Хабарова Леока: другие произведения.

Брак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.69*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Жанр: ретро-фантастика, социальная фантастика, детектив, киберпанк. Хулиганство.
    Аннотация:Биологические войны навсегда изменили мир. Теперь он полностью принадлежит мужчинам: женщин заменили киборги - куклы, запрограммированные доставлять удовольствие владельцу, а репродуктивную функцию взял на себя Инкубатор, создающий "людей из пробирки". Смерть мультимиллиардера от руки куклы бросает тень на репутацию транснациональной корпорации, производящей киборгов, и молодому следователю приказывают в срочном порядке замять дело.

  БРАК
  
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  
  Глава первая
  
  
  Виктόр Лессер распластался между диваном и камином. Между огромным, размером с Техас, белым кожаным диваном и камином, в котором без особого труда можно целиком запечь вепря. Остекленелые глаза слепо уставились в потолок. Лессер вонял, как и положено трупу.
  А ведь вчера Стальной Виктόр держал за яйца весь мир, подумал Ларго и закурил. Эксперты копошились возле тела. Одни - согнувшись в три погибели, другие на четвереньках. Даже мёртвым Стальной Лессер ухитряется ставить людей на колени. Талант.
  
   - Что с куклой? - Ларго небрежно стряхнул пепел на ковёр.
   - Полный расколбас, - отозвался Мага, сверкнув брекетами. Мага - молодец. Компьютерный гений. Бывший хакер. Пять лет назад попался на взломе системы Инкубатора. Парня чуть не отправили на каторгу, но шеф Реваж разглядел в нём потенциал и взял на поруки. С тех пор Мага трудится в особом отделе, и пользы от него больше, чем от всех здешних специалистов взятых вместе и умноженных на два. - Раздраконило на микросхемы. Эко бомбануло! - Мага протянул оторванную до локтя руку киборга. Из искусственной плоти торчали синие кишки проводов. Ларго задумчиво потянул один, и обугленные пальцы конвульсивно дёрнулись.
  Да уж, раздраконило. Это Ларго и сам прекрасно видел. Кукла оплавилась. Волосы сгорели, а от головы осталось металлическое крошево. Кожа растаяла, обнажая каркас. Жалко. Хороший был аппарат. Дорогой. Последняя модель, не иначе.
   - Самоуничтожение, - констатировал Мага, отряхивая руки. Он частенько работал без перчаток, за что постоянно получал пинка. - Похоже, куклёнка свернула Лессеру шею, а потом взорвала себя, родимую.
  Похоже... Ларго нахмурился. Не нравилось ему это "похоже". И тем не менее. Вчера Стальной Виктόр ужинал в одиночестве и никого не принимал. Об этом свидетельствуют показания личного секретаря, водителя, дворецкого, садовника, повара и охраны (а имя ей - легион). Надо бы допросить всю эту компанию повторно. Мало ли. А пока...
  
   - Твой окончательный вердикт, Мага.
   - Сглючило куклёну. - Бывший хакер поднялся и с хрустом распрямил спину. - Такое случается. Техника, как-никак.
  
  Версию про "сглючило" комиссар Реваж разнёс в пух и прах.
   - Техника? - шеф особого отдела рычал, брызгая слюной. - Техника? Если это попадёт в газеты, я вам лично бошки поотрываю, идиоты.
   - Стальной Лессер трахал куклу в гостиной, запертой изнутри. - Ларго достал из кармана пачку "Мальборо". - Вы полагаете, это самоубийство? Свернуть себе шею не так просто.
   - Не смей курить в моём кабинете! - Реваж выхватил сигареты, смял и швырнул в угол. - Ты меня за кого держишь, щенок? Сглючило! Техника!
   - Полноте, шеф. - Ларго откинулся на спинку кресла. Он работал десятый год и привык к подобным вспышкам гнева. - Даже фены иногда взрываются.
   - И микроволновки, - подхватил Мага. Парень стоял, небрежно привалившись спиной к двери и скрестив на груди вечно грязные руки.
   - Особенно микроволновки, - дожал Ларго.
   - Но их не производит корпорация Кибериум. - Реваж понурил голову и запустил пальцы в седые космы. - Мага... Иди погуляй.
  Бывший хакер выскользнул из кабинета, точно угорь.
   - Ты пашешь под моим началом восемь лет, дружище. - Глава особого отдела выдвинул ящик стола и извлёк квадратную бутылку.
   - Десять, - поправил Ларго.
   - Тем более. - Шеф приложился к горлышку и сделал пару глотков. - Будешь? Ядрёная вещь.
   - Спасибо, воздержусь.
   - Это правильно. - Бутылка отправилась обратно в стол. - Ладно, Мага. Он - мальчишка. Но ты... Ты человек опытный. Помнишь дело Селверуса? Никто кроме тебя не справился бы. Ты умный парень. Всё понимаешь.
  
  И Ларго понял. Всё и сразу.
   - Они были здесь. - Он утверждал, не спрашивал.
   - Утром. - Реваж сцепил пальцы в замок и уставился на них. - Заместитель начальника технического управления корпорации Кибериум, а с ним толпа инженеров и адвокатов.
   - А инженеры зачем?
   - Понятия не имею. Знаю одно: Кибериум скорее сравняет особый отдел с землёй, чем даст делу ход. Мне уже звонили сверху.
  
   - Что вы хотите от меня, комиссар? - Ларго скрестил руки на груди и нахмурился.
   - Кибериум без малого сотню лет производит лучших в мире киборгов-кукол. Лучших, а значит - безопасных. Абсолютно безопасных. - Реваж поднял глаза. Взгляд комиссара не сулил ничего хорошего. - И мы должны это подтвердить. Найди убийцу Лессера, сынок. Пусть это будет дворецкий, кто-то из охраны, да хоть маньяк, способный проходить сквозь стены. Кто угодно. Главное, докажи, что кукла непричастна.
  
  
  Глава вторая
  
  Домой Ларго возвращался в подавленном настроении. Он шёл пешком, как и всегда. Три квартала по широкому, ярко освещённому неоном проспекту, и ещё столько же по тёмному переулку. Такому узкому, что двум машинам не разъехаться.
  Начался дождь. Не ливень, но противная морось. Капли застучали по жестяным крышкам мусорных баков. Тук-тук-тук-тук.
  Серый дождь. Серое небо. Серый асфальт и серый бетон. Серые люди в серых плащах. Когда же этот серый мир утратил краски? Может, когда умерла последняя женщина? Ларго никогда не видел настоящей живой женщины. Никто не видел. Вот уже век, как геномы с двойной икс хромосомой нежизнеспособны. Если б не Инкубатор, человечеству давно пришёл бы конец. Да... наука - великая сила. Но, видимо, вернуть женщин не способна даже она. Каждый год Инкубатор громко заявляет о намерении "возродить" прекрасный пол. Об этом пишут в газетах и говорят по радио. Снова, и снова, и снова... Весь мир, затаив дыхание, следит за экспериментами. Но, увы, раз за разом попытки заканчиваются неудачей.
  Обходя лужи, Ларго прокручивал в голове разговор с Реважем. Кибериум. Надо обелить Кибериум. Сохранить его репутацию кристально чистой. Вероятно, в этом есть здравое зерно: лишь благодаря корпорации мужчины получили возможность вести полноценную жизнь. Куклу может позволить себе каждый, кто имеет стабильный доход. А люди вроде Лессера заводят целые гаремы. "Спутницы жизни на любой вкус" - гласит девиз Кибериума. С конвейеров компании сходят пышногрудые блондинки, раскосые азиатки, смуглянки с миндалевидными глазами, длинноногие красотки с кожей чернее ночи... Всё зависит от желания заказчика. Куклы красивы, просты в управлении, удобны в использовании, надёжны и, самое главное, безопасны. Безопасны! И всё-таки кукла убила Лессера. Это то же самое, как если тебя вдруг атакует пылесос. Бред.
  
  Дома ждала Надин. Она стояла на пороге и выглядела растерянной.
   - Господин Ларго мокрый, - констатировала кукла и хлопнула длинными ресницами.
  Надин удалась на славу. Заполняя анкету на комплектацию киборга, Ларго долго не мог определиться с выбором. Но потом понял, что не ошибся. Надин была ниже его почти на голову, обладала пышными формами и молочно-белой кожей. Её тёмно-карие глаза походили на вишни, а каштановые кудри блестящей волной падали на плечи.
  
   - Мокрый, - подтвердил он и поцеловал Надин в губы. Они казались тёплыми, но лишь в сравнении с промозглым дождём. На самом деле температура киборга значительно ниже человеческой.
  Не прерывая поцелуй, Надин принялась расстёгивать сырую насквозь рубашку. Ларго не стал ей мешать и накрыл ладонями упругие ягодицы. Кукла нежно гладила его грудь, а когда холодные пальцы спустились вниз, к пряжке ремня, Ларго был уже готов. Надин опустилась на колени и заставила его стонать от удовольствия... а через пятнадцать минут уже накрывала на стол.
  Надо бы загрузить ей парочку новых рецептов, подумал Ларго, поглощая овощное рагу с кусочками тушёной свинины. Может, что-нибудь итальянское. Лазанью, например. Или тот салат с мацареллой, который так нравится Реважу.
  От размышлений и ужина отвлёк телефонный звонок.
   - Господин Ларго? - звонил консьерж из холла. - К вам посетитель.
   - Посетитель? В такой час?
   - Да. Он говорит это очень важно и просит принять.
   - Пусть поднимается. - Ларго жестом велел Надин одеться. - Жду.
  
  Посетителем оказался молодой парень, не старше двадцати пяти. Вид у него был затравленный и нелепый. Узкие плечи поникли, светлые волосы нуждались в расчёске. Он тоже попал под дождь, и с плаща стекала вода.
   - Снимайте плащ и садитесь за стол, - сказал Ларго. Он никогда не умел быть любезным. - Хотите чаю?
  Парнишка кивнул, но как-то неуверенно.
   - Надин! Принеси бутылку бренди и два стакана. Думаю, это пойдёт лучше чая. Так что вас ко мне привело?
   - Я... - неуверенно начал посетитель. - Я... знаю...
   - Ну? Говорите и не тратьте моё время, уважаемый.
   - Я знаю о смерти Виктόра Лессера! - выпалил парень.
   - Я тоже. - Ларго плеснул себе бренди и выпил одним глотком. - А завтра, благодаря прессе, об этом узнает весь мир.
  Если я успею предложить Реважу подходящую версию
   - Вы не понимаете. - Трясущимися руками незнакомец схватил стакан. - Вы ничего не понимаете!
   - Так просветите меня.
   - Меня зовут Альбер Ней. Я секретарь... Точнее, теперь уже бывший секретарь Милоса Карра.
   - Это тот, кому принадлежат все крупнейшие стыковочные станции на орбите?
   - Принадлежали, - поправил Альбер, осушил стакан и сморщился. - Карра называли хозяином космоса.
   - Он погиб в автокатастрофе полгода назад, - кивнул Ларго. - Как же. Помню.
   - Не погиб. - Альбер подлил себе бренди. - Его убила кукла.
  
  
  Глава третья
  
  
  Целая бутылка дорогущего бренди ушла на то, чтобы у Альбера как следует развязался язык. Лишь захмелев, парень успокоился и начал излагать мысли более менее последовательно, а Ларго курил и слушал.
   - Я попал в компанию Карра по распределению. Сразу после Образовательного центра, - говорил Ней. - Мне выпал шанс проявить себя и я очень старался. Очень. А Милос... то есть господин Карр... Он был так добр... Он был... особенный человек... - Альбер потупил взгляд и покраснел, как помидор.
  Не составило труда догадаться, что парня с шефом связывали не только деловые отношения. Может, он просто приревновал хозяина к новой игрушке? - подумал Ларго, но тут же отбросил эту мысль.
   - Её прислали весной, эту... куклу. - Альбер дёрнул плечами. - Подарок Кибериума.
   - Подарок? - Ларго вдавил окурок в пепельницу. - В честь чего? День рождения? Юбилей? Удачная сделка?
   - В том-то и дело, что нет. - Парень вскинул голову. Глаза у него синие, а губы такие же пухлые, как у Надин. Наряди его в платье - выйдет девчонка. Может, Милос так и делал? - День рождения у Ми... у господина Карра только летом, а удачные сделки он заключал по сорок раз на дню. Мне ли не знать.
   - Но, тем не менее, киборга он получил безвозмездно, то есть - даром.
   - Да, - кивнул Альбер, и светлые пряди упали на глаза. - Хотя стоит такая кукла почти как яхта. Новая экспериментальная модель. Милос хвалился, что её интеллектуальный потенциал в четыре раза выше, чем у стандартных киборгов.
  
  Значит, новая модель. - Ларго вытащил из пачки следующую сигарету. - К тому же - экспериментальная. Да ещё - даром! Любопытно, успел ли старый развратник Карр по достоинству оценить её интеллектуальный потенциал.
  
   - Господин Карр вёл дела с Кибериумом?
   - Конечно. А можно мне тоже сигарету? Спасибо. - Альбер чиркнул зажигалкой. Потом снова. У него тряслись руки. - Конечно, вёл. А как же. У меня сохранилась кое-какая отчётность.
   - С собой?
   - Нет. Дома. - Парень сник, а Ларго улыбнулся.
   - Что ж вы так, господин Ней, - беззлобно усмехнулся он, подошёл к гостю и дружески потрепал по плечу, - из дома без документов выходите.
  Альбер завис на секунду, но потом всё-таки улыбнулся. Жалко мальчишку. Такой он потерянный, словно бездомный щенок. Видно, крепко любил Милоса.
   - Я много слышал о вас, поэтому и пришёл, - уверенно заявил парень. - Дело Селверуса превратило вас в героя. Все только и говорили о том, какой вы умный, смелый и... честный.
  Ты даже не представляешь, насколько, - мрачно подумал Ларго. - Завтра, например, я отправлю на виселицу невиновного ради спасения репутации Кибериума.
  Если только не пошлю Реважа в зад, где ему самое место
   - Вы поможете? - Альбер схватил его руку и захлопал ресницами. Синие глаза лихорадочно блестели. - Поможете доказать, что Кибериум виноват в смерти Милоса? Это они прислали бракованное изделие. Это кукла его убила. Кукла! Я всё видел своими глазами и могу всё рассказать под присягой в суде, если потребуется. Клянусь вам!
   - Не надо истерик, юноша, - строго сказал Ларго. - Я вам верю.
   - О, спасибо! - Альбер вскочил. - Я так благодарен! Я... Я заплачỳ. У меня есть немного денег. Ну... - он замялся и отвёл глаза. - Или сделаю всё, что захотите.
  Этого ещё не хватало
   - Ступайте домой. - Парень просиял пьяной улыбкой и покачнулся. - Хотя лучше я закажу вам такси. Вы совсем не умеете пить, мой друг.
   - Милос говорил так же. - Мальчишка снова густо покраснел. Даже уши стали алыми.
   - Оставьте свой адрес, - Ларго протянул ему блокнот и ручку. - И подготовьте бумаги, о которых упомянули. Я заеду завтра. Мы вместе всё проверим. Я рассчитываю на вашу помощь, господин Ней.
   - О! Я не подведу!
  
  Из окна Ларго наблюдал, как Альбер сел в такси.
  Теперь у меня есть свидетель, - размышлял он. - Свидетель, которого Реваж не сможет заткнуть, как Магу, или поставить раком, как меня.
  Машина уехала, и Ларго задёрнул шторы. Квартира погрузилась в уютный полумрак.
  Пустая бутылка на столе блестела тёмным стеклом, отражая жёлтый свет торшера. Окурки дымились в пепельнице. Плащ валялся на подлокотнике кресла, рядом с которым стояла Надин. Она стояла там, когда Альбер, мокрый и жалкий, появился на пороге. Стояла, пока они пили и вели беседу. Стояла. Не моргала. Не двигалась. Не издавала звуков. Она стояла, потому что он, Ларго, забыл приказать ей сесть...
   - Неужели ты способна причинить мне вред? - он задумчиво намотал на палец блестящий каштановый локон.
  Кукла тут же улыбнулась и захлопала ресницами.
   - Господин Ларго шутит?
   - Господин Ларго соскучился по твоей попке.
  
  
  Глава четвёртая
  
  Толстая папка шмякнулась на стол прямо перед носом Реважа.
   - Что это? - комиссар сдвинул кустистые брови.
   - Дело Карра. - Ларго сел напротив, не дожидаясь приглашения, и закинул ногу на ногу.
   - Вообще-то я ждал отчёт об убийстве Виктόра Лессера.
   - Его убила кукла, - не моргнув глазом заявил Ларго. - И Милоса Карра тоже. - Лицо шефа сделалось каменным. Он всё знает, старый барсук. - Кто расследовал смерть хозяина космоса? Старший инспектор Ним? Где он?
   - На пенсии, - спокойно ответил комиссар. Слишком спокойно. - Отправился на Острова. Там воздух целебный.
   - Хитрό.
   - Зря стараешься. - Реваж сцепил пальцы в замок. - К делу Карра ты Кибериум не приплетёшь. У тебя ничего нет.
   - Ошибаетесь, господин комиссар. Имеется свидетель. Очевидец.
  Если комиссар и занервничал, то виду не подал.
   - Кто же?
  Так я тебе и сказал
   - Этот козырь я оставлю при себе, господин комиссар.
  И шеф взорвался.
   - Ты себя кем возомнил, щенок? - прорычал он, подавшись вперёд. - Хочешь потерять место, идиотина? Забыл, что случается с теми, у кого нет работы? Забыл статью двести семнадцатую пункт два?
   - Я знаю Кодекс наизусть, - железным голосом произнёс Ларго. Каждым словом хотелось припечатать продажного шефа. А ведь он доверял Реважу. Даже восхищался им когда-то... Сколько же Кибериум ему заплатил? - Там есть другие любопытные статьи. Злоупотребление служебным положением, например. Сокрытие улик - тоже неплохая статья. Что там за них дают? Каторгу? Петлю?
   - Ты мне угрожаешь, скотина? Ты МНЕ угрожаешь? - Комиссар побагровел. - Думаешь, один громкий успех делает тебя неприкасаемым? Думаешь, у меня не хватит духу тебя уволить?
   - Не хватит. - Ларго поднялся и прихватил папку с делом Милоса Карра. - Дело Селверуса превратило меня в героя, - повторил он слова Альбера Нея. - А героев не увольняют.
  
  Мага как всегда ковырялся в железяках под своё любимое "тяжелое музло" (как выражался сам бывший хакер) и подпевал. Музыка оглушила Ларго, и он дал компьютерному гению подзатыльник, чтобы тот сделал тише.
   - Здарова, инспектор! - Мага протянул руку запястьем: ладони у него были слишком чумазыми. - Как ваше ничего?
   - Хреново. - Ларго спихнул со стула какой-то металлический хлам и сел. - Помощь нужна.
   - Чем могу?
   - Кукла Лессера. Сможешь по останкам определить в ней наличие брака? Сбоя. Того самого глюка.
  Мага задумался. Даже вены на лбу вздулись.
   - Ну... это... Восстановить блок памяти, подключить к другому процессору и...
   - Не грузи меня, Мага! - осадил Ларго. - Сможешь или нет?
   - Вообще нет, но можно попробовать.
   - Это как?
  Хакер пожал плечами. Странный он всё-таки парень. Говорят, у его куклы синие волосы, а в носу колечко. Но о вкусах не спорят.
   - Ну а номер партии киборга установить получится?
   - Это запросто! - Мага улыбнулся, и его брекеты заблестели.
   - Отлично. - Ларго встал и шагнул к выходу из тёмной каморки, служившей компьютерному гению кабинетом. - Займёмся этим, когда вернусь.
   - Всего вам! - крикнул парень ему вслед и снова врубил рычаще-вопящее "музло".
  
  Подземная парковка освещалась плохо. Бόльшая часть ламп давным-давно вышла из строя, а уцелевшие зловеще дребезжали и то и дело гасли, чтобы через секунду вспыхнуть вновь. Ларго шёл, и стук каблуков разлетался по всему пространству. Эхо вытворяло со звуком жуткие фокусы. Машина - старая, как мамонт, но верная, как кукла - ждала его в самом тёмном углу. Ларго полез в карман за ключами. Коварная связка выскользнула из пальцев и звякнула о бетонные плиты.
   - Зараза.
  Придётся лезть под машину, чтобы достать. Ларго опустился на колено, нагнулся и увидел ноги. Определенно, ноги. Ну ноги и ноги. Чего тут такого. Но они стояли на месте. Не двигались. А их владелец не издавал ни звука. Ларго знал в отделе всех и каждого. Если это кто-то свой, непременно окликнет. А если...
  Он вскочил, но заметил лишь тень, которая бесшумно метнулась в сторону.
  Уверенным шагом Ларго двинулся по парковке. Достал из кобуры табельный револьвер и снял с предохранителя. Он добрался до входа, но так никого и не обнаружил. Только охранник храпел на вахте.
   - Вот дерьмо. - Ларго плюнул. Вернулся. Сел в машину и закурил. Теперь он знал: за ним следят.
  
  
  Глава пятая
  
  
  Дождь лил, как из ведра. Лужи пузырились и пенились. Мокрый асфальт блестел чёрным глянцем. Стёкла машины запотели, и Ларго включил печку. Он собирался к Альберу Нею, но поехал совсем в другую сторону.
  Какой чёрт дёрнул меня сболтнуть Реважу про свидетеля? - сердито подумал он, но тут же мотнул головой. Нет. Нет. Он слишком долго и слишком хорошо знал комиссара. Многие в отделе отмечали схожесть их характеров. Реваж, как и сам Ларго, говорил всё прямо в лоб и без обиняков. Грубо, резко, но честно. Действовать исподтишка - не его стиль. "Даю тебе неделю, герой хренов, - сказал шеф перед тем, как Ларго хлопнул дверью. - Неделю. Если ко вторнику не предоставишь адекватную версию гибели Лессера, считай, что отстранён от дела".
  И тем не менее за мной следят
  Мог ли Реваж устроить такое? Сомнительно, но чёрный студебеккер позади не оставлял простора воображению.
  Он тащится за мной от самого Управления, отметил Ларго, притормозив у светофора. А значит - самое время его слить.
  Через десять минут Ларго припарковался у Автосервиса. "Валд и сыновья", - гласила вывеска. Разумеется, молодые подмастерья, служившие здесь, никакими сыновьями Валду не приходились. Старик брал ребят на обучение, за что получал щедрые субсидии.
   - Господин Ларго! - светловолосый парень в грязной спецовке выполз из-под прогнившего до дыр пикапа и приветственно взмахнул разводным ключом. - Не ждал вас так скоро. Неужели опять масло?
   - Нет, Руви. - Ларго стянул с головы шляпу и тряхнул. Мокрая - хоть выжимай. Чёртов дождь. - Ты подшаманил мой зомбиваген на славу, дружище. Ты один?
   - Ага. На шестой автостраде заглох какой-то толстосум. Валд и ребята поехали выручать. До вечера никого не будет.
  Как славно, подумал Ларго, а вслух сказал:
   - Хочешь заработать?
  Просьбу Ларго подкрепил двумя купюрами. Мятыми. Мокрыми. Но вполне достойными внимания молодого механика.
  
  
  Ровно в четверть седьмого из сервиса "Валд и сыновья" под проливной дождь выскочил человек в сером плаще и потрёпанной шляпе. Он сел в старый, как мир, ситроен цвета скорби, и покатил в западном направлении. Спустя полминуты из-за угла вынырнул блестящий чёрный студебеккер и двинулся следом на приличном расстоянии.
  Ларго, наблюдавший мизансцену из окна мастерской, улыбнулся. Пусть покатаются. Кем бы ни оказались чёртовы хвосты, Руви протаскает их за собой до позднего вечера. А если задержит до утра - получит сотню сверху.
  
  Пикап молодого механика ревел, как разъярённый Реваж, пыхтел, фыркал, стучал и дребезжал... но ехал. А это всё, что требовалось. Понадобилось почти полчаса, чтобы по пробкам добраться до улицы Азимова, где проживал Альбер Ней.
  Дом, построенный ещё до войны, врезался серым шпилем в свинцовое небо. Там, где осыпалась штукатурка, проглядывал кирпич. Узкие окна многоквартирного монстра равнодушно взирали на улицу, по которой текла река чёрных зонтов.
  
