Гусейнова Ольга Вадимовна: другие произведения.

Связующая энергия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Космического пилота Еву Полянскую, волнуют три вопроса. Съедят? Не съедят? И как жить после того как съедят?


    БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЕЛИЗАВЕТЕ МЕТЛИНОВОЙ ЗА ОБЛОЖКУ!

    Спасибо огромное прекрасному автору ILITH за ее помощь в редакции этого произведения.



  Связующая энергия
  
  Чернота за бортом, мерцающие сигналы, бегущие по приборной панели, и тихий утробный звук работающих двигателей нашего корабля навевали дремоту и уговаривали еще сильнее расслабиться в удобном кресле пилота. Я любила ночные дежурства, если их можно назвать таковыми в необозримом космическом пространстве, где день от ночи отличали лишь более ярко работавшее освещение и шум в коридорах или служебных отсеках корабля. Три месяца назад, когда я получила назначение на этот корабль, я не могла поверить своему счастью. Я, конечно, не единственная девушка-пилот, которая занимается пилотированием межгалактических кораблей, но зато я первая девушка-пилот на военном корабле. И хотя наш кораблик был рассчитан всего на пятнадцать человек и занимался только охранно-сопроводительной деятельностью, считала, что я просто необыкновенный везунчик. Когда я оканчивала школу, у меня было не так много вариантов, куда поступать учиться дальше, а может быть сразу идти работать. Я жила у своей тети, которая была старше меня всего на шесть лет, но это не помешало ей взять опеку над осиротевшей четырнадцатилетней племянницей после смерти моих родителей в автокатастрофе. Денег у нас особо не водилось, Анита работала менеджером в мелкой строительной компании. Поэтому я, посоветовавшись со своей теткой, а по совместительству единственной подругой, не откладывая реализацию своего решения, чтобы не передумать, подписала контракт с армией, и это позволило поступить в космическую летную академию. Четыре года обучения и год стажировки на различных кораблях дали мне неоценимый жизненный опыт и потрясающую практику. И если в самом начале, когда я попала на первый курс, я не знала, как мне пережить следующие пять лет, то со временем я привыкла ко всему, даже к холоду окружающего меня тестостерона.
  Традиционно все нормальные родословные ведутся от одного отца семейства к другому, но в нашей семье родословная велась от одной неудачницы по женской линии к другой. И была эта линия жутко длинная и очень печальная, прежде всего для меня, Аниты, а теперь еще и для ее двухлетней дочери Сабрины. Хотя в этот список нужно не забыть внести еще и Женевьеву, двоюродную сестру моего покойного отца и Аниты. Но она пыталась вырваться из оков нашего проклятого семейства. Даже смогла завести пару добровольных романов. Правда после второго особо бурного романа две недели провалялась в больнице с сильнейшим общим упадком сил, истощением и жуткой депрессией, которая, судя по всему, никуда уходить не собирается. Женщины нашего семейства все как на подбор одного цвета. Рыжие, и не просто рыжие, а очень насыщенного темно красного цвета. Все остальное отличается, но фенотип тот же. Короче, в нашем родстве никто не ошибется. По крайней мере, наше проклятье не ошиблось ни разу. Не пропустив ни одну из нас, отмеченную красным цветом. Я до сих пор удивляюсь, каким образом наш род смог продлиться несколько веков при такой наследственности. Но я, судя по всему, выиграла главный приз неудачника.
  Я чувствую энергию, я могу даже управлять ею в пределах приборов. Даже сейчас, сидя на мостике управления и лениво думая о своем, я чувствовала наш корабль. Чувствовала, как энергия бежит по кабелям, словно кровь по сосудам, я всегда могла точно сказать, где неполадка, всего лишь прикоснувшись к панели управления и прислушиваясь к жалобам этого живого кораблика. Мы с ним быстро сдружились, и меня за это уважали и ценили. На этом корабле вместе со мной служили еще десять человек, и все - мужчины с повышенным тестостероном. И хотя у нас был явный недокомплект, добавлять нам еще людей никто не торопился. Тем более что я справлялась с работой еще и двух техников. Капитан не скупился и за это мне платили двойную ставку, а сейчас, когда Анита должна больше внимания уделять Сабрине и не могла много работать, лишние деньги были весьма кстати. Так что я не жаловалась, а начальство тем более. Когда после окончания стажировки меня пригласили на собеседование по поводу этой должности, я не очень сильно на нее рассчитывала. Каждый раз, когда я приходила на новый корабль для прохождения практики, случались одни и те же истории. За мной начинали сначала ухаживать, а потом и домогаться мои сослуживцы или мое непосредственное начальство, и каждый раз это заканчивалось плачевно, причем для меня. Мое тело, ну абсолютно, не выносило прикосновений мужчин, а иногда и женщин, если количество мужских гормонов в них зашкаливало выше нормы. Хотя, честно говоря, обычных женщин я тоже не очень хорошо переношу. Любой мужчина вызывает во мне волну холода, как будто высасывает из меня все жизненные соки. Это настолько неприятные ощущения, что пересилить себя и завести хоть какие-нибудь мало-мальски интимные отношения в моем случае не получается. Я смогла дойти только до пары поцелуев, после этого меня рвало и шатало, как после перепоя, пару дней. О перепое знаю не понаслышке, потому что после проведенного эксперимента, осознала, наконец, что же меня ожидает в дальнейшем. В лучшем случае, непорочное зачатие от какого-нибудь неизвестного донора либо серая жизнь старой злой девы. Поэтому моя нынешняя работа с ее каждодневным риском и, в принципе, нелегким графиком лично меня устраивала полностью. Сидя в приемной и ожидая вызова для проведения собеседования, я не ждала для себя ничего хорошего. Везде, где я практиковалась, за мной шла хорошая молва как о пилоте и супер-технике. Но неприятные случаи, связанные с моим отношением к мужскому полу, уже породили слухи. Еще во время учебы я не раз сталкивалась с подобными ситуациями, но мои сокурсники быстро выяснили причину и стали относиться ко мне как к другу и товарищу, а теперь их распределили в разные места, и не многие могли в нужный момент подстраховать меня. Поэтому, после третьего корабля, уже многие знали мою полную непереносимость мужчин и слабый желудок, от содержимого которого пострадал не один мой ухажер. Но, как ни странно, именно то, что я не могу заводить романов на рабочем месте, да и вообще где либо, а соответственно разлагать мужской коллектив, помогло мне получить эту работу. За неимением более достойной кандидатуры, меня утвердили на должность второго пилота по управлению военным межзвездником третьего класса, предназначенным для сопровождения и охраны транспортных судов.
  За последние полтора года колонии Человеческого союза часто подвергались нападениям странных существ, питающихся энергией, которую вырабатывают живые организмы разных видов. Но, судя по всему, в связи с тем, что они являлись гуманоидами, как и мы, наша энергетика для них подходила больше всего. Так что как только они выяснили, насколько мы аппетитный деликатес, спрос на нас вырос до неприличных размеров. Сначала этому не придавалось большого значения, и многие нападения даже не оглашались всенародно. Но через полгода после первого столкновения до колоний начал доходить, в лучшем случае, каждый третий корабль, и власти забили тревогу. Началась всеобщая мобилизация. К настоящему времени Человечество выросло до 28 миллиардов человек и открыло для себя всего шесть необитаемых, но пригодных для жизни планет в ближайших от Земли звездных системах. Причем, последнюю планету - Фабиус - открыли всего два года назад, а сейчас активно занимались ее заселением. Так что последние полгода пассажирские суда регулярно бороздили космические просторы, перевозя добровольных и не очень добровольных переселенцев на Фабиус. Небольшая планета, богатая природными ресурсами и довольно сильно схожая с Землей, привлекала все большее количество людей, тем самым соединяя уже заселенные планеты космическими трассами, по которым непрерывно следовали корабли. И вот именно здесь на этих оживленных трассах начались активные нападения этих уродов, которые получили повсеместное название Джанов. Вообще-то на общем межрасовом торговом языке это звучало как Джа-аны или 'высасывающие жизнь'. Но люди переиначили для удобства.
  На сегодняшний день человечество столкнулось всего с четырьмя расами, отличающимися от нас как физически, так и духовно. Но мы в космосе всего пару тройку столетий, поэтому знакомства с Другими заводили весьма неохотно и крайне осторожно. Правительство Человеческого союза вело политику невмешательства по принципу "Тише едешь дальше будешь, авось и не заденут". В принципе, до сих пор это срабатывало и давало шанс окрепнуть, закрепиться более основательно и больше узнать о Других. Три первые расы, с которыми мы столкнулись, жили по тому же принципу, поэтому с включением нас в их торговый союз проблем не возникло. А благодаря им, мы узнали о существовании и других рас. Причем не всегда таких же пацифистов, как мы. Так что война с Джанами нанесла нам первый ощутимый урон, и заставила встряхнуться от полного застоя. Союз закрыл границы, и теперь торговля велась только с Фабиуса, вокруг которого стоял мощный кордон. Было увеличено количество военных кораблей, и теперь любое гражданское судно сопровождалось военными. Отныне любые сношения с другими расами осуществлялись только специальными комитетами и проходили регистрацию в совете каждой из планет. Началась борьба с утечкой информации. Человечество все больше напоминало свернувшегося клубком ежика, который ждет нападения. Патриотические лозунги, военная мобилизация населения и куча того, что планета Земля проходила в прошлом. Меня это сильно не затрагивало, как и мою семью, потому что в основном эта ситуация касалась мужского населения. А в моей семье мужчины рождались раз в столетие, и последний из них скончался семь лет назад вместе с женой.
  Моя мама познакомилась с папой на каком-то очередном научном симпозиуме, где они оба читали свои доклады. И как-то так получилось, наверное, мое проклятье постаралось, что сначала совпали их темы, а потом и их сердца. Да, так бывает! Папа астрофизик и мама биофизик - они оба после моего рождения настойчиво пытались найти решение проблемы моей наследственности. Единственное что они выяснили после нескольких лет исследований, что мы, это Анита, Женевьева, я, а теперь еще и Сабрина, являемся идеальными энергетическими донорами, но, к сожалению, имеем открытый, т.е. незамкнутый цикл нашей энергетической системы. Чтобы замкнуть ее, требовалась заплатка, а как ее найти, выяснить они не успели. Узнать, почему это передается только по женской линии, им тоже не удалось. Только с папой было тепло и уютно, и рядом с ним мы все чувствовали себя в безопасности. Я поняла это только после того, как его не стало, и тогда для меня наступили холода, как в прямом, так и в переносном смысле. И не только для меня, судя по тому, как ведут себя мои родственницы. Мои родители оказались правы, мы идеальные доноры: нас все любили, все, кто с нами общался, отмечали, что наше присутствие дает им заряд бодрости и энергии. Особенно мужчины! Многие из моих коллег после длительного знакомства начинали с сожалением поглядывать на меня. Можно подумать, мне нужна их жалость?!
  Когда я в первый раз поднялась на борт этого корабля, меня приветствовали восторженным улюлюканьем. После того, как у них, наконец, вернулись на место челюсти по поводу моего назначения, мне пришлось сразу расставить все точки над 'и', видя, с какими горящими глазами они разглядывают меня. Такие взгляды я встречала не раз и уже привыкла к ним. Более того, они вызывали во мне глухое раздражение, тоску и страх от того, что мне могут опять причинить боль попыткой сблизиться со мной. В свое время папа лично водил меня на курсы самообороны, резонно считая, что для меня это необходимо в повседневной жизни. Но сейчас на меня смотрели десять здоровых крепких мужиков, явно одичавших без женского внимания. Так что мой метр с кепкой и бараний вес не поможет мне и не защитит. Поэтому мне пришлось сразу раскрыть все свои секреты. После того как они навели обо мне справки в своих кругах, их отношение ко мне изменилось кардинально. Я стала для них как младшая сестренка-инвалид. Иногда это чрезвычайно бесило, особенно в первое время, когда меня очень осторожно обходили, пытаясь не задеть, что для наших коридоров в метр шириной было практически невозможно. Хотя было весело смотреть, как наш навигатор двух метров, как высоту, так и в ширину, размазывался по стене, пытаясь протиснуться мимо меня в тонкой кишке коридора и еще при этом не задеть случайно. Со временем ко мне привыкли, и я стала полноценным, а главное, незаменимым членом корабля. По-своему я их даже полюбила. Хотя в душе всегда тлел уголек горечи. Я мечтала, так мечтала о любви, нежности, мужской заботе и, чего греха таить, о сексе! Я так много прочитала романов о любви, всю свою тоску я заваливала этими романами. Ведь я же нормальная двадцатитрехлетняя женщина, и гормоны у меня работают как у всех. К сожалению, у меня оставалась только надежда на чудо, что когда-нибудь меня разбудит принц своим поцелуем, и я попаду в сказку под названием Любовь!
  - Ты что, заснула, Полянская? - я, вздрогнув от неожиданности, оглянулась, чтобы посмотреть на проснувшегося позади меня капитана Вишнякова.
  - Нет, Кэп, просто задумалась! Как думаете, проскочим?
  Потерев выступившую за несколько часов щетину, капитан проворчал:
  - Ладно, не думай об это! Ева, я хочу, чтобы ты постоянно сканировала пространство. Лучше будет, если у нас будет хоть немного времени на подготовку, особенно сейчас, когда через час на выходе перестанет работать гипердвижок.
  Сильно потянувшись, он встал с капитанского кресла и сделал легкую разминку. Я невольно засмотрелась. Рем Вишняков тридцати пяти лет от роду был мужчиной в полном смысле этого слова. Высокий, хорошо сложенный брюнет с умными карими глазами и самой обаятельной улыбкой, какую я только видела. Расстегнутая на груди форменная рубашка открывала вид на широкую волосатую грудь, и даже на расстояние двух метров я чувствовала запах его феромонов. Боже, ну почему я такая ущербная? Я много раз ловила на себе его пристальный горячий взгляд и отвечала ему тем же, только так, чтобы он не видел этого. Да, наш капитан нашел в моем лице самую ярую поклонницу, но, к сожалению, я могла только смотреть и руками не трогать.
  Я нашла прекрасную возможность общаться с экипажем без помех. Я всегда носила военный летный комбинезон, который плотно облегал все мое тело и застегивался на липучки от горла до паха. И помимо него на мне во время дежурства всегда были тонкие синтетические перчатки, которые не мешали мне подпитываться энергией от энергоприборов корабля для улучшения моего самочувствия и в тоже время защищали меня от нечаянных прикосновений мужчин. Со временем я к этому так привыкла, что с удовольствием сама пожимала в благодарность руки или касалась других, когда требовалось простое ощущение человеческих существ, парящих в одиночестве в безмолвии космоса. Хотя его безмолвие и пустота были призрачны и обманчивы. Слава господу, я еще ни разу за шесть месяцев не попадала ни в одну из заварушек, о которых трепались за столом мои коллеги. Моя вторая тетка Женевьева, когда узнала о моем новом назначении, сначала долго хохотала, а потом также долго плакала. Она долго не могла поверить, что такая маленькая трусишка как я, решится на такой отчаянный шаг, как служба на военном корабле во время военных действий. Она кричала, что меня съедят Джаны или угробит толпа мужиков во время полета, что на мою рыжую проклятую голову найдется немало неприятностей даже в космосе. Но меня переубедить было уже невозможно, меня ждали таинственные приключения. В конце концов, от полного отсутствия романтики в жизни я решила удариться в романтику путешествий. Чем не альтернатива пресному существованию на Земле? Да к тому же, зачем я получала столь прекрасное образование пилота? Не на воздушном же такси мне работать! Я стала лучшей выпускницей академии, причем, как мне признавались многие преподаватели, за много лет.
  Через полчаса, проверив все параметры и подготовив корабль для выхода из гиперпространства, я включила систему оповещения экипажа о боевой подготовке к выходу. Следующие двадцать восемь часов будут самыми опасными. Потом кордон из объединенных сил и потом свободное безопасное движение до Фабиуса. Мы и еще три подобных нам корабля сопровождали огромное транспортное судно с колонистами и необходимым на Фабиусе оборудованием для стремительного строительства, которое развернулось там после начала колонизации. Транспортный корабль под названием "Конкорд" перевозил больше пяти тысяч человек, и мне до сих пор не понятно, почему на его охрану послали так мало кораблей. Скорее всего, общечеловеческая привычка: авось проскочит. Не проскочило!
  Как только мы прошли переход, перед нами открылась жуткая картина разгрома. Мимолетно проскочила мысль, что для такого пустынного места как космос, здесь слишком тесно, можно сказать, не протолкнуться, причем в буквальном смысле. Как только мысль пропала, рука автоматически включила боевую тревогу. Боже, сколько раз я делала это на тренировках и только сейчас ощутила, что душу волнует не игровой боевой азарт, а парализует настоящий ужас осознания, в какую задницу мы попали. Особенно я! Пока наш кораблик увертывался от идущего нам в лоб корабля Джанов, чуть не задев его бортовой обшивкой, меня обдало такой волной арктического холода, что передать словами невозможно. Я мгновенно замерзла изнутри и снаружи. Мои мальчики, оказывается, просто жерло действующего вулкана, по сравнению с этими ледышками. На мостике уже собрались все члены экипажа, согласно боевой инструкции, остальные были каждый на своем месте. Я улепетывала, как могла, но у меня было ощущение, что я залезла в дикий пчелиный улей. Вишняков схватил меня за плечо и прорычал сквозь шум и потрескивания, которые издавала наша вышедшая из строя от пары неудачных попаданий проводка:
  - Слушай, Ева, сейчас главное - отвлечь их на себя. Ты поняла меня? Главное - отвлечь их внимание от транспорта. Там слишком много людей, Полянская, и они беззащитны. Ты понимаешь меня?
  Я с трудом кивнула, продолжая играть в прятки среди обломков, оставшихся от двух других наших кораблей, пытаясь подобраться ближе к "Конкорду".
  - Что эти суки делают? Таким образом, транспорт же развалиться совсем может! - кричал навигатор Картер, с ужасом наблюдая, как несколько крупных и похожих на жука-плывуна корабля, напрямую вскрывают обшивку "Конкорда" и швартуются прямо к его бортам. Пока мы, наконец, до него добрались, "Конкорд уже напоминал кусок протухшего мяса, облепленного мухами-трупоедами. Мы отбивались, как могли, и уже не думали о спасении кого-то еще, мы просто пытались вырваться из капкана, который специально для нас организовали Джаны. У меня сложилось ощущение, что с нами играли, как кошка с мышкой, перед тем как закусить. Я, сделав последнее усилие, пыталась увести наш кораблик от последнего удара. Не получилось! Взрыв сотряс весь корабль, и от его силы меня вытряхнуло из кресла, оторвав страхующие ремни. При этом у меня, наверное, сломалось пару ребер. Не дав мне очухаться, меня подхватили за подмышки и, подняв на ноги, наподдали чувствительным пинком под зад, что придало хорошее ускорение. Мельком оглянувшись, я увидела, кто меня так бесцеремонно приводил в себя. Рэм вместе с начальником группы захвата, подхватив за подмышки Картера, у которого все лицо было залито кровью, тащили его за мной.
  - Быстрее, малышка, двигай к спасательному шлюпу, мы за тобой!
  Я побежала, не чуя под собой ног. В груди все болело, воздуха не хватало, а вокруг все искрилось и кое-где уже горело. Я не встретила никого. И в ужасе думала, куда делась остальная команда, а еще я думала, что шлюп-то нам не поможет. Ведь за бортом Джаны, и наш шлюп для них словно банка с консервированным мясом. Так сказать, еда на вынос. Но пока мы живы, есть шанс на спасение. А я очень люблю жизнь, хотя она меня и не сильно балует. Я влетела в шлюп и активировала двигатель. Молниеносно проверив все системы, я выскочила в проем и активировала аварийное открывание шлюза, так что теперь шлюп спокойно покинет корабль при нажатии внутренней аварийной кнопки. Из коридора навстречу мне выскочил еще один член нашей команды - Жанович, самый лучший повар во всей галактике. Увидев приближающуюся раненную троицу, ринулся к ним на помощь, а зря, ведь он ничем не мог помочь им в таком узком коридоре, где и эти трое шли в пол-оборота. Я на всю жизнь запомню тот момент, когда я уже в нетерпении поскуливала, стоя в провале шлюпа, затем был толчок, но я смогла удержаться на ногах, а потом в ужасе, как в замедленной съемке, наблюдала за тем, как за их спинами ширится огненный вал. Вишняков увидел это на моем лице и, успев, оглянутся смог осознать, с чем они столкнутся через секунду, а Картер с Жановичем погибли, глядя на спасительный шлюп, и Жанович в этот момент успокаивающе мне подмигивал. За эти пару секунд я не успела даже крикнуть, зато потеряла всех, кто стал так дорог. Я успела нажать закрытие двери и упала на пол шлюпа. От силы удара сотрясся весь шлюп, но я, шатаясь, все-таки добралась до панели управления и запустила аварийное открывание дверей корабля. Рывком оттолкнувшись, он начал свое движение прочь, как вдруг раздался сильный взрыв, и наш кораблик, который уже успел стать мне другом, начал разваливаться на части. Я всегда заплетала свои длинные до пояса волосы в тугую блестящую косу, и в этот момент именно она меня спасла, потому что силой взрыва шлюп резко отбросило в сторону и, мне чуть не оторвало скальп из-за косы, зацепившейся за ручку сиденья пилота, но благодаря этому меня не размазало о противоположную стену. Как только ситуация немного стабилизировалась, я смогла вытащить волосы из захвата кресла и, сев, пристегнулась. Вокруг побоища роились Джаны. В моем мозгу билась одна мысль: 'Что делать?' О том, что все мертвы, я решила подумать потом. 'Спокойствие, главное - спокойствие,' - как говорил великий Карлсон. Я выключила двигатель, оставив только систему жизнеобеспечения, и решила прикинуться трупом. Шлюп медленно парил в невесомости, иногда сталкиваясь с осколками других кораблей, и в такие моменты я вся сжималась в тугой комочек от страха. Когда прошло несколько томительных часов ожидания разоблачения моей хитрости, мое тело и сознание затопленное жалостью к себе, ужасом от создавшегося положения, а также последними мгновениями смерти моих ребят, не выдержало и отключилось.
