Верная Хельга: другие произведения.

Аватара. Поступь хаоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Аватара.
  
  
   Моя жизнь - это череда событий, интриг и бесконечных дней под знаком обыденности. Иногда кажется, что жизнь течет где то вдалеке не касаясь тебя своими волнами безумных дней. Всё похоже и одновременно неординарно. На каждом шагу подстерегает новая встреча или новое знакомство, а ты сидишь перед окном и смотришь в его недра, что-то надеясь найти и боясь потерять все...
   Иногда жизнь кидает тебя из стороны в сторону, кровью записывая твой путь в книгу судеб. Ты не знаешь как вырваться из этой наезженной колеи и вновь бросаешься на преграды, забытые на дороге кем то, кто сильнее тебя... Ты рвешь нити мироздания, пытаясь изменить свою участь, найти успокоение, и все же снова стоишь на перекрестке дорог... и ни одна из них не приносит тебе долгожданного счастья...
   Быть может это твоя судьба - оставаться одному на своем жизненном пути...
  
  
  Предисловие.
  Ты пыталась стать жестокой,
  Стать прозрачной словно лед
  Недоступной и далекой
  И живущей без забот
  (Ария. Мечты)
  
   Мрачный замок на краю вселенной. Туманы окутывают темные шпили каменной громады. Лишь свет звезд проникает в стрельчатые окна, украшенные мрачными витражами, прекрасными в некой своей 'уродливости'.
   Холодные сквозняки гуляют по пустым залам, порождая движение алых пологов и занавесей.
   Изящная женская ладонь сжимает тонкий хрусталь бокала, густое вино медленно скользит по граням. Огонь камина яркими бликами отражается в зеленых глазах, а сквозняк всколыхнул тяжелые пряди черных волос. В дверях застыла фигура человека согнувшаяся в поклоне.
   - Госпожа...
   Рука с поднесенным к губам вином остановилась, сжимая хрусталь все сильнее, тонкий бокал не выдержал натиска и осыпался миниатюрными осколками на пышное платье, вино было не слишком заметно на алом атласе. Слуга испуганно отшатнулся, когда девушка резко поднялась и, взгляд ее глаз едва не заморозил всю его сущность.
   - Госпожа, к вам пожаловал господин Ариверд, - слуга безумно боялся эту хрупкую девушку, боялся ее взгляда обжигающего холодом, и аура силы, которая окутывала ее тяжелым пологом длинных волос.
   - Я встречу его в каминном зале, - прозвучал её завораживающий голос, тихий как шелест ветра и такой же бездушный, но это лишь на первый взгляд. Слуга быстро удалился, его поспешные шаги эхом отдавались в тишине коридора.
   Туман окутал фигуру молодой девушки, облачая ее в черное шелковое платье, чей длинный шлейф стелился по полу, а алый корсет стянул тонкую талию, она не любила вычурных украшений, поэтому предпочитала носить лишь простые серьги из черного серебра и тонкий браслет, лозой обвивающий тонкое запястье.
   Каминный зал был сердцем замка, потому что лишь здесь всегда полыхали четыре камина, согревая своим теплом, не давая холоду проникнуть внутрь, даря уют нечастым гостям. У стены стоял человек, чьи глаза были стянуты черной повязкой, а ярко-рыжие волосы слегка завивались от жара, создавая вокруг головы огненный ореол. Он прислонился к спинке дивана, обитого красным бархатом, а дым сигареты красиво кружил в воздухе.
   - Хель, - мужчина поцеловал тонкую руку девушки, а она лишь грустно улыбнулась.
   - Надеюсь ты не ждешь ответного поцелуя, - Хель села в кресло, жестом предлагая мужчине сесть напротив, ее не могла обмануть повязка на его глазах.
   - Что вы госпожа, мне еще рано на тот свет, - Ариверд по-мальчишески улыбнулся. - Я слишком молод, что бы приходить к Вам за этой участью.
   - Хитрый лис, - мягкая улыбка коснулась губ девушки. - Что же тебе нужно от меня?
   - Ты уже в курсе, что многим из 'Забытых' не нравится твоя сила и власть, они боятся, они ждут когда ты наконец решишь покинуть нас навсегда. В своем страхе они не понимают, что уйди ты, мир лишится равновесия, ввергнется в хаос, они боятся, что ты придешь за ними... Я не хочу быть одним из них... - он перестал паясничать и перешел на 'ты'.
   - Ариверд, - девушка встала из кресла и подошла к окну, ее взгляд блуждал по туманным скалам, огибающим замок, ставшими стенами данному оплоту вечной скорби. - Я знаю об этом.
   - Так почему же ты ничего не делаешь?! - повязка на лице мужчины вспыхнула огнем, вместо глаз у него было пламя, неистовое и беспринципное. Загорелись тяжелые портьеры, обивка мебели и даже деревянный паркет. Хель подошла к нему и надела новую повязку, пламя огибало девушку, боясь приблизиться и угасая под ее взглядом.
   - Я устала, - девушка резко отвернулась, скрывая тоску в глазах. - Я устала бороться, устала от страха, который испытывают при встрече со мной, устала помнить всех за кем приходила, устала видеть боль в глазах уходящих. Мне не с кем разделить свою судьбу, бремя одиночества преследует меня проклятием тех, кто меня боится. Меня боишься даже ты, тот чьим именем названы войны, так мой названный брат?
   -Так, - Ариверд склонил голову в знак согласия. - Очень сложно не бояться тебя сестра. Твой поцелуй могут испытать лишь один раз, последний в жизни...
   - Ты Аватар огня, - Хель встала перед Аривердем и положила ему руку на плечо. - Иди к своей жене, она как Аватара жизни может понять меня и объяснить тебе, что мне нечего бояться... а к одиночеству я притерплюсь, ведь никто не полюбит смерть.
  
  
   Замок наполнился шумом, грохотом ног по каменным лестницам и жалостливыми криками прислуги. Хель резко поднялась и, гордо вышагивая, предстала перед нападавшими. Темные волосы девушки развивались, а глаза сияли зеленым огнем. Жалкая кучка старых, давно забытых богов, замерли. Но лишь на мгновение, секунду, пропитанную страхом за собственную жизнь, которая никому уже не была нужна.
   И полилась магия, древняя как мир, но от этого не потерявшая свою силу. Магия мысли. Магия чувств. Аватара смерти непоколебимо стояла под натиском Забытых. Обдуваемая морозными ветрами и жаром пустынь. Белая кожа покрывалась то коркой льда, то мелкими шлифующими песчинками... Аватара бездействовала. Среди незапоминающихся лиц забытых промелькнул яркий свет, он скользнул по каменной лестнице и предстал перед Аватарой Смерти, расправляя золотые крылья. Хель отшатнулась от удара сияющего меча, принимая следующий удар на лезвие секиры.
   - Алчность, что ты здесь забыл? - Хель увернулась, и меч лишь подрезал край алой ленты, заменяющей пояс пышному платью. - Ты жив, не то что они, - мрачный кивок в сторону Забытых.
   - Ты мне мешаешь, - голос Алчности звоном серебра раскатился по замку. - Мешаешь развиваться дальше.
   - Я лишь выполняю свой долг. - Секира просвистела перед красными глазами на золотом лице. - Ты не сможешь меня победить.
   - Ты думаешь? - лезвие меча удлиняется и алая кровь капает с виска девушки. - Мне нужна лишь твоя кровь, остальное сделают они. - Светящийся клинок втыкается в камень пред ногами Забытых, сплетенная в единую сеть древняя магия, вырывается с криком Алчности, пронзенного секирой. Сияющая сеть окутывает фигуру девушки, разрезая плоть и гася свет в глазах бессмертной.
   - Я вернусь, - сеть рвется под натиском алых от крови крыльев и тело девушки разлетается тысячью черных огоньков...
   Эта битва была проиграна обеими сторонами, но пока Забытые об этом даже не подозревали.
  
  
   Миры умирают...
   Смерть больше не приходит за людьми и старость правит бал. Беспомощные старцы переполнили миры, не давая взойти новым росткам жизни. Земля не может прокормить такое количество существ и лишь живые скелеты скитаются по разрушенным городам.
   Исключение составляют древние миры, те, в которых обитают Альвы (Эльфы, сидхи) и другие волшебные существа, чьи жизни не подвластны Старости, они еще живы, но люди согнали их с родных земель туда, куда они сами уже не смогли попасть - в Чертоги.
   Со времени 'ухода' смерти прошло пятьдесят лет...
  
  Глава 1.
   Смотри, близится финал,
  Этот век все силы растерял,
  Словно старый зверь, раненый зимой.
  Вокруг кладбище надежд,
  Вечный страх и торжество невежд,
  Будущего нет здесь у нас с тобой
  (Ария)
  
   Темно. Где я? Так тепло, я не хочу покидать это место. Время летит, будто сквозь меня, овевая изредка пеленой воспоминаний. Как просто, вот ты жив, а через мгновение, уже нет. Я бы не сказала что это привычно для меня. Так вот как чувствуют себя те, кого я забрала. Так кто же знал, что моя кровь сможет убить даже меня саму... странно. Я знаю, что будет дальше, я не смогла выполнить контракт...
   Куда меня тянет, что это? Утроба? Я скоро вернусь в мир? Как же долго меня не было...
  
   Мне не повезло родиться.
   Мать выбросила меня в холодные воды Гиранхелла, надеясь избавиться от обузы, а быть может испугавшись. Я знаю, что мой взгляд холоден, через несколько лет, когда сила вернется ко мне, я вновь смогу убивать, сейчас же придется терпеть. Неприятно ощущать себя в теле младенца, я беспомощна...
   Поток выбросил мое тело на берег. Что делать дальше я понятия не имела. Спустя часов пять меня кто то обнаружил, пока я восстанавливала организм целебным сном. Мой сон похож на сон вампира, если засну, то пока не проснусь самостоятельно, да никакой хорошей реакции от меня не дождешься. Проснулась же я упакованная в свежую простынку, потолок надо мной как-то странно покачивался. Понятно, я в люльке, кто ж такой добрый то нашелся? Мой взгляд наткнулся на мечтательную физиономию с длинными ушами, и как я умудрилась к эльфам попасть? Пришлось загугукать, что бы не разочаровать почтенную публику, противно то как. Попав в 'нежные' объятия с виду хрупкой эльфы, я едва не пожалела, что не осталась плавать в холодной воде, так сильно мое тельце было стиснуто. Спас меня вошедший муж златокудрой эльфийки.
   - Еленели, - хмурый взгляд синих глаз эльфа остановился на моей персоне, - Где ты Это взяла?
   - На берегу, - эльфа с певучим именем прижала меня к себе, я едва не нарушила маскировку и не заорала благим матом. - Можно я ее оставлю?
   - Милая, - таким тоном только 'дура' произносить. - Человеческому выродку не место здесь. - Тут уже я обиделась, то ЭТО, то выродок, он что с моим полом определиться не может?
   - Но ее бросили, - не переставала канючить эльфийка.
   - Сейчас многих бросают, все равно же выживают, - тут я с ним была согласна, даже больше не хотелось выдрать его белобрысые космы, грустно стало.
   - Я посоветуюсь с братом! - а эльфийка то с характером.
   Эльфа вышла из домика, который оказался на высоком ясене, перепрыгнула по тонким мостикам на другое 'деревце' и, стуча каблучками, вошла в дом. Здание не дереве оказалось резиденцией правителя, не плохо ее братик устроился. В главном зале, увитом плющом и другой растительностью, на троне восседал красавец эльф, а они по человеческим меркам все красавцы. Взгляд его аквамариновых глаз упирался в потолок, на красивом лице отпечатались витающие в голове мысли, не часто можно увидеть на лице эльфа такую кучу эмоций. Витой серебряный обруч сполз на бок, совсем не сдерживая коротко(!) остриженные черные(!) волосы. Да, интересный экземпляр.
   - Еленели? - братец державшей меня эльфийки, даже не подумал привести себя в более или менее приличный вид, только покосился на нас одним глазом, видимо уже привык, что к нему так вламываются. - Что на этот раз?
   - Брат, я нашла ребенка на берегу реки, она такая славная, можно я воспитаю ее? - Эльфа продемонстрировала меня во всей красе (и пеленке) скучающему правителю. Мой взгляд говорил 'киньте меня обратно в реку, только не оставляйте с ней'.
   - Кхм, - правитель изучающее посмотрел на меня, в его глазах я явно увидела жалость от предстоящей мне участи. - Опять замучаешь бедное дитя?
   - Ваааааааааааааа... - бедное дитя в моем лице разразилось громким плачем и, под шумок, укусив эльфу за палец, я скатилась вниз и уползла под трон, не отдавайте меня этой извращенке, чего мне приспичило именно в этом мире родиться? - Апчхи! - они под этим троном хоть раз убирались?
   - Что это было, - два ошалелых взгляда вперились в трон.
   - Трайден, - эльфийка подергала брата за рукав шелковой рубашки. - Она спряталась.
   - Я вижу, какой то слишком шустрый младенец, - правитель не постеснялся нагнуться и попытаться меня изловить, не тут то было, в зал совета ввалилась толпа министров и ахнула, застав правителя в интересном положении. Сестричка быстренько покинула место дислокации, боясь нарваться на гнев брата. Я, нагло улыбнувшись, спряталась подальше, но сжалившись, толкнула в руку правителя серебряный кубок, давно здесь валявшийся. Толкать бутыль вина я не стала, и так правитель не в лучшем свете себя показал.
   И я насладилась прочувствованной речью правителя, на все лады ругавшего главного мага эльфийского королевства, за неработоспособность бытовых заклинаний, которые пыль убрать не могут, из-за чего драгоценные королевские бокалы можно выкидывать из-за их 'случайного' попадания под трон. Далее пошла скучная политика, и я задремала, краем уха прислушиваясь к виртуозным речам с жестокой примесью этикета в девяносто процентов.
   Спустя пару часов венценосная физиономия правителя вновь появилась в зоне моей видимости. Он протянул руку, пытаясь вытащить мою персону из под своей частной собственности. Я подтолкнула к нему пять бутылок эльфийской самогонки, видимо ему было мало или пить одному не хотелось, но, схватив меня за край некогда белой пеленки, правитель явил меня свету. На мое гугукание он скривился и положил меня на трон.
   - Что мне с тобой делать? - я будто бы не заинтересованно пачкала обивку мебели пыльными пальчиками, изображая из себя обыкновенного проказливого младенца. - Ты же все понимаешь, - мои усердия возросли вдвойне. - Глаза у тебя слишком умные.- Я сделала самое глупое выражение мордашки и улыбнулась. - Оставлю я тебя своей сестре, - я вздрогнула - Ничего, она только на первый взгляд глупышка, на второй она просто ... об этом история умалчивает, - Правитель взял меня на руки и понес обратно в тот самый домик, моих младенческих сил явно не хватало на борьбу с этим типом, что ж расслабимся и получим удовольствие...
  
   Я росла, теперь по человеческим меркам мне около шести лет. Трайден, правитель эльфийского поселения выполнил свою угрозу и отдал меня на попечение своей сестры. К моему ужасу материнский инстинкт не прошел мимо длинных эльфячих ушей и остальной женской половины селения. Моя мелкая персона привлекала повышенное внимание, которого я не сильно хотела, в принципе я хотела только одного, что бы меня оставили в покое. Именно по этой причине, как только мое новое тело смогло передвигаться нормально, я начала сбегать из дома эльфы, приютившей меня. Я скрывалась там, где виднелся другой берег бурной реки, вход в царство людей, страдающих без моего присутствия. Ближе к вечеру меня за уши оттаскивали в дом и после получасовой лекции на тему 'Нельзя сбегать из дома', в очередной раз лишали ужина и запирали в комнате. Зато теперь я могу похвастаться тем, что из-за меня в этом мире придумали замки...
   Для меня было очень хорошо, что эльфы не знали как должен вести себя обыкновенный человеческий ребенок, поэтому не особо удивлялись моему быстрому психологическому взрослению, лишь умильно улыбались глядя, как я быстро всему учусь. Я же просто вспоминала то, что знала в прошлой жизни, а уж за время прошедшее со дня сотворения мира я узнала многое. Правда обычным человеком я была очень недолгое время, поэтому я с упоением следила за развитием своего организма и игрой гармонов в теле. Никто бы никогда не посмел управлять мной или приказывать мне, здесь же каждый считал нужным указать мне на мои ошибки, что одновременно мне нравилось и сильно бесило. Свою гордость мне пришлось засунуть в самую темную и захламленную часть души. Так было проще, от моей ярости нет никакого толка, по крайней мере сейчас, когда до возвращения сил остается еще так много времени, по людским меркам...
  
   Вот мне исполнилось десять и меня подпустили к оружейной. Ох зря... Оружие - это моя страсть! Я часами могу наблюдать за игрой света на остро заточенном клинке, держать в руке рукоять меча, оплетенную кожей, играть парными кинжалами, чьи остро заточенные лезвия так и норовят испить крови. Чувствую себя маньяком...
   Стою, пытаюсь поднять тяжеленный меч, махать им у меня сил еще не хватает, но я упрямо пытаюсь повторить свой фирменный замах. В результате: сломанная стойка с мечами, раздолбанная стена и инфаркт у правителя, зашедшего на огонек.
   - Эльфийские мечи не будут слушаться человека, даже если он и рос среди эльфов, -прорычал Трайден, с помощью магии поднимая стеллажи с оружием.
   Ответом ему был гордо вскинутый подбородок и ярость в глазах. Я не человек, но ему знать об этом не стоит, поэтому схватив так понравившуюся мне железку, я вышла из оружейной, оттоптав ноги эльфийскому правителю. Я не злопамятная, я просто злая и на память не жалуюсь.
   И вновь я на берегу реки, отделяющей мир эльфов от мира людей. Быстрое течение грозно пело свою песнь, а ветер вплетал туда свои протяжные ноты. Песок был плохим заменителем твердого пола эльфийской оружейной, поэтому меч в моих руках казался еще тяжелее. Неуклюжие движения еще детского тела не позволяли мне провести полную тренировку, ноги скользили, а мышцы уже через полчаса начали безумно ныть, моля об отдыхе. Я пропустила их молитвы мимо ушей, за что и поплатилась вечером. Кто нашел меня на берегу, в полном изнеможении лежащую на песке и отнес в дом Еленели, я не знала, но чувство дежа-вю не оставляло меня еще долго.
   На утро меня разбудил льющийся в глаза солнечный свет, на лбу у меня лежала мокрая повязка. Еленели сидела на подоконнике, ее грустный взгляд был направлен в раскрытое нараспашку окно, белые одежды вяло трепал ветер. Услышав тихий стон, слетевший с моих крепко сжатых губ, она повернулась ко мне. Улыбнувшись, эльфийка встала и подошла к большому плетеному шкафу, порывшись там немного, она достала какой-то тюк ткани, перевязанный голубой лентой. Осмотрев его со всех сторон, Еленели кивнула своим мыслям и положила сверток мне на колени.
   - Что это? - опасливо поинтересовалась я, мрачно разглядывая толстую мешковину.
   - Разверни, узнаешь, - звонкий голосок эльфийки заставил меня задуматься, в свертке могло быть что угодно, от сотни жареных блинчиков, до атомной бомбы, но я сильно надеялась, что последнюю в этом мире еще не придумали. Но взгляд лучистых глаз явно говорил о том, что от подарка мне так просто не избавиться. Очень осторожно, дабы не задеть лишний раз эту неизвестную штуковину, я размотала голубую ленту и начала разматывать мешковину. Подарок превзошел все мои ожидания, на черной мешковине лежали ножны с мечом. Тонкий узор, пламенем огня стремился по ножнам из черного гномьего серебра, окутывая алыми язычками пламени чуть изогнутую рукоять, а гарда меча полностью защищала ладонь. Я благоговейно достала клинок из ножен и поморщилась, кое-где лезвие было поцарапано, будто им дрова рубили.
   - Этот клинок мне привез отец, он сделан руками человеческого мастера, еще до нападения на нас людей. Когда я узнала, что ты заинтересовалась оружием, то решила отдать его тебе.
   -Спасибо, - я прижала клинок к себе и впервые за долгие годы на мое лицо скользнула улыбка...
  
   Мне пятнадцать.
   Мое тело постепенно возвращалось к прежнему, привычному, состоянию, но до полного входа в силу оставалось еще довольно много времени - пять лет. За годами здесь слежу только я, для эльфов все мои года, это только мгновение, раньше я думала так же, как и они. Магия этих земель была особенной, она помогала мне не думать о том, что твориться вне этого маленького и уютного мирка. А там с каждым годом все больше людей превращалось в нежить. Я просыпалась ночью от собственного крика. В кошмарах я видела, как я не успеваю очистить миры, и их хрупкая Основа рассыпается у меня в руках. Я виновата и плата за мою ошибку слишком высока.
   Я продолжала тренировки, меч уже давно не казался игрушкой в моих руках. Правда, оттачивать свое мастерство мне приходилось подальше от лишних глаз. На берегу всегда было безлюдно и безъэльфно. С каждым днем становилось все холоднее и холоднее. На той стороне реки начиналась зима... странно. За последние пятнадцать лет зима не подходила так близко к королевству эльфов. Бурные воды реки никогда не замерзали, оставаясь надежной защитой перехода в Чертоги. Эльфы заметно заволновались, возобновили тренировки и обучение магией, мне это не понравилось, из всего этого следовало, что происходящее принесет горькие плоды. Я случайно подслушала разговор у дома советов, эльфы готовились к войне, долгой и беспощадной.
   Но проходили годы, река начала замедлять свой темп, позволяя редким отрядам нежити проникать в запретное для них место. Дозоры сновали по границе, вылавливая проникших тварей и с помощью магии лишая их движения. Вскоре оплетенные зеленой лозой мертвяки стали немой границей эльфийского государства.
   Мне исполнилось девятнадцать, когда орды нежити начали пробиваться через границу, пока эльфы еще могли удержать ее, но раненных становилось все больше и больше. Я вместе с эльфийками посменно дежурила в лекарских палатах, ночами продолжая тренировки, боясь потерять форму, я чувствовала, что скоро придет мое время.
  
  Глава 2.
  Лунный свет твой сон в земле нарушит
  Полночь бросит колдовской металл
  Пес завоет по усопшим душам
  Рухнет вниз могильная плита
  (Ария)
  
   Морозный ветер взъерошил черную пелену моих волос, чтобы они не мешали, я перевязала их черной лентой. Сегодня я напросилась в дозор с эльфийскими разведчиками, только после долгих уговоров они согласились взять меня, правда всучили мне знахарскую сумку и всю дорогу с сомнением косились на меч, спрятавшийся за моей спиной. Отряд состоял из пяти эльфов и меня. Мы бесшумно скользили по покрытой инеем траве. Всю неделю было непонятное затишье, нежить не нападала на границу. Эльфийский маг, что-то колдовал, идя впереди меня. Посмотрев ему через плечо, я увидела прозрачную сферу в изящных руках. Мутная пелена медленно открывала другой берег реки. На заснеженной земле стояла армия нежити, их было не просто много, а очень много. Сотни тысяч изуродованных тел занимало не малую территорию. Нежить действовала слишком уж организованно для безумных мертвяков, ими явно кто-то управлял. Причем, эта сволочь, обладала не малой властью над людьми и просто невероятной силой подчинения. Это был явно какой-то бог, древний и безумный. Его магия запахом падали пропитала воздух округи. Я чувствовала его злость, от того, что одно небольшое эльфийское поселение противостоит ему уже несколько лет. Жаль, что я не могла определить, кто это. Если бы я это знала, то знала бы и его слабость, а победить можно любого, это я испытала на себе.
   Наш отряд бесшумно пробирался по густым зарослям, едва шелестя покрытыми снегом ветвями низких деревьев. Мы преодолели 'живую' изгородь, пустые глаза нежити злобно следили за каждым нашим шагом. Я поежилась под пристальным взглядом той, что явила меня в этот мир, сердце замерло в предчувствии беды.
   Глава отряда, эльф с совершенно седыми волосами, сделал знак остановиться, мы пришли на место дежурства. Заняв наблюдательные позиции, мы следили за движением на том берегу. И не одной мне видимо не понравилось непонятная суета у берега вяло текущей реки. Один из эльфов, по приказу седого, скользнул к берегу, спрятавшись в магии хамелеона, невидимый для вражеского войска. Я уже пожалела о своем походе в дозор, замерзнув в легкой эльфийской броне. Гордость не позволяла попросить у надменных эльфов плащ, они до сих пор относились ко мне с высокомерным презрением. Лазутчик вернулся через час, принеся плохие вести. В лагере нежити были люди, живые и несомненно возглавляющие эту немаленькую армию. По услышанным разговорам, разведчик вычислил, что живые прибыли к берегам пограничной реки только вчера. Все несомненно были магами, довольно слабыми, служителями одной стихии - мастера льда...
   Было решено отправить двоих к совету, для донесения полученных сведений. В итоге на посту остались я, маг и седой эльф, Их совершенно не укладывающиеся в память имена я благополучно забыла, как только они были произнесены. А зачем они мне? Мы наблюдали за тем, как десять магов людей выстроились на берегу реки и на распев начали читать одно заклинание. Седой достал лук, пять стрел почти одновременно воткнулись в глотки магов, пополняя ряды нежити, но остальные пять магов дочитали свое заклинание. Волна ледяного ветра прокатила по берегу, покрывая все толстым слоем льда, воды Гиранхелла остановили свой ход. Магия, защищавшая Чертоги, разрушилась.
   Маг защитил нас, накрыв прозрачным куполом, но стоило шевельнуться, как наше укрытие осыпалось миллиардами ледяных кристаллов. Мы стояли на пустынном берегу, втроем, а на нас надвигалась армия нежити. Маги потеряли все свои силы, поэтому отступили за спины своей армии. Эльфы приготовились к бою, но они, как и я, знали, что выжить будет очень проблематично, да и пополнять собой ряды нежити, им тоже не хотелось. Но эльфийская отвага не позволяла отступить.
   Первая волна нежити застряла в пробившейся из мерзлой земли лозе, Стрелы метко летели в прорывающихся через преграду мертвяков, приковывая их к земле. Но силы одного мага, пусть и довольно сильного, и одного стрелка, хоть и очень быстрого, не могли остановить многотысячную армию. Я достала клинок и аккуратненько так вырубила обоих. По льду два тела протащились довольно быстро, вплоть до границы действия заклинания льда. Я отыскала куст можжевельника, по странным обстоятельствам, спрятавшиеся в его ветвях существа не замечались нежитью. Там как раз хватило места для двоих.
   Я обернулась, немертвые медленно, но верно преодолевали препятствия, щедро наставленные на ее пути эльфийским магом. Я побежала в сторону города. Можете считать меня трусихой, но так глупо умирать я не собиралась, еще двадцать лет ожидания (если не больше), миры не переживут. Если и сражаться, то со всей армией, зная, что твою спину могут прикрыть. Задыхаясь, я ворвалась в древесный город, где на главной поляне выстроились все жители эльфийского государства, как же их мало. Я натолкнулась на кого то и почувствовала как меня начали трясти за плечи.
   - Где Элдариерон и Рамкотри? - Глаза правителя Трайдена пылали яростью.
   - Живы, - я вырвалась из рук правителя. - Нежить уже скоро будет у границ города, маги остановили воды Гиранхелла. Защита пала!
   - Думаешь, мы этого не знаем? - правитель посмотрел на меня как на букашку, залезшую на пирожное, подаваемое к столу царственной особе. Я скрипнула зубами, но выдержала взгляд аквамариновых глаз. - Не попадайся под меч человек...
   - Не беспокойся, не попадусь, - я мрачным взглядом проводила фигуру правителя, раздающего указания сильнейшим магам эльфийского королевства.
   Армия эльфов выстроилась у границы города. Маги стояли в арьергарде, плетя заклинания, накладывая защиту, зачаровывая стрелы, поставляемые на вторую линию обороны, которую заняли стрелки. В авангарде стояли войны во главе с правителем, облаченные в начищенные тонкие кольчуги. Я вместе с Еленели и другими эльфийками была заперта в можжевельниковых покоях. Мои возражения никто не слушал, затолкнув меня внутрь. Илионора, невеста правителя, спокойно сидела в стороне, едва ли не вышивая крестиком. Меня поразило ее спокойствие.
   - Не волнуйся, - на мое плечо легла изящная ладонь Еленели, моей названной матери. - Мы не так слабы, как ты думаешь. Тем более сам Трайден встал во главе армии. Я знаю, что вы недолюбливаете друг друга, но поверь, он не просто так считается нашим правителем. Трайден сильнейший воин, ему нет равных в этом мире.
   - Вы просто не представляете, кто вам противостоит, - сказала я. - Вы сможете справиться с нежитью, но тот, кто ведет их, не так прост.
   - Тихо, - Еленели прислонила палец к губам. - Могут подумать, что ты на стороне нежити, я то знаю, что это не так...
   - Еленели, - я взглянула в глаза эльфийки. - Я, по сути, не могу быть на их стороне... поверь мне...
   Я не договорила, страшный удар сотряс землю, стены начали покрываться тонким слоем инея. Еленели прижалась ко мне, в ее глазах я прочла страх. Илионора отложила в сторону шелковую нить. Несколько эльф достали тонкие кинжалы. Второй удар вынес дверь напрочь, как впрочем, и крышу нашего укрытия. Над нами завис тот, кого я не ожидала здесь увидеть. Араней, один из забытых богов. Развевающиеся в вихре снега голубые одежды, бледная кожа и совершенно белые глаза. Его седые волосы разметались в потоке силы.
   - Вот я и нашел тебя, - Араней смотрел прямо на меня, - Долго же ты пряталась. Высшие будут рады узнать, что ты умерла... снова.
   - Высшие? - Я усмехнулась, доставая меч из-за спины. - Как пафосно...
   - Нам подходит, - Забытый метнул в меня острые льдинки, в довольно большом количестве. Я увернулась, выбегая на улицу, чтобы не пострадали эльфийки. - Куда же ты.
   - Мне претит ваше общество, простите. - Я влетела прямо в центр армии нежити, клинок порхал в воздухе, кося мертвяков направо и налево, так же мне помог Араней, пускающий в меня разнообразные ледяные заклинания, которые по мне не попадали, зато исправно замораживали все вокруг. Эльфы увидев меня, зигзагами убегающей от неизвестной им личности, разбегались в стороны. Араней зверел на глазах. Когда за моей спиной возверзлись прозрачные ледяные горы, вспоровшие остатки армии мертвяков, я поскользнулась и упала, прокатившись по льду прямо под ноги эльфам. Меня за шкирку подняли на ноги и я встретилась со взглядом Трайдена.
   - Что ты тут делаешь? - Я не успела ответить, заметив, что Араней запустил в нас одним из своих заклинаний. Оттолкнувшись от земли, я отлетела в сторону, прихватив с собой и правителя, оставшиеся эльфы превратились в заледенелые статуи.
   - Араней! - Прокричала я, поднимаясь на ноги. - Тебе так нравится жить в мертвых мирах? Неужели власть над исчезающими так сладка и прекрасна, как ты мечтал? Высшие над низшими, смешно! Вы кормитесь падалью не понимая, что ведете все к уничтожению! - Я стерла капли крови с пореза на бедре, смазав ими свой меч, пусть он думает, что сила моей крови при мне. - Ты так хочешь умереть от моего меча?
   - Ты, выскочка, без прошлой силы! - Забытый метнул в меня кристаллы льда, я грациозным прыжком ушла из под удара, краем глаза следя за Еленели и Илионорой, расколдовывающими застывших эльфов.
   - Ты уверен? - в мою задачу сейчас входило только отвлечение внимания бога. Я пробежала по скользким ледяным глыбам, и в прыжке зацепила мечом край его одеяния. Араней отлетел в сторону, испугался... хорошо. Я преследовала бога, и знала его слабое место - страх смерти...
   Увертываясь от очередной силовой волны, способной меня убить в считанные мгновения, я провалилась под через дыру в крыше дома собраний. Воздух покинул легкие при ударе об пол, меч отлетел в сторону.
   - Попалась, - Араней навис надо мной, его глаза гипнотизировали меня, не позволяя двигаться. - Как это трагично, ты единственная смертная во всех мирах. Та, что была бессмертной... - Мое тело начало покрываться тонкой корочкой льда. - Ты будешь умирать медленно, а когда ты возродишься, мы снова тебя убьем. - Лед не покрыл только лицо, когда тело Забытого изогнулось, из его спины торчала стрела. - Кто посмел?
   Араней обернулся и усмехнулся, увидев в дверях Илионору сжимающую в руках лук, он с помощью магии вытащил стрелу, которая зависла в воздухе и с ускорением метнулась в эльфийку, пронзив ее насквозь. В ее крике было столько боли, что я зажмурилась, скрывая потемневшие от гнева и безнадежности глаза.
   - Как ты посмел, - правитель безнадежно опоздал, но ни один мускул не дрогнул на лице, при виде невесты, превращающейся в нежить. Он стоял напротив Аранея, и древняя магия окутывала его тело паутиной сумрачных линий. Тонкие нити отразили ледяную силу забытого бога и метнулись в атаку, закутывая того в черный кокон, лишая возможности двигаться.
   - Меч, магией его не убьешь! - крикнула я, задыхаясь в ледяных оковах.
   - Что ж, поверю тебе, человек, - Трайден поднял мой меч, увернувшись от освободившегося бога, который метнул в правителя сноп тонких ледяных лезвий. Я же пыталась освободиться, но ко мне подбежала Еленели и с помощью своей магии помогла растопить лед. Я поднималась на ноги, когда Эльфийка откинула меня в сторону, сама превратившись в ледяную статую, расколовшуюся на тысячу частей. Ярость полыхала в моих глазах, когда я вырвала со стены старую секиру, служившую напоминанием о какой-то великой битве. Тонкий кинжал вспорол ладонь и я кровью обагрила старое лезвие.
   - Араней, забытый бог снежных бурь, твоя смерть пришла... - Бог обернулся, едва не пропустив удар меча правителя, белесые глаза засветились белым, а морозная аура задвигалась в двое быстрее, отталкивая Трайдена в сторону. - Правильно делаешь, что боишься... - Моя секира пронеслась в считанных миллиметрах от лица Забытого, его спасла только хорошая реакция. Секира в моих руках привычно запела свою песню смерти, с легкостью отбивая ледяные атаки Аранея. Трайден, как ни странно, с легкостью влился в заданный мною ритм и мы вдвоем теснили Забытого, не давая ему возможности произнести какое либо сложное заклинание. Даже боги не всемогущи, тем более те, кто питаются верой нежити. Меч Трайдена полоснул в опасной близости от шеи Аранея, когда я метнулась следом, секирой пробивая его защиту и разрубая тело забытого. Белесые глаза бога наполнились страхом, а тело начало покрываться льдом, мне оставалось только легонько треснуть по наледи, что бы Забытый исчез навсегда, осев тонким слоем снега на деревянный пол зала совета.
   - Тебе не дано право на перерождение, Забытый... твоя вера в мою кровь убила тебя...
  
