Хлобустов Олег Максимович: другие произведения.

"Николаевские" жандармы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В 1908 г. вышла сразу привлекшая внимание читателей книга историка Михаила Константиновича Лемке "Николаевские жандармы и литература 1826 - 1855 годов". Как изменились российские жандармы впоследствии, в начале ХХ века? В предлагаемой вниманию читателей статье рассматриваются вопросы становления и содержания профессиональной подготовки сотрудников политического розыска Российской империи в конце XIX - начале ХХ веков. Ключевые слова: политическая полиция, политический розыск, профессиональная подготовка, охранные отделения, жандармы.

  
  
  После образования в августе 1880 г. Департамента государственной полиции Министерства внутренних дел, основной объем работы по политическому розыску в Российской империи выполняли губернские (ГЖУ) и областные жандармские управления, возглавлявшиеся старшими офицерами Отдельного корпуса жандармов (ОКЖ), наделенными правом ведения агентурно-оперативной работы. А также Отделения по охранению общественной безопасности и порядка (охранные отделения, "охранка") - Санкт-Петербургское (с мая 1866 г.) и Московское (с 1 ноября 1880 г.).
  В Инструкции начальнику Санкт-Петербургского охранного отделения от 26 мая 1887 г. его задачи определялись как производство "негласных и иных розысков и расследований по делам о государственных преступлениях с целью предупреждения и пресечения оных" [1, с.35].
  Опыт функционирования этих розыскных органов был признан успешным, вследствие чего образование охранных отделений продолжилось. Так охранные отделения были учреждены в 1900 г. в Варшаве, после августа 1902 г. - в Вильно, Екатеринославе, Казани, Киеве, Одессе, Саратове, Тифлисе и Харькове. К концу 1907 г. охранных отделений насчитывалось уже 27, в 1908 г. - 31. В декабре 1906 г. были учреждены также 8 районные охранные отделения (РОО) [2, cс.74-81].
  В Положении об охранных отделениях, утвержденном министром внутренних дел П.А. Столыпиным 9 февраля 1907 г., их руководителям предписывалось (ј 23) "руководствоваться тем соображением, что главным мерилом успешности их деятельности будет всегда не количество произведенных им ликвидаций, а число предупрежденных преступлений и процентное отношение обысканных лиц к количеству тех из них, которые подвергнутся судебной каре" [3, с. 88].
   Как и жандармские управления, охранные и районные охранные отделения возглавлялись, как правило, жандармскими офицерами в чине от ротмистра до генерал-майора; назначение же их начальниками штатских чиновников Департамента полиции (ДП) было исключением. Как отмечает З.И. Перегудова, в 1890 - 1916 гг. в ОКЖ насчитывалось одновременно 900 - 1000 офицеров, наделенных правом на "ведение политического розыска", то есть, правом ведения агентурно-оперативной деятельности [4, c. 366].
  Эффективная "постановка агентурной работы", помимо немалых личных талантов, без сомнения, требовала также специальной подготовки розыскных кадров. Сохранившиеся архивные документы, раскрывающие систему профессиональной подготовки жандармских офицеров, относятся только к началу ХХ века, хотя она, как об этом свидетельствуют мемуары известных деятелей политического розыска, начала складываться ранее.
  До середины 1890-х годов зачислению в ОКЖ предшествовали "предварительные испытания", на которые в Штаб корпуса вызывались офицеры, получившие благоприятные аттестации. Эти "испытания" перед комиссией офицеров ("старших адъютантов") Штаба ОКЖ включали собеседование, при котором основное внимание обращалось на общее развитие, способности, знакомство с иностранными языками, а также письменную работу на заданную историко-правовую тему [5, сс.18-26].
  Новые правила вступления офицеров в ОКЖ были утверждены министром 26 августа 1894 г. и 4 апреля 1897 г. Для кандидатов на поступление в ОКЖ была разработана специальная программа подготовки к "предварительным испытаниям" и составлены перечни рекомендованной литературы.
  Успешно прошедшие эти "испытания" соискатели жандармских должностей через несколько месяцев прикомандировывались к Штабу корпуса жандармов и под руководством опытных офицеров проходили "курс первоначального обучения" по произвольной программе и в произвольной форме.
  С 1896 г. некоторые из них направлялись на стажировку в Московское охранное отделение, считавшееся образцовым в деле постановки политического розыска в империи, что впоследствии и выдвинуло его заведующего С.В. Зубатова на пост начальника Особого отдела Департамента полиции [6, 122-123].
