Харб Клена: другие произведения.

Билет на тот свет: 1. Примечательное событие (1-20)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая из трех частей романа "Билет на тот свет" (психологический триллер, ужасы, постмодернизм)


  
   Имена персонажей, наименование юридических лиц и мероприятий являются вымышленными. Все совпадения случайны.
  
   Все мы обитали в городе c телефонным кодом 2247. Недостаточно примечательном, чтобы мелькать в новостях. Недостаточно зрелищным, чтобы привлекать туристов. Недостаточно бесперспективным, чтобы молодежь повально уезжала оттуда в поисках лучшей доли. Мы не задумывались о подробных планах на будущее и не имели непомерных амбиций. Нам было комфортно в месте, где мы родились. Наша компания жила сегодняшним днем и сиюминутными удовольствиями. Ничего особенного, на первый взгляд. Но у каждого человека есть История, которую можно рассказать. Не в широком кругу знакомых или прессе, а случайному попутчику в поезде. Или на исповеди. Многие участники тех событий давно мертвы, а те, кто живы, вряд ли станут распространяться о случившимся. Но я расскажу вам нашу Историю, потому что она слишком сильно давит на меня изнутри. А, говорят, если высказаться - станет легче.
  

I. Примечательное событие.

1.

   - Мы обязательно должны идти сюда? - тяжело вздохнув, спросил высокий светловолосый парень, рассматривая оранжевый клочок бумаги.
   - Спичка с Дредом идут! И Жара тоже, - ответила лежащая рядом на кровати девушка с темно-русыми волосами, стянутыми в высокие хвосты по бокам.
   - Надеюсь, твои друзья когда-нибудь устроятся на работу и возьмутся за ум. Раз уж у вас во всем принято действовать аналогично...
   - Да ладно тебе, Фонарь, - лениво протянула бездельница. - Только ты у нас можешь просиживать штанишки в офисе до дыр. Я творческая натура и жду особенных предложений.
   - Да, я чувствую, как с тобой пытается связаться толпа менеджеров по подбору персонала. Вот только дозвониться они не смогут - линия перегружена. Ведь набирают все одновременно! - покачал головой ее собеседник.
   - Ты просто завидуешь, - огрызнулась Белка. - Сам ни к чему не стремишься, вот и довольствуешься малым.
   - Я стремлюсь заработать себе на пропитание. И тебе на подарки!
   - Не нужны мне никакие подарки! - она капризно выпятила губы. - Лучше сходи со мной на рейв.
   - Что ты там забыла, Бельчонок? - парень попытался обнять подругу. - Может, в кино отправимся или в парке погуляем?
   - Нет, нет, нет, - принялась отбиваться она. - Надоела вся эта банальная скукотища. Хочу плясать до упада!
   Фонарь недовольно отодвинулся.
   - Мы ведь даже не знаем, где будет проходить мероприятие.
   - Вот именно! "Зеленая Звезда" никогда не проводит вечеринки для всех подряд. Нужно доказать, что ты достоин посетить их тусовку.
   - Доказать, что ты достоин пройти на дискотеку? - удивленно заморгал он. - При всем желании, как это сделать? На флаере нарисована нота, капля, лицо бородатого мужчины и лопата. Что организаторы хотят этим сказать? Для того чтобы попасть на рейв, нужно обладать незаурядными экстрасенсорными способностями?
   Белка нахмурилась.
   - Ты ведешь себя будто столетний дед. Ребята из "Звезды" засекречивают место, чтобы синие жилеты его не нашли. Вечеринка-то незаконная!
   - Еще лучше, - пробурчал ее собеседник. - И как ты собираешься разгадать послание?
   - Пока не знаю. Спичка сказала, что они с Дредом будут биться над ним до победного конца, и я не могу позволить этой выскочке меня опередить!
   Спичкой звали развеселую гиперактивную девицу неформальной наружности, с которой Белка когда-то сидела за одной партой. Потом ее вроде выгнали из той школы из-за драки с учителем или из-за курения в туалете. Проблемная была ученица! Ее любовник, невозмутимый Дред, и прожитые годы немного усмирили непокорный нрав юной мятежницы. Однако в какой-то мере она продолжала оставаться занозой в пятой точке. Фонарю панкерша никогда не нравилась, но из-за Белочки ему приходилось изредка с ней встречаться.
   У парня появилась слабая надежда, что никто из их знакомых не справится с заданием. Приятели Белки никогда не блистали логикой и догадливостью, а сама она, будучи увлекающийся натурой, скорее всего, забросит ребус после пары неудачных попыток.
   - Нота и капля символизируют название - "Звуки жизни". "Зеленая Звезда" устраивает это мероприятие один раз в несколько лет. Я много слышала о нем от старшего поколения. Говорят, что атмосфера там совершенно безбашенная! На эту вечеринку везут самых лучших электронщиков со всей планеты.
   - Фестиваль электронной музыки "Звуки жизни"? Это такой оксюморон? - попытался пошутить Фонарь. Подобное название ассоциировалась у него с фриковатыми чудиками из местных лесов, что каждое лето играли там на своих странных барабанах и купались в речке нагишом, но никак не с противными синтетическими синтезаторами.
   - Оксю...что? - сморщилась Белка, полностью обнажая большие передние зубы. - Я же слушаю твои вонючие пластинки с рок-музыкой двадцатилетней давности! Эти стариканы только и могут стенать в микрофон. Ты безнадежно отстал от жизни.
   В такие моменты Фонаря тяготили отношения с глуповатой подругой. Но обычно он сменял гнев на милость, когда Белочка становилась на колени, расстегивая ему джинсы. Пусть у нее был лишь один способ добиваться своего, пока он действовал безотказно.
   - Если мне не нравится что-то, что нравится тебе, значит я отсталый? - разозлился оскорбленный меломан. - Почему бы тебе тогда не пойти туда одной и не подобрать подходящую пару? Кого-нибудь более заинтересованного в модных течениях!
   - Не дуйся, Пупсик, - капризно протянула Белка, соблазнительно потягиваясь. - Зачем нам ругаться из-за подобных мелочей, когда можно заняться кое-чем более интересным?
   - Может быть, ты и права, - он быстро сдался и притянул ее к себе.
   - Ну уж нет! - Белочка высвободилась из объятий парня. - Я имела в виду, что нам нужно разобраться с флаером. Вечеринка состоится завтра - мы можем не успеть.
   - Хорошо, как скажешь. Значит, за помощью ты обращаться не намерена, а у нас осталось немногим больше суток? - Фонарь успокоился. Вероятность того, что они посетят "Звуки жизни", стремительно приближалась к нулю.
   - Обращусь только в самом крайнем случае. Я обязательно должна быть там завтра, - она выхватила у приятеля листок и фанатично принялась его рассматривать. - Здесь скрыта наводка на следующую подсказку. Какой-нибудь всем известный человек или довольно знаменитое место в нашем городе. Ты знаешь какого-нибудь бородатого мужика? Кто первый приходит тебе на ум?
   - Какой-нибудь популярный актер, - пожал плечами Фонарь.
   - Нет, думай лучше! Что-нибудь, связанное с лопатами.
   - Похоронное бюро, - не раздумывая, выдал он.
   - Отвези меня в центр, - Белочка неожиданно вскочила с кровати. - Кажется, я знаю, что нам нужно!
   Всю дорогу пара ехала молча. Белка копалась в телефоне, а ее парень следил за дорогой. Вот только мысли его витали далеко от кожаного салона. Фонарь раздумывал над тем, что бы он сейчас делал, не будь рядом с ним этой смешной кокетки с двумя хвостиками. По большому счету их связывала лишь постель и желание заполнить пустоту внутри жизни и души. А что будет дальше? Свадьба, дети? Он представил растолстевшую, постаревшую подругу, склонившуюся над плитой, и приуныл. Время нещадно бежало вперед со скоростью загнанной лошади. Только в конечном итоге это ему придется упасть и издохнуть. Неужели все люди так живут? Его родители так жили. Так жили родители Белки и большинства его знакомых. И сами знакомые постепенно сбивались по двое и образовывали уже собственные семейные гнезда. Даже в Спичке и Дреде было что-то домашнее, но они хотя бы выглядели искренне заинтересованными друг в друге.
   - О чем задумался? - Фонарь ненавидел эту фразу. А вот Белочка повторяла ее с завидным постоянством: после занятий любовью, во время приемов пищи - почти всегда, когда он позволял себе просто замереть, погрузившись в размышления.
   - О том, как мне с тобой повезло, - он улыбнулся, не поворачиваясь.
   - Ты такой милый! - Белка наклонилась и поцеловала парня в щеку. - Смотри, какая я у тебя умница!
   С этими словами она показала Фонарю дисплей своего телефона. На нем была открыта картинка со схематично изображенным бородатым мужчиной. Так же на эмблеме присутствовала надпись: "Веселый садовод".
   - Я смутно помнила о чем-то подобном, - объяснила Белочка. - Мы с мамой каждый день проезжали мимо этого магазина, когда она отвозила меня в школу. Поторопись, любимый! До закрытия остался всего лишь час.
   - Успеем, если не попадем в пробку.
  

2.

   Окружающий мир был наполнен враждебностью. Высокие серые люди, искоса глядевшие друг на друга, ходили по грязным улицам. Где-то громко лаяла охрипшая собака. Из разбитого окна ночлежки доносилась тошнотворная смесь аромата прокисшего супа и веселой песни, исполняемой пьяной женщиной. Север не видел ее лица, но воображение рисовало ему непривлекательную, испещренную морщинами и расширенными порами морду с подбитым глазом. Когда парень проходил мимо здания, из подъезда выпал плюгавенький старичок. Он крутился вокруг себя на одной ноге и орал:
   - Возврати меня в тот прекрасный миг, Катерина! Я отдам тебе сердце и память свою!
   Штаны бездомного слетели с тощих бедер, обнажая немытые ноги. После чего несчастный запутался в одежде и упал на землю. Северу понравился этот звук. Будто давишь жука тяжелым ботинком.
   Здоровяк проследовал мимо деда, волоча за собой биту. Прибитые к ней гвозди со скрипом царапали асфальт. Ночь намечалась чудесная! Свежий вечерний воздух бодрил молодого вандала, вставшего на путь презрения к частной собственности.
   В своем районе Север пользовался уважением местной шпаны, но серьезным преступником его можно было назвать с натяжкой. Он предпочитал по-быстрому обчищать мелкие лавчонки. Обделывать же более крупные дела у парня не хватило бы духу - иногда синие жилеты ответственно подходили к работе.
   Еще неделю назад он заприметил небольшой чайный магазинчик в этом квартале. Им владела немолодая женщина, жившая неподалеку. Воришка уже успел как следует осмотреться и составить план действия. Не было похоже, что старушка пользовалась сигнализацией. Да и камер он не заметил. От вожделенной кассы нарушителя спокойствия отделяла лишь хлипкая дверца. Ему не хотелось даже думать о том, что, возможно, владелица каждый день забирала выручку домой. Скорее всего, так оно и было. Севера привлекал сам процесс разбоя. Награда для него не являлась обязательной.
   Парень легко пересек пару улиц, держась в тени. Предвкушение сладкого момента заполняло его тело. Во рту появился странный, но довольно приятный вкус железа. Так было всегда перед очередной кражей. Никакие другие плотские удовольствия не дарили Северу подобной радости. Вдобавок подобные мероприятия являлись его тайной жизнью, секретной отдушиной. Иногда здоровяк представлял себя двойным агентом. Только в фильмах главный герой обычно разрывался между шпионажем для хороших парней и разведкой в стане плохих. Этот же тип разрывался между работой на заводе днем, и такими вот нехитрыми развлечениями ночью. Еще у персонажей боевиков обычно имелась горячая подружка, а спутница жизни Севера, Ляля - последняя из рода человеческого, кто прошел бы кастинг на подобную роль. Она была больше похожа на ожившую засушенную рыбу-мутанта с вечно потными ладошками - худая, блеклая, с потухшим взором. Три года назад она решила предохраняться народными средствами. Прочитала на форуме, что поедание перезревших яблок приводят к бесплодию. К счастью, она отказалась от этой идеи после первого же аборта. Потом в ход пошли подмывания химической газировкой. На этот раз срок прерывания беременности они пропустили. Сначала Ляле в голову пришла идея заняться перетаскиванием шкафов и употреблением перорально зеленки или уксусной эссенции. Но Север, посчитав себя ответственным за случившееся, уговорил сумасшедшую выйти за него замуж и оставить ребенка. Полтора года назад на свет явилось орущее нечто. Новорожденной девочке повезло лишь в одном - за ней согласилась присматривать бабушка, так как мать больше беспокоилась о покупке новых штанов или лака для ногтей.
   Почему они никогда не думали о систематическом приобретении и использовании нормальных противозачаточных средств? На этот вопрос не знали ответа ни Ляля, ни Север. Если Бог дал дочку, значит, так оно и должно быть. Если Бог не дал когда-то ума, то и в дальнейшем вырабатывать его не следует. Без разума жизнь становится проще. Примитивнее. Тебе не нужно загружать несчастный мозг бессмысленным анализом. Тебе нужно лишь существовать по заданному алгоритму, пока ангел смерти не взмахнет над бестолковой головой клинком.
   Вот и крыльцо лавчонки. Север поднялся по ступенькам, легонько постукивая по каждой любимой битой. Это была не простая деревяшка, а гордое оружие с темным прошлым и криминально-очаровательным будущим.
   Молодой грабитель уже собирался выбить дверь, когда его внимание привлекли мелькающие тени и шум. Он чуть спустился, спрятав орудие за спину, и принял отсутствующий вид. Из подворотни вышла ругающаяся парочка. Девица быстро-быстро старалась втолковать что-то своему дружку, а тот лишь отмахивался от визгливого раздражителя.
   - Ты так и не понял, как это важно для меня, - ее хвостики болтались из стороны в сторону. - Мне обидно оттого, что ты не хочешь помогать!
   Они остановились прямо напротив входа в лавку, что сильно раздосадовало Севера. Он натянул бейсболку пониже, чтобы увлеченные ссорой влюбленные не смогли разглядеть его лицо.
   - Я хотел бы тебе помочь, - устало ответил второй голос. - Но не могу прыгнуть выше своей головы. Я не знаю, как расшифровать вторую подсказку!
   Север сразу узнал говорящего. В подростковом возрасте ребята были закадычными друзьями. Много лет здоровяк прожил с этим юношей на одной улице, пока последний не переехал с семьей в более престижный район. Воришка решил отложить дело по такому случаю. Подождав, пока в оживленном монологе девушки образуется очередной пробел, он вступил в разговор:
   - Фонарь?! Я глазам своим не верю! Ты ли это?
   Светловолосый парень внимательно пригляделся к нему и тут же приветливо улыбнулся, приметив знакомые черты.
   - Север! Что ты здесь делаешь один так поздно?
   - Прогуливаюсь, - он постарался как можно незаметнее выкинуть биту за крыльцо, но она наделала шуму, упав на асфальт. Чтобы скрыть свои намерения, незадачливый грабитель как ни в чем не бывало подошел к старому другу и пожал ему руку.
   - А вы что здесь забыли?
   - Охотимся за иллюзиями, - рассмеялся Фонарь. - Неважно! Сколько лет же мы с тобой не виделись?! Как ты?
   - Женат. Дочка есть. Работаю на заводе, - здоровяк почесал шею. Его биография не пестрела подробностями.
   - Ого. Дочка! Как назвали? Сколько ей?
   - Полтора года. Сонькой ее кличем - спит постоянно.
   - Это ненормально, - вставила стервозная подруга Фонаря. - Маленький ребенок должен быть активным в этом возрасте!
   Север недобро посмотрел на нее, но тьма скрыла его зловещий взгляд.
   - Не разбираюсь я в детях. Не мужское это дело. А ты чем занимаешься? - он обратился к приятелю.
   - В офисе работаю. Звонки, документы, отчеты, планерки - скукотища, - загрустил Фонарь.
   - Да ты у нас большой человек! - с тенью легкой зависти протянул простой рабочий.
   - Тоже мне! - фыркнула девчонка. - Лишь зад своему начальнику подтирает важными бумажками.
   - Замолчи, - раздраженно бросил спутнице Фонарь и посмотрел на старого друга. - Совсем меня замучила своими капризами. Мы тут играем в какую-то странную игру. Одна широко известная в узких кругах промо-группа запланировала мероприятие, и чтобы на него попасть, нужно разгадать шифр.
   - А что за мероприятие? - протянул Север. У них с Лялей все памятные события сводились либо к особо крупным ссорам, либо к употреблению дешевой огненной воды в компании друзей за парой банок консервированных подарков от свекрови.
   - Если вкратце, то в какую-то заброшенную дыру забьется несколько тысяч человек и пропляшут всю ночь. Под музыку типа "бум-бум-бум". С пищалками и визжалками. Еще лазеры, дым, девки полуголые...
   Хоть Фонарь и говорил с презрением, для неискушенного трудяги описанное действо представлялось довольно культурным и достойным посещения. К тому же месяц назад он купил жене приличное платье на рынке, а сейчас, по-видимому, появился повод им блеснуть.
   - Может, и нас с супругой возьмете? Мы бы с тобой пивка навернули, пока женщины общаются.
   - Туда не так-то просто попасть! Нужно расшифровать несколько заданий. Сначала нас отправили в магазин садового инвентаря, там продавец выдал кипу различных листовок. Что с ними делать дальше, мы не представляем, - он совершенно не выглядел расстроенным из-за данного факта. Скорее, даже наоборот.
   Север настолько углубился в размышления, насколько ему позволяли сделать это природные данные.
   - Так давайте отправимся к нам, - предложил он через некоторое время. - Ляля, супруга моя, курицу на бутылке запечет, и мы спокойно все решим. Две головы - хорошо. А у нас будет целых четыре!
   - Что думаешь? - Фонарь повернулся к своей девушке.
   - Пять. Вместе с курицей, - безразлично ответила Белка. - Поехали! Все лучше, чем со Спичкой советоваться.
   Вместе они пересекли узкую улочку и направились к машине.
  

3.

