЕННЕН и только УМОМ видит Другого. Невидимая органами восприятия Алия (сила) Другого становится Ре-альной Раз-умному Индивиду.
  "Модальная нарратология, или морфология реальности: человек существует в режиме по крайней мере шести модальностей. Он в своей ежедневной и вполне обыденной жизни мечется между: 1) известным и неизвестным (эпистемика); 2) должным и запрещенным (деонтика); 3) хорошим и дурным (аксиология); 4) необходимым и невозможным (алетика); 5) прошлым и будущим (время); 6) здесь и там (пространство).
  каждое высказывание, или даже не высказывание, а интенция, желание, эмоция, в общем, кусочек жизни, состоит из всех шести модальностей, которые могут быть выражены негативно, позитивно или нейтрально, а также сильно или слабо, из чего мы даже посредством нехитрой арифметики вывели общее число таких кусочков жизни =4096).
  Высказывание, лишенное модальностей, в прагматическом смыcле не значит ничего." [Руднев 1996]
  
  
  66.ХОЗЯИН И ГОСТЬ.
  Гостеприимство-Начало Мировой Человечности. Но не всякий приходящий это Гость. И не всякий принимающий-Хозяин. Незванный гость-"хуже татарина". Хозяин, не привечающий, не призывающий гостей, Хозяин ли?
  Слово ХОЗЯИН этимологи объясняют происхождением с тюркского. Язык Русский может игнорировать любые теории о заимствованиях слов, ибо наделён правом ассимилировать всё, что угодно-в этом, собственно, и быть Русским (ру с кем?). Основание такой ассимиляции-звуковой строй речи, где каждый звук вполне функционален, смыслен.
  ХОЗЯИН с-ходно по звучанию со словами ХОДИТЬ и ХОТЕТЬ. Внутреннее "З" говорит еще о способности распознавать, различать, уЗнавать. Хозяин Знает, что он Хочет и куда Ходит.
  Быть Хозяином, значит иметь не просто свой Дом, но располагать неким полноценным Хозяйством. Видеть его только экономически и полагать его физический план как базовый конечно можно, но в такое хозяйство никогда не придёт Высокий Гость. Можно видеть большое количество богатых людей владеющих домами, квартирами и имеющих большое количество приятелей. Это взаимовыгодное приятельство, скорее, роскошь и лекарство от скуки, чем жизненная необходимость. И неизбежно предательство. И предательство становится нормой жизни.
  Автор текста не имеет, ни своего жилища на этой земле, ни денег, ни власти, ни авторитетного имени, ни гражданства в стране в которой родился. Кто он? Почти НИКТО. Гость из-за Рубежа. Такой Гость возможно необходим как воздух для кого-то, но и как воздух почти неуловим. Может быть, он в состоянии извне определить Хозяина?
  Без Познания нет Хозяина. Познанное располагается вкруг Хозяина и утешает его как Круг собственной Судьбы. Однако КРУГ не КОЛЬЦО, но его размыкание. Здесь-то и возможно появление Гостя.
  Располагая временем своей особой Судьбы и местом Обитания, ритмом особого жизнечувствования, Хозяин в своих центростремительных побуждениях бодрствует и владеет ситуацией, но, двигаясь к периферии, словно очаровывается каким-то предчувствием, словно засыпает наяву. Когда приходит Гость, угадывающий Хозяина, и наделяющий его Силой не от мира сего, происходит Сказочное Событие.
  Различаются две разновидности Хозяина: Осёдлый и Номад. Можно их соотнести с культурой Матриархата и культурой Патриархата. Одна ставит акцент на инстинкте самосохранения и стремится освоить наличное Пространство обитания. Другая осваивает Ход Времени и всегда РИСКУЕТ превзойти волю укоренённую в наличном пространстве, Волей к Неизвестному (воля к "смерти").
  Номад очерчивает внешнюю границу полномочий осёдлого Хозяина. И часто представляется чужим и враждебным "миро-творческой" деятельности Осёдлого. Номаду не нужно подтверждать перед кем-либо свою принадлежность к определённому месту обитания. Это невыносимо для контролирующих органов, пекущихся о безопасности осёдлых граждан. Только представьте-человек как Улитка или Птица, постоянно УХОДИТ из поля зрения наблюдающих? Номад маргинален и определяется обычно как "аномальный".
  "... Делез признает, что был очарован кочевниками, но они точно не путешествуют. Путешествуют эмигранты, и это могут быть действительно уважаемые люди, которые вынуждены путешествовать,
  изгнанники, эмигранты. Это тот вид путешествия, над которым нельзя смеяться, потому что это сакральные формы путешествия, принудительного путешествия. Но кочевники не путешествуют, говорит Делез. Фактически, они остаются на одном месте (ils restent immobiles), все специалисты по кочевникам говорят это. Кочевники не хотят уходить, потому что они держатся за землю, их землю. Они покидают свою землю и они держатся ее, они могут кочевать только по своей земле, и они могут кочевать лишь постоянно желая остаться на ней. Так что, в некотором смысле, можно сказать, что нет ничего более неподвижного, чем кочевник, никто не путешествует меньше кочевника. Потому что они не хотят оставлять то место, по которому они кочуют. И именно поэтому их всегда преследуют".
  Быть Номадом, не значит быть кочевником, безродным люмпеном, бичем,но Хозяином особого рода. Терра-акт-ивным, но не террористом. Авелем, но не Каином. Номадическое Сознание укреплено не в Имуществе, но в ИМЕНИ(номос). Имя Собственное становится Зовом, на который откликается Гость. Если Имя подменяется гражданским псевдонимом(записанным, задокументированным,приписанным в общественную собственность, статистическим), его Хозяина трудно найти по существу дела. Не анонимность, бесплодная выдумка осёдлых жителей, и не владение имуществом или должностью, но предельно отчетливая Именитость, превращающая любое Имущество в инструмент выражения Имени Собственного, характеризует подлинного Хозяина.
  Хозяин регулярно совершает Хадж(хождение) от центра своего места жизни к Окраине, где ГОСТЕПРИИМЕН, Щедр, Самоотвержен и обратно, --собирая всё своё хозяйство в Кулак. Чтобы быть в Имени Своём совсем не обязательно получать миллионы, иметь шикарную виллу или яхту, чем совращает обывателя цивилизация, но уметь УХАЖИВАТЬ за основными ПРИБОРАМИ (прибранность) натура-лизующими Имя в Мире. Это орудия и средства труда-ручка, кисть, бумага, иголка, нитка, ткацкий станок, топор, лопата, компьютер.
  Человека отличает от животных и от животного вида удовольствий его Имя и Звание, в которых его Счастье Со-участия. Радость Знатных. Сделав Имя общественной собственностью, убивают Личность. Безымянные заботятся только об имуществе. "Укрепляют экономику". Окаменев Духом.
  Бездомные кочевники, рыщущие в поисках добычи, с нищенской психологией, внешне могут выглядеть осёдлыми хозяевами, вполне богатыми. Но убери внешний фон, созданный звериной жадностью, наглой изворотливостью и лицемерием, и увидишь жалкое зрелище МЕЛКИХ БЕСОВ. Зло и есть не что-то масштабное, но мелкая бесовщина безымянных людей. Ей то и противостоит по вертикали Именитый Хозяин.
  Кочевники, оторвавшись от земли и не найдя опорной Земли в себе, сбиваются в стаи, ибо чувствуют внутреннюю неполноценность, и создают каменное хозяйство городов, на взаимовыгодных условиях. Аристократа, как земледельца-землевладельца, стремится вытеснить кочевник из городов, безродное существо, не предприимчивое в Духе Времени, но убитое рассудочными законами. Оно признаёт владельцев земли только как производителей хлеба насущного, исполняющих основную задачу-кормить "страну", то есть ораву бездельников, паразитирующих на земледельце. Такие кочевники, укрепившись в городских джунглях, создают законы и разные нормы, совершенно чуждые человеку Земли. Исполнителями этих законов находят всегда тех, кто оторвался от земли, но и с городской властью не слился.
  Вы, кто странствовал по своей стране, видели ли в деревеньках её аристократическое сословие? Учителя? Сельсовет? Механизаторы и агрономы? Грустная картина убогой страны и беспризорного людства.
  Хозяин это ПОМЕЩИК, суверенная Личность, выше которой не может быть никакого должностного лица. Даже ЦАРЬ, это прежде всего, Помещик. Поместья Страны огромны, изобильны, а Хозяина нет. Убогие и самодовольные "хозяева жизни" не ждут Гостей. Гости к ним и не приходят.
  Убивая Авеля, Каин сам убывает в измерение псевдономада (псевдонима), псевдоморфозы, создавая такую культуру, в которой Другой как бы находится внутри его единственного жизненного пространства, и КАК-БЫ живёт. Каиниты создают "единый мир", "гражданское общество", в котором все граждане обязаны жить по единому для всех закону. Все в мешке. Но шила в мешке не утаишь. Когда приходит Гость.
  Каждый из людей несёт в себе способность убивать Другого, но взрастить вкруг себя Атмосферу благотворную для Другого дано не каждому. Огромное количество людей словно мёртвые планеты кружатся на траекториях социальной заданности, глухие и слепые к Другому, его самосущей жизни. Оправдываясь интересами общего (семья, страна), они ничтожны как Личности и ничтожат Личностное.
  Будьте внимательны к странным странникам приходящим в ваш Дом, они только похожи на известных вам людей, некоторые из них могут оказаться АНГЕЛАМИ. Они словно Лучи света Настоящего, коснувшиеся ваших пещер.
  В русском языке слово ГОСТЬ имеет три основных значения. Это ближайший СОСЕД, ведущий самостоятельное хозяйство, взращивающий свой САД, крики петухов его слышны в твоём саду. Это приходящий купец-чужестранец со своим товаром, он же обычно и основной производитель этого товара. Купец-ремесленник может быть хорошим Товарищем. С купцом, который оторвался от производства и стал только накопителем и распорядителем товара, трудно наладить бескорыстные отношения непосредственного обмена, где каждый знает действительную цену своего товара, поскольку сам создал его. И последнее значение-Гость как Geist-Дух, намерения которого неизвестны, путь непостижим. Он может внешне выглядеть утомленным странником, ибо облачен в плоть ветхого человека. Ge-ist, Го-сть=Государя Суть, Сгущение Истинного. Такой Гость предельно тактичен и внимателен к Хозяину. Но и Хозяин , только ОБХОДИТЕЛЬНОСТЬЮ может удержать такого Гостя Рядом. Гость же удерживает открытой: ДВЕРЬ МИРА.
  Есть много историй рассказывающих о гостеприимстве арабских бедуинов, историй на грани невероятного. Когда Хозяин ради пришедшего незнакомого Гостя режет последний скот. Есть и такие, например, когда хозяин указывает на волосок прилипший к губе гостя, которого он угощает. Гость, ни слова не говоря, встаёт и уходит. Понятно почему.
  ГОСТЕПРИИМСТВО ЕСТЬ МИРОЛЮБИЕ. Что превыше интересов семьи, народа, человечества. Жалок народ, не ожидающий Высокого Гостя.
  
  
  67.ВОВНЕ И СНАРУЖИ.
  Внешнее всегда вытекает, выявляется из некоторого Внутреннего Содержания, даже отрываясь от него, несёт на себе всю полноту значимых элементов УТРОБНОГО содержания. Какую бы внешнюю вещь мы ни взяли, она закодирована наследственностью своей, НУТРОМ, из которого извлечена, родилась, отделилась.
  Внешнее это загадка, разгадывая которую, можно составить представление о Внутренном. Внутреннее (нутро-утроба-ятро-ядро-индра--ндрав-андрей--антропо)--СОКРОВЕННО. Фонетика Слова НУТРЬ говорит о нужде (ну) и устремлении труда (тр). Но какого рода эта сокровенная Нужда? Её объясняет ВНЕШНЕЕ. Своим НЕ показывающее утвердительность сокровенного. Внутреннее заряжено динамизмом необходимого проявления во-в-Не.
  ВНЕШНЕЕ своей связностью скрывает разрывные, дискретные составляющие Ядра, его вертикальные УРОВНИ, характер ядерного НУТРА. Такое сокрытие разрешается в Откровении НАРУЖНЕГО, где Ядерная Вещь отрывается от связного внешнего понимания её. Прерывается Внешнее Наблюдение. Разрывается линия внешнего Времени.
  Ядерное психологическое ОРУЖИЕ (наружу---раж-рушить-окружать-поражать, но и русло-рус), пожалуй страшнее Чернобыля, который, каким бы жутким не казался, всё же, только внешний объект. Человеческое внешнее Я заинтересовано длить себя-жить во внешнем мире. Разделение субъективного и объективного говорит об отличии внутреннего и внешнего, но совсем не различает Внутреннее и Наружное, отождествляя наружное с внешним.
  Наружное пространство не однородно и может, как взрывчатка разнести на куски Сознание человека, если он не в состоянии воссоздать себя в Я-чей-ке Самосознания, найти при жизни свой Ядерный Круг. Если Внешнее обусловлено Внутренним, то Снаружи Внутреннее РАЗ-РЯЖАЕТСЯ совершенно, порождая необусловленные Части существования. "Бог создал людей". В Наружном Мире объективное не может быть денотатом внутреннего содержания, оно всегда только коннотирует раздельность Субъективного.
  Когда во Внешнем мы находим Главное-собственную Голову,--наступает Пора ПРОЗРЕНИЯ по Горизонтали, где сотворяется НАРУЖНОСТЬ, отличная от ВНЕШНОСТИ. Наружность, вполне ИСПОЛНЯЮЩАЯ ЯДЕРНЫЙ НДРАВ человека, категорически погашает все эгоцентрические заботы о Внешнем. Внешнее отпускается из обусловленности ВНУТРЕННЕЙ НУЖДОЙ и ОБУСЛАВЛИВАЕТСЯ только СНАРУЖИ. Снаружи Человек Действительно Рождается. Из Слова, являющегося предельным овнешнением (объективацией) внутреннего. Слово, находящееся между молотом и наковальней Внутреннего и Наружного, ОБУСЛАВЛИВАЕТ двояко людей. Пока его не ударит Молот Наружного, оно обуславливает их объективное существование.
  Снаружи располагается "Да будет Воля Твоя, но не Моя". Внешнее Видение всегда апеллирует к объективности, стремится относиться к людям "объективно", не замечая, что тем их превращает только в объекты. "Нормальные" они только в силу пронумерованности объективными идентификаторами. Совсем другое отношение складывается в Наружном Зрении. Только здесь появляется Другой. Сна -РУЖИ возможна Д-РУЖБА. Столкновение как бы сновидных ОБРАЗОВ даёт бодрствование особого рода. Но к такой Дружбе необходимо быть готовым, иначе она обернётся шизофренией.
  Контуры взаимоотношения внутреннего и наружного можно показать в виде свастики. Один Зигзаг Свастики местоименный: Я-ТЫ-МЫ-ВЫ-(С)-ОНИ-ОНО-ОН-ОНА. От Я к МЫ-моё центростремительное движение понимания. Но двигаясь от центра понимающего себя Я к периферии МЫ-я попадаю в центр своего сознательного МЫ. От МЫ к ВЫ-своё центробежное движение знания-выход ко множеству "третьего лица". Второй Зигзаг-именной.
  
  УТРО лучший образ для обозначения Н-УТРА СНАРУЖИ. Внешнее здесь не стремится к внешней бесконечной экспансии-центробежной, но, словно возвращается в Нутрь. Внешняя тьма окружает УТРО, не нарушая его целомудрие и не провоцируя бесконечное "познание".
  Готовы ли мы, слепые кроты, к яркому свету УТРА? Готовы ли узреть утренний Лик Друг Друга? УТРОМ РИТМ начать Нового Времени?
  Внешний человек, только убивая другого, вполне удостоверяется в своей субъективности. Но убийство превращает его тотчас вполне в объект. Убили человека изощрённо-безжалостным НЕВНИМАНИЕМ к его ядерной сути, и не заметили убыли. Убедили себя, что людей много, появилась внешняя "демократия" и "равные права". Снаружи Лица Оправа оказалась незрима. Да здравствует статистика! Мёртворождённых.
  ПОТЕРПЕВШИЕ ПО-РАЖЕНИЕ НАДЕЛЕНЫ НЕИССЯКАЕ-МЫМ КУ-РАЖЕМ ЖИВЫХ. По-бедители, построившие такой у-бедительный мир, заложники Нужды и Беды.
  Обнаружив в себе существо Нутри, обнаженное, дрожащее, пораженное ужасом от всех человеческих "побед", можно пробовать делать первые шаги самодеятельного ВЫ-РАЖЕНИЯ. Такого неуклюжего на первых порах, ибо цепляются тяжёлые внешние факторы вы-живания, но призванного к Великому Танцу. Поразительному ДУЭТУ.
  Укрепив себя во внутреннем Ядре, мы освобождаемся от навязанной нам легковесной доверчивости к "человеку" и становимся предельно ДОТОШНЫМИ к наружному смыслу его поведения. Избавляемся от инертной потребности "лезть в душу", то есть изыскивать внутреннее содержание в другом, "содержательно" рассуждать и судить о другом. Вот здесь то мы и замечаем весь ужас исходящий от всяческих священников, психологов, педагогов, врачей, юристов, политиков, которые "живут" именно этим "взаимопониманием".
  МЫ ЛЮДИ УТРА И УТРАТЫ ЗНАЧЕНИЙ НУТРА. Про-игрывающие Историю, вы-игрывающие действительного Партнёра для ИГРЫ небывалой.
  Только в Наружном, Недра души моей находят свой достоверный Образ. В за-кромах божественного При-сутствия. В "обители Отца", Индры.
  Когда Находим Высший Вид Внешних Выявлений Своих, тогда можем осмелиться смотреть на кромку Горизонта. По такому Виду можно вполне узнать КАК функционирует внутреннее существо. Биологические выделения-пот, слёзы, семя, моча, кал, запах-вполне расскажут о том, как функционируют внутренние органы. Но есть иное Выделение-Жест, Взгляд, Речь. По ним можно ОЦЕНИТЬ Существо в Целом. Ради ПРИБЛИЖЕНИЯ.
  Рассеивая бытиё внешнее наружностью сути слова, мы сеем на поле РАСОВОЙ культуры.
  Заряженный ядерной силой, может заразить невольных виновников раздора, объективных людей, особой пульсацией УТРА и тем помочь ОСУЩЕСТВЛЕНЬЮ на ЗАРЕ.
  "Утро Вечера мудренее", говорим, утомлённые заботами и нуждами в конце Дня. И приходит Утро. Такое простое и мудрёное одновременно.
  68. ИСТОРИЯ И РЕЛИГИЯ.
  История это срез фактов, резвящихся на поверхности Бытия. Религия это Существо Глубин, прорывающее поверхность "вод". Существо ГЛАГОЛЯЩЕГО.
  Историю и Религию мы пред-ставим не совпадающими по направлению и не противоположно направленными формами человеческого развития, но расположенными под прямым углом друг к другу. Когда одно пытается приручить другое, получаются уродливые искажения Религии и Истории. Исторические Религии и религиозные Истории.
  История располагает Знанием. Религия-Верой. Если не уточним, какой род Знания ВПОЛНЕ историчен и какая Вера вполне религиозна, наверняка сохранится соблазн подменять знание верой и наоборот. Итог-путаница в понимании Исторической Пер-спективы Человека и Религиозной Ре-спекции его, без которой человек быстро выхолащивается, теряет способность СОЛИДАРНЫХ отношений.
  Человек НАУЧАЕТСЯ ИСТОРИЕЙ. Можно сказать, что История и есть единственная НАУКА. Подчеркивая, что не Наукой завершается История, но научное познание завершается в исторической мысли, мы тем по-новому определяем ту и другую.
  История интегрирует все виды научения, ИС-СЛЕДУЯ различные факты и связывая их между собой. Тем она подготавливает почву для уточнения понятия субъекта истории. Того кто "наследил" , оставив Данность Природы с её "закономерными" формами движения-Бога-Творца. И того, кто продолжает следить-оставлять следы и следить за чем-то и кем-то-Человека. Если человек недостаточно самоопределился как главный Наследник, он частенько выпадает из исторического русла, придумывая разнообразные фантазматические "причинности". Материальные и мистические.
  Призвание Истории не в том, чтобы объективно отразить Прошлое, но в том, чтобы найти Субъекта Настоящего. Неустойчивость в Субъективном делает его зависимым от различных придуманных "историй", которые всегда коротки, анекдотичны.
  Современная наука, какой бы грандиозной не представлялась по масштабу своих знаний и умений, всё же достаточно убога и несравнима даже с наукой средневековых схоластов и алхимиков, не теряющих из вида философский камень-самого Познающего.
  В нетерпении ученый торопится расширить объективный контекст проявления, учесть все факты, но тем напускает туман, в котором исчезает Познающий. В "бесконечном" познании. Если алхимик, прежде всего выверяет алгоритм основного опыта и не отступается от него, полагая неудачу на неблагоприятный момент времени, судить о котором невозможно. Он вновь и вновь проводит "один и тот же" опыт. Современный ученый готов к постоянным изменениям всех условий эксперимента ради удачного следствия, полагая, что время однородно и неизменно и что "удачу" можно закрепить "на века", ввести в законосообразность мира. Кто же из них Историчен? Каждый живёт в разных историях. Алхимик ищет неизменное в себе и согласно ему старается УГАДАТЬ Начало Времени. Ученый, отказываясь от абсолютного в себе, абсолютизирует линейную однородность исторического времени. Начало, полагая в бесконечно далёком прошлом и конец, в бесконечно далёком будущем.
  Объективность науки оборачивается "научными достижениями", которые, по существу, ничего не меняют в самом человеке. Если и имеют отношение к нему, то никак во времени не закрепляются. Сделаем ли прививку, уберегающую от вируса, или пересадим человеку сердце свиньи или титановую пластинку, вместо кости---это похоже на украшение трупа, настолько краткосрочно, что не стоит и усилий. Если Дом можно передать наследникам, то кому ты передашь своё модернизированное тело? Зато сколько "научных" усилий.
  Последнее время изыскивается возможность напрямую соединить усилие мысли и компьютер. Но как же можно соединять, если неизвестно что есть Мысль. Допустим, человек научится протаскивать в виртуальное пространство свои желания и там исполнять их. Он получит только картину разряда нервных окончаний и не более. Психические и Сознательные Намерения не проходят в-нутрь компьютера, вполне объективную. В психо-социальном измерении, он просто убьёт себя. Например: ты вызываешь образ любимого существа и общаешься с ним так, как тебе желательно, создаёшь "мир" желательный тебе. Идиллия ли? Идиллия идиота, который позволил человеческому зверю в себе растерзать Себя Человечного посредством Машины. Предавая Существо Воли ,готовое узнавать Начало времени в ОБРАЩЕННОСТИ к Существу Другого. Всегда непостижимому. Когда собственную Непостижимость (искра божья) открываешь как ВЕЛИКОДУШИЕ, тогда Непостижимость Другого оказывается Дружелюбной.
  Факт окончателен, когда завершает-оформляет исходный Акт. Иначе это глупый и беспризорный арте-факт. И принципиально не важно, это простое полено или высокохудожественное произведение искусства. Если мы не хотим, чтобы человечество превратилось в артефакт истории, необходимо ВСПОМНИТЬ СЕБЯ В АКТЕ. Начальном. Мода в непрестанном Акте исторического Самосознания, вот модель Истории, Истории действительно завершающей наши Надежды их Свершением. Свершение--с верой сопряжение. Если История узнаёт Актив, то Религия реально ведает этим Активом.
  Знаки Религии, одной своей стороной встречны знакам исторического Знания, возвращают познающего к самому себе, своё Ты, тычущееся в различные объекты, к своему Я. Ретроспективны. Другой же стороной ВЕРЯТ в Наружного Другого, но не имея возможности прямого Обращения к нему (своё Ты, формующее границу своего Мы, дальше её не видит и потому МЫ, как свершение Надежд всегда КРУЖИТ человека вокруг своего единственного Я-верного), располагают значение Обращения под прямым углом. Так возникает Религиозное ИДУ НА ВЫ. ВЫ-наружная сторона окружности моего МЫ. ВЫ не позволяет мне посягать на знание о Я другого. ВЫ сообщничает с моим МЫ, так что мне предельно представлена НАРУЖНОСТЬ Другого. Знаки Религии раскручивают НАС вкруг себя и друг вокруг друга как волчки.
  Исторически мы можем приближаться и удаляться друг от друга, но Религиозно Мы всегда Равно отстоим друг от друга, не приближаясь и не удаляясь.
  Когда Земля кружится вокруг Солнца, мы видим Солнце, как бы неподвижным, ибо замечаем факт Расстояния от Солнца, исторически опытный. То, что Солнце вращается вокруг Земли, современная наука отвергает. Коперниковский Переворот. Особого достижения здесь нет ни у Галилея, с его "а всё-таки она вертится", ни у Коперника.
  Планета-"блуждающая",--а вот Солнце стоит на Своём месте. Это научная Кажимость. Хотя любой простой человек прекрасно знает, что СОЛНЦЕ ВРАШАЕТСЯ ВОКРУГ ЗЕМЛИ. И это Солнце намного ближе к Земле, насколько радиус-вектор его вращения короче того, который у объективной, Земли вращающейся вокруг Солнца. В Религиозном видении Земля и Солнце равно отстоят друг от друга. Более того, размер Земли здесь соизмерим с размером Солнца, и они СОПРИКАСАЮТСЯ. Земля находится на поверхности солнца.
  На примере Земли и Солнца можно пояснить ключевые моменты в Реальном взаимодействии вещей. В отличие от предметов, которые отделены друг от друга пространством, все вещи мира не разделены пространством и обнаруживаются как Явление только через соответствующую активность снаружи.
  Посмотрим стереоскопически на Мир. Что есть РАССТОЯНИЕ? Мы привыкли полагать его промежутком независимым от предметов которые он разделяет. Помыслим другое. Расстояние возникает как результат опыта собственной МЫШЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ. Глаза вовне и представления памяти внутри оконтуривают границу доступного. Мы мышечно вполне дотягиваемся до звёзд, и это не метафора. Видеть, значит ведать свой путь до видимого. Забывая этот факт, мы создаём мёртвое пространство отчуждения, плохое (=плоское). Объёмное восприятие как следствие раздельного видения двумя глазами не такая простая вещь как кажется. Если ведать свой путь от глаза до глаза в опыте "двойного схватывания", то есть мышечно дотягиваться каждому глазу до другого, то в таком опыте и возникает реальное ОБЪЁМНОЕ восприятие себя. Один глаз даёт планиметрию тела, другой обращает её в геометрию. Всё что попадает в поле видения, боковым взглядом обращается в объёмный предмет. Видение это остриё осязательного ДОСЯГАТЕЛЬНОГО восприятия. Расстояние от глаза до глаза, каким бы объективным ни казалось, всё-таки вытекает из непрестанного взаимного до-сягновения, никогда не становящегося мёртвым фактом. Кто же владеет нашей мышцой? Наше мышление.
  Если мы хотим реально подступиться к Другому на Религиозное расстояние (нулевое), необходимо лично отвечать за историческое расстояние до него. Чтобы быть всегда в СОПРИКОСНОВЕНИИ с другим (ласка), только и нужно мышечно дотягиваться до него. Никакие тысячи километров не могут помешать такому "дотягиванию".
  Если быть точным, расстояние от человека до человека с точки зрения ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ всегда в два раза длиннее ,чем представляется в усредняющем "объективном" взгляде. Историческая наука открывает фактор Другого, а значит, в состоянии предполагать его активность во встречном досягновении. Если двое "любят" друг друга, но в Разлуке, значит, кто-то из них явно ещё не научился любить, НЕ ЗАВЕРШИЛ своё расстояние в своей мышце, оно то и разделяет "любящих". Не завершил, а значит, ещё не стал вполне историческим существом. Расслаблен. Внешне такому "любящему" может казаться, что виновник разлуки другой, "вот если бы он вёл себя как надо..."
  В каждом из людей с отчетливой половой определённостью существует, своего рода ВРАГ, которому выгодно ОТБРОСИТЬ людей друг от друга, предварительно посулив и слегка показав "райские удовольствия" близости в любви. Этот враг настолько сближается с Нутром человека, что выдаёт его за себя и тем препятствует человеку стать СУЩЕСТВОМ РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ, но ИСТЕРИЧНО-НЕВРОТИЧНОЙ жертвой всегда неудачной "любви". Кто же он? То наше существо (кожаный мешок), которое добравшись нервными окончаниями кожи до поверхности кожи другого, тотчас перехватывает и подменяет своей инициативу того существа, что ЗРИТЕЛЬНО СТРЕМИЛОСЬ к соприкосновению с Другим и готово было преодолеть ЛЮБЫЕ РАССТОЯНИЯ ради СОПРИКОСНОВЕНИЯ. Подмена остаётся незамеченной. Неудача в любви слегка компенсируется "счастливым" обладанием своими детьми. Секс отождествляется с божественным Эросом.
  Только тогда, когда соприкасаясь телами мы религиозны, то есть целомудренно блюдём неприкосновенность инициативы другого, в Ласке проворачиваемся друг вокруг друга и в этом НЕНАСЫТНЫ, мы РЯДОМ. Желание мужского пола проникать и заражать женский пол своим содержанием, как и желание женского быть полем для ВНЕДРЕНИЯ, не тождественны высокому Желанию Мужского Рода и Женского Рода. Внедрение провозглашается отличительным признаком "мужчины". Это совсем не так для реального ДЕВСТВЕННОГО Мужского Рода. Андро-гинность каждого проявляется в том религиозном перпендикуляре, что не позволяет никому внедряться в другого. Изживать вирусологию сексуального намерения, ради божественного Эроса, в котором мы действительно ВАЯЕМ ТЕЛА друг друга-вот стоящая человеческого Рода сверхзадача. Её обнаружить и решать как вполне религиозную, можно только найдя в себе силу ИСТОРИЧЕСКОГО СУЩЕСТВА лично ответственного за все от-стояния во времени и пространстве.
  "Смерть Бога" заявленная Ницше это, прежде всего, аннулирование наличного пространственно-временного континуума в котором мы привычно располагаем свои восприятия и представления. Но "убивший бога" и не ставший Человеком, обречен стать ничтожной жертвой бесов довлеющих изнутри. Бесов, которых так пророчески высветил Ф. М. Достоевский.
  Если мы внимательно присмотримся ко всем своим открытым недовольствам, по поводу поведения другого, в большинстве случаев заметим, что мы просто проецируем на подходящий ближайший объект некое течение своей внутренней бесовщины. Приручить этот "зоопарк" почти никому не удаётся. Каждый из бесов легко заменяется другим, выдающим себя за более "правильного". В такой мутной воде трудно найти "золотую рыбку" своё Действительное Существо. Только РЕЛИГИОЗНАЯ ВЕРА вполне ОТВРАЩАЕТ человека от потребностей бесов. И не вера в бога или в богочеловека, а в Существо ПОВОРОТА. То, что способно найти и сломать "иглу Кащея Бессмертного". Это мы называем Религией Мира.
  69.ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО.
  По привычке мы считаем государство историческим образованием, церковь же-сформированной откровением "неба". Чтобы ясно выразить суть Реального Государства, которая Религиозна, я отличаю его от исторической церкви определённой конфессии и исторического государства, которое всегда отчуждено разными границами от множества других государств и, более того, несет Рознь и в отношения "своих" граждан. Властвует, разделяя.
  Внешне, кажется, что они проводят противоположную политику-"кесарю кесарево, богу богово". То что и "бог" и "кесарь" обманка, маскирующая принцип единого пространства в котором по разному "окучиваются" как верующие так и светские обыватели, мы узнаём столкнувшись с типичными реакциями представителей того и другого. Одни отсылают нас к полномочиям государственного закона, превосходящего наши личные полномочия, другие к богу, неизмеримо превосходящему нашу волю.
  В реальном Мире никто не превосходит никого, здесь то и складывается безбрежное океаническое Государство Свободных с отчетливым размежеванием гражданских союзов от Союза Государей. Если в одних уместно прямое влияние, в них отражается органичность устройства отдельного человека, его моно-логичность, то в других господствует "кривизна", воплощенная в осмысленном Слове. И Слово ДОМИНИРУЕТ. Слово превосходит органический подход. Слово обязывает быть ЛАКОНИЧНЫМ в МОНОЛОГЕ, а не надуманно "диалогичным", маскируя затянувшийся свой монолог.
  Океан знает ведение вод тех рек, что впадают в него и потому в состоянии КУРИРОВАТЬ НАПРАВЛЕНИЕ разных на-речий, указывая RU-СЛОВО-LI каждому речению.
  Настоящих Государств не может быть много, оно всегда ЕДИНСТВЕННОЕ. В проективном смысле. Такое государство строят те, кто построил единственную церковь соответственно единственной своей ГОЛОВЕ. Конфессиональные церкви назовут это сатанизмом, сатаной называя по сути того беса, что сидит в каждом служителе подчинившем свою волю верховному Бесу, то есть "Богу" (бог-баал-ваал-боль), но перенося его на другого в противоположном значении. Более того "верующим" выгодно жить в окружении мирян, отграничиваясь от которых они лепят "тело христово" или общину верных. Убери такое "единство", и каждый увидит себя ДРУГ ПЕРЕД ДРУГОМ как баран или беспомощная овца.
  Моя Церковь-ВСЁ пространство моего восприятия, вполне осознаваемое. Мой МОНА -СТЫРЬ, моно-старт в Государство Мира. Краеугольным Камнем , отвергаемым всяческими социальными реформаторами. Речь здесь идет не о реформах изменяющих мир, но об обретении своей Формы в Мире. И от лица своей Формы, я подступаюсь-трогаю-интригую Другого. Моя церковь может быть небольшим кругом людей, доверяющих лично мне в надежде открыть СЕБЯ В СЛОВЕ, желающих отточить собственное Слово.
  Существующие государства, укрепляющие свой категорический императив, с одной стороны "враждебным" государством (а иначе зачем граница?) и "неразумными" силами природы, воплощенном и в собственных гражданах, а с другой-противостоянием церковным ценностям, оказываются абсолютно беспомощными перед лицом Государства как МИРОВОГО СО-ДРУЖЕСТВА. Оно для них абсолютно непонятно. То ли Анархия, то ли замаскированное властолюбие. То ли поощрять, то ли наказывать. А лучше игнорировать как некий бред.
  У Нас нет нужды кому-то что-то доказывать. Мы просто живём по-другому, потому что вполне знаем себя в МЫ. Так, что никакое навязываемое извне "мы", не цепляет наши души. И обращаемся на ВЫ С ШЕИ МЫ.
  Ложные государства заинтересованы внушать своему населению идею о том, что "народ делает историю", маскируя свою власть, вполне антинародную. Мы же категорически утверждаем только ту Историю, которая вполне помещается в Голове индивида, иначе это обрывистая, ущербная история сплошные пересуды о прошлом. История, укрепившаяся в Личности, творит реальность Истории. Не народ делает историю и не личность, но История находит Личность, чтобы реализовать себя в СО-БЫТИИ. Поле Со-бытий мы называем ГОСУДАРСТВОМ. Для освещения таких Со-бытий не готовы журналисты СМИ, проходимцы, по сути. Здесь необходим ЖУР-НА-ЛИСТ особого рода. Участник Со-бытий.
  Государство как ДЕРЖАВА превосходная Реальность, в которой ВЫДЕРЖАННЫЕ над-стоят над несдержанными ради единственной в своём роде Со-стоятельности. Такое Державное Государство есть МИР самовольных Голосов. Новый РИМ. МИР КАК РИМ.
  
  70. ВЕСЕЛЬЕ И РАДОСТЬ.
  Покружимся в контексте уточняющем значение слова ВЕСЬ-ЭЛЬЕ. В детской речи обычно нашедший лучшую вещь, хвалится ею: Элля! Если переводить, значит: Божественно! Превосходно! Иль, Эль,Уль, Ал-имена Бога, в которых С-ИЛА создающая Мир. Быть Весёлым, значит иметь в себе божью СИЛУ. Всё Элье. ВЕСЕЛЬЕ ВЕСОМО и внешне может выглядеть вполне суровым, отличным от показного "веселья", в котором "отрываются" нервные, утомлённые или просто безвольные (=бесы) люди.
  Веселый похож на напряженную, набухшую, ВЕСЕННЮЮ Почку. Она крепко держится за питающую её ветку. Она готова РАСКРЫТЬСЯ в РАДОСТЬ листка или цветка. ВЕСЕЛИЕ-ЕДИНСТВЕННОЕ УТЕШЕНИЕ, когда принято как полноценный ЗАПАС НЕИССЯКАЕМЫХ СИЛ, как Форма, жаждущая Расцвета. Весёлое Существо АБСОЛЮТНО ЛЮБОПЫТНО, всегда в НОВЛЕНИИ, и тем любопытно для Другого.
  БОГ ВЕСЕЛИЯ БАХУС есть Упоение неистощимой Силой ВНУТРЕННЕГО Источника. Отсюда НАБУХАНИЕ. Нечто другое, чем "бухание" из внешних "источников". Весёлый всегда настолько БУХОЙ, что готов к самозабвенному самораскрытию наружу. Весной каждый глухарь токует, забывая всё множество обуславливающих обстоятельств.
  Быть по правде Весёлым, значит полностью довериться инстинкту самосохранения, когда он готов УСТУПИТЬ первенство инстинкту Риска(смерти).
  Число, Мера и Вес Веселья узнаются в измерении внешнего РАСКРЫТИЯ. Как ВЕСТЬ. Весёлый настолько СОБРАН, интегрируя своей ОСОБЬЮ Все Влечения, их Дление-течение, что воплощает собой фигуру БЕЗМОЛВИЯ. Словно ещё не прогремел Гром от Разряда лопнувшей Почки. Весёлый похож на предгрозовое безмолвие могучей тёмной тучи. Скоро начнут сверкать Молнии его Радости.
  Наверное, именно ВЕСЁЛЫЙ представляет собой, наиболее УГРОЖАЮЩУЮ фигуру для Обывателя. Но обыватель слеп и не замечает могущества ВЕСЁЛОЙ ЛИЧНОСТИ, уцепившись вниманием за "богатых, властных и знаменитых". Когда приходит ГРОЗА, обыватель мечется, сбивается в стаи, массами бесцельно гибнет, не понимая причин. Затем, когда гроза стихает, начинает объяснять и комментировать прошедшие катаклизмы, задним числом подыскивая подходящие причины и цели.
  Весёлый заряжен такой диагностирующей способностью, что легко может узнать жизненный Вес каждого с кем общается, силу его нутрянного Смысла, его ТОК. Вплоть до различения среди живых душ окончательно умерших, которых он может беспристрастно лишить биологической жизни, выступить в роли сакрального палача, не прячась стыдливо за безликую систему законной смертной казни, в которой как ни крути есть конкретные исполнители-палачи.
  Веселье не определение человеческого случайного настроения, но некая неизменная тональность всей человеческой Жизни. Можно по другому сказать-Веселье это, собственно, НАСТРОЕНИЕ Человечности. Ключевое. Неразменное.
  Грусть грызёт душу человеческую. Тоска тащит куда-ни-попадя, в убогие тусовки. Скука скукоживает душу в скупом объёме "личных" интересов. Но ВЕСЕЛЬЕ как внутренний АЛМАЗ(=непобедимый)не ржавеет, не портится, не ломается, не гниёт. Знаком такого Веселья всегда выступают абсолютно категоричные Системы Знания-Иероглифы, Махамудры, формулы Молитв славословящих неиссякаемый Источние Жизни-Гимны.
  На Телевидении можно увидеть много забавных фигур, усиленно имитирующих Веселье. Но внимательный взгляд узнаёт близость к Веселью скорее в фигурах достаточно Угрюмых. Иногда они пытаются тусоваться в СМИ, играть по навязанным правилам. Тем выставляются как мультяшные (мельтешить) персонажи. Лучше не мелькать оригинальной добавкой к господствующему популизму во всех областях, но взращивать свою Тучу-Тысячную Армию Сподвижников. ВЕСЁЛЫЙ ЕСТЬ ВОЕВОДА ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ.
  Той Войны, что ОЗВУЧИВАЕТ Мир. Радостные Голоса Мира можно узнать только РАЗ в Году, когда СОЛНЦЕ ИГРАЕТ. А почему Солнце играет и в какой день? Солнце играет потому что именно в этот день Человек обращён к нему, а не в тёмные недра своих корней. Солнце играет, КОГДА ЕСТЬ С КЕМ ИГРАТЬ. Играть, значит РАДОВАТЬСЯ, играть значит однородное Сияние Своего Веселия обращать в Расцветение в особых красках значений. Радость МНОГОЦВЕТНА, будь то цветок или молния или Взгляд Любимого, Любящего. Радостный ЛУЧИТСЯ. СОТВОРИ ЖЕ РАДОСТЬ В НЕДРАХ ВЕСЕЛИЯ СВОЕГО И ЖИВИ В ИГРЕ ЭЛЛАДА.
  Кто пробуждает Радость? Источник Снаружи. Веселье ВОСПИТЫВАЕТ нутром. Радость ОБРАЗОВЫВАЕТ Человека снаружи, ОПРАВЛЯЯ его раскрывающуюся в значениях Форму. Радостный живет не ДЛЯ себя и своего клана, но просвещает каждого Встречного, откликающегося на Интонацию Игры-радуется РАДИ Друга. Только ИГРАЮЩИЕ ДРУЖНЫ безусловно. Они то с АЗАРТОМ (аз арт=я рад) изобретают Правила Игры, с негодованием(как негодное) отвергая все формы озабоченности тем, что вне траектории Игры. Попробуй-ка оторвать ребёнка от захватывающей Игры.
  ЗАХВАЧЕННОСТЬ Игрой отлична от захваченности "насущными" потребностями. Это слово здесь полностью метафорично, указывая на некое игровое пространство чистой РАДОСТИ. Вполне РАДИОАКТИВНОЕ. Если убивающую радиацию символизирует "трилистник" научного познания, то Радиацию Игры можно символизировать Крестом встречных отношений: по вертикали и по горизонтали. Четырёхлистником.
  Веселье выражает Смысл человеческого существования. Радость это его Значения.
  "В сущности, пьянство разрушает естественный механизм опьянения. Пьяность само по себе чувство вполне естественное и здоровое. Разве влюблённый не ведет себя, как пьяный? Даже просто вид красивой женщины не вызывает опьянение. Или похвала, даже ласковое слово. Или морозный воздух, летняя ночь, гроза, бессонница, сосновый лес, беседа с друзьями. Пьяница всего этого лишён, довольствуется денатуратным суррогатом, муляжом сивушным. Кроме того, пьющий превращается в трезвенника, переживает приступы отвратительной трезвости. А что такое трезвость? Это когда человек хочет стать пьяным, а не может. Непьющий по желанию может почти мгновенно стать пьяным, причём очень пьяным. Сам организм по желанию услужливо впрыскивает в мозг нужное количество гормонов. И так же легко, за минуту, можно выйти из этого состояния" (Бесконечный тупик. Д. Галковский).
  71.ВРЕМЯ И ВЕЧНОСТЬ.
  "...время должно быть ухвачено дважды, в двух дополняющих друг друга, хотя и взаимоисключающих, образах: как живое настоящее тел - действующих и подвергающихся воздействию, и как момент, бесконечно делимый на прошлое и будущее, на бестелесные эффекты, которые выступают как результаты действий и страданий тел. Только настоящее существует во времени, собирает и поглощает прошлое и будущее. Но только прошлое и будущее присущи времени и бесконечно разделяют каждое настоящее. Нет трех последовательных измерений, есть лишь два одновременных прочтения времени" (Ж. Делёз). "Делез настаивает на том, что до Канта, например, время было производным от движения, было вторичным по отношению к движению, считалось количеством или измерением движения. Что делает Кант? Кант создает концепт, потому что он полностью изменяет субординацию, для него движение становится зависимым от времени. На наших глазах время меняет свою природу, оно перестает быть цикличным. Прежде время подчинялось движению, которое представляло собой огромное периодическое движение небесных тел, то есть было цикличным. Напротив, когда время освобождается от движения, а движение ставится в зависимость от времени, тогда время становится прямой линией".
  Наш Концепт возвращает Время к Существу Времени. Странной и загадочной Вещи.
  Временное не вечно. Вечность не временна. Может быть. Вечность есть ВЕСТЬ времени. Не слыша этой Вести. мы заложники того времени, что изменяет, разрушает, погубляет известные нам вещи. Вечное как Знание Времени. Такое Знание курирует отношения незыблемых вещей-вечных. Воображаемых Сознанием. Вечность как Становление.
  Время понимаемое-не время, но память. Память во времени? Это Внутреннее время и если оно выносится вовне, то вытесняет Время взаимодействия Вещей. Когда Я достигаю границы своего восприятия, то могу, отразившись(рефлексия) от неё, ВЕРНУТЬСЯ к Я и УЗНАТЬ СЕБЯ. Таким образом, Время слагается из двух ДЛИТЕЛЬНОСТЕЙ-центробежного развития чувственного восприятия и возвратного ПРИХОЖДЕНИЯ В СЕБЯ. Слово Время означает "возвращение меня"--знание тождества себя с собой. Такое тождество выражает абсолютную УНИКАЛЬНОСТЬ завершенного Я.
  Когда есть время ПРИЙТИ В СЕБЯ, внешнее время исчезает, наступает Вечность -Время Вестей. Я, присваивая Воспринимаемое, обращаю его в Значимое. Знание разделяет Существ Времени. Каждый-полноценный Вестник. Вечность не статика, но ВРЕМЕНА ПОЛИФОНИИ. ВЕЧЕ.
  Для существа Времени каждая вещь завершается как суверенный предмет-личностна. Вселенная, какой бы огромной ни казалась, только СВЁРТОК моего Я. Уникальность же этого Свёртка в том, что он ПРОНИЦАЕМ для Предметов находящихся, по ВИДИМОСТИ-- в поле внешнего восприятия, по СУЩЕСТВУ же-в своём внутреннем. Чем более точно попадю в ЦЕЛЬ-Я, тем точнее узнаю и уникальную природу каждого предмета. Отсюда-магичность со-присутствия с предметами.
  Сперва вещи весомы как следствие временного познания их природы, затем предметны, вполне представлены сознанию и, наконец, вещи становятся вещими и вечными, когда сознание научается взаимодействовать с предметностью вещей. Весомые вещи, даже если это радуга на небе, еще не вполне предметны, они ещё ис-следуемы , потому и проявляются как частное следствие временного познания. Кажущаяся бесконечность времени познания есть проявление инерции той весомости, что в самом человеке, в его органах восприятия. Предметность вещи в её завершенности во вполне эстетическом облике. Такая Вещь невесома и "непознаваема". Она действительно в-себе. Пришла в себя. Но такую вещь можно признать только своим эстетическим разумом-придя в себя.
  В эстетическом пространстве, преодолевшем двойственность субъективного и объективного, возникает особое чувствование, словно воспоминаемое из вещих глубин. В нём все известные вещи как бы замирают и необходимо самому замереть настолько, чтобы временное бодрствование(весомое) завершилось-сон наяву.
  Узнать время предметно, значит вобрать в себя объективное пространство индивидуального восприятия-вполне субъективный опыт,-и отразить его в Существе Времени, готовом жить Вечно. Видеть в каждом предмете Границу аналитического познания, значит ведать функциональность мембранны сопричащающей существ времени. Каждый предмет язычен ибо личностен. Радуга видится не частью бесконечно познаваемой природы, но живой душой наделённой своим голосом.
  Такое ЯЗЫЧЕСТВО невозможно пока человек НЕ ПРИШЕЛ В СЕБЯ как в Единственного. Не осуществил единственной РЕВОЛЮ-ЦИИ. В-РЕ-МЯ революционно ибо возвращает человека к Человеку-в-себе и ВОЗОБНОВЛЯЕТ его вечное существование во Временах. Время, как до срока сокрытая программа Отца. Время безжалостно уничтожает все природное, пока не узнаётся как Действие Отца. Если объективно познавая Время я не нахожу Волю Отца, возвращающую меня к себе, но некие всегда недоделанные закономерности, я еще сирота и всё предметное меня УЯЗВЛЯЕТ.
  Именно Мой Отец оставляет меня, чтобы в срок ВЕРНУТЬ к СЕБЕ. Никакого обобществления Отца или Сына. Только Единственный Пример Единственного Сына, от Единственного Отца. Пример для ПОДРАЖАНИЯ. Но не подражания глупых обезьян авторитету извне, но по ДРОЖАНИЮ Существа Дела. Со-дрожательному. Когда возникает такое По-дражание, тогда возникает Языческий Интерес к Конкретному Лицу.
  Посмотрите на лица священников, они застыли словно в коме, словно в испуге перед СВЕТОМ возможного УДИВИТЕЛЬНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЯ действительно с-родственных душ. Душ происшедших от Разных Отцов. Всемогущество собственного Отца их так напугало, что они в слепоте не видят ЯЗЫЧЕСТВА РАЗНОРОДНЫХ Душ.
  Вот архипастырь поздравляет с пасхой двух президентов с их женами и получает встречное поздравления. От этого убожества хочется бежать на край света. Да и убежал бы, если бы уже не стоял на краю. В Духе Отца Своего.
  Своим текстом я пророчу Времена Другие, в которых МАТЕРИАЛЬНОСТЬ является начальной основой Конечного Язычества. Материнской. Язычества как Содружества Существ Времени. Новый Олимп прозреваю Богов неразлучных. Как Остров Надежды и Веры.
  
