Хлобустов Олег Максимович: другие произведения.

Из зала суда: "дело" Андропова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Размышления о суде потомков и "суде истории"


   Репортаж из зала суда: "дело" Андропова
  
  
   27 - 29 сентября 2010 г. 5-й канал в ток-шоу "Суд времени" обсуждалась роль личности Юрия Владимировича Андропова в истории страны.
   Правда, как это нередко бывало и ранее, вопрос дискурса:
   - Политика Андропова - "завинчивание гаек" или политика "с двойным дном"? - был задан некорректно, поскольку при его формулировке был нарушен логический закон ЕДИНОГО ОСНОВАНИЯ.
   При правильной формулировке он должен звучать как альтернатива:
   - Политика Андропова - это "завинчивание гаек" или поиски выхода из кризиса?
   Или:
   Политика Андропова - во имя народных интересов или "политика с двойным дном"?
   Поэтому на "суде истории" и не прозвучали четкие ответы на реальные альтернативные вопросы: была ли деятельность Андропова на посту Генерального секретаря ЦК КПСС направлена на поиски путей преодоления кризиса? Его политика - отвечала она связанным с его приходом к власти надеждам или нет? Но закономерные положительные ответы на них так и не прозвучали в студии.
   Главный же тезис "защитника" Андропова С.Е. Кургиняна состоял в том, что Юрий Владимирович Андропов был человеком и политиком, безусловно, сложным, но в то же время одаренным, тонким, сильным и глубоким, мыслившим масштабно и смело заглядывавшим не только "правде в глаза", но и далеко вперед.
   И, самое главное, - народ имеет право и должен знать подлинную правду об истории страны, о ее творцах и участниках, ибо это важно и необходимо для нынешних и будущих поколений политиков и простых граждан.
   По мнению же "обвинения", недолгий 15-ти месячный период, который Андропов возглавлял СССР, оказался еще одним "потерянным" для страны годом, который не принес ощутимых результатов. Несмотря на активно начавшуюся борьбу с преступностью и коррупцией, укрепление дисциплины, начавшиеся разработки научно выверенных и обоснованных программ развития общества.
   Кургинян подчеркнул одну существенную деталь - никто из работавших под руководством Юрия Владимировича людей, не изменил своей позитивной оценки этого политического деятеля.
   В этой связи вызывает недоумение четко выраженная позиция "свидетеля обвинения" М. Урнова: - Пока еще живы люди, лично знавшие Андропова, он воздержится от высказывания оценок о его вкладе в историю страны.
   Такая позиция, безусловно, странна для участника научной исторической дискуссии.
   Штатный "исторический обвинитель" на процессе Л.М. Млечин, сознательно шел на ловкую подмену фактов, упорно называя 5-е управление КГБ - управление по борьбе с идеологическими диверсиями, "управлением по работе с интеллигенцией".
   Апеллируя к неискушенной аудитории, Леонид Михайлович, по-видимому, рассчитывал, что никто не заметит столь "невинной шалости", как фальсификация целевого назначения органов безопасности.
   Не исправил эту "неточность" и историк Н.В. Петров, выступавший на стороне "обвинения".
   В качестве серьезного "доказательства" Млечин удосужился на полном серьезе процитировать отрывок из мемуаров В.В. Гришина о деятельности Андропова в КГБ:
   "Ю.В. Андропов отменил все меры по демократизации и некоторой гласности в работе госбезопасности, осуществлявшиеся Н.С. Хрущевым, по существу восстановив все то, что было при Сталине.
   Он добился восстановления управлений госбезопасности во всех городах и районах, назначил работников госбезопасности в НИИ, на предприятия и учреждения, имеющие оборонное и какое-либо важное значение. Органы безопасности были восстановлены на железнодорожном, морском и воздушном транспорте, а также в армии и военно-морском флоте. Вновь стали просматриваться письма людей, почта разных организаций. Восстановил систему "активистов" и "информаторов", а проще доносчиков в коллективах предприятий, учреждений, по месту жительства. Опять начали прослушивать телефонные как местные, так и междугородние. Прослушивались не только телефоны. С помощью техники КГБ знал все, что говорилось на квартирах и дачах членов руководства партии и правительства... Органы госбезопасности фактически стали бесконтрольны. Руководители управлений и комитетов стали непременными членами руководства партийных органов в центре и на местах" (Гришин В.В. От Хрущева до Горбачева. Политические портреты пяти генсеков и А.Н. Косыгина. Мемуары. М., 1996, с. 60-61).
