Ходаковский Александр Сергеевич: другие произведения.

Энфер часть 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

  Ходаковский Александр Сергеевич.
  Энфер. Время Теней.
  
  
  На улице во всю нелегкую бушевала метель. Вылезаешь наружу - моментально превращаешься в сосульку. Температура не поднималась выше минус двадцати, что для ранней зимы в виртуальности было даже слишком. Поэтому в такие дни Англия не пользовалась обычной популярностью (совсем как Россия в реальной жизни). Вдобавок, в Астрале она сильно отличается от своего реального аналога - климатом, рельефом, очертанием береговых линий, расположением ключевых точек, и это еще не весь список.
  В помещении царил приятный полумрак, исключая тот угол, в котором был расположен камин, весело потрескивающий сухими поленьями. Посреди роскошной кровати возлежал (закутавшись по самый нос в теплые одежды) подсознательно неприятный субъект. Глаза, светящиеся в темноте кровавыми отблесками выдавали нелюдь. Человек, или точнее, просто-напросто вампир, по имени Александр, читал распахнутую примерно посредине книгу. Тяжелый кожаный переплет обрамлял черный чугун. Защита от взлома, как это принято сейчас называть. Черный чугун имеет магические свойства уменьшать свой вес от прикосновения знакомого человека. В противном случае, нужна помощь Геркулеса, чтобы перекинуть крышку книги.
  Через равные промежутки времени вампир листал страницы. Ему было скучно. Непрекращающаяся игра, опостылевшие противники, пыльное и затхлое сидение на одном месте, изображение из себя великого босса Тьмы, на которого принято ходить отрядами от десяти до сотни человек... а ввиду максимально возможного уровня развития - отсутствие каких либо перспектив на будущее.
  Владыки Астрала...
  Приняв решение поучаствовать в этой виртуальной игре, Саня даже представить себе не мог, что когда-нибудь этот момент настанет, и часто горько жалел о том, кем стал в ней. Он привык бегать от орд так званых "героев", пытающихся прикончить вампира, и получить за него очки опыта и заняться мародерством. Ребята не сразу поняли с кем связались. Пока вампир не привык дозировать силы, всю виртуальную Англию (в которую его занесло безжалостным рандомом) трясло и лихорадило. Чем больше он учился контролировать свой дар, тем скучнее становилась игра - роль босса отличается однообразием и заведомым неравенством сил. Это в любом случае нечестно, получить столько мощи, даже если ее кое-как уравновешивали постоянные попытки лишить его жизни, без какого либо стоп-крана. Казалось - вот он предел, еще чуть-чуть, и герои наконец получат его голову, но тут в дело вступала неизвестная ранее грань дара, невесть откуда вылезшие союзники, или еще что-то в этом духе, и все шло по новой. Герои искали лучшее оружие и броню, заручались помощью разных существ, вступали в кланы и собирали целые ватаги. Мало чего не перепробовали обе враждующие стороны...
  Из-за угла, пинком распахнув жутко дорогие двери (работы виртуозного альвийского резчика), выскочил очередной охотник на нечисть. Мужик дребезжал дешевым оружием грубой ковки и плохонькой кольчугой со следами ржавчины, а уж завывал как старая дыра на чердаке. Лицо перекошено... то ли от излишней храбрости, то ли ужасом. Обильно потеет даже на такой холодине. В общем - бойтесь меня все мелкие грызуны, я сегодня зело воинственен ну и о-о-чень страшен!
  Всего один? Даже не смешно. Тролли одиночек на зубочистки пускают...
  Призрак атрофии и вырождения бродит по "Владыкам Астрала", незримой кистью рисуя бездарность. Видится в его цифровом мире дефицит действительно умелых игроков. Никого достаточно компетентного, чтобы просто засвидетельствовать свое право называться гордым словом "воитель" элементарным желанием совершенствоваться. Есть предположение, что скоро "герои" вымрут, как мамонты. Пора в Гринпис, или еще куда, подавать прошение на запись в "красную книгу". Если эти ребята уже не исчезли и есть кого записывать...
  Саня посмотрел на пришельца совсем бесстрастно и, ставшим естественным мановением руки, устремил в его сторону невидимый поток энергии, размазав мужика тонким слоем по обоям. Короткого направленного импульса хватило, чтобы превратить еще одного назойливого человечишку в хорошо разделанную, сочащуюся кровью груду фарша. Картинка не для брезгливых - сие аппетитное изображение больше понравилось бы голодному волку, тоскливо воющему на луну в нескольких милях за стеной замка.
  Отправить ему мяса, что ли?
  С тихим вздохом отложил свое чтиво, повернувшись на другой бок, взбил подушку и подумал - эти геймеры непомерно обнаглели - совсем его не уважают. Еще раз, брезгливо оглядев останки неудачника, решил, что экипировка и у этого ни к черту, ниже плинтуса. Кровь полностью пропахла дешевым винцом. Охотник принял не менее бочонка на грудь для храбрости. М-да... Низкие же у людей пошли запросы. Можно ставить на своей репутации жирный крест, если кто узнает о его позоре - быть недооцененным плебеем.
  Канальи...
  Теперь не уважают уже себя, а может, излишне самоуверенны. Идти на могущественного вампира с одним осиновым колом, и горстью святой води просто тупость. Перепил в кабаке, скорее всего, герой, и начал хвастаться. А его тут же и взяли за барки, да и призвали подтвердить свои слова. Вот горемыка и полез в пургу искать замок вампира. Странно еще что нашел, и обманул охранную систему, ловушки, лесных монстров, и просто бдительную стражу...
  Ареал обитания был взят по устаревшему шаблону Злого Властелина, персонификации вселенского зла для ксенофобов. Замок, смертоносный лес вокруг него, куча разных подручных и чудовищ на пути и, конечно, босс в конце. Не оригинально, но действенно. Хоть время от времени и попадаются такие вот исключения.
  Может, этот несуразный объект просто удачлив? Такое часто бывает, даже пословица есть - дуракам везет. Однако благосклонности Фортуны замечено также не было. Никаких тебе ампутированных кроличьих лапок тоже.
  Устроившись поудобней и подперев голову рукой, Носферату (как нам подсказывает латынь: "nosferatu" - "не-мертвое", и видимо грешит на истину - Саня не имел к восставшим из могил ни малейшего отношения) задумался о тоскливом существовании на одном месте, и как его можно разнообразить. Не к месту подумал - серебра с собой охотники уже не берут, поумнели, следовательно. Или просто умеют слушать...
  Вампир окунулся в воспоминания.
  Совсем недавно ему пришла в голову интересная идея, сопряженная с некоторыми хлопотами. Приняв людской облик, кстати, вполне типичный, накинув на плечи любимый пламенный плащ, дабы не превратиться в груду льда по дороге, он совершил короткое путешествие в соседствующий с замком город Бренн. Предварительно он хорошо подготовился - собрал полный зал новичков в крытом амфитеатре оперы, которую часто занимали воинские гильдии (здание было арендовано за звонкую монетку), и в докладном порядке объяснил, что:
  Во-первых - хотя прославленная среди подростков, шальных Толкиенистов, и несгибаемых любителей "Role Playing Game", виртуальная игра "Владыки Астрала", (в которой Саня и пребывал на данный момент), на 99% реалистична, в реальности вампиров не существует. Поэтому можно сразу забить все глупые сказки, фильмы и другие легенды о величественных кровососах;
  Второе продолжает первое - вампиры не боятся чеснока и соли, поэтому можете ребята, ими хоть с головы до ног натереться, так как на качество крови это совершенно не влияет. Можно еще вдобавок поперчить. Так вкус даже пикантней: вампиры гурманы и обожают остренькое, а на запах можно попросту не обратить внимания;
  Третье так же продолжает первое - высший вампир, ренегат по типу Носферату, не боится света, просто плохо переносит перепады температуры. Вампиры элементарно не любят яркие лучи и Солнце. В этом плане они напоминают змей - на холоде засыпают, а на солнышке разомлевают... и тоже засыпают. К искреннему сожалению кровососов, если взорвать звезду по имени Солнце, станет еще дряннее. Так что бессмысленно пробивать дыры в помещениях, куда он зашел и светить в глаза ультрафиолетом. Можно только его раздразнить, что приведет к мгновенному трагическому исходу;
  Четвертое - травить себя ядами, (что почему-то стало очень модным), в надежде, что вампир умрет и подарит вам кучу уникальной экипировки и свое тело в придачу, очень глупо. Не говоря уже про то, что яд надо выбрать с умом, правильно дозировать, и всегда иметь с собой антидот. Палка о двух концах. Были случаи, когда тупые новички умирали от собственных отрав в течение следующих секунд после принятия дозы. На вервольфа или, по-народному говоря, оборотня, это тоже не подействует. Он сожрет вас за милую душу, и спокойно расщепит яд на безвредные компоненты. Это же касается нежити, конструктов и многих других. (Особенно интересующиеся пусть смотрят "Монструм-мануал для чайников" - особую книжку с подсказками о нечисти, для самых мудрых, перед тем как играть). Вампир же просто не станет вас кушать, это не в привычках кровопийц. Он вытащит из тела необходимые капли крови, куда яд еще не попал, или измыслит что-нибудь в этом роде, насколько хватит фантазии. (А фантазии хватает на многое - читайте уже упомянутую умную книгу, глава "Кровавые глазки, или что такое вампиры и почему вам ни под каким предлогом не нужно с ними встречаться");
  Пятое и самое главное - верховных вампиров единицы и они могут даже не знать о существовании друг друга. Не путайте их с упырями, драуками, вурдалаками, и кучкой левой мелочи, с гордостью претендующей на запатентованное Бремом Стокером имя Дракулы. Все они лишь имитаторы, что можно доказать простым методом - вызвать на дуэль такое ничтожество и высшего. Мелкокалиберная сошка будет долго хорохориться и даже может вас убить при удачном стечении обстоятельств. А аристократ безразлично размажет ментальным ударом по стенке - это любимый эргономичный вариант, марать руки не приходится. И пойдет себе дальше, даже не извинившись перед трупом. Вот такая вот мораль - вампир это самая жуткая жуть. Вместо драки лучше спрятаться и понадеяться на его природную лень;
  И последнее, для самых влюбчивых или безмозглых мечтателей - культивировать вампира из обычного человека практически невозможно, слишком много факторов надо учесть, а также есть определенный риск для жизни самого селекционера. Поэтому, особенно для девушек, перед тем как закатывать призывно глазки и оголять шейку, знайте, что быть упырем - не самое приятное в жизни, а тратить на вас свою кровь, чтобы создать бессмертного вурдалака никто не собирается, точка. Тем более что вурдалаки еще хуже...
  После этого дорогим студентам было предложено задавать свои вопросы, или сразу попытаться набросится всем скопом, что было бы с их стороны весьма скверно, но ожидаемо. Осталось только решить - как их убить: положить всем разом или поодиночке... да без разницы. Хотя лучше сразу - так расход времени меньше.
  Студенты, естественно, ничему не поверили, и потребовали доказательств, на что Саня продемонстрировал поедание краюхи хлеба с чесноком и солью, распивание пяти разных видов ядов и загар от солнечного луча. Впрочем, какой поздней осенью в Астрале загар? Солнца почти не видно из-за туч. Срам, да и только. Вот летом на побережье...
  Вместо этого вампир при помощи маленького импульса магической энергии - манны, зажег на ладони узкий клинышек бездымного огня. Все сразу прониклись - магией пользовались лишь избранные, простым людишкам она недоступна.
  В одной брошюре, напечатанной обществом магов "Владык Астрала" даже были интересные тексты на эту тему. Они гласили: - "...человечество в плане магии всегда останется у подножия горы, не в силах ступить и шагу для ее покорения. И пусть даже, кто-то попытается, громко вещая миру о своих успехах, то точно споткнется, оказавшись потомком демона либо мелкого божества. Такой "счастливчик" будет быстро приструнен своей, непонятно откуда появившейся дальней "родней"...". Написано в шутку или серьезно - не разобрать. Но все сразу поверили. Приходилось уповать лишь на редкие артефакты, талисманы, и свитки.
  Стадо посовещалось, достигло консенсуса, и на этот раз попросило доказательств того, что Александр собственно является вампиром.
  В общем, чего и следовало ожидать. Мало ли кто может нагородить вам кучу разной муры на ушко и потом громогласно заявлять, что мол, да, все это чистая правда. Огоньки умели зажигать большинство магов-недоучек. А уж выпитым ядом никого не удивишь. (На труп одного энтузиаста, дегустировавшего их вместе с вампиром, никто демократически не обращал внимания). Всем, с замиранием сердца, хотелось убедительных подтверждений данным вывертам.
  На столь глупое требование, юноша закатал ворот и сорвал тонкую серебряную цепочку, на которой раскачивался крестик с эмалированной сердцевиной. Этого можно было и не делать. Просто позерство. Вампирам вообще кресты и серебро до фонаря. Зато как щекочет остальным нервы...
  Цокнув недовольно языком, неторопливо снял инкрустированную драгоценностями золотую полумаску, отбросил широкополую шляпу. Такая маскировка иногда прокатывала на официальных приемах у английской аристократии, также баловавшейся Астралом. Пусть кровососы и были прирожденными сепаратистами и мизантропами, но частенько выходили в свет. А на защиту от нечисти таких мероприятий, Александр, как и многие высшие демоны, плевал с высокой колокольни.
  Артистичность - это всегда весело, иногда до абсурдности. Особенно в конце. Когда девушки уже готовы на все, а ты - такой красивый, элегантный и загадочный, вдруг снимаешь маску и демонстрируешь светящиеся жаждой глазки и жемчужные зубки с длинненькими такими резцами...
  После разоблачения половина женской половины, и особо нервная часть мужского зала, безо всякого гипноза, (увидев быстро растущие клыки и немного бледный цвет кожи в сочетании с кроваво красными глазами) попадала в обмороки (от ужаса, наверное)...
  Вниз от век вампира шли похожие на ветвистые молнии татуировки. На самом деле они нарисованы прямо от руки, специальной краской. И это одна из высших форм начертательной магии. Если правильно измерить расстояние от кончиков ушей, прочерк между концами и искривления линий, получается мощный накопитель. Он собирает эфир прямо из окружающих владельца линий силы - особых источников магии, пролегающих под землей, и перерабатывает их в доступную к употреблению манну. Заодно и голод утоляет. Но жаль, что не жажду. Поскольку в игре сохранялись почти все физиологические потребности организма, такая способность была бы немаловажным подспорьем.
  Девочки, картинно раскинув руки, попадали на пол в эффектных позах. В задних рядах даже послышалась задушенная ругань. Наверное, сердобольные соседи ретиво бросились делать искусственное дыхание рот - в - рот.
  Странно, обычно наш искушенный в этом плане, пресыщенный дорогими спецэффектами и чуть ли не прыгающими на тебя из телевизора чудовищами народ подобными трюками не удивишь, а дремучих в этом плане староверов днем с огнем не сыскать. (Справедливо было бы заметить, что большую часть контингента становили англичане, зацикленные на своих традициях, а славян - раз-два и обчелся).
  Может причиной была ужасающая темная аура? Похожая на туман из мрака шоковая волна жизненной силы Носферату прошлась по всему залу, погасив свечи. Потолок и стены удалились от наблюдателя - причиной тому была искривленная пространственная перспектива. Темные цвета стали еще насыщенней, а радужные и светлые поблекли и превратились в серое месиво. Давящая со всех сторон атмосфера доходила до болезненности. Особенно, если учесть, что она вытягивала потихоньку, незаметно, энергию бытия у присутствующих.
  Оставшиеся в сознании девушки с воплями "красавчик", пуская слюни, уставились на гладко зачесанные назад серебристые волосы, длинную косу "колоском", перевязанную белой лентой. Нечего сказать, выглядят вампиры и вправду ошеломляюще. Что обычно и губит противника. Сила очарования этой расы воистину умопомрачительна. Загляделся на красивое личико и забываешь про все подряд, а просыпаешься уже в деревянном ящике, с выкачанной под ноль кровушкой и радостно созерцаешь изнутри крышку гроба.
  Нельзя сказать, что Александр был дамским угодником, пользуясь своей игровой внешностью и шармом, просто так карты выпали, и приходилось извлекать выгоду из того, что имеешь...
  
  Саня щелчком зажег тлеющие факелы, отыскивая свои перчатки, и углубился в воспоминания, переживая вновь те события.
  О, как я был хорош!
  Поправив тонкокостной, холеной ладонью выбившийся из прически волосок, вампир оценил степень обалдения аудитории и, не показывая своего удовольствия произведенным впечатлением, холодным, хорошо поставленным голосом, повторил:
  - Еще вопросы?
  
