Ямане Аяно, Тсуйоши Шиера: другие произведения.

Предельный срок (Time Limit)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Есть ли срок годности у любви? 3 года? 7 лет? Есть ли рамки у деловых отношений? Гибкие? Строгие? Сколько времени хранится прошлое в архивах? 5 лет? 10? Как бы там ни было, граничный срок есть у всего. У терпения. У чувств. У наказаний. Эта история пытается раскрыть нам сроки давности на многие аспекты жизни одной-единственной пары. Так давайте прочтем и узнаем, есть ли лимит у ревности и предельный срок у любви.

Unknown

 []


     
 []

     
 []
     Предельный срок.

     Главный офис Hojo Traiding Company располагался на двадцать пятом этаже небоскреба. Вице-президент компании Джуничиро стоял у окна, полуденное солнце лениво пробиралось сквозь оконное стекло, не мешая рассматривать развернувшуюся внизу картину.
     Эту компанию основал его отец, они занимались импортом из Северной Америки. Ввозилось много разнообразных востребованных товаров: чилийские красные вина, кофейные зерна, экзотические тропические рыбы — список можно было продолжать бесконечно. Компания была небольшой, но ее доходы позволяли Джуничиро вести безбедный образ жизни.
     После двух лет обучения в местном университете, он уехал продолжать обучение в бизнес-академию в Америке. Он вернулся, когда ему было 24 года, и с тех пор прошло уже 6 лет. Все время он поддерживал сторону и политику отца, вникая в основы управления бизнесом. С недавнего времени его отец стал частым посетителем больниц. Он постоянно твердил, что устал, хочет на пенсию и готов отдать бразды правления в руки Джуничиро. А еще его сыну не мешало бы обзавестись собственной семьей и жениться, наконец.
     — Я, жениться... — Джуничиро не отрывал взгляда от мостовой под окнами его офисного центра. — Да если бы я мог жениться, не оказался бы в такой сложной ситуации сейчас...
     Джуничиро коснулся слегка удлиненных завитков волос и состроил несчастное выражение лица. Он выглядел лучше, чем среднестатистический японский мужчина, но в его светлую голову никогда за тридцать лет не закралась мысль о супружестве.
     Он говорил о завышенных требованиях к нему, высоких ожиданиях и стремлении их оправдать, нежелании покидать своих пожилых родителей... ... но все это оправдания. Это ненастоящие причины. Хорошее образование, высокий доход, рост 180 см, красивое лицо с мягким приятным выражением, и никаких слухов об отношениях в этом возрасте. Причина может быть только одна. Его родители были самыми обычными и не могли бы даже предположить, что их сын окажется геем.
     — Вице-президент, глава отдела продаж Касаи хочет Вас видеть, — раздался в интеркоме голос секретаря.
     — Пусть заходит, — Джуничиро быстро встал и подошел к зеркалу в полный рост, которое располагалось у входной двери. Ему нужно быть уверенным, что он выглядит презентабельно. Не смят ли костюм? Не растрепаны ли волосы? И лучше следить за выражением своего лица, не показывая каких-либо странных выражений...
     — Извините.
     Услышав этот голос, Джуничиро быстро вернулся за стол и подобрался. Вошедшим был глава отдела продаж, Касаи Шутаро. В свои сорок лет он был поддержкой и опорой Hojo Traiding Company.
     — Прошу прощения за задержку отчета. Из-за разницы во времени у меня возникли проблемы с получением данных от местных жителей, — Касаи положил отчет на стол. — Вот вся информация об исследовании от пищевой ассоциации. Вредных компонентов в продукте нет, уверен, он оправдает вложенные деньги.
     Касаи склонился, ожидая, что Джуничиро прочтет отчет, но тот лишь взглянул на документ и тихо вздохнул.
     — Ты потратил три дня на этот отчет...
     — Да, мне жаль, я действительно потратил три дня, упорядочивая и обрабатывая данные, — Касаи склонил голову, его прекрасно вылепленное тело и широкие плечи скрывал дорогой костюм. Джуничиро встал со своего места и медленно подошел к мужчине.
     — Я недоволен тем, что ты оставил меня на целых три дня! А не тем, что ты занимался отчетом, — Джуничиро скрестил руки на груди. — Ради этих данных, ты провел три ночи, работая, и только работая!
     Касаи выглядел озадаченным вспышкой злости вице-президента.
     — У меня не было выбора, разницу во времени никто не отменял. И кроме того, в Японии это новый продукт, на рынке его еще нет, и поэтому невозможно провести исследование тут...
     — Но у тебя ведь было личное время? Обед, сон?
     По-видимому, эта реплика вызвала раздражение Касаи, на его лице появилось хмурое выражение.
     — Прошу прощения, вице-президент, но мы сейчас обсуждаем деловые вопросы, не могли бы Вы оставить в покое мое личное время?
     — Хмм. Да, но, к сожалению, это единственное место, где мы можем встретиться в личном порядке, несмотря на то, что это офис, а ты продолжаешь играть в главу отдела продаж.
     — Да, это так.
     — Ты меня совсем не понимаешь, да? — Джуничиро опять вздохнул.
     — Просто... сейчас рабочий день. Вам следует подыскать другое время для обсуждения...
     — Когда? Сегодня ночью?
     Касаи замолчал. Его взгляд был устремлен на небо за окном. Джуничиро, не теряя времени, подошел к мужчине и коснулся пальцами его пуговицы, ловко ее расстегивая.
     — Вице-президент...
     — Что?
     — Это... неприлично?
     Едва сдерживаемое желание в голосе не остановило Джуничиро, и он расстегнул еще одну пуговку.
     Даже после окончания учебы, Касаи продолжал заниматься кендо, регулярно посещая кендо-клуб. Поэтому его сорокалетнее тело выглядело превосходно. Подтянутое, рельефное. Его точеные линии легко угадывались под тонкой тканью голубой рубашки.
     — Заместитель... Джуничиро... остановись... — Рука Джуничиро замерла на поясе брюк Касаи. — Я приду сегодня к тебе.
     — Я не поверю тебе на этот раз, ведь в прошлый — ты так и не явился. Хотя обещал.
     — Я приду к тебе сегодня ночью, обещаю. А сейчас, пожалуйста, вернись к работе.
     — Н... ет...
     Джуничиро сунул руки под рубашку Касаи, обнимая сильное тело. Касаи был высоким даже для Джуничиро, стройного и долговязого, оставаясь выше его на пару сантиметров.
     — Если ты продолжишь меня игнорировать, мне придется искать утешения на стороне, — подернутыми дымкой желания глазами смотрел на мужчину Джуничиро.
     — Прекрати уже ребячиться, — попытался отмахнуться Касаи. — Тебе сколько лет?
     — Это твоя вина. Я... я взрослый. У меня есть потребности. И тебе ли не знать, что происходит с тем, кем пренебрегают в течение трех дней, Шутаро?
     Губы Джуничиро встретились с губами Касаи еще до того, как тот закончил свой монолог. Касаи попытался отстраниться, разорвать поцелуй, но внезапно сдался, уступая напору молодого парня. Звуки страстного поцелуя повисли в комнате.
     — Ахх... Мммм...
     Стоны, вызванные страстными объятиями Касаи, поднимали волну желания в Джуничиро. Через несколько минут Джуничиро снял пиджак.
     — Джун... Джуничиро... Мы не можем... Не здесь...
     — О чем ты? Нам не впервой...
     — Но...
     — Даже не думай! Я завелся. И мы доведем начатое до конца, понял?!
     Они яростно целовались, пока Джуничиро раздевал Касаи. Он снял галстук мужчины, расстегнул пояс и вытащил рубашку из штанов. Пальцы провели по кромке белья, прокладывая себе дорогу к заветной цели.
     — Три дня... Ты оставил меня на три дня...
     — Это всего лишь три дня. Я не обманываю, я правда работал.
     — Ты тяжело работаешь из-за меня... Я знаю это. Но ты должен посвящать мне больше времени. Я же люблю тебя уже 17 лет!
     Касаи подавлено вздохнул. Казалось, Джуничиро совсем его не слушал.
     Мужчина положил руки на пояс Джуничиро.
     — Звучит как угроза.
     — Ты прав. Если ты меня больше не любишь, я тебя уволю!
     Джуничиро приблизился к столу, используя его в качестве опоры. Касаи стянул брюки Джуничиро, а за ними и тонкую ткань треугольника, прикрывающего задницу. Под взгляд Касаи попали стройные длинные ноги, которые, несмотря на то, что принадлежали мужчине, были гладкими и лишенными волос. Касаи медленно поглаживал ноги Джуничиро, и парень быстро стал твердым, выставляя эрегированный орган напоказ.
     — Ах... Ах... Хочу его... твой... Тебя хочу... Безумно хочу... До одури... — Шалело шептал Джуничиро.
     — Похоже, ты меня ждал. Готовился. Секс совсем не спонтанный, да?
     Большая мужская рука ласкала Джуничиро нежно, и он, теряя в ногах силу, лишь плотнее припадал к мужчине, обхватывая его.
     — Фух... Ах... Ааахх...
     Касаи сбросил со стола все предметы и разложил на столе красивое тело Джуничиро. Наклонившись к парню, Касаи сразу же набросился на эрегированный член Джуничиро.
     — Ах... Хорошо... Так хорошо... Нежнее... Ах... Пожалуйста... — Стоны разлетелись птицами по кабинету.
     Касаи заволновался, не услышит ли их секретарь из соседней комнаты? Никто не знал о тайных пристрастиях вице-президента, о том, что молодой и красивый парень, умелый руководитель, помогающий отцу в управлении компанией, может издавать настолько похотливые и жаркие стоны, лежа под главой отдела продаж Касаи по собственной милости.
     Это был их маленький секрет. Отношения, которым уже шесть лет, которые начались с возвращения парня в компанию, по-прежнему остаются тайной. Касаи широко раскрыл рот, вбирая глубже истекающий член. Джуничиро вцепился пальцами в аккуратно уложенные волосы мужчины, застонав.
     — Ах... Аах!
     Касаи сосал жестко и быстро, словно его гнало вперед время.
     — Давай... Кончай. Я все... проглочу... — Его губы изогнулись в улыбке, хрипло произнося эти пошлые слова.
     — Я сейчас кончу... Ах... не могу... кончаю!.. ах... — с последним сорвавшимся с губ стоном, он кончил, излившись во рту Касаи.
     Но парню было мало. Он все еще был возбужден и хотел Касаи. Не только орально. Джуничиро скатился на пол, пошарил в карманах брюк, валяющихся на полу, отыскал маленький квадратик фольги, разорвал и достал презерватив. Он нетерпеливо потянулся к Касаи и взял член в рот. Касаи склонился к Джуничиро, рассматривая невинную улыбку парня, заглатывающего его член. При этом сам Джуничиро вновь был в строю, его член бурно отреагировал на действие хозяина. Через некоторое время, Джуничиро раскатал презерватив по возбужденной твердой плоти любовника и прислонился к столу, оттопырив задницу.
     — Шутаро... Быстрее!
     Касаи оценил открывшийся вид и выбранную парнем позу. Касаи развел как можно шире ноги Джуничиро, провел рукой по своему члену и вошел одним рывком, до основания.
     — АХ!.. Нет... — Джуничиро мазнул руками по столу, в попытке ухватиться за что-то, но не обнаружив ничего, лишь сжал кулаки.
     — Так хорошо!
     С каждым толчком Касаи его пряжка от ремня ударялась о край стола, и комната наполнилась не только звуками секса, но и шорохом и лязганьем одежды. Темп увеличивался, движения стали быстрее, жестче, а стоны Джуничиро стали громче.
     — Всего три дня... И посмотри, что с тобой... А что станет, если я сейчас уеду в Мексику? — Касаи еще раз оглядел степень возбуждения партнера, продолжая вдалбливаться в него. — Если бы не твое упрямство, ты был бы лучшим.
     Джуничиро был настолько захвачен процессом и экстазом, разливающимся по его телу, что не слышал и слова, сказанного Касаи. Его тело было похотливым, жадным до удовольствия, и в этом была вина Касаи. Ему стоит быть ответственным с таким алчным любовником. Пока Джуничиро хочет его, Касаи будет делать все, что бы ему угодить, пусть даже в офисе.
     — Джуничиро... Я... Скоро кончу... Прости... — Касаи вошел последний раз, и оргазм проломил барьеры, выстреливая внутри теплой спермой. Оба тела вздрогнули, Джуничиро излился одновременно с Касаи, пачкая ковер молочно-белой жидкостью. Касаи пытался уберечь офис от следов их забав, проглотив ранее сперму парня, но все вышло напрасно. Семя попало на пол и даже на стол.
     — Хаа... Ах... — Джуничиро, полностью удовлетворенный, лежал на столе. Его подрагивающие длинные, как для мужчины, ресницы и влажные губы смотрелись развратно и потрясающе. Касаи нежно оглаживал растрепанное тело любовника взглядом, а Джуничиро открыл глаза и смущенно ему улыбнулся.

     
 []

     — Теперь я могу работать дальше.
     — Но будешь работать еще усерднее, если получишь дополнительный поцелуй? — Касаи притянул парня и впился в его губы поцелуем, поглощая их. Они прижимались друг к другу, наслаждаясь моментом. Но реальность подкорректировала их желания. На пустом столе зазвонил чудом уцелевший телефон. Джуничиро вздохнул.
     — Что такое?
     — Международный звонок для Касаи-сан от отдела продаж, Микурия.
     — Мы перезвоним через пять минут. Пожалуйста, запишите контактную информацию.
     — Да, сэр.
     Не теряя больше времени, Касаи собрал предметы с пола, аккуратно все сложив на их прежнем месте, подал одежду Джуничиро и привел себя в порядок. Последним он подал пиджак Джуничиро.
     — Твой любимый Микурия звонил тебе, слышал?
     — Да, вице-президент, — разговор вновь протекал деловым тоном. — Просмотрите, пожалуйста, отчет и скажите Ваше решение. Если Вы все же решитесь на сотрудничество, я отправлюсь туда заключить контракт на месте, предварительно обсудив все детали.
     — На месте? Ты поедешь в Мексику? — недовольно спросил Джуничиро, надевая пиджак.
     — У меня нет выбора. Пусть Микурия и преуспел в переговорах, но он владеет лишь базовым испанским, ему не завершить сделку.
     — Ты так беспокоишься о нем?
     — Я не о нем беспокоюсь, а о сделке.
     — И сколько тебя не будет?
     — Около недели.
     — Что?.. Ты оставишь меня на одну неделю?
     — Джуничиро, пожалуйста, возьми себя в руки. Это важная сделка для компании. Мы должны первыми заполучить дилерство и вывести продукт на рынок Японии, пока нас не опередил кто-то другой.
     — Я понимаю, тебе не нужно кричать, — Джуничиро небрежно сел на стул, взял отчет и начал листать его страницы. — Знаешь, я поеду вместо тебя.
     — Что?
     — А что? Ты завален работой, в отличие от меня. У меня в распоряжении уйма времени. Ничего страшного, если я буду отсутствовать неделю или две.
     — Ты только что пенял мне, что я оставлю тебя на неделю.
     — Ну, ничего не поделаешь. Работа для тебя прежде всего, но не для меня. Тем более, этот проект мой, мне его и завершать. Поэтому я поеду вместо тебя.
     — Прошу, не смешивай бизнес и личные отношения.
     — Я свободно говорю на английском и испанском языках. Не глупи, я лучшая кандидатура для подписания сделки.
     Эта фраза, казалось, уменьшила доверие к Касаи. Он молча поправил галстук и поклонился.
     — В таком случае сделаем так, как Вы хотите. Прошу меня извинить, у меня еще остались незавершенные дела по этому договору. Хорошего дня.
     — Шутаро! — наконец, Джуничиро понял, что обидел мужчину. — Шу... Касай!
     Не обращая внимания на голос Джуничиро, Касаи вышел из кабинета, не проронив больше ни слова.
     В комнате все еще пахло одеколоном Chanel Allure, смешанным с мужским запахом Касаи. Настроение Джуничиро было разрушено бездумно брошенными словами в адрес мужчины, и теперь даже любимый запах Касаи, который окружал его и на который парень мог надеяться только в спальне, не радовал. Он заставил дать трещину его семнадцатилетние отношения.
     — Касаи всегда слишком серьезно относился к работе. Ну почему он так рассердился? Я не собираюсь там торчать две недели. Хочу завершить все за три дня,— проворчал Джуничиро.
     Он набрал номер своего секретаря.
     — Да, вице-президент?
     — Забронируйте мне утренний билет в Мексику. Конечно, первым классом. Транзит в Америке? Прекрасно. Место для некурящих, и предпочтительно авиакомпания с хорошим выбором продуктов.
     — Да, вице-президент. Я немедленно договорюсь, — ласково ответила секретарь.
     Двадцатишестилетняя секретарша, с отличием окончившая известную школу для девочек, обладала отличными данными и репутацией. Как было бы здорово, если бы он мог общаться с девушками подобными ей.
     Будучи вторым поколением торговой компании Hojo, а также заместителем президента, он никогда не надеялся стать президентом. Потому что человек, в которого он влюбился, был главой отдела продаж.
     Условия о женитьбе угнетали его, ведь впереди упрямо ждало президентское кресло.

     *****

     Разница во времени между Японией и Мексикой составляет пятнадцать часов. Прямых рейсов было мало, поэтому у Джуничиро был транзитный рейс с остановкой в Америке, прежде чем отправиться в Мехико. Чтобы добраться до маленького городка, который был конечным пунктом назначения, ему пришлось взять еще один внутренний рейс, который продлился один час.
     В транзитном зале Джуничиро изучил громоздкие сообщения, которые Касаи приготовил для него. Продукт, заинтересовавший их на этот раз, — это гриб, который растет только в этом маленьком городке. Новый исполнительный директор, который присоединился к ним только в этом году, Микурия, наткнулся на новостную онлайн-статью и сразу же связался с местными жителями. Сообщалось, что употребление гриба помогает справиться с голодом, что подходит для потери веса. В последнее время потеря веса была горячей темой в Японии. Однако редко можно было найти органический продукт, который мог бы сдерживать голод и не вызывать никаких побочных эффектов. Если им удастся успешно завершить дилерскую деятельность по этому продукту, он определенно станет самым продаваемым в истории Hojo Traiding Company.
     Но у них не было своей компании по производству питания, поэтому Касаи собирался взять на себя переговоры с несколькими существующими компаниями о производстве их продукта. К сожалению, не все было так гладко.
     Позиция Касаи в торговой компании Hojo не была такой стабильной, как ожидалось. В возрасте сорока лет он уже считался важным сотрудником компании. Это вызвало некоторое недовольство у старших членов компании. В числе недовольных были и исполнительный вице-президент, и его близкий доверенный — старший вице-президент. В то время как президент восстанавливает свое здоровье, они сговорились избавиться от Касаи. Слишком уж примелькался им мужчина за все эти годы своей хваткой и серьезностью.
     Кроме того, для старшего поколения управляющих компании Джуничиро был всего лишь молодым наследником семьи Ходжо. Пусть он и представлял компанию в качестве заместителя президента, они все еще считали его «зеленым» и чего уж — бездарным представителем «золотой молодежи».
     Джуничиро не впечатлил «старую гвардию» руководителей. Для них он был расточительным богатеньким мальчишкой, привыкшим тратить деньги родителей и жить красивой жизнью. И этот образ отлично подпитывали его повадки и поведение. Он наслаждался безбедной жизнью и тратил большие деньги на одежду и еду. Ему не нравилось работать в офисе целый день, и он презирал манеры рафинированных стариков. Его образ спасал Касаи. Если бы не этот человек, то в глазах руководителей этот «пацан» был бы «ниже плинтуса». Но Касаи его мотивировал. И не только в работе, но и в других сферах жизни тоже... Он не мог представить свою жизнь без Касаи. Из-за Касаи он старался соответствовать образу вице-президента и собирался заключить выгодный контракт.
     — Шутаро... — прошептал Джуничиро, разглядывая свой почерк в документах.
     Вчера вечером Касаи не появился. Если бы был дан выбор между работой и личной жизнью, не было никаких сомнений в том, что бы выбрал Касаи. Несмотря на это, Джуничиро не мог совладать с одиночеством, которое он чувствовал.
     Впервые он встретил Касаи, когда ему было тринадцать. Его отец привел нового сотрудника в дом, и Джуничиро понял, что влюбился с первого взгляда.
     — Касаи, это мой единственный сын. Если Вы согласны, относитесь к нему, как к младшему брату.
     Его отец представил их официально, как того требовали манеры, и на мужском лице появилась небольшая улыбка. Взгляд Джуничиро не мог оставить красивого лица мужчины.
     «Я хочу видеть его улыбку, я хочу, чтобы он улыбался только мне,» — подумал Джуничиро.
     — Отец, могу я попросить Касаи-сана быть моим репетитором? Он выглядит дружелюбным и образованным...
     Джуничиро был уверен, отец согласится на его просьбу. Он немного надулся, и отец немедленно уступил любимому сыну.
     Хотя были и более подходящие кандидатуры на роль преподавателя, такие, как выпускники университетов или даже преподаватели, вышедшие на пенсию. Но они могут только преподавать предмет, они не смогут научить Джуничиро радостям любви.
     И тринадцатилетний Джуничиро нацелился на молодого человека, приставленного к нему в качестве учителя.
     Джуничиро внезапно вздрогнул от всколыхнувших память воспоминаний и огляделся. Ощущение слежки резко впилось в проснувшийся от прошлого разум. Он привык быть в центре внимания, постоянно притягивал взгляды, как мужчин, так и женщин. Его безупречный костюм и смазливая внешность всегда бросались в глаза. К нему часто подходили, желая познакомиться, но большинство людей ограничивались только созерцанием его образа.
     Но на этот раз все было иначе. Он почувствовал хищный взгляд на себе еще острее. У Джуничиро не было выбора, кроме как осмотреться, чтобы найти источник.
     Это он? С чашкой кофе в руке на стол опирался крупный атлетического телосложения мужчина, его глаза скрывались за темными стеклами очков. Если оценивать только цвет его кожи, то он определенно местный. Его футболка обтягивает мощную грудь, а его вываренные джинсы отлично подчеркивают рельеф мышц ног, привлекая внимание к паху так, как «обертка» не скрывает «конфетку» совсем, выгодно ее подчеркивая. У него шикарное тело. Вот если бы он меня пригласил... Джуничиро одернул себя и отвернулся. Это просто командировка, ради бога...
     Он не может позволить думать себе о развлечениях, у него здесь бизнес. Теперь он понял, почему Касаи так неохотно его сюда отправлял. Его самый большой порок — удовольствие. Физическое, низменное удовольствие всегда было слабостью и точкой невозврата для Джуничиро.
     — Ах... — мысль пронеслась в голове Джуничиро. Этот мужчина выглядит очень знакомо, где же он мог его видеть? Может это порно-актер, снимавшийся в одном из тех видео, что тщательно прячет у себя Джуничиро?
     — Отпуск? Ты японец? У меня есть дешевая дурь, очень дешевая, — странный голос на ломаном японском прервал ход мыслей Джуничиро. Он повернулся на голос и увидел перед собой усатого мужчину с широкой улыбкой, прилипшей к лицу, но не затронувшей глаза.
     — Нет. Я здесь по делу, — ответил Джуничиро на беглом испанском.
     — Тебе куда ехать? У меня есть дешевые билеты на автобус, — мужчина был очень настойчив.
     — Нет, спасибо, у меня уже есть билеты, — он помахал билетами перед мужчиной, показывая, что разговор окончен. Усач остался разочарован и поспешно удалился.
     Джуничиро быстро огляделся, но мужчины, запримеченного ранее в зале ожидания, больше не было.

     *****

     Через час Джуничиро, наконец, добрался до места назначения. Турбулентность во время полета была ужасной, и он был уверен, что это худший полет за всю его жизнь.
     Спустившись с самолета, он все еще чувствовал, как его ноги подрагивали. Шагая к зданию аэропорта, он увидел, что кто-то взволнованно взмахнул руками.
     — Вице-президент!
     — Микурия ...
     Молодой руководитель торговой компании Hojo, Микурия Того, похоже, вписался в местную среду обитания, переняв и образ жизни. Он был одет в рубашку с короткими рукавами и джинсы, а кожа его уже потемнела, приобретя загар, ниспосланный суровой погодой.
     — Я не ожидал увидеть заместителя президента. Я думал, что приедет Касаи-сан, — он взял багаж, указывая дорогу.
     — Ты кажешься очень загорелым.
     — Да, мне нужно бегать по фермам в этом районе. Арендовать автомобиль дорого, поэтому я использую велосипед.
     Этот новый исполнительный директор, который появился в компании в этом году, , соблюдая уважительное расстояние, присоединился к Касаи. Похоже, Касаи также признает страсть и увлечения Микурии, поддерживая его.
     Чтобы правильно исследовать онлайн-статью, найденную Микурией, Касаи немедленно отправил мужчину в Мексику для сбора информации. Из-за их быстрого ответа, пока удалось избежать наплыва конкурентов.
     — Я не видел японцев уже довольно давно. А здесь редко можно встретить азиатов, и местные жители относятся ко мне, как к экзотическому животному на шоу, - несмотря на багаж Джуничиро, Микурия быстро двигался в направлении линии такси.
     — Даже в отеле всегда есть люди, желающие поглазеть. Я им кажусь то ли ниндзя, то ли самураем, которых они видели только по телевизору.
     — Микурия... Думаю, все дело в том, что ты милый. Им просто хочется сделать что-то веселое с тобой.
     — Нет-нет... Уверен, Ходжо-сана встретят еще лучше, чем меня! — на лице мужчины появилась детская усмешка.
     Сев в такси, Микурия продиктовал водителю адрес гостиницы. А когда стало известно, что они постояльцы самой роскошной гостиницы города, водитель попытался уговорить их нанять его их личным водителем на следующие несколько дней. У Микурии были сложности с пониманием местного акцента испанского языка, поэтому Джуничиро вежливо отказался от их имени от услуг таксиста.
     — Спасибо, вице-президент. У меня проблемы с испанским. Я в нем полный отстой... — на самом деле с английским у Микурии тоже не все было гладко, но мужчина упомянул только испанский.
     — Я удивлен. Ваш испанский не самый лучший, но Касаи одобрил именно вашу кандидатуру на эту миссию, и вы вполне справляетесь самостоятельно. Нам бы больше таких людей в компании, как вы.
     — Вы немного преувеличиваете. Просто, я напал на след этой статьи, поэтому и отправился сюда, — радостно ответил Микурия.
     — Да. Я согласен, сделка очень важная и мы должны подписать контракт, как можно скорее. Мы же не можем позволить Вам оставаться тут неопределенный срок. Вас же... должно быть ждут дома? — мягко спросил Джуничиро.
     На лице мужчины промелькнуло странное выражение. Он подумал о том, кто его ждет?
     Джуничиро тихо вздохнул. Он также хотел бы закончить сделку как можно скорее и вернуться в Японию, а затем...
     Такси быстро прибыло в отель. Этот роскошный отель был построен во времена великой инквизиции и сохранился до сегодняшнего дня. Внутренний дворик был наполнен свежими цветами.
     — Здорово, что Ходжо-сан здесь. Теперь я могу остановиться в этом отеле. Все это время я снимал дешевый мотель. Иногда в душе не бывает воды, но хуже, когда я слышу звуки... Ах, извините, я не должен рассказывать Вам все это, — смущенно сказал Микурия.
     — Оставьте остальную работу мне, занимайтесь подготовкой к возвращению в Японию. По мне не скажешь, но я неплохо веду переговоры. Хотя Касаи, естественно, так не думает...
     — Я уверен в способностях Ходжо-сан. Что касается Касаи-сана, думаю, он готов отдать свою жизнь, чтобы Ходжо-сан получил то, что хочет, — широко улыбнулся Микурия. Он хорошо знал об отношениях между Джуничиро и Касаи.
     Когда он впервые появился в офисе, исполнительный вице-президент и старший вице-президент хотели перетянуть Микурию на свою сторону. Их главная цель заключалась в том, чтобы заставить Микурию найти доказательства о растрате и проступках Касаи. Именно с этой целью Микурия и был назначен в пару Касаи.
     План пришел к своему завершению, мужчина нашел доказательства. Но Микурия подтвердил информацию о преданности Касаи, взяв на себя ответственность за свои действия.
     Однако Джуничиро узнал об этом плане и, не стесняясь, прояснил недоразумение. Он рассказал Микурии об их отношениях, и Микурия, наконец, понял, что Касаи делал все для Джуничиро, из любви к нему, а не по своим эгоистичным причинам. Узнав правду, Микурия стал верным подчиненным Касаи.
     — Но я действительно удивлен, что Касаи-сан разрешил Ходжо-сан приехать сюда. Он упомянул раньше, если это не большие города, такие, как Нью-Йорк или Токио, с 5-звездочными гостиницами, он никогда не позволит Ходжо-сан путешествовать по таким местам.
     — Что? Касаи сказал это? — спросил Джуничиро. Касаи никогда не упоминал об этом в личных разговорах. — Ну, мы небольшая компания, поэтому вице-президенту все же нужно брать на себя ответственность за бизнес.
     — Да, Вы правы. Если бы Касаи-сан не решил все в ближайшее время, нагрузка только увеличивалась бы, — сказал Микурия.
     Джуничиро создает впечатление беспечного человека, поэтому неудивительно, что окружающие его люди не уверены в его лидерских качествах. Он также знал, что сможет помочь Касаи, если ему будет предоставлено больше ответственности. Но Касаи, похоже, не хотел этого делать.
     — Знаешь, я не против взять на себя больше ответственности, но Касаи относится ко мне, как к принцессе.
     Джуничиро подошел к стойке администратора, он зарезервировал себе премьер-люкс. Это то немногое, от чего он не может отказаться. Если бы Касаи был тут, он бы удовлетворился просторным люксом. Но Джуничиро растили, как молодого господина, не заботившегося об экономии личных средств. Именно из-за такого расточительного образа жизни Джуничиро Касаи и стремился увеличить обороты компании, чтобы доходы успевали покрывать прихоти любовника, не привыкшего себя ограничивать.