  "В этой последовательности - 1. Гор; 2. Хатор; 3. Исида и Нефтида - Осирис заслуживает номера 4. В тот момент, когда 1, 2, 3, 4 постигаются на опыте, эти четыре поќзиции становятся подвижными по отношению друг к другу. О четвертой культовой фигуре, Осирисе, можно говорить лишь так, будто он логичесќки предшествует Гору, первому лицу дома бога. Таким образом, Осирис становится отцом Гора, точно так же как Хатор благодаря ее воплощеќнию в виде дома и ее пребыванию в покое над засухой и над разливом провозглашается матерью Гора и становится "той, которой обладают". Вечное возвращение мировых эпох, времен года, позволяет вести повеќствование о 1, 2, 3, 4 как о 4, 1, 2, 3, и как о 2, 3, 4, 1, и как о 3, 4, 1, 2. Тем самым мы переносимся из области, где свершаются жизненные пути смертных людей, в круговорот вечных, эонически возвращающихся косќмических процессов.
  
  Представление египтян о времени присоединяет к творящему, встуќпающему во владение настоящему вечно покоящееся прошлое, и из взаќимодействия настоящего и прошлого возникает будущее, допускаемое только как вечное возвращение. Несмотря на усилия Шотта, царству на Ниле было отказано в "будущем". Ибо мир лишен будущего. Он прихоќдит в упадок. Новые египтяне, естествоиспытатели, маскируют это отсутќствие у мира будущего с помощью модного словечка для обозначения упадка - слова "развитие". Египтяне, по выражению греков, "обвиваќли" отдельные дни или годы ободом колеса своего Великого года, своеќго зона. Внутри этого колеса счастья и фатума, астрологии и письменноќсти проходит вечное настоящее "территориального царства". Поскольку в современных исследованиях неправильно понимается соотношение буќдущего, настоящего и прошлого, а именно так, будто настоящее возниќкает из прошлого, то предлагаемые этими исследователями объяснения беспорядочно нагромождаются друг на друга, и им абсолютно непостиќжимо, что мать грамматически вполне может представлять Perfectum по отношению к Praesens своего сына. Каждому египтологу известны тысяќчи, да, тысячи текстов, в которых отец и мать возникают из сына. Однако поскольку сами они живут в картезианском сумасшедшем доме, в котоќром будущее должно возникать из прошлого и настоящего, то отсюда возникает их юдофобия. Ведь Моисей высмеял их за то, что они надеќялись заключить будущее в оковы, представив его в виде круговорота. Так что они намного более пристрастны, чем сами египтяне. Египтяне были последовательны. И они завоевали мир с помощью своих професќсиональных сословий. Они создали хорошо расчлененное, вечно двигаќющееся по кругу настоящее. Никто никогда не воздвигнет ничего, что превосходило бы пирамиды. Никакой ваятель не создаст ничего, что превосходило бы золотого сокола из Иераконполя или статую фараона Хефрена. То, что способно совершить вечное возвращение, поскольку оно может поставить каждому человеку его особую задачу на тысячелеќтия, на Ниле достигло высшей степени совершенства. Почему? Потому что чистое будущее соединяет всех в то Единое, которое необходимо. Этому мы учимся во время войны. Но чистое настоящее, вечный египетќский вклад, разделяет всех на такое число профессиональных сословий, какое только возможно" (О. Р. Хюсси).
  
  72. НАУКА И ФИЛОСОФИЯ.
  Наука это прежде всего вопрос ОБУЧЕНИЯ и особого Времени в течении которого складывается некоторое несомненное знание. Это время не зависит от всеобщего отвлеченного астрономического времени, превосходит его. Это Время Толковательного взаимодействия Учителя и Ученика. Наука внешняя быстро иссякает, если лишена ключевого Времени Преемственности Знания, в котором только и возможно появление Со-временников. В ходе Обучения чем меньше принимается во внимание встречный заинтересованный вопрос ученика, побуждающий учителя толковать его, а осуществляется "передача необходимого знания", тем меньше мы имеем, собственно, Обучения. Скорее его отупляющую имитацию.
  "Расходование времени - это условие учения. Мы должны уделить друг другу время, если нам надлежит учиться друг у друга. Но те промежутки времени, которые расходуют учитель и ученик, обладают противоположными качествами. И мы обязаны серьезно отнестись к этой противоположности для того, чтобы самим соприкоснуться с сиќлами, образующими время" (Розеншток Хюсси. Язык рода человеческого).
  "Точные науки это монологическая форма знания: интеллект созерцает {вещь} и высказывается о ней. Здесь только один субъект - познающий (созерцающий) и говорящий (высказывающийся). Ему противостоит только {безгласная вещь}. Любой объект знания (в том числе человек) может быть воспринят и познан как вещь. Но субъект как таковой не может восприниматься и изучаться как вещь, ибо как субъект он не может, оставаясь субъектом, стать безгласным, следовательно, познание его может быть только {диалогическим}".
  "Место философии. Она начинается там, где кончается точная научность и начинается инонаучность. Ее можно определить как метаязык всех наук (и всех видов познания и сознания)" (М. Бахтин).
  Полагать Философию Наукой, значит привнести в Мысль о Мире тот Вакуум, что является "свободным пространством" Науки. Вакуум контрастирует с содержательностью каждого предмета. Вакуум просто необходим науке. Философия же "придумывает" БЫТИЁ. Бытиё словно атмосфера в которой располагаются все вещи мира и тем выявляются не своим "развивающимся" и бесконечно познаваемым содержанием, но ФОРМОЙ. Эстетически. ФИЛОСОФИЯ есть родоначальница всех наук и Высшее из Искусств. Попытки современных наук отодвинуть философию на задворки процесса объективного научного познания похожи на активность мыши, мнящей себя тигром. Дарвины и Коперники уходят в историю Науки, но мысли Платона продолжают напутствовать Человечество из Будущего.
  Наука только тогда вполне Наука, когда находит Начала своих методов в Искусстве Философии. Тогда она вполне в Форме. Но навязывая мысли свои понятийные структуры объективного, наука создаёт псевдоморфизм. Этим псевдоморфизмом пропитываются все стороны жизни человека, обрекающие его на искаженное существование.
  Даром Бытия Мыслящий вкладывает Смысл в Существование. Смысл превосходящий любые утилитарные интересы человека пестуемого наукой. Бытиё, определяющееся в Сознании оказывается совсем не бытиём обывателя-убывателя и убивателя, но вечно ЖИВОТВОРЯЩИМ наличное Сущее. Бытиё не вполне определившееся в Сознании, не ИЗОБРЕТАЕМОЕ Сознанием, вовсе и не Бытиё, но время, обуславливающее всё существующее. Таким образом, Наука имеет дело с объективным временем, философия-с Бытиём. Вне Философии торжествует циничный и аморальный "бог" комфорта, ему не нужен какой то вымышленный ДУХ Бытия. Достаточно комфортно расположиться в объективном пространстве и времени, насыщать наличные потребности разнообразием восприятия, и довольно.
  Философия действительного Сознания вселяет в ум обывателя тревогу, словно ставит его на край пропасти. Здесь он готов уцепиться за привычные шаблоны исторических религий, чем решиться на самостоятельное мышление вызревающее в МУДРОСТЬ Человека. Науке выгодна абстракция Человека, подменяющая собой Конкретность (сделанность) Человека в Бытии, а значит и его ОТВЕТСТВЕННОСТЬ перед другими. По существу Наука действует от анонимного лица, тем ничтожит человеческое в угоду научно-техническому прогрессу. Наука, развиваясь(развить верёвку на волоконца) каждому находит специализацию, но лишает САМОБЫТНОСТИ.
  Наука научна, когда не оторвана от своей матери-философии. Тогда в ней мужественная состоятельность познающего, логичного ума, соединяющего временное. Мужество, завершающее научную логистику, в которой работает инстинкт Самосохранения и рискующее ВООБРАЖАТЬ, заново открывает МАТЕРИАЛЬНОСТЬ как МАТЕРИНСКОЕ в поле ВООБРАЖЕНИЯ. Скажу странную "ненаучную" мысль: ИНСТИНКТ СМЕРТИ В ЧЕЛОВЕКЕ ЕСТЬ ИНСТИНКТ ВООБРАЖЕНИЯ, совершенно отличный от УПАДОЧНОГО влечения к смерти как гибели, характеризующего вырождение инстинкта самосохранения.
  Вместе с РИСКОМ ВООБРАЖЕНИЯ возникает ФИЛОСОФИЯ. Где не востребована философия, происходит ЗАКУПОРКА всех планов, но всегда кажущаяся оправданной, "законной", научно обоснованной. Все виды бюрократической "заботы о человеке" абсолютно игнорируют конкретность человека, его завершенность как организма, от которой только и может начаться МУДРОСТЬ ОТНОШЕНИЙ. Любому чиновнику кажется естественным органицистский подход, в нём каждый как бы доделывается до гражданской состоятельности. Отсюда масса придуманных "законов", абсолютно неуместных для Человека Чести, то есть вполне органичного и причастного к органичности других людей. Его не надо доделывать. Закон как таковой пропадает, а вместе с ним и армия паразитов, его придумывающих и его исполняющих. Вот здесь то и возможна Философия как ПРАВИЛО отношений Чести, где Реальна ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ КАЖДОГО. Каждый уже ВО ОБРАЗЕ, вполне наглядном представлен, каждый во-ображаем. Если я имею Дело с существом во-образе своём, то все дальнейшие отношения с ним складываются вдоль базисного ИНСТИНКТА ВООБРАЖЕНИЯ, вполне философского.
  "Если бы философии не существовало, мы даже не догадываемся, сколько было бы глупости, поскольку философия останавливает разрастание глупости до тех размеров, каких бы она достигла, не будь философии" (Ж.Делёз).
  "Во многих отношениях то, что представляет себя в качестве наисовременнейшей философии, является могущественной софистикой. Она ратифицирует заключающее "Трактат" (Витген-штейна) высказывание-"О чем невозможно говорить, о том следует молчать",-тогда как философия только для того и существует, чтобы утвердить: то, о чем невозможно говорить, как раз и является тем, о чем она берется сказать"(А. Бадью).
  Если человеку, чтобы продать другим сделанный пирожок, необходимо получить разрешение у десятка инстанций пекущихся о "здоровье" покупателей, то мы можем констатировать СТАГНАЦИЮ общественного строя. Преодолеть её может только Дух Самостоятельности в Каждом и СОДРУЖЕСТВО НОВЫХ ЛЮДЕЙ, способных напрочь игнорировать законы, ради Правил, природа которых вполне философская и внеисторическая. Правил вытекающих из ИСТИННОГО отношения. Когда меня штрафуют за то, что я рискую собой, например не надел ремни безопасности, я ВПРАВЕ накапливать ЗЛОСТЬ на СИСТЕМУ НАДЗОРА, не разряжаясь на мелкие стычки, и в Срок Аннулировать её. Выдержке учит меня Философия. Но не терпению обреченных, где заторможено воображение. Философию по преимуществу взращивает СТЫД за те мелкие компромиссы, на которые мы идём, встречаясь с НЕГОДНЫМ, с Негодяями и Подлецами, выдающими себя за наших защитников. Настроенность на Истинные отношения-причина этого стыда.
  Прикрываясь лозунгами человеческого оптимизма, разного рода законченные идиоты "совершенствуют" человечество, ведут его по пути научно-технического, экономического прогресса. "Прогресс" не видит уже сделанной индивидуальности, стоящей на Краю Мира, он всё пытается насыщать нутро "развивающихся" людей тем, что для мудрого существа видится полным говном.
  "Воображение, Имагинация, и есть тот дух, который спасает культуру от вакуума мира и дает ей одухотворенность. Поэтому торможение воображения, торможение его свободы познания (да, познания!) и творчества всегда угрожает самой культуре вакуумом - пустотой. А это значит: угрожает заменой культуры техникой цивилизации, прикрываемой великими лозунгами человеческого оптимизма и самодовольства, а также сопровождающей эту цивилизацию великой суетой в пустоте, за которой неминуемо следует ощущение бессмысленности существования со всеми вытекающими отсюда последствиями: усталостью, поисками опьянения, скрытым страхом, нравственным безразличием и прочими продуктами цинизма и свирепости. Тогда воображение заменяется фантазией, иногда весьма темной, полной коварных прихотей и суеверия, открывая поле то для фанатизма и господства и извращения низших .инстинктов, то для полного погружения в нирвану гедонизма или пышного самодовольства" (Я.ГОЛОСОВКЕР).
  Наука начинается с ЕДИНОГО. Там, где ВСЁ сводится к Единому и выводится из него, там область научного знания. Когда БЫТИЁ определяется как ОДНО, возникает Онтология. Когда Единственный понимается как Единый Творец Мира, возникает Монотеизм, только внешне кажущийся Религией, но, по существу своему, являющийся древнейшей Наукой Человека. Когда Сущее понимается как единственная материальность-имеем науку материалистического развития. Когда Множество Миров вытесняется Единым Миром, тем все полномочия переходят к Науке, исследующей причинно-следственные связи его.
  Философия начинается там и тогда где и когда завершается Единство. Единый метод, единство Мира, монотеизм. Плоха та философия, что не замечает своей обусловленности наукой и занимается обоснованием "мудрости мира" или его Творца. Подлинная Философия есть СОВЕРШЕННАЯ РЕЛИГИЯ и она всегда литургийна по существу своему. Философия не высветляющая подступы Единственных друг к другу, не являющаяся ТЕОРИЕЙ МНОЖЕСТВ-еще не Философия.
  Наука безуспешно пытается создать свою теорию множеств, которая справляется только с вещами лишенными индивидуального начала, вполне абстрактными. Подлинная Наука находит свой КОНЕЧНЫЙ ПРЕДМЕТ-конкретного ПОЗНАЮЩЕГО, или же она БЛУЖДАЮЩАЯ Наука, порождённая блуждающими существами еще не пришедшими в себя, не нашедшими Солнце.
  Наука всегда конструирует "единства" из всяческих противоположностей, но в поле Философии все единства тают как снег весной, за исключением того Единственного, что реализует себя во МНОЖЕСТВЕ (=МИР), вполне ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО, но непредставимого.
  Мысль, укорененная в Единстве, ищет господствовать над любыми предметами мысли, как своими представлениями. Но Мысль прозревающая наружную Реальность ищет СОСТАВ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, вполне философски выверенного. Даже в Одном Слове. "Дух" Мысли ищет соединить Единое с Другим, ВООБРАЖАЕМЫМ.
  БЫТИЕ, узнаваемое не в своём единстве, и есть МЫШЛЕНИЕ и ВЫ-МЫСЛИВАНИЕ. Философское Бытие есть Воображаемая и Воображающая Реальность. Здесь исток Индивидуализации, незнакомый Науке. Здесь "бог создаёт человека".
  Философия, тормозя "научный прогресс", пробуждает ГЕРОИ-ЧЕСКИЙ ЭНТУЗИАЗМ ПРЕДСТОЯНИЯ. Энтузиазм, укоренённый в ГЕНИАЛЬНОЙ (=индивидуальной)природе каждого. Где Герой, если он не ПРЕДСТАВЛЕН со всеми своими героическими делами, другим, тем, кто способны ОЦЕНИТЬ его по достоинству? Безымянных героев просто нет. Культ безымянных героев на руку только тем, кто ищет господствовать.
  Наука это КОДЕКС СОГЛАСИЯ, Философия же обращает любую Согласную в СЛОГ, оглашает её, оканчивает Гласной. Интеграл СО-СЛАГАТЕЛЬНОСТИ отличен от синтетического, умозаключающего СОГЛАСИЯ. Отсюда и Человек, показываемый Наукой, и Человек, обосновываемый Философией-принципиально различны. Второй-ищет КРАСОТУ РЕЛИГИОЗНЫХ СО-БЫТИЙНЫХ отношений СУВЕРЕННЫХ ИНДИВИДОВ. Первый же, соподчинительные связи, органичность Единого Мира, производного от Единой творящей ПРИЧИНЫ.
  Мышление как ИНСТИНКТ БЫТИЯ, превосходит разнообразные инстинкты Сущего, тем , что его как бы НЕТ, оно не улавливается никакими инструментами Сущего. Так называемое "чтение мысли" есть псевдонаучная уловка, отождествляющая существо мысли с её многочисленными следствиями, пассивными и потому подвластными манипулирующей деятельности рассудка. Мысль Другого можно только ВООБРАЗИТЬ. Значит, и ПОНИМАТЬ ДРУГОГО НЕВОЗМО-ЖНО, но можно понимать СОСТАВ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.
  Философия знает, что делать со Смертью, потому её Доктрины представляют собой некий МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС, в отличие от Науки, замкнутой на себя и аморальной. Наука пытается вытеснить идею личного бессмертия идеей долгожительства и родового бессмертия. Почему? Страх. Во-первых, неужели вечно тащить за собой СУММУ негативных впечатлений намертво приросших к человеческому Я и регулярно заявляющих себя изнутри? Во-вторых, полная неприспособленность физического тела к вечному бытию и беспомощность науки в этом вопросе. Но самое страшное память о насилии со стороны другого. А если Другой бессмертен? Когда у горбуна спросили, что он выбирает: жить в раю или чтобы все стали горбатыми, он выбрал второе. Страх перед Другим питает Науку. Легче изобрести суперсовременные способы косметического омолаживания, чем рискнуть подступиться к Моральному Кодексу Философии. К собственной САМОБЫТНОСТИ раскрывающейся в философской безмятежности вечно живущего. Всегда возникающей пред чувствием Другого, непредставимой бездной инициирующей сознательную жизнь.
  Начало Мышления в ВООБРАЖЕНИИ ПОСМЕРТНОГО СУ-ЩЕСТВОВАНИЯ. Где мы находим знаки погребальных церемоний, там находим пробуждение Мысли Человеческой. Там где находим ПОНИМАНИЕ как ПОМИНАНИЕ Бывшего, там открываем УМНОЕ БЫТИЕ, которое всегда в Будущем для Настоящей Мысли. Вся аксиология (философия ценности) покоится на наличии абсолютного критерия: будь то критерий истины, красоты, нравственности и т. д. Таковы исходный пункт, стимул, принцип оценки в культуре. Отсюда нормативная этика и эстетика, каноны и парадигмы (образцы) совершенства. Мысль ВСЕГДА ОБОЗРЕВАЕТ ЗАХОРОНЕНИЯ (хронос=хранит), но и творит Вечную Жизнь Наука же непрестанно утверждает торжество живого вокруг, но ничтожит существо Жизни Вечной. Никакая наука не в состоянии примирить человека со смертью. Философия же обнаруживает СМЕРТЬ КАК МИРОЛЮБИЕ МЫСЛИ.
  "Будучи измышлением знания, философия подражает матеме. Будучи измышлением искусства, она подражает поэме. Будучи насыщенностью действия, она похожа на любовь без предмета. Обращенная ко всем, чтобы они тоже уловили существование истин, она схожа с политической стратегией, которая не ставит своей целью власть. Этой четверицей дискурсивных подражаний философия завязывает в самой себе систему своих условий. Такова причина, по которой всякая философия родственна по стилистике своей эпохе" (А.Бадью)
  "Изымательные операции, которыми философия улавливает истины "вне смысла", сопрягаются с четырьмя модальностями, каковые суть: неразрешимое, которое соотносится с событием (истина не есть, она грядет); неразличимое, которое соотносится со свободой (траектория истины не вынужденна, а случайна); родовое, которое соотносится с бытием (бытие истины-это бесконечное множество, изъятое из всякого предиката в знании); неименуемое, которое соотносится с Благом (насильственное наименование неименуемого порождает катастрофу)" (А. Бадью).
   "Творить все новые концепты таков предмет философии. Поскольку концепт должен быть сотворен, он связан с философом как человеком, который обладает им в потенции, у которого есть для этого потенция и мастерство. На это нельзя возражать, что о "творчестве" обычно говорят применительно к чувственным вещам и к искусствам, искусство философа сообщает существование также и умственным сущностям, а философские концепты тоже суть "sensibilia". Собственно, науки, искусства и философии имеют равно творческий характер, просто одна лишь философия способна творить концепты в строгом смысле слова. Концепты не ждут нас уже готовыми, наподобие небесных тел. У концептов не бывает небес. Их должно изобретать, изготавливать или, скорее, творить, и без подписи сотворившего они ничто. Ницше так характеризовал задачу философии: "Философы должны не просто принимать данные им концепты, чтобы чистить их и наводить на них лоск;
  
  Следует, прежде всего самим их производить, творить, утверждать и убеждать людей ими пользоваться. До сих пор, в общем и целом, каждый доверял своим концептам, словно это волшебное приданое, полученное из столь же волшебного мира", но такую доверчивость следует заменить недоверчивостью, и философ особенно должен не доверять именно концептам, коль скоро он не сам их сотворил...
  ...Философия не созерцание, так как созерцания суть сами же вещи, рассматриваемые в ходе творения соответствующих концептов. Философия не рефлексия, так как никому не нужна философия, чтобы о чем-то размышлять; объявляя философию искусством размышления, ее скорее умаляют, чем возвышают, ибо чистые математики вовсе не дожидались философии, чтобы размышлять о математике, как и художники о живописи или музыке; говорить же, будто при этом они становятся философами, скверная шутка, настолько неотъемлемо их рефлексия принадлежит их собственному творчеству Философия не обретает окончательного прибежища и в коммуникации, которая потенциально работает только с мнениями, дабы сотворить в итоге "консенсус", а не концепт. Идея дружеской беседы в духе западной демократии никогда не производила ни малейшего концепта; она, может, и берет свое начало у греков, да только сами греки настолько ей не доверяли, настолько сурово с ней обращались, что у них концепт звучал скорее одиноким голосом птицы, парящей над полем сражения и останками уничтоженных мнений (пьяных гостей на пиру). Философия не занята ни созерцанием, ни рефлексией, ни коммуникацией, хоть ей и приходится создавать концепты для этих активных или пассивных состояний.
  Прежде всего, концепты всегда несли и несут на себе личную подпись: аристотелевская субстанция, декартовское cogito, лейбницианская монада, кантовское априори, шеллингианская потенция, бергсоновская длительность... А сверх того, некоторым из них требуется для своего обозначения необыкновенное слово, порой варварское или же шокирующее, тогда как другим достаточно самого обычного повседневного слова, наполняющегося столь далекими обертонами, что нефилософский слух может их и не различить. Одним потребны архаизмы, другим неологизмы, пронизанные головокружительными этимологическими изысканиями; этимология здесь -- характерно философский род атлетизма. Очевидно, в каждом случае есть какая-то странная необходимость в этих словах и в их подборе, что-то вроде стиля. Для того чтобы окрестить новый концепт, требуется характерно философский вкус, проявляющийся грубо или же вкрадчиво и создающий внутри языка особый язык философии -- особый не только по лексике, но и по синтаксису, который может отличаться возвышенностью или же великой красотой.
  ...до полного позора дело дошло тогда, когда самим словом "концепт" завладели информатика, маркетинг, дизайн, реклама -- все коммуникационные дисциплины, заявившие: это наше дело, это мы творцы, это мы концепторы.
  ...Однако чем чаще философия сталкивается с бесстыдными и глупыми соперниками, чем чаще она встречает их внутри себя самой, тем более бодро она себя чувствует для выполнения своей задачи творчества концептов, которые похожи скорее на аэролиты, чем на товары. Неудержимый смех отбивает у нее охоту плакать. Таким образом, вопрос философии найти ту единственную точку, где соотносятся между собой концепт и творчество.
  ...профессионально-коммерческая подготовка... абсолютный провал мысли.
  ...Диагностировать становления в каждом настоящем или прошлом -- таков долг, который Ницше предписывал философу как врачу, "врачу цивилизации", или изобретателю новых имманентных способов существования. Вечная философия, а равно и история философии, уступают место становлению-философским" (Ж. Делёз\Гваттари).
  Мы, ПАВШИЕ ВОИНЫ, подступаемся к Обывателю, пестуемому наукой и техникой, неся, особого рода УГРОЗУ. И Мы неуязвимы, поскольку миролюбивы. При этом несём "железное" требование ОСМЫСЛЕННОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ и СБЛИЖЕНИЯ РАЗНЫХ Учёных, наученных Словом, продуктом Мысли. Философская ВЕРСИЯ Уни-верс-ализма отлична от Универсализма Науки, как СО-СТАВ от СВЯЗИ. Как Интеграл от Суммирования. Вторжение этого УНИ-ВЕРС-АЛИЗМА мы провозглашаем как Неизбежность в Истории людей. Как пришествие Марсиан на Землю. Как конец Истории.
  Вечность, как ПУСТОТА ИСТИНЫ, есть философская ОПЕРА-ЦИЯ, в которой НИКОГДА не снимается вопрос об ИСТИНАХ (со-возможных). Там где договариваются о Священных Именах, где Истина заземляется на Ритуал, там нет философии и Вечность обращается в Террор.
  73.СТОИМОСТЬ И ЦЕННОСТЬ.
  Здесь мы рассмотрим ПАРА-ДИГМУ Настоящего и его Ценности. Стоимость любой вещи определяется её Стоянием, устойчивостью по вертикали. Именно по ОСИ вертикальной устойчивости, вещь способна, во-первых, противостоять силе тяготения, быть поставленной на КОН; во-вторых, любое влияние среды использовать в угоду вертикальной ОСИ вращения-ПОБОЧНО. Лучший образ-Юла. Кружащиеся дервиши стремятся найти в себе Существо С-вершения.
  Когда мы спрашиваем, сколько стоит вещь, мы хотим знать, стоит ли её брать в пользование, вписывается ли она в наш СТАТУС, стоит ли на своём и помогает ли укрепить наше Стояние. Когда вещь САМО-СТОЯТЕЛЬНА, она укрепляет самостоятельность и той, что рядом. Стоящие вещи РЕЗОНИРУЮТ своими Осями С-вершения. Земля, вполне устойчивая в своей оси вращения, побуждает и Солнце вращаться вокруг неё-в своеобразном ТАНГО.
  Устойчивость оси вращения отнюдь не говорит о её фиксированности в некоем однородном пространстве. СО-ВРАЩЕНИЕ приходит извне и содействует ПОДВИЖНОСТИ. Это не подвижность "независимых" предметов в "пустом" пространстве, но ГРАЦИЯ самодеятельности тех, кто упокоен в своей Оси. Объективное пространство исчезает, когда Субъективное находит собственную Ось вращения всего субъективного пространства восприятия и понимания.
  Понятия ПОСТОЯНСТВА, Абсолюта, Принципа , Нормы-вытекают именно из устойчивости по оси вращения. Идея смены полюсов, когда солнце восходит с запада, приходит в эпоху полной неустойчивости, ненастоящести индивидуального начала, в Смутные времена. Не находя АБ-СОЛЮТНОЕ по ОСИ вращения, человек становится заложником, жертвой меняющихся обстоятельств. Тогда на помощь приходит Солнце, как более сильный партнёр Земли и учит землян из-обретать аб-солют в совместном танце. Что есть АБСОЛЮТ как не ОБОЗРЕНИЕ СТОЯЩЕГО, Солярного.
  "Солнце, как быстро бы ты убило меня, если бы во мне не восходило такое же пылающее светило" (У. Уитмен).
  На древних монетах изображали Солнце (соледо, солдат)--знаком Стоящего. Монета символизировала Волю Сакрального Существа воплощающего высшую Стоимость. Кто же кроме него мог принять решение о производстве монет? Только Король-Солнце. Даже его знаки, запечатленные на предметах, имели стоимость, поскольку были продолжением рук Короля-Солнце. Когда человек УСТОЙЧИВ, он в состоянии про-дуцировать свои СОЛЕДО, стоимость которых определяется только Волей Единственного Лица. Но на ЗАРЕ, когда Солнце только ПОЯВЛЯЕТСЯ и его ЖАР еще неизвестен, монеты Короля-Солнца могут иметь нулевую Ценность.
  Цена, в отличие от Стоимости, есть Зеркало отражающее стоящее. Когда Зеркало замутнено, происходит смещение-смешение ценного и дешевого и ЗАГРЯЗНЕНИЕ человечности. Когда же такое случается? Когда "ценное" указывает на предмет желания , когда "ценное" обслуживает наши физические потребности. Пока оценка повязана заботами дня, она еще не ОЦЕНКА, но метка Нужды.
  Подлинная ЦЕННОСТЬ есть ЭСТЕТИЧЕСКОЕ совершенство вещи, её законченность и представленность Другому-ПОКАЗ. Ценно то, что попадает в поле ВНИМАНИЯ Другого и удерживаемо во Внимании. Если Стоящее самодостаточно, то Ценное ищет взгляд Другого. Когда я в восхищении обозреваю чудесный вид, мне этого мало, остро не хватает Оценки Другого, когда этот вид становится двусторонней границей разных восприятий. Когда мы вместе смотрим на один предмет, он преобразуется в зеркало, через которое мы всматриваемся ДРУГ в ДРУГА. Тексты, казалось бы, умерших авторов позволяют услышать их голоса, вплоть до РЕАЛЬНОГО Разговора "через века". Предложения Текста как Соледо единственного Автора. И благо Читателю, оценившему ЦЕЛЬНОСТЬ Автора, живущего в одном времени с ним.
  ЦЕННОСТЬ есть двусторонность разных пониманий и всегда СО-СТАВ.
  Оценить по существу значит ОСТАНОВИТЬ нечто изменчивое, как бы схватить на лету, заморозить, ради того чтобы ввести в область ПОСТОЯНСТВА, где начинается НОВАЯ Сознательная Динамика. Узнать САМОСТЬ вещи. Действие не может отличить себя от Движения пока нет оценки, останавливающей природную изменчивость. Действие есть всегда САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Оценивая СТОЯЩЕЕ-мы СО-СТОЯТЕЛЬНЫ.
  Ценность является значением Цельности (по-целуя) в которой сопрягаются две бытийных ПОЛНОТЫ Стоящего. Оценка позволяет содержательную полноту другой стороны сознавать как ПУСТУЮ. И тем ПУСКАТЬ себя в измерение Другого. ИСПОЛНЯТЬСЯ. Оценка показывает АМБИВАЛЕНТНОСТЬ Бытия.
  Если СУЖДЕНИЕ претендует на знание СОДЕРЖАНИЯ, то ОЦЕНКА касается только ФОРМЫ. Люди, оценивая друг друга, тем совершенствуют Личность в каждом. Выражение "не судите, да не судимы будете", оказывается преступлением против Личности, если оценивание отождествляется с осуждением, ОЦЕНКА не ввязывается в суждения и осуждения, мнения и слухи,--она осуществляет ОГРАНКУ непрестанным оценивающим КАСАНИЕМ. Внешняя, видимая форма в оценивании как бы прогибается, пока не достигает ФОРМЫ САМОБЫТИЯ того, что оценивают-ТВЕРДИ.
  Чтобы дойти до несокрушимой Тверди, необходимо различать область УПРУГИХ (мягких) взаимодействий, достаточно известную нам(биологическая и психическая приспособляемость), и область НЕУСТУПЧИВОСТИ(честь), обнаруживает и формует которую НАРУЖНИЙ ФАКТОР. Если неодушевленные вещи обретают ценность, когда к ним прикладываются Внимание и РУКИ, то ценность одушевленных существ определяется оценивающей их РЕЧЬЮ. Именно Слово способно преодолеть сопротивление упругой среды, доходя до НЕРАЗРУШИМОГО.
  Если Суждение располагает ОДНИМ СУБЪЕКТОМ и полем предикации, то Оценивание ИЗ-ОБРЕТАЕТ ВТОРОГО СУБЪЕКТА. Когда ПОЛЕ ПРЕДИКАТОВ ИСЧЕРПЫВАЕТСЯ в ПОСЛЕДНЕМ, мы получаем СТОЯЩЕЕ Суждение, однако по форме оно ТАВТОЛОГИЧНО-МАСЛО МАСЛЯННОЕ. Тавтология оправдана и характеризует эстетическую завершенность вещи, когда ей предшествовал интегрирующий Субъективное опыт.
  Тавтология-основание Ценностного подхода-место узнавания Себя в Оценке Другого. Место Прозрения. Масло Масляное более НЕ ПОЗНАВАЕМО, оно теперь В СВОЁМ РОДЕ. Эстетическая Вещь непознаваема как этрусский камень. Понимать её, значит просто внимать-любоваться-догадываться и любопытствовать по поводу её собственной инициативы. ОЦЕНКА ОТТАЧИВАЕТ МИР КАК МНОЖЕСТВО САМОСУЩИХ. Это отлично от ЕДИНОГО МИРА В СУЖДЕНИИ. Мировой Мир есть Множество Мiров.
  Оценивание есть формирование ЕСТЬ-ЕСТВЕННОЙ О-КАНТОВКИ ВЕЩИ на границе с чужеродной реальностью. Именно Чужой обеспечивает ВЕРНУЮ ОЦЕНКУ. Свои обеспечивают ПО-СТАВ каждого в предчувствии Оценки.
  Ценность Сообщества в СОБРАННОСТИ его из самобытных Существ, готовых ко взаимной оценке. Оценка Равного и есть Сакральное Зеркало в котором каждый находит Себя ДРУГИМ. Оценки не может быть за спиной, она всегда в "лобовой атаке".
  ЗОРКО ОЦЕНИВАЮЩИЙ ЕСТЬ ЦЕН-ЗОР. А-ссоциация Равных есть общество Цензоров. Это исключительный Случай. Утверждать равноправие всех людей, значит гасить-уничтожать их способность к ОЦЕНКЕ. Равенство возможно только в СОСЛОВИИ Цензоров, вполне безжалостных к себе и к другим. Речь идет о безжалостности к тому "естественному" душевно-эмоциональному контексту, который претендует быть единственно человечным.
  Оценка ДЕЙСТВЕННА, когда исходит из цельного индивидуального Проекта. Пассивный наблюдатель в принципе не может оценивать из боязни лобового столкновения-по-существу. Но он активно навязывает различные этикетные установки. Культивируя гибкие(гиблые) отношения приспособляемости. Опосредованием субъективных столкновений.
  До срока мы оцениваем стоимость внешних вещей, пока не доходим до РУБЕЖА, где царствуют ПОСЛЕДНИЕ ВЕЩИ неразменные. Здесь то и начинается Человечность. Последние Вещи ВЕЩАЮТ и СО-ВЕСТЛИВЫ.
  Ценность слова "человек" улавливает конкретного человека в его для-себя-бытии и нормирует его отношение к другим, определяет параметры существенного намерения.
  Самооценка ни в коем случае не есть форма идентификации с собой, но нахождение в себе такого ТЫ (растождествление Я), которое может определить завершенность-стоимость Я и тем как бы получить его благословление. САМООЦЕНКА ГЛАВНАЯ СИЛА Цельного Существа.
  74.УСТНО И ПИСЬМЕННО.
  "Тот, кто воссияет в науке письма, воссияет, подобно солнцу". (ЕР, р. 87)
  "Ты и я, мы еще пишем, хотя наша письменность не является ни примитивной, ни униќверсальной, как математика. Боги, уполномочившие нас на это, - боги, с чьей помощью и Моисей записал свои заповеди, - все еще остаются ревнивыми. Тот, кто хочет быть любимым, ревнив. Первое, что фараон должен был сделать для того, чтобы учредить свое царство Гора, - это несправедливость, которую из ревности призвана совершить всякая люќбовь по отношению к любимому: он должен был потребовать, чтобы поќсредством письменности люди обращались только к его богам. Ему нужќно было порвать с духами, господствующими в локальной сфере, подвлаќстной органам чувств. Богов призывают с помощью письма, а духи - это силы, вызываемые с помощью голоса. У богов, к которым обращены письмена, мы можем быть на хорошем или плохом счету, в то время как духи нашептывают, бормочут и окликают нас...
  Без собственной страсти, без ревности и без более сильной любви мы не поймем, как же это новќшество, записывание богов или их призывание с помощью письма, угаќсило все прежние страсти. Например, фараон, его жена, его дети, его губернаторы, его подданные на всех дошедших до нас памятниках изобќражены без татуировок, и их прекрасная, чистая человеческая кожа поќдобна неисписанному листу....
  В Египте один и тот же бог Гор удерживал эон как целое от первого до последнего дня, не давая распасться, т.е. действовал в промежутке времени от фараона Менеса до римлянина Вергилия с его знаменитой эклогой. Каждый был послушен этому богу. Хотя выражение "последоќватель Гора" хорошо известно, но вся глубина его смысла никогда не оценивалась по достоинству. Мы можем это утверждать, поскольку проќизошло нечто ужасное: фараон испытал это на опыте. Этот господин зона незадолго до истечения первого зона захотел выйти из него и войќти в обыкновенное земное пространство, ограничить себя тем, чтобы его отдельные мгновения, часы и дни проходили в некотором единственном месте. Он пожелал выйти или, возможно, точнее, "спуститься" с колеса вечно вращающегося времени. Он искоренил имя первого знака письма, имя Гора, вместе с праздником его имени. Для этого он основал новый город, который вне связи со временем должен был ориентироваться только на знак письма, обозначающий отдельный день...
  Имена богов записывают и высекают на камне. Имена духов наносят на кожу. Так что духам свойственно существовать в течение некоторого промежутка времени, но не очень продолжительного. Богам же присуще другое отношение ко времени благодаря тому, что они записываются.
  Поскольку духи связаны с племенами и родами людей, для них подќходит родовое древо, охватывающее во времени по меньшей мере семь поколений - три вверху и три внизу, тогда как живущее поколение наќходится в середине. Соответственно, воины племени обладают лишь той землей, по которой они кочуют, хотя пространственная область, которую они охватывают своим кочеванием, часто оказывается потрясающе огќромной. Но тропа, по которой они кочуют, является мерой их земли - так же, как тропа войны является мерой их мира. У египтян все иначе. Здесь мерой служит небо эона в том виде, как оно медленно, но безосќтановочно изменяется в течение 1460 лет в своем круговом движении.
  Двойственное стремление писцов - вписать себя в эон и в четырехугольник царства - соответствует страстному желанию решительно выписать себя из всякой череды предков, из тотемов, из родового древа. Для того, кому это не удается, плот пространства-времени Египта, скрепленный единой цеќпью, состоявшей из храмов и деканов, распадается на деревни и локальќных духов, на династии и отдельных правителей. Мы не вправе допусќтить этого, или же мы отречемся от богов, поддерживавших и хранивших двойное царство...
  Сейчас я хочу, по крайней мере, обратить твое внимание на памятник, в котором существование Гора обратилось в камень, на веќликолепную шиферную пластинку для растирания косметики (палетку) фараона Нармера, найденную в городе Сокола, Иераконполе. На ней имеется углубление, предназначенное, вероятно, для зеленой краски, которая наносилась на веки и должна была усиливать способность воинќственного Гора на небе к обозреванию сразу всего мира. Таким образом, это было священным даром, благодаря которому царство предавало себя Гору; этот дар сообщал богу могущество, необходимое для того, чтобы он мог совершить - и совершить как можно лучше - то, на что в своем молниеносном полете был способен только он - одним взглядом обоќзревать все царство. В течение тысячелетий око Гора властвует над Египќтом. Оно еще и сегодня навязывается туристам, и ты сама, возможно, купила его в качестве сувенира. Но ты поступишь хорошо, если уяснишь себе его суть с помощью выражения "взгляд Гора", т.е. с помощью некоќего деяния "ока", поскольку в иероглифическом письме слово "глаз" озќначает "действие" (глаза). А то, что мы называем "мировоззрением", "взглядом на мир", не является более широким, чем то, на что, как счиќталось, был способен бог-Сокол и что ему вверялось. Поэтому шиферная пластинка для растирания косметики, позволявшая подкрашивать его глаза, сделана весьма искусно. Благодаря таким пластинкам обитатели долины Нила очевидным образом распрощались с накожными рунами и вместо постоянной татуировки стали использовать косметическую красќку, которую можно было заменить." (О. Р. Хюсси).
  "Он продолжает размышлять об одной вещи, которую понял, выйдя на пенсию и оставив преподавание. Устная речь - довольно грязное дело, письмо намного чище. Говорить -значит очаровывать (faire du charme), что Делез связывает с участием в конференциях, которое он всегда терпеть не мог. Он больше не путешествует в силу своего здоровья, но для него путешествующие интеллектуалы - нонсенс, все эти их перемещения, чтобы разговаривать, даже за едой, они разговаривают с местными интеллектуалам. "Я не выношу говорить, говорить, говорить", и именно эта связь культуры с устным словом заставляет его ненавидеть (hair) культуру".
  Устная речь насколько она привычна, вездесуща, обиходна, настолько же ужасна и невыносима для того, кто ищет в звучании, в артикуляции речи содержание Разума. И не находит. Даже среди интеллектуалов. Волк, воющий в одиночестве, выводит своё бытиё во внешнем звуке. Птицы крик говорит именно о ней. Только люди настолько предали СВОЙ ГОЛОС, обусловив его обобществленной ОПИСЬЮ Памяти, что в массе своей напрочь лишились даже мотива к обретению своего Языка. Уста, как УСТЬЕ реки-речи впадающей в МИРОВОЙ Океан, запечатаны. Невыносимая понятность говорящих, отнюдь не открытые УСТА их. Послушайте голоса старых женщин, они лишены Будущего. Они мертвы.
  Я долгое время был заворожен мотивом встречи с другим Человеком, но сейчас говорю-не встречи с человеком ищу, но с ВЕЩАМИ побуждающими меня открыть свои УСТА. Что стоит за Открытыми Устами? Необходимость поглощать пищу? Здесь функционирует Рот(рвать). Говорить ртом еще не значит Говорить. Как бы внутрь себя. Открыть УСТА, значит самому стать особой Вещью, обращенной к территории СО-ВЕСТНИЧЕСТВА. Необычной Земле, где ЗАМЕР активный логос человеческого понимания. Здесь отсутствуют человеческие установочные "смыслы". Здесь Смысл изобретается из НЮ-АНСОВ(ню-актов) СО-ОТВЕТСТВИЯ Вещей. Мировой Множественности. Где Воля СКЛАДЫВАЕТСЯ из множественного контекста Желания.
  Письменный Знак честно НАМЕКАЕТ на ВОЗМОЖНОСТЬ ГОВОРЯЩЕМУ обратить Звук единичного смысла в Знак ДРУГОГО восприятия-зрительного. Всего-то,-- НЕОБХОДИМО в составе речи утвердиться в единичном Смыслозвуке, отстранившись от области, где элементарный Звук принесён в жертву понятному образному строю понимания Слова. Такой Звук ПОБУЖДАЕТ к принятию такого ЗНАКА, в котором находит себя сам Произносящий. Буква письменной речи указывает на ПОЗУ Говорящего. Буква словно показывает некую тайную дверь в стене, которая открывается только в определенное время и в определенном месте (самобытия). Письменная Речь как предвестие ПОВЕДЕНИЯ, членораздельного и вполне осмысленного-танцующего, вместо невыносимого аутичного говорения и тоскливого по-ведения, обусловленного привычным прагматизмом дня...
  Письмо, "...этим словом обозначаются не только физические жесты буквенной, пиктографической или идеографической записи, но и вся целостность условий ее возможности; им обозначается сам лик означаемого по ту сторону лика означающего; все то, что делает возможной запись как таковую - буквенную или небуквенную, даже если в пространстве распределяется вовсе не голос: это может быть кинематография, хореография и даже "письмо" в живописи, музыке, скульптуре и др. Можно было бы также говорить и о "спортивном" и даже "военном" или "политическом" письме, подразумевая под этим приемы, господствующие ныне в этих областях. Слово "письмо", таким образом, относится не только к системе записи, которая здесь вторична, но и к самой сути и содержанию этих видов деятельности" (Ж. Деррида).
  Звук словно пара-доксально разрастается вниз -к телесному ЖЕСТУ и вверх-ко ВЗГЛЯДУ. БУКВА словно обязывает быть ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫМ тому, кто решается выражать СЕБЯ. На Другой Земле(мышечное самочувствие), под Другим Небом(зрительное узнавание тел как смысловых иеро-глифов). Вывести из философии объясняющей мир, Философию Умного Делания, вот сверхзадача мудрого Текста-Писания. Не делания чего-то нужного, полезного, выгодного человеку, его мозгу, но особой смысловой ПОДВИЖНОСТИ в самом Существе Делания и его доступности зрительному восприятию (=восприятие значимого) Другого Существа.
  УСТА призваны МОБИЛИЗОВАТЬ весь мышечный ресурс того кто осмеливается открыть их. Встать НА СТРАЖУ. Быть НАСТОРОЖЕ. Не позволяя мозговому пониманию перехватить инициативу. Устная Речь как ВЗДЫБЛЕННОСТЬ всего Существа ВЕЩИ.
  Письмо как ПРЕДЧУВСТВИЕ Будущего, словно молитва обращенная к спящему богу. Проблематизацией любых устойчивых представлений.
  Устные и письменные ОПРОСЫ человеческих мнений, подменяющие собой реальные ВОПРОСЫ, вскрывающие насущные проблемы, формируют вместо Человека Действия нечто безликое и отвратительное. На таких Опросах держатся СМИ. Вопросы не выгодны, на них НЕОБХОДИМО ОТВЕЧАТЬ. Властям, которых обслуживают СМИ, отвечать, значит САМОРАЗОБЛАЧАТЬСЯ. Поэтому дело обставляется так, что СМИ и система "образования" предназначены как бы для людей. Кто идет во Власть и принимает её Стандарты? Тот, кто не готов к САМООЦЕНКЕ, боится СИЛЫ в себе, собственного ТЫ, действительно размыкающего уста Я.
  Говорящему позволено говорить только в отведенных местах, согласно полученной должности и только приемлемые вещи. Никому не разрешается создавать проблем. НО, РАЗМЫКАЮЩИЙ УСТА, ТОТЧАС СОЗДАЁТ ПРОБЛЕМУ, иначе он говорит ртом, то есть пережевывает мнения и решает только экономические задачи.
  Проблема, которую мы разрешаем своим Письмом, это Одиночество. ВОПРОШАНИЕ ОДИНОКОГО разрешается ВЕРЕНИЦЕЙ БУКВ. Каждая Бука ищет быть мерой Одного, завершить-представить Одного и тотчас вверить Другому. В какой-то момент в такое письмо входит как Буква Существо Другого. Каждая Буква Письма как предвестие Встречи с Существом Буквы. Так СОБИРАЮТСЯ ЛЮДИ КНИГИ. Существо Буквы не застывает в одной позе, но членораздельно танцует, поскольку научено СЛОГОМ. Танцующий СЛОЖНЫМ видится тем, кто не ЗАПИСАН В КНИГУ, с её особой СИНХРОННОСТЬЮ УЧАСТНИКОВ.
  Письмо как высшая форма СОПРОТИВЛЕНИЯ среде обитания, среде что ищет ПОДЛОГО человека, того кто ПОДЛАЖИВАЕТСЯ под её требования. Сопротивления всему полю идиотических опросов формирующих массового человека. Сопротивления любой тирании властей с её "писаными законами". Наша КНИГА ищет ОПРАВЛЕННОГО Человека. Она категорически утверждает НАПРАВЛЕНИЕ ПРАВДЫ. Она СОБИРАЕТ ПРАВИТЕЛЕЙ как ВЫСШЕЕ СОСЛОВИЕ. Где смолкает Законодатель.
  Когда человек находит Устную Речь, закон неизбежно умирает в нём. Умирает "бог". Умирает "человек". Пробуждается РЕ-ВОЛЮЦИОННОЕ Существо СТАНОВЛЕНИЯ. Остриём Истории. Письмо направляет это остриё в Цель-цельность осуществления себя-с-Другими.
  "...Письмо - это всегда письмо ради животных, то есть не для них, но вместо них, делание того, чего животное не может, письмо, освобождение жизни из тюрем, которые создали люди, и это есть сопротивление. Именно этим заняты художники, говорит Делез, и добавляет: не существует искусства, которое бы не было также освобождением жизненных сил, не существует искусства смерти".
  Слово "Уста" архаизм, но АРХАТЫ узнают в нём РАЗМЫКАНИЕ своего Родового Бытия. Почти все слова Российского Языка, мы находим как ВЫХОЛОЩЕННЫЕ(схолия-школа-софистика) АРХИ-СЛОВА РУССКОГО Языка. Россия, может быть, современна, но РУСЬ своевременна, ибо всегда ГРЯДЁТ, а не есть как данность.
  Открывая Уста, мы являем свою ЕДИНО-МНОЖЕСТВЕННОСТЬ. Наше Единство складывалось исторически как Самосознание в Я, в нем фокусировались все множественные посылы среды обитания. В конце Истории каждый находит свою Единственную Правду. Устная речь направляется Правдой Единственного. Живу ли я на острове, как Робинзон, или среди людей, в толпе больших городов, мой ПОСТАВ определяется Категорией и категоричностью этой Правды.
  Правда не превращается в Священное Имя, Знамя сведения Счетов, тогда это Обман ("права человека"), но ОБРАЩАЕТСЯ в ИСТИННОЕ отношение. Моя, сведенная к Одному, множественность, теперь готова открыться во МНОЖЕСТВО СОВОЗМОЖНОСТЕЙ разных Правд. Единство Истины оказывается ПУСТЫМ, но в этой пустоте формируется ВОПРОС к Правде Другого.
  Письменная речь нормирует членораздельность Пустой Истины. Моё внутреннее Множество-тё-мное-выходит в Свет, каждым Знаком своим охраняя Единый Смысл и отпуская его к наружному МНОЖЕСТВУ. По-истине, СРАЗУ-ДАННОСТЬ Письма инвертирует мою Правду в истинное отношение к читающему. Такое отношение абсолютно свободно от тирании и от скандала, которым чревата Устная речь.
  Мы можем утверждать, что именно Письменное Обращение формирует фундамент Реального ГОСУДАРСТВА. Люди КНИГИ в нем не Законодатели, не Исполнители, не Судьи, но, своего рода, Таинственные БЛЮСТИТЕЛИ Пустого Единства пестующего СО-БЫТИЙНУЮ МНОЖЕСТВЕННОСТЬ.
  Письмо выступает как своеобразное ТАБУ, не позволяющее истинному стать призывом-заклинанием-обязыванием, поскольку Истины всегда НЕТ,--она ГРЯДЕТ,не позволяющее траектории Истины быть вынужденной, она всегда случайна, не позволяющее Истинному выражать исторические смыслы, но родовую множественность не позволяющее Истинному закрепиться в единственном Имени, она выступает как БЛАГОДАТЬ СОВОЗМОЖНОСТЕЙ. Четырёхкратное Табу. "Изба о четырёх углах"--1.НЕРАЗРЕШИМОЕ (обетованием Встречи), 2.НЕРАЗЛИЧИМОЕ (Свободой), 3.РОДОВОЕ (Бытием) и 4.НЕИМЕНУЕМОЕ (Благом).
  Только Истинное спасает единственную Правду Каждого. Само извлечение Значения из содержательной вещи-начало Письма-необычайно интересно. Приобщиться к ПИСАНИЮ, значит войти в СНОВИДЕНИЕ и там осуществлять главные Встречи. Говоря "только истинное" мы парадоксально оставляем Истинное вне единого Имени, но в синтаксисе четырёхзначности.
  "...Текст живет, только соприкасаясь с другим текстом (контекстом). Только в точке этого контакта текстов вспыхивает свет, освещающий и назад и вперед, приобщающий данный текст к диалогу. Подчеркиваем, что этот контакт есть диалогический контакт между текстами (высказываниями), а не механический контакт "оппозиций", возможный только в пределах одного текста (но не текста и контекстов) между абстрактными элементами ({знаками} внутри текста) и необходимый только на первом этапе понимания (понимания значения, а не смысла). За этим контактом контакт личностей, а не вещей (в пределе). Если мы превратим диалог в один сплошной текст, то есть сотрем разделы голосов (смены говорящих субъектов), что в пределе возможно (монологическая диалектика Гегеля), то глубинный (бесконечный) смысл исчезнет (мы стукнемся о дно, поставим мертвую точку) (М. Бахтин).
  
