Хиневич Александр Юрьевич: другие произведения.

Неизведанные гати судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!





:Peклaмa
Оценка: 8.20*42  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятая книга продолжает фантастический цикл с иным мировосприятием "Путь к Истокам".
    Начало смотрите в книгах: "Джоре", "Возвращение на Реулу", "За гранью восприятия" и "Иная суть".
    "Неизведанные гати судьбы" это пятая книга, в которой рассказывается о жизни Демида Ярославича... Этот рассказ он поведал Станиславу Иванычу, чтобы попасть в его команду.
    Оставляйте свои мнения и комментарии, а также замеченные ошибки и опечатки.
    Это черновик, я его не вычитывал. (Для издания книга будет правиться и дополняться.)
    В рассказ добавлено последнее обновление от: 18/09/2017.

  Хиневич Александр Юрьевич
  цикл: Путь к Истокам
  
  Книга пятая
  Неизведанные гати судьбы
  
  Предисловие
  
  "Всякое отречение от прошлого,
  всякое огульное отрицание его
  есть зло и заблуждение."
  Семен Людвигович Франк
  
  На небольшой полянке, на самом краю урманного леса, мерно потрескивал огонь в костре. Он постепенно, охватывая своими языками подброшенные ветки хвороста, выбрасывал из своего нутра яркие искорки, которые поднимаясь с дымом вверх сначала гасли, а потом превращались в первые звёздочки, зажигающиеся в стремительно темнеющих небесах. Вокруг ожившего старого огневища, на лавках сооружённых из поваленных ветром сухих деревьев, рядом со степенным седовласым стариком прожившим на своём веку более сотни лет, разместились полторы дюжины мальчишек и девчонок, в возрасте десяти-двенадцати лет, которые отпросились у родителей в ночное. Они уже все поели кулеша из общего котла, попили взвару на лесных травах и ягодах, а теперь с нетерпением ждали, когда старый дед Богуслав начнёт рассказывать им свои интересные былины. Вычищенные и стреноженные кони мирно паслись на небольшом заливном лугу возле широкого, но неглубокого ручья, а поднявшаяся над лесом полная луна, позволяла присматривать за ними, не уходя от дающего обволакивающее тепло костра.
  Дед Богуслав размеренно, не торопясь, мелкими глоточками, пил горячий взвар из кружки, и о чём-то задумавшись смотрел на танцующие языки пламени.
  - Деда, расскажи нам что-нибудь интересное, - тихо попросила маленькая девочка лет десяти, отвлекая старика от его дум и воспоминаний.
  - А о чём вам хотелось бы услышать, Велеся? - так же тихо сказал дед Богуслав.
  - Расскажи, пожалуйста, откуда появились здесь наши Рода, где они раньше жили, да и про наше родное поселение нам было бы интересно послушать, - опередила маленькую Велесю её старшая сестра Влада. - Об ентом все взрослые нам по-разному рассказывают, а ты у нас один из старейших жителей, самый мудрый в поселении, и лучше всех на свете знаешь, как оно всё было на самом деле.
  Старик усмехнулся в свою длинную седую бороду, услышав незамысловатую детскую лесть, поставил свою кружку на пенёк и начал своё повествование:
  - Будь по-вашему, чадушки, поведаю вам и про то, как пришли сюда наши Рода, как они тут построили свои добротные дома и стали обживаться на новом месте, - ненадолго задумавшись, Богуслав продолжил. - Слушайте меня внимательно и запоминайте крепко, чада. Наше родное поселение, где мы с вами сейчас живём, не всегда стояло среди древнего урманного леса. Раньше наши Рода все проживали в совершенно другом месте, в старой деревне которая называлась Скоробогатово. Но так уж сложилась наша доля, нам всем пришлось уйти из деревни, давшей нам приют на много лет после долгих скитаний.
  - А что со старой деревней случилось, дедушка? - тихо спросил Доброслав, самый старший из отроков.
  - Так сгорело наше Скоробогатово. Местная власть прислала имперских воинов и уездного попа, вот они её и предали огню. Они же ранним утром, после первых петухов, как тати, крадучись в нашу деревню пришли, подпёрли двери всех домов брёвнами, дабы никто выскочить не смог, потом обложили все строения сеном и хворостом, опосля и подожгли. Вот так вся наша деревня сгорела дотла, и ничего от неё после не осталось. Даже оставшиеся закопчённые печи, по приказу уездного попа, имперские воины разломали до самого своего основания, дабы мы никогда не смогли заново отстроить Скоробогатово на пепелище.
  - Они что... всех людей заживо сожгли?! - удивлённо воскликнул старший из отроков.
  - Нет, Доброславушка, Старые Боги отвели от нас такую жуткую участь. К тому времени все жители нашей деревни уже далече были. Всё добро нажитое за долгую жизнь на телегах увезли, да всю животину и птицу с собою позабирали. Лишь пару старых петухов мы тогда в своей старой деревне оставили, дабы никто даже не догадался о том, что все люди уже давно ушли.
  - Так если все люди из деревни ушли, как вам стало известно о случившейся беде? - задала вопрос Влада, теребя свою девичью косу.
  - Так не все сразу ушли, Владушка. Мы вдвоём с Всеволодом Доброславичем остались, да из чащи лесной наблюдали за негожими деяниями уездных властей и тамошнего попа. А когда они в обратный путь отправились, мы им на старой дороге наши хитрые ловушки с волчьими ямами отворили. Так что никто из имперских воинов от праведного возмездия за зло совершённое не смог уйти. В тот день лишь уездный поп в живых остался. Он перед самыми ловушками на лесной дороге остановился, и в кусты по нужде побежал, а когда возвернулся, и увидел, что с приданным ему воинством произошло, заорал диким криком, вскочил в свою повозку, и умчался в сторону уездного городка.
  - Зачем же они такое зло сотворили, дедушка? - тихо спросила Велеся. - Ведь они же целую деревню пожгли, многих людей крова и добра лишили.
  - Не знаю, внученька, наверное, они хотели так свой внутренний страх спрятать. Шибко они испугались твоей прабабушки и других наших женщин. Уездный поп в страхе своём, всех наших женщин и девок ведьмами нарёк, а саму деревню Скоробогатово, Ведьмовской обозвал. Кричал, что всех ведьм на костре надобно сжечь, дабы навеки искоренить дьявольское ведьмовское семя. Услышав такие злобные слова из уст уезжавшего уездного попа, наш Старейшина Всеволод Доброславич и деревенский староста Мирослав Кузьмич собрали людской сход. Посовещавшись со всеми родовичами, они приняли решение, что всем жителям необходимо срочно покинуть деревню со всем добром, и начать новую жизнь в другом, недоступном для властей месте. После недолгих сборов, собрались все родовичи, и тихо ушли вглубь древнего урманного леса. Больше недели люди с подводами и телегами через урман шли, пока не вышли на большую поляну среди древнего леса. Старейшина наш обошёл с лозой всю большую лесную поляну, после чего сообщил всем людям, что енто самое доброе место для строительства нового поселения, тем более рядом имеется широкий ручей. Он указал, где лучше всего дома ставить, и с какой стороны можно лес на постройку жилья брать.
  - Дедушка, так появилось наше поселение? - спросил Любомир, младший брат Доброслава.
  - Именно так, оно и появилось. Старейшина Всеволод Доброславич новому поселению имя "Урманное" дал, ибо древний урманный лес нас всех приютил и спрятал от глаз лихих людей, да уездных властей. Вот только не прижилось данное название среди жителей других деревень и селений. Они ведь в страхе своём, наше новое поселение не иначе как Ведьмовской деревней и не называют. Видать выживший уездный поп, очень сильно запугал всех жителей нашего уезда на своих проповедях в храме, - старик ненадолго прервался и отпил взвара из своей кружки.
