Хэтли Дмитрий: другие произведения.

Клубок Змей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Приключения молодого боевого мага в славном городе Старгороде и окрестностях. Наличествуют: вышеупомянутый маг, колдунья с голосами (ну ладно, Голосом) в голове, коз-злорогие культисты, заброшенные подземелья, наглые бандиты, светлые паладины, мечи и магия, политика и любовь (?), чуть-чуть философии... ну и еще много чего.

    Пытался писать серьезно, но стеб порой прорывается. Знакомые с культурой фэнтези вообще и РПГ в частности найдут немало для себя знакомого. Полностью первая часть, главы 1-9. Последняя глава отдельным файлом выложена ниже, и пополняется по мере написания. При окончании главы она будет перенесена в этот файл. Честно предупреждаю - по мере написания новых глав старые куски порой перерабатываются.

    UPD: 28OCT12


Клубок Змей

В качестве детективной сюжетной линии использовались материалы модуля

Константина "Makkawity" Асмолова,

"Клубок Змей, или в Поисках Бьянки Гарпари."

Часть 1: Падение.

Глава 1: Вступление.

Сцена первая: Шани

  
   Подняв Грома на вершину холма, я окинул взглядом расстилающуюся вокруг равнину. Прямой как стрела тракт убегал на восток, через пару лиг скрываясь в густом еловом лесу. Примерно на полпути до чащобы раскинулось вытянутое озерцо с впадающей в него речушкой. На берегу реки, за высоким частоколом, виднелись соломенные крыши небольшой деревни. Я искренне надеялся, что в ней есть харчевня. После недели питания всухомятку очень хотелось отобедать чем-нибудь вкусно приготовленным и желательно жареным. Поведя коленями, я направил коня вперед.
   Лежавшая за раскрытыми настежь и никем не охраняемыми воротами деревня казалась пустой. Не заброшенной, нет - по ближайшему двору ходили гуси; увидев меня, залилась звонким лаем какая-то шавка - но вот людей видно не было. Не играли на улицах дети, не сидели на завалинках старики, не хлопотали во дворах женщины. Это было странно. Странности же, как я успел понять, ничего хорошего не предвещали.
   Деревенские жители обнаружились на клочке утоптанной земли, заменяющей здесь главную площадь. Толпа напряженно молчала, слушая молодого человека в белоснежной рясе, вещающего с большой телеги:
   - Зло пытается овладеть нашим миром! Зло заставляет нас идти наперекор заветам Сияющего Света. Зло заставляет нас потакать самым низменным нашим страстям и порокам. Что сталось с нашей моралью? Люди лгут, корыстничают, воруют, убивают, прелюбодействуют, и гордятся этим. Посмотрите вокруг! Разве можно так? Мы должны измениться! Мы должны стать лучше! Я знаю, это не просто. Но я верю, что мы это можем. Мы должны помогать друг другу стать лучше и чище. Если ваш сосед оступился на дороге к Свету - подставьте ему свое плечо и верьте, что когда помощь понадобится вам, он будет рядом. Только вместе мы можем одолеть силы Тьмы...
   С седла было видно, что за телегой кто-то стоял. Привстав на стременах, я рассмотрел пару начищенных шлемов. Солдаты... Проповедник тем временем продолжал:
   - Они близко, среди нас. Они рядятся в наши одежды, и стараются казаться хорошими. Они даже помогают нам! Но их истинную натуру не спрячешь. Зло и Тьма избрали их своими орудиями. Наша задача - искоренить Зло!
   За телегой началось странное шевеление. Чуть прищурившись, я с интересом ждал развития событий. О Великом Походе за Восстановление Морали и Света я слышал. Да, именно так, все с большой буквы. Поход этот был объявлен главным иерархом Старгородской епархии, на границе которой я сейчас и находился. Священники провозглашали неплохие, в общем-то, вещи, и вдобавок усердно истребляли расползшихся по всевозможным медвежьим углам адептов окончательно разгромленного недавно Ордена Черной Луны. Подобную инициативу любой нормальный человек мог только поддерживать, ведь от звучащих как детские страшилки, но от этого не менее истинных рассказов о деяниях орденских некромантов и демонологов даже меня пробирал озноб.
   Священник отступил в сторону, и солдаты вытолкнули на его место то, что скрывал высокий борт телеги. Человеческая девушка, невысокая, с забранными в толстую косу длинными темно-русыми волосами, одетая в простое серое платье с темной вышивкой. При виде ее толпа очень нехорошо заколыхалась.
   - Вот оно, Зло, - совершенно спокойно произнес священник, - Зло тем более страшное, что Злом не воспринимается. Эта ведьма...
   - Не ведьма она! - раздался женский выкрик. Стоящая на телеге девушка слегка улыбнулась.
   - Лихоманку у Светлены вылечила, - произнес широкоплечий мужчина в кожаном фартуке, - если бы не она, померла бы девчонка.
   - Дождь в засуху вызвала!
   - Лешего от полей отвадила!
   - Коровы в два раза больше молока давать стали...
   - Она - чернокнижница, - не повышая голоса, но странным образом перекрывая гул толпы, сказал священник, - это доказано. Она использовала запретную магию, магию Тьмы и Смерти. Это истина. Она может творить добро, но это добро обернется Злом. Не бывает по-другому. Увы, не бывает.
   - Разойдитесь по домам, - голос у девушки оказался высоким и звонким, - прошу вас. Я благодарна за поддержку, но помочь вы мне не можете. Уходите.
   - Святой отец, - снова заговорил мужчина в фартуке, судя по виду, деревенский кузнец, - отпустите девушку и идите с миром. Я ничего не слышал про чернокнижников и Тьму, но я знаю, что от Шани ни один из нас не видел ничего, кроме добра.
   - Не могу, - лицо священника окаменело, - она преступила законы божеские и человеческие, и должна быть наказана.
   - Мы не позволим, - ответил кузнец.
   - Всеслав, хватит! - в голосе девушки зазвучали нервные нотки, - Я пойду с ними.
   - Не пойдешь, - зло рявкнул кузнец, - а то мы не знаем, что с тобой станется, если отпустим. Не докажешь им, что вины за тобой нет. Толпа за спиной Всеслава угрожающе заворчала и чуть качнулась вперед. Оба солдата уже стояли за спиной проповедника. Один - пожилой, со спускающейся на кольчугу седой окладистой бородой. Другой - болезненно молодой, едва ли видевший свою восемнадцатую зиму. Оба - с короткими мечами у поясов и арбалетами в руках. И, в отличие от невозмутимого священника, на лицах обоих был ясно виден страх.
   - Всеслав? - проповедник спокойно смотрел в лицо кузнеца, - Что ты собираешься сделать? Подумай сам...
   - Человеком остаться, - хмыкнул тот, - а ну прочь с дороги! Ухватившись за борт телеги, он запрыгнул было на нее... и тут у молодого стражника не выдержали нервы. Истерически взвизгнув, он вскинул арбалет и спустил тетиву. Выпущенный в упор болт пробил грудь Всеслава и, практически не потеряв скорости, до оперения вошел в бок стоящей за ним девочки. Упали они одновременно. Томительно-долгую секунду царила мертвая тишина, которую разбил пронзительный, исступленный женский крик. Он словно послужил сигналом - людская волна качнулась вперед и захлестнула телегу. Девушку, попытавшуюся было встать между рвущейся вперед толпой и проповедником, отшвырнули в сторону. Молодой стражник попытался убежать, пожилой успел спустить тетиву арбалета и схватиться за меч, священник с совершенно отстраненным лицом опустился на колени, заведя руки за спину - итог был один. Спустя минуту все было кончено.
   Одновременно с выстрелом молодого стражника я рванул повод коня, прорываясь к телеге. Увы, уже тогда ясно было, что я ничего не могу сделать. Я слишком долго слушал и, когда события сорвались с мертвой точки, был слишком далеко, что бы что-то изменить. При взгляде на растерзанные толпой останки священника и стражников комок подкатывал к горлу. Расталкивая ошеломленных крестьян широкой грудью коня, я подъехал к причине всего этого. Девушка сломанной куклой валялась на земле, и лицо ее заливала кровь. Спрыгнув с Грома, я осторожно перевернул ее на спину и, сдернув перчатку, дотронулся до жилки на горле. Под пальцами ощущалось редкое биение. Отбросив намокшую от крови прядь с виска, я осмотрел рану. Череп, кажется, не поврежден. С другой стороны, что я в этом понимаю? Подняв раненую на руки, я плавно встал. Стоящие вокруг меня крестьяне опасливо молчали. И что дальше?
   - Лекарь здесь есть? - что же я хриплю-то так?
   - Нет, - отозвался кто-то.
   - Хоть кто-нибудь, кто разбирается в ранах?
   - Я... немного, - выступившая из толпы пожилая женщина со страхом смотрела мне в лицо, - пойдемте, милсдарь.
   Идти оказалось недалеко, до ближайшего дома. Девушка на моих руках казалась невесомой. Пройдя узкие сени, мы оказались в просторной и светлой горнице. Повинуясь движению хозяйки, я уложил девушку на стоящий у стены стол и отступил в сторону, соскальзывая взглядом за грань и рассматривая ауру девушки.
   Ого! Судя по тому, насколько ее аура насыщена энергией, магический потенциал у нее выше, чем у меня. Цвета в основном яркие, насыщенные. Аура умирающих всегда блекнет и размывается, так что жить колдунья будет. Что, в принципе, хорошо. Прикрыв глаза, я отпустил Взор и посмотрел на девушку обычным взглядом. Шани, так? На удивление высокая, всего лишь на несколько дюймов ниже меня... Легкое платье обрисовывало весьма приятную фигуру - высокая грудь, тонкая талия, стройные ножки. Лицо, если и не красивое, то очень милое и какое-то по-детски открытое. Небольшой нос с горбинкой, красиво очерченные, чуть припухлые губы, высокие скулы, чуть вьющиеся густые темно-русые, почти черные волосы увязаны в толстую, спадающую до талии косу. Глаза закрыты.
   Пока я рассматривал Шани, хозяйка, принесшая ящик с какими-то тряпицами и закупоренными пузырьками, обрабатывала рану девушки. Когда озверевшие крестьяне сбросили Шани с телеги, она ударилась головой о камень. Дюймом дальше, и проломила бы висок, а так просто рассекла край брови и скулу. Шрамик останется, наверное. Тем временем закончившая возиться с раной хозяйка откупорила резко пахнувший пузырек и поднесла его под нос девушке. Глубоко вдохнув, та закашлялась и открыла глаза.
   - Ксана, что... - пробормотала она, пытаясь приподняться.
   - Тссс, - шепнула хозяйка, опасливо оглядываясь на меня, - лежи, милая, все будет хорошо.
   При виде меня в глазах девушки, проследившей за взглядом Ксаны, колыхнулся страх. Я же медленно тонул в этих бездонных омутах. Отец не раз говорил, что у каждой девушки есть своя черта, делающая ее прекрасной, надо только эту самую черту найти. У Шани такой чертой, несомненно, были глаза - окруженные длинными ресницами малахитовые озера, казалось, живущие своей собственной жизнью. В глубине яркой зелени, пронизанной черными прожилками, плясали янтарные искры. Даже у встреченных мною эльфиек глаза были менее красивы и выразительны.
   - ... - кажется, мне что-то говорят. Засмотревшись на девушку, я совсем потерял контакт с реальностью.
   - Прошу прощения, что? - как обычно, чувствую себя идиотом.
   - Кто вы? - голос девушки чуть дрожал.
   - Кир, - улыбнулся я, - А вы Шани? - обожаю такие вот эльфийские ответы. Сказать полную правду, не сказав при этом ничего существенного - это талант.
   - Да, я Шани, - растерянно кивнула девушка. Похоже, она не знала, что говорить дальше. Я, впрочем, тоже. Повисшую в воздухе тишину нарушила хозяйка:
   - Шани, солнышко, как ты себя чувствуешь?
   - Голова болит... Ксана, что же теперь будет?! - Шани с ужасом смотрела в лицо женщины.
   - Добрые иерархи Сияющего Света заинтересуются, куда же подевался один из их проповедников со стражей, - вместо Ксаны ответил я, - отследят его перемещёния, это в принципе несложно, и придут в эту деревню. Поняв, что отсюда он не уходил, соберут жителей и допросят. Не исключено, что с помощью магии. После чего, - тут я прикрыл глаза, пытаясь припомнить, что в подобных случаях обещает Кодекс Света, - если мне не изменяет память, за пособничество силам Тьмы казнят каждого десятого, остальных сошлют на каторгу, а саму деревню сожгут, и засыплю землю солью. Вас же, донна, - тут я кивнул внимательно смотрящей на меня колдунье, - будут судить. После чего, несомненно, сожгут. Если не за некромантию, то за использование ментальной магии.
   - Какой магии? - девушка явно не понимала.
   - Ну как же? Той самой, которую вы использовали для того, что бы спровоцировать толпу на атаку и страшное убийство невинных чад матери нашей Церкви, - Кореллон, что же я ерничаю так? Ничего даже отдаленно смешного тут нет, одно только неудачное стечение обстоятельств и множество поломанных жизней.
   - Что?! - Шани сорвалась на крик, - Я не...
   - Я знаю, - спокойно поднял руку я, - я все видел. Не было никакой ментальной магии, разумеется. Только вот, уверяю вас, все будет именно так, как я только что сказал. Ведь кто поверит в то, что обычные крестьяне сами по себе решились поднять руку на священника? Гораздо проще списать это на злобную колдунью, подчинившую деревенских своей власти. Всем известно, как сильно служители Света "любят" магов. А тут такая возможность показать простому народу, что даже те из нас, кто не следует запрещёнными путями, несут зло. За такое наверняка ухватятся.
   - Вы можете рассказать, как все было... - Шани с надеждой смотрела на меня. Жаль рушить это чувство, милая, но не все так просто...
   - Если меня не сожгут на соседнем костре как соучастника, - я вздохнул, - более того, даже если мне поверят, что было бы совершенно невероятно, это не изменит того простого факта, что вы были арестованы как чернокнижница, а жители этой деревни действительно убили священника и его стражников, чтобы вас защитить. По всем законам, что светским, что церковным, кара за такое - смерть.
   - То есть все кончено? - с горьким смешком девушка оперлась спиной о стену и прикрыла глаза. Заткнув большие пальцы рук за пояс, я задумчиво прошелся по горнице. Появившаяся в голове идея понемногу оформлялась в совершенно сумасшедший план, который, тем не менее, вполне мог сработать. Осталось решить - оно мне вообще надо? Крутанувшись на каблуках, я ещё раз взглянул на Шани. По ее бледному лицу медленно катились слезы. Сердце болезненно сжалось. Не должны такие девушки плакать, неправильно это. Невольно вспомнились слова отца о том, что все беды нашего клана - из-за красивых женщин. Ещё деду надо было нашим девизом сделать "Рискну жизнью за благодарный взгляд прекрасных глаз". И, похоже, Семья получила достойного продолжателя традиций в моем лице. Подойдя к плачущей девушке, я положил руку ей на плечо. Когда она распахнула свои заполненные слезами глаза и недоуменно на меня посмотрела, чуть улыбнулся и произнес:
   - Не все потеряно, - и, дождавшись, чтобы отчаяние на ее лице сменилось если не надеждой, то хотя бы интересом, продолжил, - ситуация такова... Если иерархи Света проведут расследование, правда выплывет наружу. Простые крестьяне магический допрос не обманут, это всем понятно. Значит, надо сделать так, чтобы расследования не было.
   - И как это сделать? - недоверчиво поинтересовалась Шани.
   - Надо устроить так, чтобы у церковников не было нужды задавать вопросы, - улыбнулся я.
   - Отправиться к ним и сдаться, приняв на себя вину за убийства? - ого, а ведь у нее хватит духу и в самом деле так поступить. Спина гордо выпрямлена, взгляд твердый. Кстати, вариант на самом деле совершенно глупый. Нет, конечно, с таким признанием ее с радостным повизгиванием отправят на ближайший костер, тут и к гадалке не ходи. Только вот вопросов после подобного у священников будет гораздо больше, чем изначально, и эти вопросы они будут задавать именно здесь, в деревне.
   - Разумеется, нет, - я пожал плечами, - но ты начинаешь мыслить в правильном направлении. Полностью обелить деревенских уже не получится. Но можно попытаться серьезное преступление прикрыть чуть менее серьезным. Предположим, что схваченную ведьму освободили ее соратники. Жители же деревни, из-за слабости трусливой человеческой натуры, не попытались им противодействовать. Но едва темные маги умчались в сторону заката, деревенские хорошо подумали и поняли, что об их бездействии так или иначе станет известно. И решили повиниться и постараться всемерно помочь священникам поймать слуг зла. За такое деревню, конечно, накажут, и накажут сильно, но без казней и каторги обойдется.
   - И магического расследования не будет, так как облыжно принимать на себя такую вину никто не станет, - задумчиво кивнула девушка.
   - Ну да, - криво усмехнулся я, - в такое вот развитие событий, кстати, и поверить гораздо проще, чем в истину. Ведь кому в голову может придти, что в наше время ещё остались люди, готовые ради ближнего своего идти против власти? Если бы сам не видел, не поверил бы...
   - Всеслав, - дернулась девушка, - он... что с ним?
   До боли знакомая ситуация, человек инстинктивно не думает о том, что причинит боль. Вот и Шани, очнувшись, даже не вспомнила о кузнеце. А сейчас я ей, получается, напомнил. Ну а что с ним? Мертв, разумеется, после арбалетного болта в упор не выживают. Поймав растерянно-просящий взгляд девушки, я отрицательно покачал головой.
   От ее лица отхлынула кровь. Несколько долгих мгновений Шани просто смотрела в пустоту, а потом в ее глазах начали скапливаться слезы. И, наконец, уткнув лицо в ладони, она разрыдалась. Внимательно слушавшая наш разговор хозяйка крепко обняла девушку, позволяя ей выплакаться, и выразительно кивнула мне на дверь.
   Выйдя на крыльцо, я обвел взглядом площадь. Тела убитых девочки и кузнеца уже куда-то унесли, раненых при штурме телеги тоже видно не было. Народ, впрочем, никуда не разошелся. Видно было, что люди смущены и испуганы - потупленные взгляды, неуверенные движения. Вокруг растерзанных священника и стражников возник круг пустоты, и в ту сторону люди старались не смотреть. При виде меня толпа сдавленно загудела. Было страшно. Стоит мне ошибиться, и... избавиться от неудобного свидетеля очень просто, тут уж трупом больше, трупом меньше, кто считать будет?
   - Кто тут главный? - при необходимости я могу говорить очень громко и властно. Двинувшаяся толпа вытолкнула вперед дородного бородача в вышитом черном зипуне.
   - Я Мохей, тутошний солтыс, милсдарь, - по-крестьянски окая, произнес он. Глаза солтыс старался отводить, но во взгляде его через страх и растерянность нет-нет, да и мелькал вызов.
   - За убийство священника вам всем положена смерть или каторга, - резко бросил я, - если вы хотите выжить, то будете делать так, как я вам скажу. Слушавший меня народ молчал, и тишина эта была очень неприятной.
   - Что скажете-то, милсдарь? - солтыс оценивающе смотрел на меня. Глубоко вздохнув, я на пару мгновений прикрыл глаза, сосредотачиваясь, и начал говорить:
   - Солтыс Мохей, ты и ещё двое выборных из деревни отправитесь в ближайшую церковную миссию. Там вы попросите аудиенции настоятеля. Говорить будете только с ним. На все расспросы прочих отвечайте, что дело имеет касание к темной магии, и кроме настоятеля его никто не решит. Когда будете говорить с ним, расскажите о том, как пришедший священник вычислил ведьму. Говорите как есть вплоть до собрания на площади, не лгите даже в мелочах. Чем больше мелких деталей, тем достовернее рассказ. Теперь запоминайте - сразу после того, как святой отец обличил ведьму, к телеге подъехали несколько всадников в черных плащах с капюшонами. Заметивший их священник попытался прочитать молитву, но, - тут я задумался, - любовник ведьмы, деревенский кузнец, кинул ему в спину нож. Один из стражников успел выстрелить в него из арбалета и убил на месте. Люди в черном зарубили стражников, после чего один из них поднял ведьму на седло, и они уехали по тракту на запад. Все это время вы стояли на месте, боясь пошевелиться. На коленях умоляйте настоятеля простить вашу нерешительность и наложить епитимью за трусость, и просите прислать священника для благословления деревенской земли.
   - Но, милсдарь... - попытался вставить что-то солтыс.
   - Тихо! - рявкнул я, - Вы виновны либо в непротивлении Тьме, за что вам максимум поднимут церковную десятину, или в прямом этой Тьме пособничестве, за что вас всех повесят. Выбор за вами.
   - Неужели нет другого выхода? - чуть помолчав, тихо спросил Мохей.
   - По крайней мере, я его не вижу.
   - А что будет с Шани?
   - Она уедет со мной и никогда сюда не вернется. Слушайте дальше. Священника и стражников похороните на деревенском кладбище со всем обрядами. Девочку тоже. Тело кузнеца сожгите.
   - Как сжечь? - выкрикнул кто-то из зароптавшей толпы, - Нельзя так...
   - Нельзя иначе, - я резко поднял вверх руку, - с этого момента Всеслав для вас - предатель и пособник Тьмы. Запомните это.
   - Надо так, - крикнул обернувшийся к людям солтыс, - знаю, что погано, но о детишках своих подумайте. Всеславу уже все равно, а мы будем о нем правду знать. Что-либо ещё, милсдарь? - крестьянин внимательно смотрел на меня.
   - Да, - кивнул я, - когда тут появятся священники, а они тут обязательно появятся, постарайтесь, чтобы в деревне было как можно меньше народу, а те, кто остался, знали, что говорить. Спрашивать вас будут, но если все пройдет как надо, не слишком сильно. Бойтесь их, смущайтесь, это все в порядке вещей. Вы согрешили, но готовы исправиться. Детей куда-нибудь отправьте.
   - На дальний выпас пойдут, - согласился солтыс. За моей спиной открылась дверь. Спустя мгновение Шани встала рядом. Лицо заплаканное, но взгляд твердый.
   - Милорд Кир, - тихо обратилась она ко мне, - мне надо будет уехать отсюда?
   Ага, девушка пришла в себя и вспомнила о правильном обращении к нобилям. К сожалению... всегда предпочитал более свободное общение. Впрочем, радует уже то, что она, по крайней мере, обратилась так, как положено, а не с этим по-крестьянски раболепным "милсдарем". Значит, кто-то когда-то рассказал ей о правилах этикета. Что, опять же, хорошо.
   - Да, разумеется, - тоже вполголоса ответил я.
   - Могу я с вами поговорить? Наедине? - вместо ответа я кивнул на дверь у нас за спиной и, пропуская Шани, обернулся к солтысу:
   - Мохей, действуй.
   - Хорошо, милсдарь, - кивнул тот и, обернувшись к толпе, крикнул:
   - Все слышали, что милсдарь сказал? Расходитесь по домам. Вечером все обсудим и решим.
   В горнице за время моего отсутствия не изменилось ничего. Ксана прибирала разложенные для лечения Шани лекарства, колдунья же, нервно покусывая губу, стояла у окна.
   - Милорд, - начала она.
   - Aredhel en Hrive, - перебил я девушку и, в ответ на непонимающий взгляд, пояснил на общем, - Правильно говорить не милорд, а князь... в примерном переводе.
   - Прошу прощения, князь, - смутившаяся Шани чуть покраснела.
   - Впрочем, ко мне можно и нужно обращаться просто по имени, - улыбнулся я.
   - Хорошо... Кир, - согласно кивнула она, - я никогда не покидала окрестностей деревни, и плохо знаю большой мир. Не могли бы вы подсказать мне, куда лучше уехать и как туда добраться?
   Как интересно... вообще-то я предполагал, что девушка поедет со мной, а вариант, при котором она решит путешествовать одна, даже не рассматривал, как совершенно нелепый.
   - В принципе, уехать отсюда можно только по тракту, либо на запад, либо на восток, - начал рассуждать я. - На востоке ближайший крупный город Старгород, на западе Золотомостье. До обоих ехать дней пять. Я бы советовал ехать в Старгород.
   - Охота на ведьм пришла именно из Старгорода, - Шани глянула на меня, - появляться там для меня верная смерть.
   - Нет, - покачал головой я, - не так. Во-первых, погоня за ковеном злобных темных магов, освободивших ведьму, поедет на запад. Потому что туда ее направят добрые крестьяне, и потому что это логично. Если ты поедешь по западной дороге тебя, скорее всего, догонят. Во-вторых, искать тебя в Старгороде никому не придет в голову по той же самой причине - это нелогично. В-третьих, в Старгороде магов, конечно, не любят, но жить позволяют, если эти маги не используют Тьму. Ты же не демонолог и не некромант? - попытался пошутить я.
   - Князь, я на самом деле чернокнижница, - тихо произнесла девушка.
   Горрам, куда я попал?! Жители деревни голыми руками рвут на куски вооруженных солдат, милая девушка оказывается чернокнижницей... В комнате резко похолодало от поднявшихся вокруг меня щитов. Гнев, удивление и ярость сменились кристальной ясностью боевого транса. При виде моего окаменевшего лица Шани отшатнулась назад, вскидывая руки:
   - Нет, стойте! Я не вызываю демонов, и никого не убиваю, - она быстро говорила, понемногу пятясь, - Источник моей силы не бездна, а древние духи. Сущности природы, слуги давно уснувших старых богов.
   - Использовать старую силу, и быть чернокнижницей - это разные вещи, - я перестал наступать на девушку, - и не стоит бросаться такими словами, даже в шутку и с объяснениями наготове. Потому что реакция любого нормального мага на подобное проста, быстра и смертельна.
   На мгновение прикрыв глаза, я оттолкнул сферу транса и отпустил щиты. Чем я вообще думаю? Я же смотрел ее ауру, и там не было следов ни смерти, ни бездны. С другой стороны, вбитые годами тренировок рефлексы не оставляют времени на анализ ситуации.
   - Д-да, - Шани испуганно смотрела на меня, - Только вот священники Света эту разницу не понимают, так что дорога в Старгород для меня закрыта.
   - Нет, - усмехнулся я, - только в Старгород тебе и можно. Потому что туда еду я. В этих землях у меня, конечно, не так много прав, но, пока я не нарушаю законы, мои люди неприкосновенны.
   Страх в глазах окинувшей меня странным взглядом девушки сменился плохо скрываемым презрением:
   - Князь, - таким голосом можно заморозить, - я не буду "вашим человеком". Не считаю для себя возможным оказывать вам услуги, которые вы, несомненно, привыкли ожидать от "ваших людей" моего пола, путешествующих с вами наедине.
   Все. Как говорится, приехали. Пользуясь терминологией мастера Торва - "абсолютно гранитный факт", девушки меня не любят. Слышала бы подобные предположения об ожидаемых мною "услугах" та же Илланэ... Хорошо, по крайней мере, что Шани не осознает всей иронии этой ситуации. Ксану жалко, у прислушивающейся к нашему разговору хозяйки лицо стало таким, что кажется, будто ее вот прямо сейчас хватит удар. Но какая гордость! Лучше умереть, чем честью пожертвовать. Как бы вежливо девушку разубедить?
   - Уважаемая, - медленно начал я, - не надо считать меня хуже, чем я есть. Я, по-моему, такого повода вам не давал. Я не ожидаю от вас никаких, - тут я постарался сыграть голосом, - "услуг". Точнее...
   - Да? - девушка, чуть расслабившаяся было, опять злобно сверкнула глазами.
   - В Старгороде у меня есть дела, для решения которых мне может понадобиться помощь ещё одного мага. Такового я собирался нанять в городе. Если вы согласитесь меня сопровождать, и магически помочь в решении моих проблем, я обещаю предоставить вам свою защиту от священников на территории Старгородской епархии и, - тут я ехидно прищурился, - полную и абсолютную неприкосновенность с моей стороны. И должен сказать, что последний пункт всеми моими людьми вне зависимости от пола принимается как само собой разумеющийся.
   - Как маг я могу немногое, - стараясь не смотреть мне в глаза, призналась Шани.
   - Больше меня, - я пожал плечами. - Это следует понимать как согласие с моим предложением?
   - Да, - кивнула она, - на названных вами условиях.
   - В таком случае, - я отступил в сторону, позволяя девушке пройти к двери, - прошу учесть, что мои люди обращаются ко мне только по имени и только на "ты".
   - Хорошо. Когда мы выезжаем?
   - Немедленно.
   - Что? - девушка изумленно развернулась ко мне, - Мне же надо собраться!
   - Девушка, спасенная темными магами с эшафота, заехала к себе домой и аккуратно упаковала все свои платья? - я насмешливо изломил бровь.
   - Шани, князь прав, - ага, Ксана решилась вмешаться. Видно было, каких трудов ей стоило сдерживаться во время нашей беседы, - твой дом должен остаться как есть. Возьмешь вещи Эльзы. Это моя дочь, князь, - пояснила она в ответ на мой вопросительный взгляд, - они с мужем живут в соседнем селе, но иногда ко мне приезжают. Я все быстро соберу.
   - Хорошо, я подожду на улице, - кивнул я, - но пусть это будет действительно быстро?
   - Разумеется, милорд, - согласилась Ксана.
   На площади было пусто. За время нашей беседы народ разошелся по домам. О разыгравшейся тут трагедии напоминали только лужи крови, уже припорашиваемые пылью. Гром нагло обкусывал какой-то растущий около дома куст. Подойдя к своему коню, ехидно покосившемуся на меня лиловым глазом, я уткнулся лбом в его шелковистую шею и принялся ждать.
   Действительно быстро в понимании женщин растянулось почти на час. К моему немалому удивлению, вышедшая из дома Шани несла вовсе не громадный баул, а маленький, едва ли больше моего, рюкзак.
   - Это все? - я изумленно поднял брови.
   - Да, - кивнула девушка, - мне вряд ли понадобится разная утварь.
   - Хорошо. Что-нибудь критически важное у тебя дома осталось?
   - Только книга заклинаний, и некоторые припасы. Все остальное я смогу собрать или сделать заново.
   - Это радует. Твой конь на выпасе?
   - Князь, - девушка с удивлением посмотрела на меня, - зачем деревенской знахарке лошадь? У меня ее нет, и никогда не было.
   - А купить у кого-либо из деревенских нельзя?
   - Верховых коней ни у кого из нас нет, - ответила мне вышедшая вслед за Шани Ксана. - А рабочие лошади вряд ли угонятся за вашим красавцем, князь.
   - Ладно, не страшно, - взяв у Шани рюкзак, я повесил его возле переметной сумы и, вспрыгнув в седло, помог девушке залезть себе за спину. - Где твой дом?
   - На околице деревни. Поезжайте прямо, - непонятное шебуршание у меня за спиной не прекращалось. Движением коленей послав коня вперед, я глянул через плечо и поинтересовался:
   - Что случилось?
   - Упасть боюсь, - поморщилась девушка. Я восхищенно оценил установленную ей между нами дистанцию. Так и в самом деле запросто можно было свалиться:
   - Я не кусаюсь, честно. Садись поближе и держись за меня. Шани смущенно улыбнулась и обхватила меня руками, правда, тут же отклонившись назад. Ну да, под тяжелым плащом у меня кольчуга, а за спиной крест-накрест висят ноэр и боккен. Обнимать меня неудобно, а если неудачно прижаться, то и просто больно.
   - Приехали, - спустя пару минут произнесла девушка и, не дожидаясь моей помощи, спрыгнула с коня. Домик колдуньи мне понравился - небольшой, ладный, покрытый светлым лаком, с резными ставнями. Даже на вид он казался очень ухоженным и уютным.
   Через несколько минут Шани выбежала из дверей, перекидывая через плечо небольшую сумку. Порадовало то, что она догадалась переодеться - ее серое платье сменили темная блузка и рабочая юбка-штаны. Подсадив ее в седло, я тронул уздечку и шагом направил Грома вперед. Почувствовав, как девушка крепко ухватилась за меня, коротким присвистом послал коня в галоп. Думаю, это будет интересное путешествие...
  

***

   - Ну что, доигралась, голубушка? - Голос в моей голове просто сочился ехидством, - А я предупреждала ведь, что со священниками шутки плохи!
   - Хватит злобствовать, - отозвалась я, - лучше скажи, что нам теперь делать?
   - Пользоваться ситуацией! - если бы у Голоса были плечи, она ими бы сейчас пожала, - Раз уж нас не хотят оставить в покое, то будем отбиваться. Тем более что по сравнению с тем, что было, все складывается просто замечательно. Отъедем подальше, и... мальчик не святоша, удара в спину не ждет. - Нет! - в этот крик я вложила все. При одной мысли о том, что останется от этого веселого юноши после моей атаки, мне становилось дурно. Неееет... такую цену я платить не готова.
   - Понравился мальчик? - хмыкнула Голос, - Должна сказать, дорогая, что у тебя губа не дура.
   - Не в этом дело, - отрезала я, - ты же сама видишь, что он - хороший. Добрый и искренний. И помочь он нам решил не потому что рассчитывает что-то с этого поиметь, а...
   - Не что-то, а кого-то, - расхохоталась Голос, - кого-то очень конкретного. Не надо обладать твоим талантом, что бы правильно интерпретировать его взгляды.
   - Нормальные у него взгляды, - уши у меня горели, - особенно по сравнению с другими мужчинами. - Да я в принципе не возражаю, скорее наоборот... - Голос по-прежнему посмеивалась, - хочешь мальчика не убить, а соблазнить и привязать - флаг тебе в руки и барабан на шею. Первое у тебя получится без особых усилий, а вот для второго... ты ему не пара, мы обе это знаем. Облажаешься в момент.
   - Как ты в меня веришь... - зло прошипела я.
   - Тю. Вопрос не веры, а знания. Образования у тебя нет. Правил приличия не знаешь. Манеры - как у крестьянки, каковой ты и являешься. Ну и зачем ему такое?
   - И что ты предлагаешь?
   - Все это знаю и могу я... - в Голосе зазвучали просительные нотки, - Дай мне контроль.
   - Нет! Буду делать что-то не так - поправишь. Это не обсуждается.
   <...>
  

Сцена вторая: Эльфы

  
   Под копыта моего коня равномерно стелился тракт. Светало - мы ехали весь день и ночь почти без остановок и, по моим прикидкам, покрыли чуть больше тридцати лиг. Я благодарно потрепал Грома по холке - учитывая, что для обычного человеческого коня десять лиг в день считались хорошим перегоном, сегодня он очень славно поработал.
   Ещё в середине дня я перевесил клинки на один из седельных крючьев, и сейчас Шани спала, привалившись к моей спине. Девушка перенервничала и устала, а потому и продремала почти всю дорогу. В те моменты, когда она просыпалась, мы не говорили - было особо не о чем. Самому спать не хотелось, ещё в Башне я привык бодрствовать сутками. Иначе там было нельзя.
   Со стороны леса послышался крик. Резко дернув повод, я остановил коня и прислушался. Ничего... показалось?
   - Что такое? - сонно пробормотала Шани, отлипая от моей спины и потягиваясь.
   - Кажется, кричали, - я махнул рукой в ту сторону, откуда раздался звук.
   - Да, и в самом деле, - девушка схватила меня за рукав, - кто-то плачет.
   - Плач? Не слышу.
   - Очень тихо просто...
   - Помогите! - это услышал и я. В тонком голосе звучало отчаяние.
   - Там двое, один плачет, другой только что крикнул, - сказала Шани, и с тревогой в голосе добавила, - По-моему, голоса детские.
   Похоже, слух девушки острее моего. Значит, двое детей в лесу, кричащие о помощи? Вряд ли это ловушка для неосторожных путников, кто ж будет устраивать их настолько ранним утром... да и, увы, не многие в наше жестокое время отзовутся на детский крик. Подвесив над плечом светляк, я направил коня в сторону звуков. Что же случилось? О разбойниках в этих краях я ничего не слышал, дикие звери летом не нападают...
   В холодном свете светляка окружающий нас лес казался обиталищем призраков. Криков о помощи больше не было, но уже и я слышал детский плач. Стремительно обогнув густой, раскидистый куст, я рывком поднял коня на дыбы. Прямо перед нами темнел глубокий овраг. Плач слышался именно оттуда.
   - Благородный господин! - детский выкрик раздался чуть в стороне. Двинув туда светляка, я увидел выбирающегося из оврага мальчишку лет десяти на вид. Невысокий, очень худой, одетый в рваные и замызганные рубашку и порты, которые, к тому же, были ему великоваты. Длинные, ниже плеч, золотистые волосы сбились колтунами. На лице виднелись глубокие царапины.
   - Что случилось? - спрыгнув с коня, я подошел к ребенку.
   - Благородный господин, - низко поклонился он, - моя сестра сорвалась. Я не могу ее вытащить. У нее что-то с ногой.
   Подойдя к краю оврага, я поглядел вниз. Крутые склоны, ярда три глубиной. На дне оврага лежала и плакала маленькая девочка в простом белом сарафане.
   - Сейчас все сделаем, - я одобряюще улыбнулся с надеждой смотрящему на меня мальчишке, - как тебя зовут?
   Распахнув переметную суму, я попытался найти убранный на самое ее дно моток веревки.
   - Я - Урнусул, благородный господин.
   - Urnu'sul? Красивое имя... Теплый Ветер, так?
   - Кир, - тихо шепнула Шани, дотронувшись до моей руки, - это же эльф!
   - Ну да, - я с удивлением покосился на девушку, - и что?
   - Я их никогда раньше не видела, - она по-прежнему шептала, опасливо косясь на мальчишку, - Кир, ты и в самом деле собираешься помогать нелюди?!
   По-моему, я побледнел. Резко дернув плечом, я сбросил руку девушки и, рывком развернувшись к ней, процедил:
   - Я собираюсь помочь ребенку.
   Резким движением вогнав привязанную к веревке кошку в ствол ближайшего дерева, я спрыгнул в овраг. При виде меня девочка перестала рыдать, и начала тихонько всхлипывать.
   - Хэй, - я дружелюбно ей улыбнулся, - я Кир, а ты?
   - Лашае, благородный господин, - голос ее дрожал.
   - Лашае, можно я посмотрю, что у тебя с ногой? - я опустился на колени и оглядел щиколотку девочки. Нога выглядела плохо, по суставу расползалась огромная опухоль, явно болезненная даже на вид. Неужели перелом? Ран нет, обломков кости не видно...
   - Нам нужно тебя отсюда вытащить, - я посмотрел на обрыв, - ты удержишься у меня на плечах?
   - Я постараюсь, благородный господин, - перемежая слова всхлипами, ответила она. Подсадив девочку на закорки, я подошел к спадающей в овраг веревке. Если бы он был выше, Лашае стоило бы привязать, а так... ухватившись за веревку, я в три движения взлетел наверх и осторожно уложил девочку на траву.
   - Шани, - короткий взгляд из-под бровей, - ты разбираешься в ранах?
   - Да, - призналась девушка. Я выразительно кивнул на Лашае.
   - Кир, это же эльфы! - Шани с совершенно непонятным удивлением смотрела на меня, и к девочке приближаться не торопилась.
   - И что?
   - Это нелюдь! - попыталась она ещё раз. Я очень ясно понял, что ещё чуть-чуть и, невзирая на все мое воспитание, я ее ударю. Рывком поднявшись на ноги, я выпрямился во весь мой немалый рост и шагнул к колдунье. Порыв ветра разметал полы плаща, трава под ногами начала покрываться изморозью. Так я не бесился уже очень давно. Своим отношением к существам иной расы девушка умудрилась зацепить одну из моих болевых точек. Закрыв глаза, я постарался заблокировать вырывающуюся из-под контроля магию и перестать вспоминать о сопровождающем мои детство и юность холодном презрении окружающих эльфов. Я никогда не понимал подобной ненависти к тем, кто не похож на тебя... не понимаю и сейчас.
   - Чем больше узнаю людей, - прошипел я, - тем яснее понимаю, что между вами и эльфами гораздо больше сходств, чем различий. Только и разницы, что у одних нелюди, а у других dhoine. Чем тебе, - выделил я голосом, - эльфы не угодили?!
   - Те, кто помогает нелюди, прокляты Сияющим Светом, и не найдут покоя в посмертии, - девушка с нескрываемым страхом смотрела на меня.
   Слов нет, одни эмоции, и те нецензурные. Это ее меньше суток назад собирались сжечь на костре за чернокнижие? Во владении которым она сама, пусть и с оговорками, призналась.
   - Тебе ли бояться проклятия Сияющего Света? - с нескрываемым сарказмом поинтересовался я.
   - Я никому не сделала ничего плохого! - гордо выпрямилась Шани.
   - А что плохого сделали эти малыши? - мой голос плавился льдом. Вспышка нерассуждающего гнева прошла, осталась лишь холодная, расчетливая злоба.
   Несколько мгновений помолчав, Шани резко мотнула головой и, закусив губу, опустилась на колени рядом с Лашае, аккуратно ощупывая распухшую щиколотку:
   - Эльфы детей крадут, - не оборачиваясь, буркнула она.
   - Зачем? - поинтересовался я. Колдунья явно задумалась, судя по всему, перебирая варианты и отбрасывая заведомо нелепые.
   - Не знаю, - она с удивлением посмотрела на меня, - никогда не задавалась таким вопросом. Но зачем-то же крадут, это всем известно!
   - Не мне, - пожал плечами я, - и вывод из этого прост: нельзя слепо верить. Ни книгам, ни людям, ни эльфам, никому. Все надо обдумывать самому. Прикрыв глаза, я позволил себе вспомнить...
   Я вновь переживал тот момент, когда мне самому сказали о том, что бы не верил слепо. Это было давно, года за три до Башни. Тогда я впервые увидел дворфский сигилль, и старый кузнец, мастер Торв, рассказывал мне, почему они пользуются коротким колющим клинком, а не тяжелым топором. А я удивлялся - ведь во всех прочитанных мной книгах говорилось о гноме с секирой. Спасибо тебе, мудрый мастер... ты научил меня думать.
   - Кир? - голос Шани вырвал меня из плена воспоминаний.
   - Да? - я посмотрел на девушку.
   - Нога вывихнута. Вправлять надо, - поморщилась колдунья, - поможешь?
   - Разумеется. Что надо делать?
   - Держать... её, - Шани брезгливо кивнула на девочку.
   Опустившись на колени, я улыбнулся Лашае, и крепко ее обнял. Девочка дрожала от страха.
   - Ей будет больно? - с тревогой спросил Урнусул, сжимая руку сестры.
   - Да, - холодно ответила Шани, резко дергая ступню и возвращая сустав на место. Лашае закричала.
   - Все, уже все, - проговорила девушка, поднимаясь на ноги, - что теперь?
   - Теперь, - повел плечами я, - мы отвезем детей домой. Кстати, Урнусул, а где вы живете?
   - Благородный господин, - начал было мальчик, но я его перебил:
   - Зови меня Кир.
   - Хорошо, благород... Кир, - поправился он, - мы живем на краю леса, примерно в пяти милях отсюда.
   - Понятно, - я встал, держа Лашае на руках, - дорогу показать сможешь?
   - Разумеется, милорд. То есть Кир...
   Коротким свистом подозвав Грома я, игнорируя недовольный взгляд Шани, усадил девочку в седло и, подставив руки, помог ее брату забраться туда же. Взяв коня под уздцы, я повел его в указанном Урнусулом направлении.
   Переставшая плакать Лашае заинтересованно смотрела на мой светляк, висящий сейчас над головой коня и освещающий нам дорогу.
   - Благородный господин, - робко произнесла она, - вы маг?
   - Ну... можно и так сказать, - согласился я. Объяснять маленькой девочке разницу между магом и адептом Башни, по моему мнению, было совершенно бесполезно.
   - А вы фейерверки покажете? - продолжила расспросы она.
   - Фейерверки? - от удивления я даже запнулся, - Какие фейерверки?
   - Красивые! - гордо заявила кроха, - Цветные. Дракончиков, цветочков и корабликов.
   - Лашае, - шикнул на нее брат, испуганно взглянув на меня, - не докучай милорду магу!
   - Да нет, она не докучает, - улыбнулся я, - Лашае, к сожалению, фейерверков я не покажу, так как не умею.
   - Каждый маг умеет делать фейерверки, - убежденно заявила она.
   - Ну... - и что на такое можно сказать? - Значит, не каждый.
   - Благородный господин, - вздохнула девочка, - вы какой-то неправильный маг.
   Со стороны идущей за нами Шани послышался сдавленный смешок. Прикрыв глаза, я, на ходу переплетая нити силы, создал несколько десятков крохотных разноцветных искр, заплясавших вокруг Лашае. Удивленно заморгавшая девочка рассмеялась и попыталась поймать стремительные огоньки. О раненой ноге она, похоже, совсем забыла. Собственно говоря, что я и пытался сделать.
   - Урнусул, - я внимательно посмотрел на мальчишку, - так что вы делаете в такой чащобе в середине ночи?
   - Мы собирали коренья, милорд, - он поморщился, - когда Лашае упала с обрыва. Я пытался ее вынести, но...
   - Какие коренья? - я с любопытством поднял брови.
   - Лиссетонд, милорд.
   - Lisse'thond? Сладкий корень? А зачем оно тебе, если не секрет?
   - Его можно зажарить, милорд, - пояснил тот.
   - Да, и получится жуткая гадость, - тут уже морщиться пришлось мне, - и я же просил называть меня Киром.
   Во времена моего далекого детства меня иногда кормили жареным лиссэ. Причем исключительно в наказание. По словам отца, эта... травка... вполне заменяла всю остальную еду. По его же словам, на заре времен эльфы только ей и питались. В таком случае мне искренне жалко тех древних эльфов.
   - Прошу прощения, милорд Кир... Я постараюсь. И лучше гадость, чем вообще ничего, - как-то очень по-взрослому сказал он.
   Я внимательнее посмотрел на него. Вообще-то сразу было видно, что мальчик худ, но среди эльфов и эльдар такое не редкость. Мне даже в голову не пришло, что в наше время эльф может голодать. Не бывает такого, просто не бывает. Совсем другими глазами я посмотрел и на оборванную одежду Урнусула, и на отсутствие обуви, и на его неухоженность. Что же тут происходит? Собственно...
   - Что случилось? - прямо спросил я, - Рассказывай.
   - Кир, - начал он, но запнулся, - Милорд, я не могу так... по-простому. Не положено так.
   - Я заметил. Называй, как тебе проще, - поморщился я.
   - Милорд, что вас интересует? - уточнил он, - Что именно рассказывать?
   - С каких пор эльфы в лесу начали голодать? - резко спросил я.
   - С тех пор, как мы уехали из города, - ответил он.
   - Начни с начала, - я внимательно смотрел на паренька, - кто твои родители?
   - Моего отца зовут Арамил, он портной. Мама - Лия, актриса. Мы жили в Старгороде, в эльфийском квартале.
   - Хорошо, и что случилось? - в эльфийский квартал Старгорода я и направлялся.
   - Стражники сказали, что мы там больше жить не можем.
   - Почему?
   - Я не знаю, - вздохнул тот, - это вам у папы надо спросить, милорд.
   - Хорошо, и что дальше?
   - Все наши соседи куда-то разъехались. У папы был лесной домик, в котором мы и стали жить. Все было хорошо, пока папа не заболел.
   - Мама говорит, что папа упрямый дурак, - вмешалась играющая с искорками девочка.
   - Лашае! - шикнул на сестру Урунсул.
   - Чем заболел? - от услышанного голова у меня шла кругом. Не бывает такого!
   - Мама сказала, что это лихорадка. Когда папа заболел, он не смог больше охотиться, и нам с Лашае пришлось начать собирать лиссетонд.
   - А где ваша мама?
   - Мама сидит с папой и плачет, - опять встряла Лашае.
   - Милорд, вот наш дом, - Урунсул махнул рукой вперед и чуть в сторону. На открывшейся моему взору полянке стоял крохотный охотничий домик, сложенный из необтесанных бревен. В таком можно провести ночь, но жить с семьей и детьми?
   Мальчик спрыгнул с коня и кинулся к дому. Аккуратно взяв Лашае на руки, я последовал за ним. Забежавший на крыльцо Урунсул забарабанил в дверь. Спустя несколько мгновений она открылась. На пороге дома стояла эльфийка в простом платье. Невысокая, изящная, с длинными, черными как смоль волосами. Красивая, но очень изможденная - погасший взгляд, залегшие под глазами темные круги, ясно выделившиеся скулы. При виде меня, несущего Лашае, она рванулась было к нам, но после пары шагов остановилась и склонилась в низком поклоне. Я ясно чувствовал исходящий от тонкой фигурки страх.
   - Госпожа Лия?
   - Да, милорд, - головы она не поднимала.
   - Ваша дочь сорвалась в овраг и повредила щиколотку...
   - Она... - женщина с нескрываемой тревогой смотрела на лежащую у меня на руках девочку, но не двигалась.
   - В порядке, - улыбнулся я, - правда, пару дней не сможет ходить.
   - Слава Кореллону, - облегченно вздохнула Лия, - милорд, моя благодарность не знает границ.
   - Не стоит благодарности, - я слегка улыбнулся, передавая девочку на руки матери, - Урунсул сказал, что у вашего мужа лихорадка?
   - Да, милорд, - кивнула она, бросив раздраженный взгляд на мальчика.
   - Шани, - я обернулся к девушке, - можно тебя попросить посмотреть, что с ним?
   Счастья на лица колдуньи я что-то не заметил. Однако в этот раз она решила не спорить а, нервно дернув плечом, пошла в домик. Попытавшаяся было заступить ей путь Лия отшатнулась в сторону после того, как девушка кинула на нее презрительный взгляд и холодно прошипела:
   - С дороги!
   Вслед за Шани я зашел в дом. Сразу за дверью оказалась комната, служащая одновременно гостиной, обеденной и спальней - у одной стены находился невысокий стол и несколько стульев, в углу темнел погасший сейчас очаг с дымоходом, напротив которого стояла кровать, на которой лежал эльф. Сразу было видно, что он болен - запавшие глаза, бледное лицо с нездоровым румянцем, часто ходящие под натянувшейся кожей ребра. В дыхании мужчины явственно слышались хрипы. Шани, не прикасаясь к больному, внимательно его рассматривала.
   Проскользнув мимо меня, Лия занесла Лашае в незамеченную мной комнатку, отгороженную от "залы" висящей циновкой. Спустя пару минут она вернулась к нам уже без девочки. Указав кивком головы на выход, я вежливо пропустил Лию вперед и притворил за спиной дверь, оставив Шани наедине с больным.
   - Милорд? - женщина вновь низко поклонилась.
   - Ваш сын вкратце рассказал мне, что случилось с вашей семьей, - я смотрел в лицо эльфийки, - но у меня есть вопросы.
   - Милорд, жизнь нескольких эльфов вряд ли достойна вашего внимания, - я отчетливо понял, что она мне ничего не скажет. Что ж, значит, придется... подцепив пальцами висящую на шее цепочку, я, аккуратно вытащил спрятанный до этого под одеждой родовой медальон и дотронулся до него волной магии. Изгибы древнего серебра окутались бледным жемчужным сиянием, подтверждая мои право и долг.
   - Но... это невозможно, - Лия неверяще смотрела на меня, - милорд, вы же... человек? Как?
   - По праву крови, - поморщился я, - повторяю, у меня есть вопросы.
   - Я расскажу все, что знаю, милорд, - женщина согнулась в низком поклоне, - спрашивайте.
   - Почему вам пришлось покинуть Старгород?
   - Таково было постановление мэра, поддержанное городским советом, - вздохнула эльфийка, - все это началось примерно два года назад, сразу после объявления похода за мораль. Отцы города очень быстро постановили, что эльфийский квартал является рассадником разврата и заказных убийств. Сначала на нас наложили дополнительные налоги, потом начали закрывать все, чем владели эльфы, ну и в итоге нам просто запретили селиться в городе. Исключение было сделано только для очень немногих.
   - А какое отношение эльфы имеют к разврату и заказным убийствам? - поинтересовался я.
   - Считается, что из нас получаются самые лучшие куртизанки и асассины, - вздохнула женщина, - в принципе, так оно и есть. То, что подобным занимались единицы, никого не волновало. Из-за них пострадали все. Это притом что, скажем, городские бордели, которыми владеют люди, никто и не попытался трогать.
   - Политика действий понятна, - я задумался, - а как на такое реагировали простые обыватели?
   - Радовались, - зло произнесла Лия, - мы, оказывается, очень многим мешали. Действия мэра поддержали и ремесленники, и купцы. Даже гильдия воров, которым в наш квартал ходу не было!
   - Что, прямо официальная гильдия? - удивился я.
   - Почти, - вздохнула женщина, - если и не по названию, то по факту своего существования и влиянию. Священники пытались с ней бороться, но тут у них слова сильно разошлись с делом. Ещё бы, ведь там были только люди!
   - Понятно, - кивнул я, - а что привело вас сюда?
   - Муж, - вздохнула женщина, - большинство эльфов уехали в другие города, но он решил остаться здесь. Мы надеялись, что все эти проблемы быстро разрешатся...
   - А что случилось со всем, чем вы владели в Старгороде? Я не верю, что эльфийский портной и актриса могли жить так... - я повел рукой.
   - В такой нищете? - горько усмехнулась Лия, - Конечно нет. Просто сразу после объявления о закрытии нашего квартала по нему прошла волна погромов. Нам пришлось бежать из города. Разумеется, подобного опыта у нас не было, и мы взяли с собой, пожалуй, самое тут ненужное - инструменты мужа, мой грим и костюмы. Более того, все наши сбережения остались в городском банке. Сначала мы боялись возвращаться, так что Арамил попросил своего старого друга, - тут женщина скривилась, будто съела что-то кислое, - человека, который время от времени нас навещал, получить эти деньги и передать их нам. Только вот здесь он больше не появлялся. Как мы узнали позднее, деньги из банка он забрал, после чего исчез из города.
   - Неужели вам некуда уйти и некого попросить о помощи?
   - У меня есть родственники в Сэррано. Правда, мы в ссоре. Я вышла замуж за Арамила против их желания.
   - Неужели даже в такой ситуации? - поднял было брови я, но Лия меня перебила.
   - Конечно же, они нас примут. Просто сначала муж не хотел к ним возвращаться... гордость не позволяла. А потом, когда мы поняли, что все вокруг рушится, он уже был болен и не перенес бы такой поездки. Да и как можно куда-то ехать с двумя маленькими детьми и без денег? Здесь, по крайней мере, нас прокормит лес.
   - Кир? - окликнула меня Шани, выходя из дома. На Лию она демонстративно не смотрела. - Это белая лихорадка.
   - Что это значит, и что мы можем сделать? - поинтересовался я.
   - Это значит, что без надлежащего ухода он будет мертв через месяц, - отозвалась девушка. Лия при этих словах болезненно побледнела, но самообладания не потеряла. Похоже, к подобным новостям она была готова.
   - Что касается того, что мы можем сделать, - продолжила Шани, - практически ничего на самом деле. Может быть, я смогла бы его выходить, если бы у меня были мои снадобья и пара недель свободного времени. Но даже в таком случае ничего обещать я бы не стала. Для полного излечения нужен настоящий доктор. Или очень дорогой и опасный магический ритуал.
   - Что за ритуал?
   - Я не знаю деталей, - пожала плечами девушка, - я просто слышала, что опытные колдуньи умеют проводить ритуал, который очищает тело от болезни. По словам бабушки, для этого ритуала нужны очень дорогие компоненты. Кроме того, неправильно проведенный ритуал может значительно повредить ауру больного или даже убить его.
   - Понятно, - я покачался на каблуках, - то есть этот вариант отпадает. Кто может обеспечить нормальное лечение Арамила?
   - Я же сказала, опытный лекарь, - поморщилась девушка, - в ближайших деревнях такого нет. В Старгороде такой найдется почти наверняка...
   - Но, во-первых, нам нельзя надолго возвращаться в Старгород, - вмешалась Лия, - приехать туда на несколько дней можно, но и только. Во-вторых, человек из города вряд ли будет помогать эльфу, ну и, в-третьих, у нас все равно нет денег на лечение.
   - Последнее не проблема, - пожал плечами я, - и, думаю, если городскому лекарю заплатить достаточно, то он с радостью переберется сюда на необходимое для излечения Арамила время.
   - Милорд, - Лия посмотрела мне в глаза, - я не могу принять такую помощь.
   - Кир, тебе некуда девать серебро? - одновременно с ней произнесла Шани.
   - Лия, если ты можешь подсказать другой способ помочь вам, я тебя внимательно слушаю, - слова Шани я решил проигнорировать.
   - Милорд, - вздохнула та, - пусть свершится, чему суждено.
   - Я не могу вас так оставить, - ответил я, - и ты это прекрасно знаешь. Хотя... - я уже сталкивался с эльфийским фатализмом и прекрасно понимал, что спорить в такой ситуации значило бы просто терять время. Впрочем, я прекрасно знал, как справляться с подобной, на мой взгляд, нелепостью, - давай так: я ничего не обещаю, но если мне представится возможность помочь вам, я сочту это даром судьбы и ей воспользуюсь.
   Лия медленно кивнула, соглашаясь. Собственно, я в этом и не сомневался особо.
   - Кроме того, предлагаю взаимовыгодный обмен, - тут я позволил себе чуть улыбнуться, - ты сказала, что вы взяли с собой твои костюмы и грим?
   - Да, милорд, - Лия вопросительно смотрела на меня.
   - Я с радостью их у тебя куплю, - тут я чуть прищурился, - мне кажется, они идеально подойдут моей спутнице. Вы одного роста и примерно одного сложения.
   - Кир, - зло прошипела Шани, - во-первых, ты не прав, во-вторых, зачем?!
   Цепко ухватив Шани за руку, я отвел ее на пару шагов и, тихо, так что бы не услышала замершая на месте эльфийка, прошептал:
   - Вообще-то тебя будут искать. Тебе надо сменить облик, и раз уж нам подвернулась такая изумительная возможность, то просто грех ее не использовать. Это же просто дар судьбы!
   - Ты же сказал, что искать меня в Старгороде никто не станет? - Шани пытливо посмотрела на меня.
   - Целенаправленно, скорее всего, не станут, - пожал плечами я, - А вот случайно наткнуться на кого-то, кто читал твое описание, ты можешь. Да и вообще, мало ли что может случиться?
   - Ее одежда на меня просто не налезет, - фыркнула девушка, - с чего ты вообще взял про одинаковые фигуры?
   - Ваша девушка права, милорд, но... - усмехнулась Лия. Горрам, опять я недооценил возможности эльфийского слуха!
   - Я не его девушка, - прошипела Шани.
   - Она не моя девушка, - согласился я, - а что но?..
   - Но эльфийская одежда собрана на внутренней шнуровке. Бедра и грудь можно выпустить, тогда все прекрасно подойдет.
   - Хорошо, - кивнул я, - сделаешь?
   - Разумеется, милорд, - улыбнулась эльфийка, - и не буду спрашивать, почему вашу... спутницу могут искать. Можете мне поверить, ее никто не узнает.
   - Хорошо. Шани, тебе Ксана хоть какие-то лекарства дала?
   - Да, Кир, и да, среди них есть те, которые могут немного помочь этому эльфу, и да, я их оставлю, - с явным раздражением сказала девушка и резко развернулась к Лие, - Пошли, время не ждет.
   Смотря вслед ушедшим девушкам я, скрестив ноги, сел на землю. Терпеливое ожидание моей спутницы становилось печальной традицией. Закрыв глаза, я, как учили, очистил свои мысли и провалился в восстанавливающий силы транс.
   Судя по моим ощущениям, в трансе я пробыл часа два. Солнце уже начало вставать, когда я вновь почувствовал присутствие девушек рядом с собой.
   - Кир? - окликнула меня Шани, - Ну как?
   Я лениво разлепил глаза и осмотрел девушку. После чего кивнул Лие:
   - Ты была права. Ее и в самом деле не узнать.
   Вместо серого крестьянского платья Шани была одета в эльфийскую походную одежду из темно-синего шелка: свободно спадающие широкие штаны с вышивкой в виде золотого дракона, и куртку-корсет с высоким воротником и множеством разрезов. Одежда ей шла. Извечная ее коса была короной уложена вокруг головы, лицо... косметика на нем точно была, но я ее не видел. А это значило, что наложена она очень умело. Впрочем, иного я от эльфийской актрисы и не ожидал. Контраст по сравнению с прежней Шани был разителен.
   Поднявшись на ноги, я извлек из укрепленного на поясе планшета тяжелый кошель и протянул его Лие.
   - Милорд, это слишком много! - возмутилась было она, но я ее оборвал:
   - Лия, позволь мне самому оценивать собственную безопасность.
   - Ну и на кого я похожа? - пытаясь одернуть курточку, вмешалась Шани.
   - Э... на очень красивую девушку? - я плохо понимал, какого ответа от меня ждут.
   - Хорошо хоть не на эльфийку, - раздраженно буркнула она.
   Внимательно слушавшая нас Лия поймала мой вопросительный взгляд и, чуть улыбнувшись, поинтересовалась:
   - Могу ли я ещё как-то помочь
   - Да, - кивнул я, - я не просто так еду в Старгород. Я ищу эльфа по имени Совелисс Лиадон. Ты о нем не слышала?
   - Я его знаю, - кивнула Лия, - он по-прежнему в городе. У этого мага нашлись могущественные покровители. Милорд... будьте осторожны. Я слышала о нем много плохого.
   - Я всегда осторожен, - улыбнулся я, - и благодарю за помощь. Удачи!
   - Вам тоже, милорд, - кивнула Лия.
   Закинув очередной вьючок на седло, я запрыгнул на коня и помог девушке устроиться сзади. Махнув Лие рукой, я направил Грома на восток.
   - Кир, а ты не хочешь мне рассказать, почему ты так любишь эльфов? - тихо спросила девушка, оглядываясь назад.
   - Шани, а почему бы тебе не рассказать мне, за что ты их так не любишь? - парировал я.
   - Потому что они нелюди! - фыркнула она, - И потому что меня так воспитывали. А вот как воспитывали тебя?
   Проигнорировав вопрос девушки, я пожал плечами:
   - Люди и эльфы стоят по разные стороны забора. Каждой расе кажется, что у других трава зеленее и небо голубее. Полуэльфы на этом самом заборе сидят. Им колюче, неудобно, и травы у них нет вообще. Для меня забора не существует, и я никому не завидую. Моя трава всегда зеленая.
   - Кто ты? - тихо поинтересовалась девушка.
   - Человек, - вздохнул я, - увы, всего лишь грязный dhoine. Поговорим об этом в другой раз.
   Коротко свистнув, я перевел Грома в галоп. Наша дорога вела в Старгород.
  

***

   - Ты дура! Ты полная, беспросветная, некультурная, суеверная дура! - Голос просто трясло от ярости. Ну, это если предположить, что бесплотный голос в моей голове в принципе может трясти.
   - Не ори...чего ты так?
   - О бегоррам! Ты хоть чуть-чуть представляешь, чего именно мне стоило пройти через завесу, когда ты бодрствуешь, и подтолкнуть тебя в правильном направлении?
   - Подтолкнуть? Ты вообще о чем? - я искренне не понимала, что случилось.
   - Дуууура... - устало и грустно вздохнула Голос, - Ты даже не понимаешь, что чуть не натворила?
   - Нет... - тихо пробормотала я, - Что именно?
   - Для начала, ты заявила эльфийскому лорду, что не будешь лечить эльфов, так как они нелюди...
   - Какому ещё эльфийскому лорду? - ошарашено поинтересовалась я, - Этот мальчик, Урну-что-то - лорд? Он не похож на лорда.
   - У меня нет слов, - помолчав, ответила Голос, - Ты и в самом деле полная и абсолютная дура. Скажи, тебя титул Кира на умные мысли не наводит? Тю. О чем я спрашиваю? Умных мыслей в твоей голове не может быть по определению!
   - Князь? И что тут не так?
   - Он не князь. Он - Aredhel en Hrive, о чем сам тебе и сказал при знакомстве. И смотря на его броню, меч и, самое главное, поведение, я не вижу повода сомневаться в этом заявлении.
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь. Какое заявление?
   - Разумеется. Тупая крестьянская девочка не говорит по эльфийски, кто бы сомневался. Дословно этот титул переводится как "эльфийский лорд, принадлежащий зиме". Что соответствует титулу герцога, если не принца, по правилам человеческой геральдики.
   - Он же человек! - фыркнула я, - Как он может быть эльфийским лордом?
   - Я не знаю, - тихо протянула Голос, - но я могу сказать, его обмундирование и поведение это подтверждают. Не говоря уже о том, что эльфийским лордом себя может назвать или сумасшедший, или...
   - Или кто?
   - Или эльфийский лорд, идиотка!
   <...>
  

Сцена третья: Город

  
   К Старгороду мы подъехали уже в сумерках. Раскинувшийся на обоих берегах быстрой реки город окружала невысокая, местами почти обрушившаяся зубчатая стена с защитными башнями, за которой виднелись черепичные крыши двух- и трехэтажных домов. В центре города были видны золоченый купол собора Сияющего Света и граненый шпиль ратуши. Широкий тракт вел к простым деревянным воротам, возле которых толпились стремящиеся попасть внутрь до темноты крестьяне.
   Не доезжая до ворот, я направил Грома на обочину. Спрыгнув с коня, потянулся, разминая затекшие мышцы. В сами собой закрывающиеся глаза как будто насыпали песка. Я не спал уже третьи сутки, и большую часть этого времени провел в седле. Предел моей выносливости был довольно близок.
   - Что случилось? - устало спросила оставшаяся на коне Шани.
   - Ничего... - я чуть улыбнулся девушке, - просто я не хочу привлекать к нам излишнее внимание.
   Убедившись, что от ворот нас не видно, я закрыл глаза и волной силы активировал связанное с моим доспехом плетение. Со стороны казалось, будто вся моя броня - кольчужная туника, тяжелые оплечья, наручи, гамбизон - загадочно замерцав, исчезли. На самом деле они, по словам наложившего эти чары отца, "сместились". Куда именно - я не знал, и даже не представлял, как вообще подступиться к подобной магии. Что, впрочем, не мешало мне ею успешно пользоваться.
   Стянув надетый под броню черный китель адепта Башни, я затолкал его в седельную суму. Без парадного мундира и доспеха я, привыкший к ним за эти годы, чувствовал себя голым.
   - И зачем? - поинтересовалась с любопытством смотрящая на меня девушка, - Ты все равно будешь выделяться...
   Я отрицательно качнул головой:
   - Молодых нобилей много. Молодых нобилей в полном эльдарском доспехе, увы, - тут я усмехнулся, - или, скорее, к счастью, отнюдь нет. Это не говоря уже о том, что ношение брони в Старгороде запрещёно. В принципе, на благородных это правило не распространяется, но... размахивание привилегиями в данном случае приведет только к тому, что мы выделимся сильнее, чем нужно.
   - Хорошо, - тепло улыбнулась мне Шани, - ты знаешь, что делаешь.
   Я задумчиво сощурился. Конечно, знатоком человеческого, а тем более женского поведения я отнюдь не являлся. Тем не менее, даже мой небогатый опыт совершенно уверенно утверждал, что действия девушки в обычные рамки не укладываются. Слишком быстро она стала мне доверять. Слишком быстро забыла про огромную разницу между князем и деревенской колдуньей. И вообще вела себя так, будто мы были знакомы с детства. Нельзя сказать, что мне это не нравилось. Скорее наоборот, именно такого поведения я и ждал от моих спутников. Только вот всем остальным для этого требовались месяцы, если не годы. Шани же... она слишком соответствовала тому, что я хотел видеть. И это настораживало.
   - Что-то не так, Кир? - девушка с тревогой смотрела на меня.
   - Все так, - усмехнулся я, запрыгивая в седло - поехали дальше...
   Вот и сейчас. Она слишком быстро почувствовала перемену в моем настроении. С одной стороны, я не старался прятать свои эмоции. С другой стороны, даже и так они вовсе не на поверхности лежали. Нет, с этими странностями надо будет разобраться. Я очень сильно не люблю, когда я что-то не понимаю, а в этой девушке я не понимаю многого.
   Направив коня к стоящим у ворот крестьянам, я привычно ждал, что они с поклонами расступятся, открывая проход. Все же человека во многом делает одежда. Будь я в полном обмундировании, несомненно, так бы и произошло. Без брони и кителя же я был, в общем, проигнорирован, и едва успел остановить коня, что бы никого не затоптать. Впрочем, долго ждать мне не пришлось:
   - Пропустите милорда, - крикнул стоящий в воротах стражник. Люди с недовольным ворчанием чуть посторонились, позволяя мне проехать.
   - Благодарю, - кивнул я стражнику, кидая ему серебряную монету.
   - Благородные господа впервые в городе? - осведомился тот.
   - Да, - согласно кивнул я.
   - Тогда вам надо будет зарегистрироваться. Прошу прощения, милорд, такие правила.
   - Правила - это хорошо, - согласился я, - правилам надо следовать. Где именно регистрироваться?
   - В кордегардии. Как ворота проедете, сразу направо, не промахнетесь.
   Пригнувшись к шее коня, я проехал через низенькие воротца. За ними открылась небольшая, огражденная высокими каменными стенами площадка, великолепно с этих самых стен простреливаемая - идеальная ловушка для пытающегося ворваться в город врага. Прямо напротив нас были открывающиеся в город ворота, возле которых стояли ещё двое стражников. Чуть правее виднелась небольшая дверь, явно ведущая в кордегардию. Рядом с ней стоял грубый деревянный стол, за которым сидел и скучал седой мужчина в полной броне. Тяжелая глефа была прислонена к стене у него за спиной.
   - Вечер добрый, благородный господин, - окликнул он меня.
   - Добрый, - отозвался я, - нам надо зарегистрироваться.
   - Хорошо, милорд, - встав, он слегка поклонился, - попрошу за мной.
   Сразу за дверью было небольшое помещёние с изрезанной ножом конторкой и парой шкафов у стен. Узкий коридор вел куда-то в темноту. Воздуховода в комнатке не было, и дым факелов ел глаза. Пахло какой-то затхлостью и несвежестью.
   Встав за конторку, сержант вытащил откуда-то снизу толстую книгу в захватанном кожаном переплете и чернильницу с драным гусиным пером. Перелистав пергаментные страницы, он нашел последнюю заполненную и, взяв перо наизготовку, посмотрел на нас с Шани:
   - Милорд, миледи, как вас зовут?
   - Кириэль Найло, - я чуть поморщился. Про имя для Шани мы не подумали. Оставалось надеяться, что девушка сообразит, что называть ее настоящее имя в данной ситуации может быть чревато серьезными проблемами.
   - Ашанис Чэрр, - спокойно сказала она, кладя руку мне на предплечье и легонько его пожимая. Это что, попытка меня успокоить?
   - Цель приезда в Старгород? - продолжал опрос сержант.
   - Дела частного характера, - дал я, пожалуй, самый расхожий и обтекаемый ответ.
   - Намереваетесь ли вы здесь торговать?
   Я отрицательно покачал головой.
   - Владеете ли магией?
   - Да, - я спокойно встретил быстрый взгляд сержанта.
   - Милорд, - осторожно начал он, - колдовать в городе...
   Я выжидательно поднял бровь и, скрестив руки на груди, коротким мысленным усилием заставил сверкнуть кольцо Башни.
   - ... не рекомендуется, - вздохнул он.
   - Учту, - холодно произнес я. Ясно было, что он очень хотел сказать о запрете на любую магию. Не будь я нобилем, он бы это сделал. Что ж, древний род, несомненно, имеет свои преимущества.
   - Некромантия, демонология, чары Тьмы и боевые заклинания запрещёны, - твердо сказал сержант, - их использование жестоко карается независимо от того, кто к ним прибег.
   - Разумеется, - не меняя холодного тона, кивнул я, - Что-либо ещё?
   - Нет, милорд, - покачал головой он, - Желаю вам удачи в ваших делах, и приятного пребывания в Старгороде.
   - Благодарю. Где тут можно остановиться?
   - Я бы посоветовал "Серебряный единорог" в Центральном квартале, - сержант чуть улыбнулся, - или, если вы предпочитаете что-то с более... свободными нравами то, несомненно, "Юная вдова" в Веселом квартале.
   Интересно, что понимается под свободными нравами в городе, который является центром борьбы за мораль? Впрочем, неважно. Слегка кивнув сержанту, я вежливо пропустил Шани перед собой, выходя обратно во дворик.
   - А что случилось с конем благородной госпожи? - в спину нам поинтересовался сержант. И, горрам, в голосе его звучало ехидство!
   Поморщившись, Шани аккуратно, но крепко взяла меня за руку и, прижавшись щекой к моему плечу, задумчиво протянула:
   - А зачем мне свой конь? На одном настолько приятнее...
   Мне стоило очень больших усилий сдержать смешок. Если у сержанта и были какие-то сомнения относительно нас, то сейчас они пропали. Что, разумеется, хорошо. Пусть ему лучше запомнятся двое "голубков", чем пара едва знакомых между собой нобилей, непонятно почему путешествующих вместе.
   Привычно уже поднявшись в седло и усадив Шани себе за спину, я направил Грома вперед. Сразу за воротами начинался город. Копыта моего коня звонко зацокали по мощеной грубым камнем мостовой. Главная улица, по которой мы ехали, была относительно широка - две телеги на ней разошлись бы, хотя и с трудом. Трехэтажные дома над головой почти сходились, оставляя лишь узкий просвет между крышами. В воздухе висел запах нечистот, исходящий из текущих по бокам улицы сточных канав. По слухам, магистрат собирался стоить в городе настоящую подземную канализацию, но до реализации этих планов было ещё далеко. Узкие фасады, узкие окна-бойницы, серые стены - все это ощутимо давило. Не хотел бы я тут жить...
   Причудливо извиваясь, дорога вела к центру города. Время от времени от нее ответвлялись ведущие вглубь кварталов грязные, узкие переулочки. В них я мог бы, раскинув руки, дотронуться до стоящих напротив домов. Повсюду было темно, холодно и неуютно. Солнце никогда не заглядывало на эти улицы. Однако хуже всего был запах. Запах мусора, отбросов, нечистот, он был повсюду. Он исходил из сточных канав, он тек от домов, шел из проулков. Увы, человек, в отличие от животных, с удовольствием гадит там, где живет.
   По мере приближения к центру города дорога расширялась и выпрямлялась, в итоге переходя в главную площадь, на которую выходили фасады собора, ратуши, и палаццо наиболее богатых жителей. Обычно жизнь города с наступлением темноты замирала, но сейчас на площади ещё были люди. Они толпились возле тумбы с расклеенными на ней плакатами и что-то бурно обсуждали.
   Подъехав поближе, я пригляделся. В Старгороде, оказывается, скоро должны были состояться выборы мэра. Один из плакатов, самый аляписто-яркий и крикливый, призывал голосовать за "Дэйнима, единственного из кандидатов, заботящегося о простых людях". Простой и строгий плакат господина Винченцо Гарпари рекламировал развитие мануфактурной промышленности и торговли, наряду с восстановлением этики и морали. Странно... судя по листовке, он не имел никакого отношения к церкви, собственно, и ведущей борьбу за эту самую мораль. Наверное, умный политик решил воспользоваться ситуацией и примазаться к популярному течению. Последним из представленных листовками кандидатов был некто Иван Дидерлиц, ратующий за превращение Старгорода в центр развлечений. Собственно, о личных качествах этих трех кандидатов жители и спорили.
   Выборы местного мэра меня совершенно не интересовали. Пожав плечами, я окликнул одного из спорщиков:
   - Уважаемый, не подскажете, как добраться до "Серебряного единорога"?
   - Тудема едьте, - окинув нас презрительным взглядом, он махнул рукой в сторону одной из уходящих с площади улочек.
   Пожав плечами, я послал коня в указанном направлении. Разница в поведении крестьян и горожан была разительна. В деревне мне бы подробно разъяснили дорогу, перемежая описание "милсдарями" и "благородными господинами", и кланяясь чуть ли не через слово. В городе... мы видим то, что видим. Нет, я отнюдь не скучаю по отсутствию подобострастия. Но такое вот подчеркнутое игнорирование и неприкрытое хамство раздражают.
   Почти пустая в это время улочка закончилась аккуратным беленым зданием с вывеской над дверью, на которой был изображен скачущий единорог. Он, вопреки ожидаемому, был не серебряным, а белым. Первую часть названия гостиницы оправдывали вылетающие из-под копыт волшебного животного серебряные монеты. Художник, рисовавший вывеску, был на редкость талантлив - сребреники, казалось, вот-вот зазвенят и рассыплются по мостовой.
   Копия вывески красовалась на алых ливреях двух стоящих у дверей мальчишек. Рисунок, судя по всему, служил владельцу заменой родового герба. Ну, любому хочется хоть в чем-то походить на дворянство, и при наличии денег кое-что можно вполне успешно изобразить. Усмехнувшись своим мыслям, я спрыгнул с коня, помог слезть Шани и, отцепив от седла ноэр, бросил повод одному из мальчишек.
   - Оставь, - шепнул я попытавшейся было взять тючки девушки, - все принесут в комнаты, - после чего, повысив голос, продолжил - Коня вычистить, кормить только вымоченным в молоке овсом. Мы остановимся тут на несколько дней.
   - Будет сделано, милорд, - отозвался паренек.
   Поймав его за плечо, я позволил уголкам губ дрогнуть в улыбке:
   - Его зовут Гром. Проследи, что бы у него было все самое лучшее, - и, уронив в нашитый на ливрее карман сребреник, добавил, - Выхаживать и проминать не надо.
   - Буду ухаживать как за своим, милорд! - мальчуган расплылся в улыбке.
   - Вот и отлично.
   - Не боишься так вот запросто коня кому-то отдавать? - с характерно крестьянской рачительностью в голосе поинтересовалась Шани, - У нас в деревне так никто бы не поступил. А вдруг уведут?
   - Не родился ещё тот, кто смог бы увести эльфийского коня и остаться при этом в живых, - рассмеялся я, - от прочих же случайностей страхует серебро, данное правильному человеку.
   - И ты уверен, что этот мальчик - правильный человек?
   - Разумеется. Солнце, тебе и в самом деле хочется услышать рассказ о том, как правильно подкупать прислугу?
   - Я не солнце, - дернулась Шани, - не называйте меня так, князь. И да, хочется.
   - Ну... - я чуть ошарашено пожал плечами. Признаться честно, не ожидал, что Шани так вызверится на всего лишь ласковое обращение, - смотри: в интересах этого мальчика заботиться о Громе, так как если я останусь доволен, он в кармане у него появятся ещё пара сребреников. Это подразумевается. Его работа заключается в том, что бы отводить на конюшню коней постояльцев. Значит, он постоянно общается с конюхами, которые об этих конях заботятся. В подобных ситуациях между людьми всегда возникают отношения по принципу "ты мне - я тебе". Следовательно, он договорится с конюхом. Скорее всего, поделится полученным от меня серебром. В результате же я получу именно то, чего добиваюсь - достойный уход за моим конем. Примерно так.
   - Не слишком ли много умных слов? - хмыкнула девушка, после чего уточнила, - И разве уход за конями и так не является работой конюхов, за которую им платят?
   - Конечно, платят, - саркастично усмехнулся я, - только вот есть уход, и есть Уход. Если у них не будет дополнительного стимула, то они, конечно, сделают все что нужно, только вот качество этого будет такое, что лучше бы не делали вообще ничего.
   - Кир, - Шани задумчиво смотрела на меня, - по-моему, у тебя очень низкое мнение о людях. Почему ты считаешь, что здешние рабочие будут делать все спустя рукава, если им дополнительно не заплатить? Ты не пробовал в людей верить так, как ты веришь в своих обожаемых эльфов?
   Я задумчиво покачался на каблуках. С этой точки зрения я свои действия не рассматривал. С одной стороны, Шани права. С другой... подобные дополнительные стимулы для обслуги являются настолько традиционными что, пожалуй, ожидаются всеми. Это стало частью культуры. Причем, как совершенно верно отметила девушка, исключительно людской культуры. Мне бы и в голову не пришло сунуть деньги эльфу или дворфу. Но как это объяснить?
   - Ты права, - я задумчиво повел рукой, - и одновременно нет. Дело не во мне и моей вере в людей, просто... так положено поступать. Прими на веру, хорошо?
   - Нет, - резко качнула головой девушка, - не хорошо. Но я устала... мы об этом всем поговорим в другой раз, ладно? - подавив зевок, она толкнула дверь гостиницы.
   Я задумчиво смотрел ей вслед. Очень, очень странно. Иногда в ней ясно проглядывает простая селянка. Это нормально и понятно. С другой стороны, то, как она себя порой ведет, в мое представление о поведении селянки никак не укладывается. Сцена у кордегардии, наш диалог вот сейчас... она совершенно не смущается и, что самое странное, ни капли меня не боится. На редкость приятное исключение из правил. Качнув головой, я последовал за девушкой.
   Первый этаж гостиницы, как и ожидалось, занимала таверна. Я сразу выделил двух полуседых, но ещё очень крепких мужиков в плотных кожанках, сидящих неподалеку от входа. Дела у гостиницы явно шли хорошо, если здесь в качестве вышибал использовались отставные воины. Само помещёние было ярко освещено висящими под потолком магическими шарами - ещё один признак благосостояния хозяина. Прекрасно подогнанные и отполированные темные доски пола гармонично сочетались с белым деревом стенных панелей. Небольшие столики и стоящие возле них стулья явно делались настоящим мастером. Без сомнения, обстановку подбирал человек, обладающий тонким вкусом. Одним словом, эта гостиница была и в самом деле хорошей и, несомненно, очень дорогой.
   Помимо внушающих уважение вышибал и, судя по одежде, хозяина заведения за барной стойкой, в зале было человек десять. Все они выглядели или преуспевающими купцами, или богатыми нобилями. Вспомнив ехидную шутку отца, я осмотрел залу в поисках "непременно сидящего в дальнем углу человека в черном плаще с надвинутым капюшоном". Не найдя такого, я со смешком шепнул замершей у входа Шани:
   - Какая-то нетипичная таверна.
   Насладившись недоуменным морганием девушки, я сбросил ноэр на локоть и, провожаемый внимательными взглядами вышибал, подошел к стоящему за высокой барной стойкой человеку. Его простая на вид одежда была, тем не менее, пошита из лучших тканей и как влитая сидела на крепком, широкоплечем теле. Глубоко посаженные серые глаза холодно смотрели из-под черных, как смоль, бровей. Спадающая до плеч волна светлых волос окаймляла мужественное, четко очерченное лицо.
   - Добрый вечер, милорд, - первым поздоровался он, - добро пожаловать в "Серебряного единорога". Что желаете?
   - Мы с моей спутницей хотели бы остановиться у вас на несколько дней, - вежливо ответил я, - и не отказались бы от ужина.
   Нет, конечно, я знал, что потягивающий пивко толстый трактирщик - это ещё один совершенно идиотский "всем известный факт" из разряда "дворф с топором". Но этот рослый мужчина, от которого так и веяло силой и властностью... перед ним хотелось встать навытяжку. Что он делает за барной стойкой? Тем временем мужчина окинул меня и Шани оценивающим взглядом, задержавшимся на моем мече, после чего произнес:
   - Разумеется, милорд. Человек, носящий эльфийский ноэр, несомненно, потребует всего самого лучшего?
   - По-моему, - я чуть прищурился, - что-либо требовать у вас было бы крайне неосторожно и очень чревато, мастер...
   - Мастер Эрик, - холод в его голосе сменился дружелюбием, - милорд?..
   - Кириэль и, - я кивнул на девушку, - Ашанис.
   - Милорд Кириэль, миледи Ашанис, могу предложить прекрасный номер на втором этаже. Я уверен, вам понравится.
   - Два номера, - поправила его Шани.
   - Разумеется, миледи, - мне показалось, или он улыбнулся? - Два номера. Кони с вашим багажом уже в конюшне?
   - Разумеется.
   - Я распоряжусь, что бы ваши вещи перенесли в номера. Предпочтете ужин у себя или в главном зале?
   - Шани? - я вопросительно посмотрел на девушку.
   - Лучше тут, Кир.
   - Замечательно, - кивнул Эрик, - просто выберите себе столик, и подавальщица примет ваш заказ.
   Удобно устроившись за небольшим угловым столиком, я глянул в сторону барной стойки. Место энигматичного Эрика занял ничем на вид не примечательный субъект. М-да. Я вообще неплохой боец, но есть мнение что, случись нам схлестнуться, мастер Эрик раскатает меня в лепешку и едва ли при этом вспотеет. Не знаю, с чего я сделал такие выводы, но сомнений в них почему-то не возникает. Интересные личности стали попадаться мне на пути. Как авторитетно утверждает отец, такое не к добру, и я склонен с ним согласиться.
   К вопросу об интересных личностях... Я задумчиво покосился на сидящую рядом Шани. Устало откинувшаяся на спинку стула девушка-загадка закрыла глаза и явно была не в состоянии что-то обсуждать. Оно и понятно, наш перегон вымотал даже привычного к дальним путешествиям меня, что же говорить о нежной девушке, в первый раз в жизни покинувшей свою деревню?
   Я невольно залюбовался ее тонким профилем. Наложенный умелыми руками эльфийский грим превратил просто симпатичную девушку в редкостную красавицу. Мягкая, какая-то домашняя прелесть ее по-детски открытого лица сменилась яркой, вызывающей красотой. Не понимаю, как несколько мазков совершенно незаметной краски могут так изменить лицо. Ведь вроде все осталось точно таким, как было. Но взгляд невольно замирает на высоких скулах, гордой горбинке носа, чувственных губах...
   Из созерцательного состояния меня вырвал голос подавальщицы:
   - Что желаете, милорд?
   - А что есть? - благодушно отозвался я.
   - Из готового? Жареная свинина, рагу из курицы, пшенная каша, лапша. А приготовить можем почти все, что попросите, только долго это будет.
   - Не надо долго, - я покачал головой, - свинина и лапша меня вполне устроят. Шани, ты что будешь?
   - То же самое, - кивнула девушка.
   Прикинув даты, я чуть поморщился. Прекрасно идущее со свининой божоле, к сожалению, хранящееся не больше четырех-пяти месяцев, сейчас уже слишком состарилось. А жаль, я люблю это легкое вино с приятным фруктовым букетом.
   - К мясу бутылку цинфиндаля, разумеется, охлажденного, - добавил я.
   - Сейчас все будет, - девушка убежала на кухню.
   - Устал? - тихо поинтересовалась Шани.
   - Угу, - кивнул я, - долгая дорога и много событий, такое вымотает любого.
   - Что будем делать дальше?
   - Завтра с утра купим тебе коня, - ехидно улыбнулся я, - я понимаю, что на одном приятнее, но так мы привлекаем внимание.
   Девушка чуть сощурилась, неприязненно на меня посмотрев, но развивать тему не стала, уточнив:
   - А после?
   - А после мы будем пытаться найти малоуважаемого господина Совелисса, - вздохнул я, - и я очень плохо представляю, как мы будем это делать. Честно говоря, изначально все представлялось простым. Приехать в Старгород, задать пару вопросов в эльфийском квартале, плотно пообщаться с Совелиссом, уехать из Старгорода. А тут, во-первых, непонятно у кого спрашивать о том, где он живет, а во-вторых, что это за могущественные покровители у него появились?
   - Покровители? - непонимающе переспросила Шани.
   - Да, нам же Лия сказала, что в Старгороде остались очень немногие эльфы. Только те, у кого есть могущественные покровители из числа людей.
   - А, ну да... - вздохнула девушка, - голова как ватная, ничего не соображаю. А что именно тебе надо от этого эльфа?
   - Ваша еда, благородные господа, - девушка с тарелками очень вовремя появилась возле нашего стола, давая мне время обдумать ответ. На самом деле, чего мне надо от Совелисса? Узнать, что именно произошло на том пустыре год назад. А дальше - по обстоятельствам. Если он просто оказался в ненужное время в ненужном месте, то придется его отпустить. Если он, как я подозреваю, непосредственно приложил руку к тем событиям... что ж, у Шани будет возможность убедиться, что неестественно хорошо я отношусь отнюдь не ко всем эльфам. Учитывая, что как маг Совелисс меня превосходит... это будет, как минимум, интересно.
   - Поговорить, Шани... - вздохнул я, - для начала мне надо с ним просто поговорить.
   Проницательно посмотрев на меня, девушка грустно улыбнулась, но ничего не сказала. За столом воцарилась тишина, изредка прерываемая звуком скользящих по тарелкам приборов. Если честно, я ожидал, что Шани будет как минимум неловка с тонкой двузубой вилкой; как-никак, в деревнях такими не пользуются. Однако движения девушки были вполне уверенными. Что ж, если она и дальше будет настолько естественна в роли ноблески, то наш маскарад и в самом деле может удаться.
   С едой мы покончили довольно быстро. Разговор так и не возобновился. Отодвинув пустую уже тарелку, я расслабленно потянулся и с легкой улыбкой поинтересовался:
   - Ну что, теперь крепкий и здоровый сон?
   - Да, - Шани широко зевнула, прикрыв рот ладошкой, - во сколько завтра встаем?
   - Часам к восьми проснуться сможешь?
   - Кир, - хмыкнула девушка, - я привыкла вставать с рассветом. Смогу.
   - Выспаться за это время успеешь? - уточнил я.
   - Ну, надеюсь...
   Забрав ключи в номера у стоящего за стойкой человека, мы по широкой деревянной лестнице поднялись на второй этаж. Как я и ожидал, наши двери были соседними.
   - Не забудь запереть комнату и набросить засов, - посоветовал я.
   - Угу, - сонно кивнула девушка, пытаясь открыть дверь.
   Аккуратно вынув у нее из руки ключ, которым она никак не могла попасть в замочную скважину, я быстро открыл замок и приоткрыл дверь, позволяя ей пройти.
   - Спасибо, - улыбнулась она, - спокойной ночи, Кир. До завтра.
   - Приятных снов.
   Дождавшись, когда за дверью щелкнет замок и стукнет засов, я отворил собственный номер. Кинув ноэр в изголовье широкой кровати, быстро разделся и нырнул под теплые покрывала, проваливаясь в сон ещё до того, как моя голова коснулась подушки.
  

***

   <...>
   - Ну вот, а ты боялась, - довольно промурлыкала Голос, - все получилось просто идеально.
   - Да... наверное...
   - Только зачем ты влезла со своей моралью о взятках и прочем? Пойми, милая, жизнь в городе - она не сказка. Князь знает, что делает. Он вообще умный мальчик.
   - Может быть. Просто... меня жутко злит его отношение к людям и эльфам. Он ведь тоже человек! Так почему он так себя ведет? Эльфам - все, людям - презрение и холодность. Ты же видишь!
   - Не обобщай. К тебе он совсем неплохо относится. И ты это, хе-хе, прекрасно знаешь. Причем, заметь, за этот день его отношение к нам заметно улучшилось. Не сочти что хвастаюсь, но я умница.
   - Умница? Ты просто его читаешь, и поступаешь так, как ему хочется! Это подло!
   - Это умно, и это работает. У него ведь были мысли оставить тебя где-либо в "безопасном месте". А сейчас уже нет... а ещё через несколько дней он тебя на руках носить будет готов, обещаю.
   - Меня? - зло фыркнула я. Хотелось плакать... - Причем тут я? Контролируешь все ты.
   - Не все, поверь мне. Я только подсказываю правильные действия, окончательное решение остается за тобой. И не моя вина, что эти подсказки работают лучше твоих инстинктов. И вообще, ты жалеешь, что дала мне частичный контроль?
   - Да, жалею! Я не хочу делить свое тело с кем-то ещё!
   - А вот об этом надо было думать раньше, милая... гораздо раньше...
   <...>
  

Глава 2: Суббота. Экспозиция

  
   Я проснулся, когда городской колокол бил шесть утра. Рывком сбросив одеяло, соскользнул на пол и начал разминку. Застоявшиеся мышцы требовали движения, и малый комплекс, обычно требующий минут пятьдесят, я выполнил за полчаса. Прокрутив последнее ката, я расслабленно замер посреди комнаты, открываясь Источнику и позволяя потоку энергии доверху заполнить плетение моей ауры. Ничто в мире не сравнится с ощущением ленно текущей через мага Силы. Этот непрерывный поток словно разрушает и воссоздает то, что составляет самую основу личности, очищая ее от всего наносного и ненужного. Лишь когда стало казаться, что мощная волна Силы вот-вот оторвет меня от пола и куда-то унесет, а от переполнения энергий закружилась голова, я заставил себя закрыться.
   Разрыв связи с Источником, как всегда, был неприятен. Казалось, будто греющее меня солнце внезапно скрылось за тучами. Чуть поморщившись, я зашел в ванную. Честно говоря, не ожидал увидеть в этой гостинице такое достижение цивилизации, как подающаяся по трубам вода. Почаще бы так ошибаться. С удовольствием постояв под ледяными струями, я быстро привел себя в порядок и оделся. Закинув ноэр за плечи, ослабил перевязь, позволяя клинку соскользнуть под плащ - не хотелось привлекать лишнее внимание моим оружием.
   Выйдя из номера, я подошел к комнате Шани, когда из-за двери раздался неожиданный звук - как будто что-то стеклянное с размаху разбили о стену. Подождав несколько мгновений и не услышав продолжения, я громко постучал. Ответом мне была тишина. Что там вообще происходит? Постучал ещё раз, другой... ответа по-прежнему не было, только вот за дверью послышался всхлип. Не знаю, почему я подумал, что до девушки добрались инквизиторы. Наверное, сыграла свою роль боязнь разоблачения. Представив себе Шани в руках священников, я почувствовал, как в животе стянулся холодный комок, а душу затопила дикая смесь ледяной ярости и страха. Окутавшийся белым сиянием меч сам прыгнул в руку, воздух вокруг ощутимо похолодел от поднявшихся вокруг меня щитов.
   Внезапно щелкнувший замок набатом ударил по нервам. Не дожидаясь, что бы дверь открыли, я резко ее распахнул и плавным, кошачьим шагом скользнул в комнату. Странно, опасности я не чувствовал. Быстро осмотревшись, понял, что в очередной раз выставил себя полным идиотом. Кроме Шани тут никого не было. Разбилась же валяющаяся сейчас у стены баночка для румян.
   - Кир, что случилось? - дрожащим голосом спросила девушка. Ну и что на такое можно сказать?
   - Получается, ничего, - сказал я, ошеломленно ее разглядывая. Горрам, что с ней такое? На лице - какие-то размытые слои краски, расплывшаяся помада, потекшая тушь, и слезы в глазах. Накинутый эльфийский костюм не зашнурован, и просто распадается на части... я деликатно отвел глаза от мелькнувшей под съезжающим куском ткани груди. Наверное, мои чувства очень ясно отразились на лице. Она внезапно спрятала лицо в ладонях и резко мотнула головой в сторону двери:
   - Уйди... - очередной жалобный всхлип ей подавить не удалось. Убрав меч в ножны, я позволил щитам втянуться под кожу. В комнате сразу потеплело. Бережно взяв девушку за запястья, я отвел ее руки от лица и внимательно посмотрел в глаза:
   - Что с тобой произошло? - в голове мелькали мысли о разбойниках, бандитах и насильниках.
   - Отпустите меня! - Шани с совершенно неженской силой попыталась вырваться.
   - Кто тебя обидел? - почти прорычал я, отпуская девушку.
   В ее глазах мелькнуло непонимание, почти мгновенно сменившееся злобой:
   - Вы, князь! - она с размаха залепила мне пощечину, после чего упала на пол и, уже не стараясь прятать слез, разрыдалась. Я был настолько ошарашен, что даже не попытался уклониться или заблокировать удар. Щека горела, и было очень обидно. Что я не так сделал?
   - Убирайтесь отсюда, князь, - всхлипнула Шани, - идите к своим длинноухим. Уродливые люди вам их все равно не заменят, как бы вы не старались превратить нас в них. Я не умею выглядеть как они. Не умею краситься, даже не могу нормально надеть эту одежду...
   Так вот в чем дело... При виде тихо плачущей на полу девушки в груди защемило. Мягко опустившись на колени, я тихо проговорил:
   - Я не хочу, что бы ты старалась на кого-то походить. Будь собой, пожалуйста.
   Девушка с надеждой подняла на меня заплаканные глаза. В ответ на мой кивок уголки губ ее чуть дрогнули в робкой, едва заметной улыбке.
   - Я ужасно себя веду, да? - тихо спросила она.
   Отрицательно покачав головой я, поднимаясь на ноги, ласково скользнул рукой по ее растрепанным волосам:
   - Больше не пугай меня так, ладно?
   - Хорошо, Кир, - вздохнула она, - дай мне десять минут...
   - Разумеется, - я притворил за собой дверь комнаты.
   Спустившись в главную залу, я заказал лепешки и чай. Еду принесли быстро. Устроившись за тем же угловым столиком, который мы занимали вчера, я начал завтракать, время от времени поглядывая на лестницу.
   К моему немалому удивлению, для приведения себя в порядок Шани и в самом деле понадобилось не более десяти минут. Вчера она выглядела ярче, агрессивнее. Сейчас же она была красива спокойной, какой-то уютной красотой. Вместо сложной прически волосы были расчесаны и собраны в тугую косу. Эльфийский походный костюм сменила узкая и длинная, в пол, юбка из зеленого шелка, превосходно гармонировавшая с огромными глазами, и простая белая блузка. На лице - минимум косметики, только губы слегка тронуты серебристой помадой.
   Девушка робко улыбнулась мне, устраиваясь рядом. Я приглашающе кивнул на блюдо с лепешками, и налил ей чашку горячего чая из небольшого глиняного кувшинчика. Утреннее происшествие, словно по обоюдному уговору, мы не обсуждали.
   - Куда теперь, Кир? - поинтересовалась Шани, когда мы закончили с едой.
   - На рынок. Надо купить тебе коня.
   - Хорошо, - кивнула она, - пойдем или поедем?
   - По городу лучше пешком, на мой взгляд. Меньше хлопот.
   Выходя из гостиницы, я изумленно замер. Стоило переступить через порог, как ноздри резанул пропитывающий город запах гнили и отбросов. В здании он совсем не ощущался. Интересно... это, несомненно, магия. Чуть прищурившись, я заставил себя увидеть магические связки. Как и предполагалось, одна из них оплетала гостиницу.
   Открывшись Источнику, я стянул пучок нитей в свою ауру. Поглядывая на отражающее запах плетение, я начал создавать его уменьшенную копию. Более опытные маги умеют делать подобное одной лишь силой воли. Мне, к сожалению, приходится использовать жесты. Умом-то я понимаю, что на самом деле они лишние, но вот заставить себя принять это я пока что не могу. Ничего, все придет со временем.
   Накинув последнюю петлю отточенным движением запястья, я придирчиво осмотрел астральную конструкцию. По-моему, все должно сработать. Выбросив энергетическую линию, я подключил плетение к своей ауре. Сложный узел нитей стремительно развернулся в окутавшую мою голову сферу. Омерзительный запах человеческого города тут же сменился морозной свежестью зимнего утра. Вызвав из ауры копию только что созданного плетения, я напитал его энергией и набросил на терпеливо ждущую Шани. Глаза девушки изумленно расширились:
   - Как ты это сделал?
   - Смотри, - я вновь вывел перед глазами копию плетения.
   - На что смотреть? - с удивлением спросила колдунья.
   - На ауру, - пожал плечами я.
   - Какую ауру? - в голосе девушки звучало недоумение. Приехали... я знаю, что она колдунья. Да она сама в этом призналась. И она не видит ауры. Как можно связывать плетения, не видя аур? Ответ - да никак!
   Покосившись в сторону внимательно смотрящих на нас ливрейных мальчиков у двери, я ласково взял Шани под локоть и повел подальше от чересчур любопытных глаз. Попытавшаяся было отстраниться девушка неожиданно улыбнулась чему-то и спокойно зашагала рядом, легко опираясь на мою руку.
   - Ты не видишь ауры? - уже зная ответ, поинтересовался я.
   - Я даже не знаю, что это такое, - пожала плечами девушка.
   - Скажи, как ты колдуешь?
   - В смысле - как? - в голосе ее звучало удивление.
   - Что именно ты делаешь, что бы колдовать?
   - Я... не знаю, Кир, это сложно объяснить. Я желаю чего-то, и это случается. Наверное, так... просто надо очень сильно захотеть.
   - Скажем, ты пожелаешь полететь?.. Очень сильно пожелаешь? - о чем она говорит? Как можно просто захотеть колдовать?
   - Нет, - отрицательно покачала головой она, - не полечу. Я... я знаю, что именно могу. Ну как это передать словами? Это как дышать, как двигаться. Магия - это продолжение меня. Ты же знаешь, как может двигаться твоя рука, так? Ну а я знаю, как может двигаться моя магия. У тебя это как-то иначе?
   - У меня это настолько иначе, - вздохнул я, - что просто не передать словами. Вообще, надо будет с твоими чарами разобраться. Я не представляю, что именно ты делаешь.
   - Ну... - Шани поморщилась, - если тебе действительно этого хочется...
   - Что-то не так?
   - Нет, все в порядке, - девушка чуть покраснела, - Правда.
   - Ладно, - кивнул я, решив не разбираться в причинах такой реакции. Моим давним принципом было: "если девушка говорит тебе, что все хорошо, поверь ей". Подобная жизненная позиция позволяла избежать множества проблем.
  