  Именно открытие письма призвано описать мир как "диван", как общество богов, ведущих между собой беседу. Эта могущеќственная сила письма могла быть освобождена не ради повседневных событий: начинался новый "день", новый эон.
  
  Когда в погребальных текстах следующая строфа должна была успокоить умершего и убедить его в том, что существование продолжается, что он не умолкнет и не поќпадет под власть ужасного безмолвия смерти, то изречение начиналось не с короткого предложения "Он говорит", а с предложения "Он продолќжает говорить", "Он говорит постоянно". Но знаком для обозначения этого "продолжает" или "постоянно" является столб, верхнюю часть которого окаймляют четыре уступа. Это - столб Джед. "Джед", "тет" означало "постоянный", "устойчивый", "продолжиќтельный".(О. Р. Хюсси)
  
  
  75. ЧЕСТЬ И ВЕРНОСТЬ.
  ЧЕСТЬ в человеке есть то, что не может быть переведено на бумагу, обращено в документ, в формальное удостоверение личности. Потому Честь невыносима для любой власти с её статистическим отношением к подвластному населению. Именно Честь УДОСТОВЕРЯЕТ конкретную Личность-её отчётливость, неразмен-ность, неповторимость. ЧЕСТЬ удостоверяет Предельное ДОСТО-ИНСТВО Личности, и потому Честь позволяет человеку идти встреч любых господствующих тенденций, и быть одиноким ВОИНОМ, противостоящим Предательству.
  Институты Власти стремятся социализировать Честь,-тогда её носителей можно контролировать. Честь увязывают с интересами "родины", "гуманизма", с интересами клана, корпорации. Но ЧЕСТЬ есть проведение некой ЧЕРТЫ в сознании существа, которая не позволяет СПУТЫВАТЬСЯ с разными социальными установками. Честь СОЧЕТАЕТ ЕДИНСТВЕННОГО человека и Знак, отражающий и выражающий его.
  "Отдать Честь"--парадоксально, отдать не отдавая. Представляя Другому знак своего Достоинства, человек Чести не теряет её, но СВЕРЯЕТ её с Честью Другого. Честь размежёвывает людей по существу, а значит является и основанием для существенных связей меж ними.
  Иметь Честь, значит Удостоверять себя от Себя. Когда в обществе однозначно "законны" только "удостоверения личности" выданные администрацией, такое общество отменяет в людях ЧЕСТНОСТЬ и плодит подлецов и негодяев.
  Честь на протяжении истории всегда связывали с преданностью каким-либо сообществам, обуславливали различными обязательства-ми. Честь настоящая СЕЙЧАС говорит о Личности, не обусловленной ни наследием Прошлого, ни предписаниями Авторитетов, но только индивидуальным ЧУВСТВОМ СВОЕВРЕМЕННОСТИ-Чувством Чести.
  "Береги Честь смолоду" это о ЦЕЛОМУДРИИ. Честь выражает две стороны человеческой ГОРДОСТИ. Хранить Честь, значит искать ЧЕСТНЫЕ отношения. У обывателя мы находим "главное достоинство" его ПОДЛОСТЬ. Именно подлость ищет и предлагает разные виды компромисса, совершенно неприемлемые для Человека Чести.
  Потеря ЧЕСТИ, пожалуй, страшнее, чем потеря Жизни. Ибо Честь является ключевой человеческой проблемой, в ней ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА, потеря которого обращает человека в "нормальный" типаж, которым легко манипулировать извне-объект насилия.
  Вовлеченность в различные формы публичной жизни всегда является безуспешной попыткой ПОДМЕНЫ личного достоинства различными видами социальных "званий" и связанных с ними привилегий. Забвением бытийного Смысла.
  Преданность и Предательство. Предательство соблазняет "свобо-дой". Преданность напрягает Необходимостью. Не нашедший Себя, выбирает "свободу". Свободу Предательства. Предатели легко кооперируются и легко предают друг друга, легко "понимают" друг друга и легко отступаются друг от друга. Преданный остаётся один-одинёшенек. Здесь он ВСПОМИНАЕТ. Осуществляя Последний Суд. За пределами Наркотиков подчинения.
  Вассал предан своему Сеньору, самурай своему Сёгуну, гражданин своему государству, личность своей семье. Изобретая Русский Язык, мы говорим о ПРЕДАННОСТИ Архаической, той, что ПРЕ-ВОСХОДИТ любую закреплённую в Данности. Той, что не юридически определяет ПРЕ-ЗУМПЦИЮ НЕВИНОВНОСТИ, но осуществляет её "взаправду" СИЛОЙ, которая складывается разностью потенциалов всего уже-данного и того, что ГРЯДЁТ-вымысливается.
  ПРЕДАННЫЙ не ищет наказать, отвергнуть, аннулировать ПРЕДАТЕЛЯ, но понимает его как неизбежный фон, побуждающий ВЫВЕРЯТЬ любое внешнее отношение на предмет НАДЁЖНОСТИ и отношение с собой-личную УВЕРЕННОСТЬ. Диагностировать Предательство необходимо для того, чтобы самому не стать Предателем. Пусть все предадут тебя, но Преданный, ты приходишь к ЧЕСТНЫМ отношениям, ибо не предаёшь себя и никому не предаёшься.
  Преданность предполагает вверение своей Воли "высшей" Воле."Высшая" Воля есть воля СОБСТВЕННОГО ТЫ, которому Я ПОВИНУЕТСЯ. Но как трудно отделить Волю своего Я-самовольность, от ВОЛИ ПРАВЯЩЕЙ-своего ТЫ, всегда НАПРАВЛЕННОЙ к Другому. Воли, которую в истории всегда выражали различные боги, земные и небесные властители.
  Честь человека не в констатации статичного самоопределения и презентабельности, но в Деятельности особого рода-ЧЕСТВОВАНИИ. Но не мёртвых как живых в ритуалах "памяти павших будьте достойны", а живых как мёртвых, ради Воскрешения, в котором павшие восстают. Воля НАПРАВЛЕННАЯ к Другому не ищет власти над ним("мертва"), но пробуждения ЕГО Воли. ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ. Здесь исток подлинной ВЕРНОСТИ, за пределами любых обязываний.
  Слова ЧЕСТЬ и ВЕРНОСТЬ раскрывают содержание трёх понятий: ПРЕРЫВАНИЕ некоторого законного, традиционного течения событий, в нем преодолевается инерция объективной истории, её навязчивость, её "жизнь"; субъективная ПРЕДАННОСТЬ тому неразрушимому, несомненному, найденному как откровение Истины, что делает Преданного сакральной персоной(как бы мертвой среди живых),выводит из юрисдикции любого закона ("обрезание-ничто и необрезание-ничто") и ОТМЕЧЕННОСТЬ избранничеством, собственно, нахождение знаков удостоверяющих субъективность, как преданность истинному. Община Верных складывается только в межсубъективном измерении Истины.
  "Если церковь Петра освящает Закон и догматы, то церковь Павла отменяет закон, однако, не отвергая его, хранит верность ключевому Событию-Воскресению, обнаруженному не как видимый внешний факт, но в откровении индивидуального прозрения. Церковь Петра, освящая собственный законный уклад, также с благоговением-уважением относится к законам "кесаря". Церковь Павла просто не видит "силы" любого Закона, вовлеченная в универсум Истины. Здесь ключевое расхождение. Компромисс по существу невозможен. Происходит территориальный компромисс-Павел проповедует среди язычников, Пётр среди иудеев. Необычное разделение, полной мерой не оцененное до сих пор. Павел--- "свой среди чужих", вестником Истины. Ситуация полностью противоположна современному культурному партикуляризму, где не уместен универсум Истины, где сам Вопрос о Истине представляется скандальным. Павел "..потерпел неудачу у "греков". Иудеи ставят вопрос о законе, греки - о мудрости, о философии. Таковы два исторических обстоятельства предприятия Павла. Мысль должна найти путь, который миновал бы и то, и другое. Перед публикой такие диагональные попытки редко имеют успех и собирают лишь немногих анонимных сподвижников. Но так начинается всякая истина"
  "...Павел учит нас, что важны как раз не знаки силы, не образцовые жизни, а то, на что способно убеждение, здесь и теперь и на все времена". (А. Бадью).
  Если девушка бережет своё Целомудрие (честь) ради единственного Суженного и рожает Дитя УДОСТОВЕРЕНИЕМ своей Цельности, то Честь Жениха удостоверяется в Книге, Печатном Слове-Послании. Когда ДИТЯ и КНИГА СОЕДИНЯЮТСЯ, каждый в другом находит исцеление своей ущербности-смертности. Возникает ВЕРНОЕ-ВЕРХОВНОЕ СУЩЕСТВО невиданное в Истории, движениями тела пишущее живую Книгу. Мыслящее Танцем. Существо Воскресения. Здесь мы видим и троякое Прерывание и три момента Преданности(жена-муж, жена-дитя, муж-послание) и троякую Отмеченность Существа Истины(происхождением-родителями-книгой).
  Говоря о Книге, конечно, я отмечаю Книгу Смысла от бесчисленных бессмысленных писаний. Смысл же возможен только в универсуме истинного. Универсум постулируется не как наличное Единство, но Начинается как особый процесс с Единственного Голоса и вполне завершается в Услышавшем Его. Услышавший, тотчас становится Единственным и УНО-вращение продолжается, вовлекая Избранных в непостижимую траекторию.
  76. ОРГАНИЗМ И АССОЦИАЦИЯ.
  Живое Существо в своей ОРГАНИЧНОСТИ-ограниченности есть предельный ОРГАНИЗМ. Является ли Организмом стая рыб или птиц, показывающих себя слаженно? Нет, это именно стая. Организованность совместного поведения проистекает из специфической Чуткости каждого к своим сородичам. Можно сказать, что происходит это за счет наложения ауры-атмосферы каждого. Общественный организм муравейника уже достаточно условное обозначение. Существуют ли ОРГАНИЗАТОРЫ среди животных? Нет, они появляются только среди людей. Как следствие уничтожения, сведения на нет естественной ауры со-чувствия и слаженности-ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. Организатор всегда вычленяет себя из поля живой Человечности, но пользуется знаками "человеческого", чтобы организовывать "мероприятия". "Нечеловек" печется о Человечности, такова ситуация организованного-цивилизованного человечества. Иногда "организаторы" теряют свои полномочия и тотчас обнажается необычайное сообщество.
  "Май 68-го доказал, что без всякого умысла, безо всякого заговора, в обстановке случайной и счастливой встречи, этакого праздника, расшатывающего принятые или чаемые социальные формы, может самоутвердиться (по ту сторону обиходных видов утверждения) взрывное сообщество, позволяющее каждому, невзирая на класс, пол, возраст и культуру, завязать дружеские отношения с первым встречным как с давно любимым существом, именно потому что он является знакомым незнакомцем.
  "Безо всякого умысла": вот тревожная и одновременно счастливая примета неподражаемой общественной формации, неуловимой, не призванной к выживанию, к обустройству даже с помощью бесчисленных "комитетов", которые симулировали видимость порядка-беспорядка, расплывчатых умозрительных построений. Впротивоположность "традиционным революциям", речь шла не только о захвате власти и ее замене новым порядком, не о взятии Бастилии, Зимнего или Елисейского дворцов или Национального собрания, объектов малозначительных, и даже не о свержении старого мира, но о совершенно бескорыстном воплощении возможности сообщного бытия, дающего всем равные права в новом братстве посредством свободы слова-свободы, волновавшей каждого. Каждому было что сказать, а то и написать (на стенах), а что именно-это было неважно. Речь преобладала над изречением. Поэзия стала повседнев-ностью" (М. Бланшо. Неописуемое сообщество).
   Прийти в себя, значит вернуться в свой организм, к своей органичности. Как бы стать животным вместо организованного и всё организующего человека. Узнать себя как Организм, значит найти ту органичную сторону своего СОЗНАНИЯ, которая вызволяет уникальную Личность, воля которой не коллективизируется, отмежеваться от "человечного". Ради "неорганизованной" а-социальной ас-социации, знаки которой недоступны ни для какого организатора. Вот где уместно сказать о "божьей воле". Поскольку "личная воля" вполне в руках у организатора-администратора, отождествляющего функцию лидера- ведущего с функцией организатора. Вопрос о Смысле всегда проистекает со стороны Ассоциации и кажется неуместным, поверхностным, "философским" среди тех содержательных Значений, которыми располагает социализированный Организатор. Организовывать можно ближайшее окружение равноценное собственному организму, но тело и намерения другого человека-табу. Слова императива свидетельствуют о самом говорящем, но если они обращены к Воле Другого, необходимо исключительно СОСЛАГАТЕЛЬНОЕ наклонение и метафорический Приказ, который побуждает, но не принуждает. ПО-ТВОРСТВУЕТ. Ложные сообщества усиленно культивируют у своих "граждан" способности организатора людей, своеобразную заразу ложной "человечности". Организаторы потому идут во власть, что испытывают в себе неуверенность, слабодушие и пытаются компенсировать его за счет других.
  КТО организует ЧТО. КТО не вправе организовывать КТО (субъективность) другого. ЧТО не в состоянии организовывать КТО ("бытие определяет сознание"), иначе КТО становится орга-НИЗМЕННЫМ. Такая ариф-метика. Вот она единственная ЖАЛОБА моя: доколе всяческие ЧТО довлеют над моей решительностью быть в КАЧЕСТВЕ (как) КТО? КТО это САМООРГАНИЗУЮЩАЯСЯ СИСТЕМА, чувствительная к ЧТО и мыслящая как КТО.
  Скажут: Вы разве не понимаете необходимости организовать систему здравоохранения, сельского хозяйства, промышленности, образования и воспитания, общественной безопасности? Увы, только в измерении единственной индивидуальности и уж никак не в виде "национального проекта". Но, "аргументированно" завопят умники: как же быть, допустим, с землёй, она ведь "общая", и если каждый возьмет по собственному произволу и начнет творить на ней что угодно? Значит нужно организовать РАСПРЕДЕЛЕНИЕ. Ошибка здесь в полном отсутствии ДОВЕРИЯ к субъективности другого, к самостоятельной способности его настроится на ФАКТУРУ Земли, найти на ней своё место. Чем оборачивается такое недоверие, мы видим на примере абсурдного административного "использования" земель и полной отчужденности друг от друга поселенцев.
  Нацию как свободную ассоциацию, мы видим, с одной стороны как союз вольных поселенцев на свободной земле, с другой стороны, как союз основанный на ОСОБОМ(=свободном) высказывании каждого. Неорганизованное, невыносимое для власти сообщество. Организовывать людей-абсурдное, неестественное занятие, но именно им заняты менеджеры разных мастей, политики, священники, педагоги. Но Человечество не фактический материал для их деятельности, а великий ПРОЕКТ освобождения ХАРИЗМЫ каждого и слаженного взаимного по-творства на путях невиданной Общности.
  Ты кто? Спрошу. И отвечаешь: Я Кто. Тогда и встречаемся. Но такой ответ абсолютно невыгоден организующему сознанию, кажущийся ему абсурдным. Оно ищет подчинить Другого, идентифицируя его с понятием, как бы другим, чем то, что выявило себя в вопросе. Другой понят и от него ничего не осталось, кругом одни "наши". Проецируя на другого своё КТО, мы ищем ПОДОБИЕ. Наше сознание есть ОПРЕДЕЛЕНИЕ нашей ОРГАНИЧНОСТИ, но и ПРОБЛЕМАТИЧНОСТИ отдельного существования, его пробрасыванием к Другому. Организм и Ассоциация словно ГРОМ и МОЛНИЯ. В одном Знание Звучности, в другой Знание-Прозрение. КОГДА УСЛЫШИШЬ ГРОМ В СВОЕЙ ГОЛОВЕ, УЗНАЕШЬ СЕБЯ ДРУГОГО, СКОЛЬЗЯЩЕГО КАК МОЛНИЯ ПО МИРАМ.
  77. СЕРЬЁЗНОЕ И СМЕШНОЕ.
  "Парадокс - это освобождение глубины, выведение события на поверхность и развертывание языка вдоль этого предела. Юмор - искусство поверхности, противопоставленное старой иронии - искусству глубины и высоты. Софисты и Киники уже сделали юмор философским оружием против сократической иронии, но со стоиками юмор обрел свою диалектику, свой диалектический принцип, свое естественное место и чисто философское значение"(Ж. Делёз).
  "Зазеркалье. Здесь события - радикально отличающиеся от вещей - наблюдаются уже не в глубине, а на поверхности, в тусклом бестелесном тумане, исходящем от тел, --пленка без объема, окутывающая их, зеркало, отражающее их, шахматная доска, на которой они расставлены согласно некоему плану. Алиса больше не может идти в глубину. Вместо этого она отпускает своего бестелесного двойника. Именно следуя границе, огибая поверхность, мы переходим от тел к бестелесному. Поль Валери высказал мудрую мысль: глубочайшее - это кожа. В том же состоит и мудрое открытие стоиков, положивших его в основу всей этики".
  "История учит нас: у торных путей нет фундамента; и география показывает: только тонкий слой земли плодороден".
  "Льюис Кэррол вообще не любил мальчиков. В них слишком много глубины, да к тому же фальшивой глубины - ложной мудрости и животности. В Алисе ребенок мужского пола превращается в поросенка. Как правило, только девочки понимают стоицизм. Они улавливают смысл события и отпускают бестелесного двойника".
  Чернышевский различал Фарс, Остроумие и Юмор. Рассмотрим внимательнее это разделение.
  Все количество серьезных дел в которых занят человек, не кажутся смешными пока он внутри них. Озабоченность своими потребностями, нормами, обязательствами отнюдь не смешна. Преодолевшему власть основных потребностей, обретшему взгляд извне, большая часть человеческой деятельности представляется ФАРСОМ. Слово Фарс сходно с русским словом ХОРОШО(Хорс-Солнце). Фарс обозначает некое высветленное пространство, в котором ясно виден циклический механизм человеческой жизнедеятельности со всеми его хитроумными "наворотами" ЧЕЛОВЕК ПРИ СВЕТЕ ДНЯ-СПЛОШНОЙ ФАРС. Это может ослепить. Дезориентировать. Фарс обращается в ФОРС. Скольжение по поверхности серьёзно-несерьезной человечности.
  Поверхность дрожит, предлагает свои глубины и высоты, острит взгляд ума. Игра контрастов смешит. Остроты множатся. Остроты рожденные диспозицией человеческого фарса, вполне объективиро-ванного, и субъективными прихотями "свободного" восприятия. Постоянное соскальзывание в психологический релакс от психических напряжений не включается в режим экономии, оно всегда случайно, не становится стратегией, не вписывается в историю с её порядками. Случай записных шутников говорит скорее о фарсе имитации юмора. Попытке приручить дебри и горные кручи остроумия. Первая ОСТРОТА-- "человек это звучит гордо". От этой фразы можно ухохотаться до колик, до конвульсий. Как и вообще над любым словом. И при чем тут анекдоты, когда каждое слово-анекдот.
  Ирония как якорь, как память о человеческом, как скафандр облачает вышедшего на по-верхность "человеческого", на по-верку острот. Ирония однако удерживает Я каждого при-себе, в одинокости, в окоёме единого мира. Смеюсь, иронизирую, но себя не теряю.
  Попытка оторваться от якоря иронии оборачивается СТЁБОМ. Попытка вполне безуспешная. Стёб как рыба об лёд.
  Но вот где-то среди острот -единственное острое перо, которым чертят знаки. Послание Другому. Вот УМОРА. Какому Другому? Разве "другой" не прилагательное всяческого известного сущего?
  Люди в фарсе смешны сами по себе, но не знают что они смешны. Если мы находясь в госдуме будем решать серьезные государственные задачи, то для кого то мы просто участники некоего фарса. Ситуация фарса позволяет ОТСТРАНИТЬСЯ от гадюшника "серьезных" задач и проблем.
  Острота смеётся над другими, но уважает и щадит себя. Высшая степень её в иронии. Юмор же в состоянии смеяться над собой. Чувство юмора еще не общение, но уже знак действительной готовности к нему. Люди с чувством юмора иногда выглядят лишенными чувства юмора, если в конкретном обществе преобладают остроумцы и записные юмористы. В таких обществах юморной человек похож на мертвого (у-моренный), которого не трогает злободневный, анекдотический "юмор".
  Если фарсом представляется большая часть человеческой "нормальной" жизни, то остроумие есть гуманизированная форма подсознательного желания убить другого, который всегда своим "свободным" существованием до глубины души УЯЗВЛЯЕТ бытие остроумного субъекта. Инверсия уязвления становится остротой. Когда мы находим остроумие и иронию как образ жизни, наверняка мы видим человека перманентно уязвляемого каким-то фактором жизни. Заматеревший в остроумии становится саркастичным. Ироничный и остроумный в состоянии "примириться" с "реальной" жизнью, с её пороками и несправедливостями, что невозможно для человека действительно наделенного чувством юмора. Он всегда непримирим, в силу своей амби-валентной природы, всегда отдавая приоритет "нереальной" другой стороне, которую высветляет своим БЛАГОДУШИЕМ.
  Чувство юмора реально преодолевает дебри остроумия и иронии. Человек наделенный чувством юмора, собственно, уже не человек. Он кружит на околоземной орбите, но в любой момент готов ОТЧАЛИТЬ. В этом смысле, он действительно ОТЧАЯННОЕ существо. Если его что-то воспитывает, то инстинкт смерти. Только такое существо ДОБРОДУШНО И БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНО к людям. Оно замечает бесконечную хрупкость человеческой жизни, но не может ничем помочь "человеческому", исподволь требующему, чтобы ему помогали по человеческим меркам. В чем здесь изюминка, что вызывает ИЗ-УМЛЕНИЕ? Что движет существом с чувством юмора?
  Дураку покажи палец, он смеётся. Почему же? Там где нормальный видит один палец, в силу того, что приучился сводить глазные мышцы, управляющие направлением взгляда, к единичному предмету, к одиночной точке зрения, там дурак видит ДВА пальца, один для левого глаза, другой для правого. И нет никакой возможности утверждать, что это просто стерео-скопическое восприятие одного и того же. Каждый глаз видит совершенно свой палец. Один из них может согнуться, а другой остаться прямым. Когда это возможно? Когда либо атрофировались мышцы, сводящие взгляд к одному, либо где-то в недрах МЫСЛИ, которая через нервные сети управляет МЫШЦАМИ, произошло расщепление, раскол, так что каждая часть получает по одному глазу.
  Вообще-то, стереоскопический эффект не такая простая вещь, как представляется умникам. Вникая в эту тему, можно прояснить миролюбивую природу человеческого существа. Более того, уяснить чувство юмора, как исключительное, присущее только разумным существам. Чувство которое смотрит ДВУМЯ глазами и ИЗ-УМЛЯЕТСЯ двойному представительству вещей. Недаром в древних традициях один глаз символизирует ЛУНУ-воспринимаемое, другой же СОЛНЦЕ-сознаваемое.
  Чувство юмора, если это не имитация, говорит о том что у человека появился двойник, ПОЧТИ совпадающий с привычно восприни-маемым и понимаемым своим телом. Полная шиза, что называется. Путешествие в зазеркалье при одновременном пребывании по сю сторону.
  Раздвоение наличности порождает такие РАЗРЯДЫ между двумя планами существования, которые на физиологическом уровне проявляются как ЭПИЛЕПСИЯ(условно называемая болезнью), СЕЙСМИЧЕСКИЙ СОН(который никогда не спит, не знает перерыва на день), ОРГАЗМ( где нарциссический автоэротизм, наконец то, разряжается), СМЕХ( как автоколебательный режим между значимым и воспринимаемым).
  Однако из расщепленности монопонимания, возникает ОСОБАЯ ЦЕЛЬНОСТЬ раз-умного существа. Она показывает себя СВЯЗКОЙ, каждая часть которой бесконечно влечется к другой именно в силу невозможности слиться с ней в ОДНО, отождествиться. Отсюда ДВУЖИЛЬНОСТЬ раз-умного существа, т.е. двуединого.
  Массовые информационные технологии усиленно выпытывают-выпитывают ресурсы ЗНАЧИМОГО, чьё призвание обеспечить ЖИВУЮ вибрацию двойного существа, обеспечивающую его преображение в "существо текучего золота". Информация, в отличие от КАРТЫ значимого, легко опадает, заземляется на однозначных понятиях, представлениях. Она беспринципна и "богатства" ее рассыпаются словно из ящика Пандоры. Карта же ЗНАЧИМОГО, точно сопрягается с контуром фактического человеческого существа. Это его алхимический ДВОЙНИК. Совсем не смешна власть информационная, но скучна до зевоты.
  Когда слышишь хохот подростков-это не смешно.
  Когда тебя усиленно пытаются развеселить со сцены-это не смешно.
  Когда видишь непрестанное унижение человеческих лиц-это не смешно.
  Когда твой народ в невежестве и отдан на произвол властей-это не смешно.
  Не смешно все существующее, мобилизующее тебя к ОТКРОВЕНИЮ реального чувства юмора, как благодати Святого Духа.
  Истребительна серьезность замкнутая на себе. Она придумывает нужные дела. Время идет, подгоняет. Нам, серьезным ради смешного, ничего не нужно кроме ВДРУГ. Время остановилось и мы прислушиваемся чутко. И, распахнув ОЧИ, замечаем МЕРЦАНИЕ Мира.
  Смешливость-нежнейшей, очистительной милостью мира, смелостью быть в НАЧАЛЕ.
  СМЕХ ЕСТЬ РАЗРЯЖЕНИЕ НАПРЯЖЕНИЯ СТРАХА, РАЗРЕШЕ-НИЕ БЫТЬ СМЕЛЫМ.
  Животные могут быть веселы и игривы, но только разумное существо открывает благодать чувства юмора. Узнав о СМЕРТНОСТИ всего существующего, начинает смеяться, когда перестает страшится смерти.
  Смешно слово, тупо однозначное, смотри-оно двоится, рас-сеивается значениями по равнинам мира, ни поймать, ни понять.
  Вот смотри-два серьезных человека, но один нагоняет тоску, а другой словно заряжен взрывчаткой, тронь его и он разрядится, разнесет все вокруг смелостью накопленного заряда смешливости. Два Христа. Кого призываете?
  "Когда Бог засмеялся, родились семь божеств на управление миром; когда захохотал стал свет, когда снова захохотал, стала вода, а на седьмой день божьего смеха стала душа..."(У. Эко. Имя Розы).
  Слонялись по земле небожители как простолюдины. Власть захватили демоны-асуры во главе с главным Махасуром. Взмолились небожители к Верховному Тримурти, чтобы помог избавиться от такого положения дел. Приказал Тримурти выделить из себя каждому из богов(22) свою вторую женскую часть. Брахма выделил Сарасвати(Авраам и Сарра), Вишну свою Лакшми, Шива свою Шакти и другие боги соответственно. Затем соединились все женские части в единое существо Великой Богини. Соединение невозможное для мужских богов. Оглядела Великая Женщина все мироздание и громко захохотала. Так, что содрогнулась вселенная, вздрогнули от ужаса все демоны. И началось великое сражение.(из индийского эпоса).
  Так. Сказала Точка. Но и, усмехнулась Запятая, о чем вы? спросил вопросительный знак? Я знаю! Воскликнул восклицательный! (особенно ты) заключили скобки "речь шла о знаках препинания"--заметил автор--: и решительно всем: стало смешно...
  Смешливая радость ПРЕВОСХОДНА, струится ручьем серебря-ным, из жизни в посмертное.
  Когда два существа разного рода совокупляются, они СМЕЮТСЯ на вершине оргазма, действительно УЗНАВАЯ ДРУГ ДРУГА. Разнопо-лые же человеческие существа только корчатся от собственного наслаждения. И они всегда в убытке.
  ДА ЗДРАВСТВУЕТ СМЕЮЩАЯСЯ ЛЮБОВЬ!
  "Вот что рассказывают туземцы о том, откуда появилось все. Однажды, когда ничего и никого еще не было, Адалинда захохотал, и оказался. Стоило ему засмеяться, как из его смеха что-то появлялось. Поэтому, когда он засмеялся в первый раз, из его смеха появился Адалинда. Эта часть мифа туземцев с плоскогорья о творении мира особенно раздражает христианских миссионеров. Они совершенно справедливо указывают, что если Адалинда еще не существовал, то он не мог засмеяться. Hа это туземцы отвечают, что больше засмеяться было некому, потому что если бы засмеялся кто-нибудь другой, то ничего не случилось бы, а раз из смеха возник Адалинда, значит, это смеялся Адалинда, и если христианские миссионеры не знают, откуда взялся их бог, то пусть помалкивают и слушают дальше. В ответ христианские миссионеры вызывают полицейских с дубинками. Когда из смеха Адалинды возник Адалинда, он обнаружил, что находится нигде. Это его рассмешило, и возникло пространство. Совершенно пустое пространство выглядело очень забавно, и Адалинда расхохотался от души. Так невежественные туземцы объясняют возникновение звездного неба. Болтаться посреди неба, где было не на что сесть, было просто смешно. Адалинда хихикнул, и возникла земля. Адалинда сел на землю, но в темноте он не заметил, что садится на острый осколок камня. Рассмеявшись над своей непреду-смотрительностью, Адалинда создал луну и лег спать. Hаутро он осмотрел землю, и засмеялся, потому что уж очень смешно выглядела засохшая земля. Он смеялся до слез, и там, где слезы Адалинды падали на землю, возникали озера, а из его смеха получились реки. Земля стала набухать от воды, и это так насмешило Адалинду, что он хохотал без перерыва целый день, и из его хохота возникли горы, а когда он всхлипывал от смеха, возникали влажные плоскогорья. Hаклонившись потом к воде, Адалинда засмеялся над отражением своей смешливой физиономии, и из этого смеха возник Килампе Фефе Лидонго. Вот поэтому-то туземцы никогда и не смеются над своим отражением в воде. Мало ли что...Килампе Фефе Лидонго получился наполовину из смеха Адалинды, а наполовину из смеха отражения Адалинды в воде. Вот почему он всегда плачет, хнычет и ноет, и стоит ему заплакать, как что-нибудь пропадает. Туземцы страшно не любят, когда кто-то этим занимается, и поэтому на всякий случай выдирают из брошюр миссионеров те страницы, где говорится о кающихся грешниках. Hекоторые, правда, и остальное выбрасывают но только те, кто умеет читать.Килапме Фефе Лидонго заплакал, и под ним пропал кусок земли. Адалинде это показалось смешным, и так возник океан. Килампе Фефе Лидонго барахтался в океане так смешно, что, пока он выбрался на берег, в океане появилась рыба, а на земле деревья и трава. Глядя, как Килампе Фефе Лидонго вылазит на скалы, которые от его слез превращаются в песок, Адалинда смеялся так, что из его смеха появились насекомые, птицы и кролики лететепе. Килампе Фефе Лидонго неуклюже заполз на скалу, и Адалинда засмеялся, глядя на его заплаканное лицо. Из этого смеха получилась морская черепаха, она тоже всегда плачет, когда вылазит на берег. А Адалинда пошел на плоскогорье, и там увидел свою тень. Тень Адалинды была очень смешной, и он засмеялся, и так возник человек. Правда, у него было три рта, и все три говорили, перебивая друг друга. Адалинда нашел эту болтовню совершенно смехотворной, и засмеялся опять. Из этого смеха получилась женщина, но тоже не совсем такая, как теперь: у нее было две головы. Тем временем Килампе Фефе Лидонго пришел по следам Адалинды на плоскогорье, и из-за ветвей кустарника увидел людей. Он горько заплакал, но сквозь ветки ему было видно не все, и потому женщина осталась без тела, а у мужчины пропала голова. Адалинда собрал то, что осталось, и слепил из двух лишних ртов мужчины одну новую голову, а из двух голов женщины другую. Второпях ту, что вышла из двух ртов, он отложил в сторону, а мужчине прицепил ту, что сделал из двух голов женщины. Поэтому, говорят туземцы, настоящий мужчина, прежде чем сделать что-нибудь, думает дважды. Иначе, полагают глупые туземцы, никакой он не мужчина, а так, одно название. Адалинда засмеялся, чтобы сделать женщине новое тело, но он сильно разозлился на Килампе Фефе Лидонго, и тело вышло чуть поменьше, чем у мужчины. Голову, которая была сделана из двух ртов, он надел женщине и, говорят туземцы, потому-то женщины и болтают до сих пор за двоих каждая. Увидев, что ему удалось сделать новых людей, Адалинда радостно засмеялся, и все деревья, травы, кустарники, рыбы, птицы, насекомые, кролики лететепе и люди ожили. Из этого смеха получилась жизнь. Hо Килампе Фефе Лидонго хныкал в кустах, и из его слез получилась смерть.Адалинда смотрел, что делают люди, и смеялся. Из смеха его получались лодки, копья, шалаши, дома, кувшины, ножи, обувь и одежда, смотря что делали люди, и насколько смешно это у них выходило. Поэтому, говорят туземцы, у белых людей столько разных вещей: уж больно смешно они все делают.А Килампе Фефе Лидонго ныл и стонал в кустах, и ножи ржавели, посуда билась, дома падали, а лодки давали течь. Вот почему, считают туземцы, у белых людей все разваливается: уж больно они любят стонать, плакать, ныть и жаловаться. Однажды, когда мужчина и женщина спали, Адалинда увидел их сны. Сны эти были ужасно смешными, и из хохота Адалинды появились боги. Килампе Фефе Лидонго все время мечтает, чтобы Адалинда задумался, перестал смеяться, и можно было бы расплакать все, что он нахохотал. Согласно поверью, как-то раз Килампе Фефе Лидонго задал Адалинде вопрос: в чем смысл жизни? Адалинда вовремя разгадал коварство Килампе Фефе Лидонго и залился веселым смехом. Из этого смеха возникли антилопы рудамбе".
  78.ДУХ И МАТЕРИЯ.
  Материальность мира не подлежит сомнению. Но вот вопрос о природе самой материи. Быть материалистом и быть материальным разные вещи. Материализм-всего лишь разновидность "духовности". "Материя в движении", увы, еще не Материя в Действии, потому то так легко сращиваются материалисты с духовенством.
  Чтобы открыть Деятельность Материального, необходимо вполне определиться с всеобуславливающим духом, что сопровождает человека в Истории, обеспечивает Понятность вещей, перспективу роста в "бесконечное будущее", надежды и упования, доступное в жизни удовольствие.
  Вдруг-случайно-нечаянно отчаяние разрыв забвение. И рядом Друг. Я-Друг. Материя это разрыв и забвение, мировая Множественность, Хаос. Как ни странно мы материальны в сновидениях, бодрствуя же в физической реальности мы только призраки влекомые духом. И неважно называем ли себя идеалистами или реалистами, материалистами или верующими в бога. Материя это Сущее, бытиё которого в прерывании и собирании. Невозможность Единства и Единство как Цель. Материя не только доступна для чувственного восприятия, как оьъективная реальность, но и ЗНАКОВА, отсюда её разумность, отсюда её телеология.
  Материя неизвестная Реальность. Так называемые "материальные причины" есть обуславливание Духом призрачных элементов среды обитания. Объективная физическая среда только низшая грань материального. Пока не исчерпан Дух(дух времени), материя есть сокрытая реальность. Материя становится ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ, когда пробуждается Сердце Майтрейи, существа из Хаоса. Дух, ДОСТИГШИЙ Хаоса, становится Душой Мира, действующим Началом Материи, вносящим в материю ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ. Три момента логики Духа могут быть вполне познаны только в четвёртом, как заметил Гегель. Это четвёртое и есть РАЗУМ МАТЕРИИ.
  В физическом мире Дух обеспечивает его Единство, в материальном же Мире, становясь Душой, он великодушен-миролюбив-дружелюбен. Символически(символ как дверь в Материальное)функционирует в значении Девы-Богородицы. Материя это "Непорочная Мать". Именно в Материальном Мире Мужчина находит свой Мужской Род, как Дух Истории, дух укоренённый в индивидуальном МУЖЕСТВЕ.
  В Материальном Мире Дух обеспечивает Единство Мiра в Личности и ТОТ-ЧАС Душа бросает его к Соединению с Другим, невозможному в Истории. Необычному Соединству, где Другой предельно ЗНАЧИМ, переставая быть только объективным фактом. Материя пред-ставляет Другого как фактор МЫСЛИМОГО. Настоящая Мать дарит ОДИНОКОМУ СЫНУ его БРАТА, реального только в мыслимом и странно фантастического, идеального в своей представленности нашим чувствам, тревожно ПРЕДЧУВСТВУЮЩИМ ОБОРОТНЯ за фасадом привычно понятного "человека". Обратиться к необычной РЕАЛЬНОСТИ Другого можно только из своей "слабости", любая ощутимая сила в себе тотчас "пожирает" Другого, делает его понятным. Слабости, заряженной силой ВЕРЫ. Вера не познаётся как наличная ощутимая сила в себе, она есть Форма существования Высшей Материи, её действенность, в отличие от Времени Низшей Материи. Понятие времени выражает дух причинного обуславливания, но вера выражает ЦЕЛЬНОСТЬ НАМЕРЕНИЯ.
  Нацеленность на последний Ответ, ведет к остановке велений Духа, замаскированных под материальные причины. Но последний Ответ не ближайший для понимания, но весьма отдаленный, парадоксальный. Ищешь его-удаляется, уходишь от него-догоняет тебя. Замереть в предельном ожидании Чуда и забыть ожидание. Посмотреть в сияющую ночь и увидеть черные звёзды. Точно направить себя к Черному, чужому, чудесному и звезда начинает прорастать в собственном сердце. Необычная диалектика Черного Солнца.
  "Одно" исповедание Духа. В материальном мире факт Одного всегда есть Редукция неисчислимой щедрости Множества. Но всегда НОВ ЖЕСТ Одного, открытого ко Многим. Множество, рассматриваемое нами, отнюдь не ПОЛИТЕИЗМ, внутри которого разные духи пытаются наладить ПЛЮРАЛИЗМ отношений, культурный партикуляризм, но именно МАТЕРИЯ, пробуждаемая Единственным Духом. Материя парадоксально утверждает Дух как единственного КТО, но тем позволяет ему ИЗОБРЕТАТЬ-воображать Другого КТО. Что невозможно в Политеизме, утверждающем де факто множество КТО. Как ни странно Материя обеспечивает последнее пронзительное одиночество человека, не снимаемое ничем, но УРАВНОВЕШЕННОЕ МЕЧТОЙ о Другом . Другом, которого никогда НЕТ. Трансцендентный Бог удобен для не-вполне-одинокого, он без образа, безобразен. Связь с собственным безобразием утешает и кажется связью с "богом". Мы же, отчаянно одинокие не ищем связи с таким "богом", но с БРАТОМ и СЕСТРОЙ во образе данных, но непостижимых в Намерении, потому, собственно, и выступающих как НЕ КТО, не физически. Физические связи всегда убийственно краткосрочны. Материальность как чистый Вымысел, фантастична, прежде всего, тем, что ГАРАНТИРУЕТ Вечную Жизнь. Высшая материя есть Мысль. Осознать Мышление как единственное Чудотворчество, значит поверить в вечную жизнь.
  Искупление в Материальном как второе Рождение. Материя и есть НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА, огонь, который не жжет, но животворит. Купель, что ужасно тревожит физическое существо человека, выращенное Духом. В риске Мышления больше мужества чем даже в акте героического самоубийства. Мышление ищет АККУРАТНО ВЫЗВОЛИТЬ существо НАМЕРЕНИЯ из паутины принуждающего обуславливания, угнетающего и уязвляющего душу и тело. Здесь же отметим, что право на самоубийство есть несомненное право существа, более дорогое, чем право на жизнь. Это право на прощание с общим миром, право отчалить на собственном корабле в Океан. Право на жизнь это право на смерть, так говорит мысль, когда пробуждается.
  79. РОССИЯ И РУСЬ.
  РУСЬ есть НАЦИОНАЛЬНЫЙ ОРДЕН РОССИИ. Орден Росов.
  "Россия, как много в этом слове для сердца русского слилось". Трудно идти наперекор таким, захватывающим душу установкам. То что исторглось из одинокого сердца поэта, будучи коллективизированным становится пошлостью и бессмыслицей. Чем меньше смысла, тем больше эмоциональной начинки. Её то и пытаются разного рода социальные фантазёры представить как уникальное качество "человека земли", разительно отличающее его от жестокосердных иностранцев, инопланетян, излишне рациональных. Ну а Россия, "умом россию не понять...", средоточие расхлябанной, широкой, всечеловечной эмоциональности.
  Я хочу показать в этой главе РОСОВ, настолько СУРОВЫХ СЕРДЦЕМ, что и не снилось никаким "россиянам". Гордых в своей суверенной силе Людей ГОРИ-ЗОНТА.
  Россия, приветствующая ЧУЖОЕ, иностранное, осваивающая его, несомненно ИСТАИВАЕТ в РУСЬ. Ибо Русь и Руський Государь и есть САМОЕ ЧУЖОЕ и оттого ЧУДЕСНЕЙШЕЕ для России. Русский Стоглав мы предлагаем как инородный для россиян. Хотя и написан он понятными словами, но непереводим, а растолковываем. В нем русский дух и НАЧАЛА возрождения СКАЗОЧНОГО ЦАРСТВА-ГОСУДАР-СТВА.
  "Россия" это родина предательства и рокового произвола властей. Все "россияне" предатели своего суверенного РОСТА. И это не обвинение, но констатация роковой неспособности россиян помогать своим. Заражённые эмоциональным плаванием "в россию можно только верить" они продали всё своё-Землю, Себя, свой язык, доверились шарлатанам разных мастей. Я не верю в "россию" ибо храню верность РОСАМ---миролюбивым бога-тырям Земли Света, не склоняющим головы ни перед какой силой и не принуждающим других склонять головы пред собой. Каждый из них ПРИЗЫВАЕМ мною и каждый ЗОВЁТ меня в СОБОРНУЮ РУСЬ. Вовлекает в РУСЛО совместной СИЛЫ. Русь не ИСТОРГАЕТ из себя душевный "плывун" веры в Россию, но ВЫПЕВАЕТ действительно сказочную эпическую Былину.
  РУСЬ не единство, не этническое образование, не организм, но а-социальная невозможная а-ссоциация РАВНЫХ. Настолько чуждых всему "человечному", насколько человек чужд всем животным. Наблюдать за многими животными интереснейшее занятие, пока "доверяешь" их мотивациям. Потеря такого доверия ведёт к потере наблюдающего интереса. Человек начинает ДЕЙСТВОВАТЬ САМ. РУСЬ-это ВРЕМЯ ДЕЙСТВОВАТЬ, и действовать по НОВОМУ. В стороне от множества дел направляемых Законом истории. Начало Действия в Недеянии, в отстраненности от нужного, обязательного. Чтобы укрепиться в ИМЕНИ СВОЕМ НЕДЕЛЬНОМ.
  "...Чтобы подойти к "новой жизни" субъекта, нужно обрести более глубокое понимание взаимозависимости между желанием, законом, смертью и жизнью. Основополагающий тезис Павла состоит в том, что закон (и единственно он)предоставляет желанию достаточную автономию, чтобы субъект желания, ввиду этой автономии, занял место смерти. Закон - это то, что дает жизнь желанию. Но делая это, он принуждает субъекта к тому, чтобы тот мог идти лишь путем смерти. Чем в точности является грех? Это не желание как таковое, ибо тогда не было бы понятно, как он связан с законом и со смертью. Грех - это жизнь желания как автономия, как автоматизм. Закон требуется для высвобождения автоматической жизни желания, автоматизма повторения. Именно закон фиксирует объект желания и приковывает к нему "волю" субъекта, какой бы она ни была. Этот объектный автоматизм желания, немыслимый без закона, предопределяет субъекта к плотскому пути смерти"(А. Бадью)
  "... если под человечностью человека понимать его субъективную способность, то не существует какого бы то ни было "права" человека.
  Полемика против "того, что должно", против логики права и долженствования составляет сердцевину отказа Павла от дел и закона: "Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу" (Рим 4,4). Но для Павла ничего не должно. Спасение субъекта не может иметь форму воздаяния или платы. Субъективность веры не оплачиваема (то, что позволило, в конечном счете, объявить ее коммунистической). Она проистекает из оказанной милости, karisma. Всякий субъект приобщается к харизме, всякий субъект харизматичен. Поскольку точка субъективности есть не дело, требующее платы или воздаяния, а декларация события, то декларирующий субъект существует согласно свойственной ему харизме Всякая субъективность находит свое разделение в изначальной безвозмездности Искупительное действие есть пришествие харизмы. .... Для того, чтобы субъект смог изменить диспозицию, чтобы он стал на сторону жизни, а греху (то есть автоматизму повторения) было отведено место смерти, следует порвать с законом. Таков неумолимый вывод Павла"(А. Бадью).
  Французский философ в своем исследовании особого универсализма проповедуемого апостолом Павлом, верно показывает его отличие от навязчивого универсума закона, в котором до срока законсервирован человек. Русь-это открытое измерение Мира. Представитель любой нации, вызревший в значениях и смысле её языка, тотчас признает необычный соборный универсум Руси.
  РУСЬ это УНИКАЛЬНОЕ СОБЫТИЕ субъекта Благодати и УНИВЕРСАЛЬНОЕ СО-БЫТИЁ Истинного со-отношения харизмати-ческих субъектов. По существу,-- ПУТЬ БЛАГА, путь к блаженной жизни вне Закона, а значит, преодолевающего Смерть. РУСЬ не социальный идентификатор, но обозначение места, где совершается Событие. Р-Раздельное, У-Устремляется к С-Соединению.
  Надежда СОХРАНЯЕТ нас, Вера ОПРАВДЫВАЕТ и только Любовь СПАСАЕТ. Та Любовь, что на устах не уставших людей. НаРУЖних.
  Вот тонет Корабль. Недалеко берег. На нем стоят люди, смотрят. Крики: люди, люди, помогите! Смотрят. Уцелевшие выбравшись на берег спрашивают: почему не помогали. Отвечают: так звали людей, а мы не люди, мы "россияне".
  Сейчас Россию растаскивают все кому не лень. Терзают словно стая голодных собак. Чиновников, занятых в структурах власти, такое количество, что можно ужаснуться. Ментов скоро станет по одному на каждого из людей. Воровство и грабеж, пресекаемые внизу, наверху приобрели невиданные масштабы. Почти каждый принимающий участие в распаде России при близком общении кажется нормальным, обаятельным, "человечным", безобидным. Но стерты приоритеты, искажены ценности. Лично мне все "человечное" представляется бесконечно скучным. Со всеми его ресурсами эмоций, известных страстей, пристрастий, мотивами поведения. Человечное-такая мертвятина. Коррумпированность лишь следствие омертвевшего сознания.
  Я не нагоняю страху, но указываю на жуткое ИСКАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ в области под названием "Россия" и на НЕОБХОДИМОСТЬ ПРОБУЖДЕНИЯ БЫЛИННЫХ БОГАТЫРЕЙ для совместного ратного труда. Не записных героев фантастической "россиянии"--("имена России"), но РОСОВ, восстанавливающих свой ДОМ-РУСЬ. Русь не продолжение некоего русского этноса, но РЕАЛИЗАЦИЯ программы, таящейся в недрах РУССКОГО ЯЗЫКА, программы ГОСУДАРСТВА МИРА-СВЯТОЙ РУСИ. Ядерной программы нашей ВСЕЛЕННОЙ.
  Необходим Труд особого рода тех, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВСПОМНИЛ ЗАВЕТ БРАТСТВА и уничтожил всех иссасывающих душу богов и их прислужников. Кто твой Брат? ДРУГОЙ, что откликнулся на твой язык. В твоем же языке полнота Надежды-НАДЕЖНОСТЬ, Веры-ВЕРНОСТЬ и действительный СМЫСЛ ЛЮ-БИ, раскрывающийся в неиссякаемой ЛЮБО-ЗНАТЕЛЬНОСТИ в отношении к Другому. Такой ТРУД отличен от оскорбительного труда только ради хлеба насущного, да ради зрелищ и развлечений бестолковых. ТРУД СОЗНАВАНИЯ. Речь идет даже не о ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОМ труде отличном от Паразитического, организующего производство под себя. Кто про-изводит, тот себя и других изводит. Речь идет о ПРО-ЗРЕНИИ и непрестанном ТРЕЗВЕНИИ СОЗНАНИЯ. Как процесс, это скорее ТАНЕЦ ОСВОБОЖДЕННОГО РАЗУМОМ ЗВЕРЯ. Волшебного Зверя.
  Самый же коварный из богов-- "человек". Когда я называю себя РОСОМ, тем ЗНАМЕНУЮ индивидуальный РОСТ и индивидуальный призыв. И МЫ это МОЯ МЫ-сль. Чтобы не причислили меня к одному из заклинателей. Моя пара-нойя это мой пара-лельный курс всему "россиянскому", всему "человеческому". Моя шизофрения это мой перпендикуляр к Друзьям- Росам. В нем моя Великодушная Особость, Свет Негасимый.
  Мы ценим надежность предмета используемого в работе, однако надежность Существа Дела оставляем на произвол мнений. Так мнения и растаскивают существо дела на клоны, кланы, секты, партии, обособленные сообщества. Множатся ПРИВЕРЖЕНЦЫ разных сообществ, конфессий, а НАДЕЖНОГО Существа Дела нет, он странным образом представляется совершенно ненадежным с точки зрения приверженцев, их установочного мнения. Он изгоняем за ненадобностью и хорошо если ускользает от карательных органов психологии и политики мнений с её "надежной" симптоматологией, таксологией, с ее "законами развития".
  ВЫ-ГО-СУ-ДА-РИ говорю, словно раскрытую ладонь с веером пальцев-значений выставляю. Истинное для личности не сложнее значения пяти пальцев. ВЫ-ВЫСШЕЕ обращение к РАВНОМУ, знак вполне авторитарной Воли. "ИДУ НА ВЫ". Иду на ВЫХОД из своего МЫ, из своего ПО-МЫШЛЕНИЯ. ГО-ГОСУДАРСТВЕННЫЙ Совет людей имеющих ГОЛОВУ на плечах-ГОСУДАРЕЙ. Совет ГОДНЫХ, словно ГОДОВОЙ круг. Своеобразное ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ. С размерностью ЦЕЛОГО: ДВОЙКИ, ТРОЙКИ, ЧЕТВЕРКИ и ПЯТЕРКИ. СУ-СУДЕБНАЯ Палата представленная исключительно счастливыми СУ-пругами, могущими действительно разрешать проблемы одиночного существования и хранить порядок и строй СУДНА, плывущего по морю житейскому. Есть ПАРА, значит уже есть Высший СУД. ДА-ДАР несомненной жизнеутверждающей силы. В значении основания СОЛИДАРНЫХ отношений ИСПОЛНИТЕЛЬ-НОЙ ВОЛИ. Выражает неизбежную гражданскую инициативу "снизу". РИ-РИСК обращения к любому живому существу. Раздельность и отличность друг от друга всех живых существ основание для РОСТА каждого в непрестанной сонастройке с каждым встреченным. Слогами ГО-СУ-ДА-РЯ легко кодируется Со-раз-мерность ЗАКОНОДАТЕЛЬ-НОЙ, СУДЕБНОЙ, ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ и СОВЕЩАТЕЛЬНОЙ власти в ГОСУДАРСТВЕ. Когда говорю о ЗАКОНЕ, имею в виду ЗАКОН-ченность, завершенность человека в его ГОЛОВЕ. Высшая же ВОЛЯ не может фиксироваться на фактической личности. Здесь ВЛАСТЬ СИМВОЛА и СИМВОЛИЧЕСКОГО ЦАРЯ. Фактическая Личность здесь только ЗНАМЕНИЕ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО. Здесь ГОСУДАРСТВО находит свою РАСОВУЮ перспективу.(большой палец).
  ВЫ ГО-СУ-ДА-РИ говорю и тем собираю НАЦИОНАЛЬНУЮ СОТНЮ(=сенат), ядерный центр народного самосознания. Ничто не мешает мне, полному изгою высказывать такое НАМЕРЕНИЕ. Не на деньгах и наследственности делать свою ПОЛИТИКУ, но на РАЗУМНОМ СЛОВЕ и только. Ибо в нем я нашел себя. И из него расту.
  Что же такое РУССКАЯ НАЦИЯ? Это, прежде всего, ОБЩИЙ ЯЗЫК. Язык, что преодолевает границы культурных особенностей, "голос крови", территориальные границы. Но языком можно ПОЛЬЗОВАТЬСЯ, тогда ты россиянин, а можно научиться ВЛАДЕТЬ, тогда ты РУССКИЙ.
  Все ли этнические русские владеют русским языком? Конечно же нет. Избранное меньшинство, владеющее своим языком, я называю нацией. РУСЬЮ. Чтобы стать РУССКИМ достаточно ВЛАДЕТЬ СВОИМ ЯЗЫКОМ, собой в языке. Не такая простая вещь. Насколько трудно сочинить навороченную компьютерную программу, востребованную "юзерами", неизмеримо труднее овладеть программой языка. Словно пробиться к центру Вселенной.
  Русские, ВЛАДЕЯ языком, имеют ДАР РЕЧИ. Русскоязычные, ПОЛЬЗУЮЩИЕСЯ языком, еще ОТ-РОКИ, не имеющие права голоса. Язык и Речь-вот главная проблема ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА, вполне СОСЛОВНОГО. Неумение ДАРИТЬ Слово, оборачивается властью должностного лица. Казнить нельзя помиловать. Национальный проект не может быть проектом здравоохранения, сельского хозяйства и даже культуры, но только Проектом ГОВОРЯЩЕГО ЛИЦА. Заговори и я скажу кто ты.
  Недоверие к Говорящему ведет к неумению оценивать СОСЛОВНЫЙ СТАТУС Личности, отсюда законы, конституции, права граждан и прочая муть голубая. Посмотрите как легко в России занимают должности губернаторов уголовники. И закон им не помеха.
  Русское Слово не ищет власти над людьми, но решительно НАПРАВЛЯЕТ их к ОСМЫСЛЕННОМУ существованию. Утвердившись в разумном существе, оно становится основанием Личных решений по поводу актуальной ситуации здесь и теперь, без всяких отсылок к третьим лицам, или Закону.
  Не имея рычагов власти, Слово всегда РЕКО-МЕНДАТЕЛЬНО. Но личность рекомендующего предельно АВТОРИТАРНА.
  Три приоритета на Руси, основание её цельности: ЛИЧНОСТЬ, СЕМЬЯ и НАЦИЯ. В них РАСОВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ Руси. Интерна-циональное.
  РУСЬ-ГОСУДАРСТВО МИРА. Святая Русь, поскольку ОСВЯЩА-ЕТ КОЛИЧЕСТВО как КО ЛИКУ ЛИКА сопричащение. Звенят колокольчики Русского Слова, собирая призванных на Совет Мира.
  За явным распадом народной культуры таится назревающий расцвет нации. Народ родовит и потому бессмертен, нация РОДО-ЗНАТНА и потому вечна.
  Русь это ИМПЕРИАЛИЗМ ЯЗЫКА и ДЕМОКРАТИЗМ РЕЧИ. Империализм опирается на корпус НАПИСАННОГО. Демократизм-на радушие УСТНОГО обращения.
  Целенаправленность нации отлична от множественных целеполаганий народа. Нация разрушается если не укрепляет КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ и СОСТОЯТЕЛЬНОЙ СЕМЬИ, а ввязывается в различные экономические, экологические, политические прожекты. А вместе с ней разлагается народ, превращается в "законопослушное" статис-тическое население.
  Создать же семью исполненьем СУДЬБЫ, значит победить Смерть. Победители восстанавливают Нацию.
  Народ печалится теряя родных и близких, нация же радуется, ибо пре-бывает в ПО-СМЕРТНОМ. Именно Нация ЛЕЛЕЕТ ВОСКРЕСИТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ. Народ России потерявший Русских ПРАВИТЕЛЕЙ погибает. И процветает, научившись поддерживать своих ГОСУ-ДАРЕЙ.
  Высшее Слово нации в СИМВОЛИЧЕСКОМ языке. Народ удовлет-воряется однозначными сигнальными значениями. Наладить влияние символа на сознание своего народа---дело ГОСУДАРЕЙ.
  РОС-ТЕЛО ЖЕЛАНИЯ. ТЕО-РОС (теория)--ТЕЛО УДОВОЛЬСТ-ВИЯ, БЛАЖЕНСТВА, ДУШЕВНОСТИ. РУСЬ-ЗА-ТЕЯ РОСА и ТРУД ТЕО-РОСА. Я русский именно настолько насколько способен ругаться. Ругаться, значит никому ничего не доказывать, но если говорить, то в полную силу, обращаясь к тому, кого полагаешь равным себе, то есть себя понимающим и таковым выходящим из себя". Ругаться, ни в коем случае не означает оскорблять другого. Только немощные души, понимают полнозвучие Ругания как раздор и выражение межличностного конфликта. Мы обращены друг к другу как РУГИ поскольку являемся жителями на-руж-него Мира. Даже говоря чуть слышно, шепотом, едва шевеля губами,--мы ругаемся д-руг с д-ругом ибо до-рожим друг другом.
  