  - А что потом было, дедушка?
  - Насколько мне известно, Любомирушка, на то место, где была наша сгоревшая деревня, приезжали представители уездной власти. Они долго вокруг пепелища ходили, в остывшей золе и гари чего-то подолгу искали, но так ничего и не обнаружили. Скорее всего, они искали останки сгоревших людей, да следы наших подвод и телег, ведущие в урман или к сопкам, но похоже так и не догадались, что мы из своей деревни ушли по дороге ведущей по направлению к уездному городку, и только лишь через две версты свернули в урманный лес. Так и возвернулись они назад ни с чем. Ходили среди соседских селян слухи, что уездные власти ещё долго искали выживших людей из сгоревшей деревни, но о них никто властям не сообщил, видать побоялись страшного ведьмовского проклятия. Никто, из жителей соседских селений и деревень, не захотел загубить свой род, опасаясь проклятия. Ведь местные попы, в своих церковных проповедях, множество страшных баек о нас напридумывали, тем самым так запугали народ, что про нас даже говорить люди боялись.
  - Чего же они боялись, деда? У нас же никто никому зла не творил, - удивилась Велеся. - Все наши знахарки и травницы только помогали людям, избавляя их от хворей и болезней.
  - Не ведаю я истинных причин, внученька. Скорее всего, незнание и невежество, да всякие поповские байки, породили страх в людских сердцах.
  - Дедушка, скажи, пожалуйста, а почему ты христианских священников не любишь? - тихо спросил старший из отроков.
  - Ответь мне, Доброславушка, а почему я их должен любить? Они чай не девки младые, что взор мужской радуют, и не супружница моя.
  - Так они же людям о добре говорят. Рассказывают о чудесах сотворённых Господом, и том, что Он любит всех людей на Земле. Поэтому все, кто живёт праведной жизнью по его заповедям, попадут в Царствие Небесное.
  - Говорят попы действительно красиво и ладно, но ты задумайся, Доброславушка, а почему деяния их не совпадают со словами из ихнего писания? Почему они глаголя на проповедях своих: "Не убий", сами благословляют воинов на убийство других людей, и одобряют захват ими чужого добра, ежели часть захваченного будет пожертвована их церкви. Заметь, проповедуя заповедь своего Господа: "Возлюби ближнего своего", они сами люто ненавидят всех, кто верует в других богов, или же живёт не теми устоями, какие они насаждают. Разве случай произошедший с нашей сгоревшей деревней, не служит хорошим примером для того, чтобы воочию увидеть, как все их красивые слова, сказанные во время проповедей, расходятся с ихними повседневными деяниями. Не знаю, о каких чудесах Господних вам рассказывали попы, я сам ентих самых чудес никогда не видал, да и не нужны они мне вовсе. Ты лучше задумайся вот о чём, Доброславушка, для чего их Господу нужно такое множество рабов в Царствии Небесном? Заметь, отрок, не вольные люди живущие праведной жизнью их Господу нужны, а именно рабы. Ты наверное уже сам слышал, в школе приходской, что христианские попы всех своих прихожан, называют "рабами божьими", а себя гордо нарекают "слугами божьими". А вот у наших Старых Богов, никогда не было ни рабов, ни слуг. Все люди наших Родов, испокон времён, всегда детьми и внуками Божьими величались. Рабами их никто из Богов и жрецов не называл, и до прихода христиан, рабства на наших землях никогда не было. Вот поентому все наши древние Рода уходили с тех мест, где рабство властями и пришлыми попами насаждалось. Хотя и был один случай, в стародавние времена, когда из-за нашествия ворогов, нашим Родам пришлось оставить родное село на землях Московии. То наше село Литвино называлось, и находилось оно в нескольких десятках вёрст, от града Московского. Само село, один из дальних предков, нашего Старейшины Всеволода Доброславича, у какого-то московского столбового боярина купил, со всеми прилегающими пахотными землями и лесами, вот наши Рода в него и переселились.
  - Деда, а почему село Литвино называлось? - тихо спросила Велеся.
  - Так на землях Московии, внученька, всех людей, кто переселялся из Великого княжества Литовского, литвинами называли. Потому-то жители всех окрестных деревень, наше родовое село Литвино и прозвали. Хоть все наши Рода изначально русичами были, но московиты всё одно нас за пришлых литвинов принимали, ибо одёжку наши предки всегда другую носили, да и сам говор наш немного отличался от местного.
  - Дедушка, а в стародавние времена, когда вы в селе под Москвою жили, наши предки тоже в Христа не верили, или может быть они не знали о нём?
  - Мы испокон веков, свою Старую Веру сохраняли, Доброславушка, и никому из людей её силком не навязывали. Всяк человек верил своим родным Богам. Против Христа распятого, мы ничего худого никогда не говорили. Как я уже вам сказал, ещё до того времени, как наши предки поселились в селе под Москвою, наши Рода жили на землях Великого княжества Литовского. Там люди сами себе веру выбирали. Кто хотел - славил своих Старых Богов, а кто желал, тот для себя одно из направлений христианской религии принимал. Проповедников много с разных краёв в княжество приходило, и каждый по-своему жизнь Христа описывал, и говорил людям о различных чудесах. Вот и образовалось в Великом княжестве Литовском несколько церквей христианских.
  - Как так могло получиться, дедушка, что в Великом княжестве существовало несколько направлений христианства? Нам в приходской школе священник говорил, что только греческое направление в христианстве является истинным и правильным, а все остальные направления ложные, их насаждают людям лишь схизматики и еретики.
  - То же самое, в Великом княжестве Литовском, говорили священнослужители Арианской и Католической церквей про греческих ортодоксов пришедших на земли Киевщины и в Московию. Каждый из попов утверждал, что истина только у них, а все остальные схизматики и еретики. И заметь, Доброславушка, все они ссылались на одно и то же учение Христа, которое записано было во множество книг. Вот и получалось, что разные проповедники толковали книжные писания по-разному. Даже рождение Христа, проповедники относили к различным временам прошлого, дабы подчеркнуть древность именно их направления религии. Священники одной из церквей называли Христа богом, в другой церкви не соглашались с ними, и говорили, что Христос есть сам Господь, а представители Арианской церкви вообще считали его мудрым пророком.
  - И кто же из них прав?
  - Не знаю я того, Доброславушка. Пусть представители всех христианских церквей сами меж собой разбираются, кто же из них прав. Они уже долгое время по многим вопросам спорят, но так ни одного спорного вопроса и не решили. У меня, и всех наших древних Родов, своя Старая Вера есть, ей мы и живём, так зачем же нам разбираться в спорных вопросах чужой религии. Но не думай, что нам ничего неизвестно о появлении христианства. Нам рассказывали старые люди, что несколько столетий назад ентот Христос жил обычной праведной жизнью, простой народ видя как он живёт, шёл к нему за помощью и добрым советом. Он поначалу всех принимал в своём доме, кормил голодных, и помогал чем мог, а ежели кто болел, то исцелял людей от различных хворей, и говорил всем людям, что они должны жить лишь плодами своего труда, и решать вопросы своим умом, не надеясь на помощь властей и жрецов. Вот только местным властям и жрецам невидимого бога енто не понравилось, поэтому они схватили его и казнили, распяв на кресте. Долгое время люди чтили мудрость ентого праведника и жили общинно трудясь согласно его наставлений, но им приходилось постоянно прятаться, в подземельях и разных укромных местах, от местных властей и жрецов невидимого бога. Ибо они ловили всех последователей Христа, и за отказ платить различные подати придавали различным казням в назидание другим людям. Устав ловить по тёмным подземельям последователей Христа, власти взяли различные высказывания казнённого праведника, и создали новую религию. Они сделали енто для того, чтобы держать как можно больше народов в своём подчинении, и поставлять новых рабов невидимому богу. А что при ентом говорят различные проповедники и попы в храмах, им уже не столь важно. Запомни отрок, ты не о спорах или о распрях в христианстве должен думать, а о том, как пользу своему древнему Роду принести, чтобы потом не краснеть от стыда перед своими Предками. Подумай хорошенько и ответь, для чего тебя твой отец отправлял учиться в приходскую школу? Ведь он сам хранит в своём сердце Старую Веру, и только по устоям и заповедям Старых Богов живёт, а тебя зачем-то определил учиться в школу к христианам.