  Дискуссия продолжалась второй час, плавно переходя в монолог. Просто-напросто вопросы имеют свойство со временем заканчиваться. Поза скептично настроенного вампира становилась все раскованней, а девушки уже немного переболели звездной лихоманкой...
  Корчить из себя лектора оказалось не так уж сложно - статус почти все делает за тебя. Сиди себе на стульчике, пока все стоят, и развлекайся. Притом, что толпа в несколько тысяч человек боится даже посмотреть на тебя косо. Исключая молоденьких барышень. Вопреки тому, что вампир рассказывал о силе обаяния - шарме, девицам это было глубоко до фонаря. Перед тобой сидит эффектный молодой, неженатый мужчина и нежно говорит, что у тебя просто умопомрачение. Зачем эти заклинания, если и так выглядишь на сто процентов сногсшибательно?
  Вампир все это и сам прекрасно понимал. Все было бы вообще чудно, если бы от желания кого-то укусить десны не чесались. Противное ощущение. Как ни развеивай массовые заблуждения насчет себя, любимого, но факт остается фактом - кровосос потому так и назван, что должен пить эту красную субстанцию и причмокивать от удовольствия.
  Сане не в первый раз подумалось, что высокая реалистичность игры имеет и свои минусы. Когда тебя начинают бояться люди, не отдающие себе отчета в нереальности происходящего, впору слегка убрать экспрессии. Да и смотреть на все это ничейное богатство в виде ходячих донорских центров крови становилось воистину нестерпимо.
  Со вздохом ("задолбали") натянул полумаску и прицепил крест на шею, стремительно вернувшись к облику человека. Так чувство жажды хоть немного, но меньше. Поднялся уходить.
  Маленькая девчушка лет двенадцати, яркой японской наружности тихо спросила:
  - Шинигами-семпай. Вы собрали нас здесь, чтобы убить и выпить всю кровь? - При этом она отчетливо шмыгнула носом.
  Допрыгались, есть я их буду. Ага, кинулся уже, прямо губу раскатал и язык высунул. Не трясись так, заячий хвостик. Пора уже установить возрастные ограничения на игру.
  Шинигами это вообще не из этой оперы. Насколько вампир помнил - это что-то вроде апостола смерти в японской мифологии. Ему даже приходилось немного воевать с этим мрачным орденом, но "жнецы" явно уступали.
  Саня наклонился и ласково потрепал ее по голове.
  - Все может быть. Тяжело себя контролировать, особенно если вокруг так много молоденьких и красивых девушек. Особенно - красивых.
  Вокруг замелькали неуверенные улыбки. Передний ряд, сплошь состоявший из "молодых и красивых" разразился салютами из приглашающих улыбок. Люди поняли, что крошить в капусту их никто не собирается. Отовсюду посыпался град из вопросов:
  - Сколько вам лет?
  - А вам нравится у нас в Англии?
  - Семпай, а у вас еще будут такие лекции? - Тоже японец. Семпай - это что-то наподобие уважительного обращения к старшекурснику. Японский язык богат на такие штучки. При желании разобраться можно, но от их приставок иногда голова болеть начинает, а волосы - искрить.
  - А какие советы вы можете дать по нашей экипировке?
  И вдруг как гром средь ясного неба прозвучал глумливый вопрос:
  - Как же вас можно убить, профессор?
  У Сани любознательный голос вызвал неясное раздражение во всем теле. Когти самопроизвольно заострились а-ля Фредди Крюгер, выдвинувшись примерно на два сантиметра. Усилием воли заставил их вернуть нормальный вид.
  Game Master - это самый неприятный подводный камень виртуальности, которого каждый сознательный пользователь пытается избежать. Тот, кто дергает за ниточки и дает всем желающим нехорошим людям и нарушителям правил прикурить. Нарвешься на дисциплинарное взыскание и все - твоя песенка спета. Видимо, подобные лекции выходят за рамки дозволенного.
  - Да, семпай, как убить вампира? - продолжали настаивать наивные подростки.
  - Да, расскажите, расскажите...
  - Стоп, стоп, стоп, - замахал руками Саня.
  О, Господи, вот это вляпался. Спокойствие, только спокойствие. Химчистка все исправит.
  - Отвечу по порядку. Я представитель интернациональной расы, поэтому отношусь ко всем прочим народностям без превратностей.
  По всему залу послышались разочарованные вздохи. Фигли теперь будут хвастать, что известный вампир выходец из их рядов. Вполне обычная реакция. Между прочим, славян никто не любит, включая самих славян. Так что об этом лучше не распространяться.
  - Не будем отвлекаться. Мне семнадцать лет. Англия очень самобытна и прекрасна своими пейзажами. Лекций не будет, сегодняшняя первая и последняя. Я не планировал ее вообще. Просто мне не нравится убивать глупых врагов, и я решил разнообразить свое меню. - Саня живописно облизнул бескровные губы. - Что же до вашего вопроса, неизвестный доброжелатель, то я скажу, что Мастер Игры должен знать это и сам. А вам, уважаемые студенты, повторю для наглядности, что это не в ваших силах. Убивать всех вас я не стану лишь потому, что... понимаю как тяжело ждать целых трое суток для того чтобы снова быть в игре. А время возрождения после убийства вампиром как раз составляет троицу нудных и безрадостных дней.
  Саня, в самом деле, понимал. Причем очень хорошо. Родная сестра, наравне с ним осваивающая просторы игровой вселенной, после такого начинала усиленно полоскать любимому братцу мозги, доводя до состояния белого каления. В такие моменты очень часто хотелось ее прибить... Но и не развлекать ее тоже нельзя - со временем полезет на стенку. А так на стенку лез сам вампир. Это продолжалось до появления на свет гениальной идеи - отправлять сестренке по мистической почте все ненужное полезное и дорогое барахло, что сможет найти или спионерить. И девочка при деле, и убить ее врагам становится все тяжелее, и Носферату не придется лечить нервы.
  - Еще один последний вопрос. Мне уже пора!
  Человеческое стадо всегда действует как источник раздражения, какими бы дисциплинированными люди ни были. Тем более за такой срок. А также - чем больше людей, тем больше желание...
  Саня зевнул, прикрыв рот ладошкой. Наклонил голову, отчетливо хрустнув позвонками.
  - Шея болит?  - со странной интонацией спросила девушка с крупным мечом наперевес, жадным взглядом уставившись на эту самую шею.
  Классическая валькирия, с характером старой девы и переизбытком железа на теле. Никаких тебе сексапильных, но малоэффективных броне-бикини, которые принято рисовать героиням в видеоиграх. Тем не менее, фигурка у девчонки стройная, и личико фигурке не уступает. Саня засмотрелся на длинные темно-красные, или скорее ржаво-рыжие косы. Закаленный металл в горне... спелая вишня... морковка... Заткнул свой внутренний голос, и сказал:
  - О, не стоит беспокойства. Это маленькое следствие недосыпания. - Вообще-то это просто вредная привычка, прилипла и не избавиться. Плохо сказывается на позвоночнике, но определенное удовольствие тоже имеется. Доводит прямым путем до мазохизма.
  Девушка хмыкнула с серьезным лицом и вытянула вперед руку с клинком словно не чувствуя его тяжести. Такой обрез шпалы весит килограмм десять, не менее. Зато как вяжется с образом... Очень мило.
  Наглеют студенты, пить дать наглеют. Ты к ним с добром, они к тебе с мечом, дабы это самое добро отобрать. Что-то в выражении лица амазонки Саню задело.
  Изумительно. Да она же стопудовый наркоман - ловит экстаз от беззакония Астрала. Какие все-таки беспринципные люди пошли. Или они всегда такими были? Стоит еще усомниться, кто тут самый кровожадный... Хм. Парня у нее наверняка нет - никто не захочет связываться с этой амазонкой. Такой типаж остается в девках до прихода бабки с косой.
  - Умри, высокомерная нечисть, - выкрикнула валькирия. Соседи шарахнулись в стороны - ее улыбочка вгоняла в неконтролируемый ужас. Цвет сталистых глаз валькирии, издревле приписываемый воинам и киллерам, не чувствующих от убийства мук совести, тому немало помог.
  Саня снова вздохнул. Время от времени попадаются такие идейные... или просто ненормальные. Считают своим долгом резать всю нечисть, что попадает в поле зрения, без компромиссов. Произнес, обращаясь к аудитории:
  - Даю всем "не людям" шанс уйти, а за тех, кто останется, я не отвечаю!
  К выходу немедля устремилась чуть ли не половина честного собрания. Реакция и инстинкт самосохранения у подлунного воинства всегда была на высоте. Особенно они обостряются при таком скоплении потенциальных инквизиторов. Если вампир сказал рвать когти - стало быть, здесь и сейчас произойдет немаленькая драчка. Люди спешно обнажают оружие, готовясь к потасовке - ни малейшей вероятности ложной тревоги.
  Саня никак не ожидал, что на него придет поглазеть такая толпа демонов и другой нечисти. (А сканировать зал на предмет их наличия как-то не видел смысла). Для низших рангов вампиры что-то вроде бессменного кумира. Как и для большинства людей, что красноречиво показывает женская половина населения Астрала, умеренностью в своих приставаниях никогда не отличавшаяся.
  Некоторые монстры убегали по стенам и потолку, как наскипидаренные. Многие растворялись в воздухе, уходили сквозь пол и крышу, или же глотали ведьмовские зелья мгновенной транспортировки. Мастер Игры покидал зал последним. У выхода он с полуоборота бросил:
  - У Меня к Тебе неоконченный разговор, -  мужчина особо подчеркнул эти слова. Неспешно исчез за дверью.
  Саня все еще видел среди оставшихся ауры нечисти, но промолчал - если хотят, то могут присутствовать. Может, намереваются после собрания устроить засаду на одиночек. Все равно, как бы они не старались, охотники их сокрушат. Числом возьмут.
  Сердце защемило. Сегодня не стоит никого убивать самому. Многие и без его вмешательства прольют свою кровушку. Кровь не водица - это неправильное изречение для Астрала.
  - Начнем... - попыталась крикнуть девушка.
  Слова застряли у нее в горле - вампир в один миг переместился через облачко дыма и теперь стоял к ней почти вплотную. Губы растянулись в усталой улыбке. Ощутив прикосновение, девушка зажмурилась, но ничего не произошло. Вампир подставил плечо под меч, чтобы девичьей руке не было тяжело. Лезвие и не подумало пропороть плащ, и даже стало ощутимо нагреваться, меняя цвет на ярко-алый. Сейчас оплавится.
  Мир вертится, ничего не меняется. Старые герои умирают, новые не рождаются. Достойного противника уже не найти, одни любители.
  Вздох. Такие вот памперсы можно не напрягаясь под Хохлому расписывать пачками. Медленно наклонился к ее уху и прошептал:
  - Теперь понимаешь - ты мне не ровня, никто в этом зале мне не соперник, даже сейчас, когда я человек. Не люблю играть в поддавки. Можете всей толпой попробовать меня порешить. Это ничего не изменит.
  - Почему Вы меня не укусили? - Ее тихий вопрос повис в воздухе.
  Ого, уважают, на "Вы" обращаются. Слишком резкая смена стиля. То на "ты" то на "Вы", еще и с большой буквы? Может и впрямь укусить, кожа шелковистая и чистая, можно предположить, что и кровь у нее сладкая как сахарный сироп...
  - Потому что мне претит сама мысль о возможность ощутить на языке вкус чужой крови, который однажды должен буду узнать, но все же оттягиваю этот момент. Потому что кровь - это зависимость и жажда. Потому что я джентльмен и не дерусь с леди...
  Вампир вздохнул еще тяжче, и отшвырнул девушку на ряды новичков, с внешностью вылитых пещерных троллей. Рыженькую валькирию подхватили весьма неудачно - пуд железа опрокинул тройку несчастливцев на пол, только юбка амазонки взметнулась в воздух.
  Одновременно с толчком присел, напружинив мышцы в области ног. И пригнул. Как кузнечик. Раздался хлопок и неясный шелест. С потолка посыпалась труха и обломки перекрытий, звякнул о мраморное покрытие пола позаимствованный рыцарский меч.
  Все тупо вылупились через аккуратную дыру на звездное небо...
  