  Однако невысокий, в целом, уровень профессиональной - оперативной подготовки жандармских офицеров вынуждал министра внутренних дел и его подчиненных настойчиво искать пути повышения ее качества.
  Для этого с середины 1890-х годов при Штабе ОКЖ стали открываться краткосрочные курсы для подготовки к жандармской службе, включая и краткое ознакомление с техникой политического розыска. На курсы прибывали от 30 до 70 офицеров. Продолжительность занятий в разные годы варировалась от 3 до 6 месяцев, а максимальный объем учебной программы составлял 100 часов. Занятия на курсах открывались один или два раза в год: решение об этом принимал, исходя из наличия свободных вакансий, лично командир Корпуса жандармов.
  После завершения циклов занятий, преподаватели курса письменно докладывали об этом начальнику штаба Корпуса, который назначал дату итогового "испытания" (экзамена), призванного определить пригодность офицеров к жандармской и розыскной службе. Председателем экзаменационной комиссии полагалось быть начальнику Штаба ОКЖ, однако среди экзаменаторов были также и представители Департамента полиции, которые непосредственно знакомились с офицерами, наиболее подготовленные из которых получали назначения в подчиненные ему в оперативно-розыскном отношении охранные отделения.
  От экзаменуемого требовалась точность ответов. Инструкция о проведении экзаменов специально оговаривала, что "каждый преподаватель должен указывать на ошибки отвечающего по своему предмету, чтобы бойкие, но неправильные ответы не производили ненадлежащего впечатления".
  Ответы экзаменуемых оценивались по 12-балльной системе, причем ответ, оцененный ниже 6 баллов, считался неудовлетворительным. Провалившиеся экзаменуемые могли возвращаться к местам предыдущей службы, но допускалась и возможность переэкзаменовки.
  По итогам выпускных экзаменов слушателям предоставлялось право "выбора вакансий". Новобранцы ОКЖ обычно замещали должности адъютантов ГЖУ, в которых пребывали до двух лет, на протяжении которых эмпирически - в зависимости от степени и уровня подготовки самого "наставника", постигали технику "политического розыска".
  О серьезности отношения к организации функционирования этих курсов свидетельствует тот факт, что программа обучения и преподавательский состав на курсах утверждались товарищем (заместителем) министра внутренних дел, заведующим полицией. Однако, по отзывам выпускников, обучение на курсах далеко не в полной мере удовлетворяло их запросы.
  Прошедший курсы в 1898 г. П.П. Заварзин свидетельствует, что в первую половину дня в Штабе корпуса для офицеров читались лекции, а вторая половина дня отдавалась самоподготовке: изучению уголовного права, судебных уставов, различных положений ОКЖ (исключение составляли практические занятия).
  Однако П.П. Заварзин, как и окончивший курсы в 1901 г. А.П. Мартынов, отмечал, что лектора практически не давали слушателям самых важных знаний - по "технике" оперативного розыска.
  А.И. Спиридович, окончивший жандармские курсы в самом конце XIX века, в "Записках жандарма" отмечал, что в годы его учебы не хватало информации о революционном движении, террористических организациях, идеологии и тактике деятельности нелегальных противоправительственных организаций, оценивавшихся как "противники монархии".
  Порой и сами преподаватели были недовольны ограниченностью учебного времени, так как приходилось преподносить предмет в "сжатой форме", офицеры же "выходили со слабой теоретической подготовкой" [4, с. 370].
  Через несколько лет, исходя из реалий борьбы "с внутренним врагом" империи, ситуация начинает меняться. Так, в декабре 1901 г. Департаментом полиции было проведено специальное совещание по вопросам повышения эффективности "борьбы с крамолой". Инициаторами изменений выступают ставшие "асами" розыска бывшие секретные сотрудники политической полиции П.И. Рачковский и С.В. Зубатов. Отметим при этом, что оба названных чина отнюдь не чурались использования приемов провокации в своей деятельности.
  В пространной записке от 27 мая 1902 г. "Об условиях деятельности политической полиции", адресованной новому директору Департамента полиции А.А. Лопухину, чиновник особых поручений П.И. Рачковский небезосновательно подчеркивал, что среди жандармских офицеров: "слишком мало лиц, которые по своим способностям, развитию и наклонностям вполне отвечали бы тем важным, ответственным обязанностям, которые на них возложены... офицеры, входя в состав Корпуса, не получают необходимой специальной подготовки по тем предметам, которые имеют войти в сферу их ведения... многие офицеры не имеют надлежащего представления ни о прошлом оппозиционных движений, ни о формах и приемах, в которых оно проявляется в настоящее время... При таких обстоятельствах даже офицеры с хорошими задатками теряются в провинциальной обстановке, застывают в первоначальной стадии своего развития и превращаются в самых заурядных жандармов" [2, сс. 39-40].
