Гуськова Татьяна: другие произведения.

Радуга Ллинн-Хейма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.34*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот отправишься по просьбе сводного брата к нему в гости, так ведь со всякими магами заставят бороться, спасать принцесс, разоблачать принцев, охранять артефакты, да вдобавок обидеть каждый норовит, нечистью назвать. Ну и что, что у меня уши нечеловеческие: большие, да еще и с кисточками на концах; ну и что, что среди моего родного народа внешность у меня еще не самая необычная, зато зато сердце доброе и отзывчивое... Ну кто тут опять дергает! Щас как дам в глаз!

  РАДУГА ЛЛИНН-ХЕЙМА
  
  Посвящается всем друзьям
  и собеседникам Чеширского Кота
  
  Пролог
  
  Большой круглый зал погружен во мрак, только на востоке небо медленно и неуловимо еще пока начинало светлеть. Скоро-скоро солнечные лучи ворвутся в высокие стрельчатые окна, вздымающиеся к сферическому потолку, и озарят все внутри, а пока здесь царят темнота и покой.
  Вдруг огарок толстой белой свечи вспыхнул робко, потом огонек потянулся вверх, осветив выложенную маленькими плитками девятилучевую звезду... И высокую статную женщину с волосами цвета червонного золота, шагнувшую к огарку. Она легко взмахнула рукой и еще три свечи, стоящие на лучах, вспыхнули. К одной подошел невысокий упитанный мужчина с густыми черными усами, лихо закрученными кверху. Он задорно улыбнулся женщине, та кивнула в ответ. Третьего, вернее третью, что появилась в зале, человеком назвать было сложно - в окно влетела странная крылатая тварь. Ее крылья украшали острые шипы, а морда щерилась клыками.
  - Храш, - укоризненно сказала пришедшая первой. И новая гостья приняла человеческий облик, став прекрасной женщиной с волосами алого цвета. Красные крылья обернулись вокруг тела на манер плаща.
  Последним явился старик с длинной белой бородой, серебристой кожей и непроницаемыми черными глазами.
  Они молча посмотрели друг на друга. Разговор начал старик:
  - Твой план не сработал. Мир стремится в бездну.
  - Всему свое время, - сказала златовласая.
  - Я чувствую перемены! - крылатая раздула тонкие ноздри.
  - Большие перемены, - кивнул усатый, поглаживая висящее на груди ожерелье из продолговатых полупрозрачных бусин с круглой белой подвеской.
  - Нужно только, чтобы эти перемены не были для нас неожиданными, - хитро усмехнулся старик.
  Лучи взошедшего солнца осветили пустой зал, только фитилек одной из свечей еще слабо дымился.
  
  
  Часть первая
  ПОТЕРЯННЫЙ ПРИНЦ
  
  Глава 1.
  ВОЗВРАЩЕНИЕ
  Штаны и юбка быстро пропитывались водой. Я попыталась встать, но поскользнулась и угодила руками в раскисшую дорожную грязь. Брызги полетели во все стороны, что не придало мне ни красоты, ни обаяния.
  Из кустов показалась огромная волчья морда...
  - Иди, иди сюда, голубушка! - я поманила волчицу пальцем, но Мгла, зная, что ничего хорошего ее не ждет, подходить не спешила.
  Вставать пришлось самой.
  Всем хороши ездовые волки: и скок у них мягче, чем конский, и защита никакая больше не нужна (кто же решится напасть на волка размером с небольшую лошадку), - но иногда они выкидывают такие фортели, что...
  Я попыталась хоть как-то очистить безнадежно испорченный плащ, упавший в самую грязь, да еще и порядком втоптанный туда Мглой. В мокрой одежде было зябко и неуютно.
  Мгла выбралась на дорогу и, виновато глядя мерцающими в сумерках глазами, ткнулась головой мне в плечо, чуть снова не уронив в лужу.
  - Ух! - я замахнулась кулаком на мгновенно отскочившую волчицу, та отбежала на несколько шагов и уселась на травке.
  Если дело так и дальше пойдет, я точно никуда не доберусь, а ночевать в лесу при нынешней-то почти осенней погодке и врагу не пожелаешь, поэтому пришлось-таки мириться с волчицей и забираться в седло, а мокрый плащ с горестным вздохом скатать в рулончик и привязать к одной из седельных сумок.
  Мгла оглянулась через плечо, убедилась, что я хорошо устроилась и, улыбнувшись, неторопливо потрусила вперед. Теперь она бежала осторожнее, огибая лужи и следя за тем, чтобы вновь не потерять всадницу.
  Волчица двигалась абсолютно бесшумно и, казалось, деревья, нестерпимо резкие в сумерках ранней осени, летят мимо, а мы стоим на месте.
  Внезапно моя своеобразная лошадка замедлила шаг и замерла, настороженно поставив уши торчком. Я заозиралась, надеясь увидеть причину остановки. Мгла переступила с лапы на лапу. А до моего слуха донесся далекий звук рожка.
  Кто может охотиться на ночь глядя? Странно. Или это призыв о помощи?
  Мгла, уловив мои мысли, помчалась вперед по дороге.
  Но мы опоздали. В наступающей темноте слабо виднелись поваленные поперек дороги деревья, перевернутая карета, трупы людей и животных.
  Я спешилась, оглядываясь по сторонам, а Мгла начала рыскать вокруг, все тщательно обнюхивая.
  На мертвецах была форма вилийской королевской гвардии, около девятнадцати солдат и двое в простой одежде, кажется слуги. Кто мог путешествовать с таким эскортом? И куда делись тела противников? Мечи погибших солдат были в крови.
  Мгла подошла и тенью застыла рядом со мной.
  - Ты что-то нашла?
  Волчица на секунду прижала уши, но тут же вновь поставила их топориком, не сводя с меня глаз. Она приблизилась к карете и сунула голову в окно.
  Ой! А про карету-то я и забыла. Кое-как оттолкнув Мглу, заняла ее место у окна. Внутри было темно. Я пошарила рукой во мраке и нащупала чье-то лицо. Кожа еще теплая, а, значит, человеку могла пригодиться моя помощь. Достав из кармана круглый фонарик-светлячок и постучав им об крышу кареты, ставшую полом, я заставила его засветиться.
  Неровное мерцание выхватило из мрака бледное лицо в окружении светлых волос. Совсем молоденький парнишка, по виду слуга. Он был буквально пришпилен к дверце кареты двумя длинными стрелами.
  Я полностью забралась внутрь, за мной тут же сунулась любопытная волчья морда.
  - Мгла, помоги. Нам нужно вытащить стрелы.
  Волчица взяла в зубы древко стрелы и дернула. Раненый захрипел, на его губах появились кровавые пузыри.
  - Стоять! - я преградила путь разогнавшейся волчице, потянувшейся выдергивать дальше, и обернулась к мальчику.
  Стрела, вытащенная Мглой, насквозь пробила правую сторону груди, вторая торчала в мякоти плеча - эта рана была не столь опасна. Я потерла руки друг о друга, потеребила ободок перстня с агатом на среднем пальце левой руки (сейчас мне нужна была вся сила), и, дождавшись радужного свечения вокруг пальцев, накрыла рану ладонями. Сначала свечение было совсем слабым, но постепенно оно разгоралось, взбиралось от ладоней выше по рукам, растекалось по телу мальчика, как вязкая густая сметана. Не дожидаясь команды, Мгла протиснулась мимо меня и выдернула вторую стрелу. Радужный свет стал нестерпимо ярким. Кончики пальцев и уши похолодели. Еще немного и я буду отдыхать здесь вместе с этим парнем. Но вот он дернулся, чуть было не повалив меня. Радужное сияние вспыхнуло в последний раз и исчезло, оставив нас в полной темноте. Фонарик, решивший, что вокруг и так светло, погас. Я нашарила его и вновь зажгла.
  - Что случилось? - парень, еще не совсем придя в себя, ощупал собственную грудь, потом взглянул на мои окровавленные пальцы и закричал.
  - Спокойно! Я не желаю тебе зла! - тут из-за моего плеча появилась волчья морда.
  Мальчишка заорал еще громче, оглушив меня на одно ухо, вскинулся и ринулся прочь, выскочив в противоположное окно.
  Мгла вопросительно заскулила.
  - Да нет, догонять не надо. Тут куда не беги все равно в Вилом попадешь. Не пропадет. Но и узнать, что же тут случилось, теперь не у кого.
  С трудом выбравшись из кареты, я заметила герб. Фонарик горел слабо, но даже в его неверном свете, мне удалось кое-что разглядеть. Голубая черта рассекала белое поле по вертикали, слева было три колоса, а справа - три вепря. Что-то я не припомню такого герба, хотя достаточно подробно изучала геральдику Вилии.
  Я подняла фонарик повыше. Он вспыхнул нестерпимо ярко, запечатлев все вокруг. Когда доберусь в Вилом, непременно покажу эту картинку Лорину. Пусть уж господин придворный маг разбирается с тем, что происходит в его владениях. Да и послать сюда людей не мешало бы, похоронить мертвых.
  Делать здесь больше было нечего, и мы с Мглой отправились дальше. Однако загадки таинственного нападения все не желали от меня отвязываться. Что же это за странный герб такой? Куда делся его владелец? Ведь среди погибших явно не было дворян. И почему солдат девятнадцать? Обычно гвардейцы действуют десятками. Куда делся еще один солдат? Или он был предателем?
  Я мерно покачивалась в седле, не замечая, что ночь давно уже наступила, и среброликая луна жутковато скалится с неба. Не знаю, что заставило меня отвлечься от тягостных мыслей, но я вдруг узнала в лунном свете вполне знакомые места. До Вилома оставалось не больше двух часов езды.
  Пять лет прошло с тех пор, как я была здесь в последний раз. Как будто целая вечность. Столько всего случилось за это время... Но стоило только увидеть что-то знакомое, как этих пяти лет словно и не бывало. Будто я снова самая шальная студентка Академии магических искусств, и хочется кричать от восторга и сотворить какую-нибудь пакость, просто из любви к искусству.
  Мгла почувствовала изменение моего настроения и ускорила шаг.
  А уж как попадало-то мне за мои шалости. Не будь моя приемная матушка ректором Академии, выгнали бы. И друзей своих, Лорина и Норэга, в неприятности тоже всегда я втягивала. Лицо само собой расплылось в улыбке...
  
  Мы сидели перед кабинетом главного мастера наставника. Дверь была слегка приоткрыта и я, сидящая рядышком, прекрасно все слышала и видела.
  - Что там еще случилось?
  - Опять эта гениальная троица, - секретарь явно нервничал.
  - Какая троица? - мастер наставник занимался своими делами и пропускал речь секретаря мимо ушей.
  - Ну, Синнора, Лорин и Норэг.
  - А! Великолепное трио! Что на этот раз?
  - Вы помните ученика по имени Скин, сына владетеля Вострома?
  - Как же не помнить.
  - Дело в том, что Синнора наложила на него чары, в результате чего этот ученик превратился в осла! А ее приятели после этого устроили на заднем дворе развлечение - позволяли всем желающим прокатиться за монету!
  Мастер наставник засмеялся.
  - Что же ты меня не позвал, я бы тоже с удовольствием покатался.
  - Я понимаю, что Скин избалованный негодяй, но то, что сделала Синнора, это совсем уже запредельно! Мы снимали это заклинание полдня.
  - Попросили бы саму девочку.
  - Она отказалась наотрез.
  - Как сняли?
  - Оказалось, что это просто иллюзия, необыкновенно сложная, включающая в себя...
  Секретарь случайно оглянулся, увидел приоткрытую дверь и, нахмурившись, закрыл ее. Хорошо хоть ухо не прищемил.
  Соучастники моей пакости сидели рядышком и вопросительно на меня поглядывали?
  - Похоже, получим по полной.
  - Отчисление?
  - Мне, наверное, да. А вам не знаю.
  - Мы тебя не бросим! - вскинулся Лорин.
  А вот Норэг промолчал. Для него Академия - единственная возможность хоть чего-то добиться в жизни. Как еще нищему простолюдину из наярской деревни выбиться в люди? Только в маги пойти, при наличии соответствующего таланта.
  - Только жертв не надо, - я криво усмехнулась, представляя, что будет со мной, окажись я на улице...
  Тут заявился Скин со своей всегдашней компанией подпевал. Он остановился по середине приемной, сморщив нос.
  - Чем-то тут пахнет? Каким-то отребьем. Простолюдинами и нечистью.
  Норэг вспыхнул, собираясь кинуться на Скина с кулаками. Лорин вовремя пресек эту попытку.
  Только драки нам тут и не хватало, тогда уж точно не помилуют.
  Скин продолжал заливаться соловьем, поливая нас грязью, ему поддакивали дружки.
  Лорин не обращал на них внимания, вольготно развалившись в кресле (мы занимали все сидячие места), я тоже пропускала все мимо ушей, меня не оскорбишь тем, что я и нечисть, и четырехпалая, и кистеухая. А вот Норэг распалялся все больше и больше, так как большинство оскорблений касались все-таки его. У бедняги даже глаз задергался.
  Нужно было с этим заканчивать. Я приблизила руку к губам и сделала вид, что шепчу заклинания. Скин сразу спрятался за спины своих побледневших дружков.
  Дверь кабинета резко открылась, и выглянул секретарь. Скин кинулся к нему как к последнему спасению, вцепившись в рукав не хуже иного репья.
  - Господин секретарь! Эта мерзкая ллинни опять пыталась меня заколдовать!
  Секретарь строго посмотрел на меня, пытаясь выдернуть рукав у Скина.
  - Синнора! К мастеру наставнику, быстро!
  Я встала из кресла с обреченным выражением на лице. Скин злорадно захохотал.
  Главный мастер наставник сидел за своим столом.
  - Синнора, Синнора... Что мне с тобой делать?
  - В детстве надо было топить, теперь поздно.
  - Ты сумасбродная, непочтительная, непослушная, нарушаешь все законы подряд, при этом умудряешься потрясающе хорошо учиться. И как тебе времени-то на все хватает?! Ты знаешь, что до сих пор в школе только из-за уважения к твоей матери. Говорят так же, что до тех пор, как ты стала посещать общие занятия, была примерной девочкой. Может это Лорин и Норэг на тебя так плохо влияют?
  Дверь хлопнула. От неожиданности я даже подпрыгнула.
  - Что случилось?
  На пороге стоял бледный секретарь.
  - Вас хочет видеть Ее Королевское Величество!
  - Передай посланнику, что я немедленно выезжаю.
  - Вы не поняли! Она ЗДЕСЬ! И хочет вас видеть!
  Тут двери распахнулись, и в кабинет вплыла высокая, полная, необыкновенно красивая женщина. На ней было простое серое платье, украшенное лишь мелкой серебристой вышивкой, и, если бы не известное по портретам на монетах лицо, я ни за что не поверила бы, что предо мной королева.
  Секретарь поспешно ретировался.
  - Что случилось Ваше Величество! Почему столь спешный визит?!
  Королева скосила на меня глаза.
  - Синнора, выйди! - велел мастер наставник.
  Дверь я оставила приоткрытой на полпальца. Несмотря на гам в приемной, все было четко слышно.
  - Пропал придворный менестрель!
  - И из-за этого такая паника? Может у него просто появилась подружка в городе? Он же ведь как кот, нагуляется и вернется.
  - Он пропал прямо во время приема! Исполнял свою новую песню... И вдруг просто растаял в воздухе! Вместе со своим дронлом! Мне кажется, здесь не обошлось без магии.
  - А что же придворный маг?
  - Разводит руками. Говорит, что это не классическая магия, и он бессилен!
  - А как же Королевская гильдия магов?
  Юлима хмыкнула.
  - Вы думаете, Совет магов разрешит побеспокоить гильдию. Для мелких проблем, а для них мой менестрель - так, мошка, у меня есть придворный маг. Что же делать, если он не может ничего сделать?! Только к вам по старой памяти.
  Мастер наставник хмыкнул.
  - Спасибо, Ваше Величество. А правду ли говорят, что ваш любимый менестрель наполовину ллинн-хеймец?
  - Нет, всего лишь на четверть. Вы думаете, что здесь замешаны ллинни?
  - Не знаю. Но мне кое-кого надо наказать. Так что ллинни будут замешаны. Синнора!
  Я отскочила от двери, потом важной походкой вошла в кабинет.
  - Я так полагаю - ты все слышала.
  - Что слышала?
  - Не притворяйся. Ты отправишься на поиски придворного менестреля.
  Королева с любопытством меня рассматривала, только тут заметив, что имеет дело с нечеловеком. Однако в ее взгляде не появилось обычного для вилийцев презрения. Она приподняла золотистые брови и посмотрела на мастера наставника.
  - Не думала, что Академия открыта для ллинн-хеймцев.
  - Синнора является подданной Вилии, как и ее мать, госпожа Лидора.
  - Так это ты приемная дочь ректора Академии?
  Я молча кивнула, испытывая страшное желание провалиться куда-нибудь.
  Так и состоялось мое знакомство с Ее Величеством королевой Юлимой.
  И мы отправились в королевский замок.
  Ну почему мне всегда так не везет? Первый мой визит в столицу - и в окружении целой стаи придворных, да еще и королевы впридачу. Скукота. И все из-за этого Скина.
  А вообще-то я удивляюсь и до сих пор, почему меня не выгнали из Академии. За весь список моих проделок и за каждую по отдельности.
  Я донимала и преподавателей, и студентов.
  А однажды! Подпоила одну молоденькую ведьмочку и спровадила ее к главному мастеру наставнику (тем более, что он ей давно нравился). Забавное было зрелище! Плохо только, что она меня запомнила. Но хоть польза была - главный мастер наставник наконец-то женился.
  Устроила карточный турнир, в результате чего все деньги студентов, капиталец, прямо скажем, так себе, оказались в моем кошельке. Правда, мастер наставник заставил все вернуть. Я не особо расстроилась. С моими зачарованными картами всегда можно подзаработать. Плохо только, что после этого со мной никто играть не садился.
  Лорин начал брать с меня дурной пример. Навел на одного из студентов морок. Все видели гигантского паука, а сам несчастный, даже не знал, что хоть сколько-то изменился. Неплохо тогда все побегали. Но всыпали за его проделки почему-то мне. Даже моей приемной матушке пожаловались. Лорин, правда, сознался. Потом. Когда его мама немного поостыла, прооравшись на меня.
  Норэг по сравнению с нами был просто тихоней, но идею поиграть в леталочки подкинул именно он. В результате вся Академия до новолуния вела летучий образ жизни, исключая нас троих, нам-то так и не удалось взлететь.
  Чего я тогда только не творила. Вспомнишь - стыдно становится.
  Королевского менестреля, Брика, я тогда все-таки вернула, чем заслужила необыкновенную признательность королевы.
  Это уж потом мы втроем, а так же Брик и Эрэд, раскрыли заговор против короны и получили звание Героев-защитников Вилии. А где-то через полгода, после окончания Академии, мы сами чуть заговор не устроили, совершенно случайно. Порушив при этом чуть ли не полгорода. И королевским указом нашей пятерке было запрещено собираться вместе! Однако десять дней назад ко мне прилетел вестник с письмом от Лорина. Нынешний придворный маг, а я никогда не сомневалась, что эта должность достанется моему брату, срочно вызывал меня в Вилом, нижайше просил о помощи и также уведомлял, что королевский указ, запрещающий наши встречи - отменен! О том, какая ему требуется помощь, Лорин не написал.
  Я быстро собралась и, ничего не объяснив ни Совету, ни Пресветлому королю, отправилась в путь. Ллинн-хеймцы никак не хотели отпускать свою недавно обретенную Темную королеву, но потом смирились, сообразив, что остановить меня может только принудительное заключение в цепи. А кому нужна Темная королева в цепях? Хотели навязать в сопровождение свиту. Еле отбилась. Представляю, что началось бы в Вилии, появись там такое количество ллинни. Вилийцы решили бы, что это вторжение. К тому же кто-то из этого беспокойного народа, все отрицательные черты которого я вполне унаследовала, наверняка, что-нибудь отчебучил бы. Это ко мне в Вилии привыкли. С трудом меня уговорили взять Мглу, в качестве хоть какой-то защиты. Я-то уж хотела ехать на своем старом коньке. Но потом, к радости советников, передумала. Как-то несолидно будет смотреться Темная королева Ллинн-Хейма на старом лохматом пони. Да и жалко стало Пятнышко, тяжело ему было бы перенести такой длинный путь. То ли дело ездовая волчица.
  
  Мгла медленно трусила по тропинке. Я даже носом начала клевать от однообразия пейзажа. Сосны, сосны и еще раз сосны, хоть бы один дуб какой завалящий попался!
  Волчица резко остановилась, и я, чуть не ткнувшись носом ей в шею, проснулась.
  - Где мы? Что опять случилось?
  Мгла передернула плечами, потом легла на травку. Волчица, оказывается, воспользовалась тем, что я задремала и сошла с дороги.
  - А, понятно. Ты устала и хочешь отдохнуть. Ну что с тобой делать? Давай в лесу ночевать. Все равно ночью нам ворота Вилома никто не откроет, - я выбралась из седла и отправилась на поиски хвороста. Мгла всеми своими волчьими силами мне помогала.
  
  Костер весело полыхал, потрескивая сухими ветками. Мгла лежала в позе гордого льва и сонно щурилась на огонь, сегодня она на охоту почему-то не пошла, наверное, с утра не проголодалась, а может боялась меня одну оставить. Черная шерсть волчицы лоснилась, на ней играли блики костра, ветерок лениво поглаживал шерстинки.
  Я решила спать сидя, потому что мокрый плащ все равно не подстелешь. Он сушился, растянутый на ветке-раскоряке, но похоже носить я его уже никогда не буду - испорчен безнадежно. И мне почти удалось заснуть, как вдруг Мгла насторожилась. Волчица напряженно оглядывалась по сторонам, на зверей она так не реагирует, значит рядом люди. Сон разом улетучился. Я мигом сорвала плащ с рогатины и накинула его на сумки, лежащие на земле, придав им вид спящего человека, послала Мглу в лес и сама отправилась следом.
  Оказалось, что мой маленький костерок похож на маяк. Сквозь густые кроны сосен лунный свет не проходил, и в лесу было не очень светло. Совы и филины охотились, собираясь устроить небольшой ужин. Доносился неровный хаотичный трепет крылышек летучих мышей и их тонкоголосая перекличка. Шепот хвои с ветром над головой...
  До моих насторожившихся ушей донесся посторонний для ночного леса звук. Треск веток и сильный шорох - кто-то пер напролом, умудряясь находить буреломы в чистом сосновом лесу. Так мог двигаться раненый бык. Или человек.
  Слева мелькнула зеленоглазая тень - Мгла. Я дала волчице знак остановиться, а сама двинулась вперед.
  Двое, причем один тащил на спине другого, хотя сам считал деревья локтями, на глазах у него была повязка. И глядя на них, я поняла, куда делся двадцатый гвардеец.
  - Стой!
  Человек остановился. До столкновения с деревом ему осталось два шага.
  - Кто здесь?! Где я?!
  - В лесу.
  - Кто вы?
  - Вопрос в том, кто вы?
  - Помогите нам, пожалуйста, мой друг умирает!
  "Еще один умирающий. Не слишком ли для меня за одну-то ночь", - мелькнула и исчезла подлая мыслишка.
  - Ладно, пошли.
  - Куда? Я ничего не вижу.
  Я привела их к месту стоянки. Гвардеец уложил свою ношу в указанное мной место и сам свалился рядом. По-моему, самому ему помощь требовалась не меньше.
  - Спаси его, пожалуйста!
  Я сняла с пальца перстень с агатом, сейчас, полностью разряженный, он мог только помешать, не отдавая, а, наоборот, собирая энергию, и спрятала его в сумку.
  У человека было три раны. Все три - смертельные. И он был мертв. Причем давно. Последнее тепло покинуло тело.
  Я прикрыла глаза, потом запрокинула голову, глядя в небо.
  - Я ничем уже не смогу помочь.
  - Почему?! - гвардеец вскинулся, но почти тут же рухнул обратно, застонав.
  - Он мертв. И уже достаточно давно.
  Человек застонал. Теперь уже по другой причине.
  - Но как же так!
  - Успокойся. Ты сделал все, что мог, - сухие, холодные слова. Я дотронулась до головы страдающего человека. На глаза навернулись слезы. - Давай я посмотрю твои раны.
  - Да нет у меня ран!
  - А как же повязка на глазах?
  - А. Это. Этого никто не вылечит. Три дня назад мне выкололи глаза. Убили бы. Если бы Ровинар не спас. А теперь я не смог спасти его!
  - Я все же посмотрю. Если не смогу вылечить, то хотя бы повязку сменю, она у тебя вся кровью пропиталась, еще воспаление начнется.
  - Делай что хочешь, - сказал гвардеец равнодушно.
  Я осторожно размотала бинты. Этого человека пользовал хороший лекарь. Трехдневной давности раны выглядели очень хорошо, если так можно сказать про раны. Те, кто выкалывал глаза, были мастерами своего дела. Восстановить зрение этому человеку не смогло бы уже ничто, но они не знали про меня.
  - Как тебя зовут? - спросила я, собирая энергию в кончиках пальцев.
  - Кенрал.
  - А знаешь, Кенрал. Я могу тебя вылечить.
  - Зачем ты лжешь?! Я знаком с работой Красного мастера, видел деяния его рук. Если только ты величайший маг-целитель, но вот магов-целителей не осталось... Не мучай меня, дай лучше умереть.
  - Я - маг-целитель. Не знаю, как насчет величайший. Но кое-что умею.
  Радужное сияние стекало на раны Кенрала.
  - Ты издеваешься?
  Я промолчала. Все-таки вырастить новые глаза, это не рану заживить, даже смертельную. У гвардейца же от глаз вовсе ничего не осталось.
  - Твои новые глаза будут отличаться от старых, возможно ты будешь видеть по-другому.
  Кенрал сидел не шевелясь - действовала магия исцеления. За основу новых глаз человека, я взяла: свои глаза (мир вокруг резко помутнел, ничего зрение быстро восстановится); прозрачность росы; свет огня; пристальный взгляд Мглы и дикую жажду Кенрала снова видеть.
  Широкий язык Мглы прошелся по моему лицу, заставив очнуться. Морда волчицы виделась смутно. Я моргнула, не понимая, почему. Потерла глаза кулаками. Холодный нос ткнулся мне в лоб. Обняв волчицу за шею, я пытаясь собраться с мыслями. Что же случилось? Последние события начисто исчезли из памяти. И что у меня со зрением? Может мы ехали по лесу, и я стукнулась головой о низко растущий сук?
  Было темно. Я отстранилась от Мглы и огляделась по сторонам. Тут-то воспоминания и возвратились - рядом с почти затухшим костром лежали два бездыханных тела.
  О стихии и духи! Кенрал! Неужели он умер! Я на четвереньках подползла к гвардейцу. Грудь человека равномерно вздымалась. Спит. У меня вырвался вздох облегчения.
  Плащ, лежавший на сумках возле костра, успел благополучно высохнуть. Я укрыла им Кенрала, а сама устроилась на старом месте, прислонившись спиной к дереву. Костерок, обрадованный свежей еде, яростно накинулся на сухие ветки. Яркие языки пламени расплывались в глазах, я прикрыла веки. Интересно, какие глаза получились у Кенрала. И стоило ли все это моих страданий. Потянувшись привычно поправить перстень, я вспомнила, что убрала его.
  Мгла, почувствовав мое желание, принесла нужную сумку. Покопавшись в кармашке в кармашке, я выудила своего любимца. Там же лежало еще несколько самоцветов, оправленных и россыпью. Страсть к собиранию камней появилась у меня в детстве, когда брат приемной матушки привез откуда-то с юга не ограненный коричневый камешек, сиявший сотнями крошечных золотых искр. Мне казалось, что я держу в руке кусочек солнца.
  - Что это? - спросила я.
  - Самоцветный камень. Называется авантюрин.
  Я очень быстро заметила, что этот небольшой камешек умеет хорошо поднять настроение, помогает обрести бодрость духа и ясность ума, может снять головную боль, если положить его на лоб, или унять сердцебиение.
  А позже, когда в Академии нас учили работать с самоцветными камнями, аккумулировать в них энергию, использовать заложенные природой свойства и превращать в обереги и талисманы, эта страсть разгорелась с новой дикой силой. Я скупала камни у ювелиров горстями. Авантюрины, хрусталь, обсидиан, змеевик, лазурит, амазонит, раух-топазы, жадеиты, нефрит, яшму и, конечно же, агаты. С этими у меня получалось лучше всего.
  Тот же камень, оправленный в старое потемневшее серебро, что сейчас у меня на пальце, мне подарила моя приемная матушка на совершеннолетие. Такого я не видела никогда, хотя пейзажные агаты встречались в моей коллекции. Казалось, на огромной черной скале растет могучее дерево с алой кроной, теряющейся в туманной дымке белых облаков.
  За время моего пребывания в Ллинн-Хейме эта страсть несколько поутихла. Ллинн-хеймцы не признают ни самоцветных, ни драгоценных камней, делая исключение лишь для янтаря и гагата. Но эти камни меня никогда особенно не интересовали. Сейчас же я предчувствовала с трепетом свой поход в ювелирную лавку.
  Рассвет приближался, становилось все холоднее и холоднее. Я обняла Мглу, притулившуюся ко мне сбоку, и не заметила как заснула.
  Разбудил меня дикий крик. Кенрал сидел и пялился в пространство.
  - Что же вы все орете-то! - недовольно сказала я, вспомнив еще одного исцеленного. Голова была тяжелая и пустая, все тело от неудобной позы затекло. Хорошо хоть зрение почти восстановилось.
  Кенрал повернул лицо с круглыми глазами в мою сторону. Не знаю, какие глаза были у гвардейца до встречи со мной, но сейчас они стали почти точной копией моих - темно-зеленые, прозрачные, с золотыми лучиками вокруг зрачка (это уже от Мглы). У светловолосых вилийцев никогда не бывает таких глаз.
  - Я вижу! - Кенрал поднес руки к лицу. - Как такое возможно? - он ощупал лицо, ища возвращения боли, прикоснулся к вискам. - Или я сплю?
  - Нет, ты бодрствуешь.
  Только тут вилиец обратил на меня внимание по-настоящему. Кенрал вскочил, ощупывая пояс в поисках оружия.
  Откуда-то появилась отлучавшаяся Мгла. Почувствовав враждебность, волчица напряженно застыла на краю полянки.
  Взгляд гвардейца переметнулся на нее. Рука продолжала шарить по поясу.
  - Свое оружие ты потерял где-то в лесу, - сказала я, поднимаясь с корня, на котором сидела. Спина и все, что ниже, казались чужими.
  - Ллинни! - и это все, что он может сказать в благодарность за исцеление?
  - Ну да. Ну и что? - не обращая внимания на застывшего гвардейца, я принялась собирать вещи. Выдернула из-под его ноги свой плащ, может еще удастся отстирать. Кенрал отшатнулся.
  - Что ты делаешь здесь? В Вилии?
  Я посмотрела в глаза, так похожие на мои собственные, да они и есть мои.
  - Излечиваю всяких неблагодарных вилийцев.
  Кенрал вздрогнул и машинально потянулся рукой к лицу.
  - Так это сделала ты?
  - Я, - я оседлала Мглу, прикрепила к седлу сумки.
  - Куда ты? - как-то растерянно спросил он.
  - В Вилом.
  - Могу ли я просить тебя еще раз о помощи?
  "С чего это такая снисходительность к ненавистной ллинни? Просьба о помощи!"
  - Чем я могу тебе помочь?
  - Тело Ровинара надо доставить в город, чтобы вернуть родственникам. Это все, что я могу теперь сделать для него.
  - Хорошо, но придется сделать волокушу. Мгла не согласится везти на себе мертвеца.
  Почему я так легко согласилась помочь ему? Я ведь лечила его. В Ллинн-Хейме вообще есть такой забавный закон - если ты удостоен милости спасти кому-то жизнь, то этот человек становится как бы твоим младшим родственником и ты и дальше обязан заботиться о нем. По воспитанию я вилийка, но видно это в крови.
  На волокушу пошли две с трудом найденные молоденькие сосенки и все тот же многострадальный плащ. Наша похоронная процессия отправилась в Вилом. Мглу не нужно было вести под уздцы, как какую-нибудь норовистую лошадку, но присматривать за капризной волчицей все же приходилось. Кенрал шел сзади, следя за тем, чтобы тело не вывалилось.
  Вскоре лес остался позади, перед нами расстилались поля и холмы Вилии. Из-за ив, скрывавших русло небольшой речушки, притока Велеи, медленно вставал красноватый диск солнца. Серый мир окрашивался нежными розоватыми красками. Над нами, сердито стрекоча, пролетела сорока. На горизонте вырастали серые крепостные стены Вилома и его пестрые крыши.
  - Скоро будем в городе, - сказала я, придерживая разогнавшуюся волчицу за загривок. Мне хотелось расспросить Кенрала о нападении в лесу, гербе с тремя колосьями и тремя вепрями, таинственном Красном мастере, любившем ради развлечения выкалывать людям глаза, но я боялась наткнуться на подозрительность вилийца. Как странно. В Ллинн-Хейме меня считали вилийкой, а в Вилии - ллинни. Ни там, ни там, как говорится.
  Когда до ворот оставалось не более пятидесяти шагов, я остановила Мглу. Кенрал вопросительно на меня уставился.
  - Подожди! - я порылась в сумке и вытащила орден, похожий на грубовато сделанную брошь. Бриллианты и сапфиры - ничего стоящего, с моей точки зрения. Не мешало все-таки подстраховаться. Я приколола свой орден Героя-защитника к куртке.
  Кенрал стоял с открытым ртом, кажется забывая дышать. Гвардеец смотрел на мой орден. Тут на его лице появилось выражение озарения.
  - Госпожа Синнора!
  Пришла моя очередь пялиться на гвардейца.
  - Откуда ты знаешь, кто я?!
  Кенрал усмехнулся.
  - Только одна ллинни, прошу прощения, ллинн-хеймка имеет орден Героя-защитника. Синнора Эстайя. Дочь Лидоры Эстайя, ректора Академии магических искусств. Простите мне мою недогадливость и неучтивость. Я был слишком потрясен произошедшими событиями.
  - Откуда простой гвардеец знает все это? - удивилась я.
  - Да это все знают. О вас и ваших друзьях легенды ходят, - Кенрал походил на мальчишку, которому удалось прикоснуться к чуду. - Рад, что вы вернулись в Вилию!
  Вот так-так.
  Однако что-то мы застоялись на дороге, мешая проезду. Вилийские купцы объезжали Мглу чуть ли не по обочине, хотя тракт был весьма широк. Крестьяне, направляющиеся в город, делали оберегающие знаки, среди стражников у ворот началась какая-то суматоха.
  Я тронула Мглу, и мы продолжили путь. Но у ворот стражники с недружелюбными лицами преградили мне путь. Мечами.
  - Что происходит? - поинтересовалась я.
  - В лесу ллинн-хеймцы напали на эскорт посла! У нас приказ задерживать всех ллинни.
  Я нахмурилась и достала свиток с письмом Лорина.
  - Я здесь по приглашению придворного мага Вилии.
  Но что-то стражники не спешили брать свиток, подозрительно глядя на меня. Тогда вперед выступил Кенрал. Стражи слегка попятились, заметив потрепанную в пятнах крови, но, по-прежнему, серо-голубую форму. На лице гвардейца был гнев, светлые брови сошлись на переносице, сразу вернув ему весь возраст.
  - На эскорт напали не ллинн-хеймцы, а разбойники. Тот, кто распространяет подобные слухи, достоин самого сурового наказания!
  К месту спора уже спешил десятник, пожилой упитанный дядька с густыми пшеничного цвета усами. Его светло-голубые глаза с ног до головы прошлись по Кенралу, потом переметнулась на меня. Десятник расплылся в радостной улыбке.
  - Синни! Вернулась! Не узнаешь?
  Я недоуменно покачала головой.
  - А если убрать усы и брюхо? - десятник залихватски подмигнул. - Все равно не узнаешь?!
  - Нет, - сказала я растерянно.
  - Совсем там зазнавшись в своих лесах. Пакирон я! Помнишь, как вы со своей каменной подружкой порушили трактир старого Логона? Ну, когда еще гонялись за магом-кровопийцей? Я тогда был рядовым стражником. Ты мне еще брюхо залечивала, когда кишки наружу вывалились!
  Тут я вспомнила этого человека! И события, о которых он говорил. Когда освобожденный заговорщиками дух дарийского колдуна похитил одну из дочерей королевы Юлимы. Все маги были брошены на поиски, даже недоучившиеся. Повезло мне. Хорошо, что Эрэд тогда рядом оказалась.
  - А ты, Пакирон, был тогда немного похудее.
  Десятник расхохотался.
  - Очистить дорогу! Добро пожаловать домой, Виломское Лихо.
  Я покраснела, услышав одно из самых нелестных своих прозвищ. Кенрал с усмешкой посмотрел на меня.
  - А ты удивлялась, откуда я о тебе знаю.
  - У меня встреча назначена в "Жареном Гусе", а тебе куда?
  Гвардеец тут же помрачнел.
  - Здесь недалеко. Улица Цветочников, третий дом.
  Больше он не проронил ни слова.
  Улица Цветочников находилась недалеко от городских садов и была как бы их продолжением, утопая в золотой сейчас зелени и, конечно же, в цветах. Хотя, судя по богатству домов, жили здесь явно не цветочники.
  Кенрал позвонил в колокольчик у ворот, и почти тут же окошко на воротах открылось.
  - Кто там? О! Господин Кенрал! - ворота открылись.
  Я поспешила скрыться, как только волокушу отвязали от седла Мглы. Слушать горестные причитания родных покойного не было сил.
  "Жареный Гусь" находился почти на другом конце города. Мгла, приученная следовать за хозяином и в огонь, и в воду, спокойно переносила суматоху большого города. Животные, лошади и собаки, никак на нее не реагировали, не принимая за живое существо - ездовые волки не имеют запаха. Не будь они добродушны и без остатка преданы хозяину, превратились бы в жутких хищников, от которых нет спасения. Люди при виде моей зверушки были менее спокойны, разбегаясь в разные стороны. Что ж. Зато дорога свободная. Удивительно, что Кенрал так спокойно отреагировал на мою зверушку. Хотя их там, в королевской гвардии, приучают ко всему. Даже к ездовым волкам.
  Предшественника "Жареного Гуся" мы когда-то порушили, а новый был отстроен на средства короны там же. Место сие всегда и до разрухи и после восстановления славилось блюдом, из-за которого и получило свое название. Гусей трактирщик Логон выращивал сам. Правда, не здесь в трактире, а в деревне, неподалеку от города, возле реки. У трактирщика было свое хозяйство, где заправлял его сын. Об этом мне когда-то сам Логон и рассказывал.
  Стихии и духи! Как будто и не было этих пяти лет, как будто я никуда не уезжала!
  Я спешилась. Из конюшни выбежал мальчишка, чтобы принять лошадь, но застыл, узрев перед собой волчицу. Коротко вскрикнув, он метнулся обратно. Ну и как мне теперь быть? Не у коновязи же Мглу оставлять. Тогда и вовсе неприятностей не оберешься.
  Мы с волчицей направились к воротам конюшни. Сонные, сытые лошади встретили нас флегматичными взглядами, не обращая на Мглу никакого внимания, больше в конюшне никого не было. Я сама завела волчицу в свободное стойло, расседлала, повесив на плечо сумки с вещами. Нужно будет потом не забыть купить мяса моей красавице.
  Трактир встретил меня чадом от очага; неверным мерцанием свечей, прилепленных к тележному колесу, подвешенному к потолку, оно заменяло здесь люстру, и неизменным запахом гусятины. Общий зал "Жареного Гуся" невелик, всего с десяток столов, однако и он никогда не заполнялся полностью. Куда большей популярностью пользовались отдельные комнатки, где посетители могли спокойно побеседовать вдали от чужих ушей и поесть. По стенам зала были развешаны связки золотистого и красного лука и чеснока, наличие последнего заставило меня поморщиться.
  И тут я заметила человека, уплетавшего за обе щеки жареную гусятину. Перед ним на столе стоял почти обглоданный гусь, с которым он, похоже, управился в одиночку.
  Обедающий сидел лицом ко входу, но меня не замечал.
  Я сделала трактирщику знак не суетиться и указала, что меня ждут. С трудом сдерживая улыбку, направилась к своему сводному брату. Или сводными называют тех, у кого хотя бы один родитель общий? Не знаю. У нас с Лорином не было ни капли общей крови, мы вообще принадлежали к разным народам, что вовсе не мешало нам считать друг друга братом и сестрой.
  - Что! Оголодал на королевских-то харчах!
  Лорин, едва не поперхнувшись, поднял на меня глаза.
  - Синни!
  - Тише! Задушишь! Или испачкаешь. Лорин отстранился, разглядывая меня. Я отвечала ему тем же. Мой сводный братец теперь был выше меня почти на две головы и имел косую сажень в плечах. Раньше он всегда коротко стригся, теперь же лицо его обрамляли романтичные длинные светлые локоны.
  - Испачкаю? Тебя? Куда уж дальше?!
  Только тут я вспомнила о плачевном состоянии своей одежды.
  - Ой! Мне надо переодеться!
  - Да ладно, не надо. Так даже лучше. Так мне легче поверить, что я вижу перед собой не могущественную Темную королеву Ллинн-Хейма, а мою сестру Синнору.
  - Да? А, глядя на тебя с перемазанными жиром щеками, я забываю, что вижу перед собой придворного мага Вилии. Покушать ты всегда любил. Так что за срочное дело вынудило тебя прислать вестника с письмом? И из-за чего королева Юлима решила отменить указ, запрещающий нам собираться вместе?
  Лорин присел обратно на скамью, вытер лицо влажным полотенцем, лежащим на краю стола.
  - Дело очень серьезное. Но я хотел бы рассказать о нем всем сразу, а не каждому по очереди. Потерпи немного, остальные скоро тоже явятся.
  - Что, все-все? Даже Норэг и Эрэд?
  - Да. Норэгу я отправил письмо раньше всех, а Эрэд живет теперь здесь в Виломе.
  Я покивала, подбираясь потихоньку к остаткам гуся.
  - Хороший гусь, - улыбнулся Лорин. - С чесночком.
  - Ууу! - я вытерла пальцы, которыми уже ухватилась за приглянувшееся вполне целое крылышко, о полотенце. - Отравитель.
  Лорин расхохотался в голос. Была у нас в детстве такая история - с чесноком, медом и моим братом в роли отравителя. Правда, он-то не знал, как на меня действуют вышеперечисленные продукты. А я не знала, что положено в такую вкусную колбасу и такие чудесные ароматные пирожные.
  Трактирщик, заметив мой блуждающий по залу взгляд, подлетел мухой.
  - Что желает госпожа Синнора? Гусятинки? А может рыбки зажаренной? У нас есть чудесные свежие караси в сметане. Я знаю, что вы их любите.
  Я зажмурилась от удовольствия.
  - Спасибо, Логон. Я очень скучала без ваших карасей!
  - Еще бы! Вы небось у себя там в лесу шишками, да корешками питались, вон как отощали.
  Я захлопала на трактирщика глазами. Лорин расхохотался. Я повернулась к брату.
  - Что-то ты слишком часто смеешься!
  - А ты слишком часто краснеешь!
  - Пойду распоряжусь насчет карасей, - сказал Логон, видя, что мы от него отвлеклись, и колобочком покатился между столов к кухне.
  - Да, кстати. Как тебе жилось в лесу? - спросил брат.
  Я поковыряла выщербинку на столешнице пальцем, не поднимая глаз.
  - Сейчас нормально, а раньше было тяжеловато. Советники приходили в ужас от моих манер.
  - Представляю! Ходячее стихийное бедствие!
  - Нет, ты знаешь. Наоборот, они считали, что я слишком спокойна и уравновешена. Чересчур склонна к порядку.
  - Представляю, что у них там творится, если они сочли ТЕБЯ чересчур склонной к порядку.
  - Да нет. Ллинн-Хеймцы очень эмоциональны, импульсивны, даже немного истеричны. Но они строго подчиняются своим законам, установившимся не за одну сотню лет, иначе давно перегрызли бы друг другу глотку. Ведь в Ллинн-Хейме очень много разных народов, больше десяти, и они очень разные, а войны между ними бывают куда реже, чем между теми же вилийцами и наярцами. Хотя между Вилией и Наяром довольно приличное расстояние, а ллинни почти все живут в одном лесу.
  Лорин вздохнул.
  - С удовольствием отправился бы к тебе в Ллинн-Хейм. Ты рассказываешь такие вещи, которых никто не знает. Так хочется взглянуть на все это самому.
  - Так за чем же дело стало? Решим твои проблемы - и ко мне, в гости! - воодушевилась я.
  Лорин хмыкнул.
  - А как меня там примут, после того, что вилийцы учинили в Ллинн-Хейме двадцать пять лет назад?
  - Нормально примут!
  - Я же вилиец!
  - А ты вспомни, кто я! И ты мой брат. Я же теневая власть в Ллинн-Хейме. Да перед тобой все на цыпочках будут ходить, даже советники.
  - А чего за советники такие? - поинтересовался Лорин.
  - Совет магов. Так же, как в Вилии. Только из-за того, что все ллинн-хеймцы маги, в той или иной степени, наш Совет имеет куда большее влияние.
  - А как же Пресветлый король?
  - Пресветлый король решает дела обычные, а Совет - магические.
  - А ты? - поинтересовался брат, с любопытством глядя на меня.
  - А ко мне бегут жаловаться и на тех, и на тех. И если жалобы справедливы... - я развела руками. - Приходится наказывать.
  - Какая ты, однако, жутко важная!
  - И жутко страшная! - я хихикнула. - А как тебе живется во дворце?
  - Да тоже ничего. Фалавур, прежний придворный маг, был уже очень стар. О защитных заклинаниях замка почти не заботился, так что основная моя работа и заслуга - восстановление системы заклинаний. А так. Суетливо как-то очень. Балы все эти сплошные, интриги, сплетни. Придворные дамы со своими сглазами, проклятиями и приворотными зельями одолевают. Если бы не Брик, я бы, наверное, от тоски загнулся. Наш менестрель, кстати, про нас балладу сочинил! Попроси его потом как-нибудь на досуге исполнить! Обхохочешься! А впрочем, можешь и не просить - он все равно исполнит. Если бы мы совершили хотя бы треть тех подвигов, что он напридумывал, нас бы не в бронзе отлили, а в золоте!
  Я сидела слушая брата с открытым ртом и круглыми глазами. Нетронутые караси стыли передо мной на столе.
  - В чем нас отлили?
  Лорин подался вперед, горя глазами.
  - А-а-а! Ты же не знаешь! На королевской площади теперь стоит новый фонтан, взамен того, в котором Норэг утопил огненное заклинание.
  - Интересно будет посмотреть.
  - Кстати! А почему ты так задержалась? Я ждал тебя еще вчера вечером.
  - О! Хорошо, что напомнил. Сейчас я тебе кое-что покажу.
  Я достала фонарик, в котором запечатлела лесное побоище.
  Лорин тут же протянул к нему руки.
  - Знаменитый ллинн-хеймский фонарик-светлячок!
  - Не лапай! Мне самой один выдали. И показать тебе я хочу вовсе не его!
  Брат, чтобы справиться с искушением, спрятал руки под стол.
  - Вот, смотри! - я установила фонарик в центр стола и легонько раскрутила его посолонь. Шарик засиял, будто бы увеличился в размерах, и пред нами предстала лесная поляна в уменьшенном виде.
  Лорин удивленно рассматривал картинку.
  - Что это?
  - Это я увидела в лесу, вчера ночью. Собственно, это и есть причина моей задержки, - и я все рассказала брату. Лорин слушал, не перебивая, лишь только иногда вскидывал свои выразительные брови.
  Когда я закончила и принялась, наконец, за карасей, брат сказал.
  - Теперь многое прояснилось. Куда бы ты ни отправилась - всегда попадаешь в центр событий. Мальчик, исцеленный тобой, был в городе еще вчера. Он рассказал стражникам душещипательную историю о том, как на эскорт посла напали ллинн-хеймцы.
  - Так вот кто мне свинью подложил! Вот и помогай после этого людям!
  - А Красный мастер - это, собственно, та самая причина, по которой королева велела собрать всех.
  - Ясно!
  - Что же тебе ясно, прекрасная госпожа, услада глаз моих?
  Я подпрыгнула на скамье, чуть не свалившись, и больно ушибла коленку о столешницу.
  Рядом с нашим столом стоял невысокий человек, закутанный в серую мантию. В тени капюшона поблескивали черные глаза.
  - Норэг! - мы с Лорином одновременно вскочили.
  Наярский маг отстранился, видя с каким рвением мы кинулись обниматься.
  - Давайте по очереди! Сначала с тобой. Лорин, дружище! Я и был невеличкой, а сейчас вообще чувствую себя козявкой рядом с тобой.
  - Да ладно! - брат как следует облапил своего малорослого друга. - Зато какой шустрой козявкой!
  - А теперь вы, прекрасная госпожа! Ваше сияние затмевает радугу! - меня Нор обнимать не стал, а, галантно поклонившись, поцеловал руку.
  Я глупо хихикнула. Норэг всегда был знатным сердцеедом, его даже не отпугивало то, что я принадлежу к презренным ллинни.
  - Да ладно болтать! - я отняла у Нора руку и на всякий случай спрятала за спину.
  - Так о чем вы тут так увлеченно беседовали?
  - О том, что заставило королеву отменить указ, - я сложила руки на груди и с улыбкой посмотрела на Лорина.
  - Никогда не мог понять, почему бы нам было не встретиться где-нибудь кроме Вилии! - возмутился Норэг.
  - А где? В безлюдных степях Мньсервы?
  - Почему? Например, у меня, в Наяре!
  Лорин хмыкнул.
  - Представляю, что сделали бы с Бриком и Синнорой, появись они в Наяре. У вас отчего-то ллинни не любят куда больше, чем у нас в Вилии, хотя Наяр никогда не воевал с Ллинн-Хеймом.
  - Так же, если бы я собрала вас в Ллинн-Хейме. Лорин, ты и Брик могли бы спокойно приехать, а вот Эрэд путь закрыт по каким-то ее личным соображениям. Так что Лорин прав - Мньсерва - единственное место, где мы могли бы собраться все вместе. Ты бы рискнул туда отправиться? Я - нет. Даже с таким проводником как Эрэд.
  - Ладно. Главное, что теперь-то мы встретились! - Лорин хлопнул Нора по плечу. - Не хочешь ли перекусить? Заказать тебе чего-нибудь?
  Норэг рассмеялся.
  - Лорин! Благо у меня теперь достаточно средств, чтобы самому оплачивать обед в трактире.
  - Ну тогда не топчись на месте, садись.
  Мы вновь расселись за столом. Трактирщик, решил обслуживать нас сам. Еще бы! Будет потом всем рассказывать, что это в его трактире Герои-защитники Вилии собрались вновь.
  Нор пододвинул к себе принесенное блюдо с пирогами, плошку с супом и снял капюшон. Тусклый свет блеснул на голом черепе.
  - Нор! Что с тобой?! Где твоя шевелюра?
  Один оброс, другой и вовсе побрился!
  Норэг горестно вздохнул.
  - Лысею. Позорно в двадцать три года ходить с проплешиной, поэтому я совсем побрился. А что! Так, даже модно! - судя по затравленному взгляду, прическа наярскому магу модной вовсе не казалась.
  - Не расстраивайся, Нор. Это мы быстро поправим! - я размяла пальцы.
  Лорин перехватил мою руку.
  - Синни! Не здесь, ладно!
  - А они уже все здесь! - донесся от двери звонкий голос. Рыжий менестрель уже несся к нашему столу, за шустрым музыкантом следовал какой-то угрюмый верзила.
  Брик подскочил как солнечный зайчик, подпрыгнул от избытка чувств, полез обниматься ко всем подряд, обслюнявил меня в щеку. Верзила с завидным спокойствием наблюдал эту бурю в стакане воды.
  - Норик! Синни! Я так рад вас видеть! Тебя, Лорин, тоже! Но я тебя и так вижу почти каждый день! Норик, ты как-то изменился?! Не пойму. Наверное, повзрослел! Синнора! А ты стала просто красавица. Наши придворные дамы обзавидуются.
  - Брик, может ты представишь своего спутника? - тихонько спросила я.
  Менестрель посмотрел на меня с искренним недоумением, потом перевел непонимающий взгляд на сопровождающего.
  Верзила улыбнулся.
  - Синнора, я - Эрэд.
  Наверное, у меня было очень странное выражение лица, потому что все расхохотались.
  - Синни, ты забыла, что Эрэд - харид?
  - Нет, - я жалко улыбнулась. - Просто до этого мне приходилось видеть его... ее... в несколько иной ипостаси, поэтому я немного растерялась.
  Харид присел рядом со мной, скамья жалобно затрещала под его массивным телом. Менестрель плюхнулся на соседнюю скамью, к Нору. Бедный Брик. Угораздило же его влюбиться в харида - существо, которое год - женщина, год - мужчина. Мне было странно. Как моя подруга Эрэд, коренастая, но невысокая и не отличающаяся особой внешней телесной мощью, может превращаться в такого гиганта. Еще более странным было то, что ветреный и непостоянный менестрель продолжает любить так долго. Может все из-за того, что их союз невозможен?
  - Так что же случилось? Из-за чего ты нас собрал? - спросил Эрэд, глядя на Лорина своими странными глазами. Лучики в глазах харида не разбегались от зрачка по радужке, а проходили как им вздумается, похожие на прожилки в камне, отчего глаза Эрэда напоминали самоцветный камень - змеевик, или, будь немного поголубее - бирюзу.
  Лорин немного помолчал, собираясь с мыслями, потом задумчиво прикоснулся к забытому мной и погасшему фонарику.
  - Не знаю, сочтете ли вы случившееся достойным беспокойства, но в Вилии стали происходить некие неприятные события, и я понял, что сам со всем не справлюсь.
  Началось все с того, что в северных лесах Вилии, почти на границе с Кейрионом, завелись разбойники. Ну, разбойники и разбойники. Королева отправила на их поимку сотню гвардейцев. Казалось бы более чем достаточно. Но прошел почти месяц, а от посланного отряда ни весточки. Королева отправила на поиски и поимку разбойников - две сотни гвардейцев и с ними мага.
  Через некоторое время до меня дошла посмертная весть этого человека. Всего несколько слов: "Все погибли. Я тоже умираю. Сил держаться больше нет. Берегитесь Красного мастера!"
  Королева, двор и Совет магов были в ужасе. Что же это за сила, способная расправиться с тремя сотнями королевских гвардейцев? Кто-то уже начал грешить на ллинни, - кивок в мою сторону. - Но моя матушка отвергла эту версию, как беспочвенную.
  На разведку было отправлено трое магов, Малый круг. Из троих вернулся только один. Жутко искалеченный. Он рассказывал страшные вещи о некоем маге, на которого не действуют магические заклинания, а сам он владеет какой-то жуткой невозможной магией. Ходит этот маг в красных одеждах, а питается только человеческой кровью.
  - Дариец? - предположила я, прервав рассказ брата. - Только они пили человеческую кровь, чтобы напитаться силой чужих страданий.
  Лорин покачал головой и промочил горло из кувшина с водой.
  - Я тоже сначала так подумал и обратился к древним записям. Единственные, кто успешно противостоял дарийцам - кейи, потому что на них не действовала чуждая этому народу магия дарийцев, но сами дарийцы вполне поддавались влиянию классической магии. В чем мы убедились на собственном опыте, когда воевали с духом мага-дарийца. К тому же дарийцы внешне весьма существенно отличались от людей. У них были четырехпалые ладони, как у ллинни, и три глаза. Человек же, описанный магом-разведчиком, был вполне обычным. И хотя носил маску, никаких следов третьего глаза во лбу не было, да и руки были самые обычные, пятипалые.
  - Что же вы всем Советом не могли справиться с каким-то магом? - удивился Норэг.
  - Я не успел рассказать еще кое о чем. Мой человек заметил еще одну подробность. У Красного мастера на шее висело ожерелье, несколько выбивающееся из общего наряда. Серые продолговатые бусины с черными вкраплениями и круглая белая подвеска. Ничего не напоминает, а, Синнора?
  Я закрыла распахнувшийся в изумлении рот. Кому как не мне, любительнице самоцветных камней, было знать об этом артефакте из кварца и белого агата.
  - Ожерелья Хранителя! Так этот Красный мастер - Хранитель!
  - Совет так не считает. Будь он Хранителем, никогда не стал бы такого творить. И что он хранит? Сейчас Хранителя нет только у Кейриона, по причине полной безлюдности, и у Ллинн-Хейма, потому что он погиб в войне в Вилией. Человек не может быть Хранителем этих мест.
  - Но может быть он полукровка? - спросил Брик.
  Эрэд покачал головой.
  - Только чистая кровь. А он точно не кейи? Раз на него не действует магия...
  - Но и кейи не владели классической магией. А он ею владеет в совершенстве.
  - Послушайте! - встряла я. - Защиту от магии ему дает ожерелье Хранителя.
  - А между тем этот Красный мастер без дела не сидит. Его люди разоряют деревни, грабят купеческие обозы... Причем проворачивают все так ловко, что виноваты то ллинни, то наярцы. Они умело подогревают вражду простых вилийцев к другим народам. Последнее их деяние - нападение на кортеж хайдерского посла.
  - Так это не наш герб! - снизошло на меня озарение. - Три колоса и три вепря! Но что случилось с послом? Возле кареты тела не было!
  Тут все незнакомые с этой историей заинтересовались, пришлось ее повторить.
  - Они его похитили, - спокойно сказал Лорин. - Так что действовать нужно быстро, а иначе война! С Хайдерой. Хайдера не имеет с Вилией сухопутных границ, но с моря они нам крови попортят преизрядно. С этой стороны на их пути Ллинн-Хейм с десятками обитаемых островов. Сомневаюсь, что их жители останутся равнодушными к вторжению.
  - Не останутся, - подтвердил я.
  - Значит, Ллинн-Хейм тоже вступает. И, скорее всего, на своей стороне, потому что вилийцам тоже спуску не даст.
  И Наяр в стороне не останется. Чтобы добраться до Вилии, хайдерцы без раздумий нарушат границу вашей территории, - обратился Лорин к Норэгу. - А значит, Вилия будет разрываться на три фронта - с моря, со стороны Волчьей Глотки и со стороны Наяра.
  - А почему такая суматоха из-за этого посла? - поинтересовался Нор.
  - Это не обычный штатный дипломат, а принц крови. Да к тому же наследник престола. Принц Лоулей ехал свататься к средней дочери королевы Юлимы.
  - А не рановато ли? - удивилась я. - Ей же всего пятнадцать лет!
  - Не рановато. Лания девушка развитая. Да и по обычаям Хайдеры, где брак разрешен с тринадцати лет, самое то, - спокойно пояснил Лорин.
  - Так что ты уже перестарок, - хихикнул Брик, за что получил подзатыльник от Эрэда.
  Я задумчиво покусала костяшку пальца.
  - Но почему мы? Почему не бросить на это дело все силы Гильдии магов и Совета в придачу. Там, наверняка, есть люди более сильные и опытные, чем мы!
  Лорин с печальной улыбкой покачал головой.
  - Синни. Ты никак не поймешь, что мы и есть самые сильные. Самый сильный Средний круг магов.
  - Средний? - удивилась я. - Средний круг - пять магов, а нас трое!
  - Ты забыла про Брика и Эрэда.
  - Но ведь они не маги!
  - Брик на четверть ллинни, а у ллинни - магия в крови. А Эрэд - харид. К тому же, мы как союз, как объединение наших народов. Мы с Бриком - Вилия, ты - Ллинн-Хейм, Норэг - Наяр, Эрэд - Мньсерва.
  Харид зевнул.
  - Только я давно не имею отношения к Мньсерве, она пуста и безжизненная, как Кейрион. Но, чтобы пусты и безжизненны не стали и ваши земли - я с вами.
  Лорин коротко благодарно кивнул.
  - Когда мы отправляемся? - с чавканьем поинтересовался Нор, он доедал последний пирожок.
  - Я думаю - завтра. Сегодня нужно еще кое-что выяснить. Предлагаю всем остановиться у меня в доме.
  - Не, - Брик покачал головой. - Мне в замок.
  - У меня и собственный дом есть, - сказал Эрэд.
  Норэг оглядел стол.
  - А я, пожалуй, остановлюсь в этом чудном трактире. Так как здесь у тебя не накормят.
  - А ты? - Лорин с надеждой смотрел на меня.
  Я поднялась и повесила сумки на плечо.
  - Веди! Брат мой!
  - Веду! Сестра! - он подхватил меня под локоть и, отняв сумки, перевесил на собственное плечо.
  - Только мне еще скотинку из конюшни надо забрать.
  - Пятнышко еще жив? - удивился Лорин.
  - Пятнышко благополучно доживает свой век на сочных лугах Ллинн-Хейма.
  Мы подошли к конюшне.
  - Подожди здесь.
  В конюшне по-прежнему были только лошади и моя волчица, мальчишка-конюший пропал без вести. Мгла спала на соломе, свернувшись клубочком и прикрыв нос хвостом. Это мне теперь всю эту красоту из ее шерсти вычесывать!
  Почувствовав мое приближение, Мгла подняла голову и зевнула, свернув язык кольцом.
  - Вставай, голубушка. Пойдем в более гостеприимное место. По дороге уговорим дядю Лорин зайти на рынок и купить тебе вкусненького мяска.
  Мгла облизнулась, встала и отряхнулась. Пыль и солома полетели во все стороны. Я расчихалась, напугав лошадей.
  - Синни! Что ты там возишься? Неужели столько времени нужно, чтобы забрать лошадь? Ух ты! Ездовой волк!
  - Лорин! Только не надо к ней лезть обниматься! Мгла, девушка скромная, и очень этого не любит.
  - Укусит? - жизнерадостно спросил Лорин, поглаживая по черной спине жмущуюся к стеночке волчицу.
  - Нет, не укусит.
  Тут Мгла, которой надоели фамильярности чужого человека, толкнула Лорина передними лапами, опрокинув в солому.
  - Допрыгался!
  - А покататься дашь?!
  - Лорин! Тебе двадцать три года! А все как маленький, - я быстренько оседлала Мглу. - Ты без лошади? Мгла конечно сильная, но двоих не увезет.
  - С лошадью. Мой конь там, у коновязи.
  Волчица не могла понять, как ей себя вести с этим странным назойливым человеком, поэтому норовила спрятаться за меня.
  - Откуда она у тебя взялась? Хотя я, наверное, глупости спрашиваю, все в Ллинн-Хейме на волках ездят.
  - И на оленях. А вместо охотничьих собак, используют охотничьих котов. А Мглу мне подарил лично сам Пресветлый король. Она тогда еще совсем маленьким волчонком была. Рыск, мой кот, ее воспитывал.
  - У тебя и охотничий кот есть?!
  - Есть. Вот приедешь в гости, покажу.
  Было видно, что следующий пункт у Лорина, после победы Красного мастера, - посещение Ллинн-Хейма. Зверей брат очень любил.
  - А чего же ты его с собой не взяла? - спросил Лорин, подходя к коновязи и отвязывая статного серого в яблоках жеребца.
  - С собой? Да ты что! Это Мгла у меня скромная и ласковая, а Рыск бы никому спуску не дал. Это же самый настоящий разбойник.
  Брат вскочил в седло и мы поехали к нему.
  - Это ты тут живешь? - удивилась я, разглядывая массивный старинный трехэтажный дом из золотистого камня.
  - Да, - Лорин улыбнулся. - По рангу положено. Я хотел купить небольшой домик в новом городе, но королева пожаловала мне эту хоромину.
  - Из-за чего это такая щедрость?
  - Дом отошел короне, когда его последний владелец покончил с собой. Говорят, что здесь живут призраки. Я, правда, ни одного пока не встречал.
  Слуга открыл перед нами ворота и мы въехали во внутренний дворик.
  - Похоже, прежние хозяева здесь набеги отражали! - поразилась я, разглядывая защитные укрепления, колодец и бойницы вместо окон на первом этаже.
  - Не знаю, дом старый.
  Пришлось лично отвести Мглу на конюшню, так как слуги отказывались к ней приближаться. Конюх долго меня не впускал, вопя, что эта черная тварюга сожрет всех его лошадей. Лорин холодно напомнил, кому принадлежат лошади. Конюх несколько осекся и освободил путь.
  Лорин следил за тем, как я выкладываю в кормушку мясо.
  - Как бы мне подлизаться к вашему Пресветлому королю, чтобы он мне тоже ездового волка подарил?
  - Наверное, стать ллинни.
  - Эх, всю жизнь мне без волка жить.
  Я рассмеялась.
  - Веди в дом, хозяин. Показывай свои владения!
  - Прошу.
  
  
  Глава 2. Три колоса и три вепря
  
  Пока Лорин показывал мне дом и сад, расторопные слуги, которых обнаружилось во множестве, успели подготовить комнату для меня.
  - Наверное, ты хочешь отдохнуть с дороги и переодеться, - сказал брат и закрыл дверь за собой.
  - Перед чем это отдохнуть? - ответом была тишина.
  Я оглядела свое пристанище. Что ж, вполне в вилийском духе. В центре комнаты, на небольшом возвышении, стояла кровать. При желании, я на ней могла спать как вдоль, так и поперек. Кровать была украшена балдахином, хотя он служил скорее не для украшения, а для устрашения. Проснешься ночью под таким - долго призраки мерещиться будут. Из другой мебели присутствовали только небольшой столик у окна и пара стульев рядом с ним. Стены скрывали потемневшие тканые драпировки.
  Положив сумки на кровать, я подошла к окну. Ставни были распахнуты, впуская в комнату свежий воздух, слегка пахнущий дымом. В саду, в который и выходило мое окошко, садовник сгребал листья под старыми кряжистыми кленами и кидал их в маленький костерок.
  - Не желает ли госпожа освежиться с дороги?
  Я вздрогнула и оглянулась. У дверей стояла высокая белокурая девица в голубом передничке.
  - Вода уже согрета.
  А я и не услышала, как она вошла. Странно.
  - С удовольствием.
  Девушка подошла к стене и открыла незамеченную мною дверь, сделав приглашающий жест. За неприметной дверкой пряталась ванна. Служанка последовала за мной, но я придержала дверь, не давая ей войти.
  - Спасибо, но я сама справлюсь!
  - Госпожа, Вы уверены, что Вам не нужно помочь?
  - Нет. Не нужно! - я закрыла дверь. Здесь окон не было. Чадил масляный светильник, подвешенный почти под самым потолком, по воде в старинной медной ванне бегали красные блики.
  Я щелкнула пальцами и глаза драконов, на спинах которых покоилась сия емкость для омовения, замерцали зеленоватым светом. Радужными огоньками загорелись маленькие плиточки мозаики на стенах. Эх, хорошо все-таки быть магом.
  Потихоньку разоблачаясь, я разглядывала всевозможные баночки на столике, рядом с ванной. Откуда у Лорина все это? Тут же как в парфюмерной лавке. Неужели братец прикупил все это к моему приезду? Что-то сомнительно. Наверняка матушка часто навещает его во время посещения столицы, отсюда и все это великолепие.
  Насыпав в воду всяких ароматических солей и налив душистых масел, я влезла в ванну. Хорошо. Усталые мышцы расслабились, поэтому я не стала долго засиживаться, чтобы не уснуть.
  Выбравшись из ванны, я завернулась в простыню и вышла в комнату. Оказалось, что служанка поджидает меня там. Она улыбнулась.
  - Господин маг велел принести для вас одежду. Давайте я помогу вам высушить волосы.
  Я покосилась на кровать, где было разложено прекрасное зеленое платье. В таком только на королевский прием идти.
  Стоп! На прием.
  Так вот перед чем я должна отдохнуть! Наверняка королева Юлима велела Лорину первым делом доставить меня к ней.
  - Не нужно помогать мне с волосами, спасибо. Можешь быть свободна. Служанка поклонилась и вышла. Еще не хватало, чтобы она увидела мои уши. А впрочем... Я подошла к зеркалу на стене и собрала мокрые волосы в охапку. Большие острые уши с белыми пушистыми кисточками на концах вызывающе растопырились в разные стороны. Я тебе покажу, братец, как мне без предупреждения приемы устраивать!
  - Синни! Ты одета? Можно войти? - стук в дверь.
  - Да, Лорин, входи, - я как раз втыкала в прическу последнюю шпильку.
  - Ой! - Лорин вздрогнул.
  Я поставила уши торчком, вопросительно глядя на него.
  - Что-то не так? Платье плохо сидит? - я разгладила складки зеленого бархата.
  - Нет, - брат покачал головой. - Я просто немного отвык.
  - От чего? - я сделала наивные глаза.
  - Может ты лучше распустишь волосы? Тебе очень идет, когда волосы распущены. У тебя очень красивые кудряшки.
  - Тебе не нравятся мои уши? - жалобно спросила я, закрывая названную часть тела руками. Уши под ладошками не умещались.
  - Нет, нет, что ты! - Лорин замахал руками. - Мне очень нравятся твои уши. Но как их воспримут в королевском замке?!
  - А при чем тут королевский замок? - спросила я, отпуская уши на волю, они тут же вопросительно встали торчком, кисточки встопорщились во все стороны, превратившись в два небольших шарика.
  - Королева Юлима хотела тебя увидеть. Просила проводить к ней, как только ты появишься.
  - А почему я узнаю об этом последней?
  - Ну, извини.
  Я метко кинула в Лорина расческой. Брат потер ушибленный лоб.
  - Ах, ты так!
  Я взвизгнула, уворачиваясь от его рук, запрыгнула на кровать, пробежалась по ней и спрыгнула с противоположной стороны. Некоторое время мы носились с криками и воплями, потом Лорин, которому так и не удалось меня догнать, плюхнулся на кровать тяжело дыша.
  - Ладно. Хватит баловаться. Иди как хочешь, но потом не ной, когда на тебя будут показывать пальцами.
  - А с чего это королева Юлима будет показывать на меня пальцами?
  - А с того, что вечером состоится королевский бал! И мы там почетные гости. Бал в честь Героев-защитников.
  Мне осталось только хлопать глазами.
  В бальных платьях на волке не поездишь, и в замок мы отправились в карете. Оказалось, что в хозяйстве Лорина есть и подобные излишества. Брата я все же послушала, и волосы распустила, чтобы не смущать умы недалеких придворных видом моих ушей с кисточками. А так, плотно прижатые к голове под гривой кудрявых, темно-каштановых волос, они совсем незаметны.
  - Посмотри сюда, - Лорин приоткрыл занавесь на окошке.
  Мы проезжали мимо Королевской площади. Передо мной промелькнула я сама, только в бронзе, высотой в три человеческих роста. В руках у меня, отчего-то пятипалых, был череп, из глазниц которого била вода.
  Я посмотрела на Лорина, когда мы миновали это ужасное творение. Брат засмеялся, видя мои круглые глаза.
   - Ты еще Брика не видела, он с противоположной стороны. Это вообще настоящий герой! С мечом, попирающий тело главы заговорщиков. Мы на его фоне - так мелюзга.
  - Наш менестрель, что скульптору взятку дал?
  - Нет, - Лорин рассмеялся. - Просто скульптор неравнодушен к Брику.
  - Вон оно как.
  Наше средство передвижения остановилось, и Лорин помог мне выбраться из кареты.
  - А чего это мы к черному ходу?
  Был у королевского замка и такой, со стороны старого города, вход для слуг.
  - Зато быстро и без церемоний! - Лорин взял меня под локоток и повлек внутрь.
  Королева Юлима за пять лет почти не изменилась, только еще больше похорошела.
  - Здравствуй, девочка моя, - королева привстала из кресла и, отложив свиток, протянула мне руку.
  Я поклонилась.
  - Оставь эти церемонии. Теперь ты тоже персона, облеченная властью, - королева хихикнула, как девчонка. - И немалой властью. Садись сюда! - она указала на соседнее кресло. - Лорин, оставь нас. Нам дамам нужно поболтать о своем, о дамском.
  Придворный маг поклонился и вышел из комнаты.
  - Ну, расскажи мне, как тебе живется в Ллинн-Хейме? - Юлима взяла мою руку в свои горячие ладони.
  - Хорошо. Ллинн-Хеймцы очень добродушные и доброжелательные.
  - А какие настроения бродят в Совете?
  - Если вы про новую войну, то никто об этом не думает. Старые раны еще не зализаны.
  - Тяжело было привыкнуть.
  - Нет, не очень. Только было странно чувствовать себя вилийкой.
  Ее Величество расхохоталась.
  - А скажи, как складывается твоя личная жизнь? Такая красивая девушка. Наверняка отбоя от поклонников нет?
  Я помрачнела, это было моей болезненной темой. Молодые люди Ллинн-Хейма видели во мне Темную королеву, а не предмет для ухаживаний.
  - Что? Так ты до сих пор одинока?
  - Да куда мне? Еще рано! А вот вы, Выше Величество. Давайте мы вас замуж выдадим.
  Юлима засмеялась и замахала на меня руками.
  - Да кому я нужна, старая, страшная тетка!
  - Вы вовсе не старая и вообще не страшная!
  - И кого же ты предполагаешь мне в мужья?
  Я задумалась на мгновенье, а потом предложила с воодушевлением.
  - А хотя бы того же Пресветлого короля! Он мужчина еще о-го-го! Да и внешне ничего, симпатичный. А от вас просто без ума будет! Давайте я вам встречу организую!
  Юлима уже задыхалась от смеха.
  - Я-то думала, что мага в Вилом пригласила, а оказалось, что сваху.
  - Ну вот, вы смеетесь. А такая хорошая идея была!
  - Ладно. А я и забыла, как твое присутствие повышает настроение. Но, - веселье мгновенно исчезло с лица Ее Величества, - в первую очередь я хотела бы узнать твое мнение о происходящем. Лорин тебе все уже рассказал?
  - Рассказал. Но пока ничего разумного я сказать не могу. Как-то все очень сумбурно.
  - А с матушкой ты еще не виделась, не обсуждала с ней?
  - Нет. Я только сегодня днем приехала. Увиделась только с ребятами.
  - Извини, что не дала тебе как следует отдохнуть с дороги.
  - Да не страшно, - я махнула рукой.
  - Сегодня будет бал в честь Героев-защитников, мне понадобятся твои зоркие глазки и чуткие ушки. Я уверена, что там будет кто-то из людей Красного мастера.
  - Хорошо, я буду начеку.
  Мы еще немного поболтали обо всем, пока не пришло время Ее Величеству направиться в тронный зал, а мне - занять свое место среди гостей.
  Я заметила Брика и поспешила к нему. Менестрель тоже увидел меня и обрадовано замахал руками.
  - Синни! Привет! А где остальные?
  - То же самое я хотел спросить у тебя.
  Тут герольд объявил.
  - Ее Величество королева Юлима, правительница Вилии, с дочерьми!
  И в тронный зал вплыла королева в сопровождении принцесс.
  Девчонки изрядно подросли, а две старшие, Мегрисс и Лания, стали совсем взрослыми девушками. Это именно из-за Мегрисс нам в свое время пришлось поноситься. Младшая, Дэра, из шустрого карапуза превратилась в очаровательную десятилетнюю девочку. Только глядя на чужих детей понимаешь, как бежит время.
  Юлима устроилась на троне, Мегрисс, как наследница, заняла меньший трон рядом, а младшие остались стоять по обе стороны от матери.
  - Сегодня мы собрались сюда, чтобы поприветствовать вновь объединившихся Героев-защитников. Надеюсь, они не дорушат город, который я так тщательно восстанавливала все эти пять лет!
  Среди придворных послышался вежливый смех.
  Брик взял меня за руку.
  - Нам надо туда, - и указал в направлении трона, перед ним уже стояли, оглядываясь по сторонам, Лорин и Норэг. Мы протолкались сквозь толпу придворных. С противоположной стороны пробирался Эрэд. Через некоторое время вся наша компания стояла перед троном.
  - Вот и они! Поприветствуем их! - Юлима захлопала в ладоши. Придворные поддержали.
  Когда аплодисменты затихли, королева подала знак герольду.
  - Танцы в честь героев! Музыка!
  Невидимые, спрятанные в нишах, музыканты грянули какую-то зажигательную мелодию.
  Брик взбежал по ступеням к трону и галантно склонился перед королевой, приглашая ее на танец.
  Норэг тоже зря времени не терял, пригласив старшую из принцесс. Из них получилась отличная пара. У Мегрисс было не только наярское имя, сама она, невысокая, черноволосая и хрупкая, удалась в отца, наярского принца, а не в мать, вилийку.
  Эрэда увлекла какая-то роскошная придворная дама.
  Мы с Лорином переглянулись. Брат склонился передо мной.
  - Не согласится ли прекрасная госпожа потанцевать со мной?
  - С удовольствием, прекрасный господин.
  Некоторое время Лорин охал, стонал и морщился.
  - Ты совсем разучилась танцевать!
  - А ты как думал! За пять-то лет! Это ты все тут по балам да приемам! Тут между нами вклинился какой-то человек.
  - Вы позволите похитить вашу даму?
  - Да похищайте!
  Я украдкой показала Лорину кулак, однако молодого мага уже утащила в круг танцующих какая-то красотка.
  - Не окажете ли честь? - незнакомец склонился передо мной.
  - Да, конечно, но хочу сразу предупредить, что танцую плохо.
  - Я тоже не великий мастер, - он поднял голову.
  - Кенрал! Это вы! - передо мной стоял лесной гвардеец, совершенно не узнаваемый в роскошном черном камзоле, на котором напротив сердца был вышит герб с тремя колосьями и тремя вепрями. Я непроизвольно прикоснулась к нему.
  - Так это Ваш герб! А я думала - хайдерский!
  - Нет, - Кенрал рассмеялся. - Этот герб почти четыреста лет принадлежит моему роду. Давайте танцевать, а то мы всем мешаем.
  Кенрал соврал, когда сказал, что не мастер танца. Танцевал он превосходно, даже я с таким партнером не слишком часто спотыкалась. Сначала я пялилась на брошь на его воротнике, потом подняла взгляд выше. Кенрал смотрел мне прямо в глаза. Как странно, как будто смотришься в зеркало. Я почувствовала, что у меня кружится голова, и это вовсе не было неприятно.
  - Я так и не успел поблагодарить тебя толком.
  - Да за что?! - меня несло на волнах музыки, я улыбнулась.
  - Знай, что если тебе когда-нибудь понадобится помощь, весь мой род к твоим услугам.
  - Кенрал, глупости, - я прижмурилась, продолжая улыбаться. - Я лечу не требуя ничего взамен. Это для меня так же как дышать, - так интересно танцевать с закрытыми глазами!
  - У тебя руки светятся! - вдруг потрясенно сказал Кенрал.
  - Что!? - я остановилась и открыла глаза. В нас тут же врезалась какая-то парочка. - Пробиваемся вон к той стене!
  - Что случилось? - Кенрал тащил меня за собой, действуя как в битве. Вскоре мы оказались в нужном месте. Не знаю, можно ли доверять этому человеку, но другого выхода у меня нет.
  - Здесь кто-то творит магию! И магию враждебную, иначе моя защита не начала бы активироваться.
  - Что нужно делать? - спросил Кенрал, внимательно глядя на меня, его рука вновь шарила по поясу в поисках оружия и опять его не находила.
  - Оставь. Меч тебе не помог бы, даже если бы и был. Смотри внимательно и если заметишь что-нибудь необычное - свечение, скрытое тенью лицо, все, что угодно - скажешь мне!
  - Но как я замечу? Я же не маг!
  - Но мою защиту ты заметил, хотя для простых людей она невидима!
  Кенрал нахмурился, прикоснулся к виску.
  - Так всегда будет? Ты об этом предупреждала?
  - Да. Но у меня не было иного выхода.
  Кенрал спокойно покачал головой.
  - Ничего. Я сделаю, как ты сказала.
  Я оставила гвардейца у стены, отправившись на поиски ребят.
  Первым обнаружился Норэг. Наярский маг сидел на ступенях возле трона о чем-то любезничая со старшей из принцесс.
  - Нор! - я подлетела к нему.
  - Синни, что-то случилось? - черные бархатные глаза мага были спокойны.
  - Ты ничего странного не заметил?
  - Нет, не заметил.
  - А где остальные?
  - Не знаю.
  - Будь начеку. Здесь творится какая-то враждебная магия.
  Норэг нахмурился, потом оглянулся на внимательно слушавшую нашу беседу Мегрисс.
  - Не волнуйтесь, Ваше Высочество. Вам ничто не грозит.
  Я отвернулась от них и попыталась сосредоточиться. Все эти люди! Их так много! Они сбивали весь настрой своими разнообразными чувствами. И попробуй разбери - эта темная вспышка - ревность или желание убить. Я отступила ближе к Нору. Маг, словно почувствовав, что нужно делать, поднялся со ступеней и, подойдя, положил руку мне на плечо. Сразу стало легче. Откуда-то, чувствительный как ищейка, вынырнул Лорин. Брат встал рядом со мной, его ладонь опустилась на другое плечо.
  Малый круг магов.
  Мир отдалился, приглушив до шепота мысли собравшихся в зале людей. Они виделись как разноцветные пятна, яркие и не очень, сочные и тусклые цвета.
  - Там! Смотри! - я указала Лорину на человека, танцующего со средней принцессой. - Опасность!
  Большего не потребовалось.
  - Нор! Останешься с принцессой и Синни! - Лорин кинулся к тому, кого я опознала как врага.
  В этот момент музыка смолкла, и герольд пригласил всех выйти на галерею в сад, чтобы полюбоваться фейерверком. И незнакомец вместе с Ланией были в первых рядах. Лорина толпа оттеснила далеко в сторону, а мой деликатный брат не решался применить магию, чтобы расчистить дорогу.
  - Синни! Стой! - Нор безуспешно попытался меня остановить, но я неслась к цели, передо мной как раз оказался свободный проход. Пышная юбка путалась в ногах, и как только я не замечала ее все это время. Однако к моему приходу принцессы со спутником на галерее уже не было. Придворные медленно рассыпались по саду. Над деревьями, увешанными бумажными фонариками, с грохотом взлетали разноцветные вспышки. Было довольно прохладно, но после жары в зале это оказалось даже приятно. Я повертелась на месте, не представляя, где искать принцессу.
  Стихии и духи! Какая я дура! Надо было с королевского семейства глаз не спускать! Нор, кстати, этим и занимался, кто же знал, что жертвой в этот раз будет не Мегрисс, а средняя дочь. А где сейчас Дэра и сама королева? Ладно, там Норэг, Лорин и Брик с Эрэдом, мне же надо вернуть Ланию.
  Я спустилась в сад, чувствуя как в густой росистой траве промокают туфли и подол платья. И какое удовольствие придворные находят, бродя здесь ночью? Дамы наверняка длинными юбками всю грязь пособрали, теперь понятно, почему в королевском замке такая чистота.
  Отвлекая себя от беспокойства глупыми мыслями, я носилась по саду.
  Да вот же они! Стоят возле фонтана! Спутник слегка придерживает принцессу за локоток и показывает ей на фейерверки. Я незаметно подошла сзади.
  - А хайдерцы вообще мастера фейерверков. Я видел такие представления, что нынешнее кажется... - тут он полуобернулся. О нет! Кенрал! Неужели это он злодей и предатель?! Гвардеец заметил меня и обернулся полностью.
  - Синнора. Извини, что отлучился. Я выполнял твое поручение, когда милая дама пригласила меня на танец, а потом полюбоваться на фейерверки, - Кенрал улыбнулся.
  Мне захотелось обругать его с ног до головы, но еще больше обругать себя.
  - Господин Кенрал рассказывал мне о жизни в Хайдере, куда мне вскоре предстоит переселиться, - милым голоском промурлыкала Лания, глядя на меня дерзкими серыми глазами. - Мы ничего плохого не делали, - эта мелкая нахалка вызывающе мне улыбнулась. Хотя где там мелкая. Девица была выше меня на полголовы и, скорее всего, еще вырастет.
  - Сейчас опасно разгуливать по саду в сопровождении только господина Кенрала. Вернитесь лучше в зал.
  - Что может быть опасного, здесь же всюду охрана. Я знаю это место с детства...
  Где-то в глубине сада, словно в подтверждение моих слов, раздался вопль ужаса.
  - Чудовище!
  - Это все ллинни! Они наслали монстра!
  Эти крики не могли оставить меня равнодушной. Вопль повторился, теперь в нем, кроме ужаса, слышалась еще и боль.
  Схватив Ланию за руку, я потащила ее за собой через кусты. Не оставлять же без присмотра. С Кенралом я еще не разобралась до конца.
  Толпа людей на лужайке, затоптанные цветники... Люди, замечая нас с принцессой, расступались, меняясь в лице.
  - Что здесь происходит?
  В ответ - молчание и враждебные взгляды. Я пробилась к центру событий и чуть не отшатнулась обратно. Лания вскрикнула, зажав рот ладонью. На траве лежал человек, одежда его была разорвана мощными когтями, а на груди, скаля иглы зубов, сидел хворт. Несколько гвардейцев ходили кругами, не зная, как подступиться к зверю.
  Хворт - довольно симпатичный пушистый зверек, легко приручающийся, ласковый как кошка, если его не злить. При малейшей агрессии в свою сторону, эта симпатяжка с плюшевой шерстью превращается в вихрь когтей, шипов и ядовитых зубов. Яд хворта сначала парализует жертву, потом вызывает смерть от удушья. И хворты действительно живут только в лесах Ллинн-Хейма.
  - Ведьма-ллинни! Это она наслала тварь!
  - Успокойтесь! Я здесь ни при чем! Я принадлежу к Королевской Гильдии магов! И если вы не отпустите меня, я не смогу помочь этому человеку! - я пыталась вырвать руки из цепкой хватки придворных. Гвардейцы, похоже, были на их стороне. Ланию оттерли в сторону, не слушая протестов принцессы. Мне связали руки чьим-то шарфом и повалили на траву, кто-то попытался заткнуть рот перчаткой.
  - Что здесь происходит? - раздался властный голос.
  Люди понемногу утихли и расступились. Перед толпой стояла высокая статная женщина в темно-синем строгом платье, с волосами цвета червонного золота, собранными в высокую прическу.
  - Отпустите мою дочь, - сказала госпожа Лидора Эстайя гвардейцам, и они беспрекословно послушались ее.
  - Синнора! Пора бы тебе понять, что применять магию, против нападающих на тебя, вовсе не зазорно!
  Могла ли я объяснить своей приемной матушке, что, сделай я так, как она сказала, и доверие к ллинни умерло бы, так и не родившись.
  - Спасибо, что помогли мне. А теперь я помогу этому несчастному.
  Не знаю, что вывело хворта из себя, может человек схватил его, не подумав, что чудесный пушистый малыш может быть опасен, а может - ударил. Это было не важно. Как хворт сюда попал? Вот вопрос.
  Я сосредоточилась, призывая силу. Успокоить зверя можно было только магией. Хворт тихо зарычал при моем приближении. Странно как такой маленький зверь умудряется издавать такие грозные звуки.
  "Я своя! Посмотри на меня. Я не чужая тебе, зверь из чащи, я не хочу тебе зла. Я помогу тебе вернуться домой. Верь мне. Я знаю, как хорошо тебе жилось в теплом светлом лесу, никто не мог добраться до твоего дупла. И твоя подруга, сильная и верная, ждет тебя в нем. И детеныши, они ведь подросли, пока тебя не было с ними..."
  Дикий свет в глазах зверя притух, шерсть на спине опустилась, когти спрятались. Хворт обнюхал широким плоским носом мои пальцы, протянутую к нему руку. Вот сейчас как вцепится! Зверь зарычал в ответ на мои мысли, но ладонь уже опустилась на пушистый лоб, между круглых ушей. Спи.
  Белые усы щекотнули запястье, хворт боднул мою руку, как кот, потом светло-серые глаза закрылись, зверь зевнул и свернулся клубком на груди своей жертвы.
  Я осторожно, стараясь не потревожить, переложила хворта на траву. Теперь человек. Его грудь, а особенно шея сильно пострадали от когтей. Руки были изгрызены - он пытался оторвать хворта от себя. Я сосредоточилась и радужное сияние затопило раны...
  
