Heahter Drago: другие произведения.

Сеарни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Говорят, что демоны не могут любить. Еще как могут. Их любовь сметает все на своем пути. Демоны не остановятся ни перед чем, лишь бы добиться желаемого. Только одного они не могут перенести - полного равнодушия своего избранника. Тогда их любовь обращается в ненависть.

СЕАРНИ

Говорят, что демоны не могут любить. Еще как могут. Их любовь сметает все на своем пути. Демоны не остановятся ни перед чем, лишь бы добиться желаемого. Только одного они не могут перенести - полного равнодушия своего избранника. Тогда их любовь обращается в ненависть.

***

Сначала был гнев, на смену ему пришло отчаяние, горькое, разъедающее душу.

Демоница яростно вышагивала, наматывая очередной круг по своей спальне. Она напряжено раздумывала, стоит ли ей принимать приглашение Дома Ветра на помолвку наследника. Какая издевка, пригласить ее, экс-любовницу, сеарни, на праздничный бал. Интересно, чья это была идея, Кианисса или его родни? Несомненно, Кини. Он знал о ее непозволительной слабости к нему и виртуозно пользовался этим. Хотя его родственнички - те еще гадюки. Темные эльфы, чтоб их, интриганы остроухие. Впрочем, неважно, от кого исходило это проклятое приглашение. Главное, что теперь с этим делать?

Она заранее знала, чем закончится ее роман с надменным наследником Ветра. Их связь не могла длиться долго: его Дом никогда не позволил бы ей войти в семью и стать Спутницей Кианисса. Иртешесс нестерпимо захотелось разгромить комнату. Демоница в бешенстве запустила в зеркало серебряную щетку для волос. Радужные осколки разлетелись по всей комнате. По щеке девушки потекли горячие капли. Резким жестом она смахнула кровь. Мало! Заострившиеся когти легко вспороли дорогую обивку изящного стула. Она в раздражении отшвырнула покалеченный предмет интерьера и принялась кромсать ни в чем неповинные воздушные занавеси. Демоница с удовольствием ощутила бы сейчас под пальцами нежную (наследник не страдает отсутствием вкуса!) кожу избранницы Кини. На худой конец сошли бы служанки. Им за риск платят, причем немалые деньги.

Иртешесс мрачно усмехнулась. Как жаль, что она предусмотрительно отпустила прислугу. Черноволосая сеарни сделала это как только увидела от кого пришло послание. Сейчас бы она легко выпустила пар...

Руки девушки непроизвольно сжались в кулаки. Боль только добавила ей ярости. Неконтролируемый гнев вылился в погром: в комнате не осталось ни одного целого предмета. Особенно, досталось нарядам, которые подарил ей бывший возлюбленный. Некогда дорогие элегантные платья теперь устилали пол яркими живописными лоскутами. Демоница истуканом замерла посреди разрухи. Она в изнеможении закрыла глаза и выровняла дыхание. И вдруг услышала неясный шум. Она склонила голову к правому плечу и прислушалась. Точно, кто-то "забыл" уйти. Точнее, этого кого-то просто забыли предупредить. Легкие шаги в коридоре нарушали хрупкую тишину огромного дома. Служанка. Новенькая. Старые в курсе перепадов настроения своей госпожи и предпочитают в такие моменты держаться подальше и подставлять под удар "салаг". Ну, что же она виновата сама, сама пришла. Сидела бы в своей комнате, а не бродила в поисках людей, глядишь и обошлось бы. Демоница рывком распахнула тяжелую дверь своей комнаты, едва не попав той по лбу служанки. Девчонка вздрогнула и сжалась в ожидании удара. Запоздалая реакция. Фу, так жертва скоро описается от ужаса. Хотя, этот самый ужас еще даже и не наступал.

- Подойди сюда, девочка, - вкрадчиво произнесла хозяйка дома и поманила прислугу жестом. Человечка в испуге попятилась, увидев разгром в комнате. - Ну что, же ты... ИДИ СЮДА, КОМУ СКАЗАЛА!!! Серо-голубые глаза служанки остекленели от страха. Но, точно овца на заклание, она покорно посеменила к госпоже. Демонице очень нравились баранье выражение глаз у людской девчонки.

