Хлобустов Олег Максимович: другие произведения.

Андрополь. Главы из книги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В качестве предпринта представляю некоторые страницы будущей книги о второй половине ХХ века


  
   АНДРОПОЛЬ. Главы из книги.
  
   Предпринт.
  
   22 мая 2007 г. пришло горестное известие - на 89 году жизни в Москве
   скончался старейший контрразведчик страны Григорий Федорович Григоренко....
Ему и подобным ему людям посвящается эта книга




Глава
1. КГБ до Андропова

Более пятидесяти лет назад в нашей стране было создано новое государственное ведомство - Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР.
На Западе КГБ называли и называют мощной спецслужбой, отвечавшей с марта 1954 по октябрь 1991 г. за обеспечение госбезопасности и прекратившей свое существование накануне распада Советского Союза[1].
   Фактическая сторона деятельности специальных служб и органов государственной безопасности любого государства заключается в наблюдении за геополитическими происками соседей и в их отражении всеми доступными средствами, не исключая и военные, а также в наблюдении за состоянием дел в обществе с помощью собственных негласных сил, средств и методов, в выявлении антигосударственных (или "антиправительственных", враждебных, - в отечественной истории - "контрреволюционных", "антисоветских") элементов, дальнейшей их "разработке",а при наличии правовых оснований - и в их аресте, проведении следствия и предании суду.
Как и в любой стране мира, эта деятельностная парадигма имела свои исторические особенности и в различные периоды истории существования советского государства.
На протяжении многих лет КГБ продолжал, причем весьма обосно-
ванно, оставаться одной из наиболее закрытых организаций нашего общества.
Однако вполне объяснимый, но неудовлетворенный общественный интерес к органам госбезопасности и людям, работавшим в этом ведомстве, существовал всегда.
В последние десятилетия появилось немало публикаций, посвященных разным временным периодам и различным сторонам деятельности этого важного органа государственного управления.
Общественный интерес к истории органов госбезопасности СССР существенно возрос также в связи с полувековым юбилеем XX съезда КПСС, бесспорно, явившемся одним из важнейших событий истории страны в двадцатом веке.
В этой связи в предлагаемой читателям книге содержится попытка рассказать об истории КГБ опираясь на ставшие ныне доступными документы, рассматривая ее в широком контексте событий внутренней и международной жизни.
Автор надеется, что его труд будет по достоинству оценен читателями.
  
Глава 1. Образование КГБ
"...Беспристрастная история вынесет
свой приговор, более снисходительный,
нежели осуждение современников."
Николай II. Из письма военному министру
В.А.Сухомлинову 11 июня 1915 г.
  
  
  
   Смерть 5 марта 1953 г. фактического главы советского государства И.В.Сталина не оставляла ни у кого сомнений в том, что завершилась целая эпоха в истории нашей страны.
Будущее без "отца народов" было непредсказуемо и тревожно...
И государственные, и политико-организационные изменения в управлении страной последовали незамедлительно.
Так, уже 5 марта 1953 г. на совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Совета министров и Президиума Верховного Совета СССР принимается решение о слиянии Министерства государственной безопасности СССР, существовавшего с 15 марта 1946 г., с Министерством внутренних дел.
15 марта Верховным Советом СССР руководителем нового ведомства по совместительству был назначен заместитель председателя Совета министров Л.П.Берия. Первыми заместителями министра стали генералы
С.Н.Круглов, Б.З.Кобулов, И.А.Серов, заместителями И.И.Масленников,
Н.С.Сазыкин, Н.П.Стаханов, начальником секретариата С.С.Мамулов[1].
В число задач нового министерства внутренних дел СССР, помимо традиционных для этого ведомства, вошли ведение разведки и конт-
рразведки в капиталистических странах, ведение радиоразведки и
контрразведки на территории страны, в том числе в Советской Армии и
на Военно-морском флоте, охрана государственной границы и руководителей советского государства, а также выполнение специальных заданий правительства[2].
Следует также отметить, что фактически процесс реабилитации некоторых необоснованно репресиированных граждан, о чем был прекрасно осведомлен заместитель председателя Совета министров СССР
Л.П. Берия, самое непосредственное и активное участие в котором принимали и сотрудники органов госбезопасности, начался сразу после смерти Сталина.
Пункт IX Постановления Президиума ЦК КПСС от 10 апреля 1953 г. гласил:
"- Одобрить проводимые т. Берия Л.П. мероприятия по вскрытию преступных действий, совершавшихся на протяжении ряда лет бывшим МГБ СССР, выражавшихся в фабрикации и фальсификации дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушения советских законов, имея в виду, что эти меры направлены на укрепление Советского государства и социалистической законности"[3].
В Положении о МВД от 16 июля 1953 г. в числе задач также называлось "воспитание всего личного состава Министерства внутренних дел в духе беззаветной преданности делу партии Ленина-Сталина, честности, правдивости и высокой дисуиплинированности"[4].
Всего в органах и войсках МВД, без учета численности чисто милицейских подразделений, на 15 мая 1953 г. числились 1 095 тысяч человек.
Подчеркнем, что необходимость укрепления системы обороны и обеспечения национальной безопасности СССР и непосредственно орга-
нов госбезопасности проистекала из объективного усиления геополитического противоборства двух сложившихся мировых социально-политическими систем, политики "холодной войны", определявшейся конкретными планами руководителей коалиции западных государств.
Однако уже 26 июня 1953 г. по обвинению в нарушениях социалистической законности и совершении иных преступлений были арестованы
Л.П.Берия, Б.З.Кобулов, С.А.Гоглидзе, Л.Е.Влодзимирский, Б.П.Обручников, Н.С.Сазыкин, Л.Ф.Райхман, П.П.Лорент, С.С.Мамулов и ряд других высокопоставленных руководителей министерства внутренних дел[5].
24 ноября 1953 г. ставший новым министром внутренних дел генерал=полковник С.Н. Круглов[6] направил председателю Совета министров СССР Г.М.Маленкову и первому секретарю ЦК КПСС Н.С.Хрущеву проект постановления ЦК КПСС "О сокращении штатной численности органов МВД и утверждении структуры МВД СССР", в котором предлагалось сократить к 1 февраля 1954 г. центральный аппарат министерства на 20% (на 15 мая 1953 г. его численность составляла около 20 тысяч человек).
Само политическое решение о выделении структур органов госбезопасности из МВД в самостоятельное ведомство было принято Президиумом ЦК КПСС 8 февраля 1954г. на основании еще одного письма
С.Н.Круглова в Президиум ЦК КПСС.
В этом письме министра, в частности, подчеркивалось: "Существующее организационное построение Министерства внутренних дел СССР и его органов громоздко и не в состоянии обеспечить должного уровня агентурно-оперативной работы в свете задач, поставленных перед советской разведкой Центральным комитетом КПСС и Советским Правительством.
В целях создания необходимых условий для улучшения разведывательной и контрразведывательной работы считаем целесообразным выделить из Министерства внутренних дел СССР оперативно-чекистские управления и отделы и на их базе создать Комитет по делам государственной безопасности при Совете Министров СССР"[7].
Далее в письме излагались соображения о структуре центрального аппарата создаваемого ведомства и предложение о создании "для проведения на местах мероприятий, связанных с обеспечением государственной безопасности" его управлений (в республиках, краях и областях, а также в крупных промышленных центрах), Особых отделов в военных округах, соединениях и частях, а также аппаратов Уполномоченных комитета на железных дорогах и водных бассейнах.
В процессе реформирования органов госбезопасности Кругловым также предлагалось сократить численность их оперативного состава на 20%, что должно было составить 15 956 штатных единиц, и должно было дать годовую экономию в 346 миллионов рублей.
А в целом, с учетом сокращения численности МВД (на 8 839 штатных единиц), реформа обещала экономию в сумме 860 млн. рублей.
Приводимые цифры позволяют предположить, что к февралю 1954г. численность органов госбезопасности, без учета военнослужащих пограничных войск, составляла около 80 тысяч человек.
Сразу отметим, что в результате проведенных преобразований в МВД осталось 20 управлений и самостоятельных отделов.
По результатам обсуждения этой докладной записки и с учетом высказанных в ходе него предложений и замечаний, 13 марта 1954г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об образовании КГБ при Совете министров СССР(утвержден Верховным Советом СССР 26 апреля того же года), а первым председателем КГБ был назначен генерал-пол-
ковник И.А.Серов, бывший до этого заместителем министра внутренних
дел[8]. Указом предусматривалось также, что председатель Комитета
входит в состав Совета министров с правом решающего голоса.
По-видимому, главную роль в назначении Серова на это пост сыграло его близкое знакомство и работа с Н.С.Хрущевым на Украине. В то же время, в принципе, в подобном весьма распространенном протекционизме нет ничего худого - руководитель хочет, и небезосновательно, опираться на хорошо ему известные, проверенные кадры. Проблема лишь в том, что бы кандидат на высокий пост по своим деловым и личным качествам соответствовал предполагаемой должности. Не касаясь личных качеств Серова, о грубости, резкости и своеволии которого имеется немало свидетельств, отметим только, что по формально-кадровым основаниям он вполне подходил на эту должность.
И, в принципе, не обманул ожиданий Хрущева по "перестройке" работы советских органов госбезопасности.
Именно на период нахождения Серова на посту председателя КГБ при СМ СССР приходятся и начало массового пересмотра ранее заведенных уголовных дел в отношении советских граждан, и чистка и сокращение численного состава органов государственной безопасности, а также оглашение Н.С.Хрущевым специального доклада XX съезду КПСС 25 февраля 1956 г. о культе личности И.В.Сталина, опубликование постановления ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий", и многие другие события, связанные с выше указанными.
Отметим, что в то время под охраной государственной безопасности понималась - и такое понимание ее сохранилось до конца 80-х годов, - широкая система мероприятий, осуществляемых различными органами Советского государства, их должностными лицами и гражданами, включающая охрану государственных границ, государственной тай-
ны, и другие, в том числе чрезвычайные меры по охране государственной безопасности и общественного порядка.
В соответствии с Конституцией СССР обеспечение государственной безопасности относилось к ведению Союза ССР, в связи с чем его высший законодательный орган издавал законы в области государственной безопасности, а Совет министров был уполномочен объединять и направлять работу министерств и ведомств союзных республик, призванных участвовать в этом процессе в соответствии со своей компетенцией.
Непосредственно определенная компетенция в области обеспечения госбезопасности была определена также для министерств иностранных дел, обороны, здравоохранения, транспорта, связи, МВД и ряда других министерств и ведомств.
КГБ при СМ СССР являлся, на правах союзно-республиканского министерства, центральным органом государственного управления в сфере обеспечения государственной безопасности Советского Союза.
Следует также подчеркнуть, что де-факто получив статус союзно-республиканского ведомства, КГБ им не являлся, как не имел он и более высокого статуса государственного комитета, который он приобрел только 5 июля 1978 г., лишившись в своем официальном наименовании приставки "при СМ СССР". С учетом этого обстоятельства мы и будем в дальнейшем использовать обобщающий акроним КГБ СССР.
Столь существенное понижение государственно-правового статуса госбезопасности по сравнению с существовавшим с 1946 г. министерством госбезопасности, связано с определенным недоверием и подозрительностью Хрущева и других тогдашних руководителей страны в отношении руководителей и органов госбезопасности в целом.
Последние обстоятельства не в последнюю очередь сказались как
на обстановке в самом КГБ СССР, так и на судьбе страны в целом, о
чем речь пойдет далее.
Данный урок истории показывает, что вопрос о состоянии и системе мер по обеспечению безопасности страны требует к себе беспристрастного, всестороннего и взвешенного отношения. Что допускаемые при его решении перекосы способны принести существенный и непоправимый ущерб интересам граждан, общества и государства.
Думается, что Серов не мог не испытывать определенного дискомфорта от осознания того факта, что к этому времени были осуждены и расстреляны по обвинениям в государственных преступлениях 4 его непосредственных предшественника на посту руководителя органов госбезопасности - Г.Г.Ягода, Н.И.Ежов, Л.П.Берия, В.Н.Меркулов, а пятый
- В.С.Абакумов, находился под следствием[9].
Единственное исключение в этом ряду руководителей госбезопасности представлял С.Д.Игнатьев, бывший министром госбезопасности в 1951-1953 гг.[10].
Эти факты однозначно и убедительно свидетельствуют о крайнем неблагополучии в органах госбезопасности, что и определило пристальное внимание руководства страны к их последующей реорганизации.
Особое значение для вскрытия злоупотреблений властью и нарушения законности имели показания Берии, Меркулова, Абакумова, а также бывших заместителя министра и начальника следчасти МГБ М.Д.Рюмина и замначальника следственной части Л.Л.Шварцмана.
Согласно решению ЦК КПСС перед Комитетом госбезопасности при СМ СССР были поставлены следующие основные задачи:
а) ведение разведывательной работы в капиталистических странах;
б) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок внутри СССР;
в) борьба с вражеской деятельностью разного рода антисоветских элементов внутри СССР;
г) контрразведывательная работа в Советской Армии и Военно-Морском флоте;
д) организация шифровального и дешифровального дела в стране;
е) охрана руководителей партии и правительства.
Помимо этого в партийном решении была сформулирована и главная для КГБ задача:
"В кратчайший срок ликвидировать последствия вражеской деятельности Берия в органах государственной безопасности и добиться превращения органов госбезопасности в острое оружие нашей партии, направленное против действительных врагов нашего социалистического государства, а не против честных людей"[11].
Указом Президиума Верховного Совета СССР 13 марта 1054 г. председателем КГБ при СМ СССР был назначен И.А.Серов, а его заместителями были назначены К.Ф.Лунев(первый заместитель), И.Т. Савченко, П.И. Григорьев, В.А. Лукшин, П.И. Ивашутин[12].
Приказом председателя КГБ от 18 марта 1954 г. была определена структура нового ведомства, в котором, не считая вспомогательных и обеспечивающих подразделений, были образованы:
Первое Главное управление (ПГУ, разведка за границей - начальник А.С.Панюшкин);
Второе Главное управление (ВГУ, контрразведка - П.В.Федотов);
Третье Главное управление (военная контрразведка - Д.С.Леонов);
Четвертое управление (борьба с антисоветским подпольем, националистическими формированиями и враждебными элементами - Ф.П.Харитонов);
Пятое управление (контрразведывательная работа на особо важных объектах - П.И.Ивашутин);
Шестое управление (контрразведывательная работа на транспорте - М.И.Егоров);

Седьмое управление (наружное наблюдение - Г.П.Добрынин); Восьмое Главное управление (шифровально-дешифровальное - В.А.Лукшин);

Девятое управление (охрана руководителей партии и правительства - В.И.Устинов);

Десятое управление (управление коменданта Московского Кремля - А.Я.Веденин);

Следственное управление (вакансия).

