Кайзер Хилина: другие произведения.

Жемчуг и бусинки самиздата. (нитка вторая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.91*7  Ваша оценка:

  Хочется обратить внимание поэтов и просто всех, любящих поэзию на некоторые стихи. Потому, что они этого стоят. Они разные по содержанию и форме написания, но что то заставляет возвращаться к ним снова и перечитывать. В этом и есть предназначение хороших стихов.
  
  Этот автор на СИ уже давно и его любят все знатоки поэзии. У него свой стиль написания, который ни с чем не спутаешь. Это стихотворение написанное с огромной харизмой и мастерством. Ему удаётся и сходит с рук даже то, о чём другие и бояться думать в своих произведениях.
  
  Бошетунмай
  
  Развлекуха
  
  И вот пришла к нему зима,
  и вот она сидит при нём
  в квартире, и сведя с ума
  хлебая кофе с молоком,
  
  она в кафтане, с мужика
  замёрзшего, в его пимах
  ворчит и швыркает. Нога
  её откачивает такт
  
  их разговору, липнет мок
  рый снег на ус, на шарф, на ше
  ю, разговора чёрный клок
  повиснув на карандаше
  
  густеет линией, как бу
  дто мало им двоим тоски
  ненарисованной, на лбу
  три капли, в тёплые носки
  
  свалялась шерсть, труба гудит
  свою задумчиву си
  второй октавы, и калит
  ка, скрипнув тонко (на Руси
  
  на вашей так и происхо
  дит всё: взорвётся хриплым зву
  ком, а потом прохо
  дит миг, и снова на плаву
  
  лишь то, что тонет по неде
  ле в жаркой проруби - круги
  безмолвные. В своём пальте
  сидит зима, её ноги
  
  хромой не видно. Слышен всхлип
  из чашки, виден белый сви
  тер, чувствуется - влип
  по глотку, думается - ми
  
  мо ходят поезда, маши
  ны проезжают мимо, са
  молёты мёрзнут в оглуши
  тельном безмолвии, часа
  
  ми штопая собой простран
  ство, толпы облаков
  скитаются по небесам
  под завывания волков
  
  в степи, под стылые напе
  вы непонять кого, под за
  морочки в белой голове
  в которой теплится слеза,
  
  но не сочится по поверх
  ности, а тонет в бесконе
  чной пустоте, где белый снег
  лежит как мех на смом дне
  
  и чёрта с два я вам, жульё
  оставлю хоть глоток сере
  брянной глухой тоски её,
  что раскидалась во дворе
  
  как на постели ночью жар
  кой, зимней чёрной ночью, как
  чужая девка. Валит пар
  от Иртыша, фонарь-дурак
  
  стоит с понурою башкой
  один средь улицы пусты
  нной, светит мне на кой
  ку сквозь соседские кусты,
  
  стоит и кутается в пен
  ный вязкий клок тумана, злит
  ся дурень, угораздив в плен
  своих хромых, почти молит
  
  венных раздумий, жжёт пусто
  е время, зимний город дрых
  нет. Всё вокруг чисто
  от слов, следов. В сугробах рых
  
  лых лишь метель купа
  ется рукою скульп
  тора, да глохнут купола
  церквей, да вспомнивши июль
  
  скрипит рябина, да воро
  на тащит хлеб с помойки не
  далёкой, да глядит хитро
  на чахлый свет в моём окне.
  
  А мы в окне сидим вдвоём
  с зимой, да сухари куса
  ем, да чего-то пьём
  да пялимся на небеса
  
  да за серебрянные стру
  ны вяло дёргаем гита
  ру, да кожурки по ковру
  плюём рассеянно, да ста
  
  рые деньки порою вспо
  мнив, улыбаемся слегка
  да беспредметно вдруг заспо
  рив, крутим пальцем у виска
  
  да развесёлые сидим
  да смотрим на оплывший круг
  свечи, да на оплывший дым
  из бань окрестных, да на стук
  
  в двери украдкой озира
  ясь, пригибаемся к столу
  да из гусиного пера
  чернила выжав, на золу
  
  переведя слова, молчим
  прислушиваясь к тишине
  из крана, нехотя ворчим
  из наших бесконечных, не
  
  объятных бездн, и штору треп
  лет ветер, и приходит ве
  чер, одевая в чёрный креп
  и бархат нас, обмылки све
  
  ч, и нашу комнату, и чёр
  ный мир, в котром из тропи
  нок вьёт изломанный узор
  колючий ветер по степи.
  
