Гурьянов Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Чернокнижник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.00*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшое повествование о несчастном чернокнижнике в лапах Инквизиции.

     Глава 1
  Утренний дождик стучал по крыше. В таверне было пусто. Только бармен прохаживался между столиков, подметая вчерашний мусор. Сгребая опилки, бармен мурлыкал под нос что-то невнятное и время от времени поглядывал в приоткрытую дверь.
  Его фартук был покрыт толстым слоем жира и сажи. Он обтекал круглый живот бармена, как парус, и опускался ниже колен.
   На вид бармену было около сорока. Его волосы были связаны сзади в хвост. Правый глаз у него был закрыт повязкой. Левый был зеленым. Он блестел, как болотная вода ясным утром, каким-то мутновытым сиянием.
  Город Гатсмит был сущей дырой. За все три две недели после открытия бара к нему пришло лишь восемь человек. Цифра была точной, так как все они заказали по одной бутылке вина и одному окороку. А бухгалтерия была для бармена любимейшим хобби. На стойке бара и сейчас лежали испещренные таблицами свитки.
  Бармен остановился и встал, оперевшись на метлу за секунду до того, как в дверь прошел рыцарь. Он был одет в тяжелые стальные доспехи и тяжело дышал. Видимо, ему нелегко давались длинные пешие прогулки с этой кучей железа. На боку у него висел меч, а в руках был арбалет. Этот арбалет он сразу же направил на бармена. Рука в железной перчатке плотно обхватила спусковой механизм. Арбалет в его руках не дрожал, а глаза в прорези забрала выдавали желание выстрелить. На всякий случай, бармен отбежал и спрятался за стойку.
  - Чего изволите, сэр? - спросил он.
  Рыцарь откинул забрало и проорал:
  - Демон, вот я и нашел тебя! Теперь тебе не уйти от милостивой длани Господа нашего!
  - О чем вы говорите, сер? - пискнул бармен.
  - Я говорю о том, что наконец нашел тебя, богопротивный чернокнижник, и освобожу мир от твоей черной магии.
  - Но сэр, я не чернокнижник.
  - Конечно же нет, - хохотнул рыцарь, - было бы удивительно, если бы ты сразу же признался. Не беспокойся, когда ты попадешь в руки инквизиции, то твое чистосердечное признание будет лишь делом времени.
   Бармен взглянул на метлу, которую продолжал держать в уках. Что-то тихо пробормотав, он подкинул ее вверх. Вместо того, чтобы упасть, метла резво взлетела в воздух и понеслась в сторону рыцаря, но тот не глядя отмахнулся от нее закованной в железо рукой.
   - Ты не только богопротивный чернокнижник, ты еще и глупец, - захохотал рыцарь. Теперь тебя даже не нужно допрашивать. Моего свидетельства будет достаточно. Я убью тебя здесь и сейчас. Выходи!
   - Ага, щас, - нервно хохотнул бармен, испуганно оглядываясь в поисках чего-нибудь потяжелее. Наконец, его взгляд остановился на пивном бочонке. Он прошептал пару слов и бочонок повторил путь метлы в сторону рыцаря. Рыцарь лениво отмахнулся от него и бочонок разлетелся в щепки. Но его содержимое окатило рыцаря и тот зажмурился от попавшей в глаза пивной пены.
   В ту же секунду бармен выскочил из-за стойки, схватил первую попавшуюся под руку сковородку и, прыгнув, со всех сил опустил ее на закрытый шлемом лоб рыцаря. БОМ-м-м. Рыцарь продолжал стоять.
   С сомнением поглядев на тяжелую чугунную сковороду, бармен размахнулся и ударил ей еще раз. На этот раз его целью был затылок. Прозвучал все тот же звон, но на рыцаря, по-видимому, это никакого эффекта не оказало.
   - Тоже мне, лоб чугунный, - пробормотал бармен и принялся молотить рыцаря. Он бил его в лицо, в виски, по макушке и вообще всюду, куда мог дотянуться, но рыцаря это явно не трогало. Тот продолжал спокойно протирать платочком глаза и даже не пытался защититься от ударов.
   - А-а-а, - орал бармен, осыпая голову рыцаря градом ударов. - Врешь, не возьмешь! Я тебе голову, как кувшин, расколю, собака христианская!
   Рыцарь, наконец, закончил прочищать глаза и спокойно направил арбалет в сторону бармена. Тот испуганно выронил сковороду и поднял руки как можно выше.
