Ханов Андрей Владимирович: другие произведения.

Secret War: Sirit of time

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение книги "Масса на расстояние": 800+ страниц о семиотике и дискурсивном анализе култьуры, искусства, науки, новых технологий, постмодернизме и прочее


   Andrei Khanov
  
  
  
  
   Секретнная война:
   Дух времени
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   No 2019 - Андрей Ханов
  
  
   В тексте сохранены авторские орфография и пунктуация.
  
  
  
   Об авторе. Андрей Ханов. Арт-блокчейн художник и философ-постмодернист. Москва, Российская Федерация.
  
   О книге. Продолжение книги "Масса на расстояние"
  
   Содержание:
  
   Art and Law to create Cultural Heritage
   О цвете. Как работать с цветом?
   Одержимость
   Пчеловечность (основы постмодернизма)
   Книга неомертвых
   О цвете
   Образ случайности в теории познания и в живописи
   Арт-блокчейн Евангелие (очерк теории концепта)
   Что такое арт-блокчейн?
   Звёзды - дырки в небе от рогов спятившего единорога
   Внутри слов что то есть
   Мистерия сферы и небес
   Будущее, как следующее
   Арт-коин. Новый шифр искусства
   Жизнь и смерть новосферы
   Мышление человека - механизм адаптации сознания к самому себе
   Такое завтра было еще вчера
   Концепция выставки. "Новые знаки"
   Как писать Артист стейтмент?
   Евангелие от Компьютера
   Метафора будущего, как свободы от дискурса - Потерянный нулевой блок мышления - Блокчейн арт хакатон 2.0 - Арт программа киевского международного экономического форума 2018
   От музыки цвета к Евангелию от компьютера (1704-2018)
   Блокчейн-арт шаманизм. Размышление о пост-постмодернистской верификации информации
   Числа, компьютеры, постмодернизм и искусство
   БЛОКЧЕЙН АРТ И ДИГИТАЛЬНОСТЬ
   Вскрытие и воскрешение "трупа" постмодернизма
  
   _ _ _
  
   Art and Law to create Cultural Heritage
  
   Андрей Ханов. Арт-блокчейн художник и философ-постмодернист. Москва, Российская Федерация.
   Связь блокчейн, искусства, права, ценности и достоверности культурного наследия. Питч на саммите, посвящённом этим темам и их единству, Ламасол, Республика Кипр.
   _ _ _
   Культурное наследие связано с признанием той или иной ценности или подлинности объекта. Подлинность и ценность признаются мышлением человека. Поэтому, культурное наследие - отражает важную часть субъективного мышления человека.
   Часть первая - контекст.
   Мы - пока ещё - живём в эту духовного противостояния постмодерна и постмодернизма, Хайдеггеровского "DasMan" и "DasEin", мышления современника (contemporary) и мышления о современности (modern), что не одно и тоже. Первое - фантазия, по-русски: "не здесь и не сейчас", по английски: "в мире современника" (in contemprorary world), это и есть "симулякр" - постмодерн, подделка чувства объекта поверхностными признаками его имени. Второе, по-русски: "здесь и сейчас", по английски: "на расстоянии вытянутой руки". Письмом Российского министра культуры учреждениям культуры, в 2017 году, различия этих терминов в России - отменены. Сложно комментировать это решение, так, как, без различия понятий modernity и contemprorary - их противостояние невозможно. На мой взгляд, это отрицание разумности человека.
   Картину мира современника усложняет рынок, который, опять же, с постмодернистской точки зрения, есть матрица поверхностных имен чувств потребителя, в которую его заключает барыга, он-же литератор. Потому, что он показывает потребителю лишь то, что способен сам контролировать. И, это ещё один способ манипуляции мышлением современника: литература самой жизни, когда смысл художественного произведения покинул объект (картину) и растворился в пространстве социальных отношений вокруг неё.
   Сейчас нам сложно судить о причине этой революции, произошедшей с представлениями современника о смысловым пространством картины, возможно этому способствовал перформанс. Когда предмет утратил права на своё внутреннее значение по отношению к воздействию на зрителя, смысл картины - не более чем, абстракция, побуждающая зрителя находить свои собственные смыслы, картина лишь указывает на такой забытый изначальный смысл, как семиотический знак. Воодушевляет надевать на неё одежды совершенно других смыслов и верить, что картина обладала ими изначально. Эта лавка старьевщика и храниться музеем под видом картины. Замечательный греческий художник Янис Кунелис изобразил это метафорой кладовки в галерее, в которой как попало свалены осколки античных статуй. Стены пусты. Культурное наследие изолировано от современности. Достоверность мысли забыта. Таких примеров можно привести множество, но все они пятидесятилетней давности, пора заполнить стены новыми метафорами. Но почему стены? Может быть - небо над нашими головами? Вам ещё не надоели звезды и облака? Может быть их заменить чем-то более актуальным?
   При этом, теперь очевидно, что зритель не считывает подлинных смыслов - как знаков - картины, но жаждет получать простые, и понятные ему интуитивно, имена своих собственных чувств этого художественного произведения. Так устроено мышление потребителя имен чувств. И такие имена его чувств, раньше произносил куратор выставки, но и куратор - тоже человек, ему необходимо зарабатывать деньги, чтобы кормить свою семью. Куратор может соврать и сказать вовсе не то, что лучше поймёт зритель, а то, что сказать ему - выгодно экономически.
   Деятель рынка, например галерист или организатор арт-ярмарки, извлечение прибыли для которого - главная цель, подделывает рассказы куратора уже своим собственным перформансом, что и есть "литература жизни", демонстрируя зрителю только те, поверхностные признаки картины, которые позволяют ему заработать. Не всегда это происходит осознано, что не меняет схемы. Полезно то, что понятно. Непонятное - бесполезно. А понятно только простейшее. По сути, в культуре современника (общество потребления), картиной стал авторитет галериста или авторитет эксперта. Место, где она выставлена. Что именно, при этом, демонстрируется зрителю - не имеет никакого значения, зритель верит только тому, что сам чувствует, а чувствует он только то, что видит. Социальный статус. Этим полем зрения зрителя можно манипулировать. Что и есть симулякр постмодерна.
   Но, с точки зрения постмодернистской теории мышления: и постмодерн и постмодернизм, и рынок и общество потребления, и куратор и эксперт, и ещё многое что - просто дискурсы, фундаментальные варианты сочетания базовых элементов мышления человека. Все они равноценны, и подлинная ценность или единственно ценная подлинность - в выходе из их плена.
   Термин "дискурс" ввёл Фома Аквинский в 13 веке для обозначения процесса разворачивания мышления от этапа к этапу. Так он интерпретировал теорию частей речи Платона: один человек лучше других чувствует трансцендентную идею смутной, другой - лучше называет имя такого чувства идеи, третий - даёт точное словесное определение такому имени чувства, четвёртый - лучше понимает концепцию имени чувства из её рисунка и пятый - считает своё понимание формы, смысла и значения идеи - самой идеей. Редкий человек обладает всеми пятью базовыми качествами мышления. Все люди разные. Это путь познания. Как движение мысли по часовой стрелке в привычном нам направлении.
   Обратное движение мысли, как отражение в зеркале, против часовой стрелки - есть опыт непосредственного ощущения идей: он начинается с осознанности идеи конкретной, то есть - частью самой жизни, далее следует непосредственное (сверхчувственное или просто не такое, как привычное чувство, нечто иное, внутреннее зрение) ощущение идеи, это ощущение возможно нарисовать и сказать о таком рисунке словами. Когда такие слова кажутся равными осознанности, круг замыкается. Это обратное направление мысли Фома Аквинский назвал холизмом, интуитивным схватыванием целого, в духе Аристотеля. Но слово интуиция, здесь не на своём месте, интуитивно можно понимать чувство идеи его именем, но не ощущать саму идею. Правильно сказать - непосредственное ощущение идеи конкретной, то есть - частью жизни.
   Оба направления мысли заводят в тупик иллюзии об объекте чувств и ощущений, сейчас мы скажем - в тупик симулякра, хотя симулякр есть упрощение, а здесь речь о тупике высшего познания и высшего опыта, но пусть будет сверх-симулякр. И, единственный путь к достоверности высказываний человека - в соединении обоих высших уровней обоих методов мышления - непротиворечивым единством, что и есть христианская Благодать, исламская Барака, иудейский Закон, буддистское просветление, чудесное неуловимое Дао - дзен и даосизма, конфуцианско-пифагорейская гармония четырёх из пяти стихий, созерцание идей Платона, эфир достоверности Аристотеля, из которого - по его убеждению - и соткана сфера неподвижных звёзд. Когда человек говорит достоверно, его собеседник - Бог этой сферы, а когда человек говорит недостоверно, он и сам не понимает, что говорит. Бога глупости - не существует. С постмодернистской точки зрения, именно эту ясность мысли и утратил современник, оказавшись в плену поверхностных признаков имен своих чувств идей, которыми кто-то всегда манипулирует, причём - только себе во благо. Это и есть общество потребления, отсутствие концепта, как непротиворечивого единства познания и опыта.
   Современная постмодернистская теория дискурса признает равную ценность всех траекторий мысли от этапа к этапу, которых 8. Возможных вариантов сочетаний 8 элементов в саму мысль - 4096, что определяет многообразие социальных отношений. Все они "тюрьма мысли", цель мышления - вырваться из такой матрицы. Четыре элемента дискурса определены Жаком Лаканом в 1970, это просто названные другими словами четыре стадии речи Платона: 1 - концепт, композиция, сама картина, стремление к единству трёх прочих частей психики, непреодолимое желание к такому единству или наслаждение; 2 - символ (имя чувства идеи или концепция такого имени); 3 - само чувство идеи; 4 - понимание концепции имени чувства из её рисунка. Пятая стадия речи - иллюзия тождественности понимания рисунка концепции имени чувства идеи и самой идеи - в постмодернизме - не рассматривается. Все такие истины - с его точки зрения - ложны. Другие четыре элемента - просто отсутствие в мысли перечисленных выше элементов. Это можно понять, сравнив пространство мышления с пространством цвета RGB, отсутствие в цвете того или иного качества приводит к инверсии цвета (CMYK).
   Отсутствие белого умозаключения (концепта) - есть чёрное переживание. Отсутствие красного интуитивного понимания - голубой, любовь, гармония символического и воображаемого, отсутствие зеленого чувства или воображения - фиолетовое, ненависть интуитивно понятного по отношению к символическому или коллаборация, выталкивание такого протеста в область бессознательного, причина невроза, отсутствие синего символического - жёлтое невежество. Так же, как реальный цвет есть некоторое сочетание этих базовых цветов, мысль человека - есть невидимые сочетания, скрытых за этими терминами стихий мышления или стадий речи.
   Дискурс - это просто полный набор всех четырёх качеств, что можно представить как серый цвет. Прагма в семиотике.
   Как серое можно получить множеством различных способов, сочетая базовые цвета в разной очерёдности, так же и самодостаточности мышления можно добиться различными дискурсами. Все дискурсы приводят к одному и тому же результату, но проходят по разным путям. Если мысль можно представить сочетанием четырёх цифр, то дискурс - полный набор всех четырёх цифр. Без учёта отрицательных значений это: 1234, 1243, 1324, 1342, 1423, 1432, 2134, 2143, 2314, 2341, 2413, 2431, 3124, 3142, 3214, 3241, 3412, 3421, 4123, 4132, 4213, 4231, 4312, 4321. С учётом отрицательных значений - дискурсов 48. Но недискурсивных сочетаний четырёх цифр - гораздо больше.
   Дискурс также можно представить сочетанием двух аспектов мышления: речи и сна. Мысль человека дискурсивна, когда речь дополняет сон. Положительных вариантов сна и речи - базовых полудискурсов - 16: 11, 12, 13, 14, 21, 22, 23, 24, 31, 32, 33, 34, 41, 42, 43, 44. С учётом отрицательных значений - 64. Одна речь, как и один только сон не могут выразить мысль полно, потому, что сама мысль и есть их единство. Как 12/34. Каким-то чудом, мы иногда понимаем, что хотим сказать.
   Постмодернизм, во всех своих национальных вариантах признает существование множества дискурсов - фактом, история человечества и его искусство в теориях Жака Лакана и Юбера Дамиша - объяснены конкуренцией дискурсов. Социальную сферу человечества также возможно представить пространством всевозможных мыслей, некоторые из которых дискурсивны, то есть самодостаточны, потому - являются точками притяжения всех остальных. Каждый дискурс представлен социальной институций, тусовкой, российский социолог Симон Кордонский называет их сословиями и видит главную социальную проблему нашей страны в патовой конкуренции сословий. Когда сословиям договориться невозможно - им требуется верховный арбитр - Кремль. Но и у Кремля много башен.
   Постмодернизм призывает искать новый мост над бездной непонимания людьми друг друга и человеком самого себя. Это концепция Конфуция: гармония стихий мышления, как пересечение двух из пяти лучей пентаграммы. Это первоначальное определение правила золотого сечения. Постмодернизм лишь изменил термины: конфуцианское желание человека поделиться своим духовным открытием (концептом) - стихия земли, натыкается как на препятствие - на конфуцианский обычай, стихию огня, нежелание этого самого человека слушать подобные откровения других людей, но - гармония (согласно учению Конфуция) - в единстве обоих взглядов. В терминологии постмодернизма - это консенсус творческой иронии, как желания переписать все словари, реконструировать забытое знание о структуре мышления и общечеловеческой солидарностью. Сам постмодернизм - можно связать с иронией, тогда постмодерн - конкуренция сословий - это есть сведение иронии к обычаю.
   Адептам противоположных типов мышления необходимо договориться, не смотря на все различия дискурсивных точек зрения, просто потому, что все мы - люди, то есть - те существа, которые считают себя разумными, - иначе человечество ждёт катастрофа: гипотеза нашей разумности в глазах природы - не подтвердится. Нас сменит искусственный интеллект, который решит проблему многообразия наших мыслей - гораздо быстрее нас самих и человек природе просто не будет нужен. Возможно, перед лицом такой опасности мы действительно объединимся и совместно преодолеем свои предубеждения относительно чужих дискурсов?
   Часть вторая. Проблема культурного наследия и блокчейн.
   Погрузившись в постмодернистский контекст проблемы - вернёмся к вопросу признания культурного наследия. Вопрос признания объекта ценным и подлинным связан с поиском консенсуса различных человеческих точек зрения, дискурсов: интеллектуальных, житейско-обыденных, коммерческих, творческих и так далее, конкурирующих друг с другом за роль верховного судьи смысла объекта. Никто не может выполнять эту роль, так, как любая такая точка зрения - лишь один из дискурсов. Но, выполняет, искажая реальность.
   Технология блокчейн - изначально постмодернизм, это решение вечной проблемы достоверности мысли человека - подменой её невероятно сложной (многовариантной) и абсурдной математической задачей вычисления шифра - хеша (биткоина). Эта задача сформулирована Сатощи Накамото - таким образом, что используя все вычислительные ресурсы человечества, её не решить чаще, чем раз в пятнадцать минут. На это время, решивший задачу компьютер - назначается главным нотариусом планеты и за его владелец (владелец найденного им шифра - биткоина) - за плату готов вносить в неподлелываемый общечеловеческий реестр фактов - любую запись. Противоборство дискурсов можно рассматривать попыткой подделки такого изначально достоверного факта его социальным смыслом. Непосредственная фиксация фактов (авторских прав, сделок, любых записей) - лишает дискурсивные институции возможности вмешиваться в процесс, подделывая эти факты себе во благо. Возникает параллельная социальная сфера факта, что опять семиотическая прагма. А постмодернизм - это неопрагматизм.
   Семиотический знак 1893 года (состоящий из трёх вариантов сочетания трёх элементов мысли: форма идеи, интерпретация (смысл) этой формы идеи и степень достоверности означения изначальной идеи её смысло-формой, в трёх вариантах: икона, прагма, символ) - в постмодернизме - после 1970 - рассматривается не конечным итогом мысли, то есть - её концептом, как было в 12 веке, но рядовым элементом майнинга нового непротиворечивого единства уже четырёх элементов. И каждый раз, когда такое единство найдено, задача усложняется. Что подобно технологии вычисления биткоина мышления. Ясность мысли и есть подлинная редкость, а значит её можно использовать в качестве денег. Но это не так, деньги есть подделка достоверности поверхностным признаком. В этом контексте, признание объекта культурным наследием - можно рассматривать майнингом такого его значения. Но, этот майнинг - до 2009 года - выполняли не труженики блокчейна (майнеры, цифровые шахтёры), но сама социальная сфера. Коллективный разум, который с точки зрения постмодернизма - неразумен. И это было не определением достоверности или ценности памятника, а конкуренцией скрытых частных интересов. После 2009 года задача поиска достоверности мысли человека была отделена от его социальности. Что безусловно - благо. Но, при этом у блокчейн-технологии есть и множество существенных недостатоков:
   1) Математических задач, подобных вычислению биткоина - можно придумать сколько угодно. Криптовалют сейчас уже сотни. Ими можно играть на бирже.
   2) Факт записи в реестр стоит денег, что уже дискриминация дискурсом денег, и первым делом необходимо сделать эту технологию бесплатной и общедоступной.
   3) Невозможно подделать блокчейн-файл (реестр фактов), но можно подделать Веру человека в такую достоверность: торговать марками, якобы удостоверяющими факт или лишь намерение внести запись в файл, как фьючерсами, и такие марки-подделки тоже могут быть поддельными.
   4) Так-же, можно подделать Веру в достоверность, которую даёт сама блокчейн-технология - пустыми разговорами о блокчйен. Саммитами, конференциями, новыми академиями, стартапами, единственная цель которых - заключить чувственность их слушателей в пространстве поверхностных признаков их собственных чувств идеи блокчейн смутной. Блокчейн-верификация картины не делает её картиной. Это верификация иллюзии. И арт-блокчейн, как крипто-концептуализм, крипто-психоделия или крипто-постмодернизм - высмеивают такую подделку, доводят её до абсурда. Но есть и крипто-китч. Его больше.
   В итоге - в решении вопроса достоверности - с приходом блокчейн-технологии - ничего не изменилось и теория мышления человека Платона по прежнему актуальна. Компьютеры не умеют мыслить, но умеют имитировать человеческую же имитацию мышления. Без оцифрования дискурса человека (что и есть Искусственный интеллект) и регистрации фактов дискурсивного мышления - проблему достоверности не решить. Социальные сети позволяют считывать дискурс с высказываний человека. Это просто развитие смайликов.
   Новый биткоин будущего - ясность мысли - редкое событие социальной сферы, уже визуализированной - как воображаемые небеса, окружающие планету, та самая сфера достоверности мысли Аристотеля, сфера факта борьбы дискурсов друг с другом или, если заглянуть ещё дальше - факт преодоления дискурса и разрушение воображаемой сферы, "рухнувшие небеса", осколки которых, как артефакты погибших цивилизаций - и есть следы прежней достоверности мысли. Культурное наследие.
   Мысль человека трансцендента и невидима, необходима метафора, чтобы зафиксировать её. Сейчас на смену таким вещественным артефактам приходят Виртуальные. Если виртуальная реальность есть - иконическая (буквальная) форма идеи технологии будущего, то блокчейн есть символическая форма ровно того же самого. Ни смысла ни значения этой формы идеи - сами технологии не содержат, мы сами интерпретируем формы этих идей и сами определяем степень достоверности соответствия наших собственных ментальных конструкций идеям будущего. Все это только начало, скоро и сам блокчейн придётся сохранять, как редкое культурное наследие, как островок посреди хаоса обмана виртуальной реальностью. Поэтому, подлинным объектом культурного наследия - по прежнему - является редкая ясность мысли об устройстве самой нашей мысли.
   Часть третья. Контуры нового понимания культурного наследия в будущем. Контуры нового понимания блокчейн-технологии.
   Семиотических знаков - 27, а типов таких знаков только 10, как в матрице целевых аудиторий в маркетинге или в ядерной физике 1960 года, это матрица субатомных частиц (адронов), как сочетания трёх чисел (кварков: u, d, s) - трёх осей абстрактного цвета физиков, которым они обозначили фундаментальные взаимодействия. Но, подобных примеров семиотики искусства, цвета, музыки, культуры, науки, литературы, любого языка, в том числе и не человеческого - можно привести множество. Семиотический знак есть концепт противоположных друг другу формы, смысла и значения. Вариантов их сочетаний множество и ценность всех вариантов - одинаково невысока. Значение имеют только цепочки знаков, все более и более усложняющиеся и удлиняющиеся.
   В постмодернистской теории дискурса семиотический знак рассматривается четвёртым, рядовым элементом майнинга представлений о пространстве мышления человека. Дискурс - это двойной набор шифра, как в биткоине: предыдущий концепт и текущий, это защищает от подделки и одновременно сокращает саму запись мысли. Текущий блок отсылает к предыдущему и так далее, вплоть до потерянного нулевого блока. Ложная истина постмодерна - есть просто обрыв цепочек знаков мышления, а постмодернизм - есть продолжение этих цепочек мысли с любого места обрыва, дальше в будущее. Будущее будет таким, каким мы сами захотим его построить.
   В блокчейн-теории мышления, рассматриваются такие цепочки знаков, уходящие в бесконечность. Мы в самом начале этого пути. Первоосновой человечности является первоощущение человека себя "человеком разумным". У этого ощущения есть два отражения - познание и опыт: отражение человеком идеи природы и отражение природой идеи человека. Первое есть имитация человеком природы, как перспектива академической картины. Второе - само мышление человека, как игра в художника, в создание такой иллюзии вещественности мира идей, когда все маски - сорваны. В качестве примера можно привести постживописную абстракцию 1960-х.
   Концептом обоих отражений являлся модернизм (анти-модерн). Но и сам модернизм отразился на противоположных зеркальных стенках тоннеля нашего мышления, как постмодерн и постмодернизм, их новый концепт - мы сами, те, кто своим мышлением отбрасывает эти иллюзорные тени.
   Единство постмодерна и постмодернизма есть признания факта реальности социальной сферы человечества и - тем самым - разрушения её, когда стираются различия между иконической виртуальной реальностью и символическим блокчейном. Социальных сфер может быть сколько угодно, каждый человек - уникальная цивилизация. Представление о единой социальной сфере всех людей - иллюзия, мы - по отношению друг к другу - инопланетяне. Множество разных типов. Поэтому, имеет значение только наша способность договариваться друг с другом, не взирая на все различия.
   Такое представление недалёкого будущего тоже разрушится и новый майнинг уведёт нас в пространство расширения (экспансии) мысли, такой путь можно обозначить сейчас только пунктиром.
   Возвращаясь к теме саммита - культурное, наследие, право, искусство, блокчейн-технологии, пустые и предметные разговоры об этой технологии - соединение в этих разговорах всех этих понятий - лишь определяют координаты нашей мысли здесь и сейчас об устройстве собственного мышления. Ничего другого у человека нет. Все прочее - недостоверно.
   Искусство в том, что бы сказать об этом собственном ощущении идеи человека честно. Здесь и сейчас. А культурное наследие - следы такого искусства прошлого на свалке истории дискурсов. Блокчейн - постмодернистская метафора возможности существования достоверности мысли отдельно от её предметной формы. Это не конец пути, только первый шаг в будущее.
   2019 10 10.
   О цвете. Как работать с цветом?
  