     *****

     В эту ночь Джуничиро и Микурия наслаждались отличным ужином во внутреннем дворе. Развлекали посетителей танцевальные группы, исполняющие свой традиционный танец. Джуничиро привлекали мужчины-танцоры, танцующие топлесс. Танцовщицы, одетые в скудные наряды, пытались привлечь внимание Джуничиро, но он просто снисходительно им улыбался. А когда мужчины-танцоры приближались к Джуничиро, то он внимательно ловил каждое движение гибких крепких тел, тлеющими страстью глазами.
     Микурия, наслаждаясь своим ужином, был одет в рубашку с короткими рукавами и галстуком, немного поколебался, прежде чем прикоснуться к бедру Джуничиро.
     — Что...
     — Касаи-сан приказал мне не разрешать Ходжо-сан заигрывать с другими мужчинами!
     Джуничиро пил мексиканское пиво под названием «Cerveza» и поперхнулся, когда услышал Микурию.
     — Ты... Что ты говоришь? Он сказал тебе это?
     — Да. Касаи-сан сказал, что поведение Ходжо-сан меняется, когда он видит красивые мужские тела.
     — Что... Черт возьми, так что мне теперь делать?
     Он думает, что я шлюха! Джуничиро закипал. Было, конечно, за ним несколько грешков. И вину Джуничиро возлагал полностью на Касаи, ведь если бы мужчина хорошо о нем «заботился», то Джуничиро не позволял бы себе подобного. Когда речь заходит о сексе, понятия «терпимость» и «скромность» исчезают.
     — О, вот как? Но если это ты, тогда Касаи не будет волноваться. Микурия, почему бы тебе не составить мне компанию сегодня?
     — Нет! Определенно нет! — Микурия едва не поперхнулся, немедленно отказавшись.
     — Значит, ты внизу? — Микурия покраснел от слов Джуничиро. — Вот почему Касаи так защищает тебя? Ну, я все равно нахожу тебя очаровательным.
     — Нет, все не так. Касаи-сан относится ко мне, как к любому другому подчиненному. У меня уже... Есть кое-кто... В общем...
     — Ооо, — протянул Джуничиро, — Вот как... Я хотел бы узнать о твоем избранном. Это кто-то, кого я знаю? Леди из офиса?
     — Это... Простите меня... — Микурия покраснел.
     Их разговор был прерван, когда в ресторане раздались крики: «Салют!». Мексиканцы славились своими попойками, и туристы тоже присоединились к веселью.
     Джуничиро заказал еще одно пиво, как вдруг его взгляд зацепился за кого-то у входа в ресторан. Этот человек, казалось, искал кого-то. Лицо было знакомым.
     Для Джуничиро все мексиканцы выглядели почти одинаково: усы, слегка загорелая кожа, темные волосы и темные глаза, это были общие черты большинства мексиканских мужчин.
     Но он вспомнил этого человека. Именно он подошел к нему в аэропорту. Совпадение? Должно быть, у него тоже дело в этом отеле. Но как только их взгляды пересеклись, мужчина, похоже, с облегчением увидел того, кого искал. Он тут же повернулся и ушел. Джуничиро почувствовал волнение.
     — Микурия, а как в городе с безопасностью? — не спросить он не мог.
     — Тут намного лучше, чем в больших городах. Были несколько неприятных случаев с туристами, но поскольку я темненький, схожу за местного. Так что у меня не было негативного опыта.
     — Понятно.
     Ну, Микурия выглядит, как подросток, поэтому неудивительно, что все думают, что денег у него при себе нет.
     — Но, Ходжо-сан, возможно, вам придется быть осторожным. С вашим хорошо подобранным костюмом и красивой внешностью ...
     Официант поставил на стол два пива как раз тогда, когда в ресторан ворвалась большая группа людей. Джуничиро подумал, что началось еще одно выступление, поэтому он поднял глаза, а осознав ситуацию, побледнел.
     Люди, которые только что вошли, держали автоматы, и все оружие направлено было на посетителей. Один из мужчин вошел с мексиканским флагом, который он взял у входа, и внезапно начал выпускать обойму во флаг. Громкие звуки огнестрельного оружия были тем, что никогда в жизни не хотелось слышать.
     В ресторане разразились крики женщин и хаос. Менеджер сбежал из ресторана, выбегая через черный ход, за ним последовали все танцоры и официанты. Несколько американцев встали из-за стола, но их сразу же остановили ворвавшиеся бандиты.
     — Бедные могут уйти.
     В повисшей тишине снова раздался громкий шум, на этот раз из середины зала. Взгляды обратились к источнику шума.
     Группа вооруженных бандитов окружила ставшего в центре мужчину. На нем были одеты штаны-карго, армейские ботинки, оливковая футболка, которая обтягивала мускулистую широкую грудь, также было видно татуировку — крылатый змей украшал его предплечье. Мужчина был огромен — полных 190 см, если не больше. Несмотря на ночное время суток, его глаза скрывались за темными очками, а на поясе красовался пистолет и охотничий нож.
     — Этот мужчина... — именно он привлек его внимание в аэропорту. Джуничиро узнал его.
     — Мы слуги бога Кукулькан. Мы проявляем милосердие к бедным, наказывая богатых. Такова справедливость. Дамы и господа, наша сегодняшняя встреча — это проведение господне! Всем, кто готов предложить выкуп за свободу, мы даруем прощение и волю! Но если вы будете сопротивляться, вам откроются Небесные Врата.
     Мужчина медленно прошел посередине зала. Темные очки скрывали его взгляд, и люди не могли угадать, на что он смотрит.
     — Заместитель ... Заместитель президента ... Ходжо-сан, это же не фильм и не скрытая камера, верно? — неуверенно спросил Микурия.
     Человек, стоящий рядом с ним, услышал его голос и навел на него дуло пистолета. Микурия сглотнул, справляясь с шоком.
     — Он...
     Джуничиро вдруг вспомнил это лицо. Он думал, что видел этого мужчину раньше, в аэропорту, но был слишком отвлечен во время полета, поэтому напрочь забыл о нем. Теперь память снова подбросила ему этот мужественный образ.
     — Не нужно обращаться за помощью к правительству или к военным. Мы уже выдвинули требования. Если правительство хочет спасти иностранных туристов, то должны освободить всех наших членов Кукулькана из тюрьмы! Если они не этого не сделают в течение 24 часов, мы убьем всех заложников!
     После объявления одна женщина начала кричать от страха. А на лице мужчины появилась ухмылка, и он медленно двинулся вглубь зала ресторана и замер рядом со столом Джуничиро.
     — Ты совсем не изменился. Такой же красивый, как и раньше, — мужчина говорил по-японски.
     Микурия переводил удивленный взгляд с Джуничиро на мужчину. Поскольку говорил мужчина на японском, Микурия благоразумно решил не вмешиваться, хотя и понял каждое произнесенное слово. Джуничиро взглянул на Микурию прежде, чем тот перевел взгляд на стоявшего около них мужчину.
     — Рик.
     — Что ж... Почему ты оставил нас? Мы... Так тебя любили, — мужчина медленно снял свои очки.
     Взглянув в это лицо, Джуничиро все вспомнил. Кто этот мужчина, какую роль он играл в его жизни, как его тело чувствовало себя под ним...
     — Прекрасный Джун. Мне, наверное, нужно просто увести тебя с собой, хмм?
     Мужчина протянул руку и взял Джуничиро за подбородок. Не отводя взгляда от глаз Джуничиро, он медленно наклонялся к нему, а затем громко чмокнул его в губы, прежде чем отвернуться. Даже после поцелуя на публике, Джуничиро оставался невозмутим и мягко откинулся на спинку стула. Он выпрямился, а на его лице не было никаких признаков страха.
     — Прошу прощения за прерывание Вашего обеда, но я прошу Вас вернуться в свои комнаты. Вы можете совершать международные звонки или другие виды общения, а также переводить деньги на наш счет. Как только правительство освободит наших членов, Вы также будете свободны. Это все.

     
 []

     Сообщение было повторено на испанском языке, и Рик отправил своих людей с инструкциями. Все туристы были вынуждены вернуться в свои комнаты с вооруженными эскортом.
     — Вице-президент, вы знаете этого опасного человека?
     — Хм, но тогда он был не так опасен.
     Кажется, Джуничиро вспоминал еще кого-то рядом с Риком. Этот человек сейчас является частью группы? Он пытался отыскать его среди вооруженных людей, но не смог найти никого подходящего.
     — Нас убьют? Ни за... что. Пожалуйста... Помогите мне!
     Джуничиро поймал руки Микурии, пытаясь успокоить его.
     — Не волнуйся. Независимо от того, что произойдет, я обязательно вернусь в Японию.
     — Ходжо-сан...
     Дуло пистолета указало на их сложенные руки.
     — Джун, твой партнер кажется довольно молодым. Он же не подросток?
     Рик говорил на испанском, и Джуничиро облегченно вздохнул, сейчас он был рад, что разговорный уровень испанского Микурии стремился к нулю.
     — Он не мой любовник. Он сотрудник моей компании.
     — О? А шикарный номер на двоих вы сняли не для забав?
     — Пожалуйста, прекрати этот цирк. Террористы вроде тебя называют людей вроде меня — «богатенькими ублюдками». Ну, что не так с номером?
     Джуничиро встал, аккуратно достал портмоне и положил на стол стопку купюр достаточную, чтобы оплатить обед, напитки и чаевые.
     — Микурия, пойдем. Печально, что танцевальное представление прервали столь грубым способом. И я собирался поблагодарить повара за ужин, — небрежно бросил Джуничиро, не обращая внимания на дуло пистолета.
     Микурия следовал за ним как можно ближе, будто боялся, что его застрелят, если он отойдет от Джуничиро.
     Войдя в номер, Рик последовал за ними, как будто его пригласили. Другой человек, который подошел к Джуничиро в аэропорту, стоял у входа с автоматом. Джуничиро игнорировал их. Он снял пиджак и повесил его в шкаф. Тонкая рубашка скрывала гибкое ухоженное тело, результат ежедневного посещения тренажерного зала. Настолько же сильно Джуничиро боялся прибавить в весе, насколько любил поесть и выпить.
     — Сколько стоит этот номер за ночь? — спросил Рик.
     — Не уверен, но по сравнению с отелями экстра-класса в Японии и Нью-Йорке, это гроши.
     — Гроши? Даже так? Сколько тогда может стоить твой выкуп? Курс йены не изменился?
     — Разве что чуть-чуть.
     — Итак, выкуп за тебя и твою ручную обезьянку. Сколько нам запросить? Твой папа богатый человек, ведь так? — Рик указал на телефон в гостиничном номере, понукая Джуничиро снять трубку. — Сто миллионов? Сойдемся на ста миллионах йен.
     — Ха? — фыркнул Джуничиро, — Я не стою так много. Я транжира. У моей компании нет таких денег.
     — Конечно, ты этого стоишь. Просто позвони, — Рик грубо поймал подбородок Джуничиро и втолкнул свой палец ему в рот. — Соси.
     Выбора не было, и Джуничиро стал сосать. У большого пальца Рика был металлический привкус.
     — Соси так, словно от этого зависит твоя жизнь. Соси так, как ты сосал мой член. После нашего обучения твои навыки стали лучше, ведь так? — палец скользнул глубже в рот, и Джуничиро щелкнул языком в ответ.
     Рик в восторге уставился на лицо Джуничиро, который заметил изменения в выражении лица Рика. Джуничиро торопливо вытолкнул палец Рика изо рта и отстранился. Опасность! Если проснется похоть Рика, Джуничиро боялся представить, что его ждет.
     — Я могу позвонить. Но я не могу согласиться на такую сумму выкупа.
     Джуничиро почувствовал на себе взгляд Рика, когда поднял трубку. Прикинув разницу во времени, он пришел к выводу, что в Японии примерно 7 утра. Без каких-либо колебаний Джуничиро набрал номер дома Касаи, а не номер родительского дома, где его мать ответила бы на звонок.
     Он представил себе спальню Касаи, кровать, в которой мужчина все еще спал. Джуничиро вспомнил, как просыпался рядом с Касаи на этой кровати:— сквозь окна проникали солнечные лучи, заспанное лицо Касаи и сонные глаза. Грудь болезненно сжалась.
     — Алло? Касаи слушает, — в трубке телефона послышался хриплый голос Касаи.
     — Шутаро... — Джуничиро вслух произнес имя своего любовника, вызвав его беспокойство.
     Если что-нибудь случится здесь, у него не будет больше возможности лежать на широкой кровати Касаи, прижимаясь к его сильной груди. Думая об этом, Джуничиро осознал всю опасность и серьезность положения.
     — Что случилось? Который час? Как ты... долетел?
     — Шутаро... — слова «Я люблю тебя» почти сорвались с языка, как Рик выхватил трубку у Джуничиро.
     — Вы понимаете испанский? — Рик задал вопрос на японском языке. Услышав ответ на другом конце, Рик заговорил на испанском. — Ходжо в наших руках. Если вы хотите, чтобы он благополучно вернулся, предъявите мексиканскому правительству требование освободить членов арестованной группы Кукулькан. Кроме того, перечислите сто миллионов иен на наш банковский счет.
     Рик замолчал, задумавшись над чем-то, а затем указал на телефонную трубку, обращаясь к Джуничиро.
     — Член семьи? Или кто-то из компании?
     —... Из компании.
     — И за другого сотрудника компании тоже. Сто миллионов за двух человек — не слишком много для такой большой японской корпорации, как ваша, не так ли?
     Джуничиро не мог услышать ответ Касаи на другом конце, но Рик уже диктовал номер банковского счета.
     — Тебе лучше действовать быстро, иначе найдешь красивый труп своего босса в этом гостиничном номере,— Рик закончил разговор и хотел повесить трубку, но Джуничиро схватил его за руку.
     — Пожалуйста, дай мне телефон, позволь поговорить с Шутаро.
     Рик передал трубку Джуничиро.
     — Шутаро, не важно, что случиться со мной, но ты должен вытащить отсюда Микурию и отправить его домой, к семье... Деньги не проблема... Я... Просто не знаю... Что случится...
     — Не волнуйся. Я спасу вас обоих. Пожалуйста, слушай меня и не делай глупостей.
     — Мм... Так я смогу снова увидеть Шутаро...
     — Вы в отеле сейчас?
     — Да, тот, который был забронирован... — Рик прервал звонок, перерезав шнур.
     — Достаточно. Джун, этот мужчина твой нынешний любовник?
     Джуничиро молчал.
     Для него Касаи не был нынешним или прошлым, он был его единственным любовником.
     Если бы Джуничиро знал, что все закончиться вот так, то непременно бы относился к Касаи лучше. Он понял, что все это время Касаи позволял ему играть с собой.
     Джун вспомнил их первую встречу много лет назад.

     *****

     Отец Джуничиро владел виллой в Шонане. Во время летних каникул Джуничиро на выходные приехал на виллу с репетитором Касаи.
     С мая Касаи начал преподавать Джуничиро в выходные дни. Он приезжает в дом Джуничиро в субботу, ночует и уезжает в воскресенье вечером домой. Несмотря на то, что он был очень занят на работе в будние дни, Касаи никогда не жаловался на репетиторство, предложение о котором он принял от отца Джуничиро.
     Джуничиро родился рано, и его отец всячески оберегал и защищал сына. При загруженности на работе мужчина старался проводить как можно больше свободного времени с сыном. Мужчина понимал, что Джуну необходима компания для игр и общения, поэтому был благодарен Касаи за помощь.
     Джуничиро с нетерпением ждал выходных, стремясь провести все свободное время с наставником и другом, коим стал Касаи. Особенно желанными были именно эти выходные, ведь Касаи взял короткий летний отпуск на два дня, чтобы провести этот уик-энд вместе с Джуном на вилле.
     Джуничиро едва сдерживал свое волнение, наблюдая, как Касаи укладывает чемоданы в багажник авто. Это было ново, ведь с родителями подобного предвкушения и трепета он не испытывал.
     — О, молодой господин, Вы одни сегодня? — управляющий виллы удивленно встретил у ворот Касаи и Джуничиро.
     — Да. Отец хочет провести лето, играя в гольф в Каруизаве, где немного прохладнее, — мягко ответил Джуничиро. Управляющий отвечал за приготовление пищи и уборку на вилле, поэтому о наследнике хорошо позаботятся, даже если его родителей не будет рядом. — Отец уже в возрасте, поэтому ему пляж уже не так интересен.
     Океан раскинулся под виллой огромной синей гладью. Осматривая пейзажи, Джуничиро чувствовал, что в этом году море выглядит намного приветливее. Или виной всему Касаи, который скрасит его дни?
     — Я — Касаи, из отдела продаж. Я здесь, чтобы заботиться о Джуничиро от имени президента. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне в течение этих четырех дней, — представился Касаи.
     Касаи был одет в белую рубашку-поло и брюки-хаки, но мужчина продолжал выглядеть великолепно даже в такой обычной одежде. Управляющий поприветствовал его и провел в дом, показывая внутреннюю планировку и попутно рассказывая, как использовать специфические функции кухни и ванных комнат.
     — Шутаро-сэнсэй, пойдем купаться! — Джуничиро, не задумываясь, скинул одежду, нашел плавки, быстро изъяв их из чемодана, и посмотрел на свое тело.
     Он все еще был на стадии взросления, тело было тонким и худощавым. Его руки и ноги были гладкими и голыми, и даже его паховая область была покрыта мелкими лобковыми волосками. Если бы Касаи увидел его тело, он бы подумал о нем, как о ребенке? Джуничиро горестно вздохнул.
     Касаи часто посещал клуб кендо, поэтому Джун представил себе мужчин с красивыми рельефными телами. Интересно Касаи предпочел бы мужественное тело, а не его?
     — О нет, молодой господин, Вам нужно сделать несколько разминочных упражнений, прежде чем идти в воду, иначе появятся судороги! — предупредил Джуничиро управляющий, войдя в комнату с чистыми полотенцами, а Касаи шел следом с багажом. Джуничиро поспешно прикрыл обнаженное тело.
     — У меня тут тоже есть твои вещи. Почему бы тебе не смыть песок в ванной, прежде чем выходить, я скоро присоединяюсь к тебе... — Касаи сказал ему, и Джун надел свои плавки, прежде чем выйти.
     С отчаянно колотившимся сердцем, Джуничиро старался разгадать реакцию мужчины. Почему он так себя повел? Он думал о Касаи с тех пор, как встретился с ним, и он чувствовал себя странно.
     Мужчина был старше на десять лет, разве это можно назвать «нормальным»? Но притяжение к Касаи отрицать бесполезно, Джуничиро не может контролировать свои чувства к нему.
     — Джун... Молодой господин, где Вы?
     Касаи надел квадратные плавки, а в руках он нес трубку и ласты. Джуничиро стоял под деревом и думал о шикарном теле мужчины, наверное, Касаи дразнит его своей фигурой. Ведь у Джуничиро такой рельеф еще даже не намечается.
     — Что не так? Ты плохо себя чувствуешь? Я ехал слишком быстро и тебя укачало?
     — Нет, это не...
     Джуничиро в изумлении смотрел на обнаженный торс Касаи. Касаи выглядел лучше, чем Джун себе представлял: мускулистая грудь, широкие плечи, плоский натренированный живот, даже пупок выглядел мило и, черт подери, сексуально.
     — Пляж совсем рядом, нам нужно сделать всего лишь несколько шагов. Будь осторожен с камнями на спуске! — Касаи быстро прошел вперед, оставив Джуничиро следовать за ним. — Это действительно здорово. Пляж в полном нашем распоряжении! — Касаи остановился под яркими солнечными лучами, чтобы дождаться Джуничиро.
     Скалы усеяли дорогу до пляжа. Обеспокоенный, что Джуничиро может потерять равновесие, Касаи протянул руку к мальчику, когда тот приблизился. Его сердце трепетало, как листик на ветру, когда Джуничиро застенчиво оперся о протянутую руку.
     — Ты выглядишь вяло. Плохо себя чувствуешь, да? Вернемся на виллу.
     — Нет, я в порядке! — отрицал Джуничиро. Он не может сказать Касаи, что на него так повлияло его присутствие? — Шутаро-сэнсэй, скучно оставаться со мной, не так ли?
     — Значит, это тебя беспокоит? Я здесь, наслаждаюсь этим прекрасным пляжем. Наоборот, я счастлив.
     — В самом деле?
     — Да. Джуничиро-сан, Вам одиноко без Вашего отца? Президент много работает. Теперь, когда бизнес расширяется, он старается еще больше. Он обсуждает бизнес во время игры в гольф. Вы же понимаете все, не так ли?
     — Хм... Я понимаю.
     Касаи крепко сжал его руку. Джуничиро действительно хотел, чтобы их руки остались сплетенными вместе вечно, но вскоре они дошли до моря, и вода быстро добралась до их лодыжек.
     — Вы умеете плавать, верно?
     — Да!
     — Тогда у нас будет гонка! Первый, кто доберется до острова — побеждает! — Касаи с разбегу красиво нырнул в воду и стал плыть. Джуничиро старался не отставать от Касаи.
     Однажды, я его догоню. Я стану взрослым, и мы будем плыть бок о бок. К тому времени у меня будет тело, которым я смогу гордиться! — подумал Джуничиро.

     *****

     Управляющий ушел домой на ночь, на вилле остались только двое.
     Джуничиро не мог не нервничать, думая об этом.
     — Мы сгорели. Не думаю, что сможем хорошо выспаться, — сказал Касаи, пытаясь взглянуть на собственное плечо. — Стоит ли принять холодную ванну? Будет лучше, если наши тела немного остынут.
     Касаи думал о том, как справиться со сложившейся ситуацией, ведь обгорели они прилично. Он не может позволить Джуничиро вернуться домой и щеголять солнечными ожогами. Этот мальчик не такой, как дети из его клуба кендо, он — молодой господин и был воспитан совсем по-другому.
     — Я пойду сейчас.
     — Если не хотите присоединиться ко мне, все в порядке. Тогда будем отмокать отдельно...
     — Нет, я присоединюсь...
     В ванной Джуничиро застенчиво стоял в стороне, пытаясь скрыть свое обнаженное тело от Касаи. Он был смущен, но все же хотел как можно больше оставаться с Касаи.
     — Вода кажется немного горячей. Хотите, чтобы температура была холоднее? — Касаи включил краны и заговорил о том, что произошло днем. Джуничиро рассеянно уставился на Касаи, отвечая.
     Его твердые мышцы груди, длинные рельефные бедра и взрослый мужской член... Джуничиро рефлекторно засунул руки между своими бедрами.
     — Температура воды не должна быть слишком низкой, иначе мы простудимся. Почему бы Вам не проверить? — Касаи повернулся, посмотрел на Джуничиро и понял, что мальчик скрывает свою наготу. Он мягко улыбнулся своим мыслям. — Что случилось? Мы оба мужчины. Нет причин для стеснения.
     — Но... Я все еще ребенок... Не смейся надо мной.
     — Ха-ха-ха... Это так? Вы уже в том возрасте, когда появляется неловкость и первые желания, верно? — когда Касаи сказали не смеяться, он начал хихикать, просто не сумев сдержаться. Джуничиро покраснел. И поняв, что Джуну неудобно, Касаи остановился и опустился перед мальчиком на колени. Внезапно он раздвинул ноги Джуничиро.

     
 []
     — Ах! Не смотри! — Джуничиро попытался оттолкнуть Касаи, но его остановила сильная рука.
     — Нечего смущаться. О, вижу, Вы необрезанный? — Касаи плавно отодвинул крайнюю плоть Джуничиро.
     — Я научу Вас быть взрослым. Обычно мальчишки узнают об этом от своих друзей или старших братьев, но у Вас ведь нет такого человека рядом, не так ли? Поэтому не нужно чувствовать себя смущенным. Все проходят через это. Я тоже был таким в Вашем возрасте.
     — Шутаро-сенсей...
     — Сначала может быть немного неприятно, но мы должны медленно оттянуть Вашу кожу,— пальцы Касаи мягко откатили крайнюю плоть, обнажив голову с крошечной щелью наверху. — Больно?
     — Нх... — Джуничиро почувствовал некоторый дискомфорт, но попытался свыкнуться с этим ощущением. Касаи, наконец, коснулся его самой интимной части. Он чувствовал себя настолько счастливым, что хотелось плакать.
     — Вы уже делали это раньше? — нерешительно спросил Касаи. Его лицо было красным, но Джуничиро не понял, было ли это от солнечных ожогов или от смущения.
     — О да...
     — Не забывай обнажать головку. Черт, чему я Вас учу? Если кто-то узнает об этом, меня обязательно уволят.
     — Тогда... Мы будем держать это в секрете. Секрет между нами. Не так страшно, не так ли? — Джуничиро попытался успокоить Касаи. Он определенно не позволит никому узнать об этой тайне.
     — Тогда, это будет наша тайна! — сказал Касаи с улыбкой. Он продолжал ласкать член Джуничиро, и мальчик сразу отреагировал, головка раскрылась после стимуляции. — Ах, верно. Нужно позволить головке выйти из кожи.
     Почему это настолько чудесные ощущения? Или дело в руке, ласкающей член? Все дело в Касаи? Его умелые прикосновения сводили с ума, а сам Джун наслаждался нежностью и растекающимся по телу жаром.
     — Ах... — член отреагировал на ласку, затвердев, а Касаи немедленно отдернул руку.
     — Я прошу прощения. Кажется... Я зашел слишком далеко.
     Касаи развернулся и залез в ванну.
     — Оу! Нам нужно больше горячей воды! Вода совсем остыла! — Касаи предпринял хорошую попытку скрыть свое волнение за показной суетой.
     Джуничиро последовал за ним в ванну, не сказав ни слова. Но он не мог не заметить движения Касаи, особенно его расцветающую эрекцию. Джун был рад узнать, что Касаи отреагировал на него, и это дало ему надежду на то, что у Касаи есть чувства к нему.
     — Вам не стоит торопиться стать взрослым. Вы станете им в любом случае, — торжественно сказал Касаи.
     Но он не может ждать. Если он не вырастет как можно скорее, то Касаи вскоре увлечется кем-то другим. Это то, о чем беспокоился Джуничиро. У них есть разница в десять лет. Теперь Касаи уже был работающим взрослым. Он скоро может жениться. А Джуничиро все еще учился в старшей школе, и еще предстоит подождать несколько лет, прежде чем его можно будет считать полноправным взрослым.
     Джуничиро внимательно смотрел на Касаи.
     — Вам не холодно? Залезай, давай! — шутливым тоном сказал Касаи, пытаясь осветить мрачную атмосферу. Но Джун не собирался поддаваться его уловке.
     Их здесь только двое. А их страсть уже проснулась, сейчас лучшее время для того, чтобы воздействовать на ситуацию. Но как он собирался это сделать? Что он может сделать, чтобы Касаи продолжил?
     — Шутаро-сенсей...
     Джуничиро медленно протянул руку к Касаи. Касаи отпрянул, шокированный его действиями, и поспешно вышел из ванной.