  Следующий автор новый на СИ. Но обязательно обратите на него внимание. В нём есть ЭТО. Он может всё. Пишет настолько пронзительно и надрывно, что становишься единым с его литгероем. Он поэт. Я всегда очень осторожно применяю это слово, но здесь оно оправданно, потому что у него есть именно то, что отличает поэзию от просто хороших стихов. Я выбрала два совершенно разных по содержанию стихотворения.
  
  Нейман Геннадий
  
  Полукровка
  
  Мне не разъять тех свадебных колец
  как в водевиль не переделать драму:
  в моей крови живут - тевтон-отец
  и мать, потомок дальний Авраама.
  Мне эта боль с рождения дана
  в мучительности материнских схваток,
  моя неизгладимая вина,
  незримое клеймо промеж лопаток.
  Мне выпал жребий горек и суров -
  замешаны во мне судьбой жестокой
  немецкая расчетливая кровь
  с бездумным жаром Ближнего Востока.
  Как научиться, не сгибаясь, жить
  с невыносимым гнетом приговора -
  не вздрагивать спиной от слова "жид",
  как прадед в гетто от щелчка затвора.
  Как избежать безумия ночей,
  ведь память генов побороть непросто -
  меня пятнает сажа от печей,
  где догорают жертвы Холокоста.
  Я волоку тысячелетний хлам
  двух разных вер - мне никуда не деться...
  Я разрываем кровью пополам,
  и кровосток проходит через сердце.
  
  Мальчик безумный
  
  Мальчик безумный, с глазами еврейского гетто,
  С прочерком вялого рта, позабывшем о ласке.
  Злое подобие идола, каменной маски
  Выжгло на коже сухой сумасшедшее лето.
  Белая сыпь на губах. Чернота лихорадки
  В смуглом провале щеки, ожидающем боли -
  Весь ты из колкости, ярости, горечи, соли...
  
  Как же тебя целовать, невозможного, сладко!
  
  Следующий автор тоже вам уже знаком. Мы многие полюбили его образную и своеобразную поэзию. Он великолепно владеет техникой и ему всегда есть, что сказать. Именно в этом предназначение поэта - иметь, что сказать.
  
  Никита
  
  Воспоминание морозной зимы в Москве
  
  Твержу: "Зима, зима, зима...",
  и вижу стёкла в мёрзлых рамах,
  и в стужу вмёрзшие дома,
  и ветер в изголовье храма.
  
  И неестественный зенит,
  где в красках замирает жизнь,
  и хлад касается зениц, -
  в шарфу душа дыши-держись!
  
  Весь день - как утром - слонце ниц
  гнездом кренится разорённым,
  чтоб призрак розовый возник
  в лоскутьях окон озарённых.
  
  Мороз туманит горизонт -
  как контур глаз от Ренуара.
  Я видел: улетел шар-зонд
  в края, где Сена и Луара,
  
  где запах сена и цветов -
  вечерний воздух им помешан,
  где в арки древние мостов
  полёт стрижей едва подвешен,
  
  и синих нитей полотно
  струится через стыки кладок,
  заплатами полутонов
  плутая по извивам складок...
  
  Как трудно выпростать глаза,
  смахнуть ресницами виденья,
  твердя "зима-измен-вокзал",
  припомнить: завтра - понедельник.
  
  Некоторые любят подразделять поэзию на поэзию и женскую поэзию. Я всегда была против этого, но если это так, тогда женская поэзия может быть особенно хороша. Следующий автор тоже довольно молодой на СИ, но она успела привлечь внимание многих любителей поэзии. Она пишет очаровательные, изящные, полные жизненной мудрости стихи и обрамляет их в потрясающую форму. Обратите внимание - это рваный стих со сквозной рифмой, а чтобы написать такие стихи так легко и чувственно, словно деликатное кружево, нужно истинное мастерство.
  
  Verochka
  
  Ты был вышивальной иголкой
  
  Ты был вышивальной иголкой,
  а я лишь вискозною ниткой. -
  Тянулась покорно и долго
  за ушком холодным и прытким.
  И пассы твои повторяя
  на кольцах натянутых пялец,
  теряла себя и теряла,
  а ты продолжал этот танец.
  Я вся разошлась на рисунок,
  красивым цветком разоделась,
  когда ты последний раз сунул
  концом в вышивальное тело...
  