   Белочка зашла в квартиру следом за Севером. Он долго шарил рукой по стене в поисках выключателя, и когда свет наконец зажегся, девушка смогла разглядеть квартиру старого друга Фонаря.
   В тесном коридоре стояло потрепанное трюмо, пережившее несколько поколений. Зеркало, прикрепленное к нему, было покрыто пылью и разводами. На стенах пузырились дешевые обои, а на полу располагалась свалка грязной уличной и поношенной домашней обуви. Белке показалось варварством то, что люди немногим старше нее могли жить в подобных условиях.
   Отказавшись от засаленных тапочек, с неуклюжей вежливостью предложенных Севером, она аккуратно прошла по давно немытому полу и очутилась на крошечной кухне. Там, в аромате пережаренного масла, Белочку встретило существо, больше похожее на высохшую мумию, чем на представительницу прекрасного пола. Удивительно, как только подобная вобла выносила и родила ребенка!
   Жена Севера грустно посмотрела на гостью и еле прошелестела, вытирая руки о видавшее прошлый век полотенце:
   - Меня зовут Ляля.
   - А меня - Белка.
   - Накрывай на стол, родная, - пробасил Север, заходя к ним. Следом за ним выглянул Фонарь. Пространство комнаты, и без того смехотворное, закончилось. Белочка ощутила нехватку воздуха. Она села на стул, поджав ноги, и испуганно оглядела бедную обстановку.
   Хозяин апартаментов тем временем достал из холодильника огромную пластиковую бутылку с выдохшейся желтой жидкостью и гордо водрузил ее на стол. Потом потянулся к ржавой сетке над раковиной и достал оттуда четыре кружки, испещренные сколами и мелкими трещинами. Белка поморщилась, когда здоровяк поставил одну перед ней и принялся разливать пиво.
   - Слушай, что ребята придумали: пойдем завтра на дискотеку, - весело заявил он жене.
   - Интересно! - вдруг неожиданно взбунтовалась покорная на вид Ляля. - А Соньку я с кем оставлю? Не тащить же ее с собой! Толпа народу и громкая музыка могут ею напугать.
   - С матерью своей оставь. Всегда же так и делали. А то мы давненько никуда не выбирались! - друг Фонаря потянулся к супруге и ущипнул ту за плоскую ягодицу, спрятанную под застиранным халатом.
   Белка, увидев это, пришла в ужас. А ее парень молчал, уткнувшись глазами в потертую клеенку. Чтобы хоть как-то отвлечься от вопиющей нищеты, Белочка решила сосредоточиться на загадке. Она вытащила из сумки шесть листовок, положила их на стол и принялась рассматривать.
   Это были обычные рекламные объявления. Каждое из них представляло некое мероприятие или организацию.
   Фестиваль "Кинематограф для избранных".
   Винный бутик.
   Лицей с углубленным изучением иностранных языков.
   Анатомический музей.
   Детский парк "Остров сокровищ".
   Зеркальный лабиринт.
   Никого смысла. Абсолютно разные отрасли.
   - Что-нибудь заметила? - поинтересовался Фонарь, от безысходности и из вежливости потягивая дармовую выпивку.
   - Ничего, - расстроено произнесла Белочка. - Наверное, придется звонить Спичке.
   - Не придется, - неожиданно ласково ответил он, взяв ладонь подруги в свою. - Ты справишься. Я в тебя верю!
   - О чем шушукаетесь? - к столу наклонился Север.
   - Вот пытаемся разгадать очередной шифр, - ответил Фонарь.
   - Из всего перечисленного мне нравится только винный бутик, - засмеялся здоровяк. - Подаришь этот купон на скидку?
   - Он прошлогодний, - парень Белки улыбнулся и замер, раздумывая. - Между ними должна быть какая-то связь. Может, следующая подсказка в одном из этих мест?
   - Зеркальный лабиринт в этом году не открывали, а лицей летом не работает. И кинофестиваль шел только пару дней в одном из домов культуры, - протянула Белочка. - Не думаю, что нам нужно бегать по местам, где все это когда-то было.
   - Смотри, - Фонарь сгреб листовки в кучу и принялся внимательно их изучать. - Здесь везде проставлены даты. В июне - фестиваль кино, январская акция в бутике, в сентябре лицей ждет учеников, музей открывается в августе, детский парк - в мае, а скидка на лабиринт действовала только в июле прошлого года. Давай расположим их в хронологическом порядке и посмотрим на результат.
   Он принялся раскладывать листовки на столе.
   - И все равно - ничего. Это тупик! - воскликнула Белочка через несколько минут, нарушив напряженную тишину. - Я не понимаю, чего они от нас хотят.
   - Попробую разложить их по месяцам, не ориентируясь на год, - попытался успокоить девушку Фонарь.
   Она ничего не ответила. Про себя Белочка начала потихоньку настраиваться на разговор со Спичкой. В ее голове уже звучал издевательский голос приятельницы.
   - В. Д. Ф. Зал, - вдруг произнес Север, шумно отпивая из Лялиной кружки, когда Фонарь разложил листовки по-новому.
   - Что ты сказал? - настороженно спросил его друг.
   - Я просто прочитал первые буквы названий, - пожал плечами хозяин дома.
   - Вы слышали что-нибудь о ВДФ зале? - обратился Фонарь к девушкам. - Это может быть аббревиатурой. Военный десант флота или ветеринарный дневной факультет. Или вафельно-дрожжевая фабрика. Или валютно-денежный фонд.
   - Скорее, вздорные догадки Фонаря, - хмыкнула Белка. - Нет, это слишком сложно и нелепо. Все должно быть гораздо проще!
   Ее парень снова обратился к листкам.
   - Север хорошо придумал насчет первых букв! - победоносно произнес он через некоторое время. - Он ошибся только в словах "фестиваль" и "детский". Вместо них следовало учитывать "кинематограф" и "остров". Тогда получается просто - вокзал.
   - Молодец! - Белка вскочила со стула и нежно поцеловала любимого в щеку.
   - Только какой вокзал? - утомленно вздохнул он. - В городе есть речной вокзал, пара железнодорожных и десяток автовокзалов.
   - Можно посетить все! - энергично предложила Белочка
   - Уже поздно, - протянул ее друг. - Давай завтра.
   - Оставайтесь у нас, - радушно предложил Север. - Ужин скоро будет готов.
   Парочка переглянулась.
   - А знаете, что я подумал? - начал Фонарь. - Впереди нас могут ожидать новые загадки, а времени осталось мало. Мы поедем сейчас.
   - И я с вами, - суетливо засобирался здоровяк. - А то без меня вы ничего не поймете.
  

4.

   - Если бы они загадали слово "порт", ты бы не подумал про аэропорт. По крайней мере уж точно не в первую очередь! Поэтому я считаю, что нам нужно отправиться к самому крупному железнодорожному вокзалу. Это же так логично! - разорялась Белка.
   - Хорошо, хорошо, я не против, - попытался купировать истерику Фонарь. - Я просто заметил, что автовокзал находится намного ближе к тому месту, где мы были.
   - Если надо будет - вернемся, - она отвернулась к окну.
   Север, замерший на заднем сидении, виновато молчал. Ему не хотелось становиться свидетелем ссоры. Белка достала телефон и погрузилась в социальную сеть. Покопавшись в гаджете пару минут, она сморщила лицо, став еще больше похожей на хорошенького грызуна.
   - Похоже, Спичка уже расшифровала место. Она выложила свое фото с первым флаером и подписала: "Мы сделали это! Кто с нами?"
   - Ну вот, если преломишь гордыню - мы дружно поедем отсыпаться перед завтрашним мероприятием.
   - Не выйдет, - поджала губы Белочка. - Я уже ответила, что, мол, она слишком долго возилась с разгадкой. Что мы справились быстрее. А эта дылда лишь порадовалась за нас!
   Фонарь изо всех сил сжал руль, подавляя раздражение. Ему, как представителю мужского пола, от природы было свойственно желание соревноваться и одерживать победу. Но упрямство подруги казалось глупым и бессмысленным. Он знал, что Белка всю жизнь завидовала более яркой и коммуникабельной однокласснице, но считал чрезмерным превращать в соперничество каждый аспект человеческого существования. Особенно тогда, когда другая сторона, с высоты адекватного восприятия собственной личности, даже не знала, что была втянута в своеобразное состязание.
   К тому же это Фонарю приходилось помогать Белке одерживать победу в надуманных поединках: то покупать более дорогие платья, то устраивать день рождение в более роскошном кафе, то приобретать очередную модель телефона по предзаказу. Чтобы на неделю раньше, чем у Спички! И неважно, что предполагаемая противница могла даже не заинтересоваться новинкой.
   Теперь вот ему нужно было рвать пятую точку, дабы его девушка имела возможность похвастаться находчивостью и интеллектом. Может, поэтому Фонарь и недолюбливал Белочкину приятельницу. Ведь именно из-за нее ему приходилось жертвовать временем и деньгами. А Спичка, наверное, даже не замечала результатов его трудов. Либо попросту радовалась за школьную подругу, заставляя ту чувствовать себя еще более униженной. Женщины!
   Подъехав к зданию вокзала, Фонарь сразу понял, что делать им здесь нечего. Если бы представители "Зеленой Звезды" зашифровали это место, то ребята увидели бы других желающих попасть на фестиваль, но в округе царила пустота и тишина. Делиться своими догадками с Белкой заранее он не стал. Пусть лучше сама отчается, чем до скончания дней будет припоминать ему совместное поражение.
   - И что дальше? - спросил Север, когда все они вышли из машины.
   - Да, без тебя бы мы точно не справились! - ядовито произнесла Белочка, пиная алюминиевую банку.
   Здоровяк грустно посмотрел на друга, но тот не обратил на него внимания, пристально оглядывая площадь.
   - Там кто-то есть, - тихонько сказал Фонарь, показываю в темноту. Под огромным рекламным табло маячила одинокая фигура.
   Север двинулся вперед, заслоняя остальных от возможной опасности. Она ему вечно чудилась, когда на город опускалась ночь, потому что и сам воришка предпочитал выходить в это время на промысел.
   - Ты думаешь, мы просто так подойдем и спросим: "Знаете ли вы, где проводится рейв?" - Белка перешла на встревоженный шепот.
   - Сомневаюсь, что нас за это убьют, - хмыкнул Фонарь. - Если здесь ничего не найдем - отправимся дальше.
   Огни рекламного щита были выключены. Наверное, ответственные за них лица экономили на электроэнергии. Вся дружная команда одновременно достала телефоны и подсветила себе дорогу. Взволнованная Белочка старалась идти как можно ближе к парню.
   Когда до табло оставалась пара шагов, Север направил свет на неизвестного.
   - Извините, что тревожим вас. Мы кое-что ищем...
   Перед ребятами появился самого небрежного вида представитель приезжих с востока. Он зло посмотрел на них и спросил:
   - Что?
   - Мы ищем место проведения музыкального фестиваля "Звуки жизни". Вам это название о чем-нибудь говорит? - Фонарь почувствовал, как к нему прижалась испуганная Белочка, и немного осмелел.
   - Проваливайте! - закричал человек, размахивая руками.
   Ребята не стали спорить. Они повернулись и пошли к машине. Фонарь мог различить в темноте выражение лица возлюбленной. Его подруга была готова расплакаться. Тогда он взял Белку за руку и произнес:
   - Ты, наверное, устала? Поедем домой! Я не вижу смысла в дальнейших поисках.
   - Но... - начала протестовать она.
   - Завтра я сам позвоню Спичке. Скажу ей, что соврал тебе. Сообщил о том, что нашел место, а на самом деле ничего не нашел. Мне-то все равно, что девчонка обо мне подумает, а тебе не придется унижаться. Ты не проиграешь!
   - Я так утомилась, - зевнула Белочка. - Что сейчас согласна на что угодно. Пусть будет по-твоему. Спасибо.
   Фонарь потрепал подругу по плечу, когда их неожиданно озарил яркий свет. Кто-то включил лампочки на рекламном щите. Тяжелые сегменты табло начали со скрипом переворачиваться. Часть красочного объявления, сообщавшего о новом тарифе мобильной компании, сменилась. Теперь на ее место встали уже знакомые парочке знаки - нота и капля воды. Под символами фестиваля имелась надпись, стиравшая все сомнения по поводу местоположения рейва. Два слова. Южная верфь.
  

5.

   - Нас пустят с ней? - спросил Фонарь, разглядывая юную мулатку, вертящуюся возле зеркала.
   - Кто знает, - поникшая Жара пожала плечами и продолжила расчесывать выкрашенные в огненно-рыжий длинные кудрявые волосы. Этот цвет соблазнительно гармонировал с ее бронзовой кожей. Быть может, именно из-за него девушка и получила свое прозвище. - Родители уехали заграницу, обязав меня сидеть с Бусинкой. Ты же знаешь, насколько она проблемная. Я не могу оставить сестру одну. Если ее не пропустят, то мы уйдем вдвоем. Семья для меня дороже, чем развлечения. Подай, пожалуйста, салфетки из верхнего ящика.
   Фонарь достал из туалетного столика упаковку гигиенических принадлежностей и бросил ее Жаре. Он хорошо относился к экзотической красавице во многом потому, что знал - ей было не чуждо чувство ответственности. В прошлом году ее пятнадцатилетняя сестра, Бусинка, сбежала из дому с каким-то байкером. И вернулась домой только через пару месяцев, начиненным пирожком. О сохранении ребенка и речи быть не могло, а над девочкой установили тотальный контроль. Так как их темнокожий отец-дипломат и мать постоянно путешествовали, сторожить потаскушку заставили старшую сестру. Не то чтобы Жару этот факт несказанно обрадовал, но отнеслась она к нему с вызывающим уважение спокойствием. Пусть теперь на личную жизнь у нее оставалось намного меньше времени. Да и не каждому парню понравилось бы терпеть на свидании подобный довесок - ни уединиться, ни покувыркаться втроем.
   - А она не расскажет родителям о нашем походе? - поинтересовался Фонарь.
   Жара усмехнулась.
   - Все в порядке, дружище! Даже если малая и захочет сдать меня, я опровергну любые ее доводы и выставлю девчонку лгуньей. Все выходные я просидела дома за книжками. Предки мне поверят. Это же не я залетела от парня с зеленой бородой и проколотым достоинством.
   - Что? - захохотал он. - Ты шутишь!
   - То ли у сестрички фантазия разыгралась, то ли в юности все цветное и блестящее кажется притягательным. Но проклятый избранник, по ее рассказам, выглядел именно так. Накрашенные ногти и черная кожанка присутствуют.
   - Наверное, ей нравится Спичка, - в шутливой задумчивости протянул Фонарь.
   - Вот еще! - Жара грозно глянула на друга. - Эту ненормальную я на километр к Бусинке не подпускаю. Она же моя лучшая подруга - уж я-то знаю, о чем говорю.
   - Эй, вы чего там языками чешете? - девочка закончила красоваться и заинтересовалась разговором старших. - Она опять про меня сплетни распускает?
   - Сиди тихо, - цыкнула на нее сестра. - Твое отвратительное поведение - главная причина всех сплетен. Скажи спасибо, что вообще с собой беру!
   - У тебя нет другого выбора, - нагло ухмыльнулась Бусинка.
   Парень промолчал. Ему было безумно жаль подругу, но она сама выбрала себе наказание. Фонарь достаточно хорошо знал Жару, чтобы понять: она обладала весьма твердым характером, чтобы отвязаться от роли няньки, заставить родных мириться с ее личностной свободой. Но по какой-то причине молодая метиска не захотела этого сделать.
   Из соседней комнаты выглянула Белка. Сегодня она была одета в вызывающе короткое розовое платье. Слишком пошлое, на вкус Фонаря. Но этой девице чувство меры было свойственно лишь изредка. Или Белочка в очередной раз решила предпринять попытку переплюнуть Спичку и постараться выглядеть более эпатажно и цветасто, чем подруга. Хотя парень был уверен, что вряд ли кому-то, кроме разве что попугаев, это было по силам.
   - Выезжаем? - довольно улыбнулась она, полная радостного предвкушения.
   - Подождите! - вдруг спохватилась Жара. - Меня сосед попросил позвать его на какую-нибудь тусовку. Сам он парень скромный, безобидный. У него большие проблемы по части завязывания новых знакомств, а дома в одиночестве сидеть скучно. Если вы не против, я бы хотела взять его на рейв.
   - Чем больше народу - тем веселее, - произнес Фонарь.
   - Мне все равно, - равнодушно ответила Белка, высматривая несуществующие погрешности в идеальном маникюре.
   Дождавшись, пока Бусинка определится с выбором сережек в цвет кофточки, ребята вышли из квартиры мулаток и направились к двери напротив. Жара нажала на кнопку звонка, но никто не ответил.
   - Может, его дома нет? - спросил Фонарь.
   - Летом Кляр всегда в своей комнате торчит. В компьютер играет, - рыжеволосая метиска вздохнула и вновь позвонила. На этот раз дольше. - Его родители умерли, и сейчас парня воспитывает бабушка - старушка добрая, но глуховатая. И не совсем в своем уме. А сосед мой немного инфантилен - его возраст пересек четверть сотни, а интересы как у пятилетнего ребенка. Зато человек он вроде неплохой!
   - Любопытно будет этот фикус комнатный на рейв привести, - тихонько шепнула Белка спутнику.
   Фонарь промолчал. Он не видел ничего смешного в асоциальном затворничестве.
   Наконец дверь приоткрылась. Из щели выглянула старушка, щурящая слезящиеся глаза.
   - Девочка, это ты? - спросила пожилая женщина, глядя на Жару.
   - Да, я за вашим внуком пришла. Гулять его хотим с нами взять.
   - Счастье-то какое. Проходи, - пробормотала бабушка Кляра, отступая вглубь квартиры.
   На друзей дохнуло целым букетом запахов - замоченных от недержания простыней, дряхлого тела и лекарств.
   - Целыми днями за экраном сидит, - ворчала старушка. - Ни воздухом не подышит, ни ноги не разомнет.
   Жара закивала ей в ответ, улыбаясь, а после повела всю команду в самую дальнюю комнату. Из-за двери раздавались звуки быстрых нажатий по кнопкам и крики:
   - Тащите! Ты что делаешь? Мне лечение нужно!
   Метиска уверенно распахнула дверь, и все увидели Кляра. Парень, сгорбившись, завис над клавиатурой. Он, казалось, совсем ничего не замечал. Сосед сестер был похож на молочного поросенка: большой, заплывший салом, с редкими белесыми волосенками и розовыми щечками. Жара подошла к нему и сорвала наушники.
   Толстяк испуганно сжал голову в плечи и огляделся.
   - А, это ты! Может, позже зайдете? У меня рейд в самом разгаре.
   - Что в разгаре? - нахмурившись, уточнила мулатка. - Ладно, неважно! Ты же сам хотел со мной на тусовку пойти - сейчас самое время.
   Кляр замолк, раздумывая. С одной стороны, его ждал уютный и понятный игровой мирок, а с другой - неизвестное, шумное мероприятие. На подобное решение ему нужно было гораздо больше времени, чем пара мгновений, но геймеру не хватило смелости спорить с живым человеком, поэтому он недовольно поднялся.
   - Ладно, идем!
   Жара хмуро оглядела соседа, одетого в мятую футболку со следами соуса на животе и мокрыми разводами подмышками, нестиранные шорты и грязно-серые носки вкупе с сандалиями.
   - Кажется, тебе нужно переодеться? - с надеждой спросила она.
   - Да я все это только в пятницу надел!
   - А сегодня суббота. Как можно было так испачкаться за день? Только не говори мне, что ты имеешь в виду пятницу, которая была неделю назад, - скривилась мулатка. - И, похоже, не одну...
   Белка тихонько хихикнула.
   - Ого. Уже неделя прошла? - удивлено протянул Кляр. - Тогда ты права, я переоденусь.
   - Отлично, - Жара повернулась к остальным. - Давайте подождем на лестничной клетке.
   Когда все покинули унылую квартиру, Фонарь обратился к старшей мулатке:
   - Думаешь, взять его - хорошая идея?
   - Восхитительная! - откровенно расхохоталась Белочка. - Я за собственные деньги готова напоить этого кадра. Вот же веселье нас ожидает! Я и не думала, что ты способна на столь тонкие издевательства.
   Метиска смерила ее уничтожающим взглядом.
   - Ему нужна помощь.
   - Лучшая помощь для таких, как он - быстрая и безболезненная смерть, - Белка скрестила руки на груди.
   - И почему в змеином питомнике, из которого ты сбежала, не выдавливают яд самым опасным особям?! - парировала Жара.
   Белочка посмотрела на парня, ожидая защиты, но Фонарь не считал нужным заступаться за нее в подобных ситуациях, предпочитая не влезать в женские дрязги. Обычно девушки неплохо ладили друг с другом, но сегодня, по какой-то причине, обстановка между ними накалилась. К тому же Жара была права - его подруга частенько проявляла неразумную, даже смехотворную жестокость в некоторых вопросах.
   - Как же вы познакомились с Кляром? - Фонарь решил перевести тему. - Похоже, он не слишком любит общаться с живыми людьми.
   - Это произошло, когда я еще училась в младших классах, - метиска присела на подоконник и предалась воспоминаниям. - Пока я занималась в кружке, родители уехали из города на выходные, прихватив Бусинку. А я забыла дома ключи. Мобильники в то время были редкостью, поэтому я начала ходить по соседям и напрашивалась переночевать. Но, как назло, все разъехались по дачам. Только Кляр мне открыл. А его бабушка разрешила остаться. Она тогда еще находилась в адекватном состоянии. С тех пор у нас и установились более-менее приятельские отношения.
   - Как трогательно! - фыркнула Белка.
   - Пожалуйста, успокойся, - Фонарь обратился к девушке. - Давайте не будем сегодня портить друг другу настроение.
   Жара остановила его.
   - Пусть беснуется! Прости, но этой хамоватой хабалке меня не задеть. Она лишь строит из себя успешную и независимую личность, как ей кажется, но люди относятся к ней с насмешкой. И никто не принимает всерьез.
   - Да что ты можешь знать об успехе и независимости? - взвилась задетая за живое Белочка.
   - Может быть, ничего. Зато наслышана о человеческом достоинстве, взаимовыручке и прочих вещах, которые тебе ни о чем не говорят.
   Неизвестно, чем бы закончилась перепалка, но тут из квартиры вышел Кляр, одетый в мятые джинсы и бежевую водолазку. Фонарь тут же решил высказаться, воспользовавшись образовавшийся паузой:
   - Если мы хотим успеть к началу - нужно выдвигаться уже сейчас.
   Обиженная Белка нарочито высокомерно прошла мимо него, а Жара посмотрела на друга с сочувствием.
   Наконец все покинули дом и направились к машине. Толстяк втиснулся с сестрами на заднее сидение, а Белочка уместилась рядом с водителем. Логичнее было бы поменять их местами, но Фонарь опасался оставлять девушек чересчур близко расположенными друг к другу. В полном молчании ребята отправились на рейв.
  