  Придя в себя, я не сразу сообразила, где нахожусь, а когда в голове все пришло к норме, долго не могла заставить себя хотя бы пошевелиться. Воды нет, еды нет, шлюп рассчитан только как спасательный круг, чтобы добраться до ближайшей планеты, которой тоже нет, а системе жизнеобеспечения хватит ресурсов лишь на пару суток. Но ведь и эти пару суток нужно еще попытаться выжить. Судя по пустоте на локаторе, меня отбросило далеко от бойни, но это не гарантирует того, что кто-нибудь заинтересуется моим шлюпом. Все тело болело, а когда, расстегнув комбинезон, я рассмотрела свою грудь, мне вообще тошно стало, поперек нее пролегала синюшная опухшая борозда от страховочного ремня. Не исключено, что у меня к тому же еще могут быть внутренние повреждения. Сняв бесполезные перчатки, я кинула их на приборную панель, и от резкого движения меня вновь пронзила дикая боль. Я опять чуть не отключилась. Собрав себя в кучу, я сползла с кресла и, завалившись на пол, скорчилась в позе эмбриона, пытаясь хоть немного заглушить боль. Сил не осталось, тем более, что я не ела со вчерашнего ужина, а после того что произошло, все мои силы ушли. Что же теперь со мной будет, господи, неужели я умру от голода или обезвоживания? Какая жуткая смерть. Я одна в этой железной коробке и полной пустоте. Неужели это и есть мое последнее пристанище? Вокруг никого! До Фабиуса не добраться на этом корыте. После того как узнают о гибели "Конкорда" и кораблей сопровождения, я думаю, на какое-то время прекратят все полеты, а у меня нет даже немного времени на ожидание. Да и то, что я одна выжила из всего экипажа и нахожусь на этом чертовом шлюпе, прибавит очень много вопросов, если меня все-таки найдут. Как это не страшно звучит для меня, но даже для моей семьи будет лучше, если я умру, по крайне мере они получат от государства денежную компенсацию за мою смерть. А если выживу, ох, как много-много проблем и неприятностей. Как же права была Женевьева в своих прогнозах моей дальнейшей судьбы. Я ловушка для неприятностей! Боже! На глаза навернулись слезы, а потом они полились нескончаемым потоком. Я все еще видела, как огонь волной накрывает Капитана с ребятами, а потом перед моими глазами встали корабли Джанов, и в моей голове не прекращая раздавались громкие крики о помощи тех людей на "Конкорде". Их убивали, выпивали их жизнь, а они находились в этом металлическом гробу, из которого некуда бежать. Мне никогда этого не забыть, да и помнить, судя по всему, придется недолго. Меня трясло в лихорадке, губы пересохли, и очень хотелось пить, да и поесть тоже не помешает. Провалявшись так долгое время, я снова отключилась. Очнулась от того, что меня кто-то аккуратно перевернул на спину, и, открыв глаза, я увидела, что надо мной склонился мужчина. Очень вытянутое лицо обрамляли каштановые волосы до плеч, которые придавали бледной коже еще большей белизны. Тонкие губы двигались, как будто что-то говорили, но я не слышала, что и так ли это. Тонкий нос с широкими крыльями и, тут я обомлела, большие карие глаза закрывала прозрачная, но отчетливо видная красная пелена. Я было подумала, что это игра света, но он посмотрел куда-то наверх, и стало понятно, что она действительно есть. Это гуманоид, но не человек! У меня непроизвольно вырвалось удивленное "О". В тот же миг он повернулся ко мне и прикоснулся к моей руке, в этот момент я, наконец, почувствовала, как же мне холодно, а потом, ощутив, как плавится кожа на моей руке, я закричала от дикой боли.
  
  Сначала ко мне вернулась способность чувствовать, потом сознание затопило происшедшее со мной ранее, поэтому, не открывая глаз, я провела диагностику своего тела. К моему величайшему удивлению, ничего не болело. Я пришла в ужас от того, что возможно со мной что-то сделали, и тихонько пошевелила руками и ногами - все двигалось, как положено. Открыв глаза, я медленно поднесла обожженную руку к лицу и увидела молодую розоватую шкурку - все зажило! Ага, значит, мне это не привиделось! Повернув набок голову, осмотрела странный овальный пьедестал, на котором я лежала: с одной стороны его края плавно перетекали в куполообразную крышку, которую изнутри выстилало красивое, похожее на граненую поверхность бриллианта, стекло. Свет, попадавший на одну из таких щербинок, преломлялся и под разными углами разбегался по моему телу маленькими разноцветными бликами. Красиво! Было так тепло и хорошо лежать здесь и смотреть на это произведение искусства! Странно, но после того холода, который я ощутила когда очнулась рядом с тем мужчиной, сейчас я испытывала покой, тепло и необычную легкость во всем теле. Я скорее почувствовала, чем увидела движение с другой стороны, и мою расслабленность как ветром сдуло. Резко повернув голову, я уставилась в глаза мужчины, которого если во сне увидишь, помрешь от инфаркта, не просыпаясь. Он сидел в кресле овальной формы, но с очень высокой спинкой, и контраст черного кресла с его ослепительно белой кожей и такого же цвета волосами был непередаваем. Если бы волосы не были похожи на только что выпавший снег, искрящийся под искусственным освещением, то границу между волосами и кожей было бы сложно увидеть. Волосы, зачесанные назад, стекали за ушами густой волной, а дальше, судя по всему, были заплетены в какое-то подобие косы, которая спускалась вдоль всего гибкого, довольно узкого тела и свисала до самого пола. Судя по всему, он был довольно высок, я бы сказала, даже слишком высок, не менее двух метров. Такое же вытянутое узкое лицо, как и у первого мужчины с тонкими губами, но это лицо поражало ощущением породы, которое создается многими поколениями и впитывается с молоком матери. Но главное, что поражало и одновременно доводило до ужаса, это глаза: большие раскосые абсолютно красного цвета, даже не красного, а цвета черешни. Отсутствие белков не выдавало выражение этих глаз и делало невозможным понять, что чувствует это существо, которое сидело прямо напротив меня и, не отрываясь, наблюдало за мной. А я за ним! Причем, судя по тому, как у меня все сжалось в груди, я даже дышать забыла. Он, конечно, не отвечает человеческим канонам красоты: и лицо длинновато, и глаза бордовые, и какой-то чересчур длинный, а не высокий, но я вдруг неожиданно для себя ощутила тепло, которое излучало его тело. Мне было так тепло и хорошо, потому что он рядом?! Я не могла в это поверить, неужели надо было пролететь пол Вселенной, чтобы найти своего единственного мужчину, предназначенного мне, здесь. Причем кого? Красноглазого инопланетянина? Боже, чем я тебе так не угодила-то? Он сидел, не шелохнувшись, и я решилась на эксперимент: раскрыв ладонь и направив ее на него, попыталась прочувствовать его энергетику. Я задохнулась от удивления, когда навстречу, мне полился теплый живительный ручеек энергии. Какой сладенький! Этот вкус не заменит ни один энергоприбор на свете, даже от папы я не могла получить самого слабого отголоска похожего на этот. Неожиданно он сменил позу и, наклонившись ко мне, стал разглядывать более пристально, если это можно так сказать при таких глазах. Брр, какой-то голодный взгляд, как мне кажется. А вдруг они как Джаны людей едят! Хотя я видела снимки с несколькими убитыми Джанами и могу сказать, что они мало чем похожи. Но обожженная рука как можно лучше демонстрировала, на что они способны просто прикоснувшись ко мне. Я медленно приподнялась, а потом и вовсе села, свесив ноги. Сильно кружилась голова, и нестерпимо хотелось пить. Слава богу, меня не раздели, но комбинезон расстегнули. В этот момент в поле моего зрения неожиданно возник первый красноглазик, и волна холода и животного ужаса нахлынула сама собой. Не контролируя себя, мое тело автоматически ногами оттолкнуло брюнета, и я рванула к увиденной мной ранее двери. Но она автоматически не открылась. Как ее открыть, я не знала и не нашла ничего лучше, чем забиться в угол, прикрывая свое тело какими-то стеллажами и приборами. Сидя на корточках и спрятав голые руки себе подмышки, я, глотая слезы, исподлобья наблюдала за ними. Брюнет, судя по всему, уже успел прийти в себя и стоял, глядя на белобрысого. А тот медленно подошел ко мне и, раздвинув стеллажи, присел так же, как я, на корточки в двух метрах от меня и успокаивающе заговорил. Размеренный, журчащий голос действительно успокаивал, но, к моему сожалению, я не понимала ни слова из того, что он мне говорит. Я помолчала, а потом неуверенно прикоснулась к своим губам, затем поднесла к голове руку и покачала головой, пытаясь дать ему понять, что я ничего не понимаю. Они удивленно переглянулись, а потом очень быстро заговорили на странном певучем языке. Боже, да я вывихну язык, прежде чем смогу произнести хоть слово. Я даже всеобщий выучила еле-еле, хотя дурой никогда не была и на память не жаловалась. Брюнет развернулся и, нажав на красную консоль, вышел из комнаты. Судя по всему, это что-то типа медотсека. Мы опять начали играть в гляделки, хотя это долго не продлилось, и брюнет минуты через три вернулся обратно, что-то передав белобрысому. Я заметила, что брюнет был одет в своеобразный легкий кафтан без рукавов, приталенный и спускающийся до колен темно-зеленого цвета, из-под которого были видны черная облегающая туника с рукавами и черные свободные штаны, спускающиеся до удобных ботинок на застежках-липучках. А вот мужчина моей мечты был одет в светло-зеленый кафтан, но уже с рукавами, полы которого спускались практически до пола. Но приоткрывшаяся полочка демонстрировала наличие штанов и на нем. Но самое главное, что на нем были надеты темные плотные перчатки. Неужели это забота обо мне? Он осторожно протянул ко мне раскрытую ладонь, и на ней я увидела какую-то палочку. Медленно протянув руку, я взяла предложенный мне предмет и поразилась, как всего лишь прикосновение к затянутой перчаткой руке может доставить столько удовольствия. Если бы я не смотрела на него, то не заметила, как он вздрогнул, когда я прикоснулась к нему. Может он тоже чувствует нечто схожее, что и я? Это придало мне малюсенькую надежду на несильно пессимистическое будущее. Он нажал на кончик палочки, а потом демонстративно вставил его в ухо, то же самое сделал и второй мужчина. Немного поколебавшись, я повторила за ними, ожидая в душе самого худшего. Но ничего страшного не произошло, только этот огрызок плотно вошел в слуховой проход и встал как прибитый. Я снова посмотрела на них и вопросительно приподняла бровь. В этот момент белобрысый снова заговорил, но я теперь все понимала. Супер!
  - Не бойтесь, Вам не причинят вреда! Я гарантирую Вашу безопасность! А теперь хочу знать, кто Вы? Назовите Ваше родовое имя.
  Прочистив горло, я прохрипела:
  - Я бы хотела у Вас попросить воды попить. Я не пила уже очень долго, и у меня все во рту пересохло.
  - Простой питьевой воды или Вы потребляете что-то еще?
  - Нет! Нет! Просто воды, пожалуйста.
  Брюнет, отлучившись на пару минут, принес огромный овальной формы бокал без ножки, наполненный хрустальной чистейшей водой. Какое блаженство! Торопливо выпив весь бокал, я, наконец, почувствовала себя совсем хорошо, хотя поесть тоже не помешало бы, но не буду наглеть.
  - Меня зовут Ева Полянская! Я принадлежу к человеческой расе. С планеты Земля!
  - Странное название для планеты - Грязь. Может быть, я неправильно понял название?
  Я нахмурилась и сказала:
  - Не Грязь, а Земля! Земля дарует нам жизнь, пропитание и защиту. А грязь - это совсем другое.
  - Прости, если оскорбил Ваши чувства, Ева Полянская! Как Вы оказались одна в этой части космоса и в поврежденном шлюпе.
  Я не стала сильно все скрывать и рассказала о ситуации с Джанами, о нашем полете и о побоище, из которого смогла выбраться лишь я. К концу рассказа я, не сдерживаясь, рыдала. Но это не помешало мне заметить их шокированных лиц.
  - Ты утверждаешь, что являлась пилотом военного корабля, женщина?
  Сначала я не поверила своим ушам, они не выразили никаких эмоций по поводу гибели стольких людей, а были шокированы моей профессией?!
  - А Вы хотите сказать, что я все придумала? Интересно, для чего мне это надо? Ведь Вас я вижу впервые! - выпалила я в негодовании.
  Хотя мой гнев быстро поутих, как только я вспомнила, где нахожусь и с кем. И на всякий случай поторопилась объяснить эту ситуацию. Ведь мне необходимо их доверие.
  - На военный корабль меня взяли единственную, но на многих кораблях дальнего пилотирования служат много женщин-пилотов, я не понимаю, что здесь особенного. В конце концов, у нас у всех равные права. И женщины, как и мужчины, могут работать там, где им захочется, ну или куда их возьмут. А на военных кораблях женщины не служат только потому, чтобы не было межполовых конфликтов.
  - Но почему взяли Вас, Ева Полянская?
  - Вы можете обращаться ко мне по имени, я Вам разрешаю. Тем более Вы спасли мою жизнь, и я хотела бы выразить Вам свою самую искреннюю благодарность.
  Не удержавшись, я подвинулась ближе, наклонилась и, взяв его руку обеими руками, благодарно пожала. Потом неохотно отпустив, отодвинулась на прежнее место. Когда я снова взглянула на них, меня поразил контраст чувств на их лицах. Если на лице Белоснежки играло интригующее выражение, которое можно было бы назвать шоком, неверием с большой долей удовольствия, то на лице брюнета застыло выражение крайнего ужаса, смешанного с жутким удивлением. Так, это уже интересно! Что же я сделала не так!
  Я смутилась и не стала отвечать на вопрос. Тем более не очень хотелось вдаваться в подробности моей наследственности. Ведь не известно, как они к этому отнесутся.
  - Скажите, как Вы намерены поступить в отношении меня?
  И прежде, чем он открыл рот, я решила пойти ва-банк.
  - Вы уже знаете, что я пилот, но Вы не знаете, насколько хороший пилот, я была лучшей на курсе и к тому же я очень хороший техник. Вы можете проверить меня, если хотите, я Вас не обманываю! Я могла бы отработать свою дорогу до ближайшей к Фабиусу обитаемой планеты.
  Я выпалила все это на одном дыхании, а потом с отчаянной надеждой посмотрела прямо в эти бордовые глаза, ожидая решения своей дальнейшей судьбы. Он, не мигая, смотрел на меня, потом с коротким вздохом произнес.
  - Несса Ева, произошли некоторые события, которые несколько меняют обстоятельства, и я прошу дать мне некоторое время на раздумье, а пока предлагаю Вам считать этот корабль своим домом. Вы можете не думать о плохом, никто не посмеет причинить Вам вред, пока Вы находитесь под моей защитой. Ответьте, есть ли у Вас хранитель?
  Я непонимающе уставилась на него.
  - Извините, я не знаю, как мне к Вам обращаться, и к тому же не могу ответить, потому что не понимаю значения этого слова.
  Они с брюнетом быстро переглянулись, потом он встал во весь рост, причем сделал это с нечеловеческой грацией и легкостью. Как змея. Брр.
  - Вы находитесь на борту разведывательного корабля империи Рокшан. Я эльтар Рантаир кован Разу, капитан и владелец этого корабля, а это мой слуга и бортовой врач ис Дар Рамзи. Если у Вас во время пребывания на моем корабле возникнут проблемы и меня не будет рядом, Вы можете обращаться к нему.
  Дар встал на одно колено и, глядя мне в глаза, произнес:
  - Прошу простить меня, несса, за то ужасное происшествие, которое произошло по моему незнанию Вашей непереносимости нашего вида. Хотя пока я занимался Вашим лечением, я провел некоторое обследование Вашей анатомии и могу твердо утверждать, что Вы ничем не отличаетесь от женщин нашего вида. Есть некоторые особенности Вашего организма, которые чуть больше или, наоборот, чуть меньше развиты, чем у нас, но, в целом, наш геном полностью совместим с Вашим, что весьма удивительно, и к тому же он несет доминантный характер.
  Я в шоке от услышанного уставилась на него.
  - Простите, ис Дар, но я не совсем поняла про доминантный характер.
  Он слегка улыбнулся, обнажив, в общем-то, привычные для меня зубы.
  - Нет, это Вы меня простите, Несса. Это значит, что в результате союза наших рас появятся маленькие Рокшан, потому что наша кровь сильнее.
  Я залилась краской смущения и, все еще прижимаясь к стене, встала на ноги. И надо сказать, что прижималась к стене я уже не столько от страха, сколько от слабости, вызванной голодом. Я нерешительно посмотрела на Рантаира и спросил:
  - Скажите, а Ваша раса питается так же, как моя? Видите ли, я не ела уже двое суток, наверное, точно не знаю, и если не поем сейчас, то скоро помру от голода. Я хочу извиниться за причиненное неудобство...
  В этот момент я не поверила собственным глазам: Рантаир аж посерел, а потом сделал резкий шаг ко мне, но так же резко остановился, затем беспомощно оглянулся на Дара, а тот слегка качнул головой. Как у Вас тут все загадочно. Снова повернувшись ко мне, он спросил:
  - Скажите, несса, как Вы обычно питаетесь?
  - Ну, едим мясо, овощи, фрукты и еще многое другое. Едим примерно три раза в день. А еще нам необходима вода, без нее наш организм быстро обезвоживается, и мы можем умереть так же, как и без еды, только быстрее.
  Я говорила им все это и ощущала себя учительницей младших классов, которая рассказывает детям очевидные для каждого взрослого вещи, и не верила, что все это происходит со мной. Но тут до меня дошел смысл его вопроса, и мне сделалось дурно. А вдруг они едят не то, что мы.
  - А как питаетесь вы? - мой хриплый шепот напугал даже меня.
  Но Дар успокоил:
  - Не волнуйтесь, несса, наш организм тоже требует животной пищи, и строительный материал мы берем из пищи, похожей на Вашу. Просто наша раса имеет дополнительный вид питания, если это можно так сказать.
  - Это как же?
  - Ну, мужчины питают своей энергией женщин, а они мужчин. Происходит такой замкнутый цикл постоянного обновления во время непосредственного контакта двух рокшан разного пола.
  Я от удивления выпучила глаза:
  - Это как Джа-аны что ли?
  - Нет! Те, кого Вы называете Джа-аны, питаются только энергией, нам же необходимо для выживания, как физическая еда, так и энергетическая. Просто физической еды нам необходимо, судя по Вашим словам, кратно меньше, чем Вам.
  Я посмотрела сначала на Дара, а потом на Рантаира, который молча, но очень внимательно, слушал наш разговор.
  - Я, кажется, понимаю, о чем Вы мне говорите. У нас это тоже есть, но на зачаточном уровне. Скажем так, на уровне эмоций.
  Рантаир, сделав шаг вперед, произнес:
  - Несса, позвольте проводить Вас в Вашу каюту, где Вам будет предложен на выбор некоторый набор блюд, чтобы Вы могли определиться, что Вам подойдет, и где Вы сможете отдохнуть. Потом мы продолжим наш разговор!
  Он подошел к двери и, сделав знак Дару, выпустил того за дверь, после чего повернулся ко мне в ожидании. А мне стало вдруг так страшно. Пока он стоял рядом со мной, было так тепло и спокойно, а теперь он предлагает мне выйти туда, где неизвестная мне куча инопланетян может причинить мне страшную боль одним пальцем. Страх пробежал холодным мерзким сквозняком вдоль позвоночника, заставляя все тело дрожать. Наверное, это страх помутил мои мозги, потому что я насколько могла быстро подошла к нему и схватила его за руку, затянутую в черную гладкую на ощупь перчатку и, чтобы скрыть свой страх и неловкость от того, что я прилипла к нему как банный лист к известному месту, спросила:
  - Скажите, эльтар Рантаир, а почему у Вас такие глаза красные? Ведь у иса Дара они только чуть-чуть имеют красный окрас.
  Я не ожидала, что своим вопросом вызову у него такую реакцию. Он как будто превратился в камень, но, тем не менее, ответил:
  - Это от голода, моя дорогая несса. Чем сильнее голод, тем более красные глаза.
  Я удивленно задрала к нему голову. Черт, какой же он высокий, моя макушка с трудом доставала ему до ключиц.
  - А почему Вы не сходите и не поедите? Нельзя же доводить себя до такого состояния.
  Он посмотрел прямо мне в глаза и тихо проговорил:
  - Потому что, несса, этот голод может удовлетворить только женщина.
  Боже! Вот и нарвалась со своим длинным языком на неприятности. Я опустила голову и неловко затопталась рядом с ним. Тем не менее, не смотря на мои горящие уши, его руку я так и не выпустила. Даже тогда, когда почувствовала, как он большим пальцем мягко, почти не заметно поглаживает пальцы моей руки. Неожиданно для себя я поняла, что мне это приятно, более того, рядом с ним я чувствую себя как девочка-подросток на своем первом свидании. И хотя это не свидание и не первое, но это новое для меня чувство радости и удовольствия от того, что ко мне прикасается мужчина, который с каждой секундой нравится мне все больше, давало ощущение приключения. Моего большого романтического приключения. Я, может, завтра умру. Почему я не могу насладиться этими новыми для меня и такими долгожданными чувствам? Поэтому я решила расслабиться и плыть по течению, будь что будет. Как говорится, авось прорвемся. Все это пронеслось в моей голове за пару мгновений, а потом начались суровые будни.