   Это незавершенная статья о цвете. Меня сильно отвлекали разговоры, затем - поломка айпэда, а теперь еще и очередной саммит о "блокчейн - искусстве и праве". Не знаю, завершу ли я её теперь. Возможно, вернусь к ней позже.
   Утверждение, что все связано со всем, достоверно только в том случае, когда все - язык, а любой язык имеет одну и туже внутреннюю структуру. Будь то - конфуцианско-пифагорейская гармония четырёх из пяти стихий мышления (этот метод находится в основе астрологии и алхимии), силлогизм Аристотеля (искажение этого метода есть классическая наука до 1960), прагматический семиотический знак Чарльза Пирса (используемый новой наукой - новой неевклидовой геометрией, квантовой механикой и теорией относительности Эйнштейна, ядерной физикой после 1960), "простой" дискурс Фомы Аквинского (по сути это пересказ теории речи Платона), но Фома Аквинский называл дискурсом аналог познания в теории концепта Пьера Абеляра, вторая часть такого единства (концепта) или Благодати - непосредственный опыт ощущений идей, искусство, приписываемый теории холизма Аристотеля (вероятно речь о силлогистике), следует отметить также и синтетическую теорию нового (сложного, самовозрождающегося концепта) Жиля Делеза 1991, объединившую неоплатонизм и абстракцию семиотики - неоарситотелизм, продолжаем список - постмодернистский (произвольный) дискурс Жака Лакана (что упрощенное неоконфуцианство, как основа современного или постмодернистского психоанализа), "сложный" современный дискурс (существует спектр таких теорий), новейшую теорию "блокчейн мышления" или что-то ещё, неизвестное пока нам. Различия представлений о структуре языка - заключено в степени точности описания ими предмета - самого языка - словами о нем. Чем больше первоэлементов в наших представлений о пространстве мышления, тем точнее наше описание его отдельных областей.
   Другими словами, когда предметы сравнения - не предметы, а лишь наши рассказы об этих предметах. Любой рассказ подчиняется одним и тем же правилам, в том числе и сам рассказ о самом этом правиле. Поэтому, сравнив описания различных предметов или одного предмета различными способами описания - мы убеждаемся в тождественности таких рассказов. А вовсе не предметов. Но, тогда, это значит, что предметы рассказов и наши рассказы о них - не одно и то же. Другими словами - наши представления о предметах - иллюзии, и возможно либо погружаться в эту иллюзию тождественности рассказа о предметах и самих предметов, либо наоборот, с помощью другого типа рассказов о ней - освобождаться от неё.
   Представление о наличии у языка структуры - предполагает некоторые её базовые элементы, различным сочетанием которых являются сами объекты языка.
   Что мы достоверно знаем о человеке? Что он обладает мышлением, и, что это его мышление проявляется двумя разными практиками, как бессознательный сон и как речь. О структурах бессознательного размышлял Зигмунд Фрейд, о проявлении бессознательного в снах - Карл Юнг. О проявлении бессознательного в речи - Жак Лакан. Нет смысла здесь и сейчас приводить краткие резюме этих теории, лучше ознакомиться с оригиналом. Подчеркну, что без понимания этих, перечисленных выше теорий - сложно будет понять именно этот мой рассказ об их единстве. Поэтому - если хотите понять о чем речь - прежде изучите все эти теории. Иначе нет гарантии, что поймёте хоть что-то. Конечно, иллюзия понимания (как галлюцинация) может возникнуть и без такой предварительной подготовки, но она и останется лишь галлюцинацией, безумием. Именем вашего собственного чувства обсуждаемой идеи смутной.
   Все эти три разные теории психоанализа, как и все прочие теории мышления от Конфуция до Пирса - возможно обьединить единым непротиречивым концептом. Это и есть современная теория "сложного" дискурса. Она представляет пространство мышления человека - сотканным из сочетаний восьми элементов, три первых из которых определяют семиотический знак, добавление в список самого этого знака как нового элемента - лакановского "желания" (чаще его именуют "наслаждением") приводит к постмодернистской теории дискурса Лакана.
   Добавление отрицательных значений этих четырёх элементов (отсутствие качества, как ещё одно качество) - дополняет список до восьми даосских триграмм (даосизм - есть ещё одно упрощение конфуцианства, смотрите И Цзин, но призываю не интерпретировать эту таблицу состояний природы никак иначе, как это дано в оригинале, это будет тупик. В него в 1970 попал Теренс МакКена, когда сопоставил ряд 64 триграмм (их нумерация и порядок расположения в таблице - условный, он не имеет никакого смысла, точно как не имеет смысла правильный дискурс - разворачивание мышления от этапа к этапу единственной правильной очерёдностью, описанной Платоном, эта очередность - просто пример качеств, самих вариантов очерёдности стихий природы или очерёдностей этапов речи - множество, они есть постмодернистские дискурсы Лакана. Утверждая определённую очередность - можно лишь проявить свой собственный дискурс. Свой тип самообмана самого себя. Для Теренса МакКены это был его собственный дискурс психоделического гуру. Он сопоставил одну из очерёдностей 64 даосских триграмм со шкалой событий человеческой истории, по одному ему известному правилу, это его знаменитая программа "временная волна ноль", и получил результат - конец времён 22 декабря 2012 года. Да, эта история воодушевила британского писателя-психоделика Дугласа Адамса на написание "Автостопом по галактике", что был постмодернизм. Признание самой невероятной фантазии - тоже рассказом о человеке. "42" - это 42 года до конца света, от 1970, когда МакКене это открылось до самого конца в 2012, 2012-1970=42. Повторять опыты МакКены сейчас, экспериментируя с сопоставлением чего либо с произвольно выстроенным рядом даосских гексаграмм - эпигонство. В этом больше нет никакой новой мысли. Это откровение мы уже пережили. Сам Даосизм - вовсе не об этом. Упрощением даосизма уже является и теория силлогистики Аристотеля, и её Американская интерпретация - семиотика Чарьза Пирса, и более ранняя математика SU(3)-симметрий Софуса Ли, и ядерная физика Гелл Мана 1960. Все это давно часть культуры постмодерна. А значит - предмет обмана.
   Сам даосизм - упрощение конфуцианства. Вместо пяти стихий разума и поиска мостов над бездной непонимания человеком самого себя и других (вместо поиска гармоний стихий), в нем рассматривались только три из пяти таких стихий, но в деталях. Сокращение повторов сочетаний (гексаграмм) - когда 12 можно понимать 21, приводит к семиотике, объединение семиотических знаков в симметричные группы приводит в матрице 10 целевых аудиторий маркетинга или к матрице субатомных частиц ядерных физиков. Продолжать блуждать в этом лабиринте отражений - после того, как сам объект реконструирован - глупо. Разве что как учебный практикум в гипотетическом университете постмодернизма.
   Постмодернистская деконструкция, как восстановление предмета рассказа из его отражений - рассказов - давно завершена. Это не тот предмет, который мы искали, теория Конфуция дошла до нас в искажённом культурой виде, и даже её постмодернистская реконструкция - не даёт нам никакого ответа о первообъекте.
   Правильный ответ. Мышление человека строит концепты (некоторые люди делают это лучше других), но большинство цепляется за иллюзии, которых множество уровней. Такие концепты образуют блокчейн - цепочку усложнения представлений. Новый концепт разрушает прежние представления, добавляется на новое после игры в качестве рядового элемента и начинается новая игра в майнинг новой ясности мысли о структуре нашего мышления. Ложных решений гораздо больше, это и есть сама жизнь человека, как неправильный ответ на вопрос о шифре его мышления, но он так же необходим человечеству, как для одного выигрыша у казино - необходимы тысячи проигрышей.
   Все на своих местах, это и есть первообъект - отражение природой идеи человека. Наше мышление, во всем его убожестве и одновременно совершенстве - лабиринт всевозможных отражений первоощущения себя человеком разумным, это и есть выход из матрицы поверхностных признаков имен чувств идеи.
   _ _ _
   Много раз слышал утверждение, что Дух нашего времени отличается от прочих особой бездуховностью. Потому, что - благодаря постмодернистской революции - понятие духовности сбросило маску и под ней оказалось ухмыляющееся свиное рыло самодовольного обывателя. Вот уж не повезло свиньям стать метафорой житейской обыденности человека. 
   Более корректно об этом говорить, как о символическом уничтожении модернизмом - Бога, а постмодернизмом - человека. Под "уничтожением" следует понимать разрыв между пониманием концепции имени чувства идеи из её рисунка и самой идеи. Все "платоновские истины" - ложны. Но и сам Платон говорил ровно об этом, "тот, кто мыслит пятью стадиями речи - никогда не поймёт мыслящего четырьмя и наоборот". Пятая стадия речи (по Платону) - непосредственное ощущение идеи, и, по Платону - она не равна результату четырёх-стадийного (по Фоме Аквинскому -"дискурсивного") мышления. Просто - сейчас выяснилось, что мы сами не правильно поняли Платона, подменили символическую форму идеи иконической, а теперь - в эру постмодернизма - мы лишь исправили собственную ошибку. Которую повторяли две с половиной тысячи лет.
   Бог - в античном понимании - определён Аристотелем, как собеседник человека, рассказ которого достоверен. Бог Аристотеля понимает высказывания человека, только когда они достоверны. Софизм - подмена достоверности логической ошибкой. Любой достоверный рассказ приводит к понятию Бога. Точнее - Богом мы называем потребителя предельной - по сложности - конструкции наших представлений, когда они достоверны. "Сфера неподвижных звёзд" (что просто метафора подлинного бытия Сократа) - создаётся такой достоверностью высказываний (эфиром). Если мы теперь признаем, что любой рассказ, любого человека - не достоверен, либо "достоверен" (но только для самого рассказчика) - что одно и то же, и - если достоверность - для большинства людей - просто имя их собственного чувства, который одни покупают, как товар, а другие им его продают, если сама эта достоверность мысли - "относительна" (дискурсивна - имеет множество, противоречащих друг другу, но равноценных вариантов), то есть, если понимание рисунка концепции имени чувства идеи не равно самой идее (источнику чувств), то не достоверны и все прежние определения Бога и человека. Они - просто товары. 
   Это может не нравится, потому, что вышибает почву из под ног тех, кто пользуется глупостью обывателя и пытается интеллектуально его контролировать, подделывая таки товары-представления (имена чувств). Многие - просто игнорируют все эти игры интеллектуалов в точные словесные определения имени чувства идеи современности и погружаются в обыденность, привязываются к ней, считая единственной нормой. Так не привязывайтесь! Но, это вовсе не смерть Бога и человека, а просто смена представлений о них, постмодернистская деконструкция или реконструкция давно забытого Знания. Смерть Бога - поддельное имя чувства обывателем идеи современности (эры постмодернизма).
   Творчество и есть попытка вспомнить себя, как мы можем осуждать наивные теории художников? Это осуждение (кураторство или арт-рынок, как подделка кураторства) - и есть постмодерн. Признание единственной правдой - того, что её нет. Как в книге Бориса Гройса "Дневник философа", обман уже в названии. Философ Платон писал письма друзья, Аристотель беседовал со своим Богом достоверности. Они не писали дневники, дневник пишет литератор - барыга или анти-философ. На самом деле - у человека нет ничего, кроме его воображения и ограничение воображения социально приемлемой нормой - также воображаемо. Ограничение воображения есть постмодерн, а признание лживости любого социального ограничения воображения - есть постмодернизм. Только и всего. Дух нашего времени - дух внутренней свободы, и это многих пугает. Социальность выражает страх такой свободы.
   Тоже самое - как о реконструкции или о Возрождении - можно сказать и о Восточной версии знания - даосизма и конфуцианства. Во первых они не противоречат Западной версии Пифагора, Платона и Аристотеля, возможно потому, что имеют один, забытый источник. Возможно, античная философия (как западная, так и восточная) - уже была его возрождением. Различия проявились лишь в их искажении переписчиками. Манипулировавшими именами чувств обывателя и нагородившими - в результате этого - "черт знает что".
   Меньшинство из нас - только и занято, что предлагает обывателю, которого большинство - новые маски, в качестве товара - как поверхностные признаки имен его чувств (не только духовным или разумным существом, но и любые другие маски), что просто смешно. Постмодернизм срывает маски, а постмодерн надевает обратно, но даже не прежние маски, а их суррогаты (подделки). С целью заработать на глупости потребителя, подделав постмодернизм. Единственное, что остаётся - сорвать и эту последнюю маску - изоляции человеческих чувств идей в матрице их имён, проходящей под вымышленным предлогом технического прогресса и духовного познания и, признать человека таким, каков он есть - ощущающим свой разум - и, искать новое, более изощрённое обоснование его существованию. Не противоречащее ни постмодернизму, ни постмодерну. То, чьим отражением они являются. Наше время - "гейм овер" прежней игры в подделку человека представлениями о нем. Мы такие, какие мы есть и наше будущее такое, каким мы сами захотим его построить. Правила такого воображения - обман. При чем здесь цвет? Это удобный язык рассказа обо всем этом.
   Теория цвета Конфуция (приблизительно четвёртый век до нашей эры) - о магии сочетаний пяти цветов-стихий нашего разума. По этой теории, дополненной Платоном, Аристотелем и древними даосами - возможно сочетание только четырёх из пяти таких стихий, это и есть их гармония (как точка на пересечении двух из пяти лучей пентаграммы). Даосы и Аристотель - не создали отдельной теории цвета, но модернизировали теорию мышления Конфуция (она же - теория Пифагора), сейчас мы понимаем, что цвет есть метафора мышления, поэтому он подразумевается, даже когда о нем не идёт речь. Несуществующие теории цвета даосов, как и античных философов - возможно реконструировать. Провести их семиотический анализ и сравнить с современной теорией цвета. Если сейчас нам очевидно, что Конфуций и Пифагор изобрёл CMYK, то даосы и Аристотель изобрели RGB. Подробности обсудим позже. Совсем кратко - и цвет и мышление можно описать одними и теми-же семиотическими знаками. Или дискурсами, что практически одно и тоже. Дискурс - цепочки семиотических знаков, что просто более подробная - чем семиотический знак - координата мысли. А знак - это полудискурс. Луч пентаграммы Пифагора-Конфуция, а гармония (по правилу двойного золотого сечения) - это просто пересечение двух лучей пентаграммы (так она определена авторами теории, математические интерпретации золотого сечения - вторичны), постмодернистские дискурсы - это просто некоторые из конфуцианско-пифагорейских гармоний 24/60. Или 48/120. Это не все гармонии, определённые Конфуцием, но почти половина. Семиотика описывает порядка 20% пространства мышления человека, описанного Крнфуцием, теория дискурса - 40%. Но, кто поручится за точность теории самого Конфуция? Мышление человека сложнее любых представлений о нем (самого человека). Поэтому, представление - лишь малая часть мышления. А современная цивилизация - увы - построена на поверхностных признаках таких представлений. Разумность человека - все ещё сомнительна, но такой вывод делает сам наш разум, следовательно - шанс понять себя - у нас все ещё есть. Пусть и не у всех. Что бы выиграть у казино кому-то одному, необходимы тысячи проигрышей. Метафорой этой процесса можно назвать майнинг биткоина, на самом деле - конечно - майнинг хеша - шифра (решения абсурдной математической задачи), но этот шифр (набор цифр) и есть биткоин.
   _ _ _
   Соответствие типа семиотического знака и полу-дискурса:
   1) Переживание, 111 - -1, нежелание, черный цвет.
   2) Схема вообще, 113 - 2 (или 22) - здесь синий цвет, но в целом, с учётом реплик это - три базовых цвета RGB.
   3) Указание (например, на владельца), 133 - -4 (или -4-4), здесь - голубой цвет (циан), но в целом - это три базовых анти-цвета CVY (что напоминает полиграфический CMYK).
   4) Умозаключение (полный набор всех качеств мысли), 333 - 1 (или 11), белый цвет.
   5) Схема, 112 - здесь темно-синий цвет, но с учётом реплик - три тёмных RGB. Переход от черного переживания к RGB - схеме вообще.
   6) Определенный артикль (the - этот), 123 - -42 или 2-4 - здесь зелено-голубой, но учётом шести реплик - это переходные цвета, от цвета RGB к анти-цвету CVY.
   7) Пропозиция, 233 - 1-4 или -41, здесь светло-голубой, но с учётом трёх реплик - это три светлых анти-цвета CVY, переход от белого умозаключения к указанию анти-цвета CVY.
   8) Неопределенное восклицание, 122 - 32 (23, -1-4 или -4-1), серые оттенки RGB.
   9) Рекламный выкрик, 223 - 12 (21, -3-4 или -4-3), серые оттенки анти-цвета CVY.
   10) Фото (прагма), 222 - 2-2 (-22, 1-1, -11, 3-3, -33, 4-4, -44), серый цвет. Отсутствие различий между цветом RGB и анти-цветом CMY.
   Анти-цвет - это привычная любому дизайнеру инверсия цвета. Негатив фотографа.
   Пространство цвета или семиотических знаков мышления - можно представить таблицей, в качестве примера подойдёт даосская таблица состояний природы из книги Перемен (И Цзин). Каждое состояние природы описывается шестью чертами (сплошной или прерывистой). Как 1 и 0 в двоичном исчислении. Эти гексаграммы можно прочесть разными способами:
   1) Шестизначным набором двоичных знаков. Это пока сложно представить.
   2) Как три набора из двух черт: 00, 01, 10, 11 (1, 2, 3, 4). Четыре градации каждого из трёх цветов RGB. Это дискурсивное (квадратичное) исчисление цвета. Как 0, 33, 66 и 100%. Пространство цвета (геометрически) изначально представляет собой квадрат. Карту с двумя координатами.
   3) Как два набора из трёх черт: 000, 001, 010, 011, 100, 101, 110, 111. Тогда, пространство цвета можно представить турнирной таблицей этих триграмм, двойным их набором. Внутреннее и внешнее. Эти триграммы есть - есть умозрительные координаты того же самого - всего пространства цвета, их сложно представить реальными объектами, это - глюоны ядерных физиков, а их сочетания (цвета) - субатомные частицы - адроны. Они же - семиотические знаки в логике прагматизма. Пусть Вас не смущает, что семиотических знаков 27, адронов 10, а даосских состояний природы (И Цзин - 64). От 64 сочетаний, если сократить повторы останется 27, а 27 семиотических знаков возможно классифицировать по группам, которых 10. Семиотические знаки, даосские состояния природы, как и адроны ядерных физиков - одно и тоже.
   4) Возможно соединить обе точки зрения (дискурсивную и семиотическую), тогда пространство цвета из плоской карты можно превратить в куб. У куба 8 вершин, 12 рёбер, 6 граней и 1 внутреннее пространство, всего 27 элементов. Это и есть семиотические знаки. А сам куб - символически - есть пространство мышления. Двумерная семиотическая плоскость цвета равна его трёхмерному объёму. Бернхард Риман размышлял о бесконечности, как поверхности четырёх-мерной сферы. И в таком контексте, где-то во вселенной есть точка, достигнув которую мы вернёмся в то самое место, с которого начали свой путь. Как в сериале о звёздном крейсере Галактика. Этот сюжет взят из "Автостопом по галактике" Дугласа Адамса. Адаптирован к восприятию обывателя.
   Как и дискурсивная плоскость цвета равна тому же самому объёму. Начало координат - черный цвет, противоположная вершина куба (смесь RGB) - белый, ещё три вершины - сами R, G, B и оставшиеся три вершины - инверсия RGB - CVY. C=-R=G+B, V=-G=R+B, Y=-B=R+G.
   Грани цветового куба описываются двумя вариантами полу-дискурса, диагоналей 2, центральное пространство серого цвета можно описать 4 вариантами сочетаний оппозиций цвета и его инверсии (анти-цвета). 27 семиотическим знакам соответствуют 36 полу-дискурсов: 8 вершин (8 полудискурсов): 1, 2, 3, 4, -1, -2, -3, -4 - и есть восемь даосский триграмм. 6 граней (12 полу-дискурсов), 12 рёбер (12 полу-дискурсов) и 1 внутреннее пространство (4 полу-дискурса). Взаимных сочетаний двух полудискурсов 36 х 36 = 1296. Но, дискурсивная модель различает направления сочетаний 12 и 21, поэтому сочетаний полудискурсов - формально - 72 х 72 = 5184. Но, некоторые (формально разные) варианты дискурса семиотически означают одно и тоже, как например тип семиотического знака "ой!": 122 (udd - протон), дискурсивно 32, 23, -1-4, -4-1. В результате пространство дискурса можно представить как 64 х 64 = 4096 вариантов, как если представить двойной набор 64 даосских гексаграмм. Это и есть то, чувство смутной идеи чего-то обывателем - называют искусственным интеллектом. Просто имя чувства идеи, подделка. Симулякр. Страх вызывает тот факт, что компьютер просчитает все эти варианты гораздо быстрее человека, встаёт вопрос - останется ли место человеку в мире такого сложного мышления? Это зависит только от нас.
   Двенадцать полу-дискурсов (кратко, без отрицательных значений, на сам деле - вариантов гораздо больше):
   12 - потребителя, желание символа, темно-синий. Схема.
   13 - художника, композиция чувств, темно-зелёный. Схема.
   14 - постмодерниста, жажда познания, темно-красный. Схема.
   21 - маркетолога, символы желаний, темно-синий. Схема.
   23 - барыги, поверхностные признаки чувств, голубой. Указание на владельца.
   24 - горожанина, поверхностные признаки понимания, фиолетовый. Указание на владельца.
   31 - ремесленника, чувство композиции, темно-зелёный. Схема.
   32 - психоделического гуру, чувство символов, голубой. Указание на владельца.
   34 - философа, чувство понимания, жёлтый. Указание на владельца.
   41 - коллаборанта, понимание желаний, темно-красный. Схема.
   42 - профессора, понимание символов, фиолетовый. Указание на владельца.
   43 - софиста, понимание чувств, жёлтый. Указание на владельца.
   В приведённом выше, сокращённом (ознакомительном) списке полудискурсов - представлены только два типа семиотических знака из десяти: 112 - схема и 133 - указание на владельца. Но, в действительности - вариантов гораздо больше, полу-дискурсы есть для всех 10 типов семиотических знаков. Современная теория дискурса гораздо сложнее, а её блокчейн-версия (имеется в виду не запись текста в блокчейн-реестр, но блокчейн принцип мышления из блокчейн-философии) - ещё сложнее. Сон и речь описаны в ней четырехзначными дискурсами, то есть блокчейн-аналогов семиотических знаков не 27, но 4096. А, координата самой мысли описывается 8 знаками. И это не предел сложности. Знаковая координата, в отличие от привычной дизайнеру аналоговой пропорции - сразу даёт представление об области пространства мышления, сложность таких координат - вопрос снижения погрешности. Предела такой сложности или точности - нет. За страхом искусственного интеллекта - полно других страхов.
   Сочетание полудискурсов (в диалоге двух людей или или как сочетание сна и речи одного человека) - подобно сочетанию цветов. Цвета описывают такие вариации мысли. Хотя и описание дискурса цветом - неоднозначно. Дискурс есть серый цвет. Различия в путях достижения такого усреднения. Они могут быть какими угодно. И мы чувствуем эти различия как социальность (многовариантность социальной сферы человечества). Социальные отношения (дискурсы) можно представить сочетанием цвета.
   Теория цвета Иогана Гете (1810) - теория цветового круга - родилась благодаря его романтической мечте, о скором открытии Великой формулы Духа, сочетания четырёх базовых цветов мысли (мысль достоверна, когда сочетает форму и материю, метод и содержание - что можно изобразить четырьмя каплями краски - желтой и фиолетовой, красной и синей, соединив их непрерывным цветовым кругом), поэт-романтист спорил с выводами Ньютона о семи цветах спектра, как семи базовых элементах мышления человека. Забытая современниками Гете аргументация неопифагорейца-эзотерика Ньютона была проста, если человек способен различать в октаве звука семь нот, и различать в спектре семь цветов, то это говорит о соответствующем устройстве нашего мышления. Современники считали, что только трёх - RGB, Гете и ввёл антицвет CVY, как инверсию RGB, тот цвет, который мы видим, когда закрываем глаза. Жёлтое видится синим. Очень яркое жёлтое окружено синим ореолом. Цветовой круг есть чередование цвета и анти-цвета. Структура, которая объединяет цвета RGB и анти-цвета CVY. Три типа семиотических знаков их 10. Для своего времени это было значительное открытие.
   Эту формулу, о которой грезил Гете в 1810 - открыл Жак Лакан в 1970, это постмодернистский системный (или дискурсивный) психоанализ. Но Лакан открыл только 4 дискурса из 48 только основных. Понятие дискурса ввёл в 13 века Фома Аквинский, как структуру познания (проиллюстрирую примером - это как строго определённый порядок слов в предложении, только порядок в мышлении), он так интерпретировал теорию четырёх стадий речи Платона, но у Платона была и теория пяти стадий речи (что тоже самое конфуцианство или пифагорейство), но именно Лакан обосновал произвольную комбинацию элементов дискурса. Это была новая аналитика, сменившая американскую семиотику Чарльза Пирса 1893. Суть этой теории Лакана, в том, что произвольных или постмодернистских дискурсов (пар семиотических знаков мышления) - множество, все они равноценны и одинаково - все - "тюрьма мысли". Опять платонизм, в его первоначальной версии. Деконструированный платонизм. Сказка о таинственном мышлении человека - кончилась. Для создания искусственного интеллекта, способного имитировать социальную сферу человечества - больше нет препятствий. Что страшнее атомной бомбы или манипуляций с геномом человека. Манипуляции с дискурсами (типами мышления) - способны нас уничтожить. Или нет?
   Развитие теории Лакана продолжилось, оказалось, что могут быть и другие, более сложные цепочки семиотических знаков, как блокчейн-цепочки познания. Такое усложнение представления человека о природе собственного мышления - бесконечно. Другое дело, справится ли с такой, все возрастающей сложностью - само наше мышление? Или компьютер это решит быстрее, успев заключить человечество в социальную матрицу, раньше, что мы окажемся способны это понять, в матрицу из которой просто нет выхода? Если мыслями можно манипулировать, то, прежде, чем мы только подумаем о свободе, эта наша мысль будет социально дискредитирована. Или это уже произошло? Причём безо всякого компьютера? Может быть это и есть постмодерн?
   Уверен, наше мышление с этой опасностью справится, пусть это утверждение справедливо не для всех людей (хотя почему? Каждый - вполне понимает себя, просто уровней такого понимания - множество, что не всегда и не всем из нас понятно - сладких пряников ясности мысли на всех не хватает), ведь представление о мышлении и есть сам его продукт. "Может ли Бог создать камень, который сам не сможет поднять?" Ответ средневековых схоластов: "и сможет создать и сможет поднять". Тоже самое сейчас можно сказать и о человеке.
   Пространство нашего воображения гораздо больше вселенной, поэтому - резонно задать себе вопрос: не является ли наше мышление ещё одним органом чувств этого невидимого, не очевидного (трансцендентного по Платону) мира (идей) - вокруг нас? А утверждать, что мы познаём (или ощущаем или создаём концепты таких познания и ощущения) идеи вселенной - самообман. На самом деле - мы познаём лишь сами себя. Вселенная - маска самопознания. Что равно утверждению, что через наше мышление - природа познаёт идею человека, и результат этого - само наше мышление. Завет опять вернулся. Что - новая религия.
   Не проще ли предположить, что Природа - на ходу - меняет своё решение, что ей с нами делать? И это её решение - и есть сам наш разум. Как наш орган чувств трансцендентальных идей. Это размышления Платона. Разум - ответ природы. Если так, то процесс только начался, мы прошли совсем немного его уровней из бесконечного числа. Это куда интересней самодовольной ухмылки свиного рыла, которое тоже не более, чем одна из масок нашего разума. Игра продолжается.
   Василий Кандинский - высказывался о цвете и мышлении - уже осторожней, его теория цвета, как сочетание шести цветов (1910) - лишь "О духовном в искусстве". Это лишь очерк, набросок. Мечты о том, что "духовное и есть искусство" - больше нет, но все ещё есть сожаление об этом - абстракция. Первая попытка семиотики искусства. Абстракция и есть семиотика. И цвет выступает в ней аналогом семиотических знаков. Дискурсивная теория цвета нашего времени (2010) - сбросила все маски, цвет - больше, чем просто цвет краски и больше, чем цвет кварков ядерной физики 1960-х, это и есть сама неуловимая на слух (я имею в виду речь, слово) человеческая мысль о природе, как отражение этой природой идеи человека. Как звук может принимать формы речи и музыки, так же и цвет - в том числе и язык. Мышление - одно из чувств.
   Хорошо известный старшему поколению - академик Капица посетовал, что "культуру необходимо навязывать, иначе - нас ждёт коллапс". Коллапс чего? Социальной сферы? Она и так убога, зачем её жалеть? Если организацией арт-выставок занимаются дочери мэров и префектов, только по тому, что они их дочери - чего ждать? Они сами потребители, это тип их мышления, их научили в университетах произносить ключевые слова про искусство, но только затем, что бы скрыть за этими признаками имен чувств зрителя - свои намерения, свои собственные обыденные желания. Что плохого в коллапсе такой культуры? Она коллапсирует постоянно. Не так давно такую роль кураторов выполнял пятый отдел КГБ. И тоже, под прикрытием идеологии (варианта модерна) - пусть и иной - процветал распил. Тогда - под прикрытием коммунистической идеологии, сейчас постмодерна. Который не против и не вместо постмодернизма, а лишь подделка постмодернизма поверхностными признаками - именами чувств его идеи смутной. Правильнее назвать постмодерн - новым софизмом. Но, об этом поговорим позже.
   Обо всем этом мне в 1980-х честно поведал куратор ЛенГБ, когда уговаривал прекратить выставку, и быть как все. Выслушав его - я тогда отказался (счёл его риторику - софизмом, банальной логической ошибкой подмены терминов) и тогда он просто уничтожал мою выставку. Месседж был прост. Он способен уничтожить мою выставку, а я его нет, поэтому прав он. "Художник всю жизнь должен копить денег, чтобы на юбилей занести их (куда - опущу подробности, это "куда" не изменилось за 30 лет) и получить персональную выставку в музее". Нон-конформизм был против этого. Искусство - "здесь и сейчас", а не в имитации социального признака успеха художника (списка музейных выставок). Конечно, есть и другие поверхностные признаки творчества, сама картина, стена, на которой она висит, потоки цвета краски выталкивающие из себя ритмы и образы. Зритель - по мнению гебешника-интеллектуала - все равно ничего кроме этих признаков - не увидит. Зачем метать бисер перед свиньями? Будь как все мы, адаптируйся. Но, главный социальный признак искусства - по его мнению - место, где оно демонстрируется зрителю. Статус определяется местом. Я же - по его мнению - нарушил сразу все принципы, отпустив творчество на свободу. Выставил авангард на заборе. На заборе место только китчу. А, защищать систему контроля над творчеством - от подобных посягательств художников - его работа.
   Я тогда ещё учился в университете и только завершил апдейт теории дискурса, перешёл к полевым исследованиям: лил краску на холст в темноте, с завязанными глазами и выставлял такие работы на первом попавшемся заборе. Потому, что любая выставка в музее, по моему мнению тогда - не более чем открытка этого музея, купленная в сувенирном киоске при этом музее. Один мой знакомый художник, послушав этот наш спор с куратором из ЛенГБ - именно так и поступил, приклеив открытку с видом музея на большое китчевое паспорту из золотой парчи. Музей её выставил. Каждому - своё. С этой, визуальной метафоры безумия художественной жизни - подслушанной моим знакомым - и началось российское контемпрорари, но постепенно смысл-открытка был забыт, осталось одно паспорту. Затем не осталось и паспорту, картиной стал питч про арт-рынок, а затем и сам питчер (статус питчера). Когда пришли новые визуальные технологии - а с ними и новый глоток свободы - крипто-анархизм - другой мой знакомый - питчер-галерист увидел в этом опасность своему творчеству (пустомелию, в терминологии Бориса Гребенщикова - мудозвонству, но сам то он кто?) и отчаянно критиковал - как китч, но не прошло и пары лет, и он сдался и тоже перевёл свою галерею в виртуальную реальность.
   Единственная картина в виртуальной реальности - сама эта виртуальная реальность. И единственный способ материализовать её - внести запись о ней в блокчейн, но и блокчейн был превращён в китч пустых разговоров о блокчейн. Нельзя подделать запись в блокчейн, но можно играть в покупку и продажу фиючерсов (будущих биткоинов) на бирже. Внести ссылку на такую запись в блокчейн-файл стоит денег и потому - можно торговать более дешёвыми марками о якобы внесении записи в блокчейн (сейчас или в будущем) или просто торговать пустыми разговорами об этом. Это вполне всех устраивает. Та же самая теория куратора-гебиста, в новой технологической редакции. Нет больше кураторов ГБ, их социальное место заняли волонтёры постмодерна. Потому, что ГБ, как и ЦРУ не только институция, но тип мышления. Институция - лишь верхушка социального айсберга гебешного сословия. Они и сейчас среди нас и считают, что способны манипулировать нашими представлениями, был бы заказчик, кто за это им заплатит. Но можно и взять власть в свои руки, и просто управлять деньгами, как именами фантазий о деньгах.
   Мой знакомый художник-конформист давно умер, говорят от СПИДа, ирония в том, что такое его творчество - циничное высмеивание (стеб) любого творчества - названо постмодернизмом, когда само это циничное утверждение и есть постмодерн (анти-постмодернизм).
   Галерист - торговавший поделками картин этого художника - сейчас путешествует по США на автомобиле. В нашем разговоре он утверждал, что является современным человеком (он почти не соврал, он однозначно является "современником", другое дело, что хайдеггеровский современник и современность мышления - то есть - мышление о здесь и сейчас - не одно и тоже), понимающим тренды в искусстве, рождающиеся - он в этом был уверен - только в США, так как он посещает все арт-ярмарки. Я же усомнился в таком его утверждении, высказал сомнение, что он видел Америку на этих арт-ярмарках. Его цель иная - не понимание самих трендов, а манипуляция признаком статуса их понимателя, то есть - публикация в Инстаграмм - своих Селфи в окружении длинноногих девиц на фоне этих ярмарок. Девиц ("дочерей мэров") - там тусуется гораздо больше. У него покупают какие-угодно картины только потому, что считают его экспертом. Это подделка чувства знания поверхностными признаками - типичный дискурс барыги. Зачем же врать про такое творчество? Это его собственный перформанс. Театр жизни. Все предельно просто и честно. Художники, соглашающиеся с ним работать - лишь играют во фрик-арт. Этот термин "фрик-арт" - был придуман одной из арт-девиц на ярмарке в Майами - оскорбил его особенно. Она обратила внимание, что картины русских художников (духовных наследников того моего знакомого, давно умершего художника, другими словами - пиратов) всерьёз рассматривают только откровенные фрики. Стилистически они похожи. Сделала такие фото - фризов на фоне поддельного фрик-арта. Что само по себе - перформанс.
   Не искусство фрика, а именно игра в такого художника-фрика, что - для большого числа российских "галерейных" художников - единственный способ оправдать свой конформизм и - одновременно - продемонстрировать заказчику признак имени его чувства идеи современной картины. Поэтому, воображаемый галеристом статус видителя Америки - и является его собственной картиной, как товаром. Вероятно, он и восполняет этот пробел теперь - как умеет - поверхностным признаком - путешествием по Америке буквально. Сообщениями, "какое гавно эта ваша Америка". Гавно не Америка, а подделка чувства идеи её - поверхностным признаком, что и есть контемпрорари, фрик-арт. Так-как подмена поверхностным признаком имени чувства жажды познания искусства зрителем - единственная цель арт-рынка. Это просто тип мышления или дискурс, от него не уйти. Однажды он подменит доверие к нему его потребителей поверхностными признаками - сам поверит в это - и это будет его фиаско.
   Уверен, что прежде он найдёт новый признак и увеличит им ценность собственного взгляда в глазах своих фоловеров (потребителей). Не найдёт, так сделает вид, что нашёл. Или не найдёт ничего, что более очевидно. Но, согласиться ли он принять это "ничего"? Что было бы правдой. Думаю нет, тип мышления вруна не изменить, но шанс есть и у него. Это лишь два из сотен примеров, всегда происходит одно и тоже, во всех городах, во всех странах, пусть и с некоторыми вариациями. Скука просто адская.
   Я же выставил свои работы с заброшенном поле возле рек Истра и Москва-река, и там, с них - год за годом слазит краска, как маски современника, обнажая все новые и новые цветовые сочетания сброшенных масок. Раз в год я приезжаю на эту выставку, вешаю сорванные ветром картины обратно на забор. Мой старый друг снимает об этом фильм. Пока не останется ничего, показать которое и есть единственная цель этой выставки.
   По большому счёту, в мире не происходит ничего нового. Арт-рынок, сменивший советский карьеризм - уже доминировал на рубеже 19 и 20 веков и авангард начала 20 века (стремление живописной композиции к своему будущему предназначению) - уже однажды был протестом против него. Важно понимать, что композиция - это не только признак равновесия нарисованных предметов и баланс цвета, а - и есть сама картина, как единство ощущений идей и переменчивости собственных представлений художника об этом. И есть китч, галерейное "зеленое мясо" - как тогда его называл К.Малевич - перерисованной фотографии природы. Сейчас - это китч подделки картины поверхностными признаками постмодернизма. Начатый в 1980-х моим знакомым. Позже Малевича и ранее моего знакомого - был китч (это уже концепция харьковчанина, эмигрировавшего в США К.Гринберга), как игра художника в академическое отражение человеком природы и был второй авангард постживописной абстракции 1960-х, как признание факта игры в такую игру в художника. Отражение природой творчества - идеи человека. Пример - Марк Ротко, Сай Твомбли, Джексон Поллок. Теперь есть новый китч контемпрорари. Заключение чувственности зрителя в пространстве поверхностных признаков картины. Это жизнь, а искусство есть метафора такой жизни, но не её подделка признаками. Игра продолжается. Китч отличатся от искусства недостатком искренности. Что - слабость, а искусство не может быть слабо.
   Модернизм возник в 12 веке, как молчаливый протест художника против кураторства деятелей феодализма (богословского университета). Что и как ему рисовать? Художнику тогда предлагалось чётко очерчивать формы и потому, протест художника принял форму бесформенности. Облако Джотто. Важен не цвет облака, а то, что спонтанный поток цвета - принял форму облака. Это, как ещё один мой знакомый молодой художник рисует половину картины в академическом стиле, а затем наливает краску на её границу и поворачивает холст, под действием гравитации краска стекает, одна половина ремесло, другая - творчество. Именно это и сделал Джотто, но ещё восемьсот лет тому назад. Путь и другой метафорой. Повторять его метод сейчас - эпигонство. Неужели за восемьсот лет не появилось никаких новых взглядов на творчество? Тем не менее, я не осуждаю. Это выраженное чувство природы картины, а не безумная трескотня рассказов о контемпрорари. Выхода обратно нет, только вперёд. Но каждый ищет этот выход сам. Важен путь поиска.
   Постмодернизм - протест против постмодерна - кураторства современного арт-рынка деятелями контемпрорари. Пространство картины (благодаря перформансу) - покинуло картину и растворилось в пространстве социальных отношений вокруг картины. С точки зрения постмодернизма (как минимум его американской версии постпрагматизма 1980-х) - смысл картины создают сами зрители. Он, как одежды, надеваемые на изначально бессмысленное произведение. Со временем - зрителям - начинает казаться, что этим смыслом произведение обладало изначально. Пример - Джоконда, её автора не ценили, пока - в начале 20 века - один итальянский националист не распиарил свою концепцию возврата культурного наследия на Родину, когда его поймали на краже работы Леонардо. Этот смысл культурного наследия и подменил прежней смысл картины. "Художником-контемпрорари" (автором смысла Джоконды) был тот националист. Картины следует хранить, хотя бы потому, что их смыслы все время меняются. Как гниющие на заборе картины каждый год раскрывают что-то новое. Бэнкси играет ровно в ту же саму игру, но как в социальность отрицания социальности, это все таки "контемпрорари", хотя и более изощрённое, чем фрик-арт.
   Непосредственное ощущение идей художника всегда утрачивается, потому-что профану его просто не понять, у него другой тип мышления, его интересуют только имена его собственных чувств, которые ему (как товар понимания картины - вместо картины) подсовывают кураторы (это модерн) или галеристы (подделывающие эти кураторский имена чувств зрителя - поверхностными признаками - это постмодерн). Единственная задача самого произведения - пробуждать фантазии. Как Надежду на понимание чего-то иного, по отношению к житейской обыденности, подлинного бытия человека разумного. Выйти за пределы своего дискурса. Цвет - часть такого рассказа человеку о нем самом.
   Как сказал постмодернист Жиль Делез - задача искусства быть памятником ощущению подлинной (высшей) жизни и больше ни чем. Когда художники следуют интерпретациям кураторов и галеристов - в этом нет никаких ощущений жизни, одна лишь их имитация, что и есть китч. Но, каким-то чудом, в мире существует и искусство. Просто, не все способны его увидеть. Поэтому оно и ценно. Но, его социальная ценность - всегда подделка. Хотя, ничего другого просто нет. Эту идею настоящая картина и раскрывает. Культура - и есть подделка искусства поверхностными признаками - так она транслирует духовные достижения прошлого новым поколениям, через их искажение, подделку - как сами рассказами об искусстве, так и поверхностными признаками таких рассказов. Существует множество уровней такого китча.
   Античное определение искусства "метафорой жизни" Аристотелем - не намного отлично от "сравнительно современного" (но не "современника-контемпрорари") определения постмодернистов. В скобках приведены современные значения. Если некоторое произведение (символ концепта-композиции - дискурсивно 21) - вызывает большее эстетическое чувство (понимания его метафорой жизни, что дискурсивно - 43), то это и есть "искусство". По сути, искусством Аристотель называл дискурс Господина 2143 (фрейдовского Отца, который - как известно - мертв, но от его имени говорят его бесталанные сыновья - социальная элита. В оригинале текст Аристотеля: "Если некоторая картина, нарисованная мелом на стене дома бедняка (у Вас лично) вызывает большее эстетическое удовольствие, чем картина во дворце, нарисованная самой дорогой краской, то первое (для Вас) - есть искусство, метафора жизни, а второе - нет". Интерпретировать такие слова Аристотеля о метафоре жизни - как поверхностном признаке академического отражения природы пространственной перспективой и объемом - нарисованным театром (в концепции Юбера Дамиша) - и есть самообман китчем. Музейное кураторство и арт-рынок, в таком контексте - как раз и подчёркивают дороговизну краски и богатство дома, что (с точки зрения Аристотеля) - никак не связано с искусством. Это и есть китч. Кто-то возразит, но ведь тот же Юбер Дамиш или Клемент Гринберг - говорили об искусстве. Стали ли бы Вы их слушать, если бы не их статус рассказчика? Китч в этом статусе, это по Лакану - "дискурс университета" (4231), когда Вы верите статусу рассказчика, а вовсе не тому о чем он говорит.
   Теория дискурса Жака Лакана (в её современной интерпретации) рассматривает как минимум три варианта, как эпохи, противостояния искусства и китча.
   Условные обозначения: 1 - желание, концепт, композиция, картина. 2 - символ (от имени чувства к концепции этого имени). 3 - само чувство идеи (неосознанность). 4 - понимание (от интуитивного к пониманию концепци из её рисунка и далее в ложной истине о тождественности идеи и понимания концепции имени ее чувства). Очередность цифр определяет приоритет этапов мышления, то есть дискурс. Дискурсов столько, сколько возможно сочетаний этих четырёх элементов мысли - 48 (если учитывать отрицательные значения: -1, -2, -3, -4). Для простоты изложения теории ниже описаны только основные положительные дискурсы, без химер). О подробностях поговорим позже, сопоставив элементы дискурса с базовыми цветами. Ниже - просто краткое введение в теорию дискурса.
   Визуально, теорию Лакана можно представить тремя кругами цвета (красного-реального, зеленого-воображаемого и синего-символического). Это графическая метафора самого Лакана, но он не использовал цвет, просто три круга). Цвет - просто ещё более удобная для понимания метафора мышления. Четвёртый элемент мышления - их единство - пересечение всех трёх кругов. Но, есть и парные пересечения (голубые чувства, фиолетовая ненависть, жёлтое невежество). Есть и нежелание единства трёх сфер собственной психики - черный цвет. Это восемь элементов мышления, точно как у древних даосов (И Цзин), или глюоны ядерных физиков 1960-х, из которых по их мнению состоят кварки, из которых - субатомные частицы, из которых - атомы, а из атомов - материя. Глюоны тоже из чего-то состоят, это варианты колебаний одной единственной струны, я скажу - первоощущения человека себя человеком разумным. Мысль есть конструкция искажений (или отражений этих искажений друг в друге) этого единственного ощущения идеи человека природой. Сон (бессознательное) сочетает два элемента из этого набора (каких именно - не важно, выбор произволен, это случайная игра природы), как и речь, а дискурс - это просто полный набор элементов мышления, как самодостаточное сочетание сна и речи. Невроз - отсутствие такой "гармонии" сна и речи. Важно, что никакая это не гармония, а просто полный набор возможного и вариантов такой полноты мысли - множество. Но, цвет этих вариантов ясности мысли всегда один - серый. Дискурс - серый. Разглядеть варианты жизни за пеленой обыденного серого - искусство.
   1) Античная подделка (риторикой) искусства мертвого-господина-жреца (2143) - натренированными софистами (4321) - его бесталанными наследниками, самими - рабами символов - потребителями (1234) и призыв философа-аналитика Сократа (3412, ставшего позднее в представлениях богословов-переписчиков Христом - это концепция Жиля Делеза, 1991) к высказыванию своего собственного непосредственного ощущения жизни. Софисты казнили Сократа за такую практику искусства демонстрации символов подлинного бытия. Но, казнь Сократа переписыванием истории о нем - куда изощренней. Тоже самое произошло на Востоке с рассказами о Конфуции. Он умер в безвестности и отчаянии, но возродился вместе с модой на рассказы о нем, через 200 лет после его смерти, совершенно в ином (воображаемом) облике.
   Четыре античных дискурса: 1234-раба символов, 2143-генератора таких символов - мертвого к тому времени господина, софиста-тренера в риторике обмана потребителя (4321 - подмена символов идей именами их чувств потребителя) - потребителя наоборот и философа-аналитика - 3412 (господина наоборот). Ровно тоже самое произошло и с семиотикой Чарльза Пирса. Он умер в безвестности и долгах, пока его теорию проповедовали домохозяйкам совсем другие лекторы.
   2) После-средневековое возрождение. Когда софизм - 4321, мутировавший, в средневековых монастырях, в дискурс богословского университета - 4231, и ставший основой светского феодализма (демонстрации горожанам - 2413 - власти феодала - как символа подлинного бытия человека - социальной структуры общества) встретил молчаливое сопротивление со стороны художника-модерниста 1324 (феодала или профессора наоборот). Но, одновременно проявился и анти-художник 3142 (ремесленник-академист, горожанин наоборот). Если художник, как тип дискурса или тип мышления 1324 - есть стремление к композиции чувств, символов и интуитивного понимания, то ремесленник (другой тип мышления) 3142 - чувствует композицию, дополняя этим чувством своё интуитивное понимание символического. В одном случае - картина как композиция, что и есть новое (по отношению к средневековому софизму) протестное искусство модернизма, в другом - имя чувства такой композиции, то есть - академический китч, модерн.
   Разумеется, новые дискурсы новых социальных отношений лишь добавились к сохранившимся античным. Социальная жизнь стала гораздо разнообразней. Возникли химеры разных дискурсов. Возникли и вариации самих дискурсов, богословский модерн сменился светским (феодальным), затем - научным и политическим. Дискурс художника - соотвественно такой трансформации модерна - за восемь веков - так же претерпел изменения. От бесформенного облака Джотто к романтизму и цветовому кругу Гете, далее к постимпрессионизму Сезанна, абстракции Кандинского и Черному квадрату Малевича и далее к постживописной абстракции 1960-х, по сути - уже - к постмодернизму в живописи. Протесту против усилившегося сверх-модерна (подделки постмодернизма).
   3) Эра противостояния постмодернизма и постмодерна. На рубеже 1950 и 1960-х проявился новый дискурс повстанца-революционера (постмодерниста) - 1423. Яркий пример такого нового типа мышления - речь Че Гевары в ООН. Суть которой: "Мы не можем знать, зачем нам жить, пока не будем готовы отдать за это свою жизнь". Его непримеримый оппонент - 4132 - дискурс специалиста во всем (конформиста-коллаборанта, например - агента ЦРУ или КГБ). Проявившийся попыткой контроля власти за обществом. Эксперименты ЦРУ с ЛСД провалились, в результате чего проявился ещё один новый дискурс "критического мышления, разбуженного психоделиками" - 3241 - "новый шаманизм" - дискурс психоделического гуру (примеры - Тимоти Лири, Теренс МакКена). Его оппонент (нарко-дискурс или дискурс деятеля арт-рынка, любого современного рынка, контемпрорари, барыги или литератора - 2314: заключение чувственности потребителя в пространстве поверхностных признаков его жажды познания, пример - намеренно провоцировать наркозависимость и контролировать наркомана, аккамулировать миллиарды его денег на наркоту). Примеры таких персоналий: колумбийский наркобароны - Карлос Ледер, Паоло Эскобар.
   ЦРУ, как институция дискурса анти-постмодерниста-коллаборанта начало войну со всеми прочими дискурсами нового времени. Эту победу ему дал контроль над дискурсом барыги, который и стал действенным средством контроля над обществом потребления. Каким бы отчаянным и изобретательным не был наркобарыга - он человек, его можно застрелить без суда и следствия, у него есть семья, дети, ему надо где-то жить, что-то есть, это можно выследить, а легализовавшись (прогнувшись под ЦРУ) - жить проще. Постмодерн в варианте контемпрорари.
   Холодная война происходила не между новым американским дискурсом коллаборанта (анти-постмодерниста) и советским профессорским феодализмом (проигрыш последнего был очевиден, время не повернуть вспять, феодализм хотя и сохранился до наших дней, не мог претендовать на мировое господство), но - война шла за мировое господство дискурса "специалиста во всем" (телеэксперта). Рынок - лишь средство его контроля над обществом. Поэтому, развал СССР предопределил тот же самый мировой сценарий, а не внутренние противоречия советского варианта феодализма партийной элиты.
   Сами "новые" дискурсы тоже трансформировались, соответственно меняющемуся духу времени, постмодернизм принял форму крипто-анархизма, дискурс барыги, то есть - "литературы самой жизни" - принял форму виртуальной реальности. Дискурс психоделического гуру создал новое концептуальное искусство, а дискурс коллаборанта - снова присвоил себе все их достижения. Все эти бесконечные саммиты, симпозиумы, новые академии, с бесконечными речами ни о чем, единственная цель которых - заявить право спикеров интерпретировать - что угодно. Меня пригласили сегодня на один такой саммит - именно это я и скажу. Хотя блокчейн - все ещё шанс на новую крипто-анархическую культуру равенства всех дискурсов. Возможность игнорировать их все, ограничиваясь одними фактами.
   Опять же, очевидно, что все многочисленные дискурсы человеческого мышления существовали изначально, менялись лишь приоритеты, какой из них считать главным, это как спорадические или спонтанные волны на поверхности мыслящего океана - Соляриса, сегодня они такие, завтра другие, какую бы форму не принимала волна, волной она и остаётся. История человечества - на самом деле, это не смена дискурса, а просто выход дискурсов из тени. Все больше и больше. Что тоже временная волна. Теперь - все варианты дискурса исчерпаны, статус-кво - определён (и воспринят иллюзией), волны больше не несут информации и следующий этап - осознание равноценности всех дискурсов - как нового мифа о воображемых небесах, обрушение этих небес и рождение из их осколков - самой этой новой цивилизации, как майнинга новых ментальных конструкций (шифра социального хаоса) из гораздо большего числа элементов, чем прежде. К чему и призывал постмодернизм. Дискурсивное мышление - безнадёжно устарело, не успев возникнуть, но от этого не перестало существовать.
   Несоответствие интересов различных социальных групп существовало всегда и задача искусства не в выборе "правильной" стороны в этом споре, а в преодолении любых форм такой социальности. Как именно? В нарисованном ощущении структуры всех этих (убогих) социальных дискурсов. Посмотри в окно, как вариант - Инстаграмм, Телеграмм или Фейсбук - все смешно! Рисуй эти свои ощущения. Главное не попасться на удочку ложной серьезности происходящего - избежать ловушек многочисленных и равноценных теперь дискурсов. Это можно назвать постмодернистской самоиронией, но говорить о самоиронии умершего как его достоинстве - лишь её поверхностный признак. Это надо делать при жизни. Не смотря ни на что, смеяться над собственной социальностью.
   Согласно теории нового концепта Жиля Делеза, 1991, такие конструкции-концепты всегда сложны, и - они всегда разрушаются и всегда из их осколков создаётся какое-то новое непротиворечивое единство. Проблема - о которой вероятно говорил Капица - в симулякре, когда кучу социального гавна называют культурой и все делают вид, что счастливы. Так не делай этого сам и проблемы нет. Просто сам говори правду.
   Какую именно культуру Капица имел в виду? Когда предлагал её навязывать. Культуру вообще, первобытную, античную, средневековую, культуру модерна, постмодерна, психоделическую культуру хиппи 1960-х или культуру постмодернизма? Сейчас мы понимаем, что все эти культуры - лишь проявление поверхностных признаков различных дискурсов. Что именно он призывал навязывать? Феодализм советской классики? Послевоенный французский постмодернизм? Американский нео-прагматизм 1980? Британский дигитализм 2006? Все это забыто. Остался только постмодерн. Даже к научному модерну Капицы - уже нет возврата.
   Это было бы просто смешно, если бы не рассказы телеэкспертов об идеологической диверсии Запада, якобы - оболванивавшего нашу молодёжь. А сами они кто? Это софизм, а софизм - подлость. Цель таких разговоров только одна - оправдать значимость сословия софистов в глазах феодального государства, политический постмодерн по-российски. Печально, что те, кто возмущается этим обманом (мудазвонством - по Гребенщикову), на своей работе - заняты ровно тем же самым. Арт-постмодерном. Подделкой ради выражения собственного дискурса. Проблема в подмене чего угодно - поверхностным признаком, симулякрами, "держи вора", громче всех он сам и кричит. Европа пережила это в 1960-х. Как-то же пережила... Сословия как-то договорились, именно к этому консенсусу противоречащих друг другу дискурсов и призывал постмодернизм. Но постмодерн - лишь крики об этом, с целью скрыть собственный обман потребителя.
   Например - рынок (дискурс барыги 2314) - на самом деле ничего не развивает, это лишь маска, скрывающая игру в оболванивание потребителя. Все упрощается и подделывается, господин-маркетолог мертв уже много тысяч лет. Если это происходит во всех сферах человеческой деятельности, почему не может происходить в политике? Тот же самый рынок. Политический. Виноваты мы сами.
   Но, было ли раньше лучше? Культура - обычай, норма, ограничение фантазии, считается, что она призвана транслировать духовные открытия прошлого - новым поколениям. Но, "культура современника" - по мнению её "прокуроров" - якобы транслирует только сама себя, подменяя эти открытия - поверхностными признаками (именами их чувств). Галлюцинациями понимания (клипами). Культура уже навязывает норму, является мифом, оправдывающим определённые социальные отношения. Сколько типов социальных отношений (дискурсов), столько и культур. И, они сосуществовали всегда. По разному подчиняясь или не подчиняясь друг другу. Дискурсы всегда конкурируют друг с другом, это (с точки зрения Жака Лакана, 1970) - и есть человеческая история. А с точки зрения Юбера Дамиша - его искусство. Слова многозначны, постмодернизм - в изощрённом толковании этого разнообразия. Постмодерн - в упрощении. Проблема только в непонимании происходящего именно Тобой. И, в подлоге этого твоего собственного понимания его поверхностным признаком, удобным (как Тебе самому это кажется) - тому или иному сословию. Принадлежать к которому для Тебя - единственная цель жизни. Это проблема воображения, понимания его структуры. Как во всем этом разобраться? Поможет цвет.
   Начнём с простого, с теории дискурса. Не так много в мире вещей, которым человек верит безоговорочно. Пусть и не каждый верит сразу им всем. Условно их можно разделить на четыре качества, стихии или класса: воображаемое, реальное и символическое. И ещё - непротиворечивое единство всех трёх качеств, по крайней мере - очевидно, что существует стремление или нестремление к этому единству. Желание их композиции. Нежелание их композиции. Композиция таких желаний или нежеланий, кому как. Такое желание, как и нежелание - непреодолимо, потому, что желание (или нежелание), которое можно преодолеть - просто мимолётное настроение. Мимолетному - нет веры, но только не в даосизме или в дзен (нео-даосизме), постулирующими, что кроме стремления познания этого мимолетного "здесь и сейчас" - хайдеггеровского DasEin - самой жизнью, у человека просто ничего нет. Это осознанное ощущение жизни "здесь и сейчас" в текущей (само собой) краске и есть искусство. Увидеть смысл случайности. Не желать его видеть - хайдегговский DasMan - постмодерн, отказ от искусства, подделка его признаками.
   4. Реальное. Понимаемое само собой, интуитивно, из контекста. Это прагматическая вера факту, пониманию на примере, непосредственно наблюдаемому художественному образу или научному эксперименту. Реальное является концептом (соглашением, консенсусом, гармонией) воображаемого и символического, то есть чувством. Реальность - чувствуема, реальность - чувств. Имена чувств и есть (для большинства людей) - реальность. Такая реальность чувств - иллюзия, как товары для общества потребления - иллюзии лучшей жизни. Ничего не меняется, просто люди верят, что покупая товары, они делают свою жизнь лучше и мошенники, называют им это чувство - по имени - это и есть товар.
   3. Воображаемое. Это как опьянение алкоголем, наркотиками, похоть, одержимость страстями, азарт игры или подавление всего остального инстинктом. Иконическая форма идеи иного бытия. К этому пункту также следует отнести религию, юмор, культуру, литературу (повествовательность, агенство событий), рынок, иллюзию объёма и пространства (перспективу, включая и цветовую) академической картины, виртуальную реальность, власть, социальный статус. Различие множества типов слепой веры в воображаемое лишь в том, иконической формой какой именно идеи это качество является?
   Воображаемое является концептом (непротиворечивым единством, сочетанием не сочетаемого) реального и символического, то есть невежеством. Вне такого их концепта - поверхностное совмещение реального и символического - есть либо вызывающее ненависть по отношению к символическому со стороны реального - такое их противоречие, либо иллюзия понимания символа (галлюцинация, клиповое мышление, подчинение реального символическому, которое гораздо сильнее интуитивно понятного), но воображаемое - это такое их сочетание, где противоречия между ними или иллюзии реальности символического - не возникает. Возникает нечто третье, большее, чем просто реальное и чем только символическое, тенями (или отражениями) которого они и являются.
   2. Символическое, потустороннее, метафорическое, по настоящему достоверное, подлинно-бытийное, психоделическое критическое мышление, математически доказанное, скрытое от профанов, сакральное, истинное, красота, высшее.
   Символическое - относительно. Например - символическим, по отношению к чувству (единству символического и воображаемого) является имя этого чувства. Символическим, по отношению к имени чувства - является концепция (внутренне-непротиворечивое точное словесное определение этого имени чувства). Символическим, по отношению к концепции имени чувства - является её рисунок (визуальная метафора концепции, иллюстрация). Символическим, по отношению к иллюстрации является понимание концепции из её рисунка (чертежа). Символическим, по отношению к такому чертежу точного определения имени чувства идеи словом - является платоновская "ложная Истина", кажущееся равенство понимания чувства идеи самой идее, как объекту чувств. Символическим, по отношению к такой истине об идее - является её непосредственное ощущение (вне метода чувства). Символическим (первородным) - по отношению к такому созерцанию идеи - является осознанность идеи - свойством самой жизни. Пример - мышление человека (отражение человеком идеи природы) - само есть отражение идеи человека самой природой. Мы не можем знать, что такое человек вне его мышления, как проявления его природы. Символическим, по отношению к осознанности (психоделическому ощущению - другими словами: критическому мышлению по отношению к одним лишь именам чувств) - является откровение. Символическим по отношению к откровению является картина - нарисованное ощущение, круг символического замыкается в циферблат часов.
   12
   9 3
   6
   Если идею, чувство идеи, наделение этих чувств именами, формулировку имен концепциями и понимание концепции из её рисунка представить отметками на таком умозрительном циферблате часов (3-идея, 6-чувство, 9-концепция, 12-понимание рисунка концепции), то символическое - можно представить течением "времени", которое эти часы мышления измеряют. Все процессы мышления человека протекают в этом условном - символическом времени. Но, конечно метафора символического, как времени - очень условна. Пойми её буквально - получится бред. Это просто пример рисунка концепции имени чувства идеи времени. Мышление - метарекурсивно, бесконечно отражает само себя. Один предел - дурная бесконечность отражений отражений, другой - житейская обыденность ограниченности пространства мышления некоторой областью. Бег по малому кругу собственных представлений о жизни. Как сказал Юлиус Эвола: "Все микробы бегут по кругу, все люди бегут по кругу вымышленных авторитетов, но понимая, что светятся они сами".
   Мой дедушка штурмовал Вену, где тогда среди развалин, под бомбами гулял Эвола, считая себя неуязвимым. Бомба нашла и его, и остаток жизни он провёл парализованным, развлекая проституток разговорами об искусстве. Они и пересказали его истории философам. Дедушка - всю свою последующую жизнь - писал книгу о "правде войны", по сути повторяя слова Эволы и умер в разочаровании, признав факт, что его книга никому не нужна. У войны нет правды, это безумие. Но, книга была целью его жизни. Он её исполнил, а нужна она или нет кому-либо ещё - лично ему не должно было быть важно. Ребенком я смотрел как он строчит на машинке днями на пролёт и стал рисовать свои ощущения. Я не повторю ошибку дедушки, мне все равно - кто, какой смысл увидит в моих высказываниях. Высказываться о своих ощущениях и есть настоящая жизнь. Не смотря ни на что, это есть ощущение себя человеком разумным. Все прочее - лишь конструкции из отражений таких ощущений, то есть - иллюзия разума. Меня, в отличии от дедушки ограничивает лишь севший аккумулятор старенького айпэда, его хватает на пару часов, все остальное время приходится наблюдать жизнь.
   У меня постоянно звенит в ушах, причём этот звон ничему не мешает, он даёт мне ощущение жизни здесь и сейчас, как шипение времени, но стоит пойти куда-нибудь, безумные выкрики моих собеседников о своих чувствах жизни - заглушают этот звон, я прислушиваюсь, стараясь расслышать его, и слышу музыку как случайные сочетания этогозвона в ушах и перекрикивающих его собеседников. Остаётся только воспроизвести эту какофонию на синтезаторе. Korg Kassiolator. Постепенно, равномерный звон в ушах возвращается и я засыпаю с кассиолатором в руках.
   Тоже самое и с цветом, цвет для меня не имеет никакого значения, он как пелена на глазах, как клей, онполупрозрачен и бесцветен, но слова собеседников воспринимаются перехлестнутыми цветными потоками, которые тянутся за ними как шлейфы и я стараюсь свести их обратно к спокойной непроявленности, для этого походит любой поток случайных сочетаний цвета, как бесцельное редактирование одной и тоже картинки - скриншота Афона самим айфоном, поток выталкивает из себя все лишнее (цвет) и вновь все возвращается на круги своя. В белый шум здесь и сейчас.
   Я совмещаю сотни таких рисунков с музыкой и закачиваю в ютьюб. На этом - все. Раньше я проводил перформансы, проецируя случайные потоки цвета себе на лицо, исполняя спонтанную музыку - где угодно, в парке, на шумной улице. Москва издаёт адский шум, особенно МКАД или Садовое кольцо. Превращая людей в зомби. Важно успокоить эту суету. Совмещение звука и абстрактного видео выделяют из этого шума - растворенные в нем образы. Однажды я пригласил стрит-танцоров, спонтанно поработать в таком цвето-звуковом пространстве. Они стали биться головой о стену и поломали все картины.
   _ _ _
   Помимо времени мы чувствуем в жизни пространство и массу. Вместе со временем они составляют триаду базовых понятий классической физики. Все прочие основные понятия физики (скорость, ускорение, энтропия, гравитация, импульс, сила и энергия) - лишь их сочетания (комбинаторика). Как и сочетания цвета. Список не полный. Многое ещё не открыто. В отличии от оттенков цвета. Это пример из физики, но в других областях человеческого знания семиотические базовые понятия ровно те же самые, они лишь означаются другими терминами. Например - в терминах цвета - это красное, зеленое и синее:
   - Красное реальное, это условно масса, коэффициент замедления воображаемой скорости (изменения положения в пространстве и во времени точки зрения оппонента) кажущегося космонавту вращения планеты, вокруг его станции, когда - для наблюдателя на поверхности Земли - это космическая станция вращается вокруг планеты. А не наоборот.
   _ _ _
   Масса планеты (М) - есть коэффициент пропорциональности между (произведением удельной силы гравитации (действующей на единицу массы космической станции) и квадрата расстояния между центрами масс планеты и станции) и квадрату произведения скоростей вращения станции вокруг планеты и планеты вокруг станции. Как это понимать, как варианты сочетания слов, означающих чувства.
   F(G)=M x (vV)^2 x m/r^2
   F(G)r^2/m=M x (vV)^2
   Очевидно, что космонавту кажется, наоборот, что это планета вращается вокруг его станции. И резонно предположить, что обе воображаемые скорости вращения равны, но нет - чувство гравитации подсказывает, что это ошибка, скорость вращения планеты, вносящий наибольший вклад в чувствуемую гравитацию - меньше очевидной в число раз, равное массе планеты:
   V=v/M
   Единичная сила гравитации (сравнительно новое понятие, введённое при реформе единиц измерения физический величин, отсутствующее в оригинальной теории Ньютона - G: сила гравитации, действующая на две единичные массы на единичном расстоянии) - равна произведению квадратов двух воображаемых скоростей их вращения друг относительно друга. Куда проще? Есть некая загадочная единичная сила гравитации, определять которую не требуется, это имя чувства гравитации, а сама ньютоновская гравитация - просто её численное значение, коэффициент, зависящий от масс тел и расстояния между ними. Очевидно, что если массы равны, то единичная сила гравитации равна четвёртой степени такой скорости кажущегося вращения.
   G=v^4
   Но, как быть, если никакого вращения масс друг относительно друга не происходит? Это так - только в восприятии наблюдателя, которое относительно. Всегда можно представить такую точку зрения (систему отсчёта), относительно которой - "вращение" происходит. Или не происходит. Движение в теории Ньютона - относительно, зависит от системы отсчёта (точки зрения). Это неопифагорейство, а не физика. Если Вы находитесь на карусели в центре вращающихся масс - не имея никаких ориентиров, то никакого вращения масс Вы не увидите, но гравитацию (как центробежную силу) - все равно почувствуете.
   Напомню, что скорость определена как отношение пройденного пути ко времени:
   v=s/t
   Вращение предполагает отношение скорости к радиусу вращения, а инерциальная ньютонова сила (без учёта вращения) есть произведение массы и ускорения (согласно теории Ньютона - его не-неинерциальная сила - есть, определяемый экспериментально - коэффициент пропорциональности между отношением ускорения и массой (между ускорением и обратной массой: a=F/m). Произведение двух воображаемых - разными наблюдателями - интерциальных сил, действующих на обе массы (как я думаю) и есть их гравитация обоих точек зрения на природу. Диалог масс. Любой диалог раскладывается на семиотические знаки.
   F^2=mM x aA
   a=s/t^2=s^2/st^2=v^2/r (s=r)
   aA=(vV)^2/r^2=G/r^2
   F^2=G x mM/r^2=F(G)
   Если массы различны, то G - это уже не единичная сила гравитации. Задача становится абсурдной. Но когда это нам мешало?
   G=(vV)^2
   V=v/M
   G=v^4/M^2
   Вывод. Проблема понимания природы гравитации - вовсе не проблема физики, а проблема осознания относительности восприятия природных процессов человеком. Эйнштейн развил эту теорию Ньютона (интерпретировал, наделил новым смыслом) - в своей теории относительности. Но, таких интерпретаций (смыслов) может быть множество. Как я думаю, именно это решение Эйнштейна - подобно концепту противоречащих друг другу разных точек зрения на восприятие времени: 
   Для обывателя время линейно, он интуитивно измеряет его часами (механическими s/t, песочными m/t или информационными/электронными ms/t, последние можно назвать энтропийными, так как понятие энтропии является термодинамическим аналогом механического импульса p=ms/t - термодинамика получается из классической механики - преобразованием системы координат - базовых понятий, вместо расстояния - объём, вместо массы - давление, вместо времени - температура. Произведение базовых величин в механике и в термодинамике - одинаково, но в первом случае это импульс, а во втором (в новых терминах) - энтропия. Доказательство смотрите в других моих статьях.
   Для физика все наоборот, процессы изменения расстояния и массы измеряются относительно некоторого абстрактного времени. Что интуитивно понимается обывателем "обратным временем" (-t).
   Если -t=1/t => t=i (мнимая единица), то время - относительно. Именно это - как я думаю - Эйнштейн и подчеркнул, но не привёл интуитивно понятный профану пример. Потому возникли иллюзии понимания этой теории. В случае гравитации, масса планеты искажает скорость её воображаемого вращения вокруг космической станции. То есть масса (как бы) замедляет время. Эйнштейн прав? Возможно, понять бы ещё что именно он имел в виду...
   Предельная скорость света - открытая задолго до Эйнштейна - как я думаю - есть предел всех вариаций воображения, произведение которых (векторная сумма) - и есть "реальность" чувств природы человеком. Мир вокруг нас гораздо интересней, чем мы способны себе это представить. И наше чувствованием вселенной не ограничивается одним зрением. Мышление скрывает другие типы чувств. Если физика и способна что-то сказать о природе, то только это. Можно назвать чувство такой идеи именем "все воображаемо". Но - для интеллектуала - это имя требует точного определения словом, а для понимания такой концепции - необходим её рисунок и это понимание - с постмодернистской точки зрения - вовсе не есть Истина. Другое дело, что для потребителя имен чувств - таких имен и достаточно. Понимание мысли остаётся за кадром, что конечно можно назвать галлюцинацией (понимания). Это и есть культура "современника". Из таких галлюцинаций и соткана его реальность.
   Современник (термин соответствует хайдеггеровскому DasMan) - агрессивно защищает своё право видеть мир именно так. Реальное (интуитивно понятное) сопротивляется символическому (повышению уровня такого понимания своих чувств). Проще назвать это "безумием". Хайдеггер назвал это "полу-животным - полу-автоматическим существованием". Интеллектуал, с таким агрессивным навязыванием ему культуры примитивного существования (контемпрорари) - не согласится. Но, такая культура упрощения всего - до одних лишь имен чувств - теперь тотальна. Как и во времена античности и в новое время, всегда так. Вот, и Капица, будучи интеллектуалом - как я думаю - и протестовал: там, где обыватель (потребитель) удовлетворяется именами своих чувств, или даже одними лишь их поверхностными признаками, то интеллектуал удовлетворяется только концепциями этих имён или пониманием этих концепций из из рисунков или ложными Истинами о тождественности такого понимания и самого объекта чувств - идеи. Что тоже самое безумие "современника", отличается лишь его уровень.
   Противовесом "безумию познания" (на всех его интеллектуал них уровнях) - является художественно-эзотерический опыт непосредственного ощущения идей, но при детальном рассмотрении - оказывается, что это тоже самое безумие, только не слева направо, а справа налево. Мой старый друг снял фильм об этом, но уже много лет, каждый месяц, он звонит мне и сообщает, что через неделю закончит монтаж фильма, но через месяц все повторяется, смысл ускользает и он мне высказывает это, как претензию. Я смеюсь. Если бы смысл лежал на поверхности - это был бы лишь поверхностным признаком смысла. Фильм не может быть завершён никогда. Иначе он ни о чем. Но фильмы обычно заканчиваются показом. Это только тогда, когда удаётся убедить зрителя в том, что фильм - именно то, что они хотят посмотреть. Что есть китч. К смыслу это не имеет никакого отношения. Это не первый фильм о моих высказываниях и ничем, кроме сумасшествия режиссёра - ранее - это не заканчивалось, а его путь к этому и есть его жизнь. Как видите, сказать просто - не сложно. Шанс понять есть всегда, но от меня это не зависит.
   И что, выхода нет? Выход есть - непротиворечивое единство обоих безумств высшего уровня, то есть их концепт. Это единственная реальность человека - такие конструкции из противоречий. Как сочетания цветов. Пример такой современной (но не современника-контемпрорари) конструкции - социальная сфера человечества. Воображаемые небеса. Искусственный интеллект. Она (он) довольно сложно устроен(а) - как 4096-гранник с 48 вершинами (дискурсами). Но сложно это только для человека, не для компьютера. И, понимание его геометрической формы разрушает эту форму, а значит и социальность, что увеличивает число граней в геометрической прогрессии, потому - представление о форме и числе вершин такого многогранника нашего мышления - вопрос будущего. Сейчас важно лишь то, что мы наконец поняли, что своими мыслями строим такие символические геометрические фигуры, каждый на своём месте, строит свою часть сферы Соляриса и ничего другого у нас просто нет. Это и есть отражение природой идеи человека, равное отражению природы человеком.
   _ _ _
   Ещё раз о гравитации. Есть два массивных объекта, как две точки зрения или две системы отсчёта, относительно одной или относительно другой, на них действуют разные силы, соответственно этим разным точкам зрения. Но, есть и третья точка зрения, недоступная простому интуитивному пониманию (только с одной - твоей собственной - реальной - точки зрения). Все силы, со всех точек зрения - складываются (векторно складываются, математически - перемножаются) в реальность. Которая чувствуется. Но есть и дефект ожидания такого результата. Одна из сил, с противоположной твоей точки зрения - реально меньше очевидной тебе - в число раз, равное массе этой второй точки зрения.
   Это современная интерпретация теории инерциальности Ньютона. Теория относительности Эйнштейна - другая интерпретация той же самой теории - начала 20 века. Физики называют её "теорией воображаемой относительности", так как - в ней рассматривается искажение восприятия процесса, в котором сам наблюдатель не участвует, это искажение воображаемого им результата подчиняется математическому правилу "преобразований Лоренца", связанного со скоростью одной точки зрения (системы отсчёта), относительно другой. Чем ближе эта относительная скорость к скорости света - больше различие. Но, что происходит на самом деле, удаленному от самого процесса - наблюдателю - доподлинно не известно, что совсем не мешает ему представить невидимый процесс умозрительно. И эта фантазия подчиняется математическому правилу. Просто фантастика!
   Приведу простой пример, доказывающий абсурдность интерпретаций теории относительности Эйнштейна профаном-современником. Допустим, что ракета взлетает с Земли, сразу с релятивистской скоростью, её длинна - для земного наблюдателя - укорачивается, по правилу Лоренца, а масса возрастает. С точки зрения космонавта - наоборот - сокращается преодоленное им расстояние от планеты, а сама планета превращается в блин огромной массы. Ничего не происходит. Очевидно, что ракета осталась на стартовой площадке, сплющившись в блин, растратив бесконечную энергию. Но, при этом (вроде бы как) - считается - что ракета улетела. Что же произошло на самом деле? Это очень просто - улетел мозг современника, причём - в чёрную дыру его собственного воображения себя разумным.
   _ _ _
   Наблюдал вчера видео НАСА о том, как сверхмассивная чёрная дыра разорвала звезду. Захваченная чёрной дырой звезда сначала вытянулась, как пламя свечи - вдоль оси проходящей через центры масс, в обе стороны. Как если бы наше Солнце вытянулось до Земли или около того. И к дыре и во вне. Затем - порвалась и выплеснулась во вне, образовав спираль, до Нептуна или далее, но затем - чёрная дыра ее притянула, размазав по своей орбите светящимся кольцом. Сфера стала кольцом.
   Титры сообщили, что событие произошло около 150 миллионов лет тому назад. И, что в нашей галактике - такое случается приблизительно - раз в 50 тысяч лет.
   Меня заинтересовало, что же произошло? Особенно, с точки зрения жителей этой солнечной системы.
   То, что звезда взорвалась спиралью - как раз понятно, это как перерезать канат, на котором вращается груз, нижняя часть хлеснет Вам по рукам, верхняя отлетит во вне. Принцип пращи: раскрутить канат с грузом и внезапно высвободить этого груз. Он полетит как снаряд.
   Суммарная кинетическая энергия всех частей распавшейся звезды осталась прежней, все части продолжили своё вращение, но не с прежней угловой скоростью, чем дальше разлетелись осколки - тем ниже оказалась их угловая скорость, это объясняет форму спирали. Менее плотные, более отдалённые от чёрной дыры части звезды - были выброшены высвобожденной силой инерции, когда гравитация самой звезды перестала сдерживать эту инерцию - на большее расстояние. Причём, траектория звёздной спирали - по форме - повторила траекторию заезды до катастрофы. Части звезды полетели по прежней траектории звезды.
   Но возникнув - спираль стала вращаться с прежней угловой скоростью. Следовательно - объём уменьшился, облако газа - возможно - снова разогрелось. Повторюсь - отдаленные части звезды - внезапно - приобрели большую линейную скорость (чем та, которая была у них в момент взрыва, когда они были частями свечеобразной звезды на орбите чёрной дыры) и пропорционально этому - увеличился радиус вращения этих частей вокруг чёрной дыры. Точнее - сначала увеличился радиус осколков, затем - их линейная скорость. Затем звезда стала кольцом.
   Если скорость пропорциональна радиусу вращения, то можно предположить, что сила гравитации есть произведение двух инерциальный сил (кажущегося жителю чёрной дыры - вращения звезды вокруг этой дыры и кажущегося жителю звезды вращения дыры, вокруг этой звезды). Такая воображаемая скорость меньше наблюдаемой в число раз, равное массе этого космического тела. Угловая скорость вращения звезды осталась прежней, но кажущееся вращение дыры вокруг звезды - для разных областей бывшей звезды - стало различаться. В результате неоднородного уменьшения этой скорости - неоднородно увеличился радиус вращения частей звезды. Звезда превратилась в спираль. Кинетическая энергия осталась прежней. Затем - кольцом.
   Но, на саму дыру ничего не упало, все осталось на орбите. Нижний факел взорвавшиеся звезды также принял форму кольца, растянутого по орбите. Но, затем, это третий этап трансформации звезды - отдаленные во вне - части звезды - снизили орбиту, а значит и скорость и орбиты всех частей звезды снова совпали. Почему? Вероятно, в определённый момент деформации звезды прекратилась ядерная реакция, а с ней и сила инерции вращения и - гравитация чёрной дыры взяла своё. Этот вопрос меня и заинтересовал. Скорость - внезапно увеличилась, и затем - сразу уменьшилась. Если звездная спираль - праща, то что есть запущенный ей камень? Откуда взялась и куда ушла энергия?
   Очевидно, что энергия, разрушившая звезду - это энергия термоядерной реакции, причиной её высвобождения стал коллапс силы гравитации самой звезды. Но, когда эта высвободившаяся энергия инерции разбросала остатки звезды по спирали - возможно - реакция прекратилась, осколки плазмы остыли и - вскоре стали притягиваться к самой дыре, пока не вытянулись в кольцо по всей орбите, как кольца Сатурна.
   Нечто подобное мы наблюдали совсем недавно, когда гравитационное поле Юпитера разорвало комету Шумахера-Леви на осколки. Но, в случае звезды это разрыв не твёрдого тела, но плазмы, поэтому - вероятно - и образовалась непрерывная спираль. Причина разрыва - коллапс силы гравитации самой звезды, уравновешивавшей расширение, происходящее в следствие термоядернуой реакции, по простому - причина - спусковой крючок выстрела спиралью - есть градиент силы гравитации сверхмассивного тела. На разные части звезды действовала различная - по величине - сила гравитации чёрной дыры и эти различия оказались весомее силы гравитации самой звезды. Черная дыра вспорола звезде пузо и раскидала её кишки по окрестностям. Но, почему, затем - все вернулось к равновесию? Объём кольца конечно многократно больше объёма звезды, но меньше объёма спирали.
   Логично задать вопрос, почему - так же, как разрушилась звезда - не разрушаются космические станции? Например - Вояджеры, разгоняющиеся силой гравитации внешних планет, к которым приближаются под определённым углом и отскакивают. Они относительно небольшие и прочные и той погибшей звезде просто не повезло с траекторией, при другом угле - она бы просто отскочила от дыры, лишь увеличив свою скорость. Но, возможно, ядерная реакция не прекратилась в тех частях звезды, которые сразу оказались на орбите кольца.
   Все это понятно, кроме одного - почему воображаемая скорость вращения чёрной дыры вокруг частей распавшейся звезды сначала замедлилась, и затем снова увеличилась?
   Простое объяснение - по аналогии - пружина. Когда звезда разрушилась, пружина сил инерции распрямилась, но затем снова сжалась. Что же тогда аналог силы упругости этой гравитационной пружины? Её гравитация, которая сначала исчезла, но затем, когда звезда остыла - её сменила гравитация самой чёрной дыры.
   Посмотрим на все это глазами жителя погибшей солнечной системы. Внезапно, на его небе - появляется огромная чёрная дыра, как ему кажется - начинающаяся вращаться вокруг этого наблюдателя. Масса этого объекта в небе - настолько огромна, что физическая (гравитационная или воображаемая) скорость вращения этой дыры на небе меньше наблюдаемой в огромное число раз. В 6 тысяч раз больше массы нашего Солнца, в привычных нам килограммах. Эта невидимая наблюдателю сила гравитации - и есть то самое - эйнштейново - замедление времени массой чёрной дыры - но это не замедление физического времени, как описывают этот процесс фантасты, а вполне себе - обыденное замедление инертных сил, относительно ожидаемой реальности. Масса искажает восприятие. Нам кажется, что чёрная дыра вращается вокруг нас быстрее, чем это проявляется гравитацией. Картинка, которую создаёт зрение и ощущение веса не совпадают. Это не соответствие ощущаемого и наблюдаемого и есть гравитация - которая разрывает звезду на сгустки, растягивая в космическую нить, размером с солнечную систему. Звезда превращается из точки на небе в клубок светящейся нити. Но, это при условии, что планета, на которой находится сам наблюдатель - не пострадала. Скорее всего - либо она пулей вылетела в дальний космос, как камень выпущенный из пращи, либо распалась на камни. Как кольца Сатурна. Лучше представим, что это был последний космонавт, по счастливой случайности - вышедший в момент катаклизма в открытый космос. Он мог оказаться на орбите Сатурна и сразу вернуться обратно, а мог сразу оказаться на орбите кольца.
   Затем, космонавт видит, как вытянувшаяся нитью звезда - сворачивается в кольцо на орбите чёрной дыры, принимая форму факелов, по краям чёрной дыры, как и вся материя в этой солнечной системе, включая и самого космонавта. Наблюдатель находится внутри светящегося газового облака, часть которого - для него - скрыта чёрной дырой и кроме этого радиоактивного света - космонавт ничего не видит, ни чёрной дыры, ни звёзд. Ничего. Только свет, со всех сторон.
   Допустим, космонавт выжил в этом кольце плазмы, в которое превратилась звезда. Или даже выбрался и него.
   Если представить более естественную смерь звезды от взрыва - как рождение сверхновой, то отличие этого случая от случая спиралевидного разрушения звезды чёрной дырой, лишь в другой геометрии процесса, в одном случае это рассеивание продуктов звезды, шарообразная туманность. В другом - сворачивание взорвавшейся звезды в тор (кольцо). Естественный термоядерный реактор.
   Пока погибшая звезда не израсходует свою ядерную и кинетическую энергию - она так и будет вращаться по орбите чёрной дыры. Эта орбита - вовсе не гравитационный радиус, поэтому, выжившему космонавту ее возможно покинуть. Свет же покинул место катастрофы и спустя 150 миллионов лет дошёл до нас.
   _ _ _
   - Зеленое расстояние или воображение. Что такое расстояние?
   Во первых, очевидно, что благодаря ядерной физике 1960-х - известные нам сейчас ядерные реакции - связаны с изменением координат зеленой оси сильного взаимодействия, то есть - с преобразованиями зелёных кварков, как числовых отметок на этой воображаемой оси. Что можно понимать некоторым аналогом физического расстояния. За подробностями - отсылаю читателя к другим моим статьям на эту тему.
   Во вторых, также очевидно, что расстояние - это длинна пробега нейтрино, несущегося со скоростью света от условного центра атома. Кто ввёл это условие? Сам человек. Нейтрино возникает в ядерной реакции. Как математический фокус. Пусть кто-то утверждает, что нейтрино наблюдаемо, уверяю Вас, это самообман - глазом человека нейтрино не увидеть, можно лишь интерпретировать результат физического эксперимента по его обнаружению, что не более чем диаграмма на экране компьютера. Диаграмма - не нейтрино, как палец указывающую на Луну не есть сама Луна. Это просто индекс. Что есть сам объект наших чувств - мы знать не можем. И размер такого атома - якобы испустившего нейтрино - на самом деле - сопоставим с размером вселенной, то есть - в наших же представлениях - каждую секунду он увеличивается на триста тысяч километров. Время - одна из умозрительных проекций скорости света. Но если, нейтрино вылетает из атома лишь нашем восприятии вселенной, а на сам деле ничего не происходит, то нет не только расстояния, но и времени. Деление атома на массу его центра и расстояние пробега нейтрино - условно. Но, мы же видим огромную вселенную, возможно мы просто чувствуем так нейтрино, видим как расстояние?
   Следует напомнить, что хотя физики считают скорость света предельной, она - по их же мнению - имеет два предела, либо верхний, либо нижний. Который есть один и тот же предел, различный он только для разных областей вселенной, как их граница. В этой идеи нет ничего нового. Либо скорость не может быть больше скорости света, либо не может быть меньше. Существуют два разных мира. Их граница - скорость света.
   Как это понимать?
   В одном случае масса (в наших условных человеческих представлениях) перемещается на расстояние, и скорость такого перемещения имеет верхний предел. В другом случае - расстояние "перемещается" по массе, что представить сложнее, и скорость такого перемассирования расстояния имеет нижний предел. Возможно, этот переход и происходит на гравитационном радиусе чёрной дыры. Нейтрино остаются на месте, а масса улетает от него на некоторый массовый аналог привычного нам расстояния. И эта скорость удаления массы от нейтрино не может быть меньше скорости света. На границе обоих миров масса равна расстоянию. Вне чёрной дыры, масса является (человеческой) точкой отсчёта расстояния, внутри - такой (нечеловеческой) точкой отсчёта массы является расстояние. Импульс, а значит и энтропия (если нет работы) - во всех случаях - неизменны. Рост энтропии вселенной - который мы наблюдаем в телескоп - есть результат работы, как изменения внутренней энергии системы (затрачиваемой на рост расстояния). Логично, если внутри чёрной дыры - эта работа направленна на перераспределение расстояния по массе. Что можно понять, как некоторый аналог "кристаллизации" атома. Что явно должно иметь предел. Как и рассеивание массы - "пустота". Субатомные вещество возвращается в своё изначальное состояние непроявленности материей.
   Предположение Хокинга, что чёрная дыра испаряется - можно понимать рассеиванием расстояния, возможно с субстветовой скоростью, по ому мы не видим этого излучения Хокинга - мы видим только фотоны, малую часть картинки вселенной, так, что если чёрная дыра испаряется - это должно быть подобно тому, как в обычной (привычной нам сейчас) вселенной рассеивается её масса. Это - относительно привычное "испарение массы на расстояние" можно понимать обычными ядерными реакциями, манипуляциями зелёными кварками. Если же масса меняется с расстоянием (как меняют точки отсчёта) местами, то ядерные реакции внутри чёрной дыры - можно понимать, как манипуляции с красными кварками. Непривычными, экзотическими или темными ядерными реакциями.
   Обычная (для нас) протон-нейтронная ядерная реакция, семиотически есть сочетание тёмных и серых оттенков цвета RGB, сочетание "схемы" (семиотически 112, силлогистически - О: необходимо частно-отрицающее, дискурсивно -12) и "неопределённого восклицания" ("ой", семиотически 122, силлогистически - частному, IO: необходимо от часто-отрицающего к частно-утверждающему, дискурсивно - 23 или -1-4. Светло-синий цвет.
   Гравитация, семиотически - есть сочетание серых оттенков цвета RGB (122) и гетевского анти-цвета CVY (223). "Ой" и "реклама". Силлогистически - IO и AEIO (категоричность). Дискурсивно - 12 или -3-4. Темно-синий цвет.
   Третья, возможная, простая симметрия семиотической матрицы физических терминов - она же матрица адронов ядерных физиков - сочетание насыщенных и светлых оттенков CVY: 133, указание на право владения (как кивок головы) и 233, научная пропозиция. Силлогистически это категоричное I (частное утвердительное) и АI, от общеутвердительного к переходу от него к общеотрицательному. Пересечение категоричного и утвердительного. Свето-голубой цвет.
   Манипуляция происходит с числами (кварками) первой (красной) оси цвета, от нуля (1) до 50% (2), в терминах кварков: uss -> dss. Деление шкалы на три точки - условность, делить можно как угодно, но сложность пространства сочетаний, при этом - возрастает. Суть понятна и при простом делении шкалы цвета на три части. Физики делят на 12 частей: шесть кварков и шесть анти-кварков. От адрона кси-ноль к адрону кси-минус. Условно это можно назвать непривычными (экзотическими) ядерными рекциями. Можно предположить, в силу симметрии, что они нам невидимы по тому, что протекают внутри чёрной дыры.
   Но, в приведённом выше примере рассмотрены только по одной реплике каждого из шести семиотических знаков, у каждого из этих знаков по три реплики, как 112, 121, 211. Вариантов ядерных реакций или основных сочетаний цветов - больше, чем рассмотренно. Важно, что гравитация рассмотрена одним из типов ядерных реакций, следовательно, в таком представлении, гравитация есть внутриядерный феномен, а если гравитация формирует форму вселенной, то и все такая (чувствуемая нами) вселенная - внутриядерный феномен. Один из множества возможных. Но, очевидно, что все варианты вселенной сосуществуют одновременно, другое дело, что мы видим только одну, как слушаем только одну радиостанцию, когда очевидно - покрути ручку настройки радиоприёмника (нашего мышления) - возможно услышать и другие.
   - Синее символическое - как метафора времени.
   Символическое является концептом воображаемого и реального, то есть - чем-то большим, чем просто воображаемое чувство идей и наделение этого чувства смыслами. Если простое, обыденное сочетание воображаемого и реального - иконическое чувство, например - любовь, то их концепт - нечто большее, чем это простое чувство. Синестезия или смешанное ощущение символического и воображаемого. Сам мир идей, недоступный чувственному познанию. Сверхчувственный или в терминологии Платона - трансцендентный. И реальное (масса) и воображаемое (расстояние) - лишь его тени или проекции. Все соткано из таинственных первоэлементов времени "здесь и сейчас". Все - воображаемые (нами) - его конструкции. Что опять даосизм.
   Если назвать форму материи внутри черной дыры - с нашей "реальной" точки зрения вне её - воображаемой, то можно назвать и нашу реальность, с точки зрения гипотетического жителя чёрной дыры - воображаемой. Сюжет для фантастического сериала. Все воображаемое нами - там реально и наоборот. Тот же самый Солярис Лема. Вариант 2.0. Реальность - как воображение, а воображение - как реальность. Но, если возможность преодолеть границу между этими двумя мирами - прагму - мир примера, факта и необходимости - художественного образа, как гравитационный радиус чёрной дыры? Это нам пока неизвестно. Но, возможно мир вокруг нас такой и есть? Ведь устаревшие семиотические знаки (как и античные силлогизмы, как и продвинутые дискурсы) - описывают пространство наших мыслей именно так, не разделяя вселенную мышления на области внутри чёрных дыр и вне их. Тогда, черные дыры - семиотически - области нашего воображения?
   Масса - семиотически это реальное, интуитивно понятное, чувствуемое, физически - это отношение силы (sm/t^2) к ускорению (s/t^2), другими словами она обратна квадрату времени (1/t^2), вывод смотрите в других моих статьях, например в книге "Масса на расстояние", её можно заказать в бумажном виде на Lilu, в Канаде кто её издал, присвоил ISBN, а расстояние - это произведение скорости и времени (ct).
   Но, это время, как пространство разума - может течь и вспять, как если условно представить, что мысль протекает против часовой стрелки: от 6 часов осознанности (анти-чувству к 3 часам - непосредственному ощущению идеи, к 12 часам - нарисованному непосредственному ощущению идеи (анти-иллюстрации концепции) и далее к 9 часам анти-концепции анти-имени анти-чувства идеи, пророчеству или откровению о нарисованном ощущении. Это и есть опыт непосредственного ощущения идей жизни, то есть искусство. Об этом невозможно сказать словами ничего достоверного и сам этот текст - не более, чем концепция имени чувства такой идеи.
   Возможны противоположные течения мысли от этапа к этапу:
   - Символическое течение мысли по часовой стрелке есть последовательное познание символического, иного, подлинного бытия, растворенного в череде событий житейской обыденности. Его предел иллюзорная Истина, как воображаемое (ложное) единство понимания рисунка концепции имени чувства идеи и самой этой идеи. Замыкание пути мышления в круг. Когда - совсем не факт, что это бег по кругу.
   - И, обратное познанию движение мысли против часовой стрелки - анти-символический художественный опыт непосредственного ощущения идей (источника чувств) - частями самой жизни.
   Единственность последовательности разворачивания мышления от этапа к этапу также сомнительна. Как 1234 потребителя или 4321 софиста. Таких последовательностей - множество. Все восемь этапов мысли могут сочетаться друг с другом как угодно, выстраиваясь в цепочки. Но, условный оборот мысли, как стрелки циферблата часов - что и есть поворот колеса Сансары в буддизме - редкость. Подавляющее большинство людей застревают на каком-то определённом этапе своего мышления и просто не видят всей картины, всего пространства собственного мышления. Мышление, использующее сразу четыре этапа - в той или иной последовательности (направления стрелки часов) - самодостаточное. Люди с несамодостаточным мышлением тяготеют к самодостаточным, что социальный аналог гравитации, единства неопределённого восклицания и рекламы, таких сочетаний - множество типов (как множество вариантов сочетания четырёх элементов мысли), что и создаёт социальные отношения.
   Основные области проявления человеческого мышления - сон и речь. И сон и речь - проявляют только по два этапа мысли из четырёх. В любой последовательности. Эти два этапа есть полу-дискурс или семиотический знак. Самодостаточное или дискурсивное мышление - когда сон дополняет речь (или наоборот) до полного комплекта всех четырёх базовых элементов мышления (стихий мышления). То есть, когда сон противоположен речи и речь противоположна сну, когда они дополняют друг друга.
   1. Композиция, произведение, картина или концепт, он же - непреодолимое желание свести все прочие три этапа мысли к единству. Это стремление к гармонии обоих противоположных направлений течения мысли (как по часовой стрелке чувственного познания и против часовой стрелки опыта непосредственного ощущения идей).
   Всякая мысль - сочетает воображаемое, символическое и реальное. Но, при этом проявляет определённую степень их интеграции, как четвертую координату. Так же и цвет - формально - есть простая пропорция красного, зеленого и синего. Но эта простая пропорция - совмещается со шкалой серого, от белого к черному.
   Теперь посмотрим на мышление человека с другой - более абстрактной - точки зрения, накинем на него другой вариант топографической сетки: мысль, как процесс сочетает форму идеи (иконическую, это как отрицание символического, саму символическую или индексальную - нечто среднее между символом и иконой - пример идеи). Затем, выбранная нами форма идеи интерпритируется - нами же (опять же - либо иконически, в частности, как хайп, захлестнувшие чувства, "снесло крышу" (наваждение), другими словами, как отрицание общего символического закона, либо как сам общий символический закон, что можно представить как философию, либо индексально, нечто среднее, прагматическое, "и/или" - не в общем и не частности, как простое признание факта такой формы). Затем, следует этап самооценки - определение достоверности собственной мысли: это либо - иконическая гипотеза, ремма, то есть - гипотетически, как возможное (возможно присуще), например - социальная самоирония (у элиты), либо индексальный дицент, непосредственно наблюдаемый образ бытия (необходимо присуще), он же - художественный образ или результат осмысления научного эксперимента, либо - как аргумент, что "так оно и есть", именно присуще. Условно назовём первую стадию - формой идеи, вторую - её смыслом (интерпретацией формы идеи) и третью - определением степени достоверности сказанного - означением идеи её смыслоформой. В итоге выбора мыслью одного из 27 вариантов - мы получаем тот или оной семиотический знак. Один из 27. Форма, смысл, достоверность.
   Когда мысль начинается с означения, как осознанности, приводящей к непосредственному ощущению идеи (не к требующего называния чувств именами), затем - определяет форму идеи и интерпретирует её - это интеллектуальный семиотический знак, но когда первична - форма идеи, затем оценивается её достоверность и только затем интерпритируется, как смысл формы - это знак переживания. Другие варианты - американской семиотикой 1883 года - не рассматриваются, но очевидно, что всего вариантов чередования формы, смысла и достоверности сказанного - шесть.
   Проделаем аналогичную классификацию возможных сочетаний трёх базовых цветов (красного-формы, зеленого-смысла и синего-значения, 0% - иконически как отрицание символического, 100% - как напротив, утверждение символического или 50% - нечто среднее - между иконой и символом, как индекс или указатель на идею, факт её интерпретации и образ её достоверности - прагма. Все пространство цвета оказалось разбито на 27 областей основных цветов. Это и есть семиотика цвета. Цвет есть визуальная метафора семиотического знака. Единственное отличие пространства цвета от пространства знаков мышления - все очерёдности смешения базовых цветов - равнозначны. В мышлении - нет. Но и семиотика не делает таких различий. Они проявляются лишь в теории дискурса.
   Возможно, объединить такие знаки (как и цвета) в группы, по формальному признаку пропорции в них символического, не обращая внимание на то, какое именно это символическое (красное, зеленое, синее). Получится матрица 10 типов знаков:
   111 113 133 333
   112 123 233
   122 233
   222
   Первая цифра - красный цвет, вторая - зелёный, третья - синий, 1 - 0%, 2 - 50%, 3 - 100%. Подробнее об этой матрице поговорим позже.
   Подобный семиотический анализ можно провести с любым пространством: языка, культуры, науки, цвета, звука, вкуса, моды, философии, литературы, мифологии, эзотерики, событий житейской обыденности, техники, рынка, искусства, социальности и т.д. Чего угодно. Включая язык природы.
   С возрождения этого метода конца 19 века - во второй половине 20 века - начался постмодернизм. Он затронул все сферы деятельности человека. Но - по большому счёту - ничего не изменил в самих знаках мышления. Факт наблюдения за этими знаками не изменил сами знаки. В отличие от истории с электроном в квантовой механике начала 20 века. Человек (современник-контемпрорари) - так остался человеком, хайдеггеровским полу-животным, полу-автоматом, разумность которого сомнительна. Под влиянием идей постмодернизма с него лишь слетала маска (воображаемой им) своей (фальшивой) разумности. И то, не для всех. Постмодерн - это анти-постмодернизм, попытка цинично спекулировать открытиями постмодернизма среди тех, кто вообще ничего не понимает - то есть носит маски. Как сказал Виталий Пацюков: "Живопись - театр изначально".
   С постмодернистской точки зрения - цвет есть сигнал и больше ничего, но не сигнал об эмоциональном переживании, а сигнал о подлинной структуре мышления человека. С точки зрения постмодерна - цвет - признак какого-то неопределённого представления человека о жизни (чувства жизни) и если это чувство определить (подобрать ему простое, интуитивно понятное имя), для цвета это гармония, то - считается, что человек (потребитель имен чувств) - захочет купить его как товар. И большего - в его жизни, кроме этой купли-продажи имен чувств - просто нет. Либо ты продавец, один и тысяч, либо покупатель, один из миллионов. Жизнь растений или камней - куда гармоничней такой социальной жизни людей. И при этом, все считают себя интеллектуалами. Как минимум - не дураками. Это я и рисую, цветом. Что на самом деле - все дураки. Я ничем не лучше.
   В последние десятилетия я живу в Москве, и как бы я не старался дистанционироваться от местной художественной жизни, она все равно проникает в мозг - как крякающий сигнал несущегося по встречной полосе современного варианта совдеповского членовоза, как неинтересная назойливая реклама по радио, как примитивная мелодия через открытую форточку. Что я вижу? Никакого искусства нет и не может быть, но ежедневно открывается по несколько выставок. Зачем? Ради поддержания воображаемого статуса, что не более, чем поверхностный признак творчества. Менее удачливые авторы выстаивают сложные системы отношений друг с другом, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте и получить приглашение участвовать в выставке, цель которой - как правило - очень практична (реклама чего-то: фонда, персоналии) за деньги (которые и есть цель тусовки) и, на фоне чего - это будут рекламировать - не имеет никакого значения. Устроит любая случайность. Но, есть распределение этой случайности по знакомству. Живущие в пределах Бульварного кольца потомственные художники и деятели культуры постмодерна, по сути выступающие в качестве рекламщиков для желающих поддерживать свой социальный статус персоналий - имеют преимущество. Они уже знакомы друг с другом, и не одно поколение. Все остальное - спектакль, нашёлся бы лох, готовый заплатить за рекламу средствами "искусства". А желающих хоть как-то проявить себе в этом бизнесе - пусть в качестве волонтера - всегда достаточно. В такой деятельности нет достоинства. Искусство - напротив - это нарисованное ощущения идеи такой убогости московской художественной жизни. Кто это покажет? Никто! Система существует только за счёт ношения маски искусства, если её сбросить - бизнес рухнет. Сколько лет в Москве так происходит? Наверное уже лет триста. Как минимум, с воцарения Романовых, а может и ранее. Все презентованное, как искусство, на поверку - фальшивка. Как в романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита", от поколения к поколению - ничего не меняется и никакой Кремль - не диктует местным жителям правила этой "игры в Москву", он сам - лишь поверхностный признак подлинной московской жизни - её обёртка на экспорт, сообщение всему остальному миру, за границей Садового кольца. Имя чувства Москвы иностранцами. Самая дальняя граница этой "своеобразной цивилизации" - третье транспортное кольцо. Далее - для жителей метрополии - интеллектуальная пустыня лохов-потребителей. Право разводить которых интеллектуально имеют только они. Все точно, как в первых городах-государствах майа. Первопоселенцы стали придворными. И где теперь майа? На каждого майа найдётся Колумб. От сюда и ненависть ко в ему остальному миру, нежелающему подчиняться воображению о нем москвичей. Разве это на смешно?
   Как британцы и американцы смогли преодолеть подобное безумие и затеяли свою игру в рынок, и затеяли ли её вообще - мне неизвестно. Скорее всего их игра - это современная версия культа Митры. Кто попал в круг его света - тот и власть. Наверняка существует такой же имперский центр Лондона или Вашингтона, как интеллектуальная метрополия и огромная не-интеллектуальная колония потребителей имен своих чувств - за его пределами. Не видя этого центра мы считаем жизнь его колонии - демократией. Жители колонии (по мнению жителей метрополии) - имеют право получать имена своих чувств жизни только от них. Смешно и - житейская обыденность, растворяющая любые изощрённые мысли - не оправдание.
   Искусство может проявиться только на периферии такой воображаемой империи, где нибудь в Вермонте, в Париже, в Ньютон-Йорке, в Риме, в Новых Васюках, так как центральное гетто поддельных интеллектуалов, этого просто не допустит. Не стану утверждать, не вникал в детали, но уверен, что в других сословиях (в армии, в педагогике, в экономике, в любой академии) - ровно тоже самое, что и в художественной практике. Постмодерн - везде. Постмодернизм (искусство) - как анти постмодерн - редок. Но, не по тому, что его мало, он не менее тотален, но возможности проявиться - как правило - отсутствуют. Он сложнее одних только имен его чувств. Но это неведение очевидного происходит лишь в воображении нормы воображения.
   Единственный оплот постмодернизма - Охфорд (университет), но и тот, с 2006 года утратил былую славу островка будущего в море давным давно прошедшего - всего остального мира. Ураганы постмодерна захлестнули и Оксфорд. Что говорить о МГУ - у которого просто нет постмодернистской субъектности. Университет галлюцинаций о бананах. Они сами это придумали. Но, публикациям статей о постмодернизме - это не мешает. О чем они? О московском самоограничении воображения нормой? Нет, это и есть - сама эта норма. Не является ли моё "учение" такой же дискриминацией всего остального мира? Возможно. Важно, что неустранимая игра дискурсов происходит лишь в моей собственной голове и не выплескивается в общечеловеческую социальную сферу, в существование которой я просто не верю. Каждый человек - самостоятельная цивилизация. Возможно, проблема именно в выплёскивании мышления во вне - и обман, что такая воображаемая вселенная - одна на всех. Нет, у каждого - она своя, но взаимодействие таких вселенных - возможно. На равных, когда равны далеко не все. Ни какого противоречия в этом нет. Проблема - в иконическом, буквальном понимании (4) символов (2) - 42. Что просто университетский феодализм. Он устарел лет на 800.
   Реклама, семиотически, это - 223 (232, 322), серый цвет с одним выраженным оттенком красного, зеленого или синего. Серый CVY (серый оттенок голубого, фиолетового или жёлтого). Физически - 223 (серо-голубой) - это сила. 232, 322 - не имеют физического смысла.
   Дискурсивная сетка, сменившая семиотическую в конце 20 века просто определила пространство мышления (как и пространство цвета) более детально. Есть два пространства семиотических знаков, они образуют цепочку (дискурс) - сон и речь. Семиотический знак - это полу-дискурс, а дискурс - это просто пара семиотических знаков, выраженных другими терминами. Та же реклама (семиотически 223), в терминах дискурса записывается как 12 (-3-4). От белого к синему или от голубого к фиолетовому). Это центр логического квадрата Аристотеля (A, E, I, O). От А к О или от Е к I. Подробности - позже.
   Если реклама 12 (-3-4) дополняется сном 34 (-1-2) - что есть промежуточный цвет от красного к зеленому (но не жёлтый, здесь это смесь красной и синей красок) или от жёлтого к черному, что семиотически - 221 (неопределённое восклицание, когда из серого цвета вычли синий, семиотически это тоже "физическая сила" - имеется в виду "ньютонова сила" в физике, цвет хаки) - то, такое сочетание (серо-голубого и хаки) определяет дискурс потребителя. Гравитацию имен чувств лучшей жизни - как реальность. Но, ровно та же самая область пространства цвета символически означает ещё и дискурс господина (маркетолога 2143) и дискурс софиста 4321 и дискурс философа 3412 и ещё 4 варианта их химер, полу-раба - полу-господина (полу-потребителя - полумракетолога), полу-философа - полу-софиста (полу-психоаналитика - полу-куратора). Различие этих восьми смысловых оттенков сочетания одного и того же набора цветов мысли возможно только по контексту. Цвет, как язык - очень многозначен.
   Собственно, постмодернистское умение работать с цветом - есть умение различать эти оттенки символического значения одного и того же цвета в контексте других сочетаний. Постмодерн, напротив - не различает таких оттенков смысла (игры слов, их смыслов и значений). Для деятеля постмодерна, все восемь - столь различных - оттенков двух сил есть одно и тоже. Потребитель, маркетолог, философ, софист - для него - одно и тоже. Что угодно, из этого списка, можно выдать - лоху - за что угодно, из это же списка. Что просто "слепой" взгляд на социальность. Подмена поверхностным признаком или именнем смутного чувства. Но, мы сейчас рассмотрели только два типа семиотического знака, две из десяти ячеек матрицы, которая содержит множество других примеров. Но, основных симметрий - три, потому эта матрица (в математике) - так и называется SU(3). Другие, сравнительно простые - подобные (ещё относительно понятной) "гравитации" (дискурса двух типов симпатических сил) симметрии - между семиотическими знаками схем (схема - 112 и схема вообще - 113) и между указанием на право собственности - 133 и научной пропозицией - 233. Но подобных оппозиций - множество разных типов.
   Работа с цветом позволяет разобраться в всех этих сложных понятиях, как в оттенках цвета и в их сочетаниях. Цвет - карта мышления.
   _ _ _
   Общество потребления - есть общество достаточности одних только имен чувств идей (невыразимых словами). Подмена идей их названиями. Когда духовное открытие - это непосредственное ощущение этих идей. "Культура" - одна из таких ложных истин. "Человек" - другая. Это лишь два примера самообмана именами чувств, из множества.
   Гораздо важнее самой "культуры" - постмодернистский консенсус творческой иронии и общечеловеческой солидарности - то есть "самой культуры" (другими словами - консенсус духовного открытия и культуры). Культура без духовного открытия - пустышка. Симулякр.
   Ровно тот же самый консенсус - в древности - назывался конфуцианским мостом над бедной непонимания человеком самого себя, мостом между краями пропасти - желанием человека высказаться о своём духовном открытии и его же нежеланием выслушивать подобные откровения других людей. Эта проблема существует столько, сколько существует человек разумный. И никто её - насколько мне известно - так и не решил (и не решит). Что не мешает заявлять это решение.
   Конфуцианское (оно же - пифагорейское, оно же - концептуальное, романтическое, прагматическое, постмодернистское) решение - гармония таких крайностей (стихий) мышления человека по правилу двойного золотого сечения (как точка пересечения двух из пяти лучей пентаграммы). Но, вершины пентаграммы (конкретные стихии) - не определены, их очередность может быть какой угодно, потому - вариантов таких гармоничных точек зрения - шестьдесят и все они равноценны. Они образуют фундамент реальности.
   В предыдущем - прагматическом представлении начала 20 века - это некоторые цепочки семиотических знаков мысли, в более современном, конца 20 века - постмодернистском представлении - эти пифагорейско-конфуцианские точки гармонии - есть дискурсы (знак сна, дополненный знаком речи до полного набора четырёх элементов мышления - из пяти: чувство идеи, имя чувства, концепция имени, понимание рисунка концепции и непосредственное ощущение идеи - объекта чувств).
   Очерёдности дискурса могут быть какие угодно. Как сказал Жак Лакан: "Любой дискурс - тюрьма мысли". История человека - всего лишь война дискурсов. Культура - расклад сил в этой войне всех со всеми. От века к веку он меняется. Нет смысла цепляться за прошлые победы одного дискурса над другими. Сейчас другие победители. Множество всех дискурсов - социальная сфера человечества, мыслящий океан Солярис, конкуренция дискурсов - волны на его поверхности, эта сфера и есть наша матрица иллюзий (имен идей) жизни. Воображаемые Небеса.
   Проблема "культуры современника" (потребителя имен своих чувств) - в упрощённом понимании этой сферы единственной реальностью. Духовное открытие - о том, что это не так. Оно о том, что мышление человека - отражающее идеи природы, само есть отражение природой идеи человека. Такое непосредственное ощущение идей - очень индивидуально, насаждать его просто невозможно. Насаждать, как призывает Капица - это подменять одну глупость другой - что есть манипуляция представлениями потребителя - это один из дискурсов. Когда все дискурсы равноценны. Это не выход, а и есть сама эта "культура современника" - постмодерн. Так все деятели постмодерна и поступают. Подменяют проблему её поверхностным признаком. Не тем, так другим, себе во благо. Но конкурирующих вариантов дискурсов - множество, а потребитель (простых имен своих чувств) этому всему верит.
   Настоящий выход только в разрушении этой упрощённой матрицы, но для этого требуется переход на следующий уровень мышления об устройстве мышления человека. Это доступно не для всех. И так до бесконечности. Глупость модерна, постмодерна, метамодерна, необходима жизни для поиска верного ответа - ощущения самой идеи, как для выигрыша у казино необходимы тысячи и тысячи проигрышей. Каждому - своё. Сладких пряников ясности мысли на всех не хватит, кто то же должен самой своей жизнью проверять все проигрышные варианты. Пока сама жизнь не найдёт верный ответ. Поэтому, не зачем дискриминировать глупость современника, она тоже один из дискурсов и она есть необходимое условие для возможности найти верный ответ, но только кому-то одному.
   Культура сама упростит этот ответ-ощущение идеи до поверхностного имени её чувства. Конфуция не поняли при жизни, мода на рассказы о его учении возникла только через 200 лет после его смерти. Эти рассказы не есть учение самого Конфуция, но фантазии потомков о нем, та самая "культура". Конфуций не был первым. Он тоже лишь деконструировал из культуры своего времени - первоначальное ощущение жизни. И кто-то снова найдёт это. правильный ответ - в хаосе культуры своего времени. Увидит её хаос - космическим порядком. Жизнь - сложнее любых представлений о ней. Но, и это высказывание - тоже всего лишь проявление дискурса. Одного из. Ответ - вне слов. В собственном ощущении жизни, если конечно оно у вас есть.
   _ _ _
   Эта статья адресована художниками и дизайнерам, но - возможно - может быть интересна кому угодно. Либо - не интересна никому. Не так важен рассказ, как то, какие фантазии он пробуждает.
   _ _ _
   Краткое вступление.
   Научиться работать с цветом невозможно. Это умение либо есть, либо его нет. Умение от слова "ум". Цвет выражает тип интеллекта. Иоганн Гёте в 1810 размышлял об этом в своей книге "О краске": народы примитивной культуры не различают более трёх оттенков радуги (три цвета спектра), а городские интеллектуалы, обычно вообще "не видят" цвет, предпочитают выражать мысли монохромными рисунками.
   Работа с цветом определяется тремя способностями: различать базовые цвета и оттенки, представлять их внутреннюю структуру и главное - видеть эту структуру в случайных природных сочетаниях цвета. Важен не цвет предметов, но цветовая синестезия. Способность "видеть" цветными - мысли, звуки, буквы, слова, понятия. Достоверное равно гармоничному.
   Практически - все рекомендации в интернет-статьях о цвете - описывают основные классы цветов, без объяснения их сути, максимум - перечисляют общепринятые (для таких статей) - простейшие эмоциональные значения базовых цветов и повторяют одни и те-же типы гармонии цветов по правилу симметрий цветового круга: диаметр, треугольник, прямоугольник, сектор. Все это - полная ерунда. На самом деле такой текст - профильная статья, единственная цель которой - привлечь внимание тех, кто интересуется цветом, как смутным именнем своего чувства, но продать (вместо этого) ему - что-то другое. Линкопомойка.
   Книги для художников отличаются лишь несколько большими подробностями. Считается, что таких сведений - перечисления имен чувств идеи цвета смутной - читателю достаточно. Читатель - не образован, иначе - он не читатель, зачем же ему ещё читать все это? На что ему указывается, и в качестве товара-ответа - предлагается поверхностный признак такой образованности.
   На эту демонстрацию имен чувств цвета - можно возразить, увидев противоречие собственному мышлению, что просто проявление ещё одного имени чувства - Ненависть. Этому можно подчиниться, как социально приемлемой норме ограничения воображения, на самом деле - тоже лишь воображаемой. А, возможно отпустить собственное воображение жизни на свободу и нафантазировать себе совершенно иной мир цвета, где этих противоречий между символом, растворенным в тексте и интуитивно понятной реальностью жизни - нет. Все это выражается цветом. Роль (значение) цвета - в оттенках, недоступных словам.
   Собственно, Любовь - это такое выраженное невыразимое, когда зеленое воображаемое и синее символическое - лишь её тени. Нечто большее символического и воображаемого, как бескрайнее голубое Небо, Закон, Барака, Благодать или Концепт. Возможно выталкивать ритмы разных ощущений, растворенные в потоках цвета. Посмотри на свою фантазию и на навязываемый тебе символ нереального, непонятного интуитивно, иного, подлинного бытия - как на единство отражения этого Неба - и в мутной луже житейской обыденности (жажды имен чувств, как товара - "лучшей жизни") и - в глазах сумасшедшего проповедника (называющего тебе эти самые имена смутной идеи Неба).
   По китайской легенде - именно это и сделал Лао Цзы, когда, якобы через двести лет после своей смерти, спустился с гор и застал там, по ту сторону Гималаев - проповедующего пастухам - Будду. Лао Цзы увидел, что в глазах Будды и в глазах пастухов - отражено одно и тоже Небо. В оригинальной легенде это отражение не Неба в глазах, но блика Солнца в капле воды, на поверхности цвета, но с глазами и с Небом - метафора мне кажется понятней.
   Видеть это невидимое единство всех отражений - Дзен. Символическим здесь был сам буддизм, западное (варварское) учение, с точки зрения даосских интеллектуалов. Они и создали себе такую фантазию о единстве буддизма и даосизма. Первый принцип Дзен - в буддизме нет ничего особенного. Другие принципы: декларируемое духовное самосовершенствование (контролируемый поворот представлений о жизни - смена своего дискурса или поворот колеса Сансары) - невозможно, это игра случайности. Человеку не выиграть у своей собственной судьбы. Кому какая легла карта, не так важно уметь играть в эту игру в разум, как понять, что разум только и делает, что играет в такие игры. Жизнь человека протекает в пространстве потоков цвета. Необходим поток, как поток все новых и новых деревьев, для лесоруба или поток шагов в гуру с тяжелой ношей, как для водоноса. Поток впечатлений. Как иначе понять их структуру, кроме как через бесконечное чередование все время меняющихся мыслей о реальности. Если вариантов реальности столь много, то эта реальность воображаемы, а единственно, что у человека (по настоящему) есть - эта структура случайности его собственной жизни. Она отбрасывает тени на разные мгновения его времени.
   В буддизме же - конечном итоге - Ничего - не достигается, а подлинное Дао может быть найдено где угодно и кем угодно. Но и сам даосизм - всего лишь новый (для своего времени) концепт символического конфуцианства, того же пифагорейства античных греков и... софизма реальности.
   Что такое софизм? Конкретно. Утверждение о том, что можно научить работе с цветом мышления.
   Прежде необходимо рассказать о пифагорействе. Учение Пифагора тоже было концептом, непротиворечивым единством верований древних пастухов (коими и были предки греков, пока не осели на северных берегах Средиземного моря), и египетской мудрости - учения по другую сторону моря. По арабски, Древний Египет - Ал Хем, алхимия - по современному - "египтизм" или "египтянство". Египетская мудрость - кратко - о множестве уровней концепта. Дао - тоже тень чего-то большего. По крайней мере, такие легенды сочиняли средневековые схоласты, они и придумали Гермеса Трисмегиста, книга которого якобы сохранилась.
   Другой, более поздний (как и даосизм) пример такого сочинительства - Зоар (Сияние, книга Сияния разума) иудеев. Мышление человека создаёт концепты из противоположностей и выстраивает из них пирамиды суждений. Все пирамиды сливаются в один большой океан, окружающий планету невидимой оболочкой. Бог видит волны на поверхности этой сферы. Не человек смотрит на Солярис, но сам человек, своими мыслями - создаёт его, а на результат этой фантазии смотрит Бог. "Магия" - шумерская версия ровно того же самого. Так вот, по легенде - секта пифагорейцев - благодаря египтянству, якобы понимавших, что происходит с человеком - по настоящему - распалась на математиков и эзотериков.
   Эзотерики сразу обвиняли математиков в обмане - софизме. Знание о структуре мышления не может быть формализовано геометрическими метафорами, оно - награда за отказ от намеренности поиска его формы, что и есть древне-китайское Дао. Или иудейский Закон (Тора). Непосредственное ощущение идеи жизни, доступное кому угодно и когда угодно. Как случайность. Дао возможно постичь, отказавшись от его намеренного поиска, но невозможно выразить словами. Такие слова о Дао - лишь Дэ - обман, тот же греческий софизм. Или (с точки зрения даосов) - буддизм.
   Математики же (тогда математика понималась иначе, чем сейчас) - искали способ выразить подлинное бытие его чертежами и логическими схемами высказываний о нем. Простейший пример античной математики - теорема Пифагора, она известна с глубокой древности, как минимум с эпохи Вавилона, её сейчас называют теоремой Евклида, потому, что он её "доказал" математически. Нашёл метод убедить читателя, что рисунок концепции имени его чувства некоторого объекта и есть сам этот объект - "Истина". Что, по мнению математиков - доказательство, а по мнению эзотериков - спекуляция. Подмена непосредственного ощущения идеи - пониманием рисунка концепции имени чувства этой идеи. Подмена знания - его поверхностными признаками (интуитивным пониманием).
   Сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы. Как это понимать?
   Простая сумма реального и символического не равна их концепту (античные греки не знали этого слова из 12 века и называли предмет своего спора иначе). Нам это слово известно, хотя и окружено множеством разных значений, по сути концептом сейчас называют любой этап дискурса. Одежды обмана смысла давно уже скрыли скрыли сам объект.
   Но, вот - сумма удвоенной реальности (как квадрат вместо отрезка) и удвоенного символического - равна удвоенному воображению. Мудрость равна квадратному корню из суммы квадратов ярости и страсти. Это очевидно. Это пространство удвоенных реального, воображаемого и символического - и есть подлинное (концептуальное) бытие, духовный мир, душа.
   Человек живёт в мире проекций объектов подлинного бытия - мира идей. Потому - время от времени - ошибается, принимая чувства идей за идеи, а имена чувств за сами свои чувства. Но так-же, иногда - признает такую ошибку. Современное развитие этих иллюстраций мышления - прагматическая семиотика и постмодернистская теория дискурса. Мышление есть вероятность проявления того или иного типа мысли. Метафорой этого пространства возможного и является абстрактное пространство цвета.
   Манипуляции физиков с формулами импульса, силы энергии и ещё одной (безымянной пока) величины, равной произведению энергии и массы - квадрату импульса или - в других терминах - квадрату энтропии (изменение площади сечения в объёме времени) - не далеко ушли от спекуляций с мышлением - Евклида. Как и новые физические термины - субатомные частицы (сочетания кварков, которые, в свою очередь - сочетания глюонов, которые - лишь разного вида возмущения одной единственной струны).
   Подмена созерцания идеи его формулой - "ложная истина" - это термин философии неопрагматизма-постмодернизма. Этими подложными истинами можно манипулировать, ведь потребитель имен чувств (раб символов) не видит разницы между именнем этого (его собственного) чувства, концепцией этого имени и ложной истины понимания рисунка такой концепции - что и есть софизм. Софизм - не то, что бы отрицание духовного знания (непосредственного ощущений идей), сколько манипуляция поверхностными признаками чувств этих идей самого читателя. Под предлогом, что большее человеку не доступно. Люди сами обманываются, можно лишь спорить с этим, что бесполезно, а можно просто потакать им, выдавая одно за другое. Это второе и есть софизм, как тип мышления. Софизм в цвете - дизайн. Визуализация признаков товара мечты потребителя, следование якобы существующей моде. Точнее - утверждение, что то или иное цветовое решение - соответствуют модному сейчас тренду. Софизм - не сам тренд, а утверждение, что что-то ему якобы соответствует. Манипуляция представлениями. Обман.
   Платон формализовал мышление как чередование стихий мышления - стадий речи. В терминах цвета это можно представить как: зеленое - 3 - чувство идеи, синее - 2 - имя этого чувства, как более интеллектуальный вариант - концепция такого имени, красное - 4 - понимание рисунка концепции, 1 - приравненные (чёрное) или неприравненное (белое) к объекту чувств - идеи.
   -3 - отсутствие зеленого чувства - есть осознанность, фиолетовое, -2 - отсутствие синего символического (концепции) - есть жёлтое, откровение о рисунке ощущения идеи, проповедь гуру, -4 - отсутствие красного интуитивного понимания - есть голубое созерцание, непосредственное ощущение идеи художником, -1 - отсутствие белого (единства чувства, его имени-концепции и понимания рисунка концепции самой идеи) - есть чёрное (трансцендентное, невыразимое Ничто).
   Всего базовых цветов - восемь, как даосских триграмм или глюонов ядерных физиков. Это можно представить восемью вершинами цветового куба - пространства цвета. Рёбра и грани этого абстрактного куба цвета также можно представить цветами, как и внутреннее пространство. А представляя пространство цвета - можно представить его пространством мышления, связав каждый из 27 элементов куба (8 вершин, 12 рёбер, 6 граней и 1 внутреннее пространство) - с определённым семиотическим знаком мысли. Знаков 27, но типов знаков - десять: переживание, схема вообще, право, умозаключение, схема, артикль этот, пропозиция, восклицание, рекламный выкрик, фото.
   27 элементов достаточно для любого языка, но можно разбить цветовой куб на большее число областей, как разбить язык на большее число букв, тогда высказывание - как определение неопределённой области цвета или мышления - будет точнее. Для большинства задач, с которыми сталкивается мышления человека, например - классической или ядерной физики, 27 базовых элементов достаточно, но с 1970 у нас в запасе есть новый постмодернистский язык цвета, в котором уже 729 элементов, или даже 4096.
   Даосы оперировали 64 состояниями природы, которые есть ровно те же самые семиотические знаки, который 27, просто некоторые цвета теории даосов, с точки зрения семиотики - повторяются. Считается, что Аристотель использовал 256 знаков мысли, из которых только 19 - достоверные силлогизмы. Это обман, на самом деле - 64 и силлогизмов только 14. Не все сочетания цвета гармоничны, как не все сочетания базовых элементов мысли - в высказывании - достоверны. Силлогистика Аристотеля и даосская теория И Цзин - одно и тоже, как и Американская семиотика 1883 - новая логика прагматизма. Как и теория цветового круга Иоганна Гете 1810 года. Вот теория, где 256 элементов, из которых только 24 достоверны, где в достоверном высказывании присутствуют и форма и материя и метод и содержание. Возможны 24 варианта их взаимного расположения. Теория дискурса Жака Лакана лишь повторяет теорию цветового круга Гете в новых терминах постмодернистского (системного) психоанализа.
   Фома Аквинский назвал чередование стадий речи - "дискурсом", и - каким бы разнообразным не было такое чередование цветов - результат один - серый. Очевидно, что Платон описал свой собственный дискурс (3241) и он совсем не есть дискурс аналитического философа Сократа (3412). Сейчас мы назовём дискурс Платона - дискурсом психоделического гуру, как у Тимоти Лири и Теренса МакКены.
   Софисты зацепились за последовательное чередование стадий речи - но, в обратном порядке - 4321, потому что сам этот софизм - как тип мышления - и есть это чередование. Это дискурс раба символов (потребителя), прочтённый задом наперёд - 1234. Бар-раб, софист-тсисоф. Господин-философ. Фосолиф-нидопсог.
   Как и дискурс Сократа (3412) - есть дискурс мертвого господина (давно исчезнувшего из сферы социальных отношений, а значит и из психики человека - по мнению Зигмунда Фрейда и Жака Лакана - египетского или вавилонского жреца (Отца) - 2134 - прочитанный справа налево (задом наперёд). Но, исчез ли дискурс господина на самом деле? Конечно нет, очевидно, что это маркетолог. Его мышление генерит символы лучшей жизни - брендовые товары - так необходимые рабу символов (потребителю). Но, получает потребитель вовсе не сами брендовые товары (имена своих чувств), а лишь их подделки, самостоятельно (без маркетолога) выполненные производителем или дистрибьютором. Софист - тренер создавать такие подделки маркетинга его поверхностными признаками. В таком контексте можно согласиться с Фрейдом: "Отец - мертв", его сыновья (элита) - пытаются скрыть это и говорить от его имени, но без тренировки в риторике - им это сделать сложно. Они сами рабы потребления символов, пусть и люксового сегмента. Без куратора музея или полит-технолога они беспомощны. Вера в Софизм - или вера софиста - есть вера в то, что обмануть именами чувств можно кого угодно.
   Если прочесть дискурс Платона (3241) - задом наперёд, получится 1423 - дискурс постмодернизма. Философия постмодернизма есть философия Платона "шиворот на выворот" - то есть её деконструкция. Яркий представитель такой школы Жиль Делез. Именно он в 1991 назвал христианство - иконическим (софистическим) платонизмом, а легенду о Христе назвал искажением легенды о Сократе. Кем искажённой? Конечно софистами - профессиональными искажателями чего угодно.
   Софизм прячется в тени невежества и адаптируется к изменяющимся представлениям потребителей. В средние века раб-потребитель (1234) - мутировал в горожанина (1324, вечного студента, подменяющего свои знание шпаргалками - симулякрами). Противоположный такому типу мышления потребителя - уравновешивающий его - монастырский софизм схоластов (4321) - мутировал в тип мышления "университет" (4231). Университет 11 века - это открытый социальной элите монастырь. Отличие от прежнего софизма. Вместо понимания чувств потребителя - понимание символов таких чувств. Вместо символов (признаков) концепта - чувствование единства противоречий. Что причина науки, концептов противоположных точек зрения как новой реальности. Как речь и сон. Понимание символа - это понимание социальной структуры общества. Феодализм. Модерн. Университетский профессор (4231) задом наперёд - это художник (1324). Модернист. Пример такого нового типа художественного (анти-феодального) мышления - Джотто, нарисовавшего на чётко очерченными фигурами кардиналов (социальной структуры) - бесформенное облако. Пример Юбера Дамиша. В облаке Джотто видят лик Дьявола. Воображаемый Дьявол - Бог художника, а его противник - Бог профессора-богослова. Феодала или чиновника. Апокрифы (коптские рукописи) подтвердили эту догадку о смене - в средневековых спорах схоластов - представлений о Боге на противоположные.
   Можно представить и типы дискурса, когда первая часть (речь) - подменена второй (сон). Что у профессора-чиновника на уме (31), то у ремесленника (анти-художника) на языке и наоборот, что лишь сниться ремесленнику - (42) понимание символа композиции - социальной структуры общества (тусовки), то феодал и изрекает - как проявление символа своей власти. Это и есть научный авторитет.
   Есть ещё одна симметрия мышления, когда числитель и знаменатель речи (как и сна) - меняются местами. Если дискурс Платона (3241), то 2314 - дискурс литератора или современного барыги (деятеля рынка). Его единственная цель - подменить жажду познания имен чувств читателя-потребителя - её поверхностным признаком, заключить чувственность потребителя (имен чувств) - в пространстве узнаваемых им признаков таких имён, это уже подделка не только маркетолога, но и самого куратора-софиста. Такой перепутанный художник - ремесленник, перепутанный маркетолог - потребитель, перепутанный постмодернист - коллаборант (конформист, специалист во всем, телеэксперт, осведомитель ЦРУ). Перепутанный философ - софист. Боги Олимпа - боги всех таких дискурсов. Человек ощущает их присутствие как формы своих мыслей, хотя - по большому счёту - и не понимает. Они и определяют судьбу человека в пространстве социальных отношений. Человек верит в это.
   Фома Аквинствий назвал Благодатью - снисхождение Бога к человеку, только тогда слова человека достоверны, когда они об ощущениях невыразимых словами идей (что ровно то же самое, что и Концепт Пьера Абеляра) - единство такого учения о дискурсивности (о пути познания имен чувств) и холизма - учения Аристотеля о естественной достоверности. Тоже самое Дао. Или - Сфера неподвижных звёзд, сотканных из Аристотелева эфира - по современному "пурги" ("телеги", "шизни", фантазии) - пятого элемента достоверности высказываний человека. Но, не современного химического Эфира Менделеева или субатомного поля Хиггса, застревание в котором субатомных частиц - наделяет их воображаемой человеком массой. Масса это то, что деформирует воображение. Делает его не равным реальности. Что просто - более поздние спекуляции по поводу эфира Аристотеля. Или по поводу Дао, что одно и тоже.
   Собеседник человека, говорящего достоверно - Бог этой сферы, так он определён Аристотелем. Ученик Аристотеля Александр Великий - подменил достоверность удачей. И стал -на короткое время - самым главным, то есть воображаемым Богом. Когда же человек говорит недостоверно - он и сам не понимает, что говорит. Аристотель определил софизм - ошибкой логики. Александр выстроил греков в шеренги и фаланги, соответственно их играм в софизм. Софизм является сознательной манипуляцией достоверностью. Подлинная достоверность - структура софизмов. Этим Аристотель и отделил математику от софизма. Софизм лишь обслуга воображаемых прав на интеллектуальную власть. Но, софисты переписали книги Аристотеля, подменив его учение о силлогистике - "современными представлениями о законах логики", ограничив значимость теории Аристотеля - историческим авторитетом.
   Конфуций, как и Пифагор использовали другую геометрическую метафору идеи подлинного бытия, античная математика возникла позже. Даже Ньютон - ещё был пифагорейцем-эзотериком. Его учение также отредактировано софистами, и с такой "научной" редакцией - спорил Иоганн Гёте. Софисты (что простотой тип мышления человека или дискурс, один из - постепенно захватили интеллектуальную власть над человечеством. Через контроль над социальной властью. Подлинное бытие - вне математической (упрощённой) модели квадратов - геометрически - есть гармония между четырьмя (из пяти) стихиями человеческого мышления, как точка пересечения двух из пяти лучей пентаграммы. Это и есть правило двойного золотого сечения. Все эти отношения понятий - можно выразить цветом.
   Осталось рассказать ещё только об одном базовом чувстве - о Невежестве. Это единство зеленой фантазии и красной суровой реальности, нечто жёлтое, как цвет золота. Или - как цвет банана. Когда мысль (фантазия) о банане кажется равной самому этому банану. С золотом ровно тоже самое.
   Знание, как оппозиция Невежества - освобождение протеста против диктата символического, загнанное в тёмный подвал мышления - бессознательное. Оно возвращается во снах (вторая часть дискурса), а речь лишь (Знание) лишь компенсирует такое несовершенное бессознательное сна до полного комплекта всех этапов мышления (стадий речи). Дополняет какое-то цветовое сочетание мысли до серого. Возможностей смешать мысли человека в серое ("совершенное") месиво дискурса - 48.
   Мои оппоненты-софисты возразят, что по-другому просто не бывает. Человек всегда во что-то верит, даже если верит в Нивочто. Вера - чувство, как и Надежда, как и Любовь. Облекать смутные чувства читателя одеждами имен - единственная цель любого текста. Виртуозное жонглирование такими именами - цель постмодернистского текста, иначе это либо глупость, либо проповедь. Когда цель - их непротиворечивое единство, консенсус глупости и проповеди, как Концепт.
   Основных концепций таких имен чувства цвета несколько: пентаграмма Конфуция (-400), цветовой круг Гете (1810), цветовое пространство Кандинского (1910).
   Единственную внятную практическую рекомендацию работы с цветом - за всю историю человечества - дал Конфуций, это - поиск гармонии четырех из пяти базовых цветов (CVYKW) - по правилу двойного золотого сечения, как пересечения двух из пяти лучей пентаграммы.
   C - циан, бирюзовый, голубой.
   V - виолет, фиолетовый. У Концуция - красно-малиновый (пурпурный или маджента).
   Y - йеллоу, жёлтый.
   K - контур, блэк, черный
   W - уайт, белый, цвет бумаги.
   Все последующие теории лишь интерпретировали этот принцип. У Конфуция - изначально - это была теория абстрактных стихий природы, применимых для любой сферы: эзотерики, философии, гимнастики, медицины, каллиграфии и - работы с цветом. Метод один.
   Другие философские учения (начиная с даосизма или с учения Аристотеля о достоверности высказывания, что одно и тоже: например - теория семиотики (1883), дискурса (1970), нового концепта Жиля Делеза (1991), за две с половиной тысячи лет после теории Конфуция - лишь развивали эту его теорию, но не приводили цвет примером пространства мышления человека. Не потому, что это невозможно, просто руки не доходили. Хватало других метафор. Альтернатива метафорам цвета - логика, комбинаторика и психоанализ. Хотя для звука таких примеров множество, теория музыки очень изощрённая, я бы даже сказал - сложнее современной ядерной физики.
   Лакуну заполнил Иоганн Гёте в 1810 связав представления о цвете с мышлением о мышлении. То есть с философией. Василий Кандинский в 1910 лишь добавил детали к этой теории, связал пространство цвета с шкалой серого. Поясню это примером. Термины теории силлогистики Аристотеля делят пространство высказываний человека (по сути - пространство мышления) на четыре области. Мысль - это комбинаторика двух полярных качеств: высказывания (утверждение - отрицание) и посылки (в общем - в частности). Подробнее об этой теории мышления человека расскажу позже. Пока - совсем кратко.
   Но, в теории Аристотеля есть и третья пара оппозиций, игнорируемая современными представлениями о логике - достоверность высказывания (вероятно присущее - именно присущее). Есть и средние, неопределенные значения всех трёх оппозиций. Третья шкала - контрастность или категоричность мысли. Обычно говорят о категоричном силлогизме, это одна из граней пространства мысли, определённым Аристотелем, на которой - термины превращаются в вершины квадрата. Когда сам Аристотель - в своей теории - рассматривал все пространство мысли. Современные представления о логике очень поверхностны по отношению к самой первоначальной теории Аристотеля. Считалось, что теория Аристотеля имеет лишь историческую ценность. И была уточнена его многочисленными последователями, которые всякий раз утверждали что строго следуют ей. За две с половиной тысячи лет эти уточнения значительно изменили саму первоначальную теорию и именно эта её подмена называется "современными представлениями о силлогистике Аристотеля". Эти представления и приписываются самому Аристотелю. Очевидно, что это не так, но считать так принято. Ровно тоже самое можно сказать о любом произведении искусства - ощущения идеи. Свести его смысл к именам чувств зрителей.
   Если логика лишь корпус поверхностных признаков силлогистики, то представления о цвете настолько же - набор фантастических представлений потребителя. Но хаос этих представлений снова можно свести в систему. Нечто подобное сделал Чарльз Пирс, когда в 1883 году рассмотрел теорию Аристотеля подробнее, чем это было принято все две с половиной тысячи лет. Вернулся в первоначальному тексту, сформулировавший тем самым концепцию новой прагматической логики. Прагма - это то самое, неопределённое среднее пример идеи, признание факта какого-то смысла, непосредственно наблюдаемый образ).
   Хаос представлений о цвете - цветная фотография. Фотограф ищет объяснение своих чувств цвета - вымышленными софистами теориями баланса и равновесия, забывая, что все эти теории - подложные имена его собственных, непосредственных ощущений цвета своих мыслей.
   Так вот, Василий Кандинский - в некоторой степени - в 1910 применил семиотический метод Пирса (1883) к представлениям о цветовом круге Гете (1810), как бы добавил третью шкалу, но не контрастности цвета, что было бы логичней, но оппозицию чёрный - белый. Теория Кандинского прогрессивна для своего времени поиска семиотических знаков в разных областях, но несовершенна. Как подобный опыт в физике - теория относительности Альберта Эйнштейна.
   Семиотика и есть абстракция - описание пространства мысли семиотическими знаками. Не важно какого пространства, языка, литературы, культуры, науки или пространства цвета.
   Если у Гете - цветной круг, то у Кандинского это цветовой цилиндр, верхняя и нижняя грани которого белая и чёрная. Серое сечение у Гете - никак не было определено. Кандинский восполнил этот, как ему самому казалось - недостаток. Но недостаток ли это? Модель Кандинского все равно оказалась несовершенна. Что не помешало воплотить её к компьютерной модели пространства цвета - LBB. Отчасти - также Кандинский перенёс споры о теории Аристотеля в споры о цвете. В чем снова читается первая попытка семиотики или силлогистики цвета. Затем, на полвека цвет был забыт.
   О цвете вновь заговорили только физики 1960, когда обнаружили, это объяснение открытия, но не сам ход мысли Гел-Мана, что прагматическая теория семиотики (деконструкция аристотелевской аналитики Чарльзом Пирсом 1883, а так же более ранняя математическая теория симметрий Софуса Ли - применимы для классификации многообразия субатомных частиц, когда физики обнаружили две координаты их свойств (как A и B в теории цвета Кандинского): первая шакала: дельта-сигма-кси-омега и вторая: плюсплюс-плюс-минус-ноль). Нечто вроде таблицы Менделеева для субатомных частиц. Собственно омега минус - как семиотическое умозаключение - была предсказана такой теорией, а затем и обнаружена экспериментально. Собственно, об этом все современные учебники ядерной физики.
   Вместо сложного математического аппарата SU(3) теории - физики стали использовать интуитивно понятный абстрактный цвет кварков, кварки - это просто числа (отметки) на трех осях абстрактного цвета физиков - фундаментальных взаимодействий. Сильно-ядерное взаимодействие - привычные ядерные реакции - есть изменение чисел (кварков) зелёной оси, но частицы состоят и из кварков (чисел) других осей (красной и синей). В обычных ядерных реакциях эти оси инертны, но конечно - возможны ядерные реакции и по этим осям. Вне теории цвета остались электро-слабое серое взаимодействие лептонов и необъяснимая пока цветом гравитация. С лептонами все просто. Три цветовые оси (RGB) описывают все пространство возможных свойств субатомных частиц, а серая ось лептонов (кварков электрослабого взаимодействия) - диагональ этого цветового куба. Но, для гравитации - в этой цветовой модели - не нашлось незанятых образов. Поэтому теория цвета физиков - пока не совершенна.
   Все многообразие процессов во вселенной подобно сочетанию цветов - эта явно постмодернистская идея показалась самим физикам 1960-х настолько революционной, что они поспешили откреститься от аналогий своего абстрактного цвета кварков от цвета краски.
   Ещё Иссак Ньютон, открыватель спектра, размышлял о связи семи цветов, семи нот и семи основных стихий мышления человека. Иоганн Гёте, не будучи физиком, спорил с физиками своего времени - конца 18 века - последователями Ньютона, сводившими цвет к пространству пропорций трёх базовых цветов (RGB), он предложил свернуть спектр в круг и обьяснить его внутреннюю структуру крестообразной оппозицией двух цветов (красный, синий) и двух анти-цветов (жёлтый, голубой). Но, эта эзотерическая (по сути) теория поэта - ни как не повлияла на представления о цвете физиков. К середине 19 века представление о трёх базовых цветах спектра привело Джеймса Максвелла к изобретению цветной фотографии. Современные компьютерные модели цвета - не ушли далеко от таких представлений физиков 19 века о цвете.
   Потребовалось столетие, чтобы иной взгляд на пространство пропорций чисел математиков нашёл применение в физике. Цвет оказался более удобным примером таких математических симметрий.
   На рубеже 20/21 веков появились новые постмодернистские теории цвета, обобщившие как семиотику цвета, так и его дискурсивный анализ. Объяснившие теории цвета как древности, так и современные: художников и ядерных физиков. Переспективна блокчейн-теория цвета, как часть блокчейн-философии будущего (мышление - как путь мышления - выстраивание цепочек концептов, подобных блокчейн). Что напоминает забытую теорию мифического древнеегипетского жреца Гермеса Трисмегиста, вдохновлявшую эзотериков, алхимиков и астрологов до-научной эпохи.
   На этом, завершим краткий экскурс в историю представлений о цвете. Очевидный вывод: новая теория цвета - актуальна. Ещё предстоит переписать все компьютерные программы цвета. Цвет - такой же язык, как любой другой. Но, в отличии от языка слов - язык цвета способен передавать больше сложных понятий, так как пространство цвета обладает более сложными симметриями, чем пространство форм, смыслов и значений слов, а разговор о мышлении - это как раз разговор о таких симметриях мысли. Слова всегда искажают такие понятия.
   Но, ни имена чувств, ни их концепции, ни рисунки концепций, ни понимание рисунков таких концепций не исчерпывают существующих знаний о цвете.
   В этой статье я попытаюсь расширить ваши представления о цвете. Но, надеюсь - не настолько, чтобы вы сочли цвет непостижимым, а человека как такового - а значит и себя - круглым идиотом. В невежестве сокрыт определённый смысл, оно хранит ясную мысль, прячет её в бесконечных отражениях её отражений словами.
   С точки зрения ранне-средневекового китайского художника, реформатора и теоретика живописи - Гу Кайджи - цветовой баланс есть проявление ритма иного, подлинного бытия, растворенного в череде событий житейской обыденности. Цвет - природный сигнал, как и звук, возможно лишь принимать его, своим мышлением, как антенной или как ещё одним органом чувств. Такой сигнал одна из частей большего сигнала - жизни.
   Профан может не согласится с этим утверждением. Действительно, если, как и он, считать цвет лишь средством выражения собственных эмоций, максимум - чувств идеи жизни смутной и непостижимой, чем-то вроде имени такого чувства растерянности от непонимания жизни, то конечно, может возникнуть искушение утверждать, что этому называнию чувств цветом - возможно научиться. Вопрос - зачем?
   Видимо, только за тем, чтобы торговать этим именами. Кому? Тому, кто испытывает потребность покупать имена своих чувств. Современнику постмодерна. Тому, кто сам назвать свои чувства именами не может - потребителю имен чувств. Если есть спрос, есть и товар. Если есть товар, есть и акции этого товара. Ими тоже можно торговать - как обещаниями научить работать с цветом. Торгуют же обещаниями поставки недобытой нефти в будущем - фьючерсами.
   Например - можно торговать книгами по цветоведению, компьютерными программами или альбомами с эталонными цветовыми таблицами. Этим товаром может быть и какой-нибудь рассказ о том, что некоторая картина якобы выражает цветом - некоторые чувства зрителя. Всегда найдётся кто-то, кто этому рассказу поверит. Как и тот, кто решит торговать такими рассказами ни о чем. Это как предложение ребёнку: "Ты сейчас будешь хорошо себя вести, а я - потом - расскажу тебе сказку".
   Новым товаром - как обещанием товара - является авторитет рассказчика, это уже не супермаркет, но университет (музей, институт искусствознания, художественный вуз и так далее - все это дискурс 4231 - понимание символов, как чувство спроса), все варианты дискурса университета - по большому счёту - одно и тоже. Симулякр.
   Но, на самом деле - цвет - вовсе не средство выражения чувств (выражения своих чувств идей - смутными). Цвет - сама - одна из - таких платоновских невыразимых трансцендентальных идей. Он есть, но что-бы увидеть в нем идею жизни - необходимо некоторое усилие, точнее - отсутствие усилий, так как ощущение этой идеи - награда за отказ от его намеренного поиска.
   Идею можно лишь ощутить непосредственно и нарисовать это своё ощущение. Чувство конкретной идеи неясной - и есть "чувство". Противоположное ему ощущение - выражает структуру того, как именно мы, чувствуя, мыслим - например о цвете, другими словами - как мыслим - метафорой цвета - о своей жизни, что и равно самой этой жизни в наиболее полной (доступной нашему пониманию) её форме.
   Такая особая мысль о жизни равна жизни, как если бы мысль о банане была равна самому банану. С бананом это не проходит, но только потому, что жизнь - не банан. А идея жизни - не идея банана. Приравнивание имени чувства жизни к банану - тоже товар.
   Да, с точки зрения профана - приравнивание мысли о банане и банана - естественно, что есть смысловая галлюцинация (воображение несуществующего товара) потребителем, но другого у него ничего нет. Товаром, как раз, и является символическое, скрытое в предмете. Реальность - есть подмена творческой фантазии её поверхностным признаком, то есть - самоограничение воображения - нормой, когда норма воображения - тоже лишь воображаема. Реальность - просто иллюзия того, что это не так. Что не видеть в жизни ничего определённого - и есть сама жизнь.
   Поэтому, вместо того, чтобы учиться выражать свои чувства, что всегда самообман - необходимо осознанно ощущать некоторую идею того, что эти чувства (как одна из типов форм идеи) - обманывают. А значит обман есть и их интерпретация (смысл). Поверхностный смысл любой чувствуемой идеи - то есть - иконическая форма идеи (в том числе и цвета) - всегда социален, такой поверхностный смысл картины отделен от картины и растворен в пространстве социальных отношений вокруг этой картины.
   Самообман - думать, что мышление лишь создаёт имена чувств, концепции этих имён, понимание рисунков таких концепций или приравнивать эти понимания отражений идей к самим идеям - источникам или объектам чувств. Но, для большинства людей - существует норма воображения, например - пресловутая грамотность или образованность - она подменяет творчество. Товаром здесь является статус знателя. Это умение делать вид, что все понимаешь, хотя - на самом деле - не понимаешь ничего. Это просто социальная игра, одна из множества таких игр. Как оттенок цвета - один из множества, как буква - одна из множества букв. Задумайтесь: цвет - сигнал о процессах жизни, скрытых в обыденных именах чувств. Не самообман ли и это?
   Искусство - это нарисованное ощущение идеи искусственности любых представлений о жизни. Но, здесь мы выходим за границу одного только языка цвета и вступаем в область форм. Форма - пространственная метафора представления идеи. Если это представление о жизни, то эта форма не постоянна, все время меняется, как если бы архитектор перестраивал здание каждый раз, когда представлял идею жизни по-новому. Единственное, что возможно достичь - равновесия этих форм, представив все их варианты разом, как пространство возможных форм - это результат понимания того факта, что любое представление обманчиво и только сама эта постоянная смена представлений о жизни - как раз и проявляет жизнь такой, какая она есть.
   Цель творчества - единство обоих методов самообмана формой идеи (подмены идеи формой), только это единство противоположных точек зрения на идею и создаёт пространство самой мысли. Его ещё называют "Дух времени". История есть путешествие по невидимомому обывателю пространству имен его чувств своей жизни. Области этого пространства - дух времени.
   Либо - своей мыслью - мы бьемся головой о ту или иную стену. Справа налево (метод чувств) или слева направо (метод ощущений). Либо создаём из этих направлений образ самого пространства мысли. Усложняем его, как конструкцию своих иллюзий. Сказать о невыразимом можно лишь невыразимым языком и цвет - как и форма - один из диалектов этого естественного для человека языка. Цвет - абстрактный язык рассказа о пространстве возможного, ограничение представлений о котором - ловушка социальности. Ловушка разума.
   Читателя может заинтересовать вопрос места эмоций на этой карте. Если чувство идеи цвета - её форма, то эта форма может быть эмоциональной (иконической), символической и индексальной. Другими словами, эта форма чувства цвета - либо буквальная - вызываемая им - эмоция, либо его имя, либо поверхностный признак этого имени - пример. Либо - нечто большее, чем только эмоция и только имя чувства - сам символ этого иного.
   Все люди - разные и разным типам мышления близка та или иная форма идеи цвета. Один не переубедит другого. Каждый верит иллюзиям собственного типа мышления - своему дискурсу. Но, есть и принципиально отличное от этих трёх базовых форм идеи - ощущение цвета (осознанное непосредственное ощущение идеи цвета). Это четвёртое качество формы идеи - сама идея. Стремление выстроить из переменчивости чувств композицию, как вариант - сбалансировать чувства цвета - характеризует тип мышления художника. Что тоже дискурс, как и дискурс потребителя, просто другой тип. Другая очередность этапов мышления.
   В ощущении тоже можно разглядеть множество оттенков. Если чувства представить дверью слева, то ощущения - дверь справа. Задача - войти в обе двери одновременно. За обоими этими дверьми - различные смыслы чувств цвета. За каждой - свои. Но, тоже, либо буквальные - иконические, либо индексальные (примеры-указатели на идею), либо - символические. Сам цвет - нечто больше, чем эти его проекции. Символически, цвет - как раз и образует такую структуру мышления о нем. Весь цвет (пространство цвета) - карта этого здания. Можно подробно разглядывать эту карту, можно бросить на неё лишь мимолётный взгляд, или вообще не смотреть её, доверившись собственной интуиции (интуитивному пониманию имени чувства) или рассказу того, кто якобы её видел. Этот кто-то вполне мог видеть её, но мог и соврать, что видел. Потребитель имен чувств - не способен различить оба рассказа. Допустим, что наш случай - правда, тогда эта правда о цвете и есть собственное ощущение его, как идеи. Когда мы чётко понимаем что-то, но объяснить простыми словами это не можем. Только языком цвета (или языком форм, или единством обоих способов). Это и есть картина. Все попытки сказать об этом - заканчиваются фиаско самообмана. Сумма всех возможных самообманов - их композиция - и есть само это иное. Можно верить, что видимая часть чего-то равна целому, а можно верить, что ни одна такая часть целого - не выражает всего целого. Словами этого ощущения не передать, но цветом (сочетанием цвета) - возможно.
   Причина ощущения - осознанность этой - некоторой - смутной, для большинства людей идеи цвета - предельно конкретной. Рассказ - тогда - об этом рисунке собственного ощущения, а вовсе не о том, как очаровать цветом зрителя-читателя. Но есть и такие рассказы. Можно что-то рассказать словами о своем собственном рисунке ощущения идеи цвета, но, никто этого рассказа просто не поймёт, потому, что слушатель любого рассказа ожидает найти в нем (как ответ) - лишь имена своих собственных чувств (как вопрос) этой идеи.
   Обычно, зритель желает не понимания ясности мысли художника, но лишь подтверждения тому, что он сам и так все понимает. Это причина искушения обмануть зрителя, лишь назвавшись художником, но тот и сам рад обмануться. Когда разговор - на самом деле - о том, как именно это происходит, а не о том, как это проще понимать. Ответ и вопрос - на самом деле - не совпадают. Как человек это понимает - так и понимает. Бог с ним, в это никто не вмешивается. Но, этого обыденного понимания - для того, чтобы действительно что-то понять - недостаточно. Пример такого сомнения в методах житейской обыденности - искусство. Карта невидимого мира, большего чем житейская обыденность. Но есть и китч, когда работа художника лишь имитируется поверхностными признаками (где и у кого учился, чего достиг, какого мастерства, в каких коллекциях находятся его картины, в чем именно заключается его концепция, насколько он популярен, актуален, сколько денег принесли его картины их перекупщикам, насильно широко они перекупаются - это провенанс и так далее). Китча всегда больше. Любая статья о художнике в Википедии - список таких признаков. Некоторые художники пишут их про себя сами, но даже если не опускаются до этого - все равно - коллекционируют такие признаки. Китчевый художник - сам потребитель имен своих чувств идеи художника. Эти имена произносят музейные кураторы, если искусство давать имена чувствам зрителя - считать разновидностью искусства (есть же искусство войны, искусство обмана) - то художники здесь - сами эти кураторы, а их подопечные художники - потребители. Не секрет, что выставки в музее продаются. Не только за деньги, подыграть куратору - тоже плата. Но платить деньги за выставки - в среде самих художников - считается позором. Кураторы на одних художниках зарабатывают, на других добиваются авторитета. Кто платит - вассал, кому платят феодал. Игра в такой феодальный статус - социальная игра многих художников. Подлинный художник лишь рисует свои ощущения этого всеобщего безумия.
   Арт рынок - подобная социальная игра в художника, но уровнем ниже старой музейной. Арт-дилер подделывает имена чувств зрителя (работу куратора) - одними поверхностными признаками и заключает чувственность потребителя в пространстве таких подконтрольных дилеру. Арт-ярмарки дают галереям площадку, за деньги. Промышленные ярмарки не считаются чем-то предосудительным, почему же должны осуждаться ярмарки промышленного производства признаков искусства?
   Здесь есть противоречие, решить которое можно только концептом (мета-рекурсией отражения отражения или единством противоположностей) - Искусство и есть основа любой социальной игры, но у всех участников этой игры - своя игра, искусство подделывается на всех уровнях. Не исключение и зритель. Это нормально для человека, так было всегда. Но преодоление этой человеческой игры в человека разумного и есть искусство. Точно как преодоление поверхностных признаков имен чувств цвета его изощренными сочетаниями. Тонко.
   Есть некоторое подлинное бытие человека, сумма всех иллюзий - его отражений, в котором и проходит наша жизнь. Иное оно - по отношению к к любой своей проекции - к житейской обыденности (к отдельным именам чувств), другими словами - иное по отношению к обществу потребления. Все брендовые товары - это имена каких-то определённых чувств идеи лучшей жизни. Не будь у потребителя потребности в символах такой - воодушевляющей его - идеи лучшей жизни, не было бы и товаров - имен чувств этой его идеи.
   Люди ходят по торговым центрам или по галереям с единственной целью - материализовать эту смутную идею лучшей (чем сейчас) жизни - понятной им формой. Купить как новый товар. Человек - обычно - сам не знает, что хочет. Сравнивает предлагаемые ему символы имен его чувств, в контексте. Вопрос - что ему покажут в качестве такого контекста в музее или на арт-ярмарке? Правильно - ожидаемые кем-то признаки его чувств.
   Небрендовые товары - это подделки брендов (уже подделок) - их поверхностными признаками. Но есть и поддельные бренды. И, есть иллюзия "высшей" жизни - её тень или проекция - сама такая обыденная реальность. Но, и подделка реальности и сама реальность и подлинная жизнь - результаты одного и того же человеческого мышления, просто - разные сочетания его элементов. Это пространство абстрактных понятий мышления и есть само наше подлинное бытие. Оно, в своей полной форме - обычно - нам недоступно (непостижимо) и потому наш слабый ум ограничивает его каким-то символом, как тенью. Сам объект чувств невидим, но видна отбрасываемая им тень. Большинству, этого откровения достаточно. Подлинное искусство не для всех. Но каждый участник игры в искусство - желает его подделать поверхностным признаком. Превратить в товар. Но, искусство (как непротиворечивое единство всех возможных проекций) - от такой подмены - исчезает. Пример несговорчивого художника - Марк Ротко. Но, и эта несговорчивость, после смерти художника - стала товаром.
   Наиболее полная мысль об идее равна самой идее. Критики такой концепции обычно приводят пример банана и мысли о банане. Подменяя мысль вообще - мыслью в частности, что типичный софизм. Утверждая, что приравнивать их абсурд. Мыслью о банане не наешься. Это действительно так, но совсем по другой причине - потому, что абсурд - сам софизм - приравнивать метафору банана к метафоре жизни. Этот пример с бананом - авторства одного доктора философии МГУ - с окончательной оценкой его высказывания я так и не определился - то ли это очень поверхностная аналогия, то ли - изощрённая игра слов, которая - как раз - и проявляет ошибку мышления, подмену непосредственного ощущения идеи - простым именнем её чувства. Товаром. По чему? По тому, что обычно человек сам хочет обмануться, это именно то, что ему хочется услышать: что любые его собственные попытки понять своё подлинное бытие - галлюцинация. Почему? Это и есть интуитивно понятное имя его собственного чувства идеи иного. Зачем высказываются такие "философские" теории? Потребителями простых имен своих чувств - легко управлять, заставляя - работать, ради приобретения иллюзорных символов лучшей жизни - как желаемых ими товаров. Другое название дискурса потребителя - раб символов. Если человека можно заставить тратить деньги, то само такое умение заставлять его это делать - превращается в товар - маркетинг. Другое название дискурса маркетолога - фрейдовский "Отец" или лакановский "Господин" (господин раба символов, тот, кто ему эти символы лучшей жизни демонстрирует).
   Исторический пример такой демонстрации - описанный Платоном - оргии античного тирана. Это и есть символ лучшей жизни для его подданных. Как иначе рабу узнать о том, что есть лучшая жизнь, чем та которую он проживает. Вера в то, что эта лучшая жизнь существует - мотивирует его работать. Советсткая сказка о коммунизме - была откровенным мошенничеством - но именно она заставила большую страну работать во благо её господина. Тренеры детей элиты казаться господами - идеологи, они же кураторы или политтехнологи). В античные времена их называли придворными софистами. И Платон и Аристотель служили такими советниками при дворе тиранов. Знали бы мы об их теориях, без этого социального статуса? Кто знает? Платон служил советником при дворе тирана Сицилии - Дионисия. По масштабом того времени - античных США. Аристотель при дворе Александра Великого. Хотя и боролись с софизмом. Но только в своих мыслях. Платон в письмах друзьям о теории мышления человека, Аристотель - теорией силлогистики. Софизм - это просто ложная декларация силлогизма. Сократ - знали бы мы о нем без рассказа Платона? - был первым начавшим эту игру в протест против софизма, но он был простым солдатом и за высказывания об ином бытие, его просто казнили.
   Американская мечта - о свободе маркетинга - другой вариант ровно той же сказки, есть и её анти-теза - это американский аналог античной аналитической философии (Сократа, Платона и Аристотеля) - прагматизм. Максимального влияния на политику он достиг только в 1980, в статьях Ричарда Ротки, который предсказал президентство Трампа за 32 года. Но ничего не смог изменить. Европейский постмодернизм - континентальная версия американо-британского прагматизма. Русский прагматист или постмодернист - Михаил Бахтин. Никакого влияния на политику его теории не оказали, но воодушевили ряд художников-абстракционистов, например - Казимира Малевича.
   Немецкий нацизм - третья версия ровно той-же сказки софистов, если и судить всех виновников Второй Мировой войны, то следует начать с осуждения всех философских факультетов всех университетов мира. Начать с университетов тех стран, которые это предлагают. Отравленных софизмом "аналитической традиции" - термин сменил своё значение на противоположное. Война - просто символ различных, конкурирующих друг с другом методов заставить потребителя работать на господина. Метод сказки про коммунизм схлестнулся с методами создания иллюзии свободы мошенничать с потреблением и с методом иллюзии единства нации - как символов лучшей жизни. Это война сект софистов за рынки сбыта имен чувств потребителей. Победила иллюзия свободы маркетинга в двух своих вариантах: американском (крупные корпорации, сети магазинов, чем комфортнее потребление - тем выше спрос) и британском (чем разнообразнее предложение - выше спрос). Соотношение четыре к одному, но бренды второго типа в четверо дороже, итог - приблизительно ничья. Коммунизм и нацизм - сошли с дистанции. Но, там, где рынка (высокого спроса) не возникло - сохранилось средневековая версия богословского или университетского софизма - феодализм. Высшая правда университетского софиста - социальный статус, авторитет рассказчика, он чем он - уже не важно.
   И жертва (дискурс 1234) и мошенник (дискурс 4321) - типы мышления. Но, наше подлинное бытие - происходит в пространстве всех типов мышления, которых гораздо больше чем две: 1234, 1243, 1324, 1342, 1423, 1432, 2134, 2143, 2314, 2341, 2413, 2431, 3124, 3142, 3214, 3241, 3412, 3421, 4123, 4132, 4213, 4231, 4312, 4321. Но, возможны и отрицательные значения, поэтому дискурсов - больше. Возможных оппозиций, как принципов общественного устройства - гораздо больше. Искусство об этом единстве многообразия возможного, тогда как определённый социальный смысл (дискурс) - та или иная его нелогичная проекция. Кроме определённых Аристотелем ошибок логики - есть множество других типов таких ошибок. Все логично. Искусство как идея - видеть (ощущать) всю картину. Социальная игра в искусство - видеть (чувствовать) только небольшую её часть.
   И эта общая картина - которую трудно увидеть, но которую мы сами и создаём - своей жизнью - и есть само это наше бытие. Цвет - естественная метафора этого пространства мышления. Ориентироваться в этом пространстве вполне можно научиться, если поверить его карте, но невозможно научиться тому, что делать с таким пониманием цвета, это уже ваше собственное ощущение цвета, как символического пространства жизни. Сложно?
   Возможно - действительно это - именно для Вас - сложно, но уверяю - так не для всех. Простых концептов просто не бывает, иначе это не концепт, но лишь его поверхностный признак. Игра слов - всегда - либо изощрённая мысль, выходящая за рамки одного дискурса (постмодернизм), либо это лишь имитация этой игры слов - что и есть товар (постмодерн). Когда все просто и понятно интуитивно - это обман чувствами. Сужение картины мира до её признака. Подмена рисунка ощущения цвета - поверхностным признаком смысла. Эта подмена чувства идеи - признаком имени такого чувства и есть цель рекламы. Призрак смысла.
   Мартин Хайдеггер в 1923 разделил понятия бытия и существования. Современник общества потребления - чувствующий идеи, и потребляющий имена этих своих чувств, как товары - это его потребность - существует как полу-животное - полу-автомат. Точка. Мыслящий человек, напротив - осознаёт своё полное бытие. Но, как ещё зарабатывать на жизнь, не скатываясь к китчу, не торгуя именами чувств потребителей? Нам бы (человечеству) не помешала бы другая экономика. Но где она? Если все разговоры о ней - теперь ровно те же самые товары (ожидаемые имена чувств потребителя).
   Сейчас мы понимаем, что эти рассуждения Хайдеггера о бытие и сущесивании - начала 20 века - лишь языковые игры, с которых началась постмодернистская игра слов, причём - игра слов немецкого языка. В английском языке уже были две противоположные метафоры времени, как расстояния: мир современника (контемпрорари ворлд - мир вне подлинного бытия) и мир на расстоянии вытянутой руки (осознанное ощущение самого этого подлинного бытия - здесь и сейчас). Контемпрорари - это современник, но не современность. Первым делом софисты приравнивают оба понятия. Как в 2017 приравнены письмом минула России. Абсурд? Ну что, все абсурд. Когда современность не отличают от взгляда на жизнь "современника" - это взгляд жертвы. Произнесите слово "контемпрорари" синонимом современности и ждите когда вас разведут мошенники. Когда - вопрос времени. Это сигнал поддельному маркетологу - софисту, что есть спрос. Но, цель жертвы, как раз - быть обманутой признаком имени своего чувства. Все счастливы. Потребитель получил то, что хотел, художник ощутил абсурд таких представлений и теперь ему есть что нарисовать, а куратор и арт-дилер получили образец ощущения художника для подделки.
   Игра слов - как и консенсус, как и гармония - просто другое название концепта - единства обоих методов познания имен чувств (контемпрорари, модерна мета-модерна или постмодерна) и опыта непосредственного ощущения этих идей (модернизма, постмодернизма). "Изм" - здесь - "против". Постмодернизм - против постмодерна.
   Оперировать этим абстрактным пространством сложно, но, при некотором усилии над собой - возможно. Цвет и есть абстракция такого языка разговора о полном бытие. Второй собеседник - природа. Зритель лишь подслушиваете её разговор с художником. Попытка научиться этому языку мышления - в большинстве случаев - приводит к созданию другого - поддельного - языка поверхностных признаков первого. Никто не заставляет Вас говорить определённым языком, каким языком Вы говорите - то и есть ваш дискурс. Дискурс предполагает социальную дефиницию. Как именно Вы говорите - в такую сферу социальных отношений и попадаете. Говорите как жертва - попадаете в социальную среду жертв. Говорите, как мошенник - в среду мошенников. Всего таких социальных ячеек общества - 4096. Социальность - есть конкуренция всех дискурсов. Все это волнение на поверхности Соляриса нашего мышления - можно нарисовать символически - цветом.
   Думаю, философии цвета - достаточно для первого знакомства. Пора провести аналогичный экскурс в топологию пространства цвета.
   Начнём с простого и очевидного. В цвете, как и в пространстве мысли - есть некоторые противоположные области: цвет (RGB) и анти-цвет (CMY, точнее CVY) - их и подметил Иоганн Гёте в 1810 году. Но, само пространство цвета - как пространство всех дискурсов - куда сложнее.
   R - ред, красный,
   Y - йеллоу, жёлтый,
   G - грин, зелёный,
   C - циан, голубой,
   B - блю, синий,
   V - виолет, фиолетовый,
   M - маджента, пурпурный.
   В этом списке (по сравнению со спектром) не достаёт оранжевого (О). Как и пурпурный (М) - как и ещё четыре других сложных цвета (желто-зелёный, зелено-голубой, сине-голубой, сине-фиолетовый) - он относится к третьему классу цветов, семиотически - неопределённых артиклей (как "the" в английском языке, по русски - "этот"), всего же таких классов цвета - десять.
   0 4 7 9
   1 5 8
   2 6
   3
   Эмоция Абстракция Намёк Умозаключение
   Черновик Этот Пропозиция (научная)
   Восклицание Выкрик (рекламный)
   Прагма
   0) Переживание (черный)
   4) Схема_вообще (RGB)
   7) Указание (CVY)
   9) Умозаключение (белый)
   1) Схема (тёмные RGB)
   5) Этот (переходные от RGB к CVY)
   8) Пропозиция (светлые CVY)
   2) Восклицание (серые RGB)
   6) Реклама (серые CVY)
   3) Фото (серый)
   Классов цвета десять, как типов целевых аудиторий в маркетинге, как десять типов семиотических знаков в прагматической семиотике, как десять типов субатомных частиц - адронов.
   Шесть из десяти классов цвета троичны. Но, для белого, серого и черного реплик нет, поэтому переживание, фото и умозаключение - можно условно считать одним троичным знаком. А знак "этот" имеет шесть реплик, также условно его можно разделить на два троичных знака. Тогда, базовых троичных цветов - девять:
   4 7 1
   5а 5б 8
   2 6 (0-3-9)
   Ньютоновский спектр - "как однажды Жак-звонарь, городской сломал фонарь" (красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый) - включает три класса цвета (красный, зелёный, синий), три (в терминологии Гете) анти-цвета (жёлтый, голубой, фиолетовый) и один сложный цвет (оранжевый). Почему? Ньютон считал - так устроено наше мышление. Ранняя наука - до модерна - была концептом (единством) мистического опыта и рационального познания. Позже - остался только рационализм, поэтому - мы никогда не узнаем, что именно имел в виду Ньютон.
   Цветовой круг Гете - тот же спектр Ньютона, но свернутый в круг, так-же - включает в себя только три класса цвета, из десяти. К оранжевому добавлен пурпурный и оттенки зеленого и синего. Наиболее общая внутренняя структура спектра определена Гете, как оппозиции цвета и анти-цвета, но очевидны и другие симметрии, которые современные дизайнеры, вслед за Михаилом Матюшиным называют гармониями. Но, геометрическая форма цветовой структуры - условность, приближение. Пространство цвета сложно выразить простой геометрической формой. Это пространство сочетаний или вероятностей. Геометрическая аналогия вероятностей, как граней многогранника, как и понимание рисунка концепции имени чувства идеи. Пример геометрической формы пространства мышления (пространства возможного) - додекаэдр. 12 граней - пятигранников - есть двенадцать возможных вариантов взаимного расположения пяти стихий мышления (пяти вершин пентаграммы). Поверхность додекаэдра можно представить тентом, натянутым на каркас из пяти тетраэдров (треугольных пирамид) - самих фундаментальных стихий (красный, зелёный, синий, черный и белый цвета). На каждой грани додекаэдра взаимное расположение стихий - различно. Но эта античная модель мышления - использует только три семиотических знака из десяти. Она не совершенна, но совершенная модель пространства вероятного - возможно вообще не имеет наглядного геометрического образа. Это следует из теории Платона: "тот, кто мыслит пятью стадиями не поймёт мыслящего четырьмя и наоборот". Пятый элемент - платоновская истина, сам таинственный объект чувств. Но - я так думаю - либо сам Платон ошибался, либо ошибались его переписчики, пятый элемент конечно выходит за границы прямого дискурса - познания имен чувств, но это просто обратное движение мысли (обратный или противоположный дискурс). Он имеет ту же саму структуру, что и обычный дискурс, но с противоположным направлением, как левое и правое, как движение по часовой и против часовой стрелки.
   Все это сложно понять обывателю, хайдеггеровскому полуживотному-полуавтомату потребления, который большинство, возможно потому, древние даосы - не стали искать компромисс и просто использовали вместо геометрических метафор пространства мышления - цифровые. Троичный код - 123, точно как в Американской семиотике или в ядерной физике. Как и в теории Аристотеля.
   Этот троичный код основан на простом двоичном: 1 - это 00, 2 - 01 или 10, 3 - 11. Даосский ноль - прерывистая черта ("тьма"), единица - непрерывная ("свет"). Троичный код семиотического знака и даосская гексаграмма (шесть черт) - одно и тоже.
   Только во второй половине 19 века появилась математическая теория описания таких негеометрических пространств - SU(3) Софуса Ли. Семиотика 1883 и ядерная физика 1960 лишь применили эту теорию для описания языка мысли и фундаментальных взаимодействий - знаками. В первом случае это семиотические знаки мышления, во втором - субатомные частицы. Но, области применения SU(3) - можно расширить. Можно определить семиотические знаки классической физики (механики), термодинамики, теории живописной композиции, теории относительности Эйнштейна, духовной практики любой конфессии, цвета, музыки, литературы, чего угодно: языка деревьев, китов и камней. Как и языка культуры, социальности, искусства. И не смотря на различия терминов - семиотические знаки этих разных языков - одни и те же. Возможно, именно это и предвидели Гете, Ньютон и Гу Кайджи. Это и есть Великая Формула Духа из книги "О краске" Гете. Теория дискурса - просто ступенька на пути в ней.
   Три других класса цвета, не вошедших в цветовой круг - белый, черный и серый. Ещё четыре - тёмный цвет (темно-красный, темно-зелёный, темно-синий), светлый цвет (светло-жёлтый, светло-голубой и светло-фиолетовый). А так-же серый цвет и серый анти-цвет (также по три). Всего - семиотически - базовых цветов 27.
   В своей теории цвета Василий Кандинский рассматривает - ровно тоже самое семиотическое абстрактное пространство цвета - но, в малопонятных сейчас эзотерических терминах (другой подобный пример - псевдорунистика Гвидо фон Листа, она же средневековая Каббала, мало кто это понимает, но отличительные знаки частей войск СС - просто иконки семиотических знаков социальности, отрицая семиотику в искусстве нацисты использовали её в политике).
   Но, вернёмся к теории цвета Кандинского, ставшей известной благодаря Баухаузу, что тот же самый Веймар, где и работал над теорией цвета Гете. У Кандинского - это ровно та же самая теория Гете, только вместо двух оппозиций цвета и анти-цвета - это теория трёх оппозиций: жёлтый-фиолетовый (анти-цвет/сложный цвет), красный (цвет) - синий, точнее - сине-голубой (сложный цвет). И третья: чёрный - белый. Описаны уже пять классов цвета из десяти. От теории Гете это отличается лишь третьей оппозицией (белый-черный). Подобных - неполных - теорий цвета - сейчас - можно создать множество, но все они давно утратили свою актуальность, после того, как появилась теория 10 классов цвета, соответствующая семиотической матрице 1893 года.
   Если есть оригинальная теория, есть и множество её подделок. Есть и новые теории, развивающие семиотику - в первую очередь это постмодернистская теория дискурса Жака Лакана.
   Перейдём к описанию существующих несовершенных моделей пространства цвета.
   Цветная фотография использует только один класс цвета - RGB. Современная полиграфия - четыре (анти-цвет CY, сложный цвет М, белый цвет бумаги и чёрный (К). Поэтому RGB и не переводится точно в CMYK, это разные области цветового пространства, разные семиотические знаки.
   Существующие компьютерные модели цвета лишь повторяют открытия, сделанные энтузиастами поиска формулы Духа - но лишь до середины девятнадцатого века, все они устарели ещё до их создания. Но, компьютерная программа - товар, потребитель (на то он и потребитель) - просто не видит её неточности. Как визуальная метафора концепции имени его собственного чувства цвета - она (видимо) его вполне устраивает. Этот факт имеет простое объяснение, для проявления вероятности выигрыша у казино - необходимы тысячи проигрышей.
   Помимо компьютерных цветовых моделей RGB и CMYK, существуют их производные - LAB (где цветовой треугольник цветной фотографии RGB - заменён тремя абстрактными оппозициями Кандинского, квадрат оппозиций цвета и анти-цвета Гете (AB) - что просто иначе определяет цвет RGB, не как три координаты, но только две, а L - шкала серого), HSB (где H - цветовой круг Гете, S - насыщенность от серого к цвету спектра, B - шкала серого, тоже самое, что и L).
   Разумеется, все многообразие цвета можно получить из сочетаний RGB. Но, с тем же самым успехом и из CVY. Но каждого из этих методов - свои недостатки. Пространство цвета - куб. Его вершины: R, G, B, C, V, Y, белый и чёрный. 8 базовых цветов. Сложные (переходные от RGB к CVY цвета), тёмные RGB, светлые CVY, серые RGB и серые CMY - рёбра и грани этого куба, серый цвет - в его центре. У куба 6 граней, 8 вершин, 12 рёбер и 1 пространство внутри: 6+8+12+1=27 элементов.
   Монитор компьютера, телевизор, экран айфона или айпеда, как и обычный проектор или шлем виртуальной реальности - используют цвета RGB. Компьютерные программы прекрасно генерируют цвета из пропорций RGB, но при сложении двух цветов RGB компьютером - возникает ошибка, потребителю она малозаметна, но художник сразу увидит, что часть компьютерных сочетаний цвета - оказывается искажена, как будто снижена их контрастность, белый становится серым. Это принципиальная неточность сложения компьютером RGB - не исправима. Ни одна существующая компьютерная программа генерации цвета - не способна оперировать пространством всего цвета корректно. А человек - может, но конечно не всякий. Это и любопытно, кто этот человек и что именно он может сказать.
   Компьютерные программы способны лишь показывать цвет как пропорцию трёх сигналов. Математика цвета - при этом - никак не используется. Правильно складывать цвета может только художник. Или математик, если цвет свести к одной лишь математической абстракции. Или ядерный физик, для которого физические аналоги цветов краски - это субатомные частицы (конструкции кварков).
   Существует технология гексахромной печати (шестью цветами), помимо черного, циана, мадженты и жёлтого - добавлены два анти-цвета (другого семиотического знака) - лайт циан и лайт маджента. Это немного компенсирует неточность цветопередачи RGB принтером.
   Но, складывать или классифицировать цвета - этого мало. Свободно оперировать пространством цвета может лишь опытный художник. Потому, что представляет его пространство, как картину мира. Как метафору жизни. Это первым подметил так-же Гете, причём, ещё за пол-века до открытия цветной фотографии. Он спорил с учеными-интерпретаторами теории спектра Ньютона и будущими физиологами, считавшими, что человеку (физиологически) доступно лишь RGB - зрение. Так как цвет - волна, а рецепторов таких волн - как считалось в конце 19 века - три (RGB). Позже обнаружен четвёртый рецептор серого зрения. Это не так, в обычном пространстве мы различаем три направления, но, вовсе не потому, что только и можем - как делать шаги вперёд, в бок и подпрыгивать на месте. Представление о трёхмерном пространстве - результат нашего мышления а не физиологии восприятия, как и цвет.
   Теория цветового круга Гете - была одной из первых попыток - нового времени (19 века) - соединить философию (мышление об устройстве мышления), аристотелеву логику, культурологию цвета, художественный опыт и научные открытия того времени - новым концептом. Гете предвосхитил теорию дискурса 1970. Жак Лакан, по сути лишь сменил термины Гете, сама теория сочетаний четырёх элементов - осталась той же: 3) Форма стала чувством (или ощущением). 2) Материя стала символом. 1) Метод (методом он стал из концепта Пьера Абеляра или Благодати Фомы Аквинского) - композицией или (у Лакана) - непреодолимым желанием человека соединить все три части своей психики в одно непротиворечивое единство. 4) Содержание стало интуитивным пониманием. Как смысл до-постмодернистской книги - её оглавление.
   Сколько типов дискурса - столько и теорий мышления. Считается, что невозможно преодолеть собственный дискурс, он как отпечаток пальца, но только "отпечаток мышления". Сейчас возможно прочесть собственный дискурс Гете, на основании его собственной формулы цветового круга: единство формы и материи, метода и содержания - 3214, в современном понимании - это дискурс химеры, речь (32 - чувство символа - ощущение идеи) как у психоделического гуру (каковым Гете - на самом деле - и являлся, это проявляет его Фауст), бессознательное - сон (14 - это то, что в дискурсе компенсируется речью, здесь это: композиция понимания - это полудискурс повстанца-постмодерниста). Классический гуру - 3241, барыга-литератор - 2314, постмодернист - 1423, но о значении дискурсов поговорим позже.
   Семиотика цвета, подобно тому, как таблица Менделева в химии, навела порядок в цветоведении. Вот только эта теория - для общества потребления - уже не товар, и потребитель товара "цветоведение" - просто не имеет возможности выйти за рамки матрицы навязанных ему - через компьютерные программы (которые - как раз товар) - поверхностных представлений о цвете. Пример редкой - современной - семиотики цвета - 1960 - абстрактные цвета ядерных физиков.
   Обычно физики говорят, что такой цвет физиков никак не связан с цветом краски. Это утверждение - просто самозащита физиков от спекуляций их теориями профанами. Недостаточно точное определение энтропии привело к множеству спекуляций. Поэтому самое главное правило или нулевое начало термодинамики - не использовать термин энтропии никак иначе, чем он определён изначально, то есть - в термодинамике. Отношение изменения энтропии к температуре пропорционально изменению энергии системы (это и внутрення энергия - изменение теплоты и совершаемая термодинамической системой работа).
   Нет "энтропии времени", конечно может быть что-то и есть, но не правильно называть это "энтропией". Термин занят и означает нечто очень конкретное, пусть и понимаемое с трудом. Некий термодинамический аналог импульса, или (пониманию, что эти слова могут многих смутить) - аналог "удара" в механике - третьей производной расстояния во времени. Первая производная - скорость, вторая - ускорение, третья - скорость ускорения, то есть "удар".
   Ядерные физики, введя термин цвета кварков и заявив, что он никак не связан с цветом краски - обезопасились от профанации теории. Но, конечно, цвет краски, как цвет экрана монитора, если абстрагироваться от технологии его создания, как абстрактный цвет - ровно тоже самое, что субатомные частицы, просто у создающей их природы - свои технологии, отличные от доступных (пока) человеку. Мышление человека, если абстрагироваться от физиологии - ровно тот же самый цвет или ядерные частицы. Выбор термина зависит от задачи мышления. Мы изучаем сами себя а не вселенную. О существовании которой знаем только благодаря собственному воображению.
   Сильное взаимодействие субатомных частиц - объясняющее ядерные реакции - зелёная ось цвета. Отметки на этой оси абстрактного сильно-ядерного зеленого цвета - кварки. Но, кварки есть и у двух других осей цвета (красной и синей), потому возможны и другие (непривычные нам сейчас) ядерные реакции. Для описания серой оси электрослабого взаимодействия - традиционно - вместо понятия кварка - используются понятие лептона. Это лептонная ось (электрон, мюон, так и соответстствующие им три типа нейтрино). Загадкой остаётся цвет гравитации. Но, мне очевидно, что это - произведение (векторная сумма) двух классов цвета, семиотически соответствующих понятию силы в классической физике - серых цветов RGB (один из которых нейтрон, семиотически это восклицание, "ой!") и серых анти-цветов CVY, семиотически это реклама). Художники понимают магию (магическую гравитацию) сочетаний таких цветов.
   Краткий обзор новой теории цвета:
   Постмодернистская теория цвета лишь уточняет прагматическую семиотику цвета. Базовых цветов - восемь, как в неодаосизме. Белый, черный, три цвета RGB и три анти-цвета CVY. То есть - это верхняя строка семиотической матрицы. Сочетаясь друг с другом они создают многообразие оттенков - второй, третий и четвёртый уровни - строки матрицы. Которые можно свести к 27 семиотическим знакам, а те - к 10 типам этих знаков. Но, можно и не соединять цвета в группы (по поверхностным признакам) и увидеть сразу все 64 оттенка полудискурса, как в древнем даосизме.
   Модель цвета зависит от того, какая будет выбрана степень упрощения его структуры. В дискурсивной модели цвета, семиотические классы цветов - это полу-дискурсы, как схемы сна и речи. Сам дискурс - это сочетание противоположных полудискурсов сна и речи. Вариантов уже 4096. Дискурсивное исчисление - это просто более детальное определение пространства цвета - "адресами" - четыремя (из восьми) символов. 1234 из 1 (белый), 2 (синий), 3 (зелёный), 4 (красный), -1 (черный), -2 (жёлтый), -3 (фиолетовый), -4 (голубой).
   Существующие сейчас компьютерные модели цвета используют принцип пропорции, это представление о цвете середины 19 века, до SU(3), согласно этим устаревшим представлениям, цвет - пропорция базовых цветов, например RGB. Или CVY. Результат один. Это упрощение создаёт препятствие для точного складывания цветов компьютером. Для разных семиотических знаков цвета - разные алгоритмы сложения, нет одного универсального. Усреднение свой всех семиотических знаков - ошибка модерна. Или сознательный софизм, с целью обмана жертвы. Семиотическое представление цвета знаком конца 19 века или дискурсивное - дискурсом - конца 20 века - это уже не пропорция, но адресация, что ближе понятию "квантовые исчисление". Квантовый компьютер будущего - будет знаменовать переход от пропорционального исчисления к квантовому. Со временем, и семиотика цвета и его дискурсивный анализ станут обыденным инструментом дизайнера и художника. Точно - как сейчас таким инструментом является цветовой круг 1810 года. Это просто визуальная метафора пространства цвета. Алфавит. Высказывание гораздо сложнее использованных для его произнесения букв. С цветом - ровно тоже самое. Сочетание цветов - нечто большее, чем эти части. Это можно назвать магией, а можно - информацией, или использовать средний термин - концепт (он же композиция, образ или результат научного эксперимента). Хотел бы я увидеть того человека, кто все это понимает, но говорит что понимает и не думает, что понимает, а на самом деле понимает... Слова - как мазки кисти, они создают образ, но образ не сумма этих мазков.
   Думаю, мы отвлеклись на экскурс в цветовые модели. До этого разговор шёл о цвете, как самостоятельном языке. Сказать о котором - если только не сказать о нем самим цветом - сложно. Тем не менее, такой рассказ может быть, но - повторюсь - каждый поймёт его по своему. Никогда не так, как задумывалось его автору. Рассказ есть, но его результат - не передача ложного знания, а лишь пробуждение собственных фантазий слушателя. Который, если только может разобраться в своих собственных чувствах жизни - действительно - что-то поймёт, но может и не разобраться, тогда испытает галлюцинацию понимания. Это бессмысленно, но хуже не станет. Со временем, произведение настолько обрастает этими смыслами-фантазиями, как одеждами, что начинает казаться, что оно обладало ими изначально. Кому казаться? Зрителю.
   Факт разговора о чем-либо не обязательно означает это что-либо. Это может быть изначально разговор ни о чем, лишь выдаваемый за разговор о чем-то. Или разговор откровенно ни о чем, но на самом деле - о чем-то очень конкретном. Зритель не заметит разницы. Этот объект вторичного смысла - всегда - подменяет само произведение, именно он и храниться в музее под видом картины. Сама картина - визуальная метафора ощущения, которое умирает вместе с художником. Смысл картины уже давно покинул картину и растворился в пространстве социальных отношений.
   Существует особая социальная роль - интерпретатора произведений искусства - куратора (дискурс 4321). Это человек с особым складом мышления, он умело даёт имена чувствам зрителей. Но, сам не ощущает никаких идей. Не способен, так устроено его мышление. Просто не верит в их существование. Он верит лишь в то, что у каждого человека - своя правда и этой правдой можно манипулировать, выдавая за неё что-угодно. За все, что угодно. За что куратору заплатят. Плести такие интриги - приравнивается - в этом дискурсе - к мышлению. Это тоже естественно для человека, хотя и встречается немного реже, чем простое потребление имен чувств (дискурс 1234). Кураторов меньше чем зрителей, художников меньше чем кураторов, но мне возразят: "художников больше". Это вовсе не художники, а потребители умений куратора. Настоящих художников очень мало. Много подделок. Попробуй догадайся, кто есть кто?
   Зритель желает (1) символа (2) своих чувств (3) понимания чего-то (4) и генерировать такие символы - работа маркетолога (дискурс 2143). Куратор - тренер маркетолога в риторике, то есть софист. Когда куратор (4321) - руководит художниками (1324) - на самом деле - он лишь тренирует некоторых людей (ментально - зрителей) казаться художниками. Сводит творчество к поверхностным признакам процесса, понятным зрителям - как имена их собственных чувств. Большинство называющих себя художниками - либо такие профессиональные зрители (просьюмеры), либо кураторы самим себе (но тогда они лишь конкурируют с настоящими кураторами, потому-что единственная правда кураторства - социальный статус, его даёт лишь работа в авторитетной институции, куратор вне музея - самозванец), либо маркетологи сами себе, этот пример подходит больше для галеристов (дискурс 2314) - тогда это контемпрорари (китч вместо искусства, музейный или галерейный) либо самые обычные зрители, воображающие себя художниками - тогда это просто самодеятельное творчество (фаин-арт).
   Галерист (2314) - поделывает уже куратора (4321), его единственная цель - заключить чувственность своих покупателей (коллекционеров - 1234) в символическом пространстве тех поверхностных признаков картины, которые контролирует сам галерист. Художник (1324) - ему лишь мешает (создаёт другие, неконтролируемые галеристом композиции, а не их поверхностные признаки). Между галеристами и музейными кураторами есть взаимовыгодная связь. Музей создаёт один из поверхностных признаков картины - статус художника, а галерея - в крайнем своём проявлении это аукционный дом - создают провенанс (историю владения произведением). Галерей и музеев бывает множество уровней. Соответственно оттенкам поверхностных признаков творчества, интуитивно понятных зрителю. Это фабрики признаков спроса в сфере искусства. Искусство, в таком контексте, точнее "сфера искусства" - рынок купли и продажи таких товаров. Но, не картин, а лишь их признаков, создаваемых кураторами и галеристами. К искусству это не имеет никакого отношения. Считается что такой смысл искусства порабощен социальностью. Возможно, благодаря перформансу. Если живопись - театр изначально, то почему бы билетному кассиру не сыграть роль режиссёра, а пожарнику и осветителю - роли актёров. Но, само произведение искусства и есть преодоление такого представления. Вот только, если все артисты уволены - зритель увидит на сцене только билетера, пожарника и осветителя. Не будет знать, что может быть иначе. Прикольный будет спектакль, надо бы попробовать поставить.
   Творчество - вне его подделки поверхностными признаками понятными зрителям - есть достоверность ощущения идеи. Единство невыразимого искусства и обыденной жизни. Степень этой достоверности высказывания собственного ощущения какой-то конкретной идеи жизни - может определить лишь его автор. Отсутствие институции оценки такой практики не означает отсутствие самой практики. Жизнь сложнее любых представлений о ней, полностью регламентировать искусство невозможно. Социальные системы всегда дают сбой. И, через эти щели обороны общества от искусства всегда что-просачивается. Само собой. Ненамеренно. И тут-же застывает приняв какую-нибудь понятную пленникам социальности форму. Но, никогда не форму искусства ощущений жизни такой, какая он есть, не имеющую никакой формы.
   Оглавление.
   Глава первая. Чувство цвета.
   Глава вторая. Имя чувства цвета.
   Глава третья. Концепция имени чувства цвета.
   Глава четвёртая. Понимание рисунка концепции имени чувства цвета.
   Глава пятая. Ложное соответствие понимания рисунка концепции имени чувства цвета и самого цвета, как идеи.
   Глава шестая. Осознанность цвета идеей мышления человека.
   Глава седьмая. Непосредственное ощущение идеи мышления человека как цвета.
   Глава восьмая. Рисунок собственного ощущения идеи цвета.
   Глава девятая. Рассказ о собственном нарисованном ощущении идеи цвета.
   Глава десятая. Заголовок рассказа.
   Глава одиннадцатая. Построение концепта чувственного познания и опыта ощущений.
   Глава двенадцатая. Уровни концепта.
   _ _ _
   Глава первая. Чувство цвета.
   Различные сочетания цветных пятен вызывают у зрителей различные чувства. Некоторые сочетания - чувствуются более гармоничными, другие - менее. Холодные цвета интуитивно чувствуются отдаленными, тёплые - близкими. Тёплый цвет на холодном фоне кажется ещё теплее, сложный цвет на сером фоне - кажется более чистым. Городские интеллектуалы, те, кто именует себя таковыми - как правило - не видят цвет. Не способны понять такой язык природы собственного мышления. Этот факт и рисуют художники. Марк Ротко создал цикл чёрных полотен. Ив Кляйн - спектрально синих. Если нашёл лучшую ноту, которой публика аплодирует, зачем все остальные?
   Глава вторая. Имя чувства цвета.
   Простейшее имя чувства цвета - гармония. Существуют таблицы гармоний цвета Михаила Матюшина 1936 года. Александр Скрябин сопоставил цвет с нотами. Но, об этом говорил ещё Ньютон, спектр - по его мнению - и есть октава, подобная звуковой. Василий Кандинский сопоставил цвет с геометрическими фигурами, повторив мысленный эксперимент Платона, который сопоставил геометрические тела и стихии мышления человека.
   Глава третья. Концепция имени чувства цвета.
   Соратник Казимира Малевича - Матюшин - лишь декларировал определённые (понимаемые им интуитивно) симметрии цветового круга Иоганна Гете 1810 года. Собственно, сам цветовой круг - иллюстрация определённой (неопифагорефской) - романтической - концепции гармонии, как имени чувства цвета. Цвет призмы Ньютона - радуга есть шкала цветов и анти-цветов. Компьютерные цвета RGB (красный, зелёный, синий) - в представлении поэта и художника Гете - и есть сам цвет. Но есть и анти-цвет, CMY (голубой, пурпурный, жёлтый). Гете исходил из двух базовых оппозиций мышления человека, между цветом и антипод-цветом, иллюстрируя их метафорами: красная форма - голубая материя, жёлтый метод - фиолетовое содержание. Он капнул на лист четыре капли краски, символизирующие четыре базовых качества мысли и просто соединил их непрерывной дорожкой, цветовым кругом. Как смешение противоположных (друг другу на этом круге) цветов даёт серый, что воспринимается наиболее контрастным сочетанием, так и мысль человека, соединяющая противоположности концептом - наиболее достоверна. То же самое можно сказать и тройном сочетании цветов цветового круга, четырех и так далее. Матюшин, посредством своих учеников - просто выкрасил - к тому времени уже известные более ста лет - гармоничные сочетания - его простейшие оппозиции - практически, добавив к спектральному цветовому кругу Гете два других круга - светлых и тёмных оттенков. Попытался изобразить пространство сочетаний цвета. Путь и не системой, но альбомом. Чувствовал ли он это сам или просто проиллюстрировал то, что прочёл в книгах? Художник он или мошенник? Мы этого уже не узнаем. Тем не менее цвета Матюшина - сводимы к системе. Возможно это просто её иллюстрация. Но, возможно что и нет.
   Цветовые таблицы Матюшина - не единственная концепция цвета. Самая древняя теория цвета - Конфуция, мы и сейчас используем её, как полиграфический CMYK (голубой циан, пурпурная маджента, жёлтый и чёрный). Пятый цвет - белый, это цвет бумаги. Все многообразие оттенков цвета на полиграфическом отпечатке - на белой бумаге - создаётся сочетанием пяти базовых цветов, в учении Конфуция символизирующих стихии мышления человека:
   1) Стихия дерева - ритмически повторяющихся отрезков с чёткими началами и концом - сине-голубой циан, в оригинале сине-зелёный или бирюзовый - это конфуцианская гуманность.
   2) Стихия металла - любая переменчивая линия, сочетающая ритмические отрезки и кручение кисти на месте - белая справедливость.
   3) Стихия огня - пурпурный обычай, спонтанные росчерки кисти, имеющие начало, но не имеющие чётко обозначенного конца.
   4) Стихия воды - вращение кисти на месте, иссиня-чёрная мудрость.
   5) Стихия земли - оттиски кисти без движения, желтая искренность.
   Бирюзовый, белый, малиновый, черный и жёлтый (он же - золотой). Тот же CMYK.
   Конфуцианский символизм цвета - утрачен. Технически, цвет в полиграфии определяется решётками растра каждого из четырёх цветов. Как пропорциями. Графическая альтернатива пропорции яркости базового цвета - в цветной фотографии. Пятый - белый - цвет бумаги.
   Более современное (нео-даосское) представление о стихиях - красный гром (стихия дерева сменилась стихией грома) - ритм иного, растворённый в событиях житейской обыденности, зелёная вода - переменчивость имен чувств этого иного, синяя гора - понимание или мудрость, чёрная земля - творческая ирония, белый - обычай.
   Сочетания пяти базовых стихий: красный гром и зелёная вода - желтая чаша для воды, откровение или концепция имен чувств (в зависимости от направления сочетания); красный гром и синяя гора - фиолетовый огонь осознанности или интуиции; зелёная вода и синяя гора - голубой ветер чувств или непосредственных ощущений идеи. Добавив чёрную стихию земли - постмодернистскую деконструкцию обычая и сам белый обычай - получим 8 элементов. Их взаимное сочетание формально даёт 64 варианта (состояний природы), но при сокращении повторов (когда все очерёдности смешения красок равноценны) - остаётся только 27. Эти базовые цвета условно выстраиваются в матрицу 10 типов.
   Черный RGB CMY Белый
   Тёмный-RGB Сложный (RGBCMY) Светлый-CMY
   Серый-RGB Серый-CMY
   Серый
   Вместо M (маджента) здесь следует понимать фиолетовый.
   Семиотически - это структура языка цвета:
   Представление Схема-вообще Указание Умозаключение
   Схема Этот Пропозиция
   Восклицание Реклама
   Фото
   Цифрово-нотная классификация:
   0-До 4-Ми 7-Соль 9-Си
   1-Ре 5-Фа 8-Ля
   2-Ми 6-Соль
   3-Фа
   Классификация ядерной физики:
   ?++ ?+ ?0 ?-
   ?- ?0 ?-
   ?0 ?-
   ?+
   Субглюон "а" в степени:
   6 2 -2 6
   4 0 -4
   2 -2
   0
   Семиотическая классификация:
   111 113 133 333
   112 123 233
   122 233
   222
   Каждый тип семиотического знака имеет несколько реплик, это просто возможные вариации перестановок цифр, например: 123, 132, 213, 231, 312, 321. Всего семиотических знаков -- 27. Первая цифра - форма идеи, вторая, её интерпретация, смысл, третья - степень достоверности, это тип означения идеи смыслоформой. 1 - икона/отрицание символа (хайп, частный случай, гипотеза или самоирония), 2-неопределенный указатель (пример, факт, образ), 3 - символ (закон, аргумент). В ядерной физике: 1 - u-кварк, 2 - d-кварк, 3 - s-кварк. Пример: uud (112) - протон, udd (122) - нейтрон.
   Другая (первоначальная) версия терминов этой семиотической матрицы Чарльза Пирса - Аристотеля:
   Первая цифра - высказывание (1-отрицание чего-то, 2-неопределенно: и не отрицание и не утверждение, 3-утверждение чего-либо). Вторая - посылка: 1-в частности, 2-неопределено: не в частности и не вообщем, 3-в общем. Третья цифра - контрастность или категоричность высказывания: 1-возможно присуще, 2-необходимо присуще, именно присуще.
   Пересечение высказывания и посылки есть термин. Терминов - четыре варианта:
   А - обще-утвердительное (33-, от белого-333 к жёлтому-331, через светло-жёлтый-332).
   Е - обще-отрицающее (31-, от красного-311 к фиолетовому-313, через пурпурный-312).
   I - частно-утверждающее (13-, от зеленого-131 к голубому-133, через зелено-голубой, 132).
   О - частно-отрицающие (11-, от черного-111, к синему-113, через темно-синий-112.
   Эти четыре термина - четыре рёбра куба мышления-цвета (4 из 12). По одной из версий интерпретации теории Аристотеля - фигуры терминов - умозрительный поворот этого куба, первая фигура - рёбра куба как горизонтали (взгляд справа), вторая - рёбра как вертикали (взгляд сверху) и третья - рёбра как перспектива взгляда (во фронт). С учётом трёх фигур - трёх поворотов - рассматриваются все 27 семиотических знаков.
   По другой версии: первая фигура - тот же взгляд на куб справе, как на комнату, перспектива.
   Вторая, взгляд во фронт, когда левый и правый термин - части среднего, а третья - когда средний термин - часть левого и правого.
   Четвёртая фигура, предложенная ботаниками - столетием позже Аристотеля - взгляд слева направо, обратная перспектива по отношению в первой фигуре. Это можно представить как вариации знаков включения термина один в другой:
   1<2<3, 1<2>3, 1>2<3, 1>2>3. Но это уже совершенно иная теория, не Аристотеля. Это теория Теофраста.
   Давать словесные описания групп цветов, соответствующие всем этим сечениям цветового куба утомительно, проще посмотреть рисунок. Разные фигуры - это взгляды на этот куб с разных сторон. Не так важно понимать - кто, как и когда исказил или интерпретировал первоначальную теорию Аристотеля - гораздо важнее понимать устройство этого пространства цвета-мышления. Важны ваши собственные представление о нем, как об объекте ваших чувств идеи жизни.
   Восстановить ход мысли самого Аристотеля - сложно, его тексты о силлогистике содержат следы переписчиков - как если переводить текст гуглом с одного на другой язык много раз. Поэтому их значимость декларируется исторической, а для каждой фигуры приводятся "современные представления", которые соответствуют историческому тексту самого Аристотеля - лишь частично.
   Например - Каббала тоже повторяет эту теорию, но суть иудаизма не в философии, и не в языкознании, но в кастовости общества. Тот же самый брахманизм, с которым боролся Будда. Архаика.
   Семиотическая классификация терминов классической физики (упрощённо):
   p^2 - - p^2
   E E E
   F F
   p(S)
   Условные обозначения:
   p - импульс (sm/t), он же S - энтропия (s/t^3, где m=1/t^2), F - сила (ms/t^2), E - энергия (ms^2/t^2), s - расстояние, m - масса, t - время, ^2(3) - степень вторая (третья).
   Повтор понятия означает возможность получения его формулы разными перестановками элементов.
   Помимо простых физических величин (импульса, силы, энергии и т.д), имеющих физический смысл - в матрице 27 терминов физики - есть множество понятий не имеющих такого смысла. Но, это не основание для того, что-бы от них отказываться. Мы не понимаем их физический смысл только пока. Поймём позже.
   Семиотическая классификация теории относительности Эйнштейна:
   c/t
   ct 1/t^2
   с 1/t 1/t^3
   Это выражение базовых физических величин в терминах времени и скорости света (с).
   ct - соответствует расстоянию (s), 1/t^2 - массе (m).
   Эйнштейн утверждал, что масса замедляет относительное течение времени - но как именно? Разделяет реальность нашего зрения (видимой скорости воображаемого вращения) и нашего ощущения (гравитации, инерции возникающей от этой скорости). Е = с/t x c x 1/t = 1/t^3 x ct x c = c^2/t^2 = mc^2.
   Упрощённый семиотический треугольник:
   331
   131 311
   133 113 313
   Упрощённый семиотический треугольник - сочетаниями элементов которого являются физические величины:
   sm
   s m
   s/t 1/t m/s
   Семиотический треугольник в терминах цвета:
   Жёлтый
   Зелёный Красный
   Голубой Синий Фиолетовый
   Физическая величина - как и субатомная частица - как и определённый цвет - есть сочетание базовых элементов. Как можно мыслить о физической величине, или о субатомный частице, точно так же можно мыслить и о цвете, схема разворачивания мысли от этапа к этапу одна и та же, отличаются лишь термины.
   Цветовой круг - периметр упрощённого семиотического треугольника. Это частный случай цветового куба. Нижняя грань (начиная с левого нижнего угла, перечисление против часовой стрелки): черный, синий, фиолетовый, красный. Верхняя грань: зелёный, голубой, белый, жёлтый. У куба 8 вершин, цветовой круг соединяет шесть из них, две оставшиеся - черный и белый.
   Цветовой куб в терминах дискурса. Нижняя грань: -1 (черный), 2 (синий), -3 (фиолетовый), 4 (красный). Верхняя грань: 3 (зелёный), -4 (голубой), 1 (белый), -2 (жёлтый). Сочетание двух вершин цветового куба определяет область пространства цвета на линии между ними. Сочетание четырёх вершин - пересечение двух таких линий.
   Термины семиотического треугольника в самой семиотике:
   331
   131 311
   133 113 313
   У
   С С
   У С У
   У - указание
   С - схема вообще
   Семиотический треугольник в терминах дискурса:
   -2
   3 4
   -4 2 -3
   234 - белый (1), -2-3-4 - черный (-1).
   Повторю матрицу десяти типов 27 семиотических знаков:
   111 113 (131, 311) 133 (313, 331) 333
   112 (121, 212) 123 (132, 213, 231, 312, 321) 233 (323, 332)
   122 (212, 221) 223 (232, 322)
   222
   Дискурсивная терминология этой матрицы десяти типов семиотических знаков:
   -1-1 22 (33, 44) -2-2 (-3-3, -4-4) 11
   -12(3, 4) 2-3 (3-2, 2-4, 4-2, 3-4, 4-3) 1-2(-3, -4)
   -1-2(3, 4)* 12(3, 4)**
   1-1 (2-2, 3-3, 4-4)
   *тоже самое, что: 24, 23, 34.
   **тоже самое, что: -3-4, -2-4, -3-2.
   Условные обозначения элементов дискурса:
   -1 - черный (желание), -2 - жёлтый (имя чувства, поверхностный признак символа, икона), -3 - фиолетовый (чувство идеи смутной), -4 - голубой (интуитивное понимание), 1 - белый (нет желания, это осознанность или концепт), 2 - синий (нет подмены символа поверхностными признаками), 3 - зелёный (нет чувства, это ощущение идеи), 4 - красный (нет интуитивного понимания, это выражение ощущения рисунком).
   Астрологическая классификация:
   Сатурн Марс Венера Юпитер (Уран)
   Луна Меркурий Солнце
   Нептун Плутон
   Хорон
   Алхимическая классификация:
   Свинец Железо Медь Олово (Сера)
   Серебро Ртуть Золото
   - -
   -
   Классификация по стихиям:
   Земли, Грома (воды, горы) Ветра (огня, водоёма) Неба
   - - -
   - -
   -
   Сложные цвета: оранжевый, желто-зелёный, зелено-голубой, сине-голубой, сине-фиолетовый и пурпурный (красно-фиолетовый).
   Цветовой круг Гете совмещает сразу три семиотических знака: схема вообще (RGB: красный, зелёный, синий), указание (CMY: голубой, фиолетовый, жёлтый) и сложные цвета знака "этот" (смесь цвета RGB и анти-цвета CMY: оранжевый, желто-зелёный, зелено-голубой, сине-голубой, сине-фиолетовый и пурпурный). Всего 12 цветов из 27. За кадром остаются чёрный, белый, серый, а так же - тёмные, светлые и серые оттенки. Модель цветового круга несовершенна.
   Модель CMYK (вместо "М" - мадженты - подразумеваем фиолетовый, а пятый цвет - белый цвет бумаги) - так же несовершенна, требуется некоторая вольность, чтобы разложить 27 цветов по вершим пентаграммы, пересечениям её лучей и центрам лучей. Цветов получается 25, но не 27. Ошибка хотя и принципиальная, но для обычного восприятия цвета человеком - незначительная. Отчасти её компенсирует подмена "конфуцианского" фиолетового - "полиграфическим" пурпурным. Поэтому, цветное изображение, передаваемое технологией полиграфии воспринимается естественным. Хотя, для изощренного восприятия цвета - неточность такой технологии очевидна.
   Конфуций выделил особые сочетания стихий, гармонии. Их 60. Это точки пересечения двух из пяти лучей пентаграммы. Сочетание четырёх из пяти стихий мышления, обозначить которые можно терминами цвета, понятий физики, субатомными частицами, типами движений кисти каллиграфа, терминами алхимии, астрологии, традиционных китайских гимнастик и медицины, хореографическими движениями, блоками боевых искусств, нотами, геометрическими фигурами или гранями одной такой фигуры, принципами живописной композиции, элементами психики человека или его мышления. Чем угодно. Модель мышления во всех случаях одна и та-же. Различаются лишь метафоры, как средства доступа к самому мышлению.
   Точка пересечения лучей пентаграммы делит каждый из таких лучей на неравные части, это и есть золотое сечение, именно так - графически - оно и было определено первоначально Пифагором и Конфуцием. Хотя возможно они лишь повторили более древние представления о гармонии. Суть этой концепции - возможно гармоничное сочетание только четырёх элементов мышления (или базовых цветов) из пяти. Но каких именно - неопределено. Поэтому возможны 60 вариантов гармонии. Как сочетания 12 знаков зодиака и 5 планет в произвольной очерёдности. Упрощением теории Конфуция стали астрология и алхимия, традиционные китайские боевое искусство и медицина, музыка, каллиграфическое письмо, каллиграфическая живопись и поэзия. Но, все это лишь упрощение - понимание символических стихий мышления буквально - магическими силами.
   На самом деле - это просто первоэлементы любой нашей мысли, о чем угодно. Даже, самые современные теории ядерной физики или споры о природе гравитации - не выходят за границы этого символического пространства мышления о мышлении. Обычно, человек просто не хочет понимать эти символы, ему гораздо проще и комфортней подменять их поверхностными признаками имен чувств идеи жизни смутной. Разумность такого современника - сомнительна. Многообразие - не знаний, но проявлений невежества от том, как именно мы мыслим.
   Глава четвёртая. Понимание рисунка концепции имени чувства цвета.
   Глава пятая. Ложное соответствие понимания рисунка концепции имени чувства цвета и самого цвета, как идеи.
   Глава шестая. Осознанность цвета идеей мышления человека.
   Глава седьмая. Непосредственное ощущение идеи мышления человека как цвета.
   Глава восьмая. Рисунок собственного ощущения идеи цвета.
   Глава девятая. Рассказ о собственном нарисованном ощущении идеи цвета.
   Глава десятая. Заголовок рассказа.
   Глава одиннадцатая. Построение концепта чувственного познания и опыта ощущений.
   Глава двенадцатая. Уровни концепта.
   Отправлено с iPad
   Одержимость
   "Природа современной жизни - одержимость" 
   (граф Балтар, он же Гай Балтар, воображаемый литературный и кино-персонаж,1968-2009). 
   (Пособие по практической магии).
  