  А.И. Спиридович впоследствии, вспоминая о собственном опыте преподавания на курсах Штаба ОКЖ, писал: "Чтение лекций на жандармских курсах по истории революционного движения показало мне, сколь велика жажда у поступающих на курсы жандармов-офицеров к познанию тех элементов, на борьбу с которыми они себя обрекают. ... личная служба в Корпусе, особенно в первые годы, показали мне, сколь беспомощны офицеры в отношении изучения революционного движения, благодаря отсутствию соответствующих пособий" [4, с. 374].
  О важности вопроса свидетельствует и предписание начальникам охранных отделений от 12 августа 1902 г. "...ознакомиться с историей революционного движения и положением сего движения в настоящее время. Должны также следить за революционной литературой.
  12. С этим они, по возможности, ознакомляют и своих секретных сотрудников, развивая в последних, по возможности, сознательное отношение к делу службы" [1, c. 56-57].
  Однако, как отмечалось в циркуляре ДП Љ 10950 от 24 августа 1905 г., "...опыт показывает, что некоторые представители жандармского надзора на местах не проявляют надлежащего интереса к теоретическому ознакомлению с программами и тактикой отдельных революционных организаций, не имеют посему ясного представления о характере противоправительственного движения во вверенных ему им районах" [4, с. 94].
  Более обстоятельное изучение истории "противоправительственных" движений в России на жандармских курсах начинается в 1900-е годы, хотя первые учебные пособия по истории революционных движений появляются не ранее 1910 г. Однако эти вопросы излагались достаточно подробно, с привлечением самих "противоправительственных" нелегальных печатных изданий (программ, листовок, газет и т.д.). Слушателям курсов, кроме ознакомления с подготовленными пособиями, рекомендовалось также знакомиться и с революционными "нелегальными" источниками из богатой библиотеки штаба и Департамента полиции.
  С 1907 г. в учебном процессе на курсах при Штабе ОКЖ стали использоваться и циркуляры Департамента полиции о тактике действий противоправительственных сил.
  После утверждения Инструкции по организации и ведению внутреннего (агентурного) наблюдения (февраль 1907 г.) ее положения позволили значительно облегчить преподавание вопросов политического розыска.
  В частности, параграф 8 этой инструкции требовал исключить со стороны агентов розыскных органов "провокаторства". При этом под провокатором понималось "такое лицо, которое само принимает на себя инициативу преступления, вовлекая в это преступление третьих лиц, которые вступили на этот путь по побуждению агента-провокатора" [3, сс. 98, 106-107].
  Вопрос об искоренении провокации рассматривался также на совещании начальников районных охранных отделений 2 - 4 апреля 1908 г.
  В выступлении директора Департамента полиции М.И. Трусевича подчеркивалась необходимость "зорко следить за секретными сотрудниками, дабы они не заходили в своей партийной работе до недопустимых пределов, направлять их действия, - особенному же вниманию начальников районных охранных отделений поручаются молодые розыскные офицеры, которые иногда при полной добросовестности и искреннем желании соблюсти интересы, благодаря неопытности и непрактичности в тонких и щекотливых приемах розыска, могут подавать более или менее основательные поводы для обвинения" [3, c. 165; 2, с. 178].
  Однако и через год, 18 января 1909 г., потребовалось издание специального циркуляра Департамента полиции о недопустимости провокации. В котором М.И. Трусевич вновь подчеркивал: "Не допуская возможности проявления подобной преступной деятельности секретных агентов с ведома лиц, руководящих ими, так как подобные явления свидетельствовали бы о полном забвении должностными лицами святости данной ими присяги, я отношу означенные прискорбные факты к небрежному или неумелому ведению дела или к чрезмерному непохвальному усердию", и требовал "искоренить означенную практику розыска" [3, с. 173].
  Очередной циркуляр начальникам РОО, ГЖУ и охранных отделений от 5 февраля 1909 г., связанный с разоблачением агента ДП Е.Ф. Азефа, "вновь подтверждает делавшиеся уже неоднократно указания по поводу так называемой "провокации". И предписывал руководителям розыска "категорически предупредить" секретных сотрудников, что "всякая провокационная деятельность непременно разоблачится... и что за такое нарушение своих обязанностей они будут предаваться неукоснительно в руки правосудия без всякой надежды на снисхождение..." [2, с. 185].