   Из всего этого списка правде соответствует лишь то, что за те 15 лет, что КГБ возглавлял Ю.В. Андропов, действительно создавались новые подразделения, как территориальные (в годы отделы и отделения), так и "линейные" - на транспорте, на строившихся особо важных объектах.
   И руководители органов КГБ действительно стали члена коллективных руководящих местных партийных органов - горкомов и их партийных бюро. Однако этот как раз являлось проявлением и конкретным свидетельством "руководящей роли КПСС" и подконтрольности органов КГБ партийным комитетам, - уж кто-кто, а многолетний руководитель Московского городского комитета КПСС Виктор Васильевич Гришин, казалось бы, должен был это знать и помнить!
   Почему все же, однако, в его воспоминаниях появился столь странный, не соответствующий действительности пассаж?
   Во-первых, одна из возможных причин этого, - это память и возраст мемуариста - Гришин диктовал их, когда ему было за восемьдесят.
   Во-вторых, личная неприязнь к Андропову, который рассматривался Гришиным как более удачливый "соперник", перечеркнувший многие честолюбивые планы и амбиции мемуариста, что и делало невозможным даже попытку объективной оценки его деятельности.
   В-третьих, став "полноправным" членом Политбюро ЦК КПСС только в 1971 г., Гришин не имел полного доступа к материалам КГБ (а не его управления по городу Москве и Московской области), ранее этого года, да и, по-видимому, как и другие его коллеги по партийному ареопагу, не особенно интересовался ими, но не упустил случая бросит задним числом несколько незаслуженных и необоснованных упреков в адрес Андропова.
   Нам представляется небезынтересным представить также в качестве "доказательств" некоторые суждения и оценки Андропова людьми, работавшими под его руководством.
   И они были высказаны не "в застойные" советские времена, а прозвучали 9 сентября 2009 г. на круглом столе, посвященном 95-летию со дня рождения Юрия Владимировича, и организованном Вольным экономическим обществом России. (Материалы выступлений были опубликованы в 121 томе "Трудов Вольного экономического общества" ( М, 2009, сс. 14 - 105).
   Лужков Ю.М., мэр Москвы.
   Ю.В. Андропов принадлежал к числу тех руководителей нашего государства, которые за очень короткий период смогли добиться серьезных преобразований в стране.
   Но за этот срок он сделал важные шаги по пути преодоления экономических проблем, укрепления дисциплины на производстве, в партийном и государственном аппарате, совершенствования кадровой политики.
   Многие из нас, выходцев из советского прошлого, хорошо помнят, как с приходом к власти этого талантливого руководителя с твердой волей и огромным опытом многое вокруг стало меняться к лучшему. В том числе в сфере хозяйственного управления.
   ...Но в отличие от ужасающего страха 37-го года это было чувство дисциплинирующего порядка, которое побуждало бороться с нерадивостью, расхлябанностью, формализмом, рвачеством. Уважать закон, перед которым равны действительно все, и нет тех, кто "равнее".
   "Очищение страхом" привело к административно-бюрократической "встряске", повышению ответственности, контроля и наведению порядка на всех участках партийной, советской и хозяйственной системы.
   Был взят курс на рациональное использование материальных, финансовых и трудовых ресурсов, повышение эффективности производства.
   Если бы Ю.В. Андропов находился на посту Генерального секретаря хотя бы несколько лет и продолжил свои важные начинания, то наше государство и общество стали бы намного более организованными в реализации своих созидательных целей.
   ...сильный национальный лидер, видевший системные проблемы и способы их решения, путем грамотного реформирования не допустил бы развала Советского Союза и сделал бы все возможное для укрепления единого государства.
   В отечественную историю ХХ века короткая, но яркая "эпоха Андропова" навсегда вошла как время созидательных перемен, трагически оборвавшихся.
   Даже не испытывающие особого пиетета по отношению к Андропову бывший мэр Москвы Г.Х.Попов не преминул подчеркнуть, что он "начал свою деятельность на посту лидера с того, чего не было ни у Горбачева, ни у Ельцина - с теоретической разработки перспективы".
   В.Ю. Якутин (профессор, научный руководитель ЗАО "Издательский дом "Экономическая газета") отмечал, что "действительно объективных, выверенных временем суждений все еще очень и очень недостаточно. И юбилей Ю.В. Андропова представляет хорошую возможность еще раз оглянуться на советское прошлое, задуматься о его значении для нашей истории, для нашего будущего.
   Встав во главе партии, осуществлявшей, согласно действовавшей тогда Конституции СССР, руководящую и направляющую роль, Андропов получил возможность начать назревшие перемены в общественной, политической и экономической жизни. Прежде всего, Ю.В. Андропов дал общее видение перемен.