  У подъезда топтались жандармы. Грустные и мокрые. Сердце Ларго сжалось до размеров ореха.
  Случилась беда
  Ты погубил парня! Ты погубил парня, болтливый идиот! - захотелось врезать по стене кулаком. А лучше - лбом. Да так, чтобы звёзды из глаз. Но пустая ярость ничего не изменит.
  Иди, - приказал себе Ларго. - Пожинай плоды своих стараний, хренов правдоруб.
  Стражи порядка преградили путь, но увидев именной значок с указанием отдела, вытянулись по струнке и отдали честь.
  
  Квартиру Нея уже опечатали. Прибывший на вызов инспектор Гальвар задумчиво курил трубку в прихожей. Усатый и лысый, с глазами навыкате, он напоминал печального моржа.
   - Самоубийство, - констатировал Гальвар без лишних предисловий. - А причина - шантаж. Банальщина. Особому отделу здесь нечего делать.
  Он протянул Ларго пару фотографий. Качество снимков оставляло желать лучшего. На первом Милос Карр целовал обнажённого Альбера в шею. На втором...
  Ларго нахмурился. Безусловно, связь с шефом могла поставить крест на карьере Нея. Вот только...
   - Могу я взглянуть на тело?
   - Извольте-с. - Гальвар провёл его в гостиную, обставленную в стиле сурового аскетизма. Письменный стол, пара стульев, затёртая до дыр софа, а рядом - вчерашний гость...
  Ларго сжал кулаки до хруста в пальцах.
  На фоне крови кожа Альбера казалась особенно бледной, почти белой. Пухлые губы посинели. В руке мальчишка сжимал крошечного бульдога, из которого и выстрелил себе в висок.
   - Когда? - коротко бросил Ларго и опустился на корточки возле трупа.
   - Медэксперт полагает, смерть наступила ночью. Около дух часов.
   - Ночью?
   - Совершенно верно. - Гальвар попыхивал трубкой, как паровоз.
  Любопытно. Ларго встал и нащупал в кармане брюк пачку "Мальборо". Закурил. Реваж узнал о свидетеле сегодня после полудня. Стало быть, шеф непричастен, если только не наловчился перемещаться во времени.
   - Кто-нибудь слышал выстрел?
   - Увы, - моржеподобный инспектор развёл руками. - Вчера у соседей случилась вечеринка. Каждый второй слышал хлопки да выстрелы, только скорей это было шампанское.
   - Шампанское... - Ларго решил идти ва-банк. - Где бумаги господина Нея?
   - Бумаги? - бескрайний лоб Гальвара сморщился. - Какие бумаги?
   - Деловая отчетность Милоса Карра. Комиссар Реваж направил меня к вам забрать документы, которые Ней хранил у себя.
  Имя начальника Особого отдела, как всегда, произвело волшебный эффект. Гальвар побледнел до синевы, а усы его встали дыбом.
   - Не было документов! - вскрикнул он. - Скажите Реважу, не было никаких документов! Я лично руководил обыском. Мы обшарили всё. Даже полы вскрывали! Нашли лишь те пикантные фото, которые я предоставил вам, детектив Ларго. - Инспектор выглядел жалко. - Умоляю, объясните многоуважаемому комиссару Реважу, что...
   - Реважа я беру на себя, - оборвал его Ларго.
   - Вы очень любезны, детектив.
  Ещё бы, подумал Ларго и бросил взгляд на мёртвого Альбера. Вчерашний разговор всплыл в памяти до мелочей, и парень ожил перед мысленным взором. Вот он чиркает зажигалкой. Неловко. Неумело. Видимо, курил редко, а может и вовсе не курил до минувшего вечера. Последнего вечера своей жизни. Вот он, Ларго, протягивает ему блокнот, и Альбер записывает свой адрес...
  Альбер Ней был левшой. Но пистолет сжимал в правой руке.
  
  
  Глава шестая
  
  
  Проклятущая вечеринка спутала все планы. Надо же ей было случиться именно вчера! Битый час Ларго допрашивал измученного консьержа, которому не повезло дежурить минувшей ночью. Ночью, когда убили Альбера Нея.
  Да, гостей было много. Слишком много, сетовал консьерж. Они приходили и приходили, а потом пили и пили. Шампанское лилось рекой, а музыка гремела на весь дом.
   - А как же соседи? Не возмутились? - тактично поинтересовался Ларго, изучая списки жильцов.
   - О нет. Соседей господин Мирео пригласил в первую очередь.
   - Как предусмотрительно с его стороны, - Ларго выдавил улыбку.
  Чтобы черти взяли господина Мирео с его удачным назначением и грёбаной вечеринкой в придачу! Селёдку лучше всего прятать в бочке с другими селёдками, - частенько шутил Реваж. Толпа людей прошла вчера через этот холл, но вспомнить всех не в силах даже сам господин Мирео. Друзья, друзья друзей, сотрудники сотрудников и далее по списку. Многих виновник торжества не знал ни в лицо, ни по имени. Зато знал Альбера Нея.
  
   - После смерти шефа парень ходил, как в воду опущенный, - сообщил Мирео и отхлебнул шампанского прямо из горлА. В его квартире на шестом этаже царил кавардак, словно там всю ночь бушевал ураган. Повсюду валялись пустые бутылки, смятые бумажные стаканчики, окурки и грязные тарелки с недоеденным угощением. Воняло рвотой, алкоголем, табаком и дорогим парфюмом. На диване, закинув на спинку длинные ноги, лежала рыжеволосая кукла. Из одежды на ней имелись лишь отороченные розовым мехом наручники. Сразу видно: вечеринка удалась. - Я встретил его вчера, около пяти. Пригласил выпить. Отпраздновать. Соседи, как-никак. Но Альбер сказал, у него дела.
   - Ничего странного не заметили?
   - Да вроде бы нет, - пожал плечами Мирео. - Хотя... Альбер показался мне взбудораженным.
   - Взбудораженным?
   - Да. Слегка взвинченным, понимаете?
  
  Ларго понимал. Ведь это к нему Альбер отправился вместо того, чтобы пойти на вечеринку. И эта встреча стоила парню жизни.
  Он оставил Мирео визитку с номером, на случай, если что вспомнится, и спустился в холл. Консьерж любезно предложил ему зонт. Ларго отказался, но уже через минуту пожалел об этом: ливень зарядил с новой силой.
  Тёмные небеса громыхали и становились белыми от вспышек молний. Похожая погода царила у Ларго в душе.
  Альбер искал моей помощи и в итоге погиб, мрачно рассуждал он, вцепившись в руль пикапа. Найти его убийцу теперь дело чести. Хотя весьма странно, что парня пришили именно сейчас, а не полгода назад, когда бедолага стал свидетелем смерти Карра. Почему могущественный Кимбериум не убрал его раньше? И, самое главное, что могло содержаться в бумагах, которые Ней хранил у себя? Ларго вспомнил про фото, которые так смутили Гальвара. Не исключено, что Альбера шантажировали. Возможно, требовали, чтобы он держал рот на замке. Вполне логично. За исключением одного: мальчишка не считал связь с шефом преступной и порочной. Он любил Милоса. Но взаимно ли? А если хозяин космоса лишь удовлетворял похоть? Слух о том, что один из самых влиятельных людей планеты трахает в зад синеокого юнца стал бы сокрушительным ударом для репутации Карра.
  Гораздо продуктивнее было бы шантажировать снимками самого Милоса, решил Ларго, и мысль ему понравилась.
  
  Он вернулся в отдел, когда все уже разъехались по домам. Это к лучшему. Особенно радовало отсутствие на парковке Реважского паккарда. Но Мага испортил весь настрой.
   - Меня послали, - обиженно сказал хакер.
   - Куда?
   - Лесом. - Мага открыл содовую и сделал пару глотков. - Хотел взять останки Лессеровской куклы поковыряться, а меня послали.
   - Сказал бы, что получил моё разрешение.
   - Я и сказал, - вздохнул компьютерный гений. - Да только по личному распоряжению комиссара Реважа доступ к улике номер пятнадцать закрыт для всех. Для вас, господин инспектор, в том числе.
  Нет, ну это уже слишком!
  Семимильными шагами Ларго двинулся в архив и чуть не сорвал дверь с петель. На посту сидел старший сержант Калеб Тюр - скрупулезный до тошноты зануда. Сегодня он напоминал хорька больше чем обычно.
   - Ключ, - рыкнул Ларго, уперевшись кулаками в стол.
   - Не имею права, - прогнусавил сержант. - Приказ комиссара Реважа.
  Ларго сгрёб Калеба за шкирку, и они оказались нос к носу.
   - Ключ, собака!
  Трясущейся рукой Тюр протянул ключ от ячейки.
   - Благодарю покорно. - Ларго отпустил свою жертву, и Калеб плюхнулся обратно на стул. - Проболтаешься - сверну шею. Понял?
  
  Мага колдовал над оплавившимися останками до рассвета. Подключал какие-то непонятные аппараты, паял, воевал с проводами, контактами и микросхемами. Ругался, что не ловится какой-то там сигнал, что нет нужного импульса, и что всё к чертям сгорело.
  Ларго клевал носом. Он устал. За последние пару дней поспать довелось всего часа четыре, не больше. Лишь кофе, сигареты и азарт охотника, напавшего на след, не давали вырубиться окончательно.
   - Колись оно всё колом! - Мага уронил голову на руки. - Не выходит, господин инспектор. Не выходит, хоть разорвите. Импульса нет. Всё к чертям сгорело.
  Обидно. Ларго предполагал, что этим кончится, но надеялся на чудо.
   - Ну а номер... - Голос охрип так, что казался чужим. - Номер установить можно?
   - Номер партии? Так я это... - Хакер почесал в затылке. - В самом начале его выяснил. Вот. - Мага написал цифры на клочке бумаги.
  Ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два.
  Ларго улыбнулся. Новый козырь в рукаве, пусть и карта мелкая. Теперь осталось выяснить, к кому попали куклы из злополучной партии.
   - Мага, - сказал он и чиркнул зажигалкой. Рыжее пламя превратило бумажку с цифрами в пепел. - Помнишь, тебя взяли за взлом базы данных?
   - А то, - парень надулся от гордости.
   - Надеюсь, ты не растерял хакерских навыков. Они нам скоро пригодятся.
  
  
  Глава седьмая
  
  
  Около пяти утра Руви подогнал ситроен к воротам Управления. В старом автомобиле появились новые дырки. От левой фары остались осколки, а на лобовом стекле красовалась паутина трещин.
  Ларго наклонился, рассматривая отверстия. Тридцать восьмой калибр. Неплохо! Он протянул молодому механику честно заработанную сотню и добавил ещё одну. За вредность.
   - С вами приятно иметь дело, господин Ларго. - Парень втиснул купюры в карман. Руви выглядел измученным, но довольным.
   - Приятно? В тебя стреляли!
   - И что с того? - механик пожал плечами. - Я в один заход заработал больше, чем за месяц. Старик Валд мужик хороший, но уж больно скуп. А мне деньги во как нужны. - Руви ткнул в кадык ребром ладони. - Я на куклу коплю. Хочу брюнетку с синими глазами и во-о-от такой грудью. Уже и имя выбрал. Маргарет. - Парень смущённо улыбнулся и зарделся.
  Ох уж эти зелёные юнцы, подумал Ларго. У него язык не повернулся сказать, что секс с куклой - лишь ухищрённая и весьма дорогостоящая вариация онанизма. Пусть мальчишка радуется. Эйфория пройдёт быстро. Сразу, как до него дойдёт, что страстные стоны, признания в любви и нежные улыбки заложены программой. Ограниченный набор фраз и действий в красивой упаковке - и ничего более.
   - Маргарет - прекрасное имя. - Ларго хлопнул механика по плечу. - У тебя безупречный вкус. Кстати, где моя шляпа?
  
  Шляпа валялась на переднем сиденье. На заднем, укрывшись плащом, похрапывал Мага. Ларго угостил его парой бургеров и картошкой в придорожной забегаловке, и теперь сытый хакер спал сном младенца.
  Город остался далеко позади. Автострада впилась в горизонт прямой чёрной линией. Ситроен мчался через Пустошь со всей скоростью, на какую способен, и унылый пейзаж сливался в сплошное серое пятно. Когда-то здесь росли деревья. Зеленела трава и пестрели цветы. Но это было ещё до войны. И до того, как умерла последняя женщина.
  По радио битый час рассуждали о новых экспериментах Инкубатора. Его глава - господин Токадо - выступил перед прессой с официальным заявлением, что ровно через пять лет геном с двойной икс хромосомой будет воссоздан. Смело. Но лживо: четыре года назад Токадо говорил то же самое. Хотя, несмотря на неудачи и провалы, Инкубатор не отказывается от идеи возрождения женщин, и это вызывает уважение.
   - Долго ещё? - Мага заразительно зевнул и потянулся.
   - Пара часов, - отозвался Ларго. - Волнуешься?
   - Вот ещё. - Компьютерный гений снова улёгся. - Жаль, больше нет мировой сети, как раньше, - мечтательно протянул он. - Можно было хакать, не вставая с кресла. Всё тебе на блюдечке с голубой каёмочкой, не то, что сейчас. Эх!
  Ларго грустно улыбнулся, не отрывая глаз от дороги. Да, многое осталось в прошлом. Война навсегда изменила мир. Извратила. Исковеркала. Вывернула наизнанку, обратив время вспять. Столько всего безвозвратно утеряно. Сколько всего забыто...
  
  Дворники мерно щёлкали, убаюкивая. Спидометр отсчитывал километры. Скоро. Уже совсем скоро покажутся вдалеке первые контрольно-пропускные пункты. А за ними - гигантский моногород. Чудовище из стали, бронебойного стекла и бетона, укрытое едким промышленным смогом.
  Кибериум.
  
  Говорят, глава корпорации - Рольф Этингер - ненамного человечнее своих кукол. Живёт затворником в одном из подземных бункеров и избегает любой публичности. Не общается с прессой, не делает громких заявлений, как Токадо. Добиться у него аудиенции сложнее, чем надеть штаны через голову. Но Ларго такой задачи и не ставил. Кто он такой, чтобы тревожить покой всемогущего Кукловода?
  Отдел по работе с клиентами - вот звено, с которого стоит начать. Добраться туда - главная задача. А дальше - дело техники.
  Ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два...
  К кому же вы попали, бракованные куклы?
  Ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два...
  Случайность это или всё-таки умысел?
  За что убили Альбера Нея? Что было в документах, похищенных у парня? Как связаны смерти Виктόра Лессера и Милоса Карра?
  Так много вопросов. А ответы - впереди.
  За пеленой дождя рдел красный глаз семафора. Путь преграждал опущенный шлагбаум. Первый пункт контроля, понял Ларго и сбавил ход.
   - Просыпайся, - окликнул он Магу. - Приехали.
  
  
  Глава восьмая
  
  
  
  Их пропустили без особых проблем, не считая привычной бюрократической волокиты.
   - Я думал, будет сложнее, - фыркнул Мага, когда они поставили последний штамп в разовом пропуске.
  Ларго ухмыльнулся в ответ. Воистину, принадлежность к Особому отделу открывает любые двери. Ну... или почти любые.
  
  Отдел по работе с клиентами располагался на среднем уровне моногорода. В секторе А. Пришлось ехать на эскалаторе, а затем подниматься в стеклянном лифте. С высоты открывался потрясающий вид.
  Кибериум напоминал муравейник. Гигантский железобетонный муравейник. Бесчисленные переходы, галереи и прозрачные тоннели сплетались в единую систему. Сложную и запутанную. Сотни автоматических дверей ежесекундно открывались и с лязгом закрывались. Люди в белых халатах шныряли туда-сюда, прикладывая к терминалам пластиковые карточки. На стенах красовались здоровенные логотипы корпорации: чёрная "К", вписанная в белый круг на алом поле. Громкая связь вещала что-то граммофонным голосом.
  Внизу Ларго разглядел рельсы. По ним, издав пронзительный сигнал, промчался поезд-сверчок с парой закрытых вагонов.
  Направляется в сектор Х, не иначе, подумал Ларго, провожая поезд взглядом. Именно там, глубоко под землёй, бьётся сердце Кибериума. Именно там, в производственных цехах, рождаются куклы-киборги. Именно там, укрывшись в бункере от внешнего мира, плетёт интриги Рольф Этингер.
   - Заметил камеры? - шепнул Ларго на ухо хакеру, когда они вышли из лифта.
   - А как же, - чуть слышно отозвался Мага. - Они здесь повсюду. - Парень приложил к сенсору терминала разовый пропуск, открыв дверь в нужный коридор. Гулкая цельнометаллическая кишка вывела их прямиком к сектору А.
  
   - Детектив Ларго! Прославленный детектив Ларго! - ведущий консультант расплылся в улыбке и поочерёдно пожал протянутые руки. - Чем обязан? Чем могу? - Сутулый и тщедушный, он прятал глаза за толстыми стёклами роговых очков. Типичный бумагомаратель. Суетный и недалёкий, хотя и ответственный. Такому вряд ли известно о махинациях вышестоящего начальства. Тем лучше.
   - Мы здесь по личному распоряжению комиссара Реважа. - Ларго уселся на предложенный стул и окинул приёмную быстрым цепким взглядом. Длинный стол. Пара шкафов. Компьютер и два телефона: красный и чёрный. Кулер в углу и портрет Рольфа Этингера на стене. Ничего лишнего. - Мне хотелось бы побеседовать с вашим непосредственным руководителем. Как скоро он появится?
  На самом деле Ларго знал ответ заранее: еще на пункте контроля сообщили, что глава отдела по работе с клиентами отправился в сектор Х на закрытое совещание.
   - Увы мне увы! - Консультант всплеснул руками. - Господин Керо, мой шеф, вернётся только вечером. Поздно вечером. Хотите кофе?
  Мага согласился, а Ларго предпочёл сигарету.
   - Тогда, быть может, я смогу рассчитывать на вашу помощь? - деликатно осведомился он.
   - О! - Глаза ведущего консультанта сделались круглыми, как блюдца, которые он поставил на стол. - О! Детектив Ларго! Вы... Вы же мой герой! Это такая честь!
  Ещё один
   - Я внимательно следил за делом Селверуса. - Очкарик вооружился кофейником. - Не пропускал ни одной статьи, ни одного репортажа. Вы совершили невозможное, детектив. Помочь вам - великая честь!
  Как славно, - подумал Ларго и перехватил лукавый взгляд Маги. Хакер сосредоточенно дул на кофе.
   - Я уже сказал. - Ларго глубоко затянулся. - Мы здесь по личному распоряжению комиссара Реважа. Вам, наверное, известно о смерти Виктόра Лессера?
   - О да. Ужасная трагедия.
   - Более чем, - согласился Ларго. - И скажу по секрету: следствие в безнадёжном тупике.
   - О! - Консультант опустился на стул и заохал.
   - Помочь нам можете только вы, уважаемый...
   - Вик, - подсказал очкарик. - Сайрус Вик.
   - Так вот, многоуважаемый господин Вик, - Ларго перешёл на шёпот. - В интересах следствия необходимо исключить возможность программного сбоя кукол-киборгов. Вы готовы содействовать?
   - Я... - Вик заколебался. - А что для этого нужно?
   - Вы фиксируете обращения в службу технической поддержки?
   - О, да. Конечно, - закивал консультант. - Это моя прямая обязанность. Есть целый архив.
   - Стало быть, ваш уровень доступа позволяет работать с этой информацией?
   - Разумеется.
   - А с клиентской базой?
   - Нет. К ней доступ лишь у господина Керо.
   - Разумно, - многозначительно протянул Ларго. - Стало быть, данные о клиентах под надёжной защитой. Мне крайне важно это знать.
   - О да-да. Под очень надёжной! - уверил его Вик. - Все материалы находятся в кабинете господина Керо. Информация строго конфиденциальна и доступ к ней закрыт.
   - Вы убедили меня, мой друг. - Ларго поднялся. - Теперь я хочу взглянуть на архивы.
   - Но их целый океан!
   - И тем не менее. - Он решительно шагнул к выходу. - Мой стажёр останется здесь. На случай непредвиденных обстоятельств.
   - Непредвиденных?
   - Да. Мы ждём звонка из особого отдела. Архиважного звонка. Я оставил ваш номер Реважу, вы ведь не против? - Ларго навис над очкариком и снова перешёл на шёпот. - Не хотел вас пугать, Сайрус, но убийца Лессера готовится нанести новый удар. И если это произойдёт...
   - О!
   - Крепитесь мой друг. - Ларго хлопнул Вика по плечу. - Вместе мы распутаем это дело. А теперь - в архив!
  
  В архиве, который располагался этажом ниже, они провели два совершенно незабываемых часа. Ларго копался в абсолютно неинтересных ему данных с таким усердием, что даже вспотел. Во мне умер великий актёр, думал он, засыпая услужливого Сайруса всё новыми и новыми вопросами. Сколько обращений было в тридцать девятом году? А в сорок первом? Возможно ли модифицировать программу устаревшей куклы? Сколько зафиксировано жалоб? На что? Как происходит утилизация?
  Консультант отвечал с видом знатока и раздувался от гордости. Теперь, если Вика спросят, зачем к нему явились два типа из Особого отдела, парень поведает об этой архивной эпопее и даже не вспомнит про интерес Ларго к клиентской базе. Тут всё гладко. Любопытно, как дела у Маги. Хакер обещал провернуть всё так, что комар носа не подточит. "Утечки данных никто не обнаружит, - пообещал компьютерный гений. - Уж поверьте".
  Это волновало Ларго в первую очередь: время игры в открытую ещё не пришло. С Кибериумом шутки плохи.
  Альбер Ней был моей единственной зацепкой. А сейчас у меня ничего нет
  Пока нет.
  
  Когда они вернулись в приёмную, Мага дрых, уронив голову на руки. Из приоткрытого рта на стол капала слюна.
  
  
  Глава девятая
  
  
  Скорая приехала только через час. Благо, Сайрус вызвал доктора из местного медицинского центра: Кибериум тщательно следил за здоровьем своих сотрудников. Ларго никогда ещё не чувствовал себя таким беспомощным. Он тряс Магу за плечи, бил по щекам, плеснул в лицо хакеру водой... всё бесполезно.
   - Острый приступ нейролетаргии, - констатировал невысокий лысеющий врач после беглого осмотра. - У него случались истерические припадки?
  Ларго завис на секунду. Мага. Мага... Мага знатный раздолбай и хронический опоздун. За пять лет совместной работы он неоднократно доводил до истерики Реважа, но чтобы сам...
   - Нет. Никогда.
   - Возможно стресс или хроническое истощение? - не отступал эскулап. - Недоедание?
   - Исключено. - Мотнул головой Ларго, вспоминая, как Мага умял два гигантских бургера за полсекунды. - Могут быть другие причины, доктор?
   - Могут. - Врач закатал компьютерному гению рукав выше локтя. Внимательно осмотрел место сгиба. То же самое проделал с другой рукой. - Он употреблял ультроней?
   - Ультроней... - машинально повторил Ларго. Ультроней... Сильнейший наркотик. Совершенно убойный. Кодекс предусматривал смертную казнь за его продажу и хранение. Неужели Мага... Нет. Не может быть.
   - В трёх случаях из пяти нейролетаргия является следствием передозировки, - заявил доктор. - Грузите его, ребята! - кивнул он подоспевшим медбратьям.
  Магу переложили на каталку. Подключили какие-то трубки и датчики. Напялили кислородную маску.
  Ларго сглотнул. Подошёл ближе и взял хакера за руку. Какие холодные пальцы. Что же произошло с тобой, дружище? Неужели ты и впрямь сидел на ультронее? Слабо верится.
  Он вздрогнул, когда на плечо легла рука. Доктор попытался изобразить участливую улыбку.
   - Не вините себя, детектив. Частенько мы совсем не знаем людей, с которыми работаем бок о бок.
   - Что теперь с ним... - Ларго с трудом выдавливал слова.
   - Если это действительно передозировка (а я полагаю, что именно так и есть), то нам очень повезло, что он не умер. А теперь парень будет спать.
   - Насколько долго?
   - Неизвестно. - Врач пожал узкими плечами. - От двух недель до года. Порой происходит постепенное затухание функций организма. Но не у всех. Заполните-ка эту форму.
  