***

   - Идиотка! Тупица! У меня нет слов! Самая умная, да? - в Голосе звучало неприкрытое бешенство.
   - Не кричи, пожалуйста. Да, я была неправа... - поморщилась я.
   - Что значит, не кричи?! Твой фантастический идиотизм нам все испортит! Ты ещё не поняла, что без меня у тебя ничего не выйдет?!
   - Поняла, поняла. Больше не буду.
   - И учти на будущее, о тупейшая из всех тупых, если ты ещё раз решишь выкинуть меня из сознания, то возвращаться назад я буду не часы, а дни! И твои жалобные стоны о том, что ты не знаешь что делать, и что тебе надо бы помочь, останутся без ответа. Поняла?!
   - Да... - было стыдно.
   - И вообще, с чего ты решила сделать нечто подобное? - Голос, по-моему, чуть успокоилась. По крайней мере, кричать она перестала.
   - Я... я боюсь пускать тебя слишком далеко, - признание далось мне с трудом.
   - Почему? - на удивление спокойно спросила Голос, - Чем это тебя так пугает?
   - Я боюсь потерять себя... перестать быть, стать тобой.
   - Спешу тебя обрадовать, - в Голосе слышалась усталость, - это невозможно. Я жива, пока жива ты. И я говорю не про тело, а про сознание и ауру. Мы связаны, связаны навсегда.
   <...>
  

***

  
   На рыночной площади бурлил народ. Только сейчас я сообразил, что сегодня суббота - базарный день. Выкрики торговцев перемежались мычанием коров, квохтаньем кур, блеянием овец. В ближайших к нам рядах продавали живность и продукты; ни то, ни другое меня не интересовало.
   Не привыкшая к таким сборищам Шани крепко держала меня за руку. Ощущения от этого были исключительно приятные.
   - Как тут всего... много, - жалобно сказала она.
   - К этому можно привыкнуть, - я ободряюще улыбнулся, - по-моему, коней продают чуть левее. Пошли?
   Проталкиваться через толпу удовольствия не доставляло, и очень хотелось поднять щиты. Не люблю, когда вокруг меня столько людей.
   - Голосуйте за Дэйнима! - раздался выкрик откуда-то сбоку, - Только Дэйним может защитить простой народ от произвола богачей! Он уменьшит налоги и заставит владельцев мануфактур понизить цены! Он позволит всем вступать в цеха!
   Да-да, ограбит богатых и отдаст все бедным. Старая сказочка о благородном разбойнике, на сей раз с городским уклоном. Я неприязненно поморщился - никогда не любил политику, хотя в силу положения и приходилось ей заниматься.
   Перед конными рядами народу почти не было, шумная толпа осталась за спиной. Очевидно, кони среди жителей Старгорода особым спросом не пользовались. В общем-то, оно и понятно, в городе они не слишком нужны.
   Моя дурацкая привычка время от времени проводить рукой по подвешенному на пояс кошелю в кои-то веки оказалась полезной. В очередной раз попытавшись дотронуться до вышитой кожи, я накрыл ладонью чьи-то пальцы. Дальше включились рефлексы - резко сжав руку, я слегка развернулся, выкручивая кисть вора и отжимая ее вверх. Тихо взвизгнув от боли, спасающий запястье воришка упал на колени.
   - И что у нас тут? - ехидно осведомился я, рассматривая неожиданный улов.
   В роли улова выступал похожий на взъерошенного галчонка мальчишка, лет двенадцати или около того на вид. Низкий, худой, короткие черные волосы растрепаны, черные же глаза зло блестят. Он был просто и удобно одет - в холщовые порты и рубаху, поверх которой была накинута кожаная безрукавка.
   - Отпусти, - прошипел паренек, пытаясь вырвать руку.
   - Стражники появятся, отпущу, - пожал плечами я.
   Злобный вызов в глазах мальчишки сменился каким-то затравленным выражением. Впрочем, юный стервец почти сразу совладал со своими чувствами. Кинутому на меня презрительно-снисходительному взгляду мог позавидовать король. Уважаю гордецов, сам такой.
   - С другой стороны... - протянул я, - ...можно ведь и не дожидаться стражников.
   - Ха! Да что ты мне сделаешь, флэш?!
   Вместо ответа я широко улыбнулся, сбрасывая прикрывающую глаза иллюзию. Зрачки мальчишки испуганно расширились.
   - Вариантов много... - ласково прошипел я, удерживая взгляд ребенка. Тот только жалобно пискнул. Ну и, собственно, что с ним делать? Может, и в самом деле, страже отдать?
   - Не отдавайте меня демонам... - пробормотал воришка, - я отработаю...
   - Отработаешь... - я задумчиво прикусил губу, вновь поднимая иллюзию, - а что ты умеешь-то? Ну, кроме как воровать... да и то неудачно!
   - Готовить умею, - отозвался мелкий, - город знаю...
   - Ну что, Шани, - обратился я к молчащей спутнице, - отдадим этого галчонка страже, скормим демонам, или пусть он для нас поработает?
   - Кир, - Шани посмотрела на меня странно потемневшими глазами, - хватит. Не бойся, мальчик, он тебя отпустит. Ведь так, Кир?
   - Просто отпустить? - улыбнулся я, - Ну, если хочешь... беги отсюда, чудо в перьях. И думай в следующий раз, к кому лапки тянешь.
   - Спасибо вам, миледи, - мальчик как-то очень по-взрослому поклонился девушке, - я ваш должник. И покосился на меня. Если бы взглядом можно было убивать - лежать бы мне на мостовой кучкой пепла. Гордый нахал. Не знаю почему, но галчонок мне нравился. Чувствовалась в нем какая-то внутренняя сила. И, горрам, ну никак он не походил на мелкого воришку.
   - Постой, - окликнул я его, - а хочешь и в самом деле на нас поработать? Повар нам не нужен, а вот проводник по городу и разносчик сообщений не помешает. Сребреный в день. Пойдет?
   - Вы же маг... - задумчиво произнес он, - так?
   - Ну... в общем да.
   - Значит, умеете снимать проклятия? - в голосе его звучала плохо скрытая надежда.
   - Любой маг это умеет... я в том числе.
   - Моего отца прокляли. Помогите ему, милорд - и я весь ваш, без серебра и условий, - взгляд при этих словах у него стал совсем недетским.
   Честно говоря, с проклятиями я раньше не сталкивался. Но теорию нам преподавали, и преподавали хорошо. С одной стороны - оно мне надо, время терять? С другой - любопытно... да и интересно попробовать свои силы в чем-то новом. Баланс переломил просящий взгляд Шани... какой нормальный мужчина откажется от шанса произвести впечатление на красивую девушку?
   - Ладно, - я подавил усмешку, - веди. Результата не обещаю, но попробовать - попробую. Кстати, а что случилось с городскими магами? Неужели кроме меня некому снять проклятие?
   - Большинство - уехало, - отозвался тот, - остались только богатые да знатные.
   Ну что тут сказать... давно замечено, что чем сильнее где-то церковь Сияющего Света - тем меньше там магов. Не любят священники делиться правом на силу и знания... Противовес - представительства Круга, только вот что-то мне подсказывает...
   - В Старгороде есть Круг Магов?
   - Нет, милорд. Нет, и никогда не было.
   Собственно, в этом ответе я особо и не сомневался. Горрам, многого в этой жизни не понимаю... например, что мешает магам объединиться и послать всех остальных куда подальше? Нет... магическая гильдия, Круг - наособицу, те маги, что в него не входят - наособицу... Глупо это все, на мой взгляд. Вместе мы - сила... но нет, маги Круга цепляются за свои привилегии, весьма, надо сказать, значительные, и не хотят делиться ими с тем, кто не провел десятилетия в их Академии. А в результате вон - запреты на свободную магию вводятся! Сказал бы кто такое сотню лет назад - никто бы не поверил, что подобное в принципе возможно...
   - Зовут-то тебя как? - окликнул я идущего перед нами мальчишку.
   - Туз.
   - А не слишком ли ты мал для Туза? - хмыкнул я. Паренек не ответил, только плечом дернул... ну ладно, ладно, Туз так Туз.
   - Мы пришли, милорд, - прервал мои размышления мальчик.
   Мы стояли перед высоким, в четыре этажа, доходным домом, явно знавшим лучшие времена. Жилье Туза оказалось на первом этаже, сразу за темной парадной. В тесной каморке стоял невысокий стол с несколькими табуретами под ним, два брошенных на пол тюфяка и деревянный топчан в углу. На топчане лежал старик. Высокий, ещё крепкий, с яркой розовой лысиной, окаймленной пучками тонких волос. Крючковатый нос, сухо поджатые губы, глубоко запавшие, закрытые сейчас глаза. Грудь его медленно, ритмично вздымалась. Он не казался больным - просто спящим.
   - Кто вы такие?! - раздался голос из незамеченного мной дверного проема, занавешенного какой-то грязной тряпкой. Спустя мгновение перед нами предстал говорящий. Хм... понятно, вот так галчонок по прозвищу Туз будет выглядеть через несколько лет. Передо мной стояла чуть более взрослая копия наглого воришки. Несомненно, его старший брат. Старше - лет на десять. Те же черные растрепанные волосы, острые черты лица, блестящие угольки глаз. Правда, вызова в этих глазах не было - лишь усталость и какая-то обреченность.
   - Мик, это маг! Он поможет папе! - пояснил Туз.
   - Анди, Анди... - вздохнул парень, и перевел внимательный взгляд на меня, - Вы и в самом деле маг?
   - Да. Меня зовут Кир, мою спутницу - Шани. Туз... Анди? В общем, ваш брат сказал, что его отца прокляли, и попросил меня помочь.
   - Очень приятно. Я - Микаль Саркот. Анди просто так подошел на улице к незнакомому человеку и попросил помочь, а вы согласились? - с насмешкой в голосе уточнил парень.
   - Ну... не совсем, - хмыкнул я.
   - И чего же вы попросите за свою помощь? Как видите, - он обвел каморку рукой, - мы живем небогато.
   - Да ничего не попрошу, - отмахнулся я, - разве что брата вашего в качестве проводника по городу и посыльного на пару дней.
   - Я обещал, - встрял в наш разговор мальчишка.
   - Не верю, - качнул головой Микаль, - простите, милорд, но бесплатный сыр бывает только в мышеловке... да и тот достается лишь второй мышке.
   - Хотите - верьте, хотите - нет, главное, не мешайте, - усмехнулся я, поворачиваясь к старику и призывая Взор. Итак, проклятие. Магический конструкт, питающийся энергией носителя, и влияющий на его ауру. Как правило, весьма нестабилен и через несколько дней после вызова распадается. С другой стороны, стабильный он же может причинить немалые проблемы. В любом случае, снимаются проклятия достаточно просто - надо просто уметь видеть ауры и знать, в какие сопряжения конструкта ударить Силой. Я - знаю.
   Аура старика была... интересной. Красивая, развитая, необычайно насыщенная, несмотря на скрывающий её основу черный туман враждебных чар. Кстати, странно... с чего бы это в ней столько силы? Больше всего подобное похоже на результат клирической передачи энергии...
   - Кто его лечил? - поинтересовался я у Микаля.
   - Я, - отозвался тот.
   - Ты лекарь? - в моем голосе звучало удивление.
   - Да, милорд, - быстро кивнул юноша.
   - Не начинай знакомство с нами ложью, - тихо произнесла Шани, - мы тебя не выдадим.
   Не слишком ли быстро она начала распоряжаться моим словом? С другой стороны... Темных я видел, и этот парень на них не похож. А все остальное я могу простить. Но, горрам, с чего она взяла, что парень врет? Впрочем, затравленный взгляд отступившего от нас юноши подтвердил правоту колдуньи.
   - Рассказывай, - ласково улыбнулся я, заставляя воздух в комнате ощутимо похолодать.
   - Мик, он же маг, ему можно! - голос Туза позорно сорвался.
   - Хорошо, - Микаль резко поднял руки, - я и в самом деле лекарь. Но... но я не только лекарь. Я... - он запнулся, - я служу Королеве Воронов, и она отвечает моим молитвам.
   Вместо ответа я восхищенно присвистнул... Просто замечательно. Перед нами - поклонник древней богини Судьбы и Смерти... вот уж не ожидал. И, в общем, понятно его нежелание об этом говорить. Не любят Королеву простые люди, а уж как ее не любят священники Света... и это при том, что в каких-либо злодействах ее служители замечены никогда не были. А вообще забавно... в этой каморке собрались неудачливый карманник, слуга Хель, ведьма... и я. Единственный белый и пушистый. Но зато стало понятно, откуда у старика столько энергии. Сын делится.
   - Не бойся, и в самом деле не выдадим, - улыбнулся я настороженно смотрящему на меня парню, - мне вообще наплевать, кому ты молишься, и молишься ли вообще. Вернемся к твоему отцу. Какие симптомы у этого проклятия?
   - Никаких, - пожал плечами юноша.
   - Как так?
   - А вот... он так лежит уже вторую неделю. Сначала он жаловался на слабость. Потом стал слишком долго спать. И в итоге провалился в эту кому. К этому нет никаких причин, он просто теряет энергию. Несколько раз он переставал дышать, и только моя магия поддерживала в нем жизнь.
   - В общем, просто медленно умирает? Проклятия так не действуют...
   Вместо ответа Микаль только плечами пожал.
   - Ладно... - проворчал я, вновь позволяя себе скользнуть взглядом за Грань и уже гораздо более внимательно изучая чары. Черный, даже на вид неприятный туман окутывал сердце ауры. Интересно, а как это проклятие вообще прошло через её внешний слой? Ну ладно...
   - Посмотрим, что можно сделать, - улыбнулся я, вытаскивая из планшета кусочек мела. Опустился на колени, и быстро начертил равносторонний треугольник. Энергии для этой работы много не надо, можно обойтись без многолучевых звезд... а вот стабилизатор потока не помешает. Вытащив из поясных ножен оба кинжала, я воткнул их по углам фигуры. Третий угол предназначается для моего меча. Холодное железо и серебро сбалансируют, мифрил направит. Вроде так... что я забыл?
   - Только не лезьте под руку, опасно это, - попросил я, разминая руки, - итак...
   Взор послушно приблизил и развернул черное плетение. Узловые точки, якорь... а все же красивая структура! Есть в ней странная внутренняя гармония. Ладно... выбросив нити Силы, обвил ими узлы чар. Надо дождаться, что бы пульсация моей энергии совпала с внутренним ритмом разрушаемого заклятия... сейчас! Через меня ровным потоком пошла Сила, пережигая темные нити. Что за?!..
   Мгновение - и над стариком сформировалось темное облако. Тихий, пробирающий до самых костей вздох... и залившая комнату волна какой-то студяще-могильной мерзости... Темное облако начало уплотняться... сцепив зубы, я усилил поток идущей в активизировавшееся проклятие энергии. Все мои инстинкты боевого мага советовали мне быстрее сжечь его, пока не стало слишком поздно!
   В комнате резко запахло серой. Понимание происходящего пришло одновременно с криком Шани:
   - Демон!
   Если я дам ему материализоваться - шансов у нас не будет. Проявленный демон может без особых усилий размазать меня по стенке. И... собственно, что делать-то? Надо было не лениться и рисовать звезду... Краем глаза я заметил какое-то движение. Микаль... что он делает? Юноша шагнул вперед и, опустившись на колени, положил руки на грудь отца. Губы парня чуть шевельнулись - и мой астральный Взор показал стекающую с его рук волну целительной магии, прорезающую черный туман. На долю мгновения черная мгла откатилась от серебристого потока излечения, бледнея, ослабевая. Другой такой момент мне вряд ли представится. Сфокусированный удар - и я, тратя остатки сил, перерубил основу враждебных чар. Как раз вовремя... Разорванный моей магией туман медленно растворялся, открывая основу ауры старика. Точнее, то, что от нее осталось...
   Вместо неизмеримо сложных, гармоничных плетений я видел лишь обрывки. Вновь потекшая от Микаля целительная энергия на мгновение стянула разорванные нити... которые тут же снова начали распадаться. Сердце ауры, тончайшее плетение, позволяющее нам собирать и преобразовывать энергию окружающего мира, тот уникальный источник, благодаря которому мы и живем... оно было полностью уничтожено. Казалось, будто грубый гигант просто вырвал эту часть ауры, разрывая попутно все остальные нити и распуская плетения.
   Что ж... кто бы ни старался убить этого старика, у него это получилось. Разума, души, всего того, что составляет личность, в этом теле уже не было. Перед нами лежала лишь оболочка, существующая сейчас лишь с помощью заемной силы. Сглотнув подкативший к горлу комок, я отпустил Взор...
   - Микаль... - мой голос чуть дрогнул.
   - Что? - юноша с надеждой обернулся ко мне.
   - Твой отец. Живет только его тело. Всего остального тут уже нет. Мне очень жаль.
   - Нет!
   Кинув на меня быстрый взгляд, Шани крепко обняла юношу, притягивая его лицо к своему плечу:
   - Плачь, - тихо сказала она, - так будет легче.
   - Я вам не верю, - рванулся парень, - вы лжете!
   - Зачем? - вздохнул я, - Поверь мне, если бы я мог что-то сделать, я бы сделал. Но у него уничтожена аура. Уничтожена полностью, до конца. Это проклятие... демонический призыв...
   - Как это возможно? - зло спросил он.
   - Я не знаю.
   - Но он же жив! Он дышит, его сердце бьется, - Микаль никак не мог смириться с моими словами.
   - Этого мало, - вздохнул я.
   Юноша сел на пол, привалившись спиной к топчану:
   - Что мне теперь делать? - в голосе его звучало отчаяние.
   - Отпусти его, - тихо произнесла Шани, - просто отпусти. Позволь ему уйти в Серые Пустоши. Он уже принадлежит Королеве... и только твоя любовь держит его на пороге.
   Микаль посмотрел на нас. Злые черные глаза были совершенно сухи:
   - Я уничтожу того, кто это сделал.
   Я согласно кивнул. Горрам, твари, способной сотворить подобное с живым человеком, будет мало одной смерти, какой бы долго она не была. Я сам ее убью... подниму и убью снова!
   - Демон... - тихо пробормотал Туз, - вы его...
   - Прогнал, - вздохнул я, - оборвал то, что держит его в этом мире.
   - Спасибо, - по лицу старающегося не смотреть на старика мальчишки текли слезы, - вы спасли душу отца... Милорд... я обещал...
   - Что?
   - Клянусь, - голос мальчишки дрожал, - служить вам. Я клянусь не причинять вам вреда, и не допускать, что бы вред был причинен моим бездействием. Я клянусь выполнять все ваши приказы, и да поможет мне в этом Сияющий Свет. В том порукой мое истинное имя, Андреас Саркот.
   Глупый галчонок. В любом другом случае я бы лишь посмеялся над пареньком, приносящим мне древнюю клятву... интересно, в какой книге он прочитал её текст? В любом другом случае... упрямый взгляд глотающего слезы мальчишки вызывал не смех - уважение. Не стоит, конечно, попусту использовать эти слова. Не на пару дней службы они рассчитаны... ну да ладно, Кореллон с этим. Что плохого может произойти?
   - Я принимаю твою клятву и твою службу. Обещаю оберегать, учить и защищать. В том порукой мое истинное имя, Кириэль Найло... ..., и что б ..., твою ..., бегоррам, ... ... ... туда!!!
   Нет, последняя фраза - отнюдь не часть клятвы. Просто... другими словами было не передать мои чувства от прошедшей по родовой татуировке волны холода. Клятва услышана и засвидетельствована. У мальчишки, оказывается, есть Дар. И теперь я таки обязан его оберегать, учить и защищать. Какой идиот первым решил, что слова древней клятвы ученика хорошо подходят для просто служения? Ну да, она, конечно, очень пафосно звучит... И, главное, никого не обвинить... никто меня за язык не тянул и не заставлял принимать его обещание!
   - Ч-что? - переспросил мальчишка.
   - Ничего... - прошипел я. Жутко хотелось кого-либо убить... только вот ученика мне не хватало для полного счастья. Из меня учитель...
   - Кир! Что случилось? - Шани с совершенно неженской силой схватила меня за руки и заглянула в глаза.
   - Спокойствие, только спокойствие, - пробормотал я, делая несколько глубоких вздохов, - сейчас объясню, бегоррам эт флэш! Туз, - я добавил в голос магии, принуждая мальчишку к повиновению, - выйди на улицу!
   - Что происходит?! - взвизгнул послушно зашагавший к выходу мальчишка.
   - Жди там и молчи, - добавил я ему вслед.
   - Что ты сделал с братом?! - прорычал Микаль.
   - Вы думаете, что такая клятва, тем более данная магу - просто шутка? - прошипел я, - Он теперь принадлежит мне душой и телом!
   - Кир! - рявкнула на меня Шани, - Прекрати!
   - Прекратить что? - злобно ощерился я в ответ.
   - Не обращай на него внимания, - обратилась девушка к Микалю, - он вообще-то хороший. Иногда. Когда не ведет себя как последняя свинья. Сейчас он успокоится и все нам расскажет.
   Горрам! Что эта девчонка обо мне вообще знает? Закрыв глаза, я медленно вдохнул, распуская напрягшиеся мышцы. Да, у меня был... интересный день. Сначала истерика Шани, потом бой с демоном, теперь еще этот... ученик! Это не повод злиться и терять самоконтроль. Сейчас спокойно во всем разберемся.
   - Прошу прощения, - я очень старался говорить спокойно и, по-моему, у меня получилось, - сорвался. У твоего брата, Микаль - Дар мага. Слабый и не проявленный, иначе я бы это заметил. Проблема в том, что та очень красивая клятва, которую он мне принес, и которую я сдуру принял - изначально была именно клятвой ученика мага. И она сработала. Мы с ним связаны. Сам разорвать эту связь я не могу. Подобное можно сделать только в месте Силы. Это либо Академия Круга, либо Башня.
   - И... что теперь делать? - тихо пробормотал тот.
   - Не знаю, - устало отозвался я, - честно, не знаю. Мне придется взять его с собой, когда я покину Старгород. В первом же подходящем для этого месте я разорву клятву, и отправлю его домой. Других вариантов, если честно, не вижу. Ну... заодно попробую поучить его владеть Силой.
   - Я его не отпущу, - отрезал Микаль.
   - Мы с ним связаны, - вздохнул я, - надолго разделяться нам нельзя. Я, уж прости, не собираюсь остаток жизни проводить в Старгороде. Если боишься за брата, можешь ехать с нами. Человеком больше, человеком меньше... Правда, если ты решишь так поступить, то... будет несколько условий.
   - Каких?
   - Тебе придется поклясться, что ты будешь мне подчиняться, и не причинишь вреда ни мне, ни моим спутникам.
   - Придется?!
   Вместо ответа я пожал плечами... если умный - поймет.
   - Что либо еще? Милорд? - едко поинтересовался парень.
   - Нет, - я отрицательно качнул головой, - больше ничего.
   - Мне надо подумать... - пробормотал юноша, - это все очень....
   Сняв с пояса кошель, я положил его на стол.
   - Подумай. Понимаю, что... - не найдя подходящих слов, я только рукой махнул, - Поверь мне, я не хотел ничего подобного. Похорони отца. Когда все закончится, найди нас. Мы остановились в "Серебряном Единороге". Там все обсудим. Два-три дня у тебя точно есть. И... расскажи брату, что именно тут произошло.
   - Хорошо, - тихо произнес он.
   - Мне очень жаль.
   - Мне тоже, - вздохнула внимательно слушающая нас Шани, - мы будем ждать.
   Взяв меня за руку, девушка вышла на улицу. Туз, как ему и было приказано, молча стоял у двери. И взгляд у него был... ну очень недобрым.
   - Иди к брату, - вздохнул я, - он все расскажет. Прости, я... сорвался. Больше такого не повторится.
   Коротко мотнув головой, он шагнул внутрь. Взяв Шани под руку, я медленно зашагал по улице. Да уж, сходили за лошадками...
   - Кир...
   - Да, Шани?
   - Ты знаешь... я совершенно не в настроении пытаться что-то сейчас купить, - улыбка у девушки была грустной.
   - Понимаю, - кивнул я.
   - Куда сейчас пойдем?
   - Давай вернемся в "Единорога"... там все решим?
   - Ладно.
   По дороге в гостиницу мы молчали. Жизнь - странная вещь... но все же, кто убил этого старика? Вызов демона... за этой смертью стоит кто-то очень разумный и абсолютно бессердечный. Есть вещи, которые делать нельзя, просто потому, что нельзя. Тот, кто придумал подобное... я очень сильно хочу посмотреть в глаза этого чудовища. И, кто бы это ни был - он заплатит за сделанное!
  

***

   <...>
   - Ты видела? - тихо произнесла Голос.
   - Да... это страшно. Кто мог сделать такое?
   - К сожалению, многие. И у меня нет никакого желания встречаться с кем-либо из них.
   - Кир приложит все силы для того, что бы найти это... существо, и убить его. Его эмоции... они стали такими громкими, ты заметила?
   - Да, разумеется. Если раньше мне приходилось напрягаться, что бы его прочитать, то сейчас я с трудом блокируюсь. Я не знаю, что происходит, Шани. Эмпатия - это твой талант, я им никогда не владела. Надеюсь, что все в порядке.
   - Да... - я тихо вздохнула. Казалось, будто сознание юноши перешло с едва слышного шепота на крик. Сейчас я с легкостью воспринимала малейшие оттенки его эмоций, легчайшие смены настроения. И... это было приятно.
   <...>
  

***

  
   В гостиницу мы пришли как раз к обеду. Похоже, здешняя кухня пользовалась немалой популярностью, обеденная зала была полна народу. К моему удивлению, в таверне было относительно тихо, несмотря на немалую толпу. Богато одетые люди, по виду преуспевающие купцы и средней руки нобили, не шумели, не бузотерили и, разумеется, не устраивали драк. Все было на редкость прилично и благолепно.
   Несмотря на забитость залы, пустой столик для нас, тем не менее, нашелся. Удобно за ним устроившись, мы ждали, когда одна из снующих по залу подавальщиц обратит на нас внимание.
   - Как ты собираешься искать этого... - Шани задумчиво покрутила рукой в воздухе, - кого там тебе надо было найти?
   - Его зовут Совелисс Лиадон, - поморщился я, - эльфийский маг.
   - Да, вот его...
   - На самом деле понятия не имею, - хмыкнул я, - эльфийский квартал в городе закрыли из-за похода за восстановление морали. Из-за этого же похода в городе нет гильдии магов. Можно попробовать в ратуше узнать, где живут оставшиеся в городе эльфы. В принципе, им же какие-то разрешения для этого выдавались...
   - Но?
   - Да в принципе нет никакого "но", - пожал плечами я, - это, на мой взгляд, самый перспективный подход. Ещё можно попробовать пройти по эльфийскому кварталу и посмотреть, не остался ли там хоть кто-то, но не думаю, что подобное увенчается успехом. Вот вроде и все, других вариантов я пока что не вижу.
   - Будете что-нибудь заказывать, благородные господа? - спросила наконец-то остановившаяся возле нашего стола девушка.
   - А какие у нас есть варианты? - улыбнулся я.
   - Да или нет, милорд, - раздался из-за спины голос Эрика. От неожиданности я дернулся - наш хозяин подкрался совершенно неслышно.
   - Добрый день, - продолжил он, явно наслаждаясь моим замешательством.
   - Добрый день, мастер, - вежливо кивнул я ему, - а что вы нам посоветуете?
   - Выбирая из да или нет, разумеется, да - улыбнулся тот, - а конкретнее, настоятельно рекомендую попробовать наш крабовый суп. Уверен, вам понравится.
   - В таком случае, - обратился я к подавальщице, - думаю, мы последуем совету уважаемого мастера.
   - Хорошо, милорд, - она присела в быстром реверансе и убежала.
   - Милорд Кириэль, - Эрик по-прежнему стоял рядом, - не возражаете, если я к вам присоединюсь минут на пять?
   - Нет, - покачал головой я, - не возражаем.
   Ну да, попробуй такому возрази... На самом деле, содержатели гостиниц и трактиров пользуются немалым уважением, и к посетителям нисходят очень редко. Что же ему от нас надо?
   - Я коллекционирую необычное оружие, - начал Эрик, присаживаясь на свободный стул, - и, разумеется, ваш меч привлек мое внимание. Эльфийский ноэр в руках человека - это очень большая редкость. Собственно, нет ли у вас желания его продать? С гордостью могу сказать что я - один из немногих, кто может заплатить его истинную цену.
   - Нет, - коротко ответил я, - это подарок, и он не продается.
   - Подарок? - в глазах Эрика мелькнуло странное выражение, - Это все меняет. Я думал, что это трофей. Прошу прощения за то, что невольно оскорбил вас своим предложением, милорд.
   - Все в порядке, - я медленно кивнул, - вы же не знали, мастер.
   - Мастер Эрик? - нарушила повисшую над столом тишину Шани, - Может быть, вы сможете нам помочь?
   - Может быть, - улыбнулся тот, - А в чем дело?
   - Как бы вы поступили, если бы вам надо было найти кого-то, живущего в этом городе?
   - Зависит от многих факторов, - пожал плечами Эрик, - у этого кого-то есть имя?
   - Совелисс Лиадон, - коротко бросил я.
   - Судя по имени, эльф, - медленно проговорил наш хозяин, с любопытством смотря на меня, - В Старгороде осталось очень мало эльфов, и они стараются не афишировать свое здесь присутствие. Я бы посоветовал обратиться в ратушу, и узнать, чье поручительство позволило ему остаться в городе. После чего выяснять все уже у этого человека. А зачем он вам понадобился?
   - Мне надо обговорить с ним очень личный вопрос, - дружелюбно улыбнулся я.
   - Не лезу не в свое дело, - понятливо кивнул Эрик, поднимаясь из-за стола, - Удачи вам в поисках.
   - Спасибо, - фыркнул я, - удача нам понадобится.
  

***

  
   Покончив с обедом, мы направились к ратуше. Так как "Серебряный Единорог" располагался почти что на главной площади, идти было недалеко. Главное здание вольного города, увенчанное высокой восьмигранной башней, было сложено из крупного серого кирпича. Первый этаж представлял собой арчатую галерею, чуть выше толстые стены были прорезаны узкими окнами-бойницами. Никакой лепки, резьбы и прочих украшений на нем не было. Здание было красиво необычной, мрачной красотой дома-крепости.
   Поднявшись по невысоким ступенькам, мы с Шани прошли сквозь узкую, потемневшую от старости дверь. Располагавшийся за ней зал, освещённый укрепленными на стенах магическими шарами, был невелик. За высокой конторкой стояли и тихо разговаривали несколько молодых людей в серых сюртуках городских клерков.
   - А я тебе говорю, надо голосовать за Дидерлица, - горячо шептал один из них, высокий блондин, - Дидерлиц, он голова. Мануфактуры, конечно, нужны, но их можно и за городом строить. А в городе надо размещать трактиры, гостиницы, казино. Тогда к нам будут приезжать многие, и вполне себе успешно оставлять тут свои денежки.
   - Да-да, так отец Александр это и позволит, - хмыкнул его оппонент, - развлечения и поход за восстановление морали как-то плохо совместимы.
   - Ну и что отец Александр? Если его брат выборы проиграет, то и власти у отца Александра не останется. Все, что нужно было, он уже сделал - прогнал из города всякую паршивую нелюдь, мешающую нормальным гражданам зарабатывать. И хватит с него. Старгород издавна был центром развлечений, и не надо перегибать палку, стараясь лишить нас традиционного заработка. Мораль моралью, но в Веселый Квартал ходят все, и едва ли это когда-нибудь прекратится.
   - Вообще-то надо бы голосовать за господина Ричарда...- вздохнул молчавший до этого третий юноша, невысокий и темноволосый, невесело усмехаясь. Оба спорщика тихо рассмеялись.
   - Господин Ричард, конечно, хороший человек, но пусть он лучше продолжает учить детишек читать, и не лезет в политику, - пробормотал сквозь смех блондин, - ясно же, что у него нет шансов.
   - Да я не спорю, - пожал плечами упомянувший Ричарда паренек, - просто жалко.
   - Жалко - оно у пчелки, - ехидно заметил сторонник отца Александра.
   - Добрый день, - прервал я их оживленную дискуссию.
   - День добрый, милорд, - ответил поддерживающий Дидерлица блондин, пройдясь по мне оценивающим, а по Шани - откровенно сальным взглядом, - чем я могу помочь вам и прекрасной госпоже?
   - Я пытаюсь найти проживающего в вашем городе эльфа.
   - Хммм... - клерк задумчиво поднял глаза к потолку, - Я очень рад за вас, благородный господин. Но я не вижу, как я могу помочь вам в вашем поиске.
   - Все эльфы, которые хотели остаться в городе, должны были получить для этого разрешение магистрата? - задал я наводящий вопрос.
   - О да, милорд! - радостно согласился он.
   - И в этом разрешении указывается адрес их проживания? - продолжал я.
   - Несомненно, - кивнул тот.
   - И, разумеется, копии разрешений хранятся в ратуше?
   - Разумеется!
   - Могу ли я посмотреть на разрешение, выданное тому эльфу, которого я ищу? - вздохнул я, когда повисшая после этого "Разумеется!" тишина стала откровенно неудобной. Придется смириться с тем, что я имею дело с очередным идиотом.
   - Никак нет, милорд! Видите ли, эта информация является, - в на редкость наглом взгляде клерка плескалась нескрываемая насмешка, - кон-фи-ден-ци-аль-ной! Это значит, милорд...
   - Я знаю, что это значит, - в моем голосе послышались рычащие нотки.
   - В таком случае, благородный господин, - он с нарочито показным разочарованием развел руками, - вы понимаете, что я ничем не могу вам помочь.
   - Я уверен, - по возможности дружелюбно улыбнулся я, - что вы можете подсказать... альтернативный вариант получения этой информации.
   - Ну, - в его задумчивом взгляде мелькнул острый интерес, - не знаю, не знаю. Так сразу в голову ничего не приходит.
   Положив руки на широкий ремень, я будто невзначай скользнул пальцами по висящему на нем кошелю. На лице клерка жадность боролась с осторожностью.
   - Милорд, - в нашу беседу вмешался поддерживавший непонятного Ричарда темноволосый юноша, - вам же ясно сказали, что эти сведения конфиденциальны. Нет альтернативных вариантов. Мы не можем дать вам доступ к этим документам.
   - А кто может? - поднял бровь я.
   - Наш начальник мог бы, - пожал плечами он, - но я сильно сомневаюсь, что он подобное позволит. Правила установлены не для того, что бы их нарушали.
   - В таком случае я хотел бы увидеть вашего начальника.
   - Я проведу, - быстро вмешался блондин, - следуйте за мной.
   Невысокий арчатый проем в конце зала вел в узкий и темный коридор с деревянными дверьми в стенах через каждые несколько шагов.
   Через полчаса у заднего входа в ратушу, - услышал я шепот клерка, - двадцать... нет, тридцать серебряных орлов. Старик Аристарх с вас стребует как минимум сотню. Имя эльфа?
   - Совелисс Лиадон, - шепнул я в ответ.
   Доведя нас до конца коридора, блондин открыл выходящую наружу дверь.
   - Тут, через полчаса, - повторил он.
   - Хорошо, - кивнул я.
   Узкая, обвивающая ратушу улочка вновь вывела нас на забитую народом главную площадь.
   - Какие же в городе толпы, - беря меня под руку, сказала Шани, - что на рынке, что тут. Голова болит от этого постоянного ора и гомона.
   - Суббота, день... что тут ещё сказать.
   - Чем будем заниматься в ближайшие полчаса?
   - А чего ты хочешь? - я ласково улыбнулся прижавшейся к моему боку девушке.
   Вместо ответа Шани пожала плечами, с любопытством смотря куда-то в сторону. Постаравшись отследить ее взгляд, я рассмотрел невысокого лохматого паренька, мешающего что-то на большой жаровне. Второй мальчишка быстро черпал с нее небольшой лопаточкой, ссыпая зачерпнутое в маленькие кульки. Третий же бойко ими торговал. Товар ребят пользовался немалым спросом, медяки постоянно переходили из рук в руки.
   - Что это? - с любопытством спросил я.
   - Не знаю... посмотрим?
   - Конечно.
   Протиснувшись сквозь толпу, я рассмотрел, что жарили ребята. По виду - странные, чуть вытянутые орешки, обваленные в сахаре и остро пахнущие корицей. Но зачем их жарить? Кинув пару монет торговцу, я принял из его рук ещё горячий сверток. Шани тут же выхватила из него парочку орешков и, жалобно пискнув:
   - Горячие! - кинула их в рот, - Ммм... вкусно!
   - И в самом деле, - я последовал ее примеру, - какие интересные сладости.
   - Это жареный миндаль, - пояснил заворачивающий новую партию орешков мальчишка, - смешанный с сахаром и пряностями - лучшее блюдо Старгорода!
   - Не буду спорить, - рассмеялся я.
   Убегая от шума толпы, мы свернули в одну из узких улочек. Мне было хорошо. Казалось, будто все проблемы отступили куда-то в сторону, позволив мне искренне наслаждаться сладкой горечью жареного миндаля, близостью идущей рядом девушки, теплом падающих на мое лицо лучей солнца. Уже очень давно я не испытывал ничего подобного.
   Время пролетело незаметно. Спустя полчаса мы вернулись к заднему входу в ратушу. Нервно оглядывающийся по сторонам блондинистый клерк уже был там.
   - Вы задерживаетесь, - зло прошипел он.
   - Мы вовремя, - пожал плечами я, - бумага с вами?
   - Да, - вздохнул он, - сначала деньги. И мне надо будет ее вернуть.
   - Разумеется.
   Протянув ему мешочек с отсчитанными заранее тридцатью сребрениками, я развернул украшенный печатью магистрата пергаментный свиток. Из длинного, переполненного канцеляризмами текста мои глаза выхватили "Совелисс Лиадон", "поручитель: граф Альварадо Гарсия Фламенго дель Рико де ла Гранада эль Сарро" и, самое главное - "улица Строителей, дом двадцать пять". Вернув свиток выжидательно смотрящему на меня клерку, я холодно осведомился:
   - Как добраться до улицы Строителей?
   - Это на восточной границе Грязного квартала. Проще всего выйти на кольцевую аллею, по Белому мосту перейти реку, сразу после этого свернуть направо, пройти по набережной до конца квартала Умников, после чего свернуть налево, - активно жестикулируя, объяснил клерк.
   - Куда идти сначала? - вздохнул я.
   - Отсюда - на запад, - блондин ткнул пальцев в нужную сторону.
   - Приятного дня, - пожелала ему Шани, когда мы уже шли в указанном направлении.
  

***

  
   Спрашивая дорогу у встречающихся на пути горожан, мы все же отыскали улицу Строителей. Оказывается, она располагалась совсем недалеко от рынка. Ещё чуть-чуть, и мы с Шани начнем вполне свободно ориентироваться в Старгороде. Жаль только, нигде нет полной карты города.
   Вообще, с каждым проведенным тут часом Старгород нравился мне все больше и больше. Мое изначальное впечатление о нем, похоже, было во многом продиктовано усталостью. Конечно, на узких улочках было гораздо темнее, чем в чистом поле. С другой стороны, в густую дубраву, столько лет служившую мне домом, солнце не заглядывало вообще никогда. Ужасный запах города вполне успешно отсекался моей магией. А так... каждая новая улица, каждый дом чем-то неуловимо отличались: орнаментом рам, тонкой лепкой подкрышных узоров, узорными ручками на окованных стальными полосами дверях. Город казался бесконечно изменчивым и даже, в какой-то степени, живым существом. И он был по-настоящему красив строгой, сдержанной красотой.
   Дом под номером двадцать пять оказался трехэтажным зданием, сложенным из серого известняка. От него просто несло какой-то холодностью и неухоженностью.
   За перекошенной входной дверью оказалась небольшая комнатка с конторкой, за которой стоял первый увиденный мной в этом городе половинчик. Правда, на аккуратных и ухоженных обитателей эльфийского леса, с которыми я был знаком, он не походил ни капли. Одетый в драные штаны и кожаный жилет на голое тело, он был не слегка пухл, как обычные половинчики, а откровенно толст. Русые вьющиеся волосы были засалены и спутаны. Из угла приоткрытого рта сползала тонкая струйка слюны. Глаза были какие-то грустно-осоловелые. При ближайшем рассмотрении оказалось, что на правой руке у него не хватает безымянного пальца.
   - Бл-лагородным гос-сподам угодна комната? - поинтересовался он, фокусируя на нас с Шани взгляд расплывающихся глаз, - Д-десять мед-дяков в час, сы-серебрян-ный в день.
   - Нет, - отрезал я.
   - Бл-лагородным гос-сподам угодно д-д-д-д... - тут его лицо расплылось в откровенно глупой улыбке, - ду-дури?
   - Какой ещё дудури? - удивленно спросила из-за моей спины Шани.
   - С-самой лучшей ду-дури, как-кую только мож-жно найти в наш-шем славном гор-роде, - гордо ответил половинчик.
   - Нет, дудури нам тоже не нужно, - интересно, как же нужно себя не любить, что бы позволить себе опуститься до такого состояния?
   - А чего вам тогда нужно? - раздалось откуда-то сбоку.
   Из-за незамеченной мной занавески в углу выглянул ещё один половинчик. Если первый был толстым, то второй... ооо... честное слово, в ширину он был существенно больше, чем в высоту, эдакий приплющенный шарик. Его светлые волосы были в ещё худшем состоянии, нежели у стоящего за стойкой, если такое вообще возможно. А вот одежда оказалась на удивление опрятной. Да и взгляд у него был трезвым, умным, и очень, очень неприятным.
   - Сы-сэм! - радостно заявил стоящий за стойкой половинчик, - Они не хы-хотят ком-мнату. И ду-дури не хы-хотят.
   - Я знаю, Хозяин, - кивнул "Сы-сэм", - Так что же вы хотите?
   - Мы хотим Совелисса Лиадона, - с удивлением смотря на колоритного половинчика, ответила Шани.
   - Что, оба сразу и одновременно? - скабрезно усмехнулся тот.
   - Где он? - тихо произнес я, предостерегающе дотрагиваясь до руки девушки.
   - Не знааааааю! - завизжал вдруг половинчик, - А хотееееееел бы! Этот, - тут он перешел на незнакомый мне язык, секунд сорок очень выразительно на нем говорил, а потом вновь переключился на общий, - уехал отсюда с неделю назад, причем не заплатив!
   - Мои соболезнования, - прошипел я, - разумеется, куда он уехал, неизвестно?
   - Кабы знал бы, его бы уже не было бы! - злобно ответил мне Сэм.
   - Горрам... можно нам взглянуть на его комнату?
   - Хозяин, дай им ключ от комнаты номер двенадцать, - фыркнул половинчик, - Решите ей попользоваться, будете платить!
   Сгребя простой медный ключ с ладони Хозяина, я подхватил Шани под руку и повел ее к лестнице, провожаемый скабрезным хихиканьем Сэма.
   - Кир, - тихо спросила девушка, - что он имел в виду под "попользоваться"?
  
   <...>
   - Шани, не мешайся! - фыркнула Голос, - То самое и имел...
   <...>
  
   Она и в самом деле настолько невинна и наивна? Вроде нет, если вспомнить наш первый разговор, хотя... Собственно, что на такое вообще можно ответить?
   - Неважно, - поморщился я, - Зак...
   Вообще-то я высокий человек. Даже не так, я очень высокий человек. Но стоящий в коридоре гигант был выше меня почти на голову. Он был одет в полный турнирный доспех, отполированный до состояния зеркала, и держал на плече обнаженный эспадон с себя размером. Длинные светлые волосы красивыми волнами спадали на плечи, обрамляя открытое, немного детское лицо с огромными синими глазами. Печати интеллекта на этом лице мною замечено не было.
   - ...роем тему, да? - ошарашено закончил я.
   Протянув к нам руку, гигант ощутимо напрягся. Ауру кольнуло ощущение проходящей мимо волны магии. С этими чарами я уже сталкивался. И сказать, что я разозлился из-за их использования - значило бы очень сильно преуменьшить мое состояние. В приличном обществе подобное не принято.
   - Кир, что это было? - поинтересовалась Шани, которую я машинально задвинул себе за спину.
   - Это нас просканировали на Зло, - прошипел я, нащупывая рукоятку меча.
   - И, клянусь Светом и Добром, - пробасил гигант, - Злом вы не являетесь, о сэр и сэра! Приветствую, приветствую! Есть ли у вас нужда в излечении?!
   - Что? - я откровенно не понимал, что происходит.
   - О благородный сэр, нуждаетесь ли вы в излечении?! - повторил гигант.
   - Нет... к чему этот вопрос?
   - О благородный сэр, - вновь загрохотало это... нечто... - тех, кто Злом не является, лечить следует, и помогать им творить Свет и причинять Добро, как это делаю я!
   - Творить свет и причинять добро, ага... - кивнул я, - а что-нибудь ещё вы делаете?
   - Я несу возмездие во имя Луны!
   - Очевидно, тем, кто злом является...
   Вместо ответа воин довольно осклабился и с легким кивком похлопал по рукояти своего огромного меча. Слов у меня не было.
   - О благородный сэр Ангиллион, - раздался из-за спины гиганта приятный женский голос, - не соблаговолите ли вы присоединиться к моей миссии по излечению больных и убогих, обитающих в сей юдоли боли?
   - Несомненно, о миледи Кикозка, - пробасил Ангиллион, двигаясь к выходу, - прошу простить нас, о сэр и сэра, но Свет и Добро зовут!
   Прижавшись к стене, мы с Шани пропустили рыцаря. Вслед за ним шла невысокая, изящная женщина с рассыпавшимися по плечам черными вьющимися волосами, одетая в ярко-красное платье. При виде меня она вежливо кивнула. Шани была проигнорирована.
   - Это, наверное, местные сумасшедшие, - шепнул я на ухо девушке, когда колоритная парочка прошла мимо. Шани только поежилась.
   Комната номер двенадцать была абсолютно пуста. Из мебели в этой каморке была только низкая, расшатанная кровать с промятым тюфяком, и небольшая ободранная тумбочка. У стены шевелил длинными усами огромный рыжий таракан.
   - Какая гадость, - с чувством произнесла девушка.
   - Спорить не буду. Не думаю, что мы найдем тут следы Совелисса...
   - И что теперь делать?
   - Теперь... - я вздохнул, - теперь можно воспользоваться советом мастера Эрика и попробовать поговорить с тем человеком, который и позволил Совелиссу остаться в Старгороде. Полагаю, он должен знать, где этот эльф сейчас обретается.
   - И этого человека зовут....
   - Граф Альварадо Гарсия Фла-что-то там чего-то там и ещё чуть-чуть.
   - И где нам искать этого графа с непроизносимым именем?
   - Ну, это как раз просто, - улыбнулся я, - граф живет в маноре на острове посреди реки. Я даже знаю, как туда добраться.
   - И откуда ты это знаешь? - брови Шани изумленно приподнялись.
   - А у меня к нему есть рекомендательное письмо, - я легонько щелкнул девушку по лбу, - отдельные нахальные личности уже забыли, что я тоже вроде как нобиль?
   - Никак нет, о светлый князь, - ахнула девушка, опускаясь в низком реверансе, - Как вы могли такое подумать, о светлый князь? Ваша покорная слуга никогда не посмеет забыть о разделяющей нас пропасти, о свет...
   Прерваться ее заставило мое злое шипение. Умильно поморгав ресницами, колдунья улыбнулась:
   - Ты знаешь, Кир, я и в самом деле забыла. Ты настолько не соответствуешь тому образу благородного господина, который у меня сложился...
   - Сочту комплиментом, - улыбнулся я, - ну что, пошли в гости к графу?
  

***

  
   Манор графа Альварадо был неподалеку. Эта островная крепость когда-то была основой, центром Старгорода, а предки нынешнего графа - его полноправными правителями. Со временем власть ушла из рук благородной семьи, Старгород получил права вольного города, и все, что сохранили потомки первого графа Фламенго - многократно перестроенную крепость. Когда-то грозные, сейчас ее стены были намного ниже городских, круглые башенки едва поднимались над уровнем черепичных крыш. К острову вел аккуратный белокаменный мостик, давным-давно сменивший защитный подъемный мост. Стражи у гостеприимно приоткрытых ворот не было.
   Зайдя внутрь, мы оказались в небольшом мощеном дворике. По сторонам располагались хозяйственные постройки, узкая захламленная дорожка вела вперед, к вросшему в землю приземистому донжону. Все, что нас окружало, дышало какой-то ветхой усталостью. Казалось, что каждый прошедший год оставил свою тяжелую печать на этих сырых стенах.
   Подойдя к невысокой двери, я громко постучал. Спустя какое-то время из-за нее раздались шаркающие шаги, и дрожащий старческий голос поинтересовался:
   - Кто это?
   - Князь Кириэль с визитом к графу Альварадо!
   Тихо скрипнув, дверь приоткрылась. За ней стоял сгорбленный годами, седой как лунь старик, облаченный в черно-зеленую ливрею дома Фламенго. Осмотрев меня слезящимися глазами, он склонился в низком поклоне:
   - Добро пожаловать в Кастель Сарро, милорд. Прошу вас...
   - Дедушка! - раздался голос откуда-то сбоку, - Ой! Прошу прощения, милорд, - подбежавшая к старику девушка при виде меня опустилась в низком реверансе.
   Невысокая, очень аппетитно сложенная, с короткими, забавно торчащими черными косичками и живыми карими глазами, она была одета в такую же, как и на старике, черно-зеленую ливрею, очень выгодно облегающую ладную фигурку. Девушка могла похвастаться густым загаром, белоснежной улыбкой, и алыми, чувственными губами.
   - Дедушка, иди отдыхать, - прошипела она на ухо старику, после чего присела в ещё одном реверансе:
   - Чем могу вам служить, милорд?
   Подавив усмешку, я протянул девушке плотный кожаный конверт и серьезно ответил:
   - Я хотел бы увидеть графа Альварадо. Я - князь Кириэль, вот мои рекомендации. Моя спутница - миледи Ашанис Чэрр.
   - Ой... прошу следовать за мной, князь! - служанка поочередно мило мне улыбнулась, очаровательно покраснела, увидев ответную улыбку, уткнулась взглядом в пол и, наконец, торопливо развернулась и зашагала вглубь крепости.
   Вежливо кивнув отступившему в сторону и недовольно поджавшему губы старику, я последовал вслед за девушкой:
   - Какой милый ребенок, - шепнул я на ушко шагающей рядом Шани.
   - И в самом деле, милый ребенок, - пробормотала девушка, поднимая на меня опасно потемневшие глаза, - только вот платье ей немного мало, грудь аж вываливается.
   От неожиданности я сбился с шага:
   - А, по-моему, нормальное платье...
   Судя по яростно блеснувшим глазам девушки, говорить этого не следовало. Шани поджала губы и слегка замедлила шаг, идя теперь не рядом, а чуть позади. Обернувшись было к ней, я чуть не налетел на внезапно остановившуюся служанку.
   - Ой! Прошу прощения, милорд... - служанка вновь расплылась в улыбке.
   - Он прощает, - произнесла Шани подчеркнуто ровным голосом.
   - Нам сюда, - пробормотала служанка, указывая на узкую деревянную дверь. После реплики Шани игривости в ее голосе не осталось.
   Я выжидательно изломил бровь. Смутившаяся девушка робко постучала в дверь, распахнула ее, и громко объявила:
   - Князь Кириэль и миледи Ашанис Чэрр, - после чего сунула мне в руки конверт с рекомендациями и отступила в сторону. Вообще-то по правилам этикета она должна была передать его графу, а не возвращать мне, но... кто в наше время следует этим правилам? Сам отдам.
   Я не ожидал, что кабинет графа будет настолько просторным и светлым. Большой, с бахромой, ковер покрывал каменный пол. На развешанных по стенам полках были разложены различные диковинки. Посредине ковра стоял большой стол из толстого дуба, с разбросанными на нем морскими картами. Рядом с ним была установлена бронзовая подзорная труба на треноге. К стенке небрежно сдвинута пара удобных кресел.
   Сам граф, высокий и худой, с острым, костистым лицом, стоял у узкого окна. Он был облачен в строгий черный камзол с вышитым на груди зеленым геральдическим орлом, поверх которого сияла графская цепь. Напротив него, напряженно выпрямив спину, стоял невысокий юноша в темно-желтом костюме и длинном белом плаще с вышитым на спине золотым драконом. Его грудь перехватывала широкая алая перевязь, на которой висела тяжелая шпага с гардой в виде такого же, как и на плаще, дракона, только свернувшегося клубком.
   Ещё один молодой человек, примерно моего роста и сложения, стоял рядом с подзорной трубой. Его кольчугу мелкого плетения перехватывал широкий кожаный ремень, с которого свисали гортаусская сабля и дага. Плотный кожаный плащ был перекинут через локоть. Холодные серые глаза при виде нас оценивающе прищурились.
   - Нет, барон, - отрицательно качнул головой граф, - я совершенно не согласен с вашим решением.
   - Но почему, граф? - в голосе юноши в желтом звучала обида.
   - Потому что это глупо. Вы ничего не добьетесь... земли вашего отца давно разграблены. Вы жили в моем доме более семи лет. Вы стали мне как сын, и мне не хочется, что бы вы погибли молодым.
   - Я должен, - упрямо набычился барон, - иногда нам приходится делать то, что не имеет особого смысла. Вы же выставили свою кандидатуру на выборы?
   - Да, - гордо вскинул граф, - и почему это мои действия бессмысленны?! Посудите сами, барон, из кого предлагается выбирать простым людям?! Разбогатевший купец, содержатель низменных игорных заведений, бедняк, учащий других бедняков читать и, хуже всего - громко орущий представитель быдла! По-моему, на таком фоне я просто обречен победить!
   - Ну да, конечно, - зло сверкнул глазами барон, - прощайте, граф. Я вам напишу. Пошли, Мистралл, нам тут больше делать нечего.
   - Слушаюсь, милорд, - с едва заметной леностью в голосе протянул сероглазый воин, пристраиваясь на полшага слева и сзади от барона.
   - Прошу прощения, - нервно кинул барон отшатнувшейся в сторону Шани, проходя мимо. Следующий за ним воин, выходя из кабинета, закрыл за собой дверь.
   - Глупые дети, - устало вздохнул граф, потирая лоб, - куда-то стремятся, рвутся... только бы они остались живы. Впрочем... прошу прощения за эту сцену. Чем я могу вам помочь, князь?
   Шагнув к графу, я с вежливым поклоном протянул ему конверт с рекомендациями. Ответно поклонившись мне и существенно более низко - Шани, он указал нам на стоящие у стенки удобные кресла:
   - Прошу вас, молодые люди, присаживайтесь.
   Удобно устроившись на стуле с высокой спинкой, он переворошил разложенные на столе карты и, в конце концов, вытащил из-под них поцарапанный монокль. Вставив стеклышко в глаз, граф придирчиво оглядел имперские печати на плотном кожаном конверте, после чего сломал их и углубился в чтение мелко исписанных листов пергамента.
   - Князь, - спустя какое-то время улыбнулся он мне, откладывая бумаги, - вы обязательно должны мне рассказать, каким образом вы умудрились убедить Ворчуна Грэвора написать такую сияющую рекомендацию. Честное слово, не думал что подобное возможно! И... должен сказать, что хотя все это вот, - он похлопал рукой по бумагам, - совсем не нужно, я поверил бы вам на слово... мне очень приятно получить весточку от старых друзей. Мой дом - ваш дом, молодой человек.
   - Благодарю, милорд, - я улыбнулся, - что же касается герцога Грэвора, то заслуга целиком и полностью принадлежит моему отцу. Они странствовали вместе, много лет назад. По-моему, я напомнил герцогу о тех днях.
   - Да... - вздохнул старик, - и мы были рысаками! А теперь зову дороги отвечает молодежь. Честно сказать, завидую. Так хочется вновь ощутить полынный ветер странствий, услышать свист мечей, перезвон бубенцов, тихий шелест травы...
   - Вы можете, - тихо сказала Шани, - вы этого очень хотите, но почему-то не позволяете себе. Что вас держит и не пускает?
  
   <...>
   - Шани! - Голос зашлась криком, - Что ты делаешь? Ты соображаешь, о чем можно спрашивать, а о чем - нельзя?
   - Я... все будет хорошо. Я чувствую. Он не обидится.
   <...>
  
   - Юная леди, - граф очень внимательно посмотрел на колдунью, - это что-то называется возраст. Мне уже восемьдесят шесть лет. Да, многим смертным дорога подарила бессмертие... но я не один из них.
   - У вас молодая душа, - отрицательно покачала головой девушка, - и это самое главное. Да и тело... уверена, вы дадите фору многим нашим сверстникам.
   - Возможно, - кивнул тот, - только вот я очень хорошо помню, что дорога - это не только радость встреч, но и горечь расставаний. Не только счастье от того, что рядом - плечо друга, но и боль потери. Наверное, я больше не готов платить такую цену. К тому же, у меня есть долг перед этим городом.
   - Выборы мэра? - с любопытством спросил я.
   - О да! - граф яростно развел руками, - Я выставил свою кандидатуру и уверен, что выиграю. Власть над этим городом должна вернуться в руки дворян. Она - наше Светом данное право и наша обязанность. Так же как право и обязанность купцов - торговать, бардов - развлекать, а крестьян - пахать.
   - И чего вы хотите достичь, граф? - поинтересовалась Шани.
   Забавно... Мы постоянно наталкиваемся на разговоры о выборах, но я в первый раз слышу, что граф Альварадо - один из кандидатов. Прикрыв глаза, я постарался вспомнить остальных участников предвыборной гонки. Первый - купец Гарпари, поддерживающий мануфактуры, торговлю и поход за восстановление морали. Второй - Иван Дидерлиц, владелец казино, стремящийся превратить Старгород в центр развлечений. Понятное дело, идейный противник купца. Третий - "благородный разбойник" Дэйним, который хочет распространить на черный люд привилегии высших классов. И, последний, господин Ричард, которого упоминали клерки в ратуше. Учитель бедноты, если я правильно помню. Теперь к этим четверым добавился старый граф.
   ... вот, например, - говорил в это время старик, - взгляните на эти новомодные ветряки, которые строят за городом. Клянусь, я буду с ними сражаться! Чем людям не угодили водяные мельницы, которые использовали целые поколения жителей Старгорода? Или мануфактуры?! Поговаривают, что те, кто на них работает, давным-давно превращены в зомби. Куда только смотрит Сияющий Свет? Кто-то же должен с этим разобраться, и кто, как не я?
   - Желаю вам удачи, граф, - вежливо сказал я.
   По-моему, вернуть "старые добрые времена" просто невозможно, ведь прогресс неостановим. Да и, честно говоря, не такими уж добрыми они были, как это представляется графу. В любом случае, предвыборная платформа, построенная на войне с ветряными мельницами, на мой взгляд, перспективной не является. Но говорить подобное в лицо старику не стоит.
   - Князь, - глаза графа загорелись, - послушайте, а не хотите ли вы мне помочь?
   - Что?
   - Помочь мне с предвыборной кампанией. Публичные выступления, листовки, прочее... не знаю, что там ещё полагается делать. Честное слово, мы с вами составим превосходную команду! Мой опыт и ваша молодая энергичность? Что скажете?
   - Прошу прощения, милорд, - отрицательно покачал я головой, - но я предпочитаю держаться от политики так далеко, как это только возможно. К сожалению, вынужден отказаться.
   - Жаль, жаль... Ну что ж, может быть, со временем вы поменяете свое мнение. Я буду на это надеяться. Так что привело вас в Кастель Сарро?
   - Ах да, - я улыбнулся, - мы разыскиваем одного из эльфов. Согласно записям в ратуше, он остался в городе благодаря вашему поручительству.
   - Как зовут этого эльфа? - чуть привстав с кресла, спросил старый граф.
   - Совелисс Лиадон.
   - Быстрее! Надеюсь, мы успеем! - он выскочил из-за стола и торопливо пошел к двери. С удивлением переглянувшись, мы с Шани последовали за ним.
   - Я подписал бумаги, разрешающие ему остаться в городе, - пояснил старик, - по просьбе моего воспитанника, барона Драколейса. Того самого вспыльчивого юноши, конец разговора с которым вы слышали. Я надеюсь, он ещё в замке!
   - Мы всегда можем его догнать... - пожал плечами я, - к чему такая спешка?
   - У него есть ключ, - непонятно сказал граф, - а у меня в подвале - Врата.
   Стационарный телепорт? На самом деле ничего удивительного, они есть в большинстве старых замков. Но... тогда нам и в самом деле надо спешить, потому что если барон уйдет через Врата, последовать за ним без ключа я не смогу.
   Спустившись по узкой винтовой лестнице, мы оказались в сводчатом подвале. Его стены были выложены темно-красным гранитом, пол - черная как ночь базальтовая плита, на которой был высечен широкий белый круг из магических символов, сейчас окутанных бледно-синим пламенем.
   Драколейс и его спутник стояли на границе круга. В руках барон держал обнаженную шпагу, с лезвия которой срывались короткие золотые молнии, соединявшие клинок с вырезанными на полу рунами.
   - Адер, - крикнул граф, - постой!
   - Прости, Гарсия, - обернулся барон, шагая в синее пламя портала. Телохранитель последовал за ним.
   Я взвился в воздух, пытаясь остановить Драколейса. Никакой магии, только скорость тренированного тела. Пальцы ухватили пустоту там, где только что был край плаща барона, истаявшего в холодном пламени портала. Смягчая падение, я сгруппировался, уходя в перекат. Горрам, даже не подозревал, что способен на такой прыжок. Но, к сожалению, я не успел. Похоже что очередная ниточка, ведущая меня к Совелиссу, оборвалась.
   - Кир, - ахнула Шани, - ты в порядке?!
   Поднимаясь на ноги, я несколько раз тряхнул головой. Что ни говори, а катиться по каменному полу было больно. Саднил локоть, болело ушибленное колено. Чуть прихрамывая, я подошел к удивленно рассматривающему меня графу:
   - Прошу прощения, - улыбка у меня вышла кривоватой, - я должен был попытаться.
   - Не страшно, - он серьезно посмотрел мне в глаза, - но я не думал, что это для вас настолько важно.
   - Увы... полагаю, только барон знает, где живет Совелисс?
   - По крайней мере, - граф пожал плечами, - я не знаю. Однако... когда барон просил меня подписать бумаги, он упоминал, что делает это по просьбе своего приятеля. Этот человек должен знать о Совелиссе.
   - Как зовут этого приятеля? Где он живет?
   - Я знаю только прозвище... - вздохнул старик, - барон называл его Трифоном. Где он живет и чем занимается, к сожалению, не имею представления. Я старался не вмешиваться в дела молодежи.
   - Жаль... ну что ж, прозвище - это гораздо лучше, чем ничего. Спасибо.
   - Не за что, князь. Если хотите, я могу проверить мои записи, может быть в них осталась какая-то информация об этом Трифоне?
   - Я был бы очень вам благодарен.
  

***

  
   Вернувшись в кабинет, граф выдвинул ящик стола, извлек из него несколько папок и, вооружившись моноклем, начал быстро просматривать плотные пергаментные листы. Я вновь устроился в удобном кресле, Шани же с интересом замерла перед висящими на стене полками, на которых были расставлены какие-то раковины, куски коралла, несколько моделей парусников и прочие сувениры, неизбежно скапливающиеся у любого, кто когда-то был связан с морем.
   - Как... романтично, - тихо сказала девушка, - океаны, паруса, дальние странствия...
   - Да, - кивнул старый граф, отрываясь от бумаг, - море и в самом деле является просто квинтэссенцией романтизма. Именно из-за этого я в молодости и оказался на палубе. И знаете, юная леди, ни капли об этом не жалею.
   - Кир, - обернулась ко мне девушка, - а ты был на корабле?
   - Быть - бывал, - усмехнулся я, - но в дальние плавания ходить не приходилось и вряд ли когда придется. Я существо исключительно сухопутное, море на меня нагоняет тоску.
   - Тут уж каждому свое, - пожал плечами Альварадо, - должен сказать, что романтических приключений и на суше вполне достаточно.
   - Милорд граф, - в приоткрывшейся двери кабинета мелькнуло лицо давешней служанки, - карета вас ждет.
   - Во имя... - ахнул граф, хлопая себя по лбу, - я же совсем забыл. Князь, юная леди, - обратился он к нам, - могу я попросить вас об одолжении?
   - Каком именно одолжении? - поинтересовался я.
   - Сегодня в Старгороде проходит последнее выступление труппы Магнуса Замечательного, ставится их знаменитая "Всепобеждающая любовь". Представление закрытое, только для дворян и, - он чуть поморщился, - цеховых мастеров. Разумеется, пригласили и меня. Я был бы очень благодарен, если бы вы согласились меня сопровождать.
   - Театр? - я изумленно поднял брови, - К чему там сопровождающие?
   - У меня приглашение на три персоны, - пояснил граф, - я собирался идти с воспитанником и его телохранителем. Если я появлюсь там один... подобное будет не комильфо. Кандидату в мэры прямо перед выборами быть не комильфо - чревато.
   Не люблю политику. Быть комильфо тоже не люблю, но приходится. Зато обожаю театр, но искренне уверен в том что, сравнивая представление этого Магнуса с виденной мною игрой эльфов, в очередной раз жестоко разочаруюсь в человечестве. Следовательно:
   - Боюсь, мы... - начал было я вежливый отказ, когда Шани, кинув на меня предостерегающий взгляд, перебила:
   - Милорд, разумеется, мы согласны.
   По невозмутимо-вежливому лицу старика скользнула плохо скрываемая радость. Похоже, наше согласие составить ему компанию значило для графа гораздо больше, чем он хотел показать.
   - Что касается бумаг?..
   - Я пересмотрю их сегодня ночью. Если я найду какие-то упоминания о Совелиссе или Трифоне, пришлю их вам с утра нарочным. Где вы остановились, князь?
   - В "Серебряном Единороге".
   - Великолепный выбор. Ну что же, прошу?
   Карета оказалась легким наемным фаэтоном, к созданию которого, судя по количеству и качеству металла в отделке, приложили руку дворфы. Удивительно мягкие и бесшумные рессоры лишь утвердили меня в этом мнении.
   За окнами обитого темным бархатом салона медленно клонилось к горизонту солнце, одевая небосклон в огненную феерию заката. Всегда любил вечер... это очень мое время, когда, кажется, усиливаются все чувства, и невероятное, ехидно посмеиваясь, становится единственно возможным.
   - Как красиво, - тихо вздохнула смотрящая в закат Шани.
   Чуть прикрыв глаза, я любовался тем, как алые солнечные лучи, застряв в пушистых волосах девушки, расцвечивают их тысячами сияющих оттенков. Киноварь заката, смешиваясь с колдовской зеленью ее глаз, придавала им новую, невидимую ранее глубину. Бледная кожа казалась окутанной пламенем.
   Отведя глаза от царящего на небе буйства красок, Шани подарила мне долгий, загадочный взгляд. Уголки четко очерченных губ дрогнули в едва заметной, все понимающей улыбке. Слова тут были не нужны - они лишь испортили бы совершенную красоту момента.
  

***

  
   Когда граф сказал нам о театре, мне представилось массивное здание с колоннами в старо-имперском стиле. Внутри - ряды удобных кресел, тяжелые занавеси, золоченые канделябры, пыльный красный бархат... таким мне запомнился театр в столице. Старгород, к сожалению, был не настолько цивилизован. Здешний театр располагался за городом и являл собой огромный тканый шатер, окруженный вагончиками актеров. Повсюду горели костры, в свете которых показывали свое искусство фокусники, жонглеры и менестрели. Несмотря на то, что представление было закрытым, вокруг толпился простой народ.
   Первым покинув карету, я помог Шани спуститься на землю. Привычно уже подхватив благодарно улыбнувшуюся девушку под руку, я повел ее к главному входу в шатер.
   - Что-то особое знать надо? - тихо спросила она, - Никогда не была в театре.
  
   <...>
   - Ты не была в театре? - с удивлением поинтересовалась я у Голоса.
   - Разумеется, была, - фыркнула та, - но согласись, есть пределы у того, то может знать простая деревенская колдунья?
   - Играешь на публику? - со вздохом уточнила я.
   - Разумеется.
   <...>
  
   - Что вы, юная леди, - рассмеялся идущий рядом с нами граф, - Ничего не требуется. И я искренне надеюсь, что театр вам понравится. А вам, князь, замечание. Почему это вы не водите девушку по театрам и экспозициям? Не дело, молодой человек...
   - Так получилось, - улыбнулся я, - обещаю исправиться.
   - Граф Фламенго, - раздался приятный мужской баритон откуда-то сбоку, - клянусь Светом, я рад вас видеть! Представьте же нас вашим спутникам!
   К нам приближались держащиеся за руки юноша и девушка. Мои глаза изумленно расширились - девушка была очень красива светлой, какой-то неземной красотой. Она была молода, лет пятнадцати, может быть шестнадцати на вид. Невысокая и очень хрупкая, с невероятно тонкой талией, которую подчеркивало элегантное в своей простоте белое платье. На ее лице выделялись глаза - огромные, небесно-синие, окаймленные длинными черными ресницами. С ними великолепно гармонировало охватывающее высокую шею сапфировое колье. Лишь потом пришло осознание, что само лицо тоже выглядит совершенным - тонкие, классически-правильные черты, нос с легкой горбинкой, густые черные брови. Сказочный образ завершал густой водопад золотых волос, падающих на открытые плечи.
   Ее спутник тоже был весьма необычен. Не слишком высокий, великолепно сложенный и двигающийся с ленивой грацией хищника, он был одет в легкий пластинчатый доспех с вычеканенным на груди изображением солнца. На поясе юноши висел прямой рыцарский меч. По-армейски коротко стриженные русые волосы выдавали привычку к ношению шлема. Карие глаза смотрели прямо и открыто.
   - Разумеется, мой мальчик, - улыбнулся старый граф, - князь, позвольте вам представить баронета Лифиппа Тивербладского и его невесту, самую красивую девушку Старгорода, Бьянку Гарпари. Сэр Лифипп, Бьянка, представляю вам князя Кириэля Найло и его спутницу, миледи Ашанис Чэрр.
   - Очень приятно, - вежливо кивнул я. Шани присела в быстром реверансе.
   - Взаимно, князь, взаимно! - сэр Лифипп доброжелательно нам улыбнулся, - Что привело вас в Старгород?
   - Личные дела, - вздохнул я.
   - Я надеюсь на успешное их разрешение, князь. Если вам требуется какая-то помощь, то я, разумеется, к вашим услугам... Друзья графа Фламенго - друзья дома Тиверблад!
   - Благодарю вас, баронет.
   - Князь, - серебряными колокольчиками прозвенел голос Бьянки, - позвольте задать вам вопрос?
   - Разумеется, донна.
   - Скажите, откуда вы приехали в наш город?
   - Это долгая история, - улыбнулся я, - непосредственно в Старгород я приехал из Золотомостья. А до того - из столицы.
   - Князь, - девушка всплеснула руками, - вы обязательно должны посетить наше палаццо! Пожалуйста, я так хочу услышать о том, что происходит в столице! Я уверена, что мой папа, - она произнесла это слово с ударением на второй слог, - и сэр Лифипп поддержат мое приглашение!
   - Разумеется, - кивнул рыцарь.
   - Пожалуйста?! - Бьянка вопросительно смотрела на меня.
   - Хорошо, хорошо, - я позволил себе тихо усмехнуться, - как я могу отказать такой прекрасной даме? Мы с Ашанис остановились в "Серебряном Единороге", просто пришлите туда приглашения. Обещаю, что мы ими воспользуемся.
   - Замечательно! - у Бьянки оказалась очень красивая и открытая улыбка.
   - Бьянка, Лифипп, представление скоро начнется, - окликнул наших собеседников проходящий мимо мужчина, одетый в белоснежную рясу священника Сияющего Света. Пять золотых бантов, вышитых на рукавах, свидетельствовали о высоком ранге.
   - Дядя! - Бьянка вежливо склонила голову, - Благословите...
   - Благословляю вас, дети мои, - с любопытством взглянувший на нас с Шани священник осенил всю нашу группу символом Света.
   - Отец Александр, - промолвил Лифипп, - позвольте вам представить гостей графа Фламенго, князя Кириэля и миледи Чэрр. Князь, миледи, перед вами коадъютор Александр Гарпари.
   Коадъютор... фактически, перед нами второй человек Старгородской епархии, ее карающая длань. В руках этого моложавого мужчины сосредоточена огромная власть.
   - Князь? Имперский князь? - с удивлением спросил священник.
   Мне пришлось отрицательно покачать головой. Горрам... сейчас он спросит, кто я такой. И мне, utinu en lokirim, придется ему ответить. И какие выводы из сказанного сделает человек его знаний и положения...
   - Уважаемый, - в полном согласии с моим предположением о развитии ситуации спросил отец Александр, - а можно услышать ваш полный титул?
   - Aredhel Kiriel en Hrive et Nailo, - гордо бросил я. Погибать, так с музыкой. Наградой мне было нескрываемое удивление, печатью застывшее на лице святого отца.
   - Но... как? Вы же человек? - глаза священника опасно прищурились, - Чем вы можете подтвердить такое заявление?!
   - Отец Александр, - резко произнес старый граф, - не стоит пытаться обвинить молодого человека во лжи. Он продемонстрировал мне имперский патент, подтверждающий его титул и связанные с ним права.
   - Прошу прощения, - все ещё ошеломленный священник вежливо мне поклонился, - вы же понимаете, князь, что ваш титул...
   - Все в порядке, - я развел руками, - вы не первый усомнившийся, я привык.
   - Могу ли я осведомиться, как?
   - Это... долгая история, - поморщился я.
   - У нас есть время... - удивление во взгляде отца Александра сменилось каким-то хищным интересом. Происходящее нравилось мне все меньше и меньше.
   - Отец Александр! - рывком подняв гнедого коня на дыбы, рядом с нами остановился церковный посыльный в легкой кожаной тунике, - Культ!
   Лифипп быстро обнял тихо ахнувшую при этих словах Бьянку. Старый граф зло ударил кулаком по ладони. Шани, ощутимо дрогнув, взяла меня за руку. Культ... это не просто плохо, это ужасно. Это боль, кровь и страдания. Казалось бы, его давно разгромили... но время от времени крохотные группки отступников вновь проявляют себя.
   - Что?! - лицо священника не изменилось, вот только от звучащих в его голосе ноток мороз прошел по коже, - Рассказывай!
   - Святой отец... - посланник немного ошарашено обвел нас взглядом, - люди же...
   Легкое движение пальцев коадъютора, почти незаметное под рукавом сутаны, заставило гонца побледнеть и осечься.
   - То добрые чада отче нашего, Сияющего Света, - спокойно добавил Александр, - я жду!
   - Согласно докладу настоятеля Зимнего монастыря, ковен темных магов появился возле Моховой Пади... - пожав плечами, начал посланник. При этих словах я почувствовал, как ногти Шани до крови впились в мою руку. Девушка явно не осознавала, что делает. А я ведь так не спросил названия деревни, в которой мы с ней встретились. Что ж, сейчас узнаем, насколько хороша оказалась моя сумасшедшая задумка, и удалось ли крестьянам спастись. И удалось ли спастись нам...
   - ... отец Августин обнаружил там ведьму. Но во время казни группа темных магов уничтожила святого отца, его охрану и освободила чаровницу. Они уехали в направлении Золотомостья.
   - Откуда это известно?
   - Жители Моховой Пади прислали делегацию к настоятелю.
   - А что эти самые жители делали, когда темные маги убивали служителей Света? - голос Александра тек ласковой патокой - и от этого несоответствия тона словам делалось жутко.
   - Они струсили, - презрительно бросил посланник, - и не делали ничего. Надеялись, что честный доклад послужит искуплением этой вины. Глупцы! В качестве епитимьи настоятель удвоил церковный налог сроком на три года, и запретил справлять свадьбы в течение года.
   - Настоятель искренне пожалел эти заблудшие души, - пробормотал коадъютор, - ну да ладно, мы наставим из на путь истинный. Удвоенная десятина на пять лет, а потом... посмотрим. Приготовить указ, разослать во все деревни. Пусть остальным будет урок. Погоня выслана?
   - Да, святой отец. Силами монастыря.
   - Помощь вам нужна?
   - Я думаю, мы справимся, святой отец, - покачал головой посланник, - этих магов не может быть больше трех-четырех.
   - Отец Александр, - вмешался в разговор Лифипп. В его приятном баритоне прорезалась ощутимая хрипотца, - прошу вас, позвольте мне присоединиться к погоне.
   - Сын мой, неужели ты забыл про то, что через неделю у тебя свадьба? - поинтересовался священник.
   - Нет, монсеньор... но дела Света важнее мирских. Я готов отложить свадьбу до момента поимки этих магов.
   - Лифипп! - ахнула Бьянка.
   - Нет, - качнул головой Александр, - В этот раз справятся без тебя, сын мой. Моя племянница, - он с любовью улыбнулся девушке, - и так слишком долго тебя ждала.
   - Представление! Начинаем представление! - раздалось от шатра.
   - Молодые люди, развлекайтесь, - улыбка Александра была кривоватой, - желаю приятно отдохнуть, меня же ждут неотложные дела. Князь, я уверен, мы с вами ещё встретимся.
   - Несомненно... - процедил я.
   - Прошу за мной, - вздохнул Лифипп, - давайте хоть на время попробуем забыть о том, что узнали.
   К моему немалому удивлению, представление было великолепным. Потрясающая актерская игра достигала уровня столицы, а временами его превосходила. Особенно блистал Магнус, играющий юного рыбака. На самом деле сюжет пьесы был относительно прост. Светская красавица, обреченная выйти замуж за старика, влюбилась в юного рыбака и сбежала из-под венца. Корабль, на котором они собирались уплыть от разгневанного жениха, был захвачен пиратами, но шарм и боевые навыки главного героя позволили ему захватить контроль над шайкой. Заставив пиратов творить добро и причинять справедливость, юный рыбак с почетом вернулся на континент, где оказалось, что на самом деле он - давно пропавший сын императора. Завершилась пьеса, как и полагается по законам жанра, роскошной свадьбой и всеобщим счастьем.
   Несмотря на определенный цинизм, с которым я рассматривал этот довольно банальный сюжет, представление меня захватило. Актеры, казалось, жили своими ролями, магические эффекты поражали, к тому же, что весьма меня порадовало, Магнус и в самом деле великолепно фехтовал. В роли музыкального сопровождения выступал целый оркестр, и некоторые его музыканты были очень, очень талантливы. Одним словом, я совершенно не жалел о потраченном времени. Слава и популярность, которой пользовалась эта труппа, были более чем заслужены.
   В первые же несколько минут после поднятия занавеса Шани взяла меня за руку, переплетая наши пальцы, и не отпускала до конца представления. Видно было, что девушка совершенно зачарована разворачивающимся на сцене действом. Несколько раз я, поглядывая на её точеный профиль, видел катящиеся по щекам слезы. Сам я, к сожалению, никогда не мог настолько сопереживать героям. Шани же, казалось, воспринимала их как совершенно реальных людей.
   - Кир... - тихо пробормотала она после того, как в очередной раз вызванные громом аплодисментов актеры поклонились публике, - это было... у меня нет таких слов.
   - Это было великолепно, - улыбнулся я, - мне тоже очень понравилось. Прекрасное представление. Честно говоря, не ожидал.
   - Ашанис, - прозвенел рядом голос Бьянки, - я хочу сходить за кулисы, подарить букет маэстро Магнусу. Пойдешь со мной?
   - А... это можно? - робко спросила девушка.
   - Разумеется, - улыбнулась Бьянка.
   - Нет, - помолчав, решила Шани, - прости, но не пойду. Я не хочу, что бы эта сказка приобретала человеческие черты.
   - Вы мудры, миледи, - промолвил слушавший нас граф, - не стоит смешивать мирскую жизнь и высокое искусство... риск остаться разочарованным слишком велик. Князь, возьмите мою карету. Уверен, что сэр Лифипп довезет меня до замка.
   - Разумеется, граф, - кивнул тот.
   - Если я найду интересующие вас бумаги, - продолжил старик, - я пришлю их утром. Желаю вам приятных снов...
   - Благодарю вас, милорд, вам того же. Прощайте, сэр Лифипп, донна Гарпари.
   - Князь, не забудьте, вы обещали нас посетить. Приглашения будут посланы на ваше имя в "Серебряного Единорога".
   - Обязательно, донна Гарпари.
   - Для вас - просто Бьянка, князь.
   Карета старого графа быстро доставила нас в гостиницу. Пройдя пустую залу таверны и поднявшись по лестнице к нашим номерам мы, не сговариваясь, остановились.
   - Это был очень длинный день, Кир, - помолчав, сказала Шани.
   - Да уж...
   - Спасибо тебе, - улыбнулась девушка, - за все, что ты для меня сделал. И, в первую очередь, за терпение. Я... я так и не извинилась за мою утреннюю истерику. Прости меня. Обещаю, что ничего подобного завтра не будет.
   - Ничего страшного, - рассмеялся я, - я тоже далеко не ангел.
   - Спорить не буду, - она ехидно прищурилась, - спокойной ночи, Кир.
   - Спокойной ночи, Шани.
   Дождавшись щелчка замка, я зашел в свою комнату. От обилия новых впечатлений болела голова. Стянув перевязь с мечом, и скинув рубашку, я мягко опустился на пол, входя в аналитический транс. Сегодня и в самом деле случилось многое. К сожалению, Совелисс по-прежнему недосягаем. С другой стороны, я знаю, что наш с Шани план по спасению её деревни сработал, что радует. Остается открытым вопрос - что делать с нашими новыми спутниками? Впрочем, это ждет. Хуже всего то, что я привлек внимание отца Александра. Раз вцепившись, этот человек едва ли отпустит. Что ж... будем решать проблемы по мере их поступления. Для начала надо дождаться ответа старого графа. Все остальные наши действия будут основываться на том, что он сможет найти.
   Поднявшись с ковра, я стремительно провел несколько связок, разгоняя застоявшуюся кровь, после чего вытянулся на кровати. Закрыв глаза, очистил голову от посторонних мыслей и приказал себе заснуть с тем, что бы проснуться на рассвете. Как обычно, момент перехода в сон я не заметил.
  

***

   <...>
   - Шани, мне кажется, или он стал ещё громче? - в Голосе звучала тревога.
   - Да, - тихо пробормотала я, - стал. В момент нашей встречи он казался совершенно пустым, не человеком. Я его не слышала, вообще. Потом стали появляться эмоции, как тихий, еле слышный шепот. Со временем он становился все громче и громче. Сейчас... сейчас мне больно рядом с ним находиться, его чувства - это ураган, вихрь. Они оглушают... Я не знаю, что происходит, я никогда ни с чем подобным не сталкивалась.
   <...>
  

Глава 3: Воскресенье. Тьма.

  
   Почему-то я проснулся совершенно разбитым. Затекли спина и шея, голова была как ватная. Не хотелось совершенно ничего, и в первую очередь - покидать постель. Очень долгие десять минут я собирал в кулак всю имеющуюся в наличии волю, стараясь заставить себя окончательно очнуться и вылезти из-под такого теплого и уютного одеяла. В конце концов, куда мне торопиться, не так ли?
   В сражении воли и лени, как обычно, победила воля. Искренне себя за это ненавидя, я сбросил одеяло и слез на холодный каменный пол. Неужели в такой дорогой гостинице нельзя в номера положить ковры? Нет, студят гостей... настроение мое было паршивее некуда.
   Первые ката были совершенно невнятными и какими-то скомканными, постоянно распадаясь на составляющие движения. Наконец, разозлившись на себя, я собрался и, предельно замедлившись, начал проходить базовый цикл, концентрируясь на каждом блоке и ударе. Вбитые на уровень подсознания движения разогрели забитые мышцы, разогнали кровь по телу и, что важнее всего, заставили меня настроиться на тренировку.
   Последние ката я провел уже на полной скорости, стремительно меняя защитные стойки и взрываясь смертоносными сериями ударов. Как обычно, полная разминка вернула меня к полноценному существованию. Открывшись Источнику, я позволил волне магии залить мою ауру, смывая боль, усталость и плохое настроение.
   Со слышным лишь для меня звоном заняли свое место льдистые щиты, а руки сами выхватили окутавшийся холодным пламенем ноэр. Я танцевал в центре сплетаемого поющим от скорости клинком стального вихря, выплескивая в резких, стремительных движениях переполняющие меня боль, гнев и злобу, очищая мысли и чувства, готовя себя к новому дню.
   Взвинтив темп до стремительного крещендо, я быстрым перекатом ушел вперед и, замерев в глубоком выпаде, рывком оборвал связь с Источником. Текущий по жилам обжигающий холод боя пригасил ту боль, что всегда сопровождала разрыв с потоком магии. Чувствуя, как по телу сбегают теплые струйки пота, я мягким движением вбросил клинок в ножны и шагнул в ванную.
   Стоя под обжигающе холодными струями, я пытался решить, что делать дальше. По всему выходило, что придется ждать послания от графа Фламенго. Что делать, если он не найдет никакой информации по Трифону, я представлял смутно. А ещё нам надо попытаться отыскать целителя для встреченного нами эльфа, и разобраться, что именно случилось с отцом Микаля, и кто за это в ответе. Впрочем, последнее вполне может подождать. О мертвых можно думать только после того, как позаботишься о живых.
   Выйдя из душа, я машинально провел рукой по щеке и окаменел - кончики пальцев явственно ощутили щетину. Но... это невозможно! Прикрывающий меня комплекс чар, помимо всего прочего, позволяет забыть о бритве. Неужели он начал распадаться? Но с чего?! Если это и в самом деле так... очень, очень плохо. И вполне объясняет те непонятные вспышки эмоций, которые я испытывал в последние несколько дней. Вот только тот бастион, которым стала моя эмоциональная сфера после того, как над ней поработали лучшие менталисты Башни, может поддаться лишь очень мощной магии Разума. А чары такого уровня я бы ощутил... надеюсь. Потому что если нет, то... думать об этом не хотелось.
   До дна перерыв походную сумку, я все же отыскал давно заброшенный несессер с бритвенными принадлежностями. Соскребая щетину потемневшим от времени бронзовым лезвием, я злобно вспоминал, как же ненавижу этот процесс. С другой стороны, кошмарную поросль на собственном лице я не люблю ещё больше. Исправившееся было настроение вновь стремительно покатилось куда-то вниз.
   Одевшись и вооружившись, я постучал в дверь комнаты Шани. Раздавшееся оттуда заполошное "Подожди, не входи" заставило меня чуть улыбнуться. Все же мне досталась очень забавная спутница. Потрясающая смесь неопытности, наивности и какого-то глубинного понимания людей. На самом деле, подобное вроде бы странно для молодой деревенской девушки... впрочем, что я знаю о молодых деревенских девушках? Мне нравится, что с ней легко, что она понимает меня с полуслова, и это самое главное. А странности... интересно, конечно, но горрам с ними, дареному коню в зубы не смотрят. С другой стороны, я вроде как собирался с ними разобраться... ладно, поживем - увидим. Никакого желания думать о том, что собой представляет Шани, я не испытывал.
   - Можешь заходить, - позвала меня колдунья, и стоило мне приоткрыть дверь, с веселым смешком добавила, - Мне идет?
   Перед глазами всплыла черная бездна, из которой нет возврата. Оказывается, я ничего не забыл и не простил. Те боль и ненависть, что этот последний год были намертво заперты в темных тайниках моего разума, вновь выплеснулись наружу при виде стоящей у окна девушки.
   Она была прекрасна в этом темно-красном с черной отделкой костюме, великолепно оттеняющем ее бледную кожу. Ещё вчера, смотря на нее, одетую в пламя заката, я понял, что красное с черным - такие же ее цвета, как мои - черное с серебром. И я был прав, традиционное эльфийское Atost'yavie, "Броня осени", было, казалось, неотделимой ее частью. Вот только когда я смотрел на Шани в этом одеянии, я видел не её. Воспоминания заслонили собой реальность. В моих глазах русые волосы сменило расплавленное золото, небесная синева глаз заняла место загадочной зелени, и вместо легкой хрипотцы грудного голоса зазвучал звенящий колокольчик эльфийской речи.
   Я вспоминал прекрасное лицо, совершенное в своей строгой красоте. Плавные, текущие движения, серебристый смех, изящные пальцы, с нескрываемой нежностью скользящие по моему лицу. Загадочную, чарующую улыбку той девушки, что с первой нашей встречи завладела моей душой и мыслями.
   Все то, что могущественная эльфийская магия отдалила от меня, заставив если и не забыть, то просто воспринимать как размытый ночной кошмар, вновь стояло перед моими глазами. Я снова ощущал сорвавшуюся с пальцев сеть молний, оплетающих изящную фигуру и бросающую ее к моим ногам. Снова видел размытое от скорости полукружье ноэра, падающее на поднятые в бесполезной попытке защититься ладони. Словно со стороны смотрел, как клинок перечеркивает прекрасное, до боли любимое лицо. Чувствовал усталую немоту в руках, которые мой холодный разум заставлял рубить снова и снова, ощущал чуть солоноватый привкус забрызгавшей лицо крови.
   Как описать то, что я чувствовал? Ни в одном языке нет слов, которые могли бы передать всю глубину испытываемых мной боли, ярости, злобы, ненависти, всего того, что, скованное оковами магии, было погребено в моей душе, лишь изредка поднимаясь на поверхность сознания. Сейчас эта темная, зловонная волна чувств захлестывала меня с головой.
   Казалось, будто спящая змея сжигавшего меня когда-то безумия вновь подняла свою голову и, поймав мой взгляд своими холодными вертикальными зрачками, тихо прошипела:
   - Ну, что скажешь?
   - Ну, что скажешь? - веселый голос Шани доносился до меня будто издалека. Легко подняв руки, она медленно повернулась вокруг своей оси, позволяя мне со всех сторон рассмотреть ее наряд.
   - Тебе очень идет, - с отстраненным удивлением услышал я свой мерзко проскрежетавший голос.
   Шани замерла в середине движения. Ее широко распахнутые глаза медленно заполняла жуткая, неописуемая боль - точное отражение моей. На молочно-белом лице очень ярко выделялась темная струйка идущей носом крови.
   - Кир, - тихо простонала она. Ещё одна струйка крови выступила в уголке ее губ, - Что ты...
   Она попыталась шагнуть ко мне. Казалось, будто девушке приходилось бороться с дующим от меня ветром. Странно. Тем более странно, что моя магия в кои-то веки не пытается вырваться на свободу. Странно, что я так спокойно обо всем думаю, а не валяюсь сейчас на полу, крича от холода окружающей меня мертвенной пустоты. Странно... странно... странно... казалось, это слово потеряло свой смысл - равномерно звуча у меня в голове, оно напоминало о воздушном шарике, который глупый мальчишка дергает за нитку. Раз, другой, третий... шарик опускается к земле, и тут же вновь пытается устремиться в небо, а нить держит, не пускает.
   Упавшая на колени Шани с трудом подняла голову:
   - Ты... меня... убиваешь... - сглатывая кровь, выдохнула она.
   Я будто со стороны видел, как руки девушки окутало темное, пронизанное короткими вспышками молний пламя. Со слезами на глазах она резким движением свела ладони перед лицом и с отчаянием в голосе шепнула:
   - Прости.
   Сорвавшийся с ее рук красно-черный луч ударил меня в грудь, отбрасывая назад и в клочья разрывая защитные плетения ауры. Вторую выброшенную Шани темную молнию так же приняли на себя астральные щиты. Зато третий выпад колдуньи все же прорвался через мою изрядно побитую защиту, пусть и потеряв при этом почти всю свою энергию. Впрочем, того, что осталось, мне хватило с лихвой. Страшная смесь тьмы и пламени, которую она с такой легкостью использовала, по-настоящему ранила. Казалось, будто меня окунули в жидкий огонь - каждый нерв кричал о сжигающей его боли. И эта яркая, реальная, физическая боль вышибла меня из того странного созерцательно-безразличного настроения, в котором я пребывал с того самого момента, как увидел Шани в этом костюме. Я очень ясно осознал, что если прямо сейчас что-то не сделаю, девушка меня просто убьет.
   Упав на колени, я ушел в мягкий перекат вперед и чуть в сторону, пропуская очередную атаку колдуньи над правым плечом. Разум, подстегиваемый волной боли, сам собой скользнул в боевой транс, отбрасывая в сторону мысли, эмоции, чувства. Меч я выхватывать не стал - сейчас он был не нужен. Позволив кувырку поднести меня к девушке я рывком поднялся на ноги, одним слитным ударом снизу-вверх разрывая связь ее рук. Продолжая движение, шагнул вплотную, собираясь подсечкой сбить на землю, когда поймал ее взгляд и ощутил ладони на моих плечах.
   Этот бой я проиграл вчистую. Судя по текущему от ее теплых ладошек легкому покалыванию, таящимся в них молниям вовсе не нужен был взаимный контакт для атаки. Она могла ударить в любой момент, и защититься мне было нечем. Могла - но не делала. Замерев на середине движения, мы просто стояли вплотную друг к другу, сплетенные в странном объятии, боясь пошевелиться и разрушить хрупкий баланс.
   Хрустальная сфера боевого транса чуть качнулась, грозя рассыпаться тысячами осколков. Усилием воли я удержал ее на месте, очень ясно понимая, что лишь даруемое ей спокойствие и отстраненность останавливают нас от повторения только что произошедшего безумия. Очень медленно и плавно я отступил назад, размыкая захват. Опасливо смотрящая на меня Шани на мгновение прикрыла веки, и текущее по ее рукам черное пламя, взметнувшись стремительным вихрем, втянулось под кожу.
   Запрокинув голову, девушка пальцами придавила переносицу, пытаясь остановить по-прежнему хлещущую из носа кровь:
   - Лед нужен... - жалобно сказала она.
   Я молча шагнул к колдунье, одну руку кладя ей на затылок, а другой - отводя ее пальцы с залитого кровью лица. При этом касании она на мгновение болезненно напряглась, но тут же расслабилась. Попытавшись улыбнуться, я чуть ослабил внутренний контроль, разрешая живущей внутри меня вьюге коснуться рук.
   Девушка блаженно прикрыла глаза, позволяя текущей от моих ладоней волне холода остановить кровотечение.
   - Кир? - тихо произнесла она, - Что с тобой случилось?
   Как объяснить то, что я плохо понимаю сам? Я боевой маг, адепт Башни, а не мастер-менталист. О том, что творится в человеческой голове, пусть даже эта голова и принадлежит мне, я знаю болезненно мало. Впрочем...
   - На меня были наложены чары, блокирующие несколько неприятных воспоминаний...
   - Неприятных? - Шани широко распахнула глаза, - Ну конечно, воспоминания, от которых тебе очень сильно хочется наложить на себя руки - всего лишь немного неприятны, да... - в голосе девушки звучал плохо скрываемый сарказм.
   - Неважно, - я качнул головой, - сейчас эти чары спали. Я вспомнил все... точнее, не вспомнил, я на самом деле ничего не забывал, просто заново все пережил, прочувствовал и осознал.
   - Осознал что именно? - тихо спросила Шани, - Что может вызвать... такое? У меня и слов-то подходящих нет.
   - Это тоже неважно, - в голосе моем упреждающе звякнули льдинки, - а вот меня очень интересует, каким боком тебя затронуло то, что происходит в моей голове? Причем затронуло так, что ты решила меня убить на месте.
   Шани закусила губу, смущенно отведя взгляд. Было понятно, что ей очень не хочется отвечать на этот вопрос. Впрочем, сейчас дело не до того, кому что хочется.
   - Я эмпат, - тихо сказала она, - и чувствую то, что чувствуешь ты.
   А я - идиот. И, горрам, это диагноз. Ведь все указывало именно на это, без исключения все. И то, почему она стала мне совершенно безоговорочно доверять после часа знакомства - просто почувствовала, что я не желаю ей зла. И то, насколько сильно она соответствует сложившемуся у меня образу "идеальной спутницы" - она считывает с меня, что можно, а что нельзя. И это объясняет, почему ей стало так плохо, когда рухнули мои внутренние барьеры - открывшаяся для контакта девушка с размаху получила по сенсорам. И она, в общем, не преувеличивала - такой шок может и убить. Только вот мне ее почему-то ни капли не жалко...
   - А тебя не учили, девочка, - холодно процедил я, - что не стоит слушать посторонних людей без их на то разрешения? Да и с разрешением тоже не стоит...
   - Учили! - со злостью взглянув на меня, ответила Шани, - Только вот я это не контролирую!
   Стихийный эмпат? С рождения обреченная знать, что чувствуют окружающие, без возможности отказаться от этого знания? Да ну, такое бывает только в старых легендах, да и там до возраста колдуньи доживают считанные единицы - настолько тяжким бременем лежит на плечах этот талант.
   - Не верю, - отрицательно качнул головой я, отступая в сторону.
   - Дурак, - она внезапно всхлипнула, - Ты думаешь, я бы стала терпеть то, что терпела, если бы могла закрыться? А я так надеялась, что хоть ты сможешь мне поверить и принять...
   С одной стороны, она права. По крайней мере, логика в ее словах присутствует. С другой... разум, чувства - они мои и только мои. Это настолько свято и неприкосновенно, что даже не обсуждается. Как бы я не хотел поверить Шани, подобное не в моих силах. Не бездоказательно...
   - О чем ты думаешь? - зло спросила девушка, - Я не чувствую тебя сейчас, совсем. Только пустота.
   Ещё бы... ведь я по-прежнему в трансе. Все чувства и эмоции находятся за гранью этой хрустальной сферы абсолютного покоя. В ней - лишь разум, холодный, расчетливый, стоящий вне меры добра и зла. Разум придает моим словам и действиям видимость живости. Разум осознает, что я должен чувствовать, и заставляет губы кривиться в улыбке, голос звенеть холодной сталью... но это наносное, фальшивое. Настоящие эмоции - болезненно близко и в то же время недостижимо далеко.
   - Докажи, - спокойно произнес я.
   - Как?! - выкрикнула девушка, - Как такое можно доказать?!
   - Не закрывайся, - пожал плечами я, выходя из транса.
   Странно... накрывшая меня волна эмоций была гораздо слабее, чем раньше. Это, конечно, хорошо... может быть, я сойду с ума не сразу, а лишь спустя какое-то время. Но для моей теперешней цели подобное, увы, не подходит.
   - И... что? - тихо спросила Шани.
   Поймав ее взгляд, я по нему, как по мосту, выбросил сложное плетение, связывающее наши ауры. Лучший способ заставить эмпата перестать меня читать - это перегрузить его сенсоры, и мои чары этому поспособствуют. Удерживая взгляд девушки, я начал вспоминать. Вспоминать все самые темные, страшные, постыдные моменты моей жизни, раскаляя эмоции, заставляя собственную душу корчиться от нестерпимого стыда и боли. Я заново переживал все то, что с радостью бы забыл навсегда. В этот момент я был самым страшным своим врагом, беспощадным судией, не дававшим ни малейших поблажек.
   Опустившись на колени, Шани тихо застонала. Затянувшиеся было сосуды в носу вновь открылись, и текущая из них кровь заливала лицо. Тонкие струйки крови бежали из ушей, на губах лопались алые пузыри. Не отводя от меня затопленных болью глаз, девушка зубами вцепилась в запястье, пытаясь подавить рвущийся наружу крик. Я же вновь и вновь раскручивал маховик памяти. Я уже не просто смотрел в черную бездну, из которой нет возврата - я с радостью шагнул в нее, сдирая последние покровы с самых глубоких, самых темных тайников моей души, и со сладким ужасом ощущал, как в ответ бездна начинает всматриваться в меня.
   Схватившись за живот, девушка упала на пол и свернулась клубочком. По ее телу прокатывались волны судорог. Уже не в силах поднять голову, она протянула ко мне руку. Тонкие пальцы бессильно скользнули по сверкающей коже моего сапога. Сдерживаемый крик сменился тихим, беспомощным поскуливанием. Почему же она до сих пор не закрылась от моих чувств? Ладно, продолжаем...
   Я на мгновение прикрыл глаза, увеличивая поток энергии, идущий в связывающее нас плетение. Когда же я их открыл, по полу ползли бледные клочья прозрачного тумана, скапливаясь в углах, медленно поднимаясь по стенам. Туман скрыл скорчившееся на полу тело Шани, медленно поднялся до моих коленей, бедер... он размыл стены комнаты, превращая ее в безграничную пустошь. Вдали вздымалась гряда гор, и на вершине одной из них чернел замок. Высокие бастионы, возвышающийся над ними пик донжона, увенчанный поникшим сейчас флагом, укутавшие его темные грозовые тучи и еле слышный клекот воронья - все это вызывало чувство жуткого одиночества и вечной боли. Черная бездна, таящаяся в моей душе, обрела зримое воплощение в этой невероятной, невозможной фантазии.
   Вспышка страшной боли пронзила мою грудь, размывая и отбрасывая кошмарное видение. Скрытый под одеждой родовой амулет, подарок отца, сейчас безжалостно жег меня, заставляя опомниться и придти в себя. С еле слышным вздохом сожаления туман отпрянул в стороны, открывая комнату. Лежавшая на полу Шани уже не шевелилась.
   Сбрасывая связывающий нас мостик чар и поднимая сферу транса, я опустился рядом с ней на колени. Объятый чувством дежа вю, перевернул девушку на спину и прижал дрожащую руку к жилке на шее. Пальцы ощутили слабое биение пульса. Слава Кореллону, я смог остановиться вовремя. Бережно подняв колдунью на руки, я перенес ее на постель.
   - Кир? - тихо пронесла Шани, невидяще смотря сквозь меня. Ее тонкие пальцы нащупали и неожиданно сильно сжали мою руку.
   - Да? - я очень отчетливо осознавал, что никогда не смогу без стыда посмотреть в глаза этой девушке, которую запытал едва ли не до смерти. Что ж, в мою коллекцию темных воспоминаний добавился ещё один эпизод, пожалуй, затмевающий собой почти все предыдущие. Что мешало мне ей просто поверить?
   - Я снова тебя не ощущаю...
   - Это боевой транс, он позволяет контролировать эмоции.
   - Сними... перестань...
   - Нет, - отрицательно покачал головой я.
   - Ты мне по-прежнему не веришь?..
   - Верю. Но, боюсь, мои мысли для тебя сейчас...
   - Переживу, - поморщилась девушка, - просто не старайся причинить себе боль.
   Вздохнув, я вышел из транса, оставаясь тет-а-тет с моими чувствами. И... ничего. Нет, мне было плохо, неприятно, я искренне и откровенно себя ненавидел - но вот такого тайфуна эмоций, как тот, что накрыл меня при виде Шани в красном, я не испытывал. Ничего не понимаю....
   Прикрыв глаза, я заставил себя оттолкнуть эти воспоминания как можно дальше. Да, я умею не думать о белой обезьяне - для этого всего лишь надо постоянно думать о чем-то ещё. И помня, что мои и эмоции слышит Шани - желательно, о чем-то приятном.
   - Ну вот, - услышал я голос девушки, - так гораздо лучше. Ты просто застал меня врасплох. Я не ожидала... такого.
   - Прости, - поперек горла встал комок, - я...
   Она обвила руки вокруг моей шеи и с неженской силой притянула к себе:
   - Что ты? Мне не за что тебя прощать. Я должна была сразу сказать тебе о том, кто я такая. Ты был прав, не веря. Я бы тоже не поверила. На самом деле... - она помолчала, - это, наверное, был единственный способ избавиться от всех сомнений.
   - Пытка, - я болезненно скривил губы.
   - Дурак, - тихо прошептала Шани мне на ухо, - ты правда думаешь, я не знаю, что пришлось испытать тебе в эти моменты? Мне было больно... тебе же... - она подавила всхлип, - Кир, кто ты? Что может сделать с человеком... такое?
   - Не важно, - я поморщился, - как ты?..
   - Я в порядке... буду, когда отлежусь. Хотя, - по голосу я понял, что девушка улыбнулась, - головной болью на остаток дня ты меня обеспечил. И я очень надеюсь, что когда-нибудь ты поверишь мне настолько, что решишься рассказать свою историю.
   - Не в вере дело. Скажи, - я действительно не понимал, - как ты можешь меня не ненавидеть?
   - Я чувствую то, что чувствуешь ты, - вздохнув, сказала Шани, - как ты это не поймешь? Я знаю, насколько тебе сейчас плохо из-за того, что ты сделал. Я знаю, как плохо тебе было раньше. Ты - единственный из встреченных мною людей, у кого ни разу не возникало мысли меня... обидеть. И под этим я понимаю очень многое. Ты всегда воспринимал меня как равную, невзирая на то, что между нами - пропасть. Ты, в конце концов, мне жизнь спас. Как я могу тебя ненавидеть? Хватит уже, не казни себя.
   - Не могу. Я в ответе за мои поступки, сейчас и всегда.
   - Я за тебя рада, - нежность в голосе Шани сменилась раздражением, - но просто учти, что страдая, ты причиняешь мне боль. Так, к слову...
   - Именно поэтому, - я мягко расцепил обвившие мою шею руки девушки и отодвинулся от нее, - мы расстанемся. Сейчас тебе со мной будет слишком больно и тяжело.
   - Если хочешь от меня избавиться, - голос ее болезненно дрогнул, - то так и скажи, я пойму. Не прячь это за заботой обо мне. Я прекрасно понимаю, что никто не захочет находиться рядом с человеком, который знает все, что ты чувствуешь.
   - Не в этом дело, - я пожал плечами, - я не против делиться чувствами, если они тебе так уж интересны. На самом деле это прекрасно объясняет, почему с тобой так легко и хорошо. Просто... пойми, раньше я был нормальным человеком. По крайней мере, я таким, надеюсь, казался. Сейчас - уже нет. Находиться рядом со мной опасно. Такая вот вспышка эмоций вполне может повториться... не говоря уже о том, что... - я замолчал.
   - Что?
   - Тоже неважно, - я резко мотнул головой. Как можно рассказать о том, что раньше или позже я сойду с ума? А это случится, как уже случилось раньше. Понадобилась очень могущественная магия, что бы вернуть мне подобие нормальности, но... однажды сломанный разум никогда не восстанавливается полностью. Чары, единственно делающие меня разумным существом, сейчас исчезли, и появление старого разлома - всего лишь вопрос времени. И в этот момент пусть лучше рядом со мной не будет никого, или будут лишь враги.
   - Нет уж, - качнула головой Шани, - так просто вы от меня не избавитесь, князь. Я слишком долго искала человека, которому могу открыться. И не надо спорить. Вопрос о вашей нормальности или ненормальности я решу для себя сама.
   - Я не хочу причинить тебе вред.
   - Случайно, - усмехнулась Шани, - больше не причинишь. А если попробуешь ещё раз намеренно устроить подобную волну боли, то... будет милосерднее тебя убить, что б не мучился. Кир... - она жалобно на меня посмотрела, - ну скажи, наконец, "да". Я же знаю прекрасно, что тебе этого хочется.
   - Хочется, - кивнул я.
   - Как мне ещё тебя попросить? - Шани устало на меня посмотрела.
   - Если я пойму, что теряю контроль, ты немедленно уедешь, - нехотя проговорил я, - без споров и обсуждений. Это условие не обсуждается.
   - Хорошо, - кивнула девушка, - что-нибудь ещё?
   Я отрицательно качнул головой. По-моему, я ещё пожалею об этом решении. На самом деле, я был рад, что Шани ещё какое-то время будет рядом. С ней было легко. С другой стороны... я уже причинил этой девочке столько боли, что хватит на несколько жизней. Не хотелось бы это усугубить.
   - Так что заставило тебя сорваться? - спросила девушка.
   - Соломинкой, сломавшей спину быка, послужил твой костюм, - пояснил я, - пожалуйста, не одевай больше красного. Тебе очень идет, но... не надо. А вообще, похоже что чары уже какое-то время понемногу разваливались. Я не знаю, что начало разрушать эту структуру... отец говорил, что она практически вечная.
   - Хорошо, не буду, - кивнула девушка, - и прости. Я не хотела...
   - Ты не знала, - пожал плечами я, - я тоже не знал. Не за что прощать.
   - Ладно... - Шани закусила губу, - какие у нас планы на день?
   - Ты будешь лежать и отдыхать. Я буду ждать послания от старого графа, и действовать исходя из полученной от него информации.
   - Один ты никуда не пойдешь, - покачала головой девушка, - для отдыха мне вряд ли понадобится больше часа. Ты, по-моему, меня сильно недооцениваешь.
   - Возможно, - кивнул я, - тем не менее, отдыхай.
   Встав с кровати, я направился было к двери, когда Шани тихо спросила вслед:
   - Я тебя не сильно задела?
   - Что? - не понял я.
   - Мои молнии. Ты в порядке? Я... не хотела.
   - Ты защищалась, - поморщился я, - и да, я в порядке. Я все же боевой маг с хорошей защитой и немаленьким резервом ауры.
   - Хорошо, - с видимым облегчением кивнула девушка, - зайди ко мне через час-полтора, ладно?
   - Не стоит этого делать, но хорошо. Зайду.
   Закрыв за собой дверь, я устало привалился к стене. Потрясающе. Мы с Шани чуть не убили друг друга, причем я - расчетливо и хладнокровно. Оказывается, она - стихийный эмпат. О том, что они упоминаются только в древних легендах, я молчу. Мои ментальные фильтры, гордость магов Башни, приказали долго жить. А это значит, что обратный отсчет уже пошел. А ведь я ещё даже не успел позавтракать...
  

