Харин Евгений Анатольевич: другие произведения.

Русь и Вятка 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1 часть. Худуд ал-Алам о Русском каганате на Волге. Сарское и Тимиревское городища. Именьковцы и Скандинавы в булгарских текстах. Остров Русов, Арса, Дом Утар и Биармия. Западные славяне.

  Глава 1. Русский каганат
  
  
  Рассмотрим интересные сообщения в труде неизвестного арабского автора второй пол. 10в. Худуд ал-Алам (Пределы Мира) http://odnapl1yazyk.narod.ru/hudud4749.htm Это обработанный сборник известных арабам фактов и мнений об этногеографии конца 1 тыс. 'Худуд' содержит в себе иноформацию какого-то не дошедшего до нас (или дошедшего не в полном виде) источника IX в. Еще В.В. Бартольд утверждал, что 'Сведения Анонима не могут относиться ни к его собственной эпохе, ни даже к эпохе Джейхани'. Возможно, автор даже не составитель 'Пределов мира', а лишь переписчик. Правомерна датировка источника сведений 'Худуд' Б.А. Рыбаковым 830-860 гг. (не позднее 880-х по Т. Левицкому и А. Новосельцеву). Поэтому сведения о расселении народов относятся к 9в., а о городах соответствуют ситуации нач. 10в. Нижеследующий краткий обзор сделан для прояснения ситуации с расселением народов в Восточной Европе в этот период.
  
  
  
  * 43. Рассказ о стране славян (Saqlab).
  К востоку от этой страны - внутренние булгары (Bulghar-i andaruni) и некоторые из русов; к югу от нее - некоторые местности моря Гурз и некоторые местности Рума; к западу и северу от нее всюду пустыни Ненаселенных Земель Севера. Это обширная страна с чрезвычайно многочисленными деревьями, растущими близко друг к другу. Люди (эти) живут среди деревьев и не сеют ничего кроме проса. У них нет винограда, зато имеется большое количество меда, из которого они делают вино и тому подобное. Их сосуды (бочонки) для вина сделаны из дерева, и (там) есть люди, которые в год заготавливают по сотне таких сосудов вина. Они владеют стадами свиней, которые в точности подобны стадам овец. Мертвых они сжигают. Когда умирает муж, жена его, если она его любит, убивает себя. Все они носят рубахи и обувь выше лодыжек. Все они огнепоклонники. У них имеются струнные инструменты неизвестные в мусульманских странах, на которых они играют. Оружие их - щиты, копья, и пики. Властитель Saqlab(ов) называется S.mut-swyt. Пища их властителей - молоко. Зиму они проводят в хижинах и подземных жилищах. (Они) имеют многочисленные замки и крепости. (Они) одеваются главным образом в ткани из льна. (Они) полагают долгом их веры служить своему властителю. (Они) обладают двумя городами.
  1. VABNIT - первый город - на востоке (страны) саклабов и некоторые (из его жителей) на-поминают русов.
  2. KHURDAB - большой город и местопребывание властителя.
  
   Ибн Русте описывает погребальный обряд славян: 'Когда умирает кто-либо из них, они сжигают труп его... На следующий день по сожжении покойника, отправляются на место, где оно происходило, собирают пепел и кладут его в урну, которую ставят затем на холм'. Такой обряд не был характерен для вятичей, не известен он также у южных (хорваты, уличи, тиверцы) или юго-западных (волыняне, древляне, поляне) племен восточных славян и у обитавших на Днепровском Левобережье радимичей. Полное соответствие описанному Ибн Русте погребальному обряду мы находим лишь в захоронениях носителей Роменской культуры Посеймья, Средней Десны и Верхней Сулы, в области проживания летописной 'северы', с которыми и должны быть соотнесены увиденные арабским путешественником обитатели 'Страны славян'. (А.Г. Шпилев 'О соотнесении 'Страны славян' Ибн Русте с Северской землей 2-й пол. IX в.').
   Сообщение о том, что правитель славян употребляет в пищу кобылье молоко может указывать на то, что славянами правил человек, придерживавшийся степных обычаев, по нашей реконструкции, это был булгарский хан. Арабы не знали Днепра, а тем более, земли западнее его. Поэтому имели очень общие представления о славянах только по территории Восточной Европы. Поэтому Вабнит - это Киев, древний Днепровский центр. Он имел другое название - Самбат, которое несколько напоминают "Вабнит". Курдаб похоже на Хорысдан - в Джагфар Тарихы так названа ставка правителя Приднепровских кара-булгар и славян вблизи Киева-Башту (Коростень). О выпадении Днепра из ареала внимания ранних русов и хазар говорит тот факт, что никаких кладов арабского серебра VIII и даже IX в. в Киеве не обнаружено.
  
  * 44. Рассказ о стране русов и ее городах
  К востоку от этой страны - горы печенегов; к югу от нее - река Ruta; к западу от нее - саклабы; к северу от нее - Ненаселенные Земли Севера. Это обширная страна, и жители ее злонравны, неподатливы, имеют надменный вид, задиристы, и воинственны. Они воюют со всеми неверными, живущими вокруг них, и выходят победителями. Властитель их назывется Rus-khaqan. Эта страна чрезвычайно облагодетельствована природой в отношении всего необходимого (для жизни). Часть из них рыцари (muruvvat). Они держат в почете знахарей. Ежегодно они выплачивают десятую часть от своей добычи и торговых доходов правителю (sultan). Среди них проживает часть славян, которые прислуживают им. Из 100 локтей хлопковой ткани, более или менее того, шьют они штаны (шальвары), которые надевают, засучив их выше колена. Они носят шапки из шерсти с хвостами спадающими сзади на их шеи. Мертвых они хоронят со всем их имуществом, одеждами и украшениями. (Также) они помещают в могилу вместе с мертвым еду и питье.
  (Следующий текст о городах, видимо, добавлен позже).
  1. KUYABA - это город [область] русов, расположенный ближе всего к землям ислама. Это приятное место и местопребывание (их) властителя. Он производит (доставляет) различные меха и ценные мечи.
  2. S.LABA - приятный город из которого, когда царит мир, выходят они для торговли в области/пределы Булгара.
  3. URTAB - город, в котором чужеземцев, когда они посещают его, убивают. Он производит весьма ценные клинки и мечи, которые можно согнуть пополам/вдвое, но как только руку убирают, они возвращаются в прежнее положение.
  Еще одна река - это река RUS, которая начинается из внутренней области страны саклабов (Saqlab) и течет в восточном направлении пока не прибудет в пределы русов. Затем она окаймляет пределы Уртаба (Urtab), С.лаба (S.lab), и Куйафы (Kuyafa), которые есть города русов, (и) пределы хыфджахов (Khifjakh). Затем она меняет свое направление и течет в южном направлении до пределов печенегов (ba hudud Bachanak) и изливается в реку Атиль.
  Еще одна река - RUTA, которая начинается с горы, расположенной на границе между печенегами, маджгари (Majghari) и русами. Затем она входит в предел русов и течет к саклабам (Saqlab). Затем она достигает города Курдаб (Khurdab), относящегося к саклабам, и используется на их полях и лугах.
  
  - Река Рута сложна для отождествления в виду противоречий. Поначалу кажется, что это Днепр (упоминание славянского Курдаба). Но более вероятно отождествление Руты с Окой, берущей начало с "горы" граничащей с печенегами (среднерусская возвышенность). Выражение "затем она входит в предел русов" я бы перевел как "течет в направлении земли русов", то есть на север. На Оку также указывает то, что Рута расположена к югу от русов. В таком случае, под славянами имеются в виду вятичи с их городом Кордень. (В ДТ он имеет название аналогичное с Приднепровским городом - Хорысдан, смысл которого - укрепленный лагерь. Название третьего центра Руси - Уртаб - очень похоже на Курдаб. Это или приведение арабами разных названий к одному близкому произношению, или общее название для городов-крепостей на каком-то языке.) Судя по более поздним сообщениям, Ока была известна арабам, в сопровождении славян плававших по ней в Киев. Вполне понятно, что многочисленные мелкие притоки этой реки жители засушливого юга принимали за оросительные каналы. Река Рута относится к "пределам русов", так как они свободно плавали по ней, что подтверждается многочисленными находками монетного серебра вдоль берегов Оки.
  
  - река Рус - это явно Волга выше устья Камы. Следовательно, русы живут в бассейне верхней Волги. В 9в. скандинавские находки группируются в районах Волхова и Ярославля, в меньшем количестве в Гнездово. По статистике находок и захоронений в Ярославском Поволжье в начале 10в. численность варягов-скандов была сравнима с численностью славян. "Пределы русов" соответствуют скандинавским археологическим артефактам в районе Тимирева-Ярославля-Суздаля. Именно здесь была столица кагана русов. О проживании русов на Волге в нач. 10в. свидетельствует Ибн-Фадлан. ДТ подтверждает факт существования на верхней Волге союзного булгарам скандинавского княжества (см ниже).
  В "Худдуд" не сказано, что русы сжигают умерших. На Волге первые захоронения без кремации появляются в 10в. Следует также отметить, что ранние древнерусские комплексы полиэтничны, кроме явных скандов есть славяне, финны и смешанное население.
  http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000056/st049.shtml
   Ибн Фадлан сообщает о внешности русов так: "Они подобны пальмам, румяны, красны. Они не носят ни курток, ни кафтанов, но носит какой-либо муж из их числа кису, которой он покрывает один свой бок, причем одна из его рук выходит из нее". Одеяние русов можно также сравнить с описанием славян и антов у Прокопия Кесарийского (6в.): "Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцырей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, доходящие до половых органов, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, довольно варварский, и по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные. Образ жизни у них, как и у массагетов, грубый, безо всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы".
   Здесь имеется в виду, что перед сражением славяне подвертывают штанины выше колен. Русы могли перенять этот прием у славян, или наоборот.
   О булгарах Фадлан пишет так: 'Я не видел из них [ни одного] человека, который был бы красным [румяным]'. - Из чего следует, что булгары отличались от русов смуглостью кожи.
  
   20. Рассказ о печенегах Bajanak
  
   К востоку от этой страны - пределы гузов (Ghuz); к югу от нее - пределы Буртасов (Burtas) и Барадасов (Baradhas); к западу от нее - пределы маджгари (Majghari) и русов (Rus); к северу от нее - (река) Рута (Rutha). Страна эта во всех отношениях напоминает (страну) кимаков (Kimak) и состоит в войне со всеми своими соседями. (Печенеги) не имеют городов; их предводитель (mihtar) - один из них (т.е. подчеркивается их суверенность, их вождь происходит из их же племени, а не является ставленником какой-либо внешней силы).
   Сравнение со страной кимаков (Сибирские полукочевые племена) указывает на то, что данные печенеги жили в весьма холодном регионе. Под буртасами (см. ниже) здесь понимаются волжские булгары. Наш автор рассказывает о печенегах в двух главах (20 и 47). Это может быть связано с перемещением печенегов из Заволжья в Европу, что и привело к некоторой географической путанице.
   Дело в том, что печенеги напали на угров, которых отождествляют с Кушнаренковской культурой 6-8в., оказавшими влияние на жизнь Прикамских народов, прапермян и именьковцев. На могильниках последних встречаются захоронгения кушнаренковцев. Угров-мадьяр вытеснили на запад печенеги и постепенно гнали их на запад в бассейн Дуная (Венгрия). Самих же печенегов теснили огузы. Процесс этот продолжался в течение 8-9 веков. При этом движении угры оказали влияние на формирование многих народов бассейна Волги и Урала, особенно предков удмуртов. Предки венгров прошли на своём пути из Сибири на новую родину в раннем средневековье по территории современной Башкирии и Нижнего Прикамья [Иванов 1999]. Исходя из этого, можно видеть, что путь продвижения угров и печенегов проходил через территории южного Приуралья и Прикамья.
   У Ибн Хаукала есть такое замечание: 'Рус - племя в стороне Булгара между ними и ас-Сакалиба (славянами). И ранее отделилось племя тюрок из их страны (со стороны Булгар) и ушло в места между странами ал-Хазар и ар-Рум. Их именуют ал-Баджанакиййа (печенеги)'. --- Из него видно, что печенеги-тюрки находились какое-то время в стороне Булгар, очевидно, в Закамье (по отношению к арабам).
   Вообще, можно сделать вывод, что через юг Прикамья в протяжении веков проходили многие полукочевые народы, в том числе, гунны, а позже угры и печенеги. Они на какое-то время задерживались здесь, но потом уходили на запад в более удобные для степняков места. Есть указания на оседании части печенегов в лесной зоне в Прикамье. Поэтому упоминаемых маджаров можно связать с Прикамскими Уграми. В период времени описания в "Худуд" их место заняли печенеги, при этом сами угры (прежде занимавшие правящие позиции среди Волго-Камских народов) переместились за Волгу и какое-то время находились к югу от реки Оки (Руты). Вспомним, что вдоль Суры был проход в юго-западном направлении, которым пользовались позже половцы-куманы для набегов на среднюю Волгу. Отсюда "странная" этногеография в "Худуд", в которой, однако, четко прослеживается направление продвижения названных народов с востока на запад; путь этот на деле не был прямым, а изгибом шел через правобережье нижней Камы и далее в направлении Днепра мимо северо-западной границы СМК. Это и понятно, если учесть трудности с переправой в низовьях Волги (присутствие хазар и ширина реки).
  Выражение "на востоке от страны русов горы Беченак" означает, что пределы этих государств разделяют некие горы, под которыми можно понимать только Уральские горы или их западные отроги, например, Северные (Вятские) увалы. В таком случае, "Бачанаки" не столько печенеги, а более вятчане, точнее, довольно развитые археологические культуры Волго-Камья 9-11в. Печенегов "Худуд" описывает на раннем этапе их проникновения в Вост. Европу. Чуть позже они заняли общирные земли, потеснив из степей хазар и их союзников. Ал Бекри в 11в. пишет о них так:
   "И они (Печенеги) народ кочующий, который следит за местами гдe выпал дождь и где имеется корм. Длина их страны - 30 дней пути, и ширина столько - же. На север от них страны Джифджахов называемых также Кифджаками; на юг страны Хазар, на восток страны Гуззов и на запад страны Славян. И все эти народы соседи Печенегов и ведут с ними меновую торговлю. И у них (Печенегов) есть богатства, верховые животные, сосуды из золота и серебра, оружие; и имеют они пояса богато украшенные и знамена, и трубы вместо барабанов. И страны Печенегов все ровные; нет в них гор и нет укрепленного места, куда они могли бы спасаться".
  
   21. Рассказ о стране хифчахов Khifjakh
  
   Южный предел хифчахов граничит с баджанаками, а все прочие (пределы) граничат с Ненаселенными Землями Севера, где нет существа живого. Хифчаки - это род который, отделившись от кимаков, поселился в этих местах, но хифчахи более злонравны, чем кимаки. Властитель (malik) их от кимаков (из племени кимаков).
  
   Хифджак - область к северу от печенегов. Кроме того, река Рус (Волга до слияния с Камой) "окаймляет пределы хифчахов". На нашей карте "хифчаки" указаны севернее баджанаков. Но нельзя исключить, что под хифчаками понимается всё финно-угорское население Волго-Камья (мари, ары, коми-пермяне, а также мордовское междуречье Оки и Суры). Имя очень похоже на кыпчаки, хотя они появились в Вост. Европе в 11в. Но очень возможно, что какая-то группа "кимаков" пришла в Европу много раньше и установила правление над местными народами (те же угры).
  
   Города русов расположены в бассейне Волги, но не обязательно на ее берегах.
  
  Из труда ал-Балхи (920-921 гг., им мог пользоваться составитель "Худуд" в части дополнения о трех городах): "Русы состоят из трех племен, из коих одно ближайшее к Булгару, а царь его живет в городе под названием Куяба, который больше Булгара. Другое племя, наиболее отдаленное из них, называется Славия. Еще племя называется Артания, а царь его живет в Арте. Люди отправляются торговать в Куябу, что же касается Арты, то мы не припоминаем, чтобы кто-нибудь из иностранцев странствовал там, ибо они убивают всякого иноземца, вступившего на их землю. Они отправляются вниз по воде и ведут торг, но ничего не рассказывают про свои дела и товары и не допускают никого провожать их [присоединяться к ним] и вступать в их страну. Из Арты вывозят черных соболей и свинец (олово)".
  
  
  
  - Итак, Куяба - ближайший к Булгару город русов (здесь сидит их каган) на верхней Волге в районе Ростова, - там есть группа древнерусских поселений 9-10в. со скандинавскими находками (см. ниже). Схожесть названия с известным "Киев" вызвано давлеющим над переводчиками стереотипом (варианты написания этого имени: Кутаба, Кунаба, Каркабан, Кукийана и др.). Выражение "люди отправляются торговать в Куябу" подразумевает, что булгары бывают там. Славия - более похожа на Ладожских русов и Новгородских словен, известных народоправством речников и торговцев, в мирное время достигавших Булгара. В 750г. - 840г. здесь было смешанное поселение славян и скандов, позже - скандинавское княжество. С Артой сложнее. Черные соболи водились к востоку от С. Двины и Ветлуги в земле легендарной страны Вису. Вот, что сообщает Ибн Фадлан о булгарах: 'У них много купцов, которые отправляются в землю турок, причем привозят овец, и в страну, называемую Вису, причем привозят (оттуда) соболей и черных лисиц'. Исходя из этого и других обстоятельств, мы отождествляем Артанских русов с народом Вису у арабов, получившим особое имя - биармы - у скандов. Свинец (или олово, rosos) они могли привозить из Скандинавии и Прибалтики.
   Ал-Идриси в 12в. о трех видах русов пишет так:
   'Русов (ар-Рус) три вида. Один вид их называется рус, и царь их живет в городе Кукийана. Другой их вид называется ас-Славиййа, а царь их - в городе Слав; этот город на вершине горы. Третий вид называется ал-Арсаниййа, и царь его пребывает, в городе Арсапи. Город Арсани - красивый город на горе, он укреплен, а местонахождение его между [городами] Слав и Кукийана. От Кукийаны до Арсани - 4 дня пути и от Арсани до Слава - 4 (или 18) дня пути. Купцы-мусульмане из Армении доходят до Кукийаны, а что касается города Арсан[и], то шейх ал-Хаукали сообщает, что никто из чужеземцев туда не вступает, так как они обязательно убивают любого чужеземца, входящего к ним, и никто не отваживается войти в их землю. От них вывозят шкуры черных леопардов (соболей) и черных лисиц и свинец (олово) - все это [вывозят] от них купцы Кукийаны. Русы сжигают своих мертвых, а не зарывают их в землю. Часть русов бреет бороды, а иные завивают ее, как гриву лошадей, и окрашивают ее в желтый цвет. Их одежда - короткие куртки, а одежда хазар, булгар и печенегов - длинные, долгополые куртки из шелка, хлопка, льна или шерсти'.
   --- Из данного текста вроде бы следует, что в 12в. купцы из Кукийаны занимались вывозом товаров из Арсании (это отчасти подтверждает сообщение ДТ о Гусмане, см. ниже). У русов отмечена особенность - бороды иного цвета, чем волосы. Вряд ли их специально красили. Среди нынешних русских (брюнетов и светловолосых) часто встречаются рыжебородые.
   Очень интересное замечание Идриси: 'И в земле ал-Хазар есть гора Батира ('острая'). Это гора, которая простирается с севера на юг, в ней имеются рудники серебра и хорошего олова: там его добывают много и отправляют во все страны и области'. --- Сопоставляется с вывозимым из Арсы оловом и легендарным Югорским серебром. Нельзя исключить, что в древности на севере (в Уральских горах?) существовали Чудские серебрянные и оловянные рудники.
  
   В ДТ описан Артанский путь вверх по Волге купцов из Булгара в Ладогу и Прибалтику (Артан). А также более долгий и опасный его вариант (в обход часто враждебных булгарам владений Ростовских князей и Новгорода) по Вятке, Югу, Вычегде, Печоре и далее по морю в Скандинавию. Он называется Нукратским (Вятским). Артанцы - славяне с Балтийского побережья, родственные урусам. Сканды в ДТ названы садумцами, с урусами (русами) не отождествляются. Происхождение слова "садум" может быть таким. По-татарски сәүдә - торговля // торговый, сәүдәгәр - торговец, коммерсант. Поэтому возможен перевод слова 'Садумцы' как разновидность торговцев (из Скандинавии), так как в татарском есть и другое слово для обозначения торговля//торговец - сату// сатучы. То есть, основа Садум - собственно Скандинавия, а уже от неё пошло татарское (булгарское) слово садум-торговец. Само слово "садум" близко к арабскому имени 'Саддам', что означает 'тот, кто противостоит', или 'наносящий удар', 'разрушитель'. Это значение вполне подходит для характеристики скандинавских викингов, буйных нравом.
  
   Артанские русы в 9в. могли проходить из Булгара в Прибалтику в обход Ладоги и верхней Волги по Оке и Зап. Двине (отсюда клады серебра на этом пути). Однако, в конце 9в. этот путь перекрыли Гнездовские русы. Артанцы были вечными странниками, но наверняка имели поселения вдоль своих протяженных путей.
  Киевские сканды-датчане зовутся в ДТ "анатыш". У них особый княжеский род. Киевские скандинавы археологически датируются 10в., хотя по источникам они могли бывать на Днепре и раньше. По ДТ там правила обрусевшая ветвь булгарской династии. С помощью русов ее представителю князю Святославу удалось избавиться от засилья хазар. Об этом ниже подробнее.
  
  
  
  Выражение "VABNIT - первый город - на востоке (страны) саклабов и некоторые (из его жителей) напоминают русов" нуждается в пояснении. Чем славяне могли напоминать русов, в трактовке арабов, однозначно людей Севера? Вероятно, светлыми волосами и глазами, розоватой кожей. С другой стороны, русами скандинавы становились (назывались) в качестве правящего сословия славян и финнов. Вероятно, это происходило по старой традиции со времен еще именьковских руссов, по всей видимости, также славяно-германского (остготского) происхождения.
  
  
  
  * 45. Рассказ о стране внутренних булгар. [Bulghar-i andaruni]
  К востоку от нее (живут) мирваты [Mirvat]; к югу от нее - море Гурз; к западу от нее - саклабы; к северу от нее - гора Рус (Rus). Это страна без городов. Люди мужественные, воинст-венные и внушающие ужас. Нрав их напоминает нрав тюрков, живущих возле страны хазар. Внутренние булгары (состоят) в войне со всеми русами, однако ведут торговлю со всеми, кто живет вокруг них. Они обладают овцами, оружием и военным снаряжением.
  
  - Речь идет о степных кара-булгарах, живших до 10в. в междуречье С. Донца и Днепра. На севере они временами контролировали левобережье Днепра, населенное славянами-северами. Это был остаток распавшейся Великой Булгарии хана Кубрата сер. 7в. Старший сын Кубрата Батбаян остался в Приднепровских степях. Второй сын Котраг поселился здесь же. В 8в. восточную часть их земель в междуречье Дона и С. Донца прибрали хазары и аланы, здесь возникла и расцвела Салтовская булгаро-хазарская культура.
  Свое влияние они распространяли и на правобережье Днепра и Киев, с жившими здесь антами (славяно-иранские метисы), временами попадая в зависимость от авар и хазар. В конце 9в. округу Киева наводнили варяги-русы и остатки булгар во главе с ханом ушли на Волгу.
  
    []
  
  * 46. Рассказ о стране мирватов [Mirvat]
  К востоку от нее некоторые горы и некоторые из хазарских печенегов (Bachanak-i Khazar); к югу от нее некоторые из хазарских печенегов и море Гурз; к западу от нее, некоторые местности моря Гурз и внутренние булгары; к северу от нее, некоторые из последних и горы V.n.nd.r. Они - христане и говорят на двух языках: арабском и румийском (Rumi - греческий?). Одеваются они как арабы. Они состоят в дружбе с тюрками и Румом. Они обладают палатками и войлочными жилищами.
  
  - По географии "мирваты" жили на территории СМК в междуречье Дона и С. Донца, которую в сер. 8в. заселили аланы. Мирваты - это смешение алан (частью христиан) и остатков булгар-христиан времен хана Кубрата. Вероятно, мирват - это искажение от Кубрат-Курбат. Мирваты-христиане поддерживали связи с Дунайскими булгарами в течение 670-800 годов. Это обеспечило схожесть Дунайской булгарской культуры с хазаро-булгарской.
  
  * 47. Рассказ о стране хазарских печенегов
  К востоку от нее гора хазар; к югу от нее - аланы; к западу от нее - море Гурз; к северу от нее - мирваты. Народ этот прежде был частью печенежских тюрков (Turkan-i Bachanaki); они пришли сюда, завоевали страну, и поселились в ней. Они обладают войлочными жилищами и шатрами, коровами и овцами. Они скитаются в пределах одной и той же местности по пастбищам, расположенным в Хазарских горах. Хазарские рабы, доставляемые в мусульманские земли, в большинстве своем (происходят) отсюда.
  Эти три названные страны (еще страны Внутренних Булгаров и Мирватов) мало благоприятствуемы природой (пустынные степи).
  - Печенеги появились на северо-западных границах Хазарии в конце 9в. Часть их перешла на службу хазарам. Располагались где-то по берегам нижнего Дона до Тамани и Кубани. На востоке от хазар их отделяли "Хазарские горы" - Ергени и Ставропольская возвышенность. Основная масса печенегов мигрировала через нижнее Прикамье на запад вдоль границы леса и степи. Еще раньше этим путем прошли гонимые печенегами угры (мадьяры-венгры), в 9в. они жили между нижним Днепром и Дунаем (местность Атилькузу). В 10в. их место заняли печенеги, а венгры поднялись вверх по Дунаю. Константин Порфирородный подтверждает сообщение о вывозе рабов с территории низовий Дона: "все средства жизни Хазарии поступают именно из этого региона". Очевидно, в 10в. Волжский торговый путь утратил значение для хазар в виду появления русов и булгар. Рабов хазарам поставляли печенеги.
  
  * 48. Рассказ о стране аланов (al-Lan) и ее городах
  К востоку и югу от нее - Сарир (Дагестан); к западу от нее - Рум (владения Византии в Крыму); к северу от нее - море Гурз и хазарские печенеги. Вся эта страна представляет собой пересеченную местность и покрыта горами, и облагодетельст-вована природой. Властитель их - христианин. Они обладают 1 000 больших селений. Среди них есть и христиане, и идолопоклонники. Часть этих людей - горцы, а часть - равнинные жители.
  1. KASAK - область аланов на берегу моря Гурз (Черного). Это приятное место и в нем пребывают торговцы.
  2. KHAYLAN - город, где стоит войско властителя.
  3. DAR-I ALAN ("ворота аланов") - город, расположенный подобно крепости на вершине горы. Каждый день 1 000 человек поочередно несут стражу на его сте-нах.
   Kasak [alkas.k.ya] [k.s.k] соответствует византийскому Касахия, древнерусскому Касогы. Согласно Muruj, народ Kashak, не имевший единого правителя, был слабее алан, но мог противостоять им в крепостях, располагавшихся вдоль побережья. Kasak явно находились под властью алан, были ли это предки черкесов - не ясно. Сами черкесы себя называют Адыге. Кашаки не упоминаются у других авторов.
  
  
  * 50. Рассказ о стране хазар
  К востоку от нее стена, протянувшаяся между горами и морем, что же до осталь-ного - море и некоторые местности реки Atil; к югу от нее Сарир (Дагестан, Аварское княжество, савиры, было узурпировано хазарами в 6в.); к западу от нее горы; к северу от нее B.radhas и V.n.nd.r. Это весьма приятная и благоустроенная страна с великими богатствами. Из нее происходят коровы, овцы и многочисленные рабы.
  1. ATIL, город, разделенный рекой Atil. Это столица хазар и местопребывание их властителя, который называется Tarkhan Khaqan и является одним из потомков Ansa (?). Он живет со всеми своими войсками в западной половине города, кото-рая имеет стену. В другой половине города живут мусульмане и идолопоклонни-ки. У властителя есть в этом городе 7 управителей, принадлежащих семи разным верам...
  2. SAMANDAR, город на морском побережьи. Это приятное место, с рынками и купцами.
  3. KHAMLIKH (усть-Итиль), BALANJAR (Беленджер - побережье Каспия), BAYDA (Байда - усть-Итиль), SAVGHAR (Семендер на Тереке?), KH.TL.GH (Се-микаракорское?), L.KN (Правобережное), SWR (Саркел?), M.S.T (Самкерц?) - го-рода хазар, все с крепкими стенами. Благосостояние и богатство властителя хазар - по большей части от морской торговли.
  4. TULAS, LUGH.R, две области (страны) хазар. Народ воинственный и обладает оружием в большом количестве.
  Хазария представляла собой федерацию достаточно самобытных территорий. При этом собственно Хазария, личный домен кагана, была относительно невелика. Такого же типа была существовавшая до того Великая Булгария, а позже - Волжская. Каганат - сильное и могущественное государство, под властью которого находится множество племен. Таковым Хазария стала после разгрома и подчинения соседней Великой Булгарии совместно со своим союзником - кавказскими аланами.
  
  
  * 51. Рассказ о стране Burtas.
  К востоку и к югу от нее - гузы; к западу от нее река Atil; к северу от нее - страна Бачанак (Bachanak). Народ - мусульмане, и имеют особый язык. Властитель называется Mus (Ал-муш). Они обладают шатрами и войлочными жилищами, и подразделяются на три орды:
  BARCHULA (B.hdwla), ISHKIL (Ashgil) и B.LKAR. Все они (состоят) в войне друг с другом, но если является враг, они примиряются.
  
   - Но на мой взгляд, ошибки нет. Под страной Буртас здесь явно понимаются Волжские булгары-мусульмане. Судя по описанию, страна Бачанак располагается к северу от них на правобережье нижней Камы. В описанный период (рубеж 9-10в.) здесь могли находиться печенеги, вытеснившие из Прикамья угров. Нельзя исключить связь имени "Бачанак" с "Вятчане" (обитатели Вятки).
  
  Берсула - следы имени на С. Кавказе и Днепре, возможно, народ беранджер (берендеи).
  
  "Из глубин Берзилии, первой Сарматии, вышел великий народ хазар и стал господствовать на всей земле по ту сторону вплоть до Понтийского моря. Этот народ, сделав своим данником первого брата, Батбаяна, властителя первой Булгарии, получает с него дань и поныне". Византийские исторические сочинения.
  
  Ашкиль, - возможно, ветвь хазар (мусульман). Булкар - собственно булгары.
  Обычно считают, что автор в данном случае ошибся, назвав булгар буртасами. Тем более что позднее замеча-ние о городах булгар добавлено отдельно в другом параграфе:
  
  1. BULGHAR, город, которому принадлежит малая область на берегу реки Atil. Жители - все мусульмане. Из (Булгара) выступают примерно 20 000 всадников, которые бьются против любого числа войск неверных и накладывают на них свою длань (руку). Место (это) чрезвычайно приятное (букв. крепкое и богатое).
  2. SUVAR, город близ Булгара. В нем проживают борцы за веру, подобные (людям) Булгара.
  
  - В описанное время (нач. 10в.) Булгары были лишь одним из трех народов Буртасии, возникшей на основе страны именьковцев. Становиться понятно появление второго имени у руссов, живших на Дону - буртас: они были беженцами из правобережной страны Буртас на Волге. В ДТ она названа Буляр. С другой стороны, булгар называли также "Бургар", здесь можно видеть смешение двух имен: буртас и булгар.
  
  * 52. Рассказ о стране B.radhas'.
  К востоку от нее - река Atil; к югу от нее - хазары; к западу от нее - V.n.nd.r; к северу от нее - тюркские печенеги (Bachanak-i Turk). Они народ исповедающий веру гузов. Они обладают войлочными жилищами и сжигают своих умерших. Они подчиняются хазарам. Богатство их (состоит) в мехе ласки. У них два властителя, которые держатся обособленно.
  Это русы-буртасы, они же бродники. Обряд кремации ясно указывает на связь со славянами и русами. Трупосожжения встречаются в лесном варианте СМК. Брадасы на западе соседили с V.n.nd.r, но не с мирватами, на востоке от которых были некие горы. Поэтому нужно предположить, что брадасы жили заметно выше Бекташа (Волго-Донской переволоки).
  Северные буртасы в последствии перешли под власть булгар (точнее, особой булгарской провинции Мардан, частично занимавшей бывшую территорию именьковцев).
  
  
  * 53. Рассказ о стране V.n.nd.r
  К востоку от нее - B.radhas'ы; к югу от нее - хазары; к западу от нее - горы; к северу от нее - маджгари (Majghari). Они - трусы (tarsa), слабые, бедные, и обладают малым количеством товаров.
  Это приокские и верхнедонские вятичи, на юге они граничили с хазарскими пограничными крепостями Донецкой части СМК, на юго-востоке - с Донскими бродниками. Маджгари - угры, постепенно кочевавшие в данный период с востока на запад как раз через земли южных вятичей. Вятичи укрывались в лесах, потому могли казаться трусами.
  
   О Русах из сочинения ИБН-РУСТЕ "ДОРОГИЕ ЦЕННОСТИ" (писал около 920 г.):
   Что же касается ар-Русийи, то, она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они живут, протяженностью в три дня пути (100 км), покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они нe имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян.
   Когда у них рождается сын, то он (рус) дарит новорожденному обнаженный меч, кладет его перед ребёнком и говорит: 'Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества, и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретешь этим мечом'. И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие - торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям. Получают они назначенную цену деньгами и завязывают их в свои пояса.
   Они соблюдают чистоту своих одежд, их мужчины носят золотые браслеты. С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют (ими). У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо, так же как и с теми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. Если же кто из них обидит или притеснит чужеземца, то помогают и защищают последнего.
   Мечи у них сулеймановы. И если какое-либо их племя (род) поднимается (против кого-либо), то вступаются они все. И нет (тогда) между ними розни, но выступают единодушно на врага, пока его не победят. И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которым (они) и препираются. Когда же царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием (мечами), и чей из мечей острее, тот и побеждает. На этот поединок родственники (обеих сторон) приходят вооруженные и становятся. Затем соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело. Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем, как будто бы они их (русов) начальники. Случается, что они приказывают принести жертву творцу их тем, чем они пожелают: женщинами, мужчинами, лошадьми. И если знахари приказывают, то не исполнить их приказания никак невозможно. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему на шею петлю, вешает жертву на бревно и ждет, пока опа не задохнется, и говорит, что это жертва богу.
   Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и [или] обращают в рабство. Они высокого роста, статные и смелые при нападениях. Но на коне смелости нe проявляют, и все свои набеги и походы совершают на кораблях. (Русы) носят широкие шаровары, на каждые из которых идет сто локтей материи. Надевая такие шаровары, собирают их в сборку у колен, к которым затем и привязывают...
   Все они постоянно носят мечи, так как мало доверяют друг другу, и коварство между ними дело обыкновенное. Если кому из них удастся приобрести хоть немного имущества, то родной брат или товарищ его тотчас начнёт ему завидовать и пытаться его убить или ограбить.
   Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда, и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После зтого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении.
  
   Комментарии.
   Захоронения в срубах (часто сидячие) появляются на Руси в 10в. Обычай хоронить мертвых в камерах известен в Скандинавии, прежде всего в Дании и Швеции, в римскую эпоху и эпоху великого переселения народов. Обнаружено около 35 камер, примерно половина из них датируется V-VІ вв. Самые поздние камеры этого периода (VІ-VII) выявлены на острове Борнхольм, где на могильнике Нёре Сандегорд раскопаны 8 погребальных камер с оружием и богатым инвентарем. Камер VIII - нач. IX в. в Скандинавии не найдено (за исключением Бирки, пер. пол. VIII в.). Инвентарь, прежде всего оружие, и способ сооружения камерных сооружений Скандинавии обнаруживают отчетливые параллели в синхронных погребальных сооружениях Центральной и Западной Европы.
  
   О территории "Каганата Русов" 9в. можно также судить по народам, находившимся в его подчинении, упомянутым в русских летописях:
   Н1Лмл: "и дань даяху Варягомъ от мужа по белеи веверици; а иже бяху у них, то ти насилье деяху Словеномъ, Кривичемъ и Мерямъ и Чюди".
   Ипат: "В лѣто 6367(859) имаху дань Варѧзи, приходѧще изъ заморьӕ, на Чюди и на Словѣнехъ и на М(е)рѧхъ и на всѣхъ Кривичахъ".
   Кривичи - славяне, жившие в верховьях З. Двины, Волги и Днепра, то есть, вокруг Гнездовского центра русов. Словены жили в районе Ильменя и Волхова, центр русов - Ст. Ладога. Меря - народ в районе Сарского городища (возле озера Неро). Остается Чудь, которую обычно отождествляют с населением бассейна С. Двины, а также с севером Прикамья. Этот список достаточно хорошо согласуется с рассказом о трех группах Руси. Правда, в этот расклад не укладываются Гнездовские русы, но об их существовании арабы могли и не знать.
   Во время написания текста Ибн Русте, в районе проживания Волжских русов (Сарское городище и Тимирево), а тем более, севернее и восточнее его, славяне только появлялись. Поэтому под славянами-рабами нужно понимать финноугров, или отнести данное замечание к набегам на славянские поселения Ст. Ладоги, верхней Оки, верхней Волги и верховий З. Двины в период завоевания их варяго-русами. Именно этих пленных-рабов могли сбывать в Булгаре и Хазарском Итиле.
  
  
  
   Глава 2. ОСТРОВ РУСОВ
  
   Пора прояснить старый спор об "Острове Русов" в описаниях некоторых арабов. Вот отрывок с форума http://gspo.ru/index.php?showtopic=299&st=560:
   Древнейший из сохранившихся списков - у Ибн Русте (около 920 г.): 'Русы живут на полуострове, окруженном озером. Этот полуостров на расстоянии трехдневного пути состоит из лесов и болот; он зловонен, и земля его настолько сырая, что движется при ходьбе по ней. Государь их носит титул кагана русов. Они ведут разбойную войну против славян, захватывают пленников, которых продают хазарам и болгарам'.
   Ибн-Даста (около 30-х годов X с.): "Что касается до Русии, то находится она на острове, окруженном озером. Остров этот, на котором живут они (Русы), занимает пространство трех дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясется по причине обилия в ней воды. Они имеют царя, который зовется хакан-Рус. Они производят набеги на Славян, подъезжают к ним на кораблях, высадятся, забирают их (Славян) в плен, отвозят в Хазран и Булгар и продают там...'.
   Арабское слово "джазира" означает местность окруженную водой (как полностью так и частично, поэтому можно переводить и полуостров). Это не обязательно местность окруженная морем, ведь египетская Эль-Джазира - это Междуречье Белого и Голубого Нила. Другое место называемое Эль-Джазирой это плато (равнина) на северо-востоке Сирии, в Верхней Месопотамии (в переводе Междуречье), омываемое водами Тигра и Ефрата. Здесь на память сразу приходит известное "междуречье" мадьяр - Ателькуза.
   Слово "Бухайра" - в этом тексте обычно переводимое как озеро, также вносит в текст неопределенность, поскольку имеет и другие значения. Напр. есть такой комментарий к другому тексту:
   http://www.vostlit.info/Texts/rus2/Ibn_Hassul/primvved.phtml (комм. 11):
   'Йакут сообщает нам, что слово бухайра является уменьшительным не от бахр (море), а бахарат (местность, укрепленное поселение)'. Ввиду отмеченных неоднозначностей ничего определенного о географии русов с каганом во главе из текста Ибн Русте вынести нельзя и даже не стоит пытаться. Вполне возможно, что первоначально имелась ввиду некая обширная болотистая местность с "островом" (просто более возвышеном месте) посреди, напр. это могло быть какое-то место в Волго-Окском межуречье.
   Но возможны и другие трактовки. Единственное что здесь определено - наличие у этой руси кагана и торговые отношения этой руси с Хазарией и Булгаром, что естественно сужает область возможной локализации этой руси...
   В IX веке самой восточной частью Древней Руси (и самой близкой к арабским посредникам в торговле по Волжскому пути - булгарам) было место проживания финского племени меря с центром в Ростове Великом. Точнее в предшественнике Ростова - называемом археологами Сарским городищем на озере Неро. И в "Повести временных лет", и в других русских летописях подчеркивается, что уже с 862 года Ростов и меря входили в состав Древней Руси. Более того археологическими исследованиями обнаружены клады арабских монет уже начала IX века и археологией четко доказано участие Ростова (точнее - его предшественника) в торговле по Волжскому пути с арабским Востоком.
  
   Конец цитат.
  
   Разговор на эту тему продолжил известный участник форумов iske_kazaner на http://www.arabi.ru/viewtopic.php?f=13&t=2078&st=0&sk=t&sd=a, который попросил перевести арабский текст современного переводчика. Дело в том, что в настоящий момент имеется два перевода:
   Д.А.Хвольсона (Д.А.Хвольсон 'Известия о Хозарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и Руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала X века, по рукописи Британского музея'. СПб. 1869.):
   'Что касается до Руси, то находится она на острове, окруженном озером. Окружность этого острова, на котором живут они (Русы), равняется трем дням пути; покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясется, по причине (рыхлости от) обилия в ней воды.
   И перевод польского исследователя Т.Левицкого (1977):
   'Что касается ар-Русийи, она находится на острове, окруженном озером. Чтобы добраться до острова, нужно пройти расстояние трех дней [пути через] лесистые заросли и чащи. [Ар-Русийя] - нездоровая и влажная местность. Если человек ставит ногу на ее землю, то земля трясется (колеблется, проваливается) из-за обилия в ней воды' ('История татар с древнейших времен'. В 7 томах. Т.2 Волжская Булгария и Великая степь. //Казань. Изд-во 'РухИЛ'. 2006, с.705)
   Таким образом, в тексте Левицкого вместо размеров острова возникает расстояние до местопребывания Русов - 3 дня пути. Это становится понятно в контексте сообщений идущих перед этим, - указываются расстояния в днях пути от какого-то известного места. В нашем случае это могла быть только Волжская Булгария.
   Слово, которое переведено как "остров" на самом деле в ар. яз. может иметь весьма растяжимое понятие. Так может называться и просто пятачок земли, окружённый, например, болотами, или лесами и т.п. Впрочем, как и в русском языке. Возможно, автор имел в виду просто какой-то обособленный кусок земли, а вовсе не остров, окружённый водой. Упоминаемое озеро к самому 'острову' в данном случае, не относится, это озеро соседствует с ним.
   НОВЫЙ ПЕРЕВОД:
   "Что касается России, то она на острове. Около него озеро. Этот остров, заселённый ими - три дня пути. Всё леса, да болота. Он болезненный и сырой. И стоит человеку ступить ногой на землю, как она сотрясается от влаги..." и т.д. (я не стала художественно раскрашивать текст, чтобы он звучал гладко по-русски. оставила макс-но как есть, чтобы ты просто почувствовал его).
   Здесь есть ключевая ошибка, допущенная и в первом и во втором переводе. Аллах только знает, почему первый и второй переводчик перевели слово которое переводится исключительно "около, возле" - как "вокруг". И слово "около" здесь с оттенком "недалеко", "близко". Слова "вокруг" и "около" на самом деле в ар.яз. звучат несколько похоже (разумеется, только для уха иностранца). Но это разные слова!
   Потом , что за дурацкое выражение: вокруг острова озеро. Разве так можно выразиться? Остров бывает расположен на озере или на море, но не озеро или море расположено вокруг острова. На ар. яз. так тоже никто не выражается!! Потом, что это они называют озером? Уж не Балтийское ли море? Знаешь, арабы море называют морем, а озером называют именно озеро, т.е. нечто типа пруда. Что это за озёра такие в Европе, на которых помещаются аж целые острова с народом? Бред какой-то. (остаётся только догадываться что они там ещё напереводили)
   Т.е. перевод с этим "озером вокруг острова" явно натянут. Потом, если бы они находились на острове в озере, то во-первых было бы логичным сказать (как это и принято у всех людей), что три дня пути - до озера, на котором расположен остров, а не прямо до острова, как будто бы они так до него и шли не останавливаясь, и даже не заметили, что пересекли озеро, а когда заметили, то сказали, что остров окружён озером.
   iske kazanen: Интересно. В этой связи небольшой экскурс в историю. Данный перевод действительно хорошо ложится в сообщения летописей и археологических материалов. Я хочу отметить, что в ходе наших многочисленных (уже почти 1000-страничных) дискуссий на форуме, посвященном "началу руси", приводились ссылки, что "остров" - "аль-джазира", переводится в ряде случаев как "междуречье", например аль-Гезира - междуречье Белого и Голубого Нила в Судане, аль-Джазира - северная часть Месопотамии.
   Как хорошо известно, в IX веке самой восточной частью Древней Руси (и самой близкой к арабским посредникам в торговле по Волжскому пути - булгарам) было местопроживание финского племени меря с центром в Ростове Великом. Точнее в предшественнике Ростова - называемом археологами Сарским городищем на озере Неро. И в "Повести временных лет", и в других русских летописях подчеркивается, что уже с 862 года Ростов и меря входили в состав Древней Руси. Более того археологическими исследованиями обнаружены клады арабских монет уже начала IX века и археологией четко доказано участие Ростова (точнее - его предшественника) в торговле по Волжскому пути с арабским Востоком.
   Кроме того, местность от Волги до озера Неро, на котором стоит Ростов, представляет собой следующее: "Ростов... расположен на низменной, сырой местности при Ростовском озере... Болот много; наибольшее - Сахотское, близ группы Годеновских и Осоевских озер, длиной до 12 верст. К северу от озера Неро тянутся обширные Шалковы или Дрянные болота. Все они кочковаты, местами поросли мелким березняком, покрыты мхом и представляют несомненные следы торфяных залежей". (http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/88813/РосÑ'ов )
   Расположен же Ростов в междуречье Волги и Оки и их притоков (таких, как реки Клязьма и Нерль) - рек, активно использовавшихся для торговли между арабским миром и Балтикой в IX и X веках. И как раз в трех днях пути (~80 км) от Волги, через леса и болота. Поэтому можно ли предположить такой перевод - идеально подпадающий под описание восточной Руси с центром в Ростове Великом:
   "Что касается Руси, то она в междуречье. Около них озеро. Это междуречье, заселённое ими - три дня пути. Всё леса, да болота. Оно болезненное и сырое. И стоит человеку ступить ногой на землю, как она сотрясается от влаги".
   (Переводчица отвергла этот вариант на том основании, что слова "междуречье" в оригинале нет.)
   iske kazanen возразил: Что касается междуречья, то арабы несомненно знали (или хотя бы имели определенное представление) о разделении северного Волжского пути на две составляющие. Дело в том, что торговля с Балтикой активно велась в те годы как по Оке (потом через Западную Двину), так и по Волге (потом через Мологу, Белоозеро и Ладогу), чему свидетельство - многочисленные клады арабских дирхемов того времени, найденные вдоль этих путей. Поэтому у Ибн Русте возможно и шла речь о междуречье этих двух основных северных водных торговых путей того времени.
   "У них [есть] царь, которого называют Хакан-Рус".
   Вопрос: там действительно написано "хакан" или это слово можно прочитать как-то по другому?
   -- Да, там действительно написано слово Хакан-рус, но это можно прочитать и как Хаккан-рус. Причём, буква "к" в произношении не как наша "к", а ближе к англ. букве "q", хотя в ар. алфав. есть и обычная, "наша" буква "к".
  
