Харб Клена: другие произведения.

Билет на тот свет: 3. Справедливое возмездие? (46-62)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последняя из трех частей романа "Билет на тот свет" (психологический триллер, ужасы, постмодернизм)

  III. Справедливое возмездие?
  
   46.
   - Ты слышишь? - Фонарь жестом остановил Симу. - Там кто-то рыдает!
   Она прислушалась.
   - По-моему, это кто-то из девушек. Погоди, не освещай ее резко. Не надо пугать человека.
   Ребята вышли из-за ступенек и на цыпочках подошли к эпицентру тревожных звуков.
   - Кто здесь? - негромко спросил парень, направляя фонарь на себя.
   Сидящая на полу Спичка убрала руки от раскрасневшегося, заплаканного лица.
   - Это вы, - убитым голосом констатировала она.
   Сима присмотрелась к приятельнице и, побледнев, стремительно бросилась к ней, а шедший позади Фонарь не сразу понял, в чем причина спонтанного расстройства его новой девушки. Он не сразу заметил тело друга, потому что окровавленная голова Дреда покоилась на коленях панкерши.
   - Кто это сделал? - спросил Фонарь, опустившись рядом со Спичкой.
   - Я-я... - спазмы от долгого рыдания не давали ей наполнить легкие воздухом. - Н-не знаю. Ему стало п-плохо. Я п-пошла з-звать на п-помощь. А у меня с-сердце почувствовало что-то. И тут я вернулась. А он...
   - Тише, тише, успокойся, - Фонарь обнял девушку и принялся гладить ее по голове. Он старательно отводил взгляд от лица усопшего, но не мог не заметить, что Дред умер безмятежным. Если не сказать - счастливым. Наверное, постоянные занятия йогой все же влияли на внутренний мир человека положительным образом.
   - Нам нужно уходить, - зареванная Сима попыталась воззвать к разуму подруги.
   - Нет, нет, - замотала та цветастой головой. - Оставьте меня здесь! Я никогда не брошу его! Он поправится. Ему всего-навсего нужно отдохнуть...
   Бывшая заключенная психиатрической лечебницы умоляюще посмотрела на возлюбленного.
   - Предлагаешь оттаскивать ее силой? - зашептал он.
   - А ты хочешь оставить ее здесь в одиночестве с трупом жениха на коленях? - ужаснулась Сима.
   Спичка подняла голову и произнесла неожиданно четко и решительно:
   - Я никуда не уйду без моего мальчика. А вы можете отправляться дальше - мы вас догоним!
   После этих слов истерика началась и у бывшей подопечной покойника. Да и сам Фонарь уже был на грани помешательства. С двумя резко осиротевшими девушками он бы точно не справился.
   - Я предлагаю плюнуть на предосторожности и сдаться синячам, - устало произнес он. - Нам все равно придется рассказать им про Севера и...
   Имя лежащего перед ним друга Фонарь произнести не сумел.
   - Еще и про Лялю. И про Белку, - раздосадованной панкерше было не до тактичностей.
   - Подожди... - помотал головой вконец запутавшийся скиталец. - Причем здесь они?
   - Мы с Дредом нашли их тела, пока пытались выбраться из этого ада, - прохрипела Спичка, всхлипывая. - Но не думаю, что прямо сейчас смогу вас к ним отвести.
   Эта новость полностью выбила Фонаря из колеи. Он поднялся, пошатываясь. Теперь, когда и его глаза застелила пелена соленой влаги, он точно знал, что делать дальше.
   - Оставайся здесь и присмотри за ней, - сказал парень Симе. - А я найду выход и приведу синячей.
   После этого он, не дожидаясь ответа, поставил фонарь на пол и, освещая себе путь дисплеем телефона, отправился в темноту. Фонарь не был уверен, в какую сторону ему следует идти. Он просто шел, спотыкаясь о доски и пустые банки. Девушки остались где-то позади, но он уже и думать о них забыл. Настал его черед. На место здравого смысла к подрастающему офисному планктону пришло зловещее волшебство, имя которому - наркотическое опьянение. Хамоватый продавец оказался прав - в полную силу оно вступило весьма неожиданно.
  
  47.
   - Ну что там? - нетерпеливо повторил Косматый, и не дождавшись ответа, полез за метисками в узкий проход.
   Жара, вздрогнув, скинула оцепенение и, схватив сестру за руку, двинулась ему навстречу.
   - Ничего, - метиска попыталась улыбнуться. - Воняет там жутко! Наверное, с канализацией какие-то проблемы.
   Она скорчила гримасу и помахала ладонью перед лицом.
   - Теперь, наверное, целую неделю не отмоюсь от этого запаха.
   Наркоторговец недоверчиво заглянул за ее плечо.
   - Ты уверена, что там нет ничего подозрительного?
   Девушка принялась молиться богам всех возможных религиозных конфессий, чтобы Бусинка ни словом, ни жестом не проявила эмоций от увиденного.
   - Слушай, выпусти нас отсюда, - попросила Жара. - Я уже начинаю задыхаться...
   Косматый нехотя отодвинулся, позволяя сестрам протиснуться к выходу, но тут же повернулся к приятельнице и грозно произнес:
   - Мне кажется, ты от меня что-то скрываешь! А я не люблю, когда люди не хотят быть со мной откровенны...
   - Нет, все в порядке, - заискивающе протянула старшая мулатка, пятясь. - Ты можешь сам пойти и убедиться в правдивости моих слов
   Она выхватила у сестры фонарь и принялась освещать близлежащее пространство, чтобы запомнить месторасположение всех возможных путей отступления. Жара и сама не знала, почему не стала рассказывать Косматому об ужасающей находке. Но его странное поведение, нахождение в состоянии наркотического опьянения и неоднозначные фразы о том, что время разговоров с Загадкой закончилось, не позволяли девушке довериться спутнику полностью.
   Луч света проделал круг и вернулся к узкому проходу, выхватив из мрака лицо наркоторговца. На нем застыла маска недоброй ярости, а ладони Косматого, сжатые в кулаки приличного размера, повисли в воздухе. Жара ахнула, не ожидая столь быстрого возвращения товарища. В ту секунду она не могла пускаться в длительные рассуждения, и поэтому доверилась первой мысли, пришедшей в голову:
   "Если бы он не знал о трупе, лежащем в бетонном кармане, то наверняка остался бы сокрушаться над погибшей подругой. Но он вернулся практически сразу, а это значит..." - метиску бросило в дрожь. Теперь она ни капли не сомневалась в страшной догадке.
  - Почему ты не рассказала мне о том, что видела? - голос Косматого наполнился жутким шипением.
   Жара ничего не ответила. Она лишь с ужасом взирала на здоровяка, нависшего над ней огромной глыбой.
   - По-моему, у нас возникло взаимное недопонимание... - его рука потянулась к девушкам.
   Бусинка боязливо пискнула, а Жара, зажмурившись, погасила фонарь. Ее глаза практически сразу привыкли к темноте, поэтому отважная беглянка, схватив сестру за руку, тут же бросилась по заранее выбранному пути прочь от жестокого душегуба.
   Через некоторое время они остановились. Погони не было ни видно, ни слышно, и девушки принялись звать на помощь оставшихся ребят. Может, в сложившейся ситуации это и не было самым разумным решением, но в тот момент сестры посчитали, что самостоятельно выбраться из западни они не смогут.
  
  48.
   Где-то вдалеке Фонарь услышал свое имя. Оно вырастало из мрака серо-фиолетовым облаком дыма и рассеивалось из-за дуновений невидимого ветра. Там были и другие имена. Выкрикивали их два голоса: один - более низкий и дерзкий, а второй - тоненький и неуверенный.
   - Дред! Дред!
   - Спичка! Спичка-а-а-а-а-а!
   - Сима-а-а-а-а-а-а! Белка-а-а-а-а-а!
   "Белка вас уже не услышит", - парень, шагая в темноте, грустно улыбнулся. - "А может, и услышит! Может, мы все уже давным-давно в одном и том же мире и можем слышать друг друга".
   На какое-то время беспокойные возгласы смолкли, и Фонарь позволил себе расслабиться. Но минут через десять раздались еще более тревожные крики, их издавал первый, взрослый голос:
   - Косматый! Косматый! - надрывалась незримая глотка. - Помогите! Кто-нибудь!
  Фонарь не придал никакого значения взволнованным колебаниям воздуха и продолжил свой путь.
   Сначала недостаток света немного напрягал одинокого скитальца - свой телефон он выронил где-то в темноте. Но с каждым шагом парень понимал, насколько благоволит ему окружающая действительность. За все время, проведенное в поисках выхода, бестолковый путешественник не столкнулся ни с одним столбом, не впечатался ни в одну стену. Строительный мусор будто бы сам отбегал в сторону из-под ног, а дверные проемы спешили попасться в расставленные ладони.
   Но на этом удача Фонаря не заканчивалась. Остановившись отдышаться, он заметил висящую в воздухе сияющую тропинку, похожую на цепь созвездий. На самом деле это были лишь пылинки, пролетающие сквозь тонкую полоску света. На улице занимался рассвет, и первые солнечные лучи мягко проникали через крохотное окошко, расположенное высоко на стене. Но в тот момент парень не осознавал простоты реальности, для него это действо казалось магическим.
   Зачарованный юноша отправился вслед за сверкающим шлейфом. Он ступал осторожно, стараясь не дышать глубоко, чтобы не спугнуть восхитительное волшебство. Блестящая линия привела Фонаря к месту, где Ляля убежала от отряда Дреда. Покореженный фонарь все еще сиротливо валялся на полу в груде осколков, но его неадекватный тезка даже не заметил результатов таинственного инцидента.
   Его вело за собой фрактальное кружево. Такое реалистичное на первый взгляд, что Фонарю захотелось его потрогать. Но при первом же прикосновении самоподобные фигуры растаяли в воздухе, превратившись в светящуюся дымку.
   Ладонь парня легла на торчащий из стены продолговатый холодный на ощупь жезл. Недолго думая, Фонарь опустил его вниз, приложив к намерению все оставшиеся силы.
   Старый механизм из нержавеющий стали пришел в действие. Одурманенный беглец с замиранием сердца слушал, как вращаются потревоженные его рукой невидимые шестеренки, увлекая за собой массивные цепи. Наконец входная дверь, похожая на гигантские жалюзи, начала звено за звеном подниматься вверх, оповещая о своем воскрешении протяжным скрежетом.
   На середине пути она заглохла. Долгие годы простоя негативно сказались на состоянии конструкции. Но Фонарю хватило открывшегося просвета, для того чтобы выйти на свежий воздух гордо, не нагибаясь.
   В его глазах стояли слезы то ли из-за солнечного света, то ли из-за радости от обретения долгожданной свободы.
  