  Саня сидел на крыше ратуши, самой высокой точке Бренна, и смотрел на копошение людей внизу, задумчиво покусывая лучинку. Метель спала, позволив выбраться в город за покупками. Но когда вампир добрался до рынка, осмыслил, что как всегда ни в чем не нуждается. Пребывая в глубокой задумчивости, он упустил это из виду...
  Та лекция пошла на ура, может прямо завтра придет кто-нибудь интересный, чтобы сразиться. Потому что в самой Англии достойных противников уже давно не осталось, а перебраться на континент Саня был не в силах. Действовали пространственные ограничения и тот маленький, но немаловажный факт, что Великобритания даже в Астрале - остров. А переплыть или перелететь текущую воду для вампира смерти подобно - сильные судороги и тонешь метров за триста от берега. Плохо, что туннеля под Ла-Маншем здесь так и не спроектировали.
  Тяжело вздохнув, подумал, что тогда почти потерял контроль. Подавить агрессию и побороть искус укусить, а потом уже негодование на самого себя, трудно. Вампир дуреет от обилия молодых девственниц намного сильнее, чем он думал. Зубы чешутся. Столько красивых девушек... Блин горелый. Так почему же у него такие странные желания? Естественных мужских потребностей как не бывало...
  Осталось еще три часа до выхода из игры, нужно употребить их с пользой, но в голову ничего не приходило. Вся округа впечатана в память и не может предоставить ничего интересного. А нового здесь никогда ничего не случается. Играет свою роль психология англичан - что было хорошо для предков, то и для нас прекрасно подходит. Да и идти куда-то, что-то делать...
  Холодно. И грустно. Надо срочно выпить чего-нибудь согревающего. Густого, красного...
  Сзади, почти на грани слуха прозвучал неясный шорох. По черепице крыши царапали как ножом по стеклу. Не суть, но слишком чувствительные уши воспринимали именно так.
  Вот и развлечение пожаловало. Если этот охотник такой тупой - можно и не шевелиться. Разница в уровне развития персонажа слишком существенна, чтобы беспокоиться по пустякам.
  Прямо в затылок легонько толкнула волна воздуха. Лениво отклонив голову влево от пронесшегося клиновидного шипа, зачем-то понаблюдал за его дальнейшим полетом.
  За спиной рассержено зашипело. Саня все так же лениво сменил позу, упершись спиной о дымоход, закинул руки за голову. Непочтительно, впрочем, как и любой другой вампир, бросил:
  - А я уже заждался. Все гадал, какая же у Мастера Игры форма. Я весь в предвкушении. Первый раз вижу так близко одного из верхушки. Сильно же я вам насолил, начальник.
  Пока мужчина прислушивался к заносчивому звучанию голоса, ожидая полезной информации, Александр внутренним зрением вникал во все подробности личности противника и сканировал его на предмет возможностей, отличающих Мастера Игры от обычного пользователя. Доселе таковых не обнаружилось.
  - Даже диву даюсь, какие грехи мне нынче вменяют? И что же ты мне по этому поводу поведаешь, любезный?..
  По краю черепицы быстро змеились колючие лозы сухого, болезненного цвета, и молоденькие зеленые побеги толщиной поменьше. Ежевичная поросль оплела все опорные точки, включая маленький дымоход. Через несколько секунд показалась уродливая морщинистая голова в капюшоне. Следом выдвинулось тело в разделенной на две части мантии - набедренная юбка и капюшон с накидкой, ниже пояса вместо ног раздутый ствол, переходящий в большое количество ростков. Все тело как у рассохшегося пня. Только лицо не темно-мохового цвета, а ближе к бледно-салатовому.
  Повелитель терний! Один из древесных демонов начального ранга В. Волна магического разрыва примерно на пятнадцать сантиметров от тела. Не позволяет приблизиться врукопашную, высокочастотными вибрациями уничтожая эпидермис врага и слизывая его плоть слоями до самых костей. Ее хозяин может не беспокоиться о бездарных человеческих экзорцыстах. А броня из окаменевших чешуек железного дерева легко защитит от любого оружия. Наверняка имеет какой-нибудь амулет против огня.
  Скучно...
  - Это прозаично, желать знать с кем говоришь, но может, назовешь свое имя, сударь? Мое ты уже знаешь. Правила вежливости нужно изредка, но соблюдать. - Сладко потянулся - он никогда не придерживался ничьих постулатов, кроме собственных.
  Развязная поза вампира сильно действовала пришельцу на нервы. Рассерженный противник заведомо слаб и не сосредоточен. Хотя это в принципе не важно. Демоны не очень отличаются от охотников, пусть и состоят в двух противоборствующих фракциях. Просто одни берут магией, мощными резидентными и природными способностями, а другие компенсируют это грамотной экипировкой, большим количеством и человеческой алхимией. И тех и тех отправить на тот свет не проблема даже для зеленых новичков с правильной подготовкой. Главное не зевать и правильно анализировать их действия.
  Мысли демона легко читались прямо с посеревшего лица. Неужели можно подумать что он (великий и древний лесной лорд), должен отчитываться перед этим несносным мальчишкой.
  Гневливый противник, импульсивный, слишком уверен в себе, быстро теряет голову - часто делает ошибки.
  - Вы меня нашли. Пытать будем, или сразу к делу? - продолжал спрашивать вампир, доводя оппонента до кондиции. Саня даже глаза закрыл, чтобы дать фору. Отсчет пошел.
  Три...
  - Тебя ищет половина темного мира. Многие хотят получить эту буйную голову, - резкий, хрипящий голос опровергнул подозрения вампира. Повелитель терний умеет говорить в этой своей ипостаси.
  - Увы, не знал, не знал. Может, выставить себя на аукционе? - Два. - Деньги загребу лопатой, построю домик в деревне и буду разводить молочниц, а...
  От глумливого тона вампира бедную колючку аж покорежило.
  - Знай свое место, мальчишка!!!
  По всему телу демона прошла волна дрожи. Резко вскинулись обе руки, на лету превращающиеся в лозы с наконечниками в виде копий. "Клинки из сердца древа" - аматёрское заклинание из арсенала лесных эльфов.
  ...Один.
  Из-под прикрытых век вампира сверкнул багровый свет. Золотая полумаска со звоном осыпалась с лица мелкой крошкой и поспешила вниз по черепице. Шляпа улетела куда-то в сторону, сметая с дороги руки-плети. Веки медленно распахнулись, явив затихшему демону зловещие змеиные, или скорее кошачьи глаза. Черный вертикальный зрачок в обрамлении лучиков того же цвета прессовал нервы. По ушам ударил глухой звук, а тщательно скрываемая волна биополя выплеснулась за пределы юного тела вампира, в мгновение ока изменив его форму. Снова прозвучал глухой звук, лопнувшей струной резанув по слуховым отверстиям повелителя терний. Реверберации раздирали череп на части. Демон сжал голову человеческими руками, отбросив все помыслы к повторной атаке.
  Волна мрака вышла за пределы крыши здания, увеличившись втрое. Акустические удары участились, заставляя повелителя терний корчиться от боли. В его глазах проступило затравленное выражение. Зона влияния вампира покрыла все, чего касался взгляд. Небеса окрасились пурпуром, луна и море - кровью, а земля стала серой, могильной.
  Обычно, аура - невидимая простому глазу жизненная сила вкупе с малоразвитым ментальным полем, свойственная каждому живому существу. Люди считают ее отражением души, разума и характера. А для демона это инструмент перенаправления своей энергии. И чем больше мощь оного, тем сильнее влияние его ауры.
  Александр имел очень развитую и насыщенную ментальную структуру, и умел четко и аккуратно ею управлять. Аура превращалась в продолжение его тела, еще один орган, предназначенный для контроля над собственным организмом и разумом, а за их пределами - для манипуляций над окружающим пространством. Физическими и химическими явлениями, самой тканью мироздания и ее формой. Поэтому в зоне покрытия ауры его возможности приравнивались к божественным.
  Собственный покров повелителя терний был заглушен этой подавляющей силой. Смят, и выброшен в мусорный бачок...
  Вампир неспешно встал. Его тело изменилось, став старше года на три. Несоответствие в возрасте объяснялось необходимостью полного раскрытия своего потенциала. Постоял, глядя на луну. Ее неестественный цвет приковывал взгляд кровопийцы. Скосил глаза на посеревшего не только лицом монстра. Колючка приняла жизнерадостный окрас кладбищенского камня. Носферату был страшен. Взгляд его алых глаз бесконечно горд и столь же презрителен. Каким и должен быть у высшего вампира.
  Монстр понял, что сильно недооценил паренька, не взяв с собой весь ковен (соратников одного возраста и места обучения). Вампир в скуке - нет ничего ужасней. Когда существо обладает кроме могучего тела и проникновенного разума, еще и сильным духом, но уже не знает на что их применить...
  - Ты видел мое человеческое лицо. Очень неудачно для тебя! Легко не умрешь.
  Терновник мысленно увидел изящный кулак, дробящий его лицевые кости. Но вампир всего лишь протянул изящную длань, направив указующий перст на скукожившегося  демона. В его левой руке загорелся шар из бешено вращающихся язычков раскаленной манны. Магия - искусство, которым вампиры часто пренебрегают, (имея собственные пути) была, посредничеством скуки, изучена Александром вдоль и поперек, а его ранг знаний равнялся Архимагу. Шар начал источать нестерпимый жар, черепица лопалась и текла.
  Терновник понял, что сейчас умрет. Как и сказал вампир - не легко. Нужно срочно что-то делать, пока его кровь еще не высыпалась дождем по крышам всего города. Поэтому он позорно затараторил:
  - Подождите! Помилуете меня за грубость, благосклонный владыка, имейте великодушие. Хозяин приказал передать вам письмо. Я не ведал что творю, - вскинул в молящем жесте руки, все его корни сделали то же самое, взлетев выше головы. Из-за спины выскочил небольшой корешок, увенчанный цветком пятнистой лилии.
  Вампир пригляделся к конверту, оберегаемому тычинками в неподвижном состоянии. Было видно, что его удалось заинтересовать. Может пощадить.
  Александр милостиво принял письмо правой рукой. Так как конверт был запечатан, вампир поморщил лоб, выказывая сильное неудовольствие. Задумчиво взглянул на повелителя терний, но передумал. Смяв сверкающую адским огнем сферу, стряхнул с руки себе за спину. Она попыталась восстановить прежнюю форму, но только растеклась по черепице змеящимися потоками. Каждая частичка пурпурного пламени свернулась в маленький шарик, продолжая вращаться.
  Терновник подумал, что если бы у него были волосы, то они сначала встали бы дыбом, а потом поседели. Потому что, пока вампир вскрывал когтем письмо, эти шарики проели в крыше гигантскую дыру, прожигая этаж за этажом. Снизу раздались вопли боли, значит в пиршественном зале бургграфа - градоначальника, было много народа. Сглотнул и заставил себя отвернуться. Там сейчас поднимется паника. Ведь люди сгорают заживо.
  Но вампир даже не дрогнул. Молчание затянулось. Он быстро просматривал листок за листком. Вдруг лицо Александра перечеркнула непонятная гримаса. Носферату скомкал письмо и без слов бросил его повелителю терновника в грудь. От мощного кинетического толчка, сопутствующего бумажному свертку, демона просто смело. Не помогли даже корешки, пытающиеся зацепиться за выступы черепицы. Его унесло вдаль, сорвав заодно часть покрытия ратуши. Услышав громыхающие звуки рушащегося здания с соседней улицы, вампир довольно улыбнулся, как бедняк, подобравший тысячу долларов. Вопли людей начали раздаваться уже ото всех сторон.
  - Бедненький, оступился и упал с крыши. Ну что ж ты так неосторожно? - жалостливо спросил вампир. Отбросив глумливый тон, продолжил: - Думал, что легко отделался? Твой ковен мне не помеха. Прибавь небольшую горку трупов - вот и весь результат. Жду в парке через минуту.
  Слова вампира раздавались сразу в голове у повелителя терний, поэтому вероятность двоякого толкования полностью исключается. Резко оттолкнувшись, юноша элегантно перелетел через три соседних дома, что само по себе удивительно. Приземлился прямо на чистую от снега скамейку в парке, причем уже в человеческом облике. Копперфильд в шоке.
  Собрав себя по частям из-под завалов, повелитель терний еще раз посетовал на судьбу и собственную (глупость) беспечность. Вот стервец. Никто не говорил, что мысли читать неприлично? Хотя, где найдется умник, что заикнется чистокровному вампиру о морали? Риторический вопрос. Для вампиров правомерны лишь собственные желания.
  Выбравшись из руин разрушенного игорного дома, мужчина быстро восстановил мантию и поспешил в парк. Если он не поспеет за минуту, то умрет уже дважды за ночь.
  Саня по его приближении демонстративно посмотрел на башенные часы:
  - Ты вовремя. Я уже успокоился. Можешь говорить. Задавать вопросы. На что смогу - отвечу. Потом придет мой черед.
  Терновник прокашлялся:
  - Каков будет ответ?
  - Пока что не знаю. Сначала хотел отказаться. Теперь не знаю. Обождите... Неделю на раздумья, надеюсь, можно попросить? - Подпер голову рукой, не смотря на собеседника.
  Этот человек настолько отличался от непредсказуемого вампира... Демону даже почудилось, что он ослышался. Словно его собеседника заменил совершенно другой человек. Мастер Игры произвольно перешел на "ты".
  - Конечно, пусть так и будет. Мы не возражаем. Немного повременить...
  - Что-то мне подсказывает - не допустить меня к Астралу вы все-таки не сможете. У вас нет реальной власти. Если бы Мастера Игры умели столько, сколько разносят слухами, и сколько вы мне грозились в письме - я бы уже проснулся.
  Повелитель терний понял, что резкая вспышка гнева была несколько иного характера, чем он предполагал. Составителем письма был ни кто иной, как он сам. А в литературном жанре демон сдерживал себя в выражениях не больше чем в жизни. Попытался придать своему лицу дружелюбное выражение.
  - Ты прав, мы не можем влиять на процесс. И не отвечаем за действия игроков. Только контролируем уровень насилия и следим за серийными убийцами.
  - Что же вы тогда, полезного, делаете? - Саня начал слегка клевать носом - верный признак отсутствия интереса.
  Демон посмотрел на него неодобрительно, покачал головой и произнес:
  - Если согласишься, там тебе расскажут. Наш штат сможет объяснить все, о чем спросишь. Конечно, если ты пожелаешь к нему присоединиться, и вопросы еще останутся.
  - Я уже сказал, что подумаю. - Зевнул. Молчание затянулось. Саня не вилял, просто не мог подобрать тему для разговора. На данный момент вопросы себя исчерпали. В голове крутилось содержимое письма...
  Терновник осторожно присел на край лавочки.
  - Почему ты никого не убил? Это же самый лакомый кусочек для такого как ты. Столько первоклассной молодой крови, собранной в одном месте. Бери - не хочу...
  Не всем же быть сумасшедшими маньяками-душегубами. Я вот - здравомыслящий маньяк. И очень ленивый...
  - Чтобы посмотреть на настоящего вампира, хозяина смертоносного Вардэнского леса, собралось больше двух тысяч душ, - продолжал демон. - Я до сих пор смутно представляю, как они прибыли сюда так быстро, собранные со всего Астрала. Ведь предварительных объявлений вывешено не было...
  - Это очень просто, - перебил Саня, зевая. Его взгляд никак не мог сфокусироваться на быстро падающей за горизонт Луне, которую он и созерцал все это время исподлобья. - Я попросил одного своего друга, мастерски владеющего резцом, расположить вывески на стенах всех гильдий мира. Он выбил их над входными арками, поэтому каждый входящий сразу видел, что в Англии, в холле бреннской гильдии воинов "Рыцарей Круглого Стола", предвидится лекция для всех желающих. А так как желающих посмотреть на эпического босса было хоть отбавляй - зал забили под самый потолок.
  - Как он это сделал? - Это и в самом деле было удивительно - сфера приложения силы у подобного существа должна покрывать весь Астрал. Технически невозможно!
  - Не знаю, правда, я и не спрашивал. Транспортировка осуществлена через одиночные порталы, которые открывались сразу, как только игрок решал прийти на лекцию. Эдакая ловушка, завязанная на подсознание клиента.
  - Твоих рук дело? - Демон подозревал, что у других могло банально не хватить манны.
  - Нет, еще одного друга, магистра барьеров. Он окружил каждую гильдию охотников на нечисть японским кеккаем - прозрачным кольцевым барьером с двумя правилами. Первое - чтобы открылся портал, тот, кто перешагнул черту, должен твердо пожелать прийти на лекцию. Нет никаких ограничений. Любой, кто ищет - да обрыщет. Второе правило заключается в том, что арка портала односторонняя. Назад не попадешь. Ты пойман. Полная аналогия с пауком - раскинул сети, поставил приманку, и спеленал мух. Умно, не так ли?
  - Дьявол меня раздери! Ты отдаешь себе отчет, каких денег это стоило? - ужаснулся демон.
  - Это неважно, - отмахнулся вампир. - Я могу каждый день устраивать что-то подобное. Деньги - это зло. А зла у меня как раз хватает.
  Терновник задумался о размерах его фондов, но на энной сумме сбился. Не хочется даже представлять себе, какими капиталами мальчишка оперирует, если говорит об этом так легко.
  Саня задумчиво пожевал губами.
  - Зато теперь здесь много игроков из разных стран, сделанных из другого теста, чем эти вялые англичане. Я смогу с ними пообщаться или даже сразиться... Впрочем, совсем наоборот. Валькирия априори решила меня убить. А говорить с ней... Собственно, о чем?
  - Ты о той... рыжей? Касательно ее способностей: девчонка покончила с тремя великими монстрами в одиночку, в том числе - упокоила древнего зверобога Йига. А с помощью особым образом зачарованного меча она закрывает им обратный путь в Астрал. Такие штучки уже всем надоели, но мы ничего с этим поделать не можем...
  - Я знаю. - Саня еще раз зевнул. - Справку навел еще до того, как посетить город. В списке самых опасных охотников она на втором месте. Довольно умелая воительница, но не привычна к сражениям против гуманоидов... Я думаю, придется ее особо поблагодарить за убийство этой безумной прямоходящей ящерицы. По моим сведениям, Йиг изрядно нашалил на западном континенте. Если мне не изменяет память, он разорял Мексику - пожег пару городов, подавил немало людей и сожрал несколько магов. Не велика потеря. Жаль, что он не додумался навестить старую добрую Англию - нам было бы о чем поговорить... Впрочем, нужно обладать неплохими умениями, чтобы изгнать зверобога.
  Надо будет подыскать соответствующий ритуал, чтобы наведаться в Р'лиэх или Юггот, на родину чудовищ... А ведь это мысль! Йиг - не последний живой зверобог темных миров. И эти твари поразительно живучи, чтобы выдержать огромное количество повреждений. Жду не дождусь, когда получу их в свои руки. Мерзкие груши для битья, если вы обо мне еще не знаете, я иду к вам...
  - Поэтому и сказал всем нелюдям убираться? Хотел обойтись без потерь, - уточнил демон, прерывая сладкие мечты тоскующего вампира.
  - Мне стало их жалко, - пожал плечами Саня. - Девчонке ничего не стоило выместить на них обиду за унижение. А с разной мелочью вроде амазонок сражаться ниже моего достоинства.
  Демон удивленно скосил на него взгляд. Перед ним сидел плотно сбитый парень не самого мускулистого телосложения, с широкими скулами, усталыми глазами и угреватым лицом. Ни следа принадлежности к расе прекрасных вампиров, ни капли той страшной силы. Обычный студент, даже странно. Терновник решился.
  - Я сразу хотел спросить - откуда у тебя эта внешность? Первый раз вижу Носферату с нездоровой кожей. Это болезнь или проклятие? К тому же - если тебе не нравится человеческий облик, оставайся вампиром.
  В глазах вампира сверкнул красный огонек, еще скорей погас. Демона даже от мимолетного проявления гнева передернуло как от разряда током.
  - Потому что я такой и есть. Я обычный человек. Веду малоподвижный образ жизни. В ареале моего проживания повышенный радиационный фон и жесткая вода. Что вы хотели увидеть?
  - Человек?! - выкрикнул Терновник. В голосе было столько сарказма, что Саня даже обиделся.
  - Что в моем изречении вас настолько рассмешило?
  - Да если ты не вампир, то я капустный кочан! Конечно, твоя личина идеальна, ни один охотник не догадается. Но от этого вампиром ты быть не перестанешь. Теперь понятно, почему нашему начальнику разведки понадобилось столько времени на розыски... - Терновник запнулся, глаза выкатились из орбит. - Подожди-ка, ты что, правда, живешь с людьми?
  Зря он это сказал. Юноша резко поднялся, отвесил учтивый поклон, пародируя английского джентльмена, и повернулся так, чтобы восходящее солнце накрыло его лучами.
  Очень редкое явление - сутки Астрала не сбегались со стандартными, в них было не многим меньше чем двадцать семь часов (поэтому общей мерой бега времени было принято время по Гринвичу). Трудно было высчитать, когда они совпадут. Иногда появляешься в игре ночью, иногда с утра... как получится (это являлось причиной нередких гормональных расстройств). Сегодня рассвет сошелся.
  - Вы безумны, сэр, безумны как мартовский заяц. Хочу с прискорбием вам сообщить, что в реальном мире монстров, демонов и вампиров не существует. Смею предположить, что у вас синдром Delirium Tremens. Не злоупотребляйте алкоголем...
  У повелителя терний отвисла челюсть. Он хотел сказать что-то еще, но вампир уже превратился в черное туманное покрывало с рваными краями. Прошла еще секунда, и оно исчезло, растворившись в лучиках рассвета.
  Демон торопливо поднялся и рассеянно пробормотал про себя:
  - Если он действительно человек - нас ждут большие проблемы. Нужно скорее сообщить директору. Беда, беда...
  Терновник с поразительной скоростью скрылся в ближайшей подворотне, придерживая готовую развалиться на лоскутки мантию.
  Никто не заметил, что за разговором из парковых кустов наблюдали зловредно сощуренные сталистые глаза. С ветром донесся смешок.
  -  Теперь я знаю кто ты, вампир...
  