   Конец цитат.
   Итак, в результате имеем такой перевод, идеально согласующийся с нашим отождествлением Волжской Руси в Волго-Клязминском междуречье с двумя крупными озерами на западе (Неро и Клещино):
   "Что касается Руси, то она (со всех сторон) окружена водой (рек) и озер. Этот остров, заселённый ими, (в длину) три дня пути. Всё леса, да болота. Он болезненный и сырой. И стоит человеку ступить ногой на (болотную) землю, как она проседает от влаги..."
  
  
  
  
  
  
  Глава 3. Археология и геногеография
  
  1.
  
  "Скандинавские находки с территории Руси достаточно разнообразны и многочисленны. Более 1200 предметов вооружения, украшений, амулетов и предметов быта, а также орудий труда и инструментов VIII-XI вв. происходит примерно из 70 пунктов, разбросанных на огромном пространстве от Ладожского озера до нижнего Днепра (Днепровские пороги) и от Минска до Прикамья. Кроме того, известно около 100 находок граффити в виде отдельных рунических знаков, надписей или магических фигур.
  Большая часть находок происходит из погребений конца IX-X вв. Поселения этого времени известны меньше и меньше исследованы. Незначительное число находок связано с 22 древнерусскими кладами. Наиболее ранние скандинавские находки происходят из нижних напластований Старой Ладоги, датированных серединой VIII-IX вв.
  Наиболее поздние - из культурного слоя Новгорода и Суздаля, к ним же относится и рунический камень с о.Березань. Отдельные предметы скандинавского происхождения встречены в переотложенных слоях XII в. и нескольких кладах, относимых к концу XII - тридцатым гг. XIII в.
  Основная часть скандинавских вещей найдена в районе нижнего и верхнего Волхова (Старая Ладога и Рюриково Городище), на территории юго-восточного Приладожья, на верхней Волге под Ярославлем (Темирево) и на верхнем Днепре (Гнездово). Затем по количеству находок следует Среднее Поднепровье (Шестовица и Киев) и район Владимирских курганов. Небольшое количество находок связано с Новгородом, Псковом и их окрестностями, районом Белоозера, междуречьем Западной Двины и Днепра и некоторыми другими местностями. Карта очень хорошо показывает, что большинство находок связано с пунктами, расположенными на основных водных магистралях или вблизи них.
  Наиболее древние находки VIII в. - Ладога. Далее по времени Темирево и Гнездово - IX в. И только не ранее X в. эти находки появляются в регионе среднего и нижнего Днепра. Ещё раз укажем на то, что первоначальное освоение варягами Восточно-европейской равнины шло по "восточному" пути. Это важно для понимания первых сообщений западных европейцев о руси.
  В 839 г. к Людовику явилось посольство византийского императора Феофила (829-842 гг.), который
  ...прислал также... некоторых людей, утверждающих, что они, то есть, народ их, называется Рос [Rhos];король [rex] их, именуемый хаканом [Chacanus], направил их к нему [Феофилу и] просил..., чтобы по милости императора и с его помощью они получили возможность через его империю безопасно вернуться[на родину], так как путь, по которому они прибыли в Константинополь, пролегал по землям варварских и в своей чрезвычайной дикости исключительно свирепых народов, и он не желал, чтобы они возвращались этим путём, дабы не подверглись при случае какой-нибудь опасности. Тщательно расследовав [цели] их прибытия, император узнал, что они из народа шведов [Sueones], и, сочтя их скорее разведчиками и в той стране, и в нашей, чем послами дружбы, решил про себя задержать их до тех пор, пока не удастся доподлинно выяснить, явились ли они с честными намерениями, или нет. Об этом он не замедлил... сообщить Феофилу, а также о том, что из любви к нему принял их ласково и что, если они окажутся достойными доверия, он отпустит их, предоставив возможность безопасного возвращения на родину и помощь; если же нет, то с нашими послами отправит их пред его [Феофила] очи, дабы тот сам решил, как с ними следует поступить."
  
  http://oldru.narod.ru/text_4_5.htm
  
    []
   Краткий обзор археологических памятников.
   Тимиревское поселение, расположенное в непосредственном соседстве с могильником, на береговом холме возле р. Которосль, занимало площадь до 10 га. Исследованы жилые и производственные комплексы, хозяйственные сооружения; обнаружены укрепления - ограда из толстых столбов, сооруженная в первой половине X в. Рядом с нею, но за пределами огороженного участка находилась постройка, поставленная на массивном столбе; по реконструкции С. В. Томсинского, это - амбар, возможно служивший для хранения пушных товаров (постройки такого рода, известные в Скандинавии, широко распространены у таежных охотников). Ранний участок застройки поселения датируется IX - первой половиной X в. В постройках и слое поселения найдены разнообразные вещи восточного, булгарского, скандинавского, западноевропейского происхождения, клад арабского серебра, зарытый не позднее 870-х гг. Поблизости от поселения был найден еще один клад, также IX в. (подробности ниже).
   На Тимиревском могильнике обнаружено типичное для скандов захоронение: в кургане с трупосожжением вымостка ладьевидной формы из камней по линии ВЗ. Захоронена женщина с ребенком. Здесь же среди обожженных костей овцы необожженные кости курицы (кидали после сожжения) и скандинавские женские украшения, датированные первой пол. 9в.
   Сарское городище
   Памятник, к сожалению, почти полностью разрушен, поэтому некоторые вопросы его истории, вероятно, останутся дискуссионными. Особенно это относится к древнейшему этапу существования городища: разделенное на неравного размера площадки четырьмя валами (конструкция исследованных близка оборонительным сооружениям дьяковской культуры), возможно, первоначально оно было застроено лишь в северо-восточной части, оставшейся нераскопанной. В связи с этим неясна и начальная дата, VI-VII вв. или же VIII в. Несомненно, однако, что в течение VIII-IX вв., с началом проникновения арабского серебра в Волго-Окское междуречье (поблизости от городища известен клад первого периода обращения дирхема, до 833 г.) поселение постепенно перерастает из небольшого мерянского племенного поселка в крупный торгово-ремесленный центр.
   В материалах Сарского городища имеются скандинавские вещи-фибулы, фрагменты железных гривен из дрота четырехгранного сечения и др. Их обнаружение позволило основному исследователю памятника Д. Н. Эдингу утверждать, что "обилие скандинавских изделий в районе указывает на внимание норманнов к последнему". Как и находки, связанные с пребыванием скандинавских купцов близ другого летописного центра северо-востока, Белоозера в земле веси (на поселении Городище), эти материалы указывают на участие варягов в волжской торговле и на важную роль в этой торговле названных центров.
  
    []
   Схема Сарского городища.
   I - городище; II - посад; III - могильник; IV - сезонный лагерь Сарское-2;
   1-3 - валы городища. Пунктиром указан вал, разрушенный в 1854 г.
   Городище расположено на узкой вытянутой гряде (в самой узкой ее части) и с трех сторон окружено петляющей рекой Сарой. При обследовании городища в XIX веке, на его территории были обнаружены довольно мощные укрепления: 4 поперечных вала высотой до 6 м и остатки рвов, глубиной до 3м. В на-стоящее время сохранились следы трех валов, сверо-восточный вал был раз-рушен еще в XIX в. Валы ?1, 2 и 3 насыпаны, по-видимому, в разное время - их сооружение является свидетельством постоянного расширения площади укрепленных поселений. Наиболее древней выглядит центральная часть городища между валами ?1 и ?2, общая площадь до 2,7 га в X в.
   Меч западноевропейского производства с неизвестным прежде клеймом мастера '+LUN FECIT+' ("ЛУН ДЕЛАЛ"). На севере Европы мечи этого типа бытуют в основном в IX в. и после 900 г. встречаются крайне редко. Тогда же, с первой половины IX века в окрестностях Сарского городища появляются первые клады восточных монет (дирхемов), в том числе обнаруженный в 1913 г. Угодический клад (813 г.), состоявший из 140 целых, 8 обломков монет и 2-х браслетов. В X веке жизнь на городище достигает своего расцвета.
   К началу X века относится появление на противоположном городищу левом берегу р.Сары "сезонного лагеря", так называемого комплекса Сарское-2. Лагерь использовался в течение летнего сезона гостями городища, приезжими воинами и торговцами. О чем свидетельствует отсуствие постоянных жилых сооружений, находки вооружения, следы от наземных сооружений типа шатров и палаток.
   Город Ростов был основан древнерусскими князьями на рубеже X-XI вв. для контроля над мерянскими территориями. Вместе с тем на месте Сарского городища сохраняется небольшое поселение, которое существует еще в XII-XIV веках. В этот период Сарское является, видимо, феодальным замком (в летописи "городок на Саре"). Поэтому нельзя исключить, что и в прошлом (в 7-10в.) оно играло такую же роль, так как другого укрепленного городка в округе не известно. Надо также отметить стратегическое удобство Сарского городища. Оно располагается в центре земли Ростовской мери в удалении от Волги, но с выходами к ее берегам в трех направлениях: по рекам Которосли и двум Нерлям.
   Рядом с Сарским городищем в 1930 г. во время карьерных разработок был открыт внушительный могильник. Он располагался в 100 м к юго-западу от поселения за валом ?3 и занимал площадь около 1 га. В Сарском могильнике обнаружены разнообразные височные кольца, шейные гривны, нагрудные украшения в виде больших бронзовых блях с крылатой иглой и длинными орнаментированными усами, плетеные под-вески, спиральные браслеты и кольца и другие украшения. Многие вещи имеют прикамское происхождение, однако все же большинство из них является продукцией сарских ремесленников литейщиков-ювелиров. В мужских погребениях Сарского могильника обнаружены то-поры-кельты, ножи с горбатой спинкой, поясные пряжки и кольца. Этот инвентарь датируется VII-IX вв. Обряд погребения Сарского могильника - типично финно-угорский - мерянский. Это захоронения по обряду трупосожжения или трупоположения в грунтовых ямах без курганных насыпей. Есть среди железных изделий и предметы вооружения - наконечники копий и стрел. Население Сарского городища уже с IX в., а особенно в X столетии было многоэтническим.
   (Подробности - http://merjamaa.ru/load/goroda/sarskoe_gorodishhe_merjanskij_rostov/2-1-0-6)
  
    []
   Группа поселений с центром Сарское городище расположена очень компактно. Некоторые селища в районе оз. Неро имеют большую площадь (до 8га) при незначительной мощности культурного слоя (30см), расположены на территории примерно 20 на 20км. Такая плотность не характерна для остальной Северо-восточной Руси и свидетельствует о высоком уровне социального развития этого региона в 7 - нач. 11в. Мерянские и славянские (с 9в.) поселения перемежаются, что свидетельствует о постепенном смешении этих народов.
  
  
   Михайловское поселение раскопкам не подвергалось. В могильнике из комплексов IX-начала Х в. только один можно связывать со скандинавами. В насыпи, на материке, най-дена груда кальцинированных костей, среди которых находилась гривна с "молоточками Тора", что обычно рассматривается как этнический индикатор. Несколько скандинавских погребений относится к первой половине X в. Это - курган ? 18 (раскопки 1897 г.), где в составе инвентаря фибулы типа 51-k и 51-q (первая половина X в.). Кроме того, здесь найден меч типа Е (формы, после 900 г. встречающейся крайне редко)83, дирхем-привеска чеканки 805-808 гг., ореховая скорлупа. Меч согнут пополам, что характерно для нор-маннских погребальных обычаев. Погребение помещено в урну.
   По ряду признаков к этому комплексу близок курган ? 1 (раскопки 1902 г.): на кострище, рядом с урной, наполненной человеческими костями, меч, согнутый пополам и поло-женный в урну (тип D, IX-X вв.), ладейные заклепки, бусы, богатый поясной набор, стрелы, ореховая скорлупа и т. д. К этой же группе можно отнести и курган ? 65 (раскопки 1961 г.), где кальцинированные кости были сложены в урну, рядом с которой лежали бусы, дирхемы, гирьки, гребень с плетенкой и железная шейная гривна с "молоточками Тора". Следует отметить, что вообще в курганах Михайловского могильника первой полови-ны X в. широко представлены североевропейские вещи (мечи, копья, ланцетовидные стрелы, гирьки, весы, монеты, шипы, фрагменты ларчиков, фибулы). По составу инвентаря этот комплекс близок серии сравнительно поздних курганов Бирки.
   На берегу Плещеева озера высится знаменитая Александрова гора. В 1853 г. раскопки на Александровой горе и в многочисленных курганных группах поблизости от нее провел П. С. Савельев. Судя по сохранившимся данным, на горе находилось городище дьяковской культуры, перекрытое слоем "курганного времени", с многочисленными находками куфи-ческих монет, чеканенных во второй половине IX и на рубеже IX-X вв., а также ножей, ключей, лепной керамики.
   У села Городище рядом спамятников 12-13в. выявлено открытое поселение площадью до 6 га. По своим внешним признакам, топографии, мощности культурного слоя и некоторым другим данным оно аналогично Тимеревскому. Первые ограниченные раскопки обнаружи-ли здесь такие же, как и в Тимереве, постройки. Очень близок и керамический материал.
   В нижнем течении Нерли, на полпути от Владимира (в ее устье) до Суздаля, находился еще один из опорных пунктов - комплекс памятников у деревни Васильки. Как установлено исследованиями В. А. Лапшина, здесь, помимо городища и курганных групп, исследованных А. С. Уваровым и П. С. Савельевым, имеются два открытых поселения, на одном из которых зафиксирован слой с лепной керамикой86. В курганах с трупосожжениями найдена скандинавская фибула типа 48 (920-930 гг.), поясная пряжка круга степных древностей VIII-IX вв., наконечники копий. Наиболее вероятная дата сложения комплекса - рубеж IX-X вв. Занимавшее исключительно важное положение, укрепление у деревни Васильки контролировало выходы с Оки на Нерль и пути по Нерли к Плещееву и Ростовскому озерам. Появление его можно отнести ко времени Олега Вещего, в походах которого и в 882, и в 907 гг. участвовали ополчения мери.
   Большое селище Гнездилово поблизости от Суздаля, во второй половине X в. в бассейне Нерли Клязьменской, оз. Плещеево и Неро формируется несколько сгустков древнерусских сельских поселений.
   Славяне и скандинавы (Сборник) historic.ru/books/item/f00/s00/z0000056/st049.shtml
  
    []
   1 - известные города, основанные в 10-11в.
   2 - древнерусские городища 9-11в. (Тимирево отмечено красным)
   3 - грунтовые захоронения мери и муромы
   4 - курганные могильники (скандинавские)
  
   "Наиболее ранние курганные могильники возникли вдоль Волжского пути, который проходил с верхней Волги по Которосли, через озеро Неро, по Саре (притоку Нерли Клязьменской), по самой Нерли, Клязьме, Оке. Ближайшей к Владимирским курганам группой памятников IX-XI вв. на этом пути являются ярославские курганные могильники. В их погребениях встречены односкорлупные непрорезные фибулы, вещи северного происхождения, датируемые IX-X вв. Комплекс дополняется двумя кладами куфических монет, зарытых в IX в.
   Клады куфических монет, зарытые в первой трети IX в., найдены в районе озера Неро (Угодичи; Сарское городище, находки 1854 и 1930 гг.). Некоторые вещи с Сарского городища (топор, близкий к типу C по Я. Петерсену, равноплечная фибула, булавка) находят аналогии в погребениях второй половины IX - первой половины X в. могильника Бирки. Среди костяных изделий этого памятника встречаются односторонние гребни, имеющие аналогии в Старой Ладоге и Северной Европе.
   Во Владимирских курганах (вдоль Нерли) отсутствуют привозные вещи IX - первой поло- вины X в. Поэтому наиболее вероятным временем появления первых погребальных насыпей здесь нужно считать вторую четверть - середину X в.". http://pki.botik.ru/articles/z-data1981lapsin.pdf
  
   Скандинавы и сопутствующее им население проживали на Волге в 9-10в. почти исключительно вдоль рек Которосли и Нерли. На этой же линии протяженностью порядка 300 км позже появляются города Суздаль, Ростов, Ярославль и Владимир. Всего в этом районе было раскопано около 8000 курганных захоронений. К сожалению, работы проводились в прошлом без должного научного контроля, многое безвозвратно утрачено, практически уничтожено и расхищено. Но даже и в этом случае, находки из Владимирских курганов составляют пятую часть находок от всех скандинавских предметов найденных на территории Древней Руси.
  
    []
   Карта кладов арабских серебряных монет ранее 10в. из книги Седова. (К сожалению, локализация четырех кладов в бассейне Вятки указана неточно и потому мною исправлена красным). Клады зарывали для временного сохранения капитала, очевидно, в местах частого пребывания их хозяев. Замечу также, что по верованиям скандинавов, зарытые ценности могут пригодиться в загробной жизни. Заработать некоторую значимую сумму мог только торговец или предводитель наемников. Учитывая, что арабское серебро распространялось в регионах действия викингов, то отождествление кладов Вост. Европы с русами правомерно. На некоторых монетах встречаются надписи-руны, правда, такие монеты южнее Гнездово и Тимирево редки.
    []
   Это может означать, что в передвижении серебра по югу Вост. Европы сканды мало участвовали, этим могли заниматься сами хазары. Обратим внимание, что кладов нет на территории собственно Хазарии, исключая нижний Дон и северную границу СМК. Вспомним, что по сообщению "Худуд" рабов с территории Хазарии вывозили в основном из страны Хазарских печенегов, это как раз низовья Дона.
   На представленной карте четко видно, что Волжский путь в 9в. на севере уходил в Прикамье (точнее на Вятку, клады на верхней Каме появляются только в 10в.). Он напрямую связывал мусульманский мир с Прикамьем. Исходя из географии кладов серебра в Прикамье в 6-9в. (красным цветом нанесены мною более точные их местоположения), можно полагать, что оно поступало в регион, минуя Хазарию. Основной путь из Багдада на север был сухопутный вдали от Волги. Кстати, именно таким путем добирался Фадлан. Хазары также могли подниматься на своих судах вверх по Волге, но вряд ли выше устья Камы. Замечу, что все Прикамские клады из бассейна Вятки, которую поэтому следует признать особым анклавом русов, не скандинавского происхождения (так как по археологии скандинавское присутствие здесь минимально). Красные метки проходят через ареалы Чепецкой и Еманаевской культур существовавшие на Вятке той поры (см. ниже). Дальнейший путь Прикамского серебра на запад мог идти тремя путями: по Волге мимо Тимирево и далее Ст. Ладогу; по Ветлуге и Оке через Гнездово; и дальним северным путем в обход Скандинавии (подробнее ниже).
   Помимо Волжского, был другой путь с юга на север, который обслуживал потребности северо-западных провинций Хазарского каганата. Он шёл по Дону, из которого караваны через волок попадали на Верхнюю Оку к вятичам. С Верхней Оки трасса через Сейм и Десну выходила в Верхнее Поднепровье к радимичам и смоленским кривичам (Гнездово). До 10в. нижний Днепр выпадал из этого обращения товаров (возможно, в виду порогов). Только появление русов в Киеве включило его в систему трансмировой торговли. История Киевского Подола начинается в 880-е г. с появлением нового домостроительного типа, привязываемого украинскими археологами к Ладоге.
  
   Гумилев пишет, что скупкой рабов у варягов занимались хазарские купцы-евреи. Из Причерноморья рабов отправляли в Византию и далее в арабские страны, включая Магриб. Дирхемы массово на территории Булгара и Киева появляются только с половины 9в. С этого времени Русы имели здесь свои представительства, сбывали пленных славян и финнов еврейским купцам. Вырученное серебро шло на север по Днепру и Оке в Русский каганат на Волге, а далее в Ладогу и Бирку. Днепровско-донские находки монет говорят о том, что работорговлей занимались хазары. Вятский анклав кладов может свидетельствовать о существовании особого образования - Артании-Биармии. Здесь арабское серебро шло в основном в обмен на меха (о рабах из Прикамья сообщений нет).
  
  
  
  2.
  
  
  ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ В ЯРОСЛАВСКОМ
  ПОВОЛЖЬЕ В IX-XI ВВ.
  В.Н. Седых (Санкт-Петербургский ун-т, Россия)
  
  (отрывки)
  
  Наиболее
  исследованным и информативным является Тимеревский археологический комплекс, в состав
  которого входят погребальные древности (более пятисот комплексов), поселения общей площадью
  более 11 га и три клада арабских монет IX века. Общепринятой в
  настоящее время является точка зрения о достаточно раннем (IX век) проникновении славян в этот
  регион и о смешанном составе колонизационных потоков - славяне, скандинавы, финны Северо-
  Запада. По данным археологических исследований около середины IX века (по материалам кладов и
  наиболее ранних погребений некрополя) на территорию Ярославского Поволжья продвигается
  смешанное в этническом отношении население. Весьма заметен в нем скандинавский компонент, как
  наиболее выразительный на фоне малоинвентарных комплексов ранних погребений могильника. Как
  правило, такие погребения, совершенные по обряду трупосожжения на стороне практически без
  сопровождающего инвентаря, исследователи относят либо к славянским, либо к финским. Вместе с тем, сравнение последних с
  рядовыми погребениями этого же времени могильников Скандинавии, в первую очередь Средней
  Швеции и Аландских островов, показывает их идентичность. Это касается вариантов обряда
  погребения, подкурганных каменных конструкций (ладья, круг и его варианты), погребального
  инвентаря (керамики, предметов быта и вооружения). благодаря активности части
  населения, прежде всего скандинавов, вскоре жители Тимерева, Михайловского, Петровского
  включаются в торговые операции, осуществляемые в зоне Великого Волжского пути (ВВП),
  свидетельством чего являются предметы импорта и крупные по меркам второго периода обращения
  дирхама клады.
  Три клада Тимерева по младшим монетам датируются 60-ми годами IX столетия (867, 869 и 865 гг.).
  Среди монет кладов имеется ряд достаточно редких в нумизматическом отношении экземпляров. На
  монетах первых двух кладов зафиксированы граффити (Рис. 3-6), среди которых имеются
  рунические, в том числе надпись "бог" (Рис. 7), что подчеркивает связь кладов из Тимерева с
  севером Европы.
  В материалах ТАК, Петровского и Михайловского могильников известно значительное число
  скандинавских находок - разнообразные фибулы, составные костяные орнаментированные гребни,
  поясные наборы, шкатулки, перстень с изображением сокола, привеска с изображением "сегнерова
  колеса", железные обручи с миниатюрными молоточками Тора, импортная посуда, специфическая
  керамика с загнутым внутрь венчиком (Швеция).
  
    []
  
  По мнению шведского
  исследователя И. Янссона, сочетание железной гривны и глиняной лапы является отчетливым
  этническим индикатором эмигрантов с Аландских островов и Средней Швеции (округ оз. Меларен).
  Сравнительный анализ комплексов с лапами из могильников на Аландских островах и в Ярославском
  Поволжье позволяет утверждать их тождественность (Седых 1995: 60-67). Кроме того, в комплексах
  Ярославского Поволжья найдены лапы специфически аландской (по Э. Кивикоски) формы (Седых
  1995: 63, рис. 2,1) - Рис. 10. Таким образом, есть основания предполагать прямое проникновение
  лап с Аландских островов.
  Из некрополя Тимерева происходят и самые ранние находки крестов, вырезанных из
  монет, известные на территории Древней Руси. Эти монеты, очевидно,
  использовались в качестве христианских символов.
  В X веке количество и ассортимент привозных северных вещей увеличивается, а количество
  погребений, совершенных по норманнскому обряду, снижается. Это свидетельствует о размывании
  этнических черт в коллективах, оставивших погребальные комплексы этого времени. Но именно во
  второй половине этого столетия мы фиксируем появление больших и богатых курганов в ярославских
  могильниках. Среди них погребения в камерах, как мужские, так и женские, а также парные (мужчина-
  скандинав и женщина финно-угорского происхождения).
    []
  Из 14-ти выявленных камерных
  и срубных захоронений Тимерева 10 - скандинавские (Sedyh 2000).
  . Специальное исследование показало, что при этом военная традиция и социальный
  состав населения Тимерева остаются в целом неизменными на протяжении всего Х - первой
  половины XI в. Несомненно, что ведущую роль в военной организации Тимерева играли скандинавы.
  При этом исследователями отмечаются параллели со Средней Швецией, Аландскими островами, в
  последних публикациях - с Данией и южной Норвегией.
  
  В материалах Тимерева представлен "прикамский комплекс", включающий в
  себя костяные орнаментированные копоушки, орнаментированный гребень с высокой спинкой,
  которая завершается зооморфными украшениями в виде стилизованных звериных головок,
  обращенных друг к другу, кресало с бронзовой ручкой в виде голов зверей, повернутых друг к другу,
  роговую рукоять Т-образной формы со сквозными отверстиями для шильев и своеобразную по форме
  и технологии изготовления прикамскую керамику - с круглым или округло-уплощенным дном, богато
  орнаментированную, изготовленную из глины с примесью толченой раковины (Рис. 14).
  Рассмотренные материалы с очевидностью свидетельствуют о миграции групп пермского населения
  Прикамья на территорию Ярославского Поволжья в эпоху раннего средневековья.
  
  
  О присутствии собственно славян на территории Ярославского Поволжья на основании
  керамического материала можно говорить лишь начиная с середины - второй половины X в. В
  материалах Тимеревского поселения, как и древнерусских селищ IX - начала XI в. на Северо-Востоке
  Руси, трудно выявить "славянский комплекс" материальной культуры.
  Многоэтничный состав населения Тимерева в IX-X в. отражает процесс освоения новых земель, на
  первых порах, очевидно, без участия в нем славянского населения. Тимерево - первое поселение в
  Волго-Клязьминском междуречье, основанное выходцами извне.
  На раннем этапе весьма заметна роль выходцев из
  Фенноскандии, принесших в регион, наряду с предметами быта, оружием и украшениями, элементы
  духовной культуры - курганный способ захоронения и предметы культа - глиняные лапы.
  
  Выделенные категории импортов
  свидетельствуют о прочных связях Тимерёвского центра со Скандинавией, Востоком и Византией.
  Время расцвета Тимерева - середина X века - совпадает с расцветом восточной торговли.
  Тимерёвское, Михайловское и Петровское поселения входили, наряду с Ладогой, Рюриковым
  городищем, Гнездовым и др., в единую систему торгово-ремесленных и военно-административных
  центров Восточной Европы эпохи раннего средневековья. Перечисленные памятники стоят в одном
  ряду с другими раннегородскими торгово-ремесленными центрами Балтийского региона, такими как
  Хедебю и Рибе в Ютландии, Каупанг в Норвегии, Павикен на Готланде, Хельё и Бирка в Швеции,
  Ральсвик, Любек, Менцлин и др. на южном побережье Балтийского моря, и были непосредственно с
  ними связаны.
  
  Концентрация крупнейших для IX века кладов арабского серебра, находок предметов быта, оружия и
  украшений импортного происхождения, большая площадь поселения, многоэтничный состав его
  населения позволяют сделать вывод, что Тимерево являлось ключевым торгово-ремесленным и
  военно-административным пунктом на Балтийско-Волжском пути. Начало функционирования
  Тимерева относится к третьей четверти IX века, о чем свидетельствуют клады, первые погребения
  могильника и ранние комплексы поселения.
  
    []
  http://medieval-europe-paris-2007.univ-par...fr/V.Sedykh.pdf
  
   Отмечу, что Тимиревскую керамику "изготовленную из глины с примесью толченой раковины" можно сравнить со "славяноидной" Вятско-Сурской керамикой. Да и жены русов были местные, возможно даже с Прикамья. На это указывает сходство украшений. Мною (и не только) была высказана гипотеза об отождествлении Прикамья 4-9 веков с легендарной родиной викингов Великой Свитьод. Во всяком случае, торговые и культурные связи Прикамья и Скандинавии существовали в те времена. Поэтому не мудрено, что появление на верхней Волге русо-варяжского княжества вызвало его тесные контакты с соседним Прикамьем.
  
  
   3.
  
   Есть генетическое подтверждение существования в прошлом на верхней Волге скандинаво-русского государства. Вот карта распространения типичной скандинавской гаплогруппы I2a2a (M253) (примерно 40% у шведов и норвежцев), пятно которой (от 11 до 15% от всего нынешнего населения) ясно видно от Владимира и Ярославля до восточной границы Вологодской обл.
  
    []
  
  
   Проводимые ген. исследования пока еще очень выборочны, поэтому результаты у разных ученых несколько расходятся, но наличие данного "пятна" признано всеми. На другой аналогичной карте (Балановского) можно заметить тренд перемещения носителей I2a2a (M253) (старая I1a) в южном направлении с сужением пятна как раз в районе устья Суры, - региона с артефактами "славяноидной керамики" и одного из предполагаемых мест жительства казаков Гази Бараджа.
  
    []
  
   Вот еще одна карта:
  
    []
  
   Есть также такие результаты:
   Архангельск 14,2%
   Красноборск (верх. С. Двины) 12,1%
   Вологда 11,6%
   Кострома 11,3%
   Унжа (восток Костромской обл.) 11,5
   Ивановская область 10,0%
   Вологодская область 17,0%
   Рязанская область 14,0% Татарстан 13,0% Мокша (запад Мордовии) 12,0 %
   Пензенская область 12,0%
   Тамбовская область 10,0%
   Из приведенных данных, возможно, просматривается продвижение носителей данной ГГ на юго-запад в сторону дассейна Дона (Хопра). К сожалению, на Вятке генетических исследований пока не проводилось, но судя по картам, процент M253 может быть достаточно высок. Высокий процент у татар может объясняться вхождением в этнос булгар, как непосредственно скандинавских русов, так и более поздним вливанием - через казаков Гази Бараджа. На территории Татарстана есть артефакты проживания тех и других. Довольно ясно об этом говорится и в Джагфар Тарихы.
  
  
   ПРИЛОЖЕНИЕ. Археология ранних викингов
  
   В VIII-IX столетиях Дорестад на Нижнем Рейне был центром общеевропейского значения, контролировавшим фактически всю рейнскую торговлю. Через него экспортировали в заморские страны стекло, изготовлявшиеся на Среднем Рейне франкские мечи (часто с маркой ULFBREHT) - престижное оружие скандинавской элиты эпохи викингов, столь популярное от Норвегии до Волги. Застройка северной части состояла из больших двучастных деревянных домов длиной до 30 метров и шириной в 7,5 метра, крытых соломой. - типичные древнегерманские длинные дома эпохи викингов, которые как тип жилища появились ещё в Эпоху Переселения Народов. В мастерских Дорестада изготовлялись великолепного качества фризские сукна; процветали и другие ремёсла: обработка янтаря, ювелирное дело, кузнечное ремесло, резьба по кости, бондарство, кораблестроение, кожевенное производство и т. д. Насколько масштабной была торгово-ремесленная деятельность в Дорестаде показывает находка двух составных роговых гребней фризско-скандинавского типа в наиболее древнем горизонте культурного слоя Земляного Городища Старой Ладоги. Как отмечает О.И.Давидан, 'находки целых серий гребней группы А2 во Фризии (в частности, в Дорестаде в слое последних десятилетий VIII - первой половины IX вв.) позволяют называть их для этого времени не чисто скандинавским, а фризско-скандинавским типом'.
   Датский город Хедебю. Земля в черте города была разделена на небольшие прямоугольные огороженные участки. Подобные вытянутые участки-парцеллы обнаружены в Старой Ладоге и датском Рибе. В Рибе на парцеллах располагались мастерские по изготовлению изделий из бронзы, янтаря и кости, в Старой Ладоге на длинном участке шириной 6-7 метров, ограниченном канавами, располагалась срубная двухкамерная постройка с открытым очагом в центре обнесённого обмазанными глиной брёвнами отапливаемого помещения размером 4,3 на 4,2 метра. Тем не менее, кровля этой постройки поддерживалась и на столбах. В самой Скандинавии постройки такого типа известны лишь с XI века. Имеющиеся археологические данные позволяют сделать вывод, что единообразные земельные участки в Хедебю, Рибе и Старой Ладоге были, вероятно, нарезаны конунгами или другими вождями поселений для селившихся там купцов и ремесленников.
   На каждом участке в Хедебю располагался, как правило, небольшой прямоугольный дом, типичный для крупных поселений южной Скандинавии, который представлял собою каркасно-столбовую мазанку. Впрочем, размеры построек здесь колеблются в широких пределах, от 3 на 3 до 17,5 на 7 метров. В центре жилой комнаты по древнескандинавскому обычаю был выложен каменный прямоугольный очаг, а около него у стен располагались широкие земляные платформы для обитателей жилища. Маленькая комната с окошком в торцевой стене использовалась, вероятно, как мастерская. В противоположной, большой торцевой комнате находилась печь сводчатой формы. В середине IX века Хедебю занимал площадь около 5 гектар; с запада к нему примыкал могильник, насчитывающий не менее 1000 ингумаций в гробах. Захоронения в гробах или, точнее, маленьких погребальных камерах для той эпохи - это типично датский обряд, в отличие, например, от свейских курганов с сожжениями, которые составляют большинство захоронений поля Хемланден в Бирке. К югу от главного могильника Хедебю раскопано небольшое изолированное кладбище, состоящее из 10 погребений в деревянных камерах. Они датируется второй половиной IX - началом Х века. Некоторые исследователи связывают появление этого обряда с завоеванием Хедебю свейским викингом Олавом, другие указывают на факты существования подобного обряда и в Дании (например, роскошное погребение с конём датского конунга Горма и его жены Тюры под курганом в Эллинге - Х век. Подобное погребение знатного скандинава в деревянной камере с двумя конями обнаружено в Старой Ладоге на правом берегу Волхова южнее урочища Плакун.
   В IX - X вв. Шведская Бирка, расположенная на маленьком островке Бьёрко (Берёзовом) на озере Меларен невдалеке от нынешнего Стокгольма, была крупнейшим торгово-ремесленным поселением свеев. Именно через Бирку шла львиная доля всех торговых операций Балтийско-Волжского водного пути. По нему с востока в Бирку текли дирхемы аббасидского Халифата. К середине ХХ столетия они были обнаружены в 92 погребениях Бирки. Что касается западноевропейских денег, то их удалось обнаружить лишь в тринадцати. С востока в Бирку поступали рабы (преимущественно славянского происхождения), мёд, воск, меха, шёлк, стекло, драгоценные камни, пряности. С юго-запада, то есть из фризского Дорестада, датского Хедебю, приходили франкские мечи, фризское сукно и кувшины, составные роговые гребни, стекло, вино, украшения франкского и фризского происхождения. Моржовая кость и китовая шкура для корабельных канатов поступали морским путём из Северной Норвегии и Бъёрмаланда.
   Овальные женские фибулы в погребениях - надёжный индикатор их скандинавской принадлежности. В континентальной Западной Европе всего 2 овальные фибулы найдены в Нормандии, которой скандинавы владели с 912 Скандинавские находки в России многочисленны. Например, известно по крайней мере 187 овальных фибул, гораздо больше, чем во всей Западной Европе. Эти фибулы были серийной ремесленной продукцией и потому фактически идентичны с фибулами Бирки. Однако основная масса овальных фибул, найденных в Восточной Европе, датируется уже Х столетием. Тем не менее, летом 1997 г. на Земляном Городище Старой Ладоги в слое конца IX - начала Х в. А.Н.Кирпичников обнаружил две редчайшие женские фибулы из латуни, которые имеют аналогии именно среди ранних изделий свейской Бирки. Находки этих фибул - археологический аргумент в пользу того, что основную массу скандинавских колонистов Старой Ладоги во второй половине IX в. составляли выходцы из центральной Швеции.
   Лучше всего в Бирке исследованы погребальные комплексы. Наиболее ранние захоронения относят к VIII в. Крупнейший могильник в Скандинавии - Хемланден - содержит 1600 погребений и расположен к северо-востоку от Чёрной земли - культурного слоя поселения. Здесь сосредоточено большинство кремаций под курганом, часто прах ссыпали в глиняную урну, на плечики которой надевали перевитую железную шейную гривну с 'молоточками Тора'. Этот типично свейский обряд (наличие перевитой железной гривны) широко представлен в погребениях Х в. в Гнёздово под Смоленском.
   Другое большое кладбище Бирки, насчитывающее 400 захоронений, лежит между Боргом и заливом, который в настоящее время делит островок на две части. Это слившиеся могильники Kvarnbacka и Borgshage, появившиеся в IX в. Здесь ведущим типом захоронения является сожжение в ладье. Подобный обряд представлен в большинстве погребений скандинавского курганного могильника Плакун в Старой Ладоге на правом берегу р.Волхов, хотя на Плакуне к тому же имеется скорее всего датское по обряду погребение пожилого мужчины в гробу, имеющее аналогии в Хедебю. Сожжение мёртвых и курганная насыпь - элементы древнего и очень широко распространённого скандинавского языческого обряда. Всего в Бирке около 2500 курганов с сожжениями.
   Между Боргом и Чёрной Землёй концентрируются погребения в деревянных камерах, которые также встречаются на краю Хемландена рядом с полукруглым валом, ограждавшем Бирку в Х столетии (всего 200 ингумаций). Могильник между Боргом и Чёрной Землёй содержит камерные погребения, совершавшиеся на протяжении всего времени существования Бирки. Одна из наиболее богатых камер (женское погребение ? 854, датируемое по дендродате 854 годом) содержит комплекс прекрасно сохранившихся вещей IX столетия. Среди них - ювелирные изделия: великолепная равноплечная фибула, скреплявшая накидку, фигурные подвески или накладки, изображающие стилизованных коней. Камерные погребения Бирки, расположенные у полукруглого вала на границе поселения, датируются уже Х в. В 20 погребениях с конями захоронены, вероятно, люди высокого социального положения. Характерен костюм погребённых, имеющий, вероятно, восточные (хазарские?) корни: 'стрелецкий' кафтан с нашитыми поперечными полосами на груди для прочности, широкие штаны до колен (как у русов?), меховая шапка - колпак с серебряными бубенцами. При этом типичное вооружение здесь - франкские мечи, импортированные со Среднего Рейна. Аналогии камерным погребениям Бирки известны на Готланде, в Дании и на Руси - в Старой Ладоге, Гнёздове, близ Чернигова и Киева, в Тимерово на Волге.
   Основным товаром, который поставляли скандинавские купцы, были рабы, и прежде всего рабыни. Их захватывали в славянских землях, в Прибалтике, покупали на многочисленных рынках. Именно эту категорию скандинавов-торговцев называли русами, и именно они дали название будущему государству славян в Восточной Европе - Руси.
   Древнейшие слои Ладоги датируются 753г. Этот год даёт дендрохронологический анализ бревна из мастерской кузнеца-универсала. Набор его инструментов прекрасно сохранился и ближайшая аналогия ему - находка на острове Готланд, правда, датированная временем на сто лет позже (!). На прямую связь с Биркой указывают другие древности шведского круга. Так, например, даже предметы импорта из фризского Дорестада, костяные гребни и фризские кувшины, указывают на Бирку как на промежуточный пункт, так как именно эти вещи находятся там в большом количестве. В тех же ранних слоях Ладоги VIII - IX вв. находят большое количество привозных стеклянных бус, импортируемых из стран арабского халифата. Тем же временем можно датировать начало появления в Северной Европе арабских дирхемов. Иными словами, во второй половине VIII в. Волжско-Балтийский путь уже функционировал. В эту эпоху арабы старались, и не без успеха, прорваться в Западную Европу. Уже была захвачена Испания, на Средиземном море Византия проигрывала бой за боем и теряла владения, сохранив лишь Южную Италию и острова в Эгейском море. В такой ситуации трансевропейская торговля с халифатом была сильно затруднена. Однако, в восточной Европе уже давно существовал путь через континент в Прикамье, на Волгу и южнее к Каспийскому морю. Характерно, что древнейшие находки Ладоги связаны именно с Прикамьем: это наборный пояс т.н. неволинского типа, обнаруженный в древнейшем захоронении в сопке могильника Победище. Вторая находка связана с работами экспедиции 1997 - 1998 г. под руководством Е.А.Рябинина на укреплении Любша севернее Ладоги на противоположном берегу Волхова. Это накладка на наборный пояс. Верхняя дата обеих вещей не переходит начало VIII в. Иными словами, перед нами следы того первого континентального контакта, который открыл шведам Бирки путь на Восток.
  
  
  
   Глава 4. Булгарские хроники о русах
  
   Джагфар Тарихы:
   "В 745 году Авару (хан Кара-Булгара в 727-750г.) представился случай применить оружие и внутри собственной страны против восставших балынцев (славяне верхнего Днепра и, в последующем, Волги). Восстание подняли урусы, недовольные возвышением анчийцев и размерами балтаварских налогов. Балынцы тут же поддержали этот мятеж, ободренные прибытием к ним ульчийцев (славян) с острова Артан (Прибалтика). Эти ульчийцы были изгнаны галиджийцами (галидж - залив; викинги - буквально - 'люди залива', то же, что и галиджийцы.), но для того, чтобы их боялись, называли себя галиджийцами. Они построили на большом озере крепость Галидж (на Ладоге) и возглавили бунт... Авар разбил урусов. Одна половина их предпочла подчиниться балтавару, но другая предпочла бегство. Некоторые беглецы ушли в Галидж, но большинство их переселилось на Шир (Дон), где получило название буртасов. В это время как раз умер Кук-Куян, и хазарским хаканом стал сын Айбата и приемный сын Кук-Куяна Барджиль(иудаист 745-759). Новый хакан весьма обрадовался смуте в Кара-Булгаре и не только не вернул беглецов, но и построил для них город Урус. Точно также и галиджийцы радушно встретили урусов и построили для них на своем озере другой город Урус. Разгневанный Авар послал своего старшего сына Тат-Утяка (хан в 750-787г.) на север, и тот разрушил Галидж и Урус до основания. Испуганные мятежники бежали еще дальше на север, но спустя некоторое время вернулись и возобновили свои поселения".
   Итак, урусы (русы, верхнее сословие восточных славян) подняли восстание против засилья авар (обры) на Днепре, но потерпели поражение, часть их бежала на север к родственным балтийским славянам, а часть поселилась на Дону в земле Хазар, где для них был построен город. О буртасах мы уже много писали. Северный город Урус, как полагалось ранее, Ст. Руса, но поселения ранее 10в. здесь не обнаружено, да, и далеко от Ладожского озера. Возле Ст. Ладоги (по дендрологии основана в 753г.) есть более древнее городище Любша (см. ниже), которое по данным археологии было заселено западными славянами, выходцами с побережья Балтики, которую в ДТ как раз называют Артаном. Такое название, на мой взгляд, связано с наименованием наиболее характерного для этого региона вывозимого товара - янтаря (перестановка 'артан-антар-янтарь'). Поэтому остров Артан - это, скорее всего, о. Рюген (Руян) с прилегающими славянскими областями на южной Балтике. Войны славян и соседних данов и германцев случались часто.
  
    []
   Немецкий сайт о них; фото, видео и рисунки городищ: http://slawenburgen.npage.de/
  
   "Автор XVI в. Герард Меркатор, располагавший наиболее полными данными по истории острова, прямо утверждал, что 'на острове том живали люди идолопоклонники, Рены (Раны) или Рутены именуемые Люты, - жестоки в бою, против христиан воевали жестоко'. Й. Хрбек напомнил о том, что жители Рюгена обозначены именем 'Rusci' под 969 г. в Магдебургских анналах. Именно с островом Рюгеном связал автор 'третью группу Руси'- 'Артанию'.
   Й. Хрбек согласился с преобладающим мнением, что первая группа - 'Куйяба' - это Киев, вторая- 'Славия'-Новгород, а третью - 'Артанию' - он отождествил с Рюгеном, главным городом которого являлась Аркона. Созвучие 'Артания' и 'Аркона' настолько очевидно, что автор, пожалуй, напрасно стремился сблизить их еще более. Зато историческую аргументацию он мог существенно усилить за счет как европейских источников, так и другого популярного сюжета арабской географической литературы - рассказов об острове русов, Оба сюжета восходят ко времени не позднее начала X в. и в известной степени перекликаются. Хрбек указал на совпадение характеристики третьей группы русов, не допускавших в свою землю иностранцев, с описанием нравов ранов-ругов у Гельмольда и других авторов. Определенные аналогии можно найти и в описании арабскими авторами 'острова русов'. В этой связи прежде всего следует обратить внимание на размеры острова (всего 'в три дня пути'), его болотистость, превосходство жрецов над царями, паразитирующее господство над соседними славянскими народами и т. д". - А. Г. Кузьмин http://rujan.jino-net.ru/article.php?id=4_1_3
   Гельмольд так описывает жителей острова Рюген: 'Дания в большей части своей состоит из островов, которые окружены со всех сторон омывающим их морем, так что данам нелегко обезопасить себя от нападений морских разбойников, потому что здесь имеется много мысов, весьма удобных для устройства славянами себе убежищ. Выходя отсюда тайком, они нападают из своих засад на неосторожных, ибо славяне весьма искусны в устройстве тайных нападений. Поэтому вплоть до недавнего времени этот разбойничий обычай был так у них распространен, что, совершенно пренебрегая выгодами земледелия, они свои всегда готовые к бою руки направляли на морские вылазки, единственную свою надежду, и все свои богатства полагая в кораблях'. http://www.vostlit.info/Texts/rus/Gelmold/framegel5.htm
   Итак, описание нравов руян напоминает описание русов у арабов. Западных балтийских славян можно отождествить с одной из разновидностей русов.
  