6.

   - Если мы догадались, то и синие жилеты смогут найти это место, - взволновано произнес Дред, оглядываясь по сторонам.
   Они прибыли почти самыми первыми. В главном ремонтном отсеке, ставшем большим танцполом, играл приятный лаунж, а малый даже не был открыт. По импровизированному клубу все еще ходили работники, настраивая оборудование. Неосвещенные декорации пока не производили нужного впечатления, но и посетители, на которых его необходимо было производить, в данный момент отсутствовали.
   - Листовки раздают лишь проверенным людям. К тому же небольшой риск обостряет восприятие, помогает погрузиться в более чистые эмоции, - проворковала ярко накрашенная девушка в черной кожаной куртке, потягивая коктейль.
   Бар начинал работу только через полчаса, но она уже запрягла какого-то бедолагу обслужить ее.
   - Спичка! Тебе лучше быть аккуратнее с обострением восприятия, - назидательно произнес ее парень.
   - Прости, но сегодня я не стану прислушиваться к наставлениям! И тебя присоединиться заставлю. Скоро должен подойти Косматый - постоянный спонсор нашего хорошего настроения.
   - Это то, о чем я думаю? - деликатно спросила стоящая рядом Сима, подруга Дреда.
   - Боюсь, что да, - нахмурившись, ответил он и тут же рассмеялся, приобняв возлюбленную. - Хорошо, сегодня я и сам присоединюсь. Что у него будет?
   Спичка многозначительно посмотрела на парня.
   - Как обычно - все самое лучшее. А ты, Сима, попробуешь?
   - Не уверена. Посмотрим по ситуации, - ответила она.
   - Ладно, пройдусь по знакомым. Не скучайте! - панкерша взмахнула рукой и направилась к группе молодых людей, наклонившихся над световым оборудованием.
   - Да, я не все рассчитал. Неудобно вышло, - смущенно произнес Дред, дождавшись, когда Спичка отойдет от бара на внушительное расстояние. - Нужно было сказать тебе раньше.
   - О пристрастиях твоей избранницы? - Сима печально посмотрела на него.
   - Я ценю ее как личность. Мы вместе двигаемся вперед, и я рад, что такой человек выбрал меня в качестве спутника. Думаю, она та, с кем бы я хотел пройти, если и не весь жизненный путь, то уж точно внушительную его часть. С одной стороны, я понимаю - глупо требовать от партнера соответствия по всем возможным параметрам, но данный аспект волнует меня слишком сильно. Я и сам могу кое-что позволить себе периодически, но для Спички вещества становятся верными товарищами. В остальном же она - идеальна для меня.
   - Мне кажется, что тебе нужно рассказать ей о своих чувствах, - посоветовала Сима.
   Дред схватился за голову.
   - Я боюсь, что она сделает неправильный выбор. Точнее, - он осекся. - Такой выбор, который не понравится мне. Боюсь быть жестким, обидеть ее. Боюсь, что она меня оставит.
   - Но вы не сможете развивать отношения дальше, пока ты не наберешься смелости поговорить с ней начистоту.
   Доки тем временем постепенно наполнялись народом. Мимо ребят прогуливались различные фрики в цветной одежде, дворовое отребье, гламурные модницы, солидные персоны и представители офисного планктона, возжелавшие вспомнить бурную молодость - казалось, "Звуки жизни" стал сборищем для всех возможных классов, существующих в городе. Уже через пару часов они смешаются в одну пеструю толпу, объединенную общим порывом, любовью к музыке и пресловутыми стимуляторами. Но сейчас разница сословий была видна и ощутима - подобные старались держаться рядом с подобными. Хотя, встречались и исключения. Спичка вот, похоже, знала каждого, кто пришел на рейв. Вдобавок она словно активизировала способность пребывать во всех местах одновременно.
   Музыка становилась более динамичной, но все еще не порождала желания выбегать на танцпол у большинства присутствующих. Бармен приступил к работе и первым же делом принял заказ у Дреда и Симы, расположившихся рядом со стойкой.
   - А может, ты права. Мы с ней достаточно близки, и она прислушается к моим словам. Мое недовольство - не маленький прыщик, который пройдет сам по себе, если его не трогать. Это громадный фурункул, который уже отравляет кровь и неизвестно к чему приведет в дальнейшем, - парень Спички залпом выпил четверть стакана виски. Он, будучи блюстителем здорового образа жизни, довольно давно не входил в контакт с подобными напитками, но сегодня Дред чувствовал себя нетипично растерянным и даже подавленным.
   Сима совсем чуть-чуть притронулась к своей порции, запив алкоголь внушительным количеством газировки.
   - У вас все будет хорошо. Так или иначе, - ответила она.
   Через какое-то время вернулась и тема разговора - повеселевшая и раскрасневшаяся. В руке у нее был коктейль, но не тот, с которым она отходила. Панкерша приблизилась к парню и начала что-то шептать, хихикая. Он лишь кивал, гладя любимую по голове. Симе стало неловко находиться в их обществе. И она была не из тех людей, кто свободно чувствовал себя на вечеринке, полной незнакомцев. Спичка говорила, что позвала друзей оторваться с ними, но, по всей видимости, они еще не приехали. Совсем будет грустно, если эти двое решат уединиться где-нибудь в громадном здании верфи. Оставалось надеяться, что Дред не бросит ее в одиночестве.
   - Привет! Тебя угостить? - к стойке подошел молодой мужчина. Он был одет в светлые брюки и белую полосатую рубашку с короткими рукавами. В одной руке пришелец держал барсетку, в другой - дешевое пиво.
   - Спасибо, но у меня уже есть, - Сима старалась вести себя отстраненно, но достаточно вежливо - незнакомец не показался ей симпатичным.
   - Меня зовут Клютчем, - он без приглашения уселся рядом, поставив бутылку на стойку. - Почему такая красавица сидит без компании?
   - Мои друзья... - она повернулась, но влюбленные уже успели куда-то смыться. - Где-то здесь, поблизости...
   - А тебя как зовут?
   - Сима, - нехотя ответила она.
   - Пойдем со мной, Сима! Нас в компании пятеро - все парни. Разбавишь мужской коллектив своим присутствием!
   - Прости. Не имею никакого желания, - она огляделась по сторонам, пытаясь высмотреть знакомые лица.
   Клютч схватил ее за плечо и притянул к себе.
  

7.

   Пока ребята дожидались на шоссе Севера с Лялей и рыскали по лесу в поисках верфи, рейв успел начаться. Громадный ангар, казалось, сотрясался от музыкальных вибраций и неистовых плясок пока еще разрозненных групп людей. Нужно было встретиться с остальными, пока народу не стало еще больше. Сеть в доках ловила из рук вон плохо, поэтому вызвонить кого-то не представлялось возможным. И даже если бы операторы позаботились о более тщательном покрытии места проведения "Звуков жизни", шум на вечеринке стоял невыносимый, и поговорить толком вряд ли бы удалось.
   Фонарь сунул пару купюр охраннику на входе, и компания получила в распоряжение небольшой столик с парой кожаных диванов. Да и Бусинку пропустили без вопросов. Она или действительно выглядела совершеннолетней, или организаторы смотрели на возраст посетителей сквозь пальцы. Оставив друзей привыкать к обстановке, парень Белочки отправился на разведку. Решив, что для начала не мешало бы немного промочить горло, он двинулся в сторону одного из баров.
   Возле стойки находилось лишь несколько человек, но шум стоял знатный. Какой-то мужик успел закинуться к самому началу и чего-то не поделил с сидевшей рядом девушкой. Фонарь невольно залюбовался незнакомкой - миниатюрной блондинкой, похожей на кошку. Миндалевидные желто-карие глаза прелестницы смотрели на хулигана с возмущенным удивлением. У нее была бы наружность дорогой высокомерной стервы, если бы только черты лица не говорили о спокойном характере и добром нраве. И голос у девушки звучал мягко, приятно, несмотря на содержание речи.
   - Вы не можете вот так просто вторгаться в мое личное пространство! - воинственно произнесла она.
   Но пьяньчужка, конечно же, не испугался протестов хорошенькой киски.
   - Я бы в тебя хотел вторгнуться! - он икнул, неуклюже обнимая ее за плечи.
   Фонарь никогда не ассоциировал себя с доблестным рыцарем в отполированных до блеска доспехах. Худой мир он предпочитал доброй ссоре, а в чужие разногласия и вовсе старался не вмешиваться. Но несчастный вид изящной красавицы выбил его из привычного панциря невмешательства. Внешне дебошир не представлял серьезной опасности, поэтому осмелевший герой тут же решил заступиться за жертву:
   - Девушке неуютно находиться в вашем обществе. Пора бы уже понять это!
   Мужчина обернулся и окинул Фонаря мутным взором:
   - Ты кто такой? Убирайся! Иначе накостыляю.
   - Думаю, ни моим друзьям, ни многочисленной охране ваша идея не понравится, - вздохнул защитник прекрасных дам. - Но вы можете испытать судьбу на удачу и свою голову на прочность.
   - Ты как разговариваешь, щенок? - зарычал его противник и, схватив за горлышко пивную бутылку, разбил ее об угол стола.
   На этом месте, на счастье Фонаря, в разгорающийся конфликт вступил бармен. Он подозвал секьюрити, которые быстро вели буйного пропойцу прочь, не разбираясь в ситуации.
   Отвага оставила парня, и он уселся на высокий стул, скрывая дрожь в коленях.
   - Большое спасибо, - молвила спасенная дама. - Разреши угостить тебя в знак благодарности.
   Он помотал головой.
   - Лучше, в знак благодарности, одари меня знакомством и хотя бы краткой беседой.
   Девушка скромно потупила взор.
   - Прости, - неловко рассмеялся он, видя ее замешательство. - Только отогнал одного, тут же сам начал надоедать. Я только закажу себе выпивку и удалюсь искать приятелей.
   - Нет, нет, - незнакомка улыбнулась. - Я всегда волнуюсь, когда дело касается общения с новыми людьми. Но ничего против тебя не имею.
   От нее пахло цветами и выпечкой.
   - Меня зовут Фонарь. Я пришел сюда с друзьями. Собирался поискать товарищей, которые должны были приехать раньше. А тут ты!
   - Зови меня Симой, - она пожала ему руку. - Я тоже здесь не одна, но мои спутники куда-то неожиданно пропали.
   - Присоединяйся к нам! - спонтанно предложил Фонарь, не задумываясь о том, как на ее появление отреагирует Белка.
   Сима помедлила с ответом.
   - Прости, но мне нужно найти своих. Может, мы встретимся позже...
   - Может быть, - откровенно расстроился он.
   Фонарь дождался заказа и уже собирался уходить, когда вернулись Спичка и Дред. С ними были еще двое: подозрительный тип с бегающим взглядом и немытыми волосами, собранными в хвост, и вульгарная девица с выжженной пергидролем шевелюрой. Ее заплывшие глаза были подведены черным настолько жирно, что юноше показалось, будто новоприбывшая использовала для этого маркер.
   - Вы уже познакомились? - перекрикивая музыку, Дред подошел к стойке и, похлопав Фонаря по плечу, обратился к Симе. - Извини, милая. Нам нужно было отлучиться по важному делу.
   - Мне не хочется вас упрекать, но можно было пообжиматься, не оставляя меня в одиночестве, - с укоризной ответила она.
   Дред нагнулся ниже, но Фонарь четко расслышал каждое его слово.
   - Ты все неправильно поняла! Мы приметили... - он запнулся, подбирая слова. - Особых людей. И хотели перетереть с ними одну важную тему без посторонних. А для них все посторонние, кто не я и не Спичка. Надо было тебя предупредить, но она потянула меня за собой - вот я и не успел. Мы думали, что буквально на минутку отойдем, но разговор затянулся.
   - Хорошо, - Симе оставалось лишь принять его объяснение. - И чем окончилась ваша беседа? Получили все, что хотели?
   - Почти, - по выражению лица Дреда сложно было сказать о его мыслях. - Сейчас соберемся вместе и обсудим дальнейший план действия.
  

8.

   Над столиком нависли двенадцать голов - ребята с трудом втиснулись на узкие диванчики. Может быть, было бы легче, не пойди с ними Кляр. Белка уместилась на коленях у Фонаря и с тоской разглядывала присутствующих.
   Кроме свинорылого неудачника, из нежелательных персон к ним присоединились еще четыре особи разной степени маргинальности и странная подруга Дреда. Именно последняя поселила в сердце Белочке неясную тревогу. Из неутвержденных ранее спутников ей вообще нравилась только Бусинка. И если о назначении Спичкиных товарищей девушка догадывалась, то присутствие прочих казалось ей излишним.
   Когда все перезнакомились, панкерша откинулась, обняв кожаную спинку, и задорно оглядела собравшихся.
   - Это судьба, - сказала она парню с грязной головой по прозвищу Косматый. - Их двенадцать. И нас двенадцать.
   - О чем это ты? - Белка игриво прикоснулась губами к коктейльной трубочке. Девушка хотела выглядеть притягательно, но напиток подходил к концу. Она со смешным свистящим звуком втянула остатки и сконфужено отставила стакан.
   - О марках, - тряхнув цветным ирокезом, Спичка ухмыльнулась.
   - О чем? - переспросил Север, поглядывая на Фонаря.
   - Кислота, лизер, аскорбинка, сахар, билет на тот свет, - закатив глаза, принялась объяснять Загадка, подруга Косматого.
   Узнав, как зовут выжженную блондинку, Белочка рассмеялась про себя. В пошлой девице не было и малейшего намека даже на крохотный секретик. Одни отгадки!
   - Это что, наркотики? - с какой-то детской обидой в голосе спросил Север. - Не, ну мы с парнями в подъезде пару раз травку курили, но мне не понравилось. Вот старая добрая выпивка куда понятнее!
   - Никого с собой не зову, - пожала плечами Спичка. - Но если захотите - угощу.
   - Я уже сказал, что согласен, - протянул Дред.
   - И мы, конечно же, свою долю примем, - прогнусавил Косматый, потирая руки.
   - Я, пожалуй, попробую, - как ни в чем не бывало подала голос Бусинка.
   - И думать забудь! - Жара пихнула сестру в бок.
   - А ты сама хочешь? - панкерша с вызовом глянула на подругу. - Кое-кто давно просил меня достать что-нибудь подобное.
   - А я и не отказываюсь, - угрюмо ответила мулатка. - Но малой не позволю.
   Белочке страшно хотелось присоединиться. Ее бывшая одноклассница таинственно выглядела и загадочно изъяснялась в последние несколько лет. Будто была посвящена в некую великую тайну. Белка догадывалась, что именно вызывало метаморфозы в старой приятельнице, да та особо и не скрывала этого. Но Белочка решила молчать, пока не сделает свой выбор ее вторая половинка.
   - Ну, ладно, - вдруг выдохнула блондинка - подруга Дреда. - Я тоже, пожалуй, отважусь!
   - Да, - тут же подхватил Фонарь. - Если ты, Белка, не против, то можем рискнуть
   - Раз уж ты настаиваешь, - она сделала вид, будто ей все равно.
   Север с Лялей принялись шушукаться.
   - А это не опасно? - осторожно спросил Кляр.
   - Что тебе сделает бумажка сантиметр на полтора? - улыбнулась Спичка. - Погуляешь немного в своем воображении и вернешься обратно.
   - Никто не возвращается обратно! - перебила ее Загадка. И добавила, смягчившись. - Таким, каким был прежде.
   - Это твой шанс изменить свою жизнь, - нарочито дружелюбно посоветовала Белка.
   Жара встревожено посмотрела на соседа.
   - С тобой может случиться все что угодно.
   - От этого еще никто не умирал, - отрезала панкерша. - У парня явные проблемы - может, на самом деле с чем-нибудь внутри себя разберется.
   - Тогда я с вами! - глаза толстяка загорелись энтузиазмом, как если бы он увидел новую версию любимой игры.
   - Похоже, только мы остались, - заметил Север. - Ну, не будем отставать от коллектива. Вместе веселее! К тому же, судя по виду большинства находящихся здесь людей, осуждения наша маленькая операция не вызовет.
   Спичка оглянулась по сторонам и достала из кармана целлофановый пакет. Из него она извлекла бумажку, разделенную перфорацией на двенадцать частей. На листке красовалась разноцветная девушка, замершая в соблазнительной позе. Спину прелестницы украшали огромные крылья, встречающиеся в природе лишь у крупных видов бабочек.
   - Вы уже пробовали этот состав? - уточнила панкерша у Косматого.
   Он отрицательно покачал головой.
   - Это не от наших постоянных поставщиков. Друг привез из столицы. Говорит - убойная штука. "Пыльца фей" называется.
   - Посмотрим, - усмехнулась Спичка и быстро разорвала бумагу. После чего она протянула всем, кроме Бусинки, по кусочку, а остававшуюся часть положила обратно в пакет и спрятала в недрах одежды.
   - И что с ними делать? - Ляля покрутила клочок в руке.
   - А вот что! - Загадка отправила свою порцию в рот и довольно улыбнулась. - Достаточно просто, не так ли?
   Каждый повторил за ней. Последним был Фонарь. Ему всегда казалось, что перед подобными поступками нужно долго думать, взвешивать все "за" и "против". А он согласился лишь потому, что согласилась Сима. Но отступать было некуда!
   - Меня всегда вот что забавляло, - сказала Спичка, когда с марками было покончено. - По умолчанию люди относятся к наркотикам откровенно плохо или настороженно. Но, в сущности, дело обстоит следующим образом: стоит лишь создать правильную атмосферу и искренне поделиться с человеком греховным веществом...
   Она выждала паузу, оглядывая остальных, и продолжила:
   - Как - раз - и он уже, словно телка на закланье, принимает правила твоей игры. Вы - срез среднестатистических людей нашей страны в данной возрастной категории. И каждый из вас согласился. По разным причинам. Простите, но посредственностей манит непознанное. А кислота еще и нелегальна! Любопытство вкупе с желанием поиграть в опасные игры может далеко завести. И вот вы здесь. Поздравляю, друзья! Эту ночь вы никогда не забудете!
   - И что же нам теперь делать? - неуверенно спросил Север.
   - Все, что хотите! - улыбнулась панкерша. - А я займусь тем, чем собиралась - пойду танцевать.
   С этими словами она поднялась из-за стола и схватила за руку Дреда. После чего влюбленная парочка исчезла в пестрой толпе.
   Фонарь оглядел доки и понял: рейв, наконец-то, начал вступать в полную силу. Что бы это не значило и лично ему не сулило.
  

9.