     *****

     С самого его рождения Джуничиро получал все, что хотел. Будучи единственным сыном, его родители дарили ему всю любовь и достаток. С его симпатичными глазками Джуничиро не испытывал недостатка внимания. В школе его отличные оценки и успехи в спорте вызывали зависть окружающих.
     Но прямо сейчас ему отказали в том, что он хотел больше всего.
     Несмотря на то, что Касаи был рядом, он отверг его. Это потому что Джуничиро был ребенком или мальчиком?
     Джуничиро сидел в пижаме совсем один.
     — Ууу... ууу... — крупные слезы катились по щекам, Джун плакал. Прежде он никогда так не плакал, для него плач был проявлением слабости. Проигрыш в соревнованиях, провалы в боях — он никогда не испытывал такой горечи, просто не позволял себе давать слабину в виде слез. Но сейчас... Он плакал. Это было единственное, что ему осталось. — Уууу... уууу...
     Сидя на полу и обхватив колени руками, Джуничиро плакал, прикусывая нижнюю губу. Раньше он смеялся над подобными картинами, которые чаще можно встретить в дорамах, романтических мелодрамах или седзе-манге. Но сейчас он понял — ему не получить в жизни всего, что он хочет. И когда подобное будет происходить, он просто будет сидеть вот так и плакать.
     — Что случилось? — мягкий голос прервал его мысли.
     — Оставь меня в покое, — сказал Джуничиро, не поднимая головы.
     — Я прошу прощения. Я поступил отвратительно. Я не собирался причинять Вам вред... Касаясь Вас. Вы, должно быть, думаете, что я извращенец.
     — Н... Нет...
     — Мы должны... вернуться, завтра. И я не думаю, что я готов оставаться Вашим учителем.
     — Почему нет? — Джуничиро поднял голову, смутившись.
     — Джуничиро, ты слишком мил. Если это будет продолжаться, я не смогу контролировать себя. Все в порядке, если ты расскажешь об этом отцу. Я соглашусь с увольнением.
     — Шутаро-сенсей...
     Касаи назвал его по имени. Раньше он называл Джуничиро «молодой господин». Может, это было признаком того, что между ними что-то изменилось?
     — Если ты беспокоишься, запри дверь в комнату. Я... Переночую в машине, — Касаи повернулся, чтобы уйти.
     — Подожди, — Джуничиро обнял Касаи сзади. — Пожалуйста, не оставляй меня. Я не хочу спать один.
     — Ты больше не ребенок.
     Джуничиро сместился и обнял Касаи спереди.
     — Нет, я больше не ребенок. Вот почему я не хочу спать в одиночестве, — казалось, он забыл о своих слезах. Джуничиро смущенно посмотрел на Касаи.
     В возрасте тринадцати лет Джуничиро не сталкивался с сексуальным подтекстом ситуаций. Но его навыки соблазнения определенно оказались врожденными, и Касаи сразу оказался пленен им.
     — Джуничиро...
     — Да, называй меня по имени. И я... Могу я называть тебя Шутаро?
     Из горла Касаи послышались хриплые звуки.
     — Я хочу, чтобы ты начал учить меня основам. Как целоваться, например. Я твой ученик, не так ли?
     Касаи был в недоумении. В горле окончательно пересохло, словно сама Сахара разверзлась во рту. А сердце предательски дрожало, едва успевая проталкивать разгоряченную кровь по сосудам, чувствуя, как вокруг него сжимаются чьи-то руки, маленькие детские руки.
     — Я думал о том, как мне нравится Шутаро, но ты по-прежнему относишься ко мне, как к ребенку. Мне было так грустно, что я даже заплакал. Я хочу быть взрослым, хочу быть с тобой, — вкрадчивым голосом повторял Джуничиро, словно умелый рыбак, готовящийся подсечь свою рыбу. — Шутаро, ты останешься со мной, не так ли?
     — ... Я не могу. Ты сын президента... и ученик старшей школы!
     — А также, потому что я мальчик? — Джуничиро встал прямо и попытался поцеловать Касаи в губы. Но из-за их разницы в росте он дотянулся только до подбородка Касаи.
     — Ты сказал, что я симпатичный. Если Шутаро ненавидит меня, я умру...
     — Не будь глупым! — Касаи в панике обнял Джуничиро.
     Ах, Джуничиро нашел замечательный способ подчинить себе Касаи. Угрожая ему. Для такого серьезного человека, как Касаи, это может быть единственным способом сдаться.
     — Мне нравится Шутаро, так сильно... Что я даже убедил родителей не приезжать сюда, оставив нас одних.
     — Если президент узнает...
     — Я не позволю отцу уволить тебя! Шутаро всегда будет рядом со мной.
     — Я не могу согласиться... на это.
     — Я могу заставить тебя согласиться, — сказал Джуничиро с улыбкой. Ангельская улыбка, которую обожают родители, для Касаи казалась улыбкой дьявола. — Я влюбился в тебя с первого взгляда, — сладко продолжал Джуничиро. — Я сделаю все... Для Шутаро.
     Касаи просто закрыл глаза, слушая столь изощренную речь Джуна. Он, должно быть, думает о том, что сказал Джуничиро.
     — Если ты не сделаешь это со мной, я могу найти кого-то другого... — Джуничиро раскрыл свой последний козырь.
     — Нет! Определенно нет! — отчаянно сказал Касаи.
     Джуничиро ухватился за предоставленную возможность. Все карты Шутаро биты — теперь мужчина уже никуда не денется.
     — Поцелуй меня... Как взрослый... — Джуничиро соблазнительно понизил голос. Он прикрыл глаза, приглашая мужчину к действию.
     Касаи, казалось, полностью отказался от сопротивления и мягко чмокнул Джуничиро. Легкое прикосновение его губ только распалило Джуна действовать дальше.
     — Я хочу... Настоящий поцелуй... — он прижался к телу Касаи и почувствовал отклик его нижней половины.
     Он взволнован, не так ли? Теперь он не может сопротивляться мне. Джуничиро хихикнул.
     Чем ближе к нему прислонялся Джуничиро, тем тверже становился Касаи. Он попытался дотронуться до проснувшейся эрекции, и Касаи разрешил.
     Джуничиро с любопытством обвел контур члена Касаи, продолжая прижиматься к его груди. Он развязно потирал плоть через штаны.
     — Будет ли мой... такой большой... тоже?
     — Конечно, будет... Довольно скоро,— голос Касаи стал хриплым и срывающимся.
     — Мы должны продолжить... на кровати...
     Джуничиро схватил Касаи за руку и пошел в гостевую спальню, обойдя комнату, подготовленную управляющим. Эта комната имеет только односпальную кровать и не подходит для той игры, которую он затеял.
     Дверь в гостевую спальню открылась, и им открылся вид на океан. Огромный океан был усеян крошечными огнями от лодок рыбаков, а волны громко разбивались о берег в ночной тишине.
     Белые простыни на кровати словно светились в темноте спальни.
     — Джуничиро... Молодой господин... Мы должны остановиться. Даже если это простое любопытство, я не могу... — Касаи внезапно вернулся к своему серьезному «я». — Когда ты станешь старше, сделаешь это с девушкой, которая тебе понравится...
     — Нет! Я хочу сделать это с Шутаро!
     — Почему я? Я просто... Маленький сотрудник в компании твоего отца...
     — Ты бы согласился, будь я девушкой? Если ты смог покорить дочь президента, успех тебе обеспечен в кратчайшие сроки.
     — Все не так!
     Джуничиро снял пижаму, намереваясь действовать быстро, иначе Касаи сбежит. Это был единственный шанс сделать Касаи своим.
     — Ты пытаешься заставить меня умолять? Или все дело в моем отце, хочешь его благосклонности? Я тебе совсем не нравлюсь, да?
     — Это не так... С тех пор, как я впервые встретил тебя... Я думаю, ты очень милый. Я не знаю... что я делаю... Совсем не отдаю себе отчет...
     — Пока мы держим это в секрете, никто не узнает... Это будет наша тайна, — Джуничиро смело потянул Касаи за руку в направлении кровати. — Обещаю, я не позволю никому об этом узнать. Ну же... Возьми меня!
     Джуничиро потянул Касаи на постель, приглашая продолжить начатое. Касаи не удержался и последовал его примеру. Они лежали бок о бок в течение нескольких секунд, как вдруг Касаи встал и поцеловал Джуничиро. Разница была очевидна — это был поцелуй взрослого, такой, каким и должен быть.
     Джуничиро удовлетворенно ответил на поцелуй. Руки Касаи начали двигаться по его телу, мягко исследуя, пока, наконец, не добрались до его члена, начав его плавно ласкать.
     — Ах... — воскликнул Джуничиро. Происходящее ошеломляло, он никогда не прикасался к себе так. Он всегда был осторожен из-за страха и застенчивости. И вот теперь Касаи с высоты своего опыта, нещадно обласкивал его тело.
     — Ах... Ах... — боль смешалась с удовольствием, Касаи откатил крайнюю плоть и коснулся кончика. Джуничиро впервые испытал сексуальное удовольствие, о котором слышал, но не ведал.
     — Aах! — он достиг максимума без предупреждения, и сперма струей выплеснулась наружу. Джуничиро схватился за Касаи, боясь, что с ним снова будут обращаться, как с ребенком. — Извини, я слишком быстро кончил...
     — Теперь понимаешь? Если ты коснешься его прямо под крайней плотью, то почувствуешь себя намного лучше, — Касаи нежно обнял Джуничиро, целуя его в лоб.
     — Могу я коснуться... Шутаро?
     — Конечно, — Касаи стянул свои боксеры, и Джуничиро нетерпеливо потянулся к нему.
     — Ого, так он становится таким?
     Член Касаи подергивался в ожидании, глядя на это, Джуничиро снова возбуждался. Он осторожно коснулся его, и предэякулят начал проступать на кончике.
     — Посмотри, что ты наделал. Я в таком состоянии с самого начала и это все твоя вина.
     — Моя вина?
     — Да. Ты... Ты станешь очень опасным человеком в будущем.
     — Чтобы этого избежать, с этого момента Шутаро должен заботиться обо мне.
     Касаи покорно улыбнулся. Увидев эту улыбку, Джуничиро подумал, что Касаи сдерживается. Но он не знал, что делать, никогда раньше он не прикасался к себе, не то, что к другим. У Касаи, должно быть, было много опыта, так как он смог оправдать ожидания Джуничиро.
     — Шутаро, скажи, что мне делать... Я все сделаю!
     — Это будет больно. Ты будешь плакать.
     — Нет! Я не хочу, чтобы Шутаро... ненавидел меня. Я умру, если ты возненавидишь меня... Так что я все-все для тебя сделаю...
     — Черт возьми, Джуничиро, как ты мог это сказать? Провокатор... Ах, черт возьми! — Касаи внезапно развел ноги Джуничиро и потянулся к его входу. — Будет больно...
     — Я потерплю... Ведь потом будет хорошо, верно? — в конце концов, он должен чувствовать себя хорошо, и он будет надеяться, что так и будет, независимо от того, сколько времени потребуется. Все бывает в первый раз.
     — ... Сначала я попробую пальцем, если ты не сможешь его принять... Мы остановимся, — Касаи поднялся и отправился копаться в своем багаже, извлекая тюбик с мазью. Выдавив немного крема на руку, Касаи приставил палец к анальному отверстию Джуничиро.
     — Ах!... — в замешательстве вскрикнул Джуничиро. Он не понимал, что делает Касаи. С ним что-то не так? Его сердце испуганно затрепетало.
     — Мое тело... грязное?
     — Что ты? Нет! Мне просто нужно подготовить тебя, иначе могут быть травмы. Если я войду в тебя без подготовки, будет больно. Сейчас это всего лишь один палец, но потом я введу член.
     Касаи использовал один палец, смазывая колечко мышц и медленно проникая вглубь тела. Джун закрыл глаза, стыд затопил сознание. Ему было неловко, и боль тоже не заставила себя долго ждать.
     — Больно?
     — Ммм... Нет.
     Палец начал двигаться внутри юного тела.
     — Ах...
     Палец мужчины резко скользнул вглубь на всю длину. Прежде, чем Джуничиро смог отреагировать, Касаи вытащил палец и резко погрузил обратно. Он проделал подобное несколько раз, пока вялый член Джуничиро не встал, и головка не появилась из-за крайней плоти.
     — Ты уже это чувствуешь? — прошептал Касаи. Его обычно серьезное и спокойное лицо полностью исчезло. Ему на смену пришел дикарь, очень возбужденный зверь, подчиняющий свою добычу.
     Джуничиро был поражен новым образом Касаи, ему определенно очень нравятся эти изменения и это ненасытное сексуальное лицо.
     — Смажь его кремом, иначе мне не вставить... — Касаи указал на свою эрекцию, теперь головка его члена обильно текла.
     Джуничиро робко потянулся к тюбику крема и выжал его на ладонь, прежде чем взяться за член Касаи.
     — Повернись, встань на колени... Приподними бедра...
     Джуничиро следовал инструкциям мужчины, но из-за стыда и неопытности он стеснялся встать на колени, полностью выставляя себя на обозрение. Джун волновался, что Касаи разочаруется в нем. Но все было наоборот, Касаи завелся еще больше, увидев, как Джуничиро пытается скрыть свое смущение. Касаи прикрыл глаза, обуздывая безумное желание, он должен себя контролировать, а для этого необходима железная воля. Медленно Касаи вставлял себя в Джуничиро.
     — Так... туго... Черт...
     — Ннг... Ннх... — Джуничиро настолько нервничал и боялся расстроить Касаи, что не мог расслабиться, лишь туже сжимаясь.
     — Джуничиро, тебе нужно расслабиться, — хрипло выдыхал Касаи. — Ты же хочешь этого, не так ли? Пожалуйста, не дразни меня... Расслабься...
     — Я не... знаю... что делать...
     — Расслабься, пожалуйста... не бойся. Если я... нравлюсь тебе... наслаждайся... со мной.
     — Ннх... Ннх... — Джуничиро закрыл глаза, пытаясь представить себе член Касаи. Та самая, прекрасная часть Касаи, которую он видел в ванной, теперь стала с ним единым целым, она принадлежала сейчас ему.
     Это акт любви, поэтому он не должен бояться. Если он хочет, чтобы Касаи любил его, ему придется принять мужчину.
     — Ах... хаа... нннх...
     Джуничиро раскрылся, смог расслабиться, когда боль практически достигла своего пика. Он впустил Касаи глубже, так как воспринимал этот секс, как занятие любовью, а не механическое действие, а любовь может сопровождаться болью. В этом нет ничего странного.
     — Мм... хнннг...
     Джун вцепился в простыни, голова повернулась на бок, лицо искажено болью, а глаза плотно прикрыты. Он извивался, стараясь облегчить свое состояние, но боль иглами пронзала тело. Касаи не в силах помочь себе проникнуть в сопротивляющееся тело и не в силах больше сдерживаться, чувствовал, свое падение в бездну. Он рывком толкнулся вперед, срывая стон боли с губ Джуничиро и начиная его методично долбить своим членом.
     — Aахх!!

     
 []

     — Да, громче! — потребовал Касаи. Внезапное чувство превосходства затмило рассудок, он наслаждался слезами на лице Джуничиро и его гримасами боли от их соития.
     Без предупреждения Касаи вышел из узкого теплого прохода Джуничиро. Он вскрикнул от шока, беспомощно оседая на кровать, ноги расползались в стороны. Касаи поймал его и перевернул, укладывая на спину.
     — Хаа... нет! — Джуничиро попытался прикрыть лицо руками, но Касаи перехватил его руки, пресекая подобное движение. В то же время, он раздвинул ноги Джуничиро, поднял бедра и погрузился глубоко в девственное тело.
     — Ааайй... аах... — Джуничиро громко застонал, и его лицо искривилось от вернувшейся боли.
     Несмотря на то, что это был его первый раз, он уже испытал свое первое сексуальное удовольствие. Касаи в восторге смотрел на его лицо, пытаясь представить перед собой ребенка, но безрезультатно. Он крепко сжал Джуничиро, излившись в теплое нутро партнера. В тот же момент Джуничиро сжал его, отказываясь отпускать Касаи из своего тела.
     — Джуничиро... Успокойся.
     Касаи нежно поцеловал его, лаская ладонями его соски. Джуничиро вздрогнул. Твердеющий член Касаи, все еще пребывая в ловушке тела Джуна, стал быстро наливаться силой, располагая любовников ко второму раунду...
     *****
     — Японские мужчины выглядят так молодо! — Рик поднял подбородок Микурии, который испуганно уставился на Рика.
     Джуничиро вернулся в реальность, так как образ проведенного времени в Шонане исчез.
     — Шестнадцать... или, может быть, семнадцать?
     Микурия понял произнесенные на испанском языке цифры и возмущенно возразил.
     — Что? Мне уже двадцать три. Я закончил учебу и работаю полный рабочий день!
     — Да неужели? Джун, ты нанял такого ​​милого молоденького мальчика-зайчика, что ты собирался с ним делать? — Рик прикурил скатанную сигарету и указал на нос Микурии. Парень раздраженно отвернулся. — Почему бы тебе не использовать свой милый ротик по назначению и не пососать что-то крупное и горячее, кое-что, что больше, чем это?
     — Будь ты проклят! Думаешь, я идиот? — Микурия вышел из себя и замахнулся кулаком на Рика. Но Рик, будучи выше Микурию на несколько дюймов с легкостью перехватил его руку и завернул назад.
     — Ах... Больно... уух!.. Больно!
     — Микурия! — Джуничиро в панике вскочил, но его быстро остановили люди Рика с пистолетами, указывающими на его голову.
     — Джун, не делай глупостей. Ты заложник, не забывай об этом. Садись и заткнись.
     — Отпусти меня, чудовище!
     — О, какой дерзкий. Мне всегда нравилось укрощать диких жеребцов.
     Независимо от того, сколько Микурия боролся, Рик с легкостью держал его, утверждая право сильнейшего. Рик держал обе руки Микурии одной своей рукой, а другой начал поглаживать его задницу.
     — Рик, не трогай его!
     — Потерпи. Ты следующий.
     — Пожалуйста, не надо, только не он. Если вы хотите больше денег, я заплачу за него! Пожалуйста, я просто хочу, чтобы он благополучно вернулся в Японию, к своей семье!
     — Вице-президент! — в глазах Микурии появились слезы, он отвлекся и прекратил дергаться в руках террориста. — Вам не обязательно это делать. Я просто... обычный и никчемный сотрудник.
     — Ты хочешь, чтобы я перестала мучить его? Но, Джун, тогда тебе придется отработать вдвойне, еще и за него, согласен? — Рик плотоядно оскалился.
     — Без разницы. Просто оставь его в покое!
     Потеряв интерес к Микурии, Рик просто отбросил его тело в сторону. Микурия приземлился на пол, но быстро встав на колени, схватился за ноги Рика, не давая ему приблизиться к Джуничиро.
     — Ублюдок! Не приближайся к нашему заместителю президента! Я защищу его от имени нашего главы отдела!
     Микурия правда хотел защитить Джуничиро, но с таким соперником, как Рик, тягаться не мог. Рик просто дернул ногу один раз, и Микурия пролетел несколько метров в воздухе, прежде чем ударился о стену.
     — Микурия-сан... Пожалуйста, остановись. Все будет хорошо, мы выберемся. А пока, пожалуйста, не делай ничего опрометчивого...
     — Хо... Ходжо-сан... — Микурия сидел у стены, восстанавливая сбитое дыхание. Люди Рика навели дуло пистолета в лицо Микурии, выбора не осталось, он поднял руки в капитуляции.
     — Сэм... где он? Он был арестован? — тихо спросил Джуничиро.
     Услышав это имя, на лице Рика промелькнуло странное выражение. Похоже, с именем этого человека теперь были связаны печальные воспоминания.
     — Верно. Он участвовал в беспорядках с Альянсом Фермеров. Было столкновение с правительством, к сожалению, так бывает. В этой стране нас всегда притесняли, но теперь у нас в союзниках фермеры, — Рик глубоко затянулся и выдохнул плотный сизый дым. — Сначала мы планировали напасть на другой отель. Так что это ты виноват, Джун. Если бы я не встретил тебя в аэропорту, вероятно, ты бы наслаждался в роскошном номере отеля этим милым мальчиком-зайчиком. Какая жалость, правда? — Рик рассеянно погладил волосы Джуничиро, пропуская между пальцами тонкие мягкие прядки.
     — Итак... ты следовал за мной из аэропорта?
     — Ну, нам пришлось. Это заняло некоторое время и стоило некоторых усилий. Но я должен сказать тебе «спасибо» — сегодня здесь много богатых туристов, поэтому выкуп должен нас порадовать.
     — А, Альянс Фермеров? Такое причудливое название, — Джуничиро слегка изогнул губы в глумливой улыбке. — Просто прикрытие для террористической организации, занимающейся продажей и похищением людей?! Вы обычные вымогатели! Требуете выкуп за похищенных людей! Я в шоке. Что с тобой случилось? Как Сэм позволил этому случиться?
     — У нас были стремления и цели, которых нас лишили. У нас все отняли. Так что мы собираемся просто возместить себе моральный ущерб! Мы хотим вернуть то, что раньше было нашим, вот и все.
     — Что отняли?
     — Фермы... которые принадлежали деду. Это было забрано какой-то крупной корпорацией. Правительство просто допустило это, сделав вид, что ничего не случилось. Теперь, чтобы отомстить, нам нужны деньги, — объяснил Рик, глядя на Джуничиро.
     Внезапно его глаза упали на кровать.
     — У нас есть время, пока готовится ваш выкуп. Что скажешь, хочешь снова познакомиться с... моим приятелем? — очертания достоинства Рика были четко видны через штаны.
     Яркие воспоминания вспыхнули в памяти Джуничиро. Он вспомнил человека по имени Сэм, который был похож на Рика. Но воспоминания, пробудили в памяти и другие события, которые он предпочел бы забыть.

     *****

     Студент университета Ходжо Джуничиро считал, что его жизнь прекрасна.
     За исключением одной мелочи...
     — Почему ты всегда так занят? Даже наш отпуск несколько недель назад был отменен только потому, что вам нужно было «развлечь» своего клиента! — выражал свой гнев Джуничиро.
     Несмотря на то, что он грубо ворвался в квартиру Касаи, его встретило уставшее замученное лицо, что даже не удалось изобразить улыбку. Мужчина был трудоголиком, он каждый день пропадал на работе до полуночи, возвращаясь домой слишком поздно даже для переработок.
     — Я не могу с этим ничего поделать. Сейчас бизнес расширяется, и мы должны делать все возможное, — Касаи снял пиджак и повесил его в шкаф. Он обернулся, не пытаясь скрыть свое недовольство от выходки Джуничиро. Даже не поцеловав Джуна в качестве приветствия, как обычно бывало, он скрылся в ванной.
     — Что за отношение?
     Джуничиро стоял у двери ванной, слушая шум воды. Через матовое стекло он увидел обнаженный силуэт Касаи.
     — Я не трачу свое время, как студент университета, ты же знаешь. Если я буду бездельничать, мои сотрудники и их семьи будут голодать! — сказал Касаи, намыливая шампунем волосы.
     — Я тоже не трачу время...
     — О, да. Я и забыл, что Вы занимаетесь некоторыми рабочими моментами, работая неполный рабочий день. Должно быть, устаете сильно, молодой господин, — сказал Касаи с небольшим сарказмом в голосе. Должно быть, на работе неприятности, но Джуничиро не был достаточно зрелым, чтобы понять его. — Я должен уйти завтра рано утром, поэтому сегодня я не могу удовлетворить ваши потребности. Сожалею...
     Джуничиро потерял терпение, резко открыв дверь. Мыльная пена поплыла, пачкая пол.
     — Закрой дверь, Джуничиро! Как ты думаешь, кому потом убирать?! Прекратите создавать проблемы! — Касаи сердито закрыл дверь.
     Джуничиро повернулся и вышел в спальню. Подняв сумку, он хотел просто пойти домой. Но чем больше Касаи игнорировал его, тем больше он хотел привлечь его внимание.
     — Ненавижу его! — Джуничиро бил кулаками подушку, которая все еще пахла Касаи. — Подонок! Ублюдок... Идиот... — он нехотя обнял подушку и втянул в себя любимый запах.
     С тринадцати лет, когда он впервые переспал с Касаи, они больше не разлучались — сейчас их отношениям семь лет. Касаи уже был назначен главой отдела продаж, и его рассматривали как важного сотрудника Hojo Traiding Company.
     — Ты еще тут? — Касаи вышел с полотенцем, обернутым вокруг его талии, холодно глядя на Джуничиро. — Тебе лучше пойти домой, — сухо сказал он.
     — Но... Шутаро... Мы не видели друг друга так долго...
     — Подумать только, даже вкалывая целыми днями, я не могу позволить себе хотя бы колесо от твоего Porsche, — этот саркастический тон разозлил Джуничиро, он раздраженно поднялся. Первое желание уйти быстро перегорело.
     Тем временем Касаи подошел к шкафу, чтобы найти пару чистых боксеров. Джуничиро уставился на его широкий голый торс, грудь сдавило.
     — Шутаро... Я люблю тебя.
     Касаи не ответил на признание. Он достал пару трусов и скинул полотенце. Мужчина стоял в своей голой первозданной ипостаси, и Джуничиро окончательно слетел с катушек. Как оголодавший человек, привлеченный запахом еды, набрасывается на блюда в ресторане, заливая все слюной, так и Джун облизывал вмиг ставшие сухими губы. Он спрыгнул с кровати и набросился на Касаи, обняв его сзади. Он принялся покрывать широкую спину поцелуями, облизывая и вгрызаясь в нее, пытаясь растормошить холодного Касаи.
     — Джуничиро... Прости...
     — Мы не встречались на этой неделе. И на следующей неделе ты отправишься за границу по делам... Если мы не сделаем это сегодня, то когда?
     Касаи протер полотенцем влажные волосы и замер.
     — Мы должны... Остановиться сейчас.
     — Что... ? Почему сейчас?
     — Мы должны расстаться. Если ты не хочешь видеть меня в компании снова, попроси отца меня уволить. Честно говоря, у меня достаточно предложений о работе от других компаний, — Касаи вывалил все это так внезапно, что каждое слово для Джуна показалось разорвавшейся бомбой. Его мир рушится? Это шутка? Но Касаи не тот, кто так шутит.
     — Лжец...
     — Я не вру.
     — Какая компания? Это...
     — Да. Наш главный конкурент, — подтвердил Касай. Его лицо оставалось непреклонным, а глаза не выдавали никакой нервозности.
     — Ты действительно присоединишься к этой компании?
     — Если бы ты не был сыном президента, ты бы посоветовал мне принять это предложение? Ты должен быть счастлив, мне предлагают интересное предложение, нет?
     — Но если это так... — его планы превратятся в руины. Его мечта заключалась в том, чтобы наследовать компанию с Касаи, быть рядом с ним. — Я не позволю тебе это сделать. Ты очень важный сотрудник, и отец возлагает большие надежды на тебя, — Джуничиро крепко обнял Касаи. — Нет! Я не хочу расставаться!
     — Ты меня не любишь. Ты меня просто используешь.
     — Нет, Шутаро! Я не хочу компанию, я хочу только Шутаро!
     — Ты не хочешь меня. Это просто твой спортивный интерес, — Касаи схватил его промежность. — Видишь, ты хочешь только это. Я не лгу тебе. Я могу лгать на работе, но никогда в личной жизни.
     Касаи перевел взгляд на него, и Джуничиро замер, предчувствуя что-то важное.
     — Я подумываю... жениться. У меня было много свадебных предложений... но я отказывался... по многим причинам.
     — Брак... — Джуничиро покачнулся, повторяя отвратительное слово. Его предчувствие сбылось. Если бы он мог, он хотел бы обратить время вспять и снова оказаться во времени, когда ему было тринадцать.
     — Ты все врешь. Кто это? Ты спал... с женщиной?
     — У меня тоже есть секреты, Джуничиро.
     — Помимо наших отношений? У тебя есть секреты помимо наших отношений?
     Касаи не ответил. Джуничиро надулся, закусив нижнюю губу.
     Они молча стояли друг напротив друга. На расстоянии они оба казались одного роста, и Джуничиро больше не чувствовал себя неуверенным в себе.
     Когда они выходили на улицу вместе, они часто получали завистливые взгляды от мужчин и женщин. Мужчины-геи часто вздыхали от разочарования, в то время как женщины их соблазняли, надеясь, что они примут их приглашение. В такие моменты Джуничиро намеренно заигрывал с Касаи, держась за руку или обнимая его талию, чтобы закрепить на нем свое право владения. И пусть он не был уверен, как Касаи относился к такому его поведению, но он ни разу не избегал подобных проявлений любви. Вот почему у Джуничиро всегда создавалось впечатление, что Касаи было комфортно в отношениях с ним. Они могли встречаться только раз в неделю, а иногда и реже, но из-за работы Касаи Джуничиро согласился с этой договоренностью. Во время своих нечастых встреч Касаи всегда устраивал ему сладкое мучительное занятие любовью, которое продолжалось всю ночь...
     — Возьми меня... Шутаро...
     — Ты... больше не ребенок. Заведи себе девушку...
     — Невозможно! Ты же знаешь об этом, не так ли? Я гей, и я хочу только Шутаро. Никто другой мне не нужен!
     — Джуничиро... Ты был только со мной, так что... тебе не с чем сравнить, — Касаи оттолкнул Джуничиро и отвернулся, пытаясь донести до него отказ.
     — Почему ты... выбрал женщину? Она лучше меня... настолько?
     — М-м... — Касаи рассеянно хмыкнул, одетый в свободную футболку и шорты. Он сел на край кровати, прикуривая сигарету.
     — У тебя, может, есть еще кто-то важный, но у меня есть только Шутаро...
     — Это моя вина. Я должен был расстаться с тобой гораздо раньше...
     — Хм... Ты думаешь, что можешь так легко избавиться от меня? — гордость Джуничиро отказывалась принимать это. Он действительно хотел кричать и ругаться, объяснять и умолять Касаи, но достоинство мешало ему это сделать. — Хорошо, давайте расстанемся. Но у меня есть одно условие.
     — Говори?
     — Ты не уйдешь из компании. Ты будешь работать только на меня. Всегда. С минимальной зарплатой.
     Подведя черту, Джуничиро быстро ушел. Он не позволил Касаи увидеть свои слезы.

