Харин Евгений Анатольевич: другие произведения.

Русь и Вятка 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    2 часть. Казаки Гази Бараджа. Буртасы и бродники. Маяцкое городище. Эмир Бачман, Плоскиня и вторжение монголов. Именьковцы. Важнангерское городище. Берладники.

   Вступление
   Вопрос происхождения казачества появился в моих работах по Вятской истории почти случайно, поначалу как исторический курьёз. Но исчезновение с Вятки в конце 15в. значительной части населения всегда беспокоило меня. Не могли вятчане пропасть бесследно, не такими они были. И вот, поиски следов их потомков привели к раннему Донскому казачеству, тем более, что происхождение самого казачества оказалось совершенно неизвестно и наукой не разработано до сих пор. Вятка и ее славная история 12-15в. стала тем самым недостающим звеном, способным пролить свет на судьбу первоначального казачества. Однако появление самих вятчан остается во многом неясным и спорным. Вместе с тем, материалы появившиеся в последние десятилетия, часто до конца еще не осмысленные и не изученные, дают возможность прояснить и этот вопрос, связать начальную историю предков вятчан и казаков с общей историей народов Восточной Европы домонгольского периода.
   Название данной работы взято от нижеприведенного отрывка из спорной и многими подвергаемой сомнениям булгарской хроники Джагфар Тарихы. Поэтому попутно мы будем проверять достоверность ее сообщений, сравнивая их с другими доступными сегодня фактами и мнениями.
   В комментариях к Джагфар Тарихы сообщается, что первый отряд казаков для личной охраны булгарского правителя Гази Бараджа (близкого к русским князьям) был набран в 1229г. из неких гарачцев-язычников, в последствии перебравшихся на Вятку и живших здесь в поселении Гарья (Карино) и других. В основном тексте (летописи Гази Бараджа) напрямую об этом не сказано, но есть некоторые намеки, которые мы ниже разберем.
   "Ахметзян Культаси пишет, что первый в мире казацкий отряд, предназначенный для охраны царского дворца, был сформирован по приказу кана Гази-Бараджа из одних только заказанских гарачцев-язычников в 1229 г. После свержения Гази-Бараджа казаки подверглись преследованиям Алтынбека и бежали из Заказанья в Нукрат (Вятка), где основали город Гарья (Карино) и ряд других селений. Затем казаки-гарачцы участвовали в западных походах Гази-Бараджа 1238 - 1241 гг.
  После нашествия Менгу-Тимура (1278 г.) часть нукратских гарачцев приняла православие и стала главенствовать в Нукрате. Гарачцы, принявшие ислам, стали называться бесерменами (то есть булгарами). Все гарачцы - и язычники, и мусульмане, и христиане - отличались фанатичной преданностью Булгарии. По булгаро-кыпчакскому договору, заключенному при Менгу-Тимуре в 1280 г., несколько сот нукратских и заказанских гарачцев-христиан заняли часть бывших земель корпуса Нимруя и стали служить здесь в качестве булгарской пограничной стражи (намёк на появление Уральского казачества). Менгу-Тимур согласился с этим потому, что сам был христианином и доверял только христианам".
  
  
  Комментаторы Джагфар Тарихы дают такое пояснение:
  "Гарач - булгарское название народа меря, часть которого бежала со своих земель (после включения их в состав Руси) в Булгарию. Название 'гарач' происходит от старобулгарского названия финно-угров 'гар' ('кар')".
  
  Учитывая близкие связи Г. Бараджа с Н. Новгородом и Казанью-Учелем, следы гарачцев следует искать где-то на территория Мари-Эл, а также вблизи домонгольской Казани. На Вятке следы гарачцев следует искать, прежде всего, в названном поселении Гарья-Карино. В этом изолированном анклаве уже не менее 500 лет проживают Каринские татары, часть которых считает себя потомками булгарских Арских князей, часть - бесерменами. Но каринцы по этническому типу не являются выходцами из мери и на марийцев по языку и культуре не похожи, правда, часть их (бесермены) в документах 16в. звалась чувашами. Скорее нужно предположить проживание в среде древних мари и чуваш какого-то иного этнического племени.
   Кыпчакско-огузская, или узо-половецкая, подгруппа, на которой говорят Каринские татары, объединяет древний половецкий и современные караимский, кумыкский и др. языки. Кыпчакско-половецкие языки ныне распространены на Северном Кавказе и в Крыму среди тюркских народов. То есть, сохранились лишь на окраине бывшего ареала расселения половцев-кипчаков.
  Крещение части гарачцев можно связать с наплывом в Приказанье и Вятку во второй половине 13в. русских беженцев. То, что правитель булгар нанял их в качестве гвардии говорит о некоторой этнической близости гарачцев к булгарам, а по религиозным предпочтеним - к русским. Вероятно, часть гарачцев приняла мусульманскую веру, получив имя бесермен.
   Христиан-гарачцев можно отождествить с вятскими гагарами - особым видом коренных вятских людей. Они описаны как смуглые и статные, с характерным говором, склонные к предпринимательству и дальним поездкам. В настоящее время вятские бесермены смешались с соседними народами, - отчасти с русскими, отчасти с татарами, и отчасти с удмуртами, но характерный профиль (крупный нос с заметной горбинкой) сохраняется у многих из них. О самом слове гарач можно сказать следующее. Так зовут азербайджанских цыган, а слово переводят как "черные люди". Учитывая бродячий образ жизни цыган, слово может иметь значение близкое к "бродники". В своде булгарских текстов Нариман Тарихы упоминается особое государство "Булгар аль-Харидж" или "Гарач Булгар" (также Мэнгу Булгар, Внешний Булгар), - татарские исследователи считают его 'Казанской Булгарией'. Но по Джагфар Тарихы гарачцы жили на Вятке.
   Галицкая даруга (дорога, адм.-терр. единица) в Казанском ханстве по тат. звалась Гэреч или Гэреш, что близко по звучанию к термину 'гарач'. Галицкая-Гарачская дорога, проходившая на северо-запад от Казани в сторону города Галича, шла через земли черемис и могла проходить через западную Вятку (устье Моломы). Вероятно, она была ответвлением Арской дароги, которая шла от Казани вдоль р.Казанки до Малмыжа и далее через Вятку до Карино.
   Каринские князья и их окружение знали русский язык уже в 15в. (судя по сохранившимся Московским грамотам). По косвенным сведениям (предание о получении каринцами подобных грамот от Ивана Калиты) можно предполагать, что такая ситуация существовало и ранее.
   Наемники-гарачцы, судя по ДТ, участвовали в походах монголов 1238-42г.; в Мамаевом побоище и других войнах. Все эти обстоятельства сближают их с бродниками.
  
  
  
  
   Глава 1
  
   БРОДНИКИ и БУРТАСЫ
  
   Источники почти всегда упоминают бродников в одном ряду с половцами. В состав бродников могли входить 'реликты' хазар, булгар, мадьяр, другие этнические общности Причерноморья.
   Кроме того, источники указывают на бродников как на храбрых воинов, наемников. Примем к сведению и обозначение бродников как бронников. Это обозначение есть в некоторых списках летописи и его можно понимать как описку или как признание бродников - бронников (бранников?) как вои-нов.
   В значении наемник, бродник сближается с новгородским шестник (от шествовать, ходить, бродить).
   М. Грушевский признает бродников одной из составляющих на пути формирования казачества.
   Никита Акоминат в своем 'Слове' в 1190 году писал следующее: 'и те бродники, что презирают смерть, ветвь русских'.
   О том, что бродники стали данниками монголо-татар, свидетельствует письмо венгерского короля Белы IV папе Римскому Иннокентию, написанное в 1254 году, в котором он сообщает, что татары 'заставили платить дань Русь, Куманию, бродников, Булгарию'. Источники сообщают о длительных союзных отношениях бродников и татар. И до битвы на Калке и после нее. Об неком народе, поставленном татарами обслуживать переправы сообщали Плано Карпини и Вильгельм Рубрук, но однозначно отнести их к бродникам нельзя. Предположительно считается, что бродники входили в сформированные татарами боевые отряды - прообразы казачества.
   Плетнева С. А. в работе "Половцы" считает бродников русо-половецкими двуязычными метисами:
   "Для локализации месторасположения в степях броднических поселений в нашем распоряжении есть только косвенные данные. Бродники упоминаются, как правило, вместе с половцами, связанными с Черниговским княжеством (с Ольговичами). Отсюда можно сделать вывод, что они жили где-то рядом с этими половцами, кочевавшими, как мы видели, в бассейне Дона. В археологических разведках, которые наш отряд вел па среднем Дону (в Воронежской области), были обнаружены остатки (скорее следы) нескольких кратковременных небольших поселков (почти кочевий), характеризующихся находками на них, обломков типичных древнерусских горшков XII в. Не исключено, что эти поселки, расположенные в устьях маленьких правых притоков Дона, в скрытых от врагов и ветров овражках, принадлежали выходцам из Руси, бежавшим от притеснений боярства и князей,- бродникам. Возможно, что отдельные их группы находились не только на среднем Дону, но и в других, отдаленных от Дона районах степи. Вероятно, бродниками были основаны поселки, остатки которых, обнаруженные на нижнем Днепре и сопровождавшиеся обширными христианскими кладбищами, характеризуются находками обломков типичных русских сосудов. Последний раз в летописи они были упомянуты в кровавый 1223 г. как участники битвы на Калке. Характерно, что бродники вместе с половцами первыми дрогнули и начали отступать под напором врага. Они чувствовали себя гораздо ближе к кочевникам, чем к русским воинам. Видимо, К этому времени (через три поколения после первого упоминания) бродники в основной массе слились с половцами. Это естественно: в степь из Руси бежали мужчины, жен они брали не с далекой родины, а из ближайших кочевий, а следовательно, большинство их в начале XIII в. только на четверть были русскими".
  
  
   []
  
  
   Бродники и другие близкие к ним вольноопределяющиеся народы могли размещаться на крупных реках пересекавших границу леса и степи от Дуная до Волги. 1146 г. Первое упоминание 'диких половцев' и бродников. К сказанному добавлю, что половцы в культовых целях устанавливали "каменных баб", а в начале 13в. в их среде вели миссионерскую деятельность посланники папы.
  
   На основании всего сказанного, можно сделать такие выводы: бродники (бродници) получили свое имя от русов, которые часто нанимали их для ведения войн; бродники были степным народом близким к половцам (географически и этнически), возможно, включавшим в себя остатки степных хазар и булгар; они наверняка владели русской речью, часть могла быть крещена. В сер. 13в., вероятно, не поладив с монголами, бродники куда-то исчезают.
  
  
  Бродники перешли на сторону монголов в 1223г. в ходе сражений на Калке. Г. Барадж после того как лишился власти также пошел на сотрудничество с ними. Для чего с сотней всадников из своего окружения ездил в ставку Бату где-то в низовьях левого берега Волги. Наверняка в его гвардии были казаки-гарачцы. Если это были бывшие бродники, то понятно, почему он отважился на такой опасный шаг, - бродники, имевшие опыт сотрудничества с монголами, выполнили роль проводников.
   В составе монгольской армии во время ее похода в зарубежную Европу в 1241 году было много русских, булгар и бродников. В послании венгерского короля Белы IV к папе Иннокентию IV (1254 г.) так говорится о событиях, происходивших в 1241 году: 'Когда государство Венгрии от вторжения татар, как от чумы, большей частью было обращено в пустыню и, как овчарня, изгородью было окружено различными племенами неверных, именно: русскими, бродниками с востока, болгарами и другими еретиками с юга... и они [монголы] заставили себе платить дань другие нации и особенно страны, которые с востока граничат с нашим царством: Русь, Куманию, Бродников, Булгарию'.
   Бродники здесь указаны как восточные жители и, одновременно, соседи Булгарии (пока будем считать, что речь идет о Волжской Булгарии, вопрос с Дунайской Булгарией рассмотрим позже). Если сравнить этот список союзников монголов с упоминаниями участников этого же западного похода в ДТ, то бродников (хотя бы отчасти) можно отождествить с казаками Г. Бараджа.
   ВИКИ: "По́ловцы, половчане (в европейских и византийских источниках - куманы, у татар - кыпчаки, у башкир - кыпсаки, у казахов - кыпшаки) - тюркоязычный кочевой народ, западная группа кыпчаков. В начале XI века из Заволжья продвинулись в причерноморские степи, вытеснив оттуда печене-гов и огузов. Подчинив себе эти племена, половцы пересекли Днепр и дошли до устьев Дуная, таким образом став хозяевами Великой Степи от Дуная до Иртыша, которая и вошла в историю как Дешт-и-Кыпчак или, в русских источниках, Половецкая степь. Половецкие орды (всего прядка 15) делились на курени. Курени представляли собой объединение нескольких родственных семей. Курени по этническому составу могли принадлежать не только половцам, но и соседним народам (например, болгарам). Главами орд были ханы, по традиции одновременно являвшиеся и главами определённых куреней.
   Другими социальными категориями, зафиксированными в русских летописях, были так называемые 'колодники' и 'челядь'. Имелись также и 'чаги' - женщины-служанки. Колодники были военнопленными, исполнявшие у половцев функции домашних рабов и находились на низшей ступени социальной лестницы. Главы больших семейств-'кошей', принадлежавших к куреням, назывались 'кошевыми'. Курени состояли из семей-аулов, 'кошей', которые, в свою очередь состояли, из представителей 2-3 поколений и прислуги (военнопленные, разорившиеся родственники и соплеменники).
   В половецком войске обязаны были служить все мужчины, способные носить оружие. Военная организация половцев развивалась поэтапно. Византийские историки отмечают, что половецкие воины сражались луками, дротиками и кривыми саблями. Колчаны носились на боку. По сообщениям крестоносца Роберта де Клари, кипчакские воины носили одежду из овечьих шкур и имели каждый по 10-12 лошадей. Основной силой кочевников, как и у любых степняков, были отряды легкой кавалерии, вооруженной луками. Половецкие воины, помимо луков, имели также сабли, арканы и копья. Позднее в войсках половецких ханов появились и дружины с тяжёлым вооружением. Тяжеловооружённые воины носили кольчуги, ламеллярные панцири и шлемы с антропоморфными железными или бронзовыми личинами и бармицами. Тем не менее, основой войска продолжали оставаться отряды легковооружённымх конных лучников. Известно также (со второй половины XII века) о применении половцами тяжелых самострелов и 'жидкого огня', заимствованных, возможно, у Китая ещё со времен жизни их в районе Алтая".
   Последнее замечание перекликается с луком-арбалетем на Вятском гербе.
   Местом пребывание бродников могло быть Приазовье и нижний Дон. От близких половцев бродники заимствовали (или имели параллельно) понятия курень, кош и другие, впоследствии перешедшие в словарь казачества. Разумеется, следует помнить, что казачество сформировалось как синтез южных (степных) и северных (славяно-русских) традиций. С последними связаны такие важные понятия как Круг (собрание-вече) и станица (первоначально так звалось знамя Святовита). Об этом свидетельствует и описанный на основании раскопок в Чигирине внешний вид казаков 16в. - европеоиды с некоторыми монголоидными и хазаро-булгарскими чертами.
  
  
   Попробуем немного прояснить происхождение самих бродников.
   Ал-Масуди (10в.) http://odnapl1yazyk.narod.ru/bulkar.htm Hudud al-Alam. Рассказ о стране B.radhas:
   "К востоку от нее - река Atil (Волга); к югу от нее - хазары; к западу от нее - V.n.nd.r (?); к северу от нее - тюркские печенеги (Bachanak-i Turk). Они народ исповедающий веру гузов. Они обладают войлочными жилищами и сжигают своих умерших. Они подчиняются хазарам. Богатство их (состоит) в мехе ласки. У них два властителя, которые держатся обособленно".
   ИБН-ДАСТА: 'Буртас (Burdas). Земля Буртасов лежит между Хозарской и Болгарской землями, на расстоянии пятнадцати дневного пути от первой.Буртасы подчиняются царю Хозар и выставляют в поле 10,000 всадников. Нет у них верховного главы, который бы управлял ими и власть которого признавалась бы законной; есть у них в каждом селении только по одному или по два старшины, к которым обращаются они за судом в своих распрях. Настоящим образом подчиняются они царю Хозар. Земля их просто-рна и обилует лесистыми местами. На Болгар и Печенегов, будучи сильны и храбры, производят они набеги. Вера их похожа на веру Гузов. Собою они стройны, красивы и дородны. Если один из них обидит другого, или оскорбит, или поранит ударом или уколом, соглашения и примирения между ними не бывает, прежде чем понесший вред не отомстит обидчику. Девица у них, когда войдет в лета, перестает повиноваться отцу, и сама по желанию своему, выбирает себе кого либо из мужчин (для сожития с ним), пока не явится к её отцу жених, который сватается за нее и, если нравится отцу, получает от него дочь в замужество.Буртасы имеют верблюдов, рогатый скот и много меду; главное же богатство их состоит в куньих мехах. Одни из Буртасов сжигают покойников, другие хоронят. Земля ими обитаемая, ровна, а из деревьев чаще всего встречается в ней Хелендж (ели, хвойные). Занимаются они и землепашеством, но главное их богатство составляют мед, меха куньи и мех вообще. Страна их как в ширину, так и в длину простирается на 17 дней рути (500 км)'.
   'От области буртасов до хазар все степь, дорога - благоустроенная, с ис-точниками, деревьями, текучими водами; некоторые же, отправляясь от бур-тасов к хазарам, плывут по реке Итиль на судах, а некоторые (путешествуют) сухим путем'. 37. Оружием буртасов служат два кинжала, секира, лек, у них нет панциря и кольчуги; лошадью у них владеет не каждый, а только тот, кто обладает многим достатком; их одежда - архалук и халат; у них - головной убор, а чалму завязывают вокруг него. 38. У буртасов нет фруктов, и вино их - из меда. 39. К востоку от области буртасов река Итиль, к югу - хазары, к западу - в.н.нд.рр., к северу - тюркские печенеги. http://gumilevica.kulichki.net/Rest/rest0101a.htm Каспийский свод
   Обычно народ буртас считают жившим где-то на правобережье Волги, но в некоторых источниках в связи с буртасами упомянута река Буртас, под которой можно понимать Дон или Волгу. Аль Масуди (писал в 943г.): "Хазары имеют челны, на которых они плавают из своего города вверх по реке, которая течет в их реку из верхних мест и которая называется Буртас; вдоль нее живут оседлые тюркские племена, составляющие часть Хазарского царства. Их поселения тянутся непрерывно между Хазарским царством и бургарами. Эта река течет со стороны бургар (Волга), и суда непрерывно ходят по ней между землями бургар и хазар".
   "Буртас - тюркское племя, живет, как ранее упоминалось, на реке, названной по его имени. Из их страны идут шкурки черных и рыжих лисиц, называемые буртаси. Одна черная шкурка достигает цены в 100 динаров или даже больше; рыжие дешевле в цене. Арабские и персидские цари гордились черными мехами, которые они ценили дороже, чем мех соболей, фанак (куниц) и других подобных зверей. Цари имели шапки, кафтаны и шубы, сшитые из них, и немыслимо [было], чтобы царь не имел кафтана или шубы, подбитых этими черными лисицами буртаси (чернобурки)".
  
   []
  
   Хазария в VIII-IХ вв. Условные обозначения:
   1 - границы леса с лесостепью;
   2 - хазарские крепости и города VIII-IX вв.;
   3 - русские города IX-Х вв.;
   4 - путь печенегов по южно-русским степям в конце IX в.;
   5 - направления экспансии Хазарского каганата в VIII-IX вв.;
   6 - столица Волжской Болгарии;
   7 - расстояние от летней ставки кагана на реке В-р-шан до границ личного домена
   Карта из книги Плетневой 'Хазары' http://krotov.info/lib_sec/16_p/ple/pletneva.html
  
   О местоположении буртасов в 10в. можно судить по следующему отрывку из Ал-Масуди о походе киевских русов-варягов в 913г.
   "Хазары имеют челны, на которых они плавают из своего города вверх по реке, которая течет в их реку из верхних мест и которая называется Буртас; вдоль нее живут оседлые тюркские племена, составляющие часть Хазарского царства. Их поселения тянутся непрерывно между Хазарским царством и бургарами. Эта река течет со стороны бургар, и суда непрерывно ходят по ней между землями бургар и хазар... Русы состоят из многочисленных племен разного рода. Среди них находятся урманы (норманны), которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны Андалус, Рим, Константинополь и страну хазар. [Несколько времени] после 300/912 года около 500 судов их прибыли в пролив (халидж) Нитаса (Понта), соединенный с Хазарским морем. Здесь (на левобережье нижнего Дона была система крепостей) находят-ся хорошо снаряженные люди хазарского царя. [Их задача] оказывать со-против-ление каждому, кто идет с этого моря или с той стороны земли (с правого берега), части которой простираются от Хазарского моря до Нитас (т. е. Понта, Черного моря). Это [нуж-но] потому, что тюркские кочевники - гузы - приходили зимовать в этих местах. Иногда рукав, который соединяет реку хазар (Волгу) с проливом Понта (Мас'уди имеет в виду Дон который он сам называет Тана'ис), замерзает, и гузы с их конями переправляются через него. Это большая вода, но она не расступается под ними потому, что [зи-мой] она креп-нет, как камень. Так гузы проходили на хазарскую террито-рию, и нередко, когда люди хазарского царя, поставленные здесь для отра-жения гузов, не могли удержать их, высту-пал сам царь, чтобы воспрепятст-вовать их прохождению по льду и отогнать их от своего царства; но летом для тюрков нет пути для переправы. Когда суда русов доплыли до ха-зарских войск, размещенных у входа в пролив (Керченский), они снеслись с хазарским царем [прося разрешения] пройти через его землю, спуститься вниз по его реке, войти в реку и таким образом достичь Хазарского моря, каковое, как упомянуто раньше, есть море Джурджана, Табаристана и дру-гих аджамских (иранских) областей, с условием, что они отдадут ему поло-вину добычи, захваченной у народов, живущих у этого моря. Он разре-шил им совершить это [беззаконие], и они вошли в пролив, достигли устья реки [Дона] и стали подниматься по этому рукаву, пока не добрались (через переволоку) до Хазарской реки (Волги), по которой они спустились до города Атиль и, пройдя мимо него, достигли устья, где река впадает в Хазарское море, а оттуда [поплыли] в город Амоль (в Табаристане). Названная река (Волга) велика и несет много воды. Суда русов разбрелись по морю и совершили нападения на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун, стоящий на бе-регу Джурджана, на нефтеносную область (билад ан-наффата - Апшерон) и [на земли, лежащие] по направлению к Азербайджану. [Надо знать, что] расстояние от округа Ардебиль в Азербайджане до этого моря составляет три дня пути. Русы проливали кровь, делали что хотели с женщинами и детьми и захватывали имущество. Они рассылали [отряды], которые грабили и жгли. Народы, живущие на побережьях этого моря, пришли в смятение, так как в прежние времена не видали, чтобы враг на-ступал на них с моря и по нему ходили лишь суда купцов и рыбаков.
   Русы сразились с гилянцами, дейлемцами и с одним из военачальников Ибн Аби ас-Саджа, а затем перешли на нефтеносный берег царства Ширван, известный как Бакух. По возвращении [с побережья] русы укрылись на островах, которые находятся лишь в нескольких милях от нефтеносной [области]. Царем Ширвана в те дни был Али б. Хайсам. Сделав приготовления, жители на своих лодках и торговых судах поплыли к этим островам, но русы направились к ним, и тысячи мусульман были убиты и потоплены. Русы пробыли на этом море много месяцев, [и], как мы описы-вали, у народов не было пути к ним (русам?) иначе, как пересекши море. В отношении их люди держались в готовности и настороже, ибо это море обильно племенами, живущими вокруг него. Когда русы набра-ли добычи и им наскучили их приключения, они двинулись к устью Хазарской реки (Волги) и снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычи, как это было дого-ворено между ними. Хазарский царь не имел [морских] судов, в отличие от речных челнов, и его люди не умели обращаться с ними; но будь этого, мусульманам от него было бы больше бед. Ларисийцы и другие мусульмане царства [узнали] о том, что натворили [русы], и сказали царю: 'Предоставь нам [расправиться] с этими людьми, которые напали на наших мусульманских братьев, пролили их кровь и полонили женщин и детей'. Царь не мог им помешать, но послал предупредить русов, что му-сульмане решили воевать с ними. Мусульмане собрали войско и спустились вниз по реке, ища встречи с ними. Когда они оказались лицом к лицу, русы оставили свои суда. Мусульман было 15 тыс. на конях и в [полном] снаряжении; с ними были и некоторые из христиан, живущих в городе Атиль.
   Битва между ними длилась три дня, и Аллах даровал победу мусульманам. Русы были преданы мечу, убиты и утоплены. Спаслось из них около 5 тыс., которые на своих судах пошли к той стороне, которая ведет к стране Буртас (на западном берегу Волги). Они бросили свои суда и двинулись по суше. Некоторые из них были убиты буртасами; другие попали к бургарам-мусульманам, кото-рые [также] поубивали их. Насколько можно было подсчитать, число тех, кого мусульмане убили на берегу Хазарской реки, было около 30 тыс., и с того времени русы не возобновляли того, что мы описали". Конец цитаты.
   Примечание. Как раз в год написания этого текста - 943 - произошел новый набег русов на Каспий в Барда'а, но это были уже не Киевские а Волжские русы, см. ниже.
   Исходя из текста, хазары контролировали Волгу до переволоки в Дон и далее сам нижний Дон. Таким образом, буртасы в это время, после утраты хазарами территории СМК, жили в междуречье Волги и Дона севернее пе-револоки. Возможно, они контролировали в районе переволоки сухопутную границу Хазарии. Когда русы проходили переволоку при их продвижении с Дона, буртасы их пропустили, но на обратном пути, оценив слабость про-тивника и не получив платы за проход, решили задержать. Поэтому русы не смогли перетащить свои суда, бросили их, и попытались пройти на запад в обход буртасов, для чего пошли вверх вдоль берега Волги, но наткнулись на булгар. Сказанное о месте жительства буртасов подтверждает такая информация: 'От области буртасов до хазар все степь, дорога - благоустроенная, с источниками, деревьями, текучими водами; некоторые же, отправляясь от буртасов к хазарам, плывут по реке Итиль на судах, а некоторые (путешествуют) сухим путем'.)
   Ономастика, связанная с этнонимом 'буртас', распространена на Правобережье Средней Волги. Наиболее северный населенный пункт Буртасово находится в Костромской обл. При изучении топонимов, связанных с буртасами, выясняется, что все они довольно поздние и перемещаются в Чувашию и Пензенскую обл. из Татарстана, да и там их трудно назвать коренными.
  
    []
  
   'Новое осмысление восточных письменных источников, рассказывающих о буртасах, и новые археологические исследования в бассейне Среднего Дона позволяют связать с буртасами памятники аланского варианта салтово-маяцкой культуры, расположенные в лесостепной зоне, что полностью соответствует информации Марвази: 'Им (хазарам) принадлежат буртасы, чья территория является частью хазарской территории. Между этими двумя на-родами 15 дней пути. Они (буртасы) подчиняются царю хазар и выставляют ему 10000 всадников'. Это соответствует и сложившемуся в настоящее вре-мя представлению о салтово-маяцкой культуре как культуре хазарского каганата... Предложенный вариант объяснения этнонима 'буртас' (из ираноя-зычных языков народов Сев. Кавказа) раскрывает реально выраженную эт-ногенетическую связь буртасов лесостепной зоны бассейна Среднего Дона с общностью алан-асов Северного Кавказа'. http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/history/burtas/burtas.htm
   Буртасов, исходя из такой трактовки, можно считать разновидностью булгар. В нач. 10в. часть буртасов ушла на север. Это переселение можно связать с появлением царя Алмуша (новоявленного правителя Волжских булгар) со своим окружением (5 тысяч семей народа Бараджар) в устье Камы. Эти буртасы стали мусульманами. Нельзя исключить, что оставшиеся на Дону буртасы-язычники были в последствии известны у русских как бродници. Из этого предположения проступает связь бродников с булгарами.
   О буртасах Джагфар Тарихы дает такие сведения:
   'В 745 году Авар разбил урусов. Одна половина их предпочла подчиниться балтавару, но другая предпочла бегство. Некоторые беглецы ушли в Галидж, но большинство их переселилось на Шир (Дон), где получило название буртасов... Новый (хазарский) хакан весьма обрадовался смуте в Кара-Булгаре и не только не вернул беглецов, но и построил для них город Урус'.
   Итак, урусы (по ДТ это народ булгаро-славянского происхождения) подняли восстание в Киеве против авар-обров, но потерпели поражение, часть их бежала на север в район Ильменя, а часть поселилась на Дону в земле Хазар, где для них был построен город. В междуречье Дона и Северского Донца археологами выделена так называемая Салтаво-Маяцкая культура (СМК): сер. 8- нач. 10 веков. Указанные реки соединяет цепочка каменных крепостей от могильника Салтово в Харькове до Маяцкого городища в Воронежской обл. Эту культуру отождествляют с протобулгарской, составлена она из двух основных типов: первый - булгарский; второй (на севере СМК) - неидентифицированные европеоиды частью близкие к северокавказским аланам, которых можно связать с урусами-буртасами из ДТ. За полтораста лет они наверняка заметно смешались. В 10 в. крепости СМК перестали существовать, поэтому буртасы, по сообщениям арабов, уже не имели городов. Также вероятно, что под напором печенегов территория их обитания несколько сдвинулась на юго-восток в сторону Хазарии. Буртасов можно сопоставить с проживавшими где-то здесь же, но позже, бродниками. На приведенной выше карте отмечены два района северной СМК (меньший - непосредственно на среднем Дону). Вот карта вариантов СМК из книги Плетневой "От кочевий к городам":
  
  
   []
  
  Зачернены два пятна аланского варианта СМК. Между ними (от Кавказа до Тихой сосны и верховий Донца) огромное расстояние занятое булгарами. Аналогичны булгарскому варианту СМК культуры Дунайских и Волжских булгар. Всё это свидетельствует, что до прихода хазар существовала мощная булгарская держава. Она распалась, часть булгар попала в зависимость от хазар. Северный лесостепной "аланский" вариант СМК не вполне аланский, есть заметные отличия, там разное население, не славянское и не кавказское.
   Плетнева С. А. об СМК (http://www.russiancity.ru/ybooks/y1.htm#c8):
   "Первый вариант - лесостепной - занимает территорию верховий Донца, Оскола и Дона. Для него типичны группы, вернее гнезда, больших поселений, сосредото-ченных вокруг городищ. Последние представляют собой крепости на высоких прибрежных мысах. Как правило, они сооружались на местах древних скифских городищ... Каждое гнездо поселений сопровождается одним или несколькими могильни-ками. Подавляющим типом погребений на них являются катакомбные захороне-ния. Катакомбы состоят из двух частей: дромоса и погребальной полусферической или юртообразной камеры. Величина их зависела от количества погребенных лю-дей. Захоронения в камерах бывали одиночные, парные, семейно-групповые. Мужчин и мальчиков хоронили вытянуто на спине, женщин - скорченно на боку. Нередко кости ранее умерших сдвигали в сторону, освобождая место для новых погребений. Вместе с покойниками в камеры помещалось большое количество личных вещей и оружия умерших, сосуды с питьем и пищей ставились и в камеры, и в дромосы. В дромосах же хоронили убитых лошадей, коз, собак. Вокруг могил были разбросаны тризны, состоящие из сосудов с питьем и останков домашних животных. Помимо катакомб, в могильниках встречаются и обычные ямные захоронения. Отдельные ямные могильники располагались обычно на противополож-ном от катакомбного берегу реки.
   Первый вариант салтово-маяцкой культуры оставлен аланскими племенами... Антропологические измерения установили тождество долихокранных черепов (длинноголовых) кавказских и донских алан. Однако следует подчеркнуть, что первый вариант не был абсолютно чистым этнически. Археологически это уста-навливается благодаря различиям в погребальных обычаях лесостепного населе-ния: рядом с катакомбными захоронениями там нередко попадаются ямные моги-лы в могильники, основной ареал которых находится южнее, в степях. Существенно также и то обстоятельство, что в катакомбах мы нередко встречаем покой-ников с брахикранными черепами (круглоголовыми), резко отличающимися от аланских, и типичными для ямных погребений. Много в катакомбах и смешанных (мезокранных) черепов.
   Второй вариант салтово-маяцкой культуры локализуется в степной зоне Подонья. Для него также характерны большие открытые селища, расположенные вдоль рек. Городищ там немного, внешне они напоминают обычные поселения, только укрепленные рвами и земляными валами. Размеры их весьма значительны (в поперечнике доходят до 700 м). Помимо таких селищ, являющихся остатками земледельческих поселков, среди них (нередко перемежаясь с ними) на берегах некрупных притоков Донца и Дона археологами были открыты остатки кочевых стойбищ, аналогичных описанным выше приазовским кочевьям. Таких стойбищ нет только в нижнем течении Дона - там известны исключительно земледельче-ские поселения, причем нередко тоже расположенные гнездами, но обычно без объединяющего их городища. Большое количество разнообразной тарной керами-ки на этих поселениях (пифосов, амфор, кувшинов), находка виноградарного ножа на одном из них, виноградных зернышек в культурных слоях, наконец, тот факт, что и сейчас здесь один из крупнейших виноградарных районов в СССР, говорят о том, что поселки VIII- IX вв. носили не просто земледельческий, но и специфи-чески виноградарный характер.
   В этой же зоне особо плодородных земель находились развалины двух хазарских городов - Саркела и Семикаракорского городища, а также великолепная белокаменная крепость, известная в литературе под названием Правобережного Цимлянского городища. Расположено оно на одном из высоких треугольных в плане мысов правого берега Дона (теперь здесь Цимлянское море). От основного берега мыс был отсечен глубоким рвом. Стены крепости выстроены без фунда-мента, прямо на слегка выровненном материке. Система кладки - два щита, вы-ложенные из прекрасно обтесанных блоков без раствора, и щебневая забутовка между ними. Ширина стен около 4 м. На углах, в середине длины каждой стены, у ворот стояли выходящие за внешнюю линию стен башни. Стены укрепляли мыс по периметру и, помимо того, делили внутреннее пространство крепости на три неравные части. Меньшая из них (привратный дворик) была свободна от построек, остальные две сплошь покрыты юртами, причем в восточной, самой просторной части юрты были поставлены по кругу, в центре которого стояла самая большая юрта крепости. В ней, видимо, жил хозяин замка - хан или князь.
   Близкое по типу к Правобережному зaмку Маяцкое городище находится в 700 км выше по течению Дона. Оно расположено уже в лесостепной зоне, на террито-рии первого варианта салтово-маяцкой культуры. В плане городище почти квад-ратное, тоже очень небольшое. Стены сложены из таких же тесаных белокамен-ных блоков и в той же системе, только толщина стен достигает 6-7 м. На блоках Маяцкого городища археологи не раз находили изображения коней, всадников, прориси букв, напоминающих орхонские письмена. Точно такие же блоки и та же система кладки (двухщитовая) использовались мастерами, работавшими на строительстве городов Дунайской Болгарии.
   Погребения, типичные для второго варианта, совершались в неглубоких прямоугольных ямах, стенки которых нередко обкладывались досками. Доски же перекрывали могилу примерно на середине ее глубины. Погребения в ямах одиноч-ные, обряд предельно прост - все покойники, независимо от пола и возраста, уложены на спине, ориентированы обычно головой на запад, изредка - на север. В отличие от катакомбных погребений, сопровождаемых большим количеством вещей, здесь набор их очень скромен - это, как правило, один-два сосуда и остат-ки ритуальной пищи для умершего в виде костей овцы, свиньи или коровы. Интересно, что в могилы мужчин и детей клали баранину, а женщин - говядину и свинину. Помимо прямоугольных погребальных ям, в могильниках нередко встре-чаются круглые в плане могилы. В них ориентировка покойников (как в катакомбах) очень неустойчива, положение трупа зависело от пода: мужчин хоронили вытянуто, женщин - скорченно... Итак, все черепа из ямных могильников относятся к европеоидной расе, однако в отличие от катакомбных долихокранных черепов они брахикранны".
  