   Не факт, что пособие и не факт, что по магии. Сказать можно все, что угодно. Достоверен только факт рассказа, но о чем он - каждый решает сам.
   Речь имеет множество уровней.
   Первый уровень - имена чувств, они понятны интуитивно, это форма идеи или высказывание. Кто-то испытывает потребность их слушать, это потребитель (имен своих чувств), он же "раб символов", в прагматизме это иконическое, буквальное понимание сказанного. Что это невыразимое, что я чувствую к ней? К нему? Это любовь - простое и интуитивно понятное имя моего чувства идеи чего-то, что выше моего понимания. Какова концепция этого имени? Семья. Каков рисунок этой концепции - сама жизнь. Зачем? Для понимания непредсказуемого рисунка жизни концепции имени моего чувства. Это доступно всем людям, но каждый ограничивает себя каким-то этапом, что и определяет многообразие проявлений жизненных ситуаций. Удивительно другое, способность человека абстрагироваться от конкретной ситуации и размышлять об этом отстранённо. Но и здесь нас поджидает ловушка разума, сами такие размышления о жизни способны подменить жизнь.
   А кто-то - более способен генерировать (создавать) такие символы, это - маркетолог или господин. В самом простом, аристотелевском примере - это отрицание или утверждение чего-либо. Существует и нечто среднее, между иконой и символом, это пример или индекс - указатель на идею. У Аристотеля, это - неопределённое высказывание, не утверждающее и и не отрицающее что-либо. Одновременно и то и другое, третье, как их единство.
   В теории мышления древне-египетского мифического жреца Гермеса Трисмегиста (переводится как "трижды величайшего"), думаю, что эта личность - плод воображения средневековых схоластов - подчёркнуто именно восхождение. Элементов мышления 10 и они образуют трехуровневую структуру концептов. Греческие Олимпийские боги - и есть такие стихии разума человека. Их имена - планеты. А "Вселенная", если это слово пишется с большой буквы - означает не звездное небо, а всю землю под ним. Считать "вселенную" (с маленькой буквы) космосом - более позднее соглашение о терминах. Структура индуистских чакр - ровно тоже самое. По легенде, это знание было забыто, но в ранней античности Пифагор, от же Конфуций его деконструировал в теории гармонии четырех элементов из пяти, по правилу двойного золотого сечения. Точка пересечения двух из пяти лучей пентаграммы. Позже я поясню эту теорию. Секта пифагорейцев распалилась на математиков, считавших возможным выразить структуру мышления человека геометрически и эзотериков. Первыми от математиков открестились эзотерики, считавшие что выразить понимание невозможно, поэтому, в математике скрыт софизм, сознательный обман словами. Но, вскоре математик Аристотель обосновал софизм ошибками логики.
   Секта софистов обрела самостоятельность и интеллектуальную власть над человечеством, в тот момент, когда новая социальная структура общества - империя - была скопирована Александром Великим (Македонским) - с тусовки своих придворных софистов. Армия, в современном её понимании и есть такая структура. Воинский коллектив спаен авторитетом командира, но только до тех пор, пока ему сопутствует удача. Все всех считают мошенниками. С точки зрения софистов - тренеров в этом искусстве обмана словами - риторике - это естественно, все относительно, то, что горе для одного - благо для другого. Но, если назначить командиром того, кто - по факту - удачливее других в бою, то перед лицом смерти - ему поверят менее удачливые. Командир должен смотреть в лицо смерти первым, когда его убьют, его место займёт следующий - по удачливости. Возглавлял иерархию сам Александр, но только до тех пор пока покорял другие страны. Как только он умер - его империя распалась на царства равных друг другу его военноначальников.
   В 1960 - эта структура мышления снова вернулась, как матрица десяти типов субатомных частиц (адронов). Почти столетием ранее - как матрица десяти типов целевых аудиторий маркетинга, она же матрица типов семиотических знаков, ещё ранее как математически теория SU(3) симметрий. Это произошло не только в физике, лингвистике, философии и искусстве. Интеллектуалы того времени, устроили глобальное восстание против секты софистов, известное нам - как революция постмодернизма. Сейчас мы живём в период реакции софизма, контр-революции контемпрорари. Но и не только потому, что энергия постмодернистской революции ослабла, постмодернизм тотален и альтернативы ему нет, дело в том, что изменилось представление о структуре мышления, человечество вышло на новый уровень и пока ещё никто толком не знает, как на этом новом уровне ориентироваться. Идея деконструкции забытого знания себя исчерпала, мы узнали что-то новое. Необходима новая теория. Новая карта, новое обобщение всех противоположностей новым концептом.
   Второй уровень - смысл высказанного, интерпретация формы идеи, у Платона - это концепции имён чувств, у Аристотеля - посылка, как именно мы говорим, вообще или в частности. Теория Аристотеля обманчиво проста, эта простота часто уводит мысль в сторону, позволяет понижать уровень речи, но только потому, что теория инвариантна от уровня. На каждом уровне одно и тоже. Но, без восхождения на уровень выше - мысль человека заключается в бесконечном повторе одного и того-же. Как в вечном дне сурка, петле времени.
   В другом примере, в логике прагматизма Чарльза Пирса, критиковавшего Аристотеля (и Канта) за такую возможность упрощенного понимания их теорий - это либо воодушевление услышанным, сейчас мы скажем - что это хайп, смысл буквального понимания, либо нечто среднее - факт (признание факта), либо - закон, понимание, что это закон. Непротиворечивое единство (концепт) закона и хайпа - это как посмотреть в лицо факта. Такому прагматическому типу мышления соответствовала постживописная абстракция 1960, как и ядерная физика того же времени - концепция матрицы элементов субатомных частиц, адронов, кварков, глюонов и одного единственного суб-глюона. Как все ноты - лишь различные колебания одной единственной струны. Что ровно тоже самое, что и средневековое Дао. По моему мнению древность даосизма сильно преувеличена.
   Третий - единство смыслоформы передаваемой речью идеи и самой этой невыразимой идеи, у Платона - это понимание рисунка таких концепций, следует уточнить, что рисунок может быть словами, тогда это понимание абстракции. По Аристотелю, рисунок концепции это - термин, единство высказывания и посылки. Типов термина - четыре: (А - общее +, Е - частное +, I - общее -, О - частное -). Понимание терминов - категоричность высказывания: возможно присуще - это гипотеза или творческая ирония, необходимо присущее: художественный образ или научный эксперимент или именно присуще - аргумент.
   Термины Аристотеля можно представить четырьмя углами бесконечного тоннеля, между потолком (в общем) и стенами, между полом (в частности) и стенами справа (утверждение) и слева (отрицание). Но, у любого коридора есть, как минимум три области, та, что впереди (наименее категоричное высказывание), та, что сзади и та, в которой мы находимся здесь и сейчас. Мы можем находиться в самом начале (наиболее категоричного высказывания) и видеть другие области коридора как перспективу. Это первая фигура. Будущее часть настоящего, настоящее - часть прошлого. Эта метафора не исчерпывает всех возможных вариантов, можно посмотреть со стороны, тогда - либо, то место где мы находимся одновременно является частью прошлого (категоричного) и будущего (вероятного), либо сами прошлое и будущее - одновременно - части этого настоящего - необходимого. Фигур всего три. Четвертую придумали ботаники, как воображаемый взгляд с конца пути. 
   Обратная переспектива древне-русских икон, ближнего плана академической живописи. Взгляд с конца пути мысли. Если мысль потребителя (имен своих чувств) - 1234 - прямая перспектива, от этапа к этапу, то обратная перспектива этих этапов - тип мышления софиста - 4321. Которыми ботаники (классификаторы) - по своей сути - и являются. Индукция вместо аристотелевой дедукции. С ботаники началась реформации софистами науки. Современная логика - плод реформации софистами силлогистики Аристотеля. Аристотель настолько переиначен переписчиками, что сложно понять, о чем же он говорил на самом деле. Приводится пример - современные представления обо всем этом - такие... Проследить связь этих представлений о силлогистике со словами самого Аристотеля - не просто. Семиология (структурализм, структурная лингвистика) - также - лишь о знаках семиотики. Европейский комментарий к американской деконструкции Аристотеля. Постмодернизм вышел из постструктурализма, это возврат от университетского комментария к оригиналу. Все университетские истины - ложны. Но, сейчас нам следует идти дальше и определять платоновскую истину по-новому. Есть лишь гипотетическое единство понимания мысли об объекте чувств и самого объекта - идеи. Это самообман, они не равны. Поэтому, просто не следует говорить об истине. Пусть она так и остаётся непознаваемей. Трансцендентной идеей. Что в замен? Деконструкция ложных представлений? Конфуцианская гармония? Постмодернистский консенсус противоположных точек зрения? Эти этапы мы прошли. Прошлое - исчерпано. Раскрывается новая структура мышления будущего. И все мошенники мира начинают забалтывать эту тему, что и есть постмодерн. Постмодернизм - протест против этого.
   Все это - игры интеллектуалов, жизнь простого человека - от них - никак не меняется, он лишь - всю свою жизнь - потребляет простые имена своих чувств этой жизни. Сложных ему просто не понять. Для него - это не товар. Конкуренция дискурсов - лишь за контроль над этим вечным потреблением. Но, возможно - это и есть жизнь, если посмотреть на нее саму, а не только лишь на ее проекцию - житейскую обыденность. Развод лоха - скрывает нечто гораздо более важное.
   Для каждой из фигур свои собственные закономерности оборачиваемости терминов. Об этом поговорим позже.
   Единство трёх уровней речи - есть семиотический знак, он появляется только в прагматизме. В 1883. Хотя, предчувствие знаков речи существует у человека с глубокой древности. Как и стремление все упростить, потому, что для социального успеха (комфорта житейской обыденности) - необходимо говорить просто и понятно, на языке поверхностных признаков, понятном большинству людей - потребителей. Такая речь - ни о чем, это заведомо обман, но только такая упрощенная речь и понятна большинству. Упрощение культивирует секта мошенников (софистов). Это их тип мышления. Все упрощать и пользовать плодами понимания твоих слов толпой. Софизм имеет множество уровней, от античной политтехнологи к университету, далее к ЦРУ (мышления специалиста во всем) и к рынку (мышлению барыги или литератора). Было время, когда софизм не играл заметной роли, до каст брахманов (наследственных жрецов). Но, это было время раба и господина. Врятли нам захочется вернуться в это время.
   Спорить о знаках речи бессмысленно, речь уже имеет такой знак, знаки сочетаются и не сочетаются. Существует теория таких сочетаний - силлогистика Аристотеля. Некоторые знаки речи - по Аристотелю - достоверны, их меньшинство, другие - не достоверны. Бог, таким он определён - собеседник человека, говорящего достоверно. 
   Бог - вовсе не в конце этого метафорического тоннеля, а в нашем, вполне определённом взгляде на его термины. В нашем описании этого тоннеля словами. Это как шифр. Если высказывание о тоннеле - достоверно, оно подобно магическому заклинанию, если не достоверно - этот тоннель никуда не ведёт. Средневековые Рай и Ад, Бог и Дьявол - лишь поверхностные признаки концепции Аристотеля. Какие только фантазии не посещали человечество при чтении его книг. Кто может утверждать, что за тысячи лет эти книги не искажены переписчиками? Человек скорее вообразит себе магические миры, чем просто задумается - а не врет ли он сам себе - прямо сейчас.
   Рай - утраченная естественная достоверность мысли, доступная каждому, но забытая. Культура - метод такого забвения правды непосредственного ощущений идей. Рай - сфера неподвижных звёзд. Ад - просто её отсутствие, для большинства - он прямо здесь и сейчас. Бог - собеседник человека, высказывания которого достоверны. Дьявол - по аналогии - собеседник того безумца, кто и сам не понимает, что говорит. Его не существует, он придуман теми, кто не понимает. В том числе, не понимает и того, что ничего не понимает. Кто утверждает, что понимает. Но, не все, кто утверждает что понимает - лжецы.
   Вот только их сложно различить, а таблички с именами - могут быть - перепутаны. Но, только для того, кто не понимает самого себя. Магия - это просто разгадка шифра собственного мышления. Иконическая логика. Упрощённая метафора жизни.
   Но, помимо икон жизни существуют её символы. Это тоже метафоры, но более сложные. Иконы - всего лишь - их подделки, тени. Символы можно желать, как товары, чувствовать, понимать, их можно производить из желаний и чувств и пониманий. Сказка о жизни в райском мире - после смерти - придумана только для того, что бы оправдать враньё при жизни. Этот мир устроен так, а другой - иначе. Дождитесь смерти, что бы иметь право не врать. А пока Вы не умерли - не мешайте врать другим. Сколько вралей ходит в церковь? По мнению самих "истинно православных" - более 98 процентов. Сколько правды в "священных текстах", если это лишь иконические формы философских идей? А сама философия - лишь концепция самообмана именами чувств? Нисколько, но тень объекта - все равно - передаёт наиболее общие контуры самого объекта. Каждый имеет шанс разглядеть детали. Они прямо в словах.
   Это Бог сферы неподвижных звёзд, сотканных из достоверности наших высказываний, абстрактного аристотелевского эфира. (Не путать с мировым эфиром Дмитрия Менделеева, нулевым элементом его периодической таблицы химических элементов. Или с загадочным полем Хиггса, залипание в котором безмассовой частицы есть иллюзия её массы - такой аналог гравитации найден, ещё Ньютоном, но не факт что масса - это залипание, гораздо интереснее обсудить слово иллюзия, что это такое?). Пятого элемента вселенной. Он же Бог Митра, Бог Договора. Солнце, внимательно следит за соблюдением заключённых договоров между сном и речью человека. На кого упадёт луч такой достоверности, понимания глубинных (высших) уровней речи или взгляд Митры, тот и главный на планете. Его признают главным. Легенды о царских династиях всегда повествуют о таком снисхождении дао, Дзен, Закона, Бараки или Благодати, когда-то в глубокой древности. Но, распространятся ли Благодать на потомков? Левитов и фарисеев. Конечно нет, факт рождения в знатной семье - не равен достоверной речи. Но, те люди, кто понимает идею Митры иконически - а их большинство - не видят разницы. Хотят обманываться простыми именами своих чувств и потому - бывают обмануты.
   Фома Аквинский - в 13 веке - совершил удивительное открытие, ставящее под сомнение тезис богоизбранности власти - Благодать - по его мнению - просто есть результат соединения двух теорий мышления человека - Аристотеля и Платона. Что уже реформация. Это то же самое, что и концепт Пьера Абеляра 12 века - единство опыта непосредственных ощущений и познания имен чувств. Второе - предполагает разворачивание мышления от этапа к этапу, причём не указана очередность, от какого к какому, главное что бы в речи присутствовали все этапы, это и есть дискурс четвёртый уровень речи. Знак знака. Вариантов дискурса может быть множество. А первое - интуитивное схватывание целого, непосредственное ощущение конкретной идеи. Их единство - согласно Фоме Аквинскому - и есть платоновская Истина. Единство мысли о невыразимой идее и самой идеи. Когда понимание рисунка концепции имен чувств равно высказыванию о рисунке своего непосредственного ощущения идей конкретной, то есть, когда ощущение изначально осознанно. Но послушайте о чем говорят на университетской лекций об этой теории. Что Фома Аквинский противопоставлял дискурс и холизм. Подтекст - возможно либо то, либо другое. Но не их единство. Хотя слово единство - было произнесено. Прагматизм - по поверхностному признаку - отнесён к дискурсу, что логично, дискурс - следующий уровень речи, после прагматического семиотического знака речи. А все, что невозможно формализировать - отнесено к холизму, интуитивному схватывании целого. Обман здесь в том, что холизм приписывается Аристотелю, а прагматизм - лишь относительно современная интерпретация его учения. Под гуманитарным знанием прячут софизм. Потому, что университет - институция подмены знания - социальным статусом знателя. Что просто средневековая мутация античного софизма. Ворон ворону глаз не выклюет.
   Возможны и следующие уровни речи, например не-социальная речь (блокчейн - речь) - вне дискурса. Секрет в более детальном рассмотрении дискурса. Но, прочтение этого текста совсем не означает его полное понимание, Благодать - условие такого полного понимания речи. Она доступна далеко не всем. Почему? Мысль принимает форму знаков, у каждого он свой. У каждого человека свой тип непонимания сказанного, своя иллюзия интуитивного понимания. Все время происходит подмена типа понимания, уровня речи и потому подлинная суть сказанного - в подавляющем числе случаев - ускользает. Сам этот текст выражает некоторый знак, а понимание происходит только в том варианте, на который способен читатель. Каждый поймёт этот текст - по своему и это многообразие - варианты непонимания. Истинна - как результат высшего уровня мышления, от обычных людей всегда ускользает, подменяется своими проекциями. Постмодернизм декларирует все лишь только называемые истинами высказывания - ложными, имя чувства идеи неравно пониманию рисунка концепции такого имени и понимание рисунка не равно непосредственному ощущению идеи, требуется их деконструкции, перепроверка, что это конкретно, какой именно элемент и какой именно уровень, подобная силлогистике Аристотеля, но основанная на более современных теориях прагматизма (конец 19 века), дискурсивного анализа конца 20 века или блокчейн-теории мышления, первой четверти 21 века. Будут и новые теории. Это доступно далеко не всем - многие услышат о таких теориях впервые, многие скажут что этого не может быть, потому-то им этого не преподавали в университете и потому - самое простое решение проблемы достоверности речи - все ещё постмодернистская игра слов, самоирония автора текста, единство вопроса и ответа, решение проблем не классификацией истин, но их растворение (десольвирование - термин английский, он предполагает игру слов - сразу не понятную в русском переводе - здесь думать равно растворять) , стремление к консенсусу всех дискурсов. Ровно о том же самом - теории Пифагора и Конфуция о гармонии, как единстве четырёх из пяти стихий мышления человека, по правилу двойного золотого сечения.
   Графически (это рисунок концепции имени чувства этой идеи) - пересечение двух из пяти лучей пентаграммы. Пятый элемент речи всегда отсутствует, но какой именно - принципиально не определено, потому возможны варианты, различных гармоний - 60. Как пять вершин каждой стороны двенадцати-гранника (додекаэдра). Другой пример - сочетание 12 знаков Зодиака и пяти планет. Астрология. Но и астрология, которая лишь пример теории гармонии Пифагора-Конфуция - может пониматься буквально, то есть иконически. Профанно, как китч. Все возможные в речи человека дискурсы, которых сейчас открыто 48, являются равноценными полюсами притяжения недискурсивных (негармоничных) типов мышления и эта много-полюсность может быть представленная как дискурсивная сфера всего человечества, те самые воображаемые небеса - сфера неподвижных звёзд Аристотеля.
   В завершение добавлю - сочетанием каких именно элементов является дискурс. 1 - концепт (желание соединить все прочие части мысли концептом), 2 - символ, 3 - чувство, 4 - понимание. Классификация взята из системного психоанализа Жака Лакан (1970). В терминах Иоганна Гете (1810) это - форма и материя, метод и содержание, двойной концепт цветового круга цвет и антипод-цвет. Их единство. В совмещенной ( 1986) теории Карла Юнга (1930-е) и Жака Лакана (1970) - это сочетания сна и речи. Вариаций терминов - множество, но все они об одном и том-же. Элементов четыре, первые два (какие именно - неопределено, в какой именно последовательности - тоже неопределено, возможны варианты, но у такой гуманитарной теории есть точная математическая модель - SU(3) симметрии Софуса Ли, вторая половина 19 века, есть и историческая модель того же самого И Цзин - Книга Перемен древних даосов, хотя и прагматизм и ядерная физика, и современное искусство, но не "искусство современника-контемпрорари это другое, противоположное) - это речь, её 12 основных типов (раба символов-потребителя, господина-маркетолога, софиста-политтехнолога-куратора, философа-аналитика, профессора университета-феодала-чиновника, студента-горожанина-гражданина, художника-авенгардиста, ремесленника-академиста, повстанца-постмодерниста, коллаборанта-специалиста во всем, психоделического гуру, барыги-литератора) и другие два элементов - формула сна. Когда речь дополняет сон до полного набора элементов, это и есть дискурс или самодостаточной мышление. Секрет не в повторе речью сна, а единстве противоположных полу-дискурсов. Сниться одно, речь о совершенно другом. Важно, что бы речь и сон проявляли полный набор.
   Люди с несамодостаточнвм мышлением тяготеют к самодостаточным и это - в конечном итоге - определяет саму социальную (дискурсивную) сферу всего человечества. Наша главная задача - сверх-задача нашей речи - выйти за пределы этой матрицы. Такой акцент культуры уже был в 6 веке - древне китайская неодаосская поэзия, когда сказанное больше слов. Как сказал Жак Лакан: "Любой дискурс - тюрьма мысли". Но, это невозможно для подавляющего большинства людей уже потому, что многообразие неверных решений необходимо самой природе для поиска единственно верного решения. Оно лишь вероятно, но найти его - значит перебрать все вероятные варианты, это как разгадать шифр биткоина. Когда шифр разгадан, другими словами, когда Бог Митра обратил внимание на высказанное, на некоторое время автор такого достоверного высказывания о структуре человеческого мышления - интеллектуально - главный на планете, но сразу встаёт новая задача поиска нового достоверного сочетания элементов речи, где число элементов сочетаний увеличивается за счёт этого открытия. Новый элемент мышления - просто открывает вход на новый уровень игры и на этом уровне - многообразие возможных решений значительно больше. Задача усложняется в геометрической прогрессии. И так до бесконечности. Бог сферы неподвижных звёзд видит только расширение этого пространства мышления. Которое и есть наше единственное подлинное бытие. Создание абстрактной вселенной своего мышления. Как у любого здания есть фундамент, стены и прочие необходимые элементы - так и для здания мышления необходимы все ложные варианты мысли. Жизнь и есть проявление достоверного в вероятном. Бессмертие есть не бессмертие идиота, всю жизнь повторяющего своими словами одну и ту-же глупость. И не бессмертие комфорта развода мошенником своих жертв. Подлинное бессмертие - в том, что бы заложить прочный фундамент для нового уровня речи. Бог видит только это движение. Этот достоверный элемент будет участвовать в писке новых решений вечно, то есть - до тех пор, пока возможна такая игра природы в мышление, в отражение самой природой идеи человека. Это отражение и есть само мышление. Наши обыденные представления о жизни - есть лишь смутные догадки об этом подлинном предназначении человеческого мышления. Тени или проекции платоновская идей. Все, за что цепляется слабый человеческий ум - иллюзия, но иллюзия чего? Идеи осмысленности человеческого существования. Подбор словами его шифра. За фасадов воодушевляющихся химер человеческих мыслей всегда прячется подлинная суть, но она не равна этим химерам. Протяни руку - метафорически - и вот она. Это доступно каждому. Достаточно освоить метод и содержание, форму и материю твоей собственной мысли. Научиться такой абстракции речи о единстве чувств и ощущений. Это не сложно. Но те, кто не освоил этого - уже ничего не поймут, не захотят ничего понимать. Это тоже жизнь. Та самая химера на фасаде здания.
   Знаков речи - 27 разных типов, как сочетаний трёх типов формы идеи, трёх типов смысла - интерпретации формы и трёх типов достоверности (категоричности). Знаки - это области трёхмерного куба - пространства возможного, проявляемого речью. Определить координаты мысли в этом пространстве возможного - уже существует множество способов. Пора подумать о новом пространстве самих этих возможных способов.
   Пример того, как значение зависит от выбора дискурса. Так и художественное произведение рождается голым и превоекательным, а затем обрастает смыслами. Как одеждами. Или не обрастает. В музеях не картины. Мода. Смысл - производное от такого значения. Но может быть и наоборот, например - в науке, философии и владении - сначала выбирается значение, затем форма и в итоге - снова наращивается смысл. Прагматизм конца 19 века. Но - это уже я так думаю - может быть вообще как угодно, смысл-форма-значение в любой очерёдности. И ни один из вариантов не лучше и не хуже другого. Выбор из того или иного - изначально плохого варианта - вопрос пользы. Но не для себя лично, а вообще для всех. Истина - ради истины - самообман. Вопрос в другом. Какую из фальшивых истин мы назовём своим будущим? Вероятно ту, где все люди счастливы, а не только верхушка социальной пирамиды обманщиков тех, кто сам рад обмануться. Прав тот - кто перепишет все существующие словари так, чтобы появилось вот такое значение. И... это - признают, этим воодушевляются. Неопрагматизм конца 20-го века. Но вот наступил 2006 год... Опять Попытка радикального переписывания словарей. Игра слов и ее побочные продукты - ирония и цинизм - забыты, постмодернистский текст мертв, последний был про Гарри Поттера, все - мертво, новый кумир - умные технологии, гаджеты. И их новый побочный продукт - сгустки бессмысленности - биткоины - как плоды на дереве для самофинансирования новых институций верификации. Вместо галерей и музеев. Чтобы получить оплату за статью - купи компьютер и загрузи его бессмысленными вычислениями. Саму статью писать не надо. Разве что как самостоятельно литературное творчество. За деньги, заработанные Майнингом. Хочешь верифицироваться - сделай бессмыслицу, получи её как оплату за такой процесс и оплати им верификацию себя в качестве человека. Как Претендента на переписывание матрицы. По всем параметрам - вполне себе "будущее". Если только не перечитать и не переписать Платона и не попытаться начинать все сначала. Что ровно то же самое переписывание словарей. Интеллект - то, что постоянно переписывает само себя. Вот это - оно и есть.
   Возможно, все проще. Творчество - то же пьянство. Похмельное раскаяние в пьяной откровенности и иллюзия свободы - которую даёт понимание имени чувства неведомой идеи - подобны непротиворечивому единству интуитивно понятной обыденности реальной жизни и невероятного мира недоступных чувственному пониманию трансцендентной идеи. Которой собственно и является жизнь. Мост над пропастью между обычаем общечеловеческой солидарности и постмодернистской творческой иронии по отношению к ней. Вот только, там где в творчестве обыденность, в пьянстве - иллюзия истины. Она о том, что нет ничего, кроме здесь и сейчас. И это возможно ощутить лишь отключив мозг. Став пьяным идиотом. Но это не так. Это - разные уровни. Сходен лишь метод. И то - крайне поверхностно. По тому, что это метод мышления. Он один и тот же, на любом уровне. Но, само это сходство - видимо - и есть причина пьянства, наркомании, семьи, социальности и литературы. Возможность подделать мысль её поверхностным признаком. Они естественны. Уж я то точно справлюсь и в пьяном виде. Нет не справишься! Но ложную уверенность, в том что справился - конечно получишь. Если поверить сценаристам Бибиси, первые доисторические ближневосточные торговцы, приникнув в малолюдную тогда лесную Европу - торговали там - в основном - пивом. Жители лесных посёлков вдоль первых дорог меняли на пиво дары леса. Семья - естественным образом - появляется тогда, когда человек предоставлен самому себе. Но, это происходит с ним здесь и сейчас, когда что-то происходит - об этом просто сказать не чего, разве, что - для этого остаются - восклицания, взгляды, или кивки головой, и так все понятно, говорят лишь об абстрактных воспоминаниях, которые всегда искажены нормой воображения. Которую закрепляет культура. Не обо всем принято говорить. Греки освоили морскую торговлю вином. Британцы - опиумом и чаем. Американские спецслужбы контролируют наркотрафик. Кто-то, все время хочет регламентировать естественный ход понимания человеком своей жизни, ради воображаемого гешефта здесь и сейчас. Воображение - так же естественно, для человека, как и воображаемое ограничение его какой-либо нормой. Ограничение свобод порождает кошмарные сны, прорывающиеся в реальность неврозами. Которые и есть пресса, ТВ и посты в фейсбуке. Это как сигналы SOS. Вот только никто ни о чем не просит, напротив - уверен, это эти Селфи - представляют его в лучшем свете. Увы! В наихудшем, нет большей анти-рекламы, чем Селфи и интернет-размышлений. Но, ведь прорывающиеся же. Власть - одно из проявлений страха иной реальности. Иной - значит вне воспоминаний. Но, именно она и создаёт её. Кто-то сейчас станет спорить, но это заведомо дурацкое занятие, обсуждать достоверность фантазии. Но не потому, что это фантазия, а потому, что эта критика - сама откровенная фантазия.
   Не так интересен сюжет рассказа, как то, как автор увернётся от расставленных самим же собой - на самого себя - ловушек. По поводу сообщения, что Ротко - величайший из художников 20 века. Мелькнуло в фейсбуке. Это лишь имена чувства неведомой идеи художника. Кому-то всегда жизненно необходимо услышать имя своего чувства смутной идеи, и тогда это - потребитель имен чувств своих идей, называть самостоятельно которые не способен. А, кто-то, напротив более способен давать такие интуитивно понятные имена чувствам других идей. Или подделывать их. Или - манипулировать ими или только лишь их признаками. Но эта оппозиция - одна из многих. Мир гораздо многообразнее. В любом случае, в разговорах об искусстве - искусства точно нет. Художник - просто название, имя типа вполне конкретного мышления, когда главное - стремление ощутить символ понимания. Это и есть сама картина или композиция. Это как концепт. Здесь и сейчас, до того как тот исказится ложью самооценки. Эти четыре слова - стремление, символ, чувство, понимание - можно переставлять как угодно, и все это будет человек и для каждого варианта найдётся своя социальная институция. Принцип иерархии - прав не тот кто говорит достоверно, а чей статус выше - это особенность уже двух других типов мышления. Не мышления самого художника, для не иерархия - пшик. Крававое пятно прихлопнутого назойливого кома. Когда разговор о статусе рассказчика, а не о сути рассказа. Это не о структуре фантазии, и не о здесь и сейчас, но о фантазии этого здесь и сейчас, что самообман. Это просто разновидность фантазии. Один из этих типов самообмана - дискурс университета: понимание символов, как чувства стремлений (композиции). Другой - мышление ремесленника: чувство композиции, как понимание символов. Что у академиста-ремесленника на уме, у чиновника на языке и наоборот. Поэтому, они всегда найдут общий язык. Оценочное суждение о типе мышления - приведённое выше - даже не важно о каком именно типе - имеет смысл только - если оно служит именем чувства потребителя такого рассказа. Развод лоха. Художник - вне этой игры - он тот, кто рисует собственные ощущения идей, а не их оценки ремесленником или самооценки барыгой, но в жизни конечно есть и сами такие нарисованные оценки - картины наоборот. Каждый художник ищет выражение ощущений жизни по-своему, только свои собственные ощущения, протестуя против усреднения. Для ремесленника - наоборот - живопись лишь нарисованный театр социальных ролей творчества. Каждый утверждает, что прав только он один. Зритель не видит разницы, иначе он не был бы зрителем - потребителем своих собственных имён своих же чувств. Это тип речи. Из матрицы своего мышления не выйти. Его не скрыть. Это все очевидно, но социальная игра - именно в том, что бы делать вид, что не видишь очевидного, подыграть жертве обмана, в надежде, что кто-то понимает ещё меньше. Что самообман. То есть - считать всех остальных дураками.
   Ротко - при жизни - это факт - отрицал арт-рынок: подмену поверхностными признаками чувств зрителя, как жажды познания (рисовал это) и арт-рынок достал его после смерти. Стремления Ротко - в воображении одного американского писателя-постмодерниста 1980-х стали товаром - подделкой имен чувств безумных зрителей. Герой романа - успешный молодой бизнесмен весь день (своей жизни) едет по мрачному Нью-Йорку в бронированном лимузине, наблюдает протесты анти-глобалистов, ест пиццу, женится на богатой невесте, руководит своей компанией, через интернет, разводится с женой, которая заявляет, что он её не понимает, застав её за поиском романтических отношений а баре, трахает всех подряд и мечтает купить капеллу Ротко в Хьюстоне. Ему отвечают, что она не продаётся, потому-что бесценна. Но они же как-то её купили. Подучили право определить её ценность. Бесценна, это сколько? За героем охотится таинственный киллер и в конце концов, уже глубой ночью настигает его в трущобах его воспоминаний о своих детских представлениях о старости. Как буд-то человек с возрастом меняется во что-то другое. Все - дети, до самого конца. Начинается новый день. Город-хищник забрал очередную жертву её собственного воображения.
   Культура ничего не являет, она сама является, это не средство, но сам феномен. Является трансляцией духовных открытий прошлого методом их подделки настоящим. Министерство культуры - институция регламентации права подделки фантазий о прошлом. Если поверить постмодернистам-философам, то государство, в его нынешнем виде - наследник средневековых заградительных кордонов от чумы. Воображаемой старухой с косой. Как будто дозор на дорогах может её остановить. Дозор может лишь обогатиться, пропуская людей - из одного место в другое - запрещённое им - за деньги. За этим - передвижение мысли и запрещают, давая человеку простое интуитивно понятное ему имя его чувства страха - чума. Это единственный смысл блок поста или патруля - заработать. Если не деньги, то звание. Что одно и то же. Что-бы выжить человечеству яко-бы необходимо само-ограничить свою фантазию. Это абсурд, фантазия - не чума, но если правом на реализацию поддельных фантазий можно торговать, как лицензиями, то её ограничение - причина этой торговли. Все, что необходимо было для этого сделать - подменить чуму - свободой. Что софизм, подмена терминов и контекстов. Логическая ошибка. Но, люди сами хотят так ошибаться, потому-что - в своей массе они лишь потребители имен своих чувств. Придуманных кем-то другим, кто умеет придумывать их. Без софизма не было бы юмора, но софизм без юмора - несвобода. Ограничение свобод - это самое простое имя чувства идеи свободы. Как ещё - большинству - увидеть эту идею, если не потерять? Искусство - о том, что нельзя потерять то, что ощущается непосредственно. Но, искусством - по факту - называется лишь безумный рассказ о таком искусстве нарисованных кем-то своих собственных ощущений абсурдности рассказов-воспоминаний об искусстве. Потому, что этот рассказ интуитивно понятен, в отличие от самого искусства - осознания безумства рассказов о нем.
   1)
   Однажды я познакомился с девушкой. Она ехала в поезде и просто светилась счастьем. Всю ночь смотрела в окно на пробегающие огоньки, и, то смеялась, то плакала. Я спросил, что она там такого видит. Свободу, я всю жизнь прожила в маленьком посёлке на руднике, вышла замуж, родила двоих детей и в первый раз в жизни еду к тетке в Иркутск. Буду спать до обеда, а по вечерам ходить в кино и на танцы, искать романтических отношений. Вот только переживаю, тетка будет меня пасти и ничего у меня не получится. Но, сейчас я свободна. Мы продлили её счастье погуляв по городу. Все, пора сдаваться тетке. Через 20 или 30 лет - каким-то чудом - она меня нашла и спросила помню ли я её слова? Честное слово - я ничего не ответил. Пусть её воспоминание останется таким, каким оно было все эти 20 или 30 лет. Её свобода - мечтать о свободе. Мне это ещё тогда было очевидно.
   У меня был друг детства, его убили киллеры лет пять тому назад, он знал, что это произойдёт - перебирали дорогу осознанно - наверное замена самоубийства - и обставил все так, чтобы ни друзья, ни любовницы, ни жены, ни дети, ни главное - мать, не узнали горькую правду и сохранили надежду, что он просто ушёл в монастырь. Тело так и не нашли. Но я понял его цель сразу. Уж очень его слова не походили на то, что он всегда говорил. Это и был его монастырь. Он успел достичь просветления. Мы не можем знать зачем нам жить, только если готовы отдать за это свою жизнь. Это сказал ещё Через Гевара. И погиб от пули киллера из ЦРУ. Специалиста во всем. Других убивают слова телеэксперта. Вариантов - множество.
   После окончания школы я сразу уехал, но мои школьные товарищи поддерживали отношения. У одного из них была жена, позже она его бросила и уехала в Австралию. Вышла там замуж. Однажды меня случайно занесло в город, где тогда они все жили. Товарищ бухал, но не особо переживал процесс развода. "Так у нас всегда, нам так нравится", сообщил он. "Дуры-подруги - разведёнки, вот и она хочет быть такой". Ещё один школьный товарищ служил проректором в местном университете. Он приезжал со своей любовницей-секретаршей, бухал и однажды - не похмелившись - умер. Его жена устраивала ему сцены на кафедре. У жены товарища были две подруги, дантисты. Все в разводе. Они втроём организовали частную клинику и проводили выходные утраивая вечеринки на даче. Мы познакомились случайно, когда пришёл к ним с зубной болью. Они не стали меня лечить, потому, что выяснилось, что я свой. Не стали разводить на деньги. Перетерпи, само пройдёт, лечить бесполезно, либо поболит и перестанет, либо рвать. Поболел и перестал. Я был в том городе с выставкой и хотя музей предоставил мне мастерскую - чаще жил у друзей, в соседнем доме. Они бросили театральную карьеру и - как все в то смутное время - занимались бизнесом, купили эту квартиру у какого-то профессора, уехавшего в Израиль и тоже беспробудно пьянствовали. Как все в том городке, или почти все. Что не мешало их работе. Забирали меня из мастерской каждый вечер и мы все время куда-то ездили. Это было как спектакль. Чаще - в какой-нибудь дом отдыха за городом, большой компанией. Городок маленький, там просто больше нечего делать. Выставка перепутала все их планы. Из семьи моих друзей муж ушёл к молодой художнице, которая тусовалась при том музее - однажды она попросила у меня ключ от мастерской, поработать там, когда меня там не было и одновременно она была четвёртой подругой трех девушек-дантистов. Позже я понял, что частые приглашения в гости были связаны с тайными встречами в моей мастерской. Мой школьный друг бывал наездами, и каждый устраивал внеочередной праздник. Две из трёх девушек-дантистов - были в него влюблены. Третья любила своего мужа, с которым разводилась. В одну из свободных девушек был влюблён мрачный тип, но она держала его на расстоянии, что не мешало другой девушке, её подруге, тайно встречаться с ним. Прямо у неё под носом. Та терпела а на утро высказывала подруге претензию. Сама эта девушка встречалась с пиарщиком банка, профинансировавшим мою выставку. На выставке они и познакомились. Пиарщик давно хотел с ней познакомиться, выставка была удачным поводом, поэтому он её и профинансировал. Но, какие тут могут быть тайны? Они все периодически выясняли отношения. Мирились и все начиналось с начала. Меня тогда поразило, что все ищут романтических отношений со всеми, все всех безумно ревнуют и при этом - лучшие друзья. Я уже и сам запутался. Такое времяпровождение хорошо описано в романе Список Шиндлера, сцена - эсэсовцы в барделе. Также ничего не понять, если бы бы не тайная цель спасать евреев от смерти. Тоже - на краю социальной пропасти. Вспомнил я об этом - по совершенно другой причине, лет через 20 после описываемых событий меня нашла одна из этих девушек-дантистов и сообщила, что она теперь живёт в Питере, а её сын служит в армии в Москве, и не знаю ли я что-то о том своём школьном друге? Он отец мальчика? Нет, не он. Просто вспоминала. Я не знал, где мой друг, но вскоре он сам нашёлся. Да, когда ты уехал мы встречались, сообщил он. Он ей так и не позвонил. Сказал: "Счастье только здесь и сейчас. В забытом богом городке, посреди тайги, где единственная норма воображения - та, которую мы устанавливаем себе сами". Вскоре он умер.
   Другая ветвь рассказа об этом городке. Я подружился с местным председателем союза художников и мы выпивали в его мастерской - тоже по соседству. Однажды - пошли смотреть выставку в его секретной галерее, перестроенном и главного кинотеатра того города, но добравшись до неё повалились на пол и уснули. Утром, первое, что я увидел - прекрасные полотна одного художника из Красноярска. Круги, планеты, ощущение понимания жизни в астрологических символах. Как выяснилось - позже, тот художник умер, а эти последние его работы сгнили вместе с заброшенной мастерской, выставка так и не состоялась, председатель забухал, бросил семью, а когда перестал пить, через много лет, то стал отшельником, поселился в деревушке в горах. Стал рисовать эти горы. Об этом мне рассказала дочка местного председателя комитета по культуре, в то время - партнёра того председателя союза в этом их несостоявшемся галерейном бизнесе. Она когда-то работала в этом музее экскурсоводом. Я ей читал свою книгу. И иногда она спасала меня от ежевечернего пьянства, когда - после работы в музее - заходила в мастерскую раньше моих друзей. Мы гуляли по набережной. Она не поверила в рассказ об удивительных картинах. "Все картины - гавно. Ценят не картины, а фантазии о них, это всегда кто-то придумает. Сказки можно сочинить какие угодно. Было бы кому из слушать. Просто отжали у города здание, выждали пока все успокоится и продали". Не удивлюсь, если она теперь председатель комитета по культуре того города. Дочка самого председателя - когда мы с ним выпивали ей было лет пять - выросла и стала хранителем моих работ, якобы вскоре пропавших в том музее, но с годами выяснилось, что на самом деле ничего не пропало. Об этом мне рассказал тот школьный друг, которого убили, он пришёл в музей и забрал одну из пропавших картин. Просто сказал что заберёт и ему наплевать, что они об этом подумают. Но, пропал сам музей, стал местом проведения маслениц, гонок на собачьих упряжках и концертов симфонической музыки под открытым небом. Все, что точно осталось на своих местах - так это сами звезды. Ветер поднял опавшие листья, чьих-то судеб, покрутил их немного в воздухе и бросил обратно на землю. Кто куда попал, там и остался. Кто-успел зарисовать этот танец случайности.Мог бы и не успеть, нет никакой разницы, все равно этого никто не увидит, а увидев - не поймёт.
   Вчера мне позвонил старый друг. Когда-то давно он был директором и владельцем типографии и печатал мою книгу. Напечатал плохо, но не признавал брак. В качестве третейского судьи он пригласил своего партнёра, начальника производства, который так-же не признал очевидного. Тогда я посмотрел в окно и спросил какого цвета листья вот этого дерева? Была осень, листья пожелтели, имели оранжевый оттенок. Зелёный. А какой сейчас горит сигнал светофора? Красный. Светофор был перевёрнут верх тормашками и горел зелёный. Ты дальтоник? Иногда. Перепечатаете книгу? Перепечатаем - мрачного ответил директор.
   Так мы подружились. Как-то мы жили по соседству и по вечерам выпивали, после чего ехали в казино. Я не играл, но угадывал, куда попадёт шарик. Однажды попробовал и сразу проиграл. Либо что-то понимаешь, либо пытаешься это использовать и практически и сразу выясняется, что не понимаешь ничего.
   Вчера он позвонил и сообщил, что мир - тюрьма, а Бог ветхого завета, который сотворил человека по образу и подобию своему и Бог, который участвовал в судьбе человека далее - разные боги. А Иисус - третий. И ещё добавил кучу сведений об интернет-проповедниках секты сновидений, дзен-буддизма, исследователях ДНК человека и тому подобного. Я согласился, что все это можно сейчас услышать и что легенда о Христе - плохой пересказ легенды о Сократе. Христианство - иконическая форма платонизма. И, рассказал ему о теории души Платона, да, мир - тюрьма иллюзий, что это тюрьма. Но почему, конкретно? Потому, что происходит подмена идеи - кажущимися её пониманием. А это не одно и то же. Человек - в плену имен своих чувств этой идеи смутной. Это непонимание имен - вызывает беспокойство. А когда кто-нибудь назовёт это его чувство по имени, то ему этого бывает достаточно, что-бы поверить в иллюзию интуитивного понимания им посетившей его идеи. Сейчас он излагает мне услышанные им где-то имена чувств посетившей его самого идеи, толком не понимая её. Но, как ему кажется, этого пересказа достаточно, что-бы его собеседник поверил, в то, что он говорит правду. И можно развести лоха, выпарив ему что-то другое. Есть потребители имен своих чувств - по сути рабы символов. И есть те, кто лишь манипулирует этими именами. Мошенники. Как есть и те, кому недостаточно одних лишь имен чувств, удовлетворение им дают концепции этих имен. Как есть и те, кому недостаточно и концепций, им важно понять рисунок концепции имени чувства идеи. То, что это понимание равно идее - тоже иллюзия. Это и есть прутья клетки по вертикали. По горизонтали эти прутья то, что называется эзотерическим знанием. Все начинается с осознанности. Но, что это конкретно. Это осознанное чувство - непосредственное ощущение конкретной идеи. Что все кругом - дураки. В том, что люди пребывают в иллюзии относительно посещающих их идей и потому обманывают себя и других. Либо неосознанно, что есть познание, либо осознанно, что есть духовный опыт. Одно снится, о другом мы говорим. Но, не потому, что понимаем, а просто ищем дурацкие слова, которые уравновесят кошмарный сон. Различия лишь в том, в какой последовательности тебе комфортнее биться головой об стену. Но, опять же это не для всех так, кому-то важны сами непосредственные ощущения идеи, но их не высказать, не поймут, но можно нарисовать свои ощущения и затем, можно что-то сказать об этих рисунках. Каждый зритель скажет что-то своё и этим, кому-то - тоже можно манипулировать. Свобода - тоже иллюзия. Как и ощущение иллюзорности такой свободы. А мы с тобой кто? Сказал он и положил трубку.
   А мы кто? Ответ очевиден - сами такие люди.
   Другой мой знакомый, куратор музея, выслушав меня однажды - ответил. Что говорить об этом моветон, все всех разводят. Либо ты, либо - тебя. Что все мы это понимаем и соглашаемся добровольно, зритель приходит в музей, по тому, что музей и есть такой развод лоха. Как и университет. Как и все. Студенты не получают никаких знаний, профессора наслаждаются своим правом гнать пургу, обучают студентов манипулировать иллюзиями своего собственного непонимания ничего, выдавая его за понимание, что-бы затем - работать в музее и получать зарплату, кормить семью. Все - обман, кому как повезло с доходом от этого обмана.
   Это и есть софизм, ответил я. Лишь одна из возможных траекторий биться головой о стену. Мы равны, но не в том, что понимаем это и молчим, а в том, что - по сути - не желаем понять ничего другого. Все таки - творчество это метафора ответственности за достоверность твоего собственного познания жизни и ощущения идеи искусства. Нет такой внутренней достоверности - нет и искусства. Нарисовать можно только своё собственное ощущение этой идеи, что и есть авангард или не нарисовать ничего - сказав, что нарисовал, и это китч. Он обиделся и вышел из себя. Что не помешало ему воспроизвести обсуждавшийся нами мой проект в музее Сан-Франциско на ближайшей своей выставке в Москве. Лох, тот, платит за все эти выставки, но и он делает это лишь ради собственной выгоды. Поддерживает социальный статус мецената. Право воровать идеи - подделывать их поверхностными признаками - по сути - феодальное право. Кто подделал, тот и интеллектуальная власть. Сам же он (мой знакомый куратор) - лишь исполнитель такого заказа, тренер, он лишь говорит своим карманным художникам, что рисовать - ради успеха, но вовсе не их, и не своего заказчика, а его самого, как куратора. Что бы к нему и впредь - обращались с подобными денежными проектами. Кормит семью.
   Собственно, инициатором беседы была его жена, тоже куратор, но другого музея. Она - романтик и порой ставит меня в тупик глубиной своих размышлений. Хотя - это лишь её предчувствия того, что что-то в этой московской жизни не так. Виновен кто-то другой, где-то наверху, а обслуга их обслуги - белые и пушистые, они сами жертвы. Я пока так и не решился сказать ей, что она - лишь потребитель имен чувств своих смутных предчувствий. Не видит очевидного, то есть - не на своём месте. Её муж куда честнее. Бессмысленно искать виноватого, жизнь так устроена. Но, только социальная жизнь человеческого воображения. Преодолей эту воображаемую норму своего собственного воображения и проблемы никакой нет. И это тоже жизнь. Мы свободны, но в клетке нам комфортнее. Надо растить детей.
   Когда-то кураторами музеев были майоры из пятого отдела КГБ. Они защищали музейную социальную систему от идеологических диверсий художников-авангардистов. Сейчас, необходимость в этом отпала, и художники вымерли и новое поколение музейщиков - сами себе кураторы. Социальность, как серная кислота - растворила препарированные постмодерном мозги. Общество вернулось в ранее средневековье. Или даже - в античность. Софисты - секта, выделившаяся из секты математиков, возникшая, когда секта пифагорейцев распалась на математиков и эзотериков. Собственно софистами эзотерики именовали математиков. Но, математик Аристотель высмеял софистов, обосновал факт, что они сами не понимают, что говорят. Это обоснование - логика. Точнее - силлогистика. Логика это уже ответ софистов. Их слова - сознательные логические ошибки, совершаемые лишь для того, что-бы одурачить человека с ещё более слабым мышлением. Математика без софизмов - есть аналитическая философия Сократа. Кто же единственный собеседник такого философа, высказывающегося достоверно? Ведь больше его никто не поймёт. Бог сферы неподвижных звёзд. А сама эта воображаемая сфера образована из пятого элемента, эфира, из достоверных высказываний. Кто единственный - то есть понимающий о чем они говорят - собеседник софистов? По факту - Александр Великий, создатель социальной структуры общества, в нашем, современном её понимании (он просто скопировал тусовку придворных софистов - и выразил её своей новой армией) - люди верят иллюзиям, из которых можно сплести социальную сеть, как военную иерархию. Лохаг - командир логохоса (шеренги фаланги) - ему верят те, кто понимает ещё меньше, но только до тех пока тому сопутствует удача. Конечно пост-средневековый культ социальной иерархии немного иной. Если софизм можно обозначить кодом 4321, что мышление потребителя (раба чувств) - задом наперёд. То, феодализм (он же университет) - 4231. Мутация софизма в монастырских спорах средневековых схоластов, выплеснувшаяся за стены монастырей. Понимание чувств потребителя (имен чувств), как символ его стремлений - сменилось пониманием символа этих стремлений (социальной иерархии), как чувство стремлений человека. Научный модерн, то что сменил рыночный постмодерн (2314 - поверхностные признаки чувств потребителей, как их стремление к познанию) - есть просто развитие такого феодализма, ведущего свою родословную от софизма. Но, помимо этих пяти типов мышления (философская аналитика есть 3412: непосредственное ощущение идеи, как стремление к символу - господин 2143: символ стремлений - понимание чувств раба - наоборот) - есть ещё 43 других дискурса и все они равноценны, существуют одновременно. Просто, история человека (то, что человек записывает, как свою историю) - это история воображаемых побед одного дискурса над другим) за интеллектуальный контроль над всем человечеством. Это воображение истории, кто победил, тот и оставил свою запись. Это как блокчейн. Кто разгадал шифр абсурдной задачи (хеш) - тот на ближайшие 15 минут главный нотариус, удостоверяет за деньги высказывания всех остальных.
   Необходимо придать мысли простую и понятную читателю форму, предъявить какую-нибудь невероятную фантазию, желательно с сексуальным оттенком, это обман, но без него - думаю - никто просто не поверит, что это всего лишь рассказ о магии, а не сама пугающая магия. Хотя, я в том уверен, любая магия - просто рассказ, а любой рассказ - иллюзия магии.
   Однажды я разглядывал облака. Это были ещё брежневские времена, конец 1970-х. Я тогда служил в армии, на Дальнем Востоке и делать было просто нечего, наш взвод забрасывали на вертолете в глухую тайгу, в горах и перегруженный припасами вертолёт не смог взлететь. Тогда - кроме меня - все вышли из него, мне было лень, а второго рейса не было, вертолёт сломался, но я этого не знал и долго лежал на поляне в окружении ящиков, тюков и приборов - которые только, что разгрузил в одиночку - ждал вертолета и смотрел на небо. Вертолет так и не прилетел.
   Днём - смотрел на облака, ночью - на звёзды. Стена тайги - по периметру поляны - по началу - воспринималась враждебно, но постепенно любопытство пересилило страх, грудой припасов заинтересовались барсуки и змеи, а я - чтобы не мешать им - пошёл в тайгу на разведку. Мне встретились заросли дикого винограда. Пробираясь через них, я встретил черного гималайского медведя, с белым треугольником на груди, он - как и я - лакомился спелым виноградом. Сорвать лозу было невозможно, такие она была прочная. А ягоды - настолько мелкие, что срывать их по одной - просто не хватит терпения. Увидев меня, медведь заревел и каждый из нас бросился в ту сторону, откуда пришёл. 
   Медведю повезло меньше. Сзади медведя текла стремительная горная река и он плюхнулся с высокого обрыва в воду. Аааааа, плюх! Я наблюдал, как он, ворча, выбрался - ниже по течению - из потока на берег и пустился наутёк, ломая кустарник. Приглядевшись я понял, что это за кусты, это были заросли марихуаны, трехметровой высоты, они больше напоминали заросли генетически изменённой кормовой кукурузы, из "Секретных материалов", чем травы. 
   Кто не помнит сюжет. Агента Скалли в зарослях такой гигантской кукурузы укусила пчела, собиравшая с цветов нектар и Дана Скалли впала в кому, а злодеи из мирового правительства, вместо клиники для коматозников, отвезли её в Антарктиду, где на огромной летающей тарелке она медленно превращалась в серого инопланетянина, но агент Молдер её спас, вытащив из кокона трансформации. Скалли блеванула инопланетным дерьмом и снова стала человеком. Связано ли само растение-гибрид с гибридидизацией человечества - осталось неясным. Так и осталось вопросом, что же курил сценарист? Но, возможно он вообще ничего не курил, а просто постибался над зрителем. Человек видит лишь то, что хочет видеть. И, эти образы - часто - между собой никак не связаны. Спутай их и уже любопытно. Возможно, кукуруза и пчёлы здесь вообще ни при чем. Главное - заманить чувства человека в ловушку их имен - сюжетом рассказа. Гигантская кукуруза - здесь просто имя чувства пугающей сверх-реальности. Метафора.
   Этот образ гибрида человека с инопланетянином встречается во множестве фантастических фильмов, от Чужого до звездных врат Атлантиды, где таким гибридом была расса рейфов, био-эстетов-интеллектуалов-хакеров полу-жуков, полу-людей из галактики Пегас, питавшихся жизненной силой обычных людей. Но прагматичные кинематографические американцы их постоянно одурачивали. Возможно, секрет именно в одурачивании, что бы сериал смотрели, он должен демонстрировать зрителям простые и понятные образы их собственных чувств жизни. Называть чувства жизни самих зрителей. Всех всех одурачивают, инопланетяне не исключение, но человеку хочется верить, что он супер-хищник и одурачит всех. Это и есть крючок, на который его ловят.
   Сюжет про чужого-метаморфа встречается у американского писателя Гарри Гарисона в главе "Бил - герой галактики на планете злобных зомби-вампиров". Метаморфы-чужие там шмыгают туда-сюда и поданы круглыми идиотами. Вероятно это было ошибкой, развитие кинемамаграфом образа Чужого - ее исправлением. Разумеется, все это - метафоры человека. Также, подобный образ встречается в сериале Экспэнс, где разбуженная жадным циником и бизнес-гуру, протомолекула, она же Омега Минус или Святой Грааль, найденная на астероиде, превращала людей в такие супер-твари. Как воду в вино, а ртуть - в золото. Трагедия произошла на астроиде Эрос, и когда он сам по себе, вдруг направился к Земле, людям удалось перенаправить его на Венеру, где он завершил трансформацию, после чего, перелетел на орбиту Юпитера, образовав кольцо, которое было аналогом Звездных Врат в новые измерения космоса. Не в новые измерения мышления о реальности, но самой реальности. Как оказалось, это было подарком погибшей супер-цивилизации своим потомкам. Но, люди с трудом поняли это. Потребовался фокус с загадками, когда одному из героев являлся призрак его погибшего от этой коварной протомолекулы друга-детектива, который расследовал загадочную пропажу дочери Мирового Злодея. Она и была источником эпидемии. Превратилась в компьютер. Призрак говорил лишь то, что уже однажды говорил герою сериала, до своей трансформации, раз разом, пока тот не понял подтекст.
   Пробный сюжет встречается в Рухнувших Небесах, где злобные инопланетяне - превращали детей в гибриды. Опять же - сайлоны из Бателстар Галлактика или борги из Стар Трека или загадочная биотехнологических расса 8472, обитавшая в жидком космосе, воевавшая с боргами и умевшая, благодаря обычным уколам, превращаться в людей. Всех вариаций мифа просто не перечислить. Технологические образы магии.
   Образ чужого придумал художник Гигер, автор странной фантазии человеческой многоножки, когда сумасшедший доктор хирургически соединял пищевод одной своей жертвы с кишечником другой. Жертвам приходилось по-неволе находить общий язык. Я как-то раз участвовал в выставке в Италии, посвящённой первой годовщине его смерти. Неоготика как тренд.
   Собралось несколько десятков художников-интеллектуалов, кураторы из местного университета устроили выставку в подвалах-катакомбах старинной мельницы по адресу: г.Терамо, улица Бойни, дом номер пять. Я показал решетки из серебристых и золотых линий на чёрном фоне. Если бесцельно проводить маркёром линии по чёрной бумаге, как линии перспективы, то в определённый момент возникает ощущение реальности этого пространства, оно становится объемным. Оживает. А когда начинаешь видеть объём за этими случайными линиями, они перестают казаться случайными, сами собой выстраиваются в структуры, и фантазия сама управляет рукой с маркёром, начинаешь видеть, как пройдёт следующая линия, до того, как она будет нарисована. Это как фантом, призрак, висящий в воздухе над поверхностью листа бумаги. А ты, как зомби лишь повторяешь это уже существующее движение. Начинаешь чувствовать себя марионеткой таинственных сил. Разумеется любопытна цель этих сил, поэтому отбрасываешь один расчерченный лист и берёшь другой, третий, и так - десятки. Однажды я сложил все эти листы вместе, получилась композиция в несколько сот квадратных метров. Эта инсталляция висела в ночном клубе, где тысячи полуголых танцующих тел пропитали бумагу своим потом. Бумага набухла и пошла пузырями. Шевелилась в такт музыки. Лазеры прочерчивали по ней световые узоры, выхватывая из сумрака отдельные фрагменты. Во вспышках стробоскопа - казалось, что линии шевелятся как змеи. В другой раз я выставил эту работу в полной темноте, зрители просвечивали себе дорогу фонариками. Потом посмотрел фото по хештегу выставки - на снимках зрители принимали позы, напоминающие эти линии. В другой раз я изобразил эти линии из гнутой арматуры, выкрашенной обычной белой эмульсионной краской, заменил обычные лампы на ультрафиолетовые - эмульсионка начинает сиять в таком свете, как светоотражающая полоса и запустил на выставку сотни окрашенных той же краской миниатюрных квадрокоперов, которые, как рой мух - хаотически сновали между светящихся ветвей.
   Заготовив себе достаточное количество нового развлечения, я вернулся на поляну, разогнал змей и барсуков по нормам густым дымом и продолжил наблюдения за небом. В тайге, да ещё в горах - небо очень чистое и звёзд настолько много, что начинает казаться, что светится само небо. Я быстро нашёл планеты, по акробатическим сальто, которые они выписывали на небе. Чтобы увидеть это - просто необходимо запастись терпением и наблюдать за какой-нибудь светящейся точкой много дней.
   Многие тысячелетия, наблюдать за движением планет было единственным глобальным шоу человечества. Это как солнечные часы, только с воображаемыми тенями планет. Если научиться ориентироваться в небесной механике и мысленно представить некоторую мировую гору, отбрасывающую тени от поблескивающих на небе планет на землю, то возможно выложить камнями - проекции их траекторий на земле. Что уже метафора судьбы. Путь человека в невидимом лабиринте. Эта мировая гора, она же - мировое дерево, она же Гром, видимо, здесь имеется в виду некоторый звуковой, а потому - невидимый аналог молнии. Сейчас есть множество визуализаций звуковых волн магнитными порошками, звуки - действительно, невидимые большинством людей узоры. Но кто-то видит, иначе не существовало бы музыки, как простого имени чувства идеи этого невидимого, но чувствуемого мира звуков. Секрет популярности - в узнавании музыкальных имен чувств. Невидимый мир идей - точно существует, но обычные органы чувств нас обманывают, но если наш разум тоже орган чувств невидимого мира, то фантазия - простое и понятное каждому имя этого чувства.
   В мифах это мировое дерево душ умерших предков - генеалогическое древо. Народы - крупные ветви, семьи - мелкие, листья - собственно сами люди. Листья появляются и опадают, в зависимости от благоприятных и неблагоприятных природных условий, одни поколения сменяют другие. Некоторые ветви засыхают и тогда, такими метафизическими дровами - вымершими народами, небесные существа - подпитывают свои костры (Солнце и Луна), согревая тех кто жив. Планеты - их шаловливые дети, а звезды - это птицы, медведи и олени, на которых эти небесные первобытные люди охотятся. Модернизация жизни человека приводит к модернизации мифа о небесных людях. Первобытно-общинный строй воображаемых небесных людей сменяется рабовладельческим, затем феодальным, затем смертельной схваткой модерна и модернизма, постмодерна и постмодернизма. Последнее и есть фантастика.
   На земле происходит ровно тоже самое, но только как проекция небесных событий. Как в это поверить? Просто посмотреть на небо, все станет очевидно. Люди построили города и заводы, загрязняющие атмосферу только для того, что бы не видеть очевидного - звёзд над своими головами. Но, небесная механика от этого не исчезла. С каждым новым витком цивилизации - представления человека о ней - становятся всё сложнее сложнее, человек даже построил себе прибор, позволяющий увидеть свои фантазии о природе неба - на земле - большой адронный коллайдер. Реньше строил пирамиды, теперь коллайдеры. На небе - все, как прежде, просто люди утратили возможность понимать, что с ними происходит на самом деле. Подменили миф - фантастикой. Необходим кто-то, кто разрушит чары воображения людьми себя разумными. Разбудит критическое мышление человека о самом себе. Пробудит ото сна. Один такой Будда уже являлся.
   Что бы не погибнуть, племени необходимо договариваться с небесными существами, преодолевать иллюзии житейской обыденности. Необходим спектакль. Как вечный карнавал людей в масках духов - в религии бон. Австралийские аборигены запасаются лепешками, наверное - с какими-то австралийскими аналогами мухоморов - вместо попкорна и как стемнеет приходят к скале с древними рисунками, где шаман, он же - режиссёр, он же - голос за кадром в одном лице - рассказывает им сюжет рисунков на скалах. Зритель видит все это, но он только зритель, не каждый способен рассказывать миф так убедительно, как шаман. Приблизительно тем же самым занимаются аборигены острова Новая Гвинея, создавая из соломы и ветвей американские военные самолеты. Рассказывают о них свои собственные истории. Карго-культ. Потому, что мышление шамана, маркетолога, по-современному, генерирует символы - имена чувств идей зрителями, а мышление самих зрителей, по современному - потребителей товаров - генерирует желание слушать такие рассказы. Товары аборигенам привозят самолеты. Но, злые белые присвоили их себе. Одни говорят,  другие - слушают. Оба противоположных метода мышления (дискурса), соединяются непротиворечивым единством - мифом.
   Миф не единственно возможная гармония двух противоположных дискурсов (способов думать). Еще Конфуций сформулировал концепцию имени чувства идеи такой оппозиции. Пропасть непонимания людьми друг друга, это бездна между желанием человека высказаться о своем духовном открытии (постмодернистская творческая ирония) и его же нежеланием выслушивать такие откровения других людей (обычай или общечеловеческая солидарность сговор об обмане). Их единство - мост над этой бездной есть постмодернистский консенсус обоих дискурсов или их конфуцианская гармония. Есть желание, как главный акцент мышления и есть другие акценты - стихии ума. Сейчас мы видим множество таких пропастей и жизнь человека - по большому счету - и есть одна такая большая бездна. Нам только кажется что это пузырь надутый нашим воображением. На самом деле это черная дыра социальности, искажающая все наши представления о подлинной жизни. Постмодернисты лишь повторили слова Конфуция.
   Смена различных актуальных пар противоположных дискурсов с 1970 года - называется историей человечества. Разумеется, представление об истории были и до 1970 года, но в тот год - иллюзий прежних представлений - по крайней мере для интеллектуалов - просто не стало. События воображаемого пространства дискурса окончательно вытеснили миф о звёздном небе. Подлинное небо - внутри наших мыслей о небе. Мы сами рисуем себе это небо, ограничивая свою фантазию о нем. Все - иллюзия, что это не иллюзия.
   Например, ещё недавно современной парой оппозиционных дискурсов считались - те самые - постмодерн и постмодернизм. Мышление постмодерн-зрителя генерирует не желания, как у первобытного слушателя рассказов шамана, но понимание (интуитивно понятный здравый смысл), а мышление постмодернизм-рассказчика, что просто другая версия архаического шамана - генерирует желания. Все перевернулось с него на голову. Но, это уже не желание символа, а желание понимания. Рассказчик говорит так потому, что желает понять, а слушатель слушает его потому, что интуитивно понимает, сказанное им. Ему нужно что-то понимать. Без этого он не чувствует полноты жизни. Это понимание стало новым товаром, вместо прежнего символа лучшей жизни.
   Этот новый вариант мифа можно назвать "игрой слов". Простой пример - из концепции "дигимодернизма" (дигитального постмодернизма) Алана Кирби (университет Оксфорда, 2006-2009). Он подметил упадок интереса своих аспирантов к теме современного постмодернизма (как будто он умер), которых, по его мнению - гораздо больше интересовало исследование феномена подмены комфортом передачи-получения информации - самой информации (прежде понимаемой - "игрой слов": когда смыслы и значения формы идеи могут быть какими угодно - постмодернистский рассказ - как раз об этом новом ментальном пространстве, а не прежнее описание чувств реальности, ответы и вопросы поменялись местами, вопрос больше не вопрос и ответ больше не ответ, а лишь способ растворить вопрос, показать, что его просто не существует, развеять иллюзию вопроса, как в истории про "42" Дугласа Адамса) и тогда Кирби - продемонстрировал своим аспирантам трёхсот-страничный постмодернистский, якобы научный (философский) труд, на самом деле - это был сам, забытый новым поколением университетских исследователей постмодернизма - нарративный текст (ни о чем), где тонкой игрой слов описал смерть игры слов. Теперь аспирантам есть что снова исследовать в феномене постмодернизма. На первый взгляд, постмодернистский текст - это полная белиберда (пурга) - но она интуитивно понятна, пусть смысл рассказа и не существует изначально, но рождается в момент чтения. И, читатель впадает в иллюзию, что рассказ обладал этим смыслом изначально. Собственно, дигимодернизм есть стёб (игра слов) над мета-модерном (над подделкой теста комфортом нажатия на клавиши гаджетов - это социальные сети, Селфи, смайлики и все прочее).
   Другие пары дискурсов, предшествовавшие в разные эпохи постмодерн-постмодернизму, здесь "изм" - это против, и модерн - это - в первую очередь - литература, она же рынок (любой рынок - есть литература шагнувшая со страниц книг в жизнь, примеры: от арт и нарко-рынка до рынка любых товаров и виртуальной реальности) - и (на другой шкале весов) - психоделия.
   Шаман-психоделик 1960-х чувствовал (правильнее сказать ощущал, так как чувства приводят к реальности - здравому смыслу, к простым именам этих чувств, а здесь речь - о невидимом обывателю ином мире, ином по отношению к житейской обыденности) - символы подлинного бытия, что те же самые духи первобытных охотников. А зритель-литератор (он же барыга) - сам генерировал символы этих чувств. Продавая их тем, кто понимает рассказ гуру ещё меньше его самого. Потребитель расслоился на целевые аудитории по уровню глупости. И тот, кто на это способен больше, пересказывает рассказ тому, кто способен уловить суть меньше. Дурдом, но это и есть мышление человека. Важно найти новый его смысл, вместо утраченного прежнего. Или ничего не делать, зарабатывая свои три копейки на этом всеобщем безумии пересказов историй. Как слухов. Но, этот трех-копеечный путь - не путь интеллектуала. Кроме того, именно желание заработать хоть что-то, как раз  и создаёт это безумие. Рухнули - еще античные и феодальные - социальные институты, а новых пока ещё не возникло. И не возникнет, так как создание новых институтов тоже лишь подделывается. Ради трёх копеек, но зато прямо сейчас.
   Первоначальный рассказчик (психоделик) говорил о своих непосредственных ощущениях - символах - иного, которое напоминало подлинное бытие античных философов, а зритель (посредник-просьюмер: профессиональный потребитель) - создавал эти самые символы. Парадокс? Нет, символы зрителя-барыги были лишь поверхностными признакими рассказа психоделического гуру. Что - подделка или фанфик. Если психоделический рассказ был о практическом освобождении от пут житейской обыденности, например - социального контроля за личностью государством, то смысл этого рассказа, для его недалекого слушателя - подделка этого непосредственного ощущения личной свободы - иллюзией романтических наслаждений, которую дают клубы и наркотики. Но, это частный случай, в качестве другого примера можно рассматривать фантастические сериалы. Или сами рынки - любых поддельных образов. Современные товары - лишь подделки прежнего маркетинга. Вместо подделки признаков товара мечты, подделка таких подделок. Это и есть симулякр. Он тотален. Подделка - все.
   Наркотики - например колумбийский кокаин - и стали такими фанфиками психоделиков. Вместо - декларируемого гуру - освобождения из матрицы - напротив - происходило заключение чувственности человека в пространстве поверхностных признаков пусть и простейших, но зато - узнаваемых образов, контролируемых кем-то (наркодилером, дирекцией арт-ярмарк, аукционным домом, тусовкой по интересам, кем угодно). Что бы не говорил психоделический гуру, его собеседник понимает его речь - только - как рассказ о наркотиках. То есть, поверхностно. Барыга цинично использует веру в такие образы тех, кто понимает все это ещё более поверхностно - практически. Зарабатывает деньги. Тиражирует. Масштабирует. Организует трафик. 
   Какие-бы свои непосредственные ощущения идей не рисовал художник, галерейщик видит в них только поверхностные признаки своего собственного успеха - и использует эти фанфики картин в своём собственном творчестве, создавая новый миф о своей собственной значимости, как эксперта в искусстве. Разумеется, он не рисует сам, хотя и такие варианты могут быть (простой пример Ван Гог, он из семьи галеристов и одно время - сам был галеристом, в Москве таких новых художников - множество) - для трансляции искаженных идей - прежде - было необходимо отделение пространства картины от поверхности холста и растворение его в сфере социальных отношений. Это произошло благодаря революции перформанса. Пространство картины (её смысл) отделилось от самой картины и художник утратил контроль на ним окончательно. Теперь, барыга-литератор просто манипулирует кажущимися признаками социальных статусов тусовки с картинами. Как сам это понимает, то есть никак не понимает, просто имитирует понимание своего зрителя. Автор превращается в идиота-лоха, бесплатно снабжающего галерейщика (издателя, дистрибьютора) идеями для подделки его творчества признаками собственного успеха. 
   Некоторые художники моего поколения попытались найти компромисс, например Тимур Новиков (но таких примеров - множество, выжили только наиболее легко-подделываемые, Тимур первым понял это) и просто стибаться (иронизировать - посредством игры слов - в крайней форме) над такой убогой новой реальностью, обстебывая в первую очередь своих коллег-художников не видевших очевидности этого нового тренда. Затем, уже у подражателей Тимура это приняло форму "фрик-арта" - не искусства фрика, а лишь игры во фрика, которым художника выставил галерист. Фальшивый каминг-аут. Игра в дауна, скопированная одним, умным братом у другого, настоящего (Митьки), подделка сторублевых постеров неизвестных российскому потребителю картин художников прошлого века и так далее. Это была первая стадия контемпрорари в России - вторая стадия откровенный подлог в четырех вариантах: кураторский арт, галерейный китч, академическая имитация контемпрорари и молодежный китч, то есть - сами сторублевые постеры вместо картин. В этом последнем случае уже куратор и галерист были подделаны деятелями арт-центров, устроенных по типу торговых центров, где роль бутиков выполняли галереи. Посреди любого торгового центра находится стол упаковки подарков, организаторы торгового центра (помимо аренды) тоже хотят участвовать в торговле, продавая в этом киоске ещё более дешёвые и ещё более поддельные картины. В конечном итоге - арт превратился в игру в игру в игру в арт. И единственным товаром теперь является посещение такого арт-центра. Удивительно, но это вызов современности приняли и музеи, у которых гораздо больше возможностей для такой игры и ресурсов привлечь посетителей. Картинами стали билеты на выставку ради Селфи на фоне картин и чекина. Я - тогда в 1980-х - простибался над Тимуром, предложив ему выставить в Русском музее - вместо картины - туристическую открытку с видом этого музея, купленную тут-же, в киоске этого музея. Он реализовал проект, добавив к открытке большое парчевое паспорту. Теперь идея забыта, подделыается самоэто кичевое паспорту, а киоск при музее и сам музей поменялись местами. Роль киоска теперь выполнят арт-цетры, торгующими подделкам постеров этого паспорту. Роль куратора таких мероприятий (софиста, о таком дискурсе поговорим позже в контексте античности) - возрасла. Античное безумие вернулось. Если история повторяется, то остаётся только ждать гражданской войны всех со всеми и явления нового Александра Великого:) Затем - вероятно - снова явится Джотто со своим бесформенным облаком над головами кардиналов. За ним - Сезанн, Малевич и Поллок. И опять все полетит ко всем чертям. Но, возможно история изменит свой сценарий. Ведь мы рассматриваем историю иллюзией. История есть наши вымышленные воспоминания об истории, а воображать историю мы можем как угодно. Главное, воображать не за три копейки. Честнее вывезти все картины (оригиналы) в чистое поле и пусть они там сгниют, по крайней мере, образы, создаваемые разрушением их природой будут творчеством самой природы. Когда их начнут подделывать творчество снова вернется в академическое русло отражения природы человеком. А значит появится возможность снова довести эту воображаемую нормальность-реальность до абсурда. Круг замнется и история просто перегорит. Вместо прежних, рухнувших воображаемых небес, из их осколков - появятся новые воображаемые небеса. Что-то изменится. И так - много-много раз. Кроме этого разрушения-возрождения первоощущения подлинной жизни - у нас просто ничего нет. Это длится мгновение, но необходимы и темные века моднона, как майнинга такой ясности. Что-бы кто-то один выиграл у казино, необходимы тысячи проигравших. Это и есть новая поздне-постмодернисткая метафора мышления человека. Эта ясность мысли и есть новые деньги. И так было всегда.
   Ещё ранее - с 12 века до 1950-х парой оппозиционных друг к другу дискурсов были модерн и модернизм. Модерн - это то, что Жак Лакан, автор этой теории называл дискурсом университета, а модернизм - то, что он называл дискурсом истерика (художника, настоящего учёного, Ньютона, честного предпринимателя и т.д). Дискурс модерна - интуитивное понимание символов. А какие простые символы можно понять в жизни интуитивно? Иерархию социальных статусов. Дискурс модернизма - напротив - желание чувствовать саму жизнь, здесь правильнее сказать - ощущать её идею непосредственно. Как ритм подлинного бытия, растворенного в череде событий житейской обыденности и как постоянную смену собственных представлений об этом ощущении (имен чувств идеи), эти переменчивые представления не зафиксировать, не ухватить за хвост. Творчество и есть создание концепта (или композиции, она же - модернистская картина) - как непротиворечивого единства имен чувств идей и непосредственных ощущений самих идей конкретными (например безумия человечества), которые не высказать (не поймут), но можно нарисовать свои ощущения иного, выразить визуальной метафорой, что есть абстракция.
   Внутри этой оппозиции модерна и модернизма так-же можно разглядеть детали, другие пары противоположных дискурсов. Это дискурсы феодала и горожанина, то, что сейчас понимается оппозицией политика и электората. Это феодализм, демонстрация феодалом смысла такой своей формы идеи жизни - социальной иерархии. Как это продемонстрировать - метафорой власти, наказать кого-нибудь. Тогда всем остальным гражданам станет очевидно различие социальных статусов. Один это сделать может, но другие - нет. А чувствовать свой социальный статус - по мнению феодала - величайшее благо для человека. Все мы помним советскую институцию такой демонстрации власти населению - ВЧК-ГПУ-КГБ. По сути - советский строй был вариантом феодализма, он опоздал на несколько столетий и только уже потому - оказался нежизнеспособен в современном мире.
   Другая оппозиция была между художником-модернистом и ремесленником-академистом. Это уже теория Юбера Дамиша. Но, теория постживописной абстракции Клемента Гринберга - ровно о том же. Если академизм есть отражение природы мышлением человека, например - нарисованными иллюзиями объёма и перспективы, их единство определялось метафорой живописи, как нарисованного театра. То, модернизм - есть высмеивание этой усреднённой метафоры, доведение её до абсурда. Юбер Дамиш приводит примеры, Поль Сезанн использовал непрокрашенные участки холста, что, в его время казалось просто неосмысленным, нарисованная сцена не может быть с дырами и провалами. Джексон Поллок растягивал микроскопические участки сцены театра живописи - капли и потёки краски - до космических масштабов, которые только позволял ему холст. Сай Твомбли - доводил реплики актёров - жесты росчерков кисти и мифологические образы живописи - до абсурда. Используя вместо иллюзий реальности - слова. Казимир Малевич, своим черным квадратом нарисовал метафору самой живописи. Абсолютную абстракцию.
   Клемент Гринберг говорил об оппозиции китча и авангарда, в частности - о том, что если есть академический китч, как игра в отражение человеком природы, то есть и авангард - игра художника в такую социальную игру. Если академическая традиция основана на имитации объемного пространства картины, что есть заключение чувств зрителя в матрице иллюзий жизни, то картина традиции авангарда - плоскостная. Сама эта жизнь красок.
   Ещё ранее - погружаемся в античность - актуальной оппозиционной парой дискурсов считались дискурс философа (у Лакана - аналитика) и господина.  Столкновение этих дискурсов описано Платонам, когда он высказал тирану Сицилии - Дионисию (современный аналог статуса Дионисия - тех времен - президент США, Платон был его советником) свою правду - тот продал Платона в рабство. 
   Господин - по современному - маркетолог, генератор символов хорошей жизни потребителя (раба символов). Но, в отличие от архаического шамана господин - это лишь социальный статус шамана, отделенный от шаманской практики, что уже подделка. Это проще понять на примере жреца или брахмана. Есдинственно, о чем они говорят, о статусе своей касты. Лохи лишь воображают, что видят в этом мудрость. На самом деле просто подчиняются статусу, что - просто - социальный рефлекс. О чем именно, при этом, говорит брахман - не важно, это никто не слушает, слушают как именно он говорит. 
   Но, дискурс по наследству не передаётся, потому - господа (потомки шаманов) - те же самые рабы-потребители, просто привелигированные, лакшери-потребители. Для поддержания своего социального статуса они должны уметь говорить от лица мертвого господина (шамана), имитироваться его. Господин Лакана - тот же самый фрейдовскиий Отец. Дискурсы - это комплексы. В этом обмане потребителя им  помогают софисты - кураторы и политтехнологи - по современному. Дискурс софиста (интуитивное понимание чувств потребителей, способность называть эти чувства смутных идей простыми именами, подделывать - невозможные, как они сами считают - непосредственные ощущения конкретных идей - концепциями имен их чувств этих смутных идей). Циники и мошенники, утверждающие, что за плату они могут научить своему искусству манипуляций именами чувств потребителя - кого угодно. 
   Античная демократия была основана на вере, что такое возможно. При дворе каждого Тирана, как и у претендентов на его место в социальной иерархии - были советники-софисты. Но, в конечном итоге все закончилось Гражданской войной всех против всех и приходом военной диктаторы Александра Македонского. Он выстроил греков в фаланги, соответственно воображаемого каждым своего социального статуса и просто возглавил иерархию. Вера в командира - есть вера в его власть над удачей. Необходимы постоянные победы. Скопировав эту военную структуру с представлений придворных софистов о человечестве. Собственно, Российский царизм (цезаризм) - был вариацией пост-античного общественного устройства и потому, тоже отстал от своего времени и был сметён революцией. Но, как и положено было быть, его сменил советский пост-феодализм, который так-же рухнул и ему на смену пришёл псевдо-рынок. Осколки дискурсивных игр прошлого смешались в химеру. Это не проблема одной лишь России, этим болен весь мир человека, просто в России - иное (особенно негармоничное) сочетание неактуальных осколков прошлого. Но эта оценка возможна только в сравнении с другими композициями ровно тех-же осколков прошлого.
   Дискурс философа-аналитика (Лакан приводит пример Сократа) - противоположен дискурсу софиста - вместо понимания чувств потребителей - само чувство понимания (здесь тоже правильнее сказать не чувство, но непосредственное ощущение идеи подлинного бытия человека).
   Каждый дискурс, а я описал лишь 12, некоторые, всего их 48 - представлен соответствующей социальной институций. Симон Кординский называет их сословиями, и все сословия конкурируют друг с другом за ресурсы. Навязывая власти вымышленные угрозы этой власти, которые можно устранить только лишь финансируя это сословие (военных, полицию, ученых, учителей, чиновников, пенсионеров и так далее). Не все сословия одинаково успешны. Это причина безумия современного мира химер дискурсов. Но, это не хаос, а лишь более сложная упорядоченность социальной сферы человечества, её можно понять как структуру всех дискурсивных игр и тем самым освободиться от этой социальной сферы. Сфер может быть множество, одна единственная социальная сфера всего человечества - иллюзия. Хаос конкурирующих сфер - то же лишь ещё более сложный порядок жизни. В конечном итоге - размышляя о природе человеческого мышления - мы пришли к блокчейн-философии, как последовательной цепочке блоков единства познания и опыта. Достигнутая прежде ясность о мышлении человека - распадается на осколки, из которых майнится новая ясность, соединяющая всё большее и большее число элементов. Это можно понять, как цепочку блоков из двух шифров понимания человека, текущего и предыдущего. Важно двигаться дальше. Это уже теория нового концепта Жиля Делеза 1991 года.
   В психоделической мифологии Теренса Маккены, встречаются маленькие механические Эльфы, которые жужжат как пчелы, укусившие агента Скалли, но не кусают. Просто, они так говорят с человеком, укурившимся в хлам. Говорят очень быстро, так что слов просто не разобрать. Как писк. Обычный человек заторможен (его критическое - по отношеник самому себе - мышление спит) - потому он просто не слышит и не видит Эльфов. Это души умерших предков. Для того, чтобы попасть на небо, им необходимо прожить другую долгую жизнь, в образе Эльфов. Перебираясь с ветки на ветку мирового дерева (дерева эволюции) своего существования, некоторые из них достигают вершины дерева (или горы), которая не более чем понимание рисунка шамана на скалах его зрителями - от куда их забирает Великая Северная Птица, созвездие Кассиопеи и уносит в таинственную белую дыру, Полярную звезду. Очевидно, что это именно дыра, потому, что перевёрнутый котёл вращающегося звёздного неба, подвешен за что-то. Очевидно, что это дыра, как ещё подвесить котёл кверху дном? Она не вращается.
   После того, как я передумал все мысли, перевоспоминал все воспоминания и перефантазировал все фантазии - я принялся размышлять о том, как именно я размышляю. Облака и звезды принимали форму моих мыслей, демонстрируя мир духов неба. Однажды из тайги на поляну вышел охотник, вооруженный дорогим американским карабином, не армейский точно, у него была породистая собака, лайка (хаски), она молча уселась рядом. Я знал, что этих местах проживают три малочисленных народа - орочи, нивхи и уэдыгейцы. Кто же он из них - гадал я? Кто-то ещё? Больше похож на китайца. Покурив и помолчав, он махнул рукой вдоль течения реки, я понял его жест - там посёлок, но не близко, может быть километров сто. По таежным меркам - совсем близко. Сам же он направился в противоположную сторону, в горы. Когда он покидал поляну, то обернулся, достал из-за пазухи свёрток и оставил его на камне и исчез. 
   Я развернул свёрток, там были письмена на непонятном языке, я принялся их читать - не понимая ничего. Так продолжалось несколько дней. Трава разгадать шифр не помогла. Тогда я положил свёрток обратно на камень и стал наблюдать за ним из далека. Мне снились странные сны. Тигры, медведи, олени, барсуки. Постепенно, я научился ориентировать в мире этих образов. Как будто, тот молчаливый собеседник передал мне свой рассказ о том, что он видел. Вдоволь нафантазиров таежную жизнь я отправился в посёлок. Нашёл одинокую женщину, как потом выяснилось - жену этого охотника и стал с ней жить, помогая по хозяйству. Там меня и нашли мои сослуживцы, со временем, вертолёт починили и они прилетели на ту поляну. Но теперь забыли и их. Как жертву духам. Или жёнам  охотников. Семьи встречаются только на Новый год, большую часть времени охотники проводят в горах, один Бог знает, что они там делают среди тигров, а их жены и дети предоставлены самим себе. Когда охотники возвращаются - к приходу перекупщиков охотничьих трофеев - из Китая, которые и снабжают охотников всеми этими американскими винчестерами, канадскими снегоходами, собаками с Аляски, они - для проформы - стреляют по своим домам, давая понять, поселившимся там солдатам, что пора и честь знать, солдаты - кто по-моложе - вступают в бой, воображая с перепоя, что началась война, и, что лопатами и топорами можно отбиться от охотничьего карабина, но кто по-старше - просто переселяются в пустующие платочные городки, разбросанные по всей округе, а, в первых числах января женщины приходят в палаточный городок и снова разбирают своих солдатиков по домам. Кто кого успел. Персона не важна. Достаточно невероятно?
   Так вот, в этом воображаемом (или нет?) - таежном посёлке был краеведческий музей, на чердаке избушки его "директор", которой в этой избушке и жил, это был повредивший на охоте ногу старик, сушил траву. Я передал ему манускрипт, подаренный охотником. Он давал эти артефакты охотникам, в дорогу, а они передавали их ему обратно со случайными прохожими. Так он получал представление о том, что происходит в тайге и когда к нему приходили жены охотников - рассказывал им новости об их мужьях. Что-то вроде местного шамана. 
   Справедливости ради необходимо сказать, что женщины не курили, только пили водку. И то, только, когда заманивали путников. Или на Новый год. Но, пили очень много и долго. Пьянели лишь ненадолго. Требовали рассказать им какую-нибудь историю, а выслушав её - сразу трезвели. А их мужья-охотники вовсе не пили водки. Водку пили дебилы и калеки, которые не могли ходить на охоту. Я думаю, они и стреляли по домам перед возвращением охотников. Чтобы повысить самооценку, перед возвращением элиты местного общества. 
   Охотникам то это зачем? Их жены сами выгонят любовников, перед их возвращением. Древний ритуал, поддерживающий жизнь в этом забытом таежном уголке. Откуда иначе браться детям? Народ вымирает, много веков, тех, кто остался - даже не тысячи, несколько посёлков на огромный край и все. Мужчины сохраняют древнюю охотничью культуру, женщины рожают - либо новых женщин, либо новых охотников. Наслаждаются той жизнью, какая есть и слушают таежное радио местного шамана. Пересказывая его сказки детям. Которые - со временем - если это мальчики - вырастут и тоже уйдут на охоту. Или, если это девочки - будут слушать рассказы шамана об охоте своих мужей. Осталось совсем немного, пока эта архаическая культура не исчезнет окончательно. Возможно она уже исчезла. Не так давно, через тот посёлок построили скоростное шоссе. 
   На кого же происходит эта охота, на самом деле? Я думаю - на звёзды. Их там очень много. Просто заповедник. Чем выше в горы - тем больше. В современных больших городах - почти не видно звезд, наверное потому, что давным-давно всех их перебили и продали в Китай. А китайцы торгуют ими под видом алмазов. Это магическая охота, поиск равновесия между космическими силами, без такой магии жизнь просто исчезнет, разорванная вечно враждующими небесными и подземными духами.
   Подземные духи ничем не отличаются от небесных, просто им не повело в драке и Мамка Неба, она - мать и тех и других - отправила их под землю. На Ангаре, точнее на одном и ее притоков, в нескольких километрах от устья из под земли торчат каменные пальцы, две руки. Эвенки верят, что это Подземный Бог вытянул руки и шарит ими по земле, хватая заблудившихся в тех местах охотников. На одном из пальцев - выбит его лик. Я добирался до Идола по Ангаре, на попутных катерах. Капитан подпирал штурвал табуреткой и вылился замертво после распития со своим матористом очередной бутылки водки. Катер сам - каким-то чудом - тащил баржу с бензовозом через пороги. Стояла жара, бензин нагревался и расширялся, его постоянно приходилось сливать и продавать рыбакам и охотникам, причаливавшем к барже. Расплачивались с капитаном они водкой. На одной из самых страшных шивер (порогов) из стремительно несущейся меж камней воды виднелись ржавые остовы погибших катеров. Мне пора было сходить, но капитан был в отключке. Я встал за штурвал, мало понимая, чем мне это поможет. Начал увертываться от торчащих из воды камней. Но катер, как будто сам знал как ему идти и на поворот штурвала не реагировал. Я спустился в каюту, разбудить капитана. Капитана не было. Сейчас, пройдем шиверу - сказал мне моторист - не открывая глаз - и тебя заберут на берег. Я вышел на палубу, пришвартовавшись борт в борт с нами шел другой катер. Капитан  сидел в рубке и пил водку со своими коллегами. Отчалив этот второй катер и доставил меня не берег. Далее я пошел пешком, по берегу, через несколько километров щебенки от кроссовок остались одни ошметки. Я перевязал их шнурками, на манер лаптей и пошел дальше.
   _ _ _
   Покурив, старик-директор "музея" показывал мне свои магические предметы и рассказывал их истории. Среди предметов оказался камень, испещрённый упорядоченными царапинами. Напоминавшими компьютерный процессор, если на того посмотреть под микроскопом. Только здесь без микроскопа. Охотники принесли, пояснил старик, в горах разбился космический корабль. Он прилетел забрать наш народ, но злые духи его сбили, теперь больше нет надежды, мы застряли на этой планете навсегда. При этих словах - внезапно - меня посетила одна догадка - а телевизор у тебя есть? Есть, он показал небольшой японский телевизор и спутниковую тарелку замаскированную пучками травы. Откуда по твоему все эти мои истории? Зачем же тогда тебе трава? У нас нет попкорна. Трава позволяет видеть больше, чем просто картинки на экране. Ты где-то учился? Да, в Ленинградском университете, филолог, вернулся на Родину. Ничего интересного в других местах нет. У нас лучше всего.
   Периодически, раз в пол-года прилетал вертолет и сбрасывал нам тюки с нижним бельем, тушенку и лопаты. Все это мы обменивали на водку. Особым спросом пользовались солдатские шинели, женщины перешивали их на китайский манер, расшивая национальными узорами. Торговцы-китайцы привозили им журналы с кроссвордами. Детей в посёлке было мало, подросших до школьного возраста власти забирали в интернат. Вернувшись из интерната юноши уходили в тайгу на охоту, а девушки ходили на дискотеку. Социальную иерархию выстраивали женщины, строго следя за тем, что бы их романтические приключения не нарушали интересы более уважаемых соседок.
   Не приземлялся, командир части смотрел на нас сверху и махал рукой. По началу, вертолет приземлялся, из него выходил офицер, но либо сразу сходил с ума, либо растворялся от беспробудного пьянства. Это продолжалось много десятилетий и в эти горы отправляли всех, кого командиры хотели наказать. Солдаты быстро дичали и вернуть их в часть было проблемой. Однажды зимой к нам пробился вездеход, приближался дембель, меня просили вернуться в часть. Шаман посмотрел на него и я понял, что этот магический предмет ему нужен больше чем мне. Взамен вездехода шаман показал место, где разбился космический корабль. Мы загрузили вездеход обломками и я пошел пешком на север, по тигриной тропе и, через несколько дней, вышел в поселок лесорубов, там уже была дорога-зимник, еще пара дней на попутках и город. А там - свобода. Но свобода ли это? Я поехал в Ленинград, поступать в университет.
   Я все вспоминаю наш последний разговор филологом-шаманом в обломках космического корабля. Что бы различать оттенки смыслов (или качеств?), скрывающиеся за многозначным словом "жизнь" - назовём их переживанием (?++), умозаключением (?-) и непротиворечивым единством обоих методов - то есть концептом подлинного бытия. Или просто концептом (?+). Тем, что недоступно одному лишь переживанию или одному лишь умозаключению. Большее, чем каждое по отдельности.
   Мы тогда обсуждали теорию Платона в терминах ядерной физики. Платон рассуждал о душе человека, как о сочетании страсти (перцепт - сконцентрированное ощущение/восприятие, омега минус), ярости (аффект - сгусток переживания, дельта плюс плюс) и мудрости (сейчас мы прочтём как концепт - непротиворечивое единство обоих методов (дельта + или прагма). Жиль Делез лишь повторил эти рассуждения в новых терминах постмодернистской философии нового концепта. Как и четверть века до него - это повторил (терминами системного психоанализа: символическое, реальное и воображаемое) Жак Лакан, как и три четверти века до него это повторил основатель новой логики прагматизма (семиотики) Чальз Пирс (переживание, умозаключение и концепт-прагма).
   В этом рассказе нарушена временная шкала. Собственно никто и не ставил задачу последовательного повествования. Рассказ - как наркоз, он преследует единственную цель - сгладить травму от соприкосновения с символическим. Которого, в силу устройство моего собственного мышления, в этих словах избыток. Как серной кислоты, текущей - вместо слюны из пасти чужого-метаморфа, в фантазии сценаристов.
   Мы обсуждали вопрос, как это представление о структуре души (состоянии психики, нового концепта, семиотическом знаке мысли) - согласуется в теорией Платона о стадиях речи?
   Разобраться поможет цвет. Если элементы души и части речи обозначить цветом, что абстракция, но и сам цвет - есть универсальный язык абстракции, то одни и те же элементы обоих, столь различных - по геометрической форме - теорий - те, которые обозначены одним и тем же цветом. А цвет связан с матрицей адронов. Поэтому, возможно перевести тексты Гермеса Трисмегиста, Платона, Аристотеля, Пифагора, Конфуция, Пирса, Лакана, Делеза - на язык субатомных частиц ядерных физиков. И наоборот, и литература - физика и физика - литература.
   Любой человек говорит только для того, что бы компенсировать этим свой сон. А кошмарный сон - лишь реакция на что-то ранее высказанное. Что с нами происходит на самом деле - обычно - вне нашего интуитивного понимания. Но, все мы - пытаемся об этом сказать, будто понимаем. Это уже смысловая галлюцинация и пугает, когда обмануть себя поверхностным признаком интуитивного понимания чего-то - больше - не удаётся. "Нормальный" человек - такой, кто придумывает себе реальность, растворяющую пугающие его противоречия - в поверхностных признаках понимания. Воображение - как само-наркоз. Реальность - это воображаемая норма воображения, потому - от воображения социальных и интеллектуальных рамок - она не перестаёт быть воображением. Иллюзий понимания - множество.
   Если рассказ о кошмарах, говорил шаман - то стоит проверить здоровье и обязательства перед другими людьми. А может быть, кто-то "колдует" - вмешивается в ваш сон. Люди верят и в это. Главное - обьяснить, дать чувству смутного страза простое и понятное имя. Советчиков - хватает. Но сказав - об этом - только раз, приходится постоянно признавать существование таких шаманов и дальнейсшие ваши действия, как продолжение такой фантазии приводят к их появлению. Спрос рождает предложение. Найдутся и те, кто уверит вас, что шаман - это он, что способен видеть невидимый вами мир духов и управлять им. Верят и этому. На самом деле, большинство людей - одинаково имеет шанс видеть духов, невидимых за пеленой житейской обыденности. Но, только тогда, когда - этим, большем, видением жизни - уже ничего не исправить, за мгновение до смерти. Но, кто-то всегда видит их постоянно, как ритмы иного мира, растворенные в событиях житейской обыденности, но только, как абстракции, намеки, можно лишь нарисовать такие непосредственные ощущения идеи, как абстрактные образы, сказанное об этом - уже никто не поймёт. Это не имена чувств самих слушателей. Они поймут (примут) - лишь другие, придуманные мошенниками, имена своих чувств. Которые просто подделают поверхностные признаки этих образов, в этом их талант, делать все простым и понятным. Все лавры мага - достанутся мошенникам, но не стоит печалиться об этом, культура так транслирует духовные открытия, от одного поколения к другому, ведь идея, которую маг "видит", "осязает" или ощущает непосредственно - само это безумное устройство человеческого общества. Маги пытаются справиться с таким своим воображением и создают сложные ментальные конструкции из концептов - единств противоречий критического взгляда на жизнь и слепой житейской обыденности. Эти ментальные конструкции только и видит Бог, который судит о делах на Земле - только по этим конструкциям космических концептов или картинам воображаемых небес, не будь таких - невидимых непосвященными - хрустальных сфер - вокруг планеты - не было бы и Его Самого. Он Бог высшей сферы предела фантазии, а не обычных людей. Благодать - не для всех, требуется усилие понять самого себя. И оценка - из вне. Обычные люди просто имитируют работу Бога, оценивая то, что выше их понимания. И ничуть от этого не страдают.
   Психику человека травмирует символ. Мы можем не принимать его, проявляя, по отношению к нему ненависть, и это тоже реальность. Как ненавидеть поливальные машины с ужасным шумом проезжающие в пять утра под окном (кто, за какой откат разрешил поставить на них такие шумные древние моторы?). Комично, когда огромный трактор делает вид, что подметает улицу, с редкой парой осенних листьев, вращая своей щеткой, размером со взрослого крокодила, на расстоянии нескольких сантиметров над асфальтом. При этом он издаёт такой шум, это ведь трактор, ему место в колхозе, а не в городе - что не возникает никаких сомнений, что он что-то делает. Очевидно, лишь делает вид, что делает. Когда мастер в СТО по соседству, начинает ремонтировать очередной мотоцикл, снимает с него глушитель и жмёт на газ, вероятно, что-бы по многочасового реву, поставить диагноз двигателю. Когда в многочасовой пробке, сзади включается сирена, а там, не пожарная машина и не скорая помощь и даже не обычная полиция, а полицейский джип Порш эскортирует чиновничий майбах.
   Обычно человек ничего этого замечает, потому, что приучен подчиняться символам, его интуитивный протест проваливается в тёмный подвал бессознательного и мстит от туда неврозами. Ну и пусть себе бухают, подумает пассажир майбаха, в цену каждой бутылки водки и каждого литра бензина - заложен акциз, чем больше кошмара, больше доход бюджета. Опять же эта нечеловеческая тротуарная плитка, приучившая жителей центра города, в дождь, носить резиновые сапоги. Зачем? Затем, что воображающие себя политтехнологами, убедили воображающего себя мэром города, что благодаря таким заметным акциям - жители города - уж точно - поверят в заботу о них. Смирятся с неизбежностью его пере-выборов. Феодализм основан на очевидном для всех людей символе - социальной структуре общества. Кто проявляет свою власть, кошмаря окружающих, создавая чувствуемый символ своей власти - тот, очевидно имеет право на такую власть над остальными, кто-бы ему разрешил так поступать, если бы он не имел права на это? Да, это лишь смысловая билиберда, софизм, но люди верят этому. Недавняя история про революцию, она же переворот в Киеве, революция и переворот - одно и тоже. Битва шаманов-политтехнологов, а стреляли в друг друга простые потребители имен своих чувств кошмарного сна. Кто контролирует сны, тот и правит территорией. Всегда найдутся советчики, как казаться шаманом. И, пусть давно уже никто - всерьёз - не верит в шаманов, но политики верят в политтехнологов, которые подскажут политикам, как колдовать над поведением электората. А он и в правду - околдовывается пустыми речами. И пусть, никто, толком колдовать теперь не умеет, важно, что люди верят в имена своих чувств. Реклама - такое повседневное колдовство - манипуляция поверхностными признаки имен чувств. Секрет рекламы в том, что-бы убедить вас, что это не для всех, и так - для каждого.
   _ _ _
   В одном городе чиновники создали виртуальные модели зрителей театра, сам театр теперь строить не надо. Следующий этап - вероятно - воображаемые счастливые пенсионеры. А затем и виртуальные избиратели. Всегда можно показать фото, с каким интересом воображаемые зрители смотрят воображаемое представление. Но абсурд ли это? Может и абсурд, а, на самом деле - мы все такие?
   Вот, вырубили все деревья на бульварах, а в парках устроили аттракционы. Например, посреди парка героям войны пятого года - на месте кладбища - весёлые детские качели. Безумная реклама, безумная он потому, что её создатели - безумцы. А безумцы они потому, что уверены - кругом все верят в то, что они способны продать Вам что угодно. И никто им не говорит правду, что они ничего никому продать не способны. Лишь копируют поверхностные признаки рекламы друг у друга. Тусуются за заказы. Что придумают написать и нарисовать на рекламном щите - то и висит там. Дизайнерам тоже пофиг, пиарщики верят, что дизайнеры визуализирут их представления. А те, рисуют признаки того, что способны понять сами пиарщики. Замкнутый круг, мета-рекурсия, отражение отражения, дурная бесконечность отражений. В книгах ровно тоже самое. В любых товарах. Во всем.
   Вариантов почему? - миллион. Пугает отсутствие имени своего чувства смутной идеи. Есть такое имя - уже не страшно. За пять минут Буддой не стать (хотя сам он - согласно Китайской дзен-легенде о якобы просветившем его Лао Цзы, через двести лет после своей смерти) - стал таковым именно так, мгновенно. Просто понял куда смотрит собеседник.
   По легенде Лао Цзы выпивал и потому - смотрел на жизнь легко. Когда он состарился, то просто ушёл. Через горы за запад. Через двести лет путешествия он спустился со склонов Гималаев и повстречал йога, которого окружила группа пастухов, которые ждали проповеди о подлинном бытие человека. Но йог молчал, не зная, как начать свой рассказ. Тогда Лао Цзы посмотрел на цветок, которой цог теребил в своих руках, размышляя, как же сказать о том, чего окружавшие его пастухи просто не способны понять. На цветке виднелась капля росы, в которой отражался блик солнца. Йог перехватил взгляд китайского мудреца и сразу понял его мысль. Что любая мысль - лишь отражение идеи, она подобна блеску капли росы на цветке, не более того. Засветился пониманием сам и пастухи сразу поняли его учение. К сожалению, это просто средневековая легенда времён экспансии буддизма в Китай. Грубая символическая материя буддизма - травмировала утонченных китайских интеллектуалов и - наверное потому - они сочиняли истории, воображая реальность, в которой конфликта между пришлым буддизмом и традиционным даосизмом не возникало. Это и был дзен.
   Однажды, это было очень давно, меня пригласили на репетицию одной музыкальной группы, выпив и покурив музыканты принялись гнать пургу, аккомпанируя ей на гитаре, флейте, скрипке и барабанах. Я взял мелки и принялся бесцельно водить ими по листу бумаги. Цветные пятна принимали форму выпитых бутылок. Посмотрев на рисунок, скрипач заявил что больше пить не будет, и действительно бросил пить и вскоре повесился. Через несколько лет, оставшиеся поэты-музыканты приехали ко мне в гости, я тогда жил в Питере, они мгновенно растворились в городе, и я только слышал об их дальнейших похождениях, первым слетел с катушек барабанщик, увлёкшись героином, и вскоре умер, когда лидер группы остался один, он поехал в Москву, где продолжил свои выступления на Арбате, пока ему там не встретилась девушка-датчанка из хорошей семьи, которая забрала его жить к себе. Он мне сам сообщил об этом, прийдя однажды ночью, и снова уехал в Москву. Как выяснилось позже, ее родители поместили поэта в психиатрическую лечебницу, от куда, пробравшись в кабинет главврача он звонил друзьям по всему миру и часами гнал пургу. Так происходило много лет. Постепенно, он начал поправляться, выучил язык, получил гражданство и его девушка подарила ему синтезатор. Он поселился в небольшом домике на окраине города, среди датских работяг, стал писать психоделические пьесы, а его соседи, купив вина, приходили к нему их послушать. Затем он умер.
   Другой мой друг того времени - бросил семью, с его слов, жена, достала его сериалами и забухал. Забухала и его жена и вскоре умерла от проблем с печенью. Однажды, когда он блевал на рельсы в метро - опоздав на последний поезд - к нему подошла девушка и предложила пойти с ним. Вскоре она родила ему дочку и теперь он гуляет с ней по парку. Он счастлив, но его девушка загрустила, она считает, что беременность сделала её тупой и бесчувственной. Не способной больше на экстравагантные поступки. Она смотрит в окно, где по ночам гуляют пары влюблённых и часами целуются.
   Другую историю мне рассказали в Красноярске, что в небольшом посёлке в горах, знаменитом тем, что там после войны отбывала наказание японская армия в полном составе, как мне рассказали - никто не выжил, слишком суровый климат, жил один егерь. Он нашёл загадочную пещеру, с древними рисунками. Оказавшись неподалёку от этого посёлка я решил посмотреть на её своими глазами. Нашёл домик егеря, его девушка сказала, что он в горах, вернётся позже. Я осмотрел окрестности и на другой день зашёл снова. Был и ушёл, скоро вернётся. Побродив по горам ещё один день я снова вернулся. Опять был и ушёл. Тогда я попросил её передать егерю о цели моего визита и спросить, где именно находится его пещера. Ещё через день, снова не застав егеря, я спросил её, может быть она сама покажет мне эту пещеру. Конечно. Она целый день водила меня по горам, никак не могла вспомнить место. Тогда она предложила подождать её мужа и спросить у него. Предупредила, что он вернётся поздно. Я так его и не дождался и уснул. Утром она заявила - был и ушёл. Но, сказал, где точно находится эта пещера, на другом берегу реки. Там есть остров. Я отправился на поиски. Нашёл остров. Поняв, что переправы нет, я решил добраться до острова вплавь. Вошёл в воду. Течение было столь быстрым, что река просто выстрелила мною, как из пушки. Через несколько сот метров мне удалось выбраться на противоположный берег, ухватившись за камни. Весь следующий день я безрезультатно обследовал остров. Никакой пещеры там не было. Переправившись через реку ещё раз - я вернулся в посёлок. А был ли егерь? Я уже был уверен, что он существовал лишь в воображении бедной девушки. Видел моего мужа? - спросила она меня, когда он прийдет? Видел, изучает загадочные рисунки в пещере. Не ври, он давно умер, но может быть ты останешься? Нет, он в пещере, и обязательно к тебе вернётся. Выйдя из посёлка я сразу нашёл пещеру, она была возле дороги. Видимо, пленные японцы совершали в ней какие-то свои загадочные обряды, она была закопчёной и под слоем сажи виднелись иероглифы. В глубине пещеры, заваленной человеческими обугленными костями действительно были - едва заметные - древние рисунки трёхглазых существ, напоминавшие детские рисунки солнца.
   Кроме Вас - никто не знает, что именно с Вами происходит. Можно лишь обманываться. Или обманывать Вас своими предположениями. Чем быстрее сами начнёте распутывать свой клубок противоречий, тем быстрее все пройдёт. А то, что пройдет - несомненно. Это не уникально. В общем - здесь уже все это высказали. Начните исключать самые пугающие Вас причины кошмаров. Жизнь такая и есть, если посмотреть на неё, без наркоза самообмана - своим мышлением о ней.
   Другое дело, когда больше никакой наркоз не помогает, когда иллюзии реальности не возникает, как ни старайся, а слова и особенно дела - окружающих людей - воспринимаются бессвязным потоком глупости. Вернуть мир на своё место возможно и в таком тяжелом случае, для этого необходимо понять принцип самой жизни, вообще, точнее - принцип своего мышления о жизни. Что кругом - безумие. Мало кто способен понять его, но каждый уверен, что понимает. Если лично у Вас нет острой необходимости в этом - лучше не читать далее, все равно ничего не поймёте, лишь составите превратное представление о прочитанном, которое уведёт Вас в вашу собственную иллюзию жизни ещё дальше.
   Если сопоставить три части души (ярость, страсть и мудрость) и три базовых цвета (красный, зелёный, синий), то все эти качества есть вариации сигма плюс (семиотический знак - "схема вообще"). Да, любой цвет есть сочетание этих трёх цветов "Души" (сигма плюс), но ответа на вопрос, какое именно - в этой ранней теории Платона нет. Его более поздняя теория стадий речи определяет больше элементов.
   Однажды я решил пойти куда глаза глядят. Глаза глядели в местный музей. Там в подвале главным хранителем работал мой друг, мы иногда выпивали. Но его не оказалось на месте. Попал в больницу. Работавший там знакомый куратор поинтересовался куда я пойду дальше. Мне все равно. Он попросил ему помочь. К нему обратилась его знакомая, директор местной художественной школы, ей нужен был преподаватель рисунка. Обещала предоставить мастерскую. Я поселился в этой мастерской и все ночи напролёт рисовал, а днём отсыпался. Во дворе художественной школы, по ночам, собирались местные подростки-музыканты и бухали. Обратив внимание на горящие окна они зашли ко мне. Рассказали о своём Учителе, который сидел в подвале местного дома культуры и стучал там в огромный медный гонг, который сам и выковал, изображая из себя древнего даоса. Он торговал переводами Лао Цзы с древнекитайского, которого не знал, что ничуть ему не мешало. Они познакомились с ним на пляже, где выпивали и загорали, когда мимо них пронёсся катер с горящим пианино, за которым сидел этот человек и играл Чайковского, пока пианино не сгорело, а катер не утонул. Тогда он выбрался вплавь на берег, где и встретил их компанию. Они предложили ему создать музыкальную группу, вместе с ними - в том городе в каждом дворе была своя музыкальная группа - и, договорились через своих родителей об этом подвале. Я пришёл в подвал и прослушал концерт. Бам-бам-бам. Ну как спросил меня учитель? - вдоволь настучавшись в свой гонг. Гавно, сказал я ему честно. Тогда он поселился у меня в мастерской и возлежал на полу, наблюдая как я работаю по ночам. Днём он преподавал психологию в местном университете. Периодически выезжая в Берлин, где стучал в свой гонг в местном парке. Постепенно у него родилась идея изображать шамана. Это он вычитал в книге другого моего приятеля, этнографа, он давно умер, зам директора по науке местного института археологии и этнографии, с которым мы тогда иногда выпивали, закрывшись в его кабинете в институте, а его секретарша стучала в закрытую дверь и ругалась, что так вести себя не правильно. Он как раз написал книгу о религии северных народов и подарил мне экземпляр. Мой приятель открывал дверь и впускал секретаршу, она сразу успокаивалась и принималась готовить закуски. Эту книгу у меня в мастерской и нашёл Учитель-дзинь. Перекрасив белое кимоно, в котором он изображал даоса в черный цвет и нашив на него бахрому, как в фильме про Чингачгука он увесил одеяние шамана медными пятаками. Нет, так не пойдёт, необходимо расплющить эти пятаки и выпилить из них фигурки духов-поморников шамана. Учитель разложил свои магические пятаки на рельсах и проносящиеся по ним электрички и товарные поезда раскатали их в медные блямбы, отчасти напоминавшие птиц и рыб. В таком виде он заявил, что готов к концерту, необходимо было лишь найти зрителей.
   Меня выгнали из художественной школы за ночное пьянство и я переселился в пустовавший музей местного университета. Об этом договорились университетские археологи, они страдали от того, что вместо поиска магического котла Чангиз-хана, их научный руководитель заставлял их раскапывать кости коров, съеденных казаками - покорителями Сибири. Он исследовал их пищевые пристрастия. Вся лаборатория была завалена мешками с коровьими костями. Это ещё можно было пережить. Втихую они сдавали кости на мясокомбинат. Или куда-то еще, не помню. Но, его заместитель принялся исследовать зубные болезни древних людей. Натаскав из экспедиций сотни человеческих черепов. Работать им просто было не где и мы решили устроить выставку в местном музее, отправив все артефакты туда. Пока выставка готовилась, на это требовалось время, я просто жил в музее и рисовал. Так прошло лето, осенью директор музея попросила ускориться в выставкой. Мы завесили стены музея с портретами академиков и стенды с их рукописями и макетами термоядерных реакторов - брезентом, разложили кости и черепа. На стены повесили картины, а дзен-Учитель, по своим связям, уговорил директора музея совместить выставку с премьерой его шаманской дзен-оперы. Местный банк организовал банкет, а комитет по культуре настоял на новом участнике - дочке солистстки распавшейся группы тех самых музыкантов о которой был предыдущий рассказ. Девочка обладала невероятной харизмой и местная интеллигенция уже видела её будущей оперной дивой. Музей был небольшим, большую его часть занимала инсталляция с черепами, а гостей пригласили много, поэтому столы для банкета накрыли в коридоре университета, спланировав его время так, что студенты будут на занятиях. Учитель дзен-дзинь - по плану организаторов должен был выступить в самом начале, пять минут, создав подходящую атмосферу. Затем - планировались приветственные речи кураторов и чиновников, затем выступление будущей оперной певицы и банкет. Но, Учитель вошёл в раж и истошно лупил в свой гонг не меньше часа, рыча, при этом, как медведь что-то нечленораздельное. Зрители были в шоке.
   Студенты, заслышав удары гонга, не понимая, что происходит - высыпали из аудиторий и обнаружили в коридоре столы с вином и закусками. Началась весёлая студенческая пьянка. Первой опомнилась мама будущей оперной певицы, вероятно, видя, что презентация её дочки деятелям культуры и банкирам срывается, она стала матерится, перекрикивая гонг и отгоняя студентов от столов. Медведь-учитель заявил, что в такой нервной обстановке он работать не может прекратил своё выступление. Тут же его место заняла будущая оперная дива, и мероприятие продолжилось по намеченному плану.
   На выставке были гости археологов из другого музея, другого города, они пригласили меня сделать подобную выставку у них. Мне было все равно куда ехать. Там безумная история повторилась, но детали конечно различались. В каждом городе найдётся такой дзен-Учитель культурологии. Местный комитет по культуре выделил мне огромную мастерскую, где я год писал книгу и рисовал. Затем был другой музей другого города, безумие нарастало, нет смысла описывать детали, суть та-же самая, местный банк выделил денег на проведение мероприятия, но музей забрал большую часть, и оставшихся денег едва хватило на скромные банкет и буклет. Учитель, к тому времени уже вовсю выступал со своей новой шаманской группой на рок-фестивалях и предложил напечатать этот буклет у своих знакомых. Так дешевле. Знакомыми оказались те самые подростки-музыканты, у них была своя типография. Мы напечатали в буклете рассказ про путешествие с Мамкой Дьяволом земли и дедушкой Голодная Немощь - на край света. Выставку сожгли вместе с музеем. И я направился дальше.
   Учитель-дзинь развил бурную деятельность и уговорил университетских геологов, предоставить ему грузовик Урал для путешествия по загадочным местам, мы направились к пещере с костями, но перед этим решили заехать на другую гору, где находился загадочный артефакт - камень в форме куба, но грузовик забуксовал на вершине горы и начал крениться в пропасть. Музыканты запаниковали и криками заставили водителя остановиться, грузовик засел окончательно и навис над пропастью. Тогда я побежал за трактором в ближайший посёлок, а музыканты стали подкладывать камни под колёса с одной стороны и подкапывать с другой. Через сутки, совместными усилиями, грузовик удалось стащить с горы на сравнительно безопасную площадку. Тогда Учитель достал свой гонг и начал лупить в него, на звук пришли геологи, которые из-за происшествия потерялись. После банкета, они получили свой Урал обратно и обе части экспедиции пошли каждый своей дорогой. Позже я услышал историю, что на этой горе археологи обнаружили древний амфитеатр, выложенный из камней по краю пропасти и один академик, реконструировавший - по взаимному расположению камней и звёзд - проводимый там ритуал древних магов, предложил местному музею создать такую экспозицию, музей обратился ко мне, предоставил мастерскую, где я год рисовал и выкладывал из камушков макет этой горы. Музей организовал научную конференцию, где выслушав концепцию проекта все переругались. Но, после пича директора музея по науке - утвердили этот проект. Далее, я поехал в Иркутск, но долго там не задержался и отправился на остров Ольхон, где по просьбе местной интеллигенции рассказал им легенду о таинственной пещере. В другой, местной пещере. За несколько дней до этого, когда я ночью шёл по горам, то звезды вдруг сложились в фигуры животных и бежали рядом по вершинам гор. Мне встретилось семейство бурят, они предложили переночевать у них и долго расспрашивали не видел ли я чего-нибудь необычного на небе. Нет не видел, звезды как звезды.
   Потом, мы напились и ползали по пещере скалы Шаманка в посёлке Хужир, повторяя мифологические траектероии планет. Дело было зимой. Волны Байкала ударялись о скалы и так и застывали. Фантастическое зрелище, но очень холодно. Без водки на таком холоде представление было просто невозможно. На выходе из пещеры, с обратной стороны нас уже поджидал уазик главы местной администрации. Он предложил денег, только убирайся из моего района. Не пугай электорат. Я перебрался в безлюдную местность, на реку Лена, поставил там чум, вместо шкур обтянув его картинами на холсте, которые таскал за собой в рулоне - на случай новой выставки - и продолжил наблюдение за звёздами. Пока лёд на реке на стал окончательно я решил прогуляться по окрестностям. Сравнительно недалеко - пара сотен километров - был заброшенный посёлок в котором, на одном берегу Лены жили геологи, а на другом - художник. Он был фанатом одного чешского путешественника, всю жизнь перечитывал его книгу и рисовал свои воображаемые путешествия. Однажды у него поселилась девушка-староверка, она родила ему детей, девочек, когда им исполнилось 14 лет, они нашли где-то в этой глуши себе женихов и готовились к свадьбе. Всю ночь мы пили самогон и закусывали пресными лепешками, из выращенной ими самим, в своём огороде ржи. Они называли их печеньем. Вдруг противоположный берег реки осветился мощными прожекторами, художник предположил, что это опять прилетели инопланетяне, в тех местах они встречаются чаще землян, ничего особенного и, опасаясь за безопасность - непривычных к таким встречам - геологов, мы отравились в лодке на другой берег. Но, вместо летающей тарелки - обнаружили лишь раскрашенные всевозможными наклейками, как чемодан туриста - грузовики Татра, это тот самый чех-путешественник, Иржи Ганзелка, фанатом которого был художник - прибыл с экспедицией. Они вернулись на лодке на другой берег, праздновать свадьбу, а я отправился домой в чум из картин. Когда я добрался до чума - совсем похолодало. Но, вместо чума я обнаружил лишь обожженные головешки, чум сожгли неизвестные. Я решил - не тратить время попусту и пошёл дальше, в горы пока были силы куда-то идти и постепенно замёрз. Пришёл туда куда глаза глядят. В никуда.
   Что бы отвлечься от страха скорой смерти я принялся размышлять об астрологии Конфуция. В концепции пентаграммы Конфуция используются три реплики кси ноль (циан, маджента, йеллоу), маджента (сигма ноль, семиотический знак "этот"), циан и жёлтый - это две из трёх реплик семиотического знака 133 (третья - фиолетовая) - "указание на владельца", а также чёрный (дельта плюс плюс) и белый (омега минус). Пентаграмма и есть символическая (в данном случае - геометрическая) метафора взаимодействия пяти стихий: красный Марс (сигма плюс) , голубая Венера жёлтый Меркурий (кси ноль), белый Юпитер (омега минус) и чёрный Сатурн (дельта плюс плюс). В сравнении с алхимическими представлениями Гермеса Трисмегиста, этом списке не достаёт Урана, Солнца и Луны. Уран - небо, символически - тот же белый омега минус. Юпитер просто заменил более ранний Уран. Солнце - пропозиция 233, сигма минус, светлые оттенки красного, зеленого и синего. Луна - символически дельта минус, тёмные оттенки красного, зеленого и синего. Таким образом, алхимия используют 7 элементов из 10 матрицы адронов ядерной физики, или из матрицы типов семиотических знаков, первые два ряда из четырёх, сверху вниз.
   В более полной (поздней) алхимической теории добавляются Нептун - дельта ноль (темно-палевые или серые оттенки красного, зеленого и синего) и Плутон - сигма минус (светло-палевые оттенки). Замыкает матрицу серый Хорон (дельта минус). В итоге, пусть и в упрощении, но представлена вся матрица типов семиотических знаков мышления:
   Сатурн Марс Венера/Меркурий Юпитер (сменивший Уран)
   Луна Пурпурный вариант красного Марса Солнце
   Нептун Плутон
   Харон
   Черный - три базовых цвета - три дополнительных анти-цвета - белый
   Тёмные - сложные - светлые
   Темно-палевые светло-сероватые
   Серый
   Возможно разделить грани цветового треугольника (черный-серый-белый) не на три, но на четыре градации, тогда число элементов матрицы не 10, но 15. Можно использовать любое деление, была бы возможность разобраться в результате.
   Луна символически соответствует протону, Нептун - нейтрону. Протон-нейтронные ядерные реакции - символически - есть превращения элементов Луны и Нептуна друг в друга.
   Соответствие нот и стихий мышления.
   До - 111 - дельта плюс плюс - Сатурн.
   Ре - 112 - дельта минус - Луна.
   Ми - 122 (223) - дельта ноль (сигма плюс) - Нептун (Марс).
   Фа - 222 - дельта минус - Хорон
   Соль - 223 (133) - сигма минус (кси ноль) - Плутон (Венера/Меркурий).
   Ля - 233 - кси минус (Солнце).
   Си - 333 - омега минус (Юпитер/Уран).
   Плутон - семиотически - есть реклама, плутовство. Харон - прагма или концепт, импульс. Нептун (нейтрон - дельта ноль) и Плутон (кси-минус) - силы (импульс в единицу времени). Их единство - как единство различных точек зрения или единство всевозможных инерциальных систем отсчёта - гравитация. Луна (Протон, дельта минус), безымянный средний элемент ("этот" - сигма ноль, одно из значений которого - мы назвали "пурпурный вариант Марса") и Солнце (сигма минус) - энергии (произведение импульса и скорости или силы и расстояния). Сатурн и Юпитер - квадраты импульса (произведение массы и энергии). А раз масса равна энергии, для суб-атомных частиц, то произведение квадрата массы и четвертой степени скорости света. Опять гравитация?
   Если обозначить семиотические знаки цифрами:
   0 4 7 9
   1 5 8
   2 6
   3
   То - сильные ядерные взаимодействия - 12, а гравитация 26, другой тип ядерных взаимодействий - 68. Остаётся - детально рассмотренный древними философами - 47, а так же - 14, 78. 05, 15, 25, 35, 56, 58, 59, 57 и 54. Это цепочки знаков, они все наверняка что-то означают. Эзотерика - не ответ на вопрос об устройстве нашего мышления, а лишь применение этого вопроса на практике, древняя техника.
   _ _ _
   Но, так и не умер, а позже, каким-то чудом очнулся за пятьсот километров западнее. Когда я добрался на электричках, до города где тогда обитал Учитель-дзинь, он устроил из этого моего возвращения с того света - шоу самопиара, после чего я поехал дальше. 
   Он нашел мне мастерскую - пустующую квартиру его друзей. Я тем рисовал и писал книгу. Вместе со своими музыкантами он устанавливал фанфики чума-из-картин в парках и торговал в них пивом и шашлыками. Устраивал выставки и издавал мои книги, добавляя предисловия - фантазии о себе. На выставках - выступал, сначала по-тихоньку, затем все громче и громче, пока зрительницы не падали в обмороки. Затем все ехали ко мне в мастерскую и через неделю другую куда-то, сами собой разбегались. К этому времени он успевал организовать новое мероприятие. Он откровенно пытался меня использовать, я все это видел, но с самого начала поставил себе условие - ни во что не вмешиваться, в путешествии без цели - имеет значение только то, что происходит само собой. Мир человека - безумный лабиринт иллюзий. Высказав отношение - легко ошибиться и самому впасть в иллюзию. Мой собственный мир не лучше и не хуже. Важно дождаться непредсказуемого результата, самому ничего не предсказывать, иначе игра окончится. Со временем, игра окончилась, но ровным счетом ничего не изменилось. 
   Однажды я поселился в мастерской на Пушкинской в Питере. Не самое лучшее место в Ленинграде того времени. ТЭИИ, по слухам, созданное ГБ развалилось, кто-то стал коммерческим художником, гнал галерейный китч в Швеции, кто-то пошёл своим путём, а вечные тусовщики, которые прибились в ТЭИИ, что бы ловить рыбку в мутной воде - имитируя занятие творчеством и наслаждаясь плодами стауса художника - организовались в кооператив. Мой прежний сквот на Сенной площади сгорел, а новый, на Первой Советской - к тому времени - ещё не освободился. 
   Ко мне пришёл Император Джуанзы, художник, он много лет приходил на Пасху с бутылкой. Беседу нарушил некто Бобр, создав невероятную суету по поводу перспективы продажи им кому-то своих картин, он пришел просить продать их от моего имени, потому, что у меня были оформлены документы на вывоз выставки в Великобританию, но сама выставка откладывалась, он узнал об этом и требовал уступить ему эти документы, так как ему они нужнее. Это возмутило Императора до глубины души, мы не считали Бобра достойным называться художником, но таких, как он тусовщиков - всегда большинство. Как полусвет куртизанок. Нет смысла реагировать на их безумства, но Император нарушил этот принцип - отреагировал. Слово за слово, началась драка и Бобр его изрядно поколотил. Я заступился за Императора и он сбежал, он всегда сбегал, как раньше сбегал от КГБ. Я не трогал Бобра, просто прекратил драку, сделав устрашающее лицо. Правда, в руке у меня был лом. Он испугался и тоже сбежал. Вскоре я переехал на Первую Советскую, но, когда был в отъезде, мастерскую разгромили, небольшого размера картины и краски разворовали, а большими холстами, живописью наружу - забили окна. Позже, пропавшие картины и краски обнаружились на Пушкинской, когда умер фото-летописец тусовки Саша Рец. На них были наклеены те самые "чеки", также пропавшие при разгроме. Я все так и оставил. Эту инсталляцию заметили сотрудники музея и предложили включить её в свою выставку коллекций работ Рембрандта, Хокусая и Рублева. Я не возражал. Ученик Императора утроил представление, прийдя на открытие в костюме подбитого летчика с парашютом, волочащимся за спиной. На парашют были нашиты тяжеленные куски металла, которые издавали адский скрежет и высекали из мраморных ступеней музея метровые искры. Как молнии. Началась паника. История с Учителем-дзинь - детский лепет. Все - воображаемо. Единственно, что возможно в театре безумия - сохранять бесстрастное лицо. Это удается не всегда. 
   Однажды меня пригласили на открытие очередного арт-центра. Какой-то очень полный мужик, нарядившийся в женскую одежду - разделся во время презентации. Нет чтобы наоборот, какая-нибудь девушка нарядилась мужиком. Это представление было безобразно и фальшиво, но это было единственным событием этого арт-центра. Когда решался вопрос его открытия - возникла конкуренция между продюсерами. Проигравшая партия - ранее утроила другую выставку виртуальной реальности, пригласив меня, но выставка не состоялась, что не помешало публикациям статей о ней. Единственная реальность - произвольно-обусловленная смена самых невероятных - по глупости - фантазий и лжи о том, что это и есть реальность. Право врать - феодальная привилегия. Подчинение авторитетам - вложено в мышление человека. Кто проявляет власть - тот и власть.
   Простой пример - блокчейн-арт. Это пустые разговоры, вместо блокчейн и вместо арт. Точно, как арт-рынок - пустые разговоры об арт-рынке вместо него самого. Все разговоры - литература, единственная их цель - заключить чувственность потребителей в пространстве поверхностных признаков, контролируемых рассказчиком. Что бы понять это - необходимо просто наблюдать жизнь такой, какая она есть. Я поделился своим наблюдением с одним арт-блокчейн рассказчиком, как я и рассчитывал, он тут же пересказал мои словапублике. Блокчейн - это просто принцип мышления. На этом - как я думаю - его игра в блокчейн-деятеля была завершена. Если это принцип мышления, а рассказ об этом или о чем угодно - обман, то сам обман и есть его мышление. Он все-таки (как мне тогда казалось) - верил тому, что говорил, это секрет харазмы. Если не готов обманывать - не мысли, то есть - не существуй. А если хочешь продолжать существовать в тусовке относительно комфортно, смирись с тем, что ты обманщик. Тогда вступают в силу феодальные правила. Социальные статусы. Это возможно пережить, но с харизмой это сложно совместимо, а товаром в тусовке является именно харизма (если без статуса). Или статус без харизмы. Без статуса и без харизмы - любая деятельность превращается в мусор.
   В Питере, где Учитель-дзинь уже был практикующим психоаналитиком - я его не застал, он лежал в реанимации, сердце. В Индии он меня (или я его) почти догнал, в Падучерри, я участвовал в выставке местных художников, на полосе прибоя, а он приехал проповедовать в ашрам по-близости, мы немного пообщались в фейсбуке, он сказал, что написал про меня книгу, я выразил сомнение, что зная его - скорее всего - он написал книгу про самого себя, тогда он обиделся, переименовал своего героя в Гавнов и, как потом, рассказали мне общее знакомые - оправился в Тибет. Жив ли он? Все таки два инфаркта. Полтора года нет никаких вестей. Читаю его научные статьи про психоанализ - суть кратко - человек сам отказывается от своего счастья, потому, что признать счастье настоящего момента означает признание прежней глупости, а это пугает еще большими страданиями. Эзотерика и математика - два части расколовшейся в глубокой античности секты пифагорейцев. Эзотерики обвиняют математиков в софизме (обмане). Но математик Аристотель доказал, что софизм - логическая ошибка речи. Все открещиваются от софизма, но правит умами именно софизм, намеренная глупость.
   Но, физическая алхимия (классическая физика - по сути - есть алхимия физических терминов) не исчерпывает всех возможных сочетаний трёх базовых физических величин (масса, расстояние, время). Есть ещё множество других сочетаний этих величин, не имеющих привычного физического смысла.
   Сатурн и Юпитер ((масса х расстояние / время) в квадрате).
   Луна, ? и Солнце (масса х расстояние в квадрате / время в квадрате).
   Нептун и Плутон (масса х расстояние / время в квадрате).
   Харон (масса х расстояние / время).
   Харон - энтропия. Он же отношение изменения расстояния к третей степени изменения времени.
   Представить пространство человеческого мышления не просто. Большинству людей сложно удержать в голове множество (необходимых для этого) решений противоречий значений терминов. Возникают упрощения терминов (буквальное понимание метафор), а значит и сами эти противоречия. Что тоже свойство нашего мышления, как и способность разрешать эти противоречия концептами. Как и неприятие этих концептов. Мышление - есть туман мыслей, из которых оно само выхватывает узнаваемые образы, как во сне. Вроде был один туман, а вот уже это лица людей. И вот уже с ними начали происходить какие-то события. Увлекательно режиссировать сон, ради этого можно потерпеть житейскую обыденность вне сна. Виртуальная реальность - лишь имитация естественного сна. Как еще не существует министерство сновидений?
   Но, я призываю не спешить рассматривать геометрический образ пространства мышления экзотическим четырёх-мерным кубом. Который просто не понять. Для большинства практических задач - достаточно обычного, трёхмерного куба. А все изощренные модели мышления человека из областей искусства, науки, эзотерики, психоанализа и философии, какими противоречащими друг другу они - на первый взгляд - не казались - вполне укладываются в мета-концепт этого обычного куба. Поэтому, любой текст - литература (высказанные имена чувств смутных идей читателя). Никакого знания в тексте нет. Программный код мыслей - глубже слов.
   _ _ _
   Несколько лет тому назад я решил написать статью о постпрагматизме. Черт меня дернул написать её в Википедии. Стёрли. Тогда я потратил пару месяцев, перечитал тонну литературы, по английски и на каждое слово дал ссылку на авторитетного (для Википедии) автора. Не стерли. Ничего не изменилось, кроме этих намёков на авторитетность мнения. Тогда возникли вопросы относительно моего собственного права на приведение этих цитат. К счастью, в отличие от университета Википедия условно анонимна (хотя все друг друга знают). Статья осталась, но с пометкой на удаление. Как компромисс. Подтекст - все правильно, но правильно ли об этом говорить - именно этому автору? А правильно ли ставить этот вопрос именно этому админу? Правильно, он же уже админ и имеет право пресекать конкуренцию за такой статус. Воображение статуса - и есть одна из программ нашего мышления (один из дискурсов). Википеди - на самом деле - бред, но расставленными акцентами статусов - энциклопедия авторитетов. Самопальный фанфик университета.
   Я тогда представил революцию прагматизма-постмодернизма - метафорически - как расщепление призмой белого луча поиска истины прежней аналитической традиции философии - на спектр (на фракции):
   Белая омега минус: постмодернистская творческая ирония.
   Полиграфическая кси-ноль (голубой, желтый, фиолетовый): прежняя однозначность слов, метафизика, поиск истины.
   Компьютерная сигма-минус (красный, зеленый, синий): многозначность слов (игра слов), самоирония вместо метафизики, разговор ради надежды на соглашение (концепт различных точек зрения), вместо поиска истины.
   И чёрная дельта плюс-плюс: обычай, общечеловеческая солидарность, корпоративный дух философских факультетов университета. Идеологическая доминанта.
   Реальность - микс этих фракций.
   Постмодернизм - это просто отшлифованная дискурсивными принципами нео-прагматизма сама (грубая прежде, до постмодернизма) поверхность семиотической призмы прагматизма. Тайное стало явным, вековой обман лоха-читателя университетскими философами-философствователями - вскрылся. Разумеется на такой постпрагматизм (амер. версия постмодернизма) 1980-х обрушился шквал критики не желавших раскрывать свою (подлую?) игру - университетских философствователей. Особенно ярко светил на этом фоне МГУ. Собственно и вся статья, если кратко.
   Прошли годы, встречаю теперь этот свой рисунок постмодернистской призмы (без указания авторства, а ведь это моя картина... А сокрытие авторства художественного произведения, по законодательству РФ - уголовное преступление, не административное, можно получить реальный срок... Ведь, не боятся...) в самых разных местах, как иллюстрацию совершенно других, как правило - профанных (неуниверситетских) анти-постмодернистских теорий. Но, раз существуют такие тексты (а любой текст - по определению - ни о чем, это просто компенсация кошмарного сна; постмодернистский автор - лишь честно признает этот факт, это как каминг-аут), следовательно есть авторы этих текстов, не желающие признаваться в своём подлоге поиска консенсуса - поиском ложной истины, считающие что есть читатель-лох - готов платить им за такие тексты. Иначе, зачем они их пишут? 
   Так вот, Платон - в своей теории стадий речи - рассуждал о том же самом. Будто описывал их. И что? Он - терминами таких интернет-философствователей-профанов - тоже постмодернист? Мировое Зло? Возможно. Что же "Не Зло"? Христианство? С точки зрения Жиля Делеза - это иконическая форма платонизма. Фанфик. Зло - символ? Не зло - икона? Зло - оригинал, не зло (Добро) - его подделка поверхностными признаками имен? Коптские рукописи подтвердили эту гипотезу. Добро и Зло - с веками - просто поменялись местами.
   Не все люди способны на изощрённость мысли - игру слов. Те, кто не способен - презирают способных и наоборот. Кроме того, кто теперь различит болезнь (постмодерн) и лекарство от нее (постмодернизм)? Сами эти профаны-философствователи (как университетские, так и вне университетские аутсайдеры) - сами и есть деятели модерна. И так было всегда, как и всегда было противоядие - постмодернизм. Просто раньше использовались другие термины - для означения того же самого. Каждое поколение забывает все достижения предыдущего и каждый раз все начинается с начала.
   Вспомнил где слышал эту историю, в 1988. Что не удивительно, все истории образуют матрицу. Это другая история, она скорее история для коллекции историй Ника. Был в гостях у Боба, художник, с виду бомж, но с длинными засаленными волосами и в кожаной одежде и в свитере рыбака, образ - что то среднее между чекистом из советский фильмов и Григорием Распутиным, сразу видно что жизни тусовщика - подготовлен. Все дни и ночи напролёт он резался в шахматы с специальным дорогим компьютером. И рассказывал всем только эту историю. Дело было в Питере, тогда ещё Ленинграде, там свой сленг такие истории там называют телегами. У каждого тусовщика своя отточенная телега, которую он и катает по ушам слушателей. Все просто и цинично. Боб катал телегу, что он проработал всю жизнь на грузовике дальнобойщиком, а по ночам дорогу перебирали разные существа. Которые он и стал рисовать, как каракули. Вот и все сходство. Но, я слышал и другую версию от его девушки-филолога, им обоим тогда было за пятьдесят. Они жили на углу Марата и Невского. Кроме игры в шахматы с самим собой с юности его ничего не интересовало, он нигде не учился, не работал, не имел никаких талантов и проводил время в кафе играя в шахматы. Его девушка пересказывала ему книги по философии, сам он ничего не читал. Когда кафе по соседству облюбовали хиппи и назвали Сайгоном и проводил там все дни, слушая рассказы тусовщиков. Постепенно отрастил волосы, вошёл в образ, стал своим, придумал эту телегу и объявил себя художником. Вокруг него образовалась группа подражателей, они назвали себя "новые дикие", в то вместо в Питер съезжалось множество тусовщиков и Боб с учениками - придумали называть всех художниками, обучали какой стороной держать кисть в руках и вперёд. Постепенно их признали художниками музеи и стали приглашать на выставки, по всему миру. Ученики Боба превзошли учителя, создали свои собственные тусовки и стали иронизировать (по питерски - "стибаться") над всеми прочими художниками, каких только могли встретить, перерисовывая их картины тяп-ляп. Когда темы для стеба были исчерпаны и все знакомые им художники были перерисованы, они объявили что однажды утром к ним в мастерскую, тогда художники захватывали пустующие здания, постучался Жак Деррида и они теперь Постмодернисты. И вообще - актёры кино. Вскоре вышел фильм Асса, куда и вправду они вписались. Затем все умерли, вероятно от СПИДа. Остался только Боб, он все тридцать лет этой истории он так и просидел в мастерской, играя сам с собой в шахматы. Пересидел всех и остался один.
   У профанов представления о постмодернизме самые фантастические. Постмодернизм - по их убеждению есть "Зло", потому, что он разрушил "Добро" - поиск истины. Но, думать так о роли постмодернизма - самообман: не разрушил, а лишь отделил поиск истины от идеологической доминанты, а, если что и разрушил, то лишь возможность дальнейшего подлога истины такой доминантой. Это больше не одно и тоже. Но, именно это и вызывает протест деятелей постмодерна - анти-постмодернистов. Они против такого разделения истины и идеологии, как же теперь торговать именами чувств читателя, без возможности обмана? Без подделки таких имен их поверхностными признакими?
   Ещё одна ошибка профанов-интернет-философствователей - связь "американской глобалистской идеологии" и постмодернизма. Увы, они скорее - противоположны. Американская идеология мало отличается от любой другой идеологии, например - от "традиционалистской", более детальный пример - советской (подделки американской) или Российской (если таковая вообще может быть). А так же - от ровно такой-же европейской и азиатской. Кратко - любая идеология - это развод лоха, воодушевление его политической рекламой - поощрение потребления непонятных ему имен его чувств, как понятных, различаются лишь идеологические штампы (теории идиотизма потребителя) и изощрённость методов убеждения себя в справедливости этих теорий.
   Постмодернизм - альтернатива такой идеологии, призыв к поиску консенсуса - вместо диктата одним сословием своей воли - всем остальным. Критика постмодернизма - на самом деле - есть критика не мало-понятного "глобализма", а именно консенсуса, то есть надежда заболтать проблему и продолжать разводить лоха-потребителя - по старинке. Через таможенные ограничения. Через спекуляци авторитетом мнения. Этим занимаются и в США и вообще везде. Это не глобализм. Скорее анти-глобализм. Я считаю, что наиболее отсталый в понимании сути постмодернизма город - Москва, и соответственно её университет. Полюс консерватизма, если не сказать - безумия. Хотя и Оксфорд (единственный оплот постмодернизма в 1980-х) - сейчас не лучше, постмодернизм и там обернулся цинизмом. Концепция Алана Кирби 2009 о смерти игры слов, написания игрой слов. Теперь о смерти игры слов не заявишь, вот она, свежий пример. Но, не все ли равно, если слова больше ничего не значат. Можно, как утопающий за соломинку, хвататься за "традиционализм" (он же архео-модерн Дугина), это просто поверхностный признак имени чувства идеи лучшей жизни потребителя. Попытка продать ему этот признак. Фантазия.
   1111
   Теория стадий речи Платона - есть одна из интерпретаций пентаграммы Пифагора-Конфуция, что есть упрощенная до пяти элементов "египетская алхимия" (что есть "масло масленное", слово "алхимия" уже значит "египетская") семи элементов: красный Марс (сигма плюс), голубая Венера и жёлтый Меркурий (сигма ноль), чёрный Сатурн (дельта плюс плюс) и белый Юпитер (он же Уран, сигма ноль).
   1) Чувство идеи. Чёрный Сатурн (111 - психоделическое переживание).
   2 и 3) Имя чувства идеи, а также - концепция имени чувства идеи - 113 - красный Марс (сигма плюс) - 133 - жёлтый Меркурий (кси ноль) или 123 - оранжевый (сигма ноль). Точного соответствия нет.
   4) Понимание визуальной метафоры концепции чувства идеи - сине-зеленое (циан 133) понимание зеленой метафоры (воды), Венера (кси ноль).
   5) Сама идея, как объект чувств - недоступная человеку истина, белое понимание, 333 - Юпитер (омега минус).
   Проблема понимания человеком самого себя, в концепции гармонии Конфуция, как и в постмодернизме - оппозиция творческой иронии (желание свести все противоречия к одному концепту - понимание структуры собственного мышления) и обычай - нежелание выслушивать подобные рассказы (свои или других людей) - о таком понимании единства. Когда человек, говорит, что он не понимает такой концепт - он просто не желает его понять. Концепт можно желать понять, а можно не желать. Каким бы противным это не казалось, это основное качество мышления любого человека. Мышление любого (самого глупого или само умного) человека - раскрытая книга.
   Для гармонии (консенсуса) обоих стихий - требуется метрика, делящая сферы влияния этих стихий по правилу золотого сечения. Эту метрику определяет сочетание других стихий (двух из трёх возможных, очередность может быть какой угодно). Например - между символом и чувством. Сложно найти консенсус между двумя стихиями, но между четырьмя - проще. Как между материей и формой, методом и содержанием мысли в теории Иоганна Гете.
   Теория постмодернистского дискурса Жака Лакана - рассматривает произвольные очерёдности сочетания реплик Марса - сигма плюс: синего символа, зеленого воображаемого и красного здравого смысла (реального). Их пересечения - реплики Венеры - кси ноль: голубое чувство, жёлтое невежество и фиолетовая ненависть. А также - желание напротиворечивого единства всех шести элементов психики - белая омега минус (Юпитер/Уран) или (если это стремление к единству отсутствия таких элементов) - чёрная дельта плюс плюс (Сатурн). Всего 8 терминов дискурса. Точно как даосский триграммах:
   "-" - прерывистая черта, "|" - сплошная (айпад ограничивает символы клавиатуры):
   "Дельта плюс плюс":
   --- земля (черный).
   "Сигма плюс":
   --| гора (синий);
   -|- вода (зелёный);
   |-- гром (красный).
   "Кси ноль":
   -|| - ветер (голубой);
   |-| огонь (фиолетовый);
   ||- чаша для воды (жёлтый).
   "Омега минус":
   ||| - небо (белый)
   Реальны только сочетания двух таких абстрактных триграмм, собственно термины адронов взяты из этой вторичной матрицы. Глюоны не имеют названия (разве что - первый, второй, восьмой). Триграммы - глюоны, это то, из чего состоят кварки, из которых состоят субатомные частицы - адроны. Дельта плюс - это уже сочетание трех таких кварков, необходимо понимать, что связь глюонов с названиями типов адронов - совсем условность, поэтому эти термины в кавычках.
   Читая текст, человек - обычно - рассчитывает, что текст будет ему интуитивно понятен. Но, если текст понятен, то он не несёт никакого знания, а лишь апеллирует к тому, что человеку и так понятно (чувствуется, но не достаёт имени этого чувства). Вывод - обычно человек не интересуется никаким знанием, но лишь ожидает обнаружить в тексте имена своих собственных чувств идей. Как необходимый ему символ - смысловой товар. И тот, кто способен создавать иллюзию таких имён - литератор - просто пользуется этим.
   _ _ _
   Так же, очевидно, что существует множество градаций между переживанием, умозаключением и концептом. Обозначим переживание текущего момента как ?++ (дельта плюс-плюс). Что просто имя чувства ядерных физиков - идеи одной из субатомных частиц материи.
   ?++ ?+ ?0 ?-
   ?- ?0 ?-
   ?0 ?-
   ?+
   Открытие каждой из субатомных частиц имеет свою историю. Все истории повторяются. История открытия омеги минус - подобна истории открытия пятого первоэлемента вселенной древними греками. 
   Если все прочие элементы (вода, земля, огонь слова - Логос, от него произошла логика) - были определены в споре, что считать первоэлементом вселенной, то Эмпедокл открыл матрицу этих споров, они не о первоэлементе вселенной а просто проявляют разные стихии мышления человека о природе, вода - метафора, иносказательно и понятно, земля - осадок такой воды - но можно сказать, что это водоём или чаша для воды - форма концепции, которую принимает вода метафоры. Концепции чего? Имени чувства идеи - слова (логоса), тогда сама неуловимая идея (объект чувств) - это воздух (Дух).
   С точки зрения классификации суб-атомных частиц ядерной физики, стихии природы античных греческих, древних индийских и китайских философов - ряд: - ?++(земля), три реплики ?+(воздух/дерево/гром, вода, огонь) и ?-(эфир).
   С точки зрения теории познания - ?++ - есть собственно само познание (имен чувств), ?- - опыт (непосредственного ощущения идей), а ?- - концепт (благодать, композиция или прагма).
   В теории системного психоанализа Жака Лакана - воображаемое символическое и реальное - либо три вариации ?+, либо ?++, ?+ и ?-. Их концепт (непреодолимое желание их единства): - либо ?-, либо ?-. Иногда, сложно понять, что именно имел в виду Лакан. Очень много интерпретаций. Лакан презирал записи, он говорил, записывали слушатели его лекций. Кто как понял.
   В теории нового концепта постмодерниста Жиля Делёза - ?++ - аффект (концентрированное переживание или имя чувства) ?+, ?- - концепт (концентрированное в рисунке восприятие или ощущение, а ?- - их концепт.
   В своих мыслях человек способен переходить от одной стихии (стадии речи) - к другой. Если добавить пятый элемент, то возможно создать теорию мышления, как геометрической фигуры пространства всевозможных вероятных очерёдностей этапов мысли - это додекаэдр (поверхность которого образована 12 гранями пятиугольников, пять вершин каждого из которых - некоторое сочетание пяти стихий мышления).
   В алхимии (ал'Хем) - "египтянство (египетская наука)": сочетание золота (Солнце) и серебра (Луны) - (+). Сочетание железа (Марс) и меди (Венера) - ртуть (Меркурий). Олова (Юпитер) и свинца (Сатурн) - сера (Уран). Разумеется, термины необходимо понимать метафорически, как поэтические символы философских стихий мышления, а не как термины металлургии. Хотя и такое, поверхностное понимание - тоже было. Но, из-за одной только металлургии (или химии) - инквизицию бы не ввели. Опасность для церковной иерархии представляло само древнее учение, его дискредитировали, назвав магией и запретили.
   Пентаграмма Конфуция-Пифагора - она же "Печать Соломона", как и гексаграмма "Звезда Давида"), (не путать с даоскими гексаграммами - наборами шести сплошных и прерывистых черт), есть упрощение первоначальных семи древне-египетских терминов алхимии - до пяти (Марс, Венера, Меркурий, Юпитер, Сатурн). "Храм иудеев" - это символ аристотелеского эфира - ?-. Но и сам эфир - лишь интерпретация Аристотелем - более древнего знания. Которое никогда не переставало интересовать мыслителей, в таком контексте - никогда не забывалось, но вместе с тем - всегда - существовали силы, которые предавали это знание забвению, ради власти над потребителем знаний. Хотя, само знание о мышлении человека, именно о такой его двойственности.
   Современной (поверхностной) аналогией "эфира" сейчас выступает "поле Хиггса". Это очень сильное упрощение алхимии, но, в принципе, в этом - даже - есть некоторый смысл, ?- состоит из трех sss - кварков. Каждый из которых, в свою очередь, условно, образован из пары базовых суб-глюонов бб или 1/аа. Бозон Хиггса распадается на другие субатомные частицы, но любые частицы состоят из одних и тех-же суб-глюонов.
   Среди всевозможных сочетаний суб-глюонов возможны и такие, которые, по сравнению с другими (обычными) субатомными частицами - как бы являются их двойными наборами. Пример такой двойной частицы - бозон Хиггса. А само такое удвоение свойств частиц (подмеченное Ньютоном) - можно связать с гравитацией.
   Хотя Ньютон использовал другую терминологию, он говорил об инерциальности систем отсчёта, которую сейчас нам проще понять, как относительность точек зрения наблюдателя процесса. Так вот, субатомные частицы у Ньютона - и есть такие, возможные, точки зрения, но, как мы понимаем сейчас, их относительность дискретна, поэтому - они образуют матрицу возможного, до нас не дошли мысли самого Ньютона об этом, лишь намеки, вроде гипотезы семи базовых цветов, как символов сими базовых элементов нашего мышления, но сейчас очевидно, что эта, недостроенная Ньютоном, матрица мышления человека и есть матрица адронов ядерных физиков. В этом можно усомниться, разглядев нарушение закона достаточного основания, но можно усомниться и в том, что сам этот закон имеет достаточное основание. Его авторство приписывают Аристотелю. Достаточно прочесть самого Аристотеля, что-бы понять, что его учение, обличавшее софистов (софизм - силлогическая ошибка) - многократно переписано самими софистами. Комментарии "законов" подменили сами ("естественные" - по Аристотелю) - законы мышления человека. Все сложнее, чем это подается к учебниках по логике и в энциклопедиях, но разобраться в этом можно. 
   Материя (в представлениях физиков) образована элементами их мышления о ней, как о трансцендентальной идее.
   Прежнее, классическое физическое понимание частиц мышления, означающих материю - это сами термины физики: масса, расстояние, время; их сочетания: скорость, она же температура, когда речь идёт о средней скорости молекул газа, ускорение; песочные, механические и электронные часы; импульс, он же энтропия, или третья производная расстояния по времени, силы (их две), энергии (их три вида), квадрат импульса и ещё множество других, не имеющих привычного физического смысла терминов. Подробнее - https://syg.ma/@andrei-khanov/vriemia-shkala-ghluposti
   Без этих условностей чисто человеческого представления, можно сказать - языка - нам просто невозможно описать материю. Это не частицы материи, но частицы нашего языка. Ядерная физика 1960 навела порядок в таких терминах, составила их в матрицу, что был постмодернизм в физике. В изобразительном искусстве, литературе и философии того времени - произошло тоже самое, возврат к древнеегипетским представлениям об устройстве мышлении человека. Это знание было забыто на заре античности и потребовалось более двух с половиной тысяч лет, что бы прийти к нему повторно.
   Нотам октавы соответствует ряд: До (?++), Ре (?-), Ми (?0, ?+), Фа (?+, ?0), Соль ?-, Ля ?-, Си ?-. 
  