   Так как никакого эффекта принятое вещество сразу же не оказало, ребята облегченно расслабились. Каждый, кто попробовал наркотик впервые, настраивал себя в душе на позитивный лад, но общая атмосфера оставляла желать лучшего - за столом собрались не самые коммуникабельные личности. Первой нарушила молчание Жара.
   - Может, присоединимся к ним? - спросила она, указывая на самозабвенно отплясывающую толпу. - Мы же за этим сюда пришли - танцевать.
   - Какие могут быть танцы на трезвую голову, - Косматый потер объемный живот и обратился к своей спутнице. - Эй, ты, метнись-ка за пивком!
   - Вот еще, - огрызнулась Загадка. - Сам иди!
   Он ответил взглядом, наполненным злобой, и миролюбивый Север решил купировать конфликт.
   - Давайте скинемся, и я схожу, - дружелюбно предложил он.
   - А я помогу, - вызвалась мулатка. - Фонарь, присмотри за малой.
   - Будет сделано! - кивнул он.
   Ребята выпустили добровольцев из-за стола. Короткий разговор не оживил обстановку. Вокруг играла громкая музыка, поэтому общей беседы бы не получилось. Фонарь повернулся к Кляру и спросил:
   - А чем вообще ты занимаешься в свободное время?
   - Играю, - равнодушно ответил толстяк.
   - Может, у тебя есть другие увлечения? Работаешь где-нибудь?
   Он покачал головой.
   - Предки, когда отошли в мир иной, оставили мне неплохое наследство. Бабка тогда еще в своем уме была - продала их квартиру и забрала меня к себе. Еще я зарабатываю тем, что продаю персонажей и различные редкие вещи в игре. Я бы больше тебе рассказал, но ты же вряд ли во всем этом разбираешься, - в его голосе прозвучало легкое пренебрежение.
   - Да, я не любитель компьютерных забав, - Фонаря обрадовало нежелание нового знакомого делиться подробностями о его скучнейшем увлечении.
   - А ты где трудишься? - Кляр старался выглядеть заинтересованно.
   - Я менеджер по закупкам в мебельной компании. Работаю с поставщиками, заполняю документацию, веду отчеты, контролирую выполнение заказов.
   - И тебе нравится?
   - Ну, - призадумался он. - Мне платят деньги. Весьма неплохие, по меркам нашего города. У меня есть собственный кабинет. Он небольшой, но можно сказать, что руководство предоставляет мне достаточно комфортные условия.
   - Но ты так и не ответил: тебе нравится твоя работа?
   - Это не то, чем я хотел бы заниматься всю свою жизнь, - Фонаря начинал тяготить завязавшийся разговор. - Но на данный момент я ею доволен. Это главное. А тебе нравится то, что ты делаешь?
   - Пока другие люди упрекают себя за отсутствие мотивации к покорению космоса, я играю. Пока другие люди рвут на себе волосы в попытках достичь непомерно высоких целей, я сижу на форумах. В окружении таких же добровольных затворников. Я рад тому, что мой мозг не забит этими великими целями, и я рад жить в свое удовольствие.
   - Твоя позиция имеет право на существование. Как и любая другая, - Фонарь отвернулся, давая понять, что беседа подошла к концу. Но тут роль захватчика его разума перешла к Белке.
   - Пойдем танцевать! - принялась канючить она.
   - Косматый прав - я ни за что не отправлюсь в это пекло на трезвую голову!
   - Какой же ты зануда! - нахмурилась Белочка. - Тогда я пойду поищу Спичку.
   - Удачи! - махнул рукой Фонарь.
   Вскоре вернулись Север и Жара. В руках они держали подносы, заполненные разнообразной выпивкой.
   - Ну, за знакомство! - бодро произнес муж Ляли, поднося ко рту высокий бокал, наполненный прохладной пенной жижей.
   - Не уверен, что мне стоит это пить, - тоскливо вздохнул Кляр.
   - После Спичкиного подарка я бы на твоем месте уже ничего не боялся, - заметил Фонарь.
   - Я же никогда раньше не пробовал, - игроман выглядел откровенно жалко.
   - Разве вы с друзьями не пропускаете по кружечке, когда встречаетесь? - удивился парень Белочки. - Выпускной, новый год, дни рождения - ты все праздники без алкоголя проводишь? Это похвально, приятель!
   - Выпускных у меня не было. Школьную программу я изучил на дому, а дальше учиться еще не готов. Со знакомыми я общаюсь лишь виртуально. Никого из них в глаза не видел.
   - А с девушками ты как общаешься? - вдруг встряла Загадка, сидевшая неподалеку. - Вставляешь им тоже виртуально?
   - А тебе какой интерес, как он им вставляет? - недобро проговорил ее кавалер. Фонарь заметил, что он со вкусом ущипнул девушку за бедро.
   В тот момент он решил, что попросит Спичку удалить приятелей из компании. Косматый выглядел откровенно агрессивно настроенным. Это могло вызвать некоторые проблемы в дальнейшем.
   Чтобы и дальше не сидеть, молчаливо накидываясь алкоголем, Фонарь перебрался к Симе. Ей также было не по себе. Она рассматривала окружающую обстановку, желая скрыть испытываемую неловкость. Однако подруга Дреда плохо умела управлять эмоциями, и на ее лице отчетливо читалась растерянность.
   - Довольно неожиданно получилось с нашим знакомством, - начал Фонарь. - Я рад, что мы оказались в одной компании.
   - Я не слишком хотела ехать сюда. Мы с Дредом... - остаток слов потонул в шуме.
   - Что? - парень нагнулся. Теперь он отчетливо видел тонкую серебряную цепочку, покоящуюся на изящных ключицах, и небольшую прелестную грудь, приподнимающуюся при каждом вздохе и опускающуюся при каждом выдохе. Выше - миленькие розовые губки. Они двигались, то оголяя ровные зубы, то собираясь воедино.
   - ...поэтому мне и пришлось поехать с ними, - Сима тем временем закончила свой рассказ. - Ладно. Я взяла за правило никогда не ставить на людях крест, пока они живы, и никогда не разочаровываться в событиях, пока они длятся.
   - Правильная позиция, - улыбнулся он. - Выпьем же за восхитительную ночь.
   Они соприкоснулись бокалами.
   Фонарь не знал, что еще можно было сказать в подобной ситуации. Он не считал себя мастером скрытого, тонкого флирта. А на открытый не мог пойти из-за наличия Белки. Разговоры же о работе, увлечениях и семье казались ему сейчас жуткой банальностью. Такой девушке, как Сима, нужно читать высокую поэзию, а не спрашивать, есть ли у нее братья.
   - Я совершенно не понимаю, как можно танцевать под эту музыку. Она почему-то не захватывает меня. Я смотрю на всех этих людей и даже слегка им завидую. Они выглядят либо счастливыми, либо погруженными в глубокий транс. Это так прекрасно - отдаваться чему-то полностью.
   В глазах Симы отцвечивались огни танцпола.
   - Может, нужно начать. Просто встать рядом с другими и поддаться общему настроению, - предположил Фонарь.
   Ему так хотелось пригласить эту белокурую прелестницу, но он не мог этого сделать, поэтому сказал:
   - Я вот совсем не танцую. Считаю, что выгляжу глупо в процессе. А я не люблю глупо выглядеть.
   - Если движения искренне - они естественны. Естественное не может быть глупым, - философски изрекла подруга Дреда.
   - Возьми с собой Жару, - предложил Фонарь и обратился к мулатке, перегнувшись через стол. - Сходите с Симой потанцевать.
   Жара кивнула, улыбаясь. Она залпом опрокинула в себя остатки пива и сказала:
   - Пойдем покажем им всем!
   Хрупкая блондинка недолго размышляла. Она сделала пару глотков для храбрости и встала из-за стола. Фонарь проводил ее долгим взглядом. Что не осталось незамеченным для некоторых присутствующих. Но в глазах Севера он увидел лишь молчаливое одобрение.
  

10.

   Белка двигалась в такт какой-то внутренней мелодии. Ей не хотелось танцевать, ей хотелось привлекать взгляды. Она вертела округлыми грудками, туго затянутыми в узкое платье, наклонялась, выгибалась, крутилась - старалась как могла. Белочке все казалось, что вот-вот к ней подойдет мужчина мечты - красивый, умный, добрый, богатый, влиятельный, ухоженный, заботливый, романтичный, понимающий. Ее совершенно не волновало, что такой человек мог забыть на рейве. Белка ожидала своего принца везде: в затрапезных барах, в очередях, на остановке. Он мог появиться в любую минуту. Ярко, феерично. Как в фильме про любовь.
   Фонарь был временным решением - простой, надежный, положительный парень. Наступит момент, и он доиграет обозначенную роль. Думать о том, что этот самый момент может никогда не наступить, Белочке не хотелось. Она была юна, привлекательна, умела готовить и ублажать мужчину в постели. Белка находилась в полной уверенности, что это исчерпывающий список качеств, которыми должна обладать женщина, чтобы отлично устроиться по жизни. Хоть лично она и отличала с большим трудом "абонента" от "абонемента", а последними прочитанными миловидной кокеткой книгами были школьные хрестоматии.
   Подустав от активного времяпровождения, Белочка двинулась в сторону дамской комнаты. Еще недавно на ее месте находилась одна из заброшенных уборных для персонала верфи, но "Зеленая Звезда" всегда заботилась о нуждах отдыхающих: туалеты по всем докам открыли, привели в порядок и разделили между девочками и мальчиками.
   В помещении стоял резкий запах хлорки. Белочка подошла к одной из раковин и покрутила ржавый вентиль. Из крана тонкой струйкой полилась холодная вода. Подруге Фонаря хотелось умыть лицо, но она не решилась - лишь сполоснула руки. Жаль было искусно нанесенный макияж. Завершив процедуру, Белка принялась разглядывать себя в наскоро протертое зеркало. Без преувеличений - она была красива. Настоящее произведение искусства. Женщина, рожденная услаждать взоры. Ее нужно было заслужить.
   Заслужить, чтобы на тебя смотрели эти нежные раскосые глаза. Смотрели с восхищением, уважением, покорностью или любовью. Заслужить, чтобы этот чуть вздернутый носик морщился, пока сама она смеется или улыбается. Заслужить, чтобы эти забавно выпирающие зубки покусывали тебя за ушко во время постельных игрищ.
   Белкино самолюбование прекратила внезапно появившаяся в туалете парочка. Они самозабвенно ласкали друг друга, не замечая всего остального мира. Любовники интуитивно выбрали одну из кабинок и с грохотом завалились в нее. Белочке оставалось только ретироваться обратно на танцпол.
   Спички нигде не было видно, а к остальным идти не хотелось, поэтому Белка направилась к бару. Музыка вокруг стала более объемной, а воздух - плотным. Наверное, народу прибавилось, поэтому организаторы решили увеличить громкость.
   Белочка с трудом пробилась к стойке, потрясая зажатыми в ладошке купюрами.
   - Мне ром с вишневым соком, - прокричала она одному из барменов.
   Тот лишь кивнул, не глядя, занятый кипой заказов.
   Получив напиток, Белка отошла в дальний угол помещения и прикрыла глаза. На обратной стороне век, сквозь темноту, пробивались причудливые рисунки.
   - Чертова светомузыка, - пробормотала она.
   - У меня от нее тоже голова идет кругом.
   Голос раздался столь неожиданно, что Белочка не сразу поверила в него, но она все же открыла глаза и обернулась. Слева, опираясь на стену, стоял мужчина. Белке хватило лишь одного взгляда на него, чтобы понять: кто-то незримый все же услышал ее мольбу.
   - Я вас напугал? - речь незнакомца лилась мягко, приятно. Такой тембр обычно называли бархатным.
   - Нет, нет, все в порядке! - она улыбнулась. - Я слишком глубоко ушла в собственные мысли.
   - Должно быть, в вашей прелестной головке происходят вещи намного более интересные, чем в нашей реальности.
   - Это правда, - вздохнула Белочка. - Для меня реальность скупа на сюрпризы.
   - Важно видеть чудеса в обыденности. Каждую новую информацию воспринимать как волшебство.
   - Не думаю, что могу так. Я понимаю только очевидное волшебство: полеты, превращение одних предметов в другие, извержение пламени - что-нибудь такое, что совершенно выбивается из нормального хода вещей.
   - А как, по-вашему? - мужчина посмотрел ей в глаза. Липко и настойчиво. - Любовь - это волшебство?
   - Ну, да, - неуверенно ответила подруга Фонаря. - По правде сказать, я не уверена, что когда-либо испытывала нечто подобное.
   - Вы - необычайно красивая женщина, - улыбнулся незнакомец. - И, без сомнения, заслуживаете попасть под воздействие священной магии любви.
   Он чуть наклонился и легко обвил Белочку одной рукой. Эти объятия показались ей слаще всего на свете. Она подняла лицо и приняла желанный поцелуй. Музыка пропала вдалеке. Во всем мире остались только два человека, скованные внезапной взаимной страстью. И угол, занавешенный тонкой синтетической тканью - место возникновения разгорающегося романа.
   - Нас могут заметить здесь, - тихонько пропищала Белка, когда рука мужчины прошмыгнула под подол платья. - Пойдем! Я знаю, где нам никто не помешает.
   Вцепившись в его ладонь, Белочка повела своего нового приятеля вверх по лестнице - в зону уборных. Если другие парочки там уединялись, значит, и им можно. Маленькой шалунье эта идея представилась довольно занятной: незаконная вечеринка, таинственный незнакомец, порочный интим в неподходящем месте - о таких моментах долго вспоминают украдкой с мечтательной улыбкой на лице.
   У одной из раковин кто-то прихорашивался, но Белке было не до соблюдения приличий, а о Фонаре она и думать забыла. Он остался где-то позади. В прошлой жизни, в другом измерении. Белочка неловко зашла в кабинку, споткнувшись о порог, но мужчина успел подхватить ее.
   - Береги себя, - улыбнулся он.
   Белка кивнула, рассматривая узкое пространство. Неизвестные хулиганы размалевали стены уборной какими-то необычными фломастерами - часть рисунков слишком ярко светилась, а некоторые надписи плавно двигались, оборачиваясь фантастическими цветами.
   - Ты в порядке? - мужчина тронул ее за локоть.
   - Тебе не кажется странным то, что здесь происходит? - Белка принялась ощупывать перегородки.
   - Нет, - он повернул ее к себе и крепко прижал. - Кажется, ты отвлеклась от самого главного.
   Теперь он выглядел еще более привлекательным. Каждая черта его волевого лица была словно выточена из мрамора, но оно не походило на маску за счет живых лукавых глаз.
   Незнакомец подтолкнул Белочку к стене и поудобнее перехватил голенькую ножку. Девушка прислонилась к прохладной пластмассе, по наитию принимая более комфортную для спутника позу. Мужчина попытался войти в нее, но не смог.
   - Перевернись и нагнись, - прохрипел он.
   Белка подчинилась. Она не почувствовала, как новый знакомый задрал подол платья и резко сорвал нижнее белье, но ощутила, когда он, наконец, оказался в ней. Каждая импульсивная фрикция порождала в ее чреве тянущую болезненную сладость. Но Белочка не могла сосредоточиться на получении удовольствия. Ее внимание было направлено на внутреннее убранство кабинки.
   Совершенно неожиданно для себя Белка заметила, что не стремится достичь высшей точки наслаждения. Вряд ли это вообще было возможно в подобном месте. Расписанные стены, измазанные подозрительной субстанцией, ржавый унитаз, слой грязи на сером кафеле и отвратительный, въедливый запах мешали настроиться на романтический лад. Зачем она вообще привела мужчину своей мечты в эту мерзкую дыру?
   - Подожди, подожди, - пробормотала Белочка, пытаясь подняться.
   Но стоящий сзади человек не позволил ей сделать этого. Он с силой надавил на ее спину, принуждая не менять позу.
   - Нет, мне не нравится здесь! - закричала блудница, делая еще один рывок.
   - Не дергайся, - недовольно проскрежетал сквозь зубы незнакомец.
   Частота толчков увеличилась. Через некоторое время мужчина приник вплотную к ягодицам случайной любовницы. Из его губ вырвался короткий грудной стон.
   Когда хватка ослабла, пылающая от негодования Белка повернулась к спутнику. И запнулась, ошеломленно разглядывая его. Неизвестный больше не казался ей эдаким утонченным красавцем, а выглядел потным, взъерошенным проходимцем со спущенными штанами. Неужели еще полчаса назад он был совершенно другим?
   Мужчина застегнулся, не глядя на недавнюю партнершу, и выбрался из кабинки. Белочка, приведя себя в более-менее подобающий вид, выскочила следом за ним.
   - Эй, постой! - воскликнула она.
   Незнакомец повернулся и окинул брошенную пассию равнодушным взглядом.
   - Что еще?
   Она сжалась, неприятно удивленная подобным поворотом, и промолчала. Ее любовник, дернув плечом, покинул уборную. Он был совершенно не похож на приятного мужчину, встреченного ею возле бара.
   На негнущихся ногах Белка добралась до коридора. Мир вокруг нее снова наполнился людьми и громкой музыкой. Она пробиралась вперед, пока, на свое счастье, не врезалась в Спичку.
   Панкерша, улыбнувшись, оглядела подругу и встревожено заметила:
   - У тебя по ноге что-то течет.
   Белочка посмотрела вниз и, не в силах больше сдерживаться, рухнула на колени, разрыдавшись.
  

11.

   - О, боже, ты это видишь? - восхищенно протянула Сима, вертя головой.
   - Вижу что? - Жара отходила, чтобы купить еще одну порцию выпивки, поэтому не сразу поняла, о чем говорит ее новая знакомая.
   - Наверное, наркотик начал действовать. Никогда не думала, что скажу это, но я уже жалею, что за свои двадцать и один год попробовала его в первый раз.
   Мулатка посмотрела по сторонам, но все оставалось таким же, как и прежде.
   - И как он работает в твоем случае? Потому что лично я ничего нового не заметила!
   - Ну, - Сима попыталась подобрать нужные слова. - Под потолком в дыму словно летают странные предметы. Они похожи либо на большие перья, либо на пальмовые листья, только сотканы из света и воздуха. И переливаются всеми цветами радуги. А вокруг все лучистое и яркое! Я как будто нахожусь в тропическом лесу в самый разгар лета.
   - Ясно, - пробормотала Жара. Она видела лишь затемненный танцпол, освещенный разве что многочисленными лазерными установками. - Думаю, нам следует вернуться к остальным. Никто не знает, что тебе еще может привидеться - оставаться здесь в твоем положении опасно.
   - Нет, - покачала головой ее собеседница. - Я чувствую, что меня что-то защищает. Мне нужно остаться. Я уверена в этом.
   - Как знаешь, - ответила метиска. - А я устала и хочу вернуться за столик. Ты не против?
   - Нет, конечно, нет! - улыбнулась Сима. - Возвращайся. Я лишь потанцую еще немного и тоже подойду.
   Жара кивнула и скрылась в шумной толпе. А подруга Дреда прикрыла глаза и начала качаться в такт музыки. Звуки вокруг нее преобразовывались в фактически осязаемую субстанцию - теплую, мягкую, приятную для тактильного восприятия. Она просачивалась сквозь кожу, щекотно перемещаясь по организму. Сима почувствовала, как каждая ее клетка наполняется сияющим светом. Эта энергия срочно требовала выхода. Этой силой нужно было поделиться с окружающими.
   На время Сима перестала ощущать себя человеческой женщиной. Она стала божественной нимфой танца, озорным духом мелодии. И это существо, распахнув очи, погрузилось в безграничный вихрь форм и цветов. В пространство, где воздух выглядел густым, словно прозрачное желе. В мир, где звуки можно было увидеть, а эмоции попробовать на вкус.
   Она ничего не замечала вокруг, но каким-то чудесным образом двигалась в гармонии с остальными людьми, никого не касаясь и не задевая. Никогда раньше ей еще не приносило столько удовольствия коллективное действо, где она была, по сути, всего лишь винтиком системы. Одной из многих. Но одновременно с этим все происходящее казалось ей тотальным актом свершения самой себя. Не нужно было беспокоиться о прошлом и переживать за будущее. В этот миг и мысли, и тело Симы находились в настоящем моменте.
   Взмахнув ладонью перед лицом, подруга Дреда заметила еще одну восхитительную грань текущего состояния - ее рука оставляла за собой отчетливый шлейф, позволяющий рисовать по воздуху. Внутренне улыбнувшись, она послала тело в новый неистовый танец. Страстно перемещаясь по интуитивно обозначенному пространству, Сима вращала кистями и перебирала пальцами. Каждый взмах ее ладони оставлял мерцающий след, заставляя девушку чувствовать себя могущественной жрицей, погруженной в таинственный ритуал. Она потеряла счет времени, проведенному в трансцендентальной пляске. Часы, минуты, секунды - все лишилось смысла.
   Сима не сразу заметила, как все закончилось. На место всепоглощающей радости и безграничной активности пришли мрак и тревога. Музыка стихла, сменившись единичными резкими криками и волной недобрых перешептываний. Потом чья-то невидимая рука неумолимо заполнила каждый уголок пространства ярким холодным светом. Толпа бросилась врассыпную. Подруга Дреда закрыла лицо руками, но это не помогло ей избежать вереницы толчков. Она была совершенно дезориентирована. Ведь ее самым беспардонным образом вырвали из рая, не обрезав пуповину, и поместили в наполненную испуганными людьми яму. Симу наверняка бы сбили с ног и затоптали те, кто еще недавно был с ней единым организмом, ставшим целостным в ходе священного обряда.
   Но тут кто-то с силой вырвал ее из атмосферы всеобщей суеты. Она почувствовала рядом живое, настоящее тело. И знакомый голос, от которого веяло уверенностью и безопасностью, твердо произнес:
   - Пойдем отсюда скорее. Нам нужно спрятаться!
  