  
  
  
   []
  
   Карта СМК городищ и текст: http://repin.chuguev.net/Koloda_gorod%20.htm
   "В верхнем (лесостепном) течении Северского Донца можно выделить как минимум полтора десятка микрорегионов, где городища-крепости (кавказский тип городища) сопровождаются рядом сель-ских открытых поселений и ремесленно-торговыми зонами (восточный тип городища). Линия горо-дищ, тянущаяся от Дона по Тихой Сосне и Северскому Донцу являлась северо-западным рубежом каганата в момент его политического и территори-ального расцвета. Исходя из пространственного, природно-климатического и геополитического положения лесостепные салтов-ские городища на С. Донце выполняли различные функции. Среди них, безотносительно к кон-кретно-му памятнику, выделяются следующие: 1) центры хозяйственных (прежде всего - сельскохозяйственных) микрорегионов, 2) центры торговли, 3) военные форпосты на границе и на торговых путях (в том числе переправах и бродах), 4) административные центры, посещаемые тудуном (правителем территории) для осуществления распоряжений центральной вла-сти, 5) место временного пребывания военных гарнизонов и военных отря-дов, идущих на славянские земли за сбором дани, 6) место аккумулирования и временного хранения этой дани и необходимого для войск про-довольственного запаса, и т.д. Из 37 городищ, расположенных в контактной зоне со славянами, лишь 10 на основании предложенных критериев можно отнести к протогородам. Все они расположены на коренных правых берегах рек, имеют значи-тельную площадь прилегающих к ним открытых поселений (как правило, более 10 га) и ряд дополнительных признаков, свидетельствующих об их неординарности. Более половины салтовских лесостепных протогородов находятся на Северском Донце. Это связано с тем, что именно этот участок славяно-хазарского пограничья был наиболее важным для каганата с военной, экономической и торговой точек зрения. Каждый из них был не просто центром определённого микрорегиона, но и играл исключи-тельную роль в иерархии поселений лесостепной зоны, обуславливая доми-нирующее положение возглавляемого им микрорегиона.
   Практически на каждом из них есть группы артефактов, подтверждающих не только тесную связь, но и взаимовлияние салтовской и роменской (соседней славянской) культур. Но если на Осколе, Т. Сосне и в северскодо-нецкой степи салтовские памятники во второй половине Х в. исчезают, то в лесостепной части Донца положение несколько иное. На городища Мохнач и Коробовы Хутора приходят группы северян, которые смешиваются здесь с остатками многоэтничного населения салтовцев. Смешанное население существует здесь, по крайней мере, до середины ХI в. (начало агрессии полов-цев на русские земли).
   В зоне рассматриваемых контактов экономическое и военно-политическое доминирование с сер. VII в. по сер. Х в. принадлежало каганату в лице разноэтничного, преимущественно, аланского населения. В славянской части роменско-салтовской контактной зоны они в конце I тыс. шли медленнее в силу социальноэкономического, военно-политического, да и численного превосходства населения, что входило в состав каганата".
  
   В. С. Аксенов (Харьков) "Вещи славянского облика на Салтовских памятниках верхнего Подонечья" (отрывок):
    []
  
  
   Как видим, славянский элемент в культуре СМК вполне просматривается. Последний автор даже признает наличие здесь особого булгаро-славянского этноса. Города и крепости северной части СМК располагаются вдоль границ со славянами и имели очень смешанное население:
   http://repin.chuguev.net/verchnij%20saltov_1.htm Верх. Салтов
   "На основании остеометрических данных следует указать, что древние салтовцы по своим физическим признакам представляли мало общего с представителями современных кавказских народностей. Несмотря на то, что между салтовскими черепами и черепами аланов существуют, повидимому, некоторые общие черты, трудно установить более определенно их сходство за отсутствием в доступной мне литературе более полных краниометриче-ских данных об ала-нах.
   Салтовские черепа были мною сравнены также с черепами славян. В кабинете Анатомии Человека Харьковского Института Народного Образования сохраняется серия черепов из села Ницахи, большинство которых было описано в 1902 году М.А. Поповым и которые, несомненно, принадлежали славянам. Ницаховские черепа представляют ряд особенностей, которые довольно резко отличают их от салтовских черепов. В частности, их средний черепной указатель является несколько более высоким, чем у салтовцев; они характеризуются абсолютно большими размерами мозговой части, отно-сительно малой высотой лицевого отдела и сравнительно большой емкостью черепа, колеблющейся в пре?делах 1280 -1900 куб. см. На основании остеометрических исследований, также как и на основании археологических данных, трудно предположить наличие родственной связи между славянами Ницахи и жителями древнего Салтова.
   Таким образом, мои исследования позволяют охарактеризовать салтовцев, как довольно однородную и этнически обособленную группу, причем не исключается возможности их близости к аланам. Но в этом отношении дать более определенные указания, конечно, не представляется возможным".
  
   "До 30-х годов IX в. на северо-западном пограничье Хазарии имелись лишь городища, возникшие еще в скифское время. Они располагались на труднодоступных мысах коренных берегов рек и восприни-мались средне-вековым населением как естественно защищенные места, подходящие для обеспече-ния безопасности жителей близлежащих селений. Их плановая структура зависела исключительно от природных факторов. Население сал-тово-маяцкой культуры лишь усилило некоторые из таких городищ допол-нительными деревоземляными укреплениями.
   В 30-х и, возможно, частично в 40-х годах IX в. на северо-западном участ-ке границы Хазарского госу-дарства - по берегам р. Тихая Сосна (правый приток Дона) и в верховьях Северского Донца - были выстроены крепости совершенно иного типа. Они имеют отчетливо геометрическую планировку, а по периметру защищены стенами, сложенными из обработанного камня или кирпича. Их плановая структура и строительные приемы не обнаружи-вают местных корней и несомненно вос-ходят к традициям иноземной кре-постной архитектуры. Произведенное этим исследователем сопос-тавление каменных крепостей на северо-западных рубежах Хазарии с синхронными хазарскими фор-тификациями Дагестана, Прикубанья и Крыма выявило за-метные различия между ними. Стало оче-видным, что возведение каменных крепостей на пограничье Хазарского государства с ареалом сла-вян - носи-телей волынцевской и роменско-боршевской культур было осуществлено при участии при-шлых мастеров из Византийской империи". http://www.i-u.ru/biblio/archive/sedov_dre/01.aspx Седов В. В.
  
   Крепости строились и укреплялись в 830-х годах в связи с появлением на Днепре воинственных руссов-норманнов (из противопоставлявшего себя хазарам "Русского каганата"), которых хазары до поры использовали в своих интересах, но позже наверняка опасались. Вероятно, до того стены Маяцкой крепости были деревянные, в 9в. их наскоро обложили блоками из мела. Уловка удалась, киевские русы много десятилетий обходили эту линию на С. Донце и Тихой сосне стороной (по Черному морю и Дону). Цепочка кре-постей также могла играть роль прикрытия для торговых караванов и пунк-тов сбора Киевской "вятичской" дани. В районе устья Т. Сосны по булгар-ским текстам проходила 'черта Хэлек' - древняя дорога с Волги на Днепр и граница владений между кочевниками и оседлыми народами. Здесь у пере-правы через Дон произошло Мамаево побоище 1380г. - "Саснак сугэшэ".
   Буртасов помещают на картах рядом и восточнее, но это скорее, позднее их расположение 10в. известное по арабским источникам. Более ранние упоминания буртас ненадежны. Возможно, не доверяя вполне урусам, хазары поселили на границе алан (погребения внутри МГ отличаются от погребений за его пределами на большом селище). Под город Урус можно понимать прежде всего Маяцкое городище - это крепость внутри крупного города (30га) с населением не менее 5000 человек.
   "Маяцкая крепость представляла собой довольно мощный, хорошо укреп-ленный феодаль-ный замок. Он был построен на мысу высотой около 70 м над рекой Тихая Сосна. Крепость с трех сторон окружена рвом, глубина ко-торого от современной поверхности - до 2,5 м, ширина - 7 м. На образован-ной рвом прямоугольной площадке размерами 115 х 90 м по периметру рас-положен вал высотой около 2 м и шириной 10-15 м. Внутренняя площадка крепости имеет размеры 95 х 80 м. В середине юго-западной стены находил-ся въезд. Вал представляет собой остатки каменных стен, построенных из тесаных меловых блоков, би-того камня и щебня. Стены строились из двух щитов: внутреннего и внешнего, каждый из которых сооружался из больших меловых блоков. Блоки ровные, с хорошо обработанны-ми поверхностями. К настоящему времени стены сохранились на высоту не более 1,5 м, при ширине между щитами до 6 м. В момент функционирования крепости они достигали 5-6 м высоты. Нижние ряды меловых блоков были положены без фундамента, прямо на дерновую почву, а последующие уложены без специ-ального раствора, лишь между от-дельными каменными валунами были по-ложены доски. В пространство между щитами ставились деревянные срубы, напоминающие по конструкции срубы, открытые в валах славянских горо-дищ. Срубы засыпались меловой щебенкой, камнями, заливались жидким мелом. Верх стены представлял собой площадку, на которой размещались защитники крепости. С внешней стороны площадка была огорожена зубча-тым парапетом. Общая вы-сота укреплений (от дна рва до верхней площадки стены) составляла около 9-10 м.
  
    []
  
  
   Внутри крепости хорошо просматриваются остатки прямоугольного соору-жения площадью 27 х 47 м. Это своеобразная цитадель - место обитания владетеля крепости, наместника кагана. Внутри крепостных стен было об-наружено несколько котлованов довольно крупных жилищ, принадлежавших владельцу крепости и его семье.
   Особый интерес представляют процарапанные на стенах Маяцкого городища многочис-ленные граффити. Их можно разделить на три группы: изо-бразительные, тамгообразные и рунические надписи. В первой группе мож-но выделить изображение сцены боя всадни-ка с пешим лучником, изобра-жение верблюда с ведущим его проводником, сцены риту-альной пляски двух обнаженных мужчин с копьями. Наиболее длинная надпись состоит из двух строк. К сожалению, она пока не прочитана".
   http://blogs.mail.ru/list/popular/6BA275C836185349.html
  
   http://behistory.ru/article/51/ - Описание Маяцкого Городища
  
   "Ведущая гипотеза рассматривает Маяцкую крепость и всю линию из шести городищ с практически однотипными крепостями, построеными довольно плотно друг к другу, как опорные пункты на границе между хазарскими (кочевыми) и славянскими территориями (в археологическом смысле это боршевская культура, отождествляемая с летописными вятичами.[13]). С этой точки зрения, крепости являются пунктами сбора дани, которые также совмещали функции стоянок торговых караванов. Между собой они были связаны как водным путем, так и сухопутной дорогой, проходившей по пра-вому берегу и местами сохранившейся до настоящего времени.
   Существует альтернативная точка зрения, согласно которой крепости были оборонительной линией, защищавшей северо-западную границу Хазарии от славянской экспансии. Однако этот взгляд пользуется меньшей популярностью, поскольку плохо согласуется с письменными источниками и игнорирует тот факт, что крепости слишком малы для защиты примыкающих к ним громадных поселений. Впрочем, не все шесть крепостей были укреплены достаточно для отражения любых профессиональных осад и нападений".
   http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/657772
  
   СМК в Придонье появляется в сер. 8в. Первые булгары на Волге (проросшие на остатках культуры именьковцев) датируются примерно этим же временем. А вот на Дунай булгары пришли на век раньше. При этом, культура их аналогична СМК и развивалась параллельно ей. То есть, явно существовал ранний центр протобулгарской культуры, а связи между всеми булгара-ми продолжали сохраняться, по крайней мере, до 10в. Толчек к такому состоянию мог исходить из полукочевой империи хана Кубрата 7в. Хазары в ходе длительной войны (используя союзников северокавказских алан) раз-били правящий военный слой булгар и отчасти заняли его место (часть булгар ушла далеко на Дунай и за Дон). В 8в. в силу разных обстоятельств (нападения арабов, принятие хазарами иудейской веры) остававшиеся булгары и аланы также устремились в Задонье, что привело к появлению оседлой СМ культуры.
    []
   Распределение могильников булгар выявляет границы их расселения. Заметим, что среднее Подонье свободно, здесь вполне могли жить буртасы. Вот что пишут о захоронениях в районе Маяцкого городища:
   "Рядом с городищем располагалось обширное селище с плотной застройкой. Археологи раскопали остатки жилых строений полуземляночного типа. Их нижняя часть была значительно углублена в землю или материковую скалу. Стены верхней части строились в виде сруба. В центре такого 'однокомнатного' жилища располагался очаг, а в одном из углов иногда устраивался пристенный камин. В таких сооружениях жили, как правило, в зимнее время. В летнее для жилья использовали более легкие постройки, слегка углубленные в землю, чем-то напоминающие юрты кочевников. Рядом с домами находились хозяйственные сооружения: глубокие подвалы-погреба, ямы колоколовидной формы для хранения зерна, легкие постройки для молодняка. Жилища располагались на территории селища 'гнездами' - усадьбами родственных коллективов. В состав таких усадеб входили и культовые сооружения - семейные святилища огня, окруженные небольшими семейными кладбищами и погребениями животных, заколотых в ритуальных целях.
   На окраине селища, несколько в стороне от основной массы построек, находился хуторок гончаров. Он состоял из мастерской, размещенной в четырех от-дельных полуземлянках, где были установлены гончарные круги, сушилки и четыре двухъярусные печи для обжига посуды. Здесь были найдены кухонные горшки, подвесные котлы для варки пищи, лощеная столовая посуда и крупные пифосы для хранения припасов.
   С противоположной стороны к селищу примыкал катакомбный могильник с одиночными и парными захоронениями. Похороны обычно сопровождались триз-нами и ритуальными погребениями животных. К сожалению, большая часть по-гребений оказалась разграбленной в древности, поэтому непотревоженные захо-ронения редки. Но и то, что удалось собрать после грабителей, свидетельствует о высоком уровне культуры жившего здесь населения: разнообразные бронзовые и серебряные поясные наборы воинов, богато украшенная конская сбруя с упряжью, золотые серьги, бусы, доставленные из малоазийских провинций Византии и т.д. Найденная в погребениях столовая посуда как две капли воды похожа на сосуды, изготовляемые в то время северокавказскими аланами, что еще раз свидетельствует о 'генетической' связи культуры буртасов, оставивших этот могильник, с аланской культурой Северного Кавказа.
   http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/history/burtas/burtas.htm
   Буртасов в данном случае связывают с аланами. Если это были урусы, бежавшие с Днепра от авар, то, выходит, они не были славянами. Это же говорит ДТ, но подчеркивает взаимопонимание урусов-буртасов и русских. Поэтому, как минимум, буртасы хорошо знали язык славян, который, как считается многими, был неким "койне", - языком межгосударственного общения.
   Автор 12в. Ал-Идриси пишет так: 'буртасы соседят с хазарами, и между ними и хазарами нет никакого другого народа. Это хозяева деревянных домов, а также войлочных шатров, у них есть два города - Буртас и Сувар. У буртасов - свой язык, на котором они говорят, он отличен от языка хазар точно так же, как и язык русов'. - Проступает два центра буртасов, северный булгарский, и южный хазарский. Последнее добавление - 'точно так же, как и язык русов' - довольно странно, нельзя исключить, что в оригинале констатировалось сходство языка буртас с русским.
   Как видим, археология подтверждает сообщение ДТ, что город Урус (Маяцкое городище) был построен по традиции булгар (и хазар), но на территории лесостепного "аланского" варианта СМК. При этом, разнообразие черепов в могильниках подтверждает, что часть их вполне могла принадлежать предкам русов-буртасов. После запустения этой местности от печенегов в нач. 10в. буртасы отошли на восток и заняли указанное место на карте - по письму кагана Иосифа (сер. 10в.).
  
   По ДТ буртасы потеряли свои семьи, их увели северные соседи во время войны с заволжскими степняками, новыми женами стали кипчачки, отчего язык потомков буртасов стал отчасти тюркским. Из этого факта произошла близость буртасов с половцами-кипчаками и другими народами: 'ширские буртасы отлично знали свою родственность с марданскими булгарами буртасского происхождения и вполне ладили также с балынскими и русскими своими родственниками - мурдасскими ульчийцами и анчийцами (ростово-суздальцами, вятичами, и украинцами)'. Исходя из этого, становится понятно, почему потомки буртасов были коммуникабельны, знали разные культуры и языки, а потому стали неким соединительным звеном между очень разными народами.
  
    []
  
  Карта из книги Бубенок "Ясы и бродники". Там есть отождествление бродников с буртасами, а также ясами-кавказцами. Элемент иранский и северокавказский у буртасов наверняка был, но не прямой, а опосредованный от урусов (древнего населения среднего Днепра сложного состава) и аланских соседей буртасов по СМК.
   По ДТ было две территории рассления буртас: хазарская - на среднем Дону с центром Урус (Маяцкое городище?), а позже Мухтасар; и Буртасская часть (город Буртас на Суре) в булгарской провинции Мердан-Беллак с центром Арбуга на Волге, а позже новая Банджа в Самарской луке (на карте ниже указан как "Моран"). Возможно, хазарские буртасы позже стали зваться бродниками, но пока это не очевидно. Булгарские буртасы были, в сущности, разновидностью булгар, возможно поэтому в довольно подробном и дельном источнике Худуд-аль-алам http://odnapl1yazyk.narod.ru/hududalal.htm Волжские булгары названы "буртасами". В добавок, буртасы различались по характеру погребений на две группы, трупоположение и трупосожжение. Различаются также степные и лесные буртасы, первые жили в юртах-шатрах и разводили скот, вторые - в избах и добывали меха.
   На следующих картах указана только северная булгарская Буртасия.
  
  
   []
    []
  
   Итак, русы, бежавшие с Днепра от авар и смешавшиеся здесь с половцами, не были славянами. Это же говорит ДТ, но подчеркивает взаимопонимание урусов-буртасов и русских. Поэтому, как минимум, буртасы хорошо знали язык славян. Археология подтверждает сообщение ДТ, что город Урус (Маяцкое городище) был построен по традиции булгар (и хазар), но на территории лесостепного "аланского" варианта СМК. При этом, наличие европеоидных черепов отличных от аланских-кавказских в могильниках СМК допускает, что часть захоронений вполне могла принадлежать предкам русов-буртасов. После запустения северной части СМК в 10в. буртасы отошли на северо-восток и заняли указанное на карте место.
  
   В конце главы еще один момент. В сочинении "Худуд-ал-алам" (см. 2 часть) помимо Буртас на Волге упомянут соседний с ними народ Бродас (где-то в междуречьи Дона и Волги). Можно предположить, что имя "Бродас" сохранилось как самоназвание у хазарских буртасов, - именьковцев, бежавших в Хазарию от булгар в сер. 8в., и в дальнейшем было у особого народа - бродников.
  
   О происхождении "бродасов" необходимо сказать следующее. ДТ смутно выводит мурдасов-именьковцев от киммерийцев и причерноморских сарматов. Иордан писал так:
   "После того как король готов Геберих отошел от дел человеческих, через некоторое время наследовал королевство Германарих, благороднейший из Амалов, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. Немало древних писателей сравнивали его по достоинству с Александром Великим. Покорил же он племена: гольтескифов, тиудов, инаунксов, васинабронков, меренс, морденс, имнискаров, рогов, тадзанс, атаул, навего, бубегенов, колдов.
   Славный подчинением столь многих [племен], он не потерпел, чтобы предводительствуемое Аларихом племя герулов, в большей части перебитое, не подчинилось - в остальной своей части - его власти. По сообщению историка Аблавия, вышеуказанное племя жило близ Мэотийского болота, в топких местах, которое греки называют "ele", и потому и именовалось элурами. Племя это очень подвижно и - еще более - необыкновенно высокомерно. Не было тогда ни одного [другого] племени, которое не подбирало бы из них легковооруженных воинов. Хотя быстрота их часто позволяла им ускользать в сражении от иных противников, однако и она уступила твердости и размеренности готов: по воле судьбы они [элуры] также, наряду с остальными племенами, покорились королю гетов Германариху".
  
   -- Из герулов набирали воинов-наемников, это важный признак сходства с бродниками. Совпадает также ареал обитания бродников и герулов - Приазовье и Дон. Есть указания на существование германского племени со схожим звучанием "Брондинг":
   The Brondings were a Germanic tribe or clan. They and Breca the Bronding are mentioned in Beowulf (Th. 1047; B. 521.), as Beowulf's childhood friend, and in Widsith (Scóp Th. 51; Wíd. 25.), where Breca is the lord of the Brondings. They were probably the people of the Swedish island of Brännö, west of Västergötland in the Kattegatt.
   http://en.wikipedia.org/wiki/Brondings
  
   Перевод: Brondings были германским племенем. Breca-брондинг упоминаются у Беовульфа (сказании), как друг детства автора; а также у Видси (другое сказание), где Breca является правителем брондингов. Они, вероятно, были люди из шведского острова Brännö, расположенного к западу от Геталанд в Каттегате (побережье моря).
  
   Островок Brännö благодаря своему географическому положению, во времена викингов был стратегическим местом для моряков и вождей Швеции и соседних Норвегии и Дании. Сказания Беовульфа и Видси описывают события 4-6 веков, в частности, в них упомянуты Германарих и гунны.
  
   Из сказанного, проживание предков бродников на Дону в нач. 4в. вероятно, но свидетельств, что они жили здесь постоянно до 8в. и далее (до сообщений о реальных бродниках) - нет. Более вероятно, что они перебрались на Волгу и были известны здесь как именьковцы (скорее, как одна из составных частей этой сложной культуры).
  
  
  
   Глава 2
  
  Джагфар Тарихы об именьковцах и буртасах
  
   Для начала посмотрим, как Джагфар Тарихы описывает раннюю историю интересующих нас народов: урусов, булгар, именьковцев и прочих. Вот концовка легенды о потопе и корабле на вершине горы:
   "Когда с горы стащили корабль, большинство самарцев (протонарод иранского происхождения) осудило виновников этого на изгнание. Тогда осужденные сели на этот корабль и, переплыв Сакланское (Черное) море, поселились в Джалде (Крыму) и прилегающих к ней степях. А главенствовал над ними знатный рубака Таргиз или Тарсиз...
   Переселенцы, которых прозвали "кимерцами" (киммерийцы), стали после его смерти ему поклоняться. Потом сюда пришли идельские (волжские) булгары и изгнали одних, и покорили других кимерцев за прошлую обиду... Часть булгар вместе с подвластными Иделю кыпчаками отправилась преследовать убежавших кимерцев и, найдя там масгутов, стала бить и их.
   Потом, вернувшись, булгары обнаружили, что поселенные в Саклане кыпчаки смешались с кимерцами и стали поклоняться Таргизу (речь идет о Причерноморских сарматах). Тогда они изгнали их за это на реки Дэбэр и Шир (Сура и Дон).
   А от булгар, ходивших в Самар (Двуречье), пошли урусы, а от ширских таргизцев (донских сарматов) - мурдасы (именьковцы).
   Потом пришла из Турана (государство ранних тюрок в Заволжье) часть масгутов, ушедшая от остальных в степь Танг-Алан ("Каменная Поляна") и получившая поэтому прозвище "алан" ("полян"). А наши, испортив "Танг" в "Сак", стали называть их сакланами. И эти сакланы, присоединив к себе мурдасов и агачиров, разбили их врагов - колов и овладели степью побежденных... А их стали называть также кара-масгутами, в отличие от их сородичей - ак-масгутов, оставшихся в Тюркистане. А степь кыпчаков, простиравшуюся от Сулы до Агидели, стали именовать Сакланом..., а всех потомков асов, живших в ней - сакланами или аланами...
   Позднее на Буричай (Днепр) пришли из Садума альманцы племени галидж (из Скандинавии во 2в. пришли германцы-готы) и потеснили сакланов, которых называли по имени вождя Уруса "урусами". А потеснили потому, что сакланы затеяли войну с частью булгар, переселившихся из Азербайджана в Бурджан (С. Кавказ)... А эти булгары тут же присоединились к хонам, когда те переправились через Идель (речь о прибытии из Азии гуннов в 370г.)...
   В стране Идель, у реки Агидель движение хонов (гуннов) на время прервалось, ибо здесь было также государство хонского рода Буляр... Последний утигский правитель Буляра Джокэ-Утиг имел неосторожность сжечь гнездо Бараджа в угоду своей жене - мурдаске, потребовавшей от него возвести на этом месте город...
   Его дети стали враждовать между собой, а затем, не желая передавать власть кому-либо одному из них, взяли и отдали царство Булюмару... Когда кан пошел дальше, они увязались за ним и все, кроме Баксу, погибли в боях... Но однажды в земле анчийцев на него напали галиджийцы и убили его вместе со всеми сыновьями...
   А утиги (северные соседи китайцев) поселились западнее хотов (обитатели верховьев р.Белой), между Иделью и Агиделью (восточная заволжская часть Именьковской культуры). Здесь они смешались с мурдасами (именьковцами 3-4в.) и восприняли от них земледельческие навыки. Свою область и реку, протекавшую по ней, они назвали Хинель - в память о своем прежнем местожительстве. А позднее Хинель превратили в Кинель (приток Самары и Волги в районе Самарской луки).
   Вскоре после этого расселения бывший полководец Хин-Батыра Кама-Тархан стал царем утигов и покорил все соседние арские племена (предки финноугров) и хотов. Свое государство он назвал 'Атиль'. Его потомки правили здесь триста лет, а когда к Буляру прибыл со своими хонами Булюмар или Булюмбар, то они передали ему свое государство... Булюмбар назвал Атиль Бакилем или Буляром и правил здесь тридцать лет. Он правил бы Буляром и дольше, но наступила страшная зима, а вслед за ней - бескормица. Погиб почти весь скот и многие люди. Желая предотвратить гибель всего народа, Булюмбар повел людей дальше на запад. В свои телеги хоны запрягали женщин мурдасов, ибо распространился слух, что именно они своим волхвованием вызвали вначале суровую зиму, а потом - засуху. Вместе с хонами ушли многие хоты и утиги, и в Кара-Булгаре (междуречье Днепра и С. Донца) дали многим рекам и местностям названия своей родины: Бозаулый, Самар, Тиганак, Орель, Агидель, Хингул и другие.,.
   Пойти на запад кана заставила бескормица. Вынужденно оставив свою ставку в государстве Идель или Старом Туране, Булюмар со своими... переправился через реку Агидель, называемую башкортами Атилем. Здешние кара-масгуты, которых называли также сакланами, попытались воспрепятствовать этому, но были разбиты и во главе со своим бием Боз-Урусом бежали на Бури-чай. Но булгары, подчинявшиеся кара-масгутам, примкнули к Булюмару".
  
   Комментарии. По ДТ мурдасы (именьковцы) произошли от ширских таргизцев (донских сарматов), которые были смесью киммерийцев и степняков.
   "Потом пришла из Турана часть масгутов, эти сакланы, присоединив к себе мурдасов и агачиров, разбили их врагов - колов и овладели степью побежденных... А их стали называть также кара-масгутами. Позднее на Буричай (Днепр) пришли из Садума альманцы племени галидж (в конце 2в. из Скандинавии пришли готы) и потеснили сакланов, которых называли по имени вождя Уруса "урусами".
   То есть, урусы были западными тюрками, вероятно, массагетами. Массагеты по Геродоту расселялись в Закаспии до Амударьи. "Массагеты носят одежду, подобную скифской, и ведут похожий образ жизни. Сражаются они на конях и в пешем строю. Есть у них обычно также луки, копья и боевые секиры. Из золота и меди у них все вещи... Хлеба массагеты не сеют, но живут скотоводством и рыбной ловлей, а также пьют молоко. Единственный бог, которого они почитают, это - солнце".
   Прокопий Кесарийский в VI веке сравнивал образ жизни славян и массагетов: "Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные (русые и каштановые?). Образ жизни у них, как и у массагетов, грубый, безо всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они неплохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы".
   Акациры - кочевой скотоводческий народ 3-5в., первоначально обитавший на территории от Киева до Восточной Прибалтики и верховий Волги. Позже жили где-то в 'припонтийской Скифии': между Днепром и С. Донцом или даже восточнее Дона. Их считают частью гуннов, а также хазар.
   Около 370 г. у низовьев Дона появились гунны и бросились на богатые владения остготов. Германарих был разбит. После его убийства в 375 г. двумя росомонами, его преемник Витимир напал на страну антов и приказал распять их вождя Боза, его сыновей и 70 старейшин; вскоре после этого Витимир был разбит гуннами, его сыновья бежали на запад, оставшиеся остготы примкнули к гуннам.
   Под росомонами можно узнать урусов из ДТ. 'Росо-мон' буквально может означать 'красный мужчина' или просто 'русо-муж'. Вождь антов Боз - это вождь масгутов Боз-Урус, разбитый гуннами-хонами, бежавший на Днепр и по сообщению ДТ пытавшийся там отвоевать себе место (в стране антов) у готов-галиджийцев. Вероятно, люди Боз Уруса, частью входившие в рыцарское окружение Германариха, попытались совершить переворот, за что их старейшин во главе с вождем подвергли казни. Это событие заставило уцелевших русов перейти на сторону своих недавних врагов гуннов. Так как восточная граница остготов проходила по Дону, то масгуты-урусы до прихода гуннов контролировали междуречье Дона и Волги, эта территория позже была известна как Буртасия.
  
  
    []
   Ареал именьковской культуры
   а - распространение именьковской культуры;
   б - регион древностей славкинского и лбищенского типов;
   в - южная граница территории азелинской культуры;
   г - ареал Городецкой культуры;
   д - кушнаренковской культуры;
   е - бахмутинской культуры;
   ж - памятники кочевников;
   з - северная граница степи.
  
   На момент прихода гуннов в Вост. Европу на их пути в Поволжье существовали Именьковская и Азелинская археологические культуры. Именьковцев считают продолжением Черняховской остготской культуры Причерноморья 2-4в. (смесь германцев-готов, ранних Приднепровских славян и потомков сарматов). Археологи до сих пор не пришли к единому мнению относительно хронологии именьковской культуры; одни датируют ее IV-VII вв., другие ограничивают ее хронологические рамки V-VI вв., третьи считают возможным датировать культуру VI-VIII вв. Ряд исследователей допускают сохранение реликтов именьковского населения и для периода VIII в. Исходя из современного состояния источниковой базы, можно утверждать, что основой для формирования развитой именьковской культуры в регионе явилось население, оставившее раннеименьковские памятники на Самарской Луке. Ранние именьковские поселения какое-то время сосуществовали здесь, по крайней мере, в IV в. (есть находки 3-го века).
   На Самарской Луке известно более 60 именьковских памятников, в том числе, 4 городища. Поселения раннего этапа на Самарской Луке отличаются значительной площадью, среди них нет городищ. На основании раскопок Новинковского V селища можно предположить, что господствующей была усадебная планировка.
   http://alabin.ru/files/biblioteka/kraevzap15/stachenk.html
  
   Поселения именьковской культуры обычно располагаются группами, включающими иной раз по два городища и пять-шесть селищ. Одним из основных видов памятников именьковской культуры являются городища, обычно занимающие мысы коренных террас. Племена именьковской культуры использовали городища раннего железного века ананьинской и азелинской культур (Троицко-Урайское I, Именьковское I, Кирюшкин городок и др.). С напольной стороны основная часть городищ ограждалась одним или несколькими валами и рвами.
  
   Ранняя Именьковская культура явно распадается на две: восточная заволжская часть была в правлении утигов, живших поначалу вдоль берега р. Кинель; западная часть наверняка была под правлением Волжских русов, незадолго до прихода гуннов, вероятно, вошедших в империю Германариха. Урусы, правящая воинская группировка, ушли от гуннов на Днепр. Но основная часть мурдасов-именьковцев сохранилась. Чуть позже к ним стали прибывать разгромленные остготы-черняховцы (с этим связано появление сходства именьковцев с черняховцами).
  
   Вязов Л. А. (отрывки из автореферата диссертации)
  
   Площади поселений варьируются в очень широком диапазоне от 100 м2 до нескольких десятков гектаров. 47% составляют небольшие селища и городища площадью 0,1-1 га. Поселения размером - 1-3 га насчитывают 24%, 3- 5 га - 10%. Крупные поселения, площадью свыше 5 га, в совокупности составляют 16%. Наибольшую среднюю площадь (около 5 га) имеют памятники Самарской Луки, затем следуют (в порядке убывания) Предволжье, Заволжье, бассейн р. Свияги. Средняя площадь поселений Прикамья несколько ниже, а наименьшая (около 2 га) обнаруживается в Восточном Закамье. Более крупные памятники характерны для регионов, где преобладают поселения, расположенные на верхней террасе или коренном берегу. Напротив, там, где преобладало освоение земель первой надпойменной террасы, средняя площадь памятников меньше. Большая часть поселений именьковской культуры располагается группами-'гнездами'. Можно выделить два основных типа таких групп.
   К первому типу относятся 'гнезда', состоящие из селищ, группирующихся вокруг городища на расстоянии около 1,5 км одно от другого, к ним относятся 33% памятников. Укрепления и мощные культурные слои городищ, расположение памятников преимущественно на верхней террасе и высоком коренном берегу, их большая средняя площадь, наконец, находки наральников свидетельствуют о высокой степени хозяйственной освоенности окрестностей поселений. 'Гнезда' памятников с городищем, занимающим центральное положение, наиболее характерны для северных и западных районов Среднего Поволжья. Второй тип представлен 'гнездами', состоящими только из селищ. К ним относятся 43% от общего количества памятников. Расстояния между поселениями, входящими в группы, варьируются в пределах 1,5-3 км. Они несколько меньше в бассейне р. Черемшан и больше в Восточном Закамье. Разреженное взаиморасположение памятников, преобладание поселений на первой надпойменной террасе, их относительно небольшая площадь, отсутствие городищ указывают на начальные стадии хозяйственного освоения территории. Группы селищ абсолютно преобладают в Центральном и Восточном Закамье, в бассейне р. Черемшан.
   (Закамье расположено к югу и юго-востоку от реки Камы.)
   В рамках единого хозяйственно-культурного типа именьковского населения можно выделить два варианта, обладающие рядом особенностей - 'южный', характерный для раннеименьковских памятников Самарской Луки и некоторых памятников Ульяновского Поволжья, и 'северный', прослеживаемый на материалах памятников Татарстана.
   'Южный' вариант обнаруживает наибольшее сходство с хозяйственной системой культур лесостепного Поднепровья, прежде всего - с позднезарубинецкими и киевскими памятниками. Для этого варианта характерны: открытые относительно небольшие селища, расположенные группами, вытянутыми вдоль края террасы; немногочисленность и слабые оборонительные сооружения городищ; преобладание подсечной формы земледелия; большое значение мелкого рогатого скота в животноводстве, второстепенная роль охоты в мясном рационе населения с преобладанием мясо-пушных видов в составе добычи; невысокий уровень развития металлообработки; небольшие размеры серпов и отсутствие наральников. Вероятнее всего, появление этих традиций у именьковского населения связано с населением, оставившим памятники типа Сиделькино-Тимяшево и Царев Курган.
   'Северный' вариант хозяйственно-культурного типа именьковского населения, характеризуется: традициями строительства городищ с мощными укреплениями, служившими центрами расселения общин; использованием пахотных орудий с железными наконечниками для обработки почвы в системе перелога; большим значением разведения свиньи в животноводстве, заметной ролью охоты, в том числе и на мясные виды; развитыми технологиями металлообработки; относительно крупными серпами, широким распространением наральников и длиннолезвийных топоров. Целый ряд черт этого варианта сближает его с хозяйственными традициями культур лесной зоны, в первую очередь - позднедьяковской и мощинской. Вероятно, складывание этого варианта хозяйственно-культурного типа именьковского населения не обошлось без прямого участия населения лесных культур.
   Конец цитат.
  
   В. Седов:
   'Первая немногочисленная группа переселенцев с территории Волыни и Верхнего Поднестровья появилась в Среднем Поволжье еще во II в. н. э. Следами их проживания являются памятники славкинского типа (по одному из поселений у с. Славкино Сергиевского р-на Самарской обл.), известные в небольшом регионе бассейна р. Кондурча северо-восточнее Самарской луки.
   В III-IV вв. в Самарском Поволжье распространяются поселения лбищенского типа (по городищу Лбище в Ставропольском р-не). Планировка поселений, строение очагов, глиняных печей и хозяйственных ям находят полные аналогии в памятниках Черняховской культуры Верхнего Поднестровья и Южного Побужья. Большинство памятников лбищенского типа известно в регионе Самарской луки, но отдельные находки керамики, близкой к лбищенской, обнаружены и выше по Волге вплоть до южных окраин Татарстана. О миграции в Среднее Поволжье черняховского населения говорит и распространение здесь в III-IV вв. пашенного земледелия.
   Третья, самая мощная волна миграции населения в Среднее Поволжье из Черняховского ареала датируется концом IV в. Она затронула значительные области Среднего Поволжья от Самарской луки на юге до нижнего тече-ния Камы на севере и от средней Суры на западе до реки Ик на востоке. в прибрежных местностях Нижнего Прикамья переселенцы застали носителей азелинской культуры и потеснили их в более северные местности. Импульсом этой миграции Черняховского населения, безусловно, было нашест-вие гуннов, а результатом стало становление в Среднем Поволжье именьковской культуры.
   В конце VII в. основная масса именьковских поселений и могильников прекращает функционировать (до 9в. сохраняется анклав на Суре). Раскопочные работы свидетельствуют, что селения не были разгромлены или сожжены, они были покинуты именьковским населением. Очевидно, что в силу каких-то обстоятельств обширные плодородные земли Среднего Поволжья оказались опустошенными и земледельцы вынуждены были искать новые местности для своего проживания. Причиной миграции именьковского населения стало появление на Волге воинственных орд тюркоязычных кочевников. Малочисленные группы тюрков начали проникать в Среднее Поволжье еще во второй половине VI в. (Новоселковское погребение). К последним десятилетиям VII в. относится уже массовое появление тюрков, что документируется памятниками новинковского типа конца VII-VIII в. Впрочем, какая-то часть именьковского населения не покинула Средневолжские земли...'.
   --- Седов В. полагает, что часть именьковцев осталась в пределах Волжской Булгарии. Правда, славянская керамика появляется на некоторых булгарских городищах только с 10в.
  
