Гусев Евгений Александрович: другие произведения.

Проводник смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о позитивном отношении к жизни и смерти.

  
  
  
   Евгений Гусев.
  
   ПРОВОДНИК СМЕРТИ.
  
   Рассказ ужасов.
  
  
   Черные грозовые тучи нависали над ее головой, словно гигантские птицы, но Вероника не замечала их. Что тучи? Они прольются на землю серебряным дождем слез, и небо вновь будет чистым и голубым. Куда сильнее беспокоил Веронику тот беспросветный мрак, что поселился в ее душе. Мрак, тяжелый как камень, глубокий, как Марианская впадина, непреодолимый, как глубины космоса.
   Вероника бежала по улице, кутаясь в серый плащ - скорее по привычке, чем для защиты от пронизывающих стрел северного ветра. Холод был у нее внутри. Мимо проносились дома и деревья, мусорные бачки и автомобили, бродячие собаки, скулящие в подворотнях и сидящие в тепле квартир, смотрящие на мир сквозь толстые оконные стекла кошки. Людей на улице почти не было. Да и откуда им взяться в такую погоду?
   Наконец небо прорвало под натиском скопившейся в тучах воды, и тяжелые капли дождя застучали по асфальту. Сверкнула молния, и словно вторя ей, грянул гром.
   Вероника остановилась. Все что происходило с ней, казалось невероятным, бессмысленным, словно рожденным чьим-то больным воображением кошмаром. Слезы бежали по ее щекам, смывая косметику. "Невозможно, - шептали ее губы.- Этого не может быть".
   Но это было. Это было так же реально, как тучи в небе, как несущиеся мимо автомобили, как капли дождя, хлещущие ее по лицу.
   Вероника не знала, как это произошло. Она помнила, Что с ней случилось, но вот КАК это случилось? Как? Она даже боялась подумать об этом. А началось все так просто, так безобразно просто, так банально, что даже говорить смешно. Три дня она не виделась с Игорем, сидела в библиотеке, штудируя литературу к предстоящему экзамену. Игорь не возражал. Он с понимающим видом закатил глаза в потолок и обещал не беспокоить ее в ближайшее время. Экзамен - это важное событие в жизни каждого студента, он и сам еще совсем недавно был студентом, и все прекрасно понимает.
   Вероника со всей своей природной старательностью изучала основные принципы логики. Отрицание конъюнкции эквивалентно дизъюнкции отрицанию членов этой конъюнкции. Множественные суждения. Разделительно-категорические силлогизмы. Полная и неполная индукция. От всего этого уже трещала голова. Казалось, стоит запихнуть туда еще немного знаний, и она лопнет, словно гнилой помидор, забрызгав окружающих пьянящим нектаром энтимем и модальных суждений.
   А чем в это время занимался Игорь? Признаться честно, она на какое-то время совсем забыла о нем, но когда в ночь накануне экзамена решилась позвонить ему домой, трубку никто не взял. Вероника разволновалась. Где он таскается, спрашивала она себя, и тут же находила массу объяснений одно страшнее другого. Может, он попал в больницу? Убит? Спит с какой-то девицей? С какой-то другой девицей? Всю ночь она проворочалась, несколько раз срывалась, вновь и вновь набирая номер его телефона, но все было бесполезно. Игорь так и не нашелся.
   Невыспавшаяся, с опухшими глазами, утром она отправилась в институт. Нет, экзамен она конечно сдала. Отлично. Даже короткостриженный и пузатый преподаватель логики, наводивший священный ужас на всех студентов, в свойственной ему манере спросивший у Вероники перед экзаменом: "Какую логику сдавать будешь - женскую или нормальную?" благосклонно усмехнулся. Это было утром. Затем, уже позже, когда экзамен был сдан и можно было расслабиться, Вероника в компании еще трех девчонок и двух парней с факультета отправились пить пиво в ближайший пивбар. Захотелось просто отдохнуть.
   Все ночные тревоги теперь казались ей просто глупостью, паранойей, не имеющей никакого отношения к реальности. "Идиотка", - ругала она себя. Ну что могло случиться с Игорем? Он взрослый человек, работает менеджером в какой-то фирме. Наверно что-то случилось на фирме и он был вынужден работать всю ночь. А почему нет? Вполне вероятно. Не стоит исключать такую возможность. Почти наверняка это так.