12.

   Они еще несколько раз посылали добровольцев за выпивкой, но после Симы и Жары никто так и не вышел на танцпол. Кляр умудрился задремать, неловко прислонившись к кожаной спинке. Иногда его мутные глаза приоткрывались на минуту-другую, после чего толстяка вновь забирало царство снов. Загадка лениво курила сигареты одну за другой. Ее пепельница была доверху заполнена бычками и источала неприятный запах. Бусинка, забравшись с ногами на диван, набивала очки в примитивной игре на телефоне. Фонарь не разрешал ей пить и уходить далеко от их столика. Остальные сидели и от скуки слушали истории Севера. Его повествование звучало интересно и увлекательно. Правда, лишь для самого рассказчика.
   Над компанией завис ореол хандры. Практически все выглядели погруженными в смертную тоску. Только Косматый казался тревожным шакалом, учуявшим падаль. Он осматривался вокруг внимательным неприятным взором. Фонарь был уверен, что продавец счастья выискивает потенциальных покупателей.
   - ...а ему полмизинца оторвало на конвейере. Я говорил этому горе-мастеру: не суй ты руки в работающую технику! Хорошо, что пострадал в общем-то не самый необходимый палец, но ведь он и всей кисти мог бы лишиться! - распалено разглагольствовал Север. - А потом профсоюз бы начальство к стенке прижал. А почему за ошибки косоруких глупцов должен наш бригадир отвечать? Он мужик хороший, правильный. К простому рабочему относится по-человечески...
   - Помолчи минутку, - поморщился Косматый и посмотрел куда-то впереди себя. Сидевшие за столом повернулись в том же направлении и увидели двух мужчин, приближающихся к ним. Один из них остался маячить неподалеку, а второй, высокий брюнет с украшенной красным камнем булавкой в мочке уха, подошел ближе и спросил, ухмыляясь:
   - Я присяду?
   Не дожидаясь ответа, наглец плюхнулся рядом с продавцом и обозрел остальных.
   - Они тут все свои? - обратился он к Косматому.
   - Да, - после недолгой паузы произнес парень Загадки.
   - Я сейчас такую телку отымел прямо в толчке! Перекрытая вроде была, но зато с классной задницей.
   - Рад за тебя. Это все, что ты хочешь сообщить мне, Шайтан?
   - Уже гонишь меня, дружок? - прищурился он. - Твой бизнес недолго продержится на плаву, если не научишься уважительно относиться к клиентам.
   - Работа работой, - недобро ответил Косматый. - А сегодня у меня выходной.
   - Понял, понял, - Шайтан воздел руки в примирительном жесте. - Я лишь хотел поблагодарить тебя за хороший продукт. Мы недавно поехали с друзьями в домик за городом. Я пару таблеток съел, но никому об этом не сказал. Так там потом такая жесть началась, что они меня в одной из комнат заперли на все выходные. А я даже не понял ничего, пока в себя не пришел. И никто до сих пор мне не рассказал, что же я там все-таки вытворял. Собаки! Одна из девок, что была с нами, теперь с огромным синяком под глазом ходит и от меня шугается. Интересно почему?!
   Произнеся последнюю фразу, новоприбывший громко рассмеялся. Глядя на него, Фонарь подумал, что Косматый не такой уж и отмороженный тип, по сравнению с некоторыми.
   Продавец выдавил из себя хиленькую улыбку.
   - Ты закончил? Можно мы теперь без тебя продолжим?
   - Любишь ты дерзить, Космач, - Шайтан усмехнулся, но его глаза остались холодными. - Ладно, раз мне здесь никто не рад, я удалюсь. Уверен, что в другом месте меня примут более благосклонно.
   Когда он исчез из виду, простодушный Север спросил:
   - А кто это был вообще? Мне он совершенно не понравился!
   - Один мой старый знакомый, - вдруг довольно дружелюбно ответил Косматый. - По правде сказать, я тоже от него не в восторге.
   - Зачем ты вообще с ним связываешься? - подала голос Загадка, выдыхая дым. - Всем известно, что он за человек!
   - Ты уверена, что именно здесь и сейчас хочешь это обсуждать? - завелся ее парень.
   - Да какая разница? - еле двигая языком, прошелестела дитя некачественной косметической продукции. - Они все равно ничего не вспомнят на следующий день.
   - Заткнись, тупица! - продавец ударил пивной кружкой по столу, разбудив Кляра. - У тебя мозгов в голове меньше, чем штукатурки на лице! Трижды подумай, прежде чем снова открывать свой мерзкий рот.
   - Тихо, тихо, - Север поднялся и повернулся к Косматому. - Давайте сохраним спокойную атмосферу.
   Продавец промолчал и, тяжело дыша, скрестил руки на груди.
   - Что тут произошло? - шепотом спросил Кляр у Фонаря.
   - Я уже начинаю терять нить хода событий. Если она вообще была, - вздохнув, ответил парень.
   Он уже некоторое время собирался с духом, чтобы поговорить со знающими людьми. С того момента, как ребята съели марки, прошло довольно много времени, но все выглядели и вели себя весьма обыденно и предсказуемо. Так как Спичка почти ничего не рассказала, Фонарь даже не знал чего ожидать. Сначала он решил дождаться ее возвращения, но панкерша не спешила обратно. Как и Белка. Как и Сима с Жарой.
   - Косматый, - осторожно начал он. - А как вообще понять, что трип начался? Что с нами будет дальше?
   - Он уже начался, - помедлив, ответил продавец. - Ты можешь этого не замечать, сперва он накатывает потихоньку, слегка изменяя восприятия. Каждый раз у каждого человека протекает по-разному, но в полную силу волшебство чаще всего вступает весьма неожиданно.
   - А может быть такое, что наркотик на меня не подействовал?
   - Может. Но подобные ситуации происходят не так часто. Еще рано судить о результатах. За себя отвечу - оно уже пришло. Просто время начала у каждого индивидуальное.
   - Я тоже готова, - Загадка прочистила горло. - Пойду танцевать.
   - Береги себя, - дружелюбно посоветовал Фонарь.
   Пошлая девица лишь презрительно фыркнула в ответ
   - Не обращай внимания, - сказал Косматый. На его лице застыло брезгливое выражение. - Эта сука порой слишком многое себе позволяет!
   - Перестань! Она же твоя подруга. Относись к ней с пониманием. Близкие люди порой могут раздражать достаточно сильно, но это лишь из-за того, что мы по-особому относимся к ним. Более требовательно, чем ко всем остальным.
   - И до какого момента мы должны их терпеть? - голос и физиономия продавца неожиданно неуловимо изменились. - Если кто-то тебя раздражает, нужно вычеркнуть его из своей жизни. Я так считаю. Дальше ситуация лишь ухудшится. Пока ты не освободишься от лишнего груза - он будет давить на тебя. Настолько сильно, что однажды ты упадешь и уже не сможешь подняться. Так произошло со мной, и теперь мне уютно в этом теплом грязном болоте. Вот только подходит ли такая судьба для тебя?
   Странные слова малознакомого человека показались Фонарю чрезвычайно важными. Словно небеса развернулись перед его лицом, явив Истину, которую он должен уяснить и запомнить.
   - Упасть и издохнуть, - шокировано пробормотал парень Белки. - То есть если я чего-то хочу, мне нужно просто взять это? Использовать свой шанс? А если я чего-то не хочу, то мне нужно избавиться от этого?
   - Не знаю, приятель, - Косматый посмотрел на него так, будто увидел в первый раз. - Решай сам.
   Фонарь завис над столом, погруженный в собственный мысли. На мгновение они стали для него объемным миром.
   "Началось", - подумал он, испытывая одновременно и смешанное с любопытством предвкушение, и недоверчивый трепет. Парень настолько увлекся изучением своего внутреннего мира, что даже не сразу заметил, как вернулась Жара.
   - Эй, а куда Сима пропала? - встревожено спросил он у нее через некоторое время.
   Метиска рассмеялась.
   - Я здесь уже минут пятнадцать сижу, а ты только удосужился вспомнить о ней. Да не напрягайся ты так! Танцует где-то твоя подруга.
   - Белочки, между прочим, тоже нет, - вдруг вклинилась Бусинка. Девочка была чрезвычайно довольна тем, что сестра наконец вернулась.
   - Да, я заметил, - неожиданно для себя Фонарь понял, что совсем забыл о своей возлюбленной.
   Воз-люб-лен-ная. Он покатал это слово у себя во рту. Возбуждающая любовь. Нет. То, что он чувствовал к Белке, можно было назвать влечением, симпатией. Но никак не...в голове у Фонаря словно разбились тысячи зеркал на мелкие осколки. Он осознал наконец, что ему нужно сделать.
   - Спасибо тебе, Косматый, - сказал он твердо. - Большое тебе человеческое спасибо!

13.

   - Я ничего не понимаю, - Спичка задумчиво поджала накрашенные сиреневой помадой губы и, поразмыслив, спросила. - То есть их было двое?
   - Нет, - захлебываясь слезами, ответила Белка. - Он превратился в другого человека!
   - Этого не может быть, - панкерша задумчиво покрутила массивное пластмассовое кольцо, надетое на безымянный палец правой руки. - Скорее всего, тебе привиделось. Из-за марки.
   - Ты думаешь? - Белочка перестала плакать. Какое-то время она стояла не шевелясь, но потом подняла глаза на бывшую одноклассницу и зло произнесла. - Тогда это ты во всем виновата!
   - Я? - Спичка удивленно рассмеялась. - Милая моя, в твоем-то возрасте за необдуманные поступки уже пора отвечать самой! Никто тебе силой ноги не раздвигал.
   Белка подошла к раковине, импульсивно схватила забытый кем-то бокал из-под мохито и швырнула его об стену. Повсюду разлетелись осколки стекла и листки пожухлой мяты. После этого она подошла к подруге и, покачивая указательным пальцем, разразилась гневной тирадой:
   - Фонарь не должен об этом узнать! Ты слышишь меня? Не должен! Если он узнает - я убью тебя.
   Изо рта Спички вылетел сдавленный смешок.
   - Ты совсем с ума сошла? Я и не собиралась ему ничего рассказывать - это ваше лично дело. Но я бы на твоем месте перестала мучить несчастного паренька и оставила бы его в покое.
   Услышав это, Белка затопала ногами и заорала:
   - Убирайся отсюда, скотина! Иначе я за себя не отвечаю. Это ты - несчастная наркоманка и мучаешь всех. А я нормальная, настоящая женщина. Твой Дред ко мне уйдет по первому же моему кивку. Я видела, как он на меня смотрит! Ты всю жизнь мне завидовала! Я всегда и во всем была лучше тебя.
   - Конечно, конечно. Как скажешь, - примирительно ответила Спичка тихим голосом, пятясь к выходу. - Я сейчас уйду. Ты только не нервничай.
   Ее согласие еще больше вывело Белочку из душевного равновесия. Она довольно долго кричала в пустоту, упрекая подругу во всех смертных грехах. Иногда в уборную заходили другие посетительницы рейва, но тут же спешили ретироваться прочь, едва завидев растрепанное, неадекватное чучело.
   Наконец истерика начала приближаться к логическому завершению. Белка мельком взглянула на себя в зеркало и, ужаснувшись, принялась смывать остатки макияжа. Ополоснув лицо, кликуша направилась к выходу. План дальнейших действий представлялся ей до невозможности простым: сначала она найдет Фонаря, скажет, что ей стало плохо из-за наркотиков, а потом они отправятся домой. Правда, еще нужно было уговорить парня оставить машину и пойти ловить попутку. Белочка все же отчетливо понимала, насколько ее спутнику сейчас опасно садиться за руль самому.
   Но человек предполагает, а некая невидимая сила располагает. Покинув дамскую комнату, Белка осознала, насколько тяжело ей будет выполнить задуманное. Внутреннее убранство верфи полностью изменилось. У Белочки появилось ощущение, что она находится в совершенно ином месте. Остались лишь громкая музыка и многочисленные полуголые люди в яркой одежде. Они смотрели на замершую в недоумении девушку, перешептываясь. Будто знали о ее страшной тайне. О какой из? О том, что она изменница? Или о том, что ее поразило безумие?
   Исчезли серые, покрытые кратерами отпавшей штукатурки стены. И состоящий в основном из полусгнивших деревянных досок пол также пропал.
   - Нет, нет, нет, - шепча, Белка прижалась к холодному бетону. Мимо нее прошла, пестря ярким платьем, высокая эффектная рейверша в сопровождении атлетически сложенного молодого человека. Поравнявшись с Белочкой, она презрительно взглянула на жалкое существо, испуганно прикрывающее голову руками. Подругу Фонаря покоробил несправедливый выпад. Почему это девушка так посмотрела? Да, сейчас она выглядит лучше, но временное преимущество никому не давало права пренебрежительно относиться к другим людям. Внезапно страх внутри Белки сменился праведным гневом. Она выпрямилась и громко крикнула вслед зарвавшейся красотке:
   - Чего уставилась, дылда?
   Рейверша остановилась и медленно повернулась, словно ослышавшись. На ее лице застыло выражение неприятного удивления.
   - Что ты сказала? - благодаря длинным ногам тусовщица быстро перемещался. В одно мгновение она уже возвышалась над несчастной Белкой.
   - Я спросила, почему ты так посмотрела на меня? - краткосрочный прилив уверенности в собственных силах стремительно покидал подругу Фонаря.
   - Потому что ты - ничтожество, - прокричала ее неприятельница сквозь музыку. Губы нахалки расплылись в гадкой усмешке.
   - Ты сама - мерзкая тварь! - не осталась в долгу Белочка. Но она знала, что лжет - с каждой секундой физиономия грубой незнакомки становилась все более привлекательной.
   Маячащий сзади парень не смог остаться в стороне, пока его спутницу оскорбляли. И неважно, кто был зачинщиком разгорающегося конфликта. Ведь всем давно известно: прав тот, на чьей стороне сила. Тем более, по дворовым законом, ты должен отвечать за слова своей женщины. И всеми возможными способами указывать каждому несогласному с ней на его неправоту.
   - Я не понял, у тебя проблемы? - он наклонился к Белке, пристально разглядывая ее лицо.
   - Твоя девушка меня оскорбила, хотя я ей ничего не сделала.
   - Я всего лишь рассказала этой сопле о том, кто она такая, - хмыкнула рейверша. - Пойдем отсюда.
   Ее приятель легко толкнул Белочку и плюнул ей под ноги.
   - Больше на глаза мне не попадайся!
   - Ты - кретин! Я расскажу все своему парню, и он убьет тебя! - закричала несправедливо обиженная страдалица.
   Парочка рассмеялась.
   - Откуда у подобного ничтожества парень? - сморщилась красотка.
   Белочке хотелось подбежать и больно пнуть обидчицу, но что-то остановило ее. Что-то, что проникало в нее сверху через макушку и выходило чуть ниже спины, врастая в отсутствующий пол. Что-то, что жило в ней всю жизнь, но было услышано лишь в данный момент. Это что-то имело свой собственный разум и отдельный голос, хоть и являлось частью Белкиного организма. Или это Белка являлась его частью. Это что-то наблюдало за ситуацией со стороны, и, молвило, когда она разрешилась:
   - Каланча была права: ты - ничтожество.
   - Я не ничтожество, - прошептала Белочка, и у нее на глазах навернулись слезы.
   - Ты же не веришь самой себе! Ты можешь обмануть других, но не можешь обмануть себя. Ты знаешь, что у тебя внутри. Ты можешь обмануть других, потому что никому не хочется лезть к тебе внутрь. Никому неважно, что у тебя внутри. А ты знаешь. У тебя внутри гниль и темнота. Они отражаются на твоем лице, они просачиваются через твои поры. Они вылетают из твоего грязного рта. Если бы Фонарь знал то, что знаешь ты - он бы давно сбежал от тебя. А ведь твой друг уже начинает что-то подозревать. Может, как раз сегодня его догадки и подтвердятся.
   - Нет. Нет! Он ничего не узнает! Сейчас я доберусь до низа, и мы отправимся домой. А завтра я все забуду как дурной сон.
   Существо, живущее внутри Белки, промолчало. Это обстоятельство и еще тот факт, что пол и стены вернулись на свои места, немного приободрили ее. Преисполненная спокойной уверенности, она двинулась к лестнице, ведущей на танцпол. Подойдя к ступенькам, Белочка начала осторожно спускаться, вцепившись в перила. Каждый шаг давался ей с великим трудом. Деревянные дощечки располагались то слишком низко, то пугающе высоко. Девушка отважно продолжала свой путь, нелепо задирая ноги и долго прицеливаясь, чтобы точно попасть на твердую поверхность.
   - Белка! - на ее плечо рухнуло что-то тяжелое и теплое.
   Подруга Фонаря медленно обернулась, опасаясь напороться на новую неприятность.
   - Неудачное место ты выбрала для танца. Спичку не видела? Я нигде не могу ее найти.
   - Дред, - с облегчением выдохнула она, увидев обычно задорного приятеля. Сейчас же он выглядел на удивление встревожено и сосредоточено. - Пожалуйста, помоги мне!
   - Эк, тебя кроет, - покачал головой молодой человек. - Пойдем, отведу тебя к нашим.
   Он приобнял несчастную за талию и повел сквозь беснующуюся толпу. Всю дорогу они молчали. Спичкин друг смотрел перед собой, а Белке его поведением казалось пренебрежительным. Почему он молчит?
   - Прости, что тебе приходится возиться со мной! - прокричала она.
   Дред повернулся к ней и улыбнулся. Но его лицо, неприятного цвета смятого белого пластилина, казалось резиновым. А ухмылка - ироничной и натянутой.
   "Ему хочется избавиться от меня. Я ему не нравлюсь", - пронеслось в голове у Белочки.
   - Если у тебя есть другие дела, я могу дойти сама, - предложила она.
   Дред покрутил головой и продолжил целенаправленно пробираться к столику.
   - Ты уже не рад, что согласился мне помогать? - грустно спросила Белка, чувствуя, что вот-вот разрыдается.
   Парень Спички наклонился к самому ее уху и четко произнес.
   - Белочка, успокойся. Все в полном порядке. Если тебе что-то кажется подозрительным или неприятным - это лишь эффект от наркотиков. На самом деле все как обычно!
   "А как оно - как обычно?" - пронеслось в голове у девушки. Но вслух она ничего не сказала - ей не хотелось доставать человека, милостиво согласившегося возиться с ней.
   Они шли целую вечность. Белка готова была поклясться, что они пересекали уже не просто один-единственный танцпол, а другие миры и эпохи, словно переходя из одного мистического портала в другой.
   - Мы точно идем в верном направлении? - занервничала она.
   Дред обнял ее крепче.
   - Да, вон уже спину твоего Фонарика видать.
   Она попыталась высмотреть возлюбленного в толпе, но видела лишь сотни каких-то незнакомых тел.
   - Дред, я боюсь! Куда мы попали?
   - Поверь мне, все хорошо. Сейчас сделаем еще пару шагов и будем на месте.
   Их столик вырос буквально неоткуда. Группа людей, еще секунду назад казавшихся такими чужими и странными, внезапно стали родными и дорогими Белкиному сердечку. Заблудшая девица стремительно приблизилась к Фонарю и обняла его за плечи. Теперь она была в полной безопасности.
  