  Трясущейся рукой Ларго внёс в анкету данные компьютерного гения.
  
  
  Имя: Магомед Омар Саад
  Возраст: двадцать три года
  Раса: Индо-средиземноморская
  Пол: Мужской
  Место работы: Управление внутренних дел. Особый отдел
  Должность: Эксперт
  Адрес: проспект Бредбери, дом двести семьдесят четыре, квартира двенадцать
  Личный номер: одиннадцать ноль три ноль два.
  
  Внизу Ларго поставил дату и нахмурился.
  Обычная, казалось бы, бюрократическая бумажка, каких сотни, но что-то в ней настораживало. Казалось нелепым и странным. Неуместным, как пупок на кителе. Только вот что? Ларго, совершенно выбитый из колеи, никак не мог собрать мысли в кучу. Перед глазами мелькали синие одежды суетящихся медбратьев. Голова шла кругом.
  Магу увезли, и он остался один в приёмной. Зубами вытащил сигарету из пачки. Мерзкое щемящее чувство парализовало его, мешая думать, рассуждать и даже двигаться. Он так и сидел с неприкуренной сигаретой во рту, тупо пялясь на стул, где так недавно...
  Стоп.
  Ларго вскочил, как ужаленный. На столе стояла чашка. Изящная фарфоровая безделица, из которой Мага пил свой кофе. Кофе, любезно предложенный Сайрусом Виком...
  А где же сам господин Вик? Куда подевался?
  Сайрус побежал за доктором, когда мы обнаружили Магу, припомнил Ларго. А потом...
   - Вот чёрт! - он схватил чашку и понюхал содержимое. - Чёрт!
  Кое-как завернув хрупкую улику в носовой платок сомнительной свежести, он вылетел из приёмной. До пункта контроля бежал, словно за ним гнались черти.
   - Мне срочно нужен Сайрус Вик! - Ларго предъявил разовый пропуск и именной значок. - Я - детектив Ким Ларго. Особый отдел. Регистрировался утром.
   - Я вас помню, детектив. - Располневший от сытой жизни контролёр говорил медленно. Растягивал слова и делал между ними внушительные паузы. Причмокивал. Дать бы ему в рожу. - Да-да. Вы хотели побеседовать с господином Керо о деле Виктόра Лессера. А когда узнали, что его нет, согласились ждать, сколько потребуется. Так кто, говорите, вам нужен теперь?
   - Вик. - Ларго начинал терять терпение. - Сайрус Вик. Консультант из отдела по работе с клиентами. Подручный Керо.
   - Вик? Ви-и-и-ик. - Пальцы-сардельки застучали по клавишам. - Са-а-айрус.
   - Да. Вик Сайрус. Консультант. Долговязый, сутулый и в очках.
   - Мне жаль, детектив, но вы ошиблись. У нас нет сотрудника с таким именем.
  
  
  Глава десятая
  
  
  Сколько всего можно предпринять. Сколько всего сделать. Отыскать Сайруса Вика (если только это настоящее имя) по горячим следам проще, чем в лужу сморкнуться. Во-первых, допросить доктора. Ведь Сайрус всё-таки прислал его. Хотя совершенно непонятно, зачем. Во-вторых, проверить записи камер наблюдения. Консультант - человек из плоти и крови. Уж где-нибудь, да засветился. В-третьих, отправить чашку с остатками кофе на экспертизу... В общем, вариантов масса.
  Но вместо этого Ларго сидел в кабинете Реважа.
  Комиссар говорил много. Кричал, рычал, угрожал, бил кулаком пό столу и брызгал слюной. Шеф никогда особо не выбирал выражения, но сегодня перешёл все границы.
   - Ты отстранён, - изрёк он, когда иссяк поток ругательств. - Завтра я отправлю рапорт на согласование. Твои выходки вот уже где! - Реваж черканул по шее ребром ладони.
  Ларго не возражал. Не оправдывался. Не перечил. Зачем?
  Это моя вина
  Сначала Альбер Ней, потом - Руви (благо, парню удалось уйти от погони). Теперь Мага.
  Мага...
  Мальчишке диагностировали синдром ЗФО - затухание функций организма. Очнувшись, хакер утратит некоторые рефлексы и способность говорить. Другими словами - превратится в овощ...
  Это всё моя грёбаная вина!
  Кибериум раскусил меня, прожевал и выплюнул, думал Ларго, уставившись в одну точку. Я ввязался в опасную игру. Ультроней, которым Сайрус щедро сдобрил кофе, предназначался в первую очередь мне. Это и гусю ясно.
  Он устало посмотрел на Реважа. Комиссар расценил его взгляд по-своему.
   - Ты отстранён и это моё окончательное решение, - сказал шеф. Ярости в голосе не осталось. Но и тепла не прибавилось. - Завтра сдашь значок и оружие. А теперь - пошёл вон.
  И Ларго пошёл. Заперся в кабинете и достал из ящика стола пузатую бутылку. В отличие от Реважа, в рабочее время он за воротник не закладывал, но мысль о том, что в кабинете заныкан великолепный южный самогон приятно грела душу. Ларго припас его на чёрный день. И вот этот день наступил.
  В сочетании с сигаретами, самогон дал ошеломляющий эффект: уже на четвёртой стопке Ларго перестал казниться. На пятой понял, что во всём виноват Реваж. Комиссар тысячу раз говорил, что Мага ему, как сын. А когда случилась беда, даже не попытался отыскать чёртова Сайруса Вика. Кибериум купил шефа с потрохами, и Реваж будет плясать под дудку Этингера, как дрессированный медведь, размышлял Ларго, наполняя рюмку.
  Он уже порядком захмелел, когда ему открылась бренность мирских страстей.
  В самом деле, ну что это за жизнь? В чём её смысл? В смерти? Ни у кого из ныне живущих нет, и не будет детей. А у детей никогда не будет родителей. Нет продолжения. Нет начала. Одна судьба на всех.
  Ларго забычковал сигарету и тут же прикурил новую.
  Ну а куклы? Издевательство над природой. Тупой механический секс. Совокупление с неживой плотью. Неудивительно, что в последние годы появилось много мужчин, подобных Альберу Нею. Человек тянется к человеку. Это понятно и объяснимо. Эмпатия...
  Кибериум постоянно совершенствует свои творения: каждая новая партия кукол лучше предыдущей. Бархатистая кожа, температура, близкая к человеческой, сотни реакций на раздражители, память, высокий интеллект, имитация сердцебиения...
  (старушка Надин заметно уступала современным куклам по характеристикам)
  Интересно, как скоро Этингер научит киборгов чувствовать?
  Возможно, куклы за номером ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два уже на это способны. Поэтому и пришили своих владельцев.
  А почему бы и нет? Ларго выдохнул, опрокинул стопку и занюхал рукавом. Ну и ядрёное же пойло! А мысль хорошая. Хоть и нелепая. Такие на трезвую голову не приходят. Но вдруг кукла Милоса Карра убила его, приревновав к Альберу? Звучит совершенно безумно, но всё-таки...
  А Виктόр Лессер? Его прозвали "стальным" вовсе не потому, что он владел компанией "Сталь и сплавы". Лессер настоящий садист, и это всякий знает. За малейшую провинность его сотрудников ждали не штрафы, а... пытки. Причём показательные. Он распинал их голышом на косых крестах, бил плетью со свинцовыми шариками на хвостах, запирал в тёмных тесных камерах... Непонятно как, но Лессеру удалось придать всем этим ужасам легальный характер. В уставе компании "Сталь и сплавы" они значились, как "необходимые факторы трудовой дисциплины". Лишь неприлично высокий оклад заставлял подчинённых безропотно терпеть издевательства и молчать.
  Да уж...
  Кто знает, может Виктόр применял похожие "нежности" к кукле, и она взбунтовалась?
  "Исключено, но допустимо", - так бы, наверное, ответил Мага.
  Ларго тяжело вздохнул, созерцая, как сигаретный дым тонкой струйкой тянется к потолку.
  Грёбаные толстосумы. Чем богаче, тем чуднее...
  Подозрение, мелькнувшее на краю сознания, заставило его вздрогнуть. Чёрт! А если пугающие отклонения - не единственная общая черта Карра и Лессера? Если есть что-то ещё?
  Он со стуком поставил рюмку на стол. А ведь это идея. Настоящая зацепка. Почему она не пришла в голову раньше? Видимо, потому, что под рукой не имелось самогона.
  Ларго вытряс в стопку последние капли и зашвырнул пустую бутылку в ведро для бумаг.
  Встать оказалось непросто. Кабинет принялся кружиться, точно карусель, а пол норовил уйти из-под ног. Ларго ухватился за стул и опрокинул его. Это почему-то показалось невероятно смешным. Смешнее даже, чем его отстранение. Грёбаный Реваж! Продажный ублюдок! Рапорт он подаст! Кто ещё на кого подаст!
   - Я-я ге-ерой, - сообщил Ларго настольной лампе. - А героев не о-отсраняют.
  На самом деле он прекрасно понимал, что завтра его карьере детектива настанет полнейший трындец.
  Идти против системы всё равно, что мочиться против ветра, уныло думал Ларго, ощупью пробираясь по коридору. Сегодня ты герой, а завтра - пустое место. Никто.
  Ноги подкашивались, и он опёрся о стену. Не блевануть бы. Хотя... Может, сделать это под дверью комиссарского кабинета? Какая прекрасная идея!
  Он почти добрался до заветной двери, когда услышал приглушённый стон и грохот, словно упало что-то тяжёлое.
  Это у Реважа! - понял Ларго. Шатаясь, он дополз-таки до кабинета и дёрнул дверь. Заперто. Ларго согнулся и заглянул в замочную скважину. Ключ. Ключ в замке. Странно. Шеф никогда не закрывался изнутри. Даже когда пил. И зачем он остался тут на ночь?
   - Эй! - Ларго шлёпнул по двери ладонью. Ответа не последовало. Что за чертовщина?
   - Эй! - он замолотил в дверь кулаком. Тишина.
  Ларго готов был сдаться, но выпитый самогон звал на подвиги.
   - Отрыайте или я вышиу дерь, - нечленораздельно промычал он и отступил на шаг для рывка. Зачем-то вытащил из кобуры пистолет. - Ра-а-а-аз... Два-а-а-а-а...
  До трёх Ларго не досчитал. Ноги окончательно превратились в лапшу, и он распластался на облезлом паркете.
  
  
  Глава одиннадцатая
  
  
  В дверь стучали. Настойчиво. Громко. Стук отдавался в голове тупой болью. Ларго с трудом разлепил глаза и обнаружил себя в кабинете. В своём родном, пропахшем ядрёным перегаром кабинете. Как он тут оказался, оставалось загадкой. Тело ныло и ломило от неудобной позы (спать на столе не слишком комфортно), руки и ноги затекли, а язык распух и присох к нёбу.
  Полжизни за стакан воды (а лучше - пива), подумал Ларго, перемещая многострадальное тело в кресло.
   - Войдите, - прохрипел он и пригладил ладонью взъерошенные волосы.
  На пороге возник Тюр. Тот самый Калеб Тюр, которого он обещал придушить. Чего ему надо с утра пораньше? Часы на стене показывали четверть десятого.
   - Вас вызывают, - сухо сообщил сержант.
   - К Реважу? - Ларго попытался восстановить в памяти события минувшей ночи. Тщетно. Может, он таки снёс ту треклятую дверь? Что ж. Ещё один замечательный повод для отстранения.
   - К начальнику Особого отдела, - зачем-то уточнил Тюр и скрылся в коридоре.
  
  Дверь оказалась на месте. Ларго ввалился в кабинет, готовый к очередному разносу и... застыл. В комиссарском кресле сидел незнакомец. Одетый в безупречный костюм-тройку, гладковыбритый, с тяжёлым квадратным подбородком и честным взглядом карих глаз он являл полную противоположность обрюзгшему, нередко поддатому Реважу, с его поросячьими глазками и седыми, торчащими во все стороны, космами. Самого Реважа в кабинете не обнаружилось. От этого стало не по себе.
   - Доброе утро, детектив. - Незнакомец поднялся и протянул руку. Пожатие вышло крепким и коротким. Вполне официальным. - Рад видеть. Присаживайтесь.
  Ларго сел. Похмелье вытворяло с ним мерзкие шутки. Звуки били по ушам, точно латунные оркестровые тарелки, а серый свет хмурого утра противно резал глаза. К тому же, он ничего не понимал. А это - неприятно.
   - Я - комиссар Рион Штерн. С сегодняшнего дня возглавляю Особый отдел.
  Ларго показалось, будто его ударили пыльным мешком.
   - То есть... Как... Как так?
   - Очень просто. - Штерн положил перед ним бумагу с круглой синей печатью. - Вот приказ о моём назначении.
  Несколько долгих секунд Ларго пялился на размашистую подпись начальника Департамента безопасности. Вот так поворот...
   - А Реваж? - спросил он настороженно. Мигом вспомнились странные звуки, запертая дверь, ключ в замке... А утром - бац - и кадровые перестановки руководящего состава. Нехорошо.
   - С господином Реважем вчера случился приступ. - Карие глаза, такие честные, что аж тошнило, норовили заглянуть в самую душу. Штерн врал и не краснел. - Слабое сердце, знаете ли. Его направили на Острова. В клинику.
   - В которую? - Ларго нахмурился. Если этот тип лепит с пол-оборота, не на того напал. - На Островах сотни клиник и пансионатов.
   - Не имею понятия, - развёл руками новый шеф. - Но могу уточнить. Хотите?
   - Хочу, - отозвался Ларго и изобразил улыбку. Вполне себе невинную. - Пошлю старику цветы и конфеты. Всё же не чужие. Десять лет бок о бок.
   - Какая преданность, - Штерн улыбнулся в ответ, отчего стал похож на акулу. - А ведь он собирался вас отстранить.
  Вот чёрт! Захотелось перегнуться через стол, сгрести кареглазого щёголя за ворот и трясти, пока не скажет правду. Всю правду.
  Играет со мной, как кот с мышью, подумал Ларго. Ничего. Я тоже так умею.
   - В самом деле? - Он достал сигарету и захлопал по карманам в поисках зажигалки.
   - Именно. - Штерн протянул спички. - Странно, что для вас это новость.
  Ларго прикурил, равнодушно пожал плечами и выпустил дым через нос. Новоиспечённый комиссар внимательно наблюдал за ним. Каков засранец. Пора кончать весь этот балаган.
   - Чего вы от меня хотите? - спросил он прямо и без обиняков. Игры порядком достали.
  В карих глазах мелькнуло удовлетворение, или показалось?
   - Хочу, чтобы вы продолжили дело, - заявил Штерн. - Нам известно, почему Реваж настрочил свой рапорт. Его не устроила ваша основная версия. Версия о производственном браке. Он просил вас замять дело, не так ли?
  Ларго благоразумно промолчал.
   - Мы же заинтересованы в обратном, - продолжил комиссар, а Ларго задумался: кто это - "мы"? - Кибериум выбросил на рынок партию бракованного товара. Новые куклы опасны. Смертельно опасны. И вы должны это доказать.
  
  
  Глава двенадцатая
  
  
  Ларго вернулся к себе. Сел и глубоко задумался. Он получил карт-бланш на своё расследование, но есть ли повод радоваться?
  Я чёртова пешка в чужой игре, мрачно подумал он. Но даже пешка может стать ферзём. Всё, что требуется: пройти путь до конца. И я это сделаю.
  Ларго вооружился листом бумаги и взял в руки карандаш. Итак, начнём с начала.
  
  Факт номер один: Виктόра Лессера убила кукла (по предположению Маги, в результате системного сбоя).
  Факт номер два: Милоса Карра убила кукла (со слов Альбера Нея).
  Факт номер три: кто-то располагал компрометирующими снимками (и мог шантажировать Карра).
  Факт номер четыре: Милос Карр вёл дела с Кибериумом (со слов Альбера Нея), но деловая документация исчезла.
  Факт номер пять: нападение на Руви и отравление Маги.
  
  Ларго взглянул на список. Нахмурился и дописал ниже:
  
  Вопросы
  Первое: кто убил Альбера?
  Второе: где бумаги Карра?
  Третье: кто стрелял в Руви?
  Четвёртое: кто такой Сайрус Вик?
  Пятое: зачем Сайрус прислал доктора?
  Шестое: почему в бланке оказалась графа "пол"?
  Седьмое: где Реваж?
  
  Ларго снова посмотрел на список. Что ж. Попробуем притянуть вопросы к относительно безобидным ответам.
  Первое: Альбер застрелился. Некоторые люди одинаково ловко владеют и правой и левой рукой. Возможно, это как раз тот случай.
  Второе: никаких бумаг, доказывающих связь Карра и Кибериума не существует вовсе.
  Третье: на Руви напали бандиты. Самые обычные, которых полно на безлюдных автострадах. Правда, как тогда объяснить студебеккер и слежку?
  Четвёртое... Тут ещё сложнее. Кто же ты такой, господин Сайрус? Вероятно, Вик - действительно консультант отдела по работе с клиентами, просто контролёр вовремя смекнул и решил не подставлять коллегу под удар? Но к чему тогда травить Магу? Есть тысячи других (причём, вполне легальных) способов препятствовать утечке секретной информации. И, тем не менее, Мага отравлен. Хотя... Вдруг доктор прав, и хакер в самом деле сидел на ультронее? Если так, тогда понятно, почему Сайрус прислал врача. Консультант попросту сделал то, что должен. Но чашка с остатками кофе опрокидывает это предположение. Надо всё-таки отнести её на экспертизу.
  Шестое. Анкета. Анкета с графой "пол". Довольно подозрительно, но тоже вполне объяснимо. Даже тут, в Особом отделе, полным-полно бланков довоенного образца. Скорее всего, анкета старая. Такое истолкование казалось бы вполне логичным, если бы не...
  Тук-тук-тук
   - Можно? - Тюр просунул голову в дверь. Ни дать ни взять хорёк.
  Ларго кивком пригласил его войти. Сержант протянул телеграмму и цветной буклет.
  Ответ на седьмой вопрос
  В телеграмме сухо, чётко и коротко сообщалось, что комиссар Петер Реваж прибыл в пансионат "Тишина", где будет находиться на лечении до полного выздоровления. В буклете ярко, колоритно и пафосно описывались достоинства клиники. На страницах, всё ещё хранивших запах типографской краски, Ларго увидел мечту. Пальмы, песок, голубое небо без единого облачка, аквамариновые волны, шезлонги, бассейны... Красиво. Добротно. Своевременно. Весьма ловко и хитро. Кем бы ни был Рион Штерн, своё дело он знает: обещал "уточнить" и "уточнил". Не подкопаешься.
   - Спасибо Калеб, - буркнул Ларго, не отрывая глаз от буклета. - Можешь выяснить кое-что про эту "Тишину"?
   - Увы, по горло занят в архиве, - Тюр высокомерно поджал губы и ушёл, не дожидаясь разрешения.
  Заносчивый хорёк. Ну, ничего. "Тишина" подождёт. К тому же, Ларго печенью чувствовал: Реважу уже не помочь.
  Если я в этой партии - пешка, то Реваж как минимум слон. Но его съели, а я держусь. Только вот надолго ли меня хватит? И, если Рольф Этингер играет чёрными, то кто за белых? Кто по ту сторону шахматной доски?
  Ларго добавил к списку ещё один вопрос.
  
  
  Глава тринадцатая
  
  
  До самого вечера Ларго скрипел мозгами. Кусочки пазла не желали складываться в единую картину: что-то постоянно ускользало. Не хватало какой-то важной, существенной детали. И теперь он понял, какой именно.
  Завтра же поеду в городской офис "Стали и сплавов", решил Ларго и зевнул. А пока - домой. Домой! Выспаться, помыться, побриться. Нормально поесть и как следует трахнуть Надин.
  Он пошёл пешком, оставив старый ситроен на парковке отдела.
  Дневной свет растворился в сумерках, и на город опустился туман. Промозглый и липкий, словно кисель. Вспыхнули жёлтые глаза фонарей. Рекламные огни отражались в лужах. Торцевая сторона небоскрёба на пересечении проспекта Хаксли и Пятой улицы блестела от неоновых вспышек. С бетонной стены на мир смотрела прекрасная юная дева, размером с тираннозавра. Белокурая и полногрудая, раз в десять секунд она подмигивала грешной земле синим глазом и кокетливо улыбалась.
  "Спутницы жизни на любой вкус!", - алела бегущая строка на груди красотки. - "Рассрочка без переплат. Мы ждём вас". А следом совсем уж гигантские буквы: "КИБЕРИУМ".
  Ларго остановился. Перехватил синтетический взгляд рекламной дивы. Нахмурился и решительно свернул налево, хотя жил совсем в другой стороне. Дом подождёт.
  
  Высотка, в которой снимал квартиру Реваж, располагалась в элитном районе. Тихие улочки, никакого движения и заоблачные цены на недвижимость. А ещё здесь имелся сквер. Самый настоящий. С деревьями, клумбами и скамейками. Как ландшафтным дизайнерам удалось создать такое чудо в мегаполисе, где после войны не росли даже сорняки, оставалось загадкой.
  Понадобился час, чтобы добраться до этого оазиса покоя, благополучия и напускной роскоши. Ларго миновал тёмную аллею и вышел к кованому крыльцу парадного подъезда. Козырёк у входа поддерживали обнажённые нимфы. Ларго шлёпнул одну по гипсовому бедру и вошёл в холл.
   - А! господин Ларго! - старик-консьерж мгновенно узнал его и шагнул навстречу. - Сколько лет, сколько зим! Только господина Реважа, увы, нет. У него сердце прихватило, и...
   - Я знаю, Димитрий. - Ларго пожал протянутую руку. - Я как раз по его просьбе. Реваж оставил дома материалы по важному делу. Просил забрать. Можно?
   - Разумеется. - старик добродушно улыбнулся и снял с крючка дубликат ключей. - Всегда рад помочь Петеру. При встрече передайте ему пламенный привет и наилучшие пожелания.
   - Всенепременно.
  
  Ларго бывал у Реважа не раз и не два. Комиссар жил с размахом: его апартаменты занимали весь этаж. Просторная гостиная с камином из белого камня, уютная спальня, гостевая в спокойных оливковых тонах, столовая и кухня, оснащённая по последнему слову техники, кабинет, обшитый панелями под морёный дуб, тренажёрный зал, огромная ванная комната с джакузи и терраса, с которой виден весь город.
  Да-а-а... Шикарно. В своё время Ларго задумывался, откуда у Реважа столько денег. Теперь вопрос отпал: всю эту красоту оплачивал Кибериум, а вовсе не Особый отдел.
  Ларго бросил ключи на тумбу в прихожей и принялся искать. Что? Он и сам толком не знал.
  В кабинете обнаружились залежи всевозможных документов. Неровные стопки бумаг покрывали рабочий стол, пузатые папки норовили вывалиться из шкафа. Отчёты, рапорты, приказы, служебные записки, личные дела и ведомости всех мастей. Ничего интересного.
  Надо искать что-то лишнее, понял Ларго. Нечто такое, чего тут быть не должно. Он закончил с кабинетом и прошёл в столовую. Там, у окна, на стуле с высокой спинкой, сидела кукла. Хрупкая смуглолицая шатенка с короткой стрижкой. Из-за долгого отсутствия хозяина она впала в режим ожидания. Ларго на секунду замер, рассматривая киборга. Странно. Вроде бы у комиссарской куклы были светлые волосы. И длинные: толстая коса до самой задницы. А эта...
  Наверное, Реваж потратился на новую игрушку. Почему бы и нет? Она вполне себе миленькая. И очень похожа на живую. Вон, кажется даже, что дышит.
  Ларго прихватил из холодильника бутылку пива и продолжил поиски. Только всё впустую. В спальне, под кроватью, он нашёл вонючий до жути носок с дырой на пятке. В платяном шкафу - шеренгу одинаковых костюмов. Зеркальный шкафчик в ванной комнате порадовал пустыми баночками из-под лекарств. Добравшись до гостиной, Ларго захотел курить. Он чиркнул зажигалкой, глубоко затянулся и стал озираться в поисках пепельницы: даже если Реваж мёртв, стряхивать пепел на его ковры рискованно. Мало ли.
  Вот же она, пепельница! Стоит себе, пузатая, на стеклянном столике. Ларго подошёл ближе и нахмурился. В пепельнице лежал пепел. На первый взгляд вполне логично, но...
  Он затушил сигарету о подошву и осторожно высыпал содержимое пепельницы на прозрачную столешницу.
  Что за бумаги ты жёг, Реваж? Что хотел скрыть?
  Изорванные почерневшие клочки превратились в прах. Уцелело лишь три крохотных обрывка. На одном Ларго прочёл: "бери". На втором: "пора". На третьем едва разобрал: "кур".
  Он сложил слова в предложение. Предложение вышло странным: бери кур, пора. Что ж. Весьма интересно. И крайне важно.
   - Это уже кое что, - пробормотал Ларго себе под нос и двинулся к гостевой. Дёрнул изящную золотистую ручку раз-другой, но дверь не поддалась. Закрыто? Нехорошее предчувствие разлилось по венам, закололо под ложечкой раскалённой иглой. Тревога накрыла лавиной. Теперь Ларго не сомневался: нашёл. Осталось войти.
  