   Пиво приятно освежало, дарило ощущение умиротворенности, покоя. Ребята все время пытались шутить, описывая свои впечатления от прошедшего экзамена в самых комичных красках, девчонки звонко смеялись. Вероника окончательно успокоилась. Жизнь казалась ей прекрасной и безоблачной. Через пару дней предстояло сдать еще три зачета, но Вероника их не боялась. Так, ерунда. Ничего страшного.
   В половине шестого вечера она решила наведаться к Игорю домой. Весна в этом году была поздней, и сейчас, в середине мая резкие порывы северного ветра не были редкостью. Вероника, кутаясь в свой серенький плащ, подошла к дому Игоря, и, почему- то, остановилась у самого порога. Какое-то нехорошее предчувствие овладело ею. Ноги словно приросли к земле, сердце тревожно забилось. "Нет, ерунда все это", - подумала она и надавила на кнопку звонка.
   Как ни странно, Игорь оказался дома. Он с любопытством окинул Веронику взглядом, и лицо его расплылось в довольной улыбке.
   -Здравствуй, лапушка.
   Лапушка. Он часто называл ее этим ласковым прозвищем, и, несмотря на всю его пошлость, Веронике оно нравилось. Это звучало так трогательно, так мило.
   -Привет, - ответила она.
   Они поцеловались. Она вошла в дом.
   А потом что-то изменилось. Атмосфера любви и радости куда-то пропала. Словно плеснул кто-то черной краской на белый холст. Игорь изменился, стал другим (странным что - ли?), каким-то неестественным, фальшивым. Он улыбался, но в улыбке не чувствовалось искренности. Он говорил ласковые слова, но эти слова не ласкали, а звучали обыденно, пресно.
   Веронике стало не по себе. Тут же в памяти всплыли все ночные страхи и переживания. Что случилось с Игорем? Где он был ночью?
   Вероника спросила его.
   Он сделал вид, что не понял вопроса.
   -Где ты был сегодня ночью? Я до самого утра звонила тебе...
   -Я был дома. Спал крепко. Устал.
   -И не слышал звонков?
   -Нет. Телефон был отключен. Я отключил его. Чтобы не мешал спать.
   Вероника не поверила ему. Совсем не поверила. Уж как-то неискренне он отвечал ей. Сразу видно, что врет.
   -Где ты был?!
   -Да отстань ты от меня,- наконец не выдержал Игорь. - Дома я был. До-ма! Неужели не ясно?
   Он тряхнул головой и ушел в ванную комнату.
   Вероника вздохнула. Ей была известна эта дурацкая привычка Игоря - по нескольку раз на дню скоблить лицо широкой опасной бритвой, до синевы выбривая щеки и подбородок. Ни миллиметра щетины, ни микрона не должно торчать из его нежной кожи! Это раздражало. Всегда раздражало, но сейчас - особенно. Вместо того чтобы объясниться, как подобает настоящему мужчине, он бежит в ванную и скребет бритвой своё и без того идеально выбритое лицо.
   Вероника завелась. Злость переполняла ее.
   "Плюнь на все и просто уйди,- говорил ей внутренний голос. - Если Игорь такая дешевка, не стоит выяснять с ним отношения. Брось его. Просто уйди". Но кто прислушивается к здравому смыслу в те минуты, когда ярость переполняет человека полностью, и древние инстинкты берут верх над разумом. Ей хотелось крушить, ломать, кричать во все горло. Хотелось раздавить Игоря, уничтожить его. Не раздумывая, она бросилась за ним в ванную.
   А то, что произошло потом... Веронике всегда казалось, что такое происходит только в кино. В дурацких фильмах, да еще в фантазиях криминальных хроникеров, что каждый день пугают обывателей подробностями очередного убийства с экрана телевизора. Но это произошло.
   Вероника кричала на Игоря, тот стоял возле зеркала, широким лезвием опасной бритвы скоблил щеки. И вдруг все изменилось. В его глазах вспыхнули какие-то бесовские огоньки, зрачки расширились. Он вдруг, неожиданно для Вероники, оказался у нее за спиной, а холодное лезвие бритвы прижалось к ее горлу.
   -Ты этого хотела, сука,- закричал он.- Этого?!
   Вероника побледнела. Вся ее агрессия куда-то пропала, осталась лишь жгучая обида, да появился страх. "Почему? - мелькнула мысль.- Почему?" Где-то снаружи громыхнул гром, небо рассекла стрела молнии, но Вероника не знала об этом. Из ванной молнии не увидишь, а гром... Какой может быть гром, когда уши заложило от крика, а сердце готово выпрыгнуть из груди.