     *****

     С тех пор Джуничиро флиртовал с другими мужчинами. Куда бы он ни пошел, пока он был один, к нему подходили знакомиться. Но у него тоже были свои стандарты — любой не подойдет. Он выбирал только тех, у кого было сходство с Касаи.
     Он стал частым посетителем гей-клубов и гей-баров. Отношения никогда не длились дольше одной ночи, а на следующий день он снова шел искать кого-то другого.
     Джуничиро знал — в его жизни всегда будет только один любовник. Но его тело желало близости, которой больше не было. Как и где он мог найти кого-то, кто заменит пустоту в своем сердце? Никак. Он так и не нашел. Для секса партнеров хватало, а для души — нет.
     — Один?
     Обычный клуб, в который он попал, был лишен публики, которую он интересовал. Поэтому он уже собирался уйти, но его остановил голос. Джуничиро лениво обернулся.
     — ... Ты один?
     Красивый мужчина со слегка загорелой кожей улыбнулся ему. Его волосы завивались на концах, а черты лица были запоминающимися.
     — Иностранец? — Джуничиро поинтересовался его происхождением.
     — Моя мать была японкой, а отец мексиканцем.
     — ... Я вижу.
     — Я Сэм. А ты?
     — Зови меня Джун.
     Джуничиро решил использовать прозвище, чтобы избежать каких-либо проблем в будущем. Используя другое имя, он, похоже, даже заимел другую личность.
     Джун не был тем самым Джуничиро, который любил Касаи.
     — Я думал, ты модель?
     — Мм...
     — Я тебя давно не видел.
     — Был занят на подработке.
     В пьяном алкогольном дурмане Джуничиро подумал, что Сэм выглядел довольно хорошо. Твердые мышцы груди были видны через вырез, а крепкие руки могли похвастаться скрытой в них силой. Но одиночество прослеживалось в его мягких, карих глазах.
     — Мы работали вместе раньше, разве ты не помнишь?
     — Оу, это так?... Прошу прощения, я не помню.
     Он даже не заметил кого-то вроде Сэма в своем окружении. Неудивительно, потому что его мысли были полны только Касаи.
     Джуничиро печально улыбнулся.
     — С помощью некоторых родственников со стороны моей матери мне удалось приехать в Японию на учебу. Мой японский звучит странно, не так ли?
     — О, нет. На самом деле все очень хорошо.
     Джуничиро заметил необычный рисунок на запястье Сэма и указал на него.
     — Это... ?
     — Из легенды о боге змее Кетцалькоатль. Майя называли его Кукулькан — «Пернатый змей».
     — Ооо?
     — Это добрый Бог, который осуждает жертвоприношение, — Сэм рассказывал историю ацтеков своим глубоким, мягким голосом. — Ты так красив. Человек, который выглядит настолько красиво, как ты... может жить только в таинственной Японии, — Сэм похвалил Джуничиро. — Твоя кожа такая мягкая и бледная, как белый мрамор...
     — В самом деле...
     Сэм, казалось, не испытывал никакого смущения.
     — Я так завидую твоему любовнику. Если бы я мог видеть твое прекрасное лицо каждый день, я бы стал самым счастливым человеком в мире.
     — Ха-ха...
     — Твоя одежда должна скрывать красивое тело. Я никогда его не забуду, если смогу увидеть хотя бы раз в жизни... Уверен.
     Джуничиро жадно впитывал комплименты и лесть. Касаи никогда не говорил ему ни слова о его внешности или чувствах. Если бы только Касаи был хоть на половину, как Сэм, он весь день купался бы в сладких словах и, вероятно, переставал бы требовать его внимания.
     — Япония — такая великая страна. Не преступление приблизиться к мужчине, если он согласен на ухаживания. Мне не нужно беспокоиться о том, что меня ударят или убьют, — Сэм взял руку Джуничиро и запечатлел на ней целомудренный поцелуй. — Мой прекрасный Джун, если ты согласишься, сегодня вечером...
     Джуничиро наклонился вперед и поцеловал Сэма в губы, как тихий ответ на его незавершенный вопрос. После они оба покинули клуб.

     *****

     Квартира Сэма была обставлена элементами мексиканской живописи, и Джуничиро внимательно рассматривал каждый предмет. На стенах были развешены фотографии людей, скорее всего, из его семьи.
     Сэм заметил его интерес к произведениям искусства и кратко описал каждый предмет, имена, истории и т.д. Он был самым интересным партнером на одну ночь из всех, что Джуничиро до сих пор встречал, и он не мог не побаловать себя рассказами.
     — Моя семья управляет кофейной фермой в Мексике. Я верю, что наш кофе тоже будет экспортирован в Японию однажды.
     Хотя он упомянул о наличии родственников в Японии, для его поездки сюда и для дальнейших продвижений его семья должна быть вполне обеспеченной. Джуничиро предположил, что Сэм, возможно, так же избалован родительским достатком, как и он.
     — Я заметил, что японский кофе был консервированным, я удивлен. Возвращаясь домой, мы пьем только молотый кофе.
     — Ну, японцы все думают о быстрой еде.
     Сэм предложил ему охлажденное мексиканское пиво, и они подняли свои банки в знак приветствия. Хотя они пришли сюда для секса, Джуничиро чувствовал себя легко в компании Сэма и его непринужденной домашней терапии. Может ли это быть тот человек, которого он ждал? Человек, который заменит Касаи?
     Ему нужно было полностью отколоться от Касаи, чтобы забыть, насколько сильно он врос в него корнями. А ведь этот человек думает, что работа важнее романтики, он оставил его, чтобы жениться на женщине. Если бы кто-то вроде Сэма был с ним, кто-то умный, красивый и обходительный, тогда он мог бы забыть свою душевную боль.
     — Это отличная ночь. Хотя мне нравится жить в Японии, иногда я чувствую тоску по родине. Но сегодня вечером ты заставил меня забыть обо всем, не так ли? — Сэм обнял Джуничиро за плечи. — Прекрасный Джун, у нас впереди долгая ночь, давай насладимся ей в полной мере.
     Сэм наклонился и поцеловал Джуничиро в шею. Джун вздрогнул от прикосновения. Обещание Сэма только что прозвучало в ушах, и Джуничиро стало жарко, когда он представил себе, как сильное тело радует его всю ночь.
     — Ты все еще учишься, Сэм?
     — Я изучал японские методы ведения сельского хозяйства раньше, но теперь я изучаю компьютеры. А ты, Джун?
     — Я тоже избалованный студент, сидящий на шее родителей, — Сэм рассмеялся такой критике, и рука мужчины переместилась на колено Джуничиро.
     — Ты можешь сидеть на моей шее. А я буду любить тебя, пока ты не сможешь стоять прямо. Я буду любить тебя, как никто другой.
     — Ах...
     Сэм положил руку на рубашку Джуничиро. Его соски уже были твердыми и желали ласки, Сэм не заставил долго ждать и с восторгом стал лизать их. Его действия заставляли Джуничиро непроизвольно вздрагивать, и пиво практически выскользнуло из рук. Он быстро поставил банку на кофейный столик.
     — Какая красивая кожа, гладкая и безупречная...
     — Цвет твоей кожи тоже великолепен... и сексуален, Сэм, — Джуничиро нетерпеливо сорвал свою рубашку и штаны, ожидая удовольствия от этого человека.
     — Пойдем в спальню, — пригласил его Сэм.
     — Мм...
     Спальня была довольно маленькой, и кровать занимала большую часть пространства. Джуничиро сел на яркие простыни.
     — Хм, какой прекрасный вид, — вздохнул Сэм, снимая одежду.
     Джуничиро уставился на то, что скрывал каждый кусок одежды. Он желал этого тела, хотел быть обласканным им, удовлетворенным им. Не в силах сопротивляться, он набросился на Сэма и начал целовать его твердые мышцы груди.
     — Тебе нравится? Вкусно, как сахарный тростник, да?
     — Мм, эта часть похожа на сахарный тростник... Если я укушу, распробую сладкий нектар... — Джун массировал вставшую плоть Сэма.
     — Я собираюсь тебя изнасиловать... — Сэм упал сверху на Джуничиро.
     С самого первого раза Джуничиро был только с Касаи. Касаи всегда относился к нему осторожно, заботясь о его удовольствии.
     Но сейчас Джун знал, что не все партнеры заботятся об удовольствии другого. Его опыт отношений на одну ночь раскрыл глаза на многое. Некоторые просто получали удовольствие и спали, некоторые хотели использовать игрушки, многие из них были любителями грязных непристойных словечек. Он столкнулся со всем этим. Всякий раз, когда ему приходилось делать что-то неприятное, он думал о Касаи. Хотя Касаи ужасно его обидел, растоптал его сердце, было много приятных воспоминаний.
     Сэм был другим — его навыки были безупречными.
     — Ах... Чувствую себя так хорошо... Я таю!
     Язык Сэма ласкал эрегированный орган Джуничиро, лизал и сосал, вбирал глубоко на всю длину, он даже положил шарик в рот для усиленной стимуляции. Голос Джуничиро, казалось, подстегивал Сэма. Он провел кончиком своего языка по входу Джуничиро.
     
 []
     — AАХХ!! Хах !! Даа! — закричал Джуничиро, когда удовольствие пронзило его. Тело изогнулось, он пытался сдерживаться, чтобы некончить слишком рано. Он хотел, чтобы Сэм вошел в него, но еще он не хотел, чтобы это заканчивалось. Он хотел больше, намного больше.
     — Кричи громче. Мне нравиться твой голос. Ты действительно великолепный!
     Сэм напряг язык и погрузил в анус Джуничиро. Его слюна обеспечила смазку, чтобы плавно войти в кольцо тугих мышц.
     — ... Хия... — член Джуничиро обильно тек и трепетал, стоило Сэму потереть его, как его прошило импульсом удовольствия.
     — Хочешь кончить? Или хочешь попробовать что-то еще? Я могу перевязать основание твоего члена, это продлит удовольствие.
     — Я... не хочу...
     Связать его член? Джуничиро никогда раньше этого не пробовал, он не мог представить, что это может быть приятно.
     — Ну, мы все равно только начали. А путь у нас длинный. Можешь кончить, если хочешь, — пробормотал Сэм, облизывая чувствительное местечко Джуничиро.
     — Я не могу... Кончаю... ! — он излился и рухнул на кровать.
     Джуничиро всегда был нетерпелив. Когда дело доходило до достижения его собственного оргазма, он несся к нему со скоростью локомотива, даже не думая замедлиться или подождать партнера. Поэтому он плохо умел угождать своим партнерам. За последние семь лет с Касаи, он всегда предавался своим эгоистичным желаниям. Но пришло время стереть воспоминания о Касаи, ему нужно было забыть его и двигаться дальше.
     — Сэм... Снова... Еще...
     — Хочешь больше? Ты действительно развязный.
     Без промедления Сэм встал перед Джуничиро, его торчащий налитый член оказался перед его лицом. Джуничиро нерешительно открыл рот, прежде чем взять его. Касаи никогда не требовал от Джуничиро минет, вероятно, из-за юного возраста. Но даже когда он вырос, Касаи всегда был тем, кто отсасывал.
     Джуничиро не мог перестать сравнивать своих партнеров с Касаи. Ему нужно было прекратить жить воспоминаниями, или он никогда не забудет его.
     — Я удивлен. Такая грязная шлюха, как ты, не может правильно использовать свой рот, — грубо сказал Сэм. Джуничиро был в шоке от изменившегося тона и лица новоиспеченного любовника. Страх медленно забирался в сознание.
     Его первое впечатление о Сэме было хорошим, поэтому он согласился пойти с ним. Но если подумать хорошенько, он ничего не знал о Сэме. Представлять его в качестве замены Касаи — принятие желаемого за действительное с его стороны. Что, если Сэм не тот человек, за которого себя выдает?
     — Твой любовник никогда не учил тебя отсасывать?
     — Я редко... Делаю это с ним.
     — Нет? Ты игрушка?
     — Игрушка?
     — Игрушка, питомец, который ждет, когда его побалуют, — засмеялся Сэм, вытаскивая член изо рта Джуничиро. Он уложил Джуничиро на спину.
     — Подними задницу. Надеюсь, тут я почувствую себя лучше, чем в твоем рту.
     — Ах!
     Приподняв его ягодицы, Сэм надавил своим стояком на вход в анус.
     — Э-э!
     — Японцы действительно очень узкие. Такое можно встретить только в стране с длинной историей гомосексуализма, — без предупреждения, Сэм толкнулся в теплый проход Джуничиро.
     — Aанн! Больно!
     — Ха-ха, что ты говоришь? Ты весь мокрый, — его толчки были грубыми и безжалостными.
     — Аах... хаа... хха ... — Джуничиро вопил от боли, крепко сжимая простыни. Он мог только надеяться, что его тело быстро привыкнет к столь грубому вторжению. — Ааа...
     — Ты уже это чувствуешь, — растянул слова Сэм. — Ты реагируешь так непристойно. Твое тело жадно заглатывает меня, маленькая шлюшка. Блядь... Потаскуха... — Сэм издевался, словно под ним был не человек, а мясо. Он с интересом наблюдал за гримасами Джуна, а когда его член выскользнул из узкого нутра, то его взгляд приковала сморщенная дырка ануса, которая дернулась, потеряв заполнявший ее предмет. Вдоволь насладившись открытым зрелищем, Сэм возобновил сильные толчки.
     — Ах... нет... — закричал Джуничиро, теряя сознание.
     Хотя его тело было удовлетворено, в его сердце зияла дыра наполненная пустотой. В душе не было счастья, которое мог дать только Касаи. С Сэмом он занимается сексом. Это утолило похоть, но не его чувства.
     Сэм был грубым и жестоким, и его выносливости можно было только позавидовать. К тому времени, когда он достиг своего пика, Джуничиро был истощен, полностью исчерпав свой лимит. Он тихо что-то промурлыкал и встал, вероятно, в ванную, чтобы помыться. Джун не понял.
     Все еще находящийся в алкогольном опьянении, измученный Джуничиро лежал на кровати в сонливой дымке. Он не сможет вытерпеть второй заход в подобном ритме, поэтому его сознание отчаянно кричало, требуя вернуться домой. Сэм может быть отличным ебарем, но он никогда не сможет стать хорошим любовником.
     Странный шум рядом с его ухом разбудил его. Джун замер. Кто-то говорил по-испански. Он не говорил на этом языке, но кажется, что человек называл его симпатичным котенком.
     — Я не кошка... — сонно пробормотал Джуничиро и почувствовал, как рука ласкает его ягодицы.
     — Какая задница, круглая и гладкая... — на этот раз голос произнес по-японски, и Джуничиро обрадовался. Он изучал только английский и французский в университете, поэтому не был знаком с испанским.
     — Извини, Сэм... я устал, — Джуничиро хотел сказать Сэму, что он идет домой, поэтому он повернулся и открыл глаза. Рядом с ним был не Сэм. — Кто ты? — Джуничиро вскочил в шоке и попытался завернуться в простынь, чтобы покрыть наготу, но этот человек оказался быстрее. Он схватил его за руки и придавил к кровати Джуничиро, упав на него сверху.
     — Ученик средней школы? Так мило.
     — Сэм! СЭМ! — закричал Джуничиро, он изо всех сил пытался вырваться из рук мужчины, но этот человек был даже больше, чем Сэм, а Джуничиро был бессилен. Он не может оказать достойного сопротивления такому самцу, тяжело придавившему его своим телом.
     — Не будь грубым. Разве он не милашка? Мы не можем позволить ему пострадать, — Сэм вошел в спальню с пивом в руке.
     Джуничиро удивленно уставился на мужчин, двое мужчин вошли в его подернутое алкоголем поле зрения. Оба они выглядели почти идентичными, за исключением их тел и причесок. У нового персонажа были длинные волосы и такая же татуировка-змея, только на другой руке.
     — Джун, это мой брат Рик. Мы близнецы, выглядим очень похоже, да?
     — Мне очень жаль, Рик, но, пожалуйста, отпусти меня. Я собираюсь домой.
     — Домой? Но я еще не получил от тебя ни кусочка удовольствия, — Рик начал расстегивать свои плотные кожаные штаны.
     — Подожди минуту. Я пришел сюда с Сэмом, а не с тобой.
     — Ооо? Ты ждешь, что я скажу: «Какая жалость!» — и дам тебе уйти? Мы делим все, даже сексуальных партнеров.
     — Что? Я ничего не слышал об этом!
     Сэм ничего не говорил об этом, но учитывая тот факт, что они были здесь всего на одну ночь, он не ожидал, что Сэм расскажет о своих домашних или семейных делах.
     — Меня ты не интересуешь. Я иду домой.
     — Какой шумный котенок. Сэм, он так же шумит в постели?— Рик снял рубашку.
     Использовав эту возможность, Джуничиро спрыгнул с кровати. Но его побег был пресечен Сэмом, который все еще стоял у двери, потягивая пиво.
     — Пожалуйста, Сэм, я хочу домой...
     — Очень плохо, что тебя видел Рик. Он ненавидит, когда я что-то присваиваю себе.
     — Нет! — Джуничиро задрожал от страха, когда увидел внушительный орган Рика. Он его разорвет.
     — Иди сюда, маленький котенок. Для тебя есть молочко. Убедись, что вылизал каждую каплю, — непристойно заметил Рик и ткнулся своем членом в Джуничиро.
     — Рик, его рот — полный отстой.
     — Да? А как насчет его дырки?
     — Отлично. Он узкий и тугой, и он действительно хорошо подмахивает бедрами.
     — Тогда давай начнем отсюда!
     Джуничиро побледнел. Хотя он и флиртовал направо и налево, но это был первый раз с двумя мужчинами. Он уже был измотан после секса с Сэмом, а Рик казался еще более требовательным.
     — Пожалуйста... Я умоляю вас... Пожалуйста, позвольте мне вернуться домой!
     — Ни в коем случае, сейчас моя очередь, — широко улыбнулся Рик, да так пошло, что Джуна передернуло.
     Сэм успокаивающе поглаживал плечи Джуничиро.
     — Не волнуйся. Я прослежу, чтобы Рик не зашел слишком далеко. Ты же любишь секс, шлюшка, не так ли? Мы оба можем доставить тебе удовольствие, — сильные мужские ладони предупредительно сжали плечи.
     — Я... — только хочу найти любовь, подумал Джуничиро, понимая, что никто его не отпустит.
     Человек, ищущий любви, не найдет ее в гей-клубе. Влюбленный доведет дело до постели только после того, как узнает партнера, а не сразу после того, как они встретились. Джун был просто игрушкой для этих двоих.
     — Пойдем, детка! — Рик гордо качнул бедрами.
     Выхода нет.
     — Пожалуйста, будьте нежны. Даже если вам нужно притворяться...
     — Зачем притворяться? Мы будем хорошо относиться к тебе. Нас воспитали так, чтобы мы ценили все, что мы любим, а не как японцы, выбрасывали вещи после однократного использования, — мягко сказал Сэм, но его руки, крепко держащие Джуничиро, подтолкнули его к Рику.
     — Ах! — Джуничиро оттеснили к кровати.
     Рик нетерпеливо набросился на него, широко расставив ноги, и наслаждаясь видом.
     — Красиво, его розовая плоть, как у ребенка.
     — Не причиняй ему вреда. Я его еще использую.
     — Знаю,— братья болтали, будто Джуничиро не было рядом.
     
 []
     Я не вещь! Хотя он хотел сказать это, но промолчал.
     — Смазку?
     — Конечно. Давай сюда, — Рик взял у Сэма большую бутылку смазки.
     Джуничиро вдруг подумал о своей ситуации и почему он решил, что Сэм одинок — в этой квартире есть только одна кровать. Разве эти двое делят одну кровать? В квартире было всего три комнаты, включая гостиную и столовую. Для двух человек было необычно жить с такой планировкой.
     — Ннх... ах... — пока он был потерян в своих мыслях, Рик вошел в него.
     — Ха-ха, ты прав! Внутри у него просто волшебно! Тугая шлюшка, — искривил губы Рик в подобии улыбки.
     — Ммм... ххаа... ха...
     — Жаль, что тебе больно. Но я сейчас помогу это скрасить, — сказал Сэм, поднимаясь на кровать. Он наклонился к вялому члену Джуничиро. — Я покажу тебе, как правильно сосать член. Наблюдай и запоминай. Потом ты все повторишь, — Сэм взял член Джуна в рот целиком.
     — Ах... хха...
     Рик стоял на коленях на кровати, продолжая вдалбливаться в его тело, в то время как Сэм сосал его член.
     — Нет... ! Пожалуйста... Остановитесь! — закричал Джуничиро, беспомощно мотая головой. Если так будет продолжаться, он никогда не сможет жить без секса. Хотя нет, он уже не может.
     — Неплохо, милый раб. Ты теперь наш, — счастливо сказал Сэм.
     Раб... Джуничиро не может допустить свое падение к их ногам. Независимо от того, что происходит, он не может отказаться от своего достоинства. Но как он собирается защищаться, когда тонет в экстазе? Он застонал, дернулся и кончил в рот Сэма.
     — Мм... вкусно. Тебе понравилось, не так ли? — Сэм облизывал губы, произнося слова с многозначительной улыбкой.
     Внезапно Рик вытащил член из Джуничиро, призывая Сэма занять его место. Сэм вошел в растраханную дырку без лишних церемоний и стал активно и ритмично толкаться в него. Но Джуничиро был озадачен, ведь Рик еще не кончил, почему он сменил позицию, уступив Сэму?
     На его вопрос сразу ответили.
     Рик встал за Сэмом, надрачивая свой член, и, приставив его к анусу Сэма, медленно вошел в брата.
     — Ммм... — Сэм тихо что-то бормотал по-испански, замирая в Джуничиро, и приспосабливаясь к вторжению Рика. Он толкнулся бедрами вперед, когда Рик засунул в него свой член.
     Близнецы трахали друг друга, а он теперь просто игрушка для них. Джуничиро начал всхлипывать, когда осознал свое положение. Он думал о Касаи, о том, чтобы оказаться в его любящих заботливых руках, единственном месте, где его любили и ласкали.
     Слишком поздно, увы. Касаи уже зарегистрировал брак, и теперь жил счастливо со своей молодой женой.