   Я мрачно перебинтовывала раны, чувствуя слабость во всем теле. Выжившие эльфы не смели подойти ко мне, сидящей в самом углу зала собраний.
   Стоит заметить, что мертвяки закончили свое существование, без права на перерождение, так как они потеряли тела, за которые долгие годы цеплялась душа. Зачем нужна смерть, если люди все равно умирают? Умирают, но уже не могут возродиться. Смерть указывает путь в мир мертвых, мир, где души находят покой перед новой жизнью. Без Аватары врата в этот мир закрыты. Поэтому погибшие сегодня никогда больше не вернутся в объятия жизни.
   Трайден помогал спасать раненных, но я чувствовала, как он искоса смотрел в мою сторону. Я знала, что у него была масса вопросов, но он ждет, что бы задать их мне наедине, без лишних ушей. Но силы покидали меня, заставляя погрузиться в пучину воспоминаний и кошмаров.
   В бреду мне являлись картины разрушенных миров, мертвых и безжизненных. Моя сестра Жизнь, закованная в костяные оковы, страдающая в плену Забытых. Души мертвых молили о спасении, сгорая на тонком хрустале Граней и Основ. И темнота... пустая и безжизненная...
   Проснулась я от перезвона тысячи колокольчиков, озаренная неземным светом. У постели стояла Ева, точнее ее отражение, полупрозрачное и притягательное. Жизнь провела рукой по моим волосам, но я почувствовала только легкое дуновение ветра. Голубые глаза, с искорками света в расширенных зрачках, улыбались мне.
   - Сестра... - произнесла она мелодичным голосом. - Ты почти не изменилась.
   - Нет, - я села на постели и, горько усмехнувшись, продолжила. - Не изменилась.
   - Забытые преследуют тебя... - Жизнь грустно улыбнулась мне. - Они ищут регалии, хотят занять твое место.
   - Что?!!- Я возмущенно вскочила на ноги и начала выхаживать по комнате, кстати, какая то совсем не знакомая комнатенка, но об этом позже. - Они ищут Книгу и Косу?!! Да как они посмели!!!
   - Ты хорошо их спрятала, - Жизнь появилась позади меня и зашептала мне на ухо... - Но мы же с тобой знаем, что им не найти их, так ведь?
   - Еще бы, - хмыкнула я, косясь на сестру. - Там они их никогда не найдут.
   - Я знаю, что тебе нужна моя помощь...
   - Я не могу ее принять, ты ведь знаешь правила - Я нащупала кинжал, так удачно спрятанный в эльфийской броне, которую с меня не сняли.
   - Кодекс не важен, когда на карту поставлены миллиарды жизней! - Жизнь посмотрела на меня своим пронизывающим взглядом. - Мы можем не ждать твоего совершеннолетия, я помогу тебе достать регалии!
   - Не поможешь, - лезвие кинжала скользит по моей коже, вычерчивая на ладони новую алую линию. Резкий рывок и та, что притворялась моей сестрой, становится вполне материальной. - Не верный ход, Забытая... - Лезвие кинжала прислонено к горлу незнакомки, хотя почему незнакомки, только одна тварь могла так точно скопировать поведение сестры. - Страшно, так ведь Ложь?
   Боги не бестелесны, как принято думать, они дышат, пьют, едят... и боятся. Правда это только тогда, когда они находятся в Мире. Поэтому для Лжи, мой кинжал, тем более смазанный кровью, был смертелен...
   - Ты не посмеешь, - Лицо моей сестры таяло как акварель, которую щедро окропили водой, теряло родные мне черты. - Ты переступишь Закон!
   - Я не Ева, я привыкла приносить жертвы... - кинжал был прижат к посеревшей коже Лжи, ставшей грузной, немолодой женщиной со злыми глазами алого цвета. - Ты забываешь, с кем имеешь дело, только я имею право выбирать. Так же право наказывать, тоже принадлежит мне. Зачем вам регалии, а Забытая?
   - Что бы иметь право решать! - надломленный, с хрипотцой, голос женщины, заставил меня поморщиться.
   - Это право у вас было... - я вздохнула, понимая, что этот разговор ни к чему не приведет. - Пока вы не убили меня.
   Кинжал быстро скользнул по шее Забытой, и та закричала, превращаясь в прах, осевший на деревянный пол. Вот из-за чего страдают все... всё из-за того, что кучке богов, давно и всеми забытых, захотелось решить судьбу многих, а не только свою. Я никогда бы не убила, без права на перерождение... раньше. Теперь, когда Баланс нарушен, я не имею права задумываться и подсчитывать жертвы, ведь вернув свою силу, я смогу повернуть время вспять, пробудить Третью...
   Я настолько задумалась, что не заметила того, как кто-то подошел ко мне сзади, реакция моя была не однозначной. Трайден ловко перехватил мою руку с кинжалом возле своего лица. Я удивленно уставилась на обиженно звякнувшее об пол оружие. Нервы ни к черту. Интересно, сколько мы уже вот так вот стоим, молча и в неудобном положении, во всех смыслах этого словосочетания? Наверное если бы не струйка крови, с моей порезанной ладони, живописно скользнувшая на руку 'премудрого' эльфа, мы бы простояли вечность.
   - Может я и повторяюсь но... Кто ты? - голос эльфа вытянул меня из прострации.
   - Как я понимаю, шутка с невинными глазками больше не пройдет? - пока правитель задумался, я освободила свою руку из его плена и перевязала ее белой тряпицей, безжалостно оторванной от занавески.
   - Не пройдет... - наконец проговорил он. - Ты ведь не человек?
   - Ну это смотря с какой стороны посмотреть, - попыталась увильнуть от ответа, но напоролась на грозный взгляд монарших очей и передумала. - Физически я стопроцентный человек... пока.
   Я задумалась, а надо ли ему объяснять все это? Это конечно не тайна, но все же рассказывать существу, прожившему не один десяток лет, строение миров и свою роль в этом... Тут два варианта развития событий и оба меня не прельщают. Он может просто не поверить мне, а может проникнуться моим долгом и... лучше не думать об этом.
   - Пока что? - а говорили, что эльфы терпеливые, этот видимо с изъяном попался.
   - Пока не найду две принадлежащие мне по праву вещи, или их не найдут раньше меня, что вряд ли, но всегда бывают исключения, - Я решила не раскрывать себя полностью, это было бы глупо с моей стороны.
   - Как ты смогла победить того бога, ведь по сути это невозможно? - да, похоже парня прорвало на вопросы и, не ответив хотя бы на часть из них, я отсюда не выйду.
   - Понимаешь, тех, кого мы называем Богами, в большинстве своем придумали люди (эльфы, гномы тролли... нужное подчеркнуть), и свои силы они питают из веры в них. Но в каждом случае есть обратная реакция, если бог во что-то верит, для него это становится реальностью. Вот и в нашей ситуации получается, что Араней безумно сильно верил в то, что моя кровь его убьет, поэтому при ранении секирой, обильно политой моей кровью, он как бы убил сам себя...
   - А почему он преследовал именно тебя? - так, опять переход на личности, как бы его увести от этой темы.
   - Меня кстати Хель зовут, - я протянула руку, ошалевшему от такой перемены в разговоре, эльфу. - А не 'эй ты', как вы привыкли называть меня. Вот, я все что могла, сказала, а теперь простите, но я должна покинуть ваше прелестное во всех отношениях поселение...
   - Никуда ты не пойдешь! - быстрое движение и меня ударом припечатывает к стене, не столько больно, сколько обидно. Сильная рука Трайдена держит меня за горло, я не знала, что эльфы настолько необузданны... - Пока не объяснишь патологическую страсть тех богов к твоей персоне.
   - Думаешь, силой ты получишь ответ? - просипела я, стараясь не шевелиться.
   - Думаю да... - я молча смотрела в его глаза, в них отражался сумрак, царивший за окном. - Я хочу знать, за что погибли мои родные...
   Я вспомнила вечно беззаботное лицо Еленели, ее смех и иногда глупые поступки. Вспомнила Илионору, смело шагнувшую на встречу погибели. Я виновата... виновата во всех смертях, сегодняшних и тех что были последние семьдесят лет. Как не отговаривает разум, что все это не зря, но сердце, не закрытое броней Аватары, болит. А я думала, что навсегда забыла эти чувства, спрятанные за бременем долга.
   - Отпусти, я расскажу... - железная хватка ослабла и я опустилась на холодный пол. Правитель эльфов выжидающе смотрел на меня. Я приготовилась к долгому повествованию...
   Как я говорила, существует множество реальностей, мы называем их Мирами. Каждый мир имеет свою Грань, перемычку или переход в соседний мир. Есть Основа, она хранит в себе память о всех Гранях и Мирах, которые только существуют. Когда то три сущности создали эту систему и ушли на покой, оставив управление на Аватаров, существ, ставших сильнее Создателей. На Аватарах держится все, так как без накопителя, коими в сущности они и являются, мир может сильно измениться. Представь, что исчез Аватар Воздуха, во всех мирах пропадет атмосфера. Без Аватара Огня все превратится в холодные пустоши. Я уже молчу об Аватаре Жизни, если она исчезнет, останутся пустые миры.
   Я смотрела на свои руки, кое-как перетянутые лоскутами ткани, лишь бы не смотреть в глаза правителю, не прочесть в них то, от чего я скрывалась более пяти тысяч лет...
   У Аватары Жизни была сестра, ее ненавидели и проклинали почти все. От ее имени сбегали в страхе короли и мошенники. Ее боялись до дрожи в коленях... Одна из сильнейших Аватар - Смерть...
   Я поежилась от сквозняка, гуляющего по моим ногам, но продолжила рассказ.
   Аватара Смерти знала судьбу каждого живого существа, знала срок и точную дату. По истечении срока она забирала душу, провожая ту на перерождение. Она провожала и богов, уставших от бессмертия, но только по их просьбе. К сожалению это и стало решающим фактором восстания против нее. Забытые боги во главе с Алчностью напали на Аватару, уничтожив ее, с помощью ее же крови и древнего ритуала. Так смерть исчезла из миров. Нет, люди и другие существа не стали жить счастливо, ты и сам это видел, они все так же умирали, когда телесная оболочка была уничтожена. Но их души погибали вместе с телом, не находя маяка в мир духов - Аватары. Теперь контракт на охрану миров разрушен. А все благодаря шайке глупцов, испугавшихся того, что никогда бы не произошло без их согласия. Одного из них ты наблюдал сегодня...
   - Так значит ты... - Я видела понимание в его глазах, удивление и даже ярость.
   - Я перерождение Аватары Смерти, несущая имя Хель. Первая в ранге обладающих силой, - я сразу ответила и на незаданный вопрос правителя. - Я обрету силу, когда мое тело полностью восстановится, это будет через четыре месяца, иначе тело просто разорвет в клочья, я сейчас обычный человек и только вера Забытых в мою кровь является моим оружием.
   Я гордо подняла подбородок, сверля взглядом непроницаемое лицо эльфа, который так и стоял передо мной. Мне даже стало его жалко, столько информации на него свалилось, переваривать которую можно бесконечно. Конечно многого я не сказала, но ему похоже и этого достаточно.
   Пока Трайден отходил от моего рассказа, я собрала прах Лжи с пола и начала вычерчивать им круг телепортации, один из самых сложных из существующих, прямо на полу. Две окружности, треугольник в центре и куча разнообразных символов и линий, щедро раскиданных по всему рисунку.
   - Что ты делаешь? - Трайден наконец очнулся от тяжких дум и безумным взглядом уставился на мои художества.
   - Понимаешь, - я старательно вырисовывала символ меркурия на вершине треугольника. - Меня выследили, и теперь, - я подправила омегу в центре круга. - У меня есть два выхода, прятаться оставшиеся четыре месяца от преследователей, ожидая что они сопрут принадлежащие мне регалии, или охотиться за ними, за одно мстя, за далеко не безболезненную смерть.
   Я встала в центе пентаграммы и, пока доброжелатели меня не остановили, попыталась активировать круг... не вышло, магии в моем теле не было вообще, так что даже такие реагенты как прах бога, не помогли в активации.
   - И как, получается? - взгляд эльфа уперся в нарисованный мной круг.
   - Нет, - я обессилено села на пол, безжалостно пачкая выданную эльфами одежду. - Я единственная Аватара сделанная из человека, другие бы просто возродились в полной силе, да и не допустили бы они собственной смерти...
   - Оставайся здесь, мой народ сможет защитить тебя, - ошеломляющее предложение из уст того, кто несколько минут назад тебя ненавидел.
   - Вчера пришел только один Забытый, это едва не стерло вас с земли... - я мрачно посмотрела в глаза эльфу. - Ты готов пожертвовать всем ради одной жизни? Не думаю.
   - И все же...
   - Я не хочу новых жертв, они и так превысили все немыслимые пределы! - встав с пола, я отряхнулась, и подошла к окну. - Верните мне меч, я ухожу.
   - Одна ты погибнешь, при первой же встрече с Забытыми, как ты их называешь. - Правитель встал позади меня, слишком близко, так, что я даже уловила переливы его ауры, странной, необычной и в тоже время безумно знакомой, как будто я его уже знала, когда-то давно... очень давно. - Я не думаю, что мы выдержим еще семьдесят лет ожидания.
   Какое-то шевеление за окном привлекло мое внимание. Под повядшими из-за холода ветвями, чьи тени падали на пожухлую траву, мелькнула странная тень. Почему-то меня охватило странное предчувствие, такое нехорошее, с привкусом тления. Когда же я разглядела того, кто явился на территорию эльфом, мне стало не до горьких переживаний. На главной поляне, около разрушенного можжевельного убежища, стоял тот, кого проклинали наверно даже больше, чем меня. Лич, я не знала его настоящего имени, но люди и другие живые существа дали ему много имен, в сущности же он являлся одним из высших существ, покровитель неживых. Сейчас он должен быть очень силен. И похоже он пришел вслед за забытыми... вслед за мной...
   Наши с ним взгляды встретились, серые как сталь глаза впились в зелень моих. Тонкие губы скривились в насмешке, лицо стало хищным. Я не могла пошевелиться, от связавшего меня страха. Лич стоял передо мной, и его рука тянулась ко мне. Я не слышала крика сбежавшейся эльфийской стражи, которую он смел одним мановением руки, превращая в прах. Гипнотический взгляд рождал во мне желание пойти следом за ним, умереть на его руках и распасться на тысячи огоньков. Я не видела, как Трайден применяет свою магию, отбрасывая от меня Лича, прямо на круг телепортации, так тщательно мною прорисовываемый. Линии пентаграммы загораются алым светом, порождая вокруг сполохи огня. Неконтролируемая сила сжигает все на своем пути, нельзя шутить с магией, особенно древней... Мое тело следует за повелителем, огонь обжигает меня, плавя кожаный доспех. Эльф бросается следом, пытаясь удержать меня, но пентаграмма срабатывает и нас троих уносит в неизвестность...
  
  Глава 3.
  Слишком скучно быть бессмертным -
  Те же лица день за днем,
  Те же умные ответы
  На вопрос "Зачем живем?".
  (Ария)
  
   Волны мягко касались моих ног, охлаждая обгоревшую, но уже заживающую кожу. Еще чуть-чуть, еще не много... я буду спать и видеть сны, в которых меня не пытаются убить, за мной не гоняются полчища мертвяков и миры не находятся на грани вымирания. Снилось мне мое детство, когда я еще не была Аватарой, и даже служба вестником смерти не коснулась меня. Это было давно... но миры не слишком сильно изменились с того времени. Я была юным менестрелем, чей голос пленял многих, носила на себе благословение Жизни, коими являлись зеленые глаза, и просто жила, без обязательств и без ответственности.
   Чья-то рука коснулась моего лба, я насторожилась и открыла глаза. Увиденное заставило меня отшатнуться и попасть в прохладные океанские волны, поскользнувшись о прибрежную гальку. Передо мной на корточках сидел Лич, сверля меня своим взглядом, пряди коротких серебристых волос слегка шевелил бриз, черная шелковая рубашка была небрежно расстегнута на груди, а узкие брюки, заправлены в высокие кожаные сапоги. Никаких попыток по моему умерщвлению он не предпринимал, поэтому я поднялась на ноги, вид у меня был крайне запущенным. Осмотрев прожженную местами эльфийскую броню, я удивленно уставилась на опаленные пряди черных волос, погорельцы отдыхают в сторонке по сравнению со мной. Лич следил за мной, но не произносил ни слова, не нравится мне это.
   - Где Трайден? - не сказала бы, что меня сильно волновала судьба эльфа, но я точно помнила, что в телепорт его засосало вместе с нами.
   - Не знаю, нас раскидало по материку, я вот нашел тебя спустя двое суток, а ты лежала тут и спала, как ни в чем не бывало. - Лич встал с песка, смахнул пару песчинок с брюк и вновь уставился на меня.
   - Ты не собираешься меня убивать? - поинтересовалась я у сущности, повелевающей неживыми.
   - Мне это не к чему, - он пожал плечами и развернулся в сторону зарослей, очень напоминающих обыкновенные джунгли. - Ты все равно принадлежишь мне.
   - С чего это вдруг? - кто-то тут сошел с ума. - Я никому не принадлежу!
   - Да? - он остановился и приняв задумчивый вид покосился на меня. - Я думаю, что ты не права...
   Не знаю, что он сделал, но мое тело послушно последовало за ним, а мозг затуманила алая пелена тумана.
  
   Я пришла в себя в старинной комнате, как раз в этот момент, когда неизвестная мне служанка расчесывала мои волосы гребнем, собирая их в высокую прическу. Черный бархат облегающего грудь платья, струился вниз, превращаясь в пышную юбку, обшитую алыми лентами. Разум работал, но тело не слушало свою законную владелицу. В резном зеркале рядом со мной возникло лицо Лича, его плутовская улыбка заставила меня очень сильно разозлиться.
   - Не гневайся красавица, ты же не хочешь остаться моей марионеткой навечно? - его проникновенный голос мигом затушил мою ярость. - Умничка, я бы тоже не хотел.
   Мне оставалось только в отчаянии зажмуриться и клясть себя за глупость. Его рука легла мне на плечо, и я почувствовала, что тело вновь меня слушается.
   - Что тебе от меня нужно? - спросила я осипшим голосом.
   - Мне нужно, что бы ты вернула себе свою силу, я даже буду по мере сил помогать тебе в этом предприятии, моя дорогая Хель...
   - Но зачем тебе это? Ты же покровитель неживых, тебе даже лучше когда меня нет, - мои глаза расширились от удивления.
   - Не искушай меня девочка, - он схватил меня за подбородок, заставляя смотреть прямо ему в глаза. - Я не так глуп, как те, что убили тебя, я вижу, что те, кого ты называешь неживыми, при потере тела теряют и души. Думаю, когда душ не останется совсем, закончится все.
   - Зачем ты тогда убил эльфов и пытался убить меня? - я абсолютно не могла понять поступков существа стоящего рядом со мной.
   - Я не думаю, что ты просто согласилась бы пойти со мной, - в этом он был прав. - А они могли помешать мне...
   - Ты сам только что говорил, что души погибают со смертью носителя, при этом спокойно утверждаешь, что просто так убил каких-то пару десятков душ! - Я вырвалась из его рук, спрятавшись за высокой спинкой обитого мягкой кожей стула. Знаю, что это по детски, но ничего не могла с собой поделать.
   - Пока что их хватает, - мрачно усмехнулся Лич.
   - Ну-ну... - я привычным движением поправила пышную юбку.
   - Прекрасная леди, приглашаю Вас на обед, думаю, Вы проголодались, - Лич галантно подал мне свою руку, мне ничего не оставалось делать, как принять его предложение.
   Хозяин, а я в этом не сомневалась, провел меня через коридор, изукрашенный лепниной и изящными статуями полуобнаженных женщин. Как ни странно, особняк Лича был довольно светел и даже красив. Повсюду шныряла прислуга, совершенно живые люди, всякий раз низко кланявшиеся моему спутнику. Мне было жарко в черном бархате, но я гордо хранила молчание, когда же мы вошли в просторную столовую, утопающую во всевозможных цветах, я почувствовала себя лучше. Длинный стол, накрытый ажурной скатертью, впечатлял многообразием расставленных на нем блюд. Лич вел себя, как гостеприимный аристократ, выдвинув для меня изящный стул на противоположном от своего места конце стола. Я поблагодарила его кивком, принимая правила игры, и аккуратно отложила себе часть фруктового салата. Ели мы молча, изредка бросая друг на друга изучающие взгляды. Наконец я промокнула уголки губ салфеткой и задала мучивший меня вопрос.
   - Как Вы собираетесь мне помочь?
   - Для начала надо найти причитающиеся Вам регалии, милая моя леди, - я стерпела его мелочную издевку. - Как я понимаю, при Вашей гибели регалии автоматически были перенесены на заданные заранее места, куда можете попасть только Вы.
   - Конечно, - я кивнула, отпивая из бокала терпкое красное вино.
   - Следовательно, Вы и должны ответить, куда нам направиться, - улыбнулся Лич.
   - А если Вы решили обмануть меня, наивную девочку, и отнять мои регалии? - коварное вино атаковала юный организм моего тела.
   - Да, только Вы, Леди, смогли в пять тысяч лет остаться невинной, - усмехнулся он, заставляя меня густо покраснеть. - Не имею понятия, как это могло случиться в наши смутные времена.
   - Неприлично говорить с женщиной о годах, - я поднялась из-за стола. - Почему я должна Вам доверять?
   - Как Вам сказать, - Лич оказался позади меня, положив свою прохладную ладонь мне на шею. - Я мог бы убить Вас в любое мгновение, но я ведь этого не делаю.
   - Это не доказательство, - проговорила я, не обращая внимания на дыхание за спиной.
   - Даю вам слово обладающего силой, что не позволю причинить Вам вреда, - я почувствовала силу клятвы, произносящейся повелителем неживых. - И даю слово, что не убью вас.
   - Благодарю, по кодексу обладающих силой, я принимаю ваши слова. - Тонкая нить обещания сверкнула на наших запястьях и стала невидимой. Простая серебристая нить убивала даже обладающих силой, если нарушалось данное слово. - Нам нужно во врата хаоса, там находится моя секира.
   - Вы спрятали секиру в недоступном богам месте, но как же мы попадем в точку назначения? - Поинтересовался Лич, беря мою руку и уводя из столовой к той комнате, где я очнулась сегодня.
   - Нам нужно попасть в Геркиопсис, мир системы Каменного Ока, на границе с Хаосом. - Сказала я, поправляя прядь волос, так и старавшуюся прикрыть мне левый глаз.- Там я оставила портальный камень, настроенный на Врата. Как Вы понимаете, мне придется идти туда одной, так как Вас там просто развоплотит на долгое время.
   - Ничего, я подожду, - Лич галантно поцеловал мне руку и открыл дверь спальни. - Спокойной ночи, моя дорогая, завтра с утра мы отправимся в путь по Граням. Служанка поможет Вам переодеться.
  
   На следующее утро меня разбудила служанка, принесшая воду для умывания и походный костюм, как всегда черного цвета, чувствую я скоро возненавижу его. Я откинула пуховое одеяло и послушно умылась. Надев рубашку и брюки из тонкой, прекрасно выделанной замши, я застегнула ремешки на высоких сапогах и вышла из комнаты. Служанка, смотревшая на меня как на восьмое чудо света, шла впереди, указывая путь, ее светлые локоны игриво пружинили при каждом шаге. Она открыла передо мной тяжелую резную дверь и с поклоном удалилась. Я вышла во двор особняка, утопающего в зелени, яркие пятна прекрасных диких цветов вносили в зеленое великолепие новые яркие краски. Лич стоял около ажурной беседки, увитой розами, красиво... Взгляд стальных глаз скользнул по мне, довольный увиденным он шагнул ко мне, приветствуя меня кивком и беря за руку.
   - Что ж, в путь! - Перед нами открылся путь на грань, овальный портал в междумирье, мы одновременно сделали шаг вперед.
   На мгновение мне показалось, что тело пронзило тысячей игл, но это ощущение длилось недолго, мы оказались на тонкой деревянной поверхности грани, понятно, Лич обитает в системе Ока Природных Границ, в составе которой не более двадцати миров. Вообще миры разделены на системы, которые различаются видом промежуточных граней, называемых 'Око'. Это миры природы, следовательно, древо является ее символом и покрывает грань. Систем много, есть Око Холода, откуда пришел Араней, на Оке Света любит проводить время моя сестра и так далее. Сейчас нам нужно перейти в другую систему, до Каменного Ока, в котором находится пограничный мир Геркиопсис, нам надо пройти восемь систем. С одной грани есть выход только к двум системам. На Основу, на которой находятся выходы ко всем мирам, мне не попасть пока я человек. Все так же молча, мы отправились в путь, проходя через Грань Грез, овеваемую розовым туманом, продираясь через Око Болот, едва не утопая в трясине и встречая на пути еще много разных миров. Я стряхнула с себя капли воды, Грозовое Око встретило нас проливным дождем, и я очень обрадовалась твердой поверхности Каменного Ока.
   - Который из миров нужен нам? - поинтересовался Лич, так же как и я безнадежно промокший.
   Я сдержала победоносную улыбку и указала на круглое словно зеркало в каменной оправе окно портала. Пара шагов и мы оказались в неприметном гроте, прятавшимся за водопадом. В нос ударил одуряющий запах водяных лилий. Уже не боясь воды, мы скользнули через водопад и остановились около небольшой заводи, куда впадал прохладный поток. Купавшийся в воде юноша не замечал наших взглядов, на вид ему было не больше пятнадцати, но я могла с уверенностью сказать, что ему гораздо больше. Этот мир из-за близкого соседства с Хаосом претерпел необычные изменения, здесь никто и никогда не умирал. Люди здесь (а присутствовала тут только эта раса) были почти бессмертны, но при этом дети здесь практически не рождались. Время в Геркиопсисе тоже текло по-другому, гораздо медленнее, чем в других мирах. Я не удивлюсь, что тут кто-то меня вспомнит, хотя этому миру чуть более тысячи лет...
   Юноша выплыл, сев на прибрежные камни, давая этим разглядеть себя. Худющий... два больших голубых глаза, обрамленных густыми (прямо таки девичьими) ресницами, прямой нос и упрямо сжатые губы, задумчивое выражение лица и быстрые прерывистые движения, когда он вытирался полотенцем.
   - Моя Леди, Вы так разглядываете этого юношу, что я даже начинаю ревновать, - Лич по-хозяйски положил мне руку на плечо, которую я смахнула, закатывая глаза от безнадежности и мечтая утопить этого типа, благо подходящая заводь находилась в двух шагах от нас. - Даже не думайте об этом, дорогая моя. - Лукаво произнес этот пройдоха, без спроса читая мои мысли.
   - Вы что-то хотели? - надломленный юношеский голос раздался совсем уж неожиданно. Мы обернулись к парнишке, который стоял уже полностью одетый в просторную белую рубашку, цветастые шорты и открытые сандалии.
   - Здравствуйте! - я изобразила церемонный поклон, принятый в этом мире, с прижатой к сердцу ладонью, в знак того, что мы пришли с добром. - Я ищу Норда, Хранителя башни..
   - Простите, госпожа, - юноша повторил мой поклон и, улыбнулся. - Он ждет Вас?
   - Да, и довольно долго, - ответила я, в этом мире совершенно нельзя было лгать, в открытую, зато увиливать от ответа тут умели все, иначе просто не выжить. Граница с Хаосом могла пасть, если бы в этом мире не правил бы Порядок. Люди с детства учились содержать в свои мысли и дома в безупречном состоянии, иных же пожирал Хаос.
   - Вы знаете как себя вести? - поинтересовался юноша, поправляя складку на рубашке.
   - Да, - ответила я, к счастью на богов, кои был Лич, законы этого мира действовали, иначе и он практически ничем не мог мне помешать.
   - Я провожу вас, но аудиенции придется подождать, Хранитель вернется через пару дней, он уехал в соседнее государство, взять на учебу новорожденного, думаю он не будет против, если вы дождетесь его в резиденции, - юноша с интересом смотрел на Лича, который делал вид, что немой и вообще тут не причем. - Мое имя Нил.
   - Хель.
   - Дан, - я покосилась в сторону Лича, тот скривился и пробормотал. - Дурочка, ты думаешь, что Лич это мое настоящее имя, вообще-то это лишь прозвище.
   - Ну-ну, - я смутилась, но понимала, что сама виновата в сделанных поспешно выводах.
   Нил сделал нам знак следовать за ним, и мы начали спускаться по каменной тропке, прочь от грота. Видимо Нил был последним учеником хранителя, как я говорила, дети тут рождались очень редко, и их воспитание проходило в резиденции Норда. Хранитель Врат обучал детей управлять своими эмоциями и содержать все вокруг себя в порядке. Если вспомнить, что резиденция очень не маленькая, то я не завидовала мальчишке, который должен был выполнять практически всю работу по дому.
   Ступая вслед за мальчишкой через зеленые заросли, коими было увито все вокруг, спускались по аккуратно выдолбленным, прямо в горной породе, ступенькам. Было безумно жарко, зато наша одежда высохла в одно мгновение. Я же мучалась оттого, что мне пришлось полностью очистить свои мысли, передвигаясь как сомнамбула, какой-то частью сознания наводя порядок в мыслях. Лич (он же Дан) странно косился на меня, но молчал.
   Мы вошли в город, где по чистеньким мостовым гуляли люди в белых одеждах, домики были не большими, но ухоженными и какими-то сказочными. Благоухали фруктовые сады, радуя алыми боками яблок и сочными персиками, виноградные лозы увивали низенькие деревянные заборчики.
   Резиденция Хранителя находилась на возвышенности и дорога к ней была выстлана мозаикой. Нил провел нас через мостик над небольшим озером, и мы вышли к трехэтажному зданию, увитому плющом и розами. Нил распахнул не закрытую дверь и пригласил нас внутрь, мы прошли по ворсистому ковру и остановились в центре коридора.
   - Кухня, столовая и гостиная в правом крыле, кабинет Хранителя и учебные помещения в левом. На втором этаже зал медитации и жилые комнаты, третий этаж пока пустует. Вы можете занять одну из свободных спален. Расписание дня можете увидеть у лестницы на второй этаж. - Нил поклонился и поспешил по своим делам.
   - Расписание дня? - Дан (он же Лич), изучающе посмотрел на меня.
   - На границе с хаосом всегда должен быть порядок и пришельцы обязаны придерживаться распорядка дня того места, куда они попали, - пожала плечами и направилась к витой лестнице. На стеклянной поверхности круглого диска высвечивалось время и то, чем в это время должен заниматься каждый обитатель дома, с нашим приближением появились еще два столбца, над которыми ехидно сверкали наши имена. - В каждой комнате есть часы, по которым можно следить за своими действиями, я не советую тебе ускользать от выполнения заданий, можешь нарушить порядок, а от этого ничего хорошего ждать не придется. У меня, как впрочем, и у тебя почти нет обязанностей, поэтому свободного времени у нас больше чем у Нила.
   - Идиотизм, - проворчал Дан, я его прекрасно понимала, но иначе нельзя. - Что там делать то надо?
   - Мне полить цветы, а тебе подмести двор, - я пошла в сторону выхода. - Нам это надо успеть сделать до обеда, который будет через два часа.
   - Да что бы я... - я одарила его ехидным взглядом, доставая из кладовой метлу.
   - Надеюсь, ты умеешь ею пользоваться? - я усмехнулась и, набрав воду благодаря небольшому насосу, начала поливать цветущее великолепие не маленького сада. Дан постоял, повертел в руках метлу, выщипал пару прутьев и с обреченным вздохом приступил к работе, я благополучно умолчала, что пользоваться магией здесь не возбраняется...
  
  Глава 4.
   Голос твой заблудился здесь
  День и ночь он звучит во мне
  И я молю отпустить меня
  Но за стеклом вижу вновь твои глаза...
  (Ария)
  
   Перед обедом я искупалась в небольшой ванной, коими были оборудованы все жилые комнаты, причесалась, серебряным гребнем распутывая длинные пряди, оделась в белое свободное одеяние и, положив грязные вещи в стирку, спустилась вниз. Мягкие сандалии тихо ступали по деревянным ступеням, ароматы, доносившиеся с кухни, манили в нужную сторону, так что я сразу нашла столовую. Дан сидел, мрачно глядя в потолок, в белом он смотрелся крайне необычно, прям ангелочек, если бы не выражение лица. Я села напротив молчаливого Нила, и выжидающе уставилась на дверь кухни. Когда часы показали ровно полдень в зал вошли две девушки и заставили стол различными яствами. В одной из них я узнала внучку Норда, худенькую девушку с каштановой копной волос и голубыми глазами, видимо она не захотела оставлять деда одного и после обучения взялась за хозяйство. Вторая была мне незнакома, но по взглядам, бросаемым блондинкой в сторону Дана, я поняла, чем помимо готовки та занимается.
   После обеда у жителей было свободное время, которое посвящалось отдыху или медитациям. Я решила провести это время с пользой и отправилась в город, за Дана я не беспокоилась, так как блондиночка оказалась цепкой женщиной и после обеда поймала обладающего силой в коридоре.
   Я прошлась по главной улице вниз, где в глубине парка, спрятанный от ненужных глаз, стоял небольшой храм. Черный камень здания был укутан туманом, от протекающей рядом реки, не рассеивающимся из-за высоких деревьев скрывавших храм от ненужных глаз. Открыв тяжелую дверь, я вошла внутрь, зажигая от одиноко горящего факела свечи перед резным алтарем. Две фрески прятались в полумраке, одну создала я, она висела перед алтарем. Вторую, над дверью храма, без моего ведома, повесил здесь Хранитель. Я обернулась, глядя в холодные глаза той, что была изображена на древней фреске. Алые губы женщины были упрямо сжаты, в руках была раскрытая книга, а вырванные листы из нее кружились вокруг. Я отвернулась к своему творению, на этой фреске был изображен тот, о ком я хотела навсегда забыть. Алые крылья были гордо расправлены, короткие, почти седые, волосы развивал неведомый ветер, а дерзкая улыбка находила свое отражение в голубых глазах, на молодом и красивом лице. Мало кто знал, что тот хрустальный трон больше никогда не увидит своего владельца. Я посмотрела на резную коробочку, лежавшую рядом со свечами прямо на алтаре и с тяжелым вздохом открыла ее. На бархатной основе лежал перстень, серебряная окантовка с ярким алым рубином в центре. Я достала его и придирчиво осмотрела, серебро почернело, но камень не потерял своего блеска, это значило, что кольцо телепортации еще действует, правда пока я не могу его активировать, да и брать с собой правителя нежити мне очень не хотелось. Дверь за спиной скрипнула и я, быстро надев перстень на палец, обернулась. У дверей стоял Дан, и с любопытством осматривал храм.
   - О, видимо это храм того, кто создал этот мирок, - Лич придирчиво присмотрелся к главной фреске. - Правда, я что-то не помню того типа над алтарем.
   - А ты не можешь его помнить, ты появился позже его смерти, - сказала я, пытаясь загасить свечи, прежде чем Дан увидит вторую фреску, как то позабыв, что этот тип видит в темноте, поэтому его фраза ввергла меня в ступор.
   - А это не ты там, на второй фреске? - Лич запустил магический маячок вверх, освещая то, что я пыталась скрыть. Я взяла себя в руки и мрачно кивнула. На той фреске была изображена именно я, такой меня запомнил хранитель этого мира. - А в руках у тебя, не книга ли судеб? - я снова кивнула, что ж поделаешь, врать мне, в этом мире, было запрещено. - Как интересно... - я злобно посмотрела на него. - Никогда не слышал сразу о двух покровителях. - В этом он был прав, сколько бы не было богов в одном мире, но покровитель, тот, кто создал этот мир, всегда только один. Вообще любой обладающий силой, мог раз в тысячу лет расширить свои владения, создав свой мир. - Да, я начинаю догадываться. Ведь жители этого мира бессмертны благодаря тебе, только ты могла наделить этот мир такой силой. Ты просто вырвала страницы их душ из своей книги, дала им свободу.
   - Нет, это не свобода, - я жестоко улыбнулась. - Я заключила с ними контракт на вечную службу. Теперь они бессмертны, но обязаны всегда следить за тем, чтобы хаос не пожрал границы. Четыре тысячи лет назад Хаос начал пожирать миры, Я создала четыре подобных мира на границах с Хаосом и пока они его сдерживают. Этот мир я создала первым и заключила его во временную петлю, никто, кроме тебя и меня не знает о нем, как и остальных трех.
   - А как же остальные Аватары? - спросил потрясенный до глубины души бог, видимо он никогда не задумывался обо всем этом.
   - Они каждый день отдают часть силы в плату создателю, я использовала ее, для создания закрытых миров. Если бы меня не было рядом, ты бы никогда не ступил на эту землю, - затушив последнюю свечу, я покинула храм.
   - Если этот мир создала ты, то почему на алтаре весит какой-то странный тип, тем более он похоже давно уже мертвый... - он замолчал, когда я резко развернулась. - Что?..
   - Идиот, (!) - рявкнула я. - 'Какой-то странный тип' - это последний Создатель!
   - Что?! - я отошла достаточно далеко, поэтому Дану пришлось догонять меня. Он схватил меня за руку и резко развернул к себе. - Сколько уже мертв Создатель?
   - Чуть больше четырех тысяч лет. - Сказала я отворачиваясь. - Ты первый после аватаров узнал, что его с нами больше нет.
   - То есть Хаос начал пожирать миры после его смерти? - догадался Дан. - Как же никто из богов об этом не догадался?
   - Аватары полностью заменили Создателя, поэтому никто и не заметил, что он исчез, - я мрачно усмехнулось, сколько времени и нервов потратила Аватара Жизни, на то, чтобы убедить всех не распространяться о смерти последнего создателя, мне же тогда было все равно. - А границы Хаоса защищались и после моей смерти.
   Я оставила Дана стоять перед опустевшим храмом, а сама направилась в резиденцию Хранителя. Чувство обреченности вновь поселилось в сердце, а разум и мысли находились в странном возбуждении, которое я поспешила заглушить. Сейчас не время и не место, для того чтобы бредить старые раны...
  
   Утро следующего дня застало меня за работой на кухне, дежурства в этом мире никто не отменял, поэтому завтрак на пять персон лег на мои хрупкие плечи. Для начала я долго вспоминала как пользоваться плитой, с горем пополам нашла нужный рычажок после пяти минут поисков. Кастрюли сами свалились мне на голову, разбудив всех домочадцев грохотом. Вода нашлась в миниатюрной насосной станции в углу просторной кухни, а за продуктами пришлось лезть в темный погреб, дверца от которого была спрятана под плетеным половичком.
   - Может вам помочь, госпожа, - выползая из подвала я увидела внучку Хранителя. - Думаю вы меня не помните, когда вы последний раз нас навещали, я была еще ребенком, мое имя Лана.
   - Помню, не беспокойся, - я взяла мясо и отнесла его на стол. - А ты что, уже закончила с медитацией?
   - Она мне не требуется, как потомок Хранителя, я изначально посвящена Порядку, - Лана принялась резать овощи, искоса смотря в мою сторону. Когда же завтрак был почти готов, она задала мучивший ее вопрос, который ввел меня в некоторое недоумение. - А почему Вы так спокойно воспринимаете похождения Вашего спутника?
   - Кхм... - я собрала разбежавшиеся мысли, значит, я правильно поняла насчет места той блондинки в этом доме. - Этот... человек, стал моим попутчиком, он не принадлежит мне, так что я совершенно спокойно отношусь к его 'похождениям'.
   - Понятно, - девушка смутилась и продолжила мелко шинковать зелень, сорванную в небольшом огороде за домом.
   Ровно в восемь мы вынесли завтрак. Дан сидел отдельно от всех, лениво смотря в потолок и отстукивая на столе навязчивый мотивчик. Нил изучал узор на занавесях, вяло паривших на ветру. Блондинка, имя которой я так и не узнала, сидела в стороне от моего спутника, пытаясь скрыть, красные от смущения и тихой ярости щеки. Мы с Ланой недоуменно переглянулись, но предпочли промолчать, аккуратно расставляя тарелки на столе, и скрылись за дверями кухни, так как дежурные завтракали после того как поедят остальные.
   - Анна странно себя ведет, - я поняла, что Лана говорит о блондинке. - Я никогда не видела ее такой.
   - Ничего, пусть научится себя вести, - я уже догадывалась, что пыталась сделать та девушка. Зря она это задумала, ох зря... - Похоже, она пыталась провести обряд единения.
   - Я не понимаю, - Лана смотрела на меня своими невинными голубыми глазами.
   - Сколько тебе лет? - я уже подсчитывала в уме разницу во временных континуумах.
   - Двести, - для этого мира, приравнивается к человеческим 18 годам в стандартных мирах. - А что это за ритуал?
   - Ритуал выбора постоянного партнера, если человек на него соглашается, заключается союз, часто навсегда, разрешить его расторжение может только Хранитель. Связи до союза не запрещены, но после - только с выбранным партнером, именно у таких пар могут родиться дети, хотя и крайне редко...
   - Анна выбрала господина Дана? - глаза девушки расширились от удивления, не заметил видимо Хранитель, что внучка его уже не ребенок, забыл рассказать о ритуале. - Но... но это означает, что ее отвергли?!!
   - Да, именно, - я обошла девушку и вышла в столовую, где вяло работали ложками обитатели дома, ситуация была явно не ловкой, но разряжать ее я не собиралась. Анна, наша девица-красавица, при моем появлении вышла из-за стола и ушла из комнаты гордо подняв подбородок, Дан в ее сторону даже не покосился. Я же, убрав лишнюю посуду, удалилась. На кухне меня ждала изнывающая от любопытства Лана.
   - А что происходит с теми, кого отвергли? - спросила внучка Хранителя.
   - Выбирай правильно и никогда об этом не узнаешь, - сказала я, отгораживаясь от девушки шумом воды из насоса. Очень не хотела я рассказывать то, что ждет ее подругу, приедет Норд и, если захочет, то все ей расскажет.
  