   "В середине VIII века по течению Волхова основываются два населенных пункта: Любшанская крепость на месте стоянки финно-угорских племён и, предположительно позже, в нескольких километрах от неё на другом берегу Волхова скандинавское поселение Ладога. В 760-х годах Ладога подвергается нападению, и её население вплоть до 830-х годов стало преимущественно славянским (предположительно кривичи). В конце 830-х Ладога сгорает и состав её населения сменяется снова. Теперь в ней четко прослеживается заметное присутствие скандинавской военной элиты (скандинавские мужские воинские захоронения, 'молоточки Тора' и т. д.)
   В 860-х годах по территории северо-запада России проходит волна войн и пожаров. Сгорают Ладога, Рюриково городище, Любшанская крепость (причем по наконечникам стрел, найденных в её стенах, осада и взятие Любши проводилось исключительно или преимущественно нескандинавским населением). После пожаров Любша исчезает навсегда, а население Ладоги становится почти исключительно скандинавским - теперь этот город мало отличается от шведских и датских городов того же периода.
   К середине IX века археологи относят возникновении Рюрикова городища, рядом с которым в 930-х годах появились три поселения (кривичи, словене и финно-угры), позднее слившихся в Великий Новгород. Характер поселения в Рюриковом городище позволяет отнести его к военно-административному центру с ярко выраженной скандинавской культурой в ранних слоях, причём не только воинской, но и бытовой (то есть жили семьями). Связь Рюрикова городищa с Ладогой прослеживается по характерным признакам бус, распространённых в обоих поселениях. Некоторые намёки на происхождение пришлого населения в Рюриковом городище даёт анализ гончарной керамики из ранних слоёв, соответствие которой находится на южном побережье Балтики.
   Археологические раскопки Киева подтверждают существование с VI-VIII веков ряда маленьких обособленных поселений на месте будущей столицы Руси. Градообразующий признак - оборонительные укрепления - заметны с VIII века, хотя датировка времени постройки укреплений остаётся неясной. Археологические следы начинают свидетельствовать о центральной роли города только с X века, и с того же времени определяется заметное присутствие скандинавов.
   Начиная со 2-й половины IX века Русь покрывается сетью городов (городище в Гнёздово под Смоленском, Сарское городище под Ростовом, Тимерево под Ярославлем), где чётко прослеживается присутствие скандинавской военной элиты. Эти поселения обслуживали торговые потоки с Востоком, в то же время служили центрами колонизации среди местных племён. В некоторых городах (Смоленск, Ростов), упомянутых в древнерусских летописях как племенные центры IX века, культурные городские слои старше XI века не обнаружены, хотя отмечены мелкие поселения".
   http://www.rus-turism.ru/history-1-3.html
  
   О хронике Любшанского городища с http://chernov-trezin.narod.ru/Ladoga3.htm
   III или IV вв. В эпоху раннего железа стоянка (или капище) финно-угорских рыболовов (50 % рыбьих останков - осетровые). Любшанский мыс - последняя возвышенность устья Волхова. В слое посоховидные булавки и серповидные ножи римско-скифского времени.
   Конец VII или начало VIII вв. Острог с обваловкой. Частичная перепланировка стоянки рыболовов: кострище перенесено на новое место. В слое костяные дротики, рыболовные крючки. Балто-Камский торговый путь. В слое пряжка и наконечник прикамского пояса.
   Конец VII - до 750 г. Приход на Любшу словен с берегов Южной Балтики. Финский острог сожжен. Ритуальная запашка площадки и строительство каменно-земляной крепости с двумя подпорными стенами. (Аналоги в Подунавье.) Кострище перекрыто тонким слоем песка.
   753 г. - начало Ладоги (Альдейгьи). На Земляном городище кузнечно-ювелирная мастерская вендельцев, выходцев, предположительно, с Готланда. Ок. 760 г. Гибель вендельской мастерской в пожаре. Рядом с мастерской клад из двух дюжин кузнечно-ювелирных и слесарных инструментов, фигурка Одина, два кресала - скандинавское и славянское. Конец вендельской Ладоги. С 780-х - до второй половины 830-х. Стеклодельня ладожан на Земляном городище, работающая на привозном сырье (по арабской технологии). Глазчатые бусы - платежный эквивалент (ладожские деньги).
   Любша. Железноделательное, кузнечное и ювелирное производство. В слое серебряное серповидное височное кольцо (аналоги на Дунае) и ажурная (серебро, скань) подвеска (по типу великоморавских), заготовки ладейных заклепок и трапецевидных подвесок, ювелирный пинцет, волочильня, литейные формы и слитки серебра, янтарная 'кобылка' (подставка под струны) от европейской лиры. Бусы голубого и фиолетового стекла. Отсутствуют бусы ладожской стеклодельни (глазчатые и бисер). Любшанцы не участвуют в ладожском товарообмене.
   Ок. 840 г. Варяжская оккупация Приладожья (859 г. по Нестору). Штурм Любшанской крепости варягами. На валу с напольной стороны в линзе золы скандинавская стальная шиловидная стрела (для пробивания кольчуги). Иных следов находников на Любше нет. Еще две шиловидных стрелы найдены в жилом слое, но они могут быть стрелами любшанских дружинников.
   840-е или 850-е. Крепость Любша отстроена после изгнания варягов. Новый ее штурм (ок. 865 г.?). На валу вдоль Волхова два десятка стрел местных типов.
   Ок. 865 г. Период смуты после "изгнания варягов". Пожар на Земляном городище. (Место будет пустовать до закладки тут в 894 г. княжеских палат.) Уровень Ладожского озера продолжает понижаться. Озеро отступает к северу. Устройство гавани в устье обмелевшей Любши, а также наблюдение за акваторией и контроль устья Волхова уже невозможны. Любшанская крепость утрачивает свое стратегическое значение, ее не восстанавливают ни Рюрик, ни Олег. В жилом слое отсутствует гончарная керамика, появившаяся в Поволховье ок. 930 г. Конец цитаты.
  
   Отмечается сходство укреплений Любши
    []
   с западнославянскими городами той поры (в частности, на среднем Дунае в Австрии):
    []
   (взято с http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=962, там же много других фото с Ладоги)
  
   Раскопки на Любше начались в конце 1990-х, уже после выхода ДТ. До того о принадлежности городища и времени его основания ничего не было известно. Из этого факта можно видеть полное подтверждение сообщения ДТ о прибытии воинственных балтийских славян в первой пол. 8в. на берега Ладоги. Городище Любша не рядовое, считается первым славянским на русском севере. Поэтому оно отмечено в ДТ. Славянская Любша отличается археологически от соседней Ст.Ладоги.
  
   Пожар Любшанского первоначального поселения связывают с вытеснением живших здесь до славян финноугров. После него Любша была отстроена каменными укреплениями. Вскоре в 2,5 км выше по реке появляется Староладожское поселение, и какое-то время (примерно до 760г.) два городка с разными культурами мирно сосуществовали.
  
   Радиоуглеродная хронология деревьев на валах каменно-земляной крепости Любши выделяет три периода строительства укреплений:
   1. 716----742г. (вероятно 730г.)
   2. 774-----822г. (вероятно 780г.)
   3. 838-----868 г. (вероятно 840г.)
  
   Сопоставляя данные археологии и сообщения булгарских хроник, можно нарисовать такую, несколько непривычную картину событий 8в. Примерно в 730-х годах в устье Волхова прибыли балтийские славяне и построили свою крепость на месте старого укрепленного поселения финноугров. В 745г. произошло восстание урусов на Днепре, часть их после поражения бежала на Волхов, где вблизи Любшанской крепости ими был построен городок Урус (в последствии получивший скандинавское название Ладога). В 760г. оба поселения подверглись погрому. При этом, население Уруса-Ладоги исчезло навсегда. Любшане, видимо, успели бежать, и спустя примерно 20 лет вернулись и отстроили свой городок. Одновременно Ладогу заселяют новые обитатели, славяне смешанного состава, отношения их с любшанами были нейтральные. О раскопках в Ст. Ладоге на раннем поселении:
   "Земляное городище занимало площадь размером 150х150 метров. С трех сторон оно защищалось рвом и земляным валом, а с четвертой примыкало к крутому берегу Волхова. По гребню земляного вала и по краю обрывистого берега был поставлен частокол из толстых дубовых бревен; позднее (в 9в.) он был заменен деревянными срубами, заполненными землей и камнями. Срубы примыкали один к другому впритык и составляли сплошную стену обороны.
   В самом основании на земляном городище открыты остатки обширных бревенчатых жилых домов площадью 80-100 кв. метров. В центре такого жилища находилась печь-каменка или просто открытый очаг, обложенный плитами. По бокам, вдоль стен располагались нары для спанья. Потолков дома не имели: сверху была лишь кровля из тяжелых плах, поверх которых настилалась древесная кора и набрасывалась земля. Жилища отапливались по-черному. Роль дымоходных отверстий выполняли окна. Тяжелая дверь на деревянном подпятнике закрывала вход. Снаружи около жилища ставилась пристройка, которая служила сенями и кладовой. Около жилых домов были стойла для скота и другие хозяйственные постройки. Между ними настилались мостки.
   Внутри жилищ и вокруг них найдено большое количество предметов хозяйственного обихода, которые ярко характеризуют быт славян и уровень их культуры: глиняные горшки и их обломки, железные ножи, топоры, костяные иглы и проколки, деревянные резные ковши, ложки, бочки, корыта, веревки, остатки кожи и кожаной обуви. Из предметов украшения собраны различные бусы, подвески, застежки и пр. Часто попадаются и остатки тканей, изготовленных из шерсти и льна, детали ткацких станков и т.д. Обнаруженные при раскопках вещи и их местонахождение позволяют отнести остатки жилых домов нижнего горизонта земляного городища к VII-VIII векам. Исследователи справедливо считают их жилищами патриархальных семей. Это были те же патриархальные семьи, которые оставили нам высокие сопки". http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_340.htm
   Кузьмин С.Л. в "Пожары и катастрофы в Ладоге" пишет http://oldladoga.nw.ru/content/library/paper_15.htm:
   "Первое стабильное поселение на площадке Земляного городища связано с выходцами из Северной Европы. В их числе могло оказаться и, вероятно, было какое-то число аборигенов или выходцев из более южных районов Восточной Европы, но их роль явно не доминирующая. К этому этапу жизни относятся не менее 4 'больших' домов каркасно-столбовой конструкции с очагом в центре и кузнечно-ювелирная мастерская (I ярус). Пешеходные мостки, связывающие мастерскую с одним из жилищ показывают, что кузня принадлежала именно этим людям, а не мифическим сезонным бродячим ремесленникам. Время появления норманнов в низовьях Волхова и создание одной из их общин своего поселка (полукольцевая или кольцевая застройка, наличие в составе коллектива женщин) корректно определить как 'до 753 года'. Древнейшая порубочная дата фиксирует лишь один из этапов его жизни - строительство кузни. Где-то во второй половине 760х гг. колония прекратила существование. Сокрытие набора инструментов и вотивного изображения Одина говорит об экстраординарном характере этого события. Его следует считать первой катастрофой в истории Ладоги VIII-X вв. и связана она с притоком нового населения или захватом в Нижнем Поволховье господствующего положения носителями восточноверопейских культурных традиций, с наибольшей долей вероятности славянами.
   С 770х и вплоть до 830х гг. (II-IV яруса) на поселении наблюдается стабильность и его рост, подтвержденные материалами планиграфии и домостроительства. Наблюдается преемственность в развитии вещевого комплекса, который помимо ювелирных традиций лесной зоны Восточной Европы, демонстрирующих вкусы 'ладожанок' той поры, пополняется эклектичным по происхождению комплексом предметов (бусы, гребни, оружие, восточное серебро, ножи IV группы по Р.С. Минасяну и т.д.). Вместе с набором лепной посуды они составят основу явления, именуемого 'культурой сопок', хотя ныне этот термин представляется уже не вполне удачным. Это отличное и от Скандинавии, и от прежних традиций Северо-Запада новообразование может рассматриваться как основа дальнейшего формирования древнерусской культуры в ее северном варианте. Оно зародилось в Поволховье в течение жизни 2-3 поколений и затем началось его дальнейшее распространение, маркирующее местами славянскую (словенскую) колонизацию.
   Именно в эту эпоху Ладога прочно втягивается в восточную торговлю. Размеры поселения по-прежнему невелики, но вероятен наплыв сезонного населения, для прокорма которого могли предназначаться хранилища зерна, фиксируемые в северной части раскопа В.И. Равдоникаса. Около 840 г. мирная жизнь поселения нарушена, и оно гибнет в пожаре, причем обжитое место на участке Рябинина превращается в пустырь, а стеклодельное производство не восстанавливается.
   Спецификой застройки V яруса (ок. 840 - ок. 865 гг.) стало появление в северной части раскопа В.И Равдоникаса 'большого' дома каркасно-столбовой конструкции с очагом на центральной оси, выделяющегося размерами и расположением. С этим сооружением связана находка палочки с руническим текстом. Строятся еще два больших дома, отличные по ориентации от упомянутого выше. В своей конструкции и интерьере они сочетают североевропейскую и восточноевропейскую традиции. С ними связаны 'малые' срубные дома с печью-каменкой в углу. Можно уверенно сказать, что какая-то часть населения, как мужского (судя по домостроительству), так и женского (судя по украшениям), осталась на поселении, но его социальный статус переменился. Следует заметить, что в отложениях, сформировавшихся за время существования застройки V яруса, предметы однозначно связанные со скандинавами составляют специфический набор (шашки, фрагменты обкладки игральной доски, культовые предметы). Это элементы мужской субкультуры, женские украшения отсутствуют. Ассортимент бус беднее. Но самым любопытным фактом является высокая концентрация деревянных игрушечных мечей.
   Между 863 и 871 годами (около 865) поселение вновь подвергается тотальному разгрому, сопровождавшемуся мощнейшим пожаром. В его военном характере не приходится сомневаться. В соответствующем (предматериковом) слое на раскопе А.Н. Кирпичникова, в обводной канавке обнаружены обгорелые останки женщины и ребенка. Видимо, поселению пришлось вновь поменять не только хозяев, но и подавляющую массу обитателей. После этого пожара никакой преемственности в застройке не наблюдается. Вызывает удивление несоответствие достаточно мощного слоя горизонта Е1 и чрезвычайно слабой плотности застройки. Оно еще ждет своего разрешения. Складывается ощущение, что от застройки VI и VII ярусов сохранились только мозаичные пятна. Одно из них, наиболее выразительное, в южной части раскопа представлено кузницей, перекрытой сложным жилищно-хозяйственным комплексом, основой которого служит сруб с печью-каменкой в углу. Около 894 года на участке распопа Е.А. Рябинина возводится крупногабаритное, вероятно, двухэтажное сооружение, вполне претендующее на роль хором. Вещевой комплекс содержит серию изделий североевропейского облика (в том числе предметов женского костюма). С этим же слоем связана трапециевидная подвеска типа смоленских длинных курганов...
   (Далее его реконструкция) Около 840 г., в момент пика экспансии викингов на Западе, свеи захватывают Ладогу, превращая ее в базу для походов за данью к 'племенам' Верхней Руси. Одновременно, они получают выход для военно-торговых поездок на Арабский Восток, выступая там под именем 'русов'. Данный эпизод отразился как 'дань варягам из-за моря' в 'Повести временных лет', сведениях о насилиях 'русов' над 'сакалиба' (не только славяне, но и другие северные народы) восточных географов и, главное, в эпической памяти свеев. Об этом красноречиво свидетельствует речь Торгнюра на тинге в Упсале ('Сага об Олаве Святом' 'Круга земного'), произнесенная около 1018 г. Знатный швед, ссылаясь на своего деда, помнившего конунга свеев Эйрика (ум. около 871 г.), сообщал о его ежегодных походах на восток в молодости и подчинении ряда областей Балтики.
   Вполне вероятно, что Эйрику (а, может Эйрикам, т,е. и его дяде), использовавшему нарастающее движение викингов, удалось на время создать 'державу свеев', одновременно 'выпустив пар' в самой Швеции. Конечно, как и другие варварские державы, к коим стоит причислить Русь до Владимира или государство Кнута Могучего, она была лоскутна и эфемерна, а зависимость ограничивалась выплатами дани и поставками вспомогательных вооруженных отрядов. Ладога середины IX в. хорошо вписывается в такую картину. Наличие сменного воинского контингента (даньщики), местные наложницы и 'обсуживающий персонал', дети как следствие этих отношений - все это, проглядывает через ранние сведения об 'острове русов' и замечательно иллюстрируется материалами V яруса.
   Созданием 'державы Эйрика' и монополизацией свеями восточной торговли можно объяснить блокаду Бирки в 851-852 гг. датчанами, становившимися естественными союзниками словен, чуди, кривичей и мери. Изгнание 'варягов из-за моря' нашло свое археологическое проявление в сожжении Ладоги около 865 г., а приход датского конунга Рерика-Рюрика - в скандинавских материалах горизонта Е1.
   Внешнеполитические успехи Олега отразились на переориентации связей. Для многих центров ранней Руси именно на рубеже 1й и 2й четверти X в. наступает пора расцвета, что отражено в Ладоге формированием плотной застройки горизонта Д и на участке Варяжской улицы. Не исключено, что пожар середины X в. (около 950 г.) связан с походом на север княгини Ольги (в ПВЛ под 947 г.). Такие же следы пожаров отмечены и в других центрах Новгородской земли. И так же как в Ладоге, катастрофы не вели к упадку этих центров, что свидетельствует об устойчивости заинтересованных в их существовании социальных групп и организаций".
   Конец цитат.
  
   Итак, Ладога по Кузьмину заселялась новым населением примерно в 750 (русы?), 770 (словены?), 840 (шведы и словены?) и 865 (даны?) годах. Первоначальное население Ладоги (750-760г.) требует детального изучения. Пока можно лишь сказать, что однозначно скандинавским или каким-то иным его не назовешь, культура смешанная, на мой взгляд, вполне подходящая для древних русов, имевших тесные связи и с западом и с востоком. Важная отличительная особенность - большие дома - характерна не только для скандов, но и германцев вообще, включая черняховцев и именьковцев.
   В. Седов. Славяне. "Особый тип наземных строений составляют так называемые 'большие дома' площадью от 60 до 120 кв. м. Они членились на жилую часть с одним или несколькими очагами и неотапливаемую, предназначенную для хозяйственных целей. По планировке и конструкции эти Черняховские постройки сходны с древнегерманскими домами, хорошо известными по материалам Северной Европы, откуда они и были привнесены в черняховский ареал. В 'больших домах' проживали патриархальные семьи, а некоторые из них предназначались для общественных собраний. На территории черняховской культуры исследовано несколько таких строений, располагавшихся, как правило, по одному на поселении в окружении обычных жилищ". На Старомайнском (именьковском) городище раскопан похожий дом размерами 22 на 5м.
   У викингов дома были исключительно "длинные", многосекционные, а жилище на земляном городище почти квадратное. Подобные дома обнаружены на Вятке, правда, датированы более ранним временем.
   Славянское домостроительство VI-VII вв. В области расселения славян выделяются две зоны. Для территории, включающей бассейны Вислы и Одера, а также для Мекленбурга и Бранденбурга характерны наземные бревенчатые дома. В более южных районах славянского ареала господствовали квадратные в плане полуземляночные жилища с печью в одном из углов. В некоторых регионах оба типа жилищ сосуществовали. К таким районам принадлежат Малая Польша; Моравия и отчасти Припятское Полесье.
    []
   Границы двух зон славянского домостроительства. В эпоху великого переселения народов в 4-5в. ранние славяне, которых ныне отождествляют с Киевской культурой 2-5в., стали расселяться на запад до берегов Одера и даже местами до низовий Эльбы. В этом пограничном регионе возникла система городов-крепостей: Аркона, Ральсвик, Старигард, Велиград, Любич, Щецин, Волин, Колобжег, Любшаны (на карте под номером 18). В последствии западные славяне подвергались давлению со стороны германцев, часть отступила, часть была ассимилирована ими. Поэтому первые славяне могли прибыть на Ладогу из этого германо-славянского пограничья.
  
   В ДТ сообщение о вытеснении именьковцев-мурдасов из Поволжья стоит после приведенного отрывка (без даты). Но археологически это событие датируется началом 8в. В это же время появляется Волынцевская культура на Днепре. То есть, можно предположить, что правящее сословие мурдасов - урусы - перебралось к Днепровским славянам и через некоторое время подняло восстание против авар-булгар. После его поражения часть их бежала на север в Ладогу. Основная же масса русов обосновалась в пределах Хазарии. Примерно в 760г. произошел карательный набег Тат Утяка на Ладогу, но ее население постепенно восстановилось. Не ясна принадлежность его к какой-либо власти в период с 780 по 815г.
   Рассмотрим дальнейшие события по ДТ:
  
   "В 816 году отряд Будима, действуя по приказу балтавара (правитель Кара-Булгарии в Приднепровье), овладел галиджийской областью. Балтавар был так доволен этим, что назначил бояра тарханом покоренного Балына (северной Руси). Будим восстановил Галидж и Урус (строительство новых укреплений в этот период не отмечается, вероятно, под восстановлением нужно понимать налаживание мирной жизни) и с разрешения Айдара... построил Шамлын, Джир и Мен (Смоленск, Ростов и Минск). Мен был назван так потому, что здесь собиралась тысяча балынских ульчийцев-воинов для обеспечения 'джиенных поездок Будима по его наместничеству, а свое тарханство он именовал 'Ак Урус' - для отличия от урусской области в Кара-Булгаре. Такие же тысячи собирались в Галидже, Шамлыне и Джире. И этих воинов называли 'ак уруслар' или 'уруслар', ибо они служили урусскому бояру... При этом Будим, не доверяя балынцам, нанял тысячу анатышских альманцев (датчан) и пять тысяч байлакских ульчийцев (польских славян) из племени кулбак. Кулбаков он держал подле себя, а для анатышцев построил крепость Калган на реке Кара-Тун" (Колывань на Зап. Двина).
   - Булгарский правитель, действуя через анчийца Будима овладел (относительно мирно) стратегическими городами в районе Ладоги. Для этого он, возможно, привлек на службу уже живших здесь колбягов (цифры могут быть преувеличены). Будим был анчийцем: 'Анчийцы являются смесью ульчийцев с некоторыми родами урусов и булгар (ердим, сэбэр, бакиль, агачир, барын').
   "Уже в 832 году (каган хазар) Урус стал настолько силен, что смог подкупом склонить галиджийских садумцев и ульчийцев (Ладожских скандинавов и славян) на свою службу. Неверные восстали и провозгласили прибывшего к ним с деньгами сына Уруса Чинавыза хазарским наместником Галиджа. При этом мятежники беспощадно вырезали значительную часть кулбаков и урусов, а уцелевшие бежали вместе с Будимом в Башту" (Киев).
  
   - Описан переворот в Ладоге скандов и славян против Водима и колбягов. В Никоновской лет.: 'Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго и иных многих изби Новгородцев советников его'. Радиоуглеродный метод дает очень близкий интервал следующего обновления укреплений Любши: 838-868 гг. То есть смута случилась до 838г. Колбяги - точно сказано - с территории Польши, скорее всего, с балтийского побережья. Там же и Колывань. С 832г. в Ладоге установилась власть викингов-варягов со своим конунгом-каганом.
   "В том же году отряд галиджийцев во главе с Халибом прошел по Идели и погромил Болгарское бекство, а затем, по приказу Уруса, произвел опустошительное нападение на Тимер-Кабак (Дагестан) и Азербайджан".
   - Хазары наняли русов для войны со своими врагами - Волжскими булгарами и арабами. После этого в 839г. появляется Бертинское сообщение о послах кагана Рос, возвращавшихся из Византии на родину обходным западным путем, минуя области булгар. Халиб (или Ас-Халиб) - это Аскольд (Hoskuldur в сагах). Фадлан сообщает, что некий царь Аскал был женат на дочери царя славян и булгар Алмуша. После смерти Авара в Кара-Булгарии правил его сын Тат Утяк. Его дочь от жены из рода русов, была выдана за хазарского хакана и родила сына - Уруса.
  
   "Сын Будима Ас совершил (в 840г.) поход на Галидж и вновь подчинил его Айдару (правителю Кара-Булгарии). При этом не было никакого кровопролития, ибо Чинавыз бежал, а оставшийся за него Халиб предпочел покориться без боя. Добрый Ас никого не наказал, и обрадованный Халиб объявил себя его братом и взял себе его имя (Ас-Халиб). Только Джир (Ростовская земля) отказался подчиниться Кара-Булгару, и Асу пришлось взять его приступом. У этого города находится холм, насыпанный Асом на могиле своих воинов, и называется он Урустау".
   - В честь взятия Джира Ас получил имя Дир. Город Джир - это, скорее всего, Сарское городище. Имя Джир близко к названию Сара: Сар - Чар - Джир. В самом слове "джир(а)" просматривается схожесть с арабским словом "джазира" - остров (русов). Тимиревское городище - крупный центр Волжских русов-скандов - по археологии основано позже, в 850-875г.
  
   "Когда весть о гибели всемогущего Ильяса (соправителя кагана хазар, убитого буртасом Худ-дадом) дошла до Башту, то тайный слуга хакана Ас-Халиб тут же убил Джир-Аса вместе со старшим сыном, лживо выдав их за сторонников бека и тайных мусульман. Вслед за этим мечеть 'Эль-Бейда' на холме Джок и ханака Микаиля подверглись разгрому, а мулла угодил в темницу и ожидал там неминуемой расправы от рук распоясавшегося Ас-Халиба. У этого убийцы, принявшего (из желания понравиться балынцам) имя Мышдаулы (Мстислав), было три сына... Получив от хакана в обмен на изъявление покорности ему титул урусского бека и обещание передать под его управление все завоеванные у соседей области, Ас-Халиб задумал захватить для своих детей Булгар и Кара-Булгар... В том же 870 году он послал своего сына Булата, сидевшего в Галидже, в набег на Булгар, и тому удалось захватить Джир. Однако наместник Булата - садумский бий Эрек - сразу же после отъезда галиджийского наместника прислал послов к Джилки и предложил ему оставить за ним Джир в обмен на его службу кану и дань в невоенные годы. Габдулла весьма обрадовался".
   В 881 году (Эрек) взял эту балынскую область (Галидж). При этом к нему в плен попал сын Ас-Халиба Булат'.
   - Скандинавский ярл Эрек стал правителем Джира в 870г. Он предпочел иметь добрые отношения с Волжскими булгарами. Захватить Ладогу ему удалось не сразу. Маневрируя между булгарами и хазарами, выжидая, пока они воюя друг с дугом, ослабнут, он полагал со временем стать самостоятельным правителем.
   В 882 году на Башту двинулся из Галиджа сын Эрека Салахби (Олег)... совместно с булгарами, которым удалось изгнать сидевшего в булгарской ставке Полтава прохазарского правителя Лачина (своего родственника). Вместо него в Киеве посадили его сына Угыра (Игорь Старый).
   "При Лачыне Урусское бекство подчинялось ему, поэтому Алмыш двинулся к Башту с намерением принудить Ас-Халиба подчиниться ему. У города он соединился с подошедшим чуть раньше Салахби и вначале договорился с ним, что он будет княжить в городе в качестве данника балтавара. Но потом Джун посоветовал им, чтобы Салахби сел в Башту в качестве соправителя сына Лачына Угыра, и по размышлении бии согласились с анчийским головой. Салахби, показав баштуй-ским боярам бека Угыра Лачыни, объявил им о своем желании сесть на урусское княжение в качестве везира бека и предупредил, что в случае их противодействия, будет убит Булат и предпринят жестокий булгарский приступ. Бояры согласились заключить договор с Салахби, опасаясь мести за погром мусульман... .
   Однако Ас-Халиб отказался подчиниться решению бояров, и тогда они привели его к Салахби силой. Когда тот приблизился к нему, то внезапно и с криком: 'Проклятый раб - ты изменил своему господину и должен умереть!' - обнажил свой меч и хотел за-рубить им Салахби. Но Джун был начеку и убил Ас-Халиба копьем, которое вы-хватил у стоявшего рядом анчийца, а Алабуга зарубил Булата, поспешившего на помощь отцу. Последний сын Ас-Халиба Хот, узнав о кончине отца и брата, тайно бежал из Башту к хакану...
   Салахби вошел вместе с Джуном и Угыром в Башту и в качестве первой дани Алмышу выдал балтавару имущество яхудских купцов (евреев). Джун, ставший первым бояром и головой всех анчийцев... Довольные исходом дела, Алмыш вернулся в Хорысдан (ставка Полтава), а Алабуга - в Болгар (на Волге).
  
   - Из данного текста проступает нарастающее силовое влияние Волжских русов-скандов, поначалу бывших данниками хазар и булгар, а к концу 9в. захвативших Ладогу и Киев. В результате чего правителям Кара-Булгарии вскоре пришлось покинуть ее и в Приднепровье появилась Киевская Русь.
  
   'Но радость Алмыша была недолгой. В 885 году хакан тайно уговорил Арбата свергнуть отца, обещая за это его трон и прекращение войны. Каубуйские и моджарские бии, выдержавшие основную тяжесть этой войны и с недовольством вос-принявшие новый налог балтавара с язычников - джизью, поддержали Арбата и по его сигналу выбили Джафара (Алмуша) из Хорысдана в Караджар (Чернигов). Но и здесь Алмыш не обрел покоя, ибо Арбат двинулся за ним, и оробевший анчий-ский голова стал умолять балтавара покинуть город для предотвращения враже-ского приступа. Видя, что на этот раз в Караджаре отсидеться не удастся, Джафар со своими барынами отправился к верному Салахби в Башту и был торжественно встречен им. В отведенном ему квартале города Алмыш выстроил собственный двор, затмивший все остальные своей роскошью. Баштуйские булгары и анчийцы по-прежнему считали его балтаваром и судились у него, а балынцы и садумцы - у Салахби'.
   - Хазары в 894г. затеяли войну с баджанаками-печенегами и те после поражения двинулись на запад.
   'На своем пути Иллак ожесточенно громил все области хазар, считая их виновниками своего несчастья. Арбата тогда не было в Кара-Булгаре, ибо он, по приказу Арслана, воевал на стороне Рума против Бурджанского царства...
   Оставшиеся без мужчин кочевья моджар (венгров Ателькузы) были совершенно разгромлены баджанаками, не знавшими жалости к своим закоренелым врагам. После этого Кара-Булгар объял настоящий ужас. Каубуйцы бежали со своими семьями в Хазарию и были размещены на реке Куба(нь), а 5 тысяч барынов (барынд-жары-берендеи) пришли к Башту и попросили Алмыша проводить их в Булгар. Алмыша тяготила бездельная жизнь в Башту, и он решил не упускать последней, быть может, возможности стать правителем - хотя бы и в далеком северном Булгаре (на Волге)'.
   'Пройдя по берегу этой реки (Оки) до города Кан-Мурдаса (Муром), балтавар хо-тел отсюда пойти сразу в Болгар, да призадумался, и по размышлении предпочел послать вначале гонца. Мурдасы, желавшие скорейшего ухода страшных для них булгар, быстро доставили гонца на корабле в Болгар. Бат-Угыр обрадовался появ-лению старшего брата и, решив использовать его против Марджана, велел ему по-селиться на Дяу-Шире' (Юго-восточная граница Булгарии).
   'В 911 году сын Ас-Халиба - верный хазарам Худ - захватил Башту и освободил содержавшегося там под стражей сына Лачына Угыра. Салахби, верный Булгару, едва ушел в Джир...
   После варварского набега (в 912г.) на исламские области Худ вернулся в Итиль, но здесь подвергся внезапному нападению огузов и бежал вверх по Идели...
   Худ Анатыш (датчанин) был очень самоуверен, ибо имел 5 тысяч отлично вооруженных воинов, но у Болгара его уже поджидал Салахби со своими кораблями. Только одному кораблю Худа удалось прорваться в Джир (эти сканды вместе с местными русами отправились с добычей обходным северным путем на родину в Скандинавию) - остальные были либо потоплены, либо причалили к берегу...
   Всего на, берег сошло с 3 тысячи садумцев (скандов) и галиджийских балынцев (ладожских славян), и нашим пришлось немало повозиться, прежде чем все враги были растоптаны, а шею раненого Худа захлестнул аркан Бырака. Алмыш выдал Худа бершудскому беку, и Бырак повесил его на дереве возле своей ставки на реке Дяу-Шир...
   Покончив у Болгара с врагом, Салахби тут же при помощи анчийцев овладел Башту и взял в жены анатышку - вдову Худа...
   Арслан с помощью хинских баджанаков (Саркелских хазарских печенегов) выбил Рыштау из Хорысдана и поставил во главе бейлика Кара-Булгар Угыра. Но Салах-би тут же двинулся к Хорысдану с частью прибежавших к нему каубуйцев и вы-бил Угыра вон. Тогда тот устроил себе новую ставку - восточнее Хорысдана - и назвал ее Хурса (Курск). Здесь же, в кара-булгарском батавыле Хорысдан, Салах-би сыграл свадьбу с Ульджай (княгиня Ольга, вдова датчанина Худа)...
   В 922г. буртасское и куманское войско Хазарии восстало, свергло Арслана и поставило на место бека его сына Моджара. Выбрав момент, когда Арслан послал верного ему Угыра Лачыни с карачаевцами, кашэками и сакланами против Салах-би, Моджар поднял мятеж и овладел Итилем. Угыр отобрал Башту у Салахби, и тот бежал в Джир (на Волгу), но Арслан потерял власть и бежал в Самандар (Сев. Кавказ)... Самандарцы решили спасти бека, и ко-гда к городу подошли хазарские куманы, оказали упорное сопротивление. Куманы все же взяли город и убили Арслана... Угыр, став господином Башту (Киевский князь Игорь), первым делом женился на попавшейся в плен Ульджай (видимо, Ольга была очень знатного скандинавского рода). Узнав о свержении своего господина и благодетеля Арслана, он сильно осерчал и объявил себя независимым урусским беком. Когда Моджар прислал к нему чиновников, он заявил им: 'Отныне я, подобно ак-булгарам, буду выплачи-вать хазарским бекам дань только за охрану нашей границы, и не более того'. А в Болгар Угыр прислал своих послов с такими речами к Алмыщу: 'Я слышал, брат, что ты мучаешь приверженцев нашей старой булгарской веры, к которым отношусь и я. Поберегись же, ибо я уже стал самостоятельным урусским беком и в состоянии помочь своим единоверцам!'
   А надо сказать, что после разгрома хазар у Сульчи Бырак вместе с Марджаном овладел городом Кан-Мурдасом (Муром), и наши стали собирать дань со всей облас-ти между Джиром и рекой Ака (междуречье Оки и Клязьмы). А в этой области бы-ло очень много пчел, и ее поэтому называли Кортджак (Пчелиная). Сбор дани осуществлял потомок болгарского бека Мара купец Саин. Анчийские субаши, по-лучившие в Булгаре право платить государству лишь строго определенный и уме-ренный налог за свое занятие корабельным делом, сделали Саину несколько судов, и он плавал на них в Кортджак из Болгара'.
   - Область к югу от Джира (Русского каганата) и к северу от нижней Оки называлась Кортджак, что очень напоминает название Хыфджак в 'Худуд'. Алмыш задумал поход против Хазар, но Салахби неожиданно умер от удара копыта своего коня.
  
   'Часть садумцев, нанятая Салахби, отправилась вскоре после похорон по Айха-юлы в свою землю, и готовившийся поход не состоялся... Другая часть садумцев отправилась в Джир вместе с сыном Салахби Хумом, назначенным Алмышем новым булгарским наместником Джира. Когда отплывшие в Садум вернулись в Джир, то рассказали Хуму, что дед его Эрек еще жив и что после разгрома Худа он взял себе в память об этом имя Худ. В 925 году Хум был выбит из Джира Угыром, но в тот же год был водворен обратно Алмышем'.
  
   - Можно видеть единоборство двух скандинавских родов - датского и норвежско-шведского (Ладожские и Волжские русы). Первый сотрудничал с хазарами, второй - с булгарами.
  
   'В 943 году Хум был послан каном Ялкау в поход на Гурджу (Грузия, Закавказье), в которой вновь стали притеснять тамошних хонов или севарцев. Отряд Хума прошел на кораблях до Итиля, где Моджар самонадеянно попытался остановить его. Раздосадованные выстрелами с берега наши высадились возле дворца хакана и взяли его штурмом (отметим, это был первый погром хазар совершенный Волжскими русами). Бек был убит, а его ставленник Юсуф бежал к куманам. На хазарский трон без особых церемоний воссел Алан, освобожденный итильскими бурджанами из темницы. Новый хакан тут же пропустил наш отряд в море. Проплыв его, Хум поднялся по Карачаю до города Алаберде. Хотя это был город мусульман, но они были крепко связаны с неверными гурджийцами и Моджаром, почему крайне враждебно встретили наших и отказались пропустить их в Гурджу. Несколько дней Хум пытался усовестить этих людей, продавших ради выгоды своих соплеменников, после чего на рассвете овладел цитаделью Алаберде и предложил беку города заключить с ним договор о пропуске булгар в Гурджу и обратно. Но вали города был еще более самонадеянным, чем Моджар. Он решил прославиться победой над булгарами и велел жителям готовиться к штурму кре-пости. Когда даже гурджийцы, испуганные появлением булгар у их границ, отпус-тили к ним в Алаберде вождей севарцев, вали схватил этих биев и напал на цита-дель. Не добившись никакого успеха, бек коварно предложил Хуму покинуть го-род в обмен на освобождение севарцев и выкуп. Улугбек Джира согласился, но когда он вышел из цитадели, то вали напал на него. Наши прорвались и вернулись, но Хум был смертельно ранен. Умирая, он испытывал сожаление по поводу своей вынужденной стычки с мусульманами и поэтому завещал сыну Сыпу передать всю добычу мечети. На эти средства в Нур-Суваре построили двухэтажную мечеть 'Эль-Хум'".
   Сравним с подробным описанием араба ИБН-МИСКАВЕЙХа О ПОХОДЕ РУСОВ В БЕРДАА В 943-944г. Публикация по изданию: Кузьмин А.Г. "Откуда есть пошла русская земля..." Москва, 1986, Издательство "Молодая гвардия", том II, сc. 576-578
   "Народ этот могущественный, телосложение у них крупное, мужество большое, не знают они бегства, не убегают ни один из них, пока не убьет или не будет убит. В обычае у них, чтобы всякий носил оружие. Привешивают они на себя большую часть орудий ремесленника, состоящих из топора, пилы и молотка и того, что похоже на них. Сражаются они копьями и щитами, опоясываются мечом и привешивают дубину и орудие, подобное кинжалу. И сражаются они пешими, особенно же эти прибывшие (на судах).
   Они (Русы) проехали море, которое соприкасается со страной их, пересекли его до большой реки, известной под именем Куры, несущей воды свои из гор Азербайджана и Армении и втекающей в море. Река эта есть река города Бердаа и ее сравнивают с Тигром.
   Когда они достигли Куры, вышел против них представитель Марзубана и заместитель его но управлению Бердаа. Было с ним триста человек из Дейлемитов и приблизительно такое же число бродяг и курдов. Простой народ убежал от страху. Вышло тогда вместе с ними (войско) из добровольцев около 5000 человек на борьбу за веру. Были они (добровольцы) беспечны, не знали силы их (Русов) и считали их на одном уровне с армянами и ромейцами. После того, как они начали сражение, не прошло и часу, как Русы пошли на них сокрушающей атакой. Побежало регулярное войско, а вслед за ним все добровольцы и остальное войско, кроме Дейлемитов. Поистине, они устояли некоторое время, однако все были перебиты, кроме тех среди них, кто был верхом. (Русы) преследовали бегущих до города (Бердаа). Убежали все, у кого было вьючное животное, которое могло увезти его, как военные, так и гражданские люди, и оставили город. Вступили в него Русы и овладели им.
   Рассказали мне Абу-Аббас-ибн-Нудар, а также некоторые из исследовавших, что люди эти (Русы) вошли в город, сделали в нем объявление, успокаивали жителей его и говорили им так. 'Нет между, нами и вами разногласия в вере. Единственно чего мы желаем, это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас - хорошо повиноваться нам'.
   Подступили со всех окрестных земель к ним (Русам) мусульманские войска. Русы выходили против них и обращали их в бегство. И бывало не раз так вслед за ними (Русами) выходили и жители Бердаа и, когда мусульмане нападали на Русов, они кричали 'Аллах велик' и бросали в них камни. Тогда Русы обратились к ним и сказали, чтобы они заботились только о самих себе и не вмешивались в отношения между властью и ими (Русами). И приняли это во внимание люди, желающие безопасности, главным образом это была знать. Что же касается простого народа и большей части черни, то они не заботились о себе, а обнаруживали то, что у них в душах их, и препятствовали Русам, когда на них вели нападение сторонники (войска) власти.
   После того как это продолжалось некоторое время, возвестил глашатай Русов: 'Не должен оставаться в городе ни один из жителей его'. Дали мусульманам отсрочку на три дня от дня этого объявления. И вышли все, у кого только было вьючное животное, которое могло увезти его, жену его и детей его. Таких ушедших было немного. Пришел четвертый день, и большая часть жителей осталась. Тогда Русы пустили в ход мечи свои и убили много людей, не сосчитать числа их. Когда убийство было закончено, захватили они в плен больше 10 000 мужчин и юношей вместе с женами, женщинами и дочерьми.
   Заключили Русы женщин и детей в крепость внутри города, которая была шахристаном этих людей (Русов), где они поместились, разбили лагерем свои войска и укрепились. Потом собрали мужчин в мечети соборной, поставили к дверям стражу и сказали: 'Выкупайте себя...'
   Таким образом скопилось у Русов в городе Бердаа большое богатство, стоимость и достоинство которого были велики <...>
   Не прекращали войска Марзубана войны с Русами и осады до тех пор, пока последние не были окончательно утомлены. Случилось, что и эпидемия усилилась. Когда умирал один из них, хоронили его, а вместе с ним его оружие, платье и орудия, и жену или кого-нибудь другого из женщин, и слугу его, если он любил его, согласно их обычаю.
   После того как дело Русов погибло, потревожили мусульмане могилы их и извлекли оттуда мечи их, которые имеют большой спрос и в наши дни, по причине своей остроты и своего превосходства. Когда уменьшилось число Русов, вышли они однажды ночью из крепости, в которой они пребывали, положили на свои спины все что могли из своего имущества, драгоценностей и прекрасного платья, остальное сожгли. Угнали женщин, юношей и девушек столько, сколько хотели, и направились к Куре. Там стояли наготове суда, на которых они приехали из своей страны; на судах матросы из 300 человек Русов, с которыми поделились они частью своей добычи, и уехали. Бог спас мусульман от дела их.
   Слышал я от людей, которые были свидетелями этих Русов, удивительные рассказы о храбрости их и о пренебрежительном их отношении к собранным против них мусульманам. Один из этих рассказов был распространен в этой местности и слышал я от многих, что пять людей Русов собрались в одном из садов Бердаа; среди них был безбородый юноша, чистый лицом, сын одного из их начальников, а с ними несколько женщин-пленниц. Узнав об их присутствии, мусульмане окружили сад. Собралось большое число Дейлемитов и других, чтобы сразиться с этими пятью людьми. Они старались получить хотя бы одного пленного из них, но не было к нему подступа, ибо не сдавался ни один из них. И до тех пор не могли они быть убиты, пока не убивали в несколько раз большее число мусульман. Безбородый юноша был последним, оставшимся в живых. Когда он заметил, что будет взят в плен, он влез на дерево, которое было близко от него, и наносил сам себе удары кинжалом своим в смертельные места до тех пор, пока не упал мертвым.
   http://www.adfontes.veles.lv/arab_slav/miskaveih.htm
  
   Комментарий http://sergeytsvetkov.livejournal.com/127377.html:
   "Русы хозяйничали в городе до следующего лета, не прекращая своих разбойных вакханалий. Рассказы об их бесчинствах сеяли в округе ужас и возмущение. Современник передает, что 'они владели Бердаа в течение года и издевались над мусульманами и насильничали над их гаремами, как никогда не делали этого никакие язычники'. Правда, Ибн Мискавейх пишет, что русы соблюдали своеобразный разбойничий кодекс чести: каждый из русов, обобрав мусульманина, 'оставлял его и давал ему кусок глины с печатью*, которая была ему гарантией от других', то есть предохраняла от дальнейших грабежей. Весной 944 г. русы совершили набег на город Мерагу (неподалеку от Тебриза). Успех сопутствовал им и здесь. Однако вследствие неосторожного употребления местных плодов среди них распространилась эпидемия - дизентерия или холера, и русы вернулись в Бердаа.
   * Вероятно, глину клеймили перстнями с печаткой - эти предметы встречаются в древнерусских 'дружинных' курганах.
   * Известие о гибели предводителя русов в походе на Бердаа ставили в связь с рассказом Кембриджского анонима о конце жизни Х-л-го, который после войны с греками 'пошел морем в FRS [разночтения: PRS, TRS] и пал там он сам и войско его'. ** В дополнение к этому известию арабских писателей М. М. Тебеньков и Н. Я. Половой привлекли сообщение Низами в 'Искандер-Намэ' о том, что войско русов увел на родину некий Кинтал-рус.
   Конец цитат.
  