   -Прости,- выдавила она из себя.- Прости меня...
   Из глаз брызнули слезы.
   "О, ГОСПОДИ, спаси и сохрани. Господи!"
   Вероника никогда не верила в Бога. Никогда не молилась, не ходила в церковь. Она всегда смеялась над своими подругами, которые неистово шептали какие-то молитвы Иисусу Христу и Деве Марии перед экзаменами, а затем с такой же убежденностью обсуждали свои гороскопы, опубликованные в бесплатных газетах, и спорили о том, кем они были в прошлой жизни. Но теперь, когда лезвие бритвы прижалось к ее горлу, она готова была поверить во все что угодно. Даже в Бога. Во всех богов сразу, лишь бы это помогло.
   О, Господи...
   Наконец Игорь отпустил ее. Оттолкнул от себя. Бросил на пол бритву.
   -Черт возьми,- прошептал он.- Что случилось?
   Вероника разрыдалась. В полный голос завыла, заверещала, повалилась на пол. Игорь склонился над ней, положил руки ей на плечи, попытался успокоить.
   -Все хорошо,- шептал он.- Успокойся, Ника, все хорошо.
   Она не слушала его. Не слышала. Рыдала.
   -Да перестань ты!- закричал Игорь. - Что ты воешь, как свинья на бойне?!
   Эти слова отрезвили ее. Почти отрезвили. Она подняла глаза, взглянула на испуганное и удивленное лицо Игоря и вдруг - откуда сила взялась?- оттолкнула его. Игорь дернулся, повалился назад. Ноги, согнутые в коленях, подломились, и он упал на пол, с силой приложившись головой о край раковины.
   -А-а-ах ты... - закричал он, схватившись рукой за покрывшиеся кровью волосы на затылке. - Убью, сука!!
   Но Вероника не слушала. Она вскочила на ноги и бросилась прочь. Прочь из ванной, прочь из этого дома. В прихожей она замешкалась. Пока надевала туфли, пока натягивала плащ, Игорь выбрался из ванной. С бритвой в руке он бросился к Веронике. Опоздал.
   С визгом Вероника выскочила на улицу и побежала, стуча каблучками по гравию. Уже подбегая к заасфальтированной дорожке, услышала, как хлопнула дверь в доме Игоря. Оглянулась никого.
   "Дома остался, подонок",- зло подумала она. А затем - темнота. Словно затмение нашло. Вероника побежала, стараясь как можно быстрее покинуть сектор частных домов и выбраться в район многоэтажек. В голове все смешалось. Странные образы, странные мысли, непонятные страхи, вопросы без ответов. Мимо мелькали дома, машины, собаки и кошки, мусорные баки и деревья. А потом вновь грянул гром, сверкнула молния, и на Веронику обрушились потоки дождевой воды. Небо заплакало. Вероника бежала, не различая дороги. Она продолжала бежать даже тогда, когда частные дома сменились многоэтажками. Под ногами в набежавших лужах хлюпала вода, холодные капли хлестали по лицу, а злой ветер старался распахнуть серенький плащ.
  Неожиданно кто-то схватил ее за плечо и дернул назад. Вероника чуть не упала, чудом удержавшись на ногах. В то же мгновение прямо перед ее носом промчался автомобиль, обдав ее фонтаном грязной воды из лужи.
   "Боже, я чуть не попала под машину", - с опозданием поняла она.
   - Осторожней, девушка. Куда вы так торопитесь?- раздался за спиной спокойный голос. Вероника медленно обернулась. Рядом с ней стоял какой-то парень в старой военной куртке. Он с недоумением смотрел на нее своими большими серыми глазами, и под этим пристальным взглядом Вероника поежилась. Она медленно начала приходить в себя. Парень был молод, не старше самой Вероники. Высокий, стройный. Даже симпатичный. Все впечатление портили всклокоченная борода и растрепанные волосы. Но глаза... Было в них что-то знакомое...
   - Сережа? - неуверенно пробормотала Вероника.
   - Здравствуй, Ника. Рад, что узнала. Многие не узнают, - и он улыбнулся.
   Не может быть... Или может? Последний раз Сергея она видела еще в школе, в восьмом классе. Сколько лет назад? Пять? Да, пять.
   - Ты что здесь делаешь?- спросила она.
   "Боже, что я говорю?! Что за дурацкий вопрос..."
   - Живу,- спокойно ответил Сергей.