   Зубов, С. Э. Заселение кочевниками-болгарами Среднего Поволжья в VII-VIII вв.: К вопросу об этно-культурной компоненте
   (отрывки из вступления и заключения диссертации)
   На городище Старая Майна в Ульяновской области были раскопаны основания жилищ каркасно-столбовой конструкции - так называемые 'длинные дома' германского типа. В последние годы на территории лесостепного Прихоперья, в пределах Саратовской и Тамбовской областей, открыт ряд памятников постзарубинецкого облика, которые выделяются в особый инясевский тип памятников и датируются II-III вв.
   М.Б.Щукин категорически против отождествления именьковской культуры со славянами, поскольку, как он предполагает, их предки - племена зарубинецкой культуры - были этническими бастарнами (отцы - германцы, матери - славянки). 'Бастарны были, очевидно, бастарнами, что не помешало им позже считаться германцами, поскольку с последними у них были общие корни. Бастарнская принадлежность не только поняештылукашевской, но и всей или почти всей зарубинецкой культуры приобрела большую очевидность' [Щукин М.Б., 1993, с. 92, 94].
   Не менее спорной является проблема дальнейших судеб племен именьковской культуры. В.В.Седов полагает, что славяне-именьковцы покинули Волго-Камье и переселились в левобереж-ные районы Поднеп-ровья, где оставили памятники волынцевской культуры [Седов В.В., 1996, с. 315]. Г.И. Матвеева соглашается с В.В. Седовым лишь частично. По ее мнению, лишь часть именьковцев ушла на запад, а другая - осталась в Поволжье и смешалась с пришельцами-болгарами [Матвеева Г.И., 2000, с. 124], приняв участие в этногенезе волжских болгар [Матвеева Г.И., 2003, с. 78].
  
   Выводы:
   'Культура праболгар на Средней Волге является синтетической, вобравшей в себя многие традиции кочевническихкультур Евразии и, в то же время, не похожа ни на одну из этих культур. Наибольшее количество археологических признаков Волжских прабулгар 8-9в. совпало с признаками сибирских тюрок; на втором месте находятся хазары Приазовья; и далее - донские болгары (салтово-маяцкая культура) и сармато-аланы (степи С. Кавказа).
   Наконец, весьма интересны результаты сопоставления праболгар с их наиболее вероятными потомками - ранними волжскими болгарами. В погребальном обряде осталась традиция сооружения ступени, подбоя в могиле. Общими так же являются 'салтовские' пояса и серьги, 'округлобокие горшки', кувшины 'салтовского' типа и кистени.
   Характерным отмеченным явлением стало значительное поле признаковых совпадений между культурами донских болгар (салтово-маяцкая культура) и волжских болгар (памятники типа Болыне-Тарханского могильника), что говорит об их общих этнокультурных корнях'.
  
   --- Данный результат вполне согласуется с описанием ДТ: беглым хазарским бурджанам (булгарам) помогли отвоевать место на Волге тюрки Кара-Булгарии, потомки переселенцев из Сибири, оставшиеся с ними на средней Волге. Вторую волну переселенцев составили беженцы с территории Донской СМК, - собственно булгары.
   О религиозных представлениях именьковских племен. Археологами исследованы святилища и культовые постройки, найдены фигурки идолов в виде человека из бронзы. Ритуальное значение, очевидно, имели глиняные фигурки животных и людей, так называемые, круглые "хлебцы", металлические антропоморфные фигурки, литые солярные фигурки в виде колец с выпуклинами. Хоронила именьковцы своих умерших в небольших ямах треугольной, овальной, или круглой формы, не воздвигая над ними курганов. Перед погребением покойников сжигали на погребальных кострах в парадной одежде с украшениями. После этого пепел и кости, отчищенные от углей и золы, помещали в яму. Рядом с костями ставили посуду, иногда клали украшения, орудия труда. Таким образом, у именьковцев наблюдается упомянутый в ДТ у мурдасов культ вождя-прародителя Таргиза.
  
   ЛБИЩЕНСКОЕ ГОРОДИЩЕ на Самарской луке. Расположено к западу от пристани Лбище на высоком крутом волжском утесе. Площадка городища (2 га) была защищена валом и рвом. На городище выявлено более 30 небольших котлованов разных форм с очажными пятнами. Судя по расположению котлованов, дома стояли двумя параллельными берегу Волги рядами. Южнее домов обнаружена естественная песчаниковая площадка, возможно служившая святилищем. Кроме жилищ исследована глинобитная печь подковообразной формы и несколько хозяйственных ям. Городище погибло внезапно, вследствие вражеского набега. Об этом свидетельствует большое количество целых горшков и мисок, а также вещей в жилищах. Их обладатели не успели забрать их с собой, уходя с городища. Возможно, многие из жителей погибли; не случайно в слое городища найдено несколько человеческих скелетов, лежащих в неестественных позах. Весь облик материальной культуры и уклад хозяйства обитателей городища Лбище свидетельствует об их неместном происхождении. Городище существовало в конце III- IV вв. н.э. Среди ранних именьковских поселений преобладают селища, а на Лбищенсских - городища. Отличается своеобразная керамика и другие вещи.
   Седов связывает городища Лбищенского типа с черняховцами.
  
    []
   В целом картина следующая. Примерно в 340г. гунны подошли к Волго-Камью, где встретили родственных им утигов (утигуров), контролировавших заволжскую часть немногочисленных тогда именьковцев. Утиги пришли сюда (р.Кинель) еще во 2в. и частично смешались с первоначальными именьковцами-мурдасами, жившими в районе Славкино с 3в. (вероятно, эти мурдасы были Днепровские славяне). Позже утиги покорили северных закамских соседей - аров (прапермян) и обосновались в их земле. Рассказ о сожженном утигами гнезде Бараджа перекликается с легендой об основании Казани. Поэтому можно полагать, что столица утигов была где-то поблизости. Их 'государство хонского рода' можно отождествить с Азелинской культурой.
   Азелинская культура III-VII вв. н.э занимала в основном территорию Волго-Вятского междуречья, прилегающие части Волги и низовий р. Камы, а также части левобережья р. Вятки. Отдельные местонахождения и памятники азелинской культуры выявлены по левому берегу реки Волги ниже устья р. Камы и по левому берегу реки Камы. Культура представлена городищами, селищами, кладами, могильниками и находками отдельных вещей (много оружия и богатых рыцарских захоронений особенно рубежа 4-5в.). Азелинские племена использовали городища, возведенные в предшествующее время. Эти городки очень невелики и более похожи на замки.
   Наибольшее из городищ, Соловцовское, располагалось примерно в центре этой территории, на мысу между двумя ручьями в верховьях р.Сулы, правом притоке р.Казанки. Площадка четырехугольной формы (60м на 100м) размером более 6 тыс. кв. м, укреплена с востока и частично с севера валом высотой до 2 м, сохранившегося на 90 м., установлено, что вал не достроен. Культурный слой на площадке, всего в 7-10 см толщиной, содержит мелкие включения углей, кусочки обожженной глины, датирован 4-5в. В осыпях собраны фрагменты цепных неорнаментированных круглодонных сосудов с примесями толченых раковин, без орнамента, аналогичных посуде из азелинских погребений. Жилища были наземными, построенными из дерева. Азелинцы имели монголоидную внешность и формировались на основе существовавших до них Прикамских культур при участии пришельцев с востока.
   Из раскопок следует, что сновным оружием населения именьковской культуры, по-видимому, был лук со стрелами. Железные и костяные стрелы найдены на многих поселениях. Обнаружены также костяные накладки сложных луков. Другим видом оружия были копья, на двух памятниках найдены обрывки железных кольчуг (Седов). Отсутствие "рыцарских комплексов вооружения" довольно определенно говорит, что над именьковцами стояло некое правящее сословие из пришлого этноса. Таковое как раз обитало к северу от ареала именьковцев - на нижней Каме.
   Утиги поначалу поселились на р. Кинель (левый приток Волги) и породнились с жившими поблизости ранними Славкинскими именьковцами, а затем подчинили себе азелинцев. Столица утигов в их земле существовала недолго, и была сожжена в конце 4в. На приведенной выше схеме (*) отмечены крупные могильники вдоль нижней Камы и Вятки, в которых находят богатые воинские захоронения гуннского времени. Однако, оружие и др. вещи из погребений свидетельствуют о западном происхождении части пришельцев. Вероятно, помимо гуннов здесь захоронены и воины из отряда готов Германариха, взявших под контроль эту область в сер. 4в.
  Учитывая очень сбивчивый характер сообщений ДТ о взаимоотношениях хонов и утигов, нельзя исключить, что именно гунны разрушили столицу азелинцев. После ухода гуннов и готов именьковцы занимали городища азелинцев вдоль правого берега нижней Камы, расширив и укрепив их. Например, именно здесь было открыто и изучено первое Именьковское городище, давшее название всей культуре.
   "Гунское или гунно-аварское время в Среднем Поволжье и Прикамье характеризуется с одной стороны развитием культуры автохонного финноязычного населения (например азелинской культуры в Волжско-Вятском междуречье), а с другой - внедрением в край новых пришельцев. Археологические следы последних представлены небольшим, но богатым комплексом Тураевского курганного могильника несущего в своей культуре явные гунно-аварские особенности. Тураевский могильник был открыт в 1959 г. у д. Тураево Елабужского района Татарстана. Исследовался экспедицией Казанского университета под руководством В.Ф.Генинга в 1959-60 и 1969 годы. Курганы занимают небольшую площадь размером 40х80 м. Всего на могильнике вскрыто 23 погребения. Высота курганов составляла от 0.5 до 1.5 м при диаметре от 5 до 15 м. В могильнике захоронены мужчины- воины, очевидно, погибшие в столкновениях с местным населением. Захоронения совершены, как правило, в глубоких ямах и сопровождаются богатым и разнообразным набором оружия и воинских доспехов, поясными наборами.
   Анализ вещевого материала и стратиграфии позволили В.Ф.Генингу датировать Тураевский могильник концом IV - первой половиной V вв н.э. В глубоких могилах были найдены мужские погребения, сопровождавшиеся железными кольчугами, шлемами, мечами, топорами, копьями, предметами конского снаряжения. По предположению исследователей, в могильнике были захоронены военачальники или знатные воины-дружинники".
   Вероятно, в данном районе располагалась ставка гуннских вождей. Правда, остается не ясен период проживания гуннов в Прикамье. По ДТ это примерно 1345-1375-е годы, а по археологии несколько позже, - конец 4-го - начало 5-го веков. Возможно, после войн на западе с остготами и другими народами, часть гуннов вернулась для управления этой отдаленной провинцией вслед за бежавшими сюда черняховцами (именьковцами).
  
   Государство утигов называлось ими Идель, гунны переименовали его в Буляр (вероятно, от имени своего вождя - Булемара), а также называли Старый Туран.
   Именьковская культура складывалась постепенно в три этапа на основе протославян и черняховцев. Правобережье Волги - Саклан - (с его сарматским населением, включая протобулгар С. Кавказа) - было под правлением Волжских русов, народа не славянского происхождения (по ДТ масгуты - "арийцы" Евразийских степей). К середине 4в. остготы расширили свои пределы на северо-востоке до Прикамья, что, видимо, обусловило появление черняховцев в Самарской луке. Иордан перечисляет завоеванные Германарихом племена: гольтескифы (голядь?), тиуды (чудь?), васинабронки (весь?), меренс (меря-мари - азелинцы?), морденс (мурдасы-именьковцы?), имнискары, роги (русы?), тадзанс, атаулы (тюрки?), навего, бубегены (булгары?) и колды (колы?). Всё это народы вдоль мехового пути из Балтики на Волгу и далее по ней до Кавказа. Русы-руги-роги вполне могли войти в это объединение. Учитывая, что на восточном берегу в это время уже хозяйничали гунны, шаг вполне объяснимый.
   Воспользовавшись враждой и соперничеством, вождь гуннов Булюмар захватил власть в Прикамье, и отсюда напал на правый берег Волги, где в то время в Самарской луке уже располагались поселения именьковцев-черняховцев. Вероятно, в течение 30 лет до этого в гуннский лагерь на Каме прибывали всё новые отряды степняков, это неизбежно вызвало нехватку продовольствия. У соседей на правом берегу Волги продуктов хватало, им не нужно было кормить орду. Особо холодной и голодной зимой гунны и утиги перешли реку по льду и напали на правобережных мурдасов. Гунны и булгары не делали различий между именьковцами, всех звали мурдасами. Поэтому именно их женщин запрягали гунны после погрома городков в Самарской луке. Это вполне определенно свидетельствует о том, что гунны переправились через Волгу где-то в этом месте (возможно, прошли в обход по правому берегу Камы и Волги).
   Не ясно, имеют ли отношение Самарские мурдасы к людям Боз Уруса. Эти русы оказали сопротивление, но проиграли, уцелевшие бежали на Днепр. Жившие вблизи нижней Волге булгары перешли на сторону гуннов. Далее было завоевание алан и остготов. Русам, в конце концов, пришлось покориться гуннам. После многолетних войн и поражения остготов к оставшимся именьковцам стали прибывать беженцы, что усилило их государство, и азелинцам пришлось потесниться на север.
   Замечу, что в Прикамье в эпоху Великого переселения народов продолжался приток населения, в том числе гото-гунского рыцарства, о чем свидетельствуют упомянутые воинские захоронения вдоль Вятки и Камы и другие артефакты.
   Замечу также, что казнь остготами вождя антов Боза с сыновьями и 70-ю старейшинами очень напоминает рассказ ДТ о смерти от галиджийцев всей династии утигов.
   'Последний утигский правитель Буляра Джокэ-Утиг имел неосторожность сжечь гнездо Бараджа в угоду своей жене - мурдаске, потребовавшей от него возвести на этом месте город. В огне погибли все дети Бараджа (дракона), кроме одного, а сам он улетел на другое место и сказал на прощание Джокэ-Утигу: 'Я всегда был покровителем хонов - и останусь им. Но ты за свое злое деяние умрешь от укуса моего последнего сына, а все твои дети будут убиты'. Но этот бек не только не испугался, а, наоборот, по новому совету своей жены, занялся поисками хинских сокровищ в могилах своих предков. И вот когда он раскопал одну могилу, то из земли вместо человеческих останков явились кости лошади. Это был предупреждающий знак Тангры, но Джокэ-Утиг не внял этому предупреждению и продолжал копать. Тогда из-под костей выполз Змей, сын Бараджа, и укусил бека, отчего тот немедленно скончался.
   Его дети стали враждовать между собой, а затем, не желая передавать власть кому-либо одному из них, взяли и отдали царство Булюмару... Когда кан пошел дальше, они увязались за ним и все кроме Баксу, погибли в боях. Баксу, опасаясь проклятия Бараджа взял в жены тридцать девушек и заимел от них семьдесят сыновей. Но однажды в земле анчийцев на него напали галиджийцы (готы) и убили его вместе со всеми сыновьями'.
  
   Возможно, это ошибка, но, учитывая сбивчивый и негативный характер сообщений ДТ о правителях утигов, не исключено, что Боз Урус в действительности был последним сыном Джоке Утига по имени Баксу (похоже на Боза). В любом случае, уничтожение династий и русов и утигов было выгодно гуннским правителям. В дальнейшем утиги (утигуры) фигурируют как одно из племён булгар, живших в западном Предкавказье.
   Также нужно отметить следующее. В Самарской луке в 4в. проживала единственная из известных групп, которую можно было бы отождествить с Волжскими русами (людьми Боз Уруса), но по археологии они были черняховцами-остготами. Вспомним о казни антского вождя Боза, явно связанного с росомонами. В этническом плане в росомонах видят чаще всего германцев: готов, герулов, ругов, бургундов и др. Это дает основание отождествить их с остготскими жителями Самарской луки 4в. Но как же тогда быть с известием о мурдасах? По ДТ мурдасы были потомками Крымских киммерийцев, что также не исключает связей с жившими в Крыму остготами (разумеется, есть временные разрывы, но описания ДТ относящиееся к ранней исторической эпохе отрывочны, легендарны и не датированы). Кроме того, составитель ДТ крайне отрицательно относится ко всем "галиджийцам", в том числе и остготам. Поэтому возможные связи мурдасов (и урусов) с ними могли быть удалены.
   К тому же, в рассматриваемом регионе имеются более древние (пока не датированные) памятники вольско-лбищенского типа. Располагаются эти городища в самой Самарской луке и рядом с ней по берегам рек Сок и Кинель. Именно эту культуру, схожую с материалами соседнего Подонья, можно было бы отождествить с "ширскими мурдасами" или кара-масгутами.
   Азелинская культура 3-8в. помимо степного элемента впитала в себя черты именьковцев, которые в заметной степени были продолжением черняховцев. То есть, вполне возможно, что в этническом плане поздние азелинцы были родственны остготам и Волжским русам. Сказанное относится прежде всего к правящему слою. Пока запомним этот вывод, он будет полезен в дальнейшем.
  
  
   В ДТ далее сообщается о проживании урусов на Днепре и основании ими селения Аскал на месте будущего Киева.
   Очевидно, именьковцы всегда поддерживали связи с Днепровскими славянами, потомками которых они отчасти были. С Боз-Урусом ушла только правящая часть именьковцев. Остальные продолжали жить на Волге дальше, пока не были вытеснены ранними булгарами. Первоначально (в конце VII в.) прекратили существование поселения в северных районах распространения именьковской культуры, что несколько странно, если вытеснявшие их пришельцы приходили с юга. Булгары, согласно ДТ, жили на правобережье Волги, но заметно южнее мурдасов-именьковцев, где-то вблизи Сев. Кавказа и подчинялись Волжским русам. Имя русы они, а в последствии и другие появлявшиеся здесь народы, видимо, получали по характерной внешности (светлой, красноватой коже и волосам) и проживанию вблизи крупной водной артерии (заметим, что их потомки буртасы также проживали на берегах Дона и Волги, неслучайно обе эти реки назывались арабами русскими или славянскими).
   Урусы чтобы утвердиться на Днепре примыкают к нарождающейся империи гуннов, а позже Великой Булгарии Кубрата, а с падением ее в конце 7в. входят в орбиту Хазарии. В сер. 8в. часть их бежит от авар на Дон и становиться известна как хазарские буртасы.
   По ДТ Хазарского кагана 'поддержали мурдасы, буртасы, куманы, джурашцы, сакланы и кук-огузы'.
   'Барджиль (правил с 745г.) повелел бурджанам-мусульманам (кавказским булгарам) отказаться от истинной веры и принять иудейство... Бурджане отказались и были погромлены мстительным хаканом. Те из них, кто оказал сопротивление, принуждены были бежать в Буляр (Территория Именьковской культуры)...
   Мурдасы (именьковцы) встретили беженцев враждебно и попытались выдать их Барджилю. Тогда бурджане пожаловались Авару, и тот послал к ним на помощь младшего сына Тат-Угека. Тот разгромил мурдасов и заставил их бежать в верховья Ака-Идели (Оки). Здесь они смешались с ульчийцами так, что образовалось новое ульчийское племя мурдасов, которых называли батышцами (вятичи)".
   В ДТ урусы-буртасы пришли с Днепра на Дон в 745г., до погрома и бегства мурдасов-именьковцев. Напомню: "Археологи до сих пор не пришли к единому мнению относительно хронологии именьковской культуры; одни датируют ее IV-VII вв., другие ограничивают ее хронологические рамки V-VI вв., третьи считают возможным датировать культуру VI-VIII вв.".
  
  
   Так как датировка верхней границы существования именьковской культуры не ясна, то указанный в ДТ 745г. вполне реален. Мурдасы-именьковцы ушли от булгар на верхнюю Оку. Разновидность именьковской культуры выявлена на Вятке, ближайшем регионе к северу от ИК. Возможно, что сходство имен (вятичи на Оке и вятичи на Вятке) не случайно. Но вернемся к дальнейшей судьбе буртасов.
   "В 870 году случилась большая война между кыр-баджанаками и кыпчаками. Воспользовавшись тем, что значительная часть баджанаков отправилась на эту войну, буртасы напали на их кочевья по реке Чиркес. Но когда мужчины буртасов ушли за Идель, Куцей со своими арчанами напал на их селения и увел в свою область почти всех их женщин. Буртасы вернулись из своего набега очень обозленные, ибо баджанакские (печенежские) женщины быстро вооружились и отбили их от своих становищ. Найдя свои дома пустыми, буртасы устремились за похитителями, но на реке Мухше путь им преградил отряд Бела из двухсот нурсуварцев. Наши булгары успели сделать катау (засеку) и их бий предупредил врагов о том, что они покушаются на территорию данников Булгара, но те все же толпой устремились на укрепление и были легко отбиты. Будучи людьми упрямыми, буртасы предприняли еще несколько безуспешных приступов, пока, наконец, Бел не предложил им вместо побоища единоборство биев на выбранном ими оружии. Бел сам выехал на схватку и сходу поразил стрелой устремившегося ему навстречу с копьем буртасского бия Сара. Его сын Худ-Дад с сожалением отвел войско, пообещав отомстить. Но после ответного набега вернувшихся с кыпчакской войны баджанаков новый буртасский бий прислал к Белу послов с сообщением о том, что не испытывает к нему вражды и хочет жить с ним в мире... В ответ Бел выкупил у баджанаков кыпчакских пленниц и подарил их Худ-Даду. Многие буртасы взяли рабынь в жены, и дети их стали говорить на их тюркском наречии... Буртасы из родов, подчинявшихся Худ-Даду, были избавлены от всяких повинностей и получили почетное право давать тысячу воинов в дружину хакана".
   Женщины буртасов остались в земле Мохши. Под 885г. упомянута Северная Буртасия.
   "В 922г. буртасский бий решил присоединиться со своей областью к владениям Марджана. Кан разрешил это, и владения эмира расширились от Джегулы (Жигулей) до Саратау. В Жигулях был построен прекрасный город Банджа, который стал вместо Арбуги центром губернии, а всю провинцию стали называть либо Mapджан, либо Беллак". - Булгарские буртасы в это время жили к северу от Саратова. - "Ширские буртасы отлично знали свою родственность с марданскими булгарами буртасского происхождения и вполне ладили также с балынскими и русскими своими родственниками - мурдасскими ульчийцами (вятичами) и анчийцами (украинцами)".
  
    []
  
   Булгарская хроника о хазарской Буртасии:
   "Летом 966 года Барыс (Святослав) вновь пошел из Хина (взятого им в 965г. Саркела) на Итиль и на этот раз прорвался к хазарской столице... Затем Барыс решил отомстить бурджанам (северо-кавказским булгарам) за нападение и отправился на кораблях к Самандару с 20 тысячами человек, а 30 тысяч направил на хазарских буртасов и батышцев... Сакланы, кашэки и джурашцы (степняки низовий Волго-Донья) были очень довольны приобретениями (от разбитых хазар), но когда 50-тысячное войско урусов двинулось от Бехташа (Волго-Донская переволока) к Мухтасару, заявили об ожидаемом нападении на Хазарию тюркмен и остались на месте.
   Мухтасар был центром Хазарской Буртасии, и все хазарские буртасы собрались здесь биться с урусами. Было их всего 10 тысяч, и они храбро встретили врага в надежде на обещанную им помощь батышцев (вятичей)... Однако помощь запоздала, и численный перевес балынцев решил дело в их пользу... Не оставив в Мухтасаре ни одного живого, воевода Барыса Сабан-Кул (Добрыня) двинулся на батышцев, успевших отнять у балынцев Кан (Муром). Но Алып со своими батышцами и бежавшими к нему буртасами устроил урусам засаду у Хорысдана (крепость вятичей Кордень) и перерезал почти все войско Барыса. Сабан-Кул вернулся в Башту в жалком состоянии и с всего двумя тысячами воинов".
   'На Маяцком могильнике выявились некоторые его отличия от других аланских могильников Донского бассейна. В погребениях Маяцкого могильника очень мало вещей, а ведь известно, что аланские погребения отличаются обилием инвентаря. Жизнь здесь остановилась в середине X века, может быть, на одно-два десятилетия позже. В этом роковую роль сыграли печенеги и усилившаяся внутренняя вражда между отдельными группами населения, входившими в Хазарский каганат. Но решающий удар по каганату нанес киевский князь Святослав. Возможно небольшие группы алано-болгар отступили на север в более безопасные районы - туда, где обитали донские славяне... Следы пребывания 'хазарского племени' отмечены на многих славянских поселениях на реке Воронеже, в том числе и на Кузнецовском городище, где сейчас расположен санаторий имени М. Горького. Не случайно даже в документах начала XVII века оно называется 'Козарское городище' (город Хазар в ДТ)'.
   http://vantit.ru/roads-millenia/710-poiski-mogilnika.html
   - Хазарская Буртасия была уничтожена. Остатки буртас бежали на север и жили среди славян и других народов (В X в. буртасы, предположительно, захватили Золотаревское городище на Суре), нельзя исключить, что в последствии они частично вернулись на Дон. Правда, разрыв между ними и первыми сообщениями о бродниках велик - 180 лет. Мухтасар и Хазарская Буртасия находились севернее переволоки между Волгой и Доном в соседстве с вятичами, видимо, это было всё то же Маяцкое городище на Дону в устье Тихой Сосны. Судя по названию, Мухтасар, хотя бы частью, населяли мусульмане. В этой связи можно вспомнить, что гвардию хазарского кагана составляли некие ларсии-мусульмане. Не они ли были теми самыми буртасами на хазарской военной службе? Косвенно это подтверждает Аль-Масуди: 'Между царями востока в этих странах никто не содержит войска на жаловании, кроме царя хазарского. Все мусульмане в этих краях известны под именем "народа Ларсии". Русы и Славяне же, о которых мы сказали, что они язычники, составляют войско царя и его прислугу'. Сообщение о ларсиях стоит между сообщением о наемниках хазарского царя и сообщением о руссах и славянах. Русы - это Киевские варяги, поначалу служившие кагану, но потом отделившиеся со своим княжеством. Славяне - вероятно, вятичи. Буртасы на службе у кагана вполне могли быть мусульманами-ларсиями.
  
  
   Дополнение. Тезисы из книги Бубенок О. Б. 'Ясы и бродники':
   Булгары упоминаются в недостоверных источниках примерно с начала нашей эры, как обитавшие севернее Кавказских гор. Более надежные упоминания о булгарах как противниках готов и союзниках гуннов появляют-ся в конце 4в. В 6в. они жили в степях сев. Причерноморья (вероятно, в районе низовий Дона). Бубенок считает протобулгар потомками восточноевропей-ских сарматов.
   В скрюченном положении хоронили сарматы и аланы С. Кавказа (женщин), такие захоронения обнаружены на С. Донце в районе сел Маяки и Зливки СМКультуры. Они относятся к булгарам. Большинство же захоронений Зливкинского типа в Подонье совершены на глубине 1м, вытянуто, головой на запад. Более поздние из них носят следы мусульманского обряда. Некоторые скелеты имеют скрещенные (связанные) ноги и следы намеренного разрушения. Некоторые Буртасы сжигали умерших. Такие могильники есть среди СМК. У мордвы-мокши с 8в. появляется обычай хоронить женщин на правом боку в скрюченном состоянии. Имеются и прямые аналогии в вооружении с обитателями СМК Подоья. Этнические контакты могли привести к повлению имени мордва (мурдас) и топонимов 'буртас' в данном регионе.
  
   Буртасы впервые упоминаются в русских источниках в 'Слове о погибели...' сер. 13в. П. Карпини: брутахии слывут иудеями... Амбал Ясин в Ипат. лет 1175г. назван жидовином. В Древней Руси буртасы были известны под именем ясов.
  
   По ДТ мурдасами звали именьковцев. Если это урусы, поселившиеся в пределах хазарской СМК, то понятно появление на их новом месте схожего имени бурдас.
   Скрюченные (а также со следами сожжения) захоронения встречаются на Вятке вблизи славяно-русских городищ 12-15в., что еще более сближает их с культурой СМК и Чигиринцами.
   Городища СМК вдоль прав. бер. С. Донца существовали до сер. 10в., то есть, до разгрома Хазарии русами. (В урезанных границах Хазария существовала и после этого, примерно, еще около века.) Здесь (Маяки и Зливки) продолжали жить и дальше, погребения 11-13в. схожи с Салтовскими, часть можно отнести к христианским. Эти городки можно отнести к половецким или ясским. На городище Гайдары здесь же найдена славянская керамика и серги кочевников.
  
  
  
   []
  
   Распространение памятников волынцевской культуры:
   а - памятники волынцевской культуры;
   б - территория дулебской и антской групп;
   в - ареалы северных групп восточного славянства;
   г - ареалы рязанско-окских могильников;
   д - ареал салтово-маяцкой культуры
  
  
   []
  
   а - ареалы раннеславянских арх. культур: 1 - Тушемлинской; 2 - Позднедья-ковской; 3 - Мощин-ской; 4 - Колочинской; 5 - Пражско-корчакской; 6 - Пеньковской;
   б - распространение волынцевских древностей;
   в - территория Именьковской культуры;
   г - ареал болгарских племен и направление их миграции на среднюю Вол-гу.
   Из: Седов В.В. Славяне, историко-археологическое исследование. М., 2002. С.257
  
   Волынцевская культура 8-9в. на левобережье Днепра (пришла на смену местным раннеславянским культурам) имеет сходство с Именьковской Волжско-Камской 4-7в. У Волынцевских племен был близкий к именьковскому обряд трупосожжения, очень близка к именьковской керамика. Возможно, часть именьковцев перебралась на Днепр в самом начале 8в. будучи теснимая булгарами, бежавшими от хазар. Волынцевскую культуру плавно сменяет Ровенская (северяне) и близкая к ней Борщевская (вятичи). В 10в. они исчезают. Имеются материалы, позволяющие говорить о расселении носителей волынцевской культуры и в бассейне среднего течения Дона, но за границей СМК.
   О Волынцевской культуре есть такое откровенное мнение:
   "Новые исследования волынцевских памятников Левобережья Днепра показали, что эта славянская в основе культура находилась под прямым воздействием салтово-маяцкой археологической культуры Хазарского каганата. На некоторых поселениях отмечены и прямые свидетельства пребывания степняков - следы юртообразных жилищ. Остатки больших юртообразных жилищ обнаружены и на крупнейшем городище волынцевской культуры у с. Битица на р. Псел: один из первых исследователей этих памятников Д.Т. Березовец считал, что Битица - это административный центр каганата в глубине славянской территории. В том же левобережном ареале обнаружены два центральных памятника, связываемых с кочевым миром, - комплексы у Малой Перещепины и Новых Сенжар (в бассейне Ворсклы). Кому бы ни принадлежал знаменитый Перещепинский клад - болгарскому хану Кубрату или хазарскому правителю (сходный комплекс у с. Вознесенка в Запорожье имеет явные аналогии в заупокойных храмах правителей Тюркского каганата, - остается очевидным традиционное (с 7 в.) центральное значение этого региона для 'кочевых империй': господство над ним давало власть над лесостепью Восточной Европы.
   При сопоставлении с данными летописи можно предположить, что волынцевская культура характе-ризует ареал тех славянских племен - 'конфедерации' полян, северян и, возможно, части радими-чей, - с которых брали дань хазары. Характерен предполагаемый анклав волынцевских памятников вокруг Киева в Правобережье: благодаря ему проясняется и устойчивость легенды о Кие, основателе Киева, как о перевозчике через Днепр (с которой полемизировал Нестор - сторонник княжеского происхождения легендарного основателя Киева); в самом Киеве обнаружены остатки 'салтовского' могильника с трупосожжениями.
   Очевидно, таким образом, что волынцевская культура очерчивает границы не гипотетического каганата русов, а предшествующую Русской земле - домену киевского князя - податную территорию, доминион Хазарии. Волынцевская культура и сменяющая ее роменская культура являются предысторическим ядром будущей Русской земли в Левобережье Днепра в 8-9 вв. Исследователи раннесредневековых славянских древностей наблюдают не распад, а консолидацию славянской роменской культуры в Левобережье Днепра в 9 в.".
   belorybkin.ru/userfiles/file/western_povolgje.doc
  
   Исходя из сообщений ДТ, уточню, что междуречье Днепра и С. Донца контролировалось булгарскими правителями, частью зависимыми от хазар, временами враждующими с ними и между собой. Приход русов-варягов в 9в. поначалу мало что изменил, они заняли Киев, но долго оставались на службе у хазар. Но булгарскому правителю Алмушу, в конце концов, пришлось уйти из-под Киева со своими пятью тысячами семей беранджаров (берендеев) на Волгу и отнять там власть у родственника.
   Приложение. Насир-еддин Туси (XIII в.) выделяет две группы буртасов: 'Одна из них [находится] на ок- раине велайата Гуз, рядом с Булгаром. Их ок. 2000 мужей [живущих] в лесах, а подчиняются они булгарам. Другая их половина располагается против тюрков'. - Речь идет о двух группах буртас - булгарских и хазарских. Последние - бывшие хазарские буртасы, - соседи тюрок (половцев).
   Ибн-Хордазбех: 'Вся местность между их владениями и страной хазар представляет равнину; на пути есть населенные места, с источниками, деревьями и текущими водами. Некоторые совершают путь из страны буртасов в страну хазар по реке Итилю, на судне; другие едут сухим путем. Их оружие - два дротика (малое метательное копьё), топор и лук; панциря и кольчуги у них нет; лошадь имеет не всякий, а только очень богатые. Их одежда - серьги (?) и джубба [шуба]. Плодов в той стране нет; вино у них делается из меда. Они носят шапки и обвертывают их чалмами'. - Тут сквозит сходство с именьковцами (славяно-остготами) в отношении оружия, вина из меда и шуб. Поэтому понятно, что ранние буртасы жили на Волге в районе Самарской луки. На востоке они граничили с башкирами. С приходом булгар правобережная часть их продолжала жить здесь еще долго, левобережные восточные буртасы частью покинули регион, оставшиеся были ассимилированы.
  
   О взаимоотношении буртас, булгар и хазар:
   Ибн-Хордазбех (ок. 820-912/13 гг.): 'Иногда они (хазары) совершают поход на страну буртасов; у них (хазар) есть знамена, копья, крепкие панцири и хорошие кольчуги'.
   ИБН-ДАСТА (10в.): 'Болгарская земля смежна с землею Буртасов. От земли Буртасов до земли этих болгар три дня пути. Последние производят набеги на первых, грабят их и в плен увозят. Болгаре ездят верхом, носят кольчуги и имеют полное вооружение'. - Тут отражен процесс принудительного переселения буртасов в земли булгар (возвращения бежавших на запад).
  
  
  
  
   Глава 3
  
   О половецком хане Бачмане и Пургасовой Руси.
  
   Татарские историки отождествляют некоторых Вятских Арских (Каринских) князей с потомками половецкого хана Бачмана. Рассмотрим эту версию, достаточно обоснованную на сегодня.
  
    []
    []
  
   В книге "Ясы и бродники..." (автор Бубенок О. П.) обсуждается следующий факт:
  
    []
  
  Как известно, первый приход монголов в Вост. Европу состоялся в 1223г. Тогда произошла первая стычка их с кавказскими народами, половцами, а также Киевскими русскими. Вторая волна монголов хлынула в Восточную Европу в 1228-1229 гг. Поход был направлен приказом Угедея, избранного после смерти Чингисхана великим кааном. 30-тысячное войско возглавил снова Субедей-багатур и царевич Кутай. На-правление похода было точно обозначено: Саксин, кипчаки, волжские болгары. Следует сказать, что и этот поход в целом не нарушил жизнь в степях, особенно в западной их части. Разгромить Волжских булгар также не удалось, хотя именно тогда появи-лись первые поселения татар-ордынцев на ее южных рубежах, куда стека-лись личности недовольные существовавшей властью из Булгарии, Кумании и, вероятно, Руси. Поэтому был предпринят новый решительный поход всех монгольских сил.
   Историк 13-14в. РАШИД-АД-ДИН, в своем очень кратком описании похода монголов 1236-37г. на булгар, половцев, русских и др. народы Вост. Европы, довольно подробно описал события связанные с войной против половецкого хана Бачмана.
   "После этого, в ту зиму (1236-37г.), царевичи и эмиры собрались в [доли-нах] рек Хабан и отправили эмира Субэдая с войском в страну асов и в пре-делы Булгара. Они дошли до города [Булгара] Великого и до других облас-тей его, разбили тамошнее войско и заставили их покориться. Прошли тамошние вожди Баян и Джику, изъявили царевичам покорность, были [щедро] одарены и вернулись обратно, [но потом] опять возмутились. Вторично послали [туда] Субэдай-бахадура, пока он не захватил [их]. Затем царевичи, составив совет, пошли каждый со своим войском облавой, устраивая сраже-ния и занимая попадавшиеся им по пути области. Менгу-каан с левого крыла шел облавой по берегу моря [Каспийского]. Бачмана, одного из бесстыднейших тамошних эмиров, из народа кипчаков, из племени олбурлик, и Ка-чир-укулэ, из племени асов, обоих забрал [в плен].
   А дело было так: этот Бачман с группой других воров спасся от меча; к нему присоединилось скопище других беглецов. Он бросался во все стороны и что-нибудь да похищал; бесчинства его увеличивались со дня на день. Постоянного местопребывания он не имел, и поэтому войско монгольское не могло схватить его; он скрывался в лесах на берегу Итиля. Менгу-каан приказал изготовить 200 судов и на каждое из них посадить по 100 человек монголов в полном вооружении. Он же [сам] с братом своим Бучеком шел облавой по обеим берегам реки. В одном из итильских лесов они нашли свежий навоз и прочее, [оставшееся] от спешно откочевавшего лагеря, а среди этого застали больную старуху. От нее узнали, что Бачман перебрался на один остров и что всё, попавшее за это время к нему в руки в результате [его] злодеяний и бесчинств, находится на том острове. За отсутствием судна нельзя было переправиться через Итиль. Вдруг поднялся сильный ветер, вода забушевала и ушла в другую сторону от того места, где была переправа на остров. Благодаря счастью Менгу-каана показалось дно, и он приказал пустить в ход войска и захватить [Бачмана]. Его сообщников истребили - кого мечом, кого [утопили] в реке - и вывезли оттуда много имущества. Бачман умолял, чтобы Менгу-каан [сам] своею благословенною рукою довел его дело до конца; он [Менгу-каан] дал указание, чтобы его брат Бучек разрубил Бачмана надвое. Качир-укулэ, [одного] из эмиров асов, также убили.
  