   Нил все время крутился около Дана, следя за ним с просто щенячьим от восторга взглядом, я могла понять это его увлечение, подобные типажи никогда не посещали этот мир. Я же свое свободное время, решила провести в кабинете Хранителя, разбирая накопившиеся в мое довольно долгое отсутствие бумаги, и здесь бюрократия. Когда я в очередной раз сравнивала показатели последнего подсчета душ, в кабинет впорхнула Анна, одетая в полупрозрачное белоснежное платье, думаю она меня с кем то попутала, я даже догадываюсь с кем. Удивление, большими печатными буквами отразилось на хорошеньком личике блондинки. Я выжидающе смотрела на нее поверх кипы бумаг, скрывающих половину моего лица.
   - Что ты тут делаешь, девчонка!!! - неприятный визг заставил меня поморщиться, видимо Лана не сообщила ей, кем я являюсь в этом мире, молодец девочка. Зато теперь мне самой придется выпроваживать из святая-святых Хранителя обнаглевших девиц.
   - Во-первых, девушка, вы кажется ошиблись комнатой, вход сюда вам запрещен, - сказала я вставая из-за широкого стола. - Во-вторых, очень нагло с вашей стороны врываться без стука, - я походкой хищника продвигалась к застывшей девушке. - А в-третьих, после проваленного ритуала ТЫ смеешь идти к другому мужчине?!!
   -Да кто ты такая, что бы указывать мне что делать?! - возмутилась Анна, не ожидавшая отпора, что ж, быть старшей среди малолеток привыкла... дура.
   - Я та, что решает твою судьбу, та от кого зависит твоя жизнь, ты уверена, что хочешь злить меня дальше? - Анна попятилась от меня к двери, испуганная моей немного зловещей улыбкой. - Деточка, не я заставляла тебя проводить ритуал, не я очертя голову бросилась в постель к первому встречному, а если ты сейчас же не покинешь это помещение, то тем более не я поведу тебя к очищающим вратам!!!
   Наглую девицу как ветром сдуло, как хорошо работает продуманная мною много веков назад система. Я ни единым словом не солгала.
  
   Дан делал вид, что не замечает меня, думаю, до него дошло, кто мог убить последнего создателя. Я же не чувствовала себя обязанной все ему объяснять, пусть думает что хочет. Может на первый взгляд я слишком жестока, но, простите, это моя работа, моя суть. Так с каких это пор меня волнует чужое мнение. Взгляд упал на кольцо, уютно устроившееся на правой руке, алый камень подмигнул мне лучом лунного света. Сердце привычно сжалось, пропуская удар... забудь...
   Забудь обо всем, о печали и горе
   Молчи об одном, чтоб остаться на воле.
   Позволь искупать себя в ворохе лет
   Забудь обо всем, его уже нет...
   Я положила голову на руки, сегодня слишком многое напоминало о прошлой жизни. Я думала, что подготовилась ко всему этому, похоже, что нет. Молодое, еще не покрытое защитным коконом прожитых лет, сердце не хотело забывать, напоминая старой замшелой душе, что есть что-то кроме обязанностей. Теплый ветер убаюкивал, перебирая пряди длинных волос своими тонкими пальцами, играя легкими занавесями. Под шелест зеленых ветвей я заснула...но даже во сне мне не было покоя.
   В очередной раз наблюдая, как миры рассыпаются в прах, песком скользящий сквозь мои пальцы. Привычный кошмар дополнился видом миллионов стонущих в агонии душ, превращающихся в пепел, развеваемый безжалостным ветром. Черная воронка затягивала мое эфемерное тело в необъятную темноту. Я почувствовала, как тело скручивает боль, но не могла проснуться. Терпеть больше не было сил, черные жгуты обжигали плоть, и я закричала...
   - Проснись!..
   Твои жгучие пощечины ничто по сравнению с тем, что желает погубить меня, я не могу проснуться...
   - Я сказал, проснись!
   Ты не имеешь права приказывать мне...
   Вода обволокла мое тело, я не могу проснуться...
   - Дыши!
   Страх прокатился по всему телу, нет! Не смей прикасаться к моим губам! Я в ужасе раскрываю глаза и, в последнюю секунду, успеваю оттолкнуть от себя Дана. Преодолевая боль, я собираю мысли за каменную стену своего сознания. Меня едва не поглотил Хаос. Обнаружив себя в фонтане, в довольно промокшем состоянии, я огляделась. Дан злобно смотрел на меня, сидя в той же водице, а у фонтана стояла Лана в страхе прижималась к Нилу. Так, видимо они впервые видят атаку Хаоса. Я с трудом поднялась на ноги и слегка покачиваясь села на бортик фонтана.
   - Нил, кто сегодня готовил ужин? - спросила я, глядя в глаза ученику Хранителя.
   - Анна, Лана ей помогала, - немного дрожащим голосом произнес Нил.
   - Понятно, - я поежилась от ставшего холодным ветра. - Заприте Анну в ее комнате, до приезда Хранителя.
   Оставив недоуменно смотревших домочадцев у фонтана, я пошла в свою комнату переодеваться. Сегодня мне больше нельзя спать...
  
   Утро я встретила сидя в беседке, спрятанной в цветущем саду. Я всю ночь перебирала списки состоящих в союзе пар, выбирая тех, кто мог бы справиться с поставленной задачей. Зверски клонило в сон, но я держалась.
   - Госпожа, - я обернулась и увидела Нила, явно смущенного, но держащего себя в руках. - Лана просила позвать Вас к завтраку.
   - Сейчас буду, - я кивнула, но увидев страх, промелькнувший в глазах парня, лишь горько улыбнулась. - Иди, я приду через пару минут.
   Мальчишка кивнул и быстро пошел в сторону дома. Я же собрала бумаги и, забросив их в кабинет, прошла в столовую. Нил сел около Дана, будто ища у него защиту, Лана молча расставляла тарелки с кашей перед нами. Напряжение висело в воздухе, играя с нервами окружающих. Я делала вид, что не замечаю взглядов, бросаемых на меня явно разозлившимся богом...
   - Госпожа, - Лана прикрылась подносом, как бы защищаясь от меня, но женское любопытство как всегда пересилило страх. - А почему Вы приказали закрыть Анну?
   - Я думала вы умнее, - я отложила ложку, так и не притронувшись к еде. Обведя взглядом присутствующих, я поняла, что несколько преувеличила их осведомленность. - Вы поняли, что случилось сегодня ночью?
   - Тебе снился кошмар...- проворчал Дан, зря я ему не рассказала о изнанке этого мира.
   - Нет, - я поймала на себе немного удивленный взгляд повелителя неживых. - Не только... Меня едва не поглотил хаос, я бы исчезла навсегда...
   - Что?! - Дан взвыл как раненный зверь, дошло наконец.
   - А ты, обладающий силой, едва не отправился по тому же адресу, если бы не клятва, мы с тобой исчезли бы навсегда, - я прикоснулась к своим губам, - Никогда не смей прикасаться к ним. На мне лежит проклятие, тебя бы развеяло, отправив на новую ветвь перерождений. Но без Аватары ты бы затерялся в этом мире, став обычным человеком, ничего не помнившем о прошлом могуществе.
   - Но причем тут Анна? - спросил Нил, выглянув из-за плеча Дана.
   - Вчера за ужином она подсыпала мне порошок Гетмеля, сильный возбудитель, чем-то напоминает кофе, но в десятки раз сильнее. - Пояснила я для Дана. - Во сне я не смогла удержать разум в рамках этого мира, став мишенью Хаоса, наиболее подходящей жертвой.
   Я встала из-за стола и, не смотря никому в глаза, пошла к выходу. В дверях я на мгновение остановилась.
   - Дан, не смей строить планы мести этой дурехе, так как в этом деле есть немалая часть твоей вины, я запрещаю тебе даже подходить к ней...
  
   Пока яд не покинул мое тело, я не могла ни спать, ни помогать по дому. Я не спала уже три дня. Чтобы не заснуть, я готовилась к суду над Анной, в день приезда Хранителя я проведу ритуал. Я чувствовала себя довольно жутко, да и вид у меня был как у только поднятого мертвяка. Лана и Нил каждые пять минут заглядывали в кабинет, проверяя не заснула ли я. Дан все еще злился на меня, но уже из-за того, что не дала ему разобраться с глупой девчонкой.
   К вечеру я, по ровному биению собственного сердца, поняла, что организм переработал яд. Сидя в беседке, я прикорнула прямо на лавочке, закутавшись в легкую куртку. Сил куда то идти просто не было. Сны тоже решили меня не беспокоить этой ночью...
   Помню меня снова попытались разбудить, но мой уставший организм был против. Послав всех доброжелателей по известному адресу, за одно посетовав, что даже без яда спать не дают. Я врезала кому-то ботинком и продолжила спать. Потом какой то умник упаковал меня в плед и куда-то понес... утром я проснулась в своей комнате, укрытая пледом и одеялом и едва ли не привязанная к кровати.
   - Доброе утро, Госпожа, - как будто почувствовав, что я проснулась, в комнату вошел тот, кого я ждала. Хранитель почти не изменился, разве что в светлых волосах прибавилось седины, но он все еще оставался завидным мужчиной, с озорными голубыми глазами и довольно неплохой фигурой. - Лана рассказала мне, что тут произошло в мое отсутствие.
   - Вы понимаете, чем это может для вас грозить? - спросила я, выпутываясь из одеял, благо спала я в одежде, видимо снять с себя я позволила только сапоги.
   - Я готов понести наказание, - Норд склонился в поклоне. - Вам решать мою судьбу, Госпожа.
   - Суд будет сегодня, - я надела сапоги и встала. - Я подготовила все бумаги. После обеда собирай народ, я не хочу, что бы кто-то еще совершил такую же ошибку.
   - Да будет так, - Хранитель еще раз поклонился и вышел, до обеда ему предстояло собрать на главной площади города всех жителей города. Суд в этом мире всегда был показательным.
  
   После обеда Хранитель принес мне черное платье, вышитое красной нитью, не знала, что он сохранил его. Я переоделась и позволила Лане заплести мне в волосы алые ленты. Слишком хрупкой я казалась себе в этом одеянии, но ничего, гордо поднять голову, взгляд понадмедней и вот она - та, что решает судьбы сущего. Малыш, которого привез в дом Хранитель, ползал по ковру и дергал бантики на пышной юбке. Лана подхватила ребенка и виновато улыбнувшись, скрылась за дверями комнаты. Я же, надев маску равнодушия, пошла к выходу из дома, где меня ждала закрытая карета, доставившая мою персону прямо к площади. Я выглянула из-за шторки, Хранитель собрал здесь всех жителей города. А вот и он. Норд открыл дверцу кареты и помог мне сойти на землю. Народ ахнул, многие из них помнили меня, но предпочитали забыть, кого-то из них я судила, кого-то оправдала. На небольшом возвышении располагались два кресла, к одному из них подвел меня Норд. Три небольших кресла занимали Нил, Лана и Дан, как свидетели. Мы с Хранителем сели друг напротив друга.
   - Введите обвиняемую, - помощники хранителя вывели Анну, прятавшую лицо за шелковым шарфом.
   - Не прячь лицо, слишком поздно, - я встала и сорвала с нее шарф, народ вздохнул, узнав девушку, которой многие завидовали, как приближенной к Хранителю. - Ты знаешь в чем тебя обвиняют? - девушка молчала. - Значит знаешь.- Я повернулась к людям собравшимся на площади. - Анна, отвергнутая... - очередной пораженный вздох. - ... отвергнутая обладающим силой, носящим имя Дан. - Я указала на правителя неживых, а Анна, не подозревавшая на кого пасть разинула еще больше скисла. - Обвиняется в попытке связи после отвержения. Так же она обвиняется в призыве Хаоса на обладающую силой Хель, меня то есть. - Анна пораженно смотрела на меня, видимо не такой она представляла себе тех, кого считала богами, а зря. - Вина озвучена. По законам этого мира только первая часть обвинения карается 'Очищением', за призыв Хаоса... смерть души.
   Такого наказания не было уже очень давно, обычно жители всегда придерживаются законов этого мира. Максимальное наказание за последние пять сотен лет - 'Очищение', смерть тела, но мгновенное возрождение души у одной из пар находящихся в союзе, с полной потерей памяти. Жестоко, но действенно.
   - Выслушайте свидетелей, Хранитель, вы еще можете изменить участь вашей подопечной, - я села на свое место, а Хранитель принялся профессионально опрашивать своих домочадцев, но все равно пришел к такому же выводу как и я. Анна, до этого смотревшая на Норда, как на спасителя, совсем увяла, она все еще не понимала, что натворила. Зато Дан, мысленно уже четвертовавший девчонку, все прекрасно понимал. Эта девица едва не сотворила то, о чем так грезили Забытые. Не будь этот мир закрытым, я бы заподозрила ее в связи с ними.
   - Смерть, - Хранитель произнес свой вердикт, соглашаясь с моим. Анна зарыдала, а я уже с жалостью посмотрела на нее. Хранитель мог настоять на 'Очищении', это знала я, это знали все остальные.
   - Вердикт привести к исполнению, - приказала я, Хранитель подал мне изящный белый ларец, из которого я достала древний свиток. Повернувшись к Анне, я развернула свиток перед ней. - Это свиток твоей души, здесь записаны все твои прошлые жизни, я не скажу, что твоя душа грязна, но тысячу лет назад ты поклялась служить мне как и все жители этого мира, за это ты получила бессмертие и все что нужно для существования здесь. Ты нарушила самый важный закон, позволила Хаосу проникнуть в этот мир, за это я разрываю контракт. - Я разорвала свиток напополам, Анна закричала, и ее тело начало чернеть, превращая ее в ужасную статую, при порыве ветра разлетевшуюся в прах. - Приговор приведен к исполнению.
   Я устало опустилась на кресло.
   - Обвиняемый встать, - не знаю что поразило людей больше, смерть Анны, или вставший при моих словах Хранитель. - Вы знаете, в чем Вы обвиняетесь?
   - Знаю, - Норд кивнул. - Я не справился с обязанностями, прописанными мне в контракте.
   - Верно, - мне снова пришлось встать, что бы произнести вердикт. - Хранитель Норд отзывается со своего поста. - Впервые на глазах людей их негласного правителя свергали. - Кого вы назначаете своим приемником?
   - Нила, - мальчишка пораженно уставился на наставника. - Я готовил его на свое место.
   - Нил, новый Хранитель мира Геркиопсис, встань! - мальчишка поднялся со своего места. - Ты обязуешься во всем слушаться своего регента Норда, через сто лет я приму твою клятву...
   - Повинуюсь, госпожа, - Нил поклонился мне и новому регенту.
   - Да будет так!
  
   - Дорогая моя, Вы были великолепны, - Дан поцеловал мою руку, я лишь устало присела на лавочку беседки. - Даже я не мог придумать более изощренного наказания для той девицы.
   - Это не комплимент Дан, - я вырвала свою руку из его ладони. - Ты же злился на меня в последние дни, что же заставило тебя передумать?
   - О, простите меня, Милая Леди, - Дан изобразил изящный поклон. - Это всего лишь по незнанию.
   - Я сделаю вид, что поверила, - я посмотрела в глаза богу неживых. - Сегодня ночью я иду к Вратам Хаоса, Нил как новый Хранитель будет сопровождать меня, Норд подстрахует нас. По нашей договоренности ты не идешь с нами.
   - Я хотя бы могу понаблюдать со стороны? - поинтересовался Дан.
   - Если обещаешь не подходить к Вратам близко, - сказала я, вставая и поправляя пышную юбку.
   - Госпожа, - Лана появилась у входа в беседку. - Дедушка сказал, что все готово к открытию врат.
   - Я уже иду, - я вышла из беседки, вздохнула полной грудью и пошла навстречу Хаосу.
   Поднимаясь по ступенька на крышу, я слышала за собой шаги Дана. На самой же крыше располагалась пентаграмма, Норд что то рассказывал новому Хранителю.
   - Ты справишься? - Спросила я у Нила, мальчишка затравленно посмотрел на меня.
   - Справится, - Норд хлопнул парня по плечу, парень заметно пошатнулся.
   - Тогда начинаем, - я обернулась к Дану и Лане. - Отойдите подальше.
   Нил встал в центр пентаграммы и воткнул а нее огромный ключ, отворяя засов. Сначала все было тихо, но через считанные мгновения серебристый туман окутал пентаграмму выстраивая гигантские врата из серого камня. Створки железных ворот начали медленно раскрываться и я шагнула внутрь.
   Створки захлопнулись за моей спиной, а метнувшиеся в мою сторону жгуты увяли под моим взглядом, признавая хозяйку. Мрак под ногами преобразовывался в камень, показывая дорогу к сердцу Врат. Все вокруг меняло форму, преобразовывалось, изменялось, а потом снова терялось в паутине хаоса. Я дошла до светящегося кокона, нити силы скрывали один из сильнейших артефактов - Косу Смерти. Я дотронулась до кокона и тут же отпрянула, недоуменно глядя на обожженную руку. Как же так, Хаос не хочет возвращать мне Косу? Вот тварь, такая же ехидная как и бывший владелец!
   - Что ты хочешь взамен? - спросила я у невидимого противника. Туманная дымка сформировалась в указующий перст, самое противное было то, что он указывал на меня. - Я умру? - дымка сформировалась в слово 'нет'. - Тогда забирай что хочешь!
   Сказала я и почувствовала, как сотни тысяч иголок пронизывают мое тело, сердце замедлило свой ритм, проводя меня все новыми и новыми кругами боли. Что то оборвалось и я поняла что у меня забрали что-то, что многие тысячи лет было самым важным, то, что было смыслом моей жизни многие столетия...
   Кольцо соскользнуло с безымянного пальца правой руки, а проклятие наконец потеряло свою силу... прости я тебя забыла...
  
  Я видел сон, как в этот дом
  Ты сердце принесла свое
  И боль прошла, и умер страх в душе
  Но дверь на ключ, и страх живуч
  Что проклят я и обречен
  Свинцом тоска так, словно смерть близка...
  (Ария)
  
   Превозмогая боль, я коснулась кокона, распавшегося от моего прикосновения. Прямо мне в руки упала коса, мгновенно преображаясь в изящную секиру, я почувствовала как артефакт вспоминает меня, нагревается и радуется как потерянное дитя. Камень под ногами дрогнул, и я побежала к выходу, секира заняла привычное место за спиной, отрастив ремни и закрепившись.
   Дверь не хотела открываться и секира сама скользнула мне в руки, широким рубящим ударом располосовав железные створки. Первое что я увидела - это Дан, пытающийся убить Нила, Норд лежал на коленях у зареванной Ланы, рубашка на боку была обагрена кровью. Я не привыкла доверять первому впечатлению, поэтому резким движением скользнула к Лане и потрясла ее за плечо.
   - Лана, что произошло? - спросила я.
   - Ни-ни-нила погло-о-о-тил Ха-аа-аос!!! - сквозь рыдания выдавила из себя девушка.
   - Черт, - я так и знала, не мог Хаос не забрать жертву, новый Хранитель как раз подошел. Мне оставалось только уничтожить мальчишку, иначе Хаос вырвется на свободу и поглотит все...
   Я вскочила на ноги, но тут же упала обратно, Хаос выпил меня почти до конца, это плохо, очень плохо. Но Дан справился и без моей, оказавшейся ненужной помощи. Яростно атаковав, правитель неживых, срубил голову мальчишке. Душа Хранителя-неудачника заметалась вокруг разрубленного тела и впиталась в тонкое лезвие обагренного кровью клинка. Так вот какой артефакт ты получил, Дан - Бог неживых с Похитителем Душ на вооружении. Не так-то ты прост оказался...
   - Вижу ты достала то, что искала, - Дан кивнул на секиру за моими плечами. - Неужели Хаос так легко отпустил тебя?
   - Хаос получил плату, - я с трудом поднялась на ноги, Дан же помог подняться Лане и подхватил раненного, но еще вполне живого Норда. - Не спрашивай меня, что он посчитал нужным забрать, я все равно теперь этого не помню...
   - Никогда не слышал, что бы Хаос брал плату воспоминаниями... - проговорил мой спутник, следуя вниз по лестнице, вслед за Ланой, я же плелась в конце процессии, крепко держась за поручни.
   - Все бывает в первый раз, - пробормотала я, помогая уложить Норда на кровать.
   - Я перевяжу его раны, - сказала успокоившаяся девушка, аккуратно снимая рубашку с дедушки. - Вам, госпожа, тоже надо перевязать раны, да и отдохнуть не помешало бы, сегодня был трудный день.
   Только после ее слов я соизволила взглянуть на себя... в гроб и то краше кладут. Нарядное платье весело на мне клочьями, кожу покрывали сотни небольших ранок, подарок от паутины хаоса, а правая рука вообще покрылась волдырями на месте ожога. Интересно, как я еще умудрялась держать двуручную (!) секиру? Дан же не получил ни единой царапины, или же успел их залечить.
   - Спасибо за совет, - я развернулась и, пошатываясь, направилась к двери. Все о чем я сейчас мечтала, это ванна и долгий целебный сон. При взгляде на лестницу я поняла, что моим мечтам не суждено сбыться, я просто скачусь вниз и переломаю себе все кости, и почему бы мне не остаться на третьем этаже, где временно обосновался Норд, как регент без Хранителя...
   - Что сидим, кого ждем? - поинтересовался Дан, едва не споткнувшийся об сидящую на верхней ступеньке меня.
   - Ничего и никого, - зевая сказала я, поудобнее устраиваясь на ворсистом коврике.
   - Так не пойдет, - мужчина сказал, мужчина сделал. Подхватив мою вяло сопротивляющуюся особу, Дан перенес меня в комнату и запер в ванне. - Через полчаса не вымоешься, приду очень злой я и помогу. - Прозвучало из-за двери.
   Мне ничего не оставалось делать как раздеться и залезть в горячую воду, добытую с помощью того же насоса и небольшого количества магии, коей был пропитан весь дом. Руку обожгло, поэтому не мудрствуя я сунула ее в таз с ледяной водой, второй рукой соскабливая с себя кровь и грязь. Едва уложившись в данные мне полчаса, я предстала перед довольным жизнью Даном, который умудрился тоже вымыться и переодеться в чистое. Я же, кутаясь в белую хламиду, была угрюма и ужасно бледна...
   - Да, - Дан обошел вокруг меня, пронизывая изучающим взглядом. - Теперь ты похожа на то, какой тебя представляют смертные, не хватает злобного оскала и горящих адским огнем глаз.
   - Спасибо за комплимент, - сказала я, бросив хмурый взгляд в его сторону. - Ты же совсем не похож на того, каким представляют тебя, вот и радуйся.
   - Ага, счастлив до безумия! А теперь, моя дорогая, позвольте оказать вам медицинскую помощь, - не слушая вялых возражений, Дан обработал и перевязал мою руку и смазал заживляющей мазью ранки на коже.
   - Удивительная заботливость, - хмыкнула я, прячась под одеяло.
   - Толи еще будет, - усмехнулся в ответ мой нечаянный союзник, он улыбнулся своим мыслям и вышел из моей комнаты, тихонько притворив за собой дверь.
   Я же закуталась в одеяло, как в кокон, и погрузилась в сон с осознанием того, что в этот день я потеряла больше, нежели приобрела за всю свою жизнь...
  
  Глава 5.
  Ты совсем одна, ты в тупике
  В душной неволе
  Быть его рабой на поводке
  Ты не смогла...
  (Ария)
  
   Проснулась я, как ни странно, с восходом солнца. Благодаря зельям и мазям мои раны были вылечены, только мучил один вопрос, ради решения которого я спустилась в подвал. Витая лестница вела далеко в глубь холма, тишина давила, а свет зажженного фонаря едва освещал расстояние до двух ступеней. От влажности мурашки бегали по прикрытой шелковым платьем коже. Мимо пробежала крыса, мазнув своим противным хвостом мне по ногам, фу гадость. Наконец я дошла до 'дна'. Свет фонаря упал на кованую дверь, в центре которой располагался сложный механизм. Сотни металлических стержней пронзали неудачливого посетителя при неправильном запуске механизма. Я поставила фонарь на подгнивший пол, размяла пальцы и, легко и безошибочно, проиграла сложную мелодию на семи натянутых струнах в центре замка. Щелкнуло, треснуло и дверь, со скрипом, отворилась, впуская меня в осветившуюся магическими светильниками комнату. Подняв ненужный более фонарь, я прошла в самую необычную библиотеку во всех мирах. Вместо книг здесь хранились старинные рукописи. Каждая стоящая на полке шкатулка была историей одной души, ее путешествий и скитаний по мирам, а в итоге контракт со мной на практически бессмертие взамен служению.
   Проходя вдоль рядов я высматривала нужную мне шкатулку, среди душ ушедших на перерождение недавно(200-300лет) я не нашла нужного. Я просмотрела летописи древних душ, просидела часов пять, разгребая залежи душещипательных истин, пока не догадалась заглянуть в ящик стола. Признаться, я была удивлена, в ящике стола лежал старый потрепанный лист с одним единственным именем - 'Нил', ни истории прошлых жизней, ни грехов, вообще - ничего. Так не бывает. В этот мир могли попасть только заключившие со мной контракт, с этим мальчиком я вообще ничего не заключала. Странно.
   Я выбралась из подвала, и, зажмурившись от слишком яркого света, пошла в свою комнату приводить себя в порядок. Отмывшись от пыли и надев черный костюм, в котором прибыла сюда, я вышла к обеду. Две пары глаз пронзили меня еще на пороге, я же невозмутимо села и принялась за еду. Дан уже поел и теперь нетерпеливо постукивал пальцами по столу, в ожидании, когда я закончу с трапезой. Лана хмуро ковырялась в тарелке, не забывая следить, чтобы малыш, привезенный вчера Нордом, не свалился со стульчика. Наконец, наш благородный правитель, не выдержал и задал свой вопрос.
   - Что ты узнала? - Спросил он.
   - Ничего хорошего, - сказала я, промокнув уголки губ салфеткой. - По идее того, кого мы звали Нилом, не должно было существовать... в этом мире. Я не заключала с ним контакт и поэтому не могу понять, как он вообще сюда попал. Я уже молчу о том, что придется выбирать нового Хранителя.
   - То есть мы тут еще задержимся? - спросил мой спутник.
   - Нет, - я положила лист бумаги перед Ланой. - Вот контракт, я назначаю тебя новым Хранителем, со всеми вопросами обращайся к своему дедушке. Через полгода я вернусь с проверкой.
   - Но... - девушка смутилась и покрылась пятнами от страха.
   - Я не меняю своих решений. Когда Норд поправится, он проведет ритуал посвящения. А у меня и так слишком много дел, что бы еще тебя уговаривать!
   - Хель? - попытался вмешаться Дан.
   - Что?! - я резко обернулась к нему, пронзив яростным взглядом.
   - Тебе не кажется, что ты слишком давишь на девочку...
   - Ничего подобного, - я вновь повернулась к Лане. - Подписывай.
   - Хорошо, - трясущейся рукой, девушка нацарапала свою подпись на контракте. Я отдала ей этот лист.
   - Это твоя душа, теперь ты полновластная ее владелица. Но если нарушишь правила, начертанные на обороте, лист сгорит, а мне снова придется выбирать хранителя, - я села на стул, независимо закинув ногу на ногу, и взглянула на окружающий мир. - Простите, но быть доброй и пушистой - это не моя работа.
   - До похода в хаос ты была добрее, - произнес Дан, задумчиво рассматривая меня, будто впервые увидев.
   - Будем считать, что это самое 'добро' Хаос у меня и забрал, - отрезала я. - Я создана вне принципа 'добро-зло', так что не стоит удивляться, как смерть ведет свои дела. Тем более, как создатель этого мира я имею полную власть над ним. Даже не обладая сейчас силами Аватары, я могу разнести пару городов в пыль, чисто для поддержания авторитета. И не тебе, правитель немертвых, обвинять меня в жестокосердечии, в простонародье называемой 'злом', а по сути являющейся справедливостью.
   Я встала и прошлась по столовой туда обратно, вопросов больше не последовало.
   - А нам, мой дорогой Дан, пора в путь, - перешла я на его любимый тон общения. - Думаю здесь и без нас справятся.
   - Конечно, моя леди, - иронично произнес Дан, вставая со своего места и следуя за мной.
   Я же взяла секиру, которая на этот раз замаскировалась под обычный кинжал, накинула плащ и не прощаясь вышла из резиденции хранителей. Безумно жаркий день навалился на нас во всей своей красе. Отдыхающий город не заметил двух уходящих из него путников, погрузившись в вялую послеобеденную дрему. А нас ждал переход в другой мир, мир где хранилась Книга Судеб, моя вторая регалия.
   - Где наш следующий мир? - поинтересовался Дан, стоя у грота, из которого мы вошли в этот мир.
   - Чертоги разума Око Света, резиденция Жизни, - ответила я, умываясь водой из источника.
   - Ты доверила книгу сестре? - удивился Дан, для меня же ничего удивительного в этом не было, так как сестре я действительно доверяла.
   - Да, - просто ответила я. - Ты знаешь путь к чертогам?
   - А кто-нибудь его не знает? - Дан возвел очи к небу. - Это нам же в центр миров идти придется.
   - Дорога долгая, не спорю, - сказала я в ожидании когда он открывает проход. - Зато впечатлений на пол когорты.
   - Ну-ну, - я его конечно понимала, без меня он бы мог в бестелесном состоянии очень быстро преодолеть Грани, со мной же приходилось терпеть все их неприятные стороны. Магией на гранях пользоваться не стоило, могло занести куда не следует.
   Мы ступили на территорию Каменного Ока. Дан выбрал самую короткую дорогу, проходящую через Око Памяти и Око Песков, самые неприятные для меня места. Так что мы померзли на Оке Холода, потом, побегав от ловушек на Оке Битв, согрелись. Нас едва не раскидало в разные стороны на Оке Ветров, вырвались. На Оке Совести отдохнули под нудящее шипение последней. На Оке Сновидений, альянса миров в которых люди и нелюди путешествуют во сне, я заснула... донесли до Ока Песчаных Бурь. Песок, забравшийся во все возможные места, меня и разбудил. Я слезла с рук Дана, прошлась, увязая в песке. Прикрыв лицо от песчаного ветра, мы огляделись, проходы в миры были заблокированы, а сделать это мог только бог, который курировал данное Око. Мне это очень не понравилось1, так как данное действие было запрещено в принципе, но возможно при исключительных обстоятельствах, именно поэтому это правило не было записано в кодекс обладающих силой.
   - Здесь что-то не так, - через шум бури донесся до меня голос Дана. - Слишком смахивает на ловушку.
   - Говорила же, пошли в обход, так нет же, - проворчала я, прячась за широкую спину своего спутника, так меньше дует. - Что делать будем? - Проорала я ему прямо в ухо, заставив вздрогнуть.
   - Назад? - мы обернулись, проход был заблокирован. - Мышеловка захлопнулась...
   - Чтоб им пень кактусом обернулся, - в сердцах выругалась я, опасливо осматриваясь.
   То, что я увидела, мне очень не понравилось. Песчаная буря постепенно стихала, оставив одно завихрение песка, выстраивающееся в человекоподобную фигуру. Я узнавала эти очертания и ярость заполняла все мое существо. Это был один из тех, кто убил меня, властитель песков Абдумараж. Полнотелый, узкоглазый и очень неприятный экземпляр. При виде меня, глазки забытого божка маслянисто заблестели, а пухлые губы сложились жирным бантиком.
   - Это что? - Дан с интересом наблюдал за властителем песков.
   - Местный авторитет, - сказала я, вставая рядом со спутником. - Один из тех, что убили меня.
   - Что ты, о радость моей души, - прогундел Абдумараж. - Я тот, кто тебя похитит, в моей коллекции как раз не хватает такого экземпляра.
   - В коллекции чего? - Недоуменно поинтересовался Дан.
   - Обижаешь, незнакомец. У меня самая лучшая коллекция наложниц! Ни у кого из других богов такой нет! - Воскликнул безумный халиф, взмахивая руками.
   - Может тоже себе завести такую коллекцию? - Дан изучающее осмотрел мою персону.
   - Не думаю что это хорошая мысль, разве что своих подданных заставишь себя обслуживать... - мой спутник вздрогнул, представив гарем из полуразвалившихся зомби, прикрывающих костяные прелести тончайшим шелком.
   - Не стоит забывать о моем присутствии, - Бог песков поправил тюрбан, и выдохнул в нас песчаный поток, Дан закрыл меня собой и был погребен по слоем песка. - Теперь нам никто не помешает, о цветок моей души.
   - Не поранься, - секира скользнула мне в руку, я встала в оборонительную стойку.
   - Что ты, о луч света в темной дали, - пухлые губы Абдумаража скривила усмешка. - Ты бессильна против меня.
   Я почувствовала, как мои ноги засасывает песок, неумолимо погребая меня. Я начала задыхаться, когда чья-то сильная рука вытащила меня. Легкие наполнились сухим жарким воздухом. Через резь в глазах я увидела Дана, чья аура накалилась перед выбросом силы
   - Нет! - Прохрипела я, но не успела.
   Сумрачная вязь силы правителя неживых нарушила шаткий баланс сил Грани, только хозяин мог использовать здесь свою магию, кто же знал, что тихого Суховея сменит эта тварь. Буря взвыла, открывая все порталы сразу, и выкидывая того, кто посмел нарушить ее и так беспокойное существования. Фигуру Дана окутала пелена песчаного ветра, бросая в неизведанные никем земли, как провинившегося перед стихией. Я осталась одна.
   Я взглянула на повелителя песков, втыкая нижнюю часть секиры в землю, получилось что-то похожее на громоотвод. Секира трансформировалась на глазах, приобретая свой истинный облик - облик косы смерти. Вычурная витая рукоять любовно обвила мою кисть, лезвие удлинилось, засветилось множество знаков, выписываясь на металле витым узором. Я не собиралась сдаваться.
   Абдумараж принял вызов, сплетая из миллиардов песчинок толстые кнуты и направив их в меня. Уклонившись от одного, я отбила секирой удар второй плети и нанесла свой удар. Лезвие вспороло воздух в считанных миллиметрах от пухлой фигуры повелителя песков, скользнув по невидимому щиту. Резко развернувшись я нанесла следующий удар, проломив щит, лезвие рассекло тучного бога на пополам. Повелитель застыл на мгновение и рассыпался песком. Я обессилено упала на колени, трансформация вытянула из меня слишком много сил. Поэтому жгут обвившийся вокруг шеи, был для меня полной неожиданностью. Фигура Абдумаража соткалась из миллиардов песчинок прямо передо мной. Жесткое, постоянно движущееся песчаное полотно обжигало нежную плоть шеи.
   - Что ты, - песчаный бог наклонился ко мне, обдав запахом пыли с примесью пота. - Меня нельзя уничтожить таким простым образом, о неразумная дщерь. Я абсолютно бессмертен! - Он вырвал секиру из моих рук, распыляя казавшеюся незыблемой сталь, кучкой праха слетевшей мне на колени. - А ты, без этой игрушки никогда не станешь Аватарой! - Жгут на моем горле сжался и, теряя сознание под рыхлый смех забытого, я пала в пучину беспамятства.
  