В структуру КГБ также входил ряд обеспечивающих его работу управлений и отделов.
В целом эта структура раскрывает задачи и функции нового союзно-республиканского ведомства.
В плане дальнейших изменений структуры КГБ следует отметить образование, вследствие передачи из состава МВД СССР, 27 сентября 1954 г. Отдела войск правительственной "ВЧ" связи (начальник
П.Ф.Угловский).
2 апреля 1957 г. КГБ при СМ СССР были переданы из структуры МВД пограничные войска и для управления ими образовано Главное управление пограничных войск(ГУПВ - начальник П.И.Зырянов).
В июне 1954 г. было проведено Всесоюзное совещание руководящих работников КГБ, на котором рассматривались новые задачи органов госбезопасности, их роль и место в системе советского государственного управления.
С програмной речью на совещании выступил Первый секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев. Сразу после него Серов заявил: "Вы убедились, нас-
колько т. Хрущев глубоко знает нашу работу и насколько четко, предельно ясно дал указания по агентурно-оперативной работе и по всей работе. Вот что значит человек громадного ума и большой практики. Ведь многие из вас также работают по 10-15 лет, а иной раз скатываются на всякие глупости. Поэтому вы должны четко, ясно продумать, вспомнить все указания, которые были даны т. Хрущевым"[13].
Следует особо подчеркнуть, что образование КГБ при СМ СССР знаменовало собой действительно серьезный шаг по утверждению законности в нашей стране, хотя сам принцип законности неотделим от существующей системы права, имеющегося законодательства. А последнее, и прежде всего, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, также претерпело существенные изменения в конце 50-х годов, на чем мы подробнее остановимся далее.
Здесь же представляется необходимым отметить, что и поныне некоторые публицисты и исследователи ошибочно или сознательно отождествляют КГБ с его оставившими недобрую память историческими предшественниками - НКВД-НКГБ и МГБ.
Однако, как нам представляется, для такого отождествления нет реальных и обоснованных оснований. Даже известный оппонент КГБ академик А.Д.Сахаров был вынужден в начале перестройки признать, что "все же после ХХ съезда КПСС система избавилась от крайностей и эксцессов сталинского периода, стала более "цивилизованной", с лицом если и не совсем человеческим, но, во всяком случае, не тигриным"[14].
В соответствии с Постановлением ЦК КПСС "О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора " от 19 января 1955 г. было разработано Положение о проку-
рорском надзоре в СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного
Совета(ПВС) СССР от 24 мая 1955 г. Для осуществления надзора за следствием в органах КГБ при СМ СССР в Прокуратуре СССР был создан специальный отдел.
В соответствии с Указом ПВС СССР от 17 сентября 1955 г. "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны" были освобождены из заключения бывшие военнослужащие РККА и ВМФ, осужденные за сдачу в плен врагу.
Также были приняты указы об освобождении и возвращении на родину немецких и японских военнопленных, находившихся в лагерях военнопленных, или отбывавшие наказание по суду как военные преступники.
После ХХ съезда КПСС наряду с развернувшейся массовой работой по пересмотру уголовных и следственных дел, проводившейся при участии сотрудников КГБ под руководством работников прокуратуры, Верховным Советом СССР был принят ряд законодательных актов, отменявших ранее принятые указы, создавашие основу для массовых нарушений прав граждан.
Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1956 г. были отменены постановления Президиума ЦИК от 1 декабря 1934г. "О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов" и от 14 сентября 1937 г. "О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик", устанавливающие особый, "упрощенный" порядок судебного рассмотрения дел по данным обвинениям.
В период 1956-1957 годов приходится отмена ранее принятых законодательных актов в отношении некоторых народов, проживавших ранее на временно оккупированой в годы войны советской территории, в связи с чем были отменены неконституционные меры в отношении многих
"спецпереселенцев" и "спецпоселенцев"[15].
В январе 1957 г. была восстановлена национальная государственность балкарского, калмыцкого, карачаевского, ингушского и чеченского народов.
Следует также подчеркнуть, что с момента образования КГБ при СМ СССР контроль за его деятельностью осуществлялся ЦК КПСС,в частности, Отделом административных органов, в который поступали все жалобы и заявления граждан в отношении действий сотрудников КГБ, адресованные в партийные инстанции, и который организовывал их проверку и рассмотрение, Советом министров и Генеральной прокуратурой СССР, а также некоторыми другими государственными органами, например, министерством финансов.
В этой связи однозначно нельзя отождествлять КГБ СССР с его историческими предшественниками НКВД и МГБ, не смотря на недостатки, а подчас и серьезные упущения, имевшие место в его работе.
В то же время, деятельность органов КГБ в 50-е - 60-е годы не была свободна от влияния субъективизма и волюнтаризма их руководства, хотя именно в этот период в полной мере утверждается прокурорский и партийно-государственный контроль за их работой.
Следует также отметить, что в нашей стране, к сожалению, не получила полной реализации идея построения общенародного государства, провозглашенная в новой Программе КПСС, принятой на XXII съезде партии в октябре 1961 г.
Необходимо также сразу и особо подчеркнуть, что серьезная критика деятельности органов госбезопасности в 30-е - 50-е годы, начатая в июне 1953 г. и продолженная в специальном докладе Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущев на ХХ съезде коммунистической партии в феврале 1956 г., оказала самое непосредственное воздействие на фор-
мирование, комплектование и деятельность органов КГБ, однако имевшее как позитивные, так и существенные негативные последствия.
Известно, что Н.С.Хрущев неоднократно официально заявлял что органы госбезопасности "вышли из под контроля партии и поставили себя над партией", что далеко не в полной мере соответствует исторической правде, означало очередную мифологизацию истории органов госбезопасности. Ныне этот миф убедительно развеивается недавно изданными сборниками документов "Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 - декабрь 1936"(М.,2003) и "Сталин и ГУГБ НКВД. Декабрь 1936 - 1937г.(М.,2004).
Под лозунгом "исключить возможность возврата к 1937 году", в нарушение конституционного принципа равенства всех граждан перед законом, ЦК КПСС органам КГБ при СМ СССР было запрещено собирать компрометирующие материалы на представителей партийно-советской номенклатуры. Правда, подобное решение принималось еще и ранее, в декабре 1938 г., но тогда номенклатура не могла чувствовать себя в безопасности перед грозными очами генсека ЦК ВКП(б).
По мнению многих исследователей, это ошибочное и противоправное политическое решение 1956 г. положило начало росту коррупции и зарождению организованной преступности в нашей стране, ибо вывело значительные контингенты лиц, наделенных административными властно-распорядительными, контрольными и хозяйственными полномочиями, из-под контроля правоохранительных органов, в том числе КГБ СССР.
С одной стороны, создавая некое подобие касты "неприкасаемых", оно в то же время, способствовало зарождению "телефонного права", получившего особое распространение в середине 80-х годов прошлого века.
В то же время, это обстоятельство облегчало зарубежным спецс-
лужбам попытки вербовочных подходов и оперативной разработки партийно-государственных функционеров различного ранга, в результате чего руководящая элита страны оказалась без должного контрразведывательного прикрытия от разведывательно-подрывного воздействия и устремлений спецслужб иностранных государств.
А в совокупности это решение имело самые негативные последствия для судьбы страны и советского государства.
Подробнее об этом мы еще расскажем далее, теперь же необходимо ответить на вопрос, а чем, собственно говоря, была обусловлена необходимость в существовании подобной государственной службы как Комитет государственной безопасности при СМ СССР.
Разумеется, вся жизнедеятельность советского государства, протекала в условиях, жестко задававшихся складывавшейся международной обстановкой, позицией США и политикой "холодной войны" на мировой арене.
Напомним, что "холодной войной" в исторической науке и политологии именуются периоды возрастания напряженности в советско-американских отношениях, ассоциируемые с противостоянием двух ядерных сверхдержав и двух мировых социально-политических систем, условно датируемые 1946-1972 и 1980-1992 годами.
Впервые этот термин прозвучал 24 октября 1948 г. в выступлении в американском Конгрессе известного политика Б.Баруха, заявившего, что "хотя война закончена, мы находимся в состоянии холодной войны, которая становится все теплее".
Как отмечается в современной "Энциклопедии российско-американских отношений XVIII - XX века", "холодная война велась всеми средствами - дипломатическими, политическими, пропагандистскими, - за исключением военных", хотя последнее утверждение вызывает неко-
торые сомнения и нуждается в уточнении, особенно с учетом "жаркого"
противоборства в Афганистане в 80-е годы, что и будет сделано далее.
Окончание "холодной войны" связывают с годами президентства Дж. Буша - старшего(1989-1993 гг.)[16].
Как подчеркивает составитель "Энциклопедии российско-американских отношений XYIII - ХХ века" Э.А.Иванян, американские исследователи феномена "холодной войны" делятся на "правоверных", обвиняющих в ее развязывании Советский Союз, и "ревизионистов" 60-х - 70-х годов, считающих основным ее виновником США".
Американский дипломат и историк международных отношений Дж.Ф.Кеннан считал, что "холодная война" отражала "...долгое и дорогое политическое соперничество, разжигаемое с обеих сторон нереальными и преувеличенными оценками намерений и мощи противоположной стороны"[17].
В тоже время понятно, что политика США в отношении СССР и стран народной демократии не оставалась неизменной, а претерпевала изменения, вызывавшиеся как личным видением президентом этой страны целей и приоритетов своей внешнеполитической деятельности, так и существующими реалиями межгосударственных отношений.
Поскольку внешнеполитические доктрины США также накладывали непосредственный отпечаток на разведывательно-подрывную деятельность их спецслужб против СССР, представляется необходимым кратко напомнить читателю о существе господствовавших в тот период времени в США подходов к международным отношениям.
В первый послевоенный период внешнеполитическая деятельность США основывалась на провозглашенной Г.Трумэном доктриной "сдерживания коммунизма".
Директива Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г. откровенно провозглашала:
"Наши основные цели в отношении России сводятся всего к двум:
а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;
б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которой придерживается правительство, стоящее у власти в России.
... Мы не связаны сроком для достижения наших целей в мирное время".
Впоследствии, в ставшей бестселлером книге "Искуство разведки" в главе "Разведка в "холодной войне" бывший с 1951 г. директором ЦРУ США Аллен Даллес писал, что главным орудием в руках разведки является разложение населения стран противника. "Неудачи, которые потерпели коммунисты, - констатировал он уже в 1963 году, - произошли не в последнюю очередь в результате применения специальных средств разведки, и не только нашей, но и наших друзей и союзников". Далее Даллес подробно описывает то, что получило в дальнейшем название "экспорта контрреволюций".
В заключительных строках указанной главы Даллес подчеркивал: "Стратегия и тактика государства... должны определяться дальнозоркой политикой, учитывающей в первую очередь коренные национальные интересы, а не абстрактные принципы, какие высокие цели они бы ни преследовали... Мы сами должны определить, когда, где и каким образом нам действовать, по возможности, вместе с другими ведущими государствами свободного мира, готовыми оказать такую поддержку..."[18].
Бывший заместителем Даллеса авторитетный американский разведчик Рэй Клайн впоследствии также писал: "Ученым известно, что судь-
бы народов формируются комплексом трудноулавливаемых социальных,
психологических и бюрократических сил. Обычные люди, чья жизнь - к
худу ли, к добру ли, - зависит от игры этих сил, редко понимают
это, разве что смутно и весьма поверхностно. одной из таких сил - с
начала 40-х годов стала разведка".
При Трумэне - мы цитируем русскоязычное издание книги Клайна "ЦРУ от Рузвельта до Рейгана", выпущенное в Нью-Йорке в 1988 г., - Совет национальной безопасности в декабре 1947 г. возложил на ЦРУ проведение тайных операций и акций психологической войны, хотя этой задачи ЦРУ и не было указано в законе о его образовании, принятом двумя месяцами ранее.
В мае 1948 г. для проведения тайных акций в ЦРУ создается Управление координации политики(УКП).
Интересная деталь: если в 1949 г. в УКП были 302 сотрудника, то в 1952 г. 2812 человек трудились только в его вашингтонской штаб-квартире, не считая 3142 сотрудников, работавших за границей.
Бюджет УКП увеличился с 5 млн. долларов в 1949 г. до 82 млн. долларов в 1952 г., поглощая львиную часть средств, ассигновывавшихся для работы ЦРУ.
К февралю 1953 г., подчеркивает Клайн, "ЦРУ располагало материальными ресурсами и прочими возможностями для реализации большей части планов, вынашивавшихся Даллесом задолго до этого".
Понятно, что эти цели, планы и основанные на них методы действия прямо противоречили принципам международного права и межгосударственных отношений в мире, сложившихся после окончания Второй мировой войны.
В 1953 г. концепцию "сдерживания" сменила доктрина "отбрасывания коммунизма", известная также под названием "доктрины освобожде-
ния".
Выдвигая ее в качестве альтернативы "сдерживанию коммунизма", государственный секретарь США в 1953-1959 годы Джон Фостер Даллес предлагал "бороться за "освобождение" Восточной Европы методами, "близкими к настоящей войне - войной политической, психологической и пропагандистской"[19].
В русле новой стратегии в отношении СССР в 1955 г. было не только начато вещание на социалистические страны на языках населяющих их народов радиостанций "Свободная Европа" и "Свобода", тайно финансировавшихся и управлявшихся Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) - правда об этом станет известна международной общественности только в 1973 г. в результате деятельности комиссии конгресса США под председательством У.Фулбрайта, но и активизирована разведывательная работа против СССР и других стран народной демократии.
Так, за 1945-1953 годы ЦРУ и СИС только в Литовскую ССР было переброшено 13 эмиссаров, снабженных радиостанциями, оружием и другой экипировкой для проведения противоправной деятельности[20].
Как бы то ни было, но происшедшая в марте 1954 г. широкомасштабная реорганизация работы органов безопасности, однако не повлияла на эффективность повседневной оперативной работы чекистов.
Так, уже 11 мая 1954 г. на территорию Эстонской СССР с целью создания нелегальной резидентуры с самолета были десантированы агенты ЦРУ Тоомла и Кукк, а над территорией Латвии с того же самолета был сброшен бывший преподаватель американской разведшколыки в г. Кемптен(ФРГ) Бромбергс(оперативный псевдоним Энди).
Чуть позже в ходе завязавшейся после ареста указанных агентов оперативной игры, у берегов Литвы был захвачен быстроходный катер,
доставивший очередную партию военного груза для "лесных братьев" -
отдельные бандитско-повстанческие группы продолжали существовать
здесь до конца 50-х годов.
На Украине 23 мая был задержан "главнокомандующий" Украинской повстанческой армией (УПА) В.Кук[21], что явилось завершением одной из операций по ликвидации националистического подполья.
В одном из официальных документов ЦК КПСС[22] середины 60-х годов политика США в отношении СССР характеризовалась следующим образом:
"... Идейное сплочение и братская солидарность международного пролетариата, рабочих и коммунистических партий разных стран тем более необходимы, что капиталистические могикане создают свои международные агрессивные объединения и блоки, подобные НАТО, СЕАТО, Багдадскому пакту[23], направленные против миролюбивых народов, против народно-освободительных движений, против рабочего класса и жизненных интересов трудящихся".
"В то время, - подчеркивалось в постановлении, - как Советский Союз многое сделал и делает для разрядки международной напряженности..., американский монополистический капитал продолжает ассигновывать крупные суммы для усиления подрывной деятельности в социалистических странах. В разгар "холодной войны", как известно, американский Конгресс официально (помимо тех средств, которые отпускаются неофициально), ассигновал 100 миллионов долларов только для подрывной деятельности в странах народной демократии и в Советском Союзе. Теперь, когда Советский Союз и другие социалистические страны делают все возможное для ослабления международной напряженности, сторонники "холодной войны" стараются активизировать действия, осуждаемой народами всего мира "холодной войны". Об этом говорит
решение американского Сената о дополнительном ассигновании 25 миллионов долларов на подрывную деятельность, которая цинично именуется "поощрением свободы за "железным занавесом"[24].
Далее в заключении постановления отмечалось: "Мы должны твердо оценить этот факт и сделать из него соответствующие выводы... Все это свидетельствует о том, что нельзя допускать беспечность в отношении новых происков империалистической агентуры, стремящейся проникнуть в социалимстические страны, чтобы вредить и подрывать достижения трудящихся".
В 1959 г. Конгресс США принял закон о "Порабощенных народах"(Закон 86-90), ассигновывавший средства на поддержку "сопротивления" в "оккупированных Советами странах". В соответсвии с законом в США начали ежегодно в третью неделю июля проводиться "Недели солидарности" с "порабощенными" и "борющимися за независимость народами". Принятие этого закона, явилось реализацией доктринальной установки президента Д.Эйзенхауэра, заявленной им еще в 1953 г.
Любой заинтересованный читатель и ныне может прочитать на вэб-сайте Фонда Форда(www.fordfound.org), что "с 1950 г. Фонд Форда начал поддерживать проекты, ориентированные на Советский Союз и страны Восточной Европы. В 1950-1988 годах около 60 млн.$ было выделено на анализ ключевых проблем взаимоотношений Востока и Запада, поддержку свободы слова, культурного плюрализма и соблюдения прав человека". Подчеркнем при этом, речь идет о деятельности и расходах лишь одной из неправительственных организаций США, предоставлявшей "помощь" социалистическим странам, при этом само содержание такой "помощи" в "поддержке свободы слова" и так далее не расскрывается.
Проживающий ныне в США, в прошлом активный участник так называемого "правозащитного движения" в СССР, О.А.Попов недавно писал:
"А может, действительно справедливы обвинения в адрес российских
правозащитников, что главный смысл их деятельности - это создание в
стране инфраструктуры и атмосферы, благоприятных для проведения успешной идеологической и психологической войны, которую вот уже более 50 лет ведут против нашей страны США?"[25].
Разумеется, вся информация о подобных акциях и кампаниях антисоциалистической и антисоветской направленности, поступала советскому руководству, в том числе и от резидентур КГБ СССР за рубежом[26].
Карибский кризис 1962 г., подробнее о котором мы еще расскажем далее, привел к выработке "мозговыми центрами" США доктрины "наведения мостов", официально провозглашенной Л.Джонсоном 23 мая 1964 г. Ее целью объявлялось достижение "ослабления международной напряженности и устранение опасностей, связанных с "холодной войной" между государствами, придерживающимися различных идеологий".
Важной составной частью "наведения мостов" считалось "функциональное проникновение в советскую систему"[27], к которой относились также и социалистические страны.
Особая роль в осуществлении предусматривавшегося доктриной "перманентного давления на СССР" отводилась экономическим рычагам, которые с разной степенью интенсивности использовались США и при переходе в начале 70-х годов к политике "разрядки международных отношений".
При этом стратегическая цель "наведения мостов" - "функционального проникновения в советскую систему" - в годы "разрядки", в 1972-1979 годы, естественно, не менялась.
Экономическое давление на СССР, в сочетании также с политическим, идеологическим и даже военным, давлением будет многократно
усилено администрацией президента Рональда Рейгана, объявившем в
своей инагурационной речи в январе 1981 г. о начале "нового крестового похода" против "вселенской "империи зла", под которой подразумевался Советский Союз.
Возвращаясь непосредственно к предмету нашего рассмотрения, следует сказать, что, конечно, были в работе КГБ, и прежде всего разведки, наряду с очевидными, но не афишировавшимися достижениями, также и провалы. К их числу относятся и предательства и побеги на Запад советских разведчиков, что всегда наносит ощутимый удар по интересам и деятельности разведки.
Резкое изменение общественно-политической ситуации в Советском Союзе после смерти Сталина не могло не сказаться и на морально-психологическом состоянии лиц, работавших за рубежом.
Так, в феврале 1954 г. в посольстве США в Вене попросил политического убежища сотрудник резидентруры МГБ П.Дерябин[28].
В апреле 1954 г. на Запад дезертировали - с рассуждениями на этот счет бывшего директора ЦРУ А.Даллеса мы еще познакомимся далее, - Н.В.Хохлов в Германии, супруги Петровы в Австралии, совершил предательство еще ряд сотрудников и агентов разведки.
Немалый урон престижу СССР и КГБ нанес побег 12 августа 1961 г. Б.Сташинского. Ранее, в 1957 и 1959 году Сташинский ликвидировал в ФРГ руководителей Организации украинских националистов(ОУН)[29],
Л.Ребета и С.Бандеру. За что был награжден Орденом Красного Знамени, который ему вручал лично председатель КГБ А.Н. Шелепин. Сташинский был приговорен западногерманским судом к 8 годам тюрьмы, но тайно освобожден уже в 1966 г.[30].
Ликвидация Бандеры 15 октября 1959 г. стала последней подобной акцией советских спецслужб. На открытом суде над Сташинским органи-
затором убийств Ребета и Бандеры был признан А.Н.Шелепин. Что стало
причиной массовых антисоветских демонстраций во время его официального визита в Лондон в 1975 г., и поводом для его последующего увольнения с должности председателя ВЦСПС и выведения из состава членов Политбюро ЦК КПСС.
Значительный урон деятельности КГБ нанес также побег в декабре 1961 г. сотрудника хельсингкской резидентуры майора Голицына, передавшего ЦРУ немало ценной информации о деятельности советской разведки(им, в частности, были сообщены данные на Кима Филби, что сделало неизбежным его арест и вызванную этим эвакуацию в СССР, а также о Ж.Пака, что привело впоследствии к его аресту)[31].
Может возникнуть вопрос, а морально ли писать о гражданах других государств, оказывавших в разные годы помощь советской разведке?
Нам кажется, что да, это вполне морально оправдано и необходимо. Тем более, что о предателях написаны и переизданы десятки книг, выпущенных немалыми тиражами. Тогда как о подлинных героях тайной войны, спасавших мир не только на европейском континенте, известно гораздо меньше.
В этой мысли меня утверждает и известное заявление Мелиты Норвуд, сотрудничавшей с советской разведкой не одно десятилетие, начиная с конца 30-х годов.
11 сентября 1999 г., когда после публикации очередной книги одного из перебежчиков из КГБ, журналисты атаковали 87-летнюю Норвуд вопросами, не сожалеет ли она о сотрудничестве с КГБ, она заявила: "Я делала это не ради денег, а чтобы помешать уничтожить новую социальную систему, которая более справедлива, дает простым людям еду и средства, которые может позволить, дает образование и
здравоохранение"[32].
Автор ряда книг по истории отечественной разведки Д.П.Прохоров в одной из своих последних работ приводит фамилии 155 человек, предавших советскую разведку в разные периоды ее существования[33].
Для получения более объективного представления об этом явлении применительно к органам КГБ СССР (1954-1991 гг.), следует учитывать следующие обстоятельства.
Во - первых, из представленного Д.П.Прохоровым списка, а он является наиболее полным на настоящее время, следует исключить перебежчиков в противоположный лагерь из числа агентов КГБ.
Во - вторых, из него следует исключить сотрудников советской военной разведки (ГРУ).
И, в - третьих, следует исключить также сотрудников других подразделений органов КГБ СССР.
С учетом этих поправок получается, что за время существования КГБ, с марта 1954 г. по октябрь 1991 г. совершили измену 52 его сотрудника, в том числе 37 сотрудников внешней разведки.
В отличие от разведки, стремящейся к проникновению в секреты разведываемых государств и объектов, деятельность контрразведывательных подразделений направлена на борьбу с разведывательно-подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств.
Классическими целями любой контрразведки, писал бывший директор Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Аллен Даллес, являются обнаружение противника, его идентификация и обезвреживание[34].
В целом разведывательно-подрывная деятельность иностранных государств включает в себя проведение его специально-уполномоченными государственными органами гласных и негласных операций и акций как
по добыче информации о других государствах, так и по оказанию скрытого воздействия на их позиции и политику по тем или иным вопросам, в тех или иных географических зонах и регионах планеты.
Таким образом, система разведывательно-подрывной деятельности иностранных государств, с которой призваны бороться органы контрразведки, включает в себя, как внешнеполитические установки правительств иностранных государств, структуру их специальных служб(разведывательных, котрразведывательных, диверсионно-террористических и т.д.), их силы и средства, формы и методы их деятельности, конкретные операции и мероприятия, их исполнителей.
В середине 50-х годов вследствие официально принятой администрацией Д.Эйзенхауэра "доктрины освобождения", роль и значение разведки в реализации внешней политики США последовательно возрастала, что не могло не сказываться на ее масштабах и интенсивности в отношении СССР, и что не могло не влиять на деятельность советских органов безопасности.
К сбору разведывательной информации привлекались как различные категории иностранных граждан, посещавших СССР, так и иностранные туристы.
Следует отметить в этой связи, что если в 1959 г. СССР посетили 34 тысячи иностранных туристов, то в 1967 г. - 130 тысяч, в 1969-м - 273, в 1971-м - 471 тысяча.
В 70-е годы ежегодное количество иностранных туристов, посещавших нашу страну, превышало 500 тысяч человек.
Только за 1954 год и первую половину 1956 г. среди американских, английских и французских граждан, посещавших СССР в качестве туристов и участников разного рода делегаций, было выявлено более 40 представителей разведывательных служб указанных государств[35].
Однако вряд ли сегодня можно говорить о том, что степень реальности и масштабности угрозы разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб были адекватно восприняты и оценены тогдашним руководством страны и ее органов госбезопасности. Даже не смотря на явные успехи и достижения КГБ СССР в противоборстве с нею.
Хотя в Отчетном докладе ЦК КПСС Внеочередному ХХI съезду партии( 27 января - 5 февраля 1959 г.) указывалось, что "... надо укреплять органы госбезопасности, острие которых, прежде всего, направлено против агентуры, замыслов империалистических государств"[36].
Объективности ради нельзя также не сказать и о том, что нечто похожее, в нашей стране повторилось и на рубеже 90-х годов прошлого века, горькие плоды чего мы пожинаем и поныне.
Следует также коснуться и деятельности 4 управления КГБ, призванного вести борьбу с антисоветским подпольем, националистическими бандитско-повстанческими формированиями и попытками иностранных спецслужб использовать их в своих целях.
Как известно, в ряде западных регионов СССР - на Украине, в Белоруссии и прибалтийских республиках в послевоенные годы продолжали существовать вооруженные "повстанческо"-сепаратистские группирования, подчас достаточно многочисленные, борьба с которыми носила жестокий, бескомпромиссный, а подчас и кровавый характер.
Вот как о ситуации на Украине министр внутренних дел Л.П.Берия информировал Президиум ЦК КПСС 16 мая 1953 (N 63/б):
"... проверкой установлено, что работа бывшего МГБ Украинской ССР по борьбе с остатками антисоветского националистического подполья и его шпионско-террористических банд в западных областях Ук-
раины все еще находится на низком уровне.
В ряде районов западных областей... антисоветское подполье продолжает существовать, а его банды терроризировать трудящееся население и партийно-советский актив.
Низкий уровень агентурно-оперативной работы органов госбезопасности Украины привел к тому, что руководящие звенья националистического подполья ...до сих пор не выявлены...
Если применение чекистско-войсковых операций в борьбе с националистическим подпольем и его вооруженными бандами в первое время после освобождения западных областей Украинской ССР от немецко-фашистских оккупантов и оправдывалось конкретной обстановкой, то в последний период времени, когда с остатками этого подполья нужно было бороться преимущественно агентурно-оператиными методами, широкое применение войсковых операций вплоть до 1953 г., естественно, не могло дать должных результатов. Так, из 1 023 операций, проведенных в 1952 году, закончились без всякого результата 946 операций, из 120 операций за 3 месяца текущего года - 109.
Эти операции, как правило, сопровождались сплошным "прочесыванием" населенных пунктов и массовыми обысками населения. В результате производились аресты и выселение граждан по малозначительным материалам, а иногда и вовсе без всяких оснований".
Далее в сообщении в Президиум ЦК КПСС приводились данные об итогах работы органов госбезопасности на Украине с 1944 по 1953 год:
- арестованы по обвинению в шпионаже, диверсиях, вредительстве, террористических намерениях, антисоветской агитации, пособничестве и участии в карательных действиях немецко-фашистских органов и войск во время оккупации - 31 464 чел.,
в том числе были осуждены с содержанием в лагерях и тюрьмах -
26 787 чел.;
- арестованы по обвинению в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью - 103 003 чел.,
в том числе были осуждены с содержанием в лагерях и тюрьмах - 82 930 чел.;
- убиты как участники шпионских террористических групп националистического подполья - 153 259 чел.;
- высланы за пределы УССР как пособники этих банд - 203 737 человек...
"Естественно, - писал Берия, - что такое положение не могло не озлобить широкие слои населения и способствовало усилению среди них влияния враждебных элементов...
МВД СССР принимает необходимые меры к перестройке оперативно-чекистской работы органов МВД УССР с целью ликвидации националистического подполья и пресечения активных проявлений шпионскотеррористических банд, устранению и поимке засланных из-за границы эмиссаров, изменению методов чекистской работы, а также укреплению органов МВД западных областей УССР кадрами из числа работников местного происхождения.
Однако эти мероприятия, как это доказано многолетней практикой, не могут дать должных результатов, если одновременно по линии партийных и советских органов не будут приняты соответствующие меры.
Поэтому возникает необходимость серьезного изучения обстановки в западных областях УССР. Нужно помочь ЦК КП Украины и Совету Министров УССР разобраться в создавшейся обстановке, тщательно проверить, нет ли серьезных извращений в вопросах колхозного строительства, элементов администрирования, проверить всю налоговую систему в целях возможного пересмотра ее и, если необходимо, - ослабления
налогового пресса..."[37].
Ранее Берия так информировал Президиум ЦК докладной запиской N 52/6 от 8 мая 1953 г.:
"... за период 1944-1951 годов в Литовской ССР арестовано, убито или выселено свыше 270 000 человек; из них
- арестовано по обвинению в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью 63 011 человек;
- убиты как участники шпионских и террористических банд этого подполья - 20 005 чел.;
- высланы из пределов Литовской ССР как кулаки, укрыватели и пособники бандитов 126 037 чел.;
- арестованы по линии органов прокуратуры и милиции - 67 326 чел.
... Положение в Литве продолжает оставаться напряженным, националистическое подполье все еще существует и ведет активную антисоветскую работу.
За время с 1944 по 1953 год бандами националистического подполья убито 12 910 человек из числа партийно-советского актива и трудящихся, положительно относившихся к советской власти.
Националистическое подполье с 1949 г. возглавляется "Советом Союза борцов за освобождение Литвы", возглавляемый капитаном Генерального штаба литовской армии Жемайтисом (арестован 30 мая 1953 г.
- О.Х.).
За 1945-1953 годы ЦРУ и СИС было переброшено в Литву 13 эмиссаров, снабженных радиостанциями, оружием и другими предметами..."[38].
Конкретно об обстановке в этой республике и о деятельности органов госбезопасности свидетельствуют следующие факты.
Только подразделения 4-й стрелковой дивизии внутренних войск(ВВ) НКВД-МВД, располагавшейся в Литовской СССР, в 1944-1954 годах провели 1 764 операции и имели 1 413 боестолкновений с "повстанцами". При этом было убито и захвачено в плен 30 596 бандитов; части ВВ потеряли при этом 533 человека убитыми и 784 - раненными.
В 1952 г. командир "Южного округа" А. Раманаускас отдал приказ "о прекращении партизанской войны". Однако "сопротивление": в том числе и вооруженное, продолжалось до 1956 г., а отдельные террористические акты совершались вплоть до начала 60-х годов.
Всего в республиках Прибалтики только в 1944-1959 гг. было совершено 3 426 вооруженных нападений, в ходе которых погибли 5 155 "советских активистов". Органами госбезопасности и войсками были ликвидированы 878 вооруженных группирований[39].
Некоторые товарищи задавали вопрос: а стоит ли писать об этом, в том числе и понесенных народами нашей страны потерях, тем более, когда бывшие союзные республики СССР обрели и трепетно пестуют свою независимость?
Я глубоко убежден, что писать об этом необходимо, ибо именно такой была наша общая история. И именно знание ее, конкретных фактов и обстоятельств, а не их стыдливое замалчивание и уход от бесспорных фактов, способны как предотвратить повторение подобных преступлений и трагедий, так и способствуют укреплению доверия между уже новыми поколениями граждан нашей ранее единой державы.
Как бы то ни было, но происшедшая в марте 1954 г. широкомасштабная реорганизация работы органов безопасности, однако, не повлияла на эффективность повседневной оперативной работы чекистов.
О некоторых контрразведывательных операциях конца 50-х - начала 60-х годов мы еще упомянем далее, сейчас же представляется необ-
ходимым остановиться на содержании специального доклада Н.С.Хрущева
ХХ съезду КПСС о культе личности И.В.Сталина и его последствиях.
Открывшийся 14 февраля 1956 г. в Большом Кремлевском дворце ХХ съезд КПСС и особенно состоявшийся в последний день его работы 25 февраля специальный доклад Хрущева стали отправной точкой отсчета нового периода в истории Советского Союза - "оттепели", как его вскоре окрестили публицисты.
При подготовке текста доклада Хрущев опирался на материалы, представленные ему Прокуратурой СССР, КГБ при СМ СССР, Центральной комиссией по пересмотру дел на ранее осужденных граждан, Комиссией партийного контроля ЦК КПСС.
В отчете о работе последней за период с октября 1952 по 1 марта 1956 года отмечалось:
"...В результате разоблачения ЦК КПСС банды Берия и его сообщников выяснилось, что они, злоупотребляя властью, творили вопиющий произвол, грубо нарушали социалистическую законность - без всяких оснований зачисляли в число врагов народа честных и преданных партийных работников, пытались поставить органы госбезопасности над партией.... КПК проводилось расследование и рассмотрение дел на работников НКВД-МГБ,допускавших фальсификацию следственных материалов... установлено, что бывшее руководство Прокуратуры СССР (т.Сафонов) и Главной военной прокуратуры(Т.Васильев) не выполняло своей первой партийной и государственной обязанности - высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим обвинениям, они слепо верили материалам следствия НКВД-МГБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения, составленные фальсифика-
торами...
Военная Коллегия Верховного Суда СССР... глубоко не разбиралась, на каких конкретных материалах и доказательствах основаны эти обвинения, не изучала обстоятельства того или иного дела, в результате чего выносились неправедные приговоры... В ряде случаев приговоры Военной Колегией выносились заочно, заявления подсудимых о невиновности не принимались во внимание, дела рассматривались в течение 10 - 15 минут, свидетели не опрашивались..."[40].
Современному молодому читателю необходимо сразу пояснить, что сам текст доклада, без опубликования его в печати, после съезда в качестве закрытого документа Центрального комитета партии был разослан во все партийные организации КПСС и зачитывался на партийных и комсомольских собраниях. Было ознакомлено с ним и руководство зарубежных коммунистических партий.
Не смотря на то, что текст доклада имел конфиденциальный характер, уже в июне его содержание стало широко известно по всему миру. К широкой публикации текста доклада Хрущева о культе личности, полученного, как потом выяснилось, из Польши по каналам израильской разведки, приложили руку непосредственно государственный секретарь и директор Центрального разведывательного управления США братья Джон Форстер и Аллен Даллесы.
Позднее в своей книге "Искусство разведки" в 1963 г. А.Даллес писал: "Я всегда рассматривал это дело как одну из самых крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста было также одним из тех немногих подвигов, о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретения документа продолжали оставаться тайной"[41].
Доклад Хрущева в США был опубликован газетой "Нью-Йорк таймс" 4 июня 1956 г., а затем зачитывался в передачах контролировавшихся ЦРУ радиостанций "Свобода" и "Свободная Европа".
"Выступление Хрущева стало событием исторического значения, - вспоминал заместитель директора ЦРУ Рей Клайн, - ибо документировано обличив сталинизм как невиданных размеров политическое зло, он был вынужден перейти к более мягким формам тоталитарного управления страной"[42].
Обращаясь к делегатам съезда, Н.С.Хрущев пророчески предрек, что "сейчас речь идет о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего, и для будущего партии"[43].
Первый серетарь ЦК КПСС подчеркивал необходимость "серьезно разобраться и правильно проанализировать этот вопрос для того, чтобы исключить всякую возможность повторения даже какого-либо подобия того, что имело место место при жизни Сталина, который проявлял полную нетерпимость к коллективности в руководстве и работе, допускал грубое насилие над всем, что не только противоречило ему, но казалось ему... противоречащим его установкам".
Тот же руководитель, кто старался доказать свою точку зрения, "был обречен на исключение из руководящего коллектива с последующим моральным и физическим уничтожением".
В период 1935-1938 годов, неслось с трибуны партийного съезда, "сложилась практика массовых репрессий по государственной линии сначала против противников ленинизма,... а затем и против многих честных коммунистов, против тех кадров партии, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну, первые самые трудные годы индустриализации и коллективизации.... Это привело к вопиющим нарушениям революционной законности, к тому, что пострадали многие совершенно
ни в чем не виновные люди, которые в прошлом выступали за линию
партии".
Вполне естественно, что на партийном съезде Хрущев говорил о репрессия против членов ВКП(б), хотя они непосредственно затронули и многих наших беспартийных сограждан. Такая хотя и объяснимая, но очевидная непоследовательность и недосказанность руководителя КПСС породили впоследствии немало вопросов, дискуссий и споров.
Для борьбы с "инакомыслием", продолжал докладчик, "мнимыми и подлинными преступлениями была изобретена удобная формулировка, лишенная юридического содержания - "враг народ".
Произвольно прерывая здесь речь Хрущева, к сожалению, следует отметить, что позднее, в годы "перестройки" мы вновь встретились с рецедивом этого примитивно-конфронтационного мышления во времена поиска скрытых "врагов" перестройки, "прогресса" и "демократии".
Сталин, констатировал первый секретарь ЦК КПСС, отбросил "ленинский метод убеждения и воспитания, переходил на путь административного давления, на путь массовых репрессий, на путь террора. Он действовал все шире и настойчивее через карательные органы, часто нарушая при этом все существующие нормы морали и советские законы.
Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других... Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч... порождали неуверенность в людях, вызывали страх и даже озлобление...
Если бы в этой борьбе [ c "уклонистами" от партийной линии -
О.Х.], был проявлен ленинский подход, умелое сочетание партийной принципиальности с чутким и внимательным отношением к людям, желание не оттолкнуть, не потерять людей, а привлечь их на свою сторону, то мы, вероятно, не имели бы такого грубого нарушения революционной законности, применения методов террора в отношении многих ты-
сяч людей..."
Хрущев информировал съезд, что рассмотрение ЦК КПСС в 1953-1955 годах ряда уголовных дел в отношении репессированных лиц "обнаружило неприглядную картину грубого произвола, связанного с неправильными действиями Сталина".
"Признававшиеся" следователям в своей "враждебной" деятельности "... "враги народа" в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т.п. не являлись... Но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения....
Значительная часть этих дел сейчас пересматривается и большое количество их прекращается как необоснованные и фальсифицированные. Достаточно сказать, что с 1954 г. по настоящее время Военная Коллегия Верховного Суда уже реабилитировала 7 679 человек, причем многие из них реабилитированы посмертно...
Репрессии, массовые аресты, - делал вывод докладчик, - нанесли огромный ущерб нашей стране, делу строительства социализма, активизировались всевозможные клеветники и карьеристы...
За последние годы, когда мы освободились от порочной практики культа личности и наметили ряд мер в области внутренней и внешней политики, все видят, как буквально на глазах растет активность, развивается творческая инициатива широких масс трудящихся, как благотворно начинает сказываться это на результатах нашего хозяйственного и культурного строительства....
Нам нужно решительно, раз и навсегда развенчать культ личности, сделать надлежащие выводы как в области идейно-теоретической, так и в области практической работы".
Для этого конкретно предлагалось:
- искоренить как чуждый духу марксизма-ленинизма и несовместимый с принципами партийного руководства и нормами партийной жизни культ личности, вести беспощадную борьбу против всех и всяческих попыток возродить его в той или иной форме;
- последовательно и настойчиво проводить работу по строжайшему соблюдению во всех партийных организациях сверху донизу ленинских принципов партийного руководства и прежде всего высшего принципа - коллективности руководства, по соблюдению норм партийной жизни, закрепленных Уставом КПСС, по развертыванию критики и самокритики;
- восстановить ленинские принципы демократизма, выраженные в Конституции СССР, вести борьбу против произвола лиц, злоупотребляющих властью.
По докладу Н.С.Хрущева съезд поручил вновь избранному Центральному комитету КПСС "последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидацию его последствий во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности руководства"[44].
Доклад Н.С.Хрущева, отмечает его современник, "произвел прямо-таки ошеломляющее впечатление. Сразу воспринять все сказанное было просто невозможно, настолько тяжелыми и неожиданными оказались впервые обнародованные факты столь масштабных нарушений законности и чудовищных репрессий... Нужно было как следует осмыслить все сказанное, понять, как такое могло произойти в социалистической стране.... В стратегическом плане выбранный курс был единственно верным, без него невозможно было здоровое развитие общества. Тактически же мы совершили серьезную ошибку, пойдя на этот шаг без соот-
ветствующего пропагандистского обеспечения... Огромные же массы советских людей оказались в положении без вины виноватых, испытывая чувство горького разочарования и опустошенности"[45].
Сразу подчеркну, что по моему убеждению, чтобы не говорилось и не писалось об Андропове, Юрий Владимирович всегда был и оставался последовательным приверженцем курса и решений XX съезда. Что и принесло ему репутацию "либерала" в некоторых слоях тогдащнего советского общества. Как это не парадоксально - в порой диаметрально противоположно настроенных группах - от партийного чиновничества разного ранга, до интеллигенции и "диссидентов"(об особенностях интерпретации и восприятия последнего термина мы подробнее поговорим далее).
Дальнейшую конкретизацию комплекс мер по восстановлению законности и исторической правды и справедливости получил в постановлении ЦК КПСС "О последствиях культа личности Сталина и его последствий", опубликованном в центральном органе ЦК газете "Правда" 5 июля 1956 г.
Поясню, что уже в начале 70-х годов прошлого века, изучая историю КПСС в чекистском ВУЗе, автор этих строк обратил внимание на то, что в официальном периодически издавашемся многотомном сборнике документов "КПСС в резолюциях и решениях съездов партии и Пленумов Центрального Комитета" был помещен лишь краткий фрагмент этого документа, в связи с чем для современного читателя представляется необходимым привести его более полно, поскольку он также самым непосредственным образом связан с предметом нашего исторического повествования[46].
В данном постановлении Центрального комитета, в частности, отмечалось, что выдвинутые ХХ съездом КПСС "важные принципиальные те-
оретические положения о мирном сосуществовании государств с различным социальным строем, о возможности предотвращения войн в новую эпоху, о многообразии форм перехода стран к социализму оказывают благотворное влияние на международную обстановку, содействуют разрядке напряженности, укрепляют единство действий всех сил, борющихся за мир и демократию".
В то же время отмечалось, что в капиталистических странах развернута широкая пропагандистская антисоветская кампания, связанная с осуждением КПСС культа личности И.В.Сталина. При этом подчеркивалось, что "организаторы этой кампании прилагают все усилия к тому, чтобы "замутить воду", скрыть тот факт, что речь идет о пройденном этапе в жизни Советской страны; они хотят замолчать и извратить то, что последствия культа личности ликвидируются с исключительной настойчивостью и решительностью...
Развертывая клеветническую кампанию, идеологи буржуазии пытаются бросить тень на великие идеи марксизма-ленинизма, подорвать доверие трудящихся к первой в мире стране социализма - СССР, внести замешательство в ряды международного коммунистического и рабочего движения.
Съезд поручил ЦК последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидировать его последствия во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности партийного руководства...
Обнародованные партией факты нарушений социалистической законности и других ошибок, связанных с культом личности И.В.Сталина, естественно, вызывают чувства горечи и глубокого сожаления. Но со-
ветские люди понимают, что осуждение культа личности было необходимо... Советский народ видит, что партия за последние годы настойчиво осуществляет практические меры, направленные на устранение последствий культа личности...".
В постановлении подчеркивалось, что органы госбезопасности имели несомненные заслуги перед народом и страной, но "дело изменилось тогда, когда контроль над ними со стороны партии и правительства был постепенно подменен личным контролем Сталина, а обычное отправление норм правосудия нередко подменялось его единоличными решениями", в результате чего были оклеветаны и невинно пострадали многие честные люди. "Факты говорят о том, что Сталин повинен во многих беззакониях, которые совершались особенно в последний период его жизни. Однако нельзя вместе с тем забывать, что советские люди знали Сталина как человека, который вставал всегда в защиту СССР от происков врагов, борется за дело социализма..."
В постановлении говорилось, что приведенные факты объясняют, но отнюдь не оправдывают культ личности и его последствия, резко и справедливо осужденные партией: "Партия твердо стоит на страже ленинзма, дела социализма и коммунизма, соблюдения социалистической законности и интересов народа, обеспечения прав советских граждан. Это является лучшим доказательством силы и жизненности советского социалистического строя. Это вместе с тем говорит о решимости до конца преодолеть последствия культа личности и не допускать впредь повторения ошибок подобного характера".
К сожалению, приходится констатировать, что страна и партия не смогла ибежать рецедивов возрождения "культа личности" первых руководителей государства и во второй половине прошлого века.
В постановлении также отмечалось, что осуждение культа личнос-
ти и его последствий "вызвало одобрение и широкие отклики во всех
братских коммунистических и рабочих партиях... Коммунисты зарубежных стран рассматривают борьбу против против культа личности и его последствий как борьбу за чистоту принципов марксизма-ленинизма, за творческий подход к решению современных проблем международного рабочего движения, за утверждение и дальнейшее развитие приниципов пролетарского интернационализма...".
Обратим внимание читателя на следующие абзацы постановления, характеризовавшиеся складывавшуюся в то время обстановку в мире:
"В современных условиях все коммунистические партии исходят из национальных особенностей и условий каждой страны, выражая с наибольшей полнотой национальные интересы своих народов... Они сплачивают и укрепляют связи и сотрудничество между собой. Идейное сплочение и братская солидарность международного пролетариата, рабочих и коммунистических партий разных стран тем более необходимы, что капиталистические могикане создают свои международные агрессивные объединения и блоки, подобные НАТО, СЕАТО, Багдадскому пакту, направленные против миролюбивых народов, против народно-освободительных движений, против рабочего класса и жизненных интересов трудящихся".
"В то время, - подчеркивалось в постановлении, - как Совесткий Союз многое сделал и делает для разрядки международной напряженности..., американский монополистический капитал продолжает ассигновывать крупные суммы для усиления подрывной деятельности в социалистических странах...".
Далее в заключении постановления отмечалось: "Мы должны твердо оценить этот факт и сделать из него соответствующие выводы... Все это свидетельствует о том, что нельзя допускать беспечность в отно-
шении новых происков империалистической агентуры, стремящейся проникнуть в социалимстические страны, чтобы вредить и подрывать достижения трудящихся...
Теперь, когда социализм стал мировой системой, когда между социалистическими странами установилось братское сотрудничество и взаимная помощь, создались новые благоприятные условия для расцвета социалистической демократии, для дальнейшего укрепления материально-производственной базы социализма, неуклонного подъема жизненного уровня трудящихся, для всестороннего развития личности нового человека - строителя коммунистического общества".
Таково было содержание этого исторического документа, подводившего определенный итог под проделанной работой по освобождению от груза прошлых ошибок и преступлений, к разговору о которых нам придется еще не раз возвращаться в ходе нашего повествования.
  