  Он отступил и с разгона врезался в дверь плечом. Хлипкий замок не выдержал. Полетели щепы.
   - Тук-тук, - сказал Ларго, вошёл и застыл. На узкой кровати лицом вниз лежала кукла. Светловолосая кукла с толстой косой до пояса.
  Но вовсе не это удивило его.
  Бумаги... Какие-то совершенно непонятные документы покрывали пол, словно опавшая осенняя листва. Графики, диаграммы и цифры, цифры, цифры... Ни единого слова. Ни одной грёбаной буквы.
  Бери кур, пора
  Похоже, главные слова сгорели в пепельнице. Однако Ларго не собирался отступать. Он опустился на корточки и принялся перебирать листы. Здесь должно что-то быть. Что-то важное. Самое важное во всём этом деле.
  Надо прихватить с собой всю эту макулатуру, решил Ларго, складывая бумаги ровными стопками. Но сначала...
  Он не успел додумать мысль. Ему попался чистый лист. Порядком измятый, но совершенно чистый. Вот оно! Ларго поднялся и хмыкнул. Вот оно. Всем видам шифровки старина Реваж предпочитал невидимый текст. Не изменил себе и в этот раз.
  Ларго уселся рядом с дезактивированным киборгом, вытащил из внутреннего кармана специальный карандаш и взялся за дело. Штриховка равномерно покрывала бумагу. На листе проступили буквы. Сложить их в слова не составило труда.
   - Твою мать... - хрипло прошептал Ларго. На свои места встало если не всё, то очень многое. Он аккуратно сложил бесценную находку и отправил в заветный карман. Ближе к сердцу. И, окрылённый невероятной удачей, вернулся к разбросанным документам. Вдруг получится обнаружить что-то ещё?
  Ларго вглядывался в длинные колонки цифр, когда мерзкий липкий страх сдавил грудь. Он нехотя оторвался от загадочных показателей и нахмурился. Что это? Предчувствие? Скорее - паранойя. Здесь больше никого нет. Ни-ко-го.
  Но гадкое чувство не отпускало. Какого чёрта?
  Он встал, намереваясь повернуться к двери, но опоздал. Удар обрушился сзади. Мир вспыхнул искрами боли, и Ларго провалился в темноту.
  
  
  Глава четырнадцатая
  
  
  Он очнулся и зашёлся кашлем. Вдохнуть не получалось. На глазах выступили слёзы. Едкий дым заполнил всё пространство. Мебель трещала и плавилась. Охваченные пламенем гардины с треском обрушились на пол, по которому ползали огненные сполохи.
  Ларго попытался встать. Не вышло. Он попробовал снова и опять упал. Чёрт! Рука наткнулась на какую-то увесистую железку.
  Меня вырубили бронзовым подсвечником и решили сжечь заживо вкупе с компроматом на Реважа, - подумал Ларго. - Как мило.
  Надо выбираться отсюда.
  Он перевернулся и пополз.
  Коридор напоминал преисподнюю: ворсистый ковролин пылал, языки пламени танцевали на дорогих велюровых обоях, глянцевый потолок стекал вниз раскалённой магмой. Ядовитые пары сдавили грудь, и Ларго понял, что задыхается. Он кашлял, харкая кровью, и полз. Куда? Неизвестно. Казалось, будто вокруг только дым да огонь. У него занялся рукав. Лицо горело. Волосы вспыхнули, и завоняло палёной шерстью.
   - Ползи! Давай! Давай же! - приказал он себе. - Не останавливайся!
  Окна лопнули. Битые стёкла брызнули фонтаном.
  Если сейчас потеряю сознание - я труп.
  Надо выбраться на террасу. Надо выбраться на террасу. Надо выбраться на...
  Бу-бум! - На кухне что-то взорвалось. Стена между столовой и коридором рухнула, погребая Ларго под собой. Последнее, что он слышал: далёкий вой сирены...
  
  
   - Стало быть, рассмотреть нападавшего не удалось. - Белый халат на широченных плечах Риона Штерна напоминал пелерину. Сам комиссар выглядел, как грозовая туча.
  Ларго мотнул головой. Он пришёл в себя лишь час назад и к разговорам был не готов. Штерн двоился перед глазами. Больничная койка вздымалась и опускалась, словно палуба в шторм. Потолок кружился и норовил свалиться на голову. Во рту до сих пор ощущался вкус пепла.
   - Возможно, это сделала кукла? - Рион опустился на край кровати и наклонился к самому носу.
  Ларго снова мотнул головой, вспомнив белокурую красавицу на узкой софе. Киборга дезактивировали и заперли в гостевой.
  Нет, это не кукла. Это та, другая...
  Мысль о том, что хрупкая смуглянка могла оказаться настоящей живой женщиной казалась совершенно безумной. Совершенно немыслимой, но...
  Но если бы киборг врезал ему по затылку бронзовым подсвечником, то он, Ларго, лежал бы сейчас в морге, а не в палате. Это не давало покоя. Однако делиться подобными соображениями со Штерном желания не возникало. Слишком уж подозрительным казался новый шеф.
   - Что удалось обнаружить в квартире? - не отставал Рион.
   - Н-ничего, - выдавил Ларго и закрыл глаза. Бери кур, пора - Ничего...
   - А что вы там делали?
   - И-искал. - Язык не желал подчиняться. Слова выходили хриплым карканьем. - Д-доказат-тельства... связи Р-реважа с ... - Приступ кашля скрутил Ларго, и Рион сам закончил фразу:
   - С Кибериумом. Понимаю. - Он поднялся. - То, что Реваж продался - нам известно. Не тратьте на это силы. Берите выше. Копайте под Этингера. - Штерн коротко кивнул и вышел, плотно закрыв за собой дверь.
  Ларго остался один.
  Копайте под Этингера
  Последние слова нового шефа крутились в голове шарманкой.
  Копайте под Этингера
  Чем дальше, тем интереснее. Кто-то хочет опрокинуть могучего Кукловода. Причём, руками Департамента безопасности. Но кто? Кому выгодно оставить мир без кукол? Возможно ли, что Кибериум попросту подставляют? Возможно ли вообще подставить Кибериум? Загадка на загадке.
  Бери кур, пора - вот она, отгадка. Точнее ниточка, которая к ней приведёт. Правда, тут пропущено слово. Одно важное слово.
  
  Ки-БЕРИ-ум
  КУР-с
  Кор-ПОРА-ции
  
  
  Похоже, пропущено слово "акций". В идеале, должно звучать так: "Курс акций корпорации Кибериум".
  Ларго улыбнулся, и на запекшихся губах треснула корка. Всё сходится.
  Он нажал на кнопку вызова у изголовья. В палату влетел медбрат. Щуплый и встревоженный.
   - Мне нужен телефон, - прохрипел Ларго, чувствуя прилив сил. - Быстро.
  Через пять минут в его распоряжение предоставили портативный аппарат. Устаревший, но вполне рабочий. То, что нужно.
  Обожжёнными пальцами Ларго набрал номер.
   - Алло, Центральная фондовая биржа? - голос дрожал, но не настолько, чтобы отказываться от безумной затеи. - Я бы хотел купить акции.
  
  
  Глава пятнадцатая
  
  
  Через пять минут его соединили со свободным брокером.
   - Добрый день, - отозвалась трубка приятным баритоном. - Меня зовут Гилео Матеуш. Чем я могу вам помочь, господин...
   - Эвский, - представился Ларго, с трудом подавив очередной приступ кашля. - Антон Эвский. И я хотел бы купить акции компании Кибериум.
   - Секунду. - Послышалось шуршание. Ларго представил, как брокер роется в стопе бумаг, отыскивая нужные списки. - Ваш выбор, безусловно, безупречен, господин Эвский, - пропел Матеуш. - Акции Кибериума, несомненно, весьма разумное и выгодное вложение капитала. Однако...
   - Однако?
   - Пробиться в число акционеров Кибериума невозможно, - печально изрёк брокер. - Могу я предложить вам...
   - Нет, - оборвал его Ларго. - Мне нужны только эти акции.
   - Но...
   - Только эти, - надавил Ларго и понизил голос. - Видите ли... "Эвский" - всего лишь псевдоним. Думаю, вы уже догадались, кто я на самом деле. - Рискованный ход. Но откровенный блеф, приправленный мутными полунамёками, порой выглядит убедительней правды. - Так что за процентами дело не станет, Матеуш. Я сделаю вас богатым человеком.
  Брокер затих.
  Он молчал, а Ларго делал ставки. Что победит: здравый смысл или жадность? Победила жадность.
   - Есть один вариант, - наконец отозвался Матеуш. Он тоже перешёл на шёпот. - Вы, возможно, слышали о гибели Милоса Карра и Виктόра Лессера.
   - Да, припоминаю. Это, кажется, было в газетах.
   - Они входили в число ведущих акционеров Кибериума, но умерли, не оставив завещания.
   - Ах, вот оно что! - Ларго догадался, к чему клонит Матеуш.
   - Согласно закону, ценные бумаги Карра и Лессера вернулись в корпорацию, и мы ждём, когда Рольф Этингер снова выбросит их на рынок.
   - Продолжайте.
   - Как только это случится, я сразу позвоню вам. Но есть одна проблема... - брокер замялся.
   - Какая проблема?
   - Их уже караулит другой покупатель.
   - Кто? - Ларго напрягся, как пойнтер перед броском.
   - Не могу знать, - вздохнул Матеуш. - Он, как и вы, сохраняет инкогнито.
  Чёрт!
  Ларго задумался.
  Кто же ты, мой загадочный конкурент?
   - Матеуш, друг мой. Окажите последнюю услугу. Скажите, кто входит в состав правления Кибериума. Если кто-то из них согласится продать...
   - Никто не согласится, - уверенно заявил брокер. - Дивиденды баснословные, а рынок стабилен.
   - И всё-таки? Я дам вам сорок процентов за каждую сделку.
  Теперь трубка замолчала на целую минуту. Ларго почти физически ощущал терзания охочего до наживы дельца. Но на этот раз верх взял здравый смысл: за разглашение коммерческой тайны грозила каторга.
   - Прошу извинить, господин Эвский, - вежливо, но холодно произнёс Матеуш. - Я ничем не могу вам помочь.
  
  Ларго дал отбой и откинулся на подушку. На разговор с брокером ушли последние силы, зато каков результат! Кто-то хочет прибрать к рукам акции Карра и Лессера. Осталось выяснить кто.
  Я знаю, где искать ответ.
  Заветный лист бумаги, найденный в квартире Реважа, сгорел, но Ларго сохранил в памяти всё, до последней буквы. Он схватил с прикроватной тумбочки помятую больничную анкету и записал имена на обратной стороне.
  
  Милос Карр
  Виктόр Лессер
  Имре Хара
  Ами Токадо
  Мануэль Лопес
  Ладимир Лей
  
  Ларго пробежал глазами по списку и нахмурился. Да, славная компания. Он готов был биться об заклад, что это и есть правление Кибериума.
  
  Внизу Ларго приписал: "Рольф Этингер" и поставил знак вопроса. Затем объединил фигурной скобкой Карра и Лессера и пометил: "мертвы".
  Их акции вернулись к Этингеру. Только Кукловод не торопится продавать ценные бумаги. Это интересно.
  
  Оставшиеся четыре имени были хорошо ему известны. И не только ему. Всему миру.
  
  Имре Хара - знаменитый политик. Лидер правой фракции. Имеет значительный вес в Парламенте и огромную виллу на Островах. В своё время Хара пролоббировал закон, легализующий монополии. Такие воротилы, как Этингер, должны быть ему безмерно благодарны.
  
  Ами Токадо - "отец" человечества. Гений науки и глава Инкубатора. Токадо уважают и обожают. А после того, как в лабораториях Инкубатора разработали вакцину, увеличивающую продолжительность жизни на двадцать процентов, авторитет "отца человечества" взлетел до небес.
  
  Мануэль Лопес - химик и делец. Владелец фармацевтической сети. Богат, как Крез, и весьма эксцентричен. Ходят слухи, будто производство лекарств далеко не главный источник доходов Лопеса. Но уличить хитреца в наркоторговле пока никому не удалось.
  
  Ладимир Лей - ещё один политик. На сей раз - опальный. Входил в группу левых радикалов, а после её разгрома чудом избежал виселицы и укрылся на Островах. Теперь пишет мемуары и статьи, в которых пророчит миру скорую гибель.
  
  Ларго всматривался в имена, пока в висках не запульсировала боль. Он не сомневался, что каждый, чья фамилия значилась в списке Реважа, получил от Кибериума куклу из партии ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два.
  
  
  Глава шестнадцатая
  
  
  
  Каша была ужасной. Недоваренной и подгоревшей одновременно. Ларго давился вязкой больничной овсянкой и с тоской вспоминал кулинарные шедевры Надин. Из неё (да и из любой другой) вышел бы преотличный повар. Эх, жаль, закон о занятости запрещает привлекать кукол к труду. Рабочие места - исключительно для людей. Для мужчин. Да и что сможет кукла, кроме как сварганить знатный ужин? Киборги линейны. Любая нестандартная ситуация мгновенно выведет их из строя. Они не способны мыслить, рассуждать, анализировать, принимать решения. Даже соврать, и то не могут: программой не предусмотрено. Да, работники из кукол никакие. Секс, еда да уборка - всё, на что они годны. Другого не дано. Да и нужно ли другое?
  Он расправился со скудным ужином и сердито взглянул на своё новое одеяние. Нелепая синяя сорочка и белые тапочки. Очаровательно. Без видавшего виды костюма, любимого серого плаща и потрёпанной шляпы, Ларго чувствовал себя голым. А без портупеи с заряженным револьвером в кобуре - беззащитным.
  Он тяжело вздохнул и глянул на часы. Девять. Через час медбратья загонят больных в палаты и выключат свет. Но это через час. А пока...
  Ларго, кряхтя, поднялся с кровати и вышел в коридор. Надо успеть нанести визит. Важный визит.
  На пути от палаты до лифта ему никто не встретился. Это к лучшему. Он забрёл в кабину и нажал кнопку. Седьмой этаж. Последний. Лифт загудел, а Ларго прислонился спиной к стене и бросил взгляд в зеркало напротив. Жуткий вид. Кожа бледная, как у покойника. Глаза красные, а мешки под ними - чёрные. Колючая щетина уже норовила превратиться в бороду. Ресницы и брови почти полностью сгорели, а опалённые волосы торчали в разные стороны, словно его ударило током.
   - Да, Ким Ларго... Ты неотразим, - сказал он себе и хмыкнул. Улыбка вышла кривой и нелепой, как у шизофреника.
  
  Коридоры седьмого этажа, где располагалось коматозное отделение, тоже пустовали: персонал собрался в ординаторской у теле-панели. Ларго замер у приоткрытой двери и прислушался.
   - Труд - единственное, что делает человека человеком, - вещал с экрана Имре Хара. - Трудиться усердно - значит служить обществу верой и правдой. Работай и богатей, вот наш девиз. На любом предприятии предусмотрена возможность карьерного роста. Работайте! Богатейте! Работайте как можно лучше, и вас непременно заметят. У каждого есть шанс подняться до головокружительных высот. Мы знаем примеры, когда...
  Слушать дальше Ларго не стал. Двинулся вперёд, скользя тапочками по сырому, воняющему хлоркой кафельному полу. Вот и нужная палата.
  
  В постели лежал обтянутый кожей скелет. Губы его казались синими, а руки - тонкими, словно иссохшие ветки. Прозрачные трубки капельниц напоминали паутину, а сам хакер - муху, попавшую в ловушку паука. Муху в кислородной маске.
  Ларго сел на край кровати.
   - Привет Мага.
  Ответом послужило монотонное пищание датчиков.
   - Как жизнь? - Ларго коснулся безвольной ладони. Легонько сжал пальцы. Будь проклят Сайрус Вик с его грёбаным кофе! - Меня тут недавно хотели поджарить. Представляешь?
  Дыхание Маги было слабым, но ровным.
   - Но это не все новости. - Он тяжело вздохнул. - Крепись, дружище. Реважа, похоже, кокнули. В его квартире я нашёл нечто важное. И, кажется, теперь знаю, к кому попали бракованные куклы. Что скажешь?
   - Скажу, что вы в большой опасности, детектив.
  Ларго обернулся. В дверях стоял доктор. Тот самый, из Кибериума.
   - Вы? - осипшему голосу не хватало твёрдости. - Что вы здесь делаете?
   - То же, что и вы. - Врач прошёл в палату. Невысокий, он обладал широкими плечами и мощной грудной клеткой. - Навещаю больного. Вы плохо выглядите.
   - Знаю. - Ларго нахмурился. - Не уходите от темы. Чего вам нужно? Чтобы я отказался от дела?
   - Боюсь, это уже ничего не изменит.
   - Тогда что?
   - Предупредить, - спокойно изрёк эскулап и принялся разглядывать показания мониторов. - Вы подошли к опасной черте и вот-вот шагнёте дальше. - Он отвернулся от экранов и посмотрел Ларго в глаза. - А когда шагнёте, будьте начеку. Различить друзей и врагов порой непросто.
  Врач вскинул руку и глянул на часы.
   - Ох, как поздно. Мне пора. Да и вам тоже. Доброй ночи, господин Ларго. - Он коротко кивнул и зашагал к выходу.
   - Постойте!
  Доктор замер, взявшись за ручку двери. Оглянулся.
   - Почему Сайрус Вик прислал вас к Маге?
   - Сайрус Вик? - в голосе врача звучало неподдельное удивление. - Впервые слышу это имя.
   - Тогда...
   - К вашему другу меня направило руководство, - пояснил доктор. И зачем-то уточнил: - Моё непосредственное руководство. Всего доброго.
  
  
  Глава семнадцатая
  
  
  Домой Ларго вернулся в четверг, промозглым туманным утром. Надин не встретила его: она впала в режим ожидания. Кукла сидела, уронив голову на грудь, отчего напоминала труп. Ларго подошёл ближе. Отвёл в сторону блестящие каштановые локоны, обнажая молочно-белую шею и панель управления на ней. Пальцы набрали нужную комбинацию, и Надин ожила.
   - Господин Ларго, - сказала она, хлопнув длинными ресницами. Эмоций в её голосе было меньше, чем влаги в камнях.
   - Он самый, - кивнул Ларго, стаскивая с головы помятую шляпу. - Завтрак, Надин. И поторопись: я голоден.
  
  Кукла ответила стандартной приветливой улыбкой номер семь и отправилась выполнять приказ. Сегодня четверг. А значит, Надин порадует его тостами, омлетом и черничным пирогом. Ммм... По сравнению с больничными кашами - настоящие деликатесы. Чỳдно.
  Ларго плеснул себе бренди и рухнул в кресло. Включил теле-панель. По госканалу шли дебаты. Имре Хара превозносил избранный Парламентом политический курс, его оппонент предпринимал неуклюжие попытки оправдать давным-давно канувший в лету левый радикализм.
   - Левые, - басил Хара, - представляли серьёзную угрозу. Они саботировали становление нового общества. Их оружием стала ложь и извращённая полуправда. Левые обвиняли власть в умышленной и целенаправленной деградации технического прогресса. Это полная чушь! После войны мы смогли достигнуть небывалых...
  Ларго переключил канал. К чему эти глупые разговоры? Большинство левых сейчас гниют в земле. А те, кто избежал репрессий - заметно поправели. Наверное, лишь Ладимир Лей остался верен идеалам. Да и то весьма условно. Знать бы, где он сейчас...
  
  На экране возник Ами Токадо. Он улыбался. Его зубы казались неестественно белыми. Почти такими же белыми, как шевелюра.
   - Инкубатор подарит миру будущее! - заявил "отец человечества", и его узкие глаза превратились в щёлочки. - Наш новый метод позволит возродить двойную икс хромосому. Скоро, очень скоро из лабораторий Инкубатора выйдет живая, способная к деторождению женщина.
  Ларго зевнул и снова нажал на кнопку пульта. На этот раз он попал на рекламу.
   - Синтезированное молоко! - Здоровенный румяный детина вскинул руку, оттопырив большой палец. - Вкус довоенных времён!
  После рекламы начались новости. Диктор - бледный юнец с горящими глазами - сообщил о появлении новых версий гибели Виктόра Лессера.
   - По мнению Особого отдела, причиной трагедии стала неисправность изделия, предоставленного корпорацией Кибериум.
   - Однако, Рион Штерн времени зря не теряет, - пробубнил Ларго себе под нос, а диктор продолжал:
   - Рольф Этингер категорически отрицает подобную возможность. Пресс-агент Кибериума заявил, что куклы совершенно безопасны. Их программа полностью соответствует основным законам робототехники, а качество растёт с каждым годом. По утверждению разработчиков, киборгов последнего поколения невозможно будет отличить от живых людей.
  
  Следующий репортаж освещал подробности митинга защитников традиционной морали.
  Воинствующие гомофобы навевали на Ларго тоску. Он выключил теле-панель и устало закрыл глаза. Задумался.
  В голове почему-то возник образ загадочной куклы. Той самой, из квартиры Реважа.
  ...невозможно отличить от живых людей...
  Смуглая, хрупкая, невысокая. Волосы тёмные, но не чёрные. Короткие. Неровно остриженные.
  Я непременно узнаю её, если увижу снова, подумал Ларго. Вполне возможно, она одна из бракованных киборгов, способных причинить человеку вред. Или...
  Это "или" казалось совершенно немыслимым. И тем не менее...
   - Надин! - крикнул он, закуривая.
   - Господин Ларго звал? - Кукла выплыла из кухни. В приталенном платье и нежно-розовом переднике она выглядела невероятно милой. Ларго почувствовал желание, но быстро взял себя в руки. Он звал её не за этим. По крайней мере - пока.
   - Принеси молоток. Он в кладовке.
  Надин подчинилась. Ларго встал перед ней.
   - Ударь меня, - приказал он.
  Ни ответа, ни действия не последовало.
   - Ну же, Надин! Ударь меня. Бей же!
   - Некорректное требование, - заявила кукла граммофонным голосом и добавила: - Приказ не может быть выполнен.
   - Бей, говорю! Немедленно!
   - Некорректное требование. Приказ не может быть выполнен. Некорректное требование. Приказ не может быть выполнен. Некорректное требование. Приказ не может быть выполнен...
   - Так я и думал. - Ларго снова сел. Откинулся на спинку. - Тогда ударь стену.
   - Господин Ларго шутит? - Надин склонила голову набок.
   - Ударь по стене молотком. И как следует.
   - Это приведёт к порче недвижимого...
   - Бей!
  
  Кукла подчинилась. Молоток обрушился на стену. Посыпалась штукатурка. Одного удара хватило, чтобы в газосиликатной кладке образовалась дыра.
  
  Ларго улыбнулся. Он увидел всё, что хотел.
  
  
  Глава восемнадцатая
  
  
  Около полудня Ларго - чисто вымытый, гладко выбритый и сытый - отправился в Особый отдел. Правда, выше подземной парковки так и не поднялся: встреча с Рионом Штерном в планы не входила. Его ждали в другом месте.
  Старый ситроен запустился не сразу, но всё-таки запустился, и Ларго выехал за ворота Управления.
  Бесконечный дождь порядком достал. Дворники, мерно щёлкая, гоняли капли по лобовому стеклу. Пешеходы прятались под чёрными зонтами. Лужи пузырились.
  Ларго смотрел на дорогу, но видел перед собой загадочную куклу, напавшую на него в квартире Реважа. Её поведение не подчинялось законам логики и не укладывалось в голове.
  Она должна была прикончить меня одним ударом, думал он. Но не прикончила. Что это? Особая программа? Ограничитель силы? Зачем ограничивать силу киборга, которому поручено убивать? А потом ещё страннее: кукла устроила пожар. Вероятно, такая задача ставилась перед ней изначально, а появление его, Ларго, сбило киборга с толку. Возможно, хотя верится с трудом. Что же вы такое, куклы из партии ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два?
  