  49.
  Косматый откинул в сторону окровавленный прут. Громкий скрип, пророкотавший на весь док, заставил наркоторговца невольно поморщиться. Даже находясь вдалеке от двери, он заметил ее открытие сразу после того, как нижнее звено на десяток сантиметров оторвалось от земли. Заметил, но не поверил своим глазам. А когда поверил, то со всех ног бросился к спасительному свету.
  Продавцу показалось, что вход обнаружился сам по себе, чудесным образом. Ведь ни одного живого существа поблизости он так не увидел. Однако здоровяк не стал ломать голову над мистической тайной, а просто решил воспользоваться выпавшим на его долю счастливым случаем. Осторожно выглянув из ангара, Косматый, крадучись, отошел от верфи на несколько метров. На горизонте не было ни жилетов, ни их серых тачек с мигалками.
  Он убрал с покрытого испариной лба влажные пряди и помчался в ближайший лес. На дорогу продавец выйти не рискнул - наркотическая паранойя нашептывала ему в уши ядовитые речи о возможной опасности и призывала затеряться в глуши.
  Пот лился градом. Сердце грозило выпрыгнуть из груди, а в глазах рябили стаи кусачих мошек. Косматый сорвал с себя измазанную в крови куртку, и бросился сквозь кустарники. Колючие ветки царапали его руки, ноги и лицо. Легким не хватало воздуха, но он продолжал продвигаться дальше без особой цели. Лишь бы поскорее скрыться от злосчастных док и ужасов, которые там остались.
  Пробежав чуть меньше километра, детина ничком рухнул на землю. Каждый его хриплый вздох отзывался в груди режущей болью.
  - Думаю, тебе пора завязывать с курением, дружище, - раздался откуда-то сверху издевательский голос.
  Косматый с трудом поднял голову, повернулся к говорящему и просипел:
  - Цербер...
  Синяч улыбнулся. Под глазами служителя закона пролегли темно-фиолетовые мешки из-за тяжелой бессонной ночи, но он не потерял своего саркастичного нрава.
  - А мы тоже решили присоединиться к вашему веселому мероприятию. Кстати, ты случайно не видел там нашу общую знакомую? Вы, отребье, зовете ее Спичкой. Я был удивлен, не обнаружив ее среди кучки размалеванных торчков.
  Из стоящего неподалеку серого автомобиля выбежали еще трое жилетов и принялись отрывать тяжелую тушу Косматого от земли.
  - Спичка мертва, - продавец облизнул разбитую при падении губу. - Они все мертвы.
  - Чем же вы так обширялись? - если руководящего облавой синяча и огорчила услышанная новость, то виду он не подал. - Или я должен использовать слово "убились"?
  Губы Цербера снова расплылись в довольной ухмылке. Это было его идея - не оставлять патрульных рядом с верфью, а разбросать их по периметру близлежащей территории.
  - Нет, командир, - прокашлял попавший в западню наркоторговец. - Они все убиты. Физически. Понимаешь?
  - И сколько же вас там было?
  - Я не помню, - застонал Косматый. На его запястья нацепили наручники. - У меня голова раскалывается...
  - Понятно, - вздохнул бравый жилет. - Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Вашему адвокату позволено присутствовать при допросе. Если ваше финансовое положение не позволяет оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?
  Косматый мрачно кивнул. У него не оставалось другого выхода.
  - Сходи во второй док, начальник, - он выплюнул сгусток крови. - Там тебя ожидает сюрприз. Поднимешься еще на несколько ступенек по карьерной лестнице...
  
  50.
   Запыхавшийся Фонарь добрался до ведущего в город шоссе. Хоть в его мыслях и царил сплошной кавардак, он понимал, что пытаться ловить попутку не стоит. Парень не был уверен, что слова, которые он соберется кому-нибудь сказать, совпадут с теми, что в результате вылетят из его губ.
   Конечно, удачливый беглец пытался ставить опыты с собственной речью, но эти эксперименты по большей части проваливались. Порой у Фонаря и рот-то не получалось открыть. Потому что не всегда удавалось определить его точное местонахождение. Хорошо хоть, что были верные ноги, которые передвигались на автопилоте.
   Махнув рукой на идею поездки на транспорте, Фонарь поковылял к оплоту цивилизации на своих двоих. И вроде все в положении спасшегося парня было не так уж и плохо, как вдруг его барабанные перепонки пронзил резкий звон. Он был одновременно похож на пищащую сирену и на жужжание циркулярной пилы.
   Фонарь, чуть не плача, зажал уши ладонями и опустился на землю, но жестокий звук не умолкал. Он даже не становился тише от усилий парня. Потому что источник его был, скорее, не вне, а внутри черепной коробки освобожденного скитальца.
   Отчаявшись, Фонарь уже собирался есть землю от безысходности, как вдруг в его голове загорелись багряные цифры.
   11.
   Ужасный шум стал немного тише. Симин избранник смог приоткрыть отекшие глаза, но кровавое число не уходило. Лишь сменилось на следующие.
   10.
   "Неужели все ребята слышат это сейчас?" - почему-то пришло на ум Фонарю.
   9.
   Он, приложив огромное усилие, поднялся и направился дальше.
   8.
   Звук постепенно угасал, но смена чисел с каждым разом приносила беглецу все большую головную боль.
   7.
   Вскоре уже почувствовался дух города. Вокруг стало появляться все больше и больше рекламных щитов и растяжек. Увеличился поток транспортных средств.
   6.
   Но Фонарь не обращал внимания на окружающие пейзажи. Он полностью был поглощен разыгравшейся мигренью.
   5.
   Внезапно его внимание привлекла одна из гигантских вывесок. "Отдохни от взрослых игр в нашем славном детском мире!" - гласила надпись на ней. Но когда Фонарь перечитал незатейливый девиз, фраза "детский мир" сменилась на "адский ад".
   4.
   Несчастный юноша застонал, решив, что он совсем потерял навык адекватно воспринимать действительность.
   3.
   Чтобы окончательно убедиться в собственном сумасшествии, Фонарь добрался до следующего табло и попытался разглядеть изображенную на нем картинку. А на массивном экране красовался залихватский кролик в костюме моряка с синей бутылкой в руке.
   - Пейте "Соленый бриз"! - как бы призывало удалое мелкое млекопитающее.
   2.
   "Соленый бриз" в воображение Фонаря превратился в "Дробленый каприз", что еще больше расстроило безумца. Ведь если в ситуации с "Детским миром" еще можно было докопаться до реального названия, то здесь - ни за что!
   - Ну вот, - грустно сказал он сам себе. - Похоже, я разучился читать на родном языке. Теперь я совершенно не приспособлен к жизни в обществе...
   1.
   Его мозг, задрожав, взорвался и разлетелся на тысячи мелких ошметков. Фонарь упал на землю и закрыл глаза. Его рассудок погрузился во тьму. Еще более плотную, чем ее товарка из ночных док.
  
  51.
   Холодный белый свет. Кто-нибудь когда-нибудь задумывался, откуда вообще он берется? Если оранжевый можно получить из красного и желтого, а серый из желтого и фиолетового, то как же образуется антипод черного?
   Сейчас Фонарь точно мог ответить на этот вопрос: цвет недавно выпавшего снега представлял собой целую совокупность различных оттенков. Казалось, что каждый тон, начиная с благородного лилового и заканчивая какой-нибудь банальной охрой, участвует в этом чарующем преобразовании.
   Свет манил Фонаря, становясь все ближе и ближе. Счастливый беглец чувствовал, как его тело плавно перемешается куда-то вверх. Сначала медленно. А потом все быстрее и быстрее...
   Теперь юноша мог разглядеть лампочки, мелькающие одна за другой перед его глазами. Вот только дышать было непросто - нижнюю часть лица сдавливала инородная конструкция.
   - Процедурная подготовлена? - раздался сверху суровый мужской голос.
   "Куда меня везут?" - встревожился Фонарь. Он попытался пошевелиться, но тело категорически отказывалось слушать проштрафившегося хозяина. Создавалось впечатление, будто его крепко-накрепко к чему-то привязали.
   - Кажется, наш отважный авантюрист пришел в себя, - это говорила девушка. Судя по тембру, молодая и весьма самоуверенная.
   - Куда бы он делся! Не первый и, боюсь, не последний, - а сейчас в беседу вступил какой-то легкомысленный паренек.
   - Ладно, заканчивайте там. Я подойду через пару минут, - приказным тоном произнес первый мужчина.
   - Будет сделано, - хором ответили остальные двое.
   Фонаря довезли до конечной остановки. Невидимая рука убрала маску, и он попытался поинтересоваться у присутствующих своей дальнейшей судьбой, но из его рта вырвалось лишь нечленораздельное мычание.
   - Подает признаки жизни, - цинично произнесла медсестра. - Пойдем, Пинцет! Не забудь только закрыть нашего любителя острых ощущений.
   После этих слов Фонарь покрылся холодным потом. В его памяти вдруг вспыхнул эпизод встречи с Шайтаном. Тогда наглый тип сидел и рассказывал историю, в которой он, после принятия убойной дозы каких-то веществ, был заперт на несколько суток из-за недостойного поведения.
   "Вот и меня также запрут! Они же наверняка узнали, как я поступил с Белочкой и Дредом...", - испугался парень. - "И даже не на двое суток! А подняться я не могу, потому что меня привязали".
   Он лежал, дрожал и ожидал возмездия. Врач действительно подошел через пару минут, но для Фонаря каждая из них длилась около часа.
   - Молодой человек, вы слышите меня? - спросил медик.
   Он открыл глаза и осторожно кивнул.
   - Вот и славно! Можете привстать?
   Фонарь с удивлением обнаружил, что тело его снова слушается, и к кушетке он привязан не был.
   - Где я? Как я сюда попал?
   - Вы находитесь в тринадцатой городской клинике, - ответил врач, внимательно рассматривая пациента. - Вас нашли на дороге добрые люди и привезли сюда. Сообщите мне координаты ваших родственников. После процедуры вы сможете отправиться домой.
   - Какой процедуры? - Фонарь растерянно захлопал глазами. - Что со мной будет?
   - Мы вкололи вам витамины и противотревожное средство. Теперь осталось лишь прочистить желудок. Потом с вами будут разбираться правоохранительные органы...
   - А что случилось с моими друзьями? - спохватился парень, когда врач отошел от кушетки и принялся подготавливать оборудование.
   - Об этом вы узнаете позднее от уполномоченных лиц, - не глядя на пациента, произнес медицинский работник.
   Далее последовало малоприятное действо: Фонаря заставили глотать желудочный зонд, в который врач через воронку вливал соляной раствор.
   Через несколько часов вымотанного и полностью опустошенного во всех смыслах парня забрали родители. Погрузив сына на заднее сидение, они отправились домой. Всю дорогу разочарованные мужчина и женщина молчали. Отец бросал на юношу яростные взгляды, а мать - сочувствующие.
   - Что со мной будет дальше? - тихонько спросил Фонарь, когда все они поднялись в квартиру.
   - А ты как считаешь, идиот?! - закричал его обычно спокойный отец. - Чем ты вообще думал, когда жрал эту гадость? Чем вы думали? Жилеты нашли семь трупов после вашей проклятой вечеринки! Семь!
   - Семь?! - ужаснулся Фонарь, судорожно подсчитывая в голове количество погибших, в которых он был уверен наверняка. - Кто конкретно умер?
   - Откуда я знаю? - подавленный мужчина упал в кресло. - Приятели твои! Еще одна девица, говорят, впала в кому. Неизвестно - выживет или нет. Хорошо, что ты, балбес, легким испугом отделался. Посидишь пока дома. Как только органы закончат расследование, начнется судебный процесс. А до этого момента - ни шагу из квартиры!
   Он с трудом встал и вышел из комнаты. К Фонарю подбежала мать. С их последней встречи она постарела лет на пять. Обеспокоенная женщина не стала ругать сына, лишь обняла его.
   - Мальчик мой, - из ее глаз покатились слезы. - Белочку нашу убили! Как же так, а? Как же так?
   Фонарь не стал говорить, что эта информация не является для него новой. Он даже не проникся ею, услышав трагическое сообщение очередной раз. Гораздо больше его заботила судьба Симы. Еще с троими из их компании, если верить отцу, все было в порядке. Но была ли миловидная блондинка одной из уцелевших?
  