   В I квартале 1983 г. объем производства вырос на 6,3%, а производительность труда - на 4, 7%.
   Академик С.А. Ситарян (заместитель министра финансов ССС в 1974 - 1982 гг., первый заместитель председателя Госплана СССР в 1983 - 1989 гг.) писал об Андропове в книге "Уроки прошлого для будущего. Заметки экономиста":
   "Это был подлинный государственный руководитель страны. Человек, обладающий высоким интеллектом, способный воспринимать все новое, умеющий делать четкие и точные выводы на основе огромного потока самой разнообразной информации. Он был человеком твердых политических и нравственных убеждений.
   Знал ли Ю.В. Андропов реальную ситуацию в советской экономике? Понимал ли он всю глубину экономических проблем, которые созрели к тому времени? - Могу сказать ответственно: и знал, и понимал.
   Конечно, он считал, что социализм может и должен стать более прогрессивным общественным строем, чем капитализм.
   Несомненная заслуга Андропова, - что подтвердили и другие участники "круглого стола", - заключается том, что, хотя бы на время своего правления, он вернул уважение к действительно научной теории развития общества и даже сам предпринял первую за многие годы попытку теоретически разобраться в том, что происходит и может произойти с наши обществом в близкой и далекой перспективе.
   Многие знавшие Андропова лично, вспоминали, что он был жарким, темпераментным полемистом. Часто спорил. Иногда споры принимали настолько острый характер, что Андропов со мной, например, по две недели не разговаривал. Но потом опять отношения восстанавливались и продолжались, как ни в чем не бывало. Не был он злопамятным. Короче, спорить с собой он позволял и без всяких последствий. Когда видел, что с выстраданной им точкой зрения не соглашаются, становился горяч.
   Вообще-то он ценил искренность и открытость, но фамильярности не допускал.
   Вместе с тем, после принятия решения, которое не совпадало с его собственным мнением, выполнял общее решение так же добросовестно, как выполнял бы свое.
   Выскажу и личное мнение о деятельности Андропова на посту Генерального секретаря ЦК КПСС и главы советского государства: он стремился обеспечить развитие страны, включая и необходимые реформы в области управления различными сферами народного хозяйства, на основе научно обоснованной концепции и рекомендаций, а непосредственно эту работу курировали и вели секретари ЦК КПСС М.С. Горбачев и Н.И. Рыжков.
   Но последующий приход к власти К.У. Черненко поставил крест на разработанной программе преобразований.
   Хотя основы и наметки ее имелись на руках у М.С. Горбачева, когда он возглавил ЦК КПСС в марте 1985 г. Хотя нет никаких свидетельств того, что в 1985 - 1986 годах Горбачев вернулся к осмыслению предложенных ему разработок, только "занялся" поиском "собственных путей" выхода из все углубляющегося кризиса.
   Отметим также, попутно, что наибольшая активизация как "горячей войны" против СССР в Афганистане, так и расширение масштабности и агрессивности "экономической войны" приходятся не на период нахождения у власти "жесткого" Андропова, а на период "открытого для дискуссии" и готового к поиску "консенсуса" Горбачева.
   Ю.В. Андропова, уроки его деятельности на посту Генерального секретаря ЦК КПСС, неоднократно в 1985 - 1990 годах вспоминали члены тогдашнего Политбюро, обсуждая проблемы страны.
   При обсуждении проблем оздоровления экономики страны на заседании Политбюро ЦК КПСС 29 января 1990 г. председатель Совета министров СССР Н.И. Рыжков прямо заявлял:
   - Люди вспоминают об Андропове: "Был порядок!". (В Политбюро ЦК КПСС... По записям А. Черняева, В. Медведева, Г. Шахназарова (1985 - 1991). М., 2008, с. 584).
   Весьма интересна и оценка личности Андропова, данная ему Б.Н. Ельциным. Как известно, выступая в ходе избирательной кампании по выборам
   народных депутатов в Высшей школе комсомола 12 ноября 1988 г. на вопрос:
   "Каково ваше отношение к Юрию Владимировичу Андропову?", Борис Николаевич ответил:
   - Самое-самое высокое и хорошее. Я был у него два раза. За короткий срок, когда он был генеральным секретарем. Я скажу, и его разговор очень умный, и его реакция на решение вопросов, которые были поставлены. Это одна сторона, как он вел пленум, конечно, нам не хватает такого генерального секретаря. (Из стенограммы выступления Б.Н. Ельцина в Высшей комсомольской школе 12 ноября 1988 г.// Новая газета, 11 ноября 2008 г.)