  - Кто это? - Лорин пытался рассмотреть вцепившегося когтями в мое платье хворта.
  - Жутко страшный зверь. Трогать его нельзя! - я отстранилась от рук брата.
  За спиной остались придворные, так и не поверившие, что произошедшее - не моих рук дело. Зверь признал меня - значит и натравлен был мною. Гости поспешно покидали королевский замок - всех гнал страх.
  Ноги подкашивались от усталости, хотелось присесть, а лучше прилечь. Деться бы куда-нибудь от строгого взгляда королевы.
  - Синнора, это точно не твоих рук дело?
  - Ваше Величество, Вы не верите мне? Зачем тогда звали в Вилом? - в голосе только усталость и равнодушие.
  - Ладно, девочка, успокойся. Но как этот зверь мог попасть в замковый сад.
  - Я не знаю. Я искала Ланию, когда.. А где принцесса? - я встревожено оглядела людей, окружавших меня.
  - Должно быть, направилась в свою комнату, - пожала плечами королева.
  Дэра подергала ее за рукав, как самый обычный ребенок, желающий привлечь внимание матери.
  - А я видела, как Ланька уходила с господином в черном. Она еще танцевала с ним сегодня. А можно мне погладить пушистую зверушку?
  - Дэра! Ты уже взрослая девочка... Что?! Когда ты это видела? - Юлима в ужасе посмотрела на дочь.
  Малышка захлопала глазами.
  - Когда все засуетились и побежали ловить чудовище.
  - О нет! - я обхватила голову руками. Хворт, чувствуя, что со мной происходит, глухо заворчал. Я погладила его по голове. Извини, малыш, очень не хочется этого делать!
  - Принесите кто-нибудь клетку!
  Принцессы были под присмотром придворных дам и двух десятков гвардейцев отправлены в опочивальни. Все слуги и стражники - подняты на ноги. Ланию не видел никто. Я просто разрывалась. Мне очень хотелось привести из дома Лорина Мглу, но я не могла покинуть замок.
  Как-то так получилось, что мы с королевой остались на некоторое время наедине. Юлима не находила себе места, не хотелось тревожить ее еще больше, но мне нужна была информация.
  - Ваше Величество.
  - Ах, Синнора! Оставь эти церемонии, сейчас не до этого, называй меня просто Юлима.
  - Юлима, а скажите мне, почему посол Хайдеры, да еще наследный принц, ехал в карете с чужим гербом и в сопровождении столь малого эскорта?
  Королева потерла белой полной рукой висок.
  - О каком чужом гербе ты говоришь?
  - О гербе с тремя вепрями и тремя колосьями на белом поле.
  - Это герб рода Кайнор, - Юлима внимательно на меня посмотрела. - Сыны этого рода из века в век являются послами в Хайдере. Они честны и преданы Вилии. Принца сопровождал сын нынешнего посла - Кенрал. Он был сегодня на балу. Очень многообещающий молодой человек. Мне понравился.
  - Боюсь, что этот многообещающий молодой человек попал под власть Красного мастера. Это он - тот господин в черном, что увел вашу дочь. Возможно, из-за него похитили посла. Это я виновата, что не разглядела в нем врага.
  - Ваше Величество! - в тронный зал ввалились Лорин и Эрэд, они чуть не волоком тащили за собой перепуганного стражника. - Ваше Величество! Этот человек видел, как принцесса покидала пределы замка.
  Юлима застонала.
  - Не волнуйтесь, Ваше Величество! Мы найдем ее! Я поднимаю Гильдию магов на поиски.
  - Хорошо, Лорин. Действуй. Как глупо все получилось! - королева сжала кулаки.
  Я подошла к брату.
  - Лорин, я должна сходить за Мглой. Она прекрасный следопыт.
  - Что ж. Это будет не лишним. Возьмешь мою карету. Доберешься сама?
  Я улыбнулась.
  - Лиин, я уже не маленькая девочка. Доберусь! - и я понеслась к выходу.
  Эрэд перехватил меня на ходу, поймав за рукав.
  - Синни, тебя точно не надо проводить? - в глазах харида плескалась тревога.
  - Да зачем?!
  Карета выехала из замковых ворот и загремела по камням мостовой, по тихим пустынным улицам. Когда мы проезжали по Королевской площади, я не удержалась от того, чтобы полюбоваться на себя еще раз и отодвинула занавеску. Фонтан подсвечивался магическими огнями, и от этого казалось, что из глаз черепа течет радужное сияние. Интересно, уцелеет ли этот фонтан, раз уж мы снова собрались?
  В этот момент по крыше что-то грохнуло. Кучер вскрикнул, потом послышался шум упавшего на мостовую тела. Лошади испуганно завизжали, сбились с шага и остановились. В окне кареты показалась человеческая голова в черной маске.
  - Красотка! Живо снимай все драгоценности!
  Ограбление?! Прямо рядом с королевским замком? Да быть этого не может! Тем более, нападение на карету придворного мага. Совсем бандиты с ума сошли что ли? Или это не бандиты?
  Я зловеще усмехнулась. Кто бы они не были, сейчас я очень зла.
  - Выходи из кареты! Быстро!
  - Выхожу, злобные дяденьки разбойники. Ой! Какие вы страшные!
  Разбойников было семеро. Вооружены хорошо. Трое направляли на меня самострелы. Один поигрывал огненным шаром - маг. Как банально. Мог бы и посложнее заклинание выбрать. С этим мы разберемся в первую очередь.
  Дверца кареты покинула присущее ей место будто сама собой. Сметя мага с дороги, она разбилась о стену ближайшего дома. В окне мелькнула чья-то перепуганная физиономия. Стрела пролетела мимо моего уха, чтобы вонзиться в горло разбойнику, стоящему за моей спиной. Он упал. Две другие стрелы остановились прямо перед моими глазами. Наконечники вспыхнули радужным светом... И свистящая смерть вернулась обратно к своим хозяевам.
  Лошади, почуяв кровь, забеспокоились, потом, словно подстегнутые, рванулись вперед. Карета подпрыгнула, когда колеса прокатились по телу разбойника.
  Остальных смерть товарищей не смутила, поигрывая мечами, трое разбойников двинулись ко мне. И они улыбались! Я отступила. О, стихии и духи! Раздумывать времени не было. Уже очень давно мне не приходилось пользоваться приемами боевой магии. Да и раньше я применяла ее на тренировках в Академии, а не против людей (дух мага-дарийца не считается). Я собрала силы, пальцы рук обдало жаром. В одного из разбойников полетел обычный огненный шар. Если "обычный" применимо к моей магии. Шар вышел каким-то овальным с радужными крылышками-лучиками. Он дико гудел и дергался из стороны в сторону. Хорошо, что не квадратный...
  Однако разбойник легко уклонился, изменил траекторию шара клинком, и мое смертельное оружие угодило... в фонтан! Бронзовая Синнора вспыхнула радужным пламенем и взорвалась, брызнув в разные стороны раскаленным металлом.
  - Щас мы то же и с тобой сделаем! - разбойник, не теряя времени даром, прыгнул на меня.
  Кончики пальцев зазудели, радужное сияние, покрывавшее ладонь, удлинило мои пальцы, украсив их сияющими полупрозрачными когтями.
  Я отбила удар меча. На лезвии остались оплавленные зазубрины.
  - Ах ты, тварь!
  Махай когтями, не махай, а их все же трое. Разбойники медленно теснили меня к стене. Будь я в лесу, свобода действий была бы больше, а в городе, с его каменными мостовыми... Каменными!!! За спиной разбойников из мостовой начали вылетать булыжники, камни складывались в кучу, потом, когда груда достигла нужного объема, приподнялись, принимая грубое подобие человека.
  Я отступила к самой стене дома, упершись спиной в лепные украшения. Разбойники, видя мою капитуляцию, заметно приободрились.
  Каменный человек сделал несколько шагов к нападающим, замахнулся, от его руки отлетело несколько мелких камешков, пробарабанив по спинам моих недругов.
  Один из разбойников оглянулся, он даже успел закричать... Двое других пытались бороться, но мечи не брали каменного колосса, без толку рассыпая фонтанчики искр.
  Я зажмурилась, слыша хруст костей. Когда открыла глаза, все было уже кончено. Каменный человек стоял передо мной, от его тела отделялись и падали мелкие осколки.
  - Спасибо тебе, стихия земли, - я склонила голову. Камни сплошным потоком обрушились на мостовую.
  Уж лучше бы Эрэд меня проводил.
  Стук копыт заставил вздрогнуть. Из улочки, что во множестве выходят на Королевскую площадь, вылетел всадник. Развевался на ветру черный плащ, раздувал ноздри породистый вороной жеребец.
  Я потеребила ободок перстня, приготовившись продолжить сражение.
  Всадник, при виде побоища, резко остановил скакуна. Горячий жеребец заржал и встал на дыбы.
  - Госпожа Синнора! Что здесь произошло?! - всадник откинул капюшон.
  - Кенрал! - массивный булыжник взлетел и обрушился ему на голову.
  
  Привязанный к креслу человек заморгал и открыл глаза. Взгляд прояснился, и я убрала руку с его головы. Радужное сияние погасло.
  - Где моя дочь?! - зарычала королева Юлима в лицо сына хайдерского посла.
  Кенрал заморгал.
  - Где я? Что происходит? - ответом были наши недружелюбные взгляды.
  - Отвечай! Где моя дочь?!
  - Ваше Величество, я не знаю о чем вы.
  - Успокойтесь, - Лорин, рискуя подвернуться под горячую руку, ступил между пленником и королевой. - Позвольте, я освежу господину Кенралу память.
  Округлое лицо королевы пошло красными пятнами, но она справилась с собой.
  - Да, конечно, - Юлима присела в кресло у окна и взяла в руки кубок.
  - Господин Кенрал, Вас видели выходящим из ворот замка в сопровождении принцессы Лании. Перед этим Вы с ней танцевали и беседовали.
  Кенрал сидел молча, приподняв брови.
  - Да, я танцевал с Ее Высочеством и в саду рассказывал про фейерверки, а потом пришла госпожа Синнора и увела принцессу. Она лучше должна знать, где Ее Высочество.
  - Вы расстались с принцессой после прихода госпожи Синноры и куда же направились?
  Зеленые с позолотой глаза Кенрала уставились на Лорина.
  - Я отправился домой, мой дом находится рядом с замком, а после, взяв лошадь - на траурные бдения на улицу Цветочников.
  - У Вас траур, умер друг, а вы идете на королевский бал. Танцуете...
  Кенрал усмехнулся.
  - Долг прежде всего. А личные чувства - это мое дело. Я обязан был присутствовать на королевском балу.
  Лорин тряхнул головой, откинув с лица светлые пряди.
  - Я вижу, что мои вопросы бесполезны, но не сомневаюсь, что магу-дознавателю удастся больше.
  Я подошла к брату.
  - На нем может быть внушение, и он может не осознавать своих действий.
  К Кенралу, так и не освобожденному от пут, приблизилась сухонькая невысокая женщина в мантии Королевской гильдии магов, на спине у нее был вышит разбитый замок.
  - Ваше придворное магичество, мне приступать? - обратилась она к Лорину.
  Я прыснула, услышав титул брата.
  Кенрал смертельно побледнел.
  - Это страшное оскорбление. Еще никто из рода Кайнор не подвергался подобному унижению!
  Маленькие ладошки магички коснулись головы Кенрала, и сын посла замолчал, насильно погруженный в транс.
  У меня отчего-то появилось странное ощущение, что происходит что-то неправильное, непоправимое, то, что не должно было произойти.
  Руки дознавательницы двигались вдоль тела пленника, не прикасаясь к нему. Лицо женщины было отрешенным и сосредоточенным. Наконец она отступила.
  - Над этим человеком творилась сильная магия. Но это не была магия принуждения. Странное воздействие. Никогда с таким не сталкивалась, как будто какая-то разноцветная тень не дает ничего рассмотреть.
  - Вчера... Да нет, теперь уже позавчера ночью, я исцелила этого человека, - призналась я.
  Магичка пожала плечами.
  - Даже если над ним колдовали, вы стерли все следы. Что же до принцессы... Он сказал правду. Принцессу увела она, - указующий перст на меня. - Больше он Ее Высочество не видел.
  Юлима вскочила, отбросив кубок, к счастью, пустой, в сторону.
  - Как же так! Дэра видела, как Лания уходила с этим человеком. С человеком в черном! С тем с кем танцевала.
  - Но принцесса со многими танцевала.
  Мы все уставились на Брика. Менестрель вздрогнул, а поскольку сидел он на спинке кресла, поставив ноги на подлокотник, все чуть не кончилось печально. Эрэд едва успел поймать начавшего вываливаться в открытое окно музыканта за ногу. Харид утвердил друга в вертикальном положении и посмотрел на нас.
  - Мне кажется, следует позвать младшую принцессу.
  В сопровождении нянек и все тех же неизменных гвардейцев появилась принцесса Дэра.
  - Мамочка.
  - Да, солнышко. Не бойся, - Юлима обняла кинувшуюся к ней дочку. - Посмотри на этого господина. Это с ним ушла твоя сестра?
  Голубые, цвета летнего неба, глаза уставились на Кенрала.
  - Нет, матушка. Это не тот господин. Тот был весь в черном. У него были черные волосы, черная борода и синий камзол.
  Я испытала страшное желание постучаться головой о стену со всего размаху. У Лорина было похожее выражение лица.
  - Спасибо, милая. Иди, поиграй пока с придворными дамами, я скоро приду. - Дэру увели. - Разбудите господина Кенрала, я хочу извиниться перед ним.
  Из транса сын посла выходил тяжело, по его лицу проходили болезненные судороги. Норэг и Эрэд развязывали веревки. Наконец Кенрал открыл глаза, его пустой взгляд скользнул по мне.
  - Господин Кенрал. От лица короны я хотела бы принести Вам официальные извинения. Мы выяснили, что Вы невиновны.
  Кенрал равнодушно кивнул.
  - Могу я идти?
  - Да, конечно.
  И сын хайдерского посла нас покинул.
  - Этот путь оказался ложным, - Лорин прикрыл дверь за Кенралом.
  - Что же делать? - Ее Величество, похоже, была готова впасть в отчаяние.
  - Гвардейцы и маги из гильдии прочесывают Вилом вдоль и поперек. Но поиски пока не дали результатов, - сказал Лорин. - Я боюсь, что принцессу уже могли вывезти за пределы города.
  - И что же? Все бесполезно? - обратилась королева к придворному магу.
  - Нет, Ваше Величество, отчего же. Наши поиски, наверняка, или заставили злодеев затаиться и сидеть на месте, или покинуть город в спешном порядке. И то и другое нам на руку. Судя по всему, похититель обладает защитой от магии, поэтому маги его до сих пор не обнаружили...
  - И что же, Лорин? Это тупик?
  - Нет. Я предлагаю создать Гончую. Это заклинание поиска способно пробиться сквозь любую защиту. А сейчас, если вы не против, мы оставим вас и отправимся в зал заклятий.
  Юлима тяжело вздохнула и махнула рукой, давая своей королевское дозволение.
  - Ты хочешь создать Средний круг? - спросила я у Лорина, пока мы шли к залу. - Узнать, как мы подходим друг другу?
  - Нет, в этот раз обойдемся Малым кругом. Один из нас должен послужить основой для Гончей.
  - Кто? - я заглянула брату в глаза.
  Брик, слышавший наш разговор, рассмеялся.
  - Синни! Конечно ты. Ты больше всех нас похожа на зверушку.
  - Что, из-за ушей? Да?
  - Только не Синнора, - неожиданно серьезно и мрачно сказал Эрэд.
  - Почему? - удивилась я. И тут мы вошли в зал...
  Я не следила за дорогой, поэтому оставалось только догадываться, где в замке расположен зал заклятий. Стены вздымались ввысь, к сферическому потолку, прорезаемые четырьмя высокими узкими окнами - на четыре стороны света, на четыре стихии. Пол был выложен мозаикой - многолучевая звезда, заключенная в круг, как будто очень много звезд, совмещающихся в одну. Вот трехлучевая - для Малого круга магов, пятилучевая - для Среднего, семилучевая - для Круга магов. И все лучи этой звезды - девять - для Полного круга магов. Такой в Вилии не собирался уже лет пятьсот - попробуй, найди девять человек, что могут без оглядки доверять друг другу.
  Зал заклятий настолько потряс меня, что я застыла с открытым ртом. Ничего подобного я не видела никогда в жизни! Тот, что был в Академии, созданный силами студентов, с поблекшими красками и кривоватыми лучами звезд, подновляемыми самими студентами, не шел ни в какое сравнение.
  - Ну что, бросим жребий? - спросил Лорин.
  - Да нет, не нужно. Я буду добровольцем, - сказал Норэг. И не рассуждая долго, вступил в круг, встал в центр звезды. Наярский маг снял свою мантию, откинул к стене, затем расправился с башмаками, рубашкой и штанами, отправив их туда же.
  - Давайте быстрее! Здесь же холодно.
  Лорин расставлял по лучам звезды, остающимся свободными толстые белые свечи. И где только прихватить успел.
  - Синнора! - Лорин немного помедлил, - ... и Брик. Займите свои места. А ты, Эрэд, подожди снаружи.
  Харид кивнул и вышел. Я указала менестрелю луч, на который он должен будет встать, и заняла свое место.
  - Ну что, Синнора, кто замкнет круг? Ты или я?
  - Ты хозяин здесь, тебе и командовать.
  Лорин согласно кивнул.
  - Властью стихий! Воды! - жест в сторону музыканта. Фигура Брика вспыхнула серебристым сиянием. - Земли! - Я почувствовала, как пол подо мной раскаляется, превращаясь в зыбучий песок. Зря это Лорин, он должен был почувствовать, что я сегодня уже прибегала к Земле. Сосредоточившись, я подчинила себе капризную стихию. И глаза застелила знакомая радужная дымка. - Воздуха! - Лорина закрыло синее свечение. - Заклинаю стихию Огня! Подчиняю себе, своею властью и властью круга! Подчинись! Приди!
  Норэг вскрикнул, когда вокруг него вспыхнул огонь.
  - Войди в человека! Возьми его время! Возьми его плоть!
  Дальше Лорин творил наговоры шепотом. В круге огня корчилась человеческая фигура.
  Брик! Болван! Что же он! Он должен смирить огонь! Я подалась вперед. Земля плохая защита от Огня, но языки пламени все же поутихли, улеглись. И тут менестрель инстинктивно почувствовал, что нужно делать. Норэга накрыло серебристое сияние.
  Лорин выкрикивал ключевые слова. Я присоединилась к нему. В унисон мы закончили заклинание.
  Сияние медленно уходило в лучи звезды. Зрение прояснялось. Брик пошатнулся и соступил с луча, по счастью тогда, когда это было уже не важно.
  Я потянулась, чувствуя, как дрожат все мышцы.
  В центре зала на длинные мощные лапы поднималось страшное, черное, как уголь, существо. Огромный пес. Под короткой шерстью перекатывались валики мускулов. Узкая голова с острыми ушами повернулась, оглядев нас алыми глазами.
  Под этим взглядом мне стало не по себе. И тут пес взвыл и ринулся прочь.
  - За ним! - Лорин помчался следом. Осталось подхватить юбки в руки и последовать за ним.
  Мы пронеслись мимо Эрэда. Харид дернул за руку замешкавшегося в дверях Брика, и эта парочка присоединилась к гонке.
  В замке мы всю челядь перепугали до заикания. Гвардейцы, стоящие на страже, провожали нас круглыми глазами. Погоняв нас по коридорам и залам, Нор выпрыгнул в окно. Лорин, не раздумывая, сиганул за ним, Брик тоже прыгнул. Эрэд отодвинул замешкавшуюся меня в сторону.
  - Второй этаж. Нет уж, Синни, пошли в обход.
  Пока мы с Эрэдом искали лестницу и выход в сад, эта троица успела исчезнуть из поля зрения.
  - Ну хоть сама по следу иди! - возмутилась я.
  Харид засмеялся, поправил обруч на коротких, песочного цвета волосах.
  - Мне кажется, мы не ошибемся, если напрямик последуем к тем воротам, через которые Лания покинула замок. А они побегают и как раз к нам прибегут.
  Мудрый Эрэд оказался прав. Я, правда, успела истоптать всю дорожку, мечась по ней туда-сюда в беспокойстве. Но вот, вынырнув неизвестно откуда, мимо нас мелькнула гончая. За ней вылетел исцарапанный разлохмаченный Лорин. Менестреля они где-то по пути потеряли.
  - А как это вы уже тут? - удивился придворный маг. - Надо было лошадей приготовить!
  Но о лошадях думать было уже поздно, оставалось только не отставать.
  Лорин легко бежал впереди, наверняка, применял магию. Мне это пока не требовалось. Эрэд тяжело бухал позади. Хорошо, что улицы старого города не слишком многолюдны, в новом мы или не протолкались бы, или затоптали уйму народа. Флегматичные горожане лишь провожали изредка нашу безумную четверку косыми взглядами.
  Вдруг моя нога зацепилась за какую-то выщербинку в мостовой. Я замахала руками, удерживая равновесие. Упасть не упала, но ремешок на туфле лопнул, оставив меня босой на одну ногу. Я скинула второй туфель, но мои скорые соратники уже успели куда-то исчезнуть. Передо мной тянулась улица со спокойно спешащими по своим делам горожанами. Даже бесполезно гадать, куда они побежали - улица делилась на множество переулков.
  От досады топнув босой ногой, я поплелась обратно в королевский замок.
  Не знаю, что меня остановило, но только показалось, что мир внезапно потемнел перед глазами. Тряхнула головой. Мысли немного прояснились, но ощущение чего-то нехорошего не проходило. Я огляделась. Почему-то меня неотвратимо потянуло к воротам одного из домов. Не теряя времени на стук и объяснения со слугами, я просто перелезла через забор, чуть не оставив на нем все свои юбки. Этот мой поступок почему-то остался без внимания. Открыв дверь, я вошла в дом. Здесь, судя по всему, жили довольно состоятельные люди, но дом отчего-то вызывал ощущение неприсмотренности, неухоженности.
  Пожилой мужчина в бело-голубой ливрее, несущий куда-то массивный подсвечник без свечей, вздрогнул, увидев меня.
  - Госпожа! Как вы сюда вошли? Я не слышал стука?!
  - Кто здесь живет?
  - Чего вы хотите?
  - Кто здесь живет?!! - я принюхивалась как та самая Гончая.
  - Это дом рода Кайнор...
  В этот момент у меня снова потемнело в глазах и, не слушая слугу, я понеслась по лестнице на второй этаж. Старик попытался было меня перехватить, но где уж там.
  - Госпожа! Госпожа! Куда вы?! - он пыхтел следом за мной.
  Дверь была заперта. Я стукнулась об нее изо всех сил, потом отступила и ударила магией. Щепки полетели во все стороны.
  - О, господин Кенрал! Нет! - слуга заглянул в комнату через мое плечо.
  Я ринулась внутрь и ухватила висельника за ноги, ослабляя давление веревки.
  - Стул повыше! Нож! Быстро!
  Кенрал! Идиот! Ну что ты учудил со своей попранной честью. И я! Почему я не догадалась ни о чем, глядя на твой пустой взгляд. Я старалась изо всех сил, удерживая остатки тепла, остатки жизни.
  Слуги принесли несколько стульев, бесконечно долго их пристраивали, потом все-таки пристроили. Один из них перерезал веревку. Двое других подхватили падающее тело.
  - Кладите на пол, - я, так и не отпустив Кенрала, помогла уложить его на полу, быстро сняла веревку. Сын посла являл собой довольно неприглядное зрелище. Но ничего. И не таких доставали.
  Разноцветные всполохи бегали по стенам комнаты, отражались в глазах слуг. Страшные следы на шее медленно разглаживались. Я поправила голову, следя за тем, чтобы позвонки срослись правильно. Еще бы мгновение и Кенралу не помогла бы даже я.
  - Отныне я дал себе слово - никогда не связываться с магами, - послышался хриплый голос.
  Я улыбнулась и закатила Кайрону хорошую пощечину. Голова Кенрала мотнулась, светлые волосы разметались по полу.
  - Можешь обдумывать планы мести за оскорбление мною твоей драгоценной персоны, - я поднялась с колен. - Еще раз что-нибудь учудишь - порву на фиг своими руками, - меня трясло от злости.
  Стены качались перед глазами, я развернулась и вышла из комнаты. Старый слуга что-то говорил, пытался остановить, но я отмахнулась от него и вышла на улицу.
  Не знаю, сколько я прошла, прежде чем упала и потеряла сознание.
  
  
  Глава 3. Карты Темной королевы
  
  Просыпалась я долго. Мне все казалось, что меня закопали в землю, поэтому было душно, тело затекло, зажатое со всех сторон камнями, земля набилась в рот.
  Когда сознание окончательно вернулось, я чуть не сошла с ума, потому что кошмар оказался реальностью, задергалась, попыталась закричать и не смогла. Черной тенью надвинулась паника. Но неожиданно пришло спокойствие. Дышалось хоть с трудом, но все же дышалось, да и подвигаться удалось, чего не случилось бы, засыпь меня земля. Я попыталась обследовать пространство рядом с собой и обнаружила, что сделать ничего не могу. Энергия была исчерпана до самого дна, так что сиди Синнора и не рыпайся, воспользоваться расположением стихий тоже не удастся, потому что для этого нужно хотя бы немножко сил, иначе стихии не удержать.
  Ни звуков, ни запахов. Хотя нет, запахи как раз были! Пахло пылью и старыми тряпками, во рту стоял их же отвратительный привкус. Голова начала помаленьку работать. Я вышла из лома Кенрала, но далеко не ушла, а грохнулась в обморок где-то на улице. Вот ведь! Ума-то нет! Осталась бы в доме Кайнор, хоть немного отдохнула. Кенрал не зверь, на улицу не выкинул бы. Хотя кто сказал, что я сейчас не у него в подвале. Ох, бедная ты моя головушка, совсем запуталась.
  Сильно хотелось пить, челюсть затекла. Судя по всему, во рту у меня тряпочный кляп.
  Будь я сейчас в Ллинн-Хейме, не было бы ничего проще, чем позвать друзей на помощь. Соскользнула в Элхоор, нашла любого. Рист, возможно, меня услышит и отсюда. Но когда она доберется?! За это время от одной несчастной ллинни даже следа не останется. Если только Мгла. Но что волчица сможет сделать? Ринется на помощь, чтобы погибнуть. Лорин? До брата может быть удалось бы докричаться во сне, но как велика вероятность того, что он сейчас спит? С остальными то же самое.
  Но стоило вспомнить про Элхоор, как меня начало затягивать в его сумрачные пространства. Появилось ощущение, что я падаю куда-то, постепенно вокруг начали проступать очертания комнаты...
  Элхоор - странное место, если можно назвать это местом. Мне много раз пытались объяснить, что это такое, но я так толком и не поняла. Каждый объяснял по-своему. Кто-то говорил, что это отражение нашего мира, в которое мы попадаем во сне, кто-то - мир теней, кто-то - место, где живет тайная часть нашей души. Элхоор - часть магии Ллинн-Хейма и до своего прибытия на родину, я не знала, что он существует, в классической магии нет такого понятия. Да и допытываться до истины не было особого желания - главное бывать там.
  Комната была небольшой, истлевшая дверь лежала на полу, в настоящем мире она могла оставаться целой. Вдоль стен мелькали какие-то тени. Стоило мне пошевелиться, как они отпрянули, спрятались по углам, по стенам побежали радужные всполохи. Я поднялась, легко, ведь меня здесь ничто не сдерживало, вышла из комнаты в коридор.
  Улицы пустые... в Ллинн-Хейме Элхоор никогда не пустовал. А здесь? Здесь лишь изредка мелькнет где-нибудь далеко впереди какая-то смутная тень. По примерным очертаниям домов и улиц, я поняла, что нахожусь в районе нового города, на самой окраине.
  Гулкое эхо моих шагов будто пробуждало город. Очертания домов начинали трепетать и тянулись за мной своими призрачными контурами. Тысячами зеленоватых мигающих глаз следили деревья. Нависало сверху недружелюбное, вечно серое небо Элхоора. Сквозь туманную мглу слабо маячила неполная луна. Ни день и ни ночь. Пасмурные сумерки.
  Я могу тут долго блуждать.
  Отчего-то чужой город заставлял себя чувствовать более слабой, чем было на самом деле. В Ллинн-Хейме, попадая в Элхоор, я становилась почти всемогущей, не важно, была ли я в реальности полна сил или немощна.
  Ладно, не время предаваться воспоминаниям. Поставим перед собой цель. Я должна найти хоть кого-нибудь. Кого-нибудь, кто сможет мне помочь.
  В ответ на мои мысли поднялся легкий ветерок, он легко оторвал меня от земли и понес над мостовой, не поднимая слишком высоко. Иногда ветер почти стихал, и мои ноги касались земли, приходилось отталкиваться, чтобы опять взлететь, на сердце было легко и радостно - что может быть прекраснее полета. Это занятие так увлекло, что я не сразу услышала плач.
  Ветер стих, потеребив на прощание кисточки на насторожившихся ушах.
  Плач приближался, становился громче. Слишком уж быстро приближался. Кто может плакать в Элхооре, да еще перемещаться с такой скоростью? Заблудившийся в кошмарах ребенок? Или какая-нибудь ужасная тварь, решившая, что я подойду ей в качестве добычи?
  Последняя мысль привела меня в полную боевую готовность.
  В метнувшуюся из-за угла черную тень чуть не устремился огненный шквал.
  - Мгла! - волчица, выглядевшая в Элхооре как трехмесячный щенок, кинулась ко мне, привстала на задние лапы, обрушилась на меня передними, чуть не уронив, жалобно заплакала. - Ну что ты, маленькая, - я обняла свою зверюшку, зарывшись в пушистую шерсть руками.
  Мгла чувствовала себя такой в душе, маленьким, игривым, ласковым щенком.
  Я присела на мостовую. Мгла уселась рядом, глазки блестят, ушки-лопушки, левое ниже правого, лапы огромные, по сравнению со всем остальным телом, как в валенках.
  - Слушай меня, девочка. Да слушай, а не лижись! Ты ведь почуяла меня, приведешь ко мне Лорина. Одна не ходи! Возьми с собой Лорина. Попытайся объяснить ему... Поняла?
  Мгла встала и сунула голову мне под мышку, замерла так ненадолго, потом отскочила и понеслась прочь, на ходу из неуклюжего волчонка превращаясь в мощного красивого зверя.
  Надеюсь, Лорин поймет, чего она от него хочет.
  В общем-то, оставаться в Элхооре не было нужды, но уж лучше бродить здесь, чем лежать связанной. Я встала, оправила одежду и огляделась - странно, ветер занес меня в старый город. Где-то над крышами мерещился королевский замок. Туда идти не хотелось, я развернулась и пошла по широкой, слабо мерцающей зеленоватыми переливами улице в противоположную сторону. Грустно здесь все же. Никого.
  - Постой! - настиг меня отчаянный крик.
  Я обернулась с радостью и недоумением - неужели кого-то из ллинни занесло в Вилом.
  - Синнора!?
  - Кенрал!
  Мы удивленно уставились друг на друга. Глаза вилийца слабо светились, совсем как дома на улице. Кенрал был немного испуган.
  - Я уж думал никого не встречу, - он глубоко вздохнул. - Представляешь! Заблудился! Вышел из дома и попал непонятно куда! - сын посла с надеждой смотрел на меня, надеясь на разъяснения.
  А мне самой их хотелось. Я ни разу не слышала о том, чтобы вилиец попадал в Элхоор. Их могли туда затащить маги-ллинни, предварительно усыпив. Но ведь Кенрала никто не усыплял - он просто вышел из дома, если это не было во сне.
  Я тряхнула головой, собираясь с мыслями, и оперлась о стену дома. Монолитный с виду камень поддался под моей рукой как гнилая ткань, осыпался черными хлопьями.
  - Что происходит? - сын посла в ужасе смотрел на быстро затягивающуюся дыру в стене.
  - Кенрал, я не знаю. Ты вовсе не заблудился. Это место называется Элхоор.
  Лицо мужчины посуровело, в глазах прорезалась ярость.
  - Госпожа Синнора, скажите, зачем вам все это? - Он думает, что это я его затащила сюда! - Я вам не игрушка!
  Я сложила руки на груди, думая, что ответить на этот выпад. Оправдываться не хотелось - все равно не поверит.
  - Вы не настолько важная персона, господин Кенрал, чтобы я играла с вами. К вашему перемещению в Элхоор я имею разве что только косвенное отношение, - ответ получился излишне резким, но на Кенрала подействовал отрезвляюще. Он провел рукой по волосам, вздохнул.
  - Как же я тогда попал в это место? И что это такое?
  Наступила моя очередь вздыхать.
  - Я не знаю, как тебе удалось сюда попасть. В принципе это невозможно. Мне неизвестно, чтобы кто-то кроме ллинни попадал сюда. А Элхоор - это... - я выдала ему всю связку предположений, которую собирала за все свои пять лет жизни в Ллинн-Хейме.
  Кенрал задумался, похоже, его проняло. Нет, все же, несмотря на свои заскоки с честью, он вполне вменяемый, почти как маг. Представляю, что было бы, окажись на месте сына посла какой-нибудь дворянчик средней руки.
  - Это все из-за того, что ты меня лечила! Мои новые глаза совсем как у ллинни!
  - Нет. В Брике куда больше крови ллинни, четверть, но и он на такое не способен. Для этого нужно быть чистокровным ллинн-хеймцем.
  - Я точно не должен был сюда попасть?
  - Точно.
  - И ты не делала ничего, чтобы меня сюда затащить?
  - Подумай, зачем оно мне надо?! Я сейчас лежу где-то в плену. Со своими проблемами бы разобраться!
  Похоже, Кенрал поверил.
  - Что с тобой случилось? Про какой плен ты говоришь?
  Ну вот. То был готов растерзать своими руками, то теперь готов бежать незнамо куда, спасать.
  - Я не знаю, что со мной случилось. Я очнулась где-то на окраине нового города, связанная, с кляпом во рту. Что происходит вокруг, и как я там оказалась, я не знаю.
  - Я должен выбраться и тогда смогу придти к тебе на помощь! Как отсюда выйти? - сама жажда деятельности. Вокруг Кенрала даже появился серебристый ореол, которого сам он не замечал.
  - Обычно для выхода достаточно усилия воли. Но как быть с тобой, не знаю. Попробуй.
  - Сначала скажи, где тебя искать.
  - Я не знаю, как называется улица. Могу назвать только самые общие ориентиры. Какой-то полуподвал на окраине нового города.
  - Ты знаешь, сколько подвалов, полуподвалов и погребов в новом городе!
  Странно было видеть, как Кенрал быстро осваивается в Элхооре. Страх его исчез совершенно, окружающий мир перестал смущать. Впрочем, я же не знаю, как он видит окружающее. Да, господин гвардеец, как вас проглядели-то при отборе в школу магов.
  - Тогда могу только проводить туда. Сам все и посмотришь.
  - Проводить... - Кенрал растерялся. На миг в его глазах мелькнули все прежние страхи.
  - Но ты можешь попробовать выйти прямо сейчас. Я не обижусь.
  Глупо было это говорить. Кенрал оскорблено вскинул голову, фыркнул.
  - Я не настолько труслив. Веди!
  Рука мужчины была теплой и вполне материальной. Странно, я еще никого не чувствовала в Элхооре так явно, может потому, что Кенрал до конца так и не поверил, что провалился в какой-то другой мир. Просто заблудился, забрел в незнакомую часть города, а тут я со своим колдовством...
  - Держись!
  Кенрал что-то кричал. Сначала от страха, потом от восторга.
  В безжизненном небе вечных сумерек вспыхнула радуга.
  Так приятно чувствовать себя вновь всемогущей. Город подернулся дымкой, потом проявился вновь, куда более яркий, чем вначале, кое-где мелькали смутные тени людей, нас они не замечали. Кенрал тоже слегка изменился, его силуэт странно раздвоился, лицо будто скрывала серая тень.
  - Что случилось? - сын посла вырвал у меня руку и отпрянул. Из-под рубашки выбился медальон с каким-то зеленым камнем, Кенрал торопливо спрятал его.
  - Не знаю. Похоже, ты обладаешь какими-то необычными способностями. Ты видел, что случилось, когда я взяла тебя за руку?!
  - Видел. Но что это было?!
  - Не знаю. Но переместиться к моему подвальчику не удастся. Ты этого не умеешь делать, а я тебя переместить без непредсказуемых последствий не могу.
  - Тогда пошли пешком.
  Я на мгновение задумалась, решая, нужно мне это, или лучше спровадить Кенрала из Элхоора, а самой дожидаться пока Лорин меня спасет. Это был самый идеальный вариант, но во мне заговорило любопытство - когда еще удастся вот так, без свидетелей, на своей территории расспросить сына посла.
  - Что ж, пошли.
  И мы медленно направились к новому городу.
  - Кенрал, я давно хотела у тебя узнать. Как получилось, что принца сопровождали только ты и небольшой отрядик гвардейцев.
  - Синнора. Тебе не надоела эта игра в сыщиков?
  - Нет. Тем более... О, кстати, пока я там в плену... принцессу нашли?
  - Я не знаю. Мне же никто ничего не докладывает. Да и времени прошло всего ничего с того момента как...
  - А сколько времени?
  - Я вышел из дому утром. Ты отсутствуешь остаток вчерашнего дня и ночь.
  - Ясно. Так вот в сыщиков я играть не перестану, пока все не выясню! А чтобы узреть ситуацию в целом, я должна обладать всей информацией.
  - Я уже понял, что живым мне после расспросов не остаться. Но, так уж и быть, человеку, спасшему мне жизнь, все расскажу.
  Этот план составляли Его Величество король Хайдеры Лоунэн, посол в Хайдере Деним Кайрон, мой отец, и сам принц. Я всего лишь исполнитель. Миссия принца не была тайной, но в последнее время в Хайдере неспокойно. Опять мятежники. Чтобы Его Высочество благополучно добрался, было снаряжено два отряда. Один роскошный с большим эскортом - официальный, в нем был отправлен двойник принца, а второй - маленький, с самим принцем.
  - Вот интриганы.
  Кенрал поклонился.
  - Фальшивый отряд сгинул где-то в Хайдере, не доезжая до Янсу.
  - Да. Невесело. Ладно. С этим понятно. А вот...
  - Как! Я еще не удовлетворил твое любопытство?!
  - Нет. Это только начало. Ты побывал в плену у Красного Мастера. Как ты в него попал, и как тебе удалось выбраться? И почему собственно ты понадобился Красному мастеру.
  Глаза Кенрала затуманились, сына посла передернуло.
  - Попал я в плен очень просто, из-за собственной глупости. Мы остановились на постоялом дворе, все было тихо и мирно. Ну, путешествует сын какого-то посла, ну и кому он нужен. Ко мне подошел странный человек и предложил... Как бы это сказать? Сотрудничество. Я сначала не понял, чего он хочет. Он рассказал про Красного мастера. Преподнес его как поборника справедливости, борца за чистоту человеческой крови и ну и в том же духе. Я заслушался, а потом поднял его на смех. Он разозлился и сказал, что если я не хочу по-хорошему, то все будет по-плохому. Меня подловили, когда я остался один, и похитили. Этот странный человек и оказался Красным мастером. Он и его люди, мне кажется, они сплошь безумцы, попытались еще раз убедить меня перейти на их сторону. Их попытки ты сама устраняла. Но к счастью, Ровинар убедил принца не бросать меня, наши пошли по следу и освободили меня.
  - Я еще хотела спросить, а кто такой Ровинар и как он затесался в ваш отряд?
  - Он мой был моим другом. Воспользовался случаем, чтобы вернуться на родину.
  Я покусала задумчиво костяшку большого пальца.
  - А кто напал на карету второй раз?
  - Не знаю. Я же был слеп. Я не очень хорошо помню подробности схватки. Ровинар заботился обо мне, он вытащил меня из кареты, потом... Послушай! Может хватит!
  - Ладно. А мы, кстати, пришли. Запоминай место.
  Кенрал завертел головой.
  - Думаю, что смогу найти. А как мне теперь вернуться?
  - Сосредоточься. Представь себе, что тебя куда-то затягивает. Нет... Не так. Что тебя, наоборот, выталкивает. В общем нужно очень захотеть вернуться в собственное тело.
  - В какое тело, Синнора? Я же в собственном теле и никуда из него не девался!
  - Кенрал, тебе это только кажется. В Элхоор, поверь мне, сейчас ты находишься в нем, можно попасть только выйдя из тела. Сюда путешествует только дух.
  Взгляд Кенрала был полон недоверия.
  - Не может быть! Я просто вышел за ворота.
  - Значит, с тобой что-нибудь случилось. Упал в обморок, ударили по голове. Мало ли что.
  Он только вздохнул.
  - Ладно, я попробую вернуться в свое тело.
  Мужчина зачем-то присел на мостовую, скрестил ноги и сложил руки на коленях каким-то особым образом. Очень быстро, к моему великому удивлению, его фигура начала таять и исчезла. Где-то он очнется. А я еще поброжу здесь, все приятнее, чем лежать на жестком полу, не чувствуя затекших рук и ног...
  Но тут Элхоор вдруг резко потемнел, качнулся, меня дернуло, и в следующий миг я поняла, что вышла из Элхоора. Так, похоже, про беспомощную пленницу вспомнили, кто-то меня тормошил и распутывал веревки. Преграда перед глазами исчезла, и я поняла, что у меня на голове был мешок.
  - Синнора, как ты?
  Я недоверчиво уставилась в зеленые глаза. Кенрал вытащил кляп у меня изо рта и принялся заботливо растирать руки.
  - Как ты сюда попал?
  - В окно влез! - белозубо улыбнулся сын посла. - Твои похитители, кто бы они ни были, решили, что веревки для тебя лучшая охрана и другая просто не нужна.
  К рукам начала возвращаться чувствительность и я пожалела, что Кенрал вытащил кляп.
  - Подожди, сейчас все пройдет, - он переключился на ноги. Мне стало неуютно.
  - Я сама тут все разотру!
  - Справишься?
  Я кивнула.
  - Ну тогда я пойду поищу пути отступления.
  - А окно разве для этого не годится.
  - Этот путь закрыт. Там за забором кучка каких-то типов совещается. Мне кажется, что это те самые похитители и есть.
  На этом Кенрал приблизился к двери и осторожно ее приоткрыл.
  Ладно, пусть разведывает. Руки с трудом слушались. И почему я не могу лечить себя! Как все упростилось бы.
  - Похоже, дорога свободна, - Кенрал склонился ко мне. - Сможешь идти?
  - Попробую. Но ты все-таки скажи, как ты здесь оказался.
  - Не знаю. Зря ты мне не верила, что я оказался в том странном месте во плоти. Я очнулся прямо за воротами, там, где и расстался с тобой.
  Опасаясь дальнейших расспросов, Кенрал вздернул меня на ноги. Чувствовала я себя весьма неустойчиво, как на ходульках. Заметив это, сын посла закинул мою руку себе на плечо и потащил к выходу.
  Как и в Элхооре за дверью оказался небольшой коридорчик, ведущий к выходу. Кенрал прислонил меня к стенке и осторожно выглянул наружу.
  - Никого... - обернулся, но тут лицо его странным образом изменилось, он схватился за горло. Кенрал дернулся, ударил кого-то сзади локтем, попытался вывернуться из удавки, но тут ему на голову обрушилась дубинка.
  В дверях, переступив через упавшего гвардейца появился высокий худой человек, за ним проскользнул плотный коротышка. Они замерли, уставившись на меня.
  - Этот гад успел ее освободить! - пробасил коротышка.
  Мои руки в ответ непроизвольно сложились в атакующем жесте. Парочка вновь замерла.
  - Вы знаете, что я одна из сильнейших магов Ллинн-Хейма. И на мне сейчас нет пут, - холодно улыбнулась я. Внутри все трепетало от страха.
  Коротышка напрягся, а высокий наоборот заулыбался.
  - Что же ты так спокойно смотрела, как мы твоего дружка успокаивали? Силы у магов восстанавливаются довольно долго. А ты была совершенно обессилена!
  И они по-быстрому меня скрутили. Я пыталась отбиваться, брыкаться и даже кусаться, но обнаружила, что справиться с двумя сильными мужчинами мне не по силам. Обидно стало до слез. Уроки что ли у Эрэда брать, хотя куда мне меч с моими четырехпалыми лапками.
  На этот раз связали меня не столь основательно и рот затыкать не стали, зато снесли в подвал. Длинный присел рядом на корточки и тщательно обшарил мою одежду. Его ловкие пальцы натолкнулись на кеал , мужчина открыл его и достал мою любимую колоду карт.
  - Вот это находка. Интересно.
  - Чего ты там копаешься? - в дверях появился коротышка, он отряхивал руки от земли. Что они сделали с Кенралом?! Тут похититель заметил, где копается его подельник. - Что там? - заинтересованно спросил он.
  - Колода карт.
  - Там еще было кольцо с бриллиантом, но его твой приятель уже спрятал.
  Высокий наотмашь хлестнул меня по лицу, чем видимо подкрепил подозрения своего дружка.
  - Молчи нечисть. Не можешь ничего сделать, так и не выступай.
  - Там, правда, только карты? - сомневающимся голосом спросил коротышка.
  - А ты что думал, - высокий перекинул ему колоду. - Можем пока развлечься? А это вам, шустрая барышня, чтобы в голову не пришло колдовать, - он вытащил воткнутую в подкладку куртки длинную черную иглу, вместо мочки оканчивающуюся крохотным черепом с зелеными горящими глазами - символом магов-дарийцев. Мне раньше не приходилось видеть самой ни одного из этих артефактов, но наслышана была немало. Именно с помощью этих милых штучек дарийцы в свое время уничтожили кейев. Игла Равана.
  Я, в ужасе глядя на высокого, пыталась отползти. Этот крохотный кусочек металла, безвредный для обычных людей, смертелен для магов. Он не позволяет колдовать, является универсальными магическими оковами, и в тоже время потихоньку вытягивает из мага силу. А я-то и так не могу колдовать, у меня и так нет силы!
  - Не надо! - жалобно попросила я.
  Рука мужчины дрогнула, он моргнул, но лицо тут же вновь приобрело суровое выражение. И игла вонзилась мне под подбородок. Боли я не почувствовала, но язык мгновенно онемел. Значит, в моем голосе все еще оставалась магия.
  - Так-то спокойнее будет.
  Коротышка потоптался у порога.
  - Может здесь и устроимся поиграть? И за девчонкой присмотрим, и хозяин не застукает.
  - Она полностью обезврежена. Но здесь действительно поспокойней, а наверху пусть ребята присмотрят. Пусть отрабатывают, им и так не оправдаться, что они этого пропустили.
  Похитители приволокли столик, два стула и масляную лампу - небольшое зарешеченное окошко под потолком давало слишком мало света. Они спокойно расположились, высокий перетасовал колоду... Я не использовала ее для игры, только изредка гадала. Эти карты мало напоминали те жалкие картинки на пергаменте, которыми я пользовалась в Академии, их созданию я уделила весьма немало времени, изображения были тщательно прорисованы и напоминали кого-то из моих друзей, но не простым портретным сходством, а так я их, например, увидела бы в Элхооре. И еще я точно знала, хотя это знание не было ничем подкреплено, что эти карты обладают какой-то своей магией и могут действовать даже сами по себе, без моего участия.
  - Во что будем играть? - спросил высокий, протягивая колоду товарищу. Тот снял.
  - Или в "Солнышко", или в "Поддавки".
  - Это ж детские игры какие-то.
  - А для "Дня и Ночи" нужны три человека!
  - Может в "Растяпу"?
  - Долго, - коротышка сморщился. - Ну ладно. На что играть будем?
  Они еще долго спорили, болтали ни о чем, препирались, но мне было не до похитителей. Магическая сила, вместе с жизнью, ведь для ллинни эти понятия неразделимы, медленно, но верно от меня утекала. Запульсировал и через некоторое время угас агат на пальце, отдав мне всю энергию, игла Равана перекрыла даже путь в Элхоор. Вряд ли похитителям велели меня убить, но именно это они и делали.
  - А третий пусть будет "слепым"! - вскрикнул коротышка, вытащив меня из бездны, созданной отчаянием.
  - Давай, все лучше, чем эти детские игры!
  Все-таки решили сыграть в "День и Ночь". Пусть их, мне-то все равно уже, как они изгаляются над моими картами.
  Карты были розданы, и игра началась. Высокий подкладывал в общий круг карты из стопки.
  - Гляди-ка, как получается. Слепой в масть попадает. Жердь, ты точно не мухлевал?
  - Делать мне больше нечего, все равно ведь на интерес играем.
  Через некоторое время все взятки оказались у "слепого".
  Высокий фыркнул, перебрал карты, тщательно перетасовал и вновь раздал.
  Раздавали по очереди, менялись местами, проверяли карты, но раз за разом неизменно в выигрыше оказывалась стопка карт.
  - Неспроста это, - глухим голосом сказал коротышка. Тут взгляд его переместился на меня. - Может это она?! - вопиющий перст указывал на мое неподвижное тело.
  - Прекрати. Я скорее поверю, что с нами призрак играет. Та штучка, что я в нее воткнул, полностью лишает магов силы. Ладно, раздавай еще раз...
  - Может опять в "Солнышко"? - робко спросил коротышка.
  Жердь наградил его таким взглядом, что подельник немедленно принялся раскладывать карты на три кучки.
  Первая взятка досталась высокому. Он победно улыбнулся, свысока поглядев на коротышку, мол, что я говорил. И в удивлении уставился на карту, легшую поверх следующей взятки.
  - Волчица!? Но она же была в моей первой взятке?! - Похитители в ужасе уставились на тонкую пластинку металла. Они не видели того, как от огонька масляной лампы по стене ползет тень - странная, крылатая, похожая на человеческую. Она оканчивалась в руках высокого. Это была тень от карты! Вместо глаз и рта в тени были светлые прорехи. Страшноватый, рваный по краю, глаз задорно подмигнул...
  - Нет, без колдовства здесь точно не обошлось! - Жердь в расстройстве кинул карту на стол. От этого движения поднялся небольшой вихрь, тяжелые картинки на металле разлетелись, будто осенние листья, они взметнулись к потолку... и на столе оказалась самая настоящая живая волчица.
  Шаткий столик не выдержал веса Мглы и опрокинулся на высокого. Волчица подмяла похитителя под себя, глухо рыча, принялась бороться с ним, пытаясь добраться до горла.
  Коротышка не растерялся, видимо не зря эту парочку выбрали похищать меня, выхватил меч и кинулся к волчице. Мгла ловко отскочила в сторону, уйдя от удара, ударилась плечом о стену, щелкнула зубами в половинке пальца от головы коротышки - тот тоже был необычайно проворен.
  Высокий кое-как оправился от нападения, встал, потирая помятые бока, и, вытащив из кармана небольшой серебристый цилиндрик, тряхнул его. На волю вырвалась длинная, слабо мерцающая голубоватым светом петля. Раити! Откуда у этого человека столько дарийских артефактов? Вот чем он остановил Кенрала.
  Жердь начал подкрадываться к Мгле, раскручивая в воздухе магическую удавку. Зверуша же моя ничего не замечала, занимаясь коротышкой.
  "Ну же, девочка, услышь! Обернись, не отступай дальше! Ты идешь прямо к нему в руки!"
  Коротышка заметил помощь и приободрился, отвлекая волчицу на себя. Высокий замахнулся, но неожиданно его петля за что-то зацепилась.
  - Не спеши! - улыбнулся странный человек с песочного цвета волосами и зелеными, будто каменными глазами. Ростом он даже превосходил высокого.
  Лезвие меча, помешавшее покушению на Мглу, легко перерезало раити пополам.
  А в воинском искусстве с Эрэдом тем более трудно было поспорить. Вскоре Жердь валялся на полу, успокоенный ударом меча.
  Мгла умудрилась отнять у противника меч и загнала его в угол. Эрэд посмотрел на скорчившегося под пристальным надзором коротышку и повернулся ко мне.
  - Ну и заставила же ты нас поволноваться, - харид покачал головой. - Чтоб больше никуда одна ни ногой!
  Он склонился надо мной, распутывая веревки.
  - Почему ты молчишь? С тобой все в порядке?
  Тут Мгла жалобно заскулила, попятилась от коротышки и принялась тереть морду лапами. Тот быстренько вскочил и метнул нож в моего спасителя. Эрэд вздрогнул, если бы я могла, то закричала бы. Харид медленно обернулся к похитителю, на пол упал нож, сломавшийся пополам.
  - Такую хорошую куртку испортил, мерзавец.
  Видимо, это мерзавец коротышку и доконало. Он, проскочив мимо нас, бросился бежать с воплями.
  - Синни, ты что как не живая? Затекло все? - харид попытался меня посадить, но тело совершенно не слушалось, я тряпочкой опять сползла по стеночке на пол.
  - Да что же с тобой?
  "Смотри внимательней, а не тормоши! Неужели с тобой нет брата или хотя бы Норэга! Они бы живо поняли в чем дело".
  Однако и Эрэд оказался не так прост, его пальцы зашарили по моим рукам, шее и очень скоро наткнулись на головку иглы.
  - Кто-то еще пользуется старыми методами.
  Мой крик слышали, наверное, даже в Ллинн-Хейме.
  Ко мне вернулась возможность двигаться, а вместе с ней и все сопутствующие ощущения. Морщась и охая, я потянулась к Эрэду, ощупала его бок.
  - Синнора, ты чего?
  - Тебя ранили! Давай я полечу!
  - Успокойся, со мной все в порядке. Тебя самою лечить надо.
  - Я же видела... - пальцы оставались сухими - крови не было.
  - Синни, перестань, нож просто в одежде запутался.
  - Я же не дурочка! Нож запутался в одежде и от этого сломался пополам! У тебя там кольчуга?
  - Кольчуга, кольчуга...
  - Мы там воюем, а они тут обнимаются! - раздался возмущенный голос Норэга.
  - Нор!
  Наярский маг расплылся в улыбке.
  - Жива?
  - Вы принцессу нашли?
  Эрэд взял меня под мышки и поставил на ноги.
  - Обижаешь! Конечно, нашли. Еще вчера. Зря я что ли на четырех лапах по всему городу носился. Мне вот только интересно, куда смотрели придворный маг и Гильдия. У них тут такой гадюшник под носом развелся. Красный мастер орудует в замке как дома, а они и в ус не дуют...
  - Кого сдуют? - в дверях появился, потеснив Норэга, Лорин. От него несло паленым, одежда была обуглена, лицо в саже, кончики волос закрутились от жара.
  - Лорин! Что с тобой? Ты в порядке?
  - Да так, у одного тут огненный талисман был. Синни, ты как?
  - Ничего вроде, - я склонилась над хнычущей Мглой. Волчица почувствовала мою руку на загривке и притихла. - Этот гад ей в глаза чем-то сыпанул! - я сосредоточилась, пытаясь собрать остатки сил и полечить свою девочку. Не тут то было. Я в отчаянии посмотрела на Лорина.
  - Давай пока промоем ей глаза, а там посмотрим, - брат подошел и, присев рядом, сложил руки лодочкой. Из его ладоней потекла струйка воды. Я, придерживая морду волчицы, промыла ей глаза. Мгла облизывала нос, мои руки.
  - Все? - спросил Лорин.
  - Нет, подожди! - я с наслаждением напилась.
  Лорин наблюдал за мной с каким-то странным выражением лица.
  - Пойдемте скорее домой, - обратился он к друзьям.
  - Подождите! - спохватилась я. - Где-то здесь был Кенрал. Его стукнули по голове, а что дальше сделали, не знаю!
  - Что-то уж очень часто господин Кенрал встает у нас на дороге, - неприязненно сказал Лорин.
  - Видно судьба у него такая, - вздохнула я, собирая карты. Они лежали на удивление кучно, поверх раскиданной колоды крест накрест красовались две картинки - Волчица и Каменный Великан.
  
  
  Глава 4.
  ПОТЕРЯННЫЙ ПРИНЦ
  
  Я попыталась ринуться на поиски, но Эрэд с ухмылкой указал куда-то на пол.
  - Что? - не поняла я.
  - А на улице похолодало, и снежок чуть-чуть нападал.
  Я еще раз посмотрела вниз, потом жалобно оглядела друзей.
  - А как же я домой пойду? Босиком!
  - Да и одежда у тебя не по погодке, - харид снял куртку и накинул мне на плечи. Я в ней почти утонула, как раз за плащ сойдет. - Не расстраивайся, просто поедешь верхом на волчице, да и все.
  - Ладно, - Лорин махнул рукой. - Вы с Эрэдом выбирайтесь на улицу и ждите нас там, а мы с Нором поищем этого злосчастного сына посла.
  По пустынной улице ледяной ветерок гнал поземку, мы преодолели небольшой садик и выбрались на мостовую. Я старалась поглубже зарыться босыми ногами в волчью шерсть. Эрэд зорко осматривался по сторонам, его глаза стеклянисто поблескивали в быстро сгущающихся сумерках.
  - Долго меня искали? - спросила я, постукивая зубами от холода.
  Харид обернулся ко мне и покачал головой.
  - Мгла вывела прямо к этому дому.
  - Как вы поняли, чего она от нас хочет?
  Эрэд широко улыбнулся.
  - Синнора, нас тоже не на помойке нашли. Если ездовой волк вдруг начинает рваться куда-то, тащить за собой всех подряд, трудно не догадаться, что он хочет привести к хозяину.
  - Ааа, - потянула я. - А каким это образом моя волчица оказалась прямо в комнате? - я машинально нащупала колоду.
  - Вот с этим я не могу тебе помочь, потому что просто не знаю.
  Из ворот показались Норэг и Лорин, они тащили Кенрала.
  - Жив!? - я подалась вперед.
  - Чего ему сделается, - пропыхтел Норэг.
  - Оглушен, - добавил Лорин.
  Они прислонили беспамятного гвардейца к ограде.
  - Нужно отнести его домой, - забеспокоилась я. - Кенрала повезем на Мгле, а я могу как-нибудь пойти пешком. Здесь недалеко, она должна справиться.
  Эрэд вздохнул и покачал головой.
  - Синни, успокойся, - харид подошел к лежащему человеку и легко вскинул его на плечо. - Пошли.
  Несмотря на все уговоры Лорина, я настояла на том, чтобы вместе с Эрэдом отправиться в дом Кайрон. Брату, зная мой беспокойный характер, пришлось согласиться. Но всю дорогу он шел рядом и нудил о том, что зря я не согласилась идти домой, что у меня вид и у самой не лучше, что если я свалюсь, он со мной сидеть не будет.
  - Ну и не надо! - не выдержала, наконец, я. - Дай мне умереть в покое!
  Норэг расхохотался.
  Однако дорога далась не так легко, как я ожидала. Вскоре на мои плечи перекочевала мантия Нора, а потом и плащ Лорина, я походила на кочан капусты, но все равно беспощадно мерзла.
  - Приехали, - Лорин положил руку на загривок Мглы, останавливая волчицу. Я вздрогнула, выбираясь из какой-то странной дремы, в которую успела погрузиться.
  Эрэд, не дожидаясь, пока на его стук ответят, распахнул ворота пинком. Пожилой слуга, вышедший на шум, тот самый, что встретил меня в мой первый визит, в ужасе всплеснул руками.
  - О нет, господин Кенрал! Неужели опять!
  - Нет, успокойтесь. На сей раз, это было нападение. Господин Кенрал пытался защитить меня и был оглушен.
  Слуга подозрительно оглядел меня, явно не узнавая в замарашке, укутанной в чужую одежду, знатную даму, так сумбурно ворвавшуюся в дом вчера днем. И тут этот рассеянный пожилой человек заметил, на чем я сижу. Он подслеповато моргнул, по-детски потер глаза кулаками... А потом широко улыбнулся.
  - А это вы, госпожа ллиннэх ! Простите, что сразу не узнал.
  Я сглотнула. Глаза неожиданно защипало. Это вам не презренное "ллинни".
  - Вы назвали меня дважды госпожой, сударь. Я не стою того. Может вы позволите нам войти? Господина Кенрала необходимо уложить в постель.
  - Да, да, конечно... - он посторонился.
  - Не могли бы вы послать кого-нибудь за лекарем?
  - Но ведь вы?.. - седые брови слуги поднялись домиком.
  Я печально покачала головой.
  - Сейчас я не способна на исцеление.
  Перед входом в дом возникла небольшая заминка - Мгла отказалась входить в дверь, уперлась всеми четырьмя. Я задумчиво посмотрела на ледяные каменные ступени. Мои страдания заметил Лорин.
  - Горюшко мое, иди сюда, - он обхватил меня за талию и закинул на плечо.
  Старый слуга быстренько дал поручение кому-то из слуг и вернулся к нам.
  Эрэд вопросительно на него посмотрел.
  - Вот сюда, наверх.
  - Синни, может ты здесь где-нибудь на креслице посидишь? - спросил Лорин, ища куда бы меня пристроить.
  - Нет уж, - я похлопала его по спине, - взялся, так неси.
  - Что с вами, ллиннэх? Вы ранены? - поинтересовался слуга.
  - Нет, - ответил вместо меня Эрэд, - с госпожой все в порядке. - Беда случилась с ее башмаками.
  Лестница закончилась - мы были на втором этаже. Полы здесь устилали мягкие ковры, поэтому Лорин поставил меня на ноги.
  Кенрал был водворен в свои покои. Я тщательно осмотрела его голову, убедилась, что здесь справится и самый обычный лекарь, и только после этого согласилась уйти.
  - Госпожа.
  Я подняла голову. Слуга держал в руках аккуратные невысокие сапожки.
  - Вам должны прийтись в пору.
  - Спасибо.
  Обувь не из дешевых, такую не носили слуги. Мужского фасона, но по размеру мужчине не подошла бы. Сношена, но слегка, ясно, что сапоги почти совсем новые, а не остались со времен детства Кенрала. Я обрадовано натянула обновку. Чуть-чуть великовато, но это гораздо лучше, чем кататься на плечах у друзей.
  - Замечательно! Где вы их взяли?
  Отчего-то слуга смутился.
  - Да ладно тебе, Синни, - Лорин настойчиво подталкивал меня к двери. - Тебе дарят обувь, а ты выясняешь откуда она взялась.
  Я со вздохом позволила себя вытолкать и чуть не столкнулась с каким-то мальчишкой. Он испуганно вздрогнул и метнулся прочь, скрывшись за углом. Показалось или нет, что я его уже видела раньше.
  - Скажите, сударь, - я обернулась к слуге. - Этот мальчик, что сейчас убежал прочь. Кто он?
  - Какой мальчик? - удивился старик.
  - Вот только что убежал...
  - Ааа. Это так, слуга.
  
  Всю дорогу до дома Лорина меня донимали разные мысли.
  - Синни, ты чего такая задумчивая? - поинтересовался Лорин. - Может тебе нехорошо? - на лице брата появилось беспокойство.
  - Да нет. Все в порядке. Мне не дает покоя тот мальчик.
  - А что с ним не так? Обычный слуга.
  - Ты видел его одежду?
  - Нет, не рассмотрел.
  - Род Кайрон, конечно, богат, но не настолько, чтобы одевать слуг в бархат.
  - Может младший братишка Кенрала...
  - Почему тогда старик не сказал этого? Он назвал мальчика слугой. Я уверена, что это тот самый мальчишка, которого я нашла в карете посла.
  - И что ты хочешь сказать? Что это тот самый похищенный принц?
  - Нет.
  - А что тогда?
  - Я подумаю, потом скажу.
  Лорин скорчил уморительную рожицу.
  Мне так захотелось показать ему язык, что я прикусила костяшку большого пальца.
  Эрэд и Нор в гости зайти не пожелали и, проводив нас до дверей, отправились по домам. Я отвела Мглу на конюшню, еще раз промыла ей глаза, теперь травяным отваром, поужинала с Лорином, еле-еле отмылась после всех приключений и только после этого, с трудом добравшись до кровати, рухнула в ее заманчивые объятья. Чтобы тут же вскочить с воплем.
  Одеяло зашевелилось, на свет вылез раздраженный и злой хворт.
  Тааак! Все-таки брат не удержался и приволок его в дом, да еще и выпустил из клетки. А эта зверушка не нашла ничего лучше, кроме как поселиться в моей кровати.
  - Не шипи! - я шлепнула его по широкому носу и, сдвинув ошеломленного таким обращением зверя к краю кровати, с наслаждением вытянулась во весь рост.
  
  Я открыла глаза. Темно. Рядом спокойно сопит хворт. Что же меня разбудило? В кровать я ложилась с твердым намереньем проспать не меньше трех дней.
  Ни звука, ни шороха.
  Я села. Хворт недовольно замычал и перевернулся на другой бок. Все вроде в порядке. Померещилось, наверное. После таких приключений это бывает. Я откинулась на подушку. Участившееся дыхание постепенно восстанавливалось, наплывала дрема.
  И тут послышался легкий стук. Занавесь балдахина колыхнулась, приоткрыв чуть более светлый кусок мрака. Неужели кто-то пробрался в мою комнату? И с какой целью? Я нащупала пушистый загривок хворта, приготовившись, если что, швырнуть зверя в нападающего. Но никто не появлялся. Кончики напрягшихся ушей подрагивали, по спине бегали ледяные мурашки.
  Эх, останься у меня хоть капелька силы... Занавеска качнулась вновь, став на место. Может сквозняк? Я немного расслабилась и натянула одеяло до подбородка. И чего перепугалась-то так.
  От двери к моей кровати проскрипели тяжелые шаги. Я подскочила на месте. Полы в моей комнате не скрипели! Да и не могли звучать так шаги по мягкому пушистому ковру. Кто-то стоял возле занавески и дышал, так тяжело, будто страдал отдышкой.
  Я дотянулась до края занавеси. Если резко отдернуть ее, а потом откатиться к противоположной стороне кровати, кинув в пришельца хворта...
  Занавесь колыхнулась с противоположной стороны, сквозь нее к моему лицу потянулась белая, мягко святящаяся в темноте женская рука.
  Призрак?!
  Страх сменился недоумением, а потом азартом. Я пригнула голову, пропуская руку над собой.
  - Где мой сын? - послышался шелестящий, почти беззвучный голос.
  Хорт шевельнул ушами, но так и не проснулся.
  И это творится в доме придворного мага Вилии! Лорин знал о слухах, что здесь есть призраки, но даже не удосужился все почистить. Или брата такая обстановка устраивала?
  Рука пошарила надо мной и, ничего не найдя, исчезла.
  Зашевелился и затопал другой призрак.
  - Я не крал денег! - его голос был низок и тягуч, будто слышался откуда-то из-под воды. - Я ничего не знаю!
  В этот миг занавесь взметнулась вверх, явив моему взору высокого тощего светящегося в темноте мужчину. В черных провалах глаз горели тусклые зеленоватые огоньки.
  - Я не брал денег! - повторил он.
  Я отползла поближе к спинке кровати и прижала к себе хворта. Было жутковато. Занавесь волной упала на место. Скрыв призрака и оставив нас в темноте. Проснувшийся хворт непонимающе вертел головой. Он чувствовал мою тревогу, но не видел ее источника.
  Вдруг кровать слабо содрогнулась и прямо сквозь мои ноги начал прорастать третий призрак. Вскочив, я чуть не упала, запутавшись в одеяле и подушках, и оказалась лицом к лицу с невысоким рыжеволосым пареньком. Он подмигнул мне и, пригладив пушистой кисточкой на хвосте растрепаннее волосы, коротко поклонился.
  Передо мной был не кто иной, как ллинни. И, судя по длинному хвосту с пушистой белой кисточкой на конце, принадлежал этот призрак к народу гилоннов, так же как и моя подружка Рист.
  - Я не знала, что ллиннэх превращаются в призраков.
  Парнишка потупился, а потом широко улыбнулся.
  - Всякое бывает, - голос у него был тихий, едва слышный, но не проскользни он только что сквозь кровать, я подумала бы, что передо мной живой ллинни, настолько мальчик отличался от других призраков.
  - И как же тебя угораздило?
  Глаза призрака стали печальными.
  - Я не помню.
  Мне стало его жалко.
  - Я могу тебе как-то помочь?
  Призрак уселся на разворошенной постели, скрестив ноги. Хворт, по-прежнему никак на него не реагировал. Интересно, а как бы Мгла себя повела? Или сказки о том, что хворты и другие подобные им существа, живущие в Ллинн-Хеймских лесах, созданы искусственно, верны?
  - Не знаю...
  Он был очень молод, лет шестнадцать, не больше. Остальные призраки как-то притихли и "признаков жизни" не подавали. Я уселась рядом с юношей.
  - И долго ты здесь обитаешь?
  Призрак улыбнулся.
  - Довольно долго, но я прячусь, да и с остальными призраками стараюсь не встречаться, они меня боятся.
  - Боятся?! - удивилась я. - Почему? Ведь они такие же призраки, как и ты?
  - Не знаю, - призрак нахмурился. - Мне кажется, что не такие. Они могут только ходить за всеми и рассказывать из-за чего умерли. Им нравится пугать людей.
  - А тебе не нравится?
  Призрак недоуменно поднял брови.
  - Нет, не нравится. Зачем оно мне. Мне и так хорошо. Это они, - он презрительно махнул рукой на занавесь, за которой кто-то возмущенно засопел, - питаются чужим страхом, чтобы поддержать собственное существование.
  - Значит, призраки живут за счет людей?
  - Да. Но все притихли, когда в доме поселился Светлячок.
  - Кто? - не поняла я.
  Юноша моргнул, шевельнул ушами с длиннющими белыми кисточками.
  - Ну, хозяин дома новый.
  Я рассмеялась.
  - Так это ты Лорина прозвал Светлячком?
  - Да.
  - Но почему Светлячок?
  - А разве не похож? - удивился призрак.
  -Наверное, призраки боятся его, потому что он маг.
  - Фе, вилийские маги... Не смеши меня. Они ни на что не способны.
  - Ну, в последней войне они нас, например, крупно победили. И их маги, и их солдаты.
  - В войне?! - призрак подался вперед. - Когда это было?
  - Больше двадцати трех лет назад...
  Юноша опустил голову.
  - Боюсь, что мне это ни о чем не говорит. Я почти не замечаю течения времени.
  - А каково оно быть призраком? - спросила я.
  - Скучно. Доступа в Элхоор нет. Пообщаться не с кем. Поэтому я, как только тебя почувствовал, сразу выбрался. А тут уже местная братия набежала...
  - Откуда выбрался? - поинтересовалась я.
  - Из картины. Я там живу.
  Что-то я слышала когда-то давно о призраках, живущих в вещах.
  - Может, я могу сделать что-нибудь, что поможет тебе успокоиться?
  Призрак моргнул.
  - Для этого нужно найти мое тело... и Белая Матушка должна меня отпустить. Тогда я смогу успокоиться. Но мое тело давно рассыпалось прахом...
  - Неужели так ничем и не могу помочь?
  Гилонн посмотрел на меня печально и мудро.
  - Успокойся, синнора. Я не нуждаюсь в помощи. Но если тебе понадобится помощь, всегда помогу. Мое имя Эргет. И за Светлячком твоим присмотрю.
  Призрак растаял.
  В комнате стало тихо. Остальные призраки тоже нас покинули. Каких только странностей не встретишь в жизни: вилиец, спокойно разгуливающий по Элхоору; призрак ллинн-хеймца. Что-то ждет меня дальше? Да, интересно, а откуда гилонн узнал мое имя? И произнес он его как-то странно, с ударением на последнем слоге. В переводе в древнеллинн-хеймского, мое имя значит Радуга, но это если сделать ударение на среднем слоге... а так, как произнес его призрак - представления не имею.
  
  Утром я устроила Лорину сюрприз, рассказав о призраках. Придворный маг с открытым ртом слушал о моих ночных приключениях.
  - Сегодня же позову кого-нибудь из Заклинателей духов.
  - А самому сделать?! Что, совсем обленился, Ваше придворное магичество? - подколола я брата.
  - Зачем самому утруждаться, когда для этого есть такие веселые, специально обученные ребята, как Заклинатели духов.
  - На самом деле не советовала бы тебе это делать. Оставь все как есть, обычные призраки тебя боятся и вреда не причинят, а так можно изгнать отсюда еще кое-кого.
  - Кого же это? - заинтересовался брат.
  И я рассказала ему про Эргета. Через несколько минут мы стояли перед картиной. Лорин сразу догадался о каком полотне идет речь.
  По лесу несся матерый ездовой волк, на его спине восседал улыбающийся мальчишка гилонн.
  - Даже не знал, что в моем доме есть такие вещи. С виду картина, как картина. Не прощупывается никакого магического фона.
  Дверь тихонько приотворилась.
  - Господин Лорин, там пришли господа Эрэд и Брик.
  Чуть попозже объявился и Норэг. Принцесса найдена, нужно было готовиться к походу.
  Устроились за столом. Эрэд и Лорин разложили какие-то карты, принялись уточнять маршрут, изрисовывать местность от Вилома до Кейриона, потом перешли к организационным моментам. Мне стало скучно, я в этих вопросах не смыслила, поэтому пересела в кресло у окна.
  На улице грустно падал крупный пушистый снег. Если так и дальше пойдет, то за два дня все дороги заметет, а ведь еще только середина осени. Поджав ноги, я поплотнее закуталась в шаль. Как можно куда-то собираться в такую погоду?..
  Спор за столом становился все оживленнее, но проходил мимо меня. Я отвела взгляд от окна и натолкнулась на зеркало. Большое, настенное, оно полностью вмещало мое отражение. Как меня недавно Брик зверюшкой обозвал. Зверюшка и есть. Уши торчат, глаза огромные, носик остренький, то ли кошка, то ли лиса. На человека ну нисколько не похож... На глаза неожиданно навернулись слезы. Себя всегда представляешь не такой, как есть на самом деле. И зеркало будто срывает маску.
  Стоп! Слезы мгновенно высохли. Я собралась.
  - Лорин! Мне нужен кто-нибудь из магов, владеющих информацией.
  - Какой? - ошеломленно спросил брат.
  - Справочной.
  Через некоторое время передо мной на стол пожилой дядька в черной мантии, на которой была вышита сова, выкладывал увесистые фолианты.
  Никто не понимал, зачем мне это нужно и из-за чего я так переполошилась. Ничего потерпят. То, что нужно, я нашла быстро. Несмотря на то, что я обо всем догадалась, строчки прыгали перед глазами, двоились, поверх правильного текста проступал другой.
  Лорин, видя на моем лице довольную улыбку, смотрел на меня пытливым взором.
  - Господа маги, Эрэд, Брик, нам необходимо во дворец.
  - Зачем? - воскликнули четверо почти одновременно.
  - Так надо. И, Лорин, пошли кого-нибудь из слуг к господину Кенралу, с просьбой тоже быть там.
  
  Юлима заставила нас немного подождать, но все же приняла, лицо у королевы было бледное и усталое.
  - Синнора, что случилось?
  - Дождемся, господина Кенрала. А вот и он.
  На лице сына посла были удивление и тревога.
  - Ваше Величество, - он поклонился королеве. - Что случилось? Что-то с принцессой?
  - Нет, с Ланией все в порядке.
  - Зачем же я вам тогда понадобился?
  - Надеюсь, Синнора нам сейчас все объяснит, - лицо Юлимы не предвещало ничего хорошего.
  - Непременно. Но сначала я задам господину Кенралу несколько вопросов.
  Королева кивнула. Сын посла закатил глаза.
  - Что, опять?
  - Обещаю, что вопросов будет немного. У меня. Итак, первый. Принц Лоулей является вашим другом?
  - Да, - Кенрал не понимал в чем дело, но ждал подвоха.
  - Вы хорошо к нему относитесь?
  - Да.
  - Тогда почему не очень торопитесь бросаться к нему на помощь?
  Кенрал оторопел, его взгляд заметался.
  - Ладно, не отвечайте. А скажите, вот вы недавно пытались покончить счеты с жизнью, потому что вас оскорбило применение к вам магии дознания. Что вас в этом так задело?
  - Нельзя чтобы кто-то узнавал самые потаенные мысли! Это позор! - вспыхнул Кенрал.
  Лорин удивленно поднял брови, кажется, брат начал о чем-то догадываться.
  - А почему вы выбрали самоубийство через повешенье? Ведь у вилийской знати это самая позорная смерть.
  Кенрал молчал и с ненавистью смотрел на меня.
  - И скажите, наконец, Ваше Высочество, кто вам сделал такую искусную Маску? Да еще и с Туманом!
  Такого удивления на лицах окружающих я не видела никогда. Один Эрэд внешне выглядел невозмутимым, только глаза харида поблескивали ярче обычного.
  - Позвольте представить вам, Ваше Величество, - принц Лоулей, собственной персоной.
  Королева закрыла рот.
  - Но как такое возможно?
  - Это неправда! - пытался возражать Кенрал. - Глупые выдумки этой девчонки!
  - В Вилии нет герба с тремя вепрями и тремя колосьями. Я сегодня проверяла. Герб рода Кайрон - сокол, несущий в когтях грамоту, на белом поле. Сейчас хайдерскому послу тридцать четыре года и он никак не может быть вашим отцом. Его сыну, Кенралу, четырнадцать лет. В Вилии не считается позором подвергнуться прочтению мага-дознавателя. Это позор в Хайдере. Там же считается позором - лишиться жизни и пролить при этом кровь, потерять драгоценную влагу. И еще я очень слабо подвержена заклинанию Тумана. Вашу Маску трудно пробить, очень уж она искусна, хотя в Элхооре она дрогнула.
  Кенрал... нет, Лоулей, стоял опустив голову. Он понял, что оправдаться не сможет. Наконец, Его Высочество принял какое-то решение. Он сунул руку за пазуху и снял с шеи тот самый медальон с зеленым камнем, что я видела в Элхооре. Внешность мужчины разительно изменилась. Волосы потемнели и удлинились, кожа стала бледно-серебристой, поменялись черты лица, став более резкими и совершенными, неизменными остались только зеленые глаза, почти точная копия моих.
  - Но зачем? - королева всплеснула руками. - Зачем этот маскарад?
  Лоулей склонил пред Юлимой голову.
  - Я прошу извинить меня, Ваше Величество, но, как я уже объяснял госпоже Синноре, это было необходимой мерой безопасности. И, после того, как я попал в Вилом, мои опасения не развеялись. К тому же, - тут принц смутился. - Мне хотелось поближе узнать свою невесту, не смущая ее чужеземным обликом.
  -Но как могли вы, посол, пытаться покончить с собой! - Юлима была в ярости. - Ваш необдуманный поступок мог развязать войну!
  Принц смутился еще больше.
  - Тогда мне было все равно.
  