  52.
   В следующий раз выжившие члены неоднозначного мероприятия встретились в суде. Все, кроме впавшей в кому Бусинки. Каждый из них, не считая самого подсудимого, уже догадались, кому принадлежат фамилия и инициалы, указанные после фразы "по делу...". На данный момент остальные не понесли практически никакого наказания за содеянное. В юридическом смысле, конечно. Впрочем, любой из ребят был бы готов отсидеть пару-тройку лет, если это могло бы повернуть вспять ужасные события той ночи.
   Ввели и посадили в клетку человека, выступавшего причиной общего собрания. За пару месяцев отощавший Косматый зарос как дикарь. В принципе, у него была возможность содержать внешний облик в достойном виде, но из-за несправедливого, по его словам, приговора бывший продавец окончательно забил на себя.
   Отец его умер несколько лет назад, а мать не явилась в суд. Она, так же как и многочисленные братья и сестры Косматого, презрела паршивую овцу в их семье. Большая часть, правда, начала считать так только после официального обвинения. До этого же момента никто не гнушался просить денег у "бессовестного выродка", "проклятого мерзавца" и "безмозглого бандюгана". Перечисленные клички - лишь небольшая часть ярлыков, которые повесели на оступившегося мужчину слабохарактерные родственники. И далеко не самая оскорбительная.
   В глазах подсудимого стояло выражение равнодушной покорности и полного принятия происходящего. Цербер, как и обещал, взялся за своего старого знакомого со всей строгостью. Теперь Косматому приписывали не только участие в нелегальном товарообороте различных интересных веществ, но и убийство с особой жестокостью двух или более лиц в состоянии наркотического опьянения. Вроде там было еще что-то но юридически неграмотный продавец совершенно запутался в предъявляемых ему обвинениях. Хорошо хоть, что ни одна из погибших девушек не была заведомо для него находящейся в состоянии беременности.
   Полная немолодая судья объявила о начале заседания и приступила к оглашению реквизитов дела, по которому проходило слушание. В зале стояла гробовая тишина, сопровождаемая лишь голосом дородной дамы. Ей аккомпанировала секретарь - худенькая девушка в огромных очках, с упоением гениального пианиста перебирающая кнопки клавиатуры.
   Весть о кошмарных событиях теплого июльского вечера широко разнеслась по густонаселенному городу и далеко за его пределами, но отец Симы снова побеспокоился о чести дочери. Пусть всех деталей инцидента от репортеров скрыть не удалось, процесс по делу проходил в максимально закрытой форме. И сегодня в небольшом зале, украшенном флагом государства и портретом президента, не было разномастной шушеры, охочей до горячих сенсаций. Только подсудимый, необходимые представители сторон, уполномоченные работники правоохранительных органов и родственники свидетелей. Самих свидетелей оставили ждать своей очереди в отдельной комнате.
   С адвокатом Косматому не повезло. Его верный подельник отказался вести откровенно провальное дело, а искать нового, заинтересованного в победе помощника у неудачливого преступника не было ни времени, ни денег. Поэтому бывшему продавцу пришлось обратиться к государственному защитнику. А тот лишь делал вид, что пытается вытащить подопечного. На самом деле он, как и все остальные, презирал Косматого и считал, что тому стоит отправиться за решетку.
   И вот настал звездный час этого морального выродка. Недостойного человека, ради которого, собственно, и оторвалось от важных дел столько глубокоуважаемых людей. Подсудимый встал, дождался, пока отопрут клетку, и медленно побрел тропой позора к трибуне. В позапрошлый исторический период его наверняка бы еще и по улице голым протащили, привязав за наги к конной упряжке. А возмущенные горожане закидали бы провинившегося собачим дерьмом и сгнившей картошкой. Но сейчас за ним следовали лишь двое вооруженных синячей самого воинственного вида.
   Косматый занял положенное место и обозрел собравшихся равнодушным взглядом.
   - Назовите себя, - сурово приказала судья.
   Он громко произнес имя, доставшееся ему от безразличных родителей и уже ставшее нарицательным по всему региону.
   - Безработный, - решил добавить Косматый, переведя взгляд на довольно ухмыляющегося Цербера.
   - Вы признаете себя виновным в предъявленных вам обвинениях? - на этом месте вступил прокурор. Его голос звучал как свист топора. Наверное, все служители правосудия отрабатывали такой тембр, чтобы человек, стоящий по другую сторону баррикады, сразу понимал, что его ожидает.
   - Нет. Я не признаю себя виновным в большей части обвинений, - устало протянул Косматый, предвкушая, как его сотый раз заставят рассказывать одну и ту же историю. В которую, впрочем, никто не верил.
   Так и было.
   - Значит, вы продолжаете отрицать свою причастность к множественному убийству и нескольким покушениям на убийство?
   - Продолжаю. Я барыга, а не маньяк.
   - Ваша версия произошедшего существенно отличается от рассказов свидетелей, результатов экспертизы и прочих доказательств. Не могли бы вы повторить ее при присутствующих?
   - А я могу отказаться? - дерзко усмехнулся бывший продавец.
   - Думаю, нет, - процедил прокурор.
   Косматый вздохнул и принялся тараторить:
   - Мы с моей девушкой, Евой, отправились на рейв. Да, я отдавал себе отчет, что мероприятие является незаконным. Да, я взял с собой указанные в протоколе вещества. Там мы встретились со знакомыми. В нашей тусовке их знали как Спичку и Дреда. Дред еще взял с собой подругу, которую мы звали Симой. Также с нами были сестры Остин, их сосед по кличке Кляр, пара - Белка и Фонарь, их друг - Север и его супруга Ляля.
   - Почему бы вам не называть ваших приятелей именами, которые им дали родители? - спросил прокурор, посмотрев на Косматого поверх очков.
   - А как же право на самоопределение? - обиженно протянул подсудимый.
   - Пусть изъясняется как ему удобно, - равнодушно вступила судья. - В протокол в любом случае пойдут официальные фамилии и инициалы.
   - Не стану настаивать, - ответил государственный обвинитель и обратился к опрашиваемому. - А кроме, как вы их называете, Спички и Дреда, вы знали кого-нибудь из перечисленных людей ранее?
   - Нет, - мрачно произнес бывший наркоторговец. - И еще бы столько же не знал...
   - Что случилось дальше?
   - А дальше случилась облава. Моей девушки, Спички и Симы в тот момент с нами не было. Они попали на место преступления другими путями. Я не в курсе, что с ними происходило все это время. А мы вышли туда через канализационные коллекторы.
   - Свидетель Љ 1 рассказал, что перед тем, как ваша компания скрылась от уполномоченных лиц, лично вы нашли в сумке, принадлежащей потерпевшему И.О., одно из орудий множественного убийства. Что это было?
   - Я понятия не имею, о чем идет речь, - Косматый каждый раз отвечал так на этот вопрос.
   - Речь идет о складном ноже с резной рукоятью цвета слоновой кости...
   - Который так и не был найден! - рявкнул он.
   Судья застучала молотком, призывая к порядку потерявшего самообладание подсудимого.
   - Насколько я помню, никто не видел, как я якобы забрал оружие с собой! Ни в одних свидетельских показаниях ничего подобного написано не было, - уже гораздо спокойнее произнес Косматый.
   - В любом случае...потерпевшие, носящие клички Ляля и Кляр, были заколоты. Как показала экспертиза, одним и тем же колюще-режущим предметом. Владелец сумки, потерпевший И.О. подтвердил, что ни ножа, ни чехла от него на месте не оказалось.
   - Его мог взять кто угодно, - резонно заметил подсудимый. - Домыслы к делу не пришьешь!
   - Какие отношения сложились у вас с вышеупомянутыми лицами?
   - Никаких, - Косматый пожал плечом. - Они оба потеряли всякую связь с реальностью из-за принятого наркотика. С ними сложно было вести диалог. А первое время мне просто не о чем было с ними разговаривать.
   - Хорошо. Расскажите, что конкретно вы делали, оказавшись во втором корпусе верфи.
   Подсудимый принялся разглядывать лампочки на потолке, восстанавливая в голове цепочку событий.
   - Ребята решили разделиться на две команды, а я отказался присоединяться к кому бы то ни было...
   - По какой причине?
   - Я сказал им, что предпочитаю во всем полагаться на себя.
   - Допустим. И после этого вы столкнулись со своей девушкой? - прокурор холодно взглянул на Косматого.
   - Тогда я не знал, что Ева находится в одном здании со мной, - твердо произнес он. - Я заметил ее совершенно случайно, когда искал выход.
   - Расскажите подробнее о вашей последней встрече.
   - Я попытался поговорить с ней, но она была не в себе - оттолкнула меня и побежала дольше. Живой ее я больше не видел.
   - Вы отрицаете тот факт, что убили сожительницу?
   - Да.
   - А как же вы объясните наличие ее крови на рукаве вашей куртки? Как вы объясните салфетку с вашей ДНК, также вымазанную кровью девушки? - прищурился государственный обвинитель.
   - Как и объяснял раньше! - психанул он. - Я видел материалы дела. В результатах экспертизы написано, что у Евы был глубокий порез от локтя до кисти, полученный до убийства. Наверняка она поранилась, когда в одиночестве шлялась по этому треклятому ангару. Почему бы вам не расспросить об этом Спичку? Ведь сперва они там были вместе!
   - Не вы проводите расследование, подсудимый! - отрезал прокурор.
   - Конечно же! - с ненавистью выдавил Косматый и добавил чуть мягче. - А бумажным платком я вытирал измазанные кровью ладони. По всей видимости, я испачкался, когда пытался привести Еву в чувство.
   - Или после того, как убили ее.
   - Нет, - прорычал здоровяк.
   - А куда вы направились, после того как расстались со своей девушкой?
   - Белка обнаружила труп Севера, начала кричать, и я побежал к ней, - он остановился и, усмехнувшись, спросил. - Я уже забыл, в его смерти меня тоже обвиняют?
   Государственный адвокат лениво чертил ручкой абстрактные фигуры в блокноте. Подсудимый мог надеяться только на себя.
   - Нет. Мы точно знаем, что в смерти потерпевшего Либермана вы не виновны, - ответил прокурор.
   - Хвала Богам, - мрачно произнес Косматый.
   - Нас больше интересует, какие отношения у вас были с потерпевшим, которого вы называете Дредом? Все свидетели в один голос утверждают о ваших постоянных конфликтах и стычках. Один раз вы даже пошли с ним на открытую конфронтацию.
   - Он бы не пережил этой самой конфарма...как там дальше? Так, потряс щегла для профилактики. Ему полезно!
   - Так он и не пережил, если верить тому, что написано в свидетельстве о смерти вашего знакомого.
   - Зуб даю, начальник! Это не я его порешил. Какай нормальный пацан будет исподтишка нападать как крыса? Да я бы ему просто в морду дал - и дело с концом!
   - Нашими специалистами было установлено, что потерпевшего столкнули со второго этажа. Рядом с телом не было обнаружено никаких улик, кроме вашей ДНК на его рубашке.
   - И вам лишь нужно было соединить вместе два и два, - Косматый вздохнул. - Я понял.
   - Итак, со всеми предыдущими обвинениями вы не согласны. Пойдем дальше...что вы скажете по поводу сестер Остин, Риты и Анны? Или, если вам так проще, о Жаре и Бусинке.
   - Нормальные девчонки, - искренне ответил он. - Старшенькая мне нравилась - я бы с такой в разведку пошел...
   - Жаль только, что ее пришлось убить, - закончил за него прокурор.
   - Да не убивал я их! - снова повысил голос здоровяк.
   - С собранными доказательствами сложно поспорить. Во-первых, свидетель Љ 1 видел, с каким выражением вы смотрели на Риту Остин, когда она отобрала у вас найденный в подсобном помещении кошелек. Принадлежащий, кстати, все тому же потерпевшему И.О. Портмоне при осмотре тела и здания мы так и не нашли.
   - Вы совсем спятили?! - воскликнул Косматый. - Стал бы я из-за каких-то копеек человека жизни лишать!
   Он заметил, с каким презрением принялись переглядываться сидящие в зале суда люди.
   - Вот и мы удивляемся, - хмыкнул прокурор. - Нужно же было так низко пасть...
   Судья неохотно застучала молотком, призывая представителя обвинения к порядку. Процесс все больше напоминал Косматому запланированный кем-то фарс. Судьба подсудимого уже была заранее решена. Не в его пользу.
   - Почему вы попытались скрыть от правоохранительных органов факт того, что Рита Остин нашла тело вашей девушки?
   - Я знал, что наши многоуважаемые представители справедливости захотят сделать из меня козла отпущения. Так я планировал обезопасить себя, но не слишком подробно продумал тактику защиты, - потухшим голосом произнес Косматый.
  Он уже понял, что допустил фатальную ошибку и теперь, скорее всего, долгое время не почувствует аромата свободы.
  - Свидетель Љ 1 заявил, что отчетливо слышал, как сестры Остин кричали перед смертью ваше прозвище, - произнес довольный прокурор. - А ваши отпечатки на орудии убийства совершенно точно доказывают вашу причастность к нему.
  - Я говорил тысячу раз, - брызгал слюной бывший продавец. - И буду говорить снова и снова: когда я подошел, девушки уже лежали в крови. Я увидел этот дрын и решил поднять его, чтобы защитить себя в случае возможного нападения! Я не избивал им никого!
   - Это все, что вы можете сообщить нам? - процедила судья.
   - Какой вообще смысл в этом заседании, если вы уже совершенно точно намерены засадить меня по самые гланды? - закричал Косматый.
   - Уведите его, - утомленно махнула рукой суровая женщина.
   Когда мрачного подсудимого сопроводили обратно в клетку, секретарь заседания поднялась и громко заявила:
   - Так как защита не смогла предоставить свидетелей для опроса, мы начинаем опрос свидетелей со стороны обвинения. Судья вызывает свидетеля Љ 1.
  