  
   Глава II. Неизвестный Андропов

- Как называется большое серое здание,
недавно построенное рядом с "Детским миром"?
- Андрополь...
  
   Московский анекдот 70-х годов ХХ века.


18 мая 2007
г. исполнилась немаловажная, знаковая дата отечественной истории - 40 лет с момента назначения Юрия Владимировича Андропова Председателем КГБ при Совете министров СССР.
   Как бы ни показалось это парадоксальным, но именно на этом посту Андропов приобрел наибольшую известность.
   Что же знают (не знают) об Андропове наши юные сограждане?
Сегодняшние девятиклассники читают, что в 70-е годы прошлого века "заметно возросла роль КГБ не только в обеспечении контроля над обществом, но и в принятии важнейших политических решений. Не случайно преемником Брежнева на посту лидера партии и государства стал бывший председатель КГБ Ю.В.Андропов".
О самом же Андропове говорится, что он "являлся типичным представителем "просвещенного тоталитаризма". Был широко образован, от природы наделен теми качествами, которые привлекали к нему людей. Обладая незаурядным умом и политической одаренностью, Андропов был одним из немногих высших руководителей страны, известных своей скромностью, личным бескорыстием, даже аскетизмом. Он умел располагать к себе собеседника; писал прекрасные лирические стихи... Андропов был весьма жестким человеком, для которого в принципиальных вопросах не могло быть уступок".
Говоря о деятельности Андропова на посту генерального секретаря ЦК КПСС в цитируемом нами школьном учебнике отмечалось, что, "предпринимая меры по наведению элементарного порядка, искоренению коррупции, Андропов выступал с позиций сохранения и обновления системы... Лейтмотивом изменений и умеренных реформ, предпринятых Андроповым, стал девиз "Так жить нельзя!"[1].
Авторы британской энциклопедии Хатчинсон, изданной в нашей стране под названием Новый большой иллюстрированный энциклопедический словарь (М., 2004), отмечал, что "как руководитель КГБ в 1967 - 1982 гг. он снискал репутацию человека, эффективно подавляющего инакомыслие", а, "став главой государства в 1983 г., начал экономические реформы"...[2].
Отметим и такой факт. Осенью 1991 г. Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опрашивавшимся был предложен следующий прожективный вопрос:
"Кого из названных государственных, общественных и культурных деятелей России и СССР будут вспоминать через десятки лет?". Ю.В.Андропова тогда назвали 32% респондентов. На втором месте оказался писатель М.А.Булгаков (15% ответов), за ним следовали В.И.Ленин (11%), М.С.Горбачев (9%), Б.Н.Ельцин (7%), А.Д.Сахаров (6%)[3].
Официозная "Российская газета" писала 14 июня 1999 года, в неюбилейную дату восьмидесятипятилетия со дня рождения героя нашего повествования:
"Эта неординарная личность заслуживает глубокого изучения. Потому что его короткая деятельность на посту Генерального секретаря ЦК оставила яркий след, вскрыв негативные тенденции в развитии общества..., с которыми общество должно повести решительную борьбу. Ту самую, которую начал, но не сумел довести до конца Андропов".
Авторы же исторического энциклопедического справочника "Россия" нашли возможным сказать об Андропове лишь следующее: "Краткое пребывание его у власти запомнилось разве что разговорами о борьбе с взяточничеством да невиданными на памяти советских людей мерами по укреплению дисциплины... Эти полицейские, по существу, меры должны были бы наводить страх, но почему-то стали в основном предметом шуток"[4].
Норман Полмар и Томас Аллен, авторы широко известной "Энциклопедии шпионажа" подчеркивали, что "в годы председательства Ю.Андропова КГБ завоевал себе относительно прочную репутацию мощного спецведомства"[5].
В помещенной в первом томе новейшей Большой Российской энциклопедии в биографической статье об Андропове отмечается, что Андропов "способствовал совершенствованию деятельности КГБ СССР. Инициатор создания 5-го Управления КГБ по борьбе с идеологической диверсией, одной из задач которого являлась борьба с инакомыслием. Сторонник введения советских войск в Афганистан (1979)...
В период пребывания на руководящих постах (имеются в виду посты Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного Совета СССР - О.Х.), Андропов вперые официально признал наличие трудностей и противоречий, присущих советскому обществу. В теоретической статье "Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР" (1983) предостерегал от "возможных преувеличений в понимании степени приближения страны к высшей фазе коммунизма"...
Пытался улучшить экономическое положение страны путем повышения эффективности управления без изменения основных принципов развития социалистического хозяйства. Развернул борьбу с коррупцией, нарушениями партийной, государственной и трудовой дисциплины, что привело к значительным кадровым переменам... Впервые обнародованы и подверглись критике факты застойных явлений в экономике, недовыполнение планов, торможение научно-технического прогресса и др."[6].

.... Вечером 18 мая 1967 г. Ю.В.Андропов был представлен руководящему составу КГБ при СМ СССР.
Вот как об этом вспоминал В.И. Алидин: "Позвонили из приемной председателя КГБ и попросили срочно прибыть к нему. В приемной я встретил других начальников главков и управлений. Через несколько минут появились члены Политбюро: секретарь ЦК А.П.Кириленко, председатель Комитета партийного контроля ЦК КПСС А.Я.Пельше, секретарь ЦК И.В.Капитонов, Ю.В.Андропов и В.Е. Семичастный (до этого момента - председатель КГБ).
За стол председателя сел А.П.Кириленко.
А.П.Кириленко, взяв в руки документ, сообщил о состоявшемся постановлении Политбюро ЦК и Правительства, согласно которому председателем КГБ при СМ СССР назначен Юрий Владимирович Андропов.
В.Е.Семичастный от должности председателя КГБ освобожден в связи с утверждением его первым заместителем председателя Совета министров Украины.
Как всегда в таких случаях, А.П.Кириленко объяснил принятие этого решения необходимостью укрепления руководства органами государственной безопасности. Разъяснять нам причину освобождения Семичастного с ключевой государственной должности особой нужды не было.
Истинная причина крылась в той закулисной борьбе, которую вели бывшие комсомольские функционеры за обладание властью (Семичастный был одним из основных участников этой группы).
Заканчивая свое сообщение, А.П.Кириленко попросил собравшихся оказать всяческую помощь Юрию Владимировичу, чтобы он мог быстрее освоиться в новом для него деле. Затем он пригласил Андропова занять председательское место и приступить к исполнению своих обязанностей.
Юрий Владимирович, помнится мне, был в тот момент очень краток. Призвав нас к дружной работе, он как-то буднично пообещал в ближайшие дни лично познакомиться с каждым из руководителей и с теми проблемами, которые стоят перед возглавляемыми ими подразделениями. Больше никто слова не взял, и на этом представление нового руководителя КГБ завершилось[7].
Свою работу на новом посту Андропов начал со скрупулезного изучения истории органов госбезопасности, теории и методики разведки, контрразведки и контрразведывательного искусства.
Но, прежде всего, вчерашний секретарь ЦК КПСС должен был "войти в курс дела". В немалой степени это касалось правовой основы деятельности органов государственной безопасности, их компетенции, круга полномочий председателя КГБ, а также текущих дел.
В этой связи ему предстояло обстоятельно проштудировать "Положение о КГБ СССР и его органах на местах", на протяжении многих лет - с 9 января 1959 и по 16 мая 1991 года являвшееся главным нормативно-правовым актом, регламентирующим деятельность подчиненного ему ведомства.
Конечно, утвержденный постановлением Совета министров - а ведь именно при Совмине и определялся статус этого союзно-республиканского органа управления, документ, да еще совершенно секретный, не может ныне не вызывать обоснованной критики.
Но, такова, однако, подлинная историческая реальность и не стоит отмахиваться от нее.
Прежде чем познакомить читателей с основными его положениями, отметим следующее крайне важное обстоятельство, искаженная интерпретация которого часто ставится в упрек Ю.В.Андропову.
Парадоксально, но факт, что многие авторы, даже весьма информированный бывший секретарь и член Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлев, позволяют себе подчеркивать, что якобы Андропов "писал доносы в ЦК КПСС на "несогласных" с политикой партии".
В отличие от других, подчеркивавших это обстоятельство авторов, академик от истории Яковлев знал, не мог не знать, в силу своего прошлого должностного положения, что Председатель КГБ действовал в строгом соответствии с существовавшей в те годы нормативно-правовой базой деятельности органов государственной безопасности, что лишь лишний раз свидетельствует о безукоризненно четком следовании Андропова должностным обязанностям.

Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах гласило:

"1. Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органы на местах являются политическими органами, осуществляющими мероприятия Центрального Комитета партии и Правительства по защите Социалистического государства от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов, а также по охране государственной границы СССР. Они призваны бдительно следить за тайными происками врагов советской страны, разоблачать их замыслы, пресекать преступную деятельность империалистических разведок против Советского государства.
2. Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР образован на правах союзно-республиканского министерства.
Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР для выполнения возложенных на него задач имеет свои органы в союзных и автономных республиках, краях, областях, отдельных городах и районах, военных округах, соединениях и частях Советской Армии, на флотах и флотилиях Военно-морского Флота, в войсках МВД, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, а также пограничные и специальные войска.
3. Комитет государственной безопасности работает под непосредственным руководством и контролем Центрального Комитета КПСС.
Комитет госбезопасности при СМ СССР несет ответственность за обеспечение государственной безопасности в стране и систематически отчитывается о всей проводимой им работе перед ЦК КПСС и Советом Министров СССР, а местные органы КГБ - соответственно перед ЦК компартий союзных республик, крайкомами, обкомами, горкомами, райкомами партии и Комитетом госбезопасности при Совете Министров СССР.
4. Комитет государственной безопасности и его органы на местах в своей практической деятельности обязаны держать тесную связь с трудящимися, постоянно опираться на их помощь в борьбе с антисоветскими и враждебными элементами и принимать активное участие в проводимой партийными организациями среди трудящихся работе по повышению политической бдительности.
5. Комитет государственной безопасности возглавляет председатель, который утверждается ЦК КПСС и назначается Президиумом Верховного Совета СССР. Заместители председателя Комитета утверждаются ЦК КПСС и назначаются Советом Министров Союза ССР.
6. Председатель Комитета, заместители председателя в пределах своей компетенции издают приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР.
Руководителям местных органов КГБ предоставляется право издавать приказы и указания по оперативной и служебной работе на основе приказов и инструкций Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР и решений соответствующих партийных органов.

Задачи и обязанности Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органов на местах

7. На Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР и его местные органы возлагаются:
а) разведывательная работа в капиталистических странах;
б) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведывательных органов, зарубежных антисоветских центров и с их агентурой внутри страны;
в) борьба с вражеской деятельностью антисоветских и националистических элементов внутри СССР;
г) контрразведывательная работа в Советской Армии, ВМФ, ГВФ, в пограничных войсках и войсках МВД с целью предупреждения проникновения в их ряды агентуры иностранных разведок и иных вражеских элементов;
д) контрразведывательная работа на специальных объектах, особо важных объектах промышленности и на транспорте;
е) охрана государственных границ Союза ССР;
ж) охрана руководителей Партии и Правительства;
з) организация и обеспечение Правительственной связи;
и) организация радиоконтрразведывательной работы и учет необходимых данных действующих на территории страны ведомственных радиостанций;
к) разработка мобилизационных планов по развертыванию органов госбезопасности и войсковых частей Комитета и выполнение других поручений ЦК КПСС и Правительства Союза ССР.
8. Для выполнения поставленных задач Комитет государственной безопасности имеет соответствующую структуру и штатную численность, утверждаемые ЦК КПСС и Советом Министров СССР.

Права органов государственной безопасности

9. Комитету государственной безопасности и его органам на местах для выполнения возложенных на них задач предоставляется право:
а) вести агентурно-оперативную работу в целях выявления и пресечения враждебной деятельности, направленной против Советского Союза, для чего иметь необходимую агентуру, создавать конспиративные и явочные квартиры для работы с агентурой;
б) производить в установленном законом порядке обыски, задержания и аресты лиц, изобличенных или подозреваемых в преступной деятельности;
в) вести следствие по делам о государственных преступлениях с последующей передачей дел по подсудности;
г) проводить специальные мероприятия, направленные на выявление и пресечение преступной деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветских элементов;
д) в случаях необходимости по согласованию с начальниками милиции привлекать работников милиции для обеспечения выполнения заданий органов государственной безопасности;
е) вести оперативный учет государственных преступников и лиц, разрабатываемых по подозрению в принадлежности к агентуре иностранных разведок, участии в антисоветских организациях и иной враждебной деятельности;
ж) производить проверку состояния шифровальной службы и секретного делопроизводства в министерствах и ведомствах, а также в подчиненных им предприятиях и учреждениях;
з) производить специальную проверку лиц, имеющих по службе отношение к сохранению государственной и военной тайны, а также выезжающих за границу и въезжающих их-за границы в СССР;
и) вести под надзором органов прокуратуры следствие по делам о преступлениях, совершенных офицерским, сержантским составом, служащими и рабочими органов КГБ, если совершенные преступления связаны с оперативной деятельностью органов безопасности, с последующей передачей дел по подсудности;
к) издавать литературу, учебные и наглядные пособия по вопросам, относящимся к компетенции Комитета"[8].
Далее третьим разделом документа регламентировались права и обязанности Коллегии КГБ - высшего совещательного органа при председателе Комитета "для решения вопросов организации работы... по выполнению постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР, а также рассмотрения других вопросов практической деятельности органов госбезопасности...".
Члены Колегии утверждались ЦК КПСС и Совмином, при этом Коллегия "...несет ответственность перед ЦК КПСС и Советом Министров за правильное и своевременное разрешение вопросов деятельности органов и войск государственной безопасности".
В то же время Положение устанавливало, что "По наиболее важным вопросам агентурно-оперативной и следственной работы приказы председателя КГБ при СМ СССР издаются с одобрения ЦК КПСС".
В пункте 11 раздела "Кадры органов и войск государственной безопасности" Положения отмечалось:
"... Комитет и его органы на местах должны подбирать в органы государственной безопасности людей, беспредельно преданных Коммунистической партии, социалистической Родине и своему народу, идейно стойких и, в первую очередь, из числа партийных, советских и комсомольских работников.
Работники органов государственной безопасности должны воспитываться в духе беспощадной борьбы с врагами нашей Родины, умения предотвращать преступления, выполнять свой служебный долг, не щадя своих сил, проявляя при этом решительность и инициативу. В органах государственной безопасности не должно быть места карьеристам, подхалимам и перестраховщикам".
Работники органов государственной безопасности должны быть партийно принципиальными, честными, смелыми, дисциплинированными, строго хранить военную и государственную тайну, постоянно работать над повышением своего идейно-политического уровня, над освоением основ марксизма-ленинизма и повышением деловой квалификации.
12. Органы государственной безопасности во всей своей деятельности должны строго соблюдать социалистическую законность. Они обязаны использовать все предоставленные им законом права, чтобы ни один враг Советского государства не уклонился от заслуженной кары и чтобы ни один гражданин не подвергся необоснованному привлечению к ответственности.
Должны сурово пресекаться нарушения социалистической законности и произвол как действия, посягающие на социалистический правопорядок и права советских граждан.
Органы государственной безопасности обязаны непосредственно и через соответствующие организации принимать меры предупредительного характера в отношении тех советских граждан, которые допускают политически неправильные поступки в силу своей недостаточной политической зрелости.
Надзор за следствием в органах госбезопасности осуществляется Генеральным прокурором СССР и подчиненными ему прокурорами в соответствии с Положением о прокурорском надзоре в СССР".
Руководители и партийные организации органов и войск КГБ обязывались воспитывать своих сотрудников "... в духе партийной принципиальности, беззаветной преданности Коммунистической партии и социалистической Родине, в духе бдительности, честного отношения к делу и строжайшего соблюдения социалистической законности. Партийные организации проводят партийно-политическую и организационную работу и обеспечивают развитие деловой критики и самокритики. Партийные организации и каждый коммунист имеют право, руководствуясь уставом КПСС, сигнализировать о недостатках в работе органов государственной безопасности в соответствующие партийные органы".
Заканчивался текст Положения о КГБ при СМ СССР словами:
"Работники государственной безопасности, облеченные высоким доверием Коммунистической партии и советского народа, должны с честью выполнять возложенную на них почетную задачу по обеспечению государственной безопасности социалистической Родины".
В целом это Положение продолжало формально действовать - поскольку личный состав органов КГБ с ним не знакомился, а его положения доводились до него только в изложении, - до 16 мая 1991г., когда был принят первый в отечественной истории закон "Об органах государственной безопасности в СССР".
Здесь следует также остановиться на механизмах выработки и реализации политики обеспечения государственной безопасности Советского Союза.
К выработке подобного механизма на общесоюзном уровне Андропов имел самое непосредственное отношение, став сначала кандидатом (в июне 1967 г.), а затем - в апреле 1974 г. - и членом Политбюро ЦК КПСС.
В целом понятно, что содержание политики обеспечения государственной безопасности определяется целями, задачами развития государства, а также формами и методами их реализации. Ибо политика обеспечения государственной безопасности является лишь производной, одним из искусственно выделяемых - в целях осуществления более углубленного предметного анализа, - аспектов государственной политики.
Понятно, что цели и задачи политики, определяемые высшим государственным руководством страны, имеют конкретно-исторические и содержательные характеристики.
И, разумеется, цели и задачи советской политики в 1941, 1945, 1953-1954, в 1983 или 1989-1991 годы были различны.
Формально, в соответствии с Конституцией СССР 1936 г., политика государственного развития вырабатывалась и принималась Верховным Советом СССР и Верховными Советами союзных республик.
Фактически же она определялась первым лицом государства и облачалась в форму решения Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б)-КПСС.
Де-факто, как известно, это положение было закреплено в статье 6 Конституции СССР 7 октября 1976 г.
Причем в 1954-1956 годы принцип "коллегиальности в руководстве" получил широкое распространение.
Кстати сказать, в признании этого факта выработки политического курса страны узким кругом лиц нет ничего удивительного или исключительного. Другое дело, что в других странах эта процедура имеет некое правовое обоснование. В США, например, с октября 1947 г. политика обеспечения национальной (государственной) безопасности определялась Советом безопасности, а позднее у президентов появился и помощник по национальной безопасности.
Структуры "силового блока" и правоохранительные органы, в первую очередь отвечавшие за реализацию политики обеспечения госбезопасности СССР, находились под контролем и руководством Политбюро ЦК, партийного руководства (Отдела по административным органам ЦК КПСС, соответствующих отделов ЦК компартий союзных республик), крайкомов и обкомов партии.
Информируя партийные инстанции об изменениях в оперативной обстановке в стране и мире, докладывая о результатах своей деятельности, КГБ, естественно, оказывал влияние на выработку и формулировку целей, задач и методов реализации государственной политики, в том числе в сфере обеспечения безопасности общества и государства.
Такова была практика к тому моменту, когда КГБ возглавил Андропов и последний придал этой практике новые содержание и импульс, активно влияя на многие принимавшиеся на партийно-государственном уровне решения.