  
  Глава 5.
  ВСТРЕЧИ
  
  За два дня перед свадьбой Вилом наполнился суетой - приехала, хоть и с опозданием, свита хайдерского принца. По улицам на необыкновенно рослых мощных лошадях проехались хайдерские воины, среди них яркими птицами на изящных тонконогих лошадках сверкали придворные. Кареты, повозки с дарами и клетки с необычными животными. Посмотреть на процессию собрался весь город. Лорин, как придворный маг по обычаю был обязан первым встречать гостей на дворцовой площади. Ну и я с ним увязалась от любопытства. Не каждый день удается посмотреть на живых хайдерцев. Лоулей не в счет, к нему я уже привыкла.
  Четверка воинов в черных, поглощающих свет доспехах, остановили лошадей прямо перед нами. Могучие звери вороной масти раздували ноздри, подцвеченные изнутри алым, недоверчиво косились на меня. Красавцы! Теперь я знаю, откуда родом черный конь Эрэда.
  Тут воины, отсалютовав мечами, подали лошадей в стороны, освободив дорогу небольшой, изящной, как янтарная статуэтка, огнисто-рыжей кобыле. На спине лошадки восседал седобородый старик. Цепкие черные глаза прошлись по нам с Лорином. Показалось мне или нет, что морщинки вокруг глаз сложились в хитрую улыбку.
  - Мое имя Лорин Эстайя. Это моя сестра Синнора Эстайя. Рад приветствовать вас на вилийской земле.
  Старик кивнул.
  - Мое имя - Эллей. Вижу, что в этой земле не забыли обычаев, и пришельцев встречает маг. Можешь начать проверку, мальчик.
  От такого обращения Лорин покраснел, но возразить не решился. Придворный маг кивнул и, сложив руки у подбородка лодочкой, дунул на них.
  С пальцев начала слетать серебристая пыльца. Лорин все дул и дул, будто воздух в его легких не кончался. Вот серебристое облако окутало все посольство. Брат опустил руки, подождал, пока воздух вновь стал прозрачным, так нигде и не окрасившись алыми или багровыми всполохами дурных намерений.
  Старик вновь улыбнулся глазами. Отчего-то мне стало ясно, что он с легкостью смог бы противостоять любым потугам Лорина. Уж не тот ли это мастер, что потрудился над Маской принца.
  - Прошу вас. Будьте гостями Вилии и Вилома, - брат отступил с дороги, сделав приглашающий жест.
  Черные воины, так и не снявшие шлемов, проследовали мимо, гордые и невозмутимые. В огромных ножнах покоились мечи с черными рукоятями, латные перчатки украшали острые черные когти. Не черными в их наряде были только полупрозрачные алые пластины, защищавшие глаза.
  Неожиданно мне стало смешно. Я поняла, кого они мне напоминают. Один из народов Ллинн-Хейма - гилионов, называемых Черными Клинками, непревзойденных воинов. Только те выглядели гармонично и естественно, а эти походили на прекрасно выполненную из драгоценных металлов и камней копию цветка. Только копию, сколько бы золота и рубинов на это не пошло. К тому же еще весьма надменную копию. Я не смогла сдержать усмешки.
  Эллей, проезжавший мимо, неожиданно весело мне подмигнул. Все последующие хайдерцы в процессии немало подивились чудной девчонке с открытым ртом и выпученными глазами.
  У главного входа во дворец на ступенях свою свиту встречал принц. По правую руку от жениха в расшитом жемчугом голубом платье милостиво улыбалась приехавшим принцесса Лания. Девчонка была безумно довольна и предстоящим событием и женихом. Вот и говори о браке против воли. Хотя, если бы не хитрый ход Лоулея с Маской, неизвестно, как принцесса отнеслась бы к будущему супругу.
  Черные воины остановились у ступеней, спешились и помогли спешиться Эллею. Старик поклонился принцу. Лоулей поклонился в ответ не менее низко. Король Хайдеры Лоунэн вряд ли почтил бы нас своим присутствием, так что перед нами точно кто-то из Совета магов, если не сам глава Совета.
  - Я рад мой принц, что все сложилось хорошо, и я вновь могу лицезреть вас в этом мире.
  - Я тоже рад этому Эллей. Позволь тебе представить, это моя невеста принцесса Лания, будущая принцесса Хайдеры. Лания, это Эллей, глава Совета магов Хайдеры.
  Я угадала!
  Лания присела в реверансе, изящно придержав пышные юбки.
  Дальше устройством гостей занялись распорядитель замка и слуги, а мы с Лорином отправились домой. Свадьба будет только через два дня, так что пока можно просто отдохнуть, чем мы с братом и занялись. Лорин ушел навестить каких-то своих друзей, а я решила исполнить, наконец, свою мечту и отправилась в ювелирную лавку. Недалеко от дома их было целых три штуки, так что разгуляться есть где. Захватив кошелек, направилась сначала в ближайшую.
  Лорин жил в старом городе, там, где стояли старинные дома многих знатных родов, да и люди здесь жили весьма состоятельные, не то что в новом городе. И лавка вполне соответствовала своему окружению. Хотя странно называть лавкой большое, нарядное, двухэтажное здание. Вход хозяин не поскупился украсить декоративным позолоченным крыльцом, козырек которого украшали висюльки из горного хрусталя. Внутри все было задрапировано черным и белым бархатом, горело множество высоких, толстых свечей. На бархатных же подставках всеми цветами радуги играли драгоценные камни. Все открыто и на виду, подходи кто хочешь, бери что надо, вот только в скрытых повсюду полутемных нишах скрывались охранники, так удачно замаскированные двухцветной тканью.
  Мне взгрустнулось, потому что, скорее всего, ни своих любимых агатов, ни других поделочных камней я не найду. А если они здесь и найдутся, то это будут какие-нибудь редкие разновидности, стоящие ничуть не меньше рубинов и изумрудов. Потоптавшись на пороге, я уже развернулась, чтобы уйти, но глаза мне бросился высокий мужчина с маленькой, опрятно одетой девочкой. Он просматривал камни на просвет, а она стояла рядом и вертела головой во все стороны.
  Стихии и духи! Вот уж кого не ожидала встретить. Медленно я начала подкрадываться к ничего не замечающему главному мастеру наставнику Академии магических искусств. Продавец подозрительно на меня поглядывал, но молчал. Испортила все девочка. Она потянула отца за штанину.
  - Что, Синни? - он склонился к малышке.
  - Папа, а почему у тети четыре пальца? Это она слишком сильно в носу ковырялась и пальчик сломала?
  Мастер наставник резко развернулся.
  - Синнора!
  - Ну да.
  - Откуда ты здесь? - он ошеломленно рассматривал меня, будто в первый раз видел. Хотя... Пять лет прошло, с тех пор как я его видела в последний раз, не могла же я не измениться. Да и он тоже изменился. В голове, благодаря студентам прибавилось седых волос. Но мне мастер наставник не казался старым, как раньше. Мужчина сорока с лишним лет, разве это старость. Молчание вновь нарушила девочка:
  - Папа, а почему тетю зовут как меня?
  - Это тебя зовут как ее, - он улыбнулся и погладил дочь по голове.
  А мне стало невыносимо стыдно. Мастер и его жена назвали дочь в мою честь, а ведь все происходившее тогда, было самой обычной шалостью, она не заслуживала такой благодарности. Оставалось только радоваться, что все закончилось хорошо.
  А ты откуда здесь? - вдруг спросил мастер наставник. Его брови подозрительно нахмурились, похоже, он вспомнил о запрете нашей пятерке собраться вместе.
  Я рассмеялась.
  - А вы еще ничего не знаете?
  - А что я должен знать?
  - Герои-защитники Вилии вновь вместе! Ее Величество даже бал в честь нашего воссоединение устроила.
  Мастер наставник нахмурился еще сильнее.
  - То-то я смотрю у нас в стране не спокойно.
  - Это не мы! - я протестующее замахала руками. - Честное слово!
  Мужчина рассмеялся, запрокидывая голову.
  - Я не про это! Как только Вилии грозит серьезная опасность, вы тут как тут. Опасность серьезная?
  - Да.
  - Расскажешь?
  - Не могу, - оставалось только печально улыбнуться. В мастере наставнике я была уверена, но после Кенрала с его Маской, боялась даже собственной тени. - А вы здесь откуда?
  - А я теперь живу в столице. Столичный тип.
  - А как же Академия?
  - Эмине предложили очень высокую должность при Совете магов, а я переехал вместе с ней.
  Я с трудом вспомнила, что Эмина - это имя той самой ведьмочки, что я так удачно подпоила в свое время.
  - Но чем вы теперь занимаетесь?!
  В глазах мастера появилась легкая хитринка.
  - Я все так же главный мастер наставник. Только теперь не в Академии, а в школе магов. Что хмуришься. Думаешь, понижение в должности? Ну я-то всего уже достиг, а вот Эмине дорогу не хочу собой закрывать, - тут он как-то каверзно улыбнулся. - Синни, а ты сейчас очень занята?
  - А что? - спросила я настороженно.
  - Да ничего особенного. Занята или нет?
  Мне пришло в голову, что мастер хочет пригласить меня в гости.
  - Нет, не очень.
  - Тогда пошли! - он подхватил дочку под мышку, меня под руку и потащил куда-то.
  - Куда мы идем?
  - Скоро узнаешь. Здесь недалеко.
  Идти и в самом деле оказалось недалеко. Мы перешли несколько улиц, обогнули большой красивый серый дом и оказались у высокого каменного забора. Навряд ли мастер наставник живет здесь... Он втащил меня в высокие кованые ворота и, проскользнув, через небольшой, но густой сад, мы вышли к трехэтажному зданию.
  Я выдернула руку, собираясь убежать, слишком уж подозрительным все было.
  - Ты чего? - мастер наставник удивленно оглянулся.
  - Что все это значит?
  Мужчина смутился и покраснел.
  - Прости. Я думал ты не согласишься...
  - Не соглашусь на что?
  - Провести у нас одно занятие. Хорошо бы детям узнать что-нибудь о Ллинн-Хейме и о том, что ллинни вовсе не чудовища.
  - Занятие? Перед детьми?
  - Ну не перед наставниками же!
  На мгновение я задумалась, но почти тут же решилась.
  - Да ради того, чтобы вражда к Ллинн-Хейму уменьшилась хоть на каплю, я и в цирке выступать буду.
  - Ну, таких жертв от тебя не требуется. Всего лишь маленькое выступление перед зверинцем.
  Учиться в школе магов мне не пришлось. Пока брат протирал штаны за партой, я осваивала азы магии дома, под присмотром матушки. Так что все вокруг было в новинку. Здесь, в отличие от Академии, не было величия и атмосферы таинственности, зато дорогие стекла на окнах и с одной и с другой стороны защищали прочные решетки. Все было просто и удобно.
  Длинным светлым коридором мы подошли к широкой лестнице с довольно истертыми ступенями, поднялись на последний этаж. Здесь мастер остановился.
  - Синноры, подождите меня здесь обе. Я сейчас вернусь, - и он нырнул за дверь, но почти сразу вернулся, довольный, как кот, слизавший всю сметану со сливок. - Идем...
  Большой зал оказался заполнен до предела. Сидения располагались уровнями, так что я не могла укрыться от многочисленных взглядов. А они впились, будто жала, пришпиливая к стене.
  Мастер наставник кашлянул, выводя меня из оцепенения. Дети тоже зашевелились, по рядам пробежал шепоток. Здесь были и совсем новички, не старше десяти лет и почти закончившие обучение пятнадцатилетние юноши и девушки. Видимо шло какое-то общее занятие.
  - Вы сейчас изучаете неклассическую магию и те народы, что ее используют. Кейев и ллинн-хеймцев.
  Шепоток стал громче, прокатываясь по залу волнами.
  - К моему глубокому сожалению, у нас очень мало сведений об этих народах. Но вот перед нами человек, который может рассказать кое-что о Ллинн-Хейме.
  Шепоток перерос в недоверчивый ропот. Дети не верили, что какая-то девица знает хоть что-нибудь о такой таинственной стране, как Ллинн-Хейм. Странно, что ллинни во мне узнавал каждый второй на улице и не могли узнать эти образцовые ученики. Я сложила руки на груди и позволила ушам выскользнуть из волос.
  В зале мгновенно установилась тишина. До моих чутких ушей не доносилось даже звуков дыхания. Как бы не задохнулись. Ясные детские глаза заставляли чувствовать себя неуютно, прогоняя последние мысли из головы, в них не было ни враждебности, ни злобы, но отчего-то я чувствовала себя хуже, чем на любом экзамене. Там от моих знаний и способности говорить зависела только моя судьба, а не судьба Ллинн-Хейма, Вилии и этих вот детей.
  - Задавайте вопросы, что ли, - с трудом пробормотала я, окончательно смутившись.
  И тут откуда-то из последних рядов донесся звонкий девчачий голос:
  - А это правда, что ллинни крадут маленьких детей и заменяют их своими подкидышами?
  Зал грянул хохотом, в эту сказку не верили даже самые маленькие.
  - Нет, не правда, - звучание собственного голоса показалось мне совершенно чужим, в нем прозвучали учительские нотки, и я поняла, что неосознанно копирую манеру говорить мастера наставника. - Во-первых, нехорошо говорить ллинни. Это ругательство. Его придумали вилийцы. В переводе с древнеллинн-хейского, это слово обозначает зелепушка, недоспелое яблочко.
  Вновь послышался хохот, но он тут же смолк. Всем было интересно.
  - Но как же тогда называть лли... ллинн-хеймцев? - спросил серьезный белобрысый мальчик с серыми глазами, сидящий в первом ряду.
  - Если вам придется говорить с кем-то из Ллинн-Хейма, можете смело говорить ему или ей господин или госпожа. Это обращение в Ллинн-Хейме вполне приемлемо. Но если захотите доставить ллинн-хеймцу особое удовольствие, называйте его ллиннэх.
  - А это что значит?
  - Зеленый господин.
  Дети вновь не удержались от смеха.
  - В этом нет ничего смешного. Ллинн-Хейм переводится как Зеленые Холмы, так что обращение, как видите, получилось вполне уважительное.
  - А, правда, что у ллиннэх ядовитые когти и зубы?! - крикнул кто-то из глубины зала.
  - Только у гилионов. У меня как видите и когтей-то нет, - я показала руку сидящим в первом ряду. Меня трогали за пальцы, рассматривали четырехпалую ладонь, пытались отковырнуть ногти, наверное, раскладные когти искали. Кто-то потянулся к ушам... Вскоре началось столпотворение, каждому хотелось потрогать живую ллинни. К справедливости надо заметить, трогали дети меня очень осторожно.
  - Посмотрели! Хватит! По местам! - мастер наставник легонько хлопнул ладонью по столу. Ученики порскнули обратно. - Синнора, продолжай.
  - У кого-нибудь еще есть вопросы?
  И на меня обрушился шквал. Каждый что-то кричал, махал руками...
  - Тише! По очереди.
  О чем только меня не спрашивали... Эти дети любопытнее любого ллинни. И я с грустью заметила, что знаю ответы далеко не на все их вопросы.
  Когда пытка закончилась, я с трудом выбралась из зала с твердым ощущением, что на мне возили камни размером с хорошего ездового волка.
  - Что притихла? - мастер наставник довольно улыбался. На руках он держал спящую дочку. - Устала? А вот таково нам учителям с вами сорванцами, - дети ручейками текли мимо нас, кто-то иногда останавливался и задавал еще недозаданные вопросы. - Но ты молодец, отлично справилась. Не хочешь в преподаватели пойти?
  Я с легким ужасом покачала головой.
  - А что. Это очень хорошая должность. Я могу похлопотать за тебя перед Советом магов. Все лучше, чем сидеть в захолустной Порубежной крепости.
  Резко остановившись, я посмотрела на мастера наставника, осознав, что он, оказывается, ничего не знает. Он думает, что я по-прежнему маг в крепости на границе с Ллинн-Хеймом.
  - Что случилось?
  Рассказать ему, или нет? Не верится мне что-то, что мастер наставник может быть вражеским лазутчиком. А если и лазутчик... Наверняка, уже все лазутчики знают, кто я на самом деле.
  - Видите ли... Я уже давно не служу в крепости.
  - Так, - мастер наставник нахмурился. - Это не коридорный разговор. А пойдем-ка ко мне домой. Эмина обрадуется, да и ей интересно будет узнать о том, что с тобой происходит.
  - В гости?
  - Ну так!
  Жил мастер наставник недалеко. Тут же в старом городе. И судя по большому красивому дому из желтоватого камня, неплохо жил.
  Младшую Синнору поручили заботам нянек, а меня отвели в столовую, где уже кто-то сердобольный накрыл стол. Эмина, высокая, светловолосая, стройная женщина с яркими синими глазами, уже ждала нас. Судя по взглядам, которыми они обменялись с мастером наставником, здесь мне надо памятник ставить. И тут она заметила меня. Идеальные полукружья золотистых бровей сошлись на переносице, потом в глазах появилось узнавание.
  - Синнора! - почтенная дама превратилась в девчонку и с визгом бросилась мне на шею.
  С Эминой мы никогда не дружили, были просто знакомы, я даже имени ее не знала. И вот теперь она радостно щебечет, будто встретила самую близкую подругу.
  - Что это я! - Эмина вдруг вплеснула руками. - Присаживайтесь к столу скорей!
  Меня не ждали, но хозяйка дома тут же велела принести еще один прибор. Отчего-то под ее сияющим взглядом, мне было очень неуютно.
  - Так что ты хотела рассказать? - спросил мастер наставник, утолив первый голод. Сама я так и не смогла притронуться к еде.
  - Ничего особенного. Немного о том, что со мной происходило за эти пять лет.
  Муж и жена замерли, приготовившись слушать.
  - Пять лет назад меня действительно отправили в Порубежную крепость. Подальше от столицы. К тому же кто-то серьезно считал, что я смогу, как ллинни, куда лучше защитить крепость и караванные пути от ллинн-хеймцев.
  - Караванные пути? - переспросила Эмина. - Но ведь сейчас там нет никаких караванных путей! Купцы предпочитают морской путь, или в объезд у подножия гор.
  - Это так. Но раньше караванные пути проходили именно мимо Ллинн-Хейма. И ллинни этим пользовались, иногда щипая караваны понемногу. Тогда я всего этого не знала и, видя, что на караван, вверенный моей защите, нападают какие-то непонятные люди, атаковала. Там и никаких особых сил не было, с десяток сарино, несколько гилоннов и один гилион. Откуда же мне было знать, что гилиону ничего не стоит скрутить мага, тем более такого неопытного, какой была я.
  Меня захватили и в качестве трофея увезли в Ллинн-Хейм, вместе с караваном. Ллинни не хотели ничего плохого, они просто думали, что смогут получить за вилийского мага неплохой выкуп. Но тут обнаружилось, что я не вилийка, а их соотечественница.
  - И ты осталась у них?
  - Не все так просто. Меня отправили в столицу, показать Совету магов и Пресветлому королю.
  - И?..
  - А дальше сама не знаю что произошло, но Совет объявил меня Темной королевой Ллинн-Хейма.
  Мастер наставник присвистнул, округлив глаза.
  - Ничего себе! Такого я даже от тебя не ожидал!
  - Сама не ожидала. Меня чуть не на руках носили, пылинки сдували. Я написала письмо в Вилом. Совет магов и королева Юлима велели мне оставаться в Ллинн-Хейме и поддерживать там дружескую Вилии атмосферу.
  Мастер потряс головой, будто разгонял в ней туман.
  И тут под окнами, чуть ли не до смерти перепугав моих собеседников, раздался волчий вой.
  - Ой! - я вскочила на ноги. - Лорин же ничего не знает о том, где я!
  Похоже, братец разыскивал меня по городу с волками, решив, что это очередное похищение. Он и несколько десятков стражников уже собрались атаковать ворота, когда я выбежала на улицу.
  - Синни! Ты что здесь делаешь?!
  Мгла сидела на мостовой и радостно улыбалась. Уж волчица-то точно знала, что со мной не происходит ничего страшного. А то, что глупые люди не желают ее понимать, так это их проблемы.
  Лорин был просто в бешенстве. Лицо пошло пятнами, глаза метали молнии.
  - Я думал, что тебя опять похитили! А ты тут... - он не договорил, что я тут делала. - Ты что не могла никого послать, чтобы предупредить?! Ночь на дворе! На улице и в самом деле было уже темно.
  От такого напора я растерялась и почувствовала себя виноватой.
  - Что-то вы разбушевались, Ваше придворное магичество, - раздался за моей спиной насмешливый голос, и мастер наставник вышел вперед, спасая меня от грозы.
  Лорин смутился и притих.
  - Здравствуй, Велор, - похоже, они были знакомы не только как мастер наставник и студент. Ну еще бы, работают-то вместе, в одном городе. Небось, и в гости друг к другу ходят. Одна я в своем лесу одичала совсем. - Извините за переполох, но у нас тут немного неспокойно недавно было, вот я и разволновался.
  - А что это за история с похищением? - обратился ко мне мастер наставник. - Это как-то связано с похищением принцессы?
  - Есть немного, - Лорин ухватил меня за руку. - Велор, я тебе потом все непременно расскажу. Если все хорошо закончится.
  - А ты хам, братец! - высказала я Лорину, едва успев крикнуть мастеру наставнику "до свиданья". - Что о нас теперь подумают эти хорошие люди.
  - Подумают, что мы ничуть не изменились. Ты ведь знаешь, что сейчас происходит. Вилия на грани войны. Один промах с нашей стороны и Красный мастер узнает обо всем!
  - О чем? О том, что мы впятером выступим против него. Да об этом догадалась уже каждая собака в городе. Они, правда, не знают, что это именно Красный мастер, но в государстве смута, а тут воссоединение Героев-защитников! Ты считаешь, что все дураки?
  Лорин только зло промолчал.
  
  Глава 6
  КОРОЛЕВСКАЯ СВАДЬБА
  
  На все мои просьбы отпустить меня в гости, брат отвечал отказом, так что пришлось целый день сидеть дома. Сам Лорин тоже не выходил, видимо меня караулил. Чуть ближе к вечеру заглянул Брик. Бедный менестрель был просто не в себе, ему завтра предстояло выступать на свадьбе, и он не хотел опозориться перед хайдерцами, так что нам пришлось выслушать несколько десятков баллад. Когда наш певучий друг, наконец, угомонился, за окном стояла глубокая ночь. Лорин предложил менестрелю ночевать у нас, но тот не согласился, сказав, что дома у него и инструменты, и еще не пойми что, без чего он никак спать не сможет. Брат велел нескольким слугам проводить суматошного гостя, а мы отправились спать.
  Воспоминания о визите Брика вызывали у меня улыбку. Вот уж кто может поднять настроение. Интересно, кто были ллинн-хеймские предки рыжего? Скорее всего гилонны, среди них больше всего танцоров и музыкантов. Ведь, наверняка, спать не ляжет, а завтра будет щеголять черными кругами под глазами. Так с улыбкой я и уснула. Чтобы почти сразу проснуться. Над моей кроватью, под самым пологом что-то слабо светилось. Опять призраки что ли?!
  - Кто здесь?
  Хворт, твердо признавший мою кровать своим логовом, недовольно пошевелился.
  Из-за занавесок появилась виноватая мордочка Эргета.
  - Извини, я тебя разбудил.
  - Не страшно. Что-то случилось? - призрак не пришел бы просто так.
  Юноша соскользнул вниз и устроился на краешке кровати.
  - Не знаю. Мне как-то тревожно.
  - Тебя обижают твои вилийские коллеги? - усмехнулась я, облокачиваясь на подушку. Похоже, Эргету просто стало скучно.
  Юноша покачал головой, пушинки на кисточках проплыли в воздухе.
  - Я сам кого хочешь обижу! - обиделся он. - Не в этом дело. Просто в доме как-то неспокойно. Кажется, будто кто-то смотрит...
  Уши мгновенно встали торчком, в последней степени внимания.
  - Ну-ка, расскажи поподробнее.
  Эргет посмотрел на меня искоса. Подвигал ушами.
  - Да ничего особенного я сказать не могу. Может просто показалось...
  Я ничего особенного не чувствовала, а вот призрак становился все беспокойнее: суетливо оглядывался по сторонам, ежился, прислушивался к чему-то. У него даже свечение слегка побледнело.
  - Эргет, я не знаю в чем дело. По-моему, здесь ничего особенного не происходит.
  Юноша нахмурился.
  - Тогда мне точно кажется. Или я уже совсем с ума схожу? - добавил он задумчиво. - Ладно. Не буду тогда больше тебя утомлять, пойду посмотрю на всякий случай все ли в доме в порядке, - призрак исчез.
  - Ну давай, - я устроилась на кровати поудобнее.
  Из-за слов Эргета, стоило заснуть, как меня начали мучить кошмары. Откуда-то издалека к дому тянулась огромная темная рука. Вот она закрывает все небо, как грозовая туча, и смотрит с ладони круглый белый глаз, превращающийся в подвеску на ожерелье Хранителя.
  - Синнора! - звучит откуда-то зловещий призрачный голос.
  Я резко проснулась и поняла, что голос и в самом деле призрачный - Эргет вился надо мной, не зная как разбудить.
  - Ну чего? - в голосе слышалось недовольство - от всех этих кошмаров разболелась голова.
  - Синнора, - мальчишка был сильно испуган. - Я не знаю, что происходит, но что-то старшное!
  - В чем дело то? Отвернись, - я встала и принялась одеваться.
  - Слуги! Они ведут себя как-то странно! Собрались внизу и...
  Тут откуда-то из глубины дома раздался крик полный ужаса. Впрочем, он почти тут же оборвался.
  - Быстро! Я вниз. А ты разбуди Лорина!
  - Но я не могу явиться хозяину дома! - испугался призрак.
  - Это почему еще? - удивилась я.
  - Он - Светлячок, - таинственно потянул Эргет.
  - Да хоть гусеница! Не капризничай!
  Юноша обреченно ускользнул через стену.
  Я перед выходом оглядела комнату, думая, что могло бы пригодиться в качестве оружия. Ничего особенного не нашлось. Все-таки дамская спальня, а не оружейная. И тут взгляд упал на мирно спящего хворта. Не долго думая, я подхватила зверя под мышку и, собравшись с духом, вышла из комнаты.
  Будь я обычным человеком, полумрак в коридоре стал бы серьезной проблемой, но глаза ллинни превращали его в легкие сумерки. А вот и лестница. Хворт недовольно заворочался и, выскользнув из-под моей руки, проворно засеменил впереди. Широкий кожаный нос зверя подрагивал, круглые уши ходили из стороны в сторону, что-то там впереди его весьма заинтересовало.
  Светильники не горели нигде, даже в кухне, хотя из ее открытых дверей доносился какой-то шум. Осторожно я заглянула внутрь и тут же отпрянула. Похоже, в кухне собрались все слуги.
  Они ужинали. Чего уж тут необычного, казалось бы. Но ужином случила совсем молоденькая девчонка. И все это происходило в полном молчании и почти полной тишине.
  Справившись с дурнотой, я развернулась и припустила на второй этаж к комнате Лорина.
  Первое, что мне бросилось в глаза, - Эргет, мнущийся у двери.
  - Ты так и не решился! - возмутилась я.
  Призрак поник ушами.
  - Он меня изгнал. Не сильно, но в комнату я больше войти не могу.
  - Ясно! - я заколотила было в дверь, но она легко приоткрылась. Не заперто.
  - Лорин?! - никто не отозвался. Вперед меня внутрь нырнул хворт. Тут же из комнаты донеслись рык, визг и грохот.
  Мы с призраком ринулись внутрь.
  Хворт гонял какую-то полупрозрачную тварь с длинным гибким телом, похожую на огромную многоножку. Эргет загородил мне дорогу.
  - Что?!
  - Осторожней! Пусть хворт ее поймает!
  - А что это за зверюга?
  - Версена. Она очень ядовитая. Одна из самых ядовитых тварей Ллинн-Хейма. От ее укуса может спасти разве что синнора. А справиться с ней могут только хворты, на которых ее яд не действует. Их и создали специально для охоты на версен.
  Между тем, неуклюжий на вид хворт успел когтями зацепить противника. Версена еще немного попрыгала и в судорогах упала на пол. Хворт тут же довольно зачавкал. Интересно, как эта гадость могла попасть в дом брата? Кто ее мог подкинуть? И почему именно ее, если известно, что здесь живет хворт?
  - Лорин, - неуверенно позвала я, глядя на развороченную, но пустую кровать.
  - Я здесь! - донесся откуда-то приглушенный голос.
  - Где?
  - В шкафу! Дверца захлопнулась, и я не могу ее открыть.
  Я повернула замочек, и брат вывалился наружу вместе с целой кучей тряпья.
  - Что здесь произошло?
  - Не знаю. Сначала меня разбудил призрак и пришлось заниматься его изгнанием, а потом вдруг откуда ни возьмись возникла эта тварь. Я даже предпринять ничего не успел, настолько быстро она на меня бросилась! - Лорин поежился. - Хорошо, что я хотя бы не спал.
  - Братишка, в доме происходит нечто ужасное! Твои слуги просто обезумели!!! Они там едят человеческое мясо!!!
  - Что!!! - брат круглыми глазами уставился на меня. На его лице недоверие мешалось со страхом. - Быть этого не может! Я знаю этих людей много лет!
  - Может!
  Лорин вздрогнул, глядя мне за спину. Я обернулась, чтобы посмотреть на прячущегося за мной Эргета.
  - Ты о чем?
  Призрак выглядел возбужденным.
  - Такое возможно! Это не Вилийская магия. Сознанием спящего человека можно завладеть с помощью кое-какого заклинания.
  - Но как?! - мы с Лорином переглянулись.
  Ответить Эргет не успел. В коридоре показался пожилой мужчина. Я вспомнила, что это кучер. В полумраке было хорошо видно, что его веки и кисти рук светятся ядовито-пронзительным синим цветом. Двигался мужчина очень уверенно, хотя его глаза были закрыты.
  - Нужно уходить отсюда! - Эргет впал в панику и попытался толкнуть меня к окну, но у него ничего не вышло. Руки призрака прошли сквозь мое тело.
  - Да что тут такого?! - возмутился Лорин и, создав огненный шар, кинул его в кучера. Тот выставил перед собой руки-светильники, и заклинание впиталось в них, не причинив ни малейшего вреда.
  - Это не поможет! - Эгрет заметался по комнате. - Они кормились человеческой плотью и болью, теперь их не победить в этом мире! Вы должны бежать!
  - Но куда? Как?
  Брат решил попробовать с защитной магией, и на пути мужчины выросла переливающаяся голубыми всполохами полупрозрачная стена. А за спиной слуги уже показались и другие.
  Лорин был само сосредоточение. А я обернулась к Эргету.
  - Ты сказал, что знаешь как это сделано.
  - Через Элхоор. Но такое мощное воздействие под силу разве что Хранителю, или ну может Темной королеве.
  - А как это исправить?
  - Тоже через Элхоор. Мир теней поделен на две части. Внешнюю, там где мы бываем, и внутреннюю, туда никому из нас дороги нет, а вот обитатели этой части Элхоора могут попасть в наш мир и вселиться в кого-нибудь, не без чьей-нибудь помощи, правда.
  - Как это исправить?
  - Закрыть проход.
  - Что для этого нужно?
  - Я не знаю, - расстроился Эргет.
  Лорин ставил щит за щитом, но зачарованные, наваливаясь скопом, их сминали.
  - Ладно. Я отправляюсь в Элхоор. На месте разберусь!
  - Возьми меня с собой! - Эргет умоляюще сложил руки.
  Мне приходилось уже водить людей в Элхоор, но как взять с собой призрака? Юноша не спускал с меня жалобного взгляда.
  - Ты сумеешь, я знаю.
  - Но как это сделать?
  - Просто тебе нужно очень сильно захотеть, чтобы я отправился с тобой.
  - Лиин, щитами здесь не поможешь, продержись еще немного, я сейчас попробую что-нибудь наколдовать.
  - У тебя же совсем нет сил!
  - Для этого силы не нужны.
  - Ну давай.
  Я улеглась на кровать и расслабилась, призывая Элхоор. Главное, не забыть про Эргета.
  Мир теней открылся как всегда неожиданно, только теперь его дружелюбные объятия не спешили принять, будто что-то удерживало меня снаружи. Поднатужившись, будто таща телегу, нагруженную камнями, я упорно двигалась вперед. Но вдруг напряжение ослабло, и я кубарем полетела на пол. Меня что-то ощутимо придавило.
  - Ой! - послышался сверху голос Эргета.
  Юноша проворно откатился в сторону, вскочил и помог мне подняться. Здесь, в Элхооре, призрак обрел плоть.
  - Смотри!
  Проследив за рукой Эргета, я поняла, почему Элхоор называют миром теней. Там где находились зачарованные люди в реальном мире, стояло около двух десятков призрачных темных силуэтов. Знакомыми были только ярко-синие светящиеся газа и длинные полупрозрачные синие когти на маленьких, будто детских ручках.
  - И что с ними делать? - обреченно спросила я, отступая к стене. Монолитные на вид камни прогибались под моей спиной. Тени медленно оборачивались к нам.
  Эргет на пробу прищелкнул хвостом, и в одну из теней полетела маленькая белоснежная шаровая молния. Она проделала в тени приличных размеров дыру.
  Я в стороне не осталась. Использовать в Элхооре заклинания вилийской классической магии не хотелось, да они, скорее всего, здесь и не подействовали бы. По какому-то наитию я призвала магию исцеления, потому что тени казались чем-то вроде нарыва на теле этого волшебного мира. Вместо знакомого радужного сияния во все стороны пошла мощная волна света. Она легко стирала темные силуэты. Эргет, попав в сияние, радостно рассмеялся.
  - Это все? - устало спросила я, глядя как на стенах, прогрызая в них приличных размеров дыры, играют сотни крохотных радуг.
  - Почти. Осталось только найти ту дверку, через которую тени сюда проникли, и захлопнуть ее раз и навсегда.
  - Хорошо, идем.
  - Нет. Я это сделаю сам. У тебя на ее поиски может уйти много лет. За это время твое тело состарится и умрет.
  - А ты?
  - А у меня впереди вечность! - Эргет вновь рассмеялся и, взмахнув хвостом, легко взмыл в воздух.
  - А ты не хочешь вернуться?
  - Зачем? В реальном мире я лишь призрак, нематериальный кусочек тусклого свечения. А здесь я живой! Смотри, я могу взять в руки все, что захочу! Могу даже... - юноша подлетел и звонко чмокнул меня в нос, а потом выпорхнул в окно. Радужное сияние медленно гасло, а на фоне полной луны промелькнул, прежде чем исчезнуть в серых небесах, мальчишеский хвостатый силуэт.
  И мне пора уходить. Уходить от могущества и силы, что дарит мне Элхоор, к бессилию реального мира.
  Оказалось, что Лорин пытается привести меня в чувство. Надо будет рассказать брату, что так делать ни в коем случае нельзя. Но позже, сейчас есть и другие дела.
  - Ну как? - было моим первым вопросом. Лорин кивнул на дверь. За порогом лежали люди. Похоже, они просто мирно спали. - Надо убрать на кухне. Они же ни в чем не виноваты, не за чем им видеть то, что они сотворили.
  - Сами уберут. Просто не надо им ничего рассказывать. А сейчас нужно поспешить в королевский замок. Вдруг там происходит то же самое!
  Наскоро похватав одежду потеплее, мы понеслись к конюшне, одеваясь на ходу.
  Лошади недоверчиво фыркали и испуганно прижимали уши. Наверное, они чувствовали, что мы только что участвовали в битве с нечистью, а может их просто беспокоил запах хворта. Я решила на всякий случай взять зверя с собой.
  Мгла при виде меня жалобно заскулила. Уж она-то точно знала, что что-то произошло. Мысленно успокоив волчицу, я быстро ее оседлала. Брат уже тоже выводил оседланного жеребца из стойла. Открыв ворота, мы помчались к замку.
  Замковая стража встретила нас подозрительными взглядами, но, узнав Лорина, все же пропустила внутрь.
  В замке царили тишина и спокойствие, пока там не появились мы.
  Мы оббегали комнаты слуг, но нас встречали сонными и недоуменными взглядами самые обычные люди.
  Хворт тоже не проявлял никаких признаков беспокойства. Пока Лорин объяснялся с внутренней стражей, я на минутку соскользнула в Элхоор, по-своему проверила весь замок и, не найдя ничего подозрительного, вернулась.
  Брат уже успел в пух и прах разругаться с десятником королевских гвардейцев. Но тот наотрез отказывался идти проверять комнаты придворных.
  - Лорин! - он не обратил на меня внимания. Я крикнула громче и дернула брата за рукав.
  - Ну что!
  - Лорин, здесь все в порядке. Пошли домой.
  - Откуда ты знаешь?
  - Просто поверь мне, пошли.
  Но уйти мы не успели. К нам подошла совсем молоденькая придворная дама с кукольным личиком.
  - Ваше придворное магичество, госпожа Синнора, Ее Величество королева Юлима хочет вас видеть.
  Представляю, что королева нам сейчас устроит. Под сочувствующими взглядами гвардейцев, мы последовали за девушкой.
  Юлима приняла нас в своих покоях. По бледному лицу было видно, что королева просто в бешенстве.
  - Господин Лорин, меня начало утомлять то, что раз за разом вы устраиваете бардак в моем замке! Вы хотите опозорить Вилию перед Хайдерой?! Что это еще за проверки такие ночные?! Вы перепугали слуг, подняли на ноги всех гостей, переругались с гвардейцами. Что на этот раз? Кого будем разоблачать? И почему с этим нельзя было подождать до утра?!
  Синнора, а вы? Я чувствую, что, возможно, пожалею о своем приглашении.
  И тогда Лорин, запинаясь и краснея под строгим взглядом королевы, все рассказал.
  Золотистые брови Юлимы сошлись на переносице. Ее Величество нервно поправила воротник красивой белой рукой.
  - И вы кинулись проверять все ли в замке нормально?
  - Да, - у брата даже уши стали багрового цвета.
  Юлима тяжело вздохнула.
  - Горюшки вы мои. Что же вы можете наворотить. И все ради добра. Вы не могли вместо того, чтобы устраивать проверки самим, потихоньку прислать мне весточку, и мы бы тихо-мирно все проверили.
  - А если вы уже были бы под влиянием Красного мастера? Ведь без сомнений это его работа, - не выдержала я.
  Королева посмотрела на меня.
  - Могло быть и так. Но как вам удалось справиться с этой напастью? - спросила она гораздо спокойнее.
  - С помощью древней магии Ллинн-Хейма.
  - Так это было ллинн-хеймское заклятие?
  - Да.
  Ее Величество вновь нахмурилась.
  - Может Красный мастер и в самом деле как-то связан с Ллинн-Хеймом. Извини за подозрения, Синнора, но что-то уж слишком много совпадений.
  - Ллинн-Хейм, конечно, велик. Но это заклинание мог сотворить только Хранитель. А в Ллинн-Хейме его нет.
  - Хорошо, - Юлима на минуту задумалась. - Лорин, тогда ты отправляйся домой и наводи там порядок, а ты, Синни, останься, пожалуйста, в замке. Как я поняла, ты можешь защитить нас от этого заклятия.
  Видимо Юлиму сильно напугал рассказ о тенях, потому что она приказала служанке постелить мне в своих покоях.
  Как только Лорин ушел, а королева отправилась спать, я прилегла и соскользнула в Элхоор. Нужно все как следует проверить, ведь я осмотрела замок весьма мимолетно.
  Стоило оказаться в мире теней, как тут же откуда ни возьмись передо мной оказался Эргет. Мальчишка был необыкновенно доволен собой. Чуть курносый нос так и задирался к небу.
  - Судя по твоему лицу, у тебя все получилось.
  - Ага! Проход закрыт, новых не обнаружено!
  - Молодец.
  Я, конечно, Эргету верила, но на всякий случай всю ночь пробродила по замку. Призрак шлялся со мной. Болтал. Сам шутил, сам смеялся.
  А потом я почувствовала, что наступило утро и, попрощавшись с Эргетом, ушла.
  - Доброе утро, соня! - весело сказала Юлима, глядя на то, как я с трудом отрываю голову от подушки. Ночь в Элхооре ни свежести, ни отдыха не принесла. Хотелось закрыть глаза и проспать денька этак три.
  Королева, видя, что моя голова вновь опускается на подушку, стащила с меня одеяло.
  - Ну еще минуточку, - я попыталась накрыться подушкой.
  - Синни, ну ты как маленькая! - Юлима веселилась во всю. Несмотря на наше ночное вторжение, сама королева была свежа и бодра.
  Приготовления к свадьбе длились два дня, а сегодня должно было случиться само торжественное событие. Лоулею и Лании предстояло целых две свадьбы. Одна здесь в Виломе, по вилийским обычаям. И вторая, по хайдерским, в Хайдере.
  Я собралась идти домой, чтобы переодеться, но Юлима заявила, что не хочет меня отпускать. Придворные дамы где-то нашли красивое зеленое платье, идеально мне подходящее.
  - Будешь рядом с Мегрисс и Дэрой, - давала мне последние инструкции королева. Служанки наводили на ее наряд окончательный блеск.
  Весь город радовался предстоящему событию. Еще бы. Ведь вечером для горожан выкатят бочки с вином и выставят угощение.
  А вся Гильдия магов стояла на ушах. Советники подняли всех ради безопасности. И может поэтому, а может потому, что у Красного мастера кончились силы и пакости, ничего особенного на свадьбе не произошло.
  Меня же, куда больше вражеских заклятий, занимали каверзы принцесс, очень тяжело воспринимающиеся после бессонной ночи. Оказалось, что одна десятилетняя девочка может быть хуже десятка Красных мастеров. В пухлых ручонках появлялись то ножницы, которыми она пыталась облагородить мамино платье, то рогатка, целью ей служила высокая прическа невесты. Няньки сходили с ума, и я вместе с ними.
  А Мегрисс отчаянно завидовала сестре, и потому бессовестно заигрывала с Лоулеем, чем нервировала Юлиму и самого принца.
  После обряда ко мне смог пробиться взмыленный Лорин. На брате лица не было. От бессонной ночи под глазами залегли черные круги.
  - Ну как? Все спокойно? - спросила я.
  - Да.
  - Это хорошо.
  - А у тебя?
  - Тоже ничего.
  Лорин вытащил у меня из волос липкую конфету, поправил кудряшки, выбившиеся из прически. Я наградила принцесс грозным взглядом. Малолетние негодяйки зашлись в хохоте.
  - Не похоже на порядок.
  - Это так, мелочи.
  Молодожены и гости торжественной процессией отправились на свадебный пир. Всюду в коридорах, рядом с гвардейцами в серо-голубой форме, стояли люди в темных мантиях, с вышитыми на спинах различными знаками. Они настороженными взглядами провожали каждого.
  Только все расселись за столами и пригубили первый кубок, как настало время подарков. Из-за шалостей принцесс и не ко времени ударившего в голову вина я почти все пропустила, опомнившись только тогда, когда Лоулей несколько раз повторил мое имя. Я настороженно оглядела притихший зал.
  - Я хочу так же сделать небольшой подарок Синноре Эстайя. Она несколько раз спасла мне жизнь. Синни, не вздумай отказываться, а то я тебя знаю! Иди сюда.
  Я послушно подошла. Лоулей взял меня под руку и подвел к окну. Слуги, караулившие внизу, повинуясь его жесту, вывели высокого белоснежного коня с длинными угольно-черными гривой и хвостом.
  - Это сын моего любимого коня. Я хотел подарить его своей невесте, но мы посоветовались и решили, что лучше тебя для него не найдется хозяина. Он лучших хайдерских кровей. Его шаг легок и скор. Так что ждем тебя в гости.
  Сверху вниз посмотрев на огромного зверя, я прикинула, что скажет Ритс, на шее у которой и так сидят мой кот и мой пони. В Ллинн-Хейме на лошади не поездишь, там нет дорог. Да и не люблю я на лошадях ездить...
  - Как его зовут?
  - Пёрышко.
  Услышав свое имя, конь встряхнул гривой и посмотрел вверх. Красив, ничего не скажешь. Такого я, никогда не видела. А по красоте, скорее всего и норов. Отдам-ка я его Эрэду. Как раз для него конь. Ничуть е уступит его черной зверюге.
  - Спасибо, Ваше Высочество. Только в ответ мне нечем отдариться.
  - Ты уже итак одарила меня больше, чем я заслуживаю. Жизнь дорого стоит.
  Потом выступал Брик, перепевший все известные ему песни, потом проводили супругов, Лоулей хотел как можно скорее вернуться в Хайдеру, потом я все-таки сплавила свой подарочек Эрэду, а потом вечером...
  
  Перед нами на столе стояла полупустая бутылка вина, еще штук пять пустых стояли под столом. Королева вытерла ладонью покрасневшие глаза, вновь всхлипнула.
  - Уехала моя девочка...
  Матушка тяжело вздохнула и подлила в кубок Юлимы вина. Я отхлебнула из своего.
  - Скоро и черед Дэры придет...
  - Замуж вам надо, Ваше Величество, - в глазах у меня слегка двоилось, и язык заплетался, но самую малость. Это даже было не от вина, а оттого, что пришлось матушке все рассказывать, и последние события, и мое житье-бытье за все пять лет отсутствия.
  - Так что все-таки сказал Совет, когда узрел тебя?
  Я сфокусировала на госпоже Лидоре взгляд.
  - Совет? Совет сказал, что вы дали мне очень правильное имя. И он вам за это бала... была... благодарен.
  
  
  
  Часть вторая
  КРАСНЫЙ МАСТЕР
  
  Глава 1.
  Мучения или приключения...
  
  - Ну что там? - послышался снизу голос Лорина.
  - Я ничего не вижу!
  - Ты глаза-то открой! - рассмеялся Норэг.
  - Ни за что!
  - Ладно, слезай давай, - смилостивился Эрэд.
  - Как?
  Снизу теперь хохотали в три голоса. Брик не смеялся только потому, что самозабвенно настраивал свой дронл.
  - Как-то ты же туда залезла!
  - Тогда я не видела, насколько высоко залезла!
  - Синнора, ты же ллиннэх, - увещевал меня Эрэд. - Ты должна хорошо лазить по деревьям.
  - Я же не гилонн! У меня нет хвоста, чтобы за ветки цепляться!
  В этот момент что-то меня рвануло от спасительной ветки, за которую я судорожно цеплялась. Я завопила, сжала пальцы, что было сил, но ветка не выдержала издевательств, затрещала и подломилась. Ладони съехали по жестким прутикам и остаткам листьев.
  - Лорин, я тебя убьюууу...
  Эрэд поставил меня на землю.
  - Ну ты хоть разглядела что-нибудь, пока падала?
  - Сейчас я тебя разгляжу!
  Харид поймал меня как котенка за шкирку, не давая погнаться за Лорином, встряхнул и поставил на место.
  - Лиин, Синни, хватит дурачиться. Синнора, тебя на дерево никто не загонял, сама вызвалась. Лорин, а ты мог бы подумать, прежде чем магию применять.
  - Эрэд! Стихии и духи! - я вывернулась из рук харида, поправила одежду. - Хватит нас воспитывать, мы уже не маленькие!
  Харид приподнял брови, вздохнул.
  - Ведите тогда себя соответственно.
  - А я предлагал ехать по дороге!
  - Нор, ты язва!
  Блуждали по лесу мы уже второй день, что вовсе не прибавило нам ни взаимопонимания, ни хорошего настроения. Маленькие ссоры разгорались одна за другой. Эрэд был прав, мы вели себя как вздорные дети. Каждый это признавал про себя, но что-то менять в собственном поведении не собирался. И еще нам потрясающе не везло. Как будто к нам привязался какой-то вредный проказливый дух. Все пути и дороги оборачивались против нас. Лошади то и дело теряли подковы. Мгла собирала на себя все репьи и колючки. Костер удавалось разжечь только заклинанием и стоило оставить его без присмотра, как он тут же гас, будто в него водой плеснули. Даже шнурки у каждого из нас успели порваться за два дня пути по нескольку раз. И вот мы заблудились. И где? В двух шагах от Вилома. Где нам был знаком каждый кустик. Дааа! И это Герои-защитники, едущие с тайной миссией.
  - Ой, а чего это мы стоим? - удивился Брик, зачехляя дронл. Менестрель удивленно огляделся по сторонам. Вот уж кого не трогали все злоключения. Из нас будто вынули металлический стержень. Каждый вздохнул про себя с облегчением, радуясь разрядке обстановки.
  - Да нет, Брик, мы уже снова едем, - я забралась в седло. Мгла поравнялась со смирной серой кобылкой менестреля. Неожиданно Брик мне улыбнулся и подмигнул тайком.
  Некоторое время я ошеломленно молчала, глядя перед собой, потом оглянулась на ребят, они нас нагоняли. Лица у всех троих были угрюмые и какие-то мутные.
  Нор поймал мой взгляд, в глазах наярского мага читалась усталость.
  - Синни, а ты не можешь что-нибудь придумать? Наколдовать какую-нибудь дорогу?
  - Норик, я бы с удовольствием, но только ничего не получится. Я еще не достаточно силы накопила, чтобы магию творить. Но вам-то с Лорином ничто не мешает поискать Потерянные пути.
  Норэг покачал головой.
  - Я уже пробовал. Ничего не получилось. Мое заклинание запуталось, как клубок ниток, и вернулось обратно.
  Лорин мрачно покосился на наярца. Судя по лицу брата, его заклинание постигла та же участь.
  - А не кажется ли вам, Герои-защитники, что нас кто-то морочит? - в этот момент на Эрэда свалилась крупная сухая ветка. Харид поймал ее в воздухе возле самой головы и, откинув в сторону, вытряхнул из коротких волос кусочки коры.
  Мгла заскулила, оглядываясь по сторонам, трусливо поджала хвост. Мне это очень не понравилось. Эрэд внимательно наблюдал за мной и волчицей, будто ожидая от нас каких-то действий. Но что я могу сейчас сделать? Оставалась надежда исключительно на обычные человеческие чувства.
  Ну вот, стоило вернуться в Вилию... Чувства-то у меня вовсе не человеческие...
  Я прикрыла глаза, откинулась в седле, стараясь отвлечься от звуков, производимых моими спутниками. Уши сами собой выскользнули из-под волос, стали торчком. Ветер приласкал встопорщившиеся кисточки. Мне представилось как дрожат беленькие волоски, пытаясь уловить то, что происходит в окружающем мире.
  Ллинни обладают очень чутким слухом, но сейчас мой чуткий слух говорил мне, что мы совершенно одни. Чирикали чуть в отдалении синицы, где-то вдали стрекотала сорока, ветер шелестел кисточками семян на ясене. Никто не следовал за нами, или использовал магию для того, чтобы замаскироваться, в этом случае я была бессильна. А может нам и в самом деле мешает какой-то злобный дух? Сразу вспомнился маг-дариец. Но тот на такие мелочи не разменивался, громя все по-крупному. Будь мы в Ллинн-Хейме, я бы решила, что нам портит жизнь кто-нибудь из мёдинов или сарино. Но этим проказливым существам маги Вилии давно закрыли выход из Ллинн-Хейма. А значит оставалось одно - неблагое магическое внимание. Человек с ожерельем Хранителя вполне способен на такое, то есть мы под колпаком у Красного мастера. Не удивительно, что ему удалось справиться с тремя сотнями гвардейцев. Я не стала пока делиться подозрениями с друзьями, это лишь подлило бы масла в огонь.
  Лес вокруг, между тем, стремительно менялся. Сосны совсем исчезли, уступив место лиственным деревьям, потом среди темных стволов начали попадаться белые капли берез, и вот мы уже едем по березовому лесу. Среди мокрой опавшей листвы мелькали островки зеленой травы, заросшие мхом пеньки и коряги - выпавший на прошлой неделе снежок долго не задержался и совсем растаял. Небо затянула серая мара облаков, солнышко не показывалось. Да и поздно уже. К миру неприметно подкрадывались ранние осенние сумерки.
  - Мне кажется, мы и сегодня дорогу не найдем, - Брик обернулся к нам, лицо рыжего менестреля было печальным. - Давайте уже на ночлег останавливаться что ли.
  - Я бы еще проехался, - возразил Лорин.
  - Скоро стемнеет, если уж мы днем дороги не нашли, то ночью заблудимся еще больше. Только место посуше найти...
  Место посуше нашлось не скоро, в лесу уже окончательно стемнело, и мне пришлось выудить из недр сумки ллинн-хеймский фонарик: лошади моих спутников, в отличие от Мглы в темноте не видели. Неровное белое мерцание хоть как-то освещало путь, но животные нервничали и косились на маленькое солнышко.
  - Вот здесь будет хорошо.
  Уж не знаю, каким образом Эрэд определил это место как более сухое, под ногами пружинила все та же мягкая влажная земля.
  Лорин очищал место для стоянки, Нор отправился за хворостом, Эрэд занялся лошадьми, и только Брик продолжал сидеть в седле, теребя чехол дронла.
  Наконец харид сжалился над ним.
  - Брик, ты можешь помочь Синноре приготовить ужин.
  Менестрель радостно заулыбался, я поскучнела.
  На то, чтобы разжечь костер ушло около часа. Сырые ветки не желали разгораться даже с помощью магии. Обессиленный и разозленный Лорин поднялся на ноги и пнул сложенный шалашиком хворост. В этот миг пламя взвилось почти в человеческий рост, едва не опалив брату лицо. Придворный маг отпрыгнул и выругался. В тот же миг огонь исчез так же внезапно, как и появился.
  Норэг покачал головой.
  - Не понимаю, что происходит. Попробуй призвать стихию Огня.
  - Уж лучше сам пробуй, ты у нас силен в Огне.
  - Не так давно я его почти весь растратил, но давай попробую.
  Наярский маг подошел к коварному костру, присел рядом на корточки, собрал ветки, положил на них руки, прикрыл глаза. Некоторое время ничего не происходило, потом из-под пальцев Норика во все стороны выстрелило яркое золотистое пламя, оно обвило руки мага, не причиняя ему вреда, от сырых веток повалил пар и, наконец, костер нехотя разгорелся. Норэг победно взглянул на Лорина, тот фыркнул, взял котелок, простер над ним руку, из его ладони начала струиться чистая прозрачная вода. Брик зачарованно наблюдал за их действиями. Мы с Эрэдом переглянулись.
  - Как дети, честное слово.
  Харид забрал у Лорина котелок и, продев в кольцо ветку, повесил ее на рогатки, вколоченные в землю заранее.
  Пока вода закипела, пока сварилась каша, все успели истомиться. Лорин несколько раз ходил на разведку, но, по-моему, этими разведками не узнал ничего, только все окрестное зверье распугал.
  Брик суетливо крутился у меня под руками, то кусок копченого мяса, которым я хотела приправить кашу, норовя в костер уронить, то просыпав крупу. Я зашипела на него, но менестрель только растерянно захлопал глазами.
  - Брик! Сядь вон туда и лучше сыграй что-нибудь!
  - Но Эрэд велел тебе помочь приготовить ужин.
  - Так ты мне поможешь. Мне, для приготовления каши просто необходимо слышать хорошую музыку.
  - Правда?! - обрадовался менестрель.
  - Да.
  Он тут же уселся на бревнышко, которое Нор приготовил для себя и, не обращая на нахмурившегося наярца внимания, счастливо расчехлил дронл. На этот раз обряда настраивания не последовало, видимо дронл не успел "расстроиться". И по лесу поплыли чистые, нежные звуки музыки.
  Лорин легонько хлопнул ладонью по земле. Ставит звуконепроницаемую защиту, поняла я. Брат не забывал о маскировке. Впрочем, музыка нисколько нас не выдала бы, куда раньше это сделал костер, видимый очень далеко в голом осеннем лесу.
  Каша побулькивала в котелке, аппетитный запах разносился вокруг, все глотали слюнки, Брик играл.
  Громко вскрикнув на прощание, на дронле лопнула струна, за ней последовали еще три ее сестры. Мгла тихонько заскулила, подползая поближе ко мне. По спине побежал холодок, я насторожилась, в который раз чувствуя себя ущербной без магической силы.
  Брик растерянно смотрел на любимый дронл, держа инструмент на руках, словно младенца, потом поднял к нам бледное лицо.
  - Хорошо, что я взял с собой запасные струны!
  - Это проклятие какое-то! - вспыхнул Лорин. Брат вскочил. - Но я ничего не чувствую! Никакой магии!
  Или магия настолько высока, что ты просто не можешь ее почувствовать, братец.
  - Давайте поужинаем что ли. У меня все готово.
  - Пока с кашей что-нибудь не случилось, - хихикнул Норэг.
  Ужин прошел в гробовом молчании, каждый думал о своем.
  Мгла ткнулась головой мне в плечо, просясь на охоту. Я ее отпустила, и волчица сгустком мрака растворилась в лесу.
  - Куда это она? - спросил Лорин, он еще не потерял интереса к моей зверушке.
  - Поохотится и вернется.
  - Ааа...
  Насытившись и вымыв свои миски, все принялись устраиваться на ночлег.
  Лорин зачем-то несколько минут ползал на одном месте, делая странные жесты, будто руки мыл, потом встал, взял одеяло и расстелил его.
  - Синни, прошу! - он галантно поклонился, указывая мне на одеяло.
  - Что это? - удивилась я, подошла, потрогала. Одеяло висело примерно на высоте двух ладоней от земли.
  Честно говоря, меня очень пугала ночевка на голой земле. Прошлой ночью нам повезло, мы набрели на заброшенный охотничий домик и переночевали по-королевски.
  - Спасибо, Лорин, - я чмокнула брата в щечку.
  - Да не за что.
  - Я тоже так хочу! - возмутился Нор.
  - Ну вот и наколдуй себе, - сам Лорин расстелил свое одеяло и плащ прямо на голой земле.
  - Ты же знаешь, что я не силен в Воздухе.
  - Тогда разогрей землю, - мрачно посоветовал брат. На себя и Нора он силу тратить явно не собирался.
  Норэг повздыхал, пошебуршился что-то и лег спать.
  Брик примостился поближе к костру.
  Я тоже решила опробовать свое ложе. Ощущение было, что я лежу на высокой пышной перине.
  - Здорово! - восхитилась я. - А меня так научишь?
  - Потом, когда вернемся.
  - А я ночью не брякнусь на землю?
  - Нет. Воздушная подушка не пропадет, пока я не освобожу потоки Воздуха.
  - А не растратишь ли ты всю силу еще до того, как мы найдем Красного мастера?
  - А что лучше уложить тебя спать на холодную землю. Синни, ты же женщина. Это мы сильные парни, нам все нипочем.
  Норик хмыкнул со своего места.
  Постепенно все угомонились и затихли, один Эрэд продолжал сидеть возле костра. Зеленоватые в светлых прожилках глаза харида отражали пламя, казалось, что костер горит прямо в его голове.
  - Эрэд. А ты?
  Харид медленно повернул голову.
  - Я пока не хочу спать, поэтому покараулю.
  - Да зачем? Скоро Мгла вернется, она никого к лагерю не подпустит.
  - Синни, я, правда, не хочу спать.
  - Ну как хочешь, - я закуталась в плащ с головой и мгновенно заснула.
  Несмотря на ухищрения Лорина, ночью я проснулась от холода. Интересно, как там ребята на земле... Через некоторое время на меня пахнуло ветерком, и Мгла улеглась рядом. Я прижалась к теплому мохнатому боку.
  - Синни, Брик, вставайте! - меня кто-то тряс за плечо. - Уже утро.
  Я с трудом открыла глаза и обнаружила, что сжимаю в объятиях вовсе не Мглу.
  Брик потянулся и повернул ко мне помятое спросонья лицо.
  - Ты что тут делаешь! - возмутилась я.
  - Извини, я так замерз. Я, правда, не делал ничего плохого. Только спал!
  Судя по тому, что я спала крепко и не замерзла, мне его еще и благодарить надо.
  - Да, Брик нигде не пропадет! - усмехнулся Лорин, отряхивая одеяло и скатывая его в рулончик.
  Нор тоже встал, потряс головой.
  - Видно я не такой уж сильный парень, - сказал он в нос.
  - Ты простудился, - расстроилась я. - А я не могу тебе помочь.
  - Не переживай, это же не смертельная рана, подумаешь простуда.
  - Нельзя относиться к этому так легкомысленно!
  Я хотела заварить трав, достала флаконы с настойками, но Лорин велел сворачивать походную лечебницу.
  - Это почему еще? - возмутилась я, глядя снизу вверх на брата.
  - Скоро начнется дождь, нам до этого времени необходимо найти какое-то укрытие, иначе Нору твои настойки и отвары не помогут.
  - Извини.
  Чутье на погоду у Лиина всегда было отменное.
  Собирались быстро. Даже Брик не спал на ходу как обычно. Лорин уничтожил следы стоянки одним движением ладони и вскочил на своего серого в яблоках жеребца.
  - Вперед. Что застыли?
  - Лорин, а куда вперед? - гнусаво поинтересовался Норэг.
  Брат растерялся, а потом махнул рукой куда-то перед собой.
  - Туда!
  Точного направления никто не знал, так что возражений не последовало.
  Дождик все-таки зарядил, да такой нудный, противный и мелкий. Казалось в воздухе подвешено множество капелек. Одежда быстро отсырела, а мы все ехали и ехали по мутному и никак не кончающемуся лесу. Мир был сумрачен и потемнел еще больше, когда светлый березняк сменила черная дубрава. Дорога резко ухудшилась, лошади то и дело спотыкались об выступающие из земли узловатые корни, так что ребята несколько отстали от нас с Мглой. Только это, пожалуй, всех и спасло...
  Волчица, неторопливо трусила вперед, понурив голову, черная шерсть слиплась сосульками. Вдруг моя зверушка резко затормозила и поставила ушки топориком, вглядываясь в сумрак. Я напрягла зрение, пытаясь рассмотреть то, что так напрягло Мглу. Из-за стены бурелома и непонятно какими силами вывороченного из земли могучего дерева виднелись чернеющие стволы дубов, а за ними...
  - Дорога! - завопила я.
  Мгла заскулила, пятясь назад. Огромный бурый валун возле выворотня зашевелился, поднимаясь на ноги.
  Вепрь. Громадный секач. Мгла рядом с этим великаном казалось так... собачонкой. И как такой мог вырасти-то!
  - Быстро! Врассыпную!
  Вепрь повел подслеповатыми глазками, а потом ринулся вперед со скоростью, вовсе не подходящей такой громоздкой туше.
  Мгла отскочила в сторону, как кошка, я едва удержалась на спине волчицы. А ребята сориентироваться не успели. Эрэд выхватил меч и что было силы ударил зверя по шее, но лезвие только бессильно соскользнуло.
  - В глаз бей! - вопил Лорин, пытаясь одной рукой справиться с обезумевшим жеребцом, а другой - что-то наколдовать.
  Могучий вороной конь харида едва успел увернуться от длинных выпирающих клыков, чуть не вспоровших ему живот. Жеребец встал на дыбы и ударил передними копытами секача в бок. Взвизгнув, вепрь покачнулся слегка, но устоял и только больше разъярился. Эрэд пытался достать зверя мечом, но конь вертелся, уворачиваясь от клыков, сводя на нет все усилия хозяина.
  Я поспешно соскочила с волчицы. Мгла оглянулась на меня понимающим зеленым глазом и прыгнула вперед, вцепившись вепрю в заднюю ногу.
  Волки редко решаются нападать на старых кабанов, даже ездовые. А тут такой гигант. Я обежала полянку глазами, смотря, чем занимаются наши маги.
  Лорин, наконец-то справившийся с конем, а может просто его заколдовавший, поскольку скотинка замерла неподвижно, только глаза дико таращились, махал в воздухе руками, верша какое-то заклинание. Нор тоже что-то ворожил. А вот Брика нигде не было видно...
  Мгла и Эрэд распалили вепря до белого каления, попадись любой из них - клочков бы не осталось.
  И тут Лорин, наконец, дозрел. Придворный маг с криком опустил руки. Воздух над вепрем загустел, потек струями и молотом обрушился вниз. В тот же миг в этом месте взвился огненный столб.
  Эрэд утер пот со лба, глядя на глубокую черную воронку.
  - Угробили зверушку.
  Мгла, едва не угодившая под совместное заклинание магов, наградила их недобрым взглядом и юркнула ко мне.
  - А иначе бы зверушка угробила нас.
  - Вот это чудовище! - Норэг восхищенно покачал головой. - Никогда не встречал зверя подобных размеров!
  - Да, - подтвердил Эрэд. - Но вот в...
  - А где Брик? - прервала я начинающиеся охотничьи байки.
  Все растерянно огляделись. Ни маленькой мышастой кобылки менестреля, ни его самого поблизости не наблюдалось.
  - Мгла!
  Черная морда волчицы с испытующе глядящими глазами появилась из-за моего плеча.
  - Ищи! - я подкрепила команду мысленно, описав, кого нужно искать.
  Мгла согласно улыбнулась, потом стороной обойдя воронку, исчезла где-то в буреломе. Через мгновение донеслось ее счастливое повизгивание, а потом и возмущенный голос менестреля.
  - Уйди вредное животное! Не трогай меня!
  Мы поспешили на крики.
  Испуганная лошадка, убегая, взбрыкнула так, что ее несчастный всадник вылетел из седла и повис на корнях выворотня, попытался выбраться, но застрял. Мгла по доброте душевной попыталась ему помочь и потянула за штаны. Брик застрял как следует, а волчица хотела помочь очень сильно, так что ремень не выдержал и... Брик остался без штанов.
  Я отвернулась и отошла, с трудом сдерживая хохот, предоставив спасение товарища мужчинам.
  Мгла, не понимающая, в чем она провинилась, сиротливо заглядывала мне в лицо.
  - Ищи лошадку.
  Волчица шевельнула носом и куда-то понеслась. Я, оставив за спиной хохот и перепалку, вышла на дорогу.
  
  
  Глава 2
  ПУТЬ НА КЕЙРИОН
  
  К вечеру вновь распогодилось, и противный мелкий дождичек кончился, но трактир мы так и не решились покинуть. Норэг простужено шмыгал носом, Брик сильно ушиб колено, а жеребец Эрэда потерял подкову. Лорин с харидом отправились икать кузнеца, а мы втроем остались отогреваться в трактире.
  Нор являл собой довольно плачевное зрелище: взгляд осоловелый, лицо бледное, зато нос и уши красные. Брик задумчиво пощипывал струны любимого дронла. Когда Лорин узнал, что менестрель все-таки умудрился спрятать среди вещей инструмент, его чуть удар не хватил. Он орал минут пять, а потом неожиданно успокоился, наткнувшись на холодный взгляд Эрэда.
  - Ладно, делайте, что хотите! Потом не ной, что твою игрушку испортили!
  Брик на это только счастливо улыбался.
  И сейчас рыжий менестрель настраивал свой инструмент, недовольно хмурился, крутил колышки, потом принимался пощипывать струны, или наигрывать незатейливую мелодию, прислушиваясь, выстраиваются ли звуки в ряд или получается какофония.
  Норэг прислонился спиной к стене и, кажется, задремал.
  К нам подошел трактирщик, он задумчиво посматривал на Брика.
  - Господин ведь музыкант?
  Менестрель поднял от струн рассеянный взгляд.
  - И певец, - поправил он хозяина трактира.
  - Это и вовсе замечательно! Не откажется ли господин музыкант сыграть вечером, развлечь публику? Ну и, естественно, мы в накладе не оставим...
  Брик вспыхнул.
  - Что! Чтобы я выступал в трактире!
  Я пнула его под столом, потом перегнулась через стол и положила руку менестрелю на плечо.
  - Извините, уважаемый, но он сегодня не в голосе, да и нога у него болит, потому и не в настроении.
  - А, понятно, - расцвел в улыбке трактирщик. - С певцами это бывает.
  Брик возмущенно пыхтел.
  - Может вам подогретого вина? Или сырых яиц?
  - А яиц-то еще зачем? - удивился менестрель.
  - Ну как же? Ведь, как я слышал, певцы сырыми яйцами голос поправляют.
  - Нет, спасибо, ничего не нужно. Если у него голос восстановится, он непременно сыграет и споет.
  Как только трактирщик отошел, на меня напустился разъяренный менестрель.
  - Что это за чушь, что я голос потерял! Когда это я был не в голосе?
  - Уймись! Мы же едем с тайной миссией, если ты не забыл, и в наши планы не входят ни ссора с трактирщиком, ни трактирные выступления! Говорил тебе Лорин, не бери дронл, так ты все равно по-своему сделал.
  - Да куда же я без него? - жалобно сказал рыжий музыкант и ласково погладил гладкое янтарное дерево.
  
  Путешествие наше длилось уже четыре дня и чем дальше, тем больше казалось бредовой затеей. Я с трудом могла управлять стихиями Огня, Воды и Воздуха и все. Ко мне даже не вернулись мои целительские способности, и это очень тревожило. А если они совсем не восстановятся? И насколько я буду полезна друзьям при таком раскладе?
  От грустных мыслей отвлекло появление брата. К столу подсел до отвращения жизнерадостный Лорин. Придворному магу никакие морозы и трудности пути были нипочем, он настолько засиделся в Виломе, что был только рад приключениям.
  - Ну что починили Эрэдову лошадку?
  - Нет еще пока. Кузнец там по специальной мерке новые подковы кует, те что были оказались малы.
  - И что? - поинтересовался Брик.
  - То, что мы здесь задержимся. Хотя бы до завтрашнего утра.
  
  Свободных комнат было много, выбирай какую хочешь, поэтому расположились по-королевски, каждый отдельно, благо средства были.
  Эрэд с Лорином вновь отправились к кузнецу, Брика трактирщик все-таки уломал сыграть, а я занялась лечением Нора. Наярский маг сопротивлялся, говорил, что к завтрашнему утру и так встанет на ноги, но я не стала его слушать, заварила трав, растерла грудь жгучей настойкой, усадила дышать над паром. Норэг обзывал меня мучительницей, но терпеливо сносил все издевательства.
  Наконец, все средства были испробованы, и усталый Нор уснул. Время было еще не позднее, поэтому я решила спуститься вниз, в общий зал, чтобы посмотреть, как там дела у Брика.
  Менестрель наш, обретя благодарных слушателей, разливался соловьем. Я тихонько уселась в уголке. Постепенно в трактир набивалось все больше народу, привлеченного выступлением. Трактирщик блаженствовал.
  - У вас свободно, госпожа? Можно присоединиться?
  Я подняла глаза. Двое. Судя по одежде, путешественники, один постарше, другой совсем юнец. Типичные вилийцы.
  - Да, конечно.
  Они расположились за моим столом, служанка принесла обед, и они принялись трапезничать. Я лениво потягивала из чашки отвар, прислушивалась к голосу Брика. И тут заметила взгляд младшего из путешественников. Парень, столкнувшись со мной глазами, смутился и опустил взор. Его спутник это заметил и широко улыбнулся.
  - Может для вас, госпожа, тоже что-то заказать?
  - Нет, спасибо, я ужинала.
  - Как получилось, что столь красивая девушка путешествует в одиночестве? - спросил старший.
  Видел бы ты мое настоящее лицо, не стал бы рассыпаться в любезностях. Хотя и сейчас он мне льстит страшно, мы с Лорином, когда создавали Маску, специально выбрали самую заурядную внешность.
  - Я путешествую не одна.
  Младший нахмурил брови, а старший удивился.
  - Где же в таком случае ваш спутник?
  Я кивнула головой на возвышение, построенное трактирщиком из стола и стульев.
  - Так ваш спутник менестрель? - еще больше удивился старший.
  - А что вас смущает? - улыбнулась я, подумывая как бы слинять от дотошных путешественников.
  - Он не может являться достойной защитой, - почти выкрикнул младший.
  Я непонимающе нахмурила брови.
  - Что-то вы мутите, господа? Хотите предложить свои услуги в качестве охраны?
  Старший улыбнулся.
  - Госпожа необыкновенно проницательна.
  Хоть плачь, хоть смейся.
  - Извините, но ни я, ни мой спутник не нуждаемся в охране.
  В этот миг младший резко дернул меня за руку, свалив на пол. Сам он спрятался под столом. В стене, на том месте, где только что была моя голова, красовался метательный нож. Я ошеломленно моргнула.
  Старший с обнаженным мечом в руках осматривался по сторонам, выискивая метателя ножей. А в трактире назревала заварушка. Какие-то подвыпившие ребята остались недовольны последней песней Брика, и попытались стащить его со стола. Остальные слушатели во главе с трактирщиком и вышибалой принялись их усмирять. Завязалась обширная драка. Нападающие и защитники вопили благим матом, в воздухе летало тяжелое метательное оружие - пивные кружки и миски. Менестреля стащили со стола, и Брик оказался в общей свалке.
  Я вскочила, оттолкнув руки путешественника, и огляделась.
  Старший ехидно улыбнулся, заметив тревогу на моем лице.
  - Так госпожа все еще не нуждается в защите? Одно выше слово и мы вытащим вашего спутника из этой заварухи.
  Мне не понравился уверенно-наглый тон, которым он это сказал.
  Нужно просто охладить пыл драчунов. Я сосредоточилась, призывая стихии...
  С потолка на людей хлынули потоки ледяной воды.
  Набивающиеся в защитники непроизвольно отпрянули от меня. Мокрые, протрезвевшие люди, ошеломленные внезапным купанием, поднимались с пола. Трактирщик, оглядев убытки, причиненные дракой и водой, запричитал. Хлопнула входная дверь, и на пороге вырос могучий человек с песочного цвета волосами.
  - Что здесь происходит? - харид нахмурил брови, потом прошел через зал, мимоходом прихватив с собой бултыхавшегося в луже Брика.
  Мои новоявленные охранники настороженно оглядывали Эрэда.
  - Синни, что здесь произошло?
  Брик плюхнулся на стул. Всхлипывая, менестрель разглядывал свой явно испорченный инструмент.
  - Не реви. К Лорину подлижешься, он починит.
  Слезы хлынули еще пуще, Брик обнял дронл. Он хорошо помнил слова придворного мага.
  - Произошла небольшая драка. Что же вы оставляете своих спутников без присмотра? - встрял старший.
  Харид холодно взглянул на человека.
  - С кем имею честь?
  - К вашим услугам профессиональные телохранители. Меня зовут Гирт, а это мой брат Туон.
  Тут он напрягся, глядя куда-то мне за спину. Я оглянулась. Там стоял незаметно подошедший Лорин. Он внимательно слушал рассказ телохранителя. Придворный маг сложил руки на груди.
  - Ни на минуту вас оставить нельзя, то какие-нибудь разрушения устроите, то с какими-нибудь подозрительными типами спутаетесь.
  Гирт дар речи потерял. Он явно узнал моего брата.
  - Извини, Лорин, - всхлипнул Брик. - Мы нечаянно.
  - А с тобой что? Ты его все-таки разбил! - и откуда в голосе брата столько злорадства, вроде бы такой добрый мальчик. - Можешь не подходить ко мне, я тебя предупреждал!
  Брик уронил голову на руки, содрогаясь в рыданиях.
  Эрэд нахмурил брови и будто невзначай положил руку Лорину на плечо.
  - Не горячись.
  - Смотри до чего довел беднягу! - присоединилась я к хариду.
  Парочка телохранителей смотрела на нас дикими глазами. Видимо они сложили все вместе.
  Гирт поспешно взял брата за руку.
  - Мы, пожалуй, пойдем...
  - Стоять! - глаза Лорина сверкнули синим колдовским огнем.
  И это называется путешествовать незаметно!
  Братья будто натолкнулись на какую-то невидимую преграду, хотя может так оно и было.
  - Я полагаю, вы догадались кто мы такие?
  Глаза Гирта обежали наши лица, его брат не поднимал взгляда.
  - Герои-защитники Вилии.
  Лорин печально вздохнул.
  - Это так заметно?
  Младший из братьев покачал головой.
  - Вовсе нет. Просто я маг. Меня привлекла Маска госпожи. Я никогда не сталкивался с таким искусным заклинанием, мне стало любопытно, что может скрываться за таким творением.
  - И что же тебе удалось рассмотреть? - полюбопытствовала я.
  Туон вскинул на меня глаза.
  - Ничего, только вашу Маску.
  - И поэтому вы решили предложить мне защиту?
  Двое взрослых мужчин отчитывались перед нами как дети, у нас оказалась довольно страшненькая репутация.
  - Раз вы скрываетесь, значит, у вас должны быть враги... - внезапно взгляд человека остекленел, Гирт тоже застыл. Вокруг нас ходили люди, прибирались служанки, но никто не обращал на нас внимания.
  - Что будем делать? - спросил Лорин.
  - Да память стереть и все.
  - Эрэд... - Лорин покачал головой, скорчив рожицу. - Я же не маг-дознаватель. Я просто не могу этого сделать.
  - А Нор? Это было бы идеальным выходом.
  - Нор сейчас дрыхнет без задних ног, - сказала я.
  - А может нанять их, как они и хотели? - Лорин окинул парочку внимательным взглядом. - Нам пригодятся маг и воин.
  - А если они засланные? - нахмурился Эрэд.
  - Так тем более под присмотром будут.
  - Ну, если так...
  - Мы вас нанимаем, - сказал Лорин, шевельнув в воздухе пальцами.
  Старший брат моргнул, удивленный неожиданной переменой решения. Младший счастливо заулыбался. Словно спохватившись, Гирт напряженно посмотрел на Лорина.
  - А могу я узнать о цели вашего путешествия?
  - Нет! - отрезал Лорин.
  - Ну хотя бы о том, что нам предстоит делать?
  - Нет!
  - Ну тогда хотя бы о размерах платы?!
  - Два золотых в день каждому.
  - И долго ли продлиться наше путешествие? - подобострастно поинтересовался Гирт.
  Итак, вопрос с неожиданными попутчиками был решен. Оставалось разобраться с тем, куда нам дальше ехать и как сделать так, чтобы снова не заплутать.
  У Лорина в комнате собрался совет. Наши новые товарищи в нем не участвовали, так как им не доверяли. Нор спал. А безутешный Брик в совете участвовать не пожелал, заявив, что теперь жизнь его закончена и ему все равно, где умирать.
  Эрэд расстелил на столе карту и, пробежавшись взглядом по разрисованному пергаменту, ткнул пальцем в какую-то точку.
  - Мы сейчас здесь. Северо-восточный тракт, на который нам посчастливилось так вовремя выйти, ведет до самого Лервена, потом сворачивает на север к портовым городам. Так что придется опять чуток поплутать.
  Харид поднял глаза и посмотрел на Лорина.
  - Где хоть, примерно, искать этого Красного мастера?
  - Честно говоря, не знаю. Гвардейцы пропадали в лесу именно под Лервеном. Магам удалось дойти почти до самого Кейриона. А нападения людей Красного мастера происходят по всему северо-востоку. Есть ощущение, что они совершают свое черное дело и просто исчезают, чтобы через некоторое время объявиться в каком-то весьма отдаленном месте.
  - А это вполне вероятно. Для человека с ожерельем Хранителя нет ничего невозможного. Небольшая кучка народа, которая терроризирует весь северо-восток Вилии.
  - Но тогда база у них может находиться вообще где-нибудь на юго-западе, на границе с Наяром!
  Лорин выслушал наши речи и покачал головой.
  - Дэнэр, маг, которому удалось вернуться, рассказывал о замке и Больших деревьях, видимых им в окна...
  - Таак, - потянула я. - Расскажи-ка мне, братец, чего мы еще не знаем.
  Лорин устало вздохнул.
  - Да все я рассказал. Все что знал. Остались одни домыслы и подозрения.
  - А поподробнее можно? - спросил Эрэд, усаживаясь на кровать. Мебель угрожающе заскрипела.
  - Да нет никаких особых подробностей! - придворный маг махнул рукой.
  - Ну а все-таки! - я уже тоже изнывала от любопытства.
  - Мы предполагаем, что Красный мастер обосновался с замке кого-то из владетелей.
  - Какие у нас тут замки выходят на Великий лес? - Эрэд встал и вновь склонился над картой. - Севил, Анеро и Востром.
  Мы с Лорином одновременно поморщились.
  - Это мы там можем Скина встретить! - расстроилась я.
  - Ну, судя по тому, что этот тип, после окончания Академии удалился в родовые владения, - вполне.
  - Ближе всех к Лервену, в самом подозрительном месте находится Анеро, - тыкнул пальцем в карту Эрэд.
  - Ну, с него и начнем, - постановил Лорин. - А теперь спать. Завтра нужно пораньше выехать.
  Я отправилась в свою комнату, по дороге заглянув к Норэгу. Наярец лежал мокрый как мышь, но жар спал, и дышал он спокойно и ровно. Успокоенная осмотром, я закрыла дверь и отправилась в свою комнату. Наконец-то можно будет поспать на нормальной кровати. От этих мыслей ноги начали подгибаться, а глаза закрываться. Раздевшись и кое-как сполоснувшись над тазиком, я нырнула под одеяло.
  Утром меня разбудили какие-то дикие вопли. С трудом выпутавшись из одеяла и накинув на себя какую-то одежду, я выскочила в коридор. Первое, что бросилось в глаза, распахнутая настежь дверь комнаты Лорина. Крики слышались именно оттуда. Не долго думая, я ринулась спасать брата. Через секунду, отодвинув меня в сторону, в комнату ворвался полностью одетый и готовый к обороне Эрэд. Мы истуканами застыли на пороге.
  Возмущенный и красный, как рак, Лорин пытался спихнуть Брика, восседавшего на нем верхом. Счастливый менестрель держал в одной руке совершенно целый дронл, а другой пытался обнять мага.
  - Да уймись ты! Отстань! И слезь, наконец, с меня!
  Но Брик, не обращал на него внимания.
  Эрэд с улыбкой подошел к свалке, поднял рыжего менестреля за шиворот и поставил на пол. Брик, увидев, кто рядом с ним, попытался допрыгнуть до шеи харида, чтобы обнять.
  - Смотри! Он снова цел!
  - Что здесь происходит? - в дверях стояли наши новые спутники. - Кому-нибудь нужна помощь? Это нападение? Кто-нибудь ранен?
  - Успокойся, Гирт. Это господин Лорин с господином Бриком развлекаются.
  Старший из братьев удивленно захлопал глазами, а младший густо покраснел и на всякий случай отступил чуть подальше.
  Лорин честно пытался справиться с бешенством, но все-таки не выдержал.
  - Выйдите все из моей комнаты!
  Телохранителей как ветром выдуло, мы тоже решили не попадаться под горячую руку.
  Во время завтрака прибежал подмастерье кузнеца и сказал, что лошадь Эрэда покована.
  - Ну что, тогда отправляемся? - спросил Норэг. Наярскому магу стало гораздо лучше, он больше не удивлял всех странной расцветкой лица, да и носом перестал шмыгать.
  Лорин на всех дулся, поэтому ответил Эрэд.
  - Конечно, нас ведь больше ничто не держит.
  Дорога вновь лежала на северо-восток и ничто, казалось, не могло теперь помешать нам, но меня беспокоили наши нежданные попутчики. Когда конюший вывел оседланную Мглу, замаскированную Маской под небольшую вороную кобылку, младший из братьев отпрянул с ужасом в глазах.
  - Что-то не так? - поинтересовалась я, мне было ясно, что он сумел проникнуть взглядом под Маску.
  - Да нет, все нормально. Просто на лошади такое же заклинание, как и на вас, госпожа.
  Маска была точно такая же, значит, и мое настоящее лицо он видел.
  Сейчас спины обоих братьев мерно покачивались передо мной. Я всеми своими скудными силами пыталась что-нибудь разведать. Но все имеющиеся в моем распоряжении чувства говорили, что это самые обычные люди.
  Во главе процессии ехали Норэг с Лорином, а прямо за мной - Эрэд с Бриком.
  Сначала нам то и дело навстречу попадались повозки, двигающиеся в направлении столицы, но их постепенно становилось все меньше и меньше, а к вечеру мы оказались в полном одиночестве. Лорин всех поторапливал. Очень хотелось до темноты добраться до Новила, небольшого городка, выросшего неподалеку от тракта. Однако темнело все больше и больше, а огни человеческого поселения все не показывались. Хорошо хоть, придерживаясь дороги, мы плутать перестали.
  И только когда стемнело окончательно, и над темной кромкой леса показался краешек лунного серпа, Лорин признал, что возможно ошибся и до Норвила - два дня пути.
  Норэг застонал.
  - Еще одной ночевки в лесу я не переживу!
  - Ты же мужчина! - ехидным голоском напомнил Лорин.
  - Вот именно! Я мужчина! Меня нужно содержать в тепле и уюте! А в ваших северных дебрях я себе скоро отморожу... - Эрэд тихонько кашлянул. Нор вздрогнул как от удара грома, зачем-то оглянулся на меня, смутился и закончил: - Уши!
  - Не ругайтесь, - примиряюще сказал Гирт. - Здесь неподалеку есть домик лесника. Он давно заброшен, но переночевать там можно.
  - Домик лесника? - задумчиво спросил Лорин.
  - Да. Мы с братом часто там ночуем, когда едем куда-нибудь в сторону Лервена.
  - А это далеко от дороги? - продолжал любопытствовать брат.
  - Вовсе нет, всего полчаса пути.
  Лорин хотел что-то возразить, но Норэг так воспрянул духом от возможности переночевать под крышей, что у него язык не повернулся.
  - Кто еще за эту идею? - придворный маг обежал взглядом наши лица. - Ага, понятно, все. Ну что же, тогда вперед. Мне тоже не интересно на сырой земле спать.
  