   Сигма минус и кси минус - перепутаны.
   Но, семь цветов ньютоновского спектра с такой линейной классификацией уже не совпадают, красный, зеленый и синий - это вариации ?+. Желтый, голубой, фиолетовый - три реплики ?0. Оранжевый и пурпурный - две из шести реплик ?0. Черный - ?++, белый - ?-. Спектр - лишь верхняя грань семиотического треугольника, ?+ - серый (отсутствие контраста).
   Теория цвета (и мышления) Гёте - форма (?+) и материя (?0), метод (?+) и содержание (?0). Гетовские цвет и анти-цвет - это (лишь 2 из 3) оппозиции между тремя репликами ?+ и тремя репликами ?0.
   В теории цвета Кандинского лишь добавляется оппозиция - черный/белый (?++/?-).
   Ощущение звука цветным называется цветовой синестезией. Она очень индивидуальна, потому, что две шкалы классификации (цвет как звук и спектр, если его рассматривать поверхностным признаком звука) - спутываются. Каждый увидит (ощутит, поймет) - по своему. Соответственно типу своего мышления. До (черный, ?++), Ре (темные красный, зеленый и синий, ?-), Ми (темно палевые оттенки красного зеленого и синего - ?0, сами красный, зеленый и синий - ?+), Фа (серый - ?+, или желтый, голубой, фиолетовый - ?0), Соль (светло-сероватые красный, зеленый и синий - ?-), Ля (бледно красный, зеленый и синий - ?-), Си (белый - ?-). 
   Пятый элемент Аристотеля - ?- -эфир достоверности высказываний человека - непротиворечивая конструкция мыслей. То есть концепт. Не все ментальные конструкции - высказывания человека устойчивы (достоверны), часто человек и сам не понимает, что говорит, что не мешает одним людям так говорить, а другим им верить. Недостоверных высказываний (софизмов) - значительно больше, чем достоверных силлогизмов. Не только количественно, но и качественно (40/64). Реально - достоверного - менее 2%. Это в университетских кругах, а среди обывателей - еще реже.
   Процесс понимания нами какой-либо идеи можно представить движением стрелки часов, она может последовательно двигаться в направлении - по часовой стрелке (тогда это "познание": от идеи к её чувству, от чувства к его имени, от имени к его концепции и далее - к рисунку концепции и к пониманию концепции имени чувства идеи из её рисунка). Стрелка может двигаться и в обратном ("опыта" ощущений) направлении (от осознанности устройства собственного мышления к непосредственному ощущению какой-либо идеи, к рисунку такого ощущения - это и есть искусство, далее к высказыванию о рисунке и сведении этого высказывания к заголовку - названию картины. Часто опыт путают с физиологией или с каким-то иным, якобы "достаточным" основанием. Все эти этапы мышления независимы друг от друга и стрелка мысли может скакать между ними как угодно, ввергая мысль в хаос непредсказуемости. А может управляться простым принципом единства обоих методов (опыта и познания), и тогда - каждый новый шаг - гармоничное сочетание предыдущих, цепочка знаков.
   Все возможные варианты мышления человека - в масштабе всего человечества - существуют одновременно, хаотически сочетаются друг с другом (что есть проявление социальности) и, в конечном итоге образуют социальную сферу человечества. Этот как разгадка шифра (биткоина). Состояние этой сферы - в различные периоды человеческой истории - изменчиво. Она стабильна, то есть образована одними и теми же элементами, но образована ими каждый раз - по разному. Флуктуации. Это можно представить, как волны на поверхности мыслящего океана Солярис из фантастического романа Станислава Лема. Или - просто посмотреть на небо, вселенная такая и есть.
   Человек способен (пусть и каждый по разному) - чувствовать или ощущать эти волны разума всего человечества, эти волны и есть наше подлинное бытие, о котором говорили мудрецы древности. Например - Сократ. Но, такие высказывания - не более, чем один из типов состояния сферы. Не видеть такой общей картины всего мышления человечества - другой тип волн мысли. Таких типов 48.
   Недавно, одна моя знакомая еврейская девушка (что бы мы вообще делали, без таких девушек? Не будь их, наверное, никто бы вообще не читал всех этих авангардистских, как вариант - постмодернистских) книг - так вот, она прочла статью о грибах-паразитах, прорастающих в телах определенного вида жуков. Эти грибы подавляют инстинкты жука и заставляют его карабкаться вверх по ветвям дерева, потому, что только на определённой высоте этим грибам комфортно размножаться. Жук погибает, а сами грибы разбрасывают споры. Игра слов, споры как споры. Она предположила: нет ли подобных паразитов в мозге чиновников? Карабкающихся вверх по воображаемой ими социальной лестнице - лишь для того, что-бы в определённый момент найти там свою политическую смерть, тем самым, дав неведомым, загадочным паразитам живущим в его сознании - возможность размножиться?
   Я ей ответил, что это не вероятно, это факт. Но, таких типов ментальных паразитов - 48 видов, и кроме них, в мышлении человека - больше просто ничего нет, само это мышление и есть конкуренция различных паразитов - дискурсов. Социальная сфера и есть такая грибница. "Ризома" - в терминах ранних работ Жиля Делеза. Видеть их - результат одного дискурса, не видеть другого. Дискурсы очень разнообразны, а сочетаний их ещё больше. Как сказал в 1970 Французский психоаналитик и постмодернистский философ Жак Лакан: "Любой дискурс - тюрьма мысли".
   _ _ _
   Вчера мне позвонил старый друг. Он снял фильм и много лет его монтирует, пару раз за месяц звонит мне и сообщает, что монтаж скоро закончится. И, каждый раз он делится новым размышлением, о чем этот его фильм.
   История началась с того, что - несколько лет тому назад - меня пригласили на фестиваль, приуроченный к "Ночи музеев", его устроило сообщество молодых художников, населявших небольшой городок мастерских в центре Москвы, доставшийся им по наследству, от родителей - как символ статуса художника - прежде известных художников, бывшие конюшни на Пречистенке. Ребята нажарили шашлыков, наварили глинтвейна, и хотели устроить выставки и концерты под открытым небом. Была дождливая осень, никто не согласился повесить свои картины прямо на стены домов. Я не счёл это препятствием, и занял все стены, а заодно - прочёл лекцию, экспромтом, после долгого ожидания - пока соберутся зрители - скрашенного дымом от мангала, глинтвейном и шашлыками. Сейчас сложно вспомнить о чем была эта лекция. Все были пьяны, проектор со слайдами сломался, а один из местных художников аккомпанировал мне на ударной установке. Так вот, оказалось, что этот мой старый друг - теперь стал свободным режиссером и живет в Москве, он каким-то чудом узнал о мероприятии и пришёл, точнее "приполз", так как, он заранее подготовился водкой. Выслушав лекцию, он решил снять фильм, с его слов - что бы понять, какой в этом всем был смысл?
   С тех пор снимает его и монтирует. Звонит мне, время от времени и делится мыслями. Я подметил, что каждый раз он говорит одно и тоже. Что раньше он ничего не понял, и уже готов был счесть меня сумасшедшим, но не смог - до конца - в это поверить и потому решил перемонтировать свой фильм ещё раз, что бы найти в моих словах скрытую - в них - по его мнению - логику. Которую - как ему кажется именно в этот момент - и чувствует, как смутную идею, но никак не может назвать это своё чувство простым именем. Его язык - фильм. И, что он планирует высказать это имя своего чувства - всем остальным, тем, кто, по его мнению, так же, как и он - ничего не понял. Периодически он посвящает меня в свою работу, а я периодически даю ему новый материал для осмысления, приглашая на другие перформансы.
   Однажды, я развесил картины на заборе, посреди огромного заброшенного поля. Он снял процесс развески и добавил настолько печальную музыку, что стало очевидно, что это похороны. Через год я пригласил его на тоже самое место, дожди и метели сорвали холсты с забора и превратили их в труху. Через них проросла трава, а дикие осы - в углах подрамников свили гнезда. Я вернул их обратно на забор. Он снял и это. Затем, он вдруг заявил, что увидел в моих высказываниях - размышления о жизни и смерти. Потом, ещё что-то. И так много лет. Каждый раз, он сообщает, что близок к своей цели и каждый раз премьера его фильма откладывается. Вот и опять.
   _ _ _
   Однажды, по воле случая, меня занесло в Киев, где проходило обучение художников из разных стран виртуальной реальности. Художники, по ночам пьянствовали, а днём слушали нудные лекции - якобы по философии и арт-маркетингу и с похмелья создавали эту самую виртуальную реальность. Многие художники, прошедшие академическую школу, просто не знали, что делать. Ищите выход из этого безумная, предложил им я. Рисуйте свой академический рисунок из виртуальных красок, которые больше напоминали фантастискую виртуальную зубную пасту, фантастически выдавливаемую из фантастических виртуальных тюбиков. Просто другой инструмент, вместо карандаша. Кто как может. На эту идею меня натолкнула моя теща, когда она столкнувшись с китайскими палочками - просто стала натыкать на них китайскую еду, как на шампур для шашлыка. Почему нет? Главное - не комплексовать.
   Сам же - скачал со своего фейсбука несколько картин, создал из них комнату посреди безумной, искрящейся и трясущейся под случайную музыку - захваченную браузером - виртуальной вселенной "Тим Браш" и просто находился внутри неё, надев шлем виртуальной реальности. Ничего не выслушивая и главное - не махая руками, как все и не делая вид, что создаю фантастические образы навязываемых организаторами - якобы философских концепций реальности. Как если нырнуть под воду, там и остаться. Куратор мероприятия, снабдила меня травой и тут же застучала. Но, я почуяв подвох, успел прежде демонстративно развеять траву по ветру и выгнать меня так просто им не удалось. Мне было интересно находится в секретной комнате посреди виртуальной вселенной. Это мое самое обычное занятие по жизни, которое вдруг материализовалось. Ради этого опыта можно было и потерпеть некоторые неудобства.
   Организаторам мероприятия мое занятие не понравилось, и после провала операции "трава" -  и просто они стёрли мои работы. Но, монтажный файл виртуальной реальности все равно остался, просто программа заменила удаленное изображение картин - черными квадратами со знаками вопросов. Получилась комната с черными стенами, полом и потолком, на которых - сам компьютер - поставил знаки вопроса. Я так и оставил и прочёл лекцию об этой работе на итоговой презентации проекта на киевском экономическом форуме. Это была арт-программа этого форума, посвящённого будущему и "вопросы вместо ответов", как нельзя лучше, отражали фантазии о будущем. Будущее такое, каким мы сами хотим его видеть, но как быть, если мы и сами не знаем, что хотим? Организаторам - видимо - было все равно, на фоне каких метафор - торговать своими лицами, устроила и эта. Никто ничего не понял, а я - повеселился. Все должно было закончиться грандиозной пьянкой с пионерским костром, но в последний момент я уехал. Меня представляла история, как - когда-то давно я жил в шалаше из картин, и его сожгли - организаторы развлекали этой историей участников костра, символически сжигая неудобные им знаки вопроса.
   Затем, утром 1 января, уже в Москве, меня пригласил один из деятелей виртуальной реальности и рассказал свою печальную историю. Мы изрядно перебрали и вышли покурить из кафе на улицу. Он достал телефон, включил своё AR-приложение и навёл на серое зимнее московское небо, оно наполнилось ужасными трёхглазыми смайликами, с мрачными улыбками клоуна из эпопеи про Бетмена, выстроенными бесконечными ровными рядами, военными самолетами, в натуральную величину, кружащимися, со скоростью пешехода, в окружении снежинок - над фонарными столбами и карикатурными инопланетянами, выглядывающими из своих тарелок, фланирующих между башнями Москва-сити.
   Несколькими годами ранее я обратил внимание, что если поздним вечером, посмотреть на отражение этих сверкающих огнями башен в мутной воде Москвы-реки, возмущённой снующими туда-сюда туристическими пароходами, то ощущение реальности происходящего - растворяется в беспорядочном мельтешении этих огней. Начинает казаться, что настоящая жизнь города - управляющая им матрица - именно в этой игре бликов, а сам город лишь отражение этой полной бессмыслицы. Сливающиеся в туман огни выползают из реки - по ночам - и, к утру завершают свою работу, рендеря дневную реальность, обновляя (стирающиеся за день) - все эти формы, лишь кажущихся пленнику матрицы, виртуальных домов, потоков машин, суетящихся людей. Поддерживая его в иллюзии. Как грибы-паразиты, прорастающие в мозгах жуков.
   Позже я обнаружил, по близости от этих башен, деятельность еще одного художника, бывшего ректора художественного ВУЗа, выселенного новой академической гвардией начала 1990-х на Пресню - по их мнению: "за границами бульварного кольца жизни нет" - пожилого, покинутого бывшими коллегами и детьми. Пенсии хватает только на аренду полу-затопленного подвала, в качестве мастерской. Он уже давно обходит помойки, найденные предметы клеит на холст, а пищевыми отходами подкармливает окрестных котов и рыб в прудах. Когда он приходит к пруду, то среди бликов солнца, искрящахся на воде - появляются серебристые спины местных рыб, обитающих в этих прудах. Завидев его издалека, они мощным потоком, устремляются из всех тёмных уголков пруда к месту кормежки, вода бурлит, блики от солнца на воде, смешиваясь с бликами на чешуе рыб, сливаются в загадочные узоры.
   Смотреть на этот портал - из виртуальной реальности города - в мир бликов на воде - со мной ходил один мой друг, а за ним всюду следовала странная девушка - его куратор, якобы из русского музея из Питера. Друг был занят своим собственным делом, разглядыванием в виртуальной реальности города понятных одному ему таинственных знаков жизни, которые в основном материализовались портретами известных художников за работой, в своих мастерских (но были - у него - и просто зарисовки жизни города), а его девушка (она видимо ловила в такой среде известных художников клиента на "платные" выставки в музее), прихлебывая коньяк непрерывно говорила. Москва не станет платить Питеру, что и произошло. Платить - по московски - это признать статус. Кто платит - вассал того, кому платят. Грохатал салют, был День Российского Флага или что-то типа этого.
   "Давай, я напишу тебе концепцию про бозоны. У моей подруги дочь работает в виртуальном музее в Хьюстоне, давай я напишу те концепцию про бозоны". 
   Посмотрев, на что именно я смотрю она назвала увиденное "бозонами". Набережная Тараса Шевченко была уставлена автомобилями подростков, на каждом из которых, по турецки скрестив ноги, сидела своя девушка и курила кальян, выпуская как кероловская гусеница клубы дыма под ритмичную и громкую молодёжную клубную музыку. Из каждого автомобиля звучала своя музыка, и царила полная какофония звуков. Я не инересовался происходящим и просто снимал блики огней на видео. Эффект портала возникал только в одном единственном месте, при определенном сочетании освещенности неба и волнения реки. Не каждый день. Не от каждого парохода. Позднее, девушка-куратор предложила использовать эти видео на своей выставке, проецируя их на имитации греческих чаш для вина - каликии. А вино хотя бы в них будет настоящим? Спросил я. Не планируется. Я утратил интерес, но файлы ей передал. Тем более, её реп "у меня есть знакомая, давай напишу тебе концепцию про бозоны" записался на это видео. Пиши - по этому поводу - свои концепции - сама, как и о чем хочешь.
   Позже меня занесло на научную конференцию в местный музей современного искусства и я стал невольным свидетелем жесткой критики концепций этой питерской девушки-куратора, другими, московскими девушками-кураторами. Наверное, увела у них клиента. Моё выступление было запланировано последним и я посвятил его критике этой критики. Организаторы выключили микрофон, потребовали вывести меня из музея. Но, оказалось, что другая девушка куратор из Гессен-университета (которая, никак в битве за клиента участвовать не могла и воспринимала - неверное - все всерьез или как-то иначе, ее игра в анализ концепт-арта могла быть просто непонятна нам в России) - конспектировала моё выступление и организаторам пришлось его потерпеть.
   Позже, как мне рассказывали, развернулась университетская дискуссия (Багдад, Варшава, Москва, Львов) о смысле этого спонтанного питча. Исследователи сошлись на том, что визуализация пространства смысла - любопытная тема, но конкретный смысл высказывания определяется национальными особенностями, нормами языка, для разных языков - он различный. И, как оказалось - достаточно одного факта цитирования, чтобы затем, это цитирование продолжалось и продолжалось, и уже совершенно не разобрать, по какому поводу. Последнее, что я запомнил, обсуждение какой-то сугубо европейской идеи в Европарламенте. Что-то связанное с представлениями о свободе, но возможно я ошибаюсь. Так устроен университет. Все всех цитируют. Потому, что сказать что-то своё, самому, значит вызвать шквал критики: а на чем это утверждение основано? Если на цитате авторитного автора - вопросов не возникает. Кто из авторов авторитетный? Тот кого постоянно цитируют, не понимая о чем сама его мысль. Главное - отсутствие собственной оригинальной мысли. Но можно критиковать, если найдутся авторитетные источники такой критики и их можно цитировать. А устройство всех остальных сфер жизни лишь копирует университет. Те же девушки с кальянами на капотах тюнингованых подростками автомобилей в зазеркалье огней башен Москва-сити.
   В тот год у меня была мастерская на Мясницкой, огромный заброшенный фармацевтический завод, пока я не начал его осваивать - он был никому не нужен, но, когда моя деятельность стала заметна - проявилась конкуренция за мастерскую. Все, что я тогда делал - было скопировано моими гостями-молодыми-художниками и показано ими в музеях (под их авторством), а затем и вовсе - в мастерскую ворвалось стадо безумцев из одного из местных союзов художников, во главе с сильно пьющем их куратором-академиком, прибив свои картины поверх моих (4,5 на 18 метров), как заплатки, завесив метровые авторские подписи грязными тряпками и заявившими по ТВ о том, что это их выставка. Юридический отдел местного минкульта дал много-страничное определение, обнаружив в акции безумцев признаки уголовного преступления. Я не стал развивать эту тему, безумие не остановить, проще найти другую мастерскую. Например - внутри компьютера. Но, влезть можно куда угодно. Так устроен человек.
   Но, тогда по вечерам, когда шёл дождь я открывал дверь на чердаке и проецировал эти видео на мокрый асфальт. Под дверью-окном, из которого свешивался трос тельфера стояли электрические автомобили Тесла, к которым шли толстые шланги проводов, автомобили заряжались. 
   Когда-то давно я точно так-же расскрашывал - по ночам - спортивные автомобили, припаркованые возле Дорчестра в Лондоне - но не светом видеопроектора, а серебристыми фломастерными линиями, это тоже скопировали, а еще ранее, в Ленинграде, тоже ночью, свесившись с моста над Фонтанкой - писал стихи струйкой белой нитрокраски на ее мутной воде, буквы расплывались и дрейфовали в сторону Петропавловской крепости. Годы проходят, меняется только форма идей. Еще ранее я бежал от автомобилей КГБ по этой набережной Фонтаки в угнанном катере, увертываясь от пуль, спасая никому не нужный (кроме этого КГБ) фильм об уничтоженной нашей выставке, на самом деле - ни о чем, снятый немецкими студентами - кинематографистами. Им было жаль потерять готовую дипломную работу. Конфликт художников с ГБ в СССР - это в те годы - было любопытно по определению. Фильм тогда удалось передать в немецкое консульство, где он и и пропал.
   Стреляли ли они на самом деле, или это нам только показалось? Я не могу ничего утверждать, не оглядывался, девушки-киношницы (которые оглядывались, собственно, они и сообщили об этом) были настолько напуганы, что целый день мы пролежали на пляже Петропавловской крепости, зарыв кассету в песок, делая вид, что загораем, растворившись в толпе нуддистов, для конспирации. Мое предложение продолжить съемки фильма они отклонили, боялись что по камере их найдут и арестуют. Дети... Когда опасность миновала, и кассета, под покровом ночи, была доставлена в консульство, я пошёл в мастерскую, в Петродворец, пешком, пропустив последнюю электричку. К утру дошёл до Стрельны, свернул на залив, и весь день отсыпался в камышах. Когда добрался до мастерской - меня там ждали друзья-художники, немки-киношницы снова распереживались и вынесли им мозг, требуя разыскать меня. 
   Мы вернулись в город, на месте уничтоженной выставки стоял куратор из ЛенГБ, он принялся снова читать нотации, мои друзья исчезли, а я предложил ему повторить все сказанное первому попавшемуся камню. Это был вывореченный бордюрный камень, он оказался стёсанным с одного края могильной плитой. Куратор заинтересовался им. Я тоже подошёл и прочёл на камне свою фамилию. Больше я этого куратора не видел и вообще ГБ тогда оставили нас в покое. Мы захватывали пустующие здания и устраивали там мастерские. 
   А затем произошла революция 1991 года, ГБ не стало. А с ними исчез всякий интерес общества к нашей деятельности. Наступила эра современного искусства, где прежняя норма, которой ещё можно было бросать вызов, растворилась в муравейнике частных интересов. Раньше ГБ лишь охраняло общественный интерес, теперь такими добровольными гебешниками стали просто все.
   Мои прежние друзья выстроились в новые тусовки, кто в около-музейную, кто в союзы художников, кто в тусовку размножившихся тогда коммерческих галерей, кто-то вообще стал нормальным и занялся бизнесом, кто-то нашёл пограничную область, дизайн, то есть - сами стали лишь играть в художников, кто-то замкнулся, кто-то предпочёл статус сумасшедшего, кто-то принялся интриговать ради воображаемого статуса, к чему нас и призывал куратор ЛенГБ. В конечном итоге - все умерли или эмигрировали, а я пошёл на Восток. Потом - на Запад, потом на Юг. потом стал писать этот дурацкий текст, вспоминая университетскую юность.
   Четверть века тому назад, другой режиссёр точно так-же попытался снять фильм о том, как я путешествовал - в те годы - по Сибири. Он такой был не один, у иркутского председателя (союза художников) - девушка вела программу на местном ТВ, после недельной пьянки - поняв так цель моего приезда в их город, они предложили снять репортаж о том как я шёл на Восток, пешком по определённой параллели и уперевшись в препятствие - Байкал - решил дождаться весны и продолжить путь по его дну.
   Я посмеялся над глупой шуткой и пошёл на северо-восток, в Якутск, но не дошёл. Поселился в чуме из картин на реке Лена. Но, чум сожгли. Затем поехал в Лондон, где бесцельно прогуливаться по центру, пока не увидел знак. Тогда приехал в Москву, скучнейшее место на планете. Кто утверждает обратное, просто не видел других мест. Но и в Москве можно найти чем заняться. Иначе, бы этого рассказа просто бы не появилось. Один мой московский знакомый, куратор В, когда был моложе, придумал арт-теорию, что редкость искусства объясняется далекими космическими пульсарами, они обстреливают планету своими вспышками, как если стрелять из револьвера по глобусу, как выстрелили по Юпитеру осколки кометы Шумахера-Леви. Куда попало - туда попало. Один выстрел пришелся на Нью-Йорк, другой на Рим, затем очередь прилетела на Иран, Индию и Индонезию. Поэтому, Москва такая скучная, осталась в стороне, здесь просто никто никогда никакого искусства не видел, что не мешает что-то кому-то называть искусством. Сказать можно что угодно.
   Позже я спросил у В, как такое пришло к нему в голову? Он рассмеялся и сказал, что не помнит. Я уточнил, это есть на видео. Чего-то только не прогонишь на камеру. Я стал прислушиваться к тому, что он говорит на экскурсиях, действительно, полный бред. Авангард против прогресса, это призыв к корням... Ну, нет - авангард - БЫЛ - стремлением плана композиции к своему будущему преднозначению. Но, к какому именно? К потере картиной смысла, к растворению этого смысла в социальной тусовке. Пожалуй это еще больший бред. Речь В - куда сдержанней.
   Отсутствие смысла никому не мешает слушать его и даже понимать. Что же они все там понимают? Старость и авторитет сотрудника музейной институции, большего никому ничего не надо. Несколько десятилетий позора (тусовки, ради социального статуса) и гони все, что хочешь. Как анекдот про банан, а зачем мне работать? Чтобы в отпуск - лежать под пальмой и ждать когда банан сам на меня упадет? Он и так упадет. Но, иначе чем иллюзией лучшей жизни человека "работать" (социально тусоваться) - просто не заставить. Но, не всех. Можно и так сказать, все равно, никто ничего не поймет.
   Калькутта куда живописней. Меня туда привели те же самые выставки, где угодно. Очередные копиисты, пригласившие того, кого копировали. Это главное отличие Калькутты от Москвы. Однажды зимой я развесил картины в лесу, недалёко от Москвы, индийские художники скачали фото из фейсбука, распечатали и стали проводить подобные выставки по всей Индии. Меня же заинтересовало, к чему это приведёт? Это привело к выставке на рогах коров в Вадодаре. Это событие заметила пресса, но сами индийские коллеги открестились от акции, как позорной, оказалось, что они целенаправленно добивались какого-то понятного только им индийского социального статуса (в их кастовой системе сложно разобраться постороннему) и когда они созрели до Бенгальского биеннале, я утратил к ним интерес. Тогда я решил поехать в Индонезию, на остров Ява, там у меня был друг-художник, выйдя на пенсию он построил ангар-мастерскую, гонял на старом джипе времён мировой войны по окрестностям и рисовал то, что хотел - узоры из рыб и птиц. Но, пока я собирался, он умер, а его сын освещал весь процесс, от первых проблем со здоровьем до могильного холмика в фейсбуке. Я никуда не поехал. Моим другом стала Луна, в Москве редко увидишь звезды. Луна - то подслушивает шум города, напоминая мне космическое ухо, то подглядывает - своим единственным мутным глазом, похожим за кривой пьяный смайлик.
   Другой режиссёр, снявший другой фильм, в Хакасии, тоже - давным-давно, 12 лет переснимал и перемонтировал его, пока не уверовал, что нашёл точный ответ на вопрос о смысле этого своего занятия и вообще. Прилетел в Москву, нашел меня и - в 7 утра августовским воскресным утром - попытался найти хоть кого-то из своих знакомых кинематографистов, что бы показать им своё кино и попросить о помощи в его продвижении. Он считал, что его фильм обязательно купит Бибиси... Но никого в сонной летней Москве не нашёл, расстроился, уехал в Волгоград, забрался под мост и просидел там три дня, пока его там не нашла милиция. А выслушав его печальный рассказ об обманутых надеждах - предложила покататься с ними по городу и снять другой фильм. Про город-герой Волгоград. Что он и сделал. На презентации этого, другого фильма, у себя на родине - в Сибири - он вспылил в ответ на замечания местного губернатора, охрана которого люстрировала скандалиста в мусорный бак, после чего он объявил себя сумасшедшим. Как он потом мне признался, чтобы не платить по ипотеке.
   Ещё один мой знакомый, ещё в 1980-х, в Ленинграде, пригласил меня на выставку местного сообщества авангардистов, он тусовался с местными художниками. Вместо согласия, я расплескал краску по бумаге и выбросил её в окно. Он подобрал работу и отдал её на выставку. После чего, прибежала его девушка и сообщила, что тот сходит с ума. Натянул на глаза лыжную Шапочку и машет руками, потому, что если он перестанет это делать, его жизненная сила кундалини, вытечет из него. Не вытекла, но, как ни странно, психиаторы ему поверили, признали инвалидом. И тогда он смог вернуться в семью, и на законном основании - до самой смерти - больше ничего (в представлениях его супруги) не делать, то есть помогать ей рожать детей, писать портреты других, своих знакомых девушек, питерские крыши и книгу о похождениях Еврея, Наркомана и Пидораса. Давая своим чувствам смутных идей бытия - простые и понятные - как вероятно ему самому тогда казалось - имена. Затем, он умер. Одна из его бывшых девушек, она давным-давно эмигрировавшая из России - по началу воодушевилась этим фактом, но когда поняла, что его законная семья не позволит ей спекулировать его картинами - успокоилась. Стала публиковать их совместные фотографии. Что у человека - в конечном итоге - остаётся от прожитой жизни, от безуспешного поиска простых и понятных имен своих чувств, кроме воспоминаний? Ничего! Одни огни на воде. А было ли что-то еще?
   Вернёмся к трёхглавым смайликам и моему знакомому, замостившими ими серое январское Московское небо. Когда-то давно, ещё в СССР - он был художником и ему удавалось находить простые и понятные имена чувствам картин его друзей-абстракционистов - чиновниками. Тем самым - преодолевая идеологические запреты на их выставки. Это его собственный рассказ. Он просто говорил "это фантастика", и чиновникам все сразу становилось понятно. Постепенно и сам он стал чиновником венецианского биеннале. Но, с возрастом, ему все труднее и труднее было говорить просто и понятно, не говоря уже о том, что такое упрощение имен чувств до одних только их признаков - не может радовать самого специалиста во всем. Он оставил службу и занялся бизнесом.
   По началу все шло прекрасно. Как тогда у всех. Когда-то и один из президентов Украины (задолго до своего президентства) - мне рассказали эту историю в конюшнях - учил маленькую дочку своего знакомого московского генерала песне "Ксюша, Ксюша, Ксюша, юбочка из плюша", объектов для инвестиций в Москве тогда хватало. Но, однажды генерал умер и пришлось вести бизнес самостоятельно на своей родине. Что из этого получилось, то и получилось. На какое-то время он стал президентом. Потом пришли другие люди. Видимо, умерли другие московские генералы.
   Мой знакомый занялся ювелирным бизнесом, но - как я думаю - его подвела энергичность. Он формализовал типы огранки алмазов, выявил матрицу спроса и предложения, а так же создал компьютерную программу виртуальной реальности, которая сама разрабатывала новые узоры граней и напрямую соединяла продавцов и покупателей. Больше никто никому стал не нужен, особенно сама эта его программа. Бизнес рухнул. Тогда он переписал программу и огранил планету оболочкой виртуальной реальности и стал торговать - на виртуальные деньги (биткоины и прочее) - отдельными гранями планеты, как виртуальными земельными участками - километр на километр - воображаемой вселенной, дело пошло, но спросом пользовались только центры крупных городов, особенно Манхеттен, большая часть поверхности планеты осталась нераспроданной, тогда он решил подарить эти неликвидные участки художникам, пусть что хотят, то там и делают. Эту свою идею он мне и втолковывал под коньячным наркозом. Если бы он избрал другого собеседника, все могло закончится иначе, но - все равно - ровно так-же как заканчивалось - до этого - все остальное. Фиаско. Возможно. Из матрицы своих мыслей - не выйти.
   Протрезвев, я собрал все свои, когда-либо нарисованные картины, их ровно хватило, чтобы окружить всю планету воображаемыми небесами. Но, это был только мой, частный взгляд на жизнь. Конечно есть и другие. Тогда я ввёл элемент интерактивности, взял информацию о состоянии воображаемых небес из каждой локации земной поверхности - из социальных сетей, лайки и смайлики - преобразованные в шифры - дискурсы - определяли эмоциональные волны цвета и форм картин неба и принялся наблюдать за общей картиной. С похмелья мне показалось, что это неплохая идея будущего, если вместо нудной работы в офисах и на фабриках (необходимой лишь для поддержании фантазии о необходмости всех этих офисов и фабрик) - люди теперь станут разглядывать воображаемые небеса - отражения собственного мышления - в поисках редкого сочетания цвета и формы своей мысли и такое, наиболее редкое сочетание станет новыми деньгами, арт-коином.
   На эту идею меня натолкнул один молодой человек из Нью-Йорка. Сам он из Киева, гостил у родителей. Мы познакомились в Москве, он помогал мне развешивать картины на стенах домов конюшни под дождем. Или снимать? Не помню. Важно только то, что больше никто не проявил участия. Однажды мы долго-долго шли по Киеву, он вещал окружившей его стайке девушек - что-то про арт-рынок, и перспективы блокчейн-технологии, а я плелся в самом конце процессии, намереваясь сбежать. Я хотел найти лавочку в парке возле Дома Пионеров, на которой, давным-давно, еще в начале 1980-х умер мой друг. Покончил жизнь самоубийством. Ныл и ныл, что он сумасшедший и что ему тяжело видеть этот дурдом физического факультета ленинградского государственного университета и вот решился. Но, когда стемнело, мы зашли в супермаркет, накупили вина, конька и закуски и пошли к памятнику Голодомору в парк. Где все благополучно съели и выпили, лавочка где умер мой приятель нашлась сама собой, это она и была, а на последок сфотографировались на фоне ночного неба, встав на эту лавочку, как истуканы острова Пасхи. Банкет продолжался до утра. Жизнь есть лишь то, что происходит здесь и сейчас.
   Из-за разницы во времени он просыпался ни свет ни заря и шел гулять по берегу океана, фотографируя восход солнца. Я решил порадовать его и его родителей, запрограммировав тамошние небеса. Начал с Нью-Йорка. 
   Постепенно, я обнаружил некоторые закономерности в эмоциональных волнах, по сути электронных полях, генерируемых всеми компьютерами, соединенными друг с другом интернетом. Я усложнил задачу, написав алгоритм проявления смайликами и лайками - типов дискурса всех оцифрованных разговоров всех людей и стал наблюдать за тем, какие именно узоры эти волны дискурсов проявляют. Небеса не выдержали смысловой нагрузки и рухнули, как метеоры. Ну и хорошо, подумал я, это как артефакты погибшей цивилизации.
   Да ведь это искусственный интеллект, если невозможно отличить общую картину, которую генерирует само оцифрованное мышление человечества от того, что можно запрограммировать - а то, что это возможно - было очевидно, то это он и есть. Протрезвев окончательно, я поделился открытием со своим знакомым, мы снова встретились, он активно похмелялся, но я не стал, иногда лучше перетерпеть. И, остновить фонтан мыслей.
   Немного подумав, он предложил посоветоваться с автором всех этих его трёхглавых смайликов, самолетов и инопланетян, вуртуально окупировавших планету. А что нам делать с ними всеми? Убрать? Столько сил потрачено... Надо посоветоваться. Автор инопланетного нашествия предложил простое решение. Разорвать связь с реальностью и подменить мышление человечества - генератором случайных чисел. Я отказался. Опять симулякр. А чтобы идею не стырили - опубликовал её в Инстаграмме. Со слов этого моего приятеля, американские суды считают публикацию в Инстаграмме доказательством авторских прав. Важно, что сам мой приятель в это верил. Он обиделся и заявил, что в такой публикации - нет никакого смысла. Можно подумать, что этот смысл вообще был?
   Другой мой знакомый, однажды решивший, что он будет галеристом, стал изучать интернет-технологии - как казаться галеристом. Он лишь копировал другого общего (всех участников этой истории) знакомого, удачливого торговца антиквариатом (все, что после 1950 - не представляет никакой ценности для коллекционеров), современное искусство он просто пользовал как саморекламу. Его ученик возможно и понимал это, но искал свой собственный метод пиара, но лишь находил множество примеров тому, как, благодаря интернету, казаться художником. То есть понял, что все художники - лишь играют в художника. Обман изначально. Как В говорил, что живопись - театр изначально. Даже попытался сам что-то рисовать (аппликации из камней на палочке, но его идею тут-же украли). И каждому, встретившемуся ему художнику - увлеченно объяснял эти технологии, как казаться художником. Художники разбежались. 
   Он мне и показал это поле с забором на Гугл-картах. Мы даже поехали туда на разведку по проселочным ухабам, мимо колонии бомжей, но его машина вдруг сама собой встала на охрану и завести её было проблемой. Я предложил вытащить батарейку, постучать ей по магическом забору и поставить на место. Машина завелась и мы вернулись обратно. Мы тогда готовили выставку, но он поставил условие, что куратором должен быть именно В. Который не желал общаться с воображаемым галеристом (наверное потому, что много раз заигрывал, но оплаты услуг куратора - от него - так не дождался) и тогда, хотя В и корил меня за такие негативные оценки, устав от перемен планов - то делаем, то не делаем, я просто вывез из этой галереи картины в поле и развесил на том заборе. Жизнь - это только то, что происходит здесь и сейчас, а не в пространстве возможного. Но, само это возможное - возможно - и определяет форму, которую принимает жизнь.
   Позже я снова случайно встретился с В. Он попросил меня показать ему последние работы. Сказал, что хочет понять, что именно я ощущаю. Я взял школьную карту звёздного неба, смонтировал фильм, где она раздувается как мыльный пузырь. Несколько раз вмонтировал фрагменты этого фильма друг друга, так, что получилось беспорядочное мельтешение белых пятен на чёрном фоне, добавил музыку - случайные сочетания звуков и показал ему. Он перезвонил и объявил, что понял, я рисую. Пространство... Каких-то своих собственных представлений. Больше мы не виделись.
   _ _ _
   Необходимо предупредить, что ни Аристотель, ни Платон, не были первооткрывателями, ни этого пятого элемента, ни самого пространства мышления. В какой-то степени их теории были античным постмодернизмом - то есть деконструкцией прежних забытых и искаженных софизмами представлений о пространстве мышления Пифагора и Конфуция. Прежняя модель мышления человека - пентаграмма. Достоверность Аристотеля, силлогизмы - это лишь некоторые из гармоний Пифагора-Конфуция, сочетаний четырёх из пяти стихий, по правилу двойного золотого сечения - точки пересечения двух из пяти лучей пентаграммы.
   Можно предположить, что и теория Пифагора-Конфуция, в свою очередь, была (своего рода) постмодернистской деконструцией каких-то прежних, других, но - так же - давно забытых - представлений. Возможно, знание о структуре своего мышления существует у человека изначально (по крайней мере - нам сейчас - невозможно проследить его первоисточник), это как непосредственное ощущение человеком своей идеи - ощущения себя человеком разумным, но каждый раз - такое знание предаётся забвению, снова и снова, и в этом тоже проявляется механизм мышления.
   Следовательно, это уже - относительно - современное обобщение, мышление человека - на самом деле - не сколько о природе, сколько и своей роли в таком общечеловеческом воображаемом - якобы размышлении о природе. Подчеркну, эта роль (мыслителя) лишь воображается (Фёдор Гиренок говорит "вспышка галлюцинации") и - на самом деле - такими своими высказываниями человек лишь интуитивно стремится к воображаемой своей социальной роли как к цели. Это не движение к достоверности, а лишь движение к равновесию галлюцинаций смысла и произведённых этими высказываниями социальному эффекту - воображаемой авторитетности высказывания. На мой взгляд, так гораздо понятней и это многое объясняет.
   Все люди разные, мыслят (воображают что мыслят) - по разному, и природа человека сама определяет уровни такого воображаемого социального успеха. Так вот, об омега минус, долгое время она оставалась загадкой для физиков. Уже были открыты девять других типов субатомных частиц - адронов (это четыре разновидности дельты, три сигмы и две кси), но единой системы их классификации не существовало. Тем не менее, уже существовала теория семиотического знака, определившая матрицу 10 типов мышления человека. Как различных возможных сочетаний его трёх базовых элементов (форма идеи, смысл этой формы и самооценка достоверности означения такой идеи её смысло-формой. Эта теория уже почти столетие была на вооружении маркетинга, где приняла форму матрицы целевых аудиторий. Разделяя целевые аудитории по признакам возраст - образование - уровень дохода, профаны значительно упрощают первоначальную идею маркетинга. На самом деле - такое деление по типам  мышления.
   Теория семиотического знака Чарльза Пирса - была деконструкцией теории силлогизма Аристотеля. Которая, в свою очередь - к тому времени - была забыта. То есть - интерпретирована, наделена другими смыслами, один из которых математическая логика. Так вот, в середине 19 века в математике произошла революция, которую связывают с модерном, новой неевклидовой геометрией. Моден изначально был не усреднением метафоры (например - живописи до нарисованного театра, политики - до наиболее массовых ожиданий электората) - а пересмотром евклидовой геометрии (в том числе и геометрии мышления). Двух-тысячелетняя интерпретация теории Аристотеля математиками была модернизирована. На нее посмотрели по новому, как и на искажение учения Аристотеля - логику. И, оказалось, что этот современный (для середины 19 века) взгляд гораздо ближе к теории самого Аристотеля. Множество субатомных частиц в 1960 было классифицировано как матрица SU(3) - симметрий и десятый элемент этой матрицы адронов - омега минус был предсказан и вскоре открыт физиками.
   Но, ответ существовал многие тысячи лет, как даосская Книга Перемен (И Цзин). Это ровно та же самая модель состояний природы, турнирная таблица (сна и речи) - восьми возможных вариаций взаимного сочетания трёх элементов мышления (дух-гром непосредственного ощущения идеи (опыт), вода-метафора концепции имен чувств этой идеи (познание) и чаша для воды - концепт обоих стихий - непротиворечивое единство - сама концепция имен чувств) - она же матрица типов мышления человека о природе. Во сне о речи и в речи о сне - эти стихии проявляют себя по разному, но это одни и те же стихии мышления. Мысль - их единство, попытка обрести равновесие сна и речи. Возможны множество вариантов такого поиска равновесия и не все они одинаково равноценны. Найти равновесное состояние ума - Дао - намеренно невозможно. Одна только речь - бессмысленна, как и сон. Подлинное бытие - в их единстве. Достоверность высказываний, если к ней стремиться намеренно - не обрести. Это редкая случайность. Люди подобны водоносам или лесорубам, выбирая куда наступить своим высказыванием, что-бы не расплескать воду понятной другим метафоры твоей концепции - обязательно её расплескаешь и никто ничего не поймёт. Тщательно выбирая, какое дерево срубить, никогда не выберешь лучшее. И то и другое - иллюзия мысли. Но, люди и предаются иллюзии, не важно в какой именно области своего понимания своей роли - в социальной сфере или в иерархии первооткрывателей субатомных частиц. Иногда, случайно, мы говорим достоверно, эта достоверность - награда за отказ от её намеренного поиска.
   Если предположить, что Платон и Аристотель лишь интерпретировали теорию пентаграммы Пифагора, то очевидно, что и древние даосы лишь интерпретировали (постмодернистски деконструировали) забытую теорию пентаграммы Конфуция. Я не уверен, что даосисизм - древнее конфуцианства. Как и теории Платона и Аристотеля - больше напоминают средневековые размышления о забытом знание античности. Мы не можем знать, когда все происходило на самом деле, все древние тексты дошли до нас только через их переписчиков.
   Дао, как и эфир достоверности - это мост над бездной между желанием человека высказаться о своём сновидении и его же нежеланием слушать подобные откровения других людей. Стихий пять, достоверность, как и Дао - пятая стихия мышления, большинству людей она недоступна, но время от времени находится кто-то, кому доступна вся картина мира. Его не понять никому, кроме таких же как он. Знание не предаётся генетически, оно теряется и затем проявляется, снова и снова.
   В 12-13 веках прежняя, забытая картина мира пяти стихий снова вернулась, как концепт Пьера Абеляра - единство опыта непосредственного ощущения идей и познания этих же смутных идей через имена, концепции и понимание метафор их чувств. Появившаяся столетием позже теория Благодати - Фомы Аквинского - ровно тоже самое. Непротиворечивое единство учения Платона о четырёх стадиях речи, названная дискурсом (хотя у Платона была и собственная теория пяти стадий речи) и учения Аристотеля о естественном для человеческого мышления интуитивным схватывании целого (холизм - дедуктивная достоверность высказывания - эфир, из которого - такими достоверными высказывании - создаётся сфера неподвижных звёзд). В теории Фомы Аквинского, человек говорит достоверно, когда на него снисходит божественная благодать этой сферы. Что же этот сон, как не бессознательное Юнга? В теории Аристотеля, когда человек говорит достоверно, его слова понятны Богу сферы неподвижных звёзд. Деконструкция очевидна, хотя детали (интерпретации) различаются.
   Затем, концептуализм стал наукой, например, понятие инерциальный силы Ньютона - коэффициент пропорциональности (концепт) - массы и ускорения. Это коэффициент очевиден из опыта. Доказывать его ещё чем-то излишне. А понятие неинерциальной силы гравитации - коэффициент между произведением масс и квадрата расстояний между ними. То же все очевидно.
   Но - так устроено мышление человека - метафоры стираются, понимание метафор испаряется, концепты смазываются и становятся концепциями имен чувств и требуются все новые и новые объяснения - новые понятия - концепты. Непонятная теория интерциальности стала теорией относительности Эйнштейна, для понимания силы гравитации потребовались новые определения. Например - коэффициент пропорциональности между теорией Ньютона и опытом современных физиков. Новый коэффициент - единичная сила гравитации, она же гравитационная постоянная, определяемая экспериментально. Но и она нашла объяснение как квадрат произведения скоростей, вращающихся относительно друг друга масс.
   Но ведь массы притягиваются и без всякого вращения друг относительно друга? Это вопрос системы отсчёта, с какой-то точки зрения (не интерциальной системы отсчёта) всегда возможно увидеть вращение, просто обернитесь - это уже вращение мира вокруг вас и всегда можно найти не интерциальную стстему отсчёта, например, когда вы находитесь в центре вращающихся масс и сами вращаетесь вместе с системой - вы не чувствуете никакого вращения, но очевидно, что оно есть, раз вы чувствуете, что массы притягиваются. Гравитация - просто имя вашего чувства такой идеи.
   Понятие вращения условно, рассмотрим инерциальную (по сути - такую же иллюзорную, как и не инерциальными сила Кариолиса) силу, F=ma, где ускорение - а=s/t^2.
   F=ms/t^2,
   Далее, умножим обе части уравнения на расстояние s (что есть это расстояние? Например - расстояние между массами или воображаемый радиус вращения массы вокруг некоторой точки: s=r).
   rF=ms^2/t^2, очевидно, что s^2/t^2=v^2 - квадрат воображаемой скорости.
   F=mv^2/r
   Рассмотрим две массы (m и M) и две, действующие на них, воображаемые силы. Просто перемножим эти силы, получится:
   F^2=mM/r^2 x (vV)^2
   Остаётся лишь назвать квадрат ньютоновских инерциальных сил (произведение есть модуль векторной суммы этих сил) - силой гравитации этих двух масс. А квадрат воображаемых скоростей их вращения друг относительно друга - гравитационной постоянной. Можете проверить численные значения.
   Ровно то же самое можно проделать для двух электрических зарядов (q и Q).
   В чем секрет этого фокуса? Это не закон природы, а закон нашего мышления о природе, строящего концепты (новые непротиворечивые понятия) - прежде казавшихся противоречивыми точек зрения - наше мышление устроено так, что допускает такие выводы.
   Возникает вопрос, а как же быть со всеми прочими законами физики? Ровно так же. Это сгустки нашего воображения законов природы. Ими можно оперировать как угодно. У них своя собственная логика и её можно понять. Пусть и не всем это доступно.
   Наше мышление образует матрицу семиотических знаков, это единственная доступная человеку реальность. Считать эти знаки мышления о природе - свойством самой природы - иллюзия. Теория интерциальности Ньютона - об этом. Но она забыта. Мысль о природе была приравнена к самой природе, что вызвало путаницу. Иоганн Гёте обратил на это внимание в своей книге "О краске". Мысль достоверна, когда в ней сочетаются форма и материя, метод и содержание, визуальная метафора такой концепции - цветовой круг, четыре капли краски, символизирующей четыре (из пяти) стихии нашего мышления, соединенные кистью в непрерывный круг.
   Теория постмодернистского (произвольно-обусловленного, ризомы Делеза) - дискурса Жака Лакана - не выходит за границы теории Гете, хотя и использует другие термины базовых элементов психики человека (желание создать концепт, вместо содержания, символ - вместо материи, чувство - вместо, понимание, вместо метода). Как и ядерная физика. И все это лишь практическое применение теории множеств из математики модерна.
   Теория воображаемой относительности Эйнштейна - ровно о том же самом, о семиотике физических законов. О преобразовании разных знаков друг в друга, как переход от одной точки зрения к другой, через построение мышлением их концепта. Разные точки зрения (разные системы отсчёта) - это просто разные знаки нашего мышления.
   Субатомные частицы ядерных физиков - есть деконструкция этих забытых представлений человечества о структуре собственного мышления. Ещё одна попытка. Все попытки об одном и том же. Бозон Хиггса лишь снова привёл нас к пониманию интерциальности нашего мышления, подмеченной Эмпедоклом. Что бы мы не говорили о природе, эти высказывания - лишь метафоры понимания нам структуры собственного мышления. Это матрица, из неё не выйти, можно лишь забыть её и найти снова. Термины будут различаться, но не суть. Эта суть и есть самое интересное. Постмодернизм лишь призывает не врать себе и изучать саму эту вселенную нашего мышления.
   Бозон Хиггса - точнее воображаемые следы его распада на экране компьютера - обладает очевидной парностью своих осколков. Два фотона (одного из двух типов переносчиков сильного взаимодействия кварков), две пары электрон/позитрон (элементы слабого взаимодействия). Или, с другой точки зрения - два глюона (другого типа переносчиков сильного взаимодействия кварков, две триграммы даосов - это ровно тоже самое, что и глюоны ядерных физиков) и две пары ZZ и WW бозонов (переносчиков электрослабого взаимодействия), ещё есть виртульная пара b/b кварков.
   Бозон Хиггса явно является произведением двух других субатомных частиц, каждая из которых (гипотетически) распадается на один из наборов таких пар. В этом (при желании) можно разглядеть гравитацию, как семиотическую аналогию произведения двух инерциальных сил, если саму ньютоновскую силу понимать семиотическим аналогом нейтрона. Ничего принципиально нового! Постмодернизм ядерной физики 1960 (эфир достоверности мысли из теории Аристотеля) - сменился (высмеянным этой теорией) софизмом забвения структуры мышления, опять эта структура стала пониматься структурой самой вселенной - мировым эфиром.
   Сколько ещё циклов забвения знания и его деконструкции нам предстоит пройти, прежде чем изменится прежняя парадигма науки, например на заявленную постмодернизмом парадигму. Все - литература. И ядерная физика - литературные образы, заключающие чувственность человека в матрицу поверхностных признаков имен его чувств природы. И, сама литература - одними лишь своими методами способна проникнуть в воображаемую структуру вселенной. Наших исследований - все ещё - ждёт совершенно другая вселенная - нашего разума. Которую можно трактовать как отражение самой природой идеи человека разумного, и это отражение нас природой есть наш разум. Он все ещё Терра инкогнита. Постмодернизм лишь - первый шаг в эту подлинную вселенную. Можно лишь перефразировать слова Сократа - мы по прежнему не знаем ничего, но все время кто-то утверждает обратное. Зачем? Раз есть те, кто верит, что одни лишь имена чувств идеи смутной - равны пониманию самой этой трансцендентальной идее, и верит авторитетам придумываетесь таких имён, найдутся и те кто будет злоупотреблять этим доверием. Мы сами заключаем себя в матрицу поверхностных признаков (имен своих чувств, например - литературы, техники), и используем её в качестве комфортной среды обитания. Все рассказы о том, что у нас есть какое-то знание о природе - не достоверны - они преследуют только одну цель - подмену подлинного незнания о вселенной (нашего невежества) - воображаемой матрицей этого незнания - социальной структурой общества.
   _ _ _
   Почему бы не сопоставить частицу и мысль о ней? Только не надо подменять эту частицу бананом. Как это сделали в МГУ. Это банальная ошибка подмены термина, то есть софизмом. Чем плох софизм? Он просто не достоверен. Слово банан - имя чувства банана. Субатомная частица не банан, она гораздо более абстрактна, чем простое имя чувства еды, дельту плюс никак не увидеть и не почувствовать человеческими органами чувств, как и нашу мысль о ней. Можно лишь увидеть "её траекторию" на экране компьютера. Но, что есть такая траектория - на самом деле? - доподлинно это не известно, но возможно множество разных интерпретаций увиденного, как различных форм идеи. Тем не менее, раз мы рассуждаем о субатомной частице - здесь и сейчас, то это рассуждение (мысль) - а значит и сама частица - (если она равна мысли о ней) - существует.
   Концепт переживания текущего момента и умозаключения о нем - обозначим как дельта минус, а две градации между ними: дельта плюс и дельта ноль. Семиотически, это "схема" и "неопределённое восклицание" (ой!). Например, ядерный взрыв сопровождается потоком нейтронов, способным нас уничтожить, форма этой идеи возможной смерти - семиотически - принимает значение "ой!". Спекуляция страхом этого "ой" - основа современной геополитики.
   Субатомная частица "протон" (112) относится к тому же типу, что и дельта минус (112, 121, 211), а нейтрон (122) к тому же типу, что и дельта ноль (122, 212, 221). Из протонов и нейтронов состоят привычные нам атомные ядры. Которые - как мы это понимаем сейчас - различаются лишь количеством протонов и нейтронов. Очевидно, что помимо привычного нам протон-нейтронного вещества могут существовать и другие сочетания. Экзотическая материя. При каких-то условиях они могут быть стабильны.
   Адрон - это сочетание трёх качеств (кварков), очевидных из таблицы типов адронов. Есть и неустойчивые осколки адронов, возникающие при ядерных реакциях, например - мезоны (сочетания одного кварка и одного анти-кварка). Все адроны можно объяснить сочетаниями трёх абстрактных цветов физиков, числа или кванты которых - разрешённые природой нашему мышлению здесь и сейчас - кварки. При других обстоятельствах природа может разрешить нам увидеть все иначе. Мы не можем знать об этом, пока не увидим.
   Почему природа разрешила нашему пониманию именно эти числа - пока вопрос. Представление о материи подобно фракталу, чем глубже мы погружаемся в тему, тем непропорциональной больше деталей начинаем различать. Магия противоположна физике, все ответы есть изначально. Но проблема в том, что магами называют лишь учеников магии. Магия - воображаема. Но если воображение имеет предел - этот предел - магия.
   Есть три числовые оси цвета. Адрон - условно "серое" (устойчивое или гармоничное) сочетание трёх чисел (кварков) трёх осей цвета. На каждой такой оси абстрактного цвета физиков - условно - находятся 12 отметок: ближе к нулю - антикварки, как числа типа 1/х и сами кварки - х. Осей три, поэтому, кварков 36. Без учёта, какого именно они цвета, и без учёта анти-кварков - самих таких чисел-кварков - 6: u=2,3, d=4,8, s=95, c=1275, b=4180, t=173070 условных единиц энергии (МэВ/c^2). Взаимодействия u, c, t - кварков обеспечивают глюоны, d, c и b - фотоны. Фотоны, пронизывают вселенную во всех направлениях, мы их видим своим зрением, которое просто оптический механизм, поэтому - вселенная для человека видима, но только в очень узком диапазоне своих проявлений.
   А глюоны - мы понимаем. Это очевидно из истории их открытия. Это открытие произошло на кончике пера. Пока физики не разобрались с адронами и глюонами в 1960 (математики разобрались с ними столетием ранее, это SU(3)-симметрии) - видение вселенной не зрением, но пониманием - считалось магией. Тем не менее, такая "магия" существует столько, сколько существует сам человек разумный. Понимание невидимого мира глюонов сформулировано ещё в древне-даосской Книге Перемен (И Цзин). Но это знание через понимание - существовало и ранее. Мы постоянно натыкаемся на следы этого понимания в древних книгах. Например у Гермеса Трисмегиста: Солнце (речь) и Луна (бессознательное), Марс (мужество) и Венера (чувственность), Юпитер (власть) и Сатурн (психоделия), Плутон (вера) и Нейптун (магия) - четыре уровня противоречий, при построении концепта, а Земля (непоявленность) Меркурий (предприимчивость), Уран (посвящение) и Хорон (смерть) - сами эти концепты противоположностей.
   Нам хочется верить, что эти книги на самом деле древние, а не плод фантазии их переписчиков, скорее всего их авторов. Древность истории кажется нам доказательством её достоверности, хотя очевидно, что достоверно только то, что происходит здесь и сейчас. Здесь и сейчас - либо современная математика, безумно сложная для непосвященных, либо само это безумие. Концепта обоих крайностей пока нет.
   Другое дело, что одни люди более способны "видеть" вселенную не только зрением (видеть фотоны), но и пониманием ("видеть" глюоны), а другие - менее. Вторых - как нам кажется - больше. Скорее всего, это иллюзия, все видят все, но не все говорят. Возможно, большинство просто верит, что кто-то видит больше, чем можно увидеть одним лишь зрением. Но доподлинно мы может утверждать только то, что большинство либо вообще ничего не говорят об этом, либо несут полную чушь. И, ещё - почему-то мы уверены, что верой словам можно манипулировать. На этом основана социальная сфера человеческого общества. Различные варианты невежества в сфере магии образуют структуру. И всегда есть искушение связать эту социальную структуру со структурой вселенной и декларировать её единственным подлинным бытием человека, как это сделали средневековые богословы.
   Светский феодализм лишь заимствовал у монастырей такой метод воображения контроля над обществом. Через университет. В 11 веке монастырь стал университетом, а монахи - профессурой. Прихожане - стали студентами (горожанами, вассалами). Вероятно, магией называется лишь присваивание прав казаться магом. Но, при этом, возможно, что кто-то и вправду видит во вселенной больше, чем просто узоры фотонов. Если это так, то такое "видение" - подпитывает социальную сферу энергией знания, но только, как источник невежества - подделки, ради присвоения тем или иным тусовщиком - воображаемого социального статуса мага. Так хотите ли Вы ещё услышать про магию? Жить - ничего не понимая - проще и комфортней. Магом стать невозможно, либо Вы таковым родились, либо нет. Но, можно предположить, что Вы маг, забывший свою природу. Это фантазия, но магия и есть предел фантазии.
   Если у магии и есть какая-то цель, очевидно, что она в том, чтобы разбудить фантазию. Метод науки ограничен пользой (нормой) воображения, которая - очевидно - воображаема. Цель "подлинной магии" - как и "пустых разговоров о магии" - снять такое самоограничение с мышления. Освободить из социальной матрицы. Любое общественное устройство - пока ещё - не приветствует такую практику. Потому, что причина социального успеха - в забвением магии.
   Кроме своего ядра атом состоит ещё и из другого типа частиц, на первый взгляд, казалось бы, не вписывающихся в модель адронов. Это лептоны (электрон, мюон, тау, и соответствующим им три типа нейтрино: электронное, мюонное и тау). Очевидно, что это тоже числа, четвёртой, серой, оси цвета физиков.
   Если представить все пространство цвета как куб - трёхмерный объект, то три цвета - три оси координат этого пространства, а серая ось - центральная диагональ от начала координат, нуля - до бесконечности всех трёх осей. Это и есть лептонная (серая ось). Она также разделена квантами - подобием цветных кварков, эти (разрешённые для нашего понимания природой) числа серой оси электрослабого взаимодействия и есть электроны, мюоны, тау и три вида нейтрино. С учётом анти-чисел (вида 1/х) - их тоже 12: ve=0,002 (электронное нейтрино), vm=0,17 (мюоннное нейтрино), е=0,511 (электрон), vt=15,5 (тау нейтрино), m=105,7 (мюон), t=1777 (тау). В тех же самых условных единицах энергии, что и кварки. Взаимодействия электронов, мюонов и тау обеспечивают Z-бозоны, взаимодействия трёх типов нейтрино обеспечивают W-бозоны. Эти калибровочные бозоны, в отличии от неэнергетических глюонов и фотонов - обладают энергией (91200 и 80400 тех же единиц).
   Давайте рассуждать, что есть эта энергия, в единицах которых выражаются субатомные частицы - мега-электрон-вольт, делённое на квадрат cкорости света?
   Мега это просто тысяча, "Один электронвольт равен энергии, необходимой для переноса элементарного заряда в электростатическом поле между точками с разницей потенциалов в 1 В" - то есть это просто другое определение Вольта, приставка "электрон" здесь лишь указывает на более узкую область применения этого термина.
   Семиотически, энергия имеет размерность ms^2/t^2, где s^2/t^2 - в случае субатомных частиц, квадрат скорости света. Мега-электрон-вольт, делённый на скорость света в квадрате - просто означает тысячу условных единичных масс, равных (из теории относительности Эйнштейна, E=mc^2) - энергии.
   Чтобы отличать релятивистскую массу субатомной частицы об обычной массы - используется такой термин. Все субатомные частицы классифицируются в терминах приблизительно 1/2 массы электрона.
   Наименьшая масса-энергия (нулевая) - у фотона и глюона, далее следует электронное нейтрино, обладающее, приблизительно четырьмя тысячными массы-энергии электрона. Далее следует мюоннное нейтрино (приблизительно треть массы электрона), далее - электрон (1), u-кварк (4,6), d-кварк (9,6), далее - тау-нейтрино, приблизительно 30 масс электрона, далее s-кварк (190), мюон (300), с-кварк (2550), тау - 3500, b-кварк (8300), W-бозон (160 тыс), Z-бозон (180 тыс), H-бозон (Хиггса) - 250 тыс., t-кварк (350 тыс).
   Бозон Хиггса - предположительно - но если поверить сообщениям, то уже и экспериментально, распадается на виртуальную пару b/b-кварков, два фотона и две пары е/е (как вариант две пары m/m или e/e и m/m с парой нейтрино). На самом деле, достоверно можно говорить лишь о сигнале распада, на экране компьютера, а не о самом бозоне.
   Атом есть сочетание чисел четырёх осей символического пространства наших представлений, но может быть - только трёх или вообще - одной. Некоторые сочетания элементов стабильны, другие сразу распадаются, есть и такие, как будто берутся из ничего. Все эти числа - кварки, сочетаясь друг с другом в материю - представляют собой некоторый шифр. Природа сама подбирает этот шифр, перебирая множество вариантов. Часть элементов атома (ядро атома и окружающие его электронные облака) - локализованны в его центре, другие, как фотоны и нейтрино - разлетаются в разные стороны со скоростью света.
   ue=dv
   u и d - кварки, е - электрон остаются в центре атома, определяя его массу (и электрический заряд), а v - нейтрино вылетает, и благодаря этому, с каждой секундой, размер атома увеличивается на 300 тысяч километров. Покидают ли они атом, или же просто определяют его подлинный размер, сопоставимый с размером вселенной? Мы не знаем, но они точно покидают наше человеческое представление об атоме, которое постоянно меняется. Сейчас мы делим атом на массу его центра и безмассовые расстояние вселенной, определяемое пробегом фотонов и нейтрино. Завтра мы - возможно - посмотрим на атом иначе. Длинна пробега нейтрино - ct - есть произведение скорости света и времени. Условное человеческое представление о времени, как и о расстоянии - определяют размер атома.
   v=s/t
   Скорость расширения атома - то есть разделения на массу и расстояние - константа, это коэффициент пропорциональности между отношением наших представлений о расстоянии и времени. Вне человеческих понятий времени и расстояния - атом неизменен. Но, человек считает, что атомов множество и все они взаимодействуют друг другом. Возможно предположить, что атом один, а все многообразие атомов вселенной - лишь одновременно проявившиеся вероятности его состояний. Вероятность сочетаний - такое же представление, как время, масса и расстояние. Эти варианты существуют только в представлении человека, когда мы умираем, то есть лишаемся механизма представлений, прежняя привычная вселенная исчезает.
   Единственный опыт - рассказы тех, кто умирал, но не умер. Но, если не умер, то не перешёл черту представлений о жизни, хотя и испытал её деформацию. Мой собственный опыт (замёрз в горах) - сначала очень больно, но затем боль отступает и начинаешь видеть реальным то, что прежде скрывалось за полем человеческого зрения. Разные, немыслимые для живых, природные феномены и разных существ. Понимаешь, что все это существует, но человеческая Точка зрения - ограничена. Мы видим только часть этой картины. Затем, это поле зрения сузилось в точку. Чувствовал себя животным, рептилией, камнем. Как отдаляешься очень далеко. Точка погасла, но ощущение существования и зрения остались. Тогда стала видна бесконечная структура возможных точек зрения, как пустые окна в покинутом городе. Затем, когда уже наступил покой, одна далекая точка вспыхнула и стала приближаться. Это снова было после зрения, оно вернулось. Не уверен, что тоже самое. Оно колебалось из стороны в сторону, от камня к сознанию большему, чем человеческое, как настройка приёмника на определённую радиостанцию и наконец остановилось. Ощущение жизни вернулось. Осталось только разочарование. Но, ко всему привыкаешь. Позже видения структуры возвращались в самых неожиданных местах, и прекратились только после того, как я стал рисовать такие структуры. Они возникают сами собой, из любого хаоса. Интерпретировать этот опыт можно как угодно. Важно, что я так и не смог преодолеть ощущение глупости человеческого существования. Хотя и смирился с тем, что смысл - в его отсутствии. Человек игнорирует очевидное, воображая вместо него что-то другое. Разговоры людей - лишь высекают эмоциональные волны на поверхности океана мышления, невидимой сферой окружающего планету. Мы ценим принадлежность своего мышления к этой социальной сфере, когда значение имеет только диаметр этой сферы, создаваемой нашим воображением. Как хотите, так и понимайте эту метафору.
   Но, пока мы живы - видим фотоны и принимаем эту голограмму вселенной, созданную нашим человеческим абстрактным мышлением, за саму вселенную, мы отмеряем время песочными, механическими или электронными часами, считая это условное время - осью жизни. Но это только пока.
   Все, что есть вселенная - в наших современных представлениях - это тусовка масс на расстояния во времени. Всего три элемента. Все остальное - их сочетания - информация. Что значит эта информация - мы понимаем слабо. Исключение - социальная иерархия. Эта странная идея неразумности человека - вне воображаемой им социальной структуры - вросла в наше сознание как раковая опухоль. Социальная пирамида не аналог царства муравьев, королева возглавляет иерархию своих детей, но люди лишь эксплуатирует тех, чьё мышление считают более слабым. Как если бы сами муравьи, будь они разумными, при мертвой королеве - хранили её смерть в тайне, выдавая свои собственные желания за её волю. Обман очевиден всему муравейнику, но все молчат, потому что сказать правду - утратить связь с муравейником. Фрейд и Лакан все это объяснили. Фрейдовский Отец, он же лакановский Господин - мертвы, но одни рабы имен чувств (дети, потребители) - все время что-то говорят другим, якобы от его имени. Это самоограничение реальности выдумкой и есть человеческое после зрения.
   По поверхностной аналогии с сильным (цветным, кварковым) ядерным взаимодействием и электрослабым (серым, лептонным) физики попытались объяснить третье фундаментальное взаимодействие - гравитацию - бозоном Хиггса (126000 МэВ/с^2). Но, ничего определённого так не получили. Нет никакой мистической теории гравитации, которую можно было бы упростить до физической теории хиггсовской гравитации.
   Да, конечно есть рассуждения Аристотеля об эфире, но связывать с таким "эфиром Аристотеля" - "мировой эфир", то есть - отвергнутый самой наукой нулевой химический элемент таблицы Менделеева - есть просто подмена терминов, то есть софизм (по Аристотелю - отсутствие достоверности в высказывании, когда сам человек не понимает, что говорит), аристотелев эфир - и есть эта (естественная для человеческого мышления) - внутренняя - дедуктивная достоверность (от общего к частному). Наука - в современном её понимании - по самоопределению - индуктивна (от частного к общему). Она изначально отвергла достоверность силлогизмов, подменила их собственными упрощениями - "законами логики", просто приписав их Аристотелю. О чем рассуждал сам Аристотель - не ясно, возможно - о магии. Магию прежде называли наукой. Эту любопытную тему подлога софистами логики - рассмотрим позже.
   Так вот, очевидно, что загадочное после Хиггса - в котором якобы застревают безмассовые частицы материи - есть просто реанимация концепции мирового эфира. Но, не эфира Аристотеля. А, другого эфира софистов. Завравшихся до эфира. Этот эфир - метафора социальной структуры общества. Это человеческие мысли застревают в нем как болоте.
   Поэтому, совершенно непонятен спор университетских (социально иерархированных) физиков и их вне-системных (то есть - лишь ютьбопредставленных) коллег о мировом эфире. Обе партии говорят об одном и том-же, различия только в социальном статусе спикеров обоих воззрений. И разном уровне финансировании обществом таких "исследований". Первые - научный мейнстрим, вторые - лже-научные социальные аутсайдеры. Кто же определил это противопоставление? Ответ напрашивается сам собой: "не так важно о чем мы говорим, как статус говорящего". Что и есть главный принцип богословского университета 11 века. Античный софизм, 4321 (понимание чувства символа желания), который обличил Аристотель своей теорией достоверности (эфира), софизм, в средневековых спорах схоластов - мутировал в дискурс университета 4231 (понимание символа чувства желания) - в новый дискурс одной из институций интеллектуального контроля человечества. Сейчас появились и другие институции такого самоконтроля, но об этом позже.
   Конфуций говорил о пропасти непонимания людьми друг друга, один край которой - творческая ирония (относительно социального обычая) - желание высказаться о своём духовном открытии, другой - нежелание это слушать (сам этот обычай или общечеловеческая солидарность). Поле Хиггса - это университет, а безмассовые частицы - мысли, намертво застревающие в этом поле. Это теория социальной гравитации. Но почему нет? Теория адронов - тоже теория представлений об адронах.
   Обозначим умозаключение как омега минус, а между переживанием и умозаключением - также рассмотрим две градации - сигма-плюс и кси-ноль (схема вообще и указание, например - на право владения - "тот, чей этот верблюд"). Как кивок головы.
   Две градации между умозаключением и концептом обозначим как кси-минус и сигма-минус (пропозиция - рассуждения учёных о достоверности утверждения и реклама - "выкрики торговцев").
   Остался только один, центральный элемент матрицы, в котором единство переживания, умозаключения и их концепта наиболее выражено - сигма-ноль. Этот центральный элемент так и назовём - "этот". Как, если бы артикль английского языка the - имел собственное значение. Используется терминология Чарльза Пирса, 1883 года.
   Получилась вполне себе структура языка, подчеркну - любого языка. Что бы человек не говорил (о законах классической физики, о частицах ядерной физики, о законах психики, о композиции художественного произведения - о чем угодно - забегая вперёд скажу - и, что бы ему не снилось) - это его высказывание соответствует одному из обсуждаемых элементов мышления. Любая речь - на любом языке - цепочка семиотических знаков. Чем не магия?
   Но, не всегда, есть отбыв цепочки - самообман словами, то есть - потерявшими мысль. Ложная истина о тождественности того, что не тождественно. Подмена символа его поверхностным признаком - иконой. Университет - как метафора - стебное министерство магии из эпопеи про Гарри Поттера (министерство социального контроля за магами). Все мы прекрасно понимаем, где магия, а где наука. Но, сказать об этом прямо - значит поставить свой социальный статус под сомнение. На помощь приходит постмодернистская литература с её игрой слов. Но, как считает Алан Кирби, время такой литературы закончилось на Гарри Поттере. Больше и игра слов не помогает сказать правду.
   "Этот переживание" (нечто среднее между этот и переживание - пусть будет - он) имеет два варианта - схема (если он слегка отклонён к сторону концепта) и схема вообще (если он отклонён в сторону переживания). "Этот умозаключение" так-же имеет два варианта - как указание на владельца (когда в нем присутствует частица переживания) и пропозиция (когда он немного ближе к концепту). "Этот концепт" аналогично предполагает два варианта: неопределённое восклицание (ой! - если в нем есть элемент переживания) и реклама (выкрики торговцев, если в нем есть элемент умозаключения). То же самое, что гармония по правилу золотого сечения, но только не для пентаграммы, а для треугольника.
   О том же самом - другими словами. От переживания к концепту - в терминологии ядерных физиков - расположен ряд дельта (от плюс-плюс к минус, через плюс и ноль). От схемы вообще к рекламе - расположен ряд сигма (от плюс к минус через ноль). От указания на владельца к научной пропозиции расположен ряд кси (от ноль к минус). И последний ряд омега состоит только из одного элемента (минус).
   Есть и поверхностный признак нашего понимания ровно того же самого - упрощение. От Альфа до Омега. То есть - вообще все. Но, на самом деле - строго говоря - все - это только от Дельта до Омега. Через Сигма и Кси. Остальное - профанация. Но, от Альфа до Омега - нам понятней.
   И это конкретное состояние субатомной частицы (дельта, сигма, кси или омега), различное для каждого момента её жизни, как и для каждого человека (наша мысль о частице состоит из тех же самых абстрактных элементов (стихий), что и абстрактные субатомные частицы) - является приближенной символической характеристикой жизни, существующей только в нашем сознании.
   Все это можно определить гораздо точнее, но зачем? Точность зависит от решаемой задачи. Для большинства интеллектуальных задач, с которыми человек сталкивается в своей жизни - этой простой (семиотической) классификации возможных вариантов его мысли - вполне достаточно. Есть и более сложная система классификации мыслей, теория дискурса, она наследует семиотический знак, но рассматривает пару таких знаков, что определяет и мысль и субатомную частицу точнее. Теория дискурса - как и её развитие теория блокчейн мышления - козыри в рукаве, на тот случай, когда семиотика будет окончательно присвоена профанами. Как присвоена ими силлогистика Аристотеля.
   Для чего семиотика пока исчерпывающа? Для ядерной физики (но на пределе), для классической физики, для логики и математики, для теории относительности, для психоанализа и социологии, для маркетинга и лингвистики, для филологи и философии, для живописной композиции, для эзотерики и ещё много для чего. Профаны - для оболванивания потребителей - придуманными именами чувства знания - пока ещё - используют вместо семиотики - семиологию (структурную лингвистику). Но это не может продолжаться вечно. Они не дураки, освоят и семиотику. Важно, что маги на два шага впереди своих социализированных оппонентов. Тем не менее, необходимо размышлять и о новых козырях в игре за сохранение человеком своего лица человека разумного, противостоять животным социальным инстинктам. Такая прогрессорская деятельность - вне институций. И по большому счёту, вне понимания. То есть магия.
   Важно, что это вовсе не стихии природы, о которой вне таких собственных представлений мы ничего сказать не можем, но это стихии самого нашего мышления о природе. Задумайтесь - субатомные частицы - элементы нашей мысли об атоме. Мета-рекурсия. Отражение отражения, дурная бесконечность. Абсурд. Но абсурд лишь метод модернистского искусства доводить до абсурда глупость модерна. Постмодернистский метод - игра значениями слов. Но и он устарел.
   Говорить о стихиях природы - как в случае от Альфы до Омеги - просто понятней, но подразумеваем мы совсем другое - стихии своей собственной мысли.
   Вот уже четыре первоэлемента или стихии жизни: переживание, умозаключение, их концепт и четвёртый элемент, как единство (знак) трёх предыдущих элементов.
   Другая классификация элементов этой матрицы - числовая:
   111 113 133 333
   112 123 233
   122 233
   222
   Каждый тип семиотического знака имеет несколько реплик, это просто вариации перестановок цифр, например: 123, 132, 213, 231, 312, 321. Всего семиотических знаков - 27.
   111, 112, 113, 121, 122, 123, 131, 132, 133, 211, 212, 213, 221, 222, 223, 231, 232, 233, 311, 312, 313, 321, 322, 323, 331, 332, 333.
   Для выбора модели описания знаков мышления обычно выбирают некоторое множество вариантов сочетания конечно числа элементов. Таких моделей - множество. Используется та, которая удобнее. Например, перестановок трёх цифр - 27, как и простых (семиотических) знаков мышления. Множество знаков означает множество мыслей.
   Семиотическая шкала. Первая цифра - форма идеи, вторая - смысл, третья значение. Условные цифровые обозначения: 1 (для формы, смысла, значения): икона, хайп, самоирония. 2: пример, факт, образ. 3: символ, закон, аргумент.
   Пространство мышления - это пространство всего. Всего возможного. Поэтому, условно ограничивая бесконечный ряд чего-то конечным рядом символов - конкретную мысль можно связать с конкретным оттенком цвета.
   Дельта плюс-плюс - 111 - переживание - черный.
   Омега минус - 333 - умозаключение - белый.
   Дельта минус - 222 - концепт белого и черного, прагма или фото - серый. Цвета других элементов матрицы определить словом (именем чувства конкретного цвета) сложнее, возможно, но просто утомительно, для каждого такого типа существует несколько реплик - вариантов.
   Например, для 113, схемы вообще или сигма плюс, возможны три реплики: 113-синий, 131-зелёный и 311-красный. Цвета других элементов матрицы мышления определяются аналогично. Но, чем перечислять словесные определения цвета - проще показать их на рисунке. Так понятней;
   Ещё в 1986 я сформулировал теорию цвета, которая есть всего-лишь метафора постмодернистской структуры мышления, она обобщила все предыдущие теории (Конфуция, Гете, Кандинского). Эта теория критикуется. Я посмотрел, кем? Теми, кто заявляет собственные теории. О чем они? О перечислении цветов спектра. С чем их только не связывают. Где же эти спектральные цвета в жизни? Мы видим радугу не каждый день. Нет ничего абсолютно красного, зеленого и синего, разве что абстракции кварков, но и те - о сложных сочетаниях цветов в адронах. Конфуций рассуждал не о спектральных цветах - стихиях, но о гармонии этих сочетаний, которых 60. Гете спорил с перечислением цветов спектра, предлагая две оппозиции цвета и анти-цвета. Форма-материя, метод-содержание. Пространство цвета, как метафора пространства мышления. Цветовой круг. Кандинский добавил к двум оппозициям Гете - третью (ось серого) и лишь немного затронул тему достоверности, сформулированную Аристотелем. Но не развил свою мысль. Теория цвета Кандинского - фантазия на тему силлогистики цвета - лишь упрощает - и без того простую - теорию Гете, теория Гете упрощает теорию Конфуция, которая справилась как полиграфический CMYK (пятый цвет - белый - цвет бумаги). Все известные мне современные теории цвета ещё большее упрощение. Важно заглянуть глубже Конфуция. Это было бы мистикой, если бы не современная магия субатомных частиц, постмодернистских дискурсов и семиотических знаков мышления. Ответ в соединении концептом всех теорий. Они все об одном и том-же и это единство можно выразить языком цвета. Теория цвета - структура любого языка.
   Представить пространство цвета может только художник, но говорить о семи цветах может кто угодно, и эти разговоры самому спикеру кажутся важными. Потому, что ему самому кажется, что его примитивный рассказ добавляет авторитета. Общество потребления делает всех нас идиотами.
   Другая шкала, она принята в ядерной физике, вместо чисел использует кварки (то, из чего состоят ядерные частицы, это абстракция). Кварки - те же самые числа ещё более абстрактного цвета физиков. Это совсем не цвет краски. Привычные (сильные) ядерные реакции - условно зеленые. Слабые или электромагнитные - серые.
   Неясным остаётся цвет гравитационного взаимодействия, которое почему-то все ещё считается загадкой, хотя очевидно, что это просто квадрат инерциальных сил, а сами эти силы - семиотически - это дельта ноль - ой! - 122. Либо 232 ("реклама") - сигма минус. Один из вариантов гравитации - непротиворечивое единство (концепт или сочетание) неопределённого восклицания и выкриков торговцев - произведение дельта ноль (например - нейтрона) и сигма минус.
   Другие варианты - квадраты дельта ноль или сигма минус. Возможный вариант квадрата дельта ноль - столкновение двух нейтронов
   udd x udd = ?
   Если рассмотреть обе силы передней и верхней гранями символического (семиотического) куба пространства всего, то их произведение и есть этот куб, то есть - все пространство.
   Вообще, дельта ноль, это левая, нижняя и передняя грани куба. У Аристотеля - некатегоричное, отрицание и общее. А сигма минус - правая (категоричность), верхняя (общее) и задняя (утверждение). Дельта минус - внутреннее пространство куба.
   В привычном, ньютоновском, физическом понимании, силы - это только передняя и верхняя грани, но прочие грани тоже некоторые аналоги сил.
   Вершины куба: нижняя левая передняя - дельта плюс плюс, верхняя правая дальняя - омега минус. Нижняя левая дальняя, передняя левая верхняя и верхняя правая ближняя - сигма плюс. Оставшиеся три вершины - кси ноль.
   Есть ещё одна "физическая" терминология семиотической матрицы - m/t x s x 1/t) и сигма минус - 232 - реклама - m x v x 1/t = m x s/t x 1/t.
   Первая цифра - шкала массы (1 - m/t, 2 - m, 3 - ms). Вторая цифра - шкала расстояния (1 - ms, 2 - s, 3 - s/t=v). Третья цифра - шкала времени (1 - s/t, 2 - 1/t, 3 - m/t).
   Для тех, кто не знаком с обозначением физических величин, поясню:
   m - масса,
   s - расстояние,
   t - время,
   v - скорость,
   х - знак умножения (он может быть пропущен),
   / - знак деления.
   Другое дело, что объяснение гравитации произведением сил инерции - интуитивно не понятно, потому, что само понятие инерциальности неопифагорейца Ньютона - для не посвящённых - окружено туманом.
   Для объяснения гравитации физикам было необходимо либо признавать ненаучный мировой эфир, кипящий - быстро распадающимися частицами материи - вакуум, тогда гравитация - просто свойство сопротивления этой среды и подобна протягиванию двух кораблей идущих по морю, поблизости друг от друга параллельным курсом, масса выступает странным аналогом площади сечения корабля, что уже непонятно, другой пример такого объяснения гравитации - подъемная сила крыла самолёта, на огибание крыла сверху - потоку воздуха требуется большее время, чем снизу (так крыло специально и спроектировано), потому разница скоростей двух потоков определяет подъемную силу). Природа решила эту задачу полёта в среде - много миллионов лет тому назад. Собственно, первое природное крыло - это рыба. Насекомые, птицы и другие летающие животные освоили атмосферу, но некоторые птицы - отказались от полёта. Повторю, первый способ объяснить гравитацию - приравнять массу к площади (квадрату расстояния).
   s^3
   m/s s^2
   m/v 1/t s^2/t
   В семиотике теории относительности масса равна отношению единицы и квадрата времени. В семиотике теории мирового эфира - масса равна квадрату расстояния. Как бы не различались теории, все они - просто высказывание определённой системы взглядов, то есть - язык. Семиотическая структура любого языка одна и та же.
   Либо признавать время - подобным пространству, здесь особую трудность - для понимания - представляет утверждение Эйнштенна, что масса замедляет время, (точно, как как больший изгиб крыла самолёта замедляет скорость потока воздуха) и пояснение Эйнштейна относительности восприятия - по большому счёту не понятно и потому - обрастает самыми невероятными интерпретациями (смыслами).
   Ответ прост, существует матрица семиотических знаков и физика (как и любая наука, как и философия, как и литература, как и живопись, как и музыка) - просто шла к её пониманию. Как только это стало понятно, это произошло в 1960 - необходимость в прежней науке и литературе - отпала. Тем не менее, наука, литература, философия и все прочее продолжаются, но лишь как игра в науку, в философию, в литературу и все прочее. Пространство смысла покинуло литературный текст и растворилось в пространстве социальных отношений.
   Сами физики называют теорию относительности Эйштейна - теорией воображаемой относительности. Это очевидно. Она описывает деформации воображения наблюдателем процессов, в которых он непосредственно не участвует. Что это как не фантазия? Потому, эта теория и популярна, что простым людям приятно слышать, что свойство их мышления - воображать что-то нереальное - реальным - имеет научное объяснение. Теория относительности полезна скорее рекламе и маркетингу, чем самой физике. Если только не рассматривать маркетинговую задачу финансирования самих физических исследований. Теория относительности - самый успешный товар физики, точнее литературы о физики.
   Когда - на самом деле - все просто. Если космическая станция (для находящегося на Земле наблюдателя) - вращается вокруг планеты, то возможна и точка отсчёта (точка зрения космонавта), когда планета вращается вокруг этой станции. Почему нет? Сам космонавт (относительно самого себя) - неподвижен, следовательно все остальное вращается относительно него, пусть и в его воображении.
   Другое дело, что "наблюдаемая" скорость этого воображаемого вращения планеты вокруг станции - кажется (космонавту) в число раз (равное массе планеты) больше, чем - как ему кажется - даёт её математический расчёт. На самом деле, очевидно, что станция вращается вокруг планеты - ровно с такой же скоростью, как и планета вокруг станции. Но произведение квадратов таких скоростей больше наблюдаемой гравитационной постоянной (единичной силы гравитации) в число раз, равное массе планеты.
   Гравитационная постоянная, она же единичная сила гравитации - появилась в недавнее время, у Ньютона не было никакой гравитационной постоянной, сила - по определению - уже коэффициент пропорциональности, например между ускорением и массой, какие либо ещё пояснения здесь излишне, другое дело, что силы могут быть инерциальными и неинерциальными, но в любом случае это лишь коэффициенты, определяемые экспериментально), так вот, единичная сила гравитации (не-ньютоновская гравитационная постоянная, ее введение есть искажение его теории гравитации) на самом деле - просто квадрат произведения двух скоростей (очевидной землянину скорости движения станции вокруг планеты и другой, не очевидной ему скорости воображаемого космонавтом движения планеты вокруг станции). Чем больше масса планеты - тем (при попытке понять природу гравитации) - больше различия между обыденной интуицией и математикой. Ньютоновская сила - есть концепт (связь) - интуитивно не связанных - массы и ускорения, коэффициент соответствия между ними или - в случае неинерциальных сил - коэффициент какого-то другого отношения, например в случае гравитации - произведения притягивающихся масс и квадрата обратного расстояния между ними. Просто берём - как нам интуитивно понятно (кажется) - никак не связанные между собой физические термины и связываем их концептом, подтверждая достоверность такой связи экспериментом. Это и есть метод физики. Как и метод мышления человека в любых областях.
   Другой пример такого концепта - из теории относительности, поэтому Эйнштейн и был типичный физик. Решал задачи концептами противоречий. Представление физиков о времени 1/t (движение измеряется относительно времени) - противоречит интуитивному пониманию (такого решения физических задач) обывателем, для которого физическое 1/t - понятно, как обратное время, то есть -t. Приравниваем эти - как нам кажется - противоречащие представления - концептом (уравнением) и решаем его: 1/t=-t, t=i (квадратный корень из минус единицы). Ответ - не противоречащий ни одному из противоположных друг другу начальных условий - представления человека о подлинном времени - воображаемо. Если принять этот вывод, что восприятие времени - относительно, то вывести все семиотические знаки - в этих новых терминах теории относительности - дело техники.
   Семиотический треугольник величин обычной физики:
   sm
   s m
   s/t 1/t m/t
   Семиотический треугольник термодинамики:
   PV
   P V
   P/T 1/T V/T
   P, V, T - давление, объём, температура - результат простейшего (механистического) преобразования терминов классической физики, подробнее об этом в моей книге "Масса на расстояние" (https://syg.ma/@andrei-khanov/vriemia-shkala-ghluposti) - это рядовой пример семиотики физики. Ничего особенного.
   Семиотический треугольник теории относительности:
   c/t
   ct 1/t^2
   c 1/t 1/t^3
   Или:
   mct
   ct m
   c 1/t m/t
   E= m x c^2=ms^2/t^2
   E=c^2/t^2
   E=231, 332, 121.
   F=mc/t=ms/t^2
   F=c/t^3=s/t^4
   F=122, 232=aa, 1/aa.
   F(G)=(mc/t)^2=(ms)^2/t^4
   F(G)=c^2/t^6=s^2/t^8
   F(G)=122 x 122=udd x udd=aaaa
   F(G)=232 x 232=dsd x dsd=1/aaaa
   F(G)=122 x 232=udd x dsd=aaaa/aa x aa/aaaa=1
   с=s/t - с - скорость света, s - расстояние, t - время.
   p=S=mc=ms/t
   p=S=c/t^2=s/t^3
   Прежнее, самое загадочное понятие классической физики - энтропия (S), лишь только манипуляции с восприятием времени наблюдателем - в теории относительности Эйнштейна - затмили его. Самое главное правило термодинамики - не использовать понятие энтропии никак иначе, чем она определена. Не подделывать. Не фантазировать. Термодинамика - не теория относительности.
   Пример такой спекуляции с энтропией - термодинамика чёрной дыры. В фантастике используется такой сюжет. Если родиться в станции, вращающейся по орбите чёрной дыры, то можно увидеть её иначе, чем это сейчас представляет землянин, вооруженный теорией относительности Эйнштейна, но никогда не бывавшей там (на орбите чёрной дыры). Если обычно, звезда может коллапсировать, взрываясь и рассеивая свою массу по расстоянию вселенной, то при некоторых условиях (приводящих к образованию чёрной дыры) - она может рассеивать своё расстояние по массе. В любом случае - энтропия возрастает одинаково. И тогда плотность чёрной дыры крайне мала. Но, нет никакой возможности понять, то ли чёрная дыра - дверь из нашей привычной вселенной массы, размазанной по расстоянию во вселенную расстояния, размазанного по массе или наоборот? Возможно мы уже внутри чёрной дыры?
   Но, если энтропия - лишь третья производная расстояния во времени, то что ещё называется "удар" (скорость ускорения), как первая такая производная - есть скорость, а вторая - ускорение. То, при расчёте энтропии - масса и расстояние не равнозначны и тогда очевидно, что сценаристы фильма Клер Дени - "Высшая жизнь" - впали в самую обычную термодинамическую ересь. И, мы до сих пор не понимаем, что же происходит внутри чёрной дыры.
   dQ+А=dS/dT - при нулевой работе (А) - изменение внутренней энергии термодинамической системы определяется изменением отношения её энтропии к температуре. Но температура - всего лишь условная характеристика средней скорости молекул газа, ударяющихся о стенки сосуда. Что же тогда энтропия? Очевидно, что при определённых допущения - нулевой работы) - это термодинамический аналог импульса S=PV/T. Но, при более детальном семиотическом рассмотрении этого понятия (см. другие мои статьи) - это просто третья производная перемещения во времени:
   v=s/t
   a=s/t^2
   S=s/t^3 - некоторый (термодинамическо-теориоотносительный) аналог s x m/t - произведения расстояния и отношения массы ко времени, что семиотически ровно тот же самый механический импульс, но определённый вне рамок семиотики, не как произведение трёх терминов, а только двух. Например, гипотетическая субатомная частица, состоящая из красного u-кварка и зеленого d-кварка (либо, из зеленого d-кварка и синего s-кварка, но при этом, равная обычному трёх-цветному адрону дельта минус (222 - ddd). Это пример говорит лишь об ограниченности или приблизительности семиотики. В будущем, обязательно встанут задачи, решение которых выйдет за границы семиотики 1883 года. Энтропия - пример.
   Но, вернёмся к определению гравитационной постоянной, как произведению квадратов скоростей. Время входит в уравнение скорости, потому дефект восприятия скорости - очень условно - можно связать с дефектом течения времени. Эта условность - сведение понимания к поверхностным признакам - свойство человеческого мышления, потому человек сразу и хватается за него, как за спасательный круг. Не хочет думать, потому, что ему и так все понятно. Теперь понятно, что имел в виду Эйнштейн, когда заявлял, что масса замедляет время. Он не смог внятно объяснить своего предположения. Но если масса ускоряет воображаемую космонавтом скорость вращения планеты вокруг его станции, относительно чувства гравитации, то это можно понять как замедление времени самой планеты, в этом воображаемом космонавтом её вращении вокруг его станции.
   Гравитация - не проблема физики и математики, но проблема восприятия физики и математики обычным человеком, то есть - проблема философии и психоанализа. Почему мы так думаем? А так же - это проблема социологии. Почему такая мысль нас приводит к большому адронному коллайдеру? Странному (можно сказать - магическому) материализатору фантазий о природе субатомных частиц. Затраты на который колоссальны. Что уже объяснение. Новая пирамида Хеопса, то, на что потрачено столько труда - однозначно материально. Остаётся только подменить термины материальности коллайдера и образующихся внутри него частиц. Зачем его строили? Что бы обрести связь между фантазией и реальностью? Такой концепт фантазии (дельта минус - 222, фото или прагма, она же загадочная энтропия) и реальности (омега минус - интуитивно понятного 333 умозаключения) - либо реклама (сила), либо научная пропозиция (энергия).
   Объяснение импульса (дельта минус - 222) и трёх типов энергии (121, 231 и 332) - аналогично объяснению двух типов сил.
   Матрица мышления в терминах классической физики выглядет так:
   p^2 - - p^2
   E E E
   F F
   p
   Напоминает смайлик. Где:
   p - импульс (ms/t), здесь может быть и энтропия S,
   ^2 - возведение в квадрат,
   E - энергия (ms^2/t^2),
   F - сила (ms/t^2).
   Еще один метод объяснения гравитации физиками - пресловутым бизоном Хиггса. Частица вне загадочного поля Хиггса (тот же самый ненаучный эфир, вдруг - принявший форму научности) не имеет массы, а попав в поле Хиггса застревает в нем. Масса как липкость. Сила гравитации можно имитировать силой всасывания. Или с помощью гидравлических замедлителей. Цель создания большого адронного коллайдера - реально взрывая воображаемые частицы материи - обнаружить среди осколков этого взрыва - следы, доказывающие теорию Хиггса. Но, сами физики утверждают в осколках субатомных взрывов обнаружить можно все, что угодно, точно как в нагромождении камней на Марсе можно разглядеть знаменитое лицо. Это апофения. Человек видит в хаосе лишь то, что ему уже знакомо. Теория концептуальной метафоры 1996 года - ровно о том-же, для совершения концептуального переноса значений из одного ментального пространства в другое, необходимы уже существующие пути такого переноса, как рельсы. Эти рельсы построила та сфера деятельности человека, которую ошибочно именуют магией.
   Как можно увидеть то, чего до сих пор увидеть не удавалось? Кварки, глюоны, мезоны (сочетания кварка и антиквара - u/d) - были известны как абстракции с глубокой древности, пусть и под другими именами. Для их физического открытия коллайдер не потребовался, они были открыты во второй половине 19 века на кончике пера математика Софуса Ли. Но древние даосы знали о них задолго до этого, как о состояниях природы. Книга И Цзин. В отличие от бозона Хиггса у которого не было магического аналога. Хотя и этот бозон - на самом дела - лишь новое научное имя ненаучного мирового эфира.
   Что есть этот эфир? Его определил Аристотель, но совсем в другом контексте. Сфера неподвижных звёзд образована пятым элементом мышления человека - эфиром (не водой, не землёй, не огнём слова - логосом, не воздухом - Духом), а достоверностью высказываний человека. Когда человек говорит достоверно, его слова понимает Бог сферы неподвижных звёзд, собственно сама эта сфера и образована эфиром достоверными мыслями человека, а когда в словах человека нет такой внутренней достоверности - он и сам не понимает, что говорит.
   Сейчас такой пятый элемент речи нам понятен, как постмодернистский дискурс. В котором теперь нет ничего особенного. Ничего загадочного или магического. Правда, вместо достоверности дискурсивного высказывания мы называем его уравновешенным. Безумная речь уравновешивает кошмарный сон. Любой дискурс - не язык Бога, а тюрьма мысли. Сфера неподвижных звёзд - на самом деле - есть лишь социальная сфера, образованная взаимным сочетанием дискурсов. То есть, правы были именно софисты, а не Аристотель? Возможно. Но софисты утверждают невозможность единого для всех подлинного бытия, у каждого человека своя правда, то, что несчастье для одного - благо для другого, то есть, если даже они и были правы, то не понимали этого. Говорили правду - случайно, пока врали.
   Нас же теперь интересует не сколько диалог с Богом, которым грезил Аристотель, сколько преодоление оков мысли, коллапс сферы - рухнувшие небеса. Проще всего сделалась это в виртуальной реальности, используя блокчейн - принцип Веры в материальность чего угодно, другими словами - принцип раздувания диаметра этой социальной сферы нашим мышлением. Новая магия в этом разрушении сферы и создание из осколков рухнувших небес - чего-то более многомерного, простого геометрического образа которого у нас сейчас просто нет.
   Вернёмся к матрице адронов ядерной физики. Первая цифра - красный цвет кварка, вторая - зелёный, третья синий. Условные цифровые обозначения: 1-u кварк, 2-d кварк, 3-s кварк.
   uuu uus uss sss
   uud uds dss
   udd dss
   ddd
   Пример - один из типов ядерных реакций превращения протона в нейтрон: uud x d/d = udd x u/d (протон x виртуальная частица = нейтрон x пи-плюс мезон). d/d =1. Какое бы математическое выражение мы бы не умножили на единицу, математически оно не изменится. Но, на самом деле, все не так. Ещё как изменится, ядерный взрыв будет вполне заметен.
   Сами абстракции кварков тоже не элементарные частицы, они просто числа цвета, базовые - именно цвета, а не кварки, кварки состоят из симметрий.
   u=а х а
   d=а х б
   s=б х б
   б=1/а
   u=а х а
   d=а х 1/а
   s= 1/а х 1/ а
   аааааа аааа/аа аа/аааа 1/аааааа
   ааааа/а ааа/ааа а/ааааа
   аааа/аа аа/аааа
   ааа/ааа
   Очевидно, что 113 (схема вообще) - по структуре - соответствует 122 (неопределённое восклицание, ой!), 133 (указание на владельца) - соответствует 223 (реклама), а 123 (этот) - соответствует 222 (фото).
   До Ми Соль Си
   Ре Фа Ля
   Ми Соль
   Фа
   Ещё одна шкала расшифровки матрицы (логика Аристотеля):
   Первая цифра - высказывание (утверждение или отрицание), вторая - посылка (общее или частное), пересечение высказывание и посылки есть термин, третья - контрастность или категоричность термина (возможно присуще или именно присуще). Кроме полярных значений существуют и промежуточные, нечто среднее между отрицанием и утверждением, между общим и частным, между категоричным и некатегоричным (необходимость).
   Примером множества терминов служит куб. У куба шесть рёбер. Нижнее - частное, верхнее - общее, переднее - отрицание, заднее - утверждение, левое возможное, правое - именно присущее. Центральная часть куба - неопределённое (необходимое).
   Все методы описания матрицы возможного состояния жизни - равноценны, их элементы (термины) легко пересчитываются одно в другое.
   Аристотель обладал выдающимся мышлением. Хотя и мыслил о теории Пифагора. Обсуждать это бессмысленно, просто прочите Аристотеля сами. Переписывал её по новому. Он определил четыре термина - четыре рёбра куба мышления как пересечение граней. Это нижнее переднее ребро - О частное, триаде), верхнее переднее - I (частное утверждающее), верхнее заднее - Е (общее отрицающее) и нижнее заднее - А (общее утверждающее). Терминология общепринята. Чарльз Пирс лишь пересказал Аристотеля, это пересказ - семиотика. Попытки понять Аристотеля и считались магией.
   Оборачиваемость четырёх терминов. Чтобы понять Аристотеля посмотрим на описанный выше символический куб мышления. Повернем его правой стороной к нам. Эта плоскость категоричности (именно присуще). С учётом перспективы можно увидеть комнату. Мы стоим в дверях (категоричности высказывания). Дальняя стена с окном - некатегоричное (вероятное). Допустим комната разделена стеклянной перегородкой, это необходимо присущее, которое (со слов Аристотеля) многие люди путают с вероятным. То есть, перспектива категоричности очевидна не всем. Далее, для простоты я буду называть эти три плоскости - дверь, окно, перегородка (между окном и дверью). Верхний правый угол комнаты (для каждого из сечений) - А (утвердительное и общее высказывание). Нижний правый - I (утвердительное и частное). Верхний левый - Е (отрицающее и общее). Нижний левый угол - О (отрицающееся и частное).
   1) Рассмотрим плоскость двери (именно присуще, то есть - выскажемся наиболее категорично), в которой мы стоим.
   Точка Е. Очевидно, что если все 1 не присущи всем 2, то все 2 не присущи всем 1. Так Аристотель определил оборачиваемость терминов. Е - здесь - оборачивается само в себя.
   Точка О. Если некоторые 1 не присущи некоторым 2, то, о том насколько некоторые 2 не присущи некоторым 1 - мы достоверно ничего утверждать не можем. О - здесь - не оборачивается.
   Точка I. Если некоторые 1 присущи некоторым 2, то совсем не факт, что некоторые 2 присущи некоторым 1. Здесь - I - не оборачивается.
   Точка А. Если все 1 присущи всем 2, то все 2 присущи некоторым 1. Здесь термин А оборачивается в термин I.
   2) Стеклянная перегородка посреди комнаты. Необходимо присуще (нечто среднее между именно присуще - дверью и возможно присуще - окном). Оборачиваемость терминов почти та же самая, что и в первом случае, за исключением термина I, он (здесь)
   оборачивается сам в себя. Если некоторые 1 необходимо присуще некоторым 2, то и некоторые 2 необходимо присущи некоторым 1.
   3) Плоскость окна. Вероятно присуще.
   Термины О и I - здесь, с вероятностью оборачиваются сами в себя. Если некоторые 1 - вероятно не присущи некоторым 2, то и некоторые 2 - вероятно не присущи некоторым 1. Если некоторые 1 - вероятно присущи некоторым 2, то некоторые 2 - вероятно присущи некоторым 1.
   Термин Е - здесь - не оборачивается.
   Термин А - здесь. Оборачивается в термин E. Если все 1 вероятно присущи всем 2, то не все 2 вероятно присущи всем 1.
   Но, описать пространства куба мышления одними только 4 терминами - четырьмя ребрами из восьми - сложно. В семиотике каждое ребро (термин) - разбито на три знака. У Аристотеля подобное семиотическому деление можно обнаружить в "Аналитике". Например - три градации категоричности (возможно, необходимо, именно присуще). Так же он говорит о неопределённых (не утвердительных и не отрицательных) высказываниях. Как и не общих и не частных. На это описание средних значений обратил внимание Чарльз Пирс, что и привело его в 1883 к теории семиотического знака. Не смотря на революционность семиотики, хайп, который она вскоре вызвала в обществе. Как ещё недавно подобный хайп вызывали лекции о блокчейн. Не смотря на популярность семиотики у фрейлин британской королевы, Пирс умер в нищите.
   Отличие силлогистики от семиотики - в названиях терминов. И некоторых подробностях символического пространства мышления, одних - рассмотренных подробнее Аристотелем, других - Пирсом.
   Тем не менее, сам Аристотель такое очевидное из его слов деление пространства мышления на знаки - не развивает. Но само пространство описывает, для этого ему понадобилась некоторая другая абстракция - фигуры. Их три. Но с учётом всех вариантов - семь. Последователь Аристотеля - первый ботаник Теофраст - ввёл четвертую фигуру, но это говорит о поверхностном понимании идеи Аристотеля. Фигур только три.
   Довольно сложно формализовать описание фигур Аристотелем, своими словами - они неоднозначны. Либо использовать его собственные определения. Либо интерпретировать их, что уводит в сторону. Например, эту ошибку и совершил Теофраст.
   Фигуры, как включённость терминов, одно в другое. Очевидно, что возможны 4 варианта: 1<2<3, 1<2>3, 1>2<3, 1>2>3. Это и есть четыре фигуры Теофраста. Это его собственные фигуры его собственной теории силлогизма. Силлогизмов в ней не 14, как у Аристотеля, а 19. Эту вторичную теорию называют "современные представления", хотя Теофраст был все на 14 лет младше Аристотеля. И эти современность Теофраста и несовременность Аристотеля одинаково отдалены от нас двумя тысячелетиями.
   Другое (ближе к тексту самого Аристотеля) формализованное представление - о включённости трёх терминов друг в друга:
   Фигура 1): (1(2(3)));
   Фигура 2): 1(2(3)), (1(2)3), (1)(2)(3);
   Фигура 3): (1)(2(3)), ((1)2(3)), (1)(2)(3).
   Первую фигуру несложно представить перспективой, вспомним метафору комнаты, взгляд на комнату всего мышления человека - через дверь в стене категоричности. Термин окна включён в термин перегородки по середине комнаты, термин самой перегородки включён в термин двери.
   Со второй и третьей фигурами - сложнее. Любое объяснение - по отношению к оригиналу - условно. А сам оригинал - сложно понять.
   Используя метафору комнаты, для второй фигуры мы выбираем главной точкой зрения - среднюю перегородку необходимого. Для третьей - наоборот - кроме средней.
   Если первую фигуру Аристотеля можно однозначно связать со зрительной перспективой, с академизмом в живописи, а четвертую фигуру Теофраста - с обратной перспективой, как на иконах. То, вторая фигура - это взгляд изнутри необходимости, как в концепции постживописной абстракции Клемента Гринберга 1960. Модернизм дискурса художника, который проявится в 12-13 веках, например - у Джотто - это концепция Юбера Дамиша - бесформенным облаком над головами социальной иерархии кардиналов в центре картины.
   Третья фигура - противоположность второй. Что это? Университет? Феодализм, дискурс анти-художника, как общественная формация? Но, вне обсуждения остались ещё четыре варианта определения фигур мышления. Мы не можем восстановить мысль Аристотеля, лишь продолжить её с точки обрыва. И таких направлений множество. Как и - вероятно - сам Аристотель - лишь продолжил - теперь уже окончательно забытую - мысль Пифагора. В эпоху общества потребления смысл текстов тает так же стремительно, как полярные льды, растворяясь в хаосе полной бессмыслицы.
   Например - логика. Законы логоса. Третья стихия древних греков - слово. Но достоверность - силлогизмы Аристотеля - пятый элемент, эфир сферы неподвижных звёзд. Ещё Эмпедокл заявил, что философы заняты вовсе не поисками первоэлемента природы, а определяют стихии своего собственного мышления.
   Три закона логики.
   1) Тождества - по сути это речь об одном из аспектов теории силлогистики Аристотеля, оборачиваемости терминов. Хотя интерпретация очень занимательна, если используется какой-то термин, то он и должен оставаться таким на протяжении всего разговора. Как мы знаем, термины могут оборачиваться сами в себя, в другие термины или не оборачиваться вовсе. Все зависит от фигуры - точки зрения. И из аристотелевых 64 вариантов высказывания, состоящего из цепочки трёх терминов, что пересекается с Книгой Перемен даосов, достоверны только 14. Но, сложно утверждать что-то определённое о самой теории Аристотеля, настолько она переиначена его последователями.
   2) Противоречия, он же закон исключённого третьего. Если есть два возможных вывода, противоречащих друг другу, то истинно что-то одно. Хотя концепт, например физический, и есть это исключённое третье, как непротиворечивое единство казалось бы противоречащих друг другу точек зрения.
   3) Достаточного основания. Истинным утверждение можно считать только, если они имеет достаточное основание своей истинности. У Аристотеля таким основанием любого доказательства является силлогизм. Которых всего 14. Это и есть эфир, как пятый элемент речи - достоверность. 14, если верить интерпретаторам. Текст самого Аристотеля слабо согласуется с "современными представлениями" о его теории. На самом деле, это вопрос аргументации. Существует 48 дискурсов и для каждого дискурса существует своя собственная аргументация. Для барыги аргументом истинности является спрос. Не важно на что. Для художника - образ, для учёного - эксперимент. Для постмодерниста - самоирония, для профессора - статус, индекс цитирования, ученая степень. Для властей - социальный статус. Для софиста - слабость мышления собеседника, готового принять любую ложь. Для потребителя - имя его чувства лучшей жизни и так далее.
   Три закона логики - вообще ни о чем. Если только их основанием не считать статус профессора, который излагает их на своей лекции. Имеет социальное право излагать что угодно.
   Вернёмся к семиотическому знаку. Это единство трёх аспектов знака. Четвёртый элемент, как итог сочетания вариантов трёх.
   Возможен и пятый элемент, как непротиворечивое единство четырёх предыдущих, Жак Лакан в 1970 году назвал его постмодернистским (то есть - произвольно обусловленным) дискурсом. Сам термин дискурс предложил Фома Аквинский, ещё в 13 веке, для обозначения очерёдности этапов мышления, определённых Платоном в своей теории четырёх частей речи (чувство идеи смутной, его имя, концепция такого имени и понимание рисунка концепции имени).
   Очередность элементов дискурса Фомой Аквинским была определена, последовательной, как 1234. Но, Платон просто перечислил эти этапы мышления (он называл их стадии речи). Конечно, интуитивно, можно понять эти стадии последовательными, вслед за Фомой Аквинским, но Лакан заявил, что такие очерёдности в дискурсе могут быть какими угодно. Расшифровка уже современная:
   - первая группа 12 - господина (потребителя-1234, просьюмера-1243, баера-2134, маркетолога- 2143);
   - вторая группа 13 - истерика (художника-модерниста-авангардиста-1324, художника модерна-академиста-1342, художника китча-3124, ремесленника-3142);
   - третья группа 14 - постмодерниста (у Лакана её нет - повстанца-1423, сочувствующего-1432, специалиста во всем-4123, коллаборанта-4132);
   - четвёртая группа 23 - литератора (у Лакана её нет - барыги-2314, бизнес-гуру-2341, гуру-барыги-3214, психоделического гуру- 3241);
   - пятая группа 24 - университета (журналиста, вассала-горожанина или вечного студента-троешника-2413, активного гражданина-отличника-2431, аспиранта-4213, феодала-чиновника-профессора-4231);
   - шестая группа 34 - аналитика (психоаналитика-философа-3412, популярного философа-3421, университетского философа-4312, софиста-4321).
   Эта история началась с предложения написать рассказ о магии. Странная мысль. Человек жив только благодаря магии и только по причине её забвения существует. Ещё бы договориться, что считать человеком, причиной, магией и договором.
   Мартин Хайдеггер, которого сложно обвинить в магии, он философ (человек, мыслящий о природе собственного мышления), в 1923 году определил две формы представлений человека о бытие.
   Само подлинное бытие, DasEin (ЭтоМышление) и слепое существование вне такого мышления-бытия, DasMan (ЭтоЧеловек). Например, существование современника в обществе потребления - Мартин Хайдеггер характеризовал полуживотным-полуавтоматическим.
   Сказал ли он этой своей теорией бытия, как времени - что-то новое? Врят-ли. Рассуждения об этом длятся тысячилетия. Кроме того, это разделение понятий бытия и существования было новым для немецкого языка, в английском же языке, такие метафоры бытия, как пространства уже существовали. Почему? Возможно благодаря таким мистикам, как Джон Ди. Или его предшественникам. Язык лишь отражает мысли, не наоборот. Так вот, в английском языке уже есть две метафоры понимания человеком своего бытия:
   - Это "мир на расстоянии вытянутой руки", по русски - это бахтинский хронотоп (Здесь-и-Сейчас, то же что и Дао - китайском, Барака - в арабском, Закон - в еврейских, Дзен - в Японском или Благодать - в европейских языках). Жизнь есть только то, что происходит с нами прямо сейчас. Но, рассказывая о жизни автор рассказа (отражая природу своим мышлением, которое, в свою очередь, есть отражение идеи человека самой природой) - несёт ответственность, за достоверность этого рассказа. Перед кем? Перед самим собой, никто другой - достоверности его творчества (как единства жизни и искусства) - оценить не способен. Это главный принцип постмодернизма - "единство означающего и означаемого". Чем не магическая формула?
   Аристотель, а ещё недавно последователей его учения (например Джона Ди) - считали магами, как и последователей Платона, как и тех, кто пытался соединить оба учения концептом (непротиворечивым единством). Это сделал Фома Аквинский в 13 веке. Его теория благодати до сих пор составляет одну из основ магии христианства, если закрыть глаза за противоречиво магов и софистов в самом христианстве.
   Как в 1980 сказал другой мыслитель-постмодернист американец Ричард Рорти - что перекликается с размышлениями русского мыслителя Михаила Бахтина - смыслами, как одеждами, авторское произведение наделяет сам его зритель. Ему лишь кажется, что такими смыслами произведение обладало изначально. Задача творческого произведения одна, воодушевлять зрителя на такие смыслы. Создать достоверную основу.
   Француз Жиль Делез в 1991, также не сказал ничего нового, когда называл художественное произведение - памятником застывших перцептов и аффектов, то есть - сгустком ощущений и переживаний (то есть - чувств), а что тогда есть их единство, как не концепт Пьера Абеляра 12 века? Он же благодать Фомы Аквинского (единство теорий дискурса Платона и холизма Аристотеля). Это концепт (он же благодать) - по средневековой теории китайского художника и теоретика искусства - Гу Кайджи - и есть сама картина. Но, новый, постмодернистский концепт - по Делезу - это уже непротиворечивое единство не только ощущений и чувств, но и их единства, концепт концепта.
   Как в концепции постживописной абстракции 1960-х американца Клемента Гринберга, который был родом из Харькова (сбежал от большевиков): если академическая живопись есть игра в отражение человеком природы (например, в имитацию объёма и пространства - например лессировками и перспективой, что есть китч), то есть и игра художника в саму такую игру в художника, авангард как игра в отражение самой природой, играющего в её отражение художника, что - по сути - непосредственная демонстрация своих ощущений, чувств-переживаний и их из концептов. И Кусто таким было всегда. Но, само искусство - всегда - подменяется китчем. И, время от времени, проявляется протест против такой подмены. Как у Поля Сезанна (непрокрашенные участки холста, как ещё одно - немыслимое в те годы - средство выражения) или как у Джексона Поллока (пятна и потекли краски, заполняющие собой все пространство холста - театральную сцену игры в живопись). Что просто - честный взгляд на живопись, действительно, больше в ней ничего нет и нет никакого смысла скрывать эту бессмыслицу за иллюзиями природы. Нечто подобное можно сказать о творчестве многих российских художников старшего поколения, например - Владислава Зубарева.
   Если художественное произведение лишь имитирует единство искусства и жизни, как в академической живописи, эта ложь будет отражена многократно зрителями и тогда вообще никто ничего не поймёт. Как случае Леонардо. Но ложь - всегда - кому-то полезна.
   Подобная немецкой, постмодернизация русского языка Михаилом Бахтиным произошла в тех же самых 1920-х. Бахтин пришёл к своим выводам, рассуждая о французской средневековой смеховой культуре и полифонии в творчестве Фёдора Достоевского, детство которого прошло в семье доктора психиатрической клиники для бедных. Мир вне этой клиники оказался тем же самым.
   - И есть "мир современника" (contemporary world), это слово сейчас заимствовано русским языком, как контемпрорари, что ни какая не "современность" (modern), а "современник", тот, кто ничего в своей жизни не понимает, что нисколько не мешает ему жить. Плыть по её течению, наслаждаясь комфортом получения и передачи информации, не вникая в суть происходящего (самой информации).
   Смешно слышать сейчас такие термины как контемпрорари-арт-галерея, контемпрорари-арт-музей. Это по определению не арт, не галерея и не музей, а их имитация. Что, безусловно - выражение деятельности человека, но не искусство. Не композиция, не картина, не поиск художником концепта своих чувств и ощущений. Что-то другое, вне поиска баланса цвета, вне поиска равновесия форм и вне актуальности их единства - метафоры. Обыденность вместо искусства.
   Что же в такой картине остаётся? Социальность, "картина" как смысл, предположительно ожидаемый её зрителем. Кем ожидаемый? Куратором, галеристом, возможно, но только лишь отчасти и её автором. Теперь все меньше и меньше. То, что картиной считает куратор и галерист. То, что им самим комфортно считать картиной. Это есть подмена картины поверхностными признаками картины, но не любыми, а лишь теми, которые контролирует сам конкретный куратор или галерист, тем, что им доступно практически.
   Сам автор (художником или ремесленником назвать его уже сложно), превращается в статиста этой социальной игры в картину. Если автор больше не важен, его место занимает кто угодно, сам вчерашний зритель, разорившийся владелец кафе, бомж, безработный дизайнер, даже менеджер галереи. По началу эта маргинальность даже считалось признаком художника.
   Сам то я кто? Студент физик 1980-х, разворачивавшийся в перспективах университетского знания. В живопись меня привело презрение к университету. Стремление к настоящему. В поисках образа которого - тогда - я расстилил на крыше холсты и ночью в темноте выплёскивал на них краску из вёдер. На утро повесил эти холсты на первом попавшемся заборе и стал наблюдать, что произойдёт дальше. Как я сейчас понимаю - типичный перформанс. Далее журналист местной газеты написал разгромную статью, она привлекла внимание местных художников, авангардистов ТЭИИ (дело было в Ленинграде) и кураторов из КГБ. Которые после задушевных бесед и уговоров прекратить акцию - просто уничтожили все картины, вместе с забором. А затем ещё несколько дней гонялись за съемочной группой аспирантов западно-берлинского свободного университета, снявших обо всем этом фильм, свою дипломную работу.
   Тридцать лет я наблюдаю перемены в представлении о картине, что считается картиной? Формально, картина осталась картиной, но подлинный её смысл - воодушевление зрителя - покинул её пространство, ограниченное плоскостью холста и растворился в пространстве социальных отношений кураторов, галеристов, зрителей, другими словами - в пространстве дискурсов. Это и проявил первый же мой перформанс.
   Но, такие институции - смысла картины вне картины - существуют и их сотрудникам просто не объяснить, что они заняты исследованием галлюцинаций об искусстве. Причём, даже не зрителя, а своих собственных. Но, тогда и прежнее "искусство" можно назвать галлюцинацией искусства художником.
   Наука - если отделить её от софизмов (гуманитарного знания) - есть поиск концептов противоречий представлений человека о природе. Физические величины - это те же самые семиотические знаки мышления. Любые физические теории описывают не природу, а пространство мышления человека о природе. У семиотических знаков своя логика, поверхностны признаки которой и называли магией. Базовые понятия этого пространства - в классической физике - масса, расстояние и время. Особенно это заметно в теориях ядерной физики. Субатомные частицы - сочетания трёх цветных взаимодействий. Серые сочетания трёх цветов. Другие, изначально серые частицы, например электроны и нейтрино - локализованны вне ядер атомов, как устойчивых сочетаний цветных кварков. Атом, с учётом вылетающего из него со скоростью света нейтрино - имеет размер порядка вселенной. Все масштабные возаимодействия, силы, например - гравитации - на самом деле - внутриядерные взаимодействия. Просто мы привыкли делить атом на массу ядра и пространство вселенной. Время - просто срок пробега нейтрино со скоростью света. Время связано с массой и расстоянием, в древности эту связь понимали магией стихий природы. На самом деле - стихий нашего мышления о природе.
   Но этот цвет ядерных взаимодействий - вовсе не цвет краски, а абстрактный цвет физиков. Например ядерное взаимодействие - условно зеленое. Хотя сам ядерный взрыв не зеленого цвета.
   Поэтому, метафорой пространства мышления можно считать не только геометрические (магические) фигуры, но и пространство цвета. Об этой связи цвета и мышления рассуждали Ньютон, Иоганн Гете и Василий Кандинский. Но, подобные теории связи пространства мышления и звуков (теории музыки) - существовали с глубокой древности, например - теория Пифагора, последователей которого (например Ньютона) - современники и считали магами. Наука, музыка, аналитическая философия, астрология, софизм и эзотерика - вышли из одного источника. Это единое, разделённое культурой знание человека о своём мышлении. В таком контексте, теория структуры мышления человека из Каббалы или воображаемся теория древних рун Гвидо фон Листа - воодушевившая немецких нацистов из агенства магии (Аненербе) - ровно та же самая теория семиотического знака мышления Чарльза Пирса. Как и современный постмодернизм с его теорией дискурса.
   Художник - с точки зрения постмодернизма - не обязательно живописец, это тип мышления, когда противоречивые чувства и ощущения сводятся в композицию. Сон о символе понимания принимает форму картины. Определённая структура мысли. Чем не магическая формула? У ремесленника, что совсем другой дискурс, все наоборот, картиной выражаются его чувства композиции, иллюстрация представлений о композиции. Когда композиция художника это и есть сама картина. У художника композиция или другими словами концепт чувств и ощущений - есть результат некоторого (тоже можно сказать магического) опыта, у ремесленника - эта магическая картина художника - лишь источник вдохновения, то есть, это ремесленная подделка опыта художника. Имитация или китч.
   Сейчас появился новый термин "мета-модерн", оправдывающий практику ещё больших подделок картины, уже даже не представлениями ремесленника о композиции, а лишь поверхностными признаками таких представлений, мета - это сверх. Сверх-модерн - это и есть контемпрорари, он же постмодерн. Новые термины просто излишни. Разве, как ещё более поверхностные признаки чего-то.
   Как его ни назови - постмодерн останется постмодерном. Подделкой. Подделка подделки подделки - не перестаёт быть подделкой. Даже если просто стибаться на этим. Сарказм, не тоже самое, что творческая ирония или самоирония. Хотя, может существовать локальная мода на именно такие подделки мысли юмором, как - например - произошло в России конца 20 века, но только по причине отсутствия альтернативы. Когда зритель видит лишь то, что удобно куратору и галеристу. Все прочее - дискредитируется. Например, такими декларациями: "новое искусство - возрождение академизма, постживописная абстракция - устарела, картина - то, что имеет историю владения или что продаётся как картина, постмодерн - против модернизма, постмодернизм - умер". Все это чушь, но эти декларации формируют матрицу поверхностных признаков имен чувств зрителя, из которой - самостоятельно - ему просто не вырваться. Ничто не возвышает человека над самим собой, как искусство, но если его больше нет, то не возвышает ничто. А сам человек-потребитель и не хочет никуда вырываться, матрица создаёт ему иллюзию комфорта жизни. Когда все поверхностно, сама информация, то есть - суть - не важна. Но на самом деле, матрица признаков картины, доступных зрителю служит вовсе не его комфорту, она служит одной единственной цели - авторитету галериста или куратора. Товаром является такой рыночный авторитет, что подобно авторитету феодала. Комфорт - в этом. Зритель получает лишь иллюзию комфорта. Он не для всех. Это разделение и есть цель обмана потребителя деятелелями постмодерна. Но такой обман был всегда.
   Постмодернизм - против такого тотального обмана постмодерна (сверх-модерна). Постмодерн - усиление модерна. А сам модерн - усреднение творческих метафор живописи до одной - "живопись это нарисованный театр". Что есть усиление театра? Перформанс, когда сама жизнь и есть театр.
   Модернизм - есть отрицание модерна, доведение его "универсальной" метафоры до предела "метафоры метафоры" - чёрный квадрат Малевича или до абсурда, как к у Сая Твомбли. Модернизм - акцент на представления художника, модерн - на нетребовательного усреднённого зрителя, Малевич называл картины Шишкина - "галерейным зелёным мясом", постмодерн - акцент на дистрибьютора, а постмодернизм - призыв к утерянному ими всеми единству - консенсусу. Магия и есть поиск утраченного единства представлений о природе.
   Деятели пост, мета, или контемпрорари - модерна декларируют, что искусство 12-20 веков - вдруг - было забыто и якобы ему на смену пришло другое искусство. Кем забыто? Ими самими. На каком основании? Да ни на каком, так им комфортнее существовать. Но, человек не меняется, меняются лишь формы его галлюцинации себя человеком разумным. Некоторые из которых - крайне неразумные, но большинство просто не заметит подлога и это - человек.
   Поразительно, что письмом министра культуры РФ, от 2017, адресованным сотрудникам государственных учреждений культуры, предписывается считать значения слов: "актуальный", "происходящий сейчас", "современный" (modern) и контемпрорари - тождественными. Тысячелетний спор софистов с философами разрешён одним росчерком пера министра. Это характеризует состояние культуры, что её просто нет, и утверждать обратное больше невозможно, потому, что различия - философские термины, необходимые обоснования этого - просто отменены. И что, они и вправду отменены? Конечно нет, жизнь протекает по своим законам, а галлюцинации о ней - по своим.
   Типичный мета-модерн. Так можно приказать считать, что Земля - плоская, покоится на трёх бананах, что она центр вселенной, а Солнце вращается вокруг Луны, но как человек узнает правду? Если теперь ему все равно, кроме личного комфорта, в том числе и социального? Никак. Все, что выходит за границы его интуитивного понимания он сочтёт магией, и ему тут же ему предъявят поверхностные признаки такой магии и он будет этому верить (покупать как товар).
   С точки зрения Жака Лакана, психика человека образованна тремя независимыми сферами - символическим, реальным и воображаемым. Их единство - желание что-то говорить. Зачем? Чтобы обрести равновесие сна и речи. Что именно, при этом человеку снится или о чем он говорит - не имеет никакого значения. Реальность - просто сочетание семиотических знаков. Единство кошмара и бреда привлекает тех, кто самостоятельно его обрести не способен и это причина социального неравенства.
   Символическое (можно сказать - магическое) - травмирует реальное (понятное интуитивно) и либо - подчиняет его себе, что сопровождается бессознательным протестом - неврозом. Либо, это проявляет себя вполне как реальный протест - ненависть к символу подлинного (магического) бытия. Тот же самый софизм или постмодерн.
   Либо человек создаёт концепт - как разрешение противоречия между символическим и реальным - тогда это и есть его воображение или творчество. Единство творчества и символического - чувства, единство воображаемого и реального - невежество. Те самые имена чувств. Но, все люди разные и все четыре части психики (в контексте этой теории - можно сказать - речи или мышления) - сочетаются в самых разных вариантах, выстраиваясь в цепочки знаков - дискурсы. Как 1234. Жизнь сама находит баланс между дискурсами, собственно она и есть поиск такого баланса. Но это, если человек бесцельно блуждает в лабиринте своего мышления и не видит магических знаков. Если он видит карту своего мышления - как магический предмет, то он способен совершать необъяснимые обывателем поступки, понимаемые проявлением магии.
   Магическая природа представлений человека о природе - очевидна, так зачем же ещё и писать об этом рассказ? Какой такой сон может присниться, чтобы его компенсацией стал рассказ о магии? Жизнь и есть магия. Поймёте все сами, не сейчас, так на пороге смерти. Зачем спешить? Жизнь - просто шанс понять или не понять это самостоятельно.
   Тому кто понимает это - рассказ магии не интересен. Что есть рассказ о магии тому, кто этого не понимает? Так он и не поймёт. Таких рассказов достаточно. Как практических пособий по магии для чайников? Хорошо, если в них есть самоирония автора.
   Если справедлив тезис, что речь лишь дополняет кошмарные сны, когда природа желаний интуитивно понятна (принимает образы сна), а сами сны - лишь дополняют такую магическую речь. То магия - и есть это дополнение, когда и сон и речь сочетаются гармонично. Возможно множество вариантов этого.
   Об этом рассуждали ещё Пифагор и Конфуций, и непонимаемые современником пересказы этих рассказов - также считаются магией.
   Но, попробуйте сказать человеку, что он, что-то не понимает, он просто не поверит Вам. Любой человек уверен, что - на самом деле - не понимая ничего - понимает все, что есть противоречие. Так понимает все или ничего не понимает? Решить это противоречие просто - это понимание - может быть очень разным. Но, чтобы понять это - необходима возможность сравнить различные точки зрения, а это невозможно, потому, что человеку доступна только одна точка зрения - его собственная. Человек понимает, что его понимание - единственно верное и ему кажется, что все прочие люди понимают все - точно так-же, как и он, а если они и утверждают обратное, то просто обманывают себя или собеседника. Кому верить? Никому, за исключением себя самого.
   В живописи есть понятие равновесия форм. Из всего множества вариантов художник выбирает такое, которое (как ему кажется) соответствует его внутреннему ощущению идеи гармонии все время меняющихся - его же - представлений о ритмах иного (подлинного бытия), растворенных в событиях житейской обыденности. Эти ритмы проявляются как баланс света и тени, или как баланс цвета. А равновесие между балансом цвета и равновесием форм и есть отражение духа времени. Но, если зритель утратил способность сам чувствовать баланс и равновесие, то в его новых фантастических представлениях (смыслах) картины он видит лишь то, что ему продают галеристы или подают кураторы как имена его чувства картины. А у них - свои собственные житейские интересы. Но живопись никогда не была для всех. Да, она выражала представления о картины своей целевой аудитории, но при этом все таки выражала чувства и ощущения автора. Теперь уже нет. Царит хаос представлений.
   Это ещё одно противоречие, решить его возможно только приравняв обе точки зрения, приняв, что возможно третье понимание, относительно которого никто не прав в полной мере, но каждый прав в какой-то частности. Как невидимый объект отбрасывает тени, кто-то видит его тень на стене, а кто-то на потолке, оба зрителя не верят магии своего мышления, но верят своим глазам-чувствам и потому уверены, что тени понимания чувств (имена чувств) и есть само понимание, так вот - решение такое: пусть эти тени принимают разные очертания, но это тени одного предмета. То есть, понимание возможно, если найти понятную (магическую) метафору невидимого подлинного объекта. Метафора - это то, что позволяет различным людям понять что-то более-менее одинаково. Пульт доступа к концептуальному мышлению. Тогда, рассказ о магии - просто список таких редких метафор. Как программный код или шифр мышления.
   Это касается и самого "понимания". Повторюсь. Понимание - недоступный нашему чувственному зрению объект, отбрасывающий множество теней - иллюзий понимания, принимаемых нами за само это понимание. Очевидно, что слово магия, подразумевает некоторое, более полное понимание, чем то, которое это слово вмещает для Вас сейчас. Просто, магией мы называем своё понимание всего непонятного. Или - непонимание очевидного, что одно и то же.
   На самом деле, человек, сталкивались с символической идеей - изначально ничего не понимает, но лишь чувствует её. Называя своё чувство какой-то смутной идеи - "пониманием", а это имя чувства и понимание - не одно и тоже. Но человек уверен в обратном.
   Одно и тоже слово имеет множество значений, какое бы из этих значений мы не применили для обозначения своего чувства невидимой идеи - оно будет казаться нам единственно верным. Почему? Так устроено наше мышление. Чувства непонятны только до тех пор, пока не названы. Простейшее понимание, которого на самом деле - множество уровней - имя нашего чувства.
   Одни люди - более умелы в названии чувств именами, другие - менее. Находятся на разных уровнях понимания форм, смыслов и значений одной и той-же идеи. Не обязательно это понимание своих собственных чувств. Простой пример - вопросы детей. Дети - лишь тренируются в понимании и потому спрашивают у родителей, как назвать то, что они сами чувствуют - именами. Часто им этого достаточно. Что при этом они поняли, на самом деле, остаётся загадкой.
   Другое дело, почему? Почему это моё чувство называется именно так? Такие вопросы более редкие, но и они тоже есть. Родителям приходится давать точное определение словом. Формулировать концепции имен чувств. Хорошо, если они способны на это. Способны далеко не все. Потому и существует обязательное школьное образование. Стандартизация имен чувств.
   Для меня школа была тяжким испытанием, если не сказать - наказанием, пока сверстники заучивали имена чувств и учились жить в этой социальной матрице я учился жить в их мире сумасшедших. Зачем вообще нужны эти имена чувств, если они ничего не объясняют. Что это за дурацкое условие, что одних только имен чувств достаточно?
   Однажды социологи научили обезьянок-капуцинов человеческим товарно-денежным отношением. Нажатие на рычаг приводило к появлению монетки, на которую обезьянка могла купить у людей яблоко или виноград. В обезьяньем сообществе сразу же появилась законопослушные особи, рабочие, проститутки и рекетиры. Кроме того, сразу большим спросом стали пользовать более дешевые товары. Какой результат дал этот эксперимент? И над кем он происходил на самом деле? Над человеком конечно. Чтобы человек не делал, он из всего сделает социальную структуру, даже из сообщества ни в чем не повинных животных.
   Подобные опыты на лабораторных мышах (но, не такие сложные как с деньгами, скорее это опыты с созданием подобия библейского мышиного рая или затруднение доступа к пище) привели к подобному социальному расслоению мышевечества, появились мышиные нарциссы, мыши-рабы, мыши-рекетиры, мыши-канибалы, а 80 процентов самок отделились от остального сообщества и стали жить обособленно.
   Подобные опыты на людях, в первых советских лагерях в Сибири для перевоспитания "врагов народа" привели к людоедству. Но, не людоеды ли все те, кто эти социальные эксперименты ставил. А ведь и это человек. Вне тонкого баланса полярных качеств человека - человека разумного просто нет, имя чувства этого баланса (как идеи) - и есть наш разум, или скажем (раз это тема рассказа) - магия. Магия это секрет - как не стать проституткой, бандитом, рабом или людоедом. Как остаться - в мире базумцев - человеком разумным? Как сохранить лицо?
   Вернёмся к понятию концепции имен чувств. Это скорее уже уровень университета, но и университет не предел мышления. Бог с ним. Такая же социальная возня за ресурсы, как и все. Не магия.
   Вернёмся к концепции имен чувств. Например, что такое круг? Множество точек, равноудалённых от своего центра. Это непонятно, пока не нарисуешь круг по этому принципу. Таким образом, для - более полного, чем одни только имена чувств - понимания - необходим рисунок концепции имени этого чувства смутной идеи. Посмотрев на рисунок - все становится понятно.
   Но, и этот пример не исчерпывает все уровни понимания. Как не исчерпывает его и одно только имя чувства, но - повторюсь - большинству людей, для "понимания" достаточного именно одного имени чувства, меньшему числу людей - для понимания - достаточно рисунка концепции такого имени. Но, всегда найдутся и те, кому и рисунка недостаточно. И самого понимания.
   Далее, напомню, что разговор - об уровнях понимания, которого, согласно Платону - есть два варианта:
   - Первый вариант дальнейшего понимания - просто приравнять непонятный (невидимый) объект (идею) к его пониманию. Платон, а выше изложена именно его теория мышления человека - называл такое приравнивание мысли об объекте и самого объекта - истиной. Это его теория четырёх стадий речи. Не факт, что сейчас под истиной мы понимаем тоже самое.
   Такая (платоновская) истина, по определению, иллюзия понимания. Это мысль не только самого Платона, но и другого современного "университетского философа", Фёдора Гиренка. Поясняя её (рисуя метафору) - он приводит простой пример - банан и мысль о банане, разве они равны? Попробуйте позавтракать мыслью о банане. (Это было бы магией.)
   Тем не менее, многие люди именно так и поступают, но, не когда они завтракают мыслями о еде, а лишь когда говорят о завтраке. Говорят, что позавтракали мыслью о банане. Откуда вы можете знать, что это - правда или неправда? Что, конечно - просто галлюцинация понимания, а не само понимание.
   Как это представить? Да очень просто. Вы смотрите телевизор. (Ещё бы найти кого-то, кто ещё смотрит телевизор). Согласен, неудачный пример. Вы читаете книгу (что тоже теперь очень редкий пример). Хорошо, Вы смотрите Инстаграмм (или любую другую ленту социальной сети) - и с каждым движением пальца по экрану айфона (или гаджета другой марки) - листаете все новые и новые сообщения малознакомых вам людей. На одно сообщение уходит меньше секунды, за такое время Вы просто не способны успеть вникнуть в его суть, то есть - понять, тем не менее, какое-то представление у вас формируется. Поняли ли Вы что-то на самом деле, или лишь приравняли к сообщению-банану свою мысль об этом банане-сообщении. То есть - лишь галлюцинируете, что понимаете? Пусть так. Это Вам мешает? Конечно нет, галлюцинация о банане понимания не отличима от банана-понимания. Потому она и галлюцинация. Её не заметить.
   На самом деле пример с бананом Фёдора Гиренка - лукавый. Понимание (информация), подменена пищей (бананом). Что здесь просто не уместно. Разве, чтобы посмеяться на пересказывавшими эту историю журналистами... Да, мысль о банане не равна банану, мыслью не наешься. Но пища - просто не удачная метафора информации, при её использовании возникает ложное понимание, что галлюцинация понимания не равна самому пониманию. Увы, очень часто - равна. Я уже говорил, что большинству людей - для обретения уверенности, что они все понимают, достаточно одного имени своего чувства. Что же тогда есть это имя чувства, как не галлюцинация банана - то есть - понимания?
   Листая Инстаграмм Вы совмещаете картинки и текстовые сообщения, причём, картинки не успеваете рассмотреть настолько подробно, что бы понять, рисунком каких именно концепций имен чувств они являются, а текстовые сообщения, которые не успеваете прочесть и не успеваете понять именами каких именно чувств они являются, но все равно какое-то понимание у Вас возникает.
   Конечно, Вы можете остановиться на определённом сообщении и изучить его подробнее, но не факт, что это изменит само ваше понимание и - кроме того - речь ведь лишь о том, где задержать внимание, какое сообщение покажется Вам настолько интересным, что бы на нем остановиться? Рекламщики и пиарщики пытаются взломать метод вашего мышления и заинтересовать Вас своей рекламой.
   Обратите внимание на комментарии под сообщениями, очень часто они показывают именно то, что комментаторы просто ничего не поняли. Увидели в сообщении лишь имя какого-то своего чувства (не видимого больше никому) или же же, напротив увидели фантомное выражение чувства, которому дали простое интуитивно понятное имя. Это как ответ на вопрос, что бы это значило? Из советской телепередачи "Вокруг смеха", сатирика Иванова. Если автор сообщения - дурак, он начинает спорить с безумными комментариями его высказывания, возникает перепалка, взаимные оскорбления. Когда же - на самом деле - диалог происходит только о галлюцинациях понимания. И они не совпадают. Как банан и мысль о банане. Но, Вам это не очевидно. Или, напротив, Вы считаете, что это не очевидно вашему собеседнику. Что одно и тоже. Вы же просто обмениваетесь - с ним - различными галлюцинациями понимания - различными именами чувств. При этом, считая их реальными предметами. Как будто у Вас что украли.
   Читатель может счесть эти примеры излишне простыми и очевидными, но на то и пример, чтобы лишь указать на идею. Идее можно придать форму абстрактного символа, можно указать на неё и можно почувствовать, другими словами - понять магическую или символическую форму идеи (метафору) - буквально.
   Секрет (видимо того, что авторы предложения написать рассказ о магии - называют тёмной магией, из их письма сложно понять, в полной мере, что же они имели в виду) - в том, что представлениями большинства людей (ограничивающихся лишь иконическим, буквальным пониманием имен чувств смутных идей или же - символическим пониманием рисунков концепций этих имён, или чем-то средним, прагматическим примером, метафорой, как указателем на идею) - легко манипулировать.
   Существует 18 типов такого обмана - софизмов, если кратко, то это подмена частного общим, путаница с оборачиваемостью терминов или другая подмена терминов, но если сказать ещё проще - это сознательный обман человеком с более сильным мышлением - более слабого. Манипуляция его пониманием. Теорию достоверности мышления создал Аристотель, и его последователей тоже - какое-то время тому назад - было принято считать магами. Софисты, соответственно, анти-маги, последователи тёмных сил хаоса мыслей. Но, они везде и кто теперь может различить белое и чёрное в мышлении? Сказать можно все, что угодно. Кто-то даже поверит.
   Именно Аристотель обосновал софизм - ошибкой логики. Но, это понимание не стало нормой общественной жизни, потому, что её - какое-то время тому назад - контролировали именно софисты. Сейчас уже не так. Вариантов анти-магии стало 48. Включая и саму философию.
   Магия - это видеть то, как на самом деле. Но мы и так видим - как на самом деле, не зависимо от точности своего понимания. А житейская обыденность - иллюзия понимания, обман, а утверждение, что это не так, есть просто присвоение прав мага на достоверность. Сколько видов обмана, столько и беспомощных представлений о магии. Но, кто сейчас поверит, что это обман. Вот и это предложение рассказа, зачем оно? Чтобы дурить головы молодым людям. Но почему нет, если они сами этого хотят? Важно лишь то, что есть некоторые самоназначенные эксперты рассказов о магии (или о чем-то ином - не важно), и что есть возможность комментировать дурацкие рассказы - дурацкими комментариями. По крайней мере, здесь и сейчас, это сказано честно.
   Не надо думать, что софизм редок, что он исключение, он настолько тотален, что пронизывает все сферы человеческой деятельности, от воспитания детей до университета. И так было всегда. И по большому счёту, все, что человек говорит - в той или иной степени - откровенный обман. Другой вопрос, что человек и желает обманываться. Можно лишь честно иронизировать по поводу сомнительной достоверности собственных слов. Или уничтожать тех, кто вскрывает этот обман, затрудняя мошенничество с пониманием.
   Сократ сказал об этом так: "я не знаю ничего, но они (имеются в виду - софисты) - не знают даже этого". И был приговорён софистами к казни. "Они не понимают, не только, что говорят, но и то, что делают". И выпил яд добровольно. Это был - для него - единственный способ сказать правду. Миф об Иисусе Христе - с точки зрения Жиля Делеза - иконическая форма этого мифа о Сократе. Любой другой выход был бы галлюцинацией понимания жизни, равноценной софизму фарисеев.
   Слова - ложь, этот текст не исключение, но ложь в том смысле, что мы часто способны сказать большее, чем слова способны вместить. И потому - есть искушение манипулировать буквальными значениями слов, лишь имитируя понимание. Но, именно этим человек и занимается. Преодолеть ограничение мысли словами - есть магия. Но и магия - лишь имя чувства смутной идеи подлинного бытия непосвященными. Профаны называют магией, все превосходящее их собственное понимание. Это не так плохо, большинство людей не способны и на это. Но сами они так не считают, уверены в обратном. То, кто понимает - просто видит подлинное бытие, растворенное в любых событиях житейской обыденности. Что и есть искусство.
   Опять же Жиль Делез назвал христианство - иконической формой платонизма. До сих пор в среде православных существует противоборство двух сект - платоников и истинных (по сути - софистов). Храмы легко различить по методу торговли в них свечами. В одних - подобие супермаркета, в других просто ящик для добровольных пожертвований. Софисты времён инквизиции истребляли платоников - называя их магами и чернокнижниками, тайными поклонниками Сатаны.
   - Второй вариант - непосредственное ощущение (можно сказать созерцание) идеи. Собственно, это и есть то, что профаны называют магией. Дурацкое слово - магия, это лишь икона аналитической философии, но раз уж оно является причиной этого рассказа, будем использовать его, подразумевая в нем гораздо большее значение.
   Если обычный человек чувствует трансцендентальные платоновские идеи смутными, выдавая имена таких своих чувств за понимание, то "маг" (тот, кого обычные люди называют магом) - осознает, то есть непосредственно ощущает конкретные идеи (например - убожества метода чувств). Не приходит к платоновской "ложной истине" долгим путём мышления о чувствах, их именах, концепциях, рисунках и пониманиях, а непосредственно созерцает её изначально.
   Да, вслед за Фёдором Гиренком можно назвать и такое созерцание истины галлюцинацией. Чарльз Пирс называл такие ложные истины обрывами цепочек семиотических знаков. Но, разберёмся в терминах. Истина - по определению Платона - есть тождественность объекта чувств (идеи) и понимания рисунка концепции имени её чувства. Это доступно не многим. Нет чувств - нет и ложных истин. Истина - созерцание трансцендентальной (недоступной чувственному пониманию идеи). Следовательно, критиковать просто нечего. Нет никаких оснований для критики того, что выше понимания критика. Что никогда не мешало самому критику. Но, критика магии существует, примеров можно привести множество, не только добровольную казнь Сократа, и её фантом - распятие Иисуса Христа.
   Прообраз истории про гетовского Фауста - другая, гораздо менее поэтическая история о другом Фаусте, изгнанном из богословского университета за занятия запрещёнными магическими науками. Изгоняемого из разных школ за педофилию, из разных городов за садомию и прославившегося своим хваставством успехами в тайных науках. И, в конечном итоге - по легенде - бросившим вызов самому Люциферу, но проигравшим магическую битву и попавшим в Ад. Что, по мнению авторов легенды - даказывало изуродованное тело мистика, так-как, такие ужасные увечия мог нанести только сам Сатана. Конечно эта легенда - софизм на софизме. Подмена понятий, точно, как в истории о банане. Но, кто кроме магов, способен вскрыть софизм?
   Автор поэмы про Фауста - Иоганн Гёте посмотрел на легенду иначе, он рассуждал о Великой Формуле духа, которую понимал как единство двух пар противоположностей речи: формы и материи, метода и содержания. Напоминает лакановские четыре агента речи: желание, символ, чувство и понимание. Их единство - постмодернистский дискурс. Но дискурсов (вариантов сочетания сразу всех четырёх агентов речи) - 48 и все они равноценны, в том смысле, что любой дискурс - тюрьма мысли. Мысль больше слов. Как ни пытайся, мысль в слова полностью не вместить. Всегда останется что-то не вмещающееся и мы можем лишь намекать друг другу на это, метафорами. Причём, только ненамеренно. Это иное можно ощутить непосредственно, и даже нарисовать своё ощущение, передать его метафорой рисунка, но сказать об этом ощущении понятно обывателю уже невозможно. Важен концепт обоих методов опыта ощущений и познания чувств.
   С другой стороны (в защиту софизма), без логических противоречий не было бы юмора.
   _ _ _
   Самая простая магия - не врать. По тому, что судьбу человека определяет Бог договора Митра, небесный всадник. Кто попал в луч его света, тот и царь горы. Люди готовы убивать друг друга, чтобы - в своём воображении - занять это место в луче света и удержаться там.
   Большинство людей не понимают магии, но верят, что есть кто-то, кто понимает. На этом основана социальная иерархия, суть которой - человек чувствует идеи своего магического бытия смутными. Декларируется, что понимать своё место в такой иерархии - благо. Всегда найдётся кто-то, кто воспользуется этим его невежеством и назовёт эти чувства простыми, интуитивно понятными, самому человеку, именами. Вспомним мышей-рекетиры из эксперимента с мышиным раем. Когда этот рекетиры пожалует передать свой социальный статус детям, он столкнётся с проблемой, что дискурс по наследству не передаётся и наймёт детям тренеров софистов (отдаст в университет).
   Большинству людей простых имен своих чувств (например демонстрации власти над ними самими) - достаточно для счастья, эти имена чувств - товары, и услуги, в воображении превращаются в символы лучшей жизни, за которые человек готов заплатить своим трудом.
   Литература - способ заключать чувственность потребителя имен своих чувств идеи подлинного бытия смутной - в матрице поверхностных признаков этих имён. Не ради самих этих воображаемых признаков, они бессмысленны, но ради кажущегося контроля за такими признаками - образами, и даже не автором рассказа, но его издателем. Редкий автор - сам издатель. Настоящий успешный издатель - всегда барыга. Причина литературы - выгода, но причина литературного текста может быть какой угодно. В том числе и магия и подделка магии. Отличить одно от другого просто невозможно. Это вопрос совести автора.
   Подделан может быть и автор. Пример, Конфуций. Никто не знает, что - на самом деле - он хотел сказать всем остальным. Только через двести лет после его смерти возникла мода на рассказы о его таинственном учении о пентаграмме. Если верить этим рассказам, Конфуций сказал: "Моё учение для царей, но ни один царь не желает ему следовать, мне остаётся только умереть". И умер. У меня большие сомнения в достоверности этой истории, потому что она рисует Конфуция придворным софистом-неудачником. Его мысль, заключённая в теории пентаграммы - по моему мнению - гораздо больше этих слов.
   Ехал вчера в метро и увидел молодого человека в майке, имитирующей форму футболиста, имя игрока - SATANA, вместо номера игрока - пентаграмма Конфуция. Затем увидел другого подростка, также самая идея, имитация футбольной майки - имя игрока NIVEA MAN, номер - 1. Девочек привлекает японское каваи. Как - ещё недавно - привлекал британский кьют.
   Один мой знакомый зарабатывает на жизнь, производя майки с военными установками для пуска ядерных баллистических ракет. И каким-то текстом. Потребителю имен своих патриотических чувств - этого примитиве достаточно. Это для него - товар.
   Другой знакомый, зарабатывает на жизнь, читая лекции ни о чем в музее. Я послушал его и спросил, понимает ли он сам, что говорит? Он обиделся и рассказал, что в жизни возможны только два варианта, либо дурацкими рассказами ни о чем - разводят тебя, либо это делаешь ты. Обсуждать это - моветон, это все знают, поэтому - мой вопрос он воспринял, как попытку развести его самого. Он признался, что конечно не знает, хотя и учился на арт-критика в Лондоне, но в суть лекций не вникал, просто учился и не более того, он и не хочет ничего знать, потому, что вообще никто ничего не хочет знать, человек платит друг другу только за имена своих чувств идей. Либо ты покупаешь, либо продаёшь. Сам потребитель сформулировать ничего не способен. В университетах учат только этому, как торговать статусом знатока, а не знаниями. Музей и есть такое поддельное имя чувства смутной идеи искусства. Подробности не важны. Знать подлинное имя - это уже магия. Которой давно не существует. Или нет?
   Во время моей молодости подростки носили майки с изображением Че Гевары и хиповским символом "peace". Че Гевара однажды сказал: "Мы не можем знать, зачем нам жить, пока не будем готовы отдать за это жизнь". Не уверен, что он просто не пересказал иначе слова Конфуция. Эти слова воодушевили миллионы фанатов, чем не магия? Но сам Че Гевара, с заведомо обреченным на разгром, партизанским отрядом бегал по горам в Боливии, пока его не застрелил агент ЦРУ. Зато, его изображение (авторства итальянского художника, имя которого забыл) - стало простым и понятным именнем чувства обывателя его революционной идеи - смутной, то есть - товаром.
   Магия - забытые подлинные имена чувств, а литература - подделка этих имён признаками - сама жизнь человека. Молодым людям, возможно, будет проще понять эту мысль на примере фанфиков (фан-фикшн, фанатской литературы).
   Последней литературой темой - был постмодернизм в литературе, когда автор сам признавал, что гонит откровенную пургу, это называется "нарратив", рассказ ни о чем, другими словами "полифония" или "ризома" - множества равноценных голосов, что - своего рода - каминг-аут литератора, а последней такой постмодернистской книгой была эпопея о Гарри Поттере. Новое поколение уже интересуется совершенно другими признаками имен своих чувств. Но, индустрия мультиков, игрушек для детей, а так же - западное богословие - сохраняют пока ещё верность моральному постмодернизму 1980-х. Как ещё недавно сохраняло MTV, теперь уже нет, рэп - в прошлом. Остался только китч контемпрорари.
   Сколько теперь фанфиков Гарри Поттера? Не сосчитать... Культура призвана транслировать духовные открытия следующим поколениям, но транслирует лишь сама себя, подменяя магию - непосредственные ощущения подлинного бытия человека, как идеи - её поверхностными признаками, лишь угадывая вспышки смысловых галлюцинаций потребителем имен своих чувств. Тот ли это луч Света Митры, за который люди готовы убивать друг друга?
   Тоже самое можно сказать и о множестве видеороликов с проповедями гуру. Первым из которых был Чандра, художник из Индии, назвавший себя, сначала Бхагваном, затем Раджнишем, а затем - Ошо. Его картины - красноречивей его проповедей. Сейчас таких видео-гуру стало настолько много, всех их имена просто не запомнить.
   Вроде все понятно. Все их разговоры лишь о том, что от житейской обыденности не уйти и единственный способ не поддаваться всеобщей суете - то есть самому не становиться потребителем имен чувств - как все безумцы - просто не привязываться к результату. Как идёт, пусть так все и идёт.
   Осознанное погружение в обыденность без привязанности к результату такого погружения - есть концепция имени чувства идеи средневекового учения Дзен. Секрет здесь в слове "осознанность" - это не чувство. Напротив, нечто противоположное ему. Не чувствовать идею собственного бытия смутной, но осознано, то есть осознавая ущербность именно этого метода своих чувств - ощущать именно эту конкретную идею. То, что человек - безумен. С безумцами просто не о чем говорить. Но других нет. Можно лишь строить концепты подобных противоречий, выстраивая довольно сложные конструкции. Это и есть магия.
   Причина шаманизма - такое духовное открытие. Но, сам шаманизм - другое, это вера в существования шамана, того, кто способен ощущать магический мир идей непосредственно (обман здесь в том, что "непосредственно" - это уже ощущаемая идея бытия, а когда такая идея чувствуется смутной, этим чувствам даются простые имена: духов-помощников, душ умерших предков, людей-мухоморов, ЛСД, псилоцибиновых грибов. На наскальных рисунках такие духи обозначались абстрактными символами, как правило точками, в отличие от реалистических изображений обыденных существ. Просто костюма шамана или наличие гена алтайцев. Эти имена чувств - легко подделать. Это как дизайн. В результате такой подделки, первобытная магия и превратилась в социальную иерархию первых цивилизаций. Жрецы-брахманы присвоили права - признаки харизмы - силы воодушевления своей паствы - рассказами о подлинном бытие, подобными - рассказам более ранних магов-шаманов. Потребитель не видит разницы. Всегда найдётся кто-то кто объявит эти рассказы безумием. И утратит социальный статус.
   Психоделический гуру конца прошлого века, университетский ботаник Теренс МакКена, выдвинул гипотезу происхождения сознания у обезьяны. Наши предки - в какое-то время - были настолько слабы, вероятно, по причине какой-то природной катастрофы, что были вынуждены, в это время, питаться навозом древних коров. Собаки ведь едят гавно. Почему этого не могли делать древние люди? На навозе травоядных растут псилоцибиновые грибы, которые стимулировали выработку естественных эндоморфинов мозгом первых людей, что и привело к отделению их животного сознания от органов.
   Абстрактное мышление - вне органов, оно там, где числа. Благодаря абстрактному мышлению, человек обрёл способность преобразовывать неблагоприятную природную среду в благоприятную. Само человеческое общество - стало такой новой средой обитания человека. И, когда среда кажется благоприятной, то такой естественный механизм абстрактного мышления (необходимый в моменты выживания вида) - просто отключается. Когда условия неблагоприятные - процветает наркомания. Для неё не обязательно необходимы наркотики, все необходимые вещества синтезирует сам мозг. Это и есть причина искусства. Нет искусства - появляются наркотики. У мышей - в райском эксперименте - проявилось тоже самое. Тем более, что наличие абстрактного мышления у большинства - неблагоприятно для меньшинства. Это отключённое у современника древнее абстрактное или критическое мышление человека и есть магия. Как воспоминание о ней.
   Другой университетский психоделический гуру того времени, Тимоти Лири, экспериментировал с ЛСД, которое в те годы не было запрещено властями. Более того, американские власти, в лице ЦРУ, сами экспериментировали с ЛСД, пытаясь найти простой способ контроля над общественным сознанием. Тогда угроза коммунизма воспринималась всерьёз. Хотя, кто знает, что было на самом деле... Это сейчас мы понимаем, что тревога американских властей была ложной, сам "коммунизм" и был подобным людоедским способом контроля за общественным сознанием, способом достижения бытового комфорта не для всех. Только для партийной элиты. По крайней мере, в СССР. Кроме этого простого человеческого (обывательского) счастья элиты - за счёт всех остальных - все остальное - лишь пустая болтовня про идеологию, ну и пугающие рассказы о репрессиях тех, кто отбился от стада её потребителей. Эти рассказы тоже часть системы. Для управляемости общества необходим страх, если это не страх чумы, голода, социальной или природной катастрофы, то его можно придумать.
   Донские казаки не восприняли новое совдеповское общественное устройство и были массово репрессированы. Моя бабушка - ребёнком - ехала в ссылку, когда в воспитательном центре на острове под Сургутом, вспыхнул голодный бунт. Чтобы лишить банды людоедов пищи - власти топили баржи с новыми партиями заключённых. Бабушке удалось выжить только потому, что её спасли и взяли на воспитание остяки (манси). Все ещё верящие в небесного всадника - Митру.
   Потом Кузнецкстрой, это был БАМ первых пятилеток, её жизнь хоть как-то наладилась. О каком коммунизме можно говорить? Одна корпорация (сословие) владеет всеми остальными, как рабами. Чем это отличалось от царизма? Лишь идеологией. Только на закате СССР такое подобие рабовладения смягчилось в некоторое подобие феодализма. Коммунизм - просто имя чувства лучшей жизни в будущем. Тираны Древней Греции демонстрировали своим рабам символы лучшей жизни - устраивая оргии. Сейчас это рассказы о безумных поступках детей элиты. Феодалы демонстрировали свою велась - выборочно кошмаря своих вассалов. Бей своих, чтобы чужие боялись. Проявление власти, пусть и абсурдное служит одной цели - демонстрации символического места каждого члена общества в социальной пирамиде этого общества. Которая и декларируется подлинным бытием человека. Средневековая мутация софизма 4321 в университет 4231.
   Сейчас, имя чувства лучшей жизни - рынок. Демократия - товар для элиты. Ее придумали античные софисты, по современному - кураторы и политтехнологи. Только потому, что считали себя способными контролировать общество. Тренеры тех же самых рабов, потомков господ-брахманов, пытающиеся казаться господами. Сейчас и софисты утратили влияние, потребителю-современнику достаточно поверхностного признака речи господина-маркетолога. С этим, до недавнего времени справлялась литература. Теперь и она мертва. Жизнь - интереснее литературы.
   Так вот, и ЦРУ и Тимоти Лири - обнаружили, что ЛСД, вместо снижения критического мышления, напротив его стимулирует. Подпольная организация Лири - Братство чистой любви - разбросало миллионы доз ЛСД с самолёта над рок-фестивалем. Так психоделия вдруг стала элементом массовой культуры. Началась охота властей за Лири. Его поймали с сигаретой с марихуной, которая, в отличии от ЛСД - была тогда запрещена и посадили в тюрьму. Сейчас и ЛСД под запретом. Это общеизвестная информация, написано много книг, сняты документальные и художественные фильмы. Желающие могут обратиться в первоисточникам, ключевая фраза для поиска "секретная война ЦРУ с наркотиками".
   В тюрьме Лири проповедовал своё учение об освобождении критического мышления сокамерникам. Один из которых, бывший пилот и тогда - автомобильный вор, Карлос Ледер, он единственный, кто из участников этой истории ещё жив, отбывает пожизненный срок плюс 135 лет в тюрьме в США, тогда, отбыв срок за автомобильные кражи - вернулся на Родину в Колумбию, где с друзьями - молодыми бандитами организовал наркотрафик более доступного, чем ЛСД - кокаина, действие которого на критическое сознание - было не настолько радикально как у ЛСД - в США. Началась война ЦРУ с вновь возникшими наркокортелями за контроль наркотрафика. ЦРУ требовалось неучтенное финансирование специальных антикоммунистических операций. В конечном итоге, коммунизм пал, а наркотрафик остался. Тем не менее, сверхзадача ЦРУ по контролю за населением была выполнена, пусть и не таким способом, как предполагалось изначально, через ЛСД.
   Это неожиданное решение всех проблем американскими властями - если верить книгам и фильмам - было расширением целевой аудитории потребителей наркотиков, подмена психоделической идеи осознанности (критического - можно сказать магического - мышления человека о его подлинной роли в природе) - именем чувства этой идеи смутной. Галлюцинацией такого понимания. Наркотик - поверхностный признак или имя чувства магии. Наркорынок заключает чувственность потенциальных нарушителей социальной иерархии в пространстве поверхностных признаков имен своих чувств. Из этой матрицы один выход - смерть. Потенциальные маги убивают себя сами. Присвоенные, ещё в глубокой древности, права элиты - говорить от лица несуществующих магов - больше не оспариваются.
   Успех был развит и закреплён в других областях: арт-рынок, виртуальная реальность, популярная литература, вообще - любой товарный рынок. Но, моральный постмодернизм, проявлением разных форм которого была повстанческая деятельность Че Гевары, психоделическая культура, нарративная литература, к которой, так же следует отнести пост-прагматическую университетскую философию (что оксюморон, философия - одно, университет - другое мышление), ядерную физику, постживописную абстракцию, перформанс и концепт-арт - все время возвращается, во все новых и новых формах и всегда эти новые формы идеи подлинного бытия - снова подделываются поверхностными признаками имен чувств потребителя. Имен чувств этих идей смутными.
   Два последних примера - криптовалюты и смайлики.
   Криптоанархисты (которых тоже давно нет) - создали технологию, сформулировав задачу поиска решения (это решение - правильный шифр и есть биткоин) заведомо абсурдной математической задачи, таким образом, чтобы найти это решение (шифр) можно было не чаще, чем раз в четверть часа. Миллионы компьютеров - по в ему миру - впустую сжигают видеокарты, только для того, что бы один компьютер нашёл верное решение. На пятнадцать минут он становится главным компьютером и верифицирует (удостоверяет за плату) любые договора. Вносит записи в неподделываемый реестр. Вспомним Бога Митру.
   Эти записи способны фиксировать любые события жизни: не только имущественные сделки, авторские права, акты гражданского состояния, что угодно. Даже магические формулы. Новый тип неподкупного Всемирного нотариуса.
   Но, что сделал человек с этим открытием? Блокчейн - так называется файл с записями - невозможно подделать, но можно торговать специальными наклейками, удостоверяющими блокчейн-запись... Можно бесконечно долго вести бессмысленные разговоры о блокчейн-технологиях и их перспективах, выдавая за блокчейн что-угодно. Можно создать Виртуальные вселенные, факт существования которых зафиксирован в блокчейн и торговать воображаемыми виртуальными участками виртуальных планет, размещая на них виртуальную рекламу. Это давно реализовано. Потребитель имен чувств блокчейн снова заключён в пространство литературных образов - поверхностных признаков самого блокчейн. Появился и государственный блокчейн. Что оксюморон.
   Если блокчейн - символ идеи подлинности, то виртуально-дополненная реальность - есть прагматический пример ровно той же самой идеи, а сама виртуальная реальность - её икона. Это уже пошла речь о семиотике - структуре любого языка, но, об этом поговорим позже, семиотика и постмодернистская теория дискурса - современные наследники эзотерических знаний древности. Магическая традиция никогда не прерывалась. Но, всегда подделывалась поверхностными признаками. Эти подделки - университетская наука, академическое искусство, софистическая философия, техника, культура. Гуманитарная подделка самой семиотики - семиология, структурная лингвистика. Постмодернизм вышел из постструктурализма, из протеста против структурной лингвистики.
   Секрет блокчейн технологии прост. Запись состоит из блоков, каждый блок содержит два ключа (шифра или биткоина - сама криптовалюта и есть верный шифр - решение изначально абсурдной задачи). Один шифр - текущий (на последние 15 минут), второй - предыдущий биткоин. Любая запись в реестр событий, защищена этой цепочкой шифров и привязана ко времени. Подделку реестра легко заметить. Недостаток этой (по сути - магической) технологии - обесценивающий её значение - плата за внесение записи в реестр. Это легко контролировать.
   Есть и подделка биткоина - разговорами о нем. Когда уже есть мода на криптовалюты - легко изменить условие абсурдной задачи коипто-анархистов и создать собственную криптовалюту. Число которых давно перевалило за сотню.
   Биткоин и другие криптовалюты конвертируется в обычные деньги и обменным курсом манипулирует рынок, нивелируя прибыли инвесторов. Все давно под контролем спецслужб. Прибыли год от года сокращаются. Фондовый рынок давно занят поиском "мяса" - мелких инвесторов. Блокчейн рынок пошёл ровно тем же путём. Но, пионеры технологии (во время, когда ещё никто ничего толком не понимал) - успели разбогатеть и теперь существует их собственное новое чувство идеи подлинного бытия человека смутной, которое и подделывается художественными образами. Но, не все блокчейн-арт произведения китч арт-блокчейн.
   Арт-рынок слился с блокчейн в арт-блокчейн-контемпрорари. Что, либо ещё один постмодернистский рассказ - то есть: честно ни о чем. Доведение блокчейн-технологии до абсурда. Либо - это рассказ деятелей постмодерна (анти-постмодернистов), преследующий только одну цель, контроль над поверхностными признаками имен чувств новых крипто-потребителей. Крипто-рынок разговоров о крипто-рынке. Каким, ещё недавно - был арт-рынок - на самом деле, это рынок ни какого ни акта, но рынок бессмысленных разговоров об арт-рынке, ради вытеснения всех прочих имен чувств потребителя арт-произведений. Заболтать тему.
   Другой обещанный пример - похорон магии - смайлики. Это однозначно - язык, но язык чего? Даже не чувств какой-либо идеи - смутной, смайлики принципиально не сопоставимы (однозначно) с прежними привычными понятиями языка. Каждый интерпретирует их по-своему. Это принцип этого языка, смайлики - это просто заготовки, удобные потребителю, коммерческий продукт агенств стандартизации компьютерных символов. Потребитель сам, интуитивно, присваивает им значения, то есть - наделяет смыслами. Мода на такие смутные (эмоциональные) смыслы распространяется и постепенно новые значения закрепляются за смайликами. Формируют новый язык.
   В самой идее смайликов можно разглядеть ещё один вариант возрождения морального постмодернизма 1980-х. По теории неопрагматический эстетики Ричарда Рорти, произведения искусства (магический предмет) - изначально лишён чувственного смысла. Такими смыслами (интерпретациями) его наделяют сами зрители, при посредничестве критиков, умеющих формулировать имена чувств зрителей лучше самих зрителей. Смысл, вкладываемый в произведение критиком - не имеет никакого отношения к самому произведению. Это решение проблем духа и бытия самого критика. Но зрителям не интересно само произведение искусства (магия), им интересно имя их собственного чувства этого произведения. И постепенно, произведение искусства, настолько обрастает такими именами чувств, как одеждами, что начинает казаться, что оно обладало ими изначально. Эти одежды смысла и хранятся в музеях, а сами картины (непосредственные ощущения идеи убожества чувственного познания человека) - предаются забвению. Картина становится иконой имен чувств зрителей.
   Пример - Джоконда. До начала 20 века никто не знал о великом художнике Леонардо, да был такой художник итальянского происхождения, при французском дворе, но не более. Картины просто висели в замках и не охранялись. Не считались особой ценностью. Пока один итальянский националист не похитил картину Леонардо, его поймали, но газеты не раструбили его идею возвращения итальянского культурного наследия на Родину. Творчество Леонардо было названо значимым. Хотя выбор похитеителя пал на Леонардо лишь потому, что его работы не настолько охранялась. После этого перформанса картины Леонардо стали обрастать смыслами и - в конечном итоге - эти смыслы затмили сами картины. В Лувре хранится икона этих новых смыслов.
   Некто Банкси сыграл в такую игру, встроив в раму картину шредер, якобы запрограммированный уничтожить картину при попытке ее продажи на аукционе, что и произошло в 2018. Только ленивый не отпиарился на этой простой идее. Метод работает, новая Джаконда существует. Все это не искусство, но игры разума в искусство, новая разновидность сверх-академизма, каждый решает сам, участвовать в этом безумии подделки картины её поверхностными признаками, только и понимаемыми потребителем или нет.
   Я предпочёл другое решение. Развесил картины на заборе посреди заброшенного поля (у места слияния рек Истра и Москва) и ушёл. Ранее, я проводил подобные перформансы в Сибири, в Индии и в Великобритании. Под действием сил природы краска годами отслаивается, образуя удивительные формы и неожиданные цветовые решения, ветер срывает картины, через них прорастает трава, насекомые свивают гнезда в укромных углах подрамников. Кто-то ругается в фейсбуке, кто-то понимает, кто-то снимает на видео, кто-то вешает картины обратно на забор, кто-то их срывает. Метафора современного состояния культуры. Полное безумие, но жизнь все равно расставляет все по своим местам.
   Энди Уорхол (ещё один постмодернист) экспериментировал с такими смыслами, наделяя ими предметы обыденного потребления - принты. Мода на принты существует и сейчас, их вам продадут в любом центре современного искусства за несколько сот или тысяч рублей. Полиграфический вариант - постеры. Знал одного художника, который покупал постеры Фернана Леже и перерисовывал их тяп-ляп, выдавая за постмодернизм. Находились и те, кто верил. Фрик-арт, игра во фрика. Как и те, кто выдавал это странное творчество за школу Тимура Новикова. О нем вспомним позже.
   Однажды, известный - в то время критик - назвал работы Уорхола настолько безобразными, что им место только в уборной. Уорхол ответил, что показать убожество рыночных представлений о картине и есть его цель. Другой пример, Марк Ротко, он просто отказывался общаться с арт-дилерами, называя из мошенниками. Американская постмодернистская литература 1980-х сделала из капеллы Ротко в Хьюстоне - это чёрное холсты, без каких-либо деталей - предмет вожделения рыночных спекулянтов, символ давно забытого подлинного бытия.
   Вернемся к пентаграмме, её идея проста. Мышление человека решает противоречия чувств и ощущений. Это если сказать кратко, на самом деле таких пар противоречий семь, но далеко не каждый человек способен решить и одно противоречие. Это уже - открытие. Как новый физический закон. Например - гравитации. Так вот, существует пять основных стихий мышления человека, которые могут сочетаться друг с другом - как угодно. И такое сочетание - гармония по правилу двойного золотого сечения, графически и есть точка пересечения двух из пяти лучей пентаграммы. Пять вершин которой символизируют пять стихий: дерева, воды, металла, земли и огня.
   Рассмотрим только одну пару противоположностей, земли и огня. По Конфуцию, существует пропасть непонимания людьми друг друга (и человеком самого себя) - края этой пропасти и есть магические стихии нашего мышления, например - желание человека высказаться о своём духовном открытии и его же собственное нежелание выслушивать подобные откровения других людей. Постмодернисты 1980-х называли мост над этой пропастью - культуры - консенсусом творческой иронии и общечеловеческой солидарности.
   Тот факт, что означение вершин пентаграммы стихиями не определено, делает возможным 12 вариантов такого расположения, по пять гармоний для каждого варианта. Всего 60 вариантов гармонии: 12 знаков Зодиака и 5 планет. Геометрически это пространство возможного символизирует додекаэдр. Астрология - иконическая форма конфуцианства. На этом принципе, кроме астрологии и алхимии - основаны традиционная китайская гимнастика, медицина, иероглифическое письмо.
   Но не только, западный вариант пентаграммы воодушевил Пифагора и Аристотеля. Теория частей речи Платона - ровно тоже самое размышление о пяти стихиях. Первые четыре - чувство идеи, имя этого чувства, концепция имени (теорема) и понимание рисунка концепции. Это познание чувств. Пятый элемент (истина) - на самом деле - просто обратное движение по той-же самой структуре дискурса: осознанность конкретной идеи, её непосредственное ощущение, рисунок такого ощущения и высказывание о таком рисунке, то есть предсказание или откровение, что и называется магией.
   Восточный вариант платонизма - даосизм. Возможны только восемь вариантов сочетания трёх основных стихий (в двух качествах - есть это или нет - слабая, прерывистая черта - тьма или сильная, непрерывная черта - свет). Дерево стало громом, вода осталась водой, стихия металла стала водоемом или чашей для воды. Пять других даосский стихий - ветер чувств, гора понимания, небо - концептуальная метафора, огонь обычая и земля - творческая ирония.
   Графически это пять движений кисти каллиграфа, ритмические отрезки (как сочленения бамбука - дерево), кручение кисти на месте (вода), единство обоих первых методов - ритма иного и переменчивости представлений о нем (дерева и воды) - металл, любая переменчивая линия. Оттиски кисти без движения (текстура - земля, те самые точки - духи из первобытной наскальном живописи), спонтанные росчерки в никуда (огонь - обычай, все сгорает в безумном огне культуры).
   Современный айфон устроен ровно по тем же конфуцианским принципам, перелистывание постов в социальных сетях равномерным движением пальца (стихия дерева - ритма информации), повороты айфона, увеличение картинки двумя пальцами (вода представлений), сочетание обоих методов - чтение (просмотр) конкретного сообщения. Точки - нажатия кнопок (ирония стихии земли), когда нас что-то заинтересовало и мы хотим узнать подробности. Смахивание приложения с экраны, когда оно нам больше не интересно (огонь обычая). Несколько лет я экспериментировал с поиском гармоний этих движений, применяя их к скриншоту айфона. Одновременно я нашёл программу музыкального синтезатора (Korg kassiolator), где управление звуком происходило рисованием пальцем по экрану цветных линий. Затем, когда работ накопилось достаточно много, я смонтировал видео и устроил выставку. Добавив, в расширенное - музыкой и видео - пространство картины самого обычного человека-современника, формально ему надо было танцевать. Он обезумел и начал биться головой о холсты, разрывая их и ломая подрамники. Что и стало перформансом.
   Но, в отличие от конфуцианского (однозначного) определения стихий мышления, в даосизме различаются варианты направления. От иронии-земли к чувству-ветру - психоделическое осознание, от ветра к земле - обычай давать чувствам имена. От земли к небу - концепция имен чувств - стихия чаши - от неба к земле - откровение о рисунке ощущений. От неба к горе-пониманию - визуальная метафора концепции (её рисунок), от горы-понимания к небу - вознесение, от горы к ветру - созерцание (ложная истина), от ветра чувств к горе понимания - непосредственное ощущение идеи подлинного бытия.
   Существуют два набора таких восьми триграмм, внутреннее качество и его внешнее проявление. Как сон и речь. Как ощущение подлинного бытия и его рисунок. Всего 64 возможных сочетания. Если сократить некоторые варианты, кажущиеся повторами, вариантов останется 27, это и есть семитические знаки Чарльза Пирса 1883 года. В этих знаках можно разглядеть реплики 10 типов знаков. Которые и есть матрица 10 целевых аудиторий маркетинга или 10 адронов ядерной физики, состоящих из трёх кварков.
   111 113 133 333
   112 123 233
   122 223
   222
   Переживание схема_вообще владение умозаключение
   Схема этот пропозиция
   Ой! Реклама
   Фото (прагма)
   Абстрактные глюоны, из которых гипотетически состоят кварки - этой абстракции просто не разглядеть в природе чувств - даосский триграммы - также раскладываются на ещё более абстрактные числа, точнее - это одно число "а", квант колебаний абстрактной струны, степени которого для матрицы 10 адронов и есть семь нот.
   Теория Аристотеля определяет ровно тоже самое пространство мышления, как у даосов, а постмодернистская теория дискурса, связывает 36 полудискурсов - с теми же самыми семиотическими знаками. Некоторые знаки соответствуют сразу нескольким дискурсам. Сам дискурс - сочетание двух полу-дискурсов (сна и речи).
   Вот сколько разом поставленно вопросов: магической правды, которой больше нет, сумулякра магии - культуры, социального и интеллектуального неравенства людей, мышей и обезьян-капуцинов и удачи. Каждый человек решает сам, как прожить свою жизнь, если конечно задумывается об этом. Что и есть магия. Грезить же фантазиями о магии - гораздо проще.
   Отправлено с iPad
   Особенность айпеда - он сам исправляет слова, как ему саму это кажетсся верным, в результате такой подмены слов компьютером - часто получается черт знает какой смысл. Исправлять это бессмысленно. Такой алгоритм соответствует современному представлении о мышлении человека, айпед просто реализует его. Как - своего рода - безумный цензор.
   Пчеловечность (основы постмодернизма)
  