  Мы вышли за дверь, и меня тут же обдало легкой прохладой, я думаю, по контрасту с теплом Рантаира, от стоящих в коридоре мужчин. Много мужчин выстроилось вдоль коридора и в полном потрясении смотрело на нашу сладкую парочку. Я шла по коридору между стеной и Рантаиром и судорожно сжимала его руку каждый раз, когда мы натыкались на очередного мужика. Господи, сколько же их здесь!
  - Двадцать три, не считая меня, несса Ева. Не волнуйтесь, никто из них не посмеет к Вам прикоснуться.
  Упс! Кажется, этот вопрос я задала вслух. Зато ответ все же меня немного успокоил. Судя по ширине коридоров, количеству дверей и людей, это был достаточно большой корабль. Хм! Значит Рантаир у нас не простой обыватель. Эта мысль несколько омрачила мои перспективы на совместное светлое будущее. Кому нужна нищая, никому не интересная, но вполне симпатичная инопланетянка? Я тихонько вздохнула от горечи в душе. За последние пару дней столько всего произошло, погибло столько народу, а ведь среди них были уже ставшие мне практически друзьями мои коллеги, а я переживаю из-за таких глупостей. Надо о выживании думать, а меня на романтику вдруг потянуло, это от голода, наверное. Я даже толком не знаю, сколько я провалялась без сознания, пока дрейфовала в космосе. Судя по тому, с каким трудом я передвигаю ноги, и трясутся все поджилки от слабости, я думаю, гораздо больше пары дней. Еще я подумала об этом аппарате, на котором очнулась. Скорее всего, именно благодаря ему я еще жива и уже невредима. Эх, на Землю бы такую штучку.
  После третьего по счету коридора мы, наконец, подошли к нужной каюте. Когда мы вошли туда, челюсть у меня отпала окончательно. Роскошные двух комнатные апартаменты были золотисто зеленого цвета, полы из непонятного упругого материала придавали ощущение, что ты идешь по мягкому толстому одеялу, куда ни глянь, везде мягкие низкие кресла и диванчики, в углу изящный письменный стол на тонких ножках с рядом стоящим удобным, но не менее изящным, креслом. Мягкая подсветка придавала всему этому великолепию мягкий и таинственный вид. Сбоку виднелась широкая арка, которая открывала вид на огромную бесподобно красивую кровать и внутренне убранство спальни. Хм! Да это не каюта, а будуар какой-то восточной принцессы или любимой наложницы шейха! Караул, куда я попала! Резко развернувшись и покачнувшись от головокружения, еле сдерживая гнев, тихо спросила:
  - Я случайно Вашей жене или, хм, подруге не помешаю, если Вы меня здесь поселите?
  - Я не совсем понимаю, несса, что значит жена или подруга? У рокшан-мужчин не может быть дружбы с рокшан-женщиной. Это практически невозможно не только из-за разности пола, но и из-за полного различия интересов и образа жизни Рокшан. Что значит жена, несса?
  - Это значит узаконенные государством отношения между мужчиной и женщиной. Как только они вступают в такие отношения, они законно живут вместе, имеют общее имущество, детей и определенные права друг на друга. Хотя в нашем мире все это можно иметь и без узаконивания отношений. Многие пары живут вместе просто так и любят друг друга не меньше. Просто это дань старым традициям.
  Он чересчур внимательно слушал мой монолог, потом, опустив взгляд, как-то отстранено сообщил:
  - На Рокшан есть похожая традиция, но она священна для нашего народа. Она называется Лианория, т.е. слияние, ее проводят в священном месте на Рокшане, и она носит нерасторжимый характер. Причем, как в физическом смысле, так и моральном. При этом женщину будут называть лиане, а мужчина получает статус лина. Пройти Лианорию и иметь свою лиане мечтает каждый мужчина Рокшан. Пока не проведена Лианория, мужчина является хранителем женщины, которая его выбрала, а если нет такого мужчины, то ее хранителем является любой старший мужчина семьи.
  Потом он резко посмотрел мне в лицо, как будто что-то там разыскивая.
  - Несса Ева, эта каюта принадлежала моей сестре эльтарине Кассаир, но пару циклов назад она выбрала себе лина и теперь не посещает мой корабль. И у меня нет лиане. Так что, если Вы согласитесь остаться в этой каюте, Вы никому не помешаете.
  Я все еще смущенно смотрела на него, а в душе все пело. Свободен, свободен! Ура! Но, к сожалению, мои ноги моей радости не разделяли, потому что в этот самый момент решили немного передохнуть. Я начала медленно оседать на пол, в итоге Рантаир, подхватив меня под мышки и подняв над полом на вытянутых подальше от себя руках, донес меня до дивана, где и оставил, резко отдернув руки. Я опешила. Неужели ему так противно ко мне прикасаться или он думает, что я заразная? У меня сильно кружилась голова, и подташнивало от голода, поэтому, откинувшись на спинку, я прикрыла глаза, но продолжала сквозь ресницы наблюдать за ним. Он с силой сжал кулаки и быстро направился к двери, когда та открылась, он практически столкнулся с Даром и темноволосым парнишкой, который толкал впереди себя тележку. Дальнейшее меня несколько озадачило, потому что то ли от неожиданности, то ли по другой пока еще непонятной мне причине, это столкновение вызвало неожиданную реакцию. Дар, увидев Рантаира, резко шагнул в сторону, уходя от столкновения, а паренек вообще буквально отпрыгнул с ужасом к стене. Ни слова не говоря, видно он к этому уже привык, Рантаир схватил тележку и вкатил ее в каюту. Потом резко приказал, непонятно к кому обращаясь:
  - Накрой на стол немедленно, и впредь ты будешь обслуживать нессу Еву по первому ее требованию. Она сообщит тебе, что ей понравилось, и твоя задача как можно больше разнообразить и улучшить ее стол.
  Парень упал на одно колено и, склонившись в мою сторону, прошептал:
  - Меня зовут Дир. Служить Вам - большая честь для меня, Несса!
  От этих слов и склоненной головы мне как-то не по себе стало. Что здесь вообще происходит? Но вежливость превыше всего, я с трудом оторвала голову от дивана и проблеяла:
  - Э-э-э, я Вам тоже очень благодарна!
  Он поднял глаза, и я заметила, что, как и у Дара, у него темные глаза, подернутые красной дымкой. И вообще мне показалось, что они похожи чем-то. В родственных связях потом будем разбираться, а сейчас так хочется кушать. Я непроизвольно прижала руку к голодному животу, и это движение запустило цепную реакцию у мужчин. Рантаир подскочил ближе ко мне и встал между ними и мной, Дир кинулся к тележке, а ис Дар взял неподалеку стоящий небольшой столик и переставил его к дивану поближе ко мне, после чего отошел к двери. Дир поставил передо мной несколько небольших плоских тарелочек, на которых лежала разная еда. Причем я не успела разглядеть и половину, а у меня на столе от этих тарелочек не осталось свободного места. Но я уже обнаглела совсем от такого обилия разной, причем, вполне съедобно выглядящей еды.
  - А можно еще воды принести, пожалуйста?
  Не успела я фразу закончить, как Дир кинулся вон из комнаты как ошпаренный. Боже, какие мы нервные! Я не стала сильно напрягаться из-за того, что за мной слишком пристально наблюдают Дар с Рантаиром, и принялась снимать пробу с каждого блюда. У...это вкусненько, прямо наш бифштекс, а это что-то не подающееся описанию, но пойдет, а это - фу, какая гадость. Причем когда я схватила какую-то тряпочку а-ля салфетку и с отвращением выплюнула туда эту гадость, у моих инопланетян чуть челюсть не отпала.
  Причем Дар не выдержал первым и спросил:
  - Вам не понравилась аттойя, несса?
  Я, еще раз запив водой остаточный вкус этой самой аттоий, проворчала:
  - Нет, ис Дар, мне это напоминает по вкусу и по запаху протухшее мясо. Брр!
  Он скептически поднес тарелочку с аттоей к носу и с наслаждением вдохнул.
  - На Рокшане это редкий деликатес, который стоит много шурванов, и его подают только на столы аристократов. Его производят из овоща, и он назван в честь нашей звезды.
  - Ваша звезда называется Аттойя?
  Он коротко кивнул, все еще разглядывая мою тарелку. Я с сомнением взглянула на него, но решилась предложить:
  - Если Вам так нравится, ешьте сами. И, честно говоря, хотя мой род известен уже больше восьмисот лет, я аристократкой не являюсь, так что, есть эту гадость меня никто не заставит.
  Рантаир стоял молча, но было заметно, что ему приятно наблюдать за моим процессом питания, а после того как я сказала про свое происхождение, он немного нахмурился.
  - У нас любой житель, который сможет проследить свою родословную до пятисот циклов, может затребовать право аристократа. Так что на Рокшане, Вы с полным правом можете носить Ваши длинные волосы.
  От этого замечания я сначала подавилась, потом закашлялась, а потом подняла руки в успокаивающем жесте, видя, как занервничали мои хозяева.
  - Простите меня! В каком смысле могу носить длинные волосы? И с тревогой взглянула на длинную спускающуюся ниже ягодиц косу Рантаира и на короткие, всего лишь до плеч, волосы Дара.
  - На Рокшане статус жителя всегда можно определить по длине волос. Чем длиннее волосы, тем длиннее родословная и выше статус рокшанца.
  Я нервно схватила свою и так уже порядком потрепанную косу и с вызовом сказала:
  - Я не рокшанка, и волосы стричь не собираюсь.
  А про себя подумала, в конце концов, это моя визитная карточка и мое главное сокровище. Мои волосы цвета красного вина хорошо гармонировали с молочной кожей и желтыми янтарными глазами. Мне часто говорили, как посмеялся надо мной Создатель, наградив такой красивой яркой внешностью и забрав возможность прикоснуться кому-то к этой красоте. Невысокая, всего метр шестьдесят, хрупкая, пропорционально сложенная фигурка с довольно приятными округлостями, рыжая, желтоглазая, губки бантиком и тонкими чертами лица - я нравилась всем. И хотя еще совсем недавно я сочла бы свое лицо немного узковатым и чересчур вытянутым, то теперь, глядя на рокшанцев, я подумала об этом не как о недостатке, а как о дополнительном преимуществе. Я только сейчас, наевшись и напившись, и сыто отвалившись от стола, подумала о том, что все, что не происходит, все происходит к лучшему. Раньше я думала как пессимист, теперь я обязательно должна стать оптимистом. Видя мое состояние, Дир с Даром с поклоном удалились, убрав со стола и забрав с собой тележку, а Рантаир еще постоял, глядя на меня с загадочным выражением лица.
  - Не волнуйтесь, несса, любая рокшанка может изменить свой статус, став высокородной лиане. Я рад, что Вам подходит наша пища, а сейчас мне хотелось, чтобы Вы отдохнули, и не волнуйтесь, здесь Вас никто не побеспокоит. В спальне в гардеробе моей сестры есть одежда, которая никогда никем не использовалась. Я позволю себе предложить ее Вам для того, чтобы Вы могли чувствовать себя лучше и комфортнее.
  Я с трудом встала с дивана и подошла к нему, посмотрев снизу вверх ему в глаза, и, не удержавшись, опять взяла его за руку, проигнорировав уже привычное для меня вздрагивание, прошептала:
  - Я Вам очень благодарна, Эльтар. За все! Столько, сколько Вы, для меня, кроме моей семьи, никто никогда не делал. Я не знаю, смогу ли когда-нибудь отплатить Вам за все, что Вы для меня сделали.
  Сначала он нерешительно, как будто сомневаясь или боясь, что я оттолкну, поднял руку к моему лицу, а потом медленно, но очень нежно, коснулся двумя пальцами моей щеки, а потом так же медленно провел дорожку сначала к рыжему виску, а потом спустился к губам. Словно очнувшись, он отнял свою руку от моего лица и, опустив вниз, сжал ее в кулак.
  - Отдыхайте, несса!
  И, резко развернувшись, вышел из каюты. Я стояла и не могла прийти в себя. Столько нежности и столько боли в его глазах, и как я могла подумать, что его глаза ничего не выражают. А я? Я еле-еле доплелась до кровати и смогла только снять ботинки, а потом, рухнув в нее, заснула с ощущением его затянутой в перчатку руки на своей щеке. Неужели можно только прикоснуться и украсть мое холодное до этих пор сердце навсегда? Оказалось, можно.
  Проснувшись, я недолго полежала, потому что не сразу сообразила, где нахожусь. А потом просто лежала и прислушивалась к своим ощущениям и мыслям. Было приятно находиться на мягкой кровати, но то, что я уже несколько дней не снимала комбинезона и не давала своему телу долгожданного отдыха и чувства чистоты, сказывалось на общем самочувствии. Поэтому первым пунктом в моем плане дальнейших действий стоял душ. Обследовав соответствующую комнату и с горем пополам, наконец, разобравшись с управлением и предназначением разных приспособлений, надеюсь, верно, я решительно принялась за приведение себя в порядок. Гардероб поразил меня своим разнообразием, а главное великолепием. В самом начале висело платье необыкновенной красоты: к тонкой серебристой струне крепились рукава из таких же тонких струн, украшенных мелким бисером. Спереди и сзади к струне, также, крепился тончайший зеленый топик, который заканчивался на талии широким поясом из бисера, из под которого струилась широкая юбка из похожего материала. Судя по всему, юбка состояла из нескольких слоев, которые переливались разными оттенками зеленого. От пояса до самого пола висели похожие на рукава бисерные струны. Это самое великолепное платье, которое я когда-либо видела. С благоговением я потрогала материал, но не решилась его надеть. Я не знала, что со мной будет дальше, и, несмотря на великолепный прием и неожиданное спасение, я не могла рассчитывать, что это будет длиться вечно. Так что главное - практичность в одежде. Может, мне удастся влиться в этот коллектив пилотом или хотя бы техником. Перебрав кучу одежды и нижнего белья, я с ужасом поняла, что, похоже, нижнего белья в виде трусов и бюстгальтеров тут не носят. Свои же я постирала и оставила в ванне сушиться. Ну и ладно, где наша не пропадала, ведь никто же не узнает, что на мне нет белья. Я нашла длинные легинсы из материала, похожего на атлас, и, надев, сразу почувствовала, как будто материал прямо на мне немного подсел, плотно облегая фигуру. Вау, как удобно, и ушивать не надо. Сверху я надела длинную нежного зеленого цвета блузку с длинными рукавами, но приличным декольте, которая точно так же, как и штаны, легко прижалась к голой коже, свободно свисая вдоль штанов. А сверху этой блузки, чтобы скрыть вызывающе торчащую грудь, надела уже виденный мной на Даре кафтан, декольтированный чуть выше, чем рубашка, без рукавов, доходящий до пола, из более плотной, но достаточно легкой ткани зеленого цвета. И вообще весь гардероб был представлен исключительно в разных тонах зеленого и золотого цветов. Боже, как же мне повезло, что оба эти цвета хорошо мне подходят, а то ходила бы я вся зеленая как лягушка. Порывшись еще в гардеробе, я, наконец, обнаружила целые залежи обуви. Ура! Вообще-то, я даже не ожидала, что вся эта возня с одеванием доставит столько удовольствия. Раньше у меня не было денег на подобные развлечения, да и желания особенного я не испытывала. Ведь мне было абсолютно все равно, какой меня увидят другие. Но не теперь и не сейчас, и я честно призналась самой себе, что все это я делаю для того, чтобы понравится одному красноглазому беловолосому рокшанцу. Увидев маленькие золотистые тапочки-балетки, я, не раздумывая, нацепила их. По крайней мере, в них будет удобно ходить по кораблю. Посмотрев на себя в зеркало, я не поверила своим глазам: я очень сильно напоминала принцессу из старых фильмов о Востоке. И в тоже время вещи были максимально удобны, не стесняли движений, плотно облегая фигуру, и придавали большую женственность общему облику. Современно и в тоже время старомодно, но удивительно приятное сочетание. Я нашла свою старую резинку и, сделав высокий хвост на макушке, осталась вполне довольна своим видом. Ну что ж, меня будут тут кормить, в конце концов, и я решительно направилась к двери. Открыв её, я столкнулась с первой проблемой - на меня смотрели два высоких блондина, от которых разило холодом сильнее, чем от Дара и Дира вместе взятых. Я непроизвольно прижала руку к губам, пытаясь не закричать, но они, видимо, придали этому жесту другое значение. Один просто продолжал стоять и пристально смотреть на меня, улыбаясь, а второй, кивнув, поднял руку и позвал то ли Дара, то ли Дира, я не расслышала, в переговорник на руке, который походил на наручные часы. От такого пристального внимание мне стало не по себе, и я, извинившись, сделала осторожный шаг назад в каюту, но слова, которые сказал один из них, меня просто добили.
  - Она, как Аттойя, такая же вкусная и прекрасная. Рядом с ней оживаешь, а, Хран?
  - Заткнись, Мар, ты знаешь, что эльтар сделает с любым, кто посягнет на нее. Мне не нужны лишние проблемы, меня уже ждет моя Рани.
  Дальнейший разговор прервался появлением Дара и Дира с тележкой, и я с облегчением вздохнула. Но этот разговор застрял в моей голове.
  - Несса Ева, я рад приветствовать Вас. Как Вы себя чувствуете? Прошу позволить мне отметить, что Вы удивительно верно подобрали одежду, наш эльтар будет доволен.
  Я выгнула бровь дугой в удивлении, но Дар, отвернувшись от меня, наблюдал, как Дир накрывает на стол, и я, не удержавшись, спросила:
  - Скажите, ис Дар, Дир Ваш родственник? Вы так похожи.
  Дар немного смутился, потом ответил:
  - Да, несса, он мой последний брат.
  - Вы хотите сказать, самый младший?
  - Нет, несса, я хотел сказать, последний из оставшихся в живых.
  - Простите, ис, я не хотела Вас огорчить.
  - Не беспокойтесь, несса, Вы можете спрашивать, что Вам будет угодно! Для Вас все это внове, и для меня честь - помочь Вам освоиться среди нас.
  - Скажите, ис Дар, а Ваш народ со всеми обращается также как со мной?
  Я сама удивилась своей наглости, но меня начали мучить подозрения. Он немного опешил от прямого вопроса, но все же ответил:
  - Рокшан не воюют с женщинами. Более того, для рокшан женщины священны, особенно такие, как Вы, несса Ева!
  - Такие как я? А что во мне особенного, что отличает меня от других?
  Я, конечно, знала, что не подхожу под категорию "как все", но ведь они-то об этом знать не могут! Или могут? Он смотрел на меня более пристально, чем раньше, и я занервничала.
  - А где эльтар Рантаир?
  Он удивленно вскинул брови, спросил:
  - Вы хотели бы его видеть, несса?
  Вот тут я совсем растерялась, не зная, что делать дальше.
  - Ну, я хотела бы знать, что мне можно на этом корабле, а чего нельзя? И эльтар сказал, что позднее сообщит мне, сможет ли принять меня на службу на свой корабль, ну или что может ожидать меня далее, - последнее я уже тихонько шептала себе под нос.
  Судя по всему, Дар понял мое состояние.
  - Не волнуйтесь, несса, эльтар Рантаир поможет Вам решить все Ваши трудности, просто отдыхайте и ни о чем не волнуйтесь. И я хотел бы точнее узнать ответ на вопрос эльтара. Есть ли у Вас хранитель?
  - Нет, ис Дар, я не имею хранителя!
  - Разве Ваш род не имеет мужчин, несса?
  - Наш последний мужчина погиб восемь лет назад, ис. В нашем роду остались лишь четыре женщины, одной из которых всего два года.
  Он ошеломленно смотрел на меня.
  - Значит, Ваш род пресекся, несса? Мне очень жаль, я выражаю Вам мое сочувствие.
  Я задрала повыше подбородок и жестко ответила:
  - Не стоит, ис, не стоит! Мой род не может прерваться из-за отсутствия мужчин, потому что он знаменит не мужчинами, а женщинами, а поэтому пока жива хоть одна из нас, мой род будет жить.
  - На Земле матриархат, несса? - он слегка придвинулся ко мне, в нетерпении ожидая ответ.
  - Нет, ис, кое-где может быть, но в основном мужчины в наших семьях все-таки занимают ведущее положение, как и раньше.
  - Тогда почему Ваш род матриархальный?
  Я сильно сжала кулаки, а потом с трудом их разжала. Я не знала, что сказать в ответ. Я не хотела, чтобы они узнали о нашем проклятье. Ведь от этого могло измениться их отношение ко мне. Поэтому я не придумала ничего лучше как сесть за стол и начать завтракать, потупив глаза в пол. Он постоял в ожидании, потом резким жестом отпустил Дира, а сам отошел в сторонку. Долгого молчания я не вытерпела и спросила.
  - Скажите, когда человека сравнивают с вашей Аттойей, это хорошо или плохо?
  Он даже дернулся.
  - Кто Вам это говорил?
  - Нет, нет, это я нечаянно подслушала, мне никто не говорил, просто мне стало интересно. Простите, ис Дар, если я что-то не так сказала.
  Он опять уставился на меня, потом все-таки неохотно, но ответил:
  - Несса, Аттойя - это наша звезда. Она яркая, горячая, прекрасная, она дарует тепло и жизнь Рокшану, поэтому, когда Вам скажут, что Вы похожи на аттойю, Вам делают очень большой комплимент, который, несомненно, Вами полностью заслужен.