  Ларго свернул на перекрёстке налево, миновал площадь Памяти и устремился к деловому центру.
  Городской особняк Карра походил на средневековый замок. Толстые стены, узкие окна с цветной мозаикой стёкол... и двухметровый кованый забор. Для полноты картины не хватало рва и часовых с алебардами. Правда, имелись собаки: лоснящиеся жилистые доберманы.
  Искусственные, понял Ларго, притормозив у ворот. Наверное, Карр отвалил за них бешеные деньги. Он хлопнул дверцей и зашагал к дому. Псы смотрели на него с равнодушием.
  
  В просторном холле его встретил дворецкий. Казалось, что и он искусственный: худой, как жердь, прямой, будто проглотил лом и с миной настолько кислой, что не передать словами. Ларго заранее навёл справки и знал про этого типа всё, что требовалось. Визор Линдон. Восемьдесят шесть лет. Дважды проходил вакцинацию, продляя срок жизни. Служил при Карре последние двадцать три года. Выполнял функции дворецкого, управляющего и смотрителя во всех Карровских резиденциях. Эталон британской чопорности. Холоден. Заносчив. Скрытен. Считает швалью всех, чей капитал меньше миллиарда.
  
   - Детектив Ларго, - сказал Линдон, словно плюнул. - Мне непонятна цель вашего визита. Дело моего покойного хозяина давным-давно закрыто.
   - Всего лишь небольшие формальности, - уклончиво пояснил Ларго, окинув взглядом бескрайний холл, стены которого украшали затейливые барельефы. Сплошь античные мотивы: боги да герои. - Мы будем говорить здесь?
   - Как пожелаете, - ответил непробиваемый дворецкий.
   - Я желаю присесть и выпить.
   - Тогда прошу в кабинет. - Линдон горделиво шагнул к мраморной лестнице с пузатыми балясинами цвета слоновой кости. Ларго поплёлся следом.
  Кабинет оказался большим и неуютным. Дубовый стол и кожаные кресла темнели на фоне снежно-белых стен. В углах разместились скульптуры: греческий бог Аполлон в разных интерпретациях, но всегда - обнажённый.
  Похоже, секрет Милоса Карра трещал по швам, - мысленно усмехнулся Ларго, бросив взгляд на одного из гипсовых атлетов. Лицом изваяние походило на Альбера Нея. Ну и ну.
  Не дожидаясь приглашения, он уселся в кресло, по-ковбойски закинул ногу на ногу и перешёл к вопросам прежде, чем дворецкий предложил виски.
   - Кто ваш новый хозяин?
   - Не могу знать. - Мажордом так и остался стоять, сложив руки за спиной. - Вопрос с имуществом господина Карра в стадии решения.
   - У Карра имелось завещание? - Ларго достал пачку и вытащил сигарету зубами.
   - Господин Карр не планировал умереть так скоро.
  Странный ответ...
   - Так значит, завещания не было?
  Дворецкий покачал головой.
   - Совершал ли Карр крупные сделки перед гибелью?
   - Возможно. - Краешек губ Линдона едва заметно дёрнулся. - Мне он не отчитывался.
   - Понятно. - Ларго глубоко затянулся. - А как насчет общественной деятельности? Ей ваш хозяин занимался?
   - Господин Карр возглавлял общество защитников традиционной морали.
  Ларго подавился дымом и зашёлся кашлем.
   - П-простите... что?
  Дворецкий расценил его вопрос по-своему и счёл нужным разъяснить:
   - Общество защитников традиционной морали борется за сохранение чистоты нравов и ратует за отказ от противоестественного мужеложества.
   - Спасибо, я понял, - буркнул Ларго, вспоминая снимки, на которых Милос Карр жарил своего секретаря. - Как думаете, вашего хозяина могли шантажировать?
   - Меня бы это не удивило.
  А ты знаешь больше, чем готов сказать, дружище.
   - Кто вёл деловую переписку от его имени?
   - Господин Ней. Но он, к сожалению...
   - Мёртв. - Ларго нахмурился. - Что вы можете сказать о нём...о Нее?
  Дворецкий задумался, но лишь на мгновение.
   - Весьма приятный молодой человек.
   - Карр доверял ему?
   - Вне всякого сомнения.
   - Ценными бумагами Карра занимался тоже он?
   - Совершенно верно.
  Мажордом напрягся, как струна, в ожидании нового вопроса, но его не последовало. Ларго поднялся и коротко кивнул.
   - Вы очень помогли следствию. Благодарю.
   - Это всё, что вы хотели уточнить? - Железобетонная выдержка Линдона дала трещину, или показалось?
  Он ждал расспросов о кукле, понял Ларго. Неужели...
   - На самом деле есть ещё кое-что, - сказал он, вперившись взглядом в кислую рожу мажордома. - Альбер Ней рассказал, как стал свидетелем гибели господина Карра. Парень утверждал, что хозяина убила кукла. Что вы думаете по этому поводу?
   - Думаю, так всё и было, - не моргнув глазом, заявил дворецкий. Любопытно...
   - А почему же вы молчали всё это время? Почему не сообщили раньше? Не поддержали Альбера в его подозрениях?
  Мажордом насупился и поджал губы. Ларго ждал ответа, но не нуждался в нём: всё и так ясно. Чопорному стручку щедро заплатили. Сначала за молчание, а теперь - за готовность говорить.
  Кто-то ждёт, что, услышав показания Линдона, я завиляю хвостом и побегу трезвонить о неисправных куклах направо и налево, подумал Ларго и нахмурился. Противно чувствовать себя марионеткой.
   - Всего доброго, господин Линдон, - сказал он, нахлобучив шляпу. - Не смею больше вас задерживать.
  
  
  Глава девятнадцатая
  
  
  
  С высоты семидесятого этажа город напоминал море огней. Ларго смотрел на сверкающие реки сквозь панорамные окна кабинета покойного Лессера, курил и думал. Времени на размышления хватало с избытком: управляющий имуществом Стального Виктόра задерживался на совещании.
  На город медленно опускалась ночь. Пепельно-серое небо стало свинцовым, а потом - угольно-чёрным. Под стать настроению.
  Ларго раздражённо вдавил окурок в пепельницу. Он не собирался сюда приезжать, но плотный график Ами Токадо вывернул планы наизнанку. Полдня пришлось убить на одни звонки. Дошло до того, что голос секретаря главы Инкубатора начал казаться смутно знакомым.
  "Господин Токадо не может встретиться, - ворковал секретарь. - Он занят. Даёт интервью". Ларго попытался назначить рандеву на поздний вечер, но Отец Человечества председательствовал на закрытом заседании Общества защитников традиционной морали. "Я приеду утром", - заявил Ларго. Однако утром глава Инкубатора отправлялся на конференцию. Ближайший свободный час маячил в графике только через неделю, и Ларго, скрепя сердце, согласился на этот вариант.
  Надо допросить Токадо с пристрастием, рассуждал Ларго. Инкубатор и Кибериум связаны. И связаны тесно. Он подозревал это и раньше, но теперь, когда выяснилось, что Отец Человечества - ведущий акционер Кибериума, домыслы превратились в уверенность. Что произойдёт, если Инкубатор восстановит двойную икс хромосому? Кибериум рухнет, как карточный домик. То же самое случится с научной империей Токадо, когда воссозданные женщины начнут рожать. Самое выгодное для этих двоих: всеми силами поддерживать сложившуюся систему.
  Рука руку моет, - пришла на ум поговорка, и Ларго вытащил из пачки очередную сигарету. Похоже, Этингер и Токадо много лет дурачили весь мир. И у них это неплохо получалось. А что же теперь? Кто-то всеми силами старается замазать Кибериум. Заинтересован ли в этом Отец Человечества? Вряд ли. Только, если...
   - Потрясающий вид, не так ли?
  Ларго вздрогнул, повернулся и увидел щёголя в сером костюме с отливом. На то, чтобы узнать парня, ушла секунда.
   - Господин Мирео! - он пожал протянутую руку. - Вот так встреча. Не ожидал.
  - Я, признаться, тоже. - Сосед покойного Альбера Нея улыбнулся. Широко и искренне. В роговых очках и при галстуке он казался воплощением деловой элегантности. От бесшабашного гуляки не осталось и следа. - Присаживайтесь, детектив. Хотите выпить?
   - Не откажусь. - Ларго опустился в кресло и откинулся на спинку. - Так вот, значит, какое назначение вы отмечали.
   - О да, - хмыкнул Мирео, извлекая из шкафа квадратную бутыль и пару пузатых стаканов.
   - Ну и как? Ожидания оправдались?
   - Работы немерено, - вздохнул управляющий имуществом и опрокинул в себя щедрую порцию виски. - Но с мёртвым Лессером куда проще, чем с живым. - Он осёкся. - Теперь меня начнут подозревать в убийстве?
   - Не думаю, - усмехнулся Ларго. - Ничего нового вы не сказали. Виктόр отличался тяжёлым нравом. Это известно всем и каждому.
   - Хорошо, если так. - Мирео нахмурился. На высоком лбу обозначились морщины. - А как идёт следствие? Есть новые зацепки? Или версия о кукле окончательная? В новостях сообщали, что...
   - Не спешите с выводами, - прервал его Ларго. - Особому отделу предстоит уточнить массу деталей. Я, собственно, за этим и пришёл.
   - Вот как? Я думал, вы уже опросили всех сотрудников.
   - Не всех, - Ларго поставил стакан на подлокотник и сцепил пальцы в замок. - Как долго вы работаете в компании, господин Мирео?
   - Десять лет во внешних филиалах и неделю в новой должности.
   - Вам приходилось взаимодействовать непосредственно с Лессером?
   - Нет, - управляющий имуществом качнул головой. - Только с его бумагами. Счета, накладные и прочая макулатура. Я получал от Виктόра распоряжения, но исключительно в письменном виде. Слишком я мелкая сошка.
   - Но не теперь.
   - Не теперь, - подтвердил Мирео и отсалютовал бокалом. - Хвала Госдепу!
   - На вас легла большая ответственность. - Ларго не спрашивал. Утверждал.
   - Огромная.
   - А куклы...числились на балансе?
   - У господина Лессера имелось несколько изделий Кибериума, - кивнул управляющий. - Как раз вчера я сверял их инвентарные номера со списком. Вас ведь интересует вполне определённая кукла, не так ли? Когда мне сообщили о вашем визите, я сделал копию накладной. - Мирео достал из кармана сложенную вчетверо бумагу.
   - Весьма предусмотрительно, - сказал Ларго, принимая документ. Знакомые цифры бросились в глаза первыми: ноль одиннадцать двести - точка - шестьдесят два. Да, та самая кукла, та самая партия. Характеристики впечатляли: киборг пятикратно превосходил старушку Надин интеллектом и словарным запасом, а показатель объёма памяти заставил Ларго присвистнуть.
   - Однако!
   - Да, - кивнул Мирео. - Знатная вещица. Программа даже эмпатию предусматривала. Смотрите, вон там, дальше, в графе "дополнительно".
  Ларго глянул в перечень опций и нахмурился.
   - Она что, могла испытывать эмоции?
   - Имитировать, - поправил Мирео. - Сам я, правда, не видел, не довелось, но...
  Дались им эти куклы! - сердито подумал Ларго, выслушивая новые подробности о способностях экспериментальных киборгов. Надо бы вывернуть беседу в нужное русло. Причём резко. В лоб. И без лишних предисловий.
  Он залпом осушил бокал и вперился в собеседника взглядом.
   - Лессера шантажировали, не так ли?
  Словесный поток мигом прекратился. Мирео хмыкнул и развалился в кресле. Длинные пальцы забарабанили по подлокотникам.
   - Вам что-то известно? - Лукаво улыбнулся он.
   - Кое что, - не менее лукаво улыбнулся Ларго.
   - Кто-то проболтался, да? - Управляющий извлёк из внутреннего кармана портсигар. Закурил. По кабинету поплыл дым, пахнущий вишней. - Кто же?
  Ты, подумал Ларго, а вслух сказал:
   - Это конфиденциальная информация.
   - Что ж, раз вы всё знаете, упираться не имеет смысла.
   - Совершенно верно. - Ларго чувствовал себя ищейкой, напавшей на след.
   - Наверное, ничего нового я вам не скажу, - протянул Мирео, небрежно стряхивая пепел. - Виктόр совершил немало злодеяний, но дельцом был отменным. Это подтвердит любой, кто с ним знаком. Лессер просчитывал всё на сто шагов вперёд. Чуял выгоду там, где другие оказывались слепы. Он умел делать деньги и любил это занятие, но...
   - Но?
   - Незадолго до гибели Лессер велел подготовить сделку по продаже акций Кибериума. А это - форменное безумие.
   - Возможно, Виктόру предложили хорошую цену, - деликатно предположил Ларго.
  Управляющий рассмеялся.
   - Что вы! Акции Кибериума - золотое дно. Лессер ни за что бы не расстался со своим пакетом.
   - Вы считаете, его принудили к сделке шантажом?
   - Другого объяснения не вижу, - пожал плечами Мирео. - Но сделка так и не состоялась.
   - Потому что Лессера убила кукла, - угрюмо подытожил Ларго.
  
  
  Глава двадцатая
  
  Они распрощались у лифта, и Ларго оказался наедине со своими мыслями. Угрозы - отличный способ убеждения, рассуждал он, спускаясь с семидесятого этажа на первый. Особенно, когда другие аргументы бессильны. Как заставить человека делать то, что он не хочет? Ответ прост. Шантаж. Виктόра Лессера шантажировали. И Милоса Карра, по всей видимости, тоже. Совпадение? Сомнительно. Если предположить, что акции Карра к продаже готовил Альбер Ней, становится понятно, почему парня убрали.
  Бедолага мог знать, кто за этим стоит.
  Ларго небрежно привалился к зеркальной стене и скрестил руки на груди. Показания Мирео - бесценны. Однако, управляющий имуществом не имел понятия, кому Лессер собирался продать злополучный пакет. Значит, остаётся одно: допросить ферзей из Реважского списка и выяснить, не получал ли кто "заманчивых" предложений. Да уж... Легко сказать. С Токадо встретиться сложнее, чем протащить верблюда сквозь иголочное ушко. Имре Хара - политик - скорее повернёт Землю вспять, чем сознается, что стал жертвой шантажа. Репутация для таких типов дороже жизни. Опальный Ладимир Лей скрывается и никто, даже Особый отдел, не знает, где его искать. А вот Лопес... Мануэль Лопес - владелец сети фармацевтических компаний. Слухи, что он наладил производство ультронея в промышленных масштабах, имели под собой веские основания.
  С него и начну, решил Ларго, когда двери лифта разъехались, выпуская его в просторный холл с зеркальными потолками. Каблуки громко застучали по серо-стальному мрамору пола.
   - О! Детектив! - окликнул рыжеусый охранник на пункте контроля. - Вы задержались. - Он протянул листок убытия, и Ларго поставил размашистую подпись. - Ваш напарник не дождался. Ушёл полчаса назад.
   - Мой... напарник?
   - Да. Почти два часа у вашей машины мыкался. - Усач кивком головы указал на один из мониторов: ситроен стоял аккурат под камерой номер девять.
  Ларго нервно сглотнул, а ладони мгновенно вспотели.
  Вот чёрт!
   - Как он выглядел?
   - Обычно, - пожал плечами охранник. - Как все. Серый плащ и шляпа, точь-в-точь как у вас. Мой сменщик проверил его документы.
   - И?
   - Это был ваш напарник. Магомед Саад.
  Ларго показалось, будто кишки в животе скрутило узлом. Мага?!
  
  
   - Вы у кого-то крепко под колпаком, - крикнул Руви. Из-под ситроена торчали лишь ноги молодого механика.
   - Знаю, - буркнул Ларго. Он сидел на исполинской покрышке большегруза, уронив голову на руки. - Что там?
   - То, что ожидалось. - Парень вылез и продемонстрировал трофей. - Букашка.
  На широкой грязной ладони лежало нечто, размером с майского жука. Ларго хватило одного взгляда. ПАУК. Портативное автономное устройство контроля. Производил такие только Кибериум. Исключительно для Управления внутренних дел...
  Чтоб их разворотило!
   - Выбросить? - Руви задумчиво ткнул паука чумазым пальцем.
   - Ни в коем случае. - Ларго забрал букашку и спрятал в карман. - Пиво есть?
   - Только тёмное осталось.
   - В самый раз.
  Механик открыл бутылки о край стола и протянул одну Ларго.
   - Спасибо, дружище. - Он жадно присосался к горлышку. Пиво оказалось горьким и холодным. Идеальным. - Так и не вспомнил, кто норовил тебя изрешетить?
   - Неа. - Руви ополовинил бутылку одним глотком и смачно рыгнул. - Я же говорил, номеров на студебеккере не было, а лиц я не разглядел. Не до этого как-то во время погони.
   - Твоя правда, - вздохнул Ларго. Беда с этими лицами! Ему тоже не удалось разглядеть загадочного "напарника". Усатый охранник офиса "Стали и сплавов" мотал запись туда-сюда полсотни раз, да всё без толку: тип, назвавшийся Магой, поворачивался к камере как угодно, но только не передом. Хитёр, наглец. Кто же он? Человек Штерна? Агент Кибериума? Сайрус Вик? Или...
  Узнал бы я Магу, вырядись он в плащ и шляпу?
  Ларго мотнул головой, прогоняя идиотскую мысль. У меня уже паранойя, не иначе, подумал он, приканчивая пиво. Однако...
   - Слушай, Руви. Есть телефон?
   - Ага, - кивнул парень. - В кабинете Валда.
  
  Оператор соединил его практически сразу.
   - Центральная больница агломерации, - раздалось на том конце провода. - Чем могу помочь?
   - Добрый вечер, - учтиво приветствовал Ларго. - У вас в коматозном отделении лежит мой друг - Магомед Саад. Будьте любезны, подскажите часы посещений: я хотел бы навестить товарища.
   - Секунду. - Регистратор зашуршал бумагами. - Часы посещений у нас с двух до девяти, только приезжать к Сааду уже нет смысла.
   - Ч-что? - Стальные тиски сжали сердце, и дышать стало трудно. - Он что? Умер?
   - С чего вы взяли? - удивился регистратор. - Состояние Саада признали стабильным.
   - Что это значит? - Ларго стиснул трубку так, что побелели пальцы. - Он проснулся?
   - Нет, ещё спит. Но в стационарном лечении уже не нуждается. Его отправили домой, под присмотр друзей и сотрудников: поставить капельницу с питательным раствором любой сможет, а у нас нехватка мест.
   - Кто... - прохрипел Ларго. - Кто его забрал?
   - Секунду. - Снова зашуршали бумаги. Обещанная секунда длилась бесконечно долго. - Вот. Нашёл. Под свою личную ответственность Саада забрал непосредственный начальник. Детектив Особого отдела Ким Ларго.
  
  
  Глава двадцать первая
  
  
  Чтоб их всех! Ларго вдавил педаль акселератора в пол. Ситроен мчался по пустым улицам, разрывая фарами предрассветную мглу. Дождь лил так сильно, что казалось, машина плывёт, а не едет. Участок дороги между площадью Памяти и проспектом Хаксли перекрыли, и пришлось дать внушительный крюк.
  Чтоб их! Пальцы стиснули руль. Вот бы сжать их на шее Штерна! Ублюдок! Сраный ублюдок! Он стоит за похищением Маги, иначе и быть не может. Кто, кроме него мог оснастить фальшивого Ларго именным значком Особого отдела? Никто. Только зачем... Зачем ему понадобился мальчишка?
   - Чтобы тебя, дурака, держать на коротком поводке, - ответил Ларго сам себе.
  
  В отделе стояла мёртвая тишина. Рядовой, нёсший вахту на парковке, спал сном младенца. Машин было мало. Одиноко жался в угол пыльный Реважский паккард. Ядовито-жёлтая малолитражка Маги слепо уставилась в стену круглыми глазищами фар. Не суждено им дождаться хозяев, грустно вздохнул Ларго и притормозил рядом с тёмно-серым Астон-Мартином.
  Штерн, собака!
  Ларго вышел из машины и нащупал в кармане паука. Едва заметное движение, и букашка впилась в отполированный до зеркального блеска кузов. Устройство тут же мимикрировало, сливаясь с металлом воедино. Следи сам за собой, стервец. Размашистым шагом Ларго двинулся к выходу. Наградил подзатыльником храпящего на посту рядового и, перескакивая через две ступени, взлетел по внутренней лестнице.
  Коридор отдела, тёмный и пустой в такую рань, казался тоннелем, в конце которого брезжил свет. И свет этот брезжил под его, Ларго, дверью.
  Что за...
  Рука выхватила пистолет из кобуры. Скорее машинально, чем осознанно. Ларго бесшумно подобрался к кабинету. Помедлил секунду, прислушиваясь, и пнул дверь так, что она чуть не слетела с петель.
   - Доброе утро, детектив. - На мушке оказался Рион Штерн. Он развалился в любимом кресле Ларго и вертел в пальцах сигару. - Вы рано сегодня. Не спится?
  Ларго заскрежетал зубами.
  Вот сука!
  Пристрелить бы его. Или схватить за шиворот и трясти, пока всего не скажет.
  Но Ларго опустил револьвер.
  Мага... У них Мага. А у меня ничего, кроме домыслов.
   - Что вам здесь нужно?
   - Вы. - Штерн сел ровно и сцепил пальцы в замок. - А точнее - ваш отчёт.
   - Мой... отчёт? - Ларго не торопился возвращать пистолет в кобуру. - Сейчас? В пять утра? Поэтому вы вломились в мой кабинет?
   - Как глава Особого отдела, имею полное право, - парировал Штерн и снова откинулся на спинку. - Как движется дело Лессера? - Спросил он, как ни в чём не бывало.
   - Думаю, вам о деле Лессера известно куда больше, чем мне. - Ларго бросил короткий взгляд на стол. Потом на шкаф и сейф.
  Он рылся в моих бумагах!
   - Вот оно как, - усмехнулся комиссар. - Забавно. - Он поднялся, шагнул вперёд, и они оказались нос к носу. Глаза Штерна казались чёрными, точно угли. Злые глаза опасного человека.
   - Что именно вас забавляет? - У Ларго вспотели ладони. Он крепче сжал рукоять револьвера.
   - Расслабьтесь, детектив. - Тонкие губы скривились в недоброй улыбке. - Мы ведь с вами заодно, не так ли?
  Не так.
   - Где Мага, - прохрипел Ларго.
   - Об этом вас надо спрашивать. Разве нет? - Улыбка стала шире и ехидней.
  Скотина!
   - Что вам от меня нужно?
  Штерн хмыкнул.
  Понял, гад, что держит меня за жабры, мрачно подумал Ларго.
   - Дело Селверуса превратило вас в героя, - изрёк комиссар, буравя угольным взглядом. - Ваша профессиональная компетентность стала притчей во языцех. Честность и неподкупность знаменитого детектива Ларго у всех на устах.
   - И? - В кой-то веке Ларго противно было слушать о своём успехе.
   - Послезавтра состоится пресс-конференция. - Голос Штерна звучал тихо и спокойно, но пугал сильнее Реважского рёва. - Вы на ней выступите. И объявите во всеуслышание, что куклы опасны.
   - И мне поверят... - пробормотал Ларго, опуская глаза.
   - Всенепременно. - Штерн хлопнул его по плечу. - Вы же герой!
   - А если нет?
  Рион поднял руку. Большим и указательным пальцем он сжимал что-то крохотное. Блестящее.
  Ларго пригляделся.
  Серьга. Серьга в форме черепа... Мага никогда не снимал эту глупую цацку.
   - А вы постарайтесь, Ларго. - Штерн сунул трофей ему в нагрудный карман. - Постарайтесь.
  Ларго сжал зубы так, что на скулах заходили желваки и кивнул.
   - Вот и чудно. - Комиссар снова хлопнул его и двинулся к выходу, но у самой двери обернулся. - И чтобы без фокусов.
  