   Он [Менгу-каан] провел там то лето, а после того, в такику-ил, в год курицы, соответствующий 634 г.х. [4 сентября 1236 - 23 августа 1237 г. н.э.], сы-новья Джучи - Бату, Орда и Берке, сын Угедей-каана - Кадан, внук Чагатая - Бури и сын Чингиз-хана - Кулкан занялись войною с мокшей, буртасами и арджанами и в короткое время завладели ими. Осенью упомянутого года все находившиеся там царевичи сообща устроили курилтай и, по общему со-глашению, пошли войною на русских".
   В книге Плетневой "Половцы" есть обсуждение этого эпизода, но сначала она приводит более ранний вариант рассказа о Бачмане у Джувейни (сер. 13в.):
   'Когда каан (Угедей) отправил Менгу-каана, Бату и других царевичей для овла-дения пределами и областями Булгара, асов, Руси и племен кипчак-ских, аланских и других,(когда) все эти земли были очищены от смутьянов и все, что уцелело от меча, преклонило голову перед начертанием (высшего) повеления, то между кипчакскими негодяями нашелся один, по имени Бач-ман, который с несколькими кипчакскими удальцами успел спастись; к нему присоединилась группа беглецов. Так как у него не было (постоянного) ме-стопребывания и убежища, где бы он мог остановиться, то он каждый день (оказывался) на новом месте, (был), как говорит-ся в стихе, 'днем на одном месте, ночью на другом" и из-за своего собачьего нрава бросался как волк в какую-нибудь сторону и уносил что-нибудь с собою. Мало-помалу зло от него усиливалось, смута и беспорядок умножались. Где бы войска (монголь-ские) ни искали следов (его), нигде не находили его, потому что он уходил в другое место и оставался невредимым. Так как убежищем и притоном ему по большей части служили берега Итиля, он укрывался и прятался в лесах их, наподобие шакала, выходил, забирал что-нибудь и опять скрывался, то повелитель Менгу-каан велел изготовить 200 судов и на каждое судно посадил сотню вполне вооруженных монголов. Он и брат его Бучек оба пошли облавой по обоим берегам. Прибыв в один из лесов Итиля, они нашли следы откочевавшего утром стана: сломанные телеги и куски свежего конского на-воза и помета, а посреди всего это-го добра увидели больную старуху. Спросили, что это значит, чей это был стан, куда он ушел и где искать (его). Когда узнали наверняка, что Бачман только что откочевал и укрылся на ост-ров, находящийся посреди реки, и что забранные и на-грабленные во время беспорядков скот и имущество находятся на том острове, то вследствие то-го, что не было судна, а река волновалась, подобно морю, никому нельзя было переплыть (туда), не говоря уже о том, чтобы погнать туда лошадь. Вдруг поднялся ветер, воду от места переправы на остров отбросил в дру-гую сторону и обнаружилась земля. Менгу-каан приказал войску немедлен-но поскакать (на остров). Раньше, чем он (Бачман) узнал, его схватили и уничтожили его вой-ско. Некоторых бросили в воду, некоторых убили, уг-нали в плен жен и детей, за-брали с собою множество добра и имущества, а (затем) решили вернуться. Вода опять заколыхалась, и, когда войско пере-шло там, все снова пришло в прежний порядок. Никому из воинов от реки беды не приключилось. Когда Бачмана привели к Менгу-каану, то он стал просить, чтобы тот удостоил убить его собственно-ручно. Тот приказал бра-ту своему Бучеку разрубить его (Бачмана) на две части'.
   Далее Плетнева пишет: "Согласно данным Рашид-ад-Дина, Бачман имел титул 'эмира' и происходил из племени 'ольбурлик'. Последнее, возможно, следует читать как эль-бури, т. е. объединение Буревичей, известных в вос-точных источниках под наименовани-ем бурджоглы. Таким образом, Бачман принадлежал к одной из самых воинствен-ных орд приднепровского объе-динения, являясь, возможно, прямым потомком (внуком или правнуком) ха-на Боняка. Вторая существенная подробность, упомя-нутая Рашид-ад-Дином, повествует нам о том, что у Бачмана был отважный союзник 'Качир-укулэ из племени асов', которого после казни Бачмана также убили. Джу-вайни указывал, что монголы овладели землями асов, при этом четко проти-вопоставляя их аланам. В другом отрывке своего сочинения он, вновь пере-числяя покоренные Батыем земли, говорит об асах и аланах отдельно. То же мы видим и у перса Джузджани. Видимо, эти асы - те самые ясы, о которых писал русский летописец под 1116 г., размещая их на берегах Северского Донца".
   "Бурджоглы - старинный и когда-то главенствующий в прикаспийских степях огузский род. Русские летописи называют этот род Бурчевичами. Это название выводится тюркологами от тюркского 'бёри' ('волк'), который яв-лялся тотемом рода. Наряду с племенами кайы, тарыг, докузоба, бурджоглы входили в состав большого огузо-туркменского объединения. В конце XI в., когда на земли огузов в евразийские степи хлынули кыпчаки, огузские пле-мена на правах союзников соединились с пришельцами, составив левое (за-падное) крыло нового кыпчакского союза племен".
   "Название Борчалы (Грузия) происходит от кыпчакского племени бурд-жоглы, рядом с Баку есть местность под названием Биляджяри (русское произшошение-Баладжары). Бурджоглы в XII веке по приглашению Давид IV-го пришли в его царство для защиты от Сельджуков". Возможна связь имени с "бараджар".
  
   Половцы Бачмана и асы (северо-кавказцы?) находились поначалу в степях между нижней Волгой и Доном. Уцелевшие после сражения с примкнувши-ми к ним другими беглецами вели партизанскую войну и укрывались где-то на лесистых берегах Волги, а далее на неизвестном речном острове. Вероят-но, монголы изготовили плоты и с их помощью надеялись высадиться на этом острове. Однако, в последний момент они не потребовались, видимо, к острову удалось неожиданно пройти по обмелевшему рукаву реки. Лесостепь в районе Поволжья начиналась в ту пору чуть южнее Самарской луки, видимо, в этом районе и происходили описанные события.
   Существенно прояснить ситуацию с Бачманом поможет нам булгарская хроника Джагфар Тарихы. Бачман вступил в сражение с монголами еще в 1223г. Вместе с ним против монголов выступили тюрки-аланы и донские половцы. Однако объединенное войско Бачмана потерпело поражение; се-верокавказцев монголы вывели из войны за обещание не трогать, но потом нарушили слово. Бачман ушел в Грузию, так как пути отступления в Булга-рию были отрезаны монголами.
   "После этого (разгрома грузин) Субятай вырвался в степь, где у речки Ку-мык встретился с асами, куманами и поддержавшим их саксинским тарха-ном, внуком Аса, сыном Торекула Бачманом. Куманы, начавшие битву, бы-ли опрокинуты и обратились в бегство прямо через ряды сакланов. Те также поддались панике, и часть татар вышла в тыл Бачману. Тархан, чтобы уйти из-под удара и избежать окружения, принужден был уйти через Джураш в Гурджу (Грузию)".
   Под асами здесь можно понимать северо-кавказских алан.
    []
  
   Бачман в ДТ выступает как один из 4-х булгарских эмиров (князей) и тархан (самовластный правитель) Саксина, богатейшей нижневолжской провинции Булгарии (бывшей Хазарии). Отсюда становится понятно, почему Каринские Вятские князья одновременно были и кипчакскими и булгарскими (правда, надо помнить, что потомками Бачмана могли быть только некоторые из них). Сначала (в 1229г.) он оборонялся в самом Саксине - крупнейший город в низовьях Волги, вероятно, бывший хазарский Итиль. Затем укрывался в Бандже, столице булгарской Буртасии, расположенной в Самарской луке, которая окружает большой кусок суши. Это почти остров, так как попасть на него можно только с запада, но и этот участок почти полностью перекрывает речка Уса. (В настоящее время всвязи с постройкой плотин островное положение осо-бенно наглядно, в прошлом оно наблюдалось только во время разливов.) Из ДТ о событиях 1229 и 1236г.:
   "Мерген (союзник монголов) попытался взять Саксин с ходу, но был наголову разбит и отброшен Бачманом и вновь осмелел только после вмеша-тельства в дело Субятая. Татары осадили город, но тархан уже вывел его на-селение на безопасный путь в Банджу и остался задерживать врага с тыся-чью отчаянных смельчаков. Когда татары вломились в Саксин, Бачман от-ступил в караван-сарай города Сувар-Сарай и, побив до двух тысяч оймеков и татар, прорвался с 200 своих к Идели и был таков".
   "Манкай (монгольский хан Менгу) осаждал Банджу целый год, пытаясь добиться мирной сдачи этого огромного и цветущего города. Дело в том, что я (Гази Барадж, булгарский эмир, союзник монголов), жалея народ, со-глашался в случае мирного исхода дела передать Банджу Бату для устроения здесь столицы его удела - Кыпчака. Однако арбугинцы (Арбуга - старая столица Буртасии) стояли насмерть, дорожа более всего на свете своей древней свободой. Во время одной вылазки осажденных был захвачен сам Бачман с сыном. Бачман был казнен Манкаем, а сына тархана мне удалось выпросить у доброго хана и оставить при себе под именем Нарыка".
   Бачман управлял территорией бывшей Хазарии, поэтому в его окружении могли быть потомки хазар. Потомками хазар, в какой-то степени, могли считаться и соседние бродники. Плано Карпини считает захваченных монголами буртасов иудеями: 'Брутахи, которые суть Иудеи'. - Это может относиться к потомкам хазарских буртас и даже части бродников в окружении Бачмана.
   Бачман был активным противником монголов. Однако Г. Барадж взял под покровительство сына Бачмана - Нарыка (оба участвовали в походах монголов и их союзников 1237-41г.), от которого пошел знатный булгарский род Нарыковых. Остается проследить пути этого рода, есть ли связь с Арскими князьями...
   В ДТ о Каринских князьях ничего нет. А в их преданиях Бачман не упоминается. Поэтому связь каринцев с половцами Бачмана остается под вопросом (в пользу этого языковое сходство). Но их появление на Вятке в районе проживания по ДТ гарачцев может объясняться близостью этнического происхождения и судеб.
   Рассмотрим еще одного кандидата на гарачцев. Речь пойдет об обитавшей где-то в Буртасской Мордовии Пургасовой Руси. Далее отрывки из обзорной работы:
   Пургасова Русь
   Фомин В. В. http://portal-slovo.ru/history/35266.php?ELEMENT_ID=35266
   В январе 1229 г. состоялся новый и, как вытекает из сообщения владимир-ского летописца, очевид-ца описываемых им событий (1), более тщательно спланированный поход, в котором, по сравнению с предыдущими годами, принимали участие куда более крупные силы (в летописи этот поход оши-бочно помещен под январем 1228 г.). Теперь на мордву двинулся уже сам Юрий Всеволодович, которого сопровождали со своими дружинами его вас-салы и родственники.
   "вступив в землю Мордовскую, в Пургасову волость, пожег и потравил хлеб, побил скот, и отослал к себе полон, а мордва бежала в свои леса, в тверди (укрепления), а кто не убежал, тех побили Юрь-евы младшие дру-жинники, напав 4 января. Увидев это, молодые дружинники Ярослава, Ва-силька и Всеволода, втайне от своих, на другой день въехали глубоко в лес; мордва же, открыв перед ними путь, обошла их лесом и окружила, избив одних и захватив других; бежав в укрепления, они там перебили и пленных, и нашим князьям не с кем было воевать. А болгарский князь пришел на Пу-ре-ша, ротника Юргева (союзника Юрия), и, услышав, что великий князь Юрий жжет села мордовские, бежал ночью прочь, а Юрий с братьями и со всеми полками возвратился восвояси в добром здра-вии". В апреле того же года, несмотря на понесенные мордвой потери, с ее стороны последовала ответная реакция. "...Пришла мордва с Пургасом к Новгороду и отбились от них новгородцы; они же зажгли монастырь святой Богородицы и церковь, которые были вне города; в тот же день и отъеха-ли прочь, захватив многих своих убитых. В то же лето Пурешев сын с половцами победил Пургаса, и избил всю мордву и Русь Пургасову, а Пургас едва вмале утече (бежал с ма-лым отрядом)".
   Татищев дополняет концовку: 'Пургас едва с малыми людьми ушел за реку Чар".
   А.Н. Насонов считал, что "Пургасова волость" захватывала течение Мок-ши и видел в "Пургасовой Руси" бродников, появившихся "в результате по-ловецких нашествий". А.М. Смирнов заключил, что Пургас, видимо, при-держивавшийся болгар, и Пуреш, находившийся в зависимости от Юрия, воз-главляли крупные племенные объединения или народности, "с некото-рыми отличиями в языке и культуре", ставшие "известные под именем мок-ши и эрзи". В.Н. Мартьянов, локализуя "Пургасову Русь" в междуречье р. Тёши и Мокши, где проживала мордва-эрзя, обращал внимание на соот-ветст-вующий топонимический материал: с. Пургасово около г. Кадом на Рязанщине, с. Пурдошки и Пур-гасово городище в Мордовии, Пургасово го-родище около с. Большой Макателем и "Пургасово пру-дище" в верховьях р. Иржа (левый приток Тёши) в Нижегородской области.
   Б.М. Пудалов в связь с "Пургасовой Русью" поставил такую группу насе-ления русского приграничья, как бродники, которые по роду занятий были, вероятно, лесные охотники, профессионально вла-деющие оружием, и по-этому охотно приглашаемые во вспомогательные воинские отряды. Испове-дуя христианство, они должны были восприниматься как "Русь", но "для та-кого предположения пока нет убедительных оснований".
   В 2001 г. археолог В.В. Седов отступил от привычного объяснения назва-ния "Пургасова Русь" и увя-зал ее с потомками именьковской культуры IV―VII вв. Среднего Поволжья. Выводя предков этой культуры из области Верхнего Поднестровья со смежными землями Волыни и Подолии, он счи-тал ее представителей ― носителей высокоразвитого земледелия ― славя-нами, на рубеже VII―VIII вв. пе-реселившимися под давлением тюркоя-зычных кочевников в левобережные районы Среднего По-днепровья и осно-вавшими там волынцевскую культуру, весьма близкую именьковской. Буду-чи твер-до уверенным в том, что этноним русь в IX в. "идентифицируется со славянами волынцевской куль-туры, позднее с их потомками, заселявшими летописную Русскую землю в узком значении", Седов заключал: "Русью могла именоваться какая-то значительная часть населения именьковской культу-ры". Приводя дополнительные аргументы в пользу мнения, что часть именьковского населения ос-талась на прежнем месте, приняв затем участие в этногенезе волжских болгар, он акцентировал внимание на наличие слабо изученного "крупного островка памятников именьковской культуры в мор-довских землях в бассейне Суры", который весьма возможно принять за "Пургасову Русь". В це-лом же, как резюмировал Седов, "на основе истори-ческих данных ответить на вопросы, что пред-ставляла собой эта Русь, ка-ким образом она оказалась в мордовских краях, почему за нее заступи-лась Волжская Болгария, не представляется возможным".
   А.Г. Кузьмин видит множественность русских протогосударств разного этнического происхождения существовавших на рубеже 1-2 тысячалетий:
   четыре Руси на южном и восточном побережьях Балтийского моря (о. Рю-ген - Русия, Ругия, Рутения, Руйяна, устье Немана, устье Западной Двины, западная часть нынешней Эстонии - провинция Рота-лия-Русия и Вик с ост-ровами Эзель и Даго), Русь Прикарпатская, Приазовская (Тмутаракань), При-каспийская, Подунайская (Ругиланд-Русия).
   Имя Пургас на эрзянском языке означает "гром" (Пургас-пургине), что за-ставляет вспомнить славя-но-русского Перуна-громовержца. Во-вторых, на-именование владений Пургаса славянским словом "волость" говорит в поль-зу славяноязычия ее населения. К.Ю.Марк констатировала, что представи-тели выделяемого ею в пределах Мордрвии 'ильменского' антропологиче-ского типа "имеют сходст-во также с некоторыми группами западнобалтий-ского типа, в особенности с эстонцами Пярнуского района...". Пярнуский район ― это Западная Эстония, где в древности находилась одна из прибал-тийских Русий - Роталия-Русь. Именно об этой Руси, указывал А.Г. Кузь-мин, много говорится в "Датской хронике" Саксона Грамматика (начало XIII в.), именно с ней датчане вели многовековые войны на море и на суше, именно ее жители ― "русские" ― в 1343-1345 гг. возглавили восстание про-тив Ливонского ордена, а "русские" села и позднее будут упоминаться в ее пределах. Эти же земли отнес к "Руссии-тюрк" и комментатор Адама Бре-менского, и в ее границах Кузьмин помещал "Остров русов" восточных ав-торов, видя в нем о. Саарема (Эзель), буквально "Островная земля", име-нуемый исландскими сагами "Holmgarđr" и переносившими это имя по со-звучию и на "Новгород". Под "Руссией-тюрк" историк понимал Аланскую Русь (или Норманский каганат), созданную в IX в. русами-аланами после их переселения с Дона из пределов разгромленного хазарами и венграми Рос-ского каганата.
   "Пургасова Русь" могла представлять собою остаток тех варягов (варяж-ской руси), которые, давно оторвавшись от своих сородичей, влившихся в состав населения Древнерусского государства, жили в соседстве с Волжской Болгарией и мордвой, имея давние и теснейшие связи с ними, в том числе политические. В силу чего болгары-мусульмане, языческие мордва и "Пур-гасова Русь" вместе и энергично выступали против владимирских князей, стремившихся кардинально поменять ситуацию, в рамках которой на про-тяжении нескольких столетий жили эти народы. Но есть еще одно объясне-ние "Пургасовой Руси". В 1998 г. Е.С. Галкина и А.Г. Кузьмин высказали предположение, что она являет собой реликт русов-алан Подонья (Руссии-тюрк) (51). В 2002 г. Е.С. Галкина, показав суще-ствование в южных преде-лах Восточной Европы военно-торгового Русского каганата и отождествив его с салтово-маяцкой археологической культурой (верховья Северского Донца, Оскола, среднее и частично верхнее течение Дона), утверждала, что после гибели этого государства во второй четвер-ти IX в. под ударами венг-ров, направляемых Хазарией, часть русов через Средний и Верхний Дон и Оку вышла в пределы современной Рязанской области (рядом с нынешней Рязанью в селе Алека-новке, население которого признается вятическим, найдены памятники аланского письма, датируе-мые Х веком. В них автор видит свидетельство завершения процесса ассимиляции славянами рус-сов). Другая часть русов тем же путем вышла на Волгу. По мнению Галкиной, "Пургасова Русь" "к русским княжествам отношения не имела. Иначе бы ле-тописец пояснил, что заставило русских уча-ствовать в набегах против сво-их соотечественников. Это какой-то этнос, носивший имя "русь", но совер-шенно обособленный. Также очевидно, что читателям XIII в. не нужно было пояснять, кто это такие". Свои наблюдения исследовательница завершала словами: "Были ли это салтовские русы ― покажут археологические рас-копки. А Волжский путь выводил мигрантов на берега Балтийского мо-ря, с населением которого у русов были давние торговые контакты".
   А.Е. Алихова подчеркивала, что возникновение у мордвы в VIII-XI вв. об-ряда захоронения женщин на боку, в позе спящей с подогнутыми ногами (особенно у мокши), связано с продвижением в их земли аланских племен, у которых этот обряд был широко распространен. И эти носители салтово-маяцкой культуры, возможно, с падением Хазарского каганата вторглись в мордовские земли и рас-творились среди местного населения. При этом она не исключала, что пришельцы были уже частич-но русифицированы, на что указывает сходство керамики мордовских могильников XII-XIV вв. с ке-рамикой русского левобережного Цимлянского городища (Алихова также указала, что в мордовских захоронениях VIII-IX вв. обнаружены удила с прямыми псалиями, которые "были особенно харак-терны для салтовской культуры", стремена, перстни, которые находят себе параллели среди сал-тов-ских вещей, серьги и топоры салтовского типа, и что в детских захоро-нениях часто встречается яичная скорлупа, а данный обычай был известен в Салтовском могильнике) (53). В 1960 и 1965 гг. К.Ю. Марк констатировала, что западный антропологический комплекс, характерный "для мокши Зубо-во-Полянского района и русских Поимского района Пензенской области", имеет южное проис-хождение и, возможно, связан с иранским влиянием (54). В 2004 г. Н.Ф. Мокшин отметил, во-первых, что "пласт иранизмов в мордовской лексике довольно значителен и, что особенно интерес-но, весь-ма схож в обоих мордовских языках, что позволяет предположить, что ира-низмы мордва восприняла в то время, когда была еще относительно еди-ной...", во-вторых, что среди мордвы ши-роко были распространены "изде-лия аланских ремесленников". Этот же материал позволяет гово-рить о двух истоках "Пургасовой Руси" - северо-западной (или южно- и восточнобал-тийской) и южной (аланской), а также о ее принадлежности к языческой ве-ре.
   Конец цитат.
  
   Вот отрывки из ДТ по данной теме. В ней ответное нападение на Нижний Новгород в 1228г. описано подробно. Автор, булгарский князь Гази Барадж, был воеводой в городе на службе русского князя Юрия.
   'Между тем Джурги (Юрий), не довольствуясь разбоями на границе, вторгся в Джун-Мишарский округ бия Маркаса (Пургасова волость) и силь-но пожег его. Но когда опьяненные победой урусы вздумали осадить Дэбэр (на Свияге), Газан (воевода булгар) с тыла напал на них и погнал прочь. Сам Джурги сумел спастись бегством, но был при этом ранен в зад, отчего с тех пор не мог ездить на лошади. Его же войско, состоявшее из балынцев и ополчений кисанских (рязанских) и капских беков, загнали в глубокий снег и перестреляли из луков...
   После этого Мир-Гази (правитель Булгарии) сам пожелал участвовать в войне и подступил с Газаном к Джун-Кале, воеводой которой тогда был я. А сардар (воевода Газан) пошел к городу прямо от Дэбэра и не смог взять с собой шереджиры (огненемёты). Он рассчитывал взять город внезапным на-летом, по своему обыкновению, но Маркас (Пургас) самовольно напал на окрестности и в слепой ярости стал жечь их, чем всполошил всех и предупредил нас о нападении. Когда подошел Газан, все были готовы сражаться насмерть, ибо от курсыбаевцев (Газан был воеводой постоянного войска - курсыбая) ждать пощады не приходилось. За провин-ность сардар послал Маркаса на захват каких-нибудь ворот (города), а сам стал с капом поодаль и наблюдал. Мои ополченцы, однако, отбили бия, но увлеклись по-гоней и внезапно для себя столкнулись с курсыбаем. Тут же они бросились назад, но успели добежать лишь до монастыря близ крепости и спрятались за его за-бором. Газан велел Маркасу завалить забор деревом и поджечь. От забора занялся весь монастырь. Люди в ужасе стали выбегать вон, но курсыбаевцы никого не по-щадили. Всего там сгорело и было убито две тысячи джунцев. Спасся только один монах Ас-Азим, который находился в тюремном погре-бе за распространение какой-то ереси. Мы в полном бессилии наблюдали гибель всего нашего войска, и многие из моих людей уже читали заупокой-ную молитву. Но нападения все не бы-ло. Всю ночь мы провели на стенах, а ранним утром ко мне прибежал Ас-Азим с потрясающим известием о том, что ночью кан внезапно ушел в Державу. Мы не поверили, и я полагал, что это - очередная хитрость Газана, но несколько смельчаков, выехавших из крепости, подтвердили правдивость вести. Позднее я узнал, что причиной этого ухода было известие о нападении Мергена на Башкорт. Кан знал, что Мерген никогда бы не отважился в одиночку напасть на Державу, и верно понял, что за ним шли татары'.
  
   О разгроме Пургасовой Руси:
   "Казиле (Рязань) вырос в большой город, и сын Буляка Касим, охотно строивший на Руси дворцы и даже церкви из камня, укрепил его. Потом он вернулся в Державу, но по пути едва не попал в руки Маркаса. Этот бий об-ратился к Алтынбеку (правитель булгар в начале 1229г.) с просьбой пере-дать ему часть арской дани за разор, но, получив отказ, озлобился и перешел со своей округой под власть Балына. Многие урусские бояры тут же посели-лись со своими игенчеями на его землях за определенную плату, но скоро пожалели об этом. Мой сын от первой жены - внучки Чалмати - Хисам, бывший баликбашы Дэбэра (город на Суре), вызвал Газана (воевода булгар) и напал с ним на Маркаса. Бий ускользнул ко мне, но округ его был совер-шенно разорен".
  
   - Вот разгадка 'Пургасовой Руси' - это было кратковременное проживание русских на земле западной мордвы. Правда, разгром ее здесь приписан бул-гарам, но Хисам как бывший баликбаши Дэбэра - правитель волости на Суре - вполне соответствует второму мордовскому князю Пурешу, а под союзны-ми ему 'половцами' можно видеть войско Газана - булгарского воеводы, под началом которого были конные степняки. Правда, есть один нюанс. Вот расшифровка терминов от публикаторов ДТ:
   Буртас - 1) одна из областей губернии Мардан-Беллак;
   2) крупный город - центр Буртасской области Мардан-Беллакской губер-нии.
   Буртасы - часть массагетского племени руссов (урусов), вошедшая в состав булгарского народа;
   То есть, какие-то потомки урусов-русов в пределах Буртасии и Мордовии могли сохраниться. Урусами-массагетами в ДТ называют народ степного происхождения, неких древних ариев, азиатских европеоидов.
  
  
  Глава 4.
  
  Булары на Вятке
  
   У Рашид-ад-Дина рассказ о Бачмане предваряется таким сюжетом (начнем с начала главы):
   "Рассказ о войнах, которые вели царевичи и войско монгольское в Кипчакской степи, Булгаре, Руси, Мокше, Алании, Маджаре, Буларе и Башгирде, и завоевании [ими] тех областей.
   Царевичи, которые были назначены на завоевание Кипчакской степи и тех краев, [были следующие]: из детей Тулуй-хана - старший сын, Менгу-хан, и брат его Бучек; из рода Угедей-каана - старший сын, Гуюк-хан, и брат его Кадан; из детей Чагатая - Бури и Байдар и брат каана, Кулкан; сыновья Джучи; Бату, Орда, Шейбан и Тангут; из почтенных эмиров: Субэдай-бахадур и несколько других эмиров. Они все сообща двинулись весною бичин-ил, года обезьяны, который приходится на месяц джумад 633 г.х. [11 февраля - 11 марта 1236 г. н.э.]; лето они провели в пути, а осенью в пределах Булгара соединились с родом Джучи: Бату, Ордой, Шейбаном и Тангутом, которые также были назначены в те края (Е. Х. - Бату уже несколько лет находился на юго-восточной границе Волжской Булгарии и отсюда совершал безуспешные набеги на Булгар. Объединенное монгольское войско пришло к нему на помощь для осуществления завета Чингисхана, создания западного улуса Джучи.). Оттуда Бату с Шейбаном, Буралдаем (Е. Х. - По ДТ Бурулдай свергнутый булгарский кан Гази Барадж, перешедший на сторону монголов и Бату) и с войском выступил в поход против буларов и башгирдов и в короткое время, без больших усилий, захватил их.
   Дело это происходило так: булары были многочисленный народ христианского исповедания; границы их области соприкасаются с франками. Услышав молву о движении Бату и эмиров, они снарядились и двинулись в поход с 40 туманами славного войска. Шейбан, составлявший авангард с 10 000 людей, послал известие [Бату], что их [буларов] вдвое больше монгольского войска и что все они бахадуры (хорошо вооруженные рыцари). Когда оба войска выстроились друг против друга, Бату, по обычаю Чингиз-хана, взошел на вершину одного холма и [целые] сутки смиренно взывал к богу и тяжко вздыхал, а мусульманам приказал помолиться соборно. Посредине [между обеими армиями] была большая река. Бату и Буралдай ночью переправились через [эту] реку и вступили в бой; Шейбан, брат Бату, лично вступил в сражение. Эмир Буралдай произвел нападение всеми войсками сразу. Они [монголы] устремились на шатер келара, который был их царем, и мечами перерубили веревки. Вследствие падения шатра войско их [буларов] пало духом и обратилось в бегство. Как отважный лев, который кидается на добычу, монголы гнались за ними, нападали и убивали, так что уничтожили большую часть того войска. Те области были завоеваны, и эта победа была одним из великих дел. Булар и Башгирд являются большой страной и [представляют собою] места недоступные. Несмотря на то, что [монголы] тогда завоевали ее, [жители ее] снова восстали, и она еще не вполне покорена. Государей тамошних называют келар, и они существуют еще доныне. После этого, в ту зиму, царевичи и эмиры собрались в [долинах] рек Хабан и отправили эмира Субэдая с войском в страну асов и в пределы Булгара...".
   Как видим, страна Булар находилась где-то поблизости от башкир, война с которыми действительно была в указанное время, но с Булгарией ее отождествить никак нельзя. Само сражение произошло в отдалении от страны Булар. Историки затрудняются комментировать данный эпизод, некоторые относят его к известному вторжению монголов в Польшу в начале 1241г. на том основании, что келар - это король. Но о нападении на Польшу в 1236г. не может быть и речи. Хотя какие-то мотивы этой войны могли войти в приведенный рассказ, детали событий (участие Бату и Бурулдая) совершенно не схожи. Слово келарь имеет также значение "глава монастыря, ведающий не церковными делами". Недоступным местом в понимании степных народов может быть только северный регион. Известно, что башкиры после упорного сопротивления были вынуждены подчиниться монголам. Булары были разбиты, но сохраняли самоуправление во время написания труда(начало 14в.).
   В бассейне Вятки на ее крупнейшем притоке Чепце в 5-13в. существовала Поломо-Чепецкая археологическая культура. Вот что пишут о ней историки С.К. Белых, Л.Д. Макаров (Ижевск):
   "Период X-XIII вв. может рассматриваться как эпоха наивысшего расцвета поломско- чепецкой культуры. В чепецком археологическом материале X-XIII вв. в довольно большом количестве встречаются медные и серебряные монеты, чеканенные в Средней Азии, Персии, на араб- ском Востоке. В этот же период в бассейн Чепцы поступали византийская и восточная серебряная посуда и украшения из драгоценных металлов. В целом, есть все основания считать, что в X-XIII вв. верхняя и средняя Чепца, наряду с большей частью Камско-Вятского региона, находилась в сфере экономического, культурного и политического доминирования Волжской Булгарии и, вероятно, рассматривалась булгарами как северная периферия их государства, игравшая роль его сырьевого придатка, прежде всего, поставщика пушнины.
   Связи чепецкого населения с Волжской Булгарией были столь прочны, что даже после разгрома Булгарии монгольским нашествием, они не прекратились сразу и совсем, хотя и должны были серьезно ослабнуть. В пользу этого говорят, в частности, находки булгарских изделий, датируемых XIV в., на чепецких памятниках, а также обнаружение булгарского каменного надгробия с мусульманской эпитафией в д. Гордино (Гурьякар) Балезинского р-на Удмуртской республики, датируемого 1323 годом. Вторым по интенсивности и значению культурным и экономическим влиянием на чепецкое население следует признать славяно-русское воздействие. Наиболее ранние древнерусские вещи в археологическом материале бассейна Чепцы датируются XI-XII вв.
   В XIII в. подавляющее большинство чепецких памятников прекращает функциони- ровать. Причины этого практически все исследователи видят в драматических и трагических событиях, постигших народы и государства Восточной Европы в эпоху монгольского нашествия и основания Золотой Орды. Конкретные же причины гибели чепецкой культуры разными исследователями видятся по-разному. Можно предположить, что жители верхней и средней Чепцы, рассредоточившись, стали жить небольшими группами, разбросанными по более удаленным и укромным районам чепецкого бассейна. Важно отметить, что именовать чепецкое население V-XIII вв. удмуртами, как это делают некоторые исследователи, все же нельзя. Во-первых, нам неизвестно самоназвание этого населения, и тем более неизвестно, что эти люди называли себя удмуртами. Во-вторых, между финалом чепецкой культуры (XIII в.) и первыми письменными упоминаниями об удмуртах на Чепце (XVI в.) имеется значительный временной пробел - около 300 лет, очень слабо заполненный и археологическими памятниками. Поэтому археологически невозможно проследить непосредственную связь между поломско-чепецкой АК и северными удмуртами".
  
   'В коллекции железных изделий чепецких памятников значительное место занимают предметы вооружения, количество которых заметно возрастает в XII-XIII вв. Самой многочисленной категорией находок являются наконечники стрел. В целом детали вооружения и конской упряжи Иднакара мало отличаются от древнерусских, болгарских и кочевнических образцов. Однако наблюдается отсутствие защитного снаряжения и единичные находки клинкового оружия. Городище Иднакар (бассейн р. Чепцы) было крупнейшим центром железоделательного и кузнечного ремесла в Прикамье, ножи местного производства схожи с теми, которые изготавливали скандинавы в эпоху ранних викингов'.
  
   []
  
  Неизвестных "буларов" можно отождествить с жителями Чепцы. Упоминаемая река, вероятно, Кама. Монголы перед началом войны с Булгарией атаковали ее вероятных союзников и соседей. Башкиры в то время жили по левому берегу средней Камы, на севере доходя до современного города Перми. Верховья Чепцы вплотную примыкают к этому региону. Поэтому булары, узнав о серьезной войне у соседей башкир, заняли оборону вдоль своего берега Камы с целью предупредить нападение опасного врага. Приводимые внушительные цифры и участие христиан могут свидетельствовать, что в этом походе приняли участие и другие жители Вятки. И хотя сводное войско вятчан было разбито, на территорию Вятского региона монголы не углубились. Нельзя исключить, что часть буларов отступила в низовья Чепцы, куда в последствии прибыли предки Каринских князей. В любом случае, жители Чепцы внесли свой вклад в становление вятской народности и, опосредованно, казачества. Кроме того, на Чепцу бежали теснимые монголами булгары-мусульмане.
  
   Слово булар-буляр является ранним именем самих булгар. Булгарами, возможно, стали звать столичных булар - жителей Великого города Булгар (дословно "булярский город").
   Государство Булар было в Прикамье на момент прихода сюда хонов-гуннов. "Ареал распостранения булгар-буляр тянулся от ныне Зеленодольского р-на Татарстана до Белой в Башкортостане". 'Булгарами называли себя не только некоторая часть казанцев, но и те самые буляры проживавшие на территории Мензелинского и Белебеевского уездов'. Существуют "Черемисские Буляры".
   'Булярская земля' встречается в Румынском документе нач. 13в. 'Gesta Hungarorum' ('Деяния венг-ров'). В 57-й главе источника речь идет о том, что во время царствования венгерского князя Такшоня (955-972) приехали в Венгрию знатные лица из земли Булар (de terra Bular) - Билла (Bylla) и Бакш(у) (Bocsu), от которых происходил Этей (Ethey). Кроме них, приехал один богатырь - Хетень (Heten). Билле и Бакшу князь Такшонь подарил г. Пешт. ' Bular очень благородная страна с множеством Измаилтян... герцог дал им по вечной аренде земли в различных частях венгров'.
   Однако, наши булары христиане.
   П. Карпини (сер. 13в.) пишет так: 'билеры, то есть Великая Булгария' / 'Byleri id est Magna Bulgaria', локализуя ее между мордвой и башкирами.
   В булгарских хрониках буляры - это булгарские феодалы, бояры; 'буляр' означало 'знатный булгарин'.
   'Булярская волость компактно располагалась в междуречье Ика и Сюни (лев. притоки нижней Камы) ближе к их среднему течению. Башкиры - 'предками байларцев, булярцев и енейцев, наряду с башкирами, могли быть ясачные (оброчные) татары, чуваши, марийцы и удмурты. Этнонимы буляр, еней и юрми были отнесены Р.Г.Кузеевым к булгаро-мадьярскому пласту в башкирской родоплеменной этнонимии. Буляры, по его мнению, этнически восходят к волжским булгарам, 'прошедшим этап этнического взаимодейст-вия с древнемадьярскими племенами'. Согласно родословной, предки племени буляр происходят 'из народа буляр', от Буляр-хана, жившего на берегу реки Буляр. Эту реку составители шеджере помещали 'в стороне степного Зая и Шешмы' (низовья Камы напротив устья Вятки). Данные родословной перекликаются с сообщением 'Дафтар-и Чингиз-наме' о том, что 'устье реки Зай является юртом Буляр-хана'.
   Но данная территория была в близи центра Волжской Булгарии, нападение на этих буляр было равноценно нападению на само государство, да, и ни о каком сохранении независимости от Орды здесь в нач. 14в. не может быть и речи. Буляры в домонгольский период могли обитать только на относительно изолированном правобережье Камы. То есть, буляры жили где-то на территории нынешнего Татарстана и-или северо-восточнее, к башкирам они примкнули позже. Сравним это с русскими боярами, в летописях 'боляры', а также вероятным смыслом слова 'вятшие' - издревле знатные - возможно как-то связанным со словом вятчане. А также упоминаемыми в ДТ 'казанчиями' - знатными рыцарями-феодалами, имевшими владения на правобережье нижней Камы.
   Из всего этого можно придти к такому выводу: под буларами в нашем случае следует понимать булгар, жителей домонгольской Камской (правобережной) Булгарии, с территорией от Казани до средней Вятки и Чепцы. Часть этих буларов (гарачцев) были христианами, что определило их вхождение в последующем в русский суперэтнос. Судьба также разбросала Камских булар-мусульман, но часть осталась жить на Вятке под именем бесермены. Гарачцы по ДТ прибыли на Вятку около 1230г. Если это были бродники, то часть вятчан в 1236г. могла быть христианами. С другой стороны, если Каринские князья являются потомками Бачмана, то на Вятке они быть в начале 1236г. (времени нападения монгол на башкир и булар) не могли. Появление потомков Бачмана на Вятке, в регионе уже заселенном знакомыми им бродниками, вполне естественно. Монголо-татары во главе с Буту и Бурулдаем (Г. Бараджем) после башкир попробовали склонить на свою сторону Чепчан (Вятчан) для чего начали переговоры с их предводителем келарем. Тот, видимо, противился и был неожиданно убит или схвачен.
  