  80. ЗНАЧЕНИЕ И СМЫСЛ.
  Слово, имеющее значение, называется ПОНЯТИЕМ. Оправданно ли? Понять-поймать-поиметь-съесть. "Все обозначенное и все, что может быть обозначено, - в принципе съедобно и проницаемо"(Ж. Делёз). Понятия различаются как ДЕНОТАЦИЯ, МАНИФЕСТАЦИЯ и КОННОТАЦИЯ(сигнификация). Но вот НЕСЪЕДОБНОЕ. Смысл. СМЫСЛ, знаки которого кажутся АНОМАЛЬНЫМИ, непонятными. Увлекшись толкованием понятий, можно не заметить ту звезду, что восходит над горизонтом. Значимость Знака.
  Но подступиться к Смыслу попробуем, преодолев власть слов только по видимости имеющих значения. Речь идет о МЕТАФИЗИКЕ, порожденной словами лишенными значения. Именно метафизика пытается создать теорию Смысла. Полагая Смысл как функцию Выражения Чувства Жизни в её предельном (моральном) значении, мы не измышляем метафизических теорий, но творим музыку и поэзию Живых (а-море).
  "Смысл - это четвертое отношение предложения. Стоики открыли его вместе с событием: смысл - выражаемое, в предложении - это бестелесная, сложная и нередуцируемая ни к чему иному сущность на поверхности вещей; чистое событие, присущее предложению и обитающее в нем.
  ...возможно, смысл - это нечто "нейтральное", ему всецело безразлично как специфическое, так и общее, как единичное, так и универсальное, как личное, так и безличное. При этом смысл обладает совершенно иной природой. Но нужно ли признавать существование такой дополнительной инстанции? Или мы должны как-то обойтись тем, что уже имеем: денотацией, манифестацией и сигнификацией?
  ...Трудно ответить тем, кому достаточно слов, вещей, образов и идей. Ибо нельзя даже сказать, существует ли смысл в вещах или в разуме. У него нет ни физического, ни ментального существования. Можем ли мы сказать, по крайней мере, что он полезен, что его нужно допустить из утилитарных соображений? Нет, поскольку он наделен бездейственным, бесстрастным, стерильным блеском.
  ...Смысл - это и выражаемое, то есть выраженное предложением, и атрибут положения вещей. Он развернут одной стороной к вещам, а другой - к предложениям. Но он не сливается ни с предложением, ни с положением вещей или качеством,которое данное предложение обозначает. Он является именно границей между предложениями и вещами. Это именно тот aliquid, который обладает сразу и сверх-бытием, и упорством, то есть тем минимумом бытия, который побуждает упорство.
  ...В предложении дуальность присутствует не столько между двумя типами имен - имен остановок и имен становления, имен субстанций, или качеств, и имен событий, - сколько между двумя отношениями предложения, а именно, между денотацией и выражением, между обозначением вещей и выражением смысла. Это похоже на зеркальную поверхность и отражение в ней, только то, что по одну ее сторону, совсем не похоже на то, что по другую ("...только все там наоборот"). Проникнуть по ту сторону зеркала - значит перейти от отношения денотации к отношению выражения, не останавливаясь на промежутках - манифестации и сигнификации. Иными словами, это значит достичь области, где язык имеет отношение не к тому, что он обозначает, а к тому, что выражает, то есть к смыслу. Перед нами последнее смещение дуальности: теперь она сдвинулась внутрь предложения.
  ...если смысл как двойник предложения безразличен к утверждению или отрицанию; если он ни активен, ни пассивен - то никакая форма предложения не может повлиять на него. Смысл абсолютно не меняется от предложения к предложению, противопоставляемых с точки зрения качества, количества, отношения или модальности. Ведь все эти точки зрения касаются обозначения и его различных аспектов осуществления, то есть, воплощения в положении вещей. Но они не влияют ни на смысл, ни на выражение"(Ж. Делёз).
  Если значения оправданы как отличные от эмпирического факта, то только ДЛЯ того, чтобы СОБРАТЬ синтаксическое единство предложения, КУРИРУЯ множество Слов, за каждым из которых некая законченная экономика объективности. Значения всегда являются зеркалом субъективного. Но вот сформировано Предложение. И здесь опасность- либо предложение объективируется, становится информа-ционным сообщением, собственно, умирает, либо становится ВЫРАЖЕ-НИЕМ СМЫСЛА высказывающего его. Значимость Смысла в том, что он ищет ВСТРЕЧНОЕ Предложение иной субъективности.
  Значимое в отличие от незначительного выверяет себя в ПРАВИЛАХ элементарного СИНТАКСИСА. Без такой верификации значения излишни и предложения раскалываются на псевдопред-ложения метафизики и высказывания о различных нуждах. Осмыслен-
  ное же Предложение всегда есть ВЫСКАЗЫВАНИЕ СВОБОДНОГО СУЩЕСТВА О СЕБЕ.
  Декартовское "я мыслю, следовательно существую" НЕЗНАЧИ-ТЕЛЬНО, поскольку сводит к обуславливанию то, что самостоятельно: "я существую как конкретный Существующий" и "Я мыслю мыслящего". Это сведение оказалось возможным поскольку "существование" было вычленено из элементарного синтаксиса, обратившись в псевдосамостоятельную категорию. Такая категория становится заложником псевдопредложений. "Я мыслю" и "я существую" неполноценных, поскольку недоделанных до завершенного высказывания. Такие формируют "философию" духовных кочевников.
  Недоделанное Слово, не прошедшее школы Предложения, не может быть КРИТЕРИЕМ чего-либо, ибо его значение либо БЛУЖДАЮЩЕЕ, либо просто отсутствует. Если я показываю на хлеб и говорю "хлеб", нет никакой необходимости искать значение слова "хлеб". Но с потерей такой необходимости исчезает сам метод верификации Слова, метод ОТКРЫВАЮЩИЙ СМЫСЛ в ЖИЗНИ.
  Сам Человек обращается во вполне бессмысленное существо блуждающего существования, лишенное СУДЬБЫ(сути бы), его повествование развертывается вне сослагательности С-МЫСЛА. Бесконечный тупик бесцельных прихотей и нужды потерявшихся субъектов. Вместо смысла прибегающими к заклинательным технологиям. Послушайте бесконечные повторы эстрадных песен, политических речей, телевизионных ток-шоу-торжество наглой БЕССМЫСЛИЦЫ. Здесь и Конец всеобщей "человечности" и железная необходимость восстановить эмпирическое существо в его уникальной сознательности самовыражения и вольности ПО-МЫШЛЕНИЯ СВОЕГО МЫ, никем не навязанного извне.
  Глагол "есть" это по смыслу глагол-связка, знак СО-БЫТИЯ, но никак не знак некоего "самостоятельного" бытия-в-себе. Объясняя заблуждение и страшный риск языка, мы находим ВЕРНЫЙ Язык-Себя в Обращении к Другому.
  Я СУЩЕСТВУЮ В ЗНАЧЕНИИ СУЩЕСТВУЮЩЕГО И ПО СМЫСЛУ В ОБРАЩЕНИИ К МЫСЛЯЩЕМУ. Я сознателен в значениях существования и СО-ЗНАТЕЛЕН в мышлении и вы-мысливании Другого. Сознательность существования открывает Существо существования способное мыслить, искать смысловую ориентацию в жизни, изобретать Будущее. Отпуская же себя в "просто существование, просто в жизнь", человек отпускает себя на погибель.
  Значение не может быть "однозначным", тогда это только видимость значения. Такие слова как "идеализм", "материализм", "бог", "человек" лишены значения именно из-за невозможности превратить их в Предложение, верифицировать через синтаксис. Именно однозначные слова определяют "святые" вещи. Здесь рождается авторитет бессмысленных вещей с абстрактным содержанием. Культивируют слова лишенные Значения люди НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ. Бюрократическая машина любого исторического Государства складывается такими людьми. "Понятность" слов для них достаточное основание, чтобы формулировать не Предложение, а Положение.
  "Значение и смысл. {Восполняемые} воспоминания и {предвосхи-щенные} возможности (понимание в далеких контекстах). При воспоминаниях мы учитываем и последующие события (в пределах прошлого), то есть воспринимаем и понимаем вспомянутое в контексте незавершенного прошлого. В каком виде присутствует в сознании целое? (Платон и Гуссерль.) В какой мере можно раскрыть и прокомментировать {смысл} (образа или символа)? Только с помощью другого (изоморфного) смысла (символа или образа). Растворить его в понятиях невозможно. Роль комментирования. Может быть либо {относительная} рационализация смысла (обычный научный анализ), либо углубление его с помощью других смыслов (философско-художественная интерпретация). Углубление путем расширения далекого контекста (3). Истолкование символических структур принуждено уходить в бесконечность символических смыслов, поэтому оно и не может стать научным в смысле научности точных наук. Интерпретация смыслов не может быть научной, но она глубоко познавательна. Она может непосредственно послужить практике, имеющей дело с вещами"(М. Бахтин).
  "Смысл персоналистичен: в нем всегда есть вопрос, обращение и предвосхищение ответа, в нем всегда двое (как диалоги-ческий минимум). Это персонализм не психологический, но смысловой. Нет ни первого, ни последнего слова и нет границ диалогическому контексту (он уходит в безграничное прошлое и в безграничное будущее).Даже {прошлые}, то есть рожденные в диалоге прошедших веков, смыслы никогда не могут быть стабильными (раз и навсегда завершенными, конченными) -они всегда будут меняться (обновляясь) в процессе последующего, будущего развития диалога. В любой момент развития диалога существуют огромные, неограниченные массы забытых смыслов, но в определенные моменты дальнейшего развития диалога, по ходу его они снова вспомнятся и оживут в обновленном (в новом контексте) виде. Нет ничего абсолютно мертвого: у каждого смысла будет свой праздник возрождения"(М. Бахтин).
  Символ призван выражать силу Смысла. Символ лаконичен, плотен, конкретен, самоценен, естественен, интуитивен, парадоксален и непереводим. Аллегория же, не самоценна, остроумна, утилитарна, переводима, условна, неестественна, абстрактно-рациональна. Именно Символ сопровождает Желание, воспитывает его, определяет его вполне. Прихотливость Желания показывает себя в прихотливых путях толкования Символа. Аллегории же нужны рассудку.
  81. ЗНАК И ПРЕДЛОЖЕНИЕ.
  "Знак и божество родились в одном и том же месте и в одно и то же время. Эпоха знака по сути своей теологична. Быть может, она никогда не закончится. Однако ее историческая замкнутость (cloture) уже очерчена" (Ж. Деррида).
  Знак это, прежде всего, ПРЕРЫВАНИЕ. Затем, МЕТКА. Что прерывает Знак и что он отмечает? Прерывает восприятие вещи и отмечает её как ЗНАЧИМУЮ. То, что значимая вещь есть радикально другая, чем просто воспринимаемая, почти незаметно на первый взгляд. Словно на миг погасили свет мира и снова включили. Мир кажется тот же самый, но представлен АБСОЛЮТНО другой Мир. Память говорит: тот же, но что-то произошло в Воспринимающем и он в ужасе видит ИНОЙ МИР. Так начинается СОЗНАВАНИЕ.
  Если ПРЕРЫВАНИЕ есть момент АБСТРАГИРОВАНИЯ, то МЕТКА начинает ПРОЦЕСС абстрагирования(сравним переходную и непереходную форму глагола: абстрагироваться от чего-либо и абстрагировать что-либо). Процесс абстрагирования создаёт свой ПОРЯДОК уровней, параллельный порядку уровней восприятия физического мира. Абстрактное только с точки зрения первичного отвлечения представляется чем-то вторичным, надстроечным, вспомогательным. Однако абстрагирование есть самостоятельный процесс, где происходит формирование тех "органов чувств" что позволяют ориентироваться в ЗНАКОВОМ Мире.
  Предложение это СО-СТАВ знаков, в котором каждый знак ВЫВЕРЯЕТСЯ на предмет наделённости Смыслом. Аналогично как мы проверяем физическую реальность на предмет объективной и полезной нам содержательности.
  НАЙТИ СЕБЯ КАК ГОДНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, дорогого стоит обретение осмысленной ПРЕД-СТАВИТЕЛЬНОСТИ. Это я называю быть ГОСУДАРЁМ. Не потрудившись над составом предложения, человек западает на поверхностные, упадочные клише "светопредставлений" и попадает в мир суеты и ложных надежд. ГОСУДАРСТВЕННОЕ Предложение еще предстоит РАЗГАДАТЬ и ПРИЗНАТЬ как единственную ДИРЕКТИВУ. В Директории Свободы.
  Находя себя в системе социальных ролей и понятных идентификаций, человек не видит необходимости в ФОРМУЛИРОВАНИИ СВОЕГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ, себя как состав предложения. Воскресительный опыт ЕДИНЕНИЯ с Другим подменяется взаимными "услугами". "Полезность" людям понимается как передача им некоего своего "избытка", сил, способностей, материальной продукции разного вида, эмоциональной душевности, "знания". Разрозненных моментов человеческой "каши" из которых никак не получается гуманный порядок мира. Избыток оборачивается ЛИХОМ. ТЕРРОРОМ всех против всех. С прогибаниями спины.
  Формулирование Предложения экстраординарное Событие, освобождающее Личность от разного рода "заботящихся" о ней. Здесь действительно отмирают все виды духовного и светского насилия. Историческое государство и церковь. Предложение ВЕРИФИЦИРУЕТ значимое, являясь тем Множеством в Единстве, что открывает могущество МИРА. Забота о КАЧЕСТВЕ Предложения, его ГОДНОСТИ, его полноценности, единственная неозабоченная забота, что делает человека вполне РАЗУМНЫМ и СВОБОДНЫМ.
  По высшему счету Предложение есть ПРОЕКТ МИРА, вполне интернациональный. Начало РАСОВОЙ культуры. Читающие мои тексты, возможно испытывают нехватку ПРЕДСТАВЛЕНИЙ (как голодной собаке не хватает костей). Я умаляю представления ради возвеличивания крайнего ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА сообщающихся, в котором каждый ОТВЕТСТВЕННЕН за своё Предложение, за свои фигуры Танца.
  Совершенно не важно есть бог или нет, был Христос или не был-это всё псевдовопросы, только отвлекающие от необходимости формулировать ПРАВИЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, которое будучи найденным ЧИСЛОМ, МЕРОЙ и ВЕСОМ позволяет каждому быть уникальным УЧАСТНИКОМ ИСТИННОГО процесса. Предложение как Норма Истинного.
  Место, где разрешаются проблемы Личности, Семьи, Государства, Человечества, это МЕСТО где формулируется правильное-оправ-данное-оправленное Предложение. Его можно назвать "палатой общин", "национальным собранием", "школой оправдания", "залом избранников", РУСЬЮ, но это такое место ("камень, что отвергли строители"), которое представляется излишним для всяких организаторов и устроителей "здорового" общества. Ввиду его исключительности и неприручаемости. Ввиду его непредставимости. Полагают, что изучать состав предложения это дело узких специалистов-лингвистов, логиков. Полагают, что все остальные уже умеют составлять Предложения, а значит, вполне сознательны. Какое опасное заблуждение!
  Прерывание обнаруживает две стороны знака-денотацию и коннотацию, но метка манифестирует знак как самостоятельную Я-вность, которая и раскрывается в четвертом-Предложении.
  Знак, не включенный в состав Предложения, может восприниматься как Знамение, но чтобы разгадать его, необходимо составлять определенное Предложение, выверять знамение синтаксисом.
  Огромное количество СИГНАЛЬНЫХ знаков окружают и определяют поведение человека. Сигналы светофора, деньги. Их необходимо оценить как ущербные, это "подземные" знаки. поскольку они вовлекают в экономику восприятия, ограничивающуюся механизмом индивидуальной памяти, они не способны войти в Порядок Предложения, но создают Логос Господства, метки авторитета. Не Государя в его обращенности к Другому, но Господина.
  Знак, открытый в Предложение, необходимо СИМВОЛИЧЕН. Мудрость Эллина ищет встроить субъекта в тотальность единого Космоса. На месте Вопроса(пустоты) возникает фигура господина, учителя. Законы Иудея не Предложение, но Требование со стороны исключительного авторитета. Два дискурса, ни один из которых не является полноценным Предложением.
  Пример Предложения мы находим в Посланиях-декларациях Павла. В них он отталкивается от Знака исключительного СОБЫТИЯ, вполне Символического, Воскресения Христа. Его мало волнует фактическое положение дел, он почти не общается с "непосредственно видевшими" апостолами, не создаёт пиэтета вокруг чудес, не прибегает к услаждающим механизм понимания притчам. Он нашел Знак Прозрения Иного Мира в себе и ПО ДИАГОНАЛИ декларирует некую УНИВЕРСАЛЬНУЮ ВЕСТЬ, весть где нет Истории с её аргументами, где нет Господина, где нет ни эллина ни иудея. Ни Чуда, ни причинного обуславливания. Воскресение Христа не историческое событие, это Путь открытый пред каждым. Но Каждый не кто попало. Невозможная Весть. Круг Избранных (священники) исторически всегда оказывается сообществом ПРЕДАТЕЛЕЙ, ибо отказываются быть "слабыми" и формируют механику Духовного Господства. Но Предложение Павла живо и доныне, ибо это ЕДИНСТВЕННОЕ СТОЯЩЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, не урезанное и вполне УНИВЕРСАЛЬНОЕ.
  Универсум, порождаемый таким Предложением совсем не означает Единый Космос или Мир Божьего Творения, но МИР БРАТСТВА, в котором каждый находит себя как исключительное СОБЫТИЕ СЫНА. В опыте ВОСКРЕСЕНИЯ. Братство можно назвать Истинным ВОЗНЕСЕНИЕМ. И где те лингвисты, что исследовали специфику Предложения Павла, его Послания? Исследование невозможно. Предложение можно принять или увернуться от него. Услышавший Предложение, сам становится ПОСЛАНЦЕМ. Что значит жить "от рождества Христова"? Жить в истории у которой обозначена еще одна относительная метка Начала. Но жить от Воскресения, нечто совсем другое. Здесь Начало АБСОЛЮТНО и в Истории не фиксируется, ею не улавливается. Здесь начинается Новый Человек.
  Декларация "Прав Человека", своего рода. фальшивый двойник отвлекающий от ГЛАВНОГО МЕСТА ДЕЙСТВИЯ, где конкретный человек вполне О-ПРАВ-ДАН. Однако происхождение её можно связать с Посланиями Павла.
  Много вопросов задают люди и много ответов находят вполне удовлетворяющих (их). Но кто может задать такой вопрос, который восстанавливает услышавшего ( его) как ОТВЕТСТВЕННОЕ Существо Дела? Последний вопрос, с которого начинается ответственность ЗА ДРУГИ СВОЯ. Вопрос, отчетливо очерчивающий границы Предательства и Подлости, замаскированных под "человечное", вполне "житейское". Ответственность за другого не такая простая вещь, как кажется на первый взгляд.
  Найти Предложение отличное от языческих предложений (пред-ставлений-сообщений), Предложение в котором сквозит Событие, где отступает Дизайн Власти и заявляет себя Да-Зайн Свободы, значит ВОЗОБНОВИТЬ ПРАВИЛА ИГРЫ в которой Третий всегда лишний. Опосредующему отношения ДВУХ нет места там, где засвидетельствовано со-бытиё Двух ОЗНАЧАЮЩИХ. ВЫ и МЫ. Третий всегда стремится утвердить правила игры множества ОЗНАЧАЕМЫХ. Себя как Означающего оставляет Фигурой умолчания, так, что забывает об ОТВЕТСТВЕННОСТИ Означающего в непрестанных ССЫЛКАХ на авторитет законов Означенного. В ссылке. Не вынося пугающего, жуткого ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО Начала в себе. Двузначность Со-бытия приносится в жертву той однозначности, где Бытийная Тяжесть Означающего аннулируется, из Субъекта извлекается бытийный Стержень, в пустое место набивается вата. Предложение превращается в грамматическую структуру обслуживающую нужды означенного. Однако Означенное потерявшее Означающего, лишается вообще Значения, только симулирует его.
  Сколько знаков необходимо и достаточно, чтобы составить Предложение? Эту Премудрость Универсума как Системы (=слаженность) мы рассмотрим в Четвертой Части нашей ВОСЬМИКРАЙНЕЙ Книги.
  Минимальная структура Предложения необходимо представлена тремя моментами ОЗНАЧАЕМОЕ, ЗНАК и ОЗНАЧАЮЩИЙ. В таком С-ТРОЕ его находим ЕДИНСТВО МЫСЛИ, СЛОВА и ДЕЙСТВИЯ. Действие и, собственно, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ в таком Предложении представлены исключительно на стороне ОЗНАЧАЮЩЕГО. Будучи на стороне означенного "действие" не действительно, это СООБЩЕНИЕ. Сообщение, конечно, состоит из предложений, но я говорю о ПРЕДЛОЖЕНИИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМ. Означаемое в нем всегда выражает МЫСЛЬ, а не ПРИКОЛОТО (прото-кол) к фактической предметности восприятия. Предложение трехзначно. Значимость означенного, значимость знака и значимость означающего САМОЦЕННЫ, их смешение ведет к искаженным, не истинным формам Предложения. Такой СТРОЙ и есть НоРМа ПРЕДЛОЖЕНИЯ. Знак здесь всегда РАЗЛИЧАЕТ М-мощь мысли и Н-напряжение Действующего.
  Три рода значений действительно РАЗНОЗНАЧНЫ. Внутри же каждого рода все значения РАВНОЗНАЧНЫ. То есть на плане означенного ни слово "бог", ни слово "человек", "дерево", "камень", "ветер", "истина", "любовь" не являются более или менее значимыми. Все иерархии означенного падают, номинализируются, когда утверждается УГЛОВАТЫЙ СТРОЙ действительного предложения, НОРМАЛИЗИРУЮЩЕГО значения. Когда приоритеты означенного падают, история, НАРАБОТАВШАЯ их, завершается и кажется, что "распалась связь времен".
  Знак, если не является СВЯЗКОЙ означенного и означающего, вырождается в пустой знак лишенный внутренней содержательности (со-дрожательности), мертвый. Я ЕСТЬ Человек. Я-означающий, Человек-означаемое, Есть-знак предложения. Какого? Кому? Когда значения Знака разъясняется ГЛАГОЛЬНО, мы получаем ПРЕДЛОЖЕНИЕ В ОБРАЩЕНИИ(четвертое значение). Я ГОВОРЮ, и на месте означенного, ТЕБЕ. Означенное как развернутый ПОМЫСЕЛ о ТЕБЕ. Когда я, будучи язычником, обращаюсь к камню как к ТЫ, к его магической силе, я НАИВЕН РАСФОКУСИРОВАННОСТЬЮ ЗРЕНИЯ, не видя среди людей и богов исключительного адресата, избранного означенного.
  ВЫ и МЫ, в центре которых находится ИНТЕНСИВ ТЫ и Я, вот СТРУКТУРА ИСХОДНОГО Предложения. ОБРАТИМОГО по СМЫ-СЛУ. Я-ОЗНАЧАЮЩИЙ, но в ОБРАЩЕНИИ обращающийся в ОЗНАЧЕННОЕ(мысленное) твоего ТЫ. Предложение как Знамение ИСХОДА. Услышавшим. Другой ГОВОРИТ, Земля ЗВУЧИТ, но люди слышат-- "психическое расстройство", "терроризм", "землятресение", ибо не слушают, завороженные аут-ическим пространством означенного, где Я и ТЫ ПЛОХИ, находятся на ПЛОСКОСТИ ОЗНАЧЕННОГО, где невозможно ОБОРОТНИЧЕСТВО. МЫ и ВЫ как Запредельное конкретных Я и ТЫ. Где происходит Встреча. Место-имения необычные части речи. МЫ-место имени, где меня нет. ВЫ-место имени, где нет тебя. Я-место, именно здесь проваливаюсь в Я-му, но ТЫ удерживаешь. Я без Тебя утопленник, земноводное, а не сухопутное существо. Плаваю как рыба в воде, раз-ведав Ты, уведя его в воду понимания и потеряв. Рыба не ТЫ-чется. Плывет себе. О чем толковать? Но МЫ не РЫБЫ. Мы предлагаем ПРЕДЛОЖЕНИЕ МИРА.
  82.ДИЗАЙН И ПРЕКРАСНОЕ.
  Эстетика Дизайна Поверхность до которой доплывает ЧУДОВИЩЕ ГЛУБИН-Да зайн. Здесь поверхностное ВПОЛНЕ ОБЛАЧАЕТ Существо Восхождения, но тем и ОТРЫВАЕТ(оторва) от ВЗДЫМАЮЩЕЙ СИЛЫ. Здесь начинается рефлексия "свободного". Здесь создаётся мифическое сословие интеллигенции. Здесь расхождение по горизонтали. Когда же схождение?
  Здесь начинается новое язычество, готовое собирать из хаоса, из расколотого Множества какую угодно тотальность, какие угодно единства, или не собирать. Царство относительного. Умер Бог, как воздымающая сила. Душа-христианка возносящая взгляд к Абсолюту Неба, умерла. Торжество поверхности. Дизайн Дизъюнкций и Храмы пустых Конъюнкций разных объективных центров власти("единая россия"). Пустых, потому что на поверхности исчезает вообще всяческие "почему", торжествует Ф-Акт, Акт окончательно облачен в фактичность. И Храмы пустуют, в них заходят разные и кто-попало, но не заходит Существо Дела, существо Становления в непрестанном утверждении Абсолюта Формы Бытийного АКТА, не в повторении, но в возобновлении Формы Акта. Существо Времени в Форме. ПРЕКРАСНОЕ. Прекрасное не заходит в Храмы, сконструированные дизайнерами от политики. психологии, педагогики, моды. Ему здесь нечего делать.
  Факт означенный как единственная реальность (конечно, диалектичная, "единство борющихся противоположностей"), может быть КРАСИВ, ЭСТЕТИЧЕН. Его можно ПОВТОРЯТЬ, копировать, воспроизводить, размножать. Красива физическая природа, восхищающая души поверхностных романтиков и утешающая уставших от бестолковости "человеческого" общения "реалистов". Природа как вечный возврат, повтор. ПРЕКРАСНЫМ же может быть только Существо в Форме, НЕПОВТОРИМОЕ. Уникальной ИДИОМОЙ Акта. Прекрасное неповторимо и непрестанно ищет ВОЗОБНОВЛЕНИЯ. И со-единения с Идиоматикой Другого, именно потому и ПРЕ-КРАСНО, что превосходит эстетику Красивого.
  Эстетика венчает, наконец, то всплывшего индивидуума (всплы-вающая Атлантида). Но Прекрасное начинается через РАНУ нане-сенную ОСТРОСМЫСЛЕННОСТЬЮ Другого, другими Высотами (Атлантида и не тонула). Уходя от этой раны, всплывший может поселиться на острове И-ронии, стиль жизни которого-непрестанный СТЁБ поверхностного. Ирония словно скафандр для космонавта, вышедшего в открытый космос всеобщей ОБЪЕКТИВНОСТИ. В нем человек как личинка затаивается в страхе даже перед собственной, по существу, трансцендентной(запредельной) субъективностью. В страхе, поскольку СУБЪЕКТИВНОЕ такое своё СВОЁ, которое никак не присваивается, не обращается в наличность, не вступает в приятельские отношения с объективными интересами индивида. Слабое и одновременно могущественное.
  Остросмысленность субъективного подменяется ВЗАИМНЫМ остроумием, всегда почему-то поверхностным, повязанным на анекдотах, коротких приключениях пениса на рыхлой поверхности означенного, всегда готовой утолить кратковременную жажду его. "Взаимность"- словно каждый берет у другого ВЗАЙМЫ время его внимания и понимания. Приятельство как обмен АЛЬБОМАМИ своих историй, своих коллекций.
  Дизайн, по видимости, кажется выходом наружу, в пространство Представленности друг перед другом. Однако видеть другого вовне, вовсе не значит прозревать его пребывая СНАРУЖИ от него. Представился и Преставился(умер). Светопредставление, когда каждый ищет утвердить свой имидж, свою наличность, обратить на себя внимание.
  Но ПРЕКРАСНОЕ, словно ДУША павшего воина ищет Воскре-шение, выполняя задачу Абсолюта. Замечая представленность всей физической данности, понимая и поминая её. Природу как НАТЮР-МОРТ. Замечая СМЕРТЬ. как единственную вещь, которую невоз-можно имитировать, человек означает её как единственно живую, как ПРЕКРАСНОЕ. Иначе, экономия Смерти оборачивается Законом. Такой ДА ЗАЙН невыносим-непонятен никаким ДИ ЗАЙНЕРАМ.
  Стебаются остроумцы, маскируя своё нежелание и неумение "лезть на рожон", выходить НАРУЖУ в ГОРИЗОНТ Прекрасного. Где возобновляется ОНТОЛОГИЯ Человека как Чудовища Абсолюта. Как угадать ДРУЖЕЛЮБИЕ его? Улыбается ли обезъяна или скалится от ярости и страха? Дружелюбен ли смеющийся? Или это его личная разрядка, сродни оргазмической, никак не связанная с субъективностью Другого. Как узнать знаки дружелюбия гостя с другой планеты? Он может ВЫГЛЯДЕТЬ великолепно и внешне разумным.
  Не умея прочитать знаки Дружелюбия, каждый развивает свой интенсив по использованию Другого в своих нуждах. Каждый хочет "понять"=поиметь другого. Но КАЖДЫЙ местоимение не размно-женного числа, но Абсолютной Собранности. Пугающей своей ОКОН-ЧАТЕЛЬНОСТЬЮ. Однако бросаем КОНЦЫ барахтающимся на поверхности моря житейского.
  Окончательность есть вечное ВОЗОБНОВЛЕНИЕ НАЧАЛ. АЗЫ НЕ ЗА БЫЛ ЛИ? А ЗАБЫЛ ЛИ ПОМИНАЕМОЕ? АЗ И Я КАК ПАРА МЕТРЫ ПРЕВОСХОДСТВА.
  Понять Абсолютную собранность невозможно ибо Понимание является только стороной Одного Означающего, нашедшего Тело своё как СОВЕРШЕННОЕ Сознания, то есть, вполне ОБНАЖЕННЫМ. И в этой обнаженности ищущим себя как С-МЫСЛО-ЖЕСТ. Где мысль? Где человек смотрит НАРУЖУ, а не в себя. Глядя в себя, я думаю, понимаю, рассуждаю, общаюсь, воспринимаю среду обитания, живу. Мыслить, значит ПРЕСТАВИТЬСЯ. Превзойти понятности "человеческого", словно обрести второе дыхание. Жизнь после Смерти.
  ПРЕКРАСНО ТОЛЬКО СУЩЕСТВО ВОСКРЕСЕНИЯ. Живущий по привычке, может быть приятен(при Я) и ищет приятного. Приятелей, но не Друзей. Воскресение есть Абсолютное Событие, Прекрасное как Счастье Соучастия по Существу Намерения. Все "дела" сделаны и, НАКОНЕЦ возникает Слово Намерения. Славное.
  Где Дизайн не является местом ПАТА, патологий, никуда не ведущих, мельканий на поверхности, ходом в дурную бесконечность? Там где Личность обнаруживает себя не как наличность, но как Существо Чести, т. е. в счастливой сопричастности внешнего значения с уникальным ключом к Абсолютному, индивидуальной Правдой, тем НЕСОМНЕННЫМ, что выверено в Сердце и заявляет себя на Устах. Такое сочетание есть ЗОВ. Зов, рожденный в недрах дизъюнкций дизайна. В падении "свободного" интеллекта.
  Существо Прекрасного не просто показывает себя образом Гармонии Мира, образом его Тишины, но ЗВУЧНОСТЬЮ Мира, членораздельностью смысла, со-деятельным поведением по существу.
  Прекрасное на стороне Женского, обретая голос, начинает участвовать в том сказочном строительстве царства-государства, где необходима РАЗНОРОДНОСТЬ, а не только различие полов, обеспечивающее историческое движение рода человеческого, различие внутри одного рода.
  Дизайн на стороне Мужского заявляет себя как Мужество быть АНАЛИТИЧНЫМ в Со-бытии. Событии Единственного и в событии Со-бытия. Вертикали и горизонтали.
  Прекрасное Превосходно. К нему приближаюсь словно к двери первой Тайны, с риском потерять себя в самозабвении. Прекрасное облагораживает. Полезное принижает. Прекрасное невозможно использовать никому. Оно и никому и всем, словно божий покров. Природное же может быть красивым и полезным, но прекрасен только облик человека, которого никто не использует.
  