   - Ну да... Но ты же, кажется, в Екатеринбург уехал? Родители твои уехали.
   - Я вернулся пару лет назад. На родине лучше.
   Вероника стояла и не знала, что ей делать. Только что ее хотел убить подонок Игорь. Она была в ужасе. А теперь... Она сама не понимала, что происходит. Ей вдруг стало так легко, так спокойно...
   - Что с тобой? - спросил Сергей. - Ты плачешь?
   Она смутилась.
   - Нет, это дождь...
   - Ты плачешь,- уверенно сказал Сергей.- У тебя глаза красные. Что случилось?
   - Все в порядке. - Вероника отвернулась.
   - Идем,- Сергей схватил ее за рукав плаща и потянул за собой.
   - Куда?- удивилась Вероника. Страх снова вернулся в ее душу.
   - Здесь бар рядом, - усмехнулся Сергей.- Пойдем, обсохнем. За встречу выпьем. Не дело это - под дождем бегать. Идем, - и он снова потянул ее за рукав.
   Вероника безропотно последовала за ним. Отчего то она сразу поверила, что Сергей не причинит ей вреда. Он защитит ее, поможет справиться с тем ужасом, что так крепко обосновался в ее душе. "Наверно надо было пойти в милицию, - мелькнула мысль.
   Если Игоря не остановить, кто знает, что он сможет натворить еще?" Он может подкараулить ее где-нибудь, может даже прийти к ней домой... Милиция... Она грустно вздохнула. Что может сделать милиция? Ведь Игорь не убил ее, даже не ранил. Напал - да, но вреда не причинил. Свидетелей нападения нет. Как будущий юрист, она понимала, что милиция ей не поможет. Ей нужно найти того, кто действительно смог бы защитить ее, кто-то сильный, надежный. Сергей казался ей надежным. Веронику не смутило даже то, что они не виделись более пяти лет. Какая разница, пять дней или пять лет... Вряд ли Сергей мог сильно измениться за это время. А ведь когда-то он был в нее влюблен.
   Они поднялись по мокрым мраморным ступенькам бара и вошли в стеклянную дверь. Народу в баре было немного. Какая-то парочка занимала столик в углу, да у стойки сидели три явно скучающие девицы.
   Сергей усадил Веронику за один из столиков, а сам подошел к стойке и купил две чашечки кофе, бокал мартини и стопку коньяка.
   - Угощайся, - сказал он, поставив перед Вероникой кофе и мартини.
   - Спасибо.
   - Не за что.
   Вероника слабо улыбнулась. Затем, спохватившись, полезла в свою сумочку, достала зеркало и принялась разглядывать себя. Какое чучело! Вся косметика потекла, оставив после себя грязные полосы, волосы растрепались и торчали во все стороны мокрыми сосульками. Вероника украдкой глянула на Сергея.
   - Иди, приведи себя в порядок, - рассмеялся тот. - А то выглядишь, как намокший воробушек. Дамская комната там, - и он указал рукой в дальний конец бара.
   Вероника соскочила с мягкой скамеечки и уверенно пошла в туалет. Там она провела минут десять. Быстро, как только могла, она смыла с лица остатки погибшего макияжа, расчесала волосы. Затем принялась заново изображать на своем лице какое-то подобие красоты. Дома, конечно, она постаралась бы лучше. Там и удобнее это делать, и вся косметика под рукой, и времени значительно больше. А здесь что можно сделать? Накрасить губы да пройтись кисточкой с тушью по ресницам. Вероника заглянула в сумочку. Черт! Даже контурного карандаша для губ нет, а ведь она собиралась остаться у Игоря на ночь. Вот бы утром попсиховала, дурочка. Все этот чертов экзамен.
   Наконец кое-как, приведя себя в порядок, Вероника вышла из дамской комнаты.
  Сергей ждал ее на том же месте. Он сидел, такой смешной в своей военной куртке, с этой всклокоченной бородой и горящими глазами...
   Вероника улыбнулась. Подсела к нему, залпом выпила остывший кофе.
   - Кофе уже остыл, - сказал Сергей.
   - Я заметила, - Вероника кокетливо опустила глаза.- Извини, что заставила тебя ждать.
   -Это не страшно. Зато ты стала еще красивее, а общество такой красавицы, поверь, может компенсировать любое время, затраченное на ее ожидание.
   Вероника покраснела.
   - Ты считаешь меня красивой?
   - А разве я не прав? - удивился Сергей.- Если не прав, скажи мне.