  
   Далее у Рашид-ад-Дина следует уже цитированный выше рассказ о Бачмане, а затем следующее:
   "В год курицы, соответствующий 634 г.х. [4 сентября 1236 - 23 августа 1237 г. н.э.], сыновья Джучи - Бату, Орда и Берке, сын Угедей-каана - Кадан, внук Чагатая - Бури и сын Чингиз-хана - Кулкан занялись войною с мокшей (мордвой), буртасами и арджанами и в короткое время завладели ими. Осенью упомянутого года все находившиеся там царевичи сообща устроили курилтай и, по общему соглашению, пошли войною на русских. Бату, Орда, Гуюк-хан, Менгу-каан, Кулкан, Кадан и Бури вместе осадили город Арпан (Рязань) и в три дня взяли [его]. После того они овладели также городом Ике (Коломна на Оке). Кулкану была нанесена там рана, и он умер. Один из русских эмиров, по имени Урман [Роман], выступил с ратью [против монголов], но его разбили и умертвили, [потом] сообща в пять дней взяли также город Макар (Москва) и убили князя [этого] города, по имени Улайтимур (князь Владимир). Осадив город Юргия Великого (Владимир), взяли [его] в восемь дней. Они ожесточенно дрались. Менгу-каан лично совершал богатырские подвиги, пока не разбил их [русских]. Город Переяславль (Залесский, княжеская крепость Всеволодовичей), коренную область Везислава (князя Всеволода), они взяли сообща в пять дней. Эмир этой области Банке Юрку (Юрий Всеволодович) бежал и ушел в лес; его также поймали и убили. После того они [монголы] ушли оттуда, порешив на совете идти туманами облавой и всякий город, область и крепость, которые им встретятся [на пути], брать и разрушать. На этом переходе Бату подошел к городу Козельску и, осаждая его в течение двух месяцев, не мог овладеть им. Потом прибыли Кадан и Бури и взяли его в три дня. Тогда они расположились в домах и отдохнули.
   После того, в нокай-ил, год собаки, соответствующий 635 г.х. [24 августа 1237 - 13 августа 1238 г. н.э.], осенью Менгу-каан и Кадан выступили в поход против черкесов и зимою убили тамошнего государя по имени Тукара. Шибан, Бучек и Бури выступили в поход в страну Крым и у племени чинча-кан (?) захватили Таткару. Берке отправился в поход на кипчаков и взял [в плен] Арджумака, Куран-баса и Капарана, военачальников Беркути. Потом в кака-ил, год свиньи, соответствующий 636 г.х. [14 августа 1238 - 2 августа 1239 г. н.э.], Гуюк-хан, Менгу-каан, Кадан и Бури направились к городу Минкас (МАныч или Орнач на Дону?) и зимой, после осады, продолжав-шейся один месяц и пятнадцать дней, взяли его. Они были еще заняты тем походом, когда наступил год мыши, 637 г.х. [3 августа 1239 - 22 июля 1240 г. н.э.]. Весною, назначив войско для похода, они поручили его Букдаю и послали его к Тимур-кахалка (Железные ворота, Дербент) с тем, чтобы он занял и область Авир [?], а Гуюк-хан и Менгу-каан осенью того же года мыши, по приказанию каана, вернулись, и в год быка, соответствующий 638 г.х. [23 июля 1240 - 11 июля 1241 г. н.э.], расположились в своих ордах. Вот и все!".
   Как видим, повествование в целом очень точное. Отдельно есть продолжение похода монголо-татар на запад.
   "Осенью хулугинэ-ил, года мыши, соответствующего месяцам 637 г.х. [1239 г. н.э.], когда Гуюк-хан и Менгу-каан, согласно повелению каана [Угедея], возвратились из Кипчакской степи, царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа черных шапок (Е. Х. - воинственные черные клобуки жили на юге Киевской земли в районе р. Рось и по левобережью Дона) и в девять дней взяли большой город русских, которому имя Манкер-кан (Манкерман, Киев), а затем проходили облавой туман за туманом все города Владимирские и завоевывали крепости и области, которые были на [их] пути. Потом они осадили город Учогул Уладмур (Владимир Волынский?) и в три дня взяли его.
   В хукар-ил, в год смерти Угедей-каана (1241), в весенние месяцы они [царевичи] отправились через горы Марактан (Карпаты) к буларам [полякам] и башгирдам [венграм]. Орда и Байдар, двинувшись с правого крыла, пришли в область Илавут (Польша); против [них] выступил с войском Барэ (Генрих Благочестивый), но они разбили его. Затем Бату [направился] в сторону Истарилава (венгерская столица), сразился с царем башгирдов, и войско монгольское разбило их. Кадан и Бури выступили против народа сасан и после троекратного сражения победили этот народ. Бучек, через Караулаг (Валахию) пройдя тамошние горы, разбил те племена [Кара]улага, оттуда, через лес и гору Баякбук, вступил в пределы Мишлява (Семиградье) и разбил врагов, которые там стояли, готовые встретить его. Отправившись упомянутыми пятью путями, царевичи завоевали все области башгирдов (?), маджаров (венгров) и сасанов (в Трансильвании) и, обратив в бегство государя их, келара (Короля), провели лето на реке Тиса (Тиса и Дунай). Кадан выступил в поход с войском и завоевал области Такут, Ар-берок и Сараф и прогнал до берега моря (Адриатика) государя тех стран, короля. Так как он [король] в городе Теленкин, который лежит на берегу (Триест), сел на корабль и отправился в море (в Италию), то Кадан пустился в обратный путь и дорогою, после многих битв, взял города Улакут, Киркин и Кыле.
   Слух о смерти каана (Угедея) [еще] не дошел до них [царевичей]. После этого, в год барса, соответствующий 639 г.х. [12 июля 1241 - 30 июня 1242 г. н.э.], кипчаки в большом числе пошли войною на Кутана и на Сонкура, сына Джучи, [которые], дав сражение, разбили кипчаков. Осенью [монголы] опять направились обратно, прошли через пределы Тимур-кахалка ( Железные ворота, Дербент) и местные горы и, дав войско Илав-дуру, отправили его в поход. Он двинулся и захватил кипчаков, которые, бежав, ушли в ту сторону. Они покорили страну урунгутов и страну бададжей и привели их послов. Тот год закончился [у них] в тех краях. В начале тулай-ил, года зайца, соответствующего 640 г.х. 239 [1 июля 1242 - 20 июня 1243 г. н.э.], освободившись от завоевания того царства, они ушли обратно, провели лето и зиму в пути и в могай-ил, то есть в год змеи, соответствующий 642 г.х. 240 [9 июня 1244 - 28 мая 1245 г. и. э.], прибыли в свой улус и остановились в своих ордах.
   http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Rasidaddin_3/frametext2.html
   В данном отрывке упоминаются булары и басджирды, под которыми уже надежно понимаются поляки и венгры (правда, есть и маджары, которых также считают венграми). Но подробный рассказ о войне с буларами отсутствует. Да и приведенный выше мало похож на реальности нападения монголов на Польшу. Поэтому версия об идентификации буларов с вятчанами остается в силе. Имея дело с переводами древних текстов надо всегда помнить о часто предположительном характере транскрипции географическим названий и имен народов. Переводчики иногда не намеренно подгоняют их под известные им исторические реалии и часто ошибаются. Вот и Булар вовсе не Полар-Польша. На нижней Каме были схожие названия: по ДТ еще со времен гуннов на нижней Каме существовало государство Буляр, а позже в 11-13в. по НТ чуть севернее была Камская Булгария (от Казани до Вятки), по археологиии явно не мусульманская. О ней и речь.
  
  
    []
  
  
  Глава 5
  
   Казаки и бродники в Джагфар Тарихы
  
   Маркас-Пургас укрылся от преследователей у Г. Бараджа в Н. Новгороде. Вероятно, сюда в 1229г. стали стекаться и другие беглецы, услугами которых воспользовался Гази Барадж для захвата власти в Булгаре в момент нападения монголов на Саксин и Яик в 1229г. Для этого ему требовалась надежная гвардия. Бродники, союзники монголов в 1223г., отлично подходили для этого. По крайней мере, часть их к тому времени уже проживала в пограничье Владимирского княжества и Булгарии. На это указывает участие бродников в войне 1216г.
   Собственно, вторжение Г. Бараджа в Булгарию в 1229г. было скоординировано с нападением монголов. Но булгарам удалось отбить его, однако так как столица уже была занята новым каном, "Алтынбек, не доскакав до столицы, узнал о происшедшем и отправился в Банджу, к сыну-тархану Боян-Мохаммеду. Туда же прибыл и Бачман". Г. Барадж побыл правителем недолго: 'Алтынбек поднял голову и через год после моего воцарения (в 1230) двинулся на меня с Бачманом, как на 'тайного доброхота Балына (Руси) и врага Исламской Державы' (Булгарии)'. Таким образом, можно видеть, что вокруг Г. Бараджа аккумулировались некие силы, но были ли они "заказанскими гарачцами", первыми казаками?
   Казаки появляются в ДТ как раз в описываемый период, видимо, именно их использовал Г. Барадж для захвата власти. Но в тексте об этом говорится очень туманно. Впервые - в событиях 1236г., когда Барадж с помощь монголов был вновь поставлен правителем Булгара: "Так как все, что связано с врагами Мэнхола, татары запрещали, то мне пришлось переименовать курсыбаевцев в казаков, как звали хоны самых отчаянных бахадиров". - То есть, казаки входили в курсыбай - постоянное булгарское войско, гвардию при правителе. Хоны - это древний тюркский протоэтнос, основание многих азиатских народов и государств, в том числе, гуннов. Далее казаки упомянуты во время нападения на Русь:
   "На зиму было намечено совместно овладеть Русью, Канская, Балынская, Джирская, Джунская и Джукетунская части которой должны были подчиняться и платить дань Булгару, а Галиджийская и Баштуйская - Мэнхолу (Бату). Я горел желанием расквитаться с Джурги за все те беды, которые претерпел по его вине. Когда Манкай (Менгу-хан) взял Кисан (Рязань), я тут же вышел из своего лагеря в Лачык-Убе с 500 казанчи-ев, 5 тысячами казаков Кул-Бурата (?) и 3 тысячами арбугинцев (буртас) Аблас-Хина и без боя вступил в Джун-Калу (Н. Новг.). Бояры радостно встретили меня, ибо знали, что только я могу спасти их от ужасов войны. Одновременно Боян через Нукрат (Вятку) прошел к Джукетуну (Устюгу) и взял этот город при помощи увещевания Ас-Азима, которого я отправил с ним. Из Джун-Калы, где ко мне присоединились 2 тысячи ульчийцев (славян-русских), я направил Бадри к Кану (Муром), а Кул-Бурата - к Кул-Асме (город на р.Клязьме), и они взяли эти города со страшной резней. Узнав об этом, Джурги оставил в Булымере (Владимире) Батыра и бежал на речку Шуд, куда стал собирать войска из Балына и Галиджа (Новгорода Великого).
  'Тиле Балынлы' (князь Юрий) надеялся отсидеться в лесах и сохранить войско, чтобы потом вернуться и вновь овладеть своей землей. Я, однако, разбил его планы, послав в Галидж свою грамоту с извещением о возможности мирного перехода Галиджа под руку великого хана Мэнхола в случае невмешатель-ства галиджийцев в войну с Балыном. Галиджийские бояры, прочтя грамоту, не помогли Джурги".
   Далее в описании захвата Юрия на р. Сить: "Три тысячи казаков и 300 су-варчиевских ополченцев во главе с Кул-Буратом тихо обошли лагерь с запа-да и стали в засаде на пути в Галидж, а я ударил с остальными по самому стану Джурги. Впереди бежали 2 тысячи пехотинцев джирского бояра Дэ-бэр-Аслапа, которого Джурги ранее сослал в Джун-Калу за симпатии ко мне, а я назначил своим послом в Джире (Ростове). Джурги бросился по Галиджийской дороге, но его возок угодил под выстрелы суварчиевских стрелков и мечи казаков Кул-Бурата. Соскочив с возка, Джурги пустился в чащу, но увяз в снегу. Нарык (сын Бачмана) ловко подъехал к нему, и, отрезав его голову чиркесом, насадил ее на древко боевого знамени".
   Далее казаки упомянуты в декрете булгар, восставших против татар, ос-новная масса которых ушла на запад: "В 1240 году я получил ответ великого хана на свое письмо, в котором Угятай призывал меня помочь татарам покорить Башту, Байлак и Моджар (Киев, Польшу и Венгрию). Я стал готовиться к походу и выехал в Мухшу, но, внезапно, Беркай (хан Берке) напал на Буртас. Бадри помог городу устоять, но округ был совершенно разорен. До 50 тысяч буртасских булгар бежали в Эчке Булгар (Центральная древняя область Булгарии), и их рассказы о зверствах татар взволновали все население. Воспользовавшись этим, Ялдау поднял мятеж против меня и при помощи Бояна и Исмаила захватил Нур-Сувар и Болгар и схватил Хисама (сын Г. Б.). Хитрый Ялдау, однако, не решился в обстановке неопределенности объявить себя каном и поощрил джиен повстанцев на провозглашение главой страны Гали с титулом сеида. Мулла не покинул Алабугу (Елабужская кре-пость, прибежище ортодоксов) ввиду своей немощности, но согласился стать во главе Державы. Он немедля прислал в Нур-Сувар свой фирман, в котором говорилось: 'Волею Аллаха я, сеид Мохаммед-Гали, принимаю власть над Булгарской Державой и объявляю джихад проклятому татарско-му воинству. Следуя воле Творца - истинного эмира всех мусульман - про-возглашаю также:
   - Все люди рождены быть равными. Да исполнится воля Всевышнего.
   - Пусть народ не платит и не служит никому, кроме своей собственной Державы.
   - Пусть правители всех рангов выбираются и смещаются джиенами му-сульман, где категории казаков, ак-чирмышей, сувари и субашей имеют равные права.
   - Пусть тот же джиен принимает все законы Державы, вплоть до решения о войне и мире.
   - Пусть правители правят по закону, а рыцари служат казаками за казенное жалованье или переводятся в разряды сувари или игенчеев.
   - Пусть будут восстановлены разумные пределы богатству и налогам, ус-тановленные Талибом.
   - Пусть каждый сам избирает категорию своего существования, и это его право будет неприкасаемо.
   - Пусть купцы и мастера добровольно увеличат долю рядовых участников их дела.
   - Пусть каждый имеет право обратиться в суд, назначаемый мною и следующими за мною выборными сеидами, с жалобой на любое лицо и полу-чить справедливое удовлетворение по закону.
   - Пусть за доказанные вымогательства, воровство, прелюбодеяние и дру-гие преступления виновные в них изгоняются из Державы без права возвра-та в нее...
   ...................
   Пусть каждый, кто может носить доспехи, опояшет себя мечом для свя-щенной войны за эту волю Творца".
  
   --- В общем, была провозглашена республика и тотальная война монголо-татарам. Далее так описано подавление народного восстания:
   "Когда Субятай подошел, я двинулся с ним и Бадри к Нур-Сувару. Казан-чии и суварбашцы (феодалы и воины-рыцари), перепуганные бунтом черни, забыли о джихаде и только и ждали моего появления. Едва я подошел к Нур-Сувару, как суварбашцы и казанчии предали отряды черни и Ильяс выехал ко мне с повинной и с головами восьми мятежников. Кул-Бурат не стал биться с Бадри, которого я предусмотрительно выслал вперед, и отошел в эчке-кальгу (цитадель) Болгара. Зато отряды черни оказали нам отчаянное сопротивление, но были рассеяны.
   В Болгаре же, утром, перед нашим подходом к городу, суварбашцы и казанчии напали на отряды черни и подвергли их беспощадному истреблению. Боян и Исмаил выехали ко мне из города, в знак подчинения связав себя веревками... После этого и Кул-Бурат выехал из цитадели, получив мое заверение пощадить его казаков. Озлобленные казанчии напали на него, и арбугинцы Бадри едва разъединили дерущихся. Субятай, удерживаемый мною, не вмешивался, и я сам, в обмен на пощажение Нур-Сувара и Болгара, велел снести укрепление 'Мумин'. Ильяса, Бояна, Исмаила и Кул-Бурата я простил. Бахадир мэнхолов выразил свое удивление моей мягкостью, на что я сказал: 'Разве можно управлять страной, истребив своих лучших беков и казаков за минутное шатание?' Субятай махнул рукой и, передохнув, отправился к Бату...
   Тогда же, после подавления 'Войны Гали', я чувствовал себя счастливейшим человеком, ибо спас от разгрома Нур-Сувар и Болгар. Оставив в столице Хисама, а в Болгаре - Кул-Бурата, я с Аблас-Хином, Бояном и Нарыком и 5 тысячами суварчиев, казаков и арбугинцев двинулся вслед за Субятаем к Башту... Мы прибыли к Бату в конце октября 1240 года".
  
  
  
   "В 1246 году, когда в Сарае умер Гази-Барадж, его конюший Ялдау поднял Бояна и Тухчи-Исмаила на новое восстание против Хисама и татар. Мятежники захватили Болгар и Нур-Сувар и схватили Хисама. Эмиром стал Ялдау. Но на этот раз озлобленные прошлой изменой уланов субаши и казаки Бурата не поддержали беков. Великий кан прислал на помощь Хисаму Уран-Кытая, и тот совместно с Буратом и Калмаком осадил Нур-Сувар...".
   Казаками управлял некий Кул-Бурат, он был в числе ближайших помощников Бараджа: "Иштяк, Кул-Бурат, Бадри и Тэтэш подняли меня в цитадели Нур-Сувара Барынту ('Бурунда' на мэнхолском языке) на эмирский трон, и татары стали звать меня поэтому Бурундаем".
  
   О личности Кул-Бурата есть замечание, что он был сыном Газана, воеводы курсыбая, то есть, воеводство над казаками перешло к Бурату по наследству. Вот это место. После взятия Биляра в 1236г. Г. Барадж 'отправился с Субятаем (воевода монгол Субедей) к Нур-Сувару, и в Нукрате (в данном случае городок Старый Нукрат к югу от Биляра) мы встретились с выехавшими нам навстречу Ялдау и Хисамом. Гуюк настаивал на том, чтобы уничтожить Нур-Сувар за гибель хана тюркмен Куш-Бирде. А этот хан погнался за Бачманом, но у Кермека был остановлен и убит юным сыном Газана Кул-Буратом. Однако Субятай, видя мое желание предотвратить большое кровопролитие, предложил ханам наказать лишь сам Кермек и отправился туда. Его мнение оказалось решающим, и все отправились за ним. Я умолил Кул-Бурата выйти со всеми с повинной, и тот догадался спасти себя и людей ложью о том, что будто бы Куш-Бирде сам утонул в болоте'.
   В ДТ встречается не раз упоминание переправы у Бурата:
   'при переправе у Бурата утонул в Кара-Идели';
   'В 1203 году пожар арского бунта охватил Кашан и Мартюбу...'. (Продолжительная освободительная война была вызвана попыткой внедрить здесь ислам, но, в сущности, это был захват булгарами-мусульманами власти в Учели-Казани, - столице Камской Булгарии. Это им не удалось, но равновесие сил в регионе нарушилось, и Казань стала переходить из рук в руки, булгары-русские.)... 'Медресе так и не было построено, ибо Ялдау преподнес отцу эту стройку, как попытку поднять Учель (Казань) над столицей и себя - над каном. Чельбир велел прекратить строительство и усилить борьбу с бунтовщиками, к которым примкнули беглые ульчийцы (славяне) и курмыши (крестьяне). Отец, не желая запятнать себя убийством собственного народа, попросил Сыб-Булата (князя Всеволода) помочь мартюбинским мишарам Джун-Мишарской округи ('область между реками Ока и Сура', Пургасова волость) привести бунтовщиков в чувство. Балынский (русский) флот вместе с мишарскими булгарами атаковал мятежников вплоть до аула Бурат на перевозе через Кара-Идель (Волга выше устья Камы).
   Эмир Азан прибыл туда и принял пленных аров, а взятых беглых Урусов отдал балынцам. В волновавшихся округах были возведены для ак-чирмышей (ары-мусульмане, оплот булгар) балики Кукджак, Чыбыксар, Сундэр, Алат, Урджум, Алабуга, Арча, Нуршада. Ары были сломлены, и казанчии и курсыбаевцы выловили по лесам и предали смерти остальных зачинщиков бунта'. --- В неспокойном регионе были возведены булгарские крепости, среди которых можно узнать Елабугу, Арск, Чебоксары и Сундэр. Последнее название в топонимике встречается дважды: в Мариинском посаде в Чувашии и в Горномарийском районе Мари-Эл есть речки с названием Сундырь. По преданиям и археологии в их устьях существовали древние крепости. В данном случае наверняка имеется в виду крепость в Чувашии, о Мало-Сундырском городище будет отдельный разговор.
   'Бат-Аслап (князь Вячеслав) приплыл к Учелю с 15 тысячами воинов (описан поход русских на Учель в 1220г.). Точно так же, как раджильские ары помогали нам громить Урусов, наши ары... радостно встретили бека в Бурате и примкнули к нему в количестве 20 тысяч. Они были озлоблены жестоким подавлением их бунта в 1212 году. Тогда восстание началось с того, что кашанские субаши потребовали уравнять их в правах с субашами Эчке Булгара. К ним тут же примкнули ары, по-требовавшие перевести их в субаши после принятия ими ислама, по старому зако-ну';
   'Курсыбаевцы без всякой жалости рубили их на всем пути от Катана до Бурата и, говорят, перебили с 30 тысяч кара-чирмышей и примкнувших к ним курмышей';
   'Газан, наведя в Учеле порядок и выловив разбежавшихся по лесам урусов, бросился в погоню. Он при помощи подоспевших салчиев Нукрата (судовая рать бул-гар под командованием Нукрата) переправился у Бурата и сумел настигнуть у Кумана несколько задержавшихся у города балынских судов'.
  
   Из приведенных отрывков видно, что город Бурат находился несколько выше по Волге от Казани в земле финноугров-аров, ныне это территория Мари-Эл. Переправа у Бурата была недалеко от Кумана - 'острог Куман возле устья Дэбэр-су'. То есть, Бурат располагался на левом берегу Волги примерно напротив устья Суры.
   О городе Бурате есть такое замечание: 'В 1025 году по приказу галиджийского бека Арслана (Ярослава) садумцы и галиджийцы (скандинавы и новгородцы) сбили заставу Джуннэ-Балика (булгарский Н. Новгород)..., и, подойдя к Болгару, помогли Азгару занять столицу. Яшель (Яков, потомок знатного колбяга Караджуры - Великого рыцаря), бывший тогда в Тухчи (город Джукетау-Жукотин на нижней Каме), не потерпел унижения эмира Балука и решил отомстить. Когда русские, вознагражденные Азгаром, отправились домой, Яшель со своим флотом настиг их западнее устья Арсу, возле аула Наратлык, и потопил. Здесь погибли такие знаменитые беки садумцев, как Бурат, Урман и его сын... В память об этом аул Наратлык стали называть Яшель Наратлык, а место гибели Бурата - Буратом, а бек Яшель получил почетное прозвище Урус'.
   Здесь Бурат - имя князя-воеводы скандинавского происхождения. Однако выводить из него название местности или города на Волге нет оснований так как в ДТ ранее упомянута река Бурат (Прут) в заднестровье: "балтавар кочевал между реками Бурат и Буга-Идель, а ставкой имел аул Кашан... А это - чрезвычайно укрепленная область, с трех сторон окруженная реками Бурат, Сула и Аудан-су, а с четвертой - Улагскими горами (Карпаты). ). Атилькэсэ провел здесь - в качестве бека своих булгар, местных ульчийцев и улагцев - несколько лет в полной безопасности. Только враждебные действия против него авар и союзных с ними румцев заставили его покинуть эту область и уйти в Искандеровы горы. Там он образовал свое царство, которое назвал Бурджан (Дунайская Болгария) - в память о своем прежнем владении. Его потомки приняли от тамошних ульчийцев христианство, а вместе с ним и ульчийский язык". --- Местность Кашан-Атилькузе была хорошо известна булгарам. Перенос в Волго-Камье топонимов Кашан, Сула, Бурат (левый приток Волги Парат как раз в рассматриваемом регионе) вполне естественен. С учетом специфики топонимов ДТ, Бурат вполне соответствует слову 'Брод' (возможно, в значении 'переправа'), а Куман - полностью совпадает с одним из имен половцев-кипчаков. То есть, здесь, на пятачке средней Волги мы имеем известную по более южным регионам 'сладкую парочку' - бродники и половцы! Если это поселение имело имя, связанное с бродниками, то появление имени Бурат у воеводы нового курсыбая (войска), составленного из бродников (переименованных в казаков), вполне понятно. Еще раз посмотрим сообщения о бродниках.
  
   Впервые о бродниках летописи упоминают под 1146 годом. Во время борьбы Святослава Ольговича с Изяславом Мстиславовичем, союзник Святослава, Юрий Долгорукий, присылает ему отряд 'бродников'. В 1147 году 'Бродники и Половци приидоша (к черниговскому князю) мнози'. 1216 год. Бродники вместе с Владимиро-суздальскими князьями участвуют в боях с Киевскими и нов-городцами.
   'А кнѧзь Юрьи Всеволодичь . съ Ст҃ославомъ и с Володимеромъ . вышелъ бѧше из Володимерѧ съ всею братьєю . и бѧхү полъци силни велми Мүромъци и Бродници и Городчане . и всѧ сила Сүздальскои земли'.
   'Арослав же ста своими полкы с Мүромьскыми и с Городчаны и с Бронн§ки противү Володимерү и Смолнѧномъ . а Юрьи ста противү Мьстиславү . и Новогородцемъ со всею землею Сүздальскою'. Интересно, что в Лавр. лет. часто встречается слово перебродить и бродить в смысле переправляться через реку, но в данном случае в одном месте упомянуты и 'бродници' и 'бронники'. Это несколько запутывает смысл самого понятия.
   В записи 1223г.: 'тү же и Бродници быша старыє . и воєвода их Плоскынѧ . и тъи ѡкаӕнныи целовавъ крестъ . кы кнз҃ю Мстиславү . и ѡбѣма кнз҃ема ӕко их не избити . и пүстити их на искүпѣ и сългавъ ѡкаӕнныи предасть их свѧзавъ Татаром̑ . а город взѧша а люди посѣкоша'.
  
    []
   Бродники были старые и новые. Вероятно речь идет о двух регионах их проживания, так как есть сведения о бродниках на Дунае, что может указывать на широкую географию их расселения. Одни бродники могли обитать в низовьях Дуная, а другие - где-то на Дону. Однако Русские летописи многократно говорят о бродниках в Подонье, но ни разу не сообщают о бродниках дунайских. Далее информация взята: http://papacoma.narod.ru/articles/rabinovich_berladniki.htm#ch02
   Имя Берладь могло быть у местности на нижнем Дунае, которой управлял одно время русский князь-изгой - Звенигородский Галицкий удельный князь Иван Ростиславович, сын перемышльского князя Ростислава Володаревича, упоминается в летописях с 1144 г., он бывал в Суздале, дружил с половцами, отравлен в 1162 г. в греческой Солуни, сын Ивана Берладника Ростислав был убит венграми. В дальнейшем Иван Берладник возглавлял наемное войско из бродников.
   "Иванъ ... еха в поле къ Половцемъ. и шедъ с Половци и ста в городехъ Подунайскый и изби две кубаре и взя товара много в нею. и пакостяше рыболовомъ Галичьскымъ. и приидоша к нему Половци мнози. и Берладники оу него искупися 6000. и поиде къ Кучелмину и ради быша ему. и отуда къ Оушици поиде и вошла бяше засада Ярославля в городе и начаша бити крепко засадници из города. а смерды скачу чересъ заборола. къ Иванови и перебеже ихъ. И хотеша Половци взяти городъ. Иванъ не да имъ взяти и розгневшеся Половци. ехаше от Ивана". --- Кучелмин и Ушица были пограничными галицкими городами, куда Иван подошел со своим войском.
   В 1160 г. берладники ограбили киевский порт на Днепре Олешье. "Посла Ростиславъ ис Киева Гюргя Нестеровича и Якуна в насадехъ на Берладники. иже бяхуть Олешье взяли и постигше я оу Дциня избиша я и полонъ взяша".
   В 1174 г. Андрей Боголюбский разгневался на Ростиславичей и велел им передать: "... не ходите в мое воли. ты же Рюриче поиди вь Смолньскь кь брату во свою отчиноу а Давиду рци а ты поиди вь Берладь а в Руськои земли не велю ти быти.." --- То есть, Берладь была отдельной самостоятельной (не русской" волостью.
   О местоположении Берлади автор делает такой вывод: "центр исторической летописной Берлади находился на территории Добруджи, официально принадлежащей Византии, Берладская земля была хотя бы формально зависимой от Византии. Это не было княжество, зависимое от Галицкой Руси, по крайней мере, с 1144 г., и это не была в полном смысле казачья вольная республика. Вместе с тем, Берладь, где бы она ни находилась, была независима от половцев".
   Тут есть некоторая неопределенность. Дело в том, что археология выделяет два региона древнерусских находок в бассейне Дуная. Древнерусские вещи 12-13в. находят в Сиретско-Прутском междуречье, а также южнее, в правобережье низовий Дуная - ареале обитания западных бродников-берладников. Автор локализует Берладь непосредственно на Дунае, помещая в Пруто-Сиретский регион западных бродников (о них есть упоминания в зап. документах, а местные топонимы имеют бродницкий характер). "Группа населения, известная в источниках под названием "бродники", достоверно зафиксированная с 1222 г., локализуется в Карпато-Днестровских землях, предположительно в Сиретско-Прутском междуречье. Вопрос об этнической принадлежности бродников нельзя считать решенным. Наиболее аргументированной представляются 'славянская', но достаточно перспективными также 'германская' и 'аланская' версии. Связь между бродниками Подонья и Карпато-Поднестровья не очевидна и едва намечается".
  
    []
   Карта древнерусских находок в Пруто-Сиретском междуречье.
  
    []
   Карта распространения древнерусских импортов по нижнему течению Дуная.
   1 - пряслица из овручского шифера; 2 - глиняные яйца-писанки; 3 - висячие трубчатые замки; 4 - кресты-энколпионы; 5 - другие изделия древнерусского ремесла; а - единичные находки; б - групповые находки.
    []
   Предметы культа с поселения Диногеция в Добрудже на Дунае.
   Итак, западные бродники и берладники, по мнению автора, - два русских анклава в пограничье Руси, Византии, Венгрии и половцев. Вместе с тем, четкой границы разделения археологических находок нет. Поэтому можно говорить о двух политически разделенных, но соседних анклавах.
  
   В ДТ есть интересные подробности о бродниках.
   1223г. Монголы неожиданно появились в Северо-Кавказских степях. 'Куманы, начавшие битву, были опрокинуты и обратились в бегство прямо через ряды сакланов (Саклан - Приазовье, Кубань). Те также поддались панике, и часть татар вышла в тыл Бачману. Тархан, чтобы уйти из-под удара и избежать окружения, принужден был уйти через Джураш в Гурджу (Грузию). При этом попал в плен Бадри, задержавший татар'.
   Калка: 'После этого 50 тысяч урусов, напуганных отличными боевыми качествами татар, сели в укрепленном лагере. Субятай послал к ним Аблас-Хина с повторным предложением о выезде к нему беков для переговоров о совместном походе на Державу. При этом бахадир пообещал, что те, кто не приедет к нему, будут убиты. Все беки выехали и были тут же повязаны. Эмир подвел пленных к укреп-лению и спросил их, кого казнить за гибель сына - беков или их воинов? Беки ответили, что их воинов. После этого бахадир сказал урусам: 'Вы слышали, что ва-ши беки предали / / вас. Выезжайте без страха, ибо я казню их самих за измену своим воинам, а вас отпущу'. Оставшиеся без полководцев урусы сдались...'.
   'В седлах оставались еще 20 тысяч татар, и бахадир с легким сердцем двинулся на Державу. Он полагал, что Джучи в это время уже также вторгся в Булгар с восто-ка, ибо таким был приказ Чингиза. Бахадир заставил Аблас-Хина вести его прямо к центру Державы, но бек сумел через своего джуру известить кана о том, что приведет татар к Кермеку'. В суматохе этой битвы Аблас-Хин смог перебежать к своим, был подведен к кану и тут же получил от него титул эмира... Под охраной Аблас-Хина татары были выведены из Державы за Джаик. Прощаясь, Субятай молча вручил ему свой меч и тут же хлестнул коня".
  
   Упоминаемый Аблас Хин - это воевода бродников Плоскиня. Аблас-Хин - прозвище Бадри сына Лачына, правителя города Хин (Саркел). 'Любивший опасность, он обеспечивал проведение караванов из Саклана в Саксин и Мардан-Беллак (с Кавказа на нижнюю и среднюю Волгу). Окружали его асы, альманцы, румцы, гурджийцы, беглые ульчийцы и кыпчаки - такие же отчаянные смельчаки, как и он сам'.
  
   - Здесь мы видим весь спектр народов, составлявших интернационал бродников: арии (азиатские европеоиды), германцы (вероятно, крымские готы), византийцы, грузины, славяне и половцы. Собирались они в городке Хин (Саркел) на Дону.
   Из словаря ДТ: Асы - мурдасское название синдийцев-ура (арийцев), почему асами называли и потомков ура-арийцев: булгар, массагетов, алан, буртасов и других.
  
   Лачын был сыном князя Андрея Боголюбского от его второй жены булгарки. После убийства отца он бежал в Булгарию, где ему подыскали со временем место эмира Грузии. Однако вскоре его свергли, и ему пришлось бежать, 'вначале в Хонджак, а затем в Узию. Там он принял с сыном ислам, причем сохранил свое булгарское прозвище, а сына назвал Бадретдином. Потом они ушли через Ширван к асам, где жили родственники матери Байгюль Услан-би. А Услан-би была из са-мого знатного сакланского рода, одно имя которого спасало человека от гибели в любом месте Сакланских гор (сакланы - кавказские потомки хонов-гуннов?).
   Сакланы предлагали эмиру остаться у них, но беспокойная жизнь в горах не нра-вилась ему, и он вернулся в Державу. Болгарцы, почитавшие его мать, приглашали его к себе, но Лачын попросил у кана небольшой город и получил его на Барадж-Чишме. Он назвал его Табыл-Катау - так, как называлась покинутая им столица Гурджи. Его сын бек Бадри - также по его личной просьбе - получил Хин и про-звался Аблас-Хином".
  
   1229г. 'Бадри отстаивал Хин до последней возможности, а потом поджег город и ушел в Буртас...'. 'Я въехал в Буляр и был поднят на трон Тэтэшем, Иштяком, Газаном и Аблас-Хином, которого я утвердил улугбеком Буртаса по просьбе мухшийских казанчиев'. - Аблас Хин занял важное место в правительстве Г. Бараджа. Это косвенно свидетельствует о том, что он располагал значительным военным контингентом. Это были отдельные силы, так как курсыбаевцами-казаками командовал Газан.
   'Алтынбек поднял голову и через год после моего воцарения двинулся на меня с Бачманом, как на 'тайного доброхота Балына и врага Исламской Державы'. Газан пришел ко мне и со вздохом сказал, что его курсыбаевцы не могут биться со своими братьями - арбугинцами. Я понял, что надо уносить ноги, и поспешно выехал в Казань, где был улугбеком мой Хисам'. Курсыбаевцы-казаки были 'братьями арбугинцев'. Арбугинцы - из начальных булгарских родов, возможно, связанный с хазарами. Ар-Буга была первой столицей Мардана (позже Банджа).
  