Приступая к работе на новом для него посту руководителя советских органов госбезопасности, Андропов должен был внимательно ознакомиться с имеющейся информацией о взглядах руководства ведущих зарубежных государств - США, Великобритании и других, на назначение, задачи и содержание деятельности их спецслужб.
Познакомился он в этой связи также со ставшей бестселлером на Западе книгой "Искусство разведки". Ее автор, экс-директор ЦРУ в 1953-1961 годы, Аллен Даллес, провозглашал своей целью "рассказать - в той мере, в какой это допустимо, - о деятельности разведки как жизненно важного элемента в структуре нашего государственного аппарата в переживаемую эпоху".
Естественно, что взгляды на разведку своего недавнего визави, признанного авторитета в мире спецслужб - свою разведывательную карьеру Даллес начал еще в годы первой, а продолжил ее в годы второй мировой войны на посту резидента в Швейцарии, - не могли не заинтересовать непрофессионала Андропова. Ибо открывали образ мысли руководителя американской разведки.
Подчеркнем, что делясь со своими читателями - а ими были представители политического эстэблишмента западных государств, - соображениями о необходимой стратегии противостояния коммунизму, Даллес сознательно раскрывал, стремясь сделать ее понятной и оправданной, деятельность разведывательного сообщества США.
В книге им приводились слова президента Кеннеди на церемонии открытия нового здания штаб-квартиры ЦРУ 28 ноября 1961 г.: "О ваших успехах никогда не говорят, а о ваших неудачах трубят повсюду. Ясно, что вы не можете говорить о тех операциях, которые идут хорошо. Те же, которые идут плохо, обычно говорят сами за себя".
Президент США подчеркнул: "Я уверен, что вы понимаете, как важна ваша работа и как высоко будут оценены в далеком будущем ваши усилия"[9].
Понятно, что книга Даллеса не могла не содержать изрядной доли антисоветизма и антикоммунизма, призванного убедить читателя в "благородстве" помыслов американских "рыцарей плаща и кинжала".
Так, отмечая, что "начиная с 1946 г. Советский Союз даже не старался делать вид, будто бы является нашим другом", Даллес даже не упомянул об известной речи Черчилля в Фултоне в марте того же года, знаменовавшей именно отказ Великобритании от союзнических позиций, и содержавшей аналогичный призыв к администрации США.
Зато приводит следующие слова из обращения президента Г.Трумэна 12 марта 1947 г. к конгрессу США: "Действия коммунистов угрожают безопасности нашей страны и мы будем оказывать свободным народам помощь в их защите от агрессивных движений навязать им тоталитарные режимы".
При этом сам Даллес признавал, что "Мы не находимся "в мире" с коммунистическими странами и не находились с тех пор, как коммунизм объявил войну нашему образу государственного управления и жизни".
В то же самое время, оправдывая право США на превентивные действия, ныне утверждающееся под названием "гуманитарной интервенции", примеры чего весь мир видел в марте 1999 г. в Сербии и в 2003-2005 годах в Ираке, Даллес откровенно писал: "Мы же со своей стороны должны много делать и немало делаем для того, чтобы укрепить позиции слабых стран и не дать коммунистам возможности захватить их в свои руки. Безусловно, мы не можем ограничиваться лишь оборонительными действиями; в ряде случаев мы берем инициативу в свои руки, заставляя коммунистов отступать (выделенно мной - О.Х.), и таких случаев должно быть больше".
Отмечая, что "...стихийные революционные действия невооруженного (выделено мной- О.Х.) народа в наш век неэффективны и зачастую ведут к катастрофе", Даллес выстроил целую теорию "гуманитарной интервенции". Он писал "Запад со своей стороны может открыто оказывать помощь тем или иным способом". Однако западные разведки "...должны выполнять свою роль на начальных стадиях борьбы, когда подрывные действия ( подразумевается - "коммунистических спецслужб" - О.Х.), еще только планируются и организуются", а также "иметь наготове специальные средства, как открытые, так и тайные, для борьбы с заговором".
Во многих случаях, скромно признавался Даллес, "в гораздо большем числе, чем это известно, у нас были успехи, причем некоторые из них существенные. Однако, пожалуй, еще не время афишировать эти действия или те средства, которые были использованы".
Выделим для читателя следующий крайне важный для понимания философии действия американской разведки фрагмент сочинения:
" Мы сами должны определять, когда, где и каким образом мы должны действовать (надо полагать, при поддержке других ведущих стран свободного мира, которые смогут оказать помощь), учитывая при этом требования нашей собственной национальной безопасности... Важную роль должны сыграть разведывательные службы с их особыми методами и средствами. Это нечто новое для нынешнего поколения, тем не менее, весьма важное для успеха дела".
Отметим, что писалось это всего лишь через год после Карибского кризиса и через два года после провала высадки кубинских "контрас" на Плайя Херон.
Примером подобной "инициативы США" является свержение законного президента Чили Сальвадора Альенде в сентябре 1973 г., что, с одной стороны, свидетельствует о том, что заветы Даллеса продолжали претворяться в жизнь и в последующие годы.
С другой стороны, факты глубокой вовлеченности США в заговор по устранению Альенде в настоящее время уже никем не отрицаются.
Раскрывая глобальный характер разведки, ведущейся правительственными органами США, бывший директор ЦРУ подчеркивал, что "В наши дни разведка вынуждена вести постоянное наблюдение во всех районах мира, независимо от того, к чему привлечено в данный момент внимание дипломатов или военных... Обязанность разведки, - подчеркивал Даллес, - предупреждать о возникающих опасностях так, чтобы правительство могло принять должные меры. В поисках информации теперь уже нельзя ограничиваться рамками лишь некоторых стран. Ареной нашего конфликта является весь мир... Наше правительство должно быть заблаговременно предупреждено и вооружено. Бдительность разведки, заблаговременное предупреждение ею об опасности уже само по себе могло бы явиться одним из наиболее эффективных средств сдерживания воинственных аппетитов потенциального противника... Разведывательный анализ должен проводиться по всем странам, где могут оказаться затронутыми наши интересы... Естественно, для нас может иметь значение политическая, экономическая и социальная обстановка в различных странах. Обязанность разведки - объявлять тревогу до того, как ситуация приобретает кризисный характер".
Работа Даллеса изобилует и явно комплиментарными характеристиками советских спецслужб: "В лице Советского Союза мы имеем перед собой противника, поднявшего искусство шпионажа на небывалую высоту.
...Информация, которую посредством секретных операций смогла добыть
советская разведка во время Второй мировой войны, содействовала военным усилиям Советов и представляла собой такого рода материал, который является предметом мечтаний для разведки любой страны".
Да и упоминавшиеся Даллесом имена советских разведчиков, действовавших на Западе в 50-е - 60-е годы - Абеля, Лонсдейла, Крогеров, Филби, Фукса и других, также свидетельствуют о весьма эффективной работе ПГУ КГБ СССР.
Отдавая должное техническим достижениям, появившимся в то время ЭВМ, Даллес подчеркивал, что "то, для чего аналитику потребовалась бы неделя поиска и изучения архивных материалов, машина может сейчас выполнить в считанные минуты ... Наука будет и впредь важнейшим средством разведки. Мы находимся в напряженнейшем соревновании с коммунистическим блоком, и особенно с Советским Союзом, в области развития науки и должны позаботиться о том, чтобы сохранить (выделено у Даллеса!! - О.Х.) за собой первенство".
Не менее внимательно знакомился Андропов и с главами, посвященными деятельности контрразведки.
"Хотя цели контрразведки являются оборонительными, - писал Даллес, - однако действует она преимущественно наступательными методами. Ее идеальной целью (здесь и далее выделено мной - О.Х.), является раскрытие планов вражеской разведки на самой ранней их стадии, а не после того, как они начнут осуществляться и приносить вред. Чтобы выполнить эту задачу, контрразведка стремится проникнуть во внутренние сферы разведывательных служб противника вплоть до самого высокого уровня - туда, где разрабатываются планы операций, где отбирают и готовят агентов; и если это достигнуто, то становится цель привлечь на свою сторону "инсайдеров" из лагеря противника".
Не мог не привлечь внимание Андропова и следующий пассаж: "После венгерской революции 1956 г. более четверти миллиона беженцев перешло на Запад. Они снабдили нас самыми важными сведениями по всем аспектам технического, научного и военного прогресса в Венгрии и дали нам превосходный прогноз на будущие годы".
Оставив на совести автора указание на численность венгерских эмигрантов, подчеркнем только ту высокую оценку, которую он давал "утечке умов" и опросам эмигрантов как фактору и способу получения разведывательной информации.
Нового председателя КГБ заинтересовали и следующие характеристики перебежчиков из социалистических государств: "Я не утверждаю, что все так называемые дезертиры (dezerters) бежали на Запад по идеологическим мотивам. Некоторые стали на этот путь потому, что их постигла неудача в работе, другие поступили так из опасения, что при очередной перетряске государственного аппарата они могут быть понижены или могут иметь еще худшие неприятности; были и такие, кого привлекли физические соблазны жизни на Западе - как моральные, так и материальные... Жизнь в коммунистическом мире опротивела им, и они жаждут чего-то лучшего. Вот почему применительно к таким людям я употребляю термин "дезертир" очень осторожно и заранее извиняюсь. Я предпочитаю называть их "добровольцами".
Обращаясь к своим западным коллегам, дипломатам и государственным деятелям, Даллес делился сокровенным, хотя эти его сентенции привлекли внимание также и шефа КГБ:
"За железным занавесом имеется много неизвестных нам недовольных людей, которые всерьез думают о побеге из своей страны... Таким людям можно помочь, убедив их в том, что они будут тепло встречены и обретут у нас безопасность и счастливую жизнь. Всякий раз, когда вновь прибывший политический перебежчик, выступая в передаче "Голоса Америки", скажет что он уже находится у нас и что к нему хорошо относятся, другие люди за железным занавесом, которые обдумывают такой же шаг, наберутся решимости и вновь начнут обдумывать, как бы получить назначение за границу...".
От государственных чиновников, которым, по сути дела и была адресована эта книга Даллеса, автор не считал нужным скрывать, что "Часть дезертиров со стороны коммунистов оказывается совсем не тем, за кого их можно принять. Некоторые, например, в течение долгого времени работали за железным занавесом в качестве наших агентов "на месте" и перебежали на Запад лишь после того, как они (или мы) пришли к выводу, что дальше оставаться в им стране стало слишком опасно... Дезертирство кадрового разведчика противной стороны является, естественно, большой удачей для контрразведки. Ведь с точки зрения количества и содержания полученной при этом информации такой источник равноценен прямому проникновению на какой-либо срок в разведывательные штабы противника. Один такой доброволец-разведчик может буквально парализовать на несколько месяцев работу покинутой им разведслужбы. США всегда будут приветствовать тех, кто не хочет больше работать на Кремль".
Не могли не привлечь внимание Андропова и следующие рассуждения директора ЦРУ о вербовочной работе в "странах железного занавеса", то есть европейских социалистических государств: "В каждой коммунистической стране много людей, пострадавших от рук государственных органов или имеющих пострадавших среди близких им людей. Таких людей зачастую достаточно лишь слегка подтолкнуть, чтобы они согласились заниматься шпионажем против режима, который не уважают, который их обидел или в котором они разочаровались".
Но в тоже время опытный разведчик Даллес не мог не понимать, что "Среди людей, берущихся за шпионаж, некоторые делают это потому, что испытывают финансовые затруднения, имеют долги, которые не могут выплатить, либо растратили государственные средства... Человек, рассчитывающий таким образом уйти от уголовной ответственности, сам запутывает себя в сети шпионажа, и, вероятно, будет хорошо работать на разведку, поскольку не видит иного выхода. В конце концов разведка всегда может найти способ разоблачить его в любое время перед его властями".
Отметим, что Даллес вовсе не говорит о возможной идейно-политической основе возможного сотрудничества советского гражданина с разведкой США, видимо, хорошо зная цену подобным перебежчикам.
Особое внимание нового председателя КГБ привлекла 15 глава, озаглавленная "Роль разведки в "холодной войне"".
В ней Даллес раскрывал собственное видение содержания мирового противостояния и противоборства:
"...На выборах за коммунистов голосует гораздо большее число людей, разделяющих коммунистические идеи, но не оформивших свое членство. Наиболее многочисленныке коммунистические партии за пределами коммунистического блока находятся во Франции, Италии, Индии и Индонезии, однако цифры в данном случае вовсе не отражают истинного положения дел.
Для проведения подрывной деятельности более важным фактором может оказаться наличие прочного ядра преданных делу и дисциплинированных активистов, чем высокая численность партии...
К несчастью, коммунистические партии во многих странах превратились в крупнейшие политические организации, находящиеся в оппозиции к правящим режимам. Поэтому они привлекают к себе - не обязательно в качестве членов, но сочувствующих, - массы избирателей, используя как националистические лозунги, так и лозунги движений за трезвость, реформы или же против атомного оружия...
Когда начинается предвыборная кампания, аппаратчики компартии собирают под свои знамена всех этих людей и многих других, ожидающих перемен и наивно полагающих, что эти перемены могут быть достигнуты только с помощью коммунистов...
Всемирный конгресс мира, различные молодежные и женские организации и творческие союзы также входят в число замаскированных коммунистических структур. Они пытаются завлечь в свои ряды доверчивых и легковерных, выступая с позиций солидарности и порядочности и используя лозунги "защиты мира" и "запрета на атомную бомбу".
Далее в качестве "подрывных" акций Даллес описывал проведение Фестивалей молодежи и студентов, "коммунистическое проникновение" в профсоюзные движения, радиовещание СССР, умалчивая, о внешнепропагандистской деятельности радиостанций "Радио "Свобода" и "Свободная Европа", в то время тайно финансировавшихся ЦРУ США.
"Собранные воедино, - продолжал идеолог американской разведки, - эти организации могут составить, так сказать, московский "оркестр ниспровержения" существующего в данном государстве строя. Многие его инструменты в отдельности, а иногда и сразу весь оркестр, начинают действовать по знаку дирижерской палочки из Москвы, чтобы оказать давление на страну, которая избрана в качестве объекта подрывной деятельности. Такой "оркестр" играет даже в тех государствах, где процесс "захоронения капитализма" предвидится, даже по оценкам Кремля, в весьма далеком будущем (например, в США).
Так выглядит аппарат подрывных действий, которому мы противостоим ныне в "холодной войне", навязанной нам коммунистами".
Оставим на совести автора подобные пассажи о могуществе пресловутой "руки Москвы", но в то же время отметим, что подобные сентенции не могли, разумеется, не оказывать влияние на часть населения капиталистических государств, в том числе и их элиты, не способствовать нарастанию антикоммунистической истерии.
Гораздо важнее рецепты от Даллеса по спасению западного мира:
"К активным средствам против этой угрозы относится, во - 1-х, провозглашаемая нами внешняя политика, полную ответственность за которую несут Государственный департамент и президент. Во - 2-х, занимая оборонительную позицию можно убедить свободный мир, что мы и наши союзники достаточно сильны и готовы решительно ответить на советские военные угрозы...
Третьим позитивным фактором является вклад, который вносит разведывательная служба. Она должна:
1). своевременно предоставлять правительству информацию о том, в каких странах коммунисты наметили начать подрывные действия;
2). внедрять агентуру в важные структуры их подрывного аппарата,... предоставлять правительству анализ используемых средств, а также данные о доверенных лицах противника, проникших в состав правительства;
3). помогать странам свободного мира, насколько это возможно, в создании собственных оборонительных структур против инфильтрации коммунистов и заблаговременно предупреждать правительства этих стран о характере и размерах угрозы, а также оказывать поддержку их службам безопасности.
В тех случаях, когда это возможно, - продолжал Даллес, - мы должны помогать правительствам, попавшим в подобного рода ситуации, и поддерживать их стремление к сопротивлению и уверенность в том, что они смогут выстоять против тоталитаризма...
Как только нам предоставится возможность оказать помощь, мы оказываем ее и поддерживаем стремление свободных стран к сопротивлению. И делаем это задолго до того, как коммунисты сумеют проникнуть в правительственные круги и процесс демонтажа строя станет необратимым...
Западные разведки должны приступать к выполнению своих задач значительно раньше, чем этим займутся военные структуры, то есть когда подрывные акции Советов еще только готовятся... Для того, чтобы мы приступили к активным военным действиям, нам необходимо располагать надежными разведывательными данными о заговоре и заговорщиках и иметь под рукой требуемые средства для открытых или скрытых контрмер".
Порассуждав на тему "определенных рамок применения силы", которое должно быть "санкционировано на высшем политическом уровне", то есть президентом США, Даллес в то же время подчеркивал, что "мы сами должны определить, когда, где и каким образом нам действовать, по возможности, вместе с другими ведущими государствами свободного мира, готовыми оказать такую поддержку".
Можно, конечно, сказать, что подобные взгляды на назначение разведки уже канули в Лету, как канула туда и породившая их политика "холодной войны".
Однако, предостерегая от подобных скоропалительных выводов, хочется посоветовать повнимательнее прислушиваться и повнимательнее обдумать очень многие голоса и призывы, раздающиеся из-за океана и сегодня.
Разумеется, познакомился Андропов и с реальными досье на зарубежные спецслужбы, проводившие активную разведовательно-подрывную деятельность против нашей страны.
Понятно, что "тон" в международном разведывательном сообществе, противостоявшем СССР, задавали спецслужбы сверх-державы - Соединенных Штатов Америки, имевшие как собственную агрессивно-наступательную внешнеполитическую доктрину, так и астрономические государственные ассигнования на проведение тайных зарубежных операций.
Для осуществления скоординированных операций и иных разведывательно-подрывных действий все специальные службы США обеспечивали взаимодействие в рамках разведывательного сообщества.
В него, помимо Центрального разведывательного управления (ЦРУ), входили также Разведывательное управление министерства обороны(РУМО), разведки видов вооруженных сил - ВМС, ВВС и Армии, Агентство национальной безопасности (АНБ), Исследовательская служба Государственного департамента США.
Контрразведывательные функции в США осуществляло Федеральное бюро расследований(ФБР).
Помимо этого активную разведывательную работу против СССР вели разведки Великобритании, Израиля, ФРГ, Японии и КНР.
К этому надо прибавить "разведывательные сообщества" военно-политических блоков - НАТО, СЕАТО,СЕНТО, также ведшие активную разведывательную работу против СССР, стран народной демократии, его союзников и государств, выбиравших некапиталистический путь развития.
Отметим, на наш взгляд, то чрезвычайно важное обстоятельство, что многие авторы, писавшие как о деятельности КГБ, так и об Юрии Владимировиче Андропове, как бы выводили за скобки, оставляли вне своего и своих читателей рассмотрения реальную разведывательно-подрывную деятельность спецслужб иностранных государств против СССР, что, разумеется, лишало их возможности попытаться понять и раскрыть сложную диалектику политико-дипломатического и разведывательного противоборства и соперничества сверх-держав мира.
После предварительного "вхождения в курс дела" Андропову предстояло ревизовать, то есть конкретно познакомиться с реальным состоянием дел на каждом направлении деятельности КГБ СССР, что осуществлялось как посредством ознакомления с обзорными документами, отдельными делами, так и в процессе непосредственных докладов Председателю руководителями центральных подразделений - управлений и отделов Комитета.
В мае 1967 г., когда Андропов возглавил Комитет, он имел следующую структуру:
Первое Главное управление - разведка (его возглавлял А.М.Сахаровский);
Второе Главное управление (контрразведка, С.Г.Банников);
Третье Главное управление (военная контрразведка, Г.К.Цинев);
Восьмое Главное управление (С.Н.Лялин);
Седьмое управление (В.И.Алидин);
Девятое управление (В.Я.Чекалов);
Десятый (учетно-архивный) отдел (А.В.Прокопенко);
Оперативно-техническое управление (О.Д.Гоциридзе);
Управление кадров (П.И.Васильев);
ГУПВ (И.И.Зырянов);
Следственный отдел (А.Ф.Волков);
Отдел правительственной связи (П.Н.Воронин);
Финансово-плановый отдел (П.В.Зайцев);
Партийный комитет (Г.И.Власенко);
Секретариат КГБ (Е.В.Киселев, 7 июля 1967 г. начальником Секретариата был назначен В.А.Крючков);
Группа референтов при председателе КГБ (преобразованная из ранее существовавшей Группы по изучению и обобщению опыта работы органов госбезопасности и данных о противнике)[10].
Необходимо однако особо подчеркнуть, что существовавшая в то время двуполюсная расколотость мира - на зоны геополитического тяготения, с одной стороны, к Советскому Союзу и Организации Варшавского Договора, Совету Экономической Взаимопомощи (СЭВ), и, с другой стороны, к НАТО во главе с США, - была повседневной политической реальностью, которая не могла не накладывать отпечатка как на внешнюю политику СССР, так и на деятельность КГБ.
Будучи сугубо штатским человеком, Юрию Владимировичу пришлось вникать в проблемы военно-стратегического противостояния и противоборства со спецслужбами и вооруженными силами США и НАТО.
А именно в эти годы на Западе разрабатывалась концепция той формы вооруженной борьбы, что впоследствии получила наименование мятежевойны,[11], то есть массированого скрытого использования подразделений сил специального назначения("спецназа") для ведения "иррегулярных", диверсионно-террористических и "повстанческих" действий.
Американский спецназ ("зеленые береты") проходил "боевую обкатку" во Вьетнаме (1964-1975 гг.), а также Камбодже (Кампучии) и Лаосе, вследствие чего стал одной из ударных компонент армии США.
Несколько нарушая хронологический принцип изложения материала, следует отметить, что генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев и другие советские руководители не имели ни малейших сомнений в порядочности, компетентности и государственной мудрости нового председателя КГБ.
Хотя, как впоследствии писали многие, Андропов и представлялся временной, переходной фигурой на этом государственном посту.
Будучи избранным 21 июня 1967 г. кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС, - фактически, высшего партийно-государственного органа страны, Андропопв получил таким образом возможность оперативно докладывать коллегиальному органу государственного управления СССР как об угрозах его безопасности, так и о проблемах и перспективах социально-экономического развития.
И если первоначально у Л.И.Брежнева и могли существовать некоторые опасения в отношении Андропова, то вся его деятельность находилась под наблюденим близких к генсеку С.К.Цвигуна и Г.К.Цинева.
Их прямые и непосредственные "неформальные" контакты с п
ервым руководителем государства ставили Андропова в неудобное и щекотливое положение.
  