  83. УНИКАЛЬНОЕ И УНИВЕРСАЛЬНОЕ.
  Где Уникальное? В неопределенности Бес-сознательного? В Тайне? В Личности? В Чуде? Эти облака, эти цветы, эти лица, что в них от Уникального? Необходимо ли современным людям, обществу спектакля Уникальное, как воздух, как хлеб насущный? В противном случае Скука и пустые развлечения, как нагромождение предметного, претендующего быть непроницаемым для Уникального. Ездить по миру и собирать впечатления, жить "на полную катушку", любить природу, детей, женщин, музыку, искусство, разве этого мало?
  Лично мне мало. НИКолай уНИКален. Имя намекает на что-то из ряда вон выходящее. Про-ник-ать, воз-ник-ать, но и у-нич-тожать. Что уничтожать? Бессмысленное ТОМЛЕНИЕ по чему-то, что никогда не приходит. Бог, высший разум, чудо, счастье, любовь. А ключа нет, и дверь не открывается. Остаётся, тусоваться в обществе спектакля и получать всем известные ДИ-ВИДЕНТЫ, имитировать радость. Где ИН-ДИ-ВИД? Ау. Нет индивида с КЛЮЧИКОМ Уникального.
  Индивидуальное как видимая форма Уникального. Индивиду-альное-Атомное в начальном значении этого слова. Было Сарово и Дивеево, где формировался ИНДИВИД-АТОМ, стал Арзамас-16, атомный центр. Того атома, что делится.
  Но Николай-ни кола ни двора-радуйся-радуйся, Чудотворче, обнажая уникальное естество вздыбленной Души, вздыбленной Земли, сбрасывающей со склонов своих насельников непутёвых. Такая вздыбленная Земля одобряет только уникальных людей, забрасывая их в Реальность Универсального, в сладкие долины её.
  Уникальна субъективность личности и неподвластна никаким законам. Уникальность вне корпоративной культуры. Она там где необходимость В-НИКНУТЬ в Существо Дела. А в Чем Существо Дела? В КТО. Вот КТО-то с горочки спустился. Войдет ли в твой Дом?
  УНО не Одно-в-себе, НО К АЛЬ-янсу УНИВЕРСАЛЬНОГО обращено, тогда оно УНИКАЛЬНО. Только Уникальное разумеет Универсум не как Единый для всех мир, но как СОБОРНОСТЬ Миров. Уникальность есть сама ТОЧНОСТЬ СОЗНАВАНИЯ-Самосознание.
  Что с людьми? "Нигде не осталось места для творчества. Индивидуальность деградировала. Индивидуум оказывается полностью произведенным вплоть до интимнейших глубин его бессознательного существа. Свобода и самостоятельность человека оказались фикцией, ибо все производно. Человек больше не может быть индивидуумом. Но он уже и не хочет им быть. На место индивидуумов вышли коллективы безымянных сериалов. Между индивидуумом и обществом, именем и безымянным с давних времен велась борьба. В конце концов социальность вышла победителем в этой борьбе.". "Дословную субъективность, как чистый воздух, нужно уметь сохранять независимо от того, обнаруживаем ли мы ее в снах, в бреду, в творческой экзальтации или в любовном чувстве. Задача экологии не допустить антропологической катастрофы, но для этого люди должны научиться оберегать самих себя от воздействия ультрафиолетового излучения универсальных теорий и систематизирующих концепций" (Ф. Гиренок. Метафизика Пата).
  Уникальное необходимо сопряжено с той проникающей силой, что направлена ВВЕРХ. Что значит вверх? Где верх? Вероятно там, где ОБ-ВОРАЧИВАНИЕ в ПО-ВЕРХНОСТЬ, обретение внешнего=верного вида. Но ВЕР-Х не замыкается на поверхности, как бы проходит сквозь неё. Поверхность ВИДА ДЫШИТ, воздымается и опадает. Но воздымание доминирует, словно помнит приказ первоначальной Причины, ведущей ВИД к Со-Вершенству. Когда Вдох завершен, первопричина "умирает", но возрождается как сила запредельная, находящаяся за по-верхностью воспринимающего Вида,-- вполне активная. Если этот Актив не обнаружен, вид ОПАДАЕТ к себе, остаётся собой и ТЯЖЕЛЕЕТ, утомляется от количества воспринятого (опавшего). Удача, Благодать обнаружить запредельную силу, тотчас Восприятие становится СОЗНАТЕЛЬНЫМ. Я не просто вижу мир, потому что смотрю на него, но потому что мир активно обращается ко мне, мир что снаружи. Вот что значит СОЗНАТЕЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ. Я не просто о-падаю к себе, но ВНИМАЮ наружнему зову.
  Вверху ли Верх, что мы закрепили на небесах или горных вершинах? Нет, но в УНИ-ВЕРСУМЕ двойной ОБ(В)РАЩЕННОСТИ. В ЗА-ВЕРШЕННОСТИ индивидуального и СО-ВЕРШЕНСТВЕ социального. ВЕРХ, как СООТВЕТСТВИЕ индивидуальных ПО-ВЕРХ-НОСТЕЙ. КОНДЕНСАТОР, непрестанно подзаряжаемый центробежностью наших НАДЕЖД и разряжающийся в БЛАГОДАТИ СО-ВЕРШЕННОГО У-ЗНАВАНИЯ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ с Миром, Друг с Другом. Это УНИ-ВЕРСУМ.
  По разному объясняют альпинисты своё стремление достичь ВЕРШИНЫ. Попробую выразить ЕДИНСТВЕННУЮ мотивацию Восходителя. Это БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ желание найти на Вершине последнее УДОСТОВЕРЕНИЕ НАДЕЖНОСТИ поверхности своего тела. В нем КРАЙ желаний. Остриё горной Вершины, как бы сослужив свою роль, тотчас теряет своё ведущее значение. Значим УЗНАВШИЙ СЕБЯ НА ВЕРШИНЕ. Здесь он ЗАВЕРШЕН. Далее-либо спуск(опадание), либо СО-ВЕРШЕНСТВОВАНИЕ по-горизонтали. ДВИЖОК Горизонтали работает, когда тот, КТО шел с тобою в СВЯЗКЕ по вертикали, УЗНАЁТСЯ как НАДЕЖНЫЙ и в отношениях СО-ВЕРШЕНСТВА, как РАВНЫЙ. Шли к Вершине-нашли Друга и...ВОСПАРИЛИ. Это гораздо большее чудо, чем "летающие тарелки". Чудо МУЖСКОЙ ДРУЖБЫ в стороне от путей пидарасов.
  Внизу ли НИЗ, что у-нижен привычным приземленным взглядом? Нет, но в ПРО-НИЗЫВАЮЩЕЙ Индивидуальность у-никальной Силе. Низ словно непостижимое чудовище наших ГЛУБИН, непредставимое, неуловимое предметному сознанию. НИЗ "вышел Месяц(мера) из тумана, вынул НОЖИК из кармана", никогда не "Луна" наших понятий-образов, но ПРО-НИЦАТЕЛЬНОСТЬ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ИНТУИЦИИ. Низ-шее в нас вполне активное НИК-ТО, забывая которое, наше КТО просто самоуверенно ТУПЕЕТ. Универсальное без такого НИЗА превращается в поле ПАТО-логий, дурной бесконечностью вечного ПАТА. ПОПСОЙ.
  Уникальное в человеке словно лезвие Знания его. Того знания, что острит свой аналитический дискурс ради ПО-ВЕРХНОСТНОЙ СОЛИДАРНОСТИ УНИВЕРСАЛЬНОГО МИРА. "Красоты, что спасает Мир". Лезвие прорезает ткань понятного Сущего и в рану прорывается Бытиё. Нечто всегда проблематичное и проблематизирующее любое Сущее. Теперь Сущее словно возрождается, омываемое кровью Материнского Бытия. Почему Материнского? Потому что благоприятного Множеству Тел Сущего. Питающего су-веренность каждого. Пока Знание не нанесло РАНУ видимому(воспринимаемому) и понимаемому Сущему, Сущее просто множит ОТЧУЖДЕННЫЕ друг от друга тела, существа, явления,связывая их ИН-ФОРМАЦИОННО (ин-валидно), относительно. Есть древнейший бытийный ГЛАГОЛ-СВЯЗКА. ЕСТЬ. Но ТАЙНУ его открывает только уникальное существо.
  УНИВЕРСИТЕТ что это? Отнюдь не учебное заведение, где готовят специалистов разного профиля, но МЕСТО ВСТРЕЧИ УНИКАЛЬНЫХ в своём ПРИ-ЗВАНИИ Существ.
  