  - Наверное, мой батюшка хотел, чтобы я больше об окружающем мире узнал, о том, какими чаяниями живут другие люди, а не только научился чтению, письму и счёту, - немного подумав ответил Доброслав.
  - Ты всё правильно сказал, Доброславушка. Вот только истинной сути замысла своего отца ты пока ещё не заметил. Он хотел, чтобы ты перво-наперво научился ложь людскую распознавать, да смог замечать, как совпадают слова сказанные людями, с ихними повседневными деяниями. Среди христианских попов и ихних прихожан, енто лучше всего заметно.
  - Дедушка, но ведь не все христианские священники зло и неправду творят. Среди них много добрых и праведных людей.
  - Так я не говорил, что все попы плохие люди. Они все разные, и каждый из них по-своему понимает и толкует общее христианское писание. Можно даже сказать, что сколько христианских священников живёт на Земле, столько и существует толкований учения Христа. Кто-то находит в нём примеры для начала праведной жизни, и устав от несправедливости людской уходит жить отшельником в лесу, или заточает себя заживо в монастырь, а кто-то из попов использует писание христианское, чтобы возвысить себя над людями и обратить их в рабов. Тебе надобно научиться, как говорят христиане, отделять зёрна от плевел. Среди наших Родов ентому трудно научиться, так как наши родовичи друг друга никогда не обманывают.
  - Я понял твои слова, дедушка. Мне теперича есть над чем подумать.
  - Вот и хорошо, что ты понял, Доброславушка, значит дальше тебе легче жить будет. А теперь давайте вернёмся к прерванному рассказу о нашем родном поселении. Жизнь наших Родов на новом месте, посредине нетронутого урманного леса, помаленьку стала налаживаться. Наши мужики закончив строительство всех домов и хозяйственных построек, вновь занялись промысловой охотой, а дети и женщины занялись собирательством даров леса. Вскоре, в трёх верстах от нашего поселения, дети ходившие за ягодами, обнаружили небольшую добротную расчищенную полянку, к которой подходила немного заросшая травой старая дорога. По остаткам нескольких кострищ, было понятно, что в том месте кто-то иногда останавливался на отдых. На сходе поселения приняли общее решение и отстроили на той полянке торговое подворье. Первые подводы торгового каравана, появились примерно через месяц после окончания строительства. Торговые люди с опаской заехали в ворота подворья, но увидев, что там им никто не угрожает, успокоились. И поговорив с нашими людьми, заключили договор об обмене товарами. С той поры торговцы всё чаще и чаще стали появляться на нашем торговом подворье, привозя на подводах заказанные поселянами необходимые товары, забирая взамен добытую охотниками пушнину, а также собранный для них дикий мёд, различную лесную ягоду и крупную шишку. Торговцы всегда вели себя очень осторожно и уважительно смотрели на выходящих из урманного леса поселян, несущих на руках свои товары. Однажды, разговорившись с торговыми людьми, мы узнали, что те бессовестные торговцы, из-за которых сожгли нашу старую деревню Скоробогатово, сгинули. Какие-то лихие люди напали на ихний торговый караван и полностью разграбили его, а всех людей поубивали. Кто-то из наших женщин сказал торговым людям, что енто их ведьмовское проклятие настигло, за то, что пытались обмануть честных людей и беду на нашу деревню навели. Те надолго задумались, а потом попросили рассказать как оно всё было на самом деле. Ярослав Всеволодович поведал им о бессовестных торговцах и обо всех наших злоключениях, те долго охали, возмущались жадностью людской, а потом заверили наших людей, что они с нами будут честную торговлю вести...
  - Дедушка Богуслав, поведай нам, пожалуйста, что мой родной батюшка торговым людям рассказывал, - попросил старика десятилетний Демид.
  - Хорошо, Демидушка, поведаю я вам про те давние события. Изначально торговые люди появились в нашей старой деревне. Её мы возродили на прежнем месте, там где она ранее была, до последнего великого потопа нахлынувшего со студеного океана. В самый первый раз их приезд в Скоробогатово произошёл случайно. Торговый обоз, состоящий из шести гружёных подвод, немного заплутав в лёгком утреннем тумане, сбился с привычного пути, но вскоре, торговые люди обнаружили еле заметную старую дорогу ведущую в лес. Направившись по ней, торговый обоз оказался в неизвестной деревне, о которой ничего не знали в уезде. К нежданным гостям вышли почти все жители нашей деревни. Поначалу прибывшие торговцы пытались уговаривать местных мужиков заготавливать для них строевой лес, чудом сохранившийся при последнем потопе, возле старых сопок древнего Белогорья, и даже попытались их напоить местных хлебным вином, чтобы расположить их к себе, но получили от местных жёсткий отказ. Деревенские мужики не желали заниматься вырубкой леса, который давал им всё необходимое для жизни. Они отказались даже пробовать хлебное вино, так как его никто в деревне никогда не пил, ибо все знали о губительном вреде от питья этого зелья. Тогда торговцы попытались обменять у наших родовичей шкурки пушного зверя и богатые дары леса, на никому не нужные безделушки, вроде стеклянных бус, а также плохого качества ткань. Местные жители отказались что-либо менять, и стали расходиться по домам. Торговцы попытались что-то кричать, называя всех жителей Скоробогатово, ничего не понимающими дикарями, которые не желают приобщиться к благам настоящей цивилизации. Обещали всевозможные кары местным, вплоть до геенны огненной. Правда кричали они до той поры, пока не получили крепкий укорот. Из домов стали выходить мужики с ружьями в руках, они посоветовали бессовестным торговцам закрыть свои рты и как можно быстрее покинуть деревню. Увидев вооружённых мужиков, взгляд которых не сулил ничего хорошего, бессовестные торговцы быстро развернули свои подводы с товаром, и направили свой обоз в обратный путь. На краю деревни торговцы немного пришли в себя, раздухарились и стали стращать всех местных жителей новым волостным урядником, коего назначили уездные власти, - сказав это, старик задумался, что-то вспоминая.
  - Деда, а что дальше было? - спросила Велеся, прерывая размышления деда Богуслава.