   - Нет, ты прав.
   - Ну, вот видишь...
   Вероника вновь улыбнулась. Рядом с Сергеем ей было так хорошо, так спокойно.
   - Расскажи мне о себе,- попросила она.- Чем ты сейчас занимаешься?
   - Ничем, - пожал плечами Сергей. - В советское время, таких как я, называли тунеядцами. А вообще-то я художник. Картины пишу.
   Вероника удивленно округлила глаза. Сергей художник? В это трудно поверить.
   - И давно?
   - Что? Давно ли я художник? Да года три, наверно. Поверишь - ли, после смерти родителей... - он замолчал.
   - Твои родители... Прости, я не знала.
   - Автокатастрофа. Я с ними в машине ехал, все видел своими глазами. Отец не справился с управлением, машину занесло, и она врезалась в дерево. Я чудом выжил.
  Он замолчал. Вероника смотрела на свои руки. Она не знала что сказать. Не знала, что принято говорить в таких случаях. Ей было жаль родителей Сергея, жаль самого Сергея, но при этом она испытывала какое-то чувство неловкости, как будто без разрешения заглянула в кабинет гинеколога во время приема пациентки. Вроде бы ничего страшного не случилось, но до безобразия стыдно и неловко.
   Сергей выпил свой коньяк и продолжил.
   - Так вот, после их смерти у меня началась жуткая депрессия. Жить не хотелось. И я решил походить к психиатру, - он закрыл глаза. - Врач забавный попался, все какие-то шутки да прибаутки из себя давил, а потом выписал мне антидепрессанты и посоветовал заняться живописью. Я и попробовал - получилось неплохо. Один из друзей показал мои работы своему преподавателю из художественной академии, и тот посоветовал мне не бросать это занятие. Сказал, что я талантливый самородок. С тех пор и рисую. Кое-что даже продать смог.
   - Здорово,- похвалила его Вероника. Хотя, что тут может быть здорово? Умный вроде бы парень, а какой-то ерундой занимается, подумала она. Вероника всегда была прагматичной, и считала, что любое дело должно приносить стабильный доход. А какой доход у художника? Сегодня продал картину, а завтра нет. И что тогда, голодным сидеть?
   - А живешь на что? - осторожно спросила она.
   Сергей рассмеялся. Громко, раскатисто.
   - Живу? - сказал он отсмеявшись. - Я не живу, я существую. Слава Богу, не один я такой в этой стране. Помогаем друг другу, чем можем.
   - Ясно, - вздохнула Вероника. Ей вдруг стало очень скучно. Иллюзии пропали. Чудес не бывает. Что жизнь сделала с Сергеем? Она вспомнила, как в восьмом классе они целовались в ее квартире, и он делился с ней своими планами на жизнь, и планы эти были грандиозными. Тогда она верила ему, и готова была прожить рядом с ним всю жизнь. Нет, он не был ее первым мужчиной, до этого у них не дошло. Но когда он уехал из города, она плакала целый месяц, не в силах забыть этого красивого парня. А теперь, глядя на него, она не испытывала больше ничего. Только жалость.
   "А ведь еще несколько минут назад я была готова довериться ему во всем" - подумала она.
   Неожиданно ей стало нехорошо. Голова вдруг резко закружилась, перед глазами все поплыло, куда-то поехало, и Вероника почувствовала, что сейчас она просто отключится.
   "Это от переутомления, - успела подумать она, - я просто устала". Затем глаза ее закатились, и она потеряла сознание.
  
  
  
  
   * * *
  
  
   Вероника не помнила, как пришла в себя. Просто в какой-то момент она поняла, что больше не плавает в темном океане забытья, и все, что происходит вокруг нее не сон. И хотя со всех сторон ее продолжала окружать непроглядная тьма, она ясно осознала, что эта тьма реальна. Она слышала какие-то призрачные таинственные звуки, ощущала легкое движение воздуха вокруг своего тела, но глаза ее по-прежнему смотрели в беспросветное чрево мрака.
   Мысли Вероники путались. Она безуспешно пыталась хоть как-то разобраться в нахлынувших на нее чувствах, ощущениях, эмоциях, но не могла даже вспомнить, как они называются. Боль. Страх. Холод. Все эти слова потеряли для нее всякое значение. Она словно плавала в каком-то липком киселе неизвестных ей до этого момента ощущений, дышала ими, впитывала их кожей. Она тонула в них, хватала их ртом, но никак не могла насытиться. Вопрос "где я?" просто не приходил ей в голову.