Иртешесс захотелось рвать мягкую и податливую плоть. Она отчаянно жаждала пустить кровь и слизывать тягучие соленые капли с кожи жертвы. И сеарни выпустила свои инстинкты на волю. Она глубоко вонзила когти в ставшее тряпичным тело служанки. Та и не думала сопротивляться, заворожено смотря как кролик на удава в горящие бешенством глаза госпожи. Демоница раздирала беззащитную кожу, методично превращая девчонку в груду окровавленного мяса. Через какое-то время тело жертвы сломанной куклой упало на кучу рваного шелка. Иртешесс обессилено опустилась рядом. Она не знала, сколько пролежала в темноте разгромленной комнаты в забытии-полубреду. На смену злобы пришли бессилие и отчаяние.

Его не будет рядом, но проклятая память не даст покоя, день за днем оживляя призраки прошлого. Он не смог любить, а я захотела неволить. Отпускаю - твои чувства перегорели. Осыпались пеплом, и ветер развеял их. Я позволю себе маленькую слабость. Прежде, чем полностью оборвать все связывающие нас нити. Я увижу тебя. И твою избранницу.

Она раскисла, как какой-то человек. И она позволит ему уйти, как какой-то человек. Но маску надо держать до конца, как бы тяжело не было. Демоны не умеют любить. Демоны знают лишь страсть. Вот и надо показать эту страсть публике. "Марионетка сыграла свою роль. Ей обрезали ниточки. На очереди новая пьеса. Но старая кукла должна в последний раз сыграть на сцене", - хрипло шептала Иртешесс в темноте. Решение принято. Осталось приготовить красивые декорации. Но пусть эта партия и проиграна, в конечном итоге партия будет за ней. Безмятежная улыбка зловеще смотрелась на покрытом кровавыми разводами лице.

***

Сегодня все закончится. Странная горькая усмешка исказила совершенные черты лица девушки, стоявшей возле окна. Иртешесс долго шла к этому дню. Но почему же так больно. Невыносимо больно. Словно ее грудь пронзили тысячью кинжалов. Иртешесс попыталась взять себя в руки. Скоро, совсем скоро, все разрешится, и она уйдет. Осталось лишь подождать около таха* (час), до того момента как наследник дома Ветра представит всем свою лиа* (нареченная, невеста). Тогда для нее все завершится окончательно. Демоница задумчиво теребила висящий на шее экранирующий защитный кулон. Лиловые, в тон платья, ногти неспешно поглаживали переливающиеся драгоценные камни.

Черноволосая девушка глубоко вздохнула. Еще миг, и ее дыхание пресеклось. В комнату вошла ОНА. Тоненькая хрупкая фигурка. Бледное золото волос и аквамариновые огромные наивные глаза. Светлая эльфийка. Так вот какая она, будущая Спутница Кианисса. У Иртешесс потемнело в глазах от бешенства. Она вновь испытала безотчетное желание проверить шейку этой мерзкой твари на прочность. Демоница в красках представила, как ее изящные пальцы сомкнутся на шее соперницы, и ярко-голубые глаза невесты навсегда покинет искра жизни. Прямо как у той девчонки-служанки. С каким бы наслаждением она слушала беспомощные предсмертные хрипы светлой. Но это всего лишь мечты. К великому сожалению демоницы, она могла лишь мечтать об убийстве лиа. Сейчас это вызовет большие проблемы.

Нежная лиа. Счастливая лия. Не знаю, пожелать ли мне тебе счастья или проклясть, за то, что ты будешь делить с ним жизнь. Ты, а не я.

Черноволосая стиснула кулаки. Удлинившиеся когти вспороли кожу ладоней демонессы. Она равнодушно смотрела, как ее руки окрашиваются алой кровью. Боли не было. Только отчаяние и беспомощность, к которым примешивалась нотка ненависти. Где же твоя гордость и неколебимая уверенность? Никто не должен видеть ее слабость. Демоны не любят. Это всем известно. Вот только, наверное, она какой-то бракованный демон, влюбившийся в темного эльфа. Иртешесс медленно выдохнула и трансформировала руки в нормальное состояние, поднесла ладони к лицу и слизала свернувшуюся кровь. Миг, и на ее совершенное лицо опустилась ледяная маска безразличия. Мига ее слабости так никто и не увидел - гости были слишком заняты созерцанием будущей госпожи, белокурой и голубоглазой дочери Светлого Леса, чтобы обращать внимания на бывшую любовницу.