  Я польщено посмотрела на него и опять спросила:
  - То есть, Вы считаете меня такой же привлекательной, как и Ваших женщин, ис Дар?
  - Нет, несса, я считаю, что Вы гораздо прекраснее любой виденной мной раньше женщины. И Вы намного вкуснее их.
  Я в ужасе вытаращилась на него.
  - К-как это вкуснее? Что, вы меня все на вкус пробовали, пока я без сознания была?
  Он успокаивающе повернул ко мне ладони вверх и пробормотал сконфуженно:
  - Простите, несса, что испугал Вас, но наша раса питается энергией также как и физической пищей. И также как Ваша пища, энергия имеет свой вкус. И у каждого она разная.
  Я вспомнила, насколько необычайно вкусным показался мне Рантаир и неуверенно кивнула.
  - Кажется, я понимаю, о чем Вы говорите, но я думала, что для этого Вам нужен телесный контакт.
  - Для нормального питания - да, но мы ощущаем энергию всего живого вокруг нас, и она несет в себе разную информацию, и на вкус она тоже разная. Это как Вы недавно, прежде чем попробовать еду, сначала ее понюхали, а потом немного попробовали и только затем начали есть. Так и мы на небольшом расстоянии можем, так сказать, понюхать и снять пробу - не больше. Это не зависит от желания, просто происходит автоматически.
  Я успокоилась и снова принялась за еду.
  - Скажите, ис Дар, мой шлюп, насколько он поврежден?
  Он опять загадочно посмотрел на меня, потом все-таки ответил:
  - Боюсь, несса, я опять Вас расстрою, но Ваш шлюп не подлежит ремонту, поэтому мы избавились от этого балласта.
  Я смотрела прямо перед собой, упрямо пытаясь сдержать слезы. Потом, печально ухмыльнувшись, прошептала.
  - Надеюсь, меня высадят на обитаемой планете, ис, а не прямо в космосе, если вдруг мне не найдут здесь места.
  Дар побелел, если можно так сказать при такой светлой коже, и, не удержавшись, сказал:
  - Не волнуйтесь, несса, Вас в космосе не высадят, Вас вообще никогда не... - он хотел сказать в запале что-то еще, но словно сам себе заткнул рот и дал подзатыльник. - Простите, несса, мне надо проверить, как там эльтар!
  И резко развернувшись, рванул на выход.
  Я не торопясь поела, медленно прокручивая все, что уже узнала или услышала, и пришла к определенным выводам. Я для них красива, так что можно успокоиться хотя бы в этом, вкусна - это вопрос открытый. Что это: плохо или хорошо для меня? И меня не выкинут, где попало. Но что значит 'никогда'? Тоже вопрос открытый. Ладно, поели, попили - пошли на разведку и, если честно, я соскучилась по Рантаиру. Сказать об этом прямо - засмеют или просто не поймут, так что приходится искать повод для встречи.
  Я собрала все имеющееся в запасе мужество и направилась на выход. С той стороны опять стояли мои охранники и, как только они увидели меня, опять встали в стойку. Я слегка улыбнулась им и, прижавшись к стеночке, медленно пошла осматривать корабль. А они также медленно шли за мной. Так, значит, меня все-таки охраняют, а не сторожат. Это уже хорошо. Так мы блуждали около часа, я осматривала все служебные отсеки с неподдельным интересом, и везде, где я бы не появлялась, с таким же интересом разглядывали меня. Я стоически всем кивала, говорила привет, и, улыбаясь, уходила дальше, спиной чувствуя удивленные взгляды. В техническом отсеке возились двое мужчин, громко споря друг с другом. Они замолчали сразу, как только увидели меня. Я подошла и с любопытством посмотрела на кучу проводов, кое-где оборванных и перепутанных, подключенных к маленькому дисплею контроля за неполадками. Сверху искрило и капало на все это безобразие. Я опустилась на корточки и, взяв планшет, начала рассматривать его устройство. Может, мне повезет, и меня возьмут техником, тогда надо хоть немного разобраться в этом бардаке. У меня ушло полчаса на изучения работы дисплея и еще полчаса на то, чтобы я, наконец, поняла приблизительное положения каждого провода и где находиться неполадка. На ее устранение и приведение всего в порядок ушло минут пять, и я с чувством полного удовлетворения растерла смазку между ладонями, слава богу, вовремя вспомнив, что я в платье, а не в комбинезоне и, встав с колен, отряхнула их незаметно для других, оттирая руки об легинсы. Там-то точно незаметны грязные пятна. И только потом подняла глаза на моих спутников. Сказать, что они были в шоке - не сказать ничего, они просто так и стояли в ступоре, когда я осторожно их обошла и направилась гулять дальше. Мне было приятно показать, что я не профан в своем деле.
  Следующей моей остановкой был спортзал, судя по всему. И там, судя по воплям, шла тренировка. Я невольно ускорила шаги, моя дорога закончилась большим полукруглым залом с такими же мягкими полами, как у меня в комнате. И сейчас там кружили трое полураздетых мужчин вокруг полностью одетого в черное белоснежки. Я успела рассмотреть голые торсы троих нападавших, но даже их мускулы, натянутые как канатные тросы меня не впечатлили. Белые, сильные, гибкие, они словно змеи кружили вокруг Рантаира и делали броски, словно кобры. У каждого в руках были странные палки с крючками на концах, которые вертелись, издавая жуткий вой. Брр. Мне стало страшно, причем очень страшно, потому что этот бой на тренировочный не был похож совсем. Я с замиранием сердца смотрела на них, зажав себе рот кулаком, чтобы не вскрикивать каждый раз, когда, казалось бы, сейчас Рантаира сметут или разорвут на части этими крючками. Не выдержав в особо неприятном месте, когда один из крючков задел его челюсть и на воротник закапала кровь, я закрыла глаза. Нет, такие игры не по мне. Но уже через несколько секунд я поняла, что вокруг стоит неестественная тишина, и открыла глаза.
  Он стоял отдельно от других, а остальные во все глаза смотрели на меня. Боже, ну что, в цирке что ли? Я устала всем улыбаться, поэтому просто хмуро посмотрела на них, на своих охранников даже оглядываться не стала. Я к ним, практически как к мебели, уже привыкла. Рантаир стоял и напряженно смотрел на меня, ожидая моей реакции на него. А кровь так и капала на кафтан. Видно, глубокий порез оказался. Я оглянулась вокруг, ища, чем остановить кровь, и увидела около стены пару кресел и столик, который был накрыт чем-то типа скатерти, и стояли все те же яйцевидные бокалы. Я быстро подошла и, убрав бокалы в сторону, сняла салфетку. Она оказалась мягкой на ощупь и, я надеюсь, гигроскопичной. Потом в плотную подошла к нему и, несмотря на его потрясенный вид, сложила салфетку в несколько раз, осторожно приложила к ранке, промокая кровь.
  - Надо Дара позвать, а еще лучше пошли сразу к нему, чтобы он залечил, а то потом шрамы могут остаться. Знаешь, шрамы, конечно, мужчину украшают, но лучше, чтобы их было не так много. Так что, я думаю, ты еще успеешь их заработать за всю жизнь немало.
  Я болтала, просто чтобы не испытывать неловкости из-за того, что он стоит не двигаясь как статуя, боясь пошевелиться. Отняв салфетку, я осмотрела рану: она уже меньше кровоточила. Я потрогала пальцами челюсть, не задели ли случайно кость, и удивилась, насколько гладкая и мягкая у него кожа.
  - У Вас что, не растут волосы на лице? - глупее вопроса найти трудно, но это меня сразило.
  Он несколько секунд просто стоял, потом прохрипел:
  - Нет, Ева, не растут. А у Вас растут на лице волосы?
  Я рассмеялась от этого:
  - У женщин не растут, а вот у мужчин растут, - и, прижав снова салфетку к ране, опять не удержалась и с удовольствием прикоснулась к его лицу. Сначала к щекам, потом подбородок, а потом вообще обнаглела от собственной смелости, поднялась на цыпочки и, вытянув руку, потрогала этот контраст между волосами и кожей на лбу.
  - Такие красивые волосы, на Земле за такую красоту все бы передрались. И у нас нет такой белой кожи, наше солнце заставляет нашу кожу темнеть, если долго быть на нем. А вот моя кожа абсолютно не выносит открытые солнечные лучи. Я сразу обгораю. А почему вы все такие бледные?
  Устав стоять на цыпочках я опустилась на всю ступню и попыталась опустить свою руку, хотя так не хотелось разрывать этот контакт. Мне казалось, что вот так я могу простоять вечность. Так хорошо, приятно, и не просто тепло, а горячо. Горячая волна растекалась по всему телу, и мне казалось, что каждая клеточка моего тела кричит от удовольствия и наполняется жизнью. Я никогда не испытывала ничего подобного. Моя рука скользящим движением устремилась вниз, но он поймал ее на лету и снова прижал к своей щеке, всей ладонью удерживая ее. Я посмотрела ему в глаза и тут, наконец, поняла, что мной сейчас питаются, потому что его глаза прямо на глазах меняли цвет. Переходя от темно вишневого цвета к более светлому красному. Более того, цвет не только светлел, но и становился как бы прозрачным. За этим процессом было так интересно наблюдать, что я осознанно сконцентрировалась и послала ему волну своей энергии в благодарность за только что испытанное мной удовольствие. Он слегка покачнулся, но все равно не разжал свой захват, лишь прикрыл глаза. И у меня создалось ощущение, что он в полном экстазе и еле держит себя в руках. Правда, отчего он держит себя в руках, мне было не понятно, но как-то тревожно стало, поэтому я с усилием разорвала наш контакт, вырвав у него свою руку, и отступила на шаг назад, захватив еще и окровавленную салфетку. Он резко опустил голову и пристально посмотрел на меня.
  - С Вами все в порядке, несса, я не причинил Вам вреда?
  А я не могла оторваться от его глаз, хотя дымка еще была густого красного цвета, но сквозь нее были видны белки и темный зрачок глаза. И сейчас было видно что, он напряженно и с тревогой ждет моего ответа.
  Я смутилась и, спрятав за спиной руки, просипела (и когда это у меня так голос сел):
  - О, со мной-то все хорошо, а у Вас открытая рана на лице, так что пойдемте-ка к Дару. - Я слегка повернулась в сторону выхода, взяла его за руку. - Ну что, пошли?
  Он смотрел на меня какое-то мгновение, не делая никаких движений, а потом, словно очнувшись, пошел за мной. Я не смогла определить, что же он подумал обо всей этой ситуации, и от этого мне было не по себе.
  Повернувшись всем телом к выходу, я резко остановилась и подалась всем телом назад к Рантаиру. В проходе стояли несколько членов команды, включая моих охранников, трех бойцов, двух горе-техников, а также Дара и Дира - и все они стояли, вылупившись на нас в полном ступоре и, судя по всему, не веря своим глазам. Я не могла понять, что могло вызвать подобные чувства на этих лицах, но начала готовиться к худшему. Отпустив его руку, я неуверенно подняла голову и тихо спросила:
  - Простите меня, эльтар Рантаир, если я что-то сделала или сказала не так. Если Вы объясните, что же именно, я больше не буду так делать.
  А потом понурила голову, чувствуя, как горячий стыд заливает лицо, шею и уши. Я даже подпрыгнула от испуга, когда он вышел вперед меня и прошипел как рассерженная змея:
  - Дар может остаться, остальные - вон!
  Второго приказания никто ждать не стал, все словно испарились. И я постаралась тоже испариться, но он схватил меня за руку.
  - Вас это не касается, Аттойя!
  Было бы куда, я бы присела! А так пришлось стоять с открытым ртом и хватать воздух от пережитого унижения и последующего за ним комплимента. Даже не знаю, что хуже.
  - Покажите руки, несса! Немедленно!
  Видя, как он нервничает и еле сдерживает себя, я все же вытащила опять спрятанные за спину руки и, вытянув их перед собой, повернула ладонями вверх и обратно, демонстрируя, что с ними все в порядке.
  - Если я причинила Вам вред или сделала больно, то я прошу прощения, эльтар, я хотела только помочь! Ведь их было трое, а Вы один, и они Вас ранили и даже помощь не предложили.
  Я не знаю, что они там разглядывали, но неожиданно Рантаир словно на что-то решился. Он аккуратно снял перчатку, и я с удивлением заметила, что при этом Дар как-то посерел, отойдя назад на пару шагов от меня, а потом медленно, словно я прокаженная, дотронулся кончиками пальцев до моей ладони. Меня словно током прошибло, но это было так приятно, что, не удержавшись, я резко втянула в себя воздух. Рантаир резко убрал свою руку и в ужасе посмотрел на меня.
  - Вам больно, эльтарина?
  Я не поняла, почему вдруг, он решил изменить обращение ко мне, но решила оставить вопросы на потом. Мне не осталось ничего другого, как просто смущенно качать головой, а потом, видя его состояние, я не выдержала и сама взяла его за руку.
  - Вот ничего страшного же не произошло, эльтар. Мне совсем не больно, если честно, то мне очень приятно.
  В тот же момент мне пришлось замолчать, потому что между нами происходило что-то из ряда вон выходящее. Я вся горела, началось все от ладони и лавиной растекалось по всему телу. В какой-то момент я даже решила, что это, наверное, называется оргазм, как его описывали мои сокурсницы по академии. Стало жарко, и ноги ослабли настолько, что мне пришлось прислониться к нему полностью и держаться второй рукой за кафтан. Я почувствовала, что он сырой от пота и вдохнула в себя его запах. Я поняла, чем отличаются наши мужчины от Рокшан, - это запах. Наши воняют, а Рокшан пахнут, хотя вполне возможно это касается только Рантаира. Но запах незабываемый: свежескошенной травы смешанный с запахом древесины и нагретого солнцем песка. Такой легкий и терпкий аромат, что я, уткнувшись ему в грудь носом, не могла им надышаться. В этот момент поняла, что готова простоять так всю жизнь, держа его за руку и вдыхая его аромат. Так мы постояли какое-то время, потом он просто взял меня на руки и понес из зала. Рядом шел Дар, и я услышала его благоговейный шепот.
  - Это невозможно, этого просто не может быть!
  Что-то со мной не так происходит! Я вяло подняла голову и посмотрела на Рантаира и так и замерла с открытым ртом, потому что на меня смотрели самые красивые и чистые синие глаза во всей Вселенной. И такие любимые, что я, не удержавшись, шмыгнула носом и по моей щеке покатились слезы. Он от неожиданности даже остановился, с тревогой всмотрелся мне в лицо.
  - Вам плохо, Ева?
  - Нет, Рантаир, просто у Вас такие красивые синие глаза, и знаете, краснота совсем ушла. Это значит, что Вы сытый? Да?
  Он пару раз моргнул от неожиданности, а потом нахмурился и как-то весь напрягся, продолжая двигаться, судя по всему, в мою каюту. Нас сопровождали ошеломленные и даже немного испуганные лица его подчиненных. Я все никак не могла сосредоточиться и осмыслить все происшедшее и начала испытывать легкий стыд за свое поведение. Боже, они же, наверное, черте что подумали обо мне! Липну к нему как банный лист, хватаю его за руки, лицо, а ведь я сама в шоке от своего поведения, но при этом ничего не могу с собой поделать. Это непреодолимая сила толкает меня к нему и заставляет так себя вести.
  Я, опустив голову, горько вздыхала и пыталась тайком, чтобы никто не заметил, утереть свои слезы. Войдя ко мне в каюту, он осторожно опустил меня на диван и, повернувшись к Дару, приказал:
  - Еды, сейчас!
  После чего опять посмотрел на меня.
  - Эльтарина Ева, хочу ответить на Ваш вопрос! Да, Вы накормили меня досыта, чего раньше со мной никогда не случалось, поэтому Ваш труд будет соответствующе вознагражден. Так что не волнуйтесь, после оплаты, я думаю, Вы еще очень долго не будете ни в чем нуждаться. Вы можете путешествовать на моем корабле, сколько Вам захочется, эльтарина.
  Я смотрела на него, и во мне росло дикое неконтролируемое раздражение, смешанное с яростью, и это чувство я тоже испытывала впервые. Мне дико захотелось сделать ему больно, как он только что сделал мне.
  - Я просила о должности техника или пилота, а не Вашей или чьей-то еще кормушки, эльтар! И боюсь Вас оскорбить, но придется: я не могу взять с Вас оплату своих услуг по кормлению, потому что Вас я использовала в тех же целях, а так как у меня нет денег, то и оплачивать Ваши услуги по кормлению мне нечем. Так что Вы мне ничего не должны, как и я Вам. И если я причиняю Вам столько неудобства, то высадите меня на первой же обитаемой и разумной планете, я сама о себе позабочусь.
  Пока говорила, я сдулась как воздушный шарик, поэтому последнюю фразу уже просто прохлюпала сквозь слезы.
  - И сходите, наконец, к Дару, у Вас опять кровь пошла.
  И, бросив в него салфеткой, направилась в ванную, стараясь не смотреть на него и не прикасаться. Хотя краем глаза я заметила небольшое столпотворение за спиной ошарашенного Дара, который стоял в дверях с тележкой. Я не выдержала такого унижения и завопила на них:
  - Боже, неужели никого из Вас не учили стучаться, когда входите в чужую каюту, и не подслушивать чужие разговоры!
  Это было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения, поэтому я развернулась и бросилась в ванную. Я не знаю, что там происходило дальше, потому что из ванной я не выходила пару часов. Кто-то иногда стучался в дверь, но я просто кричала, что занято! Да, я теперь представляю, что они подумают о земных женщинах: приставучие, наглые, прожорливые истерички. А ведь еще совсем недавно, я была образцом спокойствия и хладнокровия. Мои эмоции ограничивались недоуменным поднятием бровей или презрительной ухмылкой. Я старалась всегда приветливо улыбаться и щедро делиться своим хорошим настроением.
  Я устала сидеть в ванной, поэтому, сходив в туалет и приведя себя в порядок, я тихонько открыла дверь и вышла. В каюте никого не было, но зато стоял накрытый стол с едой. Я погладила свой урчащий голодный живот и накинулась на еду, как ястреб на дичь. Сытная еда, стресс, да и все остальное забрали все силы, и поэтому, добравшись до постели, я сняла резинку с волос, верхний кафтан и прямо в нижней блузке завалилась спать.
  Проснулась от того, что ко мне кто-то прикасался, нежно водя пальцем по щеке. Я открыла глаза и уставилась в самые красивые синие глаза, какие только видела. Он полулежал рядом со мной и смотрел с такой нежностью, что у меня внутри запорхали бабочки от счастья. Я прощу ему все на свете. Через несколько секунд он ласкал мое лицо всей ладонью, а я от удовольствия практически мурлыкала, полуприкрыв глаза. Наклонившись ко мне чуть ближе, прошептал:
  - Если Вы еще согласны стать моим пилотом, то Вы приняты.
  Укутанная его теплом, вкусом и запахом я не сразу поняла, что он мне сказал. А когда до меня дошел, наконец, смысл его слов, я резко подскочила на колени, завопила от счастья и кинулась к нему обниматься. Он лежал и боялся пошевелиться, наверное, до сих пор не придя в себя после моей выходки. А я, выплеснув первую порцию радости, села рядом с ним и начала выплескивать вторую, только уже словесную.
  - Я быстро-быстро освою управление Вашим кораблем. Вы не пожалеете, что взяли меня пилотом. Я, конечно, и техник очень хороший, но если Вам потребуется, я могу и техником бесплатно работать, просто летать я люблю больше, чем в технике копаться. Но я на нашем корабле и техников заменяла, и пилотом была. Так что я со всем справлюсь, - потом неожиданная мысль меня немного напугала, и я схватила его за руку. - А как быть с вашим языком? У Вас есть какие-нибудь обучающие программы? Ведь переводчик есть только у Вас и Дара и, наверное, Дира, потому что он вроде все понимал, когда я ему что-то говорила. Но Вы не волнуйтесь, я очень быстро выучу язык.
  Я с большой надеждой посмотрела на него, ожидая его решения. Он смотрел на меня с непонятным мне выражением, держа мою руку, поглаживая большим пальцем поверхность моей ладони. А я только сейчас заметила, что на мне чересчур тонкая блузка, которая ничего не скрывает, а только придает пикантности всем мои округлостям. Одно плечо сползло, открывая белую кожу. Завершало картину полного безобразия с моей стороны то, что его руку я держала у себя на коленях. Я залилась краской стыда, выпустила его руку и медленно отодвинулась от него подальше. Потом быстренько слезла с кровати и, надев кафтан и застегнув все липучки вдоль груди, почувствовала себя увереннее. Пока не повернулась к нему лицом и не увидела довольную ухмылку на его лице, а мое лицо, наверное, напоминало спелый помидор в этот момент.
  - Извините, я забылась немного, эльтар.
  Он поднялся одним движением и, приподняв мой подбородок, тихо сказал:
  - Не стоит извиняться, Аттойя, ты как океан пресной воды в песках Крап-чага: столь же желанная и живительная, но абсолютно нереальная. Я даже не мог себе представить, какое сокровище найду, когда под влиянием скуки приказал подобрать твой шлюп. Но я хочу, чтобы ты знала, то, что нашел, я никогда не потеряю и никогда никому не отдам! А насчет языка не волнуйся, рил, который у тебя в ухе, носит обучающий характер, он не только переводит, но и постепенно обучает как тебя, так и нас. Двустороннее обучение. Так что ты можешь уже потихоньку пытаться говорить на нашем языке, это ускорит курс обучения. Просто подумай о том, как это будет на моем языке, и произноси уже слышанные тобой слова. Рил поможет.
  Я все еще переваривала первую часть его монолога, потом решила обдумать это позже.
  - А какая у меня будет оплата, эльтар?