14.

   "Обнимаются. Счастливые".
   Девушка тихонько хмыкнула и отвернулась в сторону.
   "Как же вы меня раздражаете, жалкие уродцы! И грязнокожие губошлепки, и беспрерывно лобзающиеся парочки, и жирный слизняк, ковыряющийся в носу, надеясь, что никто этого не замечает. Но больше всего меня раздражаешь ты, муженек".
   Север уже успел порядком накидаться и достать окружающих своими глупыми историями. На Лялю он и дома нечасто обращал внимание, в компаниях же совсем забывал о ее существовании.
   Вообще, она была недовольна супругом во многих аспектах. Во-первых, он не имел никаких жизненных целей и амбиций. Север не хотел заниматься карьерой, никогда не пытался открыть собственное дело, его не манили дальние страны. Ему нравилось довольствоваться малым, парень боялся рисковать по-крупному. Ляля же грезила о роскоши. Старая плита на маленькой кухне, ржавая ванна, один-единственный салат, на две трети состоящий из майонеза, как главное блюдо на новый год - все это ей порядком поднадоело. Мечтательница днем и ночью смаковала фантазии об отдыхе на островах со сладкими экзотическими названиями. На тех самых, где можно было зарываться пальцами ног в теплый белый песок. На тех самых, где воздух был наполнен соленой влагой и звуками морских волн. На тех самых, где фантастические мужчины разносили ароматные коктейли в чудных фруктах. Увидев подобную картину в рекламе несколько лет назад, Ляля постоянно проматывала ее в голове. Но убогое жилище так и не сменилось номером роскошного отеля, Север не обзавелся рельефной мускулатурой, бронзовым загаром и сверкающей улыбкой, а один-единственный чудный фрукт в местном магазине стоил как недельный рацион всей семьи.
   Во-вторых, этот неотесанный мужлан недавно отмахнулся от довольно выгодного предложения. Один из его коллег, рассказывая о своем зяте, упомянул, что родственник собирает команду для долгосрочной, но высокооплачиваемой вахты вдалеке от дома. И прозрачно намекнул товарищу, что тот мог бы присоединиться. Но он отказался. И из-за чего?! Из-за того, что, видите ли, заботливый папаша решил остаться с подрастающей дочкой. А то, что ребенку больше пошли бы на пользу заработанные отцом деньги, а не его присутствие, Север не подумал. Когда он за ужином гордо рассказывал жене о своем решении, ей хотелось подойти к благоверному и до смерти затыкать его сжатой в ладони вилкой. Но она сдерживала себя изо всех сил - Ляле не хотелось попасть за решетку.
   И, в-третьих, именно он настоял на том, что ребенка, эту неприятную вопящую куклу, нужно оставить. Ляля всей душой ненавидела дочку. Она забирала у родительницы с трудом выкроенные минуты, энергию и каждую сэкономленную копейку. Даже находясь большую часть времени с бабушкой, противный младенец одним фактом существования превращал жизнь Ляли в ад. Еще детеныш получился весьма болезненным и крикливым, и именно ей приходилось сидеть с ним среди бесконечных толп в обшарпанной районной поликлинике. Вдобавок окружающие никак не хотели признавать, что среди них находится женщина, обладающая гордым званием матери, хоть и не желающая его. Одни отказывались уступать им с дочкой место в транспорте и очередях, другие яростно противились желанию крохотной девочки справить нужду здесь и сейчас, будь то газон в центральном парке или автобусная остановка. А третьи вообще пытались покуситься на святое - возможность кормить грудью в общественных местах. Нерожавшие подруги храброй мамочки отказывались посидеть с ребенком в счет личных интересов, не понимая, что такая практика была бы им полезна. В общем, весь мир противился желанию Ляли стать счастливой.
   Но недобросовестная родительница была, по сути, слишком слабовольной личностью. Ей не хватало сил и мужества порвать с Севером, отдать малютку в детский дом, если бывший супруг не захотел бы воспитывать ее в одиночку, а самой начать новую страницу своей биографии. Сил у Ляли хватало лишь на то, чтобы презирать мать и мужа, ненавидеть дочь и проклинать неудавшуюся жизнь, виня во всем окружающих. Со своей стороны она также не хотела замечать очевидного: освободив себя от ребенка и супруга, она освободила бы и их от себя. Возможно, в таком случае дальнейшая судьба каждого из них сложилась бы лучшим образом, но в этой логической цепочке звеньев было больше, чем в тех, которые обычно строила девушка. А еще это умозаключение лежало в поле позитивных решений, для Лялиного же сознания путь туда был заказан по ее личному волеизъявлению. Ну, не все же могут допустить того, что в их жизни что-то будет хорошо просто так, без колоссальных материальных затрат и усердного труда. Просто потому, что ты обретешь наглость так подумать, но не оттого, что тебе все якобы должны.
   Кроме фантазий о песчаных пляжах, Ляля не видела в жизни ничего прекрасного. Люди в ее глазах поголовно выглядели страшными и глупыми, а окружающая обстановка - серой, грязной, мерзкой. Вокруг простирался лишь тлен, пыль и нищета. Но вот где-то был и другой мир! Мир, где каждый человек - красив и добр, а вокруг царит опрятная атмосфера уюта и роскоши. Правда, Ляля еще не знала, где это точно, однако она была уверена, что когда-нибудь обязательно сбежит от этих гадких людишек к тем, другим. От этих поганых улиц, покрытых бездомными алкашами и помойками, туда, где светло, тепло и витают ароматы цветов.
   - Вот вы весело живете! - громко произнес неприятный, гнусавый голос.
   Ляля с неохотой выпала из тягучего облака размышлений и огляделась. В реальности все выглядело еще более скверно, чем в ее мыслях.
   - Я так рад, что познакомился с вами! Спасибо, Жара, что все же вытащила меня из дома. Надеюсь, мы и дальше будем общаться и собираться вместе, - это говорил белесый толстяк с поросячьими глазками.
   - Конечно, будем, - Север всегда становился необычайно дружелюбным, когда напивался.
   - Правда? - восторженно спросил Кляр, не веря собственным ушам.
   - Разумеется! - ответил его нетрезвый собеседник. - Ты парень неплохой, но тебе нужно больше времени проводить с другими людьми, перестать их стесняться, девушку найти...о, я придумал!
   Север повернулся к жене и, пьяно прищурившись, предложил:
   - Лялька, а познакомь нашего нового друга с какой-нибудь свободной приятельницей. Тучка вроде на отсутствие крепкого мужского плеча постоянно жалуется, да и Аврору недавно кавалер бросил. А Пиранью я вообще с парнями никогда не видел. Такой же кадр пропадает!
   Кляр, услышав его слова, подарил Ляле взгляд, наполненный тоской и надеждой.
   - Я подумаю над твоим предложением, - с мрачной уклончивостью ответила она.
   Ситуация выглядела настолько убого, что супруга Севера даже не смогла заставить себя улыбнуться. Интересно, что ответили бы ее подруги, особенно предпочитавшая женщин Пиранья, на предложение встретиться со скучным расплывшимся уродом, выходящим на люди раз в несколько лет. Не то чтобы молодую маму заботило благоустройство приятельниц, но такого партнера, как Кляр, она бы даже врагу не пожелала.
   Посчитав, что данная тема себя исчерпала, Ляля вновь захотела погрузиться в мир грез и размышлений, но кое у кого на нее были другие планы.
   - Необязательно, чтобы она была красивой и со стройной фигурой.
   Неприятно удивившись, она взглянула на говорящего.
   - Но если бы меня спросили о предпочтениях, то я бы ответил: мне хочется хозяйственную симпатичную интересную подругу. Чтобы она и в игры со мной играла, и еду мне готовила. Чтобы все считали ее безобидной милашкой, а для меня одного она была бы пошлой развратницей. Среди твоих подруг есть такие? Но, конечно же, она должна быть девственницей. Это обязательное условие! Опыта будет набираться по эротическим фильмам. Я же мужчина - меня нужно уметь удовлетворить.
   Никто не отреагировал на заявление Кляра, он целенаправленно обращался к Ляле.
   - Ты шутишь? - искренне засомневалась она.
   - Нет. Я считаю, что предъявляю разумные требования. Зачем мне какая-то пьющая, безответственная, гулящая баба? Вот из присутствующих здесь я бы никого не выбрал: вы же все поголовно пьете! И курите! Вы же никогда не родите здоровых детей.
   - Я даже не знаю, как мы это переживем, - закатила глаза Ляля. - Ну хорошо. А что ты можешь предложить привлекательной целомудренной интересной доброй и хозяйственной девочке, умеющей готовить?
   Толстяк провел рукой по подбородку. Все его лицо лоснилось от жира.
   - Себя. Что же еще?
   - Думаю, это не слишком честный обмен. Тебе не кажется, что ты тоже должен что-нибудь делать для человека, с которым состоишь в отношениях?
   Кляр накрыл своей потной, липкой ладонью Лялину руку.
   - Ты что, вообще ничего не смыслишь в жизни? Я тебе сейчас все объясню! Наверное, всем, кроме тебя, известно, что большинство парней алкоголики, наркоманы или уже состоят в браке. Такие, как я - идеальный вариант. Но статистика гласит, что нас - один на тысячу жаждущий девиц. Понимаешь, какой большой конкурс? Поэтому мы имеем право выбирать женщин на свой вкус.
   Супруга Севера с омерзением высвободилась из переплетения мокрых пальцев.
   - Неужели из положенной тысячи девиц ты так и не выбрал себе ту единственную?
   Кляр пригладил жиденькие волосенки. Они тут же покрылись жирной, блестящей пленкой.
   - Ну они же глупые и не знают, где нас искать. Ходят по разным клубам, ресторанам. Хорошие парни в таких местах не бывают.
   - А где же вы бываете? Где вас искать? - с трудом завуалировав издевку искренним интересом, спросила Ляля.
   - Я играю в онлайн-игры и сижу на разных сайтах. Они должны там регистрироваться и общаться с нами. А потом я бы как-нибудь встретился с несколькими кандидатками и внимательно присмотрелся бы к каждой.
   - А тут-то ты кого надеешься найти? - усмехнулась жена Севера
   Но ответа она уже не услышала. Музыка неожиданно стихла, а в зале резко загорелся свет, и неразборчивое бормотание Кляра потонуло во всеобщем ропоте.
  

15.

   - Что произошло? - Жара, нахмурившись, огляделась по сторонам. Бусинка тревожно прижалась к сестре.
   - Не уверен, - Косматый встал. - Но мне все это уже заранее не нравится!
   Большая часть людей осталась на танцполе, недовольно вопрошая, но некоторое количество танцующих все же разбежалось по сторонам.
   - Где Спичка и Сима? - занервничал Дред. - Нужно найти их!
   - Сима все еще где-то там! - махнула рукой мулатка. - Я пойду и приведу ее сюда.
   - Нет, - подавляя беспокойство, покачал головой он после короткого размышления. - Все же нам не следует расходиться. Мне больше всего хочется, чтобы девушки вернулись, но я понимаю, что нужно держаться вместе. Если это не какая-то техническая неполадка...
   - Все стоят там, где стояли! - произнес в рупор неизвестно откуда появившийся мужчина в бронежилете и защитном шлеме. В другой руке новоявленный оратор держал автомат. - Сейчас вы построитесь в очередь и направитесь к выходу. Каждый из вас должен предъявить документ, удостоверяющий личность, и пройти предварительный осмотр у специалистов. Теперь все вы, ребята, задержанные. В этом здании проходит незапланированное мероприятие, несогласованное с администрацией города. Так же нам сообщили об активной продаже и употреблении наркотических средств. В ваших же интересах сотрудничать с нами. Если ваши личность и поведение не будут вызывать подозрений у наших сотрудников, мы лишь внесем в протокол ваши координаты, и вы ограничитесь штрафом. В ином случае, нам придется действовать согласно соответствующему законодательству. Я надеюсь, что вы поступите разумно.
   Пока он говорил, возле него и по периметру дока появилось несколько десятков вооруженных синих жилетов.
   - Нужно идти, - прошептал Фонарь, покрывшись испариной.
   - Ты смеешься? - зашипел на него Косматый. - Зрачки свои видел? Толстяк и баба твоя совсем перекрытые! Да и мы все, когда до нас очередь дойдет, непонятно еще в каком состоянии будем.
   - Давайте что-нибудь придумаем! - взволновано произнесла метиска. - Лично со мной - полный порядок, но если они обнаружат Бусинку...
   Жара запнулась и грустно посмотрела на Дреда.
   - Сима, наверное, тоже была...совсем перекрытая. Мне не следовало оставлять ее одну, прости!
   - Это не твоя вина, - устало вздохнул он. - Ты не нанималась быть ее нянькой. А нам теперь стоит побеспокоиться о собственном спасении, но и Симу тоже будем высматривать.
   - А за Спичку ты не переживаешь? - удивился Фонарь, отлепляя от себя превратившуюся в сомнамбулу Белку.
   - Она носит линзы и мастерски прикидывается адекватной во время трипов. Мы без труда выходили даже из более серьезных ситуаций. Думаю, минут через двадцать после начала осмотра моя возлюбленная сама отправится помогать отделять различного рода наркоманов от честных, порядочных людей. И синие жилеты воспримут ее поведение как нечто само собой разумеющееся.
   - Похоже, что за Загадку мы тоже можем не волноваться, - Фонарь, ободряюще улыбнувшись, посмотрел на Косматого.
   Продавец мрачно усмехнулся.
   - Сравнил бабочку с навозным жуком! Моя в трезвом-то состоянии не может общего языка найти даже с кассиром в магазине. Вообще, забудьте об этой тряпке! Пусть сама выбирается. Мне до нее дела нет - вам тем более быть не должно. Ни из-за одного из вас она бы трепыхаться не стала.
   Север нахмурился, но промолчал. Семейные ценности он ставил превыше всего, а семьей в его глазах казалась любая устойчивая пара.
   - Для начала нам нужно придумать, где и как скрыться от жилетов, - прервала напряженное молчание Жара. - А потом уже организуем поиски девочек. Я отвечаю за Бусинку и Кляра, Фонарь - за Белку. Остальные же, наверно, могут не бояться проверок. На мой взгляд, вы выглядите нормально.
   - Я не боюсь, но и вас оставлять не хочу, - протрубил Север.
   - А я не могу, даже если бы хотел, - мрачно произнес Косматый. - У синячей на меня уже довольно пухлая папочка собрана. Тот мужик с рупором, все зовут его Цербером, он меня давно пасет, и если мы тут с ним пересечемся...
   - И что вы предлагаете? - задергался Фонарь. - Нам нужно решать быстрее!
   - Это же заброшенные верфи, - призадумался Дред. - Тут должно быть полно различных цехов, складов, мастерских. Не думаю, что жилеты станут тщательно просматривать каждый уголок. Сейчас мы находимся в самом крупном сооружении для ремонта кораблей. К причалу идти не стоит - на свежем воздухе нас легко заметят. А вот затаиться в темном закутке - самое милое дело!
   - Пожалуй, ты прав, - согласился Косматый. - Но как мы проберемся мимо синячей?
   - Давайте сначала определимся, куда мы все-таки побежим, и будем держаться этой стороны. Когда подвернется удобный момент - плавно переместимся туда. Группой или поодиночке. Наверх нам соваться не стоит. Во время походов в уборную я обследовал весь тот район - прочный пол там лишь в зоне туалетов. Жилеты наверняка пойдут туда проверять местность на наличие несанкционированных торчков. В остальных комнатах - лишь завалы хлама и гнилые доски. В нашем случае идти туда небезопасно.
   - Вы же шутите, да? - вдруг подала голос Ляля. - Почему вечеринку прервали? Куда все идут?
   Ребята резко обернулись в ее сторону, и оторопело посмотрели на девушку. Жена Севера выглядела несчастной и одновременно с этим возмущенной.
   - Шутим? - удивленно спросил Дред. - А сотню синих жилетов по сторонам ты не замечаешь? А включенный свет и отсутствие музыки тебя не удивляют?
   - Это какой-то глобальный развод, - покачала она головой. - Вы, наверное, договорились с организаторами и синячами.
   - Да брось! - нетерпеливо воскликнул Север. - Зачем нам это делать? И ради чего?!
   - А то ты не знаешь! - зашипела его супруга.
   - Нет, - работяга подавленно втянул голову. Состояние Ляли его пугало.
   - Все в порядке. Мы как-нибудь выберемся отсюда! - Дред постарался погасить разгорающийся конфликт и угомонить нарушительницу спокойствия.
   - Уж вы-то наверняка выберетесь! В вас-то я не сомневаюсь, - в тембре ее голоса начали пробиваться истеричные нотки.
   Косматый наклонился к Северу, схватив его за плечо.
   - Живо успокой воблу! Она же сейчас всех синячей к нам притянет своими воплями.
   Тот недовольно вырвался, промолчав, но все же встал возле супруги и покровительственно обнял ее.
   - Никто над тобой не шутит, крольчонок, - с неловкой нежностью произнес Север. - Мы все оказались в тяжелой ситуации. А раз так - нам нужно объединиться и помогать друг другу.
   Ляля лишь всхлипнула и уткнулась в широкую грудь мужа. А Косматый, вздохнув, принялся осматривать нижний этаж.
   - Еще одна перекрытая. Эх, говорил я Спичке: не нужно себе на шею новичков вешать, - он тихонько выругался и обратился к товарищам по несчастью. - Кто-нибудь может подключиться к сети? Мы могли бы поискать карты, иначе придется двигаться вслепую. А это значит, что у нас не будет права на ошибку. Своими перемещениями мы, скорее всего, привлечем нежелательное внимание.
   - Нет, здесь не ловит - тоскливо протянул Фонарь, запустив пальцы в копну светлых волос. - Будем полагаться на удачу.
   В этот момент к ним подошел один из жилетов и грубо приказал становиться в очередь. Ребята переглянулись и подчинились.
   Жара страшно переживала за остальных, однако еще больше девушка переживала за себя. Она была единственной из компании, кто в ту ночь так и не попал под мистическое действие наркотика. Каким-то инстинктивным образом мулатка осознавала данный факт и в душе пыталась смириться с возложенной на нее ответственностью.
   Ребята чувствовали себя неуютно и напряженно. Каждый из них не до конца доверял не только остальным, но и самому себе. Вот только резкий химический процесс, оставляющий на губах колючий металлический привкус, уже было не остановить.
   В тот момент все желали лишь одного: спрятаться от грозного молота правосудия и общественного неодобрения в тихом безопасном месте. Но ни один из них даже на секунду не мог представить себе, что именно в добровольной сдаче властям было их единственное спасение.
   В начале очереди раздались злобные вопли - предвестники приближающейся потасовки. И еще один страшный звук - громкий выстрел. Толпа взорвалась криками, тут и там слышался женский плач. Синие жилеты, стоявшие неподалеку от друзей, каким-то чудесным образом рассредоточились подавлять первые признаки мятежа.
   И в тот же миг Косматый, ведомый уже не собственной волей, а неизвестной потусторонней силой, повернулся к остальным и коротко выплюнул:
   - Сейчас!
  

16.