   Опять я попала в неприятную ситуацию. Абдумараж, бог песчаных бурь, решил пополнить моей персоной свою коллекцию наложниц. Я не сильно удивилась обнаружив себя на явно женской половине огромного восточного дворца. Мягкие подушки разнообразных размеров и фееричных расцветок заменяли здесь мебель, пушистыми вышитыми коврами был усеян мозаичный пол, а шелковые занавеси вяло шелестели в ленивых потоках ветра.
   Прекрасные девушки в полупрозрачных шароварах и коротких кофточках, оставляющих открытым живот украшенный бусинами, о чем-то щебетали, лежа на подушках и поедая сладости и фрукты из больших золотых чаш. Три девушки играли на тонких флейтах, тягучая мелодия навевала сон.
   - О, новая сестра почтила нас своим присутствием, - запричитала одна из гурий, увидев что я открыла глаза.
   - Да будет твоя красота сиять вечно, а лоно принесет на свет много плодов! - воскликнула девушка, облаченная в золотой шелк. - Я Саламея, старшая наложница нашего прекрасного повелителя.
   Я осмотрела прекрасную фигуру девушки, изящная талия, покатые бедра, полная грудь, и тонкие черты лица и большие серебристые глаза. Вьющиеся каштановые волосы едва сдерживала золотая диадема. Поморщившись, я отвернулась, не знают они того, кого считают своим повелителем.
   - Тебе нужно переодеться сестра, сегодня господин придет за тобой, - защебетала слегка полноватая девушка с глупыми (коровьими) глазами цвета лесного ореха. Я попыталась было протестовать, но кто-то из гурий применил оглушающие чары, погружаясь в гипнотическое ничто, я заметила глаза Саламеи, ставшие ярко золотыми... так я и знала - нага.
   Меня искупали в большом бассейне, натирая пахучими маслами, расчесали запутавшиеся пряди волос, заплетая их во множество косичек, звенящих бубенцами. Алые шелковые шаровары, топ, сверкающий золотой бахромой, и множество драгоценных украшений, дополнили восточный образ. Тело выполняло все молчаливые приказы старшей наложницы, везде следующей за мной, но мозг анализировал предоставленною судьбой ситуацию. Все же в отличие от своей сестры я была воином, не самым худшим, и во многом мне помогала магия аватары. Сейчас же я стала беспомощна перед новым витком судьбы. Абдумараж - противник не моего уровня силы. Но! Если я не могу противостоять ему в бою, то почему бы не сыграть на его лицемерии? Убивать он меня не хочет, следовательно, начнем игру на нервах господина.
   Меня привели в комнату, увитую шелками с золотой вышивкой, усадили на огромную кровать усеянную подушками, зажгли благовония и оставили одну. Гипнотическое состояния рассеивалось, поэтому я, приняв наиболее соблазнительное положение, застыла в ожидании.
   Тучная фигура Абдумаража застыла в дверях, глазки маслянисто заблестели, а сальные пальчики задвигались в предвкушении. Я подавила в себе тошноту, и изящно выгнулась, будто потягиваясь. Браслеты на запястьях мелодично звенели при каждом движении, тело двигалось с кошачьей грацией, плавно перетекая из одного положения в другое, затуманивая разум. Забытый попытался подойти ближе, но я выскользнула из под его рук, плавно уходя в сторону. Зачарованный моими движениями, он следовал за мной, постоянно пытаясь поймать своими толстыми ручонками. Все же мужчины всегда остаются мужчинами, даже боги подвержены искушению, в этот момент они забывают, кто они есть, становясь мягким и податливым материалом в женских руках. И как приятно рассмеяться в лицо тому, кто тебе противен, в момент когда он очень близок к цели...
   Сказать, что Абдумараж был в ярости - это ничего не сказать, я растоптала его достоинство почти в прямом смысле, в такой ситуации ни о какой постели и думать нечего. Тем более он едва передвигался, так как во время обворожительного танца был окутан мною метрами десятью-двадцатью шелка. Поэтому, когда меня бросили в темницу, я истерично смеялась, падая на холодный пол каменной башни. Железные кандалы сомкнулись на запястьях, смяв тонкие ободки золотых браслетов, босые ноги мгновенно замерзли, да и шелк одеяния не согревал, а ночи в пустыне были холодные...
   Придя в себя, я собрала мысли и поздравила себя, теперь хотя бы ночи в 'жарких' объятиях песчаного бога мне теперь не грозили. Свернувшись калачиком на грязной подстилке, чтобы не терять тепло, я уснула.
  
   Утром меня разбудил звук, лязгнувшей по полу миски... я приоткрыла один глаз, посмотрела на муть в тарелке и пинком ноги размазала ее содержимое по открывшейся в этот момент двери. Стражник был очень не рад, попытался меня ударить, но был побит цепью. Не надо думать, что обычный человек может справиться со мной. Человек... существо познавшее законы существования всегда сильнее, нежели погрязший в невежестве индивидуум. Страх убивает гораздо чаще, чем я взмахиваю своей косой. Почему все так стараются упростить для себя и так простые понятия? Внутри себя мы находим силы сражаться даже тогда, когда кажется, что все уже кончено. Простые истины упругим коконом окутывают каждого из нас, надо просто протянуть руку и поймать путеводную нить, наматывая на память клубок знаний и решений, не давая злодейке судьбе права плести твою жизнь. Как вообще можно прятаться от решений, действий и ошибок? Зачем прятаться от жизни, той, что согревает в своих объятиях абсолютно всех. Как можно постоянно врать самим себе, когда вокруг все рушится, а ты закрыл глаза, сказал 'я в домике' и поверил в это, но обломки миров разрушат даже всесильную веру, ей просто негде будет существовать. Так почему же я в очередной раз вижу, как пока еще живые существа обманывают самих себя, надеясь выжить, спрятавшись под крылышком у предателей. Глупцы, наслаждающиеся иллюзией, поддавшиеся искушению быть бессмертными, при этом потерявшие самое дорогое - душу. Ведь душа - это дар! У меня отняли воспоминания обо всем, что связано с моим созданием. Только сейчас я поняла, что ничего не помню об этом. Главное не впадать в панику, в любой ситуации есть свои плюсы, а уж выход мы всегда найдем.
   Мысли помогали времени лететь незаметнее, скрашивая безрадостное существование в темнице. Я копила силы, ехидно посмеиваясь над глупостью Забытых. После второй порции серой бурды, вылитой невезучему стражнику на голову, кормить меня перестали, поэтому к вечеру мой желудок начал выводить рулады, эхом разлетавшимися по камере. Ночью я собрала все силы и, с помощью золотой серьги, уколов палец, я проследила за маленьким чудом. Кровь тонкой, не останавливающейся струйкой, потекла на пол, вырисовывая очертания моей лучшей подруги. Алые потоки обрисовывали изящный изгиб и тонкий стан, придавая объем, мелодичный голос благодарно воспел мне приветственную песнь, играя ее на струнах своей души. Я прижала к себе ее, такую родную и любимую всей моей зачерствевшей душой... моя гитара, первая ипостась косы смерти.
   Абдумараж глуп, он думал, что уничтожил мое оружие, первую из регалий смерти. Не догадался он о том, что коса - это часть меня. Уничтожить ее невозможно в принципе, так как Коса - это моя кровь, и пока та течет в моих венах, мое оружие и моя отрада не покинет меня. Я положила гитару на колени, вдохнула ставший душным воздух и запела, так как не пела уже несколько тысячелетий, с того момента как приняла обязанности Аватары Смерти. Сильный голос наполнил камеру оттенками силы и власти - власти над судьбой, своей собственной жизнью. Хоть я сейчас и в заточении, но я свободна душой и мне плевать на любые преграды на моем пути! Я все преодолею, все пройду и еще посмеюсь над своими врагами. Не стой на моем пути, мало не покажется! Я не марионетка в чужих руках, я не стану оглядываться назад...
   Гитара растворилась в моих руках, спрятавшись на время в потоках крови, струящейся по моим венам. Пусть отдохнет, давно не пела она свою песнь, после долгой разлуки нам снова придется привыкать друг к другу. Но ничего, завтра новый день, он наступит, и уж тогда я подумаю, как мне выбраться из этого мира незамеченной.
   Я свернулась калачиком и попыталась заснуть, но слабое шебуршание за стеной сильно раздражало, не давая заснуть. Странно... я прислушалась, так обычно скребутся крысы, но каких размеров должна быть крыса, чтобы производить столько шума? Я встала с подстилки и осмотрела стену. На стыке пола и стены лежал камень, не большой, с две ладони, и именно из-за него доносились те странные звуки. Я отодвинула его и обнаружила небольшую выемку, сквозь которую кто-то за стеной пытался протиснуть руку. Я стукнула по бледной руке камнем и услышала обиженный то ли вскрик, то ли рык.
   - Совсем с ума сошла, - после долгих и красочных ругательств в мой адрес, донесся голос из-за стены, явно женский. - Теперь понятно почему тебя сюда заточили, за вредный характер!
   - Не без этого, - подтвердила я, понимая, что за стеной находится такая же пленница, как и я. - Что хотела?
   - Спросить, - донесся до меня ответ девицы.
   - Да спрашивай, все равно не спится, - сказала я, радуясь относительно адекватному собеседнику.
   - Это ты сейчас пела?
   - А что, кроме нас с тобой здесь еще кто-то заточен? - деланно удивилась я.
   - Но как? Что за странная музыка? Ни в своем, ни в этом мире я не слышала подобного...
   - Ты не из этого мира? - тут удивилась я, обычные люди не умели перемещаться между мирами, разве что маги, да и те не далеко. Из всего этого следовало, что ее выкрали из собственного мира. Ну Абдумараж, так вот как ты свой гарем пополняешь, сволочь. - Я играла на гитаре, насколько я знаю, этот инструмент не известен только на северных системах.
   - Так миров больше двух?! - в голосе собеседницы прозвучало неподдельное изумление.
   - Гораздо больше, - хмыкнула я, разговор начинал мне нравится. - Ты давно здесь сидишь?
   - Неделю, - проговорила девушка, едва слышно, но на слух я никогда не жаловалась.
   - За что же тебя то сюда упекли? - спросила я.
   - Я перекинулась, когда этот жирдяй меня облапать попытался, - донеслось до меня злобное рычание девушки.
   - Оборотень? - Я даже не удивилась.
   - Да, снежный барс - моя вторая ипостась, - откровенно ответила моя соседка.
   - Да, думаю Абдурамаж очень удивился, встретившись один на один с довольно милой, но очень злобной зверушкой, - я представила себе его реакцию и зловеще усмехнулась, вот тебе и ночь полная любви.
   - Не то слово, - рычащие нотки добавляли в голос девушки некую пикантность, что ничуть не портило общего впечатления. - Он так испугался, что приковал меня серебряными цепями, что для истинного оборотня, всего лишь неприятное дополнение. Наверное, он надеялся, что серебро сожжет меня, но его ожидания в очередной раз не оправдались.
   - Интересно, - я проверила на прочность свои цепи, титановые... похоже меня боятся больше оборотня. Магия, пробужденная в моей крови косой смерти, еще не скоро сможет трансформироваться в оружие, а сидеть здесь в ожидании этого светлого момента неделю, как то не хотелось... - А ты не пробовала отсюда выбраться?
   - Три раза, - сказала оборотень. - Внизу, под камерами, пустота... башня просто прерывается. Я выбиралась из камеры, но прыгать вниз - самоубийство. Магия этой башни послушна только стражникам и их повелителю, что не дает нам возможности выбраться.
   - Невесело, - проговорила я, как на зло в голове ни единой полезной мысли.
   - А за что тебя сюда посадили? - поинтересовалась оборотень.
   - За плохое поведение, - а что, почти чистая правда.
   Мы замолчали, конечно тем для разговоров можно было бы найти много, но атмосфера камеры как то мешала беседе. Сон начал наваливаться на мое сознание, мягкой рукой смеживая веки, когда из-за стены донесся голос оборотня.
   - Ты знаешь чего боятся наложницы того жирдяя больше всего?
   - Нет, - ответила я.
   - Дня Выбора, - я услышала звон цепей, видимо моя соседка устраивалась поудобнее. - Раз в год к местному властителю приезжает человек, никто не знает кто он и зачем ему все это надо, но он отбирает себе несколько девушек из дворца и увозит в неизвестность. Он наступит через три дня. Насколько я понимаю, в этот день все, даже мы с тобой будем присутствовать там. Наверное это дань за какую то услугу. Но это шанс нам вырваться.
   - Ты предлагаешь объединить силы?
   - Да, - донесся до меня ответ из-за стены. - От тебя пахнет битвой, этот запах я ни с чем не спутаю, так пахнут воины и не худшие!
   - Запах воина? - это что-то новенькое, подумала я, интересная особенность у оборотней, определять суть по запаху. - И в чем же это выражается?
   - Я не умею такое объяснять, но попробую. От тебя исходит запах агрессии и какой-то непонятной мне силы, но в тоже время обреченность следует за тобой попятам, у нее запах страха. Еще запах существа, скорее всего попутчика, он намертво въелся в твою кожу, как более сильный, это очень старый человек... а может и не человек вовсе.
   - Правду говорят о вас оборотнях, вы чувствуете то, что не видят другие, - сказала я, зевая, полученная информация уже укладывалась по полочкам сознания. - Значит ждем Дня Выбора и бежим из этого захолустного мирка...
  
   Три дня тянулись словно года, голод терзал мое слабое человеческое тело. Дневная жара сменялась ледяным дыханием ночи, заставляя кутаться в тонкий шелк запыленного одеяния. Тяжело... организм не выдерживал таких издевательств над ним, все чаще погружаясь в целительный сон. Урывками, когда я просыпалась, проходило построение плана побега, пока ничего особо полезного измученный мозг не выдавал.
   Я следила за танцем пылинок в тонком луче солнечного света, пробивающегося через тонкую трещину в стене камеры. Пытаясь сосредоточиться и придумать, что же делать дальше. Побег, это только начало, нам надо выбраться из мира повелителя песчаных бурь, но без магии обладающего силой мы не сможем открыть портал на грань. Лучше всего вообще покинуть Око Песков, что бы Абдумараж не смог достать нас. Вся надежда на переполох во время Дня Выбора, тогда можно попробовать использовать врожденную способность оборотней чувствовать Грани. Скорее всего моя соседка не подозревает о том, что в момент перевоплощения видит ничто иное как Грань, если повезет мы сможем прорваться на Око. Но что делать с оборотнем дальше? Отпускать ее одну бродить по Граням небезопасно как для нее, так и для хрупких переходов. Брать же ее с собой в опасное путешествие не стоило, одной мне будет туго, но нельзя, чтобы обычная смертная (хоть и оборотень), знала тайны богов. Как все таки не вовремя исчез Дан, не известно куда его занесло магией разбушевавшегося Ока, его могло выбросить даже в первородный Хаос. Ненавижу чувствовать себя беспомощной.
   Дверь камеры открылась, глухо заскрипев, и в камеру вошли два стражника. День Выбора настал. Меня опутали цепью и вытащили в темный коридор, я не сопротивлялась. Боковым зрением я увидела как из соседней камеры вывели мою соседку. Вот и увиделись. Дюжий стражник вел хрупкую на вид девушку, дергая за шипованный ошейник, царапающий нежную кожу. Оборотень рыкнула на стража, показав удлинившиеся клыки, сиреневые лаза потемнели, а красивое лицо стало хищным. Разметавшиеся пепельно-серые волосы доставали до земли их прямые пряди едва не подметали грязный пол. Довольно экзотичная красота, теперь ясно почему Абдумараж захотел взять ее в наложницы, впечатления не портили даже грязные лохмотья, заменявшие девушке одежду. Я поймала на себе столь же оценивающий взгляд и некоторое удивление, видимо она хотела увидеть кого-то постарше, хотя сама выглядела лет на семнадцать, но мое чутье говорило о том, что та гораздо старше, ведь оборотни живут довольно долго.
   Нас провели по темной лестнице вниз, освещая путь неярким факелом, мы спотыкались, едва не падали, но нас тащили вперед. Яркий свет резанул по глазам, ослепив на несколько очень неприятных мгновений. Стража не желала ждать пока мы привыкнем к свету дня, дернув за цепь, они поволокли нас дальше. Раскаленный песок обжигал оголенные ступни, золотые браслеты, которые с меня так и не сняли, вяло позвякивали при каждом шаге. Как же смешно я сейчас выгляжу: почти прозрачный шелк одеяния в камерной пыли, на голове воронье гнездо из спутанных волос, да еще гора золотых безделушек ехидно поблескивает на солнце. Проходя через главные ворота дворца мы увидели огромный помост, где на шелковых подушках сидел весь гарем Абдумаража. Наложницы тихо подвывали от страха, а их повелитель возлежал на огромной перине в центре помоста, обмахиваемый опахалами в руках верных слуг. Вся женская половина дворца расположилась под обжигающим солнцем. От гаремных девиц струился пряный аромат, перебиваемый совсем неэстетичными запахами от кухарок да уборщиц, провонявших луком и явно не знавшими, что такое ванна. Даже от меня, четыре дня просидевшей в темнице, так не несло. Фи... как неприятно. За спиной я услышала пренебрежительное пофыркивание оборотня, ее как раз привязывали к краю помоста, меня же прицепили к железной балке. Оборотень, заметив мои 'цепочки', уважительно попыхтела, устраиваясь в тени помоста, я последовала ее примеру, прячась от жары. Цепи накалились на солнце и начали обжигать кожу, я недовольно пошевелила руками, слегка ослабляя натяжение. Осмотреться мешали полные кухарки, заслонившие собой восемьдесят процентов обзора, да еще и галдевшие как на базаре. Зато я услышала кое-что интересное, оказывается покровитель Абдумаража крайне редко выбирал кого то из наложниц, на стряпух тоже не озирался, а вот от спрятанных хитрым повелителем симпатичных служаночек, под грязью и обносками, он брал на раз плюнуть. А Абдумараж все равно каждый год наряжал 'любимую жену' в обноски и прятал среди слуг. Наивный.
   Мы просидели в этом пекле около часа, задыхаясь от амбре испускаемого прелыми кухарками и безмолвно уставившись в небо, такое ясное и безмерно голубое. Наконец створки каменных врат открылись, впуская на дорогу высокую фигуру в маскировочном плаще песочного цвета. 'Избирающий'... пронесся по площади гул сотни голосов, тут же стихнувший, стоило этому существу взглянуть на всех из под капюшона. Белесые глаза на мертвенно бледном лице, сухая как пергамент кожа и пронзающий насквозь взгляд. Мне захотелось взвыть и спрятаться, оказаться где-нибудь, да хоть в темнице, главное подальше от этого места. Первобытный страх смял сердце, как бумажный листок. Того кто предстал перед нами не может существовать, первородный страх не имеет телесного воплощения, или не имел. Что же делать, сразиться со своими страхами или умереть от бездействия. Пока я раздумывала, Он подошел ближе. Даже необъятные телеса Абдурамажа сжались при виде того, кто предстал перед нами.
   - Кого ты приготовил мне - разнесся по площади его скрипучий голос, вгоняющий в страх взгляд окинул толпу... где то заревела не в меру впечатлительная служанка.
   Адумараж поднялся со своего лежбища, попытался подтянуться, но тут же сник под пристальным беспощадным взглядом. Трясущаяся рука жалкого повелителя указала на меня и оборотня. Возмущение пересилило страх перед Избирающим так, что я вскочила с места, но натянувшаяся цепь откинула меня назад.
   - Ты совсем свихнулся, Забытый?!! - проорала я, пытаясь выпутаться, гортанное рычание оборотня вторило моим словам. - Ты не повелитель, ты жалкая пешка!
   - Две, А где же третья? - Избирающий взглянул на меня, заморозив своим пристальным вниманием, пождал и прошелся через толпу потных служанок и кухарок, раскидывая их в сторону, своей леденящей души аурой. Он осмотрелся и схватил за тряпье одну из прислужниц, оказавшуюся небезызвестной нагой Саламеей. - Она будет в моей свите.
   - Нет, только не она, - попытался заступиться за свою любимую жену Абдурамаж.
   - Ты смеешшшь перечить мне?- прошипел Избирающий, взмахом руки впечатав жирную тушку забытого бога в проглинянную стену. - Этих расковать, - он указал на меня и оборотня, охрана замешкалась, не зная, следует ли им выполнять его приказ. - Я что тихо сссссказалл?
   Молодой страж, у которого едва появилась щетина, пытался снять с меня цепь. Он трясся от страха, стараясь не смотреть мне в глаза. А я готовилась. Вот глухо упали цепи с оборотня, меня избавили от пут мгновением позже. Изодранные в кровь руки кровоточили, по каплям собирая силу, я почувствовала, как закипает сила в теле еще человека, приготовившегося к смене ипостаси.
   - Тишшшшшшшшше, - одно касание и я не могу двинуться, едва накопенная энергия покидает тело. Избирающий лишь краем глаза взглянул в нашу сторону. - Вы же не хотите лишиться еще и душшшшшшши?..
   Буд-то подтверждая его слова, моя суть трепыхнулась, едва не покинув бренную оболочку. Стало страшно... безумный хоровод мыслей прервала его следующая фраза.
   - Вы не справитесь со мной, хотя ваша попытка противостоять, мне понравилась... - голос его звучал прямо у меня в голове, не было устрашающих шипящих звуков, просто слова, обыкновенные фразы. - Вы выбраны в мою свиту, не стоит разочаровывать меня отказом. Ты знаешь правила, Обладающая.
   - Да, - прошептала я, зная что он меня услышит. - Ты тоже Аватар, так?
   - Так, - голос его стал мягче. - Какая осведомленность, неужели судьба стала благосклонна ко мне, раз в свиту действительно попала обладающая силой... я рад.
   Я оставила попытки сопротивления, не могла пойти против Кодекса. Каждый Обладающий силой имеет право призвать любых существ в свою свиту. Обычно свита собирается для принятия какого то важного изменения в гранях миров, перестройки Ока или шлифовке пространства от временных завихрений. Каждый аватар имеет обязанность следить за определенной проблемной зоной. Я, например, слежу за границами хаоса. Те люди, что живут в четырех моих мирах как раз и являются моей 'свитой', только постоянной. Я, как не вошедшая в силу, попадаю в свиту. Выбор Аватара закон, так как свита никогда не собирается просто так. Меня только настораживает, что Аватар Страха никогда раньше не объявлялся в мирах Основы и тем более не показывался на совете Аватар. Следовательно привезти его сюда могло очень необычное дело.
   - Не пугайтесь, - в этой фразе я отчетливо услышала насмешку. - И ничему не удивляйтесь...
   Нас четверых окутал бархатный туман, увлекая прочь из этого пропитанного жаром мира. Я почувствовала, как растворяюсь в чужой силе, настолько необыкновенной, пронзительной и всеобъемлющей, что жалкие крохи моей энергии, не смея сопротивляться, теряются. Сознание становится как никогда ясным... бестелесным. Просто разум. Феерия чувств и эмоций обходит стороной. Странное ощущение.
   Яркий свет ослепил. Здравствуй бренное тело.
   Я огляделась. Множество ломанных линий и неправильных фигур, зеркальные осколки и ртутные капли, падающие откуда то сверху. Серебряные лезвия, заменяют потолок, острые грани мелькают в тусклом свете. Все неправильно, так не может быть. Не могу я стоять на колыхающемся мареве, оно не может быть твердым.
   - Шшшшшшшсь, - тихое, едва слышное шипение, заставило меня оглядеться.
   Где-то в стороне быстро мелькнуло извивающееся тело, очень крупное. Только запутавшись в складках длинного пышного платья, я поняла, что на мне больше нет жалких остатков шелкового одеяния, которое кто-то заменил, на черное бархатное платье. Кстати, довольно знакомая одежда. Я попыталась заглянуть за спину, искомое обнаружилось в двух экземплярах. В двух больших крыльях за моей спиной, как всегда путались длинные пряди волос. Все такие же черные, сверкающие и невероятно прекрасные. От рассматривания вновь приобретенного тела Аватары, меня отвлек резкий взмах шипованного хвоста, едва не распоровший подол платья. Из тусклой пелены на меня надвигалась гигантская змея, извиваясь покрытым золотой чешуей телом. Глаза гипнотизировали, но на Аватару в полной силе гипноз не действует. Усмехнувшись я задействовала крылья. Они темным пологом окутали мое тело и распрямились, выпуская в змеиное тело сотню стальных перьев, чьей остроте позавидовала бритва. К моему сожалению, перья отскочили от чешуи и, мелодично прозвенев, осыпались на бугрящийся внизу туман. Плавно изогнувшись, змея выстрелила своим хвостом, я благополучно увернулась, но запутавшись в многочисленных складках, упала на пину, взвыв от боли, в пострадавших от удара крыльях. Как же я давно не пользовалась телом Аватары. Белая молния сверкнула наперерез метнувшейся ко мне наги, а то была именно она. Силой удара, змею отшвырнуло на несколько метров. Передо мной, тяжело дыша, стояла большая белая кошка, снежный барс. Похоже, оборотень поспела мне на выручку.
   - Браво, - Аватар Страха материализовался рядом с оборотнем, слегка почесав ту за ушком. Кошка замлела и заурчала под лаской. - Не удивляйся. Здесь звериная сущность победила человеческий разум. Наш оборотень, без моей помощи, не сможет обернуться. Как, впрочем, и змея. - Балахон на нем растворился туманом, открыв немолодого мужчину: белая алебастровая кожа, темно-фиолетовый костюм и длинные, до середины спины, волосы цвета багряной зари. Красивое волевое лицо и ЖИВЫЕ фиалковые глаза. - Мы находимся на Основе.
   - Но это же не те хрустальные Грани, - удивилась я.
   - Ты была на настоящей Основе, мое почтение, - Аватар Страха кивнул мне, да я была на Основе, но Хаос забрал у меня воспоминания о том, что же там случилось. - Это ее зеркальное отражение, Эта Основа отражает миры настоящей, переворачивает все значения, поэтому тебе все здесь кажется неправильным. Это мой дом, я здесь единственный правитель, царь и бог. Как это не парадоксально, но я не могу ничего изменить в своих владениях. Это все лишь отражение того, что происходит в настоящих мирах. Поэтому я помог этому жалкому божку захватить власть на Оке Песков, что бы получить доступ к настоящему. Мой мир разрушается. И только пришельцы с Основы могут помочь мне сохранить то, что еще можно сохранить.
   - Но как? - Я действительно не понимала, что нужно делать.
   - Сейчас, когда рушатся все законы мирозданья, я пытаюсь погасить влияние настоящей Основы... временно. Мой мир переполнен призраками, сущностями с реальной Основы. Их слишком много, и они сильны. Эти бездушные существа были здесь. - Аватар указал на творящуюся вокруг разруху. - Не так давно, это была зеркальная галерея, одно из самых прекрасных мест вселенной... мой дом. - Оборотень свернулась в ногах у Аватара, преданно глядя в его глаза, я подошла ближе. - Вы можете повлиять на этот мир, тем самым приостановив разрушение основы. Не на долго, но тебе хватит времени войти в силу и восстановить баланс сил. Здесь ты снова Аватара, твоя суть здесь победила человеческую оболочку, при этом е дав тебе потерять разум. Впервые за много лет мне повезло, у меня появилась свита, способная помочь.
   - Но почему ты всегда выбирал в свиту именно женщин? - спросила я, хотя уже догадывалась о причинах.
   - В большинстве своем женщины довольно слабые существа, поэтому попадая в зеркальные миры они становятся сильнее. Имеющие две ипостаси, могут остаться сильны и в этом мире, но, как видишь, теряют разум, - он приманил змею, и та, тихо шипя, свернулась кольцами рядом с нами.
   - Что от нас требуется? - поинтересовалась я, мой разум требовал фактического описания процесса спасения данного мира.
   - Блуждающие духи объединились, раньше такого никогда не случалось, нам нужно найти того, кто влез в мои владения со своей властью. Особую активность духи проявляют на одном из осколков (название Ока в мирах зазеркалья), я проведу вас туда. Как ты знаешь, входя в мир, мы потеряем большую часть наших способностей - это закон Обладающих Силой и он действует даже здесь. Думаю вчетвером мы справимся, по крайней мере, надеюсь на это.
   - Мое имя Хель, - Аватары крайне редко называют свое истинное (и единственное) имя, да и только тому, кому могут доверять.
   - Инаэль (Иной), - Аватар церемонно поклонился мне, как равной, я ответила тем же.
   - Веди же, - кивнула я, маскируя крылья и трансформируя платье в более удобный костюм, за последние годы я отвыкла от вычурной роскоши своего образа Аватары.
   Не теряя более времени, Инаэль материализовал в руке длинный серебряный посох. Пентаграмма переноса засияла на туманной поверхности бывшей Зеркальной Основы, перенося нас четверых в неизвестность.
  
  Глава 6.
  Мы будем драться, чтобы жить
  За тех, кто первым был убит,
  Враг словно призрак без лица,
  Мы будем драться до конца...
  (Ария)
  
  
   Никогда не любила путешествовать с помощью телепортации, слишком теряешься из-за новых ощущений. Слишком темно, но я не чувствую ночь, душно... жарко. Удар по щеке и я понимаю, что просто на несколько мгновений ослепла. Я сидела на земле, сухой и потрескавшейся, сжимая в ладонях тонкие стебли увядшей травы, порезавшей мне пальцы. Что то не так. Чувство неправильности пронзило сердце (странно, что оно у меня еще есть).
   - Что произошло?
   - При переходе тебя едва не поглотила сила, - Инаэль указал на воронку у наших ног. - Я тебя вытащил, но отдача едва не прикопала нас тут.
   - Это тело еще не готово к силе Аватары, - сказала я, с помощью Аватара Страха поднимаясь на ноги. - Да ладно, пока мы в мире, нас все равно блокирует Кодекс, а потом как-нибудь разберемся.
   - Будь осторожна. Не контролирующий силу Аватар опасен.
   - Я не младенец, чтобы объяснять мне прописные истины, - усмехнулась я, глядя на воронку. - Поднимай наших спутниц на ноги, не думаю что ты легко отделаешься во время разъяснительной беседы с данными индивидами.
   Инаель покосился в мою сторону, видимо ожидая помощи. Прости, но ты тут главный, вот и отдувайся. Я пристроилась в сторонке, приготовившись к занимательному зрелищу. Аватар подошел к змеюке, что беззаботно дрыхла свернувшись кольцами, начертил вокруг нее защитный круг и прочел зубодробительное заклинание. Через пару мгновений из тумана, опутавшего змею, соткалась женская фигура. Я ехидно усмехнулась, глядя на Саламею, все так же как и при переносе из настоящего мира, одетую в бедное рубище, простоволосую и очень-очень злую. Защитный круг с блеском выполнил свою функцию, не дав наге наброситься на нас. Потом с упоением вслушивалась в объяснения Инаэля. Пытавшегося втолковать бывшей гурии ее новые обязанности.
   - Я не буду вашей слугой! - завопила Саламея, оборотень (находившаяся в облике снежного барса) накрыла ушки лапами и обиженно посмотрела на визжащее создание в круге.
   - Инаэль, думаю кроме как гаремной девкой быть, она больше ни на что не способна, не старайся, закинь ее обратно к Абдарумажу...
   - Неееееееет!!! Только не к этому извращенцу!!! - мы удивленно переглянулись.
   - А как же любимая жена? - спросила я.
   - Все что хотите сделаю, только не отправляйте меня обратно...
   Оказывается, Абдумараж нашел нагу еще в яйце (они не живородящие существа), издеваясь и насмехаясь над девчонкой, но когда нага выросла и оказалась красавицей, да еще и с прилагающимися взрослой наге способностями к гипнозу... он использовал ее по полной для увеличения своего гарема.
   - У каждого своя роль в жизни, тебе выдался шанс исправить свою судьбу, - произнес Инаэль, у меня зубы свело от слащавости этой фразы... странно, что-то раньше я не замечала за собой такой черствости, неужели Хаос у меня совесть забрал? Она у меня новенькая, ни разу не использованная.
   Нага влюбленными глазами смотрела на красавца Аватара, ловя каждое его слово. Уберите меня от такого обожания. Инаэль снял защиту круга, выпуская Саламею на свободу, немного подумал и преобразовал ее рубище в простой костюм, волну своих волос она самостоятельно заплела в толстую косу, спускающуюся ниже пояса. Я взглядом указала на оборотня, валяющегося в пыли неподалеку. Аватар вновь возвел круг, прочел заклинание и начал ждать. Оборотень осмысленным взглядом посмотрела сначала на Инаэля, потом на меня... увидев Саламею, она с рычанием бросилась вперед, но была отброшена защитой.
   - Тварь... - я была полностью согласна с данным эпитетом, но промолчала. - А ты еще кто? - она принюхалась и взъярилась еще больше. - Избирающий...
   - Не нападай, - подала я свой голос. - У нас нет выбора, мы в свите, а значит в его власти. Пока не закончим миссию, мы в его подчинении.
   Я переступила черту круга и села рядом с оборотнем, та смотрела на меня своими немигающими глазами. Дотронувшись до нее, я преобразовала одежду в похожий на свой костюм. Оборотень тряхнула своими потрясающими воображение волосами, шелковой серебряной волной легшими за ее спиной.
   - Мое имя Хель, - я не забыла, как оборотень спасла меня от змеи, поэтому протянула ей руку.
   - Ариана, - она пожала мою руку.
   Похоже, что мы разделились на два противоборствующих лагеря, что ж поиграем.
  
   Мы шли по пустынным землям уже половину дня. Не удивительно, что живых существ мы не встретили, даже нам аватарам, было сложно переносить давящую на психику однообразность. Нага и оборотень шли молча, нам со Страхом, тоже не хотелось разговаривать. Слышен был лишь звук шагов и тихий гул где-то вдалеке. Гул нарастал, мы подходили все ближе и ближе, к его источнику. Поднялся ветер, наполненный множеством сверкающих частиц, неприятно царапавших кожу. Это была не пыль и не песок, глаза слезились, было сложно дышать. Инаэль остановился на небольшом холме, обернувшись, увидел три недовольные физиономии, виновато улыбнулся и наколдовал нам такие же, как и у себя маски, позволяющие свободно дышать и смотреть через тонкие стеклышки на окружающий мир. Сама я магичить старалась как можно меньше, не стоит проверять свое тело на прочность, выпускать силу аватары было опасно. Мы подошли к Аватару и увидели внизу вольготно раскинувшуюся башню, которая не тянулась вверх, а лежала на земле. Источником громкого шума оказались гигантские лианы, оплетающие падшую башню. Растение мерно вибрировало, раскинув свои неприятные щупальца повсюду.
   - Фу, - выразила я общее мнение. - Что это?
   - Местная разновидность растений, - Инаэль резко спрыгнул вниз, красиво прокатившись по песчаному склону. Мы двинулись следом за ним.
   Подходя к мерно пульсирующей местной достопримечательности, Инаэль протиснулся между жуткими отростками и исчез в открывшемся проходе. Следом за ним скользнула нага. Мы с Арианой переглянулись и, по очереди, направились следом за своими спутниками. Я вошла в опрокинутую башню последней, едва не натолкнувшись на торчавший сверху осколок, явно когда-то бывший стеной. Приглядевшись, в темноте я различила три фигуры.
   - И что мы тут будем делать? - послышался из темноты голос оборотня.
   - Скоро начнется стеклянная буря, - ответил Инаэль, выкладывая осколки камней в виде круга, я это заметила, подойдя ближе.
   - Что за буря, милый, - мы с Арианой поморщились от такого обращения Саламеи.
   - Мельчайшие частицы разбившихся зеркал моей Основы, они проносятся через миры, собирая свою жатву, думаю здесь мы будем в безопасности, - невозмутимо ответил Аватар Страха.
   - Понятно, - кинув свой плащ на большой камень, я села на него. Ариана и Саламея отшатнулись от вспыхнувшего в импровизированном очаге огня. За стеной послышался все нарастающий шум, перебивший даже неприятное гудение местной растительности. - Как я понимаю, это оно...
   - Да, - Инаэль материализовал в руках две тарелки с фруктами, подавая одну Саламее, вторую оборотню. Ариана поморщилась и отвернулась, хотя я знала, что она уже не ела несколько дней. Инаэль пожал плечами и поставил тарелку на землю.
   - Почему ты не ешь? - спросила я, пока ко мне вернулись силы аватары, мне еда была не нужна.
   - Вы издеваетесь? - прорычала оборотень, резко отворачиваясь от нас, от чего длинные пряди ее волос взметнулись красивым каскадом. - Я зверь, а не пташка, которая питается этим! А после плена у Абдумаража, я не переношу эту гадость!
   - Прости, не подумал, - я удивленно посмотрела на Аватара, не помню ни одного из нашего рода племени, так просто соглашающегося с оппонентом, разве что моя сестрица.
   Через пару мгновений Ариана получила не маленький шмат мяса и с упоением приступила к работе челюстями. Саламея все косилась то на меня, то на Инаэля, иногда поводя плечами и стараясь прижаться к Аватару.
   - Солнце мое, - Ариана прыснула со смеху, когда бывшая гурия попыталась накормить Инаэля виноградом. - Но почему ты ничего не ешь?
   - Мне это не нужно, - произнес Аватар, вставая и подходя к проему, через который мы сюда попали. - Все стихло, можно выходить.
   Саламея обиженно надула губки, но поднялась с плаща. Я же походя, деморализовала остатки пищи и тарелки. Вышла последней и врезалась в спину застывшей при входе Арианы. Обойдя прикинувшуюся столбом спутницу, я огляделась. Да, есть чему удивиться. От того противного растения, которое увивало упавшую башню, не осталось и следа, а камень стен был до блеска отшлифован. Не хотела бы я попасться под ту шлифовальную машину, тут даже костей не осталось бы.
   У меня мурашки побежали по позвоночнику, от предчувствия беды. Инаэль тоже подобрался, даже оборотень начала принюхиваться к окружающему.
   - Холодно, - протянула Саламея, кутаясь в подаренный ей плащ, видимо она не могла поверить, что несколько минут назад была одуряющая жара.
   - Что это? - первая их увидела Ариана, серые тени, медленно плывущие в нашу сторону, их человекоподобные очертания постоянно раздирало потоками ветра.
   - Ппп..призраки?!!!! - я поморщилась от душещипательного визга наги, наверное, они с медузой все же родственники.
   Призраков было так много, что казалось, что свинцовые тучи покрыли всю поверхность пустыни, ленясь подняться в темнеющее небо. Медленно, словно тягучая смола, они окружали нас, запугивая стонами и криками, резко обрывающимися на ветру.
   - Как я понимаю, это блуждающие? - поинтересовалась я у Инаэля, пытающегося отцепить от себя, бьющуюся в истерике нагу.
   - Именно, - аватар просто укутал Саламею по самые уши, из тюка доносились нелицеприятные для него звуки. - К сожалению нам будет крайне сложно прорваться через них, тот кто правит ими, очень не вовремя нас заметил.
   - А почему бы тебе их просто не уничтожить? - спросила оборотень, частично трансформируя свои руки, выращивая длинные когти.
   - Это призраки, простое оружие на них не действует, твои когти тоже не причинят им вреда. - Инаэль сжал руки в кулаки. - А мне запрещено их трогать.
   - Это почему же?! - возмутилась Ариана.
   - Давай я объясню, - я вышла вперед, закрыв собой своих спутников. - Блуждающие души пришли с нашей Основы, Инаэлю законом обладающих силой запрещено причинять им вред... собственноручно. - По руке потекла струйка крови, превращающаяся в резную рукоять секиры. - Инаэль, достань мне часть зеркальной основы... - аватар протянул мне осколок зеркала. - Но понимаешь, эти души обитая здесь, живут по основам нашего мира, следовательно, только мы имеем возможность влиять на них. Их слишком много... - два резких взмаха рукой и на осколке отобразился рунический символ. Блуждающие души устремились ко мне, врезавшись в поставленную мною защиту, при столкновении с ними осветившуюся алым светом. Долго защита не продержится, слишком силен натиск духов. Мои губы с необыкновенной скоростью произносили формулы сильнейших заклинаний, коса превратилась в тонкий стилет, коим я вычерчивала на осколке знак за знаком. От переизбытка энергетических линий и нереального напряжения, кровеносные сосуды в моем теле лопались, было сложно дышать...
   - Что она делает?..- сквозь гул в ушах донесся до меня вопрос Саламеи.
   - Я только слышал об этом, - голос Инаэля звучал необыкновенно четко, как будто бы он стоял за моей спиной. - Работа мастера артефактора, способность творить в трех реальностях. Боевая особенность... я слышал только о двух обладающих силой, способных на такое...- я задумалась, всегда считала себя единственной и неповторимой. - ... единовременное использование трех видов магии, в данный момент с помощью голоса строит заклинание связи, руками создает артефакт, ментально удерживает защиту.
   Последнее слово слетело с губ, стилет закончил линию, а защита просто лопнула, выпуская наружу тысячи алых лент. Магия моей крови редко меня подводила, если не считать тот момент, когда меня с помощью нее убили. Каждая лента, часть меня, мое оружие, способное как защитить, так и уничтожить. Сейчас же я просто спеленала каждого блуждающего, не позволяя им двинуться. Кровопотеря была огромной, но оно того стоило. Следом в ход пошел осколок. Руны, начертанные на нем, засветились, озаряя алым светом творящееся вокруг безобразие. Миг... и все стихло, а блуждающие души беззвучно втянулись в новый артефакт.
   Израненное тело плавно опустилось на песок, нежно поддерживаемое остатками алых лент, веером раскинувшихся вокруг хрупкой фигуры...
   ...я не умерла...
   ...нет...
   ...мне еще рано умирать!
  