  Да, угрозы - отличный способ убеждения. Ларго тяжело опустился на присутственный стул. Положил револьвер перед собой и долго смотрел на него. Слова Штерна крутились в голове шарманкой. Послезавтра. Конференция состоится послезавтра... А пока...
  Он схватил телефон и набрал диспетчера.
   - Доброе утро. Соедините с резиденцией Мануэля Лопеса.
  
  
  Глава двадцать вторая
  
  
  На ярко-синем искусственном небе сияло искусственное солнце. Листья фальшивых пальм блестели глянцем. Из репродукторов под куполом лилась звонкая птичья трель. На стеклянном столе красовались синтезированные фрукты: белый виноград, румяные яблоки, манго, груши размером с кулак и парочка колючих ананасов. Уютно свернувшись клубком, в плетёном кресле дремал киберкот. Его белая шерсть лоснилась, уши подрагивали.
  Единственным настоящим среди всего этого безобразия был Мануэль Лопес. Бронзово-смуглый, черноволосый. В расстёгнутой до пупа гавайке и белых брюках. На бычьей шее - толстенная золотая цепь. Во рту серебряная фикса с сапфиром. Он внимательно слушал, сложив домиком унизанные перстнями пальцы-сардельки.
   - Вы серьёзно? - вопросил наркоделец, когда Ларго закончил.
   - Абсолютно.
   - Чем же, позвольте, меня могут шантажировать? - Толстые пальцы звонко щёлкнули, и рядом с Лопесом возникла кукла. Длинноногая, пышногрудая и полностью обнажённая. С золотисто-оливковой кожей и чуть раскосыми светло-карими глазами. На подносе она держала две сигары, гильотинку и пепельницу. - За что?
  Ларго уставился на фармацевта. Тот с невинным видом принялся раскуривать сигару. Каков стервец!
   - За производство ультронея, - могильным голосом изрёк Ларго. Он ждал, что толстопузый любитель роскоши вздрогнет, побледнеет и обрушит праведный гнев на новоявленного обвинителя.
  Лопес действительно замер. На миг. А потом расхохотался, запрокинув голову. Он смеялся так громко и заливисто, что Ларго стушевался.
   - О, небеса! - На глазах фармацевта выступили слёзы. - Вы сделали мой день ярче, детектив.
   - Я вас не понимаю.
   - За производство ультронея награждать надо, а не наказывать! - Мануэль оскалился, и фикса его засияла в лучах искусственного солнца. - Когда живёшь в таком мире, как наш, правильней всего кумарить нонстоп. Не хотите, кстати, закинуться? У меня богатый выбор: таблетки, косячки, порошок, инъекции. Что вы предпочитаете?
  Ларго нахмурился. Не поймёшь этого Лопеса. Он что, серьёзно?
   - Подумайте, Ким... Можно я буду называть вас Ким? Взгляните только, во что мы превратились. - Мануэль помрачнел. - Рабочие муравьи, послушные чужой воле. "Делай, что должен и будешь счастлив", - процитировал он лозунг агломерации. Лозунг, который вдалбливался в умы с самого детства. - А в чём оно, счастье? Вот вы, например, счастливы?
   - Я сюда не философствовать пришёл, - холодно заявил Ларго.
   - Разумеется, - хмыкнул Лопес. - Вы взбаламутили ни свет, ни заря моего разнесчастного помощника, чтобы получить информацию. Важную информацию. И теперь ждёте, что я выложу её на блюдечке с голубой каёмочкой. Просто так. Совершенно безвозмездно.
   - Я предупредил вас об опасности, которая вам угрожает. Карр и Лессер...
   - Карр и Лессер - дураки, - перебил наркоделец. - Я - другое дело. Меня за жопу взять непросто.
   - Так всё-таки пытались?
   - А вы настоящая пиявка, детектив Ким. - Лопес выпустил струю терпкого дыма и прищурился. - Я много слышал о вас. Дело Селверуса, признаюсь, меня потрясло. Теперь вы занялись смертью этого злобного садиста, Лессера, и в итоге добрались до меня. Бьюсь об заклад, вам известно куда больше, чем вы рассказали.
   - Вы тоже не торопитесь раскрывать карты, - парировал Ларго.
  Мануэль уставился на него долгим пристальным взглядом. Казалось, он пытается прочесть мысли. Заглянуть в душу. Молчание затянулось: пепел дважды упал с кончика сигары. Наконец, Лопес изрёк:
   - Я деловой человек, Ким. Не вижу смысла в том, что не приносит выгоды. Понимаете?
  Ларго понимал.
   - Что вы хотите за откровенность? - без обиняков спросил он.
   - Вот! - Улыбнулся наркоделец. - Другой разговор.
  Он снова щелкнул пальцами.
   - Верлина, детка. Тащи вина!
  Длинноногое изделие подчинилось. Верлина покинула фальшивый сад, соблазнительно качая бёдрами, а Лопес подался вперёд и понизил голос.
   - Хочу, чтобы Особый отдел навсегда потерял интерес к моим лабораториям.
  Ларго окаменел. Ничего себе просьба! Кем надо быть, чтобы такое обещать? Кому такое под силу?
  Уж точно не мне.
   - Идёт, - выпалил он севшим голосом и протянул руку. Ладонь утонула в гигантской пятерне Мануэля.
   - Вы мне определённо нравитесь, Ким.
  Ещё бы.
  Вернулась Кукла. Она принесла тёмную пыльную бутылку.
   - Вот оно, моё сокровище. - Мануэль вооружился штопором. - Ещё довоенное. Не какая-то там синтетика. - Он наполнил бокалы. - За жизнь, полную удовольствий!
  Ларго сделал глоток и сморщился. Кислятина. Раньше он не пил ничего довоенного, а вино и вовсе не любил: ни градуса, ни вкуса.
   - Вы правы, Ким. - Лопес осушил свой бокал в один приём и крякнул. - Они действительно хотят, чтобы я продал акции Кибериума.
   - Кто... они?
   - Не имею понятия. - Наркоделец пожал плечами. - Но не думаю, что это один человек.
   - И что вы собираетесь делать? - Ларго расстегнул пуговицу на вороте. Как невыносимо душно здесь.
   - Отвечать уклончиво, - хохотнул Лопес, подливая вина. - Тянуть время. Водить за нос. Не говорить ни "да" ни "нет". Динамить, проще говоря.
   - Оригинальный ход.
   - И весьма действенный, - подмигнул Мануэль. - Шантажисты ждут моего согласия. Вот и пусть ждут. А пока они заняты ожиданием, я подчищу хвосты. Товар спрячу, документы сожгу, лаборатории переоборудую. Дам на лапу всем, кому надо, и стану чистым-чистым, как агнец божий. - Лопес молитвенно сложил руки и закатил глаза. Видимо, пытался изобразить святость.
   - Но ведь они могут догадаться. - Во рту у Ларго стало сухо, как в пустыне. Он допил вино и закусил виноградинкой. Не помогло.
   - Могут, - угрюмо согласился наркоделец. - Поэтому надо действовать быстро.
   - Кто, по-вашему, за этим стоит? - Ларго утёр лоб тыльной стороной ладони. Пот лил градом, и рубашка прилипла к спине. Противно. Жарко, точно в реакторе.
   - Не знаю. Возможно, кто-то из членов правления Кибериума. Например, этот чокнутый фанатик, Ладимир Лей. Затаился себе и готовит удар. - Лопес просиял от собственной догадки. - А что? От левых всего можно ожидать.
   - Ну а покупатель? Кому вас принуждали продать акции? - Язык распух и с трудом ворочался во рту. Голова кружилась немыслимо. Чёрт! Как можно запьянеть так с бокала вина?
   - Ох, да это подставное лицо, - махнул рукой наркоделец. - Скорее всего, его и в природе-то не существует. Некто Сайрус Вик.
  Сайрус Вик!
  Воздух стал густым и плотным. Не вдохнуть. Ларго открыл рот, как рыба, выброшенная на берег. В ушах зазвенело. Из глаз брызнули слёзы.
  Сайрус Вик!
   - Ким... Ким, что с вами? - Смуглое лицо Мануэля превратилось в тёмную кляксу. Голос зазвучал глухо, будто из трубы. Фальшивый сад закружился, запрыгал, сливаясь в тошнотную муть, и Ларго лишился чувств.
  
  
  Глава двадцать третья
  
  
  Густой сизый туман полз по пустой и длинной, как кишка улице. Свет фонарей напоминал болотные огни: неверные и блёклые, словно глаза покойника.
  Я и есть покойник, думал Ларго, слепо пробираясь сквозь белёсые клубы. Он не знал, куда идёт, но понимал: так надо. Звуки растворились в тишине. Ватной и давящей, точно многотонный пресс.
  Вдалеке показалась фигура. Она бесшумно плыла в тумане, а когда приблизилась - Ларго моментально узнал её. Кукла. Та самая кукла из квартиры Реважа. Чёрное платье с глубоким вырезом облегало стройную фигуру, как перчатка руку. На шее и в ушах блестели бриллианты.
  Кукла прошла мимо и направилась в конец улицы. Туда, где кромешный мрак взял верх над робким светом.
  Стой! - хотел крикнуть Ларго, но не смог раскрыть рта. Он коснулся лица и похолодел: кто-то зашил ему губы. Грубыми корявыми стежками.
  Он рванулся за куклой, но она шла быстрее, чем он бежал. Гораздо быстрее. А туман набухал. Пульсировал. Ларго толком ничего не видел, но скоро различил впереди смутные очертания.
  Она остановилась! - догадался он. - Кукла остановилась и ждёт меня.
  Но из тумана навстречу шагнуло двухголовое чудовище. Одна голова принадлежала Риону Штерну, другая - Сайрусу Вику. На пузе разверзлась клыкастая пасть.
   - Без фокусов, - повторяла она снова и снова. - Без фокусов! Без фокусов...
  Чёрт! Рука метнулась к кобуре, и Ларго обнаружил, что на нём нет ни портупеи, ни брюк, ни рубашки, ни даже исподнего. Даже ботинок нет. Чёрт!
   - Без фокусов, - прорычала пасть голосом Штерна и оскалила острые и частые, как у пираний, зубы.
  Голый, немой и беззащитный, Ларго кинулся обратно и налетел на бетонную стену. Он побежал вдоль неё, но стена не имела конца.
  Нет пути назад.
  Чудовище приближалось. Неуклюже, медленно, но неизбежно. За ногу оно волокло человеческое тело. Ларго пригляделся, и глаза защипало от слёз. Мага.
  Магомед Омар Саад. Двадцатитрёхлетний эксперт Особого отдела замучен насмерть двухголовым монстром.
  Нет! - мотнул головой Ларго. - Это я. Я его убил. Я!
  Клыкастая пасть издала звук, похожий на скрип. Головы затряслись.
  Они смеются, понял он. Смеются надо мной.
  Внезапно его обуяла ярость. Безграничная, острая, всепоглощающая. Она балансировала на грани безумия и кипела, разливая по телу жар.
  Они зашили мне рот и теперь смеются. Твари! Ну уж нет.
  Ларго обнаружил в руке нож. Острый, как бритва. Его тонкое лезвие мерцало, отражая скупые отблески фонарей. Откуда он взялся? Не всё ли равно. Достал нож - бей.
  С утробным рычанием Ларго бросился на врага. Клинок вошёл в плоть, словно в масло. Удар. Ещё удар. Ещё. Ещё и ещё. Пахло кровью, рвотой, металлом и страхом. Ларго остервенело вонзал кинжал в монстра, пока бесформенная туша не распласталась у ног. Чудище растаяло, как снег на солнце. Осталась только зловонная лужа.
  Ларго рванулся к Маге. Упал рядом и коснулся бледного лица дрожащими пальцами.
  Прости! - безмолвно молил он. - Прости, Мага. Прости меня. Прости.
  В груди кололо и жгло. По щекам катились горячие слёзы. Ларго хотел утереть их, но не сумел: рука не желала подчиняться. Боль в груди стала непереносимой. Он опустил глаза и увидел, как на коже расползается красно-бурая рана. Шире, шире и шире. И вот она уже превратилась в ухмылку. Ехидную и жуткую. Плоть затрещала, лопаясь, и на животе распахнулась пасть, полная острых и частых зубов.
  
  Ларго открыл глаза и жадно втянул в себя воздух. Он дышал и не мог надышаться. Яркий свет ослепил, но только на мгновение. Проморгавшись, Ларго увидел всё. Искусственное солнце всё также сияло. В кресле безмятежно дремал киберкот. Блестели разлапистые пальмовые листья. На стеклянном столе, уткнувшись лицом в вазу с фруктами, лежал Мануэль Лопес. Под ним расползалась тёмная лужа.
  Нет!
  Ларго попытался встать, но ноги одеревенели.
  Нет!
  Он оглох от стука собственного сердца.
  Нет! Нет! Нет!
  Рука крепко сжимала окровавленный нож.
  
  
  Глава двадцать четвёртая
  
  
  Следующую неделю Ларго помнил плохо. Урывками. Как лихорадочный бред или кошмарный сон. Его взяли там же, в резиденции Лопеса. Допрашивали с пристрастием. Сломали ребро, нос. Он выбил кому-то зуб. Поначалу, конечно, Ларго пытался всё объяснить. Только без толку.
  "Когда вы начали работать на Кибериум", - спрашивали его снова и снова. И, снова и снова, он отвечал, что не связан с Этингером. Ему не верили. Светили в глаза лампой. Угрожали. Били.
  Помощник Лопеса поведал, как Ларго звонил в пять утра и настойчиво добивался встречи. Секретарь Ами Токадо рассказал похожую историю. Рион Штерн, подлая гнида, чудесным образом обнаружил в его кабинете список членов правления Кибериума с "подозрительными пометками". На счету Ларго появилась неприлично крупная сумма.
  "Откуда?" - спрашивали его. - "Кто платит?".
  Ларго не знал. Он вообще с трудом понимал, что происходит.
  
  Магу так и не нашли. Убогая квартирка хакера пустовала, а регистратор Центральной больницы подтвердил, что парня забрал не кто иной, как Ким Ларго из Особого отдела.
  
  "Меня подставили!" - кричал Ларго.
  "Все так говорят", - отвечали ему.
  
  В какой-то момент разумные доводы закончились, нервы сдали, и Ларго кинулся на следователей с кулаками. Зря. Глупая, бессмысленная мальчишеская выходка. Она дорого ему обошлась: четверо громил скрутили так, что не шевельнуться. Перед глазами мелькнул белый халат. Шприц.
  Ему сделали укол. Инъекция подействовала мгновенно, и Ларго превратился в овощ. Он вроде бы всё соображал, но происходящее казалось нереальным, растянутым во времени и пространстве. Голоса сливались в монотонный гул. Лица искажались до неузнаваемости. Память превратилась в решето, мозги - в кисель, а руки и ноги в лапшу.
  "Вы убили Лопеса?" - прямо спросили его.
  "Не знаю", - честно признался Ларго. Он и в самом деле не знал. Не помнил. И это пугало.
  
  На него повесили всё: и Лессера, и Лопеса, и даже Карра, чьё дело давно закрыли. Обвинили в похищении Маги, злоупотреблении служебными полномочиями, коррупции и саботаже. Его превратили в продажную шкуру, предателя, наркомана и убийцу. И всё за неделю.
  Агломерация гудела. Газеты пестрели заголовками: "Прославленный детектив Ларго оказался пешкой Рольфа Этингера", или "Кибериум прибрал к рукам Особый отдел. Что дальше?".
  Слухи ползли и множились. А Ларго, одурманенный наркотиком, думал только об одном.
  Почему... Ну почему я не послушал Реважа, - корил он себя, усаживаясь на скамью подсудимых. - Если бы тогда я сделал, как он просил, ничего бы не случилось. Ни с Магой, ни со мной.
  
  Но прошлого не вернуть, как ни старайся. Некоторые ошибки не дано исправить. За них можно только платить. Ларго прекрасно это понимал. Он сгорбился, понурил голову и уставился на стальные браслеты, что красовались на запястьях.
  
  Суд был скорым. Никчёмная театральная постановка, итог которой ясен всем. Когда огласили приговор, Ларго даже не вздрогнул.
  Смерть через повешение.
  Кто бы сомневался.
   - Вы имеете право на последнее слово, - прогудел судья. Носатый, круглолицый, в парике и мантии он напоминал филина. - Вам есть что сказать?
  Ларго поднялся с большим трудом: ноги норовили подогнуться, голова шла кругом, а сломанное ребро напомнило о себе острой болью.
   - Я невиновен, - твёрдо заявил он и повалился на пол.
  
  В себя пришёл уже в камере. Жуткий каменный мешок, размером чуть больше гроба, с толчком сомнительной чистоты в одном углу и узкими нарами - в другом. Окна в апартаментах не наблюдалось.
  Первым делом Ларго кинулся к белому другу, и его (Ларго) вывернуло наизнанку. Помогло мало: потолок по-прежнему кружился, серые стены ходили ходуном. Еле-еле, полуползком, Ларго добрался до койки. Упал на желтоватые простыни и сжался в комок. Хотелось выть. Орать. Вопить. Но он просто закусил костяшки пальцев и зажмурился. Его трясло, как в лихорадке. Перед мысленным взором возник Реваж. Седые космы комиссара топорщились, поросячьи глазки блестели. "Ну что, доигрался, идиотина? - ревел он. - Герой хренов! Щенок!". Опухшая комиссарская рожа вздрогнула и расплылась. Вместо неё Ларго увидел молодое лицо. Пухлые губы. Васильковые глаза. "Я рассчитывал на вас, детектив, - прошептал Альбер Ней. - Вы обещали помочь. Обещали!". Следом появился Мага. Он ничего не сказал. Улыбнулся, сверкнув брекетами, и отсалютовал чумазой ладонью.
   - Я невиновен, - прохрипел Ларго. - Невиновен. Невиновен!
  
  Сон - маленькая смерть. Отличная тренировка перед казнью. Ларго не заметил, как уснул. Просто провалился в небытиё, как проваливаются в чёрную пустоту космоса падающие звёзды.
  Разбудил его скрежет и лязг. Тяжёлая дверь завизжала на ржавых петлях и распахнулась.
  Похоже, у меня гости, сообразил Ларго и попытался сесть. Получилось плохо.
   - Ким Ларго? - Охранник, похожий на гориллу, заслонил дверной проём. - На выход.
   - У-уже?
   - Уже, - кивнул гориллоподобный. - Помилование вступило в силу час назад.
   - П-помилование? - Ларго ощутил новый рвотный позыв.
   - Да, - буркнул охранник, снял с пояса наручники и шагнул к нему. - Уж не знаю, кто за вас вступился, но казнь заменили каторгой. Пожизненной каторгой.
  
  
  Глава двадцать пятая
  
  
  
  Поезд мчался сквозь пустошь. Нырял в бесконечно длинные, тёмные тоннели, взлетал на исполинские мосты, взбирался в гору, падал вниз, гудел, пыхтел и чухал. За окном мелькали выжженные радиацией равнины, обугленные рощи, иссохшие реки, озёра, полные ядовитой воды и города, от былого величия которых остался лишь пепел. Призраки прошлого. Эхо войны.
  Мы уничтожаем себя сами, мрачно думал Ларго, любуясь красотами искалеченного мира. Мира, в котором нет больше весны, лета и зимы. Только осень. Вечный ноябрь.
  Мы уничтожаем себя сами. Своими руками.
  За окном мелькнули очередные развалины. Ларго уткнулся лбом в стекло. Его мутило. Мутило немилосердно и жестоко. За сорок часов пути он блевал дюжину раз и дважды терял сознание.
  Ларго закрыл глаза.
   - Опять накрывает? - Скрипучий голос принадлежал долговязому патлатому типу по прозвищу Хома. Младший санитар Центральной больницы, Хома нашёл выгодный приработок: торговал разбодяженным ультронеем, за что получил двенадцать лет с полной конфискацией. Мелкий наркодилер оказался на редкость заботливой нянькой. Если бы не он, Ларго откинулся бы ещё до прибытия на Рудник. - Они вкатили тебе лошадиную дозу подавителя агрессии. Откисать придётся месяц, а то и дольше. Дело говорю.
  Ларго тяжело вздохнул и прислушался к стуку колёс. Чух-чух чух-чух... Чух-чух чух-чух...
  Откисать месяц... Месяц слабости и убогой беспомощности среди матёрых уркаганов. Супер.
  Я уничтожил себя сам. Своими руками.
   - А может...того? Уравновесим? Кол колом, всё такое. Дело говорю! - Хома лукаво подмигнул. Он предлагал закинуться с завидной регулярность. Ларго мотнул головой. Хватит с него наркоты. Двухголовое чудовище с пастью на пузе до сих пор снилось в кошмарах.
   - Охота тебе дурь на него переводить? - Здоровенный бугай толкнул Хому мощным плечом. Ларго не помнил имени великана. Да и к чему? Скоро у всех них будут новые имена: цифры, выжженные лазером на запястьях.
   - Замолкни, - отмахнулся Хома. - Не видишь? Человеку плохо.
   - Он не человек. Он - легавый, - буркнул здоровяк и подкрепил слова смачным плевком.
  Легавый...
  С таким ярлыком на каторге долго не прожить. Ларго скрипнул зубами и отвернулся. Бугай, до хруста сжав пудовые кулаки, сверлил его тяжёлым взглядом исподлобья. Хома засунул под язык крошечный обрывок папиросной бумаги и блаженно закатил глаза. Страшно представить, где он прятал ультроней всё это время. На верхней полке жалобно поскуливал ещё один арестант: молодой парень не старше Маги. В начале пути бедолага уткнулся носом в стену и ни разу ни с кем не заговорил. Только плакал. В соседнем отсеке кто-то громогласно проклинал судьбу, а поезд летел на Восток, не оставляя надежды на спасение.
  
  Осужденные вместе с конвоирами занимали только два вагона. Остальные, обшитые свинцовыми пластинами, шли порожняком. На Руднике ждал ценный груз: тонны релидия, добывая который погибали сотни заключённых. Ларго плохо разбирался в химии, но слышал, что этот металл по тепловыделяющей способности многократно превосходит все известные энергоносители, включая уран. Релидий открыли после войны. Существовал ли он до неё в недрах планеты, или образовался в результате термоядерных взрывов и массированного зета-излучения, Ларго не знал. Но помнил: релидий - смертельно опасен... Не важно, какой у каторжника срок: радиация сведёт в могилу любого. Многие не протянут и года. С Рудника не вернётся никто.
  Лучше б меня повесили, вздохнул Ларго. Это куда гуманнее.
  Он устроился поудобнее, прижимаясь к костлявому боку Хомы. Наркодилер не возражал: ультроней унёс его в неведомую даль, где нет боли, страха и усталости. Бывший санитар улыбался странной улыбкой и пялился в одну точку остекленелыми глазами. Сидевший напротив бугай уснул, привалившись к стене. Руки его так и остались зажатыми в кулаки. Цепь, соединявшая запястья, натянулась.
  С верхней полки раздался всхлип, другой. Потом свесилась взлохмаченная белобрысая голова. На какое-то мгновение Ларго померещилось, будто Альбер Ней восстал из мёртвых. Но нет. Другой человек, хотя и похож до изумления.
  Ещё одно наказание...
  Парень громко шмыгнул носом. Губы его дрожали. Он открыл рот, намереваясь что-то сказать, но так и не решился.
  Жалко его, подумал Ларго. Совсем ведь ребёнок.
   - Эй, - шепнул он. - Пить хочешь?
  Мальчишка кивнул, и жёлтые пряди упали на глаза. Такие же синие, как у Альбера Нея.
  Ларго протянул бутылку, и молодой арестант присосался к горлышку. Пил он жадно. Вода пролилась и потекла по подбородку.
  Ларго мрачно усмехнулся. Если его сведёт в могилу статус легавого, то мальчишку погубит смазливая морда.
   - Спасибо, - чуть слышно вымолвил парень и снова шмыгнул носом.
  Ларго ответил кивком.
   - Я - Лео, - представился белобрысый и почему-то покраснел. - А вы... Вы тот самый знаменитый детектив?
  Ларго сморщился. Какой он теперь к чёртовой матери детектив?
   - Зови меня Ким.
   - Хорошо...Ким... - Лео покраснел ещё сильней. - Я... Я не верю в ту грязь о вас. Ни слову не верю.
  Ларго хмыкнул, но от комментариев воздержался. Хотелось курить, а не беседовать.
   - Меня тоже подставили! - выпалил парень, и глаза его заблестели. - Я тоже невиновен. Как и вы!
  Ларго нахмурился.
   - Таким как мы надо держаться вместе, - изрёк Лео. Во взгляде парня мелькнула надежда. Трепетная и робкая, как солнечный зайчик. Ларго стало не по себе.
  Он что, в друзья ко мне набивается?
  Разумно. Мальчишку опустят в первую же ночь... если никто не вступится.
  Херовый из меня защитник, мрачно подумал Ларго, вспоминая Магу и Альбера Нея.
  Я никого не могу спасти. Никого. Прости, парень...
  Поезд, басовито гуднув, нырнул в тоннель. Стало темно и жутко. Так даже лучше: в лицо смотреть не надо.
   - Держись от меня подальше, - прохрипел Ларго. - От меня одни беды.
  