***

   - Шани! - в Голосе звучал ужас, - Что произошло?
   - Что с тобой случилось? - нервно пробормотала я, - Ты просто... исчезла.
   - Я не знаю! Я помню, как князь зашел к нам в комнату, удар... и все. Темнота.
   - Он сорвался... у него стоял ментальный блок, размывающий воспоминания. Судя по всему, воспоминания с девушкой в этом, - я задумчиво скользнула пальцами по лацкану куртки, - костюме. Потому что когда он меня в нем увидел, блок приказал долго жить. И все негативные эмоции, которые копились годами, ударили по нам.
   - Понятно, - тихо прошептала Голос, - это... многое объясняет. И если бы я не была на переднем плане...
   - И не приняла на себя удар, он бы нас убил этим выплеском, - только сейчас меня начало потряхивать от осознания того, что чуть не произошло.
   - И... что с ним сейчас?
   - Да ничего... накопленные эмоции выплеснулись, так что он сейчас думает и чувствует как обычный человек. Вот и все. Ты сама ощутишь, когда рядом окажешься. Послушай...
   - Да?
   - Обойдись без своих игр, пожалуйста. Ему сейчас очень плохо. И если ты попытаешься этим воспользоваться - я тебя вышвырну. Предупреждение понятно?
   - Да, понятно... - в Голосе звучало разочарование.
   <...>
  

***

  
   Устроившись за уже привычным для меня столиком таверны, я размышлял о том, что только что произошло. Сейчас я чувствовал себя... относительно нормально. В голове всплыла аналогия с запруженной речкой - магический барьер служил плотиной для накапливающихся эмоций. Она рухнула, и захлестнувшая меня волна чувств, как дубиной, ударила Шани. Как если бы старающемуся услышать шепот человеку кто-то со всех сил закричал на ухо. Только вот сенсоры ментата гораздо чувствительнее любого уха, и удар по ним чреват гораздо более серьезными последствиями. Продолжая аналогию с плотиной, сейчас мои чувства вернулись к своему обычному, природой назначенному течению.
   - Милорд Кириэль, - подошедший к столику Эрик дружелюбно улыбнулся, - а вы, оказывается, популярный человек, - взяв из рук идущего за ним слуги серебряный поднос со стопкой лежащих на нем конвертов, Эрик поставил его передо мной, - Завтракать будете?
   - Да...
   - Крабовый омлет. Настоятельно советую, всякий, остановившийся в "Единороге" должен его попробовать.
   - Хорошо, пусть будет крабовый омлет, - вежливо согласился я. Есть мне не хотелось.
   - Миледи Ашанис будет завтракать в комнате? - поинтересовался Эрик.
   - Хм... да. Примерно через час. Тоже омлет, я сам отнесу.
   - Завтрак в постель, - улыбнулся он, - как романтично!
   Я натянуто улыбнулся. Настроения шутить и пикироваться с трактирщиком не было. Судя по всему, почувствовавший это Эрик ободряюще мне кивнул и со словами:
   - Приятного дня, - ушел к стойке.
   Я задумчиво перетасовал конверты. Узкий, чуть пахнущий жасмином конверт из розовой бумаги, на котором изящным женским почерком было выведено "Князь Кир" я отложил в сторону. Два следующих конверта были очень похожи - плотная белая бумага, мой полный титул, выписанный рукой профессионального каллиграфа, и герб в углу. На одном - встающее из-за горизонта солнце, символ церкви Сияющего Света. На втором - лев в венке из роз. С этим символом я знаком не был. На последнем конверте из желтого пергамента немного неровно было написано: "Князю Кириэлю от графа Фламенго". Его я и открыл первым, но не успел даже развернуть сложенный лист бумаги, как меня отвлекли.
   - Милорд, - обратился ко мне подошедший слуга, - вас спрашивает некто Микаль Саркот. Утверждает, что вы его знаете.
   - Микаль? - мне потребовалось несколько секунд, что бы вспомнить, откуда я знаю это имя, - Да, пригласите его сюда. И, пожалуйста, удвойте мой заказ.
   - Хорошо, милорд.
   - Кир? - неслышно подошедший к моему столику парень внимательно на меня смотрел.
   - Что надумал? - отозвался я.
   - У меня нет выбора... клянусь, - тут он понизил голос до шепота, - именем Королевы, что буду вам повиноваться, и не причиню вреда ни вам, ни вашим спутникам. И пусть моя кровь будет в том порукой. Устраивает вас такая клятва?
   - Вполне, - кивнул я, - присаживайся.
   - Слушаюсь, - Микаль, послушно опустился на указанный стул.
   - Давай сразу кое-что проясним, - улыбнулся я, - я правда не думал, что так получится. Я искренне надеюсь, что со временем смогу тебе доверять. И что ты сможешь доверять мне.
   - Милорд... - задумчиво проговорил он, - я обдумал то, что случилось вчера. Я понимаю, что вашей вины в случившемся нет. И тоже надеюсь на взаимное доверие. Ммм... хочу предупредить... вы очень зря показали Анди, насколько велика ваша власть над ним. Подобного он не ожидал. Сейчас его отношение к вам... крайне неоднозначно.
   - Да я и сам жалею...
   - Ладно. Разберемся. В общем, хочу, что бы вы знали... я в целом на вашей стороне. Только...
   - Что?
   - Я должен найти того, кто сделал это с отцом.
   - Понимаю, - согласно кивнул я, - и помогу. И найти, и... разобраться.
   - И во что мне обойдется ваша помощь, милорд?
   - Называй меня просто по имени... Кир - более чем достаточно. Моя помощь... Ни во что не обойдется. Я - боевой маг, и не могу пройти мимо чего-то подобного. Разумеется, я не могу обещать, что мы найдем того, кто это сделал, но... приложим все усилия. Такое не должно оставаться безнаказанным.
   - Тогда, - Микаль твердо посмотрел мне в глаза, - я хотел бы рассказать, что я вчера узнал.
   - Внимательно тебя слушаю...
   - Это все очень странно и страшно, Кир...
   - Милорды, ваш завтрак, - подошедшая со стороны кухни служанка начала накрывать на стол. Указав на нее глазами, я отрицательно качнул головой. Согласно кивнув, Микаль замолчал. Дожидаясь ухода служанки, я развернул и просмотрел письмо графа:
  
   Князь Кириэль,
  
   Как я Вам и обещал, я разобрал оставшиеся от моего воспитанника бумаги, и узнал следующее: мое поручительство маг Лиадон получил, фактически, через третьи руки. Меня об этом попросил воспитанник; его же просьба, в свою очередь, являлась выплатой карточного долга уже упоминавшемуся мной Трифону.
   Как часть поручительства, мой манор должен был предоставить магу Лиадону возможность арендовать сравнительно небольшой участок земли. Я искренне полагал, что этой возможностью он не воспользовался; однако, мои бумаги утверждают об обратном. Акт долгосрочной аренды поместья "Плакучая Ива" магом Лиадоном был подписан моим экономом без моего на то ведома. Я уже переговорил с моим слугой; он полагал, что маг Лиадон проинформировал меня о своих намерениях, и получил мое разрешение на аренду.
   Карта манора и описание пути к нему приложены к этому письму. Должен Вас предупредить, князь, что карта может не соответствовать реальности; судя по хранящимся у меня копиям счетов, подписанных магом Лиадоном, в последние два месяца на территории манора велось какое-то строительство.
   Я желаю успеха в Ваших поисках, князь, и искренне рассчитываю вновь увидеть Вас у себя в гостях. Я не теряю надежды на то, что Вы ответите согласием на мое предложение; впрочем, даже если это и не так, двери моего дома для Вас всегда открыты.
  
   С искренним уважением,
  
   Граф Альварадо Гарсия Фламенго дель Рико де ла Гранада эль Сарро.
  
   Как... интересно. С одной стороны, у "мага Лиадона" были деньги на аренду целого поместья и, вдобавок, на строительство чего-то в течении целых двух месяцев. С другой стороны, в это время он ютился в каком-то кошмарном клоповнике. Сказать, что от всего этого идет дурной запашок значило бы сильно преуменьшить текущую ситуацию. Правда, в незнание графа я верю... вряд ли он занимается делами манора, скорее всего, все детали оставлены на откуп слугам. А вот эконома следует проверить. Но эта подчистка хвостов может подождать; сначала надо съездить в "Плакучую Иву" и на все посмотреть самому.
   - Кир? - окликнул меня Микаль, - Все в порядке?
   - Что? Да... просто задумался.
   - Не хотел бы я быть тем, о ком вы сейчас думали, - передернулся юноша, - Лицо у вас стало...
   - Какое? - я с любопытством глянул на парня.
   - Сложно описать... холодное, злое, отстраненное...
   - Не обращай внимания, - я криво ухмыльнулся, - Ладно, так что ты вчера узнал, странное и страшное?
   - Я попробовал выяснить, над чем мой отец работал до того, как заболел.
   - И?..
   - И это оказалось очень сложно сделать. Я смог получить список рабочих его артели в Гильдии Строителей. И дали мне этот список только потому, что я его сын; посторонний бы этого никогда не узнал. Так вот... они все мертвы! Одного затоптала понесшая лошадь, двое других сорвались с лесов, ещё трое просто уснули и не проснулись. Кир, я не верю в такие совпадения!
   - Я тоже, - холодно прищурился я, - Продолжай.
   - Никто в гильдии не знал, где и над чем они работали; более того, копии контракта в архивах не оказалось! Кто-то очень старательно затер следы. Почти все.
   - Почти?..
   - Да. Я переговорил с вдовой их артельного, того, кого затоптала лошадь... он вел дневник, в котором записывал все заказы, имена заказчиков, условия и сумму оплаты, ну и все тому подобное. Тот, кто убил строителей и уничтожил архивные записи, об этом не знал. Я прочитал информацию о последнем заказе. Согласно бумагам, заказчик... - он вздохнул, - Старый Граф. Это очень влиятельный человек в нашем городе...
   - Я знаком с графом Альварадо, - прервал я Микаля, - ты уверен, что заказчик именно он?
   - Насколько в этом вообще можно быть уверенным, - пожал плечами Микаль, - Строительство велось на земле, принадлежащей графу, и заказчик - его человек, точнее эльф. В магистрате подтвердили и то, и другое.
   Верю ли я в такие совпадения? Наверное, да. Холодно прищурившись, я уточнил:
   - А название у этой принадлежащей графу земли есть?
   - Да. Поместье "Плакучая Ива".
   - И имя заказчика? - я не сомневался в том, что услышу, и был прав...
   - Совелисс Лиадон.
   Замолчав, я обдумывал полученные сведения. То, как был убит отец Микаля... я не знаю, как именно это было проделано, но я уверен в том, что для этого использовалась очень могущественная и очень темная магия. У меня никогда не было прямых доказательств того, что Совелисс использует Тьму, но вот косвенных признаков этого набралось уже более чем достаточно. Разумеется, любой, обучавшийся в Башне, владеет основами некромантии. Но то, что произошло год назад, и то, что случилось с отцом Микаля, далеко выходит за границы преподаваемых нам основ, как по уровню вложенных сил, так и по сложности чар. Если Совелисс способен на такую магию, то я сую голову в пасть голодному льву. С другой стороны, а какой у меня выбор?
   - Кир? - голос Микаля вернул меня в реальный мир.
   - Граф Альварадо тут не при чем, - я грустно усмехнулся, - он в этой истории всего лишь ширма. Совелисс - не его эльф, и арендовал манор без ведома графа.
   - В магистрате сказали, что граф предоставил этому эльфу свое поручительство, и только поэтому тот не был изгнан из города во время очищения эльфийского квартала. Зачем бы граф стал ручаться за кого-то постороннего?
   - Я знаком с ситуацией. Поверь мне, граф не знал, за кого ручается.
   - Откуда вы все это знаете? - чуть осипшим голосом спросил юноша, с опаской смотря на меня.
   - Я уже год пытаюсь найти этого мага, - я хищно улыбнулся, - и задать ему несколько вопросов.
   - Каких именно вопросов?
   - Примерно таких же, как те, что хочешь задать ему ты.
   - Когда мы выезжаем? - глаза Микаля опасно сверкнули.
   - Мы... - раскрыв набросанную графом карту дороги к поместью, я прикинул расстояния. По всему выходило, что добираться туда нам пришлось бы часов пять. Грому бы хватило двух, но людские кони никогда не угонятся за моим красавцем. Коней, кстати, ещё надо купить.
   - ... мы выедем чуть за полдень. Ты разбираешься в верховых лошадях?
   Микаль отрицательно покачал головой.
   - Это не есть хорошо, - поморщился я, - но попробуем что-то придумать. Когда именно похороны?
   - Завтра, в восемь вечера.
   - Хорошо... я надеюсь, мы успеем вернуться. Если нет, то...
   - То мой брат все сделает, - уверенно кивнул Микаль, - Поймать мерзавца, который убил отца, для меня важнее. Последнее "прощай" я могу сказать и на могиле.
   - Ладно, - я огляделся в поисках нашего хозяина. Эрик стоял возле стойки и что-то выговаривал нервно кивающему бармену. Словно почувствовав мой взгляд, он резко обернулся и, увидев, что я начал приподниматься из-за стола, махнул рукой, обрывая разговор, и подошел к нам.
   - Чем могу помочь, милорд?
   - Скажите, есть ли среди ваших служащих кого-то, кто разбирался бы в верховых лошадях, и которого я мог бы позаимствовать на час-полтора?
   - Разумеется. Что-то с вашим конем?
   - Слава Кореллону, нет. Но мне надо купить лошадей для двух моих спутников и миледи Чэрр. Боюсь, что у меня самого для этого нет времени, а Микаль, - я кивнул на сидящего напротив юношу, - в конях не разбирается.
   - За конями для спутников придется идти на рынок, - задумчиво кивнул Эрик, - что же касается вашей девушки... какую сумму вы готовы на нее потратить?
   - Вопрос о деньгах не стоит, - я пожал плечами, - а вы можете предложить что-то особенное?
   - Да, могу. Трехлетняя эльфийская восьмушка.
   - Сколько? - спокойно поинтересовался я, прекрасно понимая, что эту лошадь я куплю, сколько бы она ни стоила. От таких предложений не отказываются.
   - Сто, - улыбнулся Эрик.
   - Такой суммы наличными у меня с собой нет, - вздохнул я.
   - Лошадь вам, как я понимаю, нужна сегодня? - поинтересовался Эрик, и в ответ на мой согласный кивок, продолжил, - А банк открывается только завтра. Я приму именной вексель, если вам это удобнее... с гейсом.
   - С гейсом? - я вопросительно поднял бровь, - У вас есть реагенты?
   - У меня чего только нет, - усмехнулся трактирщик.
   - Согласен, - кивнул я.
   - Тогда я сейчас принесу все необходимое, милорд. Печать у вас с собой?
   - Всегда.
   - Кир, - тихо поинтересовался Микаль, дождавшись, пока Эрик не скроется в глубине таверны, - Что такое гейс?
   - Это эльфийские чары, - поморщился я, - дополнительная и очень хорошая гарантия честности. Если я на сто лиг отдалюсь от места заключения гейса, не расплатившись, то мне будет... очень неприятно. То же самое произойдет, если я не буду появляться здесь как минимум каждые три дня. И, откровенно говоря, я удивлен, что Эрик про них знает. Они более чем редки.
   - Понятно... - пожал плечами Микаль, - правда, я не вижу особого смысла накладывать чары из-за ста сребреников, но вам виднее...
   - Ста сребреников? - я насмешливо покосился на юношу, - Из-за ста сребреников никто бы не стал возиться, это так. Стоимость эльфийских лошадей измеряется в золоте.
   Глаза Микаля ошарашено распахнулись. В общем, его удивление было понятно. Сто золотых львов - это очень, очень много. За такую сумму можно вооружить личную дружину, купить преуспевающее поместье... или эльфийскую восьмушку. На самом деле, подобная цена за такую лошадь была средней - я ожидал, что первое предложение Эрика будет существенно выше.
   - Сто львов за... лошадь? - удивленно пробормотал юноша.
   - Лошади, - я позволил себе улыбнуться, - бывают разные. Восьмушки не болеют, не устают, гораздо быстрее простых людских пород, обладают плавным ходом, а главное, отличаются умом и сообразительностью.
   - А почему они так странно называются? - поинтересовался Микаль.
   - Все просто... в них одна восьмая крови эльфийских коней.
   - Сколько же может стоить чистокровный?
   - Они не продаются ни за какие деньги, - пожал плечами я, - Их просто нельзя продать. Так же как и подарить, обменять, потерять... Это магические существа, каждый из которых создается для определенного всадника, и требует огромного количества невероятно сложных чар. В людских землях такие есть, пожалуй, только у членов императорской семьи, как дружеский дар эльфийского двора.
   - Милорд Кириэль, - вернувшийся Эрик нес небольшую шкатулку, покрытую затейливой резьбой, и свиток пергамента, - вы готовы?
   - Разумеется.
   Быстро выведя слова обычного векселя, я размашисто расписался и открыл шкатулку. Вытащив из выстланного бархатом гнезда небольшую, молочно-белую жемчужину, я положил ее на пергамент, чуть ниже подписи. Взяв короткий, бритвенно-острый бронзовый ланцет с покрытым рунной вязью лезвием, я быстрым движением уколол свой палец и позволил капле крови стечь на драгоценный камень. Едва лишь кровь коснулась жемчужины, как по драгоценности прошла волна цветов, от ярко-алого до небесно-голубого, завершаясь иссиня-черным антрацитом. Дотронувшись до почерневшего камня моим перстнем-печаткой, я направил в него короткую волну магии. Мгновение не происходило ничего, а потом жемчужина взорвалась вихрем золотистых искр, выжигая на бумаге мой личный сигил. Одновременно с этим по украшающей мое левое плечо родовой татуировке прошла пронзительная волна холода - только что наложенный гейс подтвердил свое присутствие.
   - Благодарю вас, - улыбнулся Эрик, когда я протянул ему вексель и пододвинул шкатулку, - мой конюший ждет вашего слугу.
   - Отлично, - я вытащил из привешенного к поясу планшета туго набитый кошель и пододвинул его Микалю, - тут должно хватить на двух верховых, для тебя и твоего брата.
   - Зачем Андреасу конь? - брови Микаля сложились удивленным домиком, - Он же с нами не едет?
   - На будущее, - повел плечами я, - я все же надеюсь закончить все наши дела в Старгороде завтра, может быть ко вторнику. А потом - в дорогу!
   - Слушаюсь, - коротко кивнул юноша, поднимаясь из-за стола.
   - Я провожу, - улыбнулся Эрик.
   Даже не дожидаясь их ухода, я вскрыл украшенное львом письмо. Внутри оказалось официальное приглашение в поместье баронов Тивербладских, подписанное баронетом Лифиппом. Пожав плечами, я убрал его в планшет. Не думаю, что мне придется им воспользоваться, и совершенно не собираюсь стараться влиться в здешний "высший свет", но... планы имеют тенденцию меняться, и может быть, мне придется постучаться в двери баронета. Запас, как известно, карман не тянет.
   Задумчиво вертя в руках два оставшихся письма, я размышлял. Я знал, от кого они были, и в принципе догадывался, о чем там говорилось. Приглашение от Бьянки посетить палаццо его отца, и послание от ее дяди, коадъютора Александра, в котором он, скорее всего, очень настоятельно просит о встрече. Встречаться с этим клириком мне совершенно не хочется но, похоже, придется. Учитывая сложную эльфийскую ситуацию в Старгороде, так просто он от меня не отстанет. Хуже всего то, что я не представляю, как мне себя с ним вести. Если бы я путешествовал с официальной миссией эльфийского двора, было бы проще. А так, мое положение в этом городе очень шатко. И то, что я путешествую в компании де факто осужденной ведьмы, его ни капли не улучшает.
   Тяжело вздохнув, я вскрыл послание Бьянки. Как и предполагалось, девушка приглашала нас с Шани в гости, желательно - сегодня же вечером. Дату, увы, придется сменить. Вытащив из планшета письменные принадлежности, я быстро составил вежливый ответ. Убрав лист плотной бумаги в надписанный конверт, я запечатал его родовым гербом и отложил в сторону. Дольше оттягивать неприятное было нельзя...
   Послание отца Александра не отличалось ни длиной, ни витиеватостью:
  
   Князь Кириэль Найло,
  
   Отче наш, Сияющий Свет, требует присутствия вас и вашей спутницы на воскресной проповеди.
  
   Коадъютор Александр Гарпари.
  
   Воскресная проповедь традиционно начиналась в девять утра, и длилась час. Совсем недавно колокола пробили восемь - время у нас с Шани ещё было, но оставалось его очень немного. Забрав у стойки приготовленный для девушки завтрак, я поднялся на второй этаж и аккуратно постучал в дверь ее комнаты.
   - Войдите, - отозвалась девушка.
   Переодевшаяся в свой вчерашний костюм Шани сидела на небольшом пуфике перед зеркалом и сосредоточенно причесывалась. До этого ее грива всегда была забрана в тугую косу, распущенной я ее видел впервые. Струящийся водопад волос, даже на вид пушистых и шелковистых, роскошным плащом укутывал девушку. С огромным трудом подавив желание скользнуть по ним рукой, я поставил поднос на тумбочку и пристроился на свободном стуле.
   - Ммм... ты меня так заинтересованно разглядываешь, что мне даже немного неловко, - на мгновение прервавшаяся Шани с улыбкой покосилась в мою сторону и, не давая мне ответить, продолжила, - Что тебя гнетет?
   - Меня что-то гнетет? - вопросом на вопрос ответил я.
   - Угу... Что случилось, Кир?
   Вместо ответа я передал ей письмо Александра.
   - То есть мне надо поторопиться? - уточнила девушка, отложив расческу.
   - Ну... - я поморщился, - в общем, было бы желательно.
   - Хорошо, - мягко встав с пуфика, девушка легонько, самыми кончиками пальцев, скользнула по моей щеке, - Кир, не волнуйся. Все будет хорошо. На нас у этого священника глотка тонка - подавится.
   - По-моему, ты чересчур оптимистична...
   - Может быть, - широко улыбнулась девушка, - но я предпочитаю жить по старому доброму принципу - fac quod debes fiat quod fiet.
   - Что это за язык, и что это значит? - задумчиво поинтересовался я. И в самом деле, сказанная ею фраза ни по звучанию, ни по построению не напоминала ни что, когда-либо мною виденное или слышанное.
   - Это очень старый язык, - улыбнулась Шани, - сейчас им не пользуется почти никто. А фраза переводится просто: Делай, что должен, свершится, чему суждено.
   - Просто и красиво, - согласился я, - странно, что она мне раньше не попадалась.
   - Зато попалась сейчас. Подождешь меня внизу? Обещаю, что спущусь минут через пятнадцать.
   - Разумеется, - выходя из комнаты, я плотно притворил за собой дверь.
  

***

   <...>
   - Шани, у нас крупные проблемы, - пробормотала Голос, по-прежнему рассматривая зажатую в наших руках записку священника.
   - Что за проблемы?
   - Скажем так, я в этой церкви - это очень нежелательный сценарий развития событий. Так что я, с твоего позволения, спрячусь до поры до времени.
   - Почему? Что не так?
   - Долгая история... просто поверь мне на слово, ладно?
   <...>
  

***

   Шани и в самом деле не потребовалось много времени - она спустилась в главную залу даже раньше назначенного срока. Вдобавок к свободной белой блузке и длинной, в пол, юбке из темно-зеленого шелка, девушка, как того и требовали церковные правила, набросила на голову широкий плат, пряча свою роскошную гриву.
   - Можем выходить? - легко улыбнулась она, подходя к моему столику.
   - Да.
   - Скажи, - поинтересовалась Шани, идя к выходу, - а чего этот священник так к тебе привязался?
   - Боится... не понимает... - качнул головой я, открывая перед нею дверь.
   - Чего именно боится? - колдунья благодарно улыбнулась мне, шагая в проем.
   - Меня и моих поступков, - уточнил я, выходя за ней на улицу, - горрам!
   Яркое, сияющее солнце, словно бритвой, резануло по глазам. Для меня, всегда предпочитавшего полумрак сумерек, на улице было чересчур светло. Скользнув рукой по лицу, я активировал постоянно висящее на мне плетение, ослабляющее солнечный свет.
   - Значит, не показалось, - усмехнулась Шани, беря меня за руку.
   - Что именно не показалось?
   - У тебя иногда зрачки становятся, как у кошки, вертикальными. Все гадала, кажется мне это или нет.
   - Аааа, это... - махнул рукой я, - просто эффект от двух пересекающихся заклинаний. Иллюзия частично развеивается, и видно то, что видно.
   - Иллюзия? - девушка ощутимо напряглась.
   - Да... - зловеще прошипел я, - иллюзия, скрывающая мою истинную суть!
   - О Свет, - поддерживая игру, в притворном ужасе ахнула Шани, - и что же это за суть? Возможно, мне стоит упасть в обморок?
   - Несомненно! - развернувшись к девушке, я резко клацнул зубами, - Тогда мне будет проще выпить твою кровь!
   - Аааа! - не отпуская моей руки, колдунья чуть отшатнулась, - Не надо меня кушать, злобный вомпер, а то отравишься... - тут девушка и не выдержала и тихо рассмеялась.
   - Ага, и помру... в муках, - согласился я, - не буду, не волнуйся. Мне дорога моя не-жизнь.
   - А серьезно, Кир, что за иллюзия? - Шани просительно заглянула мне в глаза.
   - У меня на самом деле зрачки змеиные, - пояснил я, - так получилось. Долгая история, как-нибудь в другой раз расскажу. Так вот, что бы не пугать ими людей, у меня на глазах постоянно висит иллюзия, меняющая их на нормальные. Единственная проблема в том, что когда я накладываю на глаза дополнительные плетения, она почти дематериализуется для адаптации. Для простых людей хватает и ослабленного варианта, а вот маги через нее видят.
   - Понятно... - я ощутил, как девушка потерлась щекой о мое плечо, - а чего ещё я о тебе не знаю?
   - Шани, - я с удивлением посмотрел на колдунью, - мы с тобой знакомы несколько дней. Тем, что ты обо мне не знаешь, можно заполнить не одну книгу. Ты вообще к чему это спросила?
   - Mea culpa, - качнула головой девушка, - просто...
   - Опять твой очень старый язык? - поморщился я.
   - Прости, больше не буду, - улыбнулась девушка, - и, кстати, как раз "прости" я и сказала. Ну вот, с мысли сбил... Ага, - помолчав, продолжила она, - к чему я это спросила... Я, разумеется, не претендую на всеведение о тебе. Мне просто интересно, что ещё из того, что ты держишь на виду, и что кажется самим собой разумеющимся, таковым не является.
   - Других иллюзий на мне нет, - пожал плечами я.
   - Да я не об этом, - махнула свободной рукой девушка, - сложно объяснить...
   - А все же?
   - Наверное, мне просто хочется лучше узнать тебя. Но к чему торопить события? Все случится свой срок, правда ведь?
   - Fac quod debes fiat quod fiet, - усмехнулся я.
   - Туше, князь, - Шани тихо рассмеялась, - А у тебя прекрасная память, с первого раза запомнил.
   - Работа у меня такая, запоминать, - качнул головой я.
   - Я это учту, - хмыкнула колдунья, - но знаешь, мы отвлеклись! Ты хотел рассказать, почему этот особо важный священник боится тебя и твоих поступков?
   - Правда? - я вопросительно изломил бровь, - Я этого хотел?
   - Правда-правда, не сомневайся.
   - Ладно, - я чуть повел плечами, - в принципе, тебе полезно это знать. На самом деле, все вращается вокруг моего титула...
   - Аредхель эн Хриве, - согласно кивнула девушка.
   - Да, Aredhel en Hrive. Эльфийский титул, который, по общему мнению, налагает на носящего его определенные обязательства. В частности, о защите эльфов и помощи им же.
   - Кстати о титуле... - прищурилась она.
   - Ну вот только ты не начинай допроса на тему того, человек ли я, и если да, то как я подобного удостоился?.. - желания рассказывать свою биографию у меня не было.
   - Хорошо, хорошо, продолжай об обязанностях, - вздохнула девушка, - так и быть, буду считать тебя человеком до доказательства обратного.
   - Благодарю Вас за сей щедрый жест, миледи, - чуть поклонился я, - продолжаю. Как ты помнишь, отношение к эльфам в этом городе, мягко говоря, не очень.
   - Помню.
   - Если взглянуть на это со стороны отца Александра, то видны две проблемы. Во-первых, как ко мне вообще относиться? То ли как к простому эльфу, то ли как к простому человеку, то ли как к имперскому нобилю... Проблему видишь?
   - Угу, - согласно кивнула девушка, - а ты себя в каком качестве воспринимаешь?
   - Только и исключительно в своем собственном, разумеется. В обычные рамки я, увы, не укладываюсь.
   - А вторая проблема?
   - А вторая проблема заключается в том, что он не может предсказать мои действия. Эльфийский князь с полномочиями эмиссара двора, скажем, вполне мог бы устроить ему веселую жизнь в ответ на то, что его Поход проделал с эльфийским кварталом. С другой стороны, этот самый эльфийский князь отнюдь не стал бы разговаривать с ним так, как я вчера. Это я для примера, на самом деле вариантов много.
   - Тоже понятно, - протянула Шани, - а...
   - Если ты хочешь спросить меня о моих действиях, - перебил я ее, - то ответ прост: не знаю. Мне, конечно, не нравится текущая ситуация, и я с радостью бы ее изменил, но такой возможности у меня нет. Я здесь вообще по частному делу, без каких-либо полномочий кроме тех, что дарует титул.
   - А что касается обязательств о защите и помощи эльфам?
   - На самом деле их нет... - я устало вздохнул, - и никогда не было. Эльфийские князья делают только то, что выгодно Двору. Защита "всего великого эльфийского" - это очень удобная ширма, которая придает относительную легитимность их действиям. И, если честно, даже это - это не обязательства и клятвы, а их образ жизни. Я же... я могу помочь отдельно взятым эльфам, но вот морального обязательства быть карающей десницей Двора у меня нет, и никогда не будет. Меня не так воспитывали.
   - Ты с такой горечью об этом говоришь...
   - Что поделать... Кстати, с чисто формальной точки зрения отцу Александру нечего бояться. Мало кто знает об этом, но покинувшие леса эльфы официально не признаются Двором и отказываются от его защиты. Так что даже будь тут полноценный эльфийский лорд, у него не было бы полномочий что-то сделать. С другой стороны, если бы действия на благо здешних эльфов были бы выгодны Двору, отсутствие полномочий его бы не остановило. Оттого и репутация.
   - Какая репутация?
   - Очень, очень плохая, - хмыкнул я, - в общем, интерес священника ко мне понятен?
   - Более чем, Кир. И что будем делать?
   - Постараемся его убедить в том, что я для него безопасен. Что, в общем-то, соответствует истине. Только вот, боюсь, он нам не поверит.
   За этим разговором мы подошли к собору. Высокое здание, сложенное из светлого, аккуратно пригнанного камня, венчал покрытый темной бронзой купол с небольшой колокольной башенкой на самом верху. В узких окнах загадочно поблескивали пестрые витражи. Поднявшись по широким ступеням, ведущим к высоким, в два человеческих роста, дверям, я потянул тяжелую створку, пропуская девушку вперед.
   - Удачи, - шепнула она мне, проходя под украшенной символом Света аркой.
  
   <...>
   - Шани, я ухожу! - крикнула Голос, передавая мне контроль над телом, - Постарайся не наделать глупостей.
   - Я не полная дура, - огрызнулась я, стараясь не сбиться с шага.
   - Позови меня, когда вы уйдете из собора...
   - Хорошо.
  
   Внутри собор казался ещё больше, чем снаружи. Падающий сквозь разноцветное стекло витражей свет причудливыми узорами украшал полированный деревянный пол. Основной зал собора был разлинован узкими рядами даже на вид неудобных деревянных скамеек с высокими спинками. Сейчас, в ожидании воскресной проповеди, они были забиты народом. В соборе были и нобили, и купцы, и простые гильдейские рабочие. Прямой, как стрела, проход, ведущий от входа к располагающемуся в дальнем конце зала алтарю, был выстлан темно-синим ковром.
   - Сюда? - Шани кивнула на два свободных места у самого входа.
   - Хм... разумеется, нет, - подхватив девушку под руку, я повел ее к алтарю, собираясь присоединиться к группе разодетых нобилей.
   - Кир, куда ты? - тихо зашипела девушка, - Нам приличнее быть сзади.
   - Ты о чем? - я с удивлением на нее покосился, - Что значит - "приличнее"?
   - Впереди сидят только богатые и знатные, и нам... - она замолчала.
   - Шани, с тобой все в порядке? - деликатно осведомился я.
   - Да... - девушка густо покраснела.
   - Князь Кир! - от стоящей у алтаря группы отделилась тонкая девичья фигурка, - Я так рада, что вы смогли к нам присоединиться!
   - Доброе утро, Бьянка, - вежливо улыбнулся я.
   Замершая в ослепительном луче падающего из окна света Бьянка была прекрасна. Как и при первой нашей встрече, мне вспомнились староимперские изображения ангелов - они были красивы такой же воздушной, неземной, невероятной красотой. Свободное платье из белоснежного шелка, элегантными складками укутывающее девушку, не столько скрывало, сколько подчеркивало ее высокую грудь и тонкую талию. Выбивающиеся из-под головного плата волосы в солнечных лучах казались отлитыми из чистого золота. В огромных, небесно-голубых глазах плясали веселые искорки.
   - Князь, вы получили мое приглашение?
   - Да, донна, получил, - согласно кивнул я.
   - И? Вы сможете сегодня придти к нам?
   - Я очень сожалею, - вздохнул я. При этих словах с губ Бьянки исчезла легкая улыбка, разом переставшие смеяться глаза чуть потемнели.
   - Князь, вы же обещали! - в ее голосе звучали интонации обиженного ребенка.
   - Донна, я не отказываюсь от своего слова, - широко улыбнулся я, - просто прошу перенести ваше приглашение на, скажем, послезавтра. К сожалению, сразу после окончания проповеди мне придется на время уехать из города.
   - И куда вы направитесь, молодой человек? - стоящий неподалеку коадъютор Александр, старающийся незаметно прислушиваться к нашему разговору, решил в него вмешаться.
   - Я хочу посетить одно из поместий графа Альварадо, - пожал плечами я, - с его разрешения.
   - С какой целью? - под холодно-пронзительным взглядом священника было неуютно.
   - Граф попросил меня помочь с его предвыборной кампанией, - повел руками я, - вы же понимаете, монсеньор, я не могу рассказать вам детали?
   - Понимаю, - медленно кивнул Александр, - очень благородно с вашей стороны помочь графу. Значит ли это, что вы намереваетесь остаться в нашем городе... надолго?
   - Скорее всего, нет. Думаю, я уеду через несколько дней.
   - Князь, я надеюсь что вы здесь задержитесь, - напомнила о себе Бьянка, - Старгород - это такое сонное царство! Здесь очень не хватает новых людей.
   - В таком большом городе? - недоверчиво поинтересовалась Шани.
   - Увы, - вздохнула Бьянка, - в нашу провинцию имперские дворяне приезжают редко, и надолго не задерживаются.
   - Соболезную, - улыбнулся я.
   - Так что, князь, вы никак не сможете изменить свои планы и все же придти к нам сегодня? - с надеждой в голосе спросила Бьянка, - Я бы представила вас моим родителям...
   - Увы, я уже обещал графу Альварадо. Кстати, - я вытащил из планшета запечатанный конверт, - я собирался отправить вам мой официальный ответ после проповеди, но раз уж вы здесь, то... вручаю в собственные руки.
   - Благодарю вас, князь, - девушка с легким поклоном приняла послание.
   - Князь, - обратил на себя внимание отец Александр, - а что вообще привело вас в наш город?
   - Дела... - я задумчиво повел плечами.
   - Какие именно дела?
   - Личные, монсеньор...
   - Князь, в доме отца нашего, Сияющего Света, не бывает личных дел, - священник нахмурился.
   Понятно. Ускользнуть от ответа мне не удастся. Конечно, я могу заявить, что мои дела его никак не касаются, но... идти на открытый конфликт с главой местной инквизиции - это самоубийство. Врать в центре его Силы не стоит, подобное может потом очень больно аукнуться. Говорить правду, увы, тоже не очень хочется - мне ведь не нужно, что бы за каждом моим шагом следили? А значит, очень хорошо, что я подготовился к этому путешествию и продумал хорошее прикрытие - в меру меркантильное, в меру - недостойное истинного нобиля, и оттого тем более реальное.
   - Торговля, - вздохнул я, - мой клан интересует продукция Старгородских сталеварен. Прошли слухи, что вы собираетесь открыть несколько новых шахт...
   - Должен вас разочаровать, князь, не собираемся, а собирались...
   - Да, я уже узнал, что руда в них оказалась слишком бедной для добычи. Увы, новости об этом ещё не достигли столицы. Так что мое путешествие, в общем, окончилось впустую.
   - Я вам соболезную, милорд. Неужели другие Старгородские товары вас не интересуют?
   - Пока что не знаю, - поморщился я, - собственно, поэтому я и хочу задержаться в городе. Посмотрю, что тут можно купить, что - продать.
   - Если Двор интересует сталь... - начал священник.
   - Двор? - перебил я его, - Двор тут не причем. Я же сказал - в стали заинтересован мой клан.
   - Ясно, - кивнул священник, - то есть это не официальная миссия?
   - Нет, монсеньор, - качнул головой я, - как я и сказал с самого начала, это дело частное.
   - Прекрасно! - улыбнулся он, - Если вам понадобится какая-то помощь, то можете обратиться к моему секретарю - он прекрасно разбирается в местной торговле и, возможно, сможет вам что-то подсказать.
   - Благодарю, монсеньор, и думаю, что когда я вернусь из моей поездки, то воспользуюсь вашим предложением.
   - Князь, - заговорила озадаченно молчавшая Бьянка, - неужели вы - простой торговец?
   - Отчасти. Сам я не торгую, этим занимаются другие клановцы, я просто путешествую по стране и стараюсь найти новые торговые маршруты.
   - Неужели это нельзя узнать с помощью магии? - вопросительно подняла брови девушка, - Проделать такой путь, лишь для того, что бы задать несколько вопросов? Не проще ли просто связаться со Старгородом с помощью кристалла?
   - Конечно, можно, - улыбнулся я, - если требуется задать конкретные вопросы и получить конкретные ответы. Магическая связь, к сожалению, позволяет отправлять всего лишь несколько слов за сеанс, который, к тому же, требует весьма дорогих компонентов. Не говоря уже о том, что лучше всего на такие вещи смотреть собственными глазами. Ведь о многом на расстоянии могут просто не сообщить.
   - Почему?
   - Торговля, - вздохнул я, - она сродни войне. Тут все средства хороши, если они позволят получить прибыль. По крайней мере, так считают многие. И утаивание важной информации - это очень важное оружие в этой войне.
   - Увы, - склонил голову священник, - такова человеческая суть, и лишь отче наш, Сияющий Свет, может это изменить. Кстати, князь, к вопросу о человеческой сути... вы ведь так и не сказали, каким образом вам достался этот титул?
   - Отец Александр, - поморщился я, - это и в самом деле очень долгая и неинтересная история.
   - История, в результате которой человек получает высокий эльфийский титул, неинтересна?
   - Увы, - я чуть прищурился, - мне просто повезло родиться в нужное время в нужном месте.
   По ехидной усмешке на лице священника я понял, что он домыслил все, что мне требовалось. Что ж, о прощальных подарках благородных эльфов своим постаревшим человеческим любовницам ходит множество историй, почему бы не добавить в них и дар титула ее сыну-бастарду?
   - Что ж, тогда не буду расспрашивать, - согласно кивнул коадъютор, - молодые люди, проповедь вот-вот начнется. Прошу вас, рассаживайтесь, - широким жестом он указал на свободную скамейку, стоящую прямо перед алтарем.
   Воскресная проповедь в исполнении отца Александра ничем не отличалась от десятков ей подобных, которые мне приходилось слушать раньше. Восхваления "отче нашего, Сияющего Света", порицание человеческой слабости и греховности, призывы покаяться и исправиться, принять свое законное место послушного чада...
   Наверное, влияние отца дает о себе знать - я не выношу исконно человеческой веры в этого всезнающего, всеблагого, самовлюбленного отче, который требует поклонения и слепого повиновения, не давая ничего взамен. Я внутренне зверею от того, что его служители считают, что они вправе именовать меня "рабом Света". Я никогда и ни перед кем не склонял головы! Я не терплю их двуличность, их показное смирение перед теми, кто сильнее их, и презрительное снисхождение к тем, кто в чем-то слабее. Я не понимаю и вряд ли когда-либо пойму их неизменное самолюбование и неизбывное чувство собственной неоспоримости и непогрешимости.
   Я не отрицаю, встречаются те, кто искренне и самозабвенно служит Свету. Но, увы, они никогда не поднимаются по ступенькам церковной иерархии. Ведь там не нужна честность, искренность, желание помочь простым людям. Нет, владыки церкви - это хладнокровные политики, властолюбцы, расчетливые предатели, всегда готовые ударить в спину. Как жаль, что боги отдалились от этого мира! Подобного никогда не случилось бы в прошлые эпохи, когда Великие и в самом деле спускались на землю и делили с нами жизнь... а иногда и смерть.
   К концу проповеди мне очень хотелось с головой нырнуть в ледяной горный пруд, что бы смыть с себя все ту мерзость, которую так старательно внушал нам отец Александр. Увы, приходилось держать себя в руках - вежливо прощаться со вновь подошедшим к нам коадъютором, раскланиваться с Бьянкой и обещать что непременно посещу их палаццо через несколько дней, выдерживать представление нас ещё нескольким молодым нобилям...
  
   - Голос! - позвала я, как только мы с Киром вышли из церкви. Мне срочно надо было посоветоваться с кем-то знающим.
   - Я тут, - отозвалась моя спутница, - все, с преклонением перед их Светлейшеством закончили?
   - Да...
   - Что не так?
   - Все так, но ты многое пропустила. Слушай...
   <...>
  
   В общем, к тому моменту, когда мы с идущей рядом колдуньей покинули Старгородских собор, мне очень хотелось кого-либо убить. Чувствующая мое настроение девушка не приставала с расспросами, а просто шла рядом, взяв меня за руку.
   - Шани, - я первым нарушил висевшее между нами молчание.
   - Да, Кир?
   - По-моему, я нашел Совелисса.
   - Где? - я почувствовал, как ее ладонь чуть сжалась.
   - Согласно полученной от графа Альварадо информации, Совелисс арендовал один из графских маноров. Кроме того, помнишь отца Микаля?
   - Разумеется... - в голосе Шани звякнули льдинки.
   - Я думаю, что это дело рук Совелисса. Точнее, я в этом почти уверен.
   - Почему?
   - Он и его друзья работали как раз в этом поместье. Сейчас все они мертвы.
   - Ты представляешь, как он это сделал?
   - Нет... я никогда не сталкивался с подобной магией.
   - Понятно. Послушай... - остановившись, девушка заглянула мне в глаза, - Что он сделал, что ты так его ненавидишь?
   Что он сделал?.. Я почувствовал, как черная, тягучая ненависть вновь накрывает меня зловонной волной. Я не могу ничего доказать, но я верю, что за тем кошмаром на осенней поляне стоял именно этот светловолосый эльф с холодными как лед глазами. Но... я не хочу, что бы внимательно смотрящая на меня девушка знала о том, что хранит в себе моя память. Не нужно ей понимание того, каких "вершин" может достичь расчетливая, годами взлелеянная зависть. Заставив себя погасить эмоции, я ответил:
   - Совелисс - это расчетливая, самовлюбленная, холодная сволочь. Подойдет в качестве причины?
   - Кир, - Шани вздохнула, - если ты не хочешь мне что-то рассказывать, или на что-то отвечать, то, пожалуйста, так об этом и скажи? Не надо мне врать и о чем-то умалчивать. Я все это чувствую и, если честно, меня это очень обижает.
   - У меня нет доказательств...
   - Неважно! Что между вами произошло?
   - Нет, - я отрицательно качнул головой, - Не сейчас. Прости. Я... не хочу вспоминать.
   - Хорошо... - Шани отвернулась, складывая руки на груди, - Расскажешь, когда сможешь. Просто знай... - она кинула на меня быстрый взгляд через плечо. В глазах ее блестели слезы, - Я вижу, что он с тобой сделал. Я помогу тебе его найти и поймать, что бы от меня для этого не потребовалось.
   - Спасибо... - я бережно положил руку ей на плечо, - Пошли в гостиницу? Нам скоро выезжать.
   - Да, пошли.
  

***

   <...>
   - Он его ненавидит, - тихо пробормотала Голос, - искренне, безоговорочно. Если раньше он сомневался в вине этого эльфа, то сейчас никаких сомнений у него не осталось.
   - Мне страшно, - отозвалась я, - он как стрела на тетиве... в постоянном напряжении, готов сорваться и понестись к цели. И... я не хотела бы встать на его пути.
   - Не могу не согласиться. Но заметь, какой самоконтроль! А учитывая то, что ты мне рассказала... этот мальчик нравится мне все больше и больше!
   <...>
  

***

   Микаль ждал нас у входа в "Единорога". Удобно устроившись на невысокой ступеньке, он оживленно болтал с одним из неотлучно находившихся тут служек. При виде меня и Шани юноша быстро поднялся на ноги и поклонился:
   - Добрый день, Кир, Шани.
   - Добрый, Микаль, - отозвалась колдунья.
   - Добрый, - согласно кивнул я, - и станет ещё добрее, когда мы выедем. Кони куплены?
   - Да, - Микаль протянул мне изрядно отощавший кошелек, - вот остатки денег.
   - Хорошо, - не глядя, я убрал его в планшет, - ты готов выезжать?
   - Да, в любой момент.
   - Шани?
   - Десять минут на переодевание во что-то более удобное, - попросила девушка, - и на сборы?
   - Хорошо. Мы будем ждать на конюшне.
   Проводив скрывшуюся за дверью девушку долгим взглядом, я обернулся к Микалю:
   - Ты вооружен?
   - Да, - юноша поднял с земли незамеченный мною раньше тяжелый дубовый посох, обитый широкими железными полосами.
   - Можно? - я протянул руку к оружию.
   - Разумеется, - коротким движением запястья Микаль перебросил мне дубинку. Полированное дерево удобно легло в ладони. Используя инерцию броска, я закрутил посох в короткой мельнице, проверяя его баланс. Оружие было, на мой вкус, слегка тяжеловатым, но в целом - очень неплохим. Остановив вращение, я коснулся металла оковки. Пальцы неприятно кольнуло - "холодное железо" реагировало на скрывающуюся внутри меня Силу. А значит, с этой простой на вид дубинкой можно сражаться и против магических созданий. Очень, очень впечатляет. С одобряющим кивком я вернул посох Микалю:
   - Откуда такая прелесть?
   - Наследство отца, - лицо юноши окаменело.
   - Понятно, - кивнул я, - он научил тебя им пользоваться?
   Вместо ответа он одним плавным, текущим движением перехватил посох боевым хватом и стремительно прошел одно из классических "цветочных" ката. И, чего греха таить, сделал это быстрее и чище, чем мог бы я. С другой стороны, мое оружие - меч, а не посох. Успокоив таким образом чуть шевельнувшегося в глубине души червячка зависти к чужому мастерству, я улыбнулся:
   - Прекрасно. Рад, что ты на моей стороне. Покажешь, каких коней выбрал?
   - Разумеется. Конюшня за гостиницей, - Микаль приглашающе махнул рукой.
   Конюшня мастера Эрика вполне соответствовала богатому и респектабельному духу этой гостиницы. Здание из серого кирпича венчала аккуратная черепичная крыша. Внутри конюшня была разбита на просторные стойла, с засыпанным в кормушки отборным овсом и глубокими поилками, по которым текла кристально чистая вода. Подойдя к стойлу с моим конем, я ласково потрепал его по шее. В ответ на ласку Гром положил свою голову мне на плечо и одобряюще фыркнул.
   - Кир? - окликнул меня стоящий у соседнего стойла Микаль.
   - Да? - я подошел к нему и с интересом посмотрел на купленного юношей коня. Красивый гнедой гельдерленд с хорошо развитыми плечами и низкой холкой, лет шести на вид, на первый взгляд выглядел неплохо.
   - Жеребец? - поинтересовался я.
   - Мерин, - отрицательно покачал головой Микаль, - с жеребцом я могу не справиться.
   - Хороший выбор, - одобрил я, - как аллюр?
   - Ровный. По словам торговца, очень спокойный конь. В общем, как мне и надо.
   - Прекрасно! А где конь Андреаса?
   - У Андреаса. Я взял на себя смелость заехать домой.
   - Хорошо. Что ему купили?
   - Эээ... - задумался Микаль, - далис? Дэлис?
   - Далес, - улыбнулся я, - хороший?
   - По словам конюшего, да.
   - Думаю, мы ему поверим...
   - Милорд Кириэль? - окликнул меня появившийся на пороге конюшни Эрик, - Миледи Чэрр сказала мне, что вы тут. Передать вам лошадь прямо сейчас?
   - Зачем? - пожал плечами я, - Шани придет, ей и передашь.
   - Ладно, - кивнул трактирщик, - но неужели вы не хотите сначала взглянуть на свое приобретение?
   - Почему бы и нет? - согласился я.
   Тихо свистнув, Эрик вывел из дальнего стойла серую кобылку. При виде восьмушки Микаль восхищенно вздохнул. И, надо сказать, я его прекрасно понимал. Я не знаю, почему получается именно так, но моего чистокровного эльфийского жеребца почти любой спутает с обычным вороным ахалектинцем, разве что необычно большим для этой породы. Полукровки по виду тоже практически не отличаются от простых человеческих коней. А вот квартероны и особенно восьмушки... это - песня, воплощенные красота и изящество. Наверное, так могли бы выглядеть легендарные единороги - легкие, поджарые, невероятно грациозные, с длинной, пушистой гривой, роскошным хвостом и огромными, умными глазами.
   - Ну как? - в голосе Эрика звучала неприкрытая гордость.
   - Великолепно! - искренне ответил я, - И масть прямо под цвет волос. Удачное совпадение.
   - Да, - усмехнулся трактирщик, - я об этом подумал, как только увидел миледи.
   - А как ее зовут? - я легко, кончиками пальцев, скользнул по мускулистой шее кобылки.
   - Tinta... Искра.
   - Да, - медленно кивнул я, оценивая имя, - ей подходит!
   - Какая прелесть! - занятый осмотром лошади, я не услышал вошедшей в конюшню Шани. Обернувшись к девушке, я одобрительно кивнул. Ее длинную юбку сменили свободные шелковые штаны, поверх белоснежной блузки был наброшен короткий синий жилет, за пояс заткнуты тонкие перчатки.
   - Нравится? - улыбнулся трактирщик, протягивая колдунье недоуздок.
   - Разве такая красота может не нравиться? - восхищенно пробормотала девушка, скользя пальцами по пушистой гриве лошади.
   - Я рад, - коротко кивнувший мне Эрик пошел к выходу.
   - Эээ... - протянула Шани, недоуменно смотря на зажатый в ладони ремешок.
   - Ее зовут Tinta, - откровенно наслаждаясь ситуацией, хмыкнул я, - Надеюсь, ты будешь о ней хорошо заботиться.
   - Ты? - ахнула девушка, и закончила, - С ума сошел... я не могу ее принять!
   - Почему?
   - Она же, наверняка, жутко дорогая!
   - Смотря с чем сравнивать. Не дороже денег, поверь мне.
   - Все равно!
   - Послушай, - вздохнул я, - ты, помнится, сказала, что хочешь продолжать со мной путешествовать?
   - Да, - кивнула колдунья.
   - В таком случае, тебе нужна лошадь. Я постоянно в пути, надолго задерживаться в городах мне приходится очень, очень редко.
   - Ну не обязательно же такую лошадь?!
   - А почему нет? - пожал плечами я, - Она тебе подходит... и нравится. Я прав?
   - Да, но...
   - Никаких но. И вообще, если тебя мучает совесть по поводу ее цены, то, пожалуйста, считай это немного глупой попыткой извиниться за сегодняшнее утро.
   - Не немного... - глаза девушки опасно потемнели.
   - Все равно, Шани, лошадь уже куплена. Так что...
   - Ну, хорошо, - вздохнула девушка, - тогда, может быть, поменяемся?
   - В смысле?
   - Ну... ты возьмешь эту лошадь, а я - твоего коня. Она же намного лучше, сразу видно...
   Я с трудом подавил смешок. Сменять чистокровного эльфийца на восьмушку - какая роскошная шутка! Это если забыть о том, что мой конь - часть меня, и передать его кому-то я не смогу, даже если бы захотел. Но... как можно захотеть расстаться с тем, кто безоговорочно верен, кто всегда тебя понимает, кто никогда не предаст?
   - Нет, - отрицательно качнул головой я, - во-первых, твоя лошадь не лучше Грома, а во-вторых, такой обмен просто невозможен.
   - Почему?
   - Потому что мой конь слушается только меня, и этого не изменит ничто. Он заклят на моей крови.
   - В первый раз слышу о таких чарах, - поморщилась колдунья.
   - Они... редки. Прими на веру.
   - Да нет, я не сомневаюсь в твоих словах. Просто я думала, что о заклятии животных знаю все. Значит, ошибалась.
   - Получается, что так.
   - Все равно ты сумасшедший, - вздохнула колдунья, - спасибо.
   Шагнув ближе, она закинула руки мне на шею. Я ощутил на своей щеке легкое прикосновение ее теплых, мягких губ. По лицу, растекаясь от места поцелуя, прошла странная, щекочуще-теплая волна. Это было... необычно, и очень приятно. Спустя мгновение Шани шагнула назад, озадаченно дотрагиваясь кончиками пальцев до приоткрытых губ.
   - Что... это было? - она непонимающе смотрела на меня.
   Что заставило меня в этот момент взглянуть на потоки Силы? Интуиция, наверное... Нас окутывало радужное, равномерное пульсирующее в такт ударам сердца сияние. Тонкие потоки энергий, мгновение назад соединявшие наши ауры в одну целую, законченную структуру, медленно расходились в стороны. Мне никогда не приходилось видеть ничего подобного.
   - Не знаю... Что ты почувствовала?
   - Сложно описать... холод, легкий, искристый...
   Вместо ответа я только пожал плечами. Неловкое молчание прервало тихое покашливание все это время молча наблюдавшего за нами Микаля:
   - Да? - я резко обернулся к юноше.
   - Князь, я не хочу вас торопить, но... мы собираемся выезжать?
   - Да, разумеется. Седлаем коней, - тряхнув головой, я пообещал себе позднее разобраться, что именно произошло в этот момент. Сейчас же у нас были более важные дела.
   - Кир, - жалобно протянула Шани, - я не умею...
   - Сейчас помогу...
   Быстро набросив на Грома попону, я положил сверху седло и, легонько потрепал его по плечу. Умный конь послушно выдохнул, позволяя мне надежно затянуть подпругу. Быстро одев на него сбрую, я набросил поводья на седельный крюк и подошел к нежно гладящей Искру Шани:
   - Смотри и запоминай...
   Восьмушка оказалась не менее послушной, чем мой эльфиец. Седлая лошадь, я объяснял, что делаю, и зачем. Наконец, защелкнув последнюю пряжку на сбруе, я передал повод колдунье и поинтересовался:
   - Все понятно?
   - В принципе, да. Я, наверное, попрошу тебя ещё несколько раз ее оседлать, что бы убедиться, что я все правильно запомнила. Не сейчас, позже.
   - Хорошо, - улыбнулся я, - Микаль, ты готов?
   - Да, милорд, - отозвался юноша, выводя своего коня на улицу. Мы с Шани последовали за ним.
   - Я боюсь спрашивать, - вздохнул я, подсаживая колдунью в седло, - а ты вообще верхом ездить умеешь?
   - Немного... если галопом скакать не будем, то не свалюсь, не бойся.
   - Хорошо, - поднявшись в седло, я возглавил нашу маленькую колонну.
   Полуденная жара очистила улицы, загоняя всех горожан в тень, так что до ворот мы доехали быстро. Проблем с выездом их Старгорода не было - приветливо махнув уже знакомому нам сержанту, я только крикнул:
   - Князь Кириэль Найло и Ашанис Чэрр, на прогулку, на денек, - и, дождавшись его разрешающего кивка, направил коня в проем ворот. Шани и Микаль, как привязанные, следовали за мной.
   Оказавшись на тракте, я тронул поводья, переводя Грома с шага на рысь. Воспользовавшись шириной дороги, колдунья пристроилась сбоку. К моему немалому удивлению, в седле она держалась превосходно.
   - Послушай, Кир, - окликнула она меня, - давно хотела спросить...
   - Да?
   - Черные сапоги, черные брюки, черная рубашка, черный плащ... тебе не жарко?
   Жарко? Я забыл, что это такое. Я знаю лишь пронзительный, гложущий кости холод, от которого невозможно спрятаться под ватным одеялом, который не сможет прогнать самое жаркое пламя. Этот холод всегда со мной, всегда рядом. Этот холод дарует мне Силу.
   - Нет, - я отрицательно качнул головой, - я привык.
   Чуть откинувшись в седле, я вскинул руки, вызывая из таинственного небытия мою броню. Короткая вспышка света, и я вновь ощутил привычный вес кольчуги. Подтянув ремни наручей, я резким движением плеч распустил плащ. Слово Силы - и на черной ткани загадочным серебром полыхнул мой герб - обвившийся вокруг меча дракон в венке из роз. Маскарад окончился, и я вновь стал самим собой - идущим по следу врага блейдсингером!
  

***

   <...>
   - Ну что, - окликнула я Голос, - как я справилась?
   - Ты знаешь, на удивление неплохо. Если не считать того, что без моего контроля ты бы упала с Искры в течение пяти минут.
   - Я научусь, со временем.
   - Да, твое предложение поменять восьмушку на чистокровного эльфийского коня тоже... ни капли не смешно.
   - Я же не знала... - обиженно проворчала я, косясь на огромного черного скакуна князя - Согласись, что моя лошадка красивее этого монстра?
   - Дело не в красоте, солнце, - хихикнула Голос.
   - Да я понимаю, понимаю. Хватит уже тыкать меня носом в эту ошибку. И вообще, Кир это нормально воспринял!
   - Да-да, ты его немало повеселила.
   - Послушай, Голос, признай уже, что я все это время провела без твоего контроля, и все прошло нормально?
   - Я же сказала, что ты неплохо справилась, - Голос, к моему удивлению, была не раздражена, а довольна. Несмотря на то, что я заставила ее уступить мне контроль над телом. Несмотря на то, что я не обращала внимания на ее советы... да что там, требования. И, вдобавок, очень грубо посоветовала замолчать, когда она завела речь о сеновале, на который мне срочно нужно было тащить Кира. Закусив губу, я постаралась вспомнить то, что почувствовала, когда мои губы коснулись его щеки. Это было... непередаваемо. Не знаю, что произошло между нами... знаю только то, что я хочу, что бы это повторилось, и очень этого боюсь. И я знаю, что князь разделяет это желание.
   <...>

***

Глава 4: Воскресенье - Понедельник. Логово.

   Дорога до "Плакучей Ивы" заняла не предполагаемые мною пять часов, а все восемь. Должен признать, что произошло это исключительно по моей вине - я пропустил нужный сход с тракта, потом отказывался поверить в то, что мог настолько глупо ошибиться, потом нам пришлось возвращаться... в общем, к окрестностям манора мы подъехали часам к девяти вечера - уже начинало темнеть.
   Этот кусок земель, принадлежащих графу Альварадо, по сути своей являлся охотничьим участком. Покрытый невысокими холмами, заросший густым лесом, он захватывал небольшой кусок местной речушки. Собственно, сам манор, а точнее, охотничий домик, стоял на берегу. Ведущая к нему колея, ранее, несомненно, заросшая, сейчас была относительно раскатана - признак подвоза материалов для недавнего строительства.
   Судя по карте, до постройки нам оставалось не более мили. Вскинув руку, я остановил нашу кавалькаду и, найдя подходящий проход в придорожных кустах, направил туда коня. Микаль и Шани последовали за мной. Проехав с сотню шагов, и убедившись, что с дороги нас не увидеть, я спрыгнул с Грома и закинул его поводья на седельный крюк.
   - Приехали, - проинформировал я спутников, - Дальше пойдем пешком, и скрытно.
   - Лошадей стреножить? - поинтересовался Микаль.
   - Нет, не стоит.
   - А они не разбредутся по лесу? - уточнила Шани, ласково гладя свою кобылу.
   - Нет, мой конь за этим присмотрит. И так мы не потеряем времени, если придется оттуда убегать.
   - Убегать? - Микаль странно на меня покосился, - Мы ещё ничего не начали, и уже собираемся убегать?
   - Я предпочитаю быть готовым ко всем случайностям, - пожал плечами я, - А вдруг там, скажем, дракон? Я предпочту убежать и попробовать что-то ещё, чем глупо погибнуть.
   - Если бы все герои так рассуждали, - фыркнул юноша, - то...
   - Ты знаешь, в чем разница между героем и трупом?
   - Нет...
   - Один очень быстро становится другим. В какую сторону идет изменение, догадайся сам. На таких условиях быть героем я не хочу.
   - Иногда приходится, - вздохнула Шани.
   - Да, - согласился я, - когда нет другого выхода. Выдвигаемся.
   Спустя примерно три сотни шагов я почувствовал, как Шани легко тронула меня за руку и прошептала:
   - За нами следят.
   - Сколько, кто, откуда? - не подавая виду, что происходит что-то необычное, и не снижая хода, отозвался я.
   - Один, сзади, шагах в сорока. Напуган, но целеустремлен. Кто - не знаю.
   - Продолжайте идти вперед. Через шестьдесят шагов разворачивайтесь и возвращайтесь сюда, - говоря это, я стремительно плел чары. Простая звуковая иллюзия, повисшая рядом с Шани, была готова дублировать звук моих шагов. Гораздо более сложное плетение, задачей которого было рассеивать внимание возможных наблюдателей, плотным коконом опутало мое тело. Дождавшись, когда мы будем проходить мимо какого-то большого дерева, я резко шагнул к нему и активировал магические связки. В висках заломило - затраты энергии на скрывающие меня чары были великоваты для моего резерва. Впрочем, держать их мне не очень долго. Вытащив клинок, я прижался спиной к теплому стволу и замер, стараясь даже не дышать. К сожалению, я не владел чарами полной невидимости, энергетические затраты на которые превышали мои возможности почти на порядок. В подобных ситуациях приходилось полагаться на такой вот морок.
   Мои усилия были вознаграждены. Вскоре я увидел невысокую, щуплую фигурку, идущую по нашему следу. Непонятное существо было задрапировано в широкий зеленый плащ, утыканный разнообразными веточками. Широкополая шляпа затеняла лицо. Дождавшись, когда оно, обращающее на меня внимания не больше, чем на какой-либо кустик, пройдет мимо, я шагнул за ним.
   Словно ощутив мое присутствие, наш преследователь начал оборачиваться. Вытянув руку, я многообещающе дотронулся лезвием ноэра до его шеи. Почувствовав касание холодного металла, он замер.
   - Тихо... - зловеще прошипел я, - Плавно разведи руки в стороны, и не двигайся... а то я нервный, не дай Кореллон рука дрогнет, - с этими словами я чуть нажал на клинок, надрезая кожу.
   - Не надо, - от волнения голос незнакомца сорвался.
   - На колени. Руки держи, как держишь.
   Существо послушно опустилось на колени. По-прежнему удерживая его на кончике клинка, я ждал возвращения моих спутников. Шестьдесят шагов - это немного, и вскоре я услышал шаги возвращающихся по собственному следу Шани с Микалем. При виде захваченного мной существа Шани отступила в сторону, плавно сводя ладони. Вокруг ее рук заклубилось темное пламя. Микаль же повел себя по меньшей мере странно. Шагнув к пленнику, он кончиком посоха сбросил его шляпу на землю и в вполголоса выдал потрясающе эмоциональный букет ругательств. Впрочем, все стало на свои места, когда он, успокаиваясь, глубоко вздохнул и поинтересовался:
   - Анди, какого... ты здесь делаешь?
   - За тобой иду! - огрызнулся тот.
   Я вернул в ножны отведенный от шеи мальчишки клинок. Все ещё дрожащий от пережитого страха Андреас резко развернулся ко мне и, глубоко вздохнув, зло зашипел:
   - А ты что делаешь, флэ-эш? Хвата...
   Не дав ему закончить обвинительную речь, я ухватил парня за грудки и весьма ощутимо приложил спиной о ближайший ствол. Всхлипнув выбитым из легких воздухом, мальчишка заткнулся. Поймав его взгляд, я медленно проговорил, стараясь, что бы в голосе не было и намека на эмоции:
   - Никогда больше так не делай. В следующий раз я сначала ударю, а потом буду задавать вопросы. Ты все понял, ученик?
   Вместо ответа тот мелко закивал.
   - Хорошо. Микаль, он весь твой, - с этими словами я отпустил мальчишку и отступил в сторону, позволяя братьям разобраться между собой.
   - Ты почему похоронами отца не занимаешься? - сухо поинтересовался Микаль.
   - Соседка все сделает, она обещала! Думаешь, тебе одному хочется за него отомстить? Нет уж, я в этом тоже поучаствую!
   - Нет, не поучаствуешь.
   - А как ты мне помешаешь? Я достаточно взрослый, что бы за себя решать.
   - Ты мелкий идиот! - рявкнул юноша.
   - А ты - крупный! - не остался в долгу его брат.
   - Немедленно возвращайся в город.
   - Нет!
   - Я кому сказал?!
   - Иди ты... со своими приказами!
   Нащупав соединяющую меня с мальчишкой нить клятвы, я дотронулся до нее потоком энергии, придавая своим словами силу безусловного приказа, и холодно проговорил:
   - Возвращайся в город.
   Связка слегка задрожала, но... больше ничего не произошло.
   - Не работает, флэ-эш? - ехидно осведомился галчонок, - Не один ты тут такой крутой колдун, и на тебя нашлась управа!
   - Амулет, - уверенно сказал я. Вообще-то возможность приказывать была всего лишь побочным эффектом клятвы. Именно в силу того, что связка была не рассчитана на подобное использование, ее можно было заблокировать достаточно дешевым и распространенным глифом, что Андреас и проделал.
   - Да, амулет! Такой, какой ты не снимешь! - парень задрал рукав, открывая татуированный на запястье глиф.
   - Всегда можно отрубить тебе руку, - пожал плечами я.
   - Кир, перестань! - Шани встала между мной и мальчишкой, - Ты нормально говорить с людьми не пробовал? Нет, ругаетесь, как маленькие дети!
   - Хорошо, - кивнул я, - попробуй его убедить вернуться домой.
   - Не получится, - фыркнул тот.
   - Послушай, - Шани внимательно на него посмотрела, - мы же не на прогулку едем. Там будет драка, будет опасность.
   - Я, типа, должен сейчас наложить полные штаны и убежать под юбку к маме?
   - Нет, - отрицательно качнула головой девушка, - ты должен подумать о том, что забота о тебе отвлечет нас от врагов.
   - Забота обо мне?! - фыркнул мальчишка, - Да что ты обо мне знаешь, кхарра?!
   Флэ-эш, кхарра... и откуда мелкий наглец понабрался дворфских ругательств? Впрочем, неважно... мне наплевать, как он ко мне обращается - хоть горшком назови, только в печку не ставь. Но вот за своим языком в отношении Шани он будет следить!
   - Кир, не мешайся, - резко обернулась ко мне девушка.
   - Я ничего не сделал, - чуть дернулся я.
   - Но собирался, - отрезала колдунья и, развернувшись к Андреасу, осведомилась - И чего о тебе я не знаю?
   - Я могу за себя постоять, - фыркнул тот.
   - Да? - улыбнулась девушка, - Как я помню, Кир тебя поймал два раза из двух.
   Вместо ответа мальчишка шагнул назад и, коротко тряхнув руками, выбросил из рукавов два кинжала. Насмешливо покосившись на Шани, он подбросил один из них в воздух. Спустя мгновение к нему присоединился второй, третий, четвертый... Я и понятия не имел, что он таскает на себе такое количество разнородных ножей. Без особого напряжения жонглирующий семью кинжалами Андреас внезапно коротко присвистнул, и метнул только что пойманные клинки в многострадальный ствол. Стоило очередному ножу упасть в подставленную ладонь, как мальчишка повторял бросок. Я с интересом посмотрел на импровизированную мишень. Ножи лежали кучно, мимо цели не прошел ни один. Зачаточная магия мальчишки, не иначе... интересный вариант телекинеза - чуть-чуть подправлять бросок. Надо будет попробовать!
   - Милорд, - совершенно внезапно он прекратил ерничать и заговорил серьезно, - Поверьте, я не идиот. Я знаю, что там, впереди, опасность, и я понимаю, кто тут командует. Разумеется, я буду вас слушаться. И поверьте, вы не пожалеете, что я с вами. Брат меня сильно недооценивает.
   - Хорошо, - я удивленно качнул головой. Такого я от этого наглого мальчишки не ожидал.
   - И ещё, милорд, - добавил он, - меня зовут не Андреас, а Туз.
   - В таком случае, - я шагнул к нему, протягивая руку, - я не милорд, а Кир.
   - Принято, - ухмыльнулся тот, вновь, как по мановению волшебной палочки, превращаясь в ехидного насмешника, - веди нас в бой, Кир!
   В обновленном составе мы двинулись дальше. Лес, к моей немалой радости, и не думал редеть, по-прежнему защищая нас от взглядов возможных наблюдателей. Несколько минут спустя, когда мы, по моим прикидкам, уже вплотную подошли к манору, Туз пробормотал себе под нос:
   - Свет, воняет-то как...
   - Что? - подняв руку, я остановил наш маленький отряд, - Ты о чем?
   - Жуткая вонища тут, - удивленно моргнул мальчишка, - ты не чувствуешь?
   - Нет... - я вопросительно покосился на Шани и Микаля. Девушка отрицательно качнула головой, а вот Микаль с не меньшим удивлением, чем брат, воззрился на меня:
   - Как этого можно не чувствовать?!
   - Кир, - фыркнула Шани, - помнишь, ты пытался защитить нас от городских запахов?
   Горрам! Чары фильтра тянули настолько мало энергии, что я совсем про них забыл. Прикрыв глаза, я оборвал энергетические нити, ведущие к этим плетениям, и тут же схватился за нос. Шани, судя по всему, было не лучше.
   - Что это такое? - придя в себя после первого шока, пробормотал я.
   - Они там что, впереди, стадо козлов держат? - протянула девушка. И в самом деле, этот запах напоминал козлиный, разве что многократно усиленный. От его концентрации начинали слезиться глаза.
   - Что бы там ни воняло, оно уже близко... - проворчал Микаль.
   И в самом деле, уже через несколько десятков шагов нашим взорам открылась прибрежная поляна, на которой, судя по карте графа, должен был стоять охотничий домик. Спрятавшись за густыми кустами, мы ошарашено взирали на...
   - Что за?.. - удивленно пробормотал я.
   И в самом деле, ни о каком охотничьем домике тут и речи не шло. На поляне стоял каменный купол, шагов десяти в диаметре. На вершине его располагалась крохотная башенка с плоской квадратной крышей, по углам которой стояли странные скульптуры - сидящие на корточках, рогатые и обильно волосатые гуманоиды. Перед ведущим внутрь треугольным проемом, украшенным какой-то резьбой, была пыльная, утоптанная площадка, на которой и происходило основное действо. Вокруг плоского камня, на котором, явно без сознания, лежал одетый в холщовую рубаху и порты парень, стояли и переругивались несколько очень странных фигур. Все они были одеты в закрытые шлемы с огромными рогами, и замотаны в козлиные шкуры, с посохами в руках. У троих из них эти дубинки были увенчаны металлическими лезвиями, по виду больше всего напоминающими двузубые вилы. Собственно, вилоносцы и спорили между собой, остальные же им восторженно внимали. Прислушавшись к ругани, я изумленно поднял брови.
   - Мастер, - воскликнул один из вилоносцев, - но ведь наш гримуар четко утверждает, что для дара Великому необходима девственница!
   - Нет, - яростно возразил ему второй, - это традиционное заблуждение. Гримуар написан на гаэльском, и это слово может обозначать как девственницу, так и девственника!
   - В твоих словах есть смысл, - важно кивнул третий, судя по всему, и являющийся "Мастером", - но скажи мне, дитя, почему ты решил пойти неизведанным путем?
   - Мастер, - вздохнул знаток гаэльского, - ну где в наше время можно найти девственницу? Клянусь Великим, современная молодежь достигла верха распущенности и падает в постель едва ли не сразу после рождения!
   - Что ж, тогда Великий удовлетворится этой жертвой, - "мастер" величественно поднял руки, - донесем же наши голоса до Великого!
   - Семь, - тихо пробормотал я, - кто видит больше?
   - Ещё четверо наверху, - добавила Шани, - одна из этих статуй только что пошевелилась.
   Как интересно! Прищурившись, я взглянул на ауры "статуй". Читались они, в принципе, как люди, вот только люди не стали бы сидеть настолько неподвижно. Да и густая шерсть по телу, вкупе с растущими изо лбов рогами, тоже наводили на нехорошие размышления. Наконец, я вычленил из общего хаоса ауры несколько странных плетений, несомненно, и ответственных за это изменение. Без них ауры были вполне человеческими, а значит, особых сюрпризов от этих существ ожидать не приходилось.
   - Те, что на крыше - люди, с небольшими изменениями. Рога отрастили, в остальном, по-моему, обычные. Одиннадцать против четверых, не слишком хороший расклад. И мы не знаем, что внутри купола.
   - Вряд ли кто-то остался внутри во время ритуала, - заметил Микаль.
   - Согласен. Но я не вижу Совелисса.
   - Может быть, его тут вообще нет? - пожала плечами колдунья.
   - Жаль, если так. Но я все равно предпочел бы рискнуть.
   - Кроме того, - добавил Микаль, - если мы не вмешаемся, то этого парня просто зарежут.
   - Хорошо. Атакуем по моей команде. Только надо дождаться, что бы они как следует увлеклись ритуалом, - принял решение я, вытягивая из ножен ноэр.
   Внимательно смотря на окутывающие жертвенник плетения Сил, я ждал... Старший же культист, тем временем, проникновенно вещал, то вскидывая вверх руки, то нервно подпрыгивая:
   - Нъярлатотеп грядет прыжками через горы, скользит по холмам. Он подобен многоногому каз-злу! Он стоит у дверей ваших, взирает на окна ваши, проникает сквозь ставни и запоры, Рогами Славы увенчан. Нъярлатотеп отверз уста и рек: "Восстаньте, темные слуги мои, и выходите! Ибо чу! - грядет зима, и льют холодные дожди. Цветы на земле почили, и песни птиц допеты. Черепаха лежит, зарублена. Фиговое дерево увядает, и также лоза виноградная. О, восстаньте, темные слуги мои, ибо пришел час!" Нъярлатотеп стоит на страже зубов ваших, охраняя их днем и ночью. Его нечестивое блеяние подобно грому десяти тысяч колесниц, спускающихся с гор. Его аромат подобен запаху десяти тысяч роз, брошенных под колесо. Его Рога Славы увенчают достойных! Он Козел над козлами, он Мастер над мастерами...
   Наконец, нити темной энергии, вытекающие из алтаря, опутали как предполагаемую жертву, так и черного мага. Прекрасно! Теперь он не сможет сразу прервать ритуал, а значит, не сможет сразу вступить в бой. Если не считать Туза, то врагов почти в четыре раза больше, чем нас, а значит, нам нужно пользоваться любым полученным преимуществом. Считать же мальчишку полноценной боевой единицей я не мог при всем своем желании.
   - Туз и Шани, держитесь сзади. Их главный какое-то время будет занят, выбивайте остальных. Микаль, ты направо, я налево, - прошептав последние команды, я поудобнее перехватил ноэр. Рука Микаля мягко легла мне на плечо, и от нее прошла теплая волна, наполняющая мои мышцы силой:
   - Пусть Королева Воронов направит твою руку... - тихо произнес он. Магия Веры? Что ж, лишней не будет...
   - Вперед, - по-прежнему тихо выдохнул я, бросаясь к жертвеннику. Громкие боевые кличи лишь привлекли бы внимание культистов. Оно нам надо?
   Шаг, и я позволяю бушующей внутри меня вьюге вырваться на свободу. С тихим, еле слышным звоном поднимаются щиты, легкой изморозью ограждая меня от остального мира. Разум привычно скользит в боевой транс, отбрасывая в сторону сомнения, чувства, ограждая меня от пьянящей радости вольно текущей через меня Силы. Все вокруг послушно замедляется, давая мне время для оценки ситуаций и принятия решений.
   Лечу вперед. Пока что нас не видят. Судя по тому, что Микаль, как привязанный, держится у моего плеча, он тоже владеет одной из техник боевого ускорения. Это хорошо. В ушах начинают звучать стремительные аккорды боя. Чуть меняю шаг, подстраиваясь под ведущую меня в смертоносном танце музыку. Ага, главный враг нас заметил. Вижу, как расширяются его глаза, как выступают на лбу капельки пота, вижу, как он старается, но не может оборвать нити ритуала. Вот, проследив за его взглядом, к нам поворачивается один из вилоносцев. Его рот раскрывается в крике, выброшенные в выпаде вилы медленно плывут мне в лицо. Ухожу в перекат, позволяя смертоносному железу пройти над правым плечом. Все ещё катясь, выбрасываю руку с мечом чуть в сторону, кончиком клинка цепляя бедро одного из культистов. Из рассеченной артерии фонтаном бьет кровь. Минус один.
   Пользуясь инерцией движения, поднимаюсь на ноги, и тут же стремительной мельницей сбиваю в сторону летящие в меня дубинки. Двое врагов сориентировались на удивление быстро, чуть помедлив, к ним присоединяется третий. Несколько кажущихся очень долгими секунд уклоняюсь от неумело направленных в меня ударов, отступаю, пытаясь поймать момент и перейти в атаку. Враги совершенно не умеют драться, но их - трое, а значит, приходится танцевать. Я - лист на ветру. Смотрите, как я парю...
   В спину одному из моих противников бьет черно-красная молния. Ага, это Шани вступила в бой, минус два. Пораженный ею враг валится вперед, сбивая своих товарищей с ритма, и я этим пользуюсь. Вместо того, что бы в очередной раз уклониться от атаки, перехватываю меч в одну руку и принимаю очередной удар дубинки на кованый наруч. Предплечье сразу немеет. Тут же прыгаю вперед, ударом плеча отшвыривая врага в сторону. Потеряв равновесие, тот валится на спину. Сзади веет угрозой, так что продолжаю вращение, падая на колено и вытягиваясь в длинном выпаде. Чувствую, как ноэр мягко толкает меня в запястье, пронзая грудь уже занесшего было дубинку врага. Поднимаюсь на ноги, коротким движением руки проворачивая клинок в ране. Минус три.
   Краем глаза замечаю движение сбоку. Одно из рогатых созданий резко взвивается в воздух, пытаясь протаранить меня рогами. Когда оно успело приблизиться, я не заметил. Повинуясь звучащей в ушах музыке, шагаю в сторону и перечеркиваю шею летящего мимо монстра стремительной дугой ноэра. Клинок больно отдает в руку, но по земле голова странного создания катится отдельно от туловища. Минус четыре.
   Получив мгновение передышки, окидываю поле боя быстрым взглядом. Микаль смещается к наконец-то освободившемуся от влияния ритуала черному магу. Оба вилоносца валяются на земле. Один - без движения, второй же с трудом пытается подняться на колени. Минус пять. Ещё два рогача бегут к Шани и Тузу, но внезапно разворачиваются и несутся ко мне. В горле одного из них торчит нож мальчишки, но какого-то видимого эффекта это не имеет. Вскинув руки, Шани бросает им в спины целый пучок молний, но все они разлетаются бессильными искрами. Монстры даже не сбиваются с шага. Не понял? У них же ауры простых людей! По-моему, я где-то очень крупно ошибся... Доля секунды у меня ещё есть, так что быстро оглядываюсь, проверяя спину. Сбитый мною на землю культист бежит к границе леса, но в спину ему вонзается нож Туза. Второй клинок мальчишки проходит чуть в стороне, но и одного достаточно. Минус шесть.
   Уклоняясь от выпада рогов, прыгаю вбок. Музыка все ещё ведет меня в стремительном танце. Вдобавок к рогам, из рук?.. лап?.. странных созданий торчат длинные то ли когти, то ли клинки, которыми они стремительно размахивают. Стремительно настолько, что я, даже в ускоренном режиме, пропускаю удар, другой... слава Кореллону, щиты пока что держат. Впрочем, монстры не думают о защите, так что, поймав подходящий момент, я двумя быстрыми взмахами крест-накрест перечеркиваю брюхо одного из них. Минус семь. Повинуясь звучащему в ушах аккорду, тут же разворачиваюсь ко второму. Спину пронзает боль, пробившаяся даже через защиту транса. Сила удара бросает меня на землю. Но как, я же его убил?! Каким-то чудом умудряюсь вскинуть клинок, отбивая идущий в голову удар. Сфера транса дрожит, угрожая рассыпаться. Без даруемой ею скорости восприятия эти существа в три удара порежут меня на кусочки, так что невероятным усилием воли заставляю себя держаться.
   Роняю ноэр на землю, одновременно активируя и кидая за спину мое самое мощное плетение. Пан или пропал. Если оно не сработает, то ещё одной атаки я не переживу. На морде стоящего передо мной существа - нескрываемая радость. Разведя свои лапы вверх и в стороны, он крест-накрест бьет когтями мне в лицо. Вскинув руки, ловлю его за запястья, ожидая ещё одного удара в спину. По хлынувшему в плетение потоку энергии понимаю, что оставшийся сзади враг вновь ударил. Волна магии окутывает его морозящим коконом, останавливая движение, замораживая кожу, мышцы, кости... Вот теперь точно минус семь. Уступая давлению оставшегося в живых монстра, падаю на спину, подталкивая его лапы вверх. Не ожидавший того, что я поддамся, он валится вперед, вонзая свои жутковатые когти прямо в грудь своего стремительно леденеющего напарника. Вливая в чары всю оставшуюся у меня энергию, ускоряю этот процесс. Попавший в ловушку монстр дергается раз, другой, стараясь вырвать когти из намертво их удерживающего магического льда. Не дожидаясь его пинка, откатываюсь в сторону. Спину вновь пронзает острая боль, но это уже не важно. Усилием воли заставляю ноэр прыгнуть в руку, и простейшим "ветерком" сношу голову застрявшего существа. Минус восемь.
   Вновь скольжу взглядом по сторонам. Микаль связал главного культиста магической дуэлью - воздух между ними наполнен переливающимися щитами, вспышками света, какими-то непонятными красочными пятнами. Никогда не разбирался в магии Веры, которой пользуются оба, так что не имею ни малейшего представления, что там происходит, но выглядит красиво. Сзади звучит страшный, пронзительный крик. Оборачиваюсь. Шани стоит, вытянув руку в сторону сбитого Микалем врага. На лбу девушки выступили капельки пота, из носа стекает тонкая струйка крови. Потерявший свой рогатый шлем культист замер, прижав руки к глазам, и высоко, на одной ноте, кричит. Его черные волосы на глазах подергиваются сединой. Коротко свистнувший нож до половины входит в его горло, прерывая крик и жизнь. Минус девять.
   Протянув свободную руку к черному магу, бью холодной молнией. Разворачиваясь в посверкивающую сеточкой разрядов сеть, она охватывает занятого Микалем врага и бросает к моим ногам. Перехватив меч обратным хватом, просто и бесхитростно вонзаю клинок в грудь старающегося опомниться колдуна. На более элегантные приемы уже нет сил. Минус десять. Чувствую, как спину заливает что-то теплое, но почему-то ещё держу транс. Перед глазами - красная пелена, мысли ползут медленно, неторопливо. Что не так? Врагов было одиннадцать, сейчас - минус десять. Кого я пропустил? Ещё одно существо... взглянув на крышу, вижу, как монстр берет разбег. Боя с ещё одним таким созданием я не вытяну. Толчок... враг прыгает не на меня, он летит к алтарю. Бросаюсь наперерез. Резкая вспышки боли в спине бросает меня на колени. Вижу, как развернувшийся в воздухе монстр коротким движением погружает когти в грудь жертвы. Вижу, как его грудь пронзает белоснежный луч, вырвавшийся из сжатого кулака Микаля и как, секундой спустя, брошенная Шани черно-алая молния в ошметки разносит его голову. И, уже чувствуя, как падают щиты и вдребезги разлетается удерживающая меня в сознании сфера транса, вижу, как алтарь окутывает темное пламя завершенного ритуала...
  