  
  Глава 3
  ВЗГЛЯД
  Мы вслед за Гиртом свернули с дороги и оказались в царстве тьмы. Если на дороге хоть что-то освещала луна, то под сенью деревьев, хотя листва изрядно поредела, царил полный мрак. Не дожидаясь пока кто-нибудь врежется в дерево, я достала фонарик, засветила и подбросила в воздух. Умная магическая игрушка поднялась примерно на три человеческих роста и осталась там, освещая путь.
  От меня не укрылось то, как Туон напряженно следил за моими действиями. Братья обменялись подозрительными взглядами. Почему-то мне сразу резко разонравилась идея ночевать под крышей. Я чуть отстала от Лорина и поравнялась с Эрэдом, замыкавшим нашу цепочку. Харид был невозмутим и спокоен, если бы не стеклянисто поблескивающие в свете фонарика глаза, я решила бы, что он спит в седле.
  - Что-то случилось? - как оказалось, расслабленный вид был обманчив.
  Я знаками попросила Эрэда наклониться. Для того чтобы наши лица оказались на одном уровне, хариду пришлось изрядно свеситься в седле.
  - Мне кажется, что мы зря позволили этим телохранителям ехать с нами, они довольно подозрительны.
  - Зато таким образом у цели мы окажемся гораздо быстрее.
  Я закрыла рот, проглотив приготовленные возражения, и выдохнула воздух.
  -А ты абсолютно прав.
  Эрэд только усмехнулся.
  Мы отстали, и фонарик отстал вместе с нами, из-за этого спутники заметили наши манипуляции.
  - Что случилось? - громко спросил Лорин.
  - Ничего, братишка. Конь Эрэда опять вроде захромал.
  Мне показалось, или на лице Гирта промелькнули какие-то недобрые чувства.
  - Здесь уже совсем недалеко.
  Мы с Эрэдом переглянулись. Как только телохранители отвернулись, я подала брату знак, из тех, что трое беспутных студентов придумали еще в Академии. Опасность. Лорин удивленно поднял брови, но согласно моргнул. Теперь брат тоже будет следить и при первой же возможности предупредит Норэга.
  Домик лесника возник из мрака неожиданно. Вот мы еще едем по непролазным буреломам, а вот перед нами уже довольно большая поляна в окружении могучих лип и свет фонарика выхватывает из темноты крепкий бревенчатый дом.
  - Ничего себе домик, - присвистнул Норэг. - Да это целый домище! У нас в Наяре дворцы меньшего размера.
  Все спешились, Туон вызвался отвести коней в конюшню, ютившуюся к дому.
  - Она тесновата, зато теплая, - рассказывал младший из братьев, собирая у всех поводья.
  Мышастая кобылка Брика заартачилась, не желая идти с чужим, а могучий жеребец Эрэда полностью проигнорировал попытку сдвинуть себя с места. О Мгле и говорить нечего. Интересно, остальным забавно показалось, что вороная кобыла рычит и по-волчьи скалится на Туона.
  - Мы тебе поможем, - Эрэд забрал у телохранителя поводья своего жеребца и мышастой Брика.
  Я кивнула.
  Не знаю, как там в доме, а конюшня заброшенной вовсе не выглядела: на полу кое-где лежал почти свежий навоз.
  - А вы часто здесь бываете, наверное? - спросил харид, заводя вороного и серую в одно стойло. Лошадкам, правда, было тесновато, но они, похоже, не возражали.
  - Нередко, - сухо заметил Туон, глядя, как я снимаю сбрую с замаскированной волчицы, и насыпая в кормушки овса. Оказалось, что у братьев здесь и запасы имеются.
  Кое-как разместив четвероногих друзей (Мгла наотрез отказалась ночевать в стойле, выскользнув в приоткрытую дверь) мы отправились в дом.
  Спутники наши тоже времени зря не теряли: в очаге полыхал огонь, на столе ярко горела масляная лампа, а в котелке уже закипала вода. Я поймала и потушила фонарик. Если бы не легкий беспорядок, паутина и пыль по углам, я ни за что бы не решила, что дом заброшен, настолько все было крепко и добротно.
  Норэг смахнул со стола трупики мух и мышиный помет и начал раскладывать на нем еду.
  - Э нет! - я решила, что такая мера недостаточна, и минут десять скоблила столешницу. Оглядев белеющее и пахнущее свежестью дерево, принялась сервировать стол. Мы неплохо запаслись в трактире и теперь могли сэкономить крупу и сушеное мясо.
  Пучок сухой травы утонул в кипящей воде и по дому поплыл дурманящий запах лета, я помешала отвар ложкой на длинной ручке, обнаруженной тут же в доме. Мои спутники уже нетерпеливо восседали за столом. Я отвела котелок в сторону от огня, пусть отвар остынет, и присоединилась к ребятам. Они, похоже, только этого момента и ждали. Еда начала исчезать с ужасающей быстротой, только за ушами трещало. А вот у меня аппетита почему-то не было, хотя раньше я на подобное не жаловалась, запах еды вызывал тошноту. Вяло прикусив кусок пирога, я отложила его в сторону, мою ушастую голову одолевали беспокойные мысли.
  - Госпожа, а вы почему не желаете откушать? - поинтересовался Гирт.
  Я поморщилась с отвращением глядя на еду.
  - Что-то не хочется.
  - Так может отвару? Вон вы какой чудесный заварили. Я налью?
  - Оставь. Я сама налью.
  Я встала из-за стола и направилась к очагу, старший из братьев зачем-то последовал за мной.
  Нацедить отвара все никак не удавалось, листочки и цветы то и дело норовили попасть в кружку. Раздражению не было предела. Ругаясь, я подняла голову. Дверь приоткрылась и в проеме показалась черная волчья голова. Мгла заскулила и полностью протиснулась в дом. Забавно, что все остальные видели наглую черную лошадку.
  Я обернулась к друзьям.
  - Что-то, наверное, случи... - зрелище заставило меня замереть. Лорин спал, разметав волосы по столу, Брик норовил упасть со скамьи, Нор тяжело привалился к стене, а Эрэд...
  - Эрэд! Очнись!
  Опустившаяся было на грудь, голова харида резко вскинулась. Эрэд перехватил занесенную в ударе руку младшего из братьев. Тот вскрикнул, роняя нож. Ребята не проснулись.
  Харид вскочил, замахиваясь...
  Туон вскинул руки, однако это не было защитным жестом. Я застонала и бросилась вперед, но опоздала.
  Наш каменный друг застыл, и в самом деле превращенный в камень, даже не в камень, а в сухую глину. Я и не представляла, что такое возможно! Такого не может быть! Но харид застыл глиняным истуканом, только глаза-змеевики продолжали стеклянисто поблескивать.
  Мгла бездействовала, ошеломленная вихрем моих чувств, но стоило мне немного придти в себя, как волчица с рыком прыгнула к старшему из братьев. Гирт с легкостью увернулся. В руке его появилась небольшая матовая полусфера, в глубине которой трепетал алый огонек. Глаз Савана! Откуда в мире вдруг сразу объявилось столько дарийских артефактов.
  - Останови ее! Или от этого клубка шерсти не останется даже пепла!
  - Мгла! Стой! Ко мне!
  Волчица нехотя повела головой в мою сторону.
  "Ну же, девочка, голубушка. Я тебя очень прошу!"
  Дикий огонь потух в зеленых глазах. Волчица покорно склонила голову и подошла ко мне.
  - И это называется Герои-защитники! Кучка наивных сопливых щенков, - Гирт улыбнулся. - Так легко попасться в ловушку. Я-то думал, придется немало постараться, чтобы втереться в доверие, устроить парочку несчастных случаев со спасением ваших жизней, а тут достаточно оказалось трактирной драки, чтобы оказаться в ваших рядах, - тут видимо Гирт выговорился, потому что в его руке появился еще один небезызвестный мне дарийский артефакт - Игла Равана. Только не это!
  Я попятилась и уперлась в мохнатый бок волчицы.
  - А с этими что делать? - отвлек брата (брата ли?) Туон, показывая на спящих. - У тебя же только одна Игла...
  - Рыжий не опасен. А маги сейчас беспомощны, как котята. Нужно только следить, чтобы они не очнулись.
  Еще раз Иглу Равана я не переживу! Гирт приближался, поигрывая черным острием и не спуская с меня Глаза.
  Или что-то предпринять и, получив заклятие из полусферы, - сгореть, мгновенно; или - промучиться чуть дольше, чувствуя, как Игла Равана медленно вместе с остатками магии высасывает жизнь. И в первом и во втором случае были шансы выйти победителем, только второй слишком зависел от постороннего вмешательства... Да и из стихий мне две еще подчиняются!
  Отступив чуть-чуть, так чтобы Мгла полностью оказалась за моей спиной, я вскинула руку в Приветствии Огня. Пламя завертелось, оплетя запястье, и янтарным потоком ухнуло в сторону Гирта, чтобы столкнуться по пути с алой огненной струей. Меня толкнуло на Мглу, а волчица рванулась куда-то в сторону с грозным рыком. Тут же послышался полный ужаса крик Туона. Потеряв опору за спиной, я растянулась на полу. Над головой заурчал поток алого пламени, снесший дверь и осветивший лес далеко вокруг. Шустренько на четвереньках, пока бывший телохранитель не опомнился, я рванула под стол. Подергала Нора за ногу, но тот не проснулся, а только больше сполз по стене.
  Прямо перед моим носом вновь метнулись алые языки пламени, впрочем, тут же потускневшие и исчезнувшие. Гирт тряхнул полусферу, но та ответила только несколькими алыми искрами. Этот олух умудрился истратить весь заряд Глаза! Пока теперь он восстановится. Я выскочила из-под стола, огляделась в поисках оружия. На глаза сразу попался меч Эрэда, висевший в ножнах на его поясе. Мгла стойко удерживала Туона в углу, резво уворачиваясь от заклятий, приблизиться к магу ей не удавалось, но она хотя бы отвлекала его. Значит, мне придется драться один на один с Гиртом.
  Меч со скрежетом покинул ножны и тут же ткнулся острием в пол, в разные стороны полетели щепки, я не удержала рукоять, и клинок рухнул вниз, пребольно стукнув меня рукоятью по ноге. И как только Эрэд поднимает такую тяжесть! Гирт расхохотался.
  - У вас, четырехпалых, ручки не так устроены, чтобы меч держать!
  Свет отразился на черном металле Иглы Равана... И тогда я просто позорно бросилась прочь, забыв обо всем.
  Ночной лес встретил ледяным ветерком, пружинящей под ногами сырой листвой и чьими-то цепкими руками, перехватившими меня. Бешеное сопротивление окончилось тем, что меня хорошенько приласкали по голове чем-то тяжелым. Перед глазами поплыли разноцветные круги и... и все.
  
  - Синни! Синнора! Ты меня слышишь? - голос долетал откуда-то издалека, но был смутно знаком.
  Я открыла глаза - темно.
  - Кто здесь? - хотела спросить я, но губы остались неподвижны.
  - Синни! Подай какой-нибудь знак! Ты жива? - в голосе появились плачущие нотки. Да это же голос Брика!
  Рядом послышалось какое-то шевеление. В бок мне что-то уперлось, сквозь одежду до тела добралось горячее дыхание.
  - Синни! - голос Брика звучал теперь совсем близко. - Синни, ты меня видишь? Скажи что-нибудь! Я же вижу, ты моргаешь!!! - похоже, менестрель готов разрыдаться.
  И тут до меня медленно дошло - Брик видит. Так почему же не вижу я! И почему не могу говорить и шевелиться!
  - Так, эти уже очухались! - это не было голосом Брика. Менестрель рядом испуганно вздрогнул. Тут же его теплый бок исчез, впрочем, через мгновение, меня тоже подняли под руки и куда-то потащили, сама я идти не могла.
  Хотя ветерок обдувал кожу, я не могла определить, где нахожусь, запахов нос не различал, а звуки доносились приглушенно, словно мне на голову надели мешок.
  - Оставьте их здесь, - произнес грубый, но явно женский голос.
  - Зачем их приволокли? - издалека долетел раздраженный голос Гирта.
  Невидимая мне женщина фыркнула.
  - Тебя не спросила.
  - Но эти люди мои пленники! И я хочу их доставить хозяину сам. Не вмешивайся в мои дела!
  - В твои дела? - в голосе женщины появилось удивление. - Если бы не я, девчонка бы убежала. И с каких это пор мы действуем раздельно?
  - Велея, хозяин поручил мне внедриться в ряды этих горе-защитников и заманить их в ловушку...
  - А мне он поручил следить, чтобы ты не провалил все, - в голосе женщины явно слышалось раздражение. - Кстати, что с девчонкой, она выглядит так, будто собирается окочуриться. Она нужна хозяину живой.
  - Это необходимая мера предосторожности. Она ллинни, а эти твари все поголовно маги.
  - Так пусть твой дурацкий маг за ней присмотрит. Что ты применил? Иглу или Путы?
  - Путы. От Иглы Равана она уже однажды избавлялась, - новый голос, но он был мне знаком. Мой первый похититель, тот, которому удалось удрать.
  - Да вы с ума сошли! - громогласно возмутилась женщина.
  Зашуршала одежда, и к моей шее прикоснулись горячие пальцы.
  - Не смей! - почти взвизгнул Гирт.
  - Велея, я бы не советовал тебе! - коротышка был порядком испуган. - Ты можешь себе повредить...
  В глаза хлынул яркий свет, с меня будто сдернули пыльное покрывало. Я проморгалась и поняла, что пялюсь на чью-то пышную грудь. Робко подняв глаза, я нашла взглядом короткую шею, мощный подбородок, округлые щеки, нос пуговкой и красивые миндалевидные зеленые глаза, полускрытые пушистой каштановой челкой. В вилийской крови этой дамы явно есть какие-то примеси.
  Велея отступила и протянула моему знакомому коротышке тоненькую цепочку с подвеской в виде небольшой золотой клетки. Опять все те же дарийские артефакты.
  Мы с Бриком, менестрель, увидев, что я смотрю на него, жалко улыбнулся, находились все в том же домике. Здесь же, кроме нас, Велеи, коротышки и Гирта, присутствовали еще человек семь самой разбойничьей наружности, да окаменевший Эрэд стоял на старом месте. В распахнутое окошко было видно, что на полянке перед домиком разросся оживленный лагерь, да здесь человек тридцать. Надежда выбраться стремительно умирала.
  Взгляды присутствующих были направлены на нас, ничего не оставалось, как только ответить столь же пристальным разглядыванием. Меня больше всего заинтересовала эта странная женщина. Велея устроилась на лавке у стены, взгляд из-под слегка нависающих век казался враждебным. Кто она такая, почему командует людьми красного мастера? На округлом лице не было и следа эмоций, что резко контрастировало, с нервничающим и дергающимся Гиртом. Неужели она так и будет нас рассматривать и даже ни о чем не спросит?
  Тут тишину нарушил один из разбойников, он вошел, неся под мышкой объемистый сверток.
  - Вот, это мы нашли вместе с остальными вещами, - он бросил свою ношу под ноги предводительнице.
  Брик дернулся, чуть не вырвавшись из рук державшего его разбойника.
  - Что здесь? - атаманша подняла заинтересованные глаза на изменившегося в лице менестреля.
  - Не трогайте! - Брик затрепыхался как птенец в когтях хищника.
  Женщина подтолкнула сверток ногой, потом подняла и начала его разворачивать. Вскоре на свет появилось дерево цвета янтаря. Дронл. Брик, испуганный тем, что его сокровище может погибнуть, больше не рисковал вытаскивать его дело не по делу и намотал сверху для сохранности всю свою запасную одежду, да еще и одеяло впридачу.
  - Инструмент! Твой что ли?
  Брик сглотнул глядя как грубая рука небрежно держит за гриф его сокровище.
  - Ах да, я и забыла, что один из вас менестрель. Придворный менестрель. Ну что, господа разбойники, не желаете услышать музыку, которой услаждает свой слух Ее Величество? Гирт, не возражаешь?
  Брик дрожал крупной дрожью.
  - Нет, не возражаю. Музыкантишка самый безопасный. Не представляю, зачем они вообще взяли эту обузу. Так что, Велея, можешь развлекаться.
  - Развяжите его.
  Рыжий менестрель потер затекшие запястья и гордо вскинул голову.
  - Я не буду играть для вас!
  Велея усмехнулась, а потом нахмурила широкие брови.
  - Одно мое движение и эта игрушка разлетится на сотни кусков,- дронл завис над острым углом скамьи.
  Брик побледнел и сник.
  - Хорошо, я буду играть.
  Он взял из рук женщины инструмент, и уселся на лавку у стола. И тут взгляд Брика наткнулся на то, во что превратился Эрэд. Огромные глаза менестреля наполнились слезами, он не мог даже пошевелиться. От невозможности хоть как-то ему помочь или утешить, я судорожно всхлипнула, стараясь сдержать поток слез.
  Этот звук разрушил всеобщее оцепенение.
  - Играй же!
  Брик склонился над дронлом и провел пальцами по струнам. На блестящее янтарное дерево закапали слезы. И струны заплакали вместе с музыкантом. Сначала тихо и невнятно, потом все громче и громче, зарыдали, разрывая сердце, чтобы оборваться на тонкой дрожащей ноте... Но Брик и не думал останавливаться, тонкие пальцы вновь ожили, оживляя струны. Менестрель плакал, заставляя плакать нас.
  Разбойники, не скрываясь, вытирали глаза. Велея долго крепилась, поднимая взгляд к потолку, чтобы слезы не пролились из глаз, а потом закрыла лицо руками и зарыдала, не скрываясь. Спокойными и настороженными оставались только Гирт и коротышка. Им, похоже, музыка была нипочем, но они зорко следили за менестрелем и за мной, следя, чтобы мы чего-нибудь не вытворили.
  Так что первым происходящее заметила я. И чуть не закричала от ужаса! Статуя Эрэда медленно разрушалась. Вот отвалился кусок от лица, вот осколками рассыпалась ладонь... Разрушение двигалось все быстрее, а я даже шевельнуться не могла, понимая, что вот и покинул нас наш замечательный мудрый друг и веселая подруга...
  Макушка каменного человека начала проседать, осыпаясь грудой песка, чтобы по пути превратиться в гриву песочного цвета волос. Глаза-змеевики преобразившегося Эрэда, пробежались вокруг, оценивая обстановку.
  - Аааа! - один из разбойников все же заметил происходящее.
  Брик приподнял голову, да так и застыл с открытым ртом.
  Эрэд, на ходу освобождаясь от мешающей одежды, которая ей была сильно велика, прыгнула к разбойнику, успевшему обнажить меч. Отобрав у мужчины оружие, харид отправила его на пол ударом кулака, потом, обезоружив еще одного шустрого вояку, метнула его меч в удерживающего меня разбойника. Харид изменилась, но вся ее нечеловеческая сила никуда не исчезла.
  Брик не растерялся и, спрятав дронл под стол, схватил валявшийся на полу меч и освободил меня от пут.
  - Что это за люди? - спросила Эрэд, загоняя Гирта в угол.
  Я с трудом удержала на месте Брика, собиравшегося броситься на шею своей любимой. Харид сейчас было не до нас, поэтому следовало держаться в сторонке.
  Разбойники, услышав, что в доме творится что-то странное, поспешили на помощь. На некоторое время они цепенели, обнаружив вместо отряда лазутчиков обнаженную женщину с мечом, но, видя как ловко она выкашивает их ряды, живо приходили в себя и бросались в атаку.
  Брик, стоявший рядом со мной что-то шептал, явно сочинял новую балладу про свою любовь.
  Эрэд ни за что не справиться одной, они просто задавят ее числом. Брик, словно прочитав мои мысли, вооружился валявшимся на полу мечом... А я? Я тоже подобрала острую железку, впрочем, она все время норовила выпасть из рук и стукнуть по ногам. Из всех магических возможностей у меня осталась только возможность управлять воздухом. Подуть ветерком на вояк, чтобы охладить их пыл? Вот и все. Не стоило так беспечно расходовать силу в Виломе.
  Бородатый широкоплечий разбойник с щербатой ухмылкой не оставил времени для сожалений, он ловко выбил меч из моих рук и одним ударом отшвырнул меня куда-то в угол. Я натолкнулась на что-то мягкое и упала, подняв голову, столкнулась взглядом с испуганными глазами Велеи. Лицо женщины призрачно белело, щеки пошли красными пятнами. Безумно оскалив зубы, она вцепилась мне в волосы, больно прищемив ухо. Я не ожидала от этой боевой дамы такой чисто женской драки, поэтому сначала слегка растерялась. Она трясла меня как куклу. От боли из глаз брызнули слезы, и с не менее диким оскалом я вцепилась ногтями в пухлые щеки противницы.
  И тут нас накрыло нечто, опознанное мною, как заклинание Покрывало Тьмы. Ну вот, опять попались!
  
  - Синни! Синнора! Ты меня слышишь?
  Похоже, что все мне приснилось.
  - Синнора, открывай глаза. Я же вижу, что ты не спишь. У тебя ресницы дрожат.
  А ведь это не голос Брика!
  Я резко распахнула глаза.
  - Лорин!
  Брат засмеялся, пытаясь мягко высвободиться из моих слишком крепких объятий.
  - Тише, задушишь. Да не дрожи так! Все хорошо, все уже закончилось! Да успокойся ты! Зачем плакать?!
  Я наконец-то оторвалась от братова плеча и вытерла глаза.
  - Да я так, чуть-чуть.
  Рядом кто-то рассмеялся. Я подняла глаза - Норэг.
  - Как вы освободились? Откуда вы вообще взялись? Где были?
  Брат и Норэг переглянулись.
  - Сколько вопросов!
  Мы находились все в том же домике. Судя по всему, времени прошло еще не очень много, поскольку в окно заглядывало яркое, еще не затуманеное близостью заката солнышко. В то же окошко виднелись Брик и Эрэд что-то яростно обсуждающие.
  - Так как вам удалось освободиться?
  - Брик рассказал о том, что происходило с вами. Эрэд устроила хорошую потасовку. Разбойники, охранявшие нас с Нором, отвлеклись. И этим воспользовалась твоя боевая подруга...
  - Кто? - не поняла я. Перебирая мысленно, кого брат мог иметь ввиду.
  - Мгла! - Лорин шутливо нахмурился, раздосадованный моей недогадливостью. - Твоя хитрая зверушка перегрызла веревки и привела нас в чувство, благо действие зелья почти закончилось.
  - Выбрались мы из сарая, - продолжил за Лорином Норэг. - А тут такое побоище. Ну я и накрыл всех, пока вы друг друга не поубивали.
  - А где разбойники?
  - Мы связали всех, пока они не очнулись и перетаскали в тот сарай, где нас держали. Правда, живых не много осталось, Эрэд неплохо постаралась.
  - Они все подельники Красного мастера, - я спустила ноги со скамьи и встала. - Главные - Гирт и эта странная женщина, Велея.
  - Чем же она странная? - Норэг удивленно приподнял светлые брови. - По-моему, обычная.
  - Нет! - я покачала головой. - Она вела себя достаточно странно. Если Гирт выглядел одержимым и всеми силами стремился выслужиться перед хозяином, то она вела себя странно и нелогично. Ей стало меня жалко, и она освободила меня от Пут. Собственноручно! Вы же знаете, что такое Путы? Как опасно даже прикосновение к ним. Но ей они не причинили ни малейшего вреда. Потом она приказала Брику сыграть. Ладно, допустим, это просто любопытство, но ты не видел, как она плакала от его музыки, хотя перед этим угрожала сломать инструмент, если он не будет играть!
  Я погладила под волосами распухшее ухо.
  - Как ты говоришь ее зовут? - Лорин выглядел на удивление задумчивым.
  - Велея.
  - Владетельницу Анеро зовут Велея.
  - Ты думаешь это она Красный мастер?
  - Не знаю. Но мы ведь можем узнать. Эрэд!
  Харид заглянула в дом.
  - Поможешь мне привести нашу пленницу?
  - Да, конечно, - мягкий бархатистый голосок женщины ничуть не напоминал гулкий бас ее второй половины. Эрэд улыбнулась, заметив мой восторженный взгляд. - С возвращением в мир живых, Синни!
  - Тебя тоже! - тут я не выдержала и бросилась подруге на шею. - Как я рада тебя видеть!
  - Я тебя тоже! Ну как, мое второе я тебе не слишком надоедало?
  - Нет, что ты! Эрэд оказался таким сдержанным, мужественным и мудрым, что просто загляденье!
  Харид расхохоталась.
  - Знала, что он тебе понравится. Ладно, Лиин, кого ты там хотел привести?
  
  Норэг положил пальцы на виски находящейся в беспамятстве женщины. Эрэд следила, чтобы та не свалилась с лавки. Наярский маг сосредоточился, прикрыл глаза, на его лбу выступили бисеринки пота, но вот пленница очнулась. Она несколько раз моргнула, потом ее взгляд сфокусировался. Велея дернулась, попыталась отстраниться от Эрэд и чуть не свалилась на пол.
  - Успокойся, все хорошо, - мягко сказал Норэг, придерживая пленницу на месте, темные глаза мага как-то странно светились.
  Женщина судорожно сглотнула, замерла, глядя на нас затравленным взглядом, но не успокоилась нисколько.
  И тут я заметила еще одну странность. Лицо Велеи было совершенно гладким, а я ведь хорошенько его расцарапала.
  - Твое лицо! - не выдержала я.
  Зеленые глаза вскинулись на меня.
  - Оно цело!
  - Так все зажило уже! - презрительно хмыкнула атаманша.
  - Так быстро! - удивлению моему не было предела.
  - Так ведь царапины были пустяковые, они сразу и затянулись.
  - Но ведь не за несколько же часов!
  - Конечно не за несколько часов, за несколько минут. А ты разве так не умеешь? - теперь пришел ее черед удивляться.
  - Нет, не умею, - я растерянно хлопала глазами. - Я умею лечить других, но не себя.
  - А я умею лечить себя, но не умею других, - лицо суровой атаманши стало детским. Глаза смотрели жалобно и растерянно.
  - Ладно, кто кого лечит неважно, - Лорин решил прервать нашу беседу. Кто ты и почему занимаешься делом столь недостойным дамы?
  На зеленые глаза будто заслонка опустилась, лицо вновь стало непроницаемым, а взгляд угрюмым.
  - Не твое дело!
  - Нет мое. Я придворный маг Вилии и могу заставить тебя говорить!
  Женщина лишь усмехнулась ему в лицо.
  - Ну, попробуй! - будь у нее свободны руки, она, наверняка, сложила бы их на груди.
  - Нор! - брат обернулся к другу. А я и не знала, что Нор маг-дознаватель.
  Норик вновь сжал пальцами виски пленницы. Она даже не отстранилась. Зеленые глаза продолжали вызывающе смотреть на Лорина. Маг сосредоточился, входя в транс, потом дыхание его сбилось, Нор вдруг задрожал, пошатнулся и упал бы, если бы Эрэд не поддержала его под локоть. Харид усадила побледневшего мага на скамью. Норэг вытер ладонью потное лицо.
  - Я не понимаю в чем дело! Я не знаю, кто эта женщина, но я бессилен что-либо с ней сделать.
  Велея торжествующе улыбнулась.
  - Но ведь есть и иные способы дознания, - Эрэд оставила Нора приходить в себя и подошла к пленнице. - Например, банальная пытка, коей так любит баловаться твой хозяин. Ты не сможешь долго заращивать раны.
  Пленница побледнела, а потом улыбнулась.
  - Не смогу. А вы не сможете мне помешать остановить сердце.
  - Какая трогательная преданность! - Лорин со злостью сплюнул.
  - Не ваше дело! - зеленые глаза полыхали ненавистью и вызовом.
  - Что он пообещал тебе? Богатство? Власть?
  Пленница рассмеялась Лорину в лицо.
  Что же заставляло ее служить Красному мастеру?
  - Он держит в плену твоих близких? - вступила я в беседу. - Или наложил на тебя заклятие? Может мы можем помочь?
  - Помочь? Мне?! - спросила Велея тихим хриплым голосом. В зеленых глазах было удивление.
  - Ну да. Он не вечен. И мы хотим его уничтожить, а с ним исчезнут и те условия, что связывают тебя.
  Пленница горько рассмеялась.
  - А если я помогаю ему скажем из дружеских побуждений, или он сам мой родственник?
  - Не знаю, - покачала я головой. - Но непохоже. Почему ты тогда освободила меня от Пут?
  - Да у тебя был такой вид, что хоть хоронить начинай. А освободила потому, что к хозяину доставить живой нужно было
  - Не ищи хорошего там, где его нет, - сказал Лорин.
  Велея криво улыбнулась. И вновь ее улыбка была какой-то двойственной - сверху вызов и презрение, а снизу, как за щитом...
  - Что он пообещал тебе? - не унималась я. - Уверена, что не деньги. Велея Анеро достаточно богата, чтобы не унижаться презренным металлом.
  - Откуда ты знаешь, кто я? - приподняла брови пленница.
  Так, кое-что выяснилось само собой. Лорин, видя, что дело у меня продвигается, ободряюще пожал мне плечо.
  - Догадались.
  - Что ж, ты права. Это не деньги.
  - Так что же? Ты знаешь, что перед тобой почти самые могущественные маги трех государств. А я являюсь Темной королевой Ллинн-Хейма. Втроем мы представляем нешуточную магическую силу.
  - Но не силу Хранителя, - спокойно возразила Велея. - А мне помочь может только Хранитель, - до чего же выразительные глаза у нее...
  - Не хочу тебя разочаровывать, но этот человек не может быть Хранителем.
  - Это ложь!
  - Нет. К какой расе принадлежит Красный мастер?
  - К человеческой, - помедлила Велея, ожидая подвоха.
  - Я лично знаком с Хранителем Вилии и он не может быть Красным мастером, потому что, как бы это сказать... не мужчина, - вставил Лорин.
  Я круглыми глазами посмотрела на брата. Человек, который воочию видел Хранителя!
  - Красный мастер может быть только Хранителем Кейриона или Ллинн-Хейма, но он человек
  - И что? - Велея непонимающе смотрела на Эрэд.
  - Это значит, что он самозванец, - безжалостно припечатала харид.
  - Да хватит вам меня путать. Я сама видела его могущество!
  - Все дело в ожерелье. Видела, наверное, из продолговатых серых бусин с круглой белой подвеской...
  Пленница перевела взгляд на меня.
  - Ну да. Ожерелье Хранителя.
  - Это очень мощный артефакт сам по себе, он может из любого человека сделать мага очень высокого уровня. Но не Хранителя!
  Велея опустила голову, моргнула, потом покачала головой, стряхивая слезы.
  - Что ж, тогда мне все равно, что вы со мной сделаете...
  - Но послушай, может мы чем-то сможем тебе помочь, - я присела на корточки, стараясь поймать взгляд пленницы.
  Зеленые глаза стали почти желтыми.
  - Нет, ллиннэх... Никто из людей...
  - Ты плохо знаешь наши возможности! - Лорин сузил глаза.
  Велея болезненно улыбнулась, потом оскалилась, как хищный зверь.
  - Вот скажи, маг, ты можешь назвать меня красивой? Не мнись, не лги. Я же вижу, что нет. Я могла бы найти себе супруга, ведь многих прельстило бы мое владение. Но какой мужчина согласится жить не имея детей, да еще с такой как я...
  - Но... - закончить я не успела.
  Велея тряхнула головой, откидывая челку со лба. Шрамы же на ней мгновенно вроде заживают...
  То, что я приняла за шрам, вдруг задергалось, мелькнула алая плоть, открываясь щелью. От неожиданности я села на пол. Во лбу Велеи открывался третий глаз. Он был не похож на обычные человеческие очи, будто женщине в лоб вставили блестящий черный камень.
  Нор, Лорин и Эрэд отшатнулись как один. Я тоже испытала страшное желание отползти куда-нибудь подальше.
  - Дарийка! - хрипло прошептала Эрэд.
  А мы считали, что всех дарийцев давно уничтожили! Так вот откуда взялось такое изобилие дарийских артефактов.
  Видя наш ужас, Велея искривила губы в усмешке. А мне захотелось заплакать, я словно посмотрелась в зеркало, уж мне-то хорошо известно, что значит отличаться от других.
  - Мгла, не балуйся. Ты еще разве не наигралась? Иди с хозяйкой поздоровайся! А что здесь происходит? - на пороге застыл Брик. Взгляд менестреля заметался по нашим лицам, потом переместился на Велею. Бедолага, вот ведь сейчас перепугается.
  Брик моргнул, раз, другой, а потом восторженно улыбнулся.
  - Красота какая! А я-то думал чего в твоем лице не хватает! Ты очень красивая, но было в тебе что-то незавершенное!
  
  
  Глава 4
  ЧТОБЫ ВЗЛЕТЕТЬ...
  Мгла неторопливо трусила рядом с повозкой, в которой ехала Велея. Брик с отрешенным лицом, теребя в руках дронл, хвостиком держался за нами. Он сочинял песни. И иногда их пел, чем приводил нашу новую знакомую в ужас.
  - Так я и в самом деле поверю, что раскрасавица, - ворчала она. Разбалуете вы меня. И что мне потом делать?
  Разбойники следовали за нами в отдалении, ведя с собой связанных Гирта, Туона и коротышку.
  А Брик продолжал петь.
  Лорин предложил было наложить на него заклятие безмолвия, но Эрэд, в любых обличьях опекавшая рыжего менестреля, показала ему кулак, и брат отказался от своей идеи.
  Впрочем, пока новая баллада была в процессе сочинения, появилась возможность поговорить.
  - Так ты не знаешь, кто были твои предки? - расспрашивала я Велею.
  Она покачала головой.
  - Знать-то знаю. До тридцатого колена. У нас даже вышитое на гобелене древо рода висит в главном зале замка. Но там же не написано, у кого из моих предков было три глаза, а у кого два.
  - Судя по имени, и по тому, что в замке целый склад дарийских артефактов, то кто-то из основателей, - вступила в нашу беседу Эрэд.
  - Но у меня самое обычное вилийское имя!
  - Как правило, названия местности у всех народов, а также имена сохранились с тех времен, когда язык еще не был всеобщим. Анеро - не вилийское слово.
  - Но и не дарийское! - возразил Норэг. - У них названия никогда не начинались с гласных звуков.
  - И вообще это слово какое-то странное, - Эрэд нахмурилась.
  - Оно не странное, - Брик соизволил спуститься в мир людей. - Просто какое-то обрубленное. Послушайте, как звучит - Ааанеэррооо. Как там кейи всюду пихали свое "к". Вот его-то здесь и не хватает.
  Все без исключения уставились на менестреля, вновь ушедшего в мечты.
  - Кнэйро!
  - Къярро!
  - Ну Брик!
  - Переведите же мне, что это значит! - Велея беспокойно нас разглядывала.
  - Это, конечно, только предположения, - Эрэд дернула поводья затанцевавшего было вороного жеребца. - Но Анеро очень похоже на слово из языка кейев "Кнэйро" - граница, или "Къярро" - рубеж.
  - Анеро действительно стоит на самой границе Великого Леса. Так что же, среди моих предков и кейи были?
  - А это тайна веков, - подытожила Эрэд.
  Так за беседой мы добрались до развилки.
  - Вам налево, а мне прямо, домой.
  - Велея...
  - Синнора, - женщина опустила глаза. - Я поверила вам, особенно этому рыжему обормоту. Я не могу обещать, что буду поддерживать вас, мои силы не столь велики, но я не буду больше поддерживать его. И дарийские артефакты попадут в руки его подельников только через мой труп.
  - Госпожа, уж не надо так, через труп. Вы нам еще и живая пригодитесь! - Нор ослепительно улыбнулся.
  Вскоре бывшие разбойники и махавшая с телеги рукой Велея исчезли за поворотом.
  Лорин потянулся, разминая косточки.
  - Если поторопимся, то до темноты будем в Лервене. Переночуем по-человечески! А то, то в соломе спим, то ютимся в домике вместе с кучей разбойников! Два дня потеряли, а к цели нисколько не приблизились.
  - Почему не приблизились? - удивился Норэг. - Мы теперь знаем, что в Анеро Красного мастера нет. Значит, остаются только два замка - Востром и Севил.
  - Если эта дама не наврала нам с три короба!
  - Ты знаешь, а я ей поверил, - тихо сказал Нор.
  - И я тоже, - поддержала я Норэга.
  Лорин хмыкнул.
  - И не фыркай! - возмутился наярский маг.
  - Я не фыркаю. Чего только не найдешь на просторах нашей страны. Надо же было, родиться с тремя глазами! Интересно, какое чудовище мы встретим в следующий раз? - брат покачал головой.
  - Может ллинни? - вкрадчиво спросила я.
  - Она не чудовище! - возмутился Норэг.
  Лорин посмотрел на друга как на безумца.
  - Ты еще скажи, что она тебе понравилась!
  - И скажу! - возбуждение всадника передалось лошади, и высокий тонконогий рыжий жеребец затанцевал. Нор, натянул поводья, сдерживая его. Ветер скинул с маленького наярца капюшон, и заходящее солнце заиграло на его гладкой голове.
  - А может тебе просто понравилось ее владение? Неважно, что далеко от столицы, зато размеры какие, что у хозяйки, что у владения!
  - Лорин, что за гадости ты говоришь!
  Норэг отпустил поводья. Резвый рыжий жеребец скакнул вперед, прямо к серому. Наярец с размаху заехал Лорину в ухо. Они сцепились, свалились на дорогу и продолжили потасовку уже там.
  
  Эрэд спрыгнула с коня и поспешила к дерущимся, я последовала за ней.
  - Нор! - харид подхватила наярского мага под мышки и оттащила в сторону. Норэг продолжал махать руками в пустоту. Действительно в пустоту...
  Потому что Лорина нигде не было. На дороге в грязи валялась только гроздь каких-то бусин.
  Нор затих и только тяжело дышал.
  - А где Лиин?! - растерянно спросила я, протягивая руку к странной переливчатой зеленой бусине.
  - Не трогай! - Эрэд шлепнула меня по руке.
  - Что случилось? - послышался сзади удивленный голос. Как по команде мы оглянулись. Мышастая лошадка Брика меланхолично покусывала поводья, рыжий менестрель удивленно-растерянно, как только что проснувшийся ребенок, смотрел на нас. - А где Лорин?
  - Мы бы сами хотели это знать, - Эрэд склонилась над бусинами.
  Норэг потер ладонями лицо, потом присоединился к ней.
  - Что это?
  - Не знаю. Синни, это ты у нас знаток самоцветов.
  Тут бусины, словно капли, впитались в дорогу. Я провела рукой по подмерзшей грязи - гладко. Полную растерянность заменяло страшное желание заплакать.
  - Это козни Красного мастера! - Норэг вскочил с колен.
  - Да, наверняка, Лорин уже у него. Следовательно, нам нужно поспешить.
  - Но как такое возможно?! - я вновь зашарила руками по дороге, словно хотела нащупать там брата.
  - Судя по всему, кто-то подсунул Лорину какой-то артефакт перемещений. И вот он сработал.
  Я обернулась к Эрэд.
  - Ты думаешь Велея?
  - Не знаю. Она в любой момент могла приказать своим людям схватить нас. Чего стоило просто-напросто нас прирезать, когда мы, расслабившись, спали.
  - Но кто?! Кто мог сделать такое? И почему Лорин? - я стукнула кулаками по дороге.
  - Синнора, не раскисай. Чем скорее мы тронемся в путь, тем быстрее выручим Лорина, - Нор вскочил в седло. Наярец покачал головой. - Мне не верится, что он сам мог говорить такое. Может он попал под влияние Красного мастера?
  - Вот найдем его, тогда и узнаем!
  До Лервена мы гнали не останавливаясь. Успели въехать в ворота до темноты, но выехать из города не успели. Ворота закрылись почти перед самым нашим носом.
  Носатый гвардеец на все просьбы и даже угрозы только пожимал плечами. Когда Норэг особенно разгорячился, на подмогу носатому прибежало еще с десяток гвардейцев. Нам с Эрэд кое-как удалось замять неприятности и увести Нора прочь, еще не хватало застрять где-нибудь в местной темнице.
  - Утром тронемся в путь, - утешала я Норика. - Зато лошади отдохнут, да и мы тоже.
  - Не сцепись я с ним, ничего не случилось бы! И чего руки-то было распускать! Что на меня нашло?
  - Да не вини ты себя! Артефакт все равно находился у Лорина и сработал бы в любой момент.
  - Но я не ожидал от Лорина такого! Как он мог так сказать?! Велея понравилась мне сама по себе, а не из-за владения! Гнусно было предположить, что раз я не знатен и не богат, то могу увидеть в женщине только деньги! - Нор горячился и тряс руками в воздухе.
  - Мне кажется, что брат был не в себе. Впрочем, вот освободим и спросим у него самого.
  - Сюда, - Эрэд указала на вывеску. - Я уже останавливалась в этом месте. Нужно только узнать, есть ли свободные комнаты.
  Свободные комнаты были. Хозяин обещал их показать, как только освободится, а пока предложил нам присесть за стол и поужинать.
  Вернулась Эрэд, отлучавшаяся, чтобы проверить, как устроены лошади.
  - Что хотите покушать? - спросила улыбчивая служанка, с толстыми косами пшеничного цвета и вздернутым носиком.
  - Что-нибудь, что недолго ждать, - высказал всеобщее пожелание Норэг.
  Она кивнула и убежала, чтобы почти мгновенно вернуться с полным подносом.
  - Может вина? У нас хорошее!
  - Нет. Воды или молока. Можно того и другого.
  - Синни, а как там твоя зверушка? - шепотом спросил Нор, склонившись ко мне. - Она там лошадей не сожрет? Может ей какой еды отнести?
  - Не сожрет. Она с утра вроде охотилась. Пока на ней Маска держится, не будем ее рассекречивать. Представляешь себе - лошадка, уплетающая сырое мясо.
  - Да уж, - Норик впился зубами в кусок жареного мяса, я последовала его примеру.
  Служанка принесла кувшины с молоком и водой.
  Через некоторое время, насытившись, я принялась потихоньку оглядывать зал трактира. Народу было не очень много, так какие-то гуляки, они сидели за соседним длинным столом. Общий зал трактира был вообще очень маленьким, вернее для посетителей отводилось очень мало места, всего крошечный пятачок в центре. От двери к стойке тянулись два длинных стола, между которыми проходил ряд подпорок небольшой галерейки второго этажа. Под лестницей прятались огромные бочки с вином, а вдоль стен возвышались узкогорлые кувшины. А еще в глаза мне бросились взгляды тех самых выпивох. Они косились на Эрэд в мужской одежде, а столкнувшись со мной взглядом, отводили глаза и тут же начинали о чем-то шушукаться между собой.
  - Не нравятся мне эти люди, - я угрюмо посмотрела на друзей. Без Маски я чувствовала себя очень неуверенно, но Лорин не успел ее вернуть, а Нору иллюзии никогда не давались.
  - Успокойся, - Эрэд тоже пробежалась взглядом по залу. - Вон и хозяин идет.
  К нам, действительно, направлялся хозяин трактира. Но дойти он не успел. В воздухе просвистел почти полный кувшин, он врезался бы мне прямо в лоб, не пригни Эрэд мою голову к столешнице.
  Я оглянулась - на стене растеклось темное пятно, от которого отклеивались и падали вниз маленькие осколки.
  - Кистеухому отродью не место среди людей! - люди за соседним столом начали вскакивать.
  Трактирщик нахмурился.
  - Хватит дурака валять. Заплатите и убирайтесь, за разбитый кувшин с вас два серебряных.
  Но люди, не обращая на него внимания, с озверевшими лицами двигались к нам.
  Эрэд спокойно встала, обернулась и вытащила меч из ножен, коса песочного цвета змеей скользнула по спине.
  - Постой, дай я! - Норэг обошел воительницу и вскинул руки. Перед магом вспыхнуло ослепительное алое сияние, его языки жадно тянулись к людям. - Прочь отсюда, иначе я вас уничтожу!
  - Колдун!
  - Маг!
  Вид огнистой стены несколько охладил пыл смутьянов.
  На подмогу трактирщику уже спешили несколько крепких ребят.
  - Мы еще вернемся! - погрозил мне узловатым пальцем тот, кто бросил кувшин.
  Я вздохнула с облегчением, когда дверь за последним из них закрылась, руки дрожали.
  - Успокойся, Синни, - Брик положил мне руку на плечо.
  - А я успела уже забыть все это, - голос был полон горечи. - В Виломе-то ко мне давно привыкли.
  Трактирщик подошел к нам.
  - Мне-то все равно. Но вы бы девушку свою как-нибудь прятали, что ли. А то народец-то у нас озлобленный. Все из-за разбойников этих, да дела странные в лесу творятся.
  Норэг покивал, взгляд у мага был слегка потерянный.
  - Может комнаты посмотрим? - спросил он.
  - Ах да, конечно. Постояльцев у меня сейчас мало, не то, что по весне. Только вы будете, да господин, что утром приехал.
  Мы разошлись по комнатам. Условия, конечно, не те, что в столичных трактирах, но зато и цены ниже.
  Я, не раздеваясь, упала лицом в подушку. Душили слезы. Выберусь из этой переделки, никогда больше не покину Ллинн-Хейм! Как помочь Лорину!
  Мысли в голове метались как перепуганные птицы, не удержавшись, я все-таки начала всхлипывать, а потом зарыдала в голос.
  Вдруг послышался стук. Дверь, заскрипев, приоткрылась.
  - Кто здесь!? - я подскочила на кровати. Надо же было забыть запереться!
  У входа зашевелился темный силуэт.
  - Извините, госпожа. Вы так плакали, просто сердце разрывалось. Я стучался, но вы не ответили, а дверь была не заперта...
  Я разглядывала невысокого слегка сгорбленного старика с длинными седыми волосами, у него был забавный нос крючком и цепкие серые глаза.
  - Что вам нужно? Я закричу, и друзья прибегут мне на помощь!
  - Мне ничего от вас не нужно, - улыбнулся незваный гость. - Я уже засыпал, но меня разбудил ваш плач.
  Мне стало неудобно. Одежда старика и в самом деле выглядела так, будто он натягивал ее в большой спешке.
  - Извините, - буркнула я.
  - Ничего страшного, - улыбка не сходила с узких губ. - Только вы уж не плачьте больше, а то прямо сердце разрывается.
  - Постараюсь, - как назло в носу опять защипало.
  - Может я смогу развеселить вас? Я знаю, что девушки любят самоцветы.
  От его взгляда не укрылись мои вспыхнувшие глаза, старик тихонько захихикал.
  - И откуда у вас самоцветы? - подозрительно спросила я.
  - Отовсюду. Я ювелир. Могу показать несколько забавных вещиц. Может вам захочется купить что-нибудь? Вижу, вам понравилась эта идея. Сейчас принесу.
  Через некоторое время старик вернулся с объемистой деревянной шкатулкой.
  - Это не очень ценные камни, зато красивые. Вот агаты из Надольских гор, а вот эти опалы привезены из Ллинн-Хейма, видите какой цвет. Хотя для вас они, наверное, не редкость, ведь Ллинн-Хейм - ваша родина. Здесь у меня еще яшма и янтарь. Везу в Рудал, в порт.
  - Не боитесь так далеко ехать в одиночестве? Здесь полно разбойников в последнее время.
  - Эх, спаси нас Хранитель от всех напастей. Разбойников в этих местах всегда достаточно было, но я жив до сих пор и даже ни разу не ограблен.
  - Все же посоветовала бы вам поостеречься. Сейчас в этих местах особенно опасно. Лучше наймите охрану.
  - Эх, деточка. На одинокого старика обратят куда меньше внимания, чем на кучу охраны.
  - Я возьму этот и этот, - я указала на черный, почти без вкраплений, агат округлой формы и таинственно мерцающий радужными вспышками опал. Я и не знала, что в Ллинн-Хеймских горах есть такие самоцветы. Интересно, как их там умудряются добывать? Нужно будет усилить охрану границ. Хотя камни могли добывать на каком-нибудь из крошечных безымянных островков, во множестве расположенных рядом с Ллинн-Хеймом.
  - Вижу, вы уже не грустите!
  В ответ я тяжело вздохнула.
  - Подождите, что-то я вам еще покажу. Старик сунул руку за пазуху, достал небольшой сверточек и, воровато оглядываясь, бережно развернул его.
  - Что это? - я недоуменно уставилась на три небольших округлых камешка, больше всего похожих на белесую гальку.
  - О! Это один из самых редчайших самоцветов нашего мира! Дзирант.
  - Никогда не слышала о таком.
  - Он обладает магическими свойствами!
  Я скептически изогнула бровь. Самоцветы, кроме своих природных, не обладают другими свойствами, если их туда кто-то предварительно не заложил.
  - Вижу, вы не верите. А зря. Смотрите! - он взял один из камешков и положил мне на ладонь. Ледяной кругляшок быстро нагрелся и вдруг начал подпрыгивать, будто приплясывая.
  Напрягшись, я попыталась уловить магическое влияние, но либо оно было очень хорошо замаскировано, либо его просто не было.
  - Ну что? - старичок довольно заулыбался, видя мое ошеломленное лицо.
  - Могу я купить их?
  Ювелир вздохнул.
  - Эти камни я везу заказчику, так что не могу их продать. Но могу поспрашивать у поставщиков, вдруг у них еще есть.
  - Хорошо. Но зачем вы мне показали эту редкость? Вдруг я захочу вас ограбить?
  Старичок улыбнулся.
  - У меня была лавка в Увере. Вы же помните этот маленький городок, в котором находится Академия магических искусств? - с улыбкой спросил он. - А я хорошо помню девочку-ллинни, приходившую время от времени покупать камни в мою лавку.
  - Странно, а я совсем вас не помню...
  - Вы смотрели только на камни. Я вас сразу узнал, как только увидел! Вы очень выросли и повзрослели, но изменились мало.
  Когда старый ювелир ушел, я легла спать уже в совсем другом настроении.
  А ночью мне снилось ожерелье Хранителя: продолговатые серые бусины с черными прожилками, крохотный серебристый замочек и подвеска из агата, только черного как ночь.
  Утром я проснулась с недобрыми предчувствиями, перед глазами так и стоял этот черный, как недобрый глаз, камень. На столике рядом с кроватью лежали мои ночные покупки, опал все так же радостно переливался, а агат показался продолжением сна. Я быстро смахнула камни в сумку, спрятала под двойное дно, потом не удержалась и достала своего любимца - перстень с "красным деревом". Каким-то чудом разбойники не нашли нехитрый тайник и не разграбили мои "сокровища". Так и хотелось почувствовать на пальце знакомый ободок, но камень мог расколоться во время безумных приключений, или его могли снять какие-нибудь очередные недруги, повздыхав, я убрала перстень обратно в сумку.
  За окном раздавался обычный утренний шум. Я распахнула ставни и выглянула на улицу. Первым делом мне бросился в глаза мой ночной гость, державший под уздцы взнузданную гнедую лошадку и мохнатого вьючного пони. Судя по всему, ювелир собрался уезжать.
  - Постойте! - крикнула я, высунувшись в окно.
  Старик поднял голову на звук.
  - Подождите!
  Он кивнул.
  Я судорожно оделась и выбежала во двор.
  - Вы уже уезжаете?
  - Да пора.
  - А не могли бы вы... могу я еще раз взглянуть на те танцующие камни?
  - Госпожа, извините, но сейчас не время. Да я их и спрятал уже далеко, - ювелир потянул лошадок к узким воротцам, открытым для него служанкой, торопливо вскарабкался в седло.
  - Ну ладно, - разочарованно потянула я.
  Ювелир выехал из двора на улицу, но вдруг спрыгнул с лошади и вернулся обратно.
  - А знаете, я передумал! Я дарю их вам! - он вытащил из-за пазухи знакомый сверточек и втиснул мне в ладонь. Не успела я и рта открыть, как старик уже проворно вскарабкался обратно в седло и пришпорил лошадь.
  Ничего не понимая, я вышла на улицу, провожая взглядом странного ювелира.
  Вдруг мимо меня пронеслись несколько всадников. Их резвые кони мигом нагнали лошадку старика. Первый из преследователей выхватил меч и снес ювелиру голову.
  Я застыла, в ужасе наблюдая за этой сценой. Люди шарахались прочь, никто не спешил на помощь, хотя и помогать-то было уже поздно и некому.
  Всадник бросил окровавленный меч в ножны и принялся обшаривать мертвое тело, упавшее на мостовую. Зрелище почему-то меня заворожило, только потом я сообразила, что они ищут. Спутники убийцы раскидали вещи старика.
  Я потихоньку начала отступать под прикрытие трактирных ворот, но опоздала.
  - Он пуст! - убийца поднял голову и встретился со мной взглядом. - Девчонка! Он отдал их ей! - испачканный кровью палец указывал прямо на меня.
  Скорее в трактир! К друзьям! Похоже, я втянула нас в новую заваруху!
  Из дверей трактира во двор выбегали какие-то угрюмые люди, они перекрывали мне путь к бегству. В трактир было не прорваться. Я развернулась. Всадники уже вновь были в седлах и во весь опор неслись к нам. Не долго думая, я выскочила из ворот и понеслась вниз по улице, прочь.
  Сначала был слышен только стук моих башмаков по мостовой, а потом их заглушил стук копыт и азартное гиканье.
  От лошадей мне не убежать! Пульсировали судорожно зажатые в ладони камни.
  Города я не знала, поэтому сворачивать в заманчивые узкие переулочки было опасно - они могли окончиться тупиком. А преподносить преследователям такого подарка я не собиралась и продолжала мчаться прямо, в любой момент ожидая услышать за спиной свист рассекающего воздух меча.
  Почти задыхаясь я выскочила на какую-то площадь, судя по обилию народа и лоткам - рыночную, столкнулась с какими-то женщинами, несущими тяжелые корзины, опрокинула их, завиляла между какими-то прилавками, столкнула кувшин с маслом...
  Замерла, спрятавшись за небольшим шатром. Рука, в которой были камни, дрожала. Я разжала побелевшие мокрые пальцы, развернула влажную ткань. Камешки принялись весело подпрыгивать.
  И тут раздался громкий крик:
  - Держи воровку!
  Я вскинула голову, чуть не рассыпав камни, не долго думая, сунула их в рот, чтобы не мешались. В десяти шагах стоял тот самый убийцы и указывал на меня! От неожиданности я поперхнулась воздухом, закашлялась и вдруг поняла, что проглотила камни. Все, теперь меня точно разделают как поросенка.
  Люди поворачивались в мою сторону, их лица темнели.
  - Так это ж кистеухая!
  - Вот ведь отродье!
  - Бей тварь! - этого я тоже узнала, он вчера в трактире кидался кувшинами.
  Видимо страсть к киданию посудой была у него в крови, мужик подхватил с соседнего лотка деревянную кружку и метнул. Увернуться я не смогла, от боли в голове помутилось, из рассеченной брови брызнула, заливая глаз кровь.
  Толпу это привело в ярость. Люди зароптали, а потом заревели, окатывая меня волнами ненависти. Огромной ненависти к ллинни! Поганым захватчикам!
  Не помня себя, я побежала прочь, с трудом ускользая от цепких рук, вскрикивая, когда кто-то попадал в меня... Высокий длинный ряд возник, словно из ниоткуда. С разбегу я заскочила на него, понеслась, перепрыгивая через хваткие руки торговок, топча все, что под ноги попадется. Вслед неслись крики и проклятия. Лоточный ряд неожиданно кончился, я споткнулась о высокую кадку и поняла, что падаю на мостовую.
  В животе неожиданно вспыхнул огненный смерч. Наверное, меня чем-то проткнули насквозь, отрешенно подумала я, закрывая глаза.
  Но долгожданного удара о землю все что-то не следовало, а крики стали какими-то испуганными. Я приоткрыла глаза. Снизу на меня смотрело море искаженных страхом лиц. Что происходит? Боль понемногу отпускала, и соображение возвращалось. Да я же лечу! Совсем как в Элхооре, где могу делать все, что угодно!
  Легким ветерком меня несло прямо на стену здания, я спружинила руками о камни и меня понесло в противоположную сторону. Какой-то странный полет. Да я еще и опускалась потихоньку.
  Прямо внизу мелькнуло раздосадованное лицо убийцы ювелира. Он обернулся к кому-то и заорал в бешенстве:
  - Она сожрала камни!
  Я приземлилась чуть в стороне от толпы и, пока никто не опомнился, помчалась по какой-то широкой улице. Бежалось теперь гораздо легче, как во сне, а иногда, оттолкнувшись слишком сильно, я взлетала ненадолго. Неужели все это из-за странных камней старого ювелира? И эти странные люди знали об этом. Оглянувшись через плечо, я увидела, что мои преследователи выбираются из толпы, волоча за собой лошадей в поводу. Нужно поспешить!
  Улица неожиданно закончилась, и я вылетела на набережную. Преследователи неслись попятам. Я заметалась как заяц по открытому пространству. В руках всадников появились мечи...
  Порыв сильного ветра растрепал мои волосы и одежду, я почувствовала, что ноги отрываются от земли, и я вновь поднимаюсь в воздух. А если перелететь через реку? Им так быстро не найти переправу. Это давало мне шанс, да и ветер дул в нужную сторону. Юбка раздувалась как парус. Внизу мелькнул парапет, заволновались мелкие и беспокойные речные волны...
  И тут моя волшебная способность к полету резко исчезла. Я закричала и камнем рухнула вниз. Последним ощущением было то, как ледяная вода смыкается над головой.
  
  
  Глава 5
  СТАРЫЕ И НОВЫЕ ЗНАКОМЫЕ
  
  Свет падал на пол широкими полосами, перемежаясь с узкими полосками тени. Пахло сырым камнем и еще чем-то странным. Я осторожно приподняла голову, прикрыв глаза ладонью от льющегося из окна света. Солнца не было видно, но его лучи, яркие, словно летним полднем, безжалостно не давали ничего разглядеть за окном. Тогда я принялась рассматривать окружающую обстановку.
  Комната с грубыми, ничем не прикрытыми и даже не оштукатуренными стенами, низкий, ничуть не отличимый от стен потолок, в который вмурованы прутья клетки.
  Где я? И почему в клетке?
  - Потому что животным место в клетке!
  Наверное, я выразила свои мысли вслух.
  - Кто здесь? - прикрыв глаза ладонями, я пыталась рассмотреть человека рядом с окном.
  - А кого ты ожидаешь увидеть? - голос звучал глухо, как будто его обладатель говорил в глубокий кувшин.
  - Не знаю. Но предполагаю, что судьба занесла меня в замок к самому Красному мастеру.
  - Ты высокого мнения о себе нечисть. Судьбе не до тебя. А сюда тебя принесла моя магия.
  Он шевельнулся, и солнечные лучи ярко вспыхнули на полах красного одеяния.
  - Сам Красный мастер! Вот это честь для животного! Рада видеть! - я села и шутовски поклонилась, подо мной расползалась лужа от мокрой одежды.
  - Люди любят смотреть на животных, особенно, когда у тех вырваны ядовитые жала и когти...
  Мой собеседник сделал несколько шагов в сторону от окна, и я смогла, наконец, его рассмотреть. Впрочем, смотреть, кроме маски из алого шелка и мантии из этого же материала, было не на что. Разве что ожерелье... Шею Красного мастера и в самом деле украшало ожерелье Хранителя. Но как такая вещь могла попасть к обычному человеку? Почему-то в том, что передо мной самый обычной человек, а не истинный Хранитель не вызывало сомнений.
  - Трепещешь ли ты передо мной?
  - Чего-то как-то нет. А надо? - я улеглась на спину и закинула руки за голову.
  Рука в красной печатке поднялась, будто ее обладатель хотел придушить меня, потом сжалась в кулак.
  - Я оставлю тебя напоследок, а сначала ты сможешь насладиться мучениями своего братца!
  - Лорин! - я вскочила на ноги, вцепилась в решетку, но Красный мастер уже покинул комнату. Трижды щелкнул замок на входной двери.
  Руки разжались, и я обессилено опустилась обратно на пол. Ничего не понимаю. Как я здесь очутилась? Судя по тому, что одежда мокрая, я упала в реку, а потом очутилась здесь. Неужели волшебные прыгающие камни были ловушкой, так же как и те бусины, что появились на месте исчезновения Лорина. А ребята даже не знают, что со мной случилось. И Лорин. Что этот фальшивый Хранитель собирается с ним сделать? Впрочем, тут даже гадать не надо было, стоило вспомнить Кенрала и других, побывавших в руках Красного мастера. Сделает, все, что захочет. Но почему с Лорином? Почему не со мной? Почему не начать с меня, чтобы помучить брата? Или ему надо, чтобы помучилась именно я? А еще обзывается!
  Я свернулась клубочком, зажав ледяные пальцы под мышки и стараясь подтянуть ноги поближе к туловищу. Солнечные лучи напрочь прогоняли все дурные мысли, да и все мысли вообще. Да что со мной может случиться? Все будет хорошо!
  Солнечный зайчик почти пополз к колену, я протянула руку к нему, чувствуя на коже летнее тепло, и тут...
  Ладонь вспыхнула радужным сиянием!
  Не надолго. Радуга почти тут же исчезла, но это меня не расстроило. Сила возвращается! Моя магическая сила!
  Я вскочила и забегала по клетке. Да я всех тут! Да я тут всем! От мокрой одежды повалил пар, через несколько минут она полностью высохла.
  Это меня несколько отрезвило. Так, сесть, успокоиться. Теперь и мы не безоружны, ну, что ж Красный мастер, ждем хода с твоей стороны...
  
  Входная дверь лязгнула. Я с трудом открыла глаза, потянулась.
  - Я конечно, животное, но даже с животными так не обращаются. Ни еды, ни питья, ни удовлетворения других естественных надобностей.
  Гирт держал в руках фонарь, вновь превращающий предрассветный сумрак в ночную тьму. Внутри все похолодело. Значит, Велее до дома обраться не удалось.
  Я прищурилась. За моим старым знакомым следовало еще несколько человек, среди них я заметила Туона и коротышку.
  Бывший телохранитель повернул скрытый рычаг на стене, и часть прутьев уехала в пол. А я их и выламывала, и пыталась основания подцарапать - все искала, как клетка открывается...
  - Выходи!
  - Зачем?
  - Сама же хотела естественные надобности удовлетворить. Будет тебе удовлетворение.
  В шею уперлись лезвия нескольких мечей. В этот раз пленители решили обойтись без дарийских артефактов и просто связали мне руки за спиной.
  - Иди! - Гирт толкнул меня в спину.
  - Ты хоть показывай куда идти, а то сгрудились все за спиной!
  Гирт усмехнулся и все-таки пошел впереди, освещая путь.
  - И куда мы идем?
  - Придем, увидишь.
  Вели меня по какому-то узкому коридору, выглядевшему ничуть не лучше, чем комната, в которой я сидела. Судя по тому, что мы чуть заворачивали влево, ход вел вокруг замка. Коридор привел к лестнице в пять ступенек и массивным деревянным дверям без затей. Гирт распахнул их, открывая вход в небольшой полутемный зал с высокими узкими ничем не занавешенными окнами. Первое, что мне бросилось в глаза - окна выходили на стену, черную неприступную стену. И, только приглядевшись, я поняла, что стена эта не рукотворная. Вверх тянулись, сливаясь в сплошной частокол могучие Большие деревья. Великий лес Кериона. Взойдет солнце и можно будет рассмотреть отдельные стволы и ветви, а сейчас лес черен. Замок, наверняка, стоит достаточно далеко, но лесная тень дотягивается и сюда. Почему-то лес показался мне похожим на мертвый город, может из-за рассказов Эрэд о том, что никого из кейев не осталось. Не прекратись война, и народ ллинн-хеймцев сгинул бы так же, и так многие племена погибли.
  Кто-то из конвоиров подтолкнул меня в спину, и я вошла в залу. О! Да тут, похоже, собрались откушать! Посреди залы стоял длинный стол, на богатой, шитой золотом скатерти сияли в тусклом свете золотые блюда и украшенные драгоценными камнями кубки.
  Меня подвели к столу и усадили на стул с жестким сиденьем и высокой узкой спинкой.
  Гирт разрезал веревку на руках, но тут же ухватил меня за волосы и привязал их к спинке стула, так чтобы я не могла опустить голову.
  - Руки дай сюда!
  - Ты же только что их развязал! - удивилась я.
  Он молча перехватил мои запястья и вновь стянул их веревкой, теперь впереди.
  Итак, я сижу во главе стола. Место напротив меня пустует. Кто же займет его?
  Зашуршал шелк, и в залу вошел Красный мастер. Словно призрак проследовал вдоль стола и занял место напротив.
  - Друзья, займите свои места. Сегодня у нас праздник. Главный ваг наконец-то в наших руках.
  Гирт, коротышка и Туон присоединились к уже сидящим за столом, только вооруженные люди остались стоять на своих местах, не спуская с меня глаз.
  - Чем же я так вам насолила, что меня зачислили в главные враги?
  - Все в свое время нечисть. Ты все узнаешь. А пока приступим к трапезе. Введите главное блюдо.
  Неприметная дверка, противоположная той, через которую мы вошли, приоткрылась и впустила двоих крепких мужчин. Они почти волоком тащили третьего. Он был обнажен до пояса, светловолосая голова бессильно болталась, а на теле, в районе солнечного сплетения сияла зелеными глазами Игла Равана.
  Лорин!
  Брата подтащили к Красному мастеру.
  Я рванулась, но Гирт привязал хорошо. Несколько крепких рук прижали меня обратно к стулу.
  На теле Лорина не было ни ран, ни следов пыток, но он находился в каком-то полузабытьи. Скорее всего виновата была Игла.
  Человек напротив меня взял в руки кинжал с широким обоюдоосторым лезвием, похожим на лист, и, проведя им по предплечью Лорина, жадно приник к ране.
  Стихии и духи! Главное - не кричать и ничем не показывать насколько меня это трогает. Я спокойна, я совершенно спокойна.
  Красный мастер последний раз лизнул рану и с улыбкой обернулся ко мне.
  - Хорошая пища.
  Я рассмеялась.
  - Сомневаюсь. Он сейчас ничего не испытывает, никаких мучений. Так какая тебе польза с его крови?
  - А ты вспомни, когда Игла Равана сидела в тебе, какие чувства ты испытывала! Так что не волнуйся, он все ощущает, - Красный мастер похлопал свою жертву по щеке. Лорин слегка приподнял голову и обвел зал мутным взглядом.
  - Но если твой главный враг я, то зачем тебе он?
  - Я знаю, как ты к нему привязана. Глупые ллинни так трепетно относятся к родственным связям.
  - Да это так. Но зачем мучить Лорина, если я здесь, рядом? Почему бы не помучить меня?
  - Я знаю какие страдания тебе доставляют его мучения. А так же то, что ты совершенно бессильна, что-либо изменить!
  - Ты в этом уверен?
  - Уверен. Здесь МОЙ дом! И МОЯ власть! - рука его опустилась на ожерелье Хранителя.
  - Но ты не Хранитель!
  - Это не имеет значения. Жаль, что мне не удалось добраться до вашего третьего приятеля. Но ничего, он глуп, так же как и вы. Уверен, что ваши дружки уже следуют сюда. Харид мне пригодится. А менестрель - так, мелочь.
  - Зря вы так думаете, господин, - подал голос Гирт. - Именно музыкант снял заклинание с каменного истукана, и это он убедил Велею отступиться от вас и присоединиться к ним.
  - Тем лучше. Но они не так важны, главное - ты!
  Откуда у меня взялся столь безжалостный враг? Кого я могла задеть столь сильно?
  - Как только я разделаюсь с тобой, я устрою так, чтобы вся ненависть вилийского народа обрушилась на ллинни! Я уничтожу этот мерзкий народец!
  - Откуда такая ненависть? Насолили тебе, похоже, мы с Лорином и Нором, а отомстить ты хочешь всему моему народу.
  - Нечисть не должна жить на земле. Здесь есть место только людям!
  И тут меня словно молнией ударило. Я вспомнила, где уже слышала подобные речи! И кто все время называл меня нечистью и животным! И кто ненавидел меня больше всего на свете!
  - Скин?
  - Узнала, - Красный мастер расхохотался. - Я рад, что ты будешь знать, от чьих рук сдохнешь. Животное!
  - До чего ты докатился? - в голове неожиданно для меня самой прозвучала жалость.
  - Не смей так говорить! Ты в моих руках!
  - Но зачем все это? Только ради того, чтобы мы попали в твои руки? Разбойники, нападения, похищение принцессы...
  - Но ведь в итоге стратегия оказалась верной! И вы в моих руках! А теперь отметим это. Я знаю, что ллинни прекрасно танцуют. Они могут танцевать даже на лунной дорожке в полнолуние. Сейчас не полнолуние, но дорожку мы устроим.
  Все, кто сидел за столом, выровняли в ряд стоящие на столе пустые бутылки.
  - Я не буду танцевать.
  - Будешь. Иначе я убью его прямо сейчас! - лезвие кинжала уперлось в горло Лорина.
  Конвоиры отвязали меня и подняли на стол.
  - И не вздумай оступиться. Одни неверный шаг и твоему брату конец.
  - Я что, должна танцевать на бутылках?
  - Да, на их горлышках.
  О, стихии и духи! Мне никогда не под силу было такое. Я вообще довольно неуклюжа, а поскольку выросла не в Ллинн-Хейме, то и танцам меня никто не обучал. Рист как-то попробовала, но быстро забросила это дело, сказав, что я безнадежна.
  Я разулась и сбросила ботинки на пол, потом сняла носки и, закрыв глаза, поставила ногу на первую бутылку. Скользкое горлышко выскальзывало из-под ступни. Нет! Я не смогу!
  - Давай же!
  Лезвие уперлось в кожу сильнее, и вниз потекла темная струйка крови.
  В этот момент я по-настоящему пожалела, что ллинни не до конца.
  - Или мне убить его сразу?
  - Нет! - я оттолкнулась второй ногой... В животе вспыхнул знакомый огненный смерч. И я застыла, балансируя на одной ноге, испытывая удивительную легкость.
  Не удержавшись, я засмеялась, чувствуя, что за спиной будто раскрываются радужные крылья. Задание не казалось мне больше таким уж сложным. Танцевать? Зачем? Я и так иду, словно танцую. Смотрите же на меня!!!
  И они смотрели! Взгляд людей стекленел, рты глупо приоткрылись, у одного даже слюна потекла.
  Только взгляд Красного мастера оставался холоден и равнодушен. Он сделал какой-то знак пальцами. Люди встрепенулись. Те, что были передо мной взяли бутылки из дорожки, отбили о край стола горлышки и поставили на место.
  - Что же ты остановилась? Так хорошо танцевала!
  Острие стекла впилось в ногу. Движения потеряли изящность, теперь мне бы только добежать... Кровь хлестала во все стороны, осколки стекла оставались в ранах. Последний шажок!
  И тут Красный мастер толкнул стол. Не сильно. Но этого хватило для того, чтобы я потеряла равновесие!
  - Ты все-таки оступилась!
  С трудом поднявшись, я оперлась на столешницу - ноги почти не держали, хотелось кричать от боли, и выдернула Иглу Равана из тела Лорина.
  - Синни!
  Я улыбнулась, и положила вспыхнувшую радужным светом ладонь брату на грудь.
  Кто-то ударил меня сзади под колени, потом навалились сверху, прижали к полу...
  - Не убивать! - закричал Красный мастер.
  Вы еще сумейте!
  Во мне просыпалась какая-то странная ярость, она была словно продолжением того состояния, когда я почти летела. А ведь это все из-за волшебных камней!
  Грубая рука держала за волосы, потом в плен попало и ухо... Я зарычала, сначала тихо и глухо, потом срываясь на дикий рев.
  Извернулась, укусила кого-то, вцепилась ногтями в чье-то лицо, располосовав его почти до костей. Радужное сияние на моих ладонях то вспыхивало яркими огоньками, то гасло, о то руки вдруг вспыхнули странным черным огнем. Лицо человека, к которому я в тот момент прикасалась, почернело, потом начало рассыпаться гнилыми ошметками. Он закричал, в ужасе хватаясь за лицо, и через мгновение рассыпался прахом. По полу загремели пожелтевшие кости. Люди сначала не поняли, что произошло, потом начали потихоньку отползать и разбегаться.
  Над миром вставало солнце, разгоняя тень.
  - Ты как? - Лорин упер ладони в колени и пытался отдышаться.
  - Нормально.
  Вокруг нас образовалась пустота.
  А я пыталась понять, что же произошло. До сих пор я могла только лечить, а не убивать и это черное сияние не вспыхивало никогда. Как же я теперь смогу прикоснуться к кому-нибудь, не боясь причинить ему вреда?! Но это потом, а сейчас нужно подумать, как выбраться отсюда.
  - Прочь! Иначе я всех вас уничтожу! - я выставила руки перед собой. Ладони послушно окутались черным сиянием.
  Лорин покосился на меня с ужасом. Я улыбнулась и подмигнула ему.
  Красный мастер положил правую руку на ожерелье, а левую направил на меня. Алый шелк пламенел в лучах поднимающегося все выше и выше солнца. Сам воздух, казалось, прислушивается к безмолвному приказу человека почти равного божеству.
  - Все эти игры оказались опасны! Я уничтожу вас сразу!
  Свет собирался вокруг свободной руки, превращаясь в копье. Такого заклинания я не знала, впрочем, и ожерелья Хранителя у меня никогда не было. Я оглянулась на Лорина, ища куда бы отпрыгнуть, как бы увернуться...
  И тут луч света покинул руку Красного мастера. Казалось, что он летит очень медленно, почти не движется. Но ни увернуться, ни спрятаться было невозможно!
  Опаляющий зной коснулся моей груди, навсегда отпечатался в глазах и опал, рассеялся!
  - Что это? - Скин дернул ожерелье. - Что случилось? Почему не сработало?
  - Ты все-таки не Хранитель! - я засмеялась, чувствуя, что мир становится необыкновенно прекрасным.
  - Взять их!
  Я обернулась к Лорину. Брат стоял ни жив, ни мертв. Стена за нашими спинами выщербилась и покрылась копотью, за исключением двух светлых силуэтов.
  - Бежим! - я дернула его за руку, и мы понеслись прочь, растолкали кого-то по пути.
  - Заперто! - в отчаянии закричал Лорин толкнувшись в дверь.
  Сзади хохотал Красный мастер.
  И тут доски дрогнули. Во все стороны полетели щепки, в дыре показалось лезвие меча. Клинок сверкнул речной рыбкой, расширяя отверстие.
  - Эрэд!
  - Быстрее! - харид поймала меня за полу одежды и вытащила из залы, Лорин выбрался сам.
  - Бежим! - я дернула подругу за руку.
  - А как же Красный мастер?
  - Мы не готовы сейчас драться с ним! Нужно собраться всем вместе! - Лорин припустил первым. - Где Нор и Брик?
  - В темнице.
  - Что?! Как они там оказались?
  - Как-как! Вас ищут. Это я решила наверху посмотреть. И, как видишь, оказалась права.
  - Как вы нас нашли?
  - Волчица твоя привела. Потом разговоры. Вперед, в темницу!
  - Откуда ты так хорошо знаешь замок?
  Мы следовали за Эрэд, уверенно ориентирующейся в хитросплетении коридоров.
  - Откуда? Да мы здесь уже полночи лазаем. Этот Красный мастер настолько уверен в своей магии, что не позаботился об элементарных караулах.
  - Но здесь должны быть магические ловушки, системы предупреждения!
  - А нам свой маг на что? Норик все обезвредил.
  - Да, Лорин, не знаю, слышал ли ты или нет, когда я говорила с Красным мастером...
  Брат обратил ко мне покрытое бисеринками пота лицо.
  - Я знаю кто такой Красный мастер.
  - Что?! - Лорин резко остановился, и я врезалась в него.
  - Это Скин.
  - Кто? - недоверчиво спросил Лорин.
  - Скин Востром. А это его замок.
  - Ну вот и свиделись.
  - Он из-за нас начал все это! Чтобы заманить НАС в ловушку!
  - Такое масштабное предприятие, чтобы убить трех человек?
  - Нет, не только. Он хотел унизить нас, показать насколько мы ничтожнее его. И только потом убить. А уже после этого развернуться еще больше.
  - Как это?
  - Уничтожить Ллинн-Хейм!
  Эрэд спустилась по лестнице и сняла факел со стены - дальше окон не было, начинались подземелья.
  - Синни, ты босиком, осторожно, тут какие-то черепки разбросаны.
  - Босиком! - я села на ступени, в ужасе вспомнив, что у меня на ступнях живого места нет, а я умудряюсь даже бегать!
  - Что случилось? - Лорин присел рядом. - Ты боишься ногу пропороть?
  - Я уже пропорола! - я закрыла лицо руками.
  - Какую? - брат взял левую ногу, рассмотрел ступню, потом правую. - Может камешек какой попался просто острый? Вот и показалось. По пыли ты побегала. Ноги грязные. Может мелкая царапина какая... А так все цело вроде и крови нет.
  - Что! - я уставилась на свои пятки, провела ладонями по ступням. - Все цело!
  Но как же так, я же точно помню и реки крови и осколки стекла. Неужели мне показалось, или я все-таки научилась заживлять и собственные раны? А потом я с отрешенным спокойствием поняла, дело было в том черном свечении, когда я отняла у человека жизнь. Я просто использовала ее для заживления собственных ран.
  - Нет! Никогда больше!
  - Синни! Что случилось? Что ты плачешь? Успокойся! Нам надо идти! - брат приобнял меня, помог подняться.
  Пол действительно покрывал равномерный слой черепков, и идти по нему босиком было невозможно, поэтому пришлось ехать на закорках у Лорина.
  - Интересно, почему нас не догоняют? - поудивлялась я.
  - Они не видели, куда мы побежали, и ищут где-нибудь возле выхода, но уж никак не в подземелье, - Эрэд уверенно вела нас все куда-то вниз и вниз.
  - Чего-то ребят не видно.
  - Так подземелья здесь больше замка. Сомневаюсь, что сам хозяин их хорошо знает.
  - А как вам удалось в замок попасть?
  - Так через подземелье и попали. Здесь есть старый подземный ход.
  - А как же вам его удалось обнаружить?
  - Не нам. Мгле...
  Эрэд открыла дверь и чуть не столкнулась с Бриком. Менестрель вскрикнул. Харид с трудом остановила занесенный для удара кулак.
  - Это вы! Эрэд, тебе удалось их найти!
  - Удалось. Где Нор?
  - Здесь.
  За наярским магом шла наша старая знакомая.
  - Здравствуй, Велея.
  Женщина кивнула.
  - Не ожидала, что встретимся так быстро.
  - Надо спешить, мне кажется, эта тишина долго не продлится.
  - А где же пленники? - спросила я у Норэга.
  - Нету.
  Брик посмотрел на меня, губы менестреля дрожали.
  - Им уже никто не сможет помочь, даже ты, после того, что этот нелюдь сделал с ними! О, Синни, прости! Нет, он не нелюдь, он нечисть, самая обычная нечисть! И его надо уничтожить! - мирный менестрель сжал кулаки, его трясло.
  - Уничтожим, а сейчас нужно убраться. Лучше встретиться с Красным мастером где-нибудь не на его территории.
  Жутковато было идти мимо безмолвных дверей с темными окошками. Изредка откуда-то издалека долетали страшные крики. Я закрыла глаза и уткнулась носом в загривок Лорина.
  - Ты что там опять плачешь? - брат подвигал лопатками.
  - Нет. Все хорошо. Стой!
  - Что случилось?
  Я прислушалась к собственным ощущениям, в полной уверенности, что ошиблась.
  - Лорин, поставь меня на пол.
  - Синни, тут...
  - Поставь.
  - Ну, как хочешь.
  Подойдя к двери, я ощупала замок. Интересно, кого здесь содержат, если такой замок привесили?
  - Синнора, не задерживайся, здесь скорее всего уже некого спасать, - Нор потянул меня за руку.
  - Эрэд, можешь сбить замок?
  Она кивнула и просто скрутила замку дужку, потом толкнула дверь и огляделась, подняв факел повыше.
  - А тебя, похоже, не зря сюда тянуло.
  Я заглянула Эрэд через плечо. Будь она в другой ипостаси, пришлось бы кругом обходить.
  И тут он поднял голову. Одно ухо стало торчком, другое, видимо когда-то покалеченное, лопушисто торчало в сторону. Так вот откуда ллинн-хеймские заклинания и животные!
  - Опять? Не могу больше, - голос настолько усталый, равнодушный и больной, что мне стало жутко.
  Эрэд передала мне факел и, подойдя к стене, порвала ножные кандалы, до ручных ей было не дотянуться - пленник был за них подвешен на стене.
  Искореженные, вывернутые суставы, раны и старые шрамы, Красный мастер неплохо над ним поиздевался.
  - Сейчас мы тебя освободим, - шептала Эрэд, пытаясь добраться до цепей.
  - Не надо. Идти я не смогу, а если меня тащить, то сами не выберетесь. Окажите мне услугу - просто убейте меня.
  - Сам пойдешь, - сказала я подходя. Радужное сияние послушно вспыхнуло, а я-то боялась, что уже не смогу вызвать его.
  Пленник уставился на меня как на привидение.
  - Синнора!
  И этот знает мое имя! Откуда? И опять произносит его как-то странно. Интересно, как ллинн-хеймец попал в плен к Красному мастеру?
  Мужчина искривил губы в усмешке. Его щеку и верхнюю губу пересекал старый шрам, от этого усмешка казалась невыразимо ехидной. Какое-то будто вытянутое лицо с прямым тонким носом и упрямым подбородком. И глаза разные. Один темно-янтарный, другой изжелта-зеленый. Не редкость среди ллинни, но я так и не сумела определить, к какому роду он относится.
  - Благодарю за честь, госпожа.
  Лорин, наконец, соизволил войти и помочь нам. Вдвоем с Эрэд они сумели разбить цепи, и пленник, длинный и какой-то нескладный, легко соскользнул на пол.
  - Скорее же! - в дверях блеснула лысина Нора. - Я вижу свет, похоже, они взяли след.
  Мы выскочили в коридор.
  - Лорин, не надо, я сама как-нибудь!
  Брат кивнул.
  - Ладно. Если что, скажешь.
  Я кивнула, догнала Норика и незаметно положила руку ему на шею. Наярец вздрогнул, оглянулся, но я уже просто бежала рядом с ним.
  - Сюда! - Эрэд завернула за угол, и мы почти столкнулись с отрядом человек в десять. Люди закричали
  Норэг вскинул руки, и потолок обрушился, погребя под собой врагов, но и нам выход теперь был перекрыт.
  - Здесь есть другой ход наружу! - пленник указывал куда-то во тьму.
  Лорин на миг взглянул мне в глаза. Я кивнула.
  - Веди!
  Подземелья у замка Востром и, правда, были грандиозные, мы блуждали очень долго. Я успела сбить все ноги, потом остановилась и, оторвав длинный лоскут от юбки, замотала ступни, стало полегче.
  - Сколько еще блуждать здесь? - начал потихоньку роптать Лорин.
  Наш проводник остановился. Здоровое ухо стало торчком, второе слегка дернулось, тонкие ноздри раздулись.
  - Уже недолго, я чувствую воздух снаружи. Судя по всему, день уже клонится к закату.
  - Вот это поблуждали! - изумился Брик. - И есть хочется.
  - Ничего, вот выберемся, и перекусишь, - утешила менестреля Эрэд.
  Брик только тяжело вздохнул.
  - Где мы выйдем? - поинтересовался Лорин.
  - Не знаю. Я просто не помню.
  - Но как ты нас ведешь, если ничего не помнишь? - подозрительно спросил Нор.
  - Я не говорил, что ничего не помню. Я сказал, что не помню, куда ведет ход. Да и местность за столько лет могла измениться.
  - А сколько лет? - спросила я.
  Но пленник не успел ответить.
  - Я вижу свет! - закричал Брик и бросился вперед.
  Нам ничего не осталось, кроме как последовать за менестрелем. Пол коридора круто повышался, а потолок понижался. Скоре мы почти ползли по узкой норе, растянувшись цепочкой.
  Выход зарос какими-то кустами и крапивой, засохшей, впрочем, по осеннему времени. Мы с трудом продрались сквозь заросли и оказались - прямо под стеной замка, перед нами, в нескольких шагах темнел ров. Пустой, но от этого преодолеть его было не проще. Отвесные стены, выложенные камнем, уходили вниз на много человеческих ростов. В ширину он был не очень велик, всего-то три человеческих роста, как раз, чтобы не перепрыгнуть.
  Между тем, на стене нас заметили. Караульный закричал что-то. Послышался топот ног.
  - Ну и как будем выбираться? - Лорин неприязненно смотрел на пленника. - Мне всех не перенести, а над Воздухом я сейчас почти не властен!
  Ллинни огляделся и на мгновение нырнул в кусты.
  - Госпожа, не одолжите ли ваш меч?
  Эрэд молча протянула оружие.
  С трудом удерживая в четырехпалых руках рукоять клинка, ллинни умудрился все-таки с одного раза перерубить ствол невысокого дерева, явно без колдовства не обошлось.
  От комля до вершины его как раз хватило, чтобы сделать хрупкий мост.
  - По этому невозможно перейти! - возмутилась Велея.
  - Я помогу, - вызвался Нор.
  - Двоих эта тростинка точно не выдержит! - в это миг рядом с Велеей в землю вонзилась стрела. Женщина молча вздрогнула.
  - Не бойтесь, я поставил щит, - сказал Лорин.
  Воздух над нами дрожал и переливался.
  - Но поспешим, иначе сейчас здесь появится Красный мастер, и тогда уже никакой щит не поможет.
  Велея ступила на шаткий мостик и на удивление легко и ловко перебралась на другую сторону.
  - Синни, теперь ты!
  Что мне после танца на горлышках бутылок пройти по такой широкой и ровной дороге. Деревце подрагивало под ногами, мешали раскидистые ветки, путаясь под ногами, приходилось их огибать.
  Велея протянула мне руку, помогая. Все, я уже перебралась.
  Нор и Лорин тоже легко перешли. Пленник сделал Эрэд приглашающий жест.
  Харид улыбнулась.
  - Иди сам, меня мост не выдержит. Я постараюсь задержать их тут. Стрелы вреда мне не причинят.
  - Эрэд! Попробуй хотя бы!
  Она вновь улыбнулась невероятной печальной улыбкой.
  - Прощайте все! - и отсалютовала нам мечом.
  - Даже я перешла! - крикнула Велея. - А я гораздо тяжелее тебя!
  - Ты ошибаешься. Я тяжелее любого из вас, мост подо мной сломается.
  Ллинни обошел Эрэд со спины и вдруг поднял ее на руки. Он сгорбился. Нескладная длинная фигура сложилась почти в три раза. Пленник ступил на мост.
  - Ты что делаешь! - вскрикнула харид. - Оба сгинем.
  - Не дергайся! - ллинни шел по стволу и тащил свою ношу. Мостик под длинными узкими ступнями даже не подрагивал. Казалось, он точно также мог пройти и по венчикам цветов и по лунной дорожке на воде, как в сказке.
  - Ну, вот и все! - мужчина поставил харид на землю, тряхнул дрожащими руками.
  Эрэд смерила его с ног до головы странным взглядом, но ничего не сказала.
  - Поспешим! - Лорин дернул меня за рукав.
  И мы понеслись вниз с холма, на котором располагался замок.
  - Куда нам теперь?
  - В лес! - ллинни указал на черную стену спереди.
  Но до леса нужно было еще добежать. Из-за холма выезжал отряд всадников, впереди несся, алея одеянием, сам Красный мастер.
  - Мы не успеем! - в отчаянии вскрикнула Велея.
  Эрэд свистнула по-мальчишески в два пальца.
  И тут Лорин вдруг схватился за горло, захрипел и упал.
  Ветер донес до нас зловещий хохот...
  Я обернулась...
  