- Светлые эльфийки так глупы, скучны и предсказуемы. - Кианисс скривился. - А вот демоны - самое то: дикие, гордые, свободные, не скрывающие своих желаний. Он приподнялся и собственническим жестом провел ладонью по вольготно раскинувшемуся на постели обнаженному телу девушки. От его тихого смеха кожа Иртешесс покрылась мурашками. Молодой мужчина потемневшими глазами смотрел на ее совершенные формы. Она самоуверенно улыбнулась, облизнула пухлые губы, опрокинула его на разворошенное ложе и продемонстрировала эльфу силу своего желания.

Теперь предсказуемая эльфийка, одна из тех, кого он презирал, стала его лия. Какая "досада". Маленькая наивная дурочка принимает слова и комплименты эльфа за чистую монету. Как и она когда-то. Демоница улыбнулась почти искренне. Ну, что, наследник, поиграем?

***

Иртешесс веселилась Ее смех чарующе звенел в ответ на шутки партнера по танцу. Она великолепно играла роль светской кокетки. Пустые разговоры, едва пригубленные бокалы с рубиновым вином. Бесконечная круговерть танцевальных фигур и мужских лиц, ни одно из которых она так и не запомнила.

Улыбайся, и пусть никто не знает, что внутри тебя все корчится от боли. Улыбайся! Танцуй! Флиртуй! А твое сердце пусть плачет кровавыми слезами.

Скоро, совсем скоро демоница преподнесет тебе сюрприз, Наследник. Жаль, что ты не сразу оценишь его по достоинству. Перебивая вещавшего ей что-то с умным видом очередного партнера по танцу, Иртешесс злорадно расхохоталась, не обращая внимания на изумленные взгляды гостей. Ей совсем надоели танцы. Пора начинать задуманную игру. Интересно, куда скрылись "влюбленные" голубки?

***

Сеарни нашла их в саду. Она учтиво раскланялась со спутницей Кианисса, ее Кини. Негромко произнесла, глядя прямо в глаза своего бывшего возлюбленного.

- У меня есть для вас подарок, дове* (уважаемый господин). Теперь она должна обращаться к Кини исключительно так. Холодно-вежливо, будто бы они не были никогда близки.

- Доми*(уважаемая госпожа), вы можете передать его слугам, - последовал такой же сухой учтивый ответ.

- Но этот подарок не материальный...

- Что же это? - в скучающе-равнодушном голосе нет ни капли интереса.

- Песня. Я хочу спеть для вас, дове. - "В последний раз" добавила сеарни про себя. Но он и так знал это.

Услышав о даре, лиа наследника, Навиша, встрепенулась. Демоны редко поют, очень редко. Но уж если услышишь их песню-зов, поймешь, что они ничем не уступают в мастерстве хваленым эльфам. Зов демонов сравним разве что с песнями их младших братьев - инкубов - и сирен. Ему сложно сопротивляться.

- Я никогда еще не слышала песни демона. Давай послушаем, Кини, - просительно произнесла лиа, умоляюще заглянув в глаза эльфа. Навиша не заметила, как Иртешесс вздрогнула от ласкового прозвища, которым светящаяся от счастья невеста наградила эльфа. Так до недавнего времени его называла только сеарни. Зато невольную дрожь демоницы прекрасно заметил он. По губам эльфа скользнула полная понимания насмешливая улыбка. Ему доставляло удовольствие делать больно другим. Раньше демоницу это не заботило, но сейчас ей непереносимо захотелось стереть ухмылку с мужского лица хлестким ударом. Она еле сдержала себя в руках.

- Хорошо, ты уговорила меня. Мужчина наклонился к своей нареченной и жарко поцеловал ее. При этом Кианисс внимательно смотрел сеарни в глаза. Жестоко. Но чего еще ждать от того, кто стал равнодушен и выбросил ненужную любовницу, словно старую вещь. Иртешесс опустила ресницы, скрывая полыхнувший ненавистью взгляд. Еще рано.