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  
  Глава двадцать шестая
  
  
  Десять девяносто семь. Татуировка синела на запястье, закрывая дугообразный шрам. Боль давно прошла. Осталась безысходность.
  Ларго вглядывался в цифры, размышляя: так ли нужна ему правая рука?
   - Даже думать забудь. - Хома неуклюже сполз с верха вагонки и пристроился рядом. - Парализующий чип сработает быстрее, чем отхреначишь кисть. Дело говорю.
   - Уже кто-то пробовал?
  Хома фыркнул. Ларго таким ответом не удовлетворился:
   - И?
   - Чо, "и"? - Хома засунул в рот крошечный, размером с ноготь мизинца, клочок бумаги и принялся жевать. Сколько же наркоты он сюда протащил? И, главное, как? - Парализовало парня. Отправили бедолагу в город и пустили на органы.
   - На... органы?
   - Угу, - кивнул тощий наркодилер. - Почки, печень, селезёнка. Желчный пузырь... В хозяйстве всё сгодится. Дело говорю.
  Ларго сник и уронил голову на руки. Его знобило. Последняя смена вымотала так, что Ким не понимал толком, жив он или мёртв. В полутёмном бараке храпело полсотни человек, но к Ларго сон не шёл. В голову лезли идиотские мысли. Возглавляла список идея отрубить руку с вшитым парализующим чипом и дать дёру. А что? Не так уж и безумно, как кажется на первый взгляд. Надсмотрщики-то в штольню не суются. Там, внизу, только буровые установки да кромешная тьма. А ещё - радиация. Перед каждым спуском каторжан пичкают какими-то пилюлями, делают инъекции... Якобы для защиты. Но толку - чуть. Лео слёг после первой же смены. Неделю несчастного трепала лихорадка, а потом парень облысел и покрылся язвами. У Бугая даже до язв не дошло: три дня назад здоровяк откинулся прямо в шахте. До сих пор в узкой земляной кишке воняло его блевотиной. И всё же... Всё же, как ни опасна штольня, она - единственный шанс на спасение. Единственный...
   - Хома... - шепнул Ларго. - Как думаешь... то, что говорят про штольню - правда?
   - Что один из коридоров ведёт на поверхность? - Наркодилер потянулся, хрустнув костями. - Чёрт его знает. Людям надо во что-то верить - вот и придумали себе байку. Ты бы поспал, Легавый. Побудка скоро.
  Ким угрюмо кивнул, и Хома полез на свои нары. Через минуту храп наркодилера влился в общий хор. Вот ведь. И как ему удаётся? Пару секунд Ларго прислушивался к руладам, а потом вытянулся на спине, заложив руки за голову.
  
  Три имени, думал он. Осталось три имени.
  
  Он повторял эти имена снова и снова, как молитву. Каждую ночь, мучаясь от бессонницы. Каждый день, орудуя киркой и лопатой.
  Ларго повторял их, пока пережёвывал синтезированную перловку, вкусом напоминавшую пластик. Повторял, когда таскал неподъёмные глыбы необработанной руды к проржавевшей насквозь дрезине.
  
  Имре Хара.
  Ами Токадо.
  Ладимир Лей.
  
  Кто-то из них сломал ему жизнь. Кто-то из них превратил его в преступника, а потом - в обречённого на смерть каторжника. Кто-то из них...
  
  Имре Хара.
  Ами Токадо.
  Ладимир Лей.
  
  Ларго думал о них постоянно. Кто заинтересован в падении Кибериума? Кто охотится за акциями компании? Кто таинственный шантажист? Кто убил Нея, Реважа и Лопеса? Кто похитил Магу? Зачем? И, самое главное, на кого работает Сайрус Вик?
  
  Опять вопросы. Вопросы и вопросы. Они множились в геометрической прогрессии и не давали покоя.
  
  Имре Хара всегда поддерживал крупный бизнес. Именно его закон легализовал монополии. Кибериум и все подобные корпорации напрямую зависели от политического курса Имре. Возможно, Рольф Этингер тяготился влиянием Хара и попытался выйти из-под контроля. А политик, в свою очередь, решил наказать Кукловода. Причём так, чтобы последний уже никогда не смог поднять головы. Не исключено и вполне логично. Но зачем тогда убивать Карра, Лессера и Лопеса? Глупо. Или они тоже взбрыкнули против Имре? Странно всё это... Одно с другим не вяжется.
  
  Ами Токадо... Вот уж кому совершенно бессмысленно воевать с Кибериумом! Если Инкубатор восстановит двойную икс хромомсому, оба - и Этингер, и сам Токадо - пойдут ко дну. Но вдруг Токадо этого не боится? Вдруг всё, что он вещает по радио и с экрана - чистая правда, и эксперименты по возрождению женщин действительно ведутся? Верится слабо, но... По-сути, Инкубатор может продолжить научные изыскания в любой другой области и по-прежнему будет востребован. Такой расклад тоже нельзя исключать. Быть может, Токадо нашёл-таки способ создать жизнеспособную хромосому, а Этингер встал на пути... И, положим, не только Этингер, но и все члены правления, заинтересованные в доходах от продаж кукол. Чем не повод выйти на тропу войны?
  
  Ну а Ладимир Лей? Какой ему резон во всём этом? И откуда у него вообще акции Кибериума? Да и сам он где? А что, если Лопес прав, и Лей попросту затаился до поры до времени, чтобы подготовиться и нанести сокрушительный удар по корпорациям? Он - левый. Это вполне в их духе.
  
  Версии, версии, версии. Нет им конца. На кого же ты всё-таки работаешь, Сайрус Вик? Кому служишь? Власти, науке или идеям революции?
  Пока я гнию тут заживо, этого не узнать.
  Ларго вздохнул, повернулся на бок и закрыл глаза. Через минуту взвыл сигнал к побудке.
  
  
  Глава двадцать седьмая
  
  
  Бараки тянулись по кромке исполинского кратера. Нелепые и приземистые, они напоминали гигантские коробки из-под обуви и занимали бόльшую часть пятого яруса. Здесь же располагался плац - потрескавшийся бетонный прямоугольник, окаймлённый колючей проволокой.
  Каторжане выстроились нестройными шеренгами. Сутулые, отощавшие. В полосатых чёрно-серых робах с номерными латками на спинах. Не люди - тени.
  И я один из них, мрачно подумал Ларго, блуждая взглядом по осунувшимся лицам. Лица эти казались одинаковыми: впалые щёки, пустые глаза. Карие, серые, голубые... Голубые! Земля чуть не ушла из-под ног: среди зэков мелькнула физиономия Альебра Нея.
  Я схожу с ума, - сказал себе Ларго и основательно моргнул. Не помогло: педоватый секретарь Карра по-прежнему стоял во второй шеренге третьим справа. Стоял и смотрел.
  На него. На Ларго.
   - Гляди ж ты! - шикнул Хома в самое ухо. - Красотулю нашу на развод выгнали.
  Ларго снова моргнул и выдохнул. Чёрт! Опять спутал Лео с Альбером Неем. До чего ж они похожи. Прямо близецы-братья.
  Или это совесть надо мной издевается?
   - Он же вроде помирать собрался? - буркнул Ларго и тут же получил тычок в спину.
   - Цыц, Легавый! - Надзиратель, справедливо прозванный Кабаном, питал к нему явную слабость: знаки внимания служителя правопорядка цвели на теле Ларго сливовыми кровоподтёками. - Разводящий на плацу! Заткнули рты, сволота!
  Шепотки в рядах мигом смолкли. Тишину нарушал лишь кашель. Нехороший такой, надрывный кашель да жужжание бегущего по колючке тока.
  Вместо приветствия разводящий сморкнулся. Громко и смачно. Выразительно.
   - К-х-ха! - сказал он. - Готовы возвращать долги обществу?
  Ответом было молчание и полные ненависти взгляды.
   - Молодцы! - пронзительный голос рикошетом отразился от плаца, прокатился по ярусу и утонул в жерле Рудника.
  Экий горлопан, подумал Ларго. Наверняка его разводящим за этот талант и назначили. По званию-то парень явно не дотягивает: старший сержант всего-навсего. Зато глотка - лужёная. Кого хочешь переорёт. С таким и сирены не нужны.
   - Каждый должен делать то, что должен! - завёл разводящий. - На этом стоит и будет стоять наше...
  Дальше слушать Ларго не стал: надоело. Каждый раз одно и то же. Глаза сами отыскали Лео в толпе. Вон он. Стоит, шатается. Худой, как скелет. Бледный. Почему же он здесь, а не в лазарете? Странно...
   - Бригада сто десять! - гаркнул разводящий. - Третий ярус!
  По шеренгам побежал ропот. Знамо дело! На третьем ярусе работа - не бей лежачего: сортировка пайков, починка бушлатов, ремонт подъёмников и прочая хозяйственная дребедень. И жрачка рядом - на четвёртом. Сто десятых второй раз на этот курорт отправляют. Вот фортануло. Одно радует: бедняга Лео как раз в бригаде счастливчиков.
   - Девяностая! Шестой!
  Что ж, тоже неплохо: подготовка свинцовых контейнеров к отправке на станцию. Спину, правда, можно сорвать, зато никаких тебе ядовитых паров. Знай себе - грузи.
   - Сто четвёртая, нулевой!
  Это уже хуже. Нулевой ярус - настоящая преисподняя: там, в скальных коридорах, дышат огнём плавильни - здоровенные доменные печи. Выдержать смену в этом аду никому не под силу. Прошлый раз Ларго отключился, отпахав всего девять часов. Зато нулевикам выдают двойной паёк.
  Разводящий продолжал рявкать, раздавая назначения, как призы. Ларго украдкой глянул на Хому. Наркодилер помрачнел и насупился.
  Смекнул, видать, что нас ждёт, - усмехнулся Ларго. А сам даже не вздрогнул, когда голосистый сержант вынес приговор их бригаде:
   - Сто девятая! Ярус минус пять!
  Штольня...
   - По столовкам, арестанты, и за работу! - бросил разводящий последнее напутствие и снова сморкнулся. Не менее выразительно, чем в первый раз.
  
  Три сотни выдолбленных в скальной породе ступеней отделяли четвёртый ярус от пятого, но это расстояние казалось ничтожным, ведь путь вёл к столовым. К еде. Еда, правда, была паршивой. Не раз и не два вспоминал Ларго больничную кашу. Ту самую, которой он давился, отлёживаясь после пожара в Реважской квартире. Сколько же времени прошло с тех пор? Трудно вспомнить. Месяц? Полгода? Год? Тысяча лет? Время на Руднике течёт незаметно, ведь вместо дней здесь смены, а вместо ночей - отбой. Раньше, ещё до каторги, Ларго печалился из-за того, что никогда не видел солнца. Теперь же отдал бы многое, чтобы вновь увидеть серое небо Агломерации.
   - Ты чо не ешь? - Хома ткнул его локтем. - Не хочешь? Можно я подъем?
   - Я сам подъем, - буркнул Ларго, придвигая тарелку с баландой.
  Сегодня их потчевали бульоном с синтезированным белком и заменителем пшёнки. Видом обед напоминал дохлую медузу. Да и вкусом тоже (Ларго никогда не ел дохлых медуз, но почему-то не сомневался). Единственная радость - кусочек хлеба. Пусть искусственного, но вполне съедобного. Даже вкусного. Почти как на поверхности. Ларго размышлял, макнуть хлеб в медузу или так съесть, когда кто-то коснулся плеча.
   - Д-детектив... Ким... Можно к вам? - робко поинтересовалась копия Альбера Нея.
   - Лео? - Ларго даже поперхнулся. Что происходит? Сначала парень появился на разводе, а теперь тут - в столовой, закреплённой за сто девятой бригадой.
   - Ёу, Красотуля! Давно не виделись! - добродушно оскалился Хома и подвинулся, приглашая мальчишку сесть. - Ты чо не в лазарете? Наскучило бока пролёживать?
   - Выписали меня. - Лео втиснулся между ними.
   - То есть как... выписали? - нахмурился Ларго. - У тебя ж лучевая. А это...
   - Ошиблись они, - перебил парень и уставился в тарелку, где трепыхалась медуза из синтезированного белка. - Это вирус был. Вирус Альшера.
   - Вирус? Альшера? - Ларго глянул на Хому. Наркодилер пожал плечами. Вот ведь. А должен бы знать - санитар, как-никак, хоть и бывший.
   - Да. - Лео принялся ковырять малоаппетитное яство ложкой. - Мне сказали, иду на поправку. Сказали, организм молодой, сильный - справится. - Парень шмыгнул носом. Глаза его подозрительно заблестели.
   - А почему ты здесь-то, а не в сто десятой?
   - М-меня к вам в у-усилиение п-послали. - Бедолага всхлипнул, и слёзы побежали по бледным щекам. - В-вместо Бугая. А вас... А вас...
   - А нас направили в Штольню, - договорил Ларго. Он хотел успокоить и ободрить паренька, но не нашёл нужных слов.
   - Ну чо, други, - Хома вытер ладони о робу. - Закинемся на дорожку?
  
  
  Глава двадцать восьмая
  
  
  Рррррашх! - кирка высекла искры. Рррррашх! Снова искры, а толку чуть. Чёрт. Нужен отбойник. Ларго попытался встать половчее, но треснулся головой о каменный свод. Проклятье! Встать тут в полный рост мог только карлик. Или гном. Как те цверги из древних сказок. Ларго вытер пот со лба и поправил каску с фонарём. Луч света дёрнулся, разрезая кромешную тьму забоя. Мучительно хотелось сорвать респиратор и вдохнуть полной грудью. Но нельзя. Нельзя. Один такой вдох, и пиши - пропало.
  Ларго отбросил бесполезную кирку и вскинул левую руку. Браслет учёта показывал тройку. Плохо. До нормы ещё семь тонн. Но это ещё полбеды: на экране второго браслета высвечивалась стройная единица. Проклятье! Без отбойника никак.
  Ларго опустился на карачки и пополз, словно крот: иначе из чёртовой норы не выбраться. Надо сделать паузу, решил он. Попить, отдышаться и отобрать у Хомы отбойник. Глядишь, и дело двинется.
  
  Штрек освещался мощными фонарями, но всё равно казался тёмным. Мрачный гулкий тоннель без конца и края. Здесь, на минус пятом, его пересекало около двадцати коридоров. Одни вели к забоям, другие в тупики, третьи... Третьи обросли легендами. Кто-то говорил, что там живут чудовищные плотоядные черви размером с трамвай. Ещё ходил слух о кровожадных мутантах, в которых превратились канувшие в забоях зэки. Но самой любимой байкой была история о выходе на поверхность. Ларго мог слушать её снова и снова. Именно она натолкнула его на мысль о побеге. Мысль совершенно безумную, но такую сладкую...
  На раздаче харчей стоял Лео. Он один из всей бригады не разделся до пояса, и даже передник нацепил. Вот ведь... хозяюшка.
   - Детектив Ким! - Паренёк приветственно взмахнул половником. - Перерыв?
   - Угу, - буркнул Ларго, стягивая респиратор.
   - Вот. - Лео смочил тряпку в чане с технической водой. - Держите.
  Ларго благодарно кивнул и принялся оттирать ладони. Тряпка стала чёрной.
   - Ну как...там? - Мальчонка подал кружку. Ким осушил её одним глотком.
   - Хреново. У меня тройка, а тебе единицу зачли.
  Двойник Альбера Нея сник.
   - Не горюй. - Ларго избавился от каски и тряхнул головой. Пот лил ручьями, оставляя светлые борозды на грязном лице. - Наверстаем.
   - А если нет?
  В ход пойдут парализующие чипы.
   - Наверстаем, говорю. - Он плюхнулся на перевёрнутое ведро, служившее стулом. - Полсмены впереди. Вот только отбойник заберу... Кстати, где Хома? В забое ещё?
   - Нет, - парень мотнул головой. Волосы у него отрастали быстро. Жёлтые и мягкие, как цеплячий пух. - Он... ну... отошёл... ну... это...
   - Ссать я ходил. - Наркодилер вынырнул из ближнего коридора. Тощий торс блестел от пота, штаны съехали по самое не хочу. - Обед скоро?
   - Скоро. - Лео принялся разливать по мискам жидкий рыбный суп.
  Каторжники потянулись к полевой кухне. Все, как один, чумазые и мокрые, они выползали из нор и, шатаясь, ковыляли к самопальному столу: грандиозному сооружению из поддонов, носилок и дырявых жбанов. Зэки снимали респираторы. Жадно дышали. Пили. Всё больше молчали: на разговоры не осталось сил.
  Ларго угрюмо жевал. Лео подсунул ему часть своей порции, и Ким не стал отказываться: парень поступил правильно.
  И я поступил правильно, думал Ларго. Только это может плохо кончиться. И для Лео и для меня. Он бросил взгляд на товарищей по несчастью. Бригада у них разношерстная. Кто-то попал на Рудник по мелочёвке, некоторые утверждали, будто их подставили, но имелись и самые настоящие отморозки. Такие, например, как Перец и его прихвостни. Этот тип мотал срок за убийство, но кого, как и зачем он убил, никто не знал. Пять лет каторги превратили Перца в психопата. Агрессивного, непредсказуемого и жестокого. Правда, киркой он орудовал отменно.
  Перец перешёптывался со своими шакалами, хмуро кивая в сторону Лео, а потом встретился глазами с Ларго. Во взгляде читался приговор.
  Ким мысленно выругался. Видимо, без драки не обойдётся. Но сейчас бузить не станут, нет. Не та порода. Слишком уж много за столом тех, кого Ларго страховал, выручал, поддерживал в трудную минуту, с кем менялся сменами и дежурствами, делился скудным пайком...
  Из пятнадцати человек девять встанут за мою спину, размышлял он. Перевес не велик, но всё-таки. Против бригады Перец не попрёт.
  Тот словно прочёл его мысли. Ухмыльнулся, харкнул под ноги и поднялся, едва не опрокинув шаткий стол.
   - Пошли, - скомандовал своим и зашагал к дальнему коридору. Шакалы потрусили за вожаком. Один из них оглянулся и оскалился.
  Быть беде.
  
  Забой встретил духотой и мраком. Ларго кое-как раскорячился, готовый продолжить бой с земной твердью, но тут вспомнил, что отбойник так и остался у Хомы.
  Твою же мать! Придётся снова ползти в коридор, а оттуда топать к штреку. Вот блин. Проклиная всё и вся, Ким опустился на четвереньки и втиснулся в нору. Когда выбрался, затосковал по брошенной в забое кирке так, как никогда прежде: у выхода его встречал Перец, окружённый верной свитой.
   - Давно не виделись, Легавый.
  Караулил меня, маразота.
   - Побазарим? - Перец скрестил руки на груди. Сильные руки на мощной груди.
   - Попробуй. - Ларго стянул респиратор и прикинул, скольких из шести он завалит прежде, чем его вырубят. Троих, если повезёт. Эх, кирка моя, кирка...
   - Предъява тут тебе нарисовалась. - Перец едва заметно качнул головой, и его припотелы шагнули вперёд. Трое встали справа, двое слева. Умно. - Ты какого рожна шестёру свою на харчи определил?
   - Не твоё дело.
   - Как же, не моё? - В глазах Перца заплясали бесенята. - На харчах очередь Крыса стоять. - Он кивком указал на того, кто звался Крысом. - А ты нарушаешь. Нехорошо это, Легавый. Не по понятиям. А знаешь, что случается с теми, кто мимо понятий живёт?
  Ларго не стал дожидаться разъяснений. Ударил первым. Кулак с хрустом вмазался в Крысову челюсть. Двое накинулись сзади. Хотели скрутить. Одному Ларго врезал локтем. Хорошо так врезал. Основательно. Второго толкнул, но тут же получил под дых. Согнулся пополам, хватая ртом воздух. Припотелы накинулись скопом. Повалили на землю и принялись остервенело пинать. Ким поймал чью-то ногу. Дёрнул. Один из прихвостней повалился навзничь, но их по-прежнему оставалось слишком много. Слишком много для одного...
   - Держите его, - скомандовал Перец.
  Ларго скрутили и рывком подняли на ноги.
   - Ну что, Легавый. Пришло время тебя обуть. Что скажешь? Согласен?
  Ким плюнул Перцу в рожу. Тот хохотнул, вытираясь.
   - Он согласен, ребята!
  Ларго сопротивлялся. Сопротивлялся, как бешеный. Сопротивлялся, когда с него спустили штаны. Когда перевернули на живот и прижали к земле, уткнув лицом в грязь.
   - Не дёргайся. - Перец пристроился сзади. - Я буду нежен.
  
  
  Глава двадцать девятая
  
  
  Ларго не понял, что произошло. Просто звук. Как будто струна лопнула. Перец взвыл. Хватка ослабла. Ким тут же вырвался и вскочил. Судорожно натянул штаны. Его мучители стояли столбами, а их вожак зажимал плечо ладонью. Из-под пальцев сочилась кровь.
   - Что за беспредел в моём коридоре? - рявкнул кто-то из темноты.
   - Ч-ч-то... - прошипел Перец, корчась от боли. - Ты кто такой?
  Только теперь Ларго разглядел своего спасителя.
  Тощий старик в перепачканном белом халате. Лысину "героя" обрамляли седые космы, а глаза прятались за круглыми очками с толстенными стёклами. В руках он держал нечто, отдалённо напоминающее...арбалет.
   - Я тот, кто легко отстрелит вам яйца. - Пружинящий звук повторился, и на этот раз взвыл Крыс, согнувшись пополам. - Ах да, забыл предупредить: у болтов релидиевые наконечники. - Старик потянул за какой-то рычаг и снова взял на мушку Перца.
   - Ты что, псих? - гаркнул тот.
   - Именно, - хозяин коридора нажал на спусковой крючок.
  