   Этот поход отличается от многих иных нападений русов и норманов тем, что в данном случае наблюдается большая организованность и желание остаться на захваченной земле. Во главе русов был знатный вождь. Не исключено, что данные русы или их часть были мусульманами, что давало им некоторые основания на благоприятный исход. ДТ полностью проясняет всё сказанное, хотя и опускает нелицеприятные подробности о нравах русов-союзников. Вероятно, волжские русы хотели обрести новое княжение вместо теряемого Джира. Но это не удалось, пришлось уживаться с булгарами.
  
   "А Сып нередко плавал в Башту, перевозя свои корабли из Идели в Шир по Бехташу (Из Волги в Дон), и поэтому получил прозвище Шамбат (цитадель Киева звали Самбат). Он был дружен с Салманом, плававшим с его отцом к Алаберде. И владения их находились рядом, в округе Улем... А еще владения потомков Хума, которых называли домом Утар (Отар) - по имени предка Худ-Эрека, располагались на Чуыле и Агидели (реки Цивиль в Чувашии и нижняя Кама). Из этого дома вышло немало славных салчибашей, хозяев перевозов и купцов, плававших на родину Утара - самый север Садума - Урман (Мурман-Норман)... Однажды корабль Сып-Шамбата попал в страшную бурю, и он в страхе воззвал к милосердию Всевышнего, обещая в случае спасения принять ислам. Творец пощадил морехода, и Сып-Шамбат по прибытии в Булгар взял имя Гусман... На свои деньги он возвел крепость Гусман на реке Джук, ставшей главной на Нукратском пути на север. (р. Юг - южный приток Сухоны и С. Двины, с него была известная переволока на Молому, приток Вятки, в устье которой после утраты Гусмана в 1150г. была основана булгарами крепость Колын.)
   А этот юл (путь) начинался в Болгape. Из Болгара плыли по Агидели и Нукрат-су (Каме и Вятке), а затем (по притоку Вятки Моломе) проходили к крепости Гусман, где соединялись дороги из Джира и Болгара. А из Гусман-Катау по Джуку и Туну выходили к реке Бишек (Вычегда), по ней добирались до притока Бий-су (Печоры) Ошмы и по Ошме также проходили к Бийсу. Ответвление Нукратской дороги, шедшей из Болгара по Агидели и Чулману в Бийсу, называлось Чулманской (Камской) дорогой... Сыном Гусмана был Кер, прозванный Кер-Хумом за то, что женился на пленной рабыне, румке. Он вместе с отцом, по приказу Талиба, участвовал в походе баштуйского бека Барыса на Рум (Святослава на Константинополь)... Сыном Кер-Хума был Туки, его сыном - Кадыл, его сыном - Шуран, его сыном - Мишар, его сыном - Кукчи, его сыном - Калга Ширдан, его сыном - Халмыш, отбивший у рус-ских эмира Азана, его сыном - Хаир, его сыном - Гали, переправивший бека Газана через Агидель и укрывшийся после этого на Ашите (имеется в виду прорыв воеводы Газана из осажденного монголами Биляра в Закамье, Ст. Ашит - село на сев. Татарстана).
   Сыном Гали был Кутлуг, ходивший на Джукетун (поход булгар и монгол через Вятку на Устюг в 1237г.), его сыном - Асыл, бившийся в 1278 году на (Камских) переправах с татарами и потом скрывавшийся в своем поместье до 1293 года, его сыном - Урус-Куюк, его сыном - Амат, оказавший в 1323 году сопротивление Булюм-Орду (Булюм-Орды) и потом скрывавшийся в своем владении до..., его сыном - Буй'.
  
   - Можно видеть, что часть потомков Хума занималась проводкой торговых судов через Вятку в Скандинавию. Река Юг в среднем течении до сих пор входит в состав Вятской (Кировской) области. Укрываться от татар после 1278г., когда к Орде была присоединена Казань, можно было только севернее, на Вятке, где, в частности, известен Буйский перевоз, а в 13-15в. существовала особая самоуправляющаяся территория. Поэтому можно довольно уверенно полагать, что потомки Хума и скандинаво-русов из его окружения проживали на Вятке. Тем более что археологически прослеживаются устойчивые связи Волжских руссов (и скандинавов вообще) с Прикамьем (на нижней Вятке есть древнерусские артефакты). Кроме того, потомки Хума жили где-то на Цивиле в Чувашии, а это рядом с устьем Суры и рассмотренной выше системой горномарийских городищ.
   'Безмерно тщеславный урусский улубий Барыс (Святослав) собрал под свои знамена 20 тысяч садумцев и 50 тысяч балынцев, увлеченных его намерением взять и дочиста разграбить Булгар и Хазарию, и в 964 году взял с ними Джир. Наместник Джира - сын Хума Сып-Гусман бежал в Болгар. Вслед за ним в столицу прибыл и канский улугбек Саин, также изгнанный Барысом. Он сообщил, что Хаддад (воевода вятичей) предложил Барысу помочь овладеть Каном, и улубий тут же взял Кан для батышцев.
   (Далее описаны переговоры с булгарами о совместной войне против Хазарии.)
   Эмир сказал, что в обмен на участие Барыса в войне против Хазарии Булгар уступит Руси Джир, Кан и Западный Кортджак за ежегодную дань в размере дани с Джира. А это огромная территория, заключенная между Кара-Иделью и Саин-Иделью (Волга-Ока), кроме восточной ее части - области Локыр между рекой Локыр, впадающей в Гюль-Асму (Лух приток Клязьмы), Ака и Кара-Иделью, оставшейся за Булгаром. О разделе Хазарии Талиб предложил говорить уже после ее разгрома. Барыс с радостью согласился, и обещал начать войну нападением на Хин (Саркел)...
   (Далее описана война Святослава с хазарами 965-966г.)
   'Тогда же истомившийся без дела курсыбай взял Джир, и Кукча вывел отсюда в Булгар всех хозяев'.
   - То есть, скандинавский и булгарский период Джира закончился, зажиточное население перебралось в Булгарию. Киевские князья по договору были обязаны платить Джирскую дань. Претензии булгар на Джир объясняются тем, что часть населения этой русской области (потомки скандов) переселилось в Булгарию.
   В 1003г. беком Джира был Борыс - сын Киевского князя Владимира от булгарки (будущий святой).
  
   Об участии Волжских руссов в разгроме Хазарии в ДТ сообщений нет. Но дальнейший захват булгарами Хазарских низовий Волги без них вряд ли мог обойтись. Тем более что есть независимые сообщения арабов о проживании в 970-х годах каких-то руссов в бывшем Итиле.
   Вот цитата с еврейского сайта http://www.sem40.ru/ourpeople/history/4238/:
   "До 965 года древняя Русь продолжала быть самостоятельной политической единицей, но по-прежнему свою внешнюю политику согласовывала с хазарскими правителями. В настоящее время в исторической науке и в патриотических литературных произведениях утверждается, что в 965 году Хазария была разгромлена войсками Святослава. Но и это не подтверждается источниками. Летопись свидетельствует только о нападении в 965 году Святослава на Саркел (Белая Вежа), после чего он двинул свои войска в Дунайскую Болгарию и воевал там до своей гибели в 972 г.
   На Хазарию же в 965 году напали огузские племена, что заставило царя хазар обратиться за помощью к Хорезму. Условием оказания помощи было обращение в ислам. Хорезмийцы вторглись в Хазарию, изгнали огузов, а хазары, за исключением царя, приняли ислам. Только затем, в 968-69 гг. дружины русов, но никак не связанные с Киевом (пришедшие с некоего "острова русов", описанного в мусульманских источниках), напали на Хазарию, разорили Итиль и Семендер, после чего ушли в Византию и Испанию. В результате хазары Нижнего Поволжья и Северного Кавказа оказались под влиянием Хорезма, другие - под покровительством ширваншаха, а часть под властью русов.
   К концу X в. ситуация начала стабилизироваться, но Хазария оставалась раздробленной на мелкие зависимые княжества. Преемником Хазарского каганата после его распада и новым политическим гегемоном Восточной Европы стал Русский каганат - Киевская Русь. Принятие Русью христианства в 988 г. обусловило развитие Руси в русле византийской культурной традиции. Вместе с тем, как отмечалось выше, в Киеве проживала большая хазарско-еврейская община, которая активно участвовала в формировании городской жизни и оказала сильное ветхозаветное влияние на раннее русское христианство".
   Хазарских купцов и знать вообще вывозили к себе и булгары.
   Автор 12в. Ал-Идриси упоминает о событиях конца 10в.:
   'А русов (ар-Русиййа) два вида. Один вид - это тот, о котором мы говорим в этом месте (три вида русов - Куяба, Арта и Слава), и есть другой вид, это те, что [живут] по соседству со страной Ункариййа и Джасулиййа (Венгрия и Дунайская Болгария). И они, в то время когда мы составляем эту книгу, уже победили буртасов, булгар и хазар, изгнали их из их страны и отняли ее у них. И не осталось там, кроме них (русов), никакого другого народа, а лишь только [их] названия в [этой] земле".
   Русы вблизи Венгрии и Дуная - это Карпато-Днестровские земли захваченные Киевским князем Святославом. Им же до похода на юг был осуществлен погром хазар и буртас на Волге. Под Булгарией, разгромленной русами, можно понимать Дунайскую Булгарию, в землях которой названный князь много воевал. В данном раскладе четко видно появление особого вида русов - Киевских, предводитель которых, Святослав, освободился от засилья хазар и заложил основы независимой Киевской Руси. Таким образом, Кукийана, Салав и Арса в трактовке Идриси расположена где-то севернее. По археологии это могут быть Гнездово-Смоленские, Волхово-Ладожские и Тимирево-Сарские русы.
  
   Арабские источники сообщают о повторном походе русов на Хазарию в 968 году. Киевский князь участвовать в нём никак не мог, да, и в летописи об этом ничего нет. Кто были эти русы, - историки не могут понять до сих пор. Вероятно, хазары оправились от первого удара и вернулись на прежнее жительство. Часть их могла поселиться в Булгаре. Ибн-Хаукаль писал около 976 г. со слов беженца: 'В настоящее же время не осталось и следа ни из Булгара, ни из Буртаса, ни из Хазара, ибо Русы напали (истребили) всех их, отняли у них все эти области и присвоили их себе. Те же, которые спаслись от их рук, рассеяны по ближайшим местам, из желания остаться вблизи своих стран, и надеясь заключить с ними мир и подчиниться им. Булгар маленький город, нет у него большого числа округов. Он был известен как пристань для этих государств, и опустошили его русы, а затем пошли на Хазаран, Самандар и Атиль и случилось это в 358 году (968-69). И отправились сразу после этого в страну Ар-Рум и Аль-Андалус, разделившись на две группы. Русы - варварский народ живущий в стороне булгар между ними и ас-сакалиба на реке Атиль'. - Есть сообщение о прибытии этих русов в Испанию и нахождении в ней до 971 года с последующим возвращением домой через Балтику.
   Якуби сообщает о нападении на Севилью в 844г. 'кораблей (народа) ал-Маджус, который называется Ал-Рус'. Словом Маджус (маги) - арабы называли все северные народы-огнепоклонники (совершавшие обряд кремации).
   Масуди: 'русы многочисленная нация с разными подразделениями. Среди них имеются ал-Лудана (правильное чтение Норманы), которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны Ал-Андалус, Румийя, Константинополь и Хазар'.
   С учетом этого можно поправить сообщение ДТ. Джирские русы (частью норманы) подверглись нападению со стороны Киевлян в 964г. и укрылись в Булгаре, где по Фадлану у них были торговые поселения. Здесь они вскоре подняли бунт, погромили город и ушли вниз по Волге в недобитую Хазарию в надежде обосноваться в ней, а далее в Византию и Андалусию (в качестве наемников). Спустя несколько лет часть их вернулась на Русский север, но уже не в Ростовскую округу занятую Киевским князем, а куда-то в другое место.
  
  
   Дополнение 1. О Нукратском пути (Айхи-юлы).
  
    []
   Карта важнейших торговых путей Восточной Европы по Рыбакову. Как видим, он указал довольно точно Нукратский путь, только не продолжил его по морю в Нурман. Квадратами обозначены основные районы дислокации русов в 9-10в.
   'Однажды (купец) Айхи был по торговым делам в Джире и встретился с отцом Салахби - Эреком. Эрек с сожалением заметил, что купец привез отличный товар, но он не может провезти его в Садум и Альман из-за закрытия галиджийцами пути к Артан дингезе (Балтийскому морю). Тогда Айхи сказал, что море есть и в Бийсу и по нему можно попытаться добраться до Садума. Тогда Эрек взял человек 150 из своих воинов и отправился с ними на реку Бий-су (Печора, хотя логичнее было бы на С. Двину). Там они заготовили дерево, из которого весной сделали корабли и летом вышли на них в море. Они добрались до Садума и затем вернулись этим же путем обратно, сделав его постоянным. А путь от Идели в Бийсу и дальше в Садум был очень тяжел и опасен. Так, если купец добирался до Садума, то не успевал вернуться в тот же год обратно, ибо льды покрывали море. Он ждал следующего лета, чтобы на кораблях вновь плыть из Садума в Бийсу'.
   Урман (Норман) - самая северная часть Скандинавии, вероятно, здесь обосновался Эрек (Рюрик?), сюда прибывали купцы с товарами из Биармии и Булгара (восточный импорт, серебро, меха). Эрек и его потомки скупали их, меняли на Европейские товары: оружие (мечи), олово, янтарь, украшения. На концах Нукратского пути были города: Гусман на реке Юг и Артан на Печоре. Территория вдоль этого пути называлась булгарами провинция Бийсу. В 9в. С. Двина еще не была заселена ладожанами-новгородцами, поэтому путь на север из Джира и Булгара был более прямой. Описанный в ДТ обходной путь через Печору появляется примерно с 11в. С 1150г. всвязи с утратой булгарами (точнее, союзными им русами-биармами) крепости Гусмана на р. Юг и появления Суздальского Устюга-Гледена, центр Бийсу-Биармии переместился на Вятку в крепость Колын. Вероятно тогда же Нукратский путь отчасти был заменен Камским-Чулманским, но не исключено использование более короткого маршрута через верхнюю Вятку к верховьям Камы (здесь есть древний волоковой канал) и далее на Печору.
  
  
   Дополнение 2.
  
   В Нариман Тарихы (еще одна булгарская хроника, ее трактовка несколько отлична) сообщается, что в середине VIII в. "на реке Порег [Неве], текущей из озера Галидж [Ладожское озеро] в море Арджан (Артан) [Балтийское море] и имеющей дурную репутацию [ввиду болотистости ее берегов], появился со своими худцами - буряками [варягами] Хум, сын бага [правителя] анатышских [датских] худцев Бай-Руджи, потомка сына Атилле Ганбита... Сэбэрцы, собиравшие дань с Дингер-Шуда, или Западного Шуда (запад Чудской земли, Шуд - обширные северные области вокруг С. Двины), попытались выбить худцев из улуса Порег. Но Хум успел построить крепость Галидж и отбил натиск сэбэрцев".
   Примечание: Сэбэрцы - угорские народы зап. Сибири и Прикамья. В 8в. жили на северных рубежах Хазарии и собирали хазарскую дань с северных народов. Известные савиры (сабиры, сабары), народ хоть и европеоидной внешности, но говорящий на тюркском языке. Булгарские летописи сообщают о сербийцах (сэбэрцах, сюрбийцах) - племенах финно-угорского и гуннского происхождения.
  
   "Сэбэрцам воевать с Буряками (варягами) из-за нескольких порегских болот не хотелось, и они решили отдать сбор дани с Дин-гер, или Чулман-Шуда [западной Новгородчины] и Карела батышцам [вятичам, так же хазарским данникам], которые давно этого добивались.
   Предлог для этого нашелся - мятеж нескольких башкортских племен, подавление которого требовало всех сил сэбэрцев. Когда сэбэрцы предложили кагану передать сбор дани батышцам, он, также озабоченный мятежом, не стал возражать. Счастливый приобретением, субаг Батыша [царь вятичей] решил использовать для борьбы с буряками гаджильцев - западных славян, бежавших из Абар-Субы [Аварии] в Джалыш [Белоруссию]. Гаджильцы обладали неуживчивым нравом, и очень скоро даже добродушные ак-джалышцы [белорусы], вначале пожалевшие беглецов, невзлюбили их и стали выживать гаджильцев со своей земли, из-за чего между ними стали происходить частые стычки. Субаг (царь вятичей) предложил гаджильским биям поселиться в Чулман-Шуде и Батыше, но за это изгнать худцев [скандинавов] и собирать дань с Дингер-Шуда и Карела. Бии, видя, что удержаться в Джалмыше им все равно не удастся, с радостью приняли это предложение и тут же отправились под командованием батышцев к Порегу. Гаджильцы изгнали Хума и его людей в Кулван [совр. Северную Эстонию], еще раньше захваченный у Булгара худцами-буелаками [скандинавскими пиратами] и несколько гаджильских племен поселилось в Батыше и Чулмане.
   Чулманские гаджильцы прозвались 'чулманцами'. Они произносили слово 'Чулман' в форме 'Сулван'(сулван - словен - салава). Галидж сделался батавылом (военной ставкой) Дингер - Шуда, и с той поры его также стали называть Шуд-Галиджем, или просто Галиджем. А название 'Кулван' также значит на языке арджан-бистайских каров [эстонцев] 'Чулман'. Кары, живущие близ города Кулван [по-древнерусски - Колывань], то есть Чулман, давно называются 'кулванцами', то есть 'чулманцами', почему и этот город получил это имя. Но Хум велел называть Кулван еще и именем Атилле, своего предка. А кары произносят имя Атилле в форме 'Талый' [отсюда - совр. Таллин]".
  
   Под командованием батышцев (вятичей) гаджильцы (воинственные беглые славяне), нанятые за обещание поселить их на отвоеванной земле, изгнали Хума и его людей в Кулван [Колыван-Таллин].
  
   Под Чулманом обычно понимается Кама. В целом трактовка НТ укладывается в нашу картину и совпадает с археологией. Первоначальная финноугорская крепость на Любше была опорным пунктом на далекой северо-западной границе Шудских владений хазарских данников "сэбэрцев" из Прикамья, которых можно отождествить, в частности, с Вятской Чепецкой культурой 6-13в. на реке Чепце (имела название Цеберца). Связи Любши и Прикамья того периода археологически подтверждаются:
   "В тех же ранних слоях Ладоги VIII - IX вв. находят большое количество привозных стеклянных бус, импортируемых из стран арабского халифата. Тем же временем можно датировать начало появления в Северной Европе арабских дирхемов. Иными словами, во второй половине VIII в. Волжско-Балтийский путь уже функционировал. В эту эпоху арабы старались, и не без успеха, прорваться в Западную Европу. Уже была захвачена Испания, на Средиземном море Византия проигрывала бой за боем и теряла владения, сохранив лишь Южную Италию и острова в Эгейском море. В такой ситуации трансевропейская торговля с халифатом была сильно затруднена. Однако в восточной Европе уже давно существовал путь через континент в Прикамье, на Волгу и южнее к Каспийскому морю. Характерно, что древнейшие находки Ладоги связаны именно с Прикамьем: это наборный пояс т.н. неволинского типа, обнаруженный в древнейшем захоронении в сопке могильника Победище. Вторая находка связана с работами экспедиции 1997 - 1998 г. под руководством Е.А.Рябинина на укреплении Любша севернее Ладоги на противоположном берегу Волхова. Это накладка на наборный пояс. Верхняя дата обеих вещей не переходит начало VIII в. Иными словами, перед нами следы того первого континентального контакта, который открыл шведам Бирки путь на Восток".
  
   Наборный пояс - ремень, украшенный металлическими накладками, появился на рубеже нашей эры и получил широкое распространение в эпоху переселения народов, а также в более позднее время. Наборный пояс входит в число заимствований скандинавов и русов с территории Восточной Европы из кочевнической среды. Кожаный с серебряными фигурными накладками наборный пояс был у кубанских казаков.
  
   По трактовке Нариман Тарихы погром 760г. устроили не авары, а бежавшие от авар славяне 'гаджийцы' (галичане?). Эти славяне поселились в Ладоге (словены новгородские), а частью в самой Вятичской земле на Оке (это 'вятичи от рода ляхов'?). Восточная граница северных владений вятичей примерно до 815г. (похода Будима) проходила по Шексне (Белоозеро). Мурдасы-именьковцы (союзники и данники хазар) были вытеснены с Волго-Камья первыми булгарами в нач. 8в. Так что, прибыв на Оку, для расширения своих владений на севере они вполне могли возглавить совместный поход на Ладогу. Взаимодействие их с другими изгоями - славянами с запада - совершенно естественно. Западное Приладожье называлось Водская земля, что может свидетельствовать о связях региона с вятичами. По НТ первоначальные ладожане были скандами-датчанами, они бежали в Колывань и прозвались кулбягами. В трактовке НТ первые сканды-викинги, поступившие на службу хазарскому кагану Урусу, получили имя русы.
   Цитата из НТ: "Иреку (внук брата Хума, Рёрик Ютландский, покинул родину во время гражданской войны) удалось захватить Галидж в то время, когда в Хазаре бушевала своя смута - Кабирская [813-822 гг.]. Когда Урус-Айдар [каган хазар в 815-855 гг., его мать была уруской] присоединил к Кара-Булгару Бырбат [южную Белоруссию] и получил Дингер-Шуд, то Будим (воевода Водим Новгородский) предложил ему нанять Ирека как родственника на службу (по легендам у правителей булгар, авар и скандов был общий гуннский предок Атилла). Айдар последовал его совету, и по его приказу кара-булгарский инал Галиджа Куштанмыш [Гостомысл] нанял Ирека на службу и назначил его улубием [старшим князем] Шуд-Галиджа. Время показало, что совет Будима был верен - Кара-Булгарские владения Урус-Айдара чаще всего называли его именем - Урус Йорт 'владение Уруса', т. е. кана Айдара. Худцы Галиджа также стали называться 'урусами', ибо служили Урус-Айдару. Однако и после смерти Айдара имя 'урус' сохранилось за хазарскими худцами-буряками' (варягами).
   Ал-Бекри приводит интересное замечание Ибн-Якуба : 'И главнейшие из племен севера говорят по-славянски, потому что смешались с ними, как например, племена ал-Тршкин и Анклий и Баджанакиа и Русы и Хазары'. Славянский язык был широко распространен среди не славянских народов, это облегчало ославянивание пришлых варягов (и не только их) и получение ими известного по прошлому имени "рус", как правящего сословия славян.
  
   Замечание о булгарских хрониках
  
   Разумеется, нельзя полностью доверять всему, что написано в них. Мое мнение, которое я уже не раз повторял: это идеологизированный учебник истории, пробулгарский, отчасти, антирусский; написанный уцелевшими булгарами в период войны против Российской экспансии. Причем наиболее значимые и болезненные для самолюбия автора моменты заметно сокращены, часто отброшены и даже, наверное, изменены. Но меня не интересует кто кого сколько раз побил и перебил. Меня интересует, прежде всего, общий ход исторических процессов и судьбы народов, проверяемые события и даты, важные для понимания детали, дополняющие мои исторические построения. В целом моё мнение по ДТ таково. Написана была в 17в. на основе имевшихся в распоряжении автора различных древних документов, вероятно, булгарских летописей уцелевших после разгрома Казани (почему бы им не быть?). Разумеется, частично они уже до того были отредактированы (как и наши промосковские летописные своды 16в.), плюс, составитель что-то переосмыслил и приукрасил, плюс, переводчик напутал или даже упустил. В результате имеем что есть. Наши летописи сохранились не в лучшем виде. Вранья полно везде. Но надо искать истину. По бродникам, русам, колбягам, казакам и другим народам ДТ дает недостающую информацию, без которой понять проблему их происхождения было бы невозможно. Всякие сравнения булгарских текстов с другими летописями и умозрительные доводы на этот счет не продуктивны, так как обнаруживаемые при этом "бумажные" расхождения ничего не доказывают. В одном Евангелии сказано, что Иисус родился в Вифлееме, в другом - в Назарете. Выводить из этого недостоверность текстов могли только советские атеисты. Или еще их довод: сначала Бог создал Свет, а потом Солнце и прочие светила. С обывательской точки зрения - полная нелепость. Тогда как по современным основам космологии - совершенная истина. Реально проверить некоторые сообщения ДТ можно только с помощью археологии. И это происходит. Находки последних лет на Любше, Ортинском городище и Казани достаточно уверенно подтверждают рассмотренные здесь сообщения Джагфар Тарихы.
  
  
  
  
  
   Глава 5. Биармия и Дом Утар
  
   Род Утар потомков Эрека поселился на крайнем севере Скандинавии в Холагаланде. Оттар совершил описанное в Королевской саге разведывательное плавание в Биармию в конце 9в., то есть в то же время, что и Эрек. Имя Утар похоже на Уртаб и Арта - столица Артанских русов. Поищем свидетельства присутствия скандов в этом регионе. Сначала хронология событий:
   870г. - Первый поход норвежца Оттара на крайний север к берегам Биармии (последний в 1222г.)
   1136 - Основание Архангельского монастыря в устье Северной Двины.
   1200 - В 'Гулатинской правде', составленной около 1200 года, говорится, что норвежцы Халоголанда держали морскую стражу на востоке.
   1316 - Поход на Мурманы под руководством Луки и Малыгина.
   1323 - Военный набег русских кочей на Хологаланд.
   1326 - Договор между Новгородом и Норвегией о границе на севере ('Разграничительная грамота').
  
   Дом (семья) Утар в ДТ - это потомки норвежского конунга Отара, плававшего в Биармию. Тогда Эрек - это сын Отара. Где 'на самом севере Садума' могло находится его обиталище?
  
    []
   Карта 1544г. 'Esmakordselt ilmunud pohiteosest Cosmographia'. На крайнем севере поселение Warthaus.
  
    []
   Крепость Warthus на острове возле Биармии
  
  
   На приведенных картах указан самый восточный норвежский город Warthaus. Расположен он вблизи Кольской 'Биармии'. На более поздних - на северном берегу Варангер-фиорда на границе с Русью-Московией, а также на территории Биармии, на границе Норвегии на небольшом острове к северу от устья Колы. Это островное поселение легко отождествляется с современным Вардё.
   Первоначальная форма Warthaus очень близка к арабскому Уртаб и Арта (с учетом замены w на 'у' и не ясного многовариантного окончания 'us'). Ранее 14в. серьезные укрепления этому поселению были не нужны, да и располагаться оно могло не на острове, а на полуострове Варангер. Лишь всвязи с нападением новгородцев потребовалось возведение крепости.
   Заметим, что Кольская Биармия была известена у русских как 'Нурман'. Эта территория в течение 13-15в. вызывала военные споры между Норвегией и Новгородом.
  
    []
   Современная карта п-ова Варангер, указаны порты и маяки. Остров Вардё имеет в длину примерно 6км и располагается в 2км от восточного берега полуострова.
  
    []
   Фотография острова Вардё, в центре восьмиконечная роза из рвов и фундаментов стен крепости.
  
   Сначала сведения из wiki: Первые фортификационные сооружения появились здесь около 1300 года, когда Норвегия уже общалась с русским Новгородом. Современный, звездообразный контур самой северной крепости в мире был построен в 1738 году. Предположительно, древнескандинавская форма имени была Vargøy. Первым элементом является vargr что означает "волк" и последний элемент Oy, что означает "остров". Первый элемент был позже заменен (около 1500) на Варда, что означает "пирамида".
   Первые укрепления были возведены Хоконом V Магнуссоном и назывались Varghoeya. В 1307 году архиепископом здесь была освящена церковь. Считается, что крепость была завершена на год ранее. Второй вариант укреплений был возведен между 1450 и 1500. Это укрепление было прямоугольное с двумя бастионами по углам, на картах названа Vardøhus.
    []
   Карта-рисунок 1594г. Взято: http://www.verneplaner.no/?f=vardohus&id=106920&a=4
  
   Первые следы поселения на острове датируются 4000 - 5000 до н. э. На Варангере найдены воинские погребения, датируемые эпохой поздних викингов (10-11в). Подробностей пока нет.
   Gjesvær и Nordkapp упоминаются в сагах ( Heimskringla ), чего не скажешь о нашей крепости.
  
   Отрывок-перевод из архивных материалов VARDØHUS FESTNING 1731-1940.
   Старый Vardøhus крепость или замок
  
   Старейшие оборонные объекты в Норвегии (замки и крепости) появляются в основном с эпохи переселения народов...
   Неясно, в какое время первый замок-крепость на Vardøya был построен. В Исландских летописях отмечено, что архиепископ "Jorund" от Нидарос в 1307 году открыл церковь в "varseygiar" (как считается, это старое название Vardøya). В это время Хокон V был королем Норвегии. Укрепления могли быть построены от нападений русских и карелов, а также для защиты норвежских интересов на Кольском полуострове.
   В 1340 указом архиепископа был произведен ремонт 'Tunsbergs hus ok Varghoeya'. Tunsberg на древнесканд. означает 'огражденная гора'. Наверняка имеется в виду замок-крепость на холме, так как 'hus' означает 'дом' (в данном случае "укрепленный дом"), поэтому перевод получается такой: "Замок на Волчьем острове".
   Это было после войны 1336-1338 между Россией и Швецией (союзницей Норвегии), закончившейся миром в 1339 году. Позже замок не упоминается до 1490, когда Дидрик Тоскующий был там феодалом. С тех пор называется Vaardhus или Vordehus, позже Vardøhus, но никогда не Vargøy. В анонимной статье газеты 'Тронхейма зеркало' 17.09.1913 утверждается, что Vardøhus было непонятое оригинальное название Vargøy.
   Первое строение, возможно, было из древесины. Но суровый климат, нападения и необходимость прочности, требовали строительства каменного укрепления. Во второй половине 1400-ых были построены по крайней мере стены из камня, и замок был оснащен пушками и другим огнестрельным оружием. С 1500г. Vardøhus описан как одна из неприступных крепостей...
  
  
   Комментарии:
  Название Vardø'hus', вероятно, дано по виду новой крепости, его можно перевести как 'Замок-пирамида', в этот период его рисуют в виде усеченной пирамиды. Vargr (волк) похоже на "варяг", - остров варягов (волков?), тем более, что соседний полуостров называется Варангер. Это не противоречит предположению о связи с названием Уртаб и Артан. При переносе в другие языки звучание часто заметно меняется.
  В саге есть также название 'Bergen og Varhus'. Сравним с известным норвежским замком Бергенхус (в 12-13в. в нем жили короли и епископы), его имя буквально означает 'Горный Дом', и получим перевод 'Горный Варский дом' (Варяжский замок). Еще более интересно для нас перевести название Warthaus как Дом Утар или Артанский замок.
   Вот полная запись 1307г. об освящении архиепископом Северного Халогаланда и Варсегера новой кирхи: 'Herra Jorunder for Nordr a Halagaland j Varseygiar oc vigdi ter kirkiu'. По сагам это могла быть церковь в построенной в этот период крепости на острове Вардё. Varseygiar-Варсегер - древняя форма записи слова Vargeyiar-Варангер (Варяжский полуостров, есть городок Варсё). В ней явственно проступает арабская Арса. Третья группа русов - Arsabiya - имеет множество вариантов написания, также как и место проживания ее правителя - Arsa - имеет варианты Artha, Arba, A(b)arqa. Хвольсон сопоставил Abarma с Биармией скандинавских саг (англо-саксонский Beormas, др.-норвежский Bjarmar). Напомню, что в тюркских языках (арабы узнали имя Арса от тюркоязычных Волжских булгар) звука 'В' нет, он заменяется на 'Б' или 'У', или опускается. Так местность проживания русов-варягов Варсагер превратилась в Арсабию, а замок правителя Warthaus - в Урта(б). Действительно, небольшая древняя крепость на острове Вардё более похожа на замок феодала, - идеальное место для правителя Арсании. Да и сам полуостров Варангер по размерам (около 100км), сырому климату и отдаленному положению очень напоминает легендарный "Остров Русов". Хотя выше мы отождествили его с районом проживания Волжских русов в 9-10в., описание острова соответствует географии и климату полуострова Варангер. Его русское название - Варяжский - также нам подходит. О распространении здесь в прошлом магов: "На протяжении многих столетий северные территории Норвегии считались церковью краем сатаны. В XVII веке охотники на ведьм особенно много нашли их в Вардё - столице ведьм. Только в 1621-1680 годах на костре было сожжено более 80 женщин. Местом казни служила крепость". Поэтому полуостров Варангер также мог быть "островом русов".
  
  
   На южном побережье Варангер-фиорда (благодаря Гольфстриму залив замерзает лишь в самые суровые зимы) расположен Киркенес, - главный город коммуны Сёр-Варангер. Это настоящий сплав народов. Рядом друг с другом мирно живут на протяжении столетий люди различных культур и религий - саами, русские, карелы, финны и, конечно, норвежцы. Киркинес переводится как "Церковный мыс". Не здесь ли была построена первая церковь для беглых биармов?
   Среди историков давно существует точка зрения, что русы были скандинавами, которые обосновались среди славянских и финнских племен в более раннее время, тогда как варяги представляли собой новую волну скандинавского переселения. Участие различных групп скандов в этногенезе русов и русских не подвергается мною сомнению, однако процесс этот был более сложным и продолжительным. Выделение среди русов второй волны варягов и колбягов подразумевает две территории их проживания (дислокации) до прихода на Восточно-европейскую равнину. Это могли быть полуостров Варангер и остров Рюген. Эти пришельцы оставили на генетической карте Вост. Европы два пятна: скандинавской I1b и германо-балтийской I1c (по старой классификации). Они частично перекрываются, но второе явно смещено к югу. Первое же имеет заметный северный шлейф, упирающийся в побережье Белого моря и далее продолжение на север до Норвежских владений.
   В сагах викинги называли себя норманнами, употребляя термин 'верингер' (др.-исл. Vaeringjar ) только по отношению к скандинавским наёмникам на службе в Византии. Этимология слова не ясна, как уже говорилось выше, выводят от "волк", а также других:
   warang - меч, мечник. Византийские "варанги" носили мечи на плечах, (за плечом);
   от др.-герм. wara (присяга, клятва);
   от vár 'верность, порука, обет';
   В списках наемников Византии упомянуты русы, варяги, кулпинги (колбяги), инглины, франки, немцы, болгары и сарацины. При этом, варяги, безусловно, скандинавы (иногда, датчане).
   Исходя из этого, название полуострова Варангер (на старых картах русская форма Varijg) свидетельствует о проживании в данной местности скандинавов, связанных со службой в Византии и (или) Руси. Другими словами, они часто бывали там.
  
   В арабских хрониках сообщается о недоступности Артании для иноземных торговцев. Артанские русы сами привозят свои товары в Булгар. "Уртаб - город, в котором чужеземцев, когда они посещают его, убивают". Это подтверждает сообщение саги за 870-90г. об избиении колбягов (в тексте "кулфингов") в Хологаланде.
   'Торольв разъезжал по всему Финнмарку, а когда он был в горах на востоке, он услышал, что сюда пришли с востока колбяги и занимались торговлей с лопарями, а кое-где - грабежами. Торольв поручил лопарям разведать, куда направились колбяги, а сам двинулся вслед. В одном селении он застал три десятка колбягов и убил их всех, так что ни один из них не спасся. Позже он встретил еще человек пятнадцать или двадцать. Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра'.
   Колбяги (в данном контексте для норвежского конунга чужие в этническом плане и конкуренты) торговали с местным населением, а при случае грабили (собирали дань). Пограничная финская территория между скандами и русскими часто подвергалась двойным поборам. Колбяги 'пришли с востока', то есть из Восточной Европы. Известно, что колбяги занимались торговлей также в Новгородской земле, имея и там стычки с местным населением.
   Появление Дома Утар на северной границе Норвегии (в ничейной зоне) нормализовало ситуацию. Это была фактория (и княжеский домен), контролировавшая торговые связи Скандии с Биармией, а позже с Новгородом.
   В цитированной выше Hákonar saga (отрывок о беглых биармах) есть описание нападения на биармов в 1222г.
   "Этим летом отправились они в военный поход в Бьярмаланд, Андрес Скьяльдарбанд и Ивар Утвик. У них было четыре корабля. И то было причиной их поездки, что ездили они в Бьярмаланд в торговую поездку за несколько лет до этого, Андрес из Сьомелингар и Свейн Сигурдарсон, Эгмунд из Спангхейма и многие другие. У них было два корабля. И отправи-лись они назад осенью, Андрес и Свейн; а они остались с другим кораблем, Хельги Богранссон и его корабельщики. Эгмунд из Спангхейма тоже остался; и отправился он осенью на восток в Судрдаларики (Суздальское княжество) со своими слугами и товаром. А у халога-ландцев случилось несогласие с конунгом бьярмов. И зимой напали на них бьярмы и убили всю команду...".
   Речь идет о начале карательного похода на Биармов за нападение на зимовавших у них купцов-халогаландцев, случившееся за пять лет до того. Таким образом, название Холага-ланд (родина зимовавших купцов) наверняка было известно в Биармии. В настоящее время под Биармией понимают обширную северную территорию, включающую на юге Вятку и Каму. По ДТ это провинция Бийсу (Вису у арабов), до 1150г. ее столицей был город Гусман, основанный представителем рода Утар, а позже (всвязи с утратой земель Приустюжья) - крепость Колын на Вятке. Однако булгары продолжали временами контролировать устье Сухоны и Юга.
   В Биармию, судя по другим сагам, викинги плавали на судах вокруг Скандинавии (мимо Холагаленда) до устья С. Двины и далее вверх по реке. В начале 13в. С. Двина уже отчасти контролировалась новгородцами, но какие-то флотилии скандов могли по ней проникать вглубь материка. В 1217г. где-то в верховьях ее они встали на стоянку. Скорее всего, это был Устюг (Гледен) или Гусман. Один корабль вернулся домой тем же путем, а другой осенью ушел в Суздальскую землю, то есть перешел в бассейн Волги, что свидетельствует о возможности преодолевать волоки. Часть его команды осталась на зимовку, но погибла в стычке с местными биармами. Конунг Биармов на тот момент мог находиться именно в Гусмане или Гледене.
   Впрочем, у хологаландцев могла быть в Биармии своя фактория. Как выяснил историк Н. Хан, южная граница распространения соболя проходила в те века как раз по средней Вятке. То есть, для купцов наиболее интересно было поселиться на этой границе или чуть севернее (то есть, выше по реке от г.Кирова). В начале 13в. в этом районе по археологии известны Никульчинское, Чуршинское, Родионовское и Слободское городища. Причем, последнее имело в прошлом название Холога. Сохранилось она в памяти Каринских татар, что косвенно говорит об их появлении на Вятке еще в 13в. так как позднее город Слободской получил название Кошкаров.
  
   В договорных грамотах Новгорода и Суздальских князей второй пол. 13в. в числе других упоминаются новгородские области Тре, Перем и Коло Перем. Тре - Терский берег, юг Кольского п-ова. Перем - Старая Пермская земля - бассейн Вычегды и верхней Камы. Это был срединный остаток Биармии (без Вятки, Печоры-Югры и Подвинья). Коло Перем - это Кольская Биармия. С начала 14в. в грамотах она уже не упоминается. Эта спорная территория была утрачена Новгородом. По 'Разграничительной грамоте' 1326г. граница прошла по старине (договору 1251г.)
  
    []
   На карте Меркатора 1595г. легко просматривается прямой путь от Вартхуса на юго-восток по морю, заливу, С. Двине мимо Перми (город "Перме-велик" на Вычегде), и далее по ее южному притоку (истоку) реке Юг через волок до Вятки и Казани. Страна Вятка не указана, что косвенно свидетельствует о ее причислении к Пермии-Биармии. Но река Вятка на карте есть (северный приток Камы). На карте также виден восточный обходной путь в Биармию-Пермь по Печоре.
  
   А. И. Леонтьев, М. В. Леонтьева в книге 'Неведомые земли и народы Севера' http://lib.rus.ec/b/209892/read приводят такие цитаты:
   'От берегов Биармии поплыли они, дождавшись попутного ветра, в дальние области Биармии. Климат там суровый, земля скрыта под толстым слоем снега и лишена тепла летнего солнца. Страна покрыта непроходимыми лесами, бесплодна и изобилует невиданными зверями. Там множество рек, русла которых так усеяны скалами, что течение их напоминает сплошной бурлящий водопад' (12 век, Saxo Grammaticus. Gesta Danorum. L. 8. XIV).
   Олаус Магнус также делит Биармию на две части: ближнюю и дальнюю: 'В ближней изобилуют горы, покрытые лесами, а на богатейших пастбищах находят себе пищу многочислен-ные стада диких зверей; здесь много рек, обильных пенящимися водопадами. В дальней Биармии обитают диковинные народы, сам доступ к которым труден, и попасть туда можно только с великой опасностью для жизни. Эта половина Биармии по большей части покрыта снегами, и путешествие возможно здесь, при страшном холоде, только на быстро несущихся оленях. В той и другой части Биармии достаточно равнин и полей, и земля дает урожай, если бывает засеяна; повсеместно водится в громадном количестве рыба, а охота на дикого зверя столь легка, что здесь не ощущается особой нужды в хлебе.
   Во время войны биармийцы не столько пользуются оружием, сколько заклинаниями, с помощью которых вызывают на ясном небе густые облака и проливные дожди. Биармийцы - идолопоклонники, ведут кочевую жизнь и весьма искусны в волшебстве; не только словом, но одним взглядом они могут так околдовать человека, что он теряет волю, слабеет умом и, постепенно худея, умирает от истощения'.
   Отрывки из малоизвестного труда Франческо да Коло (был в Московии в 1518 г.): 'В устьях некоторых рек... совершаются торговля и обмен разного рода товарами, в особенности происходит это на границах разных областей, то есть Биармии, подчиненной князю Московскому и Скризинии на окраине Швеции... Биармия, неко-гда громаднейшее царство...'.
   Мавро Орбини (писал в 1606 г.) в 'Книге историографии' делает такое интересное замечание: 'Руссы из Пермии (di Biarmia), как повествует Карл Вагрийский, плавая по Северному Океану около 107 лет назад, обнаружили в тех морях неизвестный доселе остров, обитаемый славянами (Новая земля)'.
   Таким образом 'границы Биармии простирались, по одним источникам, от Северной Двины до Печоры и от Белого моря до Камы, по другим границы ее были еще шире и достигали на западе - Финляндии и на севере - Норвегии, захватывая побережье Белого моря и Кольский полуостров, то есть территорию всего Русского Севера... Ближняя Биармия, как сообщает Олаус Магнус, не приспособлена для жизни человека, и препятствует проникновению европейцев в дальнюю Биармию, которую населяют племена, занимающиеся оленеводст-вом, охотой и рыболовством. Обилие природных богатств в обеих Биармиях делает совершенно ненужным земледелие. Население обеих Биармии поклоняется идолам и верит в черную магию'.
  
   Сюжеты из саг (информация с http://maxi4.narod.ru/01_history/07.htm): "Летом 965 года конунг Гаральд Серая Шкура совершил набег в страну Бьярма и одержал победу в большой битве на берегах реки Вины". В песне Глумра Гейрисона говорится: "В славном восточном походе мечи воинов обагрились кровью. Пылают селения на Севере. Вижу, как бирмы спасаются бегством. В метели стрел и копий одержана победа на Вине. Молодой вождь отвагой и мужеством стяжал добрую славу". В сер. X в. в Биармию отправился халоголандец Орвард Одд, его младший брат Гудмунд и племянник Сигурд. По пути Гудмунд грабил землянки в Финмарке. В Биармаланде пришли к большой реке и отправились по ней вверх. Мореплаватели сначала торговали с биармийцами, а затем ограбили курган у языческого храма с золотыми и серебряными монетами. В плен был захвачен норвежец, проживавший вместе с биармийцами семь лет, но тот сумел убежать обратно к биармийцам".
   Между 920-930 в Биармию за добычей отправились братья Гунстейн и Карли. К ним пристал со своим кораблём и людьми Торир Собака. После торговли с биармийцами викинги ограбили храм божества биармийцев Йомалы, где хранились деньги и сокровища. Биармийцы прибежали на шум, но задер-жать викингов не сумели.
   В "Истории Дании" Саксона Грамматика о Биармии: "биармийцы во главе с Тунингом напали на Гадинга, норвежского короля, но потерпели поражение..."; "Король Халоголанда Гельго вздумал посвататься за Тору, дочь военачальника финнов и биармийцев, но получил отказ..."; "Датчанин Арнгрем пошёл войною на оставшиеся еще не покорёнными датскому владычеству Финляндию и Биармию. Короли Биармии и Финмарка Эггер и Тенгель выступили против. После долгого сопротив-ления Тенгель покорился Арнгрему'; 'Швеция является посредником между Данией и Биармией, а также сообщает о существующем сухопутном пути из Швеции в Биармию". Здесь речь идет о ближней Биармии.
   Впервые границы Перми Великой очерчены в "Житии Стефана Пермского", написанном Епифанием Премудрым в конце XIVв.: "Река же едина, ей же имя Вымь, си обходящиа всю землю Перьмскую и вниде в Вычегду. Река же другая, именем Вычегда, си исходящиа из земля Перьмскыа и шествующи к северной стране, и своим устьем вниде в Двину ниже града Устюга за четыредесять поприщ. Река же третья, нарицаемая Вятка, яже течет с друтую страну Перми и вниде в Каму. Река же четвёртая си есть именем Кама, си убо обходящия и проходящия всю землю Перьмскую сквозь ню, по ней же мнози языци седят". Информация с http://maxi4.narod.ru/01_history/07.htm : Из текста "Жития" следует, что название "Пермь" распространялось на народы, жившие по Вычегде и её притоку Выми, а также по Вятке и Каме. В 14в. северная часть Биармии (Двина и Печора) уже была освоена новгородцами. Еще ранее нижнекамский юг Биармии стал особым регионом.
  