  Саня резко перешел в сидячее положение. За окном поднималось солнце, мгновенно испаряя росу на траве. Блики весело гуляют по комнате. Облака сегодня довольно безрассудные - перистые, невесомые. Небо ярко-голубое. Красиво. Дни чередуются ночами, и только эти беспечные небеса говорят о смене реальности.
  По привычке вздохнул, подумав, что еще один жаркий день не вынесет. Бабье лето в самом разгаре. Даже приевшиеся просторы "Владык Астрала", которые он наблюдал изо дня в день вот уже несколько годков подряд, выглядели предпочтительней реальности и ее проблем. Включающих взбесившуюся погоду и гнет мрачных мыслей, которые одолевали Саню, стоило лишь посмотреть со стороны на свою ночную жизнь...
  Решил, что еще рано вставать. Бухнулся назад, накрывшись одеялом с головой. Не то, что вставать, вообще глаза открывать недосуг. Нельзя поощрять свою лень, но это даже не вопрос недостаточного трудолюбия, а въевшаяся привычка.
  Если понадоблюсь, разбудят. А если не понадоблюсь, то на нет и суда нет.
  Как говорится, жить можно хорошо, а хорошо жить - еще лучше, но только если живешь один. В противном случае ты вечно кому-то нужен.
  Дверь буквальным образом снесло с петель! Звуковая волна умопомрачающая. Оглушительно прогрохотали на Берлин танки Союза. Одновременно с этим Комбат не менее оглушительно заорал:
  - Саша, вставай, тебе сегодня идти искать работу!!!
  Одновременно с Комбатом завопил самый младший рядовой батальона Вася Пупкин:
  - Санька, купи мне новый диск "Наруто", купи, купи, купи....
  Смерти этих двоих я хочу сейчас больше всего в жизни. Слишком мелочно. Родня - это святое.
  Зазвонил будильник. Почему-то в соседней комнате. Вставать было неохота, а слушать эти звуки просто смертельно. Естественно, победил инстинкт самосохранения. Он гордо поставил ногу на поверженного врага и забил себя в грудь, заорав аки Тарзан. Пришлось вставать.
  Саня вспомнил, что это он сам, посоветовавшись с народной мудростью и плюнув на совесть, поставил будильник у сестры. Сейчас отчего-то не получалось логически обосновать, зачем он это сделал. Вечером казалось, что только эта мера заставит подняться с мягкой кровати. Если бы будильник стоял на своем законном месте - сладкая месть свершилась бы мгновенно. А так пришлось взять подушку под мышку и по-пластунски пробираться в логово врага. Заметив источник тревоги, красивым, прямо снайперским броском, уложил монстра в полный нокаут. К несчастью, будильник был электронным, и не него внезапное нападение не произвело абсолютно никакого впечатления. Пришлось закончить дурачиться и выключить пронзительный сигнал, прилипший к внутреннему уху как приклеенный.
  Снизу опять раздался крик:
  - Если не спустишься сейчас же - все съедим без тебя.
  Нужно быстрей повиноваться. Самому стряпать с утра не пристало. Особенно если есть альтернатива.
  Мама как всегда успела приготовить складный харч модели "подъем", узнать все последние новости и заплести сестру, ленящуюся даже расчесаться самостоятельно. Отметив появление нового действующего лица, все присутствующие в особе мелкой ондатры, напоминающей девочку (совсем не наоборот) и беспардонного кота (уж о нем беспокоиться точно не стоит), устремили на него кровожадный взгляд. У котика такой был всегда, а Наташка явно что-то задумала. Показав животному и на всякий случай сестре кукиш, Саня принялся уплетать свою дозу витаминов. В столовую вошла мать. Заметив последний жест, отвесила всем троим подзатыльники, и принялась читать лекцию на тему вреда виртуальных игр - обычная профилактика по утрам.
  На середине второго предложении у Наташки вдруг засветились глаза:
  - Мама, а ты представляешь, нам сегодня настоящий вампир лекцию читал!
  Вдруг екнуло сердце. Поперхнулся, надсадно кашляя. Не может быть, чтобы вся вселенная крутилась вокруг одного, пусть и знаменитого вампира. Это точно заговор!
  - Знаешь мам, тааакой красиииивый. И волосы беленькие, и глаза красненькие, и зубки жемчужненькие...
  Ой. Мне что-то совсем нехорошо. Желудок в прятки с сердцем играет? Ребята, не мешайте легким работать. Дайте воздуха глотнуть.
  Кот моментально подхватил оброненный Саней кусочек ветчины.
  Жирная сволочь...
  - Ты что, его вблизи видела? - поинтересовалась дорогая родительница. - Совсем как на том концерте Scorpions, где ты забросала вокалиста ворохом полевых ромашек? Он еще по-немецки осведомлялся у секьюрити - зачем ты это сделала.
  Мелкая сразу растянула улыбку до ушей, виновато пожав плечами.
  - Ага. Если бы. Я в заднем ряду стояла, поэтому видела только, как он превратился...
  Впервые в жизни считаю, что повальная близорукость в нашей семье - благо.
  - А еще там была такая девушка красивая, в стиле средневекового ретро, она еще его зарезать хотела. Не вышло.
  Некстати вспомнились шелковистые красные волосы. Это воспоминание обещало стать глубокой проблемой. Все красное действовало на вампира как тряпка матадора на быка. Пора кодироваться под усиленным гипнозом.
  - Но у нее ничего не получилось, он такой крутой, даже ты не сможешь его одолеть, - радостно показала язык своему любимому единоутробному брату.
  - Ага, - пресно согласился Саня.
  Конечно, победить самого себя практически невозможно. А сказать бравой, малолетней охотнице Наталье, что ее брат в игре вампир, а не великий герой, как-то язык не поворачивался. Ее позиции всегда имеют временный характер. Меняются быстрее времен года. Трудно догадаться, как она отреагирует.
  - Разве ты не рад? Наконец-то нашелся кто-то сильнее тебя, - удивилась Наташа, не получив ожидаемой реакции.
  Саня покосился на эту ехидну.
  Теперь понятно, почему она на меня так смотрела. Собиралась глумиться.
  - А зачем это мне? Если чего моего взяла, и забыла сообщить, посади, где росло. А может, ты меня дураком выставить хочешь? - Вопрос с подвохом. Личная заинтересованность должна присутствовать всегда, а так как сестра - родная дочь своей расчетливой матери, это не поддается никаким сомнениям.
  Наташка состроила личико херувимчика и взглянула на него голодным взглядом королевской кобры. Гремучее соединение. Нужно быть настороже - один поворот не туда и можно капитально попасть впросак.
  - Я поставила на тебя 20 золотых против меча "Тартароса" у Ленки Звягинцевой.
  - Ну и что? - Саня пренебрежительно пожал плечами.
  Из-за его непроходимой наглости у мелкой выдры глаза на лоб полезли.
  Так тебе. Будешь знать, как азартными играми увлекаться.
  - И вообще мне идти пора.
  Саня поспешно ретировался, поцеловав мать в щечку.
  - Трус!
  После этого в спину полетели более обидные эпитеты, послышался звонкий шлепок, а следом за ним обиженный вопль.
  
  Погода стояла просто отвратительная. Плотность горячего до боли воздуха нестерпима. Не мешает учесть, что сейчас середина осени, солнце взбесившейся кошкой бросается на прохожих, и на дворе жара в двадцать градусов с утра. Еще и лужи остались после непродолжительного ночного дождя. Омерзительная парилка. Даже надоедливые до невозможности дворовые псы вяло ползают, не пытаясь оскалить пасть, а самые слабые изнеможенно спят под соседской плетенью. Птички, еще не улетевшие на юг, поблекли, висят на проводах, изображая свои же трупики. Что будет, когда солнце встанет в зенит и представлять страшно...
  Другое дело Астрал - из-за небольшой разницы во временах года там сейчас зима. А от холода можно спастись теплой одеждой, когда жара таких поблажек не даст. Сколько воды не пей, а все равно зной не победишь.
  Саня не сетовал на жизнь - он получил от нее намного больше благ, чем иных люди, но иногда просто нестерпимо чувствовать на себе ее неласковый взгляд. Настроение было так себе - схожу-ка я с ума.
  В итоге, ползая, как пьяный майский жук целый день по городу, мучаясь от зноя, и так и не раскопав никакой работы, Саня направился домой. Во всех фирмах, на частных предприятиях и даже в мелких продуктовых магазинчиках он получил одинаковый категоричный отказ. Высококвалифицированные вампиры нынче не в ходу. Мотивировалось это тем, что в стране кризис, и не то чтобы новых работников набирать, старых девать-то некуда. Про специализированную работу и говорить нечего...
  Вести двойную жизнь не так уж плохо - простой парень днем: тише воды, ниже травы, а ночью, на просторах Астрала - наводящий на всех ужас вампир, берущий от жизни все. Хоть одна из них (правда только игровая) удалась. Еще бы реальную подтянуть до того же уровня. Но не судьба.
  В общем, все катится туда же, куда и раньше катилось, в... (Вырезано цензурой).
  Измученный и безработный Носферату жалко придумывал оправдания, которые сейчас будет подносить мамочке на блюдечке с голубой каемочкой. Тщетно. Все варианты уже были переиграны по десятку раз. Да и как-то неспокойно на сердце. Предчувствие что ли...
  Начало казаться, что лучше уже поймать макушкой кирпич на стройке и надышаться цементной пыли, чем предстать перед дражайшей родительницей. Как всегда уронить взгляд на пол, выслушивая порицания и рассказы о том, что в его возрасте она уже имела первый красный диплом и несчетное количество золотых медалей.
  Сколько бы Саня себя не винил, но не мог не улыбаться - опять извернулся и не попал в кабалу к людям, (никогда не вызывавшим у него ни малейшей симпатии).
  Уже подходя к входной двери, услышал неясную возню в своей комнате на втором этаже. Плюнув на требования наглого кота, Саня не стал делиться вкусной вечерней порцией - "с коня, и в койку". И так вечно отдает самые лакомые кусочки несносной подушке с ушками. Этот проглот и без того нагружен по самое не могу - сестра уже давно дома: ой, какой же он худенький...
  Тьфу. Даже думать противно.
  Клянчить жратву у этой котяры просто дело принципа - а вдруг что-то вкусненькое предложат? Перебьется. Отец еще на работе. Подкатит к нему попозже, может что-то и обломится.
  Опрометчиво открыв дверь в свою комнату, выкатившимися глазами уставился на мать. Первая мысль была как всегда о прогрессирующей шизе. Мама, по своему обыкновению, все делала с ненормальной скоростью и дикой энергией. А делала она вот что - паковала сумки.
  - А мы что, в Сибирь передислоцируемся? - Голос сестры не предвещал ничего хорошего.
  Крыса мелкая. Услышала, что я уже дома. Ну держись у меня!
  По всему телу отчетливо пробежало стадо неистовых джунгарских хомяков. Земля почему-то заворочалась и приготовилась уйти из-под ног. Резко развернувшись на пятках, Саня целенаправленно промаршировал в сторону лестницы. Сзади по голове грохнула походная сумка, прервав шествие, и хорошо, что пустая. Ударной силы не хватило, чтобы столкнуть его со ступенек, но от страха чуть Богу душу не отдал, вцепившись одной рукой в перила, а другой в ковер.
  - Собирайся, - рявкнул сзади лютый зверь. Голодный, наверное. Давно не пробовал чужой крови.
  Постаравшись изобразить доброжелательную мину, смахнув омраченное состояние, Саня осторожно обернулся, приподнимая нахлобученную на глаза сумку. Тихонько спросил:
  - Куда? - Вопрос наивный. Ответ будет не в пример суровым.
  Вместо ответа мать всплеснула руками и взвила как настоящая волчица:
  - Александр Сергеевич, как ты посмел скрыть от нас это?!
  День сегодня во всех аспектах неудачный. Когда мама сердится - всегда зовет по имени-отчеству. Сейчас меня выгонят из дому. На свои хлеба, например. Мать безумно любит пугать подобными перспективами.
  Скорчив невинную рожицу, Саня все-таки решился спросить:
  - Что, "это"?
  Реакция не замедлила проявиться. В лицо ему полетел подозрительно знакомый конверт. На нем изображен цветистый японский дракон и пол десятка непонятных иероглифов. Перехватив конверт у самых глаз, Саня с содроганием прочитал на обороте:
  
  "Многоуважаемому Мамору Макото Кайоу - Александру Сергеевичу Ходаковскому"
  
  После первых же слов он все понял. Озлоблено прошипев: - "сдал-таки, кактус ползучий", развернул уже разорванный веревочный замок и достал толстый лист бумаги с вензелями по краям и заковыристой монограммой внизу. В письме находился следующий текст:
  
  "С удовольствием сообщаю, что получатель этого документа приглашен в элитную академию Энфер, для прохождения учебных курсов в течение пяти лет...
  ........................................................................................................................................................................................................................
  Просим прибыть на ежегодную церемонию открытия. Вас заберут в угодное вам время, для отправления. Позвоните по телефону 099906660 для согласования"
  "Глава студенческого комитета".
  
  У Сани задергался левый глаз. Раздался протяжный немой вопль. Судя по горячечным сборам, все всё решили без него и притворство ничем не поможет. Даже перед выбором ставить не будут - все пройдет по ласковому принуждению. Гуманизмом мама себе голову не забивает, только когда это ей выгодно.
  Последний довод:
  - Мам, ты в курсе, что это в Японии? Закрытый интернат.
  - Не волнуйся милый, мы будем звонить, - елейным голоском проворковала родительница. От такой сладкой будущности в животе заиграл траурный марш.
  - А тебя не волнует, что кто-то взял на себя все расходы и санкционировал эту писульку с нашим правительством? Это далеко не Шенгенская виза. - Вопрос дельный. Просто так ничего не делается. А в человеческую бескорыстность поверить особенно сложно.
  - Ты приукрашиваешь, или просто пытаешься отвертеться? Наташа сообщила нам, что в твоей виртуальной игре все самые умелые игроки получили такое приглашение.
  Какая же она хорошая...
  У Сани окончательно выбили пол под ногами. Глаз задергался сильнее.
  - Споры бесполезны? - Почему то он сразу понял, что эти слова были сказаны зря.
  До такого тормоза как я всегда доходит как до жирафа. Ясно же, что теперь ничего не изменишь. Если она решила - это окончательно...
  У матери потемнели глаза. Уперев руки в бока - коронную позу любой мамы, тихо сказала:
  - Ты, оболтус, не сможешь поступить ни в одно державное заведение, а в частное у нас денег нет. Растешь, как сорная трава без малейшего проблеска Солнца. И тут такой подарок, случай, который выпадает раз в жизни. Впервые я думаю, что виртуальные игры это не так уж и плохо. - Мать выглядела донельзя счастливо. Ненадолго. - Я не собираюсь с тобой собачиться. Будешь жить в общежитии, и питаться в общей столовой макаронами!
  Саня вздохнул. Но аргументы как всегда первыми кончились именно у него. Не стоит заставлять любимую мамочку в подкрепление слов искать талмуд потяжелее, чтобы благословить сыночка в лоб знаниями на дорожку - учись, типа, а это твой начальный капитал. Причем такую методику уговоров она проведет с излишним энтузиазмом и вообще бесплатно.
  - Я не знаю японского.
  На самом деле это была безобидная ложь. Разговорный японский, как и еще кучу всяческих языков вампир выучил в минимальном совершенстве, необходимом для связного общения, долгими ночами пытаясь разнообразить свое тоскливое бытие. Только никак этого не афишировал...
  - Там написано, что это не проблема, сначала будешь писать на английском, с этим у тебя нет косяков, а потом и японский подтянешь. Сейчас же идешь звонить, завтра выезжаешь. И точка!
  Тяжко вздохнув, Саня подумал, что Мастер Игры все же ему отомстил, а мать не собирается сжалиться. Недели на размышления никто не дал...
  Набрав веселенький номер, от которого любители паранормального просто фанатели, стал ждать, пока ответят.
  - Слушаю вас, господин Александр, - отозвался приятный твердый голос. Наверное, для всех студентов приготовлены разные телефоны, если ответчик сразу узнал, кто звонит.
  - Я хотел бы узнать, когда вы можете меня забрать и что нужно брать с собой в поездку.
  Мужчина на той стороне провода помолчал минуту для солидности.
  - Я заберу вас через пять минут, ждите меня на шоссе. Взять можете любые личные вещи. Кроме домашних животных.
  - Через пять минут?! - Саня чуть не схватился за голову. - Ладно, выхожу.
  Времени на размышления вообще не осталось. Месть этого древесного паразита была более изощренной. При следующей встрече надо не забыть закатать его в асфальт...
  Впопыхах побросал в сумку все, что счел нужным. Поцеловав мать на прощание, Саня похватал ручную кладь и устремился на выход.
  - Куда это ты собрался? - донеслось сверху.
  - Я опаздываю, про подробности сообщу по мобильнику! Расскажешь папе мой пароль на систему, мелкой - кукиш.
  После этих слов со второго этажа докатился гневный рев...
  
  На улице уже царил поздний вечер. Как раз отец должен вернуться с работы. Про его мнение можно было не волноваться. Папа был достаточно покладист и не стремился сам решать проблемы. Не тряпка, просто безразличный человек. Мама мыслила за двоих, а потом делилась с ним своими решениями, если считала то нужным.
  Семья бывает на редкость обременительна. Толкает и тянет тебя, куда ты не хочешь. Упрашивает и заставляет, злит и раздражает, бьет и любит. Пять черных полос, одна белая. Не помешает избавить себя от этой навязчивой проблемы, на время отдалиться от семьи. И неизвестно когда еще удастся с ней воссоединиться.
  Все к лучшему.
  Вылетев как ошпаренный, Саня за две минуты добежал по пересеченной местности в виде степи и горбов, до самого шоссе. Вокруг господствовала такая темень, что хоть глаза выколи, а с его близорукостью так и вообще - куриная слепота. Очертания ландшафта только угадывались.
  Родной дом стоял в некотором отдалении от города, в дачном поселке, заполненном недостроенными поместьями богатых мира сего, и к дороге приходилось добираться через поля-огороды. Немудрено было поскользнуться и наскочить на отдельно стоящую палку или острый как бритва сушняк. Еще сложнее не вскочить в малинник, изобилием растущий в лесополосе, идущей параллельно трассы. Приходилось выказывать настоящие чудеса ловкости, полностью полагаясь на свою интуицию.
  Поэтому Саня не сразу заметил желтый автобус, с выдающимся вперед капотом, утепленным кожаным кожухом. Машина бронированная, и проходимость хорошая. Давно примелькалась по кинолентам, в которых фигурируют американские тюрьмы. Впрочем, довольно распространенный в Украине транспорт - взят на вооружение автопарками два года назад, государственным заказом. На них подвозят в школы детишек из дальних сел (которые изредка похуже, чем зеки будут). Пешком по десять-двадцать (это еще в лучшем случае) километров отмахивать каждый день несподручно даже взрослым.
  На боку от корявой руки наших народных умельцев написано: "Катафалк инк. Мы работаем с верой в будущее", "тачку не угонять, не царапать, стекла не бить, желательно обойтись без граффити. В противном случае отпечатки ваших очаровательных лиц...", дальше было небольшое, наспех замытое пятно. Видимо разносчик творчества, (краса и гордость нации - в своем понимании), оказался не особо прытким.
  У распахнутой двери стоял невысокий человек. Кудрявый шатен с небольшой косицей, в алой парадной ливрее с золотым тиснением, эполетами и белоснежным накладным воротничком. Галуны и позументы на штанах. В левой руке он держал небольшую папку, а в правой - дешевую сигарету. Как раз огонек от нее Саня и заметил.
  Задыхаясь, затормозил на вытянутой руке от водителя.
  - Без опоздания, парень. Ценю пунктуальных людей. Бросай сумки в багажное отделение, там еще надпись для ущербных есть - "Cargo", и садись. - Мужчина черкнул по строчке с именем вампира.
  - Здравствуйте, я Александр! - Ненамеренно зло посмотрел на перевозчика.
  - И тебе привет, македонец!
  Водитель без промедления пожал руку Сане. Кивнул, указывая внутрь салона, и сел на свое место. Опаздывает? Решил все сделать быстро? Как говорится - промедление смерти подобно.
  - Через несколько часов будем в Токио, устраивайся поудобней, если хочешь - можешь вздремнуть.
  Саня сел на переднем сидении, прямо за новым знакомым, оглянулся, и с подозрением спросил:
  - Я что, буду один? - Он был наедине с представителем академии. Где же ты, мания величия, явись, я жду.
  - Ну, как сказать... может, кого-нибудь подберем по дороге. Ты спи, когда будем на месте, я разбужу, - ободрил немного шофер.
  - Как это, через пару часов, а самолет?
  Сане все казалось слишком странным, чтобы заснуть, особенно пространственно-временная проблема, но голова сама упал на подголовник.
  Шофер улыбнулся, вытащив из носа фильтры, и открыл форточку, чтобы выветрить сонный газ...
  