  53.
   Фонарь, с трудом сдерживая волнение, вошел в зал. Несмотря на то, что он уже перенес с десяток различных допросов, экспертиз и прочих малоприятных юридических процедур, слушание по делу беспокоило его больше всего. С одной стороны, он не хотел видеть Косматого. Фонарь оказал непосредственное влияние на те проблемы, с которыми в данный момент никак не мог справиться бывший продавец. С другой - он всей душой желал встретиться с Симой, которая впоследствии должна была присоединиться к действу для дачи свидетельских показаний.
   Вошедший сразу обратил внимание на подсудимого. Косматый выглядел откровенно раздавленным, но Фонарю совершенно не было его жаль. Пусть бывший парень Загадки и начал открываться перед ним как, наверное, неплохой человек - это была всего лишь иллюзия. Аморальный тип оказался аморальным типом. Ничего удивительного!
   Подойдя к трибуне, Фонарь бросил в сторону прокурора умоляющий взгляд. Он хотел, чтобы все закончилось как можно быстрее.
   - Назовите себя, - равнодушно попросила судья.
   Фонарь из-за волнения неразборчиво пробурчал свое имя.
   - Громче, пожалуйста! - недовольно произнесла служительница закона.
   Он подчинился.
   - Расскажите, что же случилось в ту ночь по вашей версии.
   Фонарь долго и во всех подробностях принялся описывать произошедшие с ним события. Адвокат подсудимого для вида поправлял говорящего в незначительных мелочах, а государственный защитник задал ему гораздо меньше вопросов, чем Косматому:
   - Хотели ли вы отомстить соседу сестер Остин за то, что он лишил жизни вашу подругу?
   - Белку? - Фонарь почесал затылок. - Я же до недавнего времени вообще не знал, что это Кляр сделал. Мне только на прошлой неделе рассказали, что его водолазку нашли возле ее тела.
   - Как вы считаете, подсудимый мог убить его?
   - Не думаю, что у Косматого был мотив. Кляр почти ни с кем не разговаривал в тот вечер. Вообще, я думаю, что он в принципе мало общался с кем-либо в реальной жизни. Рита говорила, что ее сосед редко покидал свою комнату.
   - А в отношении остальных потерпевших у подсудимого был мотив?
   - Я не уверен по поводу Ляли...Лилии Либерман.
   - Значит, все прочие...
   - Да. Я считаю, что это вполне возможно, - твердо произнес он.
   В тот же момент Косматый поднял голову и посмотрел на опрашиваемого. В его взгляде не было злобы или ненависти. Лишь тоска и усталость. Фонарь почувствовал, как по его телу стремительной волной проходит дрожь, но не усомнился в своих показаниях.
   - Вопросов больше нет? Вы можете быть свободны, - произнесла судья, делая пометки.
   Свидетель Љ 1 занял одно из свободных мест в зале, а секретарь тем времен вызвала свидетеля Љ 2.
   И тут вошла она. Даже если влиятельный отец, ступающий сейчас рядом, и не давал властям мучить дочку постоянными допросами, выглядела Сима не лучшим образом.
   Она и до этого была худышкой с тонкими чертами лица, а сейчас совсем отощала, но не лишилась своей изящной красоты.
   Судья слегка кивнула родителю вошедшей и обратилась к свидетельнице:
   - Назовите себя.
   Сима пропищала свое имя.
   - Экспертиза выявила у вас частичную потерю памяти. Также, несмотря на то что подобные инциденты случаются довольно редко, нашими специалистами было подтверждено, что потеря сознания ввиду сотрясения мозга у вас действительно превысила характерный срок. Но, быть может, вы помните что-нибудь из событий того вечера?
   - Я помню многое до того момента, как мы со свидетелем Љ 1 нашли нашу подругу Спичку возле тела Дреда, правда, я не совсем уверена в реальности большинства событий, произошедших со мной до и после облавы. А перед потерей сознания меня преследовали страшные видения: крики, кровь и...все... - Сима закрыла лицо руками.
   - Расскажите о ваших отношениях со свидетелем Љ 1, - внезапно попросил адвокат Косматого. Подсудимый удивленно посмотрел на своего защитника. Бывший продавец совсем не ожидал от незаинтересованного государственного работника подобных вопросов. Как, казалось, и все остальные.
   - Я и Фонарь? - она смутилась. - Мы познакомились с ним на рейве и больше не виделись. До сегодняшнего дня.
   - Свидетель Љ 1 при опросе признался, что имел с вами в тот вечер интимную близость, но в ваших показаниях об этом не сказано ни слова. Может, вы сейчас прольете свет на эту неоднозначную ситуацию?
   - Протестую, - резко произнес прокурор.
   - Отклонено, - судья с интересом посмотрела на покрасневшую от стыда свидетельницу. - Что скажите?
   - Я и не думала, что эта информация может понадобиться следствию, - тихо ответила она. - Но раз уж вы спросили: да, я имела интимную близость со свидетелем Љ 1.
   Отец Симы сжал руки в кулаки, скрипя зубами, но в данный момент он ничем не мог помочь дочери.
   - Нам известно, что в тот вечер свидетель Љ 1 был на мероприятии вместе с девушкой, с которой он состоял в отношениях. Вы знали об этом?
   - Я догадывалась по тому, как они общались между собой, - кивнула Сима. - Но видела также, что их обоих эти отношения тяготили.
   - Значит, допустим, вы могли захотеть устранить соперницу?
   - О, Боже, нет! - воскликнула свидетельница. - Ни за что! Я бы никогда не причинила вред живому существу!
   - Учитывая ваше прошлое... - адвокат многозначительно закашлял. - Может, вы справились с несчастной не своими руками?
   Сима покачала головой, по ее щекам покатились слезы.
   - Я никогда никого не убивала и не просила никого убить.
   Отец девушки недовольно глянул на судью, и она то ли из-за авторитета родителя свидетельницы, то ли по собственной инициативе застучала молотком, намекая защите на смену тактики.
   - Хорошо, - государственный защитник решил подступить с другой стороны. - А что вы можете рассказать о других ваших друзьях - у Спички был повод лишить жизни Дреда? Как протекала их совместная жизнь?
   - Я точно знаю, что он любил ее больше всего на свете, - Сима вытерла слезы. - Он собирался сделать ей предложение.
   - Как вы считаете, подсудимый мог убить Дреда, Жару, Кляра и напасть на вас, Спичку и несовершеннолетнюю Анну Остин? - снова сменил тему беседы адвокат.
   - Я думаю, что из всех нас, - она одарила Косматого взглядом, наполненным глубокой грустью. - Это самая очевидная кандидатура.
   После ее слов люди, собравшиеся в зале, одобрительно зашумели. Строгая служительница правосудия застучала молотком, призывая их к порядку.
   - У меня все, - представитель защиты поклонился и присел, откинувшись на спинку стула. Окружающим было совершенно непонятно, чего же он добивался.
   - Вы можете сесть, - мягко обратилась судья к свидетельнице
   Сима на негнущихся ногах вышла из-за трибуны и направилась к скамьям. Фонарь провожал возлюбленную жадным взглядом, хоть и отдавал себе отчет, что ему не на что надеяться.
   Однако Сима думала иначе. Несмотря на то, что она села рядом с отцом на лавку в соседнем ряду, это не помешало ей периодически бросать на друга многообещающие взгляды.
   Фонарь был настолько поглощен созерцанием дамы сердца, что совсем отвлекся от самого процесса. Но когда он снова взглянул на трибуну, то почувствовал, как волосы на руках встают дыбом.
  
  54.
   Если про Симу и можно было сказать, что выглядела она не лучшим образом, то на фоне Спички отощавшая блондинка казалась Мисс Вселенной.
   Из-за многочисленных ранений бритая налысо голова панкерши была испещрена шрамами. Фонарь догадывался, что потерянные волосы не отрастут, и несчастной всю жизнь придется пользоваться париками. Это сейчас она выставляла напоказ изуродованную плоть, но вскоре мятежный порыв начнет сходить на нет, и на его место постепенно придет примирение с реальностью.
   Гораздо хуже все обстояло с другой утратой. Смерть Дреда подкосила жизнерадостную девушку, оставив на ее месте равнодушную биомассу, способную лишь ходить, говорить и изредка принимать пищу. Последний пункт, правда, стоял под большим вопросом - губы Спички приобрели нездоровую синюшность, а каждая кость в теле норовила проткнуть посеревшую кожу, цветом и прочностью издалека напоминавшую газетную бумагу.
   Под нижними веками панкерши залегли фиолетовые мешки, а глазные яблоки, казалось, и вовсе потеряли способность двигаться из стороны в сторону. По крайней мере за время заседания Фонарь ни разу не заметил, что вызванная свидетельница смотрит не перед собой, а куда-либо еще. Она вообще не проявляла никаких эмоций: ни злилась, ни рыдала, ни улыбалась. С гибелью любимого человека из яркой веселой тусовщицы и души компании ушла жизнь.
   - Назовите себя, - попросила судья.
   Спичка, будто бесчувственная машина, однотонным голосом произнесла свое имя. Она не сменяла тембр на протяжении всего опроса.
   - Расскажите о нападении на вас, - принялся за работу прокурор.
   - Я сидела возле Дреда и рыдала. Сима находилась где-то неподалеку и тоже плакала. Вроде Фонарь куда-то ушел, но я не совсем в этом уверена. В тот момент для меня не существовало никого, кроме мертвого тела, лежащего рядом. Потом появились сестры Остин. Насколько я поняла, Сима откликнулась на их крики, поэтому они и подошли к нам. Скорее всего, подсудимый также нашел нас по их возгласам, - Спичка сделала небольшой глоток воды из стакана. - Я не сразу поняла, что случилось. Просто услышала пронзительный вопль и серию глухих звуков. Мне было тяжело оторваться от погибшего парня. Не только из-за тоски, но и из-за принятого наркотика. Я не осознавала, что происходит что-то плохое. Я решила оглянуться только тогда, когда получила первый удар. Огромная фигура возвышалась надо мной, сжимая в руках длинный прут. Убийца ничего мне не сказал - лишь еще несколько раз ударил меня по голове. Не знаю, после какого по счету ранения я упала и потеряла сознание.
  - Вы считаете, что напавший на вас человек - подсудимый? - спросил прокурор.
  - Да, - равнодушно ответила панкерша.
  - Но почему вы так считаете? Вы видели его?
  - Я уверена в том, что это был мужчина. В черной куртке и с длинными волосами, убранными в хвост. Лица я не могла рассмотреть из-за недостатка света.
  - Но вы допускаете, что могли ошибиться в личности атаковавшего вас субъекта из-за того, что находились в состоянии наркотического опьянения?
   - Допускаю.
   - У меня все, - государственный обвинитель сел на место.
   Следом вопросы свидетельнице начал задавать адвокат, но ничего нового он так и не узнал: Спичка и Дред любили друг друга, Дред и Косматый не любили друг друга, Фонарь решил расстаться с Белкой ради Симы. И вообще, все они, кроме подсудимого, достойные, хорошие ребята.
   Наконец, несчастную девушку отпустили. Она заняла место рядом с родителями, которые выглядели немногим лучше дочери. Наверное, все же сказывалось наличие волос и отсутствие шрамов.
   Фонарь уже хотел вернуться к разглядыванию сердечной зазнобы, но тут секретарь поднялась и произнесла весьма неожиданную фразу:
   - Судья вызывает свидетеля Љ 4.
  