  
  Глава 6
  КЕЙРИОН
  
  - Мгла, отстань! - я попыталась оттолкнуть настырную волчью морду. Негодяйка самодовольно заулыбалась.
  Подняв голову, попыталась сообразить, где нахожусь. Оказалось, что меня везут, перекинув поперек седла, а на моей верной ездовой волчице восседает никто иной, как мой знакомый разноглазый ллинни.
  - Очнулась? - спросил он, поглаживая Мглу.
  - Угу, - кивнула я.
  Крепкие руки перехватили меня и усадили.
  - Как ты? - поинтересовалась Эрэд. Я ехала вместе с ней. Неподалеку обнаружились Брик на своей кобылке, Норэг и Лорин на одном коне и Велея, которой Норэг уступил своего жеребца. Брат выглядел живым и здоровым.
  А вокруг возвышались необхватные стволы. Да какой там необхватные! Чтобы объехать такой вокруг и то займет немало времени. Деревья - башни. Мы пробирались под арками корней, лошади почти по колено утопали в опавшей листве. Хотя Большие деревья стояли довольно-таки редко, но ни кустарника, ни травы под ними не росло, весь свет поглощали широкие кроны где-то там, наверху. Я задрала голову. Как в колодце! А летом, когда черные ветви покрывает листва, здесь у подножия вообще, наверное, царит ночь. А когда-то этот лес был самым настоящим городом. Кейи строили дома на деревьях. Вот если бы забраться как-нибудь наверх, сколько интересного удалось бы найти...
  - Что же случилось? Как нам удалось уйти от Красного мастера? - я обернулась к друзьям.
  - С превеликим трудом.
  - Если бы ты не наколдовала ту черную стену, и если бы лошади не оказались укрыты неподалеку, то не удалось бы.
  Я обернулась к Норэгу.
  - Что я наколдовала?
  - Черную смерть, - ответил голос рядом.
  Мой взгляд переметнулся на ллинни.
  - Что это, Черная смерть?
  - Тебе лучше знать, синнора, - бывший пленник замолчал, по лицу было понятно, что из него больше и слова не вытянешь.
  Ничего, вернусь домой, у Рист выспрошу.
  - Лорин, ты как?
  - Нормально.
  Показалось мне, или брат ответил как-то очень сухо. Я загрустила.
  - Значит, Красный мастер уничтожен?
  - Нет, ему удалось спастись.
  - Что же мы теперь будем делать? Нам оказалось не под силу его победить, хотя Лорин ты и говорил, что мы - самый сильный Средний круг магов.
  - Но в круг мы так и не успели собраться. Зато выяснили, где находится убежище Красного мастера.
  - Скоро окончательно стемнеет, - Эрэд прервала нашу беседу. - И тогда мы совсем заплутаем в этом лабиринте.
  - Ты предлагаешь ночевать здесь, в Кейрионе? - Брик поежился.
  - А где? Вернуться к замку?
  
  Лошади фыркали, переступали с ноги на ногу, беспокойно ржали, недовольные отсутствием корма. Ребята в спешке еды для них не захватили, а здесь в лесу попастись было негде. Одна Мгла, отлучавшаяся куда-то ненадолго, довольно свернулась клубочком у костра. Что за добычу она могла найти среди этих исполинских деревьев? Зайца размером с собаку?
  Костер лениво потрескивал. А мы сидели вокруг, не менее голодные, чем наши кони. Те несколько сухарей, что нашлись в сумке у Эрэд, только распалили аппетит.
  - Что же мы будем делать дальше? - Норик уткнулся лицом в колени.
  - Ой! - Велея протянула руку и погладила его по намечающемуся на голове черному пушку. - А ты обрастаешь!
  - Что? - Норэг вскинулся и провел руками по голове. - Синни! Твои проделки?!
  Я радостно оскалилась и кивнула.
  - Ты еще скажи, что не рад.
  - Рад, конечно, но почему сейчас?
  - А вдруг помру, что тебе так лысым и ходить что ли?!
  - Вот еще, помрет она! - возмутился Брик. - Не говори глупостей!
  Постепенно, не смотря на протесты пустых животов, все начали потихоньку дремать. Я прислонилась к какому-то могучему корню. Мгла подошла и улеглась рядом, накрыв теплым боком мои ноги. Нор о чем-то тихо беседовал с Велеей, потом эта парочка тоже уснула, чуть ли не в обнимку. Лорин клевал носом. Брик уселся рядышком с Эрэд и задремал, положив голову ей на плечо, харид не возражала, задумчиво глядя в костер мерцающими в отблесках пламени глазами. Наш новый знакомый тоже притих... Я закрыла глаза и провалилась в сон.
  
  - Тихо! - раздался шепот над ухом. Кто-то зажал мне рот ладонью.
  Ллинни!
  Видя, что я проснулась, он отпустил меня и указал куда-то в темноту. Костер почти угас, лишь самые упрямые угли бросали алые отсветы на лица моих спящих спутников. Сон сморил даже неутомимую Эрэд.
  - Что?
  И тут я заметила движение. Неуловимое, призрачное, но все же оно было. Словно что-то шевельнулось, но тут же слилось с корой.
  - Что это? - сердце испуганно забилось. - Какой-то зверь?
  - Не знаю. Оно уже давно здесь. Похоже, следит за нами. Не стоило забираться так далеко в лес.
  Я вздрогнула, краем глаза уловив движение в другой стороне. Действительно, как будто кора на миг двинулась.
  - Нужно разбудить ребят! - я толкнула Мглу ногой, волчица посмотрела на меня сонным взглядом, зевнула, а потом положила голову обратно на лапы.
  - Погоди. Может опасности никакой и нет, - он кивнул на волчицу.
  - Она может и не почувствовать!
  - Скажи мне, что тебя связывает с этими людьми?
  - Что? - я недоуменно посмотрела на мужчину. Он сидел совсем близко, можно было рассмотреть каждый шрам на бледном лице.
  - Ты же ллиннэх. Из хорошего рода. Что ты делаешь здесь вместе с этим отребьем?
  - Что?! Ты что говоришь! Во-первых, мои друзья не отребье! Во-вторых, я как раз из рода этого самого отребья, вот он, - я кивнула на Лорина, - мой брат!
  Ллинни вскинул в удивлении брови.
  - Полукровка! С такими способностями?!
  Странный какой-то. Я отодвинулась от него подальше. Было ощущение, что этот человек обо мне что-то знает, его намеки на мой род, удивление по поводу того, что Лорин мой брат... Не обязательно же ему знать, что брат не родной.
  - А что с моими способностями?
  - Они весьма впечатляют. Но откуда у тебя? - он указал на Мглу. - Или вилийцы научились разводить ездовых волков?
  - Нет, не научились. Мгла из Ллинн-Хейма. Мне ее подарил сам Пресветлый король.
  - С чего такая честь для полукровки?
  - Его Пресветлое величество более терпим к нечистоте крови, чем ты.
  - Это-то меня и удивляет
  - Чем?
  - Лояльностью ллиннэх к людям.
  - Что же мы должны ненавидеть друг друга?
  - Мы - разные!
  - Посмотри на них, - я кивнула на Брика и Эрэд. - Они тоже разные. Настолько, насколько это может быть возможно. Она - харид, а в нем течет кровь ллинн-хеймцев и вилийцев. Но он любит ее, хотя из этого ничего никогда не получится. Или вот они. Так не подходящие друг другу даже внешне. Я указала на Норэга и Велею.
  Мужчина смотрел на меня странным взглядом.
  - Странные речи я слышу из уст твоих, ллиннэх.
  - Чем же они странные? Я наслушалась подобных речей из уст вилийцев. И рада, что есть люди, которые думают по-другому, которые хотят мира. Хватит войн. Еще одна и Ллинн-Хейм опустеет так же, как Кейрион. И я всеми силами буду стараться, чтобы не допустить ее!
  - А тебя хорошо выдрессировали твои воспитатели!
  Я вспыхнула.
  - А могу я узнать имя того, кто так пренебрежительно отзывается о людях, воспитавших меня?
  - Имя? - ллинни криво усмехнулся. - Мое имя тебе ничего не скажет. Но, впрочем, можешь называть меня Фарн.
  - Фарн? Чертополох?
  - И что же может сделать маленькая полукровка для того, чтобы не допустить войны? - Фарн протянул руку и коснулся моих волос.
  Уши дрогнули и встали торчком. Я зашипела прямо ему в лицо.
  - Многое может! Если эта маленькая полукровка - Темная королева.
  Мужчина доверчиво усмехнулся, а потом шутливо поклонился.
  - Рад служить, "Ваше Величество"!
  - Рада, что остались те, кто служит делу мира.
  Мы с Фарном одновременно вздрогнули. Воздух чуть в стороне от костра потек, будто в знойный день, и перед нами соткалась фигура. С существа, казалось, стирали кусочки внешнего мира, придавая ему человеческий облик. Человеческий не до конца... Лицо с огромными продолговатыми глазами, небольшим носиком и высокими скулами, очень напоминало лица ллинн-хейнцев. Из пегой гривы коричнево-черно-зеленых волос торчали уши, не такие большие как у меня или Фарна и без кисточек, но тоже острые. На груди и животе тело покрывал короткий серебристый мех, по цвету почти сливающийся с кожей, полоски более длинной шерсти тянулись вдоль всей внешней стороны рук и ног. А шею существа украшало ожерелье, из продолговатых серых бусин с черными прожилками и белой агатовой подвеской.
  Блеснули глаза Эрэд, она осторожно отстранила Брика и бесшумно вытащила меч.
  И тогда мир вокруг нас зашевелился. Они были всюду. Мужчины и женщины. Висели на стволах, цепляясь крепкими когтями. Вставали с земли, теряя окраску опавшей листвы. Серебристые, зеленоватые, коричневые и пегие. Вымерший народ кейев.
  Лорин, который, как оказалось, тоже проснулся, подкинул веток в костер.
  Кейя прищурилась.
  - Мое имя Кей, - сказала она довольно громко.
  Теперь проснулись уже все.
  - И вы нарушили покой нашего леса! Чего не случалось уже много веков...
  Ответом ей было молчание, да и что мы могли сказать в свое оправдание. Пальцы Эрэд крепче сжались на рукояти меча.
  - Что вам понадобилось здесь? - слабо светящиеся желтоватые, как масло, глаза уставились почему-то прямо на меня.
  - Убежище.
  Кей кивнула.
  - Хорошо. Но завтра вы должны покинуть лес и не говорить никому о том, что видели здесь.
  - Мы не можем.
  - Почему?
  - Нас преследуют. Да и заплутали мы слегка.
  - Хорошо, я дам вам проводника. Но взамен... - Кей подошла ближе и протянула ко мне руку, сжатую в кулак, из него свисало, покачиваясь, ожерелье Хранителя. - Взамен вы увезете это из Кейриона.
  - Как оно попало к вам? - удивилась я, принимая на ладонь один из сильнейших артефактов мира.
  - Человек. Он жил в замке рядом с Кейрионом. Его присутствие тревожило нас, он нарушал спокойствие мира, напоминал наших старых врагов. Но он никогда не приближался к нашему дому, который мы не могли покинуть, чтобы помешать ему. Но сегодня он сам пришел в наш дом!
  Так закончилась история о Красном мастере. Обладать такой силой и так бездарно растратить ее, обладать почти божественным могуществом, чтобы тихо сгинуть в лесу. И все это из-за мести, из-за глупых детских обид.
  
  Ожерелье, словно раскаленное, жгло мне руку, все те мерзости, что творил его временный хозяин, грозили захлестнуть меня с головой. Я завернула его в кусок холстины и убрала в сумку, к своим сокровищам. Не знаю, кто и как скоро сможет надеть эту оскверненную вещь, мне казалось, что сейчас из безобидных на вид камней извергнутся реки крови.
  Утро принесло боль во всем теле и новые неприятности - за ночь здорово похолодало, сквозь сетку ветвей в вышине проскальзывал и медленно падал вниз крупный пушистый снег. А я опять босиком. Да и Лорин одет не очень тепло, в куртку Эрэд, не сходящуюся у него на груди. Про Фарна и говорить нечего. Ллинни был бос и обряжен в какие-то лохмотья. Брику пришлось для него пожертвовать одеялом, в которое он укутывал дронл. Из этого же одеяла мы соорудили мне и бывшему пленнику кое-какую обувку. Фарн, с дырявым одеялом на плечах, походил на погорельца, а вся наша компания целиком - на беженцев.
  - Вы готовы? - раздался голос сверху. На стволе дерева, на высоте трех человеческих ростов на стволе дерева, как муха, головой вниз висела кейя. Она проворно спустилась, похожая на огромного паука, легко спрыгнула на землю.
  - Где вас вывести из леса?
  - Все равно, лишь бы подальше от замка.
  Наша проводница оказалась на удивление болтлива. Она говорила обо всем, о нашем странном на ее взгляд виде, о смешных животных, на которых мы ездим, обо всем, что видели ее глаза. А как только между деревьями появился просвет - растаяла, будто и не было никого.
  
  
  Глава 7
  ДОМОЙ!
  
  Осень сдала позиции, и мир засыпало снегом, когда к небольшому городку, известному только тем, что в нем находилась Вилийская Академия магических искусств, подъехали пятеро замерзших всадников. Стража на воротах сначала приняла их за бродяг и никак не хотела пропускать.
  - Открывай! - Лорин показал перстень с печатью придворного мага.
  Ворота недоверчиво медленно распахнулись, и мы въехали в Увер.
  - А матушка не будет возражать, если мы вот так завалимся к ней всей оравой? - спросила я.
  - А почему она должна возражать? Мы возвращаемся с победой! К тому же не такая уж и орава, всего пять человек.
  Велея, в замке которой мы немного погостили, с нами не поехала, проводив только до границы собственного владения, но взяла с нас обещание обязательно ее навещать. Норэг всю оставшуюся дорогу только тяжело вздыхал. А Фарн просто пропал по дороге, проснулись, а его и след простыл. Интересно, куда он отправился? Если в Ллинн-Хейм, то мне в самом скором времени предстоит встреча с ним. Почему-то разноглазый ллинни вызывал у меня самые противоречивые чувства. С одной стороны, он мне понравился, такой загадочный и странный, а эта его ехидная улыбка, смешные уши, торчащие в разные стороны, и неловкие движения... Неприязнь вызывали его взгляды на жизнь и почти открытая неприязнь к моим друзьям. Всю дорогу я пыталась разговорить его, но он или угрюмо отмалчивался, или отвечал настолько иносказательно, что я ничего не могла понять из его речей.
  Город моего детства. На главной площади возвышались порядком присыпанные снегом башни Академии. Мы свернули с главной улицы вправо и оказались у ворот дома ректора.
  - А если матушка еще не вернулась из Вилома?
  - Ну, думаю, слуги нас узнают и пустят переночевать.
  Мы с Лорином расхохотались.
  Дом почти не изменился, только вот кусты, посаженные мной вдоль ограды вымахали в небольшие деревья, похоже, без меня их никто не подстригал.
  На шум вышел старенький управляющий, он, приставив ладонь ко лбу, подслеповато заморгал на нас глазами.
  - Лорин, Синнора! - старик проворно сбежал с крыльца, обнял нас обоих.
  Голубые выцветшие глаза пробежались по моему лицу.
  - А ты стала самой настоящей красавицей!
  - А ты совсем не изменился, Вилан.
  Тут он обратил внимание на наших спутников.
  - Сейчас я позову конюха, он позаботится о лошадях, а вы проходите в дом. Госпожа Лидора уже заждалась.
  - Что?! - мы с Лорином ошеломленно переглянулись.
  Матушка и в самом деле ожидала нас.
  - Синнора, Лорин, - легкий кивок в нашу сторону. Мы почтительно поклонились в ответ. - Норэг.
  - Здравствуйте, госпожа ректор, - пять лет прошло, а Нор все еще не может без страха смотреть на нашу матушку.
  - Эрэд, Брик. Рада видеть вас всех в добром здравии. Для вас приготовлены комнаты, приводите себя в порядок, я жду вас в обеденном зале.
  И она величественно удалилась.
  Брик недоуменно посмотрел на нас с братом.
  - Она что, всегда так?
  - Что? - не понял Лорин.
  - Она всегда так холодна с вами или это из-за того, что мы мешали?
  - Матушка всегда была добра к нам. Всегда заботилась и оберегала.
  Менестрель бросил на меня сочувствующий взгляд.
  Тут появился Вилан.
  - Пойдемте, деточки, я покажу вам ваши комнаты!
  Старый управляющий тащил нас по лестнице на второй этаж и болтал без умолку. О том, что кухарка собралась ехать к сыну внуков нянчить, а где теперь найдешь хорошую прислугу, что садовник совсем запил и если бы не доброта госпожи Лидоры..., а Лан, сын конюха - толковый паренек, уже во всем отцу помогает...
  Тут я вспомнила о важном!
  - Вилан! Мою лошадь нужно накормить!
  - Не беспокойся, Синнора, накормят твою лошадь.
  - У нее особая диета! - рассмеялся Лорин.
  - Ну не сырое же мясо она ест!
  Вилан непонимающе моргал, глядя на то, как мы содрогаемся от хохота.
  
  Матушка уже восседала за столом, мы молча заняли свободные места, так же молча приступили к трапезе. Наконец Лорин не выдержал.
  - Матушка, как ты узнала о том, что мы приедем?
  Госпожа Лидора на мгновение прикрыла глаза, потом взглянула на сына.
  - Если бы ты вместо учебы не валял дурака, то тоже кое-что умел бы.
  Лорин пристыжено опустил голову.
  - А теперь я хочу услышать о том, что произошло.
  Все молчали, не зная с чего начать, потом Брик откашлялся:
  - Неприятности начались, как только мы съехали с дороги...
  Слуги убрали со стола, принесли легкое вино, сдобные булки и нарезанный тонкими ломтиками сыр, а рыжий менестрель все продолжал говорить. Его рассказ тек неторопливо и плавно, в некоторых местах он начинал говорить в рифму, выдавая целые куски из будущих баллад. Изредка Брик поглядывал на Лорина или на меня, требуя подтвердить. Наконец наш болтливый друг произнес последнюю строфу и потянулся к бокалу с вином, чтобы промочить горло.
  - Что ж. Победа добыта вами. С трудом, но вы справились. Совет магов нисколько в вас не сомневался.
  - Но Красного мастера победили не мы! - возразила я.
  - Но если бы не вы, Скин никогда не попал бы в Кейрион, где Хранительница с ним покончила
  - Но почему ей было не уничтожить его раньше? Она же сама говорила, что он ей мешал, - решился задать вопрос Норэг.
  - Пути Хранителей неисповедимы. Очень часто они любят делать основную работу руками обычных смертных.
  - Меня больше занимает другой вопрос, - Лорин посмотрел на матушку, - ведь ожерелье Хранителя один из самых могущественных артефактов, он дает владельцу силу, почти равную силе Хранителя.
  Госпожа Лидора согласно кивала на каждое слово сына.
  - Но почему, когда Красный мастер хотел уничтожить меня и Синнору, магия ожерелья не подействовала?
  - Что? - об этом моменте Брик не упоминал. - Подробнее, пожалуйста.
  Лорин рассказал. Не так красиво, но более содержательно.
  - Никогда не слышала о подобном, - но мне почему-то показалось, что матушка лжет. - Может ожерелье фальшивое? - она нервно потерла висок.
  - Я могу принести, показать! - вспомнила я о нашем главном трофее.
  - Да, Синнора, будь добра.
  Я бегом ринулась в свою комнату, вытащила из-под кровати сумку, куда успела благополучно затолкать ее, сунула руку под подкладку... Стоп! А где ожерелье? Ведь помню, что клала его вместе с другими самоцветами. Я вытряхнула содержимое на кровать, перерыла вещи, разбросала по покрывалу камни. И тут внезапная догадка чуть не сбила меня с ног. Фарн! Он видел, куда я прячу ожерелье. Я и не доставала его ни разу. Сумки много раз оставались без присмотра, ллинни мог забрать ожерелье в любой момент.
  С трудом передвигая ноги, я вернулась обратно к друзьям. Они, видя мою убитую физиономию тут же заподозрили неладное.
  - Синни! Что случилось?! - Лорин привстал.
  - Ожерелья нет, - уши печально и виновато повисли, почти касаясь плечей кончиками кисточек.
  - Как нет! - удивился Нор. - Куда же оно делось?
  Брат со злостью стукнул кулаком по столу и с кривой ухмылкой откинулся на спинку стула.
  - Этот тощий проныра! Я так и знал, что за ним нужен глаз да глаз! Но вот не уследил!
  
  Разошлись мы поздно. Каждый строил предположения о сроках появления нового Красного мастера. Будет ли новый еще страшнее? Одна госпожа Лидора оставалась на удивление спокойной. Впрочем, она всегда такая.
  Но как я могла упустить ожерелье, ведь Кей отдала его именно мне! Все из-за того, что я думала не об ожерелье, а совсем о другом.
  Одеяла и простыни сбились, вода в кувшине на столе закончилась, а я все крутилась, тщетно пытаясь уснуть. И вдруг поняла, что ужасно хочу есть. От ужина в животе остались одни воспоминания. Наверняка, в кухне можно найти какую-нибудь еду. И я отправилась туда. Не одеваясь и не беря свечи, надеясь быстренько проскочить незамеченной.
  В кладовке обнаружился копченый окорок, от которого я отпилила изрядный кусок, а на столе, накрытый холстиной, лежал кусок хлеба. На ходу откусывая от обоих кусков сразу, я поспешила в свою комнату, но не дошла. Коридор пересекала узкая полоска света - кому-то еще не спится.
  - ...в первый раз я испугался ее, мама, - донесся до меня тихий голос Лорина. - Я каждый раз содрогаюсь, когда вспоминаю об этом.
  Я хотела поспешить, но замерла, поняв, что говорят обо мне.
  - Синнора обладает страшной силой. Это уже не та маленькая девочка, с которой мы играли вместе. Это страшное оружие уничтожения. Она применила Черную смерть!
  - Черную смерть? - голос матушки показался мне на удивление мягким.
  Я подошла ближе и заглянула в щелку. Лорин, полуодетый, сидел на стуле, закрыв лицо руками, а матушка стояла рядом с ним и тихонько гладила по вздрагивающей спине.
  - Может ты ошибся?
  - Я не мог ошибиться! Ты не видела ее! Я изучал хроники войны с Ллинн-Хеймом. Там упоминается о воинах, называемых Черноглазая Смерть, о том, как они сеяли смерть лишь прикосновением! У Синноры тогда, действительно, почернели глаза.
  - Да. Были такие. Синнора. Радужные демоны. Элита воинов Ллинн-Хейма. Но всех их уничтожили.
  Я стояла ни жива, ни мертва.
  - А как же Синнора?
  - Синнора была всего лишь маленькой девочкой, когда я нашла ее. Крошечный котенок с очаровательными пушистыми ушами. Когда я поняла, кого выкормила грудью, было уже поздно, девочка встала взрослой.
  - Но мама, как же так?
  - Тебе не следует бояться ее, - голос Лидоры был воркующее мягок. - В ллиннэх очень сильны родственные чувства, поэтому даже если ты выступишь против нее, Синнора не причинит тебе вреда. Эта твоя гарантия безопасности, если начнется новая война с Ллинн-Хеймом, она - твой талисман.
  Я не стала дослушивать и, отойдя на несколько шагов от двери, бегом пустилась в свою комнату. Меня душили слезы. Самые близкие мне люди... Та, которую я почитала как мать, выращивала меня как звереныша! Как ТАЛИСМАН для сына! Чувствовать себя преданной, что может быть хуже? И КТО меня предал!
  Похватав вещи, я запихала их в сумку, судорожно оделась, и вылезла в окно. Окна моей комнаты выходили на сад и на хозяйственные пристройки.
  Мгла встретила меня радостным поскуливанием, я быстренько оседлала волчицу и сняла с нее Маску. Хватит притворяться.
  Волчица недоумевала, куда это мы собрались ночью, но послушно потрусила к воротам. Одни жест - и ворота распахнулись. Кажется, переборщила, потому что правая створка перекосилась, но мне было уже все равно, я покидала этот дом навсегда.
  - Синни! - раздался позади крик. Не утерпев, я оглянулась - из распахнутого окна высовывался Лорин. Ветер трепал полы его распахнутой рубашки и светлые волосы. - Синни! Стой! Куда ты?!
  Я отвернулась, и Мгла длинными скачками помчалась прочь.
  
  Он сидел на огромном белом камне, установленном на развилке. Нескладный и длинный, сложившись под невероятными углами, с шапкой рыжих волос, ушами, торчащими в разные стороны и разными глазами. "Урод!" - подумал бы любой вилиец. Самый обычный ллиннэх. Такой же, как я...
  - Ты так торопишься, будто за тобой гонится свора бешеных псов. Куда путь держишь?
  - В Ллинн-Хейм! - ответила я, вытирая рукавом слезы.
  - Ты плачешь, Радужная? Что случилось?
  И я неожиданно, запинаясь и всхлипывая, выложила ему всю историю.
  Фарн слушал очень внимательно, сочувствующе кивал в нужных местах, хмурился...
  Наконец, слова кончились. Я опустила плечи, чувствуя себя какой-то опустевшей и гулкой. По спине пробежал холодок. Вот дура болтливая, сейчас как высмеет.
  Но Фарн высмеивать не стал.
  - Они другие, - голос ллинни был необыкновенно мягок. - Они отличаются от нас, нам не место среди них, а им не место среди нас. Отчуждение складывалось веками и его не разрушить одной маленькой девочке.
  Он говорил и говорил, а мои плечи и голова опускались все ниже и ниже, мир рушился прямо на глазах.
  Внутри было пусто. И ничем не хотелось эту пустоту заполнить. Да и нечем было заполнять.
  Бывает, мне кажется, в жизни каждого момент, когда он резко становится взрослым, когда он понимает, что люди вовсе не такие, какими он их себе представлял. И тогда есть два пути: стать таким же, как они, и за приятной улыбкой скрывать холодный расчет, или же оставаться таким, как был в детстве и все, что тебе делают недоброго, наивно полагать чьей-то оплошностью, скорее всего своей. И терпеливо убеждать себя, что все нормально, все хорошо.
  Не хочу быть ни тем, ни другим!!!
  Хочу просто быть!!!
  Спокойно ходить по улицам, не боясь подозрительных взглядов, насмешек, жестоких детей и камня в спину.
  Кто-то взрослеет в пять лет, кто-то в десять... Чем позднее, тем хуже.
  Я вытерла слезы, отнюдь не приносившие облегчения. Осколки иллюзий поцарапали глаза, сердце, разум и душу.
  - Но есть место, где тебе всегда рады, - Ллинн-Хейм. Твое убежище. Там ты сможешь укрыться от этого мира, от жестоких людей...
  Я так увлеклась своими переживаниями, а Фарн - своими речами, что окружающий мир перестал существовать.
  - Что ты несешь?! - гневный окрик заставил меня вздрогнуть и поднять голову.
  В нескольких шагах, с трудом удерживая за поводья вырывающегося коня, стоял Лорин. Придворный маг был необыкновенно бледен. Он даже одеться как следует не успел, так спешил вернуть свой талисман.
  Фарн расхохотался.
  - Что ты плетешь ей! Синни! Не слушай его!
  - Ты ей больше не нужен. Она больше тебе не верит, Светлячок. Теперь личины сброшены, и Синнора сама выберет, с кем ей быть! Кто более искренен.
  - Ты! Искренний! Молчал бы уж!
  Я равнодушно слушала их перепалку, не поднимая головы. И тогда Лорин обратился ко мне:
  - Синнора! Я знаю, что ты услышала что-то из моих бредовых речей. Я не буду говорить, что никогда не думал этого. Думал! Но понял, что все это не серьезно... И не важно! Куда страшнее моих глупых страхов - потерять тебя! Я всегда считал тебя своей сестрой, несмотря на все различия между нами. Да я и не замечал их! Они твое достоинство, а не недостаток.
  Синнора! Прости меня!
  Я не шелохнулась. Сердце просто разрывалось на части.
  - Прости меня, - повторил брат.
  Я закрыла лицо руками.
  И тогда он стал на колени. Опустил мешающие поводья и брякнулся прямо в снег.
  - Прости меня за то, что я мог подумать о тебе такое!
  Ллинни на камне нахмурился. Я спешилась и подошла к Лорину.
  Взгляд брата был каким-то больным.
  Я рухнула на колени рядом с Лорином, обняла его и уткнулась лбом в ледяное плечо.
  - Ты меня тоже прости!
  
  
  Часть третья
  ЛЛИНН-ХЕЙМ
  Глава 1
  ТРАКТИР
  
  Я посмотрела на свое отражение в воде. Ну и монстр! Непокорные пряди в хаосе торчат во все стороны, голова повязана платочком, а уж сам платочек, маленький, беленький...
  Если вы отправляетесь в путешествие. НИКОГДА НЕ БЕРИТЕ С СОБОЙ СТАРШЕГО БРАТА!!! Даже если он не родной и старше всего на полгода. Это хуже целой армии нянек:
  Не садись сюда - здесь сыро!
  Вода в роднике очень холодная - не пей сразу!
  Не отходи далеко в лес - ты заблудишься!
  Не садись близко к костру - обожжешься!
  Не ходи с непокрытой головой - у тебя еще влажные волосы!
  После таких двух недель, я уже готова была загрызть кого-нибудь. Главная моя жертва, ни о чем не подозревая, наполняла флягу водой. И ведь когда мы путешествовали вместе с ребятами, я что-то не замечала за Лорином особой заботливости.
  - У тебя шея голая, воротник поправь, - сказал брат.
  - Лиин! Мне кажется, что тебе пора детей заводить! А то мучить некого. Отцовские чувства так и прут.
  Лорин смутился.
  - Да ладно тебе. Должен же кто-то за тобой присматривать, если ты сама не в состоянии этого сделать.
  Я застыла с открытым ртом, задохнувшись.
  - Что!!!
  - Кстати, долго нам еще ехать? Ты же говорила дней десять!
  - Вообще-то мы уже второй день как по Ллинн-Хейму едем.
  Теперь пришел черед Лорин застывать с открытым ртом.
  - Как по Ллинн-Хейму! - он завертел головой. - Лес такой же как в Вилии! Мы же должны были пересекать Смертную Пустошь и Волчью Глотку!
  - Помнишь, мы проезжали безлесую полосу, ты ее еще широкой просекой обозвал?
  Лорин кивнул.
  - Это и есть Смертная Пустошь.
  - Так из-за этого клочка земли и была война?!
  - Да. Из-за того, что ллинни заняли эти земли, прилегающие к Волчьей Глотке, король Вилии объявил войну.
  - Я думал причина как-то посущественнее. Там же даже владение нельзя заложить! Места не хватит.
  - Ллинн-Хейм ведь невелик. И почти весь север полуострова занимают скалы. Остальное - лес. Никаких пашен, никакого хлеба.
  - Чем же вы живете?
  - Те, кто остался после войны, вполне способны прокормиться лесом, а в предгорьях разводят овец.
  - Грустно.
  Я кивнула.
  - А Волчья Глотка? Почему я не заметил, как мы ее проезжали? Там же должны быть посты! Ваши и наши заставы.
  Изогнув бровь, я посмотрела на Лорина.
  - Мимо вилийских застав для мага не составляет труда пройти, а ллинн-хеймцы разве не пропустят домой свою Темную королеву?
  - Но мы даже моря не видели!
  - Так ведь Волчья Глотка довольно широка и в самом узком месте ее расстояние примерно равняется пути от Вилома до Лервена.
  - Вон оно как! - потянул брат. С умилением я поняла, что ему просто очень хотелось увидеть море.
  - Совсем ты там засиделся при своем дворе.
  - Темнеет, - Лорин прикрепил к седлу наполненную флягу. - Ну что, здесь остановимся, или дальше поедем?
  - Проедем еще немного.
  - А может тут? И ручей под боком, и место удобное.
  - Я знаю более удобное место, - улыбнулась я.
  - Ну. Тебе, конечно, лучше знать. Кстати, я почему-то думал, что в Ллинн-Хейме вечное лето, - он стряхнул с ветки снег.
  - К востоку становится теплее, там-то как раз вечное лето и царит, там даже деревья и травы другие.
  Лорин заулыбался, словно в предчувствии чего-то волшебного. Мальчишка, попавший в волшебную страну. Как бы она встретила тебя, не будь рядом меня. Голые черные ветви стоящего неподалеку дуба давно подозрительно шевелились, там затаилась парочка мёдинов.
  Я всех приглашала в гости. Норэг сослался на какие-то неотложные дела и отправился домой в Наяр, проехав с нами часть пути. Эрэд только молча улыбнулась, а Брик заявил, что хватит с него приключений, и в ближайшие сто лет он из дома ни ногой. Один Лорин принял приглашение с восторгом. К моему величайшему удивлению госпожа Лидора горячо его поддержала. Мне после этого стало сильно не по себе. Что кроется за словами и поступками моей приемной матушки - для меня навсегда останется загадкой.
  Чтобы разобраться с остатками воинства Красного мастера, мы уже были не нужны. Этим займется Гильдия магов. Уверена, что они и до хранилищ замка Анеро доберутся, так что все дарийские артефакты сгинут в хранилищах гильдии и Академии. Ну что ж, там им и место, никто жалеть не будет.
  Чем дальше мы двигались, тем лучше становилась дорога. Вот, наконец, впереди мелькнул огонек.
  Лорин присмотрелся.
  - Там жилье?
  - Сейчас увидишь.
  Деревья расступились, и дорога выбежала на небольшую круглую поляну. В центре, похожий на огромную кучу валежника, стоял Трактир. Раньше у него было название, но когда он остался в Ллинн-Хейме единственным, название как-то стерлось из памяти. Да и этот держался только за счет своей славы и того, что его навещают воины-ллинни с застав. Когда-то очень давно это было первое место, где я познакомилась с ллинн-хеймцами.
  - Здесь на ночь и остановимся.
  Брату осталось только кивнуть.
  Никакой коновязи перед дверью Трактира не предполагалось, поэтому Лорин просто накинул поводья на одну из веток, торчащих из разлапистой крыши.
  А Мгла и так не убежит.
  - Потом скажем кому-нибудь, чтобы о животных позаботились.
  Лорин вновь кивнул, судя по всему, ему было сильно не по себе.
  Не стучась, я распахнула дверь. Оживленный шум, доносившийся изнутри, сменился гробовой тишиной. Почти таща Лорина за собой, я вошла в Трактир.
  Множество ярких, блеклых, светящихся и поблескивающих глаз уставились на нас. Трепетали белые кисточки на вставших дыбом ушах.
  Первой опомнилась Фрах, хозяйка трактира. Она, улыбаясь во весь рот, вышла из-за стойки и направилась к нам.
  - Синнора! Ты вернулась!
  Взгляд багровеющих, словно угольки, глаз обратился на Лорина.
  - Это мой брат, Лорин, - представила я поспешно.
  Фрах заулыбалась еще шире.
  - Рады приветствовать в наших местах родственника королевы.
  Брат учтиво поклонился и как заправский кавалер поцеловал трактирщице руку. Та сделала вид, что смутилась.
  - Фрах, там, на улице, лошадь Лорина и моя волчица, пошли кого-нибудь о них позаботиться, мы останемся ночевать.
  - Конечно. Я сейчас распоряжусь и прикажу подготовить комнаты.
  - И накормить нас ужином.
  Ллиннэх отворачивались, возвращаясь к своим разговорам.
  Мы уселись за маленький столик, поближе к очагу. Взгляд Лорина то и дело обегал зал, все время возвращаясь к хозяйке.
  - Я не думал, что ллинн-хеймцы и такие бывают.
  - Ты много не видел.
  - Но кто она такая?
  - Фрах? Она гилион. Не перепутай с гилонном. А то нанесешь и тем и другим смертельное оскорбление.
  - Они чем-то отличаются?
  - О, существенно. Видишь вон те ребята в углу? У которых на кисточках такие длинные пушинки?
  - Те, которые с хвостами?
  - Да. Это гилонны. Один из самых мирных народов Ллинн-Хейма. И самый многочисленный. У меня подруга гилонн. Я вас познакомлю. А Фрах, напротив, смертельно опасна. У гилионов ядовитая слюна, ядовитые когти и очень болезненное самомнение. Их, правда, немного осталось. Я знаю только Фрах и еще двоих, при дворе.
  - А эти кто такие? - Лорин кивнул на двоих, мужчину и женщину, сидящих неподалеку от двери. Они отличались от остальных гладкими прилизанными серыми волосами, серой кожей и "отсутствием" ушей.
  - Это сегьё. Морские ллиннэх. Кстати, странно, что им тут делать.
  - Ваш ужин! - невысокая девушка с шапкой коротких вьющихся белых волос поставила перед нами две широкие деревянные тарелки. Хвостом она держала за ручку пузатый кувшин. Она так увлеклась разглядыванием Лорина, что чуть не макнула в содержимое кисточку хвоста.
  - Ой! - смутилась служанка, прижимая хвост к груди.
  - Спасибо, - поблагодарила я.
  Девушка и не думала уходить.
  - Узнай, пожалуйста, готовы ли комнаты.
  Она вздрогнула и, кивнув, умчалась.
  - Если я правильно понял, то эта девушка гилонн.
  - Да.
  В этот миг дверь отворилась, и в Трактир ввалилась куча лохматых низеньких существ, с длинными, ниже колен, руками и огромными широкими ступнями, с ллинни их роднили только острые уши с белыми кисточками. Зал тут же показаться переполненным. Новые посетители шумной оравой уселись за несколько столов сразу, принялись колотить о столешницы жесткими ладонями, требуя пива и еды.
  Лорин с улыбкой покосился на смутьянов.
  - А это кто такие?
  - Сарино. Ты осторожней. Старайся не смотреть в их сторону.
  Но один из мохнатых коротышек уже заметил пристальный взгляд придворного мага.
  - А тебе чего надо, дылда белобрысая! - ощерился сарино, отчего стал довольно-таки страшен. - Братва, смотри! А это же человек!
  Все карлики повскакивали со своих мест, в руках у них откуда ни возьмись появились дубины, ножи, рогатки и разное другое оружие.
  Лорин растерянно оглянулся на меня.
  Фрах злобно зашипела.
  - Что это? Драка в моем трактире! - блестящие черные волосы взметнулись, когда она одним плавным движением перескочила через стойку.
  Сарино попятились от вздыбленной гилион.
  - Вы посмели угрожать мои гостям! Посмели оскорбить брата королевы!
  Смутьяны окончательно стушевались. Их маленькие, прячущиеся в густой шерсти глазки сосредоточились на мне, на мордочках появился нешуточный испуг.
  - Простите, ллиннэх, - промямлил самый смелый, испуганно прижимая уши к голове.
  Они тихонько, бочком, вернулись к своим местам и больше не шумели.
  Лорин с уважением посмотрел на хозяйку, потом обернулся ко мне.
  - Как оказывается все серьезно!
  Фрах подошла к нам.
  - Если вы уже закончили ужин, я могу показать вам комнаты.
  Я могла ее понять, гилион не хотелось больше конфликтов, которые могло вызвать присутствие в общем зале человека.
  - Да, Фрах, конечно.
  Показалось мне или нет, но женщина облегченно вздохнула.
  Лорин поднял сумки, стоявшие рядом со столом, и мы последовали за трактирщицей.
  Шаткая скользкая лестница походила на корявый корень с почти незаметными выступами - ступенями. А комнатки маленькие, темные с наглухо закрытыми ставнями вызывали легкую тоску. Сквозь неплотные, сплетенные из ветвей стены ощутимо продувал ветер. Ни очага, ни камина в комнатах не было.
  Брат поежился.
  - А чего-нибудь получше нет?
  Я толкнула его локтем, но поздно.
  Фрах удивленно приподняла брови.
  - Это лучшие комнаты в моем трактире.
  - Он очень избалованный! - разулыбалась я от уха до уха. - Фрах, комнаты чудесные, только вот прохладно, не могла бы ты принести несколько лишних одеял?
  - Да, конечно.
  Надеюсь, хозяйка не обиделась. Я тяжело вздохнула.
  - Лорин, намекать на бедность жилья нетактично даже в Вилии, а здесь это смертельная обида. И с обидчиком поступают весьма сурово.
  - Я не понимаю, как вы, такие разные, не передрались до сих пор.
  - Горячий нрав сдерживают суровые законы, поддерживаемые многовековой традицией и магией.
  Вернулась Фрах с ворохом одеял. Она положила их на кровать.
  - Спокойного сна.
  Я учтиво кивнула, и трактирщица, кивнув в ответ, ушла.
  Комнаты были смежными, так что в случае чего мы могли навещать друг друга, не выходя в общий коридор.
  - Лорин, будь осторожен. Никуда без меня не выходи. Места здесь очень беспокойные. К тому же никто пока не знает, что ты мой брат. Но эти вести быстро разнесутся, и тогда ты будешь в безопасности.
  Относительной. Мало ли у кого крыша поедет. Но брату этого знать не следует. Вот до дома доберемся, там Рист, там Рыск, присмотреть будет кому...
  - Как скажешь, - покорно ответил Лорин.
  Мы поделили одеяла и разбрелись по комнатам.
  Кровать жесткая и бугристая, но это не важно. Ллинн-Хейм. Я снова в Ллинн-Хейме. Веки сами собой сомкнулись... С трудом удержалась, чтобы не соскользнуть в Элхоор. Сейчас просто не время. Да и места не безопасные.
  
  К утру серьезно похолодало. Из-под одеяла вылезать не хотелось. Внутреннюю сторону ставень покрыл толстый слой инея. Дыхание вырывалось изо рта туманными облачками.
  Я затащила под одеяла ледяную одежду, натянула ее. Полежала некоторое время, согреваясь, потом все-таки набралась мужества и выбралась из кровати.
  - Лорин! Ты как там? Не замерз?
  Постучала в дверь. Тишина. Вдруг и вправду замерз! Осторожно вошла. Брата в комнате не было! Сердце ухнуло куда-то вниз. Ведь говорила же - не выходить! Может еще обошлось? Может он внизу?!
  Чуть не навернувшись на скользкой лестнице, я помчалась в общий зал. Тот был неутешительно пуст, только Фрах копошилась за стойкой, да давешняя беловолосая служанка орудовала метлой.
  - Как спалось? - заулыбалась трактирщица.
  - Хорошо. Фрах, ты не видела моего брата?
  Хозяйка удивленно покачала головой.
  - Я с утра здесь, но не видела, чтобы кто-то спускался. Ты первая.
  Чувствуя, как разом ослабели ноги, я плюхнулась на скамью.
  - Чего ты так волнуешься. Не съест же его никто. Ну морду набьют в худшем случае.
  - В худшем случае! - я закрыла лицо руками. Зная нрав Лорина, битьем морды дело не ограничится. А, значит, в ход пойдет магия. И всё...
  Дверь скрипнула, внутрь протиснулась мохнатая физиономия сарино. Глаза, прячущиеся в густой шерсти, обежали зал. Коротышка удовлетворительно хмыкнул, обернулся и подал лапой какой-то знак, после чего распахнул дверь во всю ширь и сам вошел первым. За разведчиком ввалилась кучка сарино, несущих на мохнатых плечах Лорина. Светловолосая голова бессильно моталась.
  Я вскочила, едва не опрокинув скамью. На ладонях заплясал черный огонь, вспыхнувший с потрясающей легкостью.
  Карлики попятились, испуганно моргая.
  - Мммыы ннее хотели! - запинаясь произнес самый смелый. - Мы не знали, что он так быстро скиснет.
  - А хвастался-то, хвастался! Говорил, что всех за глаза одолеет! - встрял другой, из задних рядов.
  С трудом смысл слов сарино дошел до меня.
  - Что!
  - Аанэй Тэйн, ты прости нас, - заводила виновато прижал уши к голове. - Мы же не знали, что так выйдет.
  Руки обессилено опустились, черный огонь неохотно погас. Только тут я осознала, что кто-то крепко держит меня сзади за плечи. Обернувшись назад, столкнулась взглядом с алыми угольками.
  - Спокойней, ллиннэх.
  Фрах почти силком усадила меня на скамью.
  - Кладите его сюда.
  Сарино с облегчением выполнили ее указания.
  - Но как он попал в вашу компанию?
  Заводила вскинул брови козырьки, блеснул карими глазами.
  - Да мы тут решили хорошую ночь отметить. Костерок на полянке разложили, бочонок откупорили. А тут он выходит. Ну, мы ж помним, что это брат твой, обижать его нельзя. А он так тихонько в сторонке стоял, слушал. А потом и говорит - я, мол, могу ничуть не меньше вас выпить.
  Я сидела с открытым ртом.
  - Это Лорин так сказал?
  - Не насильно ж мы его поили?
  Вся компания бочком-бочком слаженно попятилась к двери и потихоньку выскользнула вон.
  Фрах с трудом сдерживала смех. А я не знала, что и думать. На глаза попалась перепуганная служанка.
  - Принеси, пожалуйста, воды. Похолоднее.
  Я подошла к брату. От Лорина несло непередаваемым ароматом саринского самогона. И из чего только они его делают?
  Вернулась девушка с кувшином, на поверхности воды плавали мелкие льдинки. Тонкая струйка полилась его придворному магичеству на лицо.
  - Жестко! - улыбнулась Фрах.
  - Жестко будет, когда он проснется!
  Брат замычал, заворочался, отворачиваясь от умывания, потом открыл мутные глазоньки.
  - Синнора!
  Он с трудом привел себя в сидячее положение.
  - Где я?
  - Это я хотела спросить, где тебя ночью носило.
  Лорин медленно-медленно покачал головой.
  - Не помню.
  - Ну что ж. Потом вспомнишь. Пора в дорогу.
  - Как в дорогу? - похоже, Лорин был еще в состоянии удивляться.
  - А так. Нам надо спешить.
  - Ну может еще немного здесь побудем? - он вновь попытался улечься на скамью. Да еще и клубочком свернуться! Пришлось вновь браться за кувшин.
  
  
  Глава 2
  В ХЕМЕЛЬ
  
  Ближе к полудню мы все-таки выехали. Я злилась. Лорин дремал. Неожиданно Мгла остановилась, настороженно подняв уши. Серый жеребец Лорина, плетущийся за ней след в след, тоже остановился. Волчица тихонько заскулила, а потом вдруг протяжно завыла. Сначала было тихо, а потом в ответ донесся ответный вой.
  - Да, девочка, ты права. Мы - дома!
  В себя пришел Лорин ближе к вечеру. Сначала сзади послышался болезненный стон, потом мой слух усладило какое-то заковыристое ругательство. Я оглянулась. Брат держался руками за голову.
  - Что, жертва невоздержанности, худо?
  - Где мы?
  - На пути к столице. Хотя не знаю, стоит ли тебя туда везти. Только добрались до Ллинн-Хейма, он уже с сарино квасит. Представляю, что будет в Хемеле!
  - Что со мной случилось? - Лорин не решался убрать руки от головы.
  - Это и я хотела бы знать. Зачем ты вышел из комнаты, несмотря на мое предупреждение? Да еще и начал выпивать с сарино, соревнуясь, кто кого перепьет!
  - Что я делал? - брат удивленно уставился на меня.
  - Что слышал! С тобой могло приключиться что угодно! Как ты не понимаешь - Ллинн-Хейм - опасное место. Здесь найдется много желающих расправиться с человеком. Я же просила тебя не отходить от меня!
  - Я увидел его, - Лорин слепо смотрел прямо перед собой.
  - Кого?! - я насторожила уши.
  - Вора. Я выглянул в окно. Он был на улице...
  - Лорин, ты точно не обознался? У Фарна типичная для ллиннэх внешность.
  - Нет. Не ошибся. Я хорошо его разглядел. И разноцветные глаза, и шрам. Это был он.
  - Что же ты меня не разбудил?!
  - Он бы ушел!
  - Но он и так ушел.
  - Я думал, что сам смогу его поймать. Да я уже почти поймал его. А тут подвернулись эти коротышки!
  - И что?
  - Я с ними не справился. Не успел применить магию, они меня сразу скрутили.
  Настала моя очередь грязно ругаться. Вот мелкие негодяи! Ничего, доберусь до Хемеля, Пресветлому королю нажалуюсь. Ведь, наверняка, Фарн представился сарино Хранителем, иначе они бы не стали ему помогать и идти против меня. Самозванец! Из-за этого стоит поспешить еще больше.
  - А пить-то зачем было?
  Лорин покраснел.
  - Я сопротивлялся.
  Они над ним еще и поиздевались!
  Из надвигающейся на мир ночной темноты выплыла белая громада святилища гилоннов.
  - Здесь и остановимся.
  - Что это? - он еще и силы находит любопытствовать.
  - Святилище.
  - Чье?
  - Вэй ан Лланна. Белой Матушки.
  Лорин изумленно осматривал огромный белый камень, похожий на круглую голову с темными провалами глазниц и рта.
  - А она не обидится?
  - Вэй ан Лланна добрая, так что не бойся.
  Маг с трудом спешился, остался стоять держась за стремя.
  Я, чувствуя себя виноватой, подошла и положила руку Лорину на голову. Через некоторое время он облегченно вздохнул.
  - Спасибо!
  - Да не за что. Извини, за то, что злилась и не сделала этого раньше.
  - Ну что, так и будем здесь стоять, или посмотрим на это святилище изнутри?
  - Чего я там не видела? - хмыкнула я, доставая из сумки фонарик.
  Внутри было тепло, словно и не зима на улице, сквозь окна глаз виднелись колючие морозные звезды.
  - Придется и животных сюда завести, иначе они замерзнут. А утром все вычистим.
  Мгла быстро обследовала все углы и улеглась у стеночки, почувствовав знакомый запах. Серый Лорина напротив фыркал и беспокойно прядал ушами.
  - О, а кто-то о нас позаботился, - я развернула холстину, лежащую на небольшом возвышении у задней стены святилища. Горшочек, в котором обнаружился мед, я сразу передала Лорину, а орехи, сушеные ягоды и несколько подвявших, но душистых яблок разделила пополам. У нас оставались кое-какие запасы с дороги, но они довольно таки приелись, а в Трактире я запастись провизией забыла.
  - Это уж точно оскорбление святилища! Воровать жертвы у божества.
  - Да ешь ты, не волнуйся. Я ей потом тоже что-нибудь вкусненькое подарю.
  Лорин, косясь на меня, с оглядкой впился зубами в яблоко. Ничего не произошло, тогда он осмелел, залез пальцами в горшочек с медом, начал хрустеть орехами.
  В святилище было куда теплее, чем в Трактире. Несмотря на открытый вход, внутрь не залетало ни ветерка. Поэтому мы не стали разводить костер, а просто улеглись на пол, завернувшись в одеяла.
  Ночь прошла спокойно, а вот утро принесло новые сюрпризы.
  Лорин довольно бесцеремонно толкнул меня в бок. Я только плотнее натянула одеяло на голову.
  - Рано еще!
  Еще один тычок.
  - Ну чего тебе?! - я откинула одеяло, собираясь высказать настырному братцу все, что я о нем думаю.
  Свет восходящего солнца пронизывал фигуру, стоящую на пороге; делал алыми длинные белоснежные кудрявые волосы и длинные кисточки на ушах; окрашивал в янтарь и пурпур белую шерстяную накидку.
   На Лорине просто лица не было, похоже, он решил, что Белая Матушка явилась за осквернителями.
  - Вы что-то хотели, ллиннэх? - я с трудом подавила зевок.
  Она качнула головой с расслабленными ушами, продолговатые темные глаза не отрываясь смотрели на меня.
  - Элхоор донес странные колебания. Простите, что побеспокоила Аанэй Тэйн. Мне показалось... - тягучий взгляд переполз на Лорина. Она медленно моргнула. - Я подумала, что кому-то, возможно, нужна моя помощь.
  - Вы ошиблись. Позвольте вам представить - мой брат Лорин.
  Я вопросительно взглянула на пришелицу.
  - Меня зовут Хатейна.
  - Спасибо за желание помочь, Хатейна.
  - Не за что.
  И она растворилась в свете надвигающегося дня, как будто на пороге никого и не было, только мимо входа мелькнула волчья тень.
  - Это была Белая Матушка?
  - Нет, Лорин, успокойся. Просто ллиннэх. Возможно, она присматривает за святилищем.
  - Она тебя как-то странно назвала...
  - Аанэй Тэйн. Темная королева. Мой титул.
  - Но откуда она...
  Не отвечая больше на вопросы брата, я сосредоточенно принялась копаться в своей сумке. Как я могла забыть! Оставить Лорина беззащитным перед Элхоором. Пальца наткнулись на что-то округлое, я вытащила черный агат, купленный у старика ювелира. Пожалуй, подойдет. Камень был очень холодный, и пальцы мгновенно заледенели, отдавая тепло, но агат нисколько не нагрелся. Я откинулась обратно на одеяло и положила камень на грудь, прикрыла его руками, краем глаза заметив, что брат внимательно наблюдает за мной. Кусок холода под ладонями замораживался все сильнее и сильнее - забирал силу. Хороший камешек, хорошая основа для амулета. Из него и гораздо большей силы вещь можно было сделать, но сейчас мне это не нужно. Как только в камне появились малейшие признаки тепла, я завернула силу и начала придавать амулету нужные свойства. Элхоор распахнулся перед внутренним взглядом с привычной легкостью, здесь черный агат выглядел как маленький замок. Повернуть невидимый ключ в замочной скважине... Мгновенно меня выбросило в реальный мир.
  Я нашла в сумке моток тонкой веревки, отрезала от нее кусок, потом протянула его через ушко замка (для Лорина это выглядело так, будто я протаскиваю веревку сквозь сплошной камень).
  - Надень на шею.
  - Для чего он? - брат взял амулет.
  - Так, небольшая защита, чтобы никто не мог тебя рассмотреть в Элхооре.
  Глаза Лорина разгорелись диким огнем любопытства. Я испуганно прижала уши "ну все, конец котенку".
  Целый день брат пытал меня, что такое Элхоор. Я рассказала все что знала, и все, что знать не могла. Если бы Мгла не знала дороги, представляю, куда бы мы заехали.
  Между тем, с каждым шагом наших зверушек дорога становилась все торнее, лес гуще, и снег покрывал землю все более тонким слоем.
  Начало темнеть, когда брат, наконец, замолчал. Я поворочала языком, чувствуя, что наболталась на всю оставшуюся жизнь. Пора и о ночлеге подумать, но никакого подходящего укрытия я вспомнить не могла. Придется на снежке спать. Эх, не люблю я это дело.
  Мгла вдруг тихонько заскулила, прижала уши. Я обеспокоено завертела головой, выглядывая причину беспокойства волчицы. И она не преминула объявиться - на тропинку, соткавшись из лесного сумрака, вышел огромный волк.
  - Таак, - Лорин сложил пальцы в знак Огня.
  - Спокойно.
  Волк подошел ближе, обнюхался с Мглой, потом посмотрел мне в глаза и, развернувшись, потрусил по дороге прочь, изредка оглядываясь через плечо.
  - Это нас встречают?
  - Похоже на то.
  Зверь некоторое время бежал перед нами по дороге, я потом нырнул в густые заросли каких-то кустов и исчез. Мгла без раздумий собралась следовать за ним, а вот конь Лорина заартачился, пришлось брату спешиваться и привязывать своего скакуна снаружи.
  Короткий коридор привел нас к стене из толстых стволов. Только стена была нерукотворная, образовывали ее живые деревья. Они росли по кругу и так плотно, что в некоторых местах древесная плоть вытеснялась от соприкосновения с соседом, вспучивалась буграми.
  - Что это? - удивился Лорин.
  - Кенн-Лиш. Древесная башня. Идем поищем вход.
  Но искать ничего не пришлось - серый проводник вновь объявился и отвел нас к проему в ряду. Вход защищала плотная занавесь из ветвей облетевшего к зиме плюща. Изнутри пахнуло душным теплом и слабым запахом плесени.
  Волк отодвинул Мглу плечом и скользнул внутрь. Не оставалась ничего, кроме как войти следом.
  Башня оказалась гораздо больше, чем можно было представить, глядя на нее снаружи, хотя может это ощущение появилось из-за уходящих высоко вверх живых стен. Крышей служили переплетенные намертво ветви. Толстые сучья, расположенные ниже, пересекали башню, как стропила, образовывали небольшие балкончики и лестницы. На стенах росли грибы, их шляпки слабо светились голубоватым светом.
  - Кто все это наколдовал? - Лорин восхищенно вертел головой.
  Из полумрака башни донесся короткий смешок.
  - Я сомневаюсь, что ты поверишь, но все это выросло само, - этот ехидный голос был мне хорошо знаком.
  Сверху спрыгнула черная тень. Сложившись в несколько раз, распростерлась на полу. Мгла с Лорином одновременно вздрогнули.
  - Рад приветствовать тебя, Аанэй Тэйн, и тебя, вилиец.
  - Лорин, позволь тебе представить - глава Совета магов Ллинн-Хейма - Аргон. Аргон, это мой брат - Лорин.
  Аргон выпрямился, нависнув над нами. Длинные темные волосы почти закрывали лицо, сквозь их плотную завесу поблескивали горящие алые глаза.
  - Премного наслышан, - гилион протянул Лорину руку. Брат немного поколебался, но все же вложил ладонь в длинные когти Аргона. Лорину явно было не по себе, он поспешно отнял руку, и я могла его понять, советник вызывал страх у любого непривычного человека.
  - А вот мне не приходилось. Синнора рассказывала о своей жизни в Ллинн-Хейме очень мало.
  - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Давно у нас не было таких гостей. Заходите, располагайтесь, - Аргон приглашающе махнул рукой.
  - Там снаружи остался мой конь, я должен о нем позаботиться.
  - Ни о чем не волнуйся, - Аргон пристально взглянул своему волку в глаза, и серый поспешно выскользнул из башни. Через мгновение он вернулся, таща за собой в поводу коня Лорина. Жеребец вращал глазами, фыркал, но шел.
  Брат принял у волка поводья, похлопал нервничающего коня по шее, потом расседлал и задал корма.
  Взгляд Мглы, обращенный на меня, был полон укоризны.
  - Прости, девочка. Сейчас, - я освободила волчицу от седла. Мгла потянулась с таким видом, будто на ней не ездили, а камни возили. Волк вопросительно насторожил уши, и эта парочка гордо удалилась.
  Аргон ухмыльнулся и легко запрыгнул на одну из лесенок. Мы забирались наверх гораздо тяжелее. Меня гилион просто втянул за шиворот, когда я чуть не грохнулась вниз, а Лорин пыхтел, но лез сам, слишком гордый, чтобы попросить о помощи.
  - Здесь, пожалуй, будет удобно, - советник уселся, скрестив ноги, на толстый моховой ковер. Мы находились на широкой площадке, из сплетенных веток. Над краем появилось мокрое лицо Лорин, брат подтянулся и вскарабкался к нам.
  - Зачем было делать этажи так высоко? - он растянулся на ветвях, тяжело дыша.
  - Я еще раз повторю, здесь никто ничего не делал. Деревья выросли сами. А насчет того, что высоко... - гилион поднялся и легко перемахнул на толстый сук в двух человеческих ростах от нас, потом перескочил еще и еще дальше, почти тут же он вернулся, скользнув откуда-то сверху. Советник принес объемистую сумку. - Костер в Кенн-Лиш разводить нежелательно, она может обидеться, но подкрепиться чем-нибудь существенным вам необходимо.
  И Аргон начал доставать из сумки еду, раскладывая ее на куске чистой материи. Мясо с кореньями в горшочке было еще теплым, травяной настой, налитый советником из фляги в походные кружки исходил паром. А еще сыр, сушеные ягоды, орехи, мед, фрукты.
  - Откуда все это?
  - А ты думала тебе удастся въехать в Ллинн-Хейм незамеченной?
  - Но я ни от кого и не скрывалась. Тебя послали меня встретить?
  Аргон кивнул, с улыбкой наблюдая за тем, как мы с братом уплетаем угощение. Сам гилион к еде не прикасался, лишь изредка отщипывал кусочки от нависающего над его плечом гриба и отправлял их в рот, вскоре его алые глаза начали поблескивать тем же голубоватым светом, что и грибы вокруг.
  - Но откуда ты узнал о моем приезде и о тои, где нас искать?
  - Сестра подсказала.
  - Фрах? Вот предательница!
  - Только что ты говорила, что не скрываешь своего приезда.
  - Не скрываю. Но все равно, когда о каждом твоем шаге сообщают Совету - неприятно.
  - Народ Ллинн-Хейма столько лет жил без Аанэй Тэйн, что теперь очень боится потерять ее.
  Я вздохнула. Иногда эта чрезмерная опека ужасно раздражает.
  - Что тут происходило за время моего отсутствия?
  - Все было спокойно. А как прошло твое путешествие? Что брату понадобилось от тебя?
  - О, это долгая история. Я уж лучше расскажу ее сразу перед всем Советом, чем пересказывать несколько раз.
  Аргон подался вперед, уши остались расслабленно висеть, но волоски в кисточках напряженно подрагивали.
  - А рассказ о путешествии потребует внимания всего Совета?
  - Боюсь, что да, Аргон.
  - Ну что ж, тогда придется набраться терпения, - он улыбнулся, сверкнув острыми как иглы клыками. Рот советника окрасился от грибов, и теперь казалось, что гилион светится изнутри.
  - Аргон. А вот в последние дни ты не заметил ничего странного? Магических всплесков, колебаний Элхоора?
  Советник покачал головой.
  - Все тихо. Тихо, как в болоте. Даже слишком тихо.
  - Было бы болото, а лягушки напрыгают, - сказал Лорин.
  - Вот и мне кажется, что что-то не так. Что-то грядет. Не к добру эта тишина.
  От слов Аргона сердце замерло. Нужно поскорее добраться до Хемеля и рассказать про Фарна Совету магов и Пресветлому королю.
  После сытной еды потянуло в сон, Аргон убрал остатки в сумку и, привалившись к стене, казалось, задремал. Я тоже начала устраиваться на ночлег, но тут "проснулся" Лорин.
  - Ты говорила, что в Элхоор легче всего попасть на пороге сна и бодрствования.
  Проглотив широкий зевок, я кивнула.
  - Так оно и есть.
  - Я хотел попросить тебя... Мне очень хочется увидеть это место, побывать там!
  - Ты хочешь, чтобы я научила тебя ходить в Элхоор?!
  - Да!
  - Братец, ты безумец! Это очень опасно!
  - Но я же буду с тобой! - серо-голубые глаза умоляюще смотрели на меня.
  А почему бы и нет? Лорину будет куда проще понять и принять Ллинн-Хейм, если он увидит его с изнанки, прикоснется к главной его магии.
  -Но только один раз и очень недолго.
  На лице брата заиграла совершенно мальчишеская улыбка.
  - Что мне нужно делать?
  - Так. Ложись сюда, на плащ. Сними амулет. Давай его сюда. Все остальное сделаю я. Главное - ничего не бойся и слушайся меня, - как приятно говорить эти слова.
  - Хорошо.
  Я тоже улеглась, мой затылок упирался в плечо Лорину, наши виски соприкасались.
  - Ой!
  От неожиданности я вздрогнула.
  - Что?
  - Щекотно!
  Я поджала ухо, кисточка которого щекотала брату шею.
  - Закрой глаза, расслабься, ни о чем не думай. Представь, что перед тобой черная стена.
  - Я знаю, что это такое, так входят в транс перед заклинанием.
  - Я кому сказала слушаться меня. Для транса нужно сосредоточение, а здесь, наоборот, расслабленность. Элхоор приходит сам, когда сочтет нужным.
  - Ладно, - Лорин немного повозился, но вскоре затих. Дыхание брата стало размеренным и ровным, похоже, он все-таки загонял себя в магический транс. А вот я никак не могла успокоиться, перед глазами так и вставал Фарн, лицо в шрамах, нелепо висящее ухо... С мыслями о беглеце меня и затянуло в Элхоор. Рядом сгустком тепла ощущался брат. Лорин пошевелился, вскинул голову, в мире теней его кожа светилась чистым белым светом, он ветрел головой, хотя глаза - не главное в Элхооре. Казалось, мы висели в каком-то сером тумане, ни намека на Кенн-Лиш здесь не было.
  - Это и есть Элхоор? - теперь брат рассматривал собственные руки, шевелил светящимися пальцами, ощупывал лицо.
  - Да. И если ты сможешь определить, что это такое на самом деле, я буду тебе очень благодарна.
  Лорин привстал, оглянулся на меня, вздрогнул от неожиданности, потом улыбнулся.
  - Синни! Ты прекрасна!
  Его восторг был настолько искренним, что я чуть не расплакалась.
  - Спасибо!
  - У меня такое чувство, что именно здесь ты настоящая! А где башня? Куда делось все? И где Аргон?
  - Аргон не в Элхооре, поэтому мы его не видим. А башня, она здесь, просто...
  Словно в ответ на мои слова пространство заколебалось, серый туман завихрился клоками. Возникло чувство, что на нас сморят тысячи зеленоватых глаз.
  Я учтиво поклонилась, и мир вновь пришел в равновесие.
  - Ну что, так и будем здесь сидеть?
  Лорин недоуменно смотрел на меня.
  - Ты же хотел увидеть Элхоор.
  Вскочив, я одним движением подняла его на ноги.
  - Но куда здесь идти?
  - Да куда угодно! - охватывало дикое веселье от избытка силы, которой наделял меня мир теней, обрадованный моим возвращением. Я потянула Лорина прямо сквозь серую мглу. Выскользнув из ее окружения, мы нырнули в мир света и радости.
  Небо Элхоора по-прежнему оставалось недружелюбно-пасмурным, но сейчас его освещала радуга. И все вокруг было разноцветным, мелькали яркие огоньки, неслись в разные стороны какие-то пестрые тени. Казалось, что весь мир перемешали, да так и оставили. Можно было обнаружить траву над головой и кусочки неба под ногами. И во всем этом хаосе царила радость. Так приятно лететь, опираясь на радужные крылья, и нести за собой светлую тень - Лорина.
  Мы вроде бы сталкивались с кем-то, танцевали на сочной зеленой траве, пили вместе с сарино приветственные кубки за мое здоровье, творили все, что душа пожелает, пока вдруг перед нами не выросла черная тень, занимающая почти полмира.
  - Возвращайтесь, скоро утро! - сказала тень, блеснув алыми глазами.
  Слушаться не хотелось, но тень отрезала путь в любом направлении, направляя нас к столбу серого тумана, уходящего в небо...
  
  Кто-то похлопал меня по щекам. Я открыла глаза и с трудом сосредоточила взгляд на бледном лице, полускрытом черными спутанными волосами.
  Аргон недовольно скривил губы.
  - Я думал, ты вышла из того возраста, чтобы присматривать за тобой, как за маленьким ребенком, способным заблудиться в Элхооре.
  Мне стало очень стыдно перед советником. Надо же было так опозориться, перестать контролировать себя. Но мне так хотелось все показать Лорину, посвятить брата в свои дела, поделиться сокровенным, приобщить, так сказать, к тайному знанию.
  - Позаботься о брате, - гилион кивнул на Лорина.
  Я обернулась. Лорин еще спал, под глазами залегли черные тени, лицо стало бледным. Он же был там в первый раз!!! И так долго!
  Пальцы вспыхнули радужным свечением, я принялась растирать ледяные руки и грудь Лорина. Вскоре он глубоко вздохнул и открыл глаза, в них еще светились просторы Элхоора.
  - Как ты?
  - Замечательно! Я никогда... - Лорин попытался встать. - Ой! -ноги подогнулись, и он вновь растянулся на плаще. - Что со мной?
  - Немного перестарались. Я тебя подлечила немного, но боюсь, что большего сделать не могу. Тут может помочь только хороший отдых.
  - Только боюсь, на долгий отдых у нас нет времени, - Аргон собирал вещи.
  - Почему это? - возмутилась я.
  - Пока вы баловались ночью, мне пришла весточка из Хемеля. Совет немедленно хочет видеть тебя. Позавтракаем в дороге, - советник подошел к Лорину, вскинул его на плечо, не смотря на все попытки сопротивления, и спрыгнул вниз.
  - А чего это ты раскомандовался? - я сверху возмущенно смотрела на гилиона.
  Аргон поставил Лорина на ноги. Брат пошатнулся, и советник, поддержав его под локоть, усадил у стены.
  - Нет времени препираться. Давай с тобой потом поругаемся, в городе. Дело очень важное.
  Я подозревала, что это может быть за дело, и о причинах спешки, поэтому решила больше не спорить.
  Видя, что я мнусь на краю, не зная, как слезать, Аргон вытянул перед собой руки.
  - Прыгай, я поймаю.
  - Попробуй только уронить!
  Воздух просвистел в ушах, и я уже в объятьях советника. Аргон поставил меня на пол и подозвал волка.
  Я обернулась к Лорину.
  - Ты сможешь верхом ехать?
  - Да, наверное, - он встал, опираясь о стену.
  Мы оседлали животных. Гилион помог Лорину взобраться в седло. Можно было трогаться в путь. На прощание я прижала ладони к стенам Кенн-Лиш, благодаря за кров и убежище, Аргон сделал то же самое. По башне будто легкий вздох пронесся, ветви в вышине затрепетали.
  - Трогаемся! - советник уже был в седле. Я последовала его примеру, и мы покинули Кенн-Лиш.
  Меня снедала тревога о предстоящем разговоре с Советом. Вдруг Фарн успел натворить что-нибудь ужасное. Краем глаза присматривая за дремлющим в седле Лорином, я обратилась к Аргону.
  - Скажи, советник, а не слышал ли ты о ллиннэх по имени Фарн. Возможно, он пропал еще до войны.
  Аргон посмотрел на меня каким-то странным взглядом. При свете дня в его лице не было ничего необычного. Ллинни, как ллинни. Не молодой и не старый на вид. Может только чересчур мрачный. Мне показалось, что он знает что-то о Фарне.
  - Фарн? Чертополох? Среди ллиннэх это распространенное имя. Скорее всего, его владелец имеет рыжие волосы.
  - Рыжие, - подтвердила я. На этом разговор захлебнулся.
  Гилион вел нас тайными тропами, так что к вечеру мы оказались в столице. Лорин чуть с коня не свалился, когда вдруг вместо обычного леса вокруг нас оказались круглостволые, похожие на огромные бочонки с кроной деревья-дома, ютящиеся один к другому. Кое-где среди них возвышались Кенн-Лиш, а в центре Хемеля горбился зеленой спиной со сползающими по бокам деревцами могучий холм - дворец Пресветлого короля. На его вершине возвышалось одно, но очень могучее дерево.
  Из зимы мы резко нырнули в лето. Хемель защищала от холода невидимая граница. На деревьях шелестела листва, детишки возились в высокой сочной траве. Жизнь била ключом. Но когда мы проезжали мимо, все вокруг замирало, люди разбегались, только из всевозможных щелей за нами наблюдали внимательные глаза.
  - Почему они все убегают? - недоуменно спросил Лорин, глядя как лопоухий малыш, подхватив упитанного зеленого лисенка, улепетывает прочь.
  - Они боятся. Боятся тебя, вилиец. Вилийскими магами пугают детей.
  Брата передернуло.
  - Но ведь после войны никаких нападений со стороны Вилии больше не было!
  - Не было. Да, так оно и есть. Была только травля на границе. Ллинн-хеймцам запретили пересекать Волчью Глотку, нашим кораблям нет доступа в ваши порты, все торговые соглашения аннулированы.
  - И все это из-за крошечного кусочка земли?! - Лорин возмущенно махал руками, заставляя своего коня вздрагивать.
  - Все это из-за того, что мы не люди. Сколько Вилия воевала с Наяром из-за спорных территорий? И ни разу это не приводило к таким последствиям.
  - Но эти войны и не были так кровопролитны! Сколько вилийцев погибло!
  - А сколько ллинн-хеймцев? После войны в селениях остались только дети и старики. Из тех, кто был способен воевать, выжил в лучшем случае один из двадцати. Представляю, что было бы, сумей ваши маги и воины преодолеть Волчью Глотку! Был бы сейчас Ллинн-Хейм так же пуст, как Кейрион, - голос Аргона был спокойным, почти сонным и от этого его слова казались куда страшнее, чем если бы он горячился и кричал. За этим спокойствием крылось кое-что еще: Аргон наконец-то имел возможность поговорить о наболевшем с кем-то не из своего окружения, а с противоположной стороны.
  И этот кто-то воспринимал его слова серьезно.
  Глаза Лорина вспыхнули, он хотел сказать что-то еще, но передумал и закрыл рот, погрузившись в раздумья.
  Я не участвовала в их споре, это было слишком тяжело. Вечно на перепутье между двумя народами. И с теми и с теми. Ведь так же не может быть!
  Вот так вот в траурном молчании мы и подъехали ко дворцу. Солнце уже давно скрылось за изломанным горизонтом, и ветви деревьев-домов украсились разноцветными фонариками. Лорина они очень заинтересовали, и он полез смотреть, что это такое и как работает. Мы с Аргоном придержали волков, наблюдая. Конь с философским спокойствием воспринимал причуды хозяина, ни с того ни с сего решившего забраться ногами в седло. Брат дотянулся до ветки, наклонил ее, потянул фонарик за край. И тут вдруг фонарик резко захлопнул лепестки.
  - Это же цветок!
  Дереву не понравилось, что кто-то дергает его, ветка резко распрямилась, выскользнув из рук Лорина, и он кубарем полетел на землю. В воздухе маг сориентировался и приземлился довольно мягко.
  За дверью-дуплом, занавешенной шкурами послышался короткий смешок.
  Лорин неуклюже поднялся и попытался отряхнуться, его с ног до головы покрывала синяя светящаяся пыльца. Смешок повторился.
  Брат протянул руку к коню, собираясь поймать его за повод. Серый со страхом покосился на странное святящееся существо, уж точнее не являющееся его хозяином, и отступил в сторону.
  Минут пять под громкий хохот, несущийся отовсюду, Лорин ловил своего коня. Я тоже не могла удержаться и, вместо того, чтобы помочь брату, корчилась от смеха, настолько смешно он это делал.
  Наконец Аргон прекратил безобразие, поймав повод опрометчиво подошедшего слишком близко к неподвижному гилиону коня.
  - Хватит баловаться! А то ворота дворца закроют.
  Лорин одним движением вскочил в седло. Конь даже не вздрогнул, удивительно спокойный.
  Смех вокруг постепенно стихал.
  Мы потихоньку тронулись к воротам.
  - Мудро, - сказал Аргон.
  Лицо брата украсила улыбка до ушей.
  - Старался.
  Меня озарило.
  - Ты это нарочно!
  - Ага! - радостно кивнул Лорин. - Того, над кем смеешься, боишься всегда меньше.
  Ворота дворца были выкованы из серебра, тяжелые створки украшали цветочные узоры, почти стершиеся за много веков. Кое-где сияли теплым светом капли рубинов и гранатов, довольно крупных. Эти камни, единственные в своем роде, очень мощные защитные артефакты. Больше нигде в своей магии ллиннэх настоящие камни не использовали, только те, что родили деревья - янтарь и гагат.
  - Аргон.
  Советник обернулся ко мне.
  - Ты подобрал неудачное сравнение.
  - О чем ты? - не понял он.
  - Кейрион вовсе не пуст.
  - К чему ты это?
  - Это я так, в продолжение разговора, - не знаю почему, я не сказала Аргону сразу об этом, может потому, что слишком привыкла к тому, что Кейрион - безлюден. - Мы видели кейев!
  - Таак. Короткое путешествие - брата навестить. Понятно. Совету будет интересно послушать тебя, я думаю.
  
  Глава 3.
  Совет.
  
  Внутри холл был полым и походил на муравейник обилием темных переходов, низкими потолками и округлыми очертаниями туннелей.
  Мне раньше приходилось бывать здесь, но на ночь я не оставалась ни разу. Нам с братом выделили комнаты по соседству на каком-то из средних уровней и оставили в покое. Впрочем, ненадолго. Только я успела перекусить, вымыться с дороги и одеться, как в дверь раздался тихий стук.
  - Кто там?
  - Аанэй Тэйн, вас хотят видеть в Совете.
  Даже отдохнуть не дали. А все из-за моего болтливого языка. И чего я вдруг проговорилась Аргону про Кейрион. Я заставила себя встряхнуться, хотя после теплой ванной так и тянуло прилечь.
  - Уже иду.
  Прислали за мной юного гилонна, чем-то очень похожего на мальчика-призрака из дома Лорина, Эргета.
  Мальчишка низко поклонился, не сводя, впрочем, любопытных глаз с меня.
  - Меня послали проводить вас в зал Совета.
  - Что ж, идем.
  Он засеменил впереди все время оглядываясь, уши с длиннющими кисточками были направлены в мою сторону. Мой юный проводник сгорал от любопытства, не каждый день Темная королева так открыто появляется в Хемеле, да и вообще на людях, мой удел - неизвестность.
  Мы спустились на несколько уровней и подошли к высокой, до потолка, двери. Мальчик распахнул створки и жестом предложил войти. Я кивком поблагодарила своего провожатого и шагнула в зал Совета.
  Этому небольшому круглому залу по убранству и размерам было далеко до зала Совета в Вилии. Стены и потолок отделаны не драгоценными камнями и тканями, а посеребренной временем древесиной, с вставленными кое-где янтарными глазками. Пол не украшали ни мозаика из самоцветных камней, ни пушистые ковры. Просто плиты черного мрамора, в нем как звезды отражались огни факелов. Столешница большого круглого стола была выполнена из того же материала, а потому казалось, что девять толстых белых свечей плывут над сгустком тьмы. Напротив каждой свечи возвышалось кресло, сделанное из пня умершего дерева, во все стороны топорщились могучие корни и обломки суков. Все здесь дышало древностью и таинственностью, с лихвой заменявшими недостаток роскоши.
  В каждом кресле восседал советник. Лица ллиннэх скрывали тени.
  Я остановилась, не доходя до стола несколько шагов. Меня охватывала робость при виде этих мудрецов и магов, которым я в подметки не годилась, я чувствовала себя нашкодившей девчонкой. И в то же время меня терзала досада, по рангу я куда выше их вместе взятых и устраивать мне допрос они просто не имеют права. Но устроят ведь!
  - Синнора, - один из советников зашевелился. - Присядь, дитя, - он кивнул на свободное кресло. Леен, старейший. Он мог быть отцом моего деда. Только от этого советника я могла стерпеть такое обращение.
  Предложенное мне кресло не отличалось вычурностью, но имело мягкое и удобное сиденье, кто-то добрый еще и подушку на него положил.
  Девять пар глаз не отрываясь смотрели на меня, поблескивая в полумраке. Совет молчал. Я тоже. Они что, надеются, что я первой начну рассказ. Начну... Но не рассказ.
  - Советник Аргон очень торопил меня в Хемель, сказав, что Совет немедленно хочет видеть меня. Что случилось?
  Было отчетливо видно, как задергались уши советников. Аргон тихо фыркнул. Леен бросил на главу Совета недобрый взгляд.
  - Причиной спешки послужило то, чего никогда еще не случалось в Ллинн-Хейме.
  Я насторожила уши, внимательно глядя на старейшего.
  Леен прикрыл глаза, кустистые седые брови нависали над ними как арки, превращая и без того глубокие глазницы старого ллиннэх в бездонные пещеры. Но вот в темной глубине вновь вспыхнули живые желто-зеленые огоньки.
  - Что же случилось? - поторопила я советника, изнывая от плохих предчувствий.
  - Народы греннов, сарино и мэли отказались исполнять волю Пресветлого короля.
  - Они хотят иной справедливости? - сейчас мне всыплют за манкирование своими обязанностями. Но что сделал Пресветлый король, если сразу целых три народа отказались повиноваться.
  - Они ничего не хотят. Они не желают больше подчиняться.
  - Но должна этому быть какая-то причина? - впрочем, я подозревала, что это была за причина.
  - Причина есть. Они перешли под руку Хранителя!
  Вот где ты объявился, новый Красный мастер.
  Аргон качнулся вперед, вперив в меня пронзительный взгляд.
  - Ты что-то знаешь об этом?
  Признаться? И повесить все на их плечи? Разбирайтесь мол, господа советнички с тем, что наворотила ваша бестолковая королева. И окончательно упасть в их глазах? Или затаиться? А вдруг я не справлюсь? Вдруг из-за моей гордыни начнется новая война или что похуже?
  - Скорее всего, это какой-нибудь самозванец...
  - А мне кажется, нет! - под суровым взглядом Аргона меня начала бить мелкая дрожь. - Во время нашего пути сюда, ты спрашивала меня о ллинни по имени Фарн.
  - И что с того? Ты же сказал, что это распространенное имя.
  - Я посчитал бы это случайностью, если бы не история с объявившимся невесть откуда Хранителем. Возможно, ты не знаешь этого. Наш Хранитель пропал во время войны. Народ ллиннэх не знал, что с ним случилось, но после того, как его влияние перестало ощущаться, мы решили, что он погиб. Звали его Фарннан. Он был моим другом. Фарн, Чертополох, его прозвали за рыжий цвет волос.
  Я опустила глаза, чувствуя, как по спине бегают мурашки, щеки горели.
  - Ты прав, глава, я знаю про объявившегося Хранителя, - я подняла взгляд на гилиона. - И объявился он из-за моей беспечности.
  Советники зароптали.
  Аргон положил подбородок на скрещенные пальцы.
  - Что ж, рассказывай.
  Обреченно вздохнула, рассказывать все-таки придется. Хотя от них откровений никогда не дождешься. И произошло-то ведь все из-за моей неосведомленности, я начала:
  - До столицы Вилии добраться без приключений мне не удалось. До Вилома оставалось всего несколько часов езды, но до темноты попасть в город я не успевала. И тут вдруг где-то неподалеку раздался звук рожка...
  Я рассказывала почти ничего не утаивая. Советники то возбужденно перешептывались, то замирали, внимая моим словам.
  Где-то к тому моменту, как мы попали в Лервен, у меня окончательно пересохло в горле, и я закашлялась.
  Дани, советница из народа гилоннов, пошептала что-то, прищелкнула хвостом, и в ее руках возникла чаша, до краев наполненная водой. Я благодарно кивнула и, промочив горло, продолжила рассказ.
  Все слушали более-менее спокойно, но когда я дошла до танцев на горлышках бутылок, советники зашевелились. При рассказе о странном черном огне, лица советников вспыхнули восторгом. Что-то моим умением лечить они так не восхищались. А момент, когда нас с Лорином не смогло уничтожить ожерелье Хранителя, поверг всех в ступор. Столько выпученных глаз и раскрытых ртов я никогда не видела.
  - Сила ожерелья не причинила тебе вреда? - Леен откинулся на спинку кресла. - Невероятно.
  Помниться матушку тоже очень удивил этот момент.
  - Не только мне, но и Лорину.
  - Это действительно невероятно! - Аргон сверкнул глазами.
  - Так. Объясните же, что это значит? Довольно тайн!
  Кто-то из советников зароптал:
  - Но тогда Фарн и вправду самозванец.
  Я посмотрела на Леена. Старейший не отвел взгляда.
  - Ожерелье Хранителя не может причинить вреда тому, кто сам станет Хранителем.
  Мир поплыл куда-то в строну. Я почувствовала, что еще немного и потеряю сознание. Я - Хранитель! Что-то похожее я чувствовала, когда безродного приемыша объявили королевой. А тут Хранитель! Смертное божество! Нет, этого не может быть, я держала ожерелье в руках, но чувствовала в нем только отражение Скина.
  - Нет. Это неправда!
  - Но у нас нет другого объяснения, - Леен развел руками, его морщинистые уши с изрядно поредевшими кисточками, поникли. Не зря судьба привела тебя в Ллинн-Хейм, ты его талисман.
  Мне захотелось что-нибудь разрушить. Вокруг одни недомолвки. Ведь и госпожа Лидора, наверняка, догадалась о том, что мы с Лорином будущие Хранители, недаром же она так подробно расспрашивала об этом моменте.
  - Мы ответим на любые вопросы. Но расскажи, как ты встретила Фарна.
  И я рассказала. А что мне еще оставалось делать?
  Но вот Красный мастер повержен. Я поведала о народе кейев и о нашем возвращении домой.
  - Чего только не бывает в мире, - Дани покачала головой. - А мы все считали, что Кейрион пуст.
  - А мне удивительна наша легкая победа над Красным мастером и вмешательство Кей.
  - В этом нет ничего удивительного, - ожерелье само старалось избавиться от такого хозяина. А Хранительница Кейриона... Она не могла по-другому, таков ее долг. Но, как я понял, она считает себя в долгу перед тобой... - я вскинула голову. - Перед вами, - поправился Аргон. - Это может помочь всему Ллинн-Хейму. Если наши народы объединятся, то мы могли бы...
  - Этого не будет! - услышь я свой голос со стороны, умерла бы со страха.
  - Что ты, Синнора! Успокойся!
  - Я не допущу войны! - я стукнула кулаком по столешнице. По черному мрамору зазмеились белые трещины.
  - Успокойся, Синнора! - Дани, сидящая по соседству, рискнула положить мне руку на плечо.
  Свейн, советник из рода сегьё, погладил изуродованный стол.
  - Ну вот, такую хорошую вещь испортила.
  Это меня несколько отрезвило, но я продолжала волком смотреть на Аргона.
  - Успокойся, - он примиряющее выставил перед собой раскрытые ладони. - Никакой войны не будет. Но мы можем наладить с кейями торговлю...
  Свейн фыркнул:
  - Шишки друг другу продавать?
  - Мы отвлеклись, - строго сказал Леен.
  Советники притихли, уставившись на старейшего. Тот в свою очередь смотрел на Аргона, оставляя право слова ему.
  Гилион откинул спутанные волосы с лица.
  - Все это: кейи, союз, торговля, войны - в будущем. Сейчас же нужно решать имеющиеся проблемы. Еще никогда народы Ллинн-Хейма не бунтовали против своего короля. Теперь понятны причины, повергнувшие их на это, - они еще помнят Фарннана. Ему даже не нужно было никакое ожерелье
  Не знаю, что собирался сказать Аргон, и к какому решению пришел бы совет, но в моем мозгу созрело решение. Я виновата в появлении Фарна, да еще и с ожерельем. Мне все и расхлебывать. Ведь титул Темной королевы дается не зря. Это мой долг. И мое право.
  - Я верну заблудших под королевскую длань.
  Аргон вскинул брови.
  - Синнора, не говори глупостей. Это не три заблудившихся ребенка, это три народа. Это не игрушки.
  - А я и не играю, Аргон.
  - У каждого из этих народов свои нравы и свои тайны!..
  - Вот и пора мне узнать эти тайны! Я - Аанэй Тэйн, или кукла в ваших руках? Хватит оберегать меня.
  Возражений, однако, не последовало. Аргон смотрел на меня как на ощетинившуюся волчицу.
  - Что ж, как скажешь. Но одна ты не пойдешь. В этот раз не удастся отговориться вторжением в чужие земли.
  - Удастся, Аргон, удастся. Еще не хватало таскать за собой целый выводок телохранителей. Вот только домой заеду, Лорина на попечение Рист оставлю, и на подвиги! - тут я неожиданно широко зевнула. Интересно, а сколько времени я уже тут беседую? В ушах легонько звенело. Ведь, наверняка, проснусь завтра утром и буду жалеть о сказанном, но сейчас все казалось далеким-далеким, как глаза-уголья Аргона на противоположном краю стола.
  - Что ж, Аанэй Тэйн, мы не вправе ни приказывать тебе, ни останавливать. Мы можем только советовать. Сделать это можно и завтра, нет нужды больше тебя мучить.
  Я благодарно кивнула и встала из-за стола. Советники остались сидеть.
  - Иди же, дитя! - Леен улыбнулся. - А мы еще посидим.
  Мальчишка гилонн сидел на корточках возле стены и дремал. Заслышав скрип двери, он встрепенулся и вскочил.
  - Я провожу вас в вашу комнату, Аанэй Тэйн, - мальчик поклонился.
  - Веди.
  Дороги я почти не запомнила, мысли вертелись вокруг Фарна и грядущего свалиться на голову могущества.
  У дверей в мою комнату юный гилонн почесал кончиком хвоста ухо.
  - Может Аанэй Тэйн еще чего-нибудь хочет?
  - Нет, спасибо.
  Я захлопнула дверь прямо перед его носом, избавив себя от восторженного взгляда. Чрезмерное поклонение тоже может утомлять.
  Свечи вспыхнули, когда фитильков коснулось дыхание стихии огня. Нехорошо так попусту расходовать магическую силу и расположение стихий, но сейчас это не казалось существенным. Существенным было другое - понять, почему я решилась на этот безумный поступок. Ведь не из-за того же, что это мой долг... Стихии и духи! Какой долг - сплошное безумие! Но может удастся его уговорить... Хотя... потеря власти, много лет в плену... Осталась ли в нем хоть капля здравого смысла? Буду надеяться, что все-таки осталась.
  Тут я споткнулась о какие-то тряпки, валяющиеся на полу. Что это? Я осмотрелась, прекратив метания по комнате. Мешок. Разорванный! На полу валялась часть моих вещей из других сумок. Ко мне что, воры забрались?! Я ошеломленно смотрела на погром в комнате, незамеченный мной из-за расстроенных чувств. Столик, на котором стоял лишь слегка обкусанный мной ужин, валялся на боку, еду развезли по всему полу, кровать переворошили, покрывало было разорвано почти пополам, с одного края свисая мелкими клочьями.
  А потом меня осенило, и я чуть не уселась от облегчения прямо на пол. Так. Куда же он мог спрятаться? Темное место в комнате было только одно - под кроватью. Встав на колени, я приподняла край покрывала. Эх, какая вышивка была. Во мраке слабо отблескивали два круглых серых глаза. Хворт тихо заворчал. Не слушая протестов, я вытащила его за шкирку. Зверь попытался меня укусить.
  - Спокойно, - я легонько щелкнула хворта по уху и отпустила.
  Когда мы вернулись в Вилом, то обнаружили, что хворт, оставленный под присмотром слуг, впал в зимнюю спячку. Лорин очень просил оставить чудо-зверя ему, но я его переубедила. Всю дорогу хворт лишним мешком ехал притороченный к седлу и даже не подавал признаков жизни, а, попав в лето, тут же очнулся. Надо было вручить его тому мальчишке, пусть бы возвращал зверя в родные места. Впрочем... Я открыла дверь и выглянула в коридор. Гилонн обнаружился сидящим на корточках рядом с дверью.
  - Эй, стража!
  Мальчик вздрогнул и открыл мутные глаза, похоже, его носило по просторам Элхоора. Увидев меня, он тут же вскочил и согнулся в глубоком поклоне.
  - Что угодно ллиннэх Аанэй Тэйн?
  - Держи! - я всунула в руки ошеломленного гилонна не менее ошеломленного хворта. - Нужно вернуть его домой.
  Зверь зашипел, вращая глазами. Ничего, мальчик с ним договорится, гилонны признанные мастера в общении с животными.
  Я закрыла дверь, кое-как разгребла беспорядок и легла спать. Ноги просто не держали, а глаза закрывались. Как мало нужно, чтобы все суетливые мысли вылетели вон - всего лишь найти забытого хворта. Перед глазами, окутываясь дымкой дремы, стояли разные глаза и надломленное, торчащее в сторону ухо...
  