   - Я не вооружен, я безоружен. Ты же не будешь убивать безоружного человека, господин рыцарь? Это опозорило бы тебя. Убивать безоружного человека стрелой трусливо. - Ха, пожалуй ты прав, - сказал рыцарь. Он подвесил арбалет на пояс и начал доставать меч.
   Только и ожидавший этого бармен, сразу же задал стрекоча в сторону двери. Уже на пороге он обернулся, чтобы съязвить что-нибудь напоследок, но не успел. Последним, что он увидел, была рукоять меча, приближавшаяся к его лицу...
  
   ***************************************************
  
   Ему снился сон. Он снова был маленьким мальчиком и катался на санях с ледяной горки. Но когда он в очередной раз сел на сани и покатился вниз, снег начал стремительно таять. Лед под санями разошелся и открылись здоровенные булыжники. Сани начали подскакивать, он старался удержать равновесие, но не мог. Он начал дергаться, стараясь высвободиться, сани перевернулись...
   - Очнулся, чернокнижник?
   Чернокнижник медленно приходил в себя. Он попытался открыть глаза, но ничего не увидел.
   - А-а-а, я ослеп! Что ты наделал, христианишка? Ты ослепил безоружного, воспользовавшись...
   - Никто тебя не ослеплял. Я просто закрыл тебе глаза мешком. Еще не хватало, чтобы ты воспользовался своими колдовскими штучками.
   В голове у чернокнижника прояснялось и первым, что он заметил, была боль в пояснице.
   - Что случилось?
   - Ты начал вертеться в седле и свалился с лошади. - Рыцарь захохотал.
   - Да уж, нет ничего смешнее упавшего человека. Действительно, надо же, он упал, ха-ха-ха. Вы, христиане, никогда не прочь посмеяться над чужой болью. Интересно, инквизиторы тоже смеются, когда ломают кому-нибудь кости и пытают раскаленным железом?
   - Послушай-ка что я скажу, чернокнижник. Не смей при мне оскорблять святых инквизиторов. Они делают богоугодное дело. Пытают таких как ты, но это не значит, что им нравится заниматься чем-то подобным. Будь уверен, если бы была возможность, они бы отказались от сана и занялись чем-нибудь еще.
   - Ну конечно, не сомневаюсь. Стали бы королевскими палачами или...
   - Заткнись! - голос рыцаря прогремел, как сходящая лавина, заставив чернокнижника пригнуть голову.
   - Не смей говорить о святой инквизиции в таком тоне пока я рядом! Скоро я привезу тебя в Страдсфорд и передам отцу Феодосию. Ты же не хочешь, чтобы я передал ему твои слова?
   - Ладно, ладно, молчу - пробурчал чернокнижник.
   - Вот и хорошо.
   - Но я все равно...
   - Заткнись, - крикнул рыцарь. Он схватил чернокнижника за воротник и посадил на стоящую рядом лошадь так легко, как будто чернокнижник ничего не весил.Чернокнижник постоянно проверял свой вес с помощью заклинаний и мысленно присвистнул от зависти.
   Когда они проехали несколько метров, чернокнижник заканючил.
   - Доблестный рыцарь, умоляю, сними с меня мешок.
   - С какой стати? - спросил рыцарь.
   - Я боюсь темноты.
   - Что?! Исчадие ада боится темноты? Ха-ха-ха, да расскажи я об этом при дворе, все животики надорвут.
   - Нет, ну правда же, боюсь, - чернокнижник умоляюще поднял руки. - В детстве меня часто сажали в подвал, привязывая к корыту.
   - А если это уловка, чтобы сбежать?
   - Да прекрати, если бы я мог справиться с тобой магией, я бы сделал это еще в таверне. Я буду вести себя смирно, обещаю.
   - Ну ладно. Но если обманешь...
   Он снял с чернокнижника мешок. Прищурившись от дневного света, тот представился:
   - Меня зовут Шрейдер. А тебя?
   - Сэр Ардес Ланчестерский, - буркнул рыцарь.
   - Очень приятно познакомиться, - соврал чернокнижник.
   - Сэр Ардес? - Шрейдер повторил его има так, как будто пробовал на вкус. - Оч-чень благородное имя, вам повезло. Думаю, если бы меня звали Ардесом, да еще и сэром, то я тоже мог бы стать рыцарем.
   - Угу, - с сомнением буркнул Ардес.
   - Шрейдер. Отвратительно звучит, да? - скривился бармен. - Как будто кто-то ведет вилами по камню, ш-ш-д-р-р, тьфу. С таким именем только и идти в чернокнижники.