   ....Следуя известному принципу, согласно которому, глас народа - глас божий, - предоставим теперь слово как современникам Андропова, так и сегодняшним нашим согражданам.
Сразу оговоримся, что для этого мы обращаемся к информационной базе ВЦИОМ, проводившего соответствующие опросы с 1991 по 2002 год[12]. В 1998 г. по ответам респондентов на вопрос:"Кого бы из названных ниже Вы считаете самым выдающимся политическим/общественным деятелем за всю историю России после 1917 г.?", Андропов оказался на 4 месте. При этом предпочтения респондентов распределились следующим образом:
В.И.Ленин - 21 процент ответов;
И.В.Сталин - 15;
А.Д.Сахаров - 11;
Ю.В.Андропов - 8;
Л.И.Брежнев - 5.
Интересно также распределение ответов респондентов на вопрос: "Кого из политиков, возглавлявших наше государство в ХХ веке, Вы назвали бы самым выдающимся?" (данные опроса за 2000 г.):
И.В.Сталин - 19 процентов ответов;
В.И.Ленин - 16;
Ю.В.Андропов - 11;
Николай II - 9;
Л.И.Брежнев - 9;
М.С.Горбачев - 7;
Б.Н.Ельцин - 4;
Н.С.Хрушев - 3.
В 1993 г. на вопрос анкеты "В какое время Вы хотели бы жить?", 9% респондентов назвали время Андропова и еще 26% добавили желавшие возвратиться "во времена Брежнева".
Остаться в непосредственно в 1993 г. предпочли лишь 15% опрошенных.
В 1996 интервьюерами ВЦИОМа респондентам был предложен вопрос:
"Кто из следующих руководителей обеспечивал такой порядок в стране,
который сегодня устроил бы Вас больше всего?".
Опрашивавшиеся лица отдали явное предпочтение Андропову (19% ответов), И.В.Сталину (12%) и Л.И.Брежневу (11%).
Поэтому парадоксальным может показаться тот факт, что в 2001 г. 36 процентов из 1600 респондентов назвали СССР времен Л.И.Брежнева периодом, когда люди в наибольшей степени ощущали себя полноправными гражданами своей страны. Современная же Россия В.В.Путина аналогичную оценку получила только у 33 процентов опрошенных.
Приводимые данные свидетельствуют, на наш взгляд, что Андропов пользуется высоким авторитетом у наших сограждан, что, разумеется, не может исключать и иных взглядов и оценок его деятельности на занимавшихся им постах.
Осознание, а точнее - понимание роли и места органов КГБ в истории страны постепенно приходит. Об этом свидетельствует как количество издаваемой литературы по этой проблеме различных жанров - от боевиков в жанре экшн до публицистических и академических исследований, мемуаров чекистов.
Происходит также и изменение оценок недавнего прошлого.
Об этом, в частности, писал доктор исторических наук М.Н.Петров: "Осмысление истории органов ВЧК-КГБ настоятельно требует обращения к документальной основе, тщательного и объективного анализа фактов"[13].
А после Бесланской трагедии 3 сентября 2004 г. об этом правдиво и мужественно написал московский журналист А.Хинштейн:
"Мы сами довели свои спецслужбы до ручки. "Спецслужбы не нужны!" - горланили демократы первого, ельцинско-афанасьевского призыва, - Нам незачем теперь защищаться, все люди - братья, свободный мир призывно распахивает объятия... Ходили на митинги и шествия, трясли плакатами "Долой КГБ!", требовали суда над всеми, кто служит в органах. Разве не мы, свистя и улюлюкая, вздернули на железных тросах памятник Дзержинскому (картина дикая, со стороны - моральное повешение), швыряли бутылки с краской по ненавистному желтому дому, рисовали свастики на мемориальной доске Андропова?
Так чего же теперь сокрушаться и горевать? Что посеяли, то и пожали. Хотели избавиться от КГБ? Избавились!
Надо иметь мужество признаться: мы сами, собственными руками уничтожили и развалили спецслужбы - некогда лучшие в мире. Оказывается, как просто разрушить то, что создавалось десятилетиями, и как трудно это потом восстанавливать...
А потом на их ведомство - а что такое ведомство? - в первую очередь люди!, - начали спускать всех собак; будто это они, контрразведчики 70-х - 80-х были виновными в преступлениях сталинского режима..." (Московский комсомолец, 8 сентября 2004 г.).
Больше всего в приведенном высказывании меня поразил тот факт, что оно принадлежало человеку, которому не было еще и тридцати лет, и который семнадцатилетним юношей запомнил вакханалию клеветы, нападок и обвинений в адрес КГБ.
Немало как критических, так и правдивых, слов в адрес КГБ СССР было сказано и первым президентом России Б.Н. Ельциным.
Однако сами реалии жизни заставили его сначала восстановить своим указом от 20 декабря 1995 г. празднование Дня работников органов безопасности Российской Федерации.
И вслед за указом президента в декабре 1997 г. последовало прямое радиобращение президента к народу в связи с 80-летием образования ВЧК.
Поскольку этот документ подводил историческую черту под многолетней дискуссией о роли органов ВЧК - КГБ в истории нашего государства и общества, представляется необходимым напомнить некоторые его положения:
"... Завтра, 20 декабря, традиционно отмечается День работников органов безопасности, больше известный как "День чекиста".
Именно в этот день 80 лет назад была была образована ВЧК. Организация, сменившая много названий - НКВД, ОГПУ, МГБ, КГБ. И оставившая глубокий и одновременно трагический след в судьбе страны.
... Без них ни одно государство не могло защищать свои интересы, да и просто сохраниться. Наверное, поэтому профессия разведчика издавна привлекает к себе интерес и пользуется уважением.
Не случайно нашу молодежь воспитывали на примерах подвигов Николая Кузнецова, Дмитрия Медведева, Рудольфа Абеля, Конона Молодого, ставшего прототипом героя популярного фильма "Мертвый сезон".
Но среди чекистов были не только герои. Наряду с разведчиками и контрразведчиками работали и карательные органы. Миллионы россиян, среди которых было немало и самих сотрудников органов, стали жертвами жестокой машины госбезопасности. Они пострадали в годы репрессий, прошли через лагеря ГУЛАГа, лишились семей и Родины.
Может быть, поэтому в летописи истории российских чекистов был еще и такой незабываемый эпизод - август 1991 года...
Но каким было государство - такими были и его службы безопасности.
Оглядываясь назад, я вижу - в разоблачении преступлений органов безопасности мы чуть было не перегнули палку. Ведь в их истории не только черные периоды, но и славные страницы, которыми действительно можно гордиться....
Да и потом разведка не раз своевременно информировала руководство страны о кризисах в разных регионах мира. Помогала и помогает вовремя реагировать на угрозы новых войн и конфликтов.
И это далеко не все успехи, которые составляют гордость отечественной разведки. Но в том и специфика этой службы, что говорить о ее победах вслух мы не можем и сейчас - спустя многие годы. Как и не можем назвать имена всех участников специальных операций. Даже тех, кого уже давно нет в живых.
В 1991 г. много спорили о том, нужно ли в новой России оставлять Комитет государственной безопасности. Кое-кто предлагал вообще ликвидировать эту структуру. Но было очевидно, что она жизненно необходима стране. Что большинство ее рядовых сотрудников поддержат демократические преобразования. Поэтому и был выбран трудный путь реформирования КГБ...
Пожалуй, ни один государственный орган не прошел через такую жесткую реорганизацию. Сегодня Конституция России исключает возможность возрождения политической полиции.
Никогда больше спецслужбы не будут "цепными псами" партийных идеологов и государственных вождей. Не будут решать за народ - как и о чем ему можно думать и говорить. Не будут преследовать людей за убеждения.
Сегодня перед этими службами стоят другие задачи:
- защита национальных, в том числе экономических интересов страны;
- защита прав и свобод граждан.
Несмотря на позитивные перемены, которые произошли после окончания "холодной войны", в мире все еще идет жесткая борьба. Усиливается погоня за новыми технологиями, за ресурсами, за геополитическое влияние.
По-прежнему не ослабевает деятельность иностранных разведок на территории России...
Страшную угрозу для общества сегодня представляет терроризм.
За последние годы мы создали подразделения для борьбы с ним.
На их счету десятки обезвреженных взрывных устройств, десятки освобожденных заложников...
Так уж повелось, что День работников органов безопасности не отмечается ни шумными торжествами, ни пышными приемами: об их деятельности не принято много и громко говорить. Таковы законы этой службы.
Наверное, это правильно. Люди занимаются своим делом и не вмешиваются в политику. Принципы демократии и работа органов безопасности у нас не противоречат друг другу.
Сегодня в рядах наших спецслужб - подлинные патриоты своего дела. Эти люди работают не за славу и награды, а - не побоюсь этого слова - за идею. За безопасность государства. За мир и покой наших граждан.
И мы должны с уважением относиться к труду сотрудников спецслужб. К их нелегкой и зачастую - героической работе"[14].
Таковым было запоздалое признание того титанического вклада в мирное развитие нашего государства и общества, который был привнесен деятельностью чекистов послевоенного поколения, сотрудников КГБ СССР.
Я не ставлю точку в этом повествовании. Его продолжат другие авторы. А мой труд, я надеюсь, станет лишь одной из ступенек, ведущих к постижению собственной истории.
Как написано на гербе ЦРУ в холле его центрального офиса в Лэнгли - "И ты познаешь правду, и правда сделает тебя свободным".
Аминь.
  
   Партийно-политические установки
для деятельности органов государственной безопасности СССР


В Отчетном докладе ЦК ХХ съезду КПСС 14 февраля 1956 г. подчеркивалось:
"... Опыт показывает, что малейшее ослабление социалистической законности враги Советского государства пытаются использовать для своей подлой, подрывной работы. Так действовала разоблаченная партией банда Берия, которая пыталась вывести органы государственной безопасности из-под контроля партии и Советской власти, поставить их над Партией и Правительством, создать в этих органах обстановку беззакония и произвола. Во враждебных целях эта шайка фабриковала лживые обвинительные материалы на честных руководящих работниках и рядовых советских граждан.
Центральный Комитет проверил так называемое "ленинградское дело" и установил, что оно было сфабриковано Берия и его подручными для того, чтобы ослабить ленинградскую партийную организацию, опорочить ее кадры. Установив несостоятельность "ленинградского дела", Центральный Комитет партии проверил и ряд других сомнительных дел.
ЦК принял меры к тому, чтобы восстановить справедливость. По предложению Центрального Комитета невинно осужденные люди были реабилитированы.
Из всего этого ЦК сделал серьезные выводы. Установлен надлежащий контроль Партии и Правительства за работой органов госбезопасности. Проведена значительная работа по укреплению проверенными кадрами органов госбезопасности, суда и прокуратуры. Полностью восстановлен в своих правах и усилен прокурорский надзор.
Необходимо, чтобы наши партийные, государственные, профсоюзные организации бдительно стояли на страже советских законов, разоблачали и выводили на чистую воду всякого, кто посягнет на социалистический правопорядок и права советских граждан, сурово пресекать малейшее проявление беззакония и произвола.
Следует сказать, что в связи с пересмотром и отменой ряда дел у некоторых товарищей стало проявляться известное недоверие к работникам органов государственной безопасности. Это, конечно, неправильно и очень вредно. Мы знаем, что кадры наших чекистов в подавляющем своем большинстве состоят из честных, преданных нашему общему делу работников, и доверяем этим кадрам.
Нельзя забывать, что враги всегда пытались и будут пытаться впредь мешать великому делу построения коммунизма. Капиталистическое окружение засылало к нам немало шпионов и диверсантов. Наивным было бы полагать, что теперь враги оставят свои попытки всячески вредить нам. Всем известно, что подрывная деятельность против нашей страны открыто поддерживается и афишируется реакционными кругами ряда капиталистических государств. Достаточно сказать, что США выделяют, начиная с 1951 года, 100 миллионов долларов ежегодно для подрывной деятельности против социалистических стран. Поэтому мы должны всемерно поднимать в советском народе революционную бдительность, укреплять органы государственной безопасности".
В числе важнейших задач в Отчетном докладе ЦК КПСС требовалось:
"Бдительно следить за происками тех кругов, которые не заинтересованы в смягчении международной напряженности, своевременно разоблачать подрывные действия противников мира и безопасности народов.
Принимать необходимые меры для дальнейшего укрепления оборонной мощи нашего государства, держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки, обеспечивающем безопасность нашего социалистического государства"[15].
В 1967 г., в год, когда Ю.В.Андропов стал председателем Комитета государственной безопасности, 21 декабря, в связи с пятидесятилетием образования ВЧК, в "Правде" было опубликовано обращение ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета министров СССР к сотрудникам органов КГБ, в котором, в частности, говорилось:
"...Воспитанные и закаленные Коммунистической партией, под ее непосредственным, повседневным руководством, работники органов государственной безопасности верно служат советскому народу, не жалея сил и жизни ведут борьбу с врагами Советского государства, с происками империалистических разведок.
В настоящее время, когда империалисты расширяют подрывную деятельность против СССР и братских социалистических стран, советские органы государственной безопасности призваны проводить решительную борьбу с подрывными действиями иностранных государств, пресекать враждебную деятельность их разведок и вместе с воинами Советской Армии и Военно-Морского Флота надежно охранять труд советских людей, строящих коммунизм.
Непременными условиями успешного выполнения этих задач являются повседневное руководство Коммунистической партией органами государственной безопасности, их неразрывная связь с народом, строгое соблюдение социалистической законности, повышение революционной бдительности и совершенствование чекистского мастерства".
В Отчетном докладе Центрального комитета КПСС XXIV съезду партии 30 марта 1971 г., в частности, подчеркивалось, что "чехословацкие события вновь напомнили о том, что в странах, вступивших на путь строительства социализма, сохранившиеся в той или иной мере внутренние антисоциалистические силы могут при определенных условиях активизироваться и даже дойти до прямых контрреволюционных действий в расчете на поддержку извне, со стороны империализма, который, в свою очередь, всегда готов к блокированию с такими силами".
В этой связи генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев отмечал:
"В условиях продолжающихся идеологических диверсий империализма важную роль играют органы государственной безопасности. Партия последовательно воспитывает работников этих органов в духе ленинских приницпов неукоснительного соблюдения социалистической законности, в духе неусыпной бдительности в борьбе за ограждение советского общества от действий враждебных элементов, от происков империалистических разведок".
В резолюции съезда по Отчетному докладу ЦК КПСС подчеркивалось, что "важной задачей является повышение четкости, слаженности и культуры в работе государственного аппарата, всех органов управления"[16].
Работники органов власти и государственного управления призывались к уважению человека, к повышению уровня реальной заботы о нем и его правах, содержалось требование улучщить работу милиции, прокуратуры, судов, усилению правового воспитания граждан.
В отчете ЦК XXV съезду КПСС 24 февраля 1976 г. Относительно внешнеполитического курса Советского Союза отмечалось, что "главное теперь - претворять в практические дела все принципы и договоренности, согласованные в Хельсинки".
В то же время, генеральным секретарем ЦК КПСС отмечалось, что в основе сохранения политики конфронтации лежит нежелание влиятельных кругов империалистических государств по-настоящему отрешиться от психологии "холодной войны" и последовательно проводить политику взаимовыгодного сотрудничества и невмешательства во внутренние дела других стран.
В этой связи, не смотря на начавшиеся развиваться процессы разрядки напряженности в межгосударственных отношениях, в докладе подчеркивалось, что "В борьбе двух мировоззрений не может быть места нейтрализму и компромиссам. Здесь нужны высокая политическая бдительность, активная, оперативная и убедительная пропагандистская работа, своевременный отпор враждебным идеологическим диверсиям".
Применительно к сфере деятельности правоохранительных органов в докладе было отмечено:
"Органы милиции, прокуратуры, судов и юстиции стоят на страже законности, интересов советского общества, прав граждан.
Надежно ограждают советское общество от подрывных действий разведок империалистических государств, разного рода зарубежных антисоветских центров и иных враждебных элементов органы государственной безопасности. Их деятельность строится в соответствии с требованиями, вытекающими из международной обстановки и развития советского общества. Наши чекисты берегут и развивают традиции, заложенные рыцарем революции Феликсом Дзержинским.
Всю свою работу, которая протекает под руководством и неослабным контролем партии, органы госбезопасности ведут, исходя из интересов советского народа и государства, при поддержке широких масс трудящихся, на основе строго соблюдения конституционных норм, социалистической законности. В этом, прежде всего, заключается их сила, главный залог успешного осуществления возложенных на них функций"[17].
На следующем съезде партии, 23 февраля 1981 г., в Отчетном докладе ЦК КПСС отмечалось, что "события в Польше вновь убеждают, как важно для партии, для укрепления ее руководящей роли чутко прислушиваться к голосу масс, решительно бороться со всякими проявлениями бюрократизма, волюнтаризма, активизировать социалистическую демократию, проводить взвешенную реалистическую политику во внешних делах".
В связи с осложнениями международной обстановки, вызванной введением советских войск на территорию Афганистана, и вызвавшего далеко неоднозначную реакцию в мире, указывались и задачи деятельности КГБ:
"Острота классовой борьбы на международной арене предъявляет высокие требования к органам государственной безопасности, к партийной закалке, знаниям и стилю работы наших чекистов. Комитет государственной безопасности СССР работает оперативно, на высоком профессиональном уровне, строго придерживаясь положений Конституции, норм советского законодательства. Зорко и бдительно следят чекисты за происками империалистических разведок. Они решительно пресекают деятельность тех, кто становится на путь антигосударственных, враждебных действий, кто посягает на права советских людей, на интересы советского общества. И эта их работа заслуживает глубокой признательности партии, всего советского народа"[18].
В начале своей карьеры на посту генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачев на XXVII съезде партии 25 февраля 1986 г. заявлял:
"В условиях наращивания подрывной деятельности спецслужб империализма против Советского Союза и других социалистических стран значительно возрастает ответственность, лежащая на органах государственной безопасности. Под руководством партии, строго соблюдая советские законы они ведут большую работу по разоблачению враждебных происков, пресечению всякого рода подрывных действий, охране священных рубежей нашей Родины. Мы убеждены, что советские чекисты, воины-пограничники всегда будут находиться на высоте предъявляемых к ним требований, будут проявлять бдительность, выдержку и твердость в борьбе с любыми посягательствами на наш государственный и общественный строй"[19].
  