  Часть 2.
  Глава 7.
   Я в зеркало смотрюсь пустое,
  Ни отражений в нём, ни лиц,
  Там только лишь стекло литое,
  Разбитое на тысячу зарниц.
  Холодный отблеск тот, не греет никого,
  Осколки разлетелись вдрызг,
  И крик души, потерянной давно,
  зВ нём превращён в безумный визг.
  Проходит мимо тонкого стекла,
  Толпа людей, идущая на плаху,
  И боль людская зеркалу видна,
  Что в подчиненье сумрачного страха.
  И после каждой сбитой головы,
  Ложится в зеркало кровавая основа,
  И сотни тысяч тех основ видны,
  В едином мановенье слова.
  А Слово то - начало и конец,
  И в зеркале слепое отраженье,
  На остове отчаянных сердец,
  И Вечности холодное движенье.
  Мне хочется в безумии разбить
  То зеркало, но я уже без сил,
  И хочется порою мне забыть,
  Того, кто зеркало пред мною водрузил.
  
   Как больно, тело как будто завязали узлом, а развязать забыли. Я открыла глаза и посмотрела на свои руки, кто додумался сделать из меня мумию? И где я вообще нахожусь?
   Я осмотрелась - все вокруг было бы воздушным, красивым... если бы не обилие нелепых бантиков и розового цвета. Я откинула пушистое покрывало, спустив ноги на махровый ковер, на прикроватной тумбочке была аккуратно сложена моя одежда, выстиранная и отглаженная, это большой плюс, сейчас в моем теле не наскрести и щепотки магии. Поморщившись от соприкосновения ткани с незажившими ранами, я натянула на себя костюм и вышла из этого розового обиталища в надежде отыскать что-нибудь съедобное, регенерация меня сильно истощила, поэтому придется брать энергию из еды.
   К сожалению, надежда на нормальное окружение покинула меня, как только я закрыла дверь спальни. Вокруг все тот же розовый кошмар, приправленный несуразными мраморными статуями и золотыми канделябрами с зажженными в них свечами. Все эти коридоры, лестницы и даже окна, казались смутно знакомыми. Где я все это видела? Черт, как же здесь светло. Как-то тут слишком чисто, да еще и толпы слуг шныряют туда-сюда, совершенно игнорируя мое присутствие.
   - Простите госпожа, меня просили проводить вас в столовую, - передо мной как черт из табакерки возникла улыбающаяся служанка, в голубом платье и милом белом переднике с оборочками. - Пройдемте за мной.
   У меня зубы свело, а все из-за тысячи-и-одной слащавой улыбки, посыпавшейся на меня со всех сторон. Как то не привыкла я к такому обращению. Служанка шла впереди, что-то напевая себе под нос, умело лавируя в толпе спешащих по своим делам слуг. Откуда их здесь столько? Да и вообще, где мои спутники? Служанка раскрыла передо мной широкие двери и буквально втолкнула в зал, где за обеденным столом собралась вся моя компания и еще несколько интересных сущностей.
   Меня посадили рядом с Инаэлем, теперь я ловила на себе мрачные взгляды наги, которая сидела на другом конце длинного стола. Аватар поприветствовал меня кивком, аккуратно складывая белую салфетку на коленях. Ариана, как истинный оборотень, невзирая на приличия и свое новое изящное платье, усердно грызла чью-то кость. Две девушки, сидящие около пустовавшего место во главе стола, привлекали к себе мое повышенное внимание, они были близнецами, зеркальными отражениями друг друга. Прекрасные лица, с застывшей маской вечной улыбки, словно они и не живые вовсе. Высокие косы, переплетенные жемчужинами, так похожими на слезы, закрытые белые одеяния слишком похожие на монашеские.
   Молчание за столом начало напрягать и, похоже, что не только меня. Я хотела задать вопрос Инаэлю, но он знаками показал мне молчать. Где-то в глубине моей сути начала зарождаться злость. Раздражение готово было вырваться наружу, когда двери распахнулись и в столовую ворвалось нечто, одетое в пышное розовое платье, с лентами, вплетенными в длинные косы, и диким смехом, заставившим меня вздрогнуть.
   - Простите за опоздание! - Весело прокричала девица, приземляясь во главе стола. - Мое имя Хель, рада с вами познакомиться...
   Я начала поднимать свою челюсть с пола, это розовое недоразумение было моей копией, те же черты лица, та же фигура... но как?
   - Она твое отражение, - Инаэль спокойно взял салат и отложил себе в тарелку. - Мы наткнулись на этот замок, когда искали убежище. - Не обращай внимание, она знает кто ты и кто я.
   - Отражение? - у меня явно начался нервный тик. - ЭТО я?
   - Не совсем, уважаемая Истинная, - прозвенел голосок моего отражения. - Позвольте объяснить. Я практически полная ваша противоположность по характеру, прошу прощения, но так получилось, но я очень рада вас увидеть. Не каждый житель зазеркалья может похвастаться тем, что видел свою Истинную.
   - Так это копия моего замка? - то-то мне все здесь казалось знакомым.
   - Да, милое местечко, - проворчала вечно недовольная оборотень.
   - Милое? - Саламея хитро посмотрела на меня. - Какой же замок у Истинной Хель?
   - Наверное... - Ариана даже оторвалась от еды, обдумывая данный вопрос. - Я думаю, что мрачный...
   - Да, - подхватил инициативу Инаэль. - Темный и скорее всего захламленный...
   - А слуги скорее всего, очень сильно ее боятся! - добила меня нага.
   Черт, а они и не подозревают, что все время попадали в десяточку своими предположениями. Да, слуги меня как огня боятся, еще бы. Хлама за пять тысяч лет скопилось столько, что половина комнат замка забита им. В коридорах темно и холодно, мне просто некогда было искать слуг, чтобы раздать им приказы.
   - Так грустно... - картинно вздохнула другая я, подняв на меня свои невинные глаза. - Я бы так не смогла. К счастью в этом мире я практически обычный человек. Живу, как мне заблагорассудится, не обременяемая никакими сложностями.
   - Да что ты знаешь о моей жизни! - злость, клокотавшая в душе, вырвалась наружу. - Как ты можешь говорить такое, ты - не знающая, что такое ответственность?! Смейся же, ведь я не могу, развлекайся, пока я рискую своей жизнью. Знай свое место...
   Я откинула стул и выбежала из столовой, громко хлопнув дверью. Теперь я узнавала каждый коридор и практически без проблем покинула замок. Смешно, но за дверями моего замка - пустота и вечный туман, здесь же был великолепный парк, утопающий в цветах.
   Что со мной? Почему я так рассердилась?
   Глупости. Мне не нужно показное веселье и маска смеха, я обойдусь без слуг, которые и могут, что путаться под ногами. Одной легче... да.
   Я прижалась к стволу дуба, пытаясь обхватить его, но он слишком большой. Мне надо быть стойкой, впереди трудный путь. Как же мне не хватает тебя, моя старшая сестра. Я так привыкла полагаться на поддержку Евы, что не искала тепла в других. А зачем, если она одна хранит все существующее в мире добро? Я скучаю по ее нежным рукам, когда она обнимала меня, я чувствовала себя самой счастливой... нет. Что-то не так. Объятия сестры дарили нежность, но никак не защиту. Чьи же объятия приносили чувство защищенности? Откуда вообще эти воспоминания? Почему разболелась так голова? Такое чувство, что она сейчас взорвется.
   Нежная рука коснулась моего лба, облегчая боль. Я взглянула в такие родные глаза, излучающие доброту и понимание. Она обняла меня за плечи, делясь силой, исцеляя мои раны. Мое отражение, мое второе я - целительница душ.
   - Прости, за глупые слова, я не хотела тебя обидеть, - шептала она мне на ухо. - Зачастую я не обдумываю, что говорю. Я понимаю то, что я сейчас счастлива, это плата за твои страдания. Я хочу, что бы ты тоже была радостна. Правда-правда.
   - Тогда это буду не я, смерть не может быть счастливой, ведь я приношу людям лишь печаль и боль, - проговорила я. - Я не заслуживаю этого.
   - Не правда! Я верю, что ты справишься и найдешь свое счастье. Просто верь...
   - Хорошо, - я отстранилась от своего отражения, лучше сразу согласиться, не выношу я таких проявлений телячьих нежностей. - Спасибо тебе, что помогла прийти в норму.
   - Не за что, - она, мило улыбаясь, кивнула мне, так вот как бы я выглядела, оставшись человеком... правда недолго. Но вдруг посерьезнела. - Береги себя. Ты пока не можешь становится аватарой, твое тело на грани разрушения. Еще пара перевоплощений и ты погибнешь.
   - Это плохо, - как я и думала, тело все еще не готово принять сущность аватары. - Спасибо за предупреждение.
   - Через два месяца ты будешь готова, - сказала другая я.
  
   Мы покинули гостеприимный замок следующим утром. Буквально за шкирку уволакивая нагу из мягкой кровати. Оборотень всюду следовала за мной, прикинувшись моей тенью. Мы шли по безлюдной дороге, по очереди сцеживая зевоту в кулак.
   - Хель, - позвала меня Ариана, пристраиваясь со мной рядом. - А что ты за артефакт создала и вообще, зачем тебе блуждающие души?
   - Ну, как тебе сказать, - я поймала на себе заинтересованные взгляды Саламеи и Инаэля. - Наверное, для того, что бы они снова нам не помешали, а то пришлось бы их постоянно отгонять, как мух каких-то.
   - Чего?! - какая слаженность и согласие в одном вопросе.
   - И только ради этого ты едва не погибла?! - возмутился аватар страха.
   - Но я же жива, поверьте, я знаю, насколько большую нагрузку может выдержать мое тело.
   - Как тебе не надоедает ходить по острой грани? - вздохнула Ариана. - Не понимаю.
   - Это моя профессия, - гордо ответила я. - Кстати, Инаэль!
   - Что тебе? - и чем он недоволен?
   - А что ты говорил о втором мастере артефакторе? Кто это был? - меня грызло любопытство, всегда считала себя уникальной.
   - Странно, что ты не знаешь, как я понимаю, то только он мог обучить тебя этому, - сказал аватар страха. - Я его никогда не видел, но ты должна была застать этого мастера. Он погиб до моего рождения. Я читал в хрониках, что его звали Безымнем, он был посланником создателя. Очень многообещающий из обладающих силой.
   - А что с ним стало? - спросила Саламея, подхватывая зазевавшегося аватара под руку.
   - Он исчез, потом его объявили погибшим. Я не слишком часто посещаю совет аватаров, что бы знать все новости.
   - И правильно, нечего там делать, - проворчала я.
   Не люблю я совет аватаров, каждый сам за себя и всем наплевать на других. Они же сильные, зачем им еще кто-то. Вот и сидят, сорят, какие-то 'важные' вопросы рассматривают.
   - Не любишь ты своих товарищей по ремеслу, - хмыкнула оборотень.
   - Как тебе объяснить, - я вздохнула и пожала плечами. - Мы все слишком разные, можно сказать уникальные. А насчет люблю или нет, скажу, что не каждый аватар способен на чувство любви. Обладающие силой должны придерживаться определенных рамок, очень строгих. За единственную ошибку мы платим полным развоплощением. Поэтому аватары редко выходят за пределы своего обитания, что бы ненароком не попасть впросак.
   - Поэтому никто не защитил тебя? - спросил Инаэль. - Не удивляйся, я вижу что ты возродилась не так давно, а до меня дошли слухи, что именно твоя гибель привела к разрушению миров.
   - В смысле? - Саламея встала как вкопанная, неужели до нее наконец начало доходить, кто мы. - Кто ты, если твоя смерть повлияла настолько?
   - Смерть любого аватара влияет на миры, - опять все объяснять. - Погибнет аватар воздуха и люди задохнутся, погибнет аватар огня и все замерзнет, без аватара солнца все превратится в пустоши, они и подобные им - аватары первого класса.
   - Есть аватары второго класса, те, чья функция распространяется на определенный мир, при их гибели погибнет только их мир. Аватаров третьего класса - богов, слишком много и мало кто замечает их исчезновение, - пояснил девушкам Инаэль. - Есть еще один класс - высший.
   - И кто к ним относится, - любопытство нашей кошечки не знало границ.
   - Их двое, - Инаэль бросил на меня изучающий взгляд. - Жизнь и Смерть.
   - Они тоже аватары?! - удивленно переглянулись Саламея и Ариана, позабыв даже о своем вечном соперничестве.
   - Так ты не ответила на мой вопрос, как и кто смог тебя убить? - аватар страха был непреклонен.
   - Забытые, шайка отчаявшихся божков устроила переворот, - я горько усмехнулась. - Надеюсь, теперь им нравится править почти развалившимися мирами. Власть на столетие, не более. А как? Моя кровь - мое оружие, оказывается она смогла убить даже меня.
   - Так, если тебя смогли убить аватары третьего класса, значит ты тоже одна из них? - сделала неправильный вывод нага. - Тем более, миры же не рухнули мгновенно.
   - Не стоит мерить силу аватара временем разрушения, масштабы тут больше подойдут, - засмеялся Инаэль, ловя мой раздраженный взгляд. - Думаю, вскоре вы сами догадаетесь, кто наша с вами хранительница.
  
   К вечеру следующего дня мы добрались до первого города, похожего на рисунок абстракциониста. Обилие кривых линий и невероятных изгибов, дверей на потолках и висящих в воздухе крыш, все просто кричало о неправильности этого мира. Трава вместо асфальта, не мнувшаяся, несуразная. Каменные цветы, чьи хрупкие лепестки с тонким звоном падают на ярко красную землю. Одетые не по погоде люди, в жуткую жару кутающиеся в теплые плащи и куртки. Вот она изнанка истинного мира, его отражение.
   - Как здесь все... странно, - прошептала оборотень, шаг за шагом следуя за мной.
   - Это все же зазеркалье, я удивилась бы, увидев, что здесь все так же как и в истинных мирах, - сказала я, пытаясь разобраться в окружающей действительности. - Инаэль, куда мы держим путь?
   - В этом городе можно найти того, кто напустил на нас блуждающие души. Слишком много силовых линий стягивается сюда, не думаю, что это случайность, - Инаэль старательно вглядывался в прохожих, идущих мимо словно в бреду.
   - Ой, отпусти! - один из прохожих схватил Саламею за руку, впиваясь когтями в нежную кожу. Один взгляд и он отлетает в сторону, врезаясь в стену. Нага испуганно смотрит на аватара страха. - Спасибо...
   - Не меня благодари, - Инаэль кивнул в мою сторону.
   - Спасибо... - я от неожиданности остановилась как вкопанная, оборотень по инерции врезалась в меня, едва не опрокинув на землю. Услышать слова благодарности от наги, мир явно перевернулся.
   - Не за что, мы все-таки в одной команде, - пробормотала я.
   К счастью никто не заметил нашего небольшого конфуза, люди так и шли мимо, не задумываясь об окружении. Их пустые глаза были опущены, они не выражали не единой эмоции. Куклы... марионетки.
   - Стойте! - оборотень схватила меня за руку. - Мне это все не нравится.
   - Что случилось? - Инаэль встал рядом с нами.
   - Это не люди... - слова произнесенные Арианой словно запустили скрытый механизм. Нас начали окружать, медленно, но вено, отрезая пути к отступлению. - Они не пахнут людьми...
   - Так все-таки марионетки, - я уже по привычке потянулась за кинжалом.
   - Подожди, - оборотень не дала мне сделать надрез на ладони. - Позволь мне остановить их.
   - Ты справишься? - спросил Инаэль.
   - Я не хочу быть обузой, тем более силы Хель нам еще пригодятся, - она посмотрела на меня, ожидая реакции. Я убрала кинжал обратно за пояс и кивнула. - Спасибо.
   - Саламея, помоги ей, - приказал аватар страха, нага не посмела ослушаться.
   Волосы Арианы заструились по ветру, окутывая ее тело эфемерным коконом, превращая ее тело, изменяя суть. Всего через пару мгновений у моих ног стояла огромная кошка - снежный барс. Нага изменялась медленнее, покрывая тело непробиваемой чешуей и одновременно отращивая змеиный хвост.
   Марионетки, повинуясь сигналу мастера набросились на нас. Первая волна нападения была сметена жестким ударом змеиного хвоста, сломанные куклы разлетелись в стороны. Оборотень ринулась гущу схватки, позволяя наге защищать нас. Кошачье тело ловко уворачивалось от острых когтей, каждый удар оборотня находил свою цель и клыки с легкостью разрывали податливую плоть. Кровавая жатва, не прекращалась, унося с собой все больше поломанных игрушек, так податливых чужой воле.
   Я же, вместе с Инаэлем просматривала округу в поисках хозяина этого кукольного театра. Как на зло нити управления были слишком хорошо замаскированы. Это могло означать лишь одно, тот кто управлял нападением был не намного слабее нас, а возможно и сильнее. Пугающая перспектива, так как я не могла представить бога или аватара, готового поспорить в силе с аватаром страха или мной.
   - Туда! - Инаэль схватил меня за руку, метнувшись в сторону здания напоминающего гигантский кристалл.
   Мы пробегали сквозь поломанные тела марионеток, нага и оборотень следовали впереди, собирая свою жатву. Впереди нам преградили дорогу какие-то твари, похожие на облезлых волков, но раз так в пять побольше размерами. Оборотень изящным прыжком с кувырком в воздухе породила смертоносный ледяной вихрь, снося новых врагов. Нам осталось лишь удивленно переглянуться и бежать дальше, огибая ледяные статуи волков.
   - За мной, - Инаэль скользнул в неприметную щель, сливавшуюся с кристальной основой здания.
   Мы бежали под кристальными сводами здания, рискуя быть пронзенными падающими вниз осколками. Нага и оборотень следовали за нами, усердно кроша тела марионеток. Первый ярус, второй, третий... наконец мы оказались на верху, откуда шли безумные потоки силы, неуправляемые никем.
   - Сбежал, - констатировал факт Инаэль, не давая Саламее и Ариане попасть под обжигающие невидимые ими жгуты силы. - Надо найти источник.
   - Впереди, - сказала я, указывая на кристалл в центре зала, из которого исходили силовые линии. Я уже хотела обрушить на него свою магию, но была остановлена окриком аватара страха.
   - Это живое существо! - Инаэль указал на то что я не заметила. Действительно, в кристалл был вмурован человек, точнее один из обладающих силой. Если бы я его уничтожила, было бы очень не хорошо.
   - Что ж, тогда начнем спасательную операцию, - я сделала надрез на ладони, материализуя секиру.
   Шаг, уклонение, секира разрушает один из силовых жгутов. Тонкий и изящный танец на лезвии бритвы, одна ошибка равносильна смерти. Я не боюсь, страх, как чувство, давно отрафировался. Вперед, туда, где темный силуэт в кристальной скале. Чем ближе, тем труднее уворачиваться, ставка меняется с ловкости на силу, поэтому секира безостановочно вертится в руках, словно щит - не даёт ранить меня. Последний рывок и удар, кристалл разлетается на тысячи осколков, царапая кожу, не страшно, раны неглубокие. Кристалл был катализатором, поэтому освобожденный больше не пытался нас убить, так как больше ничто не управляло его волей.
   - Он отражение? - спросила я у подошедшего Инаэля, указывая на пленника кристалла.
   - Как не странно, он истинный, - сказал Инаэль, присаживаясь рядом. В два мгновения он залечил раны, мои и пленника.
   - Да? - я схватила бывшего пленника за ворот рубашки и потрясла.
   - Э-э-э-э?! - одинаковая какая то реакция у оборотня, наги и Инаэля.
   - Придурок, что ты тут делаешь? - все мое скопившееся раздражение обрушилось на далеко не хрупкие плечи Дана. - Как ты вообще позволил себя поймать?!
   - Хель, дорогая... - попытался что-то сказать Лич (он же Дан).
   - Какая я тебе дорогая?! - все озвереваю, Инаэль оттаскивает меня от обнаглевшего повелителя немертвых.
   - Вы знакомы? - не вопрос, скорее факт.
   - Лучше бы мне его никогда не видеть, - сказала я, кидая мрачные взгляды, в сторону самодовольно улыбающейся физиономии Дана.
   - Я тоже тебя люблю...
  
  Глава 8.
  Померкло всё - духовный храм разрушен.
  Бесформенно и муторно в груди,
  Как будто кто-то взрезал бритвой душу,
  Лишь грезятся кровавые круги.
  (Владислав Сретенский)
  
   Мы покинули неблагополучный город сразу же, как только Дан смог идти. Ариана и Саламея приняли свою человеческую ипостась и теперь довольные собой шли рядом, позабыв о вражде. А у меня крепли подозрения на счет Инаэля и Дана, слишком странно они себя вели, как будто давно знали друг друга.
   - Что дальше? - спросила я у Инаэля. Дана спрашивать бесполезно, он не помнит ничего после момента нашего разлучения.
   - Я больше не ощущаю присутствия врага в зазеркалье, похоже, он сбежал, - Инаэль пожал плечами. - Были бы мы чуть слабее, то Дан разрушил бы зазеркалье... пока дрых.
   - Чего?! - сказать, что возмущению повелителя нежити не было предела, это ничего не сказать.
   - Значит наша миссия окончена и мы можем покинуть свиту? - я удивлена, слишком все просто.
   - Не так уж и просто, - прочел мои мысли Инаэль. - Тот, кто смог подчинить себе Дана очень силен, а сейчас он вернулся в истинные миры. Думаю, вы с ним еще пересечетесь, так что скоро нам придется прощаться.
   - Как же так! - воскликнули нага и оборотень.
   - Что? - не поняли мы, за что были награждены испепеляющими взглядами со стороны девушек.
   - Нам некуда идти, - сказала Саламея.
   - Я последняя из рода, а историю Саламеи вы уже забыли, - Ариана не смущаясь уселась на землю, собирая пыль своими великолепными волосами.
   - Взять вас с собой мы не сможем, как только мы вернемся в истинные миры, я снова потеряю способности аватары, - сказала я. - А Дан и себя защитить не смог, слишком сильны те, кто нам противостоит.
   -Путь пока остаются здесь, - сказал Инаэль. - Они будут под моей защитой, тем более здесь безопаснее, чем в истинном мире.
   - Я согласная!!! - Нага повисла на шее у аватара страха, но была за плащ утянута на землю Арианой. - За что?!
   - Сиди и не рыпайся, мы в гостях, - прорычала оборотень, Инаэль только почесал макушку и махнул на них рукой.
   - Переправишь нас? - спросила я у Инаэля.
   - Ещё увидимся братец, - крикнул аватар страха, когда нас с Данном уже втянуло в воронку портала.
  
   - Аа-а-а-а! - чувствую, что падаю, вниз, а там облака и где-то далеко виднеется земля... а летать я не умею!
   Резкий рывок и, я оказываюсь на плече Дана, в довольно непрезентабельной позе. Этот тип оказался крылатым, у меня в ипостаси аватары тоже крылья есть, но на данный момент я снова потеряла к ним доступ, так как мы вернулись в истинные миры.
   - Ты как? - донесся до меня голос Дана.
   - Жива, - вздохнула я, выдергивая багровое перышко из его великолепных крыльев.
   - Эй, ты чего там делаешь?! - возмутился повелитель неживых. - Лучше объясни, куда нас выбросило.
   - Мы в Оке Света, прямо над нами чертоги разума, - объяснила я. - Инаэль закинул нас куда надо.
   - Так нам наверх?
   - Да, вон замок сестры, - я указала на изящный, будто волшебный замок, спрятавшийся в облаках.
   Дан опустил меня на дорожку, которая вела к дверям замка. Я, не долго думая, побежала к дверям, распахнув их настежь. Шаг и я спотыкаюсь о разбитую вазу. Вокруг все разгромлено, побиты даже витражи, а пыль витает в воздухе.
   - Сестра-а-а-а!!!! - я бегу в ее покои, тут еще большая разруха, ее одежда изорвана, мебель переломана... Что же случилось?
   - Хель, - я почувствовала на плече руку Дана. - Здесь уже много лет никого нет...
   - Но это же Ева... - прошептала я, не в силах поверить, что сестра исчезла. - Она же сильнейшая аватара... Ариверд не мог позволить ее похитить.
   - Похитить? - Дан осмотрел комнаты. - Ее точно не убили?
   - Тогда бы исчезла вся жизнь в мирах, - я покачала головой.
   - Она не могла спрятаться? - не унимался он.
   - Нет, - я указала на обломки лежащие у моих ног. - Это ее жезл, он как моя коса. Без него она бы не сбежала, жезл - ее сила.
   - Хель, регалия! - я вздрогнула от его слов. - Где книга?
   Я развернулась и метнулась к тайнику. За картиной в спальне, с изображением молоденькой девушки в серебряной маске. Поворачиваю потайной рычаг и часть стены отходит в сторону... пусто.
   - Её нет, - моя вторая регалия похищена.
   - Черт! - Дан с яростью смотрел в пустоту. - Если кто то кроме тебя сможет ее использовать...
   - Он получит власть над всеми душами мира...
   Что делать? Без книги судеб я никто. Она олицетворяла мою власть, так же как коса - это моя сила, книга - моя память. Надо ее найти, похитители наверняка не знают, что им досталось, иначе ее бы уже использовали. Но где искать Еву и книгу? Тот кто противостоит нам явно не слаб и возможно именно он стоит за всеми моими проблемами, управляя забытыми. Вот оно - забытые, надо поймать одного из них и выпытать знания о хозяине.
   - Ты знаешь кого-нибудь из тех забытых, что убили меня? - я повернулась к Дану, ожидая ответа.
   - Нет, но знаю того, кто может свести нас с ними, - Дан задумчиво потер подбородок. - Это далековато от сюда.
   - Время у нас есть, через пару недель я обрету силы аватары, все равно с моими способностями на данный момент соваться в другие авантюры не стоит.
   - Тогда пошли, - сказал Дан, создавая воронку портала.
   На этот раз мы оказались на межмировом базаре, месте где можно найти что угодно и встретить кого нужно. Середина дня, торговцы везде одинаковы, как бы они не выглядели. Гул голосов, маги шныряющие в поисках ингредиентов. Мимо меня проскользнул гремлин, едва не сшибив с ног, за ним гнались три тролля, матерясь на всю округу.
   Дан схватил меня за руку, что бы не потерять в толпе, и целеустремленно направился к северному краю базара, где держали свои лавочки местные купцы. Мы прошли мимо антикварной лавки и лавки ювелира, обошли торговый склад и двинулись к покосившемуся домику, у дверей которого стоял уютненький гроб...
   - Нам сюда? - я остановилась в нерешительности. - Я конечно все понимаю, это место нам с тобой подходит по профессии, но не рановато ли?
   - Не глупи, - прорычал Дан, с пинка раскрывая дверь. - Заходи.
   - Ладно, - дверь захлопнулась за моей спиной и я явственно услышала как гроб со скрипом сполз на землю, перекрывая пути к отступлению.
   - О! - что-то скрюченное и черное поднялось из гроба, стоящего в центре торгового зала. - Клиенты?
   Я с интересом осматривала выползающее из гроба нечто. Это был человек, в черном поношенном фраке, весящем на худом теле как на вешалке, помятый цилиндр венчал седую голову, молившую о расческе. Глаза сумасшедшего смотрели будто сквозь меня, но остановившись на Дане, стали более осмысленны.
   - Господин Лич, вы наконец решили заказать себе усыпальницу?! - восторженно прокричал гробовщик. - Смотрите, у меня новая коллекция гробов, для вас и вашей подруги могу предложить двухместный!
   - Спасибо, не надо, - пробурчала я, делая шаг назад, но натолкнулась на стоящего позади Дана, когда это он успел туда переместиться?
   - Гронк, старина, я несколько по другому вопросу... - начал было Дан.
   - Неужели?! - восхитился непонятно чему старик. - Вы конечно зря отказываетесь от гробов, но ко мне недавно поступили чудесные надгробия, эпиграфы для них писали самые известные поэты современности! Вот смотрите!
   Он откинул грязную тряпку с мраморных плит и я заинтересованно вперилась в горящие фосфором надписи:
  
   'Любезный, подойди, ещё, ещё поближе -
   Быть может, в этот раз хоть как-нибудь слегка
   Приподниму ступню - мишень вполне я вижу!..
   Эх, жаль, что не могу я дать тебе пинка!
  
   Прохожий, небу вознеси мольбы за то,
   Что я и мой язык придавлены плитой,
   Не то и о тебе уж сплетня бы гуляла -
   Пока была жива, я этим промышляла.
  
   Своё начальственное место,
   Как квоха - полвершка насеста,
   Он мягким местом заслужил.
   А в общем он пристойно жил...
  
   Приходила жена, полила тут цветы -
   Как обычно, простою водицей.
   Эй, приятель с бутылкою пива, хоть ты
   Дай живительной влаги напиться!
  
   Слышь, баба глупая, на кой мне веник твой?!
   Нет на тебе креста, а мой тяжёл нещадно.
   Не издевайся, сбегай-ка домой
   За водочкой и огуречком, ладно?..
  
   Я занят. Справок не даю.
   Зайдите через две недели.
   Заверьте пропуск в том отделе,
   Где эпитафии... поют.
  
   Ты не смотри, что камень сей похож
   На детородный орган, знай - так надо:
   Хотя таких, каким был я, ты и зовешь
   Огульно кобелями, но награда
   Иметь посмертно мраморный штырёк
   Не каждому, скажу тебе, по силам!
   Жаль, не в постель с твоей женой я лёг,
   А к бабам, спящим по своим могилам...'
  
   Прочитав сие творчество, я тихо сползла на пол едва сдерживая дурной хохот. Дан явно уже привык к выкрутасам гробовщика, поэтому перенес все спокойно.
   - Нет, Гронк! - не выдержал Дан. - Я пришел за информацией. Ты знаешь где обитают забытые?
   - Хто? - гробовщик состроил комичную мину. - Забытые?
   - Сейчас они себя властителями именуют, - вставила я свою реплику, успокоившись и стараясь не читать другие эпитафии.
   - А-а-а, эти... - Гробовщик задумчиво почесал затылок. - Недавно здесь околачивался повелитель иллюзий, кто-то сказал, что сейчас он обитает в Оке Огня.
   - Значит Ариверда тоже похитили, раньше это было его Око, - прошептала я, мозаика начинала складываться.
   - Аватары вообще нас не посещают около пятидесяти лет, - сказал Гронк, пожав плечами.
   - Они скорее всего попрятались после того, как Еву поймали, - пояснила я. - Трусят, как всегда.
   - Благодарю за информацию, - Дан вежливо кивнул гробовщику. - В следующем месяце пришлю Шарлотту, не забудь подготовить товар.
   - О, да! Господин, надеюсь вам понравится... - Дан не стал слушать продолжение, открыв портал.
   Что-то слишком уж он разбрасывается своими силами на такое перемещение, нам надо быть экономнее.
   - А что ты у него заказываешь? - спросила я.
   - Гробы, мои слуги предпочитают спать именно в них, - усмехнулся повелитель неживых.
  
   Незабываемые впечатления оставил о себе 'гостеприимный' магазинчик, но новое потрясение не заставило себя ждать. В Оке огня не было пламени...
   - Не может быть... - я в ступоре смотрела на покрытые пеплом поля.
   Не пробегали мимо огненные саламандры, игриво прячась в горящие кусты. Каменные громады гор больше не освещались тысячами огней, мерцающих в вечных сумерках.
   - Мы точно туда попали? - с надеждой в голосе спросила я.
   - Топографический кретинизм раньше не был у меня замечен, следовательно, мы на месте, - сказал Лич.
   - Ты знаешь, что это значит? - спросила я, пытаясь устоять на ватных ногах.
   - Догадываюсь. - Дан придержал меня за локоть. - Аватар Огня мёртв.
   - Да что же такое тут творится! - я в отчаянии обернулась к повелителю неживых. - Кто может нам противостоять, если запросто сносит сильнейших аватаров!
   - Подожди... если аватар мертв, то его стихия пропадает...
   - Но огонь же есть в других мирах, хотя Око перестало функционировать, - подхватила его мысль я.
   - Как может существовать стихия без своего аватара? - спросил Дан.
   - Только в двух случаях. Если назначен новый аватар или если стихия возвращается к создателю, - пояснила я, задумчиво вперившись в лицо Дана. - Но аватара готовят несколько сот лет, я бы знала. А все создатели мертвы...
   - Но ты же возродилась, а твоя истинная сила приравнивается к силе создателя, - проговорил мой попутчик.
   - Ты хочешь сказать, что возродился кто-то из трех создателей? - я нервно дернулась. - Последний погиб пять тысяч лет назад!
   - А как еще можно объяснить то, что пропадают аватары? Никто кроме создателя не смог бы им противостоять! - Лич пытался сохранить невозмутимость на лице, но это у него получалось с явным трудом.
   - А как МЫ сможем ему противостоять?! - я схватилась руками за голову. - Я даже не вошедшая в силу и повелитель нежити, которого запросто замуровали в кристалл!
   - Эй, не такие уж мы и слабые. Предупрежден - значит вооружен. Теперь мы будем гораздо осторожнее.
   - Ты и осторожность, совершенно не совместимы, - проворчала я, беря себя в руки. - Ладно, сейчас главное - это разыскать повелителя иллюзий.
   Дан пожал плечами и пошел в сторону, где виднелся какой-то странный свет. Я двинулась следом за ним, сжимая в руке осколок с той стороны, острые грани впивались в кожу на ладонях, позволяя мыслям не разбегаться.
   Через некоторое время мы остановились у балагана, который глупо смотрелся среди серой равнины. Яркие краски, звонкий смех и толпы людей и нелюдей, круживших вокруг. Мы подоспели к началу представления. Утаскиваемые неумолимой силой внутрь главного шатра, мы как будто оказались в другом измерении. Но ни какие развлечения, предоставляемые этим цирком, не могли развеселить меня. Акробаты, канатоходцы клоуны, все смешалось в бесконечный безумный хоровод. Что мы здесь делаем, нам надо идти вперед!
   - Тебе не кажется все это странным? - прошептал мне на ухо Лич.
   - Их не существует, это все иллюзии. Настоящие здесь только я, ты и вон тот фокусник, как я понимаю - это и есть повелитель иллюзий.
   - Значит так? - Дан резко поднялся со своего места.
   Темные жгуты прошлись по окружающему нас бардаку, сметая иллюзорных существ. В итоге остались стоящими на пепельной поляне только я, Дан и тот самый божок, являющийся повелителем стихий. Я резанула по ладони, выпуская свою секиру на волю. Острое лезвие остановилось у самого горла повелителя иллюзий.
   - Кто дал тебе право находится здесь? - прорычала я.
   - Я беру то, что захочу! - дикий смех прокатился по равнине, а стоящий передо мной бог исчез.
   - Черт! - я мрачно оглядела затихшую поляну, когда почувствовала, удар клинка, распоровшего рукав рубашки, кровь потекла из неглубокой раны.
   - Ах ты тварь, - я едва успела ускользнуть от рубящего удара клинком Дана. Он с бешенством в глазах нападал на меня. Я ушла в глухую защиту, не позволяя ему приблизиться ко мне, благо длина секиры это позволяла. - Куда ты дел Хель?!
   - Ты что, головой ударился! - прокричала я, но мои слова не доходили до сознания повелителя неживых. Мерзкое хихикание отвлекло мое внимание, повелитель иллюзий навис над нами, и нити его силы тянулись к глазам Дана. - Дан!
   Дыхание сбилось, дан не позволял мне сделать ни единого лишнего движения. Иллюзионист хохотал сверху, представляя собой далеко не приятное зрелище. А я не могла использовать всю силу секиры, не хватало считанных секунд. Наконец я решилась, приняла на себя удар клинка в бок, а сама выпустила сотню алых лент в иллюзиониста...
   Ноги подкосились, вовремя, удар, едва не снесший мне голову, лишь срубил пару прядей волос. Последним взмахом секиры я обрубила нити силы и увидела, как в глаза Дана возвращаются признаки разума. Боль уводила меня в забытье, но я еще не закончила. Я заблокировала силу повелителя иллюзий, буквально на последнем вздохе, и провалилась в забытье.
  