   Рыцарь задумчиво подпер подбородок о стальную перчатку. Проехав несколько секунд в задумчивости, он наконец сказал:
   - Но ты ведь мог бы сменить имя.
   - Ага, конечно, сменить. Как скажете, ваше сэрство, как скажете. Только вот одна беда,моя мамочка была бы сильно против. А когда она бывала против, я три дня старался есть стоя. И спал на животе. А потом было уже поздно. Сами понимаете, расходы на рекламу, репутация.
   - Разве у тебя была мама? - удивленно переспросил рыцарь.
   - Ну конечно, как бы я иначе родился? - удивился в свою очередь Шрейдер.
   - Я слышал колдуны приходят прямо из пекла, где они вылупляются из огненной лавы.
   Шрейдер захохотал.
   - Вот уморили, из лавы, ха-ха. Да где же это видано, чтобы люди в лаве сидели? Они же сгорят. Кто вам сказал такую глупость?
   - Не твое дело.
   - А-а-а, понятно, это вам священники наплели, да?
   - Заткнись.
   - А что еще они вам рассказывали? Может о том, что у чернокнижников на ногах копыта, а? А на голове рога? А еще...
   - Я же сказал, заткнись. Я не верю ни одному твоему слову. Ты специально стараешься меня запутать, выдавая себя за человека. Но ты не человек. Я видел, как ты колдуешь, а человеку такое не под силу. Значит ты исчадие ада.
   Шрейдер ошарашенно замолчал. Он смотрел на рыцаря и молча открывал и закрывал рот. Наконец, он перестал изображать рыбу и выпалил:
   - Да ты! Да я! Да я двадцать пять лет истратил, чтобы научиться этому. Я учился по книгам, читал и тренировался дни и ночи напролет. Я плохо спал, я мало ел, я во всем себе отказывал, стараясь постичь тайны мироздания. И вот теперь ты мне говоришь, что люди не могут этому научиться? Ха! Еще как могут. Любой может научиться этому, если будет достаточно терпелив и...
   - Я тебя не слушаю, - раздраженно прервал его речь рыцарь.
   - Можешь болтать сколько угодно, но я знаю, что это только твои уловки. Дьявол хитр и никогда не упустит шанс заставить честных людей усомниться в вере. Но со мной у тебя этот фокус не пройдет.
  Какое-то время они ехали молча. Ардос с любопытством поглядывал на Шрейдера. Наконец, он не выдержал:
  - Слушай, а что у тебя с глазом?
  - О чем ты? - пожал плечами чернокнижник.
  - Ну, твой глаз. Зачем ты его закрываешь повязкой? Ты потерял его, когда колдовал? Дьявол потребовал с тебя глаз в уплату за темный дар? Или, может, он у тебя какой-нибудь ненормальный, косой, да еще и другого цвета?
  - Нет, что ты. Тьфу-тьфу-тьфу, с моим глазом все в полном порядке.
  - Тогда зачем...
  - В целях маскировки, - оборвал его Шрейдер. - Я надел его, чтобы никто меня не узнал.
  Ардос снял с него повязку и удовлетворенно хмыкнул.
  - Лучше бы ты позаботился о том, чтобы закрывать окна на ночь. Сияние от твоих бесовских занятий было заметно до самой церкви.
  - Правда? Ты так меня и нашел? - губы у чернокнижника разочарованно задрожали.
  - Да.
  Шрейдер тяжело вздохнул:
  - Вот незадача. Я надел повязку, купил таверну, накрыл ее кучей заклинаний, чтобы меня не нашли и попался на... - Шрейдер едва не плакал. - Слушай, а может быть попробуем еще разок, а? Я спрячусь, а ты будешь меня искать? Это же твоя работа, тебе это должно нравится. Будешь потом хвастаться, что поймал чернокнижника два раза подряд. Это почти то же самое, что поймать двоих чернокнижников. Ну же, соглашайся, мы отлично повеселимся.
  - Нет.
  - Ну пожалуйста-а-а, - заканючил Шрейдер.
  - Нет.
  - Ну очень тебя прошу-у-у-у.
  -Нет.
  - Ну сэр рыца-а-а-арь, ай! Эй, прекрати драться! Разве мама тебя не учила, что нельзя обижать тех, кто слабее?!
  - Нет.
   Остаток дороги до Страдсфорда они проехали молча. Чернокнижник еще несколько раз пытался завести разговор, но его останавливал яростный взгляд рыцаря.