  В следующем её стихотворение позвольте обратить внимание на звучание.
  
  Тормоза визжат джазово
  
  Тормоза
  визжат джазово.
  Жарким ртом
  мундштук крошится.
  Музыка
  была праздником,
  блюзом
  сакса по прошлому.
  Отболю
  от тебя ветрами,
  отмолчу
  чувством украденным.
  Отворю дверь -
  но ответов нет, -
  на губах горькая ссадина...
  
  Следующий автор уже не новичок на этом сайте, но почему то он в тени. А он заслуживает самого пристального внимания. Я выбрала его подборку из трёх стихотворений.
  
  Левадный Кирилл Олегович
  
  Послушай меня...
  
  
  
  
   Звонок из Москвы
   Саше Н.
  
   Послушай меня...Я говорю:"Послушай,
   чем нам еще соединить две суши,
   если не голосом? Просто очень
   хочется знать: океан, полночи
   плюс сто миллиардов звезд - способно
   ли что-то еще их соединить с особым
   шорохом в трубке, обрывом связи,
   криком "Перезвоню!Дождись..."? И разве,
   нарушая закон, контрабандой, можно
   сердце с его содержимым через таможню
   и сотни границ пронести в секунду
   как-то иначе? Вообще весь скудный
   мир с городами и золотым запасом
   возможно ли выменять на звонок? Согласен-
   с доплатой, процентом, гудком отбоя,
   но все же - послушай меня - поговорить с тобою?"
  
  
   Девочке из восьмого подъезда
  
   Год как тебя нету. И дверь напротив
   не скрипит далеко за полночь, впуская влажный
   шелк твоей кожи, которую, не испортив,
   дождь превращает в подобье важной,
   дорогой для пальцев душистой мысли.
   И в щелку не заглянуть украдкой.
   Опустев, помещенье теряет смысл,
   чтобы сделаться схожей с до пыли падкой
   памятью. С ветром врывается шум прибоя
   в комнату, которая ничего не прячет.
   И где не отыщет тепла слепое
   сердце. И, не отыскав, заплачет.
  
   ***
  
   Бархатная родинка на спине у Кати -
   там, где цепочка, повиснув на шее, плетет узоры.
   То ли снег под вечер за окном разостлал скатерть,
   то ли сон расставил в темных углах дозоры.
  
   Тихо, одним словом. Растут обои
   мягкими цветами такой масти,
   чтобы двое поняли: хотя любое
   и не победить, но переждать в их власти.
  
  Этот автор тоже знакома многим и не нуждается в дополнительных комментариях. У неё замечательная образность и она пишет искренне и красиво.
  
  Артеньева Инна
  
  Мальчик с сердцем золотистым
  
  Подвыпивший ноябрь-беспризорник
  ночует ночь в надрывнейшем куплете.
  С утра его метлой шугает дворник
  и контролер грозится обилетить.
  
  А он шагает, дурачок, вприпрыжку
  по жухлым листьям пьяного обряда.
  Ноябрь, знаешь, это уже слишком!
  Я не могу спокойно жить, когда ты рядом,
  
  когда ворон кружится пылкий пепел
  над белым снегом тихого унынья...
  Ноябрь, молодец, что утром выпил:
  иначе как глядеть на птичьи клинья?
  
  Давай обнимемся, кровнее, чем бывает
  у близких родственников, спаянных бедою.
  Ноябрь, видишь - время убывает!
  Чего уж говорить о нас с тобою.
  
  Листает время скорбную страницу
  как раз, похоже, нашего романа.
  Ноябрь, слушай, в мире что творится!
  Творится жалость, зримая туманно
  
  на каждом пешеходном переходе,
  в любом произносимом междометье...
  Творится факт, что жизнь таки уходит,
  переходя в тысячелетье третье.
  
  Уходит, собственно, не жизнь, а только искры,
  нам оставляя серые руины.
  Ноябрь! Мальчик с сердцем золотистым!
  Люблю тебя! Ты ласковый, наивный...
  
  Этого автора мы знаем уже давно и многим полюбились его мелодичные и мудрые стихи. Смотрите, как красиво можно написать.
  
  Гарцев Михаил Исаакович
  
  "замок жемчужный в небе завис одиноко..."
  