***

   <...>
   - Кир! - такого Голоса я ещё не слышала.
   - Что? - и тут я увидела медленно заваливающегося на землю князя. По-моему, так быстро я не бегала ещё никогда. Отбросив в сторону его роскошный плащ, сейчас распущенный на ленточки, я в ужасе замерла. Вместо всей верхней части спины у Кира было жуткое месиво кольчужных звеньев, обильно политых кровью и какой-то мерзко пузырящейся зеленоватой жидкостью. Что с этим делать, я не представляла.
   - Не стой столбом! - рявкнул на меня подбежавший Микаль, - Помогай! Нож!
   Вытянуть кинжал мне удалось с третьей попытки - настолько дрожали мои руки. Тем временем, так и не дождавшийся моего клинка юноша схватил протянутый Андреасом нож и стремительно резал ремешки, собиравшие в единое целое странный доспех князя.
   - Горрам, да как же это все снимается! - заорал он, в очередной раз безо всякого успеха дергая какую-то пластину.
   - Постой, - внимательно смотрящий на это мальчишка опустился на колени и, неуверенно засунув пальцы куда-то под прикрывающий плечо князя щиток, чем-то щелкнул. Как по мановению волшебной палочки, все это непонятное железо развалилось на составные части. Стянуть кольчугу с валяющегося без движения юноши оказалось на удивление легко - металл, казалось, сам растягивался в нужных местах. Черную шелковую рубашку, в которой Кир щеголял в Старгороде, Микаль просто срезал.
   - Однако! - присвистнула Голос - На брата похож...
   - Ты о чем? - не поняла я.
   - Красиво... ни грамма жира, каждый мускул прорисован. Хочу посмотреть на это без одежды и в пластике.
   - Как ты можешь? - заорала я, - Он у нас на руках умирает, а ты... ты...
   - А что я? Ты мне позволишь взять контроль?
   - А ты можешь ему помочь? - с надеждой спросила я.
   - Нет. Я что, произвожу впечатление особы, которая умеет лечить?
   Скрипнув зубами, я глубоко вздохнула и, опустившись на колени, стала помогать Микалю вытаскивать обрывки кольчужных звеньев из медленно текущих кровью и непонятной слизью ран князя. Голос, тем временем, гудела над ухом:
   - И драться ты не умеешь. Могла бы всю эту банду положить на раз-два-три, но нет, большую часть боя провела, пытаясь взять под контроль какого-то вшивого миньона. И что в результате? Он с легкостью скинул твое недоярмо, и его пришлось добивать какими-то пошлыми кошмарами.
   - Заткнись! - всхлипнула я. По-моему, вслух, так как и Микаль, и Андреас совершенно непонимающе на меня уставились.
   - Я... Я не вам...
   Недоуменно пожав плечами, Микаль вернулся к своему занятию. Наконец, очистив рану, он вытащил из прикрепленной к поясу сумочки темно-зеленый флакон с плотно притертой пробкой. С трудом ее сковырнув, юноша вздохнул и, держа пузырек на отлете, обильно полил содержавшейся в нем жидкостью раны князя. От запаха поднявшегося над ранами фиолетового дымка окружающая нас козлиная вонь показалась мне церковным фимиамом. Почувствовав, как желудок подкатывает к горлу, я быстро отвернулась, стараясь сдержать рвоту. Кажется, получилось. Невозмутимо осматривающий раны Микаль только одобрительно кивнул, когда я вновь повернулась к нему:
   - Раны я очистил. Что бы их заживить, мне нужна сила.
   - И... что? - я не понимала.
   - Анди, принеси мой мешок, - обратился он к брату, - я оставил его за кустами.
   - Что за сила? - вновь спросила я.
   - Простая сила, - пожал плечами тот, - жизненная. Готова поделиться?
   - Разумеется!
   - Хорошо, - приняв из рук брата небольшую кожаную сумку, Микаль порылся в ней и, вытащив оттуда широкую медную чашу, протянул мне.
   - И что мне с ней делать? - непонимающе осведомилась я.
   - Нож у тебя есть... - пожал плечами юноша.
   - Ты и вправду такая дура, или прикидываешься? - одновременно с ним поинтересовалась Голос, - Кровь ему нужна, и много. Так что давай, режь ручку.
   - Братишка, ты успел посмотреть, что в куполе? - поинтересовался Микаль.
   - Разумеется, - кивнул мальчишка, - статуи какие-то. Живых нет.
   - Хорошо, - пробормотал юноша, кончиком ножа вычерчивая широкий круг на утоптанной земле.
   Вздохнув, я полоснула ножом по ладони. Кровь потекла сразу.
   - Сколько лить? - окликнула я Микаля.
   - Ты что, краев не видишь? - ехидно поинтересовался тот, - Анди, ты тоже.
   - Знаю... - вытащивший из сумки брата такую же чашу мальчишка поморщился, и аккуратно уколол себя куда-то в локоть. Судя по уверенности его движений, делал он это отнюдь не впервой.
   - Да кто вы вообще такие? - я уже ничего не понимала.
   - Миледи, - фыркнул Микаль, не переставая вычерчивать руны, - вы будете смеяться, но те, за кого себя выдаем. Я - служитель Королевы Воронов, а это - мой брат.
   - Это я уже слышала...
   - Миледи, вы не понимаете. Я - настоящий служитель Королевы. Не человек, который ей время от времени молится. Человек, который ей служит.
   - Какой интересный мальчик, - задумчиво протянула Голос, - настоящее сокровище для умирающего бога.
   - Ты не хочешь мне объяснить, о чем ты говоришь? - сухо поинтересовалась я.
   - Нет, не хочу... - готова поклясться, в Голосе звучала тоска.
   - Хватит уже, - подошедший ко мне Туз вынул из моих рук заполненную до краев чашу и, поставив ее на землю, перетянул мне ладонь чистой тряпицей.
   - Переносим Кира в центр круга, - скомандовал Микаль.
   Стоило нам поднять князя, как рассекающие его спину раны закровоточили сильнее. Загорелая кожа юноши уже начала подергиваться какой-то мертвенной бледностью.
   - Миледи, снимите с него амулет, пожалуйста, - попросил меня Микаль. Опустившись на колени, я стянула с шеи юноши серебряную безделушку в виде расправившего крылья дракона. Такой же точно рисунок был татуирован на левом плече князя, разве что там дракон не просто свивался кольцами, а обвивался вокруг меча.
   - Прекрасно... а теперь посидите в сторонке, - велел Микаль нам с Андреасом и, дождавшись, что бы мы вышли за пределы рунного круга, поставил чаши с нашей кровью рядом с князем. Отступив в сторону, он медленно поднял руки и начал спокойный, размеренный речитатив. Языка, на котором он говорил, я не знала. Вскоре над чашами с кровью появился алый дымок. По мере того, как Микаль читал наговор, дымка становилось все больше и больше, и он понемногу стягивался к спине князя. Наконец, когда над распластанным на земле юношей оказалось настоящее облако, Микаль резко хлопнул в ладоши. Зависший над Киром алый туман взвился вихрем, и стремительно втянулся в его спину.
   - И... что? - поинтересовалась я у замершего каменной статуей Микаля минуту спустя.
   - Моя магия... - в голосе повернувшегося ко мне юноши звучала паника... - она не работает! Я не могу его вылечить!
   <...>
  

***

   По моему носу кто-то полз. Это было щекотно и неприятно. В репертуар испытываемых мной чувств можно было добавить так же пронизывающий холод и неудобство от того, что я лежал на чем-то жестком. С трудом разлепив глаза, я попытался определить свое местоположение. Судя по тому, что я видел, я лежал на каком-то утоптанном участке земли. Прямо перед моими глазами скрещивались несколько начерченных на этой самой земле тонких линий. Мотнув головой, я попытался встать. К сожалению, это благое начинание не увенчалось успехом. Все тело затекло и активно противилось моим попыткам как-то изменить его положение. Повертевшись чуток в попытках хоть немного разогреть мышцы я решил, что мне это надоело. Уперев руки в землю и, наплевав на собственное самочувствие и нежелание что-то делать, я одним рывком привел себя в вертикальное положение и осмотрелся. Хм... все страньше и страньше.
   Я стоял на той же прибрежной полянке, где мы дрались с непонятными культистами. Судя по разбросанным вокруг трупам этих самых культистов, бой был относительно недавним. Странного тут не было ничего, удивляло другое - оказывается, я валялся в рунном кругу, причем, если я правильно помнил уроки ритуальной арканы, в свое время преподаваемые мне в Башне, и адекватно перевел начертанные по периметру круга руны, то проводившийся над моей бессознательной тушкой ритуал был... не совсем белым. А точнее - немного черным. Примерно как уголь. Стоявшие в круге медные чаши с чем-то красным на донышках наводили на нехорошие размышления. Мазнув пальцем по остаткам непонятной субстанции, я коснулся ее кончиком языка. Так и есть, кровь.
   Из состояния печальной задумчивости меня вывел подувший со стороны реки холодный бриз. Только сейчас я осознал, что из одежды на мне были лишь штаны и сапоги. Вторично осмотревшись, я увидел мою эльдарскую броню, неаккуратной кучей сваленную чуть в стороне, и валяющиеся рядом с ней тряпки. Более пристальный осмотр подтвердил мое предположение о том, что эти порезанные на мелкие лоскуты куски ткани когда-то были частями моего костюма. Оставалось радоваться тому, что неведомые вандалы все же проявили достаточно добросердечия для того, что бы оставить мне штаны.
   Впрочем, залитые кровью и какой-то зеленоватой слизью вещи напомнили мне о том, что одно из странных созданий меня все же достало. Чувствовал я себя, конечно, не слишком хорошо, но никаких ран не ощущалось. Пошевелив плечами, я постарался оценить нанесенный моей спине ущерб. Затекшие мускулы чуть ныли, но серьезной боли не было. Совершенно непонятно, с чего это я вдруг решил потерять сознание, не доведя бой до конца. Впрочем, я отчетливо помнил, что Микаль с Шани добили последнего врага, а значит, моя временная бесполезность особого вреда не причинила. Надеюсь. Остается выяснить, где мои спутники. Учитывая, что на поляне было ровно одно место, которое могло вместить всю троицу - купол, и то, что из него доносились их голоса, решение этой задачи было весьма простым делом.
   Успокаивая себя тем, что я не параноик, а просто в меру осторожный воин, всегда готовый к любым неожиданностям, я вытянул руку и усилием воли призвал в нее ноэр. К моему немалому удивлению, от этого простейшего магического действа, с легкостью выученного мною лет в пять, жутко заломило виски. Заставив себя взглянуть на ауры, и заплатив за это ещё одним приступом головной боли, я осознал, что колдовать в ближайшее время мне строго противопоказано. Резерв был практически пуст. Учитывая, что мы до сих пор не нашли предположительно обретавшегося тут Совелисса, это было... неприятно. Помахав руками, что бы разогнать застоявшуюся в них кровь, я положил ноэр на локоть и, подойдя к входу в купол, заглянул внутрь.
   Как и ожидалось, внутри оказалась свалившаяся мне на голову троица в полном составе. Помимо моих спутников, в центре круглого зала стояла потрясающая воображение статуя - огромный, в два моих роста, козел, высеченный из серого камня, со светящимися болотным огнем рогами, распростертыми кожистыми крыльями, каким-то совершенно непотребным количеством копыт на конечностях, больше напоминающих щупальца, и горящей между рогами огненной пентаграммой. На фоне этого "произведения искусства" несколько терялись две стоящие по бокам статуи просто козлов в натуральную величину.
   Оказывается, я пришел в себя как раз вовремя. Судя по всему, мои спутники уже успели осмотреть несчастную статую со всех возможных ракурсов, и теперь настроились ее потрогать - от кончика посоха Микаля отделился и стремительно поплыл к висящей между рогов пентаграмме яркий огонек. Как показывает печальная практика, подобные эксперименты очень редко заканчиваются удачно, и очень часто - плачевно. Не собираясь дольше смотреть на этот образчик ведущего к трагедии любопытства, я откашлялся и громко скомандовал:
   - Отставить магию!
   Честно говоря, того, что произошло в следующий момент, я не ожидал. Нет, Микаль послушно загасил свой огонек. После чего резко развернулся ко мне, и ударил широким сияющим лучом. За секунду до этого в воздухе свистнул нож Туза, летящий мне в грудь. Экстренный вход в боевой режим с абсолютно пустым резервом - это, пожалуй, одна из наиболее болезненных пыток, которой можно подвергнуть выпускника Башни. Энергии не было даже на постановку щитов. Взвыв от раздирающей голову боли, я резким взмахом ноэра отбросил медленно плывущий в мою сторону нож мальчишки. О том, что бы как-то заблокировать атаку Микаля, и речи не шло - я просто шатнулся назад и в сторону, прикрываясь стеной купола. Судя по режущей глаза вспышке света, сделал я это как нельзя более вовремя.
   Как ни странно, от нелепости ситуации мне хотелось не злиться и ругаться, а нервно, истерически хохотать. Злобные монстры не прикончили, ну так собственные спутники добьют. С такими друзьями и врагов не нужно. Впрочем, смех смехом, а надо бы налаживать переговоры, пока меня и в самом деле не стукнули чем-либо магически-тяжелым.
   - Эй, - крикнул я, благоразумно не появляясь в проеме входа, - вы что там, ду-дури обкурились, пока я в себя приходил? Своих от чужих не отличаете?
   С чего мне именно в этот момент вспомнился толстый половинчик "Хозяин", который так старательно пытался всучить нам с Шани немного "ду-дури" - ума не приложу. Наверное, общее настроение ситуации навеяло...
   - Брось меч, тварь, - тем временем ответил мне Микаль, - внутрь. И медленно входи. С поднятыми руками. И учти, малейшее движение...
   - Да-да, я знаю, прыжок на месте - попытка улететь, почесывание за ухом - провокация, - с этими словами я кинул ноэр в проем входа. Напугал, называется, ежа... уж что-что, а меч призвать я смогу в любом состоянии. Подняв руки я, как и требовалось, медленно зашел внутрь. Стоящая у ног статуи Шани при виде меня побледнела и начала грызть костяшки пальцев. Братья оказались не такими эмоциональными - они медленно приближались ко мне, и видно было, что оба готовы в любой момент взорваться движением. Я терпеливо ждал, решив про себя, что гадать о том, что тут творится, я могу сколько угодно, только вот занятие это будет на редкость непродуктивным. Проще дождаться того, что мои спутники придут в себя и все мне объяснят.
   Не доходя до меня пары шагов, братья переглянулись, после чего Туз пожал плечами, и со словами:
   - Лови давай! - что-то мне кинул.
   Я послушно поймал. Повертел в пальцах простую серебряную монетку и бросил ему назад. В это время сместившийся на полшага Микаль вытянул руку с посохом, и дотронулся его оковкой из "холодного железа" до моего плеча. В обычном состоянии этот металл прореагировал бы на скрывающуюся внутри меня магию неприятным покалыванием. Сейчас, когда мой резерв был пуст, он всего лишь оправдывал свое имя - был холодным.
   - Ну? - я вопросительно поднял бровь.
   - Серебро держал, значит не оборотень, - заметил мальчишка.
   - И на холодное железо не реагирую, значит не нежить! - радостно добавил я, - Давайте ещё проверим, не демон ли я, для полного счастья?!
   Вместо ответа Микаль приблизился ещё на шаг и, сняв с пояса баклажку, выплеснул ее мне в лицо. Вода, разумеется, оказалась ледяной. Подавив дикое желание обложить юношу трехэтажной дворфской руганью, я уточнил:
   - Святая вода?
   Микаль озадаченно кивнул.
   - Вот, значит и не демон! Вы что, совсем с ума сошли?!
   - По-моему, и в самом деле ты, - ошарашено пробормотал Туз, - но как?
   Ответить на этот вопрос я не успел. Услышавшая благоприятный вердикт Шани, оттолкнув мальчишку, обняла меня так, что я, кажется, услышал треск ребер и, уткнувшись лицом мне в грудь, разрыдалась.
   - Ага... учитывая, с какой неизмеримой любовью вы меня встречаете, - я ласково погладил колдунью по спине, в ответ на что был сжат ещё сильнее, - Шани, солнце, мне все ещё нужно дышать... Так вот, учитывая эту потрясающую по своей теплоте и нежности встречу, я считаю необходимым задать один вопрос - а что я пропустил?
   - Да мелочи всякие, - пожал плечами Туз, - ну, умер, ну, восстал... подумаешь!
   - Не понял... - я аккуратно отстранился от девушки, - А можно поподробнее? Кто умер?
   Собственно, учитывая то, как именно меня встречали, ответ на этот вопрос я уже знал. Проблема заключалась в том, что мертвым я себя совершенно не ощущал - сердце билось, по ауре текли слабые, но все же потоки энергии, даже дышать требовалось более-менее регулярно. В общем, слова мальчишки воспринимались мной как дурная шутка.
   - Ты умер, - ошарашено пробормотал Микаль, - тебя один из этих козлоголовых убил. Ну... по крайней мере выглядел ты мертвым...
   - А ты не ошибся часом? - поинтересовался я.
   - В тебе не было искры жизни! Наверное...
   - Не знаю насчет искр, - добавил Туз, - но был ты холодный, не дышал, и сердце не билось.
   - Не знаю, что вы пропустили, - пожал плечами я, - но я вполне жив... как видите. Собственно, что вам кажется более вероятным - то, что вы чего-то не заметили или не поняли, или то, что я воскрес наперекор всем писаным и неписаным законам магии?!
   - Скорее первое, милорд, - Микаль резко мотнул головой, - но что с вами произошло?
   - Я надеялся, что это вы мне объясните. Я очнулся снаружи, в рунном круге. Кстати о круге... Шани, твоя работа?
   - Нет, Микаля, - вытащившая платок девушка старательно вытирала слезы.
   - Понятно. Очень... интересный ритуал, - я холодно посмотрел на юношу, - ты ничего не хочешь мне объяснить?
   - Передача жизненных сил, на крови, - пожал плечами тот, - должна была мгновенно закрыть ваши раны. Ситуация, в общем, не располагала к использованию простой лечебной магии - там бы на лечение потребовались дни, а не минуты, как вы знаете. Да и неизвестный яд, бывший на клинках этих монстров.... Могу я посмотреть на вашу спину?
   - Можешь, - я послушно развернулся, - и я, конечно, благодарен тебе за хорошие намерения, но вопрос был не об этом. Меня интересует, откуда ты знаешь подобные чары? Наследие Королевы?
   - Как странно... - я почувствовал, что Микаль дотронулся до моей спины, - ни следа ран, даже шрамов нет. Если бы я сам этого не видел, я бы не поверил. Ничего не понимаю! А чары... когда я был не старше братишки, меня отдали в ученики к Ираклию. У меня, знаете ли, тоже есть дар. Но, к сожалению, дар не проявленный - я не могу видеть магию. Убедившись в том, что я никогда не стану волшебником, Ираклий отослал меня домой. В качестве прощального подарка я получил книгу ритуалов, не требующих манипуляций с аурой. Один из них я и провел. К Королеве Воронов он отношения не имеет.
   - Кто такой Ираклий? - поинтересовался я.
   - Имперский маг Ираклий Мздырь. Он живет в башне, примерно в полутора часах езды от Старгорода. Я думал, вы о нем знаете, милорд.
   - Нет, не знал. Надо будет нанести этому Имперскому магу визит вежливости. Какая у него специальность?
   - Некромант, - хмыкнул Туз.
   - Некромант? Здесь? - я изумленно поднял брови, - А как к этому относится церковь?
   - Очень, очень плохо, - вздохнул Микаль, - но что они могут сделать? У него - патент Круга Магов, он исправно платит налоги и повинуется городским законам. А пытаться устраивать погромы в башне некроманта - таких дураков в Старгороде, по-моему, нет.
   - Понятно, - протянул я, - так что, есть какие либо мысли по поводу моего состояния?
   - Нет, милорд, - отрицательно покачал головой юноша, - я, правда, слышал о людях, которые вроде бы умирали, но потом приходили в себя через несколько дней, но это не объясняет исчезновения ран. И ещё - милорд, ритуал на вас не сработал. Вся сила крови, которую я вам послал, ушла, как в пустоту.
   - В общем, дело ясное, что дело темное, - поморщился я, - предлагаю радоваться тому, что я все же жив, и отложить решение этой загадки на потом. Что вы тут нашли?
   - Как видите, милорд, - Микаль выразительно повел руками, - статуя какого-то демона. Анди считает, что под нами есть ещё какое-то помещёние...
   - Да, - перебил его брат, - точно есть. Пол совсем по-другому звучит. И, по-моему, вход туда прикрывает эта статуя. Вот мы и старались ее подвинуть.
   - Если и так, то думаю, есть более безопасный метод раскрытия этого прохода, - пожал плечами я, - поверьте, с подобными храмами лучше не шутить. Как правило, они защищены разного рода проклятьями, распутывать которые я не намерен. Дайте мне привести себя в порядок и чуть-чуть восстановить резерв, и я посмотрю, какие тут плетения имеются.
   Покинув храм, мы подошли к куче моих вещей. Поворошив ее ногой, я вытянул оттуда и тут же защелкнул на бедрах боевой пояс с прикрепленными к нему кинжалами, планшетом, и небольшой серебристой фляжкой.
   Ежась от дующего с реки ветерка, я кончиком ноэра начертил предположительно равносторонний треугольник. Получившаяся в результате фигура была кривовата, но вполне подходила для моих немудреных целей - в конце концов, мне не древнюю эльфийскую вазу надо было восстанавливать... Переложив изорванные тряпки в центр магической фигуры, я вытащил из планшета пенал с коллекцией рунных камней. Выбрав из них пластинку, отмеченную знаком Восстановления, я зажал ее в кулаке и, протянув руку над кучей лохмотьев, в которые превратились мои вещи, прочитал заклятие. Линии фигуры на мгновение затянуло изморозью, а зажатая в руке руна рассыпалась пылью, отдавая заключенную в ней силу.
   - Удобно, - заметила Шани, с интересом смотря на собирающиеся в единое целое лоскутья, - научишь?
   - Это несложно, даже магией можно не владеть... если кто-то руны подготовит. Я обычно ими не пользуюсь, обхожусь собственными силами, но сейчас приходится.
   - Кольчуга тоже была порвана, - заметил Туз, - ее так починить не получится?
   - Ее так чинить не нужно, - хмыкнул я, - эльдарские доспехи тем и хороши, что сами восстанавливаются. В них изначально заложены нужные чары.
   Тронув кончиком клинка целую уже рубашку, я вздохнул. Для того, что я собирался сделать, лучше было быть раздетым, и дольше оттягивать этот неприятный момент уже не получалось. Наша аура - это очень странное образование. С одной стороны, ее основа, "скелет", неизменен. С другой - все, что эту основу окружает, находится в вечном движении. Для того, что бы безопасно открыться Источнику, собственно, и восполняющему резерв, необходимо, что бы как можно большая часть ауры была неподвижна. Не случайно маги восполняют резерв ранним утром, после нескольких часов сна - он на какое-то время стабилизирует ауру, позволяя ей адекватно воспринять потоки Силы. К сожалению, времени на сон у меня не было.
   Я уселся на землю, скрестив ноги и положив ноэр на колени. Прикрыл глаза, заставляя себя воспринимать потоки силы, и расслабился. Сфокусировав внимание на одном из лучей ауры, заставил его развернуться в правильную позицию. Какой-то частью сознания удерживая нить силы на месте, переключился на другой луч. Третий... четвертый... После второго десятка в затылке начало тупо ломить. Движение - фиксация, движение - фиксация. Нельзя расслабляться, нельзя отвлекаться. Достаточно сорваться лишь одному потоку, как вся эта тонкая структура обрушится, будто карточный домик. Плата за провал такого вот упражнения на концентрацию - долгая, на несколько дней, мигрень, и невозможность даже пытаться увидеть магические потоки в течение нескольких часов. Движение - фиксация, движение - фиксация...
   Сколько времени прошло во внешнем мире, я не знал. Вряд ли больше нескольких минут. Мне же казалось, что я целую вечность стараюсь привести эту невероятную мозаику к единственно необходимому мне виду. Наконец, когда мне стало казаться, что глубоко за глазами у меня полыхает жаркий костер боли, а сотни тончайших сплетений моей ауры замерли, готовые принять в себя потоки Силы, я позволил себе открыться Источнику. Обычно касание Источника - это величественный поток света и тепла, очищающий и восстанавливающий. К сожалению, за все приходится платить, и платой за такие вот попытки обмануть природу является восприятие Источника - вместо тепла и света тело до самых костей пронизывает холод, а мышцы охватывает мерзкая, ватная вялость. Вот и сейчас... казалось бы, я давно должен был привыкнуть к холоду, но по сравнению с пронизывающим морозом Источника даже живущая во мне вьюга казалась теплой. Я ждал, позволяя Силе заполнить сплетения ауры. И лишь когда мне стало казаться, что ещё чуть-чуть, и я превращусь в ледяную статую, а от омерзительной слабости начало тошнить, я позволил себе закрыться.
   Обрыв связи с Источником был восхитителен - казалось, будто бы я, утопая, вдруг вырвался на поверхность и смог вдохнуть полной грудью. Распахнув глаза, я огляделся по сторонам. Шани, покусывающая какую-то травинку, сидела неподалеку. Микаля с Тузом видно не было.
   - А где?.. - начал было я, поднимаясь на ноги и потягиваясь, но Шани не дала мне закончить вопрос:
   - В куполе, пытаются найти механизм, отодвигающий статую. Как ты?
   - Нормально. Сколько я так сидел?
   - Минут десять, наверное...
   - Дольше, чем обычно, - пожав плечами, я начал одеваться.
   - Послушай, Кир, - поинтересовалась Шани, когда я, накинув кольчугу, пристегивал тяжелые оплечья, - а можно задать вопрос?
   - Всегда. Что такое?
   - Я вот думаю... слушай, а сколько вообще вещей помещается в эту сумочку? - она кивнула на висящую у моего пояса планшетку.
   - Очень, очень много, - я позволил себе сдержанную улыбку, - в ней используется свернутое пространство. Она - как среднего размера сундук на самом деле. Не спрашивай, как это работает, я не имею ни малейшего представления.
   - Это многое объясняет, - хмыкнула Шани, - готов?
   - Да, - я поправил висящие за спиной ножны ноэра, - пошли, посмотрим, что сумели отыскать наши спутники.
   Заходя в храм я, как и обещал, прищурился, рассматривая ауры. Магией тут было перевито вообще все. Видно было, что к чарованию храма приложили руки как пользующиеся магией Веры, так и классические маги. Подчеркнуто эльфийские плетения, окутывающие украшающую лоб козла пентаграмму, послужили лишним доказательством того, что тут был замешан Совелисс. Разобраться в этом лабиринте Силы сходу было невозможно. Для того, что бы разгадать эту магическую мозаику, лично мне понадобилось бы как минимум неделя. Оставалось надеяться на то, что вход в найденное Тузом подземелье открывается не магией.
   Наши спутники стояли возле статуи и оживленно о чем-то спорили. При виде нас с Шани Туз радостно махнул рукой и в полный голос заявил брату:
   - Все, он тут, теперь мы можем попробовать!
   - Попробовать что? - с интересом осведомился я.
   - По-моему, мы нашли замок, - отозвался Микаль, - и мой непутевый брат очень сильно хотел его открыть, не дожидаясь вас с Шани.
   - Не мы, а я, - фыркнул Туз, - ты бы без меня тут ещё долго пытался стены простукивать. А я всего лишь подумал, как эти уроды, и все понял!
   - И что ты понял? - улыбнулась Шани, подыгрывая явно гордящемуся своим успехом мальчишке.
   - Вход в подземелье должен открывать кто-то из их командиров, так? Значит, где-то тут есть замок. Наверное, не все они владеют магией, значит, этот замок должен быть относительно обычным. И у всех у них должен быть к этому замку ключ. Ну, я и подумал, а что общего было у этих самых командиров? Вилы! - с этими словами мальчишка победно указал на что-то в полу, неподалеку от статуи. Нагнувшись к указанному Тузом месту, я увидел две узкие щели. В принципе, их размер вполне соответствовал "вилам" культистов.
   - Молодец, - я улыбнулся, - ловушки?
   - Я ничего не заметил, - серьезно пожал плечами мальчишка, - к тому же, кто будет ставить ловушки на проход, которым регулярно пользуются? Можно я открою? Пожалуйста?!
   - Действуй, - одобряюще улыбнулся я.
   Подняв лежащий у стены посох, явно принесенный сюда специально для этой цели, Туз воткнул его жала в щели на полу, и с усилием надавил на получившийся в результате рычаг. Гигантская статуя крылатого козла мягко отъехала в сторону, открывая узкую лесенку. Снизу струился бледный свет.
   Несколько долгих мгновений все молчали. Наконец, легко кашлянув, я произнес:
   - Я первый. Шани за мной, потом Туз. Микаль последним, прикрывает тыл, - и, обнажив ноэр, и перейдя на астральное зрение, на случай установленных на пути магических ловушек, начал медленно спускаться.
   Прямая, как стрела, лестница оказалось гораздо длиннее, чем я предполагал. К тому времени, как она перешла в узкий коридор, мы углубились под землю не менее чем на пятьдесят шагов. Подземный ход, по которому мы шли, был неширок и невысок - по крайней мере, мне пришлось чуть пригибаться, что бы не цеплять головой выложенный черным гранитом потолок. С этим темным камнем резко контрастировал белоснежный, украшенный цветочной резьбой мрамор пола и стен. Ясно было, что эту часть комплекса возвели отнюдь не семь каменщиков за два месяца; купол был всего лишь современной надстройкой над гораздо более старым подземельем.
   Шагов через двести коридор раздвоился. Остановившись на развилке, я обернулся к спутникам:
   - Советы или пожелания по выбору пути будут?
   - Нет, - ответил за всех Туз, - будем разделяться?
   - Конечно, нет, - хмыкнул я, - на подобное, по-моему, способны только идиоты. Если особых пожеланий нет, то сначала проверим левый коридор, потом правый. Пошли?
   От чрезмерно долгого использования астрального зрения глаза начали слезиться. Только этим объясняется то, что я не заметил примитивнейшей, натянутой на уровне коленей тонкой проволоки. Просто делая очередной шаг, я почувствовал мгновенное, легкое сопротивление, и услышал тихий тренькающий звук. Тут же над нами загрохотало. Спасла нас древность механизма - вместо того, что бы мгновенно рухнуть нам на головы, блок потолочной кладки сначала чуть просел, и лишь потом скользнул вниз. Этой доли секунды мне хватило на то, что бы, не оборачиваясь, схватить Шани за руку, и диким, рвущим мышцы прыжком выбросить нас из-под падающего камня.
   Если бы я был один, то крутанул бы перекат и спокойно поднялся на ноги. С цепляющейся за мою руку Шани сделать подобное было затруднительно. Пришлось падать. Ещё в воздухе я попытался извернуться так, что бы девушка приземлилась не на каменный пол, а на мягкого меня. К сожалению, успешно. О надетом на меня эльдарском доспехе я вспомнил только тогда, когда выбившая из меня дух колдунья простонала:
   - Флэ-эш идиотский, больно же...
   - Прошу прощения, не подумал, - мягко сдвинув с себя девушку, я поднялся на ноги, - Ты в порядке?
   - Жить буду, - сквозь зубы прошипела она, держась за ребра.
   - Я дурак, - искренне признался я, - о броне забыл. Прости, пожалуйста.
   - О, - зловеще протянула она, - простым "прости" ты не отделаешься. Этот синяк будет неделю сходить!
   - Я же не нарочно... - вздохнул я, помогая девушке подняться на ноги.
   - Ещё не хватало! - фыркнула она, - Что делать будем?
   Я задумчиво осматривал перегородивший коридор блок камня. В длину он был не меньше трех шагов, это я успел заметить. Судя по тому, что вокруг него не было ни одного плетения, ловушка была чисто механической. Я ни секунды не сомневался, что поднять этот камушек можно - не полными же идиотами были строители этого коридора, что бы так вот намертво его перегораживать? Другое дело, что мои шансы найти поднимающий его механизм стремились к нулю. Хуже всего было то, что я не знал, что с братьями. Оставалось надеяться, что они успели отпрыгнуть назад... то есть, в лучшем случае, нас разделяла каменная глыба. О худшем думать не хотелось.
   - Ну а что мы можем? - вздохнул я, - идем вперед...
   Ещё через сотню шагов коридор вывел нас в квадратный зал. Сводчатый потолок ушел вверх, и я с наслаждением выпрямился. Всей обстановки в этом зале было - серая каменная плита высотой мне примерно по пояс, пару шагов в длину и вдвое меньше в ширину, в самом центре комнаты. Выходов отсюда не было.
   Подойдя к плите, я внимательно ее осмотрел. Подсознательно я ожидал, что на ее верхней поверхности будут какие-то руны, но нет, со всех сторон она была зеркально гладкой. Пару раз стукнув по ней рукоятью клинка, я насладился глухим звуком сплошного камня. Магии в этой плите тоже не было.
   - Ну что? - поинтересовалась Шани, осматривающая ее с другой стороны.
   - Кусок камня, - пожал плечами я, - хорошо обработанный. Магии не вижу.
   - Быть не может, - хмыкнула она, - зачем же его сюда притащили?
   - Не знаю... жертвенник? Впрочем, если и так, то он совершенно новый, жертвоприношения оставляют метку, которую я увидел бы.
   - Кир, посмотри сюда... - опустившаяся на колено девушка внимательно что-то рассматривала.
   - Что ты там нашла? - подойдя к колдунье, я мягко тронул ее за плечо.
   - Проведи рукой, - посоветовала она, - ногтями.
   Последовав ее совету, я ощутил, как ноготь за что-то зацепился. Крохотная, совершенно незаметная невооруженным взглядом впадинка, судя по результатам ощупывания - квадрат, размерами примерно в дюйм.
   - Я случайно рукой провела и почувствовала, - пояснила девушка, - Как думаешь, что это такое?
   - Кнопка?
   - Не нажимается... - поморщилась девушка, с усилием надавив на странный участок.
   И тут я почувствовал на своей спине чей-то взгляд...
  

***

  
   - Ты пришла в себя? - в Голосе звучало сочувствие, - Что? Он же мертв?!
   Ага, это она увидела идущего перед нами Кира. Ну да, признаю, что когда князь перестал дышать, быть в моей голове было не очень сладко. Это, тем не менее, не повод убегать в свое странное никуда, оставляя меня один на один со всем этим. Вот теперь вернулась, милочка...
   - Очевидно, нет, - пожала плечами я. Мы шли по странному подземному коридору. Несмотря на неимоверную глубину, воздух был свежий и, по-моему, чуть светился. По крайней мере, никаких ламп я не видела, но свет откуда-то шел.
   - Что произошло?! Как?!
   - Мы не знаем, - я давно поняла, что томить Голос любопытством - изначально провальное занятие. Она не отстанет, пока не выведает все, что ей нужно. Проще уж отвечать сразу.
   - Это точно он?
   - Да. Братья его как только не проверяли, - хмыкнула я, - и серебром, и железом, даже святой водой в лицо плеснули. Человек человеком. Да ты и сама чувствуешь - это он.
   - А сам он что говорит?
   - Да ничего не говорит. Очнулся в круге с пустым резервом. Все... ран нет, шрамов от них тоже нет. Доспехи починил, одежду восстановил, резерв пополнил, идем дальше.
   - Так не бывает, - авторитетно заявила Голос.
   Пожав плечами, я указала на Кира.
   - Все равно не бывает... кстати, а где это мы?
   - В подземелье, вестимо...
   - В каком ещё подземелье?!
   - Под куполом. Туз нашел потайной вход, ну и...
   - А где он сейчас? Туз, не вход. И Микаль, кстати...
   - Сзади остались... нас ловушка разделила.
   - Какая ещё ловушка?!
   - Камень с потолка упал. Хорошо, что Кир меня успел выдернуть. Хотя он тоже хорош - уронил меня на себя, теперь синяк на полбока...
   - Ты бы предпочла остаться под упавшим с потолка камнем? - в Голосе прозвучала ирония.
   - Нет, - хмыкнула я, - это я так, жалуюсь... не обращай внимания.
   - В общем, понятно. Больше я из тебя ни ногой, какие бы истерики ты не закатывала, - тоскливо протянула Голос, - А то кто знает, что вы в следующий раз без моего присмотра учините!
   <...>

***

   ... недобрый взгляд жег мне спину. Многие считают такое вот ощущение интуицией, и в какой-то степени они правы. Взгляд любого существа - это канал для Силы, влияющий на внешний слой ауры. Именно такое вот легкое изменение ауры я и ощущал. Сомнений не было - за моей спиной кто-то стоял. Учитывая, что секундой назад в этом зале были только мы с Шани, ничего хорошего это не предвещало.
   Отступив на полшага назад, я сместился в сторону, прикрывая девушку от возможной атаки неведомого врага. Мягко, расслабленно потянулся, заводя руки за голову, прямо к рукояти ноэра. И, одним стремительным движением выхватывая клинок, развернулся в сторону угрозы. Передо мной никого не было. И кто-то по-прежнему смотрел мне в спину.
   - Кир, ты что? - почувствовавшая мое движение Шани с удивлением посмотрела на меня.
   - Тут кто-то есть, - пробормотал я в ответ, медленно разворачиваясь. Куда бы я не поворачивался, неведомый враг опережал меня на полшага, неизменно оказываясь за спиной. Моего состояния это не улучшало ни на медяк. С момента обвала я был подчеркнуто спокоен, перекрывая истинные чувства моей обычной насмешливой уверенностью, и стараясь передать этот настрой Шани. И, по-моему, у меня получалось - по крайней мере, колдунья не паниковала. На самом же деле мне было страшно до тошноты и дрожи в коленках. Я не представлял, как мы будем выбираться из этого подземелья, и никак не мог избавиться от мерзкого чувства, что стоит невероятной массе земли над нами чуть сместиться, как от нас не останется ничего.
   - Я никого не вижу, - пробормотала Шани, медленно пятясь к стене. На ее тонких пальцах плясало темное пламя, - ты уверен?
   - Да, - прошипел я, - уверен. Тварь у меня за спиной.
   - Я могу попробовать ударить наугад...
   - Не надо, - взяв себя в руки, я активировал одно из боевых плетений. Совершенно не зрелищное, оно трансформировало верхний слой моей ауры во множество астральных копий, мгновенно бьющих во все стороны. Единственным недостатком этих чар был радиус действия - не более трех шагов.
   Моя первая атака ничего не дала. Собственно, этого я и ожидал. Кувыркнувшись назад, я ударил ещё раз. Снова ничего. Ещё один фляк, и ещё один удар магии. Следующая серия должна была прижать неведомого врага к стене. Напружинив ноги, я уже готовился прыгнуть, когда поток враждебного внимания сместился куда-то в сторону. Мягко повернувшись, я наконец-то увидел того, кто нам противостоял. Точнее, ту.
   Девочка, на грани становления девушкой. Невысокая, худощавая, босая, она была одета в легкий белый сарафан. Ее голова была низко опущена, так что свободно спадающие чуть ниже плеч светлые, пушистые волосы полностью скрывали лицо. Я ошеломленно моргнул - ауры у девочки не было. Совсем. Там, где она стояла, в астральном плане не было ничего. Пока я пытался осознать этот невероятный факт, Шани не теряла времени даром. Короткая вспышка, и черно-красная молния колдуньи прошла странную девочку насквозь, разбиваясь фонтаном искр у противоположной стены. Ее очертания чуть дрогнули, как если бы между нами вдруг повисло марево раскаленного солнцем воздуха... и все.
   Внезапно девочка оказалась прямо передо мной. Движения я не заметил - она исчезла и тут же появилась на расстоянии вытянутой руки. Шатнувшись назад, я вскинул меч, готовясь блокировать атаку. Ее не последовало - девочка просто подняла голову, и я почувствовал, как мое сердце, трепыхнувшись, пропустило удар. Казалось бы, в ее чертах не было ничего страшного - я смотрел на самое обычное, свежее девичье личико, густо усыпанное веснушками, с огромными, светло-синими глазами. Только вот почему-то от вида этого лица волоски у меня на шее вставали дыбом, а по спине начинал течь холодный пот.
   Смотря мне в глаза, она медленно, довольно улыбнулась. Все мои прежние страхи блекли по сравнению с волной ужаса, захлестнувшей меня от этой улыбки. Я отчетливо понял, что ещё секунда - и я сломаюсь. Дальше мое тело действовало само - подшаг, разворот, руки отработанным тысячами повторений движением вскидывают ноэр, и серебряная молния разящего клинка наискось перечеркивает фигурку девочки.
   Пользы от моего меча оказалось не больше, чем от молнии Шани - ноэр прошел через непонятное существо, не встретив сопротивления. Стараясь перебороть инерцию удара и вернуться в защитную позицию, я на мгновение повернулся к девочке боком. Будто бы только этого и ожидая, она махнула рукой, и мягкий толчок силы вырвал ноэр из моих пальцев, отбрасывая его куда-то в сторону. Ещё одно ее движение - и я почувствовал, как та же сила, что с такой легкостью меня обезоружила, резко толкнула меня в грудь и под колени, опрокидывая на спину.
   Привычно расслабив мускулы, я мягко упал и приготовился уже уйти в перекат, как девочка вновь переместилась - на сей раз она сидела у меня на груди и, хотя я не ощущал ее веса, подняться не мог. Стремительным движением она занесла правую руку над головой, левой хватая меня за горло. И это соприкосновение ее пальцев и моей обнаженной кожи дало мне возможность видеть сквозь иллюзию. Несомненно, оседлавшее меня существо когда-то, очень давно, было именно этой девочкой. Сейчас же ее аккуратный белый сарафан расползался гнилыми лохмотьями, от пушистых волос остались какие-то клочья, сквозь разложившееся лицо проглядывали белые кости, левый глаз полностью вытек. Глотка существа была перерезана от уха до уха и, что хуже всего, в поднятой вверх правой руке оно сжимало показавшийся мне огромным нож.
   Сдавливающие мою шею пальцы казались вполне реальными - текший от них холод будто бы высасывал из меня силу и волю к сопротивлению. Перебарывая охватывающее меня нежелание шевелиться, я одной рукой перехватил уже падающий на меня нож, второй же попытался сбить удерживающую меня за горло прогнившую кисть. Чудовище не обратило внимания на эту попытку освободиться - мои руки прошли через его тело, как через облачко мерзкого, холодно-влажного тумана. Нож монстра оказался более материальным - я смог сомкнуть пальцы на его рукояти и, напрягая все силы, остановить рвущееся к моему лицу лезвие. Ауры монстра я по-прежнему не видел.
   Прикрыв глаза, я коротко ударил заготовленными астральными копьями. Никакого результата, лишь появившийся довольный оскал на том, что когда-то было лицом этого жуткого создания. Эта магическая атака стоила мне ещё дюйма дистанции между кончиком клинка и моим лицом. Что делать дальше, я не знал...
   Внезапно несколько щепотей какого-то белого песка ударили в голову и грудь чудовища. Стоило этим кристалликам его коснуться, как они чернели и будто бы взрывались крохотными золотистыми искорками. Переставший давить на нож монстр испустил долгий, тоскливый крик и исчез, растворился в воздухе. Перекатившись на бок и отбросив в сторону нож чудовища, я пытался отдышаться. Охватившее меня ледяное онемение медленно отступало.
   - Ты в порядке? - руки Шани легко скользнули по моему лицу.
   - Да... кажется... - прокашлял я в ответ, - Что это было?!
   - Соль... - отозвалась колдунья.
   - Соль?!
   - Ну да. Помнишь сказки о том, как солью отпугивали призраков? Вот я и решила попробовать...
   - Это все хорошо, - пытаясь сесть, хрипло хмыкнул я, - только вот призраков не бывает. Это всем известный факт.
   - Возможно. Тогда скажи, с чем именно мы тут столкнулись? - пожала плечами девушка.
   - Не знаю... какое-то высшее умертвие?
   - Ну да. Которое распространяет вокруг себя волны холода и страха. Я от ужаса чуть не умерла... Которое не берет ни меч, ни магия, но которое вполне успешно отпугивает простая соль. По-моему, звучит именно как призрак из деревенских легенд. Скажи, ты видел его истинный облик, когда оно тебя схватило?
   - Видел, - меня вновь передернуло.
   - Вот... если оно выглядит как призрак, ведет себя как призрак...
   - Значит, это призрак, - кивнул я, - и плевать на то, что невозможность их существования была доказана ещё три века назад. Замечательно. Что у нас на очереди? Вампиры, которых придется отпугивать чесноком?
   - Надеюсь, что нет... сказки о вампирах хуже, чем сказки о призраках, - поморщилась Шани.
   - Ладно... что, кроме соли, действует на призраков? И вообще, откуда у тебя соль?
   - Я попросила повара мастера Эрика собрать мне несколько пакетиков специй.
   - Зачем? - я изумленно поднял брови.
   - Готовить, Кир! - хмыкнула колдунья, - Помня о том, сколько раз по дороге в Старгород нам пришлось есть мастерски сожженное тобой, не перченое и не соленое мясо, я решила взять на себя заботу о нашем дорожном питании.
   - Понятно, - что ещё сказать на такое, я не знал, - А что по первой части моего вопроса?
   - Что ещё на них действует? А ты не знаешь?
   - Про соль слышал. Про нее все слышали. А другое... к сожалению, сказки не входили в программу моего обучения.
   - Соль их отпугивает. Холодное железо ранит, как и любую нежить. Что бы призрака уничтожить, надо найти его тело, посыпать солью и сжечь.
   - Прекрасно... - я искренне старался избавиться от сарказма в голосе. Получалось плохо, - А соль для этой милой процедуры у тебя ещё осталась?
   - Пара щепоток... надеюсь, этого хватит.
   - Остается найти тело. Если бы я был разложившимся телом маленькой девочки с перерезанным горлом, где бы я был?
   - Не хочу знать, что ты там видел, - брезгливо поморщилась Шани, - Перед тем, как искать тело, нам бы из этой комнаты выбраться...
   - Этот... призрак, - я отказывался верить в то, что говорю, - владел какой-то формой телекинеза. Возможно, это он... она блокировала кнопку. Попробуй ее ещё раз нажать.
   Говоря это, я вернул поднятый с пола ноэр в ножны и обнажил укрепленный на поясе ритуальный кинжал из холодного железа. Второй висящий там клинок был откован из серебра, и я искренне надеялся, что он мне не понадобится. Нежить и оборотни в одном и том же подземелье - этого было бы многовато.
   К счастью, я оказался прав. Стоило Шани ещё раз нажать на кнопку, как секция стены с легким шорохом ушла куда-то вверх, открывая проход. Этот коридор ничем не отличался от того, из которого мы только что вышли - узкий и низкий, с черным потолком и белоснежными стенами и полом. Поудобнее перехватив кинжал, я шагнул вперед. Шани двигалась следом.
   Этот коридор уходил вправо. На первый взгляд незаметно, но шагов через сорок, обернувшись, я не увидел покинутой нами комнаты - она скрылась за изгибом коридора. Ничего впереди, и ничего позади - казалось, будто мы идем из бесконечности в бесконечность. И я по-прежнему не представлял, какая раса построила это странное подземелье, а главное - зачем?
   Примерно через сотню шагов коридор вывел нас в очередной зал. Я замер на пороге, осматриваясь. Можно было не понимать функцию предыдущей комнаты с ее странным каменным блоком, но надо было быть полным глупцом, чтобы не понять, для чего был возведен этот зал. Перед нами был склеп. Узкий, прямоугольный, с низким сводчатым потолком, в стенах его были выбиты заложенные глиняными кирпичами ниши. На лежащей перед каждой такой нишей бронзовой плите было вычеканено имя того, кто был тут захоронен. Всего их было шестнадцать, по восемь в каждой стене. И, в отличие от предыдущего зала, тут была магия - активные плетения были за каждой кирпичной кладкой. Я не понимал деталей их работы, но прекрасно знал школу, к которой они принадлежали - некромантия.
   - Что такое? - тихо поинтересовалась Шани, выглядывая из-за моего плеча.
   - Ловушка, - отозвался я.
   - Наши действия?
   - Попасться в ловушку... тут шестнадцать умертвий. Судя по тому, что анимирующие их плетения относительно просты, это или зомби, или скелеты. Неприятно, конечно, но у меня есть оружие против таких врагов, - я задумчиво пошипел сквозь зубы, - проблема в том, что у меня будет только один удар. Надо их всех собрать в одну кучу, иначе ничего не получится. Нам придется пройти до середины зала. Сможешь прикрыть мне спину?
   - Да, - несмотря на то, что Шани чуть побледнела, голос ее звучал уверенно.
   - Хорошо, - перекинув кинжал в левую руку, правой я обнажил меч и, глубоко вздохнув, шагнул вперед.
   Шаг, и мир вокруг привычно подергивается морозными узорами щитов. Время послушно замедляет свой ход. На все это требуется отнюдь не бесконечная Сила, но до опустошения моего резерва ещё далеко. Будем надеяться, что все пройдет так, как надо. Кирпичные кладки с обеих сторон взрываются вихрями острых осколков. Мои щиты с легкостью гасят их смертоносный разбег, прикрывая меня и спрятавшуюся за моей спиной колдунью. Вслед за осколками на нас выпрыгивают зомби. Для простейших умертвий они быстры, но... не страшно. Легко уклоняясь от взмаха когтистой лапы, одним стремительным движением вгоняю ритуальный кинжал в грудь монстра. Тот валится назад. Холодное железо смертельно для этих созданий. К сожалению, чтобы ядовитое железо окончательно разрушило оживляющее их плетение, требуется, что бы оно на какое-то время осталось в ране - простого удара тут будет недостаточно. Тем не менее, минус один.
   Тут же бью в противоположную сторону. Кончик клинка рассекает грудь зомби. Коротким усилием воли направляю волну магии в зачарованное лезвие, отбрасывая врага назад, и продолжаю движение. Ещё один двойной взрыв, ещё два зомби. Сведя руки, крест-накрест бью сырой Силой, впечатывая их в стены. Вреда им это, конечно, не причинит, но позволит мне продолжить движение. Главное сейчас - пройти в центр комнаты.
   Ещё шаг, и ещё один взрыв. На этот раз дорогу мне преграждают сразу четыре монстра. Размазывающееся от скорости лезвие ноэра рубит тянущиеся ко мне когтистые лапы, сносит прогнившую голову. На долю секунды не успеваю уклониться, и пропускаю удар в голову. В ушах звенит, кровь из рассеченной брови тут же начинает заливать глаз, но я уже прыгаю вперед, оказываясь среди них, и бью во все стороны астральными копьями. Мне не хватает сил для того, что бы полностью уничтожить их плетения, но сейчас это и не нужно. Четверка падает на землю. Порванные петли оживляющей их магии стремительно стягиваются в единое целое, и они вновь встанут, но несколько мгновений у нас есть. Идем дальше.
   За спиной - вспышка магии, Шани отбрасывает догоняющих нас врагов. Времени обернуться и помочь девушке у меня нет, впереди - ещё два монстра. Эти - вооружены длинными копьями. Вращаясь, ухожу от выпада и, перехватив древко рукой, резко отталкиваю врага назад и в сторону. Падая, он сбивает с ног стоящего рядом зомби. Прекрасно, ещё секунда выиграна. Где ещё четверо? Последние захоронения пока что не открылись. Чувствую, как Шани утыкается мне в спину. Горрам! Оставленные сзади зомби наступают, и пробивающие их насквозь молнии девушки не в силах их задержать. Дотронувшись ноэром до каменной плиты под ногами, направляю поток Силы в пол. Удар слышного лишь мне грома, как всегда, застает меня врасплох - родившаяся у нас под ногами волна энергии разбрасывает зомби по сторонам, даруя ещё несколько секунд покоя. Последние четыре могилы все ещё закрыты. Что делать?! Энергии почти не остается - ещё чуть-чуть, и мне не хватит на смертельное для этих врагов заклятие.
   - Кир, я не смогу их удержать! - в голосе Шани звучит страх. Что ж... будем надеяться, что последние четверо врагов так и останутся в своих могилах. Вскидываю меч в воздух, свободной рукой притягивая к себе девушку. Долю мгновения она сопротивляется, но внезапно перестает и, обняв меня за шею, крепко прижимается всем телом. Хм...
   Закрыв глаза, я постарался отрешиться от всего окружающего. Те чары, к которым я собирался обратиться, были не слишком сложны для любого мага но, увы, почти невозможны для меня. Моя Сила - это бушующая зимняя буря, дикое сплетение холода и молний. Увы, ни то, ни другое не в силах повредить этой примитивной нежити. Единственное, что может их уничтожить - это огонь.
   Выведя перед глазами нужное мне плетение, я заставил его разойтись в стороны. Враждебная мне стихия сопротивлялась, как живая, но из этого боя я вышел победителем. Впереди было самое мерзкое... до крови закусив губу, я направил в него Силу.
   Глупо спорить с тем, что огненные чары красивы. Вот и сейчас - лезвие моего клинка окуталось сияющим пламенем, которое жаркой волной ударило во все стороны, испепеляя зомби. Пляшущие языки огня укутывали комнату, на корню выжигая гниль умертвий. К сожалению, я был не в состоянии восхищаться этим зрелищем. Прокатывающиеся по моей ауре волны пламенной силы безжалостно ломали ее изящные плетения. Абсолютно чуждая мне энергия разрушала самую основу моего существования. Лишь когда последний зомби рухнул на пол обугленным остовом, я позволил себе отпустить сплетение и, заходясь в рвущем грудь, сухом кашле, рухнуть на колени. Как раз вовремя, что бы услышать взрыв и, с трудом подняв голову, увидеть медленно идущую к нам четверку зомби.
  
   <...>
   Обнимая колдующего Кира, я чувствовала, что что-то не так. Князь очень быстро научился маскировать свои истинные эмоции, постоянно излучая спокойствие и уверенность. Я чувствовала фальшь, но не могла за нее пробиться, осознать то, что он на самом деле чувствует. Но сейчас... не требовалось обладать моим даром, что бы понять, насколько плохо ему было - дрожащие руки, закушенная губа, сбегающие по посеревшему лицу струйки пота. Хуже всего было то, что я ничем не могла ему помочь.
   Внезапно юноша оборвал чары, и ревущий огненный ад, в центре которого мы стояли, одним рывком втянулся в его тонкий серебристый меч. Оттолкнув меня, он упал на колени. Его трясло в приступах резкого, сухого кашля, от которого на губах выступала кровь.
   - Бедняга, - пробормотала Голос. Тут в дальнем конце коридора что-то грохнуло, и из облака глиняной пыли медленно вышли ещё четыре умертвия.
   - Действуй, - прошипела мне Голос, - сейчас князь тебя защитить не сможет. И в самом деле, Кир попытался было подняться, используя меч как опору, но очередной приступ кашля вновь уронил его на колени. Ясно было, что драться он не в состоянии.
   Волна щекочущего тепла, родившаяся в солнечном сплетении, привычно уже прошла в руки и, сорвавшись с них темными молниями, ударила в поднимающих копья монстров. Несмотря на пробитые в телах дыры, они даже не сбились с шага.
   - Не так, - холодно произнесла Голос, - ты ещё не поняла, что эти чары на них не действуют?
   - Заткнись! - прищурившись, я поймала взгляд крайнего чудовища и, как копьем, ударила даром. Короткая вспышка боли в висках, и все - Сила моего выпада ушла в пустоту.
   - У них нет чувств, это тоже не сработает! Используй огонь!
   - Как?! Я не умею!
   - Бегоррам! Дай мне контроль!
   - Объясняй так!
   - Враг!!!
   Отвлекшись на перепалку, я не заметила, что чудовища приблизились на расстояние удара. Нервно шарахнувшись в сторону, я каким-то чудом увернулась от первого их выпада. Вспомнив, с какой легкостью князь уходил от ударов, попыталась повторить одно из его почти танцевальных па, но обо что-то запнулась и, теряя равновесие, больно ударилась плечом о стену. Пытаясь продолжить движение, шагнула вперед... и слишком поздно увидела летящее мне в голову копье.
   - Шутки кончились, - успела я услышать Голос и, почувствовав мягкий, но неизмеримо мощный толчок, осознала, что смотрю на себя со стороны. Мое тело легко оттолкнулось от стены и с гибкой грациозностью упало на пол, уходя от смертельного удара. Короткий разворот, и я (я?!) подсечкой уронила одного из зомби. Одним прыжком поднявшись на ноги, я перехватила ещё одно атакующее меня копье и, широким круговым движением вырвав его из рук монстра, резко ударила куда-то за спину. Размазавшееся от скорости древко ударило подкравшегося сзади врага в шею, отшвыривая его назад. Короткое вращение копья, и мое тело охватили языки огня, перевитые сеточкой посверкивающих молний. Резкий удар древком в пол, и пламя ударило в стороны, превращая зомби в обугленные головешки.
   - Можешь возвращаться, - услышала я Голос, и только тогда осознала, что именно сейчас произошло. Она выкинула меня из тела!!! Но как?! Ведь контроль над этим принадлежит мне! Это я решаю, пускать ее в меня или нет, и если да, то насколько! Я здесь главная!!! Сгорая от ярости, я рванулась назад...
   <...>
  
   Когда Шани ударилась о стену и ошарашено шагнула прямо на вражеское копье, я понял, что все кончено. Колдунья не умела драться, это было понятно сразу. Ее излюбленные черно-алые молнии были не в силах остановить врагов, а значит, можно было прощаться с жизнью. Наверное, это моя судьба - быть разорванным на части тупыми зомби. Я чудом избежал этого год назад, что ж... сейчас помощи ждать неоткуда.
   Тем сильнее было мое удивление, когда Шани умело упала, уклоняясь от удара. Девушку как будто подменили - плавные, но в то же время стремительно-рассчетливые движения опытного бойца заняли место ее обычной нелепо-наивной неуклюжести. Подсечка с разворотом, перехват выпада, круговой "хвост дракона" - все эти непростые приемы были выполнены с показной легкостью, говорящей о годах, если не десятилетиях, тренировок.
   Собравшись с силами, я заставил себя встать - независимо от бойцовского умения Шани, для уничтожения этих врагов требовалась магия. Двигаясь к девушке, я ощутил изменение магического фона и, переключившись на астральное зрение, увидел зонтик распускающегося плетения. Осознав, что именно я вижу, я едва успел отвернуться, защищая лицо от обжигающего жара. Оказывается, вдобавок к умению сражаться копьем, девушка владела огненной магией - и созданный ею вихрь пронизанного молниями пламени намного превосходил все, что мог создать я.
   Дождавшись, когда ревущий за спиной огненный циклон погаснет, я обернулся. От зомби не осталось даже тел - лишь легкий пепел. Легко опирающаяся на копье девушка стояла в черном, покрытой сажей круге. Она была похожа на Шани, как может быть похожа старшая сестра на младшую - но Шани она не являлась. Подчеркнуто прямая спина, поднятая голова, расслабленные руки - вся ее поза напоминала о готовой взорваться движением пантере. Немного по-другому были напряжены мышцы лица, но перемена была разительна - милую, какую-то детскую открытость Шани сменила гордая, неприступно-гармоничная красота. Кожа незнакомки чуть светилась. В огромных серо-стальных глазах плясали едва заметные смешинки.
   - Добрый день, князь, - от ее голоса у меня по спине пробежали мурашки. Низкий, мелодичный, он обволакивал, лишал воли. Его хотелось слушать и слушать...
   - Добрый день, - загоняя мои удивление и восхищение куда-то вглубь, вежливо поклонился я, - Кто вы такая, и где моя спутница?
   - Она сейчас вернется, - воительница легко улыбнулась, - и все вам расскажет. Вы можете называть меня Голосом.
   - Нет, - отрицательно качнул головой я, - я предпочитаю использовать имена, а не клички.
   - Шани стоит у вас многому поучиться... Когда у меня было имя, оно звучало как Атана.
   - Хоро... - я осекся. Выронив копье, девушка схватилась за лицо. Сияние, излучаемое ее кожей, взметнулось крохотными вихрями и исчезло. Тяжело вздохнув, она опустила руки и открыла глаза. Я с интересом смотрел в знакомый темный малахит Шаниного взора.
   - Кир... - жалобно протянула она.
   - Да-да? - я иронично изломил бровь.
   - Я могу объяснить!
   - Не сомневаюсь, - хмыкнул я, - и с интересом жду рассказа. Начинай, я слушаю, - вбросив ноэр в ножны, я вернулся к входу и вытащил по прежнему торчавший в груди одного из зомби кинжал. Как и следовало ожидать, краткое пребывание в пламени ему не повредило. Шани следовала за мной, не решаясь начать свой рассказ.
   - Послушай, - я обернулся к колдунье, - тебе будет проще, если я просто задам интересующие меня вопросы, и ты на них ответишь?
   - Да, наверное... - согласилась она.
   - Хорошо. Кто такая Атана, и каким образом она завладела твоим телом?
   - Она - дух... помнишь, я говорила тебе, что являюсь чернокнижницей? Давно, когда мы только встретились.
   - Помню, - медленно кивнул я. И в самом деле, подобный разговор имел место. Именно после него я классифицировал Шани как колдунью, а не магессу. И, похоже, пропустил что-то важное.
   - Ты знаешь, чем чернокнижники отличаются от колдунов?
   - Да, - именно этой фразы мне и не хватало. Все кусочки мозаики стали на свои места, - Колдуны владею стихийной силой, и используют ее для контроля иномировых существ. Чернокнижники же заключают с одним из этих существ пакт, в результате которого получают те же возможности, которыми колдуны владеют изначально. Большинство людей этого не знает, и считает, что колдун и чернокнижник синонимичны. Значит, Атана...
   - Да. Она - дух, который дает мне силы.
   - Демон... - я холодно прищурился.
   - Нет, - отрицательно качнула головой девушка, - не демон. Одна из старых духов. Когда я проводила ритуал пакта, то не успела дойти до грани бездны и Позвать - Голос перехватила меня в астрале и предложила пакт.
   - Это ничего не значит...
   - Можешь искупать меня в святой воде, если сомневаешься, - зло фыркнула девушка.
   - Не премину это сделать, когда мы отсюда выберемся, - пожал плечами я, - Хорошо, она дает тебе силы, а в чем заключается твоя часть пакта? Твоя душа через десять лет?
   - Я же говорю, она не демон... моя душа ей не нужна. Я плачу за силу тем, что она постоянно тут, - девушка дотронулась до виска, - ругается, советует, мешается!
   - По-моему, - я чуть прищурился, - не так уж и плохо.
   - Ты не понимаешь, - всхлипнула Шани, - каково это - годами не иметь ничего своего, ни единого чувства, ни единой эмоции, всегда всем делиться... когда каждая моя мысль - повод для ехидной критики, каждое моей действие - неверно... и от этого никак не избавиться, пакт нерушим!
   - Ты права, не понимаю... что бы это осознать, наверное, надо через подобное пройти, - качнул головой я, - И последний вопрос... за кем из вас остается последнее слово?
   - За мной, - твердо произнесла Шани, - я могу прогнать ее... на время... и она всегда возвращается, но решения тут принимаю я.
   - Хорошо, - кивнул я, - в таком случае продолжаем двигаться?
   - И... все?! - в голосе колдуньи звучало нескрываемое удивление, - Никаких экзорцизмов, презрения, попыток перерезать мне горло?
   - А надо? - я ехидно усмехнулся, - То есть если ты настаиваешь...
   - Нет... Конечно нет! Просто...
   - Я понимаю, чего ты боялась, - улыбнулся я, - И могу тебе сказать, что боялась зря. У тебя была куча возможностей ударить мне в спину. Ты ими не воспользовалась, а значит, тебе можно доверять. От того, что я знаю, что именно дает тебе твои силы, ты сама никак не меняешься. Так почему я должен иначе к тебе относиться?
   - Не многие разделяют твою точку зрения.
   Вместо ответа я только плечами пожал. Ну да, мои взгляды на жизнь довольно необычны. Так ведь и я сам в обычные рамки укладываюсь плохо. Точнее, совсем даже не укладываюсь. Так стоит ли удивляться? Ощущая присутствие Шани за спиной, я двинулся дальше. За невысокой деревянной дверью оказалась небольшая комната. И, в отличие от всего, виденного нами раньше, она была обжита: все ещё дымящаяся жаровня в углу, грубо сработанный деревянный стол с разбросанными по нему бумагами, небрежно отодвинутые стулья. Прямо напротив нас была ещё одна прикрытая дверь.
   Шагнув внутрь, я тут же ощутил знакомый уже злобный взгляд. Невидимый призрак был где-то рядом. Хорошо, что он не напал во время нашего боя с зомби - кстати, а почему не напал? Мы были бы легкой мишенью... впрочем, неважно. Опустив руку с кинжалом так, что бы пола плаща прикрыла клинок, я бросил через плечо:
   - Все чисто, можно заходить.
   Я надеялся, что убежденный в нашей беспечности монстр атакует, и был прав - пристальный взгляд сместился мне за спину. Беспечно подойдя к столу, я свободной рукой переворошил разложенные на нем бумаги - какие-то официальные бланки, счета, записи... ничего интересного тут, похоже, не было.
   - Кир, сзади! - крик Шани резанул уши. Кинув быстрый взгляд через плечо, я коротким движением запястья метнул ритуальный кинжал в появившуюся там "девочку". До последнего момента я опасался, что и это оружие пройдет сквозь монстра, никак ему не повредив, так же как не повредили ему магические удары и выпад моего ноэра. Тем радостнее был вид клинка, по рукоятку ушедшего в грудь материализовавшегося чудовища. Уже истаивая облачком бледного тумана, оно схватилось за рукоять... и все. С тихим звоном мой нож упал на пол.
   - Это было... просто, - улыбнулся я побледневшей девушке, - Я даже не успел испугаться.
   - Я успела.... - пробормотала та.
   - Думаешь, эта тварь к нам ещё сунется? Зная, что у нас есть работающее против нее оружие?
   - Не знаю, Кир.
   - Увидим, - подобрав кинжал, я убрал его в ножны, - Помоги, пожалуйста.
   Вместе мы собрали разбросанные по столу бумаги, которые я убрал в планшет. Да, я не увидел в них ничего интересного - но первый взгляд, как известно, бывает обманчив. Вернемся в гостиницу, все перечитаю и разберу. Мало ли...
   За следующей дверью оказалась магическая лаборатория - большая зала с несколькими столами, на которых были в видимом беспорядке расставлены какие-то алхимические приборы, книжным шкафом у стены и, самое главное, выбитой в полу пентаграммой в дальнем углу. Рядом с пентаграммой стоял невысокий эльф в приталенной серой мантии, вальяжно опирающийся на деревянный пюпитр, а у его ног валялись два тела - одно, почти разложившееся, при жизни принадлежало уже знакомому нам призраку, второе - неизвестная мне молодая женщина в коричневом крестьянском платье. Обнажая меч и растягивая губы в пародии на дружелюбную улыбку, я медленно двинулся к эльфу:
   - Добрый вечер, Совелисс.
   - А... а я-то думал, кто это решил ко мне пожаловать? Добрый вечер, Кириэль.
   - Как твои дела?
   - Существенно лучше, чем твои, - ухмыльнулся эльф, когда мой клинок во что-то уперся. Я не видел ни физических преград, ни астральных плетений, но пересечь этот невозможный барьер не мог. Скользнув по нему мечом, я понял, что мой путь надежно прегражден.
   - Проблемы? - ехидно осведомился Совелисс, наблюдая за моими попытками преодолеть это препятствие.
   - Никаких, - отозвался я, нанося короткий рубящий удар, и вкладывая в него всю остающуюся у меня Силу. Жалобно звякнув, клинок отлетел от барьера, судя по всему, никак его не повредив.
   - В Башне не учили инвертированным плетениям, да... Я и сам в этом разобрался только с помощью моей подруги, - Совелисс толкнул полуразложившийся труп девочки носком черного сафьянового сапога, - Кстати, мой друг, кто же так поступает? Даму, холодным железом... Теперь вот приходится ждать, что бы она пришла в себя. Впрочем, чему я удивляюсь? Тебе всегда недоставало галантности.
   - Зато у тебя ее всегда было с избытком, - убедившись в том, что моими силами барьер не пробить, я, не опуская меча, отступил на полшага.
   - Так вот, о галантности, - продолжал разглагольствовать эльф, - ты не хочешь представить мне свою спутницу?
   - Шани, тварь. Тварь, Шани, - кивнул я.
   - Я же говорю - никакой галантности. Милая дама, не хотите последовать примеру его бывшей девушки, забыть про этого варвара и уйти со мной? Правда, я не обещаю, что после этого он не попытается вас убить... в случае уже означенной бывшей девушки он даже был вполне успешен.
   - Нет, спасибо... - отрицательно качнула головой Шани, - только через мой труп.
   - Ну, это само устроится, - ухмыльнулся Совелисс, - в процессе, так сказать.
   За нашей спиной раздался шум. Резко развернувшись, я увидел, как распахнулась незамеченная мною дверь. За ней стояли Микаль с Андреасом. Судя по свежим царапинам, расчерчивающим лицо Микаля, и рваной в клочья куртке Андреаса, их путь к этой комнате легким не был.
   - Кир, - радостно выдохнул Микаль, - горрам, как я рад тебя видеть!
   - Мы рады, - поправил его брат.
   - Взаимно, - отозвался я.
   - Гости, гости... - хмыкнул по-прежнему лениво пинающий труп Совелисс, - не слишком ли вас много?
   - Как раз хватит, что бы надрать тебе задницу, флэ-эш, - огрызнулся Туз. Должен признать, было весьма приятно, что в кои-то веки кто-то ещё стал объектом его грубости.
   - Ещё один варвар, - печально вздохнул эльф, - Катрина, очнись уже.
   - Очнулась! - от пронзительного голоса материализовавшегося рядом с эльфом призрака сердце бешено застучало. Распространяемые ей волны страха никуда не делись, но, по-моему, ослабели. Или, возможно, с ними просто было легче бороться, зная, что именно их вызывает.
   - Захватывай тело, и начинаем, - прищелкнул пальцами Совелисс, - и так задержались уже.
   - Да что мы стоим тут? - ахнул Туз, кидаясь к эльфу.
   - Стой! - крикнул было я, но не успел - наткнувшийся на невидимую стену мальчишка отлетел от нее и мячиком покатился по полу, правда, тут же со страшной руганью поднялся на ноги.
   - Что делаем? - осведомился Микаль, поглаживая свой посох.
   - По-моему, нам остается только смотреть, - пробормотал я.
   - Кир? - прошептала Шани, легко трогая меня за плечо, - Что он говорил о твоей девушке?
   - Он ее очаровал, - скрипнул зубами я, - убил, превратил в умертвие, и натравил на меня. Ещё вопросы?
   - Нет, - побледневшая колдунья шарахнулась в сторону.
   Сжав кулаки, я смотрел на разворачивающееся за непроницаемым для нас экраном действо. Призрак, нагнувшись над крестьянкой, прижала свои губы к ее. Тело женщины затрясло, как в судорогах. Казалось, будто стремительно бледнеющее умертвие медленно втекает в раскрытый рот. Стоило призраку полностью истаять, как судороги прекратились, и женщина поднялась на ноги.
   - Быть не может, - тихо пробормотал Микаль, - их же не бывает!
   - Призраков? - хмыкнул я, - Ты знаешь, мы тоже так считали!
   Тем временем Совелисс и женщина, занявшие места по обе стороны круга, начали медленный речитатив. Язык, на котором они говорили, был мне неизвестен, в отличие от окутывающих пентаграмму плетений - основы для портала.
   Ритуал шел своим чередом - плетения, направляемые руками Совелисса и призрака, вставали на свои места. Линии пентаграммы засветились красным - сначала тускло, а потом все ярче и ярче. Из узлов магической фигуры вверх ударили лучи бледно-зеленого света, скрещивающиеся в ажурную арку.
   Перехватив ноэр, я ждал появления того, для кого открывался этот портал. Действия Совелисса застали меня врасплох - едва последнее плетение заняло свое место, и призрачную арку окутало темное пламя, маг шагнул в нее, обрывая удерживающие чары связки. Истошный вопль призрака наложился на низкий, басовитый удар грома, сигнализирующий о распаде портала, и на стремительно потрескивание молний, пробежавших по невидимой до этого стене. Махнув мечом, я убедился, что преграждавший нам путь барьер распался с уходом удерживающего его мага. Перебросив ноэр в левую руку, правой я выхватил мой ритуальный кинжал.
   - Холодное железо? - крикнул Микаль, смещаясь в сторону и отрезая воплощенному призраку путь к выходу, - Воткни его в труп девочки!
   Не задаваясь вопросами, я метнул кинжал в валяющееся на полу тело и, разумеется, попал. Кинувшийся было ко мне призрак замер и отшатнулся назад.
   - Все, - хмыкнул юноша, - теперь мы ее поймали. Она лишена всех своих способностей, и связана с этим телом.
   - Даже лучше, чем я предполагал, - задумчиво протянул я, - А скажи нам, Катрина, куда убежал Совелисс?
   - А не пошел бы ты?.. - фыркнула она.
   - Микаль, а что ты имеешь в виду, когда говоришь, что она связана с этим телом? - не оборачиваясь, поинтересовался я, - Обычная связь, так?
   - Ну да, - отозвался тот.
   - Прекрасно. Шани, будь добра, посоли этот прогнивший трупик... призраков ведь убивают именно так?
   - Ты думаешь, что можешь заставить меня говорить под угрозой развоплощения? - расхохоталась призрак, - Глупец! Если я не заговорю, то меня убьешь ты. Если заговорю - Совелисс.
   - Возможно, - кивнул я, - Шани, что-то не так?
   - Все так, - прислушивающаяся к нашему разговору колдунья послушно высыпала несколько щепотей соли на тело девочки.
   - Тогда чего ты пытаешься добиться? - поинтересовалась призрак.
   - Я хочу получить ответы на интересующие меня вопросы...
   - Я же только что сказала, что мне нет смысла что-то говорить. Ты видишь какой-то выход из этого печального тупика?
   - Нет, - отрицательно качнул головой я, - но я вижу ошибку в твоей логике. Ты, наверное, ожидаешь, что я буду торговаться, предлагать тебе жизнь и защиту от Совелисса, да? Так вот, ты ошибаешься. Ты умрешь сегодня, раз и навсегда. Но ты должна думать не об этом. Ты должна думать о том, что будешь чувствовать перед смертью. И о том, что развоплощение может быть не угрозой, а наградой.
   - Что буду чувствовать? - хмыкнула она, - С чего ты взял, что я вообще что-то чувствую?
   - Ты - возможно, что ничего. В отличие от человеческого тела, с которым ты сейчас связана.
   - Это? - призрак ухмыльнулась, - Это не тело. Не просто тело. Это человеческая женщина, живая и относительно неповрежденная. Ей сейчас очень страшно... Так что я почувствую?
   - Куда ушел Совелисс? - я растянул губы в холодной улыбке.
   Ответом мне были затейливые ругательства. Пожав плечами, я выбросил волну Силы, прижавшую призрака к стене. Фиксируя эти оковы простым плетением, я медленно вытащил серебряный кинжал.
   - Ты что, не понял, что я сказала? - хмыкнула она, - Ты будешь мучить простую, безответную крестьянку? Ее зовут Агнешка. У нее есть любящий муж и трое детей.
   Не удостаивая ее ответом, я обернулся к моим спутникам:
   - Дорога на поверхность свободна?
   - Да, - коротко кивнул Микаль.
   - В таком случае, ждите меня наверху. Я тут все закончу и присоединюсь к вам.
   - Ты блефуешь! - заорала призрак.
   - Уверен? - юноша вопросительно смотрел на меня.
   - Да, разумеется. Идите! - с этими словами я подошел к висящему у стены призраку и, похлопывая кинжалом по затянутой в перчатку руке, повторил:
   - Куда ушел Совелисс?..
  

***

   <...>
   При виде обернувшегося к нам Кира у меня сердце ушло в пятки. Выглядел князь жутко - ледяные серые глаза с вертикальными змеиными зрачками, туго обтянувшая скулы кожа, запавшие щеки, побелевшие губы - даже уши его, казалось, чуть заострились. Холодное, хищное, совершенно отстраненное лицо.
   ...Идите! - рявкнул он.
   Я попыталась было протестовать, но Микаль крепко схватил меня за руку и потащил к выходу.
   - Куда ушел Совелисс? - раздалось сзади.
   - Что ты делаешь?! - прошипела я обнаглевшему юноше.
   - Единственно разумную в данной ситуации вещь, - втолкнув меня в проход, он захлопнул за нами дверь.
   - Ты же не думаешь, что Кир и в самом деле будет ее пытать?! - фыркнула я. Раздавшийся из-за двери дикий, истошный, рвущий душу вопль мгновенно стер мою ехидную улыбку. Чувствуя, как кровь отливает от лица, я рванулась было назад, но Микаль сгреб меня в охапку и потащил к выходу.
   - Пошли быстрее, - идущий перед нам Андреас дернулся, когда сзади раздался ещё один крик.
   - Его надо остановить, - пробормотала я.
   - Не получится, - качнул головой Микаль, - он совершенно потерял голову. Я видел такое... лучше всего сейчас просто не попадаться ему на глаза, и в будущем не позволять ему дойти до подобного состояния.
   - Думаешь, идет речь о каком-то будущем? - тихо пробормотала я.
   - Если, поднявшись на поверхность, он найдет только следы наших коней, то нет, - качнул головой Микаль, - во всех остальных случаях... ему нужна наша помощь, поверь. И я не о помощи в бою говорю.
   - Я... понимаю.
   Дорога на поверхность смазалась в один бесконечный коридор. Наконец мы вновь оказались на приречной полянке перед куполом. Переглянулись и стали ждать - а что нам ещё оставалось? Кир появился минут через сорок. Подчеркнуто спокойный, подтянутый, приведший броню и одежду в идеальный порядок.
   - Что дальше? - окликнул его Микаль.
   - Дальше... - князь задумчиво повел рукой, - Дальше мы возвращаемся в город. Будем пытаться разобрать бумаги Совелисса и понять, куда он делся.
   - Призрак?... - начал было Микаль, но Кир его оборвал.
   - Она не знала.
   - Ты уверен?
   - Да, уверен, - тон князя отбивал всякую охоту задавать дальнейшие вопросы.
   <...>

***

Глава 5: Понедельник. Возвращение в Старгород.

   В Старгород мы вернулись к полудню, не раньше. По дороге практически не разговаривали - похоже, мои спутники решили быть деликатными и оставить меня в покое, ну а я... просто не знал, как и о чем с ними можно заговорить. Не о погоде же? Несмотря на то, что вспоминать и обсуждать все то, что произошло этой ночью, мне откровенно не хотелось, мысли невольно возвращались к произошедшему в подземелье. Не столько даже к моим действиям, сколько к реакции моих спутников на них. Еще точнее - не спутников, а спутницы. За эти несколько дней я успел привязаться к колдунье, и очень не хотел, что бы она считала меня монстром. Хотя, - тут я невольно усмехнулся собственным мыслям, - причины для этого я ей дал более чем серьезные. Вообще же, в результате этой вылазки у меня появилось гораздо больше вопросов, чем ответов. Непонятные козлорогие создания, темные ритуалы, призраки, которых, между прочим, не существует... это даже не упоминая о тех странностях, которые продемонстрировала наша компания, и я в том числе. Магия крови в исполнении Микаля, существо, обитающее в сознании Шани, моя смерть и последовавшее за ней воскрешение - в последнее я, кстати, так до конца и не верил, хотя причин врать у моих спутников не было ровным счетом никаких. И как прикажете со всем этим разбираться?
   Не доезжая до поворота к Старгороду, я усилием воли "сместил" мою эльдарскую броню и мундир, оставаясь в излюбленной шелковой рубашке и легких брюках. Привлекать к себе ненужное внимание по-прежнему не хотелось.
   Забавно - но в воротах стоял тот же сержант, который вписывал наши с Шани имена в толстую книгу в наш первый день в городе. Он же и выпускал нас на "прогулку". Повезло... несколько слов, сменившее руки серебро - и мы без дальнейших проволочек и отмечания в кордегардии проехали в город. За воротами пришлось перевести коней с легкой рыси на шаг - невзирая на середину вроде бы рабочего дня, на улицах было немало народу.
   - Кир, - окликнула меня Шани, легким пинком заставляя Искру поравняться с моим конем, - куда мы сейчас? В гостиницу?
   - Ну да...
   - Может, отправим Туза с Микалем отсыпаться? Или они нам будут нужны?
   - Вряд ли, - отозвался я, оборачиваясь в седле, и призывно маша рукой приотставшим и о чем-то беседующим между собой братьям.
   Пришпоривший своего гельдерленда Микаль догнал нас и вклинился между мной и стеной. Узкая улочка, по которой мы ехали, совершенно точно не была рассчитана на трех идущих шеренгой коней.
   - Слушаю, милорд?
   - Подъезжай завтра с утра к "Единорогу"... часам к десяти, наверное. На сегодня вы с братом свободны. Проводите отца. Не уверен, получится ли, но попытайтесь хоть немного отдохнуть.
   - Благодарю...
   - Эй, там, на коняшках! - Гром всхрапнул и остановился. Стаявший посреди улочки человек, таким интересным образом к нам обратившийся, был... колоритен. Не слишком высокий, но очень широкоплечий, с ярко-рыжими, заплетенными в длинные косички усами и наголо бритым черепом. Необычная фигура и грубые, как топором вытесанные, черты лица наводили на мысли о наличии среди его предков пары-тройки дворфов. Одет он был в темно-красную кожанку, обильно украшенную серебряными заклепками. В точно такие же кожанки были облачены и его спутники - шестеро типов откровенно бандитской наружности.
   - Всю дорогу перегородили, - громко цыкнув зубом, продолжил рыжеусый, - расступитесь, пока не подвинули.
   Не говоря ни слова, я повел коленями, посылая моего коня вперед и в сторону. Искра Шани послушно попятилась, позволяя мне прижаться к стене и открыть проход для стоящей напротив нас группы. Рыжеусый, при начале моего движения чуть подавшийся назад и картинно положивший руку на эфес шпаги, вторично цыкнул зубом, поводил челюстью, собирая слюну, и длинно, тягуче сплюнул под копыта Грома.
   - Умница, флэш, - хмыкнул он, проходя между мной и Микалем, - расступайтесь, когда Зуй идет.
   - Кир... - я поймал взгляд прижавшейся к противоположной стенке Туза... Смесь вопроса, просьбы и удивления... Мальчик, мальчик - гордость, конечно, хорошо, и мне самому спускать подобное - как серпом по... горлу. Но ввязываться в драку с превосходящим нас количественно противником, при пустом резерве, совершенно измотанным, лишенным элемента сюрприза? Их придется не учить, а убивать, быстро и жестко, к тому же, рискуя своей и вашими жизнями. За всего лишь грубость? Я отрицательно качнул головой. Дождавшись, что бы последний человек в красной коже миновал нашу группу, я тихо произнес:
   - Хватит нам на сегодня драк... Езжайте домой. Завтра увидимся.
   - Трус, - сквозь зубы выдохнул мальчишка, и тут же получил затрещину от брата:
   - Те, кто в каждой бочке затычка, обычно плохо кончают. Оно тебе надо?!
   - Надо!
   - Туз, - я взглянул прямо в глаза паренька, - скажи, ты готов их всех убить?
   Видно было, что мальчишка собирался ответить утвердительно... но я продолжал внимательно смотреть в его глаза, и, наверное, что-то в моем взгляде удержало его от поспешного ответа.
   - Нет, - он зло мотнул головой, - не готов. Но...
   - Правильный ответ, - я легко улыбнулся, - Запомни, ученик, иногда надо бросаться в бой, не щадя себя. Иногда же... не надо, хотя и очень хочется.
   - Хорошо, - обернувшись, Туз кинул недобрый взгляд в спину удаляющемуся рыжеусому, как раз сейчас небрежно оттолкнувшему в сторону не успевшего отступить с дороги паренька. Спутники его шли чуть позади, перекрывая всю улицу. Встречные прохожие при виде этой группы или отступали в переулки, или боязливо вжимались в стены.
   - Все равно это неправильно! - вздохнул он.
   Не говоря ни слова, я пожал плечами. Согласен, но... что тут можно поделать? Надеюсь, со временем ты поймешь... Горрам, надеюсь, что со временем пойму и стану принимать как должное я сам!
   - Ладно, поедем мы, - нарушил наше молчание Микаль, - до завтра, Кир.
   - До завтра.
   Полтора квартала мы ехали вместе, а потом братья, помахав нам, свернули на одну из боковых улочек. Ещё через несколько минут мы с Шани выехали на бурлящую народом центральную площадь. До нашего временного жилища было уже рукой подать.
   - Старый граф распродает фамильные ценности! - звонко выкрикнул пробегающий мимо нас мальчишка, размахивая какими-то листками, - Последние новости Старгорода всего лишь за три медяка!
   - А ну постой, - окликнул я ребенка, - что там такое с графом?
   - Три медяка, милорд, и вы все узнаете, - радостно осклабился тот.
   - Лови, сдачи не надо, - я кинул ему сребреник, получив в ответ ещё одну щербатую улыбку и листок желтоватой бумаги.
   - Не то, что бы я твои деньги считала, - тихо хмыкнула держащаяся стремя в стремя Шани, - но как-то ты ими раскидываешься... нерачительно.
   - Ну не ношу я с собой меди, - пожал плечами я, вчитываясь в бледные строчки статьи, озаглавленной "Старый граф - банкрот или маразм?"
   - А зря. Деньги - они счет любят. Ладно, твое дело. Чего там тебя так заинтересовало?
   - Да вот... - я протянул ей листок, - собственно, как мальчик и сказал. Граф распродает фамильные реликвии.
   - С чего это он? - Шани быстро пробежала глазами коротенькую заметку.
   - Не знаю... на бедствующего граф Альварадо явно не походит. На самом деле... - я задумчиво побарабанил пальцами по седельной луке, - надо бы рассказать ему, что происходит в его поместье. Давай сначала к нему заедем? Заодно и про драгоценности спросим. Если у него и в самом деле проблемы с деньгами, то я, в принципе, могу ему занять достаточно приличную сумму.
   - Ты ещё и ростовщик? - с удивлением подняла брови девушка.
   - Да ну тебя... Без процентов занять, разумеется, - пояснил я, - граф нам помог, совершенно бескорыстно, ну и мы ему поможем. По-моему, справедливо.
   - Более чем, - Шани подавила зевок.
   - Устала?
   - Так уже, считай, больше суток на ногах. И каких суток! Конечно, устала.
   - Может, ты отдохнешь, а к графу я сам съезжу?
   - Да ладно, пару часов я выдержу. И с графом ещё раз поговорить не откажусь. Понравился он мне.
   - В смысле - понравился? - я иронично изломил бровь.
   - Не в том смысле, Кир, - хмыкнула девушка, - просто... человек он хороший, чистый и добрый. Рядом с ним легко. Мне легко, - это "мне" она чуть выделила, - такое редко встречается.
   - Ладно, к графу так графу, - согласно кивнул я и, уже сворачивая с площади, поинтересовался, - А со мной тебе как?
   - С вами, князь, мне ужасно и кошмарно, - закатив глаза, простонала девушка, - но я люблю себя мучить, и только поэтому не позволяю вам себя прогнать.
   Нет, разумеется, я знал, что это шутка. Только вот почему-то это меня... обидело? Задело? Сложно сказать, что именно я почувствовал - но это было неприятно.
   - Кир, ты чего? - ехавшая рядом Шани схватила меня за предплечье, - я же шучу. Прости, я не хотела тебя обидеть. Мне с тобой очень хорошо, спокойно и надежно. Как за каменной стеной.
   - Да я знаю, - мотнул головой я, - просто... укололо. Обычно-то мне такой стиль общения нравится. Ехидный и с подначками.
   - Знаю, что нравится. Мне тоже. Тем более что мне и по роли положено.
   - По какой ещё роли? - заинтересовался я.
   - Ну как же? Спутницы кого-то странно-необычного! Всякая девушка, оказавшаяся в сфере внимания загадочного эльфийского принца, а так же красивого вампира, симпатичного оборотня или могущественного дракона, который непременно умет превращаться в человека, просто обязана быть ехидной. Это основное требование. Можно сказать, закон жанра! Ещё красивой, умной, талантливой и жутко удачливой, но это все вторично. Ты разве не знал?
   - Нет, не знал, - я с трудом сдержал усмешку, - только вот я не принц, не вампир, не оборотень и совершено точно не дракон. Разочарована?
   - Жутко! Но ничего, мы будем над этим работать. Устроим вампиро-покусание...
   - Не надо мне такого счастья...
   - Ну не надо так не надо, - послушно согласилась девушка, - в принципе, ты и в неовампиренном состоянии меня вполне устраиваешь.
   - Вот уж спасибо, - тихо рассмеялся я.
   - Ой, да всегда пожалуйста, - от ладошек успокаивающе сжимающей мое предплечье девушки шло легкое, приятное тепло. Сбрасывать их откровенно не хотелось, но не будем же мы ехать верхом, держась за руки? Словно почувствовав мое сомнение, Шани разжала руки и чуть придержала Искру, смещаясь мне за спину. Впрочем, почему словно?.. Она, собственно, и почувствовала. Что ни говори, а в компании эмпата есть свои преимущества.
  

***

   <...>
   - Что-то я все меньше и меньше понимаю, о чем вы с ним разговариваете, - пожаловалась я Голосу, - роли какие-то...
   - Не бери в голову, - тихо засмеялась она, - Это я так, о своем, о девичьем. И вообще, по-моему, он в тебя потихоньку влюбляется. Согласна, госпожа эмпат?
   - В меня или в тебя?
   - А что, есть какая-то разница?
   - Для меня - да!
   - Ох, Шани, Шани...
   <...>

***

  
   До манора графа мы добрались быстро. В мощеном дворике перед приземистым, врастающим в землю донжоном, толпился народ. Помимо собственно зевак я заметил нескольких стоящих у дверей стражников, а так же двух людей в темно-серых лекарских плащах. Подобное сочетание мне не совершенно не нравилось.
   - Что тут происходит? - тихо поинтересовалась Шани, подъезжая поближе.
   - Сейчас узнаем, - я спешился и, забросив поводья на луку седла, подошел к оживленно разговаривающим людям.
   - Да прокляли его, точно тебе говорю! - с нервным придыханием говорила какая-то толстушка.
   - Так кому проклинать-то? - раздраженно отозвался стоящий рядом с ней толстяк, - Культа-то уже нету! Ограбили и убили, все просто.
   - А я говорю - прокляли! То-то он драгоценности свои продавать начал.
   - Ну, так не сам же он их продавал. Вполне может быть, что ограбили...
   В общем, как обычно, никто ничего не знает. Ясно только, что что-то произошло с графом. Протиснувшись сквозь толпу, я подошел к одному из стражников:
   - День добрый.
   - Добрый, - отозвался тот, помолчал пару мгновений, и добавил - ... милорд.
   - Мне надо поговорить с графом Фламенго. Это возможно?
   - А вы, собственно, кто такой? - поинтересовался тот.
   - Князь Кириэль, знакомый графа. Что тут случилось?
   - Сейчас капитан выйдет, все что нужно, расскажет. Подождите пока что...
   - А в двух словах, пока ждем?
   - Не положено, - отрицательно качнул головой стражник.
   - Понятно... - я потянулся к висящему на боку планшету, но прибегнуть к помощи великолепно развязывающего языки серебра не успел. Двери манора открылись, и оттуда вышел человек в легком золотистом доспехе с вычеканенным гербом Старгорода на груди. Обещанный нам капитан? Его сопровождал невысокий мужчина в белой рясе священника Сияющего Света, с длинными, ниже плеч, русыми волосами и окладистой бородой. За этой парочкой, болезненно сгорбившись, шел уже знакомый нам старик в ливрее - слуга графа.
   - Капитан... - начал было расспрашиваемый мной стражник. Того, что произошло дальше, я совершенно не ожидал. Увидевший меня старик что-то хрипло выдохнул и, как молодой, прыгнул вперед. В руке его сверкнул направленный мне в грудь кинжал. Уклониться я не успевал. Собственно говоря, не будь я адептом Башни, лежать бы мне на пороге графского манора с совершенно непредусмотренной оригинальным дизайном дыркой в груди. Но история не знает сослагательного наклонения, и навстречу слуге со скоростью мысли поднялись мои льдистые щиты. Полностью остановить летящее на меня тело они были не в состоянии - только вот этого и не требовалось. Магия замедлила удар, позволяя мне перехватить сжимающую клинок руку. Быстрое вращение, перехват - и неудачливый убийца уткнулся носом в землю. Чуть надавив на заломленный локоть, я заставил его выронить кинжал.
   - Что за?.. - изумленно пробормотал капитан, - Арчи, ты чего?
   - Это он! - с ненавистью выдохнул удерживаемый мной на земле старик, - Он все сделал...
   - Взять его! - в голосе капитана звякнула сталь. В то же мгновение на спину мне обрушился удар. Алебарда? Так и не убранные мною щиты, сверкнув белой вспышкой, смягчили атаку. Впрочем, приятного все равно было мало. Отпуская старика, я попробовал рвануться вперед, уходя в перекат, но не успел. Двое стражников повисли на моих плечах, заламывая мне руки за спину и вынуждая упасть на колени. Совершенно озверев, я потянулся к плетению астральных копий, собираясь раскидать удерживающих меня бугаев... но тут с пальцев человека в рясе сорвался бледный луч, упершийся мне в грудь. Будь мой резерв полон - я бы, наверное, смог противостоять этим чарам. Но после всего произошедшего этой ночью сил у меня уже практически не было. Большую же часть того, что я восстановил во время дороги в город, я сжег в последние несколько секунд. Бледное плетение священника практически без задержки прошло через мои щиты и ударило в центр ауры.
   - Можете его отпускать, - хмыкнул тот, - никуда он уже не денется.
   Стражники не просто отпустили - они ещё и подтолкнули меня вперед. Я, не ощущая ни тела, ни связи с аурой, безвольным мешком рухнул на землю. К сожалению, чары, не позволяющие мне двигаться, не отключали ощущений - падать лицом вперед на мощеный грубыми камнями двор было очень, очень больно.
   - Что вы делаете?! - раздался надо мной звонкий женский голос. Шани... Какая-то возня, короткий, обозленный вскрик девушки - убью уродов, дайте только восстановится... Резкая боль в боку, и перед глазами уже не мостовая, а затянутое тучами небо. Похоже, на спину меня перевернули ударом ноги. В голосе стоящего надо мной священника - нескрываемое удовольствие:
   - Насильник, убийца, вор, а вдобавок ещё и колдун. У нас так давно никого не сжигали...
   Он отступил чуть в сторону, открывая вырывающуюся из рук стражников колдунью, а потом в моем виске словно что-то взорвалось.
  