  84. АВТОРИТАРНОСТЬ И СОЛИДАРНОСТЬ.
  Авторитарность говорит о достижении конкретным человеком ПОСЛЕДНЕГО умозаключения-о себе любимом. Только тогда появляется действительный интерес к Другому. Воля отдельного существа, какой бы авторитетной она ни казалась в измерении физическом или психологическом или политическом, отнюдь не Воля Авторитарная. Различив АВТОРИТЕТНОЕ и АВТОРИТАРНОЕ, мы избегнем очаровывающего нас влияния авторитетных установок по поводу УСПЕШНОГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ себя в Мире. Носителем авторитетного является то, что ПОВТОРЯЕТСЯ. Многократно используя слова, обороты речи, модное, замечаем ли мы инертное давление авторитетного знания. Наш мозг поддерживает всё ставшее авторитетным, иное ему невыгодно, чревато сбоями в отлаженном функционировании. Повторение же всегда выражает незавершенность. Чувство незавершенности кажется чувством будущего, именно оно длит инертную историю человечества Уникальная авторитарность разменивается на обособленность авторитетного. Всё авторитетное вполне можно поставить на полку, на поток, копировать, размножать. Что невозможно с авторитарным. В котором поселяется БУДУЩЕЕ.
  Авторитарное НЕПОВТОРИМО. Но приближение к Собственной Авторитарности вызывает ЖУТКИЙ страх, как РЕАКЦИЮ Мозга на то, что неподвластно ему. Одновременно пред-чувствуется ВОС-ХИЩЕНИЕ Себя СОБОЙ вполне ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫМ, НАРУЖНИМ, ВЕЛИКОДУШНЫМ. Сопряжение ужаса и восхищения проявляется как СМЕШЛИВОСТЬ БЕЗ ПОВОДА.
  Авторитарный становится ЗЕРКАЛОМ для Другого, в отличие от авторитетности, всегда ищущей ОТРАЗИТЬ другого от себя и связать его внешними связями Власти. ЗЕРКАЛО НЕ ОТРАЖАЕТ! Но вовлекает в СЕБЯ. Глядя в Зеркало я вижу не своё отражение, но именно СЕБЯ. Когда нет зеркала, есть самопонимание, самомнение. МОЁ пересиливающее СВОЁ. ЗЕРКАЛО ЖЕ ЗОРКО.
  Увидеть Другого не отражением себя и не "самостоятельным" явлением, но именно ЗЕРКАЛОМ, значит обнаружить готовность к СОЛИДАРНЫМ отношениям. Зеркало, с одной стороны(привычной), прерыватель той линейности восприятия, что чарует сенсорной глубиной понимания, ведения, историчности. С другой же стороны, ОнО осуществляет ИНВЕРСИЮ значений и тем ВОЗОБНОВЛЯЕТ Историю, но совершенно в другом РА-КУРСЕ. Логика зазеркалья ЧУДОВИЩНО "неестественна". Почему? Потому что здесь НЕВЕСОМЫ аргументы памяти, её порядок.
  Как же складываются солидарные отношения, абсолютно надежные? Обращаясь к Другому, необходимо всегда быть в стороне (странным) от такого себя, который понимает себя и свои нужды. Ибо он чудовищно заразен. Подпавшие под заражение, неизбежно начинают "понимать других", перенося на них универсум собственных нужд. Возможно и сложатся "крепкие отношения", но, отнюдь не солидарность. Это всегда отношения власти. Посмотрим душещипательный пример. Мать, всю себя отдающая детям, последний кусок протягивающая ребенку, неустанно озабоченная своим полем борьбы за "хлеб насущный". Кто тот жестокосердный, что не откликнется на её просьбы о помощи? Но большинство матерей настолько ТУПЕЮТ в своей заботе о насущном, что теряют из виду СУЩЕСТВЕННОЕ-Существо Другого. С ними абсолютно не интересно общаться. Они словно запечатаны кругом привычной озабоченности. Говоря "не интересно", отмечаю людей. которых ЖАЛКО. Интересно с ЖАРКИМИ. Тепло жалости и тепло жара разной породы. Если я определяю кого-то как тупого, значит ли это, что я его понимаю? И да, и нет. Такая оценка ПРО-ВОКАЦИЯ, ради ОСТРОГО момента ЗА-ДЕТЬ другого, вовлечь в ИНТРИГУ СМЫСЛОВОГО ЖАРА, в Событие.
  От оценивающих всех и вся провокаций начинается процесс У-ТОЧНЕНИЯ, в котором словно пробуждается двойник в каждом и начинается игра, где все человеческие чувства оказываются не отмененными, но странным образом проясненными, усиленными, удивительными. Начинается игра с полемики, но совершается как волшебный процесс, в котором Другой словно сотворяется здесь и сейчас во всей своей свежести, не оболганный историей и не измазанный нашей человеческой тоской.
  Солидарность возникает как СО-ДРОЖАНИЕ при встрече ПРОТИВНИКОВ, укорененных в своем Я, своей Я-сности. Здесь РАСПЕЧАТЫВАЕТСЯ фраза "когда двое встретились во имя моё, я среди них". Здесь "я среди них" не означает появление третьего лица, опосредующего отношения двух, но ДУХ СОЛИДАРНОСТИ двух лиц, каждое из которых в имени МОЁМ как СВОЁМ.
  АВТОРИТАРНЫЙ - САМОДЕРЖАВЕН, СОЛИДАРНЫЙ - ВЕЛИКОДУШЕН.
  Услышать Другого и внутренне ВЗ-ДРОГНУТЬ, так начинается солидарность. Такое вздрагивание стряхивает налипшие на ЖИВЫЕ ЧУВСТВА вполне живого существа человеческие полумертвые эмоции, кажущиеся единственно реальными. Происходит ОСВЕЖЕНИЕ ДУШИ и ТЕЛА. Словно в затхлый дом человеческого проник космический ветер. Ветер, что приносит иные правила игры.
  Цветок Папоротника как символ солнечного Дара в Сердце Ночи, в Сердце Года, где сталкиваются ветви эволюционных мер-месяцев года(январь-июнь) и встречных им(декабрь-июль). В ночь на Ивана Купала. В купели ночных Солнц.
  85. ИНИЦИАЦИЯ И ПОСВЯЩЕНИЕ.
  Инициация предполагает особую ИНИЦИАТИВУ, не всегда поддерживаемую обществом, но необходимую тому, кто желает стать ВЗРОСЛЫМ. Эту инициативу не может направлять ни мистический опыт, ни магия, ни психология , ни политика, ни педагогика.
  Кто сейчас в состоянии одобрить инициативу ЗРЕЛОСТИ? Увы ни семья, ни школа, ни церковь, ни государство. Культурный плюрализм с его замками из песка, тем более. Массовая культура инфантильна и не замечает реальных опасностей скрытых в вещах, кажущихся безобидными. Инициация не стоит на повестке дня. Мы, приходящие из ночи, утверждаем ее необходимость для людей. Слишком приблизились инфантильные ученые к ядерному потенциалу материи. Игры с огнем для детей никогда не заканчиваются добром.
  Прошедший инициацию, становится Посвященным. Быть Посвященным не значит приобрести некую должность или обязательство, но быть способным участвовать в процессе ПРОСВЕЩЕНИЯ. Отчетливо отмежевываться от разного рода "просветителей", от просвещения, как организованной системой.
  Инициация утверждает в человеке способность владеть принципиальной точкой зрения на разнообразные проявления Жизни. Язык Инициированного приобретает еще одно измерение-символическое. Не прошедшим инициацию, символ открыт, но не доступен как особая интенция. Именно эта интенция побуждает пройти инициацию, чтобы обрести САМОВОЛИЕ в живом воплощении в СИМ-ВОЛЕ, в ПРОЗРЕНИИ себя как символической персоны(per se). Символ суммирует разные инициативы рассматриваемой вещи и сводит их к значению полноценной самостоятельной Воли.
  Сколько случайных покровов. личин, фальшивых жестов необходимо сбросить с себя, чтобы обнаружить сакральную глубину Человека. Инициация открывает глаза.
  Инициацию мы рассматриваем как операцию по выявлению особого образца Человека на фоне всеобщего распада цивилизации. Адресуем своё Предложение только тем, кто внутренне не принадлежит "человечеству", чувствует себя существом иной породы.
  В отличие от Эволы и Генона, мы рассматриваем родину Избранников не в Традиции ориентированной на Высший мир, но в ТРАДИЦИИ ГОРИЗОНТА СО-БЫТИЙ.
  Тигр, что дремлет рядом с тобой, не выше и не ниже тебя и, так близко, ближе рубашки на теле, что и не заметен. Пробуждаясь, он обнаруживает своё ПРЕВОСХОДСТВО не в высоте, поскольку обрушивается на тебя со всех сторон и из Глуби твоего НУТРА, и с Высот звездного окружения. Сначала он нападает на тебя, затем из тебя ВПРЫГИВАЕТ в мир. Как АМБА-амбивалентное существо.
  Инициация есть побуждение ДО-РАСТИ до Царя в Голове. Побуждение приходит как ИЗНУТРИ, так и снаружи, со стороны Другого. Инициированный это тот, кто не потерпит никакой головы выше себя, ни Бога, ни Высшего Разума. Стать существом Горизонта значит осуществиться по Вертикали. Стать ВЗРОСЛЫМ. Быть Посвященным значит подступаться к Другому. Рыком своим и образом ясным ЗАРАЖАТЬ другое существо ГЛАВНЫМ содержанием. Ради СЕРДЕЧНОГО отношения РАВНЫХ. Посвященные обретают статус МОРАЛЬНЫХ существ, поскольку Горизонт РАВНИНЫ это место Смерти, МОРА. Жить здесь могут только те, кто до-РОС до верховного У-ГЛА (перпендикуляра), исчерпав импульс вертикального роста (физического, психического, карьерного). На РАВНИНАХ СМЕРТИ люди не выживают. Первый же шаг здесь приводит к расщеплению привычной цельности человеческого Я.
  Инициация говорит о символе как о таинстве ХОДЬБЫ по равнинам смерти. Не научишься ходить, станешь шизофреником или мертвым.
  Современное общество не просто состоит из невротиков и психов, но и из множества социальных институтов с их должностными лицами, цепляющимися за своё место и усугубляющими положение дел. Где та метла, что вышвырнет должностное лицо на УЛИЦУ? Инициация предполагает формирование СООБЩЕСТВА ОПРИЧНИКОВ, осуществляющего ГЛОБАЛЬНУЮ ЦЕНЗУРУ "глобального мира". Действенный эффект которой в усилении способности ИГНОРИРО-ВАТЬ постановления и решения должностного лица. Кто приходит ему на смену? ДОЛГОЖДАННОЕ СУЩЕСТВО НОВОЙ РАСЫ.
  Буржуазная культура стимулирует профессиональный, карьерный рост, вытесняя проблему РОСТА конкретного человеческого существа. Симулирует ВЫСОТУ. Опричники призваны восстановить "ВАШЕ ВЫСОЧЕСТВО".
  "единственную поддержку, которую может оказать нам сегодня Традиция, следует искать не в позитивных, регулярных структурах, присущих любой традиционной культуре, но в доктрине, которая содержит традиционные принципы в их высшем, невоплощенном состоянии, предшествующем частным историческим формам; в том знании, которое в прошлом не было достоянием масс, но имело характер "внутреннего учения". (Ю.Эвола). Инициация, открывающая горизонт событий., отличает себя от магических "посвящений", в которых всегда ищется связь с "высшим" ради конкретной выгоды для низших. Место "высшего" здесь занимают особые "посвященные"-медиумы. "Высшее" в состоянии посылать "духовные" глюки своим подопечным с неустойчивой психической организацией. Но что нам до этих кротов, роющих недра мистической земли. Инициация отстраняется от всех видов мистики заманивающей профанов. в свои "энерго-информационные" подземелия Современные маги усиленно манипулируют научными терминами, сознавая неэффективность влияния архаической терминологии. Цель одна-власть.
  Отсутствие Традиции ГОРИЗОНТА(сон Пифа-гора) оборачивается соблазном "высот". Сама идея бесконечного совершенствования вместо идеала КОНЕЧНОГО СОВЕРШЕНСТВА оглупляет людей, ведет к их измельчанию во всех смыслах. Высоты власти и богатства заманивают, но непрестанно рушатся погребая под собой своих "восходителей". Власть вытесняет "безумную" силу САМОСТИ, подменяя ее "нормами" психических амбиций, магией витальных сил. Богатство подменяет собой ИМУЩЕСТВО, как устойчивую СОБСТВЕННОСТЬ, в лоне которой вызревает САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ. Имущество всегда не прибыльно и потому не участвует в технологиях наёмного труда, не угнетает других капиталом. Имущество не капитал и не участвует в ростовщичестве, но благоприятствует РОСТУ СУЩЕСТВА ДЕЛА.
  Можно заметить, как увлечение необычными явлениями, рано или поздно оборачивается пресыщенностью, потерей УДИВЛЕНИЯ и интереса к Жизни. Почему так? Просто само увлечение необычным,- "местами силы", "высшими духами", маскирует неуверенность в себе, побуждает к суетливому бегу за собственным хвостом.
  В отличие от мистика, маг хотя бы относительно защищен от опасности потустороннего своей активной позицией. Мистическая "душа россии" полностью безоружна перед всеми видами магического влияния. Но мы не маги и не мистики. РОСЫ. РУСЬ не мистическое измерение, но инициатическое.
  Инициация, возрождающая существо РАСЫ, состоит из восьми ступеней посвящения (ЗЕМЛЯ ОСЬМИКРАЙНЯЯ). Эти ступени как спицы-ступицы рулевого колеса. Прошедший инициацию способен вырулить любую ситуацию, в которой задействованы люди наделенные хотя бы зачатками сознательности. Четыре ступени формируют ОНТОЛОГИЮ МИРА, Четыре других ПРОЕКТ РАСЫ. Предложенный СТО-ГЛАВ СТА-НОВЛЕНИЯ является второй спицей БОЛЬШОГО КОЛЕСА.
  Нет никакого желания обозревать область заблуждений, всего того, что уводит в сторону от ИНИЦИАЦИИ. Экстрасенсов, гадалок, астрологов, ясновидцев, очевидцев-не счесть "благодетелей" человечества. Школам ложного посвящения, почему то всегда требуются большие деньги. Упорно делят они между собой сребренники Иуды. Даже распространенный на западе психоанализ, стыдливо обходит вопрос об оплате скромного труда психоаналитика. Как ему бедному не компенсировать большими деньгами не свое дело-выпытывание и "помощи" клиенту. Денежно и морально обеспеченный бред психоаналитика вполне достаточен для совершенно потерявших-ся людей. Они как бы излечиваются.
  Опыты измененного восприятия еще ничего не говорят об инициатической Традиции. Скорее заводят в дебри. Усиленно поощряемое нездоровым обществом "развитие психических способностей", на поверку оказывается засорением психических СТОКОВ и отравлением Психологической Цельности человека. Отсюда нездоровая политика "дома терпимости". Все усиленно терпят присутствие друг друга. Вместо партнеров, службы дома терпимости.
  Поскольку инициатическая традиция "внутреннее учение", она сторонится различных экстатических (=выйти из себя) состояний, как "ангельских" так и "дьявольских".
  Интенция, потенция, интуиция, инициатива, инициация-НАЦИЯ. Как Проективное поле действительно БЛИЖНИХ. Нация как ИМПЕРСКОЕ образование САМОЦЕННЫХ существ. Где каждый ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ. БРАТ.
  Условия инициации: Естественная Предрасположенность, Инстинкт Познания, Встреча с Инициированным, Несмешиваемость с простолюдинами, Отстраненность от магии и мистики, Избегание организованных сообществ, системы чиновника.( Initium означает "вступление", "начинание". Инициация-как САМОЧИННОСТЬ.), Внутренняя работа ПРОМЫСЛИВАНИЯ САМОГО ГЛАВНОГО-ОСВОБОЖДЕНИЯ.
  Конститутуирует ли инициацию какая либо организация?. Нет, но только органичное освоение значений языка, его "сим-сим" сем. Режим семио-логии и герменевтики.
  Инициация-это РЕВОЛЮЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ. Единственной профессии ВЗРОСЛЫХ. Посвящение это РЕГУЛЯРНОСТЬ ПОСЕЩЕНИЙ друг друга. ЛИЦОМ К ЛИЦУ. Инициированный может годы жить отшельником, но ПОСВЯЩЕННЫЙ это НЕОБХОДИМОСТЬ ПОСЕЩАТЬ БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ. Непосвященный может подлаживаться под неразумие человеческих масс, тусоваться. У Посвященного нет такой "свободы". Посвященный это ПРОФЕССИОНАЛ ПРОСВЕЩЕНИЯ.
  Сила Человека обнаруживается только в ПРИСУТСТВИИ ДРУГОГО. Другой это ЗРЕЛОЕ СУЩЕСТВО РЯДОМ. Первое, но и самое трудное Посвящение, это СУПРУЖЕСТВО. Супружество, во вторую очередь,--совместное обязательство по поводу воспитания и образования детей. Прежде всего, это РЕЗОНАНС ЗРЕЛЫХ, а значит ответственных друг за друга НАМЕРЕНИЙ. Резонанс ПАРЫ рождает СИЯНИЕ СО-ДЕЯТЕЛЬНОЙ ЛЮБВИ. В свете которой дети растут своим собственным ростом. "Любовь к ребенку"-грозный признак неудавшейся любви ПАРЫ. Какой бы душевной и заботливой она ни казалась, человеческое существо здесь прячется в собственную нарциссическую, аутическую атмосферу-падает, заражая и ребенка аутическими реакциями. Ребенок "любит" родителей ибо насыщается, воспитывается щедрой атмосферой своих БЛИЗКИХ. Его любовь может быть и жалостлива, но она еще темна.
  Состоятелен в ЛЮБВИ может быть только прошедший инициацию, как особую школу дисциплины МЫШЛЕНИЯ, того мышления, что побуждает СОЗНАНИЕ курировать все ИНИЦИАТИВЫ ЖИЗНИ. Курировать не значит контролировать, но сопровождать как добрый ангел-хранитель-управитель. Только МЫСЛЬ в состоянии ВЫМЫСЛИТЬ Другого как РАДИКАЛЬНО ДРУГОЕ СУЩЕСТВО. Память, понимание, восприятия, ум могут только регистрировать "другое" как ПРИЛОЖЕНИЕ к известному, как ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ.
  Человек всемогущ только в ПРИСУТСТВИИ ДРУГОГО, здесь его РАЗ-УМ открывает действительное ЧУДО и ВОСХИЩЕН. Вместо раздражающих встреч с чуждостью другого. Тогда его НАСТРОЕНИЕ ЗВУЧИТ ПО ПРОСТОРАМ МИРА МУЗЫКОЙ НЕИССЯКАЕМОЙ ПРИВЕТЛИВОСТИ и ДРУЖЕЛЮБИЯ, а не свертывается в ужасе в невротические сгустки одиночеств. В недрах таких одиночеств рождаются монстры человеконенавистничества или жалкие, всех боящиеся, психотики. КАК ПРИЗНАТЬ ДРУГОГО? Задача ИНИЦИАЦИИ и ПОСВЯЩЕНИЯ. Двойная. Разрешая ее, мы творим АССОЦИАЦИЮ РАЗУМНЫХ и ЛЮБЯЩИХ.
  Мы осуществляем себя в измерении Другого уже не человеками, но необычными вымышленными существами, вы-мысливающими друг друга. Пусть скажет Другой кем он хочет видеть тебя, не загоняй себя в тюрьму самоопределений. ПРИМЕРЯЙ ВИДЫ ДРУГОГО, они ДОРОГИ и, если подходят-ДРУЖИ. И ДРОЖИ чудесным откровением ДРУЖЕЛЮБИЯ. Дружелюбие это не поиск приятельских отношений, но непреклонная ОТЧУЖДЕННОСТЬ, странно оборачивающаяся чудесным, необычным жизнечувствованием. ЧТО В ИМЕНИ МОЕМ? Это знаешь только ТЫ. Если назовешь и позовешь меня как человека, я еще испытаю тебя КАКОГО "ЧЕЛОВЕКА" ты именуешь, зовешь, кличешь. Без толкования никак не обойтись. По существу, ЧЕЛОВЕК это не Я, но тот, кто зовет меня. Он и ответствен за растолкование "человеческого". Я же решаю, подходит ли мне быть "Человеком".
  Что называю БОГОМ? МИР упакованный в ЕДИНСТВО (pax). Кого называю ЧЕЛОВЕКОМ? Того, кто распаковывает Единство и находит ПОСВЯЩЕНИЕ ДРУЖЕСТВА. РАСОЙ называю тех, кто ПРИНЯЛ ВЫЗОВ СМЕРТИ(отсюда моральный статус Личности), затем научился ЛЮБИТЬ подобное себе существо, но ДРУГОГО РОДА, затем ПОМЫСЛИЛ НАЦИЮ как СОБРАНИЕ ВЗРОСЛЫХ, ответственных за свой народ, затем РАС-СЕИВАЮЩИХ-СЯ оформившимися сообществами-государствами в БЕСПРЕДЕЛЬНО-СТИ МИРА.
  Что нам до иконоборцев и иконопочитателей, Мы ПОЧИТАЕМ ЖИВЫЕ ЛИКИ. Почитаем же, что в них написано. Только БОЖЕСТВЕННЫЙ ЛИК ПОЧИТАЕМ. ДРУЖИТЬ МОЖНО ТОЛЬКО С БОГАМИ. У животных своенравие их ПРАВИЛЬНО. БОГИ ЖЕ ПРАВЯТ по ВОЛЕ СВОЕЙ. Своенравие ищет своё. Воля утверждает СВОЁ. Где Человек? Нет его. Рыщет ЗВЕРЬ в дебрях человечного. Рыскают РУСИЧИ в МИРЕ похожем на СНОВИДЕНИЕ. ОБОЖЕНЫЕ МИРОМ.
  Русичей устраивает только МИР и ими УСТРАИВАЕТСЯ МИР. ПОЛНОЦЕННОЕ ИНОЕ-это МИР. ПОЛНОЦЕННОЕ ДРУГОЕ-это РАСА. РУСЬ-СОБРАНИЕ ВЕЛИКО-РОСОВ. МИР КАК РИМ. Тишина Мира и язык РИМА. РЕЗЕРВАЦИЯ МЫСЛИ. (лисы имеют норы, а где мысли преклонить голову?). РАСА ПРЕВОСХОДИТ РУСЬ как ГОЛОС УНИВЕРСУМА МИРОВ превосходит голос общего МИРА. РУСИЧИ-ВОИНЫ, ибо знают, что "МИРА НЕ БУДЕТ БЕЗ ВОЙНЫ ЗА ТО, ЧТОБЫ ДАТЬ ЕМУ СЛОВО"(В. БИБИХИН"). В отличие от "людей", РОСЫ несут в себе "нечеловеческую" составляющую, никогда не становящуюся просто фактом, "объективной реальностью".
  Нормой Закона назовем предельно односмысленную ситуацию свободной ИНИЦИАТИВЫ каждого в русле отсутствия группового принуждения. Закон здесь такое определение которое оберегает исключительно личное достоинство каждого, но не интересы "населения".
  Квалификация(совокупность качеств) инициированного позволяет ему непосредственно решать разнообразные вопросы касающиеся Просвещения на Государственном уровне, то есть он входит в ПРАВЯЩЕЕ СОСЛОВИЕ ГОСУДАРЕЙ. В Инициации речь идет об исключительно серьезных вещах, даже чувство юмора позиционируется как предельно серьезная характеристика разумности. Чтобы стать инициированным, недостаточно эрудиции, высокого самомнения насчет своей избранности, "духовности". Все романтические формы инициации лишены критериальной базы, в них отсутствует Существо Инициирующее извне, и, собственно, нет глубокой ОТВЕТСТВЕННОСТИ за новое Знание и Звание, нет врожденной ПОНЯТЛИВОСТИ, как особого рода благодати.
  Ритуальные элементы Инициации являются своеобразной ГРАНИ-ЦЕЙ, препятствующей проникновению во внутреннее поле навязчивых "синтетических" форм человеческого опыта повседневности, всегда двусмысленных, размытых синонимическими определениями-профанического универсума.
  Ложная Инициация складывается из эклектических знаний замаскированных общим ключевым понятием "бога", "духа", "великих посвященных". Именно эклектики чаще всего говорят о "синтезе", "единстве", сакральных источниках своих знаний.
  ИНИЦИИРОВАННЫЙ-ОСТРИЁ ИСТОРИИ. ПРОСВЕЩЕНИЕ-РЕЛИГИОЗНОЕ ДЕЙСТВИЕ, по существу-ЛИТУРГИЙНОЕ.
  Инициированный, выступая от имени МЫ, указывает на недоступное "переписи" количество ИЗБРАННЫХ, которые парадоксально представлены всегда ОДНИМ. Множество здесь всегда ПРОЕКТИВНО, открывается только в БРОСКЕ, пробрасывании себя к Другому, Другим, всегда в ОТНОШЕНИИ Данности к Заданному.
  Из всех контуров Инициации ныне можно свидетельствовать о жизнестойкости только одного, закрепленного на узловых точках АЗБУКИ-АЗАХ БУКВЫ и ЗВУКА, как концентраторах ЗНАЧЕНИЯ и СМЫСЛА Инициации. Именно ПИСЬМЕННАЯ и УСТНАЯ РЕЧЬ-сокровенный ресурс Инициации. ЧИСЛО, МЕРА и ВЕСТЬ её.
  "Речь при этом идет о сообщении вещей, столь "жизненно важных", что в Индии ученик не смеет сесть перед лицом гуру - дабы влияние праны, связанное с дыханием и голосом, воздействуя непосредственно, не произвело слишком резкого эффекта, небезопасного в психическом и даже физическом отношении61. В самом деле, действие это тем более мощное, что сама прана в подобном случае представляется лишь носительницей или тонкой опорой духовного влияния, передаваемого от гуру к ученику; и гуру, выполняющий свою роль, должен рассматриваться не как индивидуальность (последняя в этом случае воистину исчезает, служа лишь простой опорой), но единственно как представитель самой традиции, которую он неким образом воплощает по отношению к своему ученику".
  Слово ТРАДИЦИЯ означает собственно ПЕРЕДАЧУ, переход особого рода знания от одного к другому(-траверс, тра-дикт). Традиция как МЕТОД ПРОСВЕЩЕНИЯ. Все отмеченное знаками несомненного ОТКРОВЕНИЯ, не просто укреплено в авторитарности субъекта Откровения, но и в Традиции, в ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ПОСВЯ-ЩЕННЫХ, их СРОДСТВЕ независимом от объективного места и времени.
  Светский порядок, теряющий связь с Принципами Традиции, ведет к тому, что Личность НАДЛАМЫВАЕТСЯ, теряет свою ВЫСОТУ, и стимулируется, подгоняется разными "человеческими" высотами. Профессионального роста, карьеры, духовного совершенствования, спортивных достижений.
  Вертикаль Традиции стремится ЗАВЕРШИТЬ историческое Время. Горизонталь Традиции раскрывает Новое Время как Горизонт Со-бытия, Время С-вершения. На различие двух родов Времени отчетливо указывает "Бытие и Время" Хайдеггера. До него Бытию приписывалось более высокое значение чем Времени. Время как Развертывание Бытия по горизонтали, особого рода процесс, уяснить который НЕВОЗМОЖНО, пока не достигнуто завершение в ПОНИМАНИИ назначения вертикального времени. В горизонтальном времени со-бытий понимание "горизонтальной" культуры как последовательных стадий развития человечества напрочь отменяется, ибо все человеческое умещается в единственном индивиде. Вертикаль невозможно отменить, она обеспечивает ЗАКОННЫЙ СТАТУС существа Горизонтали.
  86. БУДУЩЕЕ И ГРЯДУЩЕЕ.
  Будущее мы размежевываем с Грядущим ради Будущего, которое в Настоящем. Из Настоящего же ГРЯДЕМ.
  Будущее как Бука или Буйвол вполне могущественно, именно как Настоящее существо дела. А не заманчивой морковкой впереди осла.
  Прошлое, как Память питает Будущее в его настоящем-БУДЬ! Прошлое невозможно иметь, когда оно в ИМЕНИТОСТИ имени. На ИМЯ и опирается Будущее.
  "В Начале было...". Где начало БЫВАНИЯ? БЫЛО, как некая недостача, УРОН сверхплотного, сверхценного БЫТИЯ-В-СЕБЕ. Его ДЕКОМПРЕССИЯ-разжатие-у-рон в НИКУДА. Кто его схватит, поймает, поймет? БЫЛО никогда не было, если схвачено СУЩЕСТВОМ ПОНИМАНИЯ. В существе ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ. Глагол и Существительное. Урон Бытия-в себе и обретение Бытия-для-себя. Длящего себя Настоящего.
  Будущее не предсказывают, его ИЗ-ОБРЕТАЮТ.И всегда в Настоящем.
  Осознание Прошлого как БЫ-ЛО, делает "бы-ло" словом гонцом про-метывающимся между прошлым, как недостачей Бытия-в-себе(отсюда и ресурс возможностей-сослагательный), и полнотой дления-исполнения(ло-гос Настоящего). Изыскивая удачу в Будущем, мы, собственно обращаемся к У-РОНУ Бытия-в-себе, к сослагательному наклонению. Отсюда неуверенность в себе Существа ДЛЕНИЯ. Отсюда зарождается власть тех, кто говорит от лица будущего. Ловцов потерпевших Урон(уран).
  Хорош анекдот о золотой рыбке выполнившей единственное желание: хочу, чтобы у меня все БЫЛО. Просто вильнула хвостом и сказала, уплывая: у тебя все БЫЛО.
  Изменить прошлое невозможно, поскольку его нет, это бездна У-рона, но и, наступательно,-Возможность Быть, подхватываемая ПОВЕЛИТЕЛЬНОСТЬЮ Настоящего Существа Дела. Смешливой повелительностью, поскольку Знающей бездну урона, но и необратимой в Действии Будущего. КАТЕГОРИЧНОСТЬ обусловленная невозможностью обернуться назад, бездна тотчас обернется --"вперед".
  Хорош анекдот о татарах, которые не знают слова "назад", только "вперёд"--АЛГА. Когда встречают превосходящего противника, поворачиваются от него и снова-АЛГА.
  Только Прошлое явно ОДНО и это одно от-сутствует, но это одно и пестует ОТ-ЛИЧНЫХ, что Помнят и понимают ОДНО, а Действенны, как ЕДИНСТВЕННЫЕ в направлении будущего. И ДЕЙСТВЕННОСТЬ эта как ДЕВСТВЕННОСТЬ ИМПЕРАТИВА БУДУЩЕГО, всегда осуществляемого волей Единственного. ОДНО как ОТСУТСТВИЕ в НАСТОЯЩЕМ обеспечивает СО-ПРИ-СУТСТВИЕ ЕДИНСТВЕННЫХ по СУЩЕСТВУ ДЕЛА.ПО-ДЛИННУЮ, а не подлую ПЛЮРАЛЬНОСТЬ.
  Если Я БЫЛ, значит Я БУДУ. Если Я БЫЛ значит, Я БУДУ действительно. Если Я БЫЛ значит Я БУДУ, значит я действительно ГРЯДУ в направлении к ТЕБЕ.
  Необходимость БЫТЬ исключительно своим Прошлым-бытием-в-себе, становится основанием побуждающим БЫТЬ в Настоящем НАСТОЯЩИМ-УСТОЙЧИВЫМ императивом будущего.
  "В одну реку невозможно войти дважды". Более того("более" как болеть Прошлым и превосходить его), в ОДНУ реку невозможно войти и ОДИН раз, поскольку вошедший в Одно, становится Единственным, то есть ВСЕМОГУЩИМ, то есть ничего не могущим "дважды". Входящего в Реку подхватывает "безумие" единственного ВЕДЕНИЯ. Исчезает синтаксис реки и входящего. Почему входят в Реку? Потому что Река ЗАХВАТЫВАЕТ входящего. Бытиё-в-себе, развертываясь как Бытиё-для-себя, абсолютный ЗАХВАТЧИК. Бытиё-в-себе ЛЕДНИК, Бытиё-для-себя РЕКА, Грядущее-ОКЕАН СОДРУЖЕСТВА. Прошлое, как абсолютно ОДНО-захватывает, захватывающе. Но Будущее, как ОТ-СУТствие ОДНОГО-от сути-ГРЯДЕТ к ДРУГОМУ. Прошлое-величайший гипнотизер. Будущее-пробужденность САМОВОЛИЯ и БЫТИЙНОГО ПЛЮРАЛИЗМА. Единый БОГ-знак Прошлого. Будущее, словно проснувшийся БЫК, готовый кинуться на красный цвет ДРУГОГО. Изобретая самовольно Другого, вместо Бога.
  Говоря Я ОТ-СУТСТВУЮ, я иду-гряду к ТЕБЕ. Иду на ВЫ. Ход Духа. Я-ОТ-СУТСТВУЮ не значит Я-НИКТО, но ВСЁ-ИНАКОВО. Такое Я неуязвимо для определяющих его извне, ибо само определяет ВСЁ, самоопределяется как ВСЁ. И теряет ВСЁ, обращаясь к ИНОМУ. Написано ВСЁ, необходимое для ПРО-БУЖДЕНИЯ Сознания. И где это ВСЁ? Я являюсь не способом ВСЁ, но способом БЫЛ. Я ВСЕ-ГДА только в Прошлом. В будущем же я БЫЛЬ. Представляя СОБОЙ ПЛОТНУЮ ТЯЖЕСТЬ ВСЕБЫТИЯ-в-себе в непрестанной декомпрессии БЫЛИ.
  ГРЯДУЩЕЕ изобретает Другого как ЗА-ВЕТ ПРОШЛОГО, превосходящий его ВЕДЕНИЕ. Вне связи с Прошлым, собственно и невозможно искать СУЩЕСТВЕННОГО отношения с Другим.
  Хорош пример "Философии Общего Дела" Николая Федорова, отчетливо показывающий необходимость обратиться к Могилам Предков, чтобы реально участвовать в БРАТОТВОРЕНИИ, Воскрешая Отцов.
  Прошлое в-себе, А Я для-себя, вместе с Другими. ПОБРАТИМАМИ. Обернуться назад, не значит идти назад, но встретив ВЗГЛЯД ЕДИНСТВЕННОГО ОТЦА, непреклонно идти вперед ЕДИНСТВЕННЫМ СЫНОМ. Созидающим материк БРАТСТВА.
  87. НАМЕРЕНИЕ И РЕШЕНИЕ.
  М-Намерение И Р-Решение. М-И-Р. НАМЕРЕНИЕ ЕСТЬ ИНТОНАЦИЯ БЫТИЙНОГО НАСТРОЯ ЗАВЕРШЕННОГО В САМОСОЗНАНИИ СУЩЕСТВА. КАК ИНТЕНЦИЯ. Сознание вносит МЕРУ в интенцию-интонацию, отсюда-НАМЕРЕНИЕ. Как сознательный ИМПУЛЬС, раскрывающийся РЕШИТЕЛЬНОСТЬЮ. Намерение может долго ВЫЗРЕВАТЬ в обстоятельствах обуславли-вания, но разрешается-разряжается как Решительность. Порывая с причинным обуславливанием.
  Намерение самоценно, в нем НАСТРОЙ МУЖЕСТВА(муж-межа-мера). НАМЕРЕНИЕ, отнюдь не выражение готовности что-либо сделать, но, скорее СОЗЕРЦАТЕЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ СУЩЕСТВА НАМЕРЕНИЯ. Такой созерцательности, что в СРОК, словно почка, внезапно раскрывается как РЕШИТЕЛЬНОСТЬ вполне определенного Действия. Нет никакой возможности ВЫВЕСТИ Решение из исследования Намерения. Оно всегда НЕИСПОВЕДИМО.
  Намерение и Решение словно ОРЕЛ и РЕШКА на монете СУДЬБЫ. Уникальный гадательный инструмент. Выпал ОРЕЛ-значит фокусируйся в единственном намерении, фокусирует же ПОНИМАЮЩАЯ природа. РЕШКА-значит решайся ДЕЙСТВОВАТЬ. В древности использовали черный и белый камень-ТУМИМ и УРИМ. Тьма понимания и Свет действия. Восприятие и Сознавание. По существу, СОЗНАВАТЬ ЧТО-ЛИБО, ЗНАЧИТ ДЕЙСТВОВАТЬ В НАПРАВЛЕНИИ К НЕМУ.
  Мир Мерами держится. Мера есть край Мысли. Мера физическому существу-Смерть. Но Смерть также и внешняя граница Мыслимого Посмертного. Крайнее Решение, на которое способен человек-перейти на внутреннюю границу. Тогда он становится Обитателем двух миров. Когда он не способен на принятие такого Решения, за него решает его смерть. Быть СОБОЙ словно быть Скалой, бросающей ВЫЗОВ всему смертному.
  Намерение подобно высоколетящей стае птиц уходящей на Край Небес, где "небо сходится с землею".
  Среди массы людей есть ПРИГОВОРЕННЫЕ к высшей мере наказания-Наказу хранить орлиное Намерение. Их называю-Люди Расы. Эти люди живут за пределами затертого и тусклого понимания обывателей. Обращаясь Друг к Другу они словно ВЗЫВАЮТ к НЕБУ.
  Существо Решения кажется потерпевшим К-рушение, поскольку теряет множество эффектных позиций, на которые настроен и поддерживает земной человек, осваивающий среду обитания, но ничего не знающий о Мерах Мира.
  Орел и Решка-первичный двоичный БАЙТ человеческой жизни. Применить его, значит осуществляться из Центра всей генетической информации о человеке. Этот Центр похож на Черную Дыру, поскольку в него проваливаются все объективные "научные" подходы. С ним невозможно экспериментировать, поскольку невозможно определить его положение в исследуемом пространстве. Сама пространственность РУШИТСЯ.
  Бросает Монету Судьбы не своенравное желание выскочившее из человека словно чертик из табакерки, но Высшая Воля бросающая Человека как Монету. Русская Рулетка не такая простая вещь как кажется. В ней Равновесие ЖИЗНЕ-СМЕРТИ и Помысла. Хорошо бы еще научиться отличать её от имитаций в которых Жизни противостоит Погибель. Те, кто не зная Цены Жизни, прибегают к, якобы Русской Рулетке, ничтожны в своем безмыслии и ничтожны в Жизни. Фальшстарт оборачивающийся нелепой гибелью. ПОМЫСЛИТЬ ЖИЗНЬ, гораздо более РИСКОВОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ, чем такая рулетка.
  В подлинной Русской Рулетке все существо человека однозначно укреплено на стороне Жизни, тогда ИГ-РА оборачивается не крушением случайной погибели или случайного выживания, но РАВНОВЕСИЕМ ВОЛИ, вечно играющей в Жизнь. Это Равновесие и есть М-И-Р.
  ОРЕЛ это еще не БРОСОК, но ТАИНСТВО затаившейся в себе Мысли. Здесь скорее осуществляется ТОРМОЖЕНИЕ всяческих "решительных" мотиваций, торможение господствует над возбуждением, У-К-РОЩАЕТ его ради НАПРАВЛЕННОГО-ПРАВИЛЬНОГО РОСТА.
  88. МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА.
  СПАРИВАЮТСЯ существа Пола и общего рода. СОЧЕТАЮТСЯ существа разного Рода. Спаривание даёт удовольствие известного рода. Сочетание делает счастливыми. Спаривание несчастливое создает неизбежно систему взаимных обязательств, компенсаторный механизм несчастливой жизни. Сочетание не спаренное легко разносит обстоятельствами. Спариваются во имя Единства Сущего, Сочетаются ради Мира.
  Срок Действия Пары одно мгновение Оргазма. Но Действие Четы вечно длится.
  Мужчина-ВИР, существо стоящее вертикально и обеспечивающее вертикальный Рост. Такой Рост может быть ПРЕОДОЛЕНИЕМ силы гравитации Земли, тогда и растения мужественны. Но мы говорим о МУЖЧИНЕ как существе Роста из собственной Нутрии (Индра), ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕМ тяжесть своей Памяти. Существе, Вполне ЗАКОНЧЕННОМ.
  Мужчина есть КОНЕЦ. Возможно С-ПАСАТЕЛЬНЫЙ, но несомненно всегда О-ПАСНЫЙ. Еще не МУЖЧИНА, тот, кто признает свою недостаточность, частичность, встроенность в объективную реальность. Мужчина есть существо АБСОЛЮТНОЙ НЕСОМНЕННОСТИ, то есть Существо Добра. Естественно, ЖИЗНЬ МУЖЧИНЫ может казаться ЗАМЕРШЕЙ НА КРАЮ, привычной динамики всего сущего. Шива-неподвижная фигура Бога Времени, движется и танцует его Шакти. Действие Мужчины не разглядит тот, кто не видит Мужчину, как свой Конец. ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ Мужчина есть Шива--- Натараджа, Бог Танца, совершающий Действие ради Действия..
  Мужчина это Ангел Смерти, что побуждает Жизнь быть действительной Жизнью. То есть Жизнью КРАЙНИХ значений своих. То есть Жизнью Сознательной. Муж ЧИНИТ несознательную составляющую Жизни, которая всегда ЗАПАДАЕТ на центростреми-тельную тенденцию САМОЧУВСТВИЯ и, в том склонна отстраняться от необходимости САМОСОЗНАНИЯ. Самочувствие ОТРАЖАЕТ в себе мировое множество, но не может(может-муж) ВЫРАЗИТЬ его ЕДИНСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ, в его Окончательности. Самосознание в его центробежной перспективе, выводит мир из спячки самочувствий.
  Мужчина пишет Новую Историю, отличную от Истории, написанной "матерыми мужиками", неустанно доказыващими свою "силу"(жертвы аборта). Это Другая История, в которой ПРИСУТСТВУЕТ ЖЕНЩИНА, как ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ СОСТАВ-ЛЯЮЩАЯ её. Женщина, которая не Добыча, не Собственность, не Орудие мужского самолюбия, но его Единственный Проект, Поле Вечной Жизни, Богиня Воздаяния.
  "Женщина-искупление безумия вселенной, она проснувшаяся совесть всего, что есть"(А. Плтонов).
  "Как прекрасна ты, возлюбленная моя, как прекрасна! И очи твои голубиные, покажи мне лицо свое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лицо твоё восхитительно, ты свела меня с ума, любовь моя, сестра, ты свела меня с ума одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей, сотовый мед каплет из уст твоих, невеста, мед и молоко под языком твоим, запах от дыхания твоего как от яблок, груди твои как грозди, твои груди как кисти винограда, нёбо твоё как чудесное вино; вино течет прямо к любви моей, капли его у меня на устах, на зубах. Садовый источник, нард и шафран, аир и корица, мирра и алой. Я вкушаю соты и мед, напьюсь вина и молока...Ты единственная голубка моя блистающая как заря, прекрасная как луна, светлая как солнце, грозная как полки со знаменами".
  Ни Мужчина, ни Женщина, разделенные по ПОЛАМ, НЕ ПОТЕРЯЛИ СВОЮ РОДОВУЮ ПРИРОДУ ГЕРМ-АФРОДИТА, АНДРО-ГИНА и потому, подступаясь друг к другу, НЕ НУЖДАЮТСЯ друг в друге, но, увидев противоположный Пол, начинают ИЗ-ОБРЕТАТЬ С-РОДСТВО разно-родных. В этом Изобретении Мужчина и Женщина ВОСХИЩАЮТ Друг Друга. Восхищение превосходит все виды самочувствий, является единственным со-знательным чувствованием. ВОСХИЩЕНИЕ КАК ЧУВСТВОЗНАНИЕ. Восхищение невозможно запомнить и потому оно никогда не может быть тягой к другому, что называют "любовью". Оно всегда подступается ИЗНУТРИ-- "объяли меня воды души моей"-- и направлено НАРУЖУ, уже не водой любовного потопа, но, скорее, несравненным огненным восхищением Другим.
  Даже когда я вижу других мужчин, в их лицах я прозреваю Единственный Лик По-други моей. Другие мужчины могут удивлять, но восхищает всегда только Женщина.
  "Всякий человек имеет в мире невесту, и только потому он способен жить. У одного её имя Мария, у другого приснившийся тайный образ, у третьего весенний тоскующий ветер. Я знал человека, который заглушал свою нестерпимую любовь хождением по земле и плачем. Он любил невозможное и неизъяснимое, что всегда рвется в мир и никогда не может родиться" (А. Платонов.).
  Мужчина и Женщина. Опасное заблуждение назвать каждого Человеком. Заблуждение, что приводит к усреднению женского, усреднению мужского, вплоть до фактической неразличимости РОДОВ в усредненной "человечности". Как избежать этого усреднения? Отвечать за Человека всей своей индивидуальной конкретностью, своей памятью и разумением, не более. Предлагать Человечность как Данность факта, значит ставить конкретных Мужчин и Женщин на ПАНЕЛЬ, где разделение по Родам не актуально. Следствие-пошлое существо среднего рода у которого, если есть половые различия, они ничего не говорят о РОДЕ его, он принесен в жертву Роду "Человеческого".
  Мужчина и Женщина два сознательно-чувствительных-исключи-тельных СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ. "Человек" это одно из Прилагательных, которое каждый может применять по своему усмотрению, МОДУЛИРУЯ СВОЁ СУЩЕСТВО ДЕЛА.
  Определяя РАЗМЕРНОСТЬ СЕБЯ как РОДОВОГО Существа, мы получаем эквивалентные ПРОЕКТИВНЫЕ определения предстоящего нам Существа другого Рода. Этими определениями мы ОКЛИКАЕМ неизвестное нам Существо согласно собственной природе, её функциональных уровней.
  Кто Я есть? ЖЕНИХ и МУЖ и ОТЕЦ и СЫН и БРАТ и, в целом-ДРУГ перед ПОДРУГОЙ. Шесть определений, вполне достаточных, чтобы быть существом ШЕСТОГО ДНЯ ТВОРЕНИЯ. Мифическому Человеку на смену приходит ДРУГ с квинтэссенцией РОДОВЫХ само-организующих определений, высшее из которых БРАТ. Действительное Существо ИСТОРИИ, преодолевшее массу истерических определений. Брат окликает Брата и Сестру(свою женщину). Ни "царь", ни "президент", ни "гражданин" не превосходят БРАТА.
  Жениху необходима Невеста. Жених есть уникальное существо ЖЕЛАНИЯ. Изначалие Жизни, в котором, неопределенность стихийных сил сведена к существу дела. Жениху извне представлено НЕВЕСТЬ ЧТО обладающее беспредельной манящей силой для сосредоточенного в себе Желания. Желание, если не растерзано собственной неопределенностью множественных мотивов, жаждет исключительно Существа "невесть чего". Сознание, определяющее существо желания как Жениха, направляет его к Невесте. Отношения Жениха и Невесты либо Со-знательны, либо Невеста РАССЫПАЕТСЯ на множество своих проявлений. Теряется Существо Дела. Когда Жених сознает своё КОНЕЧНОЕ Желание, он НАПРАВЛЕН к Невесте. Признание неизбежно. Признание, что вводит Жениха в измерение Мужа. Жених-существо безвременья, вместо Времени интенсив Желания. Муж и Жена СОЗДАТЕЛИ ВРЕМЕНИ как РИТМА взаимодействия своих Влечений.
  Почему в сказке Невеста лежит неподвижно в стеклянном гробу? Потому что действует всеобъемлющее МЕЧУЩЕЕСЯ Желание. Сознание, словно стекло, хранит ЗАПРЕДЕЛЬНОЕ ему, кажущееся неподвижным. Именно в "неподвижном" предстоит Жениху УГАДАТЬ свою невесту и разбудить своей Любовью(предельным желанием).
  Отношение жениха к невесте не либидозное, но МЕЧТАТЕЛЬНОЕ, потому никакой психоанализ не в состоянии его прояснить, улучшить. Либо Жених брошен невесть куда и единственное спасение в Мечте, в которую трансформируется его Желание, либо он ещё не жених, но мечущаяся неопределенность. Жених проблематизирует желание.
  Муж, как Мера Желания, обращен к Жене, как ЗНАЮЩЕЙ ЖИЗНЬ. Предстоя Жене Муж знаменует состоятельную, совершенную ВОЛЮ и Жена ОБРАЗОВЫВАЕТ её, ОСВОБОЖДАЕТ Мужа от НАПРЯЖЕНИЯ ВОЛИ.
  Отец и Мать выражают ИСПОЛНЕНИЕ Воли. Стать Отцом, значит достигнуть конечной цели человеческого существования. Трехмерного. Кто круче ОТЦА? Кто ближе МАТЕРИ? Отчее откристаллизовалось в Религию Бога-Отца-Творца, материнское-в материализм и его законы.
  Где Мужчина заканчивает себя ЗАЧАТИЕМ другого существа, там он начинается как Отец. Отец длит себя как ИСХОДНУЮ ПРИЧИНУ в жизни Детей, духом причинности сопровождает их становление в мире. Дети, повторяют три ступени человеческого призвания. Любовь мужа к жене здесь становится по преимуществу БЛАГОДАРНОСТЬЮ , благословлением жизни детей. Дети ВОСХИТИТЕЛЬНО ДОРОГИ для ОТЦА и МАТЕРИ. Если Любовь, приведшая к Зачатию, не ограничивается физическим удовлетворением, но включает в себя глубочайший МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ интерес к Личности Другого(эрос), такая любовь не пресекается, ПЕРЕКЛЮЧАЯСЬ на Любовь к Детям, но порождает СВЕТ Любви, в котором Дети вполне БЛАГОДЕНСТВУЮТ и не тянут на себя родительскую любовь. Матери, пожалуй, труднее всего отрешиться от материнской любви к ребенку, которого она выносила, помочь может только её любовь к мужу как Богу. Только Бог в состоянии преодолеть власть материи. Быть Отцом, значит быть Богом. Муж ОБОЖИВАЕТ Жену. Жена ОБОЖАЕТ Мужа.
  Отец и Мать вот два определения ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ПОЛИ-ТИКИ. Либо я обращаюсь к Главе своего Государства как нераздельному с Существом Моего ОТЦА, либо это пустая голова, фетиш для поклонения, означенное ложного культа, насильственной государственнности.
  Отец, способный пробудить в Сыне Авторитарную Волю, тем благословляет его. Авторитарна она только в отчем Слове, преемником которого является Сын.
  Сын ЗНАМЕНУЕТ ЕДИНСТВЕННУЮ субъективность. Сын ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ, то есть ОТЧИЙ, есть РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ, в ДОЧЕРНЕМ АСПЕКТЕ МНОЖЕСТВА С-ЛИЧЕНИЙ. СЫН ИМПЕРАТИВЕН, в отличие от демократизма, плюрализма, равноправия ДОЧЕРИ.
  Сын Отца создает культуру ОТЕЧЕСТВА, вполне ПАТРИ-АРХАЛЬНУЮ. Сын Матери создает культуру РОДИНЫ, вполне МАТРИАРХАЛЬНУЮ. Сын РОДИТЕЛЕЙ создает культуру МИРА, когда Родители БЛАГОСЛОВИЛИ его СВЕТОМ ЛЮБВИ СВОЕЙ ДРУГ К ДРУГУ. Такой БЛАГОСЛОВЕННЫЙ СЫН опирается, возможно, не на своих ближайших маму-папу, но на ВОСПОМИНАНИЕ о Любви МИФИЧЕСКИХ гросмутер и гросфатер-- Адама и Евы.
  Отец и Мать формируют МОРАЛЬНО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ в жизни своих детей. Ущербный Род возникает там, где глушится ПАМЯТЬ о ВЕЛИКОЙ ЛЮБВИ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ, подменяется разнообразными полезными знаниями о мире.
  Радикальное отличие инициатив Отца и Матери(акцент на идеальное и акцент на материальное) обеспечивает Жизнь ВЕЛИКОГО РОДА. Идеальность Матери заключается в ее странной Любви к ПРИЗРАЧНОМУ Существу Мужа своего, Материальность Отца в его Любви к Материальному Существу Жены. Физическая материальность не истаивает в просторах сновидений, но СОХРАНЯЕТ И ДЛИТ себя, что вызывает чрезвычайное благоговение в призрачном легковесном существе Мужчины. В ОТЦЕ и МАТЕРИ благополучно стыкуются ИНСТИНКТ СМЕРТИ (риска) и ИНСТИНКТ САМОСОХРАНЕНИЯ (жизни), ВЫСШЕГО и ВЕСОМОГО.
  "Инстинкт смерти это очаг возникновения духовных слоев психики, в которых зарождается совесть. Материнский инстинкт схватывает и облачает бессознательный инстинкт смерти в эстетические формы сознавания" (Г.Веков). ПРОТОМАТЕРИАЛЬНОСТЬ НАТУРАЛИЗУЕТ (нетер-боги) инстинкт смерти в ТЕЛО СПОСОБНОЕ ЖИТЬ ВЕЧНО. Что несомненно.
  Что значит "будьте как Дети"? Отнюдь не распущенность, детские шалости, инфантильную безответственность. Кое-что другое. ВОЛЕ ДЕТЕЙ ВЛА-ДЕТИ МИРОМ. Дети это, прежде всего ОТНОШЕНИЯ БРАТЬЕВ И СЕСТЕР. Как императивность единственного (сына или дочери, здесь не важно) сталкивается с самоволием Другого? Чем разрешается такое столкновение? В Дочернем(множественном) аспекте сличений возможны всего только два варианта: либо Рознь и некое "законное" равноправие, либо СБЛИЖЕНИЕ через ПАМЯТЬ об общем ОТЦЕ. "Закон" возникает как ложная память об отце, заместительное начало живой связи с отцом. Память об Отце отнюдь не ТЯГА к ВЛАСТИ Отца, запечатленная в авторитетных ЗНАКАХ Закона, как бы продолжающих власть Отца, но в ПРОБУЖДЕННОЙ СИЛЕ СОБСТВЕННОГО ДУХА, синициированного Отцом.
  Дочь и Сын, Брат и Сестра, инициированные духом Отчизны и посвященные мудростью своей Родины, выражает ВЫСШИЕ ИЗМЕРЕНИЯ человеческого Родового Существования, ПРЕВОСХО-ДЯЩИЕ ТРИ КОРНЕВЫХ измерения.
  Христианство как ВЕСТЬ СЫНА исчерпывается в ДОЧЕРНЕМ измерении ЧЕЛОВЕЧЕСТВА и обращается в РЕЛИГИЮ МИРА как ЗАЧИНАЮЩУЮ БРАТСТВО. Братство есть восхитительный АЛХИМИЧЕСКИЙ опыт, в котором Человек действительно ПРЕОБРАЖАЕТСЯ в Существе своем. Человечность в СЕСТРИНСКОМ измерении есть КРУГ ИЗБРАННЫХ, тех в ком не пресеклась память Рода. Расовое меньшинство, отличное от массового большинства.
   "...в случае брака самое большое значение имеет не пустое слово "довеќрие", а его повседневная сила и действенность. По этой причине мы и сказали, что вера в брак дается труднее, чем вера в Бога, тем более что слово "вера" в его обычном сочетании со многими другими словами уже деградировало. Лишь когда мужчина и женщина могут стать супруќгами, дочь и сын будут видеть в них своих отца и мать и по этой приќчине смогут увидеть себя в качестве брата и сестры в зеркале чистоты своих родителей. Группа, создавшая это, изменила естественный ход событий. Конечно, половое влечение - это в определенном возрасте сильнейшая человеческая страсть. Но язык, присваивая титулы "супќруг" и "супруга", подчинил себе природу. Он открывает тем, кто веруќет, новый способ жизни, который различает пол, исходя из некотороќго единства". (Розеншток Хюсси)
  
  
  89. СОБСТВЕННОСТЬ И ОБМЕН.
  В ДЕНЬ ГИ бели деньги были последней наградой последнему человеку.
  Собственность в виде ДЕНЕГ, настолько захватила умы людей, что не остается ВНИМАНИЯ для различения СОБСТВЕННОСТИ как таковой, истинной, и собственности опосредованной Деньгами, скрывающими Истину. Та сторона Денег. что обращена к ОБМЕНУ, называется Валютой. Валюта не есть личная собственность. Но, собственно, и Деньги условная собственность. Лишить их возможности участвовать в Обмене, а тем более, уничтожить, с точки зрения законов, что на стороне тех кто ПРОИЗВОДИТ денежную массу, является преступлением.
  "Государство имеет кредит. Дистрибуция производится посредством маленьких кусочков бумаги. Если вы не будете следить за всем этим, вы станете рабами. Если вы не знаете, как они делаются, кто их делает, кто их контролирует, вас надуют со всяким заработком, как надували миллионы когда-то живших людей испокон веков и так, как надувают миллионы ныне живущих. Мечом "можно защищать пахотные земли", ... и т.д. ... от чужеземных завоевателей, но не от хитрости ростовщика. Против ростовщичества мечом не воспользуешься.
  Ни банки, ни правительство не являются необходимым предварительным условием для существования денег. Банки не производили единообразной или стабильной валюты. На самом деле они сделали все возможное, чтобы разрушить такую единообразность и стабильность ради собственного пуза, движимые непомерной жадностью, необъятным невежеством и нечеловеческой бессердечностью по отношению к любым человеческим нуждам, к любой форме человеческого несчастья и презирая все виды вежества, все виды искусства и науки. Последняя половина девятнадцатого века в Америке лицезрела по преимуществу огромные хари искателей наживы. Бумажки с неимоверной циркуляцией профанировали литературу и сбивали цену любому человеческому мотиву кроме алчности, любой человеческой способности кроме поглощения.
  Государства ослабевают или попадают в руки невежд и мерзавцев. Банки пытались задушить общины, над которыми у них имелась кровавая и вооруженная власть милиции и полиции, вооруженных пулеметами, огнеметами и газовыми бомбами; вменяемые люди и свободные торговцы выпустили свои собственные бумаги и металлические принадлежности для обмена и отчетности и будут поступать так и впредь, везде, куда проникнет свет разума и где дух человечества сосуществует с минимальным необходимым знанием.
  Именно дьявольский капитал, нашедший убежище за имуществом, сгубил весь мир. Капитал-это залог услуг, предоставляемых другими людьми.
  Чтобы вознаградить другого человека за вынужденную помощь, мы должны одарить его чем-то более полезным, нежели веревка вокруг шеи. И когда мы предлагаем помощь нашему соседу, мы должны выказать больше сообразительности, чем ту, которой достаточно для просовывания его головы в петлю.
  Нельзя конвертировать землю в деньги, но только извлеченные из нее продукты. Все ошибки, касающиеся земли, имеют параллели в промышленности. Многие люди были обделены землей; сейчас их могут обделить фабриками, "обделить заводами".
  Сущность имущества радикально (в корне) отлична от сущности капитала. Унаследованная терминология фальшивой экономики служила и дуракам и дьяволам. Такие фразы, как "капитал в форме чего-то", вводят в заблуждение. Правильно понятый капитализм - это нечто жидкое. Существует большая разница между тем, что налагает арест на имущество и на услуги, предлагаемые другими людьми, и тем, что либо представляет собой нечто полностью нейтральное и пассивное, либо потенциальную ответственность, всю тяжесть которой несет на себе владелец. Земля простаивает вспаханной под пар, дома загнивают с разной скоростью, промышленные заводы обесцениваются из-за распада и застоя в то время как изобретения минуют их. Прирост accoциации-это не ростовщичество. Чтобы ясно видеть, следует отделить капитал от всего, что капиталом не является. Как только тратятся деньги, какая бы вещь ни покупалась, она будет уже не капиталом, но имуществом; она обладает по крайней мере тремя возможностями: вы можете хранить ее, использовать или потерять. Много обширных и тяжеленных книг заканчивались путаницей из-за неспособности понять, что имущество и капитал радикально отличны. Имущество не предполагает порабощения других.
  Экономика-это как у Евклида или в физике; если не понимать простых принципов, вы будете делать ошибку за ошибкой, но если у вас имеется несколько очень простых концептов, вы можете трезво конструировать и без особого обучения.
  К деньгам относились не только как к товару, но их наделили привилегиями более, чем все остальные виды товаров. Это было ужасающей несправедливостью. Свободные люди не станут терпеть этого и в течение часа после того, как все поймут". (Эзра Паунд. Удар.)
  САМ СЕБЕ СВОЙ=СВОБОДНЫЙ и СВОЙСТВО его есть его СОБСТВЕННОСТЬ, как ОСОБЕННОСТЬ выраженная в органичной СВЯЗНОСТИ САМОСОЗНАНИЯ с Существом САМОВОСПРИЯТИЯ. Собственность как ОСОБЬ САМОВЫРАЖЕНИЯ может быть ТВЕРДОЙ ВАЛЮТОЙ, то есть участвовать в ОБМЕНЕ без обмана. Почему? Да потому что ОСОБЬ есть АБСОЛЮТНО ТВЕРДОЕ ТЕЛО. Тело которое не ест, не вмещает в себя других. Не потребительское. Не разменное. Не подлое. Не стираемой в обмене чеканкой самобытности.
  "Само собой" понятная идея "собственности" понятна только на поверхности. Стоит углубиться и неизбежна встреча с Чудовищем действительной "само собой особенной собственности", СЕБЯ с САМИМ. Чтобы подружиться с этим чудовищем и не отшатнутся в ужасе к поверхности предметного понимания, где осуществляется обманный обмен симулякрами, необходимо вникнуть в систему различения значимых мер СОБСТВЕННОГО. Собственностью можно РАСПОЛАГАТЬ, можно ИМЕТЬ, ПОЛЬЗОВАТЬСЯ, РАСПОРЯЖАТЬ-СЯ, ОБЛАДАТЬ. Квинтэссенция значимого. Располагание собственно-стью вполне зрительно-даже хватать руками не обязательно. Каждый располагает целым Миром Своим, даже если его предметная раздельность простирается в недосягаемую бесконечность. Имение уже есть некое стяжание, суммирование, внимание к тому что ЛЮБО всецельности мирового существа. Зрительный аспект здесь уступает место со-звучному. Мы имеем вещь, когда даем ей ИМЯ, она звучна для нас, мы сами имениты ибо звучны.
  Деньги, как и прочие установочные эквиваленты ценности нездорового общества, общества где господствует кучка алчных лжецов над доверчивыми простаками, стремятся вытеснить САМОБЫТНОЕ, то есть истинное. Удушить, погасить его, обратить в типичное, повторяющееся, размножающееся, самодовольное. Обратить всякое ИМУЩЕСТВО, что укрепляет ИМЕНИТОСТЬ ОСОБИ в КАПИТАЛ. Капитал и его "законы" своеобразная гильотина, что отсекает головы ОСОБО высовывающиеся и заменяет их ПУСТЫМИ. В пустую голову можно вложить любой модус алчности и управлять им.
  Деньги как Знак НУЖДЫ, свидетельствуют о неблагополучии человеческого существа, его несостоятельности в Бытии. Ум, не замечающий собственной ущербности, но обналиченный большими деньгами, возможно, за свои специфические таланты(талант-разменная денежка), иронизирует над "бедным": почему ты такой умный, а бедный? Именно БЕДСТВУЮЩИЕ и замечают "бедность", "неудачливость" в других, тем как бы утверждаясь на стороне "процветающих".
  Действительно ПРОЦВЕТАЮЩИЙ живет в мире ИЗОБИЛИЯ и не видит "бедных", но ОСОБЫЙ МОДУС СУЩЕСТВОВАНИЯ КАЖДОГО. Если замечает СРОДСТВО, вступает в ОБМЕН. Обмен ЗНАКАМИ ИМЕНИТОСТИ. Что в Имени Твоем? Уныние Духа единственная бедность, освободиться от которой можно участвуя в ОБМЕНЕ Знаками иного рода, нежели Деньги и материальное богатство. Собственно, и окликнуть, позвать другого для участия в Обмене можно по Имени или же по псевдо-ниму, кличке, прозвищу, этикет-ке. Все ли ИМЕЮТ ИМЯ? Нет. Но КАЖДЫЙ ИМЕНИТ, когда назван по Имени. Имени СОБСТВЕННОМУ. СОБСТВЕННИК-ИМЕНИТ, УЧАСТВУЮЩИЙ В ОБМЕНЕ ЗВАННЫЙ. ЗНАТНЫМ, что ИМЕНИТЫ и ЗВАННЫ, мое ПОСЛАНИЕ.
  Именитый на стороне ОСОБОГО Означающего. Званный на стороне ОСОБОГО Означенного. Знатный-ОСОБЫЙ Знак. Знатный и есть, собственно, НЕРАЗМЕННЫЙ РУБЛЬ. Как Именитый он посылает его ОТ СЕБЯ(выпускает свою денежку), как Званный получает его обратно, вкупе с той ОСОБЬЮ к которой был послан. Свод моего Послание и есть знак Именитости, призванный УМНОЖИТЬ мою СОБОРНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ, СОБРАНИЕ ИМЕНИТЫХ. Капитал, особого рода, как антикапитал, призванный аннулировать актив разменных безликих денег.
  Находясь в особой интимной связи с особыми знаками человеческой культуры, буквами, каждый в состоянии стать исключительно богатой ОСОБЬЮ, то есть способной к ОБМЕНУ РАВНОЗНАТНЫХ. Обмену авторскими Посланиями.
  Позиционирование Товар-Деньги соответствует отношению воспринимаемого и значимого. Деньги способствуют развитию количества и качества Товара, однако еще не МОДУЛИРУЮТ Товар, поскольку сопровождают не вполне товарный вид производителя товара, незрелость его мотива,но и ращение его по вертикали (протестантское). Позиционирование Товар-Дар говорит о способности создавать совершенный Товар как Товарищество. Товар модулируется его способностью быть Даром, быть ценным кому-то из круга Товарищества. Деньги исчезают в тот момент когда Товар становится Даром. День-ги-бели отменяется.
  
  Можно заметить, что Существо Женщины есть БОЛЕЕ СКОНЦЕНТРИРОВАННОЕ в СЕБЕ, САМОЗНАЧИМОЕ, чем Существо Мужчины. Мужчина, Существо более ДАЛЬНОРУКОЕ, прибегающее к помощи отдельных от ОБРАЗА ЛИЧНОСТИ знаков, установок. В ПЕРСПЕКТИВЕ ВЫРАВНИВАНИЯ ОБМЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ САМОРОДНЫХ СВОБОДНЫХ СУЩЕСТВ МОЖНО РАЗГЛЯДЕТЬ(разгладить) ОБРАЩЕНИЕ ТАКОЙ СПЕЦИФИКАЦИИ(связанной с рождением детей матерью)в ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РОДОВУЮ РАЗДЕЛЬНОСТЬ В КОТОРОЙ МУЖЧИНА НАУЧАЕТСЯ БЫТЬ БУКВОЙ ВОЛЯЩЕГО СМЫСЛА, ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНОГО ПО-ВЕДЕНИЯ, А ЖЕНЩИНА, ВОБРАВ В СЕБЯ ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ИСТОРИИ, НАУЧАЕТСЯ НЕ КОКЕТСТВУ, НО САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЗНАЧИМОСТИ, ОБЛАГО-РОЖЕННОЙ ДОСТИЖЕНИЯМИ МУЖЧИН, ТО ЕСТЬ ПРЕ-КРАСНОМУ. Обменявшись специфическим наследием, каждый подступается к другому ещё более радикально ОСОБЕННЫМ образом. Становится совершенно недоступным для понимания(умственного поедания), а значит ЧУДЕСНЫМ. При этом каждый расширяет собственную базу ЗНАЧИМОГО, НАЖИВКУ для другого. Наживку ОСОБОГО рода, не для заглатывание существа дела, но для УЗРЕНИЯ СУЩЕСТВА ДЕЛА.
  ПОНЯТЬ Существо другого Рода СОБОЮ, значит ПРИЗНАТЬ его в ГЛУБИНЕ его неисповедимой Самобытности, то есть ПЕРЕСТАТЬ ПОНИМАТЬ, но только НЕНАСЫТНО ВОСХИЩАТЬСЯ ИМ КАК ЯВЛЕНИЕМ БОГА.
  ВОТ СОБСТВЕННО И ВСЁ.
  