Андрополь. Глава 3
   Будни председателя КГБ

Описывая деятельность Ю.В.Андропова на посту Председателя КГБ при СМ СССР велик соблазн уйти в рассказ о различных операциях отечественных и зарубежных спецслужбы, чем, с одной стороны, грешат многие авторы, писавшие о нем, либо, с другой стороны, существует опасность скатиться к недостаточно компетентному перессказыванию и компилированию других работ, чем грешат многие современные авторы.
   Чтобы избежать как первой, так и второй из отмеченных крайностей, мы адресуем читателей к существующей библиографии об Андропове и, прежде всего, мемуарам чекистов[1].
   Нам же представляется необходимым привлечь внимание лишь к некоторым фактам биографии председателя КГБ, кажущимся нам наиболее значимыми как для понимания содержания, сущности и динамики процессов противоборства с разведывательно-подрывной деятельностью иностранных разведок против СССР, так и в целом сложного механизма обеспечения национальной безопасности страны.
   Прибывший 21 мая 1967 г. вслед за Андроповым в известное здание КГБ при СМ СССР на площади Дзержинского его помощник по ЦК КПСС В.А.Крючков вспоминал, что новый председатель встретил его вопросом: "Ну что сегодня будем делать?".
И ответил сам себе: "Нужно разговаривать с людьми!". В этом он видел единственную возможность обогатить себя знаниями и более точно определиться в том, на что нужно делать основной упор[2].
   На одном из первых совещаний руководящего состава КГБ новый председатель честно заявил, что очень импонировало присутствовавшим:
   - Я не знаю много о вашей работе - я не профессионал. Я хочу, чтобы вы чувствовали себя свободно, помогая мне разобраться в том, что вы делаете, и давая мне советы"[3].
И Андропов начал беседовать с людьми, подолгу, пытливо выясняя сущность стоявших перед ними проблем, задач, трудностей, нерешенных вопросов.
   Причем он беседовал как с руководителями подразделений, так и с рядовыми исполнителями, занятыми на наиболее важных и ответственных участках...
   С первых дней нахождения на новом посту Председателя КГБ при СМ СССР Андропову пришлось включиться в решение реальных сложнейших и безотлагательных, во многом ранее незнакомых для него вопросов.
Одной из первых таких проблем международного мира и безопасности стала для него "шестидневная война" Израиля против Египта, Сирии и Иордании, последствия которой превратились в одну из доминант всех мировых процессов конца ХХ века....
   Особо стремительная динамика эскалации напряженности между Объединенной Арабской Республикой (ОАР в составе Египта и Сирии) и Израилем началась после объявления Египтом 16 мая 1967 г. морской блокады Акабского пролива, фактической блокады единственного на юге страны израильского порта Эйлат. (По нормам международного права, установление неспровоцированной блокады может явиться casus belly - поводом для начала военных действий).
Несмотря на попытки международного сообщества, Генерального секретаря и Совета безопасности ООН по деэскалации конфликта, обе стороны продолжали оставаться не позиции непризнания прав другой стороны.
Особо острая фаза конфликта началась после требования президента Египта Насера вывести "голубые каски" (миротворческие силы ООН) с разделительной линии между арабскими и израильскими войсками на Синае.
В конце мая ближневосточный отдел МИД СССР поручил ГРУ министерства обороны и КГБ провести анализ и представить прогноз исхода возможного вооруженного конфликта. По расчетам советских экспертов выходило, что победителем могла стать арабская сторона.
В тоже время директор ЦРУ США Ричард Хелмс предупредил президента Джонсона о возможном начале Израилем военных действий против соседних государств. По американским прогнозам, Израиль был в состоянии за 7 - 10, максимум - 14 дней, выиграть кампанию против любой военной коалиции в регионе....
После начала утром 5 июня Израилем военных действий против египетской армии на Синайском полуострове, ПГУ КГБ дважды в день готовило экстренные информационные сводки о ходе боевых действий для советского руководства.
"Кризисный центр" высокопоставленных сотрудников КГБ, МИД, ГРУ, министерства обороны и ЦК КПСС с этого дня фактически оказался на "казарменном положении", перейдя на круглосуточный рабочий режим.
Нанеся значительные поражения сухопутным войскам Египта и Сирии, включая танковые части, а также авиации противника, которая была практически уничтожена в первый день войны на аэродромах, 10 июня, идя навстречу требованию Совета безопасности ООН, Израиль согласился прекратить свои боевые действия.
Недавно демонстрировавшийся по каналу "Россия" документальный фильм "Шестидневная война" показал, что Советский Союз отнюдь не подталкивал Египет к эскалации вооруженного противостояния, более того, пытался сдержать воинственный пыл его военных руководителей. Возможно, роковую роль в принятии ошибочных решений египетским руководством сыграла информация о проведении в Израиле мобилизации резервистов.
12 июня последовало решение советского руководства о разрыве дипломатических отношений с Израилем, которые были восстановлены только 18 октября в сентябре 1991 года.
Разрыв дипломатических отношений с Израилем, превращение Израиля в "стратегического союзника США" на Ближнем Востоке, стали впоследствии одной из новых силовых линий глобального противостояния двух социальных систем.
Понимая недостаточность собственного опыта для руководства столь сложным и специфическим государственным учреждением, Андропов 19 августа 1967 г. учреждает Группу консультантов при Председателе КГБ с общим штатом 10 человек. В некотором смысле, эта структура, при существенном возрастании статуса ее членов, помогавших председателю КГБ готовить решения, стала преемницей ранее существовавшей Группы при председателе КГБ по изучению и обобщению опыта работы органов госбезопасности и данных о противнике.
В состав группы вошли известные профессионалы, хорошо знавшие все
направления деятельности Комитета - разведку, контрразведку, охрану государственных тайн и государственной границы СССР.
Эффективность и результативность работы как председателя КГБ, так и всего ведомства в целом, конечно, в немалой степени определялась и его ближайшими помощниками.
Как известно, заступив на новый пост, Андропов привел с собой из возглавлявшегося им Отдела ЦК КПСС "на Лубянку", как нередко именовался комплекс зданий штаб-квартиры КГБ на площади Дзержинского, небольшую "команду" хорошо известных ему сотрудников - В.А.Крючкова, П.П.Лаптева, Ю.С.Плеханова, Е.Д. Карпещенко и Е.И.Калгина.
Позднее к ним присоединился В.В.Шарапов, журналист-международник, привлекший внимание Андропова своими аналитическими статьями в "Комсомольской правде".
Через 15 лет, покидая кабинет в доме 2 на площади Дзержинского, из окон которого был виден памятник основателю ВЧК работы скульптора Е.И.Вучетича, Андропов пригласил с собой на работу в ЦК партии Павла Павловича Лаптева и Владимира Васильевича Шарапова. Оба они впоследствии стали помощниками генерального секретаря ЦК КПСС[4].
В русле концепции "усиления партийного руководства" деятельностью органов государственной безопасности Ю.В.Андроповым были приглашены на работу в КГБ В.М.Чебриков, В.П.Пирожков и В.Я.Лежепеков[5].
20 декабря 1967 г. Андропов выступил с докладом на торжественном собрании в Кремлевском дворце съездов, посвященном 50-летию образования советских органов государственной безопасности.
В этом политически знаковом, первом публичном выступлении нового председателя КГБ перед широкой аудиторией - на следующий день доклад Андропова и сообщение о торжественном собрании были опубликованы в "Правде", - был дан ретроспективно-содержательный анализ деятельности органов госбезопасности СССР с момента их образования.
- Мы не вправе забывать, - подчеркивал председатель КГБ, - что имевшие место извращения и беззакония нанесли серьезный ущерб интересам нашего государства, советским людям и самим органам госбезопасности... Нет и не может быть возврата к каким бы то ни было нарушениям социалистической законности.
Органы государственной безопасности стоят и будут стоять на страже интересов Советского государства, на страже интересов советских людей".
В то же время Андропов подчеркнул, что "было бы неверно закрывать глаза на то, что у нас имеются еще отдельные случаи антигосударственных преступлений, враждебных антисоветских действий и поступков, которые совершаются нередко под воздействием враждебного влияния из-за рубежа... В соответствии с лучшими чекистскими традициями органы госбезопасности ведут большую работу по предупреждению преступлений, убеждению и воспитанию тех, кто допускает политически вредные проступки. Это помогает устранять причины, могущие порождать антигосударственные преступления"[6].
А на следующий день, 21 декабря в "Правде" было опубликовано обращение ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета министров СССР к сотрудникам органов КГБ, в котором, в частности, говорилось:
"...Воспитанные и закаленные Коммунистической партией, под ее непосредственным, повседневным руководством, работники органов государственной безопасности верно служат советскому народу, не жалея сил и жизни ведут борьбу с врагами Советского государства, с происками империалистических разведок.
В настоящее время, когда империалисты расширяют подрывную деятельность против СССР и братских социалистических стран, советские органы государственной безопасности призваны проводить решительную борьбу с подрывными действиями иностранных государств, пресекать враждебную деятельность их разведок и вместе с воинами Советской Армии и Военно-Морского Флота надежно охранять труд советских людей, строящих коммунизм.
Непременными условиями успешного выполнения этих задач являются повседневное руководство Коммунистической партией органами государственной безопасности, их неразрывная связь с народом, строгое соблюдение социалистической законности, повышение революционной бдительности и совершенствование чекистского мастерства".
Следует подчеркнуть, что у руководства Советского государства и Л.И.Брежнева, Андропов не вызывал сомнений в своей порядочности, работоспособности и эффективности.
Андропов, писал Р.А.Медведев, не примыкал ни к одной группе, ни к одному "клану", естественно возникавших в столь масштабном учреждении, как Центральный Комитет партии, сохраняя равную удаленность, не был "ставленником" ни Хрущева, ни Шелепина, ни Суслова, а стремился лишь максимально добросовестно выполнять порученные ему обязанности.
Часто общавшийся Андроповым по делам разведки, заместитель начальника ПГУ КГБ В.А. Кирпиченко отмечал: Андропов "никогда не брал на себя лишнего, того, что могло быть истолковано как превышение полномочий. По всем мало-мальски серьезным вопросам писались бумаги в ЦК КПСС или непосредственно Генеральному секретарю для получения согласия на то или иное предложение".
Впрочем, как мы отмечали ранее, данное положение являлось реализацией на практике принципа руководящей роли КПСС в деятельности органов госбезопасности, сформулированного в Положении о КГБ при СМ СССР и его органах на местах.
Вряд ли можно это назвать также и "перестраховкой", поскольку речь шла и идет об интересах и вопросах чрезвычайной важности, о политике и престиже страны, государства, и вряд ли в такой ситуации уместны непродуманные, не взвешенные со всех возможных сторон, решения.
В тоже время - это конкретная, реальная реализация на практике принципа руководящей роли КПСС в определении государственной политики.
Вопреки представлениям очень многих, ныне тиражируемым и ретранслируемым СМИ, новый председатель КГБ при Совете Министров
СССР был обречен - пусть и не полностью профессионально подготовленный для этой государственной должности и исполнения функции государственного управления, направлять и руководить деятельностью государственного органа, влияющего на многие направления и аспекты государственной политики и жизни Советского Союза.
При этом, наряду с главнейшей функцией - своевременного и заблаговременного информирования руководства Советского Союза об угрожающих тенденциях в развитии международной и внутренней ситуации, перед возглавляемым им государственным органом стояли задачи выявления, предупреждения, пресечения разведывательно-подрывных акций спецслужб иностранных государств, направленных против интересов и политики СССР, расстройства их планов и замыслов, а также минимизации негативных последствий уже осуществленных разведывательно-подрывных акций.
Какими же конкретными вопросами приходилось повседневно иметь дело председателю КГБ при СМ СССР?
В поле зрения Андропова ежедневно находились акции "главного противника" - спецслужб США, Великобритании, Израиля, Японии, - по всему миру. Позднее к спецслужбам этих стран добавился и Пакистан, а также Китай.
Следует подчеркнуть, что председатель КГБ регулярно направлял в "инстанции", то есть в ЦК КПСС, фактически - персонально, прежде всего, Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И.Брежневу, секретные информационные сообщения о событиях в СССР и мире.
И уже здесь, в здании ЦК лично Брежневым или заведующим Общим отделом ЦК К.У.Черненко, решалось "какую и в каком объеме информацию направить конкретному секретарю ЦК или члену Политбюро, кандидату в члены Политбюро, какую - членам ЦК в Москве и на местах"[7].
Быть может, в этом "устоявшемся порядке" и кроется один из изъянов системы государственного управления, существовавшей в СССР?
Ведь хорошо известно, что "владеющий информацией - владеет миром". А описанная система как раз ограничивала, дозировала распространение, даже среди членов высшего руководства страны, актуальной и объективной, но, возможно, не очень "приглядной" информации о состоянии дел и негативных процессах в нашей стране и за рубежом.
Может быть, львиную долю - за исключением информации о конкретных разведывательных или контрразведывательных операциях, - получаемых органами КГБ сведений следовало давать циркулярно всем членам Политбюро, секретарям ЦК КПСС, ту же информацию, но с иным уровнем детализации, - доводить до сведения всех секретарей ЦК компартий республик, обкомов и горкомов партии, всех членов ЦК КПСС.
Ведь для объективной оценки событий и процессов в стране и мире необходима полная, актуальная, достоверная и упреждающая информация, которой, конечно, не могли и могут предоставлять СМИ.
Один из бывших (с 1990 г.) членов ЦК КПСС в беседе с автором в 1992 г. посетовал, что даже члены ЦК и работники его аппарата, не имели представления о конкретных геополитических планах и замыслах по развалу СССР. На недоуменный вопрос автора, а разве же они не знали этих планов, в частности, изложенных в книге Зб. Бжезинского "План игры", так до сего времени и не издававшейся в нашей стране "для широко пользования", мой собеседник искренне признался, что ни эти планы, ни названная книга не были ему известны, не смотря на занимаемый немалый пост в аппарате ЦК.
Повторимся еще раз: именно такая актуальная социально-политическая и экономическая информация для высшего политического руководства страны дозировалась и фильтровалась К.У.Черненко.
Получателями полной "информационной картины мира" из КГБ СССР на Старой площади были "главный идеолог страны" секретарь ЦК М.А.Суслов, член Политбюро А.П.Кириленко, председатель Президиума Верховного Совета СССР Н.В.Подгорный, министры иностранных дел А.А.Громыко и обороны А.А.Гречко, а в дальнейшем - Д.Ф.Устинов и их преемники на высших правительственных постах.
В силу отмеченного ранее глобального противостояния в мире между двумя социальными системами, первостепенную значимость для советского государства имело ведение разведывательной работы за рубежом.
При Андропове начинались многие разведывательные операции, о которых мир узнал спустя годы и десятилетия.
Отметим, что когда в июне 1972 г. ПГУ КГБ получило новый комплекс зданий под Москвой (его строительство было зашифровано как сооружение здания для международного отдела ЦК КПСС). В нем был оборудован кабинет для Андропова, в котором он регулярно 1-2 дня в неделю занимался непосредственно вопросами разведки.
Бывший первый заместитель начальника ПГУ В.А.Кирпиченко подчеркивал, что Андропов не терпел "нудных докладов, построенных по стандартной схеме. Он раздражался, перебивал докладчика, задавал множество неожиданных вопросов...
Я предупреждал резидентов, - писал в этой связи В.А.Кирпиченко, что к докладам и отчетам надо готовиться очень основательно, что необходимо знать все детали обсуждаемых вопросов и ориентироваться на ведение диалога..."[8].
Даже столь высокопоставленный руководитель разведки как В.А.Кирпиченко, что свидетельствует об уровне политико-профессионального мышления Андропова, подчеркивал, что "нередко покидал кабинет председателя с чувством неудовлетворенности самим собой, так его уровень мышления, знания, умения нестандартно и увлекательно вести беседу заставляли осознавать, и иногда довольно остро, собственную некомпетентность в ряде вопросов, неспособность также досконально разобраться в существе каких-то проблем".
Будь это единичное признание, его было бы можно отнести на счет вежливой комплиментарности по отношению к бывшему руководителю (хотя у наших мемуаристов комплиментарность по отношению к коллегам, в том числе и, прежде всего, бывшим, явно не в чести). Но повторяемое неоднократно, разными лицами, в разных условиях и при разных обстоятельствах, оно, безусловно, характеризует, прежде всего, отличительные, если не выдающиеся, личные качества Андропова как человека и как руководителя.
В конце 60-х годов прошлого века разведывательная деятельность КГБ была не только активизирована, но и приносила ощутимые позитивные результаты.
С учетом внезапного разрыва дипломатических отношений с Израилем, КГБ при СМ СССР удалось существенно расширить свои разведывательные позиции в этой стране, ставшей важным стратегическим партнером США по разведывательной работе не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах мира (в частности, израильские спецслужбы активно работали на африканском континенте, а также в странах Европы).
Многие разведывательные операции спецслужб этой страны находились под контролем советской разведки. Но не обходилось и без потерь[9].
Но тогда же, в годы руководства КГБ Андроповым были сделаны и ценнейшие приобретения советской разведки, о которых мир узнал гораздо позднее.
Так, еще в 1968 г. был завербован шифровальщик ВМС США Джордан Энтони Уокер, впоследствии привлекший к сотрудничеству с разведкой еще несколько важных источников разведывательной информации.
Поступавшая от Уокера информация о планах и действиях американского военного командования против партизан "Вьетконга" в Южном Вьетнаме и против Демократической Республики Вьетнам играла чрезвычайно важную роль в организации противодействия им. Уокер был разоблачен в мае 1985 г., фактически случайно - о его связи с КГБ в ФБР сообщила бывшая жена[10].
Следует также отметить, что Ю.В.Андропов уделял пристальное внимание организации взаимодействия органов безопасности социалистических государств, где он был хорошо известен еще по своему прежнему посту куратора международных связей ЦК КПСС.
Практически такое взаимодействие со спецслужбами социалистических государств строилось как на двусторонней, так и многосторонней основе, о чем свидетельствуют совместные совещания (одно из них было проведено в Гаване в 1980 г.).
В качестве примера совместных операций КГБ и его партнеров приведем только совместную разработку национальных редакций радиостанций "Свобода" и "Свободная Европа".
Как было подсчитано автором на основе открытых публикаций, с середины 50-х годов к 1987 г. в них были внедрены более 80 сотрудников разведок социалистических государств.
На годы нахождения Андропова на посту председателя КГБ приходится немало международных конфликтов и резких изменений в системе и структуре международных отношений.
Хронологически первым международным конфликтом, с которым председателю КГБ пришлось столкнуться еще на своем предыдущем посту секретаря ЦК, явилась начавшаяся еще в сентябре 1964 г. война во Вьетнаме, активное военное, дипломатическое и иное участие в которой принимали США и их вооруженные силы.
Следующим стала арабо-израильская "шестидневная" война 1967 года, вспыхнувшая буквально в первые дни его пребывания во главе КГБ.
Также важным событием не только международной, но и внутриполитической жизни СССР стал ввод советских войск и войск стран Организации Варшавского договора в Чехословацкую Социалистическую Республику (ЧССР) 22 августа 1968 г..
Но, как отмечал впоследствии еще один перебежчик из КГБ О. Гордиевский, Андропов не входил еще тогда в узкий круг из 5 членов Политбюро ЦК КПСС - Л.И.Брежнев, А.Н.Косыгин, Н.В.Подгорный, М.А.Суслов и П.Н.Шелест, - которые принимали самые важные решения в ходе развивавшегося политического кризиса в Чехословакии.
Хотя информация КГБ, естественно, и играла значительную роль в выработке решений по данному вопросу (Для сбора информации о положении в этой стране, поскольку социалистические страны не вели разведывательной работы друг против друга, ограничиваясь сотрудничеством посредством официальных представительств национальных спецслужб, КГБ направил в ЧССР около 30 разведчиков-нелегалов, преимущественно из западно-европейских государств, в числе которых был и родной брат Гордиевского Василий Антонович)[11].
Непосредственно в Праге руководство операциями Особых отделов КГБ осуществляли заместитель председателя КГБ С.К.Цинев и начальник 3 управления (военной контрразведки) В.В.Федорчук.
Напряженность была столь высока, что и в Москве не только председатель, но и многие другие руководящие работники КГБ даже ночевали в служебных кабинетах.
Затем были также:
- обострение советско-китайских отношений в 1968-1969 гг., приведшее даже к вооруженным конфликтам на границе;
- арабо-израильская война 1973 г.;
- антиколониальная революция в Анголе 1975 г., вызвавшая попытки иностранной военной интервенции с участием ведущих империалистических держав,
- Апрельская революция в Афганистане в 1975 г.,
- сандинистская революция в Никарагуа,
- мощные антисоциалистические выступления в Польской Народной
Республике 1980-1981 годов[12]...
И многие другие, забытые ныне, но требовавшие самого пристального повседневного внимания как советской разведки, так и председателя КГБ СССР.
При этом не только КГБ, но и многие другие органы, инстанции СССР становились причастными к возникавшим международным колизиям.
Как это, например, случилось 20 апреля 1978 г. вследствие залета "Боинга-707" рейса N 902 Париж-Сеул (через Северный полюс) корейской авикомпании в советское воздушное пространстранство. К чести сказать бывшего советского командования силами ПВО - Противовоздушной обороны страны, - оно признало, что, в соответсвии с действующмии нормативными документами, дало команду на осуществление принудительной посадки самолета-нарушителя всеми имеющимися силами ПВО Северного Военного округа.
Вследствие этого самолет-нарушитель, пролетевший более 400-хсот километров в воздушном пространстве СССР, был принудительно посажен на одно из озер на Кольском полуострове, в то время еще покрытое льдом.
Несмотря на то, что на следующий день должен был начаться официальный визит Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева в ФРГ, США первоначально заявили о том, что СССР якобы был "сбил гражданский южнокорейский авиалайнер".
И лишь последующее сообщение о том, что экипаж и 112 его пассажиров "Боинга" (один из которых погиб вследствие осколочного ранения в результате взрыва зенитной ракеты, разорвавшейся под левым крылом авиалайнера, а другой умер от инфаркта в салоне самолета), находятся в СССР, заставил сразу же прекратить антисоветскую пропагандстскую кампанию в зарубежных СМИ по поводу сбитого "гражданского самолета".
Тем временем, экипаж самолета показал, что знал о вторжении в воздушное пространство СССР, видел международно-обусловленные маневры советских истребителей-перехватчиков, предлагавших ему следовать на посадку, но грубо, вопреки всем имеющимся международным правилам полетов, игнорировал эти требования, следствием чего стало принудительное прерывание полета самолета-нарушителя. Кстати сказать, в полном соответствии с международно-признанными нормами международного права.
Широкомасштабная провокация против СССР провалилась.
По мнению очень многих экспертов, попытка проникновения в воздушное пространство СССР "Боинга - 707" , являлась частью операции по технической разведки советской системы ПВО, что фактически не отрицалось и западными странами[13].
В целом этот сценарий, по мнению многих экспертов, соответствовал и разведывательной операции против СССР, проведенной 1 сентября 1983 г., в ходе которой также было осуществлено силами ПВО страны "принудительное пресечение" полета самолета-нарушителя над территорией СССР. Но в данном случае, по опубликованной информации, в операции принимали участие уже 3 самолета - гражданский южнокорейский "Боинг", а также два военно-разведывательных самолета ВВС США, действовавшие под его прикрытием. Вследствие чего "умножение" и "дублирование" аэровоздушных целей-нарушителей и привело к сбитию гражданского южнокорейского авиалайнера.
При Андропове также был разоблачен ряд агентов иностранных спецслужб.
Так летом 1977 г. был арестован сотрудник ГРУ А.Филатов, завербованный ЦРУ в Алжире в феврале 1974 г. Вербовка его стала продолжением оперативной разработки, начатой еще во время первой зарубежной командировки в Лаос.
Однако уже через 6 месяцев после возвращения из Алжира КГБ начало контрразведывательную операцию в отношении Филатова, и еще через полгода он был арестован. Шпион дал признательные показания, помогал следователям, вследствие чего 2 сентября были захвачены с поличным при проведении тайниковой операции сотрудник посольства США В.Крокет и его жена. С учетом этих обстоятельств 14 июля 1978 г. Филатов был приговорен к 15 годам лишения свободы.
Показательно и то, что одновременно в июле того же года в Москве начался суд над А.Щаранским, обвинявшемся в сотрудничестве с американской разведкой. Отметим, что он обвинялся по статьям 64 и 70 УК РСФСР (""Измена Родине в форме оказания помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности против СССР" и "Антисоветская агитация и пропаганда").
Неосведомленному читателю поясним, то ныне Анатолий (Натан) Щаранский именуется в СМИ не иначе как "жертвой произвола КГБ", "диссидентом" и "правозащитником".
Действительно, в августе 1976 г. Щаранский вошел в состав "Хельсингской группы", в связи с чем его арест 13 марта 1977 г. вызвал за рубежом многочисленные выступления с требованиями его освобождения и клеветническими кампаниями в адрес советских властей.
Отметим, однако следующее обстоятельство.
В 1995 г. в Израиле вышли мемуары Нехемии Леванона, на протяжении многих лет являвшегося руководителем как Русского отдела МИД Израиля, так и специальной секретной службы этой страны "Нативы", "Пароль - Натива!".
В ней, в частности, содержится и следующее весьма интересное признание: "Щаранский запутался в неосторожных, безответственных шагах, в своих связях с американской разведкой. Эти действия привели к тяжелейшим последствиям для всего еврейского движения в СССР", и указывал, что "Натива" контактов с Щаранским не поддерживала (цитируется по: www.newswe/pro/pro/htn)[14].
Но был ли председатель КГБ всеведующим и всезнающим? Конечно, отнюдь нет. Динамика и диалектика разведывательного противоборства, все более принимавшего глобальный и тотальный характер, приносила, казавшиеся "победами" преимущества то одной, то другой стороне.
К числу очевидных неудач советской разведки можно отнести и многолетнюю операцию ФБР США "Соло", связанную с подставой руководству КПСС двух агентов в качестве высокопоставленных работников американской компартии.
Как не удалось КГБ заблаговременно вскрыть план А.Пиночета по подготовке военного переворота в Чили в сентябре 1973 г. Хотя в конце августа будущий диктатор в качестве министра обороны Чили посетил СССР, где на Высших командных курсах "Выстрел", по-видимому, дал личные гарантии безопасности обучавшимся в СССР чилийским офицерам - после военного переворота 11 сентября все они выехали на родину.
Как и его предшественникам на посту председателя КГБ, Андропову приходилось сталкиваться с фактами предательств разведчиков и сотрудников других подразделений КГБ СССР.
Первым из них стал побег в ФРГ в октябре 1967 г. разведчиков-нелегалов Е.Рунге (оперативный псевдоним "Макс") и его жены В.Руш("Зина")[15].
Следующим фактом предательства стал побег 20 сентября 1971 г. сотрудника посольской резидентуры в Лондоне О.Лялина, приведший к объявлению персонами нон грата, то есть высылке из страны, 105 советских представителей в Великобритании.
Но самым тяжелым его следствием стал захват с поличным британской контрразведкой MI-5 нелегальной резидентуры КГБ во время сеанса радиосвязи с Москвой.
Предательство Лялина стало следствием оперативной комбинации в отношении него британской контрразведки, однако он "переиграл" СИС, попросив политического убежища и отказавшись вернуться в Москву в качестве агента этой спецслужбы.
Англичане попытались извлечь из предательства Лялина максимальный эффект, легализовав его побегом все материалы, которые были собраны MI-5 на всех неугодных и "неудобных" для разработки контрразведкой советских граждан. В итоге в Лондонской резидентуре КГБ осталось только 7 сотрудников, не имевших достаточного опыта для работы в столь ужесточившихся условиях.
В связи с демаршем английских властей генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев прервал свою поездку по ряду социалистических стран и 27 сентября провел экстренное заседание Политбюро ЦК, посвященное этому вопросу. После этого министр иностранных дел СССР А.А.Громыко вылетел в Лондон для проведения конфиденциальных переговоров с британскими властями.
Побег Лялина, вызванная этим обстоятельством высылка советских представителей из Великобритании и поднятая в СМИ в этой связи антисоветская кампания в определенной степени негативно повлияли на отношения Андропова с министром иностранных дел А.А.Громыко.
Пропагандистская кампания в связи с "делом Лялина" имела еще одно последствие. В октябре того же года в Брюсселе попросил политического убежища в США майор ГРУ А.Чеботарев, чуть ранее завербованный бельгийской службой безопасности Сюрте. Однако уже через несколько месяцев он пришел в советское посольство в Вашингтоне с просьбой помочь ему вернуться на Родину.
Доставленный в Москву, на первой же беседе с начальником ГРУ П.И.Ивашутиным в присутствии начальника управления "К" (внешней контрразведки) ПГУ КГБ О.Д.Калугина, Чеботарев подробно рассказал об обстоятельствах своей вербовки и побега в США, изъявив желание активно помогать следствию.
В специальной докладной записке по этому делу, утвержденной Андроповым, предлагалось по завершению суда над Чеботаревым, в связи с его добровольной явкой с повинной и активной помощью следствию, ходатайствовать перед Верховным Советом СССР о его помиловании, а также об оказании ему помощи в трудоустройстве по специальности после освобождения (Чеботарев был освобожден через 6 месяцев после объявления приговора).
В этой записке также содержалось реализованное впоследствии предложение довести до сведения всех сотрудников разведки КГБ и ГРУ, что не будут подвергаться уголовному наказанию лица, совершившие ошибки и даже преступления при исполнении служебных обязанностей, если они честно признаются в содеяном и нанесеный их действиями ущерб будет иметь локальный характер.
Следует особо подчеркнуть, что эта позиция полностью соответствовала части 2 статьи 64 УК РСФСР, введенной в Уголовный кодекс РСФСР 25 июля 1965 г..
Еще одним фактическим провалом в годы руководства КГБ Андроповым можно считать многолетнюю невскрытую деятельность архивиста ПГУ В.Н.Митрохина, который, пользуясь бесконтрольностью при подготовке перевода оперативного архива разведки с Лубянки в Ясенево, делал выписки из многих сообщений резидентур. В феврале 1992 г. Митрохин бежал в Великобританию через территорию Латвии.
Сообщенные Митрохиным данные позволили спецслужбам Великобритании и других европейских государств уточнить представления о предшествовавшей деятельности советской разведки. Для закрепления пропагандистского эффекта от факта перехода перебежчика на Запад, в целях "активизации формирования контрразведывательного сознания" населения этих стран, СИС в 1995 г. была подготовлена книга "Архив Митрохина"[16].

В июне 1980 г. при помощи ЦРУ из Москвы совершил побег сотрудник 8 Главного управления КГБ В.Шеймов. Обстоятельства его исчезновения вместе с семьей были таковы, что КГБ начал активный розыск пропавшего секретоносителя. Лишь в 1993 г. американцы официально признали факт нахождения Шеймова в США, а еще через год предатель выпустил книгу своих "мемуаров".
Разумеется, побеги сотрудников тяжело отражались на проводимых КГБ операциях, а каждый такой факт использовался спецслужбами не только для высылки сотрудников советских диппредставительств и арестов информаторов из числа граждан страны пребывания, но и для раздувания шпиономании и антисоветских настроений.
Для сравнения отметим, что за пятьдесят лет существования ЦРУ, к 1997 году было выявлено и арестовано свыше 100 его сотрудников, сотрудничавших со спецслужбами иностранных государств, в том числе шпионивших в пользу и таких "союзников" США, как Израиль и ФРГ.
Еще одной кадровой ошибкой председателя КГБ многие называют назначение на высокий руководящий пост О.Д.Калугина[17]. Хотя, с другой стороны, многие сотрудники разведки признавали, что первоначально не только не было данных, компрометировавших Калугина, но также и тот факт, что при возникновении определенных подозрений в его отношении Андропов предпринял меры по их проверке и исключению нанесения ущерба интересам госбезопасности СССР.
В своей повседневной деятельности председателю КГБ СССР приходилось заниматься и вопросами, связанными с возникновением различного рода чрезвычайных ситуации внутри страны.
Одной из них явились события 7-8 ноября 1975 г. в порту Риги и на акватории Балтийского моря, связанные с попыткой угона военного судна ВМФ СССР в Швецию.
Бурные ветры политических перемен, ворвавшиеся в нашу жизнь, изменили многие представления о должном и невозможном, о предательстве, морали, долге и иных непреходящих нравственных ценностях.
Возвеличили предательство, предали забвению подлинных, пусть и неизвестных героев истории нашей страны.
Подобные мысли возникают при знакомстве с некоторой учебной и иной литературой, адресованной подрастающему поколению граждан нашей страны.
Чтобы не быть голословным приведу несколько примеров.
В "Энциклопедии для детей" читаем о том, что 8 ноября 1975 г. "на большом противолодочном корабле "Сторожевой" вспыхнуло восстание под руководством замполита капитана 3-го ранга В.Саблина... Офицеры и мичманы его не поддержали и были арестованы восставшими".
Причем Саблин представлен эдаким "героем-тираноборцем". [18].
И - ни слова о намерении угнать военный корабль в Швецию, что доказывается маршрутом и обстоятельствами движения корабля (в скобках также отметим, что Саблин, в отличие от других замполитов, обладал навыками судовождения, что позволяло ему единолично пролагать курс и вести корабль).
Несколько слов "герою" посвящены и в школьном учебнике истории.
Так, девятиклассники ныне читают: " ...Саблин сумел вывести корабль из Риги в Ленинград, с тем чтобы обратиться к руководству страны с воззванием против "казнокрадства и демагогии, показухи и лжи", царящих в обществе". Поднятые в воздух бомбардировщики остановили корабль. Саблин был расстрелян за "измену Родине"[19].
И, опять же, ни слова о том, что в апреле 1994 г. Военная коллегия Верховного Суда России, рассмотрев уголовное дело в отношении В.М.Саблина и помогавшего ему матроса Шеина, признала указанных лиц виновными в совершении воинских преступлений: Саблина в превышении власти, неповиновении и сопротивлении начальнику, а Шеина - в соучастии в указанных преступных деяниях, правда, смягчила приговоры (Шеину - до 5 лет лишения свободы, отбытых им).
В определении Военной коллегии от 12 апреля 1994 г. указано, что ни Саблин, ни Шеин не подлежат реабилитации.
В уже упоминавшейся энциклопедии для детей также читаем, конечно, с оценкой "плюс", что "одним из самых необычных участников диссидентского движения оказался капитан КГБ Виктор Орехов[20].
Конечно, повествуя о том, как в 1977-1978 гг. Орехов передавал служебную информацию, что, понятно, является воинским преступлением - такие у нас сегодня "герои" и "образцы для подражания" молодежи!, - авторы энциклопедической статьи не упоминали - да и не могли знать!, - что сей "герой" предлагал себя на роль исполнителя или организатора террористических актов в Москве.
Да и зачем писать о том, что благодаря ему десятки людей - в том числе и автор этих строк, - оказались под подозрением в предательстве? Да что душой кривить - были взяты в оперативную разработку своими коллегами!
И им, авторам подобных слащавых сентенций о "чекисте-диссиденте", конечно, невдомек, что 25 августа 1978 г. Орехов был арестован только после того, как контрразведке стало известно, что уже запланирована его встреча с сотрудником спецслужб "одной иностранной державы", специально приехавшим в нашу страну на сей раз по паспорту гражданина США.
O tempora, o morale - "О, времена, о нравы!" - восклицали в подобных случаях римляне. Но подобный вывод кажется нам очень актуальным и сегодня.
Особенно, если задуматься о том, чему и на каких примерах учим мы нашу молодежь СЕГОДНЯ.
Надо ли только, после этого, удивляться полученным результатам?!
В нашем повествовании нельзя пройти мимо и следующего специального сообщения, отправленного председателем КГБ СССР в ЦК КПСС 24 января 1977 г., но получивший относительную известность только в июле 1991 г. и по сей день вызывающего немалые споры:

"О планах ЦРУ по приобретению агентуры
влияния среди советских граждан

По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики.
В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.
ЦРУ разработало программы индивидуальной подготовки агентов влияния, предусматривающей приобретение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную политическую и идеологическую обработку. Кроме того, один из важнейших аспектов подготовки такой агентуры - преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства.
Руководство американской разведки планирует целенаправлено и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управления и выполнять сформулированные противником задачи. При этом ЦРУ исходит из того, что деятельность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа и искривления руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки.
По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, будет вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходит из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях.
По заявлениям американских разведчиков, призванных непосредственно заниматься работой с такой агентурой из числа советских граждан, осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах жизни нашего общества, и прежде всего в экономике, что приведет в конечном счете к принятию Советским Союзом многих западных идеалов.

КГБ учитывает полученную информацию для организации мероприятий по вскрытию и пресечению планов американской разведки.

Председатель Комитета Ю. Андропов"[21].