  Глава 9.
  Так жаль, что ты меня забудешь.
  Воспоминаний лёгкий дым
  Шафраном стелется густым,
  Прозрачным станет и пустым
  Случайное сплетенье судеб.
  (Андрей Бесов)
   - Дура!
   - Дурак!
   Прекрасное начало дня. Очнулась я в старопамятной комнате в особняке Дана. Все та же служанка обрабатывала мне рану, а повелитель неживых сидел рядом с хмурой физиономией. Сейчас я бы не сказала, что наши лета давным-давно перевалили за три (и более) тысячи, потому что вели мы себя как малые дети. Я-то ладно, у меня перерождение недавно прошло, гормоны играют в организме, да и работа нервная. Я не понимала, почему на меня дуется Дан. Да, я в очередной раз подставилась и теперь походила больше на мумию, но этот идиот позволил захватить свой разум, еще называется сильнейший из повелителей на данный момент. Да и вообще, почему рядом с ним я веду себя как дитя избалованное? Все хватит, пора становиться серьезной.
   - Что сказал повелитель иллюзий? - я знала, что Дан уже успел опросить спеленатого моей силой иллюзиониста.
   - Ничего хорошего, - пробурчал Лич, поморщившись. - Он никогда не видел того, кто сподвиг их на гибель всех миров. Да и другие забытые никогда его не видели, он не показывался им.
   - Зато мозги он им прочистил качественно... - сказала я, натягивая рубашку, пока служанка не сделала это сама. - Значит мы опять в тупике?
   - Похоже на то, - Дан отвернулся, позволяя мне одеться полностью.
   - Что будем делать?
   - Сейчас тебе надо восстановить силы, не думаю, что без твоей силы аватары мы справимся, надо подождать, - он подошел к окну. - Я знаю где можно переждать эти оставшиеся недели.
   - Но как же Ева? - возмутилась я. - Она в плену!
   - Если еще жива...
   - Она жива! Даже создатель не может взять на себя обязанности высшей аватары! Если бы Ева умерла, жизнь исчезла из миров! Это все из-за меня...
   - Перестань винить себя во всех грехах, чего-чего, а самоубийства ты не совершала, следовательно, и вины твоей - капля в море! - Впервые вижу Дана в такой ярости. - Собирайся, мы уходим отсюда, слишком многие знают, что я путешествую с тобой. Слуги уже докладывали мне о подозрительных личностях, мелькавших на границах Ока.
   - Что мне собирать? - удивилась я. - Все свое ношу с собой и в себе!
   - Вот, такой настрой и держать! - он схватил меня за руку и потянул в очередной портал, видимо, он тоже все свое уже прихватил.
  
   По виду мира, в котором мы появились, я поняла, что попали мы на Око Мечты. Сверкающие радуги, фонтаны, веселые лица (и морды) волшебных существ. Больше всего меня всегда поражали люди в мирах этого Ока. Мечтатели - вот их основная черта, их исключительная особенность осуществлять свои и чужие мечты - вошла в легенды, так как они могли проникать практически во все миры, где неизменно оставляли жирный след в истории.
   Яркость красок наводила на неприятные воспоминания о ярмарке иллюзиониста. Хрустальные мостики через чистые речки, плещущиеся прямо в центре города. Тонкие, будто воздушные башенки сказочных замков, маленькие домики, будто вросшие в землю - жилища леприконов. Фантастичные сады и сказочные существа.
   Я стояла в центре площади и чувствовала себя черной вороной посреди канареек. Не особо приятное ощущение. Я посмотрела на Дана, который успел сменить свой образ, рядом со мной стоял фейри: светящаяся кожа, тонкие алые крылья, волосы словно серебро, длиной почти до талии, и такие глубокие серебряные глаза. Я онемела от неожиданности.
   - Ну и что, я в этом мире родился...
   - Издеваешься, да?.. - выдавила из себя я. - Повелитель нежити, родом с Ока Желаний.
   - Желания всякие бывают, - пожал плечами он. - Не всегда такие радужные...
   - То есть тебя загадали?! - меня пронзила догадка. Какую же силу надо иметь, чтобы загадать и исполнить(!) такое желание? Это невозможно, таких мечтателей прост не существует. Так просто взять и создать одного из ныне сильнейших богов! - Не может такого быть! Не верю, это нереально!
   - Почему же? Я же существую, а ты знаешь, что я не вру, - он мягко намекнул на нить клятвы, связывающую нас. - Ты бы сразу это почувствовала.
   - Но... нет, это н-е-в-о-з-м-о-ж-н-о! - стояла я на своем.
   - Почему ты мне не веришь? - спросил он.
   - Да потому что я знаю все законы всех миров! - прокричала я. - Всякое исполнение желания требует отдачи некой силы, чтобы создать вот этот замок, - я указала на огромный замок парящий в облаках. - Требуется сила семи волшебных существ, чья общая сила равна силе средненького бога. Чтобы создать его, - на это раз мой перст указал на единорога, мирно пьющего у фонтана. - Нужна сила Десяти Аватаров! Так как это существо само получает возможность использовать силу. А что бы создать тебя, - мой палец уперся ему в грудь. - Не хватит силы всех аватаров, что когда-либо существовали!
   - В смысле?!
   - Ты еще не понял? - я задохнулась от возмущения. - Или ты мне лжешь или тот кто создал... создал?
   Нет, этого не может быть! Я не верю... такого не могло случиться, но... это единственное объяснение.
   - Это невозможно, тебя мог 'загадать' только один из создателей, а они оба мертвы уже очень давно...
   - Тихо... - он потянул меня в сторону кустов. - не брыкайся! Нашла о чем орать посреди площади! - Прорычал он, телепортируя нас в какой-то странный дом. - Здесь говорить можно.
   Говорить мне уже не хотелось, но фигура Дана-фейри, расположившаяся на огромной кровати слегка смущала. Вообще, где это мы? Похоже на гостиничный номер: большая покрытая шелком кровать (полкомнаты), два изящных кресла, чайный столик, две двери и окно (в половину стены). Все в таком фееричном стиле, воздушное, легкое и прекрасное, что даже прикоснуться жалко, вдруг исчезнет.
   - Я жду?
   - По виду твоего распластанного тела, ждешь ты далеко не слов! - усмехнулась я, а этот тип даже виду не подал. Стараясь успокоить свою ярость, я вздохнула, от чего на легких шторках зазвенели маленькие бубенцы, села в кресло и повторила о что сказала на площади. - Только Создатель мог тебя 'загадать'. Но они оба мертвы более десяти тысяч лет!
   - Их же вроде как три было, - на прекрасном лице Дана появились задумчивые морщинки.
   - Как три? - теперь и я запуталась. - Один создал Основу, второй - Жизнь.
   - А третий создал тебя...
   - Меня не создавали! - возмутилась я - Или...
   - Что, или?
   - Я не могу вспомнить! - я схватилась за голову, которую сжало тисками боли. - Я не знаю! Нет...
  
   Опять я упала в обморок, как меня с таким здоровьем в аватары приняли? Глаза открывать не хочется, потому как лежащее рядом тело не могло быть никем иным, как Данном. Конечно мне хочется спросить у этого типа, какого я вообще оказалась с ним в одной постели, тем более меня интересует с чего бы вдруг он так меня обнимает? А еще меня крайне волнует, почему у меня дико болит горло, как будто я орала несколько часов подряд. В связи с этим я не могу задать все мучающие меня вопросы, по причине отсутствия голоса.
   Мои дедуктивные измышления были прекращены самым непредвиденным способом. Мне на лицо упала прядь его волос, щекотя нос. Я сдерживалась долго, где-то минут десять, но эта прядь была очень уж настойчива. В итоге я оглушительно чихнула, перебудив наверное всех посетителей маленькой гостиницы.
   - Доброе утро, - сонно пробурчал Дан, натягивая одеяло повыше и снова засыпая. Меня он не отпустил! - Что опять пинаешься?
   Что я могу сказать, если из горла не доносится и звука?
   - Можешь не отвечать! - ах, как благородно... - Ты вчера так накричалась, что я едва смог тебя успокоить. - его тон стал намного серьезнее. - Кажется я догадываюсь, почему у тебя начались подобные приступы. Сила Хаоса заблокировала твои воспоминания о том, чье только упоминание приводит к подобной боли. Я не буду пока тебе об этом рассказывать, ради твоего же блага.
   Для моего блага? Какая странная забота... Он что-то прознал и не хочет делиться информацией? Черт, чувствую себя шизофреником, скоро еще дрянь всякая мерещится будет. Приписать ко всему этому манию преследования и можно тихо вешаться...
   - Не унывай, мы найдем способ добраться до истины, а сейчас дай поспать..
  
   В конце дня мы наконец выбрались из постели, измученные путешествиями организмы никак не хотели покидать мягкую кровать. Я злорадно заметила, как Дан болезненно потягивается, затекло тело повелителя неживых, зря он меня не отпускал. Голос у меня восстановился, правда не полностью, шепотом я уже могла вполне сносно общаться.
   - Вредина, - поморщился Дан, запуская руку в спутавшиеся волосы, блин, даже сейчас сонный и со спутанными волосами он выглядел очень даже не плохо, чего не скажешь о моей наверняка одутловатой физиономии и гнезде на голове...
   Ты как вообще с такими крыльями спал? - спросила я шепотом, не надрывая голос, трогая тонкие, переливчатые крылья Дана.
   - Они очень гибкие, просто их не сломаешь! - похвастался он. - да и вообще, что ты о крыльях заботишься? Я и сам ничего! - Он принял величественную позу, замотавшись в одеяло.
   - Не совращай несовершеннолетних, - хмыкнула я, натягивая сапоги.
   - Да ты старше меня! - возмущенно проворчал Дан. - Кто кого тут совращает?
   - Точно не я, мне забот что ли мало? - нет, он точно решил сегодня довести меня до белого каления.
   - Нам здесь куковать до принятия тобой силы аватары, так что забот почти никаких, - протянул он, дергая за одну из десяти веревочек, висящих на стене, где то раздался звон колокольчика. Буквально через минуту в дверь постучали, расторопная фея вкатила тележку с поздним завтраком, скорее уже ужином, и накрыла столик.
   Я вгрызлась в принесенные фрукты, мрачно глядя на мечтательную физиономию Дана, и куда подевался мрачный Лич? Рядом с таким спутником, я чувствовала себя не вполне уютно. Странная у него способность так менять обличия, что в них не чувствуется иллюзий, я не помню таких способностей ни у одного из обладающих силой. Надо добыть Кодекс, там есть описания всех существующих и забытых богов и аватар. Правда до этого кодекса придется переходить в Око Правосудия, далековато и опасно. Подождем.
   После сытного 'завтрака' мы вышли в город. На меня оборачивались, так как я и не подумала сменить свой походный черный костюм, как Дан не уговаривал. К темным же здесь относились с некоторой опаской, а уж от моей 'смертельной' ауры - просто шарахались. Дан ничего не мог с этим поделать, поэтому, горько вздыхая, шел рядом.
   - А пошли развлечемся! - вдруг предложил он.
   - Если ты не помнишь, то наше последнее развлечение закончилось моим ранением от твоей руки, - напомнила я. - Так что не обессудь.
   - Пойдем хотя бы в парк, - как маленький заканючил Дан.
   - Перестань, - я мрачно осмотрела яркие улочки, этого небольшого городка. - Тебе бы все поразвлекаться.
   - А что еще делать? - пожал плечами Дан, помахав кому-то из знакомых рукой.
   - Как раз дел у нас предостаточно, - проворчала я. - Надо просмотреть информацию об аватарах. В каждом мире существует точка доступа к Единому Источнику - системе информационной связи между обладающими силой. Вот только не хочется светиться, от своего имени получая данные. Тут уж наверняка засекут.
  - Я не думаю, что забытые докопались до возможностей источника, насколько помню его создал...
  Тут нашу тихую беседу прервал просто нечеловеческий вопль и набросившееся на меня нечто. Что ж, ему не повезло, на нападение у меня одна реакция. Секира остановилась в миллиметре от смазливого лица человека, лезшего ко мне с объятиями.
  - Хель, да ты что?! - воскликнул молодой человек, вылупляя на меня свои прекрасные голубые глазки.
  Я проморгалась... рядом стоял человек, точнее обладающий силой, безумно похожий на Дана, только волосы не седые, а золотисто русые. Взгляд более открытый, не такой холодный, и послабее на вид, физически.
  - Ты еще кто? - поинтересовалась я, не спеша убирать секиру.
  - Я?! - обиженно взвыл данный индивид. - Ты что собственного мужа не узнала?!!
  - Что это за псих? - спросила я у Дана, смотрящего на все это со стороны.
  - Впервые вижу, - пожал плечами Дан, не замечая умоляющего взгляда незваного "муженька".
  - Да-а-а-а-ан, она меня игнорирует! - возвопил он.
  - И не только она, - пробурчал мой спутник, отворачиваясь.
  - Та-а-ак... - протянула я, устав от данного цирка. - Кто ты и почему ко мне в родственники приписываешься?
  - Но Хель, ты же моя невеста... - кромка лезвия сдвинулась ближе к его горлу. - Почему ты не помнишь?
  - Прости, но я за пять тысячелетий вижу тебя впервые, не думаю, что могла выйти за тебя замуж, это позабыть было бы трудно, - я убрала секиру, резко взмахнув ею перед носом новенького. - Хватит тут представления разыгрывать, отвечай!
  - Я Эль...
  - Эльф? - перебила я. - Не похож.
  - Не эльф - Эль, это имя такое! - возмутился не эльф.
  - Дурацкое у тебя имечко, однако, - усмехнулась я, Дан тихо сполз по стенке одного из домиков, когда успел только туда свалить?
  - Вполне нормальное имя, - проворчал Эль, видимо в жены он меня брать передумал, вот и славно.
  - Так что тебе от меня нужно? - спросила я.
  - Долг...
  - Чего?!! - заорала я. - Какой еще долг?!!
  - Супружеский, - пикнул Эль, прячась за спину Дана. Как он протиснулся между стеной и моим спутником, история умалчивает.
  - Дан, отойди в стороночку, - мой взгляд мог бы убить, жаль сила еще не вернулась. Секира впечаталась в стену, подрезав русый локон новоявленного муженька.
  - Тихо-тихо! - Дан оттащил меня от "врага номер один". - Знаю я его. Знаю! Не показывай здесь свой убийственный характер, нас ведь посадить могут.
  Накаркал. Со всех сторон на нас накинулась толпа существ в синей форме. Нас скомпоновали связывающим заклинанием и оглушили.
  В себя я пришла уже в камере, рядом сидел Дан, а в сторонке похрапывал Эль. Что ж, похоже, у меня вошло в привычку попадать за решетку.
  - И чего ты этим добилась? - поинтересовался у меня Дан.
  - Умолкни, - в данный момент мое настроение стояло на отметке "не подходи - убью".
  - Да ни в жизнь, - разбушевался мой спутник. - Теперь пока они разберутся во всем, мы просидим здесь пару ужасных дней! Да тут наши силы блокируются наглухо.
  - Не бушуй, - поморщилась я, голова и так раскалывалась на части, еще и этот тип разорался.
  - О, милая-а-а-а, - протянуло до того мерно посапывающее недоразумение.
  - А ты вообще молчи! - равкнула я.
  В камере повисла долгожданная тишина. Выпустить то нас выпустят, но пара дней здесь будут не особо приятными. Я устроилась поудобнее на жестком матрасе и благополучно заснула, головная боль на время отступила.
  
  Когда я проснулась, меня ждало новое разочарование. Мигрень прочно засела в районе висков, а по наши души в камеру пожаловали стражи. От этих существ так и веяло тихой, но очень сильной яростью. Такое ощущение, что они возненавидели нас и семь поколений наших никогда не существовавших предков. Мне, да и Дану они очень не понравились, даже Эль затих в своем уголке.
  - Заключенные, вы обвиняетесь в разрушении Дворца Желаний! За это завтра на рассвете вас лишат головы! - произнес капитан, стоящий в центре пятерки стражей, хорошо поставленным командным голосом. Мы ошарашено смотрели на одного из высших фейри.
  - Что?! - только и сумел вымолвить Эль, когда мы с подозрением посмотрели в его сторону. - Это не я, честно-честно!
  - Вы ошиблись, - произнесла я. - Мы пока не успели ничего разрушить...
  - Пока? - покосился на меня Дан.
  - И если вы не выпустите нас, то мы разрушим вашу треклятую тюрьму, - сказала я.
  - Не сможете, это место вы не покинете, оно способно удержать хоть десяток обладающих силой. Против вас самые весомые доказательства. Слово нашей жрицы и правителя трех родов!
  Стража развернулась и покинула камеру, сколько места сразу освободилось... Черт, о чем я вообще думаю, если разрушен дворец желаний, то это очень-очень плохо. Это означает, что этот мир лишился своей главной силы - осуществления желаний. Другими словами этот мир обречен стать обычным, никому не нужным захолустным мирком. Необычное быстро приедается, они сами себя погубят. Понятно почему они в такой ярости, но какого... хмм... они на нас то ополчились? Последний вопрос я задала вслух.
  - Правитель трех родов и жрица обители желаний по какой-то причине указали на нас, - подхватил мою мысль Дан. - В этом случае все три народа - теперь наши враги.
  - А как я то с вами попал? - спросил Эль.
  - Сам в мужья набивался, что теперь лепечешь? - гаркнула я на парня.
  - Сбежать?
  - Не получится, - проговорила я. - Дан, ты сам сказал, что твоя сила полностью блокируется.
  - Да, в темнице, но на главную площадь нас поведут в антимагических наручниках, а они твоей косе не страшны, - предложил повелитель нежити.
  - Это возможно, ты пока обдумывай план, а я еще подремлю... - сказала я снова отключаясь.
  
  Странная сонливость немного пугала, но только во сне меня не преследовала эта жуткая головная боль. В голове перемешалась и явь, и сон, казалось, что сознание играет со мной в прятки. Серый туман перед глазами, неясная угроза и безмерная апатия. Меня трясут, тормошат, но я не могу понять, что от меня хотят. Зачем беспокоиться, когда мне уже ничего не нужно...
  Красное небо, шум, толпа готовая рвать на части, что они хотят от меня? Не трогайте! Тяжело... на руках ледяной метал. Больно, что-то красное течет по коленям. Земля близко, слишком близко. Какой большой... смешной колпак... смешной красный колпак, а что такое колпак? Что эти два странных человека кричат? Громко... слишком громко. Замолчите!..
  Черное лезвие.
  Тишина.
  Темнота...
  
  Падение в глубокую яму... нет колодец. Миллионы свечей, указывающих путь. Сумрак воспоминаний. Да. Я знаю это место. Когда-то я была здесь. Зачем? Не помню. Но они помогут вспомнить. Кто? Духи. Они живут здесь, храня воспоминания каждого, будь то живое существо или умершее. Мне это нужно. Я забыла все. Кто я? Зачем я жила... и жила ли? Я вообще существую? Может я лишь потерянное воспоминание. У меня нет тела. Душа? Да душа, именно она зовет меня из самых глубин колодца памяти. Бедненькая, она потерялась, заблудилась. Я иду к тебе. Не уходи. Не покидай меня.
  
  
  Отступление первое: Воспоминания.
  Вспомни, все что было
  Вспомни, все что забыла
  Вспомни страхи и боль
  Вспомни и будь собой...
  
  
  Обычный мир. Единственный. Я долго верила в это. Рожденная в семье потомственных жрецов. Я росла при храме, сколько себя помню, видела лишь белые мраморные стены и колонны. Изгой. Никому не было дела, где я пропадаю днями и ночами. Лишь в пригородных тавернах ждали прихода гласа богини. Лет с пятнадцати я выступала со своими песнями. Мой голос всегда был моим сокровищем, а верная гитара - лучшим другом. Наверно только из-за голоса меня терпели. Ведь я не была похожа ни на отца, ни на мать. Все в моей семье рождались светловолосыми и голубоглазыми. Вообще наш народ редко отличался по внешности. Я со своими черными волосами и зелеными глазами была здесь лишней. Меня считали проклятой... но ни какие проверки не нашли во мне отклонений. Правда от косых и злых взглядов мне нет покоя по сей день.
  Днем я бродила по светлым улочкам города, когда все жители трудились в своих лавках, на полях или в непонятной спешке метались по городу. А с наступлением вечера все скрывались в своих домах, боясь наступления ночи. Этот страх могли преодолеть не многие, слишком много суеверий. Я их жалею, они не видят, насколько прекрасен ночной город. В это время я направляюсь в пригородную таверну, где хозяин, мой дядюшка, почти такой же изгой как и я, но такой добрый и любимый. Я сажусь за барную стойку и веду беседы со странниками, они, как и я, не боятся ночи, они много видят и знают бесчисленное множество историй. Выслушивая их рассказы, я сочиняю очередную балладу, которую вскоре слышат другие путники. Они внимательны, когда я пою, ни один лишний звук не всколыхнет выплетаемое голосом полотно. Они, знают, что все ,что я им поведала - случалось, это и предосторожность и указующая путь мелодия. Не многие возвращаются в таверну, но те кто вернулся обязательно поблагодарят меня, расскажут о других - ушедших.
  Мир мал, очень мал. На всех изученных землях не насчитаешь и двух десятков городов. Деревень лишь в десятки раз больше. Никакие молитвы пресветлой богине не спасают от смерти. Мы доживаем свой век и больше никогда не возвращаемся на плодородные равнинны нашего мира. Так заведено. Поэтому люди боятся ночи, а первородный страх правит их сердцами.
  
  Сегодня я как всегда сидела у дяди в таверне, в уголке, за своим любимым столиком. С этого места я могла услышать все, о чем говорили скитальцы, нашедшие здесь долгожданный ночлег. Перестук стаканов и дерзкий хохот не отвлекали, да и я оставалась незаметной, укутавшись в темный плащ.
  ...У моря появилось чудовище, направили компанию самоубийц на его уничтожение...
  ...в горах открылся новый трактир... хорошее пиво...
  ...Лянка загуляла... ждет...
  ...идущие по тропе услышали грохот... обвал...
  ...ушел за грань Фентр... убили...
  Тысячи строк, десятки историй. Интересно.
  
  - Малышка, покушай, - тетушка поставила передо мной исходящую вкусными ароматами запеканку и кувшин с разбавленным до состояния воды вином.
  - Благодарю, тетушка Ильда, - я не смущаясь приступила к еде, никакие храмовые кухни не сравнятся с запеканкой Ильды. Молодец дядюшка, хорошую жену нашел.
  Я уже отставила тарелку и попивала из кружки разбавленное вино, когда дверь в таверну отворилась и вошли двое. Высокая девушка с изящной фигурой, какой позавидовали бы и первые жрицы (а в жрицы уродин у нас не берут), с длинной копной распущенных золотых волос (что в нашем мире невиданное хамство), сверкая счастливыми зелеными (ага!) глазами. Одета она была в дорожный костюм, и держала под руку еще более высокого парня. Он тоже выделялся в толпе путников. Нет, не неряшливой прической, такие же взлохмаченные короткие волосы, почти белые. Только цвет глаз непривычный - стальной, сумрачный. А вот ярко красная одежда... он свой вкус за дверью забыл? Парочка произвела фурор, все затихли, с любопытством косясь на новоприбывших. Они продолжали беседовать друг с другом, прошествовав к единственному свободному столу, моему! Меня заметили, когда парень едва не сел на меня, он узнал о себе много нового.
  - Ой, простите, - девушка села напротив меня. - Ничего, что мы вас немного потесним?
  - Хозяин, вина! - чуть ли не в ухо мне проорал мужчина. - Да получше!
  - Простите моего спутника, в таких местах он напрочь забывает о хороших манерах, - девушка прожгла парня недовольным взглядом.
  - А что вы прячете лицо под капюшоном? - сразу заинтересовался он. - Скрываетесь?
  - Не нарываюсь, - усмехнулась я, натягивая капюшон почти до подбородка.
  - Ну дело ваше, - дядюшка принес вино, самое дорогое, придется пареньку раскошелиться. - О, не плохое! - даже удивился он, всрыв кувшин.
  - Будете? - поинтересовалась у меня девушка, отобрав кувшин у спутника и разливая вино по стаканам.
  - Не спаивай молодежь! - кто бы говорил, сам не на много старше.
  Между парочкой началась потасовка за кувшин, как все не разлили, не понятно. Потом они молча потягивали вино, погрузившись каждый в свои мысли. Девушка все косилась на стойку, парень едва ли не зевал.
  - Я слышала, у вас тут по вечерам менестрель выступает, - начала разговор девушка. - Сегодня не будет?
  - Скорее всего, нет, - пожала я плечами, сделав вид, что я тут вообще не причем.
  - А что так? - поинтересовался парень.
  - Выходной, - соврала я.
  - Жаль, - непритворно расстроилась девушка. - Говорят у него потрясающий голос. А завтра выступит?
  - Не знаю, - неохотно ответила я.
  Слишком много вопросов задают ребятки, настораживает. Да и неправильные они какие-то, не наши. Как будто поставленные на полку с глиняной посудой две хрустальные статуэтки. Хотя и не враждебно настроенные, я такое чувствую.
  - Хозяин! - позвала девица. Дядюшка моментально подошел, давно на меня косится. - У вас комнату на два дня снять можно?
  - К сожалению, из-за праздника сбора урожая, сейчас нигде свободных комнат вы не найдете, - сказал дядюшка.
  - Как же так?! - удивилась девушка.
  - У нас по пять человек в одноместных комнатах ночуют и то рады, а уж в других местах и по десять бывает, - объяснил он.
  - Что, вообще никак? - сокрушалась красавица. - Мы хоть в десять раз больше заплатим, за уголок или коморку.
  - Заплатите? - в глазах дядюшки зажегся опасный огонек. - Милая, может, в коем-то веке, поделишься личным пространством?
  - Ни за что, - проворчала я, за что была вознаграждена тремя парами вызывающих жалость глаз. - Моя комната, хоть убейте, не отдам!
  - Ничего, места у тебя много, на троих достаточно будет, - похоже дядя все уже решил и спорить с ним бесполезно.
  Недовольная, я провела за собой навязанную парочку до комнаты. В трактире сдавалось всего девять комнат на втором этаже, а на третьем обитали дядя с тетей. Моим был весь чердак, который заботливый дядюшка оборудовал в уютную комнату для любимой племянницы. При желании здесь и роту солдат разместить можно... штабелями... друг на друге. Бардак же был делом моих умелых ручек. Разбросанные холсты и отрывки из будущих текстов я быстро смела в одну кучку в уголке, достала два толстых матраса из шкафа и взяла у тетушки приготовленное заранее постельное белье.
  - Стелите где хотите, а я пока переоденусь, - я взяла свою долгополую ночную рубашку и подаренный одним из скитальцев халат, расшитый диковинными существами - драконами. За ширмой я сменила одежду и вышла. Эти двое уже кидались подушками друг в друга, меня заметили только тогда, когда одна из подушек впечаталась мне в лицо. - Что это?
  - Ой, - девушка уставилась на меня расширенными от удивления глазами. - Какая вы красивая...
  - А? - я опешила. Я красивая? Она издевается что ли?
  - Я бы сказал симпатичная, пижамка тут явно лишняя, - ответил парень.
  - Фу, пошляк, - девушка огрела его подушкой.
  - А что такого, про халатик я же промолчал! - обиделся представитель мужского населения.
  Я же раздала доставленные дядюшкой одеяла и легла в постель. Эти двое еще пошушукались, но через некоторое время заснули. Меня же сон сморил только к утру, приученный к ночным бдениям организм просто не желал засыпать.
  
  - ... ты серьезно?..
  - ... это так нельзя оставлять...
  - ... они будут против...
  - ... им придется понять
  - ... ошибка будет стоить слишком дорого...
  - ... никто этого не заметит...
  -... в этом я тебе не помощница...
  -... ты верна ему...
  
  Сквозь сон до меня долетали обрывки фраз, мои временные соседи по комнате обсуждали что-то очень серьезное, тихим шепотом, но у меня очень тонкий слух.
   - И что вы расшумелись с утра пораньше? - спросила я, потягиваясь.
  - Ой, - девушка удивленно посмотрела на меня. - С добрым утром.
  - Ага, - парень усмехнулся, за что получил подзатыльник.
  - А я забыла представиться, меня Ева зовут. А этого недатепу...
  - Безымнем кличут, - прервал ее парень.
  - И что стеснятся, я еще тоже не получила имя, - пожала плечами я, удаляясь за ширму переодеваться. Когда я вернулась, эти двое тоже переоделись, в светло-серые походные костюмы, где они их достали не понятно, сумок у них с собой не было.
  - А как тебя тогда называть? - спросила Ева.
  - Как хотите, мне все равно.
  - Тогда мы будем звать тебя Малышка, - сказал Безымень.
  - Сам не старше как я погляжу, - хмыкнула я.
  - Ну это смотря с какой стороны посмотре, - он повернулся спиной, расправляя широкие плечи. - Так я выгляжу старше!
  - Не показывай мне свое истинное лицо, - сказала я, усмехаясь.
  - А вы ребята стоите друг друга, - засмеялась девушка.
  - Еще чего, - в унисон ответили мы.
  - Ну-ну. - Ева прошла к двери. - Мы в город, ты с нами, а Малышка.
  - Что я там не видела? - поинтересовалась я.
  - Нам покажешь местные достопримечательности, - сказал Безымень, хватая меня за руку и не слушая возражений вытащил на улицу.
  - Так идите в Храм Великой Богини, - сказала я, вырывая руку.
  - Только не храмы! - взмолилась Ева. - Мы в них и так часто по работе бываем.
  - Сегодня же праздник, пошлите погуляем по ярмарке! - предложил единственный представитель мужского пола в нашей маленькой компании.
  - Точно, так где у вас тут ярмарочная площадь? - спросила девушка.
  - Вон видите флаги? Вам туда, - сказала я, отворачиваясь, но выла закинута на плечо с парня и висела, брыкаясь всю дорогу до площади, пару раз ощутимо стукнув Безымню по голове. Руку я отбила, у него голова что чугунная?!
  - Вот и пришли...
  Я мрачно осмотрела праздно шатающихся жителей, раскрашенные во все цвета лавки и маленькие аттракционы для детей.
  - На и не расстраивайся, - Безымень сунул мне в руку леденец и потопал через толпу, с плеча он меня так и не снял. - А то еще убежишь, - пояснил он.
  - Сволочь, - пробормотала я, но леденец приняла, люблю сладкое.
  -Карусель! - взвизгнула Ева, таща нас в сторону ярких цирковых палаток, наполненных безумными изобретениями молодых "гениев". - Здорово! Нам три билетика пожалуйста!
  - Я на такое не соглашалась! - заорала я, но меня так же упаковали на сидение и запустили карусель. - У ме-ня-а-а-а го-ло-ва-а-а-а кру-жит-ся-а-а-а!
  - Ничего, мы на пять кругов взяли-и-и-и-и!
  - А-а-а-а-а-а-а!
  
  Спустя пол часа я выползла из цирковых палаток, улучив момент, когда эти два изверга отвлеклись на лотки с печеными яблоками. Меня ощутимо шатало, но я все же добралась до своей комнаты, где без сил упала на кровать. Идиоты. Достали, где моя милая спокойная жизнь? Мне так нравилось бродить одной, а тут эти...
  Я и не заметила, как заснула. Спала я недолго. Множество сновидений пролетали мимо уставшего сознания. Проснувшись, я сонно огляделась. Эти два недоразумения еще не вернулись, хотя на землю опускались сумерки. Я переоделась и спустилась в главный зал таверны, где была накормлена заботливым дядюшкой и приговорена к почетному месту барда. Тетушка сунула мне в руки мою гитару, а я начала петь, вплетая свой голос в магию гитарных струн. Народ одобрительно молчал, изредка подпевая под знакомые мотивы. Я пела о героях, о далеких странах, о навсегда ушедших и никогда не вернувшихся. На улице пошел дождь ион своим барабанным ритмом поддерживал мою игру. Закрыв глаза, я рисовала в своем воображении картины неведомых мест, представляя героев песен и их смелых спутников. Тоска о странствиях скользила в каждом слове, подбадривая уходящих и умоляя вернуться вновь под брусчатые своды маленькой таверны. Я знала, что те, кто сегодня- завтра покинут это место, уйдут с надеждой, что их ждут, что есть тот маленький уголок в этом мире, где им всегда рады.
  Смолкла последняя мелодия, затихло последнее слово. Спустя тысячу мгновений люди начали выходить из под очарования музыки, от гипноза слов, что бы взорваться овациями и одобрительными криками. Я любила этих людей, таких же изгоев, как и я, самых свободных людей этого мира. Тихая радость не оставляла меня, тогда я отдала гитару в заботливые дядюшкины руки и с громким возгласом присоединилась к пиру за сдвинутыми столами. Сейчас все равны и чарка хмельного пива с гулким звуком встречает своих сестер в далеко не чужих мне руках. Сегодня мы веселимся. Сегодня праздник. Кому нужны напыщенные слова жрецов? Кому требуется следить за мнением толпы, бездушно молящимися на ночь богине жизни? Уж точно не нам. Мы свободны от этих условностей, мы живы и чувствуем это в своей крови! Я счастлива здесь, в кругу пусть не друзей, но товарищей. Мне вновь ведали о своих странствиях, иногда приукрашивая, но чаще честно рассказывая все курьезы сложного пути. Эти люди принимали меня за равную, за ту, что всегда поможет советом, кто укажет им путь. Я улыбалась, ловя комплименты и похвалы. Я жила.
  Вот и третья чарка хмеля, мои соседи не раз сменились, а теперь по обе стороны меня сидела сладкая парочка моих временных соседей.
  - Так ты и есть знаменитый менестрель? - спросила Ева.
  - А что теперь скрывать? - я потянулась за своей любимой закуской, эта вяленая рыбка получалась у дядюшки лучше всего.
  - Ты так красиво пела, - вздохнула девушка. - я рада, что не пропустила это. А ты, Безымень?
  - Я? А что я? - белобрысый стащил у меня рыбку и быстро умял ее. - Неплохо...
  - И все?! - взъерепенилась его подруга. - Я и то впервые слышу подобное выступление! Я в восторге.
  - Тихо-тихо, я же не сказал, что мне не нравится.
  - От этого типа снега зимой не дождешься, не то что похвалы, - вздохнула Ева.
  - А мне не нужна похвала, - пожала я плечами. - Мне достаточно улыбок всех этих людей.
  - Ты такая добрая... - полезла ко мне обниматься девушка.
  - Эй, не наливай ей больше! - возмутилась я освобождаясь. - И кружку отними.
  - Ну, так не интересно, - сказал Безымень, избавляясь от содержимого своей чарки путем принятия внутрь. После этого он стянул кружку у посапывающей на моем плече Евы. - Вот так всегда, не умеет она пить.
  - Кто бы говорил, - меня саму клонило в сон, но я держалась.
  Веселье продолжалось бы до утра. Если бы двери с громким стуком не открылись и на пороге не появился бы посланник храма.
  - Хиенга здесь?!
  - Ой, блин кочывряжский, - я тихо сползла под стол, в надежде что меня не заметят. Зря надеялась.
  - Совсем совести лишилась? - жрец вытащил меня за шкирку и повернул к себе. Не люблю я этого типа, он у моей матери с младенчества на побегушках. - Как ты посмела не явиться на торжественное богослужение?! Ты наследница жрицы, пропадаешь в этой грязной таверне!
  - Делать мне больше нечего, как бродить по пыльным коридорам и махать жреческим жезлом. Наверняка сестра с этим лучше справилась! Не стоит вспоминать обо мне только по праздникам! Проваливай отсюда к моей мамочке и бегай под ее истеричные вопли один! - орала я на всю таверну, ловко выскользнув их худющих рук младшего жреца.
  - Ах ты! - звонкая пощечина обожгла мою щеку, второй удар остановил Безымень, перехватив руку обидчика. - Не лезь не в свое дело, смрад.
  - Отстань от девушки, пока жизнь дорога, - прошипел мой сосед, глаза его потемнели от ярости.
  - Ты смеешь идти против воли богини?! - возопил жрец.
  - А я и так слишком часто это делаю, - усмехнулся он.
  - Богохульник! - получив подзатыльник, мой обидчик вылетел из таверны, под громкий смех постояльцев. Все кинулись меня утешать, но в этом не было нужды, я не обиделась, привыкла. Дядюшка велел всем расходиться по комнатам, так что и мы, подхватив сопящую в обе дырочки Еву, поднялись в мою "опочивальню".
  Тяжелое молчание давило на плечи, я шла вслед за Безымнем, погружаясь в невеселые мысли. Пока я переодевалась, он уложил свою спутницу на расстеленный матрас и укрыл одеялом. Повезло же ей, никаких проблем. Я прошла через комнату и загасила свечу. Шорох указал мне, что Безымень тоже улегся. Укутавшись в одеяло, я все больше погружалась во мрак сущего. Сонливость пропала сразу, как голова коснулась подушки. Повернулась на один бок, на другой, полежала на животе, в итоге легла на спину и уставилась в потолок.
  - Спишь? - донесся до меня спокойный голос временного соседа.
  - Нет.
  - Поговорить не хочешь?
  - О чем?
  - О тебе, например, - я вздрогнула от этого его предложения.
  - Что тут говорить? - я вздохнула.
  - Мне интересно, как это ты в наследные жрицы попала? Если я не ошибаюсь, хиенга - звание будущей главной жрицы Храма.
  - Я просто старшая дочь...
  - Интересно, всегда считал, что жрица не может быть наследуемой должностью...
  - А здесь так уже несколько поколений. Какая из меня жрица? Я не верю в эту религию!
  - Ты не веришь в Богиню жизни?
  - Ну да...
  - Интересно. Впервые встречаю такого человека.
  - Какая есть, уж извини...
  - А что с тобой будет, если ты не примешь звание жрицы?
  - Не знаю, на самом деле не знаю, местные меня едва ли не боятся.
  - Почему?
  - Я не похожа на них, неужели ты не заметил?
  - Заметил естественно, я же не слепой, - раздался его тихий смешок.
  - У меня есть младшая сестра, вот она идеально подходит на роль высшей жрицы, такая же стерва как и моя мать. Да и внешне ничем не отличаеся от нее.
  - А ты разве не веришь, что зеленые глаза - это признак благословения богини жизни?
  - Чушь...
  - Ну-ну...
  - Я же сказала, что не верю во все это!
  - Не кричи, разбудишь спящую...
  - Тогда не выводи меня из себя! Все сплю...
  - Спокойной ночи.
  - ...
  