***

   <...>
   Сначала я не поняла, что происходит, а потом... слишком быстро все произошло. Прыжок старика и бессильное падение князя разделяли считанные мгновения. Нет, я честно рванулась вперед, расталкивая толпу, но - не успела. Белый луч священника парализовал Кира как раз в тот момент, когда я, наконец, выбежала на открытое пространство. Что-что, а это заклинание я знала хорошо. Ещё бы, именно им меня и связали несколько дней назад.
   - Вот это и называется "ирония", - как-то подозрительно спокойно заметила Голос, - ты, главное, в драку лезть не вздумай, а то убьют вас обоих прямо тут.
   - Не полезу, - отозвалась я, дергаясь в сжимающих меня лапах стражника, - битая уже!
   - Угу. За которую, как известно, двух небитых дают. Что же нам так не везет на этих священников несчастных?!
   <...>

***

  
   В себя я пришел от того, что кто-то протирал мне лоб чем-то прохладно-влажным. При попытке приподнять голову её пронзила вспышка боли, за которой накатила волна тошноты.
   - Тише... - раздался надо мной голос Шани, - лежи спокойно. Тебе сейчас не стоит двигаться. С сотрясениями не шутят.
   - Где мы?
   - В тюрьме, Кир. В камере.
   - Что вообще произошло? Я ничего не понимаю.
   - Я тоже, - тонкие пальцы девушки легко скользили по моему виску. Идущее от них тепло заставляло боль... не уйти совсем, но чуть отступить.
   - Ты сама-то в порядке? - позволяя себе расслабиться, поинтересовался я.
   - Да, - отозвалась девушка, - я уже научена горьким опытом, в драку со священниками не лезу. Меня просто связали, без магии. А заведя в камеру, даже веревки сняли. Добрые...
   - То есть, ты можешь колдовать? - уточнил я.
   - Нет, не могу. Меня что-то останавливает. Как стена...
   При попытке дотянуться до ауры меня вновь начало мутить. Стиснув зубы, я заставил себя сплести детскую забаву - простейшего светлячка. Но стоило мне попытаться заполнить плетение энергией, как его нити расползлись и растворились. Накатившая на меня после этой попытки ватная слабость полностью отбила всякое желание использовать магию. Казалось, будто что-то, как сифоном, вытягивало из меня силы. Тихо вздохнув, я открыл глаза. В окружающей меня темноте не изменилось ровным счетом ничего.
   - Я ничего не вижу, - в голосе моем, несмотря на все мои старания, прозвучали панические нотки, - что у меня с глазами?
   - Ничего... тут просто темно очень, - успокоила меня колдунья, - дать нам какой-либо светильник стражники не посчитали нужным. Охапка соломы, кувшин воды и какая-то рогожа, вот и все, чем мы располагаем.
   - Негусто...
   - Кир, что делать будем?
   - Ждать... что нам ещё остается?
   Ждать нам пришлось недолго. Час, может быть чуть больше, если верить моему ощущению времени. За дверью послышались шаги двух человек.
   - Милорд Кириэль? - голос говорящего был мне знаком, но я никак не мог сообразить, кому же он принадлежит.
   - Да, - отозвался я, - с кем имею честь?
   - Не узнали? Эрик, хозяин "Единорога".
   - Рад слышать вас, мастер. Что привело вас в эту юдоль скорби? - озвучил я свое недоумение. И в самом деле, что здесь делает владелец гостиницы? Каким боком он причастен к творящемуся вокруг меня безумию?
   - Собственно, вы и привели. Открывай.
   - Я бы с радостью... - хмыкнул я, но тут в двери заскрежетал ключ. При этом звуке я попробовал было поднять голову с колен Шани, и хотя бы сесть, но не смог преодолеть даже легкого давления ее ладони.
   - Лежи уж, ушибленный на голову, - в голосе колдуньи звучала усмешка, - когда мне ещё доведется подушкой поработать?
   - Я как бы не вам, князь, - одновременно с девушкой отозвался Эрик, входя в камеру. Свет его масляной лампы ранил привыкшие к абсолютной темноте глаза. С тихим стоном я прикрыл их ладонью.
   - Прошу прошения, - трактирщик отвернул лампу к стене.
   - Прощаю. Так все же, что вы тут делаете?
   - Стараюсь заработать, - пожал плечами Эрик, - заодно выручив вас. Просто если вас сожгут - не видать мне моего золота, не так ли? Да и к тому же, что-то мне подсказывает, что человек, не торгуясь покупающий эльфийскую восьмушку, достаточно дорого ценит собственную свободу. Я не прав?
   - Правы. И во сколько же вы предлагаете мне оценить эту самую свободу?
   - Сто львов, - отозвался он, - за каждого. Просто изменим контракт под гейсом. Устраивают вас такие условия?
   - Это очень большая сумма, - вздохнул я, - какие вы можете предоставить гарантии?
   - Гарантии успеха? Никаких, их тут нет и быть не может. Гарантии того, что я на вашей стороне? Ну, так я же у вас не прошу золото вперед. Если у меня не получится вас вытащить, то вы мне ничего не заплатите. Какой смысл мне работать себе в убыток?
   - Логично. А как вы вообще узнали, что с нами произошло?
   - Стража пришла ваши комнаты обыскивать, я их начальника и расспросил. В мою гостиницу, знаете ли, стража наведывается не так часто, - мне кажется, или в его голосе прозвучал укор?
   - Вы уж простите нас. Я как-то подобного не планировал, представляете?
   - Надеюсь на это, - улыбнулся Эрик, - ну так что, милорд, вы согласны?
   - Знаете, мастер, - внезапно произнесла Шани, - есть у меня мнение, что вы предлагаете нам купить кота в мешке. Расскажите, в чем нас обвиняют, какие доказательства нашей вины есть у стражи, ну и что вы, собственно, сами делать будете, что бы нам помочь, а уж мы решим, нужны ли нам ваши услуги. Да и цену обговорим.
   - Справедливо, - кивнул трактирщик, - вы, миледи, не обвиняетесь ни в чем. Вас, по большому счету, взяли за компанию с князем, исключительно из-за того, что вы тоже владеете магией.
   - Владеть магией - не преступление, - пожала плечами Шани.
   - С одной стороны, оно, конечно так... а с другой, отче наш, Сияющий Свет, порой не видит особой разницы между светлой волшебницей и темной колдуньей. Иногда мне кажется, что взгляд слуг его на любого из магов зависит только от того, кто именно стоит за этим самым магом. Если князя осудят - за вами не будет стоять никого. Вопросы?
   - Никаких, - спокойно отозвалась девушка, - а в чем обвиняют Кира?
   - Князя обвиняют в изнасиловании, воровстве, убийстве и использовании боевой магии в черте города. Это из серьезных обвинений. Разные противодействия страже и сопротивления арестам я не упоминаю. Подобное решается даже не золотом, а серебром.
   - В чем... - начал было я, но почувствовал, как тонкие пальцы колдуньи легко скользнули по моим губам:
   - Лежи... заводиться и нервничать тебе сейчас строго противопоказано.
   - Вы вообще в порядке, милорд? - поинтересовался трактирщик.
   - Нет, он не в порядке, - отозвалась за меня колдунья, - у него сотрясение мозга и сломаны несколько ребер. Не говоря уже о серьезном энергетическом истощении.
   - От чего сотрясение? - с удивлением спросил Эрик.
   - От удара кованым сапогом по виску, - в голосе колдуньи звякнули льдинки, - Не важно, вернемся к тому, в чем его обвиняют.
   - Вернемся, - согласился тот. - Итак, согласно словам Арчибальда, слуги графа Фламенго, вы, князь, соблазнили его внучку, после чего перерезали ей горло. Помимо этого вы обманом получили фамильные реликвии графа, каковые не замедлили продать. О чем тут же написали газеты. Прочитавшего подобное графа хватил апоплексический удар. В этом, впрочем, вас не обвиняют. Ну и при аресте вас стражей вы использовали боевую магию, что запрещёно законами Старгорода.
   - И когда все это произошло? - спокойно поинтересовалась Шани.
   - Вчера вечером. Так вот, теперь о моих действиях... - палец девушки предостерегающе лег поперек моих губ, не давая мне прервать Эрика.
   - ... как вы сами понимаете, изнасилованием тут на самом деле и не пахнет. Служанка и князь? Не смешите мои башмаки. Не говоря уже о том, что вы уж простите, но у нее вы были далеко не первым. Это обвинение снимется само. Воровство... как такового, его не было. Как я понимаю, граф вам сам отдал свои реликвии. Не для продажи отдал, полагаю, но если вы скажете обратное - возразить вам никто, кроме Арчибальда, не сможет. Слово слуги против вашего - вы выиграете. Убийство... вот тут сложнее, на самом деле, и сословная разница такой роли не играет. Как-то не слишком принято в славном городе Старгороде резать беззащитных девушек. Но вот если предположить, что девушка пыталась вас ограбить, а вы защищались, то при должной стимуляции судья с такой трактовкой согласится. Стимуляция - мое дело. Ну и, наконец, боевая магия. Вот это самое сложное. Если бы там был кто-то другой, а не отче Хопкинс, то проблем бы не было. Должное количество золота, и обвинение бы снялось само. Отец Хопкинс, увы, любит костры. Очень любит. То есть убедить-то и его можно, но количество золота тут будет другим на порядок. Я же эти двести львов не себе в карман положу. По крайней мере, не полностью. Из них и судья простимулируется, и святой отец. Собственно вот такие расклады.
   - Кир, какое заклинание ты использовал против стражи?
   - Собирался ударить астральными копьями, но священник меня парализовал перед тем, как я его завершил.
   - А до того?
   - Щиты. Все.
   - Как видите, мастер, - в голосе Шани звучал смешок, - ни о какой боевой магии и речи не идет. И тому есть целая толпа свидетелей. На худой конец, полагаю, князь не откажется повторить это же самое и под ритуалом Истины. Не откажешься ведь?
   - Не откажусь.
   - То есть Мэтью поторопился со своими чарами? - расхохотался Эрик - Прелесть какая. Если все так и есть, то он себе все локти искусает. Считайте, что минимум пятьдесят львов откупа вы сберегли.
   - По поводу всего остального... Вчера вечером все это произошло? Князя в это время не было в городе, чему есть несколько свидетелей. Я в том числе.
   - Не понял, - изумленно пробормотал Эрик, - то есть я вам верю, конечно, но кто тогда все это сделал?
   - А с чего вы вообще взяли, что это Кир был?
   - Так Арчибальд его опознал. Как я понял со слов капитана стражи, ещё в маноре графа он вас назвал. До вашего ареста. Сказал, что два дня назад вы с девушкой к графу приходили и о чем-то долго беседовали, вместе уехали надолго... граф вернулся один. А вчера навестили его уже без девушки, в кабинете сидели несколько часов, ушли оттуда с реликвиями и Анжелой, а наутро графу сообщили о том, что девушку убили и драгоценности проданы.
   - То есть даже если забыть о том, что князя в городе не было, свидетелей у этого предположительного соблазнения и убийства нет, и проделать такое мог кто угодно? Все это шито белыми нитками, вам так не кажется?
   - Кажется, - пожал плечами Эрик, - потому-то я и решил во все это влезть.
   - Постойте, - я решил вмешаться в эту милую беседу, - Эрик хорошую вещь спросил. Меня там не было. А кто был? И как прикинулся мной?
   - Может никого и не было, а слуга зачем-то тебя очерняет? - выдвинула версию Шани.
   - И пожертвовал ради этого любимой и единственной внучкой? - возразил Эрик. - Иллюзия?
   - Исключено, - отозвался я, - вход в манор зачарован на снятие иллюзий.
   - Грим? Качественный...
   - Который дурил графа на протяжении нескольких часов? Такое вообще возможно?
   - Ну, тогда не знаю. Да и кому такое вообще надо?
   - Стоп, - поднял руку Эрик, - это в принципе неважно. Кто может подтвердить факт вашего отсутствия в городе?
   - Шани... и двое моих спутников.
   - Не пойдет, - качнул головой трактирщик, - все трое - заинтересованные лица. Если бы миледи не была арестована, ее слова бы хватило, а так.... где вы были-то? Может там кто подтвердит?
   - Живых там не осталось, - хмыкнул я.
   - Даже так? - присвистнул Эрик, - Ну, судье я такое говорить не рекомендую.
   - И вообще, забудьте, что князь это сказал, - добавила колдунья.
   - Что сказал? - изумленно поднял брови трактирщик, - Никто ничего не говорил. То есть, свидетелей вашего отсутствия нет...
   - Стража на воротах. Записано, как мы из города выезжали, и как вернулись.
   - Миледи, склоняю голову, - улыбнулся Эрик, - двадцать львов за мои посреднические услуги, и вы отсюда выйдете через пару часов. Устраивает?
   - Мне кажется, - прищурилась Шани, - что мы выйдем отсюда и без ваших услуг. Я не права?
   - Правы, - согласно кивнул тот, - но вы хотите тут сидеть неизвестно сколько?
   - Не хотим, - вмешался я, - и цена меня вполне устраивает. Что дальше?
   - Дальше, милорд, мы выйдем из этой камеры и перепишем условия гейса. Тут это, как вы сами понимаете, не получится - камера строилась для содержания магов, колдовать в ней нельзя.
   - Хорошо, - поднявшись на ноги я, покачиваясь, вышел в коридор. В дальнем конце его маячил тот, кто и открыл Эрику дверь камеры. Низенький, толстенький, с большой связкой ключей у пояса. Здешний тюремщик? Скорее всего.
   Ритуал смены гейса был прост. Всего-то надо было взять свиток и, дотянувшись до него волной магии, сказать, что я, нижеподписавшийся, увеличиваю свой долг на двадцать львов.
   - Ладно, - довольно протянул забравший у меня свиток Эрик, - тогда я сейчас на ворота, сниму копии... а потом вас вызволю. Как я сказал, пару часов. Максимум. Пока же попрошу вернуться в камеру.
   - Ладно.
   - В гостинице вас будет ждать лекарь.
  

***

   <...>
   Странное состояние кристальной ясности схлынуло без следа. Это была... я? Я могу представить подобное в исполнении Голоса - но сейчас контроль оставался у меня. Это я знала, что говорить, как повернуть разговор в нужную мне сторону, что спросить, как ответить... это я видела ответы на заданные и не заданные вопросы Эрика...
   - Это... я? Или...
   - Ты, ты, - в Голосе звучала усмешка, - просто ты наконец-то дотянулась до одного из моих аспектов.
   - Аспектов?
   - Я могу пользоваться твоими возможностями, так? Ну... со временем ты сможешь пользоваться моими. Не говорю о магической силе - ее тебе дает само мое присутствие. Речь идет о талантах, умениях, навыках. Эти самые навыки в пределах одной сферы называются аспектами.
   - Не понимаю...
   - То, что ты ощутила - аспект мудрости. Ясность мышления, интуиция, знание того, к чему приведут твои поступки... Жаль, что связь с ним прервалась. Ничего, со временем восстановится. А с еще большим временем - станет постоянной. Чем активнее я буду в твоем сознании - тем быстрее это произойдет.
   - Не хочу!
   - Чего именно ты не хочешь?
   - Всего этого... не хочу себя терять...
   - Опять... - по-моему, если бы у Голоса были плечи, она бы ими сейчас недоуменно пожала, - разве ты ощутила какую-то "потерю себя?" Аспект - это совершенно безличностный навык. На самом деле, радоваться надо! Чем больше моих аспектов ты откроешь, тем реже мне придется вмешиваться в твою жизнь. Ты и без меня обойдешься.
   - Я и без этих самых аспектов обойдусь!
   - Раньше - может и обошлась бы. Сейчас... вряд ли. Не говоря уже о том, что эта дискуссия не имеет смысла. Контроля над нашей связью нет ни у меня, ни у тебя. Так что... со временем ты будешь знать и уметь то, что знаю и умею я - раньше или позже, но будешь. Разве что... - Голос умолкла.
   - Что?..
   - Разве что ты умудришься помереть до того, как это случится...
   <...>
  

***

  
   Эрик не солгал - не прошло и пары часов, как двое дюжих стражников вывели меня и колдунью с тюремного этажа и проводили в кабинет высокого начальства. Почти все присутствующие были мне знакомы: капитан стражи в своей золоченой кирасе, парализовавший меня бородатый священник, отец Александр, мастер Эрик. Единственным не встреченным мной раньше был низенький толстячок в густо расшитом мелким жемчугом сюртуке. Здешний судья?
   - Князь Кириэль, - вежливо склонил свою голову Александр, - мастер Эрик очень настойчиво утверждает, что вы были арестованы ошибочно, и что у него есть доказательства вашей невиновности. С учетом тяжести предъявленных вам обвинений, а так же вашего титула, я решил лично во всем разобраться. Светскую власть здесь представляет мастер Жакнар, второй заместитель мэра и член судейской коллегии. Есть ли у вас какие-то возражения?
   - Ровным счетом никаких.
   - Отец Хопкинс, слово предоставляется вам.
   - Использование боевой магии в черте города, сопротивление аресту. Свидетель тому я сам, а так же присутствующий здесь капитан Стил.
   - Какое именно заклинание использовал князь? - вмешался Эрик.
   - Не имею ни малейшего представления, - пожал плечами священник, - я обездвижил его до завершения чар.
   - То есть князь ничего не использовал? - улыбнулся трактирщик, - И вы не знаете, что именно он собирался сделать, и были ли эти чары запрещёнными?
   - А что ещё он мог пытаться сделать в такой ситуации?
   - А вот это уже не важно. Я тут поговорил с несколькими свидетелями... князя атаковали, сначала Арчибальд, потом стражники. Об аресте никто и не заикнулся. Князь использовал магию для самозащиты. Никаких боевых заклинаний применено не было, пострадавших нет. Отец Александр, покажите мне состав преступления, пожалуйста? За исключением мнения уважаемого отца Хопкинса, который, по его же собственным словам, не знает, что именно собирался использовать князь.
   - С каких это пор ты стал адвокатом, Эрик? - холодно поинтересовался Александр.
   - Я делаю то, за что мне платят, отче, - развел руками тот, - и всегда стою на страже интересов моих клиентов.
   - Отец Хопкинс, капитан Стил, у вас есть возражения по сути того, что сказал мастер Эрик?
   - Нет, - голос у Стила оказался громким и звонким, - букву закона князь нарушить не успел. Я, тем не менее, не сомневаюсь, что, если бы отче промедлил, пострадавшие бы были.
   - История не знает сослагательного наклонения, - тихо произнесла Шани.
   - Понятно, - вздохнул Александр, - похоже, что это обвинение с вас снимается. Формально вы не виноваты.
   - Теперь давайте поговорим про процедуру ареста, - улыбнулся Эрик, - если это можно так назвать.
   - Не стоит, - качнул головой священник, - учитывая ситуацию и то, что князь был атакован Арчибальдом, этого обвинения мы предъявлять не будем. Капитан Стил, ваша очередь.
   - Со стороны стражи, князь обвиняется в убийстве Анжелы Грат.
   - И все? - голос Эрика сочился иронией.
   - И все, - холодно отозвался стражник.
   - Когда произошло это предполагаемое убийство?
   - Вчера ночью. Точного времени я назвать не могу.
   - И не надо, - Эрик протянул Александру какой-то свиток, - Вот копия воротных записей. Князь покинул город вчера днем, а вернулся сегодня утром. Как понимаете, сложно убить кого-то, не будучи в городе.
   - И где же вы были, князь?
   - На природу выезжал...
   - В одиночестве ездили?
   - Нет, зачем? С Ашанис и двумя слугами.
   - Которые, разумеется, все подтвердят... А если я предложу вам пройти ритуал Истины, князь? И задам эти же вопросы?
   - Пожалуйста, - пожал плечами я, спокойно встречая взгляд священника, - если хотите, проводите.
   - Хорошо... - тот задумчиво погладил подбородок, - предположим, вы говорите правду, и в самом деле совершено невинны. Тогда кто все это проделал?
   - А я-то откуда знаю? Вы уж простите меня, отче, но у вас стража есть, вот она пусть ищет.
   - Она-то поищет, - пробормотал тот... и резким, повелительным движением поднял руку. И тут же на меня навалилась тяжесть - не физическая, но от этого лишь более неприятная. И без того раскалывающаяся голова заболела ещё сильнее, хоть такое и казалось невозможным. То, что я чувствовал, сложно описать словами... расслабленность, апатию... казалось, чары священника замедлили даже бег моих мыслей. Не хотелось ничего - лишь сдаться, поддаться мягкой волне обволакивающей меня силы, позволить себе погрузиться в нее до полного растворения...
   И тут во мне проснулась злость. Не горячая, хмельная злоба - расчетливая, холодная злость и гордость живущего в моей душе снежного вихря, ощетинившегося сотнями ледяных клинков. Эта злость стеной встала на пути льющейся из глаз Александра сонливой тяжести, ограждая и защищая саму мою суть. И волна силы замерла, не в силах преодолеть барьер воли. Позволив моим губам дрогнуть в едва заметной усмешке, я открыл магии священника доступ в мое сознание. Дозволил чары, а не был ими сломлен. И, уверен, священник понял это.
   - Был ли ты в Старгороде в ночь с воскресенья на понедельник? - голос Александра доносился будто бы издалека. Помимо моей воли родился короткий, емкий ответ:
   - Нет.
   Ритуал Истины - странное заклинание. Спрашиваемый не может ни солгать, ни умолчать. Это - ментальная магия высшего порядка, полностью игнорирующая любую софистику и казуистику. Ответ дается не на букву вопроса, а на его дух, насколько его понимает спрашиваемый. Вот только ответ этот - лишь "Да" или "Нет", а значит, маг должен знать, что спрашивать. К тому же цена за истину высока. Эти чары используют не резерв заклинателя, а его жизненную силу, а значит, каждый заданный вопрос - это боль, дни слабости, уменьшившийся резерв... на такие жертвы сильные маги идут редко - а слабому подобные чары просто не под силу. Моих сил вряд ли хватит даже на один единственный вопрос. Так не больно-то и хотелось!
   - Замышляешь ли ты против Старгорода или его жителей?
   - Нет.
   Я не могу не ответить на задаваемые мне вопросы. В остальном - полная свобода. Компонента общего подчинения в этих чарах нет. Могу даже прыгнуть на священника с кинжалом, буде он спросит что-то неподходящее. Мог бы... будь у меня кинжал и сойди я с ума, сразу и полностью. А, кстати, где мои вещи? В интересах стражи вернуть все, причем неповрежденное...
   - Замышляешь ли ты против отче нашего, Сияющего Света, церкви его и служителей?
   - Нет.
   Я могу сколь угодно думать о том, что, скажем, отче Хопкинсу не помешает купание в кипящем масле. Не люблю я, когда меня парализуют, что поделать... но до тех пор, пока я не приму твердое решение его в этом самом масле искупать, я ничего не замышляю. В этом - хитрость чар. Я отвечаю священнику, как отвечал бы сам себе. Искренне, истинно.
   А отец Александр уже на пределе. На лбу выступил пот, зрачки расширились, глаза - красные из-за полопавшихся сосудов, из носа тонкой струйкой течет кровь. Три вопроса - это много. Несколько дней отдыха ему обеспечены. Задаст четвертый? Но нет, я чувствую, как волна магии отступает из моего сознания. Ну и ладно... я ведь и в самом деле не враг тебе, коадъютор.
   - От лица Старгорода приношу вам извинения, князь, - заговорил молчавший до того толстячок из правления, - надеюсь, вы понимаете, что ваш арест был обоснован?
   - Вполне, - вежливо склонил голову я, - могу ли я считать себя полностью оправданным по всем статьям?
   - Можете, - вытащивший из кармашка рясы белоснежный батистовый платочек Александр старался унять идущую носом кровь.
   - В таком случае, я попросил бы вернуть наши вещи.
   - Я распоряжусь, - капитан вышел из комнаты.
  

***

  
   Вещи нам принесли быстро. Впрочем, тех вещей было - мой пояс с кинжалами и планшетом, да ноэр в наспинных ножнах. Ощутив привычную тяжесть оружия, я сразу почувствовал себя комфортнее.
   - Лошадь миледи в здешней конюшне - сообщил Эрик мимоходом, - а вот ваш конь, милорд, в "Единороге". От стражи он вырвался. Как понял, куда идти, и как прошел через весь город - не представляю, но факт. Я на повозке. Миледи, присоединитесь к нам? Если хотите, мой конюх позже заберет Искру.
   - Да, пожалуй, так будет лучше всего, - вежливо склонила голову девушка.
  

***

   Ждущий в моей комнате лекарь подтвердил поставленный Шани диагноз - сотрясение и сломанные ребра. Настоятельно советовал недельку-другую провести в постели, восстанавливаясь под его неусыпным надзором, но услышав, что я владею магией, заметно погрустнел и начал собираться, обещая прислать со слугой настойку от головной боли.
   Одним из несомненных плюсов доступа к Источнику является скорость, с которой маги восстанавливаются после физических повреждений. Сломанные кости у нас срастаются за пару недель, а не месяцев, даже относительно серьезные раны закрываются за несколько дней, ну а о таких вещах как кашель и насморк мы знаем только из рассказов простых людей. Честно говоря, плохо понимаю, почему именно так происходит. Цитируя прекрасно разбирающегося в подобных теоретических материях отца, "при определенном уровне развития резерва включается механизм обратной связи между аурой и физическим телом, результатом чего является повышенный уровень стимуляции регенеративных способностей организма". Дословно запомнил, между прочим. Практический результат всего этого прост и приятен - ни о каких неделях отдыха в постели и речи не идет, два-три дня, и я буду в полном порядке. С другой стороны, медикус хочет заработать? Прекрасно!
   - Послушайте, - окликнул я пытающегося закрыть пузатый саквояж лекаря, - уважаемый...
   - Слушаю, - отозвался тот, не отрываясь от возни с крышкой. Та сопротивлялась, как живая.
   - Вам встречались больные с белой лихорадкой?
   - Пара-тройка... это довольно редкая болезнь, милорд. А что? У вас ее точно нет.
   - Я знаю. И каков был результат лечения?
   - Полное исцеление во всех случаях, - лекарь оставил в покое свою сумочку и с интересом повернулся ко мне, - что является обычным результатом, разумеется, при наличии знающего своего дело человека и достаточном количестве серебра на лекарства.
   - Не хотите добавить к своему списку полностью исцеленных ещё одного?
   - В принципе да, при условии своевременной оплаты моих услуг.
   - Назовите свою цену.
   - Зависит от многих условий. В каком состоянии больной, сколько времени уйдет на лечение...
   - Десять львов.
   - Куда ехать? - не раздумывая ни секунды, поинтересовался целитель.
   - За город... я нарисую, как добраться.
   - А не будет ли проще перевезти его в Старгород?
   - Он не человек.
   - Эльф?
   - Да, эльф. Это что-то меняет?
   - Деньги вперед, и я весь ваш. Хоть прямо сейчас, если золото с собой.
   - Если хотите, - вмешался тихо стоящий в сторонке Эрик, - я заплачу, и добавлю десять львов в ваш счет, милорд.
   - Было бы неплохо, - согласился я, - что бы времени не терять. Сейчас уже поздно... а вот завтра с утра надо дойти до банка и обналичить пару векселей. Не нравится мне в долгах быть.
   - Мне не к спеху, - усмехнулся трактирщик, - хоть завтра, хоть через неделю...
   - Вот и славно, - подвел черту под нашим разговором лекарь, - тогда я, как и обещал, к себе, смешаю настойку от головной боли и перешлю ее сюда. Сразу же после этого - в леса, лечить вашего больного.
   - Попрошу не сообщать его жене о том, кто вас послал, и сколько мне это стоило, - попросил я.
   - Вы платите, милорд, вы и музыку заказываете. Хотите остаться неизвестным - пожалуйста. А зачем, если не секрет?
   - Говорят, конечно, что любопытство - не порок... - задумчиво заметил я.
   - Все-все, - лекарь шутливо поднял руки, - я ничего не спрашивал и не спрашиваю. Засим удаляюсь.
   - Я тоже, - коротко кивнул мне Эрик, - попросить на кухне, что бы вам прислали какой-либо еды? Вина?
   - Было бы прекрасно. Мы как вчера днем уехали, так практически ничего и не ели. Больше суток уже, получается.
   - Ну, это легко исправить. Что именно хотите?
   - Шани? - окликнул я задумчиво смотрящую в окно колдунью.
   - А? - растерянно отозвалась та, - Ой, да что угодно...
   - Мне тоже все равно. Что-либо из готового, значит.
   - Я распоряжусь.
  

***

   - Ну что, поговорим, раз уж спокойный момент выдался? - я вылез из кровати, в которую меня, несмотря на все возражения, заставил улечься лекарь, и набросил рубашку.
   - Как хочешь, - Шани по-прежнему задумчиво смотрела в окно. Подойдя к ней, я окинул взглядом пустую улицу. Хотя нет... в переулке напротив гостиницы лениво привалился к стене какой-то мужчина.
   - Чем он так привлек твое внимание?
   - Кто? - удивленно отозвалась колдунья.
   - Да вон, стоит в переулке... - я указал направление, и заработал очень внимательный взгляд девушки.
   - Я свое отражение в стекле рассматривала, вообще-то. Как ты из освещённой комнаты что-то увидел на темной улице?
   - Почему темной? Сумрачной, разве что. Даже и так, сумерки - светлые.
   - Кир, - Шани чуть отодвинулась, - уж полночь близится, и за окном - темная ночь. К тому же облачно, так что даже звезд нет. Как ты там что-то видишь?
   - Секунду... - щелкнув пальцами, я погасил магический шар, заливающий комнату мягким белым светом. Осмотрелся. Призвал в руку ноэр, и с легкостью прочел украшающие мой клинок эльфийские руны. Странно, но факт - я видел в абсолютной темноте. Точнее, мне она казалась теми самыми легкими сумерками.
   - Чему ты так удивлен? - осведомилась девушка.
   - Я и в самом деле вижу в темноте, - повторно зажигая свет, отозвался я, - раньше этого не было.
   - А ещё на тебе заживают смертельные раны, - заметила девушка, с ногами устраиваясь в кресле, - по крайней мере, выглядящие смертельными. Я про мгновенное заживление ран вообще не слышала...
   - Бывает, - отрицательно качнул головой я, - и как раз в результате ритуалов на крови. То есть того, что Микаль провел. Я подобное пару раз видел. Оно очень редко используется, сил требует немеряно, кровь, опять же, да и склонность к подобной магии мало у кого есть. Кстати, а из кого кровь брали?
   - Туз... и я, поровну примерно.
   - Спасибо, значит...
   - Не за что, - Шани грустно улыбнулась, - ты уж постарайся больше не подставляться так. Привязалась я к вам, милорд князь. Ежели таки погибнете, в траур влезать придется, а мне черное не идет.
   - Да уж, - я развалился в соседнем кресле и прикрыл глаза, - честно слово, миледи колдунья, я постараюсь избавить вас от этой ужасной участи. Но надо все же разобраться с тем, что со мной творится.
   - Надо. Как будешь разбираться?
   - Да я уже... - вызвав Взор, я изучал собственную ауру. Я, конечно, не эксперт, но на первый взгляд, ничего странного в ней не было. Остатки развалившегося заклятия ментального барьера практически полностью растворились в центральных плетениях. Это нормально, про это я, в общем, знал. Ранее заглушенная этим самым заклятием сфера чувств сейчас вернулась в свое обычное состояние. Резерв... пуст, что не удивительно. Сфера разума - чуть потускнела, но это тоже нормальный результат усталости после очень насыщенных суток. В общем, ничего ненормального, ничего инородного. Только вот я почему-то в темноте вижу. А на солнечном свету наоборот, глаза болят, будто в них песку насыпали. Только затеняющими чарами и спасаюсь. То есть я и раньше солнце не любил, но в последние дни это вроде как усилилось. Или нет?
   - Не знаю... - вздохнул я, отпуская Взор и открывая глаза, - вроде ничего ненормального нет. Надо, что бы профессионал исследовал. Ты, кстати, не посмотришь?
   - Я же говорила, что ауры не вижу. Забыл?
   - М-да... ну а вообще какие-то мысли по поводу того, что со мной случилось, у тебя есть?
   - Вот ни одной. Честно говорю - я была уверена, что ты мертв. Сердце у тебя не билось, это точно. Как там Микаль сказал? Искры жизни не было? Про это ничего не скажу...
   Вместо ответа я только руками развел. Возвращение мертвых к жизни уже которое столетие занимало мысли магов. Вот только было совершенно точно установлено, что подобное невозможно. В момент смерти разрушаются внутренние связи в сердце ауры, нашем жизненном источнике. Без энергии, идущей из этого плетения, сферы разума и чувств фактически распадаются на составные части. Чем больше времени прошло с момента смерти - тем сильнее распад. Учитывая, насколько сложны плетения этих трех образований, а так же то, что основа ауры обладает огромным уровнем сопротивления внешним воздействиям, сила и точность, необходимые для их восстановления, на много порядков превышают те, что доступны даже самым могущественным магам. Возможности магии, к сожалению, граничны, и их пределы прекрасно известны.
   Мои размышления были прерваны стуком в дверь.
   - Не заперто...
   - Мастер Эрик приказал доставить вам вот это... - вошедшая в комнату служанка водрузила на стоящий между нашими креслами столик огромный поднос.
   - Благодарю...
   - Что-либо ещё желаете?
   - Нет, спасибо.
   - Если что понадобится, звоните, милорд, - она махнула рукой в сторону висевшего в углу комнаты шнурка и ушла, тихо прикрыв за собой дверь.
   - Нет, я, конечно, голодна, но столько точно не съем, - протянула Шани, рассматривая принесенную гору провизии. Колбасы, ветчина, бекон, несколько сортов сыра, белый и черный хлеб, жареные ребрышки, несколько пыльных бутылок с вином... в общем, Эрик правильно воспринял мою фразу о сутках без еды.
   - Я думаю, ты себя недооцениваешь, - пробормотал я, сооружая огромный бутерброд с ветчиной, и разливая вино по бокалам.
   - Не знаю, не знаю... ладно, на чем мы остановились?
   - Со мной произошло что-то, что вы все приняли за смерть. Будем считать это рабочей гипотезой. Вдобавок, я потерял свои ментальные фильтры и стал видеть в темноте. Сам я ничего необычного в своей ауре не замечаю. Вывод?
   - И какой же?
   - Мне очень не нравится, когда со мной происходит что-то непонятное. В этом надо разбираться, а значит, надо показаться хорошему магу. Думаю, что магам Башни вполне по силам расковырять эту загадку. Тебя в Старгороде что-то держит?
   - Нет...
   - И меня нет. Загадок тут, конечно, куча, но меня они мало волнуют. Совелисс ушел... Бумаги, что мы нашли в подземелье, надо будет просмотреть. Завтра с утра займусь. Но подозреваю, что ничего особо полезного я там не найду. Узнать бы, куда он телепортировался... я снял копию с портальных рун, их надо будет разбирать. Для этого, опять же, придется ехать в Башню.
   - Постой, - Шани чуть приподняла руку, - что такое башня, и где она находится?
   - Башня - это школа megilindir... ммм... как бы это перевести... певцов меча, наверное. Или, извращая гаэльский, блейдсингеров. В общем, боевых магов. Я там учился. А находится она в центре Вечного леса. Хочешь посмотреть на эльфийскую столицу?
   - Я-то хочу, а меня туда пустят?
   - Со мной? Разумеется.
   - А что с Микалем и Тузом?
   - С собой возьмем. Там же и клятву разбить можно.
   - То есть, все дороги ведут в Башню?
   - Получается, что так. В общем, с утра я иду в банк, меняю векселя на золото, расплачиваюсь с Эриком, и просматриваю бумаги. Если не узнаю ничего нового, мы покидаем эту юдоль скорби, и направляемся в Вечный лес. Как тебе такой план?
   - На мой взгляд, просто замечательно, - девушка лениво потянулась, - что там у нас ещё открыто для обсуждения? Призрак?
   - А чего ее обсуждать? - удивился я, - Пусть земля ей будет пухом.
   - Я к тому, что их вроде как быть не должно... что она вообще такое?
   - Ну, по идее, призрак - это аура, отделенная от тела. Собственно, остается открытым вопрос, что именно дает им силы - сердце ауры без этого самого функционирующего тела не работает. Если я правильно помню, отдельные теоретики выдвигали предположения о наличии альтернативного анти-Источника, до которого можно дотянуться, только не имея тела... негативный Источник, ага. Специально для призраков. Ересь это все, в которой без бутылки не разобраться.
   - Ну, бутылка у нас есть, и не одна... спасибо Эрику, - хмыкнула девушка, протягивая мне еще одну из означенных бутылок.
   - Это мы первую уже приговорили? Как-то быстро... - щелкнув пальцами, я скользнул волной магии по пробке. Та послушно вылетела из горлышка, - Вот так, немного телекинеза, и никакого мошенничества. Вообще, о призраках... оно тебе надо? Я теорией не увлекаюсь, я больше практик.
   - Ну, тот призрак, которого мы видели, был очень даже... не теорией.
   - Не спорю. Собственно, вернемся в Башню, напишу отчет, и пусть этот вопрос копают те, кто умнее меня. Существование призраков можно считать доказанным, пусть теперь подводят под это теоретическую базу.
   - Неужели ты ее не расспросил, что она такое?
   - Меня другие вопросы волновали...
   - Какой-то ты жутко нелюбопытный... а какие именно вопросы?
   - Зато в вас, миледи колдунья, любопытства на двоих.
   - Ну, тут уж что выросло, то выросло. Так все же?
   - А как, кстати, выросло? - поинтересовался я. Обсуждать допрос призрака не хотелось до тошноты. Не из-за самой Катрины, нет... она-то заслужила все, что я с ней сделал, и даже больше. А вот захваченную ею крестьянку было жаль. Она была ни в чем не виновата - просто оказалась в ненужное время в ненужном месте. Наверное, не будь я тогда в таком бешенстве, я бы поступил иначе. Да даже если бы я заставил себя остановиться на мгновение и оценить свои действия, я бы вряд ли пошел на расчетливые пытки... Уничтожил бы призрака и, может быть, смог бы освободить захваченную... хотя, кто знает? Чего гадать, случилось то, что случилось. Что-то я в последнее время много боли причиняю. Шани, крестьянка эта...
   - Ки-ир, ау...
   - Что? - я с удивлением посмотрел на колдунью.
   - Ну, молодец, - фыркнула та, - ушел в себя, вернусь не скоро. На вопрос-то отвечать?
   - Какой вопрос?
   - Так, ясно, тебе больше не наливать, - полностью противореча собственным словам, девушка вновь наполнила мой бокал, - ты спрашивал, как я такая выросла?
   - Ну, вообще да...
   - История моя проста и печальна...
   - Дай угадаю, - перебил я девушку, - ты круглая сирота, которую приютила старая ведьма, и обучила своему ремеслу...
   - Типун тебе на язык, - поморщилась колдунья, - с чего ты взял? Никакая я не сирота, родители и две сестры живут в Лесном... это село, примерно в дне езды от Моховой Пади. Там, где мы встретились. Собственно в Пади у меня бабушка жила. Знатная травница была, и ни разу не ведьма. Ну, разве что Королеве Воронов поклонялась, так то к ведьмовству отношения никакого не имеет. Она даже магией Веры не владела. Собственно, бабушка меня лечить и научила. Я в семье младшая, с самого детства почти постоянно у нее жила, помогала. Она умерла два года назад, и солтыс меня попросил на ее месте остаться. Родителям подарки поднес... домик свой бабушка мне все равно оставила, вот я и переехала. Все вроде хорошо было... Всеслав сватался... - колдунья ощутимо помрачнела и залпом допила вино.
   - А твой дар? - поинтересовался я, заново наполняя наши бокалы.
   - Эмпатия? Да я бы не сказала, что он так сильно мешал. Меня в деревне любили, так что плохих эмоций я особо и не получала. У меня это открылось лет в двенадцать, я рассказала бабушке, ну... она и научила, как это хоть чуть-чуть контролировать. Кроме нее, никто про мой талант и не знал. Полностью отключиться у меня, к сожалению, не получается, и я считываю всех окружающих, но... в большинстве случаев это все проходит как бы мимо меня. То есть... - она задумалась, - как бы сказать... я осознаю, что это не мои чувства. Наверное, так.
   - А дух, Атана?
   - Голос-то? Что именно тебя интересует?
   - Как ты обзавелась такой интересной спутницей?
   - По глупости... когда бабушка заболела, я ее вылечить пыталась. Обычные лекарства не действовали, ну так я начала пробовать необычные. В результате решила, что мне для ее излечения магические силы нужны. А как человеку, не владеющему магией, их получить? Чернокнижие... Дар-то у меня самой есть, но слабый-слабый. Такую, с позволения сказать, колдунью и учить никто не возьмется. Но на Призыв моих сил хватить должно было. Ритуал в одной из бабушкиных книг нашелся. Начертила все, что надо, щенка в полночь зарезала, - тут девушка всхлипнула, - до сих пор его жалко...
   - И?
   - Ну... Позвать я так и не успела. В середине ритуала отозвалась Голос, и предложила пакт. А я сдуру согласилась. Теперь вот наслаждаюсь милой компанией. Раньше она только во сне мне являлась... сейчас - постоянно рядом. Обиднее всего то, что силу-то я получила, как и просила, только вот к чему она без знания и умения её использовать? Я лечить хотела... а вместо этого только молниями во все стороны разбрасываюсь. Ладно, чего о грустном... ваша очередь, князь.
   - В смысле?
   - Ну, я свою историю рассказала... а вот как ты дошел до жизни такой?
   - Хм... - я откупорил очередную бутылку, - ну что тут сказать... я, как раз таки, сирота. Мои родители были боевыми магами, и благополучно сложили головы в каком-то бою почти сразу после моего рождения. Я их и не знал, в общем. Перед тем как они погибли, они заручились обещанием своего товарища обо мне позаботиться. Так я обзавелся приемным папой. Вырастил он меня как родного, вплоть до клановой инициации и признания сыном. Aredhel Lantien Gil en Hrive et Nailo, один из двенадцати звезднорожденных эльфийских лордов. Не меньше герцога, если в человеческие титулы переводить.
   - Инициация, признания - не это делает отца отцом, - колдунья посмотрела на меня, помолчала несколько мгновений, и тихо спросила, - Он тебя любил?
   - Почему любил? И сейчас любит, - я чуть улыбнулся, - вот уж не знаю, за что. Проблем я ему доставил... ладно, не об этом речь. В общем, до манифестации моего магического дара я жил в папином замке. После манифестации - уехал учиться. В школу магии при Башне, на четыре года. Там - как дома, разве что народу вокруг больше. Через эту начальную стадию все эльфийские маги проходят. Учат именно основам магии, тому, как контролировать собственную силу, ну и теории дают очень немало. После этого начального курса можно выбирать, где дальше учиться, и учиться ли вообще. Можно просто вернуться домой, можно идти в подмастерья к кому-то более опытному, а можно остаться в Башне на еще четыре года, и пройти обучение на блейдсингера. И вот эти года дом не напоминают ни разу...
   Устало прикрыв глаза, я задумался. Как можно рассказать о Башне тому, кто там не был? Не пройдя через подобное, невозможно понять, что же это такое. Жестокая дисциплина, расписанные буквально по минутам дни... полное отсутствие свободного времени, невозможность даже просто выйти за ворота, кроме как на несколько часов по выходным. Муштра, учеба, тренировки, сменяющие друг друга в бесконечном цикле. Ни единого всплеска цвета, лишь неизменная черная форма на всех, кто тебя окружает - с момента подъема и до отбоя. Три-четыре часа сна в день - уже повезло. Рассказать про все это? Наверное, можно... только вот не это главное. Как передать саму суть Башни? То, как она давит учеников до тех пор, пока они не сломаются... А потом из обломков кует новые личности - гордые, сильные, умелые, знающие цену себе и другим. Как объяснить, насколько крепкие узы дружбы связывают тех, кто вместе прошел через эту бездну? Как передать то чувство победы, что возникает при получении наших кольца и меча?
   - Так вот, четыре года в Башне... - я взглянул на девушку и замер, наткнувшись на насмешливый взгляд огромных серо-стальных глаз.
   - Я вас с интересом слушаю, милорд. Четыре года в Башне?..
   - Атана, не так ли? А куда делась Шани?
   Сидящее рядом со мной существо задумчиво пожало плечами:
   - Сложный вопрос. Наверное, можно сказать, что она... спит. И виноваты в этом вы.
   - Я? Каким образом?
   - Споили мне невинного ребенка... третья бутылка вина, а в нем градусов двадцать пять, не меньше. Да на пустой желудок, да после суток на ногах, и каких суток! Неудивительно, что она отключилась. И вообще, вы хоть представляете, что она будет завтра чувствовать? Вам ее совсем не жалко?
   - Жалко, - я рывком поднялся на ноги. Точнее, попытался подняться. Пол ушел из-под моих ног, и я снова рухнул в кресло. Вино оказалось коварным - голова ясная-ясная, а вот ноги не ходят. Да уж... как-то мы совершенно незаметно напились. Сняли стресс, в общем.
   - С другой стороны, вы себя будете чувствовать не лучше, - ехидно заметила Атана, - и в этом есть некая вселенская справедливость, вы не находите?
   - Не уверен, что вселенной есть до меня какое-то дело.
   - Князь, вы себя недооцениваете!
   - Может быть. Чем я обязан вашему визиту, миледи? И, кстати, благодарю - ваше предыдущее появление спасло нам жизни.
   - Не за что. А чем обязаны?.. Да ничем, в общем-то. Шани отключилась, ну а я просто решила воспользоваться ситуацией и временно перехватить контроль над телом. Я надеюсь, милорд, вы не возражаете?
   - Я - нет, а вот как к подобному отнесется Шани?
   - Покричит, поругается, потом смирится. А со временем и вовсе станет принимать как должное.
   - Как-то мне это не очень нравится...
   - Ну, - она развела руками, - а вы можете что-то изменить? Советую расслабиться и получать удовольствие.
   - Н-да? - я насмешливо поднял бровь.
   - Прелесть какая! - обрадовалась Атана, - Князь, вы так кавайно бровкой делаете! И спешу разбить ваши мечты - получать удовольствие от общения с такой замечательной мной, разумеется, а не так, как вы сейчас подумали. В отсутствие Шани я твердо намерена беречь ее девичью честь!
   - Да я вроде и не покушаюсь... а что значит "кавайно"?
   - А из контекста не ясно?
   - В принципе догадаться можно. Только вот что это за язык?
   - Язык этот из прекрасного далека, вы его точно не знаете. Неужели вас и в самом деле интересуют лишь такие мелочи?
   - Отнюдь...
   - Так спрашивайте, что интересно. Будем меняться - честный ответ на честный ответ! И, кстати, откройте еще бутылочку?
   - А нам не хватит?
   - Кир, - Атана внезапно посерьезнела, - вы хоть представляете, сколько времени прошло с тех пор, как я пробовала хорошее вино? Сколько веков? Я ведь полный контроль редко получаю. А когда такое чудо происходит, обычно не до простых человеческих радостей. Ситуации, как правило... вроде нашей первой встречи. Не мешайте наслаждаться, а?
   - Не мешаю, - взяв в руки бутылку, я попытался направить на нее волну силы. Поток энергии упорно не хотел фокусироваться, проходя мимо пробки. Горрам, ну и набрался же я... Прикрыв глаза и несколько раз глубоко вздохнув, я повторил попытку. Хм...
   - Ну, так тоже можно, - Атана забрала у меня бутылку с разнесенным вдребезги горлышком, - просить охладить уже не буду, а то, боюсь, на выходе получится ледышка.
   - Значит, первый вопрос мой... кто вы?
   - Я тень во тьме, невидимая глазом... я пепел, не рожденный стать алмазом... что именно вас интересует, князь? Имя мое вы знаете.
   - Шани утверждает, что вы не демон... а что?
   - Встречный вопрос, князь, - Атана мило улыбнулась, - кто такие демоны? В смысле, как вы определяете, является ли кто-то демоном или нет?
   - Демон - астральная сущность, поглощающая души. Обладает способностью к частичной манифестации. Ммм... наиболее известны симбиотическим отношением с магами, так называемым пактом. Это основные признаки, насколько я помню лекции.
   - Ну, если не считать поглощения душ, то меня и демоном назвать можно. По крайней мере, всем остальным условиям я соответствую, - усмехнулась Атана, - А если считать... я астральный дух, полная противоположность тому, что вы называете демонами.
   - В смысле?
   - Хм, как бы объяснить... что вы знаете про пакт?
   - Ну... маг и демон заключают пакт. Демон значительно увеличивает возможности мага, в обмен маг через какое-то время отдает демону душу. В результате демон получает полный контроль над телом мага...
   - Не совсем. То есть да, после заключения пакта маг получает доступ к силе демона. Если быть более точным, то при заключении пакта маг устанавливает связь с демонической сущностью. Чем чаще маг использует эту связь, тем прочнее она становится, и тем большее количество демонической силы он может использовать. Проблема заключается в том, что демоническая сущность понемногу замещает сознание мага. Чем прочнее связь - тем быстрее это происходит. На определенном этапе демон просто поглощает остатки сознания мага, перехватывая контроль над его телом, и получая полный доступ к сердцу ауры и энергии Источника.
   - И чем это отличается от того, что делаете вы?
   - Основа та же. Пакт - это связь между мной и Шани. Чем чаще она обращается к нашей связи, тем она прочнее, и тем большую часть моих возможностей она может использовать. Разница... я не стараюсь поглотить ее сознание, а... - Атана задумчиво постучала пальцами по столику, - вот я знаю, что хочу сказать, а облечь в слова не могу. Сейчас попробую продемонстрировать, - она протянула руку в сторону висящего в углу шнурка, и коротко щелкнула пальцами. Шнур послушно дернулся.
   - Это демонстрация?
   - Нет, это вызов служанки, - хихикнула она, - для демонстрации нужны... компоненты. Терпение, князь!
   Ждать пришлось недолго - через минуту в дверь постучали.
   - Милочка, - обратилась Атана к вошедшей в комнату девушке, - принесите нам, пожалуйста, два стакана, кувшин томатного сока, и бутылку вашей лучшей водки.
   - Бутылку чего? - удивленно поинтересовалась та.
   - Водки, водки... очень крепкий, прозрачный алкоголь. Знакомо?
   - По описанию на "слезу горного карлика" похоже. Из грибов?
   - Вообще-то из пшеницы...
   - Никогда не слышала про подобное. Где этот напиток делают?
   - Далеко, отсюда не достанешь. Вот ведь незадача! Ладно, тогда бутылку этой самой "Слезы". Будем экспериментировать! А вообще, князь, хотите разбогатеть?
   - Да я вроде как на бедность не жалуюсь...
   - Тогда просто облагодетельствовать человечество. Я напишу технологию производства - устройте заводик по производству этого божественного напитка, и будет людям счастье, а вам - золотые горы.
   - Заводик? Зачем кони при производстве алкоголя из пшеницы?
   - Какие еще кони?!
   - Ну, на заводах же коней разводят...
   - Так, - Атана прищелкнула пальцами, - не завод, мануфактуру. Прошу прощения, в терминологии попуталась.
   - Как-то я себя плохо представляю в роли владельца мануфактуры.
   - А почему нет, - рассмеялась девушка, - сиди себе дома, ананасы... кушай, рябчиков жуй, и наслаждайся постепенно увеличивающимся состоянием.
   - Дома безвылазно сидеть - это с ума от скуки сойти можно.
   - Может быть, может быть...
   - Ваш заказ, миледи, - после того, как вернувшаяся служанка поставила на столик два графина и стаканы, места на нем практически не осталось.
   - Ага, благодарю. Так вот, князь, демонстрация, - девушка наполнила стакан "слезой" и, задумчиво повертев его в пальцах, залпом выпила. Остановить ее я, понятное дело, не успел. Ой, мама...
   - Вы в порядке? - поинтересовался я у белой, как снег, и утирающей выступившие на глазах слезы Атаны, - В первый раз вижу, что бы "слезу" так пили.
   - Кх... в поря... - раскашлявшейся девушке явно не хватало воздуха, - в порядке. Ну и самогонка... это кто ж такое делает?!
   - Собственно горные карлики и делают. Дворфы, в смысле. Это у них национальный напиток.
   - Жуть. Ладно, вернемся к демонстрации, - она плеснула в стакан "слезы", на сей раз на палец, не больше, - представьте, что вот эта вот субстанция - душа Шани. А вот это, - на пальце ее заплясал яркий огонек, - сила демона. Результат их объединения, - алкоголь в стакане вспыхнул бледным синим пламенем, - вы видите. Со временем от души не останется ничего. Пока что ясно?
   - Вполне.
   - Продолжаем разговор, - подняв второй стакан, Атана налила в него сока, - вот душа Шани. Вот это, - она постучала пальцами по бутылке со "слезой" - я. Добавляем...
   В результате добавки в стакане образовались два слоя - красный на дне, прозрачный сверху.
   - Вот Шани обращается к моей силе... - девушка чуть качнула стакан. Ровная линия между соком и "слезой" размылась, - и еще... и еще. А вот она дала мне частичный доступ к контролю над телом, - за словами последовали несколько резких движений кистью, заставляющие жидкости полностью перемешаться, - результат налицо!
   Пригубив получившуюся смесь, девушка недовольно нахмурилась, и добавила в нее соли и перца.
   - А специи чем являются в этой демонстрации?
   - Скажем, жизненным опытом... - тщательно размешав напиток, она еще раз его попробовала, довольно зажмурилась, и с явным сожалением протянула мне стакан, - попробуйте, что получилось!
   - Необычно. Вкусно, - острая смесь приятно обжигала горло.
   - Продолжая аналогию, - улыбнулась она, - сок вкусный. Алкоголь совсем не вкусный, но... обладает приятными свойствами. А в смеси - и от вкуса сока не убыло, и пьянит она как эта ваша "слеза". Разве что не так ощутимо это, когда пьешь. А если соль с перцем добавить, так и вообще прелесть получается. Нравится пример? Видите, какой важный момент из него вытекает?
   - Пример нравится, результат его - тем более. И нет, не вижу.
   - Демон старается как можно быстрее уничтожить мага, что бы завладеть его аурой. В моих интересах, наоборот, что бы Шани жила как можно дольше. От этого плюсы и мне, и ей. Конечно, спустя какое-то время никакой разницы между нашими личностями не будет. Вообще двух личностей не будет, если уж на то пошло.
   - Ну, какие плюсы для Шани понятно. Больше силы. А вам? Вообще, зачем вам этот пакт, если вы не стремитесь поглотить ее сознание?
   - Для меня это - вопрос выживания. Вы знаете, что такое линза? Аурная линза, разумеется.
   - Да. Структура, окружающая сердце ауры. Именно она придает энергии Источника свойства стихий. Уникальна для каждого мага... предположительно - для каждого живого существа.
   - Не предположительно, а так и есть. Не задумывались, зачем она?
   - Нет...
   - Сила Источника - это, по большому счету, сумма сил стихий, связанная между собой позитивной энергией. Можно сказать, что это энергия жизни, или энергия света. Хотя про жизнь - это не совсем верно. Если упрощать, то позитивная энергия - свет, а сила Источника - жизнь. Впрочем, не важно. Важно то, что в "сыром" виде её использовать невозможно. Но вернемся к линзе... Грубо говоря, линза фильтрует эту энергию, выделяя ее стихийные компоненты, которые и поддерживают ауру. Ну, и выделяет тот спектр стихийной силы, который лучше всего подходит для каждой конкретной ауры, но это уже вторично.
   - И как это все относится к вам?
   - В процессе фильтрации линза делит энергию Источника на два потока. Первый поток, энергия стихий, питает ауру, второй поток, энергия света, питает меня.
   - А как потеря этого второго потока отражается на Шани?
   - Никак, - улыбнулась девушка, - для смертных свет совершенно бесполезен. Собственно, когда я связана пактом - я получаю энергию света. Чем больше у меня этой энергии - тем большими возможностями я обладаю. Сейчас я - лишь тень того, что когда-то было... к сожалению.
   - А без пакта?
   - Без пакта я трачу запасенную энергию, понемногу теряя свои возможности. За определенным пределом сама моя личность начнет угасать. Представьте, что я - костер. Шани тогда - лесоруб, - она хихикнула, - добывающий топливо для этого самого костра. Часть топлива питает горение, часть откладывается в сторонку, на черный день. Больше топлива - ярче пламя. Умри лесоруб - буду жечь топливо из запаса. Когда оно кончится - начну угасать. Пламя уменьшится, потом вообще погаснет, останутся угли. Со временем остынут и они. Если не найду нового дровосека, разумеется.
   - Это такая проблема?
   - К сожалению, да. То слияние наших сознаний, о котором я говорила... хм... попробуйте смешать масло с водой, что получится?
   - Ничего не получится. Эти жидкости не смешиваются.
   - Правильно. Если я - вода, то почти все люди - масло. Для того, что бы личности могли слиться, нужно, что бы основа у этих личностей была практически одинакова. Подходящие для меня люди рождаются очень, очень редко.
   - Так... - формулировка моего следующего вопроса от меня упорно ускользала, - предположим, я приму все, что вы сказали, на веру. Получается, единственная разница между вами и демонами в том, что вы сливаетесь с сознанием вашего... человека...
   - Правильно говорить - моей аватары, - и тут Атана совершенно внезапно расхохоталась.
   - Что такое?
   - Ой, не обращайте внимания, князь. Это я так, на своей волне сейчас, вы не поймете... Ладно, вы там вопрос задавали? - она все еще тихо посмеивалась.
   - Да-да, вопрос... Разница между вами и демонами в том, что вы сливаетесь с сознанием вашей аватары, так? То есть, теряете себя, как личность. А демон, наоборот, уничтожает личность аватары, захватывая контроль над ее телом?
   - Да, но не совсем. Во-первых, я не теряю себя, как личность. Я и Шани - это, в общем, одна и та же личность и есть. Разница между нами - вопрос разного жизненного опыта, со временем она нивелируется. Во-вторых, у меня и демонов разные цели вселения. Мне важно, что бы душа аватары была цела. Ведь что такое душа? Это, в общем, комбинация из сердца ауры, а так же сфер чувств и разума. Линза связана со всеми тремя элементами, и повреждение любого из них нарушает ее работу. Ну, а если линза не функционирует, я не получаю энергию. С другой стороны, демонам линза совершенно не нужна. Скорее наоборот - они стремятся получить доступ к нерасщепленной энергии Источника, а не ее компонентам... которые для них бесполезны в случае энергии стихий, и совершенно разрушительны в случае энергии света.
   - Тогда еще один теоретический вопрос...
   - Задавайте... кстати, вы считаете, сколько честных ответов мне задолжали?
   - А мы все еще в это играем?
   - Разумеется! Так что - последний вопрос, и моя очередь спрашивать.
   - Ну ладно. И вы, и демоны вселяетесь в ваши аватары для получения энергии. При этом вы даете им силы. Собственно, откуда эти силы берутся? Вы забираете больше, чем отдаете?
   - Нет. У меня и без Шани есть доступ к Источнику. Причем, в отличие от магов, мой доступ совершенно неограничен, сколько надо, столько и беру. Для Шани связь со мной - по большому счету, еще одно сердце ауры, только чуть более специализированное. Демоны... у демонов по-другому. Вы вот чуть раньше про негативный Источник пошутили, мол, специально для призраков такой. Зря шутили. Есть такой, именно с ним демоны и связаны. Да и призраки, в общем. Из энергии этого Источника точно так же можно выделить силу стихий. Именно ею демоны и расплачиваются с призвавшими их магами.
   - Продолжая аналогию, из этого негативного Источника можно получить силу тьмы, которая разрушительна для вас?
   - Вообще-то моя очередь спрашивать. Но, ладно - да, именно так.
   - Понятно. Вы мне завтра все это на трезвую голову повторите, записать надо будет. Если все, что мне сейчас рассказали, истинно, тут материала на несколько магистерских работ наберется. Будет запас, на случай если я все же решу заняться теорией магии.
   - Посмотрим, - пожала плечами девушка, - скажите, князь, как вы относитесь к отче нашему, Сияющему Свету?
   - Не отношусь.
   - А поподробнее? Я вам столько всего рассказала!
   - Знаете, миледи, с одной стороны, священники Света приносят много хорошего. Помогают поддерживать порядок, например, культ Темной Луны именно они разгромили. Их отряды сдерживают дикие кланы на границах Империи бок обок с легионами и, судя по тому, что я слышал, дерутся они хорошо. Да и в мирной жизни - свадьбы проводят и регистрируют, кладбища поддерживают в порядке, тела умерших защищают от поднятия... С другой стороны...
   - Ну-ка? - девушка чуть подалась вперед.
   - Мне очень не нравятся две вещи. Во-первых, сама... суть учения Света. Она требует слепого повиновения. Даже терминология их... паства, рабы Света... я не раб и не овца! Я ведь среди эльфов вырос, я читал о том, чего ожидали другие боги от своих последователей. Не рабской покорности, это уж точно. Только вот кто сейчас просто помнит о том, чем были другие боги? В Старгороде это особенно заметно. В центре Столицы, например, храм Пантеона стоит. А здесь - собор, где другие боги низведены до уровня мелких прислужников этого самого Света.
   - А вторая вещь?
   - Я про нее, в общем, уже начал говорить. Мне не нравится, что церковь старается получить полный контроль над... силой и знанием, наверное. Другие боги - не больше, чем служители Света. Магия... по большому счету, должна быть ограничена Светом. Хорошо хоть, на привилегии магов с патентом Круга священники не покушаются. Ну, так Круг - это сила, и немалая. Но из сотни магов, у скольких патент есть? Для него надо либо из Академии выпуститься, либо Силу подтвердить. Я, например, не самый слабый из магов, но меня на такое подтверждение пока что не хватит. А если и есть силы - это надо ехать в один из крупных городов, сдавать экзамен - долго, сложно, дорого. Да и, скажем, куда ехать, если живешь рядом с тем же Старгородом? Тут представительства Круга нет. В столицу? Ладно, не о политике Круга сейчас речь. Я на вопрос ответил?
   - Не совсем. Это вы рассказали о своем отношении к церкви Света. А к самому Свету вы как относитесь?
   - А что, есть какая-то разница?
   - Понятно... - Атана задумчиво прикрыла глаза, - Князь, а во что вы вообще верите?
   - Я верю в себя. Я верю в свой меч и магию. И я верю в своих друзей.
   - А в богов?
   - В смысле? - я удивленно на нее посмотрел, - Я не верю в то, что боги решат за меня мои проблемы. Вы об этом?
   - Нет... вы верите в существование богов?
   - Причем тут вера или неверие? Они существуют, это объективный факт.
   - Ну, хорошо... кого из них вы считаете своим покровителем? Кому молитесь?
   - Никому не молюсь. Я как-то предпочитаю полагаться на себя и свои силы, а не божественную помощь. Покровителем - Кореллона... наверное. Он лучше всех остальных подходит. Хоть я и не эльф.
   - Интересный вы человек, князь...
   - Вам виднее. Еще вопросы будут?
   - А как же! Что вы планируете делать с Шани?
   - В каком смысле - делать? Не уверен, что понял вопрос...
   - Ну, не будете же вы её за собой таскать остаток жизни?
   - А я её таскаю за собой? Она вольна уйти в любой момент. Но, думаю, я понял, что вас беспокоит. Не бойтесь, на обочине дороги не оставлю. Найдет место, где хочет остаться - помогу устроиться, насколько могу. Как минимум, деньгами обеспечу.
   - А если не найдет?
   - Все находят, - улыбнулся я, - и она найдет. Пока не нашла... я рад компании и поддержке. Если ей нравится быть рядом - гнать не буду.
   - Поклянитесь, князь, - улыбнулась та.
   - Не верите на слово?
   - Верить мужчине? Вы смеетесь?
   - Ну ладно... клянусь, что не буду гнать Шани от себя, - рассмеялся я, - и что помогу ей устроить её жизнь, буде она решит меня покинуть. Довольны?
   - Вполне! А что вы вообще планируете делать после того, как поймаете вашего врага?
   - Что я буду делать с ним, или что я буду делать в принципе?
   - Второе.
   - Честно говоря, не имею ни малейшего представления. Наверное, учиться продолжу. Нет предела совершенству!
   - Тоже верно... ладно, князь, - Атана широко зевнула, - с вашего позволения, поползу я в кроватку. Мы это общение еще продолжим.
   - Спокойной ночи, - я лениво отсалютовал ей бокалом, - я тоже скоро спать пойду.
   - Приятных вам снов...
   Оторвавшись от кресла, я пару раз шатнулся. Все же нельзя столько пить... фокусируясь на том, что бы не шататься при ходьбе, подошел к окну, окинул взглядом пустую улицу, и настороженно замер. Тот человек, который стоял в подворотне пару часов назад... он по-прежнему там стоял, точно так же привалившись к стене. Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд... Для Взора далековато, ауры не увижу. Как-то мне не очень нравится, когда под моими окнами ошиваются странные мужики. Надо бы с этим разобраться...
   Коридор. Лестница, на которой я чуть не упал, но вовремя схватился за перила. Трактир, совершенно пустой, если не считать дремлющей в уголке давешней служанки. Звук моих шагов её сна не потревожил. Дверь. Улица, и хлестнувший меня по лицу порыв холодного ветра. И только сейчас я понял, что забыл свой клинок в комнате. Горрам! Идти назад... потом снова сюда... просто лень. Призвать меч не получится - он слишком далеко... А, кхарра с ним! У меня - моя магия, и кинжалы на поясе. Хватит, если что. Земля под ногами чуть покачивалась - не страшно. Мне и на палубе приходилось драться, и в гораздо худшую качку. И вообще, с чего я решил, что драться придется? Стоит себе мужик, девушку ждет... на холодной улице хорошо так за полночь.
   Мое новообретенное зрение раскрашивало ночь в светло-серые тона. Мужичка видно не было - похоже, при моем появлении на улице он отступил вглубь переулка. Ну ладно, мы не гордые, мы и в переулок зайдем...
   - Привет! - я дружелюбно улыбнулся. Мужик и в самом деле был там - невысокий, худощавый, в простой черной кожанке, с совершенно незапоминающимися чертами лица.
   - П-привет...
   - Слушай, - я шагнул к нему, - я тут из окна посмотрел, так ты тут стоишь и стоишь. А чего ты тут стоишь?
   - Просто стою, - ответил тот, внимательно меня осматривая. А чего меня осматривать? Парень. Молодой. Черные сапоги, черные брюки, черная шелковая рубашка. На поясе - два кинжала, магический планшет и серебряная фляжка. Коротко стриженые волосы. Серые глаза, хотя в такой темноте это вряд ли видно. Кстати, а как он меня вообще видит?
   - Вы - князь Кириэль? - с немалым удивлением в голосе спросил мужик.
   - Да! А мы знакомы?
   - На ловца и зверь бежит... - хмыкнул тот, подшагивая ко мне и быстро замахиваясь рукой. Вылетевший из его рукава грузик на шнурке отлетел от поднявшихся навстречу щитов. Не целясь особо, я выбросил перед собой поток силы, собираясь прижать мужичка к стене, но как раз в этот момент земля в очередной раз решила качнуться, и мой выпад ушел в пустоту. Несколько мгновений пришлось потратить на восстановление равновесия - когда я вновь нашел взглядом врага, он стоял очень близко ко мне, почти вплотную.
   Рванув из ножен кинжалы, я ударил крест-накрест. Бесполезно - мой противник чуть сместился в сторону, уклоняясь от атаки. Я попытался развернуться к нему, но что-то легко толкнуло меня в бок, сбивая с шага и бросая на ближайшую стену. Что за...
   Оттолкнувшись от стены, я вновь развернулся к врагу - как раз для того, что бы увидеть летящий мне в лицо кулак. Щиты! - и тут я осознал, что последние остатки энергии сжег в телекинетическом выпаде. Сил на защиту уже не оста...
  

Глава 6: Вторник. Предложение, от которого невозможно отказаться.

...или Больше вопросов, чем ответов.

  
   Пустошь... серая, мертвая, бесконечная... при каждом шаге из-под ног поднимаются облачка легкой пыли. Пыли? Или это смесь праха с пеплом? Иду, с трудом переставляя ноги. Серость окружающего мира высасывает силы, волю к жизни. Мысли сковывает расслабленная апатия. Шаг, другой, третий... без цели, без смысла... Сколько уже длится эта дорога? Мгновение? Вечность? Так ли это важно?
   Под ногами блеклой поземкой стелятся редкие лоскуты тумана. Откуда они взялись? С каждым шагом они густеют, поднимаются... вот за ними уже не видно земли, вот они прикрыли колени, поднялись до бедер... невесомый туман сковывает движения, каждый шаг требует все больше и больше сил... хочется остановиться, лечь, закрыть глаза, позволить безличному бледному мареву растворить меня в себе...
   Продолжаю брести в никуда. Что гонит меня вперед? Ослиное упрямство, не иначе. Сопротивление нарастает - кажется, будто туман обладает собственным разумом, и этот разум не хочет, что бы я продолжал свой путь. Что ж, он просчитался. Апатия и отсутствие цели могли бы со временем меня остановить. Может быть... а вот активное противодействие моим усилиям лишь разжигает ярость и заставляет рваться вперед. Вы пытаетесь мне помешать? Ну, попробуйте!
   В лицо мне дует ветер. Начавшийся, как легкий бриз, он стремительно наращивает силу. Несомые им острые песчинки больно секут кожу. Прикрыв глаза рукой, иду сквозь бушующий ураган. Апатия? Ха! В душе раскручивается снежный вихрь воли и магии. Песчаная буря? Навстречу ей непреодолимым барьером встают ледяные щиты. Висящий на груди родовой амулет сияет мягким серебристым светом, разгоняя окутывающую меня темноту. Я пройду... или умру, пытаясь!
   Упираюсь в невидимую стену - мягкую, теплую, чуть прогибающуюся под давлением. Толчок, другой... Барьер пружинит, отбрасывая меня назад. Ах, так?! Бросаю волну призыва. Меч адепта Башни - не просто оружие. Он - фокус нашей магии, он - часть нас. И пусть мой клинок сейчас неизмеримо далеко... я знаю, что он откликнется на зов, брошенный в час крайней нужды. Я заставляю себя вспомнить и ощутить вес меча, рельеф его рукояти, даруемое им чувство спокойной уверенности и силы...
   Вырвавшаяся из моих ладоней волна света застывает совершенством металла. Дальше мое тело действует само - подшаг, разворот, руки отработанным тысячами повторений движением вскидывают ноэр, и серебряная молния разящего клинка наискось перечеркивает преграждающую мне путь стену. Окружающая реальность рассыпается водопадом осколков, и передо мной встает гряда гор. На вершине одной из них чернеет замок. И... я уже видел ранее эти высокие бастионы, возвышающийся над ними пик донжона, укутавшие его грозовые тучи... Вырастающий из тумана темный мираж, одним своим видом вызывающий чувство жуткого одиночества и вечной боли. Страшное воплощение живущего в моей душе безумия - сейчас он реален, как никогда.
   Я ощущаю взгляд, идущий ко мне с вершины донжона. Взгляд, полный холодной ненависти. Я знаю, что темная сущность, обитающая в этом замке, желает моей смерти. И смерть эта не будет ни быстрой, ни легкой. Ну что ж... за моей спиной та, кого я поклялся защищать ценой жизни. Пусть эта клятва была получена обманом - слово звезднорожденного лорда нерушимо! А раз так - воплощенную смерть встретит эльфийская сталь, и еще большой вопрос, кто выйдет победителем из этой битвы.
   Возникший из небытия доспех привычным весом ложится на плечи. Родовой амулет - как сияющая на груди звезда. Порывы ветра рвут черные крылья плаща. Руки поднимают окутанный серебряным пламенем ноэр в торжественном салюте. Ну что, потанцуем?
   - Rima ten'ta! - не оборачиваясь, бросаю я за спину, - Беги! И, обращаясь к надвигающейся на нас волне тьмы - Amin khiluva lle a'gurtha ar'thar! Стоящая за спиной девушка, вместо того, что бы бежать, хватает меня за оплечье и с неженской силой пытается развернуть к себе. На мгновение отрываю взгляд от приближающегося в темном облаке врага, и тону в малахите глаз. Шани?! Губы колдуньи находят мои, и все растворяется в сияющей вспышке света...
   ...вокруг - бальный зал Башни. Высокий свод украшенного звездными узорами потолка, шпалеры на стенах, пол белого мрамора. В глазах рябит от ярких камзолов, платьев... эльфы кружатся в быстром, веселом танце.
   Прерываю поцелуй и отшатываюсь от нежно обнимающей меня девушки:
   - Что вы...
   В ответ - серебристый смех. В огромных, небесно-синих глазах стоящей передо мной волшебницы пляшут смешинки. На губах - хитрая улыбка.
   - Меня зовут Аларика. Аларика Силабриэль.
   - Силабриэль? Как и Ил...
   - Мы с Илланэ дальние родственницы, - незнакомка не дает мне закончить вопрос, - но вы не представились?
   - Кириэль. У вас интересная манера знакомиться...
   Вместо ответа девушка придвигается ко мне вплотную. Что бы не потерять мой взгляд, ей приходится запрокинуть голову. Тонкие пальцы скользят по моему лицу. Интересно...
   - Я надеюсь, вы не возражаете? Мне просто надо было сбежать от назойливого поклонника. Других аргументов он не принимал - пришлось сказать, что место занято.
   - И кто же этот поклонник?
   - Он представился как лорд Лиадон.
   - Лорд? - с тихим смешком я обнимаю тут же приникшую ко мне девушку, и обвожу взглядом зал. И где же у нас Совелисс? Ага... блондинчик нашелся в углу, в окружении своих прихлебателей. Что характерно, смотрел он как раз на нас с Аларикой. Если бы взглядом можно было убивать - я бы уже рассыпался кучкой пепла. Как... забавно. Что ж, посмотрим. Может, хоть это заставит его бросить мне вызов?!
   - А можно поинтересоваться, почему из всего множества адептов вы выбрали именно меня?
   - Ну, во-первых, вас очень настойчиво рекомендовал Лиадон. Я просто не могла не познакомиться с магом, о котором этот... успел наговорить столько гадостей в течение получаса.
   - А во-вторых?
   Девушка чуть прикусывает губу, задумчиво смотря мне в глаза. Вопросительно поднимаю бровь. В ответ - задорная улыбка:
   - Скажу, если вы будете себя хорошо вести. Например, пригласите на танец...
   Танец? Почему бы и нет? Музыка как раз умолкла... Взяв девушку под локоть, веду ее на середину зала. Я - это я, и в этом есть свои плюсы - никто не возражает, когда я тянусь волной магии к музыкальному плетению. Что бы такое запустить... поэпатажнее? Ментальный толчок. Кто? Джэймэ? Открываю сознание навстречу другу, ощущаю ироничное восхищение художника, и вижу нас с Аларикой со стороны. Невысокая, изящно-хрупкая девушка в красном костюме с черной оторочкой... расплавленное золото распущенных волос, из-под которых выглядывают острые ушки... тонкая, ладонями обхватить, талия... и рядом - я. Высокий по любым стандартам, затянутый в парадный черно-белый доспех, массивные оплечья которого лишь подчеркивают мой по-человечески широкий разворот плеч, сейчас я, как никогда, выгляжу тем, кем являюсь. Эльфийка и человек, котенок и тигр... Насколько же гармонична наша разительная непохожесть! Спасибо, Джэймэ, теперь я знаю наш танец. Кристалл с этой песней я давным-давно нашел в коллекции отца. И пусть по эльфийским меркам я не владею музыкальными инструментами, и не умею петь - в моей крови живет магия, и этого достаточно.
   Бальную залу заполняют медленные гитарные аккорды, за которыми следует голос... тихий, с легкой хрипотцой, голос человека, так непохожий на серебристые голоса эльфов. Звучала ли раньше под этими высокими сводами песня на имперском?.. Вряд ли... и уж совершенно точно никогда раньше человек с кольцом Башни не вел здесь в медленном танце эльфийскую красавицу...
  
   Виноградную косточку в теплую землю зарою,
   И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву...
   И друзей созову, на любовь свое сердце настрою,
   А иначе зачем на земле этой вечной живу?..
  
   В голове звучит бесплотный смех Джэймэ... Мой лучший друг, как никто другой, умеет оценить красоту момента. Ну же, кто-либо к нам присоединится? Нет... похоже, этот танец наш и только наш. Что ж, надеюсь, вам нравится! А если и нет - то кого это волнует?!
  
   Собирайтесь-ка гости мои на мое угощение,
   Говорите мне прямо в лицо, кем пред вами слыву...
   Царь небесный пошлет мне прощение за прегрешения,
   А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  
   Ощущаю взгляд Совелисса. Вот уж кто с радостью сказал бы мне в лицо, кем я слыву в его компании. Только вот после этого ему будет одна дорога - в дуэльный круг. И как бы он ни ненавидел "грязного dhoine", он боится сойтись со мной лицом к лицу. И, в общем, правильно боится.
  
   В темно-красном своем будет петь для меня моя дали,
   В черно-белом своем преклоню перед нею главу...
   И заслушаюсь я, и умру от любви и печали,
   А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  
   На чуть тронутых серебристой помадой губах девушки - загадочная полуулыбка. В глубине прозрачно-синих глаз мелькает искра, и ее традиционное Atost'yavie, "Броня осени", окутывается медленными языками живого пламени. Огненная волшебница? Значит, можно... Улыбаюсь в ответ, и выпускаю на волю живущую в моей душе вьюгу, тут же разукрашивающую мою броню разводами льда. Пламя девушки в обрамлении вызванной мной кружащей поземки - как зовущий огонь костра холодной зимней ночью. Лед и пламя, тьма и свет, мужчина и женщина - прекрасный в своей завершенности дуализм.
  
   И когда заклубится закат, по углам залетая,
   Пусть опять и опять предо мною плывут наяву
   Синий буйвол, и белый орел, и форель золотая,
   А иначе зачем на земле этой вечной живу? 1
  
   Умирающие аккорды... и глубокая, невероятная в наполненной бальной зале тишина. Подхватив девушку под руку, веду ее к балкону. Тишину разрывает стук каблучков Аларики, за которым тут же следует шелест шагов расступающихся перед нами эльфов, их тихий говор... тянусь к прикрывающей выход на балкон занавеске...
   ...и моя рука отводит в сторону ветку шиповника. За ней - "наша" полянка. Именно тут я нашел в себе силы сказать "Я люблю тебя", и услышал это же в ответ. И пусть наш первый поцелуй случился, - я с трудом подавил улыбку, вспоминая нашу первую встречу и первый танец, - в бальном зале Башни, наш первый настоящий поцелуй все же произошел именно здесь, под резными кронами мэллорнов.
   Рассматривающая что-то на другом берегу речки Аларика стоит ко мне спиной. Распущенные золотые волосы плащом укутывают хрупкую фигурку в красном. От накатившей волны нежности перехватывает дыхание. И пусть мы не виделись всего лишь день - как же я соскучился! Обернись, родная... я хочу увидеть твою улыбку.
   Шагаю на поляну. Хм. Обычно любимая чувствует мое приближение за несколько десятков шагов. Неужели забыла поднять сторожевую сеть? Попалась, солнце мое ясное... перехожу на мягкий скользящий шаг. Нельзя поворачиваться спиной к тигру. Поймаю, покусаю...
   Шаг, другой... девушка не двигается. Кореллон, неужели и в самом деле не заметит? Прелесть какая... волна магии отбрасывает меня назад. Что за?! Переворачиваюсь через голову и рывком поднимаюсь на колено - как раз для того, что бы увидеть летящий мне в лицо сгусток пламени. Щиты! Мгновение - и вокруг меня бушует огненный циклон. Сквозь щиты и пламя непонимающе смотрю на бледное лицо развернувшейся ко мне девушки.
   Окружающий меня огонь опадает, так и не прорвавшись через мою ледяную защиту. В поднятых руках Аларики формируется еще одно заклятие. Вызываю Взор, и на картину реального мира накладываются ажурные узоры плетений. Не останавливаясь на этом, заставляю сознание скользнуть дальше, за Грань, в реальность магической дуэли. Река, поляна, мэллорны, солнце над головой - все это проваливается в туманное никуда. Вокруг меня - потоки чистой силы.
   На этом уровне бытия нет ничего, кроме холодного интеллекта, резерва и плетений. Эмоции остаются в реальном мире. Короткие, быстрые мысли ясны, как никогда. Глаза привычно вычленяют из месива сплетений знакомые элементы. Активное заклятие огненного шара. Два активированных сигнальных контура. Поднятые щиты. "Темный стрелок". Оценка угрозы. Высший приоритет - огненный шар. Стандартное плетение, средняя насыщенность. Вероятность нейтрализации - высокая. Действие!
   В ауре начинает формироваться плетение противодействия. Продолжаю анализ ситуации. Первое сигнальное плетение. Радиус - тридцать ярдов. Удержание и контроль цели. Контролирующий узел совмещен со стрелком. Вероятность нейтрализации - низкая. Второе сигнальное плетение. Радиус - пять ярдов. Активатор стрелка. Контролирующий узел совмещен со стрелком. Вероятность нейтрализации - низкая. Щит. Стандартное плетение, насыщенность - неизвестна. Вероятность нейтрализации - неизвестна. "Темный стрелок". Нестандартное плетение, низкая насыщенность. Вместо резерва - ритуальная звезда. Вероятность нейтрализации - ноль. Вероятность истощения - ноль. Вероятность физического уничтожения носителя - по умолчанию, низкая. Шанс победы - низкий. Шанс выживания - низкий.
   Выползшие из ауры нити противодействия входят в узловые точки огненного шара. Ментальный толчок - нейтрализация успешная. Полное разрушение атакующего плетения. Перебираю варианты действий. Приоритет - выживание, а не победа. Отступление. Вероятность успеха - средняя. Атака щита. Вероятность пробития - неизвестна. Требуется больше информации. Выбор атакующего заклинания. Расстояние до цели - восемь ярдов. Телекинетический удар, астральное копье или стрела льда? Лучшее сочетание энергозатратности и сложности у астрального копья. Действие!
   Аура послушно начинает формировать плетение. Анализ реакции врага на подготавливаемые чары. Попыток нейтрализации нет, но в ответ начинает сплетаться еще одно заклятие. Сорвавшееся с ауры астральное копье входит в контакт со щитом. Разряд. Пробитие - ноль. Плетение щита на мгновение бледнеет, и тут же возвращается к первоначальному уровню яркости. Энергонасыщенность - высокая. Скорость восстановления - высокая. Шанс пробития - низкий. Шанс истощения резерва - ноль за отсутствием этого самого резерва.
   Оторвавшееся от ауры врага плетение медленно плывет ко мне. Огненный шар. Копия предыдущего, повышенная насыщенность. Опасность - высокая. Вероятность нейтрализации - высокая. Действие! Продолжаю всматриваться в структуру противника. Глаз вычленяет неровно пульсирующие нити сопряжения "Стрелка" и питающей его звезды. А если... перед глазами встают страницы конспектов. Сопоставляю, прикидываю, рассчитываю. Результат... вероятность успеха - низкая. Поправка. Вероятность успеха в случае предполагаемой пассивности противника - высокая. Продолжая считать, нейтрализую еще два огненных шара. Каждый - мощнее предыдущего. Так... вероятность выживания в случае ошибки - ноль. Значит, её не будет. План готов... действие!
   Очередной плывущий ко мне огненный шар. Создатель "Стрелка" не отличается фантазией - его творение всего лишь наращивает мощность чар. Никакой вариативности или усложнения плетений. С другой стороны, с привязкой к звезде подобное вроде как и не нужно. С моей ауры уходят сразу три "Копья", и сразу за ними выстреливают нити захвата. Времени на нейтрализацию враждебного заклинания уже не остается, и я принимаю его на щиты, теряя разом половину резерва. Еще одного такого удара я не переживу. Еще одного удара не будет. Контакт со щитом. Разряд, другой, третий. Щиты врага переливаются всеми цветами радуги. Идущий к звезде канал нервно пульсирует, перекачивая энергию для восстановления защиты. Максимальное напряжение, а значит, сейчас он слабее всего. Нити захвата цепляются за его узлы... Рывок! Вспышка. Щиты противника схлопываются. Плетение "Стрелка" растворяется в ауре, оставляя за собой простейший каркас некромантии. Разорванная на части звезда медленно угасает. Угроза устранена. Отпускаю Грань, выскальзывая в реальный мир...
   ...вокруг меня - хрустальная сфера боевого транса. Впереди - замершая, как статуя, Аларика. Внезапно обострившимся зрением я вижу прорехи на платье... красная кровь не видна на красной ткани, но я знаю - она там есть. Заставляю себя взглянуть на ауру эльфийки. Разорванное на клочки сердце ауры, окутанное активирующимся заклятием некромантии, не оставляет сомнений в том, что вместо любимой девушки передо мной - оживающее умертвие, несколько мгновений назад несшее в себе "Стрелка". Странно... я же должен чувствовать хоть что-то? Бьющиеся за пределами сферы транса гнев, ярость, боль? Ничего... лишь звенящая пустота внутри. Враг передо мной - как академическая задача первого курса Башни. Как убить зомби? Огненные чары или холодное железо. Я не владею первым и не ношу второго. Разрушить контролирующее заклятие? Я знаю лишь основы некромантии, на подобное меня не хватит. Уничтожение тела носителя... руки сами выхватывают ноэр. С пальцев срывается сеть молний, оплетающих изящную фигуру и бросающую ее к моим ногам.
   Словно со стороны вижу размытое от скорости полукружье ноэра, падающее на поднятые в бесполезной попытке защититься руки. Потерявшее кисти умертвие отшатывается, и лишь самый кончик моего клинка рассекает совершенное в своей красоте лицо. Не останавливаясь, скольжу вперед и в сторону. Разворот, удар в бедро. В лицо брызгает солоноватая кровь - откуда, ведь у умертвий не бьется сердце? Продолжаю движение. Удар, еще один, другой... Невеликий ресурс вложенной в зомби энергии уходит на попытки поддержать изрубленное тело... Короткое вращение, многократно умножающее силу широкого удара. Полоса ноэра наискось перечеркивает врага от плеча к бедру. Все. Замираю, опустив меч. Тело еще подрагивает от вброшенного в кровь адреналина схватки. Совершенно безразлично смотрю на то, что несколько мгновений назад было Аларикой... и позволяю сфере транса осыпаться дождем хрустальных осколков. Пустота внутри, пустота снаружи... я не чувствую вообще ничего. Опустившись на колено, кончиками пальцев закрываю глаза девушки. Странно... даже рассекающая его глубокая рана ничуть не умаляет её красоты...
   Почему я ничего не чувствую? Сильно, с нажимом, провожу ладонью по лезвию меча. Плоть послушно расходится под напором холодной стали. Моя кровь течет по клинку, смешиваясь с кровью Рики. Боли нет. Нет ничего, кроме зовущей меня пустоты. Почему? Почему так? Боль, приди! Позволяю живущей во мне магии вырваться на волю, и щедро вливаю в нее остатки резерва. Я - в центре холодного вихря. Черный шелк рубашки не преграда для кружащих вокруг меня осколков льда - они секут спину, плечи, грудь... боли нет... вокруг - лишь пустота, темная, полная, абсолютная... пустота, в которой угасает мой крик...
  

***

   <...>
   По словам мастера Эрика, они честно пытались меня разбудить. Смутно помню как я, так и не просыпаясь полностью, пообещала заживо сжечь следующую сволочь, стучащуюся в мою дверь... или это Голос сказала? Сразу после этого я снова провалилась в черную пустоту сна...
   ... из которой меня вырвал обрушившийся на голову поток ледяной воды.
   - ..., и что б ..., твою ..., бегоррам, ... ... ... туда!!! - ой, это я, получается, дословно запомнила выданную князем при нечаянной привязке Туза тираду?
   - Шани, - совершенно спокойно произнес Микаль, возвращая опустевшую вазу на место, - что вчера произошло?
   - В смы... - я попробовала приподняться, и тут же рухнула обратно в кровать. В висках пульсировала боль. Дневной свет за окном резал глаза. Жутко мутило, все тело было как ватное... очень сильно хотелось пить, но еще сильнее - накрыть голову подушкой, и что бы никто меня не трогал... часиков эдак несколько.
   - Так... - севший рядом парень положил пальцы мне на виски и прикрыл глаза. Хлынувшая от них искристая волна чуть оттолкнула боль. Чуть... зато тошнота прошла полностью!
   - Водички бы еще... - блаженно пробормотала я.
   - А не хватит? - Микаль ехидно усмехнулся, косясь на вазу.
   - Пить!
   - Стакан рассола благородной госпоже! - хмыкнул тот, прищелкивая пальцами.
   - Так точно, милорд, - хихикнула стоящая в дверях служанка. Кокетливо улыбнулась парню, получила ответную ухмылку, и степенно удалилась, чуть покачивая бедрами. И когда эти двое успели спеться?
   - Так все же, что вчера случилось? - вновь задал вопрос юноша.
   - А... что именно тебя интересует? - задумчиво поинтересовалась я, перебирая в памяти события прошлого дня. Окончание его почему-то тонуло в тумане, но и того, что я помнила, хватило бы на до-олгий рассказ.
   - По словам трактирщика, Кир был найден на улице в бессознательном состоянии...
   - Кир что?! - подскочила я, - Что случилось? Он в порядке?
   - Излагаю, что знаю, - отозвался Микаль, - Сильно заполночь полуголый князь вышел на улицу. Проходя через залу трактира, он разбудил спящую там служанку. Ей стало интересно, куда в таком виде направился один из постояльцев. Она вышла за ним. Увидела, как он вошел в тупиковый переулок. Через минуту оттуда выбежал какой-то мужчина. Князь не появлялся. Она запаниковала и разбудила пару слуг, которые, собственно, и нашли Кира. Живого, но пьяного в зюзю, судя по запаху... перенесли его в комнату, попытались привести в чувство. Безуспешно. Попытались разбудить тебя. Тоже безуспешно. Решили дать вам отоспаться. Сейчас утро. Князь в себя не приходил, и будить его я пока что не пытался. Подумал, что сначала надо узнать хотя бы, по какому поводу вы пили, и что его понесло на улицу в такое дикое время...
   - Пили... без повода... - сам факт пития я помнила смутно, - ну разве что освобождение из тюрьмы отмечали...
   - Освобождение из тюрьмы? - каким-то очень спокойным голосом переспросил Микаль.
   - Замели, волки позорные, дело шьют! - раздалась Голос. Я машинально повторила, и только тут сообразила, что давненько её не слышала. Почитай, с тюрьмы она молчала!
   - Волки? Дело? - Микаль вопросительно приподнял бровь - точь-в-точь как Кир.
   - Не важно, - отмахнулась я, - не знаю я, с чего он на улицу пошел. Не помню я окончания вечера. Мы разговаривали... а потом - пустота. Очнулась, когда ты меня водой окатил. Пошли князя будить.
   - А рассол ждать не будешь?
   - Туда принесут. Отвернись! - дождавшись, что бы юноша послушно отвернулся, я вылезла из-под одеяла и поняла, что спала одетой.
   - Голос, - позвала я, - напомни мне, как вчера вечер окончился?
   - Замечательно, - откликнулась та, - князь признался тебе в любви и попросил стать его женой. Ты согласилась.
   - Ч-что?!
   - Шучу. Нормально окончился. Ты отключилась, я еще чуть-чуть поговорила с Киром, после чего легла спать.
   - Ты чуть-чуть поговорила с Киром?!
   - Ну да, - ощущение, как если бы Голос пожала плечами, - ты имеешь что-то против?
   - Имею!
   - Пить надо меньше... и вообще, не торкай меня, дай отдохнуть.
   - Я не пью!
   В ответ я получила ехидный фырк.
   - Можно поворачиваться? - а это уже Микаль.
   - Да. Пошли к князю.
  

***

   Сидящая у кровати Кира служанка при виде нас с Микалем быстро поклонилась и вышла из комнаты. Сев на краешек кровати, я задумчиво рассматривала князя. Спящий Кир выглядел... усталым и каким-то беззащитным. Его аккуратно причесанные волосы растрепались, черты лица заострились. Не знаю, что ему снилось, но явно что-то не слишком хорошее - юноша метался, как в бреду, побледневшие губы что-то шептали. Мой дар молчал, как в день нашего с ним знакомства - вместо чувств князя я ощущала лишь тишину и пустоту...
   - Оставь нас одних, пожалуйста, - попросила я стоящего за спиной Микаля, - внизу подожди...
   - Хорошо, - отозвался тот. Спустя несколько мгновений я услышала, как за ним закрылась дверь. Не отрывая взгляда от Кира я, пожалуй, впервые за время нашего знакомства попыталась разобраться в том, что же на самом деле испытываю по отношению к этому юноше. Думая о князе, я волей-неволей вспомнила другого близкого мне мужчину - Всеслава. Сердце чуть кольнула тоска - и все... а ведь первые дни я засыпала с его лицом перед глазами, тихо рыдая в подушку. Прошло меньше недели - но за потоком новых впечатлений образ кузнеца поблек в моей памяти.
   Какие же они разные, Кир и Всеслав! За исключением, наверное, роста... обоим моя макушка хорошо, если до плеча. Всеслав - тяжелый, медлительный, почти такой же в ширину, как в высоту... мышцы - как литые бронзовые пластины, поросшие жестким черным волосом... и рядом с ним - Кир. Тонкая, почти что девичья талия, узкие бедра, широкие плечи. Удачно сползшая до бедер перина позволяла рассмотреть обнаженный торс князя. На сухой, поджарой фигуре - ни капли жира, ни волоска, тело перевивают жгуты даже на вид крепких мышц. Медведь и северный волк... Грубая сила и стремительная ловкость хищника.
   Красив ли он? Не знаю... наверное. Привлекателен - несомненно. Высокие скулы, красиво очерченный рот, прямой нос, глаза... ну разве что глаза посажены слишком глубоко. Впрочем, когда они открыты, это незаметно.
   Что было бы, если бы там, в деревне, вместо Всеслава за меня вступился бы он? Я так и вижу это - арбалетный болт с тихим звоном отлетает от его льдистой брони, стремительный прыжок на телегу, взмахи меча - серебряные полукружья... он прошел бы через священника и его стражников как раскаленный нож проходит сквозь масло, не останавливаясь, не замедляясь... будто бы даже не замечая.
   Зимний вихрь, влекущий меня за собой... Что держит меня рядом с ним? Благодарность за помощь в деревне? Уже нет. Это было изначальной причиной, но с тех пор все изменилось... Что заставило меня так к нему привязаться? Мы знакомы лишь несколько дней, а он уже знает все мои тайны. И... принимает меня такой, какая я есть. Он с самого начала относился ко мне, как к равной. Ни разу не позволил себе не то, что грубого жеста или слова - даже мысли. С ним хорошо... легко и спокойно. Эта окружающая его аура силы и уверенности... рядом с ним я чувствую себя защищенной от мира. Только вот не это главное.
   Жалость? Вряд ли. Да, судьба многое у него отняла, но и многое дала. Раны на его душе... время лечит все, вылечит и их. А я помогу. Люблю ли я его? Забавно... разве можно полюбить человека, которого знаешь всего лишь несколько дней?
   Мое сознание заполнила музыка - тихая, медленная... я не знала языка, на котором плакал высокий женский голос, но каким-то непонятным образом понимала, о чем он поет... "Ты захватил меня своим дрожащим светом... и я повязана той жизнью, что ты оставил за собой... твое лицо - в моих мечтах, когда-то светлых...твой глас её прогнал... мою разумность! Этим ранам не закрыться, их боль - слишком реальна, и между нами - все то, что время не сотрет... ты плакал - я вытирала твои слезы, ты кричал - я прогоняла твои кошмары... и я держала твою руку все эти годы... и у тебя по-прежнему... вся я..." 2
   - Где-то так... - тихо пробормотала Голос.
   Чувствуя, как по лицу бегут соленые дорожки слез от затопившей душу светлой грусти, я, не давая себе шанса передумать, склонилась к губам князя...
  

***

  
   ...растворяюсь в холодной пустоте. Аларика... ты - моя жизнь, ты - мое сердце. Что я - без тебя? Зачем?.. Нет чувств. Нет воли. Нет ничего... скоро, очень скоро, не будет и меня. В холодном коконе пустоты - крохотная искра, еле заметный источник света и тепла. Она увеличивается... меня качает на волнах текущей от нее Силы... окутывающее меня приятное тепло сменяется жаром сверхновой - и вслед за этой пламенной вспышкой ко мне возвращаются чувства. И во главе их возвращается рвущая душу в клочья боль. Не сдерживаясь больше, плачу, как плачут маленькие дети. И вновь, как в очень далеком детстве, до магии, до Башни, слышу чуть хриплый голос отца - Не стыдись своих слез, Кирри... не время, а слезы лечат раны души. Плачь...
   Рядом кто-то всхлипывал. Очень четко осознавая сейчас, что все, что я видел, было лишь сном, усилием воли заставил себя открыть глаза и оценить обстановку. Хм. Интересно... я лежу в кровати, судя по холодку на теле - полуголый. Рядышком со мной кто-то захлебывается слезами, уткнувшись лбом в мое плечо... и кто бы это мог быть? Ни секунды не сомневаясь в ответе, скосил глаза на русую Шанину макушку. Ну, правильно, кто бы сомневался?
   Безжалостно отгоняя в сторону необычайно яркие картины кошмара, я глубоко вздохнул и тихо попросил:
   - Пожалуйста, не надо слушать мои чувства, когда я сплю.
   - Ой, - колдунья рывком села на кровати, кулачком утирая слезы, - прости, я не нарочно. Ты сначала вообще был пустой... а потом вдруг все нахлынуло, как потоком. Боль, грусть... Не ожидала просто, вот меня и... зацепило. Что тебе снилось?
   - Неважно... - мне показалось, или на этом "вдруг" она покраснела?
   - Тайны, секреты... - обиженно поморщилась она.
   - Может быть, потом расскажу, под настроение, - я попытался сесть. Мама, роди меня обратно! Будьте милосердны, отрубите голову! Однако, знакомые симптомы. Честное слово, больше никогда не буду пить! Кстати, провокационный вопрос - а с кем это я вчера так набрался? Дикий кошмар помнился очень отчетливо, а вот предшествующий ему вечер - какими-то обрывками. Хотя, из того, что всплыло в памяти... я скосил глаза в угол комнаты, на два кресла и столик между ними. Количество пустых бутылок на полу впечатляло. Н-да...
   - Ты вообще как себя чувствуешь? - осторожно поинтересовался я у девушки.
   В ответ она пожала плечами:
   - Ну, наверное, бывает и хуже. Но редко. С другой стороны, смотря с чем сравнивать. Вот до того, как Микаль меня полечил...
   - Микаль владеет чарами снятия похмелья? - перебил я её.
   - Ну... да...
   - И где же он? - очень ласково поинтересовался я.
   - Внизу жде... - Шани наткнулась на мой взгляд. Очень, очень проникновенный... - сейчас позову!
   Откинувшись на подушку, я прикрыл глаза рукой и попытался восстановить в памяти события вчерашнего вечера. Тюрьма помнилась хорошо. Очень, знаете ли, неприятное место, так и врезается в память. Потом был "процесс", на котором отец Александр применил ко мне ритуал Истины. Ну ладно, будем считать, что повод у него был, и хороший. Зла держать не буду. Наверное... А потом мы пили. Сначала с Шани, а потом с Атаной. Кстати, вот интересно, а как у этой милой парочки обстоят дела с похмельем? Делят на двоих, или кто-то одна страдает?.. Причем, помимо того, что мы пили, мы разговаривали. И это самый разговор... что-то нас всех троих пробило на откровенность. Многого я не запомнил, но и того, что удержалось в памяти, было достаточно, что бы еще раз заречься от вина. Потом Атана ушла отсыпаться, а я... Горрам!
   Наплевав на тошноту, слабость и головную боль, я вскочил с кровати и подбежал к окну. Собственно, чего я ожидал? Никакого мужика в переулке, разумеется, не было. Да и с чего бы ему там все еще быть? Но что он имел в виду, когда сказал, что на ловца и зверь бежит? Если бы он хотел меня убить - я бы в этом переулочке и остался. Или... я решительно запретил себе думать о предполагаемой смерти и воскрешении. Не было такого! Будем считать, что никто не старался меня убить. А... что старались?
   Задумчиво прикусив губу, я привычно скользнул пальцами по кольцу Башни. Точнее, попытался скользнуть... чувствуя, как внутренности сжимаются в холодный комок, рванулся к столику. Пожалуйста, пусть я его снял, когда мы пили... Кореллон, ну за что мне это?..
   ... как я и боялся, кольца на столике не оказалось. Несколько минут спустя, вошедшие в комнату Шани с Микалем могли насладиться зрелищем сидящего на кровати и монотонно матерящегося на дворфьем меня. На самом деле, начал я на имперском, а потом продолжил на квенья... но экспрессивности этих двух языков явно не хватало для того, что бы выразить одолевающие меня эмоции.
   Помимо кольца, я лишился моей любимой планшетки, двойных кинжалов из серебра и холодного железа, а так же родового амулета. Осознание потери последнего, собственно, и стало соломинкой, сломавшей спину слону. Не нащупав на груди серебряного дракончика, я сел на кровать и начал проклинать злую судьбу и собственную глупость. Настроение шкалило от совершенно дикой ярости, застилающей глаза кровавой пеленой, до ненормально-истерического веселья. Меня... меня! Ограбили!!! Убью! На кусочки порежу!
   - Что случилось? - ахнула Шани, едва взглянув на меня. Ну да, желания... а по большому счету, и возможности контролировать мои эмоции у меня сейчас не было.
   - Меня ограбили. Стукнули по голове, и ограбили. Забрали... в общем, все.
   - Ум... - Шани протянула мне стакан с какой-то зеленоватой жидкостью. Я машинально осушил его до дна и с нескрываемой любовью взглянул на колдунью. Ну а как еще смотреть на чудесного человека, вручившего не менее чудесному, но мающемуся похмельем человеку стакан с холодным... а после того, как он побывал в моей руке - ледяным, рассолом?!
   - Что значит - все? - поинтересовался Микаль, кладя пальцы мне на виски. Мгновение, и знакомые чары искристой волной скользнули по моему телу, устраняя печальные последствия вчерашнего вечера.
   - Как же я вас сейчас люблю... - пробормотал я, - так вот, все - это значит все!
   - Портсигар... Куртка замшевая... - пробормотала Шани...
   - Какая еще куртка?
   Коротко мотнув головой, девушка уточнила:
   - То есть, в банк мы не идем?
   И вот тут я в полной мере осознал всю глубину той зад... весь размах вставшей передо мной проблемы... В украденной планшетке были все векселя, бумаги, рекомендательные письма, магические принадлежности и большая часть наличного золота. А так же - те бумаги, что я забрал из подземелья Совелисса! Еще один ведущий к эльфу след оборвался!
   - Как лекарь, рекомендую... - Микаль впихнул мне в руку бутылку, - на тебе сейчас лица нет. Не открывая глаз, я от души отхлебнул вина... ну, это я думал, что вина. В бутылке оказалась "Слеза". Огненный комок, обжигая горло, скатился куда-то в живот, и там взорвался. Минуту спустя, наконец-то откашлявшись и переведя дыхание, я с доброй улыбкой палача вернул бутылку с отравой Микалю и начал одеваться. Шоковая терапия, как ни странно, оказалась именно тем, что мне было нужно. Истерика прошла, как будто её и не было. И вообще, проблемы надо решать по мере их поступления.
   Прикрыв глаза, оценил состояние собственной ауры, и ошеломленно замер. Я не открывался Источнику... тем не менее, мой резерв был полон. Сломанные вчера ребра не болели. И головная боль стремительно отступала. Нет, маги, конечно, восстанавливаются быстрее простых смертных. Но - не настолько быстрее, это я знаю твердо.
   - Что такое, Кир? - в голосе Шани звучала тревога.
   - Все в порядке, - потянувшись волной силой, я призвал мой меч. Ласково проведя пальцами по резной гарде, забросил его за спину. В этот момент я благословлял свою забывчивость и леность. Не оставь я вчера ноэр в номере... мой меч - часть меня. Кольцо Башни, родовой амулет, деньги и документы - это все, конечно, важно, но... без этого я, при необходимости, обойдусь. А вот если бы я потерял мой клинок...
   - Что делать будем? - поинтересовалась Шани.
   - Сначала - поговорим с Эриком. Точнее, я поговорю. Объясню ситуацию. Он с радостью открыл мне кредит, посмотрим, насколько он велик. Потом - надо нанять гонца и отправить его к отцу за деньгами. Горрам, это полтора месяца в один конец! Это мы здесь, получается, до середины осени?..
   - Можно вернуть Искру, - заметила Шани.
   - Нет уж, - мотнул головой я, - во-первых, просто нет. А во-вторых, все равно не хватит со всем расплатиться. Мои броня и меч не для продажи, а все остальное не покроет даже десятой доли долга.
   - А связаться с вашим отцом с помощью кристалла нельзя? - поинтересовался Микаль.
   - Ключ на доступ к фамильному кристаллу тоже украли, - пояснил я, - а использовать открытый канал... хм... бесполезно. Нет возможности подтвердить, что это именно я.
   - Понятно... а письмом можно?
   - Ну да. Отпечаток ауры оставлю, образцы её у отца есть. Её подделать невозможно.
   - Можно попробовать найти того, кто тебя ограбил, - заметила Шани.
   - О да, - хищно улыбнулся я, - именно этим мы и будем заниматься после прояснения всех финансовых вопросов. Этот флэш не знает, с кем связался...
  