  - А дальше вот как дело было. Изгнанные из деревни хитроумные и бессовестные торговцы, через две недели вновь появились на своих подводах, но теперь они прибыли в сопровождении седовласого волостного урядника, да старого уездного попа, которые сидели рядом в одной повозке позади кучера. Замыкал всю эту колонну из повозок, вооружённый отряд из дюжины конных казаков. Они остановились в центре Скоробогатово и потребовали к себе нашего старосту. Мирослав Кузьмич вышел к ним, поздоровался, и спросил седовласого волостного урядника, что привело их в нашу деревню. Урядник, не здороваясь, приподнялся в повозке, и начал кричать на старосту, что они дескать беглые холопы ограбили честных торговцев, богохульствовали, и теперь должны заплатить большой штраф уездным властям. Мирослав Кузьмич, спокойно выслушав, сказал уряднику, что енто всё ложь, никто у нас торговцев никогда не грабил, и против бога ихнего никто хулы никогда не молвил. Енто торговцы хотели обмануть жителей, потому-то бессовестных обманщиков и прогнали из деревни. Урядник даже не хотел слушать слов старосты, и требовал немедленной оплаты назначенного властями большого штрафа. При ентом он не только кричал на нашего Мирослава Кузьмича, но и через слово ругался по-польски, и как раз в енто самое время, вышел из своих ворот наш Старейшина Всеволод Доброславич. Заслышав польскую речь, он подошёл к повозке, строго посмотрел на урядника, а потом тихо сказал: "Ты пошто, пся крев, вольных шляхтичей беглыми холопами обозвал? Наши предки с Ягеллонами и Радзивиллами за одним столом сидели, хлеб делили и дружбу водили, а где твои предки в те времена были? Мы в этой деревне изначально своим уставом живём, и никому никогда зла не творили. Так пошто, ты, псам лживым поверил, а словам боярина-шляхтича не веришь?" Услышав такое, седовласый волостной урядник побледнел, и присел в своей повозке. Тут вскочил со своего места уездный поп, и начал кричать Всеволоду Доброславичу, что все торговцы на библии поклялись, что всё рассказанное ими чистая правда, а посему жители деревни должны заплатить штраф. Старейшина посмотрел на попа и сказал ему: "Видать ты их так своей вере обучил, раз они тебе на библии ложные клятвы приносят". Поп тут же ещё громче заорал, призывая всех присутствующих жителей быть свидетелями вопиющего богохульства. Тут из стоящего круга жителей вышла самая старая знахарка Анея Доброславна, и сказала, глядя попу в глаза: "Не лги людям, жрец Христов, никто на твоего бога хулу не возводил. Тебе всего лишь сказал наш Старейшина, что эти торговцы ложную клятву принесли. И если ваш бог, не в состоянии покарать давших ложную клятву, то мне такое по силам. По всем злым деяниям их, будет и наказание им." Торговцы тут же подбежали к уездному попу, упали пред ним на колени, и стали просить защиты от проклятия злой ведьмы. Уездный поп повернулся к стоящим у коней казакам, и приказал им арестовать ведьму, старосту и Старейшину. Услышав такие слова, наши женщины вышли вперёд, и взмахнув руками крикнули: "стой". Все казаки, торговцы, урядник и уездный поп застыли словно статуи, а Анея Доброславна, подошла к ним и сказала: "Вы сейчас отсюда уедете, и ежели кто из вас худое про нашу деревню задумает, то придёт к нему беда лютая, и никакие молитвы вам не помогут. Слово моё крепкое, да Богами нерушимое. А теперь собирайтесь, и уезжайте отсюда пока целы". Все людские "статуи" сразу же ожили, быстро расселись по своим повозкам и направились из деревни, а когда они достигли околицы, поп прокричал: "Все ваши бабы и девки ведьмы, а вся деревня ваша, Ведьмовская. Всех ведьм на костре надобно сжечь, дабы навеки искоренить зло и дьявольское ведьмовское семя". Через некоторое время мы узнали, что казаки и урядник отказались вновь ехать в нашу деревню. Всё что было после, я вам уже поведал.
  - Дедушка Богуслав, получается, что вы вдвоём с моим дедом видели, как уездные власти старую деревню сожгли?! - удивился Демид. - А он нам, про те старые времена, вообще ничего не рассказывал.
  - Не удивляйся, Демидушка, твой дед после тех событий, когда сгорела вся наша деревня, вообще молчуном стал. Ежели его о чём-то люди не спрашивают, то он сам ничегошеньки и не рассказывает про прошлые времена.
  - А почему так?
  - То неведомо мне. Всеволод Доброславич поначалу замкнутым стал после окончания Священной войны за Отечество. Тогда всем нашим Родам, после тяжёлых и кровавых сражений, пришлось уходить от имперских войск, а также из нашего села Литвино под Москвою. Погрузив свой нехитрый скарб и всех раненых на подводы, наши Рода отправились на восток, искать себе место для жизни на землях в Великой Тартарии. Через неделю, на одном из постоялых дворов торгового восточного тракта, мы узнали, что наше село Литвино пожгли и пограбили имперские войска, а перед ентим, они так же сожгли и ограбили сам град Московский. Рассказывали нам об ентом великом грабеже жители Москвы и окрестных селений, что также как и мы переселялись на восход Солнца. Вот эти переселенцы нам и поведали, что не всем людям из нашего села спастись удалось. Многие селяне и горожане Московии, ведь не захотели уходить со своих обжитых мест и покидать свои дома. Не пожелали они оставлять всё своё добро, да и весь нажитый скарб для разграбления имперским войскам. Понадеялись люди на силу охранных отрядов из Малой Тартарии, что охраняли торговые тракты в Московии, и местного ополчения, да вот только мало их оказалось супротив всех ворогов. Почти все имеющиеся отряды полегли в сражениях против имперских войск, стараясь защитить простых людей. Оставшись без защиты, все бедолаги сгинули в огне пожарищ, да полегли от рук злодеев и разных грабителей. Оставшиеся московитяне вместе с градом Московским погорели, а все оставшиеся в своих домах соседи, сгинули со всем нашим селом, - вновь ненадолго задумавшись, старик тяжело вздохнул, видать чего-то очень скорбное припомнил, а потом тихо продолжил. - Вот вспоминаю я то далёкое прошлое, и смотрю что ныне происходит, и не укладывается у меня в голове происходящее. Ведь столько десятков лет с той поры прошло, обезлюдила вся земля из-за войн и потопов, не все люди смогли эти великие беды пережить, а имперским властям с попами всё неймётся, как занимались разными непотребными деяниями, так и продолжают заниматься. Не понимают они почему-то, что рано или поздно за всё держать ответ придётся.
  - Дедушка, я когда в уездной приходской школе грамоте учился, - сказал Доброслав, - то нам местный священник рассказывал, что в те стародавние времена войска французского императора Наполеона воевали с Россией. Захватив Москву, французы сожгли её и многие окрестные сёла. Ты нам про ту войну сейчас рассказал?
  - Про неё, треклятую. Вот только обманул вас тот приходской поп, Доброславушка, ложную историю вам рассказывал о стародавних временах. Он видать подумал, что никого из видавших ту войну, уже в живых не осталось на белом свете, после последнего потопа, вот и рассказывал вам младым несмышлёнышам, ту историю, что выдумали имперцы из Петербурга, чтобы себя обелить в той грабительской войне. И как водится, все события прошлого они вывернули наизнанку. Ведь не зря же народная молва гласит, что историю пишут победители. Имперцы же не только воевали и грабили, они совместно с попами, первым делом уничтожали все древние предания, летописи и харатейные книги, в коих сохранялась память о прошлой жизни наших Родов.
  - Так ежели нас обманул приходской священник, то кто с кем воевал тогда?