  Встала я поздно. Дождь за окном не прекращался. Ева сидела на матрасе потирая больную головы, Безымень бессовестно дрых. Идиллия.
  Все разрушено одним движением ухоженной руки той женщины, что является моей матерью. В двери ворвалась храмовая гвардия, схватив всех, кто попался под руку. Нас связали и отконвоировали в закрытую часть главного храма, место тайных заседаний, где плелись такие интриги, что становилось тошно от отвращения.
  Главная жрица сидела на своем троне, серые жрецы стояли по обе стороны от нее. Меня же бросили к ногам матери, приставив копья к телу.
  - Как ты могла пропустить празднество богини? - голос матери громом разнесся по залу. - Как ты посмела попрать каноны? Ты - моя наследница!
  - Это ты решила, не я! - сказала я.
  - Не будь эгоисткой!
  - Я эгоистка?! Да ты со своей властью помутилась разумом, - прокричала я, получая болезненный укол в бок. - Где здесь боги? Вы сошли с ума из-за своей веры! Какая богиня Жизни, сюда к вам только богов лжи призывать! Вы только прикрываетесь своими "чистыми помыслами"!..
  - Замолчи! - прокричала мать. - Так и знала, ты неблагодарная дочь! Ты оскорбила нашу веру! Я отрекаюсь от тебя, а завтра ты поплатишься за свои слова. Киньте всех в темницу!
  - И что ты так распалилась? - проворчал сидящий рядом Безымень.
  - Не ворчи, - толкнула его локтем в бок Ева. - Я от такой мамаши просто сбежала бы.
  - Меня не выпускают за ворота города, по приказу верховной жрицы. А никак иначе городские стены не преодолеть. - Я посмотрела в каменный потолок. - Для меня этот город тюрьма, а завтра, похоже, что меня казнят.
  - Ты так спокойно об этом говоришь? - удивился Безымень.
  - Перед празднеством, я готовилась к проведению ритуала... - вздохнула я. - На пути домой я, случайно услышала разговор матери и моей младшей сестры...
  - Не молчи, когда выговоришься, будет легче, - сказала Ева.
  - А что тут говорить, - я грустно улыбнулась. - Моя собственная мать и родная сестра продумывали методы моего убиения. Я слишком сильно мешаю своей сестре на пути к местной власти.
  - Да, "добрые" люди пошли... - пробормотал Безымень.
  - Не удивительно, они так боятся смерти, что желают власти над жизнью... полной власти, даже над богами.
  - Не думаю, что у них это получится, - пожала я плечами.
  - Но тебе от этого не легче, - прочитала мои мысли Ева.
  Я решила промолчать. Зачем нужны слова, когда жить тебе остается считанные часы? О чем думать, что чувствовать, ведь все напрасно. Вечер, ночь, утро... и меня не станет. Смешно. Но я рада, что не зря прожила свою жизнь. Кто еще может похвастаться такой людской любовью и ненавистью, что пробуждала моя персона в людях? Никто. Пусть многие считают меня эгоисткой, они не понимают, что такое жизнь. Люди, закрытые от мира в своей тонкой скорлупе, больше похожей на липкую паутину. Что они знают, прячась за ненужной никому верой? Что они видят за своими писанными догмами? Ничего! Они слепы к миру, оглохшие под слащавые речитативы. Глупо, как же все это глупо. Как не честно погибать за всю эту чепуху...
  
  Утро наступило внезапно, а я так и не смогла сомкнуть глаз. Всю ночь я наблюдала за падающими с потолка тяжелыми каплями. Мысли и воспоминания роились в голове. Стража вошла неслышно, схватив всех под руки. Темные коридоры, седые лохмотья паутины... двери, много дверей. Солнечный свет и главная площадь с помостом для казни. Как же, нужно наказать еретиков на глазах у всех, чтобы неповадно было. Нас привязали к столбам, усыпанным сухой соломой. Всех, кто праздновал тогда в маленькой таверне. Даже тетушку с дядюшкой. Простите, я не смогу вас защитить...
  А толпа жаждала кровавого зрелища, еще вчера веселящиеся на празднике люди, теперь стеклянными глазами смотрели на жертв. Они кричали, требовали, просто хохотали над "нечестивцами". Обезумевшие... порочные...
  Она вышла на балкон храма, тенью за ней следовала молодая девушка, идеал местной красоты. Одетые в белые одеяния, скрывающие за собой черные души. Мать и сестра. Смешно... быть преданной за власть которую никогда не желала.
  Скитальцы хранили молчание, как и мои негаданные соседи. Все мы собратья по несчастью, надоевшие мозоли на теле мира, где правит ложь и глупость. Они знали за что, они понимали зачем... Мы просто мешали... все...
  Я посмотрела в глаза спокойной Евы и ухмыляющегося Безымня. Их это, похоже, забавляло.
  - На костре меня еще не сжигали, - донесся до меня голос сумасшедшего спутника красотки.
  - Наивный, - в тон ему ответила Ева. - Снимай уже печати.
  Я отвернулась от этих психов, что бы посмотреть в глаза матери, в тот момент, когда горящий факел коснулся соломы. В ее взгляде не было жалости, не было ничего, только холодная пустота. Волосы развевались от жара пламени, глаза слезились от дыма, а огонь подступал к ногам, пока только пробуя на вкус...
  Я закрыла глаза в ожидании боли, но ее не было. Неужели я уже умерла? Нет, жар все еще ощущается, но теперь он согревает, а не обжигает. Я открыла глаза и увидела перед собой смеющееся лицо, сотканное из огня.
  - Милый, ты как раз вовремя! - Ева освободилась от веревок и бросилась в раскрытые объятия сотканного из огня существа. - А то от этого типа снега зимой не допросишься, не хочет снимать ограничения...
  - Не успел просто... - проворчал Безымень, так же легко снимая свои веревки.
  - Что тут вообще творится? - тихо поинтересовалась я, обнаруживая, что связывающие меня веревки осыпаются прахом.
  - О, Малышка тоже с нами, - усмехнулся Безымень. - Подойди поближе, сейчас здесь станет по-настоящему жарко.
  - Что?! - он схватил меня за воротник и притянул ближе к себе.
  - Ева, от имени создателя, я снимаю с тебя ограничение сил!
  Слова Безымня прокатились по площади громовым раскатом, а зажегшиеся зеленым светом глаза Евы не предвещали ничего хорошего. Огонь спал, оставив жертв нетронутыми, а огненный человек отошел к нам, перевязывая глаза алой лентой. Через мгновение перед нами стоял вполне обычный с виду человек. Зато Ева нереально преобразилась: ее волосы затрепетали на ветру, белое пышное платье сменило походный костюм, а на спине раскрылись белоснежные крылья.
  - Как же вы жалки, - произнесла она тихим, но проникновенным голосом. - Делаете вид, что покланяетесь мне, а на самом деле губите невинные души.
  - Кто она? - спросила я у Безымня.
  - Еще не догадалась?
  - Не верится...
  - Что ж, прими как данность: Ева Аватара Жизни, или как ее зовут в вашем мире - Богиня Жизни. Одно другому не мешает, - он явно наслаждался моментом.
  - А это кто? - я указала на псевдочеловека.
  - Ариверд - Аватар Огня, по совместительству муж Евы, - пожал плечами Безымень.
  - Не поймите меня неправильно, но что вы тут забыли? - я не верила своим глазам, но приходилось принимать все всерьез.
  - А? - Ева даже перестала строить из себя разгневанную богиню. - Так, мимо проходили.
  - Так я вам и поверила...
  - Ну, до нас дошли слухи о творящемся здесь, - сказал Безымень. - Оставь остальные вопросы на потом...
  Я умолкла, наблюдая за божественной, но все той же Евой. Она без жалости лишила всех жрецов их сана и, не прилагая особых усилий, превратила храм в развалины. Я уж не говорю о наказаниях, которыми отделались бывшая главная жрица и моя сестра. Ева, недолго думая, превратила обеих в старух, вдобавок отняв свое благословение. В моем сердце не было жалости к ним, сами виноваты. В один миг лишиться всей власти, за которую пролито столько крови...
  Пока Ева буйствовала, мы с Аривердом и Безымнем освободили всех неудавшихся жертв и разогнали испуганную толпу. После чего со спокойной душой отправились в таверну дядюшки, праздновать избавление от горькой участи чернеющих головешек. Аватары и Безымень пили наравне со всеми, Ева после десятой кружки слегла в пламенные объятия мужа. Я и Безымень отключились только к утру, будучи доставленными до моей комнаты заботливым дядюшкой.
  
  Проснулась я от того, что жутко хотелось пить. Прямо под рукой обнаружился кувшин с ядреным рассолом... есть в жизни счастье!
  Что это так пригрелось у меня под боком? А что я делаю на полу? А что тут забыл Безымень? Так, понятно, кровать мою заняла сладкая парочка, как младенца прижавшиеся друг к другу. Похоже дядюшка уложил нас на матрасы, старый сводник... Хотя что этому явно бессмертному существу может от меня понадобится?
  Безымень потянулся и открыл заспанные глаза. Мне наверно показалось, но его глаза сменили десять оттенков... хотя, кто этих богов поймет. А похмелья ведь никакого, ишь какой бодренький.
  - Утро боброе!
  - Какое утро? Вечер на дворе, - проворчала я, топая за ширму переодеваться. Когда я вернулась, Безымень уже сидел в новом костюме, чистенький такой, выбритый... когда только успел... хотя что я спрашиваю.
  - Я есть пошла...
  - Я с тобой!
  Мы спустились вниз, туда, где дядюшка выхаживал перепивших вчера людей рассолом и тушеной картошечкой с грибами. Две немаленьких порции легли и на наш стол, с прибавлением сочного жареного мяса и легкого вина. Безымень уплетал за обе щеки, попуто нахваливая тетушкину стряпню, да дядюшкино вино.
  - Ты точно божество? - спросила я.
  - А я разве не говорил? Я не божество...
  - Аватар?
  - Ты что, чур меня от такой ответственности, - деланно возмутился он.
  - Почему?
  - Аватары - это сосредоточения одной из немногих главенствующих в мирах сил. Таких как Жизнь, Огонь, Земля, Вода и Воздух. Если погибнет один из них, то погибнет все, если конечно создатели не возьмут на себя еще не малую часть ответственности и на время заменят их, пока не найдут нового, - пояснил мне Безымень. - Мне такой ответственности не надо. Я всего лишь вестник одного из создателей.
  - Вестник? Одного из создателей? Сколько же их?!
  - Три: Зверь, Дракон и человек...
  - Дракон? Кто это?
  - У вас они не водятся, довольно наглые рептилии...
  Я задумалась, как все это сложно, непонятно... непостижимо. Да и что мне влезать в их дела? Сегодня они здесь, но завтра они исчезнут из моей жизни.
  - Спасибо, - произнесла я, отводя взгляд.
  - За что? - спросил Безымень.
  - За спасение, за свободу...
  - Могу тебя огорчить...
  - Что?!
  - Ты слишком приглянулась Еве, так что твой путь только начинается...
  
  И началось.
  Ева забрала меня к себе. Я обучалась у нее видеть миры и путешествовать по ним. Безымень исчез сразу после прощания в моем родном мире. Аватара жизни стала мне любимой старшей сестрой, а ее муж Ариверд - братом. Я днями и ночами пропадала в огромной библиотеке Белого Замка, владения сестры. Прочитав тысячи книг и свитков. Теперь я знала о существовании миров магии и технологических цивилизаций. Я знала о мирах волшебных существ и стихийников. Я так же изучала сложные науки, проводила статистику. Каким же было мое удивление, когда я вычислила, что практически все миры на грани вымирания, их развитие остановилось. Почему? Все созданное в Колодце Душ погибало в мирах вместе со смертью носителя. Я видела, как менялось лицо Евы, когда она подходила к своему сокровищу - зеркалу миров, облаченному в кристальные обода. Потом она закрывалась в своих покоях и рыдала ночами напролет. Мне было больно видеть ее страдания, ведь Ева единственная чувствовала страдание уходящих в никуда душ. Что могла сделать я? Я обычный человек, пусть и названая сестра сильнейшей Аватары Жизни.
  Я беспомощна. Даже мои песни не могут вернуть Еве спокойствие. Что делать? Как мне стать сильнее? Ради тех, кто приютил меня, принял как свою.
  Раздался грохот. Я выбежала в главный зал и увидела лежащего на белом мраморе Безымня. Он был ранен, кровь алыми струйками растекалась вокруг. Два крыла цвета крови были сломаны.
  - Со... Безымень! - Ева подбежала к раненному и прижала его к себе, пачкая белое одеяние. - Неужели они победили?!
  - Не беспокойся, теперь ты свободна от этой боли, - проговорил Безымень отстраняясь. - Но нам придется найти нового аватара.
  - Это слишком долго, ты не вынесешь на своих плечах весь груз ответственности, - Ева уже не сдерживала катящиеся по щекам слезы.
  - Половина тысячелетия на подготовку, - сказал он. - Больше я не протяну...
  Я стояла в стороне, не зная чем помочь. Он конечно обладающий силой, но раны слишком глубоки.
  - Малышка, - я вздрогнула, но подошла ближе. - Хочешь нам помочь?
  - Что ты? Она еще ребенок! - забывшись, Ева встряхнула раненного. - Сдурел совсем на старости лет?
  - А что нужно? - спросила я.
  - Хочешь стать настоящей сестрой Еве? Хочешь помогать ей во всем и никогда больше не видеть слез на ее глазах?
  - Хочу...
  - Тогда я назначаю тебя вестником смерти, проводником душ. Через пятьсот лет твоего обучения, ты станешь Аватарой Смерти, самостоятельной Обладающей Силой. - Безымень протянул ко мне ладонь и кровью начертал знак на лбу. Моя кровь сначала вскипела в венах, чтобы потом превратиться в спокойный ледяной поток, кожа посветлела, а глаза стало болезненно щипать. - Теперь никто не должен видеть твоего лица, это равноценно смерти, будь осторожна, твой взгляд может убивать. Своей песней ты теперь будешь указывать душам путь в Колодец, где они переродятся.
  - Спасибо, сестра, - Ева обняла меня. - Мы сделали шаг к возрождению миров и их процветанию. Спасибо тебе за твою добровольную жертву.
  - Ну не увидят люди моего лица, - я горько усмехнулась. - Зато ты перестанешь рыдать ночами напролет от боли миров.
  - Эй, вы обо мне забыли? Я тут сейчас помру...
  
  
  Спустя пять сотен лет.
  Струны дрожат, пальцы по грифу
  Носятся, в поисках стройного лада,
  Льется легато, бьется о рифы
  Статных аккордов мажорного ряда.
  
  Скрыт исполнитель созвучным единством
  Со сладкогласной гитарой своею.
  Сердце пространной волною кружится,
  Нотного танго гимнов Орфея.
  
  Импровизация, ветер, свобода,
  В перстах искусника будят восторг,
  Слух затаив перезвоном гармоний,
  Сея молвою придатки, как бог.
  (Джон Ричардс)
  
  Где-то там, в вышине, спрятанный за облаками и освященный тысячью солнечных лучей, плывет Белый Замок. В его продуваемых всеми ветрами залах царит тишина и покой.
  Лишь раз в год замок наполняют музыка и звонкий смех, возвращается хозяйка Жизнь. Она скользит между танцующих пар, приглашенных на праздник, согревая всех своей лучезарной улыбкой. На ее празднике не место обычным смертным. В отдалении от всех сидит девушка, чья тонкая фигурка укутана в нелепый с виду плащ, но она прекрасным голосом рассказывает гостям легенды и поет свои иногда грустные песни. Лицо менестреля скрыто серебряной полумаской, оставляя открытыми только губы, подведенные алой помадой.
  Золотые волосы Жизни ловят лучики солнца, ее изящная фигура плетет нить танца, необычного и завораживающего. Не редко взрывы звонкого смеха заглушают музыку менестреля. Тонкие пальцы скользят по струнам все тише и тише, гости ушли и они остались вдвоем.
  - Сестра, - Жизнь обнимет менестреля, пряча светлое лицо в черных как смоль волосах. - Спасибо тебе. Но почему ты никогда не открываешь свое лицо, здесь тебе нечего бояться своего дара, ты никому не принесешь вреда...
  - Привычка, Ева, да и не думаю, что твои гости будут рады увидеть меня на празднике Жизни, - девушка отстранилась от сестры и грустно улыбнувшись, взмахнула рукой, обтянутой перчаткой и исчезла вихре серебряных звезд.
  
  И вновь гитара запела свою песнь в унисон с прекрасным голосом девушки менестреля, обычная таверна затихла, каждый вслушивался в мелодию, дарующую им незабываемые эмоции, которым не было объяснения. Когда в придорожную таверну ворвалась банда разбойников, музыка заиграла громче, сливаясь со звуками боя в потрясающую мелодию битвы, заставляя сражавшихся не думать о себе, только нападать или защищать. Звон клинков, стук ломаемой мебели, стоны и крики, рычание и злость, все затихло, а менестрель все так же сидела на возвышении, незамеченная ни одним из сражавшихся и плела грустную мелодию, с каждой секундой становящуюся все тише и тише. Последняя нота и фигура менестреля исчезает, уводя за собой серые тени погибших, всех кто сражался в тусклой зале таверны...
  
  - С возвращением госпожа, - слуга склоняется в поклоне передо мной, он принимает из моих рук гитару и, пятясь, исчезает в темном коридоре замка.
  Я устало скидываю маску с лица, и громоздкое зеркало отражает бледное аристократичное лицо, зеленые глаза блестят, будто изумруды в ночи, длинные ресницы бросают тень на бледные щеки, а четко очерченные губы сжимаются в упрямой усмешке.
  - Проклятье! - Маска, запущенная меткой рукой, вонзается в большое зеркало, звон осколков громом разносится по глухим коридорам замка. - Проклятье! Проклятье! Проклятье!!!
  - И что ты раскричалась? - На обтянутом кожей кресле материализовалась призрачная фигура, постепенно становящаяся плотной, человек в багровом костюме иронично приподнял правую бровь. Я резко обернулась и утонула в безжизненных, ничего не выражающих глазах незваного гостя. - Ты думаешь что без тебя бы это не произошло, что ж, могу тебя разочаровать, разбойники бы все равно напали и погибло бы гораздо больше, так что со своей задачей ты справилась очень даже хорошо.
  - По-твоему это приятно видеть, как постоянно гибнут живые существа? Видеть, как стекленеют глаза на лицах, мгновение назад бывших живыми? - Зеленые глаза заволокло пеленой слез, а Безымень, сидящий в кресле, даже не шелохнулся, лишь дерзкая улыбка скользнула по его губам.
  - Ты хочешь отказаться от обязанностей? По договору я обязан наказать тебя за это... - не теряя времени и не слушая возражений, он окутал меня сумрачным покровом. Мои глаза безвольно закрылись и я не видела как он встал, расправил два алых крыла и исчез.
  
  Сердце гулко стучало в груди, я и забыла, что оно у меня есть. Воздух начал наполнять легкие, кружа голову и заставляя закашляться.
  - Лекаря, здесь живой! - крик прямо надо мной, я открываю глаза и вижу склонившуюся надо мной женщину в зеленом лекарском одеянии. Не давая мне и слова сказать, меня конвоируют в лекарский барак и насильно вливают в меня снотворное...
  Очнулась я в большом и темном помещении, пропахшем кровью и лекарствами, где я обнаружила, что лежу на одной из сотни лежанок, заполненных раненными. Мозг отказывался переваривать информацию, поступающую от зрительных и обонятельных органов. Как я, умершая сотни лет назад, оказалась живой? Я вновь была человеком. Странное ощущение... давно забытое. Подождите, где моя маска?! Я ощупываю лицо руками и в панике вскакиваю с лежанки, маски нет! Как же так, тот, кто увидит мое лицо - умрет! Но... тогда около меня должны были остаться горы трупов, а рядом только раненные. Я присела около одной из лежанок и осмотрела раненого. Вот след от меча, а это явно воздействие какого то заклинания, я чувствую так же целительскую магию... куда же меня занесло? Моя магия телепортации не действовала, я ощущала лишь малую толику своих сил, мой дар был практически полностью заблокирован.
  Протяжный стон справа отвлек меня от раздумий, ночь явно не будет спокойной. Я тихо прошла к раненому войну. Плох. Этот человек не протянет и сегодняшней ночи. Рана, нанесенная зачарованной стрелой, и не собиралась затягиваться. Смуглое лицо, с когда-то гладко выбритым подбородком, было покрыто испариной. Не молодой и не старый воин, видно старые шрамы, нанесенные разнообразным оружием, вот рана от затупленного меча, сражался с малыми народами, следовательно, в этом мире существуют не только люди. Мой изучающий взгляд встретился с янтарными глазами человека, хотя нет, это просто огонь одинокого факела отразился в них. На удивление ясный взгляд, и губы, которые не могут произнести и слова, голоса нет, но по ним я читаю "добей". Волна ярости Захлестывает мою душу. И здесь я должна убивать?! Нет уж, не дождетесь. В моих руках появляется гитара, и струны наполняют барак моей яростью, моей силой, этого дара у меня не отнять. Я сплетаю нити нот с первородной магией, и музыка моя пробуждает в людях то, что хочу я! Мелодия разлетается по бараку, заставляя бороться за свою жизнь, разгоняет застоявшуюся кровь, излечивает. Да, я должна провожать души умерших, но не здесь и не сейчас. Сейчас я против! Я против Судьбы! Я против Богов! Я против Смерти! И магия струится из меня, покидает меня, ведь я сражаюсь против своей сущности. Я, та, что несет смерть, теперь дарю жизнь, а это не моя стихия, это стихия моей сестры. И я сама виновата в своем выборе.
  Мелодия обрывается на верхней ноте, гитара разлетается на мелкие куски, а магия уходит. За все надо платить...
  ...в глазах отражается только пустота...
  ...в этом споре с собой нет победителей...
  
  Лекари, вбежавшие в барак, были поражены, все раненные были в сознании, они непонимающе смотрели на свои затянувшиеся раны. Целитель, затесавшийся в ряды обычных травников, чувствовал непонятную магию, пропитавшую все вокруг, Она окутывала каждого война, залечивая даже старые ноющие ранения, искореняла следы враждебных заклинаний.
  В переполохе никто не замечал сидящую в углу девушку, отсутствующий взгляд направлен в пустоту.
  Один из воинов встал рядом с девушкой, потрепал ее по плечу, не дождавшись никакой реакции, поднял ее на руки и поднес к целителю.
  - Это она вылечила нас, - слегка хрипловатый голос привлек к себе внимание занятого своими делами целителя. - Вы можете помочь ей?
  - Эта девчонка? - Брови седовласого целителя взметнулись вверх, но мрачный взгляд воина говорил о том, что врать он в этой ситуации не собирался. - Положи ее сюда. - Воин положил девушку на одну из освободившихся подстилок. Целитель просканировал ауру девушки и тяжело вздохнул. - Полное магическое истощение, для мага ее уровня это равносильно смерти, но пока она жива... Я не могу разобраться в происхождении ее чар, ни у кого, с кем я встречался, не было такой магии, она не подходит под обычную классификацию.
  - Что делать? - спросил воин.
  - Ждать...
  
  Слишком часто я стала падать в обмороки, не нужная привычка. Вокруг пустой барак и жуткий холод, и то и другое дело моих белых ручек. Подведем итоги. Я вылечила всех раненных, потеряла на время способность к магии и сломала свою любимую гитару, которую мне дали при оглашении обязанностей. Следовательно, я попала по-крупному. Я в неизвестном мире, без магии и оружия, а здесь идет война и я теперь не бессмертна...
  Тело плохо слушается, во всем организме слабость, какая же я все-таки дура, использовала остатки дара... нет, я не зря его потратила! Да не зря... или зря? По стеночке, на подгибающихся ногах, я добралась до двери и открыла ее. Яркий свет на миг ослепил меня, но зрение быстро пришло в норму. Опять замок. Воины, снующие то там, то тут, крестьяне залатывающие дыры в стене, стрелки на высоких стенах и тонкая аура защитной магии, готовая рухнуть в любой миг. На меня не обращали внимания, как обычно, несмотря на внешность я всегда незаметна, если я не хочу чтобы меня видели. Запах гари заставил меня пройти к горящему строению, снаряд катапульты угодил в один из маленьких домиков, сгрудившихся вокруг громады замка. Огонь уже перекинулся на соседние строения. Детский плач разрушил тишину, в которой сновали люди с ведрами с водой и песком, прямо из горящего проема выбежала женщина, прижимающая в себе кричащий сверток, она горела заживо и в ее глазах я читала мольбу. Не понимая, что делаю, я выбежала на встречу и, обжигаясь, схватила сверток из рук матери. Женщина упала передо мной и умерла, я единственная, кто видел, как ее душа покинула обгоревшее тело. Призрак прошел сквозь меня и исчез, могильный холод вновь сковал мое тело. Так вот каково твое наказание Безымень, я стала вратами в мир мертвых, теперь мне не надо вести полчища призраков на грань, не плохая замена мне как вестнику...
  Крик ребенка в моих руках привлек внимание, я же сидела на коленях возле трупа, не пытаясь встать, сил не было. Дитя забрали из моих холодных рук и отошли. Рядом остался стоять лишь тот самый воин, который молил о смерти, на его лице читалась бесконечная грусть, взгляд был прикован к обгоревшему телу женщины.
  - Ты спасла жизнь мне и моей дочери, я обязан отплатить тебе этот долг, долг чести, - хриплый голос воина заставил меня горько усмехнуться, знал бы он кому клянется, на шаг бы ко мне не подошел.- Я, Амдер Рейгенский, клянусь вам в своей верности.
  - Я не принимаю твою клятву, - я встала на подкашивающих ногах, но гордость не позволяла мне принимать чужую помощь, мне надо разбираться со своими проблемами, а не водить за собой воина на веревочке.
  - А вы не можете не принять ее госпожа, таков закон этого мира, - воин развернулся и пошел в сторону замка. - Как я понимаю, вы из очень дальних земель, раз не знаете этого закона...
  - Ты не представляешь насколько, - проговорила я и, развернувшись, пошла на стены.
  На стены меня не пропустили, сначала, но я была очень настойчива, стражник решил не портить свои нервы и пропустить мою пошатывающуюся особу. Я выглянула из-за зубцов и отпряла от неожиданности, внизу были горы трупов, и бестелесные призраки погибших сновали по полю брани. Около леса, опоясывающего холм, на котором стоял замок, были видны сотни костров, военные палатки сгрудились чуть в отдалении, но самое ужасное было в том, что там была гигантская армия, две или три тысячи солдат. Мы обречены! Как только хрупкая магия, защищающая это место падет, вся вражеская армия хлынет в замок, не выживет никто.
  - И что ты собираешься сделать?- рядом со мной возник Безымень, в его руках серебром полыхнула гитара. - Ты можешь спасти их, если выполнишь свои обязанности...
  - Да как ты можешь?! - закричала я. - Ты просто Обладающий Силой, кто дает тебе право решать судьбы людей?! Почему они должны умирать?!
  - Сыграй свою песнь, вестник, и я объясню тебе все, - Безымень протянул гитару, я сделала шаг назад и почувствовала, как защита замка рушится. Зашевелился маг у вражеского костра, воины начали выстраиваться в ровные шеренги. - Если передумаешь, просто позови меня.
  И он исчез, тот, кого боятся даже боги, тот с кем я по глупости заключила договор. А вражеская армия подходила к стенам, полетели первые камни катапульт, разрушая дома, снося орудийные башни. Стрелки, выстроившиеся в линию, дали залп огненными стрелами, враги прикрылись щитами, но были и те, кого стрелы достигли, их души присоединились к сотням блуждающих теней. Но выживших было больше, и они продолжили свой путь. В ход пошли котлы с горячей смолой, факелы, брошенные вниз, поджигали черный поток и люди сгорали заживо, их крики заставили меня пригнуться и зажать уши. Кто-то схватил меня за руку и увел в сторону от места, в которое вонзилась осадная башня, в крошево, ломая камень, она сразу же загорелась, но первые вражеские отряды Я посмотрела на бегущего впереди рыцаря в полном доспехе, с трудом узнавая в нем поклявшегося мне воина.
  - Капитан, враги на стенах! - Моего должника остановил один из воинов, оказывается, именно он руководил защитой замка.
  - Держать позиции на северной и западной стене, с юга потянуть стражников, охранять ворота!- Прокричал Амдер, так вроде его звали, и потащил меня дальше, я же оглушенная криками погибающих воинов не могла сопротивляться. Он подвел меня к подвальной двери и запихнул вниз, закрывая дверь прямо перед моим носом. - Сиди там...
  Я ошалело уставилась на дубовые створки, но новая порция криков заставила меня спуститься вниз по ступеням, а там, в подвальном помещении, были все женщины замка с детьми младше пятнадцати лет. Женщины в страхе прижимали к себе грудных младенцев, а дети постарше прятались в мамкиных юбках, стояла давящая тишина, изредка нарушаемая тихими всхлипами.
  А снаружи шла битва. Грохот разрушаемых стен и удары катапульт оглушали. По потолку пошла трещина и на нас посыпался горящий хлам, если мы не выберемся, то задохнемся и сгорим. Я врезаюсь в дверь, пытаясь проломить запор сверху. Одна я не справляюсь, но несколько женщин уже спешат мне на помощь. Что ж, количество в очередной раз превысило качество, и мы оказались в эпицентре битвы. Под мои ноги упало тело стражника, пронзенного арбалетной стрелой. Его душа, едва завидев, метнулась ко мне, проходя насквозь, окутала тело холодом, показывая дорогу остальным блуждающим душам. Их было больше тысячи, много больше, и каждый из них оставлял в моей душе след, мне показалось, что тело мое заледенело, но когда перед моими глазами схлестнулись два клинка, один врага, а второй защищавшего меня Амдера, я отскочила в строну и развернулась. Они убивали детей! Женщины кричали, зарывая своих чад собственными телами. Этого я уже не смогла вытерпеть.
  - Безымень!!! - мой крик раскатился по округе. Прямо передо мной возник Он, алые крылья чуть шевельнулись, когда он шагнул мне на встрече протягивая серебряную гитару. Я взяла ее...
  - Прости, - прошептали его губы и я почувствовала, как моя сила возвращается ко мне.
  Я скинула перчатки с рук и первая нота пролетела над полем битвы, воины застыли окутанные магией музыки, мой голос погружал все сон...
  
  Вечность. Шорох песка под ногами
  Лучик света на черном стекле
  Отмеряя секунды шагами,
  Я иду словно пламя во мгле.
  Мое сердце медленно бьется,
  Два удара за тысячу лет,
  И в груди у меня остается
  Каждой смерти незыблемый след.
  Я не знаю, награда иль кара -
  Мой единственный долг на земле.
  Я - в огне городского пожара,
  Я - в мельканье губительных лет,
  Я - вулкана кипящая лава,
  Я - убийцы заточенный нож,
  Я - обрыв, и петля и отрава,
  Я чумная крысиная вошь.
  В этом мире я нужный - и лишний,
  Моя вера на кромке косы.
  И пройдя мимо тысячи жизней
  Не пролью ни единой слезы.
  Я один, но всегда - многоликий,
  Мое сердце не помнит любви.
  А на лезвие - алые блики
  И тяжелое древко в крови.
  Знаю, что по велению Бога
  Траур я никогда не сниму.
  Хоть бессмертие - слишком жестоко,
  Но как раз по плечу моему.
  Так устроено все мирозданье
  Смерть мне вовек нести суждено
  Но зачем мне дано состраданье,
  Если выбора мне не дано?!
  Вестник смерти. Призвание это
  Согласится принять не любой.
  Как служить воплощением Света,
  В тоже время даруя лишь боль?
  Только сердце давно уже пусто
  Мне не ведома даже тоска...
  Мне остались последние чувства:
  Сожаленье и шорох песка...
  (стихи Кристалл, чуть измененные)
  
  Последний аккорд и протяжный звук струн тает в грохоте падающих тел. Морок, навеянный мною на вражескую армию, позволил защитникам же добить их. Да это нечестно, но на этот раз мне был дан выбор. А духи проходящие сквозь меня уже не причиняли мне боли...
  Амдер стоял напротив меня и смотрел прямо мне в глаза...
  - Ты врешь сама себе...
  - Знаю, - сказала я, поправляя серебряную маску, щелчок пальцами и я растворяюсь в сиянии серебряных звезд...
  
  - С возвращением, госпожа...
  
  Когда Рок, выбирая из лучших,
  Нам отводит печальную роль,
  В закоулках душевных излучин
  Навсегда поселяется боль.
  