  16 октября 1909 г. была утверждена Инструкция о порядке ведения занятий на офицерских курсах при Штабе ОКЖ. Изучаемые предметы подразделялись на "первостепенные" и "второстепенные". К "первостепенным" относились: устройство ОКЖ, права и обязанности его чинов, права и обязанности по производству дознаний и "переписок", производимых в порядке положения по охране, специальные права и обязанности чинов жандармско-полицейских управлений железных дорог, техника политического розыска, история "противоправительственного" революционного движения. Слушатели также изучали криминалистическую регистрацию, методы составления словесных портретов, дактилоскопию, шифры и приемы выявления тайнописи.
  "Второстепенными" считались основы уголовного (с 1907 г.) и государственного (с 1907 г.) права - на них выделялось всего по одному часу учебного времени. При этом на изучение "устройства Корпуса жандармов" выделялось 4 учебных часа, на производство дознаний - столько же, на организацию политического розыска и историю революционного движения - по 8 часов. [7, сс. 351-378].
  Учитывая важность последнего вопроса, в одном из служебных документов ДП отмечалось, что "было бы полезным располагать надлежащей в справедливом освещении составленной фактической историей революционного движения".
  Для этого к преподаванию на курсах стали привлекаться и признанные специалисты из Департамента полиции и Штаба ОКЖ - С.Е. Виссарионов, А.В. Герасимов, А.М. Еремин, А.И. Спиридович, Ф.С. Рожанов, автор официального пособия "Записки по истории революционного движения в России (до 1913 г.)", отпечатанного в том же году в типографии Штаба отдельного корпуса жандармов.
  Один из циркуляров Департамента полиции рекомендовал офицерам иметь "под рукой [это] краткое руководство" (имелась ввиду работа Ф.С. Рожанова "Записки по истории революционного движения в России (до 1913 г.)".
  Также ДП циркулярно аттестовал "весьма полезным справочником" первый выпуск книги А.И. Спиридовича "Революционное движение в России", рассылавшейся в библиотеки жандармских управлений и охранных отделений.
  Однако предпринимаемые меры не приводили к качественному изменению состояния розыскной работы в империи: проведенные Департаментом полиции в 1910 - 1912 гг. ревизии ГЖУ и охранных отделений вновь выявили недостатки в постановке ими розыскной работы, слабую подготовку руководителей учреждений, чинимые ими злоупотребления и подлоги, что привело к увольнению 14 из них [4, c. 112].
  Эти обстоятельства не могли не вызывать у руководителей МВД тревоги по поводу качества профессиональной подготовки офицеров-розыскников.
  В 1912 г. директор Департамента полиции С.П. Белецкий подготовил для товарища министра, заведующего полицией, записку с предложениями о реформировании профессиональной подготовки, и о необходимости более глубокого изучения "второстепенных предметов".
  Помимо этого, в октябре 1912 г. было разработано "Положение о повторных курсах" при Департаменте полиции с целью "повысить познания в области розыска слушателей, предназначенных для службы в розыскных учреждениях в должностях помощников начальников ГЖУ и уездных жандармских управлений". Курсы были рассчитаны на 2 - 3 месяца, и в первую очередь для тех выпускников, что показали глубокие знания на выпускных экзаменах при Штабе корпуса жандармов по розыску и истории революционных движений.
  Данный проект, а также иные предложения по совершенствованию обучения на жандармских курсах, стали основой для созыва по указанию министра внутренних дел с 27 ноября по 11 декабря 1912 г. Особого совещания по вопросам политического розыска в империи, одним из основных вопросов которого оказался именно кадровый вопрос и вопрос совершенствования профессиональной подготовки [2, cc. 264-273].
  Проявляя заботу о "повышении квалификации" сотрудников охранных учреждений, Департамент полиции начал рассылку в подведомственные учреждения не только учебных пособий, но и циркуляров о деятельности "противоправительственных" организаций, а также обзоры нелегальных печатных изданий.
  Однако, несмотря на все эти реформаторские начинания, начальник Особого отдела ДП С.Е. Виссарионов в октябре 1914 г. писал "о крайней слабости и явной неспособности весьма многих чинов жандармского надзора к розыску". Причем того же мнения придерживались и иные руководители МВД.
  И позднее проводившиеся проверки выявляли "явную неспособность весьма многих чинов... к розыску... Не имея ранее ничего общего с розыском, сдав кое-как курсовые экзамены, подобные деятели впоследствии относятся по большей части к делу так, чтобы только не навлекать на себя гнева начальства и отчисления от занимаемых должностей... Офицеры были бездеятельны в деле политического розыска, некоторые не знали дела, а некоторые отрицательно - сознательно относились к нему" [4, с. 377].