  91.ИСТИННОЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ.
  Истинное воистину стоит того, чтобы полагать его не умозрительной абстракцией, но формами СКЛОНЕНИЯ НАСТОЯЩЕГО, состоятельного и вполне конкретного СУЩЕСТВА ДЕЛА. Истинное как истинные СКЛОННОСТИ, которые, в отличие от ложных, не обращаются в ПО-КЛОНЕНИЕ кому-либо, но выражают ВИДЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО и УСТОЙЧИВОГО в себе Человека. Как некие СТАТИЧЕСКИЕ фигуры обращения к Другому. Подобно Знакам Письма. Истинное как Склонность мы знаменуем лёгким КИВАНИЕМ ГОЛОВЫ при ВСТРЕЧЕ, в котором не поклонение Другому, но выражение своей глубочайшей Склонности к Существу Другого. Такая Склонность проистекает только из ЗАКОНченного САМОСОЗНАНИЯ (вор в законе).
  Пока "Другой" является предикатом, только ПРИЛАГАЕТСЯ к известному, склонности человеческие МНОЖАТСЯ. Так что человек становится существом ЗАБЛУЖДЕНИЯ в дебрях разнообразных склонностей своих. Словно тысячи женщин вокруг одного мужчины, у каждой есть своя особая привлекательность. Начинается поклонение МНОЖЕСТВУ. Разменивание Существа Дела на неистинное, обращение его в прах статистических величин. Полное ошизение.
  Современный "демократизм", "плюрализм", "гуманизм" и есть такие формы СКЛОНЕНИЯ перед множеством единичных существ, в которых теряется ДОСТОЙНАЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОСТЬ самобыт-ного человеческого существа.
  В паре ПРАВДА-ИСТИНА, мы разъяснили Истину как ОТНОШЕНИЕ ЕДИНСТВЕННОЙ(абсолютной) Правды к Правде Другого. Как некую Теорию ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ. Здесь же мы показываем ИСТИННОЕ как некую РАЗМЕРНОСТЬ позиций Правды, освидетельствование её согласно несомненному внутреннему безмятежному началу перед Другим. "Клянусь говорить Правду, одну только Правду, ничего кроме Правды". Правда это не только отчет о фактическом положении дел, но и ПОКОЯЩАЯСЯ НАЧАЛЬСТВЕННОСТЬ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮЩЕГО её, честность перед самим собой. Демократия, как и псевдодемократия проповедует не Начальственность КАЖДОГО, но "законопослушность", терпимость друг к другу.
  Истинное не умозрительно именно в силу своей ЯСНОЙ ПРЕДСТАВЛЕННОСТИ Другому. Истинное создает СИНТАКСИС ПРЕДЛОЖЕНИЯ, того предложения, что не замкнуто в значении информационного сообщения, но ПРЕДЛОЖЕНО, вернее сказать-ПРЕДСТАВЛЕНО, и ИЩЕТ Необходимый ОТВЕТ. Истинное создает ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за Предложение, не позволяя ему теряться в черной дыре информационного поля. Это удается если Предложение не оторвано от его АВТОРА, по существу, бессмертного Аватары.
  Предлоги и Окончания-вот основания Истинного. Предложено нечто ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ, но, при этом не ставшее авторитетным Ответом, вписанным в копилку "общечеловеческого", но НЕ-УСТАННО, НЕИСТОВО ищущее Ответ со стороны Другого. Только такой Ответ ВОЗОБНОВИТ АКТИВ ПРЕДЛАГАЮЩЕГО. Иначе он со своим Окончательным Предложением подобен мухе застывшей в янтаре. Ян-таре ЯСНОГО ПОНИМАНИЯ. В Я-сознании.
  И-СТО, И-СТО-ВО. И СТО пар слов РАЗ-ЯСНЕНИЕМ ПРЕД-ЛОГА и ОКОНЧАНИЯ. КАЖДЫЙ СОГЛАСНЫЙ С СОБОЙ есть ИСТИННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. КАЖДОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОГЛАСНОГО С СОБОЙ, ГЛАСНО, то есть несогласно ДЛИТЬ абсолютное согласие с собой (нарциссизм). СОГЛАСНОЕ ОКАНЧИВАЕТСЯ ГЛАСНЫМ (несогласным). Именно в ОКОНЧАНИИ Человек удостоверяет окончательно свою ИСТИННОСТЬ как существа МИРА. Но ДОСТОВЕРНОСТЬ не подменяет собой истинное, а выражает КРАЙ ИСТИННОГО. Странный Край, ГОЛОСЯЩИЙ падежными окончаниями. Глас вопиющего в Пустыне. СЛОГ.
  АМ-БА. С-АМ БЫ НАМ БЫ. НАМ БЫТЬ.
  ИСТИННОЕ и ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ выражены в Языке СКЛОНЕНИЕМ И СПРЯЖЕНИЕМ. Истинное утверждается в Существительном, ограненном Предлогом и Окончанием. Действительное утверждается в Глагольном СОПРЯЖЕНИИ Существующих. В глагольной связке "ЕСТЬ". ЕСТЬ словно подхватывает КОНЕЦ, брошенный ИСТИННЫМ. ИСТО-ЕСТЬ. Пока галдят разные склонности плюрального человека, глагол-связка помалкивает-фигурой умолчания и ПРЕЗУМПЦИЕЙ НЕВИНОВНОСТИ КАЖДОГО. В дебрях непрерывного плотного обуславливания склонностями, глагол-связка только ПОД-РАЗУМЕВАЕТСЯ. Как бы пребывает в под-полье РАЗУМА.
  Белинский писал Бакунину: "В горниле моего духа выработалось самобытно значение великого слова действительность <...> Я гляжу на действительность, столь презираемую прежде мною, и трепещу таинственным восторгом, сознавая ее разумность, видя, что из нее ничего нельзя выкинуть и в ней ничего нельзя похулить и отвергнуть"
  В Формуле ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ глагол-связка ЕСТЬ-главное действующее лицо. С одной стороны, в ЕСТЬ со-держится СОПРЯЖЕНИЕ чего-либо существующего с его собственным БЫТИЕМ. Такое СУЩЕЕ уже есть истинное Событие. Сопряжение отнюдь не тождество. Сущее и Бытиё не одно и то же. С другой стороны, ЕСТЬ предполагает КОМУ пред-ставлено Событие. Событие может быть ОГРОМНЫМ, некое всемирное ОМ, что бесконечно притягательно для многих, но СВЯЗЬ глагола-связки ИНОГО РОДА, такая, что ЗНАЕТ РАЗДЕЛЬНОСТЬ Сущего, но не в измерении себетождественности, но в СО-БЫТИЙНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ. ОМ здесь разомкнуто в МИР. ОДНО всегда ПРЕДСТАВЛЕНО ДРУГОМУ.
  Полноценный СИНТАКСИС ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ не ограни-чивается констатацией События, но раз-мечает его как СО-БЫТИЁ. Событие только опора для Действия ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Является ли действительным высказыванием "идет дождь"? Конечно, нет. Здесь "дождь" замкнут на себя-"дождь есть" и это его "есть" не глагол-связка, но УДОСТОВЕРЕНИЕ наличности. Удостоверение НИКОМУ. Просто "идет дождь". "Идет" здесь ПРИЛАГАЮЩАЯСЯ к дождю характеристика его, движение дождя, но не ГЛАГОЛАНИЕ Дождя КОМУ-ТО. Он ни с чем не связан, как бы висит в пустоте. Такое высказывание никак не может устроить того, кто ищет ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. Тот кто НАХОДИТ его, говорит ЕСТЬ, словно солдат получивший ПРИКАЗ. И начинает ДЕЙСТВОВАТЬ согласно полученному приказу. И вместе с ним пробуждается ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ.
  Средства массовой информации развешивают множество таких висящих в пустоте "предложений" и все они обманки. Вот реклама-"придите к нам, мы сделаем вас счастливыми"-ты соблазняешься, идешь и попадаешь в коридоры логики ПУСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ, в которых отсутствует ОТВЕТСТВЕННОЕ ЛИЦО, а значит невозможно Со-бытиё. Журналисты, что, пользуясь "свободой слова" информируют население обо всем на свете, почему-то избегают СВОЕГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ СВОЕМУ ДРУГУ, своему другому, где необходимо выразить "ГУР НА ЛИСТ". Гур, Гор, Хор, гордо, хорошо, глубоко верно, из собственной Нутри, а не, надев маску объективного свидетеля. Есть передачи, где внешне "запрещается" реклама, однако более внимательный взгляд замечает за запретом рекламы одного вида заманчивую рекламу другого рода. Гражданин, что идет к чиновнику отстаивать свои права, оказывается также в лабиринтах пустого предложения. Усталая душа, что идет в церковь, в логово священника, также промахивается и вместо Действительности попадает в обаятельное поле абсолютно БЕЗОТВЕТСТВЕННОГО Бога. В лоно его непостижимого "милосердия". Здесь человек окончательно ТУПЕЕТ.
  Истинным человеком можно назвать то МУЖЕСТВЕННОЕ существо, что СМЕЕТ отстраниться от обобществленной и обобществляющей "истины", что способно ВЫСТОЯТЬ напряжение своего полного ОДИНОЧЕСТВА, не соблазниться обманками "человечного", фактическим положением дел. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ же ДЕВСТВЕННА именно УДЕРЖАНИЕМ от кровосмесительного СЛИЯНИЯ разнородных истинных существ. СДЕРЖАННОСТЬЮ, КАЖДОГО, ПРЕДСТАВЛЯЮЩЕГО ТОЛЬКО СЕБЯ и не более. ТОЛЬКО ДЕВСТВЕННОСТЬ ВОИСТИНУ ЧЕСТНА.
  Если с 15 века до конца 19 неистинное подступалось к человеку изнутри его самого, как некое безумие, ищущее и вовне чудовищные, химерические, завораживающие формы свои. Чудовище рвалось наружу и, наконец, вырвалось. Пример чудовищных мировых войн. Но, оказавшись снаружи, оно словно лишилось своей магической силы. Прилепившись к "человеку", оно обесточило и человеческое существо. Ни божественное, ни дьявольское не несет в себе ныне драматического величия. Кругом "царство" демократии. Вот дерьмо. Деньги заменили и грозного Бога и его Противника. Заслоняя собою СУТЬ истинного обращения друг к другу.
  Метафизики и философы отчаянно пытаются отстоять права трансцендентной реальности, интуитивно понимая в ней ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ. Девственную, не запачканную, не захва-танную человеком. Его рациональностью, его сексуальностью, его агрессивностью, безудержными аффектами, эмоциями.
  Что мы сейчас имеем? В чем БЕЗУМИЕ, то есть НЕИС-ТИННОСТЬ современного массового человека? В мелочности мотиваций, отсутствии ДРАМАТИЧЕСКОЙ НАСТОЙЧИВОСТИ САМОБЫТНОГО НУТРА (ИНДРА). Потеря Величия ведет к захваченности сиюминутным. Если дорогие вещи и ценятся и оберегаются, то только как УСЛУЖИВАЮЩИЕ прихотям момента. Рационально организованный "прогресс" ведет в никуда. Его рациональность стремится напрочь вытеснить ПРИНЦИПЫ ЖИЗНИ. Разрастаются воплощенные образцы такой рациональности. Внешне мы видим, казалось бы, устойчивые формы прогресса, но приглядевшись к конкретному человеческому существу, замечаем словно некую ПРОКАЗУ в нем-зараженность событием никогда не дозревающим до ИСТИННОГО. Настойчивости еще хватает для того, чтобы ДОБИТЬСЯ чего-либо-в спорте, политике, на сцене, на исповедание же собственной ПРАВДЫ сил уже не хватает. Это отражается в ЯЗЫКЕ.
  Послушав, что говорят люди, вместе и поодиночке, можно прийти к неутешительному выводу о том, что человечество охватила какая-то страшная болезнь, укрепилась в его сознании, препятствует ему жить ОСМЫСЛЕННО. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЖИТЬ. Истинное предложение (команда быть), кроме конкретики обращения к другому сознанию, всегда несет в себе обратное, ВНИМАНИЕ к его формальному строю. Автор его всегда НЕДОВОЛЕН формой и склонен переформулировать его. Особенно это заметно в строе Русского предложения с бесконечным количеством запятых, словно кивающих читателю каким-то новым поворотом смысла. Даже моя скромная попытка вытеснить запятые знаком тире, дефиса,-фигурой скольжения, мало что меняет по существу дела. Надежному Предложению, чтобы быть Верным приходится прибегать к приостанавливающей и по-пятной роли за-пятых (истина-veritas=вернуться, уточнить, истово при том).
  На примере УПРАВЛЕНИЯ Рекой уточним значения ИСТИННОГО и ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО. Что есть истинная река? Что есть действ-вительная река? "Действительная" подступается к "Реке" как стискивающие её берега, обуславливая её единственное течение-речение, собственно указывая на ОСОБЬ Реки, себетождественную. "Истинная" как от-влечение (абстрагирование) разделяет реку на рукава, на множество особых течений. То есть "истинная река" всегда готова увильнуть от единственного основного русла "действительной реки", сбежать в "трансцендентное". Когда река жизни заграждается плотиной ЯЗЫЧЕСТВА, тем что Язык вместил в себя как "понимание мира", насущным становится вопрос о ИСТИННОМ. Как действительно НОВЫЙ.
  Истинная Река по смыслу указывает на единственную реку, но в ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ выделяет КАЖДОГО как РАЗДЕЛЬНУЮ ОСОБЬ связанную с другими общностью действительного ПРОИС-ХОЖДЕНИЯ и СОЖАЛЕНИЕМ о действительном разделении. Истинная Река и есть Дар Речи у КАЖДОГО. Сожаление оборачивается СОСТРАДАНИЕМ к каждому. Истинная река не ищет действительность Происхождения, но зная его, устремлена к Действительности ИЗМЫШЛЯЕМОГО ОКЕАНА СОЛИДАРНОСТИ, Русла единственной Реки, где успокоены разнородные речения. Океан ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ в поле Истинного никогда не отождествляется с действительной Речью, с действительным положением дел. Отсюда разумение "возлюби Бога, и Ближних своих". Бог знаком Истинного, для Действительности Ближних. Вот парадокс, единственный бог единственно заинтересован в РАЗВОДКЕ действительного единства. Отсюда Дар Речи Сына.
  "Истинная Река"--это СОЧЕТАНИЕ, но и жесткое СТОЛ-КНОВЕНИЕ МИРА ФАКТОВ (Пилат) и МИРА ИСТИН (Иисус).
  92. ДРУГ И ДРУЖИНА.
  Дружиной называют Команду Князя. Его Сподвижников, но и, собственно, Команду идущую от Князя. Дружиной называют Артельных работников, где каждый сам- князь. Одна для Войны, другая для Мира. Дружиной на Украине называют Жену, что дружна со своим мужем.
  Стоит отметить профанические "содружества" в которых искажается сам ПРИНЦИП Дружбы. Оформленные в рамках законного. Зарегистрированные.
  Обыватель подменяет Дружбу ПРИЯТЕЛЬСТВОМ. Приятель приятен(при Я), но рано ли поздно, ПРИ-ЕДАЕТСЯ. Приятельство длится по инерции. Приятельство неизбежно заканчивается ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ. Дружба не знает инерции, это всегда нескончаемое Приключение, скорее опасное и тревожное, чем приятное и комфортное.
  Приятель это такой "друг", что "всегда придет на помощь". Ставку делает инстинкт самосохранения. В Дружбе каждый ПО МОЩИ равен и дружить, значит рисковать принимать Решения Друга не в виде исполнения твоей нужды, но как суверенные Акты.
  Приятелями мы ДОПОЛНЯЕМ себя, чтобы легче ВЫЖИТЬ. Приятель это наш РАСЦВЕТ (Прия-богиня весны). Мы сами приятны другому, когда ПО-ТАКАЕМ ему, поддерживаем ПО-ТОК его индивидуального становления, попадаем в ритм его настроения. С помощью приятелей мы осуществляем ЭКСПАНСИЮ СВОЕЙ ЗЕМЛИ, расширяем картографию своего присутствия. Но вот беда, общая Земля при этом,-- место непрекращающихся раздоров. Все только потому, что приятелей могут объединять идеи, совершенно исключающие друг друга, что невозможно в ДРУЖБЕ. В Дружбе противостояние идей сменяется Противостоянием Личностей, вполне ДРУЖЕЛЮБНЫМ. В Дружбе мы ЖИВЫ.
  Друзья, словно ПРИШЕЛЬЦЫ с других миров, им хватает своей РОДИНЫ, чтобы еще делить между собой ЭТУ Землю. Память о своей Родине мы находим в поведении Диогена, в его Бочке. Когда Властитель предложил ему большие полномочия, он просто попросил его отойти и не загораживать солнечный свет. Именно Солнце НАПОМИНАЕТ нам о своем Звездном Происхождении. Планета (=блуждающая) Земля, не наша Родина, но место Встречи. В категорию ВРАГА мы склонны отнести каждого, кто ВЫЗЫВАЮЩЕ НЕПРИЯТЕН, активно противостоит опыту каждодневной планирующей деятельности и, противостоя, совершенно не понимаем, что же он утверждает. Закон, этикет, режим работы, всяческие расписания, все это призвано снять противостояние. Но внешне, казалось бы, снятое, оно пускает глубокие корни внутри каждого. Корни раздражения и взаимной неприязни. То, что разъедает человека изнутри. Вот задача: представить Врага, как последний и единственный Образ того, кто РАЗЛИЧАЕТ себя от любых форм отождествления, уподобления, отрицания, представительного противостояния. И в этом Различии Разливается широкой рекой Выразительного Бытия.
  Враг противостоит Приятельству. Как обратить такое противостояние в Действительность Дружины? Ценность "врага" мы замечаем, когда вникаем в смысл слова-ВРАГ-ВЕРХ-ИЗ-ВЕРГАТЬСЯ-ВЕРШИТЬ-ВЫРАЖАТЬ. По сути "враг" есть существо выражающее себя, своё ПРИ-СЕБЕ (при-я) пускающее ОТ-СЕБЯ в сторону другого. Полагать, что такое выражение (вражины) попадет в рифму с планом выражения Другого, могут только "заклинатели змей", те, кто внушили себе представление о фактическом Единородстве людей.
  Слово "друг" этимологически родственно "друдж", "душман", то есть-враг. Сюда же-- "дергать", "дерзость".
  "Любите врагов ваших"--как понимать это выражение? Если понимать Врага как ЗАВЕРШЕННОСТЬ Приятельства,--Я ПРИ Я и не более того, тогда Я есть ПЕРВЫЙ ВРАГ своему неполноценному я, ищущему приятельства и, любому другому подобному я. Любите врага как самого себя, как существо ВЫРАЖЕНИЯ своего РОДА. Враг это не только центробежный план выражения, но и непрестанная ретроспективная СВЕРКА СО СВОИМ РОДОМ. Только тогда ДЕРЗНОВЕННОСТЬ ВРАГА(=Друг) не ВРЕДИТ Дружбе.
  Все множество "врагов" с которыми мы каждодневно сталкиваемся, конфликтуем, вовсе и не враги, а только ВРЕМЕННЫЕ НЕПРИЯТЕЛИ. Истинный Враг это Я.
  Приятели могут обозначаться как "сограждане", "соотечественники", "родственники", "свои", "человечество". Много имен у Приятельства, как у многоголовой гидры. ВРАГ это тот, кто непрерывно отсекает головы. Когда остается всего одна,-- "единственный и его собственность", мы обретаем ДРУГА. Враг своим дерзновением создает Друга, пробуждает его из сна приятельства.
  Дружина это, прежде всего, ПО-ДРУЖИЕ. Отношение к Подруге другого рода есть содержательное АМБИВАЛЕНТНОЕ ЯДРО Дружины. Никто не может практически осуществлять СОДРУЖЕСТ-ВО, если не составил СЧАСТЛИВОЙ ДРУЖЕЛЮБНОЙ ПАРЫ. Когда Иисуса представляют заложником единого бога, лишая супруги, тем пытаются сделать его марионеткой тех, кто ищет властвовать среди людей. В иудейской традиции не разрешалось учительствовать, если человек не был женат. Счастливая ПАРА, совершенно неуязвима перед любыми властителями-самовластна. Она словно выпадает из всех форм соподчинительной, законной социальности. Она и есть ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО в своём Исходе.
  Править и Властвовать-разные вещи. Правит тот, кто создаёт ОБРАЗЦЫ ДЛЯ ПО-ДРАЖАНИЯ (по-дружение), прежде всего, собственным опытом жизни, собственным планом ВЫРАЖЕНИЯ и проектом ОБРАЩЕНИЯ, а не "законы", "постановления"...
  Вытесняя культ ПРИ-ЛИЧНОСТИ ОБЩЕСТВА СПЕКТАКЛЯ Культурой ПАРА-ЛИЧНОСТНОГО, мы способствуем превращению Государства, как машины насилия и "закона", в ГОСУДАРСТВО как разросшуюся СЕМЬЮ, в которой ПРАВЯТ СТАРШИЕ по РАЗУМЕНИЮ, а не должностные лица. Каждый Старший СОБСТВЕННЫМ РЕШЕНИЕМ справляется с трудными ситуациями. Должностное же лицо, при обращении к нему, отсылает либо к закону, либо к другому, вышестоящему чиновнику, так, что и концов не найдешь.
  Подсознательно понимая своё бессилие, чиновник укрепляет исполнительные органы: армию, полицию, милицию, естественно в УЩЕРБ всему остальному гражданскому населению. Чиновнику никогда не выгодны ДНД-ДОБРОВОЛЬНЫЕ НАРОДНЫЕ ДРУЖИНЫ, поскольку, по сути своей, первого, кого они "за ушко да на солнышко", возьмут коррумпированного чиновника. Честный же чиновник, невозможен в принципе, если он не Робот, зараженный механическими принципами "гражданских прав".
  В советское время (гротеск на общество Равенства) ДНД с красными повязками на руках бродили по улицам, усмиряя пьяниц и хулиганов, тем обеспечивая спокойную жизнь добропорядочных граждан. "Народное" в таких дружинах исподволь организовывалось разными "активистами" сверху.
  Мы видим АЛЬТЕРНАТИВУ засилию ментов и коррумпированного чиновника с их плоским и пошлым видением жизни (под себя) в создании САМОВОЛЬНЫХ добровольных НАЦИОНАЛЬНЫХ ДРУЖИН. Инициатива снизу, но побуждаемая СЕНАТОМ, ГОСУДАРСТВЕННЫМ СОДРУЖЕСТВОМ. СЕНАТ (=сто) это ПРАВИТЕЛЬСТВО, НАЦИОНАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ. Как ни крути, это сообщество ПОСВЯЩЕННЫХ. Нужна ли ему своя армия, милиция? Нет, поскольку весь народ, понимающий язык нации, и есть Армия. Нужна ли милиция? Нет, поскольку до-ста-точно вольной инициативы народных дружин. Нужна ли особая служба экспертов в различных отраслях народного хозяйства? Конечно же, она излишня, когда есть Хозяин, когда есть МЕСТНЫЙ РЫНОК(ринг) в самом широком смысле этого слова и самом узком практическом воплощении, а именно-укрепляющим МАРКУ Хозяина. Которая, в конечном счете, может аннулировать следы "татаро-монгольского" владычества---БЕЗЛИКИЕ ДЕНЬГИ. Даже школа может стать своеобразным местным "рингом"--рынком где нарабатываются ценные УМЕНИЯ конкретного МЕСТА ОБИТАНИЯ, с его особым культурным ЛОГОСОМ. Такое вот МЕСТНИЧЕСТВО.
  Сенат, как подлинное национальное СОДРУЖЕСТВО, не является централизующим фактором культуры, поскольку распространяет РАДИАЦИЮ своей Решительности по ГОРИЗОНТАЛИ. Старший по Разуму, не тот, кто выше тебя, но тот, у кого ЗРЕЛОЕ СОЗНАНИЕ.
  САМОЗАЩИТА СЕНАТА как Собрания, скажем в МЕСТЕ РЕГУЛЯРНЫХ ВСТРЕЧ, происходит ИНСТИНКТИВНО, ПОДРУЧ-НОЙ СИЛОЙ, но не особым МЕХАНИЗМОМ защиты сенаторов. Трудно признать такое Предложение, приходит мысль опираться на Опричников, особую группу. Увы, отсюда недалеко до накатанной колеи, привычных форм государственности. Сенат, и есть САМОУПРАВНЫЕ ОПРИЧНИКИ.. ТАМ ГДЕ ДВОЕ ВО ИМЯ МОЁ(дружина), там не вдвое, но вдесятеро увеличивается СИЛА ОДНОГО. Где ТРОЕ-в сто раз, где СТО-там МЫ СИЛЬНЕЕ СОЛНЦА. Не в использовании подчиненных нам людей мы сильны, но в СОЛИДАРНОЙ АВТОРИТАРНОСТИ каждого.
  То, что характеризует нас как ПРИ-ЯТНЫХ, проистекает из нашей ДО-ВЕРЧИВОСТИ в отношении других. Но в роли Друзей, мы становимся СУЩЕСТВАМИ ВЕРЫ и ВЗАИМНОЙ ВЕРНОСТИ. Внешне это может казаться "недоверчивостью", критичностью ко всем встречным, но за внешним планом-бьется Верное Сердце. На него и СТАВКА. Главнокомандующего.
  Сначала МЫ-это общность всего множества раздельных в восприятии предметов, затем МЫ-это общность приятельства, затем МЫ-это периферия моего Я (Мы, Николай второй), затем МЫ-это супружеский союз, затем МЫ-нация, затем МЫ-раса. Все эти моменты необходимо иметь в виду, говоря МЫ.
  НАМ никому ничего не надо до-казывать, поскольку МЫ, КАК РАСОВЫЕ СУЩЕСТВА, есть ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ СИЛЫ МЫСЛИ, мыслящей Бытие (мы-сль=мы-сила). Вместо доказательства Мы несем ПО-КАЗ и НА-КАЗ. ПО-ЭЗИЮ АЗОВ. А ЗОВ.
  СТУЧИТЕ И ОТКРОЕТСЯ ВАМ.
  93. ВОЗВЫШЕННОЕ И ПРЕВОСХОДНОЕ.
  Да возвысится каждый до главного, до головы своей. Голова же и есть Прямой Угол, где радикально меняется ракурс познания. Возвысится в существе своём означает только одно, быть загнанным в этот угол всеми обстоятельствами наличного сущего. Это действительное Возвышение, отлично от всех видов возвышения не дорастающих до главного, всегда частичных и оставляющих мотив дальнейших возвышений, восхождений, роста, прогресса и т. д.
  Возвышаясь в познании, богатстве, власти, человек упорно ПРЕОДОЛЕВАЕТ силу земного тяготения, своим вертикальным ростом, своими пирамидами, башнями, идеями, верой в высшее существо. Путь наверх всегда привлекателен для тех, кто живет в условиях тяжести. Поэты ищут ВДОХНОВЕНИЕ как возвышенное состояние души. Однако вопрос: почему же все "восходители" рано или поздно срываются с любых достигнутых высот? Как минимум, в физическую смерть, по привычке понимаемую как "естественный" процесс.
  Если не отвлекаться от единственного Возвышения единственного Существа Дела к возвышениям в чем-то, то можно осуществить Предчувствие Конечной Вершины, которая дарует ПОЛЕТ на всю жизнь. Но мозг сопротивляется, не желает, чтобы его загнали в угол, ему не выгодно перекрывать связь с "верхами". Эта начинка формировалась в человеке веками, тысячелетиями, она настойчиво "покоряет небо", строит свою вавилонскую башню. Но "Вавилон" означает Врата Бога, врата, распахнутые в Небо, небо которое везде, куда не взглянешь: впереди и позади, вверху и внизу, слева и справа, внутри и снаружи. Войти в такие врата мозг не может, сразу головокружение, полная дезориентация.
  Есть в каждом разумном существе такая Воля, над которой не властен закон тяготения и закон причинного обуславливания. Это воля Мысли РОДОНАЧАЛЬНОЙ. Главенство Мысли в состоянии преодолеть власть мозгового самочувствия. Мысль не обусловлена серым веществом. Рассудок создает предметы, возвышающие людей НАД данностью-самолеты, ракеты-однако, разумная Мысль так возвышает, что любое "над" исчезает. Воистину, возвышенный Ею, не возвышается ни над кем. В этом его ПРЕВОСХОДСТВО.
  "Ваше Превосходительство", тот, кого замечают смотрящие на него СНИЗУ, но сам он не видит никого, ни над собой, ни под собой. Только рядом, всегда и единственно РЯДОМ, куда ни посмотрит он,-- видит только Горизонт Со-бытий. Отсюда ВЫ-ПРАВЛЯЕТСЯ истинный ПО-РЯДОК вещей.
  
  
  94. БЫТИЁ И ВРЕМЯ.
  Есть БЫТИЁ и БЫТИЕ. Бытиё чего-то и что-то в Бытии. Одно есть-модус Существующего, в другом Существующее как модус Бытия.
  Есть ВРЕМЯ и ВРЕМЕНА. Время есть процесс модификации Сущего, вполне прямолинейное течение его. Времена есть модификация Бытия как Со-Бытия. Объективного исторического "времени" нет, как и "теплорода", есть Время как СО-БЫТИЕ ВСТРЕЧИ. КАК ТАК? КАК ТАКТ. Это Времена. Которые НАСТАЛИ.
  Бытие как знак ЗАВЕРШЕННОГО Сущего указывает на Беспредельность в которую Сущее БРОШЕНО. Определенность Сущего Бытием определяет его как ПРО-ЕКТИВНОЕ Сущее. Бытие, могущее определять Сущее, есть СОЗНАНИЕ. Беспредельность СОПРОТИВЛЯЕТСЯ брошенному в неё Сущему, отсюда-ПРЕДЕЛЬНОСТЬ Сущего, но и ПРИ-ДЕЛАННОСТЬ его к модусу Бытия.
  Пустозначность Бытия ведет к самоуправству Сущего, что приводит к его РАЗЛАДУ.
  Бытие есть чистая ВОЗМОЖНОСТЬ ВСЕГО СУЩЕГО СТАТЬ СУЩЕСТВЕННЫМ (бы-бы-ть). Мы знаем возможности реализующиеся в ТЕЧЕНИИ Времени, в Сущем, но Возможность, открывающаяся в КОНЦЕ времени, СТРАШИТ и потому она всегда сохраняется девственной целиной, неиспользуемым в обычной жизни ресурсом. Только перед лицом конца сущего, может высветлять себя СУЩЕСТВЕННОЕ.
  Существенное выражает себя в знаках Нового Времени. Его то и имеем в виду. Это Время, как ПРЕ-БЫВАНИЕ за пределами возможностей данного Сущего, раскрывается в РИТМЕ СО-БЫТИЯ СО-СУЩЕСТВУЮЩИХ. Что значит Существующий? Значит вобравший в себя тотальность Сущего. Он словно ЖАР-ПТИЦА (гаруда), соЖРАвшая объективность мира и выступающая всегда действительно ЗА ПРЕДЕЛЫ ДАННОГО и его исторических возможностей. О многих вещах можно сказать, что они СУЩЕСТВУЮТ это), но стать СУЩЕСТВУЮЩИМ(есть)-нечто исключительное. Существующий более не обрастает своими прилагательными-определениями, к нему не пристают никакие идентификаторы, именно для такого Существующего открывается нечто СУЩЕСТВЕННОЕ "не от мира сего". Он Завершен как Сущее и открыт к Совершенству Существенного.
  Бытием, о-бы-чинно называют существование во Времени, либо положительную Данность Сущего. От такого положительного понимания попробуем перейти к Новому Бытию, вид на которое открывается с вершин обыденности. Новое Бытие открывается как Не-бытие ибо останавливает, утишает Время как Понимание Истории. Историческое Время ЗАМИРАЕТ в Новом Бытии, сходит на нет. Словно выпита чаша и дел больше НЕТ. Знак такого Бытия обнаруживается как Откровение давно Забытого. Он забавен и свеж, как в Первый День Творения.
  Он необходимо СОЧИНИТЕЛЕН, поскольку, обнаруженный некой негативной Интуицией как несоставное ВСЁ отрицающее понятие("я такая пылинка праха, что посмел восстать против звезд, против солнца, против Аллаха"-Дж. Руми), даже отрицающее себя как понятие, он становится некой КАТЕГОРИЧНОСТЬЮ(термином, категорией) Нового Разума с его составными понятиями, Разум, провозглашая Бытие как Неданность, любую Данность как Небытие, тем заявляет Силу создающую Данность Нового Порядка. Если привычное Бытие раскрывалось в Логосе Неравенства, вполне Утвердительном, всемирном, то Новое Бытие способно СОЧЕТАТЬ Единичные Данности, осознавшие себя и потому замершие на краю исторического времени, в новые Пульсирующие Единства Равных Миров. Так зачинается Новое Время. Как Время Со-бытия. Время как Биение Сердца МИРА МiРОВ. Услышать Биение этого Сердца можно только в русле Индивидуальной Интуиции, как нежданное Откровение. В нем ОСОБОСТЬ САМОБЫТНОГО Сущего и одновременно ВЕЛИКОДУШНЫЙ ПОСЫЛ к РАВНОМУ Сущему. В перенасы-щенном растворе обыденности возникает центр кристаллизации Нового Порядка Вещей. Как совместный ТРУД ИЗБРАННИКОВ Нового Времени. Ведь негативизм Нового Бытия находит то, что не в состоянии обнаружить положительное Бытие, а именно, то, чего АБСОЛЮТНО нет в воспринимаемом Мире-РАВЕНСТВА СУЩИХ. МОЁ НЕТ ВСЕМУ есть НАСТОЯЩАЯ МОНЕТА, которой я обмениваюсь с Действительно Равным мне, мой неразменный РУБЛЬ. НЕТ, семиологически растолкованное, обнаруживает меня как Единственное Существо Дела и, отнюдь не одинокое. "Нет Бога(есть Я), кроме Бога"(рядом с Тобой). И МЫ есть Зачинщики Нового Времени, а вернее, Действительного Времени в недрах Истинного(нового) Бытия. Новое Бытие есть Добро, как ДЕБРИ Развилок Мирового Древа. Ведь Каждый ВПРАВЕ, ОСОЗНАВ СЕБЯ КАК ЗАКОНЧЕННЫЙ ОБЪЕКТ Сущего и тем ,становясь Субъектом с Интуицией Негативного Бытия, НАЧИНАТЬ строить ИСТИННЫЕ отношения с Субъективностью Других, тем образовывая свою ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ.
  Разве гласные согласны выражать Сущее? Нет. Гласные согласны выражать Бытие. Невозможное согласие гласия. Существовать в режиме Бытия-значит быть Слогом настоящего. Бытие в гласных ищет быть действенным и не обусловленным Сущим. Впереди согласного гласный всё понимает и тем укрепляет всё Сущее-АМ. После согласного гласный бросает всё существо Сущего в бездну Бытия ради возможного Со-бытия-БА. АМ-БА. АЛ-ЛА(х). АС-СА. УР-РА. И враг бежит-бежит-бежит...
  
  Познающий Бытие падает в бездну нео-определенности когда со-знанием угадывает границу Со-бытия. И в этой бездне танцует со знанием дела.
  "Тот, кто говорит о некоем времени или некоем пространстве, долќжен, пока он говорит, находиться во втором времени и во втором проќстранстве. И то, и другое настолько бренно, что они должны быть гаранќтированы самим нашим существованием. Прежде чем два специалиста смогут что-то думать о времени и пространстве, они уже должны создать "состояние" своей науки, т.е. внутреннее пространство своей специальќности, внутри которого они говорят друг с другом, и им надлежит устаќновить определенный, достаточно продолжительный промежуток времеќни.... Когда мне открылось, что вреќмена и пространства являются творением политического существования, в течение тридцати лет я никак не решался поверить, что различные школы мыслителей способны замалчивать факт противоположного восќприятия времен, с одной стороны, и пространств - с другой. Теперь я знаю, что они до сего дня упускают из виду именно это обстоятельство и что они, таким образом, передают это глубокое заблуждение специаќлистам в различных областях науки. Философ и специалист внушают себе, будто они объективны." (Хюсси).
  
  95.УДИВЛЕНИЕ И ВОСХИЩЕНИЕ.
  Удивительное ДИКОВИННО, и наверное диковато, а потому немало желающих выдрессировать ДИКОЕ, довести его до "нормы", к сожалению, не вызывающей УДИВЛЕНИЯ. Все системы социального нормирования заинтересованы укротить УДИВИТЕЛЬНОЕ, ввести его в рамки безопасного ОБЫДЕННОГО.
  Див, значит Дэв, божество, никогда не приручаемое. Славянский бог Дий, бог светлого Дня, Зевс. Удивительное Восхищает именно своей неприглаженностью понятиями. Оно всегда как бы появляется из ниоткуда и вовлекает непонятно куда. Дэв, словно ведет необычную охоту за человеком и по-хищает его вызывая в состоянии удивленного пробуждение существа удивления-Дэва. Похищающее дев-ственно и действенно именно тем, что в самом существе человека порождает себя.
  96. СЕМИОЛОГИЯ И ГЕРМЕНЕВТИКА.
  Семиология это язык ПСИХОЛОГИИ. Герменевтика-язык ПОЛИТИКИ. Психология это переплетение огромного количества значений, значимого, означающих. Здесь любое ЛОГИЧЕСКИ однозначное понятие всегда есть место предельного уплотнения разнообразных конотаций. При поверхностном внимании здесьУЛОВКА, выдающая себя за денотат. Психология пытается справиться с УЛОВОМ, разделать его как орех, разделить на значимые составляющие, которые, в пределе, призваны выразить некое "психологическое содержание", далее уже не разложимое. Насколько это удается, показывают разнообразные "психологии", названные применительно к ситуациям, которые они обслуживают:--общей, криминальной, социальной, педагогической, астрологической и т. д.
  Насколько надежны понятия, прямо и недвусмысленно указывающие на известное душевное содержание? Такой вопрос задает Психология и не торопится снять его разнообразием своих методологий, апелляцией к очевидному. Задает, поскольку сознает ОБРАТНОЕ влияние значения на то, что оно означает. Знак, в отличии от объекта восприятия, значим и своей значимостью ТРАНСФОРМИРУЕТ любое объективное содержание. Действительно НАДЕЖНОЕ значение не порождает множество методологий, но создает ЕДИНСТВЕННОЕ НАПРАВЛЕНИЕ единственной Психологии. В русле единственного жизнечувствования. Гордиев узел переплетения разнообразных психологий, которые отражают не своеобразие разнообразных индивидуальностей, но скорее их УДУШЕНИЕ, разрубить способна именно Семиология как некая Метапсихология, парализующая все частные виды психологий, что паразитически цепляют человеческую душу, уводят в дебри дурного язычества.
  В семиологии ни один знак не остается фиксированным в однозначном понятии, он вбирает в себя значения других знаков. Свою ОСОБОСТЬ знак манифестирует не идиотической обособленностью в своей значимости, но ОТКРЫТОСТЬЮ к СОБЫТИЮ(о-собь). Открытость, с точки зрения того кто привык искать особое как исключительное, замкнутое на своем, наследственное, специфическое, кажется чем-то пустым до безликости, безродным. Но именно здесь мы имеем дело с исходной Особью Метапсихологии. Эта Особь, на первый взгляд, наивная, примитивная(первобытная), не обусловленная никакими комплексами психоаналитического расклада, не уловимая ни для каких тестов, свою ОСОБУЮ ПОРОДУ утверждает именно способностью ДОВЕРЯТЬ ОСОБОЙ ЗНАЧИМОСТИ ДРУГОГО, того, что снаружи. Идущая изнутри особенность ищет СХВАТИТЬ себя, закрепить в себе, означить как отделенное от всего другого. ОМ. Из таких особенных Знаков складывается ЛОГИКА Науки.
  "Путь семиотики противоположен: он подразумевает предельное обнажение различий в их структурах, описание этих различий и трактовку понимания как перевода с одного языка на другой. Не устранение исследователя из исследования (что практически и невозможно), а осознание его присутствия и максимальный учет того, как это должно сказаться на описании. Поэтому, в такой мере, в какой инструмент семиотического исследования есть перевод, инструментом историко-культурного изучения должна стать типология с обязательным учетом историка и того, к какому типу культуры принадлежит он сам" (Ю. Лотман).
  Семиология не наука, скорее искусство. Её ОСТРИЕ(меч)--Знак Индивидуальности ИГРАЮЩЕЙ значениями. Но в этой игре каждое значение-ПРИЗНАК Индивидуального, словно ПРИЗРАК, что ведет к Индивидуальности Другого. То есть в Политику. Каждая Индиви-дуальность существует как РОЙ значений, окружающий МАТКУ понимающую себя, но недоступную. Такой, гудящий хаосом значимого, Рой, конечно, не участвует в политике обывателя, он его пугает, как нечто безумное. Но здесь начинается Большая Политика ВЕЛИКОГО ПРИБЛИЖЕНИЯ. Душевнобольные,сумасшедшие производят отталкивающее впечатление только когда несут явный ИЗЪЯН Индивидуального-повреждена Матка, но в случае ЦЕЛЬНОГО ЯДРА, душевнобольные несут странное обаяние своего сумасшествия, их ум способен пускать любое значение по какой-то неведомой траектории. Такой "футбол", где у футболиста не один мяч, а много, и посылает он мяч в неизвестно какое поле(поле тоже не одно), может привлечь только сумасшедших болельщиков, таких, что каждый располагая своим полем понимания, может получить мяч и включиться в Игру.
  Задача подлинной Психологии-разглядеть состояние Ядра, наличие или отсутствие Изьяна в Сознании конкретного индивида. Никакие симптомологии здесь не помогут. Необходим ЗРЕЛЫЙ Взгляд, способный отличать все формы аутизма(ложной самобытности) от АТОМНОЙ субъективности, что вырастает в Политику суверенных сил. Аутизм это культивирование Изъяна. Аутические субъекты создают разнообразные социальные модели поведения, ни одна из которых не оказывается устойчивой. Отсюда эклектика, агностицизм (вместо агни-стоицизма).
  Что значит Герменевтика, как Язык Большой Политики? Это Толковый Разговор, в котором определяется необходимое и достаточное количество значимых моментов, признаваемых обеими сторонами как ОБЩИЙ ЗНАК(знамение) удостоверяющий РАВЕНСТВО сторон. В Малой Политике акцент ставится всегда на НЕРАВЕНСТВЕ участников. Одна сторона всегда "лучше понимает", чем другая.
  Герменевтика это не только специфическое умение толковать Библию или Коран(тафсир), но и универсальная деятельность, которая характеризует начало сближения РАЗУМНЫХ существ. Здесь основание подлинного Демократизма. Не обретя вкуса к такой деятельности, человеческое существо неизбежно глупеет, вязнет в двусмысленности однозначных определений, переводах значений, теряющих Существо Значений(получается не ис-тина, а тина).
  Было бы в высшей степени нелепо подступаться к чужому разуму с мерками человеческой матрицы. Мы утверждаем, что, собственно, ЧЕЛОВЕЧЕСТВО и есть ПОЛИ-ГОН разнородных Разумов. Поле Большой ПОЛИ-ТИКИ. Сюда вступить может любое существо, самой "нечеловеческой" природы, но СОВЕРШЕННО РАЗУМНОЕ. Разум в нем как ИНСТИНКТ РАВЕНСТВА, инстинкт несомненно дружелюбный. Совершенная Разумность бесхитростна, но ЗАМЫСЛОВАТА. В отличие от апломбов хитромудрого, но ПРЕДМЫСЛЕННОГО Ума, который стремится "совершенствоваться" и для этого постоянно ВЫНУЖДАЕТ Другого быть только атрибутом своего понимания. Прилагательным.
  Там где ИДЕАЛ РАВЕНСТВА не стоит как ЦЕЛЬ, мы всегда имеем политику УГНЕТЕНИЯ. В самых разнообразных формах. Уразуметь Равенство не в виде демократической, социалистической уравниловки, но через своё ПРЕДИСЛОВИЕ , требующее Великого Человека, значит в ступить в горнило того ОГНЯ, что не сжигает, но ОБОЖИВАЕТ . ВАС.
  Предисловие утверждает СОСЛОВНОСТЬ как естественное разделение людей по их отношению к Слову. В ней Степени приближения к ПСИХОСЕМИОЛОГИЧЕСКОМУ Ядру. Высшее Сословие располагает ДЕСЯТИЧНОЙ системой счисления(декамерон) как Методологией Совершенного Общения(5+5) Равных. Число 10 состоит из единицы и нуля. Единица единит Равных среди Неравных. Равные это не разные и какие-попало, но ВЫСОКО-МЕРНЫЕ. Нуль АНУЛИРУЕТ неравенство вообще среди живых существ(рай). Нуль можно назвать РАСОВОЙ ИНТУИЦИЕЙ, Единицу НАЦИОНАЛЬНЫМ ИНСТИНКТОМ. Неистребимость национального инстинкта на фоне общечеловеческого, гуманистического интернационала, желающего стереть национальные различия, налицо. Но укрепляя НАЦИОНАЛЬНОЕ как поле значений цельного Языка, ОТКРЫТОГО Другому, мы в состоянии осмыслить Интернацио-нальное как РАСУ.
  Что показывает индустрия Кино в виде злых "разумных" сил враждебных человеку? Самого человека в его недоделанности, готовности действовать, но БЕС-ТОЛКОВО, минуя атмосферу роящихся значений, толкового разговора.
  Когда орды профессиональных "психологов" растворятся в среде ТОЛКОВЫХ РОДИТЕЛЕЙ и Друзей, мы сможем уравновесить ситуацию "мирного сосуществования". Околоземность семиологи-ческой Психологии не позволяет никому претендовать на земное(сфера обслуживания) использование её. Она всегда ищет НЕРАЗРУШИМОЕ в Слове и находит Существо Психологии, то есть Свободное.
  Неразрушимое Слово СИМВОЛИЧНО(сим-сим воли). Символ-такой Знак, что уравновешен в своих значениях, прямых и альтернативных. Где нет Символа, требующего толкования, там Политика вырождается в систему манипулирования людьми.
  Язык психологии-СЕМИОЛОГИЯ. И этот язык на грани невразумительного для окружающих. На помощь приходит Герменевтика. В семиологии сращиваются объективное положение дел и субъективный произвол. Наука же привычно ищет язык однозначных определений без которого никак не получаются её "доказательства". Превратить Психологию в Науку мечта узколобых ученых. Они придумали ПСИХИАТРИЮ и появилось БЕЗУМИЕ, поле для научных экспериментов над людьми, психиатрические клиники и пр.
  В Семиологии понятие не умещается в своё значение и потому РАСТЕТ, воспитывается Желанием. Желание невозможно поймать. Значения, скользя по кромке понятного, всегда обращены наружу словно рожки улитки. Интонируя значения, словно пробуют силу значений выходящих наружу. На письме же интонирование заменяется "странной" системой синтаксиса, метафорическим словом. Метафизика, собственно, существует как выражение ин-тонации на письме. Иная тонация. Денотат, как единственное СУЩЕСТВО ЖЕЛАНИЯ, в метафорическом языке перестает довлеть над РОССЫПЬЮ значений ибо является моментом перехода в метапространство конотаций. ТОНЕЛЕМ ЖЕЛАНИЯ, всегда индивидуального.
  Семиологию можно назвать Вершиной Логики. И здесь на Вершине все логически однозначные понятия вдруг становятся неопреде-ленными, неточными, многозначными. С чего бы? Да с того, что на Вершине Логического Понимания стоит Верховная Особь, конкретный Субъект, вполне АВТОНОМНЫЙ, авторитарный, играющий значениями. Если Логика определяет Костяк субъективного, нужный для Вертикального Стояния, то Семиология оживляет Мышцы, которыми Субъект ИГРАЕТ. Что происходит когда не означается в единственном своем Смысле эта конкретная ОСОБЬ, от которой и проистекает Существо Игры? Происходит ПУТАНИЦА. Смешение односмысленной СУЩНОСТИ со множеством вариативных разнооб-разных "смыслов" исповедуемых разными людьми. Именно СУЩНОСТНОЕ, укорененное вот в этом конкретном человеке, человеке на особицу, возможно даже и не человеке уже, нуждается в семиологической многозначности. Она словно животворная атмосфера необходимо присущая подлинному Субъекту Жизни.
  Пока человек не дорос до Вершины, не созрел как вполне сознательное существо, семиологическая многозначность обескура-живает его, разрывает на части, поскольку он и себя еще видит только в однозначном смысле своего обусловленного многими обстоя-тельствами "я". Одиноким, но не Единственным.
  Семиологию можно сравнить с Одеянием Личности. Есть выражение-"по одежке встречают, по уму провожают". Это выражение я растолкую как раз со стороны семиологической, неопределенной: По уму, мы нашли все что можно было найти, чтобы понять и, помянув, проводить, отпустить. Встреча же наш постоянный настоящий удел. В этом мы как бы безумны, но ОБЛАЧЕНЫ в БЛЕСК Великолепной одежды-Семиологии. Даже лучшие наряды мы склонны видеть как ступени на пути к НЕСРАВНЕННОМУ ОДЕЯНИЮ ЛИЧНОСТИ, в котором свет Славы Её, её ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОСТЬ перед Другим.
   "самый важный аспект принятия Хайдеггером универсалистской позиции касается его философского метода. Он смотрит на мир как на текст, который нужно интерпретировать. Это находится в соответствии с общим видением Хайдеггером мира, как образуемого через Dasein, которое по этой причине может использовать его так, как если бы он зашифровывал секрет своей природы. Но задача герменевтики - это задача понимания значений. Отсюда, согласно тезису универсалиста, она входит в область принципа невыразимости значений Герменевтическое понимание, следовательно, есть задача, которую нельзя осуществить средствами нормальных, рациональных использовании языка, и его результаты не могут быть кодифицированы в нормальном языке. Оно требует собственной техники. Без предпосылки о невыразимости не может быть никакой причины, почему со значением в целом нельзя обращаться с помощью средств нашего нормального рассуждения и аргументации, включая логическую и научную" (Я. Хинтикка).
  