  Он опять улыбнулся улыбкой, от которой мое сердце, как подкошенное, рухнуло вниз.
  - Сколько ты захочешь, эльтарина, столько и получишь!
  Я недоверчиво к нему присмотрелась, а потом все-таки решилась уточнить:
  - Я на лишнее не претендую, поэтому пока не выучу ваш язык, согласна на полставки твоего пилота, а потом на полную ставку пилота. Ну, и я надеюсь, что мое питание будет за Ваш счет. Так будет справедливо, - я хитро улыбнулась. - Я так думаю, что не каждый судовладелец на Рокшане имеет женщину-пилота. Я даже думаю, что ты первый в истории, поэтому я заслуживаю некоторые преференции. Так, эльтар?
  Он смотрел на меня, потом все-таки не выдержал и сказал:
  - Боюсь, я еще пожалею о своем решении, но мне трудно Вам в чем-то отказать, эльтарина.
  - Скажите, эльтар, а почему раньше я была несса, а теперь эльтарина?
  Он сразу замкнулся и нахмурился, и мне даже слегка показалось, что он немного напуган моим вопросом. Он резко отстранился и направился к двери.
  - Когда будете готовы, присоединяйтесь ко мне на мостике. Можете уже сейчас начать программу своего обучения, Ева!
  Я кинулась за ним, потом вернулась к столику, на котором было так много вкусного, и решила, мостик от меня никуда не убежит, а вот потерянные килограммы лучше немного восстановить, а то меня любым ветерком унесет.
  Следующие два дня я провела, изучая корабль, звездные системы, известные Рокшан, их язык и просто тренируя свою нервную систему в попытках общения с другими членами экипажа. Поначалу это было для меня нелегко, хотя для них это было еще сложнее. Но Дар попросил всех объяснять мне все, что я спрашивала или скорее показывала жестами, а потом я старательно повторяла за ними, а они старательно меня поправляли. Для того, чтобы мне было не так страшно, что кто-нибудь из них до меня нечаянно дотронется, я решила дополнительно себя обезопасить и попросила у Рантаира его перчатки.
  Вообще он себя странно вел в эти дни. Он то исчезал куда-то, то следовал за мной словно тень. Сначала меня это смущало, а потом я настолько к этому привыкла, что, каждый раз принимаясь за очередное занятие, молча искала его одобрения. За это время я многое узнала из разговоров с Даром и Рантаиром о жизни Рокшан. Оказалось, империя Рокшан существует уже несколько тысячилетий, и помимо основной планеты Рокшан она простирается в виде колоний на еще одиннадцать планет, которые входят в Империю, но управляются, а точнее ими владеют различные родовые кланы. К одной из таких планет мы сейчас и направлялись. Она называется Крап-чаг (горячий песок) и представляет собой небольшую практически обезвоженную планету, чрезвычайно богатую полезными ископаемыми. Поэтому на этой планете располагалось много торговых компаний и соответствующая высокоразвитая инфраструктура. Ее коренные жители шрах, судя по описанию Дара, походили на кротов размером с крупную собаку, однако они отличались тем, что были весьма разумны и чрезвычайно неприхотливы в плане выживания. Их города в своей основной массе располагались под землей для защиты от сильно горячей звезды. Кроме космопорта и огромного торгового центра наверху было совсем немного зданий, и практически все они принадлежали одному роду Вайрис из расы Рокшан. Этими Вайрис контролировалась львиная доля всего, что добывалось на Крап-чаге. В особенности руда, из которой в ходе особой обработки изготавливалось топливо для кораблей Рокшан. Жизненный уклад Рокшан и разделение на социальные уровни тоже были интересны для меня. Причем этот уклад тщательно сохранялся многие столетия. Первая, самая низшая ступень, - ис или иса. К ней относится практически все основное население независимо от сферы деятельности семьи или их достатка и может носить волосы не ниже лопаток, причем, чем старше род, тем ниже волосы. Вторая ступень - аристократы, чей род длился больше трехсот лет, называлась несс и несса. Соответственно их достаток или профессия тоже не определялись их статусом, носили волосы ниже лопаток, но не ниже пояса. Третья ступень - это аристократы, чей род старше пятисот лет или они являлись наследниками императора, их волосы спускались ниже спины, но не ниже колен. Ну а бедный император и его прямые наследники, имеющие право занять трон, носят волосы от колен и ниже. Более того, чтобы иметь возможность стать императором, наследник должен быть лином. Достаточно либеральное общество с высокой долей патриотизма. Каждый имеет то, что заработал, оплатив общий имперский налог. Помимо национальной императорской армии, каждый крупный аристократический род имеет свою маленькую армию и свой космический мини-флот.
  Но самое интересное, это взаимоотношения мужчин и женщин. Мужчины работают, воюют, женщины занимаются собой или домом, и если мужчине повезло и его выбрали лином, то и своим лином. Вообще странно, пока она не выберет лина, она имеет определенную свободу выбора. Она имеет возможность заниматься любимым делом или работать, более того иметь интимные отношения с мужчиной, от которого может даже родить внебрачного ребенка - это не является для них криминалом или чем-то таким, за что кто-то может косо посмотреть. Но как только она определяется с лином, ее судьбой и поступками начинает руководить он. Наверное, поэтому их женщины все чаще предпочитают выбирать себе хранителя, но не проходить церемонию Лианорию. Никто не может силой заставить или провести без обоюдного согласия данную церемонию. Даже более того, мужчина лишь проявляет свои интересы в отношении понравившейся ему женщины и ухаживает за ней, и только от ее решения зависит, будут они парой или нет. Из-за специфики питания и жизнедеятельности их организма у них существуют только гетеросексуальные отношения. Для одиноких мужчин есть специальные дома кормления. По мне так, судя по их описанию, сильно смахивает на бордель, но они поддерживаются царствующим домом и вполне легальны. На Рокшане достаточно четкое разделение профессий на мужские и женские, и их придерживаются все, причем добровольно, наверное, благодаря сильным традициям. Именно поэтому они так удивились тому, что я пилот. Но больше всего меня поразило одно обстоятельство, которое на пару часов абсолютно выбило меня из колеи. Их продолжительность жизни в два раза больше нашей. Они спокойно доживают до двухсот пятидесяти лет и все благодаря постоянному обмену энергией. И самое интересное, те пары, которые прошли Лианорию и замкнули друг на друге свои обменные процессы, проживают гораздо дольше, чем те, что так и остаются одиночками. Из того что мне рассказали, я сделала интересный для себя вывод об их жизни. Мужики пашут как проклятые, чтобы обеспечить будущую лиане, и полностью зависят от любой женщины в плане кормления, а женщины как трутни живут за счет мужчин, но при этом являются необходимой для выживания мужчины кормушкой. Как говорится, любишь кататься, люби и саночки возить. Круговорот еды в природе. На мой вопрос о любви они ответить сразу не смогли, поскольку в их языке нет аналога. Когда я, заикаясь и краснея, пыталась объяснить примерно что же это такое, мне сказали, что это называется торвада, т.е. предначертанная, и имеет более глубокое понятие, чем наше слово любовь. Потому что торвада - это вторая половина, имеющая не только физическую, но и духовную связь. Пока Дар философствовал на тему торвады, я вдруг вспомнила, что совсем недавно он сказал, что я торвада Рантаира. И похолодела! Интересно, это он заметил мои чувства к Рантаиру или это он Рантаира имел в виду. А ведь не спросишь, блин! Второй "вечер" подряд мы ужинали вместе с Рантаиром и Даром, причем это была моя идея, а они не сильно сопротивлялись. Хотя я заметила, как хмурится Рантаир иногда, поглядывая на меня и Дара. Я щебетала, не закрывая рот, рассказывая про людей интересные истории, и мы все чаще начали вместе смеяться. Вообще в их присутствии мне было очень легко, а Дар разряжал напряжение, которое неизменно возникало между мной и Рантаиром. Я все чаще ловила себя на том, что смотрю на него и не могу насмотреться, хотелось прикасаться к нему, но прошло уже два дня, а он сам так и не сделал попытки вновь ко мне прикоснуться. А липнуть к нему сама я стеснялась. Когда в разговоре возникла пауза, я спросила:
  - Эльтар, скажите, а в кого у Вас такие красивые волосы?
  Меньше всего я ожидала такую реакцию на столь простой вопрос. Дар весь как-то сник и потух, стараясь как можно меньше привлекать к себе внимание. А вот Рантаира словно подменили, он стал совершенно чужим, холодным, как белая мраморная статуя, с потемневшим от гнева лицом уставился куда-то в сторону. Я не стала, как обычно, извиняться, я просто молчала и ждала. Хватит с меня секретов! Он повернулся к Дару и прошипел:
  - Ну что, не хочешь объяснить с научной точки зрения, что за урод сидит с ней за столом?
  Я сама побелела от этих слов и от его тона. Но решилась и спросила:
  - Может, Вы сами попробуете мне объяснить?
  Он в упор посмотрел на меня, а потом усталым, каким-то мертвым голосом начал говорить:
  - Волосы в жизни Рокшан имеют не только социальное значение, но и показывают градацию силы и вкуса своего носителя. Любая рокшанка будет знать, как много может дать ей мужчина в зависимости от цвета его волос. Чем светлее, тем вкуснее и сильнее энергетический поток. Самые лучшие - это блондины, имеющие золотистый цвет, самые слабые, которые мало что могут дать женщине - это темноволосые. Он ухмыльнулся, глядя на потемневшего лицом Дара. Но есть такие, как я. Хотя на данный момент, насколько я знаю, нас всего одиннадцать осталось, и я хуже всех. Белые волосы - это проклятье для мужчины Рокшан. Мы, как Джа-аны, высасываем жизнь из всего, к чему прикасаемся и ничего не можем дать женщине кроме боли, страданий, а при длительном контакте и смерти. Это мутация, которая может поразить любого ребенка в утробе матери, и пока наши ученые не выявили причину, которая ее вызывает.
  - Скажите, Рантаир, а почему Вы сказали, что осталось всего одиннадцать. Это такая редкая мутация?
  Он посмотрел на меня, а потом безжалостно ответил:
  - Нет, эльтарина! Просто выживают дети только очень, очень богатых людей, которые могут себе позволить нанять большое количество кормилец, а чем старше становится ребенок, тем больше ему требуется энергии. И очень немногие женщины пойдут на то, чтобы даже за очень большие деньги терпеть такую боль. К тому же, такие как мы, вообще, долго не живут из-за постоянного голода, да и отношение окружающих нас не сильно радует, поэтому многие не выдерживают и добровольно уходят из жизни.
  В этот момент я все поняла, и это понимание стоило мне очень дорого. Чувства радости, счастья и тепла, его тепла, а также огромной боли, которая разливалась у меня в груди. Но я все же решилась на последний вопрос:
  - Скажите, Рантаир, Вы спасли меня и оставили здесь только по этой причине? Потому что я для Вас идеальная кормушка?
  Я посмотрела ему прямо в глаза, потому что именно сейчас решалась моя дальнейшая судьба. А он просто молчал, но, также, смотрел на меня своим синими глазами, в которых застыла боль и его обида на весь мир. У меня возникло ощущение, что между нами выросла стена. Наверное, он всегда таким образом защищал себя от чувств окружающих. Но он мне ответил, глухо и какими-то рублеными фразами:
  - Когда я увидел тебя, я испытал потрясение от цвета твоих волос. Потом, когда ты пришла в себя - от цвета твоих глаз. А потом, когда ты раскрыла ладонь навстречу мне - от твоего вкуса. Как живительный поток, он промчался по всему моему телу. В тот момент я решил, что ты будешь принадлежать только мне. Я не знал, как надолго ты согласишься остаться, но я бы придумал много причин для этого. Я думал, что никогда не смогу коснуться тебя, если даже Дар чуть не убил тебя простым прикосновением. Но я мог бы просто видеть тебя и чувствовать твой аромат. Но ты сама подсказала выход из положения, предложив мне взять тебя на работу. А потом ты поразила всех нас, взяв меня за руку. Потому что любой другой не может сделать это и не пострадать, даже когда я в перчатках. Когда я голоден и на мне нет перчаток или я без одежды, даже на расстоянии я смертельно опасен для окружающих. А ты просто захотела и взяла меня за руку! Если бы ты знала, что я почувствовал в тот момент, то умчалась бы, вопя от страха. Но я сдержался, видит Аттойя, чего мне это стоило! До этого момента ни одна женщина не прикасалась ко мне добровольно. Только за шурваны, за очень много шурванов. А ты отказалась от них, хотя накормила так, как ни одна из них до сих пор. Я никогда не трогал ни одну голой рукой. Но там на тренировке и потом здесь в этой каюте... Прикасаясь к тебе всей ладонью, я почувствовал, что у тебя такая нежная кожа, как лепесток цветка.
  Он замолчал, смотрел на то, как у меня по щекам катятся слезы, а потом резко встал и направился к двери.
  - Не волнуйтесь, Ева! Скоро мы прибудем на Крап-чаг. Я найму Вам корабль, который доставит Вас на Фабиус. Отдыхайте, Вы сегодня много работали.
  После этого он быстро вышел, оставив меня наедине с Даром. Я сидела и осмысливала все, что он сказал и сделал. То, что он решил отказаться от меня и отправить домой, вообще выбило из колеи. А Дар просто сидел и молча смотрел на меня. Поэтому я решилась и спросила:
  - Дар, скажите, можно ли сказать, что он меня любит или, ну, что я его торвада?
  И замерла в ожидании самого важного ответа в своей жизни. А Дар все также пристально за мной наблюдал, а потом сам спросил:
  - А как Вы думаете, сможет ли равнодушный отказаться от всего, что имеет смысл в его жизни, чтобы не разрушать Вашу?
  Я молча кивнула, а потом подскочила и побежала искать Рантаира. Я нашла его не сразу, он сидел в спортивном зале в одном из кресел. Откинувшись на высокую спинку, он сидел, закрыв глаза и сжимая крепко кулаки на коленях. Я тихонько подошла и присела рядом с ним, стянула с его рук перчатки и взяла его руки в свои. А потом посмотрела на него и попросила:
  - Не отсылай меня на Фабиус, пожалуйста, я хочу остаться с тобой.
  Он посмотрел на наши руки, потом резко ответил, чем немного напугал меня:
  - Ева, если ты останешься, то останешься со мной навсегда. Я больше не смогу проявить милосердие к тебе и отпустить.
  Боже, он думает, что проявляет заботу, отпуская меня!
  - Рантаир, я хочу, чтобы ты тоже кое-что обо мне узнал! Ты как-то спросил, почему именно меня взяли на военный корабль, - я горько усмехнулась, но продолжила. - Понимаешь, мой род имеет печальную известность только потому, что в нашей семье из поколения в поколение передается мутация, которая поражает только женщин. Любой мужчина для нас - смертельная угроза, и хотя не такая смертельная, как ты для своих, но, в любом случае, длительный контакт с мужчиной для нас невозможен. И я хуже всех. Если мои родственницы могли хотя бы несколько минут переносить близость с мужчиной, то я... - я глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и решила заканчивать уже эту исповедь, - то я смогла только пару раз поцеловаться, а потом меня долго и нудно рвало. Меня и на этот корабль взяли, потому что людей не хватало, а я действительно хороший пилот и к тому же морально устойчива, это так в моем личном деле записано. Очень тактично, ничего не скажешь, и я не могу своим присутствием разложить моральный облик коллектива. Понимаешь, мы не такие, как все. Я думаю, что другие женщины на Земле смогли бы спокойнее перенести и Дара, и других рокшанцев. Твой Дар, я думаю, абсолютно прав насчет нашей совместимости. Хотя про тебя я не уверена. Мои папа и мама, они ученые, и они смогли после длительных исследований выяснить, в чем проблема нашей наследственности. Понимаешь, они решили, что это незамкнутая энергетическая система. Т.е все, что я произвожу, тут же теряю, а как ее замкнуть, они выяснить не успели, погибли в аварии почти восемь лет назад. И вот представляешь, я пролетела пол Вселенной и нашла тебя, свою заплатку. Когда я очнулась и увидела тебя, я, должна признаться, сначала очень испугалась, но ты, ты подарил мне столько тепла и удовольствия, что я не поверила своим чувствам, а потом решилась проверить, и мои догадки подтвердились. Я боялась тебе рассказывать о себе все, потому что думала, что вам это не понравится, особенно после того, как вы так хорошо ко мне отнеслись. А потом, понимаешь, ты стал для меня таким необходимым и важным, что мне все сложнее держаться от тебя на расстоянии. Честно говоря, я даже не мечтала, что дожив до двадцати трех лет, наконец, встречу такого как ты.
  Я подняла голову с его колен и посмотрела ему в лицо. Оно сияло, в нем было столько надежды и какое-то еще чувство, которое я пока не смогла распознать. Он наклонился и сказал:
  - Я тоже даже мечтать не мог, что доживу до сорока семи и, наконец, встречу свою торваду.
  Моя челюсть, наверное, отдавила ему колени. Как это сорок семь? Он подхватил меня подмышки и, посадив к себе на колени, нежно прижал к себе.
  - Не волнуйся, для рокшан это самый расцвет жизни, и для меня, благодаря тебе, теперь тоже. Вот Дару уже шестьдесят один, но он по-прежнему одинок.
  Рантаир грустно улыбнулся и зарылся всей ладонью в мою шевелюру, сняв резинку с моих волос.
  - Я мечтал об этом с той секунды, как увидел тебя, лежащей без сознания.
  Я неуверенно протянула руки и тоже зарылась ими в его волосы.
  - Ты знаешь, они действительно прекрасны, такие белоснежные, как свежий выпавший снег, и такие гладкие, мягкие, как шелк. И такие длинные! - и хитро взглянула на него. - И насколько ты близок к императорской семье?
  Он немного помолчал, но потом улыбнулся и также хитро прищурившись проворчал:
  - Довольно близко, моя Аттойя! Даже думаю, гораздо ближе, чем мне бы хотелось.
  Я погладила его лицо, потом тихо и неуверенно спросила:
  - Ты согласишься стать моим хранителем, Рантаир?
  Он обхватил мой подбородок и поднял так, чтобы смотреть мне в лицо.
  - Для меня это большая честь, эльтарина Ева, стать твоим хранителем. И я надеюсь, что со временем, когда мы станем ближе друг к другу, ты согласишься стать моей лиане!
  Я уставилась на него горящими глазами, не веря своему счастью, а потом решилась и прижалась к нему в поцелуе. Сначала неуверенно, а потом, почувствовав его неуверенность, поняла, что для него, скорее всего, это новый опыт. Я пробовала его на вкус, ласкала его губы своими, а потом пустила в ход язык. Ему не потребовалось много времени для того, чтобы понять смысл поцелуя, и вскоре мы так увлеченно целовались, что я забыла, где нахожусь и что это мой третий по счету поцелуй, а у него, судя по всему, первый. Я даже не заметила, как оказалась сидящей на нем верхом, а его руки блуждали по всему моему телу. Мы горели и плавились вместе. Я не знаю, чем бы это закончилось, потому что в самый разгар, когда я начала расстегивать на нем кафтан, не в силах оторваться от его рта, а его руки находились у меня под юбкой и сжимали мои ягодицы, позади нас раздался резкий кашель. А потом голос Дара вывел нас из любовной горячки лучше ведра холодной воды. Он стоял низко склонив голову и говорил:
  - Простите, эльтар, но у нас просит разрешения пристыковаться эльтар Ронэр эран Карсу. Он хочет нанести визит почтения второму наследнику.
  Рантаир потемнел лицом, но смог, наконец, взять себя в руки и уже более спокойно взглянуть на Дара. Только потом посмотрел на меня:
  - Ну что ж, когда-то это должно было случиться. Так пусть лучше сейчас, пока не поздно.
  От этих загадочных слов мне стало не по себе от чувства тревоги и страха. Наверное, он это почувствовал, потому что прижал меня к себе и, погладив по голове, сказал:
   - Не волнуйся, все будет хорошо. Твой хранитель никому не позволит даже коснуться тебя.
  Он поднялся с кресла вместе со мной, а потом осторожно опустил меня на пол.
  - Ты моя, Ева, ты сама дала мне это право. Ис Дар, проводите мою лиане в ее комнату, чтобы она могла подготовиться к встрече.
  В тот момент, когда Рантаир сказал 'лиане', Дар в изумлении уставился на меня, а потом, встав на одно колено, поклонился мне и сказал улыбаясь:
  - Я рад, эльтарина Ева, что Вы приняли правильное решение. Я уверен, что наш эльтар сможет сделать Вас самой счастливой женщиной Рокшана.
  Я покраснела от этих слов, а потом обняла Рантаира за талию и крепко к нему прижалась.
  - Я тоже в этом уверена, ис Дар, потому что у него это уже получилось, всего лишь дотронувшись до меня.
  Рантаир посмотрел на меня, а потом тихо сказал, прижимая к себе:
  - Я никогда не устану благодарить Аттойю за такой дар, что мне так неожиданно достался. Идите к себе, эльтарина, Вас пригласят после того, как пройдет стыковка.
  
  Я стояла возле гардероба и не могла решить, что же мне одеть? Я и так уже потратила много времени в ванной, чтобы привести себя в порядок. Красиво заплела косу, вплетая в нее бисерные струны украшений, поэтому решилась и одела то прекрасное платье из бисера, которое увидела в самом начале. К нему я нашла шикарные мягкие туфли на небольшой платформе из переливающейся золотом и зеленым блестящей ткани. Как и другая одежда, туфли, также, мягко облепили ступни ног, приняв соответствующий размер. Осмотрев себя в зеркало, я подумала, что достойна даже принца. Гордо задрав подбородок повыше, я решила больше не караулить под дверкой в ожидании, когда же за мной придут, и направилась на мостик сама. Тем более, что я даже толком не знала, где будет проходить эта торжественная встреча. Уже подойдя к центру управления, я услышала разговор на повышенных тонах. Причем одним из собеседников был Рантаир, и именно его голос звучал громче других, когда я подошла ближе и могла разобрать всё, что они говорят.