   Въехав через ворота, рыцарь громко возвестил о своем прибытии:
   - Братья, я прибыл. Я привез отвратительного чернокнижника и еще до рассвета его косточки станут углями!
   Толпа дружно приветствовала его криками. Несколько дамочек даже бросили к ногам его коня цветы. А дети бежали за ним и кричали:
   - Ура славному рыцарю, ура доблестному сэру Ардосу!
  - Да сдохнешь ты в муках, слуга дьявола! - кричали другие, стараясь плюнуть точно в Шрейдера.
  Один из них случайно попал в Ардоса. Рыцарь повернул голову в ту сторону, но там уже никого не было. Вся толпа постаралась оказаться с совсем другой стороны. Плевать тоже никто больше не осмеливался, но поглядывали они на Шрейдера очень неодобрительно.
  Проехав мимо высокой стены, они подъехали к покрытым христианскими символами воротам.
  - Мы прибыли, - сказал Ардос.
   В воротах стоял монах и взволнованно теребил четки, бросая взгляды то на рыцаря, то на его пленника.
   - Да уж, прибыли, - уныло заметил чернокнижник. - Последняя остановка Шрейдера, чернокнижника, на его жизненном пути.
   **************************************************
  
   При входе в монастырь их ожидала еще одна толпа. Монахи, радостно улыбаясь, кланялись рыцарю. Увидев ехавшего на соседней лошади Шрейдера, они начинали яростно креститься и бросать свирепые взгляды на него, но, как только взгляд их переходил на сэра Ардеса, они снова начинали блаженно улыбаться.
   Шрейдеру это показалось необычайно забавным зрелищем. Он даже хихикнул. Зря, видимо, так как железная перчатка мягко схватила его за воротник и встряхнула. Шепотом, который мог бы начать в горах лавину, Ардес предупредил чернокнижника, что если он не прекратит насмехаться над святыми людьми, то продолжит путешествие привязанным за ноги к лошади.
   С сомнением оглядев небольшой двор, Шрейдер решил, что рыцарь блефует, но проверять не стал. Поколдовав немного над своим лицом, он придал ему выражение абсолютной бесстрастности.
   С сомнением взглянув на кислую мину чернокнижника, рыцарь вздохнул и приветственно взмахнул рукой монахам.
   - Братья, я прибыл к вам сегодня не с пустыми руками. Ужасный чернокнижник, который многие годы терроризировал жителей Гатсмита, пойман. Восславим Господа нашего за Его милость.
  Шрейдер было открыл рот, чтобы сообщить о том, что жил в Гатсмите всего несколько недель, но передумал и зевнул.
   Из толпы вышел маленький лысенький монах. Он теребил в руках деревянные четки. Остальные с уважением расступились перед ним.
   - Здарвствуй, сэр Ардос. Мы с нетерпением ожидали твоего возвращения и молились за тебя.
   Рыцарь откинул забрало и приветливо улыбнулся.
   - Отец Феодосий, как я рад вас видеть. Я чувствовал ваши молитвы, мой путь был короток, а удача отменна, благодарю вас.
   Он учтиво кивнул и спрыгнул с лошади. Затем стащил Шрейдера и рывком поставил перед монахом.
   - Смотрите, я привез чернокнижника. Его зовут...
   - Его имя не имеет значения, - властным жестом остановил его монах. - Он чернокнижник и этого достаточно.
   - Как скажете, святой отец, как скажете.
   Шрейдеру, тем временем, надоело изображать сборщика налогов.
   - О, святой отец, вы не представляете, как я рад прибыть к вам.
   Монахи отступили назад. Один лишь отец Феодосий сохранял невозмутимость.
   - Ты рад? Чему же именно ты радуешься, чернокнижник?
   - О, вы даже не представляете, как я счастлив, что вы подвергнете меня святому очищающему огню, - ласково сказал Шрейдер. - Дьявол обманом сделал меня адским прислужником и не давал избавиться от этого проклятья. Теперь я, наконец, стану свободен.
   Для убедительности он встал на колени и поцеловал землю.
   - Да будет прославлен этот монастырь, что помогает заблудшим душам освободиться от скверны, - он поцеловал землю еще три раза и встал, с нежностью глядя на реакцию окружающих.
   Большинство монахов стояло с разинутыми ртами. Оглянувшись, он заметил ту же реакцию на лице сэра Ардеса. Один лишь отец Феодосий сохранял спокойствие.
   - Ну чтож, я рад, что ты осознаешь глубину своего падения и не будешь сопротивляться освобождению. Пожалуй, мы избавим тебя от пыток и накормим.