  - Не всё в его словах было обманом. Вам правильно приходской поп сказал, что в те старые времена, Французская империя воевала с Российской империей. Вот только он вам не разъяснил, что Франция воевала не против России, а совместно с ней. Войска двух императоров Наполеона и Александра, собрались пойти войной в Индию, откуда островитяне изгнали французов, а по пути решили пограбить в землях Московии, которая довольно успешно торговала со всем миром и находилась под защитой Малой Тартарии. Особых преград они на своём пути не предполагали, так как прекрасно знали, что незначительное сопротивление им могут оказать лишь только разъездные охранные отряды тартар и наёмников, которые следили за порядком на всех южных и восточных торговых трактах. В те старые времена, в граде Московском, после великого потопа, в основном, купцы и торговые люди с различных стран проживали, да своими товарами на больших и малых торжищах меж собою обменивались. Местных жителей не очень много в свои дома после великого потопа вернулось. Вот и позарились эти два императора на чужие богатства, и на добро многими торговыми людями накопленное, потому-то и войной пошли против богатой Индии захваченной островитянами, а заодно решили пограбить всех людей живущих в сёлах и городах Московии, и в землях Малой Тартарии. После той разбойной и грабительской войны, российский император Александр себе землицы много прибавил на западе, а на востоке её отхватил аж до Каменного Пояса, который ныне Уральскими горами называют.
  - Нам в приходской школе совсем другое молодой священник рассказывал. Он говорил, что русские войска императора Александра защищали всех русских людей в той войне.
  - Приходской поп вам говорил, лишь то, что ему самому пересказывали представители нынешних имперских властей. Сам-то он, как ты сказал, ещё молодой поп и значит уже после той войны родился, а потому ему самому не ведомо, как оно всё было в те времена. Ты просто сам подумай, Доброславушка, с чего енто немцам, да к тому же имперцам, проявлять заботу о русских людях в Московии и вставать на их защиту?
  - Почему немцам? Нам сказали, что только в России живут русские люди.
  - Ну-да, ну-да, есть такое дело. Действительно, живут в России русские люди, вот только почему-то в виде бесправных крепостных холопов и имперских солдат, а наверху во власти одни лишь немцы, да иные чужестранцы обретаются. Вот скажи мне, Доброславушка, вам приходской поп пояснял, почему столица России, на немецкий лад Санкт-Петербургом названа?
  - Он напрямую нам про то не говорил, дедушка. Рассказывал только, что во время постройки города, царь Пётр Великий из иных стран множество иноземных мастеров пригласил. Они когда столичный город строить закончили, то в честь царя Петра его на свой лад и назвали.
  - Ну попы всегда умели красиво сказки складывать, чтобы мирским властям угодить, так что их словам удивляться не стоит. А город тот, ещё до рождения Петра, на том месте стоял, да залило его илом донным во времена потопа. Пётр лишь приказал расчистить его от грязи и донного ила, а опосля сделал себе там столицу. В скорбные времена великих и малых потопов, множество сел и городов в различных княжествах погибли, даже Московию и Великую Тартарию сия злая участь не миновала. Обезлюдила земля от деяний чужих. Вот потому-то многие наши Рода и порешили, из села Литвино на свободные земли в Великой Тартарии переселяться, - дед Богуслав замолчал, и отпил немного взвару из своей кружки.
  - Дедушка, а тебе ведомо, что в самой Москве творилось во время войны и как её сожгли?
  - Я помню только лишь то, Доброславушка, что нам люди московские поведали на разных постоялых дворах торгового восточного тракта. Когда мы все переселялись в свободные земли Великой Тартарии. Многие из тех людей сами-то, как только великий пожар начался, из града Московского бежали, а до того времени, своими очами видали, что на улицах творилось. Так вот, согласно их слов получается, что когда многочисленные имперские войска вошли в город, то они сразу все кинулись грабить купеческие и торговые склады...
  - Дедушка, прости что перебиваю тебя, ты сказал "имперские войска вошли в город", а они чьими были, французскими?
  - Не знаю, отрок. На твой вопрос сейчас поди никто не сможет ответить, так как российские и французские войска в той войне почти одинаковую форму носили, и отличить одних от других, во время грабежей, совсем невозможно было. Так вот, когда оба многочисленных имперских войска беспрепятственно вошли в город, то они сразу все же кинулись грабить торговые склады богатых московских купцов. Им поначалу оказали сопротивление местные люди, как охраняющие все енти богатые склады, так и жившие поблизости от них, но силы у имперцев было больше, потому-то вскоре всех защитников московских торговых рядов поубивали. Люди бежавшие из Москвы, и из остальных поселений Московии и Малой Тартарии, нам на постоялых дворах рассказывали, что российские войска первыми стали вывозить обозами награбленное добро из града Московского, и все енти обозы спокойно проезжали через посты французской армии. А вот когда имперские войска добрались до богатых аглицких складов, то там купцы-островитяне, и нанятые ими для охраны складов люди, дали всем грабителям должный отпор. Аглицкие купцы не из той породы людей, кто просто так отдаст своё нажитое добро. Они встретили нападающих огнём из своих ружей. А когда силы людей стали таять, то защитники аглицких складов притащили пушки и стали стрелять из них какими-то странными зарядами, от разрыва которых стали подниматься огненные грибы, в высоту больше чем самая высокая колокольня, ночью в городе стало светло как днём, загорелось всё вокруг, даже каменные дома разрушались в пыль, а после горели как деревянные. Пламя над Москвою и дым пожарищ поднялись такие, что их видно было несколько дней за десятки вёрст от города, - сказав это, старик опять ненадолго задумался.
  - Дедушка Богуслав, а тебе ведомо, что потом происходило? - спросил внук Старейшины.
  - Разные ходили слухи, Демидушка. Люди бежавшие от той грабительской войны, а также выжившие воины из охранных отрядов Малой Тартарии, которые по местным лесам прятались и нападали на имперские обозы, потом рассказывали на многих постоялых дворах, что почти все имперские войска Наполеона сильно пострадали в том великом Московском пожарище. А когда имперские войска покинули город, российский император Александр, недовольный как поделили награбленное добро, обиделся на своего союзника Наполеона, объявил его врагом, и приказал своим воинам напасть на французские ослабленные войска. За одно-два сражения не вышло всех французских воинов под корень извести. Тогда российский император Александр, призвал к себе войска новых союзников из Австрии, Пруссии и Швеции, и в большой многодневной битве, под немецким городом Лейпцигом, разбил остатки имперских войск Наполеона.
  - Дедушка, скажи, а почему ты, ту войну по разному называешь? То молвишь, что она была разбойная и грабительская, то величаешь её Священной войной за Отечество. Какое название из двух правильное?
  - Так, Демидушка, оба названия для той войны правильные. Россия и Франция ту разбойную войну учинили, а для всех защитников Московии и Малой Тартарии, енто была Священная война за Отечество Лета семь тысяч триста двадцатого. Так что помните про то крепко чада, никогда не верьте на слово представителям власти, и различным попам, которые им прислуживают, - седой старик вновь замолчал, на этот раз на долго.
   Дети тихонечко сидели, не нарушая размышлений деда Богуслава. Каждый из них смотрел на пляшущие огоньки лесного костра, и представлял себе, что видит большое всепожирающее пламя охватившее град Московский, во время захвата её имперскими войсками пришедшими с запада...
  