  55.
   По толпе прошел возбужденный шепоток. Фонарь чуть шею себе не свернул, желая первым увидеть, кого же на этот раз пригласят в зал. Наконец дверь распахнулась, и в помещение зашли три человека. Между парой вооруженных жилетов ступал закованный в наручники молодой мужчина. Большинство свидетелей не ожидали увидеть его здесь.
   Сверкая своей фирменной ухмылкой, Шайтан легко прошагал к трибуне и, встав за нее, громко поздоровался с присутствующими.
   - Назовите себя, - судья принялась пристально изучать дело пойманного преступника.
   Он вальяжно произнес свое имя, буравя надменным взглядом Фонаря, сидящего сразу за представителями сторон, который, в свою очередь, старался не смотреть на опасного типа.
   - А можно, можно я задам вопрос? - спросил неожиданный свидетель.
   Судья молниеносно переглянулась с прокурором и, кивнув, произнесла:
   - Пожалуйста, думаю, мы можем вам это позволить.
   - Это тот самый петушок, чью перекрытую телку я жарил в туалете? - указывая на Фонаря, спросил Шайтан и засмеялся.
   Уязвленный парень почувствовал, как его щеки заливает краска. В таком позорном положении он еще никогда не оказывался.
   Судья недовольно посмотрела на свидетеля и ударом молотка призвала его к порядку.
   - Я выношу вам предупреждение. Если вы, молодой человек, еще раз оскорбите кого-либо из участников процесса, я буду вынуждена наказать вас за неуважение к суду.
   - Договорились, - осклабился он. - А теперь и вы можете со мной пообщаться. Если у меня будет хорошее настроение, я вам обязательно отвечу. Вот только оно меняется через каждые пять минут...
   - Какие отношения связывали вас с подсудимым? - спросил Шайтана государственный обвинитель.
   - Самые отвратительные! Мы никогда не могли прийти к согласию.
   - А в чем причина такого негативного отношения друг к другу?
   - Я спал с его женщиной и пытался переманить большинство клиентов. И поверьте, если бы не блестящая работа доблестных представителей правопорядка во время облавы, я бы обязательно достиг своей цели.
   - Подсудимый знал, что вы с его сожительницей находитесь в интимных отношениях?
   - Конечно! И был категорически против нашей маленькой интрижки. Я предоставил ему доказательства.
   Косматый заметался по клетке с яростной ненавистью на лице.
   - Он мне ничего не предоставлял! Он лжет! - вопил бывший продавец. - Лжет!
   Судья постучала молотком и громко проговорила:
   - Подсудимый, если вы еще раз прервете ход процесса - будете выдворены из зала до конца заседания. Вы поняли меня?
   - Понял, - мрачно ответил он.
   - Давайте вернемся к опросу, - сказал прокурор и обратился к свидетелю. - Какого рода доказательства вы предоставили подсудимому?
   - Ева любила записывать наши постельные игры на камеру, - ядовито произнес Шайтан, сверкая глазами. - Копии я вам уже отдал. Такую же запись я продемонстрировал и подсудимому.
   - Как он отреагировал на увиденное?
   - О, как он отреагировал! - циничный преступник закатил глаза. - Кричал, что убьет ее и меня. Но до вашего покорного слуги руки у него дойти не успели. Можно сказать, мне повезло.
   Представители сторон еще минут пятнадцать задавали свидетелю Љ 4 вопросы. Когда последние показания были даны, и жилеты вывели Шайтана из зала, секретарь снова поднялась и объявила:
   - Подсудимому предоставляется последнее слово.
   Все повернусь к Косматому. Ни у кого из присутствующих в глазах не было и тени сочувствия.
   - Я знаю, что никто из вас мне не верит, - печально начал он. - И я не могу вас за это винить. Но я говорил раньше и повторю снова: я не совершал ничего из того, что мне пытаются вменить, кроме продажи наркотиков. Я не убивал Дреда! Моя ДНК на его рубашки оказалось в тот момент, когда мы с ним перепирались на глазах у большинства свидетелей. Я не трогал Лялю и Кляра - я даже не успел перекинуться с ними и парой фраз. И я никогда бы не ударил Риту Остин или ее младшую сестру. Я не сразу увидел кровь на пруте, поэтому и взял его! Для самозащиты! Что же касается Симы и Спички - как можно опираться на показания людей, находящихся в состоянии сильного наркотического опьянения? Войти в доки и ранить их мог кто угодно! А Ева? Если бы я и хотел избавиться от нее таким образом, то явно продумал бы преступление до мелочей. И уж точно, я считаю, глупо было бы прикрывать одно убийство другими. Ваш последний свидетель - наглый лжец! Я сроду не видел никаких записей. Все произошедшее вокруг меня - цепь случайностей. Я такая же жертва, как и все остальные. Но вы не хотите смотреть на события с разных сторон. Вам это и не нужно! А зачем? Ведь есть же готовый преступник!
   По щеке Косматого скатилась слеза, но он не мог вытереть позорную каплю - руки связывали результаты несправедливого, по его мнению, обвинения.
  - У меня все. Я лишь надеюсь, что вы прислушаетесь к моей просьбе и сделаете определенные выводы.
  Суровая женщина в длинной черной мантии, собрав все необходимые вещи и документы, твердо произнесла:
  - Суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора.
  
  56.
   У Фонаря от заседания остался неприятный осадок. Когда синячи увели подсудимого, ему захотелось разбить себе лоб об деревянную спинку скамьи. Все происходящее выглядело чертовски неправильным, но он никак не мог уловить, в чем конкретно заключалась эта неправильность.
   Спичка прошла мимо него не поздоровавшись, но Фонарь и не подумал на нее обижаться, осознавая, что ей, наверное, сейчас было тяжелее всех. Она не просто потеряла любимого. У нее будто бы разом отнялась половина тела.
   Фонарю хотелось догнать девушку, как-то ободрить ее, но он понимал, что своим неуместным вниманием только усугубит ситуацию.
   Неожиданно он услышал мягкий вкрадчивый голосок:
  
  
   - Я присяду?
   - Разумеется, - Фонарь даже не был удивлен появлением Симы. Слишком много других проблем занимало в настоящий момент его мысли. - Ты думаешь, все это на самом деле он совершил?
   - А если не он - то кто? Экспертиза ясно дала понять, что в доках в ту ночь никого не было, кроме нас. Я бы хотела, чтобы это был Ключ. Или кто-нибудь еще...но все случилось так, как случилось.
   Тут до Фонаря наконец дошло, кто находится рядом с ним. Он судорожно стиснул девушку, прижимая к себе ее худенькое тельце.
   - И как только отец отпустил тебя поговорить со мной?
   Сима коротко рассмеялась, освобождаясь от цепких объятий.
   - Мне не пять лет! Он уехал по своим делам - до конца заседания я пробуду одна. Папа считает, что если где-то он уже решил все проблемы, то там ему делать больше нечего. До возникновения новых проблем, конечно же.
   - Останься со мной, - попросил Фонарь. - Я скучал по тебе! Места себе не находил. Когда меня привели в морг на опознание - я лишь об одном просил небеса...
   - И я, - Сима облизала пересохшие губы. - Мне жаль ребят. Я до сих пор не могу прийти в себя. Но если бы там был ты...
   Она опустила взгляд и пробормотала:
   - Боюсь, моя боль оказалась бы наслаждением по сравнению с тем, что в настоящий момент испытывает Спичка.
   - Сейчас я не хочу говорить о ней, - покачал головой Фонарь, согревая руками холодную ладошку возлюбленной. - Когда-нибудь в другой раз. Но не в нашу вторую встречу.
   - Если ты хочешь, - смутилась она. - Если вдруг будет желание, то я бы согласилась еще на одну.
   - Только давай договоримся, что наши свидания больше не будут сопряжены с таким количеством крови и насилия.
   - Да. Этого всего нам с тобой хватит до конца жизни.
   Они проговорили весь перерыв, и когда судья вернулась оглашать приговор, влюбленные сидели рядом, плечо к плечу.
   - Как ты думаешь, - прошептала Сима. - Сколько ему дадут?
   - А сколько больше всего могут дать?
   - Не знаю. Лет тридцать, наверное. Я совершенно не разбираюсь в законодательстве.
   Женщина в мантии, окинув собравшихся снисходительным взглядом, принялась зачитывать приговор. Увидев ее настроение, толпа раньше времени одобрительно зашумела.
   - ... по кличке Косматый, - повысила голос служительница правосудия. - Приговаривается к пожизненному лишению свободы в соответствии со следующими статьями...
   Остаток ее слов потонул в довольном рокоте. Сима бросилась обнимать Фонаря, но он не разделял чувств девушки. Он не мог отвести взгляда от осужденного. Косматый упал на колени, и жилетам пришлось поднимать и тащить его чуть ли не на себе. Бывший продавец счастья не кричал и не сопротивлялся. Он понял, что в этом мире все оставили его раз и навсегда.
  