  Замок жемчужный
  в небе завис одиноко.
  Тает окружность
  в мареве летнего зноя.
  Мир перегружен
  вздохами горьких упреков,
  лютою стужей -нашей с тобою виною.
  Символов груда
  в мире разбросана зыбком.
  Свет изумруда
  в отзвуке горных обвалов.
  В толще Талмуда
  Библия прячет улыбку.
  Из ниоткуда
  капля живая упала.
  Радужной капли
  не удержать на ладони.
  Силы иссякли
  в мареве знойного лета.
  Солнечный маклер
  плавится,плачет и стонет.
  Звезды размякли
  в хлябях астрального света.
  
  А этот автор, хотя уже давно выложил свои две прекрасные подборки, гость у нас нечастый. К сожалению, не все имеют возможность и желание читать стихи сборниками, поэтому привожу один из его стихов, который он поместил в сборник "Grunberg". Читайте его всего. Он этого стоит.
  
  Грюнберг Евгений Валерьевич
  
  
   ЗЕМЛЕМЕР
  
  
   Приходил во снах входил прямо в голову,
  
   С восьми лет, лишь глаза мои слипнутся,
  
   Наполнял меня земляным солодом
  
   Наполнял белым глиняным липцем.
  
  
  
   Не стесняйся, говорил, свети ясным светочем,
  
   Не кричи во снах, не крутись непоседою.
  
   Земляной век наступает, земляной, деточка
  
   Мы о нем теперь только лишь и беседуем.
  
  
  
   Скок-поскок, подрастешь - научишься,
  
   Мне служить вместе с белой глиною,
  
   Мы довольны, говорил, твоей земной участью -
  
   Земляной век прославлять жизнью длинною.
  
  
  
   Вот с тех пор живу жизнью скромною,
  
   Каждый день проживаю рачительно.
  
   Жду любовь себе невероломную
  
   И служить готов земляному учителю.
  
  
  
   Как на утро проснусь - так и думаю:
  
   Вот и век земляной настал и любовь долгожданная...
  
   Хорошо мне жить с такой веселою думою,
  
   Веселее ждать земляного приданного.
  
  
  
   Не безумный я какой, не припадочный,
  
   У меня, все знают, душа, как с иголочки.
  
   Земляной век, земляной, загадочный,
  
   О тебе в траве поют перепёлочки.
  
  И позвольте закончить стихотворением автора, который не нуждается в более подробной презентации. Его красочные стихи говорят сами за себя. Здесь букет чувств и эмоций.
  
  Бартенев Эдгар
  
  Колыма
  
   Расскажи о вечере, о прекрасном вечере,
   о гранатах с трещинами лая вдалеке.
   Дерево заката плачет птицей вещею.
   Рыбы горлом хлопают в медленной реке.
  
   Выжидают слабые: будет лёд из ландышей,
   будет чем изрезаться первому коньку.
   Вечер гнется радугой и берется за души,
   как за стебли влажные, клянча огоньку.
  
   Грифельно отточены крылья мертвой бабочки.
   Не спастись от гибели спичечным теплом.
   Вот и пьют по кругу ватное из лампочек...
   А слабейший спящий снарядил паром.
  
   И ходило Это вверх и вниз, как дятелко,
   с помощью корыта, троса, горбунка,
   словно керосинка в слабом спящем спятила,
   лопнула, взорвавшись, грудой молока.
  
   Завозились звезды, отверзая глазоньки,
   и кометы ласточками расстригали высь.
   Похмеляться вышел сам Господь из мазанки.
   Петушков космических гребешки зажглись.
  
   Залетали сильные - стало слабым ветрено,
   стали рыбы цыпочками мерить мелкоту.
   Двинуться гурьбою, дворами и рассветами,
   к переправе пьяненьким стало вмоготу.
  
   И пошли с дрекольями, одинокой тыщенкой,
   несусветно вопленой, душами гремя.
   Ночь в худой дерюге волочилась нищенкой.
   Шло косое племя с гною в полымя.
  
   "Рассказать о вечере, о прекрасном вечере, -
   загорланил кормщик, тронувшись с ума, -
   тем прекрасным вечером помирают певчие,
   медленные луны катит Колыма..."
  
  
  
  И в заключении хочу напомнить вам строчки Г. Флобера, которые очень уместно использовал Эдгар Бартенев в аннотации к своему разделу:
  "Муза - девственница с плевой из бронзы, и нужно быть ох каким хватом, чтобы..."
  Пусть муза никогда не покидает вас, но кроме этого нужна большая работа со словом, именно такая комбинация поможет нам писать такие замечательные произведения.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.91*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"