     *****

     Их странные отношения начались. Сэм, Джуничиро и Рик оказались в сомнительном треугольнике.
     Сэм продолжил свою работу в ИТ-лаборатории и занимался моделированием или танцами на полставки. Рик, казалось, ничего не делал, отдыхая дома большую часть времени. Он сказал, что у него было несколько рабочих мест в разных клубах в качестве вышибалы и телохранителя, но детали его работы оставались неизвестны.
     Единственная работа Рика теперь заключалась в том, чтобы каждый день забирать Джуничиро из университета.
     Расписание сессии студента Джуничиро видел Сэм, поэтому информация о графике занятий и зачетов оказалась у Рика. Рик был не очень хорошо знаком с японским письмом, но Сэм перевел для него большинство непонятных слов, кроме того, они хорошо знали планировку университета.
     Джуничиро не мог даже солгать о его местонахождении и не мог найти способ сбежать от них.
     Им двоим, похоже, очень понравился Джуничиро. Но если точнее, то Сэм сходил с ума от Джуничиро.
     Рик все время трахал Сэма, но Сэм же, никогда не брал Рика. Джуничиро узрел конфликт в Сэме, в его отношениях с братом. Сэм был старшим близнецом и казался более зрелым, но он был пассивом в отношениях. Вероятно, он хотел изменить ситуацию, но не мог заставить себя взять Рика. Ему нужен был кто-то, кем он мог пользоваться. Кто-то, кто бы помог доказать его превосходство, и Джуничиро как раз и занял эту почтенную должность.
     Джуничиро начал изучать испанский язык из-за Сэма. Ему легко дался испанский и очень скоро он свободно разговаривал с Сэмом. В итоге, Сэм еще больше увяз в Джуничиро и вскоре раскрыл ему много своих секретов.
     По мере того, как близнецы росли, казалось, что у Рика уже сформировались определенные чувства к Сэму. Однажды, когда Сэм захотел пойти на свидание без него, Рик не позволил, наорал на него и вынудил взять с собой. Стоило такому произойти единожды, как это вошло в привычку. Иногда они даже вовлекали других в свои свидания. Они часто привозили других детей к себе домой и относились к ним так же, как к Джуничиро, занимаясь сексом втроем или даже вчетвером.
     Только когда их родители стали получать жалобы от других родителей, их тайные отношения раскрылись. Они немедленно отправили Сэма за границу, чтобы он обосновался у родственников и продолжил учиться в Японии. Но Рик последовал за ним, отказавшись от своей работы, своих друзей и даже их родителей. Он бросил все ради того, чтобы остаться с Сэмом.
     Наконец, Джуничиро понял чувства Рика. Чувства Джуничиро к Касаи были похожи на чувства Рика к Сэму. Единственное различие заключалось в том, что Рик и Сэм были братьями-близнецами.
     Но Сэм никогда не отказывался от Рика. Что бы случилось, если бы Рик узнал, что Сэм хочет покинуть его? Убил бы он Сэма? Его страсть к Сэму была безумной, крышесносной, неконтролируемой до такой степени, что он кончал только в Сэма. Независимо от того, какое удовольствие он получил от тела Джуничиро, оттрахав его в рот или анал, Рик изливается только в Сэме, только брат достоин его семени.
     — Джун, ты опоздал, — Рик рассеянно смотрел на Джуничиро, когда тот шел к университетскому кафе. — Ты выглядишь потрясающе все время. Неудивительно, что Сэм не может тобой насытится.
     Чем больше Джуничиро сближался с Сэмом, тем более грубо Рик с ним обращался, беспощадно истязая его тело. Начал ли Рик его ненавидеть? Он не знал. Джуничиро был тем, кому Сэм доверял. А еще он был красивее и элегантнее, Рик не мог ему составить конкуренцию в утонченности. Рик может начать думать, что Джуничиро хочет встать между ним и Сэмом.
     — Сегодня... Прошу прощения. Что-то произошло дома... Мне нужно идти.
     Он думал, что Рик обрадуется, сегодня он не встретит Сэма, оставит их вдвоем. Но Джун ошибся.
     — Ты шутишь? Сэм ждет тебя. Он с ума сходит от желания заполучить кусочек твоей задницы.
     — Но у меня есть семья. Мне нужно вернуться. Они будут беспокоиться, если я все время буду...
     — Ты уже взрослый, не так ли? Забей на то, что говорят родители.
     — Я не могу. Они все еще платят за мое обучение.
     Его родители не могли не заметить изменения в нем, но они склонялись к тому, что их сын просто опечален и расстроен из-за женитьбы Касаи.
     На свадебном приеме у Касаи присутствовали только его близкие родственники, никто из компании не был приглашен. Все коллеги с нетерпением ожидали приглашения на прием, так как всем было любопытно, что за женщина сумела завоевать его сердце, но Касаи не пригласил никого, проигнорировав вопросы и взгляды.
     После церемонии Касаи вернулся на работу, как обычно. Он все еще принимал зарубежные задания и из-за разницы во времени часто оставался в офисе, чтобы обсудить вопросы с зарубежными коллегами.
     Отец Джуничиро был очень обеспокоен тем, что Касаи не представил ему свою невесту, и он упомянул об этом при своей жене. Но диалог был быстро свернут, стоило появиться Джуничиро. Им хорошо было известно, что Джуничиро, мягко говоря, недоволен браком Касаи.
     — Твои родители беспокоятся о тебе?
     — Конечно. Я их единственный сын, и я родился, когда они были уже в возрасте. Они хорошие родители, как и ваши, верно?
     Рик помрачнел, стоило только упомянуть родителей. Хоть у мексиканцев есть много традиций, которым они следуют, но они, прежде всего, христиане. И с большей долей вероятности, родители близнецов обеспокоены их одержимостью легендами майя.
     — Я запрещаю тебе говорить о наших родителях, — прошипел, словно змей, Рик. — Ты меня слышишь? Если это повторится, я пошлю твои грязные фотографии твоим родителям. Пусть познакомятся со своим шлюховатым наследником.
     — Ты... — Джуничиро прикусил губу, сдерживаясь, чтобы не броситься на Рика с кулаками.
     Он мучился мыслью о том, что может причинить боль родителям. Они с нетерпением ждали того дня, когда он женится на симпатичной девушке и устроит свою семью. Если они увидят компрометирующие его фотографии...
     — Вот, послушный и хороший мальчик, — плотоядно улыбнулся Рик. — Сэм скоро будет дома, пойдем!
     У Джуничиро не было выбора, он неохотно последовал за Риком. Мотоцикл Рика был припаркован сбоку от входа в университет. К слову, это единственное, чем владел Рик в Японии.
     Рик сел на мотоцикл, давая понять, что ждет, пока Джуничиро сядет за его спиной. Джун еще раз задумался над тем, чтобы сбежать, но, наконец, сдался. Он не мог представить, что произойдет, если он предаст Рика.
     Несколько дней назад они втроем отдыхали в клубе, когда один человек, который однажды уже перепихнулся с Джуничиро, снова подошел к нему. Мужчина заигрывал с Джуничиро, а Рик, потеряв терпение, в итоге избил его до полусмерти.
     Сэм видел все с самого начала, но не вмешался, просто стоял сбоку, наблюдая за избиением со стороны с самодовольной ухмылкой на лице. Сэм боялся Рика. Если никто не остановит Рика, совершит ли этот несдержанный вспыльчивый и жестокий мексиканец убийство?
     Когда мотоцикл остановился у дома, Сэм уже ждал.
     — Рик, твой босс звонил. Кажется, с какой-то транзакцией проблемы. Тебя требуют.
     Рик поворчал, но немедленно ушел. Когда его мотоцикл исчез из виду, Сэм с нежной улыбкой повернулся к Джуничиро.
     Они сидели на диване, как обычно, и Сэм обнимал за плечи Джуничиро, покусывая мочку его уха.
     — Джун, пока Рика нет, я хотел бы обсудить с тобой кое-что. Что скажешь, если мы вместе покинем это место... и будем жить где-то далеко отсюда?
     — Невозможно... Рик...
     — Он здесь по туристической визе, поэтому в скором времени должен вернуться назад. Воспользуемся этим моментом, чтобы уйти.
     — Нет, я не могу. Рик знает, где мой дом и мой университет...
     — Мы можем отправиться в другую страну...
     — Это... — Джуничиро хотел отказаться. Его жизнь в Японии, как и его сердце, его душа, Касаи. — Я не могу.
     — Ты не... любишь меня?
     — Все не так. Мне нужно присматривать за родителями и закончить учебу. А так же будущее...
     — Брось все! Я тоже оставил свою семью. И, конечно же, Рика... — для Сэма решиться оставить Рика было самым сложным, но Джуничиро не был готов идти по его стопам.
     — Прости, Сэм. Я действительно... не могу. Моя любовь к тебе... другая. Я больше Рика боюсь. И еще есть человек, в которого я влюблен... — образ Касаи возник в памяти Джуничиро. Его прекрасная улыбка, полные губы и галантное поведение.
     — У тебя... другой мужчина? — выражение лица Сэма изменилось.
     — Умм, да... — Джуничиро не упомянул о том, что Касаи женился. Даже если Касаи ушел от него, он продолжал любить его, сейчас даже больше, чем раньше. Он сделал все, чтобы вернуть его, даже на гордость свою наплевал, готов был умолять Касаи не оставлять его, ползать перед ним на коленях. — Я вырос в Японии, и моя жизнь здесь. Ты можешь идти, куда хочешь, но я останусь в Японии.
     — Ты никогда не упоминал о том, что у тебя другой мужчина... — холодно подчеркнул Сэм.
     — Ты не спрашивал, — возразил Джуничиро. — Ты даже меня не любишь, не так ли? Ты просто хочешь убежать от Рика, и тебе нужна замена, — Джуничиро смелел, когда Рика не было рядом. Он безжалостно давил сейчас на слабости Сэма. — Тот, кого ты любишь... это Рик. Вам двоим и белый свет не нужен, не говоря уже о третьем в отношениях, лишь бы вы вдвоем были вместе.
     — Заткнись!
     — Я говорю правду! Ты кажешься сильным, но внутри, ты боишься! Ты боишься, наказания от своего Бога, потому что ты совершаешь инцест вместе со своим братом-близнецом! — пронзительно выкрикнул Джуничиро.
     Прозвучала звонкая пощечина, Джуничиро был потрясен. Его никто никогда и пальцем не тронул, ни его родители, ни даже Касаи. Его сердце обиделось и оскалилось на подобное обращение. Он не хочет больше иметь ничего общего с этим человеком. Он никогда не простит человека, который сказал, что любит его, но не постеснялся прибегнуть к насилию, когда его желания пошли вразрез желаниям других. Гордость Джуничиро никогда не примет этого.
     — До свидания, Сэм. Я больше не хочу тебя видеть.
     — Нет! — воскликнул Сэм по-испански.
     — Отпусти меня. Если вы продолжите преследовать меня, я пойду в полицию! Ты думаешь, я не знаю о Рике? Он занимается наркотиками, да?
     — Заткнись! Заткнись, потаскуха! Ты просто раб!
     — Я не раб! Вы не имеете права обращаться с людьми, как с рабами. Мы живем в цивилизованном обществе!
     На этот раз, Сэм не пожалел силы, вложенной в удар, залепив настолько сильную пощечину Джуничиро, что у того посыпались искры из глаз. Обжигающий след взорвался болью на лице Джуна, да такой, что он тихо застонал. Он заслужил. Это его наказание за флирт и глупость.
     Джуничиро никогда не били, он никогда не подвергался насилию, пока рос, а все из-за опеки родителей и Касаи.
     Решение, принятое якобы взрослым Джуном, в итоге привело к такой плачевной ситуации. Он сам во всем виноват, переложить вину не на кого.
     Он совершил большую ошибку, опасаясь только Рика, полностью списав Сэма со счетов. Зря. Урок оказался наглядным и болезненным.
     Сильный удар в живот для кого-то настолько нежного и обласканного, как Джуничиро, был едва ли не смертельным. Он моментально отключился, сдаваясь своим мучителям.

     *****

     Придя в сознание, Джуничиро понял, что он голый, а на его руках надеты наручники. Наверное, это одна из больных идей Рика.
     Джуничиро вздохнул и только подивился собственной глупости. Увы, сожалеть о содеянном уже поздно. Это конец?
     Он уставился в потолок. Джуничиро думал, что это его последние минуты и единственным желанием сейчас было сказать Касаи: «Спасибо». Поблагодарить его за то, что мужчина любил его последние семь лет.
     — Новая игра? — послышался голос Рика. Он вернулся, пока Джуничиро был без сознания. И сейчас Рик глядел сверху вниз на их жертву, опасно ухмыляясь.
     — Раб осмелился убежать от нас. Его нужно наказать. Рик, почему бы тебе не разобраться с этим? — жестоко проговорил Сэм. Его поведение изменилось, когда он понял, что Джуничиро его не любит.
     — Ооо... Я долго ждал этого дня. Всегда считал, что он отвратительный и избалованный ублюдок.
     Джуничиро не желал показывать им свои слезы, поэтому он решительно готовился вынести все, что они ему уготовили. Он просто будет думать об этом, как о сексе. Он должен вытерпеть все.
     — У меня нет кнута, — картинно развел руками Рик. — Могу я использовать ремень? — глаза Рика странно блестели. Наверное, он принимал наркотики.
     — При условии, что мы не оставим явных следов.
     В прошлом Сэм определенно помешал бы этому. Джуничиро внезапно понял выражение «Ангелы и демоны». В каждом есть ангел и демон, но к сожалению, для него сейчас существуют только демоны, а Джуничиро отведена роль жертвенного агнца. Если бы он был принесен в жертву ангелам, по крайней мере, к нему относились хоть с толикой уважения. Но он будет принесен в жертву демонам, и оставалось только молиться. Молиться и надеяться, что он переживет этот день.
     — Подними задницу. Я хочу «расписать» твою шикарную жопу! — ремень с громким свистом рассек кожу на ягодицах. Джуничиро выгнулся, сгорая в обжигающих ударах грубой кожи ремня, что полосовала тело. Он дергался в агонии, чувствуя, как по телу растекается жидкий огонь.
     Комната наполнилась звуками избиения. Ремень со свистом рассекал воздух и громким хлопком оседал на белой коже, являя миру красные отметины.
     — Дорогой Бог на небесах, изгоняй Демонов на Земле, будь нашим Спасителем от искушений. Аминь! — Джуничиро молился на беглом испанском.
     — Заткни пасть, шлюха! — Рик был невозмутим к словам Джуничиро, но Сэм сомневался.
     — Заткнись, захлопни свой ебливый рот, сука! Ты не христианин, не смей молиться!
     — Бог все видит. Даже если я не христианин, Он ответит на мою молитву!
     — Я сделаю так, что ты не сможешь произнести и слова! Держи его! — Сэм быстро скинул с себя одежду и нанес смазку на свой член. — Рик, тащи его сюда!
     — Заметано! — взволнованно ответил Рик, подтаскивая Джуничиро к Сэму, и заставляя его оседлать Сэма.
     — Хорошая шлюшка, послушный мальчик, — выдохнул Сэм, сжимая руки на тонком теле Джуна. — Рик, я вознагражу тебя сегодня. Мы войдем в него вместе!
     — Что..? — Джуничиро впал в панику. Если еще вначале он готовился все вытерпеть, воспринимая, как механический секс, то теперь... теперь наступило время истерики. Он стал вырываться, страх в душе расползался черным бездонным пятном, завопили сиреной инстинкты выживания, но Сэм крепко удерживал их жертву перед сладостным сношением. Рик жадно ухватился за Джуничиро, и Сэм одним рывком вошел в него.
     — Давай насладимся этим вместе. Глупо было трахать его по очереди. Мы должны были выдрать его так с самого начала, — Сэм сладким голосом выговаривал каждое слово, отчего Джуничиро становилось лишь страшнее. Словно за этим приторным голосом кроется чудовище, и лучше с ним не спорить.
     — Пожалуйста, остановись... Нет!... !
     — Уже поздно плакать, детка. Ты не любишь нас, не так ли? Так что будь просто похотливым рабом и удовлетворяй нас, шлюшка!
     — Убей меня. Если ты так сильно ненавидишь меня, просто убей! — Джуничиро бросил на Сэма яростный взгляд, но Сэм ловко избежал его убийственного взгляда.
     — Рик, входи уже. Не могу больше ждать. Хочу почувствовать твой член, трущийся об меня в этой узкой дырке.
     — Ха-ха, я тоже не могу дождаться, — Рик нетерпеливо надрачивал свой впечатляющий стояк. — Только мне так неудобно. Нужно поднять его немного, иначе мне никак не войти.
     Близнецы приноровились друг к другу, и Рик вскоре ворвался в тугой проход Джуничиро.
     Джундумал, что его разорвало прямо во время двойного проникновения. Но природа сделала человеческий организм гибким и выносливым. Несмотря на то, что он страдал от происходящего, его тело продолжало сопротивляться вторжению.
     — Ээхх... Нннгх...
     — Как тебе? Это твое наказание за игнорирование меня. Если Бог здесь, скажи Ему, чтобы спас тебя! Где Он? Где Он прячется? Или блядоватые потаскухи, как ты, ему не по вкусу?
     — Ой... уух...
     Бог должен существовать. Он должен все видеть. Джуничиро страдал достаточно, Он должен простить его. Спасти его...
     Это грубое насилие было самым худшим, что когда-либо с ним случалось. Но ведь теперь все изменится. Бог простит и спасет его. Джуничиро всем сердцем молился об искуплении.
     — Аах... Сэм и я... мы тремся...
     — Я тоже... Рик, я люблю тебя... О, Рик.
     Толчки Рика стали яростнее и жестче, стоило только услышать признание от Сэма. Крайняя степень агонии уже достигла Джуничиро, в полубессознательном состоянии он мысленно продолжал умолять богов смилостивиться и позволить ему потерять сознание.
     — Джун, почему ты такой тихий? — с издевкой поинтересовался Сэм. — На тебя совсем не похоже. Ты же любишь трахаться, по первому требованию подставлять зад и тонуть в удовольствии, разве нет? Мы дарим тебе двойное удовольствие! Будь благодарен! — Сэм сильно шлепнул Джуничиро по бедру.
     Нет, вы не удваиваете удовольствие, но удваиваете мучения.
     — Оой... Аарргх... Ммм — взвыл Джуничиро, когда Сэм ногтями сжал его соски.
     Рик находился уже в полном наркотическом дурмане, который сплетался в тугой канат с удовольствием и затягивался у него в паху, отключая остатки контроля. Он смотрел в потолок, толкаясь все быстрее и грубее, а с губ безостановочно слетало имя Сэма. Внезапно, Сэм тоже увеличил темп толчков, он охватил Рика, и они буквально расплющили между своими большими телами тело третьего участника оргии. Рик вздрогнул, выкрикнул имя Сэма и сильно выгнулся в пояснице, толкаясь максимально глубоко в Джуничиро. Одновременно с ним своего оргазма достиг и Сэм. Они вдвоем кончили в Джуничиро, растекаясь потными удовлетворенными телами по кровати.
     Сэм столкнул Джуничиро с себя, и Джун оказался между двумя расслабленными телами братьев. Он лежал и смотрел в потолок. Сон быстро сморил их, они посапывали, уставшие после дикого секса.
     Это был его единственный шанс сбежать.
     Для начала ему нужно снять наручники. Но он не знал, где ключ. Задумавшись, он зацепился взглядом за нож для писем, который лежал на краю прикроватного столика. С тревогой схватив его, скользнул заостренным концом ножа для писем в замочную скважину и осторожно пошевелил. Многочисленные неудачные попытки приводили к тому, что его руки стали усеяны порезами, но рассудок оставался ясным. Наконец, тихий щелчок сигнализировал о его свободе.
     Осторожно он выскользнул из кровати. Джуничиро начал быстро собираться, когда вдруг остановился. Развернулся, взял наручники и надел на руки Сэма и Рика, закрепив их через изголовье кровати. Близнецы продолжали спать, мертвые для всего мира.
     Стоя, он сразу же почувствовал мучительную боль, окровавленная сперма стекала по его ногам. Превозмогая боль и подкашивающиеся ноги, он стиснул зубы, приказывая себе держаться. Желание выбраться сейчас было первостепенным и инстинкты диктовали действия.
     Как можно быстрее Джуничиро оделся. Он обыскал вещи Сэма и нашел ключ от наручников, спрятав его в карман. Быстро поразмыслив, он взял ключи Рика от мотоцикла. Ему нужно было увеличить свои шансы на побег.
     Осторожно, Джуничиро открыл дверь. Рик вздрогнул и закричал.
     — Нет! Стоять, сучонок!
     Не оглядываясь, Джуничиро бросился бежать, запрыгнул на мотоцикл и запустил двигатель. До ушей долетал шум возни вдоме, это Сэм и Рик изо всех сил пытаются выбраться из наручников. Их гневные крики отчетливо были слышны Джуничиро.
     Когда Джуничиро сорвался с места, то буквально увидел, как он покидает свое позорное прошлое. У его сердца был только один пункт назначения.
     Он себе пообещал, что найдет Касаи, и скажет ему: «Спасибо». Спасибо за все.

     *****

     Однажды он услышал, как отец упомянул о новом адресе Касаи, поэтому он примерно знал, куда ехать. Но не имея точного адреса, он должен был медленно ехать, чтобы успевать считывать имена на фирменных табличках.
     Касаи был очень скрытен, он не рассказывал о своем браке, не устраивал щедрого свадебного приема, и никто не был осведомлен о его новой жене. Он даже переехал в дом своей жены после свадьбы. Мог ли он жениться на семье своей жены?
     Чья-то собака начала лаять, на дворе уже ночь, и в большинстве домов было темно.
     — Это должно быть где-то здесь... — пробормотал Джуничиро, бесцельно блуждая по улочкам. Бог должен помочь ему, а как иначе? Неожиданно свет фар осветил табличку с именами, и его взгляд быстро пробежался по буквам.
     — Касаи... Шутаро... это тот дом!
     Однако вся бравада Джуничиро истлела, стоило ему подойти к дому. У него даже не хватило смелости позвонить в дверь. Он видел, что машина Касаи припаркована между воротами и главным домом, а его жильцы все еще не спали.
     Джуничиро спустился с мотоцикла и подошел ближе к дому. Стоя за растениями, он видел движения в доме, которые смазанными силуэтами скользили за окнами.
     — Собака такая шумная, — сказал женский голос, и у окна появилась ее фигура. — Собака соседа снова убежала? Шутаро, можешь проверить, что там?
     Окно открылось, и Касаи высунул голову, одетый в джинсы и майку.
     — Я ничего не вижу.
     Неожиданно за Касаи возникла другая фигура. Женщина в инвалидном кресле казалась намного старше Касаи, она выглядела бледной и нездоровой.
     — Шутаро... — удивился Джуничиро.
     Толпы красивых, здоровых женщин могли составить ему отличную партию, так почему же он решил жениться именно на этой? Могла ли она быть матерью невесты или даже сестрой?
     — В наши дни безопасность становится проблемой. Я рада, что Шутаро здесь.
     — Если Вы волнуетесь, я выйду и осмотрюсь.
     Касаи надел тапочки и вышел во двор. Он продолжил движение к месту, где прятался Джуничиро. Он его уже заметил.
     — Что ты здесь делаешь? — тихо спросил он.
     Джуничиро изо всех сил попытался улыбнуться Касаи, но слезы текли бесконтрольно, обильно орошая влагой бледные щеки.
     — Что случилось? У тебя кровотечение!
     Джуничиро полностью забыл о ранах и порезах на руках, которыми обзавелся, снимая наручники.
     — Шутаро... Мне жаль... — как только Джуничиро произнес эти слова, его колени подогнулись, он больше не мог поддерживать свое тело и упал на землю. Его воля исчерпала свой лимит, предел был достигнут.
     — Шутаро, что случилось?
     — Тут кто-то заблудился, я помогу! — крикнул Касаи своей жене и быстро отнес Джуничиро в свою машину. Он открыл заднюю дверь автомобиля и положил Джуничиро, запуская двигатель.
     — Должен ли я... отвезти тебя домой...?
     — Ммм...
     Джуничиро рассеянно посмотрел в окно. Наконец, он смог увидеть Касаи, но не представлял, что сказать или как это сказать.
     — Все в порядке, если ты не хочешь говорить об этом, но что все-таки случилось?
     — ...
     — Твои раны нужно обработать.
     Касаи остановился около магазина, купил дезинфицирующие средства, повязки и напитки. Когда он возвращался к машине, то видел, как Джуничиро дрожит на сиденье. Он сел в машину и начал осматривать Джуничиро.
     — Покажи свои руки.
     — Шутаро... я... — слезы продолжали катиться по щекам.
     Касаи продезинфицировал порезы и раны на руках Джуничиро. И пока он это делал, успел заметить засохшую кровь на штанах в области паха.
     — Что, черт возьми, случилось? Кто этот человек?
     — ... Достаточно. Я вызову такси. Шутаро тоже должен идти домой. Твоя жена ждет тебя.
     — Тебе не нужно беспокоиться обо мне. Кто сделал это с тобой, скажи мне.
     — Забудь... все уже кончено. Я просто хотел сказать тебе... Я люблю тебя.
     Глаза Касаи метнулись к часам на приборной панели, а затем он снова пошел в магазин. Джуничиро подумал, что Касаи звонит домой.
     — Поехали, — Касаи запустил двигатель. — Ее отец был лучшим другом моего отца, они вместе занимались пешим туризмом в университетские годы.
     Касаи протянул чашку горячего чая Джуничиро, когда начал свой рассказ. Джуничиро с благодарностью принял чай и почувствовал, как тепло медленно обволакивает тело.
     — Это была обычная поездка, даже не сложный поход. Но у природы есть свой план, и никто не знает, что произойдет. Дело в том, что мой отец... он допустил ошибку и упал со скалы. Страховочный трос крепился к ее отцу, и он упал следом. После этого... можешь ли ты представить, что случилось?

     
 []
     — Умер?
     — Чтобы спасти отца, ее отец перерезал трос и упал. Мой отец не мог выдержать вес двух человек, поэтому ее отец подумал, что было бы неплохо, если кто-то сможет выжить.
     — Но почему...
     — У нее наследственная болезнь. Прежде чем перерезать веревку, ее отец попросил моего отца позаботиться о ней.
     — Но, Шутаро, почему...
     — После того, как мой отец скончался, мне пришлось позаботиться о ней. С юности мне сказали, что я смог прийти в этот мир только потому, что ее отец пожертвовал собой, чтобы дать шанс моему прожить долгую и, наверное, счастливую жизнь. Я всегда знал о ней, и я часто играл в ее доме. Она мне, как старшая сестра.
     Джуничиро потягивал чай, слушая рассказ.
     — Однажды она пошутила, предложив пожениться. Она не собирается жить долго, поэтому даже если это просто фиктивный брак, она хочет жить замужней жизнью. Я согласился на это, но только потому, что надеялся, что Джуничиро сможет отказаться от меня и познакомиться с девушкой... — Касаи сделал паузу, лицо его преобразилось, выпуская наружу хмурое выражение. — Это не... девушка, не так ли?
     Джуничиро покачал головой. Он был слишком смущен, чтобы рассказать Касаи о том, что случилось, и куда его привели поиски любовников на одну ночь.
     — Я идиот. Если ты будешь с другим мужчиной... — Касаи запнулся, словно споткнулся на полуслове, и взволнованно закурил.
     Джуничиро понял, что Касаи не собирался везти его домой. Они остановились на шоссе у вывесок, что они покидают город. Хоть ему было любопытно узнать дальнейшие намерения Касаи, сейчас он был просто счастлив, оставаться рядом с этим мужчиной. Поэтому промолчал.
     — Я вырос в нормальной семье. Я обычный служащий, типичный «белый воротничок». Независимо от того, насколько усердно я буду работать, я не смогу купить тебе Porsche, — Касаи выдохнул облако серого дыма, завершая свое признание.
     — Но мне это не нужно.
     — Я человек с завышенным самомнением. Если бы только Джуничиро остался ребенком, я мог бы заботиться о тебе и дальше. Но как только ты вырос, я понял, что не могу удовлетворить твои потребности...
     — Нет, не говори так!
     — Я настолько бесполезен. Независимо от того, насколько я хочу приблизиться к тебе, я продолжаю ощущать пропасть между нами. Даже эгоистично подумал, что женитьба решит мои проблемы. Я смогу удовлетворить свою гордость...
     — Шутаро... ты отличный человек. Это все я. Я виноват в том, что флиртовал, что связался не с теми людьми, сам себя загнал в такую ситуацию сейчас... — наконец, признался Джуничиро.
     Касаи открыто рассказал о своих чувствах, теперь нет смысла скрывать свои похождения. Джуничиро рассказал все, что с ним случилось в последние несколько месяцев, даже рассказал подробности его встречи с близнецами, и о его печальном финале с ними.
     Как только Джуничиро начал, его слова потекли непрерывным потоком, как прорванная дамба выпускает тонны быстротечной влаги, так и Джун изливал боль своего сердца самому родному человеку.
     Однако выражение лица Касаи становилось темнее и угрожающим с каждым предложением Джуничиро.
     Джуничиро не беспокоился о том, что Касаи рассердится. Он надеялся только на то, что Касаи не станет презирать его после всего.
     — Ты должен ехать в полицию, — Касаи сбавил скорость, но Джуничиро только покачал головой.
     — Если я пойду в полицию, то мои родители узнают о том, что я сделал. Я эгоистичен, не хочу, чтобы они узнали...
     — Ты хочешь дать им уйти после всего этого?
     — Туристическая виза Рика скоро истечет.
     — Но другой брат все еще в Японии. Кто знает, что он собирается делать?
     — Мм... — именно это и беспокоило Джуничиро. Для кого-то вроде него, живущего безопасной жизнью в Японии, сложно было предсказать действия близнецов.
     — Что, если он снова придет за тобой? Раньше я этого не знал, поэтому я не мог помочь. Но теперь я не позволю им... навредить моему любимому Джуничиро...
     Он сказал «моему любимому»... Впервые он четко сказал «мой любимый». Руки Джуничиро дрожали, он не мог поверить, что у Касаи все еще были чувства к нему.
     Чем дальше они отъезжали, тем меньше людей они видели вокруг. Джуничиро узнал пейзаж и понял, куда ехал Касаи.
     — Ты помнишь? Вилла в Шонане, — сказал Касаи, бросив взгляд за окно.
     Морской воздух ворвался в автомобильный салон, и сладкие воспоминания о времени, проведенном летом, всплыли в голове Джуничиро.
     С того лета они не возвращались на виллу. После каждого праздника Джуничиро требовал Гавайи или Европу. Но Касаи, вероятно, чувствовал себя счастливее именно тут, где они могли быть вместе без каких-либо перерывов.
     — Я уже предупредил управляющего. Он откроет нам дверь и подготовит все необходимое для нашего трехдневного пребывания.
     — Три дня... ?
     — Ты не можешь пойти домой в таком виде. Завтра проступят синяки. Если президент спросит, ты сможешь соврать, что ударился о доску для серфинга или что-то в этом роде. Он должен поверить в твою ложь.
     Касаи удалось продумать столько деталей за столь короткое время. Джуничиро не мог себе представить, сколько сосредоточения потребовалось Касаи, чтобы придумать такой план. Может ли Касаи любить его больше, чем он себе представлял?
     — Твоя жена... она останется одна? Ей не будет трудно?
     — Ее мать рядом, поэтому не нужно беспокоиться.
     — Но... Шутаро ушел, ничего не объяснив ей... Она будет ревновать...
     — Нет, не будет, потому что я с Джуничиро.
     — А?
     — С самого начала она все знает. Наш первый раз на вилле... Я не мог рассказать никому о моем счастье, поэтому я был печален в то время. Но с ней... Она тоже была в одиночестве большую часть времени, и она знала всю правду обо мне. Единственный человек, с которым я мог делиться своей радостью...
     — Значит, даже зная, она все еще хотела выйти за тебя замуж...
     — У нее... не осталось времени, — грустно сказал Касаи.
     Удивительно, но у Джуничиро не было никаких негативных чувств к жене Касаи. Во всяком случае, любовь, которую Касаи дарит ей, можно отнести по большому счету к братской привязанности.
     — Но она, должно быть... любила Шутаро.
     — Наверное... однако... — Касаи посмотрел в сторону Джуничиро.
     Джуничиро положил свою руку на руку Касаи на руле.
     — Если бы у нее было больше времени. Возглавив компанию, я заработаю тонны и тонны денег, чтобы мы могли отправить ее в самое лучшее медицинское учреждение.
     Джуничиро был серьезен. Он, наконец, согласился с тем фактом, что он являлся единственным наследником империи своего отца. И раз уж он согласился на это будущее, он тоже хочет внести свой вклад в социальную ветвь. Помощь нуждающимся станет смыслом его жизни с этого момента.