***

   <...>
   - Князь в роли детектива, - внезапно прорезалась в моей голове Голос, - на это будет интересно посмотреть... а вот скажи мне, милая, что ты обо всем этом думаешь?
   - О чем именно?
   - О том, что происходит между тобой и Киром. В эээ... магическом плане.
   - Не понимаю, о чем ты говоришь, - пожала плечами я.
   - Ну да, ну да... тебе напомнить, что тут было, когда ты решила его поцеловать?! Никогда ничего подобного не видела... а видела я многое!
   <...>
  

***

   С мастером Эриком мы очень удачно столкнулись на ведущей в таверну лестнице. При виде меня он облегченно улыбнулся:
   - С вами все в порядке?
   - Относительно. Мастер, нам надо поговорить.
   - Хорошо, - кивнул тот, - поговорим. Только, милорд...
   - Что?
   - Собственно, я как раз к вам шел. Внизу вас ждет человек... и, милорд, я вам очень сильно советую с ним пообщаться. Очень уж серьезные люди за ним стоят. А я... я никуда не денусь. Закончите с милордом Пьемуром - и поговорим. Пожалуйста.
   - Серьезные люди? - я с удивлением посмотрел на трактирщика, - Ну ладно... Пьемур так Пьемур. Где он?
   - В зале, за угловым столиком... я покажу.
   За угловым столиком и в самом деле обнаружился человек. Худощавый, в великолепно пошитом сюртуке, с аккуратно уложенным по последней моде волосами и внимательными серыми глазами. При виде нас он расплылся в широкой, дружелюбной улыбке, быстро поднялся на ноги и с легким полупоклоном протянул мне руку:
   - Князь Кириэль? Очень рад с вами встретиться... - руки у него были гладкие, как у человека, непривычного ни к труду, ни к мечу; на длинных, тонких пальцах с аккуратным маникюром посверкивали мелкими камушками элегантные золотые кольца. Рукопожатие - вялое, в полкасания.
   - Взаимно, милорд...
   - Вильям, просто Вильям. Баронет Пьемур, но... я предпочитаю обходиться без титула.
   - Я тоже, так что предлагаю отбросить формальности, - пожал плечами я, - мои спутники - миледи Ашанис Чэрр, Микаль Саркот. Мастер Эрик сказал, что вы хотели со мной поговорить?
   - Да... прошу вас, присаживайтесь.
   - Итак? - удобно устроившись, поинтересовался я.
   - Я представляю... очень влиятельного человека, - очаровательно улыбнулся Вильям, - которому стало известно о ваших проблемах.
   - Моих проблемах? - я вопросительно изломил бровь.
   - Князь, ну тут же все свои, - махнул рукой тот, - к чему прикидываться? Мы знаем о том, что вы должны мастеру Эрику очень крупную сумму, и мы знаем о том, что у вас её нет.
   - И откуда же вы все это знаете? - ласково улыбнулся я.
   - Милорд, это моя работа - знать обо всем, что происходит в городе. Но если вам интересно, то... о вашем долге мы узнали от мастера Эрика. Он не делает секрета из того, почему он стал защищать вас на вчерашнем процессе.
   - О котором, кстати, широкой публике неизвестно... - отметил я.
   - Кир... я же могу вас так называть? - дождавшись моего короткого кивка, он продолжил, - Ни я, ни, тем более, мой наниматель, не являемся широкой публикой. Поверьте, мы и в самом деле знаем очень многое. Так вот... о том, что на вас напали и ограбили, нам стало известно из сообщения служанки. Дальше нам осталось сложить два и два...
   - Хорошо, предположим, вы правы. Что дальше?
   - Видите ли, князь, мой наниматель оказался в довольно... неудобном положении. Ему... - Вильям задумчиво покрутил рукой, - ...требуется помощь, и он считает, что вы можете её оказать. А в качестве ответной услуги он выплатит ваш долг мастеру Эрику. Более того, он приложит все усилия для того, что бы найти украденные у вас вещи. И, поверьте моему опыту, скорее всего он их найдет.
   - Что за помощь ему требуется? - поинтересовался я. Размышления о том, что такое вот предложение очень дурно пахнет, я пока что решил оставить при себе.
   - Кир, я не уполномочен передать вам эту информацию. Мой наниматель хотел бы сказать вам об этом сам. Ну и... чего греха таить, он хочет сам на вас посмотреть. Конечно, информация о ваших... способностях... была получена нами из очень надежных источников, но, поверьте мне, важность и... деликатность возникшей у нас проблемы... в общем, подобное трудно доверить тому, кого и в глаза не видел.
   - Хорошо, и где же этот ваш наниматель?
   - Милорд, - Вильям всплеснул руками, - он - очень, очень важная персона. Его положение слишком высоко, что бы появиться в этой гостинице. Подобное повлечет за собой множество слухов... а именно слухов мы и хотим избежать. Я уполномочен провести вас к нему.
   - Только меня?
   - Нет, милорд, если хотите, ваши спутники могут к вам присоединиться. Предупрежу сразу - и вам, и им придется пообещать хранить все, услышанное от моего нанимателя, в тайне. Если тайна будет нарушена... ну, в общем, будет ясно, что нарушил её кто-то из вас. И, боюсь, в подобной ситуации он предпочитает не разбираться, кто именно послужил причиной утечки информации.
   - Это очень похоже на угрозу...
   - Всего лишь честное предупреждение, Кир. Просто подумайте, доверяете ли вы вашим спутникам настолько, что бы, возможно, стать целью гнева очень могущественного человека из-за их... несдержанности?
   - Доверяю.
   - В таком случае, прошу следовать за мной, - Вильям вновь широко улыбнулся.
   - Минуту, - остановил его Микаль, - нам с князем надо поговорить.
   - Разумеется... я подожду вас на улице? Или разговор затянется настолько, что я успею позавтракать? Кстати, вы завтракали?
   - Не успели, - отозвалась Шани.
   - В таком случае, прошу вас, присоединитесь ко мне? Честно говоря, умираю с голоду! Разумеется, все оплачивает мой наниматель.
   - Мне казалось, что это очень срочно? - усмехнулся я.
   - Милорд, полчаса погоды точно не сделают... ну так что?
   - Заказывайте, - кивнул я, - для меня - на свой вкус. Плохого тут не подадут.
   - Хорошо... Ашанис... Шани? Я же могу вас так называть?... - не обращая внимания на продолжающийся за столом разговор, мы с Микалем отошли в сторону.
   - Что такое? - поинтересовался я у юноши.
   - Анди... он ждет на улице. Боюсь, что он попытается увязаться за нами. С учетом услышанного... не думаю, что его присутствие на переговорах будет такой уж хорошей идеей.
   - Поясни? - я вопросительно вздернул брови.
   - Ну... - Микаль чуть улыбнулся, - он все же лишь мальчишка. Не хотелось бы вовлекать его в тайны каких-то странных серьезных людей.
   - Тоже верно. С другой стороны, - я задумчиво глянул на юношу, - я ему доверяю. Когда надо, он очень серьезный и ответственный. Если честно, то он очень напоминает мне меня самого в его возрасте. Не говоря уже о том, что он все же мой ученик, хотим мы этого или нет. А значит, все, что затрагивает меня, затрагивает и его.
   - Кстати, об этом ученичестве... что оно за собой влечет?
   - Мы связаны, - пожал плечами я, - каналом Силы. Честно говоря, детали я и сам плохо знаю. Ритуал этот очень старый, в наше время почти не используется. Знаю, что могу ему приказывать, и ожидать исполнения этих приказов. С другой стороны, я и в самом деле должен его учить и защищать. Причем, как я понимаю, учить не столько академически, сколько, так сказать, практически. Вспомни старые легенды - как ты думаешь, почему все упоминающиеся в них маги, покидая свои башни в поисках приключений, непременно тащили несчастных учеников за собой?
   - Никогда об этом не задумывался, - хмыкнул Микаль.
   - На самом деле вот что... ты, помнится, говорил, что неподалеку от города имперский маг живет?
   - Ираклий Мздырь, некромант. Живет, а как же?
   - Надо будет нанести ему визит вежливости. Во-первых, положено так... а во-вторых, имперские маги с патентом Круга обязаны знать все и еще чуть-чуть о подобных ритуалах. Так что детали этой связи выясним у него. Что касается того, стоит ли брать Туза на предстоящую нам встречу...
   - Я остаюсь при своем мнении, - твердо кивнул юноша, - нечего ему там делать. Но я обещал вам повиноваться, так что окончательное решение - за вами.
   Отстукивая кончиками пальцев дробь по коже широкого ремня, я размышлял. В принципе, все, что говорил Микаль, было разумно. И вся эта разумность перечеркивалась голосом моей интуиции, настоятельно советовавшей мне взять галчонка с собой. Я, наверное, схожу с ума... резко мотнув головой, я твердо посмотрел на Микаля:
   - Ты прав. Можешь отправить его домой?
   - Могу попытаться, - хмыкнул тот, - он в последнее время не слишком послушен.
   - Попытайся... если что, сошлись на меня.
   Насмешливо на меня покосившись, Микаль направился к выходу. Я же подсел к оживленно общающимся Шани с Вильямом. Точнее, оживленно общался Вильям - Шани все больше слушала.
   - ... еда в Старгороде, конечно, замечательна, но честно вам скажу, миледи - ресторации Золотомостья ничуть не хуже, а даже, наверное, и лучше... о, князь, присаживайтесь, присаживайтесь. Закончили секретничать?
   - Закончили, - утвердительно кивнул я, - о чем разговор идет?
   - Я рассказываю Шани об окружающих городах... и объясняю, почему Старгород - лучше всех. А вы что об этом думаете? Вы же столько странствовали, везде были, все видели?
   - Был я не везде, и видел отнюдь не все... - грубоватая лесть меня никогда не подкупала, - на мой взгляд, у всех городов есть свои плюсы и минусы. Старгород мне нравится. По сравнению с другими городами он достаточно тих и спокоен.
   - Тих и спокоен?! Да в преддверии выборов он просто бурлит! К тому же, - он прищурился, - вы были уже в Веселом квартале?
   - Нет... а что там?
   - Там, как и следует из названия, весело. Казино, кабаки, дома... развлечений.
   - И как на подобное смотрит церковь? - насмешливо поинтересовался я.
   - Ну... если отче наш, Сияющий Свет, в неизречимой мудрости свой счел нужным создать вино и дурь, то кто мы такие, что бы отвергать его дары?
   - Дайте угадаю... вы будете голосовать за... хм... кто там из кандидатов старается превратить Старгород в центр развлечений? Имя на языке вертится...
   - Вы, наверное, об Иване Дидерлице говорите, - улыбнулся Вильям, - это его платформа. И нет, голосовать я буду за Винченцо Гарпари. Веселье, конечно, хорошо... но, на мой взгляд, истинное процветание Старгорода кроется в развитии производства и строительстве мануфактур. Кстати, вы слышали последние новости?
   - Какие?
   - Старый Граф сошел с дистанции по причине преждевременной кончины. Какой-то авантюрист обманом получил у него фамильные реликвии, которые тут же выставил на продажу. Узнавшего об этом графа хватил удар... несколько часов спустя он скончался, не приходя в сознание.
   - Слышали.
   - Кстати, судя по описанию, этот авантюрист очень походил на вас, князь, - широко улыбнулся Вильям, - я, разумеется, не сомневаюсь, что это были не вы... просто забавно, не находите?
   - Не нахожу, - сухо отозвался я.
   - Что-то заказ долго не несут... - сменил тему Вильям, - о! А вот, по-моему, и он. Как раз вовремя!
   Следующие двадцать минут мы не разговаривали. Еда, как и обычно, была превосходной. В середине трапезы к нам присоединился Микаль. В ответ на мой вопросительный взгляд он только быстро кивнул - что ж, значит, Туз был успешно отправлен домой. Не знаю, почему мне это так не нравится... вроде бы разумных причин для этого нет? Ладно, не важно.
   - Ну что, благородные господа и дама, - закончивший трапезу Вильям лениво потянулся, - не знаю как вы, а я наелся. Вот уж что-что, а завтрак в Единороге всегда на высоте. Готовы?
   - Ведите, - кивнул я, поднимаясь из-за стола.
  

***

  
   К моему немалому удивлению, Вильям повел нас не к центральной площади города, на которую выходили парадные ворота богатых палаццо, а куда-то в сторону, к реке. Мое недоумение лишь усилилось, когда мы свернули в совершенно непримечательный переулок - узкий, темный, прихотливо извивающийся...
   - Не беспокойтесь, - словно почувствовавший мои опасения Вильям успокаивающе улыбнулся, - я понимаю, что подобная дорога несколько... необычна... но так надо.
   - Зачем?
   - Мы бы не хотели, что бы кто-либо мог связать вас и моего нанимателя. В его палаццо ведут несколько секретных путей, и мы воспользуемся одним из них.
   - Это становится все более и более интересным...
   - Возможно, - Вильям толкнул ничем не примечательную дверь и вошел в самую обыкновенную прихожую самого обыкновенного доходного дома. Длинный коридор, ведущая на второй этаж лестница, обшарпанные стены, щелястые деревянные полы...
   - Прошу следовать за мной, - наш провожатый распахнул третью по счету дверь, за которой оказалась небольшая комнатка. Из мебели в ней было - шкаф да два топчана. На одном из них сидел и задумчиво рассматривал нас очень мускулистый мужчина в черной кожанке и простых холщовых брюках. Мой тренированный взгляд привычно отметил висящую на его поясе небольшую дубинку и лежащий под рукой взведенный арбалет. Однако... обернувшись на скрип половиц, я увидел еще одного мужика в точно такой же одежде, стоящего за дверью. У него не было ни арбалета, ни дубинки, зато в широких лапищах были зажаты два кажущихся крохотными ножа. При виде нашего проводника он дружелюбно заворчал и сунул клинки куда-то за спину.
   - Все в порядке, князь, это свои, - успокоил меня Вильям, - там дальше еще несколько охранников будет. Простите, что не предупредил...
   Коротко кивнув, я отпустил машинально поднятые при виде потенциальных врагов щиты, тихо радуясь тому, что не успел обнажить меч. А с другой стороны... - тут я перестал размышлять о своей инстинктивной реакции на возможную опасность, и стал с интересом наблюдать за действиями Вильяма. А посмотреть было на что. Подошедший к массивному, на половину стены, шкафу, наш проводник несколько раз ударил кулаком по ни в чем неповинным панелям. За стенкой раздался тихий скрип, и громада шкафа отъехала в сторону, открывая проход. Вызвав Взор, я изумленно поднял брови. В механизме потайного хода не было ни капли магии - чистая механика. Интересно, как тут все устроено?
   - Там дальше темно будет, уж простите. Не споткнитесь на ступеньках, - Вильям уверенно шагнул вперед. Пожав плечами, я последовал за ним. Темно там не было... серая хмарь сумерек, позволяющая прекрасно видеть как и ведущую вниз широкую винтовую лестницу, так и стены, облицованные простыми каменными плитами...
   - Ой! - стремительно обернувшись на раздавшийся сзади звук, я едва успел поймать падающую на меня Шани.
   - Осторожнее, - я позволил себе добавить в голос усмешки, обнимая доверчиво приникшую ко мне девушку, - Вильям же предупредил, что б не споткнулись.
   - Легко сказать, - фыркнула Шани, - темнота такая, что хоть глаз выколи!
   - Да? - а я уже списал мое странное ночное зрение на алкогольные галлюцинации... но, похоже, у меня и в самом деле появилась способность видеть в темноте. Правда, непонятно, каким образом... Точнее, - поправил я себя, - непонятно, какая именно из происходящих со мной в последнее время странностей в ответе за это очень полезное свойство? Впрочем... убедившись, что Шани уверенно стоит на ногах, я отодвинулся на полшага и быстро сплел светляка.
   - Магия, Кир? - поинтересовался остановившийся Вильям. В холодном свете магического светильника его лицо казалось белым, как мел.
   - Да, магия, - кивнул я, - простейшая.
   - Все равно... я бы попросил тебя не пользоваться ею в этом проходе. Тут есть ловушки, срабатывающие при использовании плетений.
   - Паранойя, паранойя, а я маленький такой, - ехидно процитировал я отца, подхватывая Шани под руку и гася светляк.
   - Всего лишь разумная предосторожность, - отозвался Вильям.
   - Ладно... долго нам еще идти?
   - Минут десять. Дальше будет светлее.
   Лестница сменилась достаточно высоким, прямым коридором. По крайней мере, нагибать голову мне не приходилось. В нем и в самом деле было чуть светлее - выложенные белым кирпичом стены слегка фосфоресцировали странным синеватым светом, не отбрасывающим теней. Несколько раз Вильям останавливался и нажимал на, казалось бы, совершенно обычные кирпичи в лишь ему известном порядке. Обезвреживал ловушки? Скорее всего. Я не спрашивал.
   Коридор сменился ведущей наверх лестницей, окончившейся небольшой площадкой с массивной деревянной дверью, в которую и постучал наш провожатый. Два удара, пауза, еще три удара. Учитывая, какие тут меры предосторожности, не удивлюсь, если этот код еще и меняется в зависимости от, например, времени дня...
   С тихим скрипом дверь отворилась. Открывшего ее слуги видно не было - еще один механизм? Наверное... За ней - еще один коридор, ярко освещенный обычными магическими шарами. Узкие щели, рассекающие стены и потолок, подозрительно напоминали арбалетные бойницы. По-моему, даже в папином замке тайные ходы охранялись хуже, чем тут...
   Судя по тому, как быстро нервно поеживающийся Вильям прошел этот зал, быть под прицелом ему не очень нравилось. Мне, впрочем, тоже. За простреливаемым залом была обычная караулка, в которой скучали три здоровяка в кольчугах, чем-то неуловимо походившие на парочку на другом конце тайного хода. Общей массивностью, наверное... и откуда только берутся такие кабаны?
   - Дон у себя? - спросил Вильям у одного из охранников.
   - Не знаю... Вам велено проводить гостей к малой приемной. Их позовут.
   - Хорошо, - пожал плечами тот, - сделаю. На счет меня указаний не оставляли?
   - Нет, милорд.
   - Что ж, пойдем к малой приемной...
   Обстановка за дверями караульной разительно изменилась. Пол, выложенный паркетом из красного дерева, шпалеры на стенах высокого и широкого коридора, залитого солнечным светом из огромных арочных окон, тяжелый бархат окаймляющих их штор, расписной потолок... богатый, очень богатый дом.
   Коридор, лестница, еще один коридор - и мы оказались в небольшой комнате. Пара даже на вид удобных диванчиков, низенький столик, на котором стояло блюдо с какой-то выпечкой, высокий серебряный графин и несколько кубков, простая секретарская конторка у ведущей в следующую комнату двери. Не стене - картина. Какие-то пятна? Изображение на обрамленном тяжелой золотой рамой куске холста было размыто, исковеркано. Взгляд соскальзывал со странно изломанных линий. Заметивший мой интерес Вильям подошел поближе:
   - Нравится? - в голосе его звучала усмешка.
   - Трудно представить, как такое может нравится, - отозвался я, - у меня от одного взгляда на... это... начинается головная боль.
   - У всех так. Картина с секретом. Хотите увидеть, что тут на самом деле нарисовано?
   - Да...
   - Что интересно, никакой магии тут нет! Просто надо стоять так, что бы свет правильно падал. Одна из величайших работ мастера Торва, триптих "Свет и Тьма". Вон, на полу нарисованы точки, откуда видны рисунки, - он указал на незамеченные мной плитки паркета чуть другого цвета, - советую начать с центра.
   Пожав плечами, я встал на указанную плитку и взглянул на холст. Мгновение - и размытые пятна сложились в картину... вырастающая из окутывающего долину тумана гряда гор, на вершине одной из которых чернеет замок. Высокие бастионы, высящийся над ними пик донжона, точки парящего воронья, низкие грозовые тучи... Темный мираж, живое воплощение боли и одиночества. Перед ним, нарисованные лишь легкими штрихами - двое. Золотоволосый мужчина в легкой эльдарской броне вскинул узкий светлый клинок в торжественном салюте. На его груди - сияющая нежным серебристым светом звезда. Порыв ветра рвет с плеч черные крылья плаща. Тот же самый порыв ветра разметал русую гриву волос стоящей за ним девушки в длинном белом платье. Лиц - не видно.
   - Кир, ты в порядке?! - прорвался ко мне голос Шани.
   - Да, что? - я шатнулся назад, и преследующий меня черный замок расплылся, вновь становясь лишь непонятными размытыми пятнами.
   - Ты... как каменный стал. И лицо такое, как будто призрак увидел, - выдохнула Шани.
   - Да, - заметил стоящий чуть в стороне Вильям, - эта картина на всех впечатление производит, но вас, князь, похоже, совершенно из реальности вынесло. На самом деле мне всегда было интересно, в каком кошмаре художнику это привиделось...
   - Да что там такое-то? Кир, дай посмотреть! - Шани легонько толкнула меня в бок. Я послушно отступил, давая колдунье шанс взглянуть на картину. Мыслей в голове не было. Точнее, их было слишком много... Что это за замок? Как неведомый художник смог изобразить картинку моего личного безумия? А может, - я с надеждой ухватился за эту идею, - мне это все привиделось, и остальные видят что-то другое?
   - Какой ужас, - выдохнула колдунья, - жуткий замок. Интересно, кто мог такое построить? И кто эти двое?
   Угу, понятно. Вот так и развеиваются надежды...
   - Эти двое... - отозвался Вильям, - Их портреты видны с других точек. Взгляните.
   Послушно шагнув вправо, я вновь взглянул на холст. Как можно было нарисовать такое без магии?! Размытые потеки сложились в совершенно иную картину. На белом мраморном балкончике стояла девушка. Красивая? Наверное, хотя я бы назвал её лишь симпатичной. Стройную фигурку подчеркивает элегантное белое платье до пола. Приятный овал лица обрамлен длинными русыми волосами. Само лицо - гармонично... высокие скулы, красиво очерченный рот, прямой нос, веселые малахитовые глаза... и улыбка - широкая, по-детски открытая...
   - Какой красавчик! - восхищенно пробормотала Шани.
   - Поменяемся? - предложил я. Изображенной на картине девушки я не знал... хотя было в её лице что-то неуловимо-знакомое.
   - Давай... кстати, у него такой же доспех, как у тебя. Ты его знаешь? - поинтересовалась Шани, вставая на мое место. Я, в свою очередь, встал на её. Хм. Ну, здравствуй, папа. Со сложившейся передо мной картины на меня насмешливо смотрел лорд Лантиен собственной персоной. Знакомая с детства легкая улыбка, волны золотых волос до плеч, из-под которых выглядывают кончики заостренных ушей, огромные глаза цвета весенней листвы. Одет, как и обычно, в черную с белым узором броню адепта Башни, в руке - ноэр, точная копия моего... Красавчик, значит? Наверное... Шани виднее.
   - Кир, улыбнись, пожалуйста... - я недоуменно посмотрел на Шани, задумчиво переводящую взор с картины на меня и обратно. Чуть двинул плечом и послушно ухмыльнулся краем рта.
   - Не так! Искренне, - Шани внезапно скорчила совершенно уморительную рожицу. Я вопросительно вздернул бровь, чувствуя, как губы помимо моей воли растягиваются в широкой улыбке.
   - Вот! - удовлетворенно кивнув, Шани вновь посмотрела на картину, и поинтересовалась, - Слушай, а у тебя, случайно, сестры нет?
   - Случайно нет, - отозвался я, - и нарочно тоже не имеется.
   - И в самом деле! - Вильям изумленно смотрел на меня, - А я-то гадал, кого ты мне так напоминаешь! Вы с девушкой на портрете и в самом деле похожи. Улыбка так вообще совершенно одинаковая.
   - Вильям, так кто эти двое? - с интересом спросила Шани.
   - Ну, наверняка никто не знает. Про девушку неизвестно вообще ничего. Эльф, с другой стороны... предположительно художник нарисовал своего старого друга, Зимнего Лорда. Но, сами понимаете, подтвердить или опровергнуть подобное сможет только тот, кто его знает лично. Традиционная броня эльфийского лорда вроде как подобное предположение подтверждает, но, сами понимаете...
   - Интересно... - пробормотал себе под нос подошедший к холсту вплотную и внимательно его рассматривающий Микаль, - а как вообще это нарисовано? Вы говорите, без магии?
   - Ни единого плетения! Гениальный художник... за его секреты многие мастера с радостью бы продали родных матерей в рабство. Я, кстати, до сих пор не знаю, как к моему нанимателю попала эта картина. Как понимаете, их - единицы...
   - Кир, а ты что думаешь? - поинтересовалась девушка. Я в ответ неопределенно пожал плечами. Думал-то я много чего... но делиться этими мыслями не хотелось.
   - Вильям, как, ты сказал, звали этого гениального художника?
   - Мастер Торв. Ну а картина - "Свет и Тьма". Тьма, как понимаете, в замке, а свет - эти двое.
   - Значит, Торв, - я задумчиво кивнул, вспоминая старого дворфа, живущего в получасе езды от отцовского замка. Я знал, что он замечательный кузнец, но о том, что он еще и художник - даже не подозревал. Нет, когда я все же вернусь в Вечный Лес, я задам им с отцом несколько вопросов... и на этот раз от ответов они не отвертятся! Черный замок, потенциальная сестра...
   - Милсдари! - мои размышления прервал чуть сипловатый женский голос, - Вас благородные господа ждут, ой, ждут...
   Говорила вышедшая из приемной крохотная, сухая старушка, до самого кончика острого носа закутанная в пушистую серую шаль. Над шалью посверкивали очень внимательные черные глазки-буравчики. Редкие седые волосы были перехвачены совершенно с ней не вяжущимся цветастым шелковым платком.
   - Бабка Агата, - улыбнулся Вильям, - доброе утро.
   - И тебе доброе, милок, - затарахтела старушка, - только какое же оно доброе-то? Совсем не доброе, очень даже нехорошее. Голубки моей ненаглядной как нету, так и нету, а меня, старую, таскают по всем этим лестницам... а у меня коленки болят, в боку колет, по лестницам-то ходимши. Понастроили лестниц, да все таких высоких, да ступенчатых, а про коленки старой не подумали...
   - Князь, вы идите, вас там ждут, - дождавшись паузы в речитативе бабки, на одном дыхании сказал Вильям, быстро кивая на дверь.
   - Да, ждут вас, милсдари, и дэвушку тоже ждут, а пока ждут, все бабку расспрашивают, а чего меня расспрашивать? Я старая уже, коленки болят, в боку колет, глаза не видют, уши не слышют, памяти не остамшись...
   Поведя плечами, я прошел в приемную. Судя по сдвоенному звуку шагов за спиной, мои спутники не отставали. Сзади щелкнула дверь, отсекая речитатив бабки. Хм... не отсекая, а лишь чуть заглушая. Её сипловатый тенор был по-прежнему прекрасно слышен. Такой пронзительный тембр бывает у старых, опытных сержантов - они, не повышая голоса, запросто перекрывают им любой шум. Впрочем, я отвлекся...
   В центре залитого светом кабинета стоял массивный овальный стол, за которым сидели трое. Скользнув по ним быстрым взглядом, я задумчиво прикусил губу - однако, знакомые все лица... Ну, почти. С сухощавым мужчиной лет пятидесяти, сидящем по центру, мне встречаться не доводилось. А вот его собеседники были знакомы. Справа - коадъютор Александр, слева - встреченный нами на театральном представлении баронет Тивербладский. Последний был совершенно не похож на того рыцаря без страха и упрека, каким я его запомнил. Темные круги под покрасневшими глазами и небритость ощутимо старили нездорово осунувшееся лицо. Даже его начищенная до зеркального блеска кираса с выгравированным на груди изображением солнца, казалось, потускнела. Интересно, что с ним случилось? Переведя взгляд на отца Александра, я внутренне хмыкнул. Если сэр Лифипп выглядел просто плохо, то коадъютор - ужасно. Ритуал Истины, несомненно, оставил свою отметку. Лихорадочный румянец, запавшие глаза, натянувшаяся кожа на скулах, фиолетовые губы утопленника... интересно, почему я не испытываю к нему ни малейшей симпатии?
   - Князь Кириэль? - обратился ко мне сидящий в центре. Поймав взгляд его прозрачных серых глаз, я внутренне вздрогнул. Трудно сказать, что именно я увидел в этом спокойном и уверенном взгляде... только вот все мои инстинкты разом закричали - "Этот человек смертельно опасен!"
   - Да, милорд, - я вежливо склонил голову, стараясь не выдать охвативших меня чувств. Наверное, примерно так же чувствует себя человек, оказавшийся в клетке с тигром, и не имеющий возможности из нее выбежать - смесь страха и общего чувства... загнанности в угол.
   - Не милорд, дон, - его тонкие губы дрогнули в чуть заметной улыбке, - дон Винченцо Гарпари. Вы были представлены моей дочери, Бьянке, не так ли?
   - Да, дон, - согласно кивнул я, - мы встречались дважды, в театре и на воскресной проповеди.
   - Вы знаете, как она выглядит, и это сильно облегчает дело. Как вы, может быть, знаете, в ближайшее воскресенье, в конце этой недели, должна была состояться её помолвка с сэром Лифиппом, баронетом Тивербладским, - он коротко кивнул в сторону потрепанного рыцаря, - Этот брак существенно укрепил бы позиции торгового дома Гарпари, одновременно продемонстрировав бы всем мою верность старым традициям. Все это должно было гарантировать мой успех в грядущих выборах мэра. Должно было... Вчера моя дочь таинственно исчезла из своей спальни. Как вы понимаете, в принципе, я в силах решить эту проблему и без вашей помощи. Но, учитывая текущую ситуацию, мне бы не хотелось привлекать негативного внимания к дому Гарпари в общем и к себе конкретно. Я знаю, кто вы такой, князь, и примерно представляю ваши возможности. Думаю, вы и ваши спутники, приложив должное количество усилий, сможете решить эту проблему. Так как вас со мной не может связать никто, ваши... возможные действия не бросят тени на мой дом.
   - Дон Гарпари... - начал было я, но тот чуть шевельнул рукой, останавливая мою фразу:
   - Я не договорил, князь. Мой уважаемый брат, - он скосил глаза на сидящего с кислой миной коадъютора, - был против того, что бы я прибег к вашим услугам. Он считает, что вы слишком непонятны и непредсказуемы. Плевать! Меня не интересует, как вы получили ваш титул, меня не интересует, какими именно силами вы владеете, и какими методами будете действовать... - глаза его горели каким-то яростным, лихорадочным огнем, - я хочу, что бы вы нашли мою девочку, и я хочу, что бы те, кто осмелился поднять руку на дом Гарпари, понесли достойное наказание. Если у вас это получится - я выплачу ваш долг Эрику и, после выборов, помогу найти украденные у вас вещи. Если вы сможете вернуть Бьянку в целости и сохранности - вдобавок к этому вы получите награду. И, поверьте, еще никто не обвинял дона Гарпари в скаредности и неблагодарности. Если об этом разговоре, и о пропаже Бьянки узнает кто-то третий... если по городу поползут какие-то слухи, подрывающие мою репутацию... я буду знать, что вы проболтались. Я очень не люблю болтунов... Вот теперь можете задавать вопросы!
   - Как я понимаю, - улыбка моя была бледноватой, - вежливо отказаться от этого поручения у меня не получится?
   - Почему же? - куда только делась только что бьющая через край ярость Гарпари? - Можете. Я прекрасно понимаю, что заставить вас работать не за страх, а за совесть, я не в состоянии. Точнее, - тут он зло сузил глаза, - я-то в состоянии, но... не прямо перед выборами. Так что вы вполне можете отказаться, вернуться в свою гостиницу, и пытаться собрать почти две сотни золотых своими средствами. Но учтите, что я помню тех, кто мне помогал... и прекрасно помню тех, кто помогать отказался.
   - Угу, - я задумчиво кивнул, но тут он продолжил:
   - К тому же, князь, что вас останавливает от принятия моего предложения? Вы все равно не в состоянии покинуть Старгород из-за наложенного на вас гейса. Это раз. Я не предлагаю вам ничего даже отдаленно сомнительного - вы спасете невинную девушку... или, - тут я явственно расслышал, как он скрипнул зубами, - отомстите за её смерть. Даже если моя дочь уже мертва... - он закусил губу, помолчал несколько мгновений, и совершенно спокойным голосом продолжил, - ...я ведь не дурак, я понимаю, что это вполне возможно... вы ничего не теряете. Найдите тех, кто это сделал, и порежьте их на кусочки. Хель! Да если не хотите руки марать, то просто доставьте их мне... просто укажите на них, и предъявите доказательства их причастности - и они будут молить о быстрой смерти! Так вот, сделайте это - и получите свободу от гейса и ваше потерянное имущество. Слово Гарпари.
   - Хорошо, - вздохнул я, - я сделаю все, что в моих силах, что бы найти вашу дочь, или найти тех, кто её похитил. Кстати, а какие-либо подозрения по поводу личности похитителей у вас имеются?
   - Разумеется, - кивнул мне дон, - у меня много недругов. Первой строкой в списке подозреваемых идут мои основные соперники в выборах: Иван Дидерлиц и Дэйним Крассарт. Второй - мои торговые конкуренты, хотя, признаться, такое не слишком реально. Исчезновение Бьянки слишком хорошо совпадает с выборами, что бы это было просто случайностью. Так что - либо Иван, либо Дейним. Не сами, разумеется... нанятые ими люди.
   - Дон Гарпари! - как-то хрипло произнес Лифипп.
   - Да, у баронета Тивербладского есть своя теория исчезновения моей дочери, - желчно произнес Винченцо, - как, кстати, и у моего уважаемого брата. Говорите уж, баронет... нельзя отбрасывать никакие, даже самые нелепые возможности.
   - Эта возможность не нелепа, дон! - вскинул голову рыцарь, - Я уверен, что пропажа Бьянки - дело рук культа Темной Луны! Я уже который год сражаюсь с ними именем отче нашего, Сияющего Света. Удар по Бьянке - это удар по мне. Только истинная тьма может покуситься на такое светлое существо, как ваша дочь. И, клянусь Светом, я не понимаю, почему вы не позволяете мне самому заняться её розысками! - он начал было подниматься на ноги, но был остановлен хлестким окриком Винченцо:
   - Сидеть, рыцарь! - тот послушно хлопнулся назад в кресло, - О вашей с Бьянкой помолвке знают все. Ваши действия - считай, что мои действия. Только похода на тьму в центре Старгорода моим именем мне сейчас и не хватало... Если князь установит, что в исчезновении Бьянки вина культа, обещаю, вам будут даны все полномочия для его искоренения. Ведь так, брат? - дождавшись утвердительного кивка коадъютора, дон продолжил, - А до тех пор вам надо вести себя так, как будто ничего не произошло. Не забывайте, что об исчезновении моей дочери пока что неизвестно никому за пределами этого особняка... и я рассчитываю, что это останется неизменным.
   - Князь, - только услышав свистящий шепот отца Александра, я по-настоящему понял, насколько истощил его силы ритуал Истины, - я не думаю, что в исчезновении племянницы виноват культ. Для такого... чистого исчезновения они слишком грубы. Тут работал маг, маг сильный и опытный. Я подозревал, что к её исчезновению причастны вы... но ваше алиби безупречно. Мой следующий подозреваемый - имперский маг Ираклий Мздырь. Некромант, - он словно выплюнул это слово, - живущий неподалеку от города. Может быть, он был нанят оппонентами брата... может быть, действовал сам... но из тех магов, кто сейчас находится в Старгороде и окрестностях, только у него и у вас есть сила и умение для того, что бы преодолеть наложенную на комнату Бьянки защиту. Как вы понимаете, в вашей невиновности мы, - он покосился на дона Винченцо, - уверены. Значит, остается Мздырь.
   - Четверо основных подозреваемых? - вступила в разговор Шани, - Что насчет последних двух кандидатов на пост мэра?
   - Старый Граф слишком благороден для чего-то подобного, - тут же отозвался Винченцо, - а Ричард... сильно сомневаюсь. Шансов на победу у него нет, ресурсов на подобное тоже нет, да и вообще... похищение противоречит всему тому, что он делал последние двадцать лет.
   - А... что он делал? - поинтересовался я
   - Основал школу для бедноты, и учил детей нищебродов читать и писать. Жил на пожертвования. Я плохо представляю его в роли похитителя... хотя, в принципе... можете и его добавить в список подозреваемых. Всякое в жизни бывает.
   - Поводы для похищения в случае ваших конкурентов понятны... - пробормотала Шани, - Заставить вас снять свою кандидатуру, так?
   - Скорее всего.
   - Если это и в самом деле культ, то подобное будет атакой по сэру Лифиппу. Или есть еще какие-то причины?
   - Это будет атакой и по мне, - просипел отец Александр, - не говоря уже о том, что культу не нужны какие-то особые поводы для злодеяний.
   - А в случае мага - зачем ему Бьянка?
   - То же самое... удар по мне, - продолжил коадъютор, - или для каких-то своих экспериментов. Спросите у князя, зачем магам девственницы?.. Он на такой вопрос даст более... квалифицированный ответ.
   - Мне - совершенно не нужны, - отверг я инсинуации священника, - а вот ритуалистам... в общем, если она и в самом деле дев...
   - Никаких "если". Еще одно подобное предположение, - в голосе Лифиппа звенела сталь, - и я вызову вас на дуэль, князь.
   Вопреки моим ожиданиям, на этот раз Винченцо не осадил паладина... Ладно, учтем на будущее, что для баронета Тивербладского это больная тема.
   - Прошу прощения, - я максимально вежливо кивнул рыцарю, - в таком случае, Бьянка и в самом деле может являться... компонентом... нескольких темных ритуалов. Некромантских в том числе. Не совсем понятно, зачем похищать настолько хорошо охраняемую цель, конечно... но - проверим. Как только что сказал дон Гарпари, "всякое в жизни бывает".
   - Я очень занятой человек, князь, - взгляд Винченцо был холоден, - у вас есть еще вопросы? Теоретизировать вы можете и без моего присутствия.
   - Вы сказали, что Бьянка исчезла из спальни... мы можем осмотреть место происшествия?
   - Разумеется. Вильям вас туда проведет. С ним же вы будете иметь дело по всем конкретным вопросам. Да, еще... - он кинул мне небольшой кошелек, - расследование, несомненно, потребует финансирования. Понадобится еще - обратитесь к Вильяму. Ваше проживание в "Серебряном Единороге" полностью оплачивается мной. Можете не беспокоиться о тарелке с едой и крыше над головой.
   - Благодарю, - вежливо кивнул я.
   - Если на этом все, то прошу нас покинуть...
   Вежливо кивнув всем троим, я вышел из приемной. Шани с Микалем шли следом...
  

***

   <...>
   - Какой суровый дядечка, - хмыкнула Голос, - тебе удалось его прочитать?
   - Нет... ни его, ни священника, ни рыцаря... пустота... полная.
   - Ставлю золотой против медяка, что в этой комнате стоит защита от ментальной магии.
   - Такое вообще возможно?
   - Разумеется... И на помещения накладывается, и амулеты от этого есть. Правда, в основном от телепатии, а не эмпатии, но и универсальные попадаются.
   - Мне ни разу не попадались.
   - Ну, так что ты в этой жизни видела-то? Деревню Большие Васюки?
   - Почему Васюки-то? Да к тому же Большие... Я в Моховой Пади жила...
   - Хрен редьки не слаще, милая.
   <...>
  

***

   Вильям ждал нас в комнате с картиной Торва. Старушки видно не было - очевидно, несмотря на больные коленки и высокие лестницы, она куда-то утопала. Ну и... слава Кореллону, в общем.
   - Как я понимаю, вы все знаете, - улыбнулся Вильям, - и согласились помочь моему нанимател... дону Гарпари с его проблемой?
   - Попробуй, откажи такому, - хмыкнула Шани.
   - Да, дон... умеет убеждать. У вас сейчас, наверное, множество вопросов?
   - Множество, не множество... - отозвался я, - но есть... например... а вы вообще кто в этом доме, Вильям? Нам сказали, что по всем практическим вопросам можно обращаться к вам...
   - Ну, раз сказали, значит, наверное, можно, - рассмеялся тот, - я личный секретарь дона Гарпари, и его поверенный в разных... щепетильных делах. Поверьте, у меня весьма широкие полномочия. Я буду очень удивлен, если их не хватит на удовлетворение какого-либо из ваших разумных, - последнее слово он очень явно выделил голосом, - требований. Разумеется, дом Гарпари покроет все ваши издержки и, если надо, снабдит необходимым оборудованием. У нас, конечно, есть не все... но очень многое. Чего нет - думаю, сможем достать.
   - Ну, пока что вроде как ничего не требуется, - улыбнулся я в ответ, - но если потребуется, мы, разумеется, к вам обратимся. Кстати, а как с вами можно будет связаться? Я так понимаю, идти к парадному входу к палаццо Гарпари и долбиться в двери с криками "Хотим поговорить с милордом Вильямом, баронетом Пьемуром"...
   - Нет, этого не стоит, - Вильям откровенно хохотал, - во время вашего расследования я буду жить в "Единороге". Так что вопрос связи со мной решается просто - достаточно будет постучаться в соседний номер. Если вам надо будет попасть в палаццо, или поговорить с доном Гарпари, я проведу. Только... я бы очень сильно не советовал вам отвлекать дона от его дел. Как уже было сказано, все практические вопросы я могу решить, не привлекая дона Винченцо.
   - Хорошо...
   - Слушай, Кир, да что вы как не родные? - Вильям махнул рукой в сторону стоящих у стены удобных диванчиков, - Садитесь, устраивайтесь поудобнее... закуски и вода на столе, если хотите чего-либо еще, то принесут за несколько минут.
   - Тут? - я покосился на дверь в приемную.
   - А что такого? - пожал плечами баронет, - Сюда все равно вряд ли кто придет. А из большой троицы через эту дверь выходит разве что Лифипп, да и то через раз. Он, кстати, к нам с радостью присоединится.
   - Кстати про сэра Тивербладского, - начал было Микаль, но Вильям его перебил:
   - Если ты хочешь спросить, почему он так слушается дона Гарпари... то мой вам совет, дружище - не надо. Там очень много всего намешано, и лезть в этот клубок змей, что есть отношения этих Гарпари и Тивербладов... Как как-то раз сказал поэт, "два клана, Гарпари и Тиверблад, богатством, родовитостью равны, во времена глубокой старины рассорились... никто не вспомнит ныне тех причин, что послужили поводом раздора - покажется грызня собачьей ссоры невинным воркованьем голубей в сравнении с враждой почтеннейших семей..." 3
   - Ладно, ладно, - улыбнулся Микаль, - не буду спрашивать. Хотя... если между их родами такая вражда, то мы уверены, что сэр Лифипп не приложил руку к исчезновению Бьянки?
   - Уверенным в этой жизни нельзя быть ни в чем, - пожал плечами Вильям, - но я нахожу это предположение... скорее всего, неверным. Лифипп Бьянку любит, и вреда ей не хочет. На мой непросвещенный и совсем не паладинский взгляд, любит он её какой-то странной любовью, но в том, что любит, сомнений нет.
   - Хорошо, - медленно кивнула Шани, - а, в порядке бреда, можно ли предположить, что в исчезновении донны Гарпари виноваты вы?
   - Вот уж точно в порядке бреда, - расхохотался Вильям, - хотя, конечно, предположить можно все, что угодно... с тем же успехом можно предположить, что отец Александр возглавляет культ Темной Луны, а его поход за восстановление морали - всего лишь очень успешная попытка отвлечь от себя внимание широкой публики. Зачем мне её похищать?
   - Не знаю, - пожала плечами колдунья, - я просто варианты перебираю...
   - Ладно, хватит множить сущности, - махнул рукой я, - мы еще ничего не знаем. Мы сейчас допредполагаемся до того, что её вообще никто не похищал, сама сбежала... Собственно, Вильям, а что известно о её исчезновении?
   - Ну... на самом деле, немногое. В воскресенье вечером она пожелала спокойной ночи своей кормилице, бабке Агате... вы её уже видели... и слышали... и ушла к себе. Ночью все было тихо и спокойно, никакие ловушки не срабатывали, магическая тревога не поднималась. Рано утром Агата пошла разбудить Бьянку к завтраку, и обнаружила пустую комнату. Старая клуша тут же подняла тревогу - как же так, её голубка куда-то исчезла?! В общем, в кои-то веки, правильно подняла. Бьянки в палаццо не было.
   - В кои-то веки? Бьянка раньше куда-то исчезала?
   - Нет. Бывали случаи, что Бьянка сама просыпалась рано утром и завтракала на кухне, когда Агата поднималась её будить. Редко...
   - А как вообще можно выйти из палаццо?
   - Парадный вход, черный вход, тайный проход, которым я вас провел. Все три входа под круглосуточным наблюдением.
   - Магия?
   - Ловушки в тайном проходе, и сигнальные глифы на всех дверях. Заклинания надежные, их накладывал сам отец Александр... и, - тут Вильям понизил голос, - проверял приглашенный из города маг. Отец Александр, кстати, об этом не знает... дон Гарпари решил ему не говорить.
   - Почему? - поинтересовалась Шани, - Не доверяет собственному брату?
   - Доверяет... ссоры не хотел. Дон Гарпари всегда получает лучшее, а лучшим магом в Старгороде, если не считать Ираклия, который отказался с нами сотрудничать, был эльф. Отношение же отца Александра к эльфам... известно.
   - И как же звали этого эльфа? - спросил я, подозревая ответ... И, честное слово, лучше бы я ошибся! Увы...
   - Лиадон... имени не помню, - как я и боялся, ответил Вильям.
   - Совелисс...
   - Да, именно так! Вы знакомы?
   - Встречались... - отозвался я, устало закрывая глаза. И тут эта сволочь отметилась. А значит, в списке подозреваемых появилась еще одна строчка. И, в отличие от меня, у него нет алиби. Я ведь так и не знаю, куда он телепортировался из того подземелья... Ну, что ж...
   - Мы можем осмотреть комнату Бьянки и расспросить Агату?
   - Разумеется!
  

***

  
   1. "Грузинская песня" Булата Окуджавы.
   2. "My Immortal", Evanescence. Перевод авторский.
   3. "Ромео и Джульетта" с модификацией. Шекспир, чей перевод - искренне не помню.
  

***

Глава 7: Вторник. Расследование.

   Комната Бьянки мне понравилась. Её обжитое тепло и уют ярко контрастировали с роскошной холодностью всего остального палаццо. Я ожидал увидеть апартаменты из нескольких богато украшенных залов - а оказалось, что единственная дочь одного из самых богатых людей Старгорода жила в небольшой комнатке на втором этаже жилого крыла. Комната Бьянки объединяла в себе спальню, будуар и кабинет - напротив обрамленного легким кремовым тюлем створчатого окна стояла двуспальная кровать с балдахином, рядом с ней - шкаф для одежды и трюмо с расставленной на полочках косметикой. У соседней стены - небольшое бюро с придвинутым к нему изящным стулом. В дальнем углу - напольная ваза с букетом белых лилий. На полу - пушистый ковер в цвет шторам.
   - Никто ничего здесь не трогал, - заметил Вильям. Я в ответ только кивнул. Повода сомневаться в словах юноши у меня не было - у входа в комнату стояли двое шкафообразных охранников, сама же дверь была перевита красным шнуром и опечатана. Печать Вильям снял, прикоснувшись к ней одним из своих перстней. Легкая волна магии, которую я при этом почувствовал, подтверждала надежность подобных мер.
   - Что мы ищем? - тихо спросила Шани.
   - Пока что не знаю... - призвав Взор, я вторично осмотрел комнату. Сигнальные и защитные плетения на окнах, запирающее - на двери, что-то непонятное в изголовье кровати... запомним и займемся чуть позже. Сейчас меня интересовала магическая охрана этой комнаты. Внимательно изучив плетения защиты, я пришел к выводу, что, наверное, мог бы их относительно незаметно вскрыть... если бы потратил на это несколько часов. Причем без какой-либо гарантии успеха. Их, конечно, можно было пробить грубой силой - но следы такого я бы заметил сразу.
   - Все чисто, - сообщил я терпеливо ждущим вердикта спутникам, - защита выглядит нетронутой. На кровати - какой-то магический предмет.
   - Амулет для приятных сновидений, - улыбнулся Вильям, - мой подарок на её шестнадцатилетние.
   Амулет при ближайшем рассмотрении оказался крохотной статуэткой изящной девушки со стрекозиными крылышками. Тонкая, филигранная работа... клубок вложенных в безделушку чар был сложен, но, на первый взгляд, делал именно то, что и должен был - очень мягко, на грани ощутимости, вызывал приятные эмоции. Подобное легкое влияние не в силах пробить естественную защиту бодрствующего разума, а вот для сна - в самый раз. Красивое заклинание! Интересно, кто его накладывал? Похоже, последнюю фразу я произнес вслух, потому что Вильям ответил:
   - Не имею ни малейшего представления. Я его купил в магической лавке Золотомостья, когда был там по делам дома Гарпари.
   - Мастерская работа.
   - Рад знать, что не зря потратил... очень немалую сумму, - улыбнулся тот.
   - Ладно, продолжаем искать дальше... кроме окна и двери других выходов из этой комнаты нет?
   - Проход в молитвенный альков, - пожал плечами Вильям, нажимая на незаметный выступ в стене. Целая секция её ушла в сторону, открывая небольшую нишу. Плетений в ней не было.
   - Обычно для подобного используется магия, - заметил я, - а тут сплошная механика. И, кстати, зачем тайник в простой жилой комнате?
   - Магию трудно спрятать от того, кто знает, как смотреть, - заметил Вильям, - от вас, например. У механических устройств нет такого недостатка. Хотя, на самом деле, это не главная причина. Все дело в том, что дон Винченцо обожает такие вот приспособления. Большую часть здешних тайников и ловушек он спроектировал сам.
   - Он не произвел на меня впечатления человека, любящего возиться с шестеренками, - хмыкнул я.
   - У дона было... богатое прошлое. Шестеренки - оттуда. Он вообще очень многогранный человек, наш дон Винченцо. Первое впечатление о нем, как правило, ошибочно.
   - Мне он показался очень опасным, - честно признался я.
   - Это впечатление ошибочным не является, - отозвался Вильям, - ладно, не о доне Винченцо сейчас разговор. Что дальше делаем?
   - Дальше... - за разговором я осматривал небольшой молитвенный альков. Коврик на полу, чуть глубже - низкий алтарь, покрытый полосой белого крепа. И опять же - ни следа магии. Но вообще наличие в спальне собственного алтаря Сияющего Света довольно странно. Подобное обычно отличает особ глубоко религиозных, Бьянка же такого впечатления не производила. Хотя, если вспомнить, что её дядя - никто иной, как коадъютор Александр... это, наверное, обосновано.
   - ... дальше мы будем думать, - перебила меня Шани, - Вильям, вы сказали, что последней Бьянку видела бабка Агата. Бьянка пожелала ей спокойной ночи и ушла к себе. Она точно пришла в эту комнату?
   - Да... Агата живет в соседней комнате, и видела, как Бьянка закрыла за собой эту вот дверь, - он выстучал быстрый мотив на дверной панели.
   - А потом выйти она не могла?
   - Нет. Один из постов охраны находится дальше по коридору. Если бы она выходила, её бы увидели. Всех охранников, дежуривших той ночью, уже допросили. Если хотите, можете это повторить.
   - Может быть, потом... - продолжила девушка, - Значит, считаем, что Бьянку похитили отсюда. Полагаю, что сначала надо выяснить, как именно похититель проник в комнату. Дверь исключается?
   - Исключается, - согласился Вильям, - его бы заметил охранник. К тому же... не знаю, обратили ли вы внимание, но все коридоры в этом крыле охраняются магией. Если в них окажется кто-то посторонний, то поднимется тревога.
   - А почему она не поднялась при нашем появлении? - хмыкнул я, - Как-то слабо верится, что из-за нас вы отключили всю охрану.
   - Нет, - качнул головой Вильям, - не отключили. На мне надет гостевой амулет - он подавляет охрану в небольшой зоне вокруг меня. Ярдах в десяти. Если вы отойдете чуть дальше - сработает тревога.
   - А похититель не мог воспользоваться таким же амулетом?
   - Исключено. Их всего три, и все три хранятся в личном сейфе дона Винченцо. Тот, что я ношу, он мне выдал вчера днем.
   - А как вообще эта система распознает, свой идет, или чужой?
   - По следу ауры... Вроде так. Я не маг, я не разбираюсь.
   - Серьезно? - мои брови медленно полезли на лоб, - Ты, наверное, ошибаешься... если так и есть, то над каждым, кто может сюда войти, должен проводиться определенный ритуал. Проводиться - неслабым магом, имеющим доступ к контрольному плетению...
   - Да, - согласно кивнул Вильям, - отец Александр посвящает всех новых слуг этому дому. Собственно, имеющих доступ в это крыло немного...
   - Да... не всякие сокровищницы так охраняются, как это палаццо! - сказать, что я был удивлен, ничего не сказать, - А не мог Бьянку похитить кто-то из посвященных дому?
   - Опять же, исключено. Я же сказал, что магическая защита - это не все. Живые охранники тут тоже есть. Его... или её... заметили бы.
   - А если под покровом невидимости?
   - Тут через каждые несколько шагов установлены глифы, развеивающие иллюзии. Дон Винченцо не экономит на собственной безопасности.
   - Ладно, дверь отметаем. Окно? Хотя нарушения защиты я не заметил.
   Подойдя к означенному окну, я выглянул на улицу. Точнее, в небольшой внутренний дворик, вымощенный мраморными плитами, с росшим в центре его раскидистым тополем. Мы на втором этаже, а они в палаццо - высокие. Учитывая цокольный, падать будет высоко и больно. Я бы, может, и смог подобное пережить без серьезных потерь для организма, но юная нетренированная девушка - вряд ли. Так что не думаю, что она прыгала в окно. Что еще? Толкнув незапертую раму, и стараясь не высовываться из проема окна, что бы не активировать защиту, я попробовал посмотреть прямо вниз. Там оказалась клумба, густо засаженная яркими цветами.
   - Вильям, а клумбу под этим окошком кто-то осмотрел?
   - Первым делом, - кивнул тот, - следов никаких.
   Я задумчиво провел рукой по подоконнику. Мои пальцы не ощутили никаких вмятин и царапин, которые мог бы оставить крюк. В общем-то, этого следовало ожидать - на покрытом лаком светлом дереве подобные следы были бы видны невооруженным глазом. Думаю, окно можно отбросить. Последнюю фразу я и озвучил.
   - Похоже на то, - согласилась Шани, - какие еще варианты? Тайные ходы в этой комнате есть?
   - Нет, - тут же ответил Вильям, - тут им быть просто негде. Комната угловая, с третьей стороны коридор, с четвертой - комната Агаты. Стены слишком тонкие. Хотя, если хотите, можете простучать.
   - Для этого мебель двигать придется... - хмыкнул Микаль, - мы это попозже сделаем. Хотя, Кир, как потомственный строитель тебе скажу - вряд ли они тут есть.
   - А как-нибудь магически переместиться в эту комнату нельзя? - поинтересовалась у меня Шани.
   - Врат тут, разумеется, нет, - отозвался я, - а значит, маг должен был видеть точку перемещения.
   - Я не знал, что такое в принципе возможно, даже с ограничениями, - с удивлением заметил Вильям.
   - Возможно, - кивнул я, - заклинание редкое, за пределы эльфийской магической школы не выходит. И, как я уже сказал, требует прямой линии взгляда до цели.
   - Прямой линии? - уточнила Шани.
   - Да. Это, получается, магу надо было воспарить на уровень второго этажа, или... - тут мой взгляд зацепился за растущее в центре дворика дерево - Вильям, а этот гостевой амулет подавляет охрану окна?
   - Ну, да... наверное. Должен подавлять, а что?
   Значит, зря я осторожничал, рассматривая клумбу. Не отвечая Вильяму, я одни движением вскочил на подоконник и, не давая себе времени на раздумья, прыгнул - вперед и в сторону. Оп! Я приземлился на толстой тополиной ветке. Рука легла в очень удобную, будто специально для этого предназначенную развилку, позволяя мне удержать равновесие. Забавно...
   - Кир! - я с легкой улыбкой наблюдал за тем, как тревога на лице высунувшейся из окна Шани сменилась удивлением.
   - Отойди-ка назад, - балансируя на ветке, я подошел чуть ближе к окну и, выхватив меч, самым его кончиком толкнул открытую раму. Как я и подозревал, она, бесшумно повернувшись на хорошо смазанных петлях, плотно закрылась. Думаю, теперь мы знаем, как похититель проник в комнату. А что у нас с другой стороны дерева? По противоположной ветви можно было пройти до одной из стен внутреннего дворика, оказавшейся так же и внешней стеной палаццо. Дойдя до нее, я задумчиво окинул взглядом узкую, грязную улицу. И не сказать, что центр города... Можно ли тут подняться и спуститься? Ну да... судя по степени выщербленности камней, составляющих эту стенку, подобное под силу и ребенку.
   Вернувшись к окну, я начал было вспоминать плетение смещения, когда осознал, что эта ветка была слишком низка для того, что бы установить визуальный контакт с точкой перемещения. Опробовав еще несколько вроде бы подходящих ветвей, я пришел к печальному выводу - с этого дерева телепортация в комнату была невозможна. Я никак не мог выцепить взглядом достаточно большой кусок комнаты и, главное, пола в ней. Ветки же, находящиеся чуть выше, были слишком тонки, что бы выдержать мой вес. Жестами попросив терпеливо наблюдающую за моим древолазаньем Шани открыть мне окно, я прыгнул. Ухватился за карниз, подтянулся, и забросил себя в комнату.
   - Идея была хороша, но с дерева телепортироваться в эту комнату не получится. По крайней мере, у меня не получилось. А значит, мы все еще не знаем, как похититель проник в комнату.
   - Думаю, так же, как и ты, - хмыкнула Шани.
   - Это невозможно, - улыбнулся я, - надо, что бы кто-то открыл окно.
   - А откуда мы знаем, что оно не было открыто? Ты сам продемонстрировал, что с дерева его запросто можно закрыть. Похититель мог проникнуть в комнату через окно, и через него же уйти с Бьянкой, закрыв его за собой.
   - Ну... наверное. Значит, кто-то пробрался в комнату, оглушил спящую девушку...
   - Не спящую... не похоже, что бы она ложилась, - продолжила колдунья, - или она спит совсем без движения. Одеяло откинуто, но простыни не смяты.
   - Интересно... - я с уважением глянул на девушку. На кровать я смотрел, но нужных выводов из аккуратных, без единой морщинки, простыней, не сделал. То есть, по-твоему, она бодрствовала... и не заметила, как кто-то лезет к ней в окно?! Это ведь достаточно долго... прямо в комнату прыгнуть не получается, надо цепляться за карниз и подтягиваться. Ты правда думаешь, что Бьянка могла не заметить подобное?
   - Все может быть, - пожала плечами Шани, - либо не заметила, либо... заметила, но почему-то не подняла тревогу.
   - Кстати, - вмешался в разговор Микаль, - не похоже, что бы в этой комнате дрались. Не сказать, что идеальный порядок, конечно, но ничего не разбито, не разбросано и не перевернуто. То есть она не просто не смогла поднять тревогу - она вообще не сопротивлялась.
   - Думаешь, она ушла с похитителем добровольно? - поинтересовался я.
   - Возможно, - ответила мне Шани, - или её как-то обездвижили без шума и пыли. Усыпили, оглушили, очаровали... Кир, ты можешь определить, использовалась ли для чего-то подобного магия?
   - Остаточные плетения? Нет, слишком много времени прошло. Час, полтора - мой максимум. Слушайте, а мы не забегаем вперед? Бьянка ушла в эту комнату, предположительно, что бы лечь спать. Но мы знаем, что спать она не ложилась. А чем она занималась-то? Комната маленькая...
   - Если отбросить предположение, что она столбиком стояла в центре комнаты, - продолжил мои размышления Микаль, - можно придти к выводу, что она либо молилась в алькове, либо работала за бюро... либо наводила красоту у трюмо. Больше здесь деться просто некуда.
   - Начнем с бюро, - Шани подошла к означенному предмету мебели, - что у нас тут? Чистая стопка бумаги, несколько перьев, чернильница... "Учение отче нашего, Сияющего Света" чуть в стороне. Изрядно, кстати, запыленное. Его, наверное, несколько месяцев не трогали.
   - Мне она тоже не показалась очень уж религиозной, - улыбнулся я, - полагаю, ночное моление в алькове можно отбросить?
   - Угу. А вот эту книжку читали, и много... - Шани протянула мне потрепанный томик со множеством заломленных страниц.
   - "Жизнь замечательных людей, отмеченных благословленным вниманием отче нашего, Сияющего Света", - прочел я вслух название, - хм... как-то такая зачитанность не слишком-то вяжется с запыленностью "Учения".
   Открыв книгу на одной из заломленных страниц, я удивленно присвистнул. Она была украшена нарисованной рамочкой из роз. Цветы эти были - как живые. Если рамочку рисовала Бьянка, то в ней умер художник. Прочитанное мною вслух название гласило - "Жизнь и смерть святой Цецилии Аквинской".
   - Ах, - отозвалась Шани, - а я знаю про неё. Мне бабушка рассказывала! Она была блудницей... святая, не бабушка!
   - Хм, - я с трудом подавил смешок, - а вот я знаю только про одного святого Сияющего Света. Мельника Джонаса. Он, получив благословление Сияющего Света, смолол из маленького мешочка зерна достаточно муки, что бы накормить тысячу человек. Профессиональное достижение, однако. Если проводить параллели, то, учитывая озвученное тобой занятие святой Цецилии, мне очень интересно, что именно она сделала, что бы заслужить подобное звание.
   Микаль за моей спиной сдавленно фыркнул.
   - Не поня... - тут Шани густо покраснела, - Кир! Как ты можешь?! Она только начинала блудницей... родилась в семье нищих, а умерла - герцогиней, окруженной множеством поклонников.
   - Тоже, в принципе, профессиональное достижение, - согласно кивнул я.
   - Это красивая, романтичная история!
   - Не сомневаюсь, - я очень старался не расхохотаться в голос, - ладно, хватит про эту... Цецилию... что там дальше? Открыв книгу на другой заломленной странице, я быстро проглядел текст. Достаточно живо описанный подвиг какого-то лучника, убившего дракона одной стрелой, выпущенной в непокрытое чешуей пятно на брюхе. Дракон после этого рухнул в озеро. А причем тут, собственно, Сияющий Свет? Ах... согласно автору книги, лишь благословлением Сияющего Света можно объяснить то, что на брюхе дракона было это самое пятно. Интересно, согласился бы с подобной трактовкой этот лучник?
   - Ты так увлеченно читаешь, - хмыкнула Шани, - чего там?
   - Героизм, приключения... - отозвался я, просматривая еще несколько отмеченных страниц, - похоже, эту книгу Бьянка читала, движимая отнюдь не религиозным рвением... только вот довольно странный выбор развлекательной литературы... неужели у неё не было более подходящих для этого книг?
   - Красивый подсвечник, - совершенно не в тему заметил Микаль...
   - Что? - я оторвался от книги, - Какой подсвечник?
   - Да вон, на бюро... тонкая работа! Бронзовое литье?
   Только тут я осознал странность этой комнаты. В ней не было светящихся магических шаров! Они были в коридорах палаццо, в малой приемной - но не тут.
   - Вильям, - обратился я к молчаливо слушающему наши рассуждения парню, - а почему здесь есть подсвечник, но нет магических светильников?
   - Бьянка их никогда не любила... говорила, что свет свечей - уютнее и романтичнее. Это может быть как-то связано с похищением?
   - Не знаю... вряд ли.
   - Свечи почти прогорели, - заметила Шани, - как часто их меняют?
   - Не знаю, - хмыкнул Вильям, - думаю, ежедневно... а что?
   - Значит, Бьянка в ночь похищения довольно долго сидела у бюро. Несколько часов. Читала?
   - Или писала... она вообще любила писать.
   - Что именно писать?
   - Стихи, песни... она мне их иногда читала, просила помочь рифмы подобрать.
   - И хорошие стихи? - поинтересовался я.
   - Наверное, хорошие... Мне, по крайней мере, нравятся.
   - А вот вопрос... - пробормотала Шани, - где эти самые стихи сейчас?
   - В смысле? - Вильям недоуменно поднял брови.
   - На бюро - только стопка чистой бумаги. Если Бьянка писала стихи, и писала много, то куда они делись? Я так понимаю, она должна была хранить их в этой комнате, не так ли? Так куда именно делось все написанное?
   - Не знаю... никогда над этим не задумывался! Может быть, Агата знает?
   - То есть ты никогда не видел, куда Бьянка убирает свои записи?
   - Да я в этой комнате раньше был всего лишь пару раз... что мне тут делать?
   - В общем, логично, - улыбнулся я, - Шани, в шкафу посмотри... Если их там нет, то вообще бред получается... похититель забрал Бьянку и ее стихи?!
   - И вот ещё, - пробормотала Шани, открывая шкаф, - если предположить, что похититель забрал стихи, то интересно, чего еще не хватает в этой комнате?
   - Это, опять же, к Агате вопрос. На мой взгляд, все на месте, - отозвался Вильям.
   - Стихов тут нет, - пробормотала Шани, внимательно рассматривая содержимое шкафа, - а вот одежды... зачем ей столько совершенно неношеных платьев?
   - Балы, танцы, рауты, - пожал плечами я, - это нормально.
   - ... и каких платьев, - продолжала Шани, - сплошной сафьян, шелк, бархат... хотя нет, вот тут есть пара простых. Какое миленькое!
   Вытащенное ей из шкафа серое шерстяное платье заставило меня подозрительно прищуриться. Миленькое? Насчет этого не знаю, Шани виднее. Вопрос в том, что делает платье, более подходящее какой-то крестьянке, в гардеробе утонченной ноблески? Что-то я раньше не видел, что бы благородные дамы носили настолько простую ткань.
   - Вильям, - я решил озвучить свои сомнения, - а это точно Бьянкино платье?
   - А чье ещё платье может быть в её гардеробе? Хотя... может, Кристина одно из своих забыла?
   - Какая Кристина?
   - Служанка Бьянки... дон Винченцо её уволил недавно, с неделю назад.
   - За что уволил?
   - Не знаю, - пожал плечами тот, - я не спрашивал.
   - Так, - я прищелкнул пальцами, - то есть, на эту самую уволенную служанку глифы охраны не сработали бы?
   - Всех уволенных слуг отец Александр отлучает от дома. Я уверен, что и её отлучили.
   - Надо будет проверить. Кстати, а кого-либо ещё недавно увольняли?
   - Насколько я знаю, нет. И, опять же, это скорее вопрос к Агате, чем ко мне. Старая кошелка в курсе всего, что происходит в палаццо... и служит источником доброй половины слухов.
   - Вильям, ты можешь её сюда пригласить? - попросила Шани, - А то к ней уже куча вопросов накопилась...
   - Да, разумеется. Сейчас позову... - он вышел из комнаты.
  

***

   <...>
   - Кстати, - внезапно прорезалась Голос, - тебе не помешают несколько новых платьев. Да и вообще обновление гардероба.
   - Ты куда исчезла? - ахнула я, - Как раз, когда мне нужно с тобой посоветоваться...
   - Думаешь, нужно? - в Голосе звучала усмешка, - Ты, по-моему, и сама вполне справляешься. Не без помощи аспекта, конечно...
   - Я не могу полагаться на такие... секундные просветления! А вдруг я пропущу что-то важное?
   - Ну и что?
   - Но нам же надо найти Бьянку!?
   - А зачем это лично тебе? Откровенно говоря, меня гораздо больше интересует установление тобой надежной связи с моими аспектами, чем поиски какой-то там ноблески. Цель для меня - первое, второе - лишь средство... Хорошее средство, если оно заставляет тебя саму пытаться усилить связь между нами, самой тянуться ко мне и моим возможностям... в конце концов, плотина, которую подтачивают с двух сторон, рухнет в два раза быстрее. Так что давай, пробуй удержать эти "секундные просветления" чуть дольше.
   <...>
  

***

   Отсутствовал Вильям недолго. Всего лишь пару минут спустя он вернулся в комнату в компании уже знакомой нам старушки.
   - Утречко доброе вам, милсдари и миледи, ой добренькое... Вилли сказал, вы меня расспросить хотите? Я завсегда готовая всё рассказать, что знаю, лишь бы голубка моя нашлась поскорее. Только вот что старая знает-то? У старой уже уши не слышют, глаза не видют...
   - Коленки болят, в боку колет... - чуть слышно выдохнул себе под нос Микаль. Я с трудом подавил улыбку. Остальные его, похоже, не услышали.
   - Бабушка Агата, - перебила её Шани, - скажите, за последние несколько недель кого-либо из слуг увольняли?
   - Да, увольняли, - покосившись на Вильяма, быстро закивала бабка, - служанку Бьянки, Кристину. Дон Винченцо её прогнал...
   - А за что её уволили? - спросил Микаль.
   - Не знаю я, милсдарь, ой, не знаю, никто мне ничего не говорит, старухе, откуда же мне знать-то?
   - Агата, - вмешался Вильям, - вы - и не знаете, за что её уволили? Не верю!
   - Правда-правда, милок, ну откуда же мне знать такое? Её ведь сам дон Винченцо уволили, не управляющий его. А чего вам Кристина интересна так, милсдари? Девочка хорошая, славная девочка...
   - Славных девочек просто так не увольняют, - пожал плечами я, - тем более сами главы домов. Очень мне интересно, за что её прогнали, и не имеет ли она отношения к исчезновению Бьянки.
   - Что вы, что вы, милсдарь, она хорошая девочка, она бы не стала такого делать, ни-ни, я вам точно говорю, милсдарь, не Кристина это, уж поверьте старой, у меня хоть глаза не видют...
   - А что это вы её защищаете так? - с подозрением спросила Шани.
   - Так хорошая девочка ведь, чего её подозревать, да и не станет она ничего такого делать, точно-точно, миледи и милсдари, вы уж поверьте старушке, старушка...
   - Правду, пожалуйста, - Шани медленно покачала головой, - или имеет смысл позвать дона Винченцо?
   - Нет, миледи, не надо дона Винченцо звать, - бабка с явным испугом посмотрела на колдунью, - не надо дона звать, дон человек занятой, чего его от дел отвлекать, он злой будет, старая его уже столько знает, точно злой будет, а зачем нам злой дон Винченцо...
   - Правду о Кристине! - голос Шани хлестнул, как плеть.
   - Внучка она моя, - взвизгнула старушка, - хорошая девочка, славная, точно вам говорю, не виновата она в исчезновении Бьянки, подругами они были, хорошими, не стала бы она вредить голубке моей. Светом Сияющим клянусь, - её дрожащая лапка описала круг напротив сердца.
   - За что её уволили?
   - Дон Винченцо её в свою постель хотел... а она ему сказала, что лучше умрет, чем с ним ляжет.
   - Она сумасшедшая? - присвистнул Вильям.
   - Она, может, и не благородная, - голос Агаты вдруг перестал дребезжать, - но и у неблагородных своя гордость есть. Дон Винченцо сказал, что уволит её, если она противиться будет, ну она ему в ответ - увольняйте, мол. И ушла.
   - То есть от дома её не отлучали? - уточнил я.
   - Она прямо к отцу Александру пошла... все ему рассказала, и попросила, что бы он её от дома отлучил. Что уйдет, и больше никогда не вернется. Дон Винченцо злой был - жуть. Но отец Александр с ним говорил долго... в общем, дон сказал, что зла на Кристину не держит, но здесь ей больше не работать. Не стала бы она помогать Бьянку похитить, милорд. Бьянка ей - как сестренка младшая была.
   - Я вам верю, - спокойно произнесла Шани, - но нам все равно придется поговорить с Кристиной. Где мы сможем её найти?
   - Она в доходный дом перебралась, в Грязном квартале. Улица Строителей, дом двадцать пять, комната семь.
   - Это её платье? - Шани указала на извлеченное из шкафа шерстяное платье, сейчас небрежно брошенное на кровать.
   - Нет, миледи, - замотала головой Агата, - Бьянкино оно.
   - Зачем Бьянке крестьянское платье? - вновь включился в разговор я.
   - Представления она устраивала, голубка моя, для дона Винченцо и отца Александра. Одевалась в простое платье и песенки пела. Тиятер изображала. Любила она тиятер, маленькая...
   - Ну, хорошо... скажите, Агата, из этой комнаты что-то пропало?
   - Нет, милсдарь, ничего не пропало, все как было, так и осталось, я уж вижу.
   - Точно? - голос вмешавшегося в разговор Микаля не предвещал ничего хорошего. Старушка испуганно заозиралась по сторонам.
   - Ой, милсдарь, соврамши я, так случайно соврамши-то, не нарочно. Старая я уже, слепая, глаза не видют, уши не слышют, памяти не остамшись, вот и соврамши...
   - Так чего тут не хватает?
   - Куклы Бьянки, любимой, кролика белого, плюшевого, всегда на кровати лежал, маленький, пушистенький, а сейчас не вижу его.
   - Кхм, - Микаль, явно ждавший не такого ответа, с удивлением посмотрел на бабку, - и все?
   - Да, милсдарь... - уверенно кивнула та.
   - А что насчет Бьянкиных стихов?
   - Стихов? - переспросила старушка.
   - Бьянка писала стихи. Где они?
   - Ой, милсдарь, дак откуда же старо...
   - Агата, - коротко глянув на Микаля, совершенно медовым голосом протянула Шани, - ты еще не поняла, что врать нам - бесполезно?!
   - Под кроватью она их прячет, в ящичке тайном, - вздохнула Агата, - простите, миледи, что сказать не хотела, только не моя это тайна... была, Бьянкина, очень она не любит, когда чужие в её записи смотрят, голубка моя.
   - Как он открывается, знаете? - поинтересовался я.
   - Да, милсдарь, - кивнула та.
   - Откройте, пожалуйста.
   Не отвечая ничего, Агата с кряхтением опустилась на коленки и, запустив руку под раму кровати, зашуровала там. Тихий щелчок - и она извлекла оттуда толстую тетрадь в темном кожаном переплете.
   - Вот, милсдарь, - пробормотала она, - дневник её. Тут и стихи...
   - Что ж, по крайней мере, пропажу её записей объяснять не надо - заметил я, взвешивая на руке тетрадь.
   - И то хлеб... - вздохнула колдунья.
   - В общем, что мы знаем? - я решил подбить промежуточные итоги, - Бьянка ушла к себе. Спать не ложилась - несколько часов сидела у бюро и что-то то ли писала, то ли читала. Похититель проник в комнату через открытое окно, каким-то образом её оглушил и через то же окно вытащил.
   - Если бы она в момент похищения писала, то её дневник был бы на бюро, а не в тайнике, - заметила Шани.
   - Угу. То есть, можно считать, что она читала. Хотя... книга ведь была закрыта, так?
   - Да...
   - Агата, а другие книги у Бьянки были?
   - Нет, милсдарь, отец Александр считает, что приличной девушке невместно читать книги неблагочестивого толка... нет у голубки моей других книг.
   - Н-да, - пробормотал я, - если бы мне при желании что-то почитать пришлось выбирать между жизнеописаниями святых и "Учением", я бы свихнулся...
   - Слишком много вариантов? - хихикнула Шани.
   - Туше, - я улыбнулся колдунье... - но если она не читала и не писала, то, простите, что делала?
   - Может, похититель просто закрыл книгу? - предположил Микаль.
   - Зачем? - поинтересовалась у него Шани.
   - Ну а я откуда знаю? - хмыкнул тот, - Какие у нас еще варианты?
   - Может, она не у бюро была? - поинтересовался Вильям, - Вы раньше сказали, что она еще могла быть у трюмо.
   - У трюмо - исключено, - качнула головой Шани, - в зеркало видно окно. Невозможно незамеченным залезть в комнату. К тому же, зачем ей быть у трюмо поздней ночью? Перед сном краситься? Глупо...
   - Что ж, - пожал плечами Микаль, - в таком случае остается единственный логичный вариант - её не похитили, она ушла добровольно. В противном случае она должна была увидеть похитителя и поднять тревогу.
   - Не обязательно, - я коротко прищелкнул пальцами, - во дворе нет развеивающих иллюзии глифов. Достаточно могущественный маг мог под невидимостью подобраться к окну, обездвижить Бьянку...
   - Закрыть книгу, которую она читала, спрятать дневник, в котором она вела записи... - продолжила Шани, - не сходится, Кир. Ты же видишь....
   - А если она просто не успела ничего сделать? Если кто-то пробрался в комнату, пока Бьянки тут не было, и обездвижил её, едва она вошла?
   - Возможно, - согласилась колдунья, - то есть у нас две версии... Версия первая - Бьянка добровольно ушла с похитителем. Версия вторая - похититель под покровом невидимости пробрался в комнату, пока Бьянки тут не было, и обездвижил её, не давая поднять тревогу. И что нам это дает?
   - И что же? - хмыкнул Микаль.
   - Два направления поиска. Первое - маг, который обладал бы достаточным могуществом для того, что бы пройти через защиту на окне и создать покров невидимости... кстати, Кир, это сложно?
   - Да. Я на подобное не способен.
   - И вторая... надо искать того, с кем она ушла бы добровольно.
   - И который тоже был бы магом... снятия защиты с окна никто не отменял, - добавил я.
   - Ну почему же? - улыбнулась Шани, - совсем необязательно. Этот кто-то вполне мог подобраться к окну, как-то привлечь внимание Бьянки... не знаю, камушек кинуть? Помочь ей выбраться из комнаты и уйти. В таком случае, ему можно было и не забираться в комнату.
   - Да вы что, - пробормотал Вильям, - и в самом деле всерьез рассматриваете такую дикую глупость? Не могла она уйти добровольно... с кем?!
   - Агата, - Шани внимательно посмотрела на старушку, - а вы что думаете?
   - Нет, миледи, - замотала головой та, - моя голубка смирная, богобоязненная девочка, она бы сама из дома не убежала, ни-ни, да и не с кем ей убегать было. Из дому она редко уходила, только на прогулки с доном Винченцо или сэром Лифиппом, да в церковь по выходным... ни города не знает, ни жизни, ничего-ничего...
   - Вы сказали, что Кристина ей как сестра была... - пробормотала Шани, - с Кристиной она уйти не могла?
   - Нет-нет, миледи, не стала бы Кристина такое делать... зачем ей, да и Бьянке зачем?
   - Значит, могла... А зачем - хороший вопрос, - улыбнулась Шани, - и его мы обязательно зададим Кристине. Кроме вашей внучки она еще с кем-либо дружила?
   - Нет, миледи, ни с кем... негде ей было дружить, все время на виду моя голубка... хорошая девочка, славная, точно вам говорю, не стала бы она так поступать... вы на магов думаете, вот они во всем виноваты, злодеи никромансеры, это они мою голубку забрали, а никак не Кристина...
   - Разберемся, - хмыкнула колдунья.
   Слушая этот разговор, я рассматривал кровать. Ровные простыни без единой морщинки, небрежно откинутое одеяло, приоткрывающее одну из подушек... если она не ложилась в кровать, то зачем трогала одеяло? Движимый каким-то странным наитием, я приподнял подушку - и тихо присвистнул, беря в руки лежащую под ней небольшую книжицу в черном кожаном переплете.
   - Хорошо же вы комнаты обыскиваете, - протянула Шани, - книжку под подушкой не заметили?! Кстати, Агата, ты же сказала, что других книг у твоей голубки не было?
   - Не знаю я, что это такое, - открестилась старушка, - никогда раньше её не видела!
   - Комнату не обыскивали, - заметил Вильям, - дон Винченцо посчитал, что обыск комнаты может разрушить улики. Сбор же улик он решил оставить профессионалам. Мы так, посмотрели, нет ли чего, явно бросающегося в глаза...
   - Из нас такие профессионалы, - тихо пробормотал я, - на букву ха... и не подумайте, что хорошие.
   - Ну, уж какие есть, - улыбнулась Шани, - что за книжка-то?
   - Гримуар темной магии, не иначе. Что у нас еще может быть в черной коже с золотым тиснением... - под открытой мною обложкой оказалось название тома: "Светлячок: Жизнь компаньонки".
   - И в самом деле, гримуар? - с каким-то нездоровым любопытством в голосе спросил Вильям.
   - Не похоже, - я отрицательно качнул головой и, открыв зачитанную чуть ли не до дыр книгу где-то в середине, начал читать вслух...
  
   - ...мы можем экспериментировать, - расческа Инары сноровисто разбирала гриву её подружки на отдельные прядки. В этом ритуале была тайная прелесть и гармония, от которой по спине компаньонки проходил холодок - прелесть и гармония не запретного, нет... запретного для неё не было - всего лишь... не слишком обычного, - Более того, мы можем пойти на безумство... и попробовать отмыть твое лицо...
   - Скажи, ты делала это своим... клиентам? - с легким придыханием спросила девушка.
   - Очень редко, - в грудном голосе красавицы звучала улыбка, - у большинства из них недостаточно волос...
   - А тебе когда-либо приходилось обслуживать кого-то уродливого? - глаза обернувшейся к Инаре Кей горели вопросом, - С прыщами... и прочим...
   - Что ты... - она рассмеялась тихим, бархатистым смехом сирены, способным очаровать любого мужчину... - компаньонка сама выбирает своих клиентов... таков закон Гильдии! Но, честно говоря, - тут она замолчала на секунду, - внешность не главное. Главное - это совместимость душ... некоторые люди просто излучают энергию... такое не скрыть, не спрятать... ты ощущаешь эту энергию...
   - ...а потом ты ощущаешь энергию их кошелька, - раздался от дверей насмешливый голос капитана - у неё такая... аура...
   Сердце Инары пропустило удар. От этого баритона, тихой музыкой звучащего в её самых темных мечтах, сами собой слабели ноги, кружилась голова. По всему телу красавицы прошла теплая, мутящее сознание волна...
   - Что я говорила тебе о вторжениях в мою каюту? - не прекращая перебирать волосы Кей, спросила Инара. И чего ей стоило это показное спокойствие?! Ей не нужно было оборачиваться, что бы представить обветренное лицо этого загадочного мужчины, его твердый подбородок, глубокие карие глаза, в которых время от времени мелькали золотые искорки... лицо из её самых жарких ночных фантазий...
   - Это импульсивно и мужественно? - хмыкнул капитан.
   - Да, именно, - согласилась красавица. Как же ей хотелось ударить этого насмешника, в кровь разбивая его зовущие губы... или же впиться в них страстным поцелуем... - Только вот мои точные слова были - Не вздумай!
   Она постаралась незаметно облизнуть разом пересохшие губы. Ему не нужно было даже дотрагиваться до неё - одного лишь звука его голоса было достаточно, что бы её грудь напряглась, от желанья...
  
   - ...точно не гримуар, - прокомментировал я, резко захлопывая книжку.
   - Это не моей голубки, - ахнула Агата, - она хорошая девочка, она бы не стала читать такую мерзость... это же поперек всех запретов Сияющего Света...
   - А... кто автор сего труда? - каким-то странным тоном поинтересовалась Шани.
   - Записано Л.Г. со слов Д.В. - прочитал я подпись под заглавием.
   - Понятно, - протянула девушка, - что ж, на мой взгляд, находка этой книги никоим образом не меняет наших двух версий. Другие мнения есть?
   - У меня - нет, - вздохнул Микаль.
   - Получается, план таков, - подвел итог я, - сейчас мы идем общаться с Кристиной... если Бьянка не убежала с ней, то стараемся выяснить, были ли у неё... Бьянки, не Кристины... какие-то другие близкие друзья. Вторая ветвь расследования - могущественные маги. Я знаю о двух магах, которые могут быть к этому причастны: Ираклий Мздырь и Совелисс. Подозреваю, что похищение - дело рук Совелисса... но его ещё надо найти. Где живет Ираклий, мы знаем. К нему надо наведаться. В таком вот порядке...
   - Знаете, - вздохнул Вильям, - учитывая вот эту вот книжку... я думаю, что нам нужно больше узнать о Бьянке. Да-да, мне тоже! И у нас есть её дневник. Предлагаю следующее - вы идете допрашивать Кристину и Ираклия, а я в это время прочитаю дневник, выпишу тех людей, которые в нем упоминаются... а ближе к вечеру мы встретимся в "Единороге" и обменяемся результатами. Как вам такое?
   - Хорошо, - отозвался я, - и спасибо за помощь.
   - Не стоит благодарности, поверьте, скорейшее нахождение Бьянки в первую очередь в моих интересах. Агата... - продолжил он, повернувшись к старушке, - а в ваших интересах молчать обо всем, что произошло в этой комнате.
   - Да, Вилли, - пробормотала та.
   Вот это меня, если честно, немного удивило. Чего тут такого произошло? Но, с другой стороны, ему виднее. Ладно, что у нас сейчас на очереди?
   - Вы здесь закончили? - обратился Вильям ко мне.
   - В общем, да.
   - Тогда я сейчас выведу вас через тон...
   - Не стоит, - перебила его Шани, - мы лучше своим ходом, через окно. Может быть, найдем еще какие-либо следы. Кстати, советую рассказать дону Винченцо о дыре в его обороне...
   - Да, прямо сейчас и займусь! Возвращаться этой же дорогой не советую - тут будет стража.
   - Пусть эту комнату обыщут... - добавила Шани, - простучат все стены, пол, потолки, мебель... все найденное - в сторону, мы потом посмотрим. Но не думаю, что тут найдется что-то, имеющее отношение к похищению... мне просто интересно, чего еще мы о Бьянке не знаем.
   - Будет сделано. Встречаемся в "Единороге"?
   - Да.
  

***

   <...>
   - Ну, и какие же у нас мысли по этому поводу? - поинтересовалась Голос.
   - Слишком мало пока что известно, что бы делать какие-то выводы... но мне почему-то кажется, что не маг её похищал. А с чего ты заинтересовалась этим? Вроде бы поиски Бьянки для тебе не цель, а всего лишь средство?
   - Оно так, - хмыкнула та, - но загадки я люблю. Сказать, почему тебе это кажется?
   - Скажи...
   - Хотя нет, - по-моему, Голос улыбнулась, - посмотрим, сообразишь ты сама, или нет. Намекну - вы кое-что пропустили. Точнее, не обратили на это внимания, занятые другими мыслями. Крохотный факт, который не укладывается в гипотезу о маге-похитителе.
   - Ты издеваешься?! Если что-то знаешь, скажи!
   - Думай, голова, думай...
   <...>
  

***

   Окно. Дерево. Стена. Улица. Точнее, узкий, извилистый, грязный переулочек... проблем с прыжками и ползаньем по веткам не возникло ни у Микаля, ни у Шани. Точнее, при переходе с ветки на ветку колдунья оступилась, но мы с Миком тут же её подхватили, не давая сорваться. Не щеголяла бы она в сапожках с каблучком - и этого неприятного эпизода не было бы. Выбраться из палаццо мог и ребенок - а вот для обратной дороги требовались определенные сила и ловкость...
   Никаких дополнительных улик в переулке мы не обнаружили - пытаться искать какие-то следы в полужидкой грязи было совершенно бесполезно. В результате наша троица, ведомая Микалем, шла к улице Строителей, и обсуждала возникшие у нас версии. Это - если вежливо, а на самом деле - просто ругалась.
   - Кир, ну с чего ты взял, что и тут отметился Совелисс? - в очередной раз вздохнула Шани, - К этому же нет никаких предпосылок, кроме того, что он осматривал защитные плетения. Так ты ведь сам сказал, что он маг, каких мало. Значит, в том, что его пригласили, нет ничего удивительного...
   - Чувствую, - огрызнулся я, - ты права, сильных магов мало, но сильных магов, владеющих темной магией, и готовых на злодейство, гораздо меньше. И один, так получилось, как раз сейчас в городе!
   - А некромант на злодейство не способен? - вздернула брови девушка.
   - Мздырь? - улыбнулся Микаль, - Честно говоря, сильно в этом сомневаюсь. Я его достаточно хорошо знаю - он пробовал учить меня магии, помните?
   - Помним, - отозвался я, - и какое же мнение о нем у тебя сложилось?
   - Странный он... немного не от мира сего. Я, грешным делом, думал, что все маги такие, но вы, князь, продемонстрировали мне обратное. Вы - нормальный, разумный человек. А Мздырь... он вполне мог, скажем, забыть поесть... на протяжении нескольких дней, увлекшись интересным ему экспериментом. Однако, насколько я его знаю - законы он чтит. Поговорить-то с ним стоит, но, по моему мнению, он Бьянку не крал.
   - И вообще, князь, чем тебе не нравится мысль о том, что она ушла с похитителем добровольно? - вздохнула Шани, - На мой взгляд, это наиболее реальная версия.
   - Почему?
   - Да она в собственном доме, как в тюрьме жила! Слышал же Агату... на прогулки с доном Винченцо или сэром Лифиппом, да в церковь по выходным, из книг - только "Учение" да жизнеописания...
   - ...и та интересная книжка, что я нашел под подушкой...
   - Вот именно! Считайте женской интуицией - но кажется мне, что жилось ей не сладко.
   - Ну а с кем она уйти могла-то?
   - Мы о ней слишком мало знаем, что бы какие-то предположения строить... вот Вильям прочитает её дневник - и расскажет. А вообще - с подружкой Кристиной. Или Лифиппом... Хель, да хоть с тем же Магнусом, игравшим рыбака! Она, помнится, была им искренне восхищена на представлении. И "тиятер" она, по словам Агаты, любит.
   - Это какая-то мелодрама получается... "Такая, сякая, сбежала из дворца... такая, сякая, ослушалась отца... " - ехидно напел я.
   - Ч-что? - осеклась Шани, - Откуда ты эту песню знаешь?
   - Это из сказки, - невольно улыбнулся я, - отец мне её рассказывал в далеком детстве. Как раз похожий сюжет... про несчастную принцессу, сбежавшую с группой уличных музыкантов. Там вообще песен много было...
   - Например? - прищурилась девушка.
   - Шани, солнце, - отмахнулся я, - ты пытаешься заставить меня петь? Честно признаюсь, что у меня нет ни слуха, ни голоса... опять же, цитируя дорогого папу, на мои уши не просто наступил медведь - он станцевал на них зажигательную джигу. А чем тебя этот мотивчик так заинтересовал?
   - Да так... - неопределенно пожала плечами девушка, - ладно... значит, ты считаешь, что это маг её похитил? А ты, Микаль, что думаешь?
   - Думаю, что хорошо бы поесть, - улыбнулся парень, - если же вы о каких-то версиях... не знаю. Думаю, что Кир прав, и её все же похитили. Вам, приезжим, не так видно... но город из-за этих выборов просто кипит. Исчезновение дочери одного из кандидатов в такой момент - ну не верю я в такие совпадения, не верю. Считаю, что, как дон Винченцо и сказал, похитителя нанял один из его соперников...
   - Нет, с этим я и не спорю, - улыбнулась Шани, - просто нам надо очень четко разделять - кто устроил похищение, и кто, собственно, похитил. Я согласна с вами - скорее всего, за похищением стоит один из кандидатов. Вопрос в том, кого именно этот кандидат использовал - одного из магов, или кого-то из хороших знакомых Бьянки. Я, в частности, почему на Кристину думаю... дон Винченцо её обидел, и обидел сильно. Похищение Бьянки для кого-то из его конкурентов - вполне себе месть. Не находите?
   - Возможно, - кивнул я.
   От внезапно раздавшегося откуда-то спереди и сбоку истошного, на одной высокой ноте, женского крика меня продрал озноб. Что же там такое? Переглянувшись с Шани, я перешел на бег, выхватывая клинок и вызывая из небытия свою броню.
   - Вы куда? - крикнул сзади Микаль, - Оно вам надо?!
   - Да! - не оборачиваясь и не замедляя бега, отозвался я, поворачивая за угол. За левым плечом слышалось дыхание колдуньи. Как она умудряется не отстать от меня на своих каблуках?
   Мы были в бедном районе - вместо роскошных палаццо нас окружали какие-то полуразвалившиеся хижины. Женский крик раздавался из крохотного дворика между нескольких таких развалюх. Легко перепрыгнув низенький палисад, я замер, оценивая обстановку. С первого взгляда было ясно, что мы опоздали... на земле изломанными куклами валялись три тела, мужское, женское, и... непонятно... какая-то черная, обугленная мумия, над которой стояла и дико кричала дебелая тётка. При виде меня, окутанного бледным сиянием щитов, она на мгновение умолкла, набрала полную грудь воздуха, и заорала еще громче.
   Бац... что ж, выбранная Шани тактика, несомненно, была весьма продуктивна. Колдунья сходу залепила пощечину орущей матроне. Та громко икнула и замолкла.
   - А ну успокойся, - прошипела девушка, - поздно уже кричать.
   - Да я... да вы... - тётка бессильно опустилась на землю и начала тихо всхлипывать.
   - Сурово ты, - хмыкнул я, убирая меч в ножны и "смещая" доспех.
   - Как умею, - пожала плечами та, переводя взгляд на тела и резко зеленея.
   - Отец Ханк! - наконец-то догнавший нас Микаль тут же кинулся к одному из тел, - Он еще дышит!
   К сожалению, о двух других этого сказать было нельзя... у женщины было перерезано горло, от уха до уха. Второе же тело... наверное, мужское, судя по размерам. Его каким-то образом сожгли, перед этим в буквальном смысле выпотрошив - кто-то вогнал ему клинок в пах и рванул вверх, до грудины, рассекая живот и вываливая внутренности на землю, после чего, собственно, и спалил. Больше всего подобное было похоже на работу мага - либо огненного, либо воздушника - и поток пламени первого, и молния второго вполне могли оставить именно такие следы.
   Раздавшиеся сбоку звуки были весьма характерны - наконец-то рассмотревшую тела колдунью выворачивало наизнанку. Будем честны - меня тоже несколько мутило. В основном, правда, от "аромата", сгоревших кишок. Впрочем, это легко исправить... щелчок пальцев - и я вновь набросил на нас троих отсекающее запахи плетение.
   - Спаси... - пробормотала Шани, сгибаясь в очередном приступе рвоты, - бо...
   - Что с ним? - обратился я к Микалю. К сожалению, помочь продолжающей расставаться с завтраком колдунье я был не в силах. И ведь она раньше видела убитых... впрочем, тут еще важно - как именно убитых.
   - Арбалетный болт в боку... легкое пробито.
   - Жить будет?
   - Если сразу не сдох, то выживу, - пробормотал раненый.
   - Отец Ханк, вы что-то сказали?! - Микаль приблизил ухо ко рту подстреленного.
   - Он сказал: "Если сразу не сдох, то выживу", - повторил я, и поймал ошарашенный взгляд юноши:
   - Кир, а как ты это услышал, будучи в нескольких шагах от него?!
   Вместо ответа я пожал плечами. Речь раненого была слышна совершенно отчетливо. Вопрос был скорее в том, как это Микаль умудрился его не расслышать?
   - Я чем-то могу помочь? - спросил я, опускаясь на колено рядом с юношей.
   - Да! Нет... Горрам, мне нужны хотя бы бинты и вода. Надо извлечь болт, перевязать рану...
   - Эй, ты, - я обратился к по-прежнему захлебывающейся рыданиями тетке, - ты здесь живешь?
   - Нет, я к золовке пришла... - не переставая всхлипывать, она мотнула головой в сторону одной из хибар, - а тут такое...
   - Нам нужны бинты и вода. Сейчас же. Можешь найти?
   - Да... - она с трудом поднялась на ноги и, избегая смотреть на тела, заковыляла к дому.
   - Шани, ты как?
   - Я в порядке, - по-прежнему бледная, как смерть, колдунья сплюнула, - воды бы, рот прополоскать...
   - Сейчас принесу, - я последовал за теткой. Внутри хибарка состояла из двух комнат - низкие потолки, дощатые полы, грубо сработанная мебель. Тётка шуровала во второй - на меня же с нескрываемым ужасом уставились огромные черные глаза забившейся в угол девчушки лет, наверное, десяти на вид, одетой в длинную, до колен, грубую холщовую рубаху, перетянутую на поясе куском веревки.
   - Эй, не бойся меня, малышка, я хороший... - ничего более умного в мою голову не пришло, - у вас есть вода?
   Не отводя от меня испуганных глаз, она ткнула пальчиком в сторону стоящего в углу ведра. Решив не мелочиться, я одной рукой подхватил это самое ведро, другой - сгреб пару стоящих рядом с ним кособоких глиняных кружек, я вытащил все это "богатство" во дворик.
   - Кто там боится так? - поинтересовалась у меня Шани, забирая одну из кружек и набирая в неё воды.
   - Ребенок... девочка. Лет десять.
   Выданная Шани при этих моих словах тирада на дворфском переводу на имперский не поддавалась. А услышала эти слова она от меня... Похоже, я на неё плохо влияю.
   - То есть она вот это всё видела? - закончила колдунья.
   - Наверное, - пожал плечами я, - а что?
   Смерив меня не поддающимся описанию взглядом, Шани кинулась к хижине. И чего это она? Что-то мне подсказывает, что за колдуньей сейчас лучше не ходить. Микаль и вернувшаяся с охапкой каких-то тряпок тётка хлопотали над раненым. Что ж, будет нужна моя помощь - позовут. Зачерпнув полную кружку воды, я залпом её осушил. Несмотря на это, пить хотелось - страшно. Вторая и третья кружки тоже не помогли унять мучающую меня жажду. А там и Микаль оторвался от пациента и обратился ко мне:
   - Кир, твоя помощь нужна...
   - Что требуется?
   - Надо болт дернуть. Будет сложно, он глубоко засел...
   - Скажи, когда дергать... - я одной рукой ухватился за хвостовик болта, другой опираясь в бедро раненого.
   - Давай!
   Короткое движение запястья - и болт на удивление легко вышел из раны. Вслед за ним хлынула алая, пузырящаяся кровь. Как Микаль и сказал, пробито легкое... юноша тут же начал перетягивать рану условно чистой тряпкой, я же с интересом осмотрел вытащенный снаряд - короткую, дюймов на восемь, и очень массивную стрелку. Ничего подобного я раньше не видел...
   - Она спит, - раздался откуда-то из-за спины голос Шани.
   - Кто?
   - Девочка... когда проснется, последние несколько часов помнить не будет, - голос у колдуньи был усталый...
   - Магия? Я и не знал, что ты умеешь подобное... - заметил я, поднимаясь на ноги.
   - Я сама не знала, - девушка обхватила меня за талию, всем телом приникая к моей спине, и, похоже, используя меня как столбик для поддержки, - ммм... не двигайся...
   Положив свои руки поверх Шаниных, я послушно замер. Да уж, сюрреальная картинка - трупы вокруг, и мы в обнимку...
   - Кстати, - пробормотал я спустя пару минут такого вот стояния, - ну хорошо, память девочке ты стерла... а кто нам расскажет, что тут вообще произошло? И не пора ли уже страже появиться?
   - А вы шутник, однако, - раненый, которого Микаль как раз закончил бинтовать, внезапно открыл глаза, - стража в этом районе?
   - Отец Ханк, - зашипел Микаль, - вам нельзя разговаривать!
   - Ты меня еще поучи, - хмыкнул тот. Хмык этот, впрочем, тут же перешел в сотрясающий тело кашель, от которого на губах раненого выступила кровавая пена.
   - Значит так, князь, - юноша зло глянул на меня, - никаких расспросов. И вообще, вы собирались Кристину искать? Вот и идите, ищите. Тут вы мне не поможете. Встретимся в "Единороге", я расскажу все, что узнаю, коли вам так уж интересно, что тут случилось. Хотя краткую версию могу дать и так - бандиты какие-то тут случились, из новых...
   - Зуй это был, и отморозки его, - пробормотал Ханк, - они последние пару дней на господина Учителя наезжали... он, дурак, не гнулся... вот и...
   - Это Ричард?! - ахнул Микаль, глядя на сожженное тело.
   - Да, - на губах Ханка вновь запузырилась кровь, - Зуй требовал отдать ему пожертвования, собранные на школу и выборы... Ричард его послал в пешее эротическое путешествие, ну и... результат вы видите. Жена Ричарда, по-моему, на месте с ума сошла... попробовала в Зуя горшком бросить, так один из его шкафов ей горло перерезал... как курице. А я не успел ничего сделать... сразу же болт поймал... валялся тут тушкой...
   - Да заткнись же ты! - рявкнул на него Микаль, - Я тебя не для того вытаскивал сейчас, все резервы сжигая, что бы ты кровью изошел от трепа. Молчи в тряпочку и дыши, Хель тебя подери!
   - Ричард, - пробормотал я, рассматривая обугленный труп, - что ж, думаю, его можно смело вычеркивать из списка подозреваемых. И их осталось трое...
   - Кого? - тихо спросила Шани.
   - Кандидатов в мэры. Гарпари, Дидерлиц и Дейним. Граф Альварадо и учитель Ричард уже ни за какой пост не борются по понятным причинам...
   - Ты тоже не веришь, что это совпадение?
   - Разумеется, нет. Зуй... где я слышал это имя?
   - Вчера, - пробормотала Шани, - до тюрьмы... помнишь, на дороге? Рыжеусый, Туз на него броситься хотел... ты остановил.
   - Жалею, что остановил. В следующий раз - не буду.
   - Думаешь, будет следующий раз?
   - Пошли отсюда, - вместо ответа вздохнул я, - расследования, к сожалению, никто не отменял... Микаль, вечером в "Единороге".
   - Хорошо, - бросил мне в ответ юноша.
  