   - О, отец мой, благодарю вас, но я недостоин... - начал было Шрейдер, однако увидев, что монах уже собирается кивнуть, неожиданно закончил, - но не принять этот дар было бы неуважением с моей стороны.
   Разочарованно подняв бровь, отец Феодосий все-таки кивнул и приказал отвести чернокнижника вниз. Монахи мягко взяли его под локти и повели вглубь монастыря.
  
  *************************************************************************************************************
  
  Келья, где его разместили, оказалась на удивление удобной. Мягкая кровать, окно (с решетками, но настоящие оптимисты никогда не обращают внимания на такие мелочи), даже симпатичная картинка с Иисусом-пастырем в окружении овец. На небольшом столике стоял кувшин с водой. Отпив немного, Шрейдер повалился на кровать и издал стон удовольствия. Долгая прогулка на лошади, для непривыкшего к верховой езде чернокнижника, не прошла бесследно. Копчик сильно болел, а тело ломило от усталости.
  Интересно, подумал он, а есть ли дьявол? Странная для чернокнижника мысль, но, к своему стыду, Шрейдер ни разу не задумывался об этом всерьез. Считал бабушкиными сказками, как и водяных,леших и прочую нечистую силу.
  Но если дьявол есть, то как он, интересно, относится к чернокнижникам? - продолжал размышлять он.
  Ведь, в конце концов, нас весь мир считает его прислужниками, может и он тоже? И если да, то что будет если я ему сейчас помолюсь? Ответ на этот вопрос требовал практических усилий и Шрейдер незамедлительно сполз с кровати на пол и встал на колени.
  - Дорогой дьявол, - шептал он. - Я, потомственный чернокнижник, вот уже много лет изучающий все аспекты магических наук, оказался на грани смерти. Думаю, это не секрет для тебя, что чернокнижников в наши дни становится все меньше и меньше. А уж таких как я можно вообще по пальцам пересчитать.
  - Одной руки, - сказал он подумав.
  Еще немного подумав он добавил:
  - Одной однопалой руки. Я такой один в целом мире, совершенно уникальный экземпляр. Правда, - добавил он решив что немного скромности не повредит, - был еще Скауллс, но его уже пять лет как сожгли.
  - Неужели ты, покровитель магических наук, допустишь чтобы мое знание умерло со мной? Чтобы больше уже никто не узнал ни рецепта для отращивания усов, ни заклинания ожирения, ни...
  Внезапный шум за спиной заставил его замолчать. Осторожно оглянувшись, он увидел стоящего рядом с картинкой и зловеще ухмыляющегося молодого человека.
  - Т-ты, к-кто? - спросил он, облизнув пересохшие губы.
  Молодой человек ухмыльнулся еще шире и сделал неопределенный жест рукой.
  - А как ты думаешь? - ответил он, подмигнув.
  Чернокнижник буквально онемел от страха.
  - Я... я... я...
  - Прекрати, - остановил его молодой человек, - тебе повезло, что я услышал твою молитву.
  - Т-ты д-д-д-дьявол?! - наконец-то обрел дар речи чернокнижник.
  - Собственной персоной, - молодой человек поклонился. - Но ты можешь называть меня господином.
  - К-к-конечно, к-к-как пожелаете, господин, к-к-к-к-к-к... - он замолчал и принялся
  рассматривать явившегося к нему дьявола.
  Тот выглядел на удивление молодо и симпатично. Черные, как перья ворона, волосы были аккуратно подстрижены около плеч. На лбу их перехватывал золотой обруч с ярким бриллиантом посередине. Одет он был как настоящий модник. Вся его одежда была черного цвета, но на шелковой рубашке блестела роспись золотой нитью. Гладкие и блестящие, как змеиная кожа, брюки упирались в кожаные сапоги. С плеч его свисал тяжелый меховой плащ, сделанный, судя по всему, из шкуры пантеры (Шрейдер видел ее на картинках в книгах отца). Картину венчал массивный золотой пояс с неприлично огромными бриллиантами по всей длине.
  Лицо дьявола Шрейдер, как ни старался, не мог толком разглядеть. Как только он пытался посмотреть ему в глаза, то замечал, что смотрит в какое-то совсем другое место. Или на волосы,
  или на шею, или вообще на грудь.
  - Что, хочешь наконец разглядеть как выглядит твой господин? - спросил улыбающийся дьявол.
  - Вы очень красивы, мой лорд.
  - Не спеши с выводами, ты ведь еще не видел моего лица, - дьявол расхохотался. - Не беспокойся, ты увидишь его в свое время.