     *****

     Комната для гостей была готова к их прибытию. Белые простыни ярко светились под люминесцентными лампами.
     Касаи поворчал о нехватке одежды, поскольку он был одет только в спортивные брюки и тапочки, но он замер в шоке, когда увидел окровавленное тело Джуничиро при свете ламп и без одежды.
     — Я думаю, лучше все же съездить в больницу.
     — Нет! Если я поеду туда, меня начнут расспрашивать, вызовут полицию. Я только тебе рассказал об этом, и больше не хочу об этом говорить, — если бы Джуничиро был влюблен в Сэма и Рика, он мог бы попытаться обрести с ними счастье. Нов силу того, что это было не так, он не может согласиться на их жестокое с ним обращение.
     — Иди сюда, я тебя вымою, — чтобы заставить себя действовать нормально, Касаи старательно контролировал тон своего голоса. Если бы у него был выбор, он не хотел бы видеть эти раны.
     У Джуничиро также не было выбора, он позволил Касаи помочь, так как некоторые раны находятся в местах, которые он не видит и не может дотянуться. Он оставил вещи в ванной и пообещал сжечь всю одежду, как только наденет новую.
     — Это ужасно. Они били тебя ремнем?
     — ... Ммм.
     Красивые ягодицы Джуничиро были украшены красными рубцами. Касаи стиснул зубы, когда подумал о двух «ядовитых змеях».
     — Как они посмели... Блядь! Ради президента я оставил тебя, в надежде, что ты женишься. После всего, что я делал с тобой... Я бесполезный ублюдок... Сам толкнул тебя в руки этих тварей...
     — Я тоже так думал... Если бы я мог полюбить кого-то другого, тогда я мог бы забыть тебя. Но... подсознательно я продолжал сравнивать этих людей с тобой. Неосознанно я продолжал искать тебя... Я тоже страдаю...
     — Я прошу у тебя прощения. Это моя вина.
     — Нет, не твоя. Я слишком наивен. А для таких, как они, сын богатого человека, является прекрасной добычей...
     — Но это слишком высокая цена...
     — Кто знает...
     Касаи снял свою одежду, включил душ, распыляя теплую воду на Джуничиро. Мускусный запах вскоре заполнил ванную комнату, потеки засохшей спермы и крови разбавили воду, окрашивая ее в мутный цвет.
     — Я вымою каждый сантиметр твоего тела.
     — Мм...
     Горячая вода жалила, когда она пробегала по каждому маленькому разрезу или синяку. Но самое страшное зрелище открылось взгляду Касаи между ног Джуничиро. Касаи облегченно выдохнул, слава Богу, что Джуничиро не может видеть его состояние там.
     — Джуничиро...
     — Да?
     — Ты должен учиться в Америке.
     — Зачем? Я буду далеко от Шутаро.
     — Я часто буду навещать тебя, — Касаи дал понять Джуничиро, что ему пора присесть на табурет, начав намыливать шампунем волосы.
     — Но...
     — Если ты останешься в Японии, неизвестно когда столкнешься с ними. А если они не смогут тебя найти, то, в конце концов, откажутся от своей затеи.
     — Это действительно необходимо?
     — Да! — безапелляционно рубанул Касаи.
     На самом деле, Касаи отказался даже себе признаться в том, что он обеспокоен тем, что Джуничиро может передумать, если вдруг снова встретит их. И даже если Джуничиро не упомянул об этом, Касаи знал, что его тело не может обходиться без секса. Эти два человека постоянно ублажали его тело. Как только он оправится от своих ран, нет никаких гарантий, что он снова не будет искать подобного удовольствия. И такой расклад, не устраивал Касаи. Он был просто-напросто не в его пользу.
     — Было бы полезно изучить новые навыки управления бизнесом. Я был глуп раньше, когда изучал управление, и сейчас плачу высокую цену за новый опыт и знания. Но если ты решил взять на себя Hojo Traiding, тогда самое время углубить и развить навыки и знания, которые у тебя есть сейчас.
     — Угу, так это ради компании снова...
     — Это только одна из причин. Если... если мы продолжим наши отношения в Японии, у меня будет ощущение, что я предаю ее. Пусть недолго, но моя совесть хочет оставаться чистой в ее глазах. Я надеюсь, ты понимаешь мою ситуацию.
     — ... Хм, в таком случае... я понимаю.
     Касаи осторожно массировал голову Джуничиро. Касаи относился к нему нежно, как и прежде.
     — Шутаро... Ты все еще любишь меня?
     — Да, конечно.
     — Ты никогда не покинешь меня?
     — Хм, никогда.
     — Ты клянешься, что никогда не покинешь меня?
     — Да, клянусь, — выливая горячую воду на голову Джуничиро, Касаи начал намыливать его ноги. — Пока ты остаешься в Японии, я буду следить за тобой. Если я не смогу что-то сделать сам, найму телохранителя.
     — ... Ты должен идти на работу, не так ли?
     — Есть вещи важнее работы!
     Когда он произнес эти слова, Касаи даже подумать не мог, какие за ними потянуться последствия.
     — Но! Насколько бы ни был хорош телохранитель, тебе запрещается его соблазнять! — Джуничиро рассмеялся на предупреждение Касаи, но его лицо выражало полное удовлетворение и торжество. — Я серьезно. Я беспокоюсь о том, чтобы отправить тебя за границу. Как только ты покинешь своих родителей и меня, я понятия не имею, с какими неприятностями ты можешь столкнуться.
     — Что? Знаешь, я не настолько глуп.
     В настоящий момент мог сказать все что угодно. Но в глубине души они оба знали, какие искушения ждут молодого одинокого парня в другой стране.
     — Пока ты будешь навещать меня, я не пойду искать развлечений на стороне.
     — Я не даю пустых обещаний, — Касаи не хотел лгать. — Теперь ты чистый. Я наложу лекарства к твоим ранам и посмотрю, что мы будем иметь завтра. Если я не увижу никаких изменений, я отвезу тебя в больницу независимо от того, насколько ты будешь сопротивляться. Понятно?
     — Ммм.
     Когда раны зажили, Джуничиро надеялся, что и шрамы, и рваные раны в его душе исчезнут вместе с его воспоминаниями об ужасной встрече с демонами-близнецами. Пока он старался все забыть, он верил, что таким образом стирает с себя и чувства, и следы их тел.
     Он был измотан. Время перевалило за полночь.
     Поскольку у них не было никакой смены одежды, они решили спать голышом. При таких обстоятельствах никому бы и в голову не пришли идеи определенного содержания. Но не для Джуничиро, лежащего голым рядом с таким же голым Касаи.
     — Возьми меня... —он прижался к рукам Касаи.
     — Не издевайся надо мной. Мы не можем сегодня.
     — Но я хочу... Шутаро...
     Джуничиро услышал всю историю о браке, и он предположил, что Касаи не выполнял свой супружеский долг . Как он справлялся со своими потребностями все это время?
     Он нащупал член Касаи.
     — Ты маленький.... Ты последние мозги растерял? Совсем ничего не боишься после всего?
     — Это другое. Теперь я с Шутаро...
     — Просто... ложись спать сегодня. После того, как ты выздоровеешь, я сделаю все, что захочешь.
     — Шутаро... ты больше не хочешь меня?
     — Я не могу этого сделать, когда тебе больно.
     — Тогда... — он просто должен сделать это за него. Он вскочил с постели и закрыл лицом пах Касаи.
     — Джуничиро, пожалуйста, остановись. Тебе не обязательно это делать.
     — Нет!
     Прошло много времени с тех пор, как он в последний раз видел член Касаи. Несмотря на то, что Касаи сопротивлялся, его орган твердел под тщательным контролем Джуничиро и уверенно стоял, оставляя во рту капли смазки на языке.
     — Ой! — Касаи попытался оттолкнуть голову Джуничиро.
     — Я укушу тебя, перестань двигаться! — если это Касаи, он согласен отсасывать ему вечно.
     Джуничиро нежно ласкал всю длину твердой плоти, втягивая ее в рот.
     — ... Ннх, ах... — дыхание Касаи стало напряженным. — Ты... так хорош в этом... Это они тебя научили?
     Джуничиро был удивлен, а затем и смущен. Он инстинктивно отрицал правду.
     — Я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты чувствовал себя хорошо. Я хочу, чтобы Шутаро... удовлетворил меня, чтобы я мог забыть о прошлом. Разве это плохо?
     — Я не хочу быть с тобой жестоким...
     — Тебе хорошо, не так ли? Когда Шутаро любит меня, я счастлив. Ты слаще меда, и ты залечиваешь мои раны лучше любого лекарства... — глаза Джуничиро блестели, когда он отчаянно убеждал Касаи.
     Так здорово быть влюбленным. Даже если ты не удовлетворен, пока твоя половинка рядом и ей хорошо, ты тоже чувствуешь себя счастливым.
     — ... Нн, Джуничиро, хватит. Слишком... я...
     — Я хочу ее, давай же... — Джуничиро сосал сильнее.
     — Ах... ннх... — Касаи схватил волосы Джуничиро, резко притянув к себе и излившись.
     Джуничиро проглотил сперму и облизал оставшиеся несколько капель.
     — Вкусно. Шутаро, спасибо...
     — Не благодари меня, идиот! — покраснел Касаи, а Джуничиро устроился в его руках.
     — С тех пор мы не спали вместе.
     — Да... Надеюсь, тебе хорошо спится в моих руках?
     — Здесь я чувствую себя в безопасности. Хочу спать в твоих объятиях вечно.
     Знакомый запах Касаи окружил его, и Джуничиро расслабился. Это было впервые за несколько месяцев, когда он смог спать в душевном равновесии и умиротворении.

     *****

     У входа в отель раздался громкий шум.
     Джуничиро вырвался из плена своей задумчивости, стоило обратить внимание на шум.
     Оказалось, что прибыла полиция. Но это был просто небольшой городок, поэтому они не могут провести действительно слаженную операцию по освобождению заложников. Тем не менее, были призваны резервные войска.
     — Всем, кто внутри, внимание! Я главный инспектор полиции. Вы окружены. Армия тоже на месте! Вам рекомендуется освободить всех заложников! Сдавайтесь!
     Вероятно, это был первый случай, когда главный инспектор был вовлечен в подобное происшествие. Волнение источала буквально каждая его пора. С громкоговорителем в руке его речь была невнятной и быстрой.
     Рик как раз разглядывал, как Джуничиро упирается руками в постель, когда речь инспектора достигла его ушей, отвлекая.
     — Какой неприятный парень, — проворчал Рик, медленно двигаясь к окну. — О, они даже притащили армию. Как лестно.
     — Да! Вас просят освободить всех туристов! Об освобождении членов Кукулькана мы все еще ведем переговоры с местным правительством.
     Джуничиро усмехнулся, услышав странный акцент испанского языка. Среди заложников было много американцев, поэтому высокая вероятность, что международные журналисты, такие как CNN, уже прибыли на место происшествия. Понимая это, главный инспектор должен радоваться.
     — Мне неинтересно разговаривать с такой деревенщиной, как ты. Свали! У нас куча заложников. Если освобождение членов Кукулькана затянется, мы будем убивать их одного за другим! Новость будет транслироваться по всему миру, и вам потом разгребать последствия! — крикнул Рик.
     Без предупреждения он поднял свой пистолет и выстрелил в полицейскую машину, принадлежащую главному инспектору. Раздался громкий звук, и лобовое стекло машины разбилось.
     Микурия все это время сидел на краю постели и словно забыл о своем положении, наблюдая, как разворачиваются события. Когда Рик опустил пистолет, Микурия не сдержался.
     — Ого, вот это шум. Громче, чем в кино!
     — Предельный срок — двадцать четыре часа. У вас осталось шестнадцать часов! — крикнул Рик.
     — Я майор Огюст. Я заменю главного инспектора в качестве Вашего переговорщика. Потребуется некоторое время, чтобы вывести членов Кукулькана из тюрьмы и добраться сюда. На это время, я надеюсь, вы гарантируете безопасность заложников, — молодой голос звучал через громкоговоритель. Главный инспектор, вероятно, после выстрела едва не наложил в штаны, раз его так скоро заменили военные.
     — Наконец, они нашли кого-то, кто действительно может общаться, — Рик подошел и потянул на себя Джуничиро. — Иди сюда!
     Рик схватил его за запястье и заставил встать посреди балкона. Джуничиро изумленно наблюдал, как каждый пистолет указывал на него в течение секунды. Холодный пот сочился из каждой поры на его теле. Если кто-то случайно потеряет контроль над своим спусковым крючком из-за нервозности, его тело превратится в решето, и кровопролития не избежать. Все поглотит хаос. Если это произойдет, невинные жизни будут потеряны.
     — Он японец. У Японии хорошие торговые отношения с нами. Так что, по вашему мнению, произойдет, если он пострадает? — Рик держал пистолет, прижав дуло к виску Джуничиро. — Подумай об этом, майор Огюст. Несмотря на то, что теперь вы видите членов Кукулькана, как террористов, раньше они были обычными фермерами. Мы обмениваем бедных фермеров на богатых туристов. Какую правду вы говорите своим людям? Разве вы не видите, что здесь происходит, или ваши мозги размером с горошину слишком малы, чтобы понять это?
     Слушая речь Рика, Джуничиро вздрогнул, когда дуло пушки переместилось с виска под подбородок. В этот момент он осознал, что он вообще не знал Рика. Во время своих прошлых встреч с Риком в Японии он думал о Рике, как о человеке, который интересовался только Сэмом и сексом. Но за десять лет Рик повзрослел. Повзрослел настолько, чтобы вести такие переговоры.
     И еще он понял, почему не узнал Рика, когда они впервые встретились в аэропорту. Он так старался забыть ужасный опыт с этими «змеями», что заблокировал образы людей, которые причинили ему боль.
     Что касается Рика, после того, как он вернулся в Мексику, война и бои, которые он пережил, превратили его в совершенно другого человека. Это был не тот Рик, которого Джуничиро знал в Японии.
     — Я понимаю. Я постараюсь изо всех сил договориться с правительством о том, чтобы ускорить освобождение. Я стремлюсь к сотрудничеству. Пожалуйста, не причиняйте вреда заложникам.
     Взгляд Джуничиро упал на молодого человека, держащего громкоговоритель, вокруг него стояли вооруженные охранники.
     — Пока вы соблюдаете наши условия, мы соглашаемся на ваши, — подчеркнул Рик, возвращаясь в комнату. — Что, черт возьми, вы все делаете? Позовите всех заложников! Я не буду в пустую время тратить! — прорычал Рик на мужчин в комнате.
     Джуничиро спокойно наблюдал за происходящим.
     Когда все собрались в комнате, у большинства заложников были агрессивные выражения на лицах. Но когда Рик объявил, что они могут есть и пить в ресторане отеля, они вернулись к своему нормальному, покорному поведению.
     — Рик, можем мы тоже есть и пить? Даже если мы сидим здесь, мы проголодались. Надеюсь, ты помнишь свое обещание майору, что будешь хорошо относиться к нам...
     — Мне казалось, что еда и напитки здесь слишком обычные для твоего нежного вкуса? — саркастически сказал Рик, прежде чем приказал своим людям принести немного еды для Джуничиро и Микурии.
     — Заместитель президента... Ходжо-сан... — Микурия тихо позвал его, когда остальные террористы отвлеклись. — Как вы думаете, можно подключиться к моему ноутбуку?
     — Что? — удивился Джуничиро. Ему показалось странным, что Микурия думает о своем компьютере сейчас.
     — Я хочу войти в интернет, чтобы узнать, были ли новости о нашей ситуации в Японии? Если нет, то я могу подать эту новость в СМИ. Тогда наши имена будут везде напечатаны, и если мы сможем вернуться домой живыми, у нас возьмут интервью все СМИ, мы будем, как знаменитости!
     — Микурия... ты... Ты хоть представляешь, в каком дерьме оказался сейчас? — Джун уже не пытался подбирать выражения и говорить мягче. Стоило только заглянуть в глаза к этому ребенку, чтобы стало понятно, что в его голове летают бабочки. И за что мне такое счастье? Он совсем не отдает отчет происходящему? Может Рик его головой о стену слишком сильно приложил?
     — Да. Послушайте меня, если наши имена будут напечатаны в средствах массовой информации, это в значительной степени поможет нашему бизнесу в будущем. Клиенты поймут: «О, вы торговая компания Hojo, которая была вовлечена в ситуацию с заложниками?» Это станет отличным маркетинговым ходом для нас!
     — То есть... — да о чем он лопочет? Почему сейчас?
     — Внимание СМИ будет иметь большее влияние, чем любая реклама, за которую мы можем заплатить!
     И это тот человек, которым так гордился Касаи? Он не был милым, безмозглым юношей, как подумал Джуничиро. Он оказался на самом деле проницательным, расчетливым молодым человеком, способным превратить бедствие в золото. Я удивлен.
     — Микурия, если мы вернемся в живых, я обещаю большой жирный бонус. Очень большой и очень жирный.
     — Ура! Тогда я смогу купить новый компьютер, а также перейти на более выгодное место, — широко улыбнулся Микурия.
     — Но главное условие — мы должны вернуться живыми.
     — Нет проблем. Глава отдела Касаи определенно спасет нас. Полагаю, он никогда не допустит, чтобы что-то случилось с заместителем президента.
     Джуничиро улыбнулся. Хотя он не знал, что слова Микируи сбылись, но был уверен в Касаи.
     — Я хочу пойти и взять свой ноутбук. Вы можете мне помочь?
     — Как ты думаешь, они согласятся?
     — Это проблема... Ах, я всегда пользуюсь телефоном отеля, чтобы собирать звонки от клиентов. Мне очень жаль, но я не могу позволить себе телефонные счета за интернет.
     — Ты должен был обсудить этот вопрос с вашим менеджером. Реально бесполезно рассказывать мне все это сейчас, верно? — они рассмеялись.
     — Что, черт возьми, вы двое там делаете? — прорычал Рик.
     Джуничиро решил попробовать.
     — Мы хотим отправить e-mail в Японию, чтобы узнать статус перевода средств, а также действия мексиканского правительства.
     — E-mail?
     — Пожалуйста, дай ему доступ к компьютеру.
     — Вы странная парочка. Вместо того чтобы беспокоиться о своей шкуре, вам нужен доступ к компьютеру?
     — Это как пистолет для вас. Для японцев компьютер — это наша жизнь!
     — Тьфу! Не говори так, будто эта маленькая игрушка может тебе помочь! — Рик, похоже, потерял к ним интерес, скорее всего, потому что слишком устал. Лежа на диване, он в скором времени заснул.
     — Хорошо. Микурия, ты можешь воспользоваться им сейчас.
     — Ура!
     Возможно, террористы впервые увидели подобное устройство, поэтому люди Рика толпились за ними, с интересом наблюдая. Микурия включил компьютер и начал набирать текст.
     — Ах! — воскликнула Микурия, как только он вошел в свой почтовый ящик.
     — Что случилось? — Джуничиро вытянулся к экрану и подивился количеству писем, полученных Микурией, особенно от одного адресата.
     Этот человек был коллегой Микурии, также из отдела продаж — Сакида Минамихира.
     «Того, ты все еще жив? Если да, ответь на мою электронную почту!» — одно и тоже сообщение приходило каждые три минуты.
     — Этот парень... — Микурия потер глаза. — Я жив! Подожди, я должен ответить...
     — О, этот парень... Микурия... — осознание пришло внезапно к Джуничиро.
     — Я... все еще жив... Заместитель президента тоже в порядке... как выкуп идет... что слышно от мексиканского правительства... ? Также хочу сказать тебе... Я люблю тебя... если я вернусь домой... мы будем заниматься любовью до изнеможения... Ах, вице-президент, не надо это читать! — Микурия попыталась закрыть экран от Джуничиро, но было поздно.
     — Значит, твой настоящий мотив... не был прессой?
     — Ха-ха, вы меня раскрыли. Я был совершенно уверен, что у парня будет сердечный приступ. Но, тем не менее, я серьезно говорил о том, чтобы отправить информацию в прессу. Ладно. Поехали... Я — Микурия Того из Hojo Traiding Company... Я в настоящее время в Мексике... адрес... ресторан... нас задержали... антиправительственную группу Кукулькан... просят освободить заложников...
     Джуничиро с изумлением наблюдал за скоростью набора текста Микурии. Люди Рика тоже были удивлены, что-то бормоча о том, что увидели магию.
     — Прошу просить... Японское правительство... мексиканскому правительству... вести переговоры... для получения последних сведений... связываться по электронной почте... на мой счет... заложников сейчас...
     Микурия запросил дополнительную информацию о числе заложников у людей Рика, прежде чем вернуться к своему компьютеру.
     — Твоя скорость поражает.
     — Но, вице-президент, моя скорость набора текста не может вывести нас из этого беспорядка! Я просто подумал, что мне следует научиться каратэ или дзюдо. Независимо от того, как быстро я могу печатать, я не могу сбежать от пули.
     — Ну, я тоже с тобой в одной лодке. Я могу играть в гольф или кататься на лыжах, как профи, но здесь все бесполезно.
     «Боже мой, ты жив. Глава отдела Касаи уже в самолете, по дороге в Мексику, чтобы спасти вас обоих. Я тебя люблю,» — сообщение от Сакиды появилось на экране, и Микурия поспешил закрыть последнюю часть предложения.
     «Микурия Того-сан, наш новостной центр в настоящее время общается с мексиканским правительством и Департаментом иностранных дел. Пожалуйста, присылайте сведения о вашей текущей ситуации... » — сообщение из новостного центра появилось через несколько секунд.
     — Это хорошо. Нам нужна помощь.
     Микурия решил отправить такое же сообщение в посольство Японии в Мексике и в посольство Мексики в Японии.
     — Японское посольство уже обсуждает ситуацию с мексиканским правительством, и я слышал, что несколько посольств уже контактируют с ними. Ах, как вы думаете, CNN будет? — возбужденно спросил Микурия, рассылая сообщения по всему миру.
     Джуничиро рассеянно посмотрел в окно. Рассвет поднял в небе свои крылья. Сейчас Касаи должен быть где-то в небе. Он тоже беспокоился о безопасности Джуничиро? Сколько часов прошло с тех пор, как они в последний раз встречались? Может боги смилостивятся, и он снова увидит Касаи?

     *****

     Джуничиро спал на кровати, а Микурия задремал на диване, с ноутбуком на коленях.
     — Какого черта? От тюрьмы до отеля не более двух часов! — Рик внезапно вскочил с кровати, громко ругаясь.
     Действительно, с тех пор прошло много времени. Они планировали что-то делать или нет?
     Люди Рика уже были измотаны, и это проявлялось на лицах и в действиях. Пусть они по очереди отдыхали, но, в конце концов, они не привыкли к такой жизни.
     — Блядь. Блядь! Эй, вставай! — Рик ударил по голени Джуничиро.
     Джун вздрогнул и сел, элегантно разглаживая складки на одежде, в которой он спал. Внезапно он получил от Рика тяжелую пощечину.
     — Ты думаешь, что по-прежнему богатый молодой господин, не так ли? Ты заложник, вот и веди себя, как заложник. Бойся! — лишенный сна Рик прибегнул к использованию адреналиновых таблеток, стимуляторов, чтобы не хотелось спать, но подобное сделало его более агрессивным.
     Джуничиро сел прямо, заметив изменение в поведении Рика.
     — Наверное, мне следует преподать урок. Я должен убить кого-то, как предупреждение для вас. Почему бы не отрубить руку маленькой обезьяны и не выкинуть ее из окна? Судя по всему, тот армейский мусор не понимает, как я веду дела!
     — Нет! Он может создавать магию с этими руками. Будет жаль, если их отрубят!
     — Хм, я разрешил играть с твоей игрушкой, но до сих пор ничего не случилось! Ваш выкуп не был переведен на наш счет! Ты думаешь, это шутка? — Рик снял нож с поясного ремешка. — Ты всегда такой. Независимо от того, как я мучаю тебя, никогда не кланяешься мне. Скажи: «Рик, прости меня». Скажи это прямо сейчас!
     — Господи, пожалуйста, прости этого глупого человека, — Джуничиро получил еще одну хлесткую пощечину.
     — Смелый? Решил бросить мне вызов?! Я тебя проучу, блудливая тварь. Раздевайся! Снимай свои дорогущие штаны прямо сейчас!
     — Здесь?
     — Что? Не хочешь, чтобы твоя ручная обезьяна смотрела? Он просто обезьяна, игнорируй его!
     Они были в безопасности, пока Рик не выходил из себя. Но Джуничиро порядком устал от всего этого цирка и начал раздражаться. Почему он должен подчиняться таким необоснованным требованиям? Только потому что у него оружие в руке, Рик решил, что он может приказывать ему?
     — Рик, ты жалкий. Настоящий мужчина не прибегнет к насилию, чтобы получить то, что он хочет. Вы ошибаетесь... все вы. Угрозы, насилие, страх... это неправильно...
     — А что правильно? Деньги?
     — Нет... любовь.
     Рик рассмеялся.
     — Ой, ой... Давно ты опустился до проповедей?
     — Вы не знаете, что такое настоящая любовь... раз можете игнорировать все и сеять вокруг жестокость... Люди могут следовать твоим приказам сейчас, но это только из-за страха. Однажды даже твои последователи в конечном итоге предадут тебя.
     — О, вот как? Я люблю Сэма... пока я могу вернуть его, я сделаю все! Я даже порежу тебя на лоскуты, вырежу сердце и передам его Богу, если это вернет мне Сэма!
     — Кукулькан, этому Богу? Я так не думаю. В ацтекских легендах, божество, известное, как Кецалькоатль из Кукулькана, не приемлет жертвоприношение. Он учил фермеров, как обрабатывать землю, Он учил вас вашей культуре, и Он учил вас балансу жизни. Или я ошибаюсь?
     Рик молчал. Он не ожидал, что Джуничиро так хорошо знаком с их легендами и преданиями.
     — Ваша страна никогда не будет процветающей, если вы потворствуете жертвоприношениям. Ваши предки хорошо знали об этом. Отбирание жизни у других никогда не принесет удовлетворение.
     — Я отказываюсь обсуждать свою религию с японцами!
     — Япония — не лучшая страна, но я осмелюсь сказать, когда дело доходит до любви, то разницы нет, какая это страна или культура. Если вы только думаете об убийстве и грабеже, пренебрегаете любовью и воспитанием, ничего не будет расти. Все сгниет.
     — Твоя дырка издает слишком много звуков, не находишь? А если я хочу заткнуть твой рот, мне следует затыкать тебя снизу?! — Рик был взбешен, его рычащий голос прокатился по комнате, и он схватился за штаны Джуничиро, срывая их вместе с бельем.
     — Вице-президент! — закричал Микурия.
     Джуничиро стыдился того, что остался голым, но уж лучше он, чем Микурия потеряет руку.
     — На колени! У меня есть чудесный подарок!
     Рик посмотрел на обнаженное тело Джуничиро, раздвинул ягодицы и оценил сжавшееся колечко мышц. Он взял винтовку M16A, которая висела у него на плече, и резко сунул дуло в узкий вход Джуничиро.
     — Тебе лучше не дергаться! Ты же не хочешь насчитать в своем идеальном теле пару лишних дырок.
     — Ааах! Вице-президент! Ходжо-сан! — отчаянно вскрикнул Микурия. — Просто... просто убей меня! Хватит!
     — Заткнись, обезьяна! Я не собираюсь его убивать, — Рик гадко улыбнулся. — Не сейчас. И не так. Дождись своей очереди, мои люди скоро позаботятся и о тебе!
     — Ннг! — у Микурии не было выбора, кроме как замокнуть, когда на него направили оружие.
     Холодная сталь пробиралась глубже по узкому проходу Джуничиро.
     — Ггнм... ффуххг...
     — Нравиться? Приятно? Лучше, чем член? — Рик надавил на автомат, проталкивая его еще дальше.
     — Нгггхх... — стонал Джуничиро.
     — Ты же сможешь кончить от этой игрушки, долбящей тебя, верно? Как шлюха. После того, как ты сбежал, Сэм был опустошен. Я много раз объяснял ему, что ты был лишь временным развлечением, — Рик ловко двигал винтовкой туда-обратно в теле Джуничиро. — Как ты собираешься кончить, если у тебя нет реакции? Тебе нужно почувствовать внутри реальный член, да? Как насчет моего? Ты можешь принять оба, не так ли?
     — Не останавливайся! Я не хочу... расширять проход. Я не чувствую удовольствия... если он слишком растягивается.
     — А может просто отрезать его? В любом случае ты не можешь кончить, если тебя не трахает настоящий член, — Рик схватил вялый член Джуничиро и начал ласкать его. — Отрежь все — и дело с концом. Стань настоящей женщиной. Я куплю тебе красивые платья.
     — ... Ннгхх...
     Касаи спасет его. После того, как Джуничиро сбежал от близнецов и провел два дня с ним в Шонане, Касаи был с ним рядом все время. Даже после возвращения в Токио Касаи взялся привозить и забирать его из университета, а впоследствии устроил все с учебой за границей.