***

   - Ты все еще считаешь, что Совелисс не имеет никакого отношения к исчезновению Бьянки? - с нескрываемым ехидством в голосе спросил я. Перед нами был дом под номером двадцать пять по улице Строителей - приземистое трехэтажное здание из серого известняка, от которого так и веяло холодностью и неухоженностью.
   - Не поняла, к чему ты это?.. - покосилась на меня девушка, - С чего бы я должна была изменить свое мнение?
   Вместо ответа я чуть картинно махнул рукой в сторону означенного дома.
   - И чего?
   - Да так... половинчик по прозвищу Хозяин, дудурь... ни на какие мысли не наводит?
   - Ой, - колдунья изумленно заморгала, - это тот же дом, где жил Совелисс?!
   - Ты веришь в подобные совпадения?
   - Не знаю, - вздохнула она, - наверное, нет. Хотя, постой... мы же вроде решили, что у нас подозреваемые - или маг, или знакомая. Зачем им действовать вместе?
   - Ну а я-то откуда знаю? Найдем Кристину - спросим.
   Криво ухмыльнувшись, я пинком распахнул входную дверь, и вошел в небольшую прихожую. В ней за последние пару дней не изменилось ровным счетом ничего - по прежнему в центре её стояла небольшая конторка, за которой дремал жирный, неухоженный половинчик. Услышав стук распахнувшейся двери, он встрепенулся и попытался улыбнуться щербатым ртом.
   - Благородным господам угодна комната? - а раньше он спотыкался на каждом слове...
   - Нет, благородные господа пришли в гости... в комнату номер семь.
   - Прошу, - он махнул толстой лапкой в сторону лестницы, - а благородные господа не хотят дури?
   - Да что это за дурь такая? - поинтересовалась Шани.
   - Дурь, - половинчик расплылся в искренней улыбке, - это дар Сияющего Света всем разумным! Величайшее его творение, несущее смех и радость. Трава наслаждения, позволяющая погрузиться... погрузиться... в общем, погрузиться! Попробовав раз - курю и сейчас!
   - Интересно... - пробормотала Шани.
   - Всего лишь три сребреных за пакет лучшей дури нашего славного города!
   - Не надо нам такого счастья, - оборвал я половинчика, - Шани, если ты так хочешь погрузиться - поделюсь... у меня еще со времен Башни портсигар остался. Там - точно без привыкания и побочных эффектов, а тут - не поручусь.
   - Ловлю на слове, - с какой-то опаской в голосе сказала колдунья.
   Дверь комнаты номер семь оказалась заперта. Пришлось стучать - сначала кулаком, а потом, когда на стук кулака никакой реакции не последовало - ногой. Причем за дверью кто-то был - там слышалось какое-то шебуршание. Наконец, когда я уже начал прикидывать, как эту дверь будет удобнее выбить, она распахнулась. За ней стояла невысокая, изнеможенная женщина в коротком красном платье. Болезненно-тонкие руки, выпирающие ключицы, натянувшаяся на скулах кожа, и лихорадочный румянец выдавали в ней либо тяжелобольную, либо ну очень хорошо погрузившуюся... с учетом этого дома, второе было - реальнее. Её коротко стриженные черные волосы торчали вверх странным гребешком. Глаза непонятно-блеклого цвета смотрели будто бы сквозь нас.
   - Кристина? - уточнила Шани.
   - А-а? - икнув, ответила женщина, - Вы-ы к-кто?
   Пожав плечами, я одним движением втолкнул женщину в комнату и сам последовал за ней. Из мебели в комнате была только двуспальная кровать, на которой объемистым пузом кверху валялся какой-то мужик, обшарпанная тумбочка рядом, да покосившийся шкаф в углу.
   - Вы - Кристина? - вкрадчиво спросил я, медленно доставая ноэр из наспинных ножен.
   - Н-нет... д-да... женщина, как завороженная, следила за вырастающей над моим плечом серебристой полосой клинка.
   - Так нет или да?
   - Нет, нет!
   - Кир, ты чего? - тихо прошептала Шани, - Ты можешь представить, что бы она работала в палаццо несколько дней назад? Ясно же, что это не Кристина.
   Чуть повернув меч, я поймал солнечный луч, каким-то чудом пробивающийся через узкое, мутное окошко на зеркало лезвия, и отразил его в блеклые глаза женщины, заставляя её болезненно зажмуриться:
   - Кто вы? И где Кристина?
   - Жанна... - она медленно попятилась от меня. Я не менее медленно шагнул вперед, скидывая иллюзию с глаз,
   - Жанна я! - её голос перешел в визг, - Не убивайте меня, не виноватая я. Кристинка у хахаля своего живет, и мне предложила пока тут перекантоваться пару дней, раз уж комната пустует. Подруги мы, с детства. Пожалуйста, я ничего не делала! Это все она, она.... я тут не причем, правда, чем угодно поклянусь, пожалуйста, благородный господин?!
   - Что именно - она?
   - Не знаю я, благородный господин, что на неё думаете, то и она, а я не причем, Сияющим Светом клянусь! Я ни в чем не виноватая!
   - Где именно живет Кристина?
   - У хахаля своего, в "Голубом моллюске"! В Веселом квартале, там вам каждый покажет.
   - Как хахаля зовут?! Совелисс?!
   - Не знаю я, может и так! Не убивайте меня, благородный господин, клянусь, не знаю!
   - Пошли отсюда, - бросил я через плечо, - наша дорога ведет в Веселый квартал.
  

***

   Веселый квартал разительно отличался от всего, виденного нами в этом городе. Несмотря на разгар рабочего вроде бы дня, улицы были забиты народом. Казино сменяли рестораны и кабачки, а их, в свою очередь - более... интересные заведения с красными фонарями над входом. Выглядели они в большинстве своем как витрины, в которых "красовались" девушки разной степени привлекательности и одетости. Время от времени за стеклами появлялись мужчины - вскоре после это витрина задергивалась занавеской.
   - И где же нам искать этого "Голубого моллюска"? - пробормотала мертвой хваткой вцепившаяся в мою руку Шани.
   - Каждый покажет, значит, - повторил я слова Жанны, - ну давай спросим.
   Кто тут явно местный? Вышибалы и охранники! Шагнув ко входу в ближайший кабачок, где к стене лениво привалился представитель этого славного племени, я кашлянул, привлекая к себе внимание, и поинтересовался:
   - Где здесь "Голубой моллюск"?
   - Хм, - вышибала как-то странно ухмыльнулся, - вы из этих... Тут он зафиксировал взгляд на робко улыбающейся Шани. Почему-то вид колдуньи заставил его впать в прострацию - тяжелый мыслительный процесс очень ясно отразился на простом крестьянском лице. Чего это он? И из каких - "этих"?
   - Так куда идти-то?
   - Дальше по улице... через два дома направо сверните, там во дворе вход. Музыку услышите - не перепутаете.
   - Спасибо, - когда я через несколько шагов глянул через плечо, вышибала все еще задумчиво смотрел нам вслед. Еще раз повторюсь - чего это он?
  

***

   Из-за невысокой двери "моллюска" и в самом деле неслась веселая танцевальная музыка. Название заведения было неровно выписано нежно-голубой краской над этой самой дверью. Где-то тут меня ждет Совелисс... что ж, к бою! На мгновение прикрыв глаза, я призвал свою броню. Привычно отбросил за плечи тяжелый плащ с моим родовым гербом, поправил ремешки наруч... и распахнул дверь.
   За дверью оказалась короткая, на семь ступенек, лестница, выводящая нас в темную полуподвальную залу. На грани вызова боевого транса я обвел её оценивающим взглядом - барная стойка в дальнем углу, рядом с ней - низкая сцена, на которой играл быструю мелодию струнный квартет, несколько столов, на века сработанные трехногие табуреты вокруг. Посетители - чуть меньше десятка мужиков в черной кожаной... броне? Хотя, судя по многочисленным вырезам в самых странных местах, скорее, просто одежде, обильно украшенной какими-то полированными заклепками, цепями и пряжками.
   При нашем появлении музыка смолкла, и я оказался под прицелом откровенно оценивающих взглядов. Наступившую тишину нарушил один из мужиков... звонко цокая подкованными сапожками по каменному полу, он подошел к нам и, легко скользнув расслабленной рукой по нагрудной пластине моего доспеха - ожидая атаки, а не чего-то подобного, я не знал, как реагировать, и не реагировал никак, просто замерев - неожиданно высоким голосом произнес:
   - И что же привело в наше скромное заведение такого... брута-ального мальчика?
   - Брутального, но ми-илого, - заметил кто-то из глубины зала.
   "Брутальный, но милый мальчик"? Я чуть ослабил оковы воли, сдерживающие живущий в моей душе ледяной вихрь, позволяя ему дотронуться до комнаты, выглянуть из моих змеиных зрачков...
   - Перестань, пра-ативный, холодно, - протянул мужик, - ой, ка-акие глазки!
   Полный идиотизм ситуации, напряжение последних дней, сжигающая меня ярость - все это я выплеснул во внезапной вспышке совершенно истерического хохота. Отсмеявшись, я до поры до времени загнал холод внутрь и спокойно сказал:
   - Мы ищем Кристину.
   - Кристи-ина! - обернувшись, крикнул мужик. От стоящей чуть в стороне группы отделилась высокая, тонкая фигура и, покачивая бедрами, подошла к нам. Парень, скорее даже - мальчик, в ну очень обтягивающих кожаных штанах. Голый торс без малейшего намека на мускулы, но с четко проступающими ребрами крест-накрест перетянут шипастыми ремнями, к которым крепятся маленькие, я бы даже сказал - кокетливые, но от этого не менее шипастые оплечья. Черные приглаженные волосы блестят, смазанные каким-то салом. На губах - фиолетовая помада? Хм...
   - Да-а? - широко улыбнулся мне он.
   - Мы ищем Кристину, - повторил я.
   - Ну, я Кристи-ина, - капризным тоном протянул мальчик. И что на это прикажете отвечать?
   - Девушку Кристину... работавшую до недавнего времени в палаццо Гарпари.
   - А зачем это вам девушка Кристина? - неожиданно холодным голосом спросил первый подошедший к нам мужчина, легко прищелкивая пальцами. Остальные посетители этого заведения зашевелились... клянусь Кореллоном, пытаясь взять нас в кольцо!
   - Поговорить нам с ней надо, - не менее холодным тоном ответил я, и добавил, выразительно глянув на окружающих, - Не советую...
   - Что, дон Винченцо таки решил ей отомстить? - ехидно спросил "Кристина", - Только у самого появиться кишка тонка, он псов прислал?!
   - Меня никто не присылал, - отозвался я.
   - Ну да, ну да... - закивал мальчишка. Внезапно в руке у него появился нож, которым этот идиот попробовал угрожающе махнуть у меня перед глазами. Откуда он его достал, я не заметил. Почему идиот, спросите вы? Ну... увидев блеск стали перед глазами, я отмахнулся. Телекинетическая волна, последовавшая за быстрым движением моей кисти, подхватила беспомощно пискнувшего парнишку и со всего маху впечатала его в стену. Низко полетел... к дождю, не иначе.
   - Ну, ты, флэ-эш, - отнюдь не высоким голосом выкрикнул по-прежнему стоящий рядом с нами мужчина, - за Кристу ответишь, бегоррам эт файнэрри!
   Окружающие нас типы ощетинились оружием. В основном - ножи, но были там и пара дубинок, и примитивный кистень, и даже тонкий прямой меч, явно копирующий эльфийские клинки. Зашипев сквозь зубы, я рванул свой ноэр, окутываясь снежным маревом щитов. Ну, потанцуем!
   - Стоять! - звонкий, как щелчок хлыста, выкрик. Сместившись чуть в сторону, что бы понадежнее прикрыть собой Шани, я зафиксировал нового участника этого фарса. На верхней ступеньке ведущей на второй этаж лестницы стоял рослый, широкоплечий мужчина в тускло-серой кольчуге. Его оружие - парные короткие клинки - пока что оставались в ножнах, и это внушало надежду на то, что можно будет обойтись без боя. Надежда, как известно, такая дама - умирает последней.
   - Кто вы такие, и что вам нужно на моей территории? - крикнул он, обращаясь к нам с Шани.
   - Вежливые хозяева представляются первыми, - отозвался я.
   - Ну, хорошо, - хмыкнул он после секундного - я уже начал прикидывать направление атаки - раздумья, - меня зовут Тимур. Ваша очередь...
   - Кир и Шани. Нам нужно поговорить с Кристиной.
   - Вас послал Гарпари?
   - Нас никто не посылал, - рявкнул я, - позови Кристину, Совелисса, и если вы все отсюда очень быстро уберетесь, то даже останетесь в живых.
   - Слова дешевы, флэш, а виски стоит денег! - фыркнул Тимур, - Ты считать-то умеешь? Нас восемь - вас двое!
   - Бывало и хуже! Не страшно - мы будем играть, - хищно прищурился я, чуть качнув клинок из стороны в сторону.
   - Думаешь, твоя магия поможет, флэш? Мы и магов валили.
   - Можешь попытаться меня убить... у тебя не получится, но попытаться ты можешь!
   - Ну, флэш, ты реально достал... - вздохнул Тимур, картинно кладя руки на рукояти клинков, - Сейчас мы тебя поучим уму-разуму... и не думаю я, что ты после этого уйдешь отсюда своими ножками.
   - Шани, - коротко бросил я за спину, - сожги этого недоумка. Я разберусь с остальными.
   - Сжечь... - в полный голос произнесла Шани с нескрываемым ехидством, - уже? А может, еще чуть-чуть поговорим? Он так забавно нас боится...
   - Кто боится? - голос Тимура сорвался на визг.
   - Да вы все, - судя по голосу, ухмыльнулась Шани, - без исключения. И правильно делаете... Не знаю, каких недоучек вы "валили", но даже на одного нормального боевого мага вас не хватит. Нас же тут, как уже было замечено, двое. Так что вопрос только в том, как именно вы умрете - от меча, огня или молнии. Право слово, разумнее позвать нам тех, кого мы спрашиваем. Жизнь не стоит гонора.
   - Ну, ты, цыпа... - начал было Тимур, но его прервали:
   - Она права, Тим, - тихо произнесла шагнувшая откуда-то из-за Тимура симпатичная рыжеволосая девушка в зеленом платье, по-детски дергая его за рукав, - остынь. Я - Кристина, - повысила она голос, обращаясь к нам, - что вам от меня нужно?
   - Нам нужны Бьянка и Совелисс, - отозвался я.
   - Бьянка? - судя по голосу, Кристина была не на шутку удивлена, - И кто такой Совелисс?!
   - Ваш эээ... молодой человек, - хмыкнул я, - хватит придуриваться.
   - Какой еще молодой человек?! - зашипел Тимур, - Щас я кому-то язык-то укорочу...
   - Тихо ты! - рявкнула на него Кристина, - Вы ошиблись. Мой молодой человек - вот он, - она ткнула пальцем в Тимура, - и ни о каком Совелисса я ничего не слышала даже.
   - Жанна сказала несколько иное!
   - Жанка?! Она, небось, себе последние мозги скурила, глюки ловит. Не знает она, с кем я встречаюсь, не говорила я ей этого никогда...
   - Кир, - на грани слышимости выдохнула Шани, - она права. Жанна не знала, как зовут Кристининого ухажера - про Совелисса ты сам додумал.
   - Вы с ним в одном доме жили, на Строителей, - скрипнул зубами я.
   - И чё? - ответил вместо девушки Тимур, - Мало ли кто там живет? Хаза гильдейская, там и мои мальчики кантуются, и Трифоновские ребята бывают, да и левый народ порой заносит.
   - Трифон? - переспросил я. Почему-то это имя было мне знакомо. Где я его слышал?! Странное чувство, как будто я упустил что-то важное...
   - Чё Трифон? - хмыкнул Тимур, - Нынешнего типа главу Гильдии тоже прикажешь подать пред светлые очи прям сейчас? Бегу и падаю, горрам!
   - Какой гильдии?
   - Ты чего, флэш, дури обкурился?.. Варежку разеваешь, а на кого - не знаешь?! Гильдии воров, разумеется!
   - Еще один "флэш" в мою сторону - и это будет последнее, что ты скажешь в этой жизни, - честно предупредил я.
   - Да... - начал было взбухать юноша, но Кристина, привстав на цыпочки, просто закрыла ему рот ладошкой, и быстро произнесла, - Я правда не знаю ни о каком Совелиссе. Может быть, он и в самом деле один из ребят Трифона. Светом клянусь!
   - Ты чё себе позволяешь, женщина?! - нервно вращающий глазами Тимур наконец-то догадался просто-напросто оттолкнуть от себя девчонку.
   Губы девушки чуть шевельнулись. Фраза явно предназначалась лишь для ушей парня - я, впрочем, совершенно четко расслышал: "Если ты не заткнешься, остаток года один спать будешь". Судя по тому, что он таки заткнулся, угроза была воспринята всерьез.
   - Она правду говорит? - спросил я у Шани.
   - Не знаю, - тихо ответила девушка, - она боится, это все, что я могу тебе сказать. Впрочем, будь передо мною злой ты, я бы тоже боялась... Слушай, - повысила голос колдунья, - давай поговорим, как взрослые люди. Без крика и ругани. Мы зададим тебе несколько вопросов, ты на них ответишь, и мы разойдемся, довольные друг другом. Мы тебе не враги.
   - Ладно, - после краткого раздумья отозвалась Кристина, - поднимайтесь к нам. Вы же наверняка без лишних ушей поговорить хотите?
   - Было бы неплохо, - в голосе Шани звучала улыбка.
   - Расступитесь, - я обвел не слишком добрым взглядом по-прежнему окружающих нас людей. Те на удивление послушно раздались в стороны, освобождая нам проход. Оружия, впрочем, не убирали. Ну-ну... вернув ноэр в ножны, я зашагал к Кристине. Шани неслышной тенью держалась за моим плечом. Ожидаемой мною атаки не последовало - а жаль... только когда мы с колдуньей поднялись на второй этаж, вновь заиграла задорная музыка, и народ начал возвращаться к своим столикам.
  

***

   Комната, в которую провела нас Кристина, была довольно уютной. Ковер на полу, несколько глубоких кресел, стоящий между ними низенький столик из полированного дерева, не горящий по причине жаркого времени камин...
   - Ладно, так что у вас за вопросы? - вздохнула девушка, после того, как мы трое удобно устроились в креслах. Тимур, последовавший за нами, садиться не стал - встал за креслом Кристины, сцепил руки на груди и смерил нас с Шани угрожающе-высокомерным взглядом.
   - Значит, Совелисса вы не знаете, - начала разговор Шани.
   - Я же сказала, что нет.
   - Ну, хорошо, примем ваши слова на веру. Пока что. Что вам известно об исчезновении Бьянки?
   - О чем?! - аж поперхнулась Кристина, привставая из кресла, - Бьянка исчезла?!
   - Н-да, - пробормотала колдунья, поворачиваясь ко мне, - это точно не она. Я в ответ только кивнул.
   - Так, Тим, - обернулась к Тимуру девушка, - иди, погуляй. С ребятами посиди... О Бьянке - ни слова!
   - Ты уверена? - переспросил тот.
   - Да иди уже... не думаю, что эти двое хотят мне навредить. А поговорить нам и в самом деле надо.
   Едва за послушно ушедшим парнем закрылась дверь комнаты, нервно кусавшая губы Кристина засыпала нас вопросами:
   - Так Бьянка исчезла? Когда? Как? Что вы...
   - Стой, стой... - я предостерегающе поднял руку, - вопросы тут задаем все же мы. Да, Бьянка действительно исчезла. Мы пытаемся найти того, кто в этом виновен.
   - Не я, - замотала головой Кристина, - Светом клянусь, я тут не причем.
   - Мы верим, - улыбнулась Шани, - и хотим, что бы ты помогла нам в нашем расследовании.
   - Чем могу - помогу. Бьянка мне как сестренка младшая...
   - Хорошо. Во-первых...
   - Во-первых, - перебил я колдунью, - о её похищении никто не знает. Кристина, - я постарался, что бы мой голос звучал искренне, - в твоих интересах, что бы никто и не узнал.
   - Я не дура, - отозвалась девушка, - рот на замке держать умею. И Тимку заставлю. Так она не просто исчезла? Её похитили?!
   - Мы не знаем, - вздохнула Шани, - то ли похитили, то ли нет... есть сильное подозрение, что она с похитителем ушла добровольно. Как думаешь, могла она такое сделать?
   - Сильно сомневаюсь, - пожала плечами Кристина, - она же не полная идиотка... Да и с кем ей уходить-то?!
   - Вот и нам интересно - с кем. Вы же подруги? Как думаешь, с кем она могла уйти?
   - Да вроде бы не с кем... - подумав, ответила та, - кроме меня, подруг у неё не было. Друзей, кстати, тоже. Ну, разве что жених, сэр Лифипп Тивербладский. Но эта статуя вне подозрений.
   - Почему? - с интересом осведомилась Шани.
   - Вы с ним не знакомы, иначе не спрашивали бы, - рассмеялась Кристина, - он для такого слишком правильный. Паладин Света, с детства, что еще сказать...
   - А с Вильямом она уйти не могла? - спросил я.
   - С этой гадюкой? - насмешливо изломила бровь девушка.
   - Ну почему, вполне нормальный парень... Да, мне он тоже не понравился! - наши с Шани реплики прозвучали одновременно.
   - Чем тебе Вильям-то не угодил? - я с любопытством посмотрел на колдунью.
   - Слишком... - девушка задумалась, - ...слишком скользкий. Не знаю я, не понравился, и все.
   - Ну... - я только плечами пожал. На мой взгляд, Вильям был нормальным, компанейским парнем. Чем он так обеим девушкам не приглянулся - не представляю.
   - В общем, - прервала мои размышления Кристина, - с Вильямом она точно бы не ушла.
   - Они дружили?
   - Они не общались. Точнее, в пределах "Здравствуй - До свидания". Все.
   - А с кем она общалась-то?
   - Да ни с кем, по большому счету, - вздохнула Кристина, - я у неё была единственной подругой. Из дома её не выпускали, разве что в церковь, да на прогулки с отцом или Лифиппом. Дома ей тоже общаться особо не с кем было - я, бабушка Агата, вот и все, в общем-то. Дон Винченцо с ней мог неделями не разговаривать, с отцом Александром она, почитай, только в церкви и виделась...
   - Только в церковь и на прогулки? - переспросила Шани.
   - Ну... - Кристина несколько мгновений помолчала, а потом, будто решившись на что-то, взглянула колдунье в глаза, - не только. Я её несколько раз утаскивала в город. Но одну не оставляла!
   - Как именно утаскивала-то? - довольно улыбнувшись чему-то, спросила Шани.
   - Из её комнаты выбраться можно. Из окна - на дерево, а потом по стене вниз. И так же - обратно. Но посторонний так не проберется, на окне магическая защита!
   - Эту тропку мы нашли, - кивнул я, - а зачем ты её водила в город?
   - Жалко мне её было, - вздохнула Кристина, - бедная девочка вообще ничего не знала о настоящей жизни. Я так поняла, дон Винченцо её, почитай, со смерти матери в хрустальной башне держал. Старался всеми силами оградить от внешнего мира.
   - А ты вообще долго у них работала?
   - Полтора года... до меня ей бабушка прислуживала, но она старенькая уже, не справлялась. Вот меня по её протекции и взяли.
   - А когда вы в город ходили, то... куда именно? - спросила Шани.
   - Сюда вот. В "Моллюска", благо тут безопасно.
   - Я так понимаю, здешние посетители вне подозрений? - на губах колдуньи играла странная улыбка.
   - Да, - тихо рассмеялась Кристина, - полностью и абсолютно.
   - Кстати, - я прищелкнул пальцами, - мы у неё под подушкой нашли интересную книжку...
   - "Светлячка", что ли? Это я ей на день рождения подарила. Моя любимая история о любви!
   - Понятно... в общем, предположений никаких?
   - Нет, к сожалению, - она покачала головой, - никаких.
   - Вот, - я повернулся к Шани, - я же говорил, что магический след надо разбирать. Сове...
   - Опять ты со своим Совелиссом, - вздохнула девушка, - как ты его искать собираешься?!
   - Не знаю...
   - Да кто такой этот Совелисс? - спросила Кристина.
   - Маг эльфийский, - вместо меня ответила Шани.
   - Эльф? А у Трифона маг вроде бы как раз из этих, - задумчиво протянула она, - может и в самом деле он? Тем более, вы говорите, он на Строителей жил, где и я?
   - Горрам! - я наконец-то вспомнил, где именно я слышал это имя - Трифон. Его упоминал Старый Граф. Именно через Трифона Совелисс получил разрешение остаться в городе. Выплата карточного долга воспитанником графа этому самому Трифону, если мне не изменяет память...
   - Что такое? - осведомилась колдунья.
   - Ты, скорее всего, права, - не отвечая Шани, обратился я к Кристине, - по крайней мере, именно с помощью Трифона Совелисс остался в Старгороде, когда начались гонения на эльфов. Что ты можешь про него рассказать?
   - Про Трифона? - уточнила Кристина. Дождавшись моего утвердительного кивка, она пожала плечами, - А что про него рассказывать-то? Новый глава гильдии воров. Держит большую часть Веселого Квартала. Полный отморозок... подсаживает маленьких девочек на дурь, а потом подкладывает под богатых клиентов. И вообще...
   - Тимур на него работает?
   - Тимка? Нет! У Тимура своя команда... они вообще из гильдии, почитай, вышли... ладно, - она махнула рукой, - расскажу. Раньше, при старом смотрящем, все было строго. Гильдия воров - ворует. Предлагали купцам платить небольшие взносы за защиту, кто платил - спал спокойно, кто не платил... ну... платил все равно, - она чуть улыбнулась. Но такое нравилось не всем. Трифону в том числе. Он с самого начала бандитом был, полным отморозком. И ребят себе под стать подбирал - жестоких, которые кровь любят. А потом старый смотрящий умер. Не знаю уж как, слухи ходят разные. Говорят, что он некромантам дорогу перешел. Мутная история, в общем. Ну... Трифон не растерялся, власть подхватил... часть гильдии под себя подмял. Только вот все же многих он при этом потерял. Тимур со своими ребятами от него ушли, еще несколько групп... те, кто не флэши полные. В общем, гильдии настал полный фрак. То, что от нее осталось, творит все, что хочет. Дурь, девочки, поговаривают, что теперь там и заказными убийствами занимаются. Отколовшиеся команды, вроде Тимуровской, держат какие-то кусочки города, как и раньше. В общем, война у воров. А дом на Строителей - вроде как нейтральная территория. Там представители всех групп встречаются. Драться на нейтралке - не по понятиям. Потому меня Тим сначала там и поселил - какая-никакая, а защита. Только я все равно сюда перебралась.
   - Некромантам, значит, дорогу перешел, - пробормотал я.
   - Старый смотритель-то? По слухам... но я под этим не подписываюсь! Много чего говорят...
   - Думается мне, что ведет наша тропка прямиком к этому самому Трифону, - холодно улыбнулся я, - надеюсь, его местонахождение известно?
   - В старой гильдии он живет, где же еще...
   - И где эта старая гильдия находится?
   - Погодите, вы что, на него наехать хотите?! - в голосе Кристины звучало нескрываемое удивление, - Там человек тридцать, не меньше. Сляжете ни за что, ни про что. Вот что я вам скажу... Тим! - внезапно закричала она. Дверь тут же распахнулась - похоже, означенный Тим решил не гулять и не сидеть с ребятами, а караулить Кристину.
   - Что случилось?! - н-да, а парень готов к бою. На лице - злобный оскал, в руках - мечи...
   - Ничего не случилось, - отозвался я, - спрячь клинки, пока не порезался.
   - Тебя не спросил, - огрызнулся он, все же убирая оружие в ножны.
   - Тимми, они хотят наехать на Трифона, - обличающим тоном сказала Кристина.
   - И чего? Флаг им в руки, барабан на шею, - отозвался он, - тот их порежет на колбасу, и будет счастлив.
   - Тимми, - девушка улыбнулась, и подчеркнуто медленно повторила, - два мага хотят наехать на Трифона.
   - Ну, я рад за них. От меня-то ты чего хочешь?
   - Любви и нежности, горрам! Два мага хотят наехать на Трифона. Ты хочешь наехать на Трифона. Мысли по этому поводу?
   - Ты чего нам, объединиться предлагаешь? - он удивленно хмыкнул.
   - Наконец-то...
   - А нас спросить не хотите? - поинтересовался я.
   - Спрашиваю, - пожала плечами Кристина, - вы предпочтете атаковать Трифона в гордом одиночестве, или при поддержке пары десятков клинков?
   - Раз вы так ставите вопрос, - рассмеялась Шани, - думаю, что второе. Кир?
   - Грешно отказываться от союзников, - согласно кивнул я, - особенно таких, каких не жалко.
   - Ты на что это намекаешь?! - завелся было Тимур, но Кристина его перебила:
   - Вот и договорились!
   - Эээ, я еще не согласился! - возразил парень.
   - А какие у тебя возражения, дорогой?
   - Дак откуда я знаю, что они умеют?! Может с ними лезть будет хуже, чем без них?!
   - Они маги. Ты в этом сомневаешься?
   - Нет, но...
   - Ну и все. Что бы они ни умели, когда ты еще найдешь двух магов, готовых тебе помочь разобраться с Трифоном?! При этом совершенно бесплатно. Ту головой-то подумай, дорогой. Тут тебе такой фарт привалил, а ты его профукать хочешь?
   - Ладно, ладно... Может ты и права...
   - Со спорами закончили? Можно выступать? - улыбнулся я.
   - Ты что, сдурел?! - Трифон посмотрел на меня, как на идиота, - Мне людей собрать надо! Завтра вечером, не раньше!
   - Кир, не вздумай спорить, - Шани мило мне улыбнулась, - нам тоже не помешает подготовиться. Тимур, когда вы будете готовы?
   - Шесть вечера. Встречаемся здесь же. Я как раз своих ребят соберу, ещё с парой парней перетру... Бригада будет нормальная, в общем. Вы, главное, сами не облажайтесь. А то маги, маги...
   - Хорошо - быстро ответила Шани, не давая мне высказать Тимуру все, что я думаю о его оценке магов, - Кир, у нас до темноты есть еще несколько часов. Ты, кажется, собирался пообщаться со здешним некромантом? По-моему, как раз самое время.
   - Мздырем? Предлагаешь к нему съездить? Имеет ли смысл, раз уж мы нашли Совелисса?
   - Ну а почему нет? Время у нас есть... закроем версию, хуже не будет.
   - Хорошо, - кивнул я, - к Ираклию так к Ираклию. Тимур, мы будем здесь завтра в шесть вечера. В твоих интересах быть готовым.
   - Я-то буду, - угрюмо отозвался парень.
   Не утруждая себя продолжением ненужного разговора, я вежливо кивнул Кристине и покинул комнату. Шани права - в гости к некроманту съездить надо. И про Бьянку ненавязчиво поинтересоваться, да и просто поздороваться и познакомиться. В конце концов, банальной вежливости никто не отменял...
  

Глава 8: Вторник. Башня некроманта.

   Под копыта наших коней стелилось полотно тракта. Легкая, неспешная рысь, с детства знакомое ощущение ходящих подо мною тугих конских мышц, слабый ветерок в лицо - все это настраивало меня на философски-раздумчивый лад. Говорить не хотелось - и мы не говорили.
   Предыдущий час ничем особым отмечен не был. Завершив наше плодотворное общение с Тимуром и Кристиной, мы с колдуньей вернулись в "Единорога". Выяснили у Эрика точное местонахождение башни некроманта, забрали наших верных лошадей, и поехали. На воротах вновь столкнулись со знакомым сержантом. Четыре раза мы проезжаем через эти ворота, и четыре раза с ним сталкиваемся. Живет он тут, что ли? Впрочем, мне на подобное жаловаться грешно.
   Памятуя о том, как сильно мне в прошлый раз помогло его добросовестное отмечание нашего приезда-отъезда, я и остановился, и поблагодарил, и не погнушался руку пожать, и вновь передал несколько серебряных монет для лучшего несения службы. В ответ я получил искренние заверения в том, что милсдаря и милсдарыню прекрасно помнят, и отмечать будут, и вообще, почаще бы тут такие вежественные благородные господа ездили - после чего "вежественно" раскланялся со стражником, и мы поехали дальше. Собственно, так с тех пор и ехали...
   Я задумчиво глянул на вырвавшуюся вперед Шани. Обычно первым был я, или же мы держались бок о бок - но сейчас её молодая кобылка горячилась, стремясь перейти на галоп, я же чуть придерживал Грома - и в результате место во главе нашей маленькой колонны заняла девушка. В седле она держалась хорошо - не идеально, и не "как влитая", но понятно было, что она не свалится даже на быстром галопе. Только вот видно было, что умение-то у неё есть, а вот привычки - нет. Мы, конечно, последние пару дней катаемся достаточно медленно и недалеко - но вот что-то мне подсказывает, что нетренированные мышцы у колдуньи все же болят. С другой стороны, то, что она, стиснув зубы, спокойно это терпит, а не показушно валится с ног и громко жалуется, более чем располагает. Всегда уважал людей с сильной волей.
   Улыбнувшись этим своим мыслям, я потянулся за привешенной к седлу баклажкой. По-прежнему хотелось пить... Привычно тряхнул фляжку, проверяя, сколько воды в ней осталось, и тихо присвистнул - судя по звуку, жидкости там было на донышке. А я ведь заполнил её под горлышко, когда мы покидали таверну. Это я, получается, меньше чем за час выпил почти полторы кварты, и сам того не заметил? Н-да. Ждут меня, водохлеба, кустики придорожные, и скоро. Вот поэтому я и стараюсь не пить помногу. Я с ненавистью покосился на висевшее в небе солнце, которое я и винил в мучающем меня сушняке - оно, конечно, не у нас над головами, но вот жарить в полную силу ему это не мешает. У колдуньи попросить, что ли...
   - Шани, - окликнул я девушку.
   - Чего, Кир? - отозвалась она, придерживая Искру.
   - Водичкой не поделишься? - я попытался состроить самые жалобные глазки, на которые только был способен и, по-моему, у меня получилось - по крайней мере, Шани с трудом подавила смешок и с широкой улыбкой протянула мне свою фляжку. Я радостно присосался к горлышку. Не отрываясь от ледяной - ну а какой еще она может быть в моих-то руках? - воды, я благодарно покосился на внимательно рассматривающую меня девушку, и с удивлением заметил, как улыбка на её лице сменилась... заботой? Тревогой?
   - Ты вообще в порядке? - осторожно поинтересовалась она.
   Я с удивлением посмотрел на девушку, возвращая ей флягу:
   - Ну да... только пить хочется.
   - Не нравится мне, как ты выглядишь, - пробормотала колдунья, дотрагиваясь до моего лба тыльной стороной ладошки.
   - Все со мной нормально, - я мотнул головой, сбрасывая её руку. От резкого движения в ушах внезапно зашумело, виски пронзила вспышка острой боли, а перед глазами будто кто-то задернул темный занавес. Теряя равновесие, я качнулся в сторону. Ватные от внезапной слабости руки скользнули по уздечке, пытаясь уцепиться, удержаться... следующим, что я почувствовал, был удар. Болели бок, плечо - но даже эта боль была какой-то размытой, ненастоящей. Что со мной?
   - Кир?! - крик Шани доносился будто бы издалека. Перед глазами то сужался, то расширялся какой-то черный туннель. Сердце билось, как оглашенное.
   - Что... - пробормотал я, пытаясь подняться на ноги.
   - Держись за меня, идиот, - рявкнула Шани, помогая мне встать, - и марш в тень. У тебя, похоже, тепловой удар.
   - Я - маг холода. Какой еще тепловой удар, ты с ума сошла?!
   - Ну, значит, только что опытным путем было доказано, что даже маг холода, побыв под летним солнышком с непокрытой головой и во всем черном, может свалиться с лошади с тепловым ударом.
   - Ты чушь говоришь... - судя по тому, что я больше не ощущал жалящих солнечных лучей, Шани дотащила меня до тени придорожного дерева.
   - Я все же целительница, Кир, видела такое уже, - обиженно отозвалась она, помогая мне опереться спиной о ствол и расстегивая мою рубашку. Хм. Расстегивая мою рубашку?
   - Ты чего делаешь?
   - Охладить тебя пытаюсь!
   - Я сам... отойди на пару шагов, пожалуйста, - к моему немалому удивлению, колдунья послушалась. Я же, перебарывая волнами накатывающую на меня тошноту, не просто позволил своей магии вырваться на волю, а еще и подстегнул её. Значит, надо охладиться? Их есть у нас... Папин снежный вихрь может, при его на то желании, до дна проморозить немаленькое озеро. Я не настолько крут, но вполне могу заставить лужи подернуться ледком, а траву одеться инеем. Горрам, о какой чепухе я думаю?
   Надо признать, что колдунья была права. От холода мне и в самом деле полегчало. Шум в ушах пошел на убыль, понемногу начало возвращаться нормальное зрение...
   - Можешь подходить, - позвал я Шани, почувствовав, что начальная волна вырвавшегося на волю холода пошла на убыль, становясь моей обычной аурой прохлады. Обычной - когда я не среди людей.
   - Что это? - Шани, приблизившись на шаг, замерла.
   - Это я, - сил все еще было мало, и улыбка моя получилась довольно бледной, - эльфийский маг холода в естественном состоянии, не старающийся скрыть свою принадлежность стихии.
   - А приятно, - улыбнулась колдунья, вновь щупая мне лоб, - особенно в такой жаркий день. То есть ты обычно такой? А зачем прячешь?
   - Да вот... не люблю, когда простые люди от меня шарахаются. Магов боятся, и за дело.
   - Не убирай, - попросила девушка, - по крайней мере, пока мы в город не вернемся. Мне нравится. Обещаю не шарахаться.
   - Ладно... так что со мной?
   - Солнечный удар, - пожала плечами она, - как я и говорила. У тебя шляпа какая-либо есть? И не черная одежда?
   - Шляпа есть. Одежды, к сожалению, нет.
   - Ну вот. Сейчас ты оклемаешься, остынешь, наденешь свою шляпу, и дальше поедем. Ты не волнуйся, Кир, такое со всеми бывает. С летним солнцем вообще шутки плохи.
   - Угу. Всю жизнь я хожу во всем черном и с непокрытой головой, и никаких проблем. А сейчас вдруг - "такое со всеми бывает"? Кстати, я флягу-то тебе отдал?
   - Да. Все еще хочешь пить? - поинтересовалась колдунья, протягивая мне означенную флягу.
   - Ну да... что-то я никак напиться не могу, - пожаловался я, - и вода какой-то безвкусной кажется...
   - Все еще отходишь от нашего вчерашнего загула, наверное, - пожала плечами девушка, - обезвоживание организма в результате принятия внутрь большого количества алкоголя. Плюс солнышко летнее... в результате вы, милорд, валитесь с коня.
   - Прелесть... рассказать кому - не поверят.
   - Да ладно... я же сказала, такое со всеми бывает. Подумаешь. Ты оклемался чуток?
   - Чуток, - используя ствол дерева, под которым мы сидели, в качестве опоры, я поднялся на ноги. Ходить вроде бы могу, и в обморок падать не собираюсь. Шляпа... должна быть в седельной сумке, вместе с остальным моим гардеробом. А, горрам! Я же оставил это все в номере! Последнюю мысль я и озвучил.
   - Одень мою, - улыбнулась девушка, - в костюмах, которые мне Лия дала, была и шляпа.
   - Ты издеваешься? - поинтересовался я.
   - Ни капли. Она не женская, - хмыкнула колдунья, - Сейчас достану.
   - А зачем ты с собой весь багаж возишь, кстати? - поинтересовался я.
   - Не весь, - пожала плечами девушка, копаясь в небольшой сумке, прикрепленной к седлу Искры, - а только то, что может понадобиться. Вот! - она вытащила оттуда какой-то комок, несколько раз резко стукнула им о колено, расправляя, и протянула мне темно-красную федору с широкими, мягкими полями и перехваченной кожаным ремешком тульей.
   - Не люблю шляпы, - пробормотал я, послушно нахлобучивая новый предмет гардероба. Скользнул пальцами по полям, чуть изламывая их, и с улыбкой посмотрел на девушку, - Ну, как мне?
   - Демонически, - хихикнула она, - Особенно этот взгляд исподлобья... Но голова прикрыта, и лицо в тени, а это главное. Едем дальше?
   - Едем.
  

***

   <...>
   - Как-то мне не очень нравится видеть Кира беззащитным, - заметила я, вновь почувствовав присутствие Голоса.
   - Согласна, - отозвалась та, - как думаешь, с чего это он решил скопытиться?
   - Да как и все нормальные люди, обезводился, перегрелся... говорю же, бывает. Кстати, а куда это ты исчезаешь постоянно? Раньше старалась постоянно быть рядом, контроль перехватывала, а сейчас тебе всё нет и нет...
   - Энергии мало, - задумчиво отозвалась Голос, - эти посиделки с князем под бутылочку мне очень дорого обошлись. Восстанавливаться надо... А что, тебе хочется, что бы я почаще прорезалась? Можно устроить!
   - Нет уж, спасибо, обойдусь я без такого счастья, - фыркнула я, - просто интересно, можно ли будет рассчитывать на твою помощь, буде у нас еще какая-либо критическая ситуация нарисуется.
   - Ну, в критической ситуации я появлюсь, кое-какие резервы у меня еще есть. Но они - именно для критической ситуации. Да ты не скучай, милая, я еще успею тебе надоесть... - Голос просто сочилась ехидством.
   <...>
  

***

   Вскоре мы покинули тракт, свернув на неширокую, извилистую лесную дорогу. Пить хотелось по-прежнему, но зато солнце меня больше не беспокоило. Так что я был искренне благодарен Шани за шляпу. Мы вновь поменялись местами - я ехал первым, первым же и остановился, когда из придорожных кустов на дорогу перед нами шагнул скелет. Простой человеческий скелет, выбеленный временем. Он взглянул на нас пустыми глазницами - мои руки сами выхватили ноэр - и провозгласил сухим, высоким голосом:
   - Оставь надежду, всяк сюда входящий! - никаких враждебных действий он не предпринимал.
   - Ты кто? - ошарашено вырвалось у меня.
   - Я - белочка! - гордо ответствовал скелет.
   - Белочки - они маленькие и рыжие, - пробормотал я, чувствуя, что схожу с ума.
   - Белочки - они разные. Я, например, большая и белая, - отозвался... или все же отозвалась?.. скелет.
   - Белая белочка? - я прищурился, вызывая Взор. Означенная белочка оказалась опутана совершенно диким количеством разнообразнейших заклятий. Похоже, что эта магическая структура создавалась годами, регулярно расширяясь и надстраиваясь. Причем я не имел ни малейшего понятия, что делает большая часть этих плетений. А едем мы к некроманту...
   - Нет, белая горячка, - ответил скелет.
   - Большая белая горячка? - тут два варианта. Или с ума сошел я, или мир вокруг меня.
   - Нет. Просто Белая Горячка. Ну, или сокращенно - Белочка. Так вы оставили надежду?
   - Будем считать, что оставили...
   - Вот и правильно, - скелет удовлетворенно нам кивнул, развернулся, и исчез в тех же кустах, из которых вылез.
   - И что это было?! - воззвала ко мне Шани.
   - Очевидно, Белая Горячка... сокращенно - Белочка, - недоуменно отозвался я, - магический конструкт, очень сложный...
   - А... как он говорил, без горла и легких?
   - А я-то откуда знаю? - пожал плечами я, - Магия. Там столько всего было намешано, в этой белочке... возможность говорить без горла и легких - это, по большому счету, вообще не странность. Думаю я, что это милое создание служит для отпугивания простых людей - дабы они не надоедали некроманту.
   - Возможно, - кивнула колдунья, - дай угадаю, мы не простые люди, и не отпугнемся?
   - Разумеется...
   - Что ж, тогда вперед...
  

***

   Ехать нам оставалось немного - еще пара поворотов узкой дороги, и лес расступился, открывая небольшую лощину, в центре которой находился оплывший холм. Вершину же этого холма венчала башня. Честно признаться, когда я думал о Башне Некроманта - я представлял себе нечто стройное, высокое, подпирающее собой небо, с острыми, в клочья рассекающими облака клыками зубцов парапета. Ах да, разумеется, означенная башня непременно должна быть черной! Реальность значительно уступала моим фантазиям. Похоже, до того, как сюда заселился некромант, низкая, приземистая, серая кирпичная башня служила опорной крепостицей. Это подтверждали и прилепившиеся к её подножию хозяйственные постройки. Такие вот форпосты, остатки другого, гораздо более опасного и лихого времени, были щедро раскиданы по всем землям Империи.
   Переглянувшись с колдуньей, я направил коня вперед. Впрочем, до башни мы не добрались. Примерно на половине пути из одной из пристроек высунулся мужик в серой кольчуге, вооруженный щитом и топором, и громко заорал в нашу сторону:
   - Кого тут еще несет? Кто решил побеспокоить могущественного некроманта? Жизнь не дорога?
   - Это ты - могущественный некромант? - не замедляя коня, осведомился я.
   - Нет, я здешний стражник. Некромант - в башне. Кто вы такие, и что вам нужно?
   - Я - князь Кириэль Найло, со спутницей. Наношу мессиру Мздырю визит вежливости, как маг магу. Я так понимаю, он дома?
   - Дома, милорд. Вы тоже маг, что ли?
   - Тоже, - согласился я, подъезжая вплотную к стражнику, - докладывать о моем прибытии будешь?
   - Не, - он замотал головой, - зачем? Вы сами. По лестнице поднимитесь на второй этаж, в лабораторию. Мессир там будет. Он не любит лишних церемоний.
   - Я тоже, - улыбнулся я, спешиваясь, и помогая спешиться Шани, - коней куда можно поставить?
   - Я ими займусь, милорд, - отозвался стражник, - дверь в башню не заперта, прошу.
   - Постой, - окликнул я стражника, начавшего вести наших коней куда-то вокруг башни, - вопрос к тебе есть. Мы на пути сюда наткнулись на такого интересного говорящего скелета...
   - Белочку, что ли? - заржал стражник, - Это мессира забава. Ходит тут, крестьян отпугивает, что бы не лезли попусту.
   - А что, лезут? - удивился я, - К некроманту?
   - Бывает, бывает... Наберутся горячительного по горлышко, и рвутся на подвиги. А мессир у нас добрый, нет бы хоть раз кого-то всерьез проучить... только отпугивает.
   - Понятно, в общем... спасибо за ответ.
   - Да не за что, милорд, - ухмыльнулся стражник.
   Массивная дубовая дверь башни, окованная для прочности потемневшими от времени бронзовыми полосами, и в самом деле была не заперта. И открылась на удивление легко, не смотря на противно взвизгнувшие петли. На этот скрип обернулись еще трое сидящих за находящимся в центре круглой комнаты столом охранников.
   - Кто таков? - не вставая, осведомился один из них.
   - Князь Кириэль Найло, - повторил я свое имя и титул.
   - Что вам, князь, от мессира нужно?
   - Визит вежливости... мажеской.
   При этих словах троица тут же подтянулась. Говорящий со мной стражник даже соизволил подняться на ноги и с легким поклоном произнес:
   - Добро пожаловать в башню мессира Мздыря, милорд. Мессир сейчас в лаборатории. По этой лестнице, - он махнул рукой в сторону ведущей как наверх, так и вниз винтовой лестницы у дальней стены, - наверх, на второй этаж, ну и там через дверь. Она одна, не перепутаете.
   Вообще же изнутри башня казалась даже меньше, чем снаружи. Одинокая круглая комната, шагов, наверное, восьми в диаметре, несколько дверей по окружности, несомненно, ведущих в хозяйственные пристройки. Мебели - самый минимум, только уже упоминавшийся мною стол да табуреты, на которых и сидели стражники. Ну и крутая винтовая лестница, по которой мы и поднялись на второй этаж. Она вела и выше - подозреваю, что там были жилые помещения. Неважно. Сейчас же перед нами была дверь лаборатории, в которую я и постучал.
   - Кто там? - раздалось из-за двери. У страшного некроманта оказался приятный, бархатистый баритон.
   - Князь Кириэль Найло со спутницей. Визит вежливости, - в третий раз повторил я, чувствуя себя заморской птицей попугаем.
   - Ну, заходите, князь со спутницей, не заперто, - с ясно слышимой усмешкой в голосе ответил мне некромант. Я не замедлил воспользоваться приглашением.
   Означенный некромант возился у одного из лабораторных столов, стоящих по периметру комнаты. Одет он был в простые серые штаны и рубаху, традиционная же мантия черным комом валялась у стены. Помимо четырех лабораторных столов, уставленных какими-то ретортами, пробирками, трубками и прочими алхимическими радостями, в комнате была полка, на которой теснились массивные книги, и три высоких закрытых шкафа, несомненно, с разнообразными реагентами. Одним словом, эта лаборатория ничем не отличалась от множества других лабораторий, в которых мне доводилось бывать.
   - Добро пожаловать в мое скромное жилище, князь, - не отрываясь от работы, пробормотал он, - две минуты, и я весь ваш. Закончить смесь надо...
   - Что смешиваете, мессир?
   - Вы не поверите, князь, - некромант сухо рассмеялся, - мышиную отраву. Надоели эти грызуны - хуже горькой редьки. Ладно, они зерно в кладовых портят - но они и на мои свитки нацелились! И заклинания подходящего в моих запасах нет, что бы их извести. У вас ничего подходящего не найдется?
   - Нет, мессир, - я с трудом подавил ухмылку, - я как-то на более крупной дичи специализируюсь.
   - Вот-вот... и вы, и все остальные. Найти боевого мага на волкодлака - проблемы нет, а вот что бы мышей извести - на такое никто не подписывается. Приходится самому химичить... ну, думаю, получится. Точнее, - поправился он, - я искренне надеюсь, что получится. Ладно, вы же ко мне пришли не о мышах говорить... чем скромный некромант может помочь уважаемому магу холода? - Ираклий наконец-то оторвался от реактивов и повернулся к нам. Он оказался зрелым мужчиной лет сорока на вид. Его прямые черные волосы до плеч были аккуратно разобраны на пряди, глубоко посаженные карие глаза смотрели прямо и уверенно. Вообще, выглядел некромант как староимперская статуя - сходство с оной подчеркивали четкие, классически-правильные черты гармоничного лица, широкие плечи, и подтянутая фигура из тех, что скорее свойственны боевым магам, чем кабинетным ученым.
   - Да вроде как ничем, - пожал я плечами, - разве визит вежливости предполагает какие-то иные мотивы с моей стороны?
   - Я вас умоляю, князь, - усмехнулся Ираклий, - вы проделали этот путь только ради устаревшего протокола? Не верю, уж простите.
   - Ну, на самом деле я бы хотел задать вам несколько вопросов, - честно признался я.
   - О, Хель, что там эти недобитые культисты опять учинили, что меня подозревают? - простонал маг, - И кто именно вас послал? Отец Александр, или все же отцы города?
   - Оба варианта не верны... - начал было я, но Ираклий меня перебил:
   - Постойте-ка... - как-то болезненно щурясь, он подошел ко мне. Зашел с одной стороны, с другой... мою попытку заговорить он лишь оборвал быстрым взмахом руки. Честно признаться, во время этого осмотра я чувствовал себя нанизанной на булавку бабочкой, которую изучает немного сумасшедший коллекционер. А, может быть, и не немного, - пришел к выводу я, когда Ираклий начал задумчиво водить вокруг меня руками, будто бы ощупывая мою ауру.
   - Юноша, - маг внезапно отступил на полшага. Выглядел он при этом откровенно удивленным, - честно признайтесь, кто над вами работал?! Юлиан или Алехандер? Кто бы это ни был, передайте ему, что Ираклий Мздырь снимает шляпу. Потрясающе, просто потрясающе. Могу я получить копию лабораторных дневников? Пожалуйста! Не пожалею ничего!
   - Вы о чем, простите? - я искренне не понял, что несет этот маг.
   - Кто использовался как основа? Впрочем, что я спрашиваю, конечно же, человек. Внешний вид это очень четко выдает! Хотя... эльфийские мотивы в плетениях тоже присутствуют! Кто-то из звезднорожденных лордов? Да ну, чушь, они не играют с "такой" некромантией!
   - Мессир, - резко выдохнул я, - надо мной никто не работал! Я человек, обучавшийся в эльфийской Башне.
   - Вы - человек? - Ираклий расхохотался, как будто услышал хорошую шутку, - Нет, не спорю, маскировка выше всяких похвал, распознать её может, наверное, с десяток магов во всей Империи, но я-то в эту десятку вхожу! Не бойтесь, ваша тайна в полной безопасности. Повторюсь - не знаю, кто этот мастер, но снимаю шляпу!
   - Я - человек! - по-моему, я закричал, - Что я, своей ауры не вижу?!
   Сложно сказать, что я испытывал... злость? Страх? Ярость? Памятуя все то, что со мной происходило в последние несколько дней, и весь тот невозможный ужас, который постоянно попадается на моей дороге - услышать от опытного, не чета мне, мага, что я не являюсь человеком... В глубине моей души шевелился ледяной червячок сомнения. С другой стороны - бред, чушь и ересь! Моя аура совершенно четко указывает расу, разночтений тут быть не может, потому что не может быть никогда. Я - человек! Человек же?!
   - Да не кричите вы так, юноша, - Мздырь оставался совершенно спокоен, - я знаю, что вы видите свою ауру. И да, то, что вы видите, неоспоримо утверждает, что вы таки являетесь человеком. Но, простите, с чего вы взяли, что вы видите все, что там есть? Какая у вас степень, юноша? Бакалавр? Даже до магистра недоучились, не так ли? А у меня - три докторские работы, и все в области некромантии. Поверьте, если мессир Мздырь говорит вам, что человеком вы не являетесь, вы им таки не являетесь. Уж что-что, а нежить я определяю безошибочно, и безо всякого холодного железа. Вы знаете, что такое инверсированные плетения? Слышали о темном источнике?
   - Слышал, - сквозь зубы выдохнул я.
   - Однако! - Ираклий широко улыбнулся, - Похоже, в эльфийских школах обучение лучше, чем в Академии Круга. У нас бакалаврам про темный источник даже намеками информацию не дают, да и магистрам, по большому счету, только намеки и известны.
   - Какое отношение источник силы демонов имеет ко мне?
   - А вот его плетения вы не видите, - не отвечая на мой вопрос, продолжил некромант, - это моя личная разработка. Ваш Взор подобное не перекрывает. Увидеть же инверсированные плетения невозможно в принципе, их можно только почувствовать или определить вторичными средствами. Поэтому я и говорю, что над вами работал мастер, настоящий мастер. Такой потрясающей маскировки я еще никогда не видел.
   - Если я, по-вашему, не человек, то кто?! - я очень старался взять себя в руки, но у меня упорно не получалось.
   - Не знаю! - радостно отозвался Мздырь, - Я же тоже не вижу инверсированные плетения. Если хотите, могу провести небольшое исследование... какие-то ответы получу наверняка. Судя по вашей реакции, вы о собственных модификациях не знаете. Думаю, вам будет интересно. Я честно поделюсь всеми результатами, слово мага! Ну что, по рукам?
   - Да пошел ты! - честно слово, сам от себя не ожидал такой реакции. Куда только подевалась моя хваленая выдержка? В руках материализовался ноэр. Я не поднимал боевой транс - честно признаться, я боялся ощутить его холодный расчет. Насколько же проще просто позволить сжигающей меня ярости вести мои руки...
   - Кир! - стоявшая за моей спиной Шани, о которой я просто-напросто забыл в процессе этого интересного разговора, вцепилась в мои руки, не позволяя взмахнуть мечом, - Приди в себя!
   - Я в себе! - прорычал я, пытаясь стряхнуть надоедливую девчонку. Безуспешно. Ну, она напросилась... свободная рука быстро ложится на запястье девушки, короткое вращение, обращающее энергию её движения против неё самой - и колдунья с каким-то тихим писком покатилась по каменному полу, прямо под ноги ошарашенного некроманта.
   Наверное, именно этот её стон, в котором поровну смешались жалоба, боль и обида, привел меня в чувство. Прошипев себе под нос ругательство, я, от греха подальше, коротким толчком Силы загнал ноэр между плитами пола и шагнул к пытающейся встать на ноги колдунье.
   - Что ж ты мне под руку лезешь-то, маленькая? - я помог ей подняться. Последовавшего за этим пинка острым носком сапожка по голени я совершенно не ожидал, и закрыться от него не успел. Было не столько больно, сколько обидно.
   - Что бы ты глупостей не наделал, маленький, - с ангельской улыбкой произнесла девушка, и обратилась к молчаливо взирающему на все это некроманту, - Вы уж нас простите, пожалуйста.
   - Да я все понимаю, и сам виноват, - пожал плечами Мздырь, - такие новости выбьют из колеи любого. Это вы меня простите. Я думал, вы знаете.
   - Теперь знаю, - кивнул я, - ваше предложение об исследовании все ещё в силе?
   - Разумеется, милорд. Кстати, вы очень мило смотритесь вместе. Никогда не видел полностью противоположных векторов...
   - Каких векторов? - опасливо поинтересовался я. Сейчас он еще что-либо как скажет... И, собственно, некромант не разочаровал:
   - Магических, - пожал плечами он, - вы же знаете про "личный окрас" ауры? Индивидуальная смесь стихийных энергий. Если их разложить на плоскости, то можно получить так называемый вектор силы, строго индивидуальный для каждого. Так вот, у вас и у этой милой девушки эти векторы полностью противоположны. Никогда раньше такого не видел.
   - И... что это значит?
   - Да ничего, по-моему, - пожал плечами он, - просто очень необычное сочетание. Вы друг друга хорошо дополняете. Совместные ритуалы у вас будут мощными.
   - И все? - тихо произнесла Шани.
   - Да... или вы что-то еще знаете, молодая леди? - Ираклий с любопытством посмотрел на Шани.
   - Скорее, подозреваю, - она улыбнулась самыми кончиками губ и подошла ко мне. Вплотную. Теплая ладошка легла на мою грудь, прямо напротив ровно бьющегося сердца. Впрочем, про ровно бьющееся - это я, пожалуй, погорячился. Я все же нормальный здоровый молодой человек... ну или не человек, если верить некроманту, но все равно, нормальный и здоровый. От такой близости симпатичной девушки сердце все же чуть ускоряется...
   - И? - с нескрываемым любопытством в голосе спросил некромант. Мне, конечно, тоже интересно, что она там подозревает... потом подумаю об этом... сейчас же я тонул в бездонных омутах девичьих глаз. Теплый малахит... темная зелень, пронизанная черными прожилками, в глубине которой пляшут янтарные искры... о чем ты думаешь сейчас, колдунья?
   - Нет, ничего, - улыбнулась девушка, разрывая связь наших взглядов, - мессир, вы можете пообещать, что после этого... исследования вернете мне князя живым и здоровым?
   - Разумеется, - кивнул тот, - ничего плохого с ним не произойдет.
   - В таком случае, говорите, куда идти и что делать, - вмешался я.
   - В подвал. Там у меня все инструменты.
  

***

   <...>
   Противоположные вектора... Голос по-прежнему... ну, не знаю, наверное, можно сказать, что она по-прежнему спала. По крайней мере, в моем сознании её не было. С огромным удивлением поймала себя на мысли, что мне не хватает её присутствия - полученную от некроманта информацию хотелось обсудить. Тем паче что меня и в самом деле дико интересовало, что же творится между мной и князем на, как выразилась Голос, "магическом плане". Очень уж странные вещи произошли, когда я таки решилась проверить, как же я к нему отношусь, и попробовала его поцеловать. Может быть, все дело как раз в этих векторах, и мы на самом деле друг дружку дополняем? Ну-ну, сейчас я вообще договорюсь до того, что он мне был предназначен судьбой! От собственного пафоса стало смешно. Не верю я в судьбу...
   Вообще у меня была мысль попробовать еще раз поцеловать Кира - так сказать, "повторить эксперимент" - в присутствии опытного мага. Но я, честно сказать, просто застеснялась. Ладно, оставим старушкам на завалинке размышления о том, что незамужней девушке невместно целоваться с молодыми людьми. Но, горрам, кто тут кого целовать должен? Я его, или все же он меня?!
   <...>
  

***

   Подвал башни некроманта... звучит грозно, даже немного пугающе. Ничего особо пугающего в этом конкретном подвале этой конкретной башни не было. Были: высеченная на камнях пола звезда, аж на тринадцать лучей; анатомический стол в углу, рядом с которым, на полочках, были разложены разнообразные хирургические инструменты; висящий над этим самым столом человеческий скелет, двойник незабвенной Белочки... ну и неизменные шкафы по стенам. Ах да, еще в углу комнаты стоял пюпитр, на котором покоилась огромная книга в черной кожаной обложке. Думаю, не сильно погрешу против истины, если назову её гримуаром.
   - Прошу вас встать в центр звезды, милорд, - как-то очень официально обратился ко мне Мздырь, - и внимательно меня выслушать. Я знаю, что вы владеете магией, и то, что я вам сейчас скажу, ничем новым для вас не является. Тем не менее, этика практикующего мага Круга требует, что бы я проинформировал вас о том, что делать можно, а что нельзя, и о возможных последствиях ритуала. Буду прост. Вам можно стоять на месте и дышать. Изредка. Прошу вас не двигаться... чрезмерно, и, разумеется, даже не пытаться использовать магию. Последствия... ритуал - исследовательский, не инвазивный, и последствий для вас быть не должно. Однако, переводя с гаэльского, это магия, и она опасна, так как это магия. Даете ли вы мне свое разрешение на проведение ритуала?
   - Даю, - я согласно кивнул головой, - It is magic, and it is dangerous, for it is magic.
   - Вы владеете гаэльским? - улыбнулся некромант.
   - Немного... в пределах курса Башни.
   - Это внушает уважение. Еще раз повторюсь - ваша Башня учит лучше, чем наша Академия. Итак, я начинаю.
   Ираклий коротко щелкнул пальцами - и линии звезды засияли блекло-оранжевым. Ритуал начался. Похоже, ключи стихий, которые полагается помещать на кончики лучей, были тут вмурованы в камень. С одной стороны, удобное решение... с другой, невозможна модификация и переориентировка. Хотя он же некромант, решает, в принципе, однотипные проблемы... к чему ему что-то там модифицировать?
   Соблазн включить магическое зрение и понаблюдать за работой мастера, несомненно, присутствовал - но я сдержался. Шанс получить серьезные проблемы из-за собственного любопытства был чрезмерно велик. Так что я просто стоял в центре магической фигуры, дышал, как Ираклий и сказал, через раз, и размышлял. Тема для размышлений была одна - моя человечность. С одной стороны, я всю жизнь твердо знал, что я - человек. С другой... в последние несколько дней со мной и в самом деле творилось что-то странное. Умение видеть в темноте, необычайно острый слух... и при этом - чувствительность к солнцу. Маг холода, падающий в обморок от теплового удара. А все это началось когда? Да тогда, когда меня, предположительно, убили, после чего я сам по себе ожил. За-ме-ча-тель-но. Только вот я не реагирую ни на серебро, ни на холодное железо, ни на святую воду. Может, у меня это все впереди? Просто прекрасно, горрам! А еще мои ментальные фильтры почему-то развалились. Причем это на мою возможную смерть никак не спишешь, это случилось за день до...
   Если предположить, что я все же не человек, то что это для меня значит? Ну, помимо вполне естественного вопроса самоидентификации. По большому счету, ничего. По крайней мере, основываясь на том, что я вижу сейчас, минус только один - повышенная чувствительность к солнечному свету. Кстати, а не мог ли я упасть в обморок не из-за тепла, как такового, а именно из-за солнца? Я все же повелеваю холодом, перегреться для меня - практически невозможно. Если это и в самом деле так, то проблема решается широкополой шляпой. Как раз такой, какую мне Шани выдала. Ну и тонкие перчатки на руки. А плюсы? Слух и зрение - уже немало! Кстати о Шани... - я покосился на привалившуюся к стене колдунью, - она очень спокойно отнеслась к новостям о моей возможной не человечности. Это, наверное, радует. Привык я к ней, и когда только успел? Если она решит уйти...
   - Ну что, милорд, - мои размышления прервал довольный голос Ираклия, - готовы слушать вердикт?
   - Всегда готов, - несмотря на мою браваду, было страшно.
   - Я искренне не знаю, кто вы такой и что вы такое. Постойте, - маг поднял руку, не давая мне ничего сказать, - я не закончил. С одной стороны, вы человек. Ну, почти. Вы - человек, посвященный стихии холода по эльфийскому ритуалу. Но вы про это знаете, без вашего добровольного разрешения такой ритуал не провести. Кстати, мне очень интересно, как вы смогли уломать одного из звезднорожденных лордов на такой королевский... да что там, императорский подарок. С другой стороны... вы - несколько больше, чем просто человек. Значительная часть вашей ауры инвертирована, и что прячется там - я не знаю. Могу сказать, что скрытая часть вашей ауры каким-то образом связана с темным источником. Следов пакта я не нашел, значит чернокнижником вы все же не являетесь. Да и воплощенным демоном - вряд ли, хотя и возможно. Что я еще имею вам сказать? Ваша скрытая аура динамична. Как бы в слова передать... - он задумчиво прищелкнул пальцами, - в общем, у меня сложилось отчетливое впечатление, что она была полностью дормантна до очень недавнего времени. А потом внезапно начала развиваться. Скажите, с вами в последние несколько дней ничего необычного не происходило?
   - Со мной в последние несколько дней чего только не происходило, - бледно улыбнулся я, - например, меня предположительно убили. После чего надо мной провели ритуал восстановления на крови. Который был предположительно безуспешен. А потом я очнулся... с пустым резервом и без ран.
   - Все предположительно, - прищурился маг, - а кто проводил такой интересный ритуал?
   - Микаль Саркот, - я внимательно следил за реакцией мага на это имя. Мог бы и не стараться...
   - Вот шельмец, - рассмеялся маг, - таки научился? А я и не надеялся особо... жаль мальчишку на самом деле, дар могучий, а Взора нет. А он, значит, ныне под вашим крылом, князь? Добро. А чего же с собой его не взяли?
   - У него были другие дела, к сожалению, - рассказывать о других делах мне не хотелось. В конце концов, Ираклий все еще один из подозреваемых... пока что рановато вычеркивать его из этого списка.
   - А жаль, - вздохнул маг, - вы ему скажите, пусть не стесняется заезжать. Теперь о вас. Значит, предположительно убили... ритуал на крови, проведенный над мертвым, это, конечно, интересно, но - не то. Невозможно такое. Ваша аура - она такая уже очень, очень давно. Я предполагаю, что от самого рождения. Но вот что-то сдерживало развитие её скрытой стороны. Какой-то артефакт, скорее всего. Вы в последние несколько дней каких-либо артефактов не теряли? Из тех, которые с вами с раннего детства?
   - Родовой амулет, - я тихо скрипнул зубами, - со мной с рождения. Потерял вчера вечером. Ограбили меня... не спрашивайте, стыдно - до боли.
   - Не спрашиваю, - пожал плечами Ираклий.
   - Кир, - тихо окликнула меня Шани.
   - Что?
   - Этот амулет? - и она вытащила из-под блузки моего дракончика на серебряной цепочке. Моего дракончика!
   - Откуда он у тебя? - я вцепился в серебряную фигурку, как утопающий в круг. Кореллон, спасибо. Я не знаю, как он оказался у Шани, но - спасибо.
   - Микаль попросил меня его снять перед ритуалом. Ну, когда ты умирал... - вздохнула девушка, - я его сняла, а потом просто отдать забыла. Прости...
   - Не за что прощать... - я бережно провел пальцами по хрупким изгибам драконьих крыльев, - спасибо тебе, Шани. Слушай, а кольцо с моего пальца ты случайно не снимала?
   - Кольцо - нет, - отрицательно мотнула головой девушка.
   - Значит, кольцо Башни все же у вора... ну ладно, хоть амулет вернулся.
   - Можно мне на него взглянуть? - спокойно попросил Ираклий.
   - Да, - я протянул амулет магу, - но там все очень сложно... сходу не разобраться.
   - Вижу... - некромант, держа дракончика за цепочку, поднял его на уровень глаз, - что ж, милорд, у меня для вас есть две новости, хорошая и плохая. С какой начать?
   - Давайте с хорошей...
   - Итак, хорошая новость. Мы знаем, что сдерживало вашу трансформацию. Вот этот вот амулет. Гарантирую. Плохая же новость заключается в том, что тот, кто дал вам этот амулет... тот же лорд, что посвящал вас стихии, не так ли? Так вот, он прекрасно знал, что вы из себя представляете. Это очень нестандартный амулет, его совершенно точно делали специально на вас.
   - Трансформацию? - переспросил я. Ну, папочка... у меня к тебе уже море вопросов, и ты на них таки ответишь. Я тебя, конечно, искренне люблю сыновней любовью, но нельзя же так! Трансформации какие-то, сестренка потенциальная, кошмары мои извечные с черным замком...
   - Ну... эта ваша скрытая аура, она вообще-то только начала развиваться. Там потенциала еще много. Может, конечно, трансформация - это не совсем правильное слово. Оно подразумевает, что вы полностью изменитесь. Это, скорее всего, не так. Новые способности получите - это несомненно, но я сильно сомневаюсь, что подобное развитие может повлиять на вашу личность.
   - И если я снова одену этот амулет, мое... развитие остановится? Пойдет назад?
   - Не все так просто, - пожал плечами Ираклий, - я, понятное дело, наверняка сказать ничего не могу... обратного хода не будет. Не должно быть, или я совсем не знаю основы магии. Остановка развития... может быть, а может и не быть. Если бы я делал ставки, я бы поставил на то, что раз стронувшись с мертвой точки, развитие это пойдет вперед, амулет его лишь замедлит. А что, вам хочется развиваться? В смысле, в этом направлении. У вас уже появились какие-то особенности?
   - Да. Ночное зрение, и очень острый слух. И - чувствительность к солнечному свету.
   - Последнее, как я понимаю, не плюс, а очень крупный минус? - уточнил Ираклий.
   - Разумеется.
   - Есть у меня пара мыслей... - пробормотал маг себе под нос и, повысив голос, сообщил, - Знаете, князь, может быть я смогу вам помочь. Время у вас есть? Час примерно, может чуть больше.
   - Есть, - согласно кивнул я, - а что именно вы понимаете под "помощью", мессир? И чего это мне будет стоить?
   - Стоить? - рассмеялся некромант, - Да это я вам доплачивать должен за такую возможность! Что же касается того, что есть моя помощь... ну, посмотрим, что получится. Может у меня вообще ничего не выйдет, тут дорога неизведанна, обещать ничего нельзя. Пройдем в лабораторию? Амулет свой пока что не надевайте.
   - Ну, пройдем... - согласился я. Хочу ли я принимать непонятную "помощь" от этого некроманта? А Хель его знает, на самом деле! Ладно, посмотрим, чего он там придумал.
  

***

   <...>
   Да, с амулетом как-то нехорошо получилось. Но я совершенно честно забыла его вернуть! Дюймовый примерно серебряный дракончик был совершенно невесом - я как сняла его с бездыханного тела князя, так и таскала на шее...
   <...>
  

***

  
   В лаборатории некромант гостеприимно предложил нам присесть на стоящие у стенки стулья и чуть подождать, и начал что-то творить. Большую часть ингредиентов, вытащенных ими из шкафов, я в жизни не видел и совершенно не представлял, что они из себя представляют, а главное, что делают.
   - Мессир, вам помочь? - я решил было предложить свою помощь в качестве ассистента, но некромант только отмахнулся небрежно:
   - Да нет, милорд, я уж сам. Не обижайтесь, но тут нужен уровень на порядок выше вашего.
   - Да я и не обижаюсь, - отозвался я, устраиваясь поудобнее, - Вас не отвлекать?
   - Разговорами - можно. Сейчас у меня рутина, не так скучно будет. А что, вы что-то еще спросить хотели?
   - Ну, вообще да... например, а где вы были в ночь с воскресенья на понедельник?
   - Ваше расследование? - проницательно хмыкнул некромант, - Вы, кстати, так и не сказали, в чем именно меня подозревают.
   - Да не то, что подозревают, - улыбнулся я, - просто...
   - Просто я некромант и, как таковой, всегда потенциальный виновник во всех бедах Старгорода, - едко заметил Ираклий, - Не стесняйтесь, князь, я уже давно привык к такому отношению. Впрочем, не хотите говорить - не надо. В ночь с воскресенья на понедельник я был в Старгороде, отмечал день рождения любимого племянника. Свидетелей у меня куча, начиная от этого самого племянника и Синеглазки, и заканчивая владельцем бара, в котором мы сидели...
   - Что за бар, и кто такой Синеглазка?
   - Синеглазка - мой ученик. А бар - "Голубой моллюск". Слышали о таком?
   - То есть Тимур может подтвердить, что вы там были всю ночь? - улыбнулась Шани.
   - Ого, - некромант обернулся к нам, - а вы и Тимура знаете?
   - И Тимура, и Кристину, - согласно кивнула девушка, - даже двух Кристин...
   - Понятно, - Ираклий тихо хмыкнул, вновь разворачиваясь к столу, - вот у всех трех и можете подтвердить мое алиби. Они с нами гуляли.
   - Хорошо, этот вопрос снимается, - улыбнулся я, - спасибо за терпение и сотрудничество.
   - Да ладно, - некромант чуть дернул плечом, - я же сказал, я привык уже давно. Вы еще на редкость деликатно расспрашиваете... когда ко мне начинают ломиться паладины Сияющего Света, обвиняющие во всех смертных грехах - бывает намного хуже. Ладно, у вас еще какие-то вопросы были?
   - Были, как не быть... А скажите, мессир, что вы знаете о клятве ученика?
   - Немногое... а что именно вас интересует?
   - Да, в общем-то, две вещи: какие именно ограничения она накладывает, и как её разорвать?
   - Ну, про разрыв все просто - фраза отмены клятвы в одном из мест Силы. То есть либо в Академии Круга, в столице, либо в вашей Башне. Или же обретение учеником силы. Она сама снимается, когда аура ученика достигает определенной ступени развития. Что же касается налагаемых ею ограничений... а вы что, с кем-то этой клятвой связаться умудрились?
   - Увы... с младшим братцем знакомого вам Микаля.
   - И судя по тому, что вы меня о ней расспрашиваете, получилось это у вас случайно. Не так ли князь? - риторически вопросил маг и, не дожидаясь моего ответа, тихо рассмеялся, - Ну вы и попали...
   - Да я как бы знаю, что попал, - вздохнул я, - делать-то что?
   - На вашем месте я бы немедленно и со всей возможной скоростью несся в столицу или Вечный Лес, - пожал плечами Ираклий, - и снимал эту несчастную клятву. Потому что, князь, то, что я вам скажу, вам очень сильно не понравится.
   - Слушаю...
   - Вы, уважаемый, в ответе за жизнь ученика. Плата за нарушение клятвы - магическая сила. Если с вашим учеником что-то случится, вы лишитесь возможности колдовать. Кстати, где он?
   - Дома... наверное... - я тихо застонал, представив себе, где именно может быть маленький воришка, и какие именно опасности могут ему грозить.
   - Рисковый вы человек, князь, - честное слово, некроманту было весело! - я бы ученика держал на расстоянии вытянутой руки, дабы не дай Хель с ним чего не случилось. Вы же знаете этих учеников - они будто притягивают неприятности. Впрочем, вы пока что не знаете, милорд... ничего, это пройдет. Узнаете.
   - Чем еще порадуете?
   - В смысле клятвы? Ну, плюсы от неё тоже есть. С её помощью можно ученика заставить выполнять вашу волю, это раз. Злоупотреблять не советую, с учениками лучше хорошо обращаться. Хотя, дело ваше. Что еще? Обучать мага с помощью такой вот связи гораздо проще, чем без неё. Вы сможете видеть и ощущать его плетения, как свои. И корректировать их по мере необходимости. Ну и последнее... по слухам, каковые я, понятное дело, не проверял, эта связь усиливает магические возможности как ученика, так и учителя. Вам виднее - усилились они или нет?
   - Вроде бы нет...
   - Ну, может это со временем придет. Знаете, князь, мне аж интересно - а как это вы умудрились к себе ученика привязать, этого не планируя?
   - Дурная история... - смущенно пробормотал я.
   - Вроде истории о том, как вас ограбили? - хихикнул Ираклий.
   - Да, что-то вроде, - недовольно согласился я
   - Я так погляжу, невезучий вы человек, князь. Прямо таки все шишки на себя собираете. И ограбление, и ученик, и аура ваша нечеловеческая... и убивают вас, и ритуалы на крови проводят... кого-то из богов вы прогневили, по-моему.
   - Королеву Воронов, не иначе, - угрюмо отозвался я, - вроде как это она за черную удачу отвечает?
   - Вроде как... - некромант повернулся к нам, - князь, мне нужна ваша кровь. Примерно полмензурки. Сами накапаете?
   - Ланцет давайте, - вздохнул я. Вместо ланцета я получил совершенно жуткого вида кривой ножик, тем не менее, отточенный до бритвенной остроты. Подтянул рукав и самым кончиком орудия рассек вену. Ираклий тут же подсунул мензурку под льющуюся с моего запястья алую струйку.
   - Хватит, можете бинтоваться... - пробормотал маг, когда стеклянная трубочка заполнилась до половины.
   - Давай руку, - подошедшая ко мне Шани старательно перетянула мое запястье полосой белой ткани. И откуда у неё все это берется?
   - Почти готово, - заметил некромант, что-то смешивая. Из пробирок на столе шел разноцветный дым. Выглядело это, конечно, красиво, но доверия лично мне как-то не внушало. Чего же Ираклий там намешал такого интересного?
   - Ну что, - перелив разноцветные жидкости в две бутылочки, и притерев их крышки, некромант повернулся к нам. Выглядел он как кот, объевшийся сметаны - глаза довольно прищурены, и улыбка от уха до уха, - у меня, по-моему, получилось! Прошу в подвал. Будем экспериментировать, да... будем же?
   - Что получилось-то? - вздохнул я, - Вы ведь так и не рассказали, чего хотели добиться.
   - Увидите, - загадочно улыбнулся Ираклий, - милорд, миледи, после вас...
  

***

   За время нашего отсутствия подвал не изменился - те же шкафы, та же звезда. По-прежнему довольно ухмыляющийся Ираклий указующе махнул в сторону звезды. Я послушно встал на указанное место. Шани все так же привалилась спиной к одной из стен и приготовилась наблюдать за происходящим. Тоже мне цирк-тиятер...
   - Милорд, - некромант был необычайно серьезен и даже немного официален, - Вы верите в судьбу?
   - Нет...
   - Почему?
   - Потому что мне не нравится предположение о том, что не я контролирую мою жизнь.
   - Порой я думаю так же. Но сейчас я считаю, что наша встреча была устроена самой судьбой. Позвольте, я скажу вам, почему вы здесь. Вы пришли ко мне, потому что вы что-то ощущаете, хотя и не можете выразить это словами. Вы чувствовали это всю вашу жизнь. Вы знаете, что что-то не так. Вы не уверены, что именно... но эта неправильность всегда с вами, она - как заноза в вашем мозгу, сводящая вас с ума. Именно это чувство привело вас ко мне. Вы чувствуете собственную незавершенность, не так ли?
   - Да, - я медленно кивнул.
   - И вы хотите знать правду?
   - Правду о чем?
   - Правду о том, что вы - раб, князь. Вы - в тюрьме, которую не увидеть и не ощутить. В тюрьме вашего разума. К сожалению, никто не может рассказать вам, кто вы на самом деле. Вы должны увидеть это. Что ж... это - ваш последний шанс. Дороги назад не будет, - он разжал левый кулак, показывая мне флакончик с ярко-синей жидкостью, - если вы выпьете синее зелье, история вашей необычности будет закончена. Вы уснете, и проснетесь обычным человеком. Ваш доступ к темному источнику будет полностью заблокирован. Если вы выпьете красное зелье, - он разжал правый кулак, показывая мне второй флакончик, - вы станете тем, кем должны были стать с рождения.
   Некромант замолчал, позволяя мне принять решение. И это он называет помощью? Я всегда могу просто уйти, оставить все, как есть! И что? Я либо останусь человеком... либо стану чем-то большим. Только вот решать это буду уже не я. Позволить судьбе сделать этот выбор за меня? Просто плыть по течению, и будь что будет? Ну, уж нет... я твердо взглянул в глаза Ираклия и потянулся за красным пузырьком.
   - Запомните... - внезапно произнес он. Моя рука замерла на полпути - ...я предлагаю вам правду, не больше.
   Горрам! Я сгреб флакончик и, не отводя взгляда от глаз некроманта, залпом его осушил. И... ничего. Зелье чуть отдавало корицей, да оставило во рту мятный привкус. Это шутка такая?! Некромант, улыбнувшись уголком рта, резко щелкнул пальцами, зажигая звезду. Мгновенно затопивший её блеклый туман поднялся мне до бедер... живота... груди... да так и остановился. Я вновь повторю свой вопрос - и, собственно, чего мы добились?
   - Чего-то не хватает, - удивленно пробормотал Ираклий, - не понимаю. Все же должно было сработать?! Что вы делаете?!
   Шани, полностью игнорируя все основы безопасности, шагнула прямо в активированную звезду. Она сошла с ума?! Сейчас нас размажет по всем стенам этого подвала, ровным таким слоем... Но нет, похоже, пронесло - мы все еще живы. Впрочем, не успело мое удивление смениться облегчением, как девушка обняла меня за шею и, быстро привстав на носочки, поцеловала в губы. Я успел почувствовать прокатившуюся по телу волну тепла - а потом мир перед глазами размыла волна света.
  

***

   <...>
   Кир, Кир... я с тоской смотрела на поставленного перед выбором князя. Остаться человеком - или стать кем-то большим, чем человек? А что бы выбрала я? Наверное, второе. Но я боюсь... я очень боюсь, что эта странная магия изменит Кира. Он хорош таким, какой есть - сильный, уверенный, порывистый... кем он может стать, если выпьет это Хелево зелье? Пожалуйста, посмотри на меня. Я не хочу тебя терять. Это твой выбор... но неужели мое желание для тебя ничего не значит?
   Рука Кира двинулась вперед.
   - Запомните... - внезапно произнес Ираклий. Князь, как замороженный, замер на середине движения, - ...я предлагаю вам правду, не больше.
   Правду? Сволочь... как и следовало ожидать, после этих слов Кир просто вырвал флакончик из руки некроманта. Что же сейчас будет? Мое буйное воображение тут же нарисовало превращение князя в волкодлака из детских сказок. Чушь, конечно... но я вздохнула с облегчением, когда поняла что, даже выпив зелье, он не собирается обрастать серой лохматой шерстью.
   Ираклий щелкнул пальцами - и Кира окутала пелена грязно-серого тумана. И...
   - Чего-то не хватает, - удивленно пробормотал некромант, - не понимаю. Все же должно было сработать?!
   "Чего-то не хватает". "Вы друг друга дополняете". Все это я додумала позднее - а сейчас я просто поняла, что хочу быть рядом с князем во время этого его превращения. Хочу в последний раз дотронуться до его руки, ощутить струящийся он него искристый холод, взглянуть в насмешливые серые глаза... Да, мною движут эмоции - ну и Хель с ними!
   <...>
  

***

   - И где это мы? - окружающую меня глухую тишину нарушил тихий голос колдуньи. Перед глазами все еще висела светлая пелена - но через неё уже проступали смутные, размытые очертания предметов. Мы, по-прежнему обнявшись, стояли в крохотной каморке. Судя по всему, она служила кладовкой - на стенки были набиты ряды полок, на которых были расставлены какие-то баночки и коробочки. Дверь тут тоже была - невысокая, узкая, из светлого дерева. Стены и пол - выложены серым полированным камнем.
   - Не знаю, - выдохнул я, отпуская девушку, - ты мне лучше скажи, что это было?
   - А Хель его знает, - пожала плечами колдунья, - просто Ираклий сказал, что чего-то не хватает. Ну, я и подумала - вектора силы у нас противоположные, мы друг друга хорошо дополняем, может быть именно этого и не хватало? Вот и... попробовала.
   - И как тебе проба? - ехидно осведомился я. Вместо ответа девушка пожала плечами... неловкую тишину, повисшую в каморке, пришлось прерывать мне - колдунья явно не собиралась ничего говорить:
   - Давай хоть осмотримся?
   И опять - кивок вместо ответа. Ну и ладно... на всякий случай я вызвал свою броню и, обнажив меч, распахнул дверку. Что ж... эта предусмотрительность оказалась вовсе не лишней - в лицо мне рванулась серебряная молния клинка. Я принял выпад широкой сбивкой, и прыгнул вперед, стараясь лишить противника равновесия. Тот, впрочем, тут же отпрыгнул назад и в сторону, разрывая дистанцию. И, что хуже, я все еще не видел, с кем сражаюсь - лишь стремительный темный силуэт на фоне льющегося из коридора света.
   Как передать словами то, что видит фехтовальщик в бою? Я замечал сразу все, фокусируясь лишь на самом важном. Яркий свет - а это значит, что первые несколько мгновений боя я буду фактически слеп. Облицованный камнем коридор достаточно высок и широк для взмахов моим мечом - и это радует. Не столько даже надеясь на успех атаки, сколько стараясь заставить моего врага отступить назад, я раскрутил ноэр в стремительной связке - удар влево и вверх от правого бедра, с обратного хвата, тут же разворот клинка, переходящий в горизонтальный взмах, еще одна раскрутка, мощный удар сверху вниз, и быстрый, змеиный выпад. Идущий в выпад ноэр мой противник отвел мощной квартой, и тут же отступил, прикрываясь мечом. Я машинально отзеркалил его движение и, наконец-то рассмотрев того, с кем сражался, ошарашено замер.
   Передо мной был дорогой и любимый папа собственной персоной. Как обычно, он был затянут в легкую эльдарскую броню. Тонкий серебристый ноэр, точная копия моего, поднят в защитной стойке. Из-под волны золотых волос до плеч выглядывают кончики заостренных ушей, взгляд огромных глаз цвета весенней листвы холоден и расчетлив, губы изломаны в кривоватой ухмылке. Вокруг - танцующие в веселом вихре снежинки щита. Прелесть какая...
   - Человек в эльдарской броне и с эльдарским клинком, - нарушил мое оцепенение холодный голос отца, - и мне очень интересно, как вы их получили...
   Первый инстинктивный ответ - "Ты же и дал, папочка" - пришлось давить. Не узнать единственного сына лорд Лантиен не мог. Значит, что-то тут не так... это - не мой отец?
   - Долгая история, лорд, - отозвался я, - но это подарок, не трофей.
   - Кто вы вообще такой, Кореллон побери, и что вы тут делаете?
   - Ой, эльф! - раздалось из-за спины. Ага, Шани тоже вышла в коридор и привыкла к свету.
   - Ой, человечка! - на удивление точно скопировал папа тон девушки.
   - Я - Кир, мою спутницу зовут Шани, - оба ноэра были по-прежнему подняты в защитных стойках. Кто уступит первым?
   - Я - Лантиен. Повторяю вопрос - что вы делаете в моем доме?
   - Честно - не знаю, - я осторожно пожал плечами, - Нас телепортировало вот в эту кладовку меньше минуты назад. Я не имею ни малейшего представления, где мы находимся.
   - Интересно, - задумчиво протянул отец, - Значит, телепортировались? Из какого вы мира?
   - Их что, много? - сказать, что я ошалел - ничего не сказать.
   - Десятки, если не сотни. Так откуда вы?
   - Нолава... Империя.
   - Горрам! Вот это совпадение, - хмыкнул он, - я оттуда же, только из Вечного Леса. По меркам этой Хелевой бездны - считай, соседи.
   - Уважаемый, - тихо произнесла Шани, - а вам с Киром обязательно стоять с мечами наголо?
   - Наверное, нет, - резко мотнул головой Ланти, - вот уж не знаю почему, но... мне кажется, вам можно доверять. Будем считать это моей особой интуицией.
   - Ладно, - я опустил клинок. Спустя мгновение отец последовал моему примеру.
   - Ланти? - вопросительный женский голос прозвучал из-за находящейся за спиной отца двери, - С кем ты там разговариваешь? Доктор Рихтен?
   - Нет, Эль, - отозвался тот, - какие-то непонятные гости из моего мира.
   - Да ну? - что-то не то было в этом голосе, но вот что?
   - Кстати, раз уж вы тут, - отец как-то задумчиво на нас посмотрел, - а вы, случайно, принимать роды не умеете?
   - Я умею, - отозвалась Шани, - случайно. Тут кто-то рожает?
   - Вроде как собирается, - хмыкнул эльф, - поможете, миледи?
   - Разумеется!
   - В таком случае, прошу, - отец гостеприимно распахнул дверь, из-за которой звучал женский голос.
   Небольшая, светлая комната. В центре - кровать, на которой, укрытая легким покрывалом, полусидела женщина. В глаза бросался огромный живот - даже насколько далекому от всех "женских дел" существу, как я, было понятно, что ей очень скоро придется разрешаться от бремени. Понятно это было и быстро подошедшей к кровати Шани.
   - Скоро? - только и спросила колдунья.
   - В любой момент, - чуть усмехнулась беременная, - по вашей готовности. Что? - её усмешка перешла в откровенную ухмылку, - Я веду себя не так, как ожидаетеся от женщины в моем положении? Во владении магией есть свои преимущества, милочка. Значит, говоришь, что умеешь принимать роды?
   - Да, - резковато кивнула Шани, - умею. И я тоже владею магией.
   - Это упрощает дело, - женщина задумчиво откинула в сторону русую челку, - сильно упрощает.
   Странно - меня не оставляло ощущение, что я её уже видел. Но вот где?
   - Кстати, меня зовут Эльза, - беременная внимательно смотрела на меня, будто пыталась что-то припомнить, - молодой человек, вы очень знакомо выглядите. Мы не встречались?
   - Не думаю, - я отрицательно качнул головой, - хотя вы тоже выглядите очень знакомо.
   - Вы просто похожи, - тихо произнесла Шани, - Кир, портреты в палаццо. Девушка и эльф.
   - И в самом деле!
   - Что за портреты, и что за палаццо? - настороженно осведомился отец.
   - В нашем мире, - пояснил я, - мы видели ваши портреты. Точнее, портрет. Триптих работы мастера Торва. "Свет и Тьма". Не слышали?
   - Слышал про задумку, - пробормотал Ланти, - но я не видел Линуса уже больше года. Обычно ему требуется больше времени.
   - Там была и третья картина, - осторожно заметил я, - черный замок на вершине горы. Вы случайно не знаете, что это такое?
   - Случайно знаю, - лицо отца окаменело, - Кастель Равенлофт, логово одного из здешних лордов, Страда фон Заровича. Не советую связываться с этим вампиром.
   - Вампиром? - я вопросительно изломил бровь.
   - О да, я тоже считал, что они бывают только в сказках, - согласно кивнул Ланти, - увы, это не так.
   - Мужчины, удалитесь отсюда на часок, - прервала нас Эльза, - обсудите Страда в каком-либо другом месте, пожалуйста. Я, с вашего позволения, все же буду рожать.
   - Как-то не так это должно происходить... по-моему, - заметил я, покидая комнату.
   - Ведьма, - хмыкнул следующий за мной Ланти, - у них все не как у людей. Вина?
   - Не откажусь...
   Выпить мы не успели. Более того, мы даже не успели дойти до конца коридора - родившаяся за нашими спинами волна энергии приподняла нас обоих и с силой влепила о стену.
   - Ч-что это было? - прохрипел я, пытаясь одновременно набрать в ушибленную грудь воздуха и выхватить клинок.
   - Проблемы! - рявкнул отец, поднимаясь с пола и кидаясь в комнату с девушками.
   Как обычно, отец оказался мастером преуменьшения. То есть, наверное, вращающийся в центре комнаты черный вихрь и в самом деле можно было назвать проблемой... хотя, основываясь на его энергетической насыщенности, я бы предпочел слово "катастрофа".
   - Что за?.. - осведомился Ланти, опасливо косясь на непонятный феномен.
   - Не знаю, - испуганно отозвалась Шани, держащая в руках заходящийся истошным криком белый комок пеленок, - оно возникло из ниоткуда, как только ребенок появился на свет. Кстати, у вас мальчик.
   Лежащая на кровати Эльза тихо застонала.
   - Держите ребенка, - Шани пихнула сверток в сторону Ланти, - сейчас будет второй... или вторая...
   - Не у меня, - заметил эльф, но послушно спрятал ноэр в ножны и принял плачущего младенца.
   - Ланти, - Эльза резко приподнялась на локтях, - он идет! В голосе роженицы звучал ни с чем не сравнимый ужас, - Помни, ты обещал позаботиться о детях!
   - Кто идет? - уточнил я, вставая между девушками и черным вихрем и поднимая ноэр в защитной позиции.
   - Предполагаю, что отец этих милых ребятишек, - прошипел эльф, - собственно, тот самый вампир, про которого мы говорили, Страд фон Зарович. Но это невозможно, мы за пределами его домена!
   - Он иде-ет, - Карисса зашлась в крике, - Я теряю конт ро-оль...
   - Тише, - возникшее в руках Шани легкое серебристое сияние легко скользнуло на тело Эльзы.
   - Ланти, - крик роженицы внезапно сменился спокойной речью. Тем страшнее была появившаяся в углу рта кровавая струйка, очень четко выделяющаяся на белой коже. - Ты ошибался. Мне конец. Он идет, и тебе его не остановить. Уходи. Если можешь, вытащи детей. Я тебя обманула... и ты все равно сделал все, что мог, и даже больше... я получила то, что заслужила... но дети... они не виноваты в грехах матери...
   - О чем ты говоришь? - зло спросил отец, - Все будет хорошо!
   - Если ты заметишь изменение, - она словно бы и не слышала его возражения, - ты должен будешь их убить. Это зло... чистое, незамутненное... обещай мне. Обещай мне!
   - Не стоит давать обещаний, которые не можешь выполнить...
   Я не заметил, откуда он появился. Только что передо мной был темный вихрь - а теперь на его месте стоял человек. Высокий, массивный, с резкими чертами лица, внимательными черными глазами и черными же, треплемыми ветром волосами. Черноту его костюма подчеркивали белый шелк рубашки и алый атлас подложки широкого плаща.
   - Страд, - зло прошипел отец.
   - Да, я - Страд, - мужчина в черном обвел нас спокойным взглядом, - А кто эти новые мошки? Ты горишь, эльф, и эти бабочки-однодневки летят на твой огонь. Идут за тобой... и умирают за тебя. Уходите, глупцы... я вас не трону.
   Вместо ответа я поудобнее перехватил ноэр. Вампир? Пусть так... в сказках они бессмертны, но отнюдь не неуязвимы. Что ж, сейчас мы проверим, насколько сказки соответствуют истине.
   - Татьяна, - вдруг проговорил вампир, одним плавным, скользящим движением смещаясь в сторону, и впиваясь глазами в лицо Шани.
   - Меня зовут Ашанис, - холодно ответила та.
   - Это не важно... - алые губы врага изогнулись в легкой улыбке, - я наконец-то нашел ключ, позволяющий мне разомкнуть туман... и в тот же день судьба решила вернуть мне мою Татьяну. Это знак... знак свыше.
   - Ключ? - скрипнул голос отца.
   - Мои дети, - не отрывая взгляда от Шани, ответил граф, - самой кровью повелевающие барьером.
   - Боюсь, они тебе не помогут. Ты проиграл, вампир - странно звонким голосом сказал Ланти, перекладывая ребенка в левую руку, и резко щелкая пальцами освободившейся правой. Комната... исчезла. Вокруг нас не было ничего - лишь воздух, и прозрачная, как стекло, пластина под ногами - идеальный десятиярдовый круг. Кровать с лежащей на ней Эльзой выглядела тут абсолютно чужеродно.
   - Портал? - улыбнулся Страд, - Милая попытка, мой дорогой эльф. Боюсь только, мое присутствие несколько... влияет на подобные чары.
   - В таком случае, нам придется избавиться от твоего присутствия, - ребенок, подхваченный телекинетической волной эльфа, сместился за его спину - сам же Ланти прыгнул вперед, взмахивая клинком. С невероятной, невозможной для смертного существа скоростью вампир уклонился от удара, подхватывая незамеченную мною ранее трость. Быстрое движение руки - и из неё, как из ножен, выскользнула узкая шпага, легко отводящая в сторону мой выпад. Несколько десятков ударов сердца мы танцевали - наши ноэры держали вампира в звенящем сталью круге. Хрупкий паритет - граф просто не успевал контратаковать, мы же, несмотря на численное преимущество, не могли пробить его идеальную защиту. От большей части наших выпадов он уклонялся, а если не успевал скользнуть в сторону, то шутя принимал удары на свою легкую шпагу.
   - Расступитесь же, - звенящие в моих ушах гитарные аккорды боя прервал крик Шани, - я не могу в него попасть, вы мешаете. Я послушно крутанулся в вольте, открывая колдунье линию огня - и это было ошибкой. Вампир будто бы и не заметил черную молнию девушки, ударившую в самый центр его груди. Воспользовавшись тем, что я на долю мгновения выбыл из боя, граф жестоко заблокировал выпад отца, и ударил того кулаком. Пытающийся удержать равновесие Ланти отшатнулся назад.
   Я рванулся к вампиру, но налетел на казавшийся легким удар локтем. Казавшийся... ощущение было такое, будто бы в меня ударил таран. Страшный удар, пусть даже и ослабленный щитами и доспехом, выбил из меня дух.
   О чем думала Шани, бросаясь в ближний бой? Не знаю... вампир играючи ушел от касания охваченной темным пламенем руки девушки, и одним быстрым движением толкнул её в плечо, проводя чуть дальше, чем она собиралась. Пытаясь удержать равновесие, колдунья сделала несколько неловких шагов - и, покачиваясь, замерла на самом краю стеклянного круга.
   - Нет! - закричал вампир, отшвыривая отца куда-то в сторону, и кидаясь к Шани. Слишком поздно... обернувшаяся на этот крик девушка машинально шатнулась назад и, заполошно взмахнув руками, сорвалась.
   Я прыгнул к ней, уже понимая, что не успеваю. Нет, я ухватил руку девушки - но инерция движения несла меня дальше, за край...