  
  Глава 4.
  Куда ж без бала?
  
  Разбудил меня суматошный стук в дверь. Почему суматошный? Было ощущение, что о створки бьется испуганная птичка.
  - Кто там? - голос прозвучал невнятно, я лежала лицом в подушку.
  В дверь заколотили сильнее.
  - Ну что?! - собственный голос иглами воткнулся в виски. Я поморщилась, если это вчерашний мальчишка - дам по шее.
  Кое-как поднявшись и накинув на плечи одеяло, я поплелась открывать.
  - Ну что?
  - Ллиннэх Аанэй Тэйн... - тут юнец узрел меня и застыл с открытым ртом.
  Ну волосы дыбом, ну лицо припухшее спросонья, но это же не повод так пялиться.
  - Ллиннэх, вы не одеты... - гилонн мучительно покраснел и целомудренно отвернулся.
  Я в ужасе (надо же было так опозориться) оглядела себя, может, где одеяло сползло, или ночная рубашка задралась. Больше всего я напоминала кокон, из которого торчали голова и ноги, голые ниже колен.
  - Ладно, что ты мне хотел сказать? - обратилась я к затылку мальчишки и его багровым ушам.
  - Вас хочет видеть Пресветлый король.
  - Прямо сейчас?
  - Да.
  Я потерла лицо ладонью и устало сказала:
  - Хорошо, я сейчас оденусь.
  Вот так просоветуешься полночи, а потом в рукавах собственного платья путаешься. Волосы, оставленные на ночь на воле, успели сваляться и теперь на расческе красовались целые пряди каштановых кудряшек. Кое-как пригладив это безобразие на голове, я плюнула на прическу и, собрав недочесанные волосы в пук, заколола их шпильками.
  Гилонн, ждущий за дверью, не отрывал взгляд от пола.
  - Я готова. Веди.
  - Да, ллиннэх.
  - Кстати, куда ты дел хворта?
  Мальчишка заулыбался.
  - Мама узнала, откуда зверь, и брат повез его домой.
  - Хорошо. А как там мой брат, не знаешь? - я и забыла заглянуть к Лорину.
  Парень замялся, не зная как почетно поименовать Лорина.
  - Брат Аанэй Тэйн еще изволит спать.
  - Изволит, значит? Ну пусть пока поизволит.
  Дальше мы двигались в молчании. Пришлось подняться на несколько уровней. Здесь коридоры были гораздо шире, туда-сюда сновали слуги и придворные.
  Завидев нас, от высоких белых дверей к нам поспешил упитанный гилонн. Судя по рыжим волосам и некоторому внешнему сходству, он приходился моему проводнику каким-то родственником.
  - Аанэй Тэйн, - придворный низко поклонился.
  - Ллиннэх, - кивнула я ему.
  - Пресветлый король уже ждет вас, - он, не разгибаясь, распахнул передо мной дверь.
  Покои пресветлого короля больше напоминали внутренности дома-дерева. Стены покрывал изумрудно-зеленый бархатистый мох, у окна, а в королевских покоях имелось и такое, тихонько шелестело крупными глянцевитыми листьями какое-то растение. Сам Пресветлый король обнаружился на полу, он сидел лицом к окну на полу, скрестив ноги, и созерцал распускающийся бутон.
  - Приветствую вас, Ваше Пресветлое Величество! - я отвесила поясной поклон.
  Король вскинул голову и обернулся.
  - Синнора! - он улыбнулся. - Стоило съездить в Вилию и ты опять сама церемониальность.
  - Что ж поделаешь, жизнь такая. Зачем вы хотели меня видеть?
  - Синни, сколько раз я тебя просил? Давай на ты. По рангу мы совершенно равны.
  - И не просите. Вы - король. Официальная власть. Лицо государства. А я кто? Так - палки в колеса.
  Он тихо рассмеялся.
  - Если бы не обожал тебя, обиделся бы. Ладно, садись, - король махнул головой на кресло у стены, больше всего оно напоминало замшелый валун. - Ну, рассказывай, как съездила.
  - А вам разве Аргон еще не пересказал всего?
  - Пересказал, но из первых-то уст оно все приятнее и интереснее.
  - Нет уж, как-нибудь в другой раз. Это долго, а у меня сейчас нет времени.
  Король вновь обернулся к цветку, склонился над его бледно-серыми лепестками. Пряди белых волос стекли по плечу, скрыв лицо.
  - Куда же ты так торопишься?
  - Аргон же вам, наверняка, все рассказал.
  - Рассказал, но я хочу услышать все от тебя.
  Вот зануда! Я показала спине короля язык. В этот момент он резко обернулся.
  - Фу, как нехорошо.
  Я смущенно улыбнулась, чувствуя, что улыбка не столько смущенная, сколько пакостная.
  - Нельзя показывать сидящему мужчине язык!
  - Почему? - опешила я. Чего это он? - А стоящему значит можно?
  - Стоящему можно.
  - Почему?
  - Ну, стоящий мужчина может подойти, поцеловать... А сидящему остается только упасть.
  Король захохотал, глядя на мое ошарашенное лицо. Зрелище, наверное, то еще было. Наконец он успокоился, а я оправилась от смущения.
  - Ты, я полагаю, сразу хочешь отправиться в путь?
  - Да, только соберусь.
  - Боюсь, придется повременить с отбытием.
  - Почему?
  - Впервые за много лет к нам прибыл гость из внешнего мира. Вилиец. И ко всему прочему брат Темной королевы. Весь Хемель на ушах стоит. В столицу съезжаются гости из всех окрестных селений.
  - И все, чтобы посмотреть на Лорина?
  - Людям хочется праздника. И, боюсь, будет большой ошибкой его отменять. Твой брат уже начал показывать, что вилийцы вовсе не кровожадные чудовища.
  - Аргон вам и это рассказал? - я хихикнула.
  Король кивнул.
  - Неплохо бы это закрепить, в противовес идеям самозваного Хранителя.
  - Но Хранитель-то не самозваный.
  Король встретился со мной взглядом, на мгновение его голубые глаза стали совершенно прозрачными и глубокими-глубокими.
  - Я не почувствовал с появлением Фарна в Ллинн-Хейме появления Хранителя. Что было, то прошло. Фарннану тоже бы это понять. Он же, вернув ожерелье, решил, что вновь обрел власть. Но не ожерелье делает Хранителя Хранителем.
  - А что делает?
  - Придет время, узнаешь.
  - Ну вот, как всегда. Не торопи события, Синнора. Всему свое время!
  Король отвернулся к цветку. Я поняла, что прием закончен.
  Оба гилонна ждали меня за дверью.
  - Проводи меня в мою комнату, - обратилась я к мальчику.
  За время моего отсутствия в моем жилище прибрались. За столом, наворачивая завтрак, сидел Лорин.
  - А ты откуда? - спросила я у него, садясь рядом. Рука сама собой потянулась к ароматному, разрезанному на дольки яблоку.
  - Искал тебя. Мне сказали, что ты на приеме у короля и предложили обождать, а чтобы скрасить ожидание, решили покормить.
  Я кивнула.
  - Хорошо. Сегодня вечером состоится бал в твою честь.
  Будь у Лорина ллинн-хеймские уши, он вскинул бы их в удивлении, а так пришлось обойтись бровями.
  - В мою честь?
  - Да. Королю так понравился рассказ о твоей проделке с фонариком, что он решил закрепить успех. Так что веди себя хорошо: кровь у придворных не пей, мебель не ломай, едой не бросайся.
  Брат фыркнул, как кот.
  - Да ну тебя! Лишь бы поиздеваться.
  - Я серьезно. От твоего поведения зависит то, как Вилия будет выглядеть в глазах ллинн-хеймцев.
  - Что ж. Буду стараться. А чего ты такая грустная, что случилось?
  - Да ничего. Так внутренние дела. Тебе придется немного пожить у меня дома, пока я их решаю.
  - Одному? Чего я один буду делать у тебя дома.
  - Не волнуйся, один не будешь. Моя подруга Рист за тобой присмотрит.
  - Ну, успокоила. Какая-то девчонка за мной присмотрит.
  - Рист тебе понравится.
  - А что это за дела такие, ради которых тебе придется куда-то ехать? И не связаны ли они, случайно, с нашим общим знакомым?
  - Вообще-то связаны. Фарн умудрился перетащить на свою сторону целых три народа. Один из них довольно многочислен, другие - хорошие воины, при удачном раскладе ни в чем не уступят гилионам, да и их куда больше, а третьи... С третьими я ни разу не сталкивалась. Они отказались подчиняться Пресветлому королю.
  - Бунт?
  - Да. Но это не похоже на бунты владетелей, что когда-то случались в Вилии. Повиновение Пресветлому королю заложено в саму природу ллинни. Они просто не могут физически отказаться выполнять его приказы.
  Лорин нахмурился.
  - Это же рабство какое-то!
  - Так заложено в нашей природе и в нашей магии. Иначе давно случилось бы массовое истребление друг друга. Ты же видел, какие мы все разные.
  - Но как он это делает?
  - Не знаю.
  - А если Пресветлый король прикажет кому-то перерезать себе горло? - Лорину явно не нравилась такая абсолютная власть.
  - То он перестанет быть Пресветлым королем, - я, только появившись в Ллинн-Хейме, задавала такие же вопросы.
  - И ты тоже подчиняешься ему?
  - Нет. Темная королева - единственная, кто свободен от подчинения. Еще я могу снять приказ короля, если посчитаю его несправедливым. Хранитель тоже свободен от власти короля. Не понимаю только, как Фарну удалось переубедить целых три народа... если он самозванец. Вот это-то я и собираюсь выяснить!
  Лорин нехорошо прищурился.
  - И ты меня хочешь оставить отсиживаться в сторонке?
  - Но ведь это внутреннее дело Ллинн-Хейма! - удивилась я.
  Он косо усмехнулся.
  - Какая-то Темная королева перед этим с риском для жизни решала внутренние дела Вилии. Так что даже не обсуждается то, что я еду с тобой.
  - Но...
  - Сестричка, или ты считаешь, что я буду совершенно бесполезен.
  Я закрыла рот и покачала головой.
  
  Целый день весь дворец только тем и занимался, что готовился к балу. Как будто и не случилось ничего. Однако среди всей этой суетящейся толпы не было никого из сарино, обычно столь падких на праздники и дармовое угощение.
  Нам с Лорином тоже пришлось готовиться к балу.
  О моем наряде оказывается позаботилась советница Дани. Я как раз пыталась хоть как-то привести в порядок свою дорожную одежду, когда в дверь раздался тихий стук.
  - Что, уже пора? - расстроено спросила я, оглядывая большое пятно на юбке. Можно было, конечно, создать иллюзию, что я в роскошном бальном платье, или хотя бы замаскировать ею пятна, но вот как быть с тем, что большинство ллинни могут проникнуть взглядом под иллюзию, а некоторые, например гилонны, не видят иллюзий вовсе.
  Дани, наверное, догадалась о моих сомнениях, потому что, когда я открыла дверь, на ее лице сияла улыбка. Советница молча вручила мне объемистый сверток.
  - Что это?
  - Разверни и увидишь.
  Я положила подношение на кровать и развязала узел на обертке. Черная ткань из нежнейшей шерсти, тонкая и легкая, как хадарский шелк, с радостью рванулась на волю, рассыпавшись почти по всей кровати. Поверх лежал серебряный венец, украшенный крупным, отшлифованным в форме полусферы гагатом. Цвет платья был идеально подобран под камень. В свертке нашлись две длинные серебряные шпильки все с теми же гагатами, а также серьги и ожерелье.
  - Что это? - вновь повторила я, когда первое ошеломление немного схлынуло.
  - Наряд Темной королевы. Не собираешься же ты щеголять на балу в юбке для верховой езды, потертой жилетке и рубахе, с заплатками на локтях.
  - Вообще-то как раз это я и собиралась сделать. Для того, чтобы красоваться на балах, у нас есть Пресветлый король. А я на то и Темная королева, чтобы пребывать в тени. И вообще, что за глупости! Что я кукла что ли, чтобы меня наряжать. Не пойду я во всем этом безобразии! И не уговаривай меня!
  Дани посмотрела на меня с тихой грустью.
  - Иди в чем хочешь. Ты не ребенок, чтобы тебя уговаривать.
  Мне стало стыдно. Ведь когда я собиралась на бал к Юлиме, я вовсе не спорила с братом по поводу платья.
  - Извини.
  - Тебе стоит поторопиться, гости уже собираются.
  Я хотела еще немного поспорить, но тут в дверях появился Лорин. Брат красовался в новой одежде светлых тонов. Он в светлом, я в темном, мы будем хорошо смотреться. Похоже, Совет и Пресветлый король продумали все.
  - Ты еще не готова? - брат рассматривал рассыпанное по кровати великолепие.
  - Почти готова, сейчас только переоденусь.
  - А. Ну тогда не буду тебе мешать. Будешь готова, зайди за мной. Я буду в своей комнате.
  Я кивнула.
  Дани ушла вслед за Лорином.
  Мне приходилось носить в своей жизни разные наряды: повседневные, удобные для путешествий и праздничные, довольно роскошные, род Эстайя не был бедным, но такого еще никогда. Взглянув в зеркало, я почувствовала себя в маске, куда более непроницаемой и чужой, чем та, что мне пришлось надеть во время путешествия по Вилии. Не вписывался только мой любимый перстень с агатом, я сняла его и положила на столик. На меня смотрела совершенно чужая, властная и даже страшная женщина. У нее было строгое бледное лицо, гордый взгляд, упрямо сжатые губы... Дело портили только слишком яркие каштановые волосы, кое-где непослушными кудряшками выбивающиеся из прически, и зеленые глаза. Будь и волосы, и глаза черными... вот это королева тьмы точно получилась бы. Перед глазами отчетливо всплыла такая картинка, да и Лорин говорил, что цвет глаз у меня менялся на черный... Образ получился столь ярким, что я в ужасе закрыла лицо руками. Мне стало страшно.
  Тут в дверь кто-то тихонько поскребся. Я вздрогнула.
  - Кто там? - не хватало еще показывать кому-либо свои страхи.
  Мне не ответили, но царапание повторилось. Ничего не осталось, как идти открывать.
  На пороге сидел кот. Для мышелова из вилийских домов он был необычайно велик, а для охотничьего кота слишком мал. Тем не менее, это был самый настоящий охотничий кот. И принадлежал он к одной из самых редких пород, за цвет шерсти прозванной королевской. Зверь, похожий на облако или клок тумана, пушистый, забавный, как игрушка, но не менее опасный, чем его более крупные родственники. Круглые желтые глаза, не отрываясь, смотрели на меня, от бровей по кромке ушей к кончикам тянулись полоски ярко-рыжей шерсти. В пасти кот держал большой светло-серый цветок.
  - Это мне?
  Пушистик встал на задние лапки и вытянул вперед морду.
  - Спасибо, - я вытащила из пасти толстый сочный стебель. Цветок был тот самый, что выращивал Пресветлый король.
  Кот скачками помчался прочь. Я вернулась в комнату, разглядывая большой, но довольно невзрачный цветок. Но вдруг на бледные лепестки упал свет... отразился, вспыхнув сотней маленьких радуг. Красота какая! Не задумываясь, я воткнула цветок в волосы и замерла, посмотрев еще раз на себя в зеркало. И куда девалась та жуткая королева, что я видела там недавно. Нет, существо с таким шкодливым лицом не может быть никакой королевой. А красный и белый... Они всегда хорошо сочетались с черным - любимое кольцо вернулось на палец.
  - Синни, ты готова? Тут за нами уже пришли.
  - Лорин! Тебя стучаться не учили? - деревянная расческа попала брату прямо в лоб.
  - Ах, ты так!
  
  Когда, кое-как поправив одежду (интересно, что подумал о нас придворный), мы явились в тронный зал, он был полон.
  Церемониймейстер с трудом протиснулся сквозь обступившую нас толпу и объявил:
  - Ее Величество, Темная королева. И ее брат..., - тут он смешался, не знаю как представить Лорина. Бедняге, похоже, забыли сказать, как зовут моего брата, а может все вылетело у него из головы от волнения.
  - Лорин Эстайя, придворный маг Вилии, - брат представился сам.
  Придворные зароптали, расступаясь перед нами живым коридором.
  В первых рядах величаво стояли придворные дамы. Они, привычные к вольной жизни, обычно являлись ко двору в повседневной одежде. Кому в чем удобно, тот в том и ходил, не то что в Вилии с ее модами и модницами. Но перед высоким гостем щегольнуть решили все. Дамы достали из закромов старинные платья, времен своих прабабок, когда наярское кружево, вилийский бархат и хайдерский шелк еще привозили для продажи в Ллинн-Хейм, нацепили массивные украшения из янтаря, вплели в волосы цветы, листья, ветки, птичьи перья, а у кого-то в прическах даже живые птички сидели. Кавалеры от них не отстали, украсившись ничуть не меньше. И над всем этим роскошеством витал дух застарелости: где-то рукав изящного шелкового платья был заштопан шерстяными нитками, где-то в кружеве тонкого плетения зияли дыры, где-то дорогая ткань слежалась на сгибах и покрылась неотстирывающимися пятнами плесени, где-то бисерное шитье пообтрепалось и потеряло часть бусинок.
  Высший свет Ллинн-Хейма выглядел настолько дико и странно, насколько его не описывали даже в самых страшных вилийских сказках.
  И над всем этим буйством - Пресветлый король, восседающий на троне, в своей простой белой одежде и серебряном венце, украшенном белым янтарем, выглядел настолько строго и величественно, что просто дух захватывало. У ног короля игрушкой лежала Малл. Судя по большому круглому животу, у нее скоро должны появиться котята, но это не сделало Малл менее любопытной. Серо-голубые дымчатые глаза так и рыскали туда-сюда.
  Лорин предложил мне руку, и мы двинулись прямо к трону.
  Пресветлый король встал и с улыбкой сделал несколько шагов навстречу.
  И тут случилось то, чего мы предусмотреть не смогли. Ее не было заметно в тени трона, но как только до короля осталось не больше человеческого роста, она выскользнула тенью и нависла над Лорином, остановившись на предпоследней ступеньке постамента. Зал ахнул. Брат замер, столкнувшись взглядом с сузившимися алыми глазами. Пряди черных волос змеями вились по щекам, тонкие ноздри раздувались, словно она принюхивалась к Лорину. А может и в самом деле принюхивалась... Пресветлый король протянул руку в попытке остановить своего неуемного телохранителя... Я с ужасом чувствовала, что ничего не успею сделать. В скорости с гилионом мне не тягаться.
  Лорин широко улыбнулся.
  - Здравствуй! - он явно не понимает, зачем эта симпатичная девочка заглядывает ему прямо в лицо.
  Пальцы с острыми когтями напряглись, готовые ударить.
  - Эльва! Отойди! - в голосе Пресветлого короля звучит приказ, но она даже и не слышит. Для нее важно одно - рядом с повелителем - чужой. Ее лицо приблизилось к лицу брата почти вплотную. Пряди черных и светло-золотых волос смешались.
  - Рад, что нас приветствует столь прекрасная госпожа! - Лорин улыбнулся еще шире и, взяв напряженную для удара руку, поцеловал. Гилион вздрогнула, потом ее уши расслабленно повисли, почти касаясь кисточками плечей. По залу пронесся вздох облегчения.
  - Кто ты? - она не спешила убирать расслабленных пальцев из руки Лорина.
  Пресветлый король расхохотался.
  - Эльва, тебе надо меньше витать в облаках. Нашего гостя представляли. Это брат Аанэй Тэйн.
  В мою сторону метнули убийственный взгляд.
  С Эльвой я не была знакома. Знала о существовании девушки гилиона при дворе, знала, что она охраняет короля, но не видела никогда. Ведь при дворе я не бываю. А пять лет назад во время моего прибытия и представления, Эльва была еще совсем малышкой и до официальных церемоний не допускалась.
  На этом недоразумения, кажется, закончились. И начался праздник. Музыка лилась отовсюду. И уж в чем в чем, а в танцах легкие и ловкие от приводы ллиннэх куда как превосходили вилийцев.
  Только вот насладиться танцами ни мне, ни Лорину не придется. Никто не решится нас пригласить. С тоской переглянулись - друг с другом танцевать мы не любили с детства.
  Эльва не отходила от Лорина ни на минуту, ее глазищи так и зыркали по сторонам. Вот какая подозрительная. Наконец, Лорину это надоело, и он пригласил девушку на танец. А из них, похоже, получилась неплохая пара.
  - Может и мы потанцуем? - раздался за спиной бархатистый голос короля.
  Я обернулась. Его Пресветлое величество стоял совсем рядом, почти дыша мне в шею. И как я не почувствовала его приближения. Он хитро улыбался, глядя на меня из-под опущенных ресниц. Ну как тут откажешь.
  Танец был плавен и нетороплив, прекрасно, можно поговорить.
  - Ваше Величество.
  - Да.
  - Я хотела попросить вас об одолжении.
  - Слушаю тебя.
  - Лорин хочет ехать со мной.
  - И что?
  - Не знаю. Я хотела оставить его на попечение Рист, но теперь понимаю, что это была глупая идея. Ей нипочем его не удержать, он увяжется за мной и пропадет.
  - И что ты хочешь сказать?
  - Я хочу попросить вас присмотреть за моим братом. У вас много людей, придворные...
  - Ты предлагаешь запереть вилийского придворного мага в темницу.
  - Ну... не в темницу, конечно. Но вот насчет запереть - было бы неплохо.
  - Синнора. Не говори глупостей. Скажи лучше, почему ты не хочешь взять брата с собой? Мне кажется, он может тебе пригодиться. Да и долги рад был бы отдать.
  - Вы необычайно проницательны, Ваше Величество, но я боюсь за него. То, что произошло только что, показало насколько он беззащитен. И насколько крепка ненависть ллиннэх к вилийцам! Я не прощу себе, если с Лорином что-то случится. По недосмотру.
  Пресветлый король расхохотался. А потом очень серьезно посмотрел на меня.
  - Уверяю тебя, Синнора. С ним ничего не случится. А для твоего спокойствия я отправлю с вами Эльву. В качестве охраны.
  - Вы что! Она же чуть не убила его! Даже приказа ослушалась!
  Губы короля раздвинула печальная улыбка.
  - Я тоже не сразу понял, что к чему. А Эльва поняла. Только опыта у девочки недостаточно, но вред Лорину причинила бы только в том случае, если бы он полез на меня с ножом.
  - Почему?
  - Твой брат - Светлячок.
  - Где-то я уже это слышала. Все его так дразнят. Потому что он светленький даже для вилийца. И призрак его так называл и Фарн. Но почему из-за этого Эльва не должна была его убить?
  - Пресветлые короли получаются как раз из Светлячков. Твой брат может спокойно занять мое место.
  От неожиданности я остановилась. На нас тут же налетела какая-то пара. Перед нами извинились, но король, во избежание дальнейших столкновений, вновь увлек меня в круг танцующих.
  - Но он даже не ллинни!
  Пресветлый король поморщился от презрительного названия нашего народа.
  - Необязательно. В нем может быть капля нашей крови и этого достаточно. Гилионы всегда были верной гвардией Пресветлых королей, их телохранителями, Черными Клинками в их руках. Поэтому Эльва первая почувствовала в чем тут дело. И ее дальнейшее поведение - не агрессия, а неосознанное желание защитить.
  - Но почему ни Аргон, ни Фрах не реагировали так странно, они же ведь тоже гилионы?
  - Эльва еще очень молода. Она не всегда может контролировать свои эмоции и инстинкты, но это вовсе не делает ее неразумной.
  Я задумалась. Странно. Чего только не случается в жизни. А знает ли госпожа Лидора, что в жилах ее сына течет кровь презренных полузверей ллинни. Или она течет и в ее жилах?
  Танец закончился. К нам подошел раскрасневшийся Лорин, он тащил за руку грозную гилион, как какую-нибудь простую вилийскую девчонку. Эльва улыбалась странной, необычайно мягкой, явно не свойственной ее лицу улыбкой.
  
  Глава 5.
  Поход в никуда
  Собираться куда-то рано утром, да еще когда ноги гудят после вчерашних танцев - несладко. А тут еще Лорин подружился вчера с Малл и теперь, вместо того, чтобы собирать вещи, неизвестно как расползшиеся за день по всей комнате, носился с кошкой на руках. И как только не надорвется такую тушу таскать. Почтенная госпожа Малл хоть и уступала размерами простым охотничьим котам, но с натяжкой сошла бы за небольшую овечку.
  - А Пресветлый король обещал мне котенка! - в который раз восторженно повторял брат, ходя за мной попятам.
  Наконец я разозлилась.
  - Лорин! Нам выезжать пора! Я уже почти готова. А ты еще босиком за мной бегаешь.
  - Да ладно, куда торопиться...
  Тут на пороге моей раскрытой двери появилась Эльва. Гилион облачилась в мужскую одежду темных тонов, на ее плече висела небольшая сумка. Вот это, я понимаю, собранность.
  - Вы готовы?
  - Почти, - я попробовала поднять неподъемную сумку. Откуда у меня прибавилось вещей?!
  - Хорошо, тогда я жду вас снаружи.
  Лорину пришлось оставить Малл и идти собираться. Кошка, недовольно мяуча (кто ее еще на руках потаскает), отправилась за ним.
  Эльва, как и обещала, ждала снаружи. Она ласково почесывала за ухом сидящую рядом с Мглой черную волчицу, похожую на мою как близняшка. А вот коня Лорина нигде не было, возле волчиц стоял гордый красавец олень. Он был заседлан и, похоже, готов к путешествию. На одном из рогов кто-то бантиком повязал белую ленточку.
  Эльва усмехнулась, видя наши вытянувшиеся лица.
  - Неизвестно, где нам придется странствовать. А Ллинн-Хейм не так испещрен дорогами, как Вилия. Лошадь мало где может пройти.
  Лорин догадался:
  - И что! Мне предстоит ехать на этом? - он с некоторым страхом указал на оленя, обиженно фыркнувшего. - А почему не на волке?
  - Ты слишком тяжел. Волки довольно выносливы и сильны, они могут тянуть за собой куда больший груз, чем лошади или олени, но не везти на спине, к тому же довольно длительное время.
  - Ты забыла рассказать, что волки обычно признают только кого-то одного, чаще всего того, кто растил их со щенячьего возраста, - сказала я, глядя на расстроенное лицо Лорина.
  Олень попятился от подошедшего к нему человека, вскидывая коронованную голову. Чуть не стукнул Лорина копытом... Я уже хотела было вмешаться, но Эльва зло рыкнула и олень притих.
  - Как его зовут? - Лорин ухватился за поводья. Похоже, брат смирился, с неизбежным.
  - Медок. Это самый смирный из оленей, при дворцовом питомнике.
  - А как же мой конь?
  - Не беспокойся, за ним будет самый лучший присмотр.
  Лорин кивнул, потом еще раз с сомнением осмотрел своего нового скакуна.
  - И как на него залезать?
  Гилион хихикнула.
  Медок был ничуть не выше серого братова жеребца, но вот беда, к оленьему седлу не прилагалось стремян. Были какие-то странные ремешки, назначения которых я не знала. Лорин попробовал запрыгнуть на оленя с разбегу, но Медок ловко отскочил в сторону, чуть не наподдав брату рогами.
  - И это самый смирный зверь в этом самом вашем питомнике!? - Лорин увернулся от острого раздвоенного копыта.
  - Медок очень смирный, не надо только его дразнить. Вот Черный Вихрь давно бы тебя по земле размазал, а Алый - забодал.
  - Я его не дразню, я пытаюсь сесть в седло! Где мой конь? Не хочу я ехать на этом чудовище! - брат поставил магический щит, о который расплющилась физиономия оленя, решившего попробовать мага на вкус.
  С трудом сдерживая хохот, Эльва поймала Медка за поводья и издала короткий гортанный звук. Олень мгновенно успокоился и опустился на колени.
  - Садись!
  С каменным лицом Лорин уселся на оленя. Гилион показала ему, как ставить ноги в эти странные ремешки, потом повторила команду, и Медок вскочил на ноги.
  - Можешь править уздой, а можешь ногами. Только пока не привыкнешь, не гоняй. Руками старайся не махать, за рога не хватайся, иначе он тебя просто из седла выкинет.
  - Ну что, трогаемся? - Лорин гордо восседал на Медке.
  Хорошо, что он не видел какое пакостное выражение морды было у оленя.
  Стоило подъехать к окраине города, как мы сразу резко вспомнили, что сейчас вовсе и не лето, а разгар зимы.
  - Опять снег, - стучал зубами Лорин, доставая из сумки теплую куртку и плащ. - Поскорее бы уж добраться до краев вечного лета!
  Мы с Эльвой, подумавшие о себе заранее, с усмешкой смотрели на него.
  Когда Хемель окончательно остался позади, Эльва поравнялась со мной и Лорином, благо дорога пока это позволяла.
  - А куда мы все-таки направляемся? Где будем искать самозваного Хранителя?
  - Действительно, Синнора? - брат взирал на меня с высот оленьей спины.
  Я нахмурилась. Мысли о том, где искать Фарна действительно сильно тревожили меня. Хранитель был в Ллинн-Хейме, но в то же время его здесь будто бы и не было. Поиск через Элхоор тоже ничего не дал.
  - Я думаю мы не будем искать Хранителя. Мы его не найдем. Он может прятаться от нас в ллинн-хеймском лесу бесконечно. Да он нам и не нужен.
  Серо-голубые и алые глаза смотрели на меня с изумлением.
  - Мы будем искать народы, которые он сбил с пути истинного. Ведь важнее сейчас вернуть их под руку Пресветлого короля, чем поймать одного ллинни.
  - Мудрая мысль, - кивнула Эльва. - К какому из народов мы отправимся?
  - К греннам.
  Гилион удивленно вскинула брови.
  - Почему к ним? Гренны очень сильные. К тому же их много.
  - Ты ответила на свой вопрос сама. Сарино много, но они рассыпаны по всему Ллинн-Хейму, как орехи по кладовой плохой хозяйки. Мэли живут в одном месте, но из-за своего малого количества не представляют большой опасности. А вот грены довольно многочисленны и живут одним поселением. Да к тому же лучшие воины Ллинн-Хейма.
  Эльва фыркнула.
  - После гилионов, конечно, - поправилась я.
  - Но если они такие грозные. Зачем к ним ехать в первую очередь? - спросил Лорин.
  - Самую трудную задачу нужно решать первой. Но сначала заедем домой. Может Рист чего-нибудь толковое посоветует.
  Найти народы полбеды. Для этого есть Эльва, наверняка, гилион знает Ллинн-Хейм и его обитателей, как свои четыре пальца. Но самого главного-то я не знаю - как уговорить народы не верить Фарну. Ведь, наверняка, его слова выстраданы, и он в них верит, раз заставил поверить других.
  От Хемеля до нашего с Рист места обитания - тря дня пути. И за это время местность, которую мы проезжали, разительно менялась. Стало гораздо теплей, снег сошел. Теперь над нами шелестела зеленая листва. И это не было обманным, защищенным заклинаниями летом столицы. Это было то самое вечное лето, которое так стремился увидеть Лорин. Деревья с темно-янтарными стволами и резными гладкими листьями, похожими на ладошки, никогда не облетали, их корни тонули в густой сочной траве и цветах. Настоящий ллинн-хеймский лес, полный чудес и чудовищ. Но Лорин о последних не знал, а потому просто наслаждался теплом и красотой вокруг.
  Яркое и совсем не зимнее солнышко начало потихоньку клониться к горизонту, когда я поняла, что мы едем уже по очень знакомой местности. Вот спустимся с этого холма, переберемся через узенький, но звонкий ручей и окажемся у дома!
  Мгла начала нетерпеливо повизгивать, ей хотелось обогнать своих неторопливых спутников и умчаться вперед. Тропка вильнула в заросли ежевики. На колючих коричневых ветвях вперемешку качались и красивые белые цветы и черно-фиолетовые спелые ягоды.
  - Лорин, сейчас я покажу тебе...
  Закончить я не успела. Сверху обрушилась темная тень. Она смела меня с Мглы, прижала к земле.
  Где-то далеко послышался испуганный крик Лорина, зарычала Эльва.
  Широкий мокрый нос ткнулся мне в глаз. Я оттолкнула усатую морду в сторону, изо рта у Рыска всегда не очень хорошо пахло.
  - Спокойно! - вставая, я примиряющее выставила вперед руку, останавливая готовую к атаке Эльву. В руках брата было сотканное, готовое сорваться с пальцев, боевое заклятие. - Спокойно! Это просто мой кот.
  Рыск ударом лапы вновь опрокинул меня на землю, потом придирчиво оглядел. Я скривила рот набок, глядя в огромные янтарные глаза.
  - Ну что? Это я вернулась, или кто-то другой?
  Кот фыркнул и потрусил прочь.
  Бедолага, он же на меня в смертельной обиде. Я не взяла его! Мы с Рист хитростью заманили Рыска в подвал и заперли там, чтобы кот не последовал за мной.
  Лорин с удивлением смотрел на огромного черного зверя, так не похожего на крохотную, по сравнению с ним игрушечную Малл. Больше всего Рыск напоминал гибкий ивовый прут. Длинный, с мощными высокими лапами, вытянутой мордой, большими острыми ушами, черный, как уголь, только от бровей до кончиков ушей проходила полоска рыжей шести, да на боках виднелись чуть более светлые круглые пятна. Эту породу, довольно редкую, выводили гренны. Остальные охотничьи коты были куда мельче и не имели таких мощных челюстей с длинными верхними клыками.
  Стоило вспомнить о греннах, как настроение тут же испортилось. Я взобралась в седло.
  - Это и есть твой кот? - лицо Лорина сияло восторгом.
  - Да.
  - А я думал, что белые королевские кошки самые крупные из тех, что бывают на свете!
  - Нет, среди охотничьих котов они самые мелкие.
  Брат еще что-то говорил, но, увидев, что меня поглотила пучина тягостных мыслей, замолчал. Мы тихонько тронулись дальше.
  Гренны. Самые сильные воины Ллинн-Хейма, сколько бы там не фыркала Эльва. Гилионов-то всего трое. Гренны живут довольно скученно. Их самое большое поселение даже можно назвать городом. И у них тоже есть свое божество, как у гилоннов. Наэлл - Двуликий. Несмотря, на то, что я прожила в Ллинн-Хейме довольно долго, мне с ним еще не приходилось сталкиваться вплотную.
  Среди ежевичных кустов прятались умело сплетенные тонкие нити защитных заклинаний Рист. Когда мы пересекли их, Эльва настороженно прижала уши, а Лорин ничего не заметил.
  Тропинка вновь вильнула и вывела к уютной полянке, на которой пасся упитанный пегий пони. Длинные грива и хвост полоскались по траве, пушистая челка почти полностью скрывала ехидную морду. От Пятнышка буквально исходило довольство жизнью. И тут пони увидел меня... Он замер на мгновение, а потом повернулся к тропинке задом.
  - Ничего себе он отъелся! Просто поперек себя шире стал! - изумился Лорин, увидев Пятнышко.
  - Рист его любит, вот и балует. А он и рад.
  - Можно подумать - тебя я не балую! - прямо посреди тропинки, почесывая Рыска за ухом, стояла Рист. Как она смогла подойти так, что мы ее не заметили, было непонятно.
  Я соскользнула с волчицы и повисла у подруги на шее, вернее повисла бы, не будь она почти на голову ниже меня. Мгла, повизгивая, крутилась вокруг, тыкаясь всюду холодным носом.
  - Тише! Задушишь! - говорила Рист суровым голосом, но на ее лице сияла улыбка до ушей.
  Я отстранилась. Мы несколько секунд разглядывали друг друга.
  - Вернулась? И даже не по частям, грабительница святилищ!
  Со смехом я запустила руку в седельную сумку и выудила мешочек с орехами, вываренными в меду. Рист тут же сунула в него нос и расплылась в улыбке, найдя там любимое лакомство.
  - Вкуснятина какая! И откуда? Стащила из чьего-нибудь другого святилища?
  - Конечно!
  Мои спутники странным взглядом следили за нами. Эльва - потому что знала, с кем я говорю. А Лорин - потому что не мог понять, что он видит перед собой.
  Я сообразила, что как-то непорядочно себя веду по отношению к ним.
  - Рист, позволь тебе представить - это мой брат Лорин, а это - Эльва гилион из свиты Пресветлого короля. Эльва, Лорин - это моя подруга Рист.
  Лорин спешился, увернулся от будто ненароком направленных в него оленьих рогов, и подошел к нам.
  - Рист, очень приятно познакомиться. Синнора много рассказывала о вас, - брат склонился перед невысокой гилонн и поцеловал ей руку.
  - Да вы настоящий кавалер. Только не надо так официально. Мы тут люди простые. Даже очень, - Рист мне подмигнула. Она догадалась, что среди "много рассказывала о вас" не было ничего важного.
  Лорин робко улыбнулся. С лицом брата творилось что-то странное, таким я не видела его никогда. Возникло желание толкнуть его и сказать: "Отомри!"
  - Ладно, что мы стоит тут, посреди дороги. Пойдемте в дом.
  Наверняка Рист давно почувствовала наше приближение и успела приготовить торжественную встречу. И я оказалась права. Пещерка в склоне холма, служившая нам жилищем, сверкала чистотой, а из окошек кухни пахло чем-то вкусным. Мгла, с трудом дождавшись пока я ее расседлаю, нырнула в большую нору, расположенную чуть подальше от нашего с Рист дома. Волчица Эльвы последовала за моей. Что ж, места там хватит обеим. А вот Медку придется попастись пока на лужайке, потому что Пятнышко его под свой навес не пустит.
  Как же приятно возвратиться домой. Оказывается, эта пещерка в склоне холма успела стать моим домом и другого мне не надо. Я кинула вещи на пол, рядом с кроватью. Хотелось упасть на кровать и не ехать никуда.
  Дверь приоткрылась и в мою комнату заглянула Рист, уже успевшая устроить гостей. В руках подруга держала подушку и свернутое одеяло.
  - Придется нам с тобой вместе поспать. В своей комнате я устроила Эльву, а твоему брату достался пол в гостиной. Я дала ему целых четыре одела, должно быть не жестко. Надеюсь, он не обидится. Наше жилище не рассчитано на такое количество гостей.
  - Не волнуйся, он не обидится. А гостей к нам можно втиснуть еще больше, надо было только о лишних кроватях подумать.
  Рист тяжело вздохнула.
  - Не расстраивайся. В лесу мы и безо всяких кроватей спали и, как видишь, живы здоровы.
  - Да? - Рист улыбнулась, она не умела расстраиваться долго. - Ну ладно. Отведи своих друзей к ручью умыться, а я пока накрою на стол.
  Для того чтобы добраться до ручья, нужно обойти наш холм с противоположной стороны. Вода в нем всегда теплая, почти горячая. Иногда мы с Рист, желая развлечься и принять ванну, устраивали запруды и вдоволь плескались. Но для питья эта вода не годилась. За питьевой водой ходить приходилось чуть подальше, к ежевичным зарослям.
  - Девочки вон за те кусты, мальчики - за эти! - скомандовал Лорин, направляясь к облюбованным зарослям.
  Умыться. Как бы не так. После такой дороги - только купаться. Эльва, видя, что я стягиваю одежду, последовала моему примеру. В самом глубоком месте вода доходила до середины бедра, если сесть на каменистое дно, то окажешься по шею в воде.
  Я яростно терла куском мыльного корня волосы, когда в воздухе мелькнуло что-то черное. Эльва вскрикнула, пытаясь удержаться на ногах. А меня опрокинуло и накрыло с головой.
  Кое-как вынырнув, прочихавшись и прокашлявшись, я разгребла волосы, завесившие обзор и огляделась в поисках вредителя. Его долго искать не пришлось - почти прямо перед моим лицом обнаружилась усатая морда, черная шерсть, намокнув, облепила ее блестящим панцирем.
  - Ах, ты! - я замахнулась на Рыска кулаком. Кот ощерился, подпрыгнул на месте, опять всколыхнув воду, и ринулся на берег, там он прихватил мой сапог и убежал.
  - Что случилось! - на берег выскочил Лорин в одних штанах.
  Мы с Эльвой дружно завизжали и присели. Брат поспешно отвернулся.
  - Лиин, все нормально, - поспешила я его успокоить.
  - Но кто кричал?
  - Мы кричали. Тут так, кое-кто балуется... Ну я этому кое-кому! Только до дома доберемся!
  - Да что же это такое? - причитала я, придумывая чего бы накрутить на разутую ногу. - Что же это за напасть такая - всюду босиком бегать.
  Как назло дорога до дому ни гладкостью, ни мягкостью не отличалась. Проходя под красивыми елками, так любимыми мною, пришлось воспользоваться добровольно предложенной спиной Лорина. Всю дорогу я костерила кота на все лады. Эльва шла позади и покатывалась от смеха. Похоже, до бедной девочки начало доходить, что представляет собой их Темная королева.
  Рист, за то время, что мы плескались, успела приготовить целый пир. Накрыла она на кухне, потому что столовая, она же по совместительству гостиная, превратилась в спальню Лорина.
  Сначала ели молча. Потом Рист принялась о чем-то расспрашивать Лорина. Я не прислушивалась. Происходящее все больше и больше казалось мне сном. Ну не мог никак Лорин, в белой рубашке с незашнурованным воротом, просыхающими после мытья светлыми волосами, такой простой и такой домашний, сидеть за столом рядом с простой и домашней Рист. Не мог! Лиин был всем тем, что связывало меня с Вилией, а Рист - с Ллинн-Хеймом. Все равно, что положить лед в огонь и смотреть на то, как он не тает. А такое бывает только во сне, или если что-то из перечисленного - иллюзия. На всякий случай я пощупала под столом колено брата. Вроде настоящий.
  Лорин вскинул на меня удивленные глаза.
  - Что?
  - А? - не поняла я.
  - Ты чего-то хотела?
  - Нет. Это я так... - я махнула рукой. - Думаю. Ешь.
  - Да мы уже все съели, - улыбнулась Рист. - Одна ты ни к чему не притронулась.
  - Что-то не хочется.
  - Ну, как хочешь.
  В каком-то полусне я помогла подруге прибрать со стола. Лорин сидел на лавке у стены и наблюдал за нами. Тут в кухню скользнул Рыск, потерся ушастой головой о колено моего брата, заискивающе заглянул Рист в глаза, надеясь на угощение. Появление кота мгновенно вывело меня из ступора.
  - Вернулся! И где мой сапог! - прошипела я, уперев руки в боки.
  От неожиданности Рыск присел на задние лапы, прижав уши. Но быстро принял независимый вид, глядя куда-то в потолок, будто бы перед ним не я, а пустое место.
  - И долго ты собираешься дуться? - возмутилась я.
  Еще некоторое время кот меня игнорировал, а потом фыркнул и убежал.
  Сапог нашелся чуть позже, когда мы с Рист собрались укладываться спать, - на моей подушке.
  - Как тут вы без меня? - спросила я, с тоской глядя на сапог. У Рыска придется каким-то образом выпрашивать прощения. Бедный мой котик, бестолковая твоя хозяйка.
  - Нормально. Я тут сидела одна, присматривала за твоим зверинцем, принимала твоих жалобщиков...
  - Спасибо! - от души поблагодарила я. Поток недовольных королевским правлением иногда бывал довольно велик.
  - Да не за что. Скучно без тебя было. Ты давай рассказывай. Зря я тут что ли одна куковала.
  Знакомое "Давай рассказывай". Я тяжело вздохнула.
  Рист поправила фонарик и устроилась на кровати поудобнее, приготовившись слушать.
  - Ну что ж. Хорошо. Слушай.
  Рист можно было рассказывать несокращенную версию. К тому же мне хотелось поделиться с ней переживаниями и сомнениями. Заодно и некоторые моменты прояснить.
  Повздыхав еще немного для приличия, я начала.
  Более внимательного слушателя, обращающего внимание на такие мелочи, которые я никогда сама бы не заметила, у меня никогда не было. Рист не перебивала, она даже не шевелилась, только изредка из-под длинных ресниц вспыхивали искры зеленых глаз.
  - Ну, что скажешь? - наконец закончила я.
  Рист покачала головой.
  - У меня такое ощущение, что кто-то все это тщательно спланировал.
  Я вопросительно поставила уши торчком.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ваше путешествие.
  - Да это же были просто хаотичные метания. Ничего более бестолкового я в жизни не совершала. Взять хотя бы то, что мы поперлись за этими мнимыми телохранителями в лес и попали в руки разбойников!
  - Но, если бы вы не попали в руки разбойников, то Велея не стала бы на вашу сторону.
  - То, что мы удрали в Кейрион от Красного мастера, тоже было спланировано по-твоему?
  - Несомненно. Я так поняла, вас всеми силами просто загоняли в Кейрион.
  - Ты думаешь, за этим стоит Хранительница Кей?
  Рист дернула ухом. У нее, как и у всех гилоннов, уши украшали длиннющие кисточки, а на некоторых особенно длинных волосках трепетали крохотные белые пушинки. Гилонны по праву считались самыми чуткими из народов Ллинн-Хейма.
  - Не похоже. Мне кажется, это скорее Хранитель Вилии. Но Кей совсем уж непричастной не назовешь, она вплетала свои нити в паутину. Видимо ей пришло в голову, что пора народу Кейриона прекращать таиться.
  - Вилийский Хранитель? - я задумалась.
  А Рист продолжала говорить:
  - Твой приемный брат - Светлячок. Пресветлый король ошибся, Светлячки довольно часто рождаются среди людей, но не все из них обладают магическим даром, как твой брат. Светлячки - единственные, кому под силу справиться с синнора. Именно они в свое время смогли победить Радужных демонов.
  И что, кроме далеко идущих планов, может стоять за тем, что последняя из синнора и маг-светлячок воспитываются вместе, как брат и сестра. Он может легко уничтожить тебя, но никогда не сделает этого. Да и ты считаешь его не врагом, а братом.
  Я покачала головой.
  - Это просто случайность.
  - Ты не дослушала. И вот этих, по сути врагов, но на самом деле близких людей, принадлежащих к разным, враждующим народам, не смогло уничтожить ожерелье Хранителя. То есть они оба будущие Хранители. Нынешний Хранитель хорошо позаботился о том, чтобы после его ухода был мир.
  Слова Рист, собравшей воедино все концы, сразили меня наповал. На глаза навернулись слезы - опять меня используют втемную.
  - Кстати! А почему никто из вас ни советники, ни Пресветлый король, ни ты не рассказали о том, что я этот самый Радужный демон? Элита воинов Ллинн-Хейма. Тварь, от имени которой у вилийских магов волосы встают дыбом!
  Мой порыв ничуть не нарушил спокойствия Рист.
  - А зачем? - спросила она. - Это ничуть не добавило бы тебе ни сил, ни могущества. Ты все-таки воспитывалась в Вилии, и большая часть нашей магии для тебя недоступна. К тому же Темная королева стоит надо всеми народами Ллинн-Хейма и не имеет своего.
  - Но ты же знала, что я очень хочу узнать кто я! Узнать хоть что-нибудь о своих корнях!
  - Узнала. И что? Ты чувствуешь себя лучше?
  - Нет. Хуже. Не знаю теперь, что делать с этим знанием. Рист, знаешь, я начинаю себя бояться. Я никогда раньше никого не убивала. Я только лечила.
  - Одно всегда связано с другим.
  - Но что мне делать с этими способностями? Вдруг в очередной раз прикоснувшись к кому-то я, вместо того, чтобы вылечить его, убью!
  - Сомневаюсь, что такое может быть.
  - Почему?
  - Ты просто себя не знаешь.
  - И никто не хочет помочь узнать.
  - В таком деле надо только самой.
  - Ну, как всегда! Подскажи лучше, что делать с этим новоявленным Хранителем. Ты что-нибудь про него знаешь?
  - Знаю. Помню я его.
  - И что можешь сказать?
  Рист нахмурила тонкие длинные брови.
  - Ничего хорошего. Этот ллинни не может быть Хранителем.
  - Почему ты так решила?
  - После того как вилийцы разбили наши войска на Смертной Пустоши, вынудив отступить к Волчьей Глотке, он просто сбежал. Трусливо сбежал?
  - Почему?
  - Все считали, что у нас совсем нет шансов. Еще одна атака вилийских магов и Ллинн-Хейм погибнет. Представляешь, каким ударом было то, что нас еще и Хранитель бросил? Однако, не смотря ни на что, мы выстояли.
  - Значит Фарн подлец и трус... Но как тогда ему удалось уговорить целых три народа последовать за ним.
  - Этого я не знаю. Не знаю, что он мог им пообещать.
  - Но почему за все это время вы не выбрали нового Хранителя, не передали ему полномочия?
  - Потому что старый был жив. Да и подходящей кандидатуры на роль Хранителя не было. До этого времени.
  От этих слов у меня по спине мурашки побежали.
  - Не нравится мне твоя идея, - я настороженно посмотрела на подругу. Рист пожала плечами.
  - Нравится, не нравится. Судьба. Ладно, давай спать. А то уже и солнце скоро встанет.
  - Хорошо. А как тебе моя идея с тем, чтобы не искать Фарна, а ехать к греннам.
  - Нравится мне твоя идея. Вот завра и поедем. А сейчас спи, завтра рано вставать.
  - Ты едешь с нами?!
  - Отпусти вас одних, пожалуй. Опять в какие-нибудь неприятности вляпаетесь.
  - А ты не знаешь, что представляет собой этот Наэлл? Твой коллега как-никак.
  - Я не видела его давным-давно. За это время он мог сильно измениться. Он очень скромный, предпочитает не показываться.
  Рист погасила фонарик и улеглась, накрывшись одеялом. Через минуту она уже сопела. А вот мне никак не удавалось заснуть. То, что Рист обо всем знала и ничего мне не говорила, оказалось довольно сильным потрясением. То, что она знала, как раз не удивило. Все-таки как-никак Вэй ан Лланна, Белая Матушка, божество гилоннов.
  А где-то на горизонте темной тенью, царапая душу когтями беспокойства, висела угроза стать Хранителем. Будто и так мало всего на мою голову!
  Дверь открылась бесшумно, только кисточки на ушах уловили колебание воздуха. Кто-то приблизился к кровати. Я замерла. Руки потеплели, в них собиралась энергия, готовая в любой момент превратиться в боевое заклинание.
  Голый локоть пощекотали усы, а потом его толкнул чей-то мохнатый лоб.
  - Рыск? - прошептала я, оборачиваясь.
  Кот поставил передние лапы на край кровати, положил голову мне на грудь и застыл так, тихонько мурлыкая.
  Я гладила нежную шерсть, чесала за ушами, говорила какие-то бессмысленные ласковости и нежности, пока меня не сморил сон.
  
  Утром сразу выехать не удалось. Во-первых, Рист нужно было собраться, во-вторых, верховых животных у нас было меньше, чем нужно, в-третьих, их было даже меньше, чем вчера, - Медок умудрился каким-то образом преодолеть защитные чары Рист и улизнуть в лес. Пришлось отправлять Рыска на его поиски. Лучше бы Мглу, конечно, но добродушной волчице нипочем не справиться со строптивым оленем.
  Рист укладывала в сумку копченое мясо, сушеные грибы, ягоды и коренья.
  - Зачем столько? - удивилась я. - Путь до города греннов не так долог.
  - Неизвестно куда нам придется отправиться после посещения греннов и когда удастся пополнить запасы провизии. Так что подай мне вон тот горшочек.
  Наконец Рист успокоилась, затянув ремешок на горле последней из ряда пузатых сумок.
  - И как мы все это повезем? - недовольно нахмурив брови, поинтересовалась Эльва. - Я не дам нагружать свою волчицу.
  - Успокойся! - Рист улыбнулась. - Я не собираюсь никого нагружать, - гилонн щелкнула кончиком хвоста, и сумки начали быстро уменьшаться, став размером не больше горсти орехов.
  Рист собрала их все и положила в карман.
  - Как такое возможно?! - Лорин зачарованно смотрел на карман. Ему еще не приходилось видеть в действии хозяйственную магию гилоннов.
  - Что возможно? - не поняла Рист.
  - Как возможно настолько уменьшить объект?
  - С помощью магии, - разъясняла ему Рист очевидные вещи, как какому-нибудь несмышленышу.
  - Но магия на такое не способна! Сумки могли уменьшиться, но их вес никуда бы не делся! А ты подняла их с легкостью!
  Рист вытащила из кармана горсть сумок. Лорин тут же утащил одну. Осторожно развязав тоненький, не толще паутинки, ремешок, он принялся высыпать оттуда припасы.
  - Ты что делаешь! Я все только что уложила! - Рист отобрала у Лорина вещи.
  - Но как они могли утратить вес? Ведь в мире ничего никуда не девается? Куда делась часть материи?
  - Как тяжко с вами с вилийскими магами, - укоризненный взгляд достался и мне тоже.
  - Я что, я молчу, - примиряющее помахала я руками.
  - Если взять большую подушку и сильно ее сжать, то размеры уменьшатся. Но вес не изменится.
  - А если взять подушку, выкинуть в окно, а в доме оставить только уголок, - хитро улыбнулась Рист.
  - Как это?
  - Она спрятала тот лишний вес, о пропаже которого ты так печешься, в Элхоор, - пояснила я недоумевающему Лорину.
  - Ну вот! Пусть бы он сам догадался!
  Тут за окном послышались топот и трубный рев - Рыск нашел Медка.
  Рист тщательно закрыла вход в пещеру заклинанием, чтобы какой-нибудь зверь не забрался, и подновила защитные заклинания вокруг холма.
  - Вот и все. Можно отправляться. Лорин ты не против, если я поеду вместе с тобой на этом замечательном скакуне, а то волчицы девчонок не увезут двойной груз.
  Лорин опустил глаза. Показалось мне или нет, что брат отчаянно покраснел.
  - А как же Пятнышко? - удивилась я. - Я думала ты поедешь на пони.
  - Ну уж нет! Я еще жить хочу. Да и там, куда мы отправимся, он будет только помехой.
  - А кто его тут кормить будет?
  - Сам как-нибудь покормится. Трава у нашего холма сочная, хищникам через мою защиту не пробраться. Все будет хорошо! - Рист подошла к Лорину, уже восседающему в седле, и примерилась как бы половчее влезть на оленя, чтобы сесть сзади. Но Лорин это быстро пресек, с легкостью подняв маленькую гилонн и посадив перед собой.
  - Ммм! Как приятно! - девушка с хитрой улыбкой обернулась к своему спутнику, пощекотав кисточкой на ухе его подбородок. - Спасибо!
  - Да не за что. Так я тебя хоть держать буду. А то с этого чудовища, удачно притворяющегося оленем немудрено сверзиться.
  Словно подтверждая слова Лорина, застоявшийся Медок сделал резкий скачок вперед, едва не растеряв всех своих всадников.
  Мы с Эльвой посмотрели вслед уносящемуся оленю, потом переглянулись и молча полезли в седла.
  
  Глава 6.
  МАЛЕНЬКИЕ НЕПРИЯТНОСТИ
  
  Ни Рист, ни Эльва, ни, тем более, я не умели магическим образом сокращать дорогу, так что нам предстояло три дня честно скитаться по чащобам Ллинн-Хейма, если не случится чего-нибудь непредвиденного. Пока же поездка напоминала приятную прогулку. Местность вокруг была самая мирная. Где-то к вечеру, когда солнечный свет приобрел бардовую окраску, взобравшись на очередной холм, мы увидели темнеющие вдали горы.
  - Еще дней десять пути и мы проедем Ллинн-Хейм насквозь.
  - Да уж, невелика территория, - покачал головой брат.
  Эльва злобно фыркнула и хотела что сказать, но ее перебила Рист:
  - Смотрите! Какое там замечательное озеро! - она указала куда-то вниз. - Там на ночлег и остановимся.
  Все приняли это предложение с энтузиазмом.
  Озеро было небольшое, вытянутое, как фасолина, судя по тому, как загадочно темнела вода в центре - довольно глубокое.
  Мы спешились на ровном бережке, покрытом короткой, похожей на ковер, травкой. Подойти к воде можно было только в этом месте, остальные берега заросли ивняком. Над теплой даже на вид водой реяли крупные синие и зеленые стрекозы. То и дело по поверхности озерка расходились круги, и слышались всплески - играла рыба.
  Лорин повздыхал, глядя на это великолепие.
  - Эх, жаль удочки нет.
  - У нас и так полно еды! - Рист уже увеличила одну из сумок и накрывала походный стол.
  Мгла и Верная, волчица Эльвы, стоило их только расседлать, умчались на охоту. Рыск проводил их лениво-презрительным взглядом. Вот уж кто сегодня устроит рыбалку, так это кот.
  Эльва о чем-то лениво беседовала с Лорином, глядя на поверхность воды. Рист тоже занята. Что ж, значит, за хворостом идти мне. Тяжело повздыхав и видя, что на меня никто не обращает внимания, я пошла в лес. Рыск тут же тенью метнулся за мной.
  Деревья в этой части леса были на редкость толстые и кряжистые, почти деревья-дома. Кое-где в грубой коре темнели небольшие дупла. Чем-то они меня насторожили, только вот я не смогла понять чем, поэтому плюнула и принялась собирать хворост. А хворост у этих исполинов был соответствующий. Мы с Рыском еле-еле дотащили до лагеря три толстые сухие палки.
  Посчитав свой долг по обустройству лагеря выполненным, я расстелила одеяло и с блаженным стоном на нем распростерлась.
  - Хорошо!
  - А чего это ты улеглась? - возмутилась Рист.
  - Просто так. Полежать. Отдохнуть.
  - Ах так! Я тоже хочу отдохнуть! - и она бесцеремонно плюхнулась поперек моего одеяла, придавив мне ноги. Несколько минут мы пинались и брыкались, отвоевывая половинки одеяла. И тут сверху с визгом обрушилось третье тело.
  - Ааа! - завопила Рист, хватаясь за длинную растрепавшуюся косу и пытаясь вытянуть ее из-под Эльвы. - Ты мне волосы придавила!
  Еще бы. Там есть что подавить. Не то что мои жалкие кудряшки.
  У меня тоже были претензии к еще одной бесцеремонно вторгшейся захватчице.
  -А мне - локтем по ребрам заехала!
  Эльва с хохотом уворачивалась от наших тычков.
  Лорин с открытым ртом взирал на самую настоящую щенячью потасовку.
  Одеяло сначала путалось где-то между нами, потом мы с хохотом катались уже по травке. Только бы в воду не свалиться. Эх, девчонки. И не важно, что одной двадцать три, другой за двести, а третьей пятнадцать.
  Рыску понравились наши игры, и он активно включился, то тут то там втискиваясь мохнатыми боками и толкая нас в разные стороны бархатными лапами. Толкал-то он нас в разные стороны, но подтолкнуть умудрился...
  - Осторожно! - закричал Лорин, оборвав смех.
  И в этот момент мы свалились в воду!
  Хорошо хоть у самого берега было мелко. Вода оказалась теплая, как молоко! Мы, немного охлажденные внезапным купанием, посмотрели друг на друга - мокрые, облезлые, все в иле - и расхохотались.
  - Скорее! Давайте руки! - Лорин протягивал руку помощи.
  Эльва была к нему ближе всего. Гилион протянула вилийцу ладошку.
  - Сейчас я вас всех вытащу. Ничего, костер разведем, одежда быстро высохнет.
  Грязные пальцы сжались вокруг чистого запястья. Эльва, пакостно оскалившись, дернула на себя.
  Возню можно замечательно продолжать и в воде, особенно когда под рукой есть такая хорошая жертва как Лорин.
  Наконец брату надоело, что его топят, тормошат, тискают, ерошат волосы. С ревом, достойным самых диких зверей, он поднялся, растолкав нас с Эльвой в стороны. Рист с кошачьей цепкостью, для верности обвив хвостом талию Лорина, висела у него на спине.
  - Может хватит баловаться? - зло спросил брат, пытаясь сдуть с лица мокрые пряди. Рист отцепила одну руку и убрала волосы с его глаз. - Ой! - Лорин заметил, что стал верховой лошадкой.
  - Как скажешь, - Эльва пожала плечами. - Мы думали, ты сам поиграть хочешь. Так резво в воду прыгнул!
  - Это я в воду прыгнул? - возмутился Лорин.
  - Ну не я же тебя туда тащила! - оскалилась хулиганка.
  - Ладно, хватит ссориться, пошли на берег, сушиться, - Рист потрясла Лорина за плечо. Она так и выехала у него на спине. Эльва сопроводила это недобрым взглядом.
  Костер вспыхнул так радостно, будто Рист пользовалась магией. Хотя ллиннэх не могут подчинять стихии, но за свою подружку не поручусь, у Рист возможно все.
  - Сейчас посушим одежду. Как хорошо, что я взяла запасную. А ты, Синни, удивлялась, зачем так много вещей! - Рист, похожая на белочку, рылась в сумке.
  - Я тоже пойду переоденусь, - Лорин взял свою сумку и направился к кустам.
  - Ты куда? - удивилась Рист.
  - Переодеваться.
  - Переодевайся тут. А то замерзнешь по кустам лазить, простудишься еще.
  - Но как же?..
  - А мы отвернемся. А когда мы будем переодеваться, то ты отвернешься.
  Лорину не сталось ничего, кроме как согласиться с Рист.
  Мы втроем уселись в рядочек, спиной к Лорину, слушая, как он шуршит одеждой. Долго девчонки молчать не смогли.
  Эльва нагнулась к Рист.
  - Как ты думаешь, вилийские мужчины такие же как наши? - шепотом спросила гилион.
  - А какие же еще? Мужчины они все одинаковы.
  - Интересно было бы посмотреть... - шепот был почти неслышим, но копошение за нашими спинами ускорилось в несколько раз.
  - Все, можете поворачиваться, - Лорин уже успел переодеться и даже развесить на рогатине мокрую одежду. Он подошел к тому месту, где мы сидели, и устроился спиной к костру.
  Стоило только нам раздеться, как братик заявил в полный голос:
  - Интересно! А ллинн-хеймские женщины отличаются от вилийских? Вот бы посмотреть!
  Рист прижала уши и нехорошо улыбнулась, уперев руки в бока. Из одежды на ней была только короткая рубашка.
  - Ну что ж, повернись, - от ее странного голоса у меня мурашки по коже побежали. На всякий случай я прикрылась юбкой.
  Лорин пригнул голову, уши у него покраснели.
  На этом дурачества вроде бы закончились. Мы поужинали чудом выжившей во время свалки снедью и улеглись спать. Ветерок доносил откуда-то легкий запах ночных цветов и меда.
  
  Рыск, бок которого был у меня вместо подушки, вдруг дернулся и тихонько заворчал. Я мигом проснулась, прижимаясь к коту.
  - Что случилось? - я пыталась проследить взгляд Рыска. Показалось мне или нет, что в зарослях осоки у воды кто-то шевельнулся.
  - Что там? - Рист тоже проснулась.
  Остальных наша с Рыском возня не потревожила. Лорин спокойно посапывал, Эльву было не видно в тени деревьев, Медок, склонив голову, дремал у самой воды, волчицы как два клубочка лежали у костра. Все вроде спокойно.
  Кот заворчал чуть громче, подобрал лапы, готовясь к прыжку. Я отстранилась, чтобы не мешать. Что же могло так встревожить его?
  И тут кот прыгнул! Я сначала подумала, что он хочет напасть на Медка. Олень шарахнулся в сторону. Рыск лапами раскидал в стороны каких-то маленьких, пищащих существ.
  Рист выругалась и вскочила на ноги.
  - Что это?
  - Мёдины! Где-то неподалеку их гнездо, которое мы не заметили вчера!
  Всюду кишели маленькие хвостатые человечки, чем-то очень похожие на саму Рист. Они копошились в наших вещах. Несколько десятков этих тварей пытались унести с лес так и не проснувшегося Лорина. Сама не ожидая от себя такой прыти, я кошкой прыгнула к ним. Обычно я довольно терпеливо отношусь к малому народцу - они меня не трогают и я их не трогаю, но брата я им утащить не позволю. Хотелось шарахнуть по ним чем-нибудь смертоносным. Но я ограничилась простым раскидыванием во все стороны. Мёдины что-то противно пищали на своем языке, один даже попытался меня укусить. Я раскрутила его за хвост и запулила куда-то в темноту, чуть не оторвав роскошную пушистую кисточку на конце хвоста. Ничего, не разобьется, эти ребята всегда приземляются на четыре лапы, как кошки.
  Странно, что ни волчицы, ни Эльва не просыпаются. Обернувшись к Рист, я увидела, что она не дает увести нашего оленя. Медок был похож на лунатика, чем и пользовались маленькие хвостатые бестии. Похоже, на нас напустили какое-то заклятие, но почему оно тогда не подействовало на Рыска и на нас с Рист. Я тут же изложила свои соображения подруге. Гилонн повела носом.
  - И в самом деле! Как это я сама не заметила! - Рист сделала несколько пассов руками.
  Назойливый медвяный запах усилился, став непереносимым, а потом резко пропал.
  Эльва подскочила как ужаленная. Мёдины полетели во все стороны. Верная с Мглой просыпались куда медленнее.
  Я отняла у коротышек свою сумку, выудив со дна фонарик, засветила его и подкинула в воздух. Все вокруг озарил чистый белый свет. Мёдины пронзительно заверещали, свет болезненно ударил по их чувствительным глазам. Мы тоже на некоторое время ослепли. Одна Эльва успела заслонить лицо руками. Кое-как проморгавшись, я увидела, что гилион держит в когтистой руке какое-то крупное, упитанное, активно вырывающее существо.
  Это оказался мёдин, но какой здоровый! Среди своих собратьев, которые были не больше обычной белки размером, он казался настоящим исполином. Его голову украшало что-то вроде гнезда из перьев. Остальные коротышки застыв наблюдали за дерганиями толстяка.
  - О! - Рист подошла к гилион. - Тебе удалось поймать Вигу!
  Эльва глухо зарычала и замахнулась на пленника когтями. Мёдин заверещал, и в унисон ему начали вторить и все остальные.
  - Что он говорит? - спросила я у Рист.
  - Отпустить просит. Говорит, что раскаивается и больше не будет.
  К моему удивлению, Рист что-то тоже проверещала тоненьким голосом.
  - А кто он такой? - спросил я у Эльвы потихоньку.
  - Вига. Он у них вроде Белой Матушки гилоннов. Божество, - гилион встряхнула мелкого, пытавшегося обвить хвостом ее запястье.
  - Знаешь, что мне сказал Вига?
  - Рист, откуда же я могу знать, я же не говорю на языке мёдинов!
  - Не злись. Он говорит, что их обманул ллиннэх, представившийся Хранителем. Он сказал, что мимо их дома будут проезжать вилийцы-захватчики и попросил мёдинов задержать их.
  - А это значит, что Фарн знает о нашей затее. Ты что не видел, что мы не вилийцы! - я, угрожающе прижав уши, нависла над Вигой.
  Мёдин сжался, а потом что-то пропищал, указывая пальцем на Лорина.
  - Он говорит, что они увидели вилийца и решили, что тот взял в плен Аанэй Тэйн и Вэй ан Лланна.
  - А меня тоже взял в плен? - оскалилась Эльва.
  У Виги уши задрожали крупной дрожью.
  Я тяжело вздохнула.
  - Рист, объясни им, как все обстоит на самом деле.
  Гилонн кивнула. Эльва, уставшая держать упитанного мёдина на весу, посадила его на траву.
  Сквозь коридор отпрыгивающих при моем приближении человечков я направилась к Лорину. Брат так и не проснулся. Лицо его побледнело, вокруг глаз залегли темные круги. Во мне заклокотала темная ярость, я с трудом справилась с собой и приступила к лечению. Однако все мои усилия пропадали даром. Хотя на щеки Лорина вернулся румянец, и он больше не походил на тяжелого больного, разбудить брата мне так и не удалось.
  Рист бесшумно подошла сзади и положила руку мне на плечо.
  - Я не могу его разбудить! - я с отчаянием посмотрела на подругу.
  - Успокойся. Последствия отравления ты сняла. А сами чары действуют недолго, думаю, что к утру твой брат проснется.
  - Ты уверена?
  Та, которую называли Белой Матушкой, мягко мне улыбнулась.
  - Уверена. Оставь его. Давай приберемся после нашествия и поспим хоть немного, завтра у нас опять целый день в пути.
  Мёдинов и след простыл. Ущерба они причинили немного, но вот раскидать вещи умудрились по всей поляне.
  - Ну вот и все! - Рист выудила из кустов случайно закинутое туда одеяло и расстелила его рядом со вновь разожженным костром.
  Я уселась рядышком с ней. С другой стороны ко мне привалилась мохнатым боком Мгла, сзади устроился Рыск. Стоило погладить волчицу, как кот перебрался через Рист и улегся мне на ноги, как тяжелое, но теплое одеяло.
  - Теперь я и не усну, - кот громко заурчал, стоило почесать ему спинку. Мгла тут же сунула мне нос в ухо, требуя свою порцию ласки.
  - Я посторожу, - спокойно сказала Эльва.
  - Нет, - Рист покачала головой. - Я посторожу. Я же не одна еду, могу и подремать в седле. Так что, девочки, спите спокойно. Враг не подкрадется незамеченным.
  К собственному удивлению, я почти сразу провалилась в глубокий сон без сновидений. И действительно, ночью нас никто не беспокоил. То ли Рист поворожила, то ли мёдины распугали всех вокруг.
  Утром нам пришлось изрядно задержаться из-за того, что Лорин никак не хотел просыпаться. Он метался и постанывал, звал кого-то. Успокаивало его только почему-то присутствие Рыска. Кот не отказался побыть немного сиделкой, придерживая человека лапой, когда он уж слишком сильно начинал биться, лизал ему веки и пальцы.
  Но вот наконец брат открыл глаза, улыбнулся при виде усатой черной морды, перевел взгляд на нас.
  - А чего это у вас такие лица? Что-то случилось?
  