   Это вообще присуще всему, это необходимо всем, пример того, что это присуще вообще, факт, что это присуще, вероятно, так всегда, этого вообще нет, это есть, но не для всех, возможно, не для всех этого нет, возможно этого вообще нет, этого нет точно не для всех, это возможно, но не для всех, факт, что возможно этого просто нет, не для всем это необходимо, возможно или невозможно, но это точно не для всех, очевидно, что это не факт, возможно или невозможно, но это факт, возможно или невозможно, но это необходимо не всем, это невозможно не для всех, это возможно не для всех, это точно не для всех, необходим факт примера.
   Знаний пчеловечеством накоплено очень много. 
   Всего в голове просто не удержать. Например, теория музыки - изощренней ядерной физики. Но и знатоки музыки и знатоки ядерной физики - всего лишь участники определенного сословия, а таких сословий - очень много и все они конкурируют друг с другом за частные и государственные ресурсы.
   Дискурсы и сословия.
   Очевидна и внутрисословная конкуренция, не сколько даже за внимание потребителя (товара сословия - дискурса), сколько за выделенный бюджет (или гранты). Такая конкуренция тоже, в основном, ресурсная. Есть и общесословный интерес - это граница дискурса, вокруг которого пчелы-люди сами объединяются в то или иное сословие, соответственно своему типу мышления.
   Всё - обман. Но по другому и не бывает.
   Поэтому, о какой бы интеллектуальной сфере деятельности не шла речь -- эта деятельность -- лишь имитация бурной деятельности (познания), то есть -- его симулякр. По факту -- просто тусовка, генерирующая ложные истины, в которые сами участники тусовки не верят. "Истины" -- только для внешнего потребления, это - своего рода - визитная карточка (самореклама) дискурса.
   Мысль (если она есть) и, в рамках какого бы дискурса она не разворачивалась -- всегда решает множество противоречий, которых в теории Аристотеля - три, это: да или нет? Вероятно или именно? В общем или в частном? Пифагор и Ньютон видели семь пар базовых противоречий, как семь нот или семь цветов спектра, Конфуций - пять.
   Если о том же самом сказать прагматическим языком конца 19 века, эти края пропасти противоречия: символ или икона? Качественность или законность? Гипотеза (самоирония) или аргумент (железобетонная серьёзность).
   Языком поэта-философа-романтиста рубежа 18 и 19 веков Иоганна Гёте, мысль пчеловека есть выбор: форма или материя? Метод или содержание? Их единство - Великая формула, она же гармония Пифагора-Конфуция. Она же - постмодернистский консенсус 1980-х.
   Языком Пьера Абеляра 12 века, это: опыт или познание? Их единство -- концепт. Или благодать (закон, барака), как единство теорий Платона и Аристотеля, дискурса (разворачивания мышления от этапа к этапу - познания имен чувств) и холизма (интуитивного схватывания целого - то есть непосредственного ощущения идеи) в теории Фомы Аквинского, 13 век...
   Представления о структуре знаков, в раннем постмодернизме были наивными. Но, позже, когда они были уточнены - вытеснили семиотику.
   Раннюю постмодернисткую ризому (бесструктурную структуру мышления) - лишь условно можно было связать с геометрией хаоса, то есть -- с фракталами и странными аттракторами. 
   Фрактал - объект пространства с дробной размерностью (например: 3 1/2) и принцип фрактальности можно сформулировать так:" чем глубже мы погружаемся в размышления о чем-либо, тем больше деталей мы там обнаруживаем". 
   Пример - додекаэдр - единство пяти октаэдров (стихий мышления). Внутреннее пересечение пяти октаэдров - концепт пяти тетраэдров и далее - снова до додекаэдра, при большей детализации - цикл повторяется. До бесконечности. 
   Теория фракталов Бенуа Мандельброта давно перестала считаться чем-то экстравагантным и загадочным. А додекаэдр - символ понимания структуры мышления пчеловека еще античными мыслителями.
   Особняком, вначале, стояла теория дискурса Жака Лакана. 
   Но, постепенно, Жиль Делез, размышляя о своей постмодернистской бесструктурной ризоме пришел к модели структуры, подобной, как американской семиотике 1883, так и теории дискурса Жака Лакна 1970. Три его оппозиции: перцепт, аффект и концепт - вместо семиотических/дискурсивных формы идеи/реальное (перцепт), смысла такой формы/воображаемого (аффект) и достоверности означения идеи ее смыслоформой/символического (концепт). Единство всех трех крайностей мышления (семиотический знак/дискурс) - у Делеза - "новый концепт".
   Лишь после объединения теории Делеза, семиотики и теории дискурса - родилась новая постмодернистская система знаков: она же сфера дискурса или социальная сфера мышления, которая, наконец и объяснила загадочную ризому - новой (постмодернистской) системой знаков. 
   Семиотический знак в теории дискурса - сохранился, как полудискурс, но стал рядовым элементом этой системы: одно дело - сама мысль, другое - какой знак она строит? Полудискурсы дискурса, как семиотические знаки не то, чтобы могут не совпадать. Они принципиально не совпападают, потому, что дополняют друг друга. Дискурсиное мышление самодостаточное, недискурсивное - невроз (незавершенная до серого состояния цветная мысль). Дискурс - это два знака (бессознательное - сон и высказывание о нем - речь), дополняющие друг друга, что - по сути - та самая цепочка знаков, о которых рассуждал Чарльз Пирс. Троичный код знака соответствует кватротичному коду двух чисел полу-дискурса. Об этом - ниже.
   Прагматизм подчеркивал средний вариант, "прагму" - 
   нечто среднее: пример, факт, образ. Но, подобное "среднее" встречается и в теории Аристотеля: неявное (да или нет), неопределенное (общее или частое) и возможное (возможно присущее), между ними - именно присущее - необходимое. Теория силлогизма Аристотеля сложнее прагматической семиотики, уже потому, что Аристотель сделал акцент на оборачиваемость терминов (смыслоформ: общеутвердительное, частноутвердительное, общеототцательное, частноотрицательное) - друг в друга, при различных фигурах (в фигурах читаются знаки) этих терминов, а семиотика - по сути - только перечисление возможных знаков, пусть и более точное, общих для любого языка. Обращение знаков вообще не рассматривалось.
   Новая постмодернистская теория знака, конечно, начиналось с отрицания прежней, семиологичнской (структуралистской) системы знаков мышления, определённых "гуманитарно", но в последних работах Делеза - ризома трансформировалась в структуру нового концепта. 
   В этой теории читалась теория Платона о душе. Перцепт, аффект, концепт и новый концепт Делеза - те же ярость, страсть, мудрость и душа Платона. Версия постмодернизма от Делеза - неоплатонизм. То же самое - реальное, символическое, воображаемое и желание к их единству - в ранней теории дискурса Лакана.
   Все крайне просто, 
   сам семиотический знак является не итогом мысли, но - рядовым элементом нового знака (нового концепта). А итогом сочетания четырёх элементов является постмодернистский дискурс. Поздняя постмодернистская структура всех дискурсов, та же самая ризома. А один из таких дискурсов ризомы - дискурс самого постмодернизма 1324. Как и дискурс деятелей постмодерна - другой, 4132. Как и дискурс психоделического гуру, дискурс коллаборанта, и другие.
   Состояние постмодерна - ризома, полифония равноценных дискурсов. 
   "Любой дискурс - тюрьма мысли" (Жак Лакан). 
   Противоположных друг другу дискурсов - не два, как в концептуализме 12-13 веков и не 4, как считал Лакан в 1970, но 48. 
   С такой полифонией прежние феодальные системы интеллектуального контроля (софизм, ремесленничество, университет и др.) - справиться просто не способны. Постмодернизм предложил вместо утратившего к тому времени актуальность иерархического контроля одним дискурсом всех остальных - консенсус всех дискурсов. По сути - учредительное собрание всех сословий. Как в теории Симона Кордонского.
   Оппоненты скажут - вопрос не в знаниях, но в их систематизации. 
   Самый простой способ которой - иерархия значимости. Но, систематизацией занимаются самые обычные люди, которые - вместо систематизаций знаний -заинтересованы (как правило лишь) в значимости самих себя, как систематизаторов. Это интиктивное стремление к комфорту житейской обыденности затмевает любые доводы разума) - но, это - пчеловек.
   Кроме знания существует ещё и потребитель знания, он не различает систем знаний и систем социальных статусов их систематизаторов. Более того, второе ему понятней.
   Его тоже не интересуют сами знания, но одни лишь интуитивно понятные имена своих чувств идей этих знаний. Как шпаргалки. Эти идеи по определению - смутные. И авторитет для него даже не тот, кто перескажет ему знания наиболее понятно интуитивно, простыми именами его собственных чувств, а кто - в его глазах - наделен правом пересказывать ему эти "знания". Все равно - никто в суть не вникает.
   Так продолжается многие тысячи лет, этот поверхностный пересказ знаний и есть пчеловеческая культура. Симулякр.
   Но, кроме культуры симулякра - есть ещё и рынок, это не свободный обмен товарами (разве, что как мечта), а та же самая - феодальная по сути - иерархия прав на занятие бизнесом (ресурсы, кредиты, маркетинг, производительность труда, право трактовать законы, ширина дистрибьюции и так далее). Интерес деятелей не идеального рынка один - заключать чувственность потребителя в пространстве поверхностных признаков интуитивно понятных ему имен его чувств. Что есть литература.
   Таким образом, все, что заключает чувственность потребителя в матрице - наука ли это, искусство, философия, что угодно - есть литература. 
   Потребитель-современник устал от тупой и навязчивой рекламы (той же литературы) и предпочитает схватывать её (крайне поверхностно) на лету, переключая каналы. Его - по большому счёту - интересует лишь комфорт этого переключения каналов информации, комфорт нажатия на кнопки. Это единственная причина айфонов и смайликов. Идеал, когда айфон мгновенно даёт "ответ" на любой вопрос, то есть - угадывает, что сам потребитель считает ответом (просто не помнит) - именем своего собственного чувства.
   Айфон! Что я сейчас чувствую? Дзинь. Ответ айфона - сайлик. Само-ответ - селфи. Само-софизм - клиповое мышление.
   Продавцы, те, кто лучше других умеют придумывать такие простые имена чувств потребителя - адаптируются к такому состоянию потребителя "эпохи постмодерна". Даже появилась особого рода философия адаптации - деятелей постмодерна - к изменяющемуся поведению потребителя, построенная на тех же самых принципах симулякра. 
   Пчеловечность.
   Пчеловек не рационален. Тем не менее, что бы он не делал - можно объяснить рационально. Это наводит на мысль о недостоверности объяснения. 
   Другое дело, что знание - совсем другого рода деятельность, чем понимание. Как и объяснение, которое может быть понятно, а может быть непонятно. Объясняя что- то можно это что-то знать, а можно и не знать. А зная - понимать или не понимать.
   Структура интеллекта.
   Знание (отрицание чего-то, способность привести пример этого - ловко избежав отрицания или утверждения, или утверждение этого), объяснение (интерпретация знания - для всех, факт - не ясно для кого, или не для кого) и понимание (единство идеи и смысло-знания о ней - степени присущего: возможно, необходимо, именно) - три базовые координаты пространства пчеловеческого мышления. В любой мировоззренческой системе. Различаются только термины. Собственно, наличие этого базиса и определяет, завершённая - перед ними - мировоззренческая система (другими словами - картины мира) или нет.
   Пчеловек, безусловно имеет право, как на понимание другими его мысли, так и на непонимание. 
   Как на наличие в его высказывании информации, так и на её отсутствие. Ограничение таких естественных прав пчеловека - было бы дискриминацией. Но это не означает равного доступа к благам, так как любое благо - иллюзия его понимания благом.
   Самое простое решение противоречия между знанием и пониманием - постмодернистская мета-рекурсия. 
   И объяснение и понимание - просто многократно отражаются друг в друге. Взаимодействуют. Создают дурную бесконечность. Как сны и речь. Десятками тысяч раз отражаясь друг в друге. Таков порядок - доступных пчеловеку - чисел дня и ночи.
   Понимание - это то, что мы считаем присущим. Во всех его вариантах (возможно, факт-необходимость или именно). Мысль интеллектуала начинается с этого, её вторичная форма (отрицание, утверждение, или нечто среднее - пример). В речи интеллектуала форма и смысл - симулякры (отражения его изначального понимания чего-то).
   Но, так - не для всех, из нас. Не все интеллектуалы.
   Если мысль - не интеллектуальна, этот другой тип мысли - переживание, то её исток именно в форме (знаю, что да, знаю, что нет, или - не знаю, что знаю, или знаю, что не знаю).
   Для не-интеллектуала - симулякрами (отражениями) утверждения - являются понимание и смысл. Пчеловек, высказывающий своё переживание, изначально, что-то утверждает или отрицает (или нечто среднее, тогда он говорит: "например"), а понимание и смысл (интерпретация) этого знания - для него - вторичны.
   Собственно, считается (кем?), что это различие двух основных типов мысли - одна из причин понимания и/или непонимания людьми друг друга:
   - либо я изначально знаю что-то (да, нет, и/или), и лишь подгоняю - под это своё знание - как понимание (контрастность мысли - присущее: возможно-именно), так и третью, финальную часть мысли - смысл (вообще, в частности или нечто среднее между ними).
   - Либо я изначально все понимаю как... (Возможно - именно присущее) и подгоняю под это, как своё знание (да, нет, например), так и смысл (общее - частное, неопределённое).
   Конечно, гипотетически можно представить и такой тип мышления, когда мысль начинается со смысла (вообщем или в частности): все... Или никто... Примеры: все - дураки, никто - не знает. Но, тогда симулякрами являются и знание и понимание. Кроме основы мысли (понимание, знание или смысл?) - все остальные два этапы мысли - отражения изначальной интерпретации знания.
   Если знание обозначить как 1, понимание - как 2, а смысл как 3, то в конкретной мысли пчеловека возможно шесть вариантов их очерёдности: 123, 132, 213, 231, 312, 321. По 27 подвариантов для каждого такого варианта.
   Но, если предположить что мысль может повторять одни и теже базисные основания по несколько раз, то есть, быть не завершённой знаком, то общее число её вариантов 27 в степени 27 (посчитайте сами).
   Всех, считающийся информативными (кем?) вариантов - типов разворачивания мысли от этапа к этапу, в такой американской прагматической модели мышления пчеловека конца 19 века - только два: от чего-то первого (ПЗС - понимания, знания смысла) к чему-то второму (ПЗС) и от этого чего-то второго к чему-то третьему (ПЗС) - если вариантов каждого из этапов - по три - то всего 27. Если только эти этапы не повторяются.
   Если же повторяются, никакой информации в мысли - нет - по определению термина "мысль", нет мысли, но сам такой процесс "мышления без мысли" - конечно возможен - как смысл-смысл-смысл, цепочка трёх разных смыслов. Например: для всех, не для всех, для кого-то... Попробуй догадайся, о чем это? Или понимание-понимание-смысл. Например: возможно, именно, факт. Или ещё как-то.
   Поэтому, всех вариантов мысли, в полной мере или только частично несущей информацию, включая и такие, когда пчеловек меняет свою мысль на лету - 162 = 27 х 6.
   Всегда найдётся пчеловек, который интуитивно поймёт своего неразумного собеседника и в ответ назовёт ему имя его чувства идеи. 
   Это имя чувства есть товар. То есть, то, за что пчеловек, неспособный сам давать своим чувствам имена - ему заплатит.
   Но, и сами имена чувств - лишь примитивное мышление, товаром для самого носителя такого мышления является концепция имен чувств, и далее, товаром для автора концепций имен чувств, является понимание рисунка таких концепций. 
   Но, и это не предел. Эта иерархия отражена в институции университета, который до недавнего времени интеллектуально управлял человечеством. Теперь уже нет.
   Наряду с описанным выше иерархическим типом мышления обыкновенного "пчеловека разумного", правильнее сказать "пчеловека познающего имена чувств) - существует и противоположный тип мышления "пчеловека непосредственно ощущающего идеи". 
   Какое-то время университет давал кров таким мыслителям, рассматривая их труды - источником для подделки непосредственного ощущения идей - значимостью самого университета.
   Но, и эти два типа мышления не исчерпывают когнитивные способности нашего биологического вида. 
   Есть и концептуальное мышление, которого множества уровней. 
   Если мышление пчеловека познающего имена чувств идей - назвать программой (или шифром), то тогда, такой тип мышления - "исполнение программы" (рендеринг реальности), а если - другое мышление пчеловека ощущающего эти идеи непосредственно - назвать хаккингом (взломом) программы первого, то тогда очевидно, что возможно есть и множество уровней таких программистов - тех, кто обладая обоими способностями - век от века - переписывает саму программу мышления пчеловека.
   Разумеется, чем сложнее мышление, тем оно реже встречается и тот факт, что мышление не передаётся по наследству, не передаётся генетически (хотя культура и пытается обосновать нам обратное, но только как симулякр) - заставляет каждое поколение начинать все сначала. И не каждому поколению достаётся приз - хакнуть самого себя. Перемены накапливаются веками, и тут же, забываются.
   Существующее знание о логике пчеловеческих высказываний - если не считать излагаемое в этом тексте - далеко не всем понятное - включает только два варианта:
   1) Интеллектуальная мысль:
   а) умозаключение - "это вообще присуще..." (именно присущее, да, вообще);
   б) три варианта пропозиции:
   - "это необходимо всем" (необходимо присуще, да, вообще);
   - "пример, что присуще вообще..." (присуще, например, вообще);
   - "факт, что присуще..." (присуще, да, факт);
   в) три варианта владения (прав на владение):
   - "вероятно, так всегда"..(возможно, да, вообще);
   - "этого вообще нет..." (именно, нет, вообще);
   - "это есть, но не для всех..." (именно, да, не для всех);
   Все остальные общепринятые (кем?) 7 типов знаков или 20 самих семиотических знаков условно относятся (кем?) - к типу переживания:
   г) "возможно, не для всех этого нет"... - само переживание (возможно, нет, не для всех);
   д) три варианта схемы вообще:
   - "возможно этого вообще нет..." (нет, возможно, вообще);
   - "этого нет точно не для всех..." (нет, именно, не для всех);
   - "это возможно, но не для всех"... (да, возможно, не для всех);
   е) три варианта схемы:
   - "факт, что возможно этого просто нет"... (нет, возможно, факт);
   - "не для всем это необходимо"...  (нет, необходимо, не для всех);
   - "возможно или невозможно, но это точно не для всех"... (неопределённо - да или нет, возможно, не для всех);
   ж) три варианта неопределенного восклицания:
   - "очевидно, что это не факт"... (нет, необходимо, факт);
   - "возможно или невозможно, но это факт"... (неопределено - да или нет, возможно, факт);
   - "возможно или невозможно, но это необходимо не для всех"...  (неопределено - да или нет, необходимо, не для всех);
   з) три варианта рекламы:
   - "это невозможно не для всех"... (нет, именно, для всех);
   - "это возможно не для всех"... (да, возможно, для всех);
   - "это точно не для всех"... (да, именно, не для всех);
   и) "необходим факт примера"... - фото (неопределено - да или нет, то есть - например, необходимо, факт).
   Повторюсь, пример (например, индекс) - это когда неопределено - да или нет? Когда не определено утверждаем мы или отрицаем что-то. Такое возможно. Например... Это прагма.
   Но, очевидно, что вариантов выражения пчеловеком своей мысли гораздо больше, чем (в качестве примера существующих представлений) описано выше.
   Просто, считается (кем?), что мысль, выраженная такими неучтенными в семиотике - редкими способами - совсем не информативна. Но она есть и приучить пчеловека излагать мысль только так, как это принято (кем?) - просто невозможно.
   Тем не менее, возможна и новая - более общая - теория знака. 
   Тогда теории Аристотеля и Пирса - лишь о частном. Эта новая теория знака (постмодернистского дискурса) давно (минимум лет 30 как) существует. И постмодернизм, как особый тип философствования - давным давно формализован. По крайней мере - для меня, 1986. Поэтому (например, мне) и возможно говорить о новой постмодернистской логике.
   Но, так как и аристотелева логика, и логика прагматизма - мало кому понятны, так же мало кому понятна и новая дискурсивная логика. Но она есть. И отсутствие массового понимания ничуть не мешает её существованию.
   Теория Аристотеля ушла в сторону оборачиваемости терминов. 
   Это отдельный разговор. Возможно - поговорим об этом позже. После изложения оснований постмодернизма, как новой логики. 
   Теория Пирса - критический взгляд на искажения теории Аристотеля, накопившиеся за почти две с половиной тысячи лет. Деконструкция.
   Но сама теория Пирса ушла в сторону цепочек знаков, понимаемых нам сейчас как блокчейн мышления. Фисософия блокчейн - суперпрагматизм - вопрос будущего.
   Но, вернусь к искажению теории Аристотеля. 
   Вклад университета в это искажение - только последняя тысяча лет. 
   До университетета существовали другие институции контроля за интеллектуальной деятельностью пчеловечества. Например - институция монастырей, придворные советники-софисты. Они же брахманы. Сейчас формируется новая институция, но и она не финальная. Собственно, по моему мнению - постмодернизм - о прекращении контроля, не только за интеллектуальной деятельностью, но более обще - за воображением. Переход к саморегулированию, что естественно. Природа и так сильно ограничивает наше воображение (самой себя) - наделив нас именно таким инструментом воображения - мышлением. Рано или поздно мы перепишем этот программный код. Подлинная свобода - мыслить так как считаешь необходимым. Для чего? Для подлинного воображения собственного подлинного будущего.
   Пчеловек разумный только в самом начале своего пути к разумности.
   Причина постмодернизма проста - университетский феодализм (модерн) стал более изощренным (сверх- или пост-модерн). Было необходимо противоядие.
   По одной точке зрения, в 1920-х, по другой в 1960-х стали появляться альтернативные (научному модерну - гуманитарному знанию) философии (не обязательно это университетские исследования, это проявилось в разных сферах: в искусстве, в политике, в общественной жизни). Все они обладали некоторым сходством и рассуждения об этом сходстве, (такая точка зрения распространена у гуманитариев - деятелей постмодерна) - первоначально и назвали постмодернизмом. В этом читается критика постмодернизма деятелями постмодерна.
   Особый способ философствования.
   Все мы, чем-то занимаемся. И эта наша деятельность, на чем-то основана и как-то (как нам самим это кажется) встраивается в общепчеловеческую социальную сферу. Постмодернизм - особый способ философствования -  его можно связать с критическим - взглядом со стороны - на достоверность, как нашей собственной оценки этой основы, так и результата. Всё - воображаемо, в том числе и норма такого воображения. 
   На самом деле, интересно лишь то, как именно мы воображаем реальность (мыслим).
   Ризома дискурсов
   Можно предположить, что воображение имеет четкую структуру, как программный код или шифр. Тогда подлинное бытие - язык этого кода. От современных философов (деятелей постмодерна), в основном адептов гуманитарного знания, то есть - наследников структуралистского - семиологического - не постмодернистского - не пост-структуралистского - не семиотческого - не силлогистического - подхода - можно услышать, что пчеловеком движет что-то иное, чем мы способны себе представить. Но, с точки зрения постмодернистов - это иное - просто программа, что многое объясняет. В ней прописаны, как и защита от взлома и сам инструмент ее взлома - постмодернизм.  
   Когда наши мысли не созвучны этому иному - программе - мы страдаем различными неврозами. Например - бессмысленными интеренет-философствованиями. 
   Но, деятельность университетских философов не более разумна, чем деятельность интернет-профанов. Если в первом случае, можно хотя бы предположить, что пусть твой текст никто не понимает сейчас, но он сохранится на сервере в Гренландии и интернет-археологи будущего (или искусственный интеллект, взломающий когда-нибудь матрицу) - поймут его позже. Конечно, наивно так думать, но это хоть какая-то надежда. 
   Для университетских философов (что уже оксюмарон, так, как "университет" - один способ мышления, дискурс 4231, "философия" - другой 3412) - возможности свободно выразить свою мысль - вовсе нет, так-как, вне пирамиды университета - нет значимости высказывания, а сам дискурс университета - вовсе не о Знании, а лишь о праве рассуждать о символе знания. Это социальная игра - часть мета-программы постмодерна. Статус университетского рассказчика всегда важнее того, о чем именно он говорит. 
   Плохая копия богословского университета 11 века - феодализм, сам университет - плохая копия монастыря схоластов. Научное мышление (академизм или модерн) плохая копия феодализма, а общество потребления (постмодерн) - плохая копия самого модерна. Как буд-то, кто-то, на ходу, обновляет программу, добавляя разнообразие мышления пчеловека, используя для этого копи-пасте целых блоков программы с небольшими исправлениями. Этот кто-то - наше познание самих себя. Это мы сами создаем матрицу, сами себя в нее заключаем и сами ищем из нее выход. Философия (если она не софизм) - всего лишь "мышление о мышлении". Поэтому мышление о структуре мышления о мышлении - постмодернизм - часть философии. Но, если рассматривать современну философию гуманитарного типа - разновидностью софизма, то такая философия - подделка постмодернизма поверхностными признаками.
   Итак, иное... 
   Программа это или не программа - ничего не меняется. Его или её можно лишь ощутить непосредственно, как платоновскую идею. Сказать об этом ином, то есть - преодолеть природу своего невежества - невероятно сложно. Тем не менее, это происходит и в этом тоже проявляется наша природа. Постмодернизм, как направление философской мысли - рассматривает структуру иллюзии как единственную реальность. Но, и сам постмодернизм - иллюзия (программа сомнения в программе).
   Возможно.
   Для понимания этого текста - читателю - пригодится пример пересчёта двоичного кода ранних даосов - в троичный код прагматической семиотики, в - квадратичный код теории постмодернистского дискурса и/или в пента-код Пифагора-Конфуция, а так-же в гекса-код средневековых даосов и ядерных физиков 1960.
   Это просто разные способы описать координаты мысли в символическом пространстве всего мышления пчеловека. Тот самый язык программирования мышления пчеловека. Можно сказать и - постмодернистского самопрограммирования. Это символическое описание всего пространства возможного через множество комбинаций чисел.
  