   - Скидывай все, что осталось! Если Цербер тебя увидит - разденет догола и обследует каждую складку.
   - Это он любит! - захохотала Спичка, но все же достала пакетик из декольте и спрятала его в пучине барахла, лежащего на полу. - По крайней мере раньше любил.
   Загадка закурила и принялась меланхолично вышагивать по периметру захламленного помещения. Сейчас уже невозможно было достоверно предположить, что именно располагалось здесь десятки лет назад. Может, именно в этой комнате лучшие умы родины конструировали гигантские лайнеры, или, например, плюгавые, лысоватые мужички в очках разбирали бесконечный поток накладных и счет-фактур. В последние годы, судя по витавшему вокруг запаху, если это пространство кем-либо и использовалось, то только в качестве импровизированной уборной.
   - Договорись с ним за всех нас по старой дружбе, - легкомысленно предложила Загадка подруге.
   - Издеваешься? - мрачно спросила Спичка, поднимаясь. - Мы уже года два как не "дружим".
   - Почему? Тебя больше не приводит в восторг его спортивное телосложение и грязные игры на капоте служебной машины?
   - После знакомства с Дредом я пересмотрела свое отношение к семейным офицерам при исполнении. В семнадцать лет это было весело и необычно, но никуда бы меня не привело.
   - Такое знакомство могло бы быть полезным, - заметила Загадка, потушив немилосердно скуренный до фильтра бычок об облезшую стену. - Особенно в твоем случае. Лучше лишний раз ноги раздвинуть, чем влипнуть в серьезные проблемы с законом.
   - Ты не знаешь, о чем говоришь! - возмутилась панкерша. - Я никогда не гордилась этой страницей своей биографии. И с Цербером встречалась лишь потому, что он мне действительно нравился, а не потому, что он работает в органах.
   - Так я тебе и поверила, - гадко усмехнулась ее подруга.
   - Я в то время даже не употребляла ничего круче пива. Так что никакой выгоды в этом плане углядеть не могла, - обиделась Спичка. - Хотя чего я перед тобой оправдываюсь?! Ты даже не поблагодарила меня за спасение!
   - Рано радуешься! Верфи еще полны жилетов - опасность не миновала. Да и за что тебя благодарить? Ты всего лишь разглядела в толпе бывшего любовника...
   - ...и сумела вовремя нас спрятать, - панкерша задумчиво намотала на палец разноцветную челку. - Эх, надеюсь, Дред с остальными как-нибудь выкрутятся.
   - А ты не хочешь вернуться за своим дружком и познакомить его с Цербером, например?
   - Знаешь, иногда мне кажется, что ты - не самый приятный собеседник, - вздохнула Спичка.
   Загадка довольно хохотнула и продолжила исследования. Освещая себе путь телефонной подсветкой, она аккуратно шла, с хрустом наступая на мириады осколков от разбитых бутылок и непонятно чего еще.
   - Подойди сюда, - подозвала она подругу через некоторое время. - Тут есть какая-то деревянная дверь.
   - Хочешь открыть ее? - панкерша беспокойно оглянулась назад, в сторону длинного темного коридора, через который они и прошли в это помещение.
   - Конечно, можно остаться тут, тихонько забившись в уголок, и надеяться, что синячи сюда не сунутся. А можно побродить по старым развалинам! Вдруг найдем что-нибудь интересное.
   - Ладно, давай, - махнула рукой Спичка. - Вспомним бурную юность!
   - Сколько лет верфи стоят закрытыми? - девушка Косматого принялась расчищать ступней пространство перед дверью.
   - Не знаю. Лет пятнадцать-двадцать, - предположила панкерша. - Давно, в общем. Вроде у одной из моих знакомых отец здесь работал, когда весь штаб резко сократили. Насколько я помню, государство, по каким-то причинам, полностью прекратило финансирование объекта. Я не слишком интересовалась подробностями.
   - Да уж, - Загадка подергала ручку. - Ты и правда не слишком интересуешься подробностями, когда речь идет о финансировании.
   Спичка подошла ближе к подруге.
   - Прости, я сейчас ослышалась, или ты на самом деле опять заговорила о деньгах?
   - А ты думала, я забуду о долге? - она толкнула дверь плечом, но та не поддалась. - Косматому я еще не сообщила, что твой долгосрочный "абонемент" подошел к концу еще пару покупок назад. Если он узнает - влетит и мне, и тебе, и твоему приятелю.
   - Деньги будут в конце месяца. Мы уже обсуждали этот вопрос! - отрезала панкерша, недовольно скрестив руки на груди.
   - Или ты можешь помочь нам кое с чем, - пропела Загадка, стирая пальцем пыль с дверного косяка.
   - Я уже итак помогаю вам всеми возможными способами!
   - Речь идет о помощи другого плана. У Космача возникли небольшие проблемы, связанные с его профессиональной деятельности. Попроси Цербера загладить несколько острых углов, и тогда я забуду о твоем долге. А в конце месяца приобретешь себе новый "абонемент".
   - Мы уже несколько лет близко не общались, вряд ли он так просто пойдет мне навстречу, - растерялась Спичка. - Да и как я могу...у меня же есть Дред!
   - Тогда либо ты находишь деньги в течение недели, либо ищешь других поставщиков, - разозлилась ее подруга.
   - Бред какой-то! Если ты думаешь, что я стану изменять человеку, которого люблю, то у тебя, наверное, мозг с горошину. Никакие развлечения не стоят его доверия!
   Загадка молча исследовала петли и принялась бить ногой в область замка.
   - Прекрати! - зашипела Спичка. - Нас могут услышать!
   Но девушка Косматого не остановилась. С яростным рвением она пнула преграду еще пару раз, пока дерево наконец не треснуло.
   - Давай вместе, - сказала Загадка, примеряясь плечом к двери.
   Ее подруге по несчастью ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Вдвоем они предприняли пару попыток покинуть комнату, и на третью их мероприятие увенчалось громких успехом.
   Девушки с грохотом влетели в соседнее помещение и замерли, прислушиваясь. Но, по всей видимости, погоню за ними никто не снаряжал. Беглянки прикрыли за собой дверь и принялись осматриваться по сторонам. Через некоторое время Спичка спросила:
   - Как ты думаешь, где мы находимся?
  

17.

   - В каком-то подсобном помещении, - предположил Дред и несколько раз моргнул, чтобы глаза быстрее привыкли к темноте.
   Верфь давно обесточили подчистую, поэтому "Зеленая Звезда" организовала поистине грандиозную привозную систему электрических генераторов. В месте, куда, воспользовавшись всеобщей суматохой, вбежали ребята, провода не были протянуты. Но по царившей вокруг обстановке было понятно, что незадолго до облавы здесь кто-то находился. Косматый включил фонарик на телефоне, и, осветив часть комнаты, облегченно вздохнул.
   - Ты что-то заметил? - встрепенулась Жара.
   - Говори тише, - прошептал продавец и подошел к двери, в которую они стремительно ввалились всей гурьбой. - Здесь есть щеколда.
   Он тут же запер дверь с внутренней стороны.
   - Теперь, если мы будем сидеть спокойно, синячи нас ни за что не найдут.
   Оглядевшись, беглецы обнаружили в помещении кое-какую мебель: два стола, один широкий и высокий, другой - более узкий, несколько раскладных стульев и небольшой шкафчик на колесах. В углу комнаты валялась оставленная в спешке сумка. На письменном столе лежала кипа бумажек, а на втором - грязные пластиковые стаканчики и три массивных фонаря, работающие на аккумуляторах.
   - Как же нам повезло! - шепотом воскликнул Дред, проверяя каждый. - Думаю, стоит забрать их с собой.
   - Зачем тебе это нужно? Такую тяжесть таскать, - Косматый зевнул, с наслаждением потягиваясь. Весь его организм был захвачен сладостными тактильными переживаниями. - Мы останемся здесь.
   С этими словами он сполз на пол и обхватил себя руками. Жара тяжело вздохнула - похоже, в их рядах появился еще один недееспособный член.
   - Ого, - присвистнул Кляр. - Я в темноте вижу ярче, чем при свете дня!
   Он умолк и принялся водить руками перед собой. Старшая метиска повернулась к парням и рассеянно пробормотала:
   - Ребята, вы-то хоть в порядке? Каждый из вас считает, что остаться здесь - хорошая идея?
   - Не уверен, что я в порядке, - выпалил Север. - Мысли в голове путаются. Я начинаю о чем-то думать, а через минуту уже думаю о чем-то другом. И не могу вспомнить, о чем думал изначально. И в глазах все мельтешит.
   - Присядь, - предложил ему Дред. - И глубоко дыши. Главное, будь уверен, что все хорошо, и что ты находишься в безопасности.
   - Когда мы уже домой поедем? - громко и недовольно спросила из дальнего угла Ляля.
   Жара грозно зашипела на нее.
   - Даже не знаю, - вздохнув, Дред облокотился на письменный стол. - Жилеты могут оставить караульных на всякий случай. Если бы у нас были продукты - я бы предложил остаться здесь на сутки. Но сейчас, думаю, это вряд ли возможно.
   Прислонившийся к стене Фонарь глухо застонал, прикрыв ладонями лицо. Те, кто еще мог ясно соображать, с нехорошим предчувствием повернулись в его сторону.
   - Моя машина! - обреченно объяснил он. - Я припарковался недалеко от верфи. Даже если мы просидим здесь всю неделю, жилеты могут пробить номера по базе и вычислить меня.
   - Уверен, что мы что-нибудь придумаем, - с чрезмерным энтузиазмом отреагировал Дред. - Мы с тобой в одной лодке, приятель! Мой автомобиль точно также может сегодня не дождаться хозяина.
   - Ну найдут они твою тачку, - горячо зашептала Жара. - И что с того? Там стоят десятки транспортных средств. Мало ли зачем ты приехал к докам! Может, пикник решил на полянке неподалеку устроить. Сейчас тебе и всем нам нужно покинуть верфь и отоспаться дома. Потом приедешь и заберешь машину. Если кто-нибудь начнет задавать вопросы - скажи, что ее угнали какие-то недомерки.
   - Ладно, согласен! - примирительно поднял ладони Фонарь. - Но если обратно мы выйти не сможем, потому что синячи, скорее всего, оставят караульных, то как же нам тогда поступить?
   Дред принялся расставлять включенные фонари так, чтобы осветить всю комнату.
   - Другого выхода отсюда нет. Спичка, конечно, грезит о том, что чрезмерное употребление психоделиков может привести к появлению сверхспособностей, но не думаю, что у нас получится пройти сквозь стену. Ты что делаешь?! - последние слова были возмущенным обращением к Косматому. Поразившее продавца химическое блаженство пошло на убыль, обнажая суть человека, склонного к различного рода пакостям.
   - А что? Владельцу она теперь не скоро понадобится, - он лихо исследовал оставленную сумку. - Вдруг там есть еда - я жутко проголодался.
   Косматый выудил на свет узкий кожаный чехол, связку ключей, кошелек и несколько смятых визиток. Затем он печально вытряс добычу и резюмировал:
   - Берегитесь - скоро я начну поедать вас.
   Недовольный результатом наркоторговец принялся рассматривать найденные вещи более тщательно. Остальные собрались вокруг него и с интересом наблюдали за процессом. В портмоне Косматый обнаружил лишь небольшую сумму денег и банковские карты. Он уже хотел присвоить аксессуар для хранения средств себе, но Жара его остановила.
   - Обращусь в банк, чтобы найти владельца, и отдам ему все вместе с ключами, - пояснила она окружающим. Никто не стал возражать. Только Косматый исподлобья взглянул на осмелевшую метиску. Она уж было решила, что здоровяк начнет кровавую борьбу за клад, но он сдержался и ничего не сказал.
   А в кожаном чехле покоился складной нож с изящной резной рукоятью цвета слоновой кости. При виде него у Фонаря появилось необъяснимое предчувствие, похожее на серый смердящий комок щупалец. Это настроение настолько отвращало от себя, что парень не стал углубляться в него и выискивать причину своих опасений. Вместо этого он отошел к стене и попытался усилием воли прогнать наваждение. Как там говорил Дред? "Главное, будь уверен, что все хорошо, и что ты находишься в безопасности?".
   Косматый тем временем принялся осматривать передвижную тумбочку в поисках еды. И, судя по раздраженному рычанию, это его мероприятие также не увенчалось успехом. Чтобы отвлечь себя от печальных мыслей о мрачном скором будущем, Фонарь решил сам исследовать что-нибудь. Его выбор пал на стоящий неподалеку письменный стол. На нем он обнаружил лишь небрежно набросанное расписание выступлений музыкантов и накладные, повествующие об удачных грузоперевозках и оказании прочих услуг. Фонарь уже хотел вернуться к остальным, как вдруг его взгляд зацепила металлическая полоска, выделяющаяся на бетонном полу.
   Парень Белочки обошел стол и наклонился к своей находке.
   - Ребята! - воскликнул он, позабыв о надобности сохранять тишину. - Смотрите, что я нашел!
   Дред, Жара и Бусинка живо отреагировали на его слова. Они тут же подбежали к крикуну: друг Спички для того, чтобы посмотреть на предмет предстоящего обсуждения, а метиска еще и затем, чтобы влепить неугомонному приятелю крепкую затрещину.
   - Давай отодвинем стол, - предложил Фонарь Дреду, и товарищи, поднапрягшись, сместили древнюю махину в сторону.
   - Вы нашли еще один выход отсюда? - ахнула мулатка, когда пространство освободилось. - Интересно, можно ли его открыть?
   - Попробовать-то нам точно никто не помешает, - Дред присел, рассматривая дверцу. - Заржавела, собака.
   - Сможешь ручку подцепить? - выглянул из-за стола Фонарь.
   Все, кроме витающего в запредельных реальностях Кляра, окружили место действия, нетерпеливо сверкая глазами. Неизвестно, что сейчас происходило в их тронутых наркотиком головах, но по крайней мере вели они себя достаточно спокойно.
   - Сейчас посмотрим, - ответил парень Спички. - У кого-нибудь есть что-нибудь длинное прочное и плоское? Желательно железное.
   Север взволнованно похлопал себя по карманам и извлек испещренный резьбой ключ.
   - Подойдет? - спросил он с надеждой, желая как-то помочь общему делу.
   - Вполне, - Дред взял ключ и принялся отковыривать приставшую к дверце рукоять.
   Вся компания сосредоточенно наблюдала за действиями товарища, а он в это время напряженно и методично выполнял свою миссию. Каждый настолько был увлечен процессом, что внезапный настойчивый стук в дверь заставил ребят вздрогнуть.
   - Черт, - тихо выругался Косматый.
   Через некоторое время стук повторился. На этот раз невидимые возмутители спокойствия орудовали с большим усердием.
   - Давай быстрее, пожалуйста! - обливаясь потом, пропищала Белка, испугано прижавшись к Фонарю. - Они хотят вытащить нас как шпроты из банки.
   На этой фразе Косматый мечтательно сглотнул.
   - Я знаю, что вы там! Дверь закрыта изнутри, - раздался усиленный громкоговорителем голос. - Либо вы выйдете сами, либо мы вырежем замок. В последнем случаи ваши проблемы возрастут пропорционально приложенным нами усилиям.
   На пике эмоций от стресса Дред все же вытащил рукоять и принялся тянуть ее изо всех сил. Крышка не поддавалась.
   - Я прям чувствую, как моя ладонь покрывается мозолями, - посетовал он.
   - Продень ключ и попробуй снова, - торопливо посоветовала Жара.
   Парень Спички кивнул и выполнил указание, но все же один он не мог справиться с этой задачей. Косматый с Севером обступили товарища, и втроем они принялись расчищать себе путь к свободе.
   Наконец дверца отворилась с неприятным скрипом, обнажая уходящую во мрак лестницу.
   - Спускайтесь все, - прохрипел уставший морально и физически Дред, возвращая ключ владельцу. - Кроме тебя, Север. Поможешь мне заслонить ход.
   Пропустив вперед вереницу беглецов, парни задвинули стол, чтобы он позволил им выиграть хотя бы пару минут. После этого ребята нырнули в лаз, подсвеченный снизу украденными фонарями, и принялись спускаться к остальным.
   - Нам сегодня определенно везет, - ни к кому конкретно не обращаясь, произнес Дред, закрывая за собой крышку. - С этой стороны есть щеколда. Надеюсь, жилетам не захочется с ней возиться, и они оставят нас в покое.
  

18.

   - Пойдем отсюда скорее. Нам нужно спрятаться!
   Сима повернулась к говорящему. Молодой мужчина показался ей смутно знакомым, но вот где точно они встречались, она так сразу вспомнить не могла. Одно девушка понимала наверняка: ей лучше пойти с этим человеком, чем оставаться на месте.
   Парень огляделся по сторонам и, схватив спутницу за руку, направился в дальний угол зала.
   - Что здесь происходит? - испуганно спросила Сима.
   - Начинается облава синячей, - произнес он, нетерпеливо пробиваясь сквозь толпу. - Но если спросишь мое мнение, то я отвечу так: это все неспроста! Кто-то среди тусовщиков, либо среди организаторов или персонала, либо среди артистов - в общем, один из всей этой огромной кучи народы - стукач.
   - Но кому мы мешаем? Зачем нас выдавать? - непонимающе заморгала Сима, замедляя ход. - Рядом с верфью жилых домов нет! Кому мы мешаем? Никому! Нужно объяснить все самому главному синячу.
   Парень остановился и обернулся к ней всем корпусом.
   - Во-первых, главный сейчас у них - Цербер. Он всех этих развеселых цветных людишек под кайфом на дух не переносит. Такой человек даже слушать ничего не будет. Во-вторых, мы мешаем им одним своим существованием. Одним фактом того, что кто-то развлекается и пьет в выходные всю ночь напролет, пока они, надев свою душную форму, должны выполнять тяжелую, неблагодарную работенку. И, в-третьих, прошу, давай пока закончим на этом и возобновим нашу беседу, когда окажемся в надежном месте, - не дожидаясь ответа, он продолжил прокладывать путь, сжав Симину руку еще крепче.
   Она не до конца поняла смысл сказанного, поэтому восприняла происходящее как элемент шоу. Ее, правда, немного волновало отсутствие друзей, но нахождение рядом знакомого лица отчасти перекрывало это досадное обстоятельство. Гораздо больше подругу Дреда занимало другое: доки превратились в сказочный замок, стены которого переливались всеми цветами радуги. Она шла, широко распахнув глаза, и наблюдала за чудесным видом.
   Ее проводник, казалось, совершенно не замечал восхитительного зрелища, но Сима еще на примере Жары поняла, что обладает даром видеть особые вещи - то, что остальные узреть не смогут никогда. Пусть матушка и говорила, что она - ошибка, бесполезное создание, девушка тем не менее была на много способна. Придумав в детстве свой собственный тайный мир, она уходила в него каждый раз, когда в отчем доме становилось невыносимо. Для этого нужно было лишь спрятаться в платяном шкафу и крепко-крепко зажмурить глаза. Сейчас же можно было наслаждаться пребыванием в волшебной стране просто так, без всякого труда. Разве это не делало ее, Симу, особенной?
   - Пригнись здесь, - сказал парень. Ловко двигаясь в своем белоснежном костюме, он казался добрым сказочным героем, способным с легкостью и залихватской помпой выбраться из любой западни. Нет, он не был именно возлюбленным принцессы, с которой девушка себя ассоциировала. Он был, скорее, ее развеселым спутником, помогающим преодолевать опасности. Такой типаж в конце истории обычно находил себе в пару дородную шалунью с тугими косами пшеничного цвета и искоркой в чарующих глазах. Сима попыталась вспомнить, была ли подобная персона в их компании, но никто из ее новых знакомых под это описание не подходил. А может быть, история закончится экзотично и отважному спасителю достанется горячая мулатка? Жара, без сомнения, была красивой, но выглядела благопристойно и подать себя умела. Вроде бы она еще и в отношениях не находилась, ко всему прочему. Да, метиска совершенно точно подходила на роль обворожительной фрейлины.
   - Аккуратнее, головой не ударься! У тебя же все волосы в паутине! Подожди, дай я ее сниму...
   Время так и не вернулось для Симы в область привычного восприятия, поэтому она не могла знать наверняка, насколько долог был их путь. Но когда испачканная, растрепанная и весьма довольная приключением девушка вылезла на свежий воздух, она почувствовала накатившуюся усталость и чрезвычайно обрадовалась предложению спутника сделать небольшую передышку.
   - Не отходи далеко от стены! Это не единственный выход на причал. Не следует маячить возле воды, если не хочешь, чтобы синячи тебя заметили.
   Сима уселась на прохладный бетон, поджав ноги, и принялась разглядывать темное небо, раздумывая над тем, почему в черте крупных населенных пунктов было так мало звезд.
   Она лишь трижды выезжала за город. Два раза - это мать справляла ее к бабке в деревню. Подруга Дреда помнила не только негативные моменты тех поездок: тучи страшных насекомых; тяжелые ведра с ледяной водой из колонки; покосившийся домик, пестрящий облезшей краской. Но и положительные: добрую собаку с большим розовым шершавым языком, похожим на кусок колбасы; спелые кисло-сладкие яблоки с румяным боком; сочную клубнику и необычайно-чудесное, околдовывающее звездное небо. Нет, в городе точно все было совершенно иначе!
   - Как ты думаешь? - спросила Сима у спутника, поставляя ветру лицо. - Где сейчас мои друзья?
   - Сдались тебе эти друзья, - проворчал парень. - Меня вот мои приятели кинули, чуть проблемы начались. Помяни мое слово, дружба - пыль! И держаться за нее не следует.
   - А что у тебя произошло? - проявила она искреннее участие.
   - А то ты не знаешь! - хмыкнул Клютч. - Меня из-за твоего знакомого охрана выперла. Все ребята из моей компании остались на рейве, не захотели за меня впрягаться. Сказали, что я сам виноват, и мне пора домой. Я бы убрался, да вот не могу. Денег с собой нет, а пешком идти - далеко. Зато пусть теперь эти козлы неблагодарные вкусят все радости запретных развлечений. Вместе с ответственностью!
   - Ой, - пискнула Сима. В ее затуманенном разуме всплыл малоприятный эпизод, произошедший в недалеком прошлом. - Так вот где мы с тобой познакомились...а я все вспомнить не могла!
   Клютч с неприятным удивлением уставился на нее.
   - Ты пьяная, что ли?
   - Нет, я всего пару глотков сделала. Вообще, обычно я гораздо лучше соображаю. Наверное, это все из-за марки, которую дала мне девушка моего друга.
   - Марки? Причем здесь марки? Те, которые на почте продаются?
   - Да нет же! Их в каком-то веществе специальном вымачивают. Я не слишком много о них знаю. Вот Спичка...
   - Какая еще спичка? Что за ерунду ты несешь?
   - Это девушка. Так все ее зовут. Не знаю, правда, почему.
   - Так ты из этих? - Клютч поморщился и ядовито выплюнул. - Из торчков?
   - Из кого? - прищурилась Сима. - Конечно, нет! Просто ребята предложили попробовать, а я согласилась.
   - И что? Стоило оно того, наркоманка?!
   - Так сразу и не скажешь, - помедлив, ответила она, пропуская нападку. - Мне кажется, что мнение касательно чего бы то ни было нужно высказывать по прошествии некоторого времени, опираясь непосредственно на результаты. Но пока меня все устраивает. Это гораздо лучше, чем алкоголь.
   - Эх, - сокрушенно произнес ее спутник. - Знал бы я, что ты такая, оставил бы тебя там! Ладно, подышали свежим воздухом, и хватит - нам пора двигаться дальше.
   - Обратно в здание? А разве цель нашего похода не заключается в том, чтобы покинуть его?
   - Если хочешь плавать в холодной воде - пожалуйста! Останавливать тебя я не стану. Отсюда можно попасть либо прямиком в реку, либо в пристройку для ремонта, где главный танцпол развернули. Либо туда, откуда мы вышли - в коллектор. Так что решай.
   - Хорошо, - вздохнула Сима. - Пойдем. Плавать-то я все равно не умею.
  