  Глава 1
  
  Где-то в урманном лесу
  Алтайского Белогорья...
  
  Идти через урман с волокушей было довольно трудно. В сохранённых сопками, во время последнего потопа, остатках старого кедрового бора, вовсю прорастал смешанный молодой лес и различные ягодные кустарники. Матушка природа не любит пустоты, поэтому она терпеливо восстанавливала всё своё хозяйство, которое смог погубить мощный поток пришедший с севера. Лесные жители постепенно возвращались в привычные места обитания. Во времена затишья природы увеличились оленьи и кабаньи стада, поэтому я нисколько не сомневался, что не останусь без добычи на охоте. Спустя четверо суток хождения через урман, у меня получится добыть довольно крупного молочного кабанчика, пяток зайцев и глухаря, а также молодого марала, увлекшегося поеданием зелени сочного кустарника.
  Разделка всей добычи, а также последующий перенос туши молодого оленя на небольшую лесную полянку хоть и заняли совсем немного времени, но лучезарное Ярило, совершая свой путь по небосводу, уже ясно сообщало, что скоро начнёт вечереть, а идти напрямки через урман до поселения оставалось ещё несколько вёрст. С таким крупным грузом на волокуше, возможно и до темени не получится добраться до нашего поселения. Скорее всего придётся вновь заночевать в урманном лесу, а для этого необходимо подыскать доброе место для ночлега и сохранности всего добытого. От этих насущных мыслей меня отвлёк треск сухих веток, шорох и отчаянное сопение в кустарнике. Так в лесу шуметь мог только человек.
  - Кто там есть, а ну покажись? - громко произнёс я, опуская ремни волокуши и снимая ружьё с плеча. - Выходь на полянку, не то стрельну.
  - Не надо стрелять, Демидка, - раздался очень знакомый девичий голос, - я туточки сижу.
  - Яринка?! А ты чего в кустах спряталась?
  - Да не спряталась я тут. Заметила в кустарнике цветок корня жизни, вот полезла за ним, да в порослях дикого вьюна запуталась, и одёжа моя за что-то зацепилась.
  - Ты шибко не егози там, Яринка, - сказал я с улыбкой, - а то ещё больше запутаешься. Погодь немного, зараз я тебя из поросли вьюна вызволю.
  
  Через полчаса девушка из соседнего дома сидела возле разведённого костра на волокуше, созданной руками охотника, прижимая к себе плетённую из ивовых ветвей корзинку, из коей торчали собранные ранее лечебные травы и узелок с нехитрой снедью, а также берёзовый туесок с уже выкопанным корнем жизни. Она очень внимательно смотрела, как я аккуратно поджаривал на огне два добрых ломтика добытой оленины, кои были нанизаны на изогнутые металлические пруточки. На исходящие ароматные запахи, от готовившегося на огне свежего мяса, животик девушки отреагировал лёгким бурчанием.
  "Похоже Яринка уже давно не ела", - пришла мне мысль.
  - Демидка, может тебе помочь чем-нибудь? - неожиданно спросила девушка.
  - Можно и помочь. Возле тебя, на волокуше, в моём походном мешке котелок лежит, сходи до родничка, набери воды, источник вот за тем краем полянки находится, - мне пришлось указать рукой направление. - Тут недалеча идти, надеюсь успеешь его найти пока совсем не стемнело.
  Девушка поставив свой туесок с корнем жизни на волокушу, рядышком со своей корзинкой, быстро нашла в мешке котелок и направилась в указанную сторону. Через некоторое время она вернулась с полным котелком воды, но шла как-то странно, то и дело испуганно оглядывалась назад, словно опасалась какого-то преследования.
  - Что случилось, Яринка? - удивлённо спросил я свою соседку по поселению.
  - Не знаю, Демидка, - взволнованно ответила девушка. - Я когда ходила и искала родничок, про который ты мне рассказал, то заметила, за чащей урманной какое-то странное свечение. Мне даже жутко стало, аж кожа на руках гуськой покрылась, а потом вдали что-то тихо булькнуло и кто-то словно бы горестно выдохнул. Наверное енто Леший-батюшка на меня опечалился за то, что я забыла ему положенные требы принести.
  - Похоже, ты в поисках родничка лесного почти до чертовых плешей дошла, а там не Леший хозяйствует, там вотчина самого Болотника. Он не любит когда его понапрасну тревожат, может и к себе на дно болотное утащить.
  - Я до чертовых плешей не ходила. Мне бабушка Миляна про них столько жутких преданий рассказала, что я потом несколько ночей одна боялась спать. Всегда старалась ночью на полатях к младшей сестрице под бочок пристроиться, чтоб спокойней спалось. Я как только енто странное свечение вдали увидала, сразу же назад повернула, и через три десятка шагов прямо на родничок вышла.
  - Ну вот видишь, Яринка, как хорошо всё сладилось. Значит Леший-батюшка на тебя не осерчал вовсе, раз прямиком на источник лесной вывел. Так что ты ему положенные требы за оказанную помощь не забудь оставить.
  - Конечно оставлю, - справившись с внутренним волнением сказала Яринка, - я прям зараз ему требы и отнесу.
  Поставив котелок с водой возле костра, девушка достала из узелка со снедью краюху хлеба, отрезала от неё ломоть и отломив кусок домашнего сыра отнесла всё к поваленному дереву. Принеся обещанные требы Лешему, довольная Яринка вернулась к костру. Настроение у неё было приподнятым, и поднялось ещё больше, так как кусок прожаренной оленины уже дожидался её на омытом в воде листе лопуха.
  