   Выступивший на "слушаниях" в студии 5-го канала директор социологической службы Левада-Центр Л.Д. Гудков попытался оспорить сам факт объективного существования "феномена Андропова" в массовом общественном сознании.
   В этой связи представляется необходимым еще раз привести данные социологических "замеров" общественного мнения, касающихся личности и деятельности Юрия Владимировича Андропова.
   Осенью 1991 г. 32% респондентов ВЦИОМа, где тогда работал Л.Д. Гудков, выражали мнение о том, что и через десятки лет наши сограждане будут вспоминать об Андропове. И этот народный прогноз полностью оправдался через 15 лет.
   В 1996 г. на вопрос: "Кто из следующих руководителей обеспечивал такой порядок в стране, который сегодня устроил бы Вас больше всего?", предпочтения респондентов были отданы Ю.В.Андропову (19% ответов), И.В.Сталину (12%) и Л.И.Брежневу (11%).
   Парадоксально, но факт: в 2001 г. 36 процентов из 1600 респондентов ВЦИОМа назвали СССР времен Л.И. Брежнева и Ю.В. Андропова периодом, когда люди в наибольшей степени ощущали себя полноправными гражданами своей страны. Современная же Россия, повторимся, в 2001 г., аналогичную оценку получила только у 33 процентов опрошенных.
   Еще одним неоспоримым подтверждением объективного существования феномена Андропова является не ослабевающий более чем через 25 лет после его кончины интерес к личности этого человека.
   Что проявляется в регулярном появлении все новых книг о его жизни и деятельности. И не столь уж и важно, что в них герой моего повествования оценивается противоречиво, по-разному. Эти противоречия - объективное отражения диалектики и противоречивости самой жизни, исторического процесса.
   Теперь настало время для подведения окончательного итога.
   В апреле 2006 г. старейшая отечественная социологическая служба Левада--Центр (до 2005 г. она называлась ВЦИОМ), которую ныне и возглавляет Л.Д. Гудков, провела целевой социологический опрос с целью определения лучшего правителя России ХХ века. Не будем лукавить: проведен этот опрос был в связи с предстоящими юбилеями двух последних руководителей, первых президентов СССР М.С. Горбачева и России Б.Н. Ельцина. Тем более обескураживающими для заказчиков исследования оказались его итоги....
   Основной вопрос "юбилейного" опроса, предложенный респондентам, был сформулирован следующим образом: "Как вы в целом относитесь ....", и далее приводились фамилии 10 руководителей России в ХХ веке (за исключением А.Ф. Керенского и К.У. Черненко).
   Конфигурация вопроса предоставляла респондентам 8 вариантов возможных ответов: два нейтральных ("безразлично" и "затрудняюсь с ответом"), и по три варианта оценочных суждений - позитивных ("с восхищением", "с уважением", "с симпатией") и негативных ("с неприязнью, раздражением", "со страхом", "с отвращением, ненавистью").
   Предложенная методика позволяла производить многоаспектный и многомерный анализ полученных эмпирических данных: по суммам позитивных или негативных оценок, по их разности, что дает наиболее взвешенную оценку общественным сознанием исторической роли каждого из перечисленных государственных деятелей.
   Но и два первых из названных выводных показателей также представляются достаточно значимыми.
   Думается, что и для заказчиков, и для исполнителей исследования, немалым сюрпризом стал тот факт, что наибольшими симпатиями наших сограждан пользовались В.И. Ленин и Ю.В. Андропов (по 47% позитивных ответов), Л.И. Брежнев и Николай II (по 39% позитивных ответов), И.В. Сталин (36%), Н.С. Хрущев (28%), М.С. Горбачев (20%) и Б.Н. Ельцин (12%).
   Наибольшее же количество негативных оценок, по суммам соответствующих вариантов ответов, у наших сограждан получили Б.Н. Ельцин (57% негативных ответов), М.С. Горбачев (44%), И.В. Сталин (38%), В.И. Ленин (16%), Н.С. Хрущев (15%), Л.И. Брежнев (12%). По 7 процентов негативных оценок получили Ю.В. Андропов и Николай II.
   Можно предположить, что окончательный исторический итог оценки общественным мнением современников действий и деяний указанных исторических персонажей на высших государственных постах подводит разность показателей их позитивной и негативной оценки.
   И здесь безусловным лидером симпатий опрошенных являлся Ю.В. Андропов - разность позитивных и негативных оценок его деятельности составляла 40 пунктов.
   Затем по этому показателю следовали Николай II (32 пункта превышения позитивных оценок над негативными), В.И. Ленин (31), Л.И. Брежнев (27), Н.С. Хрущев (13).