В целом этот документ дает также представление о содержании, форме и объеме разведывательной информации, регулярно направлявшейся КГБ в Центральный Комитет КПСС.
Ныне некоторые не только журналисты, но и историки и политологи, стремятся поставить под сомнение сам факт наличия "агентуры влияния", называя ее "досужими вымыслами КГБ" или лично Андропова, Крючкова и т.д..
Нам представляется излишним дискутировать с этими авторами, поскольку операции влияния разведок описаны одним из первых признанных
советских специалистов разведки К.К. Звонаревым еще применительно к 1915 году[22].
Начальник отделения контрразведки при штабе Петроградского военного округа Б.В. Никитин так же в своих мемуарах, изданных в 1937 г. в Париже, рассказывал о деятельности в России в мае-июне 1917 г. "агента влияния" Германии некоего К.[23].
А вот как характеризуют этот институт уже неоднократно упоминавшиеся нами американские авторы Норман Палмер и Томас Ален:
Агент влияния - лицо, используемое для оказания тайного влияния на государственных чиновников, средства массовой информации или активную часть населения в интересах и для достижения целей, преследуемых иностранной державой"[24].
В статье "История учит", предворяющий сборник интереснейших документов 1945-1950-х годов ХХ века о внешнеполитической доктрине "Сдерживания коммунизма" из архивов США, И.М. Ильинский писал об агентах влияния следующее: "...речь не идет о том, что эти и им подобные люди были напрямую связаны со спецслужбами США и других стран, хотя наверняка имелись и такие. Имеется в виду, что занимая крупные посты в органах партии и государства, они разделяли взгляды идеологического противника на будущее СССР. Конечно, лучше или хуже, они исполняли и свои служебные функции, иначе их сняли бы с постов. Но они говорили и делали также "нечто" такое, что разрушало Систему"[25].
Так что ответ на вопрос об "агентуре влияния", на наш взгляд, дан исчерпывающий.
Новому председателю КГБ пришлось столкнуться и с фактами возникновения массовых беспорядков.
Так, 13 июня 1967 г. в г. Чемкенте вследствие спровоцированных беспорядков, в которых принимали участие около 100 человек, были убиты 7 и ранее около 50 человек. По результатам расследования происшедшего к уголовной ответственности были привлечены 43 человека.
Как отмечал Андропов по этому поводу в одной из записок в ЦК КПСС в начале июля 1967 г., при анализе "... становится очевидным, что внешне стихийные события, носившие, на первый взгляд, антимилицейскую направленность, в действительности явились следствием определенных социальных процессов, способствовавших вызреванию самочинных действий"[26].
13 июля 1968 г. толпой на рынке г. Нальчика также вследствие распространения провокационных слухов был разгромлен пункт милиции и убит участковый. По результатам расследования к уголовной отвественности были привлечены 33 участника погрома.
Последующее нападение на здание милицейского КПЗ, в котором участвовали около 500 человек, произошло в г. Новомосковске Тульской области 22 января 1977 г.
После этого факта председатель КГБ дал указание провести глубокое исследование всех фактов и причин возникновения массовых беспорядков в 1957 - 1967 годы, по результатам которого были подготовлены и разосланы в территориальные органы и особые отделы КГБ соответствующее указание.
Отметим и то чрезвычайно важное обстоятельство, что анализ показал, что причиной подавляющего большинства фактов возникновения массовых беспорядков являлись неправомерные, либо воспринимавшиеся окружающим как "неправомерные" в момент их совершения, действия милиции и иных представителей органов власти.
В этой связи одной из задач перед органами госбезопасности председатель КГБ поставил выявление предпосылок к возникновению массовых беспорядков и проведение необходимых предупредительно-профилактических мер по их недопущению.
И эти меры позволили на протяжении многих лет избегать повторения подобных фактов. И лишь один раз, 24 октября 1981 г. в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ, Северная Осетия), избежать трагических столкновений, в которых участвовало до 4,5 тысяч человек, не удалось[27].
Однако на годы пребывания Андропова на посту председателя КГБ СССР также приходится начало политики "детанта" (разрядки) в Европе, начало которой положил первый визит в Москву президента США Р.Никсона в июне 1972 г., последующая активизация двусторонних советско-американских, советско-западногерманских отношений, "хельсингского" процесса, приведшего к кардинальному изменению международных отношений, выразившемуся в подписании 1 августа 1975 г. Заключительного акта совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
И все это на фоне непрекращающегося противоборства спецслужб двух систем государств в духе "холодной войны", обоюдной активно-наступательной стратегии и сохраняющейся сверхподозрительности...
Как отмечал недавно доктор исторических наук В.Н.Хаустов, с началом процесса "разрядки международной напряженности" многие спецслужбы иностранных государств и зарубежные антисоветские организации и центры значительно активизировали свою подрывную деятельность, рассчитывая извлечь максимум выгоды из изменившейся международной обстановки и международных отношений. Они, в частности, активизировали засылку в СССР своих представителей - "эмиссаров", по терминологии КГБ тех лет, - под видом туристов, коммерсантов, участников различных видов научного, студенческого, культурного и спортивного обмена. Только в 1972 г. было выявлено около 200 подобных эмиссаров[28].
В отдельные годы число выявлявшихся только на территории СССР эмиссаров зарубежных центров превышало 900 человек.
Все эти, и многие другие постоянно действовавшие факторы международной и внутриполитической жизни и текущие события и происшествия и определяли приоритеты и график работы председателя КГБ Юрия Владимировича Андропова.
В завершении главы представляется целесообразным привести выдержки из первого доклада Андропова о деятельности КГБ при СМ СССР за 1967 год.
Вот как информировал Ю.В.Андропов ЦК КПСС об итогах работы КГБ (N 1025-А/ОВ от 6 мая 1968г.). Поскольку этот документ позволяет получить в целом представление как об основных направлениях и задачах деятельности органов безопасности в тот период, так и об объеме, и результатах их работы, приведем ряд выдержек из него.
В нем, в частности, председателем КГБ подчеркивалось:
"...Основное внимание органов КГБ было сосредоточено на усилении прежде всего внешнеполитической разведки, с тем, чтобы она активно способствовала успешному осуществлению советской внешней политики, надежно обеспечивала своевременное выявление, срыв и разоблачение подрывных планов империалистических государств и их разведывательных органов...".
В этом документе отмечалось, что всего резидентурами КГБ было получено 25645 информационных материалов, и еще 7290 материалов поступило в порядке обмена материалами от разведок социалистических государств. (Наиболее сильными и результативными специальными службами в 70-е-80-е годы при этом считались разведки Германской Демократической Республики (Управление "А" МГБ ГДР), а также Чехословакии и Польши).
Особо оговоримся, что здесь и далее в подлиннике документа, до самого недавнего времени имевшего гриф "Совершенно секретно. Особой важности", цифровые данные вписаны от руки в оставленные пропуски машинописного текста, что свидетельствует об их особо секретном содержании и значении.
На основании полученных ПГУ КГБ СССР материалов в ЦК КПСС было
направлено 4260 информационных сообщений, дополнительно в линейно-функциональные отделы ЦК КПСС было направлено 4728 сообщений, в МИД - 4832, в министерство обороны и ГРУ - 4639.
Дополнительно членам Политбюро были направлены 42 бюллетеня внешнеполитической развединформации.
Помимо этого, в различные министерства и ведомства СССР было направлено 1495 информаций, 9910 материалов и 1403 образца техники, по заданиям Военно-промышленной комиссии было добыто 1376 работ по 210 темам и более 330 образцов техники.
По линии контрразведки органами КГБ "среди сотрудников дипломатических представительств и приезжающих в СССР туристов, коммерсантов, членов различных делегаций (в 1967г. их насчитывалось свыше 250 тысяч человек), установлены 270 иностранцев, подозреваемых в причастности к специальным службам противника. За разведывательную деятельность, проведение акций идеологической диверсии, контрабанду, незаконную валютную деятельность и нарушение норм поведения выдворено из СССР 108 и привлечено к уголовной ответственности 11 иностранцев.
Аппаратами военной контрразведки КГБ совместно с органами безопасности ГДР разоблачено 17 агентов западных разведок, проводивших шпионскую работу против Группы советских войск в Германии....
Исходя из того, что противник в своих расчетах расшатать социализм изнутри делает большую ставку на пропаганду национализма, органы КГБ провели ряд мероприятий по пресечению попыток проводить организованную националистическую деятельность в ряде районов страны....
В 1967г. на территории СССР зарегистрировано распространение 11856 листовок и других антисоветских документов... Органами КГБ установлено 1 198 анонимных авторов. Большинство из них встало на этот путь в силу своей политической незрелости, а также из-за отсутствия должной воспитательной работы в коллективах, где они работают или учатся. Вместе с тем отдельные враждебно настроенные элементы использовали этот путь для борьбы с Советской властью. В связи с возросшим числом анонимных авторов, распространявших злобные антисоветские документы в силу своих враждебных убеждений, увеличилось и количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за этот вид преступлений: в 1966г. их было 41, а в 1967 году - 114 человек...
Характеризуя состояние оперативных учетов органов КГБ, следует отметить, что в количественном отношении они продолжают сокращаться, хотя и в незначительной степени. По данным на 1 января с.г. контрразведывательными аппаратами ведется разработка 1 068 человек, разыскивается 2 293 человека, осуществляется наблюдение за 6747 человек.
В 1967г. органами КГБ привлечено к уголовной ответственности 738 человек, из них 263 человека за особо опасные и 475 - за иные государственные преступления. В числе привлеченных к уголовной ответственности 3 человека, совершивших диверсии, 121 человек являются предателями и карателями периода немецко-фашистской оккупации, 34 человека обвинялись в измене Родине и покушении на измену, 96 человек - в антисоветской агитации и пропаганде, 221 человек - в нелегальном переходе границы, 100 человек - в хищениях государственного и общественного имущества в крупных размерах и взяточничестве, 148 человек - в контрабанде и нарушении правил о валютных операциях, один иностранец и один советский гражданин арестованы за шпионаж....
Следственными аппаратами КГБ пересмотрено по заявлениям граждан 6 732 архивных уголовных дела на 12 376 человек; по 3 783 делам вынесены заключения о их прекращении (что, добавим от себя, влекло за собой освобождение или реабилитацию проходящих по ним лиц - О.Х.).
Важное значение придавалось мерам профилактического характера, направленным на предупреждение государственных преступлений. В 1967г. органами КГБ было профилактировано 12 115 человек, большинство из которых допустили без враждебного умысла проявления антисоветского и политически вредного характера....
Контрольно-пропускными пунктами пограничных войск и следственными аппаратами КГБ у контрабандистов и валютчиков изъято в 1967г. золота в слитках и монетах около 30 кг, изделий из драгоценных металлов и камней, иностранной валюты и разных товаров на общую сумму 2 миллиона 645 тысяч рублей.
...на работу в органы и на службу в войска КГБ принято 11 103 человека, из них 4502 - на офицерские должности. Одновременно уволено 6 582 человека, из которых 2 102 являлись офицерами. Чекистские кадры пополнились в отчетном году 470 работниками, прибывшими с партийной, комсомольской и советской работы".
Но в то же время в отчете подчеркивалось, что "разведывательной службой КГБ еще не создано необходимых агентурных позиций в правительственных, военных, разведывательных органах и идеологических центрах противника, что не дает возможности добывать информацию о его планах и замыслах, заблаговременно ориентировать ЦК КПСС и Советское правительство о наиболее важных действиях империалистических государств по главным направлениям их внешней и внутренней политики. По этой же причине разведывательная служба КГБ еще слабо влияет на развитие политических событий в кризисных ситуациях в выгодном для Советского Союза направлении, не всегда использует слабости в лагере империализма и противоречия между капиталистическими странами.
Контрразведывательная служба КГБ, располагая данными о наличии в СССР вражеской агентуры, не добилась в отчетном периоде ощутимых результатов в разоблачении этой агентуры, в выявлении и закрытии всех возможных каналов утечки государственных секретов...
   Слабо используются контрразведывательные возможности для противодействия попыткам противника осуществлять акции идеологической диверсии, склонять политически и морально неустойчивых лиц к невозвращению на Родину. В значительной мере этим недостатком объясняется тот факт, что в 1967 году 17 человек остались за границей; не удалось также предотвратить 3 случая измены Родине военнослужащими Советской Армии".
   Добавим, что подобная форма и структура отчетов в "инстанции", как на профессиональном языке именовались ЦК КПСС и Совет министров, сохранилась и в дальнейшем, дополняясь новыми блоками информации по вновь открывавшимся направлениям оперативной работы и с образованием иных структурных подразделений органов госбезопасности.
  
   Легендарному спартанскому правителю Ликургу, жившему в IX - VIII веках до нашей эры, приписывают следующие слова: "Государство существует, охраняемое личным участием каждого!". Как бы то ни было, но Андропов искренне верил в справедливость этого тезиса и его непреходящую мудрость. Ее же он прививал и чекистам, предъявляя высокие требования к их морально-политическим и профессиональным качествам.
В одном из своих первых программных выступлений, обращаясь к выпускникам Высшей школы КГБ СССР им. Ф.Э.Дзержинского в июле 1967 г., Ю.В.Андропов подчеркивал, что "в нынешних условиях, когда борьба с врагом происходит в особых условиях быстрого развития научно-технического прогресса и культуры во всех ее сферах... нужны глубокие знания, всесторонняя подготовка, умение разбираться в сложных переплетениях внутриполитической и внешнеполитической жизни.
   Сказанное имеет особое значение еще и потому, что за последнее время империализм все больше навязывает нам борьбу на фронте идеологии... Вот почему он пытается подтачивать советское общество с помощью средств и методов, которые с первого раза не укладываются в наше представление о враждебных проявлениях. Более того, можно сказать, что противник ставит своей целью на идеологическом фронте действовать так, чтобы по возможности не переступать статьи уголовного кодекса, не переступать наших законов, действовать в их рамках, и тем не менее действовать враждебно.
...Нам надо беречь и укреплять доверие советских людей, всего советского народа к органам государственной безопасности, потому что это доверие - залог всех наших успехов"[29].
Выступая на собрании комсомольцев центрального аппарата КГБ 23 октября 1968 г., председатель КГБ обращал внимание на следующие обстоятельства:
"В такой работе как наша, в силу оказанного нам доверия, в силу того, что эта работа дает нам немалые полномочия и в то же время она в определенной мере закрыта от публичной критики, довольно легко зазнаться, утратить трезвое, критическое отношение к себе. Вот почему надо быть особенно бдительным. Вот почему скромность есть и всегда будет у нас одним из важных критериев оценки работников.
...Что значит быть на высоте требований? Это значит... уметь воспитать в себе и пронести через всю жизнь такие высокие качества, как честность, чуткость к окружающим, умение видеть в людях не только плохое, но и хорошее. Об этом важно помнить, так как в нашей работе часто приходится сталкиваться с изнанкой жизни, самыми неприглядными ее чертами. Все это у людей нестойких может породить известный перекос в мировоззрении, в характере и в отношении к человеку. Для нашей работы такой перекос - дело недопустимое. Чекист без веры в советского человека, подменивший настоящую острую бдительность болезненной подозрительностью, видящий во всем одно только плохое - это плохой чекист"[30].
Для Андропова была характерна высокая требовательность к кадрам. "Четкость, конкретность, оперативность - неоднократно подчеркивал он, - должны сочетаться у нас с нетерпимостью ко всякого рода нарушениям и расхлябанности, не взирая на то, какое служебное положение занимает то или иное лицо"[31].
Много внимания как председатель КГБ Андропов уделял и проблемам повышения профессионального уровня чекистских кадров. По его убеждению, "... профессиональный уровень - это не какая-то "постоянная величина". Он должен расти по мере того, как меняются и усложняются условия борьбы со спецслужбами противника. Только в этом случае мы сможем быть на высоте. Мало быть хорошо обученным. Тут надо выстоять и победить, мобилизовав для этого все своих волевые и интеллектуальные качества... Надо беззаветно верить в справедливость нашего дела, не поддаваться на провокации, в какой бы форме они не проявлялись, не забывать, что классовый враг всегда остается врагом, какими бы елейными словами он ни прикрывался.
И еще один вопрос, имеющий самое прямое отношение к воспитанию чекистов. Партия, государство дали нам большие полномочия, право решать в ряде случаев судьбы людей... Мы всегда говорили и говорим о том, что действовать надо осмотрительно, что данные нам права и полномочия использовать надо разумно. Это заставляет нас с еще большей требовательностью относиться ко всем нашим действиям"[32].
Выступая 1 сентября 1981г. перед личным составом Высшей Школы КГБ Ю.В.Андропов наметил целую программу повышения эффективности подготовки чекистских кадров. В частности, он отмечал: "было бы правильным теперь, опираясь на этот большой опыт и хорошие традиции школы, подумать над тем, как повысить уровень научной, учебной и воспитательной работы, чтобы выпускники школы и в профессиональном, и в морально-политическом отношении в полной мере отвечали бы тем возросшим требованиям, которые предъявляются к чекистам развитием советского общества, а также усложнившимся характером борьбы с противником...
Из школы выпускники должны вынести необходимую сумму знаний. Но это только одна сторона дела. Одних книжных знаний недостаточно... Чтобы быть на высоте партийных, политических требований, чтобы умело применять полученные знания на практике, выпускник школы должен обладать еще и чекистским характером.
...Важно, чтобы чекистская наука умела глубоко заглянуть в будущее, чтобы выпускники школы унесли с собой знания, необходимые для решения задач не только сегодня, но и завтра...
От чекиста требуется высокая нравственная и моральная чистота. Он должен во всех своих поступках и действиях руководствоваться благородными принципами и нормами социалистического общежития.
Вместе с тем решительно бороться со всем, что чуждо нашему социалистическому образу жизни. Здесь не может быть никаких компромиссов со своей совестью. От чекиста требуются активная жизненная позиция, боевой чекистский характер"[33].
Важной составляющей подготовки и воспитании чекистских кадров, как и всей кадровой политики, является вопрос об отношении к гражданам, в том числе переступившим, или балансирующим на грани нарушения закона. В многочисленных обращениях Андропова к чекистским коллективам мы можем найти немало указаний на этот счет.
"Решительно пресекая враждебную деятельноcть, - подчеркивал он еще в апреле 1971 г., - мы должны вместе с тем избегать однобокости, уметь отделять от врага тех лиц, кто случайно попал во враждебную среду, политически заблуждаются или используются противником".
На одном из совещаний руководящего состава органов КГБ в феврале 1979 г. Ю.В.Андропов обращал внимание на то, что "чекисты призваны бороться за каждого советского человека, когда он оступился, чтобы помочь ему встать на правильный путь. В этом и заключается одна из важнейших сторон деятельности органов госбезопасности. Она имеет большую политическую значимость, вытекающую из самой гуманной сущности нашего строя, отвечает требованиям идеологической работы партии"[34].
К числу других важнейших новаций, связанных с именем Андропова, можно отнести также образование Курсов усовершенствования оперативного состава (КУОС). На их базе позднее была организована подготовка сотрудников спецподразделений КГБ СССР.
Не менее важное значение имело также создание в КГБ подразделений специального назначения для решения оперативно-боевых задач.
Первым из них стала легендарная группа антитеррора "Альфа".
Отделение "А" 7-го управления КГБ, как официально первоначально именовалась "Альфа", было образовано по предложению Андропова и на основании соответствующего решения Политбюро ЦК КПСС приказом Председателя КГБ от 14 июля 1974 г.
Его задачами являлись борьба с терроризмом, захват вооруженных преступников, силовое прикрытие проведения оперативных мероприятий.
Вобравшая в себя лучшее из опыта как российских сил специального назначения, так и аналогичных зарубежных подразделений, "Альфа" со временем стала элитным подразделением КГБ.
В отличие от призванной действовать на территории собственной страны "Альфы", группа спецназначения ПГУ "Вымпел" была образована 19 августа 1981г. для решения сложных боевых задач за границей. Одним из непосредственных ее организаторов стал Ю.И.Дроздов, а ее первым командиром - Герой Советского Союза, начальник КУОС Э.Г.Козлов. Оба они являлись участниками операции по захвату президентского дворца Тадж-Бек в Кабуле 27 декабря 1979г..
Не останавливаясь подробно на деятельности "Альфы" и "Вымпела", подчеркнем только, что их создание было абсолютно обоснованным и оправданным, и что в дальнейшем они доказали высочайший уровень профессиональной подготовки к решению поставленных задач[35].
О значении творческого наследия Ю.В.Андропова для сегодняшних сотрудников органов безопасности России свидетельствуют следующие слова:
"Без сохранения высокой значимости офицерской чести, лучших профессиональных традиций и ценностей, без идеала служения общему благу, а также светлых образов тех, кто на разломе эпох, не смотря на все соблазны нашего непростого времени, остался верен "духу государственного служения" (носителем которого, без сомнения, был и Андропов), вряд ли можно создать эффективную силовую структуру, добиться подлинного авторитета и уважения граждан. А без помощи последних, если общество не доверяет своим спецслужбам, остановить растущую волну международного террора, криминального беспредела и насилия невозможно". Так написал в статье "Тайны Андропова", приуроченной к девяностолетию со дня рождения Юрия Владимировича, директор ФСБ России Н.П.Патрушев[36].