***

   <...>
   Говорят, что в последние мгновения перед глазами человека проходит вся жизнь. Я, наверное, какой-то неправильный человек... вместо того, что бы смотреть на красивые картинки, я стала размышлять о том, сколько же нам придется падать. Башня, да бастионы, да отвесный склон горы, на вершине которой и был построен этот черный замок - по всему выходило, что падать нам долго. Казалось, будто время растеклось патокой...
   Ну, зато умирать буду в хорошей компании. Князь почти успел вытащить меня с этого Хелевого края... только вот, говорят, почти - не считается... Руки Кира сомкнулись на моей спине в железный замок - падали мы в обнимку. Как романтично... глаза юноши были закрыты, лицо - расслабленно-отрешенное. А может я его еще раз поцелую, и мы опять куда-то перенесемся? Чего я теряю?!
   Впрочем, попробовать я не успела. Князь внезапно поднял веки - и из его змеиных зрачков на меня холодно взглянула Вечность...
   <...>
  

***

  
   Ледяной ветер выбивал слезу. Я очень отчетливо понимал, что жить нам осталось - считанные мгновения. Говорят, что в эти самые последние мгновения перед глазами человека проходит вся жизнь. Ну, я не человек, ко мне это не относится, не так ли? Я чуть приоткрыл глаза, из-под ресниц смотря на Шани. Лицо девушки было спокойно. Мы стремительно неслись к обоюдной смерти - а она лишь доверчиво меня обнимала. Прости... наша встреча не принесла тебе счастья, колдунья. Я не знаю плетений, способных замедлить этот бешеный полет.
   Не знаю, откуда ко мне пришло это знание. Просто я вдруг услышал хриплый, усталый голос, рифмующий строки...
  
   С треском мир разрывается в клочья. Осколками эха
   Разлетается в брызги реальность под взмахами крыльев.
   И безумное небо опять содрогнулось от смеха,
   Когда крылья несли тебя вверх, что бы сказке стать былью.
  

***

   <...>
   Князь внезапно поднял веки - и из его змеиных зрачков на меня холодно взглянула Вечность - мудрый, безразличный взгляд, внезапно сменившийся каким-то ненормальным, хмельным, бешеным весельем. Мгновение - и с пришедшим из ниоткуда громовым ударом за спиной Кира распахнулись огромные черные крылья - тьма грозовой тучи, пронизанная серебряными вспышками молний.
   Страшный рывок чуть не разорвал наше объятие. Если бы он меня не держал - лететь бы мне вниз, отдельно от в буквальном смысле окрыленного князя. Интересно, если бы я таки вырвалась из его рук - смог бы он меня поймать? Наверное, лучше не проверять... и вообще, о чем я думаю?! Крылья?!
   Еще один мощный взмах крыльев - и перед моими глазами вспыхнул серебряный свет. А когда он схлынул...
   <...>
  

***

  
   ... мощный взмах крыльев... откуда-то я знал, что мне совсем не обязательно ими махать. Эти крылья опирались отнюдь не на воздух, а на невесомые потоки эфира. Ну и что? Что может сравниться с чувством осознанного контроля над этой силой, с напряжением мышц, коротким толчком вперед и вверх... Если возможность такого полета - чистое зло, то дайте мне побольше этого зла! Впрочем, хорошего понемногу. Я чувствовал, что наше время тут подходит к концу. Что ж, в таком случае - прощай, ужасный мир тумана, здравствуй, родной мир Империи! Вспышка света - и я ощутил под ногами твердый камень пола. Мы вернулись в подвал Ираклия. Вопрос, наверное, в том, покидали ли мы его?
   - Ну, как?! - сказать, что в голосе некроманта звучал дикий, безумный интерес, значило бы сильно преуменьшить его эмоции.
   - Странно, - отозвался я, - скажите, мессир, а что вы видели?
   - Ничего не видел! Ваша девушка вас поцеловала. Ваши ауры при этом как-то странно переплелись... и все. Туман до потолка, не видно ничего, Взор не пробивает, моими инструментами ничего прощупать не удается... что с вами случилось? Какие-то возможности активировались? Моя магия подействовала?!
   - И долго мы так стояли, в тумане?
   - Двадцать восемь минут, - ответил некромант, покосившись на один из стоящих на столе кристаллов.
   - Чуть меньше получаса, - перевел я в более привычные мерки. Да, примерно столько времени мы и провели в ином мире. Что это было, сон? Перемещение во времени? Массовая галлюцинация? Почему-то я не сомневался, что увиденное нами - было. И, будем откровенны, рассказывать об этом некроманту не хотелось совершенно.
   - Так что вы видели?!
   - Ничего... какие-то размытые картинки... как сон, уже стирающийся из памяти.
   - Интересно, - пробормотал тот, - ну что, давайте посмотрим, что изменилось? Миледи, не соизволите ли выйти из звезды, что бы я мог провести диагностику?
   - Да, конечно... - Шани послушно отошла к стене.
   - Это быстро, - заметил Ираклий, прищелкивая пальцами, - и почти тут же сообщил: Все получилось. Изменения в вашей скрытой ауре весьма значительны. Я уверен, что вы это ощутите в течение ближайших дней. Буду очень благодарен, если вы меня проинформируете о результатах. Более того! Я буду просто счастлив провести полноценное лабораторное исследование. Если у вас вдруг появятся несколько свободных недель, добро пожаловать! Впрочем, - тут он довольно прищурился, - я и так материала набрал на еще один докторат, не меньше.
   - Разумеется, - согласно кивнул я, - и благодарю вас.
   - Нет, что вы, милорд, - улыбнулся некромант, - это я вас благодарю. У вас еще какие-либо вопросы ко мне остались?
   - Нет, наверное. Хотя... вы знаете что либо об эльфийском маге, Совелиссе Лиадоне?
   - Я про него слышал, - пожал плечами Ираклий, - и слышал не очень хорошие вещи. Ваш друг?
   - Наоборот.
   - Будьте осторожны, - посоветовал он.
   - Буду...
  

***

   - Кир, - окликнула меня колдунья, когда башня некроманта скрылась за поворотом лесной дороги, - ты правда ничего не помнишь? Стирающийся из памяти сон?
   - Я помню все.
   - Послушай... - колдунья запнулась, - Этот эльф назвал себя Лантиеном, так?
   - Так.
   - Когда мы с тобой напились... я, конечно, многое не помню, но кое-что в голове осталось. Мне кажется, или твоего приемного отца звали так же?
   - Нет, не кажется. Это был он.
   - Он? Но почему он тебя не узнал?
   - Не знаю.
   - Ну хоть какие-то мысли у тебя есть?
   - Шани, ты меня прости, но... я не хочу об этом говорить. Позже? Дай мне подумать и все проанализировать?
   - Разумеется. Кстати, - она чуть улыбнулась, - вы похожи...
   - Мы с Лантиеном?
   - Да. Одинаковые движения, похожая речь... оба быстрые, порывистые... хищные.
   - Спасибо. Я всегда считал отца идеалом, и хотел походить на него.
   - У тебя получается.
   - Еще один вопрос, последний, - Шани робко взглянула на меня, - когда мы падали... у тебя появились крылья? Мне не показалось? Или об этом тоже поговорим потом?
   Вместо ответа я коротко повел плечами. Крылья... не перья птиц, и не обтянутые кожей косточки летучих мышей, развернувшиеся за моей спиной полотнища состояли наполовину из чистой энергии, наполовину - из сплетенных в густые жгуты почти твердых потоков воздуха. Я знал, что они могут свернуться до полного исчезновения или же разлететься на несколько ярдов, и ни одежда, ни броня не будут им преградой.
   - Понятно, - пробормотала колдунья, - а потрогать можно?
   - Трогай, мне не жалко.
   - Теплые... - рука девушки бережно погладила край овеществившейся тьмы, - То есть ты и летать можешь?
   - Да, - никаких сомнений в том, что я могу подняться в воздух, я не испытывал.
   - Здорово!
   - Необычно, - я привычно, как будто делал это всю свою жизнь, свернул крылья.
   - Что-либо еще появилось? Интересное...
   - Интересного - нет. Плохое - к сожалению, да. Солнце жжет... даже такое, закатывающееся.
   - Ты думаешь, оно того стоило?
   - Не знаю. Да. Наверное...
  

***

   <...>
   - Послушай, когда мы падали... у тебя появились крылья? Мне не показалось?
   - Откуда вы падали? - внезапно прорезалась Голос, - Крылья?
   - О, явилась... Выспалась?
   - Восстановилась. Что я пропустила? Что еще за падение? О... - и она осеклась. Ну да, Голос видит то же, что и я, а я с плохо скрываемой завистью смотрела на внезапно появившиеся за спиной Кира крылья. Будто бы втягивающие в себя любой свет, они были чернее ночи, сотканные из тьмы и грозы, разорванных серебристыми проблесками молний - призрачные, невероятные, невозможные...
   - Понятно, - пробормотала я, и добавила про себя: "Не привиделось и не показалось", - А потрогать можно?
   - Трогай, мне не жалко... - Кир был как-то необычно сух и молчалив.
   - Что это? - Голос, похоже, все же чуть пришла в себя.
   - Крылья, - спокойно ответила я, проводя рукой по краю крыла. Ммм... теплое, приятно пружинящее под пальцами, будто бы колющее мою руку сотнями крохотных искорок...
   - Я вижу, что крылья. Откуда? - прошипела Голос.
   - Он был хорошим мальчиком, вот они и выросли, - флегматично отозвалась я, и добавила вслух, - То есть ты и летать можешь?
   - Да, - на губах князя появилась совершенно мальчишеская, счастливая улыбка.
   - Здорово! - я невольно отразила его с трудом сдерживаемый восторг...
   <...>
  

***

   В "Единороге" было на удивление немноголюдно. Туз, Микаль и Вильям сидели за дальним столиком и о чем-то яростно спорили. По крайней мере, так их активная жестикуляция выглядела со стороны.
   - А вот и наши пропажи! - объявил первым увидевший нас Вильям, - Вы куда делись-то?
   - К Ираклию ездили, - отозвался я, - установили, что он к исчез... к интересующей нас проблеме никакого отношения не имеет. Его алиби может подтвердить множество людей.
   - Понятно... а Кристину вы нашли?
   - Да. Она тоже не причем.
   - То есть пусто и пусто, и мы по-прежнему ничего не знаем?
   - Не совсем. Мы выяснили, местонахождение Совелисса. Проблема в том, что он хорошо защищен. Гильдия воров под предводительством Трифона - слышали о таком?
   - Разумеется, - глаза Вильяма холодно сверкнули, - все сходится. Трифон - правая рука Дидерлица. Так что вполне может быть, что они действуют в команде. Гильдия воров... хм... я не думаю, что они отдадут Бьянку добровольно - придется штурмовать. Думаю, я смогу обеспечить прикрытие стражи - но стражники не должны знать о том, зачем мы там. Вам тоже придется идти.
   - Разумеется.
   - И мне потребуется время, что бы все организовать. Завтра вечером, не раньше.
   - Мы, кстати, договорились с другой группой воров о помощи, - заметила Шани, - и собираемся встретиться с ними завтра в шесть вечера. Думаете, стоит привлекать еще и стражу?
   - Почему нет? - хмыкнул Вильям, - Пусть ваши союзники как-то отметятся... ну я не знаю, белые платки на плечо повяжут, что ли... и стража их не тронет. Я об этом позабочусь. И, думаю, шесть вечера - вполне подходит. Будем считать, что этот вопрос решили?
   - Да.
   - А теперь моя очередь выкладывать новости, - вздохнул Вильям, - у меня их две. Обе плохие.
   - Внимательно слушаю...
   - Вот это нашли перед главными воротами палаццо. Кто оставил - не заметили, - парень протянул мне измятый лист пергамента. На нем неровным почерком было выведено:
  
   Положите под левую переднюю ногу статуи святого Барка завтра в полдень мешок с тысячей золотых, иначе вашей дочери не будет в живых.
  
   - Так... - присвистнул я, - а...
   - К записке была прицеплена сережка Бьянки, - добавил Вильям, - сережку опознал сам дон Винченцо. Так что Бьянка и в самом деле у этого человека.
   - Тысяча золотых... сто золотых - это увесистый мешочек, а сколько будет весить тысяча?
   - Двадцать монет - фунт. Значит, тысяча монет - пятьдесят фунтов. Весомая сумма, одним словом.
   - И какие мысли по этому поводу?
   - Все просто. Деньги мы положим в нужное место. Ваша задача - проследить за тем, кто их будет забирать, при возможности - захватить. Штурма гильдии это не отменяет, разумеется. Будем работать сразу по двум следам.
   - Полдень... - вдруг произнесла Шани, - почему именно полдень?
   - Потому что в завтра в полдень, как раз перед статуей святого Барка, будет выступать Дейним с предвыборной речью. Ожидается настоящее столпотворение.
   - Горрам! - вырвалось у меня, - Только толпы нам и не хватало. Ладно, а какая вторая плохая новость?
   - А вот вторая плохая новость, - Вильям закусил губу, - я даже не знаю, как сказать... в общем, я прочитал дневник Бьянки. Там... послушайте, это не для детских ушей, - он покосился на Туза.
   - Я не ребенок, - огрызнулся мальчишка.
   - А кто? - хмыкнул Вильям.
   - Мой ученик, - холодно заметил я, закрывая тему, - кстати, Ираклий нам кое-что рассказал об этой ученической клятве. Потом передам детали. Ладно, так что там не для детских ушей?
   - Вот дневник, нужные страницы я заложил, - Вильям протянул мне журнал, - сами прочитаете.
   - Ну а вкратце?
   - Вкратце? Ну, например, тут открытым текстом говорится о том, что они с Кристиной были любовницами. Что она регулярно убегала в город, где работала, уж простите мне грубость, дешевой шлюхой. Не по нужде, а по призванию, так сказать. Ну и еще много подобной интересной информации... в очень подробных деталях.
   - Ты шутишь, - присвистнул я.
   - Если бы! Что с этим делать - не представляю. Я вот чего боюсь на самом деле... - он понизил голос, - дон ведь не остановится перед убийствами, что бы сохранить все это в тайне. И вашими, и моим. Умирать мне как-то не хочется, если честно. Я предлагаю прикрыть друг друга. Если что-то случится со мной - вы обнародуете дневник. Если что-то случится с вами - это сделаю я. Об этом мы и проинформируем дона. И потребуем платы за наше молчание. Честно вам скажу, я и без платы молчать буду! Но в бескорыстие дон не верит, так что...
   - А к чему хранить эту тайну? - уточнила Шани, - Не проще ли сдать дона страже?
   - И что? Ну да, политической карьере его придет конец. Но я не представляю, что бы в купленном насквозь Старгороде дону хоть что-то сделали. И тут уж его руки будут развязаны, и он будет мстить. Это сейчас его сдерживает общественное мнение. Если эту преграду убрать - я за наши жизни точно не дам ни гроша. Вопрос выживания...
   - То есть ты предлагаешь, фактически, шантаж дона? - уточнил я.
   - Да. А какие у нас еще варианты-то?! Я же говорю, если мы не объединимся, и не постараемся друг друга защитить, то дон нас просто передушит по одному, как котят.
   - Просто прекрасно, - застонал я, - вот ведь...
   Вильям только руками развел.
   - Ладно, - я все же принял решение, - дневник я ночью перечитаю, завтра с утра встретимся, и обсудим наши дальнейшие действия по этому поводу. Но я склонен с тобой согласиться - это, похоже, и в самом деле наилучший выход. К полудню мы будем на главной площади, выслеживать того, кто будет забирать деньги. Если он не приведет нас к пропаже, то в шесть вечера - штурм гильдии при поддержке стражи и ребят Тимура. Вроде ничего не забыл? Ах да... в качестве основных подозреваемых у нас выступают Дидерлиц и Трифон, при магической поддержке Совелисса.
   - Вроде все так... - согласился Вильям.
   - По этому вопросу понятно. Микаль, как там твой раненый?
   - Отец Ханк? Жить будет...
   - Отец Ханк ранен? - с удивлением переспросил Вильям.
   - Микаль, расскажи, что узнал, - попросил я.
   - Так вы все и так слышали, - пожал плечами тот, - Зуй и его отморозки вымогали деньги у Ричарда. Он их послал... завязалась драка, в которой убили самого Ричарда и его жену, а Ханка тяжело ранили.
   - Ричард убит? - присвистнул Вильям, - Дон должен про это узнать! Кто такой Зуй?
   - Предводитель одной из новых городских банд, - отозвался Микаль, - я поспрашивал вокруг... ходят слухи, что он если и не ходит под Трифоном, то, по крайней мере, заключил с ним что-то вроде перемирия. Лавки, которые держит Трифон, он обходит стороной...
   - Действия Трифона - это действия Дидерлица. Значит, он устраняет конкурентов руками бандитов... интересно. Еще раз повторюсь - дон должен про это узнать. Встречаемся здесь же, завтра в восемь?
   - В десять. Мне еще полночи дневник читать...
   - Ладно, в десять, - легко согласился Вильям, - с вашего позволения, я вас оставлю. До завтра.
   - До завтра...
   - Что ты узнал о клятве? - спросил Туз, едва Вильям повернулся к нам спиной.
   - Как я и говорил раньше, разорвать её можно только в месте Силы. И я, и Ираклий сошлись на том, что в пределах досягаемости их два - Академия Круга в столице, или же эльфийская Башня. Лично я склоняюсь ко второму варианту.
   - Это мы уже знаем, - кивнул Микаль, - что-то новое он рассказал?
   - Да. Я должен держать Туза как можно ближе, и таки научить его хотя бы азам самозащиты. Потому что, оказывается, до тех пор, пока мы не разорвали клятву, я кровно заинтересован в его жизни.
   - Я могу себя защитить, - на удивление спокойно заметил мальчишка.
   - Ты умеешь поднимать щиты? Владеешь боевым трансом? Атакующими заклятьями?
   - Нет...
   - Тогда ты не можешь себя защитить, Анди. Ты можешь избегнуть боя, или убежать, но... порой этого мало. Не бойся, - я позволил себе быструю улыбку, - все не так плохо.
   - Я не боюсь!
   - Ну, вот и прекрасно. Ладно, господа и дама, я иду наверх, читать дневник, а потом в постель. До завтра?
   - Завтра в десять мы будем тут, - отозвался Микаль.
   - Я попозже к тебе зайду, - улыбнулась Шани, - мне тоже интересно, что в этом дневнике.
   - Ладно, дверь будет не заперта...
  

Глава 9: Вторник. Магия, любовь, охота.

  
   К тому моменту, как в мою дверь постучали, я в третий раз просматривал заложенные Вильямом страницы. Картина не сходилась.
   - Входите, - я оторвался от исписанной тетради и расслабленно потянулся. Впрочем, вошедшую в комнату Шани эта расслабленность не обманула:
   - Проблемы?
   - Не знаю, - я развернул к ней дневник, - вот смотри...
   - На что смотреть?
   - Ну, например, вот на этот абзац, - я отчеркнул интересующую меня строчку ногтем.
   - Посмотрим... "Криста вновь пригласила меня в "Моллюска". Представляю, как разозлился бы папа, если бы узнал, куда она меня водит! Я чувствую себя героиней романа - одинокая, прекрасная дама в гнезде порока, окруженная мужественными, романтичными мужчинами. Мы выпили целых полбутылки их лучшего кофейного ликера... По-моему, один из завсегдатаев хотел воспользоваться моим нетрезвым состоянием - высокий, широкоплечий красавчик в темной пелерине, с черными, зовущими глазами... Я просто таяла, но Кристина его отшила одной фразой. Хотела бы я быть настолько уверенной в себе, как она". Ты думаешь, этот красавчик с зовущими глазами как-то замешен в её похищении?
   - Нет, не думаю. А теперь прочитай вот это вот, чуть пониже.
   - "Как обычно, мы ушли в заднюю комнату. Я планировала сорвать с Кристы платье, разложить её на столе, и ласкать её до тех пор, пока она не запросит пощады, но ей пришлось развлекать её хахаля. Как обидно. Ну да не страшно. Черноглазый красавчик решил последовать за нами - и разочарованным я его не оставила, о нет". Н-да...
   - Я с детства люблю читать. Когда я читаю, я инстинктивно ставлю себя на место персонажей, стараюсь заставить себя чувствовать, как они, ощутить мотивы их поступков. С этим дневником такого не получается. Я не могу создать образ Бьянки. Он распадается. С одной стороны - она немного наивная, невинная девочка. Например, - я поднял листок, на котором делал выписки из дневника, - "Думала о С.Л. Вдруг поняла, что никогда не видела его без доспехов. Интересно, он снимет их хотя бы для свадьбы? Вряд ли... разве что для первой брачной ночи! Наверное..." Или вот: "Была с папа на проповеди дяди. Неужели гетеры в домах терпимости делают с мужчинами то, о чем он рассказывал? В "Светлячке" все совсем по-другому! Нет, не верю в такие гадости". "Катались на лодке с С.Л. Я попыталась прижаться к нему, как мне показывала К., но, по-моему, он в своих доспехах этого и не заметил - только продолжал говорить о своем долге перед Светом, борьбе с Культом, и прочей мужской чепухе". С подобным совсем не вяжется что-то вроде, - я взял второй листок, - "Поспорили с Кристиной, кто сможет удовлетворить больше мужчин за час. Семь моих на пятерых её! Как приятно знать, что я хоть в чем-то её обхожу..."
   - Ты думаешь, часть дневника подделана?
   - Нет, почерк везде один и тот же, я сравнил. Сначала я думал о ментальном контроле, но... маловероятно. Эти моменты слишком разбросаны по времени, подобная магия так не работает. Боюсь другого - она может быть одержима демоном. Это объясняет частые, но относительно короткие эпизоды... странности. За отсутствием более подходящего слова.
   - Ну, возможно... Хотя, по-моему, демон - это слишком сложное объяснение.
   - У тебя есть объяснение проще?
   - Нет. Можно предположить, конечно, что она на самом деле... как там Пьемур выразился? Дешевая шлюха по призванию? Это если считать, что все, что тут написано, правда.
   - А зачем в дневнике писать откровенную ложь? Особенно если дневник этот спрятан?
   - Не знаю, Кир. Может с утра будут какие-то варианты, а сейчас - голова не варит. Устала я, день был на редкость долгий.
   - Хорошо тебя понимаю. Пойдешь спать?
   - Нет пока что. Я, собственно, чего к тебе поднялась-то. Мы тут с Тузом и Микалем пообщались немного... - девушка замолчала.
   - И до чего дообщались?
   - В общем, нам удалось убедить Туза, что учеба у тебя - в его интересах. Мальчик горит желанием начать. Только вот смотрю я на вас, светлый князь, и понимаю, что учить кого-то чему-то сейчас вы не в состоянии. Сильно устал?
   - На самом деле нет, - я пожал плечами, - сонливости нет и в помине. Пить хочется, да и от легкого перекуса я бы сейчас не отказался, а в остальном - все хорошо. Если Туз и в самом деле хочет начать прямо сейчас, то почему бы и нет?
   - Тут дело такое... он мальчик вспыльчивый, быстро загорается, быстро остывает. Сейчас у него вроде как волна энтузиазма - этим грех было бы не воспользоваться. Я ведь так понимаю, учить магии из-под палки особо не получится? Нужно его искреннее желание?
   - Да нет, ты права. Меня убеждать не нужно, я с тобой согласен. Да и про палку - все так. На самом деле... - я задумчиво постучал пальцами по столешнице, - я не совсем понимаю, как мне себя с ним вести. Сама мысль о том, что у меня есть ученик - она немного пугает. Я сам-то совсем недавно выпустился, как я могу кого-то серьезно учить?
   - А тебе надо его серьезно учить? По-моему, ты собирался натаскать его на азы самозащиты, да и разбить клятву при первой же возможности?
   - Да... и да. Но... Не могу я так, Шани. Не умею халтурить. Если учить - то учить хорошо. Потому что пока клятва не разорвана - я за него в ответе. Сложно объяснить на самом деле.
   - Ответственный, - девушка легко улыбнулась, - повезло мальчику. Да и мне, в общем-то, повезло.
   - Спасибо на добром слове. Мне спуститься вниз, или позовешь его сюда?
   - Сюда, наверное. Слушай, а посмотреть можно будет? Или помешаю?
   - Посмотреть на что?
   - Ну... на урок магии.
   - Да, пожалуйста, - я тихо фыркнул, - только вот не думаю, что будет очень уж зрелищно. Первый урок - это много разговоров о высоких материях. Да и, в общем-то, не только первый...
   - Ладно, сейчас вернусь с Тузом.
  

***

   <...>
   - Что думаешь, милая?
   - Об уроке магии? Интересно! Может, и сама что новое узнаю. Ты ведь меня учить отказываешься!
   - Вообще-то я спрашивала, что ты думаешь о дневнике, но... С чего ты взяла такую глупость? Что я отказываюсь тебя учить?
   - Ну... Потому что за все эти годы ты меня так ничему и не научила?
   - Ой ли? - Голос тихо хмыкнула, - Зажги огонек на ладони!
   - И что? - на ладони моей заплясал послушный язычок пламени.
   - Да ничего... ты неделю назад это умела?
   - Н-нет...
   - Я - часть тебя, милая. Мне нет нужды рассказывать тебе, *как* что-то делается. Моя учеба - она за гранью твоего разума. Заклятия, навыки, аспекты - все это со временем станет полностью твоим. Это раз.
   - Подозреваю, что будет еще и два?
   - Разумеется. Скажи, Шани, ты меня хоть раз просила что-то тебе рассказать, чему-то тебя научить?.. Вот то-то же...
   <...>
  

***

   - Послушай, Кир, - в отличие от Шани, Туз решил не стучаться - просто открыл дверь и зашел в комнату, - можно я буду с тобой совершенно честен?
   - Можно, и даже нужно. Присаживайся. Слушаю.
   - Я не хочу становиться магом.
   - Интересное заявление, - я чуть улыбнулся, - а можно тебя спросить, почему?
   - Потому что... потому что я хочу другого.
   - Чего, если не секрет?
   - Ты будешь смеяться, - набычился мальчишка.
   - Не будет, - зашедшая за ним следом Шани свернулась клубочком в стоящем в дальнем углу комнаты кресле и, судя по всему, приготовилась слушать.
   - И в самом деле, не буду, - я адресовал колдунье легкую улыбку, - обещаю.
   - Я хочу выступать в цирке.
   - Занятие ничем не хуже других, - я был совершенно серьезен, - но почему ты думаешь, что владение магией тебе в этом как-то помешает? Скорее уж поможет...
   - Ты не понимаешь... - Туз упрямо пожал плечами.
   - Попробуй объяснить?
   - Магия, это... это ложь. Одно дело - тренироваться годами, и заставить себя делать невозможное, и совсем другое - это самое невозможное наколдовать. Нет победы над собой, нет чуда.
   - Какой... интересный взгляд на вещи, - пробормотала Шани и, чуть повысив голос, добавила, - Ты сам до всего этого дошел, или подсказал кто?
   - Подсказал, - мотнул головой мальчишка, - ну и что с того?
   - А кто именно подсказал? И вообще, присаживайся, - я махнул рукой в сторону свободного кресла.
   - Дядя Матиас. Он акробат. Папин двоюродный брат. Он хотел, что бы я уехал выступать с его цирком, но папа был против. Сейчас... - Туз развел руками.
   - То есть он считает, что магам все слишком легко достается? - уточнил я, - Вместо многих лет тренировок мы просто колдуем... без труда, без усилий... и все, вуаля, чудо в кармане?
   - Ну да! А что, не так? Махнул рукой, и все!
   - Не совсем так, - я с трудом подавил улыбку, - но ладно... и с каким же номером ты хочешь выступать?
   - Я буду кидать ножи! - в голосе Туза звучала... пожалуй, что и гордость.
   - У тебя это и в самом деле получается хорошо, - я согласно кивнул, - просто кидать ножи?
   - Не просто! - глаза мальчишки буквально светились, - С лошади, спиной, с завязанными глазами! Ну... не все сразу, конечно. Но дядя говорит, что у меня талант!
   - Ты тренировался годами, и заставил себя делать невозможное? - я вопросительно поднял бровь.
   - Ну, - Туз явно смутился, - не совсем. У меня почти сразу начало получаться. Но зато без всякой магии, а это в цирке самое важное!
   - Ладно, с этим понятно. Но Шани сказала, что ты все же хочешь учиться у меня. Даже, - я позволил себе легкую улыбку, - горишь желанием. Она не права?
   - Моя клятва меня к тебе привязала, так ведь?
   - К сожалению, так. Я этого не хотел.
   - Я сам виноват, - с необычной для его невеликого возраста самоотверженностью признался Туз, - мог бы просто пообещать помочь с тем, что вам надо было. Но что вышло, то вышло. Я к вам привязан. Жизнь у вас неспокойная, наша поездка за город тому примером. Чем больше я знаю и умею - тем полезнее буду. Меньшей обузой, по словам брата, - он кривовато усмехнулся, - хотя я себя обузой не считаю. Так что я не против учиться... но мага вы из меня не сделаете!
   - А почему вдруг на "вы"? - мне и в самом деле было любопытно.
   - Не знаю, - мальчишка пожал плечами, - показалось, что так будет правильнее.
   - Ладно, - я легко потянулся, и расслабил ворот рубашки, - твоя позиция понятна. Скажу лишь, что владеть магией, и быть магом - это две разные вещи. И если ты думаешь, что обучиться магии легко и просто... что ж, думаю, ты очень быстро поймешь, насколько был не прав. Не все, что выглядит простым, на самом деле таковым является. И ещё... у тебя есть Дар. Он влияет на все, что ты делаешь. В том числе и на твой талант кидать ножи. Подожди, - я поднял руку, останавливая готового что-то выпалить Туза, - дай мне договорить. Твой талант - в самой твоей способности колдовать. Он не делает тебя лучше простых людей - но он делает тебя другим. Я не согласен почти со всем, что ты мне тут высказал, кроме, пожалуй, одного. Истинное достижение - в победе над собой. Твои победы над собой могут лежать только в области магии. Сравнивать твои достижения во всем остальном с достижениями тех, кто не владеет волшебством просто бесполезно. Ты - на совсем другом уровне.
   - Да что ты знаешь о том, как я тренировался?!
   - Больше, чем ты думаешь! Дабы не быть голословным... - я скользнул Взором за грань, заставляя себя увидеть ауру Туза. Если бы не знал наверняка, что у него есть талант к магии - никогда бы не предположил. Зародыш мага, ученик, горрам. Значит, магам все слишком легко достается? Махнул рукой, и все? Колдовать ты пока что не умеешь, малыш, а значит, и защититься от меня не сможешь. Иглой воли скользнуть туда, где пока что дремлет его Дар - и заблокировать его. С осознающим себя магом такой трюк никогда бы не прошел - разве что если полностью осушить его резерв, да и то... а вот с Тузом все более чем просто. Да и, чего лукавить - соединяющая нас связь помогла мне пройти через его естественную защиту. Возвращая сознание на уровень реальности, я услышал презрительный голос мальчишки:
   - Ну и что?
   - Да ничего... у тебя ножик при себе, или одолжить?
   - При себе! - да, славно я прошелся по его мозолям... бедный ребенок аж шипит. Ну да ладно, на сердитых воду возят. Короткое движение кистью - и на дальней стене появился красный круг десяти дюймов в диаметре.
   - Мишень видишь? Попасть сможешь?
   Не удостоив меня ответом, Туз не глядя бросил выскользнувший из рукава клинок. Лишних пол-оборота - и он, стукнув рукоятью о стену в футе от цели, упал на пол. Выступившее на лице Туза совершенно по-детски искреннее недоумение меня искренне порадовало. Эх, все же недобрая я личность... Всеми силами стараясь не выдать своего злорадства, и цинично игнорируя негодующий Шанин взор, я вопросительно поднял бровь. Слова тут были явно лишними.
   - Бегоррам эт файнэрри, - процедил Туз, быстро, один за другим, кидая еще два ножа. Ну что ж, один из них воткнулся. Изрядно в стороне от мишени, но все же. А вот второй клинок снова ударился рукоятью и оказался на полу.
   - Что ты со мной сделал, флэш? - ну-ну, малыш, ты еще зубами на меня поклацай.
   - Всего лишь заблокировал твой Дар, - честно признался я, - лишил тебя способности колдовать.
   - Ты врешь! - казалось, мальчишка сейчас заплачет.
   - Зачем мне?
   - Что бы заставить меня стать магом!
   - Нет, - я отрицательно качнул головой, - мне нет нужды заставлять тебя становиться магом. Ты уже - маг, как видишь, просто в силу того, кто ты есть. Маг пока что слабенький и необученный, это так... именно поэтому я с такой легкостью тебя обезоружил. Только от тебя зависит, останешься ли таким, как есть... или будешь тренироваться годами и заставишь себя сделать невозможное. Победишь себя и сотворишь чудо. Я могу тебе помочь... если ты захочешь. Ну а если нет - невозможно обучить магии против воли ученика. Решение за тобой, - короткое усилие - и узел силы, блокирующий Дар мальчишки, распался на составляющие его нити, - и я вернул тебе твои возможности. Ты снова можешь кидать ножи, не промахиваясь. Телекинез, пусть даже не осознанный - великая вещь, не так ли?
  

***

   <...>
   - Интересные у князя педагогические приемы, - Голос совершенно откровенно веселилась, - не завидую я его детям.
   - Зря он так резко, по-моему... боюсь я, Туз его теперь просто тихо возненавидит, вот и все.
   - Сомневаюсь. Он - умный мальчик, поймет. Или я в нем сильно ошибаюсь.
   - Вот именно. Ключевое слово тут - мальчик. Кир только что его мечту растоптал. Думаешь, поймет? Я вот не понимаю...
   - Ну, так ты и не мальчик, и не... - Голос замолчала, явно не закончив фразы.
   - И не мальчик, и не что?
   - Вот именно! - хихикнула она.
   <...>
  

***

  
   Туз молчал, покусывая костяшку пальца. Видно было, что мальчишка напряженно размышляет. Серьезный парень, и не по возрасту умный, что радует. Я тоже мочал, позволяя ему подумать в тишине и покое.
   - Что такое телекинез? - по-прежнему смотря в пол, тихо поинтересовался он.
   - Использование ауры для перемещения предметов без физического контакта. Например, - я шевельнул пальцами, и один из валяющихся на полу клинков легко взмыл в воздух, где и завис, чуть покачиваясь.
   - Я так не могу, - качнул головой мальчишка.
   - Можешь, просто не умеешь пока что, - пожал плечами я.
   - Меня никто не учил магии. Как... - он задумался, подбирая слова.
   - Как у тебя это получается безо всякой тренировки? - помог я ему, - Дар - это продолжение тебя самого. Он тебя слушается, как слушаются, скажем, руки... Вот смотри, - я вытащил из висящего на поясе кошеля серебряную монетку, повертел её в пальцах, и небрежно, без усилия, кинул в лицо Тузу. Тот её, разумеется, поймал - кстати, хорошо поймал, просто лениво поднял руку и взял сребреник из воздуха. И пальцы мягкие-мягкие. Думается мне, что учить его фехтованию будет одно удовольствие. Впрочем, это - потом.
   - И что? - мальчишка вопросительно изломил бровь. Очень так знакомо изломил. Маленький наглец меня пародирует! Ну ладно...
   - Тебя ведь никто не учил так вот ловить монеты, - пояснил я пример, - ты просто захотел её поймать, и твои руки все за тебя сделали. Подсознательное управление движениями... Дар работает точно так же - ты его контролируешь, но контролируешь неосознанно. Ты хочешь, что бы нож полетел в цель, и твоя аура реагирует на это желание, корректируя полет клинка телекинетическим толчком.
   - Если это так просто, то почему маги в Академии учатся годами?
   - Есть магия... и есть Магия. Манипуляция аурой, без плетений - это и в самом деле просто и интуитивно, и этому со временем учатся все. А вот умение создавать плетения, и комбинировать комплексные плетения из простых - это совсем не просто, и требует многих лет учебы.
   - Плетения?
   - Давай я начну с азов? - предложил я мальчишке, - Будет проще. Заодно и с терминологией определимся.
   - Ну, попробуй, - Туз уселся поудобнее.
   - Существуют три уровня реальности... - я начал говорить, а перед моими задумчиво прикрытыми глазами проплывали лица отца, мастера Торва, мессира Зафкиэля, преподавателя "Основ" в Башне... всех тех, кто открывал маленькому мне кажущиеся тогда такими великими и страшными тайны мироздания. Сколько лет прошло с тех пор? Чуть больше десятка... десять лет, кажущиеся вечностью. Мои отрочество, юность...
   - ... уровень первый, физический. Пользуясь общепринятым гаэльским термином, Прайм. Ах да, не совсем в тему, но объяснить стоит - первая человеческая школа магии была основана в Гаэлии, и там же были написаны первые книги, структурирующие наши знания о волшебстве. Соответственно, первая общепринятая терминология магии использовала именно гаэльский язык. С тех давних пор многие термины были переведены на Имперский, но многие - просто транслитерированы.
   - Я не знаю последнего слова, - качнул головой Туз.
   - Гаэльские слова, записанные буквами Имперского алфавита, и приносящиеся по правилам Имперского языка.
   - Понятно... продолжай?
   - Так вот, Прайм, физический мир. Все то, что вокруг нас. Уровень второй - Тень. Сумрак. Магик. Uial. Грань. Названий у него много, суть одна - это уровень магии. Точное отражение Прайма, но с двумя исключениями - на нём видны магически потоки и плетения, и вместо тел живых существ - их ауры. Аура - это очень сложная комбинация энергетических линий и потоков. Маги могут контролировать собственную ауру, и с её помощью изменять Тень. Тень и Прайм связаны, и изменение в одном уровне приводит к немедленным изменениям в другом. Собственно, это магия и есть, - я кивнул на по-прежнему висящий в воздухе нож, - я заставляю этот клинок нарушать законы гравитации, удерживая его отражение за Гранью своей аурой.
   - Гравитации?
   - Сила притяжения между двумя физическими телами.
   - Что?
   - Сила, которая заставляет вещи падать на землю, - упростил я.
   - Ну, хорошо. И третий уровень?
   - Астрал. Про него я знаю мало. Основы... в астрале находятся отражения сути всех неживых предметов. Изменяя астральную суть, изменяешь сам предмет. Расстояния в астрале не коррелируются с Праймом...
   - Коррелируются?
   - Не совпадают. В нашем мире твой нож от меня в паре ярдов. В астрале он может быть не дальше пары дюймов... или пары лиг. Астрал - зона грандов магии. Еще в астрале находится Источник.
   - Что за источник?
   - Источник магии. Дар истинного мага триедин. Во-первых, это контроль над собственной аурой и, как следствие, контроль над энергетическими потоками Тени. Во-вторых, это Взор - возможность видеть Тень. У твоего брата, например, этой возможности нет - и поэтому он не стал магом.
   - А у меня есть?
   - Не знаю, - я пожал плечами, - узнаем в процессе обучения.
   - И если нет?
   - То магом тебе не стать. Ты будешь владеть навыками контроля ауры, которые откроют тебе доступ к тому, что невозможно для обычных людей, но высокое волшебство тебе никогда не покорится. Третья грань Дара - возможность открываться Источнику. Магия требует энергии. Мало создать магическое плетение за Гранью. Что бы оно отразилось на Прайме, необходимо напитать его силой. Наша аура запасает эту самую силу в особом образовании, называющемся резервом. Уровень силы в ауре постепенно восстанавливается сам по себе, естественным путем. Правда, процесс этот медленный. Маги могут мгновенно наполнить свою ауру силой, открываясь Источнику. Источник... опасен. Если не удержать контроль над связью с ним, поток магической силы выжжет неумелому магу ауру. Но... без прямого к нему доступа возможности магов ничтожны.
   - Вроде понятно, - Туз насупился, - но ты так и не сказал, что же такое плетения.
   - Плетение - это... структура, - нашел я удачное слово, - созданная магом за Гранью. Объемный рисунок, сделанный аурой. Если напитать его энергией Источника, то в реальном мире произойдет что-то, чего не позволяют обычные физические законы. Например... - в моей руке на мгновение появился и тут же исчез язычок пламени. Я же поморщился от неожиданно болезненного отката. Все же не дружу я с огненной стихией... но что поделать, именно простейшая сигна Игни позволяет наиболее наглядно пояснить, что же такое истинная магия плетений.
   - И чем это отличается от висящего в воздухе ножа? - спросил Туз.
   - Нож я просто держу своей аурой. Для того, что бы создать пламя, мне надо создать энергетическую нить, сплести её в определенный теневой узор, и напитать её магической энергией. Первое - это интуитивно, как если бы я просто протянул руку. Второму надо учиться... надо знать нужный символ, надо уметь смотреть за Грань, что бы его сплести, и надо иметь определенный запас энергии в резерве. Ну и, разумеется, надо знать, как подключить плетение к ауре, и как передать в него эту самую энергию.
   - То есть для всего, что умею маги, существует свое плетение?
   - Да, - я утвердительно кивнул, - и в то же время нет. Ты прав, у каждого магического эффекта есть свое плетение. Вот только плетения эти не монолитны. Наверное, самая простая аналогия - с буквами. Существует несколько основных плетений - как магический алфавит. Комбинируя эти плетения, можно получать различные магические эффекты - как из букв получается слово. Правда, базовых плетений гораздо больше, чем тридцать-три... и правила их сопряжения весьма сложны. Собственно, именно знание большого количества сигн... сигна - это базовое плетение, буква магического алфавита... так вот, именно знание большого количества сигн и умение их связывать, и отличает опытного мага от новичка. Ну и еще уровень развития ауры.
   - То есть?
   - Чем больше человек колдует, тем мощнее становится его аура, тем больше энергии он может хранить в резерве, и тем больше силы он может передать в законченное плетение.
   - То есть мне надо выучить эти сигны, научиться ими писать, и все, я маг?
   - Ну... в общем, да, - я подавил легкую улыбку, - но сначала тебе надо научиться нескольким простым вещам. Во-первых, ты должен научиться осознанно управлять своей аурой. Во-вторых, мы должны открыть тебе Взор. В-третьих, установить связь с Источником. В-четвертых, овладеть техникой создания плетений. В-пятых... впрочем, хватит пока что и этого. Ах да! Между первым и вторым я должен научить тебя входить в транс и поднимать щиты. Одно это сделает тебя намного более полезной боевой единицей.
   - Типа мои ножи сейчас бесполезны? - хмыкнул мальчишка.
   - Против мага - да.
   - Это почему еще?
   - Кинь в меня ножом, - я старался быть серьезным и, по-моему, у меня получилось, - обещаю не блокировать Дар, так что кидать будешь точно.
   - И куда именно бросать?
   - Куда угодно.
   - Думаешь, увернешься?
   Я только плечами пожал - и в то же мгновение с ладони Туза сорвался небольшой клинок. Откуда мальчишка его достал - я не заметил.
   Взгляд живого существа - это канал для силы. Не случайно многие чары требуют именно зрительного контакта. Любой, даже мало-мальски тренированный маг может ощущать чужие взгляды. Обычно чувство это приглушено - ненужно, да и невозможно постоянно ощущать всех, кто на тебя смотрит. Взгляд человека, активно старающегося причинить тебе зло, чувствуется совсем по-особому, и не заметить эту волну, по-моему, невозможно. Стоило взгляду Туза сместиться в "красный коридор" реализованной агрессии, как время вокруг меня послушно замедлило свой ход. Нож медленно плыл ко мне сквозь густой, как патока, воздух. Разум холодно проанализировал угрозу - клинок должен пройти в дюйме от виска. Хм.. Не двигаюсь. Стоило ножу миновать меня, как я сбросил сферу боевого транса, позволяя времени возобновить свой бег. Стук от воткнувшегося в стену ножа прозвучал одновременно с мой репликой:
   - Я же просил бросить в меня, а не рядом. Вроде бы большая мишень...
   - Даже не дернулся, - присвистнул Туз, - как?
   - Я же видел, что ты промахнулся, - я добавил в голос легкую дозу насмешки, и угадал - следующий клинок летел мне точно в переносицу. Навстречу медленно двигающемуся ко мне ножу поднялась прозрачная дымка щитов. Жалобно зазвенев, клинок отлетел от на мгновение проявившейся перед моим лицом холодной изморози магической защиты.
   - Щиты, - пояснил я ошарашенному Тузу, - поднимаются практически со скоростью мысли. Мага почти невозможно поразить метательным оружием. Разве что со спины, да и то скорее всего он почувствует твой взгляд перед броском. Не отобьет, так уклонится.
   - Но... ты же носишь меч?! В чем разница?
   - Движение брошенного ножа очень легко предсказать, так же как и траекторию выпущенной из лука стрелы или арбалетного болта. В боевом трансе, который является инстинктивной реакцией на угрозу практически у любого мага, их полет прекрасно виден. Движение меча, разумеется, предсказать тоже можно - но сделать это гораздо сложнее. Умелый мечник меняет направление удара, знаешь ли. Кроме того, вопрос в энергии. Энергия брошенного ножа определяется силой броска, и величина эта конечна. Его можно ускорить телекинезом... но если умеешь делать подобное, то можно, затратив аналогичное количество энергии, просто ударить аурой. Получится быстрее и существенно эффективнее. Меч - это продолжение мага. Количество энергии, которое через меч можно подать на щиты врага, ограничивается только уровнем силы волшебника. Ну и опять же... нож - оружие одноразовое. Бросил, и все. А мечом можно бить многократно. Даже если не удастся сломать щиты врага одним ударом, всегда можно просто истощить его резерв, загнав его в постоянную защиту. Вот и все.
   - Это против мага, а против простых людей?
   - А простые люди тебе не соперники, - пожал плечами я, - один-единственный огненный шар может с легкостью сжечь десяток не умеющих защититься людей.
   - Если маги такие всемогущие, то почему они не диктуют всем свою волю?
   - А с чего ты взял, что это не так? - я насмешливо изломил бровь, и добавил, - На самом деле у возможностей магов есть свои пределы, и эти пределы хорошо известны. Самой большой из них - ограничение резерва. Маг, использовавший всю свою силу, становится практически обычным человеком. Более-менее безопасно резерв можно пополнять раз в день, сразу после сна. Можно и потом, но это... рискованно, и с каждым разом уровень риска значительно вырастает.
   - Понятно... - Туз прикусил губу, - значит, с чего мы начинаем?
  

***

   <...>
   - Ну и как, много поняла? - поинтересовалась Голос.
   - Всё... Кир понятно рассказывает. Только вот вопрос есть.
   - Слушаю.
   - Я не вижу этих самый плетений, про которые он говорил. И колдую совсем не так. Я - не маг?
   - Разумеется, нет, - фыркнула Голос, - ты - моя аватара.
   - И что это значит?
   - Магам требуются инструменты для изменения мира. Эти их плетения... Мне, а следовательно, и тебе, не нужны подобные костыли. Мир меняется от одного нашего желания.
   <...>
  

***

  
   - Для начала расслабься, - посоветовал я Тузу, - сядь поудобнее, растекись по креслу. По мере улучшения твоего контроля над аурой подобные трюки будут не нужны, ну а пока что... знай, что напряжение, как тела, так и разума - враги магии. Контроль над аурой требует покоя - в основном покоя ментального, но на данном этапе - и физического.
   - И что дальше? - мальчишка с трудом подавил зевок. Что ж, сонливость - это совсем не плохо!
   - Дальше - очисти свой разум.
   - То есть?
   - Старайся ни о чем не думать, и ничего не чувствовать, - небольшой столик, повинуясь моей воле, скользнул через всю комнату и остановился между мной и Тузом. В центр его я положил небольшую монетку, - Смотри на сребреник. Не фокусируй взора...
   - И что?
   - Представь себе, что эта монета поднимается в воздух. Захоти этого... Поверь в это.
   - Не получается, - пробормотал напряженно смотрящий на монетку Туз несколько мгновений спустя.
   - Ощути связь между тобой и монетой. Она есть. Мысленно потянись к ней... и заставь её подняться в воздух. И расслабься!
   - Не могу, - скрипнул зубами мальчишка.
   - Ты слишком напряжен и разозлен. Магия требует покоя и расслабленности. Нет чувств - есть покой.
   - Что, простите? - внезапно хмыкнула наблюдающая за нами Шани.
   - Нет чувств - есть покой. Первая строчка мантры мага.
   - А продолжение?
   - Нет чувств - есть покой, - я прикрыл глаза, проговаривая знакомые с детства строки, - Нет неведения - есть знание. Нет страстей - есть ясность мысли. Нет хаоса - есть гармония. Нет смерти - ...
   - Есть Сила? - прервала она меня с каким-то странным смешком.
   - Есть магия, - качнул головой я, - по крайней мере, в классическом варианте именно так. Не важно. Туз, ты слишком напряжен. Ты сфокусирован на этой монете. Так нельзя. Расслабь свое тело, расслабь свой разум, позволь силе спокойно течь через тебя. Ты стараешься, напрягаешь все свои силы... на самом деле это легко. Это естественно. Расслабься. Очисти разум. И заставь эту монету взлететь.
   - Тебе легко говорить, - окрысился Туз, - ты это умеешь.
   - Я этому научился, - пожал плечами я, - сначала и у меня ничего не получалось. И, кстати, левитация монеты - это еще не самое плохое. Радуйся, что я не прошу тебя зажечь свечу.
   - Я не знаю, что я делаю не так.
   - Попробуй еще раз. Расслабься... можешь протянуть руку к монете, если тебе так легче, - заметил я подавленное движение мальчишки, - постарайся ни о чем не думать. Замри... Почувствуй тепло в центре живота. Почувствуй, как это тепло перетекает в руку, в кончики пальцев... как оно струится к монете. Не напрягайся, позволь этому теплу спокойно течь через тебя. Представь эту монету. Представь, как ты держишь её на кончиках пальцев. Ощути её холод, её рельеф, вес...
   - Чувствую... - тихо, на выдохе, пробормотал Туз, смотря на сребреник из-под полуопущенных век.
   - Подними её, - я не менял спокойного тона - просто добавил в него командную нотку. Сребреник чуть дрогнул, повинуясь движению пальцев мальчишки - и замер там же, где и был.
   - Слишком тяжело, - резко выдохнул Туз, смахивая со лба внезапно выступившую там капельку пота.
   - Прогресс налицо, - улыбнулся я, - теперь ты видишь, что это можешь?
   - Я же сказал - слишком тяжело, - Туз отрицательно мотнул головой, - не вижу, не могу.
   - Тяжело... - пробормотала Шани, вставая с кресла и идя к бюро, - давай попробуем на чем-нибудь, что легче? Ничего, что я вмешиваюсь, Кир?
   - Ничего, - я с любопытством смотрел на зажатое в пальцах повернувшейся к нам девушки очиненное гусиное перо.
   - Если монетка тебе тяжела, то попробуй поднять перо, - обратилась она к Тузу, - оно ведь гораздо легче, не так ли? Какое-то несчастное перышко, которое может поднять даже легкий порыв ветра.
   - Хорошо, - Туз протянул руку в сторону лежащего на Шаниной ладони пера, и замер. Мгновение, другое... и перо задрожало, поднимаясь в воздух.
   - Отличная идея, Шани, - я широко улыбнулся, - и... просто прекрасно, ученик. Твое следующее задание...
   - Да? - пробормотал мальчишка сквозь плотно сжатые зубы.
   - Расслабься... ты не позволяешь энергии течь. Так вот... твоя задача - не позволить этому перу коснуться земли.
   - Как долго?
   - Пока я не скажу, что можешь прекратить. Оно должно всегда быть с тобой. И ты не можешь брать его в руки, или позволять кому-то еще его коснуться.
   - То есть? - перо, задрожав, начало опускаться.
   - Можешь положить его, скажем, на стол. Решишь покинуть комнату - заберешь его с собой. С помощью магии.
   - И что будет, если я откажусь от этой глупости, или уроню его? - презрительно фыркнул мальчишка, последовав, тем не менее, моему совету, и слевитировал перо на столик, рядом с так и не поднятым сребреником.
   - Твоя учеба у меня закончится, только и всего.
   - Так просто?
   - Ну да... могу объяснить, если хочешь.
   - Объясни.
   - Я знаю, что ты можешь удерживать это перо в воздухе... сколько угодно. Тебе просто надо приложить к этому определенные усилия. Если ты серьезно относишься к учебе - то ты их приложишь. Если же у тебя этого серьезного отношения нет - учить тебя совершенно бесполезно. К чему мне тратить мое и твое время? Так что если ты всерьез захочешь, что бы я от тебя отстал с этими уроками - просто урони это перо на землю. Чего уж проще... пополнишь ряды тех, кому не хватило силы воли и упорства, что бы стать магом.
   - На слабо берешь?
   - Оно мне надо? На самом деле, ты молодец. Хорошо сегодня потрудился. Иди, отдохни... перо не забудь!
   Дождавшись, что бы за старательно левитирующим перо Тузом закрылась дверь, я улыбнулся Шани:
   - Повторюсь - прекрасная идея. Вот что значит взгляд со стороны! Мне бы и в голову не пришло заменить монету чем-то еще.
   - Тебя учили с монеткой?
   - С камнем... но принцип тот же. Каждому ученику, прибывающему в Башню, выделяют комнату. В этой комнате, помимо всего прочего, есть стол, на котором лежит кусок гальки с вырезанным на нем гербом ученика. Если ученик выйдет из комнаты без висящего над плечом камня - считается, что этот ученик заявил о своем нежелании учиться магии. Отпускать этот камень можно только в комнате... так что я еще относительно добр.
   - А если не можешь этот камень поднять?
   - Еду приносят, - я позволил губам дрогнуть в намеке на улыбку, - первые три месяца выходить из комнаты не обязательно.
   - И если этого времени недостаточно...
   - Слишком слабый Дар. Недостаточный самоконтроль. Отсутствие силы воли. В любом случае, учить такого никто не будет.
   - Сурово, - Шани озадаченно потерла лоб.
   - Магия - это не игрушки.
   - Понимаю. Цитирую: попроси Кира рассказать, кто создал этот кодекс мага, и объяснить, что он значит.
   - Атана?
   - Да, Голос, - Шани беспомощно кивнула, - зудит и зудит...
   - Кодекс в его Имперском варианте является дословным переводом с гаэльского. Предположительный автор этого варианта - грандмастер Туор Стоун, основатель гаэльской школы магии. Наверняка это неизвестно, но первый записанный вариант встречается именно в его черновиках. Он же, судя по всему, черпал вдохновение из эльфийской мантры... N'uma tyavien; uma seere, uma sinta, uma meiva. N'uma gurtha, uma templa. Дословно... нет чувства; есть покой, есть знание, есть баланс. Нет смерти, есть магия. Похоже, не правда ли? Авторство эльфийских строк приписывается самому Кореллону. Доказать подобное... - я развел руками.
   - Интересно. А значение?
   - Значение кодекса? Нет чувств - есть покой. Пожалуй, самая спорная и чаще всего непонятая строка кодекса. Маги не отрицают чувств. Они - естественная часть жизни. Однако, нельзя позволять чувствам руководить поступками. Задача мага - контролировать собственные чувства, и через этот контроль обрести спокойствие. Принцип можно перефразировать как "Чувства не должны нарушать мой покой".
   - Нет неведения - есть знание?
   - Запомнила с первого раза? Молодец!
   - Да нет, мне Голос подсказывает...
   - Понятно... Неведение и знание. Тут все относительно просто. Маги по самой своей натуре являются адептами знания и интеллекта. Магия несовместима с неведением, ментальной косностью. Маг должен принимать знание вне зависимости от источника этого знания, и учитывать факты, даже если они не сообразуются с образом мыслей и теориями мага. Следующая строка: нет страстей - есть ясность мысли. Казалось бы, это всего лишь повторение первой строчки. На самом деле между чувствами и страстью есть существенная разница. Чувства могут лишить покоя, концентрации - страсть же, максимальный накал чувств, может толкнуть на необдуманные поступки. Маг всегда контролирует свои действия, всегда спокоен и хладнокровен. Нельзя действовать второпях, нельзя терять объективность.
   - Нет хаоса - есть гармония?
   - Все в этом мире взаимосвязано. У всего с нами происходящего есть свои причины. Мы можем их не видеть и не понимать, но это не отменяет их наличия. С другой стороны, любое наше действие влечет за собой какие-то последствия. Наши решения влияют на этот мир и на живущих в нем людей. Это - основной принцип кодекса мага. Без него все остальные строки бессмысленны. Именно ради нашего влияния на вселенское полотно взаимосвязей и взаимозависимостей мы контролируем эмоции и не позволяем себе поддаваться страстям. В этом - суть жизни мага.
   - Покорность судьбе?
   - Нет, с чего ты взяла? Как раз наоборот, мы, а не какая-то таинственная сила, в ответе за свои поступки. Просто мы осознаем, что у наших поступков есть последствия. Порой - весьма весомые.
   - Понятно... ну а последняя строка?
   - Последняя строка... спорна. Многие считают, что в ней содержится прямое указание - с помощью магии можно преодолеть смерть. С самых давних времен маги стремились решить эту задачу, и достигнуть бессмертия. Другим вариантом достижения этой же цели является воскрешение. И то, и другое считается невозможным, хотя твердых доказательств подобного нет. Кстати, - я кривовато ухмыльнулся, - считается, что легендарные призраки и вампиры - это существа, достигнувшие бессмертия. С учетом последних дней "легендарные", на мой взгляд, можно смело зачеркнуть.
   - Согласна. Но ты сказал, что строка спорная? А каков второй взгляд?
   - Второй взгляд заключается в том, что смерть является естественной частью жизни. Смерть какого-то конкретного мага не важна - важна лишь Магия. Та сила, которую маг собирает в течение своей жизни, не исчезает с его смертью, а возвращается в Источник, возобновляя его. Вообще же маги не рассматривают смерть и жизнь, распад и рост, тьму и свет как противоположные сущности - скорее как два лезвия одного и того же клинка, две стороны одной монеты. Существование одного невозможно без другого.
   - И к какой точке зрения склоняешься ты?
   - Ко второй. Я не отрицаю возможности того, что с помощью магии можно победить смерть - но не считаю это основной целью магии.
   - Ты, предположительно, воскрес...
   Я только плечами пожал. Что ответить на подобное, я не знал.
  

***

   <...>
   - Довольна? С чего вообще такой интерес к этому кодексу?
   - Да так... - Голос была как-то странно задумчива, - слышала нечто подобное раньше... Вообще же у меня с каждым днем все больше и больше вопросов, ответов на которые пока что нет.
   - У тебя? Вопросы?
   - Ну да, а что?
   - Не знаю... мне казалось, что ты все знаешь.
   - О нет, милая, я отнюдь не всеведуща... хоть и отличаюсь умом и сообразительностью!
   <...>
  

***

  
   - Хочу прогуляться пол часика, - нарушила наше немного гнетущее молчание Шани, - составишь компанию?
   - Прогуляться? - я вопросительно поднял бровь, - В такое время?
   - Ну да. Я дома просто обожала бродить ночью. Темнота, тишина, далекие искорки звезд... кажется, будто ты в сказке. Глупость, да?
   - Ну, почему сразу глупость? Не уверен, правда, сколько от этого самого ночного неба можно будет увидеть в городе... но почему бы и не попробовать? И да, разумеется, я составлю тебе компанию.
   - Прекрасно! Я только шаль накину, хорошо? Встретимся внизу?
   - Ладно...
   Нижняя зала была пуста. Неудивительно - по моему внутреннему ощущению, было сейчас несколько за полночь. Хотя нет... за стойкой сидела незамеченная мною раньше служанка. Похоже, она дремала, но проснулась от звука моих шагов. Встрепенулась и поинтересовалась:
   - Что угодно милорду?
   - Ничего, - я успокаивающе покачал рукой, - прогуляться хочу, жду мою спутницу. Она сейчас спустится.
   - Рада, что вы в порядке, милорд, - улыбнулась она.
   - В порядке? Ах... прошлая ночь? Так это вы меня нашли?
   - Да, милорд, - она смущенно потупилась.
   - Спасибо вам, - я с новым интересом взглянул на девушку. Среднего роста, среднего сложения, с простым, не слишком красивым, совершенно незапоминающимся лицом. Встреть такую на улице - взгляд соскользнет, ни за что не зацепившись. Совершенно бесценный типаж для сыщика... или шпиона. Тьфу, Кореллон, о чем я думаю? Точно параноик законченный...
   - Меня Ари зовут, - неверно истолковала мой задумчивый взгляд девушка.
   - Очень приятно, Кириэль, - я слегка поклонился.
   - Я знаю, милорд, - она робко, немного по-детски улыбнулась.
   Тихо скрипнула входная дверь. Я машинально покосился на вошедшего... вошедшую... и замер, не веря своим глазам.
   - Бегоррам... - ахнула та, - Кир-ри! Ты-то что здесь делаешь, ехидная сволочь?! - на шею мне кинулся радостно визжащий рыжый вихрь. Привычно поймав лучащуюся совершенно нескрываемым счастьем девушку, я легко крутанулся вокруг своей оси, гася инерцию её прыжка.
   - Каруселька, - хихикнула Ким, распрямляя поджатые ноги, - обожаю, когда ты меня так крутишь. Нагнись, дылда!
   Я послушно нагнулся, повинуясь нажиму её не по-женски сильных рук, и был вознагражден крепким поцелуем пахнущих дикой малиной губ.
   - Хм... Кир, ты не хочешь нас представить? - прозвучало из-за спины. Вообще-то маг холода тут я - только вот голосом Шани вполне можно было заморозить средних размеров прудик...
  

***

   <...>
   - А это что еще за анимешная мымрочка? - удивленно присвистнула Голос.
   Я ошарашенно замерла на нижней ступеньке лестницы. Радостно смеющийся князь нежно обнимал какую-то рыжую девку.
   - Карселька! Обожаю, когда ты меня так крутишь, - прозвенел её веселый голос, - нагнись, дылда!.. - и она впилась в рот Кира долгим поцелуем.
   - Хм.... Кир, ты не хочешь нас представить, - я будто со стороны услышала свой скрипнувший голос. Девка легко отпрянула от князя и окинула меня долгим, оценивающим взглядом. Я, разумеется, в долгу не осталась. Было бы на что посмотреть! Какая-то кроха, на голову ниже меня, хорошо если по грудь Киру. По-мальчишески узкие бедра, еле заметный намек на грудь... коротко откромсанные ярко-рыжие волосы, торчащие на макушке идиотским хохолком, красные, совершенно неприличные штанишки в обтяжку, и такая же курточка с коротким рукавом. Ах да, еще - черный плащ, и короткая шпага на поясе. И что князь в ней нашел?
   - Разумеется, - отозвался Кир, - знакомьтесь, дамы...
   <...>
  

***

  
   - Разумеется, - я перевел взгляд с шарахнувшейся от меня и разом переставшей улыбаться Ким на холодно поджавшую губы Шани, - знакомьтесь, дамы. Ким... - я на мгновение запнулся, и продолжил полное имя волшебницы, - ...берли Инверс Грувер. Ашанис Чэрр.
   - Прошу прощения, Ашанис, - Ким чуть поклонилась, - я не покушаюсь на вашего молодого человека. Просто мы с Киром - давние знакомые...
   - Он не мой молодой человек, - холодно-ровным тоном прервала её колдунья.
   - Да? - Ким обернулась ко мне, изумленно делая брови домиком и явно машинально пытаясь пригладить свой очаровательно-непослушный хохолок.
   - Ну да, - я утвердительно кивнул, - мы спутники, но и только.
   - Прекрасно! - девушка сверкнула белозубой улыбкой, - В таком случае... я скучала, Кирри. Очень. Милочка, - она обернулась к по-прежнему стоящей за стойкой Ари, - на мое имя тут должна быть зарезервирована комната. Отмените, пожалуйста. Я надеюсь, - она вновь обратилась ко мне, - у тебя достаточно широкая кровать? Я, как ты помнишь, во сне пинаюсь.
   - Достаточно... Ким, что ты здесь делаешь? Когда мы расстались, ты собиралась на юг, разве нет?
   - Так с тех пор сколько времени прошло, - хмыкнула та, - полгода уже как. Я в Белом все сделала, что собиралась, и решила вернуться в родные края. Я ж говорила тебе, что из Золотомостья родом. Туда как раз дошли новости о местном маньяке. Вот я и решила... стой! Ты тоже за ним охотишься? Предлагаю объединиться, награду поделим по-братски... мне - две трети, тебе - остальное.
   - Притормози коней, - я поднял руки в останавливающем жесте, - о чем ты говоришь? Какой маньяк, какая награда? И, кстати, пополам!
   - Какое пополам, если ты даже не знаешь, о каком маньяке идет речь? И вообще, поимей совесть, эльфийский лорд! Это у тебя в планшете бесконечное золото, а бедной девушке надо зарабатывать себе на хлеб... с икоркой... вино эльфийское, сапожки василисковые...
   - Ну, положим, планшет у меня украли... - честное слово, уж на что плохая новость... но застывшее в глазах Ким удивление того стоило!
   - Прошу прощения, что-что ты сейчас сказал?! - с каким-то потрясенным... восхищением?! в голосе переспросила она, - Это кому тут настолько себя не жаль?
   - Да вот, нашлись люди...
   - Кир, - голос Шани по-прежнему плавился льдом, - можно тебя на пару слов? Наедине?
   - Да, разумеется... Ким...
   - Угу, иди, - улыбнулась та, - в какой комнате ты остановился?
   - В седьмой.
   - Прекрасно, - волшебница бодрым шагом направилась к лестнице, - я скоро спущусь. Надо будет обсудить наш план действий. И разобраться со справедливым дележом награды!
  

***

   <...>
   Я смотрела вслед старательно покачивающей несуществующими бедрами "анимешной мымрочке", и с огромным трудом давила желание запустить ей в спину каким-либо особо разрушительным заклятьем. Мелкая рыжая стерлядь! Да кто она такая...
   - Девушка, которая проведет эту ночь в постели Кира, - безжалостно прокомментировала этот мой беззвучный вопрос Голос, - чего ты злишься, милая? Я тебе с первого дня говорила, что князя надо соблазнять. Было такое?
   - Не могу я так... - по-моему, я всхлипнула, - мне надо, что бы он меня любил!
   - А что такое любовь? - Голос звучала...
   - Ты хотела поговорить? - прервал мою мысль о тоне Голоса вопрос князя.
   <...>
  

***

  
   - Ты хотела поговорить? - обратился я к задумчиво смотрящей вслед Ким Шани.
   - Кто она такая? - резко спросила колдунья.
   - Ким Грувер. Моя старая подруга, бывшая напарница... опытная волшебница, специализирующаяся на огненной магии. Очень сильный ментат, признанный талант в этой области. Просто хороший, надежный человек. Что именно тебя интересует?
   - Очень хороший, надежный человек, с которым ты спишь?!
   - Помимо всего прочего... постой, ты что, ревнуешь? - я вопросительно вздернул брови.
   - Разумеется, нет! - огрызнулась Шани.
   - Н-да? Твое поведение не соответствует твоим словам. Послушай, - я успокаивающе положил руку на плечо девушки, и тут же получил твердым кулачком по несчастной конечности:
   - Не лапайте меня, князь! - Шани крутанулась на каблуке, явно собираясь убежать, но тут уж я не выдержал:
   - Нет, постой! Что за истерика? Я ещё мог бы понять подобную реакцию, если бы между нами что-то было, но мы же с самого начала установили четкие границы наших отношений. Не припоминаешь разговора об определенных "услугах", и их неоказании в первые же полчаса нашего знакомства?
   - Припоминаю, - девушка замерла на месте, но ко мне не обернулась.
   - По-моему, я себя вел в полном соответствии с нашим соглашением, не так ли?
   - Так.
   - Послушай, - я растерянно потер лоб, - я же не совсем полный идиот. Вижу, что я тебе нравлюсь. Это, в принципе, естественно...
   - Да ну? - по-прежнему не оборачиваясь, холодно произнесла Шани.
   - Ты меня поправь, если ошибаюсь, - я старался найти нужные слова, но, похоже, у меня не слишком получалось, - у нас очень разное отношение к.... ну... отношениям.
   - Несомненно.
   - Горрам! Тебе хочется романтики, большой и светлой любви, стабильных отношений, в перспективе - свадьбы и счастливой семейной жизни, разве не так? И постель для тебя - это кульминация и обещание всего этого. Это нормально, такова людская культура. Я не прав? - Шани молчала...
   - Я не слишком уверен, что в принципе способен на любовь... и отношение к постели у меня... - я умолк.
   - Какое же? - нарушила наше молчание девушка.
   - Эльфийское. Физическая близость значит мало, почти ничего. И совершенно точно ни к чему не обязывает. Возможность расслабиться и получить удовольствие, только и всего. Тебя ведь подобное не устроит...
   - А Ким устраивает?
   - Она проучилась в Академии до восьмого курса. Я там, конечно, не был, но по слухам - эльфийские леса кажутся весьма... пуританскими... по сравнению с царящей там свободностью нравов. Так что да, её это вполне устраивает. Ни она, ни я ни на что друг у друга не претендуем. Тебя это как-то задевает?
   - Нет, князь.
   - Уверена?
   - Вполне, - Шани резко обернулась ко мне. Лицо её было как-то подчеркнуто спокойно, - Вы все правильно сказали, милорд. Мы и в самом деле от "постели" ожидаем разного. С вашего позволения, я вас оставлю. У меня пропало настроение гулять. Увидимся завтра утром. Желаю приятно провести ночь.
  

***

   <...>
   - Все мужики - козлы, - прокомментировала Голос.
   - Холодная, самовлюбленная сволочь! То, что он мне нравится - это, видите ли, "естественно"! Каково самомнение!
   - Но одного у него не отнимешь...
   - Что?!
   - Он с тобой честен. По крайней мере. И он ведь прав был... по поводу того, чего ты хочешь.
   - Ну и что с того? - жутко хотелось разрыдаться. Я к нему... а он...
   - Да, по большому счету, ничего... - пробормотала Голос.
   <...>
  

***

  
   - Проблемы? - тихий голос Ким прервал мои раздумья.
   - Да. Нет. Не знаю, - я беспомощно пожал плечами.
   - Прости... - девушка пристроилась на соседнем стуле, - Ты сказал, что вы просто спутники, вот я и обрадовалась. Судя по всему, слишком рано. Кто она тебе?
   - Спутница и есть, - я криво улыбнулся, - там на самом деле такая уродская история... долгая, и не для чужих ушей, - я покосился на по-прежнему сидящую за стойкой Ари. Свидетельница нашей с Шани ссоры явно старалась сделать вид, что она невидима и неслышима, и вообще её тут нет. Ну... пусть.
   - Секунду... - Ким прикрыла глаза, и спустя мгновение уши слегка заложило. Я привычно сглотнул, избавляясь от побочного эффекта возникшей вокруг нас сферы тишины, - Так что за история?
   - Если вкратце... она - деревенская ведьма, которую захватили инквизиторы.
   - Инквизиторы? - присвистнула волшебница, - Неслабо. Дальше?
   - Они хотели её казнить... но, что меня немало удивило, жители её деревни не позволили. Инквизиторов положили, Шани освободили. Я там мимо проезжал...
   - Ты - и просто проезжал мимо? Не верю!
   - Тем не менее... Так вот, когда до деревенских дошло, какую глупость они совершили, и чем она им отольется... В общем, что делать, они не знали. Я решил вмешаться. Предложил им сказать, что колдунью освободили её сообщники...
   - Постой-ка! - Ким резко прищелкнула пальцами, - Это, часом, не в Моховой Пади было?!
   - Да. Ты что-то слышала?
   - Хех... - она расслабленно откинулась на спинку стула, - слышала... меня нанять пытались, выследить этих "сообщников".
   - И ты?
   - Я не работаю с церковью, - пожала плечами Ким, - ты же знаешь. Да, милый мой, заварил ты кашу...
   - А когда у меня было по-другому?
   - Тоже верно... ладно, что дальше?
   - Дальше... дальше я проинструктировал деревенских направить погоню по ложному следу, а сам взял Шани и направился сюда, в Старгород.
   - Все ещё ищешь этого эльфа? Совелисса?
   - Он здесь.
   - Я с тобой, - рука девушки ласково легла на мое предплечье, - и только попробуй сказать мне "нет". Я тебе слишком многое должна, что бы пропустить подобное.
   - Я буду рад твоей помощи.
   - Ладно... то есть эта Шани просто спасенная тобой от инквизиции ведьма? Которую ты не затащил в постель? Теряешь хватку...
   - Да я и не старался, - отмахнулся я, - за кого ты вообще меня принимаешь? Только что ей объяснял разницу в наших мировоззрениях, теперь тебе надо?
   - Ну, попробуй...
   - Ты, я... для нас постель - это способ приятно провести время. Без каких-либо далеко идущих обязательств.
   - Не поняла... - голос Ким опасно скрипнул, - что это значит - "без далеко идущих обязательств"? Ты что, на мне не женишься?
   - Ч-что? - я ошалело моргнул.
   - Ах ты, подлый изменщик... - и тут девушка расхохоталась, - О боги, ты купился. Видел бы ты свое лицо, милый... Ох...
   - Нельзя же так над человеком издеваться!
   - Так то над человеком, а ты - эльфийский лорд... ладно, с нами понятно, а она? Хочет свадьбу, домик в деревне и выводок детишек?
   - Ну да, как-то так. Соблазнить её, конечно, можно, но... зачем?
   - Большая часть мужчин таким вопросом не задаются.
   - А когда я был в составе этой самой "большей части"?
   - Ну да... эх, Кирри, я ведь и в самом деле соскучилась... - Ким наклонилась ко мне и быстро поцеловала в плечо, - с тобой весело.
   - Я тоже по тебе скучал, - честно признался я, - и очень рад тебя видеть.
   - Ладно, дай угадаю... ты ей нравишься, следовательно, я - нет.
   - В общем, так.
   - Но мы вполне можем вместе работать. По крайней мере, я могу. Она?
   - Думаю, тоже.
   - Ладно. Значит так, предлагаю такой план. Мы сейчас идем и ловим моего маньяка, а завтра с утра охотимся за Совелиссом. Возражения?
   - Не все так просто. В смысле... горрам, потом расскажу детали. Что это за маньяк, про которого ты говоришь?
   - А ты и в самом деле не в курсе? Объявился тут один такой... стража уже второй месяц выследить не может, так что городской совет наконец-то сподобился назначить за его голову цену. Десять львов.
   - Что он делает хоть?
   - Девочек он ловит и убивает. Отрезает им головы и сношает в трахею. Текущий счет - девятнадцать. Причем одна - магесса. Не слишком умелая, судя по отзывам, но сам факт! Поможешь?
   - Разумеется. План?
   - Банальный. Мы бродим по улицам, я в трансе стараюсь вычислить, где он появится... когда мы его находим, ты его держишь, пока я выхожу из транса, а потом мы его вместе режем. Утром относим голову в мэрию, где и получаем награду. Семь мне, три тебе.
   - Нравится мне твой метод дележки...
   - Не жмоться, милый. На кой тебе деньги?
   - Ну...
   - Вот именно. Не будешь же ты у близкой подруги кусок хлеба изо рта вынимать?
   - Чума на твою голову... ладно, будем считать, что договорились. Когда выходим?
   - Прямо сейчас. Он охотится каждую третью ночь. Сегодня - как раз она. Не поймаем сейчас - придется еще три дня ждать.
   - Ясно. Мне надо меч взять. И пойдем.
   - Я здесь подожду... Кстати, его зовут Мясник.
  

***

   - Не получается, - пожаловалась слепо бредущая по улице Ким, - не могу на нем сфокусироваться.
   Бережно поддерживая скользнувшую в астральный транс девушку за локоть, я поинтересовался:
   - И что это значит? Вообще... и для нас.
   - Он не вышел на улицы. Или его уже убили. Или его действия прикрыты магией. Я не вижу вероятностей, которые приведут нас к нему, - девушка остановилась и, освободив руку, касанием пальца запалила извлеченную из портсигара тонкую сигариллу. Я ощутил легкий, мятно-сладковатый аромат серебрянки.
   - Не хватит наркотиков? Ты и так на пределе, еще чуть-чуть...
   - Буду нефункциональна, - чуть запинаясь, пробормотала она, - но ты же обо мне позаботишься? Мне надо пробить его хаос... Сволочь.... - она курила быстро, резкими, глубокими затяжками.
   Высокий уровень хаоса... Я задумчиво прикусил губу, размышляя. О работе ментата я знал откровенно мало - сам я подобными способностями не обладал, а значит, никогда ими особо не интересовался. Это не говоря уже о том что, если мне правильно помнились лекции о неклассической магии, глубинные механизмы этой странной способности по-прежнему оставались загадкой, несмотря на отработанные принципы использования её в реальной жизни. Ладно, не в этом дело. Высокий уровень хаоса, общей непредсказуемости действий, отличает людей необычных. Это тебе не ремесленник, просыпающийся утром, работающий весь день в одной и той же лавке, вечером возвращающийся домой, ужинающий и ложащийся спать. Высокий уровень хаоса - это профессиональные преступники, нобили, маги - те, у кого есть много вариантов будущего, которые и отслеживает ментат, вышедший в астральный транс. Маньяк с высоким хаосом - это... сулит неприятности. Особенно с учетом того, что Ким, в её текущем состоянии, будет скорее помехой, чем помощью. Серебрянка расширяет восприятие и обостряет интеллект - собственно, без даруемых ею возможностей астральный транс и перебор вероятностей невозможен в принципе - но вот платой за подобное является потеря мускульного тонуса, координации... и контроля над аурой. Она и сейчас беззащитнее котенка, а еще пара сигарилл - и мне придется тащить её на руках, ходить она не сможет.
   - Предлагаю прерваться и попробовать через три ночи, - предложил я, - раз уж не получается.
   - Нет... - Ким мотнула головой, - я так просто не сдамся.
   - Ладно, - я мысленно перебирал варианты действий, - а если попробовать вычислить не маньяка, а его жертву?
   - В смысле? А... Когда пути жертвы и маньяка пересекутся, его хаос перекроет её.
   - Ну я плохо понимаю, как твои способности работают, - честно признался я, - вполне могу глупости говорить. Нельзя попробовать найти жертву до того, как она встретится с маньяком?
   - И по какому принципу я её найду?
   - Ну а я откуда знаю? По какому принципу ты маньяка найти пытаешься?
   - А горрам его знает, - Ким как-то беспомощно улыбнулась, - я просто делаю ментальную установку на поиск этого события в будущем, как я его представляю. Мужчина, который убьет молодую девушку путем отрезания её головы... А дальше всё само получается. Я вижу видеть веер вероятностей... если я увижу достаточно, то часть его нитей сопрядутся в основную нить событий. И уже ей можно будет следовать. А сейчас... вероятности есть, но их слишком много и они слишком низки. Нет сопряжения. Это не он. Жизнь...
   - Ну вот и сделай установку на поиск молодой девушки, которой сегодня отрежут голову. Нельзя, что ли?
   - Это одно и то же событие, милый. Что в лоб, что по лбу. Хотя... - Ким прищелкнула пальцами, - можно... попробовать... высшую вероятность смерти... насильственной... Кирри, у меня голова сейчас лопнет. Слишком много людей. Девушка... молодая... - она тихо застонала, хватаясь за лоб.
   - Ты в порядке?
   - Нет. Бегоррам, хлоп твою железку! Не мешай. Пошли... север... нет... северо-запад... - её спокойная, размеренно-ленивая речь сменилась резкими, обрывистыми не фразами даже, отдельными словами. Широко раскрытые глаза быстро метались из стороны в сторону - не представляю, что она сейчас видела - несомненно, отнюдь не узкую, темную улочку, на которой мы стояли.
   Бережно взяв спотыкающуюся девушку за руку, я повел её в сторону, определенную мною как северо-запад. Примерно...
   - Если получится... Кирри... это не вектор... это поля вероятностей... Ми-истра... Я гений. Ге-ений. Гений. Как голова болит, utinu en lokirim! Но я всё же гений. Точного места... не скажу... но примерно... приведу... если не помру... до того... ой, моя голова-а...
  

***

   Наверное, нам повезло. Идти пришлось недалеко - не уверен, что перемежающая бормотание о собственной гениальности жалобными стонами Ким выдержала бы более долгую прогулку. А так - минут десять среднего шага, и я почувствовал... что-то... сложно описать - касание какой-то студяще-могильной мерзости, на самой грани осязания. Касание не физическое и не ментальное... просто мне вдруг очень сильно захотелось влезть под обжигающий душ, и не вылезать оттуда, пока струи бегущей воды не смоют последние следы этой прикоснувшейся ко мне тени...
   - Что за? - пробормотала Ким, резко сдавливая мою руку.
   - Не зна... - еще один шаг, и мир вокруг меня... сместился. Казалось, будто я смотрю на все сквозь мутное, чуть желтоватое стекло. Изменение было крохотным, но болезненно, до тошноты, ощутимым, и от этого - пугающим. Я читал о том, что может вызвать подобное. Коснувшийся моих ноздрей легкий запах серы и зародившийся где-то в центре живота холодный, парализующий ужас подтвердил эту догадку. Не слишком ли много демонов на один город?
   - Ах, свежее мясо! - создавший эту складку измененной реальности демон устрашающе быстро развернулся к нам. На пару футов выше меня, ужасающе толстый, темно-красный, покрытый глубокими шрамами. Уродливую клыкастую голову с мелкими алыми глазками венчали черные изогнутые рога. В руке?... лапе... он сжимал массивный топор.
   - Бегите, о благородный сэр и сэра! - пробасил валяющийся у стенки человек в сияющем, пусть и несколько помятом турнирном доспехе, - Клянусь Светом и Добром, мой меч, - резкий толчок, и рыцарь оказался на ногах, - мой светлый меч, ведомый силами Света, сразит эту тварь Преисподней!
   Знакомый рыцарь. Именно его мы видели несколько дней назад, когда искали Совелисса в заведении половинчика "Хозяина". Он еще просканировал нас с Шани на Зло. Такое не забывается. А вот имя... имя его я, увы, не помню. Не больно-то и хотелось. Вопрос в том, последовать ли мне совету рыцаря и убраться отсюда... или все же попытаться помочь ему справиться с демоном? Сомнений в том, что одного меня этот демон размажет по ближайшей стенке, не было. С паладином в команде - есть варианты. С паладином - и его показавшейся из-за демона спутницей, черноволосой красоткой в ярко-красном платье, в руках которой плясало пушистое белое пламя магии Света.
   Н-да. Только вот, наверное, не стоит стоять и задумчиво оценивать открывающуюся передо мной картину, когда центральный участник этой картины уже бежит ко мне? Залепив себе мысленную оплеуху, я начал действовать - и, надо сказать, очень вовремя! Как эдакая туша умудряется так быстро двигаться? Первое движение - и Ким отброшена куда-то за спину. Одновременно с этим ноэр покидает ножны, а в ушах раздаются беглые гитарные аккорды. Музыка ведет меня навстречу демону. В воздух взлетает и тут же падает его массивный топор - ухожу от удара быстрым вольтом, за которым следует выпад клинка. Не достал! Массивная красная туша, легко подрыгивает, вращаясь. Размытая дуга топора возникает как раз там, куда ведет меня повелительная музыка боя. Как?! Ломаю собственное движение, резко отпрыгивая назад. Не успеваю... с жалобным звоном рушатся щиты, принимая на себя удар демонического оружия и замедляя его. Чуть-чуть, на какую-то долю секунды...
   Мне не хватило полудюйма. На грудь, по которой легко чиркнул самый кончик демонского топора, будто бы кипятком плеснули. Боль... боль вспыхивает на мгновение, и тут же угасает, только чуть закладывает уши, да в горле мгновенно пересыхает. Очень хочется пить... Сбиваясь с шага, я глянул вниз, на пересекающий мою мифрильную кирасу и поддетую под нее мифрильную же кольчугу тонкий разрез. Как? Как он с такой легкостью рассек считающийся неразрушимым мифрил?! Нельзя в бою отвлекаться на посторонние вещи. Я вскинул меч, понимая, что не успеваю отбить падающий на меня топор.
   Я и не успел - успел отшвырнувший меня в сторону паладин. Сбитый массивным кованым плечом, я неуклюже отлетел в сторону, а спасший меня рыцарь принял удар демона на возникшей на свободной руке бледно-синий щит эгиды Света.
   - Мя-ясо! - заорал демон, нанося еще один невероятно быстрый удар. Вторично поймавшего его на эгиду паладина сила удара бросила на колено. Демон вновь занес свой массивный топор над рогатой головой - и сорвавшееся с моих пальцев ледяное копье вошло ему в незащищенную толстой кожей подмышку.
   - Аааагрх! - гудящий от скорости топор, брошенный толстой лапой демона, полетел мне в лицо. Даже не думая о том, что бы как-то заблокировать или отвести этот удар, я рухнул на землю, пропуская оружие над собой. Крутанувшийся для броска демон вломил пытающемуся подняться на ноги паладину копытом в грудь, отбрасывая того назад, и вновь заревел, заставляя волоски на моей шее встать дыбом.
   - Умри, порожденье Тьмы! - звонко выкрикнула держащаяся в стороне девушка в красном, поднимая сцепленные в замок руки над головой и резко, с усилием, опуская их вниз. Прямо в макушку будто поперхнувшемуся демону ударил белоснежный столб света. Несколько мгновений на том месте, где стоял наш враг, бушевало яростное, ослепляющее пламя.
   - Мя-ясо... - тихо простонал демон, выступая из быстро блекнувшего столба. Видно было, что ему крепко досталось. Обломанные рога, вытекший глаз, вся кожа покрыта дымящимися ожогами, - ...овощи пло-охо... мя-ясо хорошо... Мясо! - и он на удивление резво прыгнул к девушке. Она отшатнулась назад, вскидывая ладони перед грудью в защитном жесте, но это не понадобилось - брошенная мною холодная молния поймала демона на середине прыжка. Раскрываясь потрескивающей сеточкой разрядов, она швырнула его назад, под ноги поднимающего меч паладина.
   - In Nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti... - и окутанный белым пламенем клинок отсек голову ворочающегося на земле демона.
   - Ч-что это такое? - пробормотала подходящая к нам Ким. Что ж, никто и не говорил, что выход из провидческого транса быстр. Зато успела к шапочному разбору.
   - Твой маньяк, чудо, - улыбнулся я.
   - Прекрасная сэра, вы так бледны! - паладин быстро шагнул к действительно бледноватой и чуть покачивающейся Ким и поднял руку. Стекшая с неё волна силы окрасила щеки девушки румянцем ярости:
   - Что вы себе позволяете, милорд! Как вы смеете меня сканировать?!
   - То завет пресветлого Света, о благородная сэра, - ни капли не смутившись, ответствовал рыцарь, - ибо сказано, что должно нам, служителям сего Света, разить тех, кто Свету противится, Злом являясь. Тех же, кто несет в сердце своем чистоту, лечить полагается, и помогать всемерно. Вижу я, что вы нуждаетесь в излечении, прекрасная сэра. Позвольте же мне, смиренному слуге пресветлого Света, даровать вам часть силы его светлой!
   - Что тут происходит? - девушка жалобно посмотрела на меня.
   - Благородный рыцарь хочет тебя излечить, - я саркастично усмехнулся.
   - То не мое желание, о благородный сэр, но желание Света пресветлого, чьим смиренным рабом я являюсь. Да прольется на вас сила Света, благородная сэра, и да наделит она вас силой светлой, и да дарует вам силу, - возникший на ладони рыцаря бледный огонек перепрыгнул на отшатнувшуюся было Ким, и исчез.
   - А ведь и в самом деле действует... - хмыкнула тут же переставшая шататься девушка, - такой заряд силы...
   - Рад я, что мог помочь вам, прекрасная сэра. О благородный сэр, - обратился он ко мне, - не поблагодарил я вас за помощь в убийстве твари этой, пресветлому Свету противной. Сё благодарю, и спрашиваю, не нуждаетесь ли вы в помощи моей, альбо излечении?
   - Нет, - я поморщился, предчувствуя легкое покалывание от брошенных паладином чар. Очередная проверка на Зло... Вот только вместо него меня пронзила острая, парализующая боль. Сканирующая магия полыхнула жаркой алой волной, реагируя на мою ауру. Не понимая, что происходит, я неловко вскинул ноэр, отбивая направленный мне в голову удар рыцаря. Тяжелый двуручный меч паладина размазался в вихре ударов. Блок, еще один... Он с ума сошел?
   - Вжик! - зрители не выдержали, становясь участниками. Ким вытянулась в низком выпаде, пытаясь попасть в щель рыцарского доспеха. Увы, её легкая шпага лишь бессильно скользнула по массивной набедренной пластине. Впрочем, даже безуспешная, эта атака заставила рыцаря сбиться с ритма, позволяя мне отпрыгнуть назад и разорвать дистанцию. Теперь этот неожиданный бой пойдет совсем иначе...
   Быстрый выпад справа, который рыцарь, как и ожидалось, принимает на жесткую кварту, но в момент контакта моя кисть расслаблена, позволяя ноэру "провалиться". Рука по прежнему идет влево, протаскивая за собой мой мерзко скрежетнувший по лезвию двуручника легкий меч, и тут же - резкое вращение кистью, наносящее удар в тыльник тяжелого меча, умножая инерцию его движения и отбрасывая в сторону. Ну а что, мы тут не на дуэли...
   Спину охватывает жгущая боль. Щиты блокируют большую часть враждебной энергии, но и прошедшего через них хватает для того, что бы я начал заваливаться вперед. Подруга рыцаря... как же я про неё забыл?! Идущий обратным ходом двуручник угрожает снести мне голову. Закрываюсь, на сколько возможно, уповая больше на щиты, чем на меч. Удар тяжелого меча отбрасывает меня назад. Шпага Ким вновь бессильно звенит по тяжелому доспеху паладина. Тот просто продолжает свое движение, срываясь во вращение, и попытавшуюся прикрыться клинком девушку сносит куда-то в сторону. Пытаюсь уклониться от слетающей с рук девушки в красном череды быстрых белых стрел. Ухожу от первых двух, щиты останавливают третью, рассыпаясь облаком снежинок, а четвертая бьет мне в грудь, прямо в разрез, оставленный топором демона. Смытое волной боли, сознание откатывается куда-то назад... я все вижу, все понимаю, но тело мне больше не подчиняется. Падаю...
   ... и возле самой земли изворачиваюсь в невозможном для человека пируэте. Люди не могут двигаться с такой хищной грацией. Кажется, будто я в боевом трансе - только вот ускорен не только мой разум, но и тело. Движение к колдунье. Магическая стрела, еще одна. Медленно плывут ко мне. Не прерывая движения, чуть смещаюсь в сторону, пропуская сгустки враждебной магии. Мир видится через красную пелену. В ушах набатом звучат ритмичные удары. Тело движется само. Странное и страшное ощущение... хочется закрыть глаза, но я не могу и этого.
   Руки девушки в красном медленно поднимаются к груди в магической защите. Вот только я уже рядом, слишком близко. Стремительный даже для моего ускоренного восприятия взмах закованной в мифрил руки - и она заходится криком от боли в сломанных запястьях. Тяжелое, давящее ощущение где-то в верхней челюсти накатывает - и тут же спадает, сменяясь странным облегчением. Металлический привкус во рту. Кровь? Глаза девушки расширены... на мгновение замираю, с наслаждением впитывая её ужас. Отстраненно понимаю, что медленный, мощный набат, который я ощущаю - это звук её сердца. Текущий от девушки аромат ужаса пьянит... Она замирает - кролик перед удавом. Мягко наклоняюсь к её шее. Терпкий, пряный аромат кружит голову, туманя то немногое, что осталось от моего сознания. Быстрый, змеиный укус - кожа на её шее на удивление легко поддается моим зубам - и меня с головой накрывает волной наслаждения. Захлебываясь, глотаю невыносимо пряную, густую жидкость - и гложущее меня чувство жажды медленно отступает. По мышцам растекается удивительно приятное тепло. Обостряются зрение, слух... и то, что контролировало мои действия, лениво отступает, возвращая мне контроль над обновившимся телом. Контроль - и инстинктивные знания моих новых возможностей.
   Разжимаю руки, позволяя выпитой оболочке колдуньи мешком рухнуть на землю. Жизни в этом теле уже нет. Вернемся к разговору о паладине... мягко оборачиваюсь, что бы увидеть, как Ким сломанной куклой падает под ударом его клинка. Жива? Нет? Ну, флэш, ты за это заплатишь...
   Ловлю взгляд рыцаря. Движение руки - и к нему устремляется выброшенный моей аурой конструкт. Не плетение, нет - живая часть меня. Вижу, как паладин резко вскидывает клинок - его глаза видят точную мою копию, чей ноэр уже начал набирать ход. Успешный блок, да? Ну и что? Продолжаю двигаться к врагу, выбрасывая еще одного конструкта. Отчетливо осознаю, что это - мой предел. Все равно неплохо. Меч паладина рассекает первую иллюзию, взрывающуюся вихрем фиолетовых искр. Тут же замещаю её ещё одной копией. Какая-то часть моего разума контролирует действия клонов, заставляя их легко уходить от ударов двуручного меча. Не знаю, как их увидят другие - но для паладина, на чье сознание они заякорены, они выглядят, как я, двигаются, как я... и их мечи, пусть и не настолько смертоносные, как мой, вполне способы жалить.
   А если связать то, что я знаю сейчас, и то, что я знал раньше? Мысленное преобразование танцующих вокруг паладина конструктов - и быстрый удар. Мои иллюзии на мгновение замерли, сворачиваясь в плоские изображения - и взорвались дождем отнюдь не иллюзорных осколков, в клочья рвущих ауру паладина. Тихо застонав, он рухнул на колени. Наверное, после этого астрального взрыва можно было бы выжить - но я не дал ему такого шанса. Перекат в сторону, и я подхватил валяющийся у стенки топор демона. Вновь шагнул к раненному рыцарю. Тот с натугой отмахнулся мечом. Издевательски-легко перепрыгнув через пронесшийся над самой землей клинок, я вскинул топор. Косой полукруг ударившего с левого плеча демонического оружия, как бумагу, рассек и толстую сталь турнирного доспеха, и скрытое ею тело - от ключицы до середины груди. Я отпустил рукоять - и мертвое тело паладина рухнуло на землю. Что ж, туда ему и дорога...
   Шагнув к валяющейся на земле Ким, я задумчиво покачал мечом. Девушка жива - я слышал дробный перестук её сердца. Что ж, она видела... слишком многое. Сохранит ли она мою тайну? Или все же лучше не рисковать? Один взмах ноэра... я перехватил клинок обратным хватом, примериваясь для последнего удара. Замер... и со вздохом вернул меч в ножны.
   Наверное, я зло. Даже не так - Зло, которое должно уничтожать паладинам сияющего Света. Но, похоже, я то зло, которое не может найти в себе силы убить друга. Что ж... я говорю "Ха", когда речь заходит о моей совести. В зеркалах многих суждений мои руки обагрены кровью. Неважно! Я буду тешить себя мыслью о том, что я - то самое зло, которое необходимо, что бы бороться с другим злом, и в тот великий день, о котором говорят все пророки, но в который они не очень-то верят, в тот день, когда мир будет избавлен от зла, я тоже кану во тьму, глотая проклятья. Быть может, это будет скорее, чем я думаю. Но пока это время еще не настало, я не умою рук своих, и не стану бездействовать!
   Сняв с пояса Ким крюк для трофеев, я укрепил его на своей портупее. Прицепил на него отсеченную голову демона. Кровь... кровь отстирается. Интересно, сколько времени уйдет на схлопывание этой складки реальности? К утру она должна исчезнуть. И что найдут обыватели? Демона с отрубленной головой. Убитого демоном паладина. И выпитую вампиром девушку. Нет... Вернувшись к её телу, я примерился, и коротко ударил сверху-вниз ледяным копьем, уничтожая малейшие следы укуса. Вот так-то лучше. Не думаю я, что кто-то будет расследовать то, что имеет место быть на этой улочке. Особенно если я предъявлю голову демона и изложу свою версию развития событий.
   Подняв тихо застонавшую Ким на руки, я шагнул было в сторону "Серебряного Единорога", но тут лежащая у меня на руках девушка зашевелилась и пробормотала:
   - Кир, это ты?
   - Да.
   - Что со мной?
   - Не знаю... я видел только самый конец вашего боя. Как ты падала.
   - Пропустила удар в голову... ох... я ведь должна быть мертва - он в последний момент, похоже, развернул меч плашмя, только оглушил. Что... - девушка приподняла голову, и я ощутил, как напряглось её тело, когда она увидела трупы. Воцарившееся долгое, тягучее молчание нарушила все же она:
   - Кирри... ты мне ничего рассказать не хочешь?
   - Нет. Прости.
   - Ну... ладно, прощаю. И... что дальше?
   - А чего ты хочешь?
   - Ну, - она робко улыбнулась, - для начала я хочу отлежаться. И... я надеюсь, ты не обидишься... в отдельной от тебя комнате.
   - Что ты, какие обиды...
   - А завтра мы с тобой поговорим. На свежую голову. И решим, как будем жить. Мое отношение ко всему... этому... зависит от того, что ты мне скажешь. Обещаю одно - твою тайну я сохраню.
   - И на том спасибо.
   - Нас с тобой слишком многое связывает, - серьезно ответила она, - Кстати, боюсь, тебе придется меня нести.
   - Ты не тяжелая.
   - Интересно... - пробормотала она через несколько шагов.
   - Что?
   - Как их звали... рыцаря и девушку...
   Глянув через плечо, я горько усмехнулся:
   - Ангиллион. Ангиллион и Кикозка Я наконец-то вспомнил их имена...
   Остаток дороги до таверны мы молчали.
  

Конец первой части.

Часть 2: ...

Глава 10: Среда: Погоня за вымогателем.



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"