  - Она моя, и я ее хранитель, Ронэр. Я думал, что в таких случаях принято поздравлять счастливчика, сумевшего найти себе лиане. А твое поведение и слова говорят об обратном, эльтар.
  Чтобы это могло значить? Другой голос был более напряжен и в его тоне явно присутствовали злобные нотки.
  - Кто эта бедняжка, которой так повезло? И мне интересно, эльтар, ты решил таким образом застраховать свое место второго наследника трона? Или тебе так наскучило постоянно оплачивать услуги женщин, которые тебя кормят или обслуживают твои интимные нужды? Я слышал, что за ту сумму, которую тебе приходится платить за подобные услуги, можно купить себе целый корабль. Интересно, как часто ты можешь позволить себе такие маленькие радости? Я думаю, что как только ты доставишь ее на Рокшан, она сбежит от тебя при первой же возможности, эльтар Рантаир. От тебя даже собственная мать отказалась! Мне жаль тебя, но неужели ты правда думал, что хотя бы одна из них согласится стать твоей лиане? Ты же монстр! Я думаю, что мне лучше предложить ей место на своем корабле, чтобы спасти от тебя, Рантаир. Как думаешь, долго ли она будет раздумывать над моим предложением?
  Я стояла, прижавшись к стеновой панели, и слушала этот голос, сочащийся ненавистью и злобой. Рантаир - второй наследник трона целой империи. Эта новость оглушила меня. Я услышала, как резко отодвинулось кресло - похоже обстановка накаляется. Потом вновь заговорил Рантаир.
  - Скажи мне, Ронэр, за что ты меня так ненавидишь? Чем я заслужил такие глубокие чувства? Может где-то перешел тебе дорогу? А, понятно, своей новостью я заставил тебя нервничать. Я так полагаю, ты рассчитывал, что после моей скоропостижной смерти второе место наследника останется за тобой. И такая горькая утрата подобной перспективы слишком сильно ударила по твоей гордости. Я прав, Ронэр? Но ты забываешь, что мой брат эльтар Дантаир кован Разу прошел Лианорию, и его лиане уже ждет их первенца. Да, еще надо не забыть и твоего отца. Или ты рассчитываешь убрать со своего пути к трону и его?
  - О чем ты говоришь, Рантаир? Ты не прав! Я даже в мыслях не имел подобного. Я верный поданный империи, а твои слова - это... Ты говоришь страшные вещи, эльтар. Если я сказал что-то, чем оскорбил тебя, эльтар Рантаир, я приношу тебе свои извинения!
  Но было слышно, что если первые слова и были вызваны испугом, то извинялся он уже с завуалированной издевкой.
  - А теперь послушай меня, Ронэр! Ты никогда не станешь императором, потому что ты слишком глуп. Я прощал тебе многие глупые выходки, но ты заигрался в свои игры, и мне кажется, что пора положить этому конец. Мне надоел этот разговор, и меня уже давно ждет моя лиане. И я не намерен заставлять ее ждать.
  - Ну-ну, эльтар, может быть, ты меня хотя бы представишь ей, или ты намерен прятать ее от всех, а может, ты удерживаешь ее тут силой?
  Я не выдержала и, разгладив все складочки на платье и нарисовав на лице ослепительную улыбку, вплыла в комнату. Рантаир сидел в кресле ко мне спиной, поэтому не заметил меня сразу. Зато этот Ронэр вместе с еще двумя своими людьми находился ко мне лицом. Судя по его лицу, он меня оценил по достоинству и его друзья тоже. Ронэр - золотистый блондин, такой же белокожий, стройный и высокий мог бы назваться симпатичным, если бы я только что не слышала насколько он ядовитый. Двое других блондинчиков меня вообще никак не затронули и, судя по их виду, это были просто молодые сопляки, прихлебатели Ронэра. Поэтому по ним я вообще лишь скользнула взглядом. Возле Рантаира стоял лишь Дар, который оглянулся и с тревогой наблюдал за моим лицом. Внимательно разглядев своего врага, я повернулась к Дару и, зная, что рилы есть только у Рантаира и Дара, нарочито брезгливо спросила:
  - Боже, ис Дар, эта крикливая бесцветная моль и есть наш гость, ради которого меня заставили переодеваться?
  Судя по всему, Дар потерял способность говорить, но Рантаир нет:
  - Скажи мне, Аттойя, что такое моль?
  Я подошла к нему, оглянулась в поиске стула, а потом, недолго думая, села к нему на колени, обняв за шею, ответила:
  - Ну, это такое мелкое вредное насекомое, которое вечно роется в чужих старых вещах и без спроса их ест.
  Сначала замычал Дар, а потом они уже оба хохотали до слез. Немного успокоившись, он спросил:
  - И как много ты услышала?
  Тревога в его глазах просто разрывала мне сердце. Я погладила его по щеке и прошептала:
  - Достаточно, чтобы захотеть его убить.
  Он удивленно посмотрел мне в лицо, но было заметно, что тревожные морщинки понемногу разглаживаются. Он взглянул мимо меня и сказал, обращаясь к Ронэру:
  - Ну что ж, эльтар Ронэр эран Карсу, представляю Вам мою лиане эльтарину Еву Полянскую, отныне кован Разу. Я встала с его колен и, выпрямившись и высоко задрав подбородок, холодно посмотрела на своего врага. Его я приветствовала лишь коротким кивком. Хотя он, все также пристально разглядывая меня, резко поднялся с кресла и низко поклонился мне:
  - Простите мне мой вопрос, эльтарина Ева, но Вы по доброй воле находитесь здесь? Если это не так, я тот час заберу Вас на свой корабль, где Вы будете в полной безопасности.
  От такой наглости я начала закипать.
  - А что, Вы считаете, что мой лин не в состоянии сам позаботится о моей безопасности?
  Я с трудом, но старательно выговаривала знакомые слова на языке Рокшан, чтобы он понял меня. Он удивленно уставился на меня, а потом выдохнул:
  - Вы не рокшанка?
  Я посмотрела на Рантаира и, не заметив ничего страшного, ответила:
  - Нет, Эльтар Ронэр, я не рокшанка, я с планеты Земля и принадлежу к человеческой расе, но все это Вам лучше расскажет мой лин, я пока только учу ваш язык.
  Он с видом победителя посмотрел на Рантаира, а потом снова на меня.
  -Эльтарина Ева, Вы, наверное, не знаете, что из себя представляет Ваш лин. Он...
  Я подняла руку, останавливая его.
  - Знаю, эльтар. О своем лине я знаю очень много, но еще больше я надеюсь узнать в дальнейшем при более тесном общении. Вы меня понимаете, эльтар, я надеюсь?
  Он побледнел, а потом резко подошел ко мне.
  - Вы не понимаете, он причиняет женщинам только боль! Он не способен ничего дать такой прекрасной женщине, как Вы, но я, я могу Вам дать гораздо больше.
  И схватил меня за руку, пытаясь приблизить свое лицо к моему. Я заорала от дикой непереносимой боли, и следующее, что я увидела, - это как Рантаир держит Ронэра за горло, прижимая его к полу, а все остальные шарахаются в сторону от них. После этого я опять потеряла сознание.
  Очнулась я опять на знакомом пьедестале с бриллиантовой крышкой. Как мне уже объяснили, этот аппарат называется медитек, и он способен в буквальном смысле с того света вернуть. Хороший аппарат для особо подверженных травмам, таким, как я, например. Сбоку от меня опять сидел Рантаир, а за его спиной я увидела Дара и Дира, держащего все тот же бокал с водой. Прямо дежавю. Я подняла руку и опять увидела розоватую блестящую молодую кожу. Я нахмурилась и села, свесив ноги.
  - Скажи мне, Рантаир, и все твои друзья будут хватать меня за руки? А то ведь в следующий раз рядом может не оказаться Дара или медитека.
  Но, взглянув на Рантаира, я проглотила язык. Его глаза опять были вишневого цвета, и казалось, что он резко постарел лет на десять. Судя по всему, для него это был чудовищный стресс, и, как ни странно, я вдруг подумала, что ему сегодня было гораздо больнее, чем мне. Я спрыгнула на пол, села к нему на колени и прижалась своей щекой к его.
  - Прости меня, торвада ты моя, я не хотела тебя обидеть. Только знаешь что, теперь всех твоих гостей я буду встречать у тебя за спиной. Ну, в крайнем случае, сидя у тебя на коленях.
  Он так крепко меня прижал к себе, что я решила, что меня сейчас задушат.
  - Эй-эй, осторожнее, задушишь же!
  Он резко ослабил захват и начал медленно поглаживать меня по спине. Я тоже погладила его. А потом, пока мы совсем не увлеклись, решилась выпить водички, а заодно и спросить про судьбу Ронэра.
  - Я надеюсь, ты его не прибил случайно?
  - Нет, он еще жив, я думаю, - и вопросительно взглянул на Дара и после его ответного кивка продолжил. - Но ненадолго, потому что он посмел прикоснуться к чужой лиане без разрешения ее лина и, к тому же, чуть не убил тебя этим. За подобное на Рокшане одно наказание - смерть. Но ты являешься лиане второго наследника трона, - при этих словах он немного смутился. Ага, стыдно за вранье свое, - поэтому его лишат титула, семьи и отправят рабом на рудники. Для любого аристократа, лишение имени и чести считается наказанием худшим, чем смерть.
  Я в шоке смотрела на него, пытаясь осмыслить происходящее. И медленно качая головой, старалась абстрагироваться от этой ситуации.
  - Но ведь он не знал, что так будет, Рантаир!
  Он весь напрягся и довольно холодно ответил:
  - Император и совет уже в курсе происшедшего и его семья тоже. Его спутники подтвердили, что это полностью его вина. Я предупреждал его, что он доиграется, но он всегда вел себя как избалованный мальчишка, которому все можно. Из-за того, что он золотой, он и сам поверил, что он единственный, кто достоин, быть императором. Он даже отца своего предал своим поведением, ведь Ронэр единственный наследник второй ветви наследников. Теперь его род может прерваться. И все это произошло из-за его гордыни и глупости. Ему сорок один - пора бы повзрослеть уже.
  Я побледнела от ужаса, пытаясь найти выход из положения:
  - Ты хочешь сказать, что обо мне теперь всем известно?
  Он не стал отвечать, просто кивнул головой, пристально наблюдая за мной. Но потом все же заговорил:
  - Я давал тебе шанс уйти от меня, но ты отказалась. Я с рождения лишен нежности и ласки, лиане, из-за моей природы мягкость и всепрощение мне не свойственны. Я вынужден разочаровать тебя. А теперь ты моя и принадлежишь только мне, я никогда не отпущу тебя и никому не позволю тебя забрать у меня. Ты поняла меня?
  Он смотрел на меня, и его слова звучали так, как будто зачитывали приговор суда, причем ему же. Он считал, что я откажусь от него? Его слова могли бы заморозить все вокруг, но ведь глаза не врут. Он привык, что красная пелена всегда скрывает выражение его глаз, но ведь не теперь же. Такая тоска и одиночество освещали его глаза, что мне хотелось плакать, ведь они отражали и мои чувства. Я взглянула на Дара, который с потемневшим лицом стоял рядом и молча смотрел в стенку, на Дира, который тоже не знал, куда деть свои глаза, и судорожно пыталась придумать выход из создавшегося положения.
  И тут очередная авантюрная идея пришла мне в голову! Сначала я сама испугалась, а потом решилась и начала приводить ее в действие. Будь что будет, но я сделаю все возможное, чтобы мой будущий брак не начинался со смерти другого человека, ну или не человека.
  - Знаешь, Рантаир, мне надо поговорить с тобой наедине, но в моей комнате. Ты не против?
  И так ласково и нежно заглянула ему в глаза. Он встал, не опуская меня с рук, и направился ко мне в каюту. Я незаметно подмигнула удивленным Дару и Диру, так и стоявшим с круглыми глазами.
  Как только меня опустили на мою кровать, я ринулась к двери и заблокировала ее, помня о том, как вечно все сюда заходят без стука. Теперь пусть хоть застучаться - не открою! Потом быстренько стянула с себя легинсы и, глубоко вздохнув для храбрости, плавной походкой двинулась обратно в спальню. Рантаир так и стоял возле кровати, хмуро глядя на меня.
  - Я слушаю тебя!
  Я подошла к нему и, встав на цыпочки, всем телом прильнула к нему, держась руками за его плечи. Потом подняла лицо и, облизнув губы, начала говорить, сопровождая каждое свое слово легким трением своего тела о его.
  - Я, конечно, девственница, но я смотрю фильмы и читаю романы, так что чисто теоретически я подготовлена и в своем воображении проделывала это сто раз. Если не больше! Рантаир, я хочу попросить тебя об одном одолжении! - его реакция ограничилась лишь капельками пота на высоком белом лбу и высоко поднятой белой бровью. - Я согласна в любом случае, чтобы ты не решил, быть твоей лиане. Я не смогу жить без тебя. Но также я не смогу жить с мыслью, что из-за меня может погибнуть целый род. Даже один человек - для меня слишком много. Понимаешь? Я не хочу, чтобы наша семейная жизнь начиналась с чьей-то смерти. Я прошу тебя, придумай что-нибудь, чтобы этого не было. А? А я, я обещаю, что сделаю что угодно, чтобы ты никогда не пожалел об этом решении. Можно сказать, я буду всю свою более короткую, чем у тебя, жизнь стараться!
  Не смогла удержаться и не укусить его из-за очень беспокоившего меня вопроса. Взяв за края бортиков его кафтан, я начала расстегивать и снимать его с него. Мне показалось, что он немного забыл, как дышать, но он меня удивил, ответив:
  - Лианория объединяет не только энергетическую систему, но и жизненный цикл. Ты проживешь столько же, сколько и я. Но если умрешь ты, умру и я. Потому что моя система будет полностью перенастроена на тебя. Ты станешь моим сердцем, и без тебя, мое тело не сможет существовать.
  Я в шоке смотрела на него:
  - И Ваши мужчины идут на подобное добровольно?
  - Без этого мужчины Рокшан да и женщины неполноценны и чувствуют это всем телом. Наш дух стремится к единению и совершенству. И ты моя половинка, хочешь ты этого или нет! И как носитель старшей крови, я имею право не спрашивать твоего согласия на это, но я давал тебе шанс ответить отказом.
  Я погладила его настороженное хмурое лицо, губы, а потом сняла с него, наконец, этот дурацкий наряд. У него под ним оказались только штаны. Высокий стройный безволосый с белой кожей, которая бугрилась мышцами. Не перекачанный, но твердый как сталь. Такие, как он, гнутся, но не ломаются. У меня от восторга даже дыхание перехватило. Я легко касалась его груди, рук, потом спустилась к животу и увидела достаточно большое и выпуклое подтверждение того, насколько ему нравится мое исследование, хотя он так и стоял, вытянув руки по швам. Так, у него прямо-таки железная выдержка! Я подняла руки и, расстегнув платье, сняла его, оставшись в нижней тончайшей рубашке. Опять поднявшись на цыпочки, прижалась своим ртом к его губам. Оказалось, что я ошиблась насчет выдержки, потому что через минуту пришла в себя, лежа на спине с раскинутыми в стороны ногами и пытаясь вздохнуть, потому что от его тяжести мне нечем стало дышать. Потом я орала как резанная, когда он резко вошел в меня из-за дикой боли, как будто меня порвали пополам. Ну а еще через минуту начала кричать, чтобы он, не дай Бог, не прекращал двигаться. Я начала упоенно двигать бедрами ему навстречу, вцепившись ему в спину, как дикая кошка. А потом почувствовала, как мое тело разлетается на самые мелкие, но счастливые кусочки. Он не останавливался, и я пережила еще целый каскад больших и маленьких взрывов. По тому, как он весь застыл на мне и завыл, я поняла, сейчас взорвется и он. Он содрогался и одновременно пытался откатиться от меня подальше, но, позволив ему повернуться на бок, я обняла его руками и ногами и удовлетворенно затихла, уткнувшись в его мокрую от пота грудь.
  - Если ты меня будешь так радовать хотя бы через день, я буду самой счастливой женщиной во вселенной.
  Крепко прижав меня к себе, он ласкал мои волосы, изучал черты лица, водя по ним пальцем, гладил спину и бедра, обвивающие его за талию. Я решила от него тоже не отставать, занимаясь тем же и при этом, целуя все, до чего могла дотянуться. Он заглянул в мои глаза и сказал:
  - Никогда прежде я не прикасался к женщине таким образом. Не знал, что может существовать такое тесное слияние души и тела. Твоя кожа, как лепестки цветов, твой вкус и запах не сравнится ни с чем. Я умру, если потеряю тебя, моя лиане. Ты получишь все, что захочешь.
  - Подожди, ты хочешь сказать, что никогда не занимался сексом? Если так, то у тебя просто природный талант.
  Я потрясенно смотрела на него, пытаясь выяснить, шутит он или нет. А он пристально вглядывался в мое лицо, при этом слишком крепко прижимая меня к себе, словно боялся, что я сейчас встану и уйду. Потом устало откинувшись на подушку, как-то отстраненно начал рассказывать, как будто это история не о нем.
  - После моего рождения, когда выяснилось, что я белый, мой отец запретил моей матери мучить себя и нанял огромный штат сиделок и кормилиц, которые менялись с жуткой скоростью, как ты понимаешь. Как только я начал ходить, я стал абсолютно неприкасаем: такой во мне голод, что любое мое прикосновение приносило только шрамы и боль. Мой отец, надо отдать ему должное, единственный, кто всегда был рядом, и моим воспитанием и обучением занимался лично. Моя семья, каждый по-своему, любили меня, но все равно боялись. Мне это очень рано стало понятно, и ничего поделать с этим было невозможно. Я жил словно в вакууме одиночества. Вроде и не один и рядом всегда кто-то есть, но как будто на необитаемой планете. Я нашел выход для себя в двенадцать лет - это космос. Мое детство - это не игры, а только учеба и тренировки. У любого ребенка есть друзья, у меня друзей заменяли книги. На Рокшане прямым наследником можно стать только став лином, а в моем случае такие шансы были равны нулю. За все время рождения белых ни один из них не стал лином. Мой брат никогда бы не получил разрешения совета и не смог бы покинуть Рокшан, меня же не просто отпустили, а торжественно сопроводили. Хотя найти команду оказалось чрезвычайно сложно, учитывая специфику капитана корабля. Так что моя команда получает в три раза больше, чем любой служащий на другом корабле. И на моем корабле нет ни одного аристократа, хотя согласно моему статусу на этом борту должны служить только нессы. Когда началась гормональная перестройка в моем организме, я, честно говоря, несколько раз подумывал уйти за грань жизни добровольно, но для моей семьи это было бы позором. Но положение и деньги семьи помогли и в этом. Мои первыми женщинами стали преступницы, ожидающие смертной казни. Им предлагали на выбор: или я, или смерть. Они выбирали меня. Потом я научился контролировать себя, и сам находить себе женщин, готовых за большие деньги терпеть боль. Мое кормление длилось, пока длится половой акт. Они могли переносить лишь небольшой участок моего тела, поэтому во время слияния я никогда не раздевался полностью. И я никогда не прикасался голыми руками к телу или вообще к коже женщины, потому что мои руки несут только смерть. Я даже представить себе не мог, какое наслаждение испытывает мужчина, когда прикасается к коже желанной женщины, когда к нему прикасаются руки женщины или когда вот так можно просто лежать и всем телом ощущать твою теплую нежную кожу, запах и мягкость тела. Это похоже на чудо.
  Он перевернул меня на спину и снова вошел в меня, но уже осторожно, медленно, наверное, пытаясь прочувствовать весь мой внутренний рельеф, наслаждаясь каждой секундой этого процесса. Я тоже наслаждалась, несмотря на то, что после первого раза мне было немного больно, особенно учитывая его совсем не средние размеры. Ну что ж, со временем растянет, особенно после рождения нашего первенца, я надеюсь! И эта мысль просто ураганом ворвалась и перетряхнула мои мозги. Дети!
  После того как мы оба снова смогли вернуться с небес на землю, я попросила Рантаира принести мне водички. Когда он встал с кровати и увидел кровь на своем главном достоинстве, он в ужасе повернулся ко мне и посмотрел на мои бедра испачканные кровью и не только ею. Я прикрылась одеялом, но он сдернул его с меня и провел рукой по кровавому бедру. На его лице к ужасу добавилась паника.
  - У тебя кровь идет, Ева! Я причинил тебе вред! Надо позвать Дара.
  И, как был голый, кинулся к двери. Я завопила, что есть мочи и кинулась за ним.
  - Стой! Не надо Дара. Со мной все хорошо, Рантаир.
  Я стояла, тяжело дыша, и, схватив его за руку, пыталась пробиться сквозь его ужас, который плескался в его глазах.
  - У наших женщин всегда так бывает в первый раз. Понимаешь! Ты у меня первый мужчина, и на тебе кровь от моей девственной плевы, ну и на мне тоже. Это скоро пройдет, просто надо немного подождать и не торопиться с повторением. Хотя бы несколько часов, чтобы все поджило. И Дар мне тут совсем не нужен. Боже, и как ты вообще себе представляешь, чтобы я перед ним ноги раздвигала и все демонстрировала, я ему потом даже в глаза посмотреть не смогу. И вообще, нам лучше сходить дружно в душ помыться. Кстати, я могу тебе спинку потереть. Я думаю, для тебя это тоже в новинку будет. Вдруг понравиться, будешь меня все время просить спинку тебе потереть.