   И Цзин
   00, 01, 10, 11.
   1, 2, 3, 4.
   Восемь триграмм даосов, они же четверть дискурсы постмодернизма, они же восемь симметрий ядерных физиков (глюоны):
   000, 001, 010, 011, 100, 101, 110, 111.
   -1, -2, -3, -4, 1, 2, 3, 4.
  
   Матрица 27 семиотических знаков (SU(3) матрица, она же сокращённая матрица даосов, она же - матрица полудискурсов - сна и/или речи):
   111, 112, 113, 121, 122, 123, 131, 132, 133, 211, 212, 213, 221, 222, 223, 231, 232, 233, 311, 312, 313, 321, 322, 323, 331, 332, 333.
   Сокращённая десятеричная SU (3) матрица (она же - матрица 10 адронов, сокращённая матрица состояний природы даосов, она же - матрица 10 основных целевых аудиторий в маркетинге):
   111 113 133 333
   112 123 233
   122 223
   222
  
   Матрица типов семиотических знаков
   Переживание схема_вообще владение умозаключение
   Схема этот пропозиция
   Ой реклама
   Фото
   Пересчёт 27 семиотических знаков в полудискурсы будет приведён ниже.
   Матрица постмодернистских дискурсов (сочетаний четырёх восьмиричный чисел) содержит 4096 элементов.
  
   Матрица простейших дискурсов
   Упрощённая матрица постмодернистских дискурсов (применима разве, что для примера или для обучения - только положительные числа, сочетание четырёх квадро-чисел содержит 256 элементов. Как в силлогистике Аристотеля. Если все мышление пчеловека (на самом деле только речь - высказывание) условно делится на 256 областей, то достоверных высказываний (силлогизмов) из них только 19 (сам Аристотель считал, что 14). Совершенный силлогизм - умозаключение.
   Выбор определённой системы счета не имеет никакого значения, это шкала символов описания всего пространства возможного. Различие используемых систем счета - вопрос точности. Такие знаки лишь символически означают различные области мышления пчеловека, чем сложнее система счета - больше оттенков мысли представляется возможным ей описать.
   Нотная (семиричная) система счета очевидна из сокращённой десятеричной SU(3) матрицы:
   111 113 133 333
   112 123 233
   122 223
   222
   До ми соль си
   Ре фа ля
   Ми соль
   Фа
   Мышление пчеловека абстрактно, "оно там, где числа", поэтому система его исчисления (определяющая некоторое пространство возможного, то есть - определенное число возможных сочетаний чисел) - по определению -  описывает все пространство мышления (которое постулируется именно пространством возможного). 
   Разные системы исчисления мышления (теория гармонии Пифагора-Конфуция, силлогистика (основа логики), семиотика (знаковая структура любого языка), теория дискурса, блокчейн-теория и т.д.) - описывают мышление лишь с разной степенью точности. Поэтому, они сравнительно легко переводятся одна в другую.
  
   SU(3 1/2) матрица
   Универсальное десятеричное исчисление превышает возможности пчеловеческого мышления и делает задачу определения конкретной мысли абсурдной. Слишком сложно.
   Семиотического кода достаточно для описания большинства задач, с которыми сталкивается мышление современника. Например - пространство физических (терминов, как классической, так и ядерной физики), или - семиотических знаков любого языка.
   Постмодернистский подход - переход на более сложное, чем семиотическое - дискурсивное исчисление. Которое не предел.
   Дискурсивный куб мышления
   Как вариант постмодернистского исчисления можно рассмотреть новое блокчейн-исчисление начала 21 века, которое рассматривает переход от одного типа символического исчисления к другому, когда каждый новый блок исчисления мышления пчеловека можно рассматривать таблицей, где все множество предыдущего блока определяет заголовок как строк, так и колонок новой таблицы. Сама таблица - карта всего мышления пчеловека.
   SU(1), SU(2), SU(3), SU(4), ... SU(n)
   Собственно, постмодернистский взгляд на исчисление мышления - во первых допускает такое исчисление, во вторых устремляет число его элементов (картину мира) в бесконечность.
   Когда пчеловек сталкивается с картиной мира, которая сложнее его способности оперировать числами (означать числами координаты своей мысли) - он называет это превосходящее его собственное мышление - иным. Это "иное" - вполне можно связать с подлинные бытием Сократа или с трансцендентальным миром идей Платона.
   Прогресс пчеловеческой цивилизации связан с увеличением точности представлений пчеловека о мышлении. За каждым символом скрыто определённое понятие, многообразие чисел лишь позволяет оперировать этими понятиями языка.
   Постмодернизм - как заноза. 
   Никому он не нужен. Но, без него, всё теряет смысл. А с ним, смысл теряют все прежние поиски смысла. Поэтому, рассказы о постмодернизме - как правило, пустая болтовня, по причине моды на эту тему. От которой (болтовни), сам постмодерниский рассказ отличается лишь самоиронией автора по поводу, что и его рассказ - пустая болтовня. Всё - болтовня (литература). Главное - понимать это. К счастью, мода на постмодернизм давно прошла и потому, пустых разговоров о нем - стало меньше.
   Постмодернисты предлагали рассматривать основным вопросом философии не поиск истины, которая (как они понимали) - всегда ложна, а сам этот поиск. Это очень любопытная мысль, но кто её понял? 
   Нам известно об этой архаической картине мира наших предков только из наших фантазий о ней. Существует пропасть между тем, что было на самом деле и тем как мы это понимаем сейчас. Единственный способ разобраться - ощутить все самому. Тогда открывается возможность сравнить обе иллюзии и критически оценить их природу. Не так важно, что было на самом деле, как важно - почему мы считаем, что было именно так? 
   Пчеловек не меняется. Но, меняются наши представления о пчеловеке. 
   Почему? 
   Так работает наше пчеловеческое мышление и поэтому, задача постмодерниста только одна - понять самого себя - понять устройство собственного мышления. 
   Зачем? 
   Вероятно, чтобы использовать его более рационально. Чтобы строить такое будущее, которое мы сами хотим построить. Отпустив фантазию на свободу. Еще бы понимать, кто эти "мы"? и что такое "фантазия" и "свобода"?
   Но, этот постмодернистский (критический, по отношению к самому себе) дискурс всегда сталкивается с другими (некритическими по отношению самим себе) дискурсами, в которых цель пчеловечества определена иначе. 
   Постмодернизм есть поиск структуры всех дискурсов, как иного взгляда на пчеловека, ради освобождения воображения, в том числе и от самого себя и от самого - постмодернистского дискурса.
   Пример - обвинения психоделиков в адрес постмодернистов. 
   Чем же Постмодернисты так досадили психоделикам?
   Проявление постмодернизма - в общественной жизни - обычно связывают (кто?) с социальным протестом, например со студенческим восстанием в Париже в начале 1960-х. Или с повстанческой деятельностью Че Гевары. Ставшим лицом бренда (символом нового мышления). 
   В какой-то степени, революционной можно считать выставку "Маги земли" в центре Пампиду в Париже, с которой началась практика мировых арт-выставок. Это действительно была революционная идея, собрать всех арт-рыночных аутсайдеров всего мира и заявить их творчество подлинным искусством. От России был представлен соцарт, он же - лирический концептуализм. Не могу утверждать, что за этими терминами скрыто хоть какое-то значение. 
   Но, это не важно, это было заметным признаком нашего советского постмодерна того времени, каким его тогда были способны были увидеть французские кураторы. 
   От Африки пригласили шаманов (художников африканского постмодерна, играющих в шаманов). От России - играющих в концептуализм. Сейчас - в России - в художественной среде - заметна мода на игру художников - в сам постмодерн. Никто не понимает, что это такое и потому эти неясные фантазии принимают невнятные формы. Когда никто ничего не понимает - побеждает нео-феодализм, в самых разных формах от культа контемпрорари-арт-рынка и блокчейн-гелереинга до академии постмодерна.
   Вернемся в 1990-е. К тому времени, мода на ранний ("моральный") постмодернизм (особый тип философствования) - уже сменилась своим китчем (подделкой поверхностными признаками) и такие поверхностные признаки постмодернизма являются той самой деятельностью деятелей постмодерна. Важно только то, что выставка "маги Земли" - фантазия куратора - была. Революционным был именно факт фантазии. Позже победили фантазии нормы (пользы от) фантазии.
   Кроме того, это скорее была поддержка кураторами - постмодернистами психоделического дискурса художников, чем принижение его, в чем же тогда конфликт?
   Теренс МакКена в 1990-х выступал с лекциями, которые правильнее называть проповедями и собирал полные залы своих фанатов. Благодатная почва, "дети цветов" повзрослели и были заинтересованы услышать имена, пережитых ими в 1960-х, и оставшихся без ответа (безымянных) чувств. Одной из тем лекций была критика в адрес постмодернистов.
   Психоделия (речь психоделического гуру - 3241) есть рассказ о собственном пережитом опыте психоделических ощущений подлинного бытия. 
   Чувство символа понимания психоделических образов: "32" - чувство символа - речь, "41" - интуитивное понимание причин желаний - сон (бессознательное).
   Сами, повзрослевшие "дети цветов" - в своей житейской обыденности....
   0x01 graphic
   https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%A1%D0%94#/media/Файл:LSD-2D,_3D.png
   Прервусь ради исторической справки. Кто-то может не знать этой истории.
   Напомню, ЛСД была синтезирована швейцарскими фармацевтами (в количестве около двух килограмм) по заказу ЦРУ, проводившими в те годы опыты по контролю над общественным сознанием. Эти опыты проводились над военнослужащими, над ничего не подозревающими клиентами проституток и над "детьми цветов". 
   Но, очень скоро выяснилось, что ЛСД вызывало противоположный ожидаемому эффект. 
   Вместо снижения уровня критического мышления, оно его повышало. Вместо выполнения приказа, военнослужащие бесцельно блуждали по лесу не реагируя на команды. Считали поставленные им задачи абсурдными. ЛСД-коммуна Тимоти Лири (1920 - 1996) стала рассадником нового типа социального протеста. Секрет производства ЛСД был раскрыт. Однажды, Братство чистой любви, разбросало с самолёта над рок-фестивалем миллионы доз ЛСД. Так психоделия - разом - стала феноменом массовой культуры того времени. 
   Но, в те годы - ЛСД не было запрещено и остановить - ставшего - вдруг - опасным Лири власти смогли только обвинив его в хранении всего одной сигареты с марихуаной. В тюрьме Лири проповедовал своё учение о критическом взгляде на деятельность властей - сокамерникам. Один из которых, бывший пилот, из Колумбии, промышлявший автомобильными кражами в США, Карлос Ледер (1949 -), воодушевившись психоделическими рассказами Лири, вернувшись на Родину и рассказал о новом учении своим друзьям.  В том числе и Паоло Эскобару (1949 - 1993). 
   Те увидели в новом психоделическом дискурсе (типе мышления постмодерна) американских интеллектуалов перспективу, но совсем не "настолько (по их мнению) наивную", какой её видел сам Лири. Их дискурс постмодерна был иным. Они решили расширить целевую аудиторию хиппи-психеликов Лири за счет золотой молодежи, вовлеченной в наркоманию и стали поставлять в США местный кокаин. Общественную жизнь Колумбии контроллировали продовольственные бароны и других бизнес-перспектив у молодых бандитов - просто не было. Так, ЛСД, как символ (имя чувства психоделического освобождения от контроля сознания властями) был подменён его поверхностным признаком - наркотиком.
   Началась война за контроль над наркотрафиком между колумбийской мафией и ЦРУ. 
   Любопытно, как видел "коммуну Лири" сам Ледер, как он подделал ее идею поверхностными признаками. 
   Он купил остров, на полпути из Колумбии во Флориду (аэродром подскока) и устроил там вечный праздник нарко-вечеринок. Сейчас Ледер отбывает пожизненный срок в США, а его остров, который оброс легендами - посещают туристы. История превратилась в историю. Да и в каждом городе, по всему миру теперь куча таких островков. Дускурс барыги сделал из дискурса психоделического гуру - особого рода литературу, растворив ее в житейской обыденности постмодерна. Но, это лишь один из множества несогласованных друг с другом голосов постмодерна.
   Между Колибией и США - проходил один из фронтов, нарковойны - всех со всеми - проходили по всему миру, ЦРУ требовалось неучтенное финансирование анти-коммунистической деятельности. И был частный интерес. Все эти сведения открыты, написаны книги и сняты фильмы. Так, ЦРУ, победив в нарковойнах, справилось с поставленной задачей контроля сознания населения, но совсем не тем способом, который предполагался изначально. Затем, коммунизм (как идея) пал, а наркотрафик остался. Если бы угрозы коммунизма не существовало, ЦРУ следовало бы её выдумать, настолько эта "угроза" оказалось (по факту) продуктивной бизнес-идеей.
   То, как ровно та же самая история противостояния постмодернизма и постмодерна разворачивалась в СССР - все мы знаем.
   Вернёмся в Америку 1960-х. 
   Постепенно, психоделия была признана запретной, и одновременно с этим, трансформировалась в уличную наркоманию следующих, за "детьми цветов", поколений. Потребитель наркотиков был заключён в матрицу поверхностных признаков имен своих чувств освобождения от диктата обыденности. Из которой единственный выход - смерть. Социальный протест был подавлен. Вытеснен в деструктивную область наркомании, вызывающей в обществе презрение. 
   Вслед за этой победой определённого типа мышления "дискурса коллаборанта" (другими словами - "специалиста во всем" - телеэксперта), выразителем которого (концептуальным персонажем) - в какой-то момент - выступало ЦРУ - подобный метод контроля над населением распространился и на другие сегменты потребления. Арт-рынок, политический рынок, вообще любой рынок, сейчас ещё и виртуальная реальность. 
   Это и есть пресловутое "общество потребления" о котором, как о насильном ввержении "человека разумного" - в полуживотное-полуавтоматическое состояние "современника" (потребителя имен чувств) - говорил ещё в 1923 году Мартин Хайдеггер (1889 - 1976). Собственно о постмодернизме, как деконструкции (Хайдеггер говорил - о "деструкции") всего знания о пчеловеке правильно говорить - именно в контексте учения Мартина Хайдеггера. В таком контексте - Мишель Фуко (1926 - 1984), Жак Деррида (1930 - 2004) и Жан Лиотар (1924 - 1998) - всего лишь неопостмодернисты. 
   Но, и сам Хайдеггер - лишь вернулся к тому (названному теперь "постмодернистским") пониманию пчеловека, которое уже было у отдельных мыслителей за многое тысячелетия до него. Просто называлось иначе.
   Деконструкция знания - есть возврат к изначальному, утерянному пчеловечеством знанию о себе самом. 
   Забыто это знание намеренно (по чьей-то злой воле) или это свойство самого мышления пчеловека, причина забвения достигнутой однажды ясности мысли о природе мысли - для постмодерниста не важна. Важнее, что такая точка зрения снова проявилась, а кто виноват - не вопрос. Сам пчеловек. Это и интересно.
   Если забвение знания и его преодоление происходят с определённой периодичностью - это свойство самого пчеловеческого мышления. 
   Знание о подлинном устройстве мышления пчеловека, такая же иллюзия, как и невежество. Необходима новая точка зрения, не противоречащая всем предыдущим, как нам только кажется, противоречащим друг другу.
   Так вот, о лекциях МакКены 1990-х. 
   Бывшие "дети цветов", участники теперь известных Вам событий - столкнулись с совершенной иным (по отношению к первоначальному психоделическому) - собственным социальным опытом - символом своих чувств желаний понять это бытие. С той самой матрицей потребления признаков имен чувств, куда всех благополучно заключили власти. Которые тоже - конкретные люди с определённым типом мышления, позволившим им прийти к власти. И, лекция МакКены - вполне могла показаться ее слушателям - ответом на утерянные вопросы юности.
   Теренс МакКена связал фиаско психоделической культуры именно с предательством художников-постмодернистов. 
   Вместо обслуживания интересов психоделической культы (странное требование) - то есть демонстрации пастве - воодушевляющих видений иного (бытия), художники увлеклись "деконструктивизмом" (термин МакКены) и не показали - н и ч е г о . . .
   Искусство, по мнению МакКены - это меньшее, что тогда, в "объятом пожаром Риме" - было необходимо.
   Но художники, как в своё время Нерон, лишь молча взирали на эту происходившую с пчеловечеством катастрофу. Дух Земли, разбуженный психоделическими трипами "детей цветов" - "разум гайи" - взывал к ним, но они оставались безучастны (Но, каких же художников он имел в виду? Контемпрорари? - художников-коллаборантов арт рынка? Возможно, он просто спутал постмодернистов с их оппонентами и почему художники должны быть именно постмодернистами? 
   Постмодернизм 1423 - один дискурс, дискурс художника - 1324 - другой) и тогда гайа стала насылать видения будущей катастрофы 2012 университетским ботаникам (то есть самому Теренсу) и психоаналитикам (Лири). (Просто новый миф от МакКены). Которые, тогда, просто не понимали, что же с этими видениями им делать? Точно так же как, ранее умер фрейдовский "Отец" (Маркетолог, умевший называть чувства именами) - теперь (по мнению МакКены) - умер и "Художник" (модернист, но на самом деле - постмодернист).
   В конечном итоге победил хаос, Рим (будущее) выгорел до тла, а пчеловек, как это и предрекал Мартин Хайдеггер в 1923, сохранив технологии, ментально вернулся к животному существованию, но (по мнению МакКены) надежда все ещё есть... На дизайнеров. 
   Да, формально, они лишь иллюстрируют представления маркетологов (дискурс 2134) о признаке товара мечты потребителя (1234) - рисуют концепции имен его чувства идеи лучшей жизни смутной. Но делают они -на самом деле (по мнению МакКены) - совсем не то, что видят в этом маркетологи (2143) и барыги (2314). МакКена сообщил: "Не секрет, дизайнеры курят и потому - визиулизируют лишь свои (тайные от непосвященных) психоделические видения". 
   Все люди говорят лишь затем, чтобы своей речью уравновесить свои сны и видят эти сны, лишь затем, чтобы уравновесить ими свою речь.
   Дизайнеры - по мнению МакКены - способны передать свои ощущения иного рабам символов - потребителям. Все комментарии - адресуйте МакКене.
   То есть, конечно - дизайнеры, если не коллаборанты (дискурс анти-постмодернизма 4132), то ремесленники (3142). Но, даже если они и победившие в конечном итоге "барыги-литераторы" (2314, 2341), то некоторым из них (полубарыгам-полугуру 2341) - все еще снятся психоделические сны - "41", как и психоделическим гуру 1960-х). Психоделическую культура исчезла, но (вместе с победившем рынком) - породила химеру. Ровно о том же самом, в своем гротескном рассказе "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" - говорит и Хантер Томсон (1937 - 2005), пришло время химер 1990-х. 
   Но, как мы теперь знаем, вскоре и оно закончилось. Надежды больше нет.
   Что тут сказать? 
   Красивый постмодернистский рассказ, о смерти постмодернизма. Как - надеюсь на это - и рассказ об этом рассказе. Это и есть постмодернизм, самоирония, интеллектуальная изощрённость автора рассказа. Когда сказанное больше слов. Как хотите, так и понимайте.
   Постмодернизм был всегда. Есть только ирония по поводу всеобщего обмана и сам этот обман (симулякр).
   0x01 graphic
   https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Quadrat_Aristoteles.jpg
   Приведу пример подобного философствования из эпохи античности. Когда ранние философы спорили о перво-элементе вселенной (что это: вода, осадок воды - земля, огонь слова - Логос или дух - воздух?), Эмпедокл (-490 - -430) заявил, что это не поиски первоэлемента вселенной, но поиски - самими философами - перво-элементов собственного мышления о ней. То есть, попытка восстановить утраченную картину мира.
   Другой пример - если верить истории (что с точки зрения постмодернистов - сомнительно, ведь все истории - плод чьего-то воображения, то есть - литература и потому требуют проверки - деконструкции), на разных сторонах планеты - в Европе и в Китае, приблизительно в одно и то же время, возникли две, практически идентичные, философские школы: Пифагора и Конфуция. С точки зрения постмодернистов - возможно - это был один и тот же пчеловек. История не настолько важна, как сама их или его идея.
   Пифагор (-586 - -495), как и Конфуций (-551 - -479) утверждали, что мышление пчеловека решает ряд противоречий (американский постмодернист Ричард Рорти (1931 - 2007), в 1980 использовал термин "решение собственных проблем духа и реальности") - даже не важно сколько одновременно разрешается таких противоречий (два, три, пять, семь), число решаемых противоречий определяет лишь уровень мышления. Важно, что все типы философствований - все уровни мышления - в общественном сознании - сосуществуют одновременно (конкурируют ложными истинами за внимание профана-потребителя) и определяют разнообразие взглядов пчеловека на реальность. Социальную сферу - общественную жизнь.
   Позднее, эта (по сути - одна) пифагорейско-конфуцианская школа особого рода философстствования (опять же, если верить истории) - разделилась (как на Западе, так и на Востоке) на две секты: эзотериков и математиков. Из пифагорейских математиков (сейчас мы назвали бы их нумерологами) - вышла секта софистов (-5 - -4 века), на Востоке (приблизительно в то же самое время) родилась секта буддистов (середина 1 тысчелетия до нашей эры), примером западного последовательного пифагорейца-эзотерика можно назвать Сократа (-396 - -499). Как известно, софисты спровоцировали его казнь, за неудобные (самим софистам) высказывания, типа такого: "Я ничего не знаю, но они (софисты) не знают даже этого".
   Как, в своей предсмертной книге "Что такое философия", в 1991, утверждал французский постмодернист Жиль Делез, именно миф о Сократе послужил основой мифа о Христе. Возможно, Знание всегда предаётся забвению, воспоминания о нем искажается, принимают форму, удобную риторике софистов, решающих лишь свои собственные (практические) житейские задачи - потому, что так устроено их мышление. Символ идеи сводится ими к его иконе, это уже теория другого мыслителя, создателя логики прагматизма - семиотики, Чарльза Пирса, 1883.
   До нас дошла пентаграмма Пифагора-Конфуция, рисунок их (его?) концепции, суть которой - своим мышлением, пчеловек, способен находить гармонию только четырёх элементов из пяти, по правилу двойного золотого сечения, на рисунке - эта точка гармонии - пересечение двух из пяти лучей пентаграммы.
   Расположение пяти базовых стихий-элементов мышления пчеловека (вершин пентаграммы) на рисунке - не определено, оно может быть каким угодно, поэтому простое умозаключение о геометрической форме всех вариантов гармонии - приводит к понятию додекаэдра, геометрической фигуры, поверхность которой образованна 12 пятиугольниками. Именно такую форму имела капсула космического корабля, в которой первый космонавт Юрий Гагарин облетел Землю. Памятник додекаэдру установлен на Гагаринской площади в Москве, в самом начале Ленинского проспекта. Рядом с памятником самому Первому космонавту. Американские космические аппараты - традиционно имеют форму конуса, что ближе традиции прагматизма.
   Эта геометрическая фигура - додекаэдр - имеет 20 вершин, каждая из пяти стихий дублируется по четыре раза, образуя тетраэдр (треугольную пирамидку). Это - простое геометрическое представление о вероятности проявления пчеловеком того или иного типа мышления - условно (метафорично, этот символ лишь напоминает нам об идее), но именно оно послужило основой астрологи: 12 знаков зодиака - граней, 5 планет - пять тетраэдров, пять вершин пятиугольника и 4 дома - 4 вершины тетраэдра.
   В таком контексте астрологию можно представить метафорой, или своего рода  мнемоническим правилом удержать в голове идею устройства всего мышления пчеловека. Но и астрология из символа (как формы идеи) всего мышления - стала иконой, буквальным прочтением метафоры. Что, с точки зрения логики прагматизма - семиотики - тоже форма идеи всего многообразия мышления пчеловека, как и ещё одна форма той-же самой идеи - "прагма" - индекс или пример.
   Для "интерпретации формы идеи" (смысла) - такая прагма - есть факт (лицо факта, как в концепции постживописной абстракции Клемента Гринберга, 1960). Для "означения идеи её смыслоформой", прагма - есть дицент (художественный образ, физический эксперимент или, если обобщить - непосредственно наблюдаемый образ бытия).
   Символ смысла - закон (например - философия), икона смысла - качественность (у Пирса - квалитибельность - придуманный им самим термин - качество, как способность), сейчас нам проще понять этот термин как хайп - результат воздействия агрессивной рекламы, слепая вера, как у игрока казино в выигрыш не смотря ни на какие доводы его разума.
   Символ означения (самооценки достоверности собственной мысли, у Аристотеля это шкала присущего) - аргумент (железобетонный аргумент, что это так и есть, у Аристотеля - именно присущее). Икона означения - ремма (гипотеза, смысл и форма идеи тождественны самой идеи лишь гипотетически, это - сомнение или самоирония автора высказывания, в своей правоте, как в "моральном" или "высоком" постмодернизме 1970-х - в "Высоких концепциях университетских докторов философии 1970-х").
   Последователь Сократа - Платон (-427 - -347) рассуждал о пентаграмме, но определил её концепцию - иначе, как пять частей речи. Обе теории: четырех и пяти частей речи, изложены в Седьмом письме, переведённым на русский язык Алексеем Лосевым в 1923. Суть: ускользающее от понимания обычного пчеловека решение пяти противоречий - Платон назвал "истиной", самим объектом чувств. Постмодернисты - после веков забвения - просто вернулись к платоновскому определению истины, как единства "непосредственного ощущения самой трансцендентальной идеи" (что отголосок пифагорейской эзотерики) и "понимания рисунка концепции имени чувства идеи смутной" (что является недостижимой вершиной учения софистов). Софизм и эзотерика снова соединились, как во времена Пифагора. Именно такое непротиворечивое единство противоположностей Жиль Делез и назвал "новым концептом" (новым единством перцепта, аффекта и концепта самих перцепта и аффекта).
   Платон, в отличие от Сократа спорил не с софистами (после добровольного самоубийства Сократа - спросить с ними недостойно, результат предрешён), а с натренированным ими в риторике "новым господином" - тираном Дионисием. 
   В то время греческий мир был разделён на старый (сама Греция) и новый (Сицилия) свет. Дионисий правил частью западного античного греческого мира. Сейчас в этом разделении читается Европа и Америка. Дионисий, помимо успешных военных компаний, предавался разгулу, демонстрируя этим свою власть, как идею и Платон, формально занимавший должность его советника-софиста (современным языком главного политтехнолога или куратора американского президента) поступил совсем не как софист, когда однажды утром заявил (возможно - непохмелившемуся) Дионисию о недостойности такой практики оргий. За что был сразу продан в рабство, выслан в старый свет и только вмешательство друзей спасло его от окончательной потери социального статуса учителя. Сохранилась переписка участников этой истории. Да, собственно и сам Платон, в своих письмах рассуждает - в основном - о превратностях судьбы, в его письмах читается обида, и лишь в отдельных абзацах он формулирует сами свои ощущения посетившей его идеи устройства пчеловеческого мышления, то есть - философствует ненамеренно, адресуя эти (возможно - случайно вырвавшиеся) слова своим друзьям. Причём, всегда с разных сторон. Теории четырёх и пяти стадий разделены несколькими абзацами. Там же, в личных письмах своим друзьям, он (мимоходом) формулирует и свою теорию истины.
   Теория Конфуция послужила идейной основой иероглифического письма, традиционной китайской медицины, алхимии и астрологии.
   Считается, что даосизм предшествовал конфуцианству, но современная постмодернистская деконструкция представлений об обоих учениях наводит на другую мысль. Даосизм и буддизм - возможно - ровно те-же самые отражения конфуцианства, как античные греческие эзотерика и математика - отражение пифагорейства. История - возможно - одна и та-же, но прошедшая к нам через разных рассказчиков.
   Как и рассказы о средневековых европейских схоластах и исламских теософах. Что не удивительно, если само мышление пчеловека устроено так, что Знание предаётся забвению, а затем снова деконструируется, то - одна ли эта история или множество её циклов-повторов - не имеет значения. Знание - одно. Важно лишь то, что оно опять проявилось. 
   И современный постмодернизм - в таком контексте - не более, чем ещё одна попытка вернуться к утраченному единству. Она обречена, но нам интересно не само Знание, а то, как пчеловек с ним поступает. Постмодернистами исследуется сам пчеловек, его мышление, а не то, к чему это его мышление приводит - к ложным истинам о "реальности".
   Но, кроме дедекаэдра, моделью мышления пчеловека - то есть "пространством возможного" - возможно представить и куб, это уже концепт - как разрешение противоречия между эзотерикой и математикой. Куб можно представить множеством сочетаний координат трёх осей - пропорцией трёх координат, а можно представить множеством эзотерических знаков - адресов - точек на поверхности куба. Современная эзотерика - семиотика (как и теория дискурса, как и ядерная физика). Знак - есть сечение куба мышления, определяемое тремя точками на его поверхности.
   Сам принцип построения пентаграммы есть графическая (визуальная) метафора последовательного решения противоречий - соединение точек-противоречий линиями. Решение противоречий двух точек - линия, трёх - треугольник, четырёх - квадрат, перечёркнутый диагоналями . Пяти - пентаграмма. Шести... Здесь возможны три варианта. Одно решение очевидно - два треугольника, один перевёрнут относительно другого и все шесть вершин соединены линиями. Это напоминает звезду Давида. Ещё один шаг и этом можно разглядеть куб софистов. Это вопрос точки зрения.
   Другое решение предложили Конфуций и Пифагор. Это - точки пересечения лучей пентаграммы, которых (с учётом неопределённости означения вершин пентаграммы стихиями) - 60. Представить их геометрическое единство гораздо сложнее. Как тогда казалось эзотерикам - это предел математики, а значит и предел мышления пчеловека. Только в середине 19 века математики решили эту задачу. 
   Не стану спорить, большинство людей не способны понять пентаграмму и сейчас. Об этом говорили еще и Платон и Аристотель. Из этого и следует символ такой ограниченности ума пчеловека - косой крест двойного золотого сечения. Все, на что пчеловек был способен своим мышлением - найти решение (концепт) лишь четырёх стихий своего мышления из пяти. Некоторые такие гармонии (но не все, только 24 из 60) и есть - постмодернистский дискурс - который, по мнению (1970) французского постмодерниста Жака Лакана "есть тюрьма мысли". Он должен быть преодолён. Но как? Чтобы совершить побег из тюрьмы своего дискурса, прежде необходимо знать куда бежать - представить все пространство мышления пчеловека, как карту. Такая карта мышления (И Цзин) - существует давно, но все, что университетские профессора говорят по её поводу: "мы даже представить не можем, что это такое". Лукавят? Возможно.
   История о 42.
   В 1970 году университетский исследователь психоделических веществ ботаник Теренс МакКена (1946 - 2000) создал компьютерную программу, благодаря которой - он сопоставил ряд чисел, так он интерпретировал загадочные гексаграммы И Цзин и вехи пчеловеческой истории. Как именно он это сделал - это вопрос к нему самому. Важно, что он предсказал "конец времен 2012". А британский постмодернистский писатель Дуглас Адамс (1952-2001) написал книгу о об этой истории. И, хотя сам Адамс не признался о происхождении 42, из контекста истории очевидно, что это "за 42 года до конца света". 42 = 2012-1970.
  