  Они ушли. Перец и пять его шакалов. Не ушли даже, а убежали, изрыгая проклятья и оставляя за собой кровавый след. А Ларго словно прирос к земле, не в силах двинуться с места. Мысли в голове скакали, как черти. Что это за тип? Зачем вступился? Откуда взялся? Да ещё с арбалетом!
  Старик опустил грозное оружие и приблизился.
   - Ты цел?
  Ларго кивнул, хотя полной уверенности не испытывал: отмудохали его знатно.
   - Ты детектив из Особого отдела, верно?
  Ким похолодел и нервно сглотнул. Откуда он знает?
   - Д-да... Бывший.
   - Бывших оперов не бывает, - фыркнул дед. Ким разглядел свои отражения в его очках: две чумазые физиономии с ошалелыми голубыми глазами. - Идти сможешь?
   - Куда?
   - Не задавай глупых вопросов. Пошли.
   - Но у меня смена... - пробормотал Ларго, не слишком соображая, что говорит. Он и стоял-то с трудом. - Норма...
   - Почему два? - сухо бросил спаситель.
   - Что "два"? - растерялся Ларго.
   - Тебе что, мозги отшибли? Два учётных браслета, дубина.
   - Ах, это... - Ким грустно глянул на показатели. Они остались неизменны: три у него, и единица у Лео. - Другу помогаю. Он на харчах стоит.
   - Ах, вон оно что. - Старик вдруг резко развернулся и зашагал туда, откуда пришёл: в темноту коридора. У Ларго не осталось выбора, пришлось заковылять следом - надо же выяснить, что это за тип! - А почему он на харчах?
   - Слаб очень. Только после лазарета.
   - Слаб... - эхом отозвался дед. - А ты, стало быть, силён? Уж не из-за этого ли "друга" тебя чуть на метлу не посадили?
  Ким промолчал.
  Коридор вывел к развилке. Они повернули направо, протиснулись боком в узкую щель и оказались в тоннеле, который шёл вниз под крутым углом.
  "В лабиринтах на нижних ярусах живут исполинские черви", - вспомнились тюремные байки. Огромные плотоядные черви, зомби-мутанты, а ещё - безумцы с арбалетами...
   - На зоне закон - тундра, - бурчал спаситель, уверенно шагая сквозь мрак. - Люди, как звери. Хуже даже. Друзей заводить опасно. Но ты за браслеты не беспокойся: я их, так и быть, на себя возьму. Оба.
  Это как же, интересно, подумал Ларго, а вслух почему-то выпалил:
   - Они могут рассказать.
   - Кто? - удивился старик. - Что рассказать? Кому?
   - Те типы, которые... - Ларго передёрнуло, когда он вспомнил, что эти типы с ним чуть не сделали. - Расскажут, что видели вас.
   - Пусть болтают! Кто им поверит, зэкам-то? Появится очередная байка про нижние ярусы. И что с того?
   - И что с того... - тупо повторил Ларго. Он силился понять, что происходит, но ему, видимо, и впрямь отшибли мозги. Всё это очень походило на сон или бред. Может, всё это не по-настоящему? Может, нет никакого коридора, и безумца с арбалетом нет, а просто Хома подсыпал ему в суп какой-то своей гадости, как давно грозился?
  "Расслабиться тебе надо, Легавый, - говаривал наркодилер. - Закинуться. Хоть разок. Не повредит, дело говорю!".
   - Давай шаги считай, - скомандовал спаситель, перехватывая арбалет в другую руку. - Как дойдешь до сотни - скажешь.
  Ким начал считать. Раз, два, три, четыре... Тоннель казался бесконечным. Куда же он ведёт? К центру Земли? Через сорок шагов пришлось пригнуться. Через семьдесят каменный свод стал выше, но под ногами зачавкала зловонная жижа. На сотом шаге старик остановился. Сам. Напоминать не потребовалось.
  Тоже, видать, считал, понял Ларго.
   - Ну-ка, подержи моего красавца. - Дед вручил арбалет Киму, а сам принялся шарить по стене руками. Что-то нажал, где-то стукнул...
  Когда стена отъехала в сторону, у Ларго чуть не подкосились ноги.
  Это бред. Бред! Мне это снится.
   - Прошу в мою скромную обитель. - Старик отступил, пропуская Кима вперёд.
   - Кто вы? - не выдержал Ларго.
   - Опа! - хмыкнул тот. - Уж думал, ты и не спросишь. Сам-то не догадался?
  Ларго словно током ударило. Он заморгал, глядя на ухмыляющегося старика. Три имени...
  Не может быть. Не может!
  Три имени... У меня осталось три имени. Всего три.
  Имре Хара.
  Ами Токадо...
   - Вы Ладимир Лей, - прохрипел Ким.
   - Именно. - Старик пожал ему руку. - Заходи. Гостем будешь.
  
  
  Глава тридцатая
  
  
  Давно ли я перестал быть детективом, думал Ларго, озираясь по сторонам. Или старик прав, и бывших оперов не бывает? Глаза цеплялись за каждую деталь, за любую мелочь в обстановке обители Лея. Хотя назвать это место "скромной обителью" язык не поворачивался. Подземное убежище напоминало секретную лабораторию. И ей, по сути, и являлось. От радиации бункер защищали свинцовые пластины. В углу урчали мощные генераторы. Один основной, второй - аварийный. На длинных столах разместилась батарея разнокалиберных экранов и циферблатов, паяльных станций, неизвестных Ларго установок и прочих технических прибамбасов.
  Мага бы понял, что тут к чему.
  Восточную стену сплошняком - от земляного пола до низкого потолка - покрывали газетные вырезки. Старые пожелтевшие листы бумаги. Местами буквы истёрлись, но Киму легко удалось разобрать заголовки.
  "Особый отдел разгромил партию Левых радикалов", "Инкубатор запустил новую серию экспериментов", "Ладимир Лей приговорён к повешению", "Продукты Кибериума - шаг в будущее", "Шокирующие подробности по делу Селверуса", "Верховный суд помиловал одного из самых одиозных экстремистов"...
  Вырезок на стене имелось не меньше сотни, и Ларго хмуро скользил по ним взглядом. Мелькали заметки про Карра и Лессера, про Ами Токадо, Кукловода и даже про самого Кима: "Прославленный детектив Ларго оказался пешкой Рольфа Этингера".
   - Занятное чтиво, да? - Лей отлучался в соседний отсек и теперь вернулся. В руках он держал стакан с мутной белой жидкостью. - На вот, выпей.
   - Что это? - Ларго вспомнил историю с довоенным вином и напрягся.
   - Обезболивающее. - Старик всучил ему стакан. - Или думаешь, я спас тебя, чтобы отравить? Логично.
  Ким послушно проглотил лекарство и скосоротился: горькая вязкая гадость обожгла гортань.
   - И руку дай: укол поставлю, чтоб лучевую не подхватил. - Ладимир извлёк шприц из кармана замызганного халата.
  Ларго хотел уже воспротивиться, но подумал: зачем? Хуже-то всё равно не станет. Он сжал кулак и отвернулся.
   - Во-о-о-т, - протянул старик, вонзая иглу в вену. - Так-то оно лучше. А теперь браслеты.
   - Зачем?
   - Норму тебе подниму. Тебе и тому, что на харчах.
  Ким расстегнул ремешки, и Ладимир пристроился за лабораторным столом. Стянул очки. Надел другие. Включил лампу и согнулся, как вопросительный знак.
   - Рассказывай, - буркнул он.
   - Что рассказывать? - не понял Ларго. Боль от побоев утихла, и его клонило в сон.
   - Всё. - Лей ковырялся в браслетах длинным тонким инструментом. - Всё, что тебе известно. Расскажешь ты, расскажу и я.
  
  Ким нахмурился. Послать бы подальше этого чудака с его расспросами. Но...
  Но что я, собственно, теряю? - подумал он. Меня приговорили к смерти, а потом заперли на каторге. Зачем? Чтобы молчал... Ладимир, похоже, прошёл тот же путь. А теперь он здесь, под землёй. Живёт в бункере и шастает по тоннелям с арбалетом. Странный тип. Лей определённо знает о том, что творится наверху. И знает достаточно много. Гораздо больше, чем я. И готов этим знанием поделиться. Нет, такой шанс упускать нельзя. Никак нельзя.
  
   - Всё началось со смерти Стального Виктόра, - выпалил Ларго, переступая через сомнения. - Его убила кукла. Убила, а потом взорвалась сама...
  Ким говорил. Говорил, говорил и не мог остановиться. Его как прорвало. Слова лились, точно вода из дырявой бочки. Он рассказал о попытках замять дело, о судьбе Альбера Нея и о пропавших бумагах Карра. Поведал о визите в Кибериум и о пожаре в квартире Реважа. О похищении Маги и странном поведении дворецкого Линдона. Он выложил новому знакомцу всё. Всё, от фактов до гипотез.
  Ладимир ни разу не повернул головы, но Ларго не сомневался, что старик слушает очень внимательно. Иногда Лей задавал вопросы. Весьма толковые логичные вопросы. Иной раз молча качал головой и бухтел что-то себе под нос.
   - ... и тогда мне сообщили о помиловании, - закончил Ларго свой рассказ. Опустил глаза и уставился на сжатые кулаки. - И я оказался здесь. Меня заперли в ловушке. Навсегда...
  Он замолчал. Зажмурился и закусил губу.
  Никто не должен видеть моей слабости.
   - Готово! - воскликнул Лей и сполз с табурета. - Держи!
  Ларго принял браслеты и присвистнул: оба показывали заветную десятку. Как, черт побери, ему это удалось?
   - И ещё... - Ладимир положил руку ему на плечо. - Тебя здесь не заперли, а спрятали. Спасли от виселицы.
   - Ч-что? - Ким едва не свалился со стула.
   - Да-да, - кивнул старик. - Спасли.
  Ларго ушам не поверил. Его спасли. Спасли. Но зачем? Почему именно его? И, самое главное...
   - Кто? - хрипло спросил он, вперившись взглядом в Ладимира. Тот улыбнулся. Вполне себе дружелюбно.
   - Пришло время тебе выслушать мою историю.
  
  
  Глава тридцать первая
  
  
   - Я стоял у самых истоков, - вздохнул Ладимир, усаживаясь рядом. - Я ведь учёный. Физик. Доктор наук! Работал в Кибериуме. Этингер считал меня правой рукой. Доверенным лицом.
   - Так вот откуда у вас акции, - сообразил Ларго.
   - Именно, - кивнул старик и продолжил. - Токадо и Этингер одним миром мазаны. Трудно представить более прочный и плодотворный союз. Вдвоём они разработали кукол и систему их внедрения. Рольф взял на себя техническую сторону вопроса, а Токадо...
   - Обеспечил, чтобы двойная хромосома никогда не возродилась, - гробовым голосом изрёк Ларго.
   - Так и есть, - хмыкнул Ладимир. - Ты не первый, кто догадался.
   - Но доказать ничего не удавалось, потому что Имре Хара обеспечивал прикрытие, так?
   - Соображаешь, - похвалил Лей. - Да, ты прав. Обеспечивал, да ещё как! Они взяли Хара в долю, и он подмял под себя всё и вся. В первую очередь - СМИ. Потом - силовые структуры. А чтобы спрос на кукол оставался стабильным, раздул настоящий крестовый поход против мужеложства. Здесь-то и понадобился Милос Карр с его Обществом защитников морали.
   - А Лессер и Лопес? - нахмурился Ларго. - Какая у них роль?
   - О! Это отдельная песня. - Старик снял очки и потёр глаза. Усталые и блёклые. Сколько же ему лет? - Токадо и Этингер никогда не останавливались на достигнутом, - промолвил он и водрузил громоздкие окуляры обратно на нос. - Когда производство кукол было налажено, они загорелись новой идеей. Кошмарной идеей...
   - Какой же? - Ларго казалось, он сгорит изнутри, если не узнает всё и сразу.
   - Решили создать сверхчеловека. - Ладимир понизил голос. Лицо его помрачнело. - Бессмертного неуязвимого сверхчеловека, не способного чувствовать боль. Такого, которому не страшны ни радиация, ни вирусы, ни старость.
   - Зачем?
   - Чтобы переселить в него свой разум и жить вечно.
  Ким вздрогнул. Неужели такое возможно?
   - Они возомнили себя богами, - Ладимир тряхнул седой головой. - Но это ещё не всё... Токадо разработал систему оскопления сознания.
   - Оскопления? - Что за жуткое название. - Это как?
   - Технические подробности я опущу, а то разговор наш затянется на сутки. Но в целом это... ну... - Лей, похоже, никак не мог подобрать нужные слова. Ларго терпеливо ждал. - Особое нейрохирургическое воздействие на одну из долей мозга. Человек, по сути, остаётся человеком, но рассудок его полностью подчиняется хозяину. Или хозяевам.
   - Они что, хотели создать рабов?
   - Именно, - сказал Лей, и в усталых глазах за толстыми стёклами вспыхнула ярость. - Сверхрабов для сверхлюдей. Сверхрабов, способных ментально получать приказы на расстоянии в тысячу миль и беспрекословно выполнять их.
  Ларго вдруг стало холодно, и он поёжился. Неужели Этингеру и Токадо оказалось мало той власти, которую они обрели, сделав мир бесполым? Они решили превратить в рабов... кого? Всех?
   - Для опытов им требовался...кхм... материал, - Ладимир запнулся, но Ким и так всё понял. Люди... - Токадо не мог брать младенцев из Инкубатора: у них ещё не сформирована личность. Этингер предложил ставить эксперименты на каторжниках, но Ами воспротивился.
   - Почему?
   - Слишком рискованно и затратно, - объяснил Лей. - На Руднике кадровая текучка: подкупишь одного начальника, а завтра его место займёт другой. Ненадёжно. К тому же... Рудник - единственное место, куда не распространяется власть Имре Хара. - Ладимир выразительно посмотрел на Кима. "Да-да, - говорил его взгляд. - Поэтому тебя сюда и запрятали".
   - Тогда и подключился Лессер, - продолжил старик после паузы. - Чёртов психопат издевался над подчинёнными и все об этом знали. Знали и молчали. Виктόр придумал весьма занятный "штраф": отправлял провинившихся к Токадо. Оттуда они уже не возвращались. Но это не единственный источник материала. Имелся ещё один.
   - Какой? - Ларго обратился в слух, но Ладимир отвечать отказался:
   - Пока не скажу, - заявил он твёрдо и дожал: - Пока. Всему своё время.
  Не доверяет до конца, понял Ким. Чудной старик. И так уже столько секретов открыл, мир перевернуть хватит. И тут вдруг: "Не скажу"... Что же это за тайна такая?
   - Дело ваше, - равнодушно бросил он. От откровений Лея голова шла кругом. Курить хотелось, как никогда. - Расскажите про Лопеса. Кто он в этой схеме?
   - Всё то же, как и всегда, - хмыкнул Ладимир. - Наркобарон! - и уже серьёзно добавил: - Для опытов по оскоплению рассудка нужен ультроней. И не просто, а в огромных количествах. Лопес поставлял наркотик и не задавал лишних вопросов.
  Ларго нахмурился. Да уж. Ради такой информации стоило попасть на каторгу. Все кусочки пазла легли на свои... Стоп! Не все!
   - Кто такой Сайрус Вик? - выпалил он.
   - Не имею ни малейшего понятия, - глухо отозвался Лей. - Выяснить это предстоит тебе.
   - Мне?
   - Именно. Ты один знаешь его в лицо.
   - Но как я... - начал Ларго.
   - Погоди! - одёрнул старик. - Я ещё не закончил. Ты ведь хочешь узнать, кто спас тебя от виселицы? Так вот слушай. Мы расстались с Этингером врагами: я выступал против экспериментов над людьми, а Рольф и слушать ничего не хотел. Упёрся, как баран. Оказалось, я не один в курсе махинаций этих воротил: единомышленники нашлись довольно быстро. Так родилась наша партия. Партия Левых радикалов. А я стал её формальным лидером.
   - Формальным?
   - Да, - усмехнулся Ладимир. - "Лидер верхушки айсберга" - так меня прозвали. Но у нас имелась Боевая организация - закрытая секретная структура. Вся реальная сила находилась в её руках. Возглавлял её Рыжий Пит - человек бешеного нрава и твердокаменных принципов. Когда партию разгромили, боевики залегли на дно. Затаились. Но когда я оказался на Руднике - тут же вышли на связь. Это они оборудовали бункер, а меня сделали "Хранителем врат", как выразился Пит. Недавно я получил от него разнарядку: вытащить тебя с каторги. От виселицы, кстати, тоже он уберёг. Как - не спрашивай: у Пита длинные руки. - Ладимир поднялся, крякнул и отошёл к столу. Выдвинул верхний ящик. - Он хочет, чтобы ты присоединился к боевикам. Это главное условие.
   - Я понял, - прохрипел Ларго, а внутри всё сжалось. Мне помогут бежать!
  Лей тем временем вернулся.
   - Вот. - Протянул старое выцветшее фото. - Это мы с Питом на митинге. Запомни лицо человека, которому обязан жизнью, чтобы никто не мог ввести тебя в заблуждение. А теперь запоминай...
  Ладимир перешёл к инструкциям, но Ким слушал вполуха. Он словно окаменел. Волосы на затылке встали дыбом. К горлу подкатил ком.
  С карточки на него глядели лихие удальцы. Они стояли, обнявшись за плечи, на фоне чёрного флага. По очкам и намечающейся лысине Ларго без труда узнал Ладимира Лея. А второй...
  Как? Как такое возможно?
  Медноволосый и крупный, как боров. С глазами, не утратившими ещё своей яркости...
  Частенько мы совсем не знаем людей, с которыми работаем бок о бок.
  Ларго нервно сглотнул. С фото ему улыбался... комиссар Петер Реваж.
  
  
  Глава тридцать вторая
  
  
  Всё изменилось. Стало другим. Точнее, на первый взгляд всё осталось, как прежде: и бездонный кратер Рудника, и изматывающие смены, и безвкусная пища, и жёсткая, кишащая паразитами вагонка и тычки надзирателей. Но... Теперь Ларго смотрел на всё иначе. Словно со стороны. С тех пор, как в сердце поселилась надежда, мысли витали далеко от каторги.
  "Не привлекай лишнего внимания, - напутствовал Лей. - Веди себя, как обычно. Нам нужна неделя, чтобы подготовить побег". Неделя. Всего неделя! По сравнению с изнуряющими, полными безысходного отчаяния месяцами - это всего лишь краткий миг. Неделя...
  О том, что будет дальше, Ларго запретил себе думать. Главное сейчас, чтобы всё прошло гладко. А там, хоть трава не расти.
  Меня вытащат отсюда. Вытащат, - повторял себе Ким снова и снова. Когда он задумывался, кто именно его вытащит, неприятно сосало под ложечкой.
  Реваж...
  Частенько мы совсем не знаем людей, с которыми работаем бок о бок.
  Реваж.
  С ума можно сойти! Петер Реваж - комиссар Особого отдела, несдержанный на язык самодур и известный выпивоха - глава боевой ячейки левых экстремистов! Вот так конспирация! Ларго никогда бы не поверил, если бы не увидел фото своими глазами. И ещё... Та фраза Лея, брошенная вскользь. Как он сказал? "Недавно я получил от Пита разнарядку". Недавно... Стало быть, Реваж жив. Жив, старый чёрт! Ким улыбнулся своим мыслям.
   - Что лыбишься, Легавый? А ну работай! - гаркнул надзиратель. Не Кабан - тот бы сразу врезал - но не многим лучше.
  Ларго ответил равнодушным взглядом, подхватил свинцовый контейнер и, едва не переломившись под тяжестью, поволок к транспортёру.
  Неделя. Ждать осталось всего неделю!
  "Смотри не выдай себя, - предупреждал Ладимир. - И никому ни полслова! Ни даже намёка! Никому!".
  Никому ни полслова. Ким крепко это усвоил и теперь больше молчал. Молча отрабатывал норму, молча сносил издёвки надзирателей, молча съездил Перцу по роже, когда тот снова к нему полез. Молчание это, как назло, всё же привлекло ненужное внимание.
   - Детектив Ким... Что-то случилось? - Лео, как всегда, робел, краснел и запинался. Парня окончательно закрепили за сто девятой, и теперь он на законных основаниях сидел между Ларго и Хомой в бригадной столовой.
   - Всё в порядке. - Скоро я свалю отсюда, парень. - А что?
   - Просто... - мальчишка замялся. - Тот громила... Перец... он... ну...
   - Что "ну"? - Киму было плевать на всё. А на Перца - в первую очередь.
   - Ну... болтает он всякие гадости. - Лео стал пунцовым. - А вы... такой странный в последнее время, что я подумал... Подумал... Он что... обидел вас?
   - Кха! - Хома поперхнулся фальшивой перловкой. - Обидел! Ишь, слово-то какое выдумал! Говорил бы прямо. А ты что? Взревновал, Красотуля?
  Парнишка потупился, а Ларго метнул на наркодилера хмурый взгляд: дать бы ему подзатыльник. Да поувесистей.
   "Не привлекай лишнего внимания".
   - Да брось, Легавый! - хохотнул тот. - Чо глядишь волком? Совсем ничего не замечаешь? Красавчик наш по тебе сохнет. Извёлся весь. Дело говорю! - он торжественно макнул хлеб в миску и отправил в рот. Облизал пальцы.
  Лео закусил пухлую губу и покраснел ещё сильнее, а у Кима внутри всё захолодело: неужели правда? Чёрт! Этого ещё не хватало.
   - Заткнул бы ты пасть, Хома, - рыкнул он и накрыл рукой узкую ладонь. - Эй, Лео. Не слушай дурака, он...
   - Я просто помочь хотел! - выпалил мальчишка, вскинув голову. - Поддержать. Так обычно друзья поступают.
  Друзья? Надо же... Он что, считает меня другом? - удивился Ларго, глядя в блестящие синие глаза. Что ж, тем хуже для него. Через пять дней я исчезну, и парень совсем один останется. Бедолага... От Хомы он не дождётся ни защиты, ни помощи. И тогда...
   - Арестанты! - проревел бригадный старшина, сбивая с мысли. - В шеренгу по двое стро-о-о-ойсь!
  
  Бригаду отправили на шестой ярус. Опять. Ларго запаивал и тягал контейнеры, глубоко погрузившись в раздумья. Из головы не шла схема, чётко очерченная Ладимиром Леем. Получается, эти шестеро: Этингер, Токадо, Карр, Лессер, Хара и Лопес - были крепко связаны. Нуждались друг в друге. А теперь трое из них мертвы. Почему? С какой стати единство воротил дало трещину? Акции Карра, Лессера и, судя по всему, Лопеса вернулись к Этингеру. Мог ли он убрать членов правления? Мог. Но зачем? Чем эта троица прогневала Кукловода? Их шантажировали, прикинул Ким. Хотели выкупить акции. Вот и ответ. Рольф не мог допустить, чтобы ценные бумаги попали... к кому?
  К Сайрусу Вику.
  Ох уж этот Вик! - Ларго распрямился, хрустнув суставами, и ухватил следующий ящик. - Всё к нему сводится. Но Сайрус - всего лишь подставное лицо. Всего лишь... Ким дотащил контейнер до транспортёра, поставил и... замер. Он вдруг вспомнил дело Селверуса. Вспомнил так отчетливо, словно закрыл его только вчера. Это был громкий процесс. Маститого банкира обвинили в крупном хищении. Всё свидетельствовало против Селверуса: показания, улики, бумаги - абсолютно всё. Его адвокат - как говорили, лучший из лучших - подозрительно быстро опустил руки. Но Ларго не сдавался. Он буквально вытащил Селверуса из петли. Как выяснилось, все махинации проворачивал один из банковских клерков - маленький незаметный человечек.
  Так может и Сайрус ведёт свою собственную игру? Эх! Знать бы, кто он. Тогда всё стало бы намного проще.
   - Эй! Ким! - Хома бежал к нему, размахивая руками. Ларго сразу понял - что-то стряслось: наркодилер никогда прежде не называл его по имени. - С Красотулуей нашей беда.
  
  Ким примчался в лазарет сразу, как отработал норму. Раньше никак не отпускали. Лео лежал, уткнувшись носом в подушку. Ларго присел рядом. Коснулся плеча. Парень дёрнулся, пытаясь отстраниться, но Ким развернул его к себе. Лицо превратилось в один сплошной синяк. Разбитые губы распухли. Глаза заплыли.
   - Лео... - прошептал Ларго. Мальчишка конвульсивно дёрнулся, натянул простыню до самого подбородка и разрыдался.
  Перец, собака! Руки сжались в кулаки до хруста. Тварь!
   - Лео... мне так жаль. - Ничего глупее, пожалуй, и не скажешь.
   - Они говорили, что теперь всегда будут делать со мной...это... - еле слышно прошептал паренёк. - Все они...
  Ларго стиснул зубы.
  "Я хотел помочь. Поддержать. Так обычно друзья поступают".
  "Никому ни полслова. Ни даже намёка. Никому!".
  "Они всегда будут делать со мной это. Все они"...
  Лео не выдержит, понял Ларго, глядя на тщедушное тельце под простынёй. Не продержится тут и месяца без меня. Эти подонки его угробят.
  "Так обычно поступают друзья".
  "Никому ни слова!".
  Ким зажмурился и нервно сглотнул. Что ж, ему ли привыкать? Сначала Альбер Ней, потом Мага, теперь Лео...
  Ещё одна жизнь на моей совести.
  Нет. Нет... Нет!
   - Нет, Лео, - прохрипел Ким. Он принял решение. - Не будут.
  Мальчишка всхлипнул и уставился на него. В глазах мелькнула робкая надежда.
   - Я вытащу тебя отсюда.
   - Ч-что?
   - Слушай меня внимательно.
  
Оценка: 7.69*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"