  Но были и иные жандармские офицеры, достаточно высоко образованные, мыслящие по государственному. Вот, например, что писал в Штаб корпуса жандармов в 1906 г. начальник Воронежского губернского жандармского управления полковник Н.В. Васильев: "Убить идею нельзя. Эволюция человеческой мысли совершается безостановочно, неудержимо трансформируя взгляды, убеждения, а затем и социальный строй жизни народов. История революционных движений учит нас, что остановить ход крупных исторических событий невозможно, как невозможно человеку остановить вращение Земли. Но та же история приводит на своих страницах слишком полновесные доказательства того, что пионеры революции, полные энергии и увлечения, всегда бывали утопистами и в своей борьбе с общественной косностью, в своем стремлении воссоздать новые формы жизни, обыкновенно не только не содействовали прогрессу своей родины, но нередко служили тормозом правильному ходу развития общественного самосознания. Роль пионеров в истории осуждена самой историей. Человечеству свойственно заблуждаться, и передовики-теоретики, как бы ни были, по-видимому, идеальны их стремления, не были и не будут истинными вождями народа..." [4, с. 126-127].
  Можно однако сказать, что опыт организации профессиональной подготовки агентуристов-розыскников Российской империи, был творчески переработан и использован большевиками при организации подготовки сотрудников чрезвычайных комиссий. Впервые этот вопрос обсуждался Коллегией ВЧК еще 5 апреля 1918 г., а уже 24 мая принимается окончательное решение об открытии в сентябре трехнедельных курсов.
  Программа политической подготовки включала изучение следующих тем: "Классовая борьба", "Политические партии", "О государстве", "История рабочего движения", "Отделение церкви от государства". Специальная часть подготовки включала: изучение роли и значения ВЧК в революции, ее структуры, прав и обязанностей, взаимоотношения органов ВЧК с другими органами Советской власти; формы и методы борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и должностными преступлениями; необходимые знания разведчика; ведение дознания, обысков и арестов; а также "Следствие по делам контрреволюции", "Правила производства дознания", "Техника расследования преступлений" и ряд других.
  Первыми учебными пособиями были подготовленные к этому времени документы ВЧК, регламентировавшие обязанности и права сотрудников чрезвычайных комиссий: "Инструкция следователям ВЧК", "Инструкция для следователей и комиссаров дежурных отделов", "Инструкция по борьбе со спекуляцией", "Обязанности работающих по политическому розыску", "Правила производства дознания", "Инструкция пограничным ЧК и Комиссарам Комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией" и другие. К проведению занятий привлекались руководящие сотрудники и члены Коллегии ВЧК.
  В 1918 г. состоялось несколько выпусков курсов, слушатели которых вернулись в те губернии, откуда они были направлены на учебу [8, сс. 6-7; 9, сс. 7-9].
  Однако, как справедливо подчеркивал С.Н. Галвазин, "процесс преемственности этих ведомств специального назначения всегда был скрыт за грифом "секретно" [10, с.190].
  Библиография:
  1. Жаров С.Н. История правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в России (XI - начало XX вв.). Документы и материалы. Челябинск., 2007. 280 с.
  2. Политическая полиция Российской империи между реформами. От В.К. Плеве до В.Ф. Джунковского. Сборник документов. /Автор-составитель Щербакова Е.И./. М., изд. АИРО-XXI, 2014. 352 с.
  3. Агентурная работа политической полиции Российской империи. Сборник документов. 1880 - 1917. /Составитель Е.И. Щербакова/. М., изд. АИРО-XXI, 2006. 384 с.
  4. Перегудова З.И. Политический сыск России 1880 - 1917. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2013. 519 с.
  5. Перегудова З.И. Кадры департамента полиции и учреждений политического сыска на местах. // Исторические чтения на Лубянке. ХХ лет. М., 2017. С. 18-26.
  6. Овченко Ю.Ф. Охранка и зубатовщина. М., Вече, 2017. 336 с.
  7. Перегудова З.И. Революционное движение в России. // Неизвестная Россия. ХХ век. Т. II. М., Историческое наследие. 1992. Сс. 351-378.
  8. Постников Л.А. Краткий очерк истории Высшей школы КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского. М., ВКШ им. Ф.Э. Дзержинского, 1990. 112 с.
  9. Академии ФСБ России 80 лет. М., Академия ФСБ России, 2001. 268 с.
  10. Галвазин С.Н. Охранные структуры Российской империи: Формирование аппарата, анализ оперативной практики. М., Совершенно секретно. 2001. 190 с.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"