    []
   Биармия-Вису 10-12в. Показаны основные пути из Вартхуса (Кольской Биармии) по С. Двине через Гледен-Устюг по Сухоне в Суздаль и по Югу (или Лузе) в Колын (или в Хологу) на Вятке, а также путь по Вычегде к Печоре ("Зырянская дорога" по правому притоку Печоры Щугору). Страна Ару упоминается в источниках как отдельная от Вису-Биармии, но явно связанная с нею, - это протоудмуртское население Чепцы и низовий Вятки (два анклава). Мари-черемисы жили к северо-западу от Казани. Малиновым цветом указаны места находок "славяноидной керамики". В первой половине 12в. С. Двину переняли новгородцы. Южная граница Биармии в сер. 12в. определяется крепостями Колын на Вятке (Ковровское городище), Иднакар на Чепце и Каргадан на Каме (Рождественское городище). Гледен (крепость на горе была основана в 9-10в.) был её западной пограничной крепостью на важном перекрестке путей.
   На С. Двине до прихода новгородцев городов не было. Очевидно, морские суда скандинавов в 9-10в. поднимались вверх по Двине до устья Сухоны, где был торг. В сагах встречается выражение о пути "на север, в Суздальскую землю и Биармаланд (til Surtsdala ok Bjarmalands)". Скандинавы, вероятно, меняли возле Гледена-Гусмана морские суда на речные, оставив первые на зимовку в Биармии. Единственное известное поселение 11-14в. в бассейне Вычегды - Жигановское - расположено на левом берегу Выми, возле д.Жигановки, напротив с.Турьи, в естественно укреплённом месте, на высокой коренной террасе, недалеко от одноименного могильника (в 60км от устья р.Вымь, где в 14в. появляется городок Стефана Пермского, по ДТ в домонгольский период здесь была станция на пути к Печоре). Площадь его составляет 5000 кв.м. На поселении выявлены наземные хозяйственные, производственные и жилые сооружения. Большинство населения бассейна Вычегды и северной части Биармии вело полукочевой образ жизни.
  
   В 11-м же веке на Двинскую землю началось наступление новгородцев, и к началу 12-го века почти весь Северный край превратился в обширную новгородскую колонию. Но уже в первой половине 12-го века началась также и колонизация из Волго-Окского бассейна. В результате напряженной борьбы, новгородцы захватили верхнее и среднее течение реки Сухоны, где основали Вологду и Тотьму, а все нижнее течение оказалось в руках владимиро-суздальцев. Чтобы закрепить свои позиции на стыке крупнейших рек этого края - Сухоны, Юга и Северной Двины, они основали новый город Устюг в нескольких километрах от уже существовавшего города Гледен, но на другом берегу реки. Впервые Устюг упоминается в 1207 г.
   Топоним 'Юг' мог образоваться от скандинавского 'йогги' или 'йок', что значит 'река'. В округе есть речки с названиями типа Куз-юг.
   Судя по остаткам орудий труда и керамики, древнейшее население Устюгской округи в основном имело генетическую связь с расположенными восточнее культурами, в частности, ванвиздинской. Это культура северной части Биармии кон. 5-10 в: басс. рек Вычегды, Мезени, Вашки, р-ны Верхнего Прикамья, Припечорья, Сев. Двины. Представлена неукрепленными пос., расположенными по берегам рек и оз., грунтовыми могильниками с обрядами трупоположения и трупосожжения. В этом регионе взаимодействовали самые разные группы населения. Этнический состав обитателей был чрезвычайно сложен. Ванвиздинская культура является северной параллелью Ломоватовской культуры Прикамья (III - VIII вв. н. э.) и ее степной разновидности - Неволинской. Ванвиздинцы, бесспорно, сформировались в результате смешения целого ряда этнических групп, в том числе гуннского происхождения. Большинство исследователей сходятся во мнении, что ванвиздинцы говорили на одном из финно-пермских языков.
   На Верхней Каме, Вятке, а также Вычегде найдено большое количество монет и серебряных изделий иранского, среднеазиатского и причерноморского происхождения, а также предметов местного искусства, т.н. "пермского звериного стиля", производство железных и медеплавильных изделий, наличие в 4-10в. развитой торговли с южными и западными странами. Для примера такой материал.
  
   Из книги Л. Д. Макарова ДРЕВНЕРУССКИЕ НАХОДКИ на ВЯТКЕ:
   "Веселовский могильник IX-XI вв. расположен на дюнном всхолмлении левого берега М. Какши (лев. приток Ветлуги) близ д. Семеново (к северу от ст.Шахунья Нижегородской обл.). Вскрыто 15 погребений, причем два после трупосожжения, но с полагающимся инвен-тарем. Захороненные были в полном одеянии (вид которого можно восстановить), с украше-ниями, орудиями труда, предметами быта, оружием. На голову надевалась кожаная повязка с медными бляшками и цепочкой из мелких колечек. На шее - украшения из серебряной ви-той проволоки, так называемые гривны. На груди - оригинальные бронзовые подвески. На руках до 15-17 бронзовых и серебряных браслетов. Одежда обычно меховая, по подясанная кожаным ремнем с серебряными или медными накладками, на ремне - кинжал в деревян-ных ножнах с латунной оправой. В специальном кожаном мешочке - трут, камешки и кре-сало для высекания огня. Наряду с богатыми были бедные захоронения, однако в каждом найдена посуда - железный или медный котел или глиняный горшок. Обнаружены лесо-рубные широколезвенные топоры, тесала, шилья, оружие - копья, колчаны со стрелами, две серебряные чаши восточной работы с чеканным орнаментом, серебряные монеты диргемы (одна чеканена в Булгаре в 987 г.). Главным орудием подсечного земледелия был топор (найдены в семи погребениях). При раскопках 1927 г. в одном из захоронений обнаружены мешочек с полбой и просом. Для обработки зерна пользовались ручным каменным жерно-вом. Судя по обнаруженным остаткам шкур и шерстяных тканей, держали овец и коров. Был широко распространен пушной промысел, меха шли на торговый обмен. Найдены рыболов-ные остроги, крючки, кости рыб, во всех могилах попадалась льняная ткань.
   Находки могильника свидетельствуют о высокоразвитых ремеслах, а наличие однотипных предметов - об обособленности ремесел. Кузнецы изготовляли топоры, тесала, наконечни-ки стрел, ножи, знали приемы ковки, сварки, клепки. Из дерева делались чаши, рукоятки, об-рабатывались кожи, меха для обуви, одежды, перчаток, сумок, кошельков, ножен, изготовлялись льняные и шерстяные ткани, их красили, есть изделия из кости - гребенки, рукоятки ножей и шильев. Большие успехи достигнуты в ювелирном деле - изготовлении украшений из меди, бронзы, латуни, олова, свинца, серебра. Были известны приемы литья, ковки и че-канки цветных металлов. Материал для этих изделий, по мнению исследователей, привозил-ся из Прикамья, где в то время складывались народности коми и удмуртов. Наличие бедных и богатых захоронений - свидетельства зарождения имущественного неравенства. Среди предметов попадались и близкие к находкам из курганов мери, могильников муромы и мордвы, что свидетельствует о связях с этим населением, с волжскими болгарами, удмур-тами, славянами. От болгар попадали некоторые серебряные вещи: украшения - серьги, ви-тые браслеты с каменными вставками, монеты-диргемы, изделия мастеров Востока - чаши". http://www.kroraina.com/volga/mdv/berezin_2.html
  
   Комментарии. Веселовский могильник расположен на водоразделе бассейнов Вятки (Пижмы) и Волги (Ветлуги), то есть, вероятно, соответствующее ему древнее поселение находилось на пути с Ветлуги в Пижму. По нашей реконструкции это было пограничье Ростово-Суздаля (Джира) и Биармии. Первоначальное население той поры, судя по гидронимам и топонимам, было здесь не марийское (предки мари появились не ранее X-XI в., см. примечание ниже), а пермяцкое. Но по характерным украшениям и др. находкам могильник отнесен к древнемарийским (Необходимо отметить, что вятские марийцы до сего времени говорят на горном диалекте). Однако связи с древнерусскими и скандинавскими древностями прослеживаются, в частности по находке кошелька. Находки этих кошельков (поясных сумочек) достаточно редки и отдалены друг от друга. Две находки происходят с Бирки, одна с о. Готланд, одна происходит из Gastrikland, одна из Сконе, одна из Гробина, две из Гнездово и одна из Танкеевского могильника (Татарстан, низовья Вятки).
  
    []
   Скандинавская сумочка-кошелек.
   " Об одном из видов кошельков эпохи викингов... При рассмотрении данного вида кошельков интерес представляет и находка, происходящая из марийских древностей, погребение 5 Веселовского могильника. Материал: кожа, бронза, серебро. Датировка IX-X вв. Как и в случае с танкеевской находкой, возможно, имело место подражание 'северным' кошелькам".
    []
   Сумочка из Веселовского могильника.
  
   http://asgard.tgorod.ru/libri.php?cont=_purse
  
   На Веселовском могильнике найден также топор эпохи ранних викингов:
   'Наиболее ранним в сарской коллекции является один из рабочих топоров типа V (рис. 46, 5) скандинавского происхождения. Топор относится к разновидности типа "С", по классификации Я. Петерсена. На территории Финляндии, где, по сводке Е. Кивикоски, насчитывалось 18 экземпляров этого типа, происходящих из памят-ников северной части страны и Аландских островов, они датируются временем, предшествующим эпохе викин-гов. Погребение в Северной Швеции, где найдена точная аналогия сарскому топору, относится к "поздневен-дельскому или раннему периоду викингов". Топор типа "С", но несколько иной формы, встречен в Старой Ла-доге в слое Е. Однако существуют топоры этого типа, относящиеся к более позднему времени. Так, в могиль-нике Бирка такое орудие найдено в одном комплексе с черепаховидной фибулой типа 55, по Я. Петерсену, да-тирующейся концом Х - началом XI в. На территории Эстонии один экземпляр найден в погребении, которое, судя по находке в нем германских монет, относится к XI в. ... Исходя из отмеченных признаков, топор с Сарского городища следует отнести к числу ранних экземпляров этого типа и на основании приведенных выше аналогий датировать с достаточной долей уверенности концом VIII - началом IX в. Находки Сарского топора типа "С" и некоторых других предметов этого времени являются свидетельством ранних международных кон-тактов ростовской мери. Орудия типа "С" на Руси и близлежащих территориях широкого распространения не имели. Кроме упомянутых экземпляров из Старой Ладоги и Эстонии отдельные топоры найдены в муромском Малышевском могильнике, марийском Веселовском могильнике, на городище Супруты (р. Упа, Тульская обл.), в Приладожье (устье р. Паши, курган 7, погребение 1), во Владимирских курганах'. http://south-rus.narod.ru/sarskoe.html
   "Зооморфные украшения (уточки, утиные лапки, кони) относят к финноугорским, но учитывая значительный элемент финских генов в современном населении северо-востока центральной России, можно полагать подобное состояние и в прошлом. Другими словами, древнерусское население этих мест уже в 10-13в. представляло собой русифицированных финно-угров". http://www.kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_297.htm
  
   О могильниках Ветлужско-Вятского междуречья.
  
   'Вопрос о происхождении марийского народа является спорным до сих пор. Проблема этимологии слова 'черемис' осложнена тем, что в средние века так называли не только марийцев, но и чувашей и удмуртов. Некоторыми считается, что имя черемис относилось первоначально только к горным мари'. 'Большинство лингвистов являются сторонниками переселения марийцев на территорию их современного проживания из юго-западных районов (правобережья Волги)'. В настоящее время признано, что в середине I тысячелетия н.э. территория Ветлужско-Вятского междуречья была населена пермскими племенами испытавшими влияние Азелинской и последующих культур региона.
   'Своеобразие представляет группа могильников, расположенных на реке Вятке (Лопъяльский, Кочергинский, Юмский) и оставленных, вероятно, марийским населением, представляющим самостоятельное наречие, отличное от горного и лугового. На формирование этнографического облика населения, от которого до нас дошли вятские памятники, значительно повлияли контакты с проживающим здесь пермоязычным населением, предками удмуртов. Современное состояние антропологических исследований позволяет говорить о принадлежности марийцев к древнеуральской антропологической общности, которая в результате метисации с европеоидами дала начало антропологическим типам финно-угорских народов'.
   Наблюдается значительный временной пробел между могильниками 9-11в., приписываемых к протомарийским, и первыми точно установленными марийскими кладбищами 14-17в. на территории современной Мари-Эл и Кировской области. Кроме того, обследование черепов в ранних могильниках выявило несколько большую долихокранию в сравнении с современным марийским населением.
   'Марийские' могильники 9-11в. характеризуются: трупоположение примерно на С, наблюдается кремация в 15% случаев. Всего в Волго-Вятском междуречье найдено 20 кошельков. Кроме Веселовского и Дубовского мог. - в Крюковско-Кужновском (территория Моршанского района, Тамбовская область), Танкеевском и Владимирские курганы. Топоры схожи с некоторыми из Северной и Центральной Европы (Дания, зап славяне и финны), а также Владимирских курганов, другие - с Чепецкими и Булгарскими. Гривны Глазовского типа. Наконечники стрел исключительно северо-русские и Прикамские финские.
   Остатки льняных рубах. На Еманаевском много костей свиней. лошадей и коров, а также бобра и куниц (соболь). Аналогично на Чепце. В могильниках прослеживается разделение на группы, в которых наблюдается преобладание того или иного типа вооружения: конники с мечами (и др. видами оружия), конники с копьями и топорами, а также рядо-вые мужчины-воины и женщины (богатые и бедные). Коньковые шумящие подвески характерные для Прикамья с 7в. Отсюда же вышли подвески-всадницы и огнива с бронзовой рукоятью. Рукояти с изображением двух всадников можно связать со Скандинавскими, сюда же можно отнести фигурку Одина с двумя воронами, известную по Прикамью. Встречаются предметы схожие с Вычегодской культурой (Кичиль-Коський мог.). По находкам из могильников просматривается прямой путь с Вятки и Чепцы через Ветлугу на Волгу, минуя территорию контролируемую Волжскими булгарами. Об этом же свидетельствует клад дирхемов начала 9в. найденный у д. Лелеки к зап. от Котельнича на расстоянии около 60км от реки Вятки. Это место расположено вблизи водораздела бассейнов Вятки (Пижма) и Волги (Ветлуга). То есть, клад был зарыт на переволоке (переходе) из Вятки в Волгу. Так как местность представляет собой торфяные болота, - в паводок это практически верховые озера, - то здесь проходил прямой водный путь с Вятки на Волгу в район устья Ветлуги и Суры (где в 13в. неслучайно появилось Важнангерское городище). Веселовский могильник расположен на этом же пути немного далее Лелеки. Добавлю, что на р. Пижме расположена большая группа поселений Еманаевско-Кочергинской культур 6-12в.
  
   Т.Б. Никитина (http://www.antat.ru/cgi-bin/img.pl/files/NT42010/9nikitina.pdf) на основании анализа находок височных украшений в могильниках 10-12в. (Веселовский, Дубовский и Нижняя Стрелка) пришла к выводу, что они имеют аналогии на различных территориях лесостепной полосы Восточной Европы. При этом "браслетообразные кольца с одним отогнутым кольцом, наиболее яркие марийские этномаркеры этой эпохи, составляют 38,2%". "Если поставить в прямую зависимость находки височных колец с обязательной миграцией населения, то в Ветлужско-Вятском междуречье в IX-XI вв., судя по материалам Веселовского могильника, присутствовали наряду с марийским населением, которое является преобладающим, славяне из различных уголков Древней Руси, угры из Пермского Предуралья, переселенцы с Северного Кавказа. Этническую мозаику населения Ветлужско-Вятского междуречья по материалам могильников, аналогичных Веселовскому, можно добавить представителями мерянских (втульчатые височные кольца) и муромских (височные кольца со щитком на одном конце и заостренным вторым концом) племен". -- Автор объясняет такой "мультикультурализм" результатом торговли, что вполне возможно, но, всё-таки, очень уж большое разнообразие, учитывая, что эти украшения носили и мужчины.
   "Особое положение занимают перстневидные проволочные височные кольца. Простая универсальная форма этих украшений наводит на первоначальную мысль об их бытовании на достаточно широкой территории. Однако в марийских средневековых захоронениях они обнаружены только в памятниках левобережья Волги: в Дубовском могильнике и могильнике Нижняя Стрелка". -- Данные височные кольца составляют заметную часть в названных Горномарийских могильниках (19% и 11%), они характерны для западных славян.
   Никитина делает такой вывод: "На основании перстневидных височных колец можно предположить, что в Среднее Поволжье пришли носители этих украшений, в основном мужчины, которые брали в жены мариек. Свидетельством этого являются женские костюмные комплексы с марийскими этноопределяющими украшениями и одним перстневидным кольцом (знак рода мужа). Пока остается открытым вопрос, откуда пришла новая волна переселенцев, но все погребения в составе комплекса погребального инвентаря содержат вещи западного облика".
  
   Итак, в мужских погребениях с оружием вещевой материал близок к древнерусскому (скандинавскому), в женских - видно влияние Прикамских культур. Участие мордвы и мери второстепенно. В целом наблюдается сходство 'элитных' захоронений с соседними регионами, - Сарское городище и Владимирские курганы (Волжские русы), а также, в большей мере, Вятка, Кама и Вычегда (Биармия). Поэтому можно определенно относить данную территорию к государству Артанских русов.
   Население Биармии в 10-11в. имело смешанное происхождение. Вероятно, женщины принадлежали местному коми-зырянскому и угро-финскому этносам. Мужчины же были, хотя бы отчасти, выходцами из северо-западной Европы. Прослеживаются аналогии с населением Сарской округи, а также русами в описании Фадлана:
   "я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились (высадились) на реке Атиль. И я не видел (людей) с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны. Они не носят ни курток, ни хафтанов, но носит какой-либо муж из их числа кису, которой он покрывает один свой бок, причем одна из его рук выходит из нее. С каждым из них (имеется) секира, и меч, и нож, и он (никогда) не расстается с тем, о чем мы упомянули. Мечи их плоские, с бороздками, франкские. И от края ногтя (ногтей) кого-либо из них (русов) до его шеи (имеется) собрание деревьев и изображений (вещей, людей?) и тому подобного (татуировка).
   А что касается каждой женщины из их числа, то на груди ее прикреплено кольцо или из железа, или из серебра, или (из) меди, или (из) золота, в соответствии с (денежными) средствами ее мужа и с количеством их. И у каждого кольца - коробочка, у которой нож, также прикрепленный на груди. На шеях у них (женщин) (несколько рядов) монист из золота и серебра... Самым великолепным украшением [считаются] у них [русов] зелёные бусы из той керамики, которая бывает (привозится) на кораблях. Они делают [для приобретения их] исключительные усилия, покупают одну такую бусину за дирхем и нанизывают [их] в качестве ожерелий для своих жен."
   Вот что пишут о типичных женских украшениях и нарядах скандов эпохи викингов:
   Т. А. Пушкина. 'Как установлено скандинавскими исследователями, овальные фибулы служили для скалывания бретелей юбок и обычно употреблялись парами. Иногда одна из овальных фибул заменялась круглой, трилистной или равноплечей Между собой фибулы соединялись цепочкой, в первую очередь они несли служебную функцию и могли употребляться при соответственном покрое одежды. X. Арбман писал, что 'эти эффектные украшения были важной частью тогдашнего наряда викингских женщин, и это были не покупные товары, так как их можно было использовать только тогда, когда женская одежда имела покрой, характерный для времени викингов - с юбками на бретелях'.
   "Женщины викингов всегда носили пару больших овальных брошей, обычно длиной 4-5 дюймов, которые археологи называют 'черепаховидные'. Их носили на груди, почти на ключицах, связывая между собой гирляндами из серебряных цепочек или бус. С правой броши свисали другие цепочки, на которых было подвешено множество предметов - ключи, ножичек, гребень, ножницы, иголки, а возможно, и кошелек. Существовала и третья брошь, которую носили на середине груди. Она могла быть различной формы - длинной, квадратной, трехлепестковой или круглой. Остальные украшения могли быть разными соответственно вкусу владелицы. Распространены были кольца, браслеты, подвески, ожерелья из разноцветных стеклянных бусин. В погребениях женщин викингов никогда не находили ничего похожего на пряжку от пояса: платья либо висели свободно, либо были перехвачены завязками от фартука или тканым пояском. Зафиксировано, что сумку или кошелек для денег в захоронение женщинам клали так же часто, как и мужчинам. У викингов Бирки популярны были синие и голубые бусы".
    []
   Спереди женщины скандов часто одевали длинный нагрудник (красный), который пристегивался к фибулам, что напоминает нагрудник угро-финок. Считается, что пояса с прикрепленными к ним инструментами знатные жены не носили. Реконструкции одежды скандинавок времен викингов часто носят следы влияния описаний жен русов у Фадлана. В реальности на основании женских погребений дело обстоит иначе. Монист (цепочек из монет) у типичных скандов нет, как нет и колец на груди. Скандинавские фибулы довольно большие, 10-13см (на реконструкциях они явно меньше), поэтому их расположение на груди женщин вызывает споры. Есть мнение, что они выполняли роль не только застежек бретелей сарафана, но и внешнего бюстгальтера. В Гнездовском могильнике исследовано свыше двух десятков курганных погребений с такими фибулами. В шестнадцати курганах встречено по одной фибуле, в одном - четыре, в остальных - по две. Из этого видно, что привозные фибулы использовали не вполне по назначению: не в качестве деталей традиционного костюма скандинавок (застежки к сарафану), а как украшение-брошь.
   Затруднительно также соотнести эти фибулы с "коробочками" у жен русов. Коробчатые фибулы встречаются как особая разновидность, но они известны в основном по материалам Готланда - центра балтийских викингов, на Руси они редки, встречаются в Гнездово и Ладоге. Они меньшего размера - 50 мм. По виду это броши, а не коробочки. Вообще, фибула - застежка, широко известная с эпохи бронзы во всем мире. Странно, что фибулу Фадлан назвал коробочкой. Трактовать описание наряда жен русов можно различно (есть варианты переводов). Самое прямое: сверху на груди большое кольцо (шейное?), к нему крепиться коробочка (сумочка?), а снизу как-то прикреплен ножик. По материалам Готланда, нож у женщин был прицеплен к вспомогательной броши бронзовой цепочкой. Поэтому однозначно считать всех жен русов скандинавками нет оснований. Хотя явно скандинавские захоронения на территории Руси встречаются.
  
   К скандинавским предметам принадлежат еще железные шейные гривны (у русов они не только железные, но и серебрянные и золотые) с топоровидными привесками, называемыми молоточками Тора, а также некоторые привески с типичным нордическим орнаментом или связанные с языческими культами викингов, - щитообразные подвески.
   "Судя по данным погребений, щитообразные подвески являлись исключительно женским украшением и носились в составе ожерелий. В захоронениях Бирки большинство из них располагалось вместе с бусами и другими подвесками на шее погребенной или в районе грудной клетки (около овальных скорлупообразных фибул). На территории Древней Руси найдено около 60 экземпляров дисковидных подвесок с центральной выпуклостью, объединенных нами в категорию щитообразных, которые происходят из 23 пунктов... Все остальные учтенные нами находки (34) входили в инвентарь знаменитых Владимирских курганов, раскопанных в середине прошлого столетия под руководством и на средства графа А. С. Уварова. Не для всех из них мы располагаем данными относительно места находки, информация о составе комплексов отсутствует.
    []
   Карта находок щитообразных подвесок. Большинство из могильников вокруг Сарского городища. Это еще раз подтверждает проживание здесь русов скандинавского происхождения и тесные связи их с родинов.
   Хронология древнерусских находок щитообразных подвесок ограничивается более узким отрезком времени X - сер. XI в., причем большинство экземпляров, для которых представилось возможным определить дату, относятся к сер. - второй пол. X в. Шестовицкий курган принадлежал женщине скандинавского происхождения. Трупоположения Нефедьевского и Веськовского могильников, наряду с древнерусскими предметами, содержали некоторые финские элементы костюма. Остальные захоронения не имеют четкой этнической окраски ни в обряде, ни в составе инвентаря". http://felag.zbord.ru/viewtopic.php?t=369
  
   Присутствие скандинавов на Руси подтверждается не только находками вещей скандинавского происхождения, но и специфическими чертами погребальной обрядности, например, погребениями в ладье. Находки железных заклепок в захоронениях с трупосожжением позволяют сделать вывод, что в погребальном обряде использовались ладьи, изготовленные в скандинавской кораблестроительной традиции. В могильнике Плакун, в Гнездове и в могильнике у деревни Большое Тимерево под Ярославлем обнаружено по несколько погребений в ладьях. Этот погребальный обряд получил некоторое распространение и в юго-восточном Приладожье - на территории, где широко представлены скандинавские женские украшения. Однако, это может свидетельствовать лишь о том, что скандинавского происхождения могли быть наемные варяжские дружины при каганах русов. Фадлан описывает уже довольно позднюю ситуацию 10в., когда Киевские князья, опираясь на наемных воинов-скандинавов постепенно завладевали властью:
   '...они построили на месте этого корабля, который вытащили из реки, нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку хаданга, написали на ней имя этого мужа и имя царя русов и удалились'. - Царь русов, он же каган.
   'К обычаям царя русов относится то, что вместе с ним в его дворце находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, и находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты, сражаясь за него... У него есть заместитель, который управляет войсками и нападает на врагов и замещает его у его подданных'. - Можно предположить этническое разделение ближнего окружения царя-кагана (малой дружины) и остальных русов, среди которых наверняка были выходцы из славян и др. народов. Вероятно, "заместитель царя" командовал войском из наемников-варягов. Такое положение просматривается в сагах об Олаве и князе Владимире Старом; 'Конунг Вальдимар поставил его хёвдингом (воеводой) над тем войском, которое он отправил охранять свою страну, имел он (Олав) и собственный большой отряд воинов на свои средства, те, что конунг давал ему'. Добавлю, что у конунга русов и его жены были свои отдельные дружины. Последняя могла получить отряд воинов в качестве приданого. Понятно, что предводители варягов освоившись с местными условиями, со временем сами претендовали на самостоятельный удел.
  
  
   Приложение
  
   "Материалы Тимеревского археологического комплекса под Ярославлем являются ключевыми для решения многих проблем раннесредневековой истории Северо-Восточной Руси. В 1983 г. Ярославская экспедиция Ленинградского университета возобновила работы в зоне комплекса. В связи с происшедшими в этом микрорегионе изменениями был составлен новый план. При этом были выявлены новые участки выходов культурного слоя поселения, которые по подъемному материалу и небольшим разведочным расколкам могут быть датированы временем не ранее XI в.
   На поселении работы велись на двух участках. В центральной части вскрыто 200 кв. м площади. Обнаруженные здесь остатки построек и ям датируются концом X и началом XI вв. Следует отметить находку черепа коня в основании одной из построек. Второй раскоп (300 кв. м) заложен на границе поселения и могильника. Здесь исследованы остатки двух жилищ столбовой конструкции с углубленным до 0,75 м в материк основанием и очагом в юго-западной части. Площадь одной из них около 25 кв. м, другой - более 40 кв. м. В инвентаре построек входили арабские серебряные монеты конца VIII - начала IX вв., кусочки янтаря, изделия из бронзы, железа и стекла, четырехсторонняя литейная формочка, льячка и др.
  В пределах пятна одной из построек на уровне материка обнаружен скелет женщины, ориентированный на запад. При нем найдены две золотостеклянные бусы. Обнаруженные на участке постройки относятся, очевидно, к начальному этапу существования поселения. В 1984-1985 гг. в могильнике доследована насыпь кургана 297, имевшая следы грабильских раскопок. Это одна из четырех самых больших насыпей могильника - диаметр ее около 16 м, высота 1,5 м. Под насыпью, в основании которой впервые прослежены ровики, открыты остатки двух погребений женщин: взрослой (30-45 лет) и девочки-подростка (11-13 лет). Погребения совершены по обряду трупоположения головой на запад в яме размерами 1,6x2,6 м и глубиной до 0,25 м. Последняя имела настил пола и перекрытие. В западной части ее зафиксированы три столбовые ямки, входившие, вероятно, в конструкцию козырька камеры.
   На поясе погребенной женщины находилась серебряная подковообразная фибула из рубчатой проволоки, костяной игольник с набором железных игл на серебряной цепочке, железные пружинные ножницы и нож, деревянная рукоятка которого обмотана серебряной проволокой. Ворот одежды погребенной был обшит полосками шелка, украшенными плетеной тесьмой из золотых нитей. В ногах найдены бусы стеклянные и горного хрусталя, а также два лепных сосуда.
   На груди девочки найдены две овальные скорлунообразные фибулы (тип 51К по Я. Петерсену), бусы стеклянные и горного хрусталя, на поясе - привеска из дирхема. В области кисти левой руки обнаружен серебряный перстень с сердоликовой вставкой, надетый на коготь медведя. Рядом найден еще один коготь, что дает основание предполагать, что в могилу была положена медвежья лапа, символизирующая обручение с 'хозяином' - медведем. Вероятно к этому же погребению относится и лепной сосуд, найденный в грабительской яме, которая нарушила нижнюю часть скелета погребенной.
   Вдоль западного и восточного бортов могильной ямы были положены частично сожженные доски борта ладьи с заклепками. У юго-западного угла могилы на борту стояло деревянное ведро. К востоку от камеры зафиксированы каменная кладка длиной 6,5 м и шириной 2,1 м, ориентированная по линии С-Ю, а также кострище с остатками сожженных деревянных конструкций, камней и кальцинированных костей. Остатки сожжения (погребение 3?) были частично ссыпаны в ведро, частично помещены в конусообразные ямки. Обряя, погребения (камера), инвентарь, на-личие остатков сожженной ладьи и другие детали позволяют отнести исследованные погребения к скандинавским и датировать его временем бытования фибул указанного типа, то есть второй - третьей четвертью X в. В камере были захоронены представители феодализирующейся знати".
   http://arheologi.livejournal.com/47102.html#cutid1
  
    []
   Азелинская культура III-VII вв. н.э занимает в основном территорию Волго-Вятского междуречья, прилегающие части Волги и низовий р. Камы, а также части левобережья р. Вятки. Отдельные местонахождения и памятники азелинской культуры выявлены по левому берегу реки Волги ниже устья р. Камы и по левому берегу реки Камы (что почти точно совпадает с ареалом распространения 'славяноидной керамики', разумеется, в более позднее время). Культура представлена городищами, селищами, кладами, могильниками и находками от-дельных вещей. Азелинские племена использовали городища, возведенные в предшествующее время. Наи-большее из городищ, Соловцовское, расположено примерно в центре этой территории, на мысу между двумя ручьями в бассейне р.Сулы, левом притоке р.Казанки. Жилища были наземными, построенными из дерева.
   Основная часть захоронений произведена по обряду трупоположения. При раскопках на Азелинском и Суворовском могильниках в Кировской области в 51 погребении Азелинского и Суворовского могильников было найдено 12 топоров, 3 кольчуги, 4 меча, 3 шлема, 6 наконечников копий; здесь же удалось проследить, что над некоторыми погребенными были возведены деревянные сооружения - 'дома мертвых' (вспомним описание похорон русов в таких домиках).
   Останками коней сопровождались не только мужчины-воины, но также женщины-ремесленницы и даже подростки. Почти во всех захоронениях встречаются вещи (украшения, орудия труда, оружие и т.д.). Обычно украшения и принадлежности костюма располагались так, как они носились при жизни. Мечи обычно встречаются слева от костяков.
   Верхняя одежда азелинских женщин представляла шерстяные кафтаны, дополнительно ук-рашенные круглыми бронзовыми бляхами. Кафтан обычно застегивался красным кожаным широким поясом с эполетообразной застежкой, бронзовыми накладками и халцедоновыми дисками. К поясу иногда крепились кисти из ремешков, покрытых бронзовыми обоймами и заканчивающихся привесками в виде уточек. Судя по остаткам, женская обувь представляла собою меховые сапожки, застегивавшиеся ремешками с медными бляшками. Поверхность сапожек дополнительно покрывалась бляшками и накладками. Фигурками лошадок, выполненных техникой чеканки, украшались женские пластинчатые нагрудники. Верхние части ажурных женских привесок также обычно включали изображения лошадок (замечу, что лошадки являются одним из основных отличительных элементов украшений ростовской мери).
   Шею погребенной украшала бронзовая круглая в сечении дротовая гривна. На груди костяка расположен железный с прямой спинкой нож. Грудь погребенной украшало ожерелье из светло-зеленых колесовидных стеклянных бус, желтоватых стеклянных пронизок и двух халцедоновых дисков диаметром 5,5 см. Зафиксированы остатки пластинчатого нагрудника в виде рамки из бронзовых полосок. Пространство заполнялось мелкими стеклянными бусами, снизу вешался небольшой нож и шило, а также бронзовая шумящая подвеска (лошадки, утиные лапки, колокольчики). Аналогичные украшения зафиксированы во многих погребениях азелинской культуры.
   Фигурками лошадок, выполненных техникой чеканки, украшались женские пластинчатые нагрудники. Верхние части ажурных женских привесок также обычно включали изображения лошадок. В V в. н.э. азелинские племена отошли с Нижней Камы в более глухие северные районы: их вытеснили новые пришельцы - племена именьковской культуры. Азелинские племена, отошедшие в более северные лесные районы верховьев р.Вятки и Волго-Вятского междуречья, представлены поселениями и могильниками типа Конповского в Кировской области. Позднеазелинские племена приняли участие в формировании древних марийцев и удмуртов. http://www.ksu.ru/archeol/azelin.htm
    []
   Вещи из женского погребения. Удила говорят о том, что женщина была хорошей всадницей.
    []
   А вот и характерные для русов зеленые бусы, но из захоронения Азелинской культуры. (http://www.ksu.ru/archeol/narmonpogr.htm) Ювелирный хризопраз сравнительно редок. Это просвечивающий или полупрозрачный халцедон голубовато-зеленого или изумрудно-зеленого цвета. Промышленные его месторождения известны в Польше, США, Австралии, Казахстане. В небольших количествах он встречается также в Бразилии, Индии и на Урале. Таким образом, зеленые бусы могли изготавливать в Приуралье или в Польше. В любом случае, их привозили издалека "на кораблях". Находки из Нармонского могильника в Лаишевском районе Татарстана:
   "Погребение 16 частично разрушено водой. Судя по остаткам, в могильной яме глубиной 55 см подчетырехугольной формы была погребена девочка-подросток; головой она лежала в сторону севера. Грудь погребенной украшало ожерелье из светло-зеленых колесовидных стеклянных бус, желтоватых стеклянных пронизок и двух халцедоновых дисков диаметром 5,5 см. Зафиксированы остатки пластинчатого рамочного нагрудника. Пространство между пластинами заполнялось мелкими стеклянными бусами. На нагрудник был положен железный хозяйственный нож. С этим погребением связана бронзовая шумящая подвеска. Аналогичные украшения зафиксированы во многих погребениях могильников азелинской культуры. По-видимому, к этому же погребению относится бронзовая эполетообразная застежка размером 17х10х6 см".
    []
   Эполетообразная застежка очень напоминает черепаховидные фибулы скандов. Правда, они носили их по две, а в азелинских погребениях встречается по одной застежке. Но интересно то, что скандинавские фибулы в древнерусских могильниках обычно также встречаются по одной.
  
   "Погребение 19 зафиксировано на глубине около 40 см от уровня современной поверхности могильника в яме подчетырехугольной в плане формы (240х160 см) и глубиной 110 см. Стенки могильной ямы немного скошены книзу. На дне могильной ямы зафиксирован костяк мужчины, лежащий вытянуто на спине, лицом вверх, руки вытянуты вдоль туловища. Остатки скелета анализировались антропологом И.Р.Газимзяновым. Он считает, что погребен мужчина в возрасте 45-50 лет (череп монголоидного облика). Под остатками костей скелета встречены кусочки ткани. С правой стороны около головы погребенного найдена костяная проколка длиной 20 см, чуть выше головы встречены кольчатые удила с железными звеньями и бронзовыми кольцами с железными зажимами.
   Чуть выше остатков костей таза человека зафиксирован кожаный пояс с бронзовыми накладками, остатками пряжки, бронзовой бусины и подвеской в виде фигурки человека. Слева от туловища (между левой рукой, туловищем и ногой) лежал железный двулезвийный меч длиной 100 см. Судя по остаткам, меч находился в ножнах, изготовленных из деревянных пластин, обтянутых тонкой кожей и украшенных бронзовыми пластинками-накладками и подвеской в виде халцедоновой бусины. Рукоять меча была деревянной с железным навершием в виде чашечки, крепившимся в дерево длинным железным штырем. Остатками портупеи следует считать бронзовую и железную пряжки. Около лезвия меча лежал железный наконечник копья. На коленных чашечках погребенного зафиксированы две уплощенные полусферические бляхи с петельками на оборотной стороне; обнаружены также железные пряжки на щиколотках ног. По-видимому, эти предметы были связаны с остатками обуви. В ногах погребенного, справа, найдены остатки черепа и костей нижнего отдела конечностей лошади".
  
   Итак, наблюдается почти дословное сходство описания украшений жен русов и Волго-Вятских женщин 3-7в. (из числа знати): сверху шейная гривна (обычно из серебра), под ней нагрудник или сумочка, к которым крепится нож. Конструкция нагрудников не исключает, что они были двойные, то есть выполняли роль сумки для хранения мелких вещей, ценностей, а также инструментов. Но постепенно они превратились в плоские украшения. Не исключено, что было наоборот: в эпоху русов-викингов импортные кошельки на время заменили традиционные нагрудники у женщин высшего сословия. Подобные нагрудные украшения в виде прямоугольных рамок заполненных монетками сохранялись у вятских марийцев до 20в.
   Азелинцы формировались на основе существоваших до них Прикамских культур при участии пришельцев с востока. Появившиеся в конце 4в. именьковцы потеснили их с низовий Камы на Вятку, Чепцу и верхнюю Каму. Здесь своеобразная культура продолжала существовать и развиваться. Не исключено, что именно она (Великая Холодная Свитьод - Биармия) стала основой Вендельской культуры предков викингов. Отсюда становятся понятны тесные связи скандов и русов в 6-12в. с Прикамьем. Таким образом, по крайней мере, жены русов, встреченных Фадланом, были из соседнего Прикамья. Мужчины биармийцев в виду тесных связей со скандинавами могли иметь смешанное происхождение. Об этом можно заметить следующее. Из описания Фадлана обряда похорон знатного руса:
   "Потом доставили петуха и курицу, убили их и оставили в нём...
   Когда же они с этим делом покончат, то, разделив пополам собаку, бросают её внутрь корабля, а также отрезав голову петуху, бросают [его и его голову] справа и слева от корабля... Потом ей (девушке приговоренной к смерти) подали курицу, - она отрезала ей голову и швырнула её [голову]. Они [же] взяли эту курицу и бросили её в корабль (погребальное судно)".
  
   "В связи с описанным Ибн-Фадланом обрядом погребения знатного руса актуален вопрос об архео-логических свидетельствах пребывания скандинавов на территории Волжской Булгарии. Таковые существуют. В 1870-1890 гг. была исследована курганная группа у села Балымер. Здесь, в 20 км. к югу от Болгара, в небольшой группе из 25 насыпей на берегу Волги, на высокой береговой террасе, были открыты погребения, имевшие прямые аналогии с курганными древностями Средней Швеции эпохи викингов (Бирка) и раннегородскими памятниками Древней Руси (Тимерево, Гнездово, Шестовицы и др.). 15 раскопаных курганов имели куполообразную форму, высоту насыпи до 0,9 м, ширину до 8,5 м.
  Зафиксированы остатки кремации на месте на уровне горизонта. В двух случаях кремация совершена на невысокой подсыпке. Один из курганов (? 13) выделяется богат-ством погребального инвентаря: на удлиненно-овальном кострище (размером около 4 х 1,5-2 м, мощностью до 11 см) здесь найдены согнутый пополам меч типа Е, глиняный сосуд; за пределами кострища - поясная и уздечная бляшки, остатки кожаной поясной сумки с бронзовыми деталями гарнитуры, кресало, кремень и железный футляр для трута. Примечательно, что после сожжения кострище частично было сгребено к центру. И. Измайлов, подробно исследовавший материалы этого погребения, исходя из вытянутой овальной формы кострища достаточно крупных размеров, не исключает присутствия здесь лодки (или ее части) во время сожжения, хотя ладейные заклепки не фиксируются, либо не сохранились в погребальном костре. Это погребение и вся группа курганов достаточно узко датируются первой половиной X в.
   Уже А.А. Спицын интерпретировал эти курганы как скандинавские, принадлежащие русам, при-ходившим в Волжскую Болгарию для торговли. В целом облик погребального инвентаря кургана ? 13 Балымерского могильника сходен с 'дружинными курганами' Древней Руси; обряд порчи оружия традиционно признается скандинавским этническим индикатором и типичным обрядом, характерным для дружинных погребений. Резко выделяясь на фоне местных погребальных традиций Волжской Булгарии, Балымерские курганы, как считают некоторые исследователи, стоят ближе всего к погребениям Ярославского Поволжья (Тимерево, Михайловское, Петровское)".
   http://www.e-reading.org.ua/chapter.php/1002758/80/Schavelev_Aleksey_-_Vikingi._Mezhdu_Skandinaviey_i_Rusyu.html
  
   "Поза умершего руса также находит подтверждение среди данных археологии и литературных источников - согласно Ибн-Фадлану покойный был посажен в шалаш на корабле; в сидячем положении были похоронены и некоторые герои саг (68) и погребенные в кораблях и камерах (69) скандинавы.
   После помещения умершего в шалаш начиналось принесение в жертву животных: первой в корабль руса бросили расчлененную на части собаку, за ней - так же убитых двух коней и двух коров; последними вслед за умершим отправились петух и курица. Остатки жертвоприношений при погребении в ладьях целиком подтверждают этот ритуал, иногда даже его последовательность: в ладье в Лэдбю скелет собаки располагался под скелетами 11 коней; два коня и собака были принесены в жертву при ингумации в ладье в Борре. В Гокстаде насчитывалось несколько лошадей и собак, а внутри корабля были обнаружены кости павлина; погребение в Осеберге сопровождалось жертвоприношением 15 лошадей, быка и 4 собак, многие из которых были без голов (70), т. е. расчленены как у Ибн-Фадлана; тот же ритуал обнаружен и в некрополе Вендель, где ингумации в ладьях также сопровождались жертвами коней, собак, коров и птиц (71). Кости собаки и курицы обнаружены при парном сожжении в ладье в четвертом кургане Меклебуста (72); собака и несколько птиц погребены с ладьей в Иль де Груа (73) и т. п.
   Петух в скандинавской мифологии является провозвестником конца мира: в жилище асов "петушок - золотой гребешок" будит героев Одина на последний бой, а черно-красный петух Хель должен возвестить своим криком "Рагнарок" - гибель богов. О связи петуха с загробным миром ясно повествует легенда о Хаддинге, записанная Саксоном Грамматиком: Хаддинг, ведомый через потус-торонний мир колдуньей, останавливается перед стеной, которая преграждает ему путь, и тут колдунья, взяв петуха, отрубает ему голову и перебрасывает птицу через стену, после чего петух немедленно оживает. Легенда порази-тельно напоминает описание Ибн-Фадлана, касающееся действий девушки, согласившейся умереть на погребальной ладье руса: ее подводят к сооружению наподобие ворот, и девушка, заглядывая за ворота, видит своих родителей и господина в прекрасном саду. Ворота у русов и стена у Саксона отделяют мир живых от загробного: "ворота мертвых", как и ворота Хель, известны по скандинавским источникам.
   Девушка у русов повторяет действия датской колдуньи - отрубает голову кури-це, после чего птицу бросают в ладью руса: этой жертвой, видимо, устанавли-вается связь с загробным миром - но одновременно обеспечивается и воскре-сение за "барьером смерти" (84), что напоминает о роли куриных яиц и кур в погребальном обряде (важность этой роли подчеркивает и изображение петуха на одной из викингских погребальных стел).
   Можно лишь еще раз подчеркнуть роль принесенных в жертву петухов и кур: символика по-добного жертвоприношения - двух брачных пар, петуха и курицы, - связана со свадебным ри-туалом, и именно в силу этой связи, а не вопреки ей куры играют особую роль в погребальном обряде. Так, в парном сожжении в ладье в Клинта (Швеция) рядом с урной располагался скелет цыпленка (103); в подобном сожжении в ладье в Гнёздове кости птицы были в горшке, обна-руженном в насыпи кургана (104), - и здесь всеобщность свадебного и погребального пира связана через жертвоприношение птицы и ритуальное убийство женщины непосредственно с погребаемой парой.
   http://ulfdalir.ru/literature/0/781
   Константин Багрянородный говорит о гадании на петухах как однозначно характерной черте русов: 'На этом острове [св. Григория на Днепре] они [росы] совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг дуба, а другие - кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить их живыми'.
  