   Мало-помалу тьма вокруг нее стала рассеиваться. Вероника уже могла различать какие-то тени, проплывающие мимо нее. Эти тени были тоже слеплены из тугих сгустков мрака. Они то приближались к ней, то удалялись, теряясь во тьме. Теней было много. Некоторые из них стояли неподвижно у ее изголовья, простирая над ней свои руки, другие, напротив, непрерывно двигались, заполняя пространство вокруг ее тела.
   Вероника словно парила в воздухе. Она почти совсем не чувствовала своего тела, оно казалось ей таким легким, таким воздушным. Она сама ощущала себя такой же тенью, как и те, что парили вокруг.
   Неожиданно яркая вспышка пронзила ее мозг. Вероника застонала от боли и закрыла глаза. А когда открыла их снова, мир вокруг нее переменился. Он стал прежним, таким холодным, таким мучительно серым и невероятно сложным.
   Но тени остались. Они поблекли, потускнели и стали реальными.
   "Что со мной?" - подумала Вероника, и сама удивилась тому, насколько ей безразличен ответ на этот вопрос.
   - Она почти готова, - услышала она голос рядом с собой, и медленно повернула голову. Ей было трудно шевелиться, мир перед ее глазами начал кружиться, но она все же смогла узнать бармена, двух влюбленных, что тискали друг друга в углу бара, когда она вошла, и, конечно же, Сергея. Остальные люди были ей незнакомы. Они стояли вокруг нее и с безразличием смотрели, как она пытается встать. В их глазах не было ничего, кроме какой-то глубокой пустоты, способной поглотить в себя весь мир.
   На какой то миг Веронике стало страшно.
   - Не бойся, - как сквозь сон услышала она голос Сергея. - Все в порядке.
   Он положил свою руку ей на плечо.
   - Я тоже боялся, когда проходил через это, но поверь мне, все будет хорошо. "Через что я должна пройти?" - хотела спросить Вероника, но губы отказались ей подчиняться, и она только прохрипела что-то невнятное. Чьи-то гибкие пальцы - она не поняла чьи - раздвинули ей губы и пропихнули в рот что-то мягкое и липкое. Веронику чуть не вырвало, но ей удалось побороть рвотный спазм. Почему-то ей казалось, что все происходит так, как и должно происходить. Но что, что должно происходить? Она не знала, и это вызывало легкое беспокойство.
   - Успокойся, - шептал Сергей .- Все хорошо. Проглоти ЭТО.
   Вероника подчинилась. Вязкая субстанция проскользнула по ее пищеводу в желудок, и в животе сразу стало жечь, как будто она проглотила стручок острого перца. Она застонала и попыталась встать, но крепкие руки с силой прижали ее к ложу. Через несколько секунд жжение прошло, и Вероника вновь успокоилась. "Это какой-то наркотик", - безразлично подумала она и улыбнулась.
   -Она готова, - опять сказал кто-то.
   "Я готова".
   Готова.
   Готова...
   Я...
   (Почему мне не страшно? Ведь я должна просто дрожать от ужаса. Почему?)
   Через какое-то время она поняла, что вокруг нее что-то происходит. Люди зашептались, их тихие голоса мягкой жужжащей волной накрыли Веронику. А затем вдруг все замолчали. Эта тишина казалась такой нереальной, такой неземной, что Вероника, несмотря на то, что находилась в полубессознательном состоянии, насторожилась. Она с трудом приподняла голову и осмотрелась. Поначалу она не увидела ничего нового. Все тот же полумрак, все те же люди, окружающие ее. Но потом... Сердце ее бешено забилось, и кожа (как банально!) покрылась ледяным потом, а в горле застыл неродившийся крик. Она увидела Нечто.
   Сгусток тьмы, принявший форму человеческой фигуры, приближался к ней, медленно паря в воздухе. Он был похож на другие тени, виденные ею, но в отличие от них, мрак, окружавший эту фигуру, был чуждым всему живому, каким то запредельным, убивающим. Он двигался очень медленно и абсолютно бесшумно, не вызывая даже легкого движения воздуха. Казалось, что воздух не обтекает это странное
  тело, не раздвигается перед ним, подобно воде, а проходит прямо сквозь него. Возможно, так оно и было.