   Г. Барадж бежал в Балын и был вновь назначен кн. Юрием губернатором Н. Новгорода.
   1232г. 'Когда пришла весть о нападении татар сына Джучи хана Бату на Державу, обрадованный Джурги велел мне возглавить 10-тысячное войско для овладения Казанью'. - Но булгары Алтынбека отбили нападение и повернули на Н. Новгород и правобережье Волги. Это вызвало замешательство среди русских.
  
  
    []
   'Дойдя до балика Саран, бывшего на границе Мишара и Мардана и сдавшегося мне без сопротивления, я заявил, что останусь здесь ожидать ответа Джурги на мое донесение. Но со мной осталось всего 1500 моих джунских пехотинцев, а все остальные устремились к Буртасу, ибо знали, что Аблас-Хину никто в Державе не поможет. Каково же было мое изумление, когда я, во время объезда окрестностей, встретил самого Бадри. Оказывается, Алтынбек сразу после разгрома Бату двинул на него свое войско, и он едва выскочил из города перед приходом Газана и Бояна. Быстро сообразив, что мое войско ждет печальная участь и что Джурги не простит мне этого, я решил бежать. Бежать же мне можно было только в одну сторону - в Мэнхол. Велев своим 300 джур либо возвращаться, либо примкнуть к Бадри, я с эмиром отправился в Сарычин. Здесь Аблас-Хин, любимый местными жителями, остался, и я с сотней его отчаянных джур, двинулся на Восток'.
  
   Итак, предположение о проводниках-бродниках в окружении Бараджа подтверждается. Сарычин (Царицын на Волге) располагается вблизи переволоки Волга-Дон. Саричин и Хин-Саркел входили в Саксинскую провинцию. Далее Барадж (вместе с Бату) едет к хану Угедею и получает от него ранг посла Монголов и эмира Булгарии.
   Далее идет война 1236г. '...После нашего прорыва ак-чирмыши покинули восемь валов и отошли в Буляр, так что Субятай смог, наконец, пройти и с этой стороны. Столица, в которой собралось не менее 200 тысяч человек, из которых 25 тысяч были вооружены, была окружена. Татары осаждали ее 45 дней. Когда пала Хинуба, Газан прорвал кольцо оймеков Мергена и нанес удар по тылам Гуюка, Байдара и Орду. Они были основательно разгромлены, и стоящий рядом Бату в ужасе отступил от города. Этим воспользовался эмир Бачман, бывший сардаром осажденных. Вместе с Алтынчач и 15 тысячами бойцов он прорвался по образовавшемуся проходу и ушел в Банджу, к Бояну. Здесь они не поладили, и Боян ушел в Буртас. Бадри же, изгнанный из Сарычина братом (хана) Манкая Бучеком, занял Рази-Субу (запад Мардана)... Субятай едва смог восстановить порядок и отбить Газана. Тяжко раненный сардар отступил в Джукетау, но, видя полное изнеможение курсыбая, отступил в Кашан и там скончался'.
   --- Газан и его войско приняли участие в обороне столицы, и в ходе удачной вылазки вырвались из окружения и ушли за Каму, а далее, видимо, на Вятку. Бачман и Бадри отступили на западный берег Волги. Столица Булгарии была взята и разгромлена, кан Алтынбек убит.
   'Гуюк настаивал на том, чтобы уничтожить Нур-Сувар (крупный город центральной Булгарии) за гибель хана тюркмен Куш-Бирде. А этот хан погнался за Бачманом, но у Кермека был остановлен и убит юным сыном Газана Кул-Буратом'.
   --- Из дальнейшего видно, что сын Газана командовал казаками. Кул-Бурат и Бадри перешли на сторону Г. Бараджа.
   'Иштяк, Кул-Бурат, Бадри и Тэтэш подняли меня в цитадели Нур-Сувара Барынту ('Бурунда' на мэнхолском языке) на эмирский трон'. 'Аблас-Хин также отправился в Мардан и изгнал Боян-Мохаммеда из Буртаса. Тот принужден был явиться ко мне с повинной, и получил от меня Казань, ибо Хисама я перевел в Болгар'.
   В дальнейшем в походе на Русь Г. Барадж шёл с '5 тысячами казаков Кул-Бурата и 3 тысячами арбугинцев Аблас-Хина'. Аблас-Хин командует арбугинцами, которые, как было сказано, считались 'братьями' казаков Газана и, видимо, в дальнейшем, его сына Кул-Бурата. Во всяком случае, это были этнически близкие группы.
   Аблас-Хин с 200 своих хинцев погиб в Западном походе. "Я вернулся в Булгар с половиной своих воинов, а Бату - с десятой частью своего воинства... Еще при возвращении из Альманского похода по моему предложению в Кыпчаке стали создаваться казацкие войска из анчийцев и кара-булгар, и это я дал им название, ибо они отказались брать угодное мэнхолам прозвище их наемников - татары".
  
   По домонгольской археологии нижнего Дона есть работа 1935г. М. И. Артамонов - СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ НА НИЖНЕМ ДОНУ http://annales.info/hazar/iaimk131/iaimk131.htm
   'При раскопках Сизовым было найдено два креста с рельефными изображениями распятий... Наибольший интерес из числа крестов этой коллекции представляет крест-складень с изображениями князей Бориса и Глеба, с хорошо читаемыми русскими надписями 'Глеб' и 'Борс' (рис. 8, 14а, 14б). Оба одеты в княжеские шапки с околышами, в кафтаны и плащи, застегнутые на правом плече. В левой руке у одного изображения церквей: у Глеба трехглавой, у Бориса одноглавой. Кресты с изображениями Бориса и Глеба известны в значительном количестве из Киевщины и Черниговщины. Крест, найденный в Цымлянском городище (Саркел), является доказательством сношений населения Дона с Киевской областью, где возник и откуда распространился культ князей вместе с изображениями. Большинство других крестов - также энколпионы III типа по классификации Н. И. Кондакова (рис. 8, 1, 3, 5, 7, 9). Вторую группу образуют маленькие нательные крестики, различающиеся, главным образом, величиною и обработкою центральной части (рис. 8, 2, 4, 6, 11, 12). Состоят они из круглых перекладин с шариками на концах. Перекрестье имеет форму квадрата... Большинству из этих крестов и иконок легко отыскать аналогии в находках в Херсонесе, Киевщине и других местах в русских курганах и кладах. Датируются они обычно X-XII вв. ... К XI в. большая часть этих поселений на Дону (хазарского периода), как и по границе с лесостепью, исчезает. Остающиеся и вновь возникшие в это время обнаруживают тесную связь с русской культурой. Но и их существование недолговечно. Ко второй половине XII в. Подонье опять становится достоянием кочевников и остается в их руках вплоть до казачьей колонизации'.
  
   Аналогичные кресты находят на Вятских городищах, а культ св. князей Бориса и Глеба был у нас одним из первейших. Многие факты указывают на южное происхождение Вятских славянорусских поселенцев конца 12в., это вполне могли быть Донские бродники.
   Бродники проживали и действовали вдоль западной границы Булгарии с Половцами и Русскими (по линии Дон-Хопер-Сура), были буфером между этими народами (а также кавказцами). Выскажу такое предположение: казаки-бродники Газана и Кул-Бурата ко времени монгольского нашествия уже проживали где-то на северо-западной границе Булгарии в соседстве с Владимиро-Суздальским княжеством, а бродники Аблас-Хина (Плоскини-Бадри) обитали на южной границе в Подонье. Поэтому западные авторы в составе войск монголо-татар (описание нападения на Венгрию), не видели разницы между известными им уже ранее южными бродниками и северной их категорией - казаками Гази Бараджа. В западном походе монголы потеряли большинство своих добровольно-принудительных союзников. Это подстегнуло к созданию новых казацких частей. Правда, эти татарские казаки не имеют прямого отношения к русскому казачеству 16-17в.
  
   В обороне Банджи, когда был убит Бачман: 'Арбугинцы стояли насмерть, дорожа более всего на свете своей древней свободой'.
   Арбугинцы упомянуты среди союзников черниговского князя в "Слове о полку Игореве":
   Нет со мной уж брата Ярослава!
   Он ли сильный, он ли многоратный,
   Со своей черниговской дружиной!
   А его могуты и татраны,
   Топчаки, ревуги и ольберы,
   Те с ножами, без щитов, лишь кликом,
   Бранной славой прадедам ревнуя,
   Побеждают полчища и рати...
  
   'Черниговская знать состояла сплошь из представителей булгарских родов: Могутов (Масгутов, Масаутов), Татранов, Шельбиров (Чельбиров), Топчаков (Тубджаков), Ревугов (Арбугинцев), Ольберов (Эльбиров) и др'. -- 3 том ДТ (комментарии). http://baltavar.narod.ru/Tom3.htm
  
   Ревуги - (мн.) - название тюрк. племенного союза, только др.-русск., один раз в СПИ. Объясняют из тюрк. ar "мужчина" и bua "богатырь, парень", тур. buka "борец", чагат., уйг. boka - то же (Корш, ИОРЯС 8, 4, 39; Малов, ОЛЯ 5, 135 и сл.).Наряду с этим существует объяснение из первонач. "богатырь-бык", ср. тюрк. ar и buа "бык" (Рашоньи, Semin. Kondak. 8, 298). Менее правдоподобно толкование ревуги = "крикуны", от реву (Новиков у Малова, там же).
  
   Вероятно, не все арбугинцы были бродниками, а лишь ближнее окружениее Бадри, хотя географическая и этническая близость (например, через буртас) просматривается. Но их имя вполне могло переходить на все войско под его командованием.
  
   В очень интересном отрывке о Саксине есть такие места:
   'Хин Керман (Саркел, Белая Вежа) - один из самых славных городов Саксинской провинции и центр Азакского санджака [наместничества], которое сами азакцы с гордостью называют Хазарским... Хин Керман расположен на реке Шир [Дон], названной так потому, что изобилует ширами - прибрежными камышовыми зарослями... В устье Шира находится город Ширдан [Азов], почти все жители которого - это пограничники и моряки... Иногда граница Азакского санджака доходит до низовьев реки Калки, и тогда на нее высылаются чиркесские разъезды... Границу здесь называют кыран или кыр. В связи с этим я вспомнил, что один остров на Кара-Идели, на котором происходят регулярные встречи наших и суздальских властей, также называется Кыран". --- Белая Вежа была потеряна Киевскими князьями в 1117г. Очевидно, перешла под власть половцев рода Бачмана, ставшего союзником Булгарии. Ширданом звали командующего флотом булгар, действовавшим на нижней Каме и Вятке. Ширданцы - пограничники и моряки (речники). Чиркесов-горцев используют как конных пограничников. Они известны в такой роли по более поздним сообщениям. Это говорит, что сами ширданцы конниками не были. Донское название острова на Волге вблизи границы с русскими (очевидно, в устье Суры) - Кыран (Кордон?) - свидетельствует о проживании в этой местности выходцев с Дона, бродников. В настоящее время найти этот остров затруднительно в виду затопления водохранилищем.
  
   "Особенно заинтересованы в прибытии наших караванов жители Кыр Кумана [Старая Умань?] (междуречье Юж. Буга и Синюхи), так как торговля саксинскими товарами приносит им большую прибыль. А этот город, являющийся крупнейшей крепостью на южном рубеже Баштуйского княжества (Киевского), основал на реке Куксу [Синюха или ее приток] Гилас Кан после его перехода на русскую службу. Вначале этот город был населен исключительно булгарами и его булгарскими узи-тюрками, которые назывались кубанами или куманами, почему и город получил их название. Только позднее так стали называть западных кыпчаков. Этот город - крайний, до которого по Соляной дороге доходят наши караваны из Саксина. В Кыр Кумане сейчас проживает около 20 тысяч человек, но большинство его жителей, занимающихся торговлей, службой на границе и скотоводством, приезжает в город только на зиму... Более двадцати лет, начиная с 1160 года, вали [градоначальником] города был потомок царя Масгута Арсланбек, на дочери которого женился Угыр Булымер... А внучка этого бека Арслана - жена Бай Казыка...
   По данным летописи "Деяния каубуйских беков" Агиша ибн Хасана, сохранившейся в книге его потомка, Культаси, при сыне Бай Казыка Арслане Кыр Куман стал главным центром украинского казацкого войска, но в 1279 году был разрушен за отказ Арслана участвовать в татарском набеге на Булгар. Сам Культаси замечает, что булгарским послам в 1506-1507 годах казаки показывали развалины этого города, которые называли Куксу. Близ Куксу был казачий пост Куман".
  
   Абу Хамид ал-Гарнати, рассказывая о своем путешествии из Булгара в Венгрию в 1135г., упоминает город Кыр Куман:
   'Когда я поехал в страну славян, то выехал из Булгара и плыл на корабле по реке сла-вян. А вода ее черная, как вода моря Мраков, она будто чернила, но притом она сладкая, хорошая, чистая. И есть в ней животное вроде маленькой кошки с черной шкурой, зовут его водяным соболем. Его шкуры вывозят в Булгар и Саджсин, а водится он в этой реке... Когда я прибыл в их страну, то увидел, что эта страна обширная, обильная медом и пше-ницей и ячменем и большими яблоками...
   А у славян строгие порядки. Если кто-нибудь нанесет ущерб невольнице другого, или его сыну, или его скоту или нарушит законность каким-нибудь образом, то берут с нарушителя некоторую сумму денег. А если у него их нет, то продают его сыновей и дочерей и его жену за это преступление. А если нет у него семьи и детей, то продают его... Славяне храбры. Они придерживаются византийского толка несторианского христианства.
   А вокруг них народность, живущая среди деревьев, бреющая бороды. Живут они на [берегах] огромной реки и охотятся на бобров в этой реке... Я оставался у них с караваном длительное время, страна их безопасна. Харадж они платят булгарам. И нет у них религии, они почитают некое дерево, перед которым кладут земные поклоны.
   И прибыл я в город славян, который называют 'Г-р Ку(йяв?)'. А в нем тысячи 'магрибинцев', по виду тюрков, говорящих на тюркском языке и стрелы мечущих, как тюрки. И известны они в этой стране под именем беджн.
   И встретил я человека из багдадцев, он был женат на [дочери] одного из этих мусульман. Я устроил этим мусульманам пятничное моление и научил их хутбе, а они не знали пятничной молитвы'.
   Сразу после Булгарии путешественник, плывущий по 'реке славян', попал в страну славян-русов. Волга выше устья Камы звалась Кара-Идель, - Черная, - отсюда реминисценции автора. Здесь описан закон 'Русской Правды' об уплате долга. Поэтому под славянами-сакалиба нужно понимать славяно-русское население виденных арабом торговых городов. Язычники, платившие дань булгарам - это скорее, финноугры левобережья Оки (мордва, меря, мокша и другие). Это подтверждает сообщение ДТ:
   "'Мар-Кавэс вез Абу Хамида Гарнати в 1135 году на своем корабле, когда мулла ехал через Кан и Кисан в Хорысдан'. (Мар-Кавэс был из рода колбягского бия, имел свой флот.) То есть, через Муром и Рязань в Коростень. Хорысдан в ДТ - это ставка булгар восточнее Киева, но так же был назван и город-крепость в земле Вятичей - Кордень. Ко времени Гарнати верхнеокские вятичи уже утратили свою независимость от Киева. Маловероятно, что арабы продолжили свой путь на верхнюю Оку и далее по Десне на Киев. Так как плавание и расположение города на реке не описано, то дальнейший путь, скорее всего, шел посуху. Есть еще одно обстоятельство против такого варианта.
   Город с тысячами магрибинцев-тюрок на русский Киев не похож, это пограничный Кыр-Куман. На обратном пути из Венгрии очень бегло упомянута столица царя славян. Посетить её араб решился, только заручившись сопроводительным письмом: "И когда я прибыл в страну славян, то царь ее оказал мне почет, уважая его письмо и боясь его [царя Венгрии]. И перезимовали мы у него, а к весне выехали в страну тюрок, направляясь в Саджсин" (Саксин на Волге). Становится ясно, что до того он опасался заходить на земли Киевского княжества и потому обходил его стороной. От Рязани путь шел посуху на юго-запад через лесостепи; арабский караван обошел земли Киева южнее, посетив лишь пограничный Кыр-Куман (невдалеке от древнего булгарского Хорыстана-Полтавы). Таким образом, передвижение происходило в вдоль границы Булгарии и Руси.
   Название Кыр-Куман (граница куманов), как видим, напрямую с половцами не связано. Это же относится и к городу Куман на Волге. Население Кыр-Кумана было пестрым, но похожим на тюрок. По археологии к юго-западу от Киева проживали союзные русам полукочевые народы. Почему автор назвал их магрибинцами? Скорее, за внешнее сходство с известными ему арабами северной Африки: смуглые и черноглазые, частью мусульмане. Магриб ('страна, где заходит солнце') - средневековыми арабскими географами назывались страны, расположенные к западу от Египта (ныне Ливия, Тунис, Алжир и Марокко). Характерные для этих стран гаплогруппы у казаков выявлены в небольшом количестве. Название народа населявшего "славянский город" Кир-Куман - 'Беджн' - переводят как баджанаки-печенеги, но это не надежно. С большим успехом можно отождествить этот народ с западными бродниками (берладниками), жившими в 12в. в пограничной полосе между русскими княжествами и половцами (как раз на пути Гарнати в Венгрию). Вместе с тем, можно увидеть связь с названием городища Важнангер, которое мы отождествляем с Куманом на Волге (см. ниже).
  
  
  
    []
   Гидрография региона Дон-Волга
   Путь от Хин-Саркела шел вверх по Дону и Хопру, далее переволока на Суру в районе города Дэбэр (Золотаревское городище напротив устья р. Уза) и вниз по Суре на Куман и Бурат. Город Буртас - Юловское городище 11-12в. возле г. Городище Пензенской области в устье р. Юлов. В 9-14 вв. через Верхнее Посурье проходил торговый путь из Болгара в Киев. То есть, в районе Пензы был перекресток путей север-юг и восток-запад.
    []
   Золотаревское городище расположено в 4 км от Суры (в районе переправы) на мысу высотой до 20 м, образованном двумя оврагами, поперек мыса насыпаны еще 4 вала со рвами. В центре валов есть проезд. За внешним валом широкая полоса круглых ловчих ям для конницы и осадных орудий глубиной около 1 м. Общая площадь Золотаревского поселения (с тремя селищами) 16 га, площадь городища около 2,5 га. Найдено много оружия и конской упряжи. Останки людей и вооружения раскиданы по всей площади поселения, что говорит о гибели города в ходе войны; среди защитников были булгары, буртасы, мокша, русские, кыпчаки и (большинство) аскизы - алтайцы. Всего не менее 1000 воинов.
  http://archeologia.narod.ru/zolot.htm
   http://inpenza.ru/history/battle-1237.php
  
   Юловское городище - четырехугольной формы, площадью 100 000 кв.м. (10га); оборонительный пояс представляет полукружие из двух валов и трех рвов, соединяющих края оврагов. Высота валов 2-2,5 м, ширина-7-10м., глубина рвов-1,2,5 м, ширина -7-10 м. В слое на поверхности встречаются фрагменты гончарной и лепной красно-коричневой керамики, железные и медные изделия, найден клад серебряных изделий.
    []
   Археологические памятники буртас
   Дэбэр был важной крепостью на границе западной булгарской волости на Суре: 'Дэбэр был последней крепостью, построенной при Алмыше' (ум. 925г.).
   Погром Буртасии произошел зимой 1239-40г. В ДТ сказано, что 'внезапно Беркай напал на Буртас. Бадри помог городу устоять, но округ был совершенно разорен. До 50 тысяч буртасских булгар бежали в Эчке Булгар, и их рассказы о зверствах татар взволновали все население. Воспользовавшись этим, Ялдау поднял мятеж'. Учитывая, что Юловское городище больше по площади и на нем нет следов войны, можно отождествить его со столицей Буртасии. Золотаревское городище более похоже на пограничную крепость в районе Сурской переправы, крепость Дэбэр.
   Вот что пишут в http://suslony.ru/Toponimika/vveden1.htm :
   "в лесах и лесостепи хозяйничали мордва и буртасы. Одни - в Засурье (Волжская Булгария), другие на Выше (Рязанское княжество). Степная часть области представляла собой районы обитания кочевников, где разговорными языками были то кипчакские, то булгарские, то буртасские, то иные наречия... буртасы жили в составе Волжской Булгарии, имея города на территории нынешних Городищенского, Шемышейского и Земетчинского районов. Они прибыли в Пензенский край в IX или VIII веках из Хазарии. Именно в этот период в пензенской лесостепи появился этнос, носитель признаков салтово-маяцкой (хазарской) археологической культуры. Пришельцы построили десятки городов-крепостей с валами и рвами. Ориентировка и распо-ложение укреплений в Засурье, Заузинье, на правых берегах Выши и Вада говорят о том, что буртасы враждовали со степными соседями и Рязанским княжеством. Волжская Булгария оставалась в тылу их крепостей, значит, буртасы защищали ее дальние рубежи от рязанцев и Степи... Н.Ф. Калинин, В.Ф. Генинг, Е.П. Казаков и другие считали буртасов потомками племен именьковской археологической культуры... Ш.З. Бахтиев видит в буртасах народ хазаро-булгарского происхождения, чувашей... Оказавшись в поле влияния хазар..., буртасы, по-видимому, стали служить иудейской верхушке Хазарии. Затем по неясным причинам в VIII веке ушли с Каспия на Суру, где попали в политическую зависимость к волжским булгарам и стали им служить".
  
   Лесная Буртасия была разделена на две части степной полосой тянувшейся как раз вдоль упомянутого пути с юга на север (Дон-Сура), по которому в 12в. приходили половцы, а также бродники. В 15в. по этому пути в обратном направлении могли уходить прямой дорогой на Рязань и Дон Вятские и Казанские казаки. Не случайно первые донские казаки Сары-Азмана появились где-то в районе Хопра.
  
   О происхождении имени 'куманы' ДТ сообщает следующее: 'один из кара-оймекских ханов Куман попросил с частью своих людей убежища в Державе. Балук охотно принял беглецов на службу... Во главе их кан поставил Кумана, и поэтому наши стали называть этих кыргызов куманами, хотя звали и по-персидски - 'кыпчаками', и по-сабански - 'кыргызами'.
   В ДТ описаны нападения куманов в конце 12в. на округу Дэбэра, где также жили обулгарившиеся куманы: 'среди мишарских булгар всегда селилось много куманов, поэтому они более, нежели булгары других областей, были похожи на них'.
   Город Куман упоминается при описании войны 1182г., но кто в нем жил - не ясно: 'У города Кумана он (уходивший вверх по Волге князь Всеволод) подобрал несколько своих, отбившихся от кисанской конницы после ее разгрома'.
   Упоминание Кумана в войне с арами и урусами 1220г.: 'Курсыбаевцы растоптали аров и положили несколько тысяч урусов, но все же с 3 тысячи их успело сесть на корабли и поспешно отплыть к острогу Куман возле устья Дэбэр-су. Увы! Балик также был осажден арами, и куманцы ничем нам помочь не могли'. Из этого текста ясно, что куманцы (жители городка Куман) были союзниками булгар, но не были арами (финно-уграми). Вероятно, куманцы поначалу были куманами-половцами, перешедшими на жительство в Булгарию, но, учитывая данные археологии (см. 5 главу), среди них жили и выходцы из других народов.
  
   Городище "Муромский городок" - один из самых крупных городов Волжской Болгарии. Он возник во второй половине Х века в западной части Самарской Луки, между современными селами Валы и Жигули. Средневековое название города неизвестно, местное население место, где он находился, называет Муромским городком. Раскопки позволили получить богатый материал по истории и культуре города. Площадь города составляла около 150 га. Он делился на внутренний и внешний. Обе части города были защищены валами и рвами, в качестве оборонительных сооружений использовались также овраги, углубленные расширенные. Город окружали села и слободы: в его окрестностях выявлен более десятка болгарских селищ.
   Раскопки позволили проследить, как рос город. Самая древняя его часть внутренний город, расположенный на мысу между двумя оврагами. Здесь был наиболее густая застройка. Дома горожан были бревенчатыми, срубны-ми глинобитными. Изредка встречались землянки. Общественные здания - бани и жилища феодалов строились из крупного кирпича квадратной формы. Были в городе и мечети, но места их нахождения пока не выявлены.
   Умерших обитатели города хоронили на обширном мусульманском кладбище, расположенном у южной его окраины. Как и все болгары, они были мусульманами, поэтому погребения совершены по мусульманскому обряду. Город достиг своего расцвета к началу XII века. О его внезапной гибели свидетельствует мощный слой пожарища и находки скелетов погибших горожан со встрявшими в костях наконечниками монгольских стрел. Городище можно отождествить с городом Банджа в ДТ.
  
  
   Глава 6.
  
  Археология Волго-Вятских казаков
  
   Выше было высказано мнение, что часть бродников уже с сер. 12в. проживала где-то вблизи северо-западной границы Булгарии. С появлением фактора монголов эти северные поселения получили пополнение. Ныне д. Бродники есть на территории Владимирской обл. (между Н. Новгородом и Суздалем).
  
   Современная и древняя переправа через Волгу в районе Васильсурск - Лысая Гора. В этом регионе (Марийско-Чувашское Поволжье) от устья Суры до устья Сунгиря имеется скопление городищь, отличительной особенностью которых является бурно обсуждаемая историками и археологами 'Славяноидная керамика'. Особенно выделяются два из них, на противоположных берегах, непосредственно в районе переправы, - Горношумецкое и Важнангерское (Мало-Сундырское). Наверняка это были упоминаемые в ДТ города-крепости Бурат и Куман. Располагались они в устье Суры, как раз на крайней северо-западной границе Булгарии 12-13в.:
    []
  
  
  
   МИХЕЕВА АУРИКА ИВАНОВНА
   ПОСЕЛЕНИЯ МАРИЙСКОГО ПОВОЛЖЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (XIII-XV вв.)
   (Отрывки диссертации с моими комментариями)
  
   На памятниках Марийского Поволжья обнаружено большое количест- во русских изделий, которые представлены, в основном, железными предме- тами бытового назначения (цилиндрические замки нов-городского типа, клю- чи коленчатые, простые уплощенные и с выступом на стержне) и вооружения (булава, фрагменты кольчуг). Двухцилиндровые замки были широко распро- странены в Волжской Болгарии, но, по мнению большин-ства исследователей, болгары их переняли у русских (Полубояринова М.Д. 1993. С.118).
    []
   Ядром округи являлось Важнангерское (Мало-Сундырское) городище, выполнявшее роль культового, военно-оборонительного и экономического центра. Система фортификационных со- оружений городища вполне сопоставима с русскими и булгарскими городами XIII-XV вв. По своим размерам, характеру укреплений в настоящее время этот памятник имеет очень немного аналогий в финно-угорском мире. Появ ление такого центра с разносторонними функциями предполагает наличие административной системы, регулировавшей отношения населения внутри округи, распределение трудовых обязанностей, организацию обороны и выполнение ритуальных действий.
  
    []
   Укрепления городища представлены валами, рвом с напольной стороны, и плохо сохранившимися свидетельствами деревянных башен и стен. Внутривальные срубы невысоки (80см), были забутованы землей. На валы ставились однорядные стены из гориз. бревен, а в разрывы валов - башни, квадратные воротные и шестиугольные. Последняя близка по виду и размерам к обнаруженной в Слободском (размер бревен 150см и 'около 2м' соответственно).
   "Основу вала составляли срубные конструкции, разделенные жердями на несколько секций с размерами сторон по основанию 390х305 см. От этих конструкций сохранились глиняные забутовки, которые располага-лись по центру насыпи. В профиле забутовки имели куполовидную форму, с максимальной высотой в центре 140 см. Внутривальные конструкции не переходили в надвальные, поскольку боковые стенки забутовок не выходят на горизонт дневного уровня древней поверхности. Насыпь вала представлена желтой супесью. Для укрепления подножия вала использовались крупные камни, скат насыпи вала со стороны проезда дополнительно укреплен обмазкой из глины с кремнеземом, аналогичной заполнению в забутовке. Надвальные сооружения представлены наблюдательной башней, от которой зафиксировано основание шестиугольной формы, и деревянной стеной. Судя по сохранившимся фрагментам горелых плашек, выявленных на внешнем склоне вала, высота стены составляла не менее 260 см, длина пролета - 290 см. Как показали раскопки, проем в валу действительно был древним проездом. Под разрушенной частью современного проема были обнаружены остатки двух ям, связанных с конструкцией древнего проезда. По аналогии с материалами древнерусских и булгарских городищ можно предположить, что здесь располагалась надвратная башня подквадратной формы с размерами сторон 500 см".
    []
   Вал с двумя проездными башнями и, как минимум, одной шестиугольной защищал город с напольной части.
   "Важнангерский I и II жертвенники располагались напротив друг друга в 300 м в овраге Копан на высоте 28 - 29 м. Они были представлены угольными линзами мощностью до 30 см и длиной до 12 м [Никитин В.В. 1983]. Первоначально исследователь датировал памятник второй половиной I тыс. н.э. Затем периодом примерно XVI в. То есть, жертвенник в 16в. находился не на площадке мыса, а в низине под ним.
   На краю мыса в ходе исследований обнаружено святилище с довольно сложной структурой. Остатки жертвенника представлены кострищами, содержащими большое количество кальцинированных костей. Мощность жертвенного слоя составила 25 - 30 см. На площадке изучено сооружение, являющееся, по предположению исследователя, остатками святилища. Найдены гвозди для подков с прямоугольной шляпкой. На мой взгляд, здесь находился отдельный культовый городок, и Важнангерское городище состояло из двух (разделенных внутренним валом) частей. Судя по фото, территория святилища сильно заросла лесом, что затрудняет раскопки. Вот описание автора:
   "Укрепления мысовой части городища менее внушительны и сохранились гораздо хуже. Основу вала составляли деревянные конструкции из сучковатых жердей (см. ниже!), впоследствии заполненные супесью. Надвальные сооружения представляли собой однорядную стену, от которой прослежены остатки опорного столба. Ров в мысовой части городища использовался по назначению в первый строительный период городища. Дно рва укреплено крупными камнями. При разрушении надвальных сооружений часть насыпи, представленная желтой супесью с камнями, сползла в ров. Поскольку глубина и крутизна рва таким образом стала незначительной, дополнительно, внешний склон рва был усилен однорядной деревянной стеной, от которой зафиксирована серия столбовых ямок". - То есть, вдоль внутреннего вала шло ДВЕ стены, одна из которых могла принадлежать Детинцу-святилищу.
   В конструкции внутреннего вала различаются два периода строительства. В первый - был выкопан ров с плоским дном, выложенный крупными камнями и построен древоземляной вал, укрепленный крюковым способом характерным для зап. славян. Такая редкая в Вост. Европе особенность обнаружена в валу детинца Слободского города на Вятке. В основании этого вала найдены кости рыб и животных (в том числе, свиньи и собаки). Во второй период (в первой пол. 15в.), после разрушения старого вала и частичного осыпания его в ров, он был досыпан и обложен камнями, а по верху построена деревянная стена. Кроме того, на оползшем в ров склоне было построено дополнительное укрепление (забор). В этот период вал уже не представлял собой мощной оборонительной линии. Из этого можно предполагать, что назначение этой линии укреплений изменилось. Так как мысовая часть исследована недостаточно, можно полагать, что по периметру ее шли деревянные укрепления типа острога. Упомянутый дополнительный забор мог быть его частью.
  
   С учетом этого, двухчастная планировка города (детинец и острог), ориентация вдоль берега реки и его размеры (около 5 га) напоминают городища-святилища зап. славян (см. приложение в конце главы). 'Сучковатые жерди' внутривального укрепления в мысовой части (детинца) совпадают с аналогичными в Слободском. Описанная мною "двойная стенка" внутри вала Слободского острога схожа с внутривальными укреплениями Важнангерского городища:
    []
   На Важнангерском городище внутривальные срубы не переходят в надвальные укрепления, вероятно, также было устроено и в Слободском.
  
   Город имел большой посад:
   'При раскопках 2002 г. на напольной площадке за рвом городища обнаружена полуземлянка, одной стенкой частично врезанная в ров городища. Для определения характера культурного слоя с напольной стороны в 2004 г. было заложено несколько траншей на плато за валом городища. Траншеи закладывались вдоль волжского склона и вдоль р. Малый Сундырь. К сожалению, поверхность центральной части плато потревожена многолетней распашкой и в настоящее время занята посевами сельскохозяйственных культур, поэто- му она не подлежала проверке.
   В результате в шести из семи заложенных траншей обнаружен культурный слой и фрагменты керамики. В двух траншеях вдоль волжского склона зафиксиро- ваны остатки столбовых ям, позволяющие сделать заключение, что здесь на- ходилось дополнительное укрепление. Все траншеи дали материал, анало- гичный керамике самого городища. По культурному слою и распростране- нию подъемного материала приблизительно определена площадь в 82400 кв. м, превышающая площадь самого городища, расположенного за валом'.
  
    []
   Важнангерское городище, рядом деревня Важнангер, правый берег р. Волги, правый берег р. Большая Сундырка.
   Площадка подтреугольной формы имеет длину 260 м и ширину у вала 200 м, дугообразный вал высотой до 2 м, шириной до 13 м, ров шириной до 12 м углубленный до 1,3 м. Городище упоминается в литературе в 1852 г. На памятнике вскрыта площадь более 2000 кв. м. Культурный слой в виде темно гуммированной супеси достигает 40-60 см. Жилыми сооружениями была застроена восточная часть городища. Постройки с остатками куполо- образных печей, хозяйственные постройки типа летнего сооружения 'кудо', погреб, ямы различного назначения. Вещевые комплексы: керамика лепная горшковидных форм при наличии по- суды изготовленной на гончарном круге по местным образцам и славянского типа; булгарские горшки, миски и кувшины; железные бытовые предметы - ножи, кресала, наконечники стрел, замки, ключи; украшения из цветного ме- талла: кресты, ладанки, подвески, булгарские зооморфные замочки, монеты. По золотоордынским и русским монетам датировано XIII − XV вв.
   Преобладающим типом жилищ являются наземные дома срубной конструкции подквадратной формы, с ориентировкой стен по сторонам горизонта. Глинобитная печь, на срубном или столбовом опечке, располагалась в южном углу постройки. Наличие полуземлянок также не исключено... Полуземлянка прямоугольной формы размерами по дну 600 х 290 см, углублена в материк на 120 см. Постройка разделялась стеной на две половины. Стены полуземлянки, также как и наземного дома, ориентированы по сторонам горизонта. Вдоль границ выявлены следы сгоревшего дерева шириной 3 - 4 см. Особенно четко проявилась западная, фрагмент южной, угол северной и восточной стен. По всей вероятности, это был сруб, впущенный в землю. Вход в землянку находился в боковой вос точной стене, где фиксируются уступы, укрепленные камнем. Виход (марийская полуземлянка 17-19в.) представлял собой полуземлянку, углубленную в землю на 0,70 м, а иногда до 1 м. Размер его варьировал от 3 х 4 до 4,5 х 6,5 м и бо-лее. Некоторые виходы состояли из двух камер, вдоль стен одной из камер обычно устраивались земляные нары. В подвал вели земляные ступеньки.
  
   В ходе археологических раскопок установ лено, что Важнангерское (Мало-Сундырское) городище прекращает свое су ществование в конце XV в.
   'Все обнаруженные селища в пределах Важнангерской округи располагаются по берегам рек, преимущественно вдоль Волги. Система расположения поселений в окрестностях Важнангерского городища (8 селищ и городище-кузница) соответствует структуре гнезда-общины восточных славян'.
   'Важнангерское (мало-сундырское) городище выделяется среди всех известных марийских поселений значительной площадью. Культурный слой малонасыщен культурными остатками, поэтому вряд ли здесь проживало большое количество населения. Вместе с тем, на ближайших селищах зафиксированы слои насыщенные арх. находками. Городище имеет мощную оборонительную систему'. Булгарской керамики здесь мало - всего 0,27%, на соседних селищах около 7%. Всё это указывает на то, что назначение городища было весьма специфическим, видимо, его населяли служители культа с охраной.
   Материалы соседних поселений имеют близкие аналогии на памятниках Древ ней Руси, Вятского края, Волжской Булгарии, Верхней Камы. На Вятских городищах схожая ситуация и по жилищам: двухкамерные срубные полуземлянки и срубные жилища, печь по средине стены или в углу. Особенностью наземных жилищ Вятской земли, выделяющей ее из числа других древнерусских земель, является довольно частое помещение печи не в углу, а у середины одной из стен. Обратим внимание на марийское название жилища 'виход', явно заимствованное у славян.
   В лесостепной северной части СМК (средний Дон 8-9в.) преобладали полуземлянки срубной конструкции, впущенные в котлован на глубину от 0,4 до 2м с очагом в центре или в углу, или у стены. Это может служить дополнительным ориентиром в поисках места, откуда пришли на Волгу и Вятку основатели рассматриваемых городков.
  