   На Вятке еще в XX веке сохранялся весьма своеобразный обычай, в котором сквозят следы почитания самого безобидного из домашних животных - курицы. Чтится, главным образом или даже исключительно, курица высидевшая три семьи цыплят. Такая курица известна под именем "троецыплятницы". Народное суеверие гласит, что курицу-троецыплятницу грешно есть мужчинам и девицам. Могут же ее кушать только замужние женщины, преимущественно старухи-вдовы и повивальные бабки. "Употреблять курятниц только одними женами, а мужского полу и девкам грех", - в таких выражениях сообщалось о вятской троецыплятнице в официальном акте 1739 года. Тогда вопрос об этом странном суеверии дошел до Святейшего Синода, который вынес суеверным вятчанкам суровый приговор: "За которое их суеверие учинено им всем в архиерейском духовном приказе наказание плетьми". Но и спустя двести лет после порки суеверный обычай окончательно не вывелся.
   http://truebase.ru/98/121
   Конец цитат.
   Из данных выписок просматривается скандинавское влияние на Волжских русов, а через них, вероятно, на обитателей Прикамья и Вятки. Этнограф Д.К. Зеленин в начале 20 века на основе изучения вятского диалекта сделал вывод, что он ближе к западнославянским и белорускому языкам, чем к южно-русскому. Одновременно с этим, по его мнению, значительное число (около 7-10%) корней слов в вятском диалекте имеют скандинавское происхождение.
   О связях Прикамья с ранними поселениями на Ладоге уже были цитаты выше. Вот замечание знаменитого археолога Лебедева о находке в Любше 'наборных поясов', известных в Прикамье с VI в. Оттуда они распространились до Средней Швеции. 'Распространение их - проявление активности восточнофинских купцов - permi, бродячих торговцев-коробейников'. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. СПб.: Евразия, 2005.
  
   "С.Л.Кузьмин (вслед за Д.А.Мачинским и Г.С.Лебедевым) очень любит объяснять сам приход славян на Северо-Запад тем, что они шли к благодатному балтийско-камскому пути. А уж он-то функционирует с раннего железного века и связи между скандинавией и волго-камско-уральским регионом фиксируются достаточно четко. См. описываемое Ю.Кальмером движение аландских поселенцев вендельского времени в Восточную Европу.
   И совсем не случайно и на Любше и на Прости фиксируются детали неволинских наборных поясов. Они же есть в ладожской сопке ?140 (Победище). Эти древности, по наблюдениям Мачинского мощным импульсом распространяются из Прикамья (650-730-е гг) в бассейны Оки и верхней Волги, оттуда в южную Финляндию (650-700-е гг.), а оттуда в Среднюю Швецию (например, Уппсала). Вещи явно маркируют некий путь, причем вещи становятся ОЧЕНЬ престижными, т.к. даже "меняют пол". Если в неволинской и ломоватовской культурах эти бляшки - принадлежность женского костюма, то в Финляндии и Скандинавии - богатых мужских погребений (ср. скандинавские представления о могуществе "финских" колдуний).
   Но так или иначе, какое-то движение было. И вероятно именно оно привлекло в рассматриваемую зону как скандинавов, так и славян, прибывших в Ладогу практически синхронно. Что касается самих путей, то они "северянам" могли быть известны еще с начала нашей эры...
   Например, глиняные бобровые/медвежьи лапы на Аландских островах 1/2 VIII в. и в мерянской культуре Ярославского поволжья. Правда и с ними не так просто. Если Мейнандер [Мейнандер К.Ф. Биармы // Финно-угры и славяне. Л.: Наука, 1979. ] затруднялся сказать, какая из сторон в этих контактах была более активной (но при этом утверждал распространение этих лап из Поволжья), то Ю.Кальмер все-же встраивает этот импульс в колонизационное движение вендельского времени и функционирование того же пути, что пробросил и неволинские пояса, в частности, с движением метисного финно-скандинавского населения". http://gspo.ru/lofiversion/index.php/t299-550.html
   Примечание. Прость - речка в окрестностях Великого Новгорода, левый приток Волхова. На берегу Прости были проведены археологические раскопки, в ходе которых было обнаружено древнее славянское селище, относящееся к VIII веку. Среди находок во множестве присутствовали осколки слепленных вручную без применения гончарного круга горшков, скопления обожжёных камней, свидетельствующих о наличии у древних жителей печей-каменок, куски глиняной обмазки, которая использовалась для промазки пазов между брёвнами.
  
   Щукин М. Б. ГЕРМАНАРИХ И ≪МЕХОВОЙ ПУТЬ≫ (отрывок):
   'Складывается впечатление, что Балто-Волжский торгово-сакральный путь - по бассейну Западной Двины или через Финский залив, Ладогу, Ильмень, в верховья Волги и далее на Среднюю Волгу и в Прикамье, - по которому в более позднее время, в эпоху викингов, скандинавы направлялись в священные земли 'Биармии' (скорее всего, куда-то в нынешнюю Пермскую область и примыкающие районы), и по которому поступало в Европу восточное серебро в виде арабских дирхемов, возможно, пушнина из Прикамья и другие товары, - функционировал и в эпоху Германариха. Овладение этим 'меховым путем' и было, вероятно, задачей готского короля.
   Путь этот, впрочем, был известен издавна, еще с эпохи поздней бронзы и раннего железа. Привлекательным Волго-Камско-Уральский регион был во все времена: это драгоценные металлы и полудрагоценные уральские камни, хотя основным богатством края могли бы служить шкурки лесных зверушек - соболя, куницы, горностая, белок и прочих, высоко ценимые в более южных областях, особенно в Средиземнорье. Скопление находок сасанидских и византийских серебряных блюд IV-VII вв. в Прикамье совсем не случайно, именно они составляют значительную часть знаменитой эрмитажной коллекции. Шкурки соболя, добываемые местными охотниками, очевидно, достаточно высоко ценились и в Иране, и в Константинополе. Расплачивались за них серебряными блюдами, которые местные вожди и шаманы, процарапав на них еще и собственные изображения неких персонажей в зубчатых коронах, с мечами в обеих руках, приносили в жертву своим богам на достаточно многочисленных известных в этом регионе святилищах вместе с весьма грубыми по технике, но чрезвычайно выразительными ≪чудскими образками≫ человеко-зверей. Это был совершенно особый таежный культурный мир с высокой степенью сакрализации.
   К сожалению, в силу специфики находок из святилищ хронология ≪чудских образков≫ не устанавливается с достаточной степенью надежности, и выделить конкретно те, которые относятся ко времени Германариха, вряд ли возможно. Тем не менее Мишель Казанский, картографировав отдельные находки и комплексы с помощью серии карт, с достаточной долей убедительности продемонстрировал, что через носителей мощинской культуры, а также культуры рязано-окских могильников и прочих в лесной зоне, вплоть до Прикамья, распространялись разнообразные вещи, в частности фибулы, воспроизводящие Черняховские образцы, римские серебряные монеты и украшения со вставками красной эмали: подковообразные, треугольные ажурные и 'перекладчатые' фибулы, ажурные звенья цепей для поводьев конской узды и для ношения пиршественных рогов'.
  
  
   Биармийские купцы проложили путь на Печору, в устье которой основали свои поселения. В ДТ упоминается городок купца Айхи (он же Артан) в устье Бийсу (Печоры). Это подтверждается арабскими авторами и археологией:
   Ортинское городище в устье Печоры располагалось на возвышенной части берега между р. Печорой, впадающей в нее р. Ортинкой, и озерами, также соединяющимися с Печорой. Представляло собой прямоугольную деревянную крепость с земляным валом и рвом. Стены были сооружены из вертикально поставленных бревен. Основана она была ориентировочна в VI-X веках и просуществовала до XVI века. (На картах 17в. Дженкинсона 1562 г., Меркатора 1594 г., Герритса 1613 г. и Гондиуса 1635 г. под названием Печора.) Принадлежность его до сих пор не определена, несмотря на более чем 1500 обнаруженных артефактов находящихся в очень хорошем состоянии. Проведенный радиоуглеродный анализ находок дает по разным предметам 10 - 17 века. Первоначально строителями городища был народ, который в русских летописях известен под именем "печера", который ученые предлагают идентифицировать с народом "сихиртя" или "сииртя" (самоназвание древнего народа по преданиям ненцев) - по ненецким легендам низкорослые люди жившие в тех местах где нынче обитают ненцы. Судьба этого народа неизвестна. Считается что он был вытеснен двумя волнами прихода ненцев (в 11 и в 12-14 веках). До прихода ненцев этот народ строил деревянные дома, покрытые дерном.
   Раскопки на Ортинском городище в 1987-90г.г. показали наличие рва, вала, стен и ворот крепости, которые в плане раскопок напоминают обычную четырехугольную башню. Предположительно, 'сихиртя' позже жили выше по Печоре возле русского Пустозерска (согласно легенде, скрылись под землей, как чудь). Пустозерск один из первых русских городов в Заполярье (1499г.). Находки археологов свидетельствуют о том, что здесь стояла деревянная крепость (аналог Ортинской), построенная не позднее X века, и располагалось языческое святилище.
   Недавно в районе Ортинского городища археологи обнаружили клад из 15 бронзовых изделий V-VI века Прикамского типа. В этом же районе обнаружены бронзовые финноугорские подвески.
   'Деревянные дома, покрытые дерном' очень напоминают скандинавские жилища эпохи викингов. Название речки Ортинка (Ортина) равнозначно названию города Артан из ДТ. 'Си-иртя' - это 'народ Арта'. В целом, путь через Печору на Артан (Вартхус) вырисовывается вполне четко. Когда путь по С. Двине для русов-варангов был невозможен, они плавали по морю до устья Печоры. Здесь они жили какое-то время, торговали с родственными им биармийцами, которые далее везли заморские товары (оружие, олово, посуду, янтарь) в Прикамье и Булгарию. Так вдоль пути из Булгара в Скандинавию появилось особое военно-торговое сословие Артанских русов. В 9-10в. в Прикамье на основе прежних культур возникают новые, в которых угадывается древнерусское влияние. Именно в это время здесь появляются указанные на карте городки.
   О судьбе этой купеческой верхушки биармийцев близко связанных со скандинавами есть такое сообщение в саге:
  
   'Король Хакон приложил большее, чем кто-либо из владетелей после короля Олафа Святого, старание к тому, чтобы утвердить христианскую веру в Норвегии. Он озаботился выстроить храм в Тромсе и ввел христианство в этом приходе. К нему пришли также многие из биармийцев, которые бежали с востока, прогнанные набегами татар ("Bjarme rymdi fyrir tattarum"). Он обратил их в христианство и уступил им для жительства так называемый Малангерский залив'.
   Это были явно не саамы и не карелы, - автор саги их хорошо знал и обязательно бы назвал своими именами. Сообщение о биармах стоит в последней главе саги. Король Хакон IV Хаконарсон умер в дек. 1263г. Поэтому бегство биармов в Хологаланд могло произойти между 1237 и 1263г. Однако о нападениях татар на С. Двину в этот период сведений нет. Поэтому нужно признать, что биармы жили гораздо южнее. Можно положить, что это были потомки скандов, жившие к северу от Волжской Булгарии (в Прикамье).
   Название залива-фиорда, возможно, искажено, заменено более известным в Хологаланде Маланген-фиордом возле Тромса. В действительности в саге речь шла о Варангер-фиорде, на берегу которого и располагается на старых картах Кольская Биармия.
  
   Мейнандер К.Ф. Биармы, Финно-угры и славяне. Л.: Наука, 1979.
   http://www.vottovaara.ru/karelia/etnos/biarmia.html
   (Отрывок)
   Я могу только заметить, что они (пермские вещи) обнаруживаются во всей субарктической зоне. Балтийскому миру они совершенно чужды. В восточной Прибалтике они почти совсем не известны, в средней Швеции они встречаются крайне редко; в больших могильниках и в кладах времени шведских викингов, где часто встречаются восточные вещи, 'пермские' изделия полностью отсутствуют. В Финляндии, как и в шведской Лапландии и в северной Норвегии, они, напротив, представляют почти нормальное явление. Можно выделить следующие группы.
   Довольно часто описываются пояса и обкладки поясов типа Ломоватовской культуры, центр находок которых располагается на Каме и в области Вятки. Отдельные обкладки были найдены в других районах. В Финляндии они обнаружены по меньшей мере в 13 случаях. Обкладки этих поясов встречены в следующих шести местах: Каавонтенккя, Питкясмяки, Юлипяя, Мюнянумми, Кирмукарму и Пешшланмякки. Речь идет о погребениях по обряду трупосожжения, но в последнем случае имеется в виду погребение с трупоположением, где сохранились остатки также кожаных поясов. Можно заметить, что обкладки расположены точно в таком же порядке, как на подлинных пермских поясах. Из этого ясно, что привозились целые пояса, а не их части. Все упомянутые предметы обнаружены в богатых мужских погребениях. Эти пояса относятся ко времени около 700 г. Ранее существовало представление, что финские купцы привозили их с собой домой. Однако более правдоподобным является противоположное мнение, а именно что принесло их с собой население, пришедшее с востока. Аналогичные поясные детали обнаружены в находках на территории юго-восточнее Ладоги, а один экземпляр даже в королевском кургане в Уппсале в Швеции, что является доказательством высокой ценности этих поясов для тех, кто ими пользовался. Можно предположить, что они являлись магическим средством, которое либо оберегало того, кто его носил, либо наносило вред его врагам, или же, возможно, вызывало бурю или усмиряло ее. Все датированные находки являются более древними, чем время викингов.
   Магическим средством служили, вероятно, и глиняные лапы. Для чего они использовались, мы, естественно, не знаем, но несомненно, что никакое рациональное использование их немыслимо. Их изготовляли из глины, затем обжигали, и представляют они лапы медведя или бобра. По размеру они не больше человеческой руки, или несколько меньше, поэтому, скорее, представляют лапы бобра. Все финские глиняные лапы обнаружены на острове Аланд. Примечательно, что на Аландских островах нет и никогда не было ни медведей, ни бобров. Глиняные лапы постоянно встречаются в курганах VIII-IX вв. на Аландских островах, которые в то время были густо заселены. Культура островов включала шведские элементы, правда с финской окраской. Следует особо подчеркнуть, что глиняные лапы встречаются в VIII в., т. е. до походов викингов. В Швеции найдена только одна такая лапа. В Финляндии, в Восточной Прибалтике и в Карелии они совершенно неизвестны.
   Как известно, в могильниках Ярославского Поволжья прослеживаются почти идентичные глиняные лапы. Их, очевидно, обоснованно считают лапами бобров. В этой связи следует вспомнить, какое большое значение имела бобровая струя в древней медицине, и поэтому можно себе представить, что и глиняные лапы бобров имели то же ритуальное значение. В Ярославских могильниках обнаружены также и другие изделия из глины, неизвестные на Аландских островах, что является критерием для установления первенства ярославских лап.
   То, что глиняные лапы обнаружены, с одной стороны, на Аландских островах, и с другой - в мерянских погребениях, с долей условности устанавливает наличие прямых контактов между обеими областями. Мы могли бы привести еще много так называемых пермских предметов, но назовем еще только треугольные цепедержатели из Каркку и Тойвы. Подобные имеются еще в арктических и субарктических районах Швеции и Норвегии. Древнейшие предметы этого рода относятся к 3-4 вв. н. э. и восходят к Пьяноборской культуре. Этого рода предмет был найден в Карисе на юго-западе Финляндии.
   Возникает вопрос, можно ли более точно установить родину этих людей. Нам известен восточноевропейский материал только по литературе, и поэтому мы не можем сказать, насколько точно можно определить места производства упомянутых типов вещей. Особая техника скручивания бронзовых нитей существовала на Средней Волге и на Нижней Каме. Оттуда происходят цепедержатели с изображением коней, в то время как глиняные лапы указывают на область у Ярославля. Деталью, значение которой мы не можем еще оценить, является то, что финские цепедержатели - такие же точно, как в Ярославской области, но в отличие от более восточных находок они лишены конских головок.
   Очевидно, где-то в Восточной Европе, возможно на Средней Волге, находилась местность, где в течение столетий в период раннего средневековья активно поддерживались контакты с населением северо-западных территорий. Группы торговых людей или коробейников приходили с Волги и посещали селения партнеров на западе, т. е. в южной Финляндии в Лапландии, а также в промежуточных лесных областях. Мы можем только предполагать, что именно они покупали или захватывали в виде трофеев, но они приносили с собой бронзовые украшения, которые имели определенную цену при обмене. В финском языке имеется специальное слово для обозначения коробейников, бродячих торговцев, а именно 'перми' (permi), что фонетически хорошо соответствует скандинавскому слову 'биарм' (bjarm). Эти понятия сопоставляются не впервые, но ранее, по-моему, кареловедение препятствовало правильному пониманию вопроса о биармах.
   Тальгрен также считал, что только одна область, где были обнаружены скандинавские находки, может рассматриваться как истинная страна биармов. Это утверждение, конечно, спорно, но благодаря карте В. С. Дедюхиной мы можем указать на три такие области: у Смоленска (Гнездово), в Приладожье и округе Ярославля. Смоленск исключается, так как этот район не имел связей с Арктикой. Следует исключить и Приладожье. Карельские находки не обнаружены и в районе устья Двины. Норвежцам были известны карелы, и они называли их по-своему. На Средней Двине имеется значительная находка с 'пермскими' предметами - это с. Воскресенское. В одном сообщении о поездке в Биармию в 1222 г. явственно называется Суздаль. Выдвигаются следующие положения.
   1. Страна биармов в норвежских сагах являлась конкретной областью с какой-то политической организацией. Страна биармов по Саксону Грамматику идентична этой стране.
   2. Центральный район страны биармов находился на территории теперешнего Ярославля.
   3. Из центрального района биармы совершали дальние путешествия к побережью Ледовитого океана и в северную Скандинавию - Финляндию.
   4. Найденные в этой области так называемые 'пермские' изделия являются наследием этой активности.
  
   *** Конец цитат. Автор был плохо знаком с Прикамскими арх. культурами. Прикамье и Вятка - более ранний регион с Пермским стилем по отшению к Ярославскому, хотя переселение людей из Прикамья в район Сарского городища в 6-8в. и далее на Ладогу возможен. Это были форпосты купцов-биармийцев на "меховом пути". Позже во встречном направлении по нему пошли викинги.
  
  
   Еще одна цитата (из http://kaee.pspu.ru/poyasa.html):
   Неволинские пояса в системе международных связей
  
   Одним из уникальных элементов материальной культуры Прикамья VII-XIII вв. н.э. были женские пояса неволинского типа. Свое название эти пояса получили от неволинской археологической культуры раннего средневековья, памятники которой располагаются преимущественно в бассейне р. Сылвы, левого притока р. Чусовой, которая, в свою очередь, является левым притоком р. Камы. Здесь на сравнительно небольшой территории обнаружено около 50 полных поясов подобного типа и их фрагментов. Судя по их многочисленности, разнообразию вариантов, находкам полных наборов, центр по изготовлению этих поясов находился именно здесь, на Сылве.
   Пояса неволинского типа представляют собой кожанный пояс шириной 2 - 2,5 см, длиной до 70 см, украшенный на концах пряжкой, наконечником и многочисленными накладками различных форм. К основному ремню прикреплялось от 12 до 16 кожаных привесок размерами 3,5 - 4 х 10 см. Одна, а чаще три привески, расположенные сзади, украшались тремя накладками-тройчатками, остальные - двумя рядами круглых, Ж-образных или прямоугольных накладок в верхней части и прямоугольными вытянутыми - в нижней. Пояс снабжен одной или двумя низками, состоящими из бронзовых пронизок и бус, завершающимися конической или планчатой подвеской. К поясу прикреплялся кинжал в ножнах.
   Подобные пояса известны и на соседних территориях - в материалах родственных неволинской ломоватовской культуры в Пермском Предуралье и поломской культуры в верховьях р.Чепцы (приток Вятки), известны такие пояса и их детали также на Вычегде, в Большеземельской тундре, в Сибири, на Южном Урале. На территории ломоватовской культуры эти пояса представлены на 7-ми памятниках в материалах погребальных комплексов и в случайных находках. Точно так же, как и на памятниках неволинской культуры, пояса неволинского типа встречены здесь исключительно в женских погребениях.
   По поводу неволинской культуры большинство исследователей сходятся во мнении о том, что носители этой культуры были вероятнее всего уграми. Типичные коньковые и арочные подвески, по нашему мнению, также могут считаться угорским этномаркером.
   Значительное скопление поясов неволинского типа зафиксировано на финском побережье Балтийского моря, где в нескольких памятниках обнаружено 19 поясов. Находка подобного пояса в королевском кургане в Уппсале в Швеции и находки в мужских погребениях на памятниках Финляндии свидетельствуют, по мнению Р.Д.Голдиной, о высокой престижной стоимости этих изделий. Она справедливо считает, что их высокая стоимость здесь объясняется не только тем, что эти пояса были очень красивы и оригинальны, но и тем, что они были привезены издалека. Появление такого большого числа поясов в Скандинавии Р.Д. Голдина связывает с деятельностью пермских купцов - выходцев из Прикамья. Она считает, что этот факт позволяет объяснить наличие в финском языке специального термина для обозначения купцов-коробейников, бродячих торговцев - "permi". Но именно в связи с этим утверждением возникают некоторые сомнения, так как обычно когда товар доставляется напрямую, через местных купцов, то вместе с товаром к покупателям поступает и информация о том, как этим пользуются. То, что женские пояса начали использоваться мужчинами, может являться свидетельством все же не прямой, а опосредованной торговли этим видом изделий. Хотя могут быть и иные причины произошедшей трансформации значения неволинских поясов.
   Вполне вероятно предполагать, кстати, что и сам термин "permi" возник как наименование этих торговцев-посредников. Он может пониматься лишь как весский (древневепсский) географический термин, обозначавший дальнюю окраину финно-язычного мира - "Per-maa" - "задняя земля; земля за рубежами". Выходцы из этой земли на окраине финского мира и были теми купцами посредникам, которые в разное время ввозили неволинские накладки, гривны глазовского типа, шумящие подвески и биметаллические кресала прикамско-предуральского типа на запад. Это вполне логично объясняется и размещение Перми между Заволочской чудью и Печерой. В X-XII вв. обозначение "Пермь" относилось к южной части Кольского полуострова и к бассейну р. С. Двина, вероятно и более ранее размещение "permi" на этой территории вполне допустимо. Интересно, что еще в XIVв. какая-то область на западном берегу Белого моря именовалась в новгородских источниках как Колоперемь (Голопьрьмь).
   Пути продвижения неволинских поясов и иных прикамских предметов на Север Европы маркируют их находки на Вычегде и на Ладоге - по северному пути, и Камскому и Волжскому торговым путям (нижнекамские, верхнеокские, ладожская находки). Характерно, что оба пути, вероятнее всего, замыкались на Ладогу и роль Старой Ладоги в продвижении на Балтику и в Северную Европу купцов "permi" выступает достаточно явно. Посредники "permi" не могли знать особенностей использования неволинских поясов на их "родине", а если и знали, то считали, что для торговли это не имеет особенного значения. Правда, если считать такие пояса важной частью этнического стереотипа, т.е. подлинным этномаркером, сложно представить себе ситуацию, когда они становятся предметом торговли. Уже это дает основание предположить, что центр производства комплектов для неволинских поясов находился не в Прикамье. Во всяком случае, не на территории неволинской культуры, или это производство "по образцу" было налажено где-то еще в Предуралье. Судя по имеющимся публикациям, прямых свидетельств о производстве таких поясов на поселениях неволинской культуры не найдено. И основание считать их неотъемлемой частью материальной культуры именно неволинцев дает только география их распространения.
   На Севере Европы неволинские пояса по меткому замечанию Д.А. Мачинского "меняли пол", становились принадлежностью мужских воинских и достаточно богатых погребений. Связано это было не только с "особой сакральностью" финно-угорского мира востока Европы для жителей Скандинавии и Балтии, но и с тем, что ношение иноэтничного, а значит обладающего "непробиваемой магией" предмета, имело обереговое значение. Он был непостижим для местной по этническому происхождению магии и мог уберечь от любой роковой встречи с иноэтничной магией в бою, где такие встречи в эпоху раннего средневековья не редкость. Принадлежность таких поясов в Предуралье женскому костюму, о которой могли рассказывать купцы "permi", лишь укрепляла веру в их особую магию, увеличивающую воинскую силу - параллели с поясом силы великанши Грид достаточно прозрачны. Интересно, что в Пермском Предуралье наборные пояса в эпоху раннего средневековья вообще устойчивый признак женского костюма, где в женских погребениях их встречено почти в три раза больше, чем в мужских (Крыласова Н.Б., 2000). В одновременных прикамским североевропейских и степных древностях наборный пояс, напротив, признак костюма мужского. Таким образом наборный пояс в женском костюме - типичная черта угров Предуралья. Для "героических" североевропейцев женщины в наборных поясах могли ассоциироваться только с воительницами, чему способствовала и такая черта женского костюма Предуралья, как ношение у пояса ножа в богато украшенных накладками ножнах или имитационных ножен.
   Распространение угорских неволинских поясов посредниками финнами "permi" указывает не только на заметное место Предуралья в системе европейской торговли, но на роль Предуралья, как поставщика особого рода "эксклюзивных" товаров, игравших важную роль в жизни североевропейских воинов и знати. Поэтому будет не удивительно если в каком-нибудь из североевропейских могильников будет обнаружено мужское захоронение, например, с шумящей биконьковой или арочной подвеской.
  
   -- Итак, данные находки связаны с проживанием в Прикамье угров. Центры "промышленного" производства бронзовых изделий (в том числе деталей для наборных поясов) отсутствуют на Каме (правда, есть свежее сообщение 2012г. об открытии данного производства на Каме), но имеются на Вятке в ареале Азелинской культуры.
  
   Из заключения автореферата диссертации Орехов П. М.
   Бронзолитейное производство Прикамья в постананьинский период
  
   Литье бронзы в Прикамье является одним из наиболее древних видов производств. Как известно, оно сформировалось на основе знаний рецептов литья меди - первого металла, открытого человеком. К настоящему времени собраны тысячи медных и бронзовых предметов, происходящих из различных уголков Прикамья и датируемых, начиная с эпохи энеолита вплоть до позднего средневековья. Вместе с тем, памятники позднего железного века и средневековья Прикамья содержат значительное количество артефактов, дающих возможность для реконструкции бронзолитейного производства этого периода. Это не только медные и бронзовые вещи, но и остатки производственных сооружений, а также приспособления для реализации дальнейших циклов производства, включая литье (тигли, льячки, литейные формы) и металлообработку (ювелирные щипчики, наковаленки, молоточки, пуансоны и др.). Кроме того, яркими свидетельствами существования бронзолитейного производства могут служить полуфабрикаты (например, слитки) и отходы (шлак). Особый источник представляют специализированные погребения литейщиков, содержащие не только готовую продукцию, но и предметы литья и металлообработки.
   Уже с начала железного века в Прикамье появляются модификации ямных сооружений соответствующие понятиям 'печь', 'домница', 'горн'. Ямные горны, в отличие от простых ям, имеют покрытие - горновую камеру. В Прикамье известны следующие конструктивные особенности горнов: при сооружении горновой камеры использовались камень, галька, щебенка с глиняной обмазкой (Иднакар, Кушманское, Аргыжское городища); устройства в основании деревянной рамы с глиняной обмазкой (Вятское, Кушманское, Опутятское, Анюшкар городища). Кроме того, ямные горны имели дополнительные элементы оптимизирующие процесс металлопроизводства: а) предгорновую яму; б) отверстия для выпуска шлака; в) углубления на дне для сбора шлака; г) воздуходувные устройства.
   Ямные металлургические сооружения различались по формам и размерам. В Прикамье преобладают ямы овальной (Еманаевское, Иднакар городища, Володин Камень I селище и т.д.) и прямоугольной (Гурьякар, Еманаевское, Иднакар, Жигановское, Городищенское, Рождественское, Опутятское городища, Чашкинское II селище и т.д.) форм. Меньше встречаются круглые (Иднакар, Гурьякар городища, Качкашурское селище и т.д.).
   В Вятском бассейне, включая и верховья pp. Б. и М. Кокшаги, с позднего пьяноборья, а особенно в середине I тыс. н.э., преобладают рюмкообразные тигли, которые единично встречаются затем на памятниках второй половины I тыс. н.э. С VIII в. только здесь широко распространяются конусовидные тигли с плоским днищем. Нигде, кроме бассейна р.Вятки, не зафиксированы цилиндрические тигли с плоским дном. На Нижней и Средней Каме (удмуртское течение) обнаружены самые ранние находки рюмкообразных и конусовидных тиглей. С эпохи средневековья становится заметным преобладание последних. В бассейне р.Чепцы комплекс тиглей относится к IX-XIV вв. и характеризуется преобладанием конусовидных форм. В целом, бронзолитейное производство в Прикамье в постананьинский период развивается как вполне самостоятельное явление.
   Основная масса изделий изготовлена из привозного металла сурьмяно-мышьяковистых сплавов и оловянистых бронз. В VIII-VII вв. до н.э. ананьинцы получали металл и образцы оружия с Кавказа. В мазунинское время используемые древними коллективами Прикамья источники медной руды истощились. И пока не были открыты новые, медная руда в виде слитков привозилась с Южного Урала. Известны также её месторождения на Средней и Нижней Вятке. Необходимость в получении сырья несомненно активизировала экономические контакты между этими областями. Рудные источники благородных металлов (олово, свинец, цинк), в сплаве с медью образующие бронзу, в Прикамье отсутствуют.
   Конец цитат.
  
   Из книги http://lib.rus.ec/b/181607/read Янин "Денежно-весовые системы домонгольской Руси":
   "В своем подавляющем большинстве находки сасанидских монет (государства 3-7в. на терр. Ирана и Ирака) концентрируются в пределах сравнительно небольшого ареала, включающего в свой состав территорию Прикамья, и именно в этой области, прославленной многочисленными находками сасанидской торевтики, обнаружен и ряд самых ранних монетных кладов Восточной Европы, относящихся еще к VI и VII вв. Клад вещей и монет, датируемый VI в., обнаружен в б. Чердынском уезде; небольшой клад вещей и монет первой половины VII в. найден в имении С. Г. Строганова, где-то в пределах б. Пермской губ., другой клад того же времени происходит из д. Шестаково б. Красноуфимского уезда. На той же территории найдено в различное время не менее десятка отдельных сасанидских монет.
   По-видимому, именно эта область и была тем центром, из которого с вовлечением славян в восточную торговлю происходило распространение ранних сасанидских монет уже как примеси к куфическим. Бытование сасанидских монет в Прикамье до конца VIII в. имело узко местное значение и не оказывало никакого влияния на славянские области Восточной Европы. Прикамье и Западное Приуралье были первым уголком Восточной Европы, открытым восточной торговлей еще в VI в.; однако потребовалось еще два столетия, чтобы направление главного русла этой торговли изменилось, и восточные связи, перестав играть чисто местную роль, приобрели общеевропейское значение".
   --- Как видим, первоначальным регионом в Вост. Европе, вовлеченным в международную торговлю с югом, было Прикамье. Спустя 200 лет ареал этой северной торговли распространяется на остальную территорию западнее Вятки. При этом, купцы биармы везли свои бронзовые изделия на запад уже в 6-7в., а монетное серебро последовало туда только с конца 8-го. До того оно концентрировалось в Прикамье. Это переключение потоков может объясняться появлением новых купцов из Прибалтики (Любша и Ладога?), которые могли предложить биармам западноевропейские товары. Основным из них было олово, дефицит которого стал ощущаться. Биармы покупали необходимое для производства бронзовых украшений олово за сасанидское серебро, имевшееся у них в большом количестве.
  
   В завершении данного разговора приведу отрывок из статьи "Куда и откуда шли торговые пути средневековья" популярной антинорманистки Лидии Грот http://pereformat.ru/2012/05/torgovye-puti/
  
   Хочу привести совершенно потрясающие результаты археологического исследования Прикамья и Приуралья. Они хорошо известны, но в общую концепцию начального периода древнерусской истории особенно не вводились. Нор-манистам они были неинтересны, поскольку никак не помогали доказывать всеобъемлющую роль 'скандинавов' в Восточной Европе, а для ученых, связывающих начало древнерусского политогенеза и культурогенеза с расселением славянства, эти сведения были слишком ранними. Для моей же концепции дославянского индоевропейского пе-риода древнерусской истории они оказались очень интересны, поскольку я увидела в этих археологических наход-ках следы присутствия русов - насельников в Восточной Европе.
   Археологические исследования Прикамья и Приуралья показывают, что этот регион с древнейших времён вёл между-народную торговлю впечатляющих масштабов. Согласно данным археологов Приуралья, начало связей этого края с югом лежит в глубокой древности - прослеживается с энеолита и бронзы. Но более документированы торговые связи для раннего железного века, когда в VIII-VI вв. до н.э. посредством товарного обмена в Прикамье с Северного Кавказа (реже из Закавказья) поступали готовые модели оружия и орудий труда, а также металл.23
   В бассейне Камы вплоть до Урала найдены памятники древнегреческой культуры, т.е. этот регион, как и побережье Балтийского моря аналогичного периода, был в сфере древнегреческой торговли.24 Во второй половине VI - IV вв. до н.э. прикамское население (ананьинская культура) имело интенсивные контакты с савроматским миром, саками, наро-дами Казахстана и Средней Азии. Причём подчёркивается, что связи эти носили более глубокий характер, чем просто торговый обмен. В ареале ананьинской культуры (Прикамье, бассейн Вычегды, Приуралье) появились некоторые ти-пы наконечников стрел, железных кинжалов и мечей, деталей конской сбруи, предметов звериного стиля, идентичных савроматским.25
   Ананьинский железоделательный очаг функционировал в VIII-VII вв. до н.э. наряду с северокавказским, среднеднеровским, скифскими.26 На рубеже эпох вещи из южных земель в Прикамье пополняются многочисленными стеклянными бусами, а также плакетками из голубого египетского фаянса в виде скарабеев, львов, медными римскими каст-рюлями.27 В первой половине I тыс. н.э. в Прикамье наблюдался массовый приток ближневосточных бус, множество вариантов римских провинциальных фибул из мастерских Северного Причерноморья, а также изготовляемых поздни-ми скифами Поднепровья и сарматами Нижнего Поволжья. В могильниках III-V вв. Среднего Прикамья обнаружены десятки раковин моллюсков, добытых в тропических частях Тихого и Индийского океанов. Распространение прикам-ских вещей на запад, в Среднее Поволжье, в район Сурско-Окского междуречья, свидетельствует о развитии контак-тов в западном направлении.28
   В V-VIII вв. южный экспорт в Прикамье продолжает нарастать: это, по-прежнему, стеклянные и каменные бусы, се-ребряные ожерелья, поясная гарнитура, парадное оружие и другие предметы причерноморского, ближневосточного, среднеазиатского происхождения. Привлекают внимание многочисленные находки парадной серебряной посуды и монет. В Прикамье известно 123 пункта, содержащих 187 серебряных сосудов византийского, иранского, среднеазиат-ского происхождения. Кроме того, найдено более 200 сасанидских драхм, около 300 византийских и около 20 хорезмийских монет. Время притока сасанидского серебра в Прикамье датируется по-разному, в рамках периода III-VII вв.29
   Особой интенсивностью был отмечен приток драгоценностей в Прикамье с юга в VI-VII вв. Примером служат так называемые Бартымские клады, т.е. сокровища, найденные в окрестностях Бартымского селища в бассейне р. Сылвы. Так, были найдены 3 хорезмийские чаши, сасанидские чаша и кубок, чаша 'бактрийского круга' и византийское блюдо. В одном из сосудов были обнаружены 264 серебряных миллиаресиев имп. Ираклия. Вдобавок к ним на этом же месте было найдено ещё 8 монет и ножка серебряного кубка. Клад оценивался археологами как уникальный и по ко-личеству предметов (272 монеты), и по их качеству: монеты отлично сохранились, принадлежали к монетам раннего выпуска (около 615 г.), 59 экземпляров было изготовлено одной парой штемпелей. По оценке исследовавшей клад Л.Н. Казамановой, он принадлежал к одному выпуску и не был разрознен обращением.31
   Приведённые материалы дают основание археологам говорить о том, что торговля южных областей с Прикамьем в I тыс. н.э. являлась одним из важных и хорошо освоенных торговых направлений и была настолько организована, 'что из весьма отдалённых областей купцами поставлялись сюда крупные партии дорогих товаров. О том, что в Прикамье приезжали напрямую купцы с большими ценностями, свидетельствуют не только Бартымские клады, но и находка гирьки византийского купца, найденная на Верх-Саинском городище.., расположенном в 2-х км от Бартымских кладов и посёлка... археологические материалы убедительно свидетельствуют, что... население давно освоило торговые опе-рации и располагало большим количеством престижных ценностей (бусы, украшения, оружие, серебряные сосуды, монеты), которые, наряду с мехами, воском и мёдом, могли служить эквивалентом при обмене'.32
   Кроме юга, Прикамье имело торговые контакты и с прибалтийскими землями. В качестве примера указываются, обычно, находки так называемых поясов неволинского типа, хорошо известных по памятникам Верхнего и Среднего Прикамья (в бассейне р. Сылвы, верховье р.Чепцы, по р. Вычегде и др.) и характерных для женских захоронений, да-тируемых концом VII-VIII вв. Это неширокие кожаные пояса, украшенные пряжкой и многочисленными бронзовыми накладками и привесками, состоящими из бус и других украшений. Умерших подпоясывали этими поясами поверх платья из шерстяной ткани местного производства или из шелковой привозной ткани. Как отмечает Р.Д. Голдина, 'судя по многочисленности поясов (не менее 72 - Л.Г.), разнообразии их вариантов, находкам полных, со всеми при-весками экземпляров, эти предметы изготовлялись именно здесь - в Сылвенском поречье. Такие пояса есть и на соседних территориях, в частности, на р. Чусовой... Довольно много их в... Верхнем Прикамье'.33
   Прослежена и динамика развития производства этих поясов: 'Пояса неволинского типа развились из поясов, украшенных накладками местных вариантов геральдических форм, получивших в науке название агафоновских... и рас-пространённых здесь в VII в... Неволинские пояса в конце VIII-IX в. сменились в Прикамье многочисленными и раз-нообразными поясами салтовского типа'.34 Здесь интересно отметить тот факт, что значительное скопление поя-сов неволинского типа было выявлено на финском побережье Балтийского моря, где в нескольких захоронениях было обнаружено 19 поясов. Пояса этого типа датируются в Финляндии началом VIII в. Их появление объясняется развитием торговой деятельности купцов из Прикамья, освоивших торговые пути на Балтику на рубеже VII-VIII вв. В результате этого в финском языке могло появиться слово 'permi' для обозначения странствующих торговцев.35
   Доказательством же того, что товары из Прикамья, действительно, 'странствовали' на большие расстояния, служит обнаружение небольшого количества неволинских поясов в Сибири, в могильниках близ Томска.36 Распространение поясов неволинского типа далеко за пределы места их изготовления говорит о том, что они рассматривались как при-знанный предмет роскоши. Об их престижности говорит тот факт, что один такой пояс был обнаружен в Швеции, в королевском кургане в Уппсале.37 Археологические находки типа поясов неволинского типа красноречиво свидетельствуют о том, что развитие торговли в Восточной Европе в широтном направлении изначально шло с востока на запад, а не наоборот. Подтверждается данный вывод и анализом такого археологического материала как бусы.
   Шведский археолог Юхан Каллмер, исследовавший происхождение бусинного материала в наборах бус 800-1000 из памятников на территории Скандинавского полустрова, выделил разновидности восточных бус, поступавшие в Скан-динавию из Восточной Европы. Среди них, например, бусы, выполненные в технике миллефиори ('тысяча цветов'), во множестве представленные как в Скандинавии, так и в Восточной Европе - в Подонье, Поволжье, Прикамье и на Кавказе, а также другие типы бус (круглые бусы, сделанные из палочки с последующим прокалыванием цвета аме-тист, сердоликовые сферические бусы, цилиндрические бусы с выступающими сине-белыми глазками), также хорошо известные на Ближнем Востоке, Кавказе, Волге, Каме и в странах Скандинавии. Отсутствие их в странах Западной Европы указывало на их поступление в Скандинавию через Восточную Европу.
   Каллмер сопоставлял некоторые варианты восточных бус с находками поясов неволинского типа и пришел к выводу, что приток в Скандинавию указанных типов восточных бус, а также неволинских поясов был связан с торговой дея-тельностью купцов из Восточной Европы, из Волго-Окского междуречья или Камского бассейна.38 Российские архео-логи Р.Д. Голдина и Е.В. Голдина в результате тщательного изучения бус неволинской культуры в Приуралье опреде-лили, что все вышеперечисленные типы ранних восточных бус, обнаруженные в Скандинавии, не только хорошо из-вестны в могильниках неволинской культуры, но и появились в Приуралье значительно раньше (VI в.), чем на Балтике.
   Приведённые материалы археологических исследований убедительно показывают, что торговый путь из Восточной Европы в регион Балтийского моря был проложен благодаря деятельности восточноевропейских купцов, продвигавшихся от 'предела Симова' к Варяжскому морю: сначала на финское побережье Балтийского моря на рубеже VII-VIII вв., затем далее, на Скандинавский полуостров, с начала IX в. И это очень логично. Транспортными артериями в Восточной Европе служили реки и речные системы. Предполагаемый путь движения торговцев из Приуралья шёл по Каме, Волге, Мологе, Мсте, Волхову и другим рекам до Ладоги, а затем - до Финского залива.
   Только местные народы, жившие по этим рекам из поколения в поколение и накопившие благодаря этому знания о восточноевропейской гидросистеме, об особенностях режима рек, об оптимальных маршрутах, могли быть пользователями речных систем в качестве транспортных магистралей.
   Первым торговым центром в районе Мэларен была не Бирка, а торговая фактория на островке Хэльгё. Там были найдены фигурка Будды из Северной Индии и ритуальная чашечка из Египта, датируемые VI в., а также монеты из Равенны, Рима, Византии, арабские монеты. В это время жители Скандинавского полуострова не обладали парусным флотом для совершения морских экспедиций подобного масштаба. Так что остается один вывод: международную торговлю на Скандинавский полуостров принесли купцы из Восточной Европы. Правда, до сих пор этих купцов оказалось сложно идентифицировать этнически: финно-угорские народы не были известны как мореходы. С признанием моей концепции о русах, как о части индоевропейского субстрата Восточной Европы сложность этнической идентификации устраняется.
   Конец цитат.
  
  
   Еще одна ссылка: О локализации третьей Руси - Арсы - в Прикамье: http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/his/03/image/03-005.pdf
   Автор признает, что отсутствие месторождений олова - единственный недостаток обсуждаемой версии. Но небольшое количество этого металла вполне могло быть добываемо на Вятке в прошлом. На территории Прикамья расположено большое количество древних 'Чудских копей'. Вряд ли руду привозили за сотни километров. Нередко высокие холмы на равнинной местности имеют залегающие в них на небольшой глубине рудные слои, содержащие медь, олово, никель, железо. В частности, полиметаллические руды находили в карьере вблизи Чуршинского городища, представляющего собой огромный холм. Эти небольшие рудники были выработаны к 6-7в., что вызвало необходимость поиска замены. Сначала вместо олова использовали другие металлы (свинец и цинк), а затем перешли на привозное олово.
  