  Пространство вокруг было всех злых оттенков спектра, но преобладал багровый и непроглядная, космическая темень. Ненавязчивое ощущение невесомости. Вампира это не слишком удивило - просто он снова в игре, а в ней нет логики. Но в каком именно месте? И зачем он здесь? Астрал огромен и в стольких местах Саня еще не бывал...
  Оглянувшись вокруг, не обнаружил ничего знакомого, тем более что его куда-то несло с бешеной скоростью. Впечатление было, как будто летишь через портальный тоннель. Непрерывное движение, чувство толчка, хлопок в ушах, как будто тебя выстрелили из пушки, а впереди - страховочная сетка, предназначенная поймать ядро. Интересный феномен.
  Сзади ничего, лишь невмоготу глубокая пустота, как спиральная проекция червоточины чёрной дыры. Со всех сторон - колоритные динамичные пятна, точки векторов и колышущееся марево. А впереди маячил насыщенный плазменный свет, невозможно слепящий.
  Внезапно все остановилось. Пространство стало статичным. Вздох. Как будто все вселенная о чем-то горевала. Саня висел посреди туманности звездного неба. Чуждые светила, созвездия и миры. Не оставляло чувство фальши - это декорации, из которых актер не может вырваться. Фон, нарисованный для единственной цели - создавать видимость золоченой клетки. Клетки с прутьями из прекрасных космических панорам, что не исключало самого факта - это тюрьма!
  Перед вампиром находилось некое существо. Оно распространяло волны сияния, благодаря чему разобраться в его сущности не представлялось возможным. Пришлось прикрыть глаза, слезящиеся от резкого переходя тьмы к свету. Саня подождал пока пройдет головокружение, глядя внутренним глазом.
  Не монстр и не демон, духовная оболочка светлая и лучистая, как само Солнце. Даже не смотря на нее, это чувствовалось всем телом. Казалось, что веки сгорели, и ты не может закрыть глаза. Поток света входит прямо в мозг, как через излом в план огня. Это было одновременно и больно и приятно. Осторожно открыл глаза, боясь, как бы они не растаяли от такого количества облучения.
  Опасения оказались напрасны. Сияние понемногу стихало, щадя глаза вампира. Посреди маленького солнца стоял грациозный волк. Все его тело было смесью лазоревого и алого огня, но дух казался дико материальным. Звериная морда добрая и какая-то родная, а глаза мудрые и всепрощающие. Из лобной кости волка вырастал короткий рог с тупыми кромками - довольно глупо смотрящийся на голове хищника атрибут. Обычно рога - это особенность строения скелета травоядных.
  Все вокруг окончательно замерло. Конечная станция путешествия достигнута. Космос оставался тем же в своем непрерывном движении, но Саня обрел константную точку относительно узника вселенной.
  Пылающий дух наклонил голову. В глазах не было удивления, связанного с появлением неожиданного гостя, также как и отрицания его права присутствовать здесь. Он всего лишь слегка приоткрыл пасть, но голос звучал прямо в голове вампира:
  - Твое сердце пусто, в нем нет ничего. Ни любви, ни ненависти. Я тоже такой. Мы схожи с тобой. Но ты хочешь заполнить седую пустоту внутри себя, живя чужою жизнью, ничтожно вечностью бредя. Я же не могу найти среди мирка несчастного сего кого-то кроме нас. Ты пришел - хвала тебе. Побудь еще, поговорим во тьме. Не оставляй меня сейчас...
  Саня закрыл глаза руками - куда подевалась его выдержка? Что за абсурд. Это ведь просто сон? Дурацкий сон закоренелого геймера. Но пусть даже это феерия... Саня с ужасом видел, что дух прав. Прав во всем. Он всю жизнь провел архаично и бессмысленно. Дрейфуя по течению и не пытаясь сопротивляться потоку - как амеба. Куда понесет, туда и дорога. Впереди не было ни цели, ни амбиций. И даже нет желания изменить то состояние скота, в котором он пребывал. Человеческие идеалы до него просто не доходили. Но что самое страшное - не было близких друзей, людей которые подадут руку в трудную минуту, или просто скажут доброе слово, поддержат, когда ты поскользнулся на льду своей жизненной дороги. Вернут на твердое, если ты с нее сойдешь. Или подтолкнут, когда ты остановился на развилке.
  Семья как-то пыталась заполнить эту пустоту, но становилось только хуже. Отсутствие приятелей с самого детства заставило мальчика забиться в свою пещеру и рычать оттуда на весь мир. Поверить что все остальные, проходящие мимо входа - это толпа, которая хочет вытянуть из тебя все, что только можно до последней капли. Потому что если ты один - так оно и есть...
  Мир этого духа более страшен - он пуст. Даже если захочешь с кем-то поговорить, открыться, вдохнуть свежий воздух общения... вокруг лишь тьма и звезды. Даже тюремщики о тебе давно позабыли.
  Тысячи лет проносились в полном одиночестве. Это было видно по глазам, матовым глазам древнего старика. И в один прекрасный момент этот старик увидел неизвестно как попавшего сюда юношу. Может быть, были и другие, но они игнорировали или не видели волка. Дух оставался всегда один. Все это Саня понял, бросив лишь один единственный взгляд в полные страдания глаза. Свои глаза!
  По лицу мимо воли заструились слезы. Саня без слов раскинул руки. Зачем он это сделал, сам не знал. Мимолетный порыв, коими были усеяны все его поступки.
  Волк смотрел несколько мгновений непонимающе... В его зеницах мелькнули искры удивления и радости. По щенячьи бросился вперед, влетев в раскрытые объятья. Голова оказалась на плече у Сани, а лапы уперлись в грудь. Все пространство вокруг заполнило огромное чувство искренней радости...
  Саня прижал к себе это несчастное существо и подумал, что в нашу эру люди разучились верить в сверхъестественное, жить мечтами, желать чудес. То, что во все времена являлось стимулом веры,  скрытой надеждой на лучшее. Это закрыло их сердца. Но бессердечность не проблема, если ты кому-то нужен. Даже самые ворчливые и черствые люди хотят заботы и ласки, поэтому дарят их своим близким...
  Постоял так минуту, чувствуя нужду этого существа. Это было несложно, ведь дух состоял из чистой энергии. Энергии огня, ясной даже в хмурые дни. Интересно, как это, быть эфирным, не иметь смертной оболочки?
  Мелькнула мысль, что сам-то он простой человек. Вовсе не могущественный неуязвимый вампир, и это страшно и неестественно. Ведь все происходит на самом деле. Это не игра!
  Нарастал жар. Как же он раньше не подумал? Когда прикасаешься к огню, остается ожог!
  Все тело пронзила резкая боль. Через минуту жар поднялся до уровня, когда начинало казаться - сгорает кожа. Слезает с мяса, испаряясь пеплом, вслед и мышцы соскальзывают с костей кучкой прожаренной массы. Подошла очередь костей... Боль почти перекрыла порог, когда себя еще осознаешь.
  Нет! Я не растворюсь в этом сиянии. Я - личность!
  Саня заскрипел зубами. Да хоть триста раз назвавшись человеком он не перестанет быть вампиром. Этот плод долгих лет виртуальной игры уже стал неотъемлемой частью его психики. А Носферату - это высший вампир, венец творения, и ему ничем нельзя навредить.
  Да не убоюсь я боли и зла, ибо я есмь зло и боль...
  Саня заставил себя представить образ, который часто видел в зеркалах Варда, своего замка в Астрале. Глухо застонало сердце. Этот облик прекрасен. Разница с нынешним...
  Пламя усилилось. Доли секунды потребовались Сане для осознания. Вот оно!
  Да, я велик. Я единственный и неповторимый! Нет в мире еще одного такого: сумасбродного и безрассудного, злого и доброго. Нет такого противоречивого и уникального.
  Он тот, кто он есть и никто иной! Продолжая себя накручивать из-за разности двух личностей, Саня уничтожил свое собственное Я. Но сейчас есть шанс обрести новое, не менее сильное.
  Пусть я ленив и скучен, даже меланхоличен, но я упрям и всегда стою на своем!
  Поэтому он еще сильнее прижал к себе мускулистое тело живого солнца...
  Внезапно стало холодно, очень холодно. Сестра как-то подцепила в школе одно подобающее слово - "дубарь". Но теперь это не важно, как и всепожирающее пламя, бушевавшее мгновением ранее.
  Тот огонь, который разжигает осознание себя как Человека, а не тупого животного, (каких вокруг нас всегда полно) заставил проснуться единственное правильное чувство, наиболее развитое у вампиров - чувство собственного достоинства!
  