   Преобладание негативных оценок над позитивными имелось у И.В. Сталина ( - минус 2 % ответов), М.С. Горбачева ( минус 24%), Б.Н. Ельцина (минус 40% ).
   Не стоит сомневаться в том, что для заказчиков исследования, равно как и для обоих юбиляров, эти итоги были "шоковой терапией". Но, как утверждали древние мудрецы - vox populi - vox Dei (глас народа - глас божий)!
   По нашему глубокому убеждению, данный социологический "замер" подводит окончательный итог под оценкой нашими современниками драматической истории страны в ХХ веке и конкретных ее "героев" и "антигероев".
   Разумеется, нельзя не считаться с тем, что в последующие годы, в связи с увеличением удельного веса в возрастной структуре населения его молодых когорт, не осведомленных или мало осведомленных о подлинной истории нашей страны, эти оценки будут закономерно меняться. Что, собственно, и продемонстрировали результаты интерактивных - в студии телепрограммы и телефонного "голосования" его зрителей. Хотя сразу подчеркнем, что результаты подобных интерактивно-телефонных опросов, и не следует, по целому ряду причин, интерпретировать как "данные социологического опроса"!
   Однако приведенный нами социологический срез, "фотография" общественного мнения уже начала XXI века, важны и ценны именно тем, что они содержат исторические оценки современников второй половины прошлого века. В этом их непреходящая историческая ценность.
   В чем же состоит этот неразгаданный "феномен Андропова", феномен уже XXI века? Его "секрет", на наш взгляд, заключен в незаурядной личности героя моего повествования, его жизни и его служении своей стране и ее народу.
   Позволю себе высказать предположения относительно причин и источников зарождения феномена Андропова.
   Во-первых, это то обстоятельство, что председатель КГБ СССР, член Политбюро ЦК и депутат Верховного Совета СССР Ю.В. Андропов воспринимался весьма значительным числом его современников именно как публичный политик, государственный деятель, обладавший немалой самостоятельностью мышления, выделявшего его в ряду коллег по партии. (Именно эти обстоятельства сделали Андропова, по мнению зарубежных аналитиков, вероятным кандидатом на высшие государственные посты Советского Союза).
   Во-вторых, это убежденность значительной политически активной части населения тогдашнего СССР как в искренности политических убеждений Ю.В. Андропова, демонстрируемых им позиций, его принципиальности, так и в личной порядочности, честности, скромности.
   В-третьих, это искреннее уважение этого политического деятеля, чем могли похвастаться далеко немногие его современники, находившиеся на политическом Олимпе страны.
   Возможно, это связано в немалой степени и с эффективностью работы возглавлявшегося им на протяжении 15 лет Комитета государственной безопасности СССР, его сотрудников. В том числе, по борьбе с преступностью, обеспечению безопасности населения, предотвращению ЧП (техногенного и "антропогенного" происхождения), профилактике негативных процессов, социальной напряженности.
   Как отмечали многие мемуаристы, в памяти сотрудников КГБ Андропов остался живым человеком, близким, понятным, подававшим личный пример добросовестнейшего отношения к порученной работе и великим, самоотверженным тружеником. Еще недавно близко общавшийся с председателем генерал КГБ В.А. Кирпиченко писал, что "сейчас Андропова мало кто вспоминает. Увы, нам почему-то все хочется забыть - и как можно скорее. Мы постепенно превращаемся в людей без традиций и без истории. Нам уже никого и ничего не жаль. Впечатление такое, что остается только каяться или предавать все анафеме, или делать то и другое одновременно...". (Новости разведки и контрразведки, М., 2005, N 11 -12).
   Впрочем, есть и иные мнения об отношении к собственному историческому прошлому.
   В своем "последнем слове", призванном подвести черту дискуссии и помочь "присяжным заседателям" в студии и у телеэкранов подвести итоги и оценить представленные сторонами "доказательства", Л.М. Млечин сурово "попенял" Андропову, что у того не имелось "программы реформ", как будто такие имелись десятилетие спустя у М.С. Горбачева или Б.Н. Ельцина.
   Итог прошедших слушаний таков: 56 процентов студийной аудитории увидели в политике Ю.В. Андропова только "завинчивание гаек".
   А 91 процент зрителей у телеэкранов оценили ее как "политику с двойным дном". Что, в действительности, свидетельствует отнюдь не в пользу Ю.В. Андропова, о возможности возникновения нового "феномена" посмертного недоверия к этому незаурядному политику не только нашей страны, но и планетарного масштаба.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Д.Сиренина "Догнать, влюбить и обезвредить"(Любовное фэнтези) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"