    []
   Вятская баталия http://www.grafika.ru/catalog/s22525/e153601/
   В книге Ровинского 'Русские народные картинки' 1900г. есть лубочная картинка 'на которой представлена комическая баталия, которую имели Варты против выброшенного на берег чудища'. Картинка называется 'О баталии Вятцкой', она изображает людей, ополчившихся против лежащего на берегу чудовища, похожего на хамелеона. Над картинкой надпись:
   'У иноземцев в Вартах описуют, подобно как у Вятках повествуют - аки бы в старые годы во правду некогда бывало, что вятское гражданство противу Серпа воевало, сице ополчаюся против изверженной морем рыбы-скоты жители некого города Варты, люди видом тела быть малой породы и к тому ж еще знатно дураки и уроды'.
   В этом пояснении речь идет о сравнении вятчан с жителями некого иностранного города Варта, воевавших с морским чудовищем по имени Серпа (искажение от слова "нерпа" - северный тюлень). Вероятно, такой анекдот возник на основе существовавшего в 18в. Вятского предания с упоминанием далекого заморского города Варта. Это предание явно перекликается с рассказом о промысле морских животных на крайнем севере.
   Ибн Фадлан (922г.) передает рассказ царя славян (булгар) о великане с севера: 'Я перевез его в свое местопребывание и написал к людям Вису, - а они от нас на (расстоянии) трех месяцев, - спрашивая их о нем. Они же написали ко мне, извещая меня, что этот человек (муж) из (числа) Яджудж и Маджудж, а они от нас на (расстоянии) трех месяцев, между нами и ими помещается море, на берегу которого действительно они (находятся), и они, подобно скотам, совокупляются друг с другом. Аллах могучий и великий выводит для них каждый день рыбу из моря, и вот, приходит каждый из них, и с ним (имеется) нож, и отрезывает себе от нее столько, сколько достаточно ему и достаточно для его семьи. Если же он возьмет сверх того (количества), которое их удовлетворяет, то заболит живот у него, и также у его семьи заболят животы, а иногда он умирает и умирают они все. Когда же они возьмут от нее (рыбы) то, что им нужно, она поворачивается и уходит в море. Итак, они каждый день этим живут. А между нами и ими море, (которое находится у них) с одной стороны, а горы, окружающие их, с других сторон, и преграда (стена) также поместилась между ними и воротами, из которых они обычно выходили'.
   Расстояние в три месяца пути (около 2000км) упоминается дважды: сначала - от Булгар до Вису, а затем - от Вису до страны Яджудж и Маджудж, под которой арабы понимали отдаленные северные местности. От Булгара по Вятке и С.Двине до Варангера как раз 2000 км. Столько же от Булгара до устья Печоры (Артана). От него до Варангера с учетом плавания вдоль берега примерно столько же. Поэтому реальные расстояния близки к упомянутым, если текст понимать несколько иначе: три месяца пути в первом случае - это протяженность всего Нукратского пути купцов от Булгара до пределов досягаемости купцов-биармов (о расстоянии от Булгара до Вису см. ниже). Итак, народ великанов жил на крайнем северо-востоке Скандинавии и занимался промыслом крупных морских животных (что нам известно также из саг). Описанное местоположение точно соответствует п-ову Варангер: с одной стороны море, с другой - горы, а приходят они (в С. Двину и далее в Биармию) через 'ворота' - узкую часть Белого моря. Описан также случай выброса на берег крупной 'рыбы' и ее оприходование местным населением. В лубке необычная для обывателей срединной России 18в. ситуация превратилась в сатирическую насмешку, а великаны - в карликов-уродов. Обратим внимание на небольшую крепость в верхнем правом углу картинки: вероятно, это и есть городок Варта, очень похожий на замок Вартахаус. Именно с его стороны подходят к морскому чудовищу воины вооруженные мечами, копьями и огнестрельным оружием. Остальные люди более похожи на селян с вилами, ухватами и мапригодными для "баталии" предметами быта. Впрочем, воевать с выброшенным на отмель животным не требовалось, поэтому шли с подручными орудиями.
   Другой араб Гарнати (сер. 12в.) добавляет подробности: 'А эти мечи, которые привозят из стран ислама в Булгар, приносят большую прибыль. Затем булгарцы везут их в Вису, где водятся бобры, затем жители Вису везут их в Йуру, и [ее жители] покупают их за соболиные шкуры, и за невольниц, и невольников. А каждому человеку, живущему там, нужен каждый год меч, чтобы бросить его в море Мраков. И когда они бросят мечи (гарпуны), то Аллах выводит им из моря рыбу вроде огромной горы (Киты), которую преследует, желая ее съесть, другая рыба, больше ее во много раз. И спасается маленькая от большой, и приближается к суше, и попадает на место, откуда не может возвратиться в море, и остается там. А большая рыба не может достать меньшую и возвращается в море. Выходят жители Йура в море на судах и отрезают [мясо] от ее боков, а рыба не чувствует этого и не шевелится, и они наполняют свои дома ее мясом и поднимаются на ее спину, а она как огромная гора. И остается она у них какое-то время, пока они отрезают от нее: каждый, кто бросил в море меч, берет от рыбы долю'.
   Здесь говорится о покупке жителями страны Йура (на побережье океана) гарпунов для охоты на китов и других морских животных. Под Югрой можно понимать поселения в устье Печоры (вероятно, имевшие связи со скандами). Торговцы Вису поставляли им железные изделия, а получали взамен меха и рабов. Оплата пленными-рабами говорит об этническом (и социальном) отличии хозяев Югры от соседнего населения. Описана ситуация, когда животное, преследуемое хищником (касаткой), выбрасывается на берег и становится легкой добычей, что как раз соответствует сюжету лубка. Торговлю с Югрой осуществляли купцы страны Вису, 'где водятся бобры'. Это замечание подтверждает наше отождествление Вису с Вяткой, так как по финно-угорски (удмуртски) бобр зовется 'ват', а Вятка произносится как 'Ватка' - то есть, Бобровая река. От вятчан-вису и были записаны арабские сообщения о северных странах. Фадлан был издан на русском в 19в., а Гарнати - только в 20-ом. Поэтому заимствование из арабских текстов сюжета в лубочном издании 18в. невозможно.
   Гарнати также приводит такой факт: 'И привозят к ним купцы эти мечи и коровьи и бараньи кости, а в уплату за них берут шкуры соболя и получают от этого огромную прибыль'. Тут неправильный перевод или пересказ. Речь идет о костях животных (бивней мамонтов и китовом усе), продаваемых для поделок, вероятно, скандинавам, вывозившим с севера в Европу эти косные останки. Гарнати дает описание внешнего вида купцов Вису:
   'Жителям Вису и Йура запрещено летом вступать в страну Булгар, потому что когда в эти области вступает кто-нибудь из них, даже в самую сильную жару, то воздух и вода холодают, как зимой, и у людей гибнут посевы. Это у них проверено. Я видел группу их в Булгаре во время зимы: красного цвета (лица), с голубыми глазами, волосы их белы, как лен (светло-русые), и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый как уксус, он подходит им из-за горячести их темперамента, объясняющейся тем, что они едят бобровое и беличье мясо и мед".
   Летом (на судах) в Булгар купцам Вису было запрещено входить по двум причинам: из опасения неожиданного нападения и для пресечения прямой торговли с арабами. Внешность и привычки пить ячменный самогон (водку), ходить на лыжах и носить льняные одежды, еще более сближают вису с северными народами, и особенно с вятчанами. Обратим внимание на следующие моменты. У народа Вису была переписка с булгарами уже в нач. 10в. и, следовательно, доставка корреспонденции, вероятно, через торговые караваны. Фадлан повторяет одинаковый рефрен о 'грязных тварях Аллаха' и прочем в отношении и русов и великанов Яджудж и Маджудж, но не отождествляет их между собой, а также с Вису. Правда, только русов он видел лично и потому описал подробно. Их внешность довольно хорошо совпадает с описанием Гарнати купцов Вису (спустя 200 лет). Вообще, характер внешности и деятельности Вису близок к русам. Гарнати прямо указывает, что лучшие собольи меха вывозят с севера купцы Вису, а именно торговлей соболями отличались русы-артанцы. Поэтому можно еще раз уверенно отождествить торговых людей Вису с этими русами. Вису также привозили с севера рабов, что еще более сближает их с руссами Арсы.
   Ибн-Хаукаль: 'Что же касается Арсы, то я не слышал, чтобы кто-либо упоминал о достижении её чужеземцами, ибо они убивают всех чужеземцев, приходящих к ним. Сами же они спускаются по воде для торговли и не сообщают ничего о делах своих и товарах своих и не позволяют никому следовать за собой и входить в страну свою. И вывозят из Арсы чёрных соболей, чёрных лисиц и олово и некоторое число рабов'.
   Итак, Вису - это особые северные русы, артанцы у арабов и биармы у скандов. Можно заметить, что Арта и Вису не встречаются вместе у одного автора. У Гарнати есть Ару, но не Арта. Правда, он писал позже других арабов, к 12в. ситуация могла измениться: южная часть Артании-Биармии к этому времени вошла в сферу влияния булгар, сохранив за собой отголосок прежнего имени. О статусе Ару и отношениях к Вису Гарнати прямо не пишет, но какая-то связь между ними явно просматривается.
   'Между ними (Вису) и Булгаром месяц пути. И есть другая область, которую называют Ару, в ней охотятся на бобров, и горностаев, и превосходных белок. А день там летом двадцать два часа. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров'.
   Месяц пути - это около 600 км, что с учетом трассы (переправа через Каму была возле Елабуги) указывает как раз на Вятские городища в устье Моломы. В приведённом выше отрывке Гарнати сказано, что в стране Ару охотятся на белок и бобров, а чуть ниже упомянуто, что люди пьющие напиток из ячменя едят мясо белок и бобров. Исходя из этого сопоставления, становится ясно, Вису и Ару расположены в близком соседстве, точнее, в бассейне одной реки Вятки. С некоторыми основаниями можно конкретно отождествить Ару с Чепецкой арх. культурой. Множество костей бобров на ее городищах говорит об охоте на этих животных и использовании их в пищу. На самой Вятке культурный тип населения 9-12в. был близок к Чепецкой.
   Пару слов об этнической принадлежности биармов-Вису и Югры (под Югрой обычно понимают территорию между Печорой и Обью). По изучению названий и археологии городищ ученые не пришли к определенному мнению по этому вопросу. Недавно были открыты городища на нижней Оби 11-13в., которые оказались очень близки к пермским (коми-пермяцким и Прикамским, см. ниже) того периода. Можно полагать, что некий народ вел освоение края в направлении из Прикамья на восток через Печору к Оби. В ДТ эти люди считаются булгарами, но, судя по контексту, это были несколько иные булгары, северные, - отчасти финноугорского и пермского происхождения, отчасти северо-европейского.
  
   В тексте Гарнати говорится, что булгарские купцы сами возят товары к Вису, очевидно, это происходило летом. Артефакты ограниченного проживания булгар на севере обнаружены на Ковровском городище в устье Моломы (город Колын в ДТ), на Солдырском городище на верхней Чепце (Иднакар) и на Вятском городище в Чердыни (верхняя Кама). Более основательное поселение с мусульманским могильником - Рождественское городище на р.Обве (Каргадан в ДТ на правом притоке средней Камы). Таким образом, названные городки входили в страну Вису, точнее, располагались вдоль ее южной границы. При этом, между ними и булгарами существовала буферная зона - территория протоудмуртов и протомари. Булгарские купцы доходили только до середины Вятки, где у них было представительство.
    []
  
   Несколько замечаний об археология Биармии. Начнем с недавно изученных городков на Оби - в стране Югра. Существовали они короткое время примерно с конца 11 до нач. 13в. Далее цитаты.
  
   "Городища Перегребное, Шеркалы 1/1 и 1/2. Материалы из этих комплексов находят аналогии в вымской и родановской культурах Приуралья и датируются XII-XIII вв. Все жилища были наземные срубные. Нижние венцы сруба обнаружены на городищах Шеркалы 1/1 и 1/2. Размеры построек в плане были не менее 4 на 5 (5 на 6) м. При этом внутреннее пространство их фиксировалось по хорошо сохранившимся остаткам досок пола и нижних венцов сруба (Шеркалы). Пол настилался на специальные жерди - лаги. Постройки располагались очень близко друг к другу. На Перегребном 1 зафиксированы остатки четырех срубных построек, три из которых стояли в линию, примыкая друг к другу вплотную. На городище Шеркалы 1/2 выявлены остатки 4 жилищ, стоявших попарно в две линии. Между этими парами жилищ, стоявших вплотную друг к другу, находился широкий (около 6 м) двор с хозяйственной постройкой. В каждой из построек находились остатки печей-каменок. Конструкция печей-каменок довольно сложная: они представляли собой высокую (до 45 см) песчаную платформу (подушку) подпрямоугольной формы размерами 1,2-1,5 на 2-2,7 м. Поверхность платформ была сплошь вымощена крупной галькой, на которой лежала развалившаяся часть печи в виде крупных плоских плиток камня. Платформы, видимо, представляют собой засыпку срубных опечков, поэтому они хорошо сохранили форму.
   Почти идентичные остатки жилищ известны на поселениях родановской, вымской и чепецкой археологических культур в Верхнем Прикамье и Северном Приуралье. Причем сходство в деталях конструкции и размерах печей-каменок и ям-кладовых поразительное. Наиболее распространенным типом жилищ этих культур были наземные срубные постройки площадью 30-40 м 2. Деревянный пол встречен на памятниках чепецкой и вымской культур, а также в древнерусских жилищах новгородско-псковских земель XI-XIII вв., где также широко были распространены печки-каменки.
   Погребения совершены по обряду трупосожжения с полной кремацией на стороне: в засыпи ям обнаружены мелкие кальцинированные кости, человеческий зуб, угольки, несколько бусин, аналогичных другим, найденным в жилищах. Вероятно, с поминальными тризнами связана и часть остеологического материала. Аналогичные погребения известны по материалам раскопок вымских и, в меньшей степени, северных родановских могильников 28 . Для вымских могильников подобный обряд является преобладающим. В глиняном тесте шеркалинской посуды, кроме примеси песка, шамота и дресвы, характерных для перегребненской керамики, встречена толченая раковина (3 горшка). Аналогичная посуда типична для вымских и северных родановских памятников XII-XIV вв.
   Обнаруженная Булгарская керамика красного цвета подобных форм и ручки с елочным орнаментом довольно часто встречаются на родановских памятниках, реже - на вымских. Уникальной находкой является оригинальный бронзовый пояс (сохранилось 11 звеньев), украшенный рельефными валиками и косицеобразным узором. Единственный похожий пояс найден на вымском могильнике XI-XII вв. Шойнаты II.
   Интересно, что в фольклоре обских угров, кроме большеатлымского предания, сохранились представления о коми переселенцах как одном из компонентов обширного обско-угорского массива. Собиратель фольклора северных манси П. И. Шишкин считал, что манси и ханты произошли от Мось-нэ, Пор-нэ и Мис-махум. Последнее название он перевел как "коровьи люди." Мис-махум пришли на Обь с Печоры и Северной Двины. "Это были русые и рыжие, черноволосые люди с бородами, серыми, карими и черными глазами", занимавшиеся скотоводством и земледелием, а на севере - оленеводством. Они походили на Мось-нэ, но отличались от них языком. Мис-махум занимались торговлей: ходили торговать на Нижнюю Волгу, где были "царские города", и привозили на Обь шелк, шлемы, щиты и стрелы'.
   http://proceedings.usu.ru/?base=mag/0007(01_01-1997)&xsln=showArticle.xslt&id=a02&doc=../content.jsp
  
  
   Название "Коровьи люди" перекликается с рассказом ДТ о перевозке на Печору первой коровы (см. ниже). Родановские и Вымские жилища имели схожие параметры, за одним важным исключением, - они имели открытый очаг. Описанная конструкция печи-каменки близка к древнерусским Ладожским (в центре жилища, прямоугольной формы). Хождение этих купцов на Волгу за товарами также свидетельствует что ареал обитания этих людей не ограничивался Печорой, Двиной и верхней Камой. Явно прослеживается связь с древними русами. Авторы не упоминают синхронные Вятские городища, а ведь они очень близки к Вымским и Родановским. В Волго-Вятском междуречьи в рассматривемый период последовательно сменяли друг друга следующие арх. культуры (очень важно, что наблюдается преемственность их без разрывов):
   Худяковская (вятский вариант Азелинской); Еманаевская (VI-IX вв.) и Кочергинская (X-XII вв.). (Подробности в следующей части). В конце 12в. на Вятке появляются славяне, но местный финский материал на городищах продолжает встречаться до 15в. Наблюдается смешение культур, в том числе, появление "славяноидной керамики". Размеры срубного дома Еманаевского времени на Вятке около 80 кв. м. Что близко к большим домам именьковцев и Ладожских русов. Из этого и др. фактов (разведение свиней и коров) можно делать вывод о появлении на Вятке именьковцев, по крайней мере, в 8в. Таким образом, на основе аборигенного (протомарийского, протоудмуртского) и пришлого (именьковского) населения в 6-9 веках в бассейне Вятки складывалась особая древнерусская народность. Процесс этот постепенно захватывал и более северные и восточные территории (Каму, Вычегду и Вымь). Именно эти купцы ходили в Югру (на Печору и Обь), где у них были фактории. Биармы имели связи и с Прибалтикой, а позже сотрудничали с Волжскими русами, которые в 9в. совершали военные походы на Киев. В связи с этим можно рассмотреть ситуацию с расположенным на р.Псёл Новотроицким городищем (Сумская обл., Украина). Прояснить вопрос об этнической принадлежности напавших на него в конце 9в. врагов поможет анализ обнаруженных при раскопках городища наконечников стрел (далее две цитаты из статьи Зорин и Шпилев 'Перед Русью').
   "Из 19 найденных экземпляров 10 относятся к типам, распространённым на севере Руси, в основном среди финно-угорских племён (Прикамье и Среднее Поволжье, Сарское городище, Вятка). Ряд наконечников имеет аналогии также и среди дружинных древностей руси в Гнёздово, Шестовице, Гульбище, Чёрной Могиле... Особый интерес представляет наконечник из жилища 43 - плоский, втульчатый, двушипный. Согласно классификации А.Ф. Медведева, его следует отнести к типу 2, который применялся вдоль западных границ Руси с кон. VIII по сер. XIII вв. и был 'несомненно, заимствован русскими у западных соседей... Таким образом, с большой долей уверенности можно утверждать, что Новотроицкое городище было уничтожено не кочевниками, а отрядом русов, часть которого, предположительно, составляли лучники из числа союзных или подчинённых русам финно-угорских племён. Взятое в плен население стало рабами, а непригодные к этому по возрасту или физическим данным жители - перебиты на месте... В целом, судьба городища представляет яркую иллюстрацию к свидетельству Ибн Русте о том, что "когда они [русь] нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его всего. Женщинами побеждённых сами пользуются, а мужчин обращают в рабство".
   "В связи с событиями рубежа IX - X вв. особый интерес представляют материалы разгромленного в то время городища Супруты (Щекинского р-на Тульской обл.) в землях вятичей на Упе (на переходе из Дона в Оку). 100 костяков погибших жителей; два клада: а) 20 дирхемов с наиболее поздней датой 866 г., 2 салтовские серьги, проволочное височное кольцо, серебряная тордированная гривна глазовского (вятского) типа с гранёными головками, скрученная в спираль б) железные удила с бронзовыми фигурными псалиями (Скандинавия, стиль Борре), чеканные бляшки поясных наборов... Среди них обращает на себя внимание обилие материалов скандинавского и северного происхождения: котлы, весы, ланцетовидные наконечники стрел, роскошные удила в стиле Борре, гривны и фибулы с гранёными головками, ледоходные шипы, щитовидные подвески, ладейные заклёпки. Во всём этом видится яркая иллюстрация к высказыванию Т.С. Нунана относительно 'соперничающих между собой групп викингов', которые, опираясь на местные племена, вели между собой борьбу за контроль над богатствами Восточной Европы. Подобной точки зрения придерживается и В.В. Мурашёва, считающая, что совокупность материалов Супрутского городища отражает процесс 'установления викингами контроля над важнейшими речными путями Восточной Европы'. По мнению исследовательницы, городище являлось ключевым пунктом инфраструктуры этого участка пути' и было занято некоей варяжской дружиной, превратившей его в 'административный центр и в пункт сбора дани' (Мурашёва.2006: 199). В таком случае не исключено, что поход в страну вятичей был вызван ещё и необходимостью покончить с опасным для Рюриковичей соперником скандинавского происхождения, опиравшегося на полиэтничную по своему составу дружину (население Супрут, судя по всему, имело смешанный славяно-балто-финский состав, в быту и культуре которого прослеживалось значительное хазарское влияние)".
   "Исходя из топографии кладов можно даже попытаться восстановить вероятный маршрут этого похода - из Ярославского Поволжья к устью Оки, вверх по её течению до устья Упы (клад у с. Мишнево), далее по Оке и её притокам (разгром Супрутского городища), затем вверх по Оке до Самодуровского озера, отсюда по Свапе мимо Моисеево (дирхем 865 г.). Возможно, поход завершился выходом на Сейм и Десну и соединением с войском Олега Вещего, но не исключено и другое. Разгромив вятичей, как потенциальных союзников северян, и создав угрозу для восточносеверянских земель (Посеймье), поволжская русь и её союзники вернулись на свои базы в районе Тимерёво".
   Прикамье в 1 тыс. н. э. славилось отличным по тем временам стрелковым оружием (луки и арбалеты). Об этом свидетельствуют, в частности, находки втульчатых наконечников стрел, считающихся более древними и сложными, чем обычные черешковые. Их обычно применяли для мощных арбалетных стрел.
   Из справочника А. Ф. Медведева 'Лук и стрелы, самострелы':
   В древней Руси втульчатые наконечники стрел были распространены преимущественно вдоль за?падных границ, где, по всей вероятности, восточные славяне заимствовали их от западных соседей. В Германии, Чехословакии, Польше такие наконеч?ники в средневековый период применялись очень широко. Для Руси же они не очень характерны и численно составляют около 1% по отношению к черешковым наконечникам. Но и на нашей территории есть район (Прикамье), где втульчатые наконеч?ники употреблялись сравнительно широко задолго до нашей эры. Здесь они не были результатом заимствования у западных соседей. Более того, прикамские втульчатые наконечники VIII-XIV вв. преимущественно ромбовидные и реже листовидные, тогда как у западных соседей Руси они в большинстве двушипные (тип2).
   Тип 3 (88 э к з.). Ромбовидные втульчатые (табл. 30, 3}. Область распространения в основном охватывает Прикамье; особенно много их на городищах и в могильниках по р. Чепце, притоку Вятки. Изредка встречаются вдоль западных границ Руси, для Руси нехарактерны; употреблялись широко финно-угорскими народами. Наконечники этого типа появились в Прикамье в I тысячелетии до н. э., но имели меньшие размеры (длина 30-40 мм). В Прикамье и в других местах обитания финно-угорских племен употреблялись до XI в. включительно, а позднее - лишь в западных районах Руси и то редко. Они найдены в погребениях могильников: Малышевский, Селиксы, Каневский, Мадлынь-Шай, Крюково-Кужновский, Поломский, Кочергинский, Веселовский, Загарье, на Вятских городищах и в могильниках VII-XII вв. на Сарском (Ярославская), на Чуд?ском костище, в Плиснеске (Львовская обл.), на Княжей го?ре (Киев), у дер. Горицы 106, в слое XIV в. Новгорода107, в погребении 5 Плесинского могильника (Комипермяцкий).
   Тип 4 (13 э к з,). Остролистные втульчатые (табл. 30, 4). Длина 50-100 мм, длина пера 30-60 мм, ширина пера 11-20 мм, диаметр втулки 710 мм. Были распространены у финских племен Северо-Востока и вдоль западной границы Руси. В Прикамье наконечники этого типа появились в I тысячелетии до н. э. и употреблялись до XI в. включительно. Они найдены в погребениях 14, 69, 101, 135, 141 и 205 (VII-XI вв.) Малышевского могильника109, в Бродовском могильнике (Кама), в могильнике Весьякарский Бигершай (Чепца), в Ананьинском могильнике (Татарстан), на городище Хотомель (Брестская обл.), на городище Дуна (Вятичи), в кургане Х в. у с. Барды 115. Остролистные втульчатые наконечники приме?нялись также в Прибалтике 116 и в Польше 117.
   Т и п 17 (4 э к з.), Килевидные длин?ные трехлопастные с шейкой (табл. 30, 17; 12, 13). Длина их 85-120 мм, длина острия 50-72 мм, ширина 13-18 мм. Появляются они в середине I ты?сячелетия н. э. и распространяются на территории от Вятки до Оки до VIII в. включительно. Найдены в погребениях 27 и 30 Суворовского могильника 195, на Попадьинском селище 196, в погребении VIII в. у с. Арцибашево.
  
   Конец цитат.
   Двушипные наконечники тип 2 (характерные для Зап. Европы) были найдены также на Вятке. Это можно рассматривать как раннее заимствование, тем более что артефакты позднеримского времени в Прикамье есть. Можно говорить о прибытии на Вятку в 4-5в. воинов с запада: остготов и-или гуннов. Регионы обнаружения Прикамских наконечников маркируют территории действия Вятских дружин: от Сарского городища (вероятное, место сбора отрядов русов) до бассейна Оки, Украины и Беларусии, а также, Новгорода. При этом не исключены и более далекие продвижения на запад - Польша и Прибалтика. Последнее обстоятельство заставляет задуматься о раннем появлении на Вятке западных славян.
   Из сказанного можно сделать такие выводы. Скандинавы в 9в. составляли лишь верхушку русов, основа их войска была из Волго-Камских народов. Нападение на хазарских Окских вятичей такого воинства не исключает дальнейшее расселение его в этом регионе (городок был отстроен). Это дает основания предполагать связь населения Вятки и Оки. Не отсюда ли тождество названий? Борщевская культура (вятичей) появляется в 8в. и обрывается в конце 9-го. После чего отмечается финноугорский тип внешности у части вятичей. Это пришельцы с северо-востока, скорее всего, с Прикамья. Этому есть неожиданное подтверждения в странном комментарии о союзниках русов в известном отрывке Ибн-Хаукаля: 'Его (порт Булгар) захватили русы и напали на Хазаран, Семендер и Итиль в 969г. и немедленно отправились в земли ар-Рум и ал-Андалуз, разделившись на две партии. Русы дикий народ живущий в области Булгар между последними и сакалиба по реке Итиль. Между тем отделилось от своей страны некое тюркское племя называемое баджанак и направилось в область между хазарами и ар-Рум. Нынешняя территория их не является их исконным обиталищем, но они пришли в нее и завоевали ее. Они являются острием (ударной силой) и союзниками русов, которые выходили прежде на ал-Андалус и потом на Бердаа (943г.)'. --- Автор побывал в Гургане в 968г. Печенеги в это время воевали со Святославом, поэтому речь в отрывке не может идти о Киевских русах. Можно видеть, что баджанаки были заметной частью в войсках волжских русов-норманов. Учитывая археологические свидетельства, это не печенеги (с которыми их путает автор), а Прикамские финно-угры - вятчане. (Путаница печенегов и вятчан возникла из факта прихода их с одного направления. Вероятно, отлив части вятчан из Прикамья открыл пути с востока на запад и печенеги прошли через нижнее Прикамье вслед за уграми. Но нельзя исключить и некоторое родство между этими народами, учитывая что печенегов было несколько родов.)
   Т. Алексеева:
   "Судя по археологическим данным, вятичи не имеют того комплекса признаков, который характерен для потомков пражско-корчакской и пеньковской (раннеславянских) культур. Для них характерна долихокрания (продолговатый череп) в сочетании с узким лицом и средневыступающим носом. Нет в облике вятичей и сходства с польскими (ляшскими) славянами, которые отличаются более крупными размерами черепа. Мы не можем также на основе антропологических данных оценить и контакты с донскими славянами, о физическом облике которых мы не имеем представления из-за отсутствия антропологических материалов. Зато вполне отчетливо обнаруживается в облике вятичей присутствие черт, типичных для финно-угорского населения Восточно-Европейской равнины".
  
   На схожесть топонимов финноугорского происхождения на Оке и Вятке обращали внимание еще дореволюционные исследователи. Новая культура на Оке (вятичей 10-11в.) появилась от смешения восточнославянской борщевской культуры и культуры Волжских и Прикамских русов. Путь по Оке и Дону к Хазарским портам на Черном море был необходим русам для обхода мимо ненужного посредника в торговле - усиливающейся Волжской Булгарии. В ДТ сообщается, что вятичи-батышцы считали себя потомками мурдасов-именьковцев и скандинавов, что как раз подтверждается приведенными выше фактами, если учесть, что в 9в. под мурдасами понимались смешавшиеся с Вятскими финноуграми именьковцы.
  
   В 12в. основное населения вятичей сконцентрировалось в районе Москвы. Во второй пол. этого века многие поселения были заброшены. Из этого можно сделать вывод, что после окончательного захвата их земель князьями (строившими здесь для себя и своих ставленников небольшие феодальные городки-замки), часть вятичей покинула данную территорию.
   В 10 в. вятичей по ДТ возглавил изгой булгарского рода Качкынов по имени Хаддад (Ходота).
   "Газан двинулся на него, но Хаддад со своими ближайшими джурами (рыцарями) ушел к батышцам. Те, пораженные великолепием одежд и оружия эмира и его воинов, избрали Хаддада своим беком (князем-воеводой)". В 964 году Святослав (Барыс) сговорился с булгарами и русами о нападении на Хазарию. 'На обратном пути Барыс выбил сына Хаддада Алыпа из Кана. В ответ тот прислал ему письмо, в котором сообщил: Батышцев считают народом, образовавшимся вследствие смешения ульчийцев и мурдасов (славян и именьковцев). На самом деле батышцы являются потомками мурдасов и садумского племени Худ, некогда владевшим Русью. Поэтому он, Алып, имеет больше прав быть улубием Руси, чем Барыс, и постарается при случае их осуществить'. Род Хаддада по мужской линии происходил от булгарского кана Габдуллы-Джилки. В его военно-рыцарском окружении, с которым он пришел на Оку, видимо, были потомки скандинавов-датчан из племени Худ (ранее служивших при Киевском хазарском наместнике Худе и его жене Ульджай). Их потомки стали военным сословием земли Вятичей. Вероятно, с ними связан рассвет и возвышение Вятичской земли. Киевские князья роднились с вятичами.
   Украшения вятичей считаются одними из самых распространеных и выразительных среди вост. славян. В них чувствуется влияние скандов и финноугров. Интересно, что в некоторых формах украшений вятичей присутствуют элементы Вятского герба: лапчатый крест с шарами; а также замкнутая (вятская) лунница с крестом (кошкар), напоминающая натянутый лук-арбалет. Вот некоторые вещи найденные на городище Дуна (на мысу лев. бер. р. Ока при устье ручья, к северо-востоку от г. Чекалин; собранные материалы относятся к верхнеокской, мощинской, роменской культурам и к XI - XII вв. Во рве городища были выявлены 7 чел. костяков, - захоронения погибших при штурме города в середине XII в., в разрезе вала − остатки сгоревших в ходе штурма укреплений. Наиболее вероятно городище Дуна с посадом - остатки летописного города Девягорска). Некоторые круглые подвески (с сегнеровым колесом) близки к упомянутым выше щитообразным скандинавским.
    [] [] [] []
   Украшение с крестиками, вятичи, 13в.
    []
   Для сравнения - крест 9в. скандинавского типа, часто встречается в захоронениях русов:
    []
  
  
   Интересно появление и распространение в Вост. Европе украшений лунниц. "Практически синхронно с черняховскими, лунницы появляются в Поволжье и Прикамье, в древностях азелинской, бахмутинской, турбаслинской и поломской культур: могильники Селикса-Трофимовский, Бирский, Уржумский, Армиевский, Варнинский и др. Едва ли это простое совпадение, вспомним хотя бы сообщение Йордана о военных акциях готов под предводительством Германариха в лесной зоне где-то между 335 и 375 гг., тем более, что связь волго-окских и прикамских памятников с черняховской культурой подтверждается целой серией др. вещей и традиций". В басейне Вятки в домонгольский период были распространены замкнутые лунницы. Очень похожие на них почти замкнутые лунницы были и у вятичей, некоторые с крестом внутри. Крест в данном случае не рассматривается как христианский символ. Такие подвески представляют собой единый солярно-лунарный символ. Но влияние христианства на часть вятичей исключить нельзя.
  
   "Долгое время труднодоступность Батыша спасала дом Качкынов. Однако в 964 году Барыс отнял у них Кан (Муром), а в 1088 году канские батышцы отняли у Батыша и Кисанскую (Рязанскую) область. Наконец, в 1112 году Булымер-Карак (Владимир Разбойник, Владимир Мономах) штурмом взял Хорысдан (Кордень) в отместку за приют, данный Качкынами куманам Шарыхана, и оставил последнему потомку Мардана Хаддад-Шамгуну лишь небольшую часть Кортджака (междуречье нижней Оки и верхней Волги). Еще раньше, в 1088 году, в этой округе Ахад Мосха поставил с разрешения Батыш-Шамгуна крепость Мосха (Москва-Кучков)'.
   В 12 в. после окончательной ликвидации независимости этого образования, потомки Хаддада обосновались в Волго-Камье. Помимо сходства символики этому можно найти и другие подтверждения.
   "Свои поселения вятичи основывали на склонах надпойменных террас или на возвышенностях. Жилища на поселениях были сосредоточены либо 'кучей', либо располагались по краю. Это были полуземлянки размером 4x4 м или срубные дома с очагами, расположенными в углу жилища, с кровлей, опирающейся на края ямы или поднятой на столбах, врытых в землю по углам. К жилищам примыкали хозяйственные постройки: ямы, погреба, хлева, клети. Около поселений размещались могильники, преимущественно курганного типа".
   Описание жилищь вятичей в принципе совпадает с вятскими 12-13в. Основной аргумент против переселения вятичей на Вятку - отсутствие характерных "вятичских" семилопастных височных украшений. Но, во-первых, они появляются уже относительно поздно (в 11-13в.), во-вторых, на Вятку пришли в основном мужчины, а в-третьих, такие украшения у нас, все-таки, находили. Не вполне схожи с вятическими захоронения ("курганы", с помещенными в них кремированными останками, на Вятке невелики), но и на Оке они весьма различны, да и время другое. Захоронения в курганах появляются у вятичей с 10в. Считается, что эта традиция, для славян не характерная (как и обычай сооружения кольцевых оград.), появилась при влиянии представителей мощинской культуры (4-7в.). Однако значительный временной разрыв делает это предположение сомнительным.
   "Погребальными памятниками мощинской культуры являются курганы полусферической или усеченноконической формы высотой 2-4 м при диаметрах оснований 10-15 м. В отличие от восточнославянских мощинские курганы не образовывали больших могильников, а располагались по одному, по два или по три. Их характерной особенностью является кольцевая ограда, устраиваемая, по всей вероятности, в ритуальных целях в момент захоронения. Эти ограды напоминают кольцевое сооружение языческого святилища, открытого в Тушемле на Смоленщине. Судя по материалам раскопок курганов Шаньково и Почепок, слои обоженной земли с углями и остатками трупосожжений находились в центре насыпей. Несколько в стороне от погребальных остатков ставились глиняные сосуды, иногда дном кверху. Захоронения во всех случаях были безурновыми, сосуды помещались в курганы с ритуальными целями. Славяне, поселившиеся в ареале мощинской культуры, первоначально не знали курганной обрядности и переняли её от аборигенов. Воспринят был и обычай сооружения кольцевых оград. Правда, они встречаются только у части курганов VIII-Х вв. На верхней Оке (до устья Угры) процесс славянизации аборигенного населения протекал, по-видимому, довольно активно и к ХI-ХII вв. завершился. Курганы XI-XII вв. этого региона имеют уже характерный вятичский облик".
   В "Повести временных лет" описан погребальный обряд вятичей (сходный обряд был и у радимичей): '...и аще кто умъряше - творяху тризну над нимъ и посем сътворяху краду велику (кострище) и възложаху на краду мъртвъца и съжъжаху. И по семь, събровъше кости, въложаху в судину малу и поставляху на стълпе на путъх, еже творять Вятичи и ныне'. Ранее счтали, что собрав кости, вкладывали их в малый сосуд и ставили на столбах при дорогах. Однако, учитывая имеющиеся изученные курганы, под столпами нужно понимать именно их: сосуды с костями устанавливали (закапывали) в верхней части такого кургана. Курганы вятичей содержат по нескольку погребений, очевидно, родичей. Высота самих вновь насыпаемых курганов при этом постепенно уменьшалась. От XII-XIV вв. дошли многочисленные небольшие курганы (от 0,7 до 1,4 м) вятичей с трупоположениями. Костяки расположены головой на север или северо-запад. В 11 в. доминируют погребения по обряду ингумации на горизонте, а в 12-13 вв. - в подкурганных ямах. Ранний обряд 10в. схож с традицией кремации у части русов, а также именьковцев. Сожжение на стороне и погребение в курганах с ровиками и в домиках мертвых обнаружены у ранних финнов (до 5в.) в могильниках типа Чагода-I в Вологодской области. http://www.booksite.ru/fulltext/cha/god/a1/3.htm Таким образом, вятичская традиция захоронений может быть связана с ранней финской или даже с древнерусской (Владимирские курганы). И позже в 12-14в. наблюдается сходство вятичских и вятских захоронений. Пережитки кремации (частично обожженые кости) сохранялись на Оке и Вятке до 15в.
   Интересно, что в 10-12в. наблюдается некоторое уменьшение населения на берегах Вятки, отсутствие здесь в этот период заметных городищ. Более выделяются лишь удаленные поселения на Чепце. Это косвенно подтверждает мнение о переселении части вятчан в конце 9-го - нач. 10в. на Оку. После всего сказанного о вятичах, не будет удивительно предположить аналогичное происхождение Вотской земли возле Новгорода Великого. Волжские русы вели наступление и в этом направлении. Во второй пол. 12в. наблюдается обратный процесс, прибытие на Вятку новых поселенцев, уже заметно славянизированных. При этом появление на Вятке беженцев с Оки вполне вероятно. Разумеется, пришли они не на пустое место, а влились в уже существовавшее близкое им в этнокультурном плане древневятское население.
   Из нашех летописей известно, что в 982 году князь Владимир переселил 'лучших мужей' из кривичей, вятичей, новгородцев и чуди в строящиеся города на южной границе княжества, по р.Стугне и Суле. В 1097 на съезде русских князей в Любече территория вятичей была утверждена за сыновьями Святослава Ярославича, как часть Черниговского княжества. Под 1146 годом названы два вятичских города Козельск (сюда бежал Святослав Ольгович) и Дедославль (здесь собрались вятичи, решившие воевать со Святославом). В конце 11 века вятичи потеряли верховья Оки, территория независимого княжества уменьшалась и смещалась на северо-восток. Окрестности Москвы были последним уделом потомков Хаддада в этом регионе. Видимо, решающие столкновения произошли в 40-е годы 12 века, вятичи потерпели поражение, их государство окончательно раздробилось и стало добычей соседей - потомков киевских князей ранее осевших в Чернигове, Рязани и Владимире. После этого их правители с остатками дружин перебрались в Булгарию, где, если верить ДТ, занимались резьбой по камню и торговлей на северо-востоке.
   "Яхам (Яким или Иоаким Степанович Кучко) остался на службе в Балыне, а Аслан отъехал в Булгар... А сын его Абархам, бывший членом ордена 'Эль-Хум' и дававший на содержание этого братства большие средства, был убит уланами возле булярской церкви 'Нишан'... Опасаясь осквернения могилы отца, сын Абархама Ас разрешил мне перенести его останки в Булымер (Владимир)... А потомки еще двух сыновей Хаддад-Шамгуна - Ислам-Батыша и Байтугана - жили в Булгаре. Они переселились в Булгар, не выдержав унижений, и занимались здесь торговлей в северных землях Державы. Батыш вначале торговал к востоку от Бийсу (Печоры)". Далее рассказ о том, как он привез в те края (Югру) первую корову. Отсюда видно, что потомки Хаддада были частью торгового народа Вису и Югры (Коровьи люди).
  
   Потомки скандинавов в Булгаре объединились в христианском ордене Хум. Часть их занималась торговлей. В предмонгольский период, в связи с обострением ситуации в Булгарии, они обосновались к северу от Булгара в Закамье. В пользу этого есть многочисленные сообщения в ДТ о Вятском-Нукратском флоте. Но об этом будет сказано ниже. Для нас особенно интересно то, что эти сканды были датского происхождения. Если казаки происходят от них, то находит объяснение поразительная схожесть мт-ДНК казачек с датчанками. Это удивительное сохранение генов в протяжении тысячи лет может объяснятся лишь существовавшими внутри данной группы строгими брачными правилами, аналогичными имеющимся у евреев (наследование этнической принадлежности по матери).
  
  
   ***
   О Биармии написано множество работ и книг, но настоящая история этой огромной и древнейшей страны до сих пор не известна. Вероятно, в протяжении веков границы ее изменялись, а саму территорию контролировали различные властные группировки и династии, часто приходящие со стороны, с юга или севера. Это была Великая Свитьод - родина скандинавских ярлов и кудесника Одина. В 10-12в. в Биармии правил Дом Утар (Арских русов). Этот княжеский домен, потерявший свои юго-восточные владения в связи с нападениями татар и наплыва русских беженцев, был включен в состав Норвегии. Не исключено, что резиденция биармийского правителя в дальней Биармии находилась в ее стратегическом центре - уникальном Чуршинском городище возле Слободского (Хологи) на Вятке.
  
  
  
   Глава 6. Западные славяне
  
   Западные славяне - это множество племен, селившихся от балтийского берега Европы и дальше на юг. В том числе тех славян, которые в прошлые века занимали обширные пространства на берегу Балтики, принято называть балтийскими славянами. Они, в свою очередь делились на четыре группы.
    []
   Западнее всех, начиная от Кильской бухты, селились ободриты, южнее и восточнее по берегу Балтики жили лютичи, на острове Рюген, близлежащем к территории лютичей, жили руяне. И, наконец, где-то примерно от Одера до Вислы расселились те, кого и называли соответственного их приморскому месту жительства: поморяне. Особую и чрезвычайно важную c исторической точки зрения группу образовывали также племена, населявшие острова, расположенные в заливе, образуемом Одером: Узноим, Волин и Руяна. B отношении этих племен также трудно определить, принадлежали ли они к лютичам или к поморянам. Кроме того, по крайней мере, с 13в. в районе устья Одера известно племя кашубов, потомки которых живут до сих пор в Польше. За исключением остатков поморян (кашубов и словинцев) и сербов (лужичан), вся полабско-балтийская ветвь западных славян прекратила свое существование в войнах с немцами в 8-12в. Около 1127 года пала Ретра, a в 1168 году - знаменитая Аркона; в 1177 году был сожжен Волин. Сo второй половины XII века можно видеть полабско-балтийских славян в немецком подданстве.
   А.Ф. Гильфердинг в 'Истории балтийских славян' пишет: 'По обеим сторонам Одры находятся многочисленные следы старинных валов и 'городов'. Известны два племени собственно поморян - кашубы и словинцы (Slowienec у Лебского озера). Кашубы засвидетельствованы уже в X веке в записях Масуди под именем Kuhsabin. Можно найти упоминания и других племен поморян: волыняне (волюнзане) и выжичане (приссане), кабатки и др.
   Археологические источники не позднее чем с IX в. указывают на деятельность специализировавшихся на дальней торговле купцов. В течение 9 века некоторые славянские поселения у устья Одры, такие, как Щецин и Волин, а также Колобжег, преоброзовывались в регулярно, плотно застроенные поселения, окружённые укреплениями, заселялись ремесленниками, рыбаками и купцами. Население это было в своей основной массе свободное, отягощённое только соответственными данями и повинностями в пользу публичной власти. Кое - где поселялись пришельцы, которые пользовались значительной свободой действий.
  
   АЛ-БЕКРИ (11 век) http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/X/Bekri/text.htm
  
   О Славянах (Сакалиб). Славяне из потомков Мазана сына Яфетова, и жилища их (простираются) от севера пока не доходят до запада. Говорит Ибрагим сын Якуба Израильтянин (арабский картограф IX века): "Страны Славян тянутся от сирийского моря к окружающему морю 1 к северу. И завладели племена севера некоторыми из них и обитают по cиe время между ними (Славянами). Они (состоят из) многочисленных, разнообразных племен. И собрал их в былое время некоторый царь, титул которого был Маха, и был он из одного их племени, которое называлось Влйнбаба (валиняне?); и было это племя у них почитаемым. Потом - же разъединилась их речь и прекратился их (государственный) порядок и племена их стали (отдельными государственными) группами и воцарился в каждом их племени царь. И царей их ныне четыре: царь ал-Блгарйн (Болгария Дунайская), и Бвйслав (Болеслав), царь Фраги и Бвймы и Краква (Праги, Богемии и Кракова), и Мшка (Мешко), царь севера (Польши), и Накур на крайнем западе (Полабские племена). И граничит со страною Накура на западе Скнун и часть Марман (Германия-Саксония и Скандия-Нормандия).
    []
   И его страна (Накур) - страна с низкими ценами на хлеб, богатая лошадьми; они оттуда также вывозятся в другие страны. Они (жители этой страны) имеют полное вооружение, из лат, шлемов и мечей. От Марзбрг-а до Майлйh-а 8 - 10 миль. (Оттуда) до моста - 50 миль. И это есть мост из дерева, длиною в милю (через Одер). И от моста до крепости Накура - около 40 миль; она же называется также Аззан, что в переводе значит 'большая крепость'(возможно, Велеград), И напротив Аззана лежит крепость построенная в пресноводном озере. И таким образом строят Славяне большую часть своих крепостей: они направляются к лугам обильным водами и камышом, и обозначают там место круглое или четырехугольное, смотря по форме, которую желают придать крепости и по величине ее. И выкапывают вокруг него ров и выкопанную землю сваливают в вал, укрепивши ее досками и сваями наподобие битой земли, покуда стена не дойдет до желанной высоты. И отмеряется тогда дверь с какой стороны им угодно, а к ней приходят по деревянному мосту. И от крепости Аззана до окружающего моря одиннадцать миль; и не иначе проникают войска в страны Накура как с большим трудом, ибо вся страна его - луга, тростник и болото".
   Крепости западных славян http://slawenburgen.npage.de/
    []
  
   'Что - же касается до земли Бвйслава, то длина ее от города Фраги до города Краква - трехнедельный путь. И она сопредельна в длину со странами Тюрков (венгров). И город Фрага выстроен из камня и извести и он есть богатейший из городов торговлею. Приходят к нему из города Краква Русы и Славяне с товарами и приходят к ним (жителям Праги) из стран Тюрков мусульмане и Евреи и Тюрки, также с товарами и с миткалями византийскими, и вывозят от них муку, олово и разные меха. Страна их лучшая из стран севера и богатейшая жизненными припасами... И в городе Браге делаются седла и узды и щиты применяемые и употребляемые в их странах. И делаются в странах Бвймы легкие платочки, весьма тонкой ткани наподобие сеток... Ими они торгуют и рассчитываются друг с другом; они имеют (целые) сосуды их и они считаются богатством у них и ценнейшими вещами; ими покупается пшеница и мука 19 и лошади и золото и серебро и всякие вещи. Замечательно, что жители Бвймы брюнеты и черноволосы и что рыжесть у них редка'...
   'Что - же касается до страны Мшки (Мешко I польск. 960 - 992г.), то она самая большая из их (Славян) стран. Она богата хлебами и мясом и медом и пашнями. И подати собираемые им в византийских миткалях; они же - содержание его людей. Каждый месяц каждый из них имеет определенное число их (миткалей). И он имеет 3000 Дзра (дружина рыцарей), а это - воины, сотня которых равняется десяти сотням других. И дает он этим людям платья и лошадей и оружие и все что им нужно. И когда родится дитя у кого-либо из них то он (Мшка) тотчас по рождении дитяти велит назначить ему жалованье, будет ли оно мужеского или женского пола. И когда оно достигнет совершеннолетия, то он женит его, если оно мужеского пола, и платить за него свадебный подарок отцу девушки. Ежели оно женского пола то он выдаст ее замуж и платит ее отцу свадебный подарок. Свадебный подарок у славян весьма значителен и обычаи их на этот счет подобны обычаям Берберов. И когда родится у кого-либо две дочери или три, то они становятся причиной его обогащения; ежели же родятся двое сыновей, то они причина его обеднения. И граничат с Мшкой на востоке Русы (Киевские?) и на севере Брусы. Жилища Брусов (прусов) у окружающего моря. И они имеют особый язык, не знают языков соседних им народов; и славятся они храбростью: когда приходит к ним (неприятельское) войско, то никто из них не ждет, чтобы к нему присоединился его товарищ, а выступает не заботясь ни о ком и рубит своим мечем пока не умрет. И производят на них набеги Русы на кораблях с запада (сканды?). И на запад от Русов - город женщин (далее расхожий миф об амазонках). Они владеют землями и невольниками. И они беременеют от своих невольников, и когда кто-либо из них родит сына, то она его убивает. Они ездят верхом и лично выступают на войну и обладают смелостью и храбростью.
   Говорит Ибрагим сын Якуба Израильтянин: 'Известие об этом городе верно. Рассказал мнe это Huta (Оттон) царь Румов. И на запад от этого города - племя из славян, которое называется 'общиною' Авбаба (?). Оно живет в болотистых местностях стран Мшки к северо-западу. У них есть большой город на окружающем морe, который имеет 12 ворот и гавань. И они там имеют отличные портовые постановления. И они воюют с Мшкою и сила их велика. И нет у них царя и не повинуются они одному лицу, а правителями их бывают их старшины'.
   Комментарии.
   По словам Ибрагима, живет народ Авбаба к северо-западу от тогдашнего польского государства (располагавшегося в бассейне Варты), при океане, имеет гавань, не управляется никаким князем и ведет войну с Мешко. По сообщениям 13в. эту местность можно отождествить с Кашубией, восточная часть которой ныне относится к Померании и населена славянами-кашубами, которых наречие, правда, очень близко к польскому языку, но, тем не менее, лингвистами не считается в строгом смысле за наречие польского языка. Крупный город-порт - это, вероятно, Волин.
    []
  
   Кашу́бы (мн.) - зап.-слав. народность, ср.-лат. Cassubia, Cassubitae (с XIII в.; см. Лоренц, Zаrуs 2); ненадежные араб. свидетельства см. у Куника-Розена, Аль-Бекри 76. Книжное заимств. из польск. kaszuba (с приставкой kа- и szuba) (см. шу́ба) - название по одежде; ср. др. название: Kabatkowie.
   Название Кашубы (Kaszuby) встречается в первый раз в памятниках 13 столетия (Cassubae, Gassubi). Если это и есть 'Авбаба', то все же остается возможность знания Арабами этого племени. Масуди упоминает в 34 гл. о каком-то славянском племени, которого название передается французским переводчиком в форме 'les Khachan-in', русским же в форме 'Хашан-ин'.
  