  57.
   Молодой человек, стоя перед зеркалом в коридоре, провел рукой по подбородку. Он осознавал, что трехдневная щетина добавляет ему животной привлекательности. Эта небольшая деталь вкупе с небрежно уложенными пшеничными волосами до плеч и идеально выглаженным бежевым костюмом из тонкой шерсти и кашемира превращали, по его мнению, обычного работягу в успешную харизматичную личность. Поправив накрахмаленный воротник белоснежной рубашки, заместитель генерального директора последний раз полюбовался собственной персоной и вошел в просторную гостиную.
   На диване посреди комнаты сидела симпатичная женщина с вязанием в руках. Особую уютность даме придавал выпирающий животик, в котором благословенно зарождалась новая жизнь. Услышав шаги, будущая мать подняла голову и ласково улыбнулась супругу:
   - Уже уходишь, дорогой? - ее лицо радостно сияло каждый раз, когда она видела любимого.
   - Да, сегодня буду поздно, - произнес мужчина извиняющимся тоном. - Вообще, наверное, не жди меня до завтра. Шеф собирается на какую-то там встречу, и я обязательно должен пойти с ним. Сама понимаешь - меня повысили только пару недель назад. Нужно держаться за это место. Особенно сейчас, когда...
   Он красноречиво взглянул на результат их совместной деятельности.
   - Мне самому опротивели бесконечные собрания, но другого выхода я не вижу, - грустно вздохнул вдохновленный семьянин.
   - Ничего, - отмахнулась его собеседница. - Я уже привыкла спать целыми сутками. У меня все процессы заторможены - до самых родов общаться со мной будет затруднительно.
   - Глупости какие! - молодой человек нагнулся и нежно поцеловал жену в губы. - Ты моя величественная богиня. И проводить с тобой время - одно удовольствие!
   Она смущенно улыбнулась.
   - Иди уже! Важные дела долго ждать не будут.
   - Вперед, в новый день! - мужчина шутливо отсалютовал и направился к выходу.
   Через пару минут Фонарь, сняв машину с сигнализации, уже забирался внутрь просторного салона. Положив руки на руль, он какое-то время не заводил мотор, приводя мысли в порядок. Успешный делец знал, что Сима не станет выглядывать в окно. Она полностью доверяла своему мужу.
   И зря.
   Они сошлись четыре года назад. И первое время пылкий юноша на самом деле был по уши влюблен в стройную блондинку с нелегкой судьбой. Но на середине пройденного пути Фонарь понял, что брак - не его стихия.
   Конечно, доставшаяся ему супруга обладала определенной привлекательностью, но страсти в ней не было ни капли. Сима предпочитала бурному образу жизни тихие увлечения, прожиганию денег в ресторанах и барах - домашние дела, а яркой окраске - естественную красоту. Его самого же, наоборот, неудержимо влекли пресловутые развлечения, приготовленные миром для высшей прослойки среднего класса.
   Со временем Фонарь открыл для себя, что является предметом вожделения многих представительниц прекрасного пола, и постепенно стал отвечать им взаимностью. Он предпочитал морально зрелых дам, которые бы осознавали, что их любовнику удобнее быть семейным человеком в паре с уже привычной женой.
  Чаще всего выбор Фонаря падал на замужних скучающих женщин, жаждущих горячих приключений. Романы на стороне служили для него источником неиссякаемой энергии. У менеджера среднего звена неожиданно появились силы и желание работать на результат. Вскоре его заметил генеральный директор фирмы, при ближайшем рассмотрении оказавшейся таким же охочим до простых радостей сластолюбцем, как и его подчиненный.
  С этого момента их связала крепкая дружба, способствующая повышению Фонаря по карьерной лестнице. У вчерашнего винтика в системе началась новая жизнь, включающая в себя закрытые вечеринки, роскошных женщин, престижные автомобили для личного пользования и прочие великосветские атрибуты. Еще его начальник полностью поддерживал мысль о надежном фасаде, в роли которого должна выступать крепкая семья с несколькими детьми. Поэтому два героя-любовника частенько выручали и выгораживали друг друга перед благоверными.
   Сегодня, конечно же, у Фонаря не было никаких важных встреч. Его шеф очередной раз запланировал вечерний кутеж, обычно заканчивающийся ранним утром.
   Подъехав к зданию фирмы "Стиль и Уют", заместитель директора занял личное парковочное место и, покинув салон автомобиля, прошел в широкий холл, украшенный гобеленами и живыми растениями. В центре просторного зала располагался фонтан, на краю которого сидела фривольная русалка, выставляя на всеобщее обозрение внушительные прелести.
   Кивнув хорошенькой администраторше, пару раз побывавшей в его машине на заднем сидении, Фонарь вошел в лифт и нажал нужную кнопку. Руководитель предприятия занимал под собственный нужды целый этаж.
   Увидев подчиненного, глава компании, видный и статный мужчина среднего возраста, отложив просматриваемые бумаги, широко улыбнулся и подошел к другу.
   - Готов к плодотворному рабочему дню, салага?
   - Только если после него последует достойный отдых.
   - Обижаешь, брат. Я даже не забыл, что послезавтра стукнет шесть лет, как ты пришел в нашу крохотную конторку!
   - Не прибедняйся, Вождь, - Фонарь достал из позолоченной папиросницы пару сигарет. Одну он протянул и помог поджечь шефу, другую - раскурил сам. - Подарок мне приготовил?
   - Еще какой! - усмехнулся генеральный. - Сам бы распаковал и использовал, да уж больно тебя уважаю.
   Замдиректора заинтересованно приподнял бровь.
   - Ну что ж. Тогда я буду ждать вечера еще сильнее.
   Вождь выдохнул пару колечек дыма.
   - Уже отпросился у своей? Как она, кстати?
   - Через месяц рожать, - Фонарь плюхнулся на кожаное кресло и с наслаждением откинулся на мягкую спинку. - Отпустила без вопросов, конечно. Сима - сама наивность. Даже немного стыдно ее обманывать.
   - Эй, парень! - развел руками шеф. - Да она счастлива должна быть, что заполучила такого мужика! Видел я, как ты дом обставил. Сам же проект подписывал! Твоя жена сидит целыми днями по шею в роскоши. То по магазинам и салонам ходит, то на море летает.
   - Да согласен я с тобой! - махнул рукой Фонарь. - Просто пошутил.
   - Уволить бы тебя за такие шуточки, - нахмурился Вождь и тут же рассмеялся. - Расслабься! Я тоже пошутил. Иди потрудись немного на благо родной компании. А в восемь мы ждем тебя в нашем тайном месте. Вперед, в новый день!
   Произнеся девиз компании, мужчина вернулся к просмотру документов. Замдиректора, окончательно убедившись, что аудиенция окончена, нехотя поднялся с нагретого места и, пожав начальнику руку, отправился к выполнению непосредственных обязанностей.
  
  58.
   На самом деле Фонарю нравились не только атрибуты его нового положения, но и сама работа, их порождающая. Целыми днями он чувствовал себя по-настоящему Важным человеком. Начинающий замдиректора с утра до ночи утверждал бюджеты, отвечал на вопросы, решал проблемные ситуации, отчитывал за проступки и составлял отчеты. В перерывах он уплетал обеды в ресторанах, веселился с персоналом в курилке, флиртовал с хорошенькими секретаршами и менеджерами, оказывал знаки внимания зрелым женщинам из бухгалтерии - одним словом, наслаждался жизнью.
   Но время, проведенное с шефом, было лакомой вишенкой на бугорке из взбитых сливок. Фонарь то и дело поглядывал на часы в ожидании того момента, когда часовая стрелка достигнет заветных цифр.
   И наконец пришел желанный миг. Неверный муж со скоростью света убрал бумаги со стола, пулей вылетел из кабинета и направился к машине.
   Друзья по интересам встречались в по-настоящему Стильном и Уютном двухэтажном загородном домике, арендованном Вождем для подобных мероприятий. В нем пару раз в месяц происходили сумасшедшие, порой запретные для большинства людей порочные увеселения.
  У недавно назначенного замдиректора от укромного уголка распутства и безнравственности имелся собственный ключ. Подойдя к двери вертепа, он услышал кокетливый смех и сразу же представил толпу красоток, готовую принять любого вошедшего в свои щедрые теплые объятья.
   За дверью Фонаря ожидал приятный полумрак, наполненный вращающимися светодиодными диско-шарами. Повсюду танцевали полуобнаженные тела, в основном женские. Извивающиеся девушки выглядели как пластиковые куклы с лоснящейся кожей: такие же идеальные и такие же малосодержательные.
   Фонарь закусил губу в предвкушении погружения в океан удовольствий, но сначала ему нужно было разыскать начальника и отметиться у него. Еще он хотел хотя бы одним глазком взглянуть на таинственный подарок, приготовленный шефом преданному сотруднику.
   Заметив одного из партнеров генерального, наслаждающегося обществом парочки пышногрудых блондинок, Фонарь подошел к нему и заговорщицки прошептал:
   - Привет, Удав! Не видел нашего заводилу? Я поздороваться хочу.
   - Здорова, салага! Вождь на втором этаже, в своей излюбленной красной комнате. Лучше тебе сейчас его не тревожить!
   - Спасибо за совет, приятель. Вперед, в новый день! - Фонарь похлопал знакомого по плечу и удалился, дабы не мешать его приятному общению с прекрасными дамами.
   Супруг Симы отправился к бару и наколол себе льда в невысокий бокал. Залив холодные осколки справившим совершеннолетие виски, он принялся смаковать элитный алкоголь. Фонарю не хотелось сразу прыгать в постель с одной или несколькими доступными девицами, представленными здесь во всем многообразии. Сперва он желал узнать, что же за сюрприз собирается вручить ему начальник.
   Хозяин праздника появился в гостиной через полчаса, вытирая со щек многочисленные следы губной помады, но его зам не стал сразу же бросаться к товарищу, решив выждать достойную паузу. Лишь только когда Вождь расположился на диване, со вкусом раскуривая сигару, Фонарь надумал подойти.
   - Что-то выглядишь ты недостаточно довольным, брат? - с шутливым волнением в голосе произнес генеральный. - Девочки недостаточно хороши? Может, тебе уже мальчиков пора приглашать?
   - Не надо, - поморщился он. - Я бы хотел увидеть свой подарок.
   - Ах, пода-а-арок?! - издевательски протянул довольный собой Вождь. - Не дашь мне спокойно отдохнуть. Ну пойдем посмотрим твой подарок!
   Организатор вечеринки поднялся и направился к лестнице. За ним, сгорая от любопытства, помчался его помощник.
  
  59.
   Вождь остановился перед дверью, ведущую в одну из спален, и деликатно постучался.
   - Входите, - раздался приятный женский голос.
   Приятели зашли и оказались в небольшой уютной комнате, наполненной приглушенным светом. Единственным его источником служил высокий торшер, стоящий у окна. Стены, пол и потолок были со вкусом окрашены в разные оттенки пастельных цветов. Распахнутое окно снабжало апартаменты свежим воздухом. В середине спальни стояла гигантская двуспальная кровать, закиданная декоративными подушками. У стены располагался стол, на котором возвышалось ведро со льдом и шампанским, а также пара бокалов. Была еще какая-то мебель, но Фонарь не стал подробно рассматривать интерьер. Главным украшением этой спальни, да и всего дома в целом, сегодня выступала не люстра и не картина, а восхитительная девушка лет двадцати.
   Она была одета в длинное лиловое платье, подчеркивающее огромные серо-голубые глаза и загорелую кожу. Длинные мягкие на вид каштановые волосы незнакомки невесомыми локонами спускались на упругую грудь и округлые плечи. Ухоженные руки держали элегантный темно-зеленый клатч. Подарок светился немного лукавой, но доброй улыбкой, сулящей всевозможные наслаждения.
  - Ее зовут Роза, - многозначительно произнес шеф. - И она твоя новая секретарша. Девочка, конечно, совсем молодая, но сразу видно, что целеустремленная.
  - И легкообучаемая, - игриво добавила она.
  Вождь довольно рассмеялся.
  - Ну, дети мои, проводите здесь финальное собеседование. Ключ в замке - не забудьте обезопасить себя от незваных гостей. А я, с вашего позволения, вернусь в гостиную. Никто не будет против?
   - Нет, - ответили хором Фонарь и Роза, пожирая друг друга глазами.
   - Что ж вы так? Ну тогда вперед, ребята, в новый день! - печально вздохнул генеральный, прикидываясь обиженным, и медленно вышел за дверь.
   Фонарь не знал, как себя вести. В его новой знакомой было нечто особенное. То, что не позволяло отнестись к ней как к очередной любовнице. Какое-то загадочное достоинство, озаренное несравнимым очарованием.
   - Выпьешь? - он попытался взять ситуацию в свои руки.
   Роза задумчиво кивнула, осматривая комнату сверкающим взором. Она выглядела совершенной, словно спустившейся с небес.
   - Я рад, что мы будем работать вместе, - возбужденный замдиректора достал бутылку из ведра и теперь пытался открыть ее дрожащими руками.
   - Я тоже, - мягко ответила она, подойдя к двери. Новая секретарша повернула ключ в замке и, подмигнув своему непосредственному начальнику, спрятала холодную железку в декольте.
   - Сейчас, я только поверну проволоку, - Фонарь вытер потные ладошки о брюки.
   Наконец раздался громкий хлопок. Пробка вылетела из бутылки, высвободив из стеклянного горла кисло-сладкие пенящиеся брызги. Замдиректора "Стиля и Уюта" тут же наполнил бокалы и подошел к прелестнице, протягивая один из них.
   Роза приняла подношение, но не притронулась к нему.
   - В чем дело? - удивился Фонарь, намериваясь сделать первый глоток.
   Губы, покрытые бесцветным блеском, изогнулись в хитрой улыбке. Голос новой сотрудницы изменился, приобретя циничную резкость:
   - Мой добрый друг, как там поживаете Сима? Она знает, чем ты здесь занимаешься?
   - Что? - ошеломленно выдавил из себя неверный муж, прикидывая, кто же мог так над ним посмеяться.
   А девушка тем временем, отставив предложенное угощение на стол, умелым движением сдернула с себя парик, обнажив испещренную шрамами бритую голову.
   - Я и не ожидала, что обману тебя своим маскарадом. Наверное, ты вообще никогда ко мне не приглядывался.
   Фонарь уронил бокал на пол и, сделав пару шагов назад, рухнул на кровать.
  