  Пропустив мимо ушей все остальное, Шрейдер заметил главное.
  - В свое время? Значит ли это...
  - Да, это значит, что я помогу тебе. Не беспокойся о завтрашней казни, я все устрою.
  - А как насчет...
  - Расплаты? - снова угадал его мысли дьявол. - Об этом тоже можешь не беспокоиться. Я не заключаю сделок с собственным персоналом. Не волнуйся, у тебя будет много возможностей расплатиться со мной.
  Совсем растерявшись, Шрейдер низко поклонился своему новоявленному работодателю. Когда он поднял голову, дьявол исчез.
  
  
  **********************************************************************************
  
  Проснувшись утром, Шрейдер восстановил в памяти события прошлого вечера. Голова его гудела, как от похмелья. Тупо уставившись на стенку, он попытался размышлсять вслух.
  - Вчера ко мне явился дьявол - добавил он растерянным голосом.
  - Ну и что, - ответил он сам себе, изменив голос на более уверенный.
  - Ну и что? А то, что он теперь от меня никогда не отвяжется. Если он спасет меня сегодня, то сделает своим слугой.
  - А ты уверен, что это был именно дьявол? - спросил уверенный в себе Шрейдер.
  - Конечно уверен. Кто еще мог бы пробраться ко мне...
  - Вот именно, - продолжал он. - Дьявол боиться церкви, это всем известно. Он бы никогда не смог проникнуть в монастырь. Понимаешь? Если он спокойно разгуливал по монастырю, мимо всех этих крестов и монахов, то какой же он тогда дьявол?
  - Ты хочешь сказать, что это был какой-то розыгрыш? - спросил неуверенный Шрейдер.
  - Ну разумеется! Ты же не веришь в дьявола, одумайся, мысль о том, что он явился к тебе смехотворна. А возможно... возможно этого вообще не было.
  - Как же не было, когда я все отлично помню?
  - А вот так. Тебе все это приснилось. Или, возможно, тебе что-то подмешали в воду. А может быть, ты просто-напросто сошел с ума. Подумай, ты ведь сейчас разговариваешь сам с собой, а это очень плохой признак. Может быть у тебя были галлюцинации?
  - Может быть... - неуверенно промямлил Шрейдер.
  - И вообще, нечего об этом думать. Все выясниться сегодня. Если тебя казнят, значит никакого дьявола не было. А если ты спасешься, значит дьявол все-таки есть.
  Вспомнив о казни, Шрейдер поморщился. Он видел как сжигают на костре человека и эти
  воспоминания были едва ли не самыми тяжелыми в его жизни. Тот человек, еретик кажется, так громко кричал. Его почерневшее и перекошенное от ужаса и боли лицо не один год преследовало Шрейдера в кошмарах.
  - Пожалуй, лучше дьявол все-таки будет, - сказал он.
  - Ты уверен? - переспросил он сам себя.
  - Абсолютно, - ответил он, еще раз вспомнив лицо сжигаемого еретика. - Больше, чем в чем бы то ни было.
  Решив прекратить потакать своей начинающейся душевной болезни но желая все-таки скоротать как-нибудь оставшиеся до казни часы, Шрейдер развлекался тем, что заклинал картину и менял на ней краски. Сначала он заставил пастыря поднять руку. Затем ногу. А потом заменил его голову на голову одной из овец. Спустя несколько пролетевших незаметно часов картина совершенно перемешалась. Ноги пастыря торчали вместо рогов на голове у одной у овец. На месте ног были ее рога. Голова его вообще где-то потерялась, а овцы уже напоминали распотрошенную подушку. Невозможно было понять, где у них что. Больше всего ему понравились копыта, которые превратились в какое-то подобие короны и венчали овечью голову пастыря.
  Заслышав около двери шаги, Шрейдер попытался вернуть картину к прежнему состоянию, но, поняв тщетность своих усилий, он подбежал к двери, чтобы не дать гостю как следует рассмотреть комнату.
  Дверь открылась. Чернокнижник смущенно улыбнулся стоящему за ней монаху и торопливо прошел в дверь, закрыв ее за собой.
  - Вы так торопитесь быть казненным? - спросил монах. - Странно, обычно вас приходиться силой вытаскивать из келий и тащить с собой связанными.
  - О, конечно же я тороплюсь. Тороплюсь освободиться от тяжкого проклятья, лежащего на мне, - ответил Шрейдер.
  Монах ласково взял его под руку и повел за собой.