   По мере того, как эта призрачная фигура приближалась к ней, Вероника начала различать ее отдельные черты. Широкий балахон, сотканный из самой Тьмы, прятал под собой высокую, более двух метров, фигуру, капюшон, скрывающий лицо, молочно-белые кисти рук. Что-то знакомое было во всем этом, словно она попала в какой-то дешевый фильм ужасов и теперь вынуждена участвовать в действии, рожденном фантазией маньяка-сценариста и происходящей под неусыпным контролем невидимого режиссера.
   "Так выглядят маньяки и главы сатанинских сект, - подумала Вероника. - Но и те, и другие ходят по земле, а не летают. Они не умеют летать".
   И вдруг она поняла. Перед ней была сама Смерть. Именно так ее изображают на карикатурах и в комиксах. Только эта Смерть была не из комикса. Она была настоящей.
   "Но где ее коса?" - подумала Вероника, и как по мановению волшебной палочки в руках Смерти появился огромный золотой серп. Страха Вероника по-прежнему не испытывала. "Сейчас я умру, - с безразличием поняла она, и облегченно вздохнула. - Я умру".
   Тем временем Смерть уже вплотную приблизилась к ней. Она нависла над Вероникой, и ее костяные пальцы откинули тяжелый капюшон. Под ним, как и предполагала Вероника, оказался белоснежный, гладкий как бильярдный шар, череп, Мертвая человеческая голова. Два ряда белых и чуть кривоватых зубов, сквозь щели которых сочилась густая, нереальная тьма. Провал носа, а за ним - то же самое. И, наконец, глазные впадины. Они были пусты, но за этой пустотой, за этим мраком скрывалась такая бездна отчаяния, что Вероника невольно отшатнулась. Эти глаза взирали на мир миллионы и миллионы лет, и на протяжении всех этих бесконечных лет, день за днем, принимая в себя последний взгляд каждого, когда-либо покинувшего этот мир существа, провожая его последний вздох. И теперь эти глаза смотрели на нее. Вероника вновь погрузилась во тьму.
  
  
   * * *
  
  
   Когда она вновь пришла в себя, за окном уже светило Солнце. Его лучи пробивались сквозь легкую штору и приятно щекотали лицо. Вероника открыла глаза и осмотрелась по сторонам. Она лежала на широкой кровати возле самого окна, в абсолютно незнакомой ей комнате. Стены и потолок здесь были выкрашены в небесно-голубой цвет.
   "Довольно мило, хотя и безвкусно", - оценила про себя Вероника.
   Рядом с кроватью, на жестком стуле сидел Сергей. Его глаза были прикрыты, и, казалось, что он спит. Вероника села на край кровати.
   -Вы убили меня, - сказала она.
   Сергей открыл глаза.
   -Нет, - ответил он. - Это сделали не мы. Ты уже была мертва, просто не знала об этом.
   -О чем ты говоришь? - не поняла Вероника.
   -На тебе уже лежала тень смерти. Это было неизбежно. Ты все равно бы умерла.
   -Я не понимаю...
   -Со временем ты все поймешь. Ты научишься.
   -Чему?
   -Быть такой как сейчас. Неживой. И еще ты научишься убивать.
   Сергей замолчал. Вероника с интересом разглядывала его, гадая, что же еще он может сказать. Все события, произошедшие с ней за последние сутки больше не вызывали у нее никаких эмоций. Ни сожаления, ни страха, ни печали, ничего. Разве что любопытство? Она знала, что умерла, но почему тогда она может ходить и разговаривать? Зачем ее убили? И кого придется убивать ей? Она жаждала получить ответы на все эти вопросы.
   Наконец Сергей заговорил снова.
   -Знаешь, Ника, - начал он, - так получилось, что ты умерла. Но ты умерла задолго до нашей встречи. Тебя убил Игорь.
   -Как? - снова не поняла Вероника.
   -Он наложил на тебя отметину смерти. Ты должна была умереть прямо там, в ванной, и ты умерла, хотя и не узнала об этом. Ты вырвалась из его рук, но в тот момент, когда лезвие бритвы коснулось твоего горла, твоя судьба была предрешена. Нить твоей жизни оборвалась, и, несмотря на то, что ты убежала, ты уже была обречена. Ты должна была умереть. Если не от руки психопата, то от чего-то другого. От удара автомобиля, например.
   Вероника отчетливо вспомнила, как Сергей выдернул ее из под колес пронесшегося мимо "мерседеса" и кивнула.
   -Вы меня убили, потому что я была обречена? - спросила она.
   -Это был знак, - ответил Сергей, помолчав. - Ты убегала от смерти, а это дано не каждому. Тебе повезло.