  
  Глава 7.
  ТРУДНОСТИ ПОНИМАНИЯ
  
  К полудню следующего дня мы узрели город греннов. Располагался он в небольшой почти идеально круглой долине, окруженной высокими холмами. Хотя я, пожалуй, приняла бы их за небольшие горы. Уж больно много камня вокруг было. Кое-где лес полностью отступал, обнажая скалистые проплешины.
  Несмотря на то, что мы с Рист жили всего в трех днях пути, я ни разу не была здесь. Да я и вообще редко выбиралась из окрестностей нашей пещерки. Было попросту некогда, все просители шли прямо к месту моего обитания. Так что единственный город ллиннэх, который я видела - Хемель. Вообще-то я думала, что он единственный в Ллинн-Хейме. Все, кто рассказывал мне о городе греннов, говорили, что это просто большое поселение. Они, наверное, тоже никогда не видели этого места, потому что раскинувшееся перед нами могло быть только городом.
  Привычных по Хемелю Кенн-Лиш здесь не было, они занимали слишком бы много места в маленькой долине и загораживали кронами свет более низкорослым деревьям-домам. Их заменяла одна единственная башня. Выстроенная из камня! Хотя чего удивляться-то, здесь строительного материала полно. Башня, не похожая ни на одно из виденных мною раньше строений, гордо возвышалась в центре долины. Ее черные стены прорезало множество высоких сквозных окон, отчего она походила на застывшее каменное кружево. Все остальное было как везде в Ллинн-Хейме, все те же деревья-дома - кормильцы, защитники, кров над головой. Возможно, некоторые из греннов обитали в склонах холмов, в пещерах.
  Интересно, а был ли у синнора свой город? И если был, то как выглядел и что сейчас от него осталось.
  - Как называется это место? - спросила я у Рист.
  - Ты не знаешь? - удивился Лорин.
  - Нет, Лорин, не знаю. Как-то не довелось выучить.
  - Не ругайтесь. Это место называется Канхвар.
  - Небесная Чаша? Странное название для города. Я бы скорее так назвала озеро.
  - А тут и было когда-то озеро. Ладно, поехали дальше, не вечно же нам стоять здесь на виду.
  Я кивнула, хотя мне хотелось еще немного постоять и собраться с мыслями. За все время пути я упорно гнала от себя мысли о предстоящем разговоре. Но теперь-то тянуть больше нельзя, и я с ужасом поняла, что сказать греннам и их божеству-правителю мне просто нечего. Что мог пообещать им Фарн? И что я могу предложить взамен?
  Рыск, всю дорогу то забегавший далеко вперед, то возвращавшийся назад, чтобы поторопить нас, вдруг резко остановился, будто налетев на невидимую стену. Эльва прижала уши и зашипела. Гилион напряглась готовая в любую секунду спрыгнуть со спины Верной и кинуться в атаку. Я завертела головой, не понимая, что происходит. Рист перехватила у Лорина поводья Медка, неистово замотавшего головой. Почувствовав руку гилонн, олень мгновенно успокоился.
  Они появились будто ниоткуда. Возникли как призраки. Только что на этом месте были кусты и камни, и вдруг нас окружают несколько десятков враждебно настроенных греннов. Очень похожих на тех же гилионов, таких же черноволосых, только смуглых, а не бледных. И еще кое-что, отличало их от других народов. Брови греннов были ярко-рыжего цвета, как у охотничьих котов. Рыжеватые волоски не заканчивались возле висков, а продолжались до границы волос, где превращались в пару ярко-рыжих прядей.
  Некоторые из нападающих были вооружены луками, другие просто собственными когтями. Мечники из ллиннэх некудышние, наша четырехпалая ладонь просто не предназначена удерживать такое оружие как меч, а вот лук - совсем другое дело, в этом умельцев Ллинн-Хейма не мог превзойти никто.
  На концах стрел не было железных наконечников, но остро заточенное дерево слабо светилось. Уверена, эти стрелы пробили бы самый крепкий доспех. И их острия смотрели на нас.
  Невысокий паренек, стоящий в первых рядах, натянул тетиву сильнее. Вот-вот выстрелит. Почему-то я была уверена, что целью он выбрал Лорина.
  - Стойте! - крикнула я, бросая Мглу вперед, загораживая друзей своим телом. Вот сейчас у кого-то из греннов не выдержат нервы, вот сейчас запоют тетивы, и меня утыкают стрелами как подушечку для булавок. А тут еще Эльва ворчит совсем уж по звериному. Только бы гилион не соралась, иначе не выживет никто. Эльва способна справиться в одиночку с десятком греннов, но здесь их куда больше.
  - Что вам здесь надо?! - спросил паренек бархатным голосом.
  Он оказался женщиной. Коренастой, широкой в кости, с коротко остриженными волосами, но все же женщиной. Острие стрелы гренны теперь смотрело в землю. Хорошо. Нас хотя бы выслушают.
  Я глубоко вздохнула, собираясь с мыслями и беря себя в руки.
  - Ты, вероятно, знаешь кто я?
  Гренна кивнула, но моего титула не назвала, она считала, что я больше не являюсь королевой для ее народа.
  - Тогда ты, наверное, догадываешься зачем я здесь.
  - Догадываюсь, - оскалилась женщина. Я вздрогнула, не сразу сообразив, что она так улыбается. - Вы хотите убить Хранителя.
  Мои уши сами собой недоуменно встали торчком.
  - Зачем нам это?
  Но моя собеседница на вопрос не ответила.
  - Он мешает вам как бельмо на глазу! Расслабились за столько лет! Всю власть забрали! С вилийцами спелись! Продали им Ллинн-Хейм! - перст гренны обвиняющее указывал на Лорина.
  Да. Знакомые речи. Хорошо же Фарн здесь поработал.
  - Все это, конечно, хорошо. Но Хранителя не было в Ллинн-Хейме довольно долго, почему же мы решились продать Ллинн-Хейм только сейчас?
  - Это тебе лучше знать, вилийский выкормыш.
  Так. Похоже, с ней разговаривать бесполезно. Чтобы я не говорила, она переиначивает по-своему. Да и особого смысла не имеет.
  - Я хочу поговорить с Наэллом!
  Опущенные были луки вновь вернулись в исходную позицию. Лица греннов исказило такое бешенство, что стало понятно, еще миг и мы покойники.
  С криком раненного зверя моя собеседница спустила тетиву...
  Время будто замерло. Очень медленно, будто зависнув в воздухе, стрела летела мне в лоб. Но увернуться я не успевала, замедлившись вместе со временем. Эльва дернулась. Но гилион не успеет.
  И тут в воздухе пронеслось нечто, быстрее времени. Рыск сбил стрелу лапой. Тут же время вернулось к привычному течению. Кот приземлился, крутнулся волчком, одним прыжком оказался рядом с женщиной и отнял у нее лук, закинув далеко в сторону, потом привстал на задних лапах, заглядывая ей в глаза. Гренна вздрогнула. Но тут же покачала головой. Рыск, разочарованно рыкнув, опустился на четыре лапы.
  - Чей это кот? - спросила женщина у своих спутников. - Я раньше не видела его в долине.
  - Мой, - ответила я.
  Брови гренны удивленно вскинулись, она поглаживала млеющего Рыска за ушами.
  - Твой? Откуда он у тебя? Мы не продаем и не отдаем котят никому.
  - Нашла в лесу. Он был уже взрослый. На него во время бури упало дерево и перебило спину. Я вылечила его, и кот решил остаться со мной.
  - Какой негодяй мог бросить своего зверя умирать?
  Я пожала плечами, удивляясь, как быстро меняется настроение у греннов.
  - Меня зовут Рид, - сказала женщина. - Я верховная жрица Наэлла, так что можете говорить со мной.
  Что это? Неужели нам разрешают вести переговоры!
  - А почему не с самим Наэллом?
  Лицо Рид тут же превратилось в оскаленную маску. Рыск боднул ее головой в бедро.
  - С Наэллом никто не может говорить уже последние пятьдесят лет, - жрица медленно расслабилась.
  - Почему? - удивилась я. - Он не откликается на ваши молитвы?
  На этот раз вспышки бешенства не последовало, хотя, чувствуется, я ходила по самому острию.
  - Наэлл не может ответить на наши молитвы. А почему? Неплохо бы спросить у Пресветлого короля. Не нынешнего. Того, что был перед ним.
  Так, похоже, до конца удовлетворить любопытство мне не удастся. Рид замкнулась в себе. Судя по тому, какое удивление на лицах Рист и Эльвы, они ни о чем таком не слышали.
  - Так о чем ты хочешь поговорить, Аанэй Тэйн? - в голосе женщины только печаль, она даже назвала мой титул, то есть признала мою власть над собой.
  - Почему вы вышли из-под длани Пресветлого короля?
  - Я тебе уже все объяснила.
  - Но никто не собирается продавать Ллинн-Хейм. Да и зачем наша страна вилийцам? Они же здесь просто не выживут?
  - Зачем? Чтобы нас уничтожить! Так, как они уничтожили кейев, когда те были ослаблены войной с дарийцами. Они нас ненавидят!
  - Не все! - воскликнул Лорин.
  - Да и кейи оказались вовсе не уничтоженными, - я улыбнулась. - Они просто таились в своем лесу, не показываясь никому на глаза.
  На лице Рид отразилось изумление.
  - Этого не может быть!
  - Я сама их видела. Разговаривала с их Хранителем.
  Жрица насупилась.
  - Вот видишь, их защищает Хранитель!
  Я поняла ее намек. Гренны считают, что под защитой Хранителя они неуязвимы.
  - Но Фарн не Хранитель, он самозванец.
  - Ты лжешь, - тихо сказала гренна.
  - Я не лгу. Он обманом завладел ожерельем Хранителя, украл его и сбежал, как трус.
  - Ты лжешь!
  - Это Хранитель ведь сбежал уже один раз, когда Ллинн-Хейму требовалась его поддержка. Бросил свой народ в беде!
  - Его похитили!
  - Кто же сумел похитить Хранителя? - мне наш разговор очень не нравился. Не смотря ни на что, не хотелось поливать Фарна грязью, хотелось даже сказать что-то в его защиту, согласиться с Рид. Но это будет провалом. Сейчас не время для чувств.
  - Это все проклятые вилийцы!
  - Рид, поумерь свою ярость, подумай о чем ты говоришь. Он - Хранитель!
  - Даже Хранителя можно заманить в ловушку. Обмануть.
  - Ладно. Давай закончим эти пустые препирательства. Совет магов и Пресветлый король не признали в Фарне Хранителя. Что он пообещал вам взамен на преданность?
  Рид повесила голову. И тут мне стало понятно, что все слова в защиту Хранителя были сказаны от безысходности. Ей тоже не нравился объявившийся неизвестно откуда Хранитель, но он сумел поставить условия, от которых гренны не смогли отказаться.
  - Он пообещал вернуть Наэлла.
  - Что? - я вскинула уши. - Разве он пропал?
  - А почему ты думаешь мы не проводили вас на его суд? Это все из-за проклятия Пресветлого короля.
  Тут вдруг Рыск отлучился от Рид, рядом с которой так и сидел весь разговор, и начал прыгать вокруг Мглы, нервируя волчицу. Кот явно старался привлечь мое внимание.
  - Что? - я никак не могла понять, чего он хочет. Кот пытался заглянуть в глаза, мяукал, вцепился когтями мне в рукав и чуть на стащил на землю. - Тише! - я щелкнула его по носу.
  Рыск обиженно фыркнул и растянулся на траве.
  - В чем же состояло проклятие?
  - Не знаю, но после него Наэлл пропал. Мы много лет посвятили поискам, но так и не сумели его отыскать. А потом Пресветлый король, узнав, запретил нам искать. Он сказал, что Наэлл провинился перед народом Ллинн-Хейма. Но в чем его вина, не сказал.
  - И ты веришь, что Фарн сможет вернуть Двуликого?
  - Он - Хранитель!
  - Он - самозванец! А если я смогу вернуть ваше божество?
  Рид вздохнула.
  - Мы отвернемся от Хранителя, примем любое наказание за предательство и вернемся под длань Пресветлого короля.
  - А мэли и сарино?
  - Я не отвечаю за чужие народы.
  - А где мы можем найти Фарна? - попыталась узнать я.
  Гренны молча развернулись и пошли в город. Рыск сорвался с места и кинулся вдогонку, но, сделав несколько скачков, остановился и побрел обратно, повесив голову.
  - Можем мы хотя бы переночевать у вас? - крикнула вдогонку им Рист. - Солнце скоро сядет, - добавила она тише.
  Никто даже не обернулся.
  - Что ж, - Лорин усмехнулся. - Похоже, в гостеприимстве нам отказано.
  - Не расстраивайся. Чудесненько и в лесу поспим, - Рист натянула на себя края Лоринова плаща и тщательно им укуталась.
  - Меня беспокоит одно - где искать этого самого Двуликого?
  - Может Пресветлый король знает за что его предшественник проклял Наэлла? Эльва, ты слышала что-нибудь об это при дворе.
  Гилион на вопрос Рист покачала головой.
  Мы медленно ехали в гору. Солнце уже коснулось мохнатым краем изломанного горизонта, нужно было подумать о том, где устроиться на ночлег. Почему-то вблизи от города греннов этого делать очень не хотелось.
  - Может за это время он вообще умер? - возмутилась я необходимости искать пропавшее божество.
  - Нет, - покачала головой Рист. Кому же разбираться в этом, как не ей. - Не мог он умереть. Тогда гренны почувствовали бы это и спокойно выбрали себе нового Двуликого.
  - Кого найти проще, Фарна или Наэлла, которого никто уже пятьдесят лет найти не может?! - мне никто не ответил. - Надо попробовать съездить к мэли, вдруг они окажутся сговорчивее.
  - Что-то я сомневаюсь, что нам удастся договориться с этими затворниками. Они и обычно-то не горят желанием общаться, а теперь их, наверняка, не выманишь с горных пастбищ...
  Впереди, заставив Рист замолчать, всколыхнулась какая-то темная тень. Рыск осел на задние лапы, резко останавливаясь. Мгла чуть с ним не столкнулась.
  Тень выросла в несколько раз и зарычала, увеличивая громкость. Через миг у нас заложило уши.
  - Разбегаемся! - вскрикнула Эльва.
  Я послушно развернула Мглу, готовясь улепетывать куда глаза глядят. Волчица была со мной совершенно согласна. А вот Медок от вида приближающегося чудовища просто потерял голову. Олень сначала замер, потом сделав несколько судорожных скачков на месте, взбрыкнул. Лорин и Рист слетели с его спины, как осенние листья. Усидеть на норовистом олене, совсем не то же самое, что на норовистой лошади.
  Эльва выругалась, останавливая свою волчицу.
  Упавшие только начали слабо шевелиться. Хоть бы не сломали себе ничего. А на них перло огромное, почти в два человеческих роста мохнатое существо. Оно пыхтело, рычало и скалилось, размахивая длинными когтистыми лапами. Зеленые глаза горели - чудовище отлично видело в темноте.
  До Лорина и Рист оставалось всего несколько шагов. Я безуспешно пыталась призвать свою смертоносную силу, но у меня отчего-то ничего не получалось.
  Уверенное в своей силе существо замахнулось на привставшего Лорина. И тут между вилийцем и монстром возникла невысокая гибкая фигурка. Гилион грозно зарычала. Существо опешило, прижав лопоушистые уши с кисточками, - кто осмелился бросить ему вызов. Оно замахнулось, решив снести непредвиденное препятствие одним ударом. Эльва вцепилась когтями ему в лапу, потом неуловимым движением запрыгнула на плечо, перескочила на спину. Ядовитые зубы гилион впились в ухо. Монстр замахал лапами, пытаясь достать юркого обидчика. А Эльва прыгала по нему туда-сюда, рвала когтями, кусала, била в болезные точки. Похоже, недаром гилионов называют лучшими воинами Ллинн-Хейма. К девушке присоединился Рыск, отвлекая на себя внимание существа.
  Я перестала следить за ходом битвы, поняв, что там справятся и без моего пристального внимания, и кинулась к пострадавшим друзьям. С Лорином было все в порядке. Брат отделался только несколькими синяками. Рист сидела на земле и трясла головой. Я провела рукой по ее затылку. Похоже, удар был довольно сильным.
  - Как ты?
  - Теперь нормально.
  - Кто это? Что за тварь? Никогда таких не видела, - говорить приходилось громко, шум драки заглушал голоса.
  - Это и есть мэли, к которым ты хотела ехать. Думаю, теперь поездка в горы отменяется.
  - Почему? - удивилась я.
  - Не знаю, что наговорил им Фарн, но при виде нас этот бедолага впал в бешенство.
  - Скорее всего тоже самое, что и этим, рыжебровым, - Лорин кивнул в сторону города греннов. - Зря я напросился с тобой, я тебе только все порчу, - брат повесил голову.
  - Не расстраивайся. Ты не виноват в том, что этот Хранитель-самозванец ненормальный.
  В этот миг мэли, на которого наконец-то подействовал яд гилион, взревел в последний раз и обрушился на землю, чуть не придавив собой Рыска.
  - Все! - Эльва, встряхнувшись как кошка, спрыгнула со спины великана.
  - Молодец! Чтобы мы без тебя делали!?
  - Пропали бы, - скромно сказала гилион.
  Рыск оставил в покое поверженного великана и порскнул куда-то в сторону. Через мгновение кот появился, волоча в поводу Медка. Оказывается строптивый олень, расставшись с седоками, и не подумал убегать далеко, бродя в окрестных кустах.
  - Бррр, - поежился брат, глядя на своего скакуна. - Ни за что больше на него не сяду.
  - А как же ты поедешь? - удивилась Рист.
  - Я уж лучше пешком пойду!
  Я оставила их и подошла к мэли. Великан не шевелился.
  - Ты его убила? - спросила я у Эльвы.
  - Зачем? - пожала плечами гилион. - Он просто парализован. Он же ни в чем не виноват. Очнется, одумается, будет раскаиваться.
  И тут наш разговор прервал страшный грохот, земля задрожала. Непроизвольно мы присели, потом одновременно обратились к источнику звука. В просвете между деревьями было все прекрасно видно.
  Башня в центре города греннов начала проседать. Из-под ее основания вверх ударили струи кипящей воды. В разноцветном свете фонариков на деревьях-домах зрелище было сказочно красивое. Ветер донес до нас крики боли и ужаса. Сердце сжалось. Ведь гренны не владеют стихийной магией! Это же удел туповатых вилийских магов с их классической магией и подчинением стихий.
  Рыск заметался вокруг поверженного великана, вокруг нас, несколько раз беспокойно заглянул мне в глаза, а потом кинулся туда, где сейчас царила смерть.
  - Синни! Не спи! - Лорин уже сидел на спине Медка, забыв свое обещание, и олень, словно почувствовав, что сейчас не время выкидывать фортели, безукоризненно подчинялся седоку.
  Я не заставила себя долго уговаривать и, подозвав Мглу, последовала за ним. Эльва присмотрит за Рист.
  Казалось, мы движемся ужасно медленно. Черная спина Рыска впереди все уменьшалась и уменьшалась. Но вот мы вылетели на улицы города. Вода била не только из-под башни, все пространство долины прорезали сотни крошечных фонтанчиков, и их становилось все больше.
  - Лорин! - я повернулась к брату. - Ведь твоей любимой стихией всегда была вода!
  - Я попробую остановить это, но нужно попасть туда, в центр!
  Мимо нас проносились обезумевшие жители, у кого-то на коже краснели ожоги, кто-то кого-то нес.
  - Вперед! - я подтолкнула пятками трусливо поджимавшую уши Мглу.
  Волчица зарычала. Я подумала, что она меня сейчас скинет. Но нет, моя верная подруга храбро прыгнула вперед. Медок, вдохновленный ее примером, последовал за нами.
  Мгла ловко уворачивалась от фонтанчиков. Листва на деревьях-домах, мимо которых мы проносились, стремительно жухла. Темнело, потому что цветы-фонарики опадали. В воздухе носились вопящие, ничего не понимающие домашние и дикие птицы, чьим обиталищем были деревья-дома.
  Вдруг путь нам преградило небольшое, но видимо довольно глубокое, горячее озеро, в его середине плавал круглым боком кверху вывороченный с корнями дом-дерево. На его шероховатой коре висел Рыск, пытаясь ухватить когтями кого-то за руку. Гренн, наверняка, был уже давно мертв, потому что в воде такой температуры не могло бы выжить ни одно живое существо.
  - Рыск! Это бесполезно! Он мертв! - крикнула я ему, будто он мог меня понять. Но, к моему удивлению, кот оставил свою затею, и смоляной каплей мелькнув в воздухе, приземлился рядом с нами.
  - Нужно искать обход. Теперь путь к башне займет гораздо больше времени! - приходилось кричать - все заглушал звук неистовствующей воды.
  Поверхность озерка забурлила, нас окропило горячими брызгами от нового, набирающего силу фонтана.
  Рыск заворчал, потом потянул меня за подол юбки.
  - Ты знаешь куда идти?
  Кот закивал совсем по-человечески. Что ж, поверим, в конце концов, это его бывший дом.
  Почти у самых останков башни мы наткнулись на тех греннов, что уйти не пожелали. Во главе со жрицей Рид, гренны пытались остановить воду, но все их старания пропадали втуне, только вокруг мстительно разбрызгивая колючие капли выстреливали в воздух все новые и новые фонтанчики.
  Рид обернула к нам злое, покрасневшее лицо. Зеленые глаза почти почернели от отчаяния.
  - Пришли позлорадствовать! - губы женщины исказила кривая усмешка.
  - Мы пришли помочь, - холодно сказал Лорин.
  Рид одном прыжком оказалась рядом с братом, замахиваясь на него когтистой рукой, но Рыск был быстрее. Кот сбил нападающую лапами в воздухе, с рыком придавил к земле. Показалось мне или нет, но в его рыке послышались почти человеческие слова. Жрица затихла, расширенными глазами глядя на кота. Похоже, с ее стороны возражений больше не будет.
  - Ну, - я повернулась к Лорину. - Командуй!
  - Разойдитесь все!
  Гренны недружелюбно смотрели на вилийца. Я злобно зарычала, стараясь копировать Рыска, похоже, здесь понимают только такой язык.
  Ллиннэх неохотно расступились.
  Лорин подошел к новорожденному озеру, сел на землю, скрестив ноги, и опустил руки в воду. Лицо брата болезненно сморщилось, но он уже шептал заклинание призыва стихийных духов. Я тихо подошла сзади и положила руки ему на плечи, делясь силой и попутно заживляя ожоги.
  Сначала ничего не происходило. Зрители сзади начали недовольно ворчать. А потом прямо перед нами вода начала вскипать и подниматься вверх. Я сначала подумала, что это еще один фонтан, но жидкость приобрела очертания, схожие с человеческими. Водяной великан застыл напротив нас.
  Брат нахмурился. Его губы бесшумно шевелились, он пытался уговорить стихийного духа утихомириться. Ответом были еще несколько высоких фонтанов, выросших неподалеку.
  Лорин вытащил одну руку из воды и сердито шлепнул по поверхности. Стихийный дух боязливо сжался, по его телу пошли слабые колебания. Фонтаны, выстрелив напоследок каскадами брызг, опали.
  Рид вскрикнула за моей спиной.
  Не прекращая помешивать воду руками, Лорин сказал мне:
  - Здесь замешана не только водная стихия, но и огненная. Мне одному не справиться, придется тебе присоединиться.
  Я тяжело вздохнула, потом села рядом с братом, но руки в воду опускать не стала, выставив их перед собой.
  Огонь мне всегда подчинялся довольно легко, куда легче, чем Вода и Земля, там что не успела я как следует сосредоточиться, как над водяным великаном завис огненный шар. Он висел неподвижно, только время от времени в разные стороны выстреливали языки пламени, соприкасаясь с телом водяного духа, они шипели и гасли.
  Почувствовав рядом присутствие извечного недруга, духи чуть не вышли из-под контроля. Пришлось напрячь все силы, чтобы удержать их от драки.
  - Смотри не на них, смотри глубже, - голос Лорина стал почти неузнаваем, брат погрузился в магический транс. Мне ничего не осталось, кроме как последовать за ним. - Они связаны между собой...
  С трудом удержавшись от того, чтобы соскользнуть в Элхоор, я взглянула на духа магическим зрением. Сначала я решила, что Лорин ошибается. Что могло связать две противоположные стихии? Но, погрузившись на несколько уровней ниже, заметила, что энергетические нити духов переплетены. Какой маг мог додуматься до такого? Или это природное явление? Осталось только распутать этот клубок, и долина будет спасена.
  Лорин тянул за голубоватые нити, я - за красные. Несмотря на глубокий транс, я чувствовала, как содрогается земля под ногами. Духи ревели. Гренны, испуганные происходящим, разбегались кто куда. Кажется, осталась только Рид.
  Наконец последняя из нитей обрела свободу. В тот же миг грохот еще более ужасный сотряс землю. Одна из вершин далеких гор, подпрыгнула в зареве алого пламени. И огонь все никак не гас, увенчав вершину горы короной.
  - Что это? - я кое-как докричалась до Лорина.
  - По-моему, это вулкан! Я читал, что эти огнедышащие горы могут спать помногу лет, а потом проснуться ни с того, ни с сего.
  Шум понемногу спадал, превращаясь в глухой рокот где-то на границе слуха.
  - Смотри! - Лорин указал на озеро. Вода медленно убывала, уходила в землю. Ее поверхность больше не парила, она остывала. Все фонтаны в городе исчезли, оставив после себя только лужи, разрушения и грязь.
  Мы с братом одновременно проверили стихии, потом переглянулись и повернулись к жалко сжавшейся Рид.
  - Все, теперь здесь не опасно.
  Жрица волком посмотрела на вилийца. Так. Ясно. Благодарности от нее не дождешься.
  - Убийцы! - прошипела гренна. Остальные жители города, не успевшие далеко убежать, возвращались, ободренные затишьем. - Из-за вас столькие погибли!
  Лорин захлопал глазами, непонимающе глядя на женщину.
  - Но мы спешили как могли! Все-таки все случилось очень быстро. Будь мы в городе, разрушений и погибших было бы куда меньше, но вы сами не разрешили нам остаться.
  Рид приблизила лицо, ставшее маской бешенства, к лицу вилийца. Брат непроизвольно отпрянул.
  - Мы отказались вам помогать, и вы в ответ решили устроить это!
  Я вскинула уши. Стихии и духи! Она что, хочет обвинить нас в происходящем?
  - Я видела вашу силу! Попробуйте только отрицать, что это не вы решили затопить долину, а потом явиться под видом спасителей! Так вот! У вас ничего не выйдет!
  Мимо моего виска просвистел камень. Остальные гренны, воодушевленные примером родича, тоже вооружались метательными снарядами, а их вокруг было предостаточно.
  Они что, всерьез? Всерьез решили, что это мы виноваты?
  - Но... - договорить мне не дал град камней.
  Маг может остановить летящий в него камень, может повернуть его обратно. Но не тогда, когда камней так много. Мне приходилось так же прикрывать Рыска, Мглу и Медка. Умница волчица все это время держала оленя за повод, не давая ему сбежать. Лорин тоже не бездействовал, он даже решил применить какое-то заклинание.
  Но медленно и верно, вслед за отступающей водой, мы двигались к остову черной башни. Грязь хлюпала под ногами, в некоторых местах я проваливалась чуть ли не по колено. А кое-где эта жижа еще не до конца остыла.
  - Нужно убираться отсюда! - крикнула я Лорину.
  Брат кивнул.
  Некоторые особенно расторопные и сообразительные гренны тащили луки. Вот сейчас-то с нами разделаются.
  Вдруг Медок заартачился, отказавшись идти за Мглой. Олень прыгал на месте, выворачивал шею, стараясь вырвать поводья из зубов волчицы, чуть не затоптал Рыска. Мы были уже у самого подножия башни, еще немного и сможем укрыться за ее стенами.
  И в этот миг остатки башни начали проваливаться. Черные камни будто тонули в грязи, утягивая за нас за собой.
  Лорин закричал что-то, вздымая руки над головой. Но что, я понять не смогла, отвлекшись, я ослабила защиту, за что тут же поплатилась - первый же пропущенный камень ударил меня в голову.
  
  
  Глава 8.
  ПОД ЗЕМЛЕЙ
  
  Кто-то настойчиво тыкал мне в лицо холодным, протирал щеки чем-то ужасно шершавым. И откуда это так отвратительно пахнет?!
  Я попробовала отмахнуться от назойливого внимания и не смогла, руки были чем-то крепко прижаты к телу. Что случилось? Опрометчиво тряхнув головой, я вскрикнула - висок пронзила резкая боль.
  В лицо мне выдохнули горячий воздух. Щеки что-то пощекотало, и я была награждена еще одним шершавым прикосновением.
  - Рыск! Это ты что ли?
  Судя по донесшемуся до моего слуха довольному мырканью, я угадала.
  Кот принялся тереться вокруг, залепляя мне лицо шерстью, копаться.
  - Рыск, что происходит?
  Он на вопрос не ответил, только начал сильнее шебуршиться.
  Я открыла глаза. Чем же он занимается и где я вообще? Темно. Да так, что разницы между закрытыми и открытыми глазами я не почувствовала. И еще непонятно, я связана что ли? Почему я могу шевелить только головой? И где Лорин и девчонки?
  И тут воспоминания вернулись.
  Рыск отпрянул от моего дикого крика. Я задергалась, стараясь вырваться. Кот быстро понял, чего я хочу, и принялся копать с удвоенной скоростью.
  Как только руки оказались на свободе, я принялась помогать Рыску, а потом ухватила кота за ошейник, и он вытащил меня из земли. Кажется, мы находились с небольшом пустом пространстве, под какой-то из стен башни, она-то и спасла нас от полного засыпания.
  Выжили ли Лорин с Мглой?
  Страшась узнать правду, я прилегла рядом с Рыском и нырнула в Элхоор. Так я смогу отыскать брата быстрее всего.
  И мир теней не замедлил явиться на зов. Сделал непроницаемую тьму серой, а кое-где и расцветил радугой. Кот рядом со мной показался чем-то огромным и немного страшным. Теряя капельки радуги с пальцев, я погладила его по голове. Сияющие янтарные глаза успокоено сомкнулись, по просторам Элхоора разнеслось громоподобное мурлыканье.
  А это что такое? Я оставила кота и прикоснулась к одной из стен. Прослойка земли оказалась там вовсе невелика, всего в один человеческий рост. За несколько часов мы с Рыском пророем здесь хорошую норку и окажемся... В Элхооре земля оказалась не плотнее воды, я с легкостью скользнула сквозь нее и... оказалась в широком коридоре. Это его потолок, а вовсе и не стена башни спас нас.
  Бархатисто светящийся серым светом туннель уходил куда-то во тьму. Он был полузасыпан, но проползти можно. Сейчас же для меня препятствий и вовсе не существовало. Легко пройдя сквозь кучи земли, я выбралась на свободное пространство.
  Странно, ничего не слышала ни о каких туннелях под Ллинн-Хеймом. Впрочем, как оказалось, я много о чем не слышала. Хотя в любом жилом холме всегда были туннели, чем же этот хуже.
  Я двинулась вперед, пытаясь нащупать Лорина. Может надо было идти в другую сторону? Туда где сплошной слой земли? Но там я навряд ли найду кого-то живого. Уж лучше здесь поищу. Я не сразу обратила внимание, что стены украшают какие-то смутные изображения. При пристальном внимании картинки начали темнеть и принимать все более четкие очертания, а потом и зашевелились.
  Вот какая-то темная женщина, с черными волосами, черными глазами, очень бледной кожей и большими черными крыльями. Судя по четырехпалым рукам и большим ушам с кисточками, это ллиннэх. Но я никогда не слышала о крылатых ллиннэх. А вот мужчина. Он - противоположность женщины - ярок и разноцветен. У него темно-рыжие волосы и на них играет радуга, такая же, как на крыльях. Они разные, очень разные. И все же я поняла, что они - одно целое.
  И еще ллиннэх. В этих я без труда узнала гилионов. Эти ничуть не отличались от моих знакомых.
  А вот и гренн! Тоненькая рыжебровая девушка восседает на спине мчащегося куда-то огромного черного кота.
  Гилонны, мужчина и женщина, прижались друг к другу, переплели хвосты, у него в руках дудочка, у нее - цветок.
  Великаны-мэли. Здесь они выглядят как огромные, но добродушные комки шерсти. Симпатичные.
  Морские ллиннэх. Сегьё. Парочка резвится в волнах.
  А этих я ни разу не видела. Неправдоподобно тоненькие, с золотистой кожей и огромными янтарными глазами.
  Дальше я не пошла - там виднелся конец туннеля - сплошная стена. Ясно, что там я Лорина не найду.
  Вдруг на стене проступила волчья морда. Я решила, что она часть рисунка. Но нет. Волчица выбралась из стены и с радостным визгом бросилась ко мне.
  - Мгла!
  Моя девочка запрыгала вокруг, припадая на передние лапы, улыбаясь во всю пасть. Стараясь не расплакаться, я обняла Мглу.
  - Жива!
  И тут же пришло страшное осознание. Волчица пришла одна, брата я совсем не чувствую! Или их засыпало по отдельности, или же...
  Или же Лорин погиб. Но хотя почему я решила, что брата и волчицу должно засыпать вместе, как нас с Рыском?
  - Покажи. Покажи где мне тебя искать.
  Мгла послушно рванула сквозь стену.
  - Э нет. Вернись. Так я не найду потом дороги. Давай-ка искать более проходимые пути.
  Волчица послушно вернулась и завертелась на месте, похоже, не знала как добраться до собственного тела, оставленного без присмотра. Мне стало страшно. А если мы так и не сумеем выбраться из-под земли? Я сосредоточилась и попробовала докричаться до Рист, Эльвы, Лорина. Зов вверх не шел, разносясь в стороны.. Мне тоже не удалось взлететь выше потолка туннеля. Странно. Стены проходимы, а потолок нет. Ладно. Девчонки не могут меня услышать, а Лорин! Хоть что-то он должен же был почувствовать, хоть как-то отозваться! Я же сама учила его ходить по Элхоору!
  И сама же снабдила его защитным амулетом!
  Пока я придавалась самобичеванию, Мгла умудрилась найти еще один ход. Разглядывая рисунки на стенах, я упустила его из виду, а может он сам маскировался от моего внимания. Этот был не так широк и высок, как тупиковый, к тому же его свод частично обвалился, но все же при желании проползти можно даже в телесном обличии. Следуя за Мглой, я нашла еще несколько ходов. Да, похоже, здесь целая система подземных коридоров. Интересно все-таки кто их вырыл и зачем?
  Волчица остановилась и начала подпрыгивать на одном месте, а потом исчезла. Она вышла из Элхоора. Значит здесь и находится ее тело. Запомним место. Осталось только придти сюда в реальном мире. Я развернулась и поспешила к Рыску.
  Кот, похоже, только и ждал того, когда я открою глаза, чтобы подвергнуть мое лицо тщательному вылизыванию.
  - Фу, Рыск! Где ты нахватался таких собачьих привычек?!
  Он обиделся и даже некоторое время сидел неподвижно, никак себя не проявляя, пока я ощупывала земляные стенки в поисках той, что вела в коридор с рисунками. Ну вот, кажется, нашла. Только теперь затея вовсе не казалась простой в исполнении - земля была плотно слежавшейся, с примесью глины, да еще и довольно сырая. Я поискала вокруг хоть что-нибудь, чем можно копать, но так ничего и не обнаружила. Вспомнила о пряжке пояса. Конечно не великая лопата, но хотя бы не ногтями.
  Рыск довольно долго слушал мое пыхтение и, наконец, не выдержал. С коротким мявом кот отпихнул меня в сторону и принялся рыть. Получалось у него, надо признать, замечательно - комья так и летели мне в лицо. Я помогала как могла, отпихивая в стороны кучи рыхлой земли.
  Копал кот долго. Несколько раз мне приходилось подлечивать ему лапы, пораненные острыми камешками, прячущимися в земле. Несколько раз он отдыхал, и тогда я пыталась внести свою жалкую лепту в путь к свободе. Как хорошо, что Рыск оказался вместе со мной, без его помощи я бы никогда отсюда не выбралась. Когда кот в очередной раз протискивался мимо меня, я, вложив в жест всю нежность и благодарность, провела рукой по пушистой шкуре. Рыск в ответ боднул меня лбом в плечо и вновь принялся рыть.
  В какой-то момент звук стал иным. Я сунулась к коту, и тут он развернулся и, ухватив меня когтями за одежду, куда-то поволок.
  - Стой! Хватит меня тащить! Остановись!
  Собрав мной всю землю в туннеле, Рыск послушался.
  - Так. Где-то здесь был ход, - в полной темноте я ползала, наощупь ища ответвление коридора, а для того, чтобы приободрить себя, разговаривала с котом. Призвать духа Огня, чтобы хоть как-то осветить окружающее пространство, я не могла, и не скоро еще смогу. Распутывание энергетических нитей и управление духом надолго лишило меня благосклонности стихии Огня. Можно было призвать землю. Но к чему это приведет здесь? Где все и так держится на волоске? Не к новой ли катастрофе, вместо спасения.
  Рука провалилась в пустоту.
  - Рыск, идем! Рыск где ты?
  Пальцы, вытянутые вперед, наткнулись на усатую морду.
  - Ты давно его нашел! И чего же молчишь?
  Кот негромко фыркнул, будто захихикал.
  - Ух, морда! - я отвесила вредному зверю подзатыльник. - Веди к Мгле!
  Путь, свободный и легкий в Элхооре, оказался в реальности вовсе не таким. Пару раз нам пришлось раскапывать завалы. Но вот вроде бы коридор стал посвободнее...
  Я прислушалась, расправив уши на всю величину. Послышалось мне или нет?
  - Слышал?
  Кот не ответил, только ткнулся холодным мокрым носом мне в подбородок.
  - Лорин! Мгла! - закричала я. Вопль многоголосым эхом отразился от стен, чуть не оглушив. Как в таком узеньком коридорчике возможно такое эхо?
  В ответ до нас донесся волчий плачь. Рыск сорвался с места, оставив меня догонять.
  Мглу зажало между двумя камнями, кажется, у нее были перебиты обе задние лапы, сломано несколько ребер, были и раны. Все это не страшно! Я смогу вылечить волчицу за несколько минут, но как вытащить ее из-под завала. Это ведь камни, а не земля. Рыск лизал морду своей воспитанницы. Я еще раз ощупала все вокруг волчицы и наткнулась на какое-то куски кожи. Кажется это седло. А это моя сумка, я сунула в нее руку и выудила фонарик. Волшебный светильник уцелел. Стоило только постучать им о твердую поверхность, как все вокруг озарил слегка мерцающий белый свет.
  Обломок из башенной стены так глубоко ушел в землю, что полностью разрушил коридор в этом месте. Уцелела только одна стена. И вот как раз между этой стеной и обломком попала Мгла. Будь обломок более ровным и не препятствуй ему земля, он раздавил бы волчицу в лепешку, но и сейчас натворил немало. Не знаю, как бедняга держалась до нашего прихода, но сейчас, похоже, последние силы ее оставили. А если и Лорин так же где-то...
  Если не убрать камни, то не только Мглу не спасти, но и дальше не пойти. Я села, успокаивая дыхание. Придется делать то, что я делать боюсь. Без помощи духа Земли не обойтись.
  Рыск поднял голову и насторожил уши с кисточками, когда в глубине камня что-то заворочалось и заворчало. Фонарик замерцал и почти угас.
  Дух Земли отзывался неохотно. Он сейчас был рассержен противоборством Огня и Воды, к тому же был в своем праве и на своей территории. Но все же камень зашевелился. Мгла задергалась и заскулила. Пришлось отвлечься. Я положила руку волчице на голову, подлечивая и успокаивая.
  Каверзный дух тут же воспользовался моментом слабости. С потолка посыпались камни. Все вокруг зашаталось, заревело. И вдруг обломок башенной стены просел куда-то вниз, освобождая не только Мглу и проход, но и еще несколько ярусов коридоров, потолки и полы которых он проломил, падая вниз. Но вот все успокоилось, грохот затих. Я заглянула в темную дыру, где-то там журчала вода.
  - Ну, тише, тише, - радужное сияние касалось ран. И вот Мгла перестала плакать, а потом встала и отряхнулась. В нас с Рыском полетели комочки земли и пыль. Кот расчихался.
  - Ну что, моя хорошая. Как? - волчица благодарно лизнула меня в лицо. - Осталось только найти Лорина. И выход отсюда...
  Перебраться через пролом было довольно проблематично. Пришлось тратить расположение еще одной стихии - Воздуха. И полностью. Потому что Воздух под землей почти не властен.
  Коридор дальше оказался на удивление чист, видимо, тот самый злополучный обломок преградил путь массам земли.
  Мгла тут же помчалась вперед на разведку. Я ей не препятствовала, вдруг она сможет найти Лорина. Рыск, напротив, не отходил от меня ни на шаг, тщательно прислушивался и принюхивался.
  Шли мы довольно долго. У меня даже заболели ноги, и я подумывала о том, не присесть ли отдохнуть, как вдруг впереди раздался заполошный, но, кажется, радостный визг волчицы, а потом и человеческий голос.
  - Лорин! - вся усталость мигом прошла.
  Он оказался цел и невредим!
  - Синни! - брат поймал меня в охапку и закружил.
  - Как я рада, что ты жив!
  - Синни, не плачь! С тобой все хорошо? Ты не ранена?
  - Все в порядке, - всхлипывая, я посмотрела на чумазое лицо брата. - Как ты здесь оказался?
  - Не знаю. Я, кажется, ударился головой. Помню только, что все старался держать защиту. Очнулся в этом коридоре. С той стороны, откуда вы пришли был тупик. Я все ощупал, не нашел ни малейшей лазейки, поэтому отправился в эту сторону. Думал найти тебя. А ты! Как тебе удалось выжить?
  Я в нескольких словах пересказала брату собственные злоключения.
  - А Медок? Не знаешь что с ним случилось?
  - Не знаю! - брат сморщился. - Если этот зверь сгинул, туда ему и дорога. Как будем выбираться?
  - Не знаю, - усталость навалилась с новой силой. - Пойдем по коридору. Может придем куда-нибудь. А если нет, то вернемся и попробуем по какому-нибудь из тех коридоров, что внизу.
  - Синни! Да на тебе лица нет.
  - Совсем? Куда же оно делось?
  - Пропало. Стащил, наверное, кто-нибудь. Давай присядем. Где-то у меня тут... - Лорин пошарил по поясу и отцепил небольшую серебряную флягу. - О! Вот. Выпей.
  - Что это? - В нос ударил резкий запах.
  - Вино. Оно, правда, очень крепкое.
  - Нет, Лиин, спасибо. Я хочу иметь свежую голову. Давай лучше просто посидим.
  Мы устроились у стены. Звери легли рядом.
  - Только недолго. Нужно искать выход. А то ни воды, ни еды у нас нет.
  - Синни, а ты знаешь что-нибудь об это месте?
  - Нет. Ничего.
  - Но ты же Темная королева Ллинн-Хейма.
  - У Ллинн-Хейма очень необразованная королева, - больше всего сейчас мне хотелось закрыть глаза и уснуть. Я пристроила голову Лорину на плечо.
  - Значит, мы можем блуждать здесь бесконечно и так и не найти выхода.
  Я кивнула, поерзав щекой по рубашке брата, чистоты это ей не добавило.
  - А ты не пробовала подать весточку о нас?
  - Пробовала. Но здесь из Элхоора нет выхода на поверхность. Наверное, потому что его нет в реальном мире.
  - Ну ладно! - сказал Лорин преувеличенно бодрым голосом и хлопнул себя по коленям. - Отдохнули и ладно. Нужно искать выход. Ничего! Выберемся как-нибудь!
  - Лорин. А ты не пробовал послать вестника.
  Брат помрачнел.
  - Пробовал. Но вестник не может найти выход отсюда и все время возвращается.
  Это было самым неприятным известием. Если уж вестник не смог найти выход из этих подземелий...
  
  Не знаю, сколько времени мы плелись по бесконечному, однообразному коридору, как вдруг он, в качестве сюрприза, порадовал нас развилкой.
  Лорин озадаченно почесал в затылке.
  - И что будем делать?
  Я устало прислонилась к стене.
  - Ты мужчина. Тебе и выбирать.
  - Ага! Чтобы потом на меня все шишки свалить, что я неправильно выбрал?
  - А ты как хотел?
  Пока мы спорили, зверюшки дружно выбрали правый коридор. Почему бы не довериться братьям нашим меньшим? Потом и шишки на них свалить можно.
  Через некоторое время, мне захотелось отсыпать этих самых шишек, потому что пол туннеля начал довольно резко понижаться. Я укоризненно посмотрела Мгле в глаза. Волчица в ответ прижала ушки и сделала умильную мордашку. Они что в самые земные недра решили нас заманить?
  Пока я разбиралась со своим зверинцем, Лорин напряженно прислушивался.
  - Синни.
  - Что?
  - Ты пить хочешь?
  - Не напоминай о грустном. Все равно я твою отраву пить не буду.
  - Да я и не заставляю. Ты слышишь? Журчит что-то!
  Я насторожила уши. И в самом деле журчит. Если бы я не так устала, заметила бы, как Мгла беспокойно посматривает вперед, и как ускорился шаг Рыска - им тоже хотелось пить.
  - Бегите уж. Мы догоним.
  Будто две черные стрелы с тетивы сорвались, так они понеслись. Мы тоже прибавили шагу.
  Коридор пересекала довольно широкая река, вытекающая из круглого отверстия, забранного решеткой и исчезающая в таком же.
  - Глубоко! - Лорин закатал рукав и болтал рукой в воде. - Холодная! Интересно. Можно ли ее пить?
  - А почему нельзя? - я утерла рот. Вода была холодная, чистая и вкусная.
  - А вдруг эта река вроде тех, что выносят нечистоты, как в Виломе?
  Мне сразу стало нехорошо.
  - Рыск и Мгла пили. А они не стали бы пить плохую воду!
  - А вдруг в ней растворены какие-нибудь отравляющие вещества, которые звери не почувствовали? - брат продолжал болтать рукой в воде.
  - А вдруг в реке водится какое-нибудь чудище, которое... Как схватит тебя сейчас! - хватаю Лорина за бок.
  От неожиданности он чуть не свалился в реку.
  - Наверное, и в самом деле отравляющие вещества... - Лорин изучающее рассматривал мое лицо, заглядывал то в один глаз, то в другой.
  - Какая разница, отравишься ты или умрешь от жажды?
  - Эх. Ладно. Помирать, так всем вместе.
  - Вот уж не думала, что ты такой мнительный.
  - Да ладно. Шучу я, - Лорин склонил лицо к воде.
  В этот миг из глубины, видимо привлеченное баламученьем воды, стало подниматься что-то белое. Брат отпрянул, чуть не шарахнув по реке боевым заклинанием (вот в этом случае нас завалило бы наверняка). Мимо него проскользнул Рыск. Росчерк в воздухе длинных когтей, и на камнях бьется белесая лупоглазая рыбина. Интересно, что ей видеть тут в темноте? Длинной в три ладони, круглая, с шипастыми плавниками. Рыбина открывала и закрывала рот, полный острых игольчатых зубов.
  Лорин отполз подальше от воды. Кот шлепнул рыбу лапой, чтобы оглушить.
  - Это туда я руки опускал...
  - Руки не руки, но нос она тебе точно откусить собиралась.
  Этой рыбиной кот не поделился ни с кем. Мгла попыталась урвать хоть кусочек, но он глухо заворчал и повернулся к волчице хвостом.
  Зато следующий улов предназначался нам. Оказалось, достаточно пошлепать по воде, как из глубины начитают всплывать сестрички белой рыбы. Видимо они на кого-то тут, в подземелье, так охотятся. Вскоре на каменных плитах танцевало штук шесть рыб. Мгла удовлетворилась тремя. Рыск тоже слопал еще одну, оставив нам с Лорином двух самых маленьких и тощих.
  Повздыхав об отсутствии плиты со сковородой или хотя бы костра на худой конец, я достала нож и начала разделывать рыбу. Мне уже приходилось обедать сырой рыбой. При дворе Пресветлого короля это считалось деликатесом. Только вот там были просто ровные ломтики розоватого мяса, а не зубастое чудовище.
  - Ты что, собираешься съесть ее сырой?! - глаза у Лорина стали круглые, как монеты.
  - Ну, если ты сможешь развести костер, я буду тебе благодарна. А если нет, предлагаю подкрепиться чем есть. Нам понадобятся силы, чтобы выбраться отсюда.
  На вкус оказалось вовсе даже и ничего. Брат, видя с каким аппетитом я поглощаю рыбье мясо, потянулся к своей порции, молча разделал рыбу, взял в рот кусочек, но проглотить так и не смог - его чуть наизнанку не вывернуло.
  - Лучше с голоду помереть, - Лорин тщательно прополоскал рот.
  Что ж, все, кроме самых брезгливых, пообедали, осталось придумать, как перебраться через реку. Лезть в воду, где плавали родственницы нашего обеда, желания никакого не было, возвращаться тоже не хотелось. Я обернулась к Лорину.
  - Ты еще, кажется, не растратил расположение воздушной стихии?
  - Синни! Ты смеешься! Воздух никогда не был моей сильной стороной. А уж здесь, под землей я и щепки не подниму, не то что нас четверых!
  Рыск не стал дожидаться каких-то там магических манипуляций и, разбежавшись, легко перепрыгнул реку. Что ему каких-то три человеческих роста.
  - Ну вот видишь, уже трое. Давай, сосредотачивайся, я тебе помогу.
  Где-то через полчаса мы все-таки оказались на другой стороне.
  - Надеюсь, мне не придется переносить нас обратно.
  - Я тоже на это надеюсь.
  Но с каждым шагом надежда все таяла и таяла. Коридор вокруг не менялся и заканчиваться, похоже, не собирался.
  - Может отдохнем чуть-чуть, - взмолилась я.
  - Конечно, давай.
  Мы устроились возле стены.
  - Как ты думаешь, это Фарн все устроил? - Лорину не хотелось сидеть молча.
  - Что?
  - Наводнение. Мы сколько здесь бродим и я не нашел ничего, что могло бы привести к тем эффектам, что мы видели наверху. Встретили только одну маленькую задрипанную речушку.
  - И как же он мог такое устроить? Он же ллинни и не владеет расположением стихий.
  - Но ты же владеешь.
  - Но он, в отличие от меня, не учился в Вилийской Академии магических искусств.
  - Но зато он Хранитель.
  - Фарн - самозванец. Такой же, как Скин.
  - Почему ты так решила?
  - Ни один настоящий Хранитель не позволил бы случиться такой беде. Не окажись нас поблизости, и народ греннов практически прекратил бы свое существование.
  - Где теперь его будем искать? Он, похоже, знает все о наших планах.
  - Где его искать? Нам бы самим найтись.
  Долго засиживаться на одном месте не стали, на холодном камне отдыхать не очень-то приятно.
  Через некоторое время я заметила, что пол коридора начал подниматься. Может и наверх выберемся скоро!
  Но выбрались мы не на верх, а...
  к реке.
  - Еще одна река! - удивилась я.
  - Не еще одна, а та же самая.
  - Да нет, просто похожа.
  - И чешуя на полу тоже похожа?
  Я пригляделась, пол был испачкан остатками нашей трапезы.
  - Не могли же мы круг сделать?
  - Выходит, все же как-то умудрились.
  - Да не может этого быть! Мы не встретили ни одного ответвления! Ни разу не сворачивали!
  - Успокойся, Синни.
  - Это же ловушка!
  - Вопрос только в том, кто ее построил, - Лорин осматривал реку и решетки
  - Но мы не сможем больше перебраться на тот берег!
  - Синни, успокойся. Нам незачем больше перебираться на тот берег.
  - Почему?
  - Ну хотя бы потому, что если мы повторим наш маршрут, то снова придем сюда. Дай-ка мне лучше фонарик.
  - Зачем?
  - Хочу проверить, на самом ли деле так крепки эти прутья и посмотреть, что это там плавает.
  Оказалось, что решетка от времени стала ломкой, зато веревка, привязанная к одному из крошащихся прутов, сохранилась на удивление хорошо. Она удерживала на месте большую лодку. Что-то я не помню, чтобы что-то подобное было здесь во время нашего предыдущего посещения, хотя я не рассматривала, что там скрывается во тьме за решетками.
  Лорин легко дотянулся до привязи и, разломав остатки решетки, подтащил лодку к берегу, на дне лежала пара полукруглых весел и несколько шестов.
  - Смотри как занятно, размер как раз для нас четверых. Словно кто-то приглашает нас сесть в нее и отправиться в путь по реке.
  - Синни, ты слишком мнительна. Мне кажется, так мы быстрее найдем выход, чем блуждая по этим зачарованным коридорам. Где-то эта река точно выходит на поверхность.
  - Если вовсе не уходит в земные недра.
  Но больше возразить мне было нечего, да и лучшего выхода я предложить не могла, так что пришлось мне вместе со зверями и Лорином погрузиться в лодку и пуститься в подземное путешествие.
  Лодка, плавно покачиваясь, плыла вперед. Фонарик, уже порядком разрядившийся, освещал однообразный, вырубленный в камне свод. Сначала Лорин пытался грести, но потом утомился и забросил это дело, все равно лодку несет течением. Теперь он просто сидел на носу с шестом и следил, чтобы наше суденышко не ударилось бортом о стену. Мгла дремала, положив мне голову на колени, а Рыск со всем охотничьим азартом предавался рыбалке. Сначала кот ел рыбу сам, потом разрешил подкрепиться волчице, а потом просто начал ее складывать на дно лодки. Я быстро это пресекла, побросав кошачью добычу обратно в воду. Кот обиделся, но теперь ловил рыбу и - выпускал.
  Не знаю сколько мы так плыли, несколько раз я задремывала, но каждый раз просыпалась, разбуженная каким-нибудь особенно резким толчком лодки.
  Наконец я не выдержала:
  - Лорин!
  Брат обернулся.
  - Что?
  - Лорин, как ты думаешь, мы выплывем когда-нибудь?
  - Синни! Ты что! Не унывай! Конечно, выплывем!
  Я свернулась клубочком на дне лодки.
  Лорин!
  - Что?
  - Расскажи мне что-нибудь.
  - Что рассказать?
  - Не знаю, что-нибудь хорошее.
  - А хочешь я тебе спою?
  Свободное ухо заинтересованно насторожилось.
  - А ты умеешь петь? Ни разу не слышала!
  Брат смутился.
  - Я не великий певец, до Брика мне далеко. Но так, для развлечения, могу спеть.
  - Давай! - приподнялась я в нетерпении.
  Лорин откашлялся, помолчал немного и запел. Придворным менестрелем брату не стать, но голос у него приятный, да и песню он выбрал хорошую, о солнышке, синем небе и о стрекозках, что жужжат над рекой. Мне даже показалось, что я слышу это самое жужжание. Сначала тихое, оно становилось все настойчивее и настойчивее.
  Мгла навострила уши. Рыск застыл столбиком.
  - Лорин! Ты слышишь?
  - Что? - брат прекратил петь и отдаленный шум стал отчетливее. - По-моему это где-то впереди. Похоже на...
  - На шум воды!
  Мы переглянулись. Что это могло быть? Долгожданный выход или вода клокочет, попадая в какую-нибудь узкую щель?
  Брат попытался затормозить шестом, я стала ему помогать, подпитав почти угасший фонарик.
  Волчица отчаянно заскулила.
  - Не волнуйся, моя девочка. Все будет хорошо.
  Вода ощутимо ускорила свой бег, вскоре я обнаружила, что мы с Лорином с трудом удерживаем лодку посередине потока. Звук все усиливался и усиливался, как вдруг в нем появился какой-то странный оттенок. Я чуть не пропустила острый выступ сказы, прислушиваясь.
  - Синни! Не спи!
  - Я не сплю! Слушай! - нам уже приходилось кричать. - Кажется, впереди водопад!
  - Я это уже понял!
  - А вот это! Слушай! Что это может означать? Что это за жужжание?
  - Не знаю! Не слышу! Я же не такой остроухий как ты!
  А жужжало как будто сзади. Я обернулась.
  Больше всего огоньки, летящие над водой, походили на светлячков. Только что-то уж слишком здоровых, каждый был размером с два кулака. Светлячки летели за нами, кое-где они касались воды, выхватывая на лету мелких рыбешек. Где-то на шум всплывали крупные рыбы и хватали неосторожных светлячков... И вся эта свита тянулась за нами.
  - Лорин! Лорин!
  - Ну что!
  - Смотри!
  - Что это?
  - Я откуда знаю!
  - Откуда взялись эти твари?!
  - Не знаю! Я не звала!
  Как ни быстро плыла лодка, но вот первые рыбы нас догнали. Рядом с бортом мелькнуло крупное белое тело. Я, не задумываясь, ткнула в рыбу шестом. Водяная тварь быстро развернулась и вцепилась в шест зубами, да с такой силой, что чуть не скинула меня в воду. А тут и святящиеся долетели.
  Цепкие лапки, каждая из которых заканчивалась острым коготком, дернули меня за волосы. Взвизгнув, я пригнулась. Рыск скакнул вперед, сбивая светлячка в воду, где насекомым тут же подзакусила рыбка.
  На глаза мне попалось весло. Сойдет как оружие против летающих тварей! Широкая лопасть замечательно сбивала летунов. Некоторые из подраненных тварей закопошились на дне лодки, где были сожраны Рыском. Рыбы вокруг так и кишели, радуясь нежданному угощению, их чешуйчатые бока скреблись о борта лодки.
  Лорин на носу беспорядочно махал руками, отбиваясь от светлячков. Он даже перестал следить за тем, как мы плывем. Тут же лодка врезалась в стену, угрожающе заскрипела.
  - Гаси фонарь! - закричал брат, поднимая защиту.
  - Но как же мы в темноте?!
  - Эти твари летят на свет!
  - Ладно.
  Я накрыла фонарик рукой, слушая как жутко скребутся насекомые по Лориновой защите. Снизу к нам ломились рыбы.
  - Но как же ты будешь управлять лодкой в темноте?!
  И тут дно резко ушло из-под ног.
  
  Глава 9.
  В ГОСТЯХ У КОРОНОВАННОГО НЕКОРОЛЯ
  
  В первые несколько мгновений я растерялась и просто падала, потом падала и кричала. Впрочем, моего голоса не было слышно из-за рева водопада. А потом я с головой ушла под воду. Хорошо, что не ударилась о лодку. Рядом барахталось что-то скользкое, пыталось зацепиться за меня. Я судорожно забилась, представив как сотни рыб впиваются мне во все части тела сразу. Пальцы запутались в чем-то, наткнулись на морду с острыми клыками. Рыск! Я схватила кота за ошейник. Так, вместе, мы и всплыли. Невдалеке бултыхался Лорин, держась за Мглу. И тут, я поняла, что хорошо его вижу, а вокруг не однообразные своды, а озеро, и деревья вдали, и небо над головой, и звезды! Я рассмеялась, ложась на воду.
  - Синнора! С тобой все хорошо? Ты не ушиблась?
  - Все нормально, Лиин. Мы выбрались! Мы не под землей! - я заплакала.
  - Синни! Не плачь! Уже поздно плакать. Уже все хорошо. Только давай поплывем к берегу, а то вдруг этих чудесных рыбок вынесло вместе с нами.
  Такая возможность была, так что мы проворно начали грести туда, где виднелись темные громады деревьев.
  Как приятно посидеть у костерка. Пусть даже, для того чтобы его разжечь, пришлось провозиться чуть ли не полчаса. По частям сохла мокрая одежда, жарился насаженный на ветку толстый кролик, принесенный Мглой. Хотелось сидеть и сидеть, не думая ни о чем. Лорин не дал.
  - Как ты думаешь, где мы?
  - А? Что?
  - Синни, ты спишь что ли?
  - Нет. Где мы? Не знаю. Нас могло занести куда угодно. А впрочем, - я напрягла никак не желающие работать мозги. - В Ллинн-Хейме только одно такое большое озеро. Ллинн-Ллу. Зеленый Глаз. Ничего себе как нас на юго-запад занесло!
  - Это хорошо или плохо?
  - Не знаю. Отсюда до Канхвара не меньше пяти дней пути. Неизвестно сколько времени прошло, пока мы под землей плавали. Надо предупредить девчонок, что мы живы и здоровы.
  - Через Элхоор?! - что-то ты, братик, оживился.
  - Да, через Элхоор.
  - Возьми меня с собой!
  Возиться с неопытным путешественником по миру теней не хотелось, но Лорин смотрел такими умоляющими глазами, что я поневоле согласилась.
  - Ладно, снимай амулет.
  Брат с готовностью сдернул веревку с шеи, для сохранности надев амулет на Мглу, лежавшую рядом. И это на пользу - волчица за нами не последует.
  - Посмотрите-ка на него! Он уже улегся! Подвинься, ты занял всю нашу охапку хвороста. А мне что же на земле лежать?
  В этот раз затащить брата в Элхоор оказалось гораздо легче.
  Я огляделась - озеро перед нами походило на большое зеркало. Эх, Рист здесь нет, уж она-то не упустила бы возможность потанцевать на водной поверхности. Не в реальности, а здесь в мире теней, где вода может быть плотнее любой земли.
  Лес на том берегу, где мы находились, приятно светился зеленью и янтарем. Здесь не было такой мешанины, как рядом с границей. Небо находилось на своем месте, земля - на своем.
  - Как мы их найдем? - Лорин сиял как небольшое солнце.
  - А очень просто! - я схватила его за руку и взмыла в воздух. Серое небо Элхоора сомкнулось вокруг.
  - Рист! - эхо моего голоса радужными вспышками отразилось от облаков. - Рист!
  Спит гилонн или бодрствует, она нас услышит. Остается только подождать, пока найдет. Я зависла на месте. Лорин с восторгом разглядывал открывавшийся внизу пейзаж.
  - Ой! Смотри! - он дернул меня за руку. - Озеро! Оно похоже на глаз! Даже зрачок есть.
  - Ну и что? В мире всегда что-то похоже на что-то.
  В этот миг огромный глаз внизу моргнул.
  - Ой! - брат вздрогнул.
  - Не бойся. Здесь и не такое бывает.
  Тут облака распахнулись, как занавески и к нам, легко ступая по воздуху, вышла Вэй ан Лланна. Белая Матушка. Не Рист, подружка Синноры, а божество гилоннов. Рист не смогла, или не захотела, скрывать свою истинную сущность. Бесконечно женственная, бесконечно мягкая. С прекрасным лицом и плащом янтарно-рыжих волос за спиной, с необыкновенно теплым светом, горящим в зеленых глазах.
  - Кто это? - похоже, у Лорина пересохло в горле, если такое возможно в призрачном мире.
  - Рист. Ты что не узнал?
  Он покачал головой. Кажется, братишка сражен наповал.
  - Не ожидала увидеть вас живыми, - мягкий бархатный голос разнесся под серыми небесами Элхоора.
  - Поэтому и тянула столько с откликом?
  - Да, я думала, мне все кажется, что ты меня зовешь.
  - Не рада?
  - Конечно, рада! - Вэй ан Лланна улыбнулась. Нас с Лорином будто обняли чьи-то ласковые, добрые руки.
  - Долго нас не было?
  - Почти два дня. Эльва чуть не порвала всех уцелевших жителей, когда узнала, что с вами случилось.
  - Они нашли в себе силы рассказать об этом?
  - Они гордятся содеянным.
  - Что!
  - Пора бы уже Наэллу вернуться, а то его подопечные совсем от рук отбились.
  - Да уж.
  - Где вы сейчас?
  - В окрестностях Ллинн-Ллу.
  - Далеко же вас занесло. Ладно, ждите нас там. Деньков через пять-шесть мы до вас доберемся.
  - Зачем?
  - Что зачем?
  - Зачем нам вас ждать?
  - Мне удалось выяснить кое-что. Но я не могу это рассказывать здесь. Тогда это узнает сразу половина Ллинн-Хейма. Да и тот, кого мы ищем, находится недалеко от тех мест, куда вас занесло.
  - Неужели?
  - Да. Но не вздумайте сами ничего предпринимать! Кстати. В окрестностях Ллинн-Ллу обитает народ айли. Они мирные и очень дружелюбные. Я думаю, вы сможете найти у них приют.
  - Спасибо за информацию. Ну ладно, наверное, нам пора.
  - Идите. И не влипайте больше ни в какие неприятности! Уж пять дней потерпеть-то можно!
  - Постараемся! - хмыкнула я, утаскивая за собой восторженно застывшего Лорина.
  
  - Уфф, - брат потер лицо. - Неужели это и в самом деле была Рист?
  - Да.
  - Но почему она там так выглядела?
  - А что не так? Мы с тобой в Элхооре тоже выглядим по-другому.
  - Я, конечно, не специалист по Элхоору, но тебя я там ни с кем бы не перепутал, несмотря на крылья и радужный блеск.
  - Крылья? У меня в Элхооре есть крылья?
  - Да. Разноцветные. Как у бабочки.
  Мне сразу вспомнилось изображение на стене - крылатые мужчина и женщина. Это были синнора, мои предки. Радужные демоны. Сразу стало как-то грустно. Ведь я осталась последняя из синнора, и больше таких уже не будет. Мои способности плавно растворятся в крови остальных народов. Если растворятся, потомков-то никаких у меня пока не намечается.
  - Лорин, а чем это пахнет? - я отвлеклась от мыслей и принюхалась.
  - Кролик! - возопил брат, бросаясь к обугленным останкам.
  - Сапоги! - завопила я. От моей несчастной обувки тоже мало что осталось.
  Я засунула ладошку в огромную дыру на подошве.
  - Это точно проклятие!
  После перекуса тем, что осталось от кролика, Лорин все-таки вернулся к интересовавшей его теме. Я пыталась хоть как-то починить сапоги, получалось плохо.
  - Так почему Рист совсем не похожа на себя в Элхооре?
  - А чего тебя это так волнует?
  - Ну... Просто, - как-то он очень засмущался.
  - Ну-ка, ну-ка! Тебе что, понравилась моя подружка? - чувствуя на лице гримаску вселенского любопытства, я заглянула брату в глаза.
  - Ну...
  - Все ясно!
  - Да что тебе ясно! Что твоя подруга не может никому понравиться?
  - Рист-то. Она-то может. Но чтобы тебе! Ты же у нас противник межрасовых отношений.
  - Все убеждения когда-либо меняются, - Лорин насупился и отвернулся.
  - Да ладно, не обижайся. По-моему, ты ей тоже понравился.
  - Думаешь?
  - Вот приедет, сам у нее и спросишь.
  - Сам? - на лице брата отразился такой ужас, что я не выдержала и расхохоталась.
  - Ладно, давай спать. Завтра нам еще искать этих айли и уговаривать, чтобы они нас приютили на пять дней.
  - Но та так и не ответила на мой вопрос!
  - Вот ведь пристал!
  - Не злись. Мне просто интересно.
  - А ты знаешь, что любопытство наказуемо.
  - Чем же?
  - Ну, хотя бы знаниями.
  - Что же ты знаешь о Рист такого?
  Что же, ты сам напросился.
  - Она выглядела в Элхооре так, потому что это ее истинное обличье.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Рист - Вэй ан Лланна. Белая Матушка.
  Лорин сидел открывая и закрывая рот. Наконец он более-менее пришел в себя.
  - Так вот почему ты так вольно вела себя в святилище.
  Я пожала плечами. Брат стал мрачный-мрачный, похоже, с мечтой о длиннокосой гилонн было покончено.
  - Так мы будем спать или нет?
  - Спи. Я пока посторожу.
  - Не выдумывай. Рыск и Мгла посторожат.
  - Не хочу я пока спать!
  - Ну, как хочешь! - я улеглась на охапку хвороста, пододвинула к себе Рыска за лапу, пристраивая голову коту на бок, обняла Мглу и провалилась в глубокий сон без сновидений.
  
  Проснувшись утром, я обнаружила, что Лорин так и сидит у костра, потихоньку подкидывая в него веточки.
  - Ты что так и не спал?
  - Вздремнул чуть-чуть. Завтракать будешь?
  - А что есть чем?!
  Брат кивнул на большой лист, на нем лежали сочные куски жареной рыбы.
  - Рыск постарался. Удобно иметь такого котика. Никогда без еды не останешься.
  - Так он на то и нужен.
  Вернувшийся кот недовольно взрыкнул на мои слова. Я потрепала его за ухом.
  - А Мгла где?
  - Не знаю. Утром куда-то исчезла.
  - Наверное, на охоту побежала.
  Я пошла к озеру умыться.
  Солнце только появилось над дальними деревьями, играя ослепительными бело-алыми бликами на крохотных волнах у берега. Было зябко, хотя от поверхности воды поднимался парок.
  - Ты что-нибудь знаешь об этих айли? Или мы едем в неизвестность, так же как к греннам? - спросил Лорин, стоило мне вернуться к костру.
  - Приходилось встречаться мельком. И при дворе Пресветлого короля и кто-то из них приходил с прошением.
  - Они случайно не устроят нам такой же прием, как те рыжебровые ребята?
  - Нет. Айли гораздо спокойнее. Думаю, все будет хорошо, - я тяжело вздохнула. - По крайней мере, надеюсь на это.
  Мы затушили костер и отправились на поиски поселений кого-нибудь из оленьего народа. Да, мне приходилось сталкиваться с ними. Айли частые гости на Хемельской ярмарке. Они всегда приводят туда на продажу оленей. Лучших оленей, чем у айли трудно найти во всем Ллинн-Хейме, так что их товар всегда пользуется спросом.
  Деревья, величественные с необхватными стволами и широкими кронами, росли довольно редко. Так что бродившим под ними оленьим стадам было где попастись. Пятнистые, как Медок, золотисто-янтарные, белые, почти черные. За ними, казалось, никто не присматривал. Любопытные оленята подбегали к нам, тыкались бархатными носами. Степенно подходили коронованные красавцы олени и их изящные тонконогие жены. Добродушная Мгла весело с ними обнюхивалась, а вот Рыска приходилось силой удерживать за ошейник. Кровожадный кот так и норовил поохотиться на доверчивых зверей.
  Лорин со смехом оттолкнул очередную любопытную морду, лезущую к нему в карман.
  - Какие симпатяги. Чего же мне такой вредный достался-то?
  - Это они симпатяги, пока ты не пытаешься влезть к ним на спину.
  - Может и так.
  Я уселась на извивающегося Рыска верхом.
  - Лиин! Разгони их! - Похоже, мой вес для кота оказался маловат. Он легко встал, и я оказалась сидящей верхом.
  - Зачем? - брат оглаживал какого-то чрезвычайно довольного этим оленя.
  - Сейчас Рыск кого-нибудь цапнет, и здешние хозяева встретят нас вовсе не дружелюбно!
  Брат послушно зашукал на оленью братию, замахал руками. Непуганые олени убегать не спешили.
  - Он же раньше так себя не вел! Что случилось?
  - Я откуда знаю!
  Я пыталась удержаться на скользкой кошачьей спине, Мгла недоуменно взирала на нашу возню, думая то ли взревновать, то ли присоединиться, Лорин гонял оленей. И тут вдруг надо всей этой кутерьмой раздался звонкий смех.
  По лугу к нам шел высокий юноша. Он что-то гортанно вскрикнул, и олени порскнули в разные стороны.
  - Дети Наэлла никогда не любили детей Квэнна. Чему тут удивляться.
  Айли подошел ближе, и мы смогли получше его рассмотреть. Необычайно красивое лицо с обычными для ллиннэх большими зелеными глазами обрамляли кудри цвета осенних листьев. В плечах незнакомец почти не уступал Лорину, да и вообще сложением существенно отличался от обычно субтильных ллинн-хеймцев. Его можно даже было бы принять за вилийца, если бы среди кудрей не торчали раздвоенные, будто покрытые бархатистой пыльцой, раздвоенные рожки. Одет айли был весьма просто, в короткую кожаную безрукавку и шерстяные штаны, обрезанные чуть ниже колен.
  - Рад приветствовать вас, Аанэй Тэйн, и вашего спутника в землях айли.
  Рыск теперь пытался добраться до юноши. Я кивнула айли, с трудом удерживая своего неугомонного котика.
  - Благодарю за встречу.
  - Я провожу вас в деревню, только вам придется надеть вот это на кота, - он протянул что-то вроде намордника, сплетенного из сухих стеблей.
  Стоило этой штуке оказаться на голове Рыска, как он успокоился. Взгляд кота остекленел, зверь поник. Я нахмурилась.
  - Не волнуйтесь, Аанэй Тэйн. Это не принесет ему вреда. Кот просто станет чуть поспокойнее, а как только вы снимете с него узду, вновь станет прежним.
  - Ну, раз другого выхода нет. Могу я узнать твое имя?
  - О, прошу простить мою невоспитанность, Аанэй Тэйн. Меня зовут Яр.
  - Меня можешь называть Синнора. Это мой брат, Лорин. Это Мгла. А ваш непримиримый враг - Рыск.
  Айли покивал.
  - Пойдемте. А то солнце скоро высоко поднимется, и мы можем в деревне никого не застать.
  До деревни айли пришлось изрядно пройтись. Рыска пришлось вести за ошейник, потому что кот ничего не соображал. Яр вывел нас на тропинку, и дальше мы шествовали мимо высоких изгородей, защищавших посевы и посадки. Где-то сквозь частокол прутьев виднелись яркие бока огромных тыкв. Айли единственные, кто в Ллинн-Хейме занимался земледелием, умудряясь на крохотных клочках земли выращивать хорошие урожаи. Не для продажи - для себя. Олений народ не признавал мясной пищи. Если бы Смертная пустошь осталась за Ллинн-Хеймом, вот им было бы раздолье. Хотя когда-то именно они начали засаживать ничейные, пустые земли рядом с Волчьей Глоткой. Пустые, почти бесплодные земли, каким-то чудом начавшие плодоносить.
  А вообще столько нового узнаешь о родной стране. Вот отловим Фарна и надо будет непременно попутешествовать по Ллинн-Хейму.
  Тропинка завернула за очередную изгородь и мы вышли к деревне. Под деревьями приютились десятка два хижин. Во всем Ллинн-Хейме не рубили деревьев для постройки жилищ, предпочитая выращивать живые деревья-дома, или, на крайний случай, рыть норы в телах многочисленных холмов. Айли не ели мяса, но вот жизнь деревьев не ценили.
  Женщина, несущая от ручья ведро с водой, застыла увидев нас. Двое мальчишек, возившихся с раненым олененком тоже замерли. А больше в деревне никого не было. Яр кивнул женщине, наградил шуточным тычком одного из мальчишек, и проводил нас к одной из хижин.
  - Пока отдохните здесь. Вот вода, вот еда. Если понадобится что-то еще, кликните Ивину. Она здесь неподалеку будет.
  - А ты куда? - подозрительно спросила я.
  - Я не могу надолго оставлять своих подопечных без присмотра. Я вернусь к вечеру. А вы отдыхайте пока.
  Правое ухо вопросительно вздернулось, одновременно с правой бровью.
  - Перед чем отдыхать?
  Яр заулыбался.
  - Перед праздником в вашу честь, что народ айли непременно устроит вечером. И перед встречей с Квэнном, - на этом юноша нас покинул.
  Я присела на неуклюжую табуретку. Встречаться с чужим божеством не хотелось. Но хотя Квэнн мог что-нибудь о Наэлле.
  - О, смотри здесь сыр, и молоко, и какие-то лепешки! Интересно, откуда у этих ребят сыр? Что-то я не видел в Ллинн-Хейме коров.
  - Сыр из оленьего молока, - устало сказала я.
  Лорин, вонзивший зубы в целую половину сырной головы, поперхнулся.
  - Ничего себе. Сразу предупредить не могла!
  - А чем тебе олений сыр не угодил? - я поплотнее приперла дверь и сняла узду с головы Рыска. Кот тут же принялся носиться по домику, нюхать углы и даже попытался их пометить, за что и схлопотал по шее.
  - Не знаю, как-то странно, - Лорин скармливал кусочки сырной головы Мгле.
  - Эй! Мне оставь! - я отняла у брата кусок и, взяв со стола лепешку, устроилась у окна. Лепешка оказалась из плотного серого теста, пресная, но в нее были намешаны орехи и сушеные ягоды. За окном, выходящем на небольшую площадь перед хижинами, стояла тишина. Никого.
  Рыск с пыхтением и рыком пытался вытащить что-то лапой из-под кровати. Он своей возней заглушал тихое тявканье.
  - Рыск! Прекрати немедленно! Не то опять взнуздаю!
  Кот отскочил от кровати, запрыгнул к Лорину на лавку и улегся как ни в чем не бывало.
  Как только угроза миновала, под кроватью что-то зашевелилось, заскреблось, а потом из-под свешивающегося покрывала робко выглянула узкая зеленая мордочка.
  Лорин в очередной раз поперхнулся сыром, напугав зверька.
  - Кто это?
  - Лисица.
  - Но почему она зеленая?
  - Просто так красиво, - я поманила зверька из-под кровати куском сыра. Зеленая мордочка вновь появилась в поле зрения. Кот насторожился. - Рыск! - этот нахал что-то недовольно забормотал, шевеля усами.
  Лисица полностью вылезла и любопытно принюхивалась к сыру. Небольшая, может чуть крупнее своих рыжих сестер, обитающих в вилийских лесах. Зеленая шерстка атласно блестела, белый кончик длинного пушистого хвоста подрагивал.
  - Зачем в доме лиса? - удивился Лорин.
  - Как зачем? Мышей ловить, - я погладила нежную шерстку, скармливая зверушке сыр. Мгла не замедлила тоже влезть носом мне в руки, заставив лисицу отшатнуться.
  Брат расхохотался.
  - Странные вы люди. Кошки у вас охотятся вместо собак. На собаках, то бишь на волках вы ездите верхом. Мышей ловят лисы. Оленей вы доите. Что же вы делаете с лошадьми, мне интересно, и с коровами. Носите в карманах?
  - А лошадей в Ллинн-Хейме нет. Как и коров, - я взяла лису на руки и уткнулась носом в нежнейший мех. - Тебе что-то не нравится?
  - Все нравится, не обижайся. Дай лучше подержать, - он протянул к лисице руки.
  Некоторое время Лорин мучил лису, впрочем, судя по удовольствию, написанному на мордочке, зверушка это мучением не считала, потом начал зевать и клевать носом.
  - Ложись-ка ты спать.
  - А?
  - Спать, говорю, ложись! Всю ночь ведь не спал.
  - А ты?
  - Ну, а я подумаю о том, что нам делать дальше. Да и кровать в доме одна... Я тебе ее уступлю, поскольку хорошо выспалась ночью.
  - Ну ладно.
  Брат опустил лису на пол, и той тут же след простыл. Куда она успела юркнуть, было непонятно. Лорин растянулся на кровати и вскоре засопел. Рыск посмотрел на это исподлобья, не выдержал и, пододвинув Лорина головой, растянулся рядом с ним, в точности скопировав позу. Я поумилялась на эту картинку, потом выпустила просившуюся погулять Мглу, и сама вышла на улицу.
  Солнце, такое нежное и слабое утром, нещадно палило. Зелень вокруг казалась вялой и пыльной. Никого из жителей деревни видно не было. Чем бы себя занять? А где-то там за деревьями заманчиво блещет озеро... Нет, купаться после подземных приключений что-то не хочется. А вот если поискать нашего проводника?
  Вернулась отлучавшаяся Мгла. Я взобралась на неоседланную волчицу. Неудобно, но ничего, ехать недалеко.
  - Ищи Яра! - я мысленно указала предмет поисков.
  Мгла на мгновение замерла, поставив уши топориком, а потом шустро припустила по тропинке.
  Я замечала кого-то из айли на огородах, кто-то что-то нес, кто-то занимался оленями. Все при деле, несмотря на жару.
  Вдруг волчица остановилась, обнюхала дорогу и беспомощно заскулила.
  - Ну! Что же ты?
  На волчьей морде было написано - идти по следу - это к Рыску.
  - Скажите, почтенная, - я обратилась к седой дородной женщине, несущей корзинку свежей травы, - где я могу найти Яра.
  - Оленьего пастуха-то? - женщина заулыбалась и, прикрыв глаза рукой от солнца, осмотрелась по сторонам. - А вот по тропинке поедешь, прямо в пастбище и вопрешься. Там он.
  - Спасибо, - мы с волчицей свернули на указанную тропинку.
  Здесь от солнца защищали кроны деревьев, и дышалось гораздо легче. Изредка над головой пролетала, всчирикнув, какая-нибудь пичуга. Пели в траве кузнечики. Шумел в листьях робкий ветерок. И мелодия, разносящаяся по лесу, плавно вписывалась в эту лесную музыку. Олени, сбившись в группки, отдыхали у ручья. А на нижнем суку могучего древа восседал Яр, играя на многоствольной флейте. Я замерла, не решаясь прервать музыканта, Мгла тоже не шевелилась. Музыка была проста и незатейлива, но вскоре я почувствовала, что у меня по щекам бегут слезы. Казалось, поет и плачет не одна флейта, а множество. Даже звук доносился из разных мест. И тут Яр поднял взгляд. Айли отнял флейту от губ.
  - О, Синнора!
  Мгла переступила с ноги на ногу. Я спешилась.
  -Я искала тебя. Хотела поговорить о...
  Тут трава под деревом зашевелилась. Мелькнула коричневая шерсть, белая кисточка на ухе, бесформенная шапка... Волчица прыгнула вперед, послушная моему душевному порыву, прижала лапами к земле сарино.
  У меня к большеруким карликам накопились недобрые чувства. Во-первых, они насильно напоили Лорина, во-вторых, переметнулись не на ту сторону.
  - Пусти! - заверещал коротышка, отпихивая оскаленную волчью пасть.
  - Что происходит! - Яр спрыгнул с дерева и попытался оттащить волчицу. - Убери ее! Она взбесилась!
  - Нет. Мгла абсолютно послушна моей воле.
  Айли отпустил волчий загривок, видя, что его потуги не приносят результата.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Я давно хочу поговорить с кем-нибудь из сарино. Вот и возможность представилась. Правда, собеседник что-то, по-моему, не желал разговаривать. Вот Мгла его и придержала, - я подошла к волчице и положила руку на вздыбленный загривок. Мгла убрала лапы, но далеко не стала отходить, не спуская с сарино глаз.
  Коротышка сел, всхлипывая, поднял, отряхнул и попытался расправить свою шапку.
  - Побеседовать! - на мохнатую щеку выкатилась огромная слеза. - Можно было и просто позвать! Чего волками-то травить? - сказал сарино высоким, тонким голосом, и я с удивлением поняла, что предо мной - женщина. Скорее даже девушка. Вот это да! С сарино женского пола мне еще не приходилось сталкиваться. Буянили и пьянствовали в Хемеле и по всему Ллинн-Хейму сарино-мужчины. А чем занимались в это время их лучшие половины было неизвестно. Мне стало стыдно. В конце-концов малышка не может отвечать за поступки своих соплеменников.
  - Извини, - пробормотала я.
  - Вот так всегда! Сначала потопчут, а потом краснеют и извиняются, - сарино поднялась на ноги. На ней было надето короткое платьице, окрашенное в яркий васильково-синий цвет и желтый передничек с красными цветами. Сейчас вся одежда была измята. На кармане передника отпечатался волчий след. Девица, заметив это, начала охать и вновь всхлипывать.
  - Я могу постирать, - робко промямлила я.
  - Постирать! Это ни за что не отстирается! Постирает она! Новый передник давай! - сарино вызывающее надвинулась на меня.
  - Ну хорошо.
  - И платье испачкалось! И платье давай! И шапка, смотри, помялась!
  Чем больше я соглашалась с коротышкой, тем больше у нее повышались требования. Наконец мне все это надоело.
  - Ну, вот что, милочка! Не на рынке торгуешься! Вспомни, кто перед тобой! - возможно, я была излишне резка, но, похоже, сарино другого языка не понимала.
  - А я чего, я ничего. Да и пятнышко совсем маленькое, отстирается как миленькое. О чем вы хотели поговорить Аанэй Тэйн?
  Яр, озадаченно глядя на мохнатую девушку, сложил руки на груди, потом повернулся ко мне.
  - Синнора, могу я присутствовать при вашем разговоре?
  - Да, Яр, конечно. В этом нет никакой тайны. Присядем, - я подала пример, опустившись на густую мягкую траву.
  Сарино плюхнулась рядом, ничуть не заботясь о чистоте платья, подол которого тут же украсил травяной сок. Утопающие в шерсти маленькие глазки уставились на меня.
  - Я хотела поговорить о предательстве сарино... О том что заставило вас выйти из-под длани Пресветлого короля и пойти вслед за самозванцем, - неожиданно речь получилась напыщенной и какой-то глупой.
  Яр вскинул в удивлении уши. Он переводил взгляд то на меня, то на девушку.
  Малышка надулась.
  - А я тут причем?
  - Видишь ли, ты единственный сарино, которого мне удалось встретить с момента вашего предательства. Распространенный ранее народ будто вымер. Я верю, что ты не сможешь ответить на мои вопросы, но ты можешь проводить меня к вашим старейшинам.
  - Они не захотят с тобой разговаривать!
  - Почему же? - мой голос на удивление спокоен, в нем даже слышатся мурлыкающие нотки. - Что вам пообещал самозваный Хранитель такого, что не может дать Пресветлый король? Реки хмеля? Горы еды?
  И тут сарино будто взорвалась:
  - Чего не может дать Пресветлый король? Да он не может дать ничего! А нам надоело быть самым презренным народом Ллинн-Хейма! Низшими! Ниже нас только мёдины! Маленькие безмозглые твари, почти животные!
  Я опешила. Вот чего-чего, а такого я не ожидала.
  - И что же сказал Хранитель? Что поставит вас над остальными народами?
  - Нет! Он сказал, что сделает нас похожими на вас! Уберет шерсть! Даст красивые тела! Что сделает нас высшими!
  Греннов, лишенных покровителя и озлобленных на Пресветлого короля, я еще как-то могла понять. Но вот сарино. Их просьба была просто-напросто невыполнима, о чем я не замедлила сообщить девушке.
  - Он - Хранитель! - сарино гордо задрала нос. - Я буду верной и скоро стану куда красивее тебя!
  - Это не сложно, я не красавица. Но то, о чем ты говоришь, не под силу никому. Даже Хранителю. Он может изменить кого-то одного... Но весь народ - нет! Да и Хранитель этот ненастоящий. Он - самозванец!
  - Неправда! Я сама видела у него ожерелье Хранителя!
  - А до этого я видела ожерелье у другого человека, решившего вновь стравить в войне Вилию и Ллинн-Хейм, да и еще примешать к этому Хайдеру и Наяр.
  - Не может этого быть! - мордочка девчонки сморщилась. Мне стало ее очень жалко.
  - Но почему вы решили, что вы презренный народ? Ту иерархию, о которой ты говоришь, высших и прочих придумали не из-за красоты какого-то народа, а из-за его способностей.
  - Правильно! Мы - низшие! Мы ничего не можем!
  - Это неправда! Подумай о способностях тех, кто стоит или стоял наверху. Что в них ценилось больше всего? Ведь не магический дар, не исцеление, не умение растить деревья и травы, разводить оленей, варить лучший в Ллинн-Хейме самогон. Умение убивать.
  Сарино вздрогнула.
  - Когда я появилась здесь в первый раз, я умела лечить, но этот редкий дар почти никого не заинтересовал. Зато как обрадовался Совет, узнав, что я научилась убивать. Да что говорить о высших и низших, если из тех, о ком ты говоришь, остались считанные единицы. А остальные... остальные хорошо заплатили за свое умение убивать! - я хмыкнула.
  Айли поднял опущенную голову.
  - Но зато они дали другим жить.
  Мохнатая девчушка вдруг развернулась и с плачем бросилась прочь. Мгла дернулась было за ней, но я мысленно остановила волчицу.
  - Она ведь, действительно, ни в чем не виновата. Зачем все это было говорить ей?
  Я печально покачала головой.
  - Сейчас нет правых и виноватых. Есть только война, которую принесет этот Хранитель. И вариант, когда сия чаша нас минует. И война может быть не только с Вилией. Фарн может нарушить все древние законы, натравив одних ллинни на других.
  - Что ты сделаешь с ним, когда найдешь?
  - А что я с ним могу сделать? Ничего. Я же не палач. Мне очень хотелось бы переубедить его. Доказать ему, что в мире есть не только черные краски, - тяжелый вздох вырвался сам собой.
  - Кто он тебе? - спросил Яр неожиданно.
  Уши настороженно прижались. Мгла встревожено заворчала.
  - Он мне? Просто еще одна заблудшая душа, которую нужно вернуть под длань Пресветлого короля.
  Глаза Яра блеснули, пастух оленей поднялся.
  - Чутье подсказывает мне, Аанэй Тэйн, что ты лжешь.
  А ты проницателен. В это тебе не откажешь. Я внимательнее присмотрелась к юноше, не зная, что могу увидеть. Но нет, ничего особенно взгляду не приоткрылось. Парень, как парень. Со всеми этими Хранителями, божествами и прочими магами, я скоро собственную тень подозревать начну.
  Юноша лукаво улыбнулся.
  - Могу поспорить на головку лучшего сыра против твоего дырявого сапога, ты подумала, что я Квэнн.
  - Да ну тебя! Все он видит, все знает!
  - Я с детства слежу за оленями, поэтому научился все замечать.
  - Но я же не олень.
  - Все мы в чем-то олени.
  - Ясно. А скажи мне, откуда ты знаешь эту девочку?
  - Деревня сарино находится неподалеку, мы соседи. А Мива... она часто приходит поиграть вместе со мной.
  - Да, играли вы хорошо. Извини, что испортила мелодию.
  - Не страшно.
  - Ладно. Я пойду, пожалуй...
  - Синнора. А зачем ты вообще приходила?
  Я смутилась, потом все же подняла глаза и встретилась с Яром взглядом.
  - Хотела узнать что-нибудь о Хранителе. Вдруг он приходил к вам.
  - Так что же не спросила?
  - Так я поняла, что не приходил.
  Олений пастух на мгновение опустил ресницы.
  - Приходил.
  Мгла, почувствовавшая, что твориться у меня в душе, подпрыгнула на месте.
  - И что же? - я чувствовала, как лицо превращается в злую холодную маску.
  - И ушел.
  - Что?!
  - Нам ничего не было нужно. Всего о чем мы мечтаем, мы должны достигать сами.
  - Он так и не нашел чем вас соблазнить?
  - Не нашел, - Яр улыбнулся. - Наверное, у нас все есть.
  - Ладно. Я все же пойду. А то я Лорина там одного оставила. Проснется, искать будет. Еще Рыска выпустит.
  - Иди, - на лице айли появилась мягкая улыбка.
  Все-таки есть у меня подозрение насчет этого парня. Рист тоже прикидывалась простой девочкой. Хотя нет, Рист как раз сразу призналась кто она.
  Лорин все еще спал. Кот переместился на пол и теперь длинной черной тенью пересекал почти всю комнату.
  Я устроилась на лавке у окна. Интересно, что же нам скажет Квэнн. Как преподнесет какой-нибудь сюрприз! Незаметно меня сморил сон.
  Вечером деревня оживилась. На площади перед хижинами суетился народ, все что-то кричал, бегали, слышался веселый смех. Чувствовалось, что суета самая что ни на есть предпраздничная.
  Вдруг дверь затряслась.
  - Вы чего заперлись? - послышался удивленный голос Яра.
  - Ой! Сейчас, подожди! - я вскочила с лавки и, найдя уздечку, нацепила ее на Рыска. Кот, вскочивший было, сонно улегся обратно.
  Из какого-то укрытия выскочила лисица и бросилась, восторженно тявкая, к вошедшему Яру. Айли потрепал любимицу за ушами, подхватил на руки.
  - Ну, как вы тут?
  Разбуженный Лорин сел на кровати, потер ладонями помятое со сна лицо, пригладил волосы, посмотрел на Яра прищуренными глазами.
  - Ты чего кричишь?
  Юноша заулыбался.
  - Хватит спать! Весь праздник проспите!
  - А что за праздник? Я так и не понял.
  - В честь вашего приезда.
  - И с чего же такая честь?
  - Ну, не каждый же день нас посещает Аанэй Тэйн. Да еще и с братом, - похоже, он издевается. - Да и Квэнн выходит к простым айли не каждый раз.
  - Так чего же все-таки Квэнну от нас нужно?
  - Какая же ты дотошная! - Яр хитро улыбнулся. - Пусть он сам тебе объяснит. Праздник уже почти начался. Выйдете на улицу и пойдете по тропинке к озеру, на поляне возле него вас ждут.
  - А ты разве нас не проводишь? - я подозрительно нахмурилась.
  - Я приду позже, - он ткнул мне под нос лисицу. - Только о Травинке позабочусь. Она бедняжка весь день под кроватью просидела.
  Мне стало стыдно.
  - Хорошо.
  Да, действительно, пока мы беседовали с пастухом оленей, деревенька опустела, по тропинке улепетывали последние мальчишки, волокущие охапки травы. Уж не ею ли нас собрались потчевать? Опасения оказались напрасными. Из травы были сделаны мягкие, накрытые шерстяными покрывалами сиденья, расположенные вокруг расстеленных прямо на земле скатертей. Если бы это были столы, я бы сказала, что они ломились от яств. А сейчас? Ладно, скажем, что земля прогибалась под тяжестью всевозможных блюд, мисок тарелок и блюдечек, наполненных самыми разнообразными кушаньями. И среди всего этого великолепия не было ни одного кусочка мяса и рыбы. Все места были заняты, пустовало только место во главе и еще несколько рядом.
  Стоило нам подойти, как все головы повернулись в нашу сторону. Здесь собрались, похоже, не только жители всей деревни, но и гости из соседних. На лицах застыли самые противоречивые чувства - от страха до восторга. И чем убеленней сединами были головы и раскидистее рога на них, тем больше в их владельцах было первого чувства.
  Лорин склонился к моему уху.
  - Гляжу я на них и у меня такое чувство, что их жены очень сильно им изменяют, - тихонько шепнул он.
  Не выдержав, я хихикнула. Действительно, рога украшали только мужчин.
  Ближайшие к нам представители мужеского племени густо покраснели, женщины заулыбались. Брат забыл, насколько острый у ллиннэх слух.
  - Садитесь, - женщина, в которой я узнала Ивину, приглашающее махнула рукой на пустые места. Мы не заставили себя долго уговаривать.
  Все тут же оживились, нас забросали вопросами. Интересовались разным: от новостей и сплетен о королевской жизни в Хемеле и в Вилии, до цен на соль. Брат все больше отмалчивался, изредка вставляя какую-нибудь реплику, а мне приходилось отдуваться за двоих. Но вот разговоры неожиданно смолкли, и в наступившей тишине послышалась музыка.
  - Пастух оленей, - пронесся почтительный ропот.
  На тропинке появился Яр. Юноша отнял флейту от губ, только опустившись на место во главе стола.
  - Так ты все-таки Квэнн! - зловеще улыбаясь, сказала я.
  - Нет, Аанэй Тэйн, ты ошиблась, - на плечи мне легли тяжелые теплые ладони, заставив вздрогнуть. Лорин оглянулся и поперхнулся воздухом.
  Обладатель бархатного голоса отпустил меня, проплыл мимо Яра, величаво неся рога, которым позавидовал бы любой матерый олень, и уселся на свободное место напротив меня.
  - Ты ошиблась. Яр вовсе не я. Он мой сын.
  - И глава деревни, - добавил кто-то из айли.
  Я не отрывая глаз смотрела на одно из божеств Ллинн-Хейма. Квэнн был удивительно красив, и рога на голове не делали его смешным, а добавляли величия. Не зря же его имя переводится с древнего языка как Коронованный.
  - Подожди, отец. Сейчас она будет расспрашивать тебя, зачем ты хотел ее видеть, - Яр хитро улыбнулся.
  - Расспросы потом, - в каждом звуке этого голоса таилось величие. - А сейчас праздник, - Квэнн заговорщически улыбнулся. - Не пропадать же всему этому великолепию.
  Айли тут же заговорили, загомонили, руки протянулись к блюдам, забулькали наливаемые в деревянные чаши напитки.
  Моя чаша тоже наполнилась. Я подняла ее и принюхалась. Пахло цветами и еще чем-то, приятным и отвратительным одновременно. Пить сразу расхотелось, но не могла же я обидеть хозяев.
  - Выпьем же за наших гостей! - Квэнн поднял чашу.
  Айли ответили ему согласным ревом.
  Я пригубила напиток. Кажется ничего, вкусно. По горлу прокатился теплый комок и пожаром разгорелся в животе. Брат с блаженной улыбкой дегустировал содержимое своей чаши.
  А сумерки все больше вступали в свои права, раскрашивали серыми красками мир, стирали черты с окружающих меня лиц. Или это не сумерки виноваты. В какой-то момент мне показалось, что рука Лорина, потянувшаяся за кувшином, покрыта шерстью и имеет слишком большую кисть с четырьмя пальцами. Взвизгнув изо всех, я сил вцепилась в нее. Обладатель конечности взвыл небратовым голосом и попытался вырваться. Я оглянулась и столкнулась нос к носу с упитанным сарино. Это явно не подружка Яра.
  - Сарино! - я ухватила его за отвороты жилетки и заглянула в маленькие глазки. - Ты что тут делаешь?!
  - Праздноваю, - от неожиданности он сел.
  - Ах, празднуешь! - первое попавшееся из боевых заклинаний всплыло в памяти, и клубком алых нитей засветилось на ладони.
  - Синни! Ты что! - Лорин перехватил мою кисть, развеял заклинание. - Ты что взбеленилась?
  - Да вот предателя поймала! Помнишь, как кучка этих пьяниц напоила тебя насильно до потери сознания?! Сейчас я с ним то же самое сделаю!
  - Синни! Успокойся! - брат пытался отцепить меня от сарино. И тут я заметила, что мерзавец на полянке не один. Среди айли затесалась целая куча этих негодников. И как я их раньше не заметила! Над озером пронесся боевой клич вилийских магов.
  Яр ухватил меня сзади за плечи.
  - Тише! Тише! - юноша пытался меня успокоить. - Эти сарино тебе ничего плохого не сделали.
  - Да? Правда? - я вырвалась из рук брата и Яра, потерла ноющую, кружащуюся голову. Когда это я успела так опьянеть? Да еще и с одной чаши вина. - Что-то мне нехорошо.
  - Яр, проводи гостью в деревню, - сказал Квэнн.
  Айли послушно поднялся.
  - Я тоже, пожалуй, пойду, - Лорин помог мне подняться.
  Я с ужасом почувствовала, что ноги меня почти не слушаются, да еще и тошнота к горлу подкатывает. Поскорей бы дойти до дома и хоть куда-нибудь прилечь, может тогда все вокруг не будет так качаться.
  Брат вел меня очень аккуратно и не быстро, быстро я идти не могла. Он шептал что-то утешительное.
  - Лорин!
  - Что? - голос само участие.
  - Сворачиваем вон к тем кустикам.
  - Зачем?
  - Надо!!!
  Опершись рукой о ствол дерева, я оттолкнула брата.
  - Отойди!
  - Синни, я...
  - Уйди, сказала!!! - и тут меня все-таки стошнило. Как же плохо! А эти двое стоят за моей спиной и переговариваются.
  - Она же выпила совсем немного, - Лорин.
  - Действительно странно! - Яр. - От медовой настойки обычно никому плохо не бывает.
  - От медовой! - ахнул брат.
  Я обернулась из последних сил, чтобы заметить его бледное лицо, искаженное ужасом. И тут мир поглотила тьма.
  