     
 []

     С тех пор Джуничиро не встречал близнецов. До сегодняшнего дня...
     Касаи будет здесь. На этот раз он обязательно спасет его. Вот почему он должен остаться в живых.
     — Эй, обезьяна! Подойди сюда и оближи своего босса. Твой босс не может возбудиться, если ему не отсасывает японец!
     — Нет, пожалуйста, остановитесь! Вице-президент! — взвыл Микурия.
     Из-за таблеток Рик, казалось, полностью атрофировался, как человек, потерял контроль над эмоциями. Если бы только Рик прекратил издевательства, Джуничиро вынес бы все. Но он боялся. Боялся, что Рик скоро будет жаждать крови. Когда это закончится?
     Джуничиро зарылся лицом в простыни, он молился о том, чтобы произошло чудо. Тело разрывало на куски от неконтролируемой ярости Рика и его грубых движений, стремящихся причинить больше боли. Внезапно раздался громкий голос.
     — Члены Кукулькана, вы меня слышите? Это майор Огюст. Правительство выпустило ваших членов. Здесь находится тюремный грузовик. Пожалуйста, приведите заложников и соберитесь в центральном дворе!
     — Нет, не сейчас. Шлюшка еще не кончила... — даже после того, как Рик услышал хорошие новости об освобождении членов группировки, он, похоже, проигнорировал эту информацию, продолжая остервенело толкаться в Джуничиро.
     — Рик, ты слышал объявление?
     — Джун, ты не кончил, — противным голосом отозвался Рик. — Почему? Быстро кончай, маленькая дрянь. Я хочу увидеть твое распутное лицо, когда ты кончаешь!
     — Я не могу, из-за того, что ты сделал тогда. Я больше не могу кончить. Это бесполезно, Рик, — Джуничиро уверенно лгал, надеясь, что Рик поверит.
     Рик рассмеялся.
     — Это правда? Как жаль, — довольный тем, что сказал Джуничиро, Рик вытащил из его задницы автомат.
     Джуничиро медленно сел, и заметил мокрое пятно на брюках Рика. Неужели, он кончил, насилуя Джуничиро своим автоматом.
     — Мы сейчас обменяем наших заложников. Вы согласны? — когда майор ждал ответа, раздался другой голос.
     — Я хотел бы обменять заложников. При мне сто тысяч долларов США. Я готов стать вашим заложником, при условии, что вы освободите двух японских граждан! — человек говорил по-испански хорошо, но не бегло. Этот голос... может ли быть... ?
     — Шутаро? — Джуничиро измучено поднял штаны, подходя к окну. — Шутаро!
     Стоя посреди двора, стоял мужчина в военной форме. Рядом с ним был мужчина в костюме. Этот человек... это был самый долгожданный мужчина на свете — Касаи.
     — Идиоты. Обменивать заложников? Кто это сделает? Джун... мой подарок Сэму. Я никогда его не выпущу! — прорычал Рик.
     — Я принесу деньги со мной. Пожалуйста, позвольте мне убедиться, что двое японских граждан в безопасности.
     — Нет! Я не согласен! — крикнул Рик из окна.
     — Ваши члены уже освобождены из тюрьмы. У банков еще не начался рабочий день, поэтому есть проблемы со снятием наличных. Сейчас у меня на руках сто тысяч, это предоплата, и я предлагаю обменять ее на двоих граждан. Это не так уж плохо, не так ли?
     — Джун останется с нами, как гарантия, что вы завершите сделку.
     — Я могу сказать то же самое. Тебе не нужны деньги?
     — Ничтожные сто тысяч? Да пошел ты! Хочешь маленькую ручную обезьяну Джуна? Тогда я соглашусь!
     По сигналу Рика один человек толкнул Микурию к окну.
     — Нет! Я не пойду никуда без вице-президента! — Микурия подошел к окну, и закричал. — Касаи-сан! Я не могу защитить вице-президента, но я останусь с ним... аарг! — Микурия не мог противостоять ребятам Рика, но продолжал сопротивляться, когда его тянули к балкону.
     — Микурия, спускайся сейчас же! Я поднимусь через минуту! — игнорируя направленное на него оружие, Касаи быстро подошел к внутренней части отеля, его манера поведения кричала о том, что он присутствует на деловой встрече. Касаи был в костюме и с портфелем, полным наличных денег.
     Микурия побежала вниз по лестнице, оглядываясь на Джуничиро, и встретил Касаи на полпути.
     — Управляющий, извините... Я бесполезный дурак!
     — Нет, ты поддерживал заместителя президента... Джуничиро до сих пор. Я тебе признателен. Если со мной что-нибудь случится, я надеюсь, что Сакида и ты обеспечите успех этого проекта...
     — Касаи-сан...
     — Я горжусь тем, что ты был моим подчиненным. Успехов на работе!
     — Касаи-сан!
     Касаи прошел дальше, не оглядываясь. Он спокойно вошел в комнату, будто посещает скучную встречу.
     — Шутаро! Почему ты здесь? — Джуничиро попытался подсчитать часы, но не мог понять, как Касаи прилетел сюда за такое короткое время.
     — Вице-президент, извините. Я должен был организовать специальный рейс, чтобы приехать сюда, поэтому я, возможно, потратил слишком много... — Касаи не закончил говорить. Он спокойно подошел к Джуничиро, и невозмутимо развел руки. — Джуничиро, иди сюда.
     — Шутаро! — Джуничиро бросился в объятия Касаи. — Как хорошо. Я все-таки смог увидеть тебя, перед смертью!
     Касаи крепко обнял Джуничиро.
     — Они что-то сделали с тобой?
     — ... Я... могу это пережить, — если Касаи будет рядом, он может вытерпеть что угодно. Теперь он не жалел.
     — О, так это твой нынешний хахаль? Он не выглядит плохим парнем. Последний самурай что ли? Никогда не любил японских воинов... — Рик поднял автомат, которым насиловал Джуничиро и указал на них.
     Касаи крепко сжал Джуничиро одной рукой, предлагая портфель.
     — Обещание — это обещание. Возьми свои деньги.
     — Если я открою портфель, меня встретит ядовитый газ?
     — У меня не было времени подумать об этом. Я ломал голову над тем, как добраться сюда за пятнадцать часов.
     Рик приказал своим людям осторожно открыть портфель. Он был до краев нашпигован деньгами.
     — Эта маленькая обезьяна действительно создала волшебство своей маленькой игрушкой...
     Вокруг раздался шум, наконец, появился тюремный грузовик. Когда Рик услышал грузовик, он быстро выхватил портфель.
     — Мистер, вам нужно уйти вместе с заложниками. Это место окружено полицией и армией, мы должны уйти.
     — Куда мы идем?
     — Не твое собачье дело!
      Рик пребывал в приподнятом настроении, грузовик с заключенными прибыл. Он подошел к балкону, внимательно наблюдая, как заключенные спускаются с грузовика.
     — Шутаро, я так скучал. Я молился о встрече с тобой! — Джуничиро проговорил практически в самые губы Касаи, пользуясь тем, что Рик больше не смотрит на них. Касаи ласково гладил волосы.
     — Я обещал тебе, не так ли? Я обязательно верну вас домой. Я... исполню обещание.
     — Но ничего не закончилось...
     — У меня есть план.
     — Гмм...
     — Ты мне доверяешь?
     — Конечно!
     — Тогда просто стой за мной и не подставляйся.
     Касаи не выражал гнева или беспокойства. Но если бы все сложилось немного иначе или в другом месте, оставалась вероятность, что Рик просто оставил бы Джуничиро себе в качестве игрушки, а Касаи убил. Каковы шансы, что они выберутся живыми?
     — Нет, майор Огюст. Это не то, о чем мы договорились! — закричал Рик.
     — Все члены тюрьмы здесь, — майор Огюст указал на две линии людей, стоявших в наручниках, но Рик покачал головой.
     — Нет! Его здесь нет. Сэм, где Сэм?
     Услышав несдержанные крики Рика, Касаи широко улыбнулся.
     — Сэм Кальенте в моих руках, — он встал прямо перед Джуничиро, полностью скрывая его своей широкой спиной.
     — Что? Ты нечетко говоришь по-испански. Почему Сэм в твоих руках?
     — Я его похитил из тюрьмы.
     — Ах! — удивленно воскликнул Джуничиро. — Шутаро... когда?
     — Хватит шутить. Ты простой японец, как ты мог это сделать...
     — Не стоит недооценивать силу денег. Японские бизнесмены славятся своей проницательностью при заключении сделок. Запомни на будущее.
     — Сэм! Где Сэм?! — Рик схватил Касаи за галстук.
     Касаи же, остался непробиваемым, ни один мускул на его лице не дрогнул, окатив Рика волной ледяного спокойствия. В довершение всего, он ухмыльнулся Рику, медленно проговаривая каждое слово, словно смакуя его на языке:
     — Хочешь знать, где находится Сэм Кальенте? Принеси сто тысяч долларов, и мы сможем договориться, — Касаи дернул головой, указывая на портфель.
     — Ублюдок, ты это спланировал...
     — Рик Кальенте, тебе нужно успокоиться. Мы не можем вести переговоры с истеричной девкой.
     — Черт бы тебя побрал, гнида! — завыл в бессильной ярости Рик, едва сдерживая себя, чтобы не вмазать Касаи по его наглой ухмыляющейся роже.
     Касаи практиковал боевые искусства, и вокруг него ощущались сильные волны ауры. Рик чувствовал его подавляющую силу.
     — Наше условие состоит в том, что вы освобождаете всех заложников. И позволь сказать тебе, что люди, держащие Сэма, не являются государственными чиновниками. Они, как и ты, криминальные элементы теневого мира. Их условия просты. Им все равно, что произойдет с заложниками из других стран, но им важна безопасность японских граждан. Да, и сумма выкупа, обещанная тебе ранее, переходит к ним.
     — Черт возьми!
     — И еще, обмен между мной и Сэмом, мы будем проводить там, где полиция не сможет достать нас в течение пяти минут. Так что, у вас будет фора в пять минут, чтобы сбежать, куда вам угодно. Согласен?
     Это поражение. Рик в ярости сжимал руки на оружии, понимая, что его обставил японский «белый воротничок», чертов самурай с катаной наголо. Рик бесновался в глубине души, но выбора ему не оставили. Это чистая победа Касаи за фантастически короткий срок.
     — Ты лидер группы, тебе и принимать решение, думай быстрее! Твои люди ждут.
     — Я понял.
     — Точно? Заключим сделку?
     — ... Будь ты проклят! Отпустите заложников! — приказал Рик.
     Один за другим напуганные и измученные заложники выходили во двор к полиции и армии. Когда они оказались в кругу полиции и армии, наконец, осознали — их спасли, и волны облегчения растеклись по их лицам.
     — Пойдем, нам тоже нужно идти.
     Джуничиро и Касаи вели под прицелом автоматов и пистолетов, они поднялись в грузовик вместе с остальными членами Кукулькана.
     — Вице-президент, вы должны вернуться живим! Мой бонус, вы обещали бонус!
     — Хм, ты обещал дать Микурии премию?
     — Да, за то, что он сделал сегодня. Если мы вернемся домой живыми, я хочу, чтобы он отвечал за связи с общественностью.
     — PR-менеджмент?
     — Когда мы вернемся в Японию, уверен, нас встретит толпа репортеров. А он довольно фотогеничен и идеи в голове неплохие имеются. Думаю, это его место, — Джуничиро уже был уверен в возвращении в Японию и строил планы и кадровые перестановки в компании.
     — Где Сэм? — Рик протянул портфель Касаи.
     — Здесь, — Касаи достал карту из нагрудного кармана. — У нас очень короткий лимит времени. После того, как я позвоню, он будет на месте обмена через десять минут. После этого все зависит от вас.
     — Мы справимся. Я останусь в живых!
     — Надеюсь, ты сможешь это сделать, — искренне сказал Касаи. Он сочувствовал Рику, который руководил необразованными фермерами, пытаясь бороться с необъявленной войной.
     — Джун, у тебя хороший подчиненный. Власть денег впечатляет! — тихо сказал Рик, едва скрывая свое истощение.
     — Рик, это не сила денег, а сила любви, — ответил Джуничиро, держа за руку Касаи. — Если бы я был только его начальником, он бы не проделал весь этот путь. Любовь действительно способна на многое, верно, Шутаро?
     Касаи не ответил. Он просто смотрел в окно, рассеянно глядя на пейзаж. Но его рука, которая держала Джуничиро, сжалась в ответ.

     *****

     Несколько больших джипов уже ждали в указанном месте, их прибытия. Мужчины, сидящие в этих джипах, были экипированы лучше, чем большинство армейских или полицейских представителей. И в настоящее время все их оружие было нацелено на грузовик членов Кукулькана.
     Только Касаи знал, что это за люди, и что в джипах также скрыты ракеты. Но даже одного взгляда простого гражданского лица, такого, как Джуничиро, было достаточно, чтобы понять — перед ними настоящие профессионалы.
     Члены Кукулкана крепко держались за свои пистолеты. Если здесь произойдет ошибка и начнется стрельба, никто не останется в живых.
     — Время, пойдем.
     Касаи крепко прижался к плечу Джуничиро, медленно направляя его к джипам. Сделав несколько шагов, он зажег зажигалку, подняв ее над головой и помахав, сигнал подан. Все фары на джипах включались одновременно, фокусируясь на двух японцах.
     Из одного транспортного средства спустились двое мужчин. Один человек был отодвинут назад, и начал прищуриваться, вспышки фар его слепили из-за резкого перепада освещения. Но стоило увидеть знакомые лица, ожидавшие его, как он шагнул вперед на неустойчивых ногах.
     Мужчина был без рубашки, руки скованны в наручники, а тюремные штаны были усеяны пятнами засохшей крови.
     Расстояние между ними тремя сокращалось, когда они шли к ждавшим их автомобилям. Джуничиро поднял голову, разглядывая приближающегося мужчину.
     Это был Сэм. Он выглядел намного старше, чем раньше.
     — Сэм!
     Услышав свое имя, Сэм с подозрением посмотрел на Джуничиро. Казалось, он его не узнал.
     — Бог простит тебя... — пробормотал Джуничиро, проходя мимо Сэма.
     Оглянувшись на Сэма, он заметил три кровоточащие полосы на спине. Раны были свежими, кровь все еще продолжала сочиться.
     — Что... Шутаро...? — Джуничиро озадаченно посмотрел на Касаи.
     — Смотри вперед, не оглядывайся.
     — Но Шутаро... это...
     Нетвердой походкой Сэм, наконец, добрался до Рика и упал ему на руки. При виде его спины Рик взвыл, сжигаемый огнем ярости.
     — Какого черта ты сделал с Сэмом?!
     — Мы, японцы, приучены возвращать дары. Когда мы получаем подарок, то хотим быть уверенными, что отблагодарили дарителя сторицей, — Касаи поднял средний палец и продемонстрировал Рику, ставя жирную точку в диалоге.
     — Черт подери! Ты, ты! — рычал Рик, — Чтоб ты издох, сношаемый чертями в аду, проклятый самурай!
     — Я не самурай. Я просто обычный «белый воротничок», — высокомерно сказал Касаи, подталкивая Джуничиро к джипу.

     *****

     Джуничиро прислонился к Касаи, чувствуя одолевающую его легкую дрему. Джип вез их по ухабистому мексиканскому пейзажу в направлении города. Кошмар, в котором был Джун, наконец, закончился. Он с нетерпением ждал, когда сможет окунуться в теплую ванну, выпить холодного пива и снова уснуть на руках Касаи.
     — Мы не можем вернуться в отель сейчас. Есть ли другие хорошие гостиницы поблизости? — пробормотал Касаи в ухо Джуничиро. Джуничиро оглянулся.
     — Мы можем поехать дальше, к Карибскому морю. Там много курортов.
     — ... Курорты?
     — Хм... наш медовый месяц. Сегодня... ты такой красивый. Кажется, я снова влюбился. Мне кажется, что сердце вот-вот выскочит из груди,—Джуничиро взял руку Касаи и приложил к своей груди. Сердце билось сильно и горячо.
     Чем больше он вспоминал события, которые происходили, тем больше он думал о героических поступках Касаи. Теперь он был уверен, что хочет провести остаток своей жизни с Касаи. Любой был бы счастлив, любить такого красивого, бесстрашного мужчину.
     — Одна неделя, только для нас. Никто не позволит помешать нашему медовому месяцу...
     — Одна неделя? Джуничиро, о чем ты говоришь?
     — ... Э? — Джуничиро внимательно посмотрел на Касаи.
     Касаи достал из кармана пиджака сигарету и быстро прикурил, а затем, достал маленькую потрепанную записную книжку.
     — Микурия здесь уже довольно давно, но он не подписал никаких соглашений с местными фермерами. Мы должны немедленно заключить сделки. Кроме того, важно, чтобы мы отправили сюда экспертов для изучения почвы, температуры и влажности, чтобы мы могли воспроизвести те же условия ведения хозяйства в Японии. Мы уже завершили покупку заводов по переработке пищевых продуктов в Японии...
     — Шутаро...
     — Прошу прощения, вице-президент. Ты должно быть устал. Ты должен вернуться в Японию первым же рейсом вместе с Микурией. Я останусь здесь, чтобы закончить все дела.
     — Шу... таро...
     — Чтобы избежать споров в будущем, я уже все заверил у местного юриста. Мне нужно, чтобы вы подписали документ перед отъездом. Что касается образцов, они должны быть готовы к моменту прибытия в Японию. Даже если аромат может не соответствовать вашим вкусам, но вы должны хотя бы попробовать.
     — Шутаро!
     — Пожалуйста, называй меня Касаи.
     — Касаи Шутаро!
     Они посмотрели друг на друга. Точнее, они смотрели друг на друга.
     — Касаи, отныне, Вы в отпуске на неделю.
     — Прошу прощения, заместитель президента, но вы, похоже, не знаете о текущей ситуации.
     — ... Конечно, я знаю, — выплюнул Джуничиро. — Меня похитила террористическая организация, издевалась над моим телом и душой, а затем меня спас мой возлюбленный. И прямо сейчас я просто хочу провести время с моим любимым человеком.
     — Я думаю, Вы должны больше думать о деловой подноготной сложившейся ситуации. Диетические продукты питания в настоящее время являются основным направлением японского рынка. Для небольшой торговой компании, такой, как наша, важно немедленно захватить рынок. Все это время мы только импортируем готовые продукты в Японию. Но сейчас впервые мы будем производить и продавать его...
     — Касаи, это приказ вашего президента. Теперь просто уйди в отпуск.
     Касаи промолчал, но выражение лица говорило о многом. Джуничиро вздохнул, раздражение готово было вырваться наружу. Куда пропала вся его покладистость? Откуда снова этот робот?!
     — Шутаро, что важнее — компания или я?
     — ... Я не могу сейчас ответить.
     — Не смей уходить от ответа! — Джуничиро крепко сжал его бедро. — Ты — лжец! Ты сказал: «Есть вещи важнее, чем работа»!
     — Я сказал?
     — Да, ты!
     — Как бы там ни было, сейчас совсем другая ситуация! У нас нет времени, чтобы заставить кого-то еще лететь сюда. И ты, и Микурия полностью измучены. Ты не сможешь продолжать работать.
     — Мне все равно. Ты сейчас же уходишь в отпуск! — пока они пререкались, машина уже прибыла в отель.
     Выглянув из окна, они увидели, что все небо усеяно парящими вертолетами. Главный вход был также заблокирован новостными автофургонами.
     — Что тут происходит?
     — В Японии будет так же. Почему бы нам не оставить Микурию разбираться с прессой, а самим спрятаться где-то в другом месте?
     — ... Один день. Но прежде ты подпишешь документы.
     — Одна неделя!
     — Один день.
     — Уговорил. Пять дней.
     — Даже если я уступлю, максимум два. Полет обратно в Японию уже занимает один день, и мы должны разместить рекламу в агентствах. У нас мало времени.
     — Три дня... не меньше. Если ты откажешься, я вернусь, чтобы найти Рика и Сэма. Они все еще хотят меня...
     — Идиот, как будто я могу позволить этому случиться! — прорычал раздраженно Касаи. — Хорошо, три дня! Но только три и ни днем больше!
     Джуничиро широко улыбнулся. Касаи сокрушенно вздохнул, он вытащил свой телефон, подсчитывая разницу во времени.
     — В Японии утро... кому я могу позвонить в такую рань... — Касаи нажал на скоростной набор, и на звонок немедленно ответили. — Ах, доброе утро, это Касаи. Мы столкнулись с небольшими трудностями здесь, поэтому нам придется вернуться позже. Пока меня нет, я надеюсь, что вы сможете помочь...
     Джуничиро взглянул на Касаи, мужчина с энтузиазмом разговаривал по телефону. Хотя ему было, что рассказать Касаи, он решил отложить это, и сосредоточиться на трех днях веселья, выторгованных у Касаи!

     *****

     Джуничиро лежал на кровати размером "king-size" в роскошном номере эксклюзивного курорта, наслаждаясь морским бризом и спокойными днями.
     В первый день они не вылезали с Касаи из кровати...
     — Какой прекрасный медовый месяц...
      Все было именно так, за исключением той беседы, которую Касаи в настоящее время вел в соседней комнате.
     — Реклама... разослана?... используется в качестве основного ингредиента в местной кухне здесь... безвредный гриб... маркетинговое агентство... отправьте факс с изображением...
     — Аарх! Было бы идеально, если бы он мог просто прекратить работать! — Джуничиро сел на кровать и схватил бутылку минеральной воды, чтобы сделать глоток. — Только не говорите мне, что он потащит свой телефон в бассейн или в ванну?
     Ну, если этот человек Касаи, то можно ожидать чего угодно.
     — Да, я вернусь через три дня... Да, мы скоро поговорим... Да, давайте свяжемся...
     — О да, оставайся на связи!
     Касаи собирался закончить звонок, когда услышал Джуничиро.
     — Ты проснулся?
     — Ты не хотел, чтобы я проснулся?
     Джуничиро надел халат на голое тело, и потащил Касаи, который был уже одет к огромной ванной.
     — Разве мы не планировали сегодня купаться? Ночью мы поедем в клуб, посмотрим спектакль, поужинаем, а затем проведем массаж.
     — Это... отличный план.
     — Ты на самом деле не это имел в виду, не так ли?
     Джуничиро снял халат и вошел в ванну, наполненную пеной. Касаи последовал за ним. Даже для двух взрослых мужчин в этой ванной было еще достаточно места для передвижения.
     — Довольно экстравагантные развлечения. Я чувствую себя виноватым, — обычно ухоженный Касаи сейчас выглядел совсем расслабленным и немного неряшливым, по-домашнему уютным. Его волосы падали на лоб, и Джуничиро находил его очень сексуальным.
     — Нет, это обычные развлечения. Это отпуск, стоит расслабляться время от времени.
     — Ты хоть представляешь, сколько мы потратили?
     Джуничиро подошел, чтобы сесть на колени Касаи, обхватив руками его шею и вовлекая того в поцелуй. Касаи нежно прошелся по его губам, но Джуничиро обхватил его лицо, углубляя поцелуй.
     — Ты не... заплатил мой выкуп, не так ли?
     — Нет, я этого не сделал. Но подумайте об этом, может быть, дешевле было бы заплатить выкуп...
     — Я настолько обесценился...
     — Нет, не занижай свою ценность, а просто научись грамотно тратить деньги.
     Джун снова поцеловал Касаи, его руки скользнули к паху и прошлись по всей длине твердого мужского достоинства.
     — Достаточно. Вчера я провел с тобой целый день.
     — Прежде чем мы пойдем купаться, можем ли мы снова?..
     — Ты пытаешься заставить меня умереть от удовольствия? — пусть он и говорил что-то подобное, но руки Касаи находились между ног Джуничиро.
     — Хнф... ннх... — Джуничиро застонал, подставляясь нежным пальцам Касаи. Он встал и наклонился вперед, положив руки на край мраморной ванны.
     Касаи подошел ближе к Джуничиро и припал языком к колечку сжатых мышц.
     — Ах! Ах... !

     
 []

     Вид на Карибское море простирался за их окном, синее море и белый песок, искрящийся на солнце. Сначала они планировали поплавать в океане, но до сих пор они даже не вышли за пределы гостиничного номера. Независимо от того, сколько раз Касаи брал его, Джуничиро все еще продолжал жаждать большего.
     — Ах... Хорошо быть живым. Если бы я умер там, я не мог бы... наслаждаться этим... Так много раз... так много раз...
     Пока память о похищении свежа, паника продолжает пускать ростки в Джуничиро. Когда он вспомнил о ранах на спине Сэма, он, наконец, осознал, насколько важен Касаи. И все потому, что мужчина хотел отомстить за то, что случилось с ним десять лет назад.
     Для кого-то вроде Касаи, зацикленного на своей работе, подобное собственническое отношение, казалось, было сильнее, чем у среднестатистического человека.
     — Ты любишь меня? — спросил Джуничиро, хотя знал, что Касаи не любит отвечать каждый раз на этот вопрос. Но на этот раз он получил ответ, язык Касаи задвигался быстрее, жадно поглощая подставленное под ласку тело. — Ах... так хорошо... так хорошо...
     Его напряженный член уперся в край ванной, когда мужчина придвинул его тело ближе. Он сместился и поднял задницу выше. Касаи моментально отреагировал на приглашение, крепко обхватив Джуничиро и войдя в него одним резким толчком.
     — Аааа! Да... быстрее...
     — Ты маленький распутник... сколько раз собираешься принять меня... чтобы удовлетворить свое желание? — казалось, что Касаи неохотно занимается с ним сексом, но он ни разу не отказался от предложенного угощения.
     Его твердый член входил и выходил все быстрее, наполняя Джуничиро желанным удовольствием.
     — У нас нет на это времени, ты же знаешь...
     — Конечно. Завтра... что, если мы умрем завтра... Мы должны наслаждаться нашей жизнью настолько, насколько можем... чтобы не жалеть...
     — Ты уже наслаждаешься этим в полной мере, — Касаи не переставал толкаться в податливое тело, продолжая попрекать Джуничиро.
     — Ты... устал... от меня? — узкий проход Джуничиро плотно обхватывал большой член Касаи.
     — Если бы я устал от тебя, я бы не был здесь.
     — Шутаро... ты слишком грубый. Если ты так любишь меня, пожалуйста... не давай мне смотреть на других мужчин!
     — Ищешь других мужиков? Почему ты такая шлюха? Ты мог бы стать великим человеком, если бы не был настолько похотливым.
     — Все из-за тебя, ты сделал меня таким!
     — Разве ты не был таким с самого начала? Джун, ты родился шлюхой... — Касаи никогда не признает, что это его вина.
     — Ах, разве это не здорово? По сравнению со спортом и учебой, это приносит куда больше удовольствия, не так ли? Ааах... так прекрасно... ах... Шутаро — ты лучший!
     — Если бы ты использовал половину этой же страсти к работе, — дразнил Касаи, продолжая вдалбливаться в Джуничиро.
     Касаи не возражал против их частых занятий любовью. Фактически, он получал огромное удовольствие от тела Джуничиро. Время от времени у него даже возникало желание просто наброситься на Джуна без какой-либо прелюдии и нежностей. Но, в конце концов, всему был предел. Он просто не мог идти в ногу с неутолимыми желаниями Джуничиро.
     — Когда мы вернемся в Японию... мы должны съехаться...
     — ... — Касаи молчал, сосредоточившись на своих движениях, это был единственный способ избежать этой скользкой темы.
     — Прошу тебя... Я больше не могу жить без Шутаро...
     Если бы они станут жить вместе, они определенно будут делать это каждую ночь.
     Его больная жена скончалась семь лет назад, а супружеская жизнь продлилась недолго. С тех пор Касаи не участвовал в каких-либо сплетнях о его браке, сказав, что он полностью осознавал состояние своей жены, но все же решил жениться на ней. Все были уверены в его глубокой любви к жене. Но на самом деле его настоящая любовь вот уже на протяжении семнадцати лет — это Джуничиро, и у него никогда не было другого возлюбленного.
     И дело не в том, что он этого не хотел, у него не было сил искать другого любовника. Джуничиро вытягивал всю энергию из него. Чтобы исполнять бесконечные желания Джуничиро, он едва успевал восполнять запасы своей энергии, бережно консервируя ее незначительные капли, чтобы продержаться до вечера.
     — Давай жить... вместе. Так... Я никогда не посмотрю... на другого человека.
     «Это нормально для тебя, искать удовольствия на стороне,»— чуть было не сорвалось с языка Касаи. Он был действительно обеспокоен тем, что Джун не будет слезать с него каждую ночь, стоит им только съехаться. Этот резвый потаскун его затрахает наглым образом, что не останется никаких сил на работу.
     — Хааа... Шутаро... Я люблю тебя... — Джуничиро крепко сжал член Касаи внутри себя.
     Они потеряли счет, столько раз кончали со вчерашнего дня. По нормальным стандартам они не должны доходить до оргазма так скоро, но их тела были идеально совместимы друг с другом, и Касаи не смог удержаться от такого подлого трюка Джуничиро.
     — Джуничиро... ты слишком тугой... черт...
     Услышав такие эротические слова, Джуничиро еще больше возбудился, еще плотнее обхватив член Касаи, намереваясь высосать из него все.
     — Ах... нет... Уже... я не могу...
     Касаи потянул Джуничиро в воду, сев на дно ванной, он пристроил Джуничиро сверху, обхватывая жаждущий ласки член Джуничиро. Он надрачивал любовнику, пока тот продолжал скакать у него на коленях.
     — Ахнн... хорошо... ! Шутаро... вместе... вместе!
     — О совместной жизни... мы должны забыть об этом...
     — Нет... не кончай... вместе!
     Касаи мог немедленно удовлетворить Джуничиро, он знал о его теле все и принялся более яростно толкаться в Джуничиро.