  Сквозь зажмуренные веки проникало утреннее солнце, а тело продрогло от прохлады. Накопившийся стресс проявлялся мелко подрагивающими кончиками пальцев. Отчего же так холодно? Такими темпами все тело заледенеет. Еще и на правое плечо что-то ощутимо давит.
  Уммм. Как болит голова... Уже утро? Похоже, что я куда-то еду...
  Скосив взгляд, Саня увидел патлатую копну волос неестественно цвета. Серые, с синеватым мелированием, подобно диковинному рудному сплаву. Молоденькая девушка прижалась к его плечу, чтобы не съехать на пол. Наряд не позволял определить ее национальность. Урбанистическая толстовка с капюшоном на завязках, пятнистая как леопард мини-юбка и потрепанные старые кеды. Глаза закрыты, а ладони целомудренно сунуты между ног.
  На мгновение показалось, что морозец идет именно от нее. Бред. Саня глубоко вздохнул.
  Не мой тип. Не люблю волочиться за юбками. Облегающие джинсы, или шортики в обтяжку как-то получше выглядят...
  Девушка резко вскинулась. На Саню взглянули почти прозрачные глаза, холодные как лед. Неестественную чистоту подчеркивали белые как снег ресницы. Лицо ничего не выражает, как будто с него смыли все эмоции и быстро заморозили. Безучастное, как у индийского йога.
  Чудаковатая девчонка...
  Окинув прищурившегося вампира изучающим взглядом, девушка сделала свои выводы. Неутешительные - Саня ей тоже не понравился. Как ни в чем не бывало, отвернулась к переднему смотровому стеклу. Там было на что посмотреть.
  Автобус пробирался по улице с оживленным трафиком. Горами нависали высотные дома. Столько небоскребов сразу Саня еще никогда не видел. Просто фантастика для провинциала. Зеркальные поверхности ярко сверкали в лучах восходящего солнца. Как стеклянные муравейники. Ни малейшего упоминания о деревьях и природе. Прямо противоположный полюс магнита его родине с приземленными домиками и длинными парковыми аллеями.
  Техногенная цивилизация давала о себе знать. Сновали толпы народа, спеша по своим делам. Кто-то шел на роботу, кто-то возвращался домой. С непривычки в глаза бросались азиатские лица: узкие глаза, широкие скулы, маленький подбородок. Одежда преимущественно форменная. Никаких тебе джинс, футболок и кроссовок. Деловой район? Видимо, да. В руках людей видны папки с документами и строгие саквояжи. Выглядел низкорослый народ полностью сосредоточенным на своих мыслях и жутко занятым. Туда-сюда бегут муравьишки...
  Ярко сверкали неоновые вывески, большие жидкокристаллические экраны. А у входов в кафе мелькали красные бумажные фонарики. Куда не кинь взглядом, повсюду виднелись замысловатые иероглифы. От разнообразия этих корячек плакаты и стенды пестрели до ряби в глазах. Постоянно попадались маленькие закусочные и суши-бары на открытом воздухе. Особое внимание привлекал гигантский краб над входом неизвестного ресторана. Или анимация, прокручиваемая на трети экранов одновременно. Как угорелые рыскали разносчики и деловые агенты, а по дороге пролетали меленькие скутера скорой доставки. Над головой прогудел стремительный поезд метро. Монорельс располагался по всей окружности города, так как добираться другими путями может быть неоправданно долго. Сразу становилось понятным слово - Мегаполис, бетонные джунгли.
  Саня вздохнул. Всю жизнь он мечтал побывать в дальних странах, но энтузиазм быстро улетучился, накатила привычная тоска и апатия. Скучно. Как будто смотришь по телевизору программу Travel. Немалую поддержку тому оказала тишина. Кроме ровного дыхания и звуков, издаваемых шофером, ничто не привлекало внимания - звукоизоляция у обшивки выше всяческих похвал. Саня оглянулся в поисках других студентов. И не зря. Прежняя пустота в автобусе разнообразилась новыми действующими лицами.
  В третьем ряду справа сидел скучный паренек хрупкого телосложения и рядовой наружности. Скорее всего, азиат - чем-то похож на Брюса Ли. Единственная странность - черные зрачки глаз абсолютно матовые. Аккуратная студенческая форма темных тонов заслуживала комплемента. На носу, как и у Сани, нацеплены очки в стальной оправе. Хмурое лицо выражало полную антипатию.
  На продольном заднем сиденье лежал, подложив под голову обе руки типичный ковбой. Парень лениво посасывал соломинку. На голову была надвинута замшевая широкополая шляпа, скрывая верхнюю часть лица. Довершала образ клетчатая рубашка "Мустанг" с кожаными вставками, а поношенные джинсы невозможно было опознать из-за огромного количества декоративных заплаток.
  Все трое попутчиков являлись обладателями разных типов внешности и покроя одежды. Сомнительно, что шофер подобрал их в Украине...
  Как говорится, Саню истерзали смутные сомненья. Почему-то в голову лез старый школьный глобус. Мозг ощутимо затрепыхался. Если провести прямую линию от родного дома до Токио, то это чертова тьма километров. Где океанический паром или авиалайнер? Куда делись таможня, визы и другие необходимые по приезде в чужую страну процедуры? Такие удивительные случаи попадают под юрисдикцию службам противодействия незаконной иммиграции...
  Свою роль сыграла общая заторможенность, вдобавок из магнитолы звучала тягучая песня "Калифорния" Мулен Фармер. Саня просто плюнул и отложил этот вопрос до лучших времен. Тем более что рядом сидела более интересная тема для размышлений. "Тема" уже достала из-за пазухи дисковый аудио проигрыватель и, щелкнув им несколько раз, откинулась на сидение, увлеченно разглядывая улицу.
  Саня подумал и достал из кармана карамельку на палочке - нерастраченный ресурс еды. Детским жестом протянул ее девушке - хочешь? Сам понял глупость своего поступка. Может, захотелось завести хоть одного друга (чем-то его задел сегодняшний сон, и хорошо зацепил). Впереди чужое общество, свои незыблемые законы. Если будет на кого опереться, то половина (пока еще не сформулированных) проблем просто исчезнет...
  Девчонка задумчиво переводила взгляд с леденца на Саню и обратно. Мучительный процесс проходил в ее голове. Что же победит? В итоге она сцапала конфету и неспешно сунула в рот. При этом с лица не сходило бездушное выражение. Саня все же подметил, что в ее глазах появились едва заметные звездочки, и это свидетельствовало о появлении дружелюбия. Девчонка перестала выглядеть как ЭМО...
  Саня оторвался от попыток наладить мосты дружбы, чтобы взглянуть в окно. Ареал вокруг изменился. Людные улицы города постепенно исчезли. После поворота в один из боковых рукавов запруженная автомобилями автострада осталась далеко позади. Но зато проступили поля с мелькающими вдали одноэтажными деревянными домиками. По краям дороги цвела японская вишня - сакура. К чему бы это? Весна еще не пришла. Говорят, что под корнями сакуры хоронят невинно убиенных, поэтому ее белые цветки изменили окраску впитав кровь. Прямо противоположное толкование также кажется разумным.
  Вдалеке открывалась панорама на невысокие горы и отблескивающий океан. Небо было безоблачным и ясным...
  Автобус въехал в тоннель. Вот и конец радости. За стеклом темно как в ... у негра. Только неясные фигуры шныряют, протягивая когтистые лапки. Из-за скорости движения невозможно разглядеть, что же происходит во тьме. Там действительно кто-то есть, или это плод разыгравшегося воображения...
  В щеку легонько ткнулись прохладные девичьи губки и сразу отпрянули в притворном страхе. Саня застыл как айсберг, раздумывая как на это отреагировать. Тем  временем показался противоположный конец тоннеля. Почему-то отсутствовал переход от мрака к яркому свету. Через минуту автобус остановился у небольшой готической постройки служащей, по-видимому, конечной остановкой.
  Саня вздрогнул нервно. Пейзажи не внушают доверия и радужного расположение духа. Неестественная темень, как на другой планете. В Токио стояло позднее утро, ясное, полностью оправдывающее представления юноши о стране восходящего солнца. Здесь же небо затянуто мрачными грозовыми тучами. Вот-вот грянет гром. Как можно было не заметить, что дождь собирается?
  Все складывается вопреки здравой логике - верный признак серьезных неприятностей. У Сани задергался левый глаз. Первый день в Японии идет с самого начала псу под хвост.
  У вампира, как и у многих людей, погода является источником настроения. Если с утра гроза, то и целый день такой же. А тут еще такая резкая смена обстановки...
  До самого горизонта тянулся опрятный и в то же время кучный, практически дремучий лес. В него вели несколько дорожек, больше напоминающих звериные тропы. Мощеная бульварной плиткой дорога аккуратно заканчивалась прямо за остановкой. Одно радует: рядом, (в нескольких километрах ниже по склону) растянулось чистое побережье. Мечта для студента (со времен Тома Сойера). Рыба, моллюски, крабы - столько (условно) халявной еды прямо под носом. Даже если в столовой кормят паршиво, объявилась великолепная возможность перейти на самообеспечение...
  Саня вздрогнул от вкрадчивого голоса водителя:
  - Конечная остановка. Не забываем свои вещи в транспорте.
  Как ни странно, студенты моментально очнулись-проснулись. Парень в очках быстро, как будто наперед рассчитав все движения, встал, отряхнул и так чистую форму и без слов вышел.
  Ковбой в свою очередь как кривое зеркало на приличного человека, с треском потянулся, долго зевая, и раскорякой прошел мимо, фоня заспанной рожей.
  Девушка ЭМО вскочила с места, запоздало поняв, что загораживает Сане проход, и продефилировала на выход, быстро перебирая красивыми ножками по ступенькам. Саня почти физически ощутил, как в нем просыпается вампир. С немалым удивлением заметил такой же взгляд у шофера. Тот как будто почувствовал, что за ним наблюдают. Ощерил зубы в озорной улыбке и спросил:
  - Едем назад?
  Вампира рывком приподняло над сиденьем.
  - Уже выхожу.
  На улице было прохладно, как раз то, что нужно после бабьего лета. Свежий морской бриз ласкал ноздри, и не более. Поэтому Саня повесил кофту на плечо, оставаясь в черной футболке без рукавов. Мельком оглядев себя в зеркале бокового вида, остался собою очень доволен...
  Там был вампир!
  Саня испытал ощущения схожие с ударом молнии. Еще раз быстро оглядел себя в зеркале. Нет, показалось. Может он сам изменился? Но в чем? Еще раз присмотревшись, с трепетом понял. Кожа чистая, никаких покраснений, старых шрамов и неоднородностей, однотонная и шелковистая, как у новорожденного.
  Со спины прозвучал тихий смешок.
  - Долго разглядывать себя в зеркале будешь - прыщи появятся.
  У Сани внутри все оборвалось.
  Боже упаси!!!
  Саня покраснел бы, если не утренняя прохлада. Шофер доброжелательно улыбался. В добавку к ливрее он нацепил русскую фуражку времен второй мировой, зачем-то пришив туда вместо кокарды немецкий железный крест. Занятное чувство юмора у этого дальнобойщика. Несмотря на насмешливый тон в разговорах, водила нравился Сане все больше и больше. Поэтому он передумал отвечать колкостью. Присел на корточки под колесом и вздохнул.
  Неужели я настолько размяк, чтобы грезить наяву? Все к лучшему? Спорно. Теперь дороги назад не видно. Достигнута точка невозврата. Черт его знает, как меня пустили в чужую страну без загранпаспорта и других документов. Местных денег - йен, никто не презентовал. Знания японской культуры настолько мизерны, что хоть застрелись. Притом говорить становится как-то трудновато, язык не привычен к длинным фразам японского языка. Даже если всерьез разглядывать тему побега... никто не разберется в моей истории. Перевозчик - полиглот, ему подобает. Нужно же как-то с новичками общаться. А другие?
  К вопросу о новичках. Они и здесь продемонстрировали свою оригинальность.
  Девушка эгоцентрично сидела на лавочке у обрыва и увлеченно сосала "чупа-чупс", глядя в море - на ровную гладь воды вдалеке и складки с барашками пены поближе к берегу. Ноги мотались туда-сюда не прекращая. Очкарик вытянулся солдатиком, руки по швам, и терпеливо ждет доколе ему отдадут личные вещи. Его неподвижность - предмет зависти даже для личной гвардии английской королевы. А ковбой невозмутимо вытаскивал свою сумку из багажного отделения, насвистывая какой-то веселый мотивчик. Шляпа висела за плечами на эластичной резинке. Волосы блондина красиво кучерявились на ветру.
  Саню не оставляло ощущение прицела. Даже глядя в разные стороны, ребята умудрялись попеременно стрелять косыми взглядами, гадая, что он будет делать...
  Сзади раздалось вкрадчивое покашливание. Саня торопливо встал, ожидая продолжения. Студенты тотчас построились в короткую линию и почтительно замерли. ЭМО продолжала сосать леденец, а ковбой пожевывал свежую соломинку.
  Чего это они? Как на параде.
  Странность - вот любимое слово на этой неделе. Правда, со своим кодексом в чужой орден не лезут. Пришлось встать рядом.
  Все взгляды обратились на вампира. Глаза у присутствующих потихоньку выпучились (это было особенно заметно у очкарика). Девушка даже перестала работать ртом. Челюсть медленно отвисала, леденец грозил выпасть. Только водитель широко улыбнулся.
  Саня не сразу понял причину разглядываний. Во время поездки он сидел прямо за шоферским креслом, ребята просто не оценили его размеры. Все трое были как минимум на голову ниже. Самим низким был азиат, и достаточно субтильным, чтобы назвать его спичкой. Следом шла девушка ЭМО - она доставала Сане до подбородка. Естественно ковбой был самым высоким, но после придирчивого сравнивания ширины плеч это не доставило ему особого удовольствия...
  Снова прозвучало тихое покашливание. Все мигом повернулись к перевозчику и застыли, как ни в чем не бывало. Лица у парней немного скисли. Саня с отвращением подумал, что и здесь привычная дискриминация: "ты не с нами - вон из строя". Достали.
  - Добро пожаловать в Высшую Академию Энфер!
  Саня хмыкнул. После этих пафосных слов жутко захотелось спросить, где именно и под каким из этих деревьев они будут жить. Или где взять лопату, чтобы начинать копать землянку и ямку для естественных слабостей организма. Видимо, неописуемый восторг нарисовался на его постной физиономии, потому что водитель моментально указал на звериные тропки.
  - Вы можете выбрать любую из этих дорог. В итоге окажетесь у входа в главный корпус. Те, кто хотят осмотреть прилегающую территорию идут налево. Остальные направо. Каждого из вас встретит тот, кто с этого момента и в течение всей следующей недели будет вашим гидом в Академии. Со всеми вопросами обращайтесь к нему или ученикам старших курсов. Не волнуйтесь и идите только вперед...
  Саня заметил, что кроме него всем поровну эти речи, и уж тем более они не волнуются.
  - ...Как я и говорил раньше Бенджамину, - шофер указал кивком на слегка поклонившегося ковбоя, - раньше здесь водилась уйма разных голодных тварей, но в виду частых вылазок наших скучающих ученичков, их всех безжалостно истребили. Поэтому разбираем манатки и топаем в выбранном направлении.
  Сане шутка не показалась смешной. Снова присев на корточки, задумчиво вздохнул и погоревал, что так и не научился курить. Нервы дергают тело во все стороны с ужасающей скоростью. Нужно их как-то угомонить, покуда давление крови не подпрыгнуло выше положенного. Вот бы сейчас раскурить кальян с мятой. Ах...
  Спохватившись, быстро подскочил к багажнику и помог выгрузить вещи. Ребята посмотрели на него как на идиота, но, как и прежде промолчали. Девчонка показала на пальцах "Yo", с благодарностью (наверно, все равно по лицу ничего не скажешь) принимая свою дамскую сумку. Саня решился предложить совместный поход, когда она уже развернулась уходить. Заметил лишь мимолетный румянец, красиво окрасивший ее бледную кожу. Обозвал себя тормозом и сплюнул.
  Шофер учтиво подал вампиру спортивную сумку с одеждой и маленькую кожаную планшетку с мелочью.
  - Господин, примите мою скромную помощь.
  Саня поблагодарил, приняв ее как должное. Крепко пожал жилистую руку мужчины. Водила оскалился, став похожим на шаловливого, но от этого не менее злого дьяволенка.
  У очкарика, при виде уважительного отношения со стороны водителя и фамильярности в ответ от Сани, волосы встали дыбом. Сглотнул, уговаривая себя - "мне показалось", перекинул через плечо лямку школьного портфеля и бодро направился по крайней правой дороге. На лице ковбоя отразились схожие чувства. Сбившись, возобновил свое мелодичное посвистывание и поспешил по следующему пути. Девушка спокойно пошла по левой средней дорожке, серной подымая коленки. Компания ей точно не нужна. Пришел конец недолгой дружбе. Осталось только платочком помахать вослед и пустить слезу.
  Саня вздохнул и подумал, что ему, как настоящему мужчине, остается свернуть налево. Такова судьба. Мысль о том, чтобы пойти за кем-то следом, заставила заткнуться лицемерная гордость. А может упрямство?
  Рядом тихо давился смехом шофер. Сане в голову закралась нехорошая дума - человек пред ним стоящий легко читает чужие мысли. Этот тезис родил вспышку гомерического хохота. После чего подозрения перешли в прямую уверенность. 
  Шофер показал большой палец, утерев обильно выступившие слезы. Он никак не мог достать из кармана сигарету, истерично хлопая себя по корпусу и коленям.
  - Ой, животики надорву. Нет, ну ты видел их лица? Чуть концы не отдали от любопытства... М... Ха-ха-ха...
  Саня недоуменно окинул взглядом неспешно прикурившего сигарету шофера. Затяжка вышла мелкой - он все еще тихо смеялся.
  - В счет чего?
  - В счет тебя, конечно. Не удивлюсь, если уже завтра вся Энфер будет говорить только о тебе. - Шофер обвел рукой по дуге, указывая на лес. Вспоминания предыдущий настрой, этот жест мог только рассмешить.
  - Почему? - все еще глупил вампир.
  - Ну как это почему? - передразнил шофер. - Эти птенчики в моем присутствии не говорить, даже пискнуть боятся. А я тебя господином назвал. Готов спорить, что у детишек отпало всякое желание к тебе цепляться. Можешь не опасаться внезапного нападения с их стороны. Плюс, я еще и сумки сам подал. Как консьерж. Все, теперь мне прямая дорога в "Хилтон" - без собеседования швейцаром примут...
  Тут его сотрясли новые приступы смеха. Саня понаблюдал за "консьержем", рот сам разъехался в улыбке до ушей. Смех - великая сила, он обезоруживает.
  - Я пойду?
  Шофер замахал свободной рукой.
  - Подожди. Запамятовал, как называть-то тебя?
  Саня пожал плечами.
  - Как все, в зависимости от настроения: Александр, владыка или чертов вампир...
  Зря он шутил. Не успевшего окончательно успокоиться шофера скрутило в три погибели. Отсмеявшись, покачал рукой, показывая, что помощь не требуется.
  - А я Венсан Кольбер. Приятно познакомится. Появятся какие непонятки - приходи, пообщаемся, чаю выпьем.
  Протянул трясущуюся ладонь. Рука была неестественно горячей. Показалось, что водитель именно ею прикуривал сигарету, без спичек!
  Саня с достоинством ее пожал, немного с опаской. Почему-то почудилось, что мужчина сказал не "Кольбер", а "Цербер". Правда шутки с намеками на "Владык Астрала" уже давно приелись, а эта была явно притянута за уши. Трехголовый пес, с хвостами из змей и пламенным дыханием, привратник Тартара, не очень походил на веселого перевозчика. Тут ближе Харон.
  - Ты лучше придумай имечко попроще. Вампиров тут уважают, но и спрос другой. Назовись, к примеру сказать: Ичиго, Усаги, Футои, или еще как-нибудь, сам реши. Выделяться не будешь, а если повезет - примут за своего, клыкастик. - Кольбер никак не желал оставлять насмешливый тон.
  - Да уж... - тяжело вздохнул Саня. Будущее еще не перестало видеться ему в мрачных декорациях.
  - Дам еще один совет. Вопрос не в том, что с тобой дальше будет, а что тебе делать. Хорошо подумай и не спеши с окончательным решением. Вот и все. До скорого...
  Кольбер сел в свою мобильную крепость и укатил обратно в Токио. Саня посмотрел на быстро удаляющийся автобус и еще раз вздохнул. Транспорт канул в темень тоннеля и был таков.
  Вот и исчез последний знакомый человек. Придется теперь надеяться только на себя.
  Парень взял в левую руку свою поклажу и поспешил по своей дорожке, обещающей принести море неприятностей. Крайней левой...
  