  Когда с нашей поздней трапезой было покончено, мне удалось быстро соорудить возле огневища две удобные лежанки из лапника. Подкинув немного хвороста в потухающий костёр, я поверх наложил зелёных ветвей дикого папоротника, чтобы дым всякий гнус и комаров отгонял. После чего, я спокойно занял своё лесное ложе, примостив рядышком на колышках заряженное ружьё, дабы оно было у меня под рукой. Вскоре из кустов дикой смородины появилась довольная и немного смущённая девушка. Отряхнув от сухих хвойных иголок свой сарафан, она улеглась на соседнюю лежанку.
  - Яринка, а ты куда пропадала неделю назад? - спросил я соседку. - Нам на вечёрке мои дед с отцом много интересного про прошлые времена рассказывали. Я потом долго думал об ентом. Оказывается в прошлом совсем не так всё происходило, как нам христианские священники в уездной приходской школе рассказывали. Представляешь, дед нам рассказывал, что раньше попы все сказки о прошлом людей в своих западных монастырях придумывали, да в летописные своды записывали. А в нынешнее время, после всех великих потрясений, войн и потопов, решили всё ранее придуманное выдать за якобы правдивое прошлое. Они стали на своих проповедях все енти выдуманные небылицы рассказывать простым людям. Жаль что ты ентого всего не слышала.
  - Да мы с батюшкой до торгового подворья ходили, там ему купцы заказанный инструмент для нашей новой кузни должны были привезти. Пока мой батюшка свои дела решал, я с другими торговыми людьми пообщалась, и все свежие новости разузнала.
  - И чего нового в мире произошло?
  - Так торговые люди нам сказывали, что старый император помер, из-за того, что в его поезд бунтовщики бомбу подложили. Сама-то императорская семья не пострадала, а вот народу в том поезде довольно много погибло. Говорили, что у старого императора всё нутро повредилось, а рядом даже простого лекаря-травника не оказалось, потому-то он вскоре и помер болезный. А недавно его сына Николая Александровича короновали новым императором.
  - Ну нам такие новости ничего хорошего не принесут.
  - Почему ты так думаешь, Демидка?
  - Батюшка мой сказывал, что любой молодой император всегда себя прославить хочет, а для ентого дела, он войны с соседями своими затевает. Сама наверное не раз слышала, что на любой войне всегда первыми простые люди гибнут, которых из селений забрали в солдаты. Помяни моё слово, вскорости в уезде и волости снова начнут в деревнях молодых парней забирать в солдаты.
  - Демидка, а ты бы пошёл на службу к новому императору? Ведь ты же умелый охотник. Даже из ружья стреляешь лучше всех в нашем поселении.
  - Яринка, ну ты сама подумай, с какой стати мне идти служить немцам, кои в прошлом нашу державу захватили, разорили и пограбили? Да и не смогут меня власти забрать в солдаты, так как мой дед Старейшина поселения. Он же все обряды у нас проводит, а значит мой дед для властей является лицом имеющим духовный сан, по нынешним имперским меркам. Старый император даже свой именной указ для местных властей издавал, чтобы никого из семейств духовенства в солдаты не забирали.
  - А ежели враг какой на нашу землю нападёт, разве ты не пойдёшь её защищать?
  - Яринка, никогда не путай защиту родной земли от ворогов, со службой императору или имперским властям. Мне дед довольно подробно объяснил, что защищать свою родную землю, своих родных и близких от пришлых врагов долг каждого настоящего мужчины. Тут даже никаких сомнений быть не может. А вот служить империи, тем более той, которая захватила наши земли, что у меня, что моего отца или деда, не говоря уже о других мужчинах из нашего поселения, нет никакого желания. Мы всегда защищали и будем защищать только наши поселения, нашу родную землю и простых людей живущих лишь своим трудом, коим понадобится наша помощь и защита. А вот новый император, да различные имперские чиновники и прочие представители власти пусть сами себя защищают. Они вообще ничего не делают для нашего народа, лишь только грабят его и забирают последнее.
  - А ты очень изменился за последнее лето, Демидка. Совсем взрослым стал, да и силой тебя Боги не обделили, а ростом так вообще почти в сажень вымахал. Прям богатырь былинный.
  - И чему ты удивляешься, соседка, мне же недавно шестнадцать лет исполнилось, а в нашем Роду все мужчины выше саженного роста были, даже мой дед, а отец мой так тот вообще, ростом почти в сажень с четвертью вымахал. Дед мне как-то рассказывал, что его прадед по отцовой линии, ростом под полторы сажени был. Так что в нашем Роду богатыри испокон веков были. Ты не смотри, что жители соседних деревень и селений нынче ростом не удались, мой дед говорит, что енто после последних двух потопов народ мельчать стал, так как чистой пищи и воды на земле почти не осталось, а если бы ентих потопов не было, и люди не жили долгое время в горных пещерах, то людей богатырского роста на земле во множестве народилось бы. Да и ты сама, Яринка, не маленького росточка уже, в свои пятнадцать лет на два с половиной аршина к небесам вытянулась. На следующее лето наверное уже сватов кто-нибудь пришлёт, тебя сватать.
  - Так в нашем Роду тоже мелкорослых отродясь не было, - с улыбкой сказала девушка, - а насчёт сватов по мою душу, Демидка, то тут ты сильно ошибаешься. Родители ещё мою старшую сестру Даринку замуж не выдали. Совсем ты одичал в урмане своём, ежели позабыл, что согласно всех древних устоев, мне замуж идти только после неё полагается.
  - Ничего я не одичал. Просто мне в лесу гораздо спокойней, чем дома. В поселении нашем дюже шумно, все суетятся и что-то стараются успеть сделать, а наш урманный лес лишнего шума и суеты не любит. Знаешь, Яринка, я пару дён назад, когда стадо маралов выслеживал, на Чёртовой сопке останавливался на ночёвку, так там вообще неземная благодать. А какие чудные сны мне там привиделись, так их вообще никакими словами не передать.
  - Ты что... ночевал на Чёртовой сопке?! - удивлённо воскликнула девушка, и приподнялась на своей лежанке.
  - Ночевал, а что тут такого?
  - Так там же постоянно что-то жуткое и странное происходит. На торговом подворье люди рассказывали, что на ентой сопке в каждое полнолуние нечисть всякая собирается.
  - Яринка, ну ты же уже большая девочка, своим умом жить должна. Неужели ты до сих пор в енти поповские байки веришь? Глянь-ка на небеса, видишь полную луну?
  - Вижу, и что?
  - А то, как раз два дня назад полнолуние началось. Я когда на Чёртовой сопке остановился ночевать, то никакой нечисти там не видел. Вокруг меня были лишь тишь, да покой, а небеса со звёздами прямо над сопкой нависли. Красота неописуемая.
  - Чудной ты какой-то, Демидка. Природой, да звёздами небесными восхищаешься, а средь обычных людей места себе почему-то не нашёл. Всё в одиночестве по лесам бродишь.
  - Значит таким я на свет уродился. Ладно, Яринка, буде лясы точить, давай спать.
  
  Сон в эту ночь был каким-то необычным, сначала меня по лесу преследовала стая матёрых чёрных волков, со странно светящимися глазами. Волчья стая довольно искусно обходила все расставленные мною крепкие силки и различные хитрые ловушки. Потом я вдруг неожиданно оказался на краю болота посредине урманного леса, где меня поджидала довольно крупная рысь. Она внимательно посмотрела на меня, словно бы оценивая мою способность нормально мыслить, а затем, кивнув головой, повернулась и пошла через болото. Через десяток шагов она обернулась и вновь кивнула головой, слово бы звала за собой. Так как я уже отчётливо слышал приближение волчьей стаи, то не задумываясь последовал вслед за рысью. Дальше она шла через болото уже не оборачиваясь, словно заранее знала тропинку обходящую все топи и трясины. Вскоре тропинка нас привела на довольно большой остров находящийся посредине старого болота, он весь зарос кустарником и деревьями с причудливо искривлёнными стволами. Осмотревшись по сторонам, я заметил как со стороны старого болота на остров надвигается какой-то странный туман, который не поднимался выше аршина над поверхностью. Двигался он со стороны чёртовых плешей. Рысь вдруг неожиданно издала предупреждающий рык и стала быстро удаляться от приближающегося тумана, словно бы она явственно чувствовала исходящую от него опасность. Последовав в глубь острова за большой лесной кошкой, я заметил как рысь прыгнула и исчезла между двух деревьев в какой-то необычайно красивой сияющей дымке. Когда я подошёл к этому необычному месту и стал внимательно его рассматривать, то через некоторое время, на меня неожиданно нахлынуло ощущение спокойствия и безопасности, а потом как-то резко всё вокруг исчезло и моё сознание провалилось во мрак.
  
  Проснулся я перед самым наступлением рассвета, от какого-то весьма странного и довольно непривычного ощущения. Мало того, что моя голова раскалывалась от сильной боли, словно бы угарный дым от остывающего костра меня всю ночь укутывал, так ещё мне показалось, что из ближайших кустов дикой смородины на меня смотрит кто-то неведомый. Этот странный взгляд неизвестного был не пугающим, а каким-то изучающим.
  Уйдя перекатом в сторону, со своего лесного ложа, как обучал меня с детства отец, я через несколько стуков сердца, в полуприсяде, смотрел на кусты дикой смородины, а охотничье ружье в моих руках уже искало цель для начала стрельбы. Ощущение странного изучающего взгляда резко пропало, после чего за кустами послышался лёгкий удаляющийся шелест. По исчезающему звуку шелеста мне удалось определить направление. Неизвестный быстро удалялся в сторону чёртовых плешей.
  Скорее всего, вчерашнее необычное свечение на болоте, которое случайно увидела Яринка, когда ходила набрать воды, и присутствие странного ночного гостя за кустами дикой смородины, которого я почувствовал при пробуждении, между собой каким-то образом связаны. Надо будет у отца и деда подробно выяснить, что им известно обо всём произошедшем.
  Пока Яринка сладко спала на своём лесном ложе, я успел заново разжечь почти потухший костер, а также сходить на родник, чтобы умыться и набрать воды в котелок. Когда моя соседка проснулась, от играющих солнечных лучиков, которые сквозь кроны деревьев осветили её глаза и немногочисленные веснушки на красивом личике, от снятого с огня котелка распространялся ароматный запах свежего взвара на лесных травах и ягодах.
  Потянувшись, Яринка проворно поднялась со своего ночного ложа, чуть зевая произнесла: "Доброго утра, Демидка", и даже не дослушав моё ответное приветствие, тут же быстро исчезла в кустах, в направлении лесного родника. Вскоре она вернулась, радостная, умытая и посвежевшая. Мы быстро и сытно позавтракали, затушили и прикопали костёр, а после собрав все свои вещи, отправились в наше поселение, сокращая наш долгий путь интересными рассказами и обычными разговорами.
  