  - Как вы сегодня спали? - спросил он.
  - О, как младенец. Уснул, едва только коснулся головой подушки, - Шрейдер широко улыбнулся, надеясь, что улыбка выглядит естесственно.
  - А как вы провели это время? Не скучали? - продолжал расспросы монах.
  - О нет. Я посвятил это время молитвам о спасении. Своей души, - поспешно добавил чернокнижник, продолжая улыбаться.
  - Вижу, ваша совесть чиста, сын мой. Должно быть вас обманом завлекли на путь черной магии?
  - О да, обманом, разумеется. Меня обманули. Сказали, что это обычная книжка, а когда я прочел ее, то уже не мог не колдовать. Все эти ужасные картинки... ну, вы понимаете.
  - Сын мой, я рад, что вы рассказали мне об этом. Скажите же мне, где спрятана эта книга и я попрошу отца Феодосия облегчить ваши страдания во время казни.
  - Ну конечно же скажу. Она зарыта в подвале того бара, что я содержал в Гатсмите - продолжал вдохновенно врать Шрейдер. - Она разговаривала со мной и приказывала делать разные вещи. А накануне того дня, когда благородный рыцарь поймал меня, приказала себя закопать.
  Его отец всегда учил его быть вежливым. Сынок, сказал он ему однажды, осыпая попу любимого чада ударами розог. Будь вежлив с людьми. Говори им то, что они будут рады услышать и тебе откроются любые двери. Особенно же вежлив будь со мной и никогда не смей больше называть своего папочку пузатым дураком! Этот урок запомнился Шрейдеру на всю жизнь.
  Они, наконец, дошли до выхода из здания монастыря и вышли на залитый солнцем двор. Посередине стоял обложенный хворостом столб, при виде которого живот Шрейдера скрутило от страха.
  
  
  ********************************************************************************
  
  Его подвели к отцу Феодосию.
  - Здравствуйте, святой отец, - поклонился Шрейдер.
  - Здравствуйте, сын мой, - поклонился Феодосий в ответ.
  - Как поживаете, святой отец?
  - О, со мной все в порядке, - улыбнулся Феодосий.
  - А как поживают ваши родственники?
  - Замечательно поживают.
  - А как...
  - Прекратите, - прервал его святой отец. - Я конечно понимаю, перед смертью не надышишься и все такое, но не стоит оттягивать неизбежное. Вот костер, вот вы, а вот мы. И сейчас мы отведем вас к костру.
  - Святой отец, - возбужденно крикнул Шрейдер, - я только что вспомнил. Я ведь так и не написал признание!
  - О, в этом нет никакой необходимости. Свидетельства сера Ардеса будет вполне достаточно.
  - Но разве вам не интересно то, что я мог бы написать? Я мог бы выдать всех своих подельников.
  - О, - сказал отец Феодосий, - так у вас были подельники?
  - Множество!, - взвизгнул Шрейдер. - Десятки, сотни подельников. Я мог бы выдать их вам.
  Отец Феодосий задумчиво потер подбородок.
  - Знаете, пожалуй нам все-таки придется провести казнь именно сейчас.
  - Но, но куда торопиться? Я ведь никуда не...
  - Вот именно, - улыбнулся отец Феодосий. - Я хорошо знаю вашего брата. Вы попытаетесь сбежать как только у вас появиться такой шанс. И я намерен не давать вам этого шанса.
  Они услышали какое-то громыхание. Обернувшись, Шрейдер увидел подходящего к ним сера Ардеса.
  - Приветствую вас, святой отец, - сказал тот, откинув забрало. - А с тобой скорее следует попрощаться, - повернулся он к Шрейдеру.
  - Прощай, чернокнижник.
  - Прощай, тупая скотина, - ответил чернокнижник.
  Увидев, что Ардес пытается вытащить меч, Феодосий подбежал к нему и наклонился к уху.
  Прошептав что-то, он внимательно посмотрел Ардесу в глаза и отошел от него.
  Успокоившийся Ардес улыбнулся Шрейдеру.
  - Да-да, я знаю, ты пытаешься разозлить меня, надеясь умереть от меча, а не в священном пламени. Я раскусил тебя.
  Шрейдер поднял бровь.
  - Ты раскусил? Куда тебе, болван. Феодосий объяснил тебе это. У тебя же мозгов как у курицы. Ты никогда бы не догадался сам. И отцу Феодосию отлично известно об этом. Думаешь, почему он так быстро подскочил к тебе, чтобы объяснить этот простой факт о котором все остальные уже давно догадались сами?