  Я, хихикая, схватила все еще встревоженного Рантаира и потащила в душ мыться. Да! Я тоже думаю, что, встретив его, поверю в чудо. Он одним своим присутствием дарит столько радости и счастья, что его хватило бы, чтобы поделиться со всей вселенной. Оно из меня просто фонтаном било. Я все время касалась его, прыгала вокруг него, целовала и гладила его лицо или волосы. Заплетала нам косы одинаково, заставляла выбирать для себя понравившиеся ему наряды.
  - Скажи, Ран, а у нас будут дети? Я очень люблю и хочу детей.
  Сидела у него на коленях и пыталась впихнуть в себя последний кусочек мяса, стараясь при этом не икать от переедания. Но все так было вкусно!
  - Будут, Ева, если ты согласишься их иметь! Я бы очень хотел, чтобы ты согласилась. Но мне придется тебя предупредить о последствиях подобного решения. Наши дети будут Рокшан, может быть, твоя кровь и сможет немного смягчить мою кровь, но я не сильно на это рассчитываю. А это значит, что, скорее всего, после их рождения ты вряд ли сможешь к ним прикасаться, особенно это касается мальчика, как будет с девочкой, мы проверим, когда прибудем на Рокшан. Это касается и меня тоже. Но зато они будут как все остальные. Если же ребенок будет с мутацией как у тебя или как у меня, значит, у него или у нее будем мы. Так что, в любом случае, наши дети будут не одиноки, сыты и под защитой императорской семьи и своих родителей. Я слушала, и мне все больше и больше становилось холодно. Найти любимого человека и потерять возможность прикасаться к своему будущему ребенку. Никогда не прикасаться к его нежному маленькому тельцу. Я уткнулась ему в грудь и пыталась осмыслить и принять тот факт, что за любое чудо надо платить и иногда очень высокую цену. Ран сидел молча, не двигаясь, обнимая меня и словно укрывая от всего вокруг. Я так сильно думала, что не заметила, как заснула. Проснулась, лежа на Рантаире, в своей кровати и пару минут слушала биение его сердца. Как говорится, утро вечера мудрее. Так и со мной, мне кажется, все мои мысли успокоились и пришли к единому решению. Я подняла голову и увидела, что он не спит, а с легкой тревогой наблюдает за мной.
  - Ты мне скажи, а твои мама и папа - хорошие родители? Я так поняла, что папа у тебя вроде нормальный мужик, а мама? И вообще, как они отнесутся к нашим детям? Ведь я не рокшанка, да и еще не такая, как ваши женщины. Можно сказать, такой же мутант, как ты. Причем в буквальном смысле.
  - Не волнуйся, лиане, как только ты познакомишься с моей семьей, твои страхи уйдут. Мои дети будут признаны прямыми наследниками с полным правом на трон. После оглашения о проведения Лианории никто не посмеет даже рот открыть без твоего позволения. И твое не рокшанское происхождение большой роли не играет. Наша раса не страдает расовыми предубеждениями, особенно в отношении женщин, и особенно это касается императорской семьи.
  Он, весело улыбаясь, смотрел на меня.
  - Скажу тебе больше: как только на Рокшане увидят мою лиане, я думаю, мы с тобой откроем новое развлечение - сезон охоты за человеческой лиане. Ну что ж, если ты выспалась и немного пришла в себя, нам придется сейчас решить вопрос по поводу Ронэра.
  Я встрепенулась:
  - А мы можем что-нибудь решить? Ран, я так счастлива и хочу, чтобы всем вокруг тоже было хорошо.
  - Хорошо, Аттойя, но ты сама решишь его судьбу перед лицом Императора и Совета. Ты не сможешь отменить наказание, я не позволю, но смягчить его в твоих силах. Заодно я представлю тебя Совету.
  - А что, мы уже скоро прилетим на Рокшан?
  - Нет, на наших кораблях, особенно на разведывательных или военного назначения, установлены гологриды. Эти устройства позволяют устанавливать связь на любом расстоянии с их материнской платформой. Они передают как бы голографический слепок, связь дорогостоящая, но необходимая.
  Выбирая себе одежду, я сильно нервничала. Уже сегодня я увижу семью Рантаира, а они меня, и неизвестно как они меня примут. Распустив волосы и тщательно их расчесав, я снова оглядела свой золотистый наряд с нижней зеленой юбкой и пошла на мостик. Я увидела, как Рантаир стоит в освещенном круге, а недалеко от него, сидящего на полу потрепанного и выглядящего, как сломанная кукла, Ронэра. Он поникший смотрел прямо перед собой, ни на что не обращая внимания. Увидев меня, Рантаир улыбнулся, и эта улыбка совершенно преобразила его лицо, сделав похожим на мальчишку с глазами, сверкающими как сапфиры. В них было столько радости, нежности и любви, что моя неуверенность растаяла как прошлогодний снег, и я кинулась к нему обниматься, не обращая внимания на удивленные и радостные лица мужчин, стоявших неподалеку и наблюдавших за нами. Подбежав к нему, я обняла его за талию и, крепко прижавшись, уткнулась лицом ему в грудь, а потом, не выдержав, улыбаясь, подняла лицо и спросила:
  - Я твоя торвада, лин?
  Он нежно провел рукой по моей щеке и ответил:
  - Ты моя торвада, лиане, и моя жизнь!
  Я еще крепче сжала его руками и сказала:
  - Ты моя тоже, лин!
  А потом краем глаза заметила необычное движение и удивленно оглянулась вокруг себя, и с каждой секундой у меня все больше отваливалась челюсть. Мы стояли в большом зале с золотыми стенами и стеклянной крышей, украшенной цветными витражами, по которой в данный момент стекала потоками дождевая вода, придавая и без того прекрасной крыше самый фантастический вид. Блики и краски от витражей отражались в золоте стен, и создавалось впечатление, что по стенам движутся целые картины.
  - Боже, Рантаир, как красиво! Это самые красивые витражи, какие я только видела.
  Все еще не придя в себя, я опустила глаза и увидела, что в трех метрах перед нами стоят большие черные овальные кресла, посредине одно из них было зеленым с позолотой. Я насчитала всего одиннадцать кресел. В каждом из них сидели мужчины в разноцветных харузах (так назывались верхние кафтаны). И только позади мужчины, сидящего в зеленом кресле, стояла женщина, положив одну руку ему на плечо. Судя по тому, как судорожно она сжимала его плечо, она сильно волновалась, но старалась не показывать этого другим. Они все пристально смотрели на нас, некоторые даже немного подались вперед, чтобы лучше видеть. Я прямо Красной шапочкой себя почувствовала на собрании волков-бабушек. Непроизвольно я схватила Рантаира за руку и немного отступила, прячась за его спину. И только тут до меня дошло, что мы, судя по всему, в гологриде, и все это голограмма, и я для них тоже. Я облегченно перевела дух и даже немного расслабилась, начав более пристально их изучать. Быстро пробежав взглядом по лицам присутствующих в зале мужчин, я заметила, что все они в основном блондины разной степени золотистости. Но вот мужчина в центре в зеленом кресле был не просто золотистым, а ослепительно золотым. И тут я, к своему полному удивлению, поняла, на кого он похож. А потом сказала тихо, чтобы никто не услышал:
  - Рантаир, да ты же вылитый отец. Ты просто его более молодая копия. С ума сойти! Теперь я точно знаю, как ты будешь выглядеть, когда доживешь до его лет. Я думала, что во всей вселенной нет никого красивее тебя, но, оказывается, есть еще один такой же. Потрясающе! Слушай, а там за его спиной твоя мама стоит, да?
  - Да, Аттойя, это мои мама и папа.
  А потом очень громко он произнес, обращаясь к совету:
  - Тар император и эльтары Совета, представляю вам свою лиане - эльтарину Еву кован Разу. Прошу Тара императора назначить день Лианории и огласить его Рокшану, чтобы завершить процедуру нашего слияния. С этого момента считать меня ее законным лином, а ее моей законной лиане. Я принимаю ее права и обязанности на себя и обязуюсь хранить ее благополучие и здоровье согласно праву лина. Правом, данным мне старшей кровью второго наследника, прошу передать решение судьбы эльтара Ронэра эран Карсу моей лиане эльтарине Еве кован Разу.
  По мере того, как он говорил, все присутствующие во все глаза смотрели на меня, а я смотрела то на них, то на Рантаира. Я только сейчас поняла, что сейчас проходила официальная церемония, практически регистрация в ЗАГСе, только на огромном расстоянии от этого самого ЗАГСа. И все это ради меня и моего желания исправить чужую ошибку. Боже, как же сильно я его люблю, своего красноглазого белоснежку. Я посмотрела на него, и у меня из глаз потекли слезы счастья. Как только он это увидел, он замолчал, с тревогой глядя на меня:
  - Что-то случилось, лиане?
  Я покачала головой, а потом тихонько прошептала:
  - Просто я так сильно люблю тебя, что плачу от счастья, что теперь ты мой по праву. А ты еще не знаешь, какая я собственница. И запомни, если я увижу возле тебя какую-нибудь женщину младше двухсот лет, я выдеру ей все космы. А тебя налысо побрею.
  Я болтала всякую чепуху, не думая, что кто-то кроме нас меня понимает. В конце концов, не могут же они все носить рилы из-за меня!? Оказалось, могут и носят. Потому что сначала я услышала хмыканье, а потом откровенный хохот. Потом раздался смеющийся бас императора.
  - Знаешь, Рантаир, теперь я могу быть спокоен за судьбу своего младшего сына, он в надежных руках своей лиане.
  Потом, взглянув на меня, он встал, и все встали за ним как по команде, и поклонился мне со словами:
  - Приветствую тебя, эльтарина Ева Полянская, в своей семье и принимаю тебя как свою дочь с радостью. Такой дочерью наш род может только гордиться.
  Я смотрела в такие же синие, как у Рантаира, глаза и расплывалась счастливой лужицей у ног своего лина. А потом решилась открыть рот опять:
  - Я благодарю Вас, Тар Император, за Ваши теплые слова. Я землянка, не рокшанка, и еще очень мало знаю о Ваших обычаях, но я сделаю все, чтобы стать настоящей дочерью Вашего рода и хорошей лиане вашему сыну. Я надеюсь, Ваша лиане и мама моего лина поможет мне в этом и воспитает из меня достойную кован Разу.
  Говоря это, я присела в низком реверансе, вспомнив старые фильмы Земли. Я увидела, как довольно заблестели глаза императора, и как тарина Нанрир вытерла слезу со щеки так, чтобы не слишком привлекать к себе внимание. Она улыбалась мне, и улыбка ее была доброй и искренней. Я поняла, что она переживала за своего младшенького как настоящая мать. Ну что ж, я рада, в конце концов, нам всем придется воспитывать наших с Рантаиром детей, если они будут, как их дедушка Тар Суваир, золотыми. Наши переглядывания прервал усталый и какой-то глухой голос мужчины, сидевшего справа от императора.
  - Тар Суваир, я надеюсь, Вы простите мне мое нетерпение, может, мы перейдем ко второй причине этого собрания?
  Я удивленно посмотрела на этого мужчину и поняла, почему он так напряженно смотрит на меня. Судя по всему, это был отец Ронэра, и сейчас решалась судьба его единственного ребенка. Мне было его жаль, очень жаль, особенно после того, как с ним поступил его сын. Я начала лихорадочно думать, что же мне решить по поводу Ронэра. А так как я была достаточно меркантильной, да еще и немного мстительной, то в моей голове уже вырисовывалось идеальное для меня решение этого вопроса. Поэтому когда тар дал согласие и мы перешли к его обсуждению, я спросила:
  - Скажите, Тар Суваир, какое решение вынес Совет по поводу эльтара Ронэра?
  Тар, внимательно глядя на меня, сказал то же самое, что и Рантаир. Да, лишение всего и рудники. Жуть! Я опять посмотрела на эльтара эран Карсу, а он смотрел на меня, прожигая во мне дырку и сжимая руки в кулаки. Поэтому я решилась и начала говорить:
  - Сегодня для меня самый счастливый день, которого я не надеялась дождаться. Я уже объяснила Рантаиру, почему я хочу просить Вас изменить Ваше решение. Я не смогу нормально жить и радоваться своему счастью, если оно начнется с чей-то смерти, а тем более гибели целого рода. Я Вас очень прошу изменить Ваше решение.
  Тар, да и все остальные смотрели на нас с Рантаиром.
  - Эльтарина, Ваше милосердие простительно для женщины, но мы не можем оставить безнаказанным тот факт, что Ронэр эран Карсу подверг Вас смертельной угрозе, причинил вред, нанес смертельное оскорбление наследнику старшей крови и всему его роду, опозорив тем самым и свой род тоже.
  Я потопталась на месте, тревожно посмотрела на Рантаира и, снова взяв его за руку, почувствовала себя более уверенно. То ли это нервное, то ли просто я устала, но мне было как-то прохладно, я даже поежилась. Так, надо уже заканчивать этот разговор, а то у меня голова уже разболелась.
  Задрав подбородок, я посмотрела на них и твердо произнесла:
  - На моей планете молодым супругам принято дарить подарки, особенно молодой жене, ну, по-вашему, лиане. Я прошу Вас, Тар, сделать мне такой подарок и согласиться с моим предложением.
  - Я слушаю Вас, эльтарина Ева!
  - Я прошу следующее: семья эльтра Ронэра за плохое воспитание своего наследника подарит мне корабль, какой я захочу. Сам эльтар Ронэр отдаст в казну императора все свое имущество: движимое и недвижимое, которое принадлежит лично ему, а не роду. А также проведет год, моя полы и выполняя все необходимые работы на моем корабле наравне с другими работниками, не используя своих родовых привилегий. Если он будет плохо справляться со своей работой, я продлю его срок. Дальше в течение десяти лет двадцать пять процентов его доходов так же будут поступать в императорскую казну. Эльтар Ронэр теряет свое право наследника трона, но его будущие дети такого права не лишаются. Я прошу не лишать его род основного наследника, чтобы Ронэр мог продлить свой род и искупить свою вину перед своей семьей и перед Вами, Тар Император. Это будет самый лучший подарок для меня, Тар Суваир, и я очень прошу о нем. Я бы очень не хотела, чтобы судьба целого рода пострадала из-за меня.
  Последнее я уже просто шептала, так было холодно, поэтому я прижалась всем телом к Рантаиру и с тоской посмотрела на его отца. Он хмуро смотрел прямо перед собой, Нанрир за его спиной ободряюще мне улыбалась, эльтар эран Карсу с дикой надеждой в красноватых глазах смотрел на меня и на Императора, а лица других выражали удивление и недоверие. Хотя пара из них смотрели с легким налетом презрения, глядя на эран Карсу. Меня это покоробило, но что поделать, политика, интриги. Теперь и мне придется жить в этом мире. Я буду учиться, хорошо учиться жить в этом мире ради себя, Рантаира и своих будущих детей. Они еще не знают, какую змею пригрели у себя на груди. Мои мысли прервал Суваир.
  - Ты просишь, дочь моя, и ты получишь этот подарок. Я принимаю твое решение и выношу как свое.
  Он повернулся к Карсу и сказал:
  - Твоему роду сегодня подарили новую жизнь, эльтар Ноэр, помни об этом.
  В этот момент, пока император говорил что-то еще, я ощутила лютый холод, от которого не спасал даже Рантаир, и до меня, наконец, дошло, откуда мне знаком этот арктический лед, который расползался по моим внутренностям. Они здесь на корабле! Я в ужасе подняла глаза и посмотрела на Императора. Они все молча уставились на меня, а во мне словно пружина распрямилась, заставив начать действовать. Я заорала на рокшане: 'Боевая тревога! Джа-аны на корабле!' И, вырвавшись из света гологрида, кинулась к панели управления.
  Еще в самом начале моего обучения я, как завороженная, смотрела на непривычную для меня панель управления. Она была как густой кисель, и для управления нужно было погружать туда руки до кисти. Ощущения при этом были весьма неординарные. Я подскочила к месту второго пилота, мне некогда было объяснять, что же происходит, потому что я чувствовала, что Джа-аны уже здесь на корабле! Я включила боевую тревогу и, опустив руки в желе, полностью слилась с кораблем. Я почувствовала все, что на нем сейчас происходит как-то отстраненно, словно издалека. Мое сознание слегка коснулось и корабля Ронэра, сейчас пристыкованного к нам. На нем, словно опухоль, висел корабль Джа-анов. Я не знаю, жив ли там еще кто-нибудь, но я точно знала, что эта голодная лавина чудовищ пыталась пробраться через стыковочный отсек на наш корабль, как вирус, поражая все вокруг своим присутствием.
  Я активировала все двигатели и резко начала закладывать поворот, пытаясь расстыковаться. Я старалась не думать, что это вызовет разгерметизацию ближайших к стыковке отсеков. Сейчас я думала только о том, чтобы как можно меньше Джа-анов проникли к нам и как можно быстрее и дальше увести от них наш корабль. Я обнаружила недалеко еще два корабля Джа-анов и в панике думала, как уйти от них практически не видя и не слыша, что твориться вокруг меня. Основной компьютер корабля монотонно сообщал о чужеродном вторжении, о повреждении обшивки корабля и.т.д. Я не слушала, я пыталась уцелеть сама и спасти хоть кого-нибудь. А перед глазами все время стояла картина последних секунд жизни моей старой команды. Я не хочу, чтобы это снова повторилось теперь уже со мной или Рантаиром. Не хочу!!! Проскочив между двумя кораблями Джа-анов, повредив при этом один из двигателей, я, вырвавшись из капкана, врубила гипердвижок и проскочила через проход в гиперпространство. Ис Труне, первый пилот, довольно быстро понял мои действия, поэтому полностью страховал все, что бы я не вытворяла, поэтому, войдя в гиперпространство, направил нас на Крап-чаг. Мы оба, глядя друг на друга, сейчас понимали, что если доберемся хотя бы до него, то благодаря спасательному шлюпу сможем до него добраться живыми. Немного придя в себя, я начала осознавать, что происходит вокруг меня. Похоже, я рано расслабилась. На меня обрушилась ледяная волна холода, и, повернувшись, я застыла с безмолвным криком на губах. Мостик представлял собой поле боя. Я, наконец, поняла назначение тонких длинных кинжалов, что все время висели на поясе у рокшан. В тесном замкнутом помещении стрелять чем бы то ни было, не представлялось возможным, поэтому шел рукопашный бой с использованием тех самых игловидных клинков и палок с крючками на концах. Все вокруг было забрызгано кровью и еще какой-то странной черной жидкостью, которой истекали раненые Джа-аны. Я впервые видела их живыми и так близко и благодарила за это Бога. Черные вытянутые головы, без какой бы то ни было растительности на теле, плоские огромные, словно блюдца глаза. Отсутствие носа и ушей еще не так пугало, как их рот - длинная присоска, болтающаяся словно короткий хобот, длинные тела и такие же длинные беспалые конечности похожие на щупальца осьминога. Их черные матовые тела были затянуты какой-то пленкой, что позволяло беспрепятственно двигаться и наносить удары оружием больше похожим на лазерную указку, которое врезалось в тела рокшан, словно нож в мягкое масло. Джа-аны, зная, что деваться им некуда, дрались как берсеркеры. Я ничем не могла помочь, у меня не было оружия, да и драться с такой скоростью и силой я не умела. Прижавшись к панели, я с ужасом смотрела на развитие событий. Джа-анов было семеро, а моих рокшан шестеро, включая первого пилота, который был занят вместе со мной. Рантаир стоял спиной к Ронэру, и они отбивались сразу от трех Джа-анов. Ран убрал двоих, пока Ронэр сдерживал третьего и длинным выпадом палкой зацепил еще одного Джа-ана, который в паре с другим нападал на Дара, прикрывающего собой раненого Дира. Труне кинулся на помощь, и они втроем завалили очередного урода. Но в этот момент, пытаясь уйти от прямого удара в грудь, Ронэр отклонился в сторону, и луч от указки прошел прямо сквозь спину Рантаира. Он замер на секунду и рухнул как подкошенный. Я завыла и бросилась к нему, не обращая внимания на то, что происходило вокруг. Упав возле него на колени, я аккуратно перевернула его на спину, на груди отверстие было братом близнецом того, что на спине. Я гладила лицо, шептала ему все, что приходило в голову. А вокруг стало тихо. Такая абсолютная тишина! Подняв голову, я увидела, что все Джа-аны мертвы, а оставшиеся в живых Ронэр, Дар, Дир и Труне молча стояли вокруг нас.
  - Дар, помоги, мне надо отнести его в медитек. У него бьется сердце, значит, он еще жив, и его еще можно спасти.
  Он смотрел на меня, потом, повернувшись к другим, попросил:
  - Мне нужна ваша помощь.
  Они стояли, не двигаясь и тяжело дыша, не решаясь подойти к моему любимому. Я зарычала от злости:
  - Ронэр, ты принадлежишь мне, и я приказываю тебе помочь нам донести его в медитек.
  Он вздрогнул, как от пощечины, но молча кивнул головой. С трудом мы донесли Рантаира до медитека. Когда они, наконец, уложили Рантаира и запустили аппарат, я срезала с него верхнюю одежду и повернулась к остальным. Дир пытался мини-медитеком восстановить обожженные руки Дара и Ронэра. Я удивилась тому, насколько оказался прав Рантаир, когда сказал, что он смертельно опасен для окружающих. А я не верила, но мне было все равно, потому что в этой жизни мне больше не нужно ничего: только быть с ним рядом.
  - Доложите мне обстановку, ис Дар, пожалуйста.
  Он только растерянно повернулся к Труне, и тот решительно заменил его.