   Вернёмся к даосам. 
   Они предложили третий путь построения концепта шестого уровня, не звезда Давида, она же куб пропорций ("реальность трёх измерений", как в цветной фотографии или в ядерной физике 1960-х, или вообще в любой физике до постмодернизма 1960), и не теория гармонии Пифагора - Конфуция. Не алхимия и не астрология. Поэтому, я и связываю даосизм со средневековой интерпретацией конфуцианства. 
   Подробнее о третьем решении концепта шестого уровня.
   Есть базовое различие, как свет и тьма. Графически - прерывистая и сплошная черта даосов (линия концепта противоречий). Концепт может решать противоречие, а может не решать его. Такого, в конфуцианстве и в пифагорействе - просто не было. Там , либо - весь сложный концепт пентаграммы строится, либо нет.
   Далее, есть три измерения куба мышления, который софисты понимают простым пространством пропорций трёх осей. Треугольником. Это три первые конфуцианские стихии мышления (их можно назвать стихиями природы, но очевидно, что это стихии мышления пчеловека о природе):
   - Стихия дерева (отрезки - следы кисти каллиграфа, имеющие чёткие начало и конец, как сочленения стебля бамбука), ставшая у даосов стихией грома (чувство ритма иного, растворенного с событиях житейской обыденности). Баланс света и тени или баланс цвета в картине. Эта стихия (как баланс) может быть проявлена, тогда - условно означающая её - линия сплошная, а может - не проявиться, тогда линия прерывистая. Понятный (надеюсь) пример - философия Сократа и декларации софистов. И там и там - речь о подлинном бытие пчеловека (сложности его мышления), но в одном случае речь есть утверждение этого (единого для всех людей) подлинного бытия (непосредственное ощущение этой идеи), а в другом отрицание такого единого бытия (у каждого оно своё и потому обсуждать бытие не следует).
   - Стихия воды, и у даосов и у Конфуция (если только достоверны дошедшие до нас рассказы о самой его теории) - термины совпадают. Это кручение кисти каллиграфа на месте, у даосов это переменчивость представлений о подлинном бытие (неоднозначность чувственного познания). Равновесие форм, способных принимать любые очертания. Композиционная устойчивость. Простой пример. Либо взгляд художника - а даосизм есть Учение именно об искусстве - как бы ощупывает невидимый мышлению предмет подлинного бытия с разных сторон, тогда, условно означающее это качество - черта - сплошная, либо такой взгляд ремесленника излишне прямолинеен, тогда черта прерывистая.
   - Стихия чаши для воды (водоема). Концепт опыта ощущения ритма и познания - представлений о нем. У Конфуция это стихия металла, любая переменчивая линия каллиграфа, сочетающая методы ритмичных отрезков и вращения кисти на месте. У даосов это стихия чаши (водоема, у античных греков - земля, как осадок воды). Это сама картина или композиция. Как и сочетание непосредственного ощущения ритма иного, растворенного в обыденности, как баланса и равновесия всевозможных представлений имен чувств ровно той же самой идеи подлинного бытия (истины - как у Платона). Это новое качество проявляется судьбой картины, Даосы говорили - о соответствие духу своего времени, что теперь, с лёгкой руки (ох уж эта память, не помню имя автора, он сейчас живёт на юге Италии, где каблук её сапога, но в 1990-х работал в Москве и даже получил какую-то европейскую премию за эту свою не оригинальную теорию, 50 тыс. Евро) - актуальность. Это не важно, Юбер Дамиш (1928 - 2017) рассмотрел эту тему гораздо подробней.
   Таким образом, геометрически, пространство возможного - мышление пчеловека - в теории даосов - определяется возможными сочетаниями двух типов трёх черт, всего 8 вариантов. В середине 19 века, последователь Римана - математик Софус Ли - сформулировал такое представление математически точно. Даосские триграммы - ровно тоже самое, что SU(3) - симметрии.
   Семиотика Чарльза Пирса (1839 - 1914) - ровно тоже самое решение задачи - как символически представить все мышление пчеловека, картой. Как и матрица адронов ядерной физики.
   Далее, даосы просто нарисовали турнирную таблицу своих восьми терминов И Цзин. В ядерной физике 1960 - триграмам соответствуют глюоны, из которых образованы кварки, из которых образованы адроны (сочетания трёх кварков), из некоторых из которых образованы ядра атомов. Которые, в сочетании с другого типа частицами (серыми лептонами) образуют сами атомы, из которых состоят молекулы, одни более простые, другие более сложные, из которых, в свою очередь, состоит все - привычное нам - вещество вселенной. В том числе и мы с вами. А возможно и другие - непривычные нам пока - типы вещества, ведь возможных сочетаний субатомных частиц и того немыслимого, из чего они состоят - очень много и сейчас понятны пчеловеку далеко не все такие сочетания. А освоено технически ещё меньше. Важно что постмодернистская ядерная физика, как и философия прагматизма, как и математика 19 века вернулись к представлениям даосов, которые, как я уже сказал были об искусстве.
   Различия теории даосов, математики Софуса Ли, теории семиотического знака Чарльза Пирса (которая, в свою очередь - лишь деконструкция теории силлогизма Аристотеля, то есть ранний постмодернизм - это прагматизм, постмодернизм - это неопрагматизм) - объясняются очень просто.
   Вернёмся к даосской книге Перемен (И Цзин) - турнирной таблице терминов мышления пчеловека - как я думаю - к деконструкции теории пентаграммы Конфуция. Это (надеюсь) пояснит мой тезис о вторичности даосизма, по отношению к конфуцианству. Что никакая не проблема.
   Конфуций рассматривал пропасть непонимания людьми друг друга, как и пчеловеком самого себя - на примере одного из четырёх возможных решений базовых противоречий (стихий мышления о природе). На самом деле - противоречий больше и мостов на бездной - 60. Рассмотрим только один. Для примера.
   Края этой пропасти есть желание пчеловека высказаться о своём духовном открытии и его же собственном нежелание слушать подобные откровения других (или своё собственное). Поиск гармонии крайностей - есть строительство моста над этой вечной пропастью между обычаем (стихия огня) и уже не помню, чем именно, в общепринятых представлениях о терминах конфуцианства - это не так важно (стихия земли). Между спонтанными расческами кисти каллиграфа (чему нет аналога в даосизме), заимствовавшим из конфуцианства только три первые стихии из пяти) и оттисками кисти без движения (текстурой). Важен баланс обоих движений кисти.
   Постмодернист Ричард Рорти в 1980 - назвал эту самую пропасть между творческой иронией (его собственной постмодернистской деконструкцией, желанием переписать все словари) и общепчеловеческой солидарностью (обычаем, корпоративным духом университетской аналитической философии - своих оппонентов). Этот мост над бездной - в терминах Рорти есть консенсус между постмодернистами и деятелями постмодерна (современными университетскими софистами). Но так-же, как и в конфуцианстве, деконструкцией которого - по крайней мере американский постмодернизм - как я думаю - и является) - оппозиций и решений противоречий больше, приведён лишь один из мостов, в качестве простого примера.
   Даосы посмотрели на проблему моста над конфуцианской бездной иначе. Сейчас (этот вопрос подробно исследовали Зигмунд Фрейд, Карл Юнг и Жак Лакан) - мы способны понять слова даосов - как постмодернистский дискурс (но этот дискурс и есть причина социального маразма) - как строительство моста между бессознательным и речью пчеловека - (даосы говорили между внутренним и внешним проявлениями мышления пчеловека, что это как не сон и речь? - между чувством иного художником и его признаком, выраженным в картине) - вот, что такое турнирная таблица И Цзин - 64 варианта моста на бездной. Напомню, у Конфуция, который использовал другую модель мышления - гармоний - 60. Некоторые гармонии Конфуция (по две из пяти с каждой грани додекаэдра) совпали с 24 дискурсами, из постмодернистской теории дискурса, развитой уже после смерти Жака Лакана (1901 - 1981). Сам он определил только четыре дискурса (господина, аналитика, университета и истерика). Сейчас очевидно, что их 48. Но речь не об этом. Подробности можете найти в других моих статьях. Сейчас мы определяем постмодернизм.
   Вернёмся к даосам. Среди 64 гексаграмм (пересечения 8 триграмм) - можно обнаружить повторы и симметрии, сократив которые знаков останется 27, ровно столько, сколько в теории семиотического знака Чарльза Пирса 1883.
   В этих 27 семиотических знаках также возможно найти некоторые условные симметрии, сам Чарльз Пирс и свёл множество семиотических знаков к матрице 10 типов. Матрица адронов 1960 Гелл-Мана (1929 - 2019), ядерного физика - идентична матрице целевых аудиторий маркетинга, который заимствовал её в семиотике. Гелл-Ман использовал теорию SU(3) Софуса Ли (1842 - 1899). Математически точную версию даосизма. Подробности - в любой современной книге (после 1960) о ядерной физике.
   То, что даосы не сократили число своих 64 гексаграмм до 27 или до 10 (возможно и до 7 нот) - имеет некоторый смысл. Дело в том, что во первых - не факт, что такое сокращение корректно. Это сокращение по поверхностному признаку сходства знаков, что больше напоминает методы софистов, во вторых - и это самое важное в теории Софуса Ли, как и в ядерной физике 1960 - Гелл-Мана - важнее самой классификации десяти адронов (их тогда было известно только 9 и десятый, "омегу минус" (семиотический знак умозаключение, первая даосская гексаграмма "творчество") - открыли именно благодаря такой новой классификации - так вот, оказался возможен новый взгляд на И Цзин, не тот, который привёл к построению этой турнирной таблицы композиционных принципов даосской картины. Оказалось возможным увидеть неочевидный и совершенно непонятный интуитивно закон составления гексаграмм (семиотический тройной код - просто вариант бинарного кода даосов, один легко пересчитывается в другой).
   Расскажу о этом законе на примере адронов. Выстроив адроны в матрицу, пусть это будет матрица с повторами - 64 адрона - очевидно, что сочетание кварка u по горизонтали и по вертикали этой таблицы (пример применения таких теорий - ядерные реакции, превращения нейтрона в протон и обратно) приводит к кварку u. Сочетание d кварка d кварка приводит к s кварку. Сочетание u кварка и d кварка приводит к d кварку. Почему так?
   Подобная задача была решена математиком Софусом Ли во второй половине 19 века, за столетие до её актуальности у ядерных физиков, но представить нагромождение квадратных корней из трех, мнимых единиц и совсем уж непонятных чисел цвета - было очень не просто. Потребовался гений Гелл Мана, чтобы во первых увидеть в бездушных числах оси цветных внутриядерных взаимодействий, а во вторых связать все это с поисками физиками таинственной омеги минус.
   Решение же самих постмодернистов - крайне просто: кварки - не предел материи, они образованы вообще непредставимыми частицами - глюонами (сгустками воображения):
   u=аа, 
   d=аб, 
   s=бб. 
   Собственно, эти "а" и "б", которые "сидели на струне" и стали, но только на некоторое время, новыми частицами материи, открытыми постмодернистами. Не уверен, что сами физики - в полной мере - осознали, что повторился вывод Эмпедокла.
   Физики искали не элементарные частицы, но элементарные частицы своего мышления об этом. Материя перестала быть материальной, и хотя произошло сведение этого открытия к поверхностному признаку его понимания потребителем - Бозону Хиггса, это значимо только для профанов. Кто, хоть немного подумает - все поймет сам.
   Но вскоре и б оказалась лишь 1/a. 
   И остался только один первоэлемент материи - "а". Выразив, через это (более, чем - не представимое, абстрактное) "а" - адроны ядерных физиков - получим... Семь нот.
   То, что мы тысячелетиями называли нотами, как оказалось - не более, чем степени (число повторов этого абстрактного "а") в составе субатомной частицы:
   До - -6, ре - -4, ми - -2, фа - 0, соль - 2, ля - 4, си - 6. 
   Ньютон (ещё один неопифагореец) - вероятно - был прав, когда утверждал что деление звуков октавы (он считал, что и деление спектра солнечного света) на семь частей - есть свойство пчеловеческого мышления. Те самые семь оппозиций или противоречий мышления пчеловека.
   Так мы же все это и так знаем. 
   К чему тогда, все эти бессмысленные декларации университетских деятелей постмодерна? Кроме Сократа, внятный ответ на этот вопрос дал Аристотель, "они (софисы) и сами не понимают, что говорят". Но, зато - пользуются произведенным их речами эффектом в среде не очень умных людей, себе во благо. Заключая их чувства в матрицу поверхностных признаков одних только имен таких чувств. Сократ все это сказал им в лицо. И потому - умер. Судьба Аристотеля иная. Он был тренером в ритотике другого греческого царя - Александра Великого, который разом прекратил "игры разума" софистов в поддельную античную демократию, выродившуюся в то время в гражданскую войну всех со всеми - скопировав структуру иерархии софизмов (структуру тусовки софистов) в свою знаменитую фалангу. Греки выстроились в фаланги (соответственно типам софизмов) и отправились завоевывать мир. Так родилась современная армия.
   Как и Конфуций (если верить историям о нем), он якобы он сказал: "мое учение для царей, но ни один царь не желает ему следовать, мне остается только одно, умереть. И умер. 
   Главное успеть это понять, пока ты жив. Это может привести к любопытным решениям. Кто знает, какую форму примут эти идеи и как они изменят пчеловечество. Мы просто не знаем, нам никогда не давали в полной мере это высказать. А высказывания перевирали.
   1) Постмодернизм и постмодерн.
   Чтобы понять, что такое "постмоденизм", следует различать доктрину деятелей постмодерна (не постмодернистов) и протест против нее постмодернистов-мыслителей. И то и другое - внутри-университетские "игры разума", различие которых непосвященным не понять.
   2) Смена общественной формации или пустая болтовня об этом?
   Деятели постмодерна декларируют смену общественной формации, произошедшую в середине 20 века, рассматривая ее как сверх-усиление модерна. 
   Постмодернисты, напротив, называют такие декларации - попыткой усиления интеллектуальной эксплуатации пчеловека пчеловеком - самими деятелями постмодерна (литераторами, "философами аналитической традиции", но не сократовской), основанной на подмене знания - симулякром, еще конкретней - подменой конкретной идеи - именем чувства этой идеи смутной (но только это и понятно большинству людей интуитивно), и призывают прекратить контроль над мышлением, предоставить пчеловека самому себе, так как жизнь любого пчеловека - самоценна (по крайней мере - для него самого) и сложнее любых представлений о ней. 
   Постмодернисты призывают к свободе воображения, считая декларации деятелей постмодерна - лишь одним из вариантов воображения реальности, когда  воображается "норма воображения".
   Оппоненты постмодернистов (например, Федор Гиренок из МГУ), в качестве аргумента абсурдности постмодернизма - приводят пример нетождественности банана - мысли о банане. Он объясняет "современное состояние культуры" - попыткой потребителя банана - галлюционировать о такой тождественности. 
   Потребитель - своим неадекватным "клиповым мышлением" - на самом деле - лишь ломает игру в контроль его мышления интеллектуалами-литераторами и просто переключает канал с навязчивой рекламой на любой другой, но и там реклама. Возникает ("клиповая", она же - "смайликовая") культура галлюцинаций понимания,  когда (это уже мнение другого исследователя постмодерна Алана Кирби из Оксфорда, 2006 - "комфорт потребления информации - важнее самой этой информации).
   С такой (отчасти постмодернистской) культурой современника - деятели постмодерна - справиться не способны. Спрос на литературу постмодерна падает. Потребитель предпочитает такой литературе - саму свою жизнь. 
   Вероятно, поэтому, литераторы постмодерна и обсуждают смерть автора, смерть искусства, смерть философии и смерть науки. Но, это - на самом деле - лишь смерть их прежнего (воображаемого) контроля за потребителем их литературных образов. 
   Примеры постмодерна: наркорынок, арт-рынок, политический рынок, виртуальная реальность. В России - ещё и "новый феодализм". Его причина (по Симону Кордонскому) - несогласованность интересов сословий. 
   Сословия не могут решить свои проблемы без "феодала". Предлагая ему решение его собственных, лишь воображаемых представителями сословий проблем - финансированием этих сословий. А проявление - "нового феодализма" - распределение прав на блага (прибыль, интерпретации законов и т.д.).
   Лакуну - контроля за потребителем (утраченного прежними деятелями постмодерна-литераторами) - заполняют новые игроки - откровенные барыги, ловко подделывающие признаки литературы постмодерна и строящие свою собственную экономику откровенного обмана чувств потребителя - примитивными подделками литературных образов. Маски сброшены. Так происходит во всем мире. Крах пчеловечества - неизбежен. Но, возможно, он существует лишь в воображении деятелей постмодерна. В жизни простого пчеловека ничего не меняется. Все игры разума происходят за контроль над его кошельком.
   3) Единственная перспектива
   Постмодернизм - представлялся интеллектуалам 1980-х - "светом в конце тоннеля", но мода на "моральный постмодернизм" - давно прошла, возможно потому, что его подменили подделки от деятелей постмодерна. Согласно шутливой концепции дигимодернизма (дигитального постмодернизма) - вместо моды на игру слов - в университетскую среду деятелей модерна (в частности - его аспирантов) пришла мода на "игру исследования феномена комфорта потребления информации".
   Тем не менее, альтернативы постмодернизму нет. Периодически, он дает о себе знать, недавний пример - 2009 - блокчейн-технологии. Частный случай которых - криптовалюты. Это был принцип беспристрастной (неподделываемой) фиксации фактов жизни (договора, сделок, авторских прав, чего угодно), вместо избирательной верификации таких событий (признанием значимых фактов) институциями софистов. Но, и блокчейн теперь погребен под грудой бессмысленных разговоров - о нем. Превращен в литературу о блокчейн.
   4) Термин "постмодернизм"
   Термином "постмодернизм" -- принято обозначать особую форму философствования об идее структурного сходства различных феноменов культуры, науки, искусства и общественной жизни 20-21 веков. 
   Но, постмодернистская деконструкция распространяется на все знание пчеловека, начиная с глубокой древности. Подделка истории - одна из обсуждаемых тем, как постмодернистами, так и деятелями постмодерна. Тонкая грань между мнениями которых - едва различимая самоирония автора текста. 
   К постмодернизму можно отнести: 
   - имя чувства этой идеи (postmodernisme), 
   - различные философские концепции этого имени, 
   - понимание метафоры (рисунка) таких концепций (общественная жизнь) и 
   - выражение непосредственных ощущений этой конкретной идеи (искусство).
   Формула этой идеи единства любых жанров познания - от самих постмодернистов - звучит так: "сейчас всё - литература" (заключение чувственности читателя в пространстве поверхностных признаков имен его чувств смутной идеи, контролируемых автором). 
   5) Мета-рекурсия
   Феномен постмодернизма можно связать с мета-рекурсией (многократным отражением отражения) самой философией постмодернизма - культуры и культурой - философии постмодернизма. 
   Обычно это называют "игрой слов" или "интеллектуальной изощренностью автора", пытающегося преодолеть (признаваемое постмодернистами принципиально непреодолимым) ограничение мысли словом. В итоге возникают нарративные постмодернистские тексты ни о чем, так, как любой предмет познания (имя чувства, концепция имени, понимание рисунка концепции) - подвергается критике (деконструируется), а любой (уместный в прежней до-постмодернистской литературе) вывод об "истине" - считается ложным. Такой текст (игрой слов) выражает лишь одну мысль - об ином устройстве и ином предназначении мышления пчеловека, чем тот, который читатель может себе представить из слов автора.
   Подобная традиция уже существовала в китайской поэзии 6 века, когда ставилась цель - "сказанное больше слов".
   К таким постмодернистским рассказам можно отнести и рассказы о смерти постмодернизма, которая часто - сама остроумная игра слов (как у Кирби).
   Приведу пример. 
   Теоретик постмодернизма Ричард Рорти, 1980 - называл произведения "искусства", хранящиеся в музеях - интерпретациями (смыслами или именами) чувств зрителей, которым лишь кажется, что такие смыслы были присуще произведениям изначально. Когда, это сами зрители окружили изначально бессмысленное произведение такими оболочками смыслов. В этом потребителя стимулирует культура, которая есть подделка непосредственного ощущения художника - мнением "эксперта" (куратора). 
   Что - с точки зрения постмодернизма - самообман, но некоторые люди (потребители имен чувств) мыслят именно таким способом, самообманываться именами чувств для них естественно. Это предел их интеллектуальной деятельности и культура лишь эксплуатирует такое невежества одних людей (с якобы слабым мышлением) - другими (считающими свое мышление более сильным). 
   Постмодернисты считают такое положение дел - несправедливым и призывают конкурирующие за внимание потребителя группы интеллектуалов к прекращению войны и к договору друг с другом, называя такой договор (предлагаемый вместо прежней основы объединения вокруг "ложной истины") - консенсусом творческой иронии (самих постмодернистов) и общепчеловеческой солидарности (деятелей модерна). Деятели модерна, одновременно - присваивают права на термин "постмодернизм", и - критикуют его, называя такую практику тоже "игрой слов".
   6) О постмодернистском решении задач
   Постмодернистский договор подобен концептуальному решению "уравнения истины": -x = 1/x:  то, что постмодернисты считают (для пчеловека разумного) неприемлемым (обман ближнего, эксплуатация "сильным" мышлением "слабого" - "-x" ), приравнивается к глупости "1/x" (обратно пропорциональной "истине" - х).
   Ответ очевиден: -х^2=1, x=-(-1), x=i (мнимая, воображаемая единица). 
   Мышление пчеловека - плод его воображения, но, на самом деле - мышление гораздо более механистично, чем принято считать: все мы ищем единство своего сна и и своей речи. Возможно лишь воображение нами этого единства, для каждого - оно своё, но отдельные группы людей выдают усредненное (для своей группы) единство - за "истину" для всех. Таких "истин" - множество и они часто взаимоисключают друг друга.
   Постмодернисты призывают, вместо того, чтобы эксплуатировать различия способов и степеней воображения, выдавая эти различия за "реальность" - просто  объединить усилия (тех, кто способен на это) в воображении единой структуры нашего пчеловеческого мышления-воображения. 
   Например, вместо противопоставления "принципа соответствия" и "постмодернизма", признать такую проблему несуществующей. 
   Рорти говорил о "десольвировании" (игра слов) - растворении противоречий между вопросом и ответом. Вопрос и ответ равны в том смысле, что и вопрос и ответ лишь задают координаты подлинного объекта-идеи, которые возможно лишь ощущать непосредственно, а любые попытки сказать об этом ощущении словом - есть самообман. Которому некоторые люди поверят, и это причина неравенства. Такая жесткая связь ответа и вопроса - имеет социальную природу и лишь ограничивает наш взгляд на сам объект чувств - пчеловеческое мышление. Которое - больше своей социальной проекции.
   Примером литературы будущего рассматривается... физика. 
   Физическое решение задач - есть нахождение концепта различных точек зрения и исследование нового представления о природе, не противоречащего ни одной из (прежде казавшимися противоположными) точек зрения. Собственно, теория относительности Эйнштейна, с точки зрения постмодернизма - была таким концептуальным решением кажущегося противоречия между "временем физиков" 1/t - противоположным -t. Другой вариант - между абстрактным "цветом ядерных физиков" и цветом краски.
   Теория гравитации - наглядный пример решения подобного противоречия.
   Инерциальная сила определена Ньютоном, как коэффициент пропорциональности между ускорением и обратной массой (а=F x 1/m => F=mа). Этот коэффициент определяется экспериментально и никакое другое объяснение просто не требуется, это просто факт. 
   Сила гравитации неинерциальна и - по Ньютону - F(G)=mM/r^2. никакого коэффициента G - в формуле силы гравитации у Ньютона нет. Сила гравитации - коэффициент пропорциональности произведения масс и квадрата обратного расстояния между массами. Эта зависимость объясняется сферочностью гравитационного взаимодействия, при удалении участка сферы от своего цента его площадь убывает по такому закону обратных квадратов. Многие века этого объяснения гравитации было достаточно. Пока не появилась странная теория Эйнштейна.
   Но, позже (при реформе систем единиц) - сила гравитации была определена иначе, как произведение единичной силы гравитации - G и отношением произведения масс и расстояний между массами (F=G x mM/r^2), в ньютоновскую формулу гравитации механистически был добавлен новый элемент, что разделило природу гравитации и ее численное значение. Природа гравитации вдруг стала загадкой.
   При этом, очевидно, что справедливо и прежнее ньютоновское определение инерциальной силы (F=ma).
   Допустим, что s=r, g=aM=m, F(G)=F^2
   F(G)=F^2 = m^2 x a^2 = m^2 x s^2/t^4 х r^2/r^2 = m^2/r^2 x s^4/t^4 = mM/r^2 x (vV)^2
   G=(vV)^2
   a^2 =F(G)/m^2
   Что это значит?
   Что сила гравитации - есть коэффициент пропорциональности квадрата ускорения и квадрата обратной массы. Что становится более очевидно, если рассмотреть две равные массы, вращающиеся с одинаковыми скоростями друг вокруг друга. В данном случае это неинерциальная система отсчета. И существуют - как минимум - две точки зрения, связанные с двумя этими массами. В одном случае наблюдателю кажется, что вторая масса вращается вокруг первой, а в другом, что первая вращается вокруг второй. Возможна и такая точка зрения, где наблюдатель вовсе не наблюдает вращения (например, когда сам вращается вместе с центром масс). В третьем случае система отсчета инерциальна (F(1)=ma, F(2)=ma) и результирующая сила - есть векторное произведение обоих сил, что в такой, третьей точке, равно нулю.
   С точки зрения земного наблюдателя, космическая станция вращается вокруг планеты с первой космической скоростью. С точки зрения космонавта, вращающегося в космической станции вокруг планеты - это планета вращается вокруг его станции. Но, кажущаяся скорость вращения планеты меньше первой космической скорости станции в число раз, равное массе планеты.
   V?v/M, 
   M?v/V - 
   это очевидно из численных значений силы гравитации для вращениz космической станции вокруг Земли. 
   S/T?M x s/t
   Если S?s, T?t
   1/T?M/t
   T?t/M.
   В чем секрет?
   Возможно, в том, что обе силы действуют во времени (время входит в формулу ускорения). Если это время едино для всех систем отсчета, то и наблюдаемая землянином сила гравитации планеты, действующая на космическую станцию равна силе гравитации космической станции, наблюдаемой космонавтом. Кажущаяся невесомость. Да, вес исчезает, но масса все равно остается.
   Это возможно только в одном случае, интуитивно непонятном, если большая масса планеты уменьшает время ее вращения, воображаемого космонавтом, вокруг станции. Эйнштейн именно это и утверждал, что масса замедляет время, но не смог обосновать, какое именно? Сейчас очевидно, что масса планеты замедляет воображаемую космонавтом скорость вращения планеты вокруг станции. Время входит в уравнение этой скорости.
   Физики называют теорию Эйнштейна теорией воображаемой относительности, так как наблюдатель лишь воображает изменения, почувствовать непосредственно которые просто не способен. Но, в случае гравитации - она вполне наблюдаема.
   Картина мира классической физики основана всего на трех терминах, масса, расстояние и обратное время. Их сочетания - произведение массы и расстояния (механическая вселенная вне времени), скорость и отношение массы ко времени (скорость истечения массы). Эйнштейн заявил скорость света предельной. Соответственно этому, все остальные основные термины - просто выразил через эту предельную скорость ("c"):
   m- масса - 1/t^2;
   s - расстояние - ct;
   1/t - обратное время - 1/t;
   sm - произведение массы и расстояния - c/t;
   s/t - скорость - c;
   m/t  - отношение массы ко времени - 1/t^3.
   При таком преобразовании терминов (что подобно смене системы отсчета):
   p=ms/t - импульс - p=c/t^2
   F=ma=ms/t^2 - сила - F=c/t^3=mc/t^2
    F(G)=(vV)^2 x mM/r^2 - сила гравитации - c^2/t^6=mMc^2/t^4
   E=Fs=mV^2=ms^2/t^2 - энергия - E=(c/t)^2=mc^2.
   Эйнштейн не первооткрыватель этого метода преобразования терминов, подобное преобразование физики выполнили для уравнения идеального газа.
   Что это значит?
   Что термины физики - просто (иначе записанные) семиотические знаки. Та же самая литература. Никакого нового знания, кроме знания о семиотике нашего собственного мышления - они не содержат. Если бы не институция университета, со своими социальными играми в значимость, об этих формулах никто бы никогда не узнал. А если бы и узнал, то не поверил.
   Какого размера атом?
   Вероятно порядка размера вселенной, так как удаляющееся от его центра (со скоростью света) нейтрино определяет расстояние. Если так, гравитация и электромагнетизм - внутри-атомные феномены. А деление нашего восприятия вселенной на массу и скорость света (в уравнение которой входит пройденное нейтрино - за время существования атома - расстояние и само время) - условность. Обычай.
   На самом деле, теория относительности - избыточно подробна, теория неинерциальных систем отсчета Ньютона - и без нее - все прекрасно объясняет. Но, кто способен понять саму эту теорию? 
   Если теория интуитивно непонятна, никто из потребителей не заплатит за неё, как за как имя своего собственного чувства. Поэтому, ей на смену приходят другие теории, понятные их потребителю, но далекие от самого Знания. В таком контексте, теория Эйнштейна наиболее успешная (интуитивно понятная потребителю) теория, так-как, за нее заплатили больше всего.
   Тоже самое касается всех областей классической физики (электродинамика, электромагнетизм, газовые законы). Другое написание тех же самых базовых терминов - семиотических знаков. Различия законов в разных разделах физики - смена систем отсчета терминов. Например, энтропия - при определенных допущениях (отсутствия работы) - тот же импульс (S=dQ/T=PV/T=F/S x s^3 x t/s=ma/s^2 x s^3 x t/s=mss^3t/t^2s^3=ms/t=p).  A температура - Т=v средняя скорость молекул газа.
   Релятивистская энтропия S=mc^2/c=mc
   m=1/t, S=c/t^2=s/t^3
   s/t=v
   s/t^2=a
   s/t^3=S
   t=?(s/S)=-(s/а)=s/v
   Все, что - с точки зрения постмодернизма - пчеловечеству дала классическая физика - представление о семиотическом пространстве её терминов, что (возможно) и подметил Эйнштейн. Но, не завершил свою мысль.
   Экзотический пример концепта - между теорией Эйштейна и ядерной физикой, термины превращаются в цифры.
   m - масса - 1/2;
   s - расстояние - 2-2;
   1/t - обратное время - 1/-2;
   sm - произведение массы и расстояния - -2;
   s/t - скорость - 2;
   m/s - отношение массы ко времени - 1/2-2.
   При таком преобразовании терминов (что подобно смене системы отсчета):
   p=ms/t - импульс - p=1
   F=ma=ms/t^2 - сила - F=1/-2
   F(G)=(vV)^2 x mM/r^2 - сила гравитации - F(G)=1/2
   E=Fs=mV^2=ms^2/t^2 - энергия - E=2.
   Постмодернистская ядерная физика 1960-х была более откровенна, три фундаментальных взаимодействия основаны на трех абстрактных "цветах физиков". Которые просто не представить. 
   Взаимодействует цвета, а числа осей цвета - это кварки. Антикварки - числа вида 1/х. 
   Серая ось - лептонов. Кварки, в свою очередь, образуют субатомные частицы. Мезоны - есть пара кварк/антикварк, адроны образованы тремя кварками разных цветов (но ядерные взаимодействия - "зелёные"), возможны и более сложные сочетания - большего числа кварков.
   Ответ на такие теории других физиков (деятелей постмодерна) - сталкивая частицы в большом адронном коллайдере можно получить всё, что угодно. Это взрыв, видеть в этом хаосе закономерности - как видеть "лицо на Марсе" - апофения. То есть - воображение.
   Постмодернисты приравнивают оба противоречащих утверждения физиков, "материя (в представлениях пчеловека) и есть сгустки его воображения". И, такая "реальность" гораздо интересней "физической".
   Рассмотрев матрицу десяти адронов, что (в других терминах) давным-давно сделали древние даосы в И Цзин (восемь глюонов физиков = восемь триграмм даосов) - становится очевидна еще большая, чем  "цвет физиков" - абстракция прото-цвета кварков - "а" и "б" - художник поймет их как цвета лессировок - 
   аа=u-кварк, 
   аб=d-кварк, 
   бб=s-кварк, 
   и все субатомные частицы - можно выразить одним, еще более абстрактным прото-цветом-числом "а". 
   Так возникает еще большая абстракция струны, различные колебания которой и есть сами субатомные частицы. 
   Степени такого числа а - и есть адроны ядерных физиков, но и привычные нам ноты (-6, -4, -2, 0, 2, 4, 6).
   Вот только само понятие частицы, как волны - теряет значение. Как и материи. Есть только числа мышления пчеловека и их сочетания. 
   Что же такое число? 
   Перво-элемент мышления пчеловека.
   Другие примеры постмодернистского решения задач - силлогистика Аристотеля и семиотика Чарльза Пирса. 
   Взгляд на мышление пчеловека, как на цепочки семиотических знаков или фигур терминов. Какими бы различными высказывания пчеловека нам не казались, все они состоят из одних и тех-же элементов пчеловеческого мышления. Мысли - комбинаторика чисел. А мышление пчеловека - абстрактно, оно там, где числа.
   Во второй половине 19 века норвежский математик Софус Ли создал теорию групп SU(3) - матриц, по факту - математически точно описав семиотический знак Чарльза Пирса 1883.
   Использование этого аппарата физиками 1960 - привело не только к SU(3) классификации уже открытых субатомных частиц, но и открытию новых. Это пример постмодернизма в физике. Образующие кварки субатомных частиц  - совсем уж абстрактные глюоны - ровно те же самые восемь триграмм даосов. Сгустки воображения пчеловека.
   Постмодернизм в изобразительном искусстве можно проиллюстрировать концепцией постживописной абстракции Клемента Гринберга. Если академическая живопись - есть игра-отражение (чувственная имитация рисунком) пчеловеком - идеи природы, то отражение природой идеи пчеловека - есть его мышление, которое проявляется игрой в игру в такое отражение. Раздутие перцептивной основы живописи (пятен и потеков краски) до космических масштабов, как на холстах Поллока или Ротко.
   В таком контексте, постживописная абстракция 1960 не финал модернизма, а начало сверх-модернизма. А контемпрорари (китч) - обратная реакция культуры, сопротивление переменам (возрождение академизма). Ирония в том, что все термины теперь перепутаны и изменили свои значения на противоположные. 
   Концептуализм, поп-арт, перформанс - пограничные области между постмодерном и постмодернизмом. Контемпрорари - вульгарный постмодерн, китч.
   7) Протест против постмодерна
   Постмодернизм связывают с протестом части интеллектуалов - против постмодерна (сверх-модерна), который понимается состоянием "культуры современника" (но, не "современной культуры", эти термины в постмодернизме различаются и являются противоположными), включающее в себя своеобразную (якобы) философскую позицию (именуемую постмодернистами софизмом - обманом или симулякром), выражающую антитезу модернистскому искусству, доказательство достоверности которой основано лишь на "массовости такой ответной реакции культуры" на постмодернизм. Оппоненты постмодернистов (сторонники постмодерна) утверждают: "какого типа дискурса больше (числено), тот и правильный". Но, утверждают так только потому, что продолжают верить в свой интеллектуальный контроль над потребителем. Который по факту давно утратили.
   Постмодернисты предлагают простое и конкретное решение - "консенсус", но не приняв точку зрения постмодернистов, не став на сторону постмодернизма, его просто не понять. Этот "консенсус" ровно тоже самое, что "гармония" Конфуция по правилу двойного золотого сечения (см. пентаграмма). Но, и Конфуций не смог, при жизни воплотить свою теорию в культуре. Мы сейчас просто не можем знать, хотел ли он этого вообще или это фантазии авторов рассказов о Конфуции. Теория стала частью культуры позже, когда через двести лет после смерти Конфуция возникла мода на рассказы о его теории. Эти рассказы - вероятно - не имели к самой теории никакого отношения, но они и остались в истории. 
   Постмодернизм - "новая" (давно забытая "старая") концепция мышления пчеловека от Конфуция-Пифагора, очень вероятно, повторит судьбу теории Конфуция. Когда же она растворится окончательно до уровня имен чувств - тогда и станет основой новой культуры.
   Масштаб задачи
   Анализировать все аргументы (накопившиеся за пол века) университетских повстанцев-постмодернистов и их университетских же оппонентов-коллаборантов "специалистов во всем", как и "софистов" (кураторов, политтехнологов) - крайне утомительно и непродуктивно. Это сражение имен чувств и ощущений идей, цель участников которого "заболтать" идею и не дать этого. 
   8) Главное в том, что постмодернизм - это вовсе не перемены, которые произошли с культурой современника, а наш пробужденный взгляд на свою собственную культуру, которая такой была всегда. 
   Постмодернизм - не после модернизма, как его сейчас трактуют. Такая популярная формулировка есть софизм - недостоверное (с точки зрения силлогистики Аристотеля) высказывание с осознаваемой целью обмануть собеседника с более слабым мышлением. См. 18 типов софизма.
   МодернИЗМ - против модерна. 
   Модерн - развитие античной софистической риторики университетом (с 11 века), ограничение чувства идеи одним лишь его именем, отождествляемым с "истиной". Сама такая "истина" скрыта от непосвященных. Например, в случае университетской речи - эта ложная "истина" (не в платоновском смысле) - о подчинении любой речи одной цели - "значимости", утверждения социального статуса. Простой пример "значимости" - Википедия. Включаемые в нее сведения должны соответствовать значимости. Которая определяется по формальным признакам, заимствованным в дискурсе университета. Модерн - культ имен такой значимости, вместо самого знания.
   Постмодерн - это сверх-модерн, ограничение чувства идеи - теперь лишь - поверхностным признаком его имени. 
   Постмодернизм - против такого сверх-модерна (поглупения современника). Интеллектуальное движение поиска нового основания мышления пчеловека.
   Современник (contemprorary) - это не синоним современности (modern). 
   В английском языке есть две метафоры для означения понимания своего бытия пчеловеком: "мир, на расстоянии вытянутой руки" и "мир современника". В других языках (немецком, французском, русском) - подобные термины отсутствовали до первой половины 20 века. 
   Мартин Хайдеггер в 1923 первым ввел в немецкий язык подобные английским термины бытия как расстояния: DasMan (ЭтоПчеловек - полуживотное-полуавтоматическое существование современника в обществе потребления) и DasEin (ЭтоМышление, сократовское подлинное бытие пчеловека). Аналогичной реформой французского языка, собственно, и был послевоенный структурализм, из которого вышел постмодернизм. Постструктурализм - против семиологии "гуманитарного жанра знания" о языке - структурализма Фердинанда де Соссюра 1906 - в пользу более формальной американской прагматической семиотики Чарльза Пирса 1883. Которая, в свою очередь, есть деконструкция силлогистики Аристотеля.
   Михаил Бахтин подобным образом реформировал русский язык в 1921, уточнив термин "творчество" - единство искусства и жизни (ответственность автора за достоверность своего рассказа об ощущении единства означаемого и означающего). Алексей Лосев в 1923 издал русский перевод Седьмого письма Платона, в котором сформулирована теория стадий речи.
   9) Ключевым термином постмодернизма является дискурс. 
   В постмодернизме - это тот - же семиотический знак из логики прагматизма (единство трех аспектов речи - формы идеи, смысла такой формы и определения достоверности означения идеи ее смыслоформой), но определенный точнее, чем в семиотике, как сочетание четырех элементов (1-желание, 2-символ, 3-чувство, 4-понимание). Это уточнение приводит к двум важным выводам:
   - Во первых, имеет значение очередность элементов мышления пчеловека, 13 (желание чувствовать, композиция чувств или концепт чувств) и 31 (чувство желания, чувство композиции, чувство концепта) - не одно и тоже. Семиотически - это один и тот-же знак 121 - "схема". 
   В постмодернистской SU(3) теории классификации субатомных частиц Гелл Мана 1960 - этому семиотическому знаку "схема" - соответствует частица по составу, подобная протону-112 (состоящий из 1 - красного u-кварка, 2 - зеленого d-кварка, 1 - синего u-кварка). 
   В терминах семиотики классической физики: для формы идеи (массы): 1 - dm/dt, 2 - dm , 3 - dmds; для смысла формы (расстояния): 1 - dmds, 2 - ds , 3 - ds/dt; для степени достоверности - времени: 1 - ds/dt, 2 - 1/dt , 3 - dm/dt) - этому же семиотическому знаку 121 соответствует термин "энергия": E = dm х (ds/dt)^2.
   В даосской теории состояний природы (И Цзин) - протону соответствует 24-я гексаграмма "возвращение". И так далее.
   - Во вторых, с помощью теории дискурса удалось внести ясность в понятие цепочек семиотических знаков, о которых - со слов Рорти - говорил сам Чарльз Пирс, но никак не определил их. Стало очевидно, что цепочки семиотических знаков (разрыв которых и есть ложные истины софистов), как и фигуры из теории силлогистики Аристотеля - это просто уточнение местоположения мысли в пространстве мышления - методом пересечения двух адресов (знаков или полудискурсов) - как отметок на поверхности куба. Цепочки семиотических знаков - это и есть дискурсы.
   Термин дискурс, впервые определил Фома Аквинский в 13 веке. 
   Он именовал дискурсом - разворачивание мышления от этапа к этапу (в теории стадий речи Платона), тоже самое, что столетием ранее Пьер Абеляр назвал познанием (сейчас следует уточнить - познанием имен чувств). Противоположным методом мышления (опытом непосредственных ощущений идей) Фома Аквинский называл холизм (интуитивное схватывание целого), так трактовалась теория силлогистики Аристотеля. Непротиворечивое единство обоих методов, по мнени Фомы Аквинского, есть Благодать (Закон Торы, Барака исламских теологов) - ровно тоже самое что и концепт Пьера Абеляра.
   Платон - в своей теории - не определил очередность этапов мышления, лишь перечислил их, софисты признали это перечисление единственно верной очередностью (как порядок слов в предложении), потому, что многообразие типов мышления пчеловека, с точки зрения софистов сводилось лишь к двум траекториям мысли, либо 1234 (потребитель, раб имен чувств), либо 4321 (софист, тренер в риторике, учитель называть чувства именами).
   Психоаналитик Жак Лакан в 1970, изучая речь своих пациентов, нашел соответствие троичности прагматической семиотики 1893 (как и силлогистики Аристотеля, деконструкции которой она является) и теории удвоенного концепта Иоганна Гёте (цветовой круг между четырьмя каплями краски оппозиционных цветов: форма-материя, метод-содержание). Который отсылал к теории Платона. Лакан заявил, что очередность этапов мышления может быть какой угодно определил 4 дискурса. 
   Дело в том, что речь (как и сон - бессознательное мышление) - полудискурсы, 12 или 21, 13 или 31, 14 или 41, 23 или 32, 24 или 42, 34 или 42 - таких полу-дискорсов 12. Речь не выражает бессознательное, но лишь - либо компенсирует его самодостаточным сочетанием противоположностей (дискурсом, Благодатью или Дзен или Дао), либо не компенсирует и тогда речь недостоверна, это буддистское "страдание" (в таком контексте - речь не гармонична или не дискурсивна), но такая речь - речь пчеловека (слабость мышления - подчиненность социальности). Буддистский восьмиричный путь, на самом деле, он троичный (мудрость, нравственность, духовная дисципина). Итог - четвертый элемент (просветление) - та же самая теория Платона о душе пчеловека. 1-Единство 2-страсти, 3-ярости и 4-мудрости и есть дискурс, когда все четыре элемента мышления уравновешивает друг друга.
   Сейчас мы понимаем, что дискурсов 48 и все вместе они образуют непротиворечивое единство - социальную сферу пчеловечества. Которая не предел.
   Жиль Делёз в 1991, перед самой смертью, создал собственную теорию нового концепта, подобную американской семиотике 1883 и ранней теории психики пчеловека Жака Лакана (ранее 1970), как нового единства перцепта, аффекта и концепта. В этом читается платоновская теория души как единства страсти, ярости и мудрости. У Лакана это три независимые сферы психики пчеловека (2 - символическое, 3 - воображаемое, 4 - реальное) и 1 - стремление (непреодолимое желание) пчеловека к их единству (желание, композиция или концепт). Дискурс, это очередность таких этапов мысли, как 1234. 
   Франко-британский вариант постмодернизма - теория концептуальной метафоры 1993 года. Чисто британский вариант - концепция дигимодернизма Алана Кирби (Оксфорд) 2006 года. Американский - неопрагматизм (философия будущего) Ричарда Рорти 1980. Американо-британский - концепция Ричарда Шустермана (Оксфорд).
   Русские варианты постмодернизма, помимо концепций Михаила Бахтина - теория клипового мыления Федора Гиренка и археомодерна Михаила Дугина. Теория Гиренка (галлюцинации понимания) - перекликается с британским дигимодернизмом (дигитальным постмодернизмом - вместо игры слов - игра в нажатие кнопок), а теория Дугина - отрицание постмодернизма в России (тоже другой вариант британского дигимодернизма Кирби: постмодернизм - как рассказ о смерти постмодернизма). 
   Стоит отметить концепцию Бориса Гройса (суть кратко - "правда в том, что правды не существует"), 1986 года, которую в 1991 полностью перекрыла теория нового концепта Жиля Делеза.
   Ну и излагаемая в этой статье теория.
   Синонимы дискурса - ноты, цвета, семиотические знаки, силлогизмы.
   Например, история, как часть культуры - не сколько трансляция духовных открытий, сколько борьба дискурсов друг с другом за первенство. Что - бессмысленно, так как - все дискурсы равноценны (серые - разные способы получить из цветов мысли серый цвет - на самом деле - дискурс один) и одинаково тюрьма мысли. Это идея Жака Лакана. 
   Историю искусства подобным образом объяснил Юбер Дамиш.
   Множество способов описать это пробуждение, что есть адаптация каждого из существующих дискурсов к раскрытию постмодернистами его правил игры в обман непосвященных - условно можно разделить, соответственно нашему прежнему делению знания на аналитическое и гуманитарное. Но, взгляд постмодернизма, как раз, и призывает к преодолению такого разделения - к консенсусу. Всё - литература. Сама жизнь пчеловека и есть литература. Самый интересный рассказ - жизнь.
   Сейчас очевидно, что помимо различий, это постмодернистское пробуждение имело и этапы. От первых сомнений к признанию их фактами и далее к всевозможным интерпретациям множества фактов признания. Сейчас этих смыслов-интерпретаций стало столь много, что начинает казаться, что причина утеряна и впору произойти новому пробуждению. Постмодернизм - это прохождение некоторого пути к пониманию, что всё - обман. Это индивидуально. Мода на постмодернистские рассказы ни о чем - породила китч. И путь к постмодернизму запутан множеством ложных путей. Это лабиринт.
   10) Единственное, что нам доступно - концепт противоречий
   Я являюсь сторонником, одновременно, как формального подхода к знанию (познанию), так и эзотерического подхода к ощущению идей (опыта), это всего лишь две оси координат, тени или отражения единого объекта чувств-ощущений, и имеет значение только единство обоих методов - концепт, поэтому, в моей интерпретации - между эзотерикой и математикой нет никакой пропасти. Ощущения и познания - просто числа осей, координаты или правильнее сказать адреса невидимого ними иначе - платоновского трансцендентального символического объекта - истины, в таком контексте - постмодернизм - это дискурс повстанца, 1423.
   Необходимо разъяснить числовой код дискурса и что такое сам дискурс.
   Дискурс - тип (очерёдность) разворачивания мышления от этапа к этапу. В гуманитарном смысле дискурс принимает иное значение - те самые жанровые различия, против которых выступает постмодернизм. Но гуманитарный взгляд, на постмодернизм, на мой взгляд - как раз - и приводит ко всей этой пустой болтовне о постмодернизме, которой сейчас избыток. Хотя я признаю, что и аналитический подход - ровно та же самая говорильня. Все - говорильня. Это единство гуманитарного и аналитического взгляда на знание - станет понятно, если рассмотреть дискурс предметно.
   Платон определил пять стадий речи:
   1) Чувство смутной идеи, самой речи здесь ещё нет, но есть её причина - желание некоторого пчеловека (неподобного называть чувства именами) - услышать от других имя такого своего чувства.
   2) Имя чувства смутной идеи - софизм, риторика. Постмодернистский симулякр. Слово, как имя чувства - всегда обман - уже только потому, что происходит подмена чувства смутной идеи простым, интуитивно понятным именем её чувства. Идея (причина чувства) - исчезает из поля зрения.
   3) Точное определение словом такого симулякрам - имени чувства, концепция.
   4) Понимание рисунка концепции имени чувства смутной идеи, когда сама идея утеряна.
   5) Непосредственное ощущение идеи, послужившей также причиной чувства, называния его именнем, формулировкой концепции этого имени и понимания рисунка такой концепции. Это и есть платоновская истина. Платон говорил, что люди, способные на непосредственные ощущения идей - не способны понять тех, кто ограничивает своё понимание именами чувств, концепциями имен или пониманиями рисунков таких концепций. И наоборот.
   Дискурс - это чередование первых четырёх стадий речи, в любой последовательности, которых 48. 
   Все дискурсы равноценны, все одинаково тюрьма мысли, потому, что идея - в любом из дискурсов - утеряна. А постмодернизм - метод непосредственного ощущения самой идеи.
   Дискурс постмодерниста - это дискурс повстанца-революционера (1423): 1-желание 4-понять 2-символы 3-чувств. Символы - это или имена чувств, что риторика софистов или их научные или философские концепции, в зависимости от интеллектуального уровня речи.
   Пример такой речи: "мы не можем знать, зачем нам жить, пока не будем готовы отдать за это жизнь" (Че Гевара)
   Но, и наука и философия - тоже всего лишь дискурсы.
   Научный дискурс - то же самое, что дискурс университета, чиновника, богословский или феодальный дискурс - 4231. Понимание символов чувства желания слушать. Это желание интерпретируется желанием пчеловека найти своё место в социальной структуре общества. Подразумевается, что пчеловек слушает других только затем, чтобы определить их социальный статус - по отношению к собственному. Речь - утверждение такого статуса. Прав не то, кто чётче понимает рисунок концепции, точнее формулирует саму концепцию или находит убедительные имена чувствам, а тот, чей социальный статус выше.
   С точки зрения университетских постмодернистов, университет подменяет истину - социальным статусом (значимостью - правом на её изложение). Поэтому, нет и не может быть никакого доверия знанию университета. Необходима деконструкция любого университетского знания, отделение от социальности.
   Но, во первых - университетские постмодернисты сами участники университета, поэтому их деятельность подобна повстанческой, партизанской борьбе за утерянную университетом истину. Если в университете есть повстанцы, то есть и коллаборанты, противники постмодернистов - специалисты во всем, дискурс 4132: понимание желаний собеседников слушать чувства символов. Речь о некотором вторичном чувстве имени (или его концепции) чувства смутной идеи, непосредственное ощущение которой - утеряно. Современная разновидность античной риторики софизма - речь телеэксперта.
   Во вторых - платоновская истина - вне дискурса (по определению) и повстанческая деятельность постмодернистов - обречена интерпретироваться ещё одной современной разновидностью софизма - поэтому разговоры о постмодернизме, либо есть откровенный обман, либо самоирония автора по этому поводу. Игра слов.
   Сам классический софизм - 4321 - есть понимание (вторичных) чувств имен желаний слушать -собеседником софиста - эти самые имена чувств. Спрос рождает предложение. Софист чувствует спрос на произносимые им имена. Университет 11 века - мутация античного софизма. Софист учит потребителя имен чувств (античного раба) - 1234 (желание имен чувств как интуитивного понимания) - говорить как господин (маркетолог, подлинный создатель имен чувств раба): 2134 - имя желания чувства понимания.
   Философия (если её отделить от софизма) - что не так просто, приходится ограничиться (как это сделали постмодернисты) одной только школой Сократа, объявив все остальные философские традиции софизмом. Аналитическая философия Сократа - 3412 - чувство (здесь уместнее сказать непосредственное ощущение идеи, противоположное чувству её смутной) понимания желания собеседника услышать имена. Имена чего? Подлинного бытия.
   Из основных дискурсов пчеловека (типов речи или типов мышления) - которых 12 - мы не рассмотрели:
   1324 - дискурс художника (модерниста) и его оппонента 3142 - ремесленника (академиста).
   2314 - дискурс литератора или барыги и его оппонента 3241 - психоделического гуру.
   А также - дискурс горожанина (студента профессора университета, прихожанина церкви, электората политика) - оппонента университета (власти): 2413.
   Также существуют дискурсы-химеры. Видит сны раба, но говорит как господин, видит сны художника, но говорит как ремесленник, видит сны психоделического гуру, но говорит как барыга. И так далее. Первые две цифры кода дискурса - речь, вторые две - сон (бессознательное). Первая цифра означает вторую, третья - четвертую. Первые две (речь) - дополняют вторые две (сон). Дискурс есть самодостаточное мышление, сочетание цветного сна и цветастой речи в серое понимание.
   И есть анти-дискурсы, когда та или иная стадия речи (в шкале Платона) заменяется её противоположностью, например непосредственное ощущение идеи вместо чувства её смутной. Как в случае Сократа. Его дискурс правильно записать как -3-4-1-2, где минус один есть анти желание слушать собеседника - осознанность, а минус два - антисимвол - протест против одних только имен чувств софистов. Но ещё более правильно сопоставить с отрицательными значениями - привычные дискурсы. А дискурс Сократа считать положительным. Чувство идеи как отсутствие осознанности, понимание рисунка концепции как отсутствие нарисованного ощущения идеи и так далее.
   Платон не различал антидискурсов, называя их все пятой стадией речи, связанной с постижением истины.
   Итак, ознакомительный экскурс в теорию дискурса завершён. 
   В заключение добавлю лишь соответствие дискурса и семиотического знака, который был подобным развитием теории силлогизма Аристотеля, как дискурс был развитием теории речи Платона.
   ("До") 
   Знак "переживание":
   111=-1-1
   ("Ре") Знак "схема":
   112=-12
   121=-13
   211=-14
   ("Ми") Знак "схема вообще":
   113=22
   131=33
   311=44
   ("Ми") Знак "ой":
   122=24=-1-3 (24- горожанин, 42-профессор, -1-3-не художник, -3-1-не ремесленник)
   212=23=-1-4 (23-барыга, 32-гуру, -1-4-не повстанец, -4-1-не эксперт)
   221=34=-1-2 (34-философ, 43-софист, -3-4-не философ, -4-3-не софист)
   ("Фа") Знак "фото" (пример, факт, образ):
   222=1-1, 2-2, 3-3, 4-4
   ("Фа") Знак "этот"
   123=2-4
   321=-24
   231=3-2
   132=3-4
   312=-34
   213=2-3
   ("Соль") Знак "владение":
   133=-4-4
   313=-3-3
   331=-2-2
   ("Соль") Знак "реклама":
   223=12=-3-4 (12-потребитель, 21-маркетолог, -1-2-не потребитель, -2-1-не маркетолог)
   232=13=-2-4 (13-художник, 31-ремесленник, -2-4 не электорат, -4-2-не профессор)
   322=14=-3-2 (14-постмодернист, 41-коллаборант, -3-2-не гуру, --3-не литератор)
   ("Ля") Знак "пропозиция":
   332=1-2
   323=1-3
   233=1-4
   ("Си") Знак "умозаключение" (символ, закон, аргумент):
   333=11
   27 семиотических знаков описывают тоже самое пространство, что и 36 полудискурсов. На самом деле -- полу-дискурсов 72, так как, в дискурсе, важно что -- что означает, дискурс -- очерёдность цифр, поэтому -- обратное направление удваивает число дискурсов. В дискурсе некоторые области пространства (знаки) дублируются разными адресами. Либо дискурс избыточен, либо семиотика приблизителна. Скорее -- второе.
   Постмодернистскую теорию дискурса Жака Лакана (1970), как и прагматическую теорию семиотического знака Чарльза Пирса (1883) - можно назвать примерами постмодернистской деконструкцией подложного университетского знания, подлог которого университетскими софистами длится уже тысячелетие. С 11 века. А до эры университета были ещё полтора тысячелетия подлога самим софистами и их средневековыми наследниками - схоластами. Если существующей хронологии можно доверять. Но если даже не доверять, то эта обмана длилась все равно - тысячу лет. Что никак не влияет на наше понимание дискурса.
   Конечно, для полноты картины следует вспомнить учение Пифагора и Конфуция о пентаграмме, упрощением которого и были знания античных эзотериков, и античных математиков (софисты выделились именно из таких математиков) и философы-аналитики школы Сократа. Все они пифагорейцы, различные осколки одной школы. Постмодернизм - в таком контексте - возврат к утраченному единству представлений о мышлении пчеловека. Восточная ветвь ровно того же учения Пифагора-Конфуция - даосизм, буддизм и дзен.
   Этот единый взгляд на мышления пчеловека выражается эзотерическими учениями и постмодернистским рисунком концепции мышления пчеловека - цветным кубом. Смотрите рисунок.
   С точки зрения геометрии мышления - разнообразие философских школ объясняется различными точками зрения на этот куб, различными способами описания его терминами.
   _ _ _
   Деконструкцию (Хайдеггера) и самоиронию (Рабле), два из трех принципов постмодернизма я пояснил. 
   11) Первый и главный принцип постмодернизма 
   - ответственность художника за творчество, построение концета житейской обыденности (познания) и опыта (искусства), только автор может ощутить идею непосредственно или не ощутить, но сказать об этом. Михаил Бахтин в 1921 году призывал говорить правду. Или не говорить ничего.
   На самом деле этот бахтинский принцип - принцип построения интеллектуального семиотического знака - единство идеи и ее смыслоформы. Знаки переживания начинаются с формы идей, приходят к означению на втором этапе (и это может отрицание означение) а на последнем, третьем этапе - оба метода приходят к интерпретации формы идеи - смыслу (закону), которой также может быть и отрицанием смысла - хайпом, как и сама форма идеи может быть иконической (анти-символической). Есть и промежуточные значения - пример, факт, образ.
   Но и этот принцип семиотики - повторенный Бахтиным - тоже лишь развитие теории Аристотеля  о присущем (возможно, необходимо, именно).
   И теория Аристотеля - тоже не оригинал, это интерпретация учения Пифагора о семи противоположностях. Кто знает, интерпретацией какого учения была теория Пифагора?
   Важно то, что в 1921 году мы встали на путь продолжения цепочек знаков (мысли) с того мест, на котором произошел обрыв ложной истиной.
   Американская версия постмодернизма - неопрагматизм Ричарда Рорти (1980). А сам прагматизм можно назвать неоромантизмом, романтизм - неоконцептуализмом и так далее. Как бы мы не пытались распутать (деконструировать) цепочку знаний - мы всегда упремся в обрыв. Возможно, с ними произошла какая-то интеллектуальная катастрофа, после которой мы лишь восстанавливаем знание. Но, возможно само знание и предполагает его забвение.
   12) Постмодернизм в искусстве
   Любое подлинное искусство (выход за границы познания чувств) - постмодернизм. Другое дело, что институций такого искусства просто не существует, это личная ответственность каждого автора, потому, что происходит подмена его нарисованного личного опыта ощущений идей - познанием имен чувств зрителем или подделка имен этих чувств софистом-куратором. Музеи хранят фантомы смыслов самих зрителей и не духовные открытия художников. История искусства - история самообмана пчеловека подложным искусством, ради утверждения того или иного дискурса. 
   Искусство, как и истина - существует, но сказать друг другу что-то предметно - о нем - словами, мы просто неспособны. Этот вопрос самой жизни. Искусство никак не оценивается и никак не фиксируется. Сказанное - ложь по определению. В таком контексте то, что до постмодернизма называлось искусством - мертво. А то, что называется искусством после революции постмодернизма - его подделка.
   Призыв постмодернистов 1970-1980-х "сбросить маски" привел к обратному результату, маски дискурса просто перестали скрывать.
   Тем не менее, искусство постмодернизма существует, и прячется в области отрицания признания его искусством - софистами. Каждый решает эту проблему сам. Искусство постмодернизма - в создании своей собственной цивилизации каждым пчеловеком, с своей собственной культурой софизма, сферой дискурса и своим собственным способом разрушения этой сферы (что и есть искусство). Все остальное - лишь понимания, рисунки, концепции, имена и поверхностные признаки имен чувства искусства, как идеи, то есть - обман.
   Постмодернизм - основание отсутствие какого-либо основания.
   13) О будущем
   Есть лишь цепочки концептов (блокчейн). С каждым блоком единства опыта-познания, концепт усложняется в геометрической прогрессии. Число блоков бесконечно. Некоторым людям сейчас доступен пятый концепт - социальная сфера дискурса. Шестой концепт - множество социальных сфер (экпэенс-пространство мышления) намечен лишь пунктиром. Но, уже намечен.
   Постмодернистский дискурс - четвертый блок (концепт), семиотика - третий. Так-же есть концепты второго, первого и нулевого уровня. Все блоки существуют одновременно. Жизнь есть майнинг ясности ее устройства. Это доступно не всем, как выигрыш в казино. Понимание может прийти кому угодно и когда угодно. Это понимание структуры собственного мышления подпитывает социальную сферу подделки или самообмана - энергией достоверности. Тем, что Аристотель называл эфиром, пятым элементом из которого образована Сфера неподвижных звезд. Бог Аристотеля (Бог сферы неподвижных звезд) - единственный собеседник пчеловека, говорящего достоверно. Когда пчеловек говорит недостоверно (по причине своей глупости или по причине подлости, как софисты) - он и сам не понимает, что говорит.
   Новая блокчейн-философия будущего о путях построения концептов (когда число блоков не имеет значения). Блокчейн - путь передачи первоощущения бытия социальной сфере, метод раздутия сферы, за счет роста числа вариаций отражений ее перво-элемента: ощущения пчеловека себя пчеловеком разумным.  
   Подробнее:
   https://syg.ma/@andrei-khanov/tieoriia-iadiernoi-tsvietomuzyki
   https://syg.ma/@andrei-khanov/vriemia-shkala-ghluposti
   https://syg.ma/@andrei-khanov/knigha-miertvykh
   https://syg.ma/@andrei-khanov/god-chain-ievanghieliie-ot-kompiutiera
   Звёзды -- дырки в небе от рогов спятившего единорога
   https://syg.ma/@andrei-khanov/otviety-i-voprosy-o-slabom-i-silnom-postmodiernizmie-pliemieni-mumbaiumba
   https://syg.ma/@andrei-khanov
   https://independent.academia.edu/Khanov
   Книга неомертвых
   Здравствуй дорогой император Джуандзы!
   Теперь, когда все, кто тебя понимал, либо уже, либо почти - мертвы, а сам ты жалуешься на боли в спине и грезишь былыми видениями полетов ангелов, тех самых, со шпиля собора Петропавловской крепости, паривших над троллейбусами и электричками, на которых ты, пока ещё у тебя не болела спина, добирался - со свой девушкой-филологом - до Атлантиды под Анапой.
   Теперь, когда что? 
   Можно поговорить начистоту.
   Вот и нарк Пётр, 
   ещё из одной, четвертой из тусовки с Фонтанки, однажды он поселился со мной по соседству, на Первой Советской, этажом ниже, к тому времени и в его жизни все вошло в норму, и он нашёл свою девушку-филолога. Пришел ко мне с таким рассказом. Что свил гнездо. Я ему тогда сказал, не колись, а то скоро умрешь. Он лишь улыбнулся и вскоре он умер.
   На чердаке жил бомж, мы не знали об этом, пока он не умер. Участковый обходил квартиры и спрашивал как его имя? Я сказал ему, что Лао Цзы. Китаец что-ли? Как это пишется?
   Пасхалии
   В те годы, когда рушился СССР - многие тусовщики умерли. Жизнь ухудшалась постепенно . Необходимо было адаптироваться. Слова меняют значения на противоположные, сейчас тусовщик - тот, кого тогда называли обывателем, а тусовщик (хиппи) - идиот, не понимающий что единственная цель в жизни - тусоваться. Все перевернулось с ног на голову.
   Я тогда решил уехать из города, путешествовать по Памиру, а когда вернулся - мастерскую разграбили, холстами забили окна, живопись наружу. Этот самопроизвольный перформанс (Боба? - он тогда тебе набил морду, за правду о нем,  высказанную в глаза, а я отомстил) увидели музейщики и предложили провести именно такую выставку.
   Ты приходил ко мне в гости только на Пасху, с бутылкой невероятно противной настойки. Но, обычно, по весне, я куда-нибудь сваливал и виделись мы не каждый год.
   Многие тогда нашли выход в глупости. 
   Та же самая наркозависимость, литература глупости. Ничего не видеть, ничего не понимать, ничего не чувствовать, быть как все, но зато и не умирать так быстро.
   Своя девушка-филолог встречается каждому художнику. 
   Вот у Великана была такая муза, Маргарита, она успела рассказать ему множество историй, прежде, чем утратила к нему интерес и вернулась к мужу. От которого, собственно, никогда и не уходила. Всю свою последующую жизнь, Великан - эти её истории и пересказывал. Другим девушкам, не филологам.
   Почему так? 
   Я не знаю. Могу только предположить. Когда-то была мода на книги Михаила Бахтина, советский вариант постмодернизма, они - об ответственности за творчество и были предназначены для художников, больше их никто понять не способен, но читали их девушки-филологи и потому искали своих художников, чтобы пересказать им. Литература самой жизни.
   Художников, способных понять, о чем эти книги - всегда дефицит. Девушек, которые - вместо них - эти книги читают - всегда больше, вот интеллектуалки и остаются неудовлетворенными. Но у них своя стратегия.
   Боб с Марата придумал сказку о том, что он бомж. 
   Что он работал в Челябинске дальнобойщиком и когда ночью, на трассе он стал видеть людей, перебегавших ему дорогу - якобы испугался сумасшествия, бросил свой грузовик и бесцельно скитался по стране, пока не "познал жизнь" и не начал рисовать эти свои видения. Все это сказка, на самом деле, все эти годы он жил на Марата со своей девушкой-филологом. Слушал ее рассказы и играл сам с собой в шахматы. Проводил дни в Сайгоне, благо он был по соседству. Наблюдал тусовку. Постепенно, отрастил волосы и растворился в толпе. Вместо шахматных фигур начал играть людьми. 
   Многие тогда вернулись с зон и рисовали. Была мода на экзистенциальный ужас.
   Возвращаясь с работы бомжом-художником, приносил в семью заработок. Разыгрывал рассказы своей девушки, в городской среде, как спектакль. И этому кто-то верил. Его ученик Тимур, с метрологической станции на дальнем Севере, с которого он - вероятно - и скопировал этот образ - по-началу играл в идиота-интеллектуала (стибал Ангела). Позже, когда Ангел исчез - исправил ошибку и начал игру в гуру идиотов. Вариантов игры в глупость - множество.
   Тогда, на Марата, официальные академические художники старшего поколения - умерли и их мастерские перешли по наследству к их дочерям. Они еще ценили тонкую игру цвета. Теперь и они умерли. Их внуки пытались заниматься бизнесом, используя контакты родителей, и по началу у них это даже получалось. Но, тогда поток посетителей мастерских, западных галерейщиц, отрывших для себя послевоенную Россию еще не иссяк и все, что было нужно для сохранения тусовкой прежнего образа жизни - новые сказки про новых художников. Была мода на художника-бомжа, родившегося на зоне, приехавшего ниоткуда и захватившего пустующее здание в центре города и устроившего там фабрику Энди Уорхола. Тысячи вариантов этого затертого мифа. Западные музейщицы и галерейщицы - верили. Конвеер работал.
   Откуда взялся этот миф? выставка 200 лет США? Игры ГБ в демократию будущего?
   Появлялись первые галереи, и некоторые бесталанные внуки художников пятидесятых - галеристы - вплоть до начала десятых - еще строили планы, что смогут выдать кого-то из своих подопечных за Джексона Полока. Думать так было наивно, модернизм умер, рождалось контемпрорари, которому нужен был только китч, но был спрос и он рождал предложение. Когда они это поняли - уже и китч кончился. Осталась только игра в авторитет галериста, продается только этот, художник превратился в статиста.
   Сейчас сменилось не одно поколение и уже их дети и внуки превратили все в откровенный балаган. Скорей бы вековой интеллектуальный цикл - начался с начала.
   Мастерская как хоспис.
   Но есть и настоящие, как Конфуций Витя, академик, бывший ректор вуза, пенсии хватает лишь на оплату коммунальных платежей за мастерскую, квартира - детям. Так поступают почти все, но обычно тусовка их кормит, дети играют в галерейщиков, в художников, помогают родителям. Вите не повезло, новые лужковские протеже-академики - выселили его с Пречистинки на Пресню. Все, что за пределами Садового кольца - для тусовки - пустыня. Тусовщику там не выжить. Обходит помойки, клеит найденные чемоданы на холст, а пищевыми отходами подкармливает местных котов и рыб в пресненских прудах. Рассказывает, за литр пива, молодым художникам, какие они дебилы. Ничего не понимают. Кому повезло больше - тоже не шикуют, но по крайней мере цепляются за иллюзии прошлого, развешанные по стенам.
   Всех эти мастеровых антиквариата, детей-пожирателей чужих идей, арендо-сдателей своих квартир, прибившихся к союзам ради мастерской - рассматривать не станем. 
   Не секрет, что Россия изолирована от остального мира языком. 
   Есть страны, где пересказывать идеи русских американцам стало традицией, например - Индия, например - физика. Но, чем мы лучше?
   Однажды один известный (в Индии) индийский физик, давно живущий в Калифорнии - посетил родную Калькутту, зашел на выставку местных художников (на лестнице в фотостудию) и - увидев в этой выставке что-то уже виденное им, на четверть века ранее, в Сан-Франциско, произнес вслух имя своего чувства, "новая нарративность" (американская интеллектуальная поэзия 1980-х, выродившаяся в 1990-х в откровения геев и лесбиянок, умирающих от спида). Индийские художники не понимали термина, что не помешало им назвать свое движение 2010 года "новая нарративность", потому, что (с их слов) так сказал уважаемый человек. А свой проект бенгальского биеннале назвали "пост-контемпрорари", нет это не индийская версия иранской бионической (постконтемпроральной) архитектуры, а просто "контемпрорари-почтой".
   Форму идеи взяли с моего ФБ - развесить картины на деревья, в индийской версии - на пальмы, и началось... На полосе прибоя, не стоянке велосипедов, на рогах коров.
   В Ленинграде, также, не понимая ни одного нового термина, назвали все это "авангардизмом", следующее поколение поправило - "постмодернизмом". Наукеры написали об этом кучу книг - ни о чем. Какая разница, как что называть? Если всё симулякр? Постмодернизм в том, что бы прочтя трехсот-страничную книгу ни о чем - читатель понял самоиронию автора. А здесь просто всерьез ни о чем.
   Но пожалуйста, Джуандзы, не подумай, что игры в художников на нас и закончатся. 
   Новое поколение еще не знает, что это путь в никуда, и все продолжается с самого начала, каждый раз, снова и снова.
   Культура призвана транслировать духовные открытия прошлого, но транслирует лишь сама себя. О пропасти между твоим желанием высказаться о своём духовном открытии (что, это "открытие", как не платоновская пятая часть речи "истина" - непосредственное ощущение идей?) и твоим же нежеланием выслушивать подобные откровения других людей (что есть ограничение чувств идей одними лишь их именами) - рассуждал ещё Конфуций. Его гармония по правилу двойного золотого сечения (пересечение двух из пяти лучей пентаграммы) - и есть мост над бездной, каллиграфия. Сочетание пятен краски, текстур, прикосновение кисти без движения и спонтанных росчерков, ведущих в никуда. Секрет в том, что чего-то должно быть больше. Но, это не всё, одновременно необходимо уравновесить вращение кисти на месте и любые переменчивые линии. А равномерные отрезки с четкими началом и концом, остаются за кадром. 
   Человек способен мыслить только четырьмя стихиями из пяти. 
   Правда, вариантов их сочетаний - множество. Что ты, я, Бхагван, да кто угодно, делали такого, что бы выходило за это простое правило? 
   Концепт четвертого уровня - редок.
   Бхагван ограничивался только текстурами и переменчивыми линиями, ты - текстурами и ритмическими отрезками. Каждому - своё. И как ни старайся - этого своего - всегда недостаточно. Многие не видят и одного, плывут по течению, как Великан.
   Постмодернисты, а Бахтин, ещё в 1921 году сформулировал главный принцип постмодернизма - "единство означающего и означаемого" - назвали мост над этой вечной пропастью, как непонимания людьми друг друга, так и человеком - самого себя: "консенсусом творческой иронии и общечеловеческой солидарности". Пропасть, неведение, в которое трансформируется страх этой пропасти, как и строительство моста над ней - особого рода (концептуальными, художественными) высказываниями - существовали и будут существовать всегда, пока существует человек. Это наше бытие. 
   Но форма этой идеи - городская тусовка, чем больше город - больше разнообразие форм. Что у художника на уме, у горожанина на языке и наоборот, что горожанину снится, то на холстах художников. Кошмар, так кошмар, бессмыслица, так бессмыслица, китч, так китч. Концепт - так концепт, Но, такие концептуальные сны редкость. Горожане ходят на выставки, смотрят и иногда покупают рисунки своего сна. Когда его узнают. Это никогда не исчезнет.
   Когда одни игроки проигрываются в казино - в пух и прах, им на смену приходят новые. Игра продолжается. Скоро и они состарятся и им на смену придут новые. Только потерпев фиаско, они начнут догадываться, что что жизнь устроена не так, как им самим, всю их собственную жизнь, это казалось. Как спящая под жокеем лошадь на социальном дерби. Лошади сменяют друг друга, жокеи остаются. Но и самих жокеев меняют, время от времени.
   Некоторые современные девушки пытаются выдать себя за филологов, красят волосы в ярко-зелёный цвет, и вообще, ведут себя экстравагантно. 
   Некоторые берут краски и начинают рисовать сами. Женщины чувствуют идеи гораздо тоньше, как меня поправляют физиологи, видят больше цветов, но увы, предел их интеллектуальной деятельности - имена чувств. Точка. Не сочти меня сексистом, большинство мужчин не могут и этого. А если и способны назвать своё чувство именем, то все, пиздец, считают это своё достижение вершиной интеллекта. Когда им там и не пахло.
   Как сказал один поэт-футурист 1920-х годов, имени его не помню: "если бы не еврейские девушки, только они читают наши книги, футуристической поэзии бы просто не существовало". 
   Гавно
   Вот и знаменитый дизайнер Серёжа, дизайнер он потому, что сам создал проект своего дома, который строил всю свою жизнь, знаменитым его считает его девушка, когда ещё служил в Ленинграде дворником, нашёл в парадной кучу гавна, переклал его в трёхлитровую стеклянную банку, повесил на забор и тут же, вокруг него, и банки с гавном - собралась группа девушек-филологов, которые принялись слушать воодушевляющую проповедь Сережи об искусстве гавна.
   Когда стемнело и стало не видно, что именно - в банке, гавно лишь загадочно поблескивало, а девушки все приходили и приходили, Серёжа сбегал, нет, не за вином, он же художник, сбегал за проектором (дело было давно, тогда техника была другой, это был детский фильмоскоп). Серёжа зарядил в него свои негативы с фото домов и стал проецировать на сами эти дома. О чем именно он, весь день и часть ночи, рассказывал девушкам - я не знаю, но затем он уехал в Соединённое Королевство, с одной из девушек. Все девушки-филологи уезжают в Соединенное Королевство, видимо там их Родина. Другие девушки увезли туда других художников и никого в городе не осталось.
   Понаехали новые и жизнь продолжилась.
   Но, речь не о девушках, об ангелах.
   Я про тех самых ангелов, с твоих слов, расклеивавших по ночам объявления на остановках троллейбусов на твоём пути. Которые ты - опять же, с твоих слов - ты внимательно изучал с целью понять, куда ехать дальше. Про тех ангелов, которые - в конце твоего произвольно-обусловленного пути - сбросили обломки статуй древних Атлантов - прямо тебе на голову. Которые и оставили тот ужасный шрам, на твоём лице, который ты демонстрировал мне 12 лет тому назад, когда мы пили - по твоему настоянию - самую дешевую - водку, под дождём в парке возле метро Московская, закусывая самым дешёвым салатом оливье, купленным, по твоему же настоянию, за 12 рублей. Искали его больше часа, как тогда мне показалось бесцельно обходя окрестные магазины. После того, как ты сам себя прогнал из из кафе, сообщив, что чувствуешь волны ненависти исходящие от его посетителей, после того, как ты объявил им, что продекламируешь свои математические стихи, чего сделать не смог, по причине острого приступа заикания.
   Ча.
   Ча.
   Ча.
   ...
   Чай - гавно!
   Мне и сейчас не понятно, где же здесь математика, разве, что в пифагорейском смысле: что - не эзотерика, или как отрицание отрицания этого "Нематематика". Что было бы, если бы ты заявил посетителям кафе, что будешь декламировать им эзотерические стихи? Это было бы простое и интуитивно понятное имя чувства, которое им предлагалось испытать, то есть софизм. Обман. Скажи ты так, возможно, они были бы готовы сами обмануться. Возможно, даже заплатили бы тебе денег. Но, тебя всегда интересовало другое, как словами избежать обмана, если сами слова всегда обман? Орфография ошибки обмана, как правда.
   Правда в том, что тогда я вспомнил другую историю. 
   Одна девушка с двухлетним ребёнком, случайно столкнувшись с твоим художественным интеллектом, когда ты раскрасил её единственное пальто загадочными (для нее) символами - вероятно, в поиске имени своего чувства - сама стала рисовать, пошла в ресторан, без денег, напилась там вдрызг и попыталась расплатиться этими рисунками. Нет, нет, все закончилось благополучно. С ее слов. Рисунки купили музыканты.
   Но её дочке, которую она безответственно бросила на меня, в тот вечер пришлось поволноваться и прокатиться со мной на такси, в поисках мамы, потерявшейся в чужом городе. Девушка тогда поверила твоим словам, что даже откровенная мазня, другого в твоих рисунках на её пальто она увидеть была просто не способна, если "чувство равно ощущению" - что-то стоит. Стоит - значит буквально "стоит денег". Она ощутила идею денег. Важно правильно определить целевую аудиторию. Тренируясь в методе, она тогда распродала все мои картины, так, что я не пострадал от твоего эксперимента, а поняв твой метод окончательно - вскоре сделала свою дочку популярной певицей. И теперь - пишет стихи и сама учит жизни молодёжь. Если ещё жива конечно. Но не маркетинг ли это?
   Но вернёмся к кафе и математическим стихам. 
   По моим собственным ощущениям - ты тогда просто не решился повторить её перформанс тридцатилетней давности, о котором не мог не знать, и скорее - у тебя - это была геометрия, чем математика. Кафе наполнилось колючими треугольниками вопросов. Ты испугался треугольников? Не следует их бояться. Это язык смертных, бессмертные говорят цветными туманами, вытягивающимися в бесконечные линии. Поэтому, они и бессмертные, что их рассказ длится целую вечность. Люди столько не живут, поэтому их рассказ никто до конца дослушать не может, а услышав лишь фрагмент - ничего не понимает. Но возникает галлюцинация понимания, она и движет таким смертным. Он как зомби среди бессмертных. Хотя, в самом рассказе бессмертного - все предельно просто: "Зомби стало слишком много".
   Впрочем, тогда я так и не услышал всего твоего стихотворения, возможно оно и было математическим.
   Ты и сам понимаешь, о каких именно ангелах идёт речь. О тех самых цветных туманах, приближённых и отдаленных точками на небе. Как-то я шёл по Пиккадили, совершал свой самый обычных часовой моцион, как вдруг небо посерело, как перед дождём, но дождь не пошёл, а в сером мрачном облаке стали проявляться серые же фигуры. Их было бы сложно заметить, если бы они не двигались, повторяясь с определённым ритмом. Я пошёл дальше, облако исчезло, свернул на Оксфорд, затем - на Реджент стрит, через арку зашёл в парк, прошёлся по парку, опять вышел на Пиккадили и облако опять стало принимать те же самые странные формы, буд-то что-то хотело мне сказать. На следующий день все повторилось, и на следующий. И так каждый раз, в одном и том же месте. И тогда я понял, что нужно уезжать. Здесь больше уже ничего не произойдёт. Все сказано.
   Вспоминая ту встречу в парке, сейчас я просто не понимаю, как можно было так напиться - без помощи твоих ангелов - с одной только бутылки водки. Тогда они приняли форму теней ветвей деревьев в сумеречном свете городских огней. Ты озирался по сторонам, опасаясь внезапного появления милиции. Верил ли ты сам галлюцинациям своих слов? Милиция не появилась, потому, что было ветрено и тени деревьев, вообразив себя гуляющими по парку людьми, скрыли нас от милиции. Было темно, не смотря на день, я - как всегда - ошибся с часовыми поясами и позвонил тебе в семь утра. Надеюсь ангелы "самого лучшего города на земле" - тебя не покинули.
   Привет Тигра! 
   Как сказал Ник ты умерла и сегодня 40 дней. Колумб сказал что ты, перед смертью, пила пиво. Много дешевого пива, каждый вечер в течении двадцати лет. Если так, я тебя понимаю. Пиво снимает психоделическое ощущение бытия. Которое тебя переполняло. Не имя выхода в творчество, это напряжение сложно вынести. Ты ничего не рисовала, но вышивала бисером судьбы своей тусовки. Что не одно и тоже. Вероятно, это и привело к проблемам со здоровьем. Даже твоя лучшая подруга, зубной врач, не в силах была помочь. Почему тебя звали Тигра? Укурившись ты смотрела мультики. Повзрослев, стала режиссировать сериалы жизни своей тусовки. В юности я тебя не понимал, но только до тех пор, пока сам однажды не попал - с отравлением - в больницу на Соколиной горе и не увидел, как укуренные в гавно засранцы заворожённо смотрят по ТВ Петросяна. Надо же, такая глубина, но не мысли, и даже не намёка на неё, а просто глубина, без какой-либо причины. Имя чувства глубины, самообман.
   Привет император Джуандзы! 
   Да, я знаю, тебе это не интересно, ты не куришь и не смотришь сериалы. Разве что беломор и блокбастеры. У тебя другой прикол. Ты спишь до обеда, смотришь математические сны, а затем до самого вечера - пишешь письма директору Эрмитажа Пиотровскому с требованием выделить тебе хранилище для трёхсот тон томов рукописей с этими математическими стихами. Но, Джуандзы, во первых, ты же сам говорил, что познанное Дао не есть подлинное. Именем ощущение бытия не назвать. Даже Конфуций перед смертью признал, что его учение только для царей, но ни один царь не желает ему следовать, поэтому - все, что ему остается остаётся - только умереть и умер.
   Мода на рассказы о его учении возникла только через двести лет после его смерти. Пожалуйста, наберись терпения! Твои рассказы расскажут другие. Разбавят бензин ослиной мочей. Во вторых, Пиотровский, каким бы твоим уважением он не пользовался, даже не царь. Зачем впустую метать бисер? Наше время здесь вышло, пора подумать о бессмертии, о неограниченности бытия плоскостями, линиями и точками - как в сознании смертных. Наш дом не здесь. Помни об этом.
   Ты спрашиваешь меня, кто впервые рассказал мне об этих ангелах? 
   Бхагван, который не уставал повторять, что спасение от обыденности лишь в осознанном погружении в неё без каких-либо привязанностей к ней, это произошло однажды ночью, в Чудово, когда мы втроём, ночью, потому, что на этом настоял его друг, местный батюшка, он любил выпивать в одиночестве - под голос Америки, который слушал по ночам. Батюшка мечтал эмигрировать в Канаду и стать там протестантстским священником. Его мечта сбылась.
   На утро мы поехали в город, на автобусе, Бхагван купил три бутылки вина и всю дорогу декламировал автобусу по памяти Венечку. Пассажиры внимательно слушали. Я дремал. Всякий раз, когда он произносил слово "ангел" - прихлебывал из бутылки. На подъезде к городу вино закончилось и Бхагван, державшийся, во время ночной проповеди - вдруг захмелел и объявил, что ангел ему сказал - "иди поссы". Он пошёл, автобус остановился посреди огромного поля, где-то в далеке виднелся чахлый лес. Моросил дождь. Он долго-долго шёл туда, долго-долго был там и затем долго-долго шёл обратно. Когда он вернулся в автобус, промокшим и протрезвевшим - то сообщил, что пассажиры его ненавидят. За что? За то, что ему было стыдно ссать на автобус. А теперь стало стыдно, что не сделал этого.
   С Бхагваном мы познакомились на последней выставке ТЭИИ, 
   когда уже все было кончено. Все распилили. Осталась одна тусовка. Великан тогда выставил огромный холст с беспомощной живописью какого-то тощего коня без Дон Кихота. Это была первая работа, где он перестал подражать тебе и твоим рассказам о Глебе. До этого Великан, вдохновлённый исключительно тобой, Глебом и Маргаритой рисовал только немощных ангелов, сносивших яйцо. Шведы видели в этом школу Глеба, а ты критиковал своего ученика, вырезая красивые кусочки из его картин скальпелем. Когда все красивые кусочки были вырезаны распроданы и на вырученные деньги куплено два ящика водки, фломастеры, линейка и чертежная готовальня для Тимура - ты объявил, что теперь, то, что осталось и есть картина.
   Теперь ничего этого не было, Великан решил идти своим собственным путём. Я выставил географическую карту, залил её жидко разведённой прозрачной синей типографской краской, холстов и других красок у меня тогда не было и выбросил в окно. Картина спланировала во двор на Пушкинской, пыль и краска растеклась по карте узорами, напоминавшими волны. Великан подобрал эту работу и отдал на выставку.
   Бхагван работал маслянными красками, по холсту, так, как буд-то все ещё шёл семьдесят четвёртый год, когда, его - студента художественного училища - обвинив в пьянстве и тунеядстве, исключили и выслали на 101 километр. Милиционеры отконвоировали его на станцию Чудово. Где он стоял, страдая с похмелья. Из всего имущества у него были две книги, Бхагвана и Венечка. Ему встретилась местная девушка, которая забрала его жить к себе и родила ему двоих сыновей. Так он там все эти годы и прожил, пока его друг Эдик не договорился об его участии в этой выставке.
   Бхагван всегда избегал чётких линий. 
   Как ангелы могли его оставить? Вскоре его нашли мертвым на прямоугольной лавочке в Стокгольме. Рядом были пустые бутылки и шприц. Бхагван никогда не кололся. Я представил, как он декламировал цветные текстуры музыки слов Венечки тёмным шведам. Его случайный слушатель сделал ему укол, вероятно, для того, чтобы поделиться своим собственным ощущением полноты бытия, но не рассчитал метафору. Рассказал ли незнакомец, то что хотел - Бхагвану, уже ставшему ангелом? Или его этому подучили мрачные шведские геометрические ангелы, устранив конкурента? Никто этого уже не узнает. Шведы все знают, не шведы, так норвежцы, живопись цветового поля была и у них. На любой рассказ у них найдётся свой собственный, единственное, что они могли для него сделать - признать работы китчем, и пустить в коммерческий оборот, а это не устроило его самого. Я его предупреждал, но он мне сказал, что справится... Это как дворники, никто не хочет работать дворником, все хотят работать писателями. В Швеции ровно тоже самое. Это в Москве, все юные, но уже лысые идиоты рвутся в коммерческие художники, или в кураторы, лучше бы подметали улицы, вместо ленивых узбеков. Больше бы написали.
   Судя по печальному итогу, Бхагвана такая роль не устроила. Как не устроила она и Великана, потому - никакого другого исхода просто не могло быть. Но Глеба это вполне устроило, и хотя, он и умер, но вернулся в Питер и остался. Бхагван сам нарушил свой принцип, привязавшись к пустому. Это я ошибся, подумал, что уж, кто-кто, а он точно, ни к чему не привяжется, раз говорил мне об этом. Не следует воспринимать всерьёз то, о чем люди говорят. Мне - урок.
   Привет Великан-людоед
   С твоих слов, ты сам себя так назвал, сообщив стокгольмской полиции, что кормился своими детьми - младенцами, когда они остановили тебя, возвращавшегося из мастерской с руками испачканными красной нитрокраской и спросили о причине такого цвета рук. Незадолго до своей смерти ты позвонил мне по скайпу, вы с Владом выпивали, я не видел тебя лет двадцать, ты располнел, полысел, и своими, ставшими слоноподобными ногами, ходить уже не мог. Семья отселила тебя в однокомнатную квартиру в новостройке на Васильевском острове, прямо возле нового моста. Не знаю, зачем Влад предложил тебе позвонить мне, Влад обещал привезти мне вишневое варенье, но не смог, сам чудом спасся из под арт-обстрела, во время штурма аэродрома и бросил дом с садом, подвал с вареньем и с его слов - долго бегал по полям, как заяц, от патрулей, прежде чем окончательно убежал от войны. Влад тусил в Питере, но когда СССР развалился - вернулся к родителям, в Донецк. Теперь тусит по Европе. Рисует французские парки, норвежские скалы, пражские крыши и мосты, на самом деле питерские, но выдаёт за пражские.
   Великан, ты тогда решился рассказать мне о своей теории людоедства. Продемонстрировал на камеру внушительную рукопись и выпив водки, начал её пересказывать. К сожалению, ты использовал очень сложные формулы, чаще всего произносил слово "значит", и я почти ничего не понял, кроме того, что героями твоей новой повести были все те-же Еврей, Наркоман и Пидорас, как и двадцать лет до этого. Пьер Абеляр написал эту книгу (немного изменив имена персонажей) - ещё в 12 веке. Маргарита все тебе рассказывала. Ты просто запомнил её рассказ. Кому была адресована твоя книга? Маргарите? Она ушла от тебя давным-давно, единственная женщина, бросившая тебя. Ты всю жизнь молил ангелов, в которых не верил - явить тебе хотя бы один знак своего присутствия. Они явили тебе Маргариту. Но, ты не поверил и вместо этого, попал в зависимость от телег императора Джуандзы, который говорил так, как буд-то их видел, но ты не верил ни одному его слову, хотя мечтал поверить. В конечном итоге, ты прибился к тусовке союза смертных художников, рисовал портреты их чахлых душ. Да и городские крыши. Как Влад. Твой выбор. Текст был, как всегда, ужасен. В мае ты умер.
   Колумб, он путешествовал по Колумбии, 
   рассказывал об отвратительном местном кокаине, о смертельно опасной жаре в пустыне, и о ещё более опасной влажности на побережье Карибского моря. Остро ощутил Смерть в раю Баунти. Карлос Ледер наоборот - это Тимоти Лири. Психоделия вместо обычного занятия смертных - погружения ближних - в наркозависимость от твоих литературных образов. Исходов только два. Либо самому сжигать свои телеги в печи, либо подсаживать на себя других. Концепт - тонкая грань обоих методов. Путь цветного тумана мыслей в серую неопределимость будущего. Тем не менее - Колумб смог пережить все эти опасности, но так и не вернуться в родной Вильнюс. Ещё ребёнком они с мамой переехали в Ленинград, где он наблюдал, как под его балконом растёт рябина. Рябина росла от этажу к этажу, пока не доросла до четвёртого, заполнив балкон своими ветвями. Однажды, на ней появились плоды, и как ему тогда показалось, птицы всего мира - слетелись лакомиться ими. Так он стал художником, а когда рябина состарилась и её спилили, подарил свою квартиру бывшей девушке, а сам отправился в Колумбию. Ник рассказывал, что когда в племени амазонских индейцев умер шаман и они заснув головы в клубы дыма стали звать нового - Колумб получил сообщение и немедленно уехал в Америку. Ник все перепутал, Колумб посмеялся над этим рассказом. Но сам рассказ ему понравился.
   Помойка
   Колумб и Ник шли на помойку, она была за городом и издавала то самое будущее зловоние смерти в раю Баунти, психоделическое ощущение. А я как раз получил новую мастерскую в пригороде на первом этаже университетского общежития химфака в кампусе с огромными стёклами, вместо стен. Ник и Колумб, проходя мимо, заглянули внутрь и увидели ещё не распакованные ящики с красками и меня, катающегося там на велосипеде. Мастерская была настолько огромна, а я писал сразу несколько холстов, для той самой Швеции, что перемещаться от холста к холсту пешком казалось мне пустой растратой сил. Увидев двух путешественников я предложил им использовать ящики с красками, как им заблагорассудится. Они выбрали баллончики и расписали ими все стекла. В первый же вечер в новой мастерской поселился Американец, он бежал от ГБ, и в конечном итоге - убежал в Америку. Сейчас, спустя тридцать лет, в России все такие Американцы, но всем бежать уже не куда. Американец купил все работы Бхагвана, чем очень поддержал его. Когда деньги у Бхагвана снова закончились, я передал ему свои контакты в Швеции, но это его убило.
   Автондилу, другу Колумба - досталось в наследство фазенда с виноградниками под Батуми. 
   Если у тебя свой виноградник, пить вино можно очень-очень долго, в конечном итоге мир вокруг растворяется и все, кроме самой фазенды начинает казаться нереальным. Автоша тусовался в Москве и Москва тасовалась у Автоши. Он умер, и ничего не осталось. Кроме виноградника. Который его дочь теперь использует более прагматично. Умер и Игорь, сын известного в советское время донецкого художника - его увезла из Ленинграда его девушка-филолог. В Канаде он умер, и если бы она не сделала страничку в интернете - как не сделала дочь Автоши - ничего бы не осталось и от него, как не осталось ничего - ни от Автоши, ни от Бхагвана. Только дети, у которых своя собственная жизнь. Как и у тебя, император Джуандзы, не встреть ты свою девушку-филолога, Феруза давно бы уже пустила тебя на корм рыбкам. 
   Рассказы художников о том, что Бхагвана убили галеристы, представляются мне недостоверными, не осталось ни одной картины. Не зачем было его убивать. Единственный способ не оставить ничего - сбежать от своей девушки-филолога. Или чтобы она сама тебя выгнала. Бегать как заяц по полям в неведении о цели этого бега, тогда есть шанс протянуть дольше. Но, не всегда, Бхагван сбежал от своей музы и сразу умер. Зато - ничего не осталось.
   Так вот, что хочу сказать тебе, дорогой Джуандзы, если конечно ты ещё жив. Если нет - то "значит" - терминами логики Великана - я опоздал. Задумался, а о чем я хочу сказать? Да и хочу ли? Ах да, вспомнил, об Атлантиде. Она - на Марсе.
   Привет император Джуандзы!
   Я подумал, что объяснять тебе что-либо бесполезно и просто решил продемонстрировать тебе, что из всего тобой сказанного - само собой получается: распечатал, присланные тобой твои математические стихи. Как ты и просил. В формате а четыре. И повесил, как ты и просил - эти листы, в качестве подписей к своим работам, размером пять с половиной на восемнадцать метров. Это были - в основном - стихи, в этом рассказе полно смертных, куда без них, один из таких смертных - Володя-куратор назвал их плохими стихами, они были написаны метровыми буквами, каллиграфия. Меня тогда пытал Виталий, он художник - давным-давно нарисовавший синего кита с синей деревней на спине в синем море. Джуандзы, в Москве другая мифология, даже не пытайся ее понять. Самое просто объяснение - все вверх тормашками. Анти-мир анти-художников. Так вот, о Виталии. 
   С тех пор, с синего кита, вероятно он и уверовал, что "живопись театр изначально" и - наверное потому - лет пятьдесят уже как куратор. Он много лет выпытывал у меня, что именно я рисую, зачем? В этом ответе не может быть никакой пользы. Четко сформулировать словом можно только концепцию имени чувства смутной идеи. Что не интересно, идея то смутная. Интересно непосредственное ощущение этой идеи. Но это не высказать. А не будучи посвящённым - ощущения не понять, ни чувством, ни именем чувства, ни концепцией имени, но пониманием рисунка концепции. Хлопок одной ладони. Замкнутый круг. Как я не намекал ему на это, он меня не понял. Хотя Глеба он считает добротным галерейным китчем, что адекватно непосредственным ощущениям самой истории, например - твоим, но дебила Боба - хорошим художником. Я этого не понимаю. Там же просто софизм, рассказ об имени чувства отсутствия каких-либо ощущений. Рассказ конечно кажется честным, но он лишь о том, что никакого рассказа нет. Не постмодернистская деконструкция, но симулякр рассказа об её отсутствии. Единственно кто в это поверил - Тимур, и то не надолго. 
   Если Боб и Тимур два главных персонажа повестей Великана, то кого же он называл Наркоманом? Тебя, меня? Но, не мне судить ни того, ни другого, ни третьего. Жизнь утекает песком сквозь пальцы. На который и рассыпается твоя Атлантида, в Анапе, которая на самом деле - на Марсе, ведь лицо её факта - там. Это лицо - сам принцип апофении. Когда исчезает непосредственное ощущение бытия, все превращается в песок Марса.
   Синий кит
   Возвращаюсь к Виталию. Твои работы ему не понравились, не встречал никого, кроме меня самого, кому бы они понравились. Но и мне они не понравились когда ты повторил меня. Это худшее, что со мной могло быть - литература. Поэтому, в ответ на его вопросы я произносил только общие фразы, ничего конкретного. Что в этом было важного? Ровным счётом - ничего! Однажды он заявил, что я рисую каллиграфию. Спустя несколько лет - что пространство. 
   Новая геометрия
   В промежутке ты позвонил и заявил, что понял - я рисую новую геометрию. Ты теперь куратор? Больше не император? Кураторы называют зрителям имена их чувств картины. Не художникам. Художникам говорить это бесполезно, во первых - это ничего не изменит, а вторых - просто сочтут куратора идиотом. Как и кураторы - художников, как и зрители - обоих.
   Какая разница, каким смертным словом назвать то, что рисую, все бессмертные рисуют только одно, свои ощущения безумия смертных. Зрители - не понимают, что чувствуют и куратор даёт этим чувствам интуитивно понятные всем имена. Это как товар "имя чувства", покупают его, а не картины. Твой товар - ТЭИИ, как бы ты его не презирал, этот ярлык на тебя самого и нацепили. Как клоунский колпак. Чем больше ты сопротивляешься, тем больше он налазит тебе на глаза, как лыжная Шапочка Великана. Но, некоторые наоборот - мечтают, что им его напялят. Это цель их жизни. Полная бессмыслица. Обман изначально. Если Виталий, своим перевёрнутым Московским языком, хотел сказать это, то конечно он прав. Хотя какой в этом смысл? Никакого - это и есть цель. Вот и поговорили.
   Дон Жуан - дзы
   Если ты, Джуандзы (я называю тебя так, только потому что Джуандзы, он же Император неба - герой твоей повести). Твое воображаемое я. Прошу простить, за то, что сказал тебе как это имя пишется. Чжуан Цзы. Твой герой конечно Джуандзы, это как химера Дон Жуана и китайского мудреца. Я сам не сразу догадался. Как ты и говорил, что надо быть Великаном всегда, всегда говорить "Ха. Ха. Ха." Джуандзы, если все сделано правильно - ничего не останется. Не стоит придираться к словам. Они ничего не значат. Значат лишь невыразимые ощущения бытия, которые прячущиеся за этими словами, но, на то они и ощущения, что их можно выразить, но не высказать.
   Деталей той истории я уже не помню. Были холсты со стихами метровыми буквами. Но одна работа была абстрактной. Я расселил холст на полу мастерской и разлил на нем краску. Пришли ТВ-журналисты, стали задавать дурацкие вопросы про арт-рынок, буд-то больше говорить не о чем? Я им ответил, что весь российский артрынок - семь миллионов долларов, а художников - сотни тысяч, сладких пряников на всех не хватит, игра в арт-рынок лишь одна из их игр, это "разговоры про арт-рынок - вместо картин" и - в России - она не прижилась, как и миллионы долларов и вместо новых дурацких вопросов - попросил их просто потоптаться по лужам краски, походить по картине туда-сюда. А что нам снимать? А это и снимайте. Как топчетесь и ходите. Журналисты походили по картине туда-сюда, сняли и ушли, а работа осталась.
   Привет Смерд-вонючка, 
   ты уж точно жив. Ты из тех людей, кто не ведом никакими ангелами. Тебя так просто не поймать, как Бхагвана. Будешь цепляться за жизнь до самой смерти. Сочувствую. Пока меня не было в мастерской, ты прибил свои картины, самому тебе (с твоих слов), до этого, казавшими - огромными, как заплатки на буквы, как воображаемую цензуру, нашей с Джуандзы совместной экспозиции в той тайной мастерской на Мясницкой, чем провалил нашу явку и выдал чужую картину за свою выставку. Я это увидел по ТВ.
   Ты не виноват, я часто вижу подделки себя по ТВ, идей мало, тырится все. Так работает культура смертных.
   Император Джуандзы! 
   Да, я заранее знаю все твои упреки: как я мог это допустить? Да никак, я просто наблюдаю, что получится. Я предупреждал, что если это сделать не на ничьём заборе, а на территории тусовки - случится какое-нибудь гавно. Но ты настаивал. Считал, что тебя они не тронут. Тусовка не ценит никого, на то она и тусовка, а не твоя воображаемая империя. Небом там и не пахнет. Получилось так, как получается всегда. Теперь ты настолько же против, как до этого был за. Прими как есть. Каждый делает - в своём сне - что хочет. Рассказы лишь дополняют сны, ты спросишь, зачем? Мы сами считаем это завершённой композицией, концептом сна и речи, непротиворечивым единством. Один прибивает что-то к чему-то, другой ссыт, третий - наблюдает. Уверяю, если бы Влад раздал вишневое варенье на вокзале, с которого, к тому времени, как он решился уехать - уже ушёл последний поезд, или, если бы Великан не рисовал свои сомнения, в том, что он художник, а просто расклеил страницы своей монографии в качестве объявлений на твоём пути в Атлантиду, или если бы я не предложил Бхагвану поехать в Стокгольм - только там могли коммерчески оценить его цветные потоки и линии - а он мечтал только об этом - все сложилось бы иначе. Варенье бы не пропало. Смерд просто избавил нас от ненужной суеты с теми стихами-картинами. Ангелам иногда требуется отдых.
   Привет император Джуандзы! 
   Странно читать, когда ты пишешь об Успехе. Где твои зубы? Где твоя собачка Малыш, кашлявшая как Дьявол? Напугавшая Карлика, роста он был высокого, который вскоре умер, впав в детство. И, будучи владельцем одной и первых галерей, торговал репродукциями картин, вырезанных из журнала Смена, где редактором был Тот самый Виталий, на Арбате. Мир и тогда не понимал нас, бессмертных, а сейчас тем более, возможно лишь наплевать на это и просто наблюдать жизнь такой, какая она есть. Пусть даже и в плоской земной проекции.
   Великан не всегда был таким, когда он, тридцать лет тому назад, в первый раз показал мне свою рукопись и спросил, что ему теперь с ней делать - я молча открыл дверцу печки-голландки, в мастерской, в которой догорал последний стул - он тогда все понял правильно, в тот вечер стало немнего теплее. Но после этого, теперь он и сам тебе обо всем расскажет - объявил себя сумасшедшим. Натянул на брови лыжную Шапочку и махал руками 12 часов подряд, иначе, с его слов, жизненная сила Кундалини вытекла бы у него из жопы. В конечном итоге, он сдался, Кундалини не вытекла, но пенсию по инвалидности он тогда получил. Накормил пятерых детей.
   Привет Великан! 
   Вспомним Мастера - твоего приятеля. Ты взял его на выставку в Новгород. Я ехать отказался. Там Мастер воровал дойчемарки из вечного огня и пропивал их в местном баре "интурист", таская везде с собой мертвую собачку. Его арестовали за оскорбления агентов ГБ по немецки. Мастер ошибся, думая, что они его не понимают, они знали язык, собачку отобрали, а его самого осудили на исправительные работы в качестве самого обычного художника. По утрам ты, под расписку забирал его на выставку из КПЗ, а к вечеру возвращал в стельку пьяного. Через несколько лет Мастер умер.
   Великан! Помню, как ты поселился по соседству с тимуровскими африканцами на Фонтанке, и зачем-то рассказывал мне истории про то, как ... друг друга они шли к тебе пить чай и рассказывать об испытанных ощущениях. Ты мог их не пустить. Мог не слушать. Мог не рассказывать. Но, встретил кого-то кто - по твоими меркам - ещё больший мудак. Спасибо Великан! 
   Каликии
   Помню, что именно тогда - устав от твоих рассказов - первый и последний раз - для тебя - я решил провести мастер-класс (перевозка картины два на три метра в переполненном троллейбусе по Невскому - не считается, в этом нет ничего особенного, однажды, в Томске, я перевёз сразу 30 таких картин два на три метра, в тамбуре электрички, мы тогда были совсем молодые, было много сил, было все равно на что их тратить): взял ведро нитрокраски, и ночью, свесившись с моста писал стихи на тёмной воде Фонтанки. Буквы меняли очертания и уплывали вдаль. Было наводнение, затем - пожар и я переехал в пригород. Там был парк, закаты над заливом и покой. Спустя тридцать лет, перформанс повторился в местом музее, это было видео колышущихся ночных огней города, расплывшихся на тёмной воде пульсирующими линиями. Видео проецировалось на Каликии, Греческие чаши с вином. Что же я тогда хотел тебе сказать? И ты и Тимур с его африканцами и Боб и Джуандзы - все вы там пьяны своим городом. Пьяны его жизнью, но каждый по своему. Все, что вы все делали - одно и тоже и это ровно тоже самое, что портреты вьетнамских детей или листьев в осеннем парке из пятидесятых. Ничего не сменяется, кроме поколений, которые пусть по разному, но приходят всегда к одному и тому-же. К опьянению своей жизнью там. Однажды, когда император Джуандзы писал свои стихи в подворотне, дворник Серёжа бросил на него с крышы мешок с цементом. Нет, все вы там - точно пьяны. Как и современные Питерские сорняки, которые остались, когда дубы в парках спилили. Форма идеи имеет значение только для её переживания. Город, как ощущение жизни - всегда берет верх.
   ГКЧП
   Через пару лет, ты приперся ко мне в пригород со сто-килограммовой бочкой краски, мужик ты тогда был здоровый и предложил расписать шоссе. Метров на сто краски хватило. Но, затем ты провёл дебильную фотосессию у себя на Пушкинской - разыграв штаб борьбы с ГКЧП. Выдав раскраску заброшенного шоссе в никуда - за акцию протеста. Твоя тогдашняя девушка, она и рассказала об этом, утверждала, что ты держал её в заложницах, обещая зарубить топором - думаю она все это придумала - сама кого хочешь загрызет, позже она отпириалась (зачем?) на этой акции в высшей школе дизайна Осло. Где тогда училась ваша дочь. Умолчав, что Тимур тогда жёстко обстибал ваш штаб, разыграв эту сценку - на видео - со своим африканским театром. Сам он изображал тебя. Смешно. Хотя, ни он сам, ни его африканцы - актёры никакие. Царство вам всем небесное.
   Тимур
    - был стебный чел, он и меня простибал, повесив на забор, за мгновение до его сноса гебешниками, детский кораблик. Я тогда ему сказал, что лучше бы он повесил в русском музее открытку с видом этого музея, купленную тут же, в сувенирном киоске музея. Он и так поступил, добавив от себя большое парчовое паспарту. С тех пор подделки уже его работ, без всякого стеба и есть местный арт-рынок. Копия копии копии - как поверхностный признак давным давно забытого оригинала. Заметна школа Боба. Художники - идиоты, в этом была его метафора. Как будто намеренно плохая копия идиотизма - больше не идиотизм. Уверяю, ещё больший. Идиоты, это правда, но для кого? Только для ещё больших идиотов. Тимура забавляла эта метафора. Кто ему её подсказал, дебил Боб? Вот кто не помрет никогда, там нет мозга, нечему умирать. Но город сильнее, и он помрет.
   Ленинградский философский клуб
   Однажды ко мне в мастерскую на площади Мира занесло стайку девушек-филологов и они восторженно рассказывали о своём Учителе. Организовали встречу. Учить как учитель, в его коммуналке все предметы, включая унитаз и столовые приборы были обклеены белой бумагой. Другой его ученик, Сократ (вылитый Спартак Мишулин) продюссировал Ленинградский философский клуб. Клубу было необходимо место и я не возражал, чтобы они заседали у меня в мастерской. Посреди большой комнаты, это было несколько коммуналок со снесенными внутренними стенами - стоял стол, за ним я работал, а почтенные старцы рассевшись вдоль стен, спорили о Платоне и Аристотеле. Но когда я отлучился, одна из девушек, которая там жила с дочкой и мамой (там много кто жил, это был большой дом, некоторых жильцов я даже не знал) - выгнала почтенных старцев, за что Сократ ей отомстил, слив явку на передачу шестьсот секунд.
   После этого пропал дом и начались неприятности. Сначала произошло наводнение. Ник привёл в гости буддистов Оле. Они обитали на лыжной базе в Лахте. Мы сидели и пили чай, вдруг потолок посерел, с него пошёл дождь. Это по началу не воспринималось реальным. Мало ли, что померещится. Но затем в потоке образовалась дыра, и вскоре из неё на нас выглянуло лицо. Что тоже ещё могло быть просто галлюцинацией. Но, лицо упало на пол, жутко матерясь. Оказалось, что на чердаке прорвало трубу и это самый обычный сантехник.
   Затем, дом стали сверлить промышленные альпинисты и проткнули его металическими спицами с кулак толщиной, прямо поперёк комнат, через картины, затем случился пожар, но все жильцы спаслись на балконе. В каком ещё городе может произойти что угодно и никто не обратит на это никакого внимания?
   Привет император Джуандзы! 
   Ты ещё там? А, слушаешь пластинку Чайковского и пьёшь чай, ну слушай, слушай.
   Однажды меня занесло в Красноярск, устал от беспробудного пьянства смертных художников (смертные они потому, что после смерти что то - все-таки от них остаётся), но не в этом цель. Не замарать достоинство ложными воспоминаниями. Смертные замарывают.
   Если не пьянит сам город, не всем городам настолько повезло как вашему, то пьянит водка. Дело было в Кемерово и я пошёл куда глаза глядят. Почему художники пьют? На трезвую голову этот мир чувств - ощущается абсурдным. Это бывает тяжело вынести. Пьянство не выход. Оно лишь сокращает и без того недолгую жизнь смертных. Но ненадолго даёт им само это бессмертное ощущение. И не даёт его выразить. А кому это надо, выражать? Сам съел и порядок!
   Дорога там одна, на восток. От одного города к другому, везде было одно и тоже. Беспробудное пьянство.
   Пришёл в Красноярск. Остановился у знакомых художников. Андрей был настоящий художник, рисовал свои ощущения. Холсты пять на десять метров с цветными абстракциями, напомнившими мне астрологические символы. Мы выпивали в Кемерово с местным Председателем, его фанатом, затем решили посмотреть выставку, но зайдя в галерею - вырубились прямо на полу. Утром, председатель включил свет и я увидел эти холсты. Позже, они сгнили, от времени, в этой галерее. Председатель запил по настоящему, на много лет, выставка так и не открылась и в эту галерею больше никто не приходил, и никто не знал об этих работах. Вскоре он умер. А Председатель бросил пить и стал отшельником. А кинотеатр, перестроенный в галерею, таким образом был втихую выведен из реестра и продан. В истории остались только туруханские цветы и портреты. Другой фанат стал пиарить их в Москве. Это было бессмысленно, но это была его жизнь. Художники обычно хорошо видят своё будущее, все это прекрасно понимают и потому заглушают предчувствие бессмысленности своего смертного существования - бессмертным ощущеним убогости человека - водкой.
   Секрет бессмертия
   Другой, Коля - не совсем художник. Да, все у него "профессионально", шикарные рамы, килограммы темно-синей и коричневой масляной краски, причудливо засохшие сморщенной коркой на холсте. Дебюффе как китч.  Смерд повесил его работу себе в туалет. Смерд - вообще не художник, его метафора - смердить, но и он человек, менеджер разорившегося кафе, познавший "истину", что кругом одно враньё. А если так, зачем упускать шанс. Он ничего не упустил, но и не понял ничего. Его игра - лишь в игру в художника. С тех пор - он окружил себя картинами умерших художников, не зная, что с ними делать, считая их мазней, не хуже чем у него самого, его метафора только в этом. Наслаждаться воображаемой жизнью художника. Но, что с ней делать? Развлекать престарелых девочек? Зачем? Имитация элексира бессмертия?
   С Колей, меня познакомил куратор Володя. Володя - отважный путешественник (по музеям контемпрорари городов мира). Всю холодную сибирскую зиму копил 100 долларов, их ему хватало на визу и пол-года путешествий. Куратор он вообще никакой. Играет в игру, правил которой не понимает. Считает такие правила - незыблемыми правилами, а не правилом игнорировать любые правила. Но он такой. Прогибается под воображаемые им самим представления тусовки смертных. Единственно достойный человек - по его мнению - тот, кто все бросил и ушёл. Но видим мы лишь тех, кто остался, следовательно - просто нет достойных. Играй как все - недостойно - и не думай о результате. Странный даосизм, больше напоминает подлость. Главное - не возвращаться, но сам он всегда возвращался в гнездо, но не в свое. 
   Володя родом из Киева. 
   Это прекрасный город напоминает мне химеру Питера и Красноярска. Вот Володя (наверное) и метался между отражениями Киева в быстрой воде Енисея и темной - Невы. В Киеве все проще, время остановилось, там все по-прежнему. Это Россия провалилась в ад современности. Львов еще древнее, живет еще более древними представлениями. Мы все эти иллюзии давно утратили.
   Струны
   Справедлив ли я был к Володе? Нет. Он из другого (киевского) мира, мы просто говорили на разных языках.
   Однажды, Володя попытался предотвратить мою выставку, потому что (это самое мягкое предположение) распоряжение исходило не от него, он в тот момент путешествовал по Сахаре, но от директора неего музея-гнезда, соседа моего отца. Но отец здесь не причём, я тогда дружил с Влаилем, он давно умер, а директор музея был когда-то его аспирантом. Они все решили без меня. Я издал мистерию Влаиля. Просто так, меня вставил перформанс его жизни. Он всю жизнь писал эту книгу, академия была хобби. 
   Но этого было недостаточно, тогда я написал предисловие, одними математическими символами и послал бандеролью в местную газету, они напечатали на полосу. Никто ничего не понял. Так и надо. 
   Володя же был не в курсе (он приезжий, не сибиряк) и стал ставить условия, вписывать всех полезных ему художников, Колю в первую очередь, а все, что лично ему не нравилось - потребовал закрыть стеклом. 
   Стекла потребовались огромные, три на пять метров, но Володя отказался выделить рабочих. Однажды ночью, когда я прилаживал стекло, на наскальную живопись другого Володи, из Абакана, оно треснуло, прорубило мне руки и куратор-Володя отвёл меня в травмпункт, где руки зашили, вправив обратно вылезшие, как лопнувшие - на скрипке струны- сухожилия. Требования были сняты, выставка открылась, а я двадцать лет не мог рисовать руками, зажимал кисть зубами и выводил каракули на холсте.
   Шаманский рок
   Музыкант Лао Цзы, позже он пережил два инфаркта, выучился на психоаналитика и свалил в Тибет, тогда приклеился как банный лист, после того, как я выслушав его концерт сказал, что это гавно, он сидел в подвале дома культуры сельскохозяйственной академии и стучал в огромный медный гонг, изображая (с его слов) даоса Чжуан Цзы. 
   Лао Цзы - он потому, что он всю жизнь издавал переписанную им Дао Де Дзин, выдавая свой текст за перевод с древне-китайского, которого конечно тогда не знал.  Сейчас, наверное выучил. Музыкант Лао Цзы - позже написал книгу и о том, как приехав в какой-нибудь город, местный музей сам предлагал нам провести выставку, Музыкант и придумал, что эти каракули - древняя наскальная живопись. И секрет - в Обращении фантазии к древности. Приложил значительные организационные усилия, что бы распиарить это своё предположение, а заодно и свою музыку, издавал альбомы моих каракуль, но - в этом я уверен - только чтобы написать предисловие и указать список совместных проектов.
   Чингачгук и людоеды
   Мне было все равно, это была его игра слов. Сам он переделал костюм даоса в костюм шамана, просто перекрасил в чёрный цвет и пришил бахрому, как в гедеэровских фильмах про Чингачгука, медные монеты он раскатывал на рельсах, выпиливая из них духов-помощников. Это произошло после того, как я дал ему почитать книгу Измаила о религии Манси. 
   Мою бабушку вырастили манси, когда ей чудом удалось спастись, ее семью, кулаков с Дона везли в ссылку, баржу потопили, так как, в лагере под Сургутом, на острове, был голодный бунт, процветало людоедство, чтобы заморить людоедов голодной смертью - вновь прибывающих ссыльных просто топили. 
   Черная шапка
   Измаил был заместителем директора по науке местного археологического института, мы познакомились на моей выставке, когда нас попросили из зала, о предложил продолжить банкет у него. В своём кабинете на Морском проспекте он очень сильно пил, пел задушевные песни про черную шапку и вскоре умер. Книга его жизни о религии манси, как северном митраизме - осталась. Музыкант ничего не понял, и понял, что и никто ничего не поймёт.
   Свой гонг Музыкант назвал железным Бубном, музыку - шаманским путешествием, добавил вокал, неразборчивые восклицания, семиотически это знак "ой", затем, со своей группой (Фиделем, Буддой и Иванычем, инженером военной виртуальной реальности) - ездил с гастролями, строя чумы из подделок моих картин и торгуя в них пивом. Затем уехал в Индию, где мы почти пересеклись в Падучери. Он проповедовал в ашраме, неподалёку, а я - участвовал в выставке местных художников на полосе морского прибоя. Это они сами придумали. Я развешивал картины на деревьях в Подмосковье, их это и воодушевило. Сделали карьеру - успокоились. Ещё раз мы почти пересеклись уже в Гималях, я оказался к югу, в предгорьях с выставкой в храме Кали в Чандигархе, он к северу, на самом плато.
   Самолетики
   Тимур обстебывал ещё одного художника с Фонтанки, Ангела, все самолётики, стрелочки - от него. Ангел тогда бросил все, уехал на 30 лет в Тибет, но вернулся, привёл все воспоминания в порядок, похоронил всех своих друзей, провел выставку, почти украденную у него Тимуром, сделал фото на балконе, изобразив летящего ангела и умер.
   Добро пожаловать на погост
   История индийских художников заинтересовала Ремарка, он пока ещё совсем молодой, мечтает уехать в Индонезию навсегда, точнее говорит всем, что мечтает, думает, наверное, что это круто, пока же он нарисовал одну единственную картину "три товарища", каракульные три зайца. Его счастливый миг произошёл в тот момент, когда - рассказ с его слов - он понял, что секрет художника - огромная мастерская на Мясницкой, потратил все накопления своей семьи на аренду. Хватило на месяц - "фабрики Энди Уорхола". Как он сам её себе представлял. Когда деньги закончились он и нарисовал тех трёх зайцев. 
   Этот перформанс оценил один местный художник, живший прямо в подвале галереи на Арбате, позже его оттуда выкурили новые власти. После этой картины, в жизни Ремарка начался мрак. У него и галерея называется Погост. Но, уверен, один раз попробовав кровь непосредственного ощущения идеи жизни - к вегетарианству обыденности уже не вернуться. Он ещё очнётся.
   У меня был друг, индонезийский художник Бенг, он рисовал черно-белые структуры из линий. И гонял по острову на джипе времён Великой войны. Индийские художники - те самые - были его фанатами. Его сын опубликовал репортаж о том, как он умирал, от первых проблем со здоровьем, до холмика на кладбище. Ужасный по правдивости перформанс. Образ смерти.
   Коля из Красноярска
    - конечно художник, Смерд и Музыкант Лао Цзы - нет. Хотя, почему ты Джуандзы, должен мне верить. Не должен. Решай сам. Но художник, другого типа, наверняка у него есть, на этот счёт, своя правда. Я просто не увидел ощущений, все рационально, нарисованная концепция имени чувства композиции, когда композиция - сама картина. Но, кто из смертных способен понять различия? Его картины - перформансы признания их картинами. Эта стратегия гораздо успешней твоей. Хотя различна ли форма? По большому счёту, все твои протесты против абстрактного китча Глеба - не более, чем следы духа того времени - самого этого китча, а время - просто имя чувства. Эти имена чувств времени и остаются в истории. Музеи хранят не картины, а смыслы (имена) чувств зрителей. Это он - по моему мнению - и рисует.
   Кино
   Коля познакомил меня с Александром, директором местного музея, он давно умер. Александр - собирал тайную коллекцию настоящего искусства (с его слов), которую хранил в подвале музея, в Сибири все пьяны самой Сибирью, её древностью, он познакомил меня с местным Продюссером, который предложил снять кино, о том, как я куда-нибудь еду, нанял режиссёра и мы поехали на юг, в Хакассию. Режиссёр все снял, но брат Продюссера, участвовавший в экспедиции в качестве разнорабочего, и всю жизнь проживший - моя золотишко - в избушке в Эвенкии, пока её не смыло при наводнении - получив зарплату - напился и раскрошил видеокассету. Его возмутило содержание фильма. Движение - ад. Человеку положено жить на одном месте и только мечтать о путешествиях.
   Но, режиссёр оказался не прост, он все предвидел, пока мы ехали обратно в город, успел подменить кассету и стал уже самостоятельно доснимать этот фильм в течении 20 лет, меняя сюжет и приглашая в качестве актёров - спонсоров. Но, однажды Режиссёр ошибся, с его слов, когда понял, что наконец таки, снял гениальный фильм и прилетел в Москву продавать его Би-би-си. 
   Джуандзы, не ищи в этом рассказе логику. Жизнь абсурдна, людьми движут эмоции.
   Раним августовским утром, в воскресенье, обзвонив всех своих знакомых из Стаканкино, он смог найти только одного монтажора, шамана-бурята, который, ещё с пятницы перепил и уснул на работе. Шаман согласился помочь Режиссеру, если тот его похмелит. Но не помог и Режиссёр обиделся на Москву, уехал в Волгоград, спрятался под мостом и просидел там три дня. Его нашла милиция, выслушала его обиды, и стала катать по городу, включив мигалку, что бы развеселить. Вернувшись в Красноярск, Режиссёр сошёл с ума, после того, как - опять же, с его слов - охрана местного губернатора люстрировала его в мусорный бак. Но все это случилось потом. Смертному - смертное.
   Принц Чарльз и мотоциклы
   Тогда Продюссер развлекал меня рассказами о принце Чарльзе, о своих мотоциклах - сам он ходил пешком, мотоциклы были одним из его "проектов" - предметов для разговоров, он нанял девушку, которая конспектировала его рассказы, "для проекта". Мастерская, которую мне выделил музей, ранее принадлежала Белому братству, я соорудил из стопок их Евангелия - подобие мебели и наслаждался покоем. Никаких художников! Ко мне заходил сын директора по науке музея - Татьяны - их папа известный художник - умер, оставив им мастерскую, которую они перестроили в пенхауз и мы с его собакой - кавказцем - шли гулять по острову Татышева. На котором в тот год собрались наверное все вороны Азии. Тысячи. Мы подходили к дереву и кричали "кар!". Каркающее облако взлетало и кружилось над нашими головами. Он рассказывал мне свои истории про игры толкиенистов. Затем, его бабушка поила нас чаем, затем я уже один гулял по Красноярску, делал круг - по Взлетке, по улице Красноярский рабочий, переходил по мосту к автовокзалу и возвращался в музей по набережной. Затем рисовал. Весь день я спал. Если приходилось гулять днём, то на рабочем я заходил к Продюссеру, а на набережной к Александру.
   Приключение на даче
   Однажды музейщики предложили поехать на дачу, в Шушенское. После обычного в Сибири пьянства на природе, хорового пения Руде, руде ри - я решил сойти. Пошёл вдоль Енисея, пока не упёрся в отвесные скалы. Я ещё был не совсем трезв и наверное потому - полез вверх, сорвался, зацепился рюкзаком за камень и висел три дня над пропастью, наблюдая восход и закат солнца. Подо мной проплывал катер, появлялся из-за утеса, проплывал мимо, его капитан махал мне рукой, мол - прыгай вниз. А когда исчезал за другим утесом, тут же появлялся из за другого и история продолжалась. Солнце также, как только садилось, тут же восходило снова. Вверх-вниз. Я собрался с силами, подтянулся и выбрался наверх. Там паслись коровы. Они на мгновение отвлеклись - безразлично посмотрев на меня и снова принялись жевать свою траву. На противоположном берегу Енисея виднелась гора Тепсей.
   Позже, я увидел продолжение этой необычной истории. 
   Внезапно на небе взошли три солнца, между крайними возникла радуга, боль отступила, снег растаял, потекли весенние ручьи. Моё зрение изменилось, я увидел тех, кто прячется за ограниченным человеческим полем зрения. Это были волки. Они молча сидели и смотрели на меня. Очень-очень долго поле зрения расширялось и я видел все больше и больше разных существ, которые как те коровы, замерев, перестали заниматься своими обыденными делами и смотрели на меня, затем - поле зрения стало сужается в точку, которая мигнула и погасла наступил мрак. Но вскоре я к нему привык и стал видеть миллиарды погасших точек, каждая из которых - тип человеческого сознания, как одежды на манекенах в торговом центре. Я стал видеть их больше и больше, пока не понял их структуру, в этот момент одна из точек засветилась и стала приближаться. Оказалось, что это было моё новое поле зрения, оно расширялось и я ощущал себя последовательно - камнем, ящерицей, смертным, бессмертным и так далее, туда-сюда, пока колебания точки зрения не остановились. Как ручка настройки радиоприёмника того чудовского батюшки на голосе Америки. Я очнулся на вокзале станции Тулун. Было очень холодно, я с головой забрался в спальник. Ваши документы, спросил один милиционер. Это Амудсен, ответил ему другой, он в вернулся из полярной экспедиции, милиционеры рассмеялись своей шутке и ушли, а я провалился в промозглый сон ни о чем. Выспавшись я поехал в Лондон.
   Тепсей
   Тогда, на плато - я вспомнил рассказ Александра о художнике, преподавателе местной художественной школы, который, устав от положительной минусинской городской суеты, построил чум напротив Тепсея, там где я сейчас стоял? И весной, в ледоход пошёл по льду в Минусинск за красками и утонул. Осмотрев оглахтинские обрывы я начал сомневаться в достоверности этого рассказа, и действительно, позже, когда я оказался в Минусинске, услышал, от самих художников - другую версию, что он укуренный гонял по Тепсею на мотоцикле и разбился. Тепсей притягивал к себе многих, однажды на него рухнул самолёт со сникерсами и водкой в алюминиевых банках. Ассортимент коммерческих ларьков начала девяностых. Я вышел к шоссе, и уже к вечеру я был на Тепсее. Позже, в Минусинске, с местным художником - Владиславом - мы пили всю ночь и танцевали под Эдику Пьеху, три раза бегали в ларёк за водкой, Музыкант и его шаманская рок-группа не выдержали марафона, сошли с дистанции и отправились спать в огород.
   Тайны Зайки
   Там, на Тепсее мне встретился Зайка, это его фамилия, он археолог, у него была резиновая лодка, и весь следующий день мы гребли вдоль скал, разглядывая древние наскальные рисунки. Водохранилище спустили и рисунки показались на поверхности. Большая часть панорам превратилась в щебень. Он и поведал мне о сильно пьющем (даже по сибирским меркам) художнике Владимире из Абакана, приехавшим туда из Москвы, где его помнят до сих пор, пока все бесцельно выводили стихи ни о чем - на ржавых листах железа - он рисовал разнузданных петухов, что конечно китч, а затем, много лет, пока заполнялось водохранилище - копировал эти рисунки (многим из которых - со слов Зайки - более 10 тысяч лет), прикладывая мокрую бумагу к скалам и натирая сажей и клеил копии на холст. Пока он отрабатывал технику - многие рисунки уничтожил. Я поехал в Абакан смотреть утерянную наскальную живопись. Но, оказалось, что в мастерской Владимира - лет двадцать тому назад - прорвало трубу и все холсты сгнили. Местный музей успел забрать немного, использовав как обои. Он показал мне рулоны трухи. Только не говори Продюссеру, он у меня все это купил, не глядя, получил сертификат ЮНЕСКО, заложил в немецкий банк, получил кредит и купил алюминиевый завод. Тут я и вспомнил хвастливые рассказы самого Продюссера о том же самом. Я не вникал, о чем он тогда говорил, считал сказками, но тут понял. Ну и ладно.
   Вернулся в Красноярск. 
   Стук в дверь, там Продюссер с бешеными глазами, давай поменяемся одеждой, срочно и убежал. Я посмотрел выменянный у Продюссера, не глядя, рюкзак, зимний спальник, геологическая роба, котелки и все что необходимо в экспедиции - намёк понял. Больше я его не видел. Спустя 20 лет он признался, что за ним охотился киллер и переодевшись в мою одежду он от него сбежал. Я не поверил. Вскоре его лавочку закрыли и свои рассказы о Принце Чарльзе он рассказывал - он прислал мне свою новую презентацию - уже в детской художественной школе, не пропал.
   Омархаям
   Каково же было моё удивление, когда я услышал уже знакомый мне рассказ Продюссера - про принца Чарльза, слово в слово - в Самарканде. Ох уж этот принц Чарльз. Просто О'Генри.
   Мастерская Омархайама на площади Риджистан тоже сгорела, но и он не пропал, нашёл чем заняться. Однажды Омархайам попросил меня помочь ему снять передачу на ТВ, он клеил на холст не копии древних наскальных рисунков, все таки - Средняя Азия, не Северная, другая специфика, но тряпочки. Вместо шаманов - верблюды. Выклеивал верблюдов из паранджи. И очень волновался. Что бы снять стресс мы с операторами его решили напоить. Девушка - ведущая (его фанатка) предупредила, что если он перепьет и не сможет говорить - отдуваться нам. Омархайам перепил и не мог говорить. Пришлось мне изображать самаркандского художника и гнать что-то вместо него. На последней сцене он очнулся, рванул под камеры и размазал все, что я нарисовал. Больше я его не видел.
   В Красноярске наступила осень, люди стали прозрачными, сопки вокруг города впали в меланхолию, пожелтели 
   и я поехал в Иркутск. Там уже была зима. Местные художники пьянствовали. Я не смог долго этого выносить и сразу после похорон Бориса, он умер не похмелившись, пошёл отдохнуть от всех них - вдоль реки Лена, на северо-восток. Построил чум из картин, среди скал и жил там некоторое время, пока, в морозы, чум не сожгли. Тогда я и замёрз.
   О цвете
   Часть первая.
  
   Часть вторая - "масса на расстояние" - https://syg.ma/@andrei-khanov/vriemia-shkala-ghluposti
  
   (постмодернистское исследование природы представлений человека о природе...)
  
   No 2019 - Ханов Андрей Владимирович (Andrei Khanov)
  
   http://philosophystorm.org/o-tsvete
  
   Почему цветов, как и нот семь?
  
   "Как однажды Жак-звонарь городской сломал фонарь" ("Каждый охотник желает знать где сидит фазан"). Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый.
  
   Какой смысл в этом перечислении цветов?
  
   Нет, это не о книге Сияния (Зоар) и не об эзотерической литературе Гурджиева, и это не история физиологии зрения.
  
   Я вообще не ожидал, что столкнусь с точкой зрения, что "ощущение идеи цвета" кто-то назовет "физиологическим ощущением". Что совсем уже ничем не прикрытая подмена терминов (софизм) образца середины 19 века.
  
  
  
   О Зоар.
  
   "Величайшая трагедия античности в том, что Великие греческие мудрецы ничего не сообщили о Великих Еврейских мудрецах, которым, если верить истории -- должны были быть соседями". -- автора не запомнил, из научной конференции в Афинах на тему надгробий еврейских кладбищ.
  
   Человек понимает только то, что готов понять -- свои чувства. И не всегда способен назвать их по имени, не то, чтобы понять рисунок концепции или нарисованное ощущение идеи. Уверен, всегда найдутся и те, кто поможет ему в этом, "называтели" чувств -- именами. Не важно, своих или чужих. В данном случае, такие услуги не требуются.
  
   Цвет - еще сложнее. Текст об ощущении идеи цвета. Идеи - в Платоновским смысле, о "платоновской истине", единстве непосредственного ощущения идеи и понимания рисунка концепции имен ее чувств. О пятой стадии речи, о концепте. Теория концепта. Постмодернистская деконструкция представлений человека о цвете. Человеком я называю не хайдеггеровское двуногое существо с айфоном, а только того, кто ощущает себя человеком разумным и видит насколько убог этот хайдеггеровский "человек".
  
   Нет, нет и нет.
  
   Этот текст имеет возрастное ограничение, 2500+. Имеется в виду интеллектуальный возраст. Исключение - только для искусственного интеллекта.
  
   Если Вы продолжите чтение, на свой страх и риск, пожалуйста - ограничьтесь одним чтением, без вопросов и комментариев. Я их не увижу. Если же хотите что-то сообщить мне лично - предметно - используйте ФБ: https://www.facebook.com/andrei.khanov.33
  
   Спасибо!
  
   Перечисление семи цветов спектра - это просто мнемоническое правило - имя чувства смутной идеи разнообразия цветов.
  
   Но, на то она и "смутная" идея, что понять концепцию ее имени, тем более - непосредственное ощущение самой этой конкретной идеи - любому человеку - невозможно. Точка.
  
   Некоторый художник поймет идею цвета ("операции с цветом - это мышление"), но объяснить словами свое ощущение - наверняка - не сможет, но зато - нарисует его.
  
   Другой вопрос - а где теперь (в эпоху контемпрорари) художники? В Украине? В Москве точно всё вымерло. Где цвет (мышление)? Нет больше - ни того, ни другого. Один хайп. И, с этим надо как-то учиться жить.
  
   Большинству людей (потребителей) - для ощущения полноты бытия - достаточно одного имени (товара) своего чувства смутной идеи, это предел их познания. Софист - "мастер обучать" давать такие простые имена чувствам потребителя. Тренер маркетолога. Софизм - оболочка интуитивно понятного.
  
   Предел интеллектуала - понимание рисунка концепции этих имен.
  
   Концепция - точное словесное определение (формулировка, формула) имени чувства смутной идеи. Определение (определывание) - нахождение предела мышления о чувстве.
  
   Предел художника - рисунок его собственного ощущения конкретной идеи (например - цвета).
  
   Поэтому, его собственные слова об этом рисунке - как правило - другим людям просто не понятны. Рассказ художника о нарисованном им ощущении идеи - не есть имя чувства (смутной идеи картины) зрителя.
  
   Зритель (иначе он не зритель) - не способен сам назвать свои чувства, а слова художника о картине ему просто не понятны, поэтому и существуют "кураторы", которые называют чувства зрителя простыми именами.
  
   А, так, как зритель (потребитель) желает получить именно имена своих чувств, то он (как правило) бывает удовлетворен объяснением куратора и считает такие смыслы (интерпретации) - содержащимися в картине изначально.
  
   Это иллюзия, но именно эту иллюзию и называют "искусством".
  
   Музейные коллекции - не картин, но смыслов (интерпретаций, это "имена чувств зрителей"). История живописи - не история нарисованных ощущений художника, но истории воодушевления этими рисунками зрителя, при посредничестве куратора. Литература.
  
   Если куратор - ключевая фигура, он имеет возможность мошенничать, решая свои собственные социальные задачи. Слова куратора (как правило) - софизм ("развод лоха"). О таком секрете профессии куратора мне поведал куратор ГРМ из пятого отдела КГБ СССР, в 1988, когда уничтожал мою выставку. Прошли годы, я теперь и сам это вижу. Не признаю, но больше не осуждаю. Так устроен человек. Единственный способ не врать - не говорить ничего.
  
   Контемпрорари - "искусство современника", но не "современное искусство".
  
   Контемпрорари - не "модернизм", это "анти-модерн". Если А не есть Б, а Б не есть В, то А, возможно и есть В. Контемпрорари, возможно, и есть модерн. "Археомодерн", как именует его М.Г.Дугин. Нечего не понимаю в его речах, но не осуждаю.
  
   А модерн (китч) - по мнению Юбера Дамиша - есть усреднение метафоры живописи до "нарисованного театра", следовательно, можно предположить (это утверждает уже Виталий Пацюков), что: "живопись - театр изначально". Хотя, "живопись" - сейчас уже не в тренде.
  
   В таком контексте, контемпрорари - это "балаган". Где манипуляция смыслами картины происходит не зависимо от наличия или отсутствия самих картин. Рай для куратора.
  
   Почему так?
  
   Пространство смысла картины покинуло картину и растворилось в пространстве социальных отношений.
  
   Как это представить? Перформансом? Возможно, с этого всё и началось. Кураторским текстом, вместо картины? Похоже. Но, если социальный статус выставки подменил рисунок ощущения художником идеи убогости такой практики, тогда - это просто ремесленничество.
  
   Художник-модернист (художник анти-модерна - 1324) - тренд с 12 века по конец 20 - создавал композицию своих чувств и ощущений идей, выражая этим перформансом символ своего понимания (метафору) жизни.
  
   1 -композиция, 3 - чувства и ощущения, 2 - символ, 4 - понимание рисунка.
  
   Ремесленник (художник модерна, анти-модернист - 3142) - чувствует композицию художника и "пересказывает" (как фанфик) ее своей собственной метафорой - пониманием символа (социального статуса художника). Не искушенный зритель не различит две такие картины (художника и ремесленника). Более того, картина ремесленника может быть ему интуитивно понятней, так, как это пусть не имя чувства, но чувство имени (понимания) чего-то ремесленником. Нарисованное чувство.
  
   Расцвет ремесленничества (академизма, дискурс 3142) пришелся на эпоху феодализма (дискурс 4231), потому, что "то, что у ремесленника на уме (42) - понимание символа социальной структуры, у феодала - на языке". И наоборот (31 - чувство композиции).
  
   Теперь перейдем к контемпрорари - миру современника (после 1980-х).
  
   Художник (дискурс 1324) - забыт. это факт. Картину рисует сам вчерашний зритель (тот самый "современник"). И, рисует "сам не знает что", так как - по определению дискурса потребителя 1234 - имена своим чувствам он давать не способен). Роль куратора (дискурс 4321) возрастает, без его социальной интерпретации рисунка - вообще никто ничего не поймет. Кураторство превращается в востребованный товар - "софизм".
  
   Еще один шаг и "все решает галерист" (дискурс "барыги" или "литератора" - 2314), расцвет галеризма пришелся на начало эры постмодернизма потому, что у постмодерниста (1423) на уме (23), у литератора на языке, и наоборот.
  
   В культуре контемпрорари считается, что продается не картина, но "авторитет" галериста, его харизма (способность вызывать хайп) у потребителя картин.
  
   Художник - статист в этой игре. Подлинный художник стал бы протестовать. Нарисовал бы тусовку кардиналлов а над ними бесформенное облако с ликом Дьявола - как поступил художник Джотто со своими кураторами-церковными иерархами (пример Юбера Дамиша). Поэтому, художник от игры в арт-рынок отстранен. "Похоронен". Некоторые (как Марк Ротко) "хорогили" себя сами, отказываясь от контактов с галеристами. Галеристы достали их после смерти.
  
   Ни какой тонкой игры цвета - выражения ощущения подлинного бытия - в контемпрорари - больше быть не может. Это теперь (в Москве) - недостаток. Но считать так - значит попасть своей сферой чувств - в зависимость от барыг-галеристов ("литераторов по жизни"). Тонкая игра цвета - для них - признак модернизма прошлого века, который (как ими самими принято считать) - умер. Иначе, (они это прекрасно понимают) художник просто поломает им игру в развод зрителя поверхностными признаки картины. Игру цвета - не свести к такому признаку. Но игра - все ещё в том, что это "игра в картину".
  
   Но, никто не заставляет Вас повторять за галеристами этот их бред про арт-рынок.
  
   Если Вы это и делаете, то только добровольно. Или рассчитываете в место в такой их арт-иерархии обмана (симулякра, тусовки). Но, хайп не формализовать. Арт-система (матрица) - не замкнута окончательно. Это лишь иллюзия матрицы, фантазия самого галериста, его литература. Он хотел бы убедить Вас в этом, что-бы ему было проще контролировать ваше собственное чувство картины. Ограничить число возможных имен этого вашего чувства до тех, которые доступны лично ему.
  
   Никто не запрещает Вам "стибаться" (иронизировать) над галеристом (они часто действительно - очень комичны). Или просто игнорировать их роман (вышедший за обложку книги в саму жизнь).
  
   Если присмотреться к искусству - такой "стёб" (или "композиция" или "концепт") - были ему присуще всегда. Со времен наскальной живописи. Сама картина и есть композиция. Чувство композиции - актуально только для ремесленника.
  
   Это и есть искусство.
  
   Это сам принцип искусства, нарисованное ощущение идеи убогости социальной сферы "игры в искусство". Именно это - галерист (куратор, ремесленник) и подделывают поверхностными признаками (именами ваших эстетических чувств) - невольно создавая предлог для проявления искусства.
  
   Искусство - тотально, но крайне редко.
  
  
   Рисунок 1. Игра в социальную сферу. Доминирующие сочетания дискурсов и социальные формации разных эпох.
  
   Роль куратора, тренера галериста контроллирующего чувственность "современника" (в том числе и "зрителя" ставшего "художником") - присваивает сам барыга-галерист - 2314 - который не создает символы чувства - то есть имена чувства зрителем картин, но тиражирует подконтрольные лично ему признаки таких имен (арт-рынок).
  
   Это матрица поверхностных признаков картины (сюжет, техника, рейтинг, цена, актуальность, хайп, мода, арт-ярмарка), в которую "барыга" заключает чувственность зрителя. Не ищет имена чувств зрителя (как маркетолог) и не подделывает маркетолога (как софист), а подделывает уже самого софиста - навязывает зрителям именно те имена чувств, которые сам контроллирует.
  
   Не ограничивает мысль имененем чувства, как софист, но ограничивает число самих имен. Нарко-бизнес, арт-рынок, политический рынок, виртуальная реальность - устроены по одной такой простой схеме.
  
   Как жить с пониманием этого факта, что всё - обман (театр)?
  
   Никто не заставляет Вас думать "как все". Вы это выбираете (или не выбираете) сами.
  
   Все люди - разные.
  
   Их мысли подобны разным цветам, их не определить точно. Цвета служат визуальной метафорой траекторий мысли. Мы не можем сказать ничего определенного о собственном мышлении, но можем намекнуть на это метафорой цвета. Как в живописи цветового поля 1960-х. Теперь с помощью компьютера, а не кисти. Но, с цветом у компьютера - проблема.
  
   Зачем?
  
   Если я мыслю о том, как именно я мыслю - я живой. Цвет - язык такого рассказа.
  
   Кроме живописи, преданной сейчас забвению, что не трагедия (ну предана, пусть так, меньше будет мошенников) - есть еще три области применения цвета. Это дизайн, психоанализ и ядерная физика.
  
   Дизайн - китч по определению: (чувственная) визуализация представлений маркетолога (дискурс 2143) - о поверхностных признаках символа - товара мечты потребителя. Это и есть имя чувства потребителя. Цвет выступает таким признаком моды.
  
   Расцвет софизма (дискурс 4321) пришелся на эру античности, когда правил господин (маркетолог, дискурс 2143), потому, что то, что у софиста на языке (43 - понимание чувств) - у господина на языке и наоборот.
  
   Если модерн - симбиоз софиста (4321) и ремесленника (3142) - подделка художника (1324), а дизайн - симбиоз ремесленника (3142) и маркетолога (2143), то контемпрорари - симбиоз ремесленника (3142) и барыги (2314) - подделка дизайна.
  
   Теренс МакКена в 1990-х подарил дизайнером надежду на признание, он утверждал, что они обладают психоделическим дискурсом, скрытым под слоями маркетинга. Пусть так. Психоделический дискурс 3241. Его противоположность 2314 - дискурс барыги. Я думаю, что психоделическим дискурсом обладал сам Теренс (как и Тимоти Лири), а "барыг" (Карлос Ледер, Паоло Эскобар) - (возможно) считал паствой Лири. В какой-то степени работа дизайнера (литератора) - напоминает работу нарко-барона: заключать чувственность потребителя в матрицу простых образов (имен чувств). Литература жизни. Но, сейчас очевидно, что психоделики 1960-1980-х ошибались, дизайнеры (как и наркобарыги) - не их паства, а сами "новые проповедники", похоронившие психоделию.
  