  Улыбка на лице Ардеса превратилась в напряженный оскал.
  - Ты можешь говорить что угодно. Я все равно не облегчу твоих страданий и не убью тебя.
  - Правда? - обрадовался Шрейдер. - Что угодно? А как насчет того, что я могу рассказать о твоей мамочке? Я слышал, что она была весьма темпераментной женщиной.
  - Что?!
  - Ты и этого не понял, тупица? Хорошо, объясню специально для тебя. Я слышал, что она перетрахала всех слуг в вашем замке. А когда ей не хватало, она трахалась с конями.
  - А-а-а! - закричал Ардес и вытащил меч. С налитыми кровью глазами он подошел к Шрейдеру и направил острие меча на его горло.
  - Ты, грязный ублюдок, никто не смеет говорить такое о моей матери!
  Торопливо подскочив, отец Феодосий снова торопливо зашептал что-то в ухо Ардесу. Выслушав его, тот надменно улыбнулся и спросил у Шрейдера:
  - Как звали мою мать?
  Шрейдер промолчал.
  - Так я и думал.
  Адрес снова убрал меч и повернулся к чернокнижнику спиной.
  Отец Феодосий крикнул начинать казнь и Шрейдера потащили к костру. Прислонив к столбу, его обмотали толстой веревкой.
  Шрейдер попытался прошептать какое-нибудь заклинание, но один из монахов подскочил к нему и запихал в рот какую-то тряпку. Обмотав рот полоской ткани, они продолжили обматывать его веревкой. Осознав, наконец, в какой опасности он находится, Шрейдер зажмурился и мысленно обратился к своему вчерашнему гостю.
  "Господин, где же ты? Ты же обещал спасти меня". Секунды шли за секундами, к нему уже подходил монах с зажженным факелом и Шрейдер окончательно отчаялся спастись, когда в голове его прозвучал ответ.
  "Не беспокойся, все в порядке".
  Шрейдер вытаращил глаза от возмущения.
  "В порядке?"
  "Да", - ответил все тот же голос в его голове.
  "Но меня же сейчас сожгут!"
  Голос не ответил. Вместо этого прозвучал разочарованный вопль.
  - Да что же это такое?!
  Поняв, что этот голос прозвучал не в голове, Шрейдер открыл глаза и увидел монаха, ошарашенно смотрящего на потухший факел. Шрейдер даже простонал от облегчения. Монах вытащил из кармана огниво, но сколько он не стучал по нему, факел никак не желал загореться.
  К нему подошел еще один монах, протягивая зажженный факел и Шрейдер с удовольствием смотрел, как потух и тот. Из той двери, откуда недавно вывели чернокнижника, прибежал еще один монах, держащий в каждой руке по факелу, но и те, стоило их поднесли поближе к чернокнижнику, потухли. Раздался крик. Вывернув шею из спутывавших его веревок, Шрейдер посмотрел в ту сторону и увидел монаха, указывающего пальцем куда-то над ним. Подняв глаза вверх, чернокнижник увидел появившийся над головой и стремительно расширявшийся черный шар, похожий на кусок смолы. Шар опустился и начал обволакивать голову Шрейдера. Облепив его всего, вязкая жидкость затвердела и начала вибрировать. Снаружи доносился звук ударов, это Ардес пытался прорубить черную массу. От его ударов было мало толку, меч лишь отскакивал от шара, как палка от натянутого каната. Шар вибрировал все сильнее. Наконец, раздался сильный хлопок и он исчез вместе с заключенным в ней Шрейдером. Очередной удар Ардеса встретила пустота и тот, потеряв равновесие, выронил меч и упал на бревна.
  Отец Феодосий, пройдя мимо отчаянно крестившихся монахов, помог Ардесу подняться на ноги. Успокаивающе похлопав рыцаря по плечу, он тихо сказал.
  - Не беспокойтесь о чернокнижнике больше, Ардес. В прошлом уже бывали такие случаи. Люди,приговоренные к казни, исчезали. Я не знаю что это за колдовство. Знаю только, что ни один из изчезнувших таким образом чернокнижников так и не вернулся. Это дорога без возврата, Ардес, и мы больше никогда не услышим о чернокнижнике Шрейдере.
  - А...
  -Так что ничто не мешает нам объявить его мертвым.
  Ардес кивнул и посмотрел на так и не зажженные бревна.
  - Думаю, сожжение было бы цветочками по сравнению с тем, что ему предстоит теперь.
  
  *******************************************************************************
  
Оценка: 6.00*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"