  Ты уходишь в бездонную небыль,
  Мир оставив в добре и во зле...
  Значит, станет светлее на небе
  И темнее на грешной Земле...
  (Михаил Галин)
  
  
  Безымень, кто он, что за существо? Он способен наделять силой, он повелевает чужими жизнями... он дает имена богам...
  Я вестник смерти, менестрель, но мне не дано имя, а моя сестра, Аватара Жизни получила имя при посвящении. Поэтому все называют меня госпожой или вестником, а сестра - сестрой, разумеется. Я не Смерть, она стоит выше меня, но я всегда чувствую рядом ее присутствие, как холодное дыхание, как мимолетное прикосновение.
  Я сидела в своем любимом кресле, перебирая гитарные струны, ветер вяло шевелил тяжелые парчовые занавеси. Полная луна высвечивала серебристую дорожку на темном ковре.
  Его фигура соткалась из сумрака, мелькнули, исчезая алые крылья. Безымень прошелся по комнате, прислушиваясь к перезвону струн, а потом сел напротив меня. Я рассматривала его краем глаза, еще никогда он не приходил в одном образе, не знающий мог бы сказать, что ко мне заглядывают разные личности, но я всегда могла узнать его по глазам и крыльям, ни у кого из сонма богов старых и новых, нет алых крыльев и пустых глаз. Он, как и я - вестник, вестник тех, кто нас создал, по крайней мере, он всегда представлялся именно так.
  - Ты пришел выполнить обещание? - поинтересовалась я, вяло переигрывая струнами. Безымень нахально усмехнулся и кивнул, эта черта не изменялась в нем со времени нашего первого знакомства.
   - Идем, - крылья за его спиной распахнулись, и он прыгнул в окно, не забыв схватить меня за руку, такой способ передвижения мне не понравился, о чем я не замедлила сообщить, но была перекинута через плечо и внесена на Грань. В своих путешествиях я не раз пересекала различные грани, Междумирье, как еще их называют, но эта Грань была особенной, в ней были переходы в абсолютно все известные мне миры, на обычных же гранях было два-три прохода и не более, иначе грань сломается, погубив миры с которыми связана. - Это Основа. Здесь были созданы все те миры, в которых ты выполняешь обязанности вестника.
  У меня не было слов. На множестве ажурных арок, созданных из тончайшего хрусталя, будто подвешенные, светились переходы во все существующие ныне миры.
  - А теперь смотри, - Безымень все же поставил меня на твердую поверхность, На Основе даже она была из хрусталя, который оказался на удивление прочным. - Ты путешествуешь по мирам вне времени, время, для таких как мы, не имеет значения, мы даже свои годы не считаем. А что если я сделаю так... - Безымень подошел к одному из проходов и его сумрачная магия окутала тонкий хрусталь. - Я закрыл тебе доступ в этот мир на сотню лет. - Идем посмотрим что стало с этим миром.
  Он вновь окутал нас своей магией и мы оказались в мире, у которого отняли вестника смерти. Мы попали в обычную больницу, в мире, где магию считают мифом. Вставали люди, срок которых подошел к концу, Все операции проходили безупречно, на всей планете царил праздник.
  Я смотрела на радость людей и понимала, что без меня им прекрасно живется.
  - Это только первый день, - сказал Безымень, окутывая нас своей магией. - А это спустя пять лет...
  - Но я всего лишь вестник... - слова вырвались из меня с тяжелым вздохом, неужели я пытаюсь оправдать себя?
  - Тот, кто живет за вратами мира духов, не может справиться со всем один...
  Я смотрела в голодные злые глаза детей шныряющих по помойкам, греясь у костров, которые жгли прямо во дворах домов. Улицы были заполнены больными и престарелыми людьми, которые спали прямо на земле, прикрываясь лохмотьями старых одеял.
  - И это только начало... - Безымень мрачно усмехнулся. - А это спустя пять десятков лет...
  Мы перенеслись. Я вышла из-за спины Безымня и осмотрелась, передо мной были руины больших городов, между руинами сновали обезображенные тела, в них не было смерти, не было и жизни, обыкновенная нежить, вот во что превратились люди этого мира.
  - Почему Смерть не справляется одна (один)? - на моих глазах рушился мой уютный мир, я как будто жила в иллюзиях, просто выполняя договор и наивно мечтала о другой жизни.
  У меня над ухом прозвучал уверенный голос Безымня. Я повернулась к нему и похолодела, так как он впервые показался мне в своем истинном, "живом" облике. Рядом стоял высокий, подтянутый мужчина, чьи зеленые глаза с грустью смотрели на представший перед нами мир, короткие и совершенно седые волосы трепал ветер, а упрямо сжатые губы начали свой рассказ...
   - Когда-то был только Многомерный Хаос. Хаос породил три сущности, так как в одно существо не могла поместиться вся его сила. Эти три сущности создали Основу и Грани. Но одной из них стало не интересно скользить по граням, и она решила создать множество миров. Сотни тысяч планет выстроились на просторах космоса, а проходы заняли свое место в хрустальной зале. Но миры были пусты, и вторая сущность решила создать твою старшую сестру. Так в мирах зародилась Жизнь. Но через некоторое время со всеми мирами начало происходить то, что ты сейчас наблюдаешь, в мирах магии это случалось гораздо позже, чем в технических, но все приходило к одному и тому же исходу. Тогда создатели вернулись в тот мир, где была создана Аватара Жизни. Третья сущность предложила создать Аватара Смерти, чтобы поддерживать развитие миров, но идея не была поддержана, тогда этой сущности пришлось уничтожить своих соратников и остаться одной. Третья сущность стала Смертью, не желая этого, но иного выхода не было. В тот день я выбрал тебя, Вестник, ставшую младшей сестрой Аватары жизни, благословленную жизнью. Тебе была дана сила, но за все надо платить, твоей платой стала невозможность личного выбора, сегодня ты переступила через нее. Это закладывалось в тебя изначально. Именно поэтому тебе пока не дано имя. Когда ты выполнишь последнее задание вестника, тебе дадут имя, ты станешь Аватарой Смерти. Теперь ты понимаешь, что твоя роль во всех мирах далеко не последнего плана. Что без тебя, твоя сестра погибла бы в мирах нежити, хотя она и имеет полную силу Аватары.
  - Так вот что произошло тогда в Белом замке, ты сражался на стороне третьего создателя... и что же мне надо сделать, что бы получить имя? - Я посмотрела в глаза Безымня, он по-мальчишески улыбнулся и кивнул на гибнущий мир.
  - Во-первых, не допустить этого, - он мгновенно перенес нас на Основу и повернул время вспять, для погибающего мира. - Во-вторых, ты должна узнать настоящее имя последней сущности а в-третьих, ты должна занять ее место, убив конечно
  - Зачем мне убивать Создателя?
  - Это часть твоего договора с Создателем, который ты подписала своей кровью. Двум смертям не бывать, так, кажется, говорили люди? - Безымень горько усмехнулся.
  - Да, - произнесла я, и, не прощаясь, перенеслась в свой замок.
  Что ж, остается думать, как своими силами найти последнюю сущность. Мне не хотелось убивать, это было как то не правильно. Но по закону, я обязана выполнить любое данное мне задание, даже если оно исходит из "третьих" уст.
  Я играла на переливах струн и думала, много думала. Кажется, я наконец повзрослела, поняла свою роль, не без помощи Безымня конечно. Надоело чувствовать себя марионеткой, надо делать выбор и, кажется, я его сделала...
  Струны звонко тренькнули, когда гитара исчезла в полах моего плаща, маска заняла свое почетное место, и я отправилась в путь.
  
  Я перенеслась в мир, который по легендам был создан первым. В этом мире не было больших городов, технология была чужда его обитателям и здесь правила магия первородных. Я вошла в небольшую таверну в центре города, в котором сосуществовали разнообразные народы, стянувшиеся сюда под знамена короля драконов, миролюбивого и почтенного старца, помнящего начало этого мира и наверно знающего его конец.
  Дверь тихо скрипнула, пропуская меня в полумрак таверны. За дубовыми столами сидели завсегдатаи, вяло потягивая темное пиво из больших деревянных кружек. Разносчица, полная женщина лет сорока, умело сновала между столиками, поддерживая в зале домашний уют. Я любила это место, здесь и были драки, но, ни разу я не приходила сюда по делам, никто здесь не умирал, разве что от старости, но этих я уводила спокойно. Я привычно села за крайний столик, мое любимое место, прямо под потолком хозяйка развесила букетики ароматных трав и тот, кто садился сюда, вдыхал приятные ароматы луговых цветов, а не запах табака.
  Гитара мягко легла в мои руки и пальцы легко пробежали по струнам, нежно касаясь их и мягко перебирая. Люди (и не только) притихли, отставили кружки и приготовились слушать. А музыка набирала силу, струилась по залу, наполняя сердца и зажигая огонь в глазах.
  
  Мы - как трепетные птицы,
  Мы - как свечи на ветру,
  Дивный сон еще нам снится,
  Да развеется к утру.
  
  Встаньте в ряд, разбейте окна, пусть все будет без причин,
  Есть как есть, а то что будет пусть никто не различит.
  Нет ни сна ни пробужденья, только шорохи вокруг,
  Только жжет прикосновенье бледных пальцев нервных рук
  Бейте в бубен, рвите струны, кувыркайся, мой паяц,
  В твоем сердце дышит трудно драгоценная змея.
  Бейте в бубен, рвите струны, громче музыка играй,
  А кто слышал эти песни попадает прямо в рай.
  
  Мы как трепетные птицы, мы как свечи на ветру,
  Дивный сон еще нам снится да развеется к утру.
  Нет ни сна ни пробужденья, только шорохи вокруг,
  Только жжет прикосновенье бледных пальцев нервных рук.
  (Эдмунд Шклярский)
  
  Музыка лилась, струилась и порхала, поднимая в небо и бросая на землю. А я играла, растворяясь в музыке, растворяясь в словах, я жила музыкой, как и сотни лет назад, когда была обычным человеком и плела свою музыку на фестивале Жизни. Только теперь мои песни посвящены не ей...
  
  Глаза очерчены углем
  И капли ртути возле рта
  Побудь натянутой струной
  В моих танцующих руках
  Каких бы слов не говорил
  Такие тайны за тобой
  Что все заклятия мои
  Тебя обходят стороной
  
  Открыта дверь тебе, я жду,
  В одну из пепельных ночей
  И твои руки обовьет
  Змея железных обручей.
  Один лишь шаг до высоты,
  Ничуть не дальше до греха,
  Не потому ли в этот миг
  Ты настороженно тиха.
  
  Глаза очерчены углем,
  А ты не выпита до дна,
  И этой прихотью одной,
  Душа беспечная больна.
  И я надеюсь, этот мир
  Не утолит тебя ничем
  И на руках твоих уснет
  Змея железных обручей.
  (Эдмунд Шклярский)
  
  За окном темнело. А струны трепетали в моих руках, не зная устали. Я жду, сюда пришла не просто так. Музыка собрала в небольшом зале почти все население небольшого городка, как они поместились в таверне я не знала, но чувствовала веяние магии с хозяйской стороны и видела, как новые столики появляются из неоткуда, это мир магии, здесь глупо удивляться. Я поправила гитару и мой голос разнесся по всему городу, зов...
  
  Лишь гаснут вечерней границы лучи,
  Плескание крыльев я слышу в ночи,
  На диске луны - силуэт, словно сон,
  Над шпилями замка кружится дракон.
  
  В мерцании звездном блестит чешуя
  И хвост извивается словно змея,
  Точеные кости блестят как агат,
  А в пасти зубастой пылает закат.
  
  Но гляну в глаза - и весь облик иной,
  Ведь очи лазурной глядят глубиной,
  Из пасти не рык - колокольчика звон,
  Но кто ты такой, синеглазый дракон?
  
  Хоть вид твой ужасен, могла бы любя,
  По острому гребню погладить тебя,
  Ведь кроток и лаской наполнен твой взор,
  Кто вынес жестокий такой приговор?
  
  Ответа не жду - не одни мы, увы! -
  Уж слышу я пенье тугой тетивы,
  Скорее я к страже ночной поспешу,
  А ты улетай, я молю, я прошу!..
  (Люсиль)
  
  И мой зов услышан, дверь таверны неслышно открывается, и я вижу Его. Убеленный сединами старец, с на удивление ясными синими глазами, проходит сквозь толпу слушателей и садится рядом со мной, вслушиваясь в звуки музыки, наблюдает... ждет. Мои руки продолжают наигрывать незатейливую мелодию, голос вплетается в нотный ряд, а глаза разговаривают с одним из самых древних существ.
  "Ты пришла за мной?"
  "Нет"
  "Просто так ты никогда не приходишь"
  "Да"
  "Тебе что-то нужно?"
  "Нужно"
  "Что?"
  "Помощь"
  "Какая"
  "Память"
  "Моя?"
  "Да"
  "Что ты хочешь знать?"
  "Истину"
  "Какую?"
  "Изначальную"
  "Создание?"
  "Да"
  "Имена?"
  "Одно"
  "Я знаю три"
  "Скажи"
  "Родмир... Серафим... Даниэль..."
  "Благодарю"
  "Возвращайся"
  
  Музыка еще звучала в просторном зале, а за угловым столиком уже никого не было, ни менестреля ни старца, на самом деле бывшего самым первым созданным существом во всех мирах.
  
  У меня есть имя, даже три, но интуиция подсказывает мне какое из них верное. Осталось найти Создателя, очень интересно, что последняя из сущностей оказалось мужчиной. Такая сущность не могла не наследить, слишком уж сильна аура хаоса. Некоторые боги могут ответить на мой вопрос, но захотят ли? Вообще богов придумали люди, они дали им силу своей верой. Но есть боги, которых создал Он! По ним то мне и надо пройтись.
  - Собралась в поход? - Безымень появился в своем любимом кресле, на этот раз он счел не нужным маскировать свою истинную внешность, что было знаком доверия с его стороны. - Зачем же такие долгие сборы? - он с интересом наблюдал, как я метаюсь по покоям в поисках своей гитары. - Не это ищешь?
  - Ага, - ответила я сразу на все вопросы, схватила свою гитару и упаковав ее в подпространство исчезла во вспышке телепорта, с прощальным криком. - Я спешу!
  
  Для начала я решила проверить самые достоверные легенды и отправилась в Грецию, Создатель вполне мог замаскироваться по одного из богов Олимпа, а они до сих пор иногда появляются на своей горе и следят за людьми, которые в них уже не верят. Каждый пантеон имел переход в свой личный мир, порталами в него служили легендарные места их обитания. А так как на множество миров влияли практически одни и те же боги, то их резиденции имелись во множественных отражениях среди разных миров.
   Олимп встретил меня смехом и запахом выдержанного вина, мне повезло застать очередной пир, а греческие боги славились своими гульбищами. Я прошла мимо фонтанов заполненных божественной Амброзией, попахивающей обыкновенной сивухой, обошла целующиеся парочки у ложа Афродиты, сама богиня занималась совсем уж непотребным. И правда, а зачем богам мораль?. Я поморщилась от звуков исходящих от кустов на окраине полянки, оба голоса были явно мужскими, а Афродита могла нервно курить в сторонке...
   Поймав на себе сочувствующий взгляд Артемиды, я натолкнулась на Гермеса, который проводил меня к Зевсу, скучающему под грозным взглядом жены.
  - Кто ты, путник, пришедший на пир богов? - зычным голосом вопросил Громовержец.
  - Я Менестрель, странница между мирами, пришла я за советом к тебе Владыка...
  - Ты женщина?
  - О, нет...
  - О, да...
  - Я не подвластна Вам, Владыка. Я лишь вопрос хочу задать...
  - Ну что вы, милая...
  - Заткнитесь, меня Вам не очаровать...
  Ненавижу высокий слог, на котором привыкли общаться древние боги...
  - Ну, что вы, мое слово здесь закон!
  - Я еще раз повторяю, надо мной не властен он!
  Старый извращенец явно хотел соблазнить меня, а Гера съедала меня горящими от ревности глазами.
  - Кто вас создал?!
  - Мы первобоги!...
  - Ой, не надо врать!
  - Вон отсюда!
  - Да идите... далеко гулять...
  Я развернулась и пошла, эти типы погрязли в своей "божественности", как в дерьме, а ведь когда-то они правили не одним миром, теперь же они пытаются жить по старому при новом мире, обманывают самих себя, не имея власти над временем, они теряются в вечности. Неужели я стану такой же? Нет, у меня другая судьба, да и поклоняются смерти только подростки сатанисты...
  - И как? - Рядом со мной появился Безымень, на этот раз замаскировавшийся под купидона, красные крылья его выдавали.
  - Плохо, - сказала я косясь на этого "ангелочка". - А что это ты так в размерах уменьшился?
  - Боюсь, что приставать начнут...
  - Афродиты испугался? - усмехнулась я, кивая в сторону устроенной этой богиней оргии.
  - Нет, кустов, - Безымень указал на знакомые кустики.
  - Они хотя бы делают вид, что спрятались, - пожала плечами я, в отместку снимая с Безымня маскирующее заклинание и временно блокируя его магию. Сама же не замедлила покинуть место боевых действий.
  
  Следующий пункт моего путешествия - Средиземье, мир эльфов, орков и мелких хобиттов. Это был мир созданный позже всех, похоже, блуждая во вневременной полярности, Создатель наткнулся на автора какой-то там книги и решил создать похожий на нее мир. Эльфы здесь могли еще помнить создавшего их и описать мне его внешность и сущность, а уж найти его среди бессмертных будет гораздо проще.
  Я вошла в Серебряный лес, яростно вытаптывая дорожку в зеленой траве, доходящей мне до груди. Проклиная все на свете, особенно Создателя, который первыми создал именно эльфов, с их манией к природе. Мании разные бывают. Давайте, это будет "маниакальная любовь к природе"? А ведь орки живут в уютненьких пустынях, где только песок и нет никакой растительности кроме кактусов! Нет что вы, я не пессимист, я просто безумно уставший, изгвазданный в травяном соке и запутавшийся в местности оптимист!
  И почему входя в миры я теряю почти все свои способности, кроме таланта менестреля и создания одиночного портала на грань или в свой замок. Я и так не блистала способностями Аватара, которым были доступны все дороги и силы почти равные силам создателя. Я же теряла в мире, даже власть над временем. Я не могла почти ничего... это злило.
  И где эта чертова Галадриэль?
  - Вы что-то ищете? - раздалось у меня над головой, я подняла голову наверх и увидела там кучу маленьких домиков, на парапете одного из них сидела эльфийка, изящно расчесывающая свои длинные волосы. И почему этот автор поселил эльфов именно на деревья? Нормальные эльфы живут в домах! В ДОМАХ, а не скворечниках!!!
  - Я ищу вашу владычицу, дорогу не покажете? - У меня уже шея затекла смотреть вверх, надо было у Безымня крылышки одолжить.
  - Она сейчас у озера, вон за тем великим дубом, - Эльфа указала мне на гигантских размеров дуб, диаметром в километр. Досчитав до ста, я успокоилась и, поблагодарив эльфу, отправилась в дальний путь.
  Спустя некоторое время я добралась до искомого озера, на берегу которого водили свои хороводы эльфийки, обряженные в разноцветные платья всех цветов радуги. Изящные фигурки порхали чуть ли не в воздухе, выделывая замысловатые па и оглашая все вокруг звонким смехом. Я не удержалась и достала гитару, тихая мелодия вплелась в дивный танец. Девушки быстро подхватили ускоряющийся ритм и радостно завели свой безумный хоровод вокруг меня
  - Я тебя ненавижу... - Безымень как всегда появился из ниоткуда, сел рядом со мной и грустно уставился на танцующих Эльфиек. Моя совесть вяло шевельнулась где то в районе желудка.
  - Вижу, ты больше не хочешь "человеческого тепла", - прошептала я, он совершенно не интересовался идеальными фигурками эльф. Сильно же ему досталось на Олимпе.
  - Спасибо. Хватит, - проворчал он отворачиваюсь, похоже шутка была не особо удачной.
  - Кто вы, путники посетившие наши прекрасные края? - Перед нами встала одна из эльфиек, я завистливо уставилась на ее белокурые локоны, спускавшиеся до земли и не путающиеся в траве. Мои собственные волосы были не многим короче, но они были черными и постоянно путались во всем, в чем только можно, из-за чего были постоянно собраны в тяжелый узел на затылке, постоянно прикрытый плащом. Уши, аккуратненькие и заостренные, пару сотен лет назад я мечтала о таких же, но переросла... А два аквамариновых глаза... зависть усердно загрызла печень.
  - Мы скитальцы, пришли спросить совета. Я менестрель, а это... это...
  - Галадриэль, рад видеть вас, - Безымень учтиво поклонился королеве, а я усердно поднимала челюсть с пола. Он преобразился! Рядом со мной стоял красавец Эльф, с коротко стриженными черными волосами и сияющими синими глазами!!!
  - Рада видеть Вас в своем королевстве, - Эльфийка просто таяла под взглядом Безымня.
  - Простите, - поспешила вмешаться я, за что была награждена королевским негодованием. - Я сейчас маску сниму. - Пригрозила я. Так как эта парочка видимо решили, что я здесь лишняя, а у меня не настолько много времени, что бы еще и за ними наблюдать...
  - Простите эту деву, О Владычица, - Чуть ли не пропел у меня над ухом Безымень.
  - Прощаю, - королева посмотрела на меня как на умом обиженную, я начинала злиться.
  - Ревнуешь? - раздался шепот у меня над ухом, я застыла.
  - НЕТ!!! - Он мстил мне за мою шутку на Олимпе.
  - Ну что ты кричишь, девочка моя, - потешался надо мною Безымень. - Простите нас Прекрасная Галадриэль, мы сейчас вернемся. - И он потащил меня в сторону. - Ты забыла зачем пришла сюда?
  - Я то как раз нет, а ты можешь не путаться у меня под ногами? - Я успокоилась, вздохнула и подошла к Галадриэли. - Простите мне мое поведение, Владычица. У меня к Вам вопрос. Вы помните как вас создали?
  - Да помню, но зачем вам это знание?
  - Прошу вас опишите его, мне это нужно!
  - Он был прекрасен словно звездный свет, на лик его легла печать печали, как жаль, что рядом его нет, на запад он от нас отчалил... - поэтессы из королевы явно не вышло.
  - А поподробней? - попросила я.
  - Высок, силен, могуч и смел, Он - Бог и это не предел, - я не подмигиваю, это просто нервный тик.
  - Благодарю Вас, - я поспешила ретироваться, в который раз телепортируясь в звездном вихре.
  
  Я побывала еще в десяти мирах, даже успела поговорить с Шивой, он заставил меня снова задуматься о свой миссии. Его слова звучали так:
  "Нет ничего вечного, даже боги не вечны.
  Творцом мира было некое абстрактное божество, основа бытия - безлична.
  Все сущее возникло из великана Пуруши."
  Очень похоже на рассказанное Безымнем. Но как боги могут умереть? Они же бессмертны, забрать их душу может только создатель, который сейчас выполняет роль Аватары Смерти. Как я смогу его убить?
  У кельтов меня снова ждало разочарование. Луг, бог солнца, оказался великаном и я даже не смогла докричаться до него, моих песен он тоже не услышал.
  В Египте я застала только богиню Баст, покровительница оборотней не знала о Создателе почти ничего, лишь смутные догадки и намеки были мне ответом.
  Я попыталась связаться с Паньгу, хранителем равновесия инь и янь, но он настолько слился со своими мирами, что разговаривать уже не смог, к сожалению.
  В мире Асов, где все воины находили вечное празднество после смерти, меня встретила богиня Фрейя, остальные Асы вместе с воинами Вальхаллы праздновали окончание очередной охоты и были не совсем в состоянии ответить на мой вопрос. От хранительницы магии Асов я получила такие же расплывчатые сведения.
  Посидев у Алытыря-камня, я дождалась Сварога и задала ему свой вопрос. Он дал мне описание существа, помогшего создать Алатырь-камень, ни одного сходства с описаниями других богов я не заметила. На поверхности мыслей плавала догадка, но уставший мозг уже не мог переварить тонну полученной информации. Я решила посетить последний мир и идти отдохнуть.
  Междуречье встретило меня завыванием ветра и повышенной влажностью, я с наслаждением свалилась в песок, как же я устала. Как по волшебству (а впрочем, так оно и было) пустыня начала покрываться травой, зацветали цветы, а на высоких деревьях появлялись почки. Рядом со мной, в земле образовалась дыра, из которой на свет божий вышел мужчина, высокий и худой до безумия, но с каждым шагом по земле он превращался во вполне приличного такого типа. Правда одежды на нем было маловато... одна набедренная повязка и все. Что-то везет мне на извращенцев в последнее время. Вдвойне везет! Из неоткуда, рядом с мужчиной появились ворота, из которых вышла женщина в полупрозрачной шелковой юбке и пятью нитками бус, явно не прикрывающими верхнюю часть тела. Женщина подхватила мужчину за руку и скрылась. А я поняла, что свой шанс пообщаться с местными богами я упустила.
  - Теперь ты пол года с ней поговорить не сможешь, Думузи из подземного царства вернулся, - Безымень появился рядом со мной, что-то давно его видно не было.
  - Это Инанна была? - поинтересовалась я, направляясь в сторону ближайшего города, там должен быть храм Мардука, может там мне получится достать еще информации.
  -Угу, - Безымень шел следом за мной, разглядывая окрестности и меся пыль древних дорог.
  В коем-то веке его не тянуло на разговоры, и я могла спокойно думать о своем. Похоже, меня занесло в параллельную вселенную, здесь древний Шумер все еще живет по своим законам. Древняя магия витала в воздухе, заставляя дышать глубже, кружа голову какой то непонятной силой и заставляя глупо улыбаться. Весна. Странно, что она на меня так влияет... я давно не человек. Как интересно получается, наверно это влияние того, что не так давно я вновь была живой, а может быть и нет.
  Впереди раскинулся великий Вавилон. Каменный город, сверкающий под солнечными лучами, сверкающими на золотых украшениях, коими в изобилии были усеяны здешние дома. Самая высокая башня, которую в этом мире не разрушили, возвышалась над городом, немым благословением богов. Мы шли по заполненной народом дороге, они явно готовились к какому то празднику. Мы практически беспрепятственно вошли во второй храм Мардука, находившийся на верхнем этаже Вавилонской Башни.
  Золото, везде одно золото, как же это неэстетично... Мы шли под сводами золотого храма, красиво конечно, но как то слишком его много. А тысяча ступеней - это слишком даже для меня, а Безымень шагает рядом как ни в чем ни бывало. Наконец я преодолела последнюю ступень и устало опустилась на пол.
  - Поднимайся, - Безымень подхватил меня за локоть и поволок к центру зала, сил сопротивляться просто не было. - Вон там смотри.
  - А? - Я вяло повернулась к золотому трону, видимые только нам, над ним кружились сотни листов папируса, светящиеся мягким голубым светом. - Что это?
  - Таблицы судеб... - Безымень отошел в сторону и выжидающе уставился на меня.
  - Как раз то, что мне нужно, - я забралась на трон и попыталась дотянуться до одной из страниц.
  - Кхм... - Я настолько увлеклась, что не заметила, что на троне появился его владелец. Безымень тихо подхихикивал в сторонке, когда я, красная как рак, сползала с колен Мардука. - Вы что-то хотели?
  - Здравствуйте... - Я встала рядом с Безымнем, и поклонилась Верховному Богу. - Простите. Мы путники, мы ... точнее я. Я ищу знание. Я хотела спросить вас, Вы помните кто вас создал?
  - Меня? Создал? - Мардук громко засмеялся. - Я первобог!
  - Это вы все так говорите! - прервала я очередную речь о превосходстве, чем в очередной раз разозлила бога.
  - Бежим! - От гнева рассерженного Бога мы убегали быстро и в окно, точнее Безымень выкинул меня из окна и прыгнул следом. Прямо над нами взорвался верхний этаж храма, едва не огрев меня каменным обломком. Безымень вовремя подхватил меня и плавно опустил на крышу соседнего здания. Вавилонская башня медленно оседала, поднимая кучу пыли. - Умеешь же ты разозлить любого бога одной лишь фразой, теперь свитки уничтожены, а Мардук тебе больше ничего не скажет... обиделся.
  - Да, не подумала,- я отряхнулась от пыли и спустилась по ступенькам вниз. - Я же не знала, что у него столько самомнения.
  - Ну-ну, - Безымень замаскировал свои крылья и стал спускаться следом за мной.
  Паники не было... почти. Так как я не выполняла свою работу, смертей не было, а вот парочка раненных было. Местный царь и служительница получили камушками по макушке. Мы, похоже, сорвали какое-то празднество, так что внизу нас встретила толпа недовольных граждан, с явно не хорошими намерениями. Я попыталась телепортироваться, но меня схватили и связали, я даже рукой взмахнуть не успела, Безымня тоже спеленали и нас поволокли куда-то. Будем надеяться, что не казнить. Как не странно, но Безымень совсем не беспокоился. Нас провели по главной площади, украшенной цветами и разноцветными лентами. На изукрашенном помосте стоял жрец в золотых одеждах и, махая своим посохом, кричал что то в толпу.
  - Ты что-нибудь понимаешь? - спросила я у Безымня, когда нас бросили под ноги жрецу.
  - Припоминаю один ритуал, но не думаю, что он тебе понравится, - сказал мой ярый попутчик.
  - Освободи нас!!!
  - Не могу... - сказал Безымень. - Я на перевоплощение последние силы потратил.
  - Безнадега!!! - Мне оставалось только молча наблюдать за странными приготовлениями жреца и коситься в сторону Безымня.
  Тем временем на главную площадь стянулись все жители Вавилона, разряженные и веселые. Жрец приказал поставить на с друг напротив друга, а сам встал перед нами и стал вещать в толпу всякую ересь, с каждым словом я начинала понимать, что из этой заварушки без потерь нам не выбраться, слишком уж это напоминало ритуал венчания. Надеюсь, я не права, так как на наделенных силой действовали все мирские законы, подкрепленные влиянием богов.
  - Жители Вавилона! Да восславим мы приход весны! Да отпразднуем мы воссоединение великой богини Инанны и ее мужа Думузи! - Жрец все вещал и вещал. - Эти люди будут символами нашего праздника! Пусть будет их воссоединение знаком благополучного года нашей жизни. Пусть они прославят Брак богов! Пред вами произойдет священный обряд Инанны! Восславим же мы приход благоденствия в наши земли! Да возрадуются боги воссоединению этих двух людей! Да осветят они этот союз! Да благословят они эту пару и наш край своей любовью.
  - Мне это не нравится!!! - Мой крик был поглощен ревом двухдесятков тысяч глоток, от того, что от ладоней жреца пошел свет, окутавший наши с Безымнем фигуры сиянием.
  - Я же говорил...
  
  Золотые врата Вавилона захлопнулись за нашими спинами. Руки нам развязали, но я никак не могла отойти от шока. Безымень стоял мрачнее тучи.
  - И что делать будем? - Наконец задала я мучавший меня вопрос, новоиспеченному муженьку.
  - Через час я жду тебя на основе, - Безымень протянул мне кольцо. - Это телепорт на Основу. - И, не выслушав моего ответа, он исчез в сумрачном тумане.
  
  Я телепортировалась в свой замок. Плащ упал на багровый ковер, маска легла на подлокотник кресла. Я села и слевитировала с полки книгу, древнюю как мир - Кодекс Обладающих Силой! Мой взгляд остановился на главе "Брак".
  "1. Каждый обладающий силой мог заключить брачный союз с таким же как и он, но только равным по силе.
  Примечание: иначе через день, магия более сильного сотрет того кто слабее.
  2. Вступившие в брак обязаны сказать друг другу свои истинные имена..."
  Я вздрогнула, у меня не было имени...
  "...иначе смотрите примечание к пункту 1."
  "3.Брак остается в силе даже в случае смерти одного из избравших этот путь."
  Книга выпала из моих рук, разбросав по полу тысячу листов. Если сегодня я не получу имя, я исчезну. Это гораздо хуже смерти, смерть дает шанс на перерождение. Я должна найти создателя.
  Так, сопоставим факты. Создатель очень сильная личность. Наделен силами хаоса. Не похож ни на одного из богов. Вообще ни на кого не похож. Имеет способность менять внешность... Стоп! Такой способности обладают единицы из бессмертных! У большинства есть не более двух-трех ипостасей! Полностью управлять своей внешностью может только одно существо - Безымень! Но у него нет имени... Так, начнем от противного, а то какая то не хорошая для меня картина вырисовывается. Безымнем его прозвали боги, сам он просто никогда не называл своего имени! А это не значит, что имени у него нет. Меня он мог просто морочить, любит он это дело. Я никогда не чувствовала его полной силы, хотя я могу видеть силу любого существа. Он всегда заблокирован! Так вот почему он не оставляет следов на магическом фоне! И это его проявление силы в телепорте! Никто не использует сумрак, он проявление десятой (самой низкой) ступени магии хаоса, для заблокированной почти полностью силы, это слишком многое. Для сравнения, когда он меня "оживил", из-за блокировки я вообще не могла пользоваться телепортацией, хотя сохранила врожденную способность менестреля. Вывод один - он и есть создатель. А если это так, то сегодня один из нас должен умереть... и я сомневаюсь, что это будет он...
  Я активировала кольцо телепортации...
  
  Куда я попала? Вокруг было темно, полная пустота, ничего вокруг, кроме пустоты и холода, холод замораживающий тебя вплоть до души. Я закуталась в плащ и попыталась сориентироваться, где то впереди была видна маленькая точка света, я двинулась к ней, не слыша своих шагов, не ощущая поверхности под ногами. Что здесь делает Безымень, я не знаю этого мира, а это очень странно. Маленькая точка постепенно увеличивалась, превращаясь в дверной проем. Я вошла. Вот я и оказалась на Основе. Тонкий хрусталь звонко поприветствовал меня, колокольным перезвоном возвестив о моем прибытии. Но никто не спешил встречать меня и я огляделась. Все было так же как и в прошлый мой визит сюда: тонкие грани миров и те же порталы в во все миры. Интересно, Безымень живет здесь? Бегут всегда туда, где находится дом, но кажется это место даже хуже моего пропитанного пылью замка. И тут холодно, даже мне...
  - Безымень, - тихо позвала я.
  Мой голос эхом раскололся по тонким граням хрусталя и растворился в тишине.
  - Даниэль! - я громче крикнула в звенящую пустоту.
  - Догадалась, - Безымень, нет - Создатель, появился передо мной и, материализовав два кресла, сел в одно из них, приглашающим жестом указывая мне на второе.
  - Серафимом был тот, кто создал Основу, Родмир создал мою сестру, а ты создал меня, значения ваших имен ясно говорят об этом. - спокойно проговорила я.
  - Ты права...
  - Чего ты хочешь? - спросила я. - Зачем ты затеял эту игру в кошки-мышки?
  - Понимаешь, - в глазах Создателя я видела только боль. - Я устал, я живу вот уже более сотни тысяч лет. Я убил своих братьев ради того, что бы созданное нами не кануло вновь в хаос. Я все это время играл не свою роль. Закон есть для всех, тот кто создает, не может разрушать, это один из принципов равновесия вселенной, иначе, тот кто создает, разрушает себя. Я не имею право распоряжаться чужими жизнями, поэтому я создал тебя, ту, что может стать Аватарой Смерти и в одиночку держать в своих руках нити судеб всех существ во всех мирах. Как только я назову твое имя, ты станешь сильнее меня. Сильнее последнего из Создателей, иначе ты не сможешь справиться со своей миссией в мирах.
  - Но это значит, что ты погибнешь, - я посмотрела на спокойное лицо мужа, как это непривычно звучит.
  - Ты сможешь отправить меня на круг перерождения или просто подождать, когда меня сотрут. Это твой выбор, это твое право. - В его руках появился серебряный фолиант, я с ужасом поняла, что это моя Книга Жизни, в ней будет начертано мое настоящее имя.
  Я почувствовала силу хаоса, окутавшую тело Создателя, и была поражена, настолько он был могуществен. Его магия обтекала меня, как бушующий поток обтекает одинокую скалу, не давая шевельнуться, что бы не исчезнуть в пучине. В Его руке появилось золотое перо, он вывел на обложке четыре буквы, ставшие моим истинным именем...
  Хель...
  Сила хаоса уже не обтекала, а впитывалась в меня, наделяя силой и преображая в Аватару Смерти. Волосы тяжелыми прядями хлестали по лицу, глаза разгорались зеленым огнем, а сумрак хаоса окутал меня черным бархатом длинного платья, вплетаясь в волосы серебряными лентами. В правой руке появился тяжелый фолиант, в коем были записаны все имена живущих в мирах Основы. В левой руке материализовалась серебряная секира, орудие смерти, наделенное своей силой За спиной с шелестом раскрылись два черных как ночь крыла.
  - Вот и все, - Создатель устало сел на все тоже кресло. - Если ты хочешь убить меня, отправив на перерождение, то просто выпусти свою силу, но помни, не направляй силу смерти через свое тело, иначе ты навсегда лишишься возможности прикасаться к кому либо той частью тела, через которую прошла сила смерти. Свою силу ты можешь пропускать только через оружие, на это тебе и дана эта секира. Поняла?
  - Да, - я чувствовала себя необычно, поэтому спрятала фолиант в подпространство, крылья кое-как замаскировала, а секиру оставила в руках.
  - Ты решила?
  - Я не хочу, что бы ты умирал, - на моих глазах появились слезы, не частые гости на моем лице. - Тем более навсегда...
  - Тогда убей... я понимаю это жестоко...
  - Ничего ты не понимаешь! - Я отвернулась от него, бросив секиру на пол. - Не могу я тебя убить.
  - Прости, - я почувствовала как он подошел ближе и, развернув, прижал к себе, давая выплакаться, как маленькую гладя по голове. Муж называется! В моей непутевой голове в это время созрел самый глупый в моей жизни план! Я резко подняла голову и поцеловала его, выпуская силу смерти. Его глаза расширились от удивления, а губы прошептали "дурочка", да я такая, только дура могла влюбиться в создателя, да еще такого бестолкового как ты. А он исчезал...
  Его силуэт разлетелся тысячью светящихся огоньков...
  Ты обещал вернуться...
  Помнишь?...
  
  Не относись к чему-либо предвзято ─
  Страдает объективность от того;
  Не изучив простого, то, что рядом,
  Ты не суди о том, что далеко.
  
  Так, не познав ещё своей отчизны,
  Мы превозносим дальние миры.
  Так в детстве к смерти злы и ненавистны,
  А к жизни ─ добродушны и милы.
  
  Переоценка этих двух явлений
  В отрочестве предъявит первый счёт,
  Когда жизнь будет ставить на колени,
  Хотя ей этот номер не пройдёт.
  
  Порою жизнь, как Яго строит козни
  И, как Отелло душит ни за что...
  В период зрелых лет, иль боле поздний
  Помянем мы о ней не хорошо.
  
  С годами зла уже на смерть не держим,
  А жизнь под старость больше всё клянём,
  Теряя убеждений юных стержень,
  И, находя прозренье поздним днём.
  
  Умом находим истины истоки,
  Что жизнь и смерть ─ родные две сестры:
  Бывают одинаково жестоки,
  Бывают одинаково добры!
  (Юрий Юркий)
  
  Воспоминания осыпались осколками, разбившись о реальность. Рядом со мной сидел Дан, Эль стоял в сторонке с мечом на перевес. В окружающем меня пространстве я узнала Колодец воспоминаний, а передо мной лежала моя вторая регалия - книга.
  - Что произошло? - спросила я.
  - Твои воспоминания были уничтожены, но мы с Элем нашли способ их вернуть, - сказал Дан.
  - А как же казнь?
  - Мы там немного побуянили и нас отпустили. Жрица была богиней обмана, так что мы не особо удивились, раскрыв ее сущность, - Эль подошел ко мне и присел рядышком. - Как ты понимаешь, её больше нет.
  - Понимаю, - я с трудом поднялась на ноги, не без помощи Дана, он кстати сменил обличие фейри на более привычное. - Я вспомнила все до момента принятия силы Аватары, но многие воспоминания как в тумане.
  - Мы отключили тебя от Колодца памяти, сейчас твой организм просто мог взорваться от такого количества информации, - Дан поднял мою книгу и подал мне. - Мы еще сюда вернемся.
  - Хорошо... - я посмотрела на Дана и Эля уже другими глазами. - Только теперь мне интересно другое.
  - Что именно? - спросил Эль, убирая свой меч, я не удивилась, что меч был точной копией пожирателя душ Дана.
  - Как так получилось, что сейчас передо мной стоят два третьих создателя?..
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"