19.

   - Ну и воняет же здесь! - Ляля поморщилась. - Как мы пойдем по такой грязище?
   - Удивительно, что именно ты об этом спросила, - вдруг совершенно обычным тоном произнесла Белка.
   Фонарь изумленно посмотрел на подругу: с тех пор, как они воссоединились, она не выказывала и проблеска адекватности, а сейчас ведет себя совершенно обычно. Парень даже обрадовался возвращению ее грубоватой натуры.
   - Что ты имеешь в виду? - взвилась жена Севера.
   - Успокойтесь, дамы, - Дред за вечер настолько привык разрешать конфликты, что стремился делать это чуть ли не инстинктивно. - Неприятный запах - еще один повод для жилетов не лазать сюда за нами. Умейте использовать неблагоприятные обстоятельства в собственных интересах!
   - Нашелся умник, - проворчала Белка. - Лучше скажи, куда нам теперь идти!
   - Куда пойдем, туда и идти, - философски изрек Дред. - Где-нибудь здесь должен быть еще один выход.
   Подсвечивая дорогу, он двинулся вперед. Фонарь догнал приятеля и встревожено произнес:
   - Мы все больше отдаляемся от девушек! Стоит ли нам уходить еще дальше?
   - За Спичку я действительно не волнуюсь. То есть волнуюсь, конечно, но это само собой разумеющееся. Она со всем справится. А вот за Симу я переживаю, но поделать уже ничего нельзя. Ты же знаешь, насколько мстительными бывают синячи.
   - А почему ты переживаешь за нее? - затаив дыхание, спросил Фонарь. На самом деле его трогала лишь судьба изящной блондинки, пахнущей цветами и выпечкой. Он готов был поклясться, что даже в коллекторе ощущает покоривший его аромат.
   - Она не такая, как большинство людей. Сима пережила непростое детство и еще более сложную юность. Она немного наивна, доверчива и не всегда может за себя постоять. А теперь еще и кислота...я не должен был отпускать ее одну! - парень Спички сжал свободную руку в кулак. - Никогда не прощу себе, если с ней что-нибудь случится.
   - А что с ней не так? - как бы между прочим спросил Фонарь.
   - Прости, дружище, - Дред вздохнул. - Но это не моя тайна. И я не могу выдавать ее, дабы утолить чей-либо праздный интерес.
   - Понимаю, - печально ответил его собеседник и приотстал, чтобы идти наравне со своей девушкой.
   - Как ты себя чувствуешь, Бельчонок? - Фонарь всеми силами пытался насытить эмоциональную окраску голоса заботой и участием. Но искренний интерес - не зубная паста из тюбика. Его не выдавишь "ну хоть чуть-чуть", приложив желание и усилия.
   На самом деле испытавшей сильнейшей стресс Белке было достаточно и такого проявления чувств. Она схватила приятеля за руку и негромко затараторила, периодически поскальзываясь на склизком бетоне. Белочка перескакивала с темы на тему, и ее речь, по сути, лишь немногим не дотягивала до бессмысленного бреда:
   - Знала я, что этой стерве нельзя доверять! Спичка уже давно поджидала удобный случай, чтобы мне досадить. И вот, пожалуйста! Специально воспользовалась ситуацией, когда можно было без вопросов подсунуть мне эту гадость. Она же наверняка понимала, что нормальным людям такое употреблять нельзя. Ой, милый, ты даже не представляешь, как мне было страшно. Даже показалось на секунду, что я схожу с ума. Ужасное место, отвратительные люди. Зачем мы вообще пришли сюда? Я снова и снова задаюсь этим вопросом...
   Если бы Фонарь слушал торопливый монолог, льющийся из губ подруги, он бы обязательно указал Белке на то, что именно она выступила непосредственным инициатором их поездки в верфь. Но мысли парня улетели блуждать вокруг изящного танцующего женского образа. Копна ее светлых волос переливалась в блеске огромных ярких звезд, глядящих сквозь небесные прорехи. Фонарю хотелось стать ветром меж пальцев маленькой дивы. Бликом на смоченных слюною губах. Слезой, скользнувшей по призрачной щеке. Его желания трансформировались в гигантскую волну, ищущую выхода из тесной груди. Но не было поблизости того островка, на который ему хотелось обрушить все свое естество. Остался лишь тяжелый вздох, рожденный в муках гибели сгорающей страсти. И имя. Такое сладкое имя. Оно пощипывало губы, оставляя во рту металлический привкус.
   - Сима, - тихонько простонал Фонарь, чувствуя, как подкашиваются ставшие ватными колени.
   - Что ты там мычишь? - нахмурилась пригнувшаяся Белка.
   - Спасибо, говорю, что поддерживаешь меня, - нашелся он, стремительно возвращаясь в реальность.
   - С вами все в порядке? - раздался встревоженный голос Севера.
   Фонарь поднял голову, пригляделся и понял, что теперь их пара плелась в самом конце процессии.
   - Бедненький, - заламывая руки, причитала Белочка. - И тебя это гадость не пожалела. Найду Спичку - откручу ей голову! Думаю, остальные меня поддержат.
   - Да, друг, все в норме, - прервал кликушу Фонарь. - В глазах рябит, но дальше идти могу.
   - Вот только куда мы идем? - почесал затылок Север. - Лялька уже из сил выбивается. Долго ли нам еще убегать?
   Он обозрел компанию в поисках человека, готового взвалить на себя обязанности лидера.
   - А что ты предлагаешь? - устало спросил Дред. В перекрестных лучах фонарей он казался лет на десять старше. - Думаешь, кто-нибудь из нас знает план этого места? Если хотите - можете оставаться прямо здесь. А я не успокоюсь, пока не найду выход.
   - Тебе легко говорить, - обиженно протянул Север. - Ты один фонарь несешь, а я свою обессиленную жену.
   - Легко?! Да я бы все отдал, чтобы сейчас нести дорогую мне женщину. В каком бы состоянии она не находилась!
   - Прекратите, - раздраженно рявкнул Косматый. - Вы как звери дикие - смотреть на вас противно! Нам нужно сплотиться и прорваться. Это даже я понимаю.
   - Согласен, - Дред подошел к Северу и протянул ему ладонь. - Извини, приятель. Нервы не выдерживают.
   Здоровяк проигнорировал дружеский жест, но лишь затем, чтобы неловко обнять брата по несчастью свободной рукой.
   - Давайте устроим небольшой привал, наберемся сил, а потом отправимся дальше, - предложил парень Спички.
   Ребята разложили свои рюкзаки и, не заботясь об их чистоте, устроились на получившейся подстилке, прижавшись друг к другу. Фонарь чувствовал, как трясется Белка, замотанная в его куртку. Откуда же девушке было знать, что поездка закончится таким образом? Иначе не надевала бы она одно-единственное тонкое платье, еле-еле прикрывающее самые интересные места. Север успокаивал испуганную супругу, а Жара пыталась найти правильные слова для младшей сестры. Кляр осоловело оглядывался по сторонам, предоставленный собственным мыслям.
   Только Косматый не мог спокойно усидеть на месте. Он, взяв один из фонарей, ходил неподалеку, выискивая...никто на самом деле не знал, что он там выискивал. Но на этот раз уж точно не потенциальных покупателей.
   Дред, погрузив лицо в сложенные ладони, размышлял о судьбе тех людей, о которых он должен был позаботиться. Будучи по натуре человеком ответственным, он не мог не думать о своей подопечной. Конечно, практика в клинике закончилась несколько лет назад, но иногда связь между врачом и пациентом длится годами. Пусть именно тогда парень и не был дипломированным специалистом. Да и сейчас его с натяжкой можно было назвать профессионалом. Трудоустройство на новое престижное, уже подготовленное связями и рекомендациями место работы, серьезные статьи, частная практика - у Дреда это все еще было только впереди. Последнее лето перед взрослой жизнью. И бабушкино кольцо для любимой. Спичке, конечно, уже самой начинали надоедать бесконечные тусовки и развязный образ жизни. Она наверняка хотела стабильности и домашнего уюта, хотела быть с ним. Вместе они составят красивую современную пару. Через пару лет девушка закончит учебу, и они переедут в столицу. Дред тогда уже станет значимой персоной в выбранной им области...
   Его мысли снова вернулись к Симе. Образ Спички, лежащей на кровати за книгой во фривольном халатике, обнажающем покрытые татуировками ножки, потух. Теперь вместо энергичной, полной сил девушки на Дреда смотрело изможденное лицо в обрамлении грязных волос. Оно издавало страшные хриплые звуки, которые складывались в слова:
   - Кто здесь? Прошу вас, спасите! Не стреляйте! Я не причиню вам вреда.
   Парень Спички очнулся, пробив завесу из смеси фантазий, надежд и воспоминаний. Но вслед за ним, через брешь, выбрались и крики. Он покрутил головой, желая избавиться от наваждения, но голос не умолкал.
   - Она же вроде с нами была изначально, да? - щурясь, пробасил Косматый.
   Дред оглянулся на яркий свет фонаря и облегченно выдохнул.
  

20.

   - Шагай быстрее! - рявкнул Клютч, подталкивая Симу. - Чертова девчонка...
   - Я не могу быстрее, - всхлипнула она. - Здесь повсюду скользкая грязь, осколки и острые камни.
   Поведение молодого мужчины существенно изменилось после непродолжительного перерыва. Услышав о принятом спутницей наркотике, он перестал быть заботливым и обходительным.
   - Если будешь пихать меня еще сильнее, я упаду и переломаю себе ноги, - Сима попыталась воззвать к здравому смыслу провожатого. - Тебе придется нести меня!
   - Или оставить здесь, - хмыкнул он
   - Я же умру в одиночестве без еды и воды!
   - Воды здесь - целый коллектор, - провел рукой Клютч. - А если приноровишься - может, и живность поймаешь какую...иди уже!
   Сима до боли в глазах высматривала в полутьме чистые участки пути.
   - И чего ты так взъелся на меня? Все же хорошо было!
   Ответом ей было лишь недоброе молчание. Подруга Дреда обернулась, решительно настроенная на откровенную беседу.
   - Я думаю, что нам стоит кое-что обсудить.
   - Что? - нахохлился Клютч. - Черт, батарея садится. Пошевеливайся! Нам нужно выйти хоть куда-нибудь, пока мы не оказались в кромешной темноте. Тогда уж точно можно будь лечь и помирать.
   Сима подчинилась. Осторожно ступая, она предпочитала не смотреть по сторонам - вокруг ей чудились полчища кровожадных крыс. Хоть мяса на костях худышки и было немного, это могло не остановить неразумных грызунов.
   И тут же, как на заказ, она услышала писк.
   - Я думал, ты порядочная девушка.
   Подруга Дреда замерла, напрягая слух.
   - Мне казалось, что мы могли бы стать неплохой парой. Когда я вернулся и увидел тебя, то решил, что судьба дает нам еще один шанс.
   Сима приставила палец губам и шикнула, призывая Клютча к тишине.
   - Ты чего на меня шипишь? - взревел он.
   - Мне кажется, я кое-что слышу...
   Теперь пищало уже не одно млекопитающее. Их было несколько. Целая стая. Звук потихоньку нарастал. Невидимый композитор начал новый такт с крещендо, постепенно увеличивая количество инструментов.
   - Но когда ты рассказала мне о своих увлечениях, я резко передумал. Не нужна мне подружка-наркоманка! Теперь вот приходится таскаться с тобой, - Клютч не желал прекращать пламенную речь.
   - Прошу тебя, ну помолчи же минутку, - умоляющим тоном произнесла Сима.
   - Это почему еще я должен молчать?
   - Я слышу крысиный писк, - прошептала девушка.
   Ее проводник замер, выпучив глаза. Он беззвучно закрывал-открывал рот, глядя на спутницу.
   - А я ничего не слышу, - сказал наконец Клютч и запнулся, словно его постигло неожиданное озарение. На лицо проходимца тут же легла тень неприятного удивления. Он раздулся, не в силах выдохнуть переполнившее его возмущение, и выдавил. - Ах ты, маленькая...намекаешь, что я веду себя как крыса?
   Его голос сорвался на писк. Сима с нарастающим ужасом наблюдала за Клютчем. Его лицо вытянулось, а нос начал пугающе удлиняться. Верхняя губа чуть приподнялась, оголяя кривые желтые зубы. Из нутра девушки, против ее воли, вырвался вопль омерзительного отчаяния.
   - Ты догадалась? Неужели я проболтался?
   Мысли подруги Дреда заработали с увеличенной силой, собирая обрывки фраз, сказанных ее спасителем, воедино. Где-то среди них была зацепка, ответ на вопрос: почему же Клютч начал странно себя вести?
   - Ты не имеешь права меня осуждать! Все произошло из-за твоего дружка!
   - Причем здесь Фонарь? - спросила Сима. И как только последнее слово сорвалось с ее губ, она догадалась. - Ты решил отомстить своим приятелям и рассказал синячам о рейве? Вот почему тебе позволили вернуться в верфь! Как же можно быть таким гадом? А я уж было подумала, что ты хороший человек.
   - Не тебе судить меня, убожество, - прорычал Клютч, становясь еще более отталкивающим. Его внешний вид обратился отражением внутреннего состояния в глазах одурманенной девушки.
   - Но как же ты смог связаться с ними? В верфи не ловит сеть!
   Он презрительно хмыкнул.
   - Когда меня взашей вытолкнули из этой клоаки, я побрел в сторону города. С каждым шагом во мне росла обида, а вместе с ней - формировался план дальнейших действий. Сначала он казался невыполнимым, но я решил попробовать. Мне пришлось бежать со всех ног, чтобы как можно быстрее достичь зоны покрытия. И сегодня удача оказалась на моей стороне!
   - Сегодня ты подвел множество людей, - печально произнесла Сима. - Кому-то, может быть, даже очернил имя и поставил крест на будущем. И все это ради мелочной мести? Ты достоин публичного осуждения.
   - Никто не узнает о том, что я это сделал! Синячи пообещали, что сохранят в тайне наш маленький секрет. Кроме них, о моем безусловно полезном для общества, вызывающем уважения поступке знаем только я и ты. Но твой спаситель - скромный человек. И он не хочет, что бы о его героических действиях проведали остальные. А тебе можно доверять? Ты же будешь держать свой миленький ротик закрытым?
   Сима сжалась. Ее внутренности будто бы парализовало. Она не могла вымолвить ни слова.
   - Ты же будешь молчать? - снова спросил Клютч, гаденько улыбаясь, и потянул к ней скрученные ручонки.
   В тот же момент внутри подруги Дреда что-то оборвалось. Словно одна из пружин в сложноорганизованном механизме человека резко выпрямилась, освобождая скрытые резервы организма. Хрупкая блондинка двинулась навстречу пугающему силуэту и оттолкнула его от себя.
   От неожиданности Клютч выронил телефон. Старенький аппарат, описав незамысловатый пируэт, плюхнулся в воду. Короткий всплеск на секунду затмил мерное журчание подземной речки.
   И Симу, и опозоренного стукача накрыла тьма. Девушка выставила руки вперед и из последних сил сделала еще один толчок. Ее ладони осязали живую плоть, отправляя невидимую фигуру в пустоту. Раздалось еще несколько звуков: глухой скребок, грохот падения и жуткий икающий вздох.
   Не дожидаясь, пока мстительный тип придет в себя и расправится с ней, подруга Дреда побежала вперед, не разбирая дороги. Свой телефон она оставила в машине приятеля, и сейчас у нее не было никакой возможности озарить распластавшийся вокруг зловещий мрак. Сима мчалась изо всех сил, спотыкаясь, падая, но поднимаясь вновь. Вслед за ней несся хор жаждущих свежей крови крыс. Сейчас напуганная девушка была бы рада встретить и наряд синячей. Пленение и его возможные последствия казались ей детской шалостью по сравнению с тем, что ожидало одинокую путницу во тьме.
   Но, видимо, удача не оставила ее. Вскоре бедняжка заметила яркие точки вдалеке. Моля о том, чтобы они не оказались очередным наркотическим наваждением, Сима поспешила вперед.
   Там находилась группа людей. Однако на бравых жилетов неизвестные походили с трудом: большая их часть сидела на полу, прижавшись к стене. Остальные же как-то нетвердо стояли на ногах. Но Сима все равно закричала, подходя ближе:
   - Кто здесь? Прошу вас, спасите! Не стреляйте! Я не причиню вам вреда.
   Никто не ответил, поэтому она заголосила вновь:
   - Пожалуйста! За мной гонится опасный человек. Он хочет меня убить!
   Наконец один из членов группы осветил Симу фонариком и произнес, рассматривая чумазую беглянку:
   - Она же вроде с нами была изначально, да?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"