   Теренс МакКена критиковал постмодернистов (их метод деконструктивизма), что также логично. Психоделия (3241) - это постмодернизм (1423) - "задом наперед".
  
   Как философ (3412) - это господин (2143) - "задом наперед". Как художник (1324) - это феодал (4231) - "задом наперед". Как горожанин (студент - 2413) - это ремесленник (3142) - задом наперед. Расцвет модернизма (дискурс художника - 1324) пришелся на "эру городов", потому, что то, что у горожанина на уме (13 - композиция чувств) - у художника на холсте и наоборот.
  
   Социальные роли человека очень разнообразны и образуют различные сочетания друг с другом. Сочетания некоторых - симбиотические, некоторых - оппозиционные. Дискурсы - это степени свободы волн социального океана мышления.
  
   Социальная сфера - Солярис С.Лема.
  
   В конечном итоге, размышления о разнообразии типов мышления человека приводят к пониманию шифра или дискурсивной структуры нашего мышления (сложной, но познаваемой программы нашей социальной жизни). История человека - просто рендеринг этих возможных моделей. Игра света и тени случайности.
  
   Вывод - наше социальное будущее можно программировать. Постмодернизм - именно об этом.
  
   Страх симулякра существует только как страх некоторых людей - утратить возможность использовать его тайно от всех, себе во благо. А высказывание "сейчас всё - обман" (симулякр) - служит одной цели - поставить мышление собеседника в тупик, так легче его подчинить собственному дискурсу.
  
   Нет никакой проблемы симулякра.
  
   Ну обман, ну и что, так не обманывайся и иди дальше.
  
   Цвет в ядерной физике - абстрактное понятие, не связанное с цветом краски.
  
   Ни, тем более - с куратором или с маркетологом.
  
   Есть внутриядерное (сильное) взаимодействие и есть многообразие внутри-ядерных частиц (адронов), как есть и их превращения друг в друга (ядерные реакции). В 1960 оказалось возможным объяснить их сочетаниями абстрактного цвета физиков.
  
   Привычные физикам ядерные реакции - это трансформации зеленых кварков. Адроны (протон, нейтрон, сигмы, кси, дельты и омега) - состоят из трех "цветных" кварков, сам адрон - серый. Электроны и нейтрино - тоже серые и участвуют в "слабом" взаимодействии. Частицы - как сочетание зеленого, синего и красного цветов. Многообразие серых адронов объяснено многообразием цвета. Серый цвет можно получить смешанием разных цветов. Это многообразие вариантов получения серого (смешанием цветов кварков) - и есть "устойчивые" субатомные частицы. Не серые - неурановешанные (нереальные или виртуальные частицы - вскоре после своего рождения - просто распадаются. Мезоны - сочетания кварка и анти-кварка.
  
   Дискурс - ровно тоже самое. Он серый. Возможно множество вариантов смешения цвета сфер психики в серый. Цвет - претендент на язык теории всего.
  
   Постмодернистская теория дискурса (системный психоанализ).
  
   Во многом повторяет выводы ядерной физики, дискурс - серый, только вместо лукавства о кварках, лептонах и адронах, как частицах материи (сочетаний не менее абстрактного, чем у физиков "цвета психики": зеленое воображаемое, синее символическое и красное реальное) - вещи названы своими именами: это частицы мышления человека о природе, а не частицы природы.
  
   Для завершения подлинной теории всего - осталось только исследовать представления физиков о цвете материи (вероятно, в каких-то продвинутых психиатрических клиниках, чтобы никого не пугать их можно назвать "университетами") и классифицировать их цветные фантазии о природе - и тогда мы получим то, что искали - карту цвета собственного мышления.
  
   Эмпедокл уже однажды обобщал поиски философами (до Сократа) - перво-элемента вселенной (вода, земля, слово, огонь?) - это не поиски перво-элемента вселенной, но поиск геометрической структуры мышления человека о вселенной. Рисунка ощущения идеи, который возможно понять. Как позже скажет Платон. Тоже самое происходит и сейчас - с ядерной физикой.
  
   А цвет - просто новый язык этого знания о мышлении человека.
  
   Вопрос - как расшифровать этот язык?
  
   Исаак Ньютон (ранее 1704) утверждал, что базовых цветов семь, как и нот.
  
   Но, такая точка зрения не воодушевила его современников, тогда доминировали иные представления, что: "восприятие цвета относительно, всё зависит от фона и от освещения и понять устройство цвета (как и мышления) - просто не возможно. Например, люди с примитивной культурой - вообще не различают цвета (видят в радуге не более трёх цветов), как и интеллектуалы из городской цивилизации (для выражения своих мыслей предпочитают серую графику, например - книги). Цвета имеют значения лишь для людей эмоциональных, которые, с точки зрения софистов - интеллектуально - где-то по-середине между дикарем и горожанином. Если у Вас есть талант воодушевлять других - подобными бессмысленными рассказами о цвете - воодушевляйте. Смысл во всем этом только один - продать рассказ".
  
   Только через столетие, после Ньютона - в 1810 - Иоганн Гёте предложил свою "ненаучную" (как он сам её называл) теорию цветового круга четырех основных цветов: двух оппозиций (концептов) цвета и анти-цвета.
  
   Красный - голубой, фиолетовый - желтый.
  
   (Форма - материя, метод - содержание).
  
   Сейчас этот принцип можно понять как:
  
   Ми - Соль, Фа - Соль.
  
   311 - 133, 312 - 331.
  
   44 - -4-4, -3-3 - 2-2.
  
   Понимание (имя чувства) - непонимание (само чувство), бесчувственность (ненависть) - иконичность (невежество).
  
   Жак Лакан в 1970 определил пересечения (концепты) трех сфер психики человека, раскрасим их цветами:
  
   24 или 42 = 2+4) Символическое (синее) + реальное (красное) = пурпурная ненависть (фиолетовая коллаборация или зеленое творческое воображение). Горожанин (студент) 24... и профессор (феодал) 42...
  
   23 или 32 = 2+3) Символическое (синее) + воображаемое (зеленое) = голубое (чувства). Барыга (литератор) 23... или психоделический гуру 32...
  
   43 или 34 =4+3) Реальное (красное) + воображаемое (зеленое) = желтое (неведомо откуда пришедшее знание - бессознательное - непосредственное - ощущение идеи) или невежество (ограничение познания именами чувств), т.н. - "клиповое мышление" (само-софист потребителя). Философ 34... или софист 43...
  
   1 = 2+3+4) Красное (реальное) + синее (символическое) + зеленое (воображаемое) = белое (непреодолимое стремление человека соединить все три сферы своей психики единым концептом (композицией).
  
   Сочетания с белым.
  
   12... и 21... - потребитель и маркетолог, 13... и 31... - художник и ремесленник. 14... и 41... - постмодернист и коллаборант.
  
   Вот и определение дискурсов. Это просто очевидная (в модели психики Жака Лакана) актуализация определенных сочетаний сфер психики, их очередность (иерархия). Что кому важнее, менее, менее, наименее. 1234. Первая (левая) часть формула дискурса (12) - речь, вторая (правая - 34) - сон (бессознательное). 1 означает 2, 3 означает 4, 12 означает 34.
  
   Но, необходимо учесть и отрицательные значения сфер психики, их отсутствие в дискурсе. Получается восемь элементов "триграмм" из теории даосов. Это же самое - "глюоны" (перво-элементы цвета, которых просто не увидеть, но можно помыслить) ядерных физиков. Дискурсы - состояния природы (субатомные частицы). Реальность - устойчивость частиц - серое единство трех цветов.
  
   На самом деле - это состояния мышления человека о природе. Из этих элементов восприятия реальности и соткана наша "реальность". Как называть ее - наш собственный выбор.
  
   Шифр.
  
   Расшифровать все теории (построить концепт между ними всеми) - возможно, только если свести их к одному основанию, например - к языку цвета. Если Платон говорил о рисунке концепции, который можно понять (но не концепцию). То цвет - как язык - больше понимания рисунка. Что это (по Платону)? Сама идея?
  
   Теория 4 цветов Гёте, так-же, как теория 7 цветов Ньютона была понята поверхностно. И современниками и потомками.
  
   Теория Гёте - свелась к "дизайнерскому учению" о гармонии сочетаний цветов (как получить "виртуальный серый", то есть "дискурс"?) - соответственно их взаимному расположению на цветовом круге. А теория Ньютона - к мнемоническому правилу запоминания очередности семи цветов спектра.
  
   После 1860 - популярной стала другая, физиологическая точка зрения на зрение человека, которая привела к изобретению цветной фотографии: базовых цветов -- три: красный, зеленый, синий. Пространство цвета -- куб или цветовой треугольник.
  
   Почему?
  
   Софисты "освоили" представления о цвете: "Если пространство цвета можно описать пропорцией трёх базовых цветов - зачем усложнять?"
  
   Но, это уже было не "мышление о мышлении" (как у Ньютона и у Гёте), но "мышление об отказе от такого мышления о мышления" (софизм).
  
   Конечно, цвет -- как область "пространства цвета" -- описывается пропорцией трех цветов. Но, это - иллюстрация очень приблизительного понимания цвета. Такая модель позволяет точно задать цвет (по цифрам), но - ни одна такая цветовая модель не способна складывать цвета достоверно. Всегда возникает ошибка, смесевой компьютерный цвет всегда уходит в серое, информация теряется. Художники, пока они еще существовали (но, кто-то же еще работает по старинке...) по прежнему используют палитру, в которой базовых цветов - значительно более трех.
  
   Природа цвета так и осталась смутной идеей.
  
   Чувство этой идеи получило интуитивно понятное имя цветового круга (периметра цветового треугольника).
  
   Современные компьютерные модели недалеко ушли от такой теории Джеймса Максвелла. Компьютер лишь визуализировал уже существующие представления 19 века о цвете. Дизайнер визуализирует признаки товара мечты потребителя, сформулированные маркетологом. Компьютерные программы - товар.
  
   RGB -- пространство пропорций трех координат со шкалой 256 делений для каждой оси. Цветовой треугольник -- центральное сечение этого куба.
  
   LAB -- рассматривает цветовой треугольник -- плоскостью с координатами A и B (по 256 градаций), L -- шкала серого (100 градаций).
  
   HSB -- похожа на LAB, B -- шкала серого (100 градаций), H -- угловая координата цвета (360 градусов), как если треугольник Максвелла представить кругом, это периметр треугольника, S -- насыщенность цвета (контрастность, 100 градаций).
  
  
   Рисунок 1.
  
   Рисунок 1. Связь семи нот, терминов ядерной физики 1960-х, знаков семиотики 1883 и античного конфуцианства (пифагорейства).
  
   Модель пентаграммы Конфуция-Пифагора (25 знаков CMYK) - более других моделей цвета близка к семиотической (27 знаков RGB). Недостаток теории Конфуция-Пифагора восполняется уточнением, что "человек способен сочетать (понимать) только четыре элемента из пяти". То есть, построить геометрически точную модель цвета (своего мышления о цвете) - любому человеку невозможно.
  
   Об этом правиле так-же говорили Платон и Аристотель, которые создали собственные модели мышления человека: "теорию стадий речи (дискурса)" и "логику" (концепцию возможности формализации вспышек ясности мысли), но такие имена этим теориям были даны почти двумя тысячелетиями позже.
  
   О цвете, ни Платон и Аристотель (если верить книгам) - ничего достойного внимания не сообщили. Ньютон спорил с Аристотелем в этом вопросе, как позднее Гёте и Мах спорили с ним самим.
  
   На этом фиаско теории Пифагора-Конфуция (отчасти скомпенсированное утверждением об ограниченности способности человека понять себя) - построено иероглифическое письмо, китайская традиционная гимнастика и медицина.
  
   История относит теории даосов - ранее теории Конфуция, о котором мы знаем только благодаря моде на рассказы о его "теории" (снова софизм), возникшей только через два столетия после его смерти, но стоит вникнуть в теорию даосов и станет очевидно, что она возникла позже - очень вероятно, что даосы упростили модель Конфуция в И Цзин. Именно эту даоссую модель упростили Иоганн Гёте в 1810, Софус Ли (точной даты открытия "Эс-у-три" - не помню - ? - вторая половина 19 века), Чарльз Пирс в 1883 и ядерный физик Гелл-Ман в 1960, классифицировавший с её помощью знаки мышления человека и... адроны (протон, нейтрон и другие субатомные частицы).
  
   Пифагорейско-конфуцианский зотерический принцип неопределимости геометрии мышления - наиболее ярко выражен в концепции Дао. "Определенное Дао не есть подлинное Дао".
  
   Концепция "гармонии" (из теории Конфуция-Пифагора) - точное определение этого принципа рисунком есть пентаграмма. Гармония - двойное золотое сечение - пересечение двух из пяти лучей пентаграммы (четыре вершины из пяти).
  
   Технологически, теория цвета Конфуция-Пифагора сохранилась до наших дней, как цветная полиграфия (CMYK - довольно точно передает RGB, недостаток есть, но большинство потребителей его просто не замечают). Конфуций (это известно только из модных рассказов о его теории) - называл (то что мы называем плиграфическим цианом - голубой цвет - "бирюзовым", желтый часто смешивался с золотым, а красный понимался близким к мадженте).
  
   CMYK -- определяет ровно тот-же самый цветовой куб (что и RGB) - 100 х 100 х 100 градаций для каждой оси CMY, черный (K) просто дублирует смесевые (не достаточно черные) цвета CMY. Вместо прежних координат RGB использованы другие C=G+B, M=R+B, Y=R+G, K -- дополнительный черный цвет (шкала серого), так, как смесевой C+M+Y -- технически получается недостаточно черным, пятый -- белый цвет бумаги.
  
   Изобретатель CMYK -- Конфуций
  
   (или Пифагор, или это один и тот-же человек?). Пять цветов - пять вершин пентаграммы.
  
   Очередность означения цветом вершин - не определена, это важно - поэтому возможны 12 вариантов. Геометрически это пространство возможного (вероятности - "судьбы") - можно представить додекаэдром (множеством 12 пятигранников): 12 знаками Зодиака и пятью планетами.
  
   Платон и Аристотель также размышляли о додекаэдре.
  
  
   Рисунок 2.1.
  
   Додекаэдр можно представить поверхностью фигуры, натянутой на вершины пяти пересекающихся октаэдров (пяти треугольных пирамидок - "стихий").
  
   Цветовой круг Гёте -- с его слов - родился из воображаемого спора поэта с Ньютоном, но на самом деле -- это был спор не с Ньютоном, представления которого - о семи цветах - в 1810 году - вероятно - уже были забыты, но с "физиками", думаю, что с "софистами", а не с "физиками" - современниками Гёте, как раз и забывшими эту концепцию Ньютона (так устроено их мышление, дискурс софизма "4321" - упрощать теории нарисованных мышлением ощущений конкретных идей до интуитивно понятных потребителю имен чувств смутных идей), и с будущим автором будущей теорией трех цветов Джеймсом Максвеллом (изобретателем цветной фотографии).
  
   Гёте опередил свое время, рассказав о своем видении противоречия между представлениями физиков о цвете и практикой художников и разрешил это противоречие концептом (единством противоположных точек зрения), рассмотрев цвет парой противоположных друг другу (на цветовом круге) цветов и анти-цветов.
  
   R -- C, Y -- BM.
  
   (Как парами кварк и анти-кварк в ядерной физике 1960. Конечно, аналогия поверхностна, но проявляет принцип).
  
   В 1810 году теории ядерной физики еще не существовало (хотя, кто знает, может она и существовала, еще со времен античности, но мы об этом забыли?), вероятно поэтому Гёте и сомневался в научности своей теории. Тем не менее, был в ней уверен.
  
   Читая Гёте, понимаешь, что эзотерики эпохи романтизма (а Гёте искал именно "Великую Формулу Духа") - спорили с наукой модерна очень осторожно. Оспаривать научный метод (вероятно) тогда (им самим) казалось абсурдом, но можно было сомневаться в текущих выводах "ученых". В будущем они могли бы измениться, что и произошло.
  
   Софизм не справляется с проблемой бытия.
  
   Иначе он был бы единственным типом мышления человека. А это не так. Но, он отчанно сопротивляется сбрасыванию с пьедестала, на который сам себя и установал более двух с половиной тысяч лет тому назад (а может и раньше, возможно он существовал с самого начала - с рождения разума человека).
  
   Софизм присваивает плоды любой революции. Софисты (политтехнологи, кураторы) - и есть причина социального маразма. Но, и они люди. Один биологический вид имеет множество типов мышления, ни один из которых не способен стать доминирующим. Это и есть "человек". Разговоры о цвете - иносказательно - о противоборстве различных типов нашего мышления.
  
   Гёте исходил из философского определения цвета -- формулой мышления человека: "форма противоположна материи, метод -- содержанию". Это крайности, без их единства - высказывание недостоверно. Соединил четыре капли краски, символизирующей (для него) этот принцип -- дорожкой (плавным переходом).
  
   Гёте не рисовал пространство цвета картой, как позже это сделал Максвелл, но ограничился именно окружностью. В этом есть смысл. До "дискурсивной теории цвета" - весь цвет невозможно было изобразить плоской картой, темные или светлые цвета - терялись. Получалась двусторонняя карта. Либо мы смотрим на её лицевую, либо на обратную сторону.
  
   Комбинаторика вероятности и представление области этого пространства возможного - "реальной" пропорцией чисел осей координат - два разных взгляда на число и пространство.
  
   Софизм - в том числе - проявляется приравниванием обоих представлений о числе. Если можно сказать просто - зачем усложнять? Но, в простоте прячется подлог ощущения конкретной идеи - интуитивно понятным (простым) именем чувства этой идеи смутной. При таком упрощении сама идея ускользает. "Если пространство можно исчислять, если всё можно описать пропорциями чисел, зачем вообще нужны невыразимые словами (и числами) знаки ощущений идей эзотериков?"
  
   "Знаки" вернулись в "науку" софистов (мутировавших в 11 веке в университет "дискурс 4231") - только с "новой геометрией" Бернхарда Римана, в середине 19 века. Точнее - с группами Софуса Ли - последователя Римана.
  
   Но, концепт Пьера Абеляра, 12 века - которой можно рассматривать теорией прото-знака - никогда не покидал "подлинную науку", такая "наука" (дискурс художника) и есть поиск концепта противоположностей, этот метод и есть "физическое решение" конкретной задачи. Дицент (непосредственное ощущение бытия по Пирсу, необходимо присущее - по Аристотелю) имеет два значения, это не только художественное ощущение идеи (единство идеи и ее смыслоформы - образ), но ещё и научный эксперимент.
  
   Софист лишь "присваивает интеллектуальные права" на это решение, потому, что "потребитель не отличит подделки. Зачем упускать возможность продать ему то, что он хочет?"
  
   Концепция семиотического знака, конца 19 века - символизировала переход (скрытого от непосвященных) поиска двумерного концепта - к трехмерному, от "реального" к "вероятному". От "инерциального" к "неинерциальному", от евклидовой геометрии к неевклидовой. Но, и это открытие было сведено к усреднению. Потребителю все равно, он принял модерн именно как "усреднение".
  
   Как усреднение метафоры живописи до "нарисованного театра". Модернизм в искусстве - (анти-модерн - против упрощения модерна софистами) - протест против такого самообмана. Как постмодернизм есть анти-сверх-модерн. Но и сам постмодернизм теперь "усреднен" в контемпрорари.
  
   Постмодернизм - можно рассматривать переходом от трех-мерного семиотического знака-концепта к четырех-мерному концепту - постмодернистскому дискурсу.
  
   Когда-то (во время Пифагора и Конфуция) - представления о числе и о пространстве - были едины.
  
   Что бы понять историю их разделения (произошедшего в ранней античности) - на "эзотерику" (теорию знака) и "математику" (скатившуюся - по мнению эзотериков - к софизму - обману) - необходимо понять учение Пифагора. Об этом (возможно) поговрим позже.
  
   Пифагора (Конфуция) можно понять двояко, как понял эзотерик Платон (гуманитарное знание) и как аналитик Аристотель, обосновавший софизм - нарушением логики. Аристотель оправдал математику в глазах эзотериков (отделив ее от софизмов).
  
   Ирония, в том, что именно Платон - остался в истории, как создатель теории дискурса (который можно связать с софизмом - пропорцией чисел), а Аристотель - холизма (интуитивного схватывания целого, понимание знака).
  
   Согласование - противоречащих друг другу - моделей цветового круга вероятностей и цветового пространства пропорций - произошло позже.
  
   Василий Кандинский в 1910, по сути - лишь ввел третью оппозицию в представления Гёте о цвете, добавил оппозицию между белым и черным. А Матюшин в 1936 -- утроил цветовой круг, добавив в иконическую "теорию гармонии" - светлые и темные оттенки. К тому времени уже существовало множество подобных теорий цвета: октаэдра, сферы.
  
   Всё это были интерпретации теории силлогизма Аристотеля, забытой более, чем на тысячелетие.
  
   О теории Аристотеля, кратко:
  
   В высказывании человека можно различить три пары противоположностей (видеть противоположности - это отголосок пифагорейства, где оппозиций рассматривалось больше, вспомним семь цветов Ньютона и три цвета Максвелла, в таком контексте Аристотель - упростил учение Пифагора о семи противоположностях до трёх, как Максвелл упростил теорию Ньютона):
  
   - категоричное/некатегоричное,
  
   - общее/частное,
  
   - утвеждение/отрицание.
  
   В зависимости от трех фигур (последователи добавили четвертую, но понимали ли они о чем говорил сам Аристотель? - в этом я не уверен) -- очередность трех терминов (субъекта, среднего и предиката) -- (всего 256 возможных сочетаний) -- из них достоверны только 14 (последователи Аристотеля добавили еще 5) -- силлогизмов. Все остальное -- 93 процента типов мышления человека - откровенная глупость. А, такая сознательная глупость (ошибка логики), если она происходит с целью обмануть собеседника -- софизм.
  
   Силлогизм и семиотический знак. Подробнее о теории Аристотеля.
  
  
  
   Рисунок 2.2. Иллюстрации первых трёх глав "Аналитики" Аристотеля, определение терминов теории силлогизма. Сразу в терминах семиотики Чарльза Пирса 1883, очевидных из текста. Пирс просто читал внимательно (не сводил понимание к поверхностному признаку - "заучивания мантр про барбару"*)
  
   __________________________________________________________________________________
  
   * Фигура 1 Фигура 2 Фигура 3 Фигура 4
  
   Barbara Cesare Darapti Bramantip
  
   Celarent Camestres Disamis Camenes
  
   Darii Festino Datisi Dimaris
  
   Ferio Baroco Felapton Fesapo
  
   Bocardo Fresison
  
   Ferison
  
   _ _ _
  
   aaa eae aai aai
  
   eae aee iai aee
  
   aii eio aii iai
  
   eio aoo eao eao
  
   oao eio
  
   eio
  
   __________________________________________________________________________________
  
   и (вероятно) потому - обратил внимание на недосказанное (?2, 2Ђ) Аристотелем. Досказал и получил семиотическую матрицу типов знаков (целевых аудиторий).
  
   Силлогистику Аристотеля можно назвать предтечей семиотики. Уже в введении - Аристотель определил 12 из 27 семиотических знаков. Пирс просто дополнил их число и реформировал (деконструировал) интерпретации (софистов) теории Аристотеля, изменил термины:
  
   - заменил термины, которых 2 х 3 х 4 = 24 на 3 х 3 х 3 = семиотических 27 знаков;
  
   - шкала "отрицания/утверждения" - стала у Пирса шкалой "формы идеи" (утвердительное высказывание стало "символом", отрицательное/поверхностное - "иконой");
  
   - шкала "общее/частное" - стала "шкалой смысла" (интерпретации формы идеи - хайп - частное или закон - общее или нечто среднее - факт), хотя Аристотель называл "смыслами" термина - любые варианты его понимания, например - "возможное имеет три смысла (само возможное - что наиболее часто используется, необходимо возможное, не необходимо возможное)";
  
   - шкала вариантов "присущего" (возможно, необходимо, именно) стала шкалой достоверности (ремма, дицент, аргумент), по другому (самоирония, образ/эксперимент, аргумент);
  
   - и рассмотрел случаи 2Ђ (пример, "индекс"), ?2 (факт, "качественность").
  
   "Цепочки знаков", о которых говорил Пирс, рассмотренные спустя столетие в постмодернистской теории дискурса Жаком Лаканом - лишь заявляют будущую не написанную главу семиотики (блокчейн-семиотику), когда у Аристотеля они появляются уже в четвертой главе "Аналитики" - как "силлогизмы по фигурам".
  
   Благодаря семиотике Пирса, стало очевидно, что силлогистика - часть большей теории "цепочек знаков" (блокчейн-знание), о которой - ни Аристотель, ни Пирс не сказали ничего определенного. Это вопрос к будущему.
  
   Собственно постмодернистские теории мышления 1970-1980-1990 (Лакан, Делёз, Рорти) - были обобщением достигнутого постмодернистской деконструкцией философии уровня понимания человеком самого себя и первые попытки сформулировать - пока только пунктиром) - направление дальнейших исследований.
  
   С 1991 - полный застой, социально полезная эксплуатация хайпа, вызванного (в свое время) этими тремя теориями будущего. И, откровенный софизм. Вот уже 35 лет.
  
   Прагматическая концепция ложности истин, как оборванных цепочек знаков, провозглашенная постмодернистами - одним из своих главных принципов - по сути есть интерпретация всё тех-же силлогизмов. Попытка продолжить семиотику (возврат к Аристотелю).
  
   Но, после темных веков "научного метода" (эры софизма) - именно семиотика вернула силлогизм к жизни. Как и постмодернистская теория "нового концепта" Жиля Делёза в 1991 вернула к жизни платонизм. Еще один вариант семиотики. Душа (по Платону) - новый концепт (по Делёзу), аффект - ярость, перцепт - страсть, концепт (гармония, композиция, дао, дзен, благодать) - мудрость.
  
   Семиотика 1883 - возможно - исторически - была первой постмодернистской деконструкцией "Аналитики" Аристотеля. Хотя, саму теорию Аристотеля можно рассматривать деконструкцией теории Пифагора. Любое знание - деконструкция прежнего, "забытого" знания (расшифровка знания, запутанного - себе во благо - софистами).
  
   Есть точка зрения, что именно софисты реформировали теорию совершенного силлогизма Аристотеля до "трех законов логики", в которых ошибочность софизма перестала быть очевидной. А сам софизм стал неотличим (для непосвященных) от своей оппозиции - аналитической философии школы Сократа.
  
   Возможно, современная логика - плод воображения переписчиков Аристотеля - софистов раннего средневековья. Как и конфуцианство - плод воображения поздне-античных китайских авторов модных рассказов об учении Конфуция.
  
   Всё, дошедшее до нас из глубины веков знание - необходимо перепроверяить, отделять от подделок.
  
   Деконструировать. Стремление к такому очищению информации от шума и есть "постмодернистская подлинная ирония", сменившая прежнюю ложную "истину" софистов.
  
   Тот факт, что потребителю информации всё равно до её содержания (комфорт потребления важнее того, что потреблять, теперь - такой вид маркетинга заявлен в США) - провоцирует софизм (подделку) информации. Это концепция симулякра. Он был всегда. Культура - и есть симулякр.
  
   Пирс (Сандерс Чарльз Пирс) называл то, что называю "софизмом 4321" - "иконическую форму идеи". Пример - Жиль Делез в 1991 назвал "христианство - иконическим платонизмом, миф о Христе - иконическим пересказом мифа о Сократе". Я добавлю в этот список: современная (принятая сейчас) логика - иконический (софистический) пересказ теории силлогизма Аристотеля.
  
   Платон называл ровно тоже самое - речью (мышлением) обычного человека, которому, в силу устройства его мышления (или программы - как мы скажем сейчас) - недоступно понимание "истины" (единства ощущения конкретной идеи и понимания рисунка концепции имени чувства этой же самой идеи, как смутной идеи чего-то).
  
   С 12 века то, что Платон назвал "истиной" - называется "концептом" - единством опыта и познания. А "истиной" - называется её отсутствие.
  
   Подделка концепта чувств и ощущений одними только словами (именами чувств). В которых нет никакой логики, если только не подменить "логику" - "прибылью любой ценой". Что тоже имеет имя - "мошенничество". Постмодернисты назвали эту потерю человеком своего человеческого лица - более корректно - "симулякром".
  
   Теория дискурса Жака Лакана 1970 - позволила дать более точное определение софизму, как одному из 48 дискурсов (типов мышления) человека. Этот дискурс софизма - не лучше и не хуже любого другого. Это - человек. Как сказал Жак Лакан - "любой дискурс - тюрьма мысли".
  
   Сейчас мы скажем - "матрица дискурсов".
  
   Социальная сфера человечества - единство всех завершённых и не завершённых дискурсов. Самодостаточных и не-самодостаточных типов мышления. Наше подлинное бытие. Которое определяет (воображаемую нами) социальную роль каждого из нас - также ошибочно - называемую "сознанием". Которое - всегда социально. Но, это скорее "отсутствие человеческого сознания" (сознание животного, которое, не совсем еще разделилось с человеческим - концептуальным).
  
   Высказывание "Бытие определяет сознание" - справедливо только когда наше бытие - платоновская истина. А сознание - интерпретация ощущения идеи - словесной формулой.
  
   Про бананы.
  
   Философ МГУ Фёдор Гиренок считает отождествление бытия и мысли о бытие - абсурдом. Это не простая фраза, в ней есть тонкая игра слов. Софист поймёт её по своему, подтверждением своей правоты, "банан не равен мысли о банане". А тот, кто хотя бы немного подумает - увидит в этой фразе - старый тезис пифагорейцев-эзотериков о невозможности постижения идей математически.
  
   Возможно, это просто спекуляция знанием о факте критики эзотериками-пифагорейцами - математиков-пифагорейцев (критика одной частью секты - другой части секты, выродившейся в софизм - ещё в пятом веке до нашей эры, если поверить хронологии). Один Бог знает, когда это было на самом деле. Это не важно. Софист переделывает воспоминания об истории, приукрашивая свою собственную роль.
  
   Никому нельзя верить на слово, все требует проверки.
  
   Вывод: то, что мы говорим (речь) - имеет только один смысл - это способ дополнения нашего же (невыразимого словами) ощущения бытия (бессознательного). Дополнение до чего? До самодостаточного мышления, до того или иного дискурса. Существует множество способов достичь этого гармоничного состояния речи и сна, софизм - лишь один из вариантов способа спать спокойно. Есть и другие, не менее успешные.
  
   Освобождение мышления от матрицы мышления - есть освобождение от ложного понимания социальности сознания. Это возможно через концепт - единство рисунка ощущения идеи убогости такого "якобы подлинного бытия человека" (социальной матрицы) и понимания рисунка концепции всех имён всех чувств смутной идеи этого же самого. Единство обоих рисунков - утерянная мифологическая "картина мира" (миф). Это не освобождение от социальности, как таковой, но переход на новый уровень человеческого достоинства.
  
   Таких уровней - множество. Как блокчейн.
  
   Блокчейн-философия будущего, как я её понимаю - есть будущее исследование природы познания, как цепочек концептов. Расширение (шаг за шагом) возможности человеческого мышления строить концепты кажущихся противоречий. Развитие собственного мышления. Анализ того, как именно мы строим концепты и того как мы способны это делать.
  
   Прежняя наука - в таком контексте - (видимо уже) устаревший (в 21 веке) метод построения концепта первого уровня. Наука, после 1960 - строила второй, семиотический концепт. Постмодернизм 1980 призывал к переходу на новый (третий) уровень, но сейчас мы понимаем, что таких уровней - бесконечное число.
  
   Понятие числа, термина - все это концепты.
  
   С переходом на новый уровень концепта - эти понятия раскрываются в новом свете. Но, важно осознавать, что это движение - только для того, кто движется. Важно развивать его с того момента (уровня), который достигнут.
  
   Таким образом, каждый человек - обретает свою собственную историю своей собственной цивилизации. А прежняя социальность - просто усреднение всех движений мысли под одно основание. Очевидно, что это упрощение идеи человека до простого имени этой идеи - "социальный муравейник". Матрица воображаемых социальных статусов.
  
   Такое упрощение подлинного бытия человека и есть софизм, как один из типов мышления. Освобождение от него - возможно через использование всех типов мышления одновременно, через нахождение концепта их всех. Об этом - как я думаю - и рассуждали философы древности, как о "подлинном бытие" человека. Например - Сократ.
  
   Но, также очевидно, что их мысли натолкнулись на препятствие - культуру - переписчики (в основном - софисты) - все упростили. И ощущения идей философами были подменены именами чувств непонимания этих идей софистами. Почему? Потребитель не способен отличить подделку от оригинала и "платит" уважением - софистам, а не авторам идей. Присвоение социального статуса философа его оппонентами. Искусство обмана.
  
   Современным языком, софисты - пираты - те, кто присваивает интеллектуальную собственность. Ладно бы присваивали, они сводят любое знание об ощущении идей к его поверхностным признакам - именам чувств. Например - к социальному статусу или к научной степени.
  
   Софист - паразит, но и это человек. Человек, ещё и паразит, который паразитирует сам на себе. Это нормально для человека. К счастью - есть и другие аспекты человечности (другие дискурсы). И, в масштабе всего человечества (социальной сферы) они (надеюсь) уравновешивают друг друга. Но, этот поиск равновесия дискурсов и есть жизнь конкретного человека.
  
   Вселенная видит только результат - расширение воображаемой человеком сферы своих концептов. Все остальное утилизируется смертью. Но и концепты утилизируется софизмом.
  
   Ничего не остаётся?
  
   Возможно - но, возможно и остаётся. Мы не можем знать целей самой вселенной относительно нас. Не можем чувствовать четко её инструменты - идеи. Только ощущать, без возможности понятно рассказать об этом. Но, мы можем строить концепты - конструкции из обоих типов таких своих догадок (опыта ощущений и познания чувств).
  
   Аристотель называл софизм - ошибкой логики, недостоверным высказыванием, когда человек и сам не понимает, что говорит: подделкой силлогизма - там, где он естественным образом не выстраивается. Но, тем не менее - утверждается, что он там есть. Мало тех, кто способен понять силлогизм. Но тех, кому знакомо такое слово - множество. Сама теория Аристотеля не избежала искажения софизмами.
  
   Я называю софизм - софизмом, одним из базовых дискурсов человека, третьего после дискурса раба символов (потребителя) и господина (маркетолога, дающего рабу такие имена его чувств идеи лучшей жизни - товары).
  
   Софист учит некоторых потребителей (потомков аристократов, утративший талант своих предков) говорить "как господа", воодушевляя поверхностными признаками символов-товаров тех, кто не смог заплатить ему за такое обучение. Это - лишь имитация господина, обман. Никто ничему не научается. Если Дзен - анти-софизм, а Дзен - исходя из его четырех принципов - против буддизма, то буддизм - софизм.
  
   Уверен, все талантливые политтехнологи и кураторы музеев - софисты. Это просто визуализация их социальной роли (дискурса). Там они на своем месте. Никакой отрицательной коннотации.
  
   Пирс считал, что софизм (упрощение символа-теории до иконы-имени чувства) можно преодолеть с помощью трудно-произносимых (для непосвященных) терминов его прагматической теории мышления человека.
  
   В этом контексте, софизм - синоним китча в концепции Клемента Гринберга.
  
   Пирс критиковал Канта и Аристотеля - но не их теории - за использование терминов, которые возможно понимать двояко, иконически и символически. Поэтому и оказалось возможным их упростить (подделать).
  
   Но, постмодернистская игра слов, напротив - преимущество - сказать так, что бы и дурак понял, по-своему, а умный, по-своему: многозначность смыслов и значений. Все люди разные, выделять один тип мышления - глупо. Знаков - много.
  
   Теория Пирса - семиотика - не избежала подделки.
  
   Была континентальная альтернатива - семиология (структурная лингвистика - структурализм). Постмодернизм возник из пост-структурализма, как отказа от "интуитивных" (поверхностных, иконических) методов семиологии в пользу более формальных методов семиотики Пирса.
  
   "Слабым звеном" оказался норвежский математик Софус Ли, который обосновал семиотические знаки - строго математически. Монополия философии прагматизма на семиотическую терминологию была утеряна. Физика 1960 заимствовала версию симметрий "Эс-У-Три" матриц, а не семиотические знаки, хотя это одно и тоже.
  
   Субатомные частицы и есть семиотические знаки мышления.
  
   В таком контексте это не частицы материи, а частицы нашего собственного осознания материи. Софисты оставили в физике только материю, вытеснив знаки в область теорий волн, полей и вероятностей (взаимодействий).
  
   Никто не может знать это точно, но возможно - сама теория семиотики Пирса - упрощение теории матриц Софуса Ли.
  
   Что бы ни было на самом деле, это не настолько важно, как продолжение цепочек мыслей (знаков) с того момента, где произошёл их разрыв "ложной истиной". Для каждого человека - разрыв свой собственный. Это мысль самого Чарльза Пирса.
  
   Постмодернистский неопрагматический (окончил принстонский университетский) философ Ричард Рорти развил эту идею в своей "философии будущего", 1980.
  
   Ирония - подчеркивать принадлежность философа к алмаматер, университет (4231) - один дискурс, философ (3412) - другой, университетский философ - оксюморон. Или социальная игра университетского профессора в философа, но возможно и социальная игра философа в профессора.
  
   В любом случае "университетская философия" - самообман. Университетские постмодернисты как раз и иронизировали по этому поводу. Но сами они кто? Университетские повстанцы? Как если бы Че Гевара, вместо военных операций в Анголе и в Боливии стал преподавать в университете Гаваны. Если мы не готовы отдать жизнь за свое понимание зачем жить - это не постмодернизм, а его симулякр.
  
   На каждого постмодерниста-революционера найдется оппонент - специалист во всем (коллаборант, дискурс 4132), который (образно говоря) "пустит ему пулю в лоб". Что (метафорически) и произошло с университетским постмодернизмом 1970-1980-х. Статьи о философии постмодернизма сейчас - либо откровенный балаган, как у Жижека, либо жесткий стёб (игра слов), как у Кирби, либо аспиратнская глупость (что можно простить, Кирби именно обстибал аспирантов британских университетов, забывших что постмодернизм тотален, продемонстрировал им его), либо откровенный симулякр, как у Шустермана (он спорит с постпрагматической эстетикой Рорти, называя ее "мрачной", "в духе Фауста"), либо эм-гэ-у-шные истории о том, как например - в случае Рорти - философствовать не следует. Рорти обвинили в эпатаже, ради популярности. В прогибе под представления читателя, как у Гиренка (и у того же Кирби, не смотря на стёб). Или - вообще черт знает что, как у Дугина. Ничего не имею против ни одного из них.
  
   Аристотель, точнее - его переписчики и интерпретаторы, за более, чем две с половиной тысячи лет, наверняка подменили его (не дошедшее до нас, но оно и не могло дойти, ощущение идеи не высказать) непосредственное ощущение идеи подлинного устройства мышления человека - интуитивно понятными именами чувств "именно этого" - обывателем. Тот же знак, один из.
  
   Кроме того, переписчики (в основном - софисты, по типу мышления) - в силу устройства этого своего типа мышления (что тоже человек) - просто не способны ощущать идеи. У них другие таланты. Они подменили язык Аристотеля - своим собственным представлением о логике.
  
   Понять, что имел в виду сам Аристотель - из текста его переписчиков - не просто.
  
   В дошедшем до нас "его тексте" - нет единого знаменателя. Как будто это разговор разных людей об одном и том-же. Причём, разговор людей разных эпох. Основание самого Аристотеля - не расшифровать. Чувствуется, что оно было, но утеряно навсегда. Но, возможно деконструировать его, относительно своего собственного ощущения идеи подлинного бытия. Создать свой собственный авторский язык. Постмодернисты именно такую деконструкцию искаженного софистами знания и называли "творческой иронией" ("подлинной иронией").
  
   Я говорю своим собственным языком, и даже если этот разговор о теориях Пирса и Аристотеля - это новая теория.
  
   Я могу лишь догадываться об испытанных ими ощущениях идей. Сравнивать эти воображаемые мной их ощущения с собственными. Я не могу знать точно, что они имели в виду. Но, мои выводы не противоречат тем текстам, которые дошли до нас. Кто-то другой посмотрит на этот предмет иначе и скажет о нем своим собственным языком. Я не против. Цель - развитие мышления, не смотря на подделки софистов. Это индивидуально. Историю и литературу, рейтинги, степени - оставим софистам.
  
   Что культура сделает с этим моим текстом - очевидно. Возможно - просто вычеркнет из истории. Или - вывернет на изнанку, если только кто-то увидит возможность использовать упрощенный пересказ теории себе во благо, ради денег или иных социальных благ. Это нормально для человеческой культуры, но наше подлинное (человеческое) бытие - вовсе не в этом. Возможно, если бы Аристотель, Пифагор, Конфуций или Рорти - сказали об этом открыто, и эти слова остались в истории, я бы не стал ничего добавлять к сказанному ими. Но раз осталось недосказанное - я доскажу.
  
   Вселенная сложнее любых наших представлений о ней.
  
   Мы доподлинно не знаем о ней ничего, но строим концепты из противоречий таких собственных - заведомо ошибочных - точек зрения. Шаг за шагом усложняя собственные представления о роли нашего мышления в игре вселенной. Возможно, это и есть подлинное устройство самой вселенной. Её цель. Отразить идею человека.
  
   Если так, уверен, мы знали это изначально, но сами тысячелетиями прячем от себя понимание этого, в пустых словах о таком понимании. Подменяя рассказами о необходимости зарабатывать деньги самообманом о невозможности понимания нашего предлинного бытия.
  
   - Зачем?
  
   - Что бы жить.
  
   - Зачем?
  
   - Что бы понять вселенную.
  
   - Но мы и так все понимаем...
  
   - Ответ софистов: "Нет, это твоё знание не приносит такой прибыли, как моя подделка его софизмами".
  
   - Кому приносит прибыль? "
  
   - Мне (софисту)...
  
   - Где здесь логика? "
  
   - А это и есть логика жизни" (софизм о якобы интуитивном схватывании целого)...
  
   Спор с софистом - бессмысленный.
  
   Вопрос на все его ответы прост: а сам то понимаешь, что сказал? Ответ: "да, я не идиот, я прекрасно понимаю, что "развожу лоха умными рассказами", но кроме развода лоха - большего в жизни ничего нет - я не настолько глуп, чтобы упускать шанс заработать на этом и не надо разводить моими же методами лично меня. Зарабатывай моими методами сам, если сможешь, ищи лоха, кто станет тебя слушать." Очень убогое представление о жизни. "Другого у меня нет, ищите свой постмодернистский консенсус с моей точкой зрения сами, я знаю, что этот ваш консенсус - Святой Грааль. Без меня его вам не найти. А я участвовать в вашем разрушении моего бизнеса - не собираюсь".
  
   Это противоречия разумности и неразумности человека можно решить только концептом, как сказал Рорти - растворив ("десольвировав" - игра слов) эту проблему. И новая теория дискурса - где все дискурсы определены геометрически чётко - главный претендент на такое решение. А теория Аристотеля - одна из её предтечей. Как и теория Пирса, как и Лакана. Как и постмодернизм.
  
   Семиотика Чарльза Пирса - однозначно является развитием теории силлогистики Аристотеля.
  
   Силлогизмы - знаки мышления человека. Знаки - дискурсы, а дискурсы - цвета (адреса-координаты пространства цвета).
  
   Пространство цвета можно назвать "континуумом". Не вдаваясь, сейчас, в детали - вспомним, что Бернхард Риман - в середине 19 века - рассуждал о трехмерном пространстве, как варианте восприятия поверхности четырёх-мерной сферы. Пространство семиотического знака, пространство силлогизма, пространство цвета - просто другие модели (представления) об этом "римановском пространстве".
  
   Пространственно-временной континуум - также - одна из возможных интерпретаций пространства цвета, когда красный цвет - связан со временем, зелёный - с массой, а синий с расстоянием. При такой условной замене терминов - возникает символическое пространство физических терминов (скорость, ускорение, импульс, сила, энергия). Физическая картина мира - просто упрощение символического пространства таких терминов до интуитивно понятной реальности - фантазии, подтвержденной экспериментально.
  
   Аристотель утверждал, что доказательством достоверности высказывания является силлогизм. Но, что бы понять (и принять) такую теорию - все равно необходим "эксперимент" - пример из жизни. Аристотель проявляет свою теорию, как рисунок оставшиеся за кадром концепции имени своего чувства идеи. И тут же приводит множество примеров. Которые ничего не доказывают, но создают иллюзию понимания теории.
  
   В конечном итоге анализируются именно эти примеры и строятся совершенно иные "теории" не противоречащие им. Сама теория (изначальная идея, посетившая Аристотеля) - большинству его читателей просто не понятна. Но, это не мешает чтению.
  
   Постмодернистская творческая ирония - есть принцип недоверия таким вторичным интерпретациям. Чтобы понять идею - её необходимо ощутить непосредственно, а какой новый рассказ из этого получится - тот и получится.
  
   Сила гравитации - векторная сумма сил инерции.
  
   Даже, если нам кажется, что массы не вращаются друг вокруг друга - они движутся (перемещаются на расстояния) во времени. Скорость космической станции, вращающейся вокруг планеты - очевидна, то есть - понятна интуитивно. Но не очевидна другая скорость - кажущегося космонавту - вращения планеты вокруг его станции. Тем не менее, она существует (ощущается), в том контексте, что о ней можно мыслить и можно наблюдать (чувствовать) результат произведения квадратов обоих скоростей - гравитационную постоянную G - которая определена физиками (лишь во время реформы единиц измерения) - как единичная сила сила гравитации, действующая на единичные массы на единичном расстоянии. В этом определении нет времени, но время присутствует в определении скорости. G=v^2 x V^2. Первая (чувствуемая) скорость (станции) больше второй (воображаемой) скорости планеты в число раз, равное массе планеты.
  
   Теперь становится понятно, о чем говорил Эйнштейн, когда утверждал, что масса замедляет время. Масса замедляет воображаемую скорость вращения планеты вокруг космической станции. А квадрат произведения обоих скоростей и есть концепция имени того, что мы чувствуем как идею гравитации.
  
   В итоге - мы вернулись к определению силы Ньютоном:
  
   инерциальная сила есть коэффициент пропорциональности между ускорением и обратной массой: a = F х 1/m. Наблюдаемый экспериментально. Другого смысла у коэффициента просто не может быть, на то он и коэффициент, подмена термина. Фокус физиков.
  
   В случае гравитации, F(G) = F^2 = mM/r^2 x G = mM/r^2 x (vV)^2, где v=s/t, a=s/t^2, s=R=r, получается: F(G)=mM/s^2 x s^4/t^4 = ms/t^2 x Ms/t^2 = F(1) x F (2).
  
   Где же здесь вращение масс?
  
   Это просто точка зрения (система отсчёта). С одной точки зрения можно увидеть вращение, с другой - не увидеть его. Ньютон подробно описал такие инерциальные и неинерциальные системы отсчёта. Теория относительности Эйнштейна - во первых - о том же самом, во вторых - это лишь попытка понять идею Ньютона. Интерпретация неинерциальности, как относительности.
  
   Существует вопрос точки зрения.
  
   Например, при решении конкретной задачи - физики могут игнорировать время, но тогда, его вклад в процесс - просто учитывается нами (если мы не врем) каким-то другим способом.
  
   В конечном итоге, своим мышлением - мы не выходим за границы представлений о мышлении человека, сформулированным ещё Платоном.
  
   Есть некоторые смутные (трансцендентальные) идеи и есть наше чувство этих идей. Есть имена таких чувств идей и есть концепции имен таких чувств (формулы). Платон называл концепции - "точными определениями словом". Есть наше понимание таких концепций из наших же их рисунков. Рисунок может быть не только карандашом, можно "нарисовать" словом (силлогизмом), как это сделал Аристотель. И есть платоновская "истина" - сам объект чувств (трансцендентальная идея).
  
   Не все люди понимают имена своих чувств, ещё меньше - концепции этих имён, ещё меньше рисунки таких концепций, ещё меньше - способны связать понимание рисунка концепции имени чувства смутной идеи с самой трансцендентальной идеей. Это авторская ответственность за достоверность собственного творчества - первый постмодернистский принцип "единства означаемого и означающего", о котором в 1921 рассуждал Михаил Бахтин. Но, и он лишь интерпретировал условие построения семиотического знака - "означение идеи её смыслоформой" из теории семиотики Чарльза Пирса, 1883.
  
   Читая Аристотеля - начинаешь понимать слова Пирса, что при построении интеллектуального знака (умозаключения, пропозиции, владения) - с этого изначального единства (ощущения идеи или концепта) - все и начинается. При построении не-интеллектуального знака переживания (схемы, этот, восклицания, реклама, фото) - все начинается с формы идеи и к достоверности этой формы мы приходим на втором этапе. Третий этап одинаков для обоих типов семиотических знаков - интерпретация формы идеи, то есть смысл.
  
   Но ограничение ума - знаками одного лишь переживания - не мешает нам жить. Возникают иллюзии понимания (усреднённые, "иконические" - по Пирсу) - упрощенные до поверхностных признаков понимания - "ложные истины", которые прагматический философ Чарльз Пирс назвал в 1883 - "обрывами цепочек семиотических знаков".
  
   А философ-постмодернист Жиль Делез - в 1991 - назвал их - разрушением концептов. Разрушением достигнутого мышлением человека единства перцептов (сгустков восприятий), аффектов (сгустков переживаний) и концептов (сгустков обобщений). Кто их разрушает? Культура. Как именно разрушает? Копированием (трансляцией) и сведением к поверхностным признакам.
  
   Другой постмодернистский философ-психоаналитик Жак Лакан - ровно тоже самое - разрушение концептов - назвал "неврозом". Помимо трёх сфер психики, человек обладает непреодолимым желанием соединить (в своей речи) эти три, независимые друг от друга, сферы свой психики ("реальное" - понимаемое интуитивно, "символическое" - абстрактное и "воображаемое" - творческое) - в единый объект.
  
   Но, это невозможно, так как - речь вмещает только два элемента из четырех.
  
   Кроме того, речь других людей построена по тем же самым принципам и у каждого человека свой метод решения этой проблемы, своя очерёдность этапов такого сложения (дискурс).
  
   Люди просто не способны - в полной мере (рассказа об ощущениях идей) - понять речь друг друга. И, дискурс - не есть такое ощущение идеи, это просто равновесие сна и речи. Не истина.
  
   На помощь приходит культура, но это упрощение и разрушение концепта. В итоге жизнь - есть способ преодолеть свой собственный невроз и вернуть душевный покой.
  
   Ровно о том же самом в 1930-х рассуждал Карл Юнг, исследуя не речь (как это делал Лакан), а сны своих пациентов.
  
   В итоге, две теории: дискурса речи и сновидений - объединились в новой теории дискурса (уже после Лакана). Дискурс человека состоит из двух частей (12 и 34): речи (сознательного) и сна (бессознательного). Это два осколка одного мышления. Человек ищет способ уравновесить собственные сны - речью. Я (с этим текстом) - не исключение. Занимаюсь само-психоанализм. Высказал, что думаю и, всю неделю спокоен как Буддав. Пока кто-то не позвонит не "вынесет мозг" рассказом о своих воображаемых проблемах и их не менее воображаемых их решениях.
  
   Это нормально, часто, самому человеку, бывает сложно обрести гармонию сна и речи - и тогда, ему на помощь приходит психоаналитик, который (возможно) обладает знанием о карте психики человека (обладает картиной мира подобной представлением о подлинном бытие античных философов-аналитиков школы Сократа). Вера в психоаналитика подобна вере в шамана. Без этой веры человека в то, что есть кто-то, кто способен помочь человеку, запутавшемуся в лабиринте собственного дискурса, выйти из этого лабиринта, то есть - уравновесить бессознательное и речь - помочь ему невозможно.
  
   Существует обман и существуют мошенники.
  
   Обмануть, сказав, что подумал - проще, чем думать достоверно, но это значит "потерять лицо человека разумного". Предать "разумность". Поступить как животное. А люди - в основном - и есть "полу-животные, полу-автоматы", если поверить Мартину Хайдеггеру.
  
   Сам невроз человека - есть его собственное поверхностное понимание происходящего с ним.
  
   Культура поддерживает этот дисбаланс, потому, что социальная сфера соткана из таких неврозов. Социальная сфера - психбольница.
  
   Невроз - и есть социальная роль, несамодостаточный дискурс. А человек с несамодостаточных дискурсом - тяготеет (попадает в ментальную зависимость) к человеку с более самодостаточным мышлением - дискурсом. Это причина социального неравенства. Обман человека с "более сильным" мышлением - "более слабого". Но, на самом деле - нет ни более сильных ни более слабых - все слабы мышлением одинаково. Все - рабы своего дискурса.
  
   Новое поколение утрачивает таланты (дискурсы) предыдущего и поиск гармонии сна и речи - начинается с начала. Борьба с дискриминацией начинается с борьбы против признания человека "ненормальным". Все - "нормальные" Все - психи. Ни один не лучше другого.
  
   Дискурс аналитика (философа) - одна множества таких точек социального притяжения. Другие 47 дискурсов конкурируют с ним за клиента (пациента). В конечном итоге человек сам выбирает лекарство от своего невроза, свою тусовку, этот поиск себя и своих - и есть его жизнь.
  
   Я устал от этого однообразия. Но, кому-то эта тусовка - в радость.
  
   Гравитация - в том числе и социальная - все ещё - эффект неизвестной нам природы, только потому, что пространство нашего мышления - по большому счёту - остаётся для нас загадкой. Человек, своим мышлением, как муравей - ползёт по поверхности четырёх-мерной сферы представления о пространственно-временном континууме, "считая" мир вокруг себя трёхмерным. Если поверхность обычной сферы - например поверхность нашей планеты - можно условно изобразить картой. То, поверхность четырёх-мерной сферы можно условно изобразить трёхмерным пространством вселенной. Это вопрос точки зрения. Математики не видят такой проблемы, она существует лишь в культуре. Всегда кто-то видит, кто-то нет, как в казино, удача сопутствует не всем.
  
   Другой (доступный мышлению человека) вариант интерпретации этого пространства - субатомные объекты ядерной физики (адронны, мезоны, лептоны).
  
   Как сочетания областей символического пространства абстрактного цвета кварков физиков-ядерщиков 1960-х.
  
   Третий вариант - ноты, четвёртый - цвета, пятый - семиотические знаки, шестой - дискурсы, седьмой - силлогизмы, восьмой - состояния природы даосов и далее. Термины эзотерических учений, например Дзен (осознанность, привязанность, обыденность). Знаки зодиака и планеты. Гармонии Конфуция-Пифагора. Стадии речи Платона, перво-элементы вселенной ранее-античных философов.
  
   Все, о чем человек мыслит абстрактно - сводится к операциям с этим пространством возможного.
  
   Что наводит на мысль о матрице мышления. Аристотель - как я думаю - рассуждал именно о такой (его собственной) логике символического.
  
   Считается, что Аристотель рассмотрел только 12 знаков (полу-дискурсов). Пирс - как я думаю - усомнился в выводах средневековых интерпретаторов Аристотеля. И действительно, прочтите Аристотеля сами и - если ваше мышление позволяет Вам это сделать - Вы увидите, что Аристотель не сколько формулировал законы логики, сколько - рассказами о них - метафорически описывал некоторое символическое пространство мышления человека. Некоторые области этого пространства он рассмотрел подробнее, на другие лишь намекнул, видимо - считая очевидными.
  
   Рассмотрев даже не все термины, о которых высказался Аристотель - но больше, чем европейские средневековые схоласты или исламские теологи - получится американская семиотика конца 19 века. Но, и семиотика - лишь интерпретация силлогистики, как и "современные законы логики", к которым, как к поверхностным признакам было сведено (безусловно - эзотерическое) учение Аристотеля.
  
   Мне все понятно.
  
   Я не говорю, что все знаю. Я ничего не знаю. Знать и понимать - не одно и тоже. Разве что, знать, что не знаешь ничего. Все люди - всё понимают, но очень по-разному. Именно это я и понимаю. Цвет - язык рассказа об этом.
  
   Конечно, есть эзотерическая формула художника Рериха. "Знать и помнить, помнить и знать - значит верить". Но это просто софизм.
  
   Понятно ли то, о чем я говорю Вам?
  
   Мне все равно. По той же самой причине.
  
   Так о чем размышлял Аристотель, как я это понимаю?
  
   Есть пространство мышления. Его можно представить как угодно. Например - как цветовой куб ядерных физиков, с вершинами (перечисляю по часовой стрелке, начиная с нижнего левого угла:
  
   Чёрный, зелёный, жёлтый, красный. Это у Аристотеля - вероятное (вероятно присущее).
  
   Синий, голубой, белый, фиолетовый. Именно присущее.
  
   Это левая и правая грани куба.
  
   Далее.
  
   Есть передняя грань - отрицание чего-либо. Чёрный, зелёный, голубой, синий.
  
   Есть задняя грань - утверждения чего-либо. Красный, жёлтый, белый, фиолетовый.
  
   Есть нижняя грань - частное. Здесь - у Аристотеля - некоторая путаница в терминах: "некоторое" смешано с "никакое". Смотрим на куб сверху. Чёрный, красный, фиолетовый, синий.
  
   Есть верхняя грань, общее (для всех). Смотрим сверху. Зелёный, жёлтый, белый, голубой.
  
   К слову - есть некоторая неточность его формулировок и относительно правой грани куба - именно присущее. Такая многозначность - вероятно - была ему необходима для выражения посетившей его идеи, которая сейчас утеряна. Нам её в первоначальном виде просто не понять. Любые попытки - интерпретации.
  
   Есть внутренние сечения куба, нечто среднее между возможно и именно присущем - необходимо присущее. Про левую грань куба - "возможно присущее" - Аристотель также сообщает, что существуют разные смыслы (интерпретации человеком) такого термина. Возможно присущее кто-то понимает "не присущим", кто-то "необходимо присущим" (средним сечением куба: темно-синий, зелено-голубой, белесо-жёлтый, пурпурный), но (по мнению самого Аристотеля) - наиболее часто встречающаяся точка зрения, что это именно возможно присущее (вероятное: чёрный, зелёный, жёлтый, красный).
  
   Я размышлял ранее, а не представить ли теорию Аристотеля вариантом семиотики с делением каждой из сторон семиотического треугольника не на три, но на четыре части? Получилась теория дискурса Жака Лакана.
  
   Далее - Аристотель рассуждает об "оборачиваемости терминов" (4 из 8 ребер куба, четыре вертикальные он просто не рассматривает). На примерах высказываний. Если А равно Б, то и Б равно А. Это пример оборачиваемости терминов.
  
   Нижнее переднее ребро (чёрный-синий) - есть пересечение граней частного и отрицания - термин "О".
  
   Нижнее заднее ребро (красный-фиолетовый) - есть пересечение граней частого и утверждающего - термин "I".
  
   Верхнее переднее ребро (зелёный-голубой) - есть пересечение граней отрицания и общего, термин "Е".
  
   Заднее верхнее ребро (жёлтый-белый) - есть пересечение граней утверждения и общего, термин "А".
  
   Разумеется, Аристотель рассматривал и другие внутренние сечения "какого-то своего куба мышления", не только среднее между возможным (левым) и присущим (правым), например - нечто среднее между утверждением (задним) и отрицанием (передним), между частным (нижним) и общим (верхним) - неопределённое.
  
   Подробности лучше искать у Пирса, в теории семиотического знака, а не у Аристотеля (в теории силлогизма).
  
   С точки зрения семиотики, Аристотель подробно рассмотрел только 12 из 27 семиотических знаков. Но это не значит, что он их не видел, просто не стал описывать своё видение подробно. Это - за него - сделал Чарльз Пирс в 1883.
  
   Аристотель пояснил своё представление о пространстве куба мышления иначе, чем, как я думаю, его понял Пирс. И не менее подробно, просто другая точка зрения на тоже самое.
  
   Оборачиваемость терминов.
  
   Белый (А) - оборачивается в фиолетовый (I). Бледно жёлтый (А) - оборачивается в пурпурный (I). Жёлтый (А) - оборачивается в зелёный (Е).
  
   Чёрный (О), зелено-голубой (Е), голубой (Е), красный (I), пурпурный (I), фиолетовый (I) - оборачиваются сами в себя.
  
   Темно-синий (О), синий (О) - не оборачиваются, Аристотель говорит, что их оборачивание не необходимо.
  
   Переходим к фигурам.
  
   С точки зрения современных представлений о логике - все понятно:
  
   Необходимо договорится терминах. Аристотель также начал свой рассказ об "аналитике" с пояснения, что и как он сам понимает (и называет).
  
   Знаком "<" - обозначим не "меньше чем" (как обычно читается этот знак), а то, что "как бы большее" является частью "как бы меньшего". Будем понимать этот знак, как "включает в себя" - "1<2" - первое включает в себя второе.
  
   На самом деле это не "меньшее" и не "большее", а просто условная запись отношения включённости одного термина в другой. Возможны другие формы записи такого отношения. Как договоримся. Мне удобнее так.
  
   Можно такую "включённость" обозначить скобками - так понятнее интуитивно. Но чёткость мысли при этом теряется. Если знак ">" переобозначить нулем, а знак "<" - единицей, то очевидна комбинаторика: 00, 01, 10, 11 - и, фигур не три, как утверждал Аристотель, а четыре, как принято в современной логике.
  
   Это поясняет различие "современной логики" и силлогистики Аристотеля. Но такая интерпретация не приближает нас к пониманию самой теории Аристотеля. Очевидно, что современная логика и теория Аристотеля - разные теории.
  
   Я сейчас размышляю именно о теории Аристотеля, а современную её интерпретацию считаю софизмом, с целью скрыть самый важный вывод Аристотеля об ошибочности софизма. Из "трёх законов логики" - ошибочность софизма не настолько очевидна, как из самой теории Аристотеля.
  
   Первая фигура: 1<2? или (1 (2 (3))).
  
   Еще одно пояснение, знаком "?" айпед обозначил "<3", не вижу причины редактировать, возможно - скоро смайликами будут объяснятся не только позователи социальных сетей, но и ученые =) Увы, комфорт потребления информации (для современника) важнее самой информации, необходимо привыкать. Но, пока не все к этому привыкли - в скобках поставлю - то, что на самом деле я сам хотел сказать: (1<2? =1<2<3)
  
   Вторая фигура: 1 (2 (3)) или 1>2? (1>2<3).
  
   Но сам Аристотель говорил о трёх вариантах второй фигуры, это ещё и (1 (2) 3) и (1) (2) (3). Стрелочки и бинарные ноль и единица не отражают эти другие равноценные варианты.
  
   Третья фигура: 1<2>3 или (1) {2 (3)} или {(1) 2 (3)} или (1) (2) (3).
  
   Отличие третьей фигуры от второй в том, что если средний термин "2", во второй фигуре включает крайние термины, то в третьей фигуре он напротив сам включён в эти термины.
  
   Никакой четвёртой фигуры нет и не может быть. Ботаники ошиблись. Четвертую фигуру ввёл последователь Аристотеля, фамилию персоны не помню, основатель науки ботаники. Вспомнил, Теофраст.
  
   Я понимаю фигуры Аристотеля
  
   - его моделями различных вариантов взгляда человека на структуру собственного высказывания. Кто-то увидит совершенный силлогизм, разложив всё по полочкам, по первой фигуре. Кто-то - как во второй фигуре - включит в средний термин крайние, а кто-то, напротив - включит средний в крайние, как в третьей фигуре. Вероятно, Аристотель - в теории фигур - как-то по-своему - размышлял именно о постмодернистском дискурсе, который (в терминах гармонии пяти элементов мышления Пифагора-Конфуция) существовал задолго до него. Дискурсы - некоторые из конфуцианских гармоний.
  
   Другое предположение - аналогия фигур семиотики с теорией трех сфер психики человека Жака Лакана (реальное, воображаемое и символическое).
  
   Первая фигура - одно включает другое, другое - третье.
  
   Вторая фигура - нечто среднее является концептом своих крайностей.
  
   Третья - крайности - как индукция концепта.
  
   Три фигуры - три типа мышления (античные прото-дискурсы).
  
   1) Обыденное, мышление потребителя, как 1234, тогда введение четвертой (обратной первой) фигуры софистами - логично 4321, они оправдали ей свой тип мышления.
  
   2) Творческое (концептуальное) мышление художника (по Лакану - истерика, подлинного ученого, подлинного предпринимателя) - 1324.
  
   3) Анти-творчество (индукция дискурса университета) - 4231.
  
   Напомню, что четыре дискурса (господина, аналитика, университета и истерика) Жак Лакан открыл только в 1970. До начала 21 века было не очевидно, что дискурсов 48 и, тем более - не была ясна их внутренняя структура - социальная сфера.
  
   Пирс - в 1883 - в семиотике - рассматривал только два дискурса (мета-знака) - интеллектуальные знаки - 312 (означение-форма-смысл) и 132 - знаки переживания (форма-означение-смысл).
  
   Получается, что Аристотель одним первых (если не считать Пифагора-Конфуция - думаю, это один человек, просто не могут два разных человека прийти к одной и той-же теории пентаграммы, сходство ошеломляет... Гармоний 12 х 5 = 60, дискурсов из них 24, по два на каждую грань додекаэдра) - после гипотетической интеллектуальной катастрофы древности - заново определил три первых дискурса из 24-х Пифагора (потребителя, художника, университета), а Теофраст - добавил четвертый - софиста).
  
   Тогда Лакан - просто давным-давно известные открыл "фигуры мышления" - в 1970 - заново.
  
   Так что имел в виду Аристотель под фигурами?
  
   Разумеется это лишь моя реконструкция, относительно моего собственного понимания идеи, воодушевившей Аристотеля на свой рассказ о силлогизмах. Предположим, что я понимаю о чем его речь.
  
   Вместо слова "реконструкция" - можно использовать словосочетания "постмодернистская деконструкция" ("деструкция знания" - в терминологии Мартина Хайдеггера - "ДазАйн" - "ЭтоМышление") или "постмодернистская (подлинная) творческая ирония" ("желание переписать все словари") - или, если сказать языком моей молодости 1980-х: "простибать современных логиков" или - словами Конфуция - "рассказать другим о своём духовном открытии".
  
   Как ни назови этот метод, он такая же часть человеческого мышления, как и его оппозиция - постмодернистская "общечеловеческая солидарность", "ДазМан" ("Это Человек") - Мартина Хайдеггера, "нежелание выслушивать подобные откровения других людей" - по терминологии Конфуция.
  
   Постмодернизм 1980-х, как и (задолго до него) конфуцианство - призывали строить мост на бедной между этими крайностями человеческого мышления, между краями пропасти непонимания, как людьми друг друга (так и человеком самого себя - в контексте единства бессознательного и речи - опять же "постмодернистского дискурса").
  
   С точки зрения прагматизма - эта пропасть между "ложной истиной" (в рассматриваемом примере - о теории Аристотеля) и "восстановлением - оборванной такой ложной истиной - цепочки знаков, с любого места (с собственного ощущения идеи). Мост - цепочки знаков.
  
   Как видите, все теории об одном.
  
   Мы сами дурим себе голову софизмами и сами преодолеваем такие свои заблуждения. Мост на этой бездной - концепт (Дао, Дзен, пифагорейско-конфуцианская Гармония, платоновская Истина, аристотелев совершенный Силлогизм, христианская Благодать, исламская Барака, иудейский Закон и так далее...) постмодернисты лишь добавили в список новые термины: семиотический знак, постмодернистский (многовариантный) дискурс, новый концепт, консенсус.
  
   Все это одно и тоже.
  
   Но, софизм можно построить из чего угодно, упростив это "что угодно" - до поверхностного признака - имени чувства идеи. До товара. Свести к иконичности, "подменить" термин (использовать его не в той фигуре).
  
   Так вот, о первой фигуре Аристотеля.
  
   В моей интерпретации. Софизм это или силлогизм - решать Вам самим. Факт, что от теории Аристотеля - мало что осталось в современной логике. Честно признать это - значит вернуться к самой теории. К ощущению идеи. Восстановить его из признака - интуитивно понятного имени чувства того же самого.
  
   Посмотрим на цветовой куб с правой стороны. Как посмотреть на комнату через дверь. Благодаря перспективе - размеры окна меньше размера стены с дверью и мы можем видеть все пространство комнаты.
  
   Что мы видим?
  
   Мы видим три сечения: возможное (стена с окном), именно присущее (стена с дверью) и среднее сечение (как будто комната разделена стеклянной перегородкой). Больший термин (именно присущее) включает в себя среднюю - стеклянную перегородку (необходимо присущее), которая включает в себя стену с окном (возможно присущее).
  
   Углы (вершины куба) - цвета видны отчётливо. Теперь читаем текст Аристотеля и строим силлогизмы. Два первых очевидны и текста, два других - из более современных его интерпретаций. Не будем тратить время на расследование, признаем обе точки зрения, расследование очень утомительно и потребует отдельной книги. Возможно я и её опубликую, позже. Не забыть бы про Пифагора. Но эта книга была бы не настолько важна, как эта. Приложение, не более того. Доказательство для неверующих. Кому это нужно? Не мне точно.
  
   ААА - белый, желто-белый, жёлтый.
  
   ЕАЕ - голубой, белесо-жёлтый, зелёный.
  
   АII - белый, пурпурный, красный.
  
   EАЕ - голубой, белесо-желтый, зеленый.
  
  
  
   Тоже самое можно проделать с наглядным представлением о второй и третьей фигурах. Посмотреть на одну и ту-же комнату через люк в потолке или через дырку в правой стене. Расположение терминов станет очевидней. По Аристотелю это - три возможных взгляда на одно и тоже. Сейчас мыс скажем - три разных дискурса. Которых - на самом деле - 48.
  
   Конечно, это образ.
  
   Но образ (по Пирсу - "дицент"), как и эксперимент - и есть единство идеи и её смыслоформы (по Аристотелю - необходимо присущее) - то, с чего начинается любая разумная мысль (интеллектуальный семиотический знак).
  
  
  
   Графическая инерпритация теории Аристотеля - столь любимая на Востоке геометрическая орнаменталистика. Силлогизм можно представить элементом орнамента. Просто изобразить - что во что включено и к чему приводит. Иносказательно о подлинном бытие человека.
  
   Если модель Иоганна Гете на пространство цвета в терминах концепта - диагонали от красного (I) к голубому (Е) (от формы к материи) и от жёлтого (А) к синему (О) (от метода к содержанию), то почему бы не посмотреть на пространство цвета (с точки зрения логики) - более подробно, благо, что в отличие от 1810 года, все модели уже есть.
  
   Я вижу, что нарисовав свой цветовой круг (соединив 4 пятна краски) - Гете лишь указал на шесть из 12-ти рёбер цветового куба:
  
   от жёлтого (А) к зеленому (Е),
  
   от зеленого (Е) к голубому (Е),
  
   от голубого (Е) к синему (О),
  
   от синего (О) к фиолетовому (I),
  
   от фиолетового (I) к красному (I),
  
   от красного (I) к жёлтому (А).
  
   Цветовой круг Гёте - не совсем ещё одна интерпретация "Великой Формулы" (забытой теории Аристотеля) из эпохи романтизма, это интерпретация идеи, силлогизм лишь форма этой идеи. Который, как известно (например - из других моих статей, хотя об этом многие высказались), был предтечей прагматизма и постмодернизма. Ещё одна творческая деконструкция, спор поэта с со своими современниками-софистами начала 19 века.
  
   Важно продолжать этот разговор. Один только обычай без творческой иронии - делает жизнь человека мрачной, обреченной, лишает красок.
  
   _ _ _
  
   Так о чем говорил Ньютон?
  
   Если цвета ньютоновского спектра представить диагональю турнирной таблицы, каких-то других (неизвестных пока) величин, как поступили древние даосы и ядерные физики 1960, то станут очевидны координаты цвета в этой таблице, "а" и "б" -- образующие адрес цвета по вертикали и по горизонтали.
  
   Это - умозрительные координаты (глюоны из которых состоят цвета кварков), представить такие цвета -- сложно. Это цвета лессировок в классической живописи. Их пересечение дает, как сам спектральный цвет, так и множество светлых и темных оттенков. По мнению даосов - таких вариантов "цвета" (состояния) природы - 64, по представлениям прагматиков - "семиотических знаков мышления" - 27, но 10 типов, по представлениям ядерных физиков - адронов только 10.
  
   Кварк u=аа, d=аб, s=бб. Это следует из графического определения (рисунка). Пример будет рассмотрен ближе к концу книги.
  
   Очевидно, что d=1 (d=1/d), s=1/u.
  
   Возможно решить эту систему уравнений и вычислить численные значения, при которых это условие выполняется. Желающие могут попробовать.
  
   Но, физики-ядерщики 1960, определяя адроны (сочетания трех кварков трех цветов пришли к другому, "стандартному" для второй половины 19-го века (семиотическому) решению 1893 (что было развитием "новой геометрии" Римана -- Софусом Ли):
  
   u="1", d="2", s="3".
  
   111 113 133 333
  
   112 123 233
  
   122 223
  
   222
  
   Заменим кварки глюонами:
  
   аааааа аааа/аа аа/аааа 1/аааааа
  
   ааааа/а ааа/ааа а/ааааа
  
   аааа/аа аа/аааа
  
   ааа/ааа
  
   Оставим только степени числа "а"
  
   6 2 -2 -6
  
   4 0 -4
  
   2 -2
  
   0
  
  
   Рисунок 3.
  
   Рисунок 3. Ядерная реакция - как смена нот: Ре - Ми.
  
   Вот они, семь "нот-цветов" Ньютона:
  
  
   Рисунок 4.
  
   Рисунок 4. Семь нот (групп) семиотических знаков.
  
   -6, -4, -2, 0, 2, 4, 6.
  
   333, 233, 133, 123, 122, 112, 111.
  
   sss, dss, uss, uds, udd, uud, uuu.
  
   ?-, ?-, ?0, ?0, нейтрон, протон, ?++.
  
   Это конечно, не семь спектральных цветов, но -- семь значений единственного цветового (трехмерного) числа (глюона) -- "а". Ньютон обратил внимание, что человек интуитивно делит спектр цвета (как и октаву звука) -- на семь частей. Это особенность нашего восприятия, которая указывает на соответствующее устройство нашего мышления.
  
   Ньютон утверждал, что базовых цветов спектра - семь. Но не факт, что он имел в виду семь цветов спектра.
  
   Интуитивно понятная человеку закономерность цветового круга адронов (ми, фа, соль, ми, соль, фа, соль, фа).
  
   Спустя триста лет мы наконец поняли, что имел в виду Ньютон - он пытался понять "цветомузыку сфер" из теории Пифагора.
  
   Ядерная физика подошла близко к ньютоновской точке зрения только в 1960. Через использование новой геометрии Римана - точнее - теории групп Ли второй половины 19 века. Почти через сто лет после их отрытия.
  
   Эйнштейн (вероятно) так и не понял другой ньютоновской идеи неинерциальности систем отсчета, упростил ее до относительности. Пытаясь понять кого-то, мы часто не понимаем и создаем вместо непонятного - новые теории.
  
   Понял Ньютона (вероятно) Эрнст Мах в 1886. Критиковал ли он сами концепции Ньютона, или их интерпретации своих современников (софистов)? - сейчас об этом рассуждать сложно. Пример Гёте говорит, что возможно второе.
  
   Как я сам понял Маха: масса (как и время, как и расстояние) - определяется всеми прочими телами во вселенной, только если размеры атома и вселенной - одного порядка. Тогда гравитация - внутриядерный феномен и Мах прав.
  
  
   Рисунок 6.
  
   Рисунок 6. Графически, "ноты" - скорее цветовые текстуры, чем отдельные цвета. "Нотное" представление пространства мышления - наиболее общее. Одна и та же нота - группа базовых цветов от 1 до семи. Гармония цветового круга по правилу равностороннего треугольника - одна нота.
  
  
   Рисунок 7.
  
   Рисунок 7. Октавы - масштабы текстур-нот.
  
   Почему мы видим другое?
  
   Не факт, что видим другое, не факт что не видим того, что на самом деле. Мы можем видеть правильно и при этом - врать, что ничего не видим. И ещё - не все видят одинаково. Если лично Вы чего-то не видите, это может видеть кто-то другой. Кроме того, все мы - люди, возможно нам и не положено видеть другое. По крайней мере говорить об этом, это бессмысленно с точки зрения социального успеха. Наши чувства идей - это только около 2 процентов всей информации вселенной. Но, мы способны увеличить к.п.д. чувства - мышлением. Когда поймем его устройство. Когда лучше освоим этот (данный нам природой) инструмент.
  
   Эйнштейн сам утверждал, что "стремился понять Маха, но не получилось". Его теория относительности противоречит принципу Маха.
  
   Есть сейчас и другие (внутренне не противоречивые) теории. Но, как и теория семи цветов Ньютона (в своё время) - они не популярны у современников. Это нормально, софизм - везде, теория относительности удобна софистам, она воодушевляет "потребителя софизмов", софизм - там, где человек. Протест против главенства софизма - там же. Хайп от теории - для "контролируемого" софистами современника - важнее самой теории. Хайп и остается в университетской истории... хайпа. Его и называют наукой. Как и "искусство", как и "философию". Самообман тотален.
  
   Зачем софисты "контролируют" глупость?
  
   Не уверен, что так можно сказать. Но, с одной стороны ответ уже содержится в вопросе: ради дохода. Кто контролирует потребление, тот и бенефициар компании дистрибьютора. С другой стороны - софисты и сами (возможно) этого не понимают. Как никто не понимает, что делает. Такими родились. Это нормально для человека. Как хватательный рефлекс. О признаках жизни мы судим по рефлексам (дыхание, расширение зрачка при его освещении, пульс). Вне рефлекса мышления - дискурса - привычного нам человека нет. Это уже "ангел". Или это мы и есть?
  
   Но, кроме мышления софиста (мошенника) - есть и другие варианты человеческого мышления. Бессмысленно спорить, какой из этих типов лучше? Необходимо договариваться, не зависимо от точек зрения на цели жизни человека.
  
   Конечно, с софистом ("обдуривателем лоха") - договориться сложнее всего. Рорти размышлял об этом в 1980 и предсказал, что "моральный (либеральный) постмодернизм" - потерпит фиаско. Потерпел. Рорти - в 1980 - даже предсказал персонально, кто именно похоронит "либеральный постмодернизм" в американской политике - Д.Трамп. Так и произошло.
  
   Дело в том, что софист считает себя способным обдурить всех. А любые слова, обращенные к его разуму, считает попыткой обдурить уже его самого. Он может притворится, что согласен на консенсус, но затем "кинет". Это предсказание Рорти сбылось. Но, и это - человек.
  
   Хайп от искусства или от философии - современник - как раз и считает "искусством" и "философией".
  
   Пустые оболочки опыта и знания, как социальные инструменты. Это невежество на руку софисту. Университет лишь классифицирует концепции имен чувств идей - степенями авторитета. Степень авторитета - выше самого знания. Что это? Это - софизм (симулякр понимания).
  
   Но, разочарую сторонников "теории заговора" - современник никем не "оболванен", он таким родился, и это тоже "нормально" для человека. Может показаться, что ненормально считать один дискурс лучше других. Увы, и это "нормально", так, как именно этим человек (обычно) и занимается, сталкивая дискурсы. Что у него получилось, в итоге - то и есть его жизнь. Мир человека - как психиатрическая клиника. Война мании, депрессии и психоза - друг с другом. К счастью, в большинстве случаев, это лишь война слов. Социальность изолирует невежество, это как карантин.
  
   Но, всё равно, это разговор о том, что человек чувствует, а не о том, что на самом деле.
  
   Хотя, как же нам почувствовать то, что чувствовать мы просто не способны? Если 98 процентов информации вселенной недоступны нашим органам чувств. Можно лишь догадываться об устройстве этого "иного". Или исследовать то, как человек его исследует, как именно он об этом ином мыслит.
  
   Базовых цветов субатомных частиц (с точки зрения ядерных физиков 1960) не 7, но 10. Ньютоном забыты три, возможно эти (какие именно - неопределено):
  
   113, 223, 222.
  
   uus, dds, ddd.
  
   ?+, ?-, ?-.
  
   Физики считают "цвет" кварков - условностью, аналогий "цвета" кварков с реальным цветом красок они не видят. Все адроны - серые. Это числа трех осей цвета, при которых результат сочетания - серый (реальный). Идея реальности связана со стабильностью субатомных частиц. В этом скрыто заблуждение, как о цвете, так и о реальности. Человек мыслит чем-то таким, что можно представить цветом. Чем-то вероятностным. Числом или геометрической фигурой это представить сложнее. Но можно попробовать. Более двух с половиной тысяч лет существует презрение "эзотериков" к таким "математикам" (считающих возможным "проверить гармонию алгеброй"). Но, античных математика и эзотерика - больше нет, остались лишь подделователи пустых оболочек опыта и познания - софисты.
  
   Кто не такой - поняв себя - просто покидает "дурдом игры в хайп" (развод современника, через его воодушевление - не важно даже, чем именно). Если потребитель готов воодушевляется (чем-то) - находятся те, кто его воодушевляют. Но, когда потребитель перестает воодушевляться - его все равно продолжают воодушевлять. Этот неосознанный протест потребителя против развода - и есть клиповое мышление (распознав скрытую рекламу - просто переключает на другой канал). Но и там - реклама.
  
   Если число из трёх цифр "рассматривать произведением" этих цифр (почему нет?), а степени этого числа сопоставить со звуком и цветом, то действительно нот - семь.
  
   Но, рассматривать числа можно как угодно. В другой системе отсчета - чувственного счета - их будет 10. А с учетом реплик - как в семиотике 1883 года (в прагматизме) - 27.
  
   Это числа (знаки) мышления человека о природе, а не числа самой природы. А, если рассматривать ещё и знак того, как человек строит свой знак мысли (что - постмодернизм) - вариантов 4096.
  
   _ _ _
  
   Пора сделать обобщение.
  
  
   Рисунок 8.
  
   Рисунок 8. "Ноты" - диагональные сечения семиотического пространства (вдоль серой оси).
  
   Разлагая солнечный свет трехгранной призмой Ньютон - "увидел" серую ось лептонов (нот). Сейчас это очевидно.
  
  
   Рисунок 9.
  
   Рисунок 9. Цветовой круг в терминах семиотического знака.
  
   Столетием позже Иоганн Гёте, споря с Ньютоном, разглядел в цвете форму семиотических знаков (цветовой круг знаков цвета). Он исходил из концепта единства двух пар противоположностей: нашел эти противоположные цвета и замкнул в круг.
  
   Василий Кандинский добавил в цветовой круг Гёте серую ось. Это явно был шаг назад - попытка свести смутные очертания пространства знаков цвета к прежним, интуитивно понятным пропорциям теории цветной фотографии. В теории Джеймса Максвелла - "цвет - пропорция трех цветов". У Кандинского - "цвет пропорция трех оппозиций". Различие - небольшое.
  
   Аристотель рассуждал - в основном - не о цвете (но с его рассуждениями именно о цвете и спорил Ньютон), но о мышлении (форма пространств цвета и мышления - одна и та же) и получил куб мышления, подобный цветовому кубу Кандинского (и гораздо более логичный, теория Кандинского - софизм) - более, чем двумя тысячелетиями ранее.
  
   Матюшин ничего не добавил, пошел по пути иллюстрации уже существовавших (в его время) представлений о цвете. Сфера (планета) с белым и черными полюсами. Или - тетраэдр.
  
   Конфуций и Пифагор (если это не один и тот же человек) - не нашли матрицу SU(3) знаков цвета, но подошли к её отрытию вплотную, чем кто-либо до середины 19 века, через модель пентаграммы и остановились, утверждая, что человеку понять большее - невозможно. И этого родились астрология и теория гармонии.
  
   Потребовался талант Римана, чтобы в середине 19 века преодолеть это самоограничение нашего ума "новой геометрией". SU(3) Софуса Ли - одно из решений. Даосы нашли его задолго до Ли.
  
   Непосредственное ощущение идеи пространства цвета (опыт) - трудно выразимо.
  
   Это работа художника-колориста. Но, когда есть результат такого опыта - его можно объяснить методами имен чувств (познания).
  
   Это - приблизительное объяснение. Дискурсивная (постмодрнистская) модель пространства цвета - интересней, в ней больше деталей, но и она не предел четкости выражения трудно-выразимого ощущения самой идеи, где число деталей не имеет значения.
  
   _ _ _
  
   О сходстве и различиях теория семиотического знака (3^3), знакуса (знака-дискурса, 3^4) и дискурса (4^4).
  
   Теория семиотического знака родилась в 1883. Следы понимания семиотики можно найти в любых исторических эпохах. Пространство вокруг нас - на самом деле - вовсе не не такое, каким нам кажется.
  
   Какое оно?
  
   Ровно такое, каким мы способны его увидеть. То есть - именно такое, каким нам и кажется. Но, вовсе не потому, что оно такое и есть на самом деле, а потому, что по другому мы его видеть не способны. Мы можем управлять такой своей реальностью, вместо устреднения всех фантазий до одной - среднестатистической. Числено преобладает потребитель, дискурс 1234, но не все люди такие. Потребителем управляет маркетолог, маркетологом - софист, софистом барыга. Вот и вся античная демократия. Но, такая иерархия - лишь один из вариантов возможного. В средние века проявился другой вариант, в середине 20 века третий, вариантов - множество. Пора прекратить сравнивать их. Сама концепция социальной иерархии - безнадежно устарела.
  
   Если "увидеть" - считать концептом чувств и ощущений, то есть - перцептов и аффектов, в терминологии Жиля Делеза. Но, концептов возможно много уровней. Все уровни равноценны. Это и есть матрица.
  
   В середине 1980-х мне пришла мысль, разделить стороны семиотического треугольника не на три, но на четыре части. Это привело к слиянию теории дискурса и знака (знакуса). Затем, я все увеличивал число делений и наблюдал образование "кристалла" - соединения множества знаков во все более сложную геометрическую фигуру.
  
   И, с точки зрения семиотики и с точки зрения дискурса - пространство мышления - куб.
  
   Семиотика делит этот куб на 27 знаков: 8 вершин, 12 рёбер, 6 граней внутреннюю область, то теория дискурса (делением куба на 8 вершин).
  
   Теория дискурса, на первом этапе сочетания двух индексов 8 вершин, определяет 36 адресов областей пространства куба - делает практически тоже самое (это те же самые 27 областей-знаков, некоторые знаки повторяются).
  
   На втором этапе определяется пересечение двух семиотических знаков (каждый из которых равен полу-дискурсу). Это - те самые цепочки знаков, о который говорил автор семиотики Чарльз Пирс. В этом можно увидеть и принцип блокчейн.
  
   Геометрически - это можно представить сочетанием двух из 27 областей пространства куба. А, интерпретировать - либо диалогом знаков или более точным (чем в семиотике) определением области пространства куба (1 из 729), либо более сложным, чем семиотический знак, объектом.
  
   Дискурсы, которых 48 - определяют точку серого (центр). Этот результат можно назвать самодостаточностью (гармонией) двух семиотических знаков. Другие 4048 вариантов - определяют различные отклонения от этого серого центра, то есть - это дисгармоничные (не самодостаточные) сочетания знаков.
  
   В дискурсе имеет значение очередность вершин куба. В семиотике есть подобное правило. Интеллектуальные знаки начинаются с достоверности (с означения идеи её смыслоформой), знаки переживния - с формы идеи.
  
   Если бы сочеталось не два, но три полу-дискурса (никто не запрещает рассматривать и такую теорию) - то один из 19683 вариантов напомнил бы привычное школьнику пространство цвета, как пропорций красных, синих и зеленых осей. По сути - теория дискурса, как и семиотика - описывают не пространство, а множество точек зрения на него. Из которых, из этих точек зрения) - это пространство и состоит. И та и другая модели - геометрически - визуальные метафоры прагматических и постмодернистских концепций мышления человека.
  
   Математически - это матричное исчисление. От SU(3) к SU(n), где n->стремиться к бесконечности, что есть блокчейн "n" в SU(n).
  
   С точки зрения философии Федора Гиренка (конепция клипового мышления) - этот прагматический-постмодернистский взгляд на мышление человека (которому не менее 135 лет) и есть "отождествление бытия и мысли о нем". Как если отождествить банан и мысль о банане. Что, по мнению Гиренка - невозможно, абсурд. Современник не справляется с такими сложными представлениями и имитирует поверхностными признаками (галлюцинациями) - клиповым мышлением. К слову, искусство 1960-1980-х и есть абсурд. Доведение академического софизма до абсурда.
  
   То есть, Гиренок повторяет тезис Михаила Дугина, о том, что прагматизм и его развитие постмодернизм (по крайней мере - в России) - невозможны. Сложные символы не понимаются потребителем и подменяются (им самим) иконами (галлюцинациями смысла).
  
   Но, есть и другой вариант разрешения противоречия - это сама теория клипового мышления Гиренка, как и теория российского археомодерна Дугина - смысловые галлюцинации. Если возможно обнаружить в них подмену терминов (или какие-то другие из 18 софизмов) - а это возможно - то, можно всерьез эти теории не рассматривать. Логичная цель подобных теорий - вызвать "хайп" (я интерпретирую хайп не совсем "агрессивной рекламой", скорее это ее результат - воодушевление потребителя теорий, что и является целью софизма уже более двух с половиной тысяч лет.
  
   Есть постмодернистская концепция Алана Кирби "о смерти постмодернизма", что оксюморон. Даже похороны постмодернизма - постмодернизм. То есть - постмодернизм тотален. Постмодернизм высмеял софизм, поэтому, логично что софизм - в отместку - его "похороил". А реакция современника - подделка постмодернизма галлюцинацией смысла (клиповым мышлением) - объяснена постмодернистской теорией дискурса. Простой пример: в древности, все народы подделывали непонятные им изображения на монетах, точно также сейчас подделывают и постмодернизм и блокчейн.
  
   По сути - софизм (дискурс 4321) отстаивает точку зрения, что мышление обычного человека (дискурс потребителя 1234) слабо, но мышление самого софиста обладает "некоторой силой убеждения" и если эта сила (харизма) у тебя есть, почему бы тебе её не использовать себе во благо? Если человек "видит" мир вокруг себя пространством пропорций, зачем его разубеждать? Пусть платит софисту деньги и получает подтверждение каким-угодно своим фантазиям (пусть покупает простые имена своих чувств смутных идей).
  
   Постмодернизм (дискурс 1423) - другая точка зрения, что все точки зрения (дискурсы, в том числе и сам постмодернистский) - одинаково тюрьма мысли, слова всегда обман и их единственная цель - уравновешивать бессознательное мышление (до того или иного дискурса - как баланса серого). Мышление человека оперирует знаками, выстраивая из них цепочки "реальности". Что просто трезвый взгляд на человека. Спорить о дискурсах (какой лучше?) - бессмысленно, необходимо договариваться, не зависимо от точек зрения на человека и самим строить своё будущее. Таким, каким мы сами хотим его видеть - воображая соответствующие знаки - "реальности".
  
   Психоанализ, философия, литература, кино, политика, изобразительное искусство, физика и математика с 1960 - изобилует такими постмодернистскими решениями "проблемы реальности". Отрицать саму возможность постмодернизма в 2019 - глупо, мышление человека может быть множества разных типов, дискурсы - лишь некоторые из них. Тип мышления не должен быть причиной дискриминации. Необходимо договариваться. Конфуций призывал ровно к тому же самому.
  
   Кроме того, если "реальность" создаем мы сами - это ещё и интересно. Вместо одной ложной истины - зацикленности на одном семиотическом знаке, мы получаем конструктор - тысячи таких знаков и вольны делать с ним - что угодно.
  
   Конечно, постмодернизм подрывает феодализм университета (дискурс 4231), но и сейчас не 11 век. Вы же не станете использовать средства передвижения или медицины 11 века? Так почему же используете социальные технологии того времени? Софизму вообще - более двух половиной тысяч лет, если не более. Может быть вернемся в эпоху фараонов? Начнем использовать айфоны как мотыги, привяжем их к палками?
  
   А ведь уже привязали....
  
   "Либеральное общество контроллирует власть через выборы". А "общество" - контроллирует софист-политтехнолог.
  
   Осталось только копать палками с айфонами землю, вместо солфи. Был у меня такой перформанс.
  
   Подробнее:
  
   Три цифры - означают семиотический знак (термин или субатомную частицу-адрон), две цифры после знака "равно" - полу-дискурс.
  
  
   Рисунок 10.
  
   Рисунок 10. Соответствие семиотического знака и дискурса.
  
  
   Рисунок 11.
  
   Рисунок 11. Цветовой круг в терминах дикурса.
  
   ("До") Знак "переживание" (икона, хайп, самоирония):
  
   111=-1-1
  
   ("Ре") Знак "схема":
  
   112=-12
  
   121=-13
  
   211=-14
  
   ("Ми") Знак "схема вообще":
  
   113=22
  
   131=33
  
   311=44
  
   ("Ми") Знак "ой":
  
   122=24=-1-3 (24- горожанин, 42-профессор, -1-3-не художник, -3-1-не ремесленник)
  
   212=23=-1-4 (23-барыга, 32-гуру, -1-4-не повстанец, -4-1-не эксперт)
  
   221=34=-1-2 (34-философ, 43-софист, -3-4-не философ, -4-3-не софист)
  
   ("Фа") Знак "фото" (пример, факт, образ):
  
   222=1-1, 2-2, 3-3, 4-4
  
   ("Фа") Знак "этот"
  
   123=2-4
  
   321=-24
  
   231=3-2
  
   132=3-4
  
   312=-34
  
   213=2-3
  
   ("Соль") Знак "владение":
  
   133=-4-4
  
   313=-3-3
  
   331=-2-2
  
   ("Соль") Знак "реклама":
  
   223=12=-3-4 (12-потребитель, 21-маркетолог, -1-2-не потребитель, -2-1-не маркетолог)
  
   232=13=-2-4 (13-художник, 31-ремесленник, -2-4 не электорат, -4-2-не профессор)
  
   322=14=-3-2 (14-постмодернист, 41-коллаборант, -3-2-не гуру, --3-не литератор)
  
   ("Ля") Знак "пропозиция":
  
   332=1-2
  
   323=1-3
  
   233=1-4
  
   ("Си") Знак "умозаключение" (символ, закон, аргумент):
  
   333=11
  
   27 семиотических знаков описывают тоже самое пространство, что и 36 полудискурсов. На самом деле - полу-дискурсов 72, так как, в дискурсе, важно что - что означает, дискурс - очерёдность цифр, поэтому - обратное направление удваивает число дискурсов. В дискурсе некоторые области пространства (знаки) дублируются разными адресами. Либо дискурс избыточен, либо семиотика приблизителна. Скорее - второе.
  
   Дискурс - сочетание двух пар цифр по 8 вариантов каждая, формально это 64 х 64 = 4096 вариантов социальной сферы. Но, если устранить дубли, это 36 х 36 = 1029 или 27 х 27 знаков = 729 вариантов. С учётом двойных направлений дискурсов - 1458 вариантов.
  
   Дискурс - сочетание двух семиотических знаков. Диалог. Это может быть не только диалогом двух людей (двух знаков-мышлений), но и диалогом бессознательного и речи, как частей одного мышления (одного человека). Этот последний тип беседы - самый интересный. Цель - гармония (консенсус, дао), самодостаточность пары дискурсов, как 1234.
  
   _ _ _
  
   Про непонимание.
  
   По моему, все просто: люди "называют" искусство (как и что-либо другое). И далее - тусуются с этими своими "словами-именами". Это объяснила постмодернистская эстетика ещё в 1980. Конфуций - за две с половиной тысячи лет до этого. Когда, само искусство - нарисованное непосредственное ощущение идеи этого непонимания человеком своих чувств.
  
   Соединение обоих точек зрения приводит к большему, чем "понимание слов" и "ощущению ущербности слов" взгляду на жизнь. Это как решение конкретной задачи. Конфуций назвал это гармонией стихий, постмодернисты - консенсусом, средневековые схоласты - концептом. Был вариант "Великой формулы" романтизма - в мрачном духе Фауста - цветовой круг Гёте. Дао, Дзен и Благодать - ровно тоже самое.
  
   Человек способен (или не способен) выстраивать (или не выстраивать) цепочки таких собственных концептов, которые подчиняются своей собственной логике. Только эта логика концепта нами и познаётся чувствами и ощущается, как опыт. Как оси координат. И так было всегда. Все остальное - иллюзия.
  
   Слова - имена чувств, рисунки - ощущений. Концепции имен чувств и проповедь о нарисованных ощущениях - по отдельности - тени, та же самая разделенность мышления на речь и сон. Существует очень много вариантов разделения (дискурсов). Поэтому все люди разные.
  
   Понимание - рисунка концепции имени чувства смутной идеи человека. Осознание - нарисованного ощущения непосредственного ощущения этой конкретной идеи. Концепт - их непротиворечивое соединение. Картина и есть такой концепт, знак или композиция.
  
   Дух нашего времени - актуальность - в большем, чем ранее, признании знаковой природы нашего ума. И в новом уровне концепта, он уже шестой. Мы познаём сами себя, а не мир вокруг нас. Физика и философия уже более полу-века как перешли на матричное исчисление. Концепты чисел-терминов, вместо только чисел и только терминов. Не подстановка значений в формулы, и не подстановка формул в значения, а единство значений и формул. Ядерные реакции. Те же субатомные частицы - и не термины и не числа. Нечто большее. Наука и философия - просто пример этих перемен. Это затрагивает все сферы.
  
   Актуальное искусство - нарисованное ощущение этих перемен. Но, есть и реакция, сведение всего многообразия жизни к одному лишь имени чувства - хайпу, упрощение до товара. Опять же, это было всегда. Раз человек делает это, это не противоречит устройству его мышления. Но, мы много что делаем...
  
   Противоречие убогости человеческого мышления и его совершенства решается просто - не только человек отражает идею природы своим мышлением, но природа отражает идею человека, это отражение природой человека и есть наше мышление. Просто мы используем его не всегда по назначению. Но, каждый решает сам, глупость необходима. Как в казино. Если бы большинство не проигрывало, кто-то один бы не выиграл.
  
   Блокчейн - продуктивная идея для описания новой реальности, как цепочек концептов, переход к пониманию бесконечного числа уровней, сам принцип построения концепта, но эфир засорён хайпом. Что просто есть майнинг ясности мысли. Миллионы неудачных попыток разгадать шифр, ради одной удачной.
  
   По моему, что может быть проще?
  
   _ _ _
  
   Человека с детства учат думать, что пространство в котором он живёт - однородно и изотропно. Что есть термины (формулы), описывающие процессы, одинаковые в любой области это пространства и есть их числовые значения. И есть талант воодушевлять окружающих таким знанием.
  
   Возникает неравенство: кто-то лучше заучивает формулы, кто-то лучше подставляет в них значения, кто-то лучше воодушевляет. Это называется социализацией, обучением игре в подчинение иерархии авторитетов. Прав не тот, кто понимает лучше, но тот, чей статус "понимателя" - выше. Родители пытаются передать достигнутый ими статус своим детям. Или мечтают дать им образование, благодаря которому дети социализируются лучше их.
  
   На лекциях по философии, если отбросить всё несущественное - человека учат, что основе его мышления находятся некоторые идеи, они смутны и трансцендентны. Непостижимы. Их можно лишь чувствовать и давать этим своим чувствам имена - термины. На этом таланте приобретения имен своим чувствам - интеллектуальная жизнь большинства людей исчерпывается. Живи, как чувствуешь, подставляй свои значения в готовые термины своих чувств. Посмотрим, какое место в иерархии такой твой талант позволит тебе достичь?
  
   Другие (маркетологи) - создают такие имена-символы, удовлетворяя потребность в них первых.
  
   Талант третьих (софистов), в обучении первых - признакам таланта вторых. Если всё относительно, то за деньги можно научиться чему угодно.
  
   Но, всегда найдётся четвёртый тип человеческого таланта (аналитик-философ), способность непосредственно ощущать (видеть) достоверность и недостоверность высказываний остальных. Подлинное бытие человека - иное, как по отношению к обыденному потреблению символов-имен чувств, так и по отношению к их созданию и к манипуляции желанием этому научиться. Оно - в осознанном ощущении идеи убогости такого "человеческого" мышления. Мы рождены для большего. Наше мышление устроено иначе, мы его просто не используем.
  
   Пятый тип таланта университетского интеллектуала - в создании концепций имен чувств. Если все, что хочет студент-горожанин (шестой талант) - найти своё место в стаде, необходимо предоставить ему такую возможность.
  
   Седьмой тип таланта (истерик-художник) - рисовать непосредственные ощущения социальных идей. Что протест против иерархии усреднения. Но, можно создать новую иерархию интерпретаторов нарисованных ощущений и все встанет на свои социальные места. Это восьмой талант ремесленника-перфекциониста, чувствующего не смутные идеи жизни, а идеи художника и умело использующего их в собственной социальности.
  
   Если обыватель - раб символов (имен чувств своих идей лучшей жизни). А все остальные лишь используют этот его талант себе во благо. А художник - раб своих эстетических чувств, и его тоже умело используют, то девятый талант человека (повстанец-постмодернист) - быть рабом своего понимания (рисунков концепций имен чувств). Если имя чувства - форма идеи, концепция такого имени - смысл формы идеи, а значение смыслоформы - достоверность (или недостоверность), то можно рассматривать мышление человека структурой знаков. Иронизировать над тем, кто это не понимает. Можно рассматривать структуры таких структур, усложняя их до бесконечности. Использование такого девятого таланта человека себе во благо (кто отличит понимание рисунка концепцию имени чувства идеи от имени чувства идеи?) - есть десятый талант эксперта, специалиста во всем.
  
   Одиннадцатый талант (психоделического гуру) - в непосредственном ощущении символа иного бытия человека. И, соответственно, ещё один, двенадцатый талант человека - в подделке этой воодушевляющей психоделической проповеди - поверхностными признаками и - заключение чувственности всех остальных в пространстве, контролируемым носителем такого таланта. Это не только арт, нарко или иной товарный рынок, это виртуальная реальность и литература. Сейчас все - литература, поэтому наслаждаться матрицей социальной жизни непосредственно - интереснее чтения книг. Нажимать на кнопки комфортнее информации, передаче которой они служат.
  
   Это было всегда. Просто вместо кнопок айфона были мотыги и копья. Технический прогресс, а социальный - лишь его разновидность - плод воображения. Все на своих местах с самого начала, есть перво-ощущение человека себя человеком разумным и есть тысячелетняя спекуляция этим ощущением. Век от века лишь создаются новые социальные оболочки подделок. Никто не бенефициар, все равны в глупости.
  
   Всё, список базовых талантов исчерпан.
  
   Конечно, есть химеры, смесь двух, оппозиционных друг другу талантов, но не всех, определённых типов. Есть недостаток какого-то качества, составляющего талант и недостаток сразу всех качеств - образует аналогичную социальную структуру. Есть частичное отсутствие таланта и есть стремление восполнить этот конкретный свой недостаток, но только имя чувства.
  
   Всех типов мышления человека 4096, как web-цветов и все они выстроены в единую структуру социальной сферы человечества. Это социальное пространство всего человечества не изотропно и не однородно.
  
   Новый виток эволюционной спирали - в выходе из этой иерархической матрицы представлений человека о самом себе и о своей жизни. Социальных сфер может быть сколько угодно, люди не заключены в одну, единую матрицу, у каждого она своя и необходимо научиться взаимодействовать друг с другом без посредников. Другая парадигма общества.
  
   Каково - на самом деле - устройство вселенной?
  
   Мы не знаем и не можем знать, так как своим мышлением (даже в случае интеллектуалов) - лишь определяем термины. Пространство этих терминов такое, насколько это позволяет представить наше мышление. Мышлением - же - мы отражаем не природу, а само - это своё - мышление.
  
   Например, расстояние (размер вселенной).
  
   Ось расстояний имеет две крайности - ноль и бесконечность. Одинаково непостижимые нашим разумом.
  
   Сделаем картонную коробку. В её основе плоский прямоугольный лист картона. Коробкой делает его наша смекалка. Лист однородный и изотропный. Выберете одну из сторон, поставьте отметку, это конкретное расстояние, согните коробку по этой отметке, это грань реальности, один край - бесконечность, она переместилась на другую грань коробки, как и ноль. Ноль совпал с бесконечностью.
  
   Примеры - условны, но надеюсь принцип понятен.
  
   Для человека вселенная - это расстояние, масса и время. То, что расстояние трехмерно и осей на самом деле пять - не важно. Рассмотрим для простоты одномерное пространство расстояний. Некоторый плоский лист изначальных представлений (карту вселенной), один край листа - ноль, другой - бесконечность. Теперь согнем коробку - получим куб. У куба восемь вершин и 12 граней. Три измерения куба - это три типа восприятия вселенной, допустим - расстояние - ширина, масса - высота и время - длинна. Как вариант - d - кварки ядерных физиков: синий, зелёный и красный.
  
   Есть нижний передний левый угол - начало координат, ноль. Нижний передний правый угол - конкретное расстояние - s - (которое мы способны понять интуитивно, в отличии от нуля и бесконечности. Бесконечное расстояние переместилось на нижний дальний правый угол коробки. Переместим и ноль расстояния в передний верхний правый угол коробки.
  
   Конкретная масса - m - передний левый угол коробки, бесконечную массу подвернем в передний верхний правый угол. Нулевую массу - в задний верхний левый.
  
   Конкретное время - задний левый нижний угол коробки. Физикам удобнее вместо обыденного времени использовать обратное, 1/t. Если мы хотим понять их термины, мы должны принять эту условность. Бесконечное время переместилось в задний верхний левый угол коробки, нулевое время - в задний нижний правый
  
  
   Рисунок 12.
  
   Рисунок 12. Деформация осей координат чувствами человека.
  
   Бумажную коробку так не согнуть. Но, для пространства представлений нет условия однородности и изотропности. Получилось что-то вроде петли Мебиуса, вывернутой наизнанку трижды. Или -- цветового круга Гете. Голубой (циан) ноль расстояния совпал с бесконечной массой, желтый ноль массы совпал с бесконечным временем, фиолетовый (пурпурный, маджента) ноль времени -- совпал с бесконечным расстоянием. Все неопределенное и непонятное - заняло интуитивно понятные места, как цвета в цветовом круге. Причем, вне зависимости от того, отдаем ли мы себе отчет в этом или нет.
  
   Что стало с прежней бесконечностью?
  
   Теперь это треугольник между жёлтым, голубым и пурпурными цветами. Если в изотропном и однородном пространстве точка определяется пропорцией координат - здесь такой фокус не проходит. Точка определяется адресом - знаком. Знак бесконечности - треугольник между адресами. Смешайте эти цвета - получится темно серый, неприятный цвет, неприятный он потому, что практически его невозможно сделать абсолютно серым, как и понять бесконечность.
  
  
   Рисунок 13.
  
   Рисунок 13. Один из вариантов рисунка 27 знаков.
  
   Что стало с точкой нуля?
  
   Это тот же самый желто-пурпурно-голубой треугольник, того же самого серо-буро-малинового цвета, но повёрнутый на 60 градусов. Другая очерёдность смешениях цветов краски, но результат - тоже. Бесконечность - в наших человеческих представлениях - это тот же ноль, повернутый по фазе.
  
   Интуитивно мы разделяем ноль и бесконечность.
  
   Как? Мы подменяем бесконечность произведением (смешением) базовых цветов: синего расстояния, зеленой массы и красного времени.
  
   Конечно, такая привязка семиотических знаков и физических терминов и цветов - условна. Но никто не запрещает это делать, хотя можно привязать их и по другому. Мне удобнее так.
  
   Смесь красного, зеленого и синего возможна в двух вариантах - смешайте эти цвета на компьютере в системе RGB - получите белый цвет. Физически это импульс: p=sm/t. Смешайте краски - получится смесевой черный (темно-серый). Почти чёрный. Если условно представить этот цвет - отсутствием импульса, то интуитивно это и есть чёрный. К подлинному темно-серому нулю и подлинной темно-серой же, бесконечности эти новые координаты не имеют никакого отношения. Но мы считаем их чёрным нулем и белой бесконечностью.
  
  
   Рисунок 14.