  Лес был смешанным. Вокруг виднелись деревья самых разных типов и климатических предпочтений, разве что пальм пока не видно. Над хвоей преобладала лиственница, оставляя всевозможным елкам только четверть территории. Трудно понять, как они между собой уживаются. Даже два вида деревьев на ограниченном участке будут вести нескончаемую борьбу за ресурсы земли и место под солнцем.
  Если бы не такой беспорядок в нагромождении стволов, можно было предположить - это не лес, а рукотворный парк. Особенно если посчитать, что в Японии большинство этих пород днем с огнем не сыщешь...
  Только вот в парке постоянно слышны голоса людей и технический шум. А здесь были только шелест листвы и редкое воронье карканье. Через высокие кроны не пробивалось ни лучика света. Дерн сухой, мертвый. Еще бы скелетов и ворон на могильных крестах для полноты ощущения добавить. Не удивительно, если внезапно из-за соседнего куста выпрыгнет лесной царь Оберон со всеми своими зверушками... и спросит закурить.
  При общей мрачности окружающей среды время от времени попадались заросли ежевики, заставляя желудок жадно ерзать. Саня при каждой встрече сожалел о занятых руках и нежелании останавливаться на полпути. Привычно вздыхал.
  Эта привычка наблюдалась у всех профессиональных лентяев. Каждый лентяй вздыхает, когда его заставляют работать. А профессионал вздыхает с чувством, и так самозабвенно, что почти всегда забывает о времени и месте.
  У Сани частые вздохи стали частью жизненной философии. Каждый человек, который от тебя чего-то хочет, после такого вздоха чувствует, что отрывает тебя от важной работы, или мешает схватить за хвостик ускользающую мысль. При этом причиняя немыслимые страдания. Поэтому они сразу пытаются извиниться, на что ты гордо отвечаешь - для этого и существуют друзья. Таким способом можно не прилагая особых усилий сколотить вокруг себя чертову тьму людей, мнящих, что они твои должники по гроб жизни...
  Многие главенствующие в разных отраслях промышленности люди и, конечно же, политики, пользуются той же идеологией. Простой пример. Заходит менеджер по производству к владельцу предприятия и говорит мол - "на первом этаже работники бастуют, денег просят, помогите мне, пожалуйста, а не то они меня разорвут и продадут мясо на кошачьи консервы, разделив вырученные деньги по-братски". На что владелец с этакой ленцой отвечает, что ждет важного звонка, но раз уж такое дело - то он, конечно же, поможет. Чего не сделаешь для друга! И быстренько сварганит речь для простого люда. В итоге и менеджер у него в долгу и работнички прям кипятком писают от счастья. Хотя хозяин предприятия всего-навсего оторвался на минутку от какой-то компьютерной игрушки, а рабочим сказал, что выдаст зарплату, как только получит деньги за продукцию. Получается, что все тебе что-то обязаны. Вот такая вот колбаса...
  Туристический поход продолжался уже больше часа. Как говориться - лишь кривые дорожки ведут к цели напрямик. Но никто не уточняет, что идти приходится намного дольше. Лучше бы конечно, пройтись немного через чащу, не делать полукруг...
  Среди деревьев появились просветы. Затянувшие небо тучи немного рассосались. Месиво опалых листьев и перегноя под ногами сменилось чистой зеленой травкой. Валежник сухой - дождя давно уже не было. Хаотичная мешанина леса обернулась спокойствием величественных дубов. Они были просто великолепны. Чтобы обхватить такое дерево нужно как минимум десяток Вирастюков. Кроны широко расходятся в стороны живым зонтом. Даже высыпь сейчас ливень, Сани дождь не коснется.
  Заглядевшись на дуб, коему идеально подошло бы имя "Дед" (настолько он был огромен) Саня не сразу понял, где находится. Это было кладбище! Настоящий готический некрополь, таким еще принято пугать непослушных детишек. Кованые решетки и небольшие склепы виднелись отовсюду, напоминая о неупокоенных, некромантах и прочих могильщиках. То, что на этом погосте лежит печать не ухоженности и забвения, было ясно уже с первых мгновений наблюдения.
  Саня стоял на мощеной крупными глыбами базальта главной дороге. Корни дуба частично вскрыли ее изнутри. По обе его стороны маячили низкие надгробия и каменные кресты, о которых он недавно думал. Сама мостовая поросла мелкой сорной травой, а могилы и подавно. Все ужасно застоявшееся, грязное...
  На плечи опустилась свинцовая тяжесть. Сердце тревожно застучало. Атмосфера сплошь пропитана безысходностью и негативными эмоциями. Циркуляция соков земли и обычный природный ритм нарушены, подточены болью и обидой...
  Сердце защемило. Сане стало вдруг очень больно, как будто переняв на себя часть окружающей негативной атмосферы. Везде то же. Люди забывают об умерших, вселяя тем самым мертвые души в ужасное состояние пустоты. Когда вокруг никого нет: это ужасно. Твои потомки не помнят тебя, а другие духи уже ушли куда-то вдаль. И ты остаешься один. Хотя рядом столько других страждущих, души не видят их. И думают, что их все бросили. Это часто служит появлению полтергейстов и привидений-мстителей. Особенно если на стелах нет креста. А таких здесь большинство. Даже деревья между могилами преждевременно сбросили листья, почернели и склонились под тяжестью слез почивших...
  Саня содрогнулся. Ему показалось, что вблизи и правда кто-то плачет. Пришлось сильно потрясти головой, чтобы сбросить с себя морок. Такое случается уже не в первый раз...
  Когда человек впервые входит в мир виртуальной игры, он влачит только свою ношу. Но со временем игрок обрастает грузом чужих знаний, получает своеобразный слепок со своего персонажа. Всё чему он научится в иллюзии, находит отголоски в реальной жизни. Но никто на это не обращает внимания.
  Саня прошел через эту процедуру от начала и до конца. Как через жернова. Сначала не акцентировал свой интерес на изменениях. Но вскорости на своей шкуре ощутил, что Дар и знания вампира не исчезают с наступлением дня. Сверхъестественная чуткость к страданиям, эмпатия, стала вторым эго. Особенно сильно оно дает о себе знать, когда заставляешь страдать других, и получаешь в наказание откат.
  Страшно - когда в тебе просыпаются чужие желания, инстинкты, воля, а ты не в силах их сдерживать. У многих это может привести к сумасшествию и раздвоению личности. Или к смешению.
  Это не единственная причина, по которой Саня все время себя сдерживал. Большая сила ведет к большой ответственности и нельзя что-то получить и ничего не отдать взамен. Глаз за глаз, равноценный бартер. Но есть исключения.
  Перед внутренним взором предстал Ошейник, на собственной шее, шипами наружу и внутрь. Короткие острия сильно давили на кожу. Материал ремешка был полностью пропитан черной кровью...
  Ошейник был нематериален: частично сотворен из силы воли Сани, как закваски, большей мерой из серебряной цепочки, как предмета концентрации внимания. Получился действующий аналог силового ограничителя, носимого в Астрале. Саня почувствовал необходимость его создания после первой же недели пребывания внутри игры. Когда во время обеда почувствовал, что для полного насыщения ему не хватает запаха живой крови и при этом наткнулся взглядом на свою беззащитную сестренку...
  После этого он провел еще не одну неделю в поисках малейших зацепок по укрощению жажды крови. Он понимал, что это глупо, но все равно не мог остановиться. Он считал, что стоит на грани помешательства. А идти к психиатру - несмываемый позор. В результате родилось две печати. Одна материальная в вымышленном мире. И одна вымышленная в материальном, тем не менее, очень даже действенная.
  Саня распустил пряжку воображаемого ошейника, тупо давящую на горло. И неожиданно для самого себя вздохнул с облегчением.
  Свобода!
  Многие могут назвать себя кровососами, но истинным вампиром вряд ли. Саня никому ничего не говорил, но давно проклял тот день, когда открыл для себя мир виртуальных игр. Его поглотил синдром перцепции реальности - неосознанное отождествление игрового процесса и реальной обстановки. Может кто-то, по примеру родителей и заметил произошедшие перемены, но внешне мальчик так и остался ленивым никудышным рохлей, которого ничего не интересует. Главной задачей было сдержать вторжение чужой личности, а все остальное вторично. Поэтому он сохранил себя таким, каковым помнил прошлую жизнь. Внешне только семнадцать, а внутри черная бездна времени и плесень на желании жить дальше. Нужно просто вести себя как все и не выделяться, а там... будь, что будет.
  Прикоснулся дрогнувшей рукой к ближайшему надгробию. Прямоугольная каменная плита была обветрена, покрыта глубокими трещинами и сильно обсыпалась по краям. Хорошо, что хоть без глупых надписей золотой молодежи вроде: "Этот субъект умер, просьба не будить" и "Дедушка, забронируй мне самый шикарный номер, скоро буду". Однажды посетив городское кладбище, Саня довольно начитался таких перлов, на разные голоса говорящих о ранней деградации нового поколения. Вытер слой многолетней пыли. По всей видимости, этот человек почил очень, очень давно... как больно...
  В глазах помутилось. Перед внутренним взором встал пейзаж с рисовыми полями. За горизонтом показался краешек светила. Совсем близко сидели прямо на голой земле двое возлюбленных. Молодой мужчина и девушка. Они искренне любили, и умерли вместе, прожив счастливую долгую жизнь. (Значит, могила была двойная)...
  Пейзаж сменился роскошным залом. На пьедестале стоял трон с высоким правителем в парадной форме бронированного самурая. Красная наборная броня сверкала золотом и бордовым шелком. Неизвестно как здесь затесавшаяся могила правителя эпохи Эдо...
  Потом целое поле, как зерном усеянное трупами, и одинокий воин, смертельно раненый, но все еще стоящий на коленях, празднуя победу, не желая умирать...
  Дальше картинки все сменялись и сменялись, как в ускоренном слайд-шоу. Саня не успевал реагировать на эти перемены. В голове возник неясный зуд. Но одно понятно точно - им всем нужен мир. Души просто вопят, прося упокоения!!!
  Саня отбросил в стороны свои пожитки и быстрыми, рассчитанными до мелочей движениями приступил к формировке из воздуха печати жестами обеих рук. Попеременно появлялись фигуры пса, журавля, коня, тигра и дракона. Эти штучки до сих пор применялись ниндзя наряду с медитациями для контроля внутренних потоков - Ки, как их называют японцы, (или манны, как их предпочитает величать основная часть сведущих людей). Саня не очень уважал подобные методы, и выучил ориентальную знаковую магию просто из скуки. Пусть. В Риме будь римлянином, а в Японии поступай по-японски.
  Произведя на свет три подобные комбинации, составляя своеобразный ключ для не менее необычных дверей, выдохнул весь воздух из легких и скрестил руки в запястьях. Уверенности в успешном исполнении ни на грош...
  Глаза закрылись. Сердце перестало биться. На мгновение мальчику Саше стало страшно, а вампир Александр только рассмеялся - ему ритуал казался шуткой.
  Под веки проник призрачный свет - рассвет иного мира. В ответ из глаз ударила слабая волна багрянца - закатное солнце. Но Саня этого видеть никак не мог. Словно из тумана возникли загробные звуки. Пространство вокруг заколебалось...
  Руки, пребывавшие до этого без движения, молниеносно сжались в кулаки и крест-накрест ударили в грудь. Тайский боевой транс "душа-из-тела", (его часто используют, чтобы притвориться мертвым). Как раз душу и вышибло от этого удара. Окружающее юношу марево лопнуло, выпустив в нормальный мир весь воздух, а Сане оставив вакуум.
  Вампир распахнул глаза. Давненько он не навещал призрачное подпространство. Все так же убого, ничего не изменилось...
  Люди часто задаются вопросом, на который не желают слышать ответ. Чего стоит сделать даже малую уступку своей темной сути (только этого и ждущей)? И этот ответ - души! Да, именно, бессмертной души, эфемерной материи, доказательство существования которой ищут ученые (безуспешно: для измерения и ощущения неизмеримого и неощутимого не существует технологий, пока). Лишь правильные поступки в согласии с совестью удерживают от превращения в зверя. Отпустить страждущих призраков в места, где они обретут покой - это хороший поступок. Или уловка?
  Саня огляделся. На сколько хватало глаз, простиралась бескрайняя пустошь под белыми небесами, местами занесенная летучим песком, на поверку оказавшимся пылью. Кое-где из нее проглядывали черепа и оголенные кости людей, погребенных и забытых вместе со всем некрополем. Таков был собственный мир-ловушка этого кладбища.
  Саня упал на колени. Без воздуха может жить вампир, но не человек. Если хочешь остаться собой - действуй быстро. Пальцы на автомате начертали в дорожной пыли первую пентаграмму очищения - мощную магическую печать с невероятно сложной геометрической основой. Вселенная находиться в подчинении у четко сформулированных законов, которых, к сожалению, никто не знает, но редкие одиночки могут интерпретировать их в таких рисунках, принуждая ненадолго себе служить.
  Обернулся вокруг себя, рисуя круг. Покрыл его мелкими делениями. Изобразил в центре пентаграммы (таковой назывался любой магический круг, независимо от количества верхушек) равнобедренный треугольник, касающийся вершинами круга. Повторил его очертания, смещаясь по диапазону на одинаковые отрезки. Получилась эмблема с тремя острыми углами и шестью прямыми, а в центре образовался шестиугольник, посреди которого сидел вампир. Напоследок он уронил капельку пота в центр и окружил ее кольцом из троих волосков...
  Уже казалось, что все это сон. Страшно захотелось проснуться. Дышать... Нельзя. Пока что.
  Заключил весь круг в гексаэдр. В промежутках появились крохотные треугольники с римской нумерацией, а в пустых областях угнездились непонятные постороннему символы.
  Я просто хочу быть как все. Так ведь? Почему же тогда эта чертовщина происходит исключительно благодаря моим желаниям?! Неужели это лишь игры больного разума? И зачем я говорю сам с собой? Сошел с ума... Эх, чего тревожиться по мелочам - я давно безумен.
  Закончив чертить, сцедил в центр маленькую капельку крови из прокушенного пальца. Нужно сказать, что это был тот еще концерт. Мало того, что кровь не хотела появляться из ранки (ее пришлось выдавливать силой). Так она еще и капать напрочь отказывалась, густым пятнышком прилипнув к пальцу...
  Вампиры зависят от красной субстанции жизни относительно, и без инъекций оной могут существовать долго, очень долго. Не обязательно кусать всех направо и налево, даже вредно, в разных отношениях. Однако, если длительное время не подавать печени толчок, кровь перестает вырабатываться (вампир впадает в состояние холодца - остается безучастным пока не получит пинок пониже спины). Даже с этим можно справиться, стимулируя данный орган простой пищей. Синтез нескольких элементов воедино с последующим расщеплением позволяет получить все необходимые питательные вещества.
  Но кровь ничем нельзя заменить - она позволяет развивать максимальную отметку силы вампира. Сохраняет ему вечную молодость и силу. Ведь у величественных кровопийц это не простая жидкость. В ней содержится огромное количество энергии. Человеческая кровь вообще не подходит для трансфузии, тем не менее, если ее выпить - интеграция в желудочные стенки заставит уже имеющуюся делиться с ужасной скоростью. И с такой подпиткой вампир может творить все, что ему в голову взбредет (в меру данных природой возможностей). Пока эффект не приестся. В таком случае лучше сразу влить себе в глотку расплавленный свинец.
  Потому что кровь обратится наркотиком. Она будет манить, предоставляя чувства всемогущества и безнаказанности. Вампир начнет чуять ее на расстоянии и перестанет видеть оболочки носителя. Если он не прекратит использовать свою мощь направо и налево, а крови станет мало, угрожающе мало - придет жажда! А когда вампир хочет пить, и находится на пределе, он может сделать все что угодно, не забивая себе голову ничтожной человеческой жизнью. Или умереть...
  Церковники верят, что вампир - это существо, которое отнимает, непрерывно отнимает, что угодно. Не так уж они и заблуждаются. В каждой лжи есть доля правды.
  Также кровь можно использовать как питание для заклинаний или магических кругов и рисунков, заливая в них огромное количество концентрата манны, содержащейся в эритроцитах вампира. Не раз отступники кланов становились воплощением разрушения, пресытившись ее силой и принимая свой образ жизни как должное, упиваясь вседозволенностью божества...
  При соприкосновении капелек с пылью весь окружающий мир взорвался. Вампира выкинуло прочь из призрачной складки. Саня заморгал от резкой смены окружающей среды. Глаза слезились.
  Огляделся по сторонам. Ничего не случилось?
  Саня успокоился и сел прямо в пыль. Как в холодную воду окунулся - отрезвило. Конечно, ничего не случиться. Истерически захихикал. Он с самого детства страдал переизбытком воображения. Самодур.
  Саня всегда боялся наткнуться на чудеса в реальном мире. Он знал, что не сможет удержаться. События последних двух дней заставили его поверить, что они рядом. Грани между мирами стерлись. Эксцентричность встреченных людей подстегнула к дурацким поступкам.
  Это кладбище, скорее всего, ненастоящее. Как и все вокруг это часть декораций. Один человек или группа чудаков (создателей вселенной "Игры Владык Астрала") собирают по всему миру подростков, схожих на них по способу мышления. И теперь за ним наблюдают и оценивают степень психической неуравновешенности. Или чего похуже...
  Приняв правильное решение - шпынять себя можно и по дороге, Саня собирал вещи. Он не заметил, что гексаэдр на пентаграмме начал быстро делиться, вращаясь вокруг внешнего круга. Могилы одна за другой очищались от сора и высохших растений. А древний дуб, напоминающий в обхвате баобаб, нареченный Саней "дедом", покрылся весенними почками.
  Может это и к лучшему - что Саня этого не видел. Потому что ввысь, в просвет между облаков, уходили тени великих воинов, античных правителей и простых пахарей...
  Саня вздрогнул. По некрополю прокатился голодный вой. Как назло, холодное осеннее солнце сразу зашло за тучи. Черт, как некстати! Вспомнились страшилки Кольбера. Что теперь делать? Лезть на дерево? Голодные твари уже на марше, или... Очень уж одинокий был звук.
  Саня моментально успокоился. Великий гид автостопщиков по галактике гласит - что бы с вами не случилось, не паникуйте.
  Волки значит. Ой, бабушка, какие у тебя большие зубы... Хм. Жаль, но пирожками не откупишься. Однако, если правильно действовать, то даже вусмерть голодный серый не нападет в одиночку.
  Юноша попытался четко определить, откуда доносится звук, но тот моментально затих. Сложив на всякий случай пальцы крестиком, осторожно озираясь, Саня переступил через пентаграмму. Хоть и не сработала, но чем черт не шутит. Лучше поберечься. Перекинул длинные лямки сумок через правое плечо, чтобы не мешались под рукой. Быстро шагая, старательно вспоминал все, что знал о волках. В голове было пусто. Лучше бы кусок арматуры...
  Единственное, к чему он додумался - не стоит крутить головой. И еще не мешает успокоиться. Зверь чувствует страх и неуверенность, и может...
  Вой раздался снова. Теперь Саня уловил источник. Звук несся ему прямо в лицо!
  Внезапно впереди промелькнул маленький голубой лучик. Через мгновение он сформировался в небольшое существо вроде хорька, куницы или горностая, с забавной конической головкой и длинным пушистым хвостом. Зверек был красивого серебристого цвета с синеватым отливом. А вслед за ним во весь опор неслась грациозная молодая волчица рыжей окраски!
  Оба зверя очень удивились, увидев на кладбище живого человека. Рыжуха немедленно затормозила всеми конечностями, чуть не зарывшись по грудь в землю, и уставилась на нежданную преграду. Беспокойно попятилась.
  А пушистый горностай споткнулся и свалился прямо под ноги Сане. Тот инстинктивно подобрал теплое тельце, прижав его к своей груди. Животное засопело и перестало подавать признаки жизни, свернувшись калачиком в кольце его рук. Передняя левая лапка была покрыта засохшей кровью. Саня разглядел две длинные рваные раны от волчьих клыков. Удивительно, что зверушка продолжала бежать с таким тяжелым ранением. И совсем не странно, что под конец она совсем выдохлась. Саня не успел испугаться - вовремя заметил резкие сокращения маленького сердца.
  Голова помутилась - от запаха свежей крови активно зашевелилась жажда, пытаясь взять верх над рассудком. До крови закусил губу, чтобы сдержать прорыв...
  Тем временем волчица тупо уставилась на Саню, питаясь понять, что же ей делать. Старшие явно не рассказывали, что такое человек и с чем его едят. Волки вообще проповедовали эмпирический метод познания. Одно стало ясно сразу - почти пойманная добыча сумела ускользнуть.
  Волчица тоскливо завыла. Жалобно, прося...