  60.
   - Спичка, - испуганно прошептал Фонарь. - Но...но зачем? Что тебе нужно от меня? Мы не виделись...года четыре!
   - Четыре долгих года, - она заломила руки в трагическом жесте. - Ни ты, ни Сима за все это время так и не вспомнили обо мне!
   - Прости, - покачал головой пораженный ее пораженный собеседник. - Но мы не хотели возвращаться к тем ужасным событиям. А ты была как живое напоминание. Мы планировали поговорить с тобой на похоронах Дреда, но ты так и не явилась на них. Ты вообще не явилась ни на одну церемонию прощания!
   Лже-секретарша нервно покрутила пластмассовое кольцо, украшающее безымянный палец ее правой руки.
   - Тогда я не избавилась от оставшейся части, - прошептала она невпопад.
   - От какой части? - нахмурился Фонарь. И тут же умолк, догадавшись, о чем идет речь. - Почему ты рассказываешь мне об этом сейчас?
   - Потому что я больше не могу держать это в себе! - закричала панкерша, криво нахлобучивая парик на изуродованную голову. - Когда мы с Загадкой сбежали от синячей, она посоветовала мне скинуть остатки, а я этого не сделала. И когда она отвернулась, я съела последнюю марку.
   - И теперь ты пришла сюда, чтобы покаяться в том, что употребила все сама, а нам ничего не оставила? - с нездоровой надеждой поинтересовался Фонарь. - Брось, лично я не в обиде!
   - Глупец, - зашипела Спичка, потрясая крохотной сумочкой. - Ты вообще ничего не понимаешь?!
   - А что я должен понять? - опешил он. - У тебя после смерти Дреда, видимо, совсем мозги наизнанку вывернулись.
   - Я хочу все тебе рассказать, - ее голос наполнился заискивающей мольбой. - Мне больше не к кому идти. Беременную Симу я волновать не решилась, а с Косматым, само собой, свое затруднительное положение я обсуждать не могу. Есть еще Бусинка, но она совершенно не при делах, на нее столько всего упало...боюсь, ей сейчас не до моих исповедей.
   - Хорошо, - миролюбиво произнес Фонарь. Он был уверен, что Спичка действительно выжила из ума, поэтому не стал спорить со старой знакомой, опасаясь ее неадекватной реакции. - Я выслушаю тебя. Но как ты нашла меня и почему так много знаешь о моей семье?
   Панкерша принялась нервно ходить по комнате.
   - После того, как я дала показания против Космача, благодарный за сотрудничество Цербер достал мне новый паспорт и посоветовал перебраться в другой город. Так я стала Розой. Чуть более молодой совершенной обычной девушкой. Линзы, парики и интенсивный солярий, а также тотальная смена образа жизни помогли мне выглядеть совершенно иначе. Фактически я стала другим человеком, но глубоко внутри осталась все той же. Несколько лет я пыталась жить новой жизнью, но прошлое не давало мне спать спокойно. Тогда я вернулась сюда и принялась собирать информацию о ком-нибудь из нашей компании. Так как Сима целыми днями просиживала дома, я решила устроиться к тебе на работу и отправила резюме вашему генеральному. Представь мою радость, когда он предложил мне место твоего секретаря и порекомендовал провести между нами приватное собеседование.
   - Не представляю, - растеряно ответил Фонарь. - Если ты хотела пообщаться со мной - могла бы просто позвонить! Я бы не стал отказываться от встречи. К чему вся эта нелепая конспирация?
   - Я не была уверена, что ты захочешь меня выслушать. К тому же мы обязательно должны были увидеться без свидетелей.
   - И теперь ты добилась своего, - он вздохнул и потянулся за нетронутым Спичкой бокалом с шампанским. - Что ж...давай! Вещай о своей нелегкой судьбе!
   - Пока я находилась в больнице после рейва, ко мне пару раз наведывался Цербер. Сначала он делал вид, что навещает меня только из беспокойства о моем здоровье, но когда я пошла на поправку, он выложил всю правду. Как оказалось, синячи были уверены лишь в личностях убийц Севера и Белки. А вот по поводу остальных у них имелись сомнения. Отпечатки на пруте давали возможность привлечь к делу Косматого, но из-за одной-единственной улики надолго засадить парня у них бы не вышло. А мой дружек Цербер просто мечтал запечь его за решетку на долгие годы.
  Фонарь скептически усмехнулся.
   - С каких это пор ты стала водить дружбу с жилетами?
  - Я не рассказывала об этом Белочке, так что неудивительно, что ты не в курсе - много лет назад, до того как я познакомилась с Дредом, мы с Цербером встречались. А он, несмотря на жесткий характер, оказался весьма сентиментальным типом. Он до сих пор видит во мне юную восторженную девушку, которая подарила ему свою невинность, - на ее губах расплылась довольная улыбка. - И по истечению длительного времени я все еще могла вертеть бывшим любовником как хотела.
   - Тогда, может быть, ты знаешь кто убил Севера?
   - Цербер отказался мне об этом рассказывать. О личности преступника сообщили лишь родственникам погибшего, поэтому мне пришлось проводить собственное расследование. Когда мы с Дредом искали выход, то наткнулись на труп Ляли, возле которого валялся неизвестно кому принадлежавший телефон. Мы решили взять его с собой, чтобы по приезду в город местные умельцы помогли нам докопаться до владельца брошенного аппарата. Когда я вышла из больницы, то сразу же приступила к выполнению плана. Знаешь, кто оказался хозяином мобильного?
   Фонарь покачал головой, и, ощущая, как его тело бросает в холодную дрожь, отпил шампанского из бокала.
   - Север! - зловеще произнесла Спичка.
   - П-подожи, - взволнованно выдохнул ее собеседник. - Но ведь он же уже был мертв к тому моменту...
   - Именно! Когда телефон разблокировали, я отправилась домой и принялась исследовать пользовательские файлы. Среди сотен однообразных фотографий ребенка и пьяных рабочих, я увидела кое-что весьма интригующее, - она выдержала паузу. - На самом последнем снимке был изображен владелец телефона. Мертвый, лежащий лицом вниз в луже крови. До того, как Белка сняла с него капюшон и размазала там все.
   Фонарь тревожно сглотнул.
   - Ты хочешь сказать, что Ляля убила собственного мужа?
   - Никому другому он ничего плохого не сделал. Раз синячи не вменили его смерть Косматому - вывод очевиден.
   Он почувствовал легкое головокружение.
   - А Кляр действительно убил Белку?
   - Да. Он сам рассказал мне об этом, - отстраненно произнесла Спичка.
   Тут у молодого замдиректора перед глазами начала расплываться комната. Он не знал как реагировать на слова старой знакомой. Залпом опрокинув остатки шампанского, Фонарь уставился в одну точку, даже не пытаясь привести в порядок разгулявшиеся мысли.
   - В больнице мы заключили с Цербером договор, - продолжала она. - Он поможет мне завязать с прошлым, а я помогу ему потопить Косматого. Так как я настаивала на том, что именно продавец убил Дреда, Цербер ни капли не сомневался в моей искренности. Я рассказала ему, что Загадка изменяла Космачу с Шайтаном и предложила привлечь его в качестве свидетеля. Этот скользкий тип уже сидел за хранение, поэтому с радостью решил поработать на правосудие за сокращение срока. Он действительно периодически снимал свои любовные приключения на камеру. Тайно от партнерш, конечно же. И у него на самом деле было видео с участием нашей любительницы пергидроля. Вот только он так и не успел показать Косматому малоприятный фильм собственного производства. Но мы решили слегка подкорректировать показания Шайтана, чтобы линия обвинения тянулась непрерывно. А проплаченный адвокат довершил дело...
   - Вот я только одного не пойму, - растерянно пробормотал Фонарь, массируя виски. - Когда ты успела поговорить с Кляром?
   В комнате воцарилась тишина.
   - Не так я хотела построить нашу беседу, - Спичка вздохнула. - Но раз уж ты спросил, врать не имеет смысла. Я успела поговорить с толстяком, перед тем как убить его.
  