  Добрались мы до поселения, когда Ярило-Солнце уже показывало полдень. Попрощавшись со своей словоохотливой соседкой, я прошёл на наш широкий двор, где мы с отцом быстро перетаскали, всё добытое мною на охоте, с волокуши в холодный погреб. Едва мы закончили, как матушка позвала нас обедать в летнюю трапезную на дальнем конце двора. За столом нас ожидал дед, который что-то тихо втолковывал моим младшим сёстрам-близняшкам Владе и Неждане. Они внимательно слушали его наставления, то и дело кивая головами в знак полного согласия. Увидев меня с отцом сестрички радостно заулыбались, а когда наш дед разрешил им выйти из-за стола, они с визгом помчались мне навстречу и вскоре обе повисли у меня на шее. Пришлось их подхватить, и через несколько мгновений они удобно устроились у меня на руках.
  - Демидка, а где ты так долго был? - прямо в ухо произнесла младшая Неждана.
  - На охоте я был, Нежа. Надо же кому-то добывать мясо, чтобы вы быстрее росли.
  - А ты много мяса добыл? - прозвучал вопрос от Влады в другое ухо.
  - Мне марала удалось добыть, Владушка, а также крупного молочного кабанчика, глухаря и пять зайчиков. Так что теперь мясо у нас будет на любой вкус.
  - Непоседы, вы бы отпустили нашего добытчика, - с улыбкой сказала матушка, - мне же его покормить нужно.
  Близняшки повздыхав немного для видимости, отпустили мою шею и нехотя соскользнули на землю. Затем поправив подолы своих повседневных рубах, они взяв меня за руки проводили до большой бочки с дождевой водой. Дождавшись, когда я хорошенечко смою с себя весь пот и въевшуюся дорожную пыль, а после вытрусь поданным Владой рушником, они вновь взяли меня за руки и сопроводили до трапезного стола.
  Сестрицы были младше меня, неделю назад им исполнилось по двенадцать лет, а так как наши семеро старших братьев уже давно обзавелись семьями и вели своё собственное хозяйство, то все внимание двух молодых непосед постоянно было обращено ко мне. Их интересовало всё, что происходит за пределами нашего поселения, особенно им нравилось слушать мои рассказы о жизни лесных обитателей, а также повествования обо всех непонятных и таинственных явлениях. Вот и сейчас эти две непоседы, перешёптываясь между собой, сидели и ждали, когда я закончу обедать и начну свой рассказ о том, что мне удалось увидеть на охоте.
  
  По окончании трапезы я рассказал отцу, матушке и деду, сначала о своём необычном сне, во время ночёвки в полнолуние на Чёртовой сопке. Затем о своей необычной встрече с Яринкой в лесу и замеченным ею загадочном сиянии над чёртовыми плешами, когда она ходила на родник набрать в котелок воды. А в заключении поведал о своём последнем тяжёлом и странном сне, с преследующими меня чёрными волками со светящимися глазами и помогающей рысью. Сообщил также, что сразу же после своего пробуждения ото сна и непривычного ощущения от головной боли, я почувствовал присутствие невдалеке таинственного ночного гостя, который издали внимательно разглядывал меня, прячась в кустах дикой смородины.
  Во время всего моего обстоятельного рассказа, обе сестрицы не шевелясь и затаив дыхание, открыв рты от удивления, внимали каждому моему слову, а дед и отец, как-то странно дважды переглянулись между собой. Первый раз я этот перегляд заметил, когда рассказывал им о загадочном сиянии, замеченном Яринкой, а второе переглядывание между старшими произошло, при упоминании неизвестного ночного гостя.
  Внимательно выслушав меня, дед не дал даже слова сказать моим сестрицам, собравшимся забросать меня своими вопросами, а сразу же отправил их на соседский двор, чтобы они позвали Яринку. Едва сёстры скрылись за воротами, дед негромко сказал:
  - Запомни, Демидушка, о твоих необычных снах и замеченном неизвестном ночном госте, никому говорить не нужно. Обычные люди пугаются всего необычного и неизвестного, а пускать страх неведомого в многострадальные людские души, не самая лучшая нынче затея. Покаместь мы сами не разберёмся с чем имеем дело, лучше помолчать.
  - Я понял тебя, дедушка. Исполню как ты сказал. Я даже Яринке не рассказывал, что увидел во снах на Чёртовой сопке и на лесной полянке, а про ночного гостя и вовсе не стал ей говорить, дабы ненароком не напугать её.
  - Вот и хорошо, что ты ничего ей не рассказывал. Сейчас наши непоседы позовут Ярину, и мы у неё всё подробно выясним о том необычном и загадочном сиянии, которое она углядела над чёртовыми плешами.
  
  Вскоре в калитке рядом с воротами появилась наша молодая соседка, в сопровождении моих сестриц-близняшек. Подойдя к трапезному столу, Яринка с уважением поклонилась моим родителям и деду, после чего произнесла:
  - Доброго здравия, всем. Девчата мне сказали, что ты звал меня Старейшина, вот я сразу с ними и пришла.
  - И тебе доброго здоровья, Яринушка. Ты проходи, соседушка, не стесняйся, присаживайся за стол. Зараз нам Анея Доброславна взвару горячего нальёт, а после мы с тобой побеседуем.
  - А что случилось-то, Всеволод Доброславич? - с лёгким испугом на лице спросила Яринка, усаживаясь за трапезный стол.
  - Да ничего пока не случилось, красавица. Ты шибко не волнуйся, - спокойным голосом произнёс дед. - Нам тут Демидушка рассказал, что ты вчера вечером углядела какое-то загадочное сияние над чёртовыми плешами. Меня, Анею и Ярослава весьма заинтересовало енто необычное явление, вот мы и захотели разузнать все подробности.
  - И нам интересно. Деда можно мы с Нежей тоже послушаем? - спросила Влада.
  - А ну цыц, егоза, - строго сказал дед. - Сколько раз тебе ещё разъяснять, что когда старшие общаются, младшие в разговор не встревают? Вас из трапезной не попросили, значит сидите себе тихо, слушайте и молчите.
  Близняшки тут же притихли и молча забрались ко мне на коленки. Устроившись поудобней, они приготовились слушать то, что поведает Яринка. Как ни странно, но подробный рассказ нашей соседки растянулся почти на час. Этому я даже нисколько не удивился, так как, то мой отец, то дед, что-то переспрашивали и уточняли у девушки. Меня поразило совсем другое, как она успела за столь короткое время, заметить такое множество подробностей. Когда рассказ закончился, дед поблагодарил Яринку и попросил её пока никому в поселении о загадочном сиянии не говорить. Она пообещала Старейшине молчать, потом попрощалась и ушла к себе домой...
  
  
  Глава 2
Оценка: 8.20*42  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | Е.Синякова "Север" (Проза) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Мышь Љ313" (Любовное фэнтези) | | А.Федотовская "Академия магических секретов - 2" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"