   На городищах и селищах Марийского Поволжья не удается вычленить чистые комплексы поселений с русской или булгарской посудой. 'Булгарской' керамики на Важнангер ском городище очень мало - 0,27 %.
   Древнерусская керамика составляет в керамических комплексах поселений от 12,05 до 33,12 %. В меньшем количестве на селищах и городищах представлена булгарская керамика - 0,32-7,23 %. Средние цифры таковы:
   Славяноидная - 35%; славянская - 23%; финноугорская - 38%; булгарская - 4%.
   'В посуде Важнангерского городища доля 'славяноидной' керамики в круговой посуде составляет 43,37%, на Юльяльском селище − 22,14 %, на селище Нижние Шелаболки − 33,70 %, на селище Красное Селище −26,16%. Для керамики этой группы характерно 4 условных района мест добычи сырья, совпадаю- щие с источниками используемых в местной группе керамики (финноугорской), но не характерных для русской посуды (то есть, глину готовили финноугорские мастера). Однако при подготов-ке искусственных примесей использо-вались те же приемы, что и в посуде древнерусских традиций (калибровка примеси). То есть, изготовители 'славяноидной керамики' перенимали методы соседних с ними русских мастеров. Это же можно сказать и о форме сосудов.
   Данная группа керамики отличается большим разнообразием в оформлении края венчика. Преобладают варианты: 6 (аналогии на Руси и у русского населения Волжской Болгарии с XII по XV в.), 7 , 8 (Тверское Поволжье и Новгород) и 9.
   Сосуды с венчиками 1-5 типов бытовали на Руси в домонгольский период, и на этом основании к 'славяноидным) не отнесены, что на мой взгляд неубедительно, если учесть изолированное проживание данного населения (здесь могли дольше, чем в центре Руси сохраняться старые традиции). Поэтому % данной керамики в реальности может быть выше.
    []
   В последние годы аналогичная посуда в массовом количестве обнаружена на памятниках по правобережью Вятки в округе г. Котельнича до устья р. Ватомы. Наибольший процент ее на Ковров ском городище (43,7 %), значительный процент на Искре (с раковиной - 32,5 %, с раковиной и шамотом - 16,2 %), на Шабалинских поселениях и на поселении Покста II. В группе памятников, расположенных вокруг городков Никульчина и Хлынова (Вятка), процент этой керамики несколько ниже. На Радионовском городище только 6,7 %, не более 10 % дают Слободское, Хлыновское и Кривоборское городища. Немного более (около 20%) - на Подчуршинском.
   Хронологические рамки бытования керамики этого круга приблизи тельно одинаковы на всех территориях. В Марийско-Чувашском Поволжье такая посуда встречается в памятниках XII-XV вв., К.А. Руденко; на булгар- ских селищах отмечает ее появление не ранее середины XIV в. (Руденко К. 1998. С. 22; Руденко К.А. 2004. С. 147). Т.А. Хлебникова и Н.А. Кокорина на основании анализа керамики на Джукетау, Рождественском и Кайбельском селищах определяют ее появление XII − XIII вв., а наибольшее распростра- нение в золотоордынское время (Хлебникова Т.А. 1984. С. 200-201; Кокорина Н.А. 1994. С. 191; Кокорина Н.А. 2002. С. 30-31, 95-96). На р. Вятке такая по суда встречается на памятниках XII − XV вв., причем основная масса отно сится к периоду XIV − XV вв. (Салангин Д.А. 1999. С. 154; Макаров Л.Д. 1985.).
  
   Существует точка зрения о древнерусском происхождении данной посуды, высказанная Л.Д. Макаровым. В частности, характеризуя древнерусскую деревенскую керамику бассейна р.Вятки, в качестве преобладающих примесей, наряду с песком и дресвой, он отмечает раковину и отожествляет эту группу керамики с древнерусской посудой группы В, выделенную М.Д. Полубояриновой по материалам Волжской Болгарии: '...древнерусские по форме гончарные сосуды, имеющие в тесте заметную примесь толченой раковины, иногда шамота...', - что практически совпадает с характеристикой посуды XVI группы Т.А. Хлебниковой (славяноидной). М.Д. Полубоярино-ва изготовителями данной посуды определила местных финно-угорских гончаров.
   На Вятке такая керамика характеризуется как продукция смешанного населения. Дело в том, что гончарным делом занимались женщины, а финноугорские женские украшения находят на городищах Вятки в большем количестве, чем славянские. То есть, славяноидную керамику лепили местные (финноугорские и пермские) жены славяно-русских поселенцев по их вкусу и образцам. Таким образом, в районы обнаружения данного вида керамики в конце 12 - нач. 13в. наблюдался значительный приток мужского населения. Вопрос, откуда?
  
   Замки (12 шт.), найденные на Важнангерском и других соседнихгородищях, относятся к типу новгородских замков, бытовавших в 12-14 вв. Встречаются также в Булгарии и на Вятке. Булгарских замков найдено всего 2. Обнаружены эллиптические скобы, которые применялись только для нужд судостроения. Коса из полуземлянки относится к типу древнерусских кос, аналоги найдены на Иднакаре. Другая из найденных кос близка к Новгородской. Предметы вооружения (наконечники и др.) датируются с домонгольского времени (булгарские и северо-русские). Медный крюк - принадлежность конного лучника (половец?).
  
    []
   Булава железная с деревянной ручкой, размеры в см.
  
    []
   Встречаются на поселениях и предметы христианского культа - кресты. Из 8 крестиков 2 наиболее близки по форме к Никульчинским криновидным с шариками на концах 14-15в., схожи с вятскими и новгородскими и другие.
  
  
   Обувь с твердым каблуком в Новгороде появилась довольно поздно - в XIV в., подковки, которыми подбивали каблуки, также встречаются только в слоях XIV-XV вв. Аналогичные подковы обнаружены на Вятском городище.
  
  
   Данных по сопутствующим могильникам пока нет.
  
  
   http://mari.ter12.ru/History.htm
   АЛАМНЕР: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
   Многочисленные легенды и предания называют это место городищем, крепостью, городом, священным местом и связывают преимущественно с военными действиями между татарами и русскими. 'Сундырская гора с древними укреплениями никакого особенного названия у черемис не носит, равно и окрестные черемисские деревни названий исторических не имеют; а по-чувашски расположенное при подошве ее с. Малый Сундырь называется Ар-Сундер. Не происходит ли название от аринов, которые, может быть, проживали в том городе вместе с татарами и черемисами и делали нападение на русских? При всех стараниях, я не мог добиться от черемис, как назывался у них этот город; они утверждают только, что тут был город, а как он назывался, отзываются неизвестностью'. Михайлов Спиридон // Труды по этнографии. - Чебоксары, 1972. С. 33-37. - Это утверждение может означать, что нынешнее население пришло в данный регион уже после запустения города.
  
   "С окраины деревни Заовражные Юльялы хорошо просматривается широкая волжская гладь, а на противо-положном берегу р. Большая Сундырка на чувашской стороне - Ватажская гора. В старину эта деревня являлась составной частью д. Большая Юльяльская, известной еще в XVI-XVIII вв., и поэтому нередко в исторических документах упоминается как единое поселение. В деревне был колхоз 'Ватага'.
  
   'Согласно преданиям, деревню Важнангер, ее верхний конец, основали несколько семей, перешедших из исчезнувшей д. Соланыр, когда-то существовавшей в 1 км в ложбине левой стороны оврага Кого Капан карем, известной до сих пор под названием Кож лап (в переводе с марийского кож - "ель"; лап - "низина", "ложбина"). До сегодняшнего дня в этой местности видны следы конфигурации жилых и хозяйственных строений и грунтовой уличной дороги. Тут же на расстоянии 50 м у небольшого оврага Тадар карем сохранились остатки древнего марийского языческого мольбища и жертвенника, известного в исторической науке как "Важнангерский жертвенник". Кроме освоенных лесов, превращенных в поля, здесь же недалеко от Кож лапа имелись родниковый ключ для питья и совершения различных обрядов, а также древний языческий могильник с обнаруженными там монетами XVI-XVII вв'.
  
   Из марийского и других соседних языков слово "Важнангер" перевести не получается, хотя марийское звучание в нем чувствуется. (Чувашское Аламнер - "город на горе" - имеет ясный смысл, но это не название древнего города, а лишь его обозначение у чувашей.) Концовка "гер" - это слегка искаженное "гар" (кар), на удмуртском и коми-пермяцком означает город-крепость. Таких топонимов много на Вятки и севернее, например, Вятский город Кош-кар, чепецкий Идна-кар. "Важнан", учитывая характерное для марийских топонимов двойное "НаН", можно принять за "Ваджан" и далее - упомянутый выше народ из "магриба" - "Беджн". Всё вместе, Важнангер - Это Беджн-кар, город баджанаков, под которыми можно понимать и печенегов и вятчан. Если верить ДТ, то этот город у булгар имел название Куман. Сказанное как-то связывает его с днепровским Кир-Куманом. Нахождение здесь предмета вооружения конного лучника вроде бы подтверждает присутствие половцев-куманов, людей не редких для данных мест. Немного южнее на средней Суре есть Золотаревское городище, - город Дэбэр в ДТ. По данным археологии он был разгромлен в первой пол. 13в., вероятно, монголо-татарами. Среди его защитников были булгары, русские, буртасы, половцы и аскизы.
  
   В междуречье Суры и Волги, судя по картам 16в., в прошлом проживали воинственные горные черемисы (марийцы).
   "Го́рные мари́йцы (на горномарийском яз. Кырык мары, на луговомарийском - Курык марий) - компактно расселённая этно-лингвистическая группа марийцев, проживающая в основном на западе Марий Эл, а также в Нижегородской области и на юго-западе Кировской области (в Яранском районе). На формирование горномарийской этнокультурной общности большое влияние оказали чуваши и русские.
   Группа сформировалась в IX-XVI вв. на территории междуречья Суры и Большой Сундырки (правобережье Волги) и в бассейнах рек Ветлуга, Рутка, Арда и Парат (левобережье Волги) вследствие сужения внутриэтнических хозяйственных связей с основной частью мари, расселившихся в левобережье Волги. Горных марийцев объединяет общность происхождения, культуры, языка, социально-экономической истории, менталитета, ярко выражено этническое самосознание". По всем показателям антропологически горные марийцы наиболее близки к северным чувашам, хотя географически совпадают с северо-восточными русскими группами. Не исключено, что горные мари - это даже не марийцы, а лишь говорящие на схожем языке".
  
   Выскажу такое предположение: горные марийцы - это метисированные ("офинноугорившиеся") потомки проживавших в 13-15в. в этом регионе казаков-бродников. Бродники пришли на Волгу и Вятку во второй пол. 12в. военным мужским сообществом, женщинами обзаводились на месте. Поэтому по матерям они изначально были финноугры, а по отцам - частью славяне, частью степняки. В 14в. в их среду на Вятке влились выходцы из Новгородской земли.
   По этой гипотезе славяноидная керамика является этноопределяющим признаком Волго-Камских казаков. Четко просматриваются три основных региона их расселения: На Волге в устье Суры; на Вятке и на нижней Каме.
   Когда в конце 15в. военно-политическая ситуация на границе Московии и Казани обострилась (надо было делать чёткий выбор, с кем дружить, а с кем воевать), им пришлось покинуть свои городки на Вятке и Волге. Часть казаков слилась с местными финноуграми (черемисами, чувашами и вотяками), часть - с прибывшими русскими. Значительная часть могла покинуть регион вообще, дав начало Донскому и Днепровскому казачеству.
  
   РУДЕНКО КОНСТАНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ
   ПРОЦЕССЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ВОЛГО-КАМЬЕ В КОНЦЕ X- XIV ВВ. ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ
  
   Вопрос о том, что эта керамика является производной от нескольких этнокультурных традиций не вызывает сомнения. Причем древнерусская форма сосуда с характерным блоковидным венчиком накладывается на раковинную примесь в тесте, типичную для Прикамья. Территорией формирования славяноидной керамики считается марийское Поволжье, где, как считает Л.Д.Макаров, сошлись волны славянского продвижения из Нижегородского княжества и Вятской земли, а также (в XIII в.) беженцы из Волжской Булгарии (Макаров Л.Д., 2004, с.121-122).
   Однако, имеющиеся данные по датированным и стратифицированным селищам в низовьях Камы, позволяют утверждать, что окончательное формирование этой группы керамики происходило в период второй трети -середины XIV в. в восточной части Предкамья (район Арска) и северной части Западного Закамья (Алексеевско-Чистопольско-Елабужское течение Камы). Истоки XVI ЭКГ керамики мы находим в характерных формах прикамской посуды, появившейся в конце XIII в., а может быть и чуть раньше по Вятке в нижнем течении Камы (см. селище Песчаный остров, Чакма, Елабужское городище (Нигамаев А.З, Хузин Ф.Ш., 2000). Не исключено, что это были поселения на Средней Вятке (Казаков Е.П., 1994). Форма керамики могла прийти с Вятки, вместе с русскими пленными или переселенцами. Очевидно, что такая посуда могла родиться только в этнически неоднородной среде, в отрыве от традиционного места жительства, где происходили активные процессы ассимиляции. Характерно и то, что вместе с этой посудой, на поселениях, по данным остеологии, почти постоянно присутствуют костные останки домашней свиньи.
   Расселение или перемещение ее носителей происходило, преимущественно, по Вятке, Каме и Волге, охватив во второй половине XIV в. Марийское Поволжье (кроме Юльяльского селища и Малосундырского городища такая керамика встречена на поселении 'Красное селище' на р. Суре в Горномарийском районе Марий Эл (Никитина Т.Б., 2000)), а также крупные поселенческие центры в Закамье и южной части Предкамья. Конец цитат.
  
   Как видим, вопрос, где и когда первоначально появляется славяноидная керамика, до сих пор не решен. Ясно лишь, что она формировалась в зоне контактов народов, причем, "в отрыве от традиционного места жительства" и, в основном, вдоль берегов крупных рек. Думаю, неоднозначность датировок возникла в силу того обстоятельства, что приток в Прикамье некого мужского населения происходил не одномоментно, а растянулся во времени, примерно с 1150 по 1300 год. Традиция развивалась постепенно в нескольких центрах, но вместе с тем, существовала устойчивая связь между ними.
  
   ПРИЛОЖЕНИЕ Городища-святилища западных славян
  
   Аркона на острове Рюген, Германия - городище-святилище IX-XII вв., расположено на мысу высотой 40 м, обращённом к востоку. С трёх сторон омывается морем и в большей степени разрушено. Современные размеры - 90 м с востока на запад и до 160 м с севера на юг, предполагаемые прежние размеры в 2-3 раза больше. Раскопки проводились в 1921,1930 и 1969-1971 гг., когда через площадку и вал были проложены траншеи шириной 1 м. В валу выявлены три строительных периода, обнаружены прослойки обожжённой глины, угля, камней. С внутренней стороны вала проходит плоский ров и с внешней стороны более глубокий ров также с плоским дном. Оконечность мыса отделена внутренним валом шириной 5-6 м и плоским рвом шириной 10 м, сооружёнными в IX в. На площадке между валами построек не обнаружено. Частично раскопаны углубления в материке (глубиной до 60 см), имеющие длину 4,1 и 6,2 м и содержащие многочисленные вещи. В одной из траншей выявлена каменная кладка и под ней в углублении найдено 8-11 мужских черепов, частично повреждённых, кости животных, вещи, обломки посуды X-XII вв. В другой траншее в углублении находились остатки ларца с многочисленными вещами. У северного склона городища находится источник воды и к нему проложена дорожка. В окрестностях городища расположены 14 поселений и большой курганный могильник.
   Фельдберг, Германия - остатки деревянного храма расположены на мысу, отделенном полукруглым рвом с плоским дном (ширина 2 м, глубина 60 см). Остатки храма перерезаны траншеями, выявлены фундамент в виде корытовидных углублений, центральная яма с углистым заполнением. Храм был прямоугольным (5х 10м), разделен на две части. По керамике сооружение датируется VII-IX вв., по Ci4-900/1000 гг.
   Фишеринзель, Германия - на селище XI-начала XIII вв. найдены два деревянных идола в переотложенном состоянии. Рядом расположен полуостров, выдающийся в озеро и ограниченный с напольной стороны плоским рвом, не имеющим оборонительного значения (ширина 3-4 м, глубина 1 м). Предполагается, что здесь находилось святилище.
  
    []
   Реконструкция Арконы. Крепость состояла из трех частей, разделенных двумя валами. Храм и конюшня располагались в мысовой части. В средней жили монахи-охранники, а во внешней - простые горожане. Аркона в ходе упорной войны была разрушена данами в 1168 г.
  
   Наибольшая концентрация известных языческих святилищ, помимо земель западных славян, наблюдается в районе Прикарпатья (верхнее течение Днестра, Южного Буга, Прута и их притоков). Особенно известны городища-святилища Звенигород, Богит, Говда. Интерпретация этих памятников является предметом дискуссии: языческие святилища, крупные культовые центры, языческие святилища, но не восточнославянские по этнической принадлежности.
   Из книги Б.А. Рыбакова - Язычество древней Руси:
   'городище Богит, расположенное неподалеку от места находки збручского идола (на границе Тернопольской и Хмельницкой обл )... представляет собой вытянутую вершину горы, укрепленную валами. Длина его около 300 м, ширина от 50 до 100 м. Святилище ... прекратило существование в XI в. н.э. Основные конструкции относятся к рубежу IX - X вв. Площадка святилища делится на три части. Вход с восточной стороны вел в первую часть, так сказать нартекс, в некое предхрамовое пространство. Середину святилища занимала окруженная валами обширная площадка (около 125 на 60 м) со следами крупных построек, прилегающих к валам. Это - требище, хоромы которого могли вместить примерно 500 - 600 человек. За требищем на самом мысу, противоположном входу, находилось на особом возвышении капище, огражденное внутренним валом. Внутри капища находилась вымощенная камнем своеобразная восьмилепестковая конструкция, около 15 м в диаметре, напоминающая капище Перуна в Новгороде.
  
    []
   План городища Богит. а - вал; б - ров; в - западины; г - площадки; д - камни; е, ж - раскопы; з - склоны; и - обрывы
  
   Западная часть площадки городища имела чисто культовое значение и являлась капищем, никаких жилых построек на ней не обнаружено. Совершенно иной характер застройки выявлен на других частях городища. Здесь сохранились и хорошо видны западины 44 построек и следы длинного дома, расположенного вдоль вала. Деревянные стены дома, по всей вероятности, имели столбовую конструкцию, о чем свидетельствуют две столбовые ямы, расчищенные на вскрытом участке. выявлены прямоугольные полуземлянки площадью 9-12 м2, котлованы которых были выбиты в материковой скале на глубину 60-80 см. Стены помещений имели столбовую конструкцию, деревянное перекрытие сверху засыпано камнями, которые после разрушения постройки заполнили ее котлован. В постройках не было печей-каменок, характерных для славянских жилищ этой территории. Вместо печей в одном из углов раскопанных сооружений находились очаги, устроенные в неглубоких ямках на каменном полу. В них могли жить или паломники, или, что более вероятно, их использовали служители языческого культа.
   На рубеже IX-X вв. городище-святилище раннежелезного века было приспособлено под языческое святилище восточными славянами. Расположение всех этих западин-жилищ вдоль культового рва на неудобных для жизни склонах позволяет предположить, что они предназначались для специальной стражи, охраняющей святилище. Збручское святилище находилось в окружении синхронных ему селищ. До середины XIII в. язычники посещали святилище и совершали здесь культовые обряды, продолжали функционировать и длинные общественные дома на городище. http://www.russiancity.ru/hbooks/h036.htm
  
   'От обычных городищ-святилищ отличается городище в Илиеве, хотя по основным признакам оно принадлежит именно к этому типу памятников. Городище расположено на мысу высокого коренного берега и с напольной стороны ограничено двумя валами, не доходящими до края берега, как это бывает на святилищах (Кулишевка, Бабин, Звенигород), подножие вала обожжено, на его вершине и во рву сделаны вымостки из камней, на которых горели огни, с внутренней стороны вала проходил небольшой ровик с плоским дном (рис 10.5), на площадке городища нет культурного слоя - все это типично для городищ-святилищ. Но размеры треугольной площадки городища значительно больше, чем у рядовых святилищ, кроме того, не вся площадка служила подножием идола - капищем, как это бывает в малых городищах, а для идола был насыпан специальный пьедестал - земляная насыпь, примыкающая с внутренней стороны к центру вала (рис. 10, 4). Насыпь и снивелированная часть вала образовывали почти квадратную площадку со сторонами 5 х 6 м, ориентированную углами по странам света. Площадка вымощена мелкими камнями и обожжена, склоны насыпи также покрыты каменной вымосткой и внизу окаймлены крупными каменными глыбами. На поверхности насыпи среди камней видны столбовые ямы и канавка от лежавшего здесь бревна. Перед капищем на площадке городища совершались какие-то обряды, от которых сохранилось несколько ям, очагов и каменных вымосток. Городище на основании находок керамики и бронзового перстня со щитком в виде розетки датируется XIII в... Возможно, именно этим поздним временем объясняется появление новой формы городища и особого капища на нем, что напоминает большие городища-святилища, существовавшие до XIII в., на площадках которых устраивались капища для идолов.'
  
   Городище Звенигород, как и Богат, являлось связующим центром для окрестных неукрепленных поселений. Городище также возникло на месте укрепления скифского времени, более древние валы которого были использованы славянами. Они же насыпали и дополнительный земляной вал. Валы городища ни по своей конструкции, ни по расположению не были приспособлены для обороны. На их плоских вершинах и ровном дне рвов находились площадки для огней и жертвоприношений. Городище Звенигород, как и Богат, было разделено на две части - сакральную и общественную. На сакральной части были расположены круглые капища, жертвенные ямы и сооружения с хлебными печами, жертвенные площадки, длинные дома для хранения богатств святилища. На общественной части стояли длинные дома для общественных пиров и сходок, ямы для одноразовых жертвоприношений, жилища служителей культа. http://www.agesmystery.ru/node/156
  
   Наблюдается сходство с Важнангерским городищем. На Вятке также есть подобное городище-святилище (см. статью 14 в разделе "Лекции по истории Вятки 2"). Русанова и Тимошук в работе 'Религиозное двоеверие...' пишут, что святилища славян иногда располагались на крутых склонах холмов (Звенигородское), что соответствует Важнангерскому жертвеннику 16в. Городище было заброшено, но обряды продолжали совершаться, вероятно, в упрощенном вите. Бассейн р.Збруч (Медоборы) в домонгольский период был крупным религиозным центром, сюда бежали язычники с Киевской Руси, среди которых было много и политических изгоев. Святилища и окрестные поселения не подверглись военному опустошению, население покинуло регион в сер. 13в. в неизвестном направлении. Нельзя исключить, что часть его ушла и ранее. https://www.box.com/s/mrds94ma2canblfxn72t
  
  
  
  
   Глава 7. Аркочцы и галичане
  
   Первоначально я полагал, что бродники поселившиеся на Волге были выходцами с Дона. Западные бродники казались маловероятны в виду удаленности. Однако, вопрос этот решился иначе после обмена мнениями с исследователем топонимов Горномарийского р-на Соляновым И.В. Он указал на несколько названий характерных для западной Украины. Это также дало возможность более уверенно толковать некоторые комментарии в Джагфар Тарихы. Кроме того, в свете предложенной версии оказалось возможным объяснить многие археологические особенности Важнангерского и Вятских городищ. Но обо всем по порядку. В комментариях к тексту ДТ есть список городов и народов:
   "Аркоч - булгарский город, построенный зимой-весной 1171 года по просьбе Кочубия - сына украинско-молдавского князя Ивана Берладника ("Джан Кашан", "Джан Бурджан", "Бурил-дай"). После смерти отца Кочубий, матерью которого была булгарская печенегиня Арджан, нанялся с тремя тысячами анчийцев на булгарскую службу. Царь Отяк .поселил кочубийцев в Аркоче и его округе, где они занимались судостроением, судовождением, охраной речных путей и караванов, служили в булгарском флоте. В 1174 году тархан кумыкских булгар, отец бека Эльбека Маркас пожаловался Отяку на недружественные действия ширванского бека, заключившего его тестя - хонджакского бека Садретдина в зиндан. Кан послал в помощь Маркасу куманов хана Башкорта и флот Кочубия. Маркас с Башкортом и частью салчиев (моряков) заняли Дербент, а Кочубий с большей частью флота попытался по Куре прорваться к азербайджанскому Хонджаку с целью соединения с хонджакцами. Но грузинские войска напали на грузинский и азербайджанский Хонджаки, и хонджакские булгары не смогли соединиться с булгарским флотом. Сам Кочубий был окружен и едва смог вырваться из неприятельского кольца. Защищаясь от вражеских стрел, салчии держали над головами лодки. Недовольные повышением налогов при Чельбире аркочцы заволновались, и кан бросил Кочубия (в начале 1181 года) в зиндан. В отместку аркочцы пропустили мимо своего города отряд новгородских разбойников. Когда к Аркочу прибыло карательное войско, кочубийцы бежали в глубь Ветлужских лесов и пробыли там до лета 1183 года. После набега Всеволода Суздальского Чельбир, нуждаясь во флоте, простил Кочубия и его людей и обещал им понижение налогов. Однако очень скоро кан нарушил обещание, и аркочцы в 1186 году вновь восстали. Царское войско и помогавший Чельбиру суздальский флот осадили Аркоч, и аркочцы сдались. Бывшие среди них беглые русские были выданы Чельбиром Всеволоду. Аркочцы принимали участие в походе 1219 года на Раджиль (Радилов), но весной 1220 года вновь восстали против царских поборов. Заступничество Газана, женатого на дочери Кочубия, спасло аркочцев от расправы после суздальского набега на Учель, но Аркоч был переименован в Мамыш - в память о карателе, убитом восставшими. Сын Кочубия тоже взял это имя. В 1242 году Гази-Барадж пригласил большую часть аркочцев на службу Кыпчаку. Позднее мамышцы участвовали в разгромах Сарая, Нижнего Новгорода. Владимира, Устюга (1446 год) и в других походах. Только в 1556 году русским войскам удалось окончательно разрушить Аркоч-Мамыш, улугбеком которого был Мамыш-Бирде.
   Анчийцы возникли в результате смешения Ульчийцев (Славян) с некоторыми родами урусов (ираноязычное племя, потомки Скифов) и Булгар.
   Анчийцы (анчылар) - 1) первоначально - гуннские части* из иранцев, славян и булгар Украины, охранявшие границы Украины и ходившие в походы вместе с гуннами; 2) украинцы.
   Примечание* 'Венды уже издавна служили гуннам в качестве befulci, так что гунны, выступив походом против какого-либо народа, выставляли своё войско в полном боевом порядке перед лагерем, а венды сражались. Если победа склонялась к ним, гунны бросались вперёд за добычей, если же венды терпели поражение, то вновь собирали силы под прикрытием гуннов. Гунны называли их befulci, потому что в начале битвы те составляли второе боевое построение и шли в бой перед гуннами'. http://rossica-antiqua.livejournal.com/539730.html
   - Это определение подходит под антропологию населения юго-запада Украины и Молдовы - смешение славян и салтовцев. То же можно сказать о бродниках Дона. Антов (венетов) рассматривают как смешение славян со скифо-сарматами в составе державы Германариха. Анты в IV в. имели собственное военно-политическое образование.
   К сообщениям из комментарий к основному тексту ДТ (в том числе и о казаках-гарачцах) надо относиться с некоторой осторожностью. Так как они основаны на неизвестно чьих данных, а частью, видимо, домыслов самих составителей свода летописей. Поэтому внимательно изучим данное сообщение.
  
   Название Аркоч могло появиться после прибытия сюда бродников, до того эта местность звалась Куман в виду частого появления здесь половцев. Устройство крепости на правом берегу естественно для пришедших с юга. Комментатор связывает их с западными бродниками - берладниками. Это, безусловно, по характеру деятельности и месту проживания были бродники, то есть вольнонаемные воины. Они служили русским Киевским князьям, почему бы не наняться к булгарскому правителю? Имя Берладь было у местности на нижнем Дунае, которой управлял одно время русский князь-изгой - Звенигородский удельный князь Иван Ростиславович, сын перемышльского князя Ростислава Володаревича, упоминается в летописях с 1144 г., бывал в Суздале, дружил с половцами, отравлен в 1162 г. в греческой Солуни, сын Ивана Берладника Ростислав был убит венграми.**
   Примечание**
   Рыбаков Б.А. - Рождение Руси
   "Последним представителем мелких князей-изгоев был Иван Ростиславич Берладник, внук Володаря, биография которого полна разнообразных приключений. В 1144 году он княжил в небольшом Звенигороде (на севере от Галича), а галичане, воспользовавшись тем, что их князь Владимир Володаревич был далеко на охоте, пригласили Ивана и "введоша к собе в Галич". Когда Владимир осадил Галич, весь город отстаивал Ивана, но в конце концов ему пришлось бежать на Дунай, а Владимир, войдя в город, "многы люди изсече". На Дунае Иван Ростиславич по области Берлади и получил прозвище Берладника. В 1156 году мы видим Берладника в вятических лесах, где он за 12 гривен золота и 200 гривен серебра служит неудачливому союзнику Юрия Долгорукого - Святославу Ольговичу. Затем он перешел в другой лагерь, и сразу его судьбой заинтересовались и Юрий Долгорукий, которому удалось схватить его и заточить в Суздале, и на другом конце Руси, в Галиче, - Ярослав Осмомысл, помнивший вражду Берладника с его отцом. Он посылает целое войско к Юрию, чтобы доставить Берладника в Галич и казнить. Но на пути неожиданно дружины черниговского князя Изяслава Давыдовича отбили Берладника у суздальских войск, и он избег жестокой расправы.
   В 1158 году он уезжает от гостеприимного Изяслава, ставшего уже великим князем киевским, так как дипломатический конфликт из-за него принял европейский масштаб: к Изяславу в Киев прибыли послы Галича, Чернигова, Венгрии и Польши, требуя выдачи Ивана Берладника. Он снова вернулся на Дунай, а оттуда во главе шеститысячного войска пошел на Галиц-кое княжество. Смерды открыто переходили на его сторону, но союзные половцы покинули его, так как он не разрешил им грабить русские города. Изяслав и Ольговичи поддерживали Берладника и затеяли поход на Галич, но галицкие войска Ярослава опередили их, оказались под Киевом и скоро овладели столицей. Ярослав "отворил ворота Киеву", а Изяслав и Берладник бежали к Вырю и Вщижу.
   Спустя три года, в 1161 году, Иван Берладник оказался в Византии и умер в Салониках; ненависть князей настигла его здесь: "Инии тако молвяхуть - яко с отравы бе ему смерть". Князь, за которого горожане Галича целый месяц сражались насмерть, князь, не допускавший половецких грабежей, князь, к которому "смерды скачут через заборола", конечно, интересная фигура для XII века, но слишком односторонне обрисованная враждебными летописями".
  
   Вероятно, Аркоч - название Важнангерского городища в период заселения его бродниками. В любом случае, это ареал горных мари - гарачцев - по матерям марийцев, отсюда трактовка ДТ о происхождении гарачцев. А по отцам - воины-пришельцы с юга. Их дети и внуки могли говорить на двух-трех языках. Сын Берладника с именем Кочубей не известен, но упомянутый выше Солянов И.В. указал на следующее обстоятельство: "В Горномарийском районе встречаются такие фамилии, как Коцубаев, Куцубаев, Кутюбаев. Уж очень они похожи на имя 'Кочубий'. - Иван Берладник возглавлял наемное войско бродников. Не удивительно, если его сын перебрался на Волгу в пограничную зону между русскими и булгарами - привычную среду обитания бродников. Вместе с тем, отождествление Аркоча с известным по документам 16в. городком Чалым невозможно, так как Важнангерское городище прекращает существование в конце 15в. Можно предположить переселение горных мари ниже по Волге в связи с обострением войны Москвы и Казани. Одновременно нельзя исключить уход части населения Важнангерской округи в нижневолжское казачество.
   'Сундырская гора с древними укреплениями никакого особенного названия у черемис не носит, равно и окрестные черемисские деревни названий исторических не имеют. При всех стараниях, я не мог добиться от черемис, как назывался у них этот город; они утверждают только, что тут был город, а как он назывался, отзываются неизвестностью, почесывая при том свои затылки' http://mari.ter12.ru/History.htm . - Это утверждение может означать, что нынешнее население пришло в данный регион уже после запустения города.
  
   И. Солянов: "На левой стороне Волги напротив Аламнера чуть ниже течет река Парат. В Горномарийском районе в Виловатовском с.с. есть деревня Паратмары. Марийская деревня под таким же названием 'Порат' находилась на месте г. Зеленодольска в Татарии напротив устья р.Свияги. В летописи Гази Бараджа она упоминается под именем Бурат. Сейчас называется Паратским затоном. Название р. Парат происходит, по-видимому, от слова брод... Вышеуказанные факты и версии происхождения некоторых названий местности показывают, что часть жителей Горномарийского района являются, как Вы предполагаете в своей статье 'Казаки Гази Бараджа 1', потомками офинноугорившихся славян-бродников, прибывших в Булгарию в конце 12 века и расселившихся в окрестностях крепости Аркоч. Археологические находки Важнангерского городища и летопись Гази Бараджа подтверждают это. О происхождении горных марийцев от смешения славян-бродников и финноугров в исторических документах я нигде не встречал. В соседней Чуваши, слышал, как будто горные марийцы это смесь русских и марийцев.
   Название реки Парат наверняка связано с упоминаемым в ДТ городом Бурат на том же берегу Волги, но связывать его с каким-то конкретным топонимом или гидронимом я бы не стал. Более надежно поместить город Бурат на археологически доказанном Горношумецком городище (инфы по нему нет). ДТ выводит название городка от имени скандинавского рыцаря. Не могу сообразить, как оно звучало в оригинале. Река Бурат (Прут) упоминается в ДТ в южном Кашане (Атилькузе) на пути булгар на Дунай, это как раз в предполагаемом районе действия зап. бродников и берладников.
   'Кашан - чрезвычайно укрепленная область, с трех сторон окруженная реками Бурат, Сула и Аудан-су, а с четвертой - Улагскими горами (Карпаты). Атилькэсэ провел здесь - в качестве бека своих булгар, местных ульчийцев и улагцев - несколько лет в полной безопасности. Только враждебные действия против него авар и союзных с ними румцев заставили его покинуть эту область и уйти в Искандеровы горы. Там он образовал свое царство, которое назвал Бурджан (Дунайская Болгария) - в память о своем прежнем владении. Его потомки, как писал сеид Якуб, приняли от тамошних ульчийцев христианство, а вместе с ним - и ульчийский язык'.
   Древнерусские вещи 12-13в. находят в Сиретско-Прутском междуречье, а также южнее, в правобережье низовий Дуная - http://papacoma.narod.ru/articles/rabinovich_berladniki.htm#ch02). На мой взгляд, они напоминают древневятские и горномарийские.
   Кочубийцы-бродники пришли в виде военизированного мужского коллектива; 'в Аркоче и его округе занимались судостроением, судовождением, охраной речных путей и караванов, служили в булгарском флоте', - и наверняка брали в жены местных женщин. Поэтому появление особой славяно-финноугорской керамики на горномарийских и Вятских городищах можно связать. Это были два анклава бродников, расселенных в пограничной зоне на водных путях из Владимирской Руси в Булгарию.
  Происхождение казаков Г. Бараджа несколько поясняет писарь Бараджа - Гази Баба:
   "Когда татары и наши на обратном пути (после западного похода) остановились в Башту (Киеве) и хан (Бату) спросил, как удержать многочисленных ульчийцев (славян) под своей властью, эмир (Барадж) сказал ему: 'Среди ульчийцев есть очень много недовольных своими беками - это анчийцы. Собери и соедини их с каубуйцами в одно войско - и оно будет верно служить тебе'. Бату так и поступил и веля войску называться татарским, ибо татары называли всех служивших им [нетатар] 'татарами'... Но каубуйцы отказались, и тогда эмир предложил хану назвать воинов этого войска казаками. 'Слово казак у булгар означает доблестного бахадира, сражающегося без кольчуги в знак пренебрежения к смерти. Такие бахадиры дают обет не жениться до тех пор, пока не прославят себя воинскими подвигами. Пусть эти воины будут подобны казакам', - добавил Гази-Барадж. Бату понравилось это предложение, и он утвердил его. А еще раньше казацкое войско эмир создал в Булгаре, и оно заменило курсыбай".
   Анчийцы-анты - правобережные киевляне-украинцы, южные славяне, возможно, иранского происхождения.
   Каубуйцы - вероятно, упоминаемые в летописях "Ковуи", союзники киевских князей степного (половецкого?) происхождения. В обоих группах мог быть заметный кара-булгарский элемент.
   ДТ в данном случае говорит о происхождении ордынского (татарского) казачества. О его судьбах надо говорить отдельно*, но казаки из окружения Г. Бараджа могли иметь сходное происхождение (отсюда его совет Бату). Бродники и берладники были в оппозиции к русским князьям. Сказанное укрепляет гипотезу о бродниках как предшественниках казачества.
  
   Примечание*. Вот что пишет посол французского короля Людовика IX Виллем Рубруквис, посетивший в 1253 году ставку Батыя: 'Повсюду среди татар разбросаны поселения русов; русы смешались с татарами и в смешении с ними превратились в закаленных воинов; усвоили их порядки, а также одежду и образ жизни. Средства для жизни добывают войной, охотой, рыбной ловлей и огородничеством. Для защиты от холода и непогоды строят землянки и постройки из хвороста; своим женам и дочерям не отказывают в богатых подарках и нарядах. Женщины украшают свои головы головными уборами, похожими на головной убор француженок, низ платья опушают мехами выдры, белки и горностая. Мужчины носят короткую одежду: кафтаны, чекмени и барашковые шапки.
   В смешении с другими народами русы образовали особый народ, добывающий все необходимое войной и другими промыслами: охотой, скотоводством, рыболовством. Все пути передвижения в обширной стране [Улусе Джучи] обслуживаются руссами; на переправах рек - повсюду русы, имеющие на каждой переправе по три парома'".
   О том же пишет и греческий историк XIII - нач. ХIV века Георгий Пахимер: 'татарский полководец Нога[й] покорил все жившие на северной стороне Черного моря народы, основал в тех местах особое государство. С татарами перемешались Чиги, Геты [готы], Россы и другие окрестные народы; приняли от них нравы, образ жизни, язык и одежду, служили в татарском войске и возвели могущество их на высочайшую степень славы'. - В этих отрывках нужно видеть татарских казаков, появившихся из смеси мобилизованных монголами русов и степняков. Так как они не хотели зваться татарами, то им были даны имя казаков и некоторые казацкие вольности, правда, чисто внешние. Со временем эти казаки были частью перебиты, частью отатарились. Остатки в 15-16в. примкнули к русскому казачеству, когда оно обосновалось на южных границах Московии.
  
  
   Мною были найдены дополнительные доказательства о заднепровском происхождении славян поселившихся на Вятке и Волге в конце 12в. Это некоторые археологические особенности Горномарийских и Вятских городищ. Имеются в виду конструкции так называемых "жилых стен", характерных исключительно для крепостей на юго-западных границах Киевской Руси. А также городища-святилища западных славян и галичан, аналог которых - Важнангерское и Вятское городища.
    []
  
   "Особенностью наземных жилищ Вятской земли, выделяющей ее из числа других древнерусских земель, является довольно частое помещение печи не в углу, а у середины одной из стен. На укрепленных поселениях Вятской земли выявлены остатки 74 жилищ - землянка, полуземляночные и наземные. Землянка конца XIII - начала XIV в. подквадратной формы размером 4х4, углубленная на 1,8-2,0м, имела бревенчатые стены, двускатное перекрытие, дощатый пол и следы печи у середины стены. Полуземлянки (20 сооружений XIII-начала XIVв.) делятся на две группы. Одна объединяет 4 постройки квадратных очертаний со стороной 4-6 м, углубленных на 0,3-0,6 м, внутри которых зафиксированы подпольные ямы и следы глинобитных печей у середины стены. Вторая разновидность полуземлянок (16 построек) состоит из двух частей: жилой камеры (1,7-2,5 м в поперечнике), углубленной на 0,4-0,7 м, и тамбура аналогичных размеров, вход из которого в жилой отсек шел по земляным ступенькам). В жилой камере обнаружены следы глинобитных печей и каменок, располагавшихся чаще (глинобитные) в дальнем от входа углу, иногда на останце или (каменки) справа от входа у середины стены. Зафиксированы как столбовая, так и срубная конструкции полуземлянок. Сооружение двухкамерных полуземлянок со входом через дополнительное помещение характерно для района Среднего Поднепровья в XII-XIII вв. (Раппопорт П.А., 1975а). Наличие их на Средней Вятке свидетельствует о появлении здесь во второй половине XIII в. южнорусского населения". (Л. Д. Макаров)
  
   Другой важной особенностью Вятских крепостей 12-15в. является использование под жилье внутривальных укреплений, срубных клетей, в сущности, тех же полуземлянок, но выстроенных вряд в плотную к земляному валу и составляющие с ним единую конструкцию.
  
   "Крепостные сооружения исключительно дерево-земляные (прорезка произведена на Хлыновском, Слободском и Ковровском городищах, при этом на первых двух под насыпями валов зафиксированы более ранние жилые и хозяйственные срубные конструкции). Следы укреплений в виде срубных клетей выявлены также по периметру площадок крепостей (Подчуршинское, Ковровское, Никульчинское, Шабалинское городища). В XV-XVII вв. расспространяется традиция сооружать укрепления в виде клетей, забутованных глиной (Хлынов, Слободской, Котельнич, Подрелье). Обнаружение жилых и хозяйственных оборонительных клетей свидетельствует о живучести домонгольских традиций крепостного зодчества на Средней Вятке, а также о связях с Южной Русью, где аналогичные сооружения строились в XII-XIII вв." (Л. Д. Макаров)
  
    []
   Жилые стены, внутривальные жилища.
  
   Итак, чтобы ответить на вопрос, откуда пришли на Вятку первые славяне, нужно поискать эти характерные особенности жилищ на древнерусских городищах 12-13в. Для этого воспользуемся справочником Раппопорт П.А., Древнерусские жилища, 1975г., в котором описаны жилища более 300 городищь. Жилые стены выявлены в очень немногих из них. В основном это хорошо укрепленные крепости на юго-западной границе Киевской Руси, - в Галицкой земле (верховья Днестра и Юж. Буга) и на Днепре ниже Киева:
   *Ленковецкое городище (Черновцы) Во внутреннем валу окольного города и внешнем валу детинца обнаружены остатки деревянных клетей, служивших жилыми и хозяйственными помещениями,
  Городище Галица (г.Кучелмин в Черновицкой области) Основу конструкции вала составлял ряд дубовых срубов не засыпанных землей, а приспособленных для жилья и хозяйственных нужд,
  Городище на р. Згар (верх. Юж. Буг) На валу два ряда срубных клетей. Наружные забутованы глиной. Внутренние - жилые и хоз. помещения (4,7 на 4м),
  *Колодяжин на правом берегу реки Случь (Житомирская обл.) Срубные клети (3,6 на 3,2м), вплотную примыкавшие к валу по всему периметру городища,
  Райковецкое городище (Житомирская обл.) Срубные клети по всему периметру, с напольной стороны забиты грунтом,
  Судовая Вишня (Львовская обл.), Изяславль (на Киево-Галицко-Волынском пограничье),
  Иван-гора на Днепре, двойной ряд дубовых городен составлял основу конструкции вала. Во внутреннем ряду жилые клети чередовались с целиком засыпанным грунтом,
  Щучинка (Балыко-Щучинское городище возле г. Ржищев на Днепре) Срубные жилые клети примыкающие к основным клетям вала,
  *Замковище у с. Кононча на р.Рось, приток Днепра. Срубные полуземлян (2,5 на 3,5м), располагались двумя рядами вдоль рва, в 2 из 7 жилищ печи стоят у сер. стены,
  Воинская Гребля (г.Воинь на Днепре в устье Сулы) Срубные жилые клети на валу, внешний ряд клетей забит грунтом.,
  Коростень (Житомирская обл.) Основу конструкции валов составлял ряд деревянных срубов, забитых камнями и землей, ним примыкал изнутри ряд жилых клетей,
  *Слободка (г.Домагощ, замок русского феодала на Оке в земле вятичей) Жилища с досчатыми полами, наземные, полуземлянки и привальные срубные клети 4 на 2,5м,
  Телиженцы в Хмельницкой обл, на мысу правого берега реки Иквы (пр. Ю. Буга), в валу ряд деревянных клетей жилого и хоз. назначения, на площадке городища жилища-полуземлянки и хозяйственные постройки,
   Матвеевка в Полтавской обл., внутри вала срубная конструкция из 2-х рядов клетей, внешний ряд забит землей, внутренние клети - пустые,
  Головно в Волынской области, основу вала составляли два ряда клетей, внешний был забит землей, а внутренний приспособлен для жилья и хоз. нужд,
   Городное в Харьковской обл., основу вала составляла деревянная конструкция из клетей,
  Каменное в Сумской обл., городище, на правом берегу реки Псел, основу конструкции вала составлял ряд деревянных клетей,
  Миклашевский, Полтавская обл., основу вала составляли три ряда дубовых срубов, 2 внутренних ряда не заполнялись грунтом и использовались под жилища и хоз. нужды,
  Процев в Киевской обл., в валу деревянные конструкции, жилые и забитые землей клети,
   Ржищев, город в Киевской области на Днепре, двойной ряд дубовых городен составлял основу конструкции вала, во внутреннем ряду жилые клети чередовались с засыпанными грунтом,
  Ходоров в Киевской области на Днепре, основу вала составляли два ряда деревянных клетей, во внутреннем ряду жилые помещения чередовались с целиком засыпанным грунтом,
  Гринчук в Хмельницкой обл., на мысу высокого левого берега реки Днестр, основу конструкции вала составлял ряд деревянных клетей, приспособленных для жилья,
  Старая Ушица в Хмельницкой обл. на р. Днестр, основу вала составляли два ряда деревянных клетей, один из них был забит землей, а второй (внутренний) - пустой, пригодный для жилья и хозяйственных нужд.
  Мерешевка (р-н Окница, Молдова) в урочище Четэцуе на высоком мысовидном холме вдоль правого берега Днестра, наличие жилищно-хозяйственных клетей с тыльной стороны оборонительного вала позволяет интерпретировать данное городище в качестве самой южной сторожевой крепости Галицкой Руси.
  
  Звёздочкой (*) выше отмечены городища, внутри которых есть полуземлянки с печами у середины стены. Такая особенность встречается также на городищах: Осовик в Брянской области; Спас на Оке; Каневское на Днепре, Городск в Житомирской обл.
  
   Итак, подобные Вятским особенности жилищ (полуземлянки с печами у сер. стены, срубные жилые клети внутри вала) были характерны исключительно для крепостей Южной Руси с профессиональным военным гарнизоном (находки на Оке в земле вятичей будут объяснены ниже). Такая конструкция жилищ отвечает требованиям жизни мужчин-воинов. Если в семейном жилище печь-очаг обычно ставили в угол (больше свободного места) и служит она не только для обогрева, но и для приготовления пищи, то у воинов еду готовили в общих котлах на улице. Поэтому печь удобно расположить у стены и устроить над ней невысокие полати - лежанку для отдыха. Такая конструкция известна у казаков в 16-18в.
   Верховья Сиретско-Днестровского междуречья входили в Галицкое княжество, срединные земли зависели от него, а низовья временами занимали половцы. Историческая Берладь помещалась в низовьях междуречья Сирета и Прута (с центром город Бырлад на реке Бырлад, приток Сирета, Румыния). Правобережная Берладь нижнего Дуная принадлежала Византии, с 1187г. - Болгарии. Берладники были выходцами из Галиции, что объясняет появление описанных строительных традиций на Вятке.
   В бассейне Сирета и нижнего Дуная встречаются славянские топонимы и гидронимы (Бистрица, Яломица, Олтеница, Бродина). Гидроним Быстрица встречается в славянских регионах расселения от области Вел. Новгорода до Днестра, Словении и Польши. В России только один крупный приток Вятки носит это имя. Ойконимы также в основном на Украине и Белоруси. Микулинцы, город в Тернопольской области. В городе, на левом берегу реки Сирета, следы городища - остатки древнерусского Микулина, впервые упомянутого в летописи под 1144 г. Сравним с Вятским древним городом Микулицын. Меньшее количество славяноидной керамики в Микулинской волости объясняется приходом сюда в 14в. выходцев с Русского севера.
   "Движение славян с запада на восток прослеживается и по распространению таких старых славянских гидронимических суффиксов, как ец, ац, которых чрезвычайно много (местами почти до трети всех названий населенных пунктов) в топонимии Южной Польши, Чехословакии, Сербии и Хорватии. В нашей стране названия с суффиксом ец тем гуще, чем древней славянское заселение. Так, в западных областях Украины Ивано-Франковской, Тернопольской и Черновицкой - названия с этим суффиксом составляют более 3 %. В Винницкой и Хмельницкой - 1,5%, тогда как в южных областях - Днепропетровской, Кировоградской, Одесской, Николаевской - лишь какие-то доли процента. В Херсонской подобных названий совсем нет. Та же закономерность наблюдается и среди гидронимов. В верховьях Прута и Серета насчитывается 12% названий рек с суффиксом ец, в бассейне верхнего Днестра уже только 5%, в бассейне Северного Донца -2,5%, в Приазовье - меньше 1 %. Ту же картину дает распространение форманта ица. В Словении этим суффиксом образована почти четверть всех гидронимов, на Украине в бассейнах Прута, Серета и в верховьях Донца - меньше 2%. Южнее острова Хортицы по Днепру они отсутствуют совершенно". http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000115/st006.shtml
   "Речные названия на ец-ица составляют 6,5% всех русских гидронимов Вятки. Распространены они по территории области неравномерно. Все реки с названиями на -ица расположены на севере и в центральной части области, в основном, в бассейнах Моломы, Чепцы, Белой Холуницы и Юга. Южнее линии Котельнич - Верхошижемье не встретилось ни одного наименования с исходом ец-ица. Из 130 гидронимов бывшего Яранского уезда /юг области/ нет ни одного с суффиксом ец-ица, зато на территории Слободского уезда (центр и северо-восток области) из 149 рек 22 носят названия на ец-ица, это составляет 14,3% всех гидронимов. Северная и центральная части вятских земель заселялись тогда, когда продуктивность суффикса ец-ица была высока, он часто использовался при создании названий водных объектов". http://cheloveknauka.com/russkaya-gidronimiya-kirovskiy-oblasti
  
  
  
  
  
   ПРИЛОЖЕНИЕ Обзор южнорусских городищ-крепостей с жилыми стенами:
  
   Ленковецкое городище (Черновцы). Археологические раскопки показали, что земляной вал сооружен в конце XII - начале XIII века. Ленковецкое поселение состояло из трех основных частей: укрепленного детинца, где сосредоточивалась военно-феодальная знать, городских посадов, где жили ремесленники и мелкие торговцы, и поселки Слободы, где трудились земледельцы. Крепость стояла на перекрестке торговых путей в долине реки Прут (лев. берег). Система обороны Ленковецкого городища была достаточно сложной. Кроме главного мощного оборонительного вала, окружавшего округлую площадку диаметром 80 м, укрепленное поселение прикрывала система концентрических рвов шириной до 13 м и глубиной до 3 м, заполненных водой, окружавших детинец со всех сторон [19, с. 69 ‒ 70]. Глубина оборонительных полос вокруг Ленковецкого городища составляла 350 м. Срубные дубовые жилые клети (1,8 на 4, 4 м, многие с печами) в качестве стены вала. Аналогичные конструкции выявлены на Правобережной Украине (городища Райки, Колодяжин, с. Городище - летописный Изяславль), в Галицкой земле (Судовая Вишня) и ряде других мест. Внутри крепости в жилище размерами 3,6 на 2,9 м печь расположена у середины зап. стены. Две неглубокие хоз. ямы. Найдено писало. На посаде древних Черновцов (Ленковецкого городища) обнаружены железоплавильные горны, костерезная мастерская, следы ювелирного гончарного производства, найдены орудия труда ремесленников (кузнечные клещи, долота, струг) и торговцев (бронзовые весы, металлические гирьки).
   Изяславль. Упомянут в летописи под 1241 г. как один из городов, разоренных войсками Батыя во время их похода на запад 76. Городище расположено на мысу, образованном течением р. Гуска, у восточной окраины с. Городище Хмельницкой обл. Поселение состоит из небольшого (0,63 га) детинца и окольного города (площадь около 3 га). С напольной (западной) стороны и со стороны понижающейся стрелки мыса (юго-восток) оно защищено тройной линией валов и рвов. Детинец занимает юго-восточный угол городища и по всему периметру окружен валом. Вскрыта вся площадь памятника в пределах первого внутреннего вала (3,6 га), объединявшего детинец и окольный город. Изучены конструкции оборонительных сооружений и собрана обширная коллекция древнерусских предметов XII - XIII вв. Во внутреннем валу окольного города и внешнем валу детинца обнаружены остатки деревянных клетей, служивших жилыми и хозяйственными помещениями. В них найдены разнообразные бытовые вещи, запасы зерна. От построек на площадке городища зафиксированы лишь развалы печей. Следовательно, дома были наземной конструкции. Широко представлены все виды вооружения: мечи, сабли, булавы, копья, топоры, кистени, наконечники стрел, шлемы, кинжал, кольчуга.
   Городище Галица (до 13в.). Жилища в срубных клетях оборонительного вала. Ломачикцы - село в Черновицкой области. В 1,5 км юго-зан. села, на высоком мысу левого берега реки Каютын (2 км до р. Днестр), в урочище Галица, городище. Площадка поселения овальная (50 x 70 м) в плане, защищена дугообразным валом (шириной 10 м, выс.2 м) и рвом (шириной 10 м, глуб.2 м). Основу конструкции вала составлял ряд дубовых срубов не засыпанных землей, а приспособленных для жилья и хозяйственных нужд. Под оборонительными сооружениями XI-XIII вв. были прослежены остатки более древней деревянной стены. Культурный слой поселения содержит незначительные отложения VIII-X вв. и разнообразный материал XI-XIII вв. Рядом расположено открытое синхронное селище (10 га). По мнению исследователя, здесь находился древнерусский Кучелмин, упомянутый в летописи под 1159 г.
   Городище на р. Згар (верх. Ю. Буг). На валу два ряда срубных клетей. Наружные забутованы глиной. Внутренние - жилые и хоз. помещения (4,7 на 4м). В центре многих печи. Городище, село в Хмельницкой области. В 200 м юго-зап. села, на высоком мысу левого берега реки Згар, городище, овальной формы (90 x 120 м), площадью около 1 га. С В поселение укреплено подковообразным валом (высотой 4 м., шир. основания 20 м) и рвом (шир.7 м и глуб.2 м). К детинцу с 3 примыкает неукрепленный посад. Основу вала составлял ряд заполненных землей городен, к которым изнутри примыкал ряд пустых клетей: жилых и хозяйственных помещений. Весь найденный материал: керамика, бытовые предметы, орудия труда, оружие, украшения, датируются XII-XIII вв. В одной из клетей (? 3) обнаружен клад из 206 золотых и серебряных (гривны, браслеты, перстни, колты и др.) украшений.
   Колодяжин на правом берегу реки Случь. Срубные клети (3,6 на 3,2м), вплотную примыкавшие к валу по всему периметру городища. Внутри города полуземлянки, встречается (вторая) печь, заглубленная в длинную стену, в середине ее.
   Райковецкое городище (Житомирская обл.). Срубные клети по всему периметру. С напольной стороны забиты грунтом. Райковецкое городище занимало клиновидный выступ, образуемый слиянием рек Гнилопяти и Рублянки и возвышающийся над их поймой на 24-26 м. Форма городища круглая, со?хранились земляные валы и рвы, достигавшие глубины 4-6 м. Площадь детинца невелика, всего 1,25 га. Райковецкое городище следует отнести к типу небольших сторожевых городков-крепостей, входивших в полосу укреплений, защищавших верхнететеревские и побужские города. О его военном характере свидетельствуют многочисленные на?ходки мечей, наконечников копий и стрел, боевых топоров, железных булав, кольчуг, стремян, шлемов и др.
   Иван-гора на Днепре. Срубные клети с печами чередуются с забитыми землей. Ржищев, город в Киевской области. На южн. окраине г., на крутом выступе прав. бер. р. Днепр, полукруглое, частично разрушенное городище (Иван-гора) - остатки древнерусского Ивана, впервые упомянутого в летописи под 1151 г. Небольшое поселение укреплено высоким валом и двумя линиями рвов по склону холма. Обнаружено более 40 жилищ (срубных или столбовых, слегка заглубленных в землю). Двойной ряд дубовых городен составлял основу конструкции вала. Во внутреннем ряду жилые клети чередовались с целиком засыпанным грунтом. Собран разнообразный вещевой материал: гончарная керамика, шиферные пряслица, обломки стеклянных браслетов, наконечники стрел и копий, орудия труда, украшения, хорошо датируемый XII-XIII вв.
   Щучинка (Балыко-Щучинское городище возле г. Ржищев на Днепре). Срубные жилые клети примыкающие к основным клетям вала. Одним из сторожевых пунктов Днепровской оборонительной линии был древний Чучин (современное село Щучинка), возникший во второй половине XI в. Летопись упоминает Чучин под 1110 г. в связи с половецким нападением. Город занимал возвышенность на правом берегу Днепра (около 70 м над его поймой). Со всех сторон городище защищено крутыми склонами и только на юго-востоке узкой полосой соединено с общим плато. Площадь города, состоявшего из детинца и окольного града, равнялась 6 га. Каждая из этих частей была укреплена особым валом и рвом. Внизу, в полукилометре южнее городища, на правом берегу небольшой речушки, впадающей в Днепр, находилось открытое поселение, которое, вероятно, было посадским районом Чучина. В нем обнаружены остатки деревянных конструкций вала и крепостной (сигнальной) башни, следы тайного выхода в сторону Днепра, остатки жилых и хозяйственных построек. Найдены орудия сельскохозяйственного производства - лемех, наральник, серпы, косы, ножницы, жернова, топоры, струги, ножи и оружие - боевой топор, кистени, наконечники стрел. Все эти находки не оставляют сомнения в военно-феодальном характере Чучина.
   Замковище у с. Кононча на левобережье Росси. Срубные полуземлян (2,5 на 3,5м), в 2 из 7 жилищ печи стоят у сер. стены. Располагались двумя рядами вдоль рва. Кононча, село в Черкасской области. Близ села, в урочище Замковище, на левом берегу реки Роси (ниже впадения в нее р. Росавы) городище. С сев. поселение ограничено оврагом. Следы валов прослеживаются плохо. В памятнике обнаружены обломки стеклянных браслетов, майоликовые плитки, оленьи рога и другие предметы XII-XIII вв.
   Воинская Гребля (Воинь). Срубные жилые клети на валу, внешний ряд клетей забит грунтом. Пограничный город Переяславского княжества, впервые упомянут в летописи под 1055 г., когда около него Всеволод Ярославич победил торков. Древнее городище Воиня находилось в пойме правого берега р. Сула, у ее впадения в Днепр, близ бывшего с. Воинская Гребля Полтавской обл. Теперь оно залито водами Кременчугского моря. Детинец (площадь 4,6 га) был укреплен подковообразным валом (длина 400 м), упиравшимся концами в берег реки. С внешней стороны вала проходил ров (ширина около 20 м, глубина 3 м). За валом располагался окольный город (площадь 23 га), укрепленный естественными преградами (старицы, болота). К западу от него находился грунтовой могильник.
   Коростень. Срубные жилые клети чередовались с забитыми камнями и песком. Коростень, г. Житомирская обл. Близ города, по обоим берегам р. Уж, 4 городища, являющихся по мнению исследователей, остатками древнерусского Искоростеня, упомянутого в летописи под 945 г. Наибольшее (площадь около 9 га) овальное городище (IV) находится на левом берегу реки, а 3 других занимают правобережные высоты. Систематически все 4 памятника исследованы слабо. Не исключено, что большее городище возникло задолго до X в. Наиболее хорошо изучены 1 (площадь 0,5 га) и II (площадь 0,05 га) поселения. Основу конструкции валов II городища составлял ряд деревянных срубов, забитых камнями и землей. К ним примыкал изнутри ряд жилых клетей.
   Осовик. Наземные, в некоторых печи стоят у сер. стены. Осовик, деревня в Брянской области. На северной окраине деревни, при впадении безымянного ручья в р. Десну (правый берег), на высоком мысу, городище. Оно состоит из детинца и окольного города. Детинец треугольной формы, размерами 30 x 25 м, отделен с Ю от окольного города валом и рвом. Окольный город трапециевидный в плане, размерами 120 x 50 - 100 м, с напольной стороны защищен высоким валом и рвом. Укрепленная часть городища занимает территорию около 1 га. Восточнее по бер. р. расположено обширное (1 га) неукрепленное селище-посад. Обнаружено несколько жилых с глинобитными печами и хозяйственных срубных построек. В окольном городе прослежено три горизонта строительных остатков. Собран разнообразный вещевой материал: орудия труда и оружие, замки, ключи, стеклянные браслеты, шиферные пряслица, гончарная керамика и пр. Найдены остатки железоплавильных печей, обломки сопла, шлак и крицы. Время жизни поселения - от начала XII до второй половины XIII в. Основу вала окольного города составлял ряд деревянных клетей забитых землей.
   Телиженцы, село в Хмельницкой области. Напротив села, на мысу правого берега реки Иквы (пр. Ю. Буга), в урочище Валы, городище. Поселение (110 x 100 м) с напольной стороны укреплено тремя рядами валов (до 15 м выс.) и рвов. С Б и 3 к городищу примыкает неукрепленное селище-посад. В валу обнаружен ряд деревянных клетей жилого и хозяйственного назначения. На площадке городища вскрыты жилища-полуземлянки и хозяйственные постройки. Найдены обломки стеклянных браслетов, наконечники стрел, гвозди, ножи, серпы, оковки лопат, удила, топоры, кресты-энколпионы, гончарная керамика и др. материалы XII-XIII вв. В одной из полуземлянок обнаружен клад серебряных женских украшений. Матвеевка, село в Полтавской области. Около села, на правом берегу реки Сулы, в урочище Кизивер, на мысу, образованном долиной реки и балками, округлое (диаметром 50 м) городище (площадь около 0,2 га). Поселение укреплено кольцевым валом. С напольной (сев.-зап.) стороны возведен второй вал (высотой 2 м). Посередине прослеживается въезд. К С от городища на береговом плато расположено обширное (около 8 га) селище. В 200 м к Ю заметны остатки еще 2-х городищ . Сохранились обрывки нескольких валов. Один - дугообразный (дл.60 м, выс.З м, шир.8 м). Городище неоднократно обследовалось археологами. Внутри вала обнаружена срубная конструкция из 2-х рядов клетей. Внешний ряд забит землей, внутренние клети - пустые. Отмечено 2 строительных периода укреплений: конец Х-XI вв. и сер. XII в. Среди гончарной древнерусской керамики выделяются 2 группы: посуда конца Х-начала XII века и XII-XIII вв. Найдены также обломки рифленых амфор, шиферные пряслица, стеклянные браслеты и т. п. На селище встречена керамика только II группы.
   Головно, село в Волынской области. В 1 км сев.-зап. села, на болотистом лугу, городище. Округлая (диаметром 40 м) в плане площадка поселения обнесена кольцевым валом (высотой 1 м). Культурный слой (0,50),8 м) слабо насыщен обломками лепных (единичны) и гончарных (Х-XII вв.) сосудов. Основу вала составляли два ряда клетей, из которых внешний был забит землей, а внутренний приспособлен для жилья и хозяйственных нужд. С С и СЗ к городищу примыкает обширное селище с аналогичными материалами.
   Городное, село в Харьковской области. Близ села, на мысу правого берега реки Мерлы (левый приток реки Ворсклы), в урочище Замок, городище. Округлая в плане площадка (0,6 га) поселения укреплена серповидным валом (высотой З м) и рвом. Въезд прослеживается с южн. (напольной) стороны. На соседнем мысу неукрепленное селище. Культурный слой содержит отложения конца I тыс. н. э.(роменская культура) и древнерусского (XI-XIII вв.) времени. Основу вала составляла деревянная конструкция из клетей. Найдены обломки древнерусской гончарной посуды, наконечники стрел.
   Миклашевский, хутор, Полтавская область. На округлом возвышении в пойме лев. бер. р. Днепра (ныне затоплено водами Кременчугского моря), в 15 км выше устья р. Сулы, находилось городище. Округлая (диаметром 60 м) площадка поселения была обнесена кольцевым валом. $ркрут городища на территории около 50 га, хорошо защищенной озерами и болотами, располагался неукрепленный посад. В валу открыты следы двух периодов строительства. Первоначальную (XI в.) основу вала составляли три ряда дубовых срубов. 2 внутренних ряда не заполнялись грунтом и использовались под жилища и хозяйственные нужды. Постройки сгорели в конце XI-начале XII в. Затем (XII в.) вал был досыпан и сооружен уже I ряд клетей. Эти строения также погибли в пожаре начала XIII в. На селище открыты жилища-полуземлянки с материалами конца Х-XIII вв. По мнению М. П. Кучеры здесь находился древнерусский Малотин, впервые упомянутый в летописи под 1140 г.
   Процев, село в Киевской области. Между селами Процев и Вишенки, на возвышении среди заболоченной поймы лев. бер. р. Днепра, городище. Кольцевые вал (высотой 1 м) и ров (глуб.2 м) окружают площадку 23 x 26 м. Культурный слой содержит редкие обломки древнерусской (XII-XIII вв.) гончарной керамики и обломки лепной посуды эпохи поздней бронзы. В валу обнаружены деревянные конструкции и жилые забитые землей клети.
   Ржищев, город в Киевской области. На южн. окраине г., на крутом выступе прав. бер. р. Днепр, полукруглое, частично разрушенное городище (Иван-гора) - остатки древнерусского Ивана, впервые упомянутого в летописи под 1151 г. Небольшое поселение укреплено высоким валом и двумя линиями рвов по склону холма. Обнаружено более 40 жилищ (срубных или столбовых, слегка заглубленных в землю). Двойной ряд дубовых городен составлял основу конструкции вала. Во внутреннем ряду жилые клети чередовались с целиком засыпанным грунтом. Собран разнообразный вещевой материал: гончарная керамика, шиферные пряслица, обломки стеклянных браслетов, наконечники стрел и копий, орудия труда, украшения, хорошо датируемый XII-XIII вв.
   Ходоров, село в Киевской области. Близ села, на высоком правом берегу реки Днепр городище, укрепленное полукольцевым валом (площадь около 0,5 га). Основу конструкции вала составляли два ряда деревянных клетей. Во внутреннем ряду жилые помещения чередовались с целиком засыпанным грунтом. Собранные во время раскопок археологические материалы датируются XII-XIII вв.
   Головуров, хутор в Киевской области. Близ хут., на низком левом берегу реки Днепр, округлое (диаметром 40 м) городище, разрушенное карьерами. Основу вала составляет ряд деревянных клетей. Рядом расположено небольшое селище. Судя по находкам, поселение возникло в конце XI в. и существовало вплоть до сер. XIII в.
   Гайшин, село в Киевской области. Близ села, на низком правом берегу реки Трубеж, округлое (диаметром 70 м) городище. Укрепления сохранились частично. В валу обнаружены обгоревшие деревянные клети. Культурный слой слабо насыщен обломками гончарной посуды (XI?) в.
   Гринчук, село в Хмельницкой области. Близ села, на мысу высокого левого берега реки Днестр, городище. Площадка поселения (70 x 42 м, 0,3 га) защищена дугообразным валом (до 1,7 м выс.) и рвом. Основу конструкции вала составлял ряд деревянных клетей, приспособленных для жилья. В зап. части вскрыты остатки башни. На прилегающем с С к городищу селище-посаде обнаружены остатки углубленных в землю жилищ, кузнечный горн. Среди находок: шпоры, крест-энколпион, обломки стеклянных браслетов и пр. Материалов XI в. мало. Основные отложения культурного сл. датируются XII-XIII вв. Ниже залегает горизонт трипольского времени.
   Старая Ушица, село в Хмельницкой области. Близ села, при впадении реки Ушица в р. Днестр (левый берег), полуразрушенное городище - остатки древнерусской Ушицы впервые упомянутой в летописи под 1144 г. От поселения сохранилась небольшая часть: 50 x 20 м. Городище с напольной стороны укреплено валом и рвом. Основу вала составляли два ряда деревянных клетей. Один из них был забит землей, а второй (внутренний) - пустой, пригодный для жилья и хозяйственных нужд. На площадке внутри укреплений почти не найдено построек. Судя по археологическому материалу, жизнь на городище продолжалась в XII-XIII вв. Рядом располагалось синхронное селище.
   Олинькалнс, городище. Латвия. На прав. бер. р. Даугавы (Западная Двина), городище - остатки замка Алене, упомянутого в источниках XIII в. Поселение (площадь 2,3 га) было укреплено валом. Исследованиями установлено, что основу вала составляли два ряда деревянных клетей. Перед валом был вырыт ров. Укрепления построены в середине XI в. Находки: древнерусская гончарная керамика, шиферные пряслица, бляшки, пряжки, 2 семилучевых височных кольца свидетельствуют, что среди основного латгалльско-селлского населения городища жили славяне.
   http://www.ruina.ru и книга Раппопорт "Древнерусские жилища".
  
   И. Власенко, Укрепления городища Мерешеука - Четэцуе:
   "Городище Мерешевка расположено в 600-800 м к северо - востоку от одноимённого села р - на Окница, в урочище Четэцуе на высоком сланцевом мысовидном холме - останце грушевидной формы, вытянутом с востока на запад вдоль правого берега Днестра. Останец образовался в результате тектонического разлома и входит в состав геологического памятника. Его середина возвышается на 50-70 м над уровнем зеркала реки и с северной стороны достигает крутизны 40-45º. В древности останец представлял собой естественную природную крепость, северные крутые склоны которого омывались водами Днестра, а южные и восточные, более пологие, ограждались ручьём. С пологой стороны две линии валов с эскарпами. Стена состояла из несохранившихся деревянных срубов - городен , возведённых на древней вершине вала . С внешней стороны внутреннего вала подножье оборонительной стены было укреплено слоем глины , а с внутренней к ней примыкало углублённое сооружение , по - видимому , жилищно - хозяйственные клети. Наличие жилищно - хозяйственных клетей с тыльной стороны оборонительного вала , позволяет убедительно интерпретировать данное городище в качестве княжеской порубежной сторожевой крепости - самого южного форпоста Галицкой Руси. Это единственное галицкое городище XII-XIII вв. на территории Республики Молдовы.
   Исходя из археологического материала можно полагать , что среди обитателей городища преобладало мужское население , состоящее из воинов - дружинников и ремесленников (мало женских украшений, а также предметов прядения и ткачества). Среди занятий сельским хозяйством , видимо , преобладало скотоводство ( присутствие в заполнении сооружений костей домашних животных - крупного и мелкого рогатого скота , свиньи, собаки, птицы и полное отсутствие орудий земледелия). По всей видимости , продуктами растениеводства гарнизон сторожевой крепости снабжался князьями централизовано. Большую роль в занятиях населения играли охота ( железные и костяные наконечники стрел , находки костей диких животных - благородного оленя , косули , лисицы , зайца , птиц ) и рыболовство ( грузила для сетей , кости рыб ). В какой - то мере была развита и торговля ( наличие фрагментов северо - причерноморских амфор , других импортных , в том числе и стеклянных сосудов , шиферного пряслица , некоторых украшений и , возможно , изделий из железа , особенно предметов вооружения ).
   По сообщению летописи , русский князь Иван Ростиславич Берладник под 1159 г ., заключив союз с ближайшей ордой куман , ходил на 'подунайские земли', затем 'пакостяше' галицким рыбакам, подойдя к Кучелмину и Ушице, где галицкий князь держал засаду. Иван Берладник шёл в Галицкое княжество с юга по суше и первыми его встречали жители Кучелмина, что говорит о самом южном его расположении в Понизье. А как уже отмечалось выше, археологические данные свидетельствуют о том , что самым южным укреплённым поселением Галицкой Руси на правом берегу Среднего Днестра в XII-XIII вв. является городище Мерешеука, возведённое непосредственно у воды.
   Городище, видимо, было покинуто и его оборонительные сооружения разрушены и сожжены по требованию монголо - татар после похода на княжество большого войска Бурундая в 1258 г ., как и множество других укреплённых поселений Галицкой и Волынской Руси".
  
  
  
  
  
  
  
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ по разделу
  
   Нам удалось проследить (очень поверхностно) путь предполагаемых предков казчества. От Волжских русов 4в. перебравшихся под воздействием гуннов на Днепр, построивших здесь первоначальный Киев (Ас-кол по Джагфар Тарихы). В 8в. после неудачного восстания против засилья авар и булгар часть этих русов укрылась на северных рубежах Хазарии, где получила имя буртасы. С 9в. было две отдельных территории проживания буртас. Одни из них служили Хазарии и были этнически близки соседним половцам, другие жили к северу в лесной зоне и подчинялись булгарам. Из хазарских буртас-наемников могли произойти бродники. Монгольское нашествие и создание нового Ордынского государства выдавило бродников и буртасов в северные регионы Поволжья. Начальная консолидация нового военизированного сообщества (казаки) происходила в рамках гвардии опального булгарского эмира Гази Бараджа.
   В 11-12в. формировался западный анклав бродников - выходцев с территории Галицкого княжества, вероятно, связанных с западными славянами.
   Слово казак принесли монголы, в их языке оно означало легкоэкипированный конный воин-наемник. Этим казаки отличались от татар и собственно монгольского войска. Татарами монголы звали присоединившиеся к ним добровольно-принудительно степные народы с семьями. Экипировка и выучка таких воинов были не всегда высоки. Сами монголы были воинами-профессионалами и отлично вооружены для того времени. Татарское казачество было созданно по примеру войска Гази Бараджа.
  
   Как уже выше цитировалось, коментаторы Джагфар Тарихы дают такое определение: "Гарач - булгарское название народа меря, часть которого бежала со своих земель (после включения их в состав Руси) в Булгарию. Название 'гарач' происходит от старобулгарского названия финно-угров 'гар' ('кар')".
   Гарачцы были выходцами из земель финноугров, но этнически таковыми они были только по матерям. Тем не менее необходимо поискать следы гарачцев в указанном месте. Во второй части нашего исследования мы также продолжим изучение ранних источников о русах, булгарах и бродниках, а также рассмотрим ситуацию на Русском севере и продолжим изучение булгарских хроник, касающихся предмета нашего внимания. Дело в том, что бродники прибыли в Волго-Вятский регион не на пустое место, здесь уже существовали древние культурные традиции и особый уклад жизни.
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) A.Opsokopolos "Крот. Из Клана Боевых Хомяков"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"