   -Повезло в чем? В том, что я стала зомби?
   -Ты не зомби. Если уж на то пошло, ты даже не мертвая. Ты просто неживая, а это большая разница. Прости, но ты стала Проводником Смерти, а то, что произошло с тобой ночью, называется Поцелуем Смерти.
   -Я не понимаю, - прошептала Вероника. - В чем разница между мертвым и неживым? Объясни мне.
   -Все очень просто, Ника, - усмехнулся Сергей, - Мертвые не ходят и не думают, а живые, они и есть живые. Они не умерли. Знаешь, я тоже вначале не мог понять, кто я. Когда машина отца ударилась об дерево, я почувствовал, что умер, но потом вдруг смог ходить, говорить, думать. Это странное ощущение. Ты привыкнешь, как привык и я. Но пойми одно, Ника, ты не тот человек, кем была раньше. Ты будешь ходить в институт, встречаться с парнями, пить пиво, но ты изменилась. Ты переродилась. Ты больше не человек. Ты, как и я, как и все, кого ты видела сегодня ночью - Проводник смерти. Ты одна из нас. Смерть приблизила тебя, приняла в свою свиту.
   -Что? - Вероника была поражена.
   -Смерть всеобъемлюща, она пожирает все. Все, что есть в этом мире, рано или поздно умрет. Смерть приходит ко всем. Она появляется как раз в тот момент, когда жизнь покидает тело с последним вздохом. Ты будешь ловить этот вздох. Понимаешь?
   -Кажется да, - неуверенно ответила Вероника.
   -Хорошо. Пойми, в этом мире ничто не вечно. Гибнет все - люди, животные, растения. Даже древние цивилизации погибли. Умирают все - памятники архитектуры и картины, стихи и песни, насекомые и камни. Все. Но вот тут-то и кроется загадка бытия. Ничто не может умереть, пока в нем есть жизнь, и никто не может жить, если в нем сидит смерть. Это просто, очень просто. Когда человек испускает свой последний вздох, жизнь покидает его тело, и тогда в нем поселяется смерть. Только тогда, и никак иначе. Жизнь и Смерть- две величайшие силы, существующие в мире, но они не могут встречаться. Они как материя и антиматерия, являются полной противоположностью друг другу. Если они встретятся - не будет вообще ничего, ни жизни, ни смерти, только пустота. Навсегда. Их разделяет какой-то миг, но они никогда не смогут соприкоснуться друг с другом, быть в одном месте одновременно.
   -Но как же мы? - удивилась Вероника. - Ведь и ты, и я - не живые, но и не мертвые.
   -Вот я и подошел к самому главному, - качнул головой Сергей. - Мы Проводники. Мы не живые, но и не мертвые, мы нечто среднее. Мы компромисс, позволяющий этому миру развиваться, двигаться вперед. Мы служим великой цели, разделяем жизнь и смерть. Мы заполняем тот миг, когда жизнь уже покинула тело, а смерть еще не пришла в него. Мы позволяем Жизни спокойно уйти из тела, а Смерти войти в него, играем роль прослойки между этими силами. Мы помощники Смерти, и созданы ее волей, чтобы облегчить ее появление. Мы ходим по миру, собирая последние вздохи тех, на ком уже лежит печать Смерти. Мы помогаем ей избавить мир от страдания. Ты понимаешь?
   -Кажется да, - ответила Вероника, и вдруг ее осенило. - Но если мы Проводники Смерти, то тогда должны быть и Проводники Жизни? Я правильно поняла?
   -Да, ты права, - согласился Сергей. - Они присутствуют при зарождении новых живых существ, новых живых идей и рукотворных творений. Они порождения Жизни и несут в мир хаос и страдания. Мы называем их немертвыми.
   Вероника вздохнула. Она ни на секунду не усомнилась в словах Сергея, несмотря на то, что они казались ей полным бредом. В институте она уже начала изучать философию, и подобная метафизика не была для нее чем-то новым. Пусть так, согласилась она. Теперь я - Проводник Смерти. Можно верить в это, или не верить, но изменить ничего нельзя.
   -Я - Проводник Смерти, - сказала она вслух. - Я отнимаю жизнь.
   -Ты даришь смерть, - поправил ее Сергей.
   Вероника равнодушно пожала плечами.
   -А какая разница?
   -Ничего, ты поймешь, ты научишься, - прошептал Сергей. - Научишься... Я тоже долго учился.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"