  61.
   - Нет, нет, - прошептал Фонарь, чувствуя, как в его череп вонзается раскаленный прут. - Черт, как такое могло произойти?!
   Он попытался встать с кровати, но панкерша молниеносно вытащила из клатча какой-то предмет и отбросила сумочку в сторону. За секунду справившись с лезвием, она направила на старого друга нож. Складной нож с резной рукояткой цвета слоновой кости.
   - Я-я не хотела, - дрожащим голосом произнесла она. - Они просто не оставили мне выбора. И тебя я не хочу трогать! Прошу, просто выслушай меня.
   - Успокойся, - медленно произнес Фонарь, присаживаясь обратно. - Глубоко вздохни. Я не стану к тебе подходить...
   Сначала Спичка колебалась, но потом все же опустила оружие.
   - Я позвала тебя сюда, чтобы все рассказать. Знаю, что прощенья мне нет и быть не может. Но перед тем как покинуть этот проклятый город навсегда, я хочу излить перед тобой душу. Ты разрешишь мне сделать это?
   - Конечно! - как можно более оптимистично воскликнул Фонарь. - Ведь мы же не чужие друг другу люди.
   - Спасибо, - на ее лице появилась безумная улыбка. - Я так рада, что мне больше не нужно хранить в себе все это...
   Спичка облокотилась на высокий комод, стоящий возле двери, и завела рассказ наполненным раскаяньем голосом:
   - Все началось, как только мы с Загадкой оказались во втором доке. Мне было плохо из-за кислоты, и уже тогда в голову закрадывалась мысль, что трип не будет веселым и беззаботным. Я чувствовала себя беспомощным младенцем, брошенным в холодный омут, кишащий хищными рыбами. В тот момент мне нужна была лишь одна вещь - поддержка. Мне хотелось, чтобы кто-нибудь успокоил меня и сказал, что все будет хорошо. Но в тот момент со мной была только Загадка - хамоватая девица, не способная проникнуться настроением других людей. Вместо того чтобы вести себя достойно ситуации, она начала нападать на меня, подшучивая и обвиняя во всех смертных грехах. Ее ядовитая ухмылка в моих глазах превращалась в шакалий оскал. Я чувствовала, как Загадка пожирает меня. Но она не трогала мое тело. Она вгрызалась нечищеными зубами в мою ранимую душу. Я бы вытерпела несправедливые издевки, но тут она ударила по самому больному...
   Она сжалась, будто бы получив пинок в живот.
   - Загадка повернулась ко мне и сказала, глядя в самое нутро: "Ты пуста и ничего собой не представляешь. Ты не сходишься ни с кем слишком близко, чтобы никто не узнал, какая ты на самом деле бессмысленная". В тот момент я забыла как дышать. Я была полностью подавлена из-за ее грязных слов. Подавлена настолько, что смогла составить план мести только через некоторое время после нашей ссоры. Я была убеждена, что, убив ее, снова обрету уверенность в себе.
   Спичка оторвалась от комода и осталась стоять. В тот миг она была похожа на талантливую актрису, вышедшую на сцену в переполненном зале, чтобы прочитать последний монолог и закончить спектакль. Вот только Фонарь ясно осознавал, что даже если девушка заранее выучила и отрепетировала пылкую речь, сама пьеса была основана на реальных событиях.
   - Это решение далось мне непросто. Когда поблизости появился Косматый, я была рада его появлению. Я думала, что он отведет Загадку к остальным, а мои кровавые планы останутся лишь мыслями в голове и позабудутся на следующий же день. Но здоровяк не смог удержать подругу, и я увидела в происходящем знак свыше. Она нашла какую-то дыру в стене и протиснулась туда, чтобы поплакать. Неподалеку валялась куча распиленных труб. Я взяла одну из них и пошла за заклятой приятельницей...
   Спичка закашлялась и прервала повествование. На глазах у панкерши выступили слезы.
   - Пойми, - сказала она наконец. - В тот момент мне казалось: либо я ее, либо она меня!
   - Я понимаю, - мягко произнес Фонарь. - Ну и пес с ней! Что было, то прошло. Забудь о случившимся и живи дальше!
   - Но ведь это еще не все, - срывающимся голосом ответила Спичка. - Когда Космач уронил измазанный в крови платок, я уверила себя, что это очередное подтверждение правильности моего поступка. Тогда я решила, что никогда больше никого не убью. Но мне было страшно возвращаться к остальным - мне казалось, что я могу причинить вред кому-нибудь из вас. Однако когда мы объединились, темная сила, управлявшая мной, временно пошла на убыль. Я догадалась, что нужно постепенно подводить остальных ребят, в том числе и тебя, к мысли, что именно Косматый мог убить Загадку. И мне это удалось! Вот только с Жарой я не успела пообщаться. Зато она сообщила мне, что потеряла тот кошелек, который вы нашли в подсобке, и страшно переживала из-за того, что не сможет вернуть вещицу владельцу. Я отметила для себя эту информацию, и позже она действительно пригодилась мне. Дред, очередной раз выражая недовольство поведением Косматого, рассказал, с какой яростью тот смотрел на Жару, когда она увела у него из-под носа кошелек...
   В этот момент Фонарь все понял. И ему стало страшно. Он, будучи закоренелым атеистом, принялся вспоминать отрывок из какой-нибудь молитвы, впервые за много лет начал истово просить у того, кого люди обычно называли Богом, чтобы сию же секунду отперлась дверь, и в комнату ввалился Вождь в обнимку с полуголыми девицами. Чтобы в особняк нагрянула жена генерального с личной охраной. Чтобы случился пожар. Чтобы прилетевший откуда-нибудь вихрь разнес проклятый вертеп на мелкие щепки. Чтобы случилось что угодно, лишь бы ему не пришлось выслушивать эту историю до конца.
   - А потом... - Спичка с ненавистью посмотрела на свои руки, но нож не выпустила. - Потом случилось то, чего я хотела меньше всего...
   - Перестань! - нетерпеливо рявкнул Фонарь. - Я знаю, что ты сейчас мне расскажешь. Убирайся отсюда! Я не стану сообщать жилетам о твоих преступлениях.
   Встревоженный замдиректора откровенно лукавил. Он уже в мельчайших деталях прокручивал в голове, как после ухода сумасшедшей убийцы ринется к телефону набирать короткий номер нужных служб.
   - Ну, - призадумалась она. - Нет! Я пришла сюда, чтобы излить тебе душу. И не уйду, пока не сделаю этого.
   - Поступай как знаешь, - Фонарь зарыл лицо в ладони.
   - После того как мы с Дредом нашли Белку, в нем что-то изменилось, - задумчивым голосом продолжила Спичка. - Каждый день, вспоминая наш последний разговор, я понимаю, что совершила самую большую ошибку в своей жизни. Рассудок моего возлюбленного временно помутился...неужели он на самом деле был настолько плохим специалистом, что не только позволил своей бывшей пациентке съесть марку, но и не увидел ничего подозрительного в моем состоянии?!
   Она тихонько засмеялась. От ее смеха сердце Фонаря будто бы покрылось ледяной коркой.
   - Он сказал, что хочет сдать близкого человека, совершившего убийство, синячам. Как я в той ситуации могла понять, что он имеет в виду не меня, а Симу?! Конечно, именно ее. Откуда ему было знать о Загадке! Но тогда мне показалось, что Дред больше не доверяет мне и не хочет входить в мою ситуацию. Я решила, что ошиблась в нем...
   Спичка издала странный звук, похожий на короткий хриплый вздох.
   - Не бойся, я не виню твою благоверную. Уже четыре года я виню в смерти любимого лишь саму себя. Организатора и исполнителя в одном лице, - ее голос изменился, став более веселым. - С Кляром вышло легче всего! Его мне было совсем не жалко. Перед тем как избавиться от Дреда, я вернулась к Лялиному трупу за оружием. Но для убийства жениха оно мне не пригодилось. Зато пригодилось для уничтожения мерзкого жирного слизняка! Вот он лишал людей жизни просто так. Для развлечения. Они, видите ли, были из другой команды! Толстяк и Лялю заколол, и Белку задушил. А знаешь, с помощью чего он расправился с нашей подругой? С помощью своей водолазки! Он признался мне, что в его инвентаре ничего более пригодного не оказалось.
   Фонарь почувствовал, как к горлу поднимается тошнота. Он хотел было напасть на Спичку и отобрать у нее нож, но его тело стало ватным и неловким. Ему казалось, что он находится в нереалистичном кошмарном сне, а все услышанное им лишь причудливая игра подсознания. И ничего больше.
   - Жирдяя я порезала еще и потому, что мне было страшно за свою жизнь. Ты бы видел его глаза, когда он хвастался своими жертвами! Я правильно поступила с этим ублюдком.
   - А потом ты вернулась к Дреду?! - простонал Фонарь. - Тогда мы с Симой и встретили тебя? Ты была вымазана в крови, но я не предал этому никакого значения. Думал, что ты испачкалась только потому, что обнимала своего погибшего парня.
   - Дальше началось самое интересное, - игнорируя старого друга, произнесла Спичка. - Когда я очередной раз оторвалась от любимого, то увидела отряд демонов, окруживших меня. Сейчас я знаю, что жуткая картина - результат действия наркотика, но тогда этот кошмар казался мне совершенно реальным. Они стояли надо мной, перешептывались и изредка издавали мерзкие звуки. Я не понимала, чего именно они хотят: сожрать мою душу или мертвую плоть Дреда. Я знала лишь одно: от этих тварей нужно было избавиться! Я отползла в сторону и нащупала металлический прут с ребристой поверхностью. Чтобы не натереть руки, я надела перчатки, оставшиеся с весны в карманах куртки. А мерзкие создания стояли над Дредом извиваясь и не сразу заметили моего возвращения.
   Лицо Спички помрачнело.
   - Одна из них рухнула после первого же удара. Вторая, самая маленькая, выдержала парочку, прежде чем утонуть в собственных нечистотах. Третья, с рыжей головой, сражалась дольше остальных. Она визжала что-то на неизвестном мне языке. Наверное, призывала своих приятелей из Преисподнии...когда же пала и последняя демоница, я поняла, что осталась еще одна проблема - самая главная.
  
  62.
   Спичка проникновенно взглянула на Фонаря.
   - Самой большой пакостью в том здании - смердящей и тлетворной - было мое собственное тело. Я хотела добраться до мозга, поэтому принялась лупить себя прутом по голове изо всех сил, периодически оцарапывая кожу острым краем. Мне нужно было отключить свое сознание, пока темная сила окончательно не поглотила меня, - она вздохнула. - Но человеческий организм слаб. Обморок наступил раньше, чем смерть. Хорошо, что я догадалась откинуть прут в сторону...
   - Черт! Я все это время винил себя из-за двух вещей. Во-первых, мне было не по себе оттого, что я гадко обошелся с Белочкой. И иногда мне в голову приходила мысль, что ее убийцей могла оказаться Сима. Тут мы с Дредом думали одинаково. Я рад, что это оказалось не так! - Фонарь запнулся, не зная, как объяснить безумной Спичке другую причину своего волнения. - А во-вторых, я, по правде говоря, с самого начала догадывался, что именно ты лишила своего парня жизни. Но не потому, что он якобы грозился сдать тебя синячам. Я полагал, что корень всех бед - тот наш разговор об изменах на лестнице. Я был уверен, что ты взревновала и...
  - Ты угадал суть, но не мотив.
  Выговорившись, Спичка выглядела умиротворенной и вполне нормальной, если не принимать во внимание криво посаженный парик. Ее щеки налились здоровым румянцем, а руки перестали дрожать.
  - А что случилось с Бусинкой? - поинтересовался Фонарь. - Насколько я понял, она все же выжила.
  - Да. После моего нападения она впала в травматическую кому, но пришла в себя через пару недель после суда. Цербер периодически докладывает мне о состоянии девочки. Правда, теперь она, наверное, навсегда останется бессознательным овощем...
  - Как ты можешь с этим жить? - ужаснулся он.
  - Плохо. Я уже говорила, что порой ночами не сплю, - Спичка подошла к окну, любуясь полной луной. - Этот нож я всегда ношу с собой, как напоминание о содеянном.
  С улицы и из-за двери доносилась громкая музыка, веселые повизгивания приглашенных дам и сытый хохот друзей Вождя. Недовольный положением заложник осознавал, что вряд ли кто-то придет ему на помощь. Оглядевшись в поисках возможного решения возникшей проблемы, Фонарь составил план, показавшийся ему в ту секунду легковыполнимым. Блеск лезвия и распахнутые створки навели его на нужные мысли.
  - По твоей вине умерло или пострадало так много людей, - выдержав паузу, он продолжил, но уже более благожелательно. - Да и какая разница?! Лично мне ты не сделала ничего плохого! Даже наоборот - позаботилась о Симе и не выбрала ее в качестве слушателя. Я действительно рад был тебе помочь.
  Пока Фонарь говорил, он тихонько приближался к Спичке.
  - Правда? - удивленно спросила она, повернувшись к старому знакомому.
  Он молниеносно вцепился в ее кисть, держащую оружие, и попытался разогнуть пальцы, судорожно сжавшие рукоять.
  - Что ты делаешь? - завизжала Спичка. Чужие волосы съехали с обезображенной головы, и миловидная девушка превратилась в жуткого монстра. - Я бы ни причинила тебе вреда!
  Фонарь ничего не ответил, напряженно стараясь высвободить небезопасный предмет. А его соперница хаотично размахивала рукой, пытаясь вырваться из крепкой хватки.
  - Отдай нож, - прошипел Фонарь. - Я лишь хочу выкинуть его в окно!
  Они оказались лицом к лицу. Когда-то аккуратно уложенные волосы начинающего замдиректора прилипли ко лбу. Он чувствовал, как по бокам стекают капли пота, пропитывая сшитую на заказ рубашку. Он видел, как от нарастающего напряжения пульсирует вена на виске преступницы.
  Обе противоборствующие стороны держались за рукоять двумя руками. Фонарь упорно тянул причину раздора к себе.
  - Отпусти, - проскрежетал он. - И после этого мы разойдемся навсегда!
  По щеке Спички покатилась слеза. Девушка отпустила нож. Но в то же время Фонарь слишком сильно потянул оружие на себя.
  Лезвие стремительно направилось в его шею, разрывая кожу и пробивая артерию. Несчастный издал булькающий звук и, захлебнувшись собственной кровью, рухнул на пол. На прощанье неверный муж и ответственный работник зацепил ногой стоящий неподалеку торшер.
  Высокий осветительный прибор упал рядом с Фонарем. От столкновения с деревянным покрытием лампочка и плафон, в котором она находилась, разбились вдребезги. Комната погрузилась во мрак.
  Оставшись в одиночестве, измученная девушка категорически отказывалась верить собственным глазам. Она сползла на пол, обняв себя за колени, и расплакалась. Исповедавшаяся убийца даже не обратила внимания на то, что в дверь спальни начал стучаться хозяин дома, заинтересованный подозрительным грохотом. - Это не я! Это правда не я, - шептала Спичка, захлебываясь рыданиями. На безымянном пальце ее правой руки слабо фосфоресцировало пластмассовое кольцо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"