  
  Глава 10
  О ПРОКЛЯТЬЯХ
  
  Разбудили меня мокрые шершавые прикосновения к лицу и отвратительный запах.
  - Рыск! Уйди! - я отмахнулась и, кажется, попала по чему-то, только это не было покрыто кошачьей шерстью. Пришлось открывать глаза.
  - Она пришла в себя! - надо мной нависало сморщенное личико какой-то старушки, в белые волосы которой, были вплетены янтарные бусины. Чуть поодаль виднелись лица Лорина и Яра, последний держался рукой за щеку.
  - Похоже, силы к тебе вернулись, - не без ехидства заметил он.
  Я огляделась. Мы находились все в том же домике, только вот за окном были не сумерки, солнце радостно сияло в зените.
  Старушка убрала шершавую тряпицу, которой она обтирала мне лицо, собрала крошечные глиняные кувшинчики со стола.
  - Все, я больше не нужна. Пей отвар из этих травок, вот я оставила пучок. А здесь свежезаваренный, - она кивнула на большую деревянную чашку. - Побольше гуляй. Через несколько дней все пройдет.
  - Что пройдет?! - я подскочила на кровати.
  Но лекарка не захотела выслушивать моих вопросов и проворно засеменила к двери. Яр отправился ее провожать.
  - Что со мной? - я тревожно смотрела на брата.
  - Ну, видишь ли, - потянул он.
  - Говори!
  - Синни. Ты очень сильно отравилась и...
  - И что?!
  - У тебя отвалились уши!
  Я лежала не решаясь проверить наличие названной части тела.
  - Синни! Ты чего! Я пошутил!
  - Так бы нос в отместку и откусила, - сказала я и отвернулась к стене.
  - Да, ладно. Не обижайся. Хочешь посмотреть на себя?
  Так, а вот это мне уже не нравится.
  - Ну! - я протянула руку за зеркальцем.
  - Ты тока это... сильно не пугайся!
  В зеркале отразилась какая-то жуткая образина с огромными щеками и глазами щелками. И все это вдобавок было покрыто мелкими красным пятнами. Я уронила зеркало и заплакала, уткнувшись носом в подушку.
  - Синни, ты что? - Лорин растерялся. - Не переживай, скоро это пройдет. Денька через два-три.
  И как я эти два-три дня жить буду?
  Весь день я провалялась в кровати, отвернувшись к стене, не желая ни с кем разговаривать. Заходил Квэнн, но я только натянула одеяло на голову. Мужчины о чем-то пошептались и все ушли. Остались только Мгла и околдованный Рыск. Я тут же вскочила и, заперев дверь, сняла уздечку с кота. Зверь потряс головой, прогоняя остатки дурмана, и потерся головой о мои руки, мурлыкая изо всех сил. Волчица, видя такое безобразие, тут же ткнулась носом мне в плечо, требуя ласки и себе.
  Хорошие мои. Я обняла зверят. Вам-то все равно как я выгляжу. Не то что эти... Засмеют ведь потом. Это они говорят только, что любят не за внешний вид.
  Отвар лекарки оказался горьким, но терпеть можно. Выхлебав сразу полчашки, я вернулась в кровать, даже не подумав отпереть дверь - не хочу никого видеть. Рыск запрыгнул ко мне и улегся в ногах, свернувшись большим черным клубком. Мгла устроилась рядом на полу и только голову положила на кровать.
  Может Рист проведать? Узнать где они сейчас.
  Элхоор послушно распахнул объятья. Только вот как-то неспокойно было на его просторах. Серое небо в некоторых местах совсем низко нависло над землей, я шла и стукалась головой о тучи. Сегодня мир теней был сер и тускл.
  - Рист! - эхо, отразившись от низкого неба, пошло гулять по тучам, на миг на их темных боках вспыхивала радуга.
  Подруга отозвалась не сразу, а когда появилась, вид у нее был усталый и немного раздраженный.
  - Что-то случилось? - спросила я.
  Гилонн подняла глаза и ахнула.
  - С тобой что случилось?
  Я недоуменно посмотрела на себя: тело было серым и почти прозрачным, а в некоторых местах просвечивали рваные дыры.
  - Да так, отравилась немножко.
  - Что случилось? - нахмурилась Рист. - Кто тебя отравил?
  - Никто. Сама по глупости. Напилась настойки на меду.
  Подруга тяжело вздохнула.
  - Как маленькая, честное слово. Ты же знаешь, что тебе нельзя мед. Или ты специально? - ее лицо приобрело еще более озабоченно выражение.
  - Успокойся. Не хотела я покончить жизнь самоубийством, просто не знала, что в этой дурацкой настойке есть мед.
  Похоже, гилонн немного успокоилась.
  - Как ты себя сейчас чувствуешь? Ты без сознания?
  - Нет. Я нырнула в Элхоор, чтобы тебя проведать. А чувствую... Ничего, нормально. Только...
  - Что? - насторожилась Рист, заметив мое плаксиво сморщившееся лицо.
  - Я сейчас такая некрасивая!
  - Тьфу на тебя! Все пройдет. Не расстраивайся. Мы уже скоро приедем.
  - А где вы сейчас?
  Рист хмыкнула.
  - В пути. Ладно. Я не могу долго здесь оставаться, а то еще из седла вывалюсь.
  Я помахала Рист рукой, и она исчезла.
  А Элхоор потихоньку менялся. Небо вернулось на привычное ему место. Радуги, вспыхивающие при моем появлении здесь, не появлялись, но стало все же повеселей. И тут, соткавшись из ниоткуда, навстречу мне шагнул Фарн.
  - Ты?! - я испуганно отступила.
  - А ты ждала кого-то другого? - разноглазый ллинни усмехнулся.
  - Нет. Я вообще никого не ждала. Но хорошо, что ты мне попался!
  - Даже так! - он насмешливо приподнял брови.
  - Да! Теперь мне не придется гоняться за тобой по всему Ллинн-Хейму.
  - А ты упорная. Преодолеваешь все мои ловушки.
  Я тихо зашипела.
  - За некоторые из них, особенно за наводнение в Канхваре, тебя и убить мало!
  - Какое наводнение? - здоровое ухо самозванца удивленно дернулось.
  - Скажешь, что не ты его устроил!
  - Синни! Постой! - теперь отступал он, отгородившись от меня раскрытыми ладонями. - Я не знаю о каком потопе ты говоришь!
  - Скажешь, что не ты настроил против нас греннов!
  - Ну, немного, но только против твоего брата. Вилийцу не место в Ллинн-Хейме.
  - Зачем ты вносишь смуту в народы?! Ты хочешь стравить их между собой?!
  Тут лицо Фарна похолодело.
  - Я знаю, что я делаю! Я хочу блага для Ллинн-Хейма!
  - Даже если это благо закончится смертью каждого второго?!
  - Я готов и на такую цену!
  - А Ллинн-Хейм не готов, - я размахнулась и огрела этого наглеца по физиономии. Рука прошла сквозь ставший смутным образ, кожу опалило, и я оказалась сидящей на своей кровати.
  Вот и поговорили. Вот и переубедила, ничего не скажешь. Кончики пальцев пощипывало, они покраснели и опухли, да и вообще кисть выглядела так, будто ее держали в горячей воде.
  Дверь задергалась, послышались возмущенные голоса, а потом в окне появилось лицо брата.
  - Синни! Ты чего заперлась?
  - Отстань! Я никого не хочу видеть, - я накрылась одеялом с головой.
  - Синнора, пусти меня!
  - Оставь ее, пусть отдохнет в одиночестве, - видимо к Лорину присоединился Яр.
  - Но это же твой дом! Как же...
  - Пойдем. Найдем где переночевать. Синнору сейчас лучше оставить в покое, вот пройдут пятна, и она снова к нам вернется.
  Мгла, повинуясь моему желанию, захлопнула лапой ставню. Спевшаяся парочка расхохоталась и направилась прочь.
  Я встала и допила отвар. Ничего! Я потом тоже над вами поиздеваюсь!
  
  Букашка с черными блестящими крылышками лениво ползла по травинке, медленно перебирала угловатыми лапками, поводила длинными усами. Важная-важная. Рыск щелкнул зубами, и путешествие бедняги завершилось. Кот вернул голову обратно мне на плечо. Я погладила пушистое ухо, белую кисточку на нем. Зверюга довольно щурилась. Не возьми брат Мглу с собой на прогулку в лес, эта красавица непременно влезла бы сейчас, хоть как, но втиснулась между мной и котом. Рыск лениво по-хозяйски положил переднюю лапу мне на живот и, прикрыв глаза, засопел. Будто и в самом деле спит.
  А завтра приедет Рист. Пять дней пролетели почти незаметно, хоть я большую их часть провела взаперти, но зато выспалась как следует. А как только опухоль спала, под крышей меня удержать не смогло ничто, даже оставшиеся кое-где особо стойкие пятна.
  За это время айли еще несколько раз закатывали в честь нашего приезда праздники, но я на них не бывала, отговариваясь нездоровьем.
  Кот настороженно поднял уши, потом глухо заворчал. Было видно, что об опасности он предупреждает не меня, а того, кто приближался к нам со стороны деревни. Ветви закачались, потом над ними появились рога, и на полянку выплыл Квэнн.
  Повелитель айли улыбнулся, увидев меня. Я торопливо натянула на Рыска уздечку.
  - Здравствуй, Синнора.
  Я встала, приветствуя его.
  - Сиди, сиди.
  Квэнн опустился рядом со мной на расстеленное покрывало. С того самого вечера, я ни разу не видела Коронованного, впрочем, я никого не видела.
  - Вы же хотели о чем-то со мной поговорить?
  - Давай попроще, я не столь древний старик, чтобы оказывать мне в речи такие знаки почтения, - карие, похожие на спелые вишни, глаза смотрели на меня хитро-хитро.
  - Хорошо. Так о чем ты хотел поговорить?
  - О сарино. Я хотел обратиться к тебе за помощью, но ты, похоже, все знаешь.
  - Что они еще натворили?!
  - Ничего. Наши веселые друзья не натворили ничего. Натворили за них.
  Я вскинула уши и пожевала костяшку пальца, внимательно глядя на Квэнна.
  - О чем ты?
  - О народе сарино.
  - Фарн...
  - Фарн здесь ни при чем.
  - А кто при чем?
  - Видишь ли... Пресветлые короли не всегда вели себя разумно и не всегда их темная половина могла за всем уследить.
  Отчего-то глядя на Квэнна, мне казалось, что я смотрю на солнце, глаза начинали болеть и слезиться.
  - И что, Пресветлый король тоже зачаровал их божество, как и у греннов?
  - Нет. Но скажи мне, что значит сарино в переводе с древнего языка? Не морщись. Вижу, что не знаешь. Сарино - Прекраснейшие.
  - Но ведь...
  - Не похожи нынешние сарино на Прекраснейших, ведь правда?
  - Да.
  - А раньше, они были одними действительно были таковыми.
  - Что-то не верится. Что же с ними случилось? Пресветлый король их тоже проклял.
  - Почти. Сарино и тогда и сейчас были не самым трудолюбивым народом. Они больше предавались самосозерцанию, празднествам и безделью. И один из Пресветлых королей повелел, чтобы облик сарино соответствовал их поступкам и мыслям. Не знаю, что это принесло Пресветлому королю... Ведь сарино не стали вести себя по-другому.
  - А откуда ты все это знаешь?
  - Народ айли всегда соседствовал с прекраснейшими.
  - И если я поверну проклятие вспять?..
  - Боюсь даже тебе это не под силу.
  - А кому под силу?
  - Самим сарино. А вот другие проклятия ты вполне можешь снять, - Квэнн поднялся и, плавно кивнув мне головой, удалился.
  Переубедить целый народ сменить образ жизни... такое мне тоже не под силу. Я тяжело вздохнула и стянула с Рыска уздечку. Кот фыркнул и потер морду лапой.
  - Меня же ведь никто не послушает, - я потрепала кота по шее. Тут Рыск резко сорвался с места и черной молнией исчез в кустах. Оттуда послышался испуганный вспик, а потом наступила тишина.
  Я оказалась в кустах чуть ли не быстрее Рыска, с ужасом ожидая увидеть там какого-нибудь растерзанного айли. Кот прижимал лапами к земле целую и невредимую, хотя и несколько придушенную Миву. Сарино посмотрела на меня растерянным и жалким взглядом.
  - Ты все слышала! - сразу догадалась я.
  Коротышка обреченно кивнула. Мне стало ее ужасно жалко.
  - Не расстраивайся, я что-нибудь придумаю.
  - Что ты можешь придумать?! - Мива залилась слезами.
  - Пусти! - я оттащила кота. Рыск неохотно подчинился. Сарино тут же вскочила и кинулась прочь. Кот дернулся было за ней, но мне удалось его остановить. Таща за собой Рыска, я вернулась на полянку, уселась на покрывало. В голове царил хаос. Жизнь преподносит все больше и больше сюрпризов. Неприятные, мохнатые коротышки когда-то были прекраснейшим народом. И перестали быть им. По слову одного человека, пусть он хоть трижды Пресветлый король. Такое не должно быть позволено даже Хранителю! И как теперь быть мне? Что делать? Смогут ли сарино измениться, или еще больше обозлятся?
  Рыск помыркивая тыкался носом мне в ладони.
  - Ну что, котик. Что мы с тобой делать будем? Похоже, что я сама все порчу. Помогаю Фарну. Интересно, что же он пообещал мэли? И чем Пресветлые короли обидели этот народ? А, пушистый? - я погладила Рыска по спине. Он блаженно прикрыл глаза. - Эх! Можно было бы все эти проклятия Пресветлых королей отменить одним словом!
  Янтарные глаза кота широко распахнулись, он ухватил меня когтями за рукав и глухо заворчал.
  - Что? Где враги? - верчение головой ничего не дало. Лес вокруг оставался тих и спокоен.
  Рыск вновь поймал мой взгляд. Отчего-то взгляд кота был умоляющим, еще немного и, казалось, он заплачет.
  - Да что случилось-то? Чего ты хочешь от меня?
  Кот открыл пасть, но только глухо рявкнул.
  - Проголодался? Сейчас домой пойдем, - я потянулась к уздечке.
  И тут Рыск меня ударил. На коже остались кровавые росчерки царапин. От неожиданности я села обратно, ошарашено глядя на зверя. Он себе никогда себе такого не позволял. Кот прижал уши, сжался в комочек и посмотрел на меня снизу испуганным взглядом.
  -Да что с тобой? Ты чего? Не хочешь уздечку? Ну потерпи немного. Завтра приедет Рист, и мы уедем из этих мест.
  Кот подполз поближе, уткнулся лбом мне в коленку. Его трясло крупной дрожью.
  - Я и забыла, что тебя тоже коснулось проклятие. Ты же тоже относишься к греннам как-никак, - от собственной беспомощности хотелось плакать. - Но проклятие ведь не простой приказ, который можно отменить! - Рыск дернулся всем телом. В голову закралась безумная мысль. А почему бы не попробовать? Ведь я ничего не теряю. Я потрепала Рыска за ушами, потом приосанилась. - Я отменяю проклятие Пресветлого короля, пусть к сарино вернется их истинный облик. Я отменяю проклятие Пресветлого короля, пусть Наэлл вернется.
  Ничего не происходило, только кот замер под моими пальцами. И тут где-то в лесу раздался дикий визг. Я вскочила на ноги.
  - Рыск! Бежим! Там что-то случилось!
  Кот лежал на земле тяжело дыша, глаза у него закатились, розовый язык вывалился из пасти.
  - Что с тобой?! - я кинулась к любимцу. Ладони засветились привычным радужным свечением. Рыск дернулся под моими руками, по его телу прошла судорога. Кот начал извиваться, отбросив меня в сторону. Он выл, рычал, стонал. Под черной шкурой будто перемещались толстые змеи, потом шерсть начала стремительно укорачиваться, да и сам Рыск разительно менялся.
  Что это? Неужели оборотень? Я о таком только в сказках слышала. Неизвестно, чем мне грозило странное существо на покрывале, поэтому я на всякий случай отошла подальше и приготовила несколько боевых заклинаний.
  Тело наконец-то перестало извиваться. Опираясь на дрожащие руки, с земли привстал мужчина, поднял голову, прищурился, нахмурив рыжие греннские брови.
  - Синнора?
  - Ты кто?! - заклинание, отсвечивая радужными бликами, готовилось спорхнуть с пальцев.
  - Синни. Не бойся. Я Наэлл.
  Ноги разом ослабели, и я опустилась на травку.
  - Но как же... - я растерянно махнула рукой. Заклинание чиркнуло по траве, срезая колоски, и улетело куда-то в небо.
  - Я думал, ты так и не решишься попробовать, - он сел и закутался в покрывало.
  Голова просто кругом шла. Почему-то больше всего меня в этот момент волновало то, что я нисколько не стеснялась своего любимого котика...
  - Не бойся, из своего второго обличья я мало что помню. Так отдельные, особенно яркие куски и эмоции. Когда я был котом, то человеком себя не ощущал, - Наэлл будто прочитал мои мысли.
  И тут на меня обрушилась радость.
  - Я все-таки сделала это! И у меня получилось! - я опрокинулась навзничь, раскинула руки. По небу плыли пушистые белые облака. Рядом довольно рассмеялся Наэлл.
  - Но ведь теперь греннам придется вернуться под длань Пресветлого короля! - сев, я радостно посмотрела на найденное божество.
  - Не волнуйся, они вернутся.
  - Вот сюрприз для Рист будет! В первый раз я что-то в Ллинн-Хейме натворила сама. Пойдем скорей в деревню, я Лорина обрадую!
  Наэлл улыбнулся и встал, по-прежнему кутаясь в покрывало. Протянул мне руку, помогая подняться. Янтарные глаза знакомо блеснули. Мне будет не хватать моего котика. Надеюсь, Мгла не окажется какой-нибудь проклятой девицей.
  Стоило вспомнить про волчицу, как она появилась. Мгла шла по следу. Делала она это столь вдумчиво и старательно, что не поднимала нос от земли до тех пор, пока не стукнулась головой о мои ноги.
  - Синни! - брат шел за волчицей.
  - Лорин. Что случилось?
  - Там у озера какой-то девушке стало плохо. А это кто? - тут брат заметил Наэлла. Золотистые брови сошлись на переносице.
  - Лорин, позволь тебе представить. Это Наэлл, божество греннов.
  Как приятно смотреть на ошарашенного Лорина, застывшего с открытым ртом. Всю жизнь бы любовалась, но там кто-то нуждался в моей помощи.
  - Веди давай, потом все расскажу.
  - Ааа. Да, конечно, пошли.
  Брат развернулся и повел. Я ухватила Наэлла за край покрывала и потащила за собой. Не хватало ему еще где-нибудь потеряться, только нашедшись. Мгла топала сзади, иногда порыкивая на невесть откуда появившегося мужчину, от которого к тому же пахло Рыском.
  Идти пришлось недолго. На берегу уже стоял вездесущий Яр. Еще несколько айли склонялись над чем-то. При нашем приближении они расступились, и я смогла рассмотреть девушку, лежащую на траве.
  - Что с ней случилось?
  - Неизвестно, - ответил Яр. - Мы услышали крик. Когда пришли, она уже так лежала.
  Платье на несчастной было порвано почти на клочки. Неужели кто-то...
  - Кто она? - я прошлась рукам над телом, ища следы болезни или раны.
  - Не знаю. Она не из нашей деревни.
  Я почесала в затылке.
  - Похоже, с ней все в порядке. Она просто в обмороке. И в чувство ее куда лучше меня приведет обычная вода, - я зачерпнула ладонью воды из озера. И тут в осоке у берега заметила знакомую несуразную шапку. Капли просочились меж разжавшихся пальцев. Неужели... Выловив головной убор из воды, я выжала несколько капель девушке на лицо. Она ахнула и провела рукой по лицу, открыла глаза, полыхнувшие зеленью свежей травы.
  - С тобой все в порядке? - пастух оленей склонился над девушкой.
  - Яр! - она в ужасе отшатнулась, пытаясь хоть как-то прикрыться.
  Лорин стянул рубаху и протянул ей.
  - Похоже, она знает тебя, - брат посмотрел на айли.
  - Конечно, знает, - и тут я поймала умоляющий взгляд. Мива явно не хотела, чтобы ее узнали.
  - Я приехала, чтобы увидеться с тобой, - нежный бархатистый голос ничуть не напоминал прежний писк. - Мне нужно кое-что тебе рассказать.
  Так, здесь все понятно. Я украдкой выкинула шапку в кусты и дала остальным айли знак расходиться. Пусть эта парочка сама разбирается.
  
  Как мне все удалось - непонятно.
  - Так может вы мне все расскажете? - Лорин присел на лавку. Мы вернулись в дом Яра.
  Наэлл величественно присел на кровать.
  Надо бы где-нибудь раздобыть ему одежду.
  - О чем ты хочешь услышать?
  Брат, не обращая на гренна внимания, посмотрел на меня.
  - Как тебе удалось его найти?
  - Тебя ожидает некоторый сюрприз. Видишь ли, мне удалось снять проклятие Пресветлого короля. И даже не одно.
  - И?..
  - Знаешь, кто оказался Наэллом? Мой кот Рыск!!!
  - Ничего себе! - глаза брата разгорелись. - Это чудесней, чем в древних легендах! А само проклятие? Как тебе удалось?
  Я смутилась от неподдельного восторга в братовых газах и от простоты собственных действий.
  - Я просто отменила его.
  - Как просто отменила? Ты что-то делала, наверное? Заклинания какие-нибудь? Ритуалы?
  - Нет, Лорин. Я просто сказала, чтобы проклятие исчезло, и оно исчезло.
  - Какая ты у нас, однако, могущественная. Может ты и самозванцу просто-напросто велишь явиться пред твои очи?!
  - Нет. Она не может приказать, она же не Пресветлый король. Только отменять королевские приказы, - вставил Наэлл.
  - Так вот почему ты вертелся вокруг меня? - я подозрительно посмотрела на гренна.
  - Это одна из причин, - спокойно сказал мужчина.
  - Каковы же остальные?
  - Я объясню позже, - взгляд бывшего кота на мгновение прыгнул на Лорина.
  Тайны. Ну что ж, пусть будут тайны.
  Тут на улице послышались возбужденные голоса, а потом стук в дверь.
  - Яр! - учуяла я. - Входи, это же твой дом!
  - Ты кота своего привязала?
  - Теперь его не нужно привязывать.
  - Он что, умер? - удивились из-за двери.
  - Да нет. Наоборот возродился.
  Айли осторожно заглянул внутрь, обежал глазами комнату, остановился взглядом на Наэлле.
  - Наэлл?!!
  - Заходи, Олененок. Не трону.
  - Еще бы! - фыркнул Яр. - Ты же на моей территории.
  Янтарные глаза блеснули под рыжими бровями.
  - Яр, у тебя случайно нет запасной одежды?
  Олений пастух, заломив бровь, посмотрел на гренна. Сразу было видно, что тощий, но жилистый и не очень высокий Наэлл утопнет в одежде Яра.
  - Я что-нибудь поищу в деревне. Может детская одежда подойдет...
  Кот наморщил прямой породистый нос.
  - Но это позже, а сейчас я хотел вам представить... - айли исчез за дверью, но через мгновение вернулся, таща за собой необыкновенно красивую стройную девушку.
  - Это Мила. Она музыкант и пришла в наши края, чтобы поучиться новым мелодиям.
  Девушка склонила голову, пряча под густой гривой светло-каштановых волос жаркий румянец.
  - Ну, я думаю, прекрасная ллиннэх узнает от тебя много новых мелодий.
  В ответ на мои слова, Яр тоже покраснел, а потом сияющими глазами посмотрел на свою спутницу, уже переодетую в чье-то нарядное платье.
  - Ну, ладно, я пошел искать одежду. Мила, ты меня подождешь?
  Девушка кивнула.
  Как только дверь за Яром закрылась, и шаги айли стихли, я за руку оттащила Миву в укромный уголок. Сарино сжалась в комочек, глядя на мое злое лицо.
  - Зачем обманывать?!
  - Но он не полюбил бы меня, узнав, кем я была.
  - Дура! Это же все равно когда-нибудь откроется!
  Мива закрыла лицо руками и зарыдала.
  - Что же мне делать? Я люблю его!
  - Рассказать все. Тем более, что с минуты на минуту все узнают о преображении сарино.
  - Но он же меня тогда разлюбит!
  - Ну и зачем тогда такой нужен? Если Яр откажется от тебя, узнав, что ты это ты, то он недостоин твоей любви! - может я была и не права. - Но если он узнает об обмане, будет только хуже.
  Яр, как птица, влетел в дом, держа в руках объемистый сверток. Заметив заплаканное лицо подруги, айли нахмурился.
  - Что случилось?!
  - Пойдем, мне нужно с тобой поговорить, - Мива подошла к юноше и потянула его на улицу.
  - Яр! Одежду оставь!
  Айли кинул сверток на кровать к Наэллу.
  - Лорин, пойдем прогуляемся, пусть ллиннэх оденется.
  Брат послушно встал. Мгла черной тенью последовала за нами. Да, все же сильно мне будет не хватать кота. Может нового завести? Но только не греннского! У его Пресветлого величества Малл вроде собиралась разродиться, может мне выпросить котенка? Хотя нет, там котенка уже выпросил Лорин. Тогда дождусь весны и куплю на ярмарке. Самого обычного, охотничьего. Серого с черными полосками! Мечты о коте были прерваны замечательным зрелищем - под сенью кустов Мива рыдала в объятьях Яра. Замечательно, похоже, у них все сладилось.
  - Лорин! - окликнул брата какой-то мальчишка. - Ты просился с нами на рыбалку! Пойдешь?
  - Еще бы! Синни, я...
  - Иди, - с улыбкой я легонько его подтолкнула.
  Мгла увязалась за Лорином, а я присела на сухое бревно возле хижины Яра, оно было отполировано до блеска моими предшественниками. Солнышко заходило, крася облака в разные цвета. Как будто в Элхооре, когда небо вспыхивает радугой. Послышался шорох и рядом со мной присел Наэлл.
  - Ну, как тебе в человеческом обличье?
  Янтарные солнца на мгновение скрылись под веками, потом вспыхнули еще ярче.
  - Я почти не помню ничего из своего звериного существования. Так что я будто на мгновение выпал из этого мира.
  - И меня ты тоже не помнишь? Откуда же ты тогда знаешь мое имя?
  Наэлл улыбнулся.
  - Тебя я помню. Ты - как свет, как солнечный луч.
  - А могу я узнать, за что Пресветлый король проклял тебя?
  Еще одна улыбка.
  - Ты - можешь. Это было не очень честное соперничество.
  - Из-за власти? - удивилась я.
  - Нет. Из-за женщины. Ее звали Вейль, и она была Темной королевой. Ты очень похожа на нее. Судя по тому, что сейчас Темная королева ты, ее уже нет в живых. Он ее уберечь не смог.
  - Тебя ждет много сюрпризов. Многое изменилось в этом мире, пока ты находился в звериной шкуре. Я поняла, что в том соперничестве побеждал ты?
  - Да, ты права. Но я смогу отомстить... - янтарные глаза уставились в никуда.
  - Тебе некому мстить. Пресветлый король давно сменился. Старый погиб во время войны.
  - Да уж. Мне много предстоит узнать. С кем была война?
  - С Вилией.
  Гренн зашипел.
  - Что тогда этот мальчишка делает здесь?
  - Прекрати! А то я вспомню, сколько времени ты был моим котом и отвешу тебе подзатыльник. Лорин мой брат! Я выросла в Вилии. И я приложу все силы, чтобы между нашими народами был прочный мир.
  - Это похвально. А знаешь... - Наэлл как-то странно улыбнулся, пододвинулся поближе. - Я и дальше могу быть твоим котом! - рука мужчины оказалась на моих плечах, он резко притянул меня к себе и поцеловал.
  Показалось мне или нет! Отчаянный крик где-то на краю сознания, прокатившийся холодом по спине. Я судорожно начала вырываться из объятий.
  - Пусти! Пусти же меня! - Наэлл был невероятно силен. Казалось, меня держит не рука живого существа, а стальной обруч. Гренн коснулся губами моей шеи и только после этого разжал объятья.
  Уже находясь шагах в пяти, я потерла лицо.
  Наэлл самодовольно улыбался.
  - Все равно будешь моя!
  - Так бы и жахнула боевым заклинанием! Но мне тебя еще с рук на руки Рид сдавать!
  Мужчина расхохотался. А я убежала прочь, искать Лорина. Оставаться с бывшим котом мне было как-то страшновато.
  В голове роились самые разные мысли. Так уж случилось, что за всю свою жизнь, я не была избалована мужским вниманием. В Вилии молодые люди стороной обходили презренную ллинни. В Ллинн-Хейме меня обходили по причине моего высокого положения. Не принимать же всерьез заигрывания Пресветлого короля. Вот если бы... Но это так, глупости. Мне не удастся его переубедить. А здесь! Я ясно чувствовала, что действительно нравлюсь Наэллу. Да и мне не совсем неприятны его действия. Может надо было покорно склонить голову ему на плечо и... Я даже хихикнула от такой мысли, потом передернула плечами. Нет уж! Что-то мне не нравится поведение этого котика. Ну его!
  
  
  Глава 11
  ХРАНИТЕЛЬ
  
  Разбудил меня суматошный стук в дверь. Я подскочила на кровати. Первое, что мне пришло в голову - Рист приехала. Но голоса подруги не слышалось. Лорин, спавший рядом с кроватью на полу, как верный пес, поднял взлохмаченную голову.
  - Кто там?
  - Чего надо?! - грубо рявкнул с лавки Наэлл.
  - Аней Тэйн, - пропищал за дверью тоненький голосок.
  - Что случилось? - спросила я, перебираясь через Лорина и направляясь к двери.
  На пороге стояла маленькая девочка, ее светлые волосы были заплетены в тоненькие косички.
  - Ллиннэх! Помогите!
  - Что случилось? - я глазами оббежала малышку, ища следы крови.
  - Пойдемте! Яр вас звал. Гордый упал в яму и переломал ноги!
  - Да, сейчас!
  Накинув одежду, я кликнула Мглу.
  - Я с тобой! - Лорин и Наэлл поднялись одновременно.
  - Нет уж, оставайтесь лучше здесь! Я быстро.
  Они не успели ничего возразить - я вскочила на волчицу, усадила девочку перед собой и приказала Мгле гнать во всю прыть.
  Солнце еще не показало бледное неумытое лицо над верхушками деревьев, но раскрашенные в розовый цвет облака говорили о том, что оно уже пришло в мир. Между деревьями висели клочья густого тумана. Мгла, следуя указаниям девочки, мчалась совершенно бесшумно, так что все окружающее казалось сном. Но вот деревья расступились, и мы выехали туда, где обычно паслись олени.
  - Вон! - девочка указала на кучку айли, столпившихся вокруг чего-то.
  Оленя, угодившего в невесть как появившуюся посреди луга яму, уже успели вытащить. Яр как мог утешал своего питомца. Огромный белоснежный зверь только тяжело вздыхал, темные ноздри широко раздувались.
  - Как он? - я спрыгнула с волчицы и опустилась на колени рядом с Яром. Олень вздрогнул от моего прикосновения и тут же застонал почти по-человечески.
  - Плохо. Сломаны обе передние ноги, кажется, еще ребра... не знаю, - олений пастух хлюпнул носом.
  - Не расстраивайся! Все будет хорошо!
  Радужное свечение вспыхнуло на ладонях легко и радостно, будто давно ждало этого мига. Гордый умиротворенно вздохнул и прикрыл глаза.
  Срасталась израненная плоть, обломки кости притягивались друг к другу. Вот олень дернулся, а потом встал, раскидав нас с Яром в разные стороны. Красавец гордо повел головой и затрубил. Я нисколько не сомневалась, что это вожак здешнего оленьего племени.
  - Спасибо! - восторженно сказал Яр.
  - Не за что, - сказала я, подходя к яме. - Ничего себе! Кто мог выкопать такое за ночь?
  - Крот. Гордому, наверное, не понравилось, что кто-то копается на его территории, он полез в драку и провалился.
  - Крот! Стихии и духи! Ничего себе кротик! Такой весь Ллинн-Хейм перероет!
  - Не перероет. Охотники его сегодня отгонят подальше.
  Я передернула плечами. Было как-то неуютно оттого, что в любой момент земля под ногами может просесть.
  - Ладно, если я больше не нужна, то, пожалуй, пойду домой.
  - Синни! Еще раз спасибо! Гордый - мой любимец.
  Возвращались мы с Мглой вдвоем и гораздо медленней, спешка была уже ни к чему. Вот показались хижины, толпа народу, знакомая черная волчица, мелькнувшая за чужими спинами рыжая коса, и я пожалела, что не поторопилась. Волчица, почувствовав мой настрой, в несколько скачков преодолела оставшееся расстояние.
  - Рист!
  Подружка радостно заулыбалась и распахнула объятья.
  - Почему не предупредила! Я бы отправилась тебя встречать!
  Рист чуть отстранилась, не переставая улыбаться.
  - Так я была уверена, что, отправляясь мне на встречу, ты не попадешь еще в какие-нибудь неприятности.
  - А меня ты не хочешь поприветствовать? Можно даже так же горячо, - раздался за спиной знакомый ехидный голос.
  - Аргон! Тебя каким ветром занесло? - я удивленно посмотрела на главу Совета.
  - Восточным. Пресветлый король решил, что тебе требуется подмога.
  - Да? Ну ладно. Хотя до этого мы как-то обходились без тебя.
  - Теперь придется как-то обходиться со мной!
  Аргон мог острить бесконечно, поэтому я не ответила на его выпад и вновь повернулась к Рист.
  - Представляешь! А мне удалось найти Наэлла! Так что греннам придется перейти на нашу сторону.
  - Это хорошо!
  - А еще мне удалось снять проклятие с сарино, так что они, тоже, наверное, будут на нашей стороне!
  - Ух ты! Сколько ты всего натворила! У меня новости поскромнее. Мне всего лишь удалось вернуть под руку Пресветлого короля мэли.
  - Мэли!? Как тебе это удалось?
  Рист кивнула куда-то в сторону. Я обернулась. На меня испуганно-виноватым взглядом смотрел мохнатый великан. Теперь я смогла разглядеть его поподробнее, а то во время драки было как-то не до этого. Мэли с головы до ног покрывала густая, волнистая, серебристо-серая шерсть, свободными оставались только большой черный нос и ладони. Лицо великана очень походило на кошачью морду, только что усов не было, но их с успехом заменяли длинные белые кисточки на ушах. Над глубокими темно-зелеными глазами нависали мохнатые брови, сейчас они были трагически изогнуты.
  - Извини, Аанэй Тэйн. Вэй ан Лланна уже все мне рассказала. Я Авин, покровитель мэли. Я прошу прощения, что напал на вас.
  - Зачем же ты это сделал? Что тебе пообещал Хранитель-самозванец?
  Мэли печально повесил уши, в его красивых больших глазах стояла тоска.
  - Ничего. Он не обещал мне ничего. Он обманул меня и мой народ, рассказав, что к нашим землям приближается вилийский колдун, который пошлет мор на мэли и на овец. Поэтому стоило мне только увидеть этого белоголового в вашем окружении, как я впал в бешенство. Мне пришлось участвовать в битве на Смертной Пустоши, поэтому я знаю, что вилийские маги вовсе не беспомощны. Я подумал, что он околдовал вас... - Авин опустил голову, в руках он теребил широкий повод, тянущийся к узде огромного лося, только такой могучий зверь мог выдержать такого великана.
  Я положила руку на сгиб локтя мэли, поскольку до плеча не дотянулась.
  - Не расстраивайся! Главное, что ты избавился от этих заблуждений.
  - А правда, что этот вилиец твой брат?
  - Правда, - а вот и он.
  Откуда-то со стороны озера шел Лорин, чуть поодаль от брата шел Наэлл, за этой парочкой тянулась стайка мальчишек. Брат, увидев в какой компании я нахожусь, радостно заулыбался. И тут мимо меня мелькнула темная тень. История, произошедшая во дворце, повторялась - Эльва замерла перед Лорином, потом осторожно обошла его по кругу, будто принюхиваясь. Похоже, гилион проверяла, все ли с ним в порядке. Лорин рассмеялся и, поймав девушку за руку, притянул к себе.
  - С приездом!
  Случайно оглянувшись на Рист, я заметила, как у нее сузились глаза, но тут же гилонн расплылась в улыбке.
  - Наэлл! Котяра! Где эта девчонка умудрилась тебя найти?
  - Рист! Сколько лет прошло! А ты все не меняешься, подружка! - гренн обнял девушку и поцеловал отнюдь не по-дружески. - А где нашла?.. - мужчина разжал руки и вознамерился было обнять меня, но я ловко юркнула за спину Авина. - Я же очень долгое время находился рядом с тобой! А ты и не догадывалась.
  - Наэлл был Рыском, - я на минутку выглянула из-за мохнатого бока. Мэли недоуменно на меня оглянулся.
  Рист удивленно подняла тонкие брови.
  - Рыском? Вот это сюрприз! Что котяра, пришлось тебе побывать в кошачьей шкуре! - она со смехом хлопнула Наэлла по плечу. Рыжебровый довольно осклабился.
  На подошедшего Лорина Рист даже не посмотрела и не ответила на его робкое приветствие.
  Айли начали потихоньку расходиться, поняв, что ничего интересного от непонятных гостей не узнать. И тут появился Квэнн.
  - Вей ан Лланна, советник, Авин, гилион, - айли кивнул каждому. - Давно у нас не было столь значительных гостей и в таком количестве.
  - И теперь для тебя главная проблема - где всю нашу ораву уложить ночевать, - хихикнула Рист.
  - Ты как всегда очень проницательна. Но я не буду делать из этого проблему. Поскольку Синнора давно заняла домик моего сына, вот и располагайтесь там как хотите.
  - Что ж, замечательно. Вечером, я так полагаю, будет праздник?
  - А как же! В честь таких гостей! - Квэнн и Рист, видимо давно знакомые друг с другом, довольно захихикали.
  В сопровождении Квэнна мы направились к дому, потом айли, видя, что мы и сами не теряемся, сказал, что у него дела и гордо удалился. Некоторое время мы завтракали принесенной жителями деревни снедью, потом все свелось к очередному: "Рассказывай". Повздыхав для приличия, пришлось рассказывать. Лорин изредка вставлял какую-нибудь фразу, но он куда больше был занят пристальным рассматриванием Рист. Та же нарочито не обращала на него внимания, притом настолько нарочито, что даже Авину стало понятно, что Вэй ан Лланна за что-то в страшной обиде на вилийского колдуна. Все это время Эльва сидела на полу у ног Лорина, прислонив голову к его колену. Интересно, у меня совсем бестолковый брат?
  - Значит, просто сказала? - Аргон, горя глазами, подался ко мне. - И тут же по твоему слову все и случилось?!
  - Да. Так оно и было. Свидетель произошедшего вот, перед вами.
  Наэлл кивнул с достоинством.
  - Невероятно! - глава Совета покачал головой.
  - Почему же? - поджала губы Рист. - Она Темная королева и ей под силу отменить любой приказ Пресветлого короля. Любой! Ты что, до сих пор не верил в это?
  - Но столь могучие проклятия!
  - Это были просто самые обычные приказы. Меня больше заинтересовали эти таинственные подземелья под городом греннов. Наэлл, ты что-нибудь об этом знаешь?
  - Только какие-то легенды, что раньше на месте города был какой-то подземный город, но из моих под землю никто никогда не спускался, чтобы проверить эти слухи. Когда вернусь, займусь этим.
  - Вход в подземелье теперь, наверняка, завален. Не знаю, можно ли туда проникнуть.
  Янтарные озера с черными остриями зрачков повернулись ко мне.
  - Как теперь завален? Что случилось? - и тут же Наэлл застыл, глаза его потемнели, лицо исказилось. - Случилась какая-то беда?! Ведь так? Я что-то помню!
  Да, об этом я ведь не рассказывала, начав с подземелий.
  - Наводнение. Или что-то вроде того. Короче из-под земли били фонтаны кипящей воды.
  Гренн вскочил, лицо его свело судорогой.
  - Я должен быть там!
  - Успокойся! - Рист дернула его за руку. - Мы сделали что могли. Ты тоже участвовал, кстати. Город уже начали восстанавливать.
  Наэлл обессилено плюхнулся обратно на лавку, обхватил голову руками.
  - Что же здесь вообще без меня происходило.
  - Не переживай, - Аргон хлопнул его по плечу. - Постепенно привыкнешь. Главное - что ты вернулся и теперь сможешь присматривать за своим народом.
  - А я вот не понимаю одного. Если Пресветлый король столь могущественен, чтобы проклинать целые народы, то почему он попросту не прикажет Фарну явиться к нему? - Лорин обвел нас вопросительным взглядом.
  Аргон нахмурился.
  - Пресветлый король пробовал, но самозванца защищает ожерелье Хранителя. Все-таки это очень могущественная вещь. Хранитель находится над всем, ему никто не указ. Мы даже сперва подумали, что к Фарнанну вернулось его могущество, потом вспомнили про ожерелье.
  Мы побеседовали еще немного, посетовали, потом я утащила Рист в сторону.
  - Ты чего на Лорина обиделась? Ты же знаешь, что Эльва ведет себя так, потому что он Светлячок.
  - Если бы! Всю дорогу она только и твердила, какой замечательный у Аанэй Тэйн брат, и будь он ллиннэх... - хмыкнула Рист.
  - Да ты ревнуешь! - расплылась в улыбке я.
  - Глупости!
  - А Лорин тут мне все уши прожужжал, какая у меня замечательная, необычная подруга. Он даже переменил свое мнение о межрасовых отношениях
  Щеки Рист вспыхнули румянцем. Я захихикала и обняла ее.
  - Эх, ребята! Завидую я вам!
  - Почему же?
  - У меня такого никогда не будет!
  - Это с чего это ты решила? Я видела как на тебя смотрит Наэлл.
  - Да он на всех так смотрит! Не нравится он мне! Более ужасного типа я не встречала. Даже Норэг по весне и то куда приятнее!
  - Чего же тебе тогда надо? - Рист искренне недоумевала.
  - Помнишь, я рассказывала о том коридоре, что видела в Элхооре. Где были пары из каждого народа. Вот если бы кто-то из синнора уцелел... А так с кем бы я ни была, народ синнора на мне закончится...
  - Какие патриотические мысли! Синни, это все отговорки. Мне кажется, ты что-то скрываешь.
  Я почувствовала, что мои щеки тоже загорелись.
  - Так... И кто он?! - гилонн хитро приподняла бровь.
  - Фарн...
  - Кто?! - лицо Рист оказалось совсем рядом с моим. - Ты с ума сошла! Наэлл ей, значит, ужасный, а этот мерзавец хорош!
  - Мне его жалко, - уши печально опустились.
  Гилонн тяжело вздохнула.
  - Что ж. Значит, это судьба. Потому что ты не единственная синнора. Есть еще один.
  - Кто?!
  - Фарн.
  - Что?! И почему мне об этом не сказали раньше?
  - Я сама не знала. Мне рассказал Аргон, который хорошо знал бывшего Хранителя и был с ним дружен в свое время.
  - Я убью его!
  - Подожди убивать. Есть еще одна новость. Возможно, нам не придется мотаться по всему Ллинн-Хейму, разыскивать самозванца.
  Я вопросительно изогнула бровь.
  Подружка присела на травку - таясь от остальных, мы выбрались из дома и зашли за него.
  - Что же это за новость? - я устроилась рядом с Рист, подозрительно глядя на гилонн. От моих лучших друзей можно ждать любых сюрпризов, это я уже поняла, причем таких, что ни один злейший враг не преподнесет.
  - Видишь ли... Ты можешь отдавать приказы Фарну, и он не сможет не подчиниться.
  - Это что за ерунда! Аргон сказал, что Фарн из-за силы ожерелья не подчиняется даже Пресветлому королю.
  - Да это так. Но синнора всегда стояли наособицу среди народов Ллинн-Хейма, недаром ведь только среди них рождались Темные королевы.
  - И?
  Рист вздохнула, удрученная моим нетерпением и возмущенным тоном.
  - Так вот ты - Темная королева...
  - Да знаю я это! Я могу отменять приказы, но не отдавать их!
  - Это так. Исключение - народ синнора, для которых Темная королева является покровительницей, так же как я для гилоннов. Ты не могла бы приказать Фарну, если бы он был Хранителем, но сила ожерелья для твоего приказа - не преграда.
  - Ничего себе! Так, значит, всех этих приключений и злоключений могло и не быть! Если бы Аргон рассказал все раньше! - Рист с трудом удержала меня на месте. - Пусти! Я пойду и выскажу ему все! Я не позволю больше издеваться надо мной! А ведь и советники! Оно тоже, наверняка, все знали!
  - Синни! Сядь! Успокойся. Того, что произошло, уже не изменишь. Нужно думать над тем, что делать дальше, а не над тем, что могло бы быть.
  Тяжело дыша, я опустилась обратно на траву.
  - Мне кажется - ты на его стороне.
  - Это не так, но я нахожу в сложившемся положении свои положительные стороны.
  - Какие же?
  - Ты смогла воспользоваться своим положением и силой и отменить приказы Пресветлого короля. Не мелкие, а настоящие, могущественные проклятия. Смогла поверить себе! Ведь вера для приказа - самое главное!
  Перед глазами встали разные глаза, повисшее ухо в рыжей кудрявой шевелюре. Мне и хотелось позвать Фарннана, и было страшно. А что я с ним буду делать, что скажу?
  - Ты чего притихла?
  - Думаю.
  - Ну думай. А не хочешь попробовать?
  - Честно?
  Рист изогнула тонкую бровь.
  - Честно.
  - Не знаю. И хочу, и не хочу.
  Гилонн потерла лицо ладонью.
  - В этом деле не может быть советников, но я считаю, что лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть.
  Я знала, что она имеет в виду, и это было вовсе не поиском Хранителя-самозванца, угрожающего Ллинн-Хейму.
  - Что ж. Ты права!
  Поднявшись на ноги, мне показалось, что так мой приказ прозвучит куда значительней, я выпрямилась и беззвучно прошептала в небо:
  - Я, Аанэй Тэйн, приказываю синнора, по имени Фарннан, явиться ко мне! - почудилось мне или нет, что облака вместо алого закатного света украсились разноцветным, радужным?
  - Молодец! - Рист хлопнула меня по плечу.
  Тут из-за угла, словно по волшебству, появился Яр, за айли хвостиком шла Мива.
  - Вот они где? А мы вас обыскались! Праздник же начинается!
  Действительно солнышко уже садилось. За всеми разговорами о жизни и рассказами мы и не заметили, что день подошел к концу - зима, она зима даже в Ллинн-Хейме.
  Деревенька как вымерла, все жители, наверняка, собрались у озера. Только у Яровой хижины толпились наши друзья. Стоило подойти к ним, как Наэлл подхватил меня под локоток, а потом обнял за талию.
  - Пусти! - я дернулась, но вокруг туловища, будто стальной обруч сомкнулся. На миг рука гренна ослабла, чем я и воспользовалась, но Наэлл тут же схватил за подол юбки. Ткань затрещала. Я остановилась, раздумывая, вырываться и остаться без одежды или так и стоять, как пойманная лошадка.
  - Пусти ее! - Лорин ухватился за руку Наэлла. Бывший кот ухмыльнулся ему в лицо. - Пусти мою сестру!
  - А я не хочу! И что ты сделаешь?
  Брат прищурил глаза, отпустил бывшего кота, оступил на шаг и сплел пальцы, готовясь ударить по гренну боевым заклинанием.
  - Хватит вам! - пробасила возвышающаяся над остальными фигура. Мэли обхватил Наэлла лапищей поперек туловища и взвалил на плечо, от неожиданности кот выпустил подол моей одежды. - А ты не хулигань! Сколько лет, а все как маленький. Мало тебя Пресветлый король в звериной шкуре продержал, опять к женщинам пристаешь. Ничему не научился.
  Вырывающийся гренн обмяк.
  - Ладно, пусти. Осознал. Больше не буду.
  - То-то же, - Авин поставил Наэлла на ноги.
  - А ты все знал? - Рист удивленно приподняла одно ухо.
  - Знал, - мэли медленно потопал вслед за Яром, ушедшим уже довольно далеко. Чтобы услышать эту историю, нам пришлось последовать за великаном. - Я тогда как раз в Хемеле был, на празднике.
  Наэлл шел сзади, понурив голову, мрачный, как грозовая туча. Мне стало его жалко, но подойти и сказать что-нибудь в утешение я не решилась - страшно.
  - И что же случилось на этом празднике? - приободрила Авина Рист.
  - Кот начал приставать к Аанэй Тэйн. Вот как сейчас. А Пресветлый король давно ее любил. И чтобы защитить...
  - Это все ложь! - гренн подпрыгнул на месте, взмахнул в воздухе сжатыми кулаками. - Не любил он ее! А у Вейль не было выбора! Не будь она Темной королевой, он бы ей просто приказал! - последние слова Наэлл уже выкрикивал, потом гренн сорвался с места и кинулся куда глаза глядят. Я дернулась за ним, но Рист меня остановила.
  - Не нужно. Это его переживания. С таким справляться нужно только в одиночку. Ты можешь сделать хуже и ему, и себе.
  Посмотрев на свою мудрую подругу, я уныло кивнула.
  - Конечно же ты права.
  Отпраздновать айли любили по поводу и без повода, а уж в честь приездов разных гостей тут же закатывался пир горой. Выйдя к озеру, мы с Лорином поняли, что нас встречали еще очень скромно. Видимо размах торжества зависел от количества гостей. Нас со всеми возможными почестями препроводили на свободные места. Среди айли тут и там виднелись невысокие, изящные ллиннэх с необычайно красивыми лицами. Я не сразу догадалась, что это бывшие мохнатые косолапые карлики сарино.
  Яр поднялся со своего места во главе стола и поднял деревянную чашу.
  - Выпьем за наших гостей! Чтобы они бывали у нас как можно чаще!
  Я тоже потянулась за своей чашей, нужно было хотя бы сделать вид, что я пью. Но кто-то успел обо мне побеспокоиться - в чаше оказалась чистая вода.
  Айли многоголосо подхватили слова Яра.
  Поулыбавшись всем, я отхлебнула несколько глотков и, вспомнив о том, что в любую минуту может появиться Фарннан, вздрогнула. За спиной Лорина я помахала Рист. Мы потянулись друг к другу, облокотившись на спину брата.
  - Вы чего там? - Лорин закрутил головой.
  - Не обращай внимания! - я отмахнулась от него.
  - Ты чего? - Рист вопросительно склонила ко мне уши, от нее пахло медом и цветами.
  - Ведь я же позвала Фарннана! Он может появиться в любую минуту! И, кстати, чего он так долго не появляется?
  - Ну, он все-таки не Хранитель, чтобы мгновенно перемещаться в пространстве! Подожди, он появится. Рано или поздно. Ему же нужно как-то к нам добраться.
  - А! Ну ладно! - со вздохом облегчения я выпрямилась.
  А праздник шел своим чередом, очень скоро голоса стали громче, а выкрики бессвязнее, откуда-то появилось несколько свирелей, но мелодия была похожа на речи музыкантов.
  - Может ты сыграешь? - я хитро посмотрела на Яра.
  Айли изобразил на лице вымученное выражение - с правого бока к нему прильнула Мива.
  - Ну, если только Мива мне подыграет...
  Девушка счастливо заулыбалась.
  - Я с радостью!
  Яр несколько помрачнел, ему явно не хотелось играть.
  - А Вэй ан Лланна станцует!
  Рист встряхнула головой, затрепетали пушинки на кисточках.
  - Только для тебя.
  Юноша, блестя глазами, быстро достал из кармана флейту и приготовился играть.
  Гилонн встала, бросив на Лорина короткий взгляд из-под ресниц, вытащила ленту из косы, отчего шелковое покрывало серебристых в лунном свете волос заструилось по плечам, разулась и замерла, вскинув руки над головой.
  Первые почти неслышные ноты мелодии родились и сникли, слившись с шелестом листвы, потом мелодия резко прянула вверх, набирая силу. Вместе с ней взметнулась и танцовщица. Непонятно было, откуда в невысокой, довольно упитанной Рист столько грации и изящества, вот кто смог бы с легкостью пройти по горлышкам разбитых бутылок.
  Лорин рядом со мной сидел с открытым ртом и тяжело дышал, впрочем, остальные мужчины выглядели не лучше.
  Флейта взвизгнула и Рист взлетела высоко над землей. Мне показалось, что она свалится в воду, но гилонн уверенно ступила на струящуюся по озерной глади лунную дорожку. Вот она - легенда! Ллиннэх танцует на поверхности воды!
  Никто не мог оторвать глаз от светящейся серебристым светом фигурки. Будто не человек двигался по поверхности воды, а язык серебристого пламени.
  Но вот мелодия нырнула вниз, напоследок одарив непередаваемыми переливами, и Рист одним прыжком очутилась на берегу. Она даже ничуть не запыхалась. С улыбкой девушка вернулась на свое место.
  - Это было... Это было восхитительно! - Лорин с трудом выразил свой восторг словами. - Никогда не видел ничего подобного!
  Рист одарила его широкой улыбкой и изящным движением откинула тяжелую прядь с лица. Она не стала собирать волосы, и теперь они окутывали ее шелковым плащом, длинные концы стелились по траве.
  - Удивительно было бы, если бы ты уже где-нибудь видел что-то подобное.
  Эльва, сидевшая по другую сторону от Вэй ан Лланна, фыркнула. Все время, что Рист танцевала, она не переставая прикладывалась к своей чаше, и теперь язык юной гилонн изрядно заплетался.
  - Чего же в этом необычного?! Пляски они и есть пляски! Совершенно бесполезное занятие?
  - А что ты считаешь полезным занятием? - дружелюбно спросила Рист.
  - Умение драться!
  Яр встал.
  - Девушки, хватит спорить! Давайте лучше немного попредаемся самому бесполезнейшему из занятий - попляшем! Мива, подыгрывай! - и задорная живая мелодия зазвенела в воздухе.
  Айли и сарино резво подхватились, разбились на пары и принялись отплясывать. Не успела я оглянуться, как и меня вздернули на ноги.
  - Надеюсь, Аанэй Тэйн не откажется потанцевать со мной? - пробасил голос где-то над головой.
  - Конечно, не откажусь!
  Авин подхватил меня и, усадив на плечо, принялся лихо отплясывать. Мне осталось только тихо взвизгивать время от времени, когда мэли выкидывал особо головокружительные коленца. Сверху был замечательный обзор, я видела, как Рист, сидевшая к Лорину ближе, утащила моего брата танцевать, а Эльва, стукнув от досады кулаком по земле, осушила очередную чашу. Аргон что-то ей сказал, но гилион только зло огрызнулась.
  А неплохая пара получилась, несмотря на то, что он - вилиец, а она - ллиннэх.
  Лорин и Рист счастливо смеясь, кружились среди танцующих.
  Вдруг между ними взметнулась черная тень, раскидав их в стороны. Яр отнял от губ флейту, и на поляну опустилась тишина. Было слышно как тяжело дышит Эльва, судорожно втягивая воздух сквозь сжатые зубы. Глаза гилион светились, как угольки.
  - Ты чего? - Рист, удивленно глядя на девчонку, поднялась с земли.
  - Он мой!
  Лорин тряхнул головой, переводя ошарашенный взгляд с одной девушки на другую. Я попыталась вмешаться, но Авин шикнул на меня, пусть мол сами разбираются.
  - А у него ты не хочешь спросить? - нарочито неспешно Рист отряхнула одежду.
  - Он бы выбрал меня! Если бы ты не липла к нему, как репей!
  Вэй ан Лланна насмешливо изогнула бровь и посмотрела на Лорина, тот тоже успел подняться.
  - Я к тебе липла?
  Он покачал головой, такого от нашего путешествия брат явно не ожидал.
  - Ложь? - и тут Эльва вцепилась в распущенные волосы Рист.
  Девушки, шипя, рыча и ругаясь, повалились наземь и принялись мутузить друг друга. Гилионы признанные бойцы, но и Рист ничем не уступала своей сопернице. Щелкнув хвостом, она отбросила Эльву в сторону, потом они вновь кинулись друг на друга, как две разъяренные кошки. Во все стороны летели клочья одежды и вырванные волосы.
  Аргон уловил мгновение и, проскользнув мимо застывшего столбом Лорина, оттащил Эльву в сторону за шиворот. Рист бросилась было за ней, но Лорин не растерялся и, схватив девушку в охапку, утащил куда-то в темноту.
  Некоторое время на поляне царила ошарашенная тишина, потом все зашевелились, загомонили. Яр, не дав этим разговорам перерасти в перепалку, заиграл еще более веселую и задорную мелодию. Айли решили не упускать такую возможность и резво пустились в пляс.
  Я все оглядывалась по сторонам, ожидая пока Лорин с Рист вернуться. Но они все не появлялись и не появлялись. Чуть в стороне от танцующих Эльва рыдала в плечо необычайно этим довольного Аргона. Похоже, все при деле, одна я скучаю. Даже Авин пляшет сразу с парой девушек айли. Тихонько, чтобы не привлечь к своему бегству внимания, я поднялась и направилась в лес. Время было уже позднее, в голове бродила только одна мысль - поскорее добраться до дома и лечь спать.
  Шорох за спиной заставил вздрогнуть. Я резко обернулась, сплетая пальцы для боевого заклинания, но это был всего лишь Наэлл. И тут я поняла, что мы одни и в лесу. По спине побежали ледяные мурашки.
  - Синнора, ты чего перепугалась? - голос гренна был необычайно мягок, так разговаривают с пугливыми животными и маленькими детьми.
  Непроизвольно я сделала шаг назад.
  - Как ты? Тебе полегчало?
  - Да, - он кивнул. - Я тебя до деревни провожу, - Наэлл бесцеремонно взял меня под руку. - Нечего одной ночью в лесу бродить.
  - Я вполне способна защититься! - фыркнула я.
  - Я шел за тобой от самой поляны и пока не пошумел, ты даже не замечала, что за тобой кто-то идет. Я так и знал, что ты там долго не усидишь.
  - Но кому придет в голову нападать на меня?! - возмутилась я, глядя на своего спутника.
  И тут Наэлл резко остановился. Гренн прижал уши и оскалился, блеснув острыми белыми клыками.
  - Что?.. - задать вопрос я не успела.
  В нескольких шагах от нас на тропинке стоял Фарн. Его фигуру четко обрисовывал свет луны. Все те же разные глаза, чуть поблескивающие в темноте, обвисшее ухо, покрытое шрамами лицо... Вот только взгляд был не уверенный, как раньше, а какой-то умоляюще-растерянный.
  - Фарннан!
  Мужчина моргнул, на его груди виднелось слабо светящееся ожерелье Хранителя.
  Наэлл зарычал, затрясся. Я, что было сил, вцепилась в его руку.
  - Уйди зверь! - Фарн прищурился.
  Неожиданно Наэлл расхохотался.
  - Прямо разбежался! Оставить тебя с ней наедине! Ха!
  - Я с легкостью обращу тебя в пыль, - сказал спокойным голосом Фарн, кладя руку на ожерелье.
  Я загородила упрямого кота своим телом.
  - Наэлл, уйди! Я сама справлюсь!
  - Синнора, не говори глупостей! Ты не столь могущественна, чтобы справиться с Хранителем!
  Некоторое время мы толкались перед Фарном, отбивая право защитить собой другого, потом я посмотрела на самозванца.
  - Можешь убрать его отсюда, но не причиняя вреда?
  - С легкостью, - спокойно сказал Фарн и взмахнул рукой.
  Наэлл даже вскрикнуть не успел. Фигура гренна растворилась в ночном воздухе.
  - Что ты с ним сделал?
  - Просто переместил. Не волнуйся, он уже мчится сюда. К утру доберется.
  - Хорошо, - я кивнула.
  - А теперь расскажи, как тебе это удалось! - Фарн сделал ко мне несколько быстрых шагов, схватил за плечи и встряхнул.
  - Что удалось? - голова моталась из стороны в сторону.
  - Удалось вызвать меня?! Я знаю, что это не удалось Пресветлому королю, я чувствовал его жалкие попытки. Даже ему не удалось! А ты - девчонка! Жалкая полукровка!
  С трудом, но я все же стряхнула его руки.
  - Не смей так говорить со своей королевой! И знай - моя кровь чиста!
  - Но как же? - Фарн вздрогнул и отступил. - Как же те, что были с тобой? Ты назвала одного из них своим братом...
  - Он и есть мой брат. Не по крови, так по духу. И я любого за него разорву, как и он - за меня.
  - Вилийцы не могут испытывать к нам родственных чувств!
  - Почему? Я знаю, что ты долго пробыл в заточении и не испытываешь к ним добрых чувств, но меня воспитала вилийка. Я восемнадцать лет жизни провела среди вилийцев. И все, кто знаком со мной, любят меня. Я не говорю о глупцах. Таких полно везде, но они дурно относятся не только к ллиннэх, а к любому, кто отличается от них хоть чем-нибудь. И я хочу сделать так, чтобы в Вилии первых было больше, чем вторых. Ты знаешь, как ничтожно мало нас осталось. И нам сейчас нужен крепкий мир со всеми, но уж никак не война, которая добьет наш народ. И я добьюсь этого мира!
  - Глупости! Нам не нужен никакой мир! Нам нужна сила! Чтобы защититься от всех этих!
  - И где же ты возьмешь эту силу?
  - Я сам стану это силой! Я сумею всех защитить! - Фарн с обезумевшим лицом потряс ожерельем.
  - Что же ты не смог защитить греннов, когда на них обрушилась беда?
  - Просто моя сила не до конца вернулась ко мне! Но вот она вернется! И тогда...
  Неожиданно нить порвалась. Ожерелье Хранителя рассыпалось. Фарн пытался поймать продолговатые бусины, перехватить их в воздухе, но они падали на землю, превращаясь в капельки росы. Мужчина как утопающий за соломинку уцепился за оставшийся в ладони кулон из белого агата, но и тот истаял, как клочок утреннего тумана.
  
  Ночь пролетела быстро, по крайней мере, мне так показалось. Больше всего я боялась, что Фарн что-нибудь с собой сделает, поэтому не отходила от бывшего Хранителя ни на шаг. Гибель ожерелья ошеломила меня, а Фарна вообще повергла в ступор. Он пустыми глазами смотрел перед собой и не отзывался, хотя безропотно позволил увести себя в деревню.
  Из айли никто не вернулся, видимо они, напраздновавшись, так на берегу озера и уснули.
  Мы с Фарном вдвоем сидели на бревнышке, когда из леса вывалился растрепанный и чумазый Наэлл. Гренн остановился передо мной, уперев руки в колени и тяжело дыша.
  - Жива?!
  - А чего со мной сделается! - улыбнулась я.
  - Этот не причинил тебе вреда?
  - Скорее уж я ему...
  Наэлл подошел и помахал перед лицом Фарна рукой, тот никак не отреагировал.
  - Что же ты с ним умудрилась сделать?
  - Не знаю, - беспечно сказала я, закидывая руки за голову и облокачиваясь на стену хижины. На душе отчего-то было легко-легко. И утро будто радовалось вместе со мной, над озером, над туманом вспыхнула яркая радуга. Гренн посмотрел на нее, прищурившись, потом покачал головой и побрел куда-то прочь.
  А вот Рист с Лорином выбирались из кустов неспешно, крадучись, держась за руки. Увидев меня в компании Фарна, они застыли. Лорин густо покраснел.
  - Синни! Я... Мы...
  - Да не маленькая. Догадалась, зачем вы всю ночь по кустам шлялись.
  Рист счастливо улыбнулась.
  - А ты, я гляжу, тоже времени зря не теряла.
  - Да. Так что можем возвращаться.
  Как только наши любезные хозяева объявились в деревне, мы начали собираться, а к полудню, распрощавшись со всеми, отбыли восвояси. Яр щедро одолжил нам трех оленей, так что Лорину, Наэллу и Фарну было на чем ехать. Брат не мог нарадоваться на своего послушного доброго зверя, а вот Наэллу пришлось попотеть, прежде, чем олень согласился пустить его к себе на спину.
  Авин отправился своей дорогой на северо-восток, в горы, а мы - прямо на юг.
  Путешествие проходило без приключений, так что до города греннов мы добрались быстро. Однако чем ближе мы подъезжали к Канхвару, тем мрачнее становился Наэлл.
  - Что-то не так? - наконец спросила я у него напрямую.
  - Все не так!
  Я склонила голову набок, приготовившись слушать.
  - Я не был среди своего народа пятьдесят лет. Это для меня прошло несколько дней! А для них... - он взмахнул в воздухе руками, напугав Мглу.
  - Но они ждали тебя. Искали.
  - В том-то и дело. Многих из тех, с кем я был дружен, уже нет в живых, другие - глубокие старики!
  - Зато у них есть дети. Ты хочешь оставить их без защиты?
  - Нет! - он помотал головой. - Но и тебя я оставлять не хочу!
  - Наэлл! - я рассмеялась. - Ты больше не мой кот, чтобы следовать за мной всюду.
  - Но я хочу!
  - А я нет. Как ты посмотришь на это?
  Наэлл задумался. Глубоко и надолго. Не прекратил он раздумий, и когда мы въехали в город, и когда прощались с ним.
  Гренны бурно приветствовали своего повелителя, благодарили нас, но все равно продолжали смотреть с напряжением, так что мы поспешили покинуть это гостеприимное место.
  А дальше... Дальше мы добрались до нашего с Рист обиталища. Фарн так и не пришел в себя, хотя и начал, кажется, узнавать меня. Я предложила оставить его у нас, но Аргон запротестовал, сказав, что самозванца нужно обязательно доставить в Хемель.
  - Зачем?
  - Так будет безопаснее! Нужно непременно показать его Пресветлому королю и Совету, убедиться, что в нем не осталось магической силы, и...
  - И посадить его под замок! - закончила я.
  - Не без этого.
  - Про показать так и быть, согласна. Но никаких замков!
  - Неплохо бы и тебе показаться перед Советом и обо всем рассказать.
  - Что с вами сделаешь... Отдохнуть-то можно хоть чуть-чуть.
  Лорин заявил, что со мной не поедет, чего он там не видел в этом Хемеле, и, вообще, погостит у нас до весны. Рист его горячо поддержала, так что мне осталось только пожать плечами.
  В Хемеле Фарна признали неопасным, даже попытались вернуть ему разум, но не преуспели в этом. Меня немного потомили ожиданием, потом пригласили на Совет.
  На это раз на нем присутствовал и Пресветлый король, что было неожиданно и странно. Некоторое время меня мучили расспросами, потом Аргон встал и, переглянувшись с советниками, посмотрел на меня.
  - Синнора. Совет и народ Ллинн-Хейма выбирает тебя Хранителем.
  
  
  Эпилог
  
  Сиренево-алые отблески заката окрашивали валы облаков в самые безумные и яркие оттенки. Но вот последний солнечный луч угас, и зал с высокими окнами поглотила темнота.
  Вскрикнула за окном какая-то птица. На небо медленно начала выползать полноликая луна, тут же вновь спрятавшаяся в перину облаков.
  Фитилек одной из свечей, стоявших на лучах звезды затлел, и нехотя загорелся, осветив зал заклятий в королевском замке Вилии. К свече из мрака шагнула златовласая высокая женщина. Она повела рукой, и еще четыре свечи загорелись. Фитилек пятой затлел, но быстро угас. Златовласая удивленно вскинула брови, а потом нахмурилась.
  - Ты чем-то недовольна? - с улыбкой спросил жизнерадостный усатый мужчина, появляясь рядом с одной из свечей.
  - Нет, все нормально.
  - Что-то я в этом сомневаюсь, - белобородый старик, явившийся третьим, хитро прищурился.
  - Ты зря ехидничаешь, - златовласая красавица холодно взглянула на хитреца.
  Крылатая Храш явилась четвертой.
  Хранители мира замерли, глядя на еще одну горящую свечу. И темнота под их взглядами начала меняться, превращаясь в нагую женщину с пегими, коричнево-черно-зелеными волосами. На груди и животе ее тело покрывал короткий серебристый мех, по цвету почти сливающийся с кожей, полоски более длинной шерсти тянулись вдоль всей внешней стороны рук и ног.
  - Рада, что ты больше не таишься, Кей, - сказала златовласая.
  - Я тоже рада, - кейя с улыбкой пошевелила острыми как у ллинн-хеймцев, но не пушистыми, ушами.
  - Чему обязаны такой честью? - поинтересовался старик, слегка поклонившись.
  - Грядут большие перемены. И я чувствую, что кейям лучше в них участвовать. Чтобы не остаться в стороне навсегда.
  - Мудрое решение, - златовласая победно оглядела своих собеседников.
  Кей кивнула.
  - Мне понравилась твоя девочка. Из нее получится хороший Хранитель.
  Довольная улыбка появилась на лице златовласой, а в глазах затаилась капелька самодовольства.
  
  
  
  Классификация народов Ллинн-Хейма
  
  Синнора (Радужные Демоны). Стоят первыми в иерархии народов Ллинн-Хейма. Элита воинов и магов Ллинн-Хейма. Способности: создание смертоносных полей "Черная смерть", целители, лучшие путешественники по Элхоору, могут находиться там неограниченное время, без вреда для оставленного в бессознательном состоянии тела. Из рода синнора выбирается Темная королева.
  
  Гилион (Черный Клинок). Личная гвардия Пресветлого короля. Воины. Магическому воздействию подвержены слабо, но и сами не маги. Обладают слабым прорицательским даром, что помогает им избегать опасностей и одерживать победу над противником. Их когти и клыки ядовиты.
  
  Гренн (Мягкая Лапа). Воины, охотники. Некоторые из греннов обладают способностью менять облик. Разводят лучших в Ллинн-Хейме охотничьих котов.
  
  Гилонн (Лесная Тень). Маги. Певцы, музыканты, акробаты. Некоторые гилонны живут на деревьях. Мирный народ.
  
  Мэли (Великан). От прочих жителей Ллинн-Хейма отличается огромным ростом и силой. Мэли живут в горах. Занимаются выпасом овец. Мэли довольно миролюбивы, но могут впадать в состояние неконтролируемой ярости. За счет большой силы могут быть хорошими воинами, но сильно проигрывают гилионам и греннам в скорости. Магией почти не владеют.
  
  Сегьё (Морской). Морские ллиннэх. Живут на многочисленных островах, примыкающих к Ллинн-Хейму. Корабелы и мореплаватели. Торговцы. Сегьё отлично чувствуют себя в воде, могут задерживать дыхание почти на час. Случайно свалившись с корабля в открытом море, сегьё может добраться до дома, проведя в море несколько недель. Единственные из ллиннэх владеют чем-то похожим на магию стихий, могут заклинать ветер и воду.
  
  Халль (Шут). Единственные из всех ллиннэх не имеют доступа к Элхоору, зато способны совмещать мир теней и реальный мир. Создатели тайных троп.
  
  Нэвей (Янтарь). Основная магия этих ллиннэх - власть над растениями.
  
  Айли (Оленьи). От остальных жителей Ллинн-Хейма этих ллиннэх отличает наличие у мужчин рогов на голове. Они считают себя братьями всего живого, а потому употребляют в пищу только растения. Занимаются разведением оленей и земледелием, настолько, насколько это возможно в лесу.
  
  Тин (Незаметный). Дальние родственники гилоннов. Обитают только на западе Ллинн-Хейма, за Закатными горами. Одни из самых скрытных народов. Не воины и не маги, но в совершенстве владеют защитными и маскирующими заклинаниями.
  
  Сарино (Прекраснейший). Считается одним из самых бесполезных народов Ллинн-Хейма. Любители праздников и дебоширы. Варят самогон из еловых шишек.
  
  Мёдин (Птичий Всадник) Один из самых низкорослых народов Ллинн-Хейма. Живут небольшими семьями в дуплах деревьев. Разводят пчел, большинство меда в Ллинн-Хейма добыто их маленькими лапками. При желании могут подчинять себе крупных птиц и путешествовать на их спинах. У мёдинов собственный язык, они отказываются говорить на всеобщем, считая, что это умаляет их достоинство.
  
  
  Божества и правители Ллинн-Хейма
  
  Ланнэ-Ллинн (Пресветлый король) - верховный правитель Ллинн-Хейма. Обладает неограниченной властью. Подданные подчиняются независимо от собственного желания, их принуждает магия Пресветлого короля. Чем ниже по иерархии народ, тем слабее на него действует магия подчинения. Какими-либо другими способностями не обладает. Пресветлого короля выбирают после смерти предшественника из всего народа Ллинн-Хейма. Является божеством гилионов.
  
  Аанэй Тэйн (Темная королева) - антипод Пресветлого короля. Может отменить любой его приказ, если считает несправедливым. Обладает также всеми способностями того народа, из которого происходит. Божество синнора.
  
  Наэлл (Двуликий) - божество греннов.
  
  Вэй ан Лланна (Белая Матушка) - божество гилоннов.
  
  Авин (Сильный) - божество мэли.
  
  Дахна (Яростный) - божество сегьё.
  
  Вэй ан Кенна (Матушка Всех Деревьев) - божество нэвеев.
  
  Квэнн ( Коронованный) - божество айли.
  
  Яноранн (Ослепительный) - божество сарино.
  
  Вига (Пышный) - божество мёдинов.
  
  
  
  Краткий словарь справочник
  
  Вилийская Академия магических искусств - единственное высшее магическое заведение. Не окончив это заведение, нельзя занять какой-нибудь высокий магический пост.
  
  Вилия - крупное государство в центре материка. Имеет выходы к морю на севере. Соседствует с Кейрионом, Ллинн-Хеймом и Наяром. Жители высокие, светлокожие, светловолосые, с серыми, синими или голубыми глазами. Форма управлении - монархия, наследовать престол может как мужчина, так и женщина. Королю помогает управлять Совет магов.
  
  Вилом - столица Вилии.
  
  Волчья Глотка - перешеек между полуостровом Ллинн-Хейм и материком.
  
  Гильдия магов - объединения магов в Вилии и Наяре. Все маги, не входящие в Гильдию и занимающиеся магией, находятся вне закона. Чтобы вступить в Гильдию, нужно внести взнос и пройти аттестацию, а также, желательно закончить какое-нибудь магическое учебное заведение.
  
  Глаз Савана - дарийский артефакт. Огнемет. Имеет ограниченный заряд энергии.
  
  Дарийцы. Народ-захватчик. Высадились на побережье Вилии после того, как их собственный материк затонул, из-за неудачного магического эксперимента. Старались поработить народы Вилии и Кейриона. Обладали высоким магическим потенциалом. Их могущество строилось на мучениях жертвы. Высшие маги питались только человеческой кровью и ходили в красных одеждах. Внешне походили на людей, за исключением третьего глаза во лбу и четырехпалых ладоней. Из-за этого ллинн-хеймцев очень долго считали потомками дарийцев. Были уничтожены народом Кейриона.
  
  Игла Равана - дарийский артефакт. Игла из черного металла, оканчивающаяся черепом с вставленными в глазницы хризопразами (символ магов дарийцев). Универсальные магические оковы, медленно вытягивающие силы из мага. Не позволяет заниматься магией и проявляться врожденным магическим способностям. Игла Равана очень опасный артефакт, она способна привести к смерти мага.
  
  Канхвар (Небесная Чаша) - город греннов в Ллинн-Хейме.
  
  Кейи - народ, обитающий в Кейрионе. Кейи не знают ремесел и живут только за счет леса, созданного ими, и магии. Смогли дать отпор захватчикам-дарийцам, но сами были почти полностью уничтожены и скрывались от остальных народов почти четыреста лет.
  
  Кейрион (Великий Лес) - огромный лес северо-восточнее Вилии. Основные растения в нем - это созданные магами-кейями Большие деревья. Они служат этому лесному народу домом.
  
  Ллинн-Ллу (Зеленый Глаз) - озеро на юго-западе Ллинн-Хейма.
  
  Маска - заклинание личины. Изменение внешности магическим образом. Зрительная, слуховая, осязательная иллюзия. Туман - сопровождение для заклинания Маски. Люди, попавшие под заклинание Туман, верят в придуманные владельцем Маски истории, вспоминают события, которых не было, ни в чем не сомневаются.
  Заклинание Маски может как просто накидываться на человека, так и сосредотачиваться на каком-то предмете, медальоне, кольце.
  
  Мньсерва (Жгучая Степь) - таинственная страна на юго-востоке материка, со всех сторон окружена горами, место обитания харидов.
  
  Наяр - государство на юго-западе материка. На западе имеет выход к морю. Соседствует с Вилией. Жители невысокие, смуглые, черноволосые, с темными глазами. Форма управления - монархия, наследовать трон может только мужчина. Управлять королю помогает Совет магов.
  
  Покрывало Тьмы - одно из сильнейших сонных заклинаний в Вилийской классической магии, приравнивается к боевому.
  
  Путы - дарийский артефакт. Магические оковы.
  
  Раити - магическая удавка, оружие магов-дарийцев. Применялось к рабам. Способна, как просто парализовать жертву, так и отрезать ей голову.
  
  Рудал - портовый город Вилии. Расположен на севере страны.
  
  Смертная Пустошь - клочок земли рядом с Волчьей Глоткой, из-за которого произошла война между Вилией и Ллинн-Хеймом.
  
  Совет магов - девять самых сильных и мудрых магов. Следят за состоянием магии в королевстве и помогают правителю в решении магических вопросов.
  
  Увер - вилийский город. Известен тем, что там находится Академия магических искусств.
  
  Хариды - жители Мньсервы. Обладают одним странным свойством - один год они женщины, один год мужчины. Прекрасные воины. Практически неуязвимы.
  
  Хемель (Летний) - столица Ллинн-Хейма.
  
  Школа магов - в Вилии и Наяре начальные магические учебные заведения.
  
  
  
  25 сентября 2005 - 11 марта 2006
  
  
Оценка: 6.34*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Мертвый и безумно влюбленный" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"