...Сильный голос Иртешесс завораживал. Ее песня шла горлом. Выкручивала души слушателей. Сводила с ума. Она звала, рыдала, обещала. Тоска, стон, накал страсти сплелись воедино. Зов. Ему мучительно хотелось следовать. Без оглядки. Без сожаления. Только бы эта красивая девушка была рядом. Только бы подарила ласковый взгляд и позволила прикоснуться.

Дни безмолвны и пусты,

Песком к ногам моим легли,

И на пути нет ни души.

Дни, нас разделили дни,

Я иду одна сквозь них,

Самой себе твердя - дыши...

Нет!

Я не держу тебя!

Власти нет в руках моих,

Лишь пепел и последний вздох.

Все. Ты - птица вольная!

Я отпущу тебя, любя.

Навек любя, как ты не смог!

Кианис заносчиво посмотрел на певицу, самодовольно улыбнулся, давая понять сеарни насколько доволен ее любовным признанием. Этот молчаливый диалог взглядов был понятен лишь им двоим. Никто из присутствующих, кроме самой Иртешесс и наследника, не знал языка демонов. Девушка когда-то сама обучала темного. А так все присутствующие были бы в курсе ее унижения. Но эльфу и такой прилюдный душевный стриптиз доставил неописуемое удовольствие. Она сама себя распинала на его глазах. А он упивался каждым словом песни.

Пусть догорит в тебе любовь,

Верю я, вернется вновь

Птицей Феникс она.

Взмах ее крыльев оградит

От разлук и от обид,

И воскреснет любовь из огня.

Свет заката так манит,

Он не греет, но горит

Прикосновеньем губ твоих.

Мне одной надеждой жить больно,

Но тебя забыть

Мне никогда не суждено.

Пусть догорит в тебе любовь,

Верю я, вернется вновь

Птицей Феникс она.

Взмах ее крыльев оградит

От разлук и от обид,

И воскреснет любовь из огня.

(5 стихий - "Феникс")

Отзвучало последнее тягучее слово. На миг над садом повисла звенящая тишина, разорвавшаяся оглушительными аплодисментами сотни гостей наследника. Лиа восторженно хлопала в ладоши и, захлебываясь словами, что-то быстро говорила Кианиссу. У демоницы промелькнула ехидная мысль о том, что ее выступление затмило для собравшихся сам праздничный повод. Слишком уж редко демоны устраивали публичные выступления. Иртешесс наслаждалась признанием своего таланта и упивалась мыслями о триумфе, пока понятном только ей. Но все когда-то имеет несчастье заканчиваться. И вот, Кианисс произнес все тем же прохладно-равнодушным тоном несколько слов благодарности певице. Она улыбнулась и слегка наклонила голову, прощаясь с бывшим любовником и его невестой. По его губам скользнула быстрая самодовольная улыбка. Он развернулся и повлек невесту по направлению к бальному залу. Эльф не видел, как аналогичная эмоция отразилась на лице демоницы. Совсем не о той любви, о которой подумал Кианисс, пела сеарни. Не о любви между мужчиной и женщиной. Наследник не знал одного "незначительного" обстоятельства. Демоны пели еще по одному важному поводу: когда в их род должна войти новая жизнь.

***

Иртешесс ушла. Гордая и непобежденная. Никто не подозревал, что она носила под сердцем двоих детей наследника Дома Ветра, того самого, который представлял сегодня гостям невесту... Защитный амулет сыграл свою роль. Никто не догадался о ее тягости. Месть - это блюдо, которое подают холодным. Так, кажется, говорят люди. Ее блюдо остынет достаточно за 16 зим. Ведь именно тогда всем станет ясно, что родовая магия надменных представителей Дома Ветра не признает наследником чистокровного эльфа, рожденного в браке. Просчитались высокомерные интриганы с привязкой фамильного артефакта на признание наследником старшего по возрасту ребенка в роду. Вот тогда Кианисс вспомнит о ненужно-скучной любовнице и ее прощальной песне. Она постарается, чтобы эльф вспомнил. Демоница была счастлива, хотя никого и не убила на празднестве. Ее месть удалась на славу. Иртешесс нежно погладила пока еще плоский живот. Смех будущей матери серебряным колокольчиком плыл в воздухе.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"