Источники и примечания
  
   Глава 1. Образование КГБ

Предисловие
1. См.: Полмар Н., Аллен Т.Б. Энциклопедия шпионажа. М., 1999, с. 290.
Глава 1. Образование КГБ
1. Берия Лаврентий Павлович(1899-1953), с 9 июля 1945 г. Маршал Советского Союза. В органах ВЧК с 1921 г. С 29 сентября 1938 г. - начальник Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР. В 1938-1945 гг. - нарком внутренних дел.
Осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР, расстерлян 23 декабря 1953 г.
Кобулов Богдан Захарович(1904-1953), с 1945 г. генерал-полковник. В органах ВЧК-НКВД с 1922 г. С 1938 г. - замначальника ГУГБ НКВД, в 1941-1945 гг. замнаркома внутренних дел и госбезопасности. С 11 марта 1953 г. - первый заместитель министра внутренних дел. Расстрелян по "делу Берии" в декабре 1953 г.
Масленников Иван Иванович(1900-1954), генерал армии. В органах НКВД с 1936 г., в 1939-1943 - заместитель наркома внутренних дел по войскам. В 1943-1945 гг. заместитель командующего, командующий рядом фронтов, 1946-1948 гг. командующий рядом военных округов, 1948-1954 - заместитель министра внутренних дел. Застрелился 16 апреля 1954 г..
Сазыкин Н.С.(1910-1985), с 1945 г. генерал-лейтенант. В органах ОГПУ с 1930 г. В 1947-1953 гг. помощник Л.П.Берии в Совете министров СССР, в марте-июле 1953 г. член Коллегии, начальник 4 (сек
ретно-политического) управления МВД СССР. В 1954 г. лишен воинского звания и уволен из органов госбезопасности.
Стаханов Николай Павлович(1901-1977). В 1927-1942 служил в погранвойсках, в 1942-1952 - начальник ГУПВ НКВД-МГБ-МВД СССР, с 1951 г. - заместитель министра госбезопасности, в 1954-1955 гг. заместитель министра внутренних дел СССР, в 1955-1961 гг. министр внутренних дел РСФСР.
Мамулов Степан Соломонович(1902-1976), с 1945 г. генерал-лейтенант. С сентября 1939 г. - заместитель начальника секретариата НКВД, в 1946-1953 гг. - заместитель министра внутренних дел.
В сентябре 1954 г. Военной коллегией Верховного Суда СССР приговорен к 15 годам лишения свободы.
2. См.: Лубянка: ВЧК - КГБ. 1917-1960. Справочник.Документы.(Составители Кокурин А.И., Петров Н.В.) М., 1997., с. 76.
3. Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000, с.
23.
4. См. там же, с. 324.
5. Гоглидзе Сергей Арсентьевич(1901-1953), с 1945 г. генерал-полковник. В органах ВЧК с 1921 г. В 1952-1953 гг. заместитель министра госбезопасности, с марта 1953 г. начальник 3 управления МВД СССР. Осужден Специальным судебным присутствием Верховного Суда СССР к расстрелу по "делу Берии".
Обручников Борис Павлович(1905 - ?), генерал-дейтенант с 1945 г. В органах НКВД с 1936 г. В 1941-1952 гг. - заместитель наркома/министра внутренних дел СССР по кадрам, в 1952-1953 гг. - заместитель министра госбезопасности, в марте - июле 1953 г. - начальник управления кадров МВД. В 1954 г. уволен из органов МВД, в 1955 г. лишен генеральского звания по фактам дискредитации органов госбезопасности.
Райхман Л.Ф. (1908 - ?), генерал-лейтенант с 1945 г. В органах ОГПУ-НКВД-МГБ с 1929 г., в 1946-1953 гг. - заместитель начальника ВГУ МГБ, в марте - июне 1953 г. - начальник контрольной инспекции при министре внутренних дел. В 1956 г. осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР на 5 лет лишения свободы.
6. Круглов Сергей Никифорович(1907-1977), генерал-полковник(1945). В органах НКВД с декабря 1938 г., в 1945-1953 и 1954-1956 - министр внутренних дел СССР. В 1959 г. лишен генеральской пенсии, а также исключен и КПСС.
7. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы. (Составители Кокурин А.И., Петров Н.В.). М., 2003 - с. 684.
8. Серов Иван Александрович(1905-1990) генерал армии(с 8 августа 1955 г., 7 марта 1963 г. разжалован в звании до генерал-майора). В РККА с 1928 г. В 1935-1938 гг. учился в Военной Академии РККА. С августа 1938 г. заместитель, начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции (ГУРКМ) НКВД СССР, с июля 1939 г. - заместитель начальника Главного управления государственной безопасности(ГУГБ) и начальник 2 отдела ГУГБ НКВД СССР.
С сентября 1939 г. - нарком внутренних дел Украины. С 25 февраля 1941 г. - первый заместитель наркома государственной безопасности СССР, с 30 июля 1941 г. - заместитель наркома внутренних дел СССР. 29 мая 1945 г. Серову было присвоено звание Героя Советского Союза (лишен его 12 марта 1963 г.).
С 6 июня 1945 г. - заместитель Главноначальствующего Советской военной администрации в Германии(СВАГ) в Берлине.
25 июня 1947 г. по 13 марта 1954 г. - первый заместитель министра внутренних дел СССР. С 13 марта 1954 г. по 8 декабря 1958 г.
- председатель КГБ при СМ СССР. В 1958-1963 годах - начальник ГРУ МО СССР. С марта 1963 г. по сентябрь 1965 г. - на командных должностях в Туркестанском и Приволжском военных округах. Уволен по болезни. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ.1917-1991. Справочник.Документы. с. 289.
9. Г.Г.Ягода являлся наркомом внутренних дел в 1934-1936 годах, был арестован в апреле 1937 г. и расстрелян в марте следующего года. В феврале 1940 г. та же участь постигла Н.И.Ежова, возглавлявшего НКВД в 1936-1938 годы. Л.П.Берия был расстрелян 23 декабря 1953 г. В.Н.Меркулов возглавлял НКГБ СССР в 1941 и 1943-1946 годах, арестован по "делу Берии" 16, а расстрелян 23 декабря 1953 г.
В.С.Абакумов являлся заместителем наркома внутренних дел СССР в 1941-1943 годах, в 1943-1946 - начальник Главного управления контрразведки (ГУКР) "СМЕРШ" НКО СССР, в 1946-1951 годы - министр госбезопасности СССР. Арестован 12 июля 1951 г., растрелян 19 декабря 1954 г.
10. Игнатьев Семен Денисович(1904-1983). Служил в органах ВЧК-ОГПУ в 1920-1935 годы, затем на партийной работе. В 1951-1953 годы - министр госбезопасности. Как отмечалось в некрологе, в эти годы в практике деятельности МГБ продолжадась фальсификация уголовных дел, наиболее известным из которых являлось "дело врачей".
11. Цитируется по: Лубянка: Органы ВЧК-ОГ-
ПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-991.Справочник.Документы. М., 2003, с. 151.
12. Лунев Константин Федорович (1907 - 1980), генерал-майор. В 1940 г. окончил Промакадемию, с 1942 г. на партийной работе в Московском городском комитете ВКП(б), с 27 июня 1953 г. - начальник 9 управления МВД СССР (охрана правительства), с 30 июля - первый заместитель министра иностранных дел СССР. С 13 марта 1954 по 28 августа 1959 г. - первый заместитель председателя КГБ при СМ СССР. В 1959-1960 гг. - председатель КГБ при СМ Казахской ССР. 1 августа 1960 г. уволен на пенсию.
Савченко Иван Тихонович (1908 ), генерал-лейтенант. С 1942 г. на партийной работе, с августа 1951 по июль 1952 г. - заместитель министра госбезопасности СССР. С марта 1954 по июль 1959 г. - замред КГБ СССР, в 1959 - 1967 гг. - председатель КГБ при СМ Молдавской ССР. Затем по май 1980 г. представитель КГБ в Венгрии и Болгарии.
Григорьев Петр Иванович (1910), генерал-майор. В 1941 г. окончил Академию бронетанковых войск, участник Великой Отечественной войны.
С апреля 1944 г. в аппарате ЦК ВКП(б), с 13 марта 1954 г. - зампред КГБ СССР. С 11 июля 1959 по май 1963 г. - заместитель уполномоченного КГБ при СМ СССР по координации и связи с МГБ и МВД Германской Демократической Республики.
Лукшин Василий Андреевич (1912 - 1967), генерал-майор. Окончил Горьковский университет, с августа 1947 г. на работе в аппарате ЦК ВКП(б) - КПСС. С 25 марта 1954 г. - заместитель председателя КГБ, одновременно с 27 марта 1954 г. - начальник 8 Главного управления КГБ. С марта 1961 г. - начальник Особого отдела КГБ Северной группы войск. Погиб при исполнении служебных обязанностей в мае 1967 г.
Ивашутин Петр Иванович (1909 - 2002), генерал армии, герой Советского Союза(1985). В РККА с 1931 г., с января 1939 г. в органах военной контрразведки. С апреля 1943 г. - начальник УКР СМЕРШ Юго-Западного, затем 3 Украинского фронтов, впоследствии на руководящих должностях в военной контрразведке. С 17 марта по 7 июня 1954 г. - начальник 5 управления КГБ при СМ СССР, с 7 июня - заместитель, с 24 января 1956 г. первый заместитель председателя КГБ. С марта 1963 по июнь 1987 г. начальник ГРУ - заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР.
13. Цитируется по: Лубянка: Органы ВЧК-ОГ-
ПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ.1917-1991. правочник.Документы. М., 2003, с. 151.
14. Сахаров А.Д. Неизбежность перестройки // Иного не дано: Судьбы перестройки. Вглядываясь в прошлое. Возвращение к будущему. М., 1988, с. 123.
15. Побробнее об этом см.: Реабилитация народов и граждан. 1954 - 1994 гг. М., 1994.
16. См.: Энциклопедия российско-американских отношений XYIII - ХХ века. М., 2001, с. 597.
17. Там же.
18. См.: Даллес А. ЦРУ против КГБ: Искусство шпионажа. М.,
2000. В книге Даллесом приводились слова президента Кеннеди на церемонии открытия нового здания штаб-квартиры ЦРУ 28 ноября 1961 г.: "О ваших успехах никогда не говорят, а о ваших неудачах трубят повсюду. Ясно, что вы не можете говорить о тех операциях, которые идут хорошо. Те же, которые идут плохо, обычно говорят сами за себя". Президент США подчеркнул: "Я уверен, что вы понимаете, как важна ваша работа и как высоко будут оценены в далеком будущем ваши усилия"
Ныне наши сограждане могут познакомиться с двумя переводами этой книги Даллеса, изданными в Москве в 1992 и 2000 годах, в которых содержатся все приводимые нами цитаты с учетом ньюансов стиля переводчиков. Мы рекомендуем пользоваться изданием Даллес А. ЦРУ против КГБ: Искуство шпионажа.(М.,2000), поскольку издатели первого перевода оговариваются, что сделали купюры текста, преследующие цель "по возможности устранить идеологические наслоения периода "холодной войны" и явные анахронизмы, которые только затрудняют восприятие того ценного, что есть в книге".
19. Цитируется по: Яковлев А.Н. От Трумэна до Рейгана: Доктрины и реальность ядерного века. М., 1985, с.206. Также см.: Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. М., 1977.
20. Цитируется по: Максименков Л. Признания лубянского маршала // Независимая газета, М., 5 августа 2005.
21. Кук Василий, 1913 г.р. С 1930 г. примкнул к Организации украинских националистов(ОУН). С осени 1941 г. по указанию С.Бандеры приступил с созданию УПА, действовавшей как бы нелегально. но имевшей на уровне высшего руководства контакты с германскими оккупационными властями. УПА активно участвовала в подавлении движения сопротивления на временно оккупированных территориях Украины. (Подробнее о деятельности УПА в 1941-1944 гг. см.: сборник документов "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945гг.". М., Тома 1 - 3). По некотрым высказываниям и намекам Кука, можно предполагать, что, возможно, он лично участвовал в уничтожении оперугруппы НКВД, в которую входил разведчик Н.И.Кузнецов(См.: Московский комсомолец, 21 декабря 2004 г.).
В 1947 г. Кук - оперативные псевдонимы в ОУН и УПА "Юрко", "Лемеш", "Медведь", "полковник Коваль", становится "главнокомандующим" УПА, продолжавшей диверсионно-террористическую деятельность на Украине, а в 1950 г. - "проводником"(т.е. "представителем") ОУН на Украине, имел чин генерал-лейтенанта УПА.
До 1960 г. Кук находился под следствием, и по его словам, якобы от его имени чекистами велась оперативная игра с зарубежными центрами ОУН, хотя возможно и его сотрудничество с органами КГБ.
Что объясняет факт его освобождения по амнистии на основании Указа Президиума Верховного Совета УССР. Впоследствии Кук работал в Государственном архиве и Институте истории АН УССР, проживал в Киеве. 11 января 2003 г. в Киеве прошло торжественное собрание, посвященное 90-летию В.Кука.
Подробнее информацию о Куке, ОУН и УПА см. также на веб-сайтах в интернете.
22. Постановление ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий" от 5 июля 1956 г. Цитируется по: Реабилитация: Как это было. Февраль 1956 - начало 80-х годов. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том 2 - М. - 2003 - сс. 133 - 146.
23. НАТО - Организация Северо-атлантического договора - военно-политический союз 14 государств Европы, а также США и Канады, образована 4 апреля 1949 г. В 1955 г. к ней присоединилась ФРГ. В 1966 г. Франция вышла из военной организации НАТО, в связи с чем штаб-квартира организации была переведена из Парижа в Брюссель.
СЕАТО - Организация договора Юго-восточной Азии, - военно-политическая группировка, созданная в сентябре 1954 г. по нициативе США. Самороспустилась в июне 1977 г.
Багдадский пакт - договор о военном сотрудничестве, заключенный 24 февраля между Ираком и Турцией, положивший начало формированию военному блоку СЕНТО(Организация Центрального договора) когда к нему в 1955 г. присоединились Великобритания и Пакистан. Ирак вышел из состава организации в 1958 году, а сама она перестала существо-
вать в 1979 г.
24. Приводимая в цитируемом постановлении ЦК КПСС оценка американской внешней политики отражает и характеризует содержание доктрины "отбрасывания коммунизма", разработанной госсекретарем США Джоном Фостером Даллесом и официально провозглашенной президентом Дуайэтом Эйзенхауэром в начале 1953 г.
В то же время, составитель "Энциклопедии российско-американских отношений XVIII-XX века" Э.А.Иванян подчеркивал, что "в последние годы в свете рассекреченных внешнеполитических документов американские историки несколько пересмотрели традиционную репутацию Дж. Ф.Даллеса как твердолобого фанатика "пактомании" и "блоковой" дипломатии - выдвигается утверждение, что политика Даллеса предусматривала подталкивание советского руководства к принятию на себя непосильных обязательств по оказанию помощи другим странам, что нередко приводило к обострению противоречий между СССР и этими странами" - см. указанный источник - с. 172.
Аналогичная тактика США - усиления экономического давления на СССР, в сочетании с навязыванием роста расходов на вооружение в связи с военными действиями в Афганистане, была использована для подрыва потенциала СССР на всем протяжении 80-х годов, что привело к возникновению экономического кризиса, приведшего к дестабилизации общественно-политической обстановки в стране и, в конечном счете, к распаду Советского Союза.
25. Попов О.А. Защитники прав человека или "агенты глобализма"? // Москва. М., 2004, N 1, с. 162-191.
Подробнее об устремлениях и действиях США в отношении стран народной демократии см.: Орлик И.И. Империалистические державы и Восточная Европа (1945-1965)., М., 1968, его же Политика западных держав в отношении восточно-европейских социалистических государств (1965-1975). М., 1979.
26. Некоторые документы разведки - от сообщений зарубежных резидентур до аналитических записок КГБ в ЦК КПСС см.: в приложении к пятому тому Очерков истории российской внешней разведки.
1945-1963 гг. М., 2003.
27.
См.: Sttеl R. Pax Amеricano. New-York, 1967, рр.6-7. Цитируется по: Яковлев А.Н. От Трумэна до Рейгана: Доктрины и реальность ядерного века. М., 1985, сс.225-226.
28. Дерябин Петр Сергеевич(1921-1992). Участник Великой Отечественной войны. С апреля 1945 г. в органах госбезопасности СССР, в том числе в службе охраны Кремля. С мая 1952 г. переведен в ВГУ МГБ СССР, в сентябре 1953 г. направлен на загранработу в Австрию. После длительной проверки в 1959 г. Дерябин был принят на работу в качестве консультанта в ЦРУ США. Преподавал в учебном центре ЦРУ и Разведывательном колледже Министерства обороны США.
Принимал участие в подготовке и проведении ряда идеолого-пропагандистских акций против СССР, в том числе в подготовке книг "Записки Пеньковского"(1965), автобиографии "Секретный мир" (The Secret World, 1959), "Watchdogs of Terror"(1979); "The KGB: Masters of the Soviet Union"(1982).
В годы перестройки в целях реанимации и внедрения пропагандистских стереотипов выгодных США, совместно с Дж. Шектором издал книгу об агенте ЦРУ Пеньковском "The Spy Who Saved the World"(1992). В русском переводе - "Шпион, который спас мир: как советский полковник изменил курс "холодной войны"(М., 1993).
29. Организация украинских националистов (ОУН) возникла еще в конце 20-х годов в украинской эмиграции на территории Польши и Германии. В проведении враждебной деятельности против СССР активно сотрудничала со спецслужбами Польши (до ее оккупации в 1939 г.) и Германии, в том числе в годы Великой Отечественной войны (подробнее см.: Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Тома I - III.М., 1995,1999,2003). После 1945 г. ОУН сотрудничала со спецслужбами Великобритании и США.
30. Подробнее см.: Палмер Н., Аллен Т.Б. Энциклопедия шпионажа. М.,1999,с. 609.
31. Гарольд Адриан Рассел (Ким) Филби(1912-1988), одно время исполнявший обязанности заместителя начальника британской разведки "СИС", долгие годы считался самым высокопоставленным сотрудником
западных спецслужб, сотрудничавших с КГБ СССР. Связь с ним советской разведкой была установлена в Вене в 1934 г.
В 1963 г., спасаясь от ареста, был выведен в Советский Союз. Автор мемуаров "Моя молчаливая война" - впервые изданны в Нью-Йорке в 1968 г., и с 1977 года неоднократно переиздавались в нашей стране.
В предисловии к этой книге Грэм Грин, коллега Филби по разведке в годы Второй мировой войны и его друг, отмечал "... в книге нет никакой пропаганды, если не считать таковой достойное уважения заявление о своих убеждениях и мотивах поступков".
Подробнее о К.Филби и других членах "кембриджской пятерки" советской разведки Дж. Кернкроссе, Д.Маклине, Г.Берджесе и Э.Бланте см.: Ким Филби в разведке и жизни: свой среди чужих. М., 2005; Колпакиди А.И., Прохоров Д.А. Внешняя разведка России.М.,2001,сс. 485-487; Модин Ю.И. Судьбы разведчиков: Мои кембриджские друзья.М.,1997).
Пак Жорж - французский гражданин. С внешней разведкой НКВД начал сотрудничать в 1943 г. в Алжире будучи начальником отдела политической информации радиостанции "Сражающаяся Франция".
В конце 50-х годов был советником президента Ш. де Голя, заведующим канцелярии и советником премьер-министра Франции, затем представителем Франции в штаб-квартире НАТО в Париже. Выдан перебезчиком А.Голицыным, арестован 12 августа 1963 г., в следующем году приговорен к пожизненому заключению, впоследствии сниженному до 20 лет. В 1970 г. освобожден по распоряжению президента Ж.Помпиду.
Зарубежные авторы нередко называли Жоржа Пака "французским Филби".
32. См.: Andrew C., Mitrokhin V. The Mitrokhin Archive. London, 2000. Рp. XXIV-XXV. Мелита Норвуд скончалась 20 июня 2005 г. в возрасте 93 лет.
33. Прохоров Д.П. Сколько стоит продать Родину: Предатели в отечественных спецслужбах. 1918 - 2000 гг. М., 2005, сс. 530 - 538.
34. См.: Даллес А. ЦРУ против КГБ: Искусство шпионажа.
М.,2000, с.206.
35. См.: Государственная безопасность России: история и современность. М., 2004, с. 633.
36. Внеочередной ХХI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т.1. М., 1959, с. 105.
37. Cм.: РГАСПИ, ф. 82, оп. 2, ед. хр. 897. лл. 143 - 150. Цитируется по: Максименков Л. Неуслышанное предупреждение... // Независимая газета, М., 3 декабря 2004.
38. Цитируется по: Максименков Л. Признания лубянского маршала // Независимая газета, М., 5 августа 2005.
39. Яременко В. НКВД против "лесных братьев": литовские националисты оказывали сопротивление до середины 1950-х годов // ВПК: Военно-промышленный курьер, М., 2005, N 20 (87), 8-14 июня. Подробнее о деятельности буржуазных националистов на территории Эстонской СССР см.: Очерки истории Коммунистической партии Эстонии. Часть III. (Июль 1940 года - 1958 год). Таллин, 1970, сс. 202 - 209.
40. Цитируется по: Реабилитация: Политические процессы 30-х - 50-х годов. М., 1991, сс. 68 - 75.
41. См.: Даллес А. Искуство разведки.М.,1964,с.83.
42. Цитируется по: Клайн Р. ЦРУ от Рузвельта до Рейгана.New-York, 1989, сс. 242-244.
43. Официально впервые в нашей стране текст доклада Н.С.Хрущева на ХХ съезде КПСС был опубликован лишь в марте 1989 г. в журнале Известия ЦК КПСС N 3(4). Цитируется по: Реабилитация: Политические процессы 30 - 50-х годов - М. - 1991 - сс. 19-67.
44. См.: Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I - М. -2000 - с. 380.
45. Крючков В.А. Личное дело. Т. 1. М., 1996, с. 44.
46. Цитируется по: Реабилитация: Как это было. Февраль 1956 - начало 80-х годов. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том 2. М., 2003, сс. 133 - 146.
  
   Глава II. Неизвестный Андропов
  
   1. См. Данилов А.А., Косулина Л.Г. История государства и народов России. ХХ век. Учебник для 9-х классов. - М. - 2001 - сс. 356, 387-388.
2. Новый большой иллюстрированный энциклопедический словарь М., 2004, с. 40.
3. Подробнее см.: Дубин Б.В. Сталин и другие. Фигуры высшей власти в общественном мнении современной России // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. М., 2003, N 1, с. 19.
4. Россия: Полный энциклопедический иллюстрированный справочник. М., 2002, с. 369.
5. Полмар Н., Аллен Т.Б. Энциклопедия шпионажа. М., 1999, с.292.
6. Большая Российская энциклопедия. Т. 1. М., 2005, с. 742.
7. Алидин В.И. Государственная безопасность и время (1951 - 1986). М., 2001, с. 189.
8. Цитируется по Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы. М., 2003, сс.693-698.
9. Здесь и далее цитируется "прогрессовское" издание ограниченного
распространения (с грифом "Рассылается по особому списку") 1964 г.. Помимо этого, существовало сокращенное издание этой книги, снабженное таким же ограничительным грифом, выпущенное издательством "Иностранная литература" в 1963 г.
Ныне наши сограждане могут познакомиться с двумя переводами этой книги Даллеса, изданными в Москве в 1992 и 2000 годах, в которых содержатся все приводимые нами цитаты с учетом ньюансов стиля переводчиков.
Мы рекомендуем пользоваться изданием Даллес А. ЦРУ против КГБ: Искуство шпионажа.(М.,2000). Поскольку издатели первого перевода оговариваются, что сделали купюры текста, преследовавшие цели "по возможности устранить идеологические наслоения периода "холодной войны" и явные анахронизмы, которые только затрудняют восприятие того ценного, что есть в книге".
10. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы. М., 2003, с. 216.
11. Подробнее см.: Хочешь мира, победи мятеже войну! Творческое наследие Е.Э. Месснера. М., 2005.
12. Подробнее см.: Дубин Б.В. Сталин и другие. Фигуры высшей власти в общественном мнении современной России // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. М., 2003, NN 1,2.
13. См.: Исторические чтения на Лубянке. 1997 год. Москва - Великий Новгород, 1999, СС. 112-113.
14. Российские вести, 20 декабря 1997 г.
15. ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М., 1956. Т. 1, сс. 42, 94 - 95.
16. См.: XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М., 1972, Т. 1, сс. 35, 106; Т. 2, с. 233.
17. См.: XXV съезд КПСС. Стенографический отчет. М., 1976, Т. 1, сс. 42, 99, 108.
18. См.: XXVI съезд КПСС. Стенографический отчет. М., 1981, Т. 1, сс. 27, 84.
   19. См.: XXVII съезд КПСС. Стенографический отчет. М., 1986, Т. 1, с. 84.

Глава 3. Будни Председателя КГБ

1. Подробнее см.: Крючков В.А. Личное дело. М., 1996; Грушко В.Ф. Судьба разведчика. М., 2000; Бобков Ф.Д. КГБ и власть. М., 1995; Шебаршин Л.В. "Рука" Москвы: Записки начальника советской разведки. М., 1992, его же Из жизни начальника разведки. М., 1994; Кирпиченко В.А. Из архива разведчика. М., 1993; Кирпиченко В.А. Разведка: Лица и личности. М., 1998; Леонов Н.С. Лихолетье. М., 1994; Дроздов Ю.И. Записки начальника нелегальной разведки. М., 2000; Кеворков В.И. Тайный канал: О прямом канале связи между руководством Советского Союза и ФРГ в 1969-1982 гг. М., 1997 и другие.
2. Крючков В.А. Личность и власть. М., 2004, с. 129.
3. Прозоров Б.Л. Рассекреченный Андропов: взгляд извне и изнутри. М., 2004, с. 80.
4. Воспоминания В.В.Шарапова о работе с Андроповым см.: Команда Андропова. М., 2005, сс. 118 - 185.
5. Чебриков Виктор Михайлович(1923-1999), генерал армии. Участник Великой Отечественной войны. После окончания Днепропетровского металлургического института, с 1951 г. там же на различных партийных постах.
С 21 июля 1967 г. член Коллегии, а с 24 июля - начальник управления кадров КГБ при СМ СССР. С сентября 1968 г. заместитель, затем первый заместитель председателя КГБ, с 17 декабря 1982 г. - председатель КГБ СССР. С 26 декабря 1983 г. кандидат в члены, а с 23 апреля 1985 г. - член Политбюро ЦК КПСС. С 30 сентября 1988 г. - секретарь ЦК КПСС - председатель Комиссии ЦК по вопросам правовой политики. С конца сентября 1989 г. - на пенсии.
Пирожков Владимир Петрович(1924), генерал-полковник. Участник Великой Отечественной войны. С 1968 по 1973 год - начальник управления кадров - заместитель председателя КГБ, в частности, курировал международные связи КГБ.
После 1991 г. - председатель Совета ветеранов органов КГБ СССР, член Консультативного совета при ФСБ России.
Лежепеков Василий Яковлевич(1923), генерал-полковник. Участник Великой Отечественной войны. С 1947 г. на профсоюзной и партийной работе в Белоруссии, Узбекистане. В 1965-1969 гг. секретарь Минского обкома Коммунистической партии Белоруссии.
С 2 апреля 1969 г. - начальник политуправления ГУПВ КГБ, в 1974-1978 гг. - начальник управления кадров КГБ, в 1978-1982 годах - заместитель председателя КГБ СССР, одновременно являясь начальником управления кадров КГБ СССР. В 1983-1984 годах - заместитель министра внутренних дел СССР по кадрам.
6. См.: 50 лет на страже безопасности Советской Родины // Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи - М. - 1983 - сс. 85-95.
7. Синицын И.Е. Андропов вблизи. Воспоминания о временах "оттепели" и "застоя". М., 2004, с. 100.
8. См.: Новости разведки и контрразведки. М., 2005, N 11-12 (204), сс. 2-3.
9. Первой потерей советской разведки стал арест Израиля Беера(1912-1968). Выпускник Венского университета, он участвовал в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев, с 1938 г. проживал в Палестине, где вступил в военнизированную организацию "Хагана" (праобраз будущей израильской разведки Моссад и армии Израиля). Впоследствии работал в генеральном штабе, был заместителем начальника военной разведки "Аман", располагал обширными связями в военных и политических кругах, включая нескольких премьер-министров.
Беер был арестован 28 марта 1961 г., приговорен к 15 годам заключения. Подробнее см.: Колпакиди А.И., Прохоров Д.П. Внешняя разведка России. М., 2001, сс. 409-410.
10. См.: Энциклопедия шпионажа. М., 1999, сс. 656-659.
11. См.: Гордиевский О., Эндрю К. Указанная работа, с. 489. Подробности этой операции КГБ стали известны за рубежом только после бегства В.Митрохина осень 1992 г..
12. Подробнее об этом см.: Павлов В.Г. Руководители Польши глазами разведчика (Кризисные 1973 - 1984 годы). М., 1998. Поясним при этом, что генерал-дейтенант КГБ Виталий Григорьевич Павлов (1914-2005) в эти годы возглавлял представительство КГБ СССР при МВД ПНР.
13. Документальный фильм "Кольский дебют корейского "боинга" был показан по 1 каналу телевидения России 27 июня 2005 г.
14. В 1987 г., после условно-досрочного освобождения от отбывания оставшегося наказания, Щаранскому с семьей было разрешено выехать из СССР. В 1993 г. он был полностью реабилитирован по инкриминировавшимся ему деяниям.
Однако приведенные выше свидетельства Н.М.Леванона заставляют усомниться в обоснованности подобного решения прокуратуры.
15. См.: Прохоров Д.П. Сколько стоит продать Родину: Предатели в отечественных спецслужбах. 1918 - 2000 гг. М., 2005, сс. 330 - 337.
Особую пикантность и горечь этому происшествию придавало то обстоятельство, что "Макс" и "Зина" участвовали в разведоперациях, проводившихся совместно с Главным управлением "А" (разведкой) МГБ ГДР: в начале 60-х годов им на связь были переданы "Лола" - Леонора Гейнц, работавшая в западногерманском МИДе, и ее муж Х.Зюттерин ("Вальтер").
Когда "Вальтер" сообщил жене, что передает получаемую от нее информацию некоей организации, которая стремится предотвратить ядерную войну, Гейнц восприняла это спокойно, заявив, что считает долгом каждого порядочного человека бороться за мир, но при этом категорически отказалась брать деньги за предоставляемые ей сведения.
Однако по ряду причин в феврале 1967 г. "Макс" и "Зина" были в экстренном порядке отозваны в Москву, после чего им было заявлено, что в ФРГ они не вернутся. Одной из причин подтолкнувших их к побегу в ФРГ стало проявленное недоверие в отношении к супругам, а следствием их ухода - арест "Вальтера" и "Лолы".
Шокированная откровенными разоблачительными показаниями мужа следствию, Л.Гейнц покончила с собой в тюремной камере 15 октября 1967 г. "Вальтер" получил 5 лет тюремного заключения. В 1972 г. через Югославию он вернулся в ГДР, где ему была предоставлена пенсия и квартира в Дрездене.
По иронии судьбы, после объединения ГДР с ФРГ в 1990 г. пенсия ему стала выплачиваться правительством ФРГ. Там же, с. 336.
Бежавший в 1992 г. в Англию В.Митрохин в своей нашумевшей книге, написанной совместно с историком К.Эндрю, специализирующемся на "разоблачении зловещих козней КГБ", писал, что якобы КГБ планировал "физическую ликвидацию" Рунге, однако приводимые им "свидетельства" вызывают сомнения в достоверности этой информации.
16. См.: Andrew C., Mitrokhin V. The Mitrokhin Archive. London, 2000. pp. 8 - 10.
17. Подробнее о Калугине см.: Соколов А.А. Анатомия предательства. М., 2005; Хлобустов О.М. Госбезопасность от Александра I до
Путина..., с. 324.
18. См.: Энциклопедия для детей. Т.5. Часть 3. История России. ХХ век. М., 1996, с. 615.
19. Данилов А.А.,Косулина Л.Г. История государства и народов России. ХХ век. М., 2001, с. 369.
20. См.: Энциклопедия для детей. Т.5. Часть 3. История России. ХХ век., с. 618.
21. Цитируется по: Крючков В.А. Личное дело. Часть вторая. М., 1996, сс.389-390.
22. См.: Звонарев К.К. Агентурная разведка. М., 2003.
23. См.: Никитин Б.В. Роковые годы. М., 2000, сс.53 - 62.
24. См.: Полмар Н., Томас Б. Ален Энциклопедия шпионажа. М., 1999, с. 40.
25. См.: Предисловие к сборнику: Главный противник: Документы американской внешней политики и стратегии 1945 - 1950 годов. М., 2006, сс. 5-6.
26. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы. М., 2003, сс. 713.
27. Подробнее см.: Особая папка: "О массовых беспорядках с 1957 г. ..." // Источник. М., 1995, N 6, с. 150 -154; а также Сойма В.М. Были ли массовые беспорядки в СССР? // Новости разведки и контрразведки. М., 2004, N 11 -12.
28. См.: Государственная безопасность России: история и современность. М., 2004, с. 686.
29. Цитируется по: Каким должен быть чекист: выступление перед выпускниками ВКШ КГБ в июле 1967г. // Андропов Ю.В. Ленинизм - неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс... - сс. 99-100.
30. Выступление Ю.В.Андропова на собрании комсомольцев центрального аппарата КГБ, посвященном 50-летию ВЛКСМ 23 октября 1968г.
// Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи - М. - 1979 - с. 122.
31. Там же - с. 166.
32. См.: Андропов Ю.В. Ленинизм - неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс... - сс. 337-338.
33. Чекист - профессия особая: Выступление перед личным сос- тавом ВШ КГБ 1 сентября 1981г. // Ленинизм - неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс... - сс. 354-356.
34. Идеологическая диверсия - отравленное оружие империализма // Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи - М. - 1983 - с. 166.
35. Подробнее см.: Дроздов Ю.И. Вымысел исключен: Записки начальника нелегальной разведки - М. - 1999; Болтунов М.А. "Альфа" не хотела убивать - М. -1994.
36. Российская газета, 15 июня 2004г.

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"