  97. КОСМОС И ХАОС.
  Космос космат и всегда в процессе косметических изменений. Утверждать космос как ПОРЯДОК, значит говорить о порядке косметическом. Хороша ли прическа? Уместны ли определенные украшения? Кто же следит, курирует, направляет все изменения Космоса? Хаос.
  Космос космат, хаос головат. Хаос в греческом языке совсем не означает беспорядок. Это особый порядок, у которого две стороны. Одна обеспечивает АТОМИЗМ КОСМИЧЕСКОЙ МАТЕРИИ(ха), её развитие через взаимодействие разделенного вещества, другая обеспечивает его СВЯЗНОСТЬ на уровне ЗАПРЕДЕЛЬНОМ---СУБЪЕКТИВНОМ(ос). Субъективность Хаоса есть всеобщий ИСТОК, откуда возникают БОГИ. Неверно полагать его ЕДИНЫМ Истоком. За Единство отвечает всегда ЕДИНЫЙ БОГ. Хаос можно назвать РОДИНОЙ Богов. То, что каждый единственнен, гарантирует, что и утверждает он неизбежно ЕДИНЕНИЕ, а не РОЗНЬ. Совершенная Рознь, в которой напрочь отсутствует "связывающая среда", оказывается единственным основанием ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ЕДИНЕНИЯ.
  Вместе с раздельностью Богов возникает и материя как СПОСОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ каждого. Свойства космической материи определяются ОБЛАСТЬЮ того Бога, который осуществляется в ней. САМОСОЗНАНИЕ БОГА есть ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЕДИНОМУ ЦЕНТРУ, создавшему объективный космос. Но центр этот не совпадает с центром планеты, звезды, галактики. Он за пределами дления физических процессов, простирания физической материи. Но, в то же время укреплен в ВЫСОКОРАЗВИТОЙ материи-сознании людей. Нецентрированный центр.
  ХАОС есть разрешение парадокса-как может быть Богом, тот кто является СЛЕДСТВИЕМ развития материального? В ХАОСЕ пространство и время как формы существования материи СОКРАЩЕНЫ до ИСЧЕЗНОВЕНИЯ из поля каузальных отношений причины-следствия. Но ИСЧЕЗАЯ, они ПРЕВРАЩАЮТСЯ в формы Материи ИНТЕНЦИОНАЛЬНЫХ отношений.
  Всеобщность Хаоса как двоякой МАТЕРИАЛЬНОСТИ не препятствует ПОЛНОЙ РАЗДЕЛЬНОСТИ Субъективных Начал (богов). Пока Бог не сформировал своё КОСМИЧЕСКОЕ ТЕЛО, он питаем, ВОСПИТЫВАЕМ ХАОСОМ, раскрытой в восприятии множественной объективностью с её случайностями и закономерностями. Узнавая закономерное в материи каждый БОГ в глубине самозабвенности как бы ПРИПОМИНАЕТ Себя, приближается к опыту сознательного Творения Своего Тела.
  Когда человек приближается к другому человеку, в случае если он самосознателен, то ис-пытывает чувство, которое можно назвать чувствованием Хаоса, с его глубочайшей ДИЛЕМОЙ. Я вижу конкретное физическое существо, ЗАКОННОЕ именно в силу ПРИЯЗНИ физического сродства, но, с другой стороны, АБСОЛЮТНО ЧУЖОЕ, именно в силу моего ЗНАНИЯ СЕБЯ ВЛАДЫКОЙ доступного восприятию Космоса. Я САМОСОЗНАТЕЛЕН во всем объеме воспринимаемого мною, живу в СВОЕМ МИРЕ. Из МОЕЙ Материи создан ДРУГОЙ. Как такое может быть? Отсюда УДИВЛЕНИЕ, но и ВОСХИЩЕНИЕ. Мое самосознание задаёт себе вопрос: не сам ли Я, подступаясь к другому человеку, облачен в его физическую материю? Здесь то и открываю в себе ту начальную субъективность, ВОЗНОСЯЩУЮ все мои известные чувства на недосягаемую высоту, Это ЛЮБОВЬ. Я заряжен невероятной ЛЮБОВЬЮ, подступающейся ко мне из моего физического ОТСУТСТВИЯ, перед лицом Другого. Я ЕДИНСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ именно тогда когда ОТДАЮ себя на УСМОТРЕНИЕ Другого, САМОВОЛИЮ его. Это отнюдь не значит отдание себя во Власть другого. Власть ищет УНИЧТОЖИТЬ БОГОВ в угоду ОДНОМУ ПОЛУБОГУ. Осуществиться идее Власти одного царя (Давид) над всеми людьми препятствует ХАОС. Он приходит, как нарастающая невозможность контролировать, властвовать над людьми. Вместе с ростом самосознания у все большего количества потенциальных БОГОВ, тает власть Единого, единого бога, человека, закона, права. Все ценности культуры, наработанные в условиях централизованной Власти, списываются в архив космической истории человечества, на передний план выходят Существа Хаоса, своей АН-АРХИЕЙ не вносящие беспорядка, но утверждающие БЛАГОДАТЬ ЛЮБВИ, с ее "незаконными" приоритетами. Закон это всегда ПОВТОРЯЕМОСТЬ, то есть то, что убивает УДИВЛЕНИЕ перед Другим. Любовь НЕПОВТОРИМА и она ищет только СВОБОДНОЕ СУЩЕСТВО ДРУГОГО, всегда уникальное. Правильную Повторяемусть.
  Космическое кажется единственной реальностью именно в силу доступности восприятию. Воспринимающий как ЗЕРКАЛО, что ВБИРАЕТ в себя космические объекты. Но, долго вглядывающийся в такое Зеркало(собственно в глубины Понимания), вдруг обнаруживает СЕБЯ КАК СОЗНАНИЕ. В НЕДОУМЕНИИ он полагает сознание ОТРАЖАЮЩИМ объективный мир, а не суверенным Деятелем, что извлекает мир из себя и озвучивает его. Сознание как НОВОЕ ВРЕМЯ. И это Время начинает действовать.
  Если космические Атомы делятся, то Атомы Хаоса неделимы и их невозможно ПРЕДСТАВИТЬ как сгущения материального, скорее это зоны предельного РАЗРЯЖЕНИЯ материального, как НЕМАТЕРИ-АЛЬНОЕ. Зоны полной декомпрессии. Здесь и возникает ПСИХОЛОГИЯ "нечеловеческого".
  То что Хаос является по преимуществу проблемой межличностных отношений, показывают неудачи в научном исследовании случайных процессов природы. Наука пытается найти всеобщие закономерности космоса, его объективную субстанциальность, вписать человека в "гармоническое" согласие с законами космоса. И в этом обламывается.
  Атомы Хаоса это МНОЖЕСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ (возмножественность) СОПРИКОСНОВЕНИЯ ЗРИМЫХ и НЕЗРИ-МЫХ (осязаемых) ТЕЛ БОГОВ-ЭЛОХИМОВ, где складывается телесность МИРОЗДАНИЯ. Тела космические незримы, но ВИДИМЫ. Видение есть ПРОДОЛЖЕНИЕ осязательного Ведения. Зрение от-рывается от Видения, не видит, но ЗРИТ. Хаос по существу есть ПРОЗРЕНИЕ.
  Наши органы восприятия и соответствующего им сознания и чувствования ВЫДРЕССИРОВАНЫ линейным временем эволюции, пространством Роста, преодолевающего силу тяготения, так что Хаос есть УМОЗРИТЕЛЬНОЕ Откровение, наполняемое чувством ВОСХИЩЕНИЯ, неведомым существу пассивного восприятия, даже мистического. Просто НАБЛЮДАЕМЫЙ ПОРЯДОК всегда МОНОГЕНЕТИЧЕН, в отличие от СОЗЕРЦАЕМОГО, всегда ПОЛИ-ГЕНЕТИЧЕСКОГО.
  Глядя в звездное небо, проваливаясь в бездну космической беспредельности, мы сначала восхищены ее масштабами, затем начинается растерянность и недоумение---кому это всё? Восхищение также может оказаться одним из привычных чувств, неуклонно угасающих. Многие ли сейчас смотрят в звездное небо? Подлинное восхищение возможно только в обращении к существу САМОСОЗНАНИЯ. Звезды могут предстать человеку не сверху, но лицом к лицу.
  Без Прозрения Хаоса, все в космосе есть прокручивание киноленты моногенеза. Космические объекты, в целом, СТРАДАТЕЛЬНЫ. Везде мы можем увидеть разные ЦИКЛЫ, вписанные в гигантский мировой Цикл. Преткновения Циклов. Хаос есть реальность, размыкающая цикличность. В этом смысле Хаос ПРЯМОЛИНЕЕН. Но эта прямолинейность отлична от прямого времени исторического прогресса. Она непредсказуема, поскольку укреплена на полюсах, как минимум двух субъективных начал. Инициатива каждого неведома для другого.
  Навязать ФИЗИЧЕСКОМУ космосу ЭТИКУ невозможно, Этичес-кое измерение проистекает из Хаоса, из его физической разряженности, но СВЕРХПЛОТНОГО СМЫСЛА, всегда определяемого субъективно. Универсум Хаоса ОТ-ЛИЧЕН от космической универсальности.
  "Споры" хаоса непрерывно БОМБАРДИРУЮТ (ба-амба) космичес-кое пространство и, при удачном ПОПАДАНИИ, обеспечивают ЗАЧИН СОЗНАЮЩЕГО, как ОСОБОГО СУЩЕСТВА, только облаченного в космические одеяния, но всегда НЕИСПОВЕДИМОГО в НАМЕ-РЕНИИ. Первое рождение человека космическое, второе-ВСЕЛЕН-СКОЕ, управляет которой ХАОС НАМЕРЕНИЙ. Там где стыкуется внимание Намерения с ПО-ВЕРХНОСТЬЮ космических объектов, там Мысль УПРАВЛЯЕТ течением объективных процессов, там то и обитает ЭЛЕКТРИЧЕСТВО. Что ждет зрелого пользователя его.
  Хаос это ДРЕМЛЮЩЕЕ ПРЕДЧУВСТВИЕ. В таком состоянии он проявляется как РАЗДРАЖИТЕЛЬНОСТЬ, неустанно сопровождающая жизнь биологических объектов. В поле Раз-дражительности(раз-другой) вызревает Друже-любный (другой-люб) Бог. Оценивать потенциал своего Дружелюбия, значит, по существу, оценивать НАКАЛ САМОСОЗНАНИЯ. ЯРКИЕ слабо раздражительны и не злопамятны. ЯРОСТЬ означает Свечение Самосознания, но не избыток Раздражения и гневливости, которые всегда осуждают и нападают на Другого, стремятся властвовать над ним. Ярость Восхитительна. Геракл ярости слава. Яростный ПОЛЕМИЗИРУЕТ с Другим иначе, чем тускло-раздражительный. Так что СПОРЫ РАСЦВЕТАЮТ (цветок папоротника). Споры, замкнутые на себе, в ужасе от космической беспредельности, раздражимы, но Я-ростная спора преодолевает раздражительность, пробуждается из дремотного состояния и растет как Божество.
  Мотивация Космоса: собраться вкруг Головы, главного. Мотивация Хаоса: столкновение голов.
  98. ВАЖНОЕ И ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ.
  ВАЖНОЕ ВЕСОМО, ЗНАЧИМОЕ НЕСОМО. Чем же? Тем знанием, что не отражает бытиё (сущее), но выражает его.
  Проблема Массы и Веса. Где есть Тяготение (масс), там есть Вес, там и располагаются все важные вещи. Значимое складывается в невесомом пространстве. Можно сказать, что там, где Масса (массив авторитетных понятных установок) не тяготеет-не весома,--там начинается, взращивается значимое. Вырастает из Важного как Сновидение.
  Значительное можно назвать Содержанием Значимого. Вполне невесомым. Значительное не тяготеет к другой значительной вещи, но влекомо к ней по Созвучию. Если значимое Свет, то Значительное-сгущение Света,--Звучность.
  Дальнейшее Сгущение Звучности выявляет Значительное Тело. Именно так. Не звук, производное взаимодействия тел, но Звук в недрах которого обнаруживается самое значительное-Тело. Со-дрожательного Содержания. Тело-Волна. Тело-Волнение. Тело Воли.
  Важное аутично и тем затягивает в свою орбиту подобное себе, массивное. Важное формируется как система СОПОДЧИНЕНИЯ своих элементов-Винительно. Однако значительное, формируясь как невесомое Тело, соединяет свои элементы иначе-СОЧИНИ-ТЕЛЬНО.
  Средства массовой информации, наращивая массив демократической, унифицирующей доктрины, тем способствуют уменьшению значительности человеческих существ, вырастающей только в условиях множества Доктрин, как особых систем значимого. Собственно Национальных Доктрин.
  "Возрастающая индоктринируемость человечества. Увеличение числа людей, принадлежащих одной и той же культурной группе, вместе с усовершенствованием технических средств воздействия на общественное мнение приводит к такой унификации взглядов, какой до сих пор не знала история. Сверх того, внушающее действие доктрины возрастает с массой твёрдо убеждённых в ней последователей, быть может, даже в геометрической прогрессии. Уже и сейчас во многих местах индивид, сознательно уклоняющийся от воздействия средств массовой информации, например телевидения, рассматривается как патологический субъект. Эффекты, уничтожающие индивидуальность, приветствуются всеми, кто хочет манипулировать большими массами людей. Зондирование общественного мнения, рекламная техника и искусно направленная мода помогают крупным капиталистам по эту сторону "железного занавеса" и чиновникам по ту сторону весьма сходным образом держать массы в своей власти" (К. Лоренц. Восемь смертных грехов).
  99. ПОЭТИКА И ЭТИКА.
  "Придаточное предложение" это филологический предохранитель, коррекция разлетающихся в бесконечность ассоциаций. Отсюда и понятно обращение Цветаевой к придаточным оговоркам. На вершине свободного ассоциативного творчества - в поэзии - нужно было в максимальной степени укутаться в сеть придаточных, чтобы не разорваться, не превратиться в ничто. Чем свободнее русский, тем назойливее он лезет в трясину оговорок. Ему надо зацепиться за корни языка, а иначе его шариком воздушным унесёт, он начнет заговариваться. Поэтому творчество Цветаевой это не выражение русского сознания, предопределённого русским синтаксисом, а максимальное использование русского синтаксиса для выражения противоположного ему свободного скольжения мысли. Уникальность поэзии Цветаевой не в собственно методе, а в уровне свободы.(Бесконечный тупик. Д. Галковский.)
  Легче легкого понимать поэзию как возвышенное состояние наших чувств и тем ЛГАТЬ себе и другим ложными эпитетами, метафорами, поэтическими рифмами. Поэзия начинается там, где завершен, закончен порядок мыслечувствования, где обнаруживается СОВЕРШЕННО другое измерение Жизни. Такая поэзия ЗАКОННА и весьма ВЕСОМА по смыслу выражаемому ею. Форма ее может быть весьма далекой от привычно сложившихся канонов.
  Что же призвана открыть человеку Поэзия? Некое этическое измерение, не вписываемое в этикет и обыденную этику отношений. Попробуем наметить некий этический манифест, но по-этическим методом, иначе он выродится в разновидность "морального кодекса". И, в то же время, этот манифест может модулировать конкретную практику жизни, быть основой действенных оценок политического пространства. Мы вкратце намечаем НАПРАВЛЕНИЕ этического процесса, в стороне от навязываемой "этики" абстрактного Всечеловека, выгодной властям.
  Законная (закон-ченная) политика Мысли поэтикой правильного Слова и этикой Со-бытия.
  Не может быть "общей" этики, но только проистекающая из единственного существа мысли по НАПРАВЛЕНИЮ к другому существу. Насколько ЗАКОННА Личность, удостоверяется её завершенностью в поэтическом измерении Слова. Полагать "развитие" людей в политически-экономическом пространстве, значит держать их в статусе "незаконных", а значит подвластных. Языка Поэзии совершенно не слышит народ озабоченный пенсиями, инвестициями, коммунальными выплатами, налогами и т. д. Незавидна судьба такого народа.
  Где нет поэтически завершенного Смысла, там нет и Начального, начальствующего в Слове Человека. Только Рабство и унижение друг друга.
  ГОСУДАРЬ-поэтическая конструкция вольного человеческого существа, основание нашего манифеста. Отсюда и ГОСУДАРСТВО как этическое построение, этический Проект.
  Чему учит "злой чечен" русскую душу? Живи сегодня как господин всего мира, точно зная, что завтра ты умрешь. Чему учит русский? Живи сегодня так, как будто ты уже мертвый, а мертвым завтрашняя смерть уже не грозит. Только мертвый миролюбив и великодушен, никакой "борьбы за существование".
  Поэтическое Имя открывает дорогу к Этическому Званию каждого конкретного человека. Но какое БЕШЕНОЕ сопротивление "живого" мозга необходимо преодолеть, чтобы найти своё настоящее Имя. Удается только ОБЕЗБАШЕННЫМ.
  Некоторые пытаются найти своё призвание, занимаясь АРХЕОЛОГИЕЙ слов исторических, пытаясь найти себя среди по-следствий минувшего. Такое "гробокопательство" утешает только амбицию ищущего авторитетный посыл из Прошлого, но не приносит дар Собственного Имени. Его можно нежданно ВСПОМНИТЬ в Настоящем Самосознании. Следы хорошо рассматривать касательно, созерцательно, как далекие зарницы, тогда они могут стать Знамением, предвосхищением настоящего Откровения.
  Только Поэт узнаёт творческую силу Смерти и она не убивает его, но животворит. Быть в Форме, значит быть Поэтом, поэтом-у и говорить о Главном.
  Слово "этика" по происхождению с греческого имеет отношение к поиску правильного поведения, "способа существования". Наиболее последовательно толковали этику стоики, видя в ней самую сердцевину жизненной мудрости (логика=скорлупа, физика=белок, этика=желток). С тех пор большая этика претерпела разнообразные превращения, применяясь к частным интересам людей. Наша задача восстановить этическое измерение как средоточие жизненной Мудрости. Скорлупой назовем привычную логику умозаключающих понятий, белком, поэтическое вещество необобществляемой индивидуальности, желтком, этический Ритм со-бытия, основу социальных связей.
  Уместно уяснить нравственное и моральное измерение Этики. Гегель связывает нравственное с НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ действием, тогда как моральное касается ОСОЗНАННОГО действия: "нравственный порядок по существу состоит в непосредственной решительности". Непосредственные действия не замечают своего исторического "хвоста" и всегда имитируют сознательные действия. Люди склонны отождествлять мораль и нравственность, полагая априори свою "сознательность". Когда то ведь определили Homo sapiensа. Обезьяна еще прыгает по веткам своей "мыслью", но ей уже приятно сознавать своё "отличие" от животных и носить на себе бирку с именем, суть которого ей неведома. Непосредственное действие ей хорошо знакомо и она "свободно" скачет, но тем не радует существо вполне моральное, то бишь Человека.
  Фактическое государство и его устроители, собственно, не знают, что делать с моральным содержанием этики, оно им неведомо, представляется чем то, настолько простым, всем понятным, что не стоит и внимания. То ли дело экономические интересы, судебные притязания, уголовное право, могущество военной машины. Государство, декларируя свою способность "обеспечить" население жильем, работой, безопасностью, не замечает границы, переступая которую совершает аморальные действия, маскируя их вполне нравственными соображениями заботы о своем народе.
  Чтобы ликвидировать залипание нравственного и морального измерения, что превращает этику в нечто ОХРАНИТЕЛЬНО благонамеренное, мы РЕШИТЕЛЬНОСТЬ своего мыслечувствия ОГРАНЯЕМ формами поэтическими, тем открывая свою ограненную Правду к Истине Других. Поэтическая форма показывает незамутненность сознания нуждами дня и пустыми фантазиями. Даже Философию можно представить как некое предчувствие поэтических значений. Избавляясь от "любви к мудрости", поэзия начинает вполне выражать Мудрость "сверхчеловеческую".
  Навязываемая нам "этика" опирается на доктрину "естественных прав человека", но где, же конкретный образец, вполне оправленного "человека"? Вместе с "нет ни эллина, ни иудея", оказалось, что нет вообще конкретного человека, с его конкретной истиной обращения к другим. Зато есть Декларация Прав Человека. Пустой постамент.
  Здесь История утрачивает свой смысл и этику подменяет политкорректность и этикет бесконечно чуждый Духу Истории, тому духу, что ищет ЗАВЕРШИТЬ Человека, чтобы СВЕРШАЛАСЬ Человечность.
  Конец, завершение, смерть "человека" как ни странно оказывается сопряжено с неким Восстанием, восстановлением способности действительно жить сообща. Восстание как радикальное недовольство существующим порядком вещей может страшить только толстосумов с их беспредельным эгоизмом, да мелкий люд, пресмыкающийся перед властями и живущий тихими "радостями" обычной жизни. Восстание как Поэтический Акт. Вполне политический.
  Декларируемые "права человека" отнюдь не отталкиваются от НЕСОМНЕННОЙ правды в каждом субъекте этих прав, но предполагают противостоять некоему злу, и тем усиливают негативные тенденции в обществе. Под видом Презумпции Невиновности, исподволь господствует презумпция виноватости каждого.
  Легче достигнуть согласия по поводу осуждаемого, плохого и даже прийти к решению индивидуально воздерживаться от плохого поведения. Гораздо труднее прийти к Согласию Содействия. Набор очевидных пониманий, к сожалению не способствует установлению действительного Консенсуса.
  Поэтическая Правда не "качает права", но ищет ПРЕДСТАВИТЕЛЬНО и АВТОРИТАРНО быть в ситуации ряда со-бытий. Если в поэте нет ПРОРОЧЕСКОЙ несомненности, то это еще не поэт, а пожиратель трупов. Поэт высвобождает себя из лирической Выразительности к Драматическому Противостоянию с другими ради Эпического Действия, вполне этического. Так он правит жизнь.
  Все господствующие установки определяют человека настолько насколько он жертвует собой социальному организму, либо как Животное. Но Человек, вот этот, конкретный человек не есть, ни животное, ни жертва, ни палач. Человек это БЕССМЕРТНАЯ Единичность, могущая изобрести высшую, то есть Вечную Жизнь сообща. То, что делает человеческую особь абсолютно НЕУСТУПЧИВОЙ к любому насилию со стороны многообразного и хищного потока жизни смертной.
  Право Человека не в том чтобы жить наперекор смерти, противостоя ей своей жизненной силой, но в том, чтобы утверждать Бессмертного, верховенствующего над всеми мотивами выживания, над самой возможностью страдания и смерти. Ничто не может поколебать Бессмертного, когда он утверждает свою готовность идти наперекор воле животного в нем. Бессмертный бис-смертен, он умирает дважды: выступая против живого в себе, подступаясь к другому Бессмертному.
  В современном обществе "этика" мирно уживается с самыми гнусными формами самоудовлетворенности. Посмотрите на самодовольство ментов, чиновников разных мастей, торгашей. У них прирученная "своя этика". У "золотого миллиарда" своё этическое пространство, остальные вроде недочеловеков.
  Мы свидетели тому, что любая коллективная воля к осуществлению Добра оборачивается Злом. Если в человеке не вызрела индивидуальная добродеятельность сознательного существа мира, он с необходимостью превращается в злодея, если начинает "организовывать" людей на общее дело. Кто же вполне повзрослел, облачает свой призывание Другого в поэтическую форму, тем зачиная необычное Общее Дело.
  Откуда взять Силу, чтобы быть Бессмертным? Держаться неподрасчетного, того, чем невозможно обладать, НЕ СУЩЕГО. Осмысление Единичностей вводит человека в мир посмертного зрения. Просто видеть (=продолжение осязательного ведения предметов) отдельности, значит соблазняться отчетами, расчетами, статистикой видений с её бесконечными просчетами. Единичность же ВБРОШЕНА в не-сущее. Там она становится носителем энергии Смерти, которой оперирует одинокое Сердце Поэта.
  Видит ли врач, педагог, общественный деятель в конкретных (конкретное, значит сотворенное, сделанное, законченное, единичное) людях единичные вещи? Увы. И мешает как раз его "забота о ближнем", этические постулаты, финансовая выгода и пр. Тот же врач воспринимает вполне естественной ситуацию, когда определенному человеку, у которого нет денег на лечение, соответствующих бумаг, не оказывается никакого заботливого участия. Собственно, такая "забота" всего лишь кормит "заботящихся". Поэт, единственный, кто не заботится, но реально взаимодействует с другими единичностями. Бюрократическая медицина, как и другие виды организованной "помощи" людям, нуждается в "больных" как в безликих, статистических жертвах.
  Поэзия не идет на поводу жертвенного определения человека, как нуждающегося, но вполне самобытного, самоорганизующегося, свободного. И в поле Свободы выстраивает этику Бессмертных.
  Если определяют Этику как открытость к Другому, уязвимость со стороны Другого, инаковость другого (Э. Левинас), то тем лукаво обходят ТВЕРДУЮ НЕПРИСТУПНОСТЬ Бессмертного, его неразменную единичность, законченную определенность Субъекта. Отсюда недалеко до "терпимости", как основания этики. В доме терпимости. Такая этика порождение застарелой теологии.
  Мы исповедуем Множественность как закон Бытия. Бесконечность как общая форма множественности Бытия, как показал Кантор, создав теорию множеств. Никакого Единого. Единство Сущего находит себя в единичном сознании. Никакого Бога, сверх того. Но и никакой раздельности сущего, из которой начинает выглядывать безобразная личина "вседержителя", который тотчас обрастает своими служебными инстанциями.
  Необыкновенно трудное решение, признать ТО ЖЕ САМОЕ. Это о Сущем. О-существлять всегда ТО ЖЕ. Метафизика вечного возвращения есть концепция того же, Равного самому себе.
  Мотив признания или непризнания Другого не может прояснить ни культурную, ни политическую, ни научную ситуацию человеческого существования. Проясняет тот ТОТ, кто равен себе. В тожестве с собой обретается реальный авторитарный стиль общения, его предельная пластичность, его неконфликтное содержание, его живучесть в условия любого обуславливания.
  ТО ЖЕ не значит тождественное, но то, что ПРОИСХОДИТ. То есть ИСТИНОЕ. "Культурные различия", какими бы броскими ни казались, все же несущественны. Различие присущее слову ТО ЖЕ гораздо глубже культурных различий. Это различие множественности бытия и единого сущего. Бытие Бессмертного есть воля к истине происходящего сущего всегда тожественного себе.
  Этика, опирающаяся на культурный релятивизм сущего, подобна Закону, опирающемуся на случайные факты стихийного происхождения. Такая "этика" есть крайнее извращение Этики, с её аксиомой бессмертной единичности-личности. Истина единственна как способ участия в истинном процессе. Истина множественна как Исход Бытия. Даже единственный "субъект", только поэтическая форма, вмещающая в себя всё существенное и этически выступающая к не-сущему.
  "Этика" согласия на основе общности чувств, волений, является мощным фактором смирения перед данностью существования. Такая "этика" очень удобна властным инстанциям, манипулирующими её положениями. Она не допускает никакого раскола в умы. "Как с присущей ему простотой говорил Мао Цзедун: "Если у вас есть идея, еденицу придется разделить надвое". Этика же откровенно преподносится как душевное приложение к консенсусу. "Деление надвое" вызывает у неё ужас" (А. Бадью. Этика).
  В чем сходство биоэтики фашизма и этических постулатов демократии? В одном. Те и другие конструируют нормы поведения "живого". К "разумному" существу относя тех, кто является только биологическим существом рода человеческого. Такой этике нет нужды искать критерии "разумности". Они как бы априорно даны в месте с фактом рождения живого существа "человека".
  Существо дела Поэтической Этики в вызревании внутри поэтического поля символов и метафор того, кто сможет предстать этически определенному Одному существу. Другой. Тогда этика становится действительной Этикой Со-бытия. Быть верным этическому событию значит пробираться к нему сквозь чащу поэтического многоголосия, с его иносказаниями и, в конце концов, укрепить связь с конкретным сообщником, найти ритм и мелодию взаимодействия. К сожалению все умные разговоры, в лучшем случае могут только подвести к краю собственного одиночества и здесь подвести, бросить на произвол судьбы.
  Только представим. Каждый говорит так, что не понять о чем он сообщает "реальном", что собирается делать, что ищет. Настоящий Поэт в "нормальном" обществе тотчас становится изгоем, не успев стать знаменосцем этических начал. Никто не знает как и куда его пристроить.
  Влюбленные в Этическом измерении всегда чрезмерны, избыточны. Каждый в состоянии идеализировать другого и быть верным ему именно в силу своей избыточности. Такая чрезмерность не нарушение меры, но её обращение на другую сторону. Такая избыточность есть избыточность поэтического Одного, в котором пребывают влюбленные.
  "Делай все, что можешь, упорствуя в продлении того, что избыточно к твоему продлевающему упорствованию. Упорствуй в прерывании. Охватывай в своём бытии то, что охватило и прорвало тебя" (А. Бадью. Этика).
  Этика истинного побуждает держатся в стороне от разнообразных мнений скрепляющих людские группы. По существу своему она а-социальна.
  Разве "Бессмертный" не поэтическая конструкция? Но без неё невозможно разрешить проблему Добра и Зла и правильного поведения перед лицом Другого. Собственно, Зло и определяется таковым только перед способностью человека стать бессмертным существом. Иначе злом называют просто разные неприятности в жизни.
  "У Зла есть три имени: --воображать, что событие взывает не к пустоте, а к полноте предшествующей ситуации, есть Зло как личина, или террор;
  --не сохранять верность есть Зло как предательство в самом себе Бессмертного, каковым являешься; --отождествлять истину с некой тотальной мощью есть Зло как катострофа.
  Террор, предательство и катастрофу и стремится парировать, единичным образом опираясь на вершащуюся истину, этика истин-а отнюдь не бессильная мораль прав человека" (А. Бадью. Этика).
  
  100. ЯЗЫК И РЕЧЬ.
  "Люди живут не только в объективном мире вещей и не только в мире общественной деятельности, как это обычно полагают, они в значительной мере находятся под влиянием того конкретного языка, который является средством общения для данного общества. Было бы ошибочным полагать, что мы можем полностью осознать действительность, не прибегая к помощи языка, или что язык является побочным средством разрешения некоторых частных проблем общения и мышления. На самом же деле "реальный мир" в значительной мере бессознательно строится на основе языковых норм данной группы... Мы видим, слышим и воспринимаем так или иначе те или иные явления главным образом благодаря тому, что языковые нормы нашего общества предполагают данную форму выражения" (Эдвард Сепир).
  Я ЗЫЧЕН В РЕЧИ. Длинна дорога от А до Я. В ЯЗЫКЕ МОЁ СОГЛАСИЕ С МОИМ НАРОДОМ. В РЕЧИ-МОЁ НЕСОГЛАСИЕ С ЕГО РАБСТВОМ. Каждый СЛОГ Речения есть СЛОВО БОЖЕСТВЕННОГО ПЕРВОРОДСТВА. ЗАЛОГОМ ГРЯДУЩЕЙ СВОБОДЫ. Слог как СОЮЗ СОГЛАСНОГО С ГЛАСНЫМ. В РЕЧИ ЯЗЫК ИСПОЛНЯЕТСЯ. СТРУИТСЯ СО-ГЛАСИЕМ РАСЫ. ПО РУСЛУ ВОЛЬНОЙ РУСИ. И. ТОЧКА. НЕ. КОНЧАЕТ. ПРЕДЛО-ЖЕНИЕ. РЕЧИ. НО. УТОЧНЯЕТ. СИЛУ. ЕГО СМЫСЛА.
  РЕЧЬ ВОИСТИНУ ИЩЕТ ВСТРЕЧЬ И В ЭТОМ ИСТИННА И НЕ ЗНАЕТ ДРУГИХ ИСТИН КРОМЕ РУСЛА ВНИМАЮЩЕГО РЕКЕ ГЛАГОЛЯЩЕГО, ЕДИНСТВЕННОГО В СВОЕМ РОДЕ. И РУ-СЛО-ВО-ЛЮ ВСПОМИНАЯ, СТАНОВИТСЯ РЕКОЮ, ЧТО ЛЕЛЕЕТ ЖИЗНЬ, В ЕЁ СОЗНАТЕЛЬНОЙ ОСНОВЕ.
  Течение Речи-Реки есть Гласные. Каждый Слог несет в себе всю Реку. от её Истока до Океана. Каждый Слог членоразделен ОСОБЕН-НОСТЬЮ всей Реки, но Река ИНТОНИРОВАНА ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ТАЙНОЙ и свободна от членораздельности языческой речи, в которой унижен Я.
  В НАЧАЛЕ БЫЛ СЛОГ-ТЫ. В РУСЛЕ НАСТОЯЩЕГО Я. ЧТО ЕСТЬ ТА-ЙНА? ТЫ И Я. Никто не вправе и не в силах посягнуть на священный союз Реки и её Русла, её Истока и Свершения. Никакая Плотина или Болото (без-брежность).
  ВСЕ РЕКИ ТЕКУТ В ОКЕАН ЕДИНСТВЕННОГО СМЫСЛА. СО-ЗНАНИЕ БЕРЕЖЕТ РЕЧЕНИЕ РАЗДЕЛЬНОСТЬЮ СО-СТОЯТЕЛЬНЫХ ЗНАЧЕНИЙ
  ТВОЯ-РЕЧЬ, ГДЕ ТЫ ТВО-РЕЦ.
  Язык есть сущность сущего. В Я ЗВУЧНОСТИ ЕГО. Я-зычности. Правда Языка в предельном НАПРЯЖЕНИИ Сущего, выражаемого СУЩЕСТВЕННЫМ Языка, Языком как СУЩЕСТВОМ ДЕЛА. Только напряжение по Существу позволяет Языку РАЗРЯДИТЬСЯ в ВЫСОКОЙ РЕЧИ, творящей МИРЫ. Язык ОДНОСМЫСЛЕН в Существе Своем и щедро МНОГОЗНАЧЕН Миропредставлением. Существо Языка подобно черной дыре, центру циклона не захвачено круговоротом Мира и потому способно к Прямому Акту Воли и Повиновения, отличному от любых актов лукавого насилия и подчинения. Прямой Акт не отягощен ожиданиями и ложными надеждами, в нем Существо Языка САМОХОДНО.
  Если Язык Сокровище, то в Речи он Откровение. ВЛАДЕТЬ языком, значит при-у-готовлять У-дар Речи. ПОЛЬЗОВАТЬСЯ Языком, значит отсрочивать на неопределенный срок Дар Речи. Пользователи создают относительные порядки, целые "государства", однако они не в Праве АБСОЛЮТА Языка в Речи и потому всегда подтачиваемы СОМНЕНИЯМИ, обменом мнениями, обманами своих маний, своими темными и двусмысленными законами.
  Кто не освоил темные места своего Языка, всегда ИСКУШАЕМ тьмой НЕДОМЫСЛИЯ, весьма ярко раскрашенной и заманчивой. Здесь и "чувства" и "любовь" и "мир" и "счастье" и "человечность". Недомыслие всегда страстно и тем страшно. Страшно далеко от Существа Дела.
  Мышление, питающее Язык, единственное, необычайнейшее, выводящее к Свободе Существования, выражающее Свободу Существования, оказывается не у дел. Одна минута побуждения к Мысли вызывает у людей закипание мозгов и острое чувство дискомфорта. Мыслящий словно изгой, прокаженный, интеллектуальный террорист, чернокнижник осторожно крадется по краю, по обочине чело-увечной культуры. Словно разведчик в поисках ЯЗЫКА. Как Друга. Друг на друга мы ПЕРЕНОСИМ такое обилие своих "пониманий", что от Друга ничего не остается. Но МЫ ищем истинный ВЫ-ход. МЫ-СЛЬ В ВЫ-СЬ. Дабы ПО-СЫЛ СОБСТВЕННОГО С-МЫСЛА не потерялся в Мире, Мы ВЗРАЩИВАЕМ СЕБЯ В ЯЗЫКЕ. Язык-Ладья Судьбы Нашей. В нем Лад и Строй осмысленного существования, то есть действительно свободного. Тогда мы РАДЫ ДРУГУ.
  Что ближе близкого и как всегда не у дел? Язык. Что явным зовом Нутра твоего подступается к тебе? Язык. Что обещает Вечную Жизнь? Язык. Что таит в себе Музыку? Язык. Что самое ДОРОГОЕ? Сам Друг, сущий как Язык. ЯЗЫК ДРУГ ДРУГУ. ОТСЮДА-ДАР РЕЧИ.
  Заканчивая ЯЗЫЧИТЬ СТО-КРАТНУЮ ПАРА-ДИГМУ, ПРЕДЛАГАЮ ДРУЗЬЯМ НАРАЩИВАТЬ СВОИМ ЯЗЫЧЕСТВОМ ДО-СТА-ТОЧНОЕ и тем СОЗДАВАТЬ РУССКИЙ СТОГЛАВ, способный вытеснить из нашей А-СОЦИАЦИИ все нелепые, темные законы и конституции, всех мрачных богов и властителей. Если СУЩЕСТВО ДЕЛА ДЕЛЕНИЕ СМЫСЛА ВОШЛО В ВАШ РАЗУМ МЫ МОЖЕМ СОВЕРШАТЬ ВЕЛИКОЕ ДЕЛО-ВОССТАНАВЛИВАТЬ СКАЗОЧНУЮ РУСЬ. Любой комментарий и соавторское включение в предложенный СТОГЛАВ РАВНОЦЕННО, но и необходимо дистанцировано от Текста Автора. Ради отчетливой и сознательной, а потому МИРОЛЮБИВОЙ ПОЛЕМИКИ разных субъективных СТИЛЕЙ.
  РУЛИ СЛОВОМ РУСЬ И СЛАВА ТЕБЕ. RU-СЛО-ВО-LI СВОБОДНО. РУСЬ-ДА-НЕТ-РУСЬ.
  ЯЗЫК В ЕГО ДВИЖЕНИИ В ПРОЦЕССЕ ЖИЗНИ (СХЕМА)
  Полоса обеспечения, занятая с любовью или захваченная в борьбе:
  в лоне языков или в случае крайней опасности
  Первая фаза:
  Будущее время Ты
  Тебя
  Тебе Слушатель призывается в повелительном наклонении и принуждается в звательном падеже к тому, чтобы он обернулся. Пассивная форма повелительного наклонения является его завершением
  Вторая фаза:
  Настоящее время Мне?
  Меня?
  Я Говорящий человек сопряжен с сослагательќным наклонением и колеблется, пребывая в первом лице в неопределенности
  Третья фаза:
  Прошедшее время Его
  Ему
  Он Тот, о ком говорят, воспринимается в изъявительном наклонении, признается и обретает самостоятельность в именительќном падеже
  Четвертая фаза:
  "Les adieux", не существует вреќмени, а есть лишь место в пространќстве, "бытие" Без него
  Без меня
  Без тебя Действие
  Неопределенная форма глагола сама по себе (с герундием)
  
  ( Из книги О. Р. Хюсси. Язык рода человеческого.)
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"