  Саня здравомысляще посмотрел на скулящую фигуру. А ведь это всего лишь собака, похожая на лайку, только намного крупнее. Смышленая, красивая и совсем не страшная собака. Увидела бы она волка-оборотня - сама бы испугалась. А Саня с ними встречался, причем неоднократно. И то, что их клыки делают с жителями Астрала - тоже видел.
  Правда, при трезвой оценке, вервольфы почти совпадали размерами с этой красавицей. В холке она была выше поясной пряжки Сани, что прямо указывало на вопиющую нестандартность. Это уже молодой медведь получается!
  Волчица была очень ухоженной. Чистая густая шерсть не шла ни в какое сравнение с жалкими клочьями, которые принято у серых носить в наших зоопарках. Их за это не зря обзывают блошиными общежитиями. (На студентах жирует, что ли?) И эта зверюга продолжала скулить!
  Саня вконец утратил чувство страха. С ума сходят поодиночке. Медленно, или быстро (особенно когда часто на голову роняют). Чего ждать?
  - Молчать! Кончай выть как побитая собака! Чего горланишь, режут что ли? Где твоя гордость, тряпка?!
  Волчица ошалело уставилась на него красноватыми глазами. Крик поверг ее в крайне неудобное положение (еще неудобней только на потолке спать - одеяло спадает). Опустила голову к земле, плотно сжав челюсти.
  Саня кивнул, удостоверившись в ее смятении, распахнул боковой карман сумки и выудил оттуда шоколадку. Быстро освободив от обертки, бросил рыжей бестии.
  - Лови! Хотел подарить красивой девушке, так что она твоя вполне заслужено.
  Волчица резко клацнула зубами. Быстро сжевав шоколад, глянула невинно исподлобья. Не было ничего мол, но от добавки не откажусь. При этом она выразительно глянула на измученную зверушку.
  Саня не понял юмора. Нежно прижал к себе маленькое тельце, показывая - это мое. А что мое - на то рот не разевай!
  - Обойдешься. Стыдись - от лишних калорий растолстеешь и будешь, как хомяк волочить за собой брюхо, полное холестерина.
  Волчица совсем по-человечески хмыкнула и повернулась к нему спиной, раздраженно виляя хвостом. А вот и не стану! Вам назло...
  Ситуация становилась смешной, несмотря на всю свою серьезность. Картина маслом "Лесник и шоколадка". Саня смеяться не собирался - его не отпускало чувство смертельной опасности. Крикнул волчице:
  - Наелась, вот и проваливай! - Он догадался, что получит нужный результат повышением голоса. - У меня нет времени тут с тобой играться...
  Слева ударила волна спертого воздуха. Сане потребовались доли секунды, чтобы понять свой промах.
  Вот шельма! Усыпляла бдительность, чтобы дать напарнику возможность напасть сзади. Конец временному перемирию!
  Кровь в голове застучала по ушам со скоростью барабанной дроби. Барабанщик явно задумал уничтожить свой там-там. От страха и злости наступило состояние аффекта. Стрессовые гормоны выделялись с утроенной частотой. Только бы защитить себя!
  Елы-палы! Жуть-то, какая. Я сейчас умру?
  Рефлексы не подвели. Мелкий шаг в сторону...
  Как бы не так. Не на того напали. Не видать вам моего ливера!
  Быстро крутанувшись на месте, Саня перехватил пролетающее рядом тело за холку и, воспользовавшись инерцией, со всей дури дал им по дубу. Одной рукой!
  Силой удара из легких матерого черного волка выбило весь воздух, ребра затрещали. Зверь выдохнул и мешком повалился на землю, не подавая симптомов жизни. Надеяться на то, что он умер крайне глупо. Половину удара приняли на себя тугие мышцы и клеть толстых костей...
  По боку хорошенько приложило спортивной сумкой. Не обращая на это внимания, Саня мгновенно схватил тормознувшую волчицу за заднюю лапу и тем же макаром зашвырнул в сторону могильников. Запястье ощутимо хрустнуло. Дыхание из груди вырывалось с сиплым звуком. Конечно, волчья туша весит немало и если бы не временное отсутствие здравого смысла, поднять такую тяжесть не выдавалось возможным.
  Саня подсчитал потери личного состава. У врага две боевые единицы временно выведены из строя. Это хорошо. Дружественные войска также частично недееспособны и чувствуют себя паскудно. Это плохо. Саня поморщился - внутренности напоминали перепутанный клубок искрящих проводов...
  Тут Саня припомнил, что он не единственный боец по эту сторону фронта.
  Оглядел маленькое тельце горностая. Его мотало как рваные штаны огородного пугала на ветру. Еще дышит. Отлично...
  Все про все заняло не больше нескольких секунд. Из-под черного могильного креста показалась рыжая морда. Саня взглянул ей в глаза, и та поспешно опустила взгляд, признавая свое поражение. (Вполне могла броситься мстить - человек не ровня этой клыкастой махине). Волчица медленно и как можно незаметнее подобралась к вожаку своей маленькой группы. Тот лежал кучей безжизненного меха. Даже бока не двигались, не сигнализируя о наличии дыхания...
  Рыжуха осторожно понюхала его голову, и внезапно цапнула за ухо. Волк моментально подпрыгнул и угрожающе зарычал... встретился взглядом с человеком.
  Саня напрягся - если бросятся вдвоем, никакие рефлексы не спасут. Задавят массой.
  Вожак отвел взгляд. Рык перешел в тихий скулеж. Волчица ткнулась головой ему в плечо. Звери переглянулись и тихо потрусили в направлении автобусной остановки. Эта добыча оказалась им не по зубам. Но охота не окончилась...
  Саня перевел дух. Упал на землю, прислонившись спиной к безымянному постаменту. Из горла вырвался хриплый кашель. На губах выступила кровь...
  Как безответственно. В первую очередь перед самим собой. Вот что значит настоящая жизнь - отвечай за свои поступки головой. Если бы не его неслыханное везение, здесь мог лежать разодранный в клочья труп. Или его одежда, исключая мясо, изрядно насытившее волчьи животы. По крайней мере, Саня не только спасся сам, но и... напрашивался вопрос - зачем? Зачем он встрял? Волчица спокойно дала бы ему уйти, занимаясь поеданием горностая...
  Прошло время тупых героев, не ведающих о таких словах как мудрость и здравый смысл. Если когда такое и было...
  Просто захотелось. Обычная причуда. Да и погибать в чужих клыках не очень-то хотелось - в тот момент Саня не думал о возможности сбежать. В итоге он обменял два на два. Если волки не поймают кого-нибудь еще, то (возможно, но научно не доказано) умрут от истощения...
  Что за чушь! С какой стати я должен о них волноваться? Лучше о себе подумать. Горло рвет хриплый кашель. Рука вывихнута, если не хуже. Вдобавок - в глазах потемнело...
  Саня пошарил рукой по бокам, при этом сильно морщась. Нащупал планшетку аж за спиной. Осторожно достал и водрузил себе на нос новенькие очки - отцовский подарок. Старые он забыл на полке возле компьютера. Перед глазами заплясали солнечные зайчики. Саня прижал большим пальцем висок и это прекратилось. Нужно время чтобы привыкнуть к обновкам.
  Стало холодно. Виной тому четкость и даже резкость изображения - очки не совпадали по диоптриям со старыми линзами (вдобавок к тому, что Саня все утро ходил без них). Типичная психологическая иллюзия. А может просто пора натянуть кофту?
  Саню прошиб холодный пот. Кофта потерялась! Мать его за это повесит на люстре за мизинцы ног (есть такая пытка в некоторых нецивилизованных странах). А сестра... Если и есть такое животное как "ехидна" то это она, а совсем не маленькое австралийское сумчатое.
  Черт! Давно такого гадости не было. По сравнению со всеми сегодняшними неприятностями, эта - самая страшная! Все утро, как назло, какие-то черти планировали. Нужно скорее топать в академию, а то еще ж не вечер... Может, еще попаду на обед?
  Заманчивая мысль. Посмотрев на солнце и естественно, (так как оно было скрыто за тучами) не увидев никакой подсказки, Саня сообразил достать мобильный телефон. Почти одиннадцать - определил время по маленькому циферблату. Где же главный корпус? Притом, что сеть покрытия здесь отсутствовала, спросить стало некого.
  Саня скосил взгляд, ощутив что-то странное. По руке текла светло красная кровь! Твою... Вспомнил, что зверек был сильно ранен. Занести что ли его в лазарет? Но в письме было сказано, что брать с собой животных запрещено. Может, разрешат, в качестве исключения...
  Быстро накинул на плечо спортивную куртку, стараясь не разбудить зверька. Горностай безмятежно посапывал во сне и даже надрывный, громкий кашель его не побеспокоил. Осторожно прижав его к своей широкой груди, Саня почувствовал приятное тепло, и общность, даже близость. Внутри нарастало непонятное возбуждение...
  Зверушка во сне извернулась в руках и цапнула за палец. Защипало. Маленькие острые зубки сильно проткнули кожу. Саня поморщился от боли в раненом дважды за день персте. Но не сделал ровным счетом ничего.
  Ведь именно так обычно и поступают со спасителями. Достаточно вспомнить пример из сказок и былин: спас принцессу, царевну, княжну, дочку мельника, или простую сиротку (как повезет) - жди, оно тебе аукнется. Сядет эта (от всего сердца благодарная) особа тебе на шею (не спрашивая твоего же мнения) и придушит ногами...
  "Да забей болт", - посоветовал мудрый внутренний голос. - "Лучше оглянись - какая вокруг красота"!
  В самом деле, все цветет. Оказывается, сразу за кладбищем лес заканчивался. Точнее некрополь расположился на самой опушке. Саня стоял на возвышенности и глядел на панораму с приличной высоты.
  Прямо по дороге открывался божественный вид... (не райские кущи, но выгодно отличается от мрачного леса) В лощине, соседствующей с огромным водным простором, расположилась академия Энфер.
  Прекрасный центральный корпус напоминал сразу замок, дворец и церковь. Только почему-то в форме, близкой к египетскому анкху. Высокие готические колонны, арки и портики соседствовали с окнами, выстланными римскими витражами и забранными коваными решетками... А стрельчатые бойницы и внешняя лепнина на стенах производили неизгладимое впечатление. Сразу видно - здесь процветает эклектизм.
  По всей территории академии, утопая в зелени, разбросаны разнообразные постройки (неизвестного назначения), скверики, палисадники, площадки и стадионы. В садах прятались альтанки, базилики, а также несколько многоэтажных общежитий.
  Ага, в одном из них Сане выдастся жить. Из всего, что он мог вспомнить, академия - (по общепринятым стандартам) это вуз третьего уровня аккредитации с разрешением на подготовку бакалавра. Также академия имеет право на интернат-форму обучения с размещением студентов в общежитиях спартанского образца, аппарат коллегий и вольное прослушивание лекций - на личное усмотрение. Трудно сказать, что ему выпадет - дортуар, или отдельная комната с совместным санузлом...
  Вдалеке, у побережья виднелась зона коттеджей и обширный пляж... с пальмами (вот и недостающее звено местной флоры). Гавани, приличествовавшей приморскому городку, как и простого мостика для прогулочных лодок нет и в помине. Пляж заканчивался скалистым выступом мыса, под которым стояла пагода этажей так в десять (достигая самой вершины скалы). И это маяк? Или что-то на манер приснопамятной Эйфелевой башни, с площадкой обозрения на верхотуре?
  В нескольких десятках километров от замка территорию опоясывала иллюзорно невысокая стена (со стороны океана она опускалась под воду) с пятью входами с разных сторон. Похоже, что Саня вышел справа от центрального входа, как это не странно - он не заметил, чтобы тропки пересекались. Сейчас он стоял на краю простирающегося над долиной леса, в тени от высокого опрятного дуба. Оглянулся назад - мрак, поглядел вперед - идиллия. Резкая смена декораций, нечего сказать...
  Зверек заворочался, принюхался. Из раны потекла новая порция крови. Горностай вскинулся и стал слизывать ее как кошка. Зализывать раны - это общий прием для всех зверей. Слюна в большинстве своем имеет заживляющие свойства.
  - Наконец ты проснулась, Спящая Красавица.
  Зверушка замерла и посмотрела прямо перед собой. (Может, она слегка глуховата, и не в состоянии сразу определить: откуда доносится голос?) Так как до земли был, по меньшей мере, метр, она слегка призадумалась - почему я парю в воздухе? Оглянулась... и наткнулась взглядом на расплывшееся в улыбке лицо Сани. Раздался задушенный звук, всхлип, и горностай обмяк, как мокрая тряпочка - потерял сознание. Ну и прям - кисейная барышня. Чуть увидела красавца, сразу вдруг и померла...
  Саня серьезно задумался. Может он и впрямь так страшен, чтобы пугать маленьких зверушек до обморока? Во всех отношениях нормальная полуулыбка. Не было замечено американской привычки скалить зубы - демонстрировать брекеты и лошадиную челюсть. Наташа шутила, что их для этого часто через аэродинамическую трубу пропускают...
  А кровь это плохо. Исправим. Мама наверняка положила в сумку походную аптечку. Быстро отыскал ее под ворохом белья. Обработав рану стрептоцидом и на всякий случай, помазав края антибактериальной мазью, сноровисто замотал лапку в чистые бинты. Заодно и себе руку перетянул, (запястье похрустывает нездорово) так безопаснее. Что же теперь с этим горностаем делать? (Все же пушной зверь - можно сдать трапперам за немалые деньги) Тяжело вздохнул. Всегда хотел иметь такое домашнее животное. Нельзя. Значит перебьюсь...
  С ветвей дуба шумно взлетел огромный ворон, заставив Саню резко задрать голову. Ничего необычного. О... Дупло. Какая рифма! Так это его унюхала Спящая Красавица? Почуяла свое гнездышко и проснулась.
  Придется лезть наверх. Хорошо, что у дуба ветви широкие. Сбросив на землю свою поклажу, Саня взобрался на уровень двухэтажного дома, поскользнувшись два раза и столько же мысленно отдав богу душу. Ветки были прочные, с плотной корой, и полным отсутствием насекомых. Осторожно положил горностая носом к выходу. Чтобы доступ кислорода был, значит.
  Посидел рядом минут пять. Повздыхал. Полюбовался на свой новый дом свысока. Интересно - остальные уже добрались? Представил себе чудную девчонку ЭМО (как бы ее волки не сожрали - они любят флегматиков). И даже ощутил прохладное прикосновение ее губ на своей щеке. Спящая Красавица сквозь зубы тихо зарычала. Саня захихикал.
  - Ревнуешь, значит? Не надо, все равно ты самая красивая. - Неожиданно для самого себя чмокнул ее в мокрый носик. Рычание прекратилось. Зверушка довольно засопела и свернулась калачиком. - Вот соня. Ну да ладно. Может, еще свидимся. А пока отдыхай и набирайся сил.
  Саня облизал губы, взглянув на минутку вниз, и стал осторожно спускаться. Во рту появился привкус соли. От матери Сане передалась дикая боязнь высоты. Одно хорошо - она ограничивалась нестабильными объектами. Такими как лестницы и деревья. Даже уборка фруктов превращалась в мучение. Очутившись на стремянке, Саня сразу начинал себя накручивать, представляя образы падения. Он считал такой страх постыдным, но ничего не мог с собой поделать. Вот и сейчас нехорошими словами проклинал себя за слабость. Слезать это не мешало.
  Просто... слишком живое воображение это не всегда хорошо. Не мешало бы его пристрелить за эту пытку. Часто, того что ты себе представил, бывает более чем достаточно для неосторожных действий. На этот раз обошлось.
  Благополучно спрыгнув на землю, в который раз собрал разбросанные вещи. Извлек из кармашка планшетки mp3-плеер и окунулся в приятные звуки рока. Pain, Adema, Breaking Benjamin... Любимые песни пролились как бальзам на кипящий мозг. Многие меломаны не понимают такой музыки. Саня и сам не любил тяжелый рок. Особенно песни, в которых исполнители вопят как недорезанные. Самое интересное это игра на гитаре и красивая песня. Иногда даже со скрытым смыслом. Такая музыка быстро очищает мозг от ненужных мыслей, проблем и переживаний...
  Эх. Как и написали в письме, здесь слова "скучно" нет. Что еще меня сегодня ждет? Санта Клаус?
  Спустившись с холма, Саня принялся глазеть по сторонам. Созерцать идеальную чистоту всегда приятно. По краям аллеи посажены опрятные секвойи, а чуть дальше - фруктовые сады. Нет привычных глазу безобразных нагромождений каштана, либо чахлых, сухих кустиков. Конечно же, здесь есть свой штат работников. За этим великолепием надзирают чопорные японские садовники... А может и нет - в глаза Саня их еще не видел. Не стоить верить каналу "Travel" - единственному (сомнительному) источнику географической информации. Ему бессовестно приплачивают туристические агентства...
  А ведь я еще не дошел до территории Академии. Интригует.
  Посреди деревьев виднелись полянки, на которых принято устраивать зоны для пикника. Немного дальше течет пресная (возможно, что и соленая - истоков не видать, а море близко) речка. Скорее всего, с чистой, питьевой водой - японцы как никто волнуются о проблемах экологии. Еще бы - пригодных для жилья мест все меньше и меньше, нечего засорять оставшиеся заповедники и океан - главный поставщик пищи.
  Речка средняя, можно даже сказать - маленькое водохранилище, метров так пятьдесят-семьдесят в ширину (глазомер у Сани оставлял желать лучшего). Дальше не была видно - поток скрывался за поворотом лесопосадки. С той стороны лес намного гуще, ни следа выработки - впору вообразить себе избушку на куриной ножке.
  Ни души...
  О волках и пережитом потрясении Саня благополучно забыл - краткосрочная память хромала попеременно на обе ноги. Чаще она доставляла страшные неудобства, но именно сейчас пригодилась как-никак кстати.
  Чудно. До начала учебы всего пару дней. Или она уже началась?
  Саня смутно представлял себе учебный календарь страны восходящего солнца, точно зная лишь одно - он не сбегается с общепринятым. Что и без того понятно по нынешним числам - концу июля. Почему же так пустынно? Ну и ... с ним!
  Сейчас главное (по неустанным наставлениям дражайшей матушки) зарекомендовать себя в лучшую сторону. А там придет время и для вопросов. Может народ подъедет прямо на церемонию открытия (первое сентября, так сказать)?
  О! Все же кто-то есть! Слава тебе... кто бы ты ни был!
  На самом берегу, на песчаном пляже сидела одинокая фигура, глядя на мерный бег гонимых ветерком волн. Как назло - девушка. Может, русалка?
  Подобной встрече Саня не удивится - мало ли мутантов в наше время (чего стоит один чупакабра, прозванный в Украине вторым чебурашкой). Ни один цирк не может обойтись без девицы с рыбьим хвостом, мокнущей в огромной ванне, сипло напевая такты из марша Мендельсона...
  Интересно - что она там делает. Не рукоделием же занимается - это больше пристало женщинам в возрасте. Так... о чем это я думаю? Как расценит честное собрание (я, я, и, конечно же, я) стоит ли подойти поближе, познакомиться...
  Все равно надо посмотреть на воду. А вдруг здесь можно купаться, желательно без пресловутых табличек "Don"t dive"? Конечно, если есть возможность нырнуть - без ила или водорослей в лягушатниках, или мерзкого мелководья, портящего все удовольствие от Азовского моря.
  Купание успокаивает, напрочь смывает все волнения. Сколько бы Саня не считал себя вампиром в Астрале, он обожал большие объемы воды и все, что с ними связано. Особенно заплывы на дальние дистанции и ночную рыбалку (без динамита и электроудочек, что бы кто не подумал).
  Присмотревшись (по мере приближения видимость улучшалась), Саня заметил вожделенные рыболовные принадлежности, рассыпанные в картинном беспорядке. А девушка просто смотрела на воду...
  Так вот что она делает!
  Нет. Не понял. Что, вообще ничего не делает? Так это же прекрасно - родственная душа! Надо обязательно познакомиться...
  В ушах привычно стучала Stand Up. У каждой рок-группы есть (по крайней мере, Саня на это надеялся) две-три нормальные песни. И Adema не исключение. Под такую музыку начинаешь верить в себя, теряя косноязычие... Тут вопрос встал боком. Как общаться, если не владеешь общим языком со своим собеседником? Вдруг эта девчонка не японка?
  То, что его знание японского далеко от совершенства, Саня во внимание не брал. Он имел возможность отрепетировать и проверить только основные разговорные фразы и вопросы типа "как пройти в библиотеку"...
  Тупо простояв несколько минут неподвижно, Саня решил, что интернациональный английский (вроде бы) все страны ввели в обязательный школьный курс. Его-то он знал назубок. Единственная проблема заключалась в том, что язык не желал заворачиваться нужным образом, выдавая слабым акцентом произношения русскоязычника.
  Возобновил продвижение. Нервно вытащил наушники. Музыка так же мешает мыслительным процессам, как и банный лист Адаму, но прилично отвлекает. Думать на английском и говорить на нем не одно и то же. А если и в родном языке путаешься, то и подавно. Проблема связной речи перед красивой девушкой часто входила в разряд неразрешимых...
  Тем временем он подошел почти вплотную. Барышня повернула голову на звук шагов и мгновенно зацвела искренней улыбкой. Саня сделал то же самое. Легко оставаться холодным, когда на тебя никто не обращает внимания. Но против улыбки невозможно устоять. Обычно незнакомые люди отталкивали его любым жестом внимания, но при таком приветствии он сразу почувствовал расходящееся от сердца тепло.
  Черт! И эта тоже... Как знал. Так почему я изо дня в день вижу только крашеных стерв?!!
  Девчонка была более чем экстраординарной красавицей. Замшевый комбинезон на подтяжках (компромисс между экипировкой механика и французского мотоциклиста) подчеркