Харитонов Геннадий Михайлович: другие произведения.

Ремень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Ремень
  
  
  Учитель у меня строгий. За малейшую провинность, а часто и без нее, он начинал учить меня жизни. Фразы его всегда короткие, хлесткие. Долгие "уроки жизни" я переносил болезненно, с криками и слезами. Я сжимался в комочек как мог: трудно двигаться, будучи зажатым между ног. Имя учителя простое и легко запоминается - Ремень. Обычная кожаная лента, с шестью дырочками и, слава богу, с немассивной бляхой. "Говорил" он со мной о плохом поведении, о непослушании, о любви. Тем много и беседы, особенно летом, велись часто.
   Я знал о хозяине Ремня практически все: когда он был пьян, плохом настроении, о штрафах ГАИ. Все неурядицы хозяина отражались на моем теле.
   Хозяин Ремня, мой отец, мужик крепкий - смотрел на жизнь философски. И как настоящий отец, хотел передать свой опыт сыну - мне. "Еще благодарить будешь" - так говорил отец о методе воспитания. Родители не врут - да, наверное, но слова о благодарности ремню, я принимал как ложь. Я верил всем и во все - но только не ремню и всему, что с ним связано. Отец был связан.
   Помню: мне пять лет. День рождения. Много гостей. Меня поставили на табурет читать стихи. Было у меня любимое стихотворение, и я умею читать с "чувством, толком, расстановкой". И, конечно же, мне очень хотелось прочитать его гостям: дяде Васе - милиционеру и крестному; тете Вале и тете Маше - сестрам отца. И я стал читать: трижды меня перебивали тостами, дважды расспросами о подарках и, опять тостами. Не прочитав и половины, я слез с табурета и ушел в другую комнату. Мне показалось, что никто не заметил моего ухода. Да, действительно - именинник был забыт. Только вечером учитель Ремень напомнил о своей наблюдательности.
   Я ненавидел ремень, но отца я только боялся, и любовь к нему сохранилась. Сохранилась и боязнь.
   Мишка, мой друг и сосед по двору, любил отца. Он рассказывал о нем удивительные истории. От Мишки я узнал, что Василий Петрович (так зовут его отца) был и пожарником, и танкистом, сбивал врагов на истребителе, спасал людей на земле, воде и воздухе. Отец - Герой, был всем, только космонавтом не был. Нет, конечно, его хотели взять в космонавты - но водка...
   Василий Петрович гулял по черному. Мой отец пил по вечерам и выходным - не было прогулов у отца по работе. Василий Петрович гудел неделю, две, а то и месяц. У Мишки семья небольшая - он да отец. Мать Мишка не помнил и сильно завидовал нам, живущим с матерями.
   Во время болезни отца (Мишка не признавал слово "запой") жил Мишка у соседей - у наших матерей. В моем доме нет: мой отец и отец Мишки почему-то были врагами. Несколько раз на дню Мишка бегал домой проведать папу: забежать на минутку - дышит? да. Весь двор знал Мишкину "слабость" и старался не замечать ее - страха смерти отца. Мы, его сверстники, да и взрослые, поняли: Мишка помнит смерть матери - где-то глубоко, неосознанно.
   И считал Мишка злым не отца, а водку. И когда мы подсчитывали добрых и злых людей черточками на стене, Мишка поставил "злую" черточку не отцу, а его беде - болезни. Слово "алкоголизм" Мишка также не признавал.
   И я завидовал Мишкиной любви, и учился любить, прощать.
   Мишка не любил когда его жалели, но умел жалеть сам. Задерется у меня рубашка, заметит он красные полосы на спине от "уроков", спросит тихо, испугано:
   - Больно?
   По началу я бахвалился своими ранами. Когда узнал Мишку поближе, научился отвечать коротко:
   - Терпимо.
   Еще позже:
   - Нет.
   Мишка не знал побоев. Да, Василий Петрович спивался, но как папа, любил Мишку и никогда не бил его. Однажды, будучи пьяным, мой отец встретился с Мишкиным отцом, не "больным":
   - Зачем сына бьешь?
   - Мой сын, хочу и бью, - ответил мой отец.
   - Да был бы твой...
   Хотел продолжить Василий Петрович, да кашлянул Мишка.
   Я привык к дворовым слухам и не обращал на них внимания. Один из слухов: мой отец не родной. Я с легкостью поверю, что на школьный двор спустился космический корабль - реально? Да. Но про отца - чушь. И Мишка говорит: не верь. Много позже, слух подтвердился и оказался правдой. Порой, соседи знают о нас гораздо больше. И Мишка знал, молчал. Но я уже не могу сказать ему "лгун", и не хочу.
   Разговоры о матери?
   Мишка старался услышать все наши рассказы о матерях, мам и мамок. Всегда слушал молча и не требовал продолжений. И я рассказывал ему о своей маме. Только хорошее, доброе.
   Мама никогда не спорила с отцом - бесполезно. Когда "господин учитель" гулял по моему телу, мама старалась прикрыть меня своими руками. Ее руки, маленькие, худые, получали от ремня не менее. И заживали намного дольше. Нет, не заживали, слишком часты были "уроки".
   Я не мог рассказать Мишке, что мать спасала от ремня и другим способом - горячей водой. Сажала меня в ванну, включала "красный кран" и поливала из душа. Кричал я не меньше. После наказания я выскакивал из ванной как ошпаренный. Почему как...
   Доказательств, что наказание мной уже получено (красное тело, водяные пальцы) иногда хватало для отца. Если нет - ремень становился еще больней и, красные полосы со спины и ниже переходили на одежду кровью. Но и руки мамы знали горячую воду, и ее раны покрывались кровью.
   Этого Мишка не знал и я тщательно "изобретал" причины ожогов.
   Я боялся отца, я боялся ремня. Но не могу же я всех бояться. И этот страх изменялся в умение искать и видеть доброе во всем. Потому у меня сохранилась любовь к отцу - он умел быть добрым - папой.
  И этот страх изменялся в умение неверия в себя. За это я не люблю отца. Не за признание меня пасынком, не за все обвинения, перешедшие в "козла отпущения" - только за науку неверия. Не помню, чтобы сия наука помогла мне.
  Я любой ценой хотел избавиться от ремня.
  Мишка готов полюбить ремень, только бы не "болел папка" и вернулась мама.
  
  
  14 июня 2007
  Геннадий Харитонов
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"