     *****

     До бассейна они так и не добрались, продолжая дурачиться в спальне. Касаи ждал, когда Джун ляжет спать, но он, казалось, и не собирался.
     В это время в дверь мягко постучали. Касаи поспешно надел халат, прежде чем открыть.
     Сотрудник отеля ждал у двери, выглядя так, словно пытался сдержать смех. Касаи предположил, что, вероятно, ему было смешно потому, что гости занимались сексом в такую рань.
     — Факс из Японии.
     Это был по-прежнему высококлассный курорт, и сотрудники отеля были хорошо подготовлены. Возможно, уже ходят слухи о том, что двое мужчин остаются в апартаментах для медового месяца, но им еще предстоит прочувствовать дискомфорт от пристального внимания.
     — Спасибо, — Касаи получил факс от сотрудника. — О... это...
     Между рабочими документами был вставлен лист бумаги. Касаи взглянул на него, прежде чем передать его Джуничиро.
     — Что это... любовное письмо? — Джуничиро небрежно взял листок. Прочитав его, он внимательно посмотрел на Касаи.
     В примечании говорится: «Мы получили электронное письмо на испанском, адресованное Компании. Я распечатал его и отправил вам по факсу. Операционный отдел, Сакида Минамихира».
     Имя отправителя было Кетцалькоатль. Загадочное послание выглядит следующим образом: «Божество по имени Иисус Христос не может нас простить, но способны ли боги ацтеков простить нас?»
     — Шутаро... они сбежали.
     — Мм, обмен был сделан ночью, поэтому, если они сбежали в лес, полиции может быть трудно их отыскать.
     — Как ты думаешь, они вернутся, чтобы отомстить?
     — Я не думаю, что они решатся на такое. Мне интересно, сколько денег выкупа они в итоге получили.
     Джуничиро вспомнил образ Сэма, и его измученное состояние. О чем думал Сэм, когда сидел в тюрьме? Он надеялся на свободу? Для Сэма тюрьма единственное место, где он может скрыться от Рика. Рик сказал, что любит Сэма, но его любовь создала клетку вокруг Сэма. Пока Рик жив, Сэму никогда не сбежать из этой клетки.
     — Шутаро, планы изменились. Ищи надежного местного гида, мы должны посетить руины майя.
     — Что? Людей недостаточно? Решил соблазнить еще и богов?
     — Ха-ха, божества майя требуют жертвоприношений, ты знал? Чтобы не считаться живым жертвоприношением, я буду контролировать свои феромоны!
     Джуничиро подошел к шкафу. Когда в последний раз он надевал чистую одежду? Он перебрал всю одежду, которая у него была, и выхватил рубашку из тончайшего материала.
     Внезапно он подумал о том, сколько времени потребуется бедному фермеру, проживающему в этой части страны, чтобы позволить себе такую рубашку? Это был первый раз в жизни, когда у Джуничиро в голове возникла такая мысль.

     *****

     Комната больницы, в которой находился отец Джуничиро, была заставлена свежими цветами. После того инцидента в Мексике, количество посетителей у его отца прибавилось.
     Джуничиро не может отыскать место, чтобы положить свои цветы, поэтому он сдался и просто поставил букет рядом с окном.
     — Ты хорошо выглядишь.
     — Да, извините, Вы, должно быть, волновались, — успокаивающе улыбнулся Джуничиро.
     — Я думал, ты вернешься сразу же, после того, как тебя освободят. Я не мог поверить, что вы решили остаться в такой опасной стране, чтобы продолжать работать... — его отец, и по совместительству президент, вздохнул.
     — Мм... это так, — Джуничиро не мог сказать отцу, что он остался на свой медовый месяц.
     — Ты должен был просто оставить Касаи следить за работой. Я болен, перестань заставлять меня беспокоиться.
     — Мне очень жаль, но это большой проект, над которым мы так много работали...
     — Я понимаю, это прорыв для людей, которые обеспокоены потерей веса. Если бы этот продукт был найден намного раньше, я, возможно, тоже выиграл бы от него...
     Перед тем, как он был госпитализирован, президент страдал избыточным весом. После долгого пребывания в больнице он, наконец, отрегулировал свой вес до более или менее оптимального уровня.
     Когда он был моложе, президент был здоров и строен. Но с возрастом его вес увеличивался. Глядя на отца, Джуничиро имел стопроцентную мотивацию каждый день посещать спортзал.
     Члены семьи Ходжо — гурманы, и Джуничиро не был тем, кто мог бы контролировать себя. Будет ли он следовать по стопам отца через десять лет?
     Он рассеянно коснулся живота. Он не был в спортзале с момента его поездки в Мексику. Даже бассейн был отменен из-за «непредвиденных обстоятельств». Он был обеспокоен тем, что жир, возможно, накапливается на его животе и талии, хотя пресс оставался твердым, как прежде.
     Он, должно быть, сжег жир во время страстного секса с Касаи. Он тайком взглянул в зеркало в больничной палате и заметил, что его собственное лицо было гладким и сияющим. Он задавался вопросом, вызвано ли это любовью Касаи. В Мексике не было никаких следов его заключения.
     — Я понял одно. Даже если я сейчас уйду на пенсию, я уверен, что компания находится в хороших руках.
     — Отец, это... слишком рано.
     — Нет, я не собираюсь полностью уйти. Я возьму на себя роль Председателя, но деловые вопросы оставлю на тебя.
     — Но... я еще не готов вступить...
     — Кто сказал? Деловое предложение отличное. Касаи отправил мне все подробные отчеты. Если бы это зависело от меня, я, возможно, не рискнул бы запустить новую ветвь предприятия.
     В наборе предложений были листовки, образцы продуктов, в комплекте с подробным перечислением питательных ценностей. На этикетке продукта, помимо логотипа компании, было выведено огромными буквами «ПРЕДЕЛЬНЫЙ СРОК». Это название готового продукта, которое недавно утвердили.
     — Такая опасная ситуация с заложниками... если бы Джуничиро был моложе, ты бы сбежал домой со слезами. Но теперь ты даже решился остаться в течение трех дней, просто для заключения контракта... — президент гордо смотрел на сына полными слез глазами.
     Джуничиро был поражен реакцией своего отца, и его глаза тоже начали увлажняться. Когда он подумал о том, что он получил признание за работу Касаи, его грудь сдавило.
     — Отец, ты сказал, что я должен жениться, прежде чем займу пост...
     Президент посмотрел торжественно на Джуничиро.
     У Джуничиро появилось странное предчувствие. С юношеских лет он никогда не мог убежать от этого торжественного взгляда.
     — Джуничиро, ты решил жениться?
     — ... Нет, совсем нет.
     Президент вздохнул.
     — Это то, о чем я думал. Джуничиро, ты... и твой партнер. Вы не можете пожениться?
     — Партнер... ? — Джун сглотнул.
     — Я отказываюсь верить, что у тебя его нет. Пусть ты и мой сын, но у тебя нежный характер, хотя иногда ты можешь быть сущим ребенком. Но твоя работа и хорошая внешность должны были привлечь много внимания. Ты не чужд вечеринкам и развлечениям, но никогда не приводил любовника домой. Разве ты сам не понимаешь, что твое поведение странное?
     — Нет... это, потому что...
     Президент достал из сумки несколько листов бумаги, и, откинувшись на кровати, начал читать: «Рост продаж нашей компании за последние шесть лет. С тех пор, как ты присоединился к компании, рост был экспоненциальным».
     — Это... совместная тяжелая работа.
     — Это единственная причина?
     Джуничиро стиснул зубы. Он не может претендовать на все заслуги Касаи, не теперь, когда Касаи сделал все это из своей любви к Джуничиро.
     — ... Отец... дело в том, что...
     — Тебе не нужно ничего говорить. Даже если я хочу увидеть лицо своего внука, это останется лишь моей мечтой, верно?
     — Я... да...
     — Что ж, тогда это не поможет. Ох уж эта Мексика...
     Неужели его отец заметил? Хотя, он и не упомянул имя никого конкретного, но он, похоже, сделал свой собственный вывод из этого инцидента.
     — Мне действительно очень жаль...
     — Тебе не нужно извиняться. Он лично связался с президентом нашего часто посещаемого турагентства и попросил о частном самолете, а также перечислил десять миллионов мафии в Северной Америке. Если бы не его быстрые действия, возможно, ты бы не стоял здесь прямо сейчас.
     — Это... — это был первый раз, когда Джуничиро слышал об этом, и, наконец, узнал, что именно произошло.
     Но выяснение правды не сделало Джуничиро более счастливым. Касаи удалось договориться о выкупе за десять миллионов, что составляло одну десятую от того, что они согласились заплатить изначально. Даже в такой ситуации он продолжал торговаться за сумму выкупа. А что, если бы мафия не была довольна сделкой?
     — Отец, по вопросу о президентском месте, я согласен. Но у меня есть просьба.
     — Слушаю.
     — Я хочу, чтобы Касаи продвигался в состав руководителей.
     — ... Разве ты не смешиваешь бизнес и личные отношения?
     — Нет. Еще до этого инцидента, Касаи тяжело работал на благо компании. Думаю, он более чем заслуживает того, чтобы быть в Совете.
     — Для компании? Или для себя?
     — Ну, он знает, что я экстравагантный, и расточитель...
     Президент рассмеялся.
     — Мы несем ответственность за то, что не так воспитали тебя. Таким образом, исполнительный вице-президент займет пост вице-президента, старший вице-президент пост исполнительного вице-президента, а Касаи будет...
     — Нет, я хочу, чтобы Касаи стал заместителем президента.
     Президент покачал головой.
     — Тогда... как минимум исполнительный вице-президент.
     Выражение лица президента было серьезным, он обдумывал это предложение. По сравнению с нынешним исполнительным вице-президентом, Касаи определенно лучше во много раз. Президент хорошо знал об этом.

     *****

     — Заместитель президента, я очень рада, что Вы в безопасности... — Секретарь вручила ему букет цветов, позволяя слезам свободно капать.
     Когда Джуничиро, наконец, вернулся в офис, половина сотрудников вышла приветствовать его. Он получал цветы и подарки с нежной улыбкой, все время разыскивая знакомую фигуру.
     Однако он не мог нигде ее найти. Прямо сейчас он должен уже вернуться на свое рабочее место и прилежно работать.
     — Спасибо за вашу заботу. Даже если мы столкнулись с какой-либо опасностью, мы должны обеспечить успех нашего проекта. Я с нетерпением жду плодотворного сотрудничества. Ваши вклады и усилия обязательно отразятся на ваших премиях и бонусах.
     В конце его речи, сотрудники приветствовали его аплодисментами. Джуничиро с благодарностью кивнул и подошел к своему кабинету.

     *****

     Джуничиро вздохнул, когда знакомый токийский горизонт поприветствовал его из окна его кабинета. Это была комната, в которой ему было наиболее комфортно. Он откинулся на кресле и скрестил ноги.
     — Простите, не могли бы вы попросить главу отдела Касаи зайти ко мне.
     Его секретарь ответила утвердительно.
     Но Касаи не появился, даже после полудня.
     Он хотел рассказать Касаи хорошие новости. Документы, которые нуждались в его одобрении, сложенные ждали на столе, но он отказался смотреть на них, пока не поговорит с Касаи.
     Микурия и Сакида отправились в Нариту, чтобы забрать их, когда они вернулись в Японию.
     Микурия взволнованно рассказывал им о своем раннем возвращении, о том, как СМИ атаковали его с завидным упрямством. Он часто задавался вопросом, заметили ли Микурия и Сакида какие-либо изменения между Джуничиро и Касаи.
     Говоря об этом, Сакида также был нанят Касаи. И между этими двумя мужчинами было смутное сходство.
     Джун покачал головой, возвращаясь к своей мечте. Он не должен зариться на другие «территории». Он начал думать о теле Касаи и о том, как успокаивался в его руках. Он вспоминал тепло и объятия Касаи и понимал, что никогда не сможет посмотреть на другого человека.
     — Глава отдела Касаи здесь, желает Вас видеть.
     — О... Пожалуйста, позовите его, — сердце Джуничиро начало лихорадочно биться в ожидании. После возвращения из Мексики это была их первая встреча.
     — Простите, — Касаи вошел, не дожидаясь ответа, его лицо было твердым и натянутым, между бровей пролегла складка, подчеркивая его хмурое настроение.
     — Шутаро, что случилось? Ты устал?
     — Конечно. И это не из-за работы, а потому, что я был с тобой в течение трех дней. Я не могу сейчас нормально ходить, — проворчал Касаи, положив стопку документов на стол для одобрения Джуничиро. — Это все срочные документы, пожалуйста, подтвердите их как можно скорее.
     — Хм, но до этого у меня есть хорошие новости для тебя.
     — Эти двое арестованы? — Касаи широко улыбнулся.
     — Нет, это о Шутаро.
     — О... и что насчет меня? — Касаи старательно удерживал официальную маску.
     — Вчера я посетил моего отца в больнице. Мы приняли некоторые кадровые решения.
     Улыбка неестественно приклеилась к лицу Касаи, он выжидающе посмотрел на Джуничиро.
     — Я возьму на себя пост президента... и Вы станете исполнительным вице-президентом.
     Лицо Касаи изменилось.
     — Что? Что не так? Ты не рад?
     — Я с нетерпением жду одобрения президента по данному проекту. Про повышение. Прошу прощения, но я должен отказаться.
     — Ты отказываешься? — прорычал Джуничиро. — Но ты получаешь двойное повышение!
     — ... В любом случае, я бы хотел остаться на посту главы отдела.
     — Почему?
     — Я предпочитаю оставаться на передовой. Ты же не хочешь уменьшить мое рвение к работе, не так ли?
     — Даже если ты исполнительный вице-президент, ты все равно будешь работать, как лошадь! Ты не изменишься!
     — Но если я нахожусь в Правлении, мое время будет потрачено на офисную политику, а не на фактическую работу. Я хочу продолжать работать, а не сидеть в первоклассном офисе, сражаясь с имбицилами!
     Джуничиро был поражен такой формулировкой. Разве это не мечта каждого сотрудника сидеть на высоком посту?
     — Шутаро...
     — Пожалуйста, не пойми неправильно. Я не стремился забраться в кресло повыше, помогая тебе в Мексике. В самом деле, я манипулировал людьми и деньгами и каждым ресурсом, который мог использовать, но это было для спасения моего любимого человека, Ходжо Джуничиро.
     — Но, Шутаро...
     — Я стал любовником Джуничиро не потому, что ты сын президента, а потому, что я влюбился в тебя. Человек, который был кокетливым и бесстыдным, но в то же время умным, добрым и красивым. Я был с тобой в течение семнадцати лет не потому, что хотел стать исполнительным вице-президентом!
     — Что... какого черта? Я предложил это отцу, потому что ты заслуживаешь того, чтобы быть на этом посту, а не потому, что ты мой любовник!
     — Это не обязательно.
     Они смотрели друг на друга, в пылу спора стараясь отыскать подходящие аргументы.
     — Пожалуйста, не убирай меня с «полей».
     — Упрямец. Хоть я и люблю тебя, но твое упрямство действительно отвратительно и совсем не сексуально.
     — Не смешивай бизнес и личное. Это твоя самая большая проблема. Просто делай, как я говорю и все.
     — Я не могу разделить их. Мы работаем в одной компании!
     Они продолжали испытывающе смотреть друг на друга, но Джуничиро был первым, кто смягчился.
     — Ладно... пусть так. Я сделаю, как ты хочешь, но у меня есть одно условие.
     — Условие? У тебя что, на любой случай припрятано условие?
     — Я же бизнесмен. Мне нужно защищать свои интересы.
     Касаи сделал глубокий вдох.
     — Говори.
     — Ты можешь оставаться главой отдела продаж, но...
     — ... Но?
     — Мы будем жить вместе.
     Касаи ударил кулаком по столу, откинув голову назад. Он смотрел в потолок.
     — Отлично, наконец, дошло и до этого.
     — Конечно! Я не хочу ожить отдельно от Шутаро! Мы когда-нибудь умрем, поэтому мы должны наслаждаться жизнью в полной мере! Каждый день!
     — Ладно. Тогда у меня тоже есть условие.
     — Ооо. Интересно, — взволнованно парировал Джуничиро.
     — Мы будем заниматься любовью только раз в пять дней.
     — Да ты шутишь...
     — Если ты не хочешь меня убить, ты должен согласиться.
     — Но почему... Что за цифра? Почему ты от меня отказываешься?
     — Знаешь, я намного старше тебя, — Касаи изогнул бровь. — На десять лет, если ты забыл.
     — Тогда... два дня. Я соглашусь на два дня!
     — Четыре дня.
     — Два дня.
     — Три дня. Все. Это предельный срок! Меньшее мое тело не выдержит.
     — Три дня... три дня, я могу найти другого любовника, ты же знаешь.
     Касаи нахмурился.
     — Три дня.

     
 []

     Джуничиро ухмыльнулся своей победе. Семнадцать лет он ждал Касаи, ждал и надеялся, не переставая верить, что этот мужчина, все же падет к его ногам.
     — Пакуй вещи и съезжаемся завтра!
     — Багаж... одежда... кендо... машина... — Касаи испугался, подсчитывая свое имущество. Размышляя, он вернулся к своему спокойному поведению. — Ты снова мной манипулировал.
     — Нет, этоты мной манипулируешь, — рассмеялся Джуничиро.
     Джуничиро сел на стул, сортируя документы, требующие его подписи и печати. Очень скоро имя Ходжо Джуничиро будет идти в связке с титулом президента.

     ЭПИЛОГ

     Наконец, Касаи принес с собой одежду и официально переехал в воскресенье. Его вещи уже находилось в квартире Джуничиро, поэтому ему просто нужно было принести свою одежду и ноутбук. Он решил не расторгать договор аренды за свою съемную квартиру.
     — Что это? Ты только принес небольшую сумку? Чем это отличается от предыдущих раз? — Джуничиро был расстроен, увидев невозмутимый взгляд Касаи.
     — На самом деле нет необходимости съезжаться на постоянной основе, правда? Мы оба очень заняты. Разве ты не думаешь, что мы можем захотеть немного отдохнуть друг от друга?
     — Значит, ты оставляешь за собой аренду твоей отдельной квартиры?
     — Хм, предполагал так поступить.
     — О, я вижу.
     Касаи знал, что Джуничиро будет недоволен, но у него действительно не было сил утешить его. У него остались в офисе дела и ему нужно идти туда даже в воскресенье. Ему предстоит контролировать производственную линию, чтобы убедиться, что все проходит гладко. Он и так уже измотан, хотелось только холодного пива и кровати...
     Как только он перебрался к Джуничиро, каждый вечер его ожидали щедрые ужины. Джуничиро не умеет готовить, поэтому еду доставляли из ресторанов. Он думал о том, чтобы предложить Джуничиро изменить свою диету, поскольку Джун беспокоился о том, что прибавляет в весе, но, в конце концов, ничего не сказал. Он действительно не может каждый день готовить для Джуничиро.
     Все блюда были доведены до совершенства шеф-поваром в соответствии с вкусовыми предпочтениями Джуничиро.
     — Мы всегда можем решить проблему наших жилых помещений. Если ты считаешь, что это место слишком маленькое, мы можем присмотреть квартиру просторнее... — убежденно сказал Джуничиро, наливая вино в бокал Касаи. В голове у него уже созрели дизайнерские идеи и решения для их нового места жительства. — О, и Шутаро... в медицинском отчете нашей компании у тебя обнаружены проблемы с печенью. Поэтому, если ты хочешь выпить, останови свой выбор на красном вине...
     — Красное вино? Но я всегда... — идеальная еда Касаи состоит из холодного пива, приготовленного на пару тофу, рыбы на гриле с приправами и чашки белого риса.
     — Ты много пьешь, когда встречаешься с клиентами, поэтому, дома контролируй потребление алкоголя. Я... волнуюсь о твоем здоровье.
     — Мое здоровье... — Касаи тайком взглянул на тяжелую и пряную пищу на столе и бутылку красного вина, которую он не мог оценить. Но он никогда не откажется от беспокойства Джуничиро. Это ведь так мило.
     — Ты устал? Тогда я не буду тебя беспокоить. Пожалуйста, хорошо отдохни, — сказал Джуничиро, положив грязные блюда в посудомоечную машину.
     — Что случилось, Джун? Ты себя хорошо чувствуешь?
     — Конечно. Я просто не хотел приставать к тебе на случай, если ты устал и решил сбежать от меня, — Джуничиро слегка нахмурился.
     Джуничиро не сможет долго держаться на расстоянии, поэтому он должен воспользоваться возможностью и как следует отдохнуть. Касаи растянулся на огромной кровати и заснул еще до того, как Джуничиро вошел в спальню.
     Из-за выпитого алкоголя, его истощения и богатого ужина, Касаи спал, как младенец. И сегодня Касаи проснулся раньше обычного.
     Джуничиро держал Касаи за руку, даже когда спал. Его лицо было спокойным и довольным, наверное, ему снился хороший сон.
     Небо снаружи было темным, рассвет только начинал ломать горизонт. Сегодня будет прекрасный солнечный день. Он должен подготовиться к работе...
     Касаи попытался сосредоточиться на своем рабочем графике, но разум был отвлечен... его нижней половиной.
     — Это... довольно необычно...
     Такое бывало и раньше, но в молодости, когда у него не было любовника. Теперь у него был любовник. Тело требовало его: и любовника, и удовольствие.
     Касаи уставился в потолок, надеясь успокоиться, но быстро проиграл эту битву.
     Прекрасный и красивый Джуничиро просто спал рядом, и Касаи помнил, как чувствовал себя в нем, как туго его обхватывает нутро любовника, какое наслаждение он ему дарит. Касаи мысленно застонал. Стоит только разуступить желаниям, и он будет игрушкой в руках Джуничиро. Он провалится в его плен. Касаи откинул покрывало и скользнул взглядом по обнаженному Джуничиро. Он никогда не спал в одежде, цитируя знаменитые слова Мэрилин Монро: «Что я ношу в постели? Chanel №5, конечно!»
     Красивое тело любовника раскинулось прямо перед его глазами. Он отчаянно хотел наброситься на Джуничиро и долбить, долбить, долбить его своим уверенно торчащим членом.
     — Джуничиро... — Касаи мягко поцеловал его. Ресницы Джуничиро затрепетали, приоткрывая заспанные глаза.
     — Мм... что... так рано... но мне это нравится... — Джуничиро обвил руками шею Касаи.
     Без всякого предупреждения Касаи вторгся в тело Джуничиро.
     — Ах... ах... это слишком рано... аахх... так давно... да! Какой ты страстный... Аххнн...
     Сексуальное тело Джуничиро всегда было готово и жаждало прикосновения Касаи. Очень скоро они бешено вколачивали друг друга в постель.
     — Шутаро ... ДА! Так хорошо... — сладко стонал Джуничиро, кончая.
     Касаи крепко обнял его, приходя в сознание после бешеного секса. Ему было очень стыдно за эти дикие действия, он ведь очень трепетно относился к Джуничиро.
     — Джун, ты устал? Хочешь еще немного поспать? Я приготовлю завтрак.
     — Но...
     — Я принесу тебе завтрак в постель. Как насчет яиц, круассанов, кофе с молоком и грейпфрутового сока. Тебя это устроит, моя принцесса?
     — Ммм... спасибо... — Джуничиро поцеловал его, прежде чем лечь и закрыть глаза.
     Касаи надел халат и отправился на кухню. Он поставил вариться яйца и открыл холодильник, чтобы взять молоко, но остановился.
     — Почему тут две бутылки одного вина? И обе открыты...
     Обычно красное вино хранилось при комнатной температуре. Но Джуничиро предпочитает пить его охлажденным, поэтому нет ничего необычного в бутылке красного вина, которую можно найти в холодильнике. Но странно, что одновременно открыты две бутылки одного и того же вина.
     Утро, а Касаи полон энергии и боевого задора. И это несмотря на то, что он был истощен вчера, полностью исчерпав себя. Странно, но сейчас он фактически мог вернуться в постель и пойти на второй заход, а при желании и на третий. Из него просто перло необузданным желанием, так и хотелось выдрать Джуничиро, как последнюю блядь.
     Он вынул обе бутылки из холодильника и понюхал обе.
     — Только не говорите мне...
     В голове загорелась красная тревожная лампочка. Касаи выключил газ и окунул яйца в холодную воду, при этом размышляя над ситуацией.
     — Ох, уж... этот паршивец! — хотелось отмщения. А может, стоит сделать вид, будто ничего не произошло?
     — Нет, нет. Тогда это будет продолжаться...
     Несмотря на это, Касаи приготовил завтрак и аккуратно расставил еду на подносе, занося ее в спальню, как дворецкий.
     — Извините, что заставил Вас ждать, принцесса.
     — Спасибо, — Джуничиро сел и надел халат.
     — Джуничиро.
     — Хм? — Джуничиро нахмурился, потягивая сок грейпфрута.
     — Ты пытаешься убить меня афродизиаками?
     — Ааа...
     — Что ты подсыпал в вино? Если не скажешь правду, я вернусь домой.
     — Хе-хе... это... — Джуничиро робко посмотрел на Касаи, но не стал смотреть ему в глаза.
     — Или... ты пытаешься отравить меня... и получить страховые деньги?
     — Что? Конечно, нет! Это... комбинированный экстракт из кобры, черепахи и тюленей. Шутаро работал так усердно, ты был измотан, истощен, да на тебя смотреть было страшно. Надеюсь, экстракт поможет тебе восполнить энергию.
     Рука Касаи сжала яйцо, которое он держал, и на нем появились трещины. Он положил его обратно на яичную подставку.
     — Я не знал, что последствия будут незамедлительными... Ты злишься?
     Как он мог рассердиться, услышав это?
     Касаи Шутаро, глава отдела продаж торговой компании Hojo, задавался вопросом, обретет ли он когда-нибудь в этом мире покой...

     КОНЕЦ


Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"