   Накун упоминается в памятниках X в. только однажды, - в летописи современника Видукинда: Вихман и Экберт, сыновья одного сакского графа, бежали к Вендам по ту сторону нижней Эльбы и старались поднять Вендов против Оттонова маркграфа Германа Биллунга. Из того же источника узнаем мы, что Стойгнев, вместе с братом своим Накуном, стоял во главе славянского союза, образовавшегося из Ободритов, Вильцев, Черезпенянов и Долонцев, в то время, как Болеслав I чешский и рюгенские Славяне (Ruani) помогали Саксам против этого союза.
   Гвардия польского правителя Мешко из 3000 профессиональных потомственных воинов находилась на полном обеспечении. Выплата денег за невесту говорит о славянском происхождении этих наемников или, во всяком случае, о прочном восприятии ими славянских традиций. Это сообщение перекликается с польским происхождением колбягов в ДТ. Этих наемников (и булгары и поляки) могли рекрутировать из числа соседних с Польшей воинственных западных славян.
  
   Археология западных славян.
   "Довольно рано здесь стали изготавливать на токарном станке янтарные бусы. К VI или VII в. относится находка в Толищеке. Здесь в глиняном сосуде был зарыт клад, содержавший серебряные кольца с бусами из стекла, янтаря и глины, ожерелье из стеклянных бус и другое - из янтарных, в том числе шлифованных. Материалы раскопок, например, в Колобжеге-Будзистова указывают на то, что в последующие столетия работы по янтарю, кости и рогу выполнялись одними и теми же ремесленниками или в одних и тех же мастерских. Два последних вида сырья использовались для изготовления различных орудий, предметов туалета, декоративных накладок, фигурок (в том числе шахматных), музыкальных инструментов, транспортных средств (костяные коньки, санные полозья)".
  
   На сайте http://lujicajazz.narod.ru/ обсуждается вопрос о связях северных русских с западными славянами и о вероятном переселении их в Вост. Европу. Вот некоторые отрывки.
  
   "Массовый археологический, антропологический и нумизматический материал свидетельствует не только самых древних связях Северо-Западной Руси с Южной Балтикой (по сравнению с той же Скандинавией), но и о самом широком присутствии в ее пределах южнобалтийских славян. Особенно впечатляют как масштабы распространения керамики южнобалтийского облика: фельдбергской (8-9в. - вильцы, руги, поморяне, Волин, Щецин, Колобжег); фрезендорфской (9-11в. Рюген) и менкендорфской; охватывающей собой обширную территорию Восточной Европы (она доходила до Верхней Волги и Гнездова на Днепре, т.е. бытовала в тех областях, обращает внимание А.Г. Кузьмин, где киевский летописец помещал варягов; в Киеве ее не обнаружено), так и удельный вес ее среди других керамических типов и прежде всего 'в древнейших горизонтах культурного слоя' многих памятников Северо-Западной Руси (Старой Ладоги, Изборска, Рюрикова городища, Новгорода, Луки, Городка на Ловати, Городка под Лугой, неукрепленных поселений - селища Золотое Колено, Новые Дубовики, сопки на Средней Мсте, Белоозера и других). Так, на посаде Пскова она составляет более 81%".
   "С выводами археологов и антропологов о теснейшей связи Южной Балтики и Северо-Западной Руси и о переселении на территорию последней какой-то части южнобалтийского населения полностью состыковываются заключения лингвистов. Н.М. Петровский, проанализировав новгородские памятники, указал на наличие в них бесспорно западнославянских особенностей. Д.К. Зеленин, в свою очередь, обратил внимание на балтославянские элементы в говорах и этнографии новгородцев. Исходя из этих фактов, оба исследователя пришли к выводу, что близость в языке и чертах народного быта новгородцев и балтийских славян можно объяснить лишь фактом переселения последних на озеро Ильмень. И это переселение, по мнению Зеленина, произошло так рано, что до летописца XI в. 'дошли лишь глухие предания об этом'.
   "С.П. Обнорский отметил западнославянское воздействие на язык Русской Правды, объясняя это тем, что в Новгороде были живы традиции былых связей со своими сородичами. В середине 1980-х гг. А.А. Зализняк, основываясь на данных берестяных грамот, запечатлевших разговорный язык новгородцев XI-XV вв., заключил, что древненовгородский диалект отличен от юго-западнорусских диалектов, но близок к западнославянскому, особенно севернолехитскому. Академик В.Л. Янин недавно особо подчеркнул, что 'поиски аналогов особенностям древнего новгородского диалекта привели к пониманию того, что импульс передвижения основной массы славян на земли русского Северо-Запада исходил с южного побережья Балтики, откуда славяне были потеснены немецкой экспансией'. Эти наблюдения, обращает внимание ученый, 'совпали с выводами, полученными разными исследователями на материале курганных древностей, антропологии, истории древнерусских денежно-весовых систем и т.д.'
   "На Рюриковом Городище и в Ладоге открыты хлебные печи, сходные с печами городов польского Поморья. С этим районом связаны и втульчатые двушипные наконечники стрел (более трети из всего числа найденных), обнаруженные на городище"... 'Кончанская система Новгорода, - добавляет А.Г. Кузьмин, - близка аналогичному территориальному делению Штеттина. Даже необычайно важную роль архиепископа Новгорода мы поймем лишь в сравнении с той ролью, которую играли жрецы в жизни балтийских славян, по крайней мере, некоторых из них'.
   В http://lujicajazz.narod.ru/toponimy_podrobno.html обсуждаются явно славянские топонимы сохранившиеся в восточной Германии. Многие из них совпадают с распространенными славянскими и русскими фамилиями. Например (из списка выбраны в основном вятские фамилии): Battin (Батин), Below (Белов), Bobbin (Бобин), Buhrkow (Бурков), Witzin (Вицин), Wolkow (Волков), Gallin (Галин), Glasow (Глазов), Karrin (Карин), Karpow (Карпов), Kolbow (Колобов), Koppelow (Копылов), Kossin (Косин, Кассин), Kotelow (Котелов), Kuschkow (Кушков), Leddin (Ледин, Леденец), Malzow (Мальцов), Kleinmachnow (Малый Махнов), Rakow (Раков), Russow (Русов), Chorin (Хорин, Харин), Schutow (Шутов)... Устойчивость данных фамилий в протяжении веков может означать только то, что первоначально это были имена родов.
  
   Характерные для ранних новгородцев имена с окончанием -ата, -ята и -хно находят аналогии у Полабских и Поморских славян. Отголоски этих имен сохранились в топонимике земель Новгорода и Вятки. (Черменята, Шабалята и др. Обычно считается, что на Вятке данную традицию имянаречения оставили новгородские переселенцы, но нельзя исключить параллельное заселение.) Это же касается имен первых новгородских посадников. Например, легендарный Гостомысл имеет аналог - ободритский князь 884г. Известно Новгородское имя Гостило. (На севере бассейна Вятки есть небольшая речка Гостилодор.) Деревня Косиба (Кошуба) была в Новгородской земле по документу 16в.
   С западными балтийскими славянами можно связать многочисленные топонимы с окончанием -щина. Они распространены повсеместно в районах проживания восточных славян, но образуют скопления на севере Белоруссии, в сопредельных с ней районах Псковской области и группами в бывшей Новгородской земле, а также в северо-западной части Кировской области (Вятской земли). Движение этой группы славян можно связать с упоминаемыми в Нариман Тарихы воинственными словенами, вытеснившими с Ладоги скандов. Тем более, что словены известны в западной части Померании.
   Галина Сафаревич о -щина:
   Наиболее распространенными топонимическими формантами в Беларуси являются: ' -ов, -ово, -ев, - ево' - Борисов, Соколово, Рогачев, Шерешево; '-ин, -ино' - Волчин, Рогозино; '-вль' - Заславль, Мстиславль; '-ея' - Городея, Дабея, Весея, Рудея; '-ск' - Минск, Пинск, Глуск; '-ец' - Городец, Студенец, Островец; '-ица' - Кокорица, Лошица, Хвоевица, Быстрица; '-ичи' - Барановичи, Ивацевичи, Ляховичи; '-яне, -ане' - Беличане, Угляне; '-ата, -ята' - Филиппинята, Кутенята, Горняты; '-щина' - Шарковщина, Курасовщина, Масюковщина и др.
   Добавлю, что суффикс "-щина" довольно распространен в Польше. Большинство из приведенных окончаний распространены и на Вятке (особенно ино, ец, ица, ичи, яне, ята, и щина). Есть фамилия Белорусцевы. Так что переселение к нам заметного числа выходцев из западных славян достаточно доказано.
  
  
  
   Попробуем прояснить происхождение и смысл слов Варта и Уртаб. Выше обсуждались связи первых славян на Ладоге с западными балтийскими славянами. Подолжим поиск в этом направлении.
   Имена западно-славянских народов, осевших, как пишет Гельмольд, в Восточной Славии, или же между реками Эльба и Одер суть следующие: любушане (Levbvsi), вилины (Vvilini), стодоряне (Stoderani, они же ратаре), брежане (Brizani), верлы (Vverli), или герулы (Ervli), и многие другие. Любушане (Levbvsii) дали имя городу Лебус (Leubusio), Любуш (Lebus) или Любуцк на Одере. Топонимы с основой 'Люб' встречаются по обе стороны от Одера, на территории Польши и восточной Германии. Лебус в 20км выше по Одеру от устья Варты. Напротив его на Польской территории есть топонимы типа Любуцк, Любиен, Любиски, Любин.
   'Есть в Германии одно воинственное славянское племя, живущее на побережье Океана. На их собственном языке они зовутся велетабами (Vveletabi), на языке же франков они зовутся вильцами (Vviltzi), или влцами (Vvltzi). Это племя было всегда враждебно франкам. Посему непрестанно воевало со всеми своими соседями, подчинявшимися или союзными королевству франков. Не в силах сносить их дерзость, Карл (Великий) собрал войско и лично выступил против них. Возведя два моста через Эльбу, он вторгся в страну неприятеля, который, дабы не подвергать риску свои владения, заключил с императором мир'.
   События 789 г. - первое бесспорное свидетельство отношений франков со славянами между Эльбой и Одером. Но имеются и иные данные, сообщение Мецских анналов: 'Явился же к нему (Карлу Великому) король тех славян, которого звали Дроговиз, и передал свое королевство ему и франкам, объявив, что некогда получил эту власть или господство от непобедимого правителя Карла'. Это может означать, что контакты франков со славянами за Эльбой или даже зависимость вильцев от Каролингов восходят еще ко времени Карла Мартелла (деда Карла Великого), точнее, к 738 г., когда он совершил поход на саксов. Не это ли событие вызвало переселение части велетабов (вартабов) - любшан - на далекую Ладогу? Меховой путь к тому времени уже давно функционировал и наверняка был известен, оставалось только занять сначала его западный форпост, и со временем продвигаться в сторону Волги и Прикамья, поначалу в качестве торговцев, а в последствии - на постоянное жительство.
   Вильцы, велетабы, велеты, вельты, - нашим летописям известны как лютичи, - это общее название для Полабского союза племен.
   Варта (Warta) - река, самый большой приток Одры (Одера). Упоминается в 1018 г. как Vurta. Гидроним от и.-е. vert 'крутить, поворачивать'. Ср. старопольск. vart 'лука реки'. Местность, расположенную за Вартой, называют Zawiercie от польск. wiercic 'вертеть, кружить'.
   Варта (Warta) - небольшой город в Польше, входит в Лодзинское воеводство.
   Варта - сторожевая башня на возвышении рельефа.
   "Быть на варте" - Смол. Стоять на страже, стеречь, караулить что-л. Мокиенко 1986, 89. / Варта - караул (от польск. warta, нем. Warte).
   Ныне граница Польши с немцами проходит по реке Одер, по-польски - Одра. В славянских языках значение этого слова применительно к реке малоубедительно (настил, постель), а само его происхождение туманно. Скорее всего, река имеет немецкое имя - Одер. Но учитывая, что первоначально на ее берегах жили славяне, это позднее название, производное от какого-то иного, славянского. Немцы подобрали ему свое близкое по смыслу, например, из англос. еоdоr "изгородь, плетень, жилье", др.-исл. jaðarr "край, верхняя жердь в заборе", д.-в.-н. еtаr, ср.-в.-н. еttеr "забор, край". То есть, Одер у них 'граничная река'. Сравним со вторым значением слова 'варта' - караул (вахта).
   Так как Варта наибольший приток Одры, то вполне вероятно, что в прошлом нижний Одер считался продолжением Варты, и потому имел схожее название. Старое славянское имя Одра - Водра. Первоначальное название Vurta могло произносится как Урта. Учитывая явную связь с племенным именем 'вартабы' (велетабы - Vveletabi), получаем арабскую форму Уртаб.
  
   О Волине и Поморянах с http://old-earth.narod2.ru/slav/balt/his/Istorija_pomorjan.htm
   Волин находился на одноименном острове в устье Одера. Из летописцев первым о Волине писал Адам Бременский в 'Деяниях священников Гамбургской церкви': 'За страной лютичей, которые иначе называются вильцами, протекает река Одер... В устье ее... славнейший город Юмне... Это поистине самый большой из всех городов, какие есть в Европе'.
   Юмне - одно из названий Волина. Германцы называли его Винета (Winetha), Юмне, или Юмна (Jumne), Юмнета (Jumneta). Так же (Юмне) его называли датчане. Еще одно название Волина - Юлин (Julin, так его называет Саксон Грамматик, Эббон и др.). У исландцев он же - Юлне. Это название может быть связано с тем, что был такой языческий праздник зимнего солнцеворота у скандинавских и германских народов - Йоль (в разных языках Yule, Joel или Yuil) - праздновался 21-22 декабря (ночь зимнего солнцестояния). Происхождение слова 'Йоль', скорее всего, восходит к индоевропейскому корню со значением 'вращаться', 'крутиться', 'колесо', юла. (Сравним со значением слова 'варта'). Жители Волина, как и остальные поморяне, поклонялись Триглаву, у них также был культ копья.
   Возникновение Волина историки относят к концу VIIIв. Это был не только торговый город. Например, там обнаружены производственные мастерские IX в., вырабатывавшие олово и свинец. В Волине обнаружены литейные изделия - бронзовая лошадка с седлом, человеческие изображения. Жители Волина и окрестностей держали скот и птицу, причем интересно, что в городских слоях Волина куриных костей обнаружено больше, чем в предместьях. С конца IX века в Волине начали работать стеклоделы. Постепенно развивалось рыболовство.
   Известно, что первые укрепления Волина были сооружены в IX в., в середине X в. возводятся новые укрепления, к этому же времени относится и крупный могильник.
   Об особенностях власти у поморян, где преобладала власть вече, подробно говорит С.Д. Прямчук: 'В 40 - 60-х годах 12 века Поморяния представляла собой федерацию славянских княжеств, возглавлял которую славянский город Щецин, решения которого были значимы для других княжеств и городов. Жители Волина говорили, что примут христианство, если это сделает Щецин. Щецин представлял интересы Поморянии перед польским князем, добиваясь снижения дани. Всякая входящая в Поморянию область имела свой политический центр - град, с окружавшей его территорией, на которой располагались другие, более мелкие, грады. Верховный орган - Народное собрание - ВЕЧЕ собиралось в граде, но в нем участвовало славянское население и из сельской округи града. Так, для обсуждения вопроса о принятии христианства в Щецин был созван народ бесчисленный - язычники из деревень и градов.
   В 12 веке у поморян сложилась своя знать из людей имеющих свои дружины, владеющих кораблями, на которых они занимались торговлей и пиратством, имевших богатые поместья, где трудились пленные и должники. Знать составляла особый орган - совет, на котором она одни вопросы решала, а другие предварительно обсуждала, прежде чем выносить их на вече. Жрецы входили в состав совета даже тогда, когда обсуждался вопрос о смене религии. В Щецине языческие храмы были местом где знать устраивала свои пиры, здесь вельможи пили из кубков, хранившихся в храмовой казне. Жрецы становились членами знатных родов, что обеспечивало единство интересов знати и жречества. Здесь культ главного божества - покровителя земли занимал центральное место в общественной жизни. В храмах хранилась казна, состоявшая из приношений и военной добычи и являвшаяся общим достоянием. Общество поморян характеризовали, как "городская республика", но всё таки ВЕЧЕ оставалось верховным органом поморян.
   Иным было положение на землях к западу от Одра, земель славян - лютичей: черезпенян, долензян, редарей, поскольку здесь власть князя была сильнее, эти земли были присоединены в результате военной экспансии, а ею руководила княжеская власть. Вопрос о принятии христианства на новых землях решался на общем собрании знати (бывших лютичей) и наместников градов, созванном князем в его владении - Узноиме (Узедом).
   О раннем периоде истории поморян очень сложно сказать что-либо конкретное. Именно конкретные события истории поморян мы знаем лучше только с тех пор, как образовалась Польша (в середине X века) и уже первый ее правитель Мешко I попытался завоевать территорию поморян с двумя целями. Поморяне издавна тревожили поляков набегами и грабежами, и естественно, что поляки хотели их укротить. Ну и важной целью польских попыток завоевания поморян была такая цель, чтобы получить выход к Балтийскому морю.
   У поморян были и князья, один из них имел имя Вартислав I, (1121 - 1147), при нем в 1124г. поморяне были крещены. Жрецы Волина скрыли золотую статую Триглава: она была спрятана в дуплистом пне огромного дерева и потом люди, остававшиеся верными язычеству, приходили туда для совершения обрядов. Также некоторые из жителей тайно унесли и спрятали несколько небольших, украшенных золотом и серебром изваяний. Борьба с остатками язычества продолжалась еще долго, особенно противились Руяне. В 1147г. немцы и поляки возглавили крестовый поход на Поморян, лютичей и ободритов. В 1160 г. герцог Саксонский (Саксония - часть Священной Римской империи) Генрих Лев покорил ободритов, а вслед за ними поморян. Их князья признали себя вассалами Генриха.
  
   Итак, мы видим много новых доказательств связей Поморян с нашей темой (поисками происхождения казачества): вечевые традиции, князья рода Варта-Уртаб-Утар, золотая статуя Юмале (о ней ниже),
  
   О колбягах.
  
   В Исландской саге 12в.: 'Земля кулфингов (terra Kulvingorum) , которую мы называем царством Гардарик (regnum Gardorum)'. Д. А. Мачинский считает колбягов "этносоциальной группой из скандинавов и приладожских (и иных) финнов, которая археологически связана с приладожской курганной культурой".
   Из диссертации: Молчанова Анна Анатольевна "Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье" http://rodnovery.ucoz.lv/forum/16-42-1
   'Для XI столетия колбяги упомянуты в византийских хризовулах и 'Русской Правде'. Для византийцев колбяги - воины, 'особые наемники'. В 'Русской Правде' не указана воинская принадлежность колбягов, но она подразумевается фактом их появления в этом тексте - в связи с призванием варягов Ярославом. В этот период, в XI в., в Поморье Колобжег (Колоберег) становится центром независимого славянского княжества.
   Колобжек (Kolobrzeg) - Основан в 7-8 вв. "Колобжег" буквально означает "на берегу" по-польски: "Коло" переводится как "на" и "Бжег' переводится как 'берег' или 'берег'. На Кашубском диалекте Колобжег имеет аналогичную этимологию.
   Применительно к XII в. источники упоминают колбягов как особую этническую (социально-этническую?) группу на территории Новгородской земли, что подтверждается данными топонимики, которая дает дань Новгороду и предпринимает военные и торговые вылазки в Фенноскандию.
   В начале XII в. Колобжег и прилегающие к нему территории были покорены Болеславом Кривоустым, началась христианизация города: Титмар Мерзебургский упоминает Кольбергское епископство , основанное Болеславом в 1000 г. (Кольберг - онемеченное название Колобжега, ср. с кольфингами саг). С середины XII в. началась активная германизация Колобжега.
   В связи с этими событиями немногочисленные упоминания колбягов приобретают некоторую осмысленность. Обозначение 'колбяги' появилось как обозначение населения города Колобжега и прилегающих к нему территорий (ср. Новгород - новгородци, Колоберег - колбяги) с образованием независимого княжества в XI в. Учитывая высокую роль на международных путях, которую город занимал в это время, участие выходцев из его социальной верхушки в качестве военных наемников вполне обосновано. Со времени покорения Болеславом города и начала онемечивания прилегающих к нему земель начался исход некоторой части жителей в Новгородскую землю. Показательно при этом то, что упомянутые в русских источниках колбяги фигурируют как язычники.
   Напрашивается вопрос: если колбяги - жители Колобжега, а варяги - обобщенный термин, обозначающий жителей славянского Балтийского побережья, то зачем в тексте 'Русской Правды' сделано уточнение и колбяги названы, пусть и в паре с варягами, но отдельно? На наш взгляд подобное уточнение еще раз подтверждает 'широкий смысл' понятия 'варяг', которое на момент составления источника включало в себя и скандинавов'.
   Ибн-Якуб пишет: 'И главнейшие из племен севера говорят по-славянски, потому что смешались с ними, как например племена ал-Тршкин и Анклий и Баджанакиа и Русы и Хазары'.
  
   По археологии и лингвистике пока не удается определить конкретного района исхода западных славян в Вост. Европу. Просматриваются разные варианты - ободриты, вильцы, любшане, руги, поморяне, кашубы. Вероятно, процесс продолжался с начала 8-го по конец 12в., и в него последовательно втягивались различные племена. Но из всего сказанного надежно вытекает происхождение упоминаемых арабами Артанских русов из южнобалтийских западных славян, что подтверждает сообщение ДТ. Любшане были одними из первых. Другим племенем были колбяги, возможно, жители приморского Колобжега, но не исключено, что так называли всех артанцев, склонных к морским походам. Эти почти профессиональные воины первыми появились в Вост. Европе, поэтому именно из них формировались отряды наемников. Колбяги и артанцы (лютичи, любшане, вартабы) перенимали военные навыки у соседних германцев-скандов. Не мудрено, что по ДТ они выдавали себя за галиджийцев-викингов.
  
  
  
   НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ
  
   Подведем промежуточный итог нашим разысканиям.
   Гипотеза о связи древних приокских вятичей с Вяткой и вятчанами была почти очевидной в прошлом, да и как иначе объяснить поразительное сходство имен? Но впоследствии, в виду отсутствия ясных археологических подтверждений, её отбросили. Возобладала другая версия заселения Вятки - Новгородская, по Повести о стране Вятской. Созвучность Вятичи-Вятчане посчитали случайностью. Но и с новгородской гипотезой не все просто. Археология дает достаточно много предметов аналогичным найденным при раскопках в Новгороде, но они общерусские, в ранних слоях городищ (12-13 в.) их мало, да, и жилища той поры - полуземлянки - на северные избы не похожи. Зато много финноугорского материала, а славянские вещи южного типа. Поэтому многие историки пришли к выводу о смешенном характере заселения Вятки славяно-русами: в 12-13 веках - беженцами из Владимирской руси, а в 14-15 веках сюда прибыли люди из Новгородской земли, в том числе, ушкуйники. При этом расселялись они на уже частью обжитых финноуграми городищах, отчасти смешиваясь с местным населением, отчасти враждуя с ним. Есть также обоснованная версия, что первые славяне на Вятку пришли в период монгольского нашествия с территории соседней Волжской Булгарии, точнее, северной ее части, примерно совпадающей с нынешним Татарстаном. Исходя из археологии региона, можно полагать, что это была особая Камская Булгария, отличная от собственно Волжской, заселенной в основном мусульманами.
   В таком раскладе выпадает из внимания вся история Вятки ранее 13в., времени, когда появляются первые славянские артефакты. Логика проста: если не было славян, то и не было русских, а жили на Вятке и вокруг нее только местные финноугры, предки марийцев и удмуртов. Однако археологические культуры Вятской земли 4-12 веков нельзя безоговорочно причислить к протомарийским и протоудмуртским. В них заметно влияние многих иных культур, от готов и гуннов до именьковцев и скандинавов. Всё это перемешано и имеет самобытный синтетический тип, который можно смело считать собственным Вятским этнокультурным типом, хотя и отличным от соседних синхронных культур Чепцы, Перми и Вычегды, но явно схожим с ними. Можно даже говорить о существовании в тот период в названных областях особого мобильного военно-торгового народа, известного по источникам под именами Биармы, Вису, Артанские русы, а также, вероятно, Камские (Нукратские) булгары.
   Начало этого государства надо искать в Именьковской культуре, относимой ныне отчасти к раннеславянской и являющейся продолжением Черняховской культуры Причерноморских остготов. В "Худуд" приведено первое название Волжской Булгарии - Буртас. Видимо, это было имя существовавшего до того здесь государства именьковцев. В последствии оно сохранилось за правобережной частью Булгарии. В ДТ также указано старое название Булгарии - Буляр, но, вероятно, это название более относилось к закамской его части с Азелинской культурой. Буляр - сокращение от Булемар, как прозвали правителя гуннов, владевшего именьковцами 30 лет, а затем ушедшего на запад. Имя Булемар в ДТ равнозначно славянскому Владимир, что навевает мысли о славянском происхождении части именьковцев. Поэтому, учитывая явное присутствие здесь славян (сакалиба), первоначальное имя народа могло быть иное - Вартасы, - от древнего западнославянского слова 'варта', - излучина или поворот реки. Дело в том, что первые поселения пришедших на Волгу остготов и славян располагались в Самарской луке. Схожесть с Польской Вартой может быть случайной. Но нельзя исключить западнославянское происхождение части русов, которые "чтобы их боялись выдавали себя за галиджийцев" (викингов). Поэтому отдаленное языковое родство именьковцев и западных славян могло играть роль в их контактах.
   В 8в. под давлением булгар именьковцы оставили прежнюю территорию и перебрались севернее, на Вятку. Часть именьковцев уже с 6-7в. жила в бассейне Вятки, где при их участии появился особый вид финских русов - биармов или Вису. Вероятно, эти люди говорили на смеси финноугорского, древнеславянского и германского языков. Имели свою письменность, сохранявшуюся в глухих местах до 14в. Именно на этот язык перевел для пермян Стефан Пермский богослужебные тексты. На самой Вятке в виду притока населения к этому времени уже прошел процесс перехода на общерусский язык, хотя отголоски древнего говора сохранялись еще долго.
  
   Но вернемся к событиям 9в. Вот заключение из цитированной выше работы "Перед Русью":
   'Подводя итоги, можно попытаться выстроить следующую картину развития событий в Восточной Европе на протяжении IX столетия.
   1. В 1-й половине IX в. на территории Днепровского Левобережья складывается протогосударственное образование на основе племенного союза северян ('Страна Славян' Ибн Русте) во главе которого, вероятно, стоят потомки хазарской знати, обосновавшиеся здесь после окончания гражданской войны в каганате на правах вассалов Итиля. Власть правителя 'Страны славян' могла также распространяться на вятичей, радимичей и, возможно, полян.
   2. Во 2-й трети IX в. на севере (земли кривичей, словен, мери и чуди) складывается протогосударственное образование ('Русский каганат') во главе с 'пришедшими из-за моря варягами', правитель которых принимает титул 'каган'. Его форпостами являются Гнездово на Днепре и Ярославское Поволжье на Волге. Дружины руси начинают совершать набеги по Днепровскому и Волжскому путям, стремясь поставить их под свой контроль. Свои торговые интересы на днепровском направлении русь подкрепляет демонстрацией военной мощи в виде походов на Византию (Сурож и Амастриду) и северные окраины Хазарского каганата (гибель Новотроицкого городища, появление группы укрытых во второй пол. 830-х гг. кладов на Десне, Нижнем Сейме и Оке). На Волге проводимая волжскими болгарами политика сдерживания русской активности привела к прокладыванию русами обходных магистралей через византийские и хазарские владения, позволяющими им проникнуть на Каспий и далее, в страны арабского Востока.
   3.Середина - 2-я пол. IX в. - период военной активности на Днепровском Левобережье, в которой ведущую роль играет русь. Территория северян, вятичей и радимичей, - данников Хазарии, - подвергается набегам, о чём свидетельствует выпадение кладов в Посеймье и на Верхней Оке, разгром Супрутского городища. Это можно связать с походами Олега в борьбе за объединение северного 'каганата руссов' и киевского анклава руси Аскольда и Дира в единое государство. В результате этих походов и серии войн руси со славянскими племенами Днепровский торговый путь 'из варяг в греки' оказывается под полным контролем русских князей. Добиться такого же результата на Волге не удалось ни первым Рюриковичам, ни их наследникам, несмотря на громкие, но эфемерные успехи Святослава'.
  
   С этим можно в сосновном согласиться. 'Страна славян' - это первоначальное Киевское государство с булгарским правителем во главе (временами зависимым от хазар, а в последствии от русов-варягов). Центр Русского каганата был в Поволжье. Ситуация в Ладоге до конца еще не ясна. Можно предположить такую простую версию. В 8в. регион на зап. конце "Мехового пути" с Балтики в Прикамье (пробитый еще готами в 4в.) заняли выходцы из балтийских славян и скандов Бирки. Варяго-русам датского происхождения в нач. 9в. удалось вытеснить их отсюда на Волгу. Началось длительное противостояние различных групп русов за торговые пути в Вост. Европе. В этой борьбе некоторые из них союзничали с хазарами, другие - с булгарами. Волжские русы в 9в. распространяли свое влияние во все стороны. Вису не допустили их в свою страну, число скандинавских находок у нас велико. Волжане пробили путь в обход Булгара через Оку на Дон к Хазарским и Византийским рынкам на Черном море, куда везли меха и рабов из числа пленных славян. Для этого в конце 9в. Волжскими и Камскими русами было предпринято вторжение на верхнюю Оку, где ими были основаны поселения будущей Вятической земли, ставшей на много лет головной болью для Киевского княжества. Вятичи вскоре обособились, получив подкрепление в лице русов Ходоты, и торговали в низовьях Дона с хазарами, для чего поддерживали с ними дружеские отношения (делились частью прибыли в виде небольшой хазарской дани). В дальнейшем в 10-12в. часть этой воинской братии вернулась в Булгарию и Прикамье, с чем может быть связано появление здесь первых славянских артефактов.
   Для защиты от Волжских русов (вероятно, с каганом шведского происхождения, опиравшихся на многочисленные финноугорские народы Вост. Европы) Ладожане и Киевляне вынуждены были согласиться на приход к ним варяжских наемников, вероятно, из числа данов, враждебных русам-свеонам. Началось постепенное падение роли Волжских русов и вятичей, вытеснение их на восток. Для поддержания собственной торговли "восток-запад" им пришлось освоить трудный обходной путь вокруг Скандинавии, основав перевалочный пункт на крайнем севере - Вартахаус.
  
   Выше (а также в других работах: Русы Булгары и Вятичи, Карта Идриси) мною были приведены многочисленные свидетельства существования особого анклава русов в Волго-Камье. Арских русов можно рассматривать как смешение Именьковской и Азелинской культур 3-8в. и появившихся в результате этого Еманаевской культуры 6-9в.(и близких к ней синхронных культур на Чепце и Каме) и ее продолжения - Кочергинской, - собственно культуры Вятских русов 10-12в. Важно отметить непрерывность захоронений с оружием в этом регионе с 4 до 12в. В дальнейшем в связи с распространением христианства захоронения становятся безынвентарными, но находки оружия на городище Никульчино и сообщения о вятчанах 12-16в. свидетельствуют о присутствии на Вятке развитых военных традиций до конца 16в.
  
   Приложение 1.
  
   Статья Седова 'О русах и русском каганате IX века'. Критика норманской теории Цукермана происхождения русского каганата 9в.
  
   Автор опровергает версию о локализации Русского каганата в нач. 9в. в районе Волхова. Его аргументы. Комплекс скандинавской культуры появляется на Новгородском городище только с конца 860-х, то есть позже первых сообщений о каганате Русов. Холопий городок на Волхове возникает как укрепленное поселение на рубеже 8-9 веков. Это поселение со славяно-аварскими древностями и с примыкавшим к нему селищем функционировало до конца 9 века. (Е. Х. Не это ли свидетельство проживания на Волхове беженцев с Днепра после 750г. по ДТ?) Аналогичное поселение словен на р. Сясь также не может быть связано с норманнами. Так же и Новые Дубки 9-10в. Сказанное опровергает версию Цукермана о существовании раннего каганата русов-норманов в районе Новгорода, Изборска и Пскова.
   Втульчатые наконечники копий с ланцетовидным пером появились в Сев. Европе в 7-8в. (пик 900г.) характерны не только для скандов, встречаются в Польше, Литве, Финляндии и Прикамье, где они появились намного ранее. Исключением в отношении скандинавских находок 8 века является небольшая окраинная Ладога со смешанным славяно-балтским населением. Новые группа скандов появляются здесь с сер. 840-х. Ранние погребения скандов (Плакун) датированы 880-900г.
  
   Для нас особенно важен следующий отрывок:
    []
  
   Автор также кратко высказался о происхождении термина Русь от "светлый", что лежит в русле и моих, представлений:
   'Есть все основания утверждать, что Русь - ославяненный, первоначально иранский (или индоарийский) этноним, вошедший в обиход в славянском мире в условиях славяно-неславянского симбиоза'.
  
   На в целом автор валит всё в кучу: несомненно Волжский каганат русов путает с Волынцевско-Борщевскими культурами, но выводит его от волжских русов-именьковцев. Кроме того, говоря о влиянии именьковской культуры на прапермские (до 8в.) он не обращает внимание на очень вероятное появление этих русов в Волго-Камском междуречьи в землях финноугров и перми. А ведь археология тут в помощь, да и от сведений арабов посещавших Волжскую Булгарию и оставивших рассказы о русах - рукой подать. О русах соседях булгар писали Идриси и Гарнати в 12в. А позже - в нач. 14-го - Абу-л-Фида:
   "К числу расположенных на севере областей относится страна ар-Рус. Ар-Рус живут к северу от города Булара, упомянутого в таблице (...по-арабски называется Булгар). К северу от ар-Рус обитает народ, который ведет торговлю не видя своих партнеров. Некто из ездивших в ту страну рассказал, что ее жители обитают вплоть до берега Северного моря...".
   Тут указано вполне точное местоположение нашей Арсании-Биармии и поездки купцов-биармов к северным народам. Тем более, что чуть ниже автор упоминает также саму Арсанию: "к югу от этой горы (простирающейся до конца обитаемой земли на севере) находится гора Арсана, протянувшаяся с востока на запад, с нее стекают две большие реки, впадающие в реку Атил". В этом описании легко видеть Уральские горы с примыкающими к ним с запада Северными Вятскими увалами, с которых стекают Вятка и Кама. То есть, гора (и область) Арсания расположена в верховьях Вятки и Камы.
   На мой взгляд, под влиянием части именьковцев, перебравшихся в 5-8в. на север, появились особые пермкие (вятские) русы-биармы. В составе первых небольших дружин скандинавских конунгов осевших на Волге в 9в., они участвовали в военных акциях. В это время на Оке уже существовала близкая вятчанам Борщевская культура, как ныне считается, продолжение именьковской. Так появились анклавы вятичей на Оке и, вероятно, Волхове. От Пермских воинов-русов, составлявших в этот период большинство, скандинавы получили имя Русы. Каганат русов 9в. располагался в Волго-Окском междуречьи и существовал, воюя с Киевом и Ладогой с переменным успехом, до 965г.
   Можно полагать, что русы-биармы вышли из правящего сословия именьковцев (германо-сармат), тогда как основное население Именьковской культуры было ранними восточными славянами. Замечание ДТ о том, что до прихода хонов-гуннов булгары были под властью урусов, можно рассматривать как свидетельство того, что, по крайней мере, часть именьковцев звалась булгарами (волгарями) и вошла в основу нарождающегося булгарского этноса.
   Сарские русы перебрались в конце 10в. в Булгарию, здесь они продолжили контактировать с биармами и со временем (в 12-13в.) окончательно смешались с ними.
  
   Приложение2.
  
   Вятский исследователей С. Ухов - основные выводы из его работы 'История Вятки, как часть этнической истории восточной Европы':
  
   'Этническую принадлежность исторических культур на европейском Северо-востоке и, в частности, в бассейне Вятки необходимо пересмотреть на основании объективных данных. Во всяком случае, интерпретация всех культур до xi века как финноугорских противоречит данным топонимики. В действительности на Северо-востоке происходили сложные этнические процессы, которые еще предстоит осмыслить.
   Мы видим, что в гидронимии бассейна Вятки значительную часть названий составляют индоевропейские, в т.ч. балтославянские, балтийские и русские (как древние, так и современные). Это относится как к крупнейшим рекам бассейна (Вятка, Кобра, Пижма, Чепца, Кильмезь, Великая, Молома, Летка, Буй, Быстрица, Воя, Холуница), так и к мелким речкам. Среди финноугорских названий рек марийские и пермские составляют лишь небольшую часть, причем они локализованы по краям бассейна и относятся к притокам 2-го и 3-го порядков. В центре и на северо-западе бассейна мы находим прибалтийско-финские и, может быть, другие финноугорские (не марийские и не пермские) названия. Создатели этих гидронимов не витали в безвоздушном пространстве, они должны были оставить материальные следы, многие из которых, вероятно, обнаружены, но не соотнесены с данными этносами.
   За 'преуменьшение роли финно-угров' академик Третьяков обвинял Спицына и Зеленина. Но в другой своей работе он писал о недопустимости и противоположной тенденции: 'В нашей литературе, посвященной древней археологии и древней истории финно-угров, установилась одна традиция, с которой необходимо вести борьбу. Любая гипотеза или любой факт, касающиеся вопросов этногенеза, скажем, восточных славян, или скифов, или фракийцев, обычно сразу же берутся под придирчивый обстрел критики. От автора гипотезы требуются доказательства, которые далеко не все-гда бывают. Что же касается финно-угорской проблематики, то здесь господствует относительное спокойствие. Считается аксиомой, что на севере в лесной полосе издавна жили финно-угры, что этногенетические процессы протекали здесь автохтонно и что здесь, собственно говоря, и спорить не о чем. Это, конечно, далеко не так'. Эти критические замечания, по-видимому, нужно отнести и к самому Третьякову.
   Приведу пример. В нижнем слое Староладожского городища были обнаружены остатки большого дома с очагом в центре. Этот слой относится к vii - viii вв. По мнению Третьякова, 'не вызывает сомнений', что это жилище большой славянской семьи, т.к. на этом городище нет изделий финноугорского происхождения. На этой же странице, со ссылкой на М.В. Талицкого, Третьяков пишет: '...В области Прикамья на финно-угорских средневековых городищах так-же были исследованы остатки больших домов, близко напоминающих староладожское жилище'. Вот так: дома, 'близко напоминающие' славянские, но городища, в которых они расположены, 'финно-угорские'. Как иронически сказал раньше сам Третьяков: 'Это считается аксиомой... и спорить не о чем'.
  
   Несколько выводов:
   1. Миф о дорусском заселении бассейна Вятки предками марийцев и удмуртов не находит подтверждения в топонимии.
   2. Среди угрофинского населения края преобладали племена прибалтийско-финской языковой группы, возможно, в культурном и расовом отношении делящиеся на две группы: близкие к вепсам (веси) и близкие к саамам (лопарям). (Е. Х. - отождествление вепсов с весью и вису неубедительно; а вот лопари - обитатели 'Кольской Биармии', - на Вятке вполне могли быть.)
   3. Определяющую роль в истории края играли племена индоевропейской языковой группы, создавшие основной мас-сив гидронимического субстрата (названий рек), вероятно, еще с фатьяновского времени (последние 4 тысячи лет). По всей видимости, они соседствовали с племенами финноугорской группы и/или с другими племенами, возможно, си-бирского происхождения. Как можно судить по другим регионам, индоевропейцы при подобном соседстве занимали берега крупных и средних рек, а другие племена - мелкие реки и водораздельные пространства. Это соседство находилось в постоянной динамике, как мирной, так и военной. При этом часть генетических индоевропейцев могла при-нять какой-то финноугорский язык, ассимилироваться или быть вытеснена с определенных территорий (как это про-изошло, например, на территории Марий Эл), и наоборот.
   4. Племена фатьяновской общности считаются предками славян, балтов и германцев. На территориях Среднего Поволжья и бассейна Вятки выявляется мощный пласт балтославянских топонимов, - наряду с другими индоевропей-скими названиями, относящимися или к древнему праязыку, или к другому индоевропейскому языку (например, иранскому или тохарскому).
   5. Кроме несомненно древних балтославянских топонимов, имеются топонимы (как названия мелких рек, так и населенных пунктов), которые имеют признаки современных балтийских языков. Это означает историческую молодость этих названий и топонимическую преемственность, т.е. недальние предки создателей этих названий были мирно ассимилированы русскими и вошли в состав русского населения. То же можно сказать и о прибалтийско-финских и тюркских жителях северной половины и центральной части Вятской земли. (Е. Х. - указанные 'балтийские' топонимы могли появиться от западных славян, которые составляли до 15% в этногенезе сев. русских, на Вятке этот % может быть выше.)
   6. С определенной вероятностью можно сказать, что уже с ix - x в. Вятка появляется в географических источниках того времени и на исторической арене как область, населенная славянами (сакалиба) и русами. Еще раньше она счита-лась населенной венетами, которые дали ей свое имя. При этом надо учитывать многозначность толкования этих этнонимов. (Е. Х. - здесь автор имеет в виду упоминание соседей булгар - сакалиба и русов - в арабских источниках; его версию о происхождении имени Вятка от слова 'венеды' я не разделяю.)
   7. Этническая история Вятской земли во многом схожа с этнической историей других исконных восточнославянских территорий. Можно сказать, что население Вятки участвовало в этногенезе русского народа наряду с населением других мест. При этом этническая и культурная история Вятки имела свои особенности, связанные с ее окраинным положением, большей связью с арабским и тюркским Востоком и меньшей - с Византией, поздней христианизацией, поздним включением в состав Древнерусского государства. Можно предположить на каком-то историческом этапе нали-чие собственной государственности, а также вхождение, может быть, на федеративной основе, в состав иных государ-ственных или полугосударственных образований (Е. Х. - намек на Вису-Биармию и ее близкие контакты с Волжской Булгарией.).
   8. Этническая история Северо-востока Европы, в том числе Вятки, не может игнорироваться при исследованиях этногенеза славян, т.к. население указанных территорий также участвовало в этом процессе. Учет этого фактора дополнит и уточнит теорию этногенеза".
  
  
   Комменты. По мнению историка-лингвиста Напольских В., язык именьковцев можно отнести к балто-славянскому. Интересно, что в бассейне Вятки исследователь Ухов С. обнаружил довольно много топонимов с балтскими корнями. Это может свидетельствовать о переселении сюда части именьковцев. Одновременно с этим, этнограф Зеленин отмечал в вятском говоре заметное наличие древнескандинавских корней слов, что, по крайней мере, может означать длительные контакты со скандами или даже поселение здесь некоторого числа выходцев из Скандинавии (о контактах викингов с биармами говорят саги). Всё сказанное подтверждает выдвинутые мною предположения.
  
   *****************************************************
  
   В 3 части мы подробно обсудим "Казанский вопрос".
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"