  - Эльтарина Ева, должен сообщить Вам что, как Вам известно, корабль поврежден настолько, что не сможет пройти атмосферу Крап-чага и, скорее всего, сгорит в атмосфере. Так что, как только мы выйдем из гиперпространства возле планеты, нам придется покинуть корабль и добираться на шлюпе. Это произойдет меньше, чем через час. Во время атаки на нашем корабле было двадцать три рокшана, Эльтар Рантаир и Вы, плюс к этому добавились эльтар Ронэр, два его сопровождающих лица, которые находились под стражей, и шестеро рокшанцев с его корабля успели пробиться на наш корабль. В стыковочном отсеке во время нападения Джа-анов и последующей аварийной расстыковки погибло пятеро наших и трое их. Двоих сопровождающих осушили те Джа-аны, которые пробились к рубке. Судя по всему, те направились на мостик, когда услышали тревогу, а по дороге они встретили Джа-анов. Страшная смерть! Осталось двадцать четыре члена экипажа вместе с Вами, эльтарина. Трупы Джа-анов мы выкинули в космос. Надо начинать эвакуацию уже сейчас, потому что место точного выхода я рассчитать не смогу, но это будет слишком близко от Крап-чага, и у нас может не быть лишнего времени.
  - Спасибо, ис Труне! Вы можете начать подготовку к эвакуации. Теперь Вы, ис Дар, как нам транспортировать эльтара Рантаира на шлюп?
  По тому, как потемнело его лицо, я поняла, что наши дела плохи. Он проверил данные на планшете медитека и, качая головой, посмотрел мне в глаза:
  - Он выживет, если медитек восстановит все поврежденные ткани и органы, но медитек стационарен и требует такого количества энергии, которую шлюп обеспечить не в состоянии. Транспортировать его сейчас не имеет смысла, потому что он не выживет без медитека и нескольких минут. Эльтар Рантаир обречен, эльтарина.
  Ис Труне вмешался в разговор, пытаясь разрядить обстановку:
  - Если мы выскочим слишком близко от планеты, и корабль не сможет удержаться на орбите, мы включим автоматическую посадку, и есть вероятность, что корабль выдержит и не развалится на куски.
  Я посмотрела на него, потом на остальных, судорожно пытаясь найти выход, но его не было. Все зависело от того, повезет или не повезет нам с Рантаиром. Но ведь нам уже один раз повезло, судьба же свела нас, двух одиноких гуманоидов из разных галактик и принадлежащих разным расам, но сто процентов совместимых. Может, она не оставит нас и сейчас. Человеческое "авось прорвемся" в данный момент принесло своеобразное облегчение и надежду.
  - Ис Дар, зафиксируйте эльтара Рантаира так, чтобы при жесткой посадке он не выпал. Ис Труне, начинайте эвакуацию прямо сейчас, у нас слишком мало времени на это. Эльтар Ронэр, идите соберите своих людей и направляйтесь в шлюп.
  Они все смотрели на меня с тревогой, но мои указания кинулись выполнять со значительной долей облегчения. Я сидела и смотрела, как Дар подключил Рантаира к системам и трубкам медитека. Потом, зафиксировав руки и ноги ремнями, закрыл крышку. Проверив опять данные на планшете, он сказал, не поворачиваясь ко мне лицом:
  - Все идет хорошо: его показатели стабилизировались и состояние нормальное. Ему надо лишь дать немного времени, и он выживет.
  Я подняла на него глаза и сказала:
  - Вы его единственный друг, ис Дар. По-настоящему хороший друг. И поверьте, он знает это и ценит, как никто другой, Вашу дружбу.
  Он недоверчиво уставился на меня:
  - Вы, правда, так думаете?
  - Я не думаю, ис, я знаю это! А сейчас Вам пора убираться отсюда.
  Он оглянулся на медитек и пару секунд смотрел на него, а потом, словно очнувшись, повернулся и вышел в коридор. Я пошла к себе в комнату и переоделась в свой летный комбинезон и ботинки. Проверив на мостике данные головного компьютера, направилась к эвакуационной палубе. Там уже собрались все члены экипажа. Я махнула рукой, показывая, чтобы все рассаживались по местам. На палубе оставались только мы с Ронэром и Даром. Они хотели пропустить меня вперед, но я только ухмыльнулась и покачала головой. Ронэр понял не сразу, а вот Дар улыбнулся печально и тоже отошел в сторону. Но я опять покачала головой:
  - Ис Дар, Вы не можете остаться, наши шансы на выживание слишком малы, как Вы понимаете, а у Вас есть, о ком позаботится. Например, Дир. Он еще слишком юн, чтобы оставаться без Вашего присмотра.
  Он смотрел на меня, и я видела, насколько большая борьба сейчас шла у него внутри. Но он кивнул и сказал:
  - Я буду готов заняться им, как только вы приземлитесь.
  Я просто кивнула ему в ответ. Но Ронэр, есть Ронэр: ничему его жизнь не учит.
  - Я не понимаю, зачем Вам, эльтарина, погибать вместе с ним? Ведь Вы сгорите вместе с ним в этой металлической коробке. Вы так молоды, прекрасны, весь Рокшан будет у Ваших ног! Вы должны отправиться с нами.
  Я не выдержала и зло сказала:
  - Знаете, Ронэр, если мы выживем, Вы будете полы мыть весь этот цикл своим поганым языком. Неужели Вы не понимаете, что я люблю его. И живу, только пока он жив и дышит. Если его не станет, меня не будет тоже. Извините, эльтар Ронэр, но у меня нет времени, да и желания объяснять Вам вещи, которые Вы просто не в состоянии понять в силу своей душевной убогости. Так что идите быстрее в шлюп.
  Я повернулась к Труне, стоявшему в проходе, и сказала:
  - Как только выйдем возле Крап-чага, я включу отстыковку, дальше Вы сами. Прощайте, мне было приятно познакомиться с вами всеми. И удачи нам всем!
  Потом, не дожидаясь пока они еще чего-нибудь скажут, направилась на мостик.
  Мы приземлились почти удачно. Мы, конечно, развалились, но не от перегрузки в атмосфере, а от удара о землю. Я не совсем точно рассчитала расстояние и из-за этого чуть не лишилась всех зубов, сломала нос, и мой позвоночник чуть не проделал дырку в моем черепе. Но мы остались живы, и все благодаря моему таланту пилота, я так считаю. В себя я пришла только через пару дней, и снова, уже привычно открыв глаза, увидела сидящего рядом Рантаира, который, устало привалившись к спинке кресла, спал как убитый. Было заметно, как он похудел, и выглядел очень потрепанным. Я села, свесив ноги, и ко мне тут же кинулся Дир со стаканом воды. Я не торопясь выпила, а потом, опустившись перед Рантаиром на корточки и опустив свою голову к нему на колени, прижала его ладони к своим щекам. Он проснулся, но, не двигаясь, ласкал кончиками пальцев кожу на моем лице. Я подняла лицо и попросила:
  - Пойдем лечиться в спальню. Ты плохо выглядишь, и я думаю, тебе еще нельзя вставать.
  Сзади раздался голос Дара:
  - Я тоже ему это сказал, но он не хочет никого слушать, по стенке дошел сюда и уже здесь свалился.
  Рантаир хмуро взглянул на Дара прошипел:
  - Ты слишком много говоришь, ис! Может, мне сменить корабельного врача?
  Я засмеялась и сказала:
  - А у тебя и корабля-то больше нет, я его вдрызг разбила. А ис Дара я к себе на корабль врачом возьму, чтобы ты на него так больше не шипел. Друг называется!
  У них у обоих сделались такие интересные лица, как будто я им сказку о привидениях рассказала. Нам потребовалось несколько дней, чтобы прийти в себя, особенно Рантаиру. Оказалось, что нас переправили в Императорскую резиденцию на Крап-чаге, где мы и прошли восстановительное лечение. Я еще несколько раз разговаривала с папой-императором, потом с мамой-императрицей, потом с папой эран Карсу и с самим Ронэром, который после все происшедшего долго не мог прийти в себя и долго посыпал голову пеплом. У них с Рантаиром даже какие-то дружеские отношения завязались. А ко мне Ронэр полностью изменил свое отношение. Можно сказать, что на меня он боялся теперь даже дышать, особенно после того, как узнал об изменении его приговора.
  Рантаир не отпускал меня ни на шаг от себя, все время следя за каждым моим движением. Через несколько дней, когда ему стало гораздо лучше, мы возобновили наши половые отношения.
  Боже, мне достался самый ненасытный мужчина во Вселенной. Такое ощущение, что он решил возместить все годы воздержания за ближайшую неделю. В итоге мне пришлось установить определенный лимит на секс, который сама же и нарушила, не прошло и полдня. Мы оба учились любить друг друга, узнавали друг о друге все больше и больше.
  Я лежала на плече Рантаира и осторожно гладила синеватый шрам на его груди. Прижавшись к нему всем телом, я даже задрожала от мысли, что могла его потерять. Даже сидя там, в рубке обреченного корабля и пытаясь его посадить на Крап-чаг, я не боялась умереть, ведь в медитеке со мной находился мой мужчина. Я боялась остаться в живых, если он умрет. Я чувствовала его всем своим телом, всеми фибрами своей души я принадлежала ему. Он почувствовал мою дрожь и, сразу накрыв меня одеялом, крепче прижал к себе.
  - Ты замерзла, Аттойя?
  Я просто качнула головой, а потом, хлюпнув носом, пояснила:
  - Я просто боюсь потерять тебя, любимый. Понимаешь, от жизни я хочу всего и побольше, но только если рядом будешь ты, а если тебя не будет, то мне не нужна такая жизнь.
  Он мягко перевернул меня на спину и, подперев одной рукой голову, другой начал рисовать контуры моего лица. Его бесконечно синие глаза, которые с такой нежностью смотрели на меня, были переполнены любовью и счастьем.
  - Я всегда буду рядом, Аттойя. Словно твоя тень буду следовать за тобой. Ты получишь от этой жизни все, что захочешь, я позабочусь об этом, любимая. Я живу тобой, я дышу тобой и существую, пока ты живешь. Для меня нет ничего и никого важнее тебя. И нет ничего, что я бы не сделал ради тебя и для тебя. Я только теперь понимаю, почему мой собственный отец забрал меня, своего сына, у моей матери, пытаясь обезопасить ее жизнь. Ты пока совсем не знаешь его, но он сам никогда не лишал меня своего общества и своего тепла, хотя много раз после наших объятий ему требовался врач. Он пытался возместить мне любовь двух родителей и ни разу не предал моего доверия или уважения. Ты знаешь, как только я пришел в себя, Дар рассказал все, что произошло после того, как меня ранили. Моя команда была потрясена тем, что ты решила умереть вместе со мной, своим лином. Но больше всего их убила мысль, что можно полюбить белого. Я все никак не мог поверить, что ты меня хочешь или любишь, что кто-то добровольно захочет разделить свою сущность со мной. Что кто-то не сможет жить, если меня не будет рядом. Я все время боялся поверить, что ты моя. Что ты не отвернешься от меня, как только лучше узнаешь или как следует разглядишь. Я боялся лишний раз дотронутся до тебя, ведь до тебя меня все боялись и презирали, а близость со мной у женщин вызывала ужас. А ты все время касалась меня, искала у меня защиты от других. Я причинил тебе боль в первый же раз нашей близости, но ты и это простила да еще пыталась успокоить меня. Видит Аттойя, я тогда так испугался, что думал, умру на месте. Я люблю тебя, Ева. Я так сильно люблю тебя.
  Я лежала и плакала от счастья, а Рантаир медленно губами ловил каждую слезинку, которая скатывалась по щекам.
  
  Через две недели после этого падения, перед отбытием на Рокшан, мы присутствовали на торжественном вечере, устроенном в нашу честь главой рокшанской колонии Крап-чага. Я ненадолго оставила Рантаира сидеть за столиком одного, а сама отправилась припудрить носик в сопровождении толпы охранников, а когда вернулась, увидела, что с нами за столом сидят еще две белоснежные головы. И хотя эти головы и не имели настолько ослепительную белизну, как волосы Рантаира, но все равно было понятно, что передо мной сидят такие же мутировавшие рокшанцы. Я с интересом села рядом с Рантаиром и, взяв его руку, начала поглаживать кожу на его руке. Я чувствовала, насколько он напряжен рядом с этими двумя мужчинами. Он повернулся ко мне и сказал, сухо выплевывая слова:
  - Эльтарина Ева кован Разу, позволь представить тебе главу третьего по старшинству крови рода - эльтара Йанура доран Вайсир и сына его брата эльтара Харнура доран Вайсира.
  Я смотрела на них с сочувствием и любопытством. Йанур, судя по всему, уже довольно зрелый, наверное, где-то под соточку, был удивительно коренаст, в отличие от других гибких и стройных рокшанцев. Лицо его поражало ощущением силы, власти, бескомпромиссности. Уже знакомые мне вишневые глаза, по которым невозможно прочитать, о чем думает собеседник, и тонкие губы, сжатые в жесткую линию. Он был больше похож на землянина, чем другие виденные мной рокшанцы. И его племянник полностью походил на своего дядю. Я бы даже сказала, что это его сын, если бы не понимала полную невозможность этого. И он был еще совсем мальчик, наверное, только вошедший в половую зрелость. Он сидел и настолько пристально на меня смотрел, что мне было бы не по себе, если бы я не понимала причину столь пристального внимания. Он был чудовищно голоден. Я приветливо кивнула им и, улыбаясь, протянула ладонь, накрыла его дрожащие руки своей. Он дернулся, как от удара, но руки не отнял. Зато Рантаир напрягся и уже начал вставать, пытаясь разорвать этот контакт, но я прошептала глядя ему в глаза:
  - Рантаир, ему сейчас так плохо, он такой голодный. Вспомни, каково было тебе в его возрасте.
  Он стоял и едва сдерживался, чтобы не набросится на этих двоих. Но я потянула его за руку, уговаривая сесть:
  - Я его почти не чувствую, и это очень странно, у него практически нет вкуса. Но мне не больно прикасаться к нему.
  Я отпустила руку Рантаира и направила ладонь в сторону Йанура, пытаясь прочувствовать и его энергию. Но и тут практически ничего не почувствовала. Поэтому, вернув руку в ладонь Рантаира, снова заговорила:
  - И его я тоже не чувствую, как тебя. Ни прохлады, как от Землян, ни холода, как от Рокшан. Я его вообще практически не чувствую.
  И удивленно спросила:
  - А может, я уже совсем на тебя перенастроилась? А вообще можно пройти полное слияние без процедуры Лианории? - и посмотрела на Рантаира.
  Я заметила, как они вдвоем задумчиво смотрят на меня, явно раздумывая над моим вопросом. Я посмотрела на мальчика, которого все еще держала за руку и заметила, что его глаза чуть-чуть красноваты, но уже четко видны карие глаза. Он с обожанием и восторгом смотрел на меня, как сладкоежка смотрит на самый вкусный кусок шоколадного торта. Я отняла свою руку, чем немного расстроила его. Но я все же не его еда, так что терпи, маленький. Йанур не спускал с меня своих вишневых глаз и, заметив это, Рантаир резко поднял меня со стула и пересадил к себе на колени, крепко прижав к себе.
  - Ты ничего не сможешь сделать, эльтар! Она моя, и всему Рокшану об этом известно. И это первый и последний раз, когда вы оба смогли так близко ее увидеть.
  Йанур коротко кивнул и обратился ко мне:
  - Скажите, эльтарина, я слышал, Вы с планеты Земля?
  Я утвердительно кивнула головой. Он продолжал:
  - Значит, любая землянка может подойти белому рокшанцу?
  Я печально помотала головой и ответила:
  - Ис Дар проверил наши геномы, они полностью совместимы, но я такой же мутант на своей планете, как Вы на своей. Скорее наши Землянки очень неплохо подойдут обычному рокшанцу, особенно темным. Я думаю, они слабее всего тянут энергию. А Вы также причините им вред, как и вашим женщинам.
  Я видела, как мои слова убивают в нем надежду. И не ожидала, что он еще что-нибудь скажет. Но он продолжил:
  - Мне восемьдесят три года. Может быть, я пожил достаточно, но Харнуру шестнадцать, и у него вся жизнь впереди. Десять лет назад мой брат погиб вместе со своей лиане, оставив у меня на руках шестилетнего Харнура. Обычно мутация проявляется в одной семье через несколько поколений, но наш род она прокляла дважды. У меня нет других наследников и, судя по всему, не будет и у сына моего брата, так что наш род обречен. Я бы заплатил любую цену, чтобы изменить эту ситуацию и судьбу Харнура тоже. Может быть, Вы подумаете, можно ли найти еще хотя бы одну женщину с подобной мутацией как у Вас, которая согласится продлить род Вайсир?
  Он, не мигая, смотрел на меня, ожидая моего решения. По руке Рантаира я чувствовала, насколько он напряженно ждет моего ответа. Я не стала долго их мучить, потому что в последние дни в моей голове уже давно крутилась одна мысль, которую я пока не решалась озвучить Рантаиру, но похоже, вот он мой счастливый случай. Я крепко обняла Рантаира и ответила:
  - Если мой лин разрешит мне помочь вам, то я знаю, где вы сможете найти еще пару женщин, похожих на меня.
  Мои слова произвели неизгладимое впечатление на обе стороны. Рантаир заметно расслабился, зарывшись лицом в мои волосы, а Йанур и Харнур теперь прожигали дырки своими глазами не во мне, а в нем. Йанур не выдержал первым:
  - Ну и каково же будет Ваше решение, эльтар Рантаир?
  - Если моя лиане найдет безопасный для ее жизни способ решить вашу проблему, я согласен.
  Теперь оба Вайсир опять смотрели на меня. А моя меркантильная сторона опять нашла выход наружу.
  - Ну, сначала Вам придется уговорить Императора на заключение торгового соглашения с Человеческим союзом и заплатить за это большую пошлину. Затем придется организовать целый флот для сопровождения меня к планете Фабиус. Откуда я смогла бы тайно связаться с моей семьей. Потом нам придется ждать, целый месяц болтаясь в космосе, пока мои тетки с племянницей не доберутся до Фабиуса, откуда мы их сможем забрать на Рокшан или на Крап-чаг. В любом случае Вы приобретаете возможность только на добровольной основе с их стороны получить лиане, но не для Харнура, а для себя. Потому что мои тетки в два раза старше его и не согласятся на такой брак. Но любая из них, если станет Вашей лиане, сможет кормить вас обоих. Да и к тому же моей племяннице нет еще и трех лет так, что Харнур может подождать, пока она подрастет.
  Йанур смотрел на меня и молчал. Я уж подумала, что он отказался от такой более чем сложной затеи, но оказывается, я слишком плохо знала Белого Голодного Рокшанца.
  - Я согласен на предложение. Но Вы не сказали Вашу цену за Вашу помощь.
  - Я не могу брать деньги с будущих предполагаемых родственников. Если одна из двух моих родственниц согласится стать Вашей лиане, то они мне голову оторвут за то, что я за это еще и деньги взяла. Но предупреждаю, что Вы потратите много сил и еще больше денег, но не получаете гарантий того, что одна из них согласится. Вы понимаете, эльтар, что все Ваши усилия могут быть напрасны? И возмещения с нашей стороны не будет!
  Он посмотрел на меня и грустно улыбнулся, показав красивую и весьма обаятельную белоснежную улыбку.
  - Поверьте, эльтарина, что даже призрачная надежда на возможность получить свою лиане заставит меня перевернуть всю Вселенную с ног на голову.
  Я решила его немного успокоить:
  - Знаете, эльтар Йанур, если Вы пару раз так улыбнетесь Аните или Женевьеве, они пойдут за Вами, куда Вы им прикажете.
  Он восхищенно смотрел на меня, а я довольно смеялась, обнимая ревнующего Рантаира.
  - Поверьте, эльтар, у Вас очень высокие шансы на успех у моих теток, но сначала их надо доставить на один из наших кораблей, а вот это уже очень большая проблема. Там вокруг полно Джа-анов, так что Вам придется обезопасить тот район, пока на Фабиус не придет транспорт с Земли с моими девочками.
  Судя по его виду, он уже начал планировать всю операцию под названием "добудь себе жену".
  - Не волнуйтесь, эльтарина, у меня достаточно средств, чтобы вычистить весь Ваш сектор. Я найму наемников с Леморана. Эти животные живьем съедят этих Джа-анов.
  Я повернулась к Рантаиру:
  - Ну что, ты согласен поучаствовать в перевозке моей семьи?
  Последние два слова я особенно выделила, давая понять Рантаиру, насколько это для меня важно. Он смотрел мне в глаза, лаская мое лицо пальцами.
  - Аттойя, тогда нам надо как можно скорее лететь на Рокшан и пройти Лианорию. А эльтару Йануру придется заручиться согласием моего отца на торговый союз с Землей.
  Он посмотрел на Вайсира и сказал:
  - Я помогу Вам в решении этой проблемы, эльтар.
  Стоя на смотровой площадке корабля, который прислал за нами Император, я смотрела в черноту, обступающую его со всех сторон, и на звезды, которые мигали в этой черноте, и не могла отделаться от мысли, что лично для меня мое проклятье стало даром. Даром небес! Я уверенно смотрела в будущее, ведь рядом со мной, крепко обнимая, стоял мой муж, мой белоснежный лин. Мои девчонки, которые еще не знают, что я нашла способ изменить нашу судьбу в лучшую сторону, наверное, сейчас сидят в своих домах и уныло смотрят в будущее. Но все изменится, скоро и для них все изменится. Вы только дождитесь меня, и я помогу вам найти свое счастье. По крайней мере, двое из них уже целый флот собрали, чтобы отправиться навстречу с вами как можно скорее. И мы с Рантаиром вместе с ними, как только пройдем Лианорию на Рокшане. Так что до скорой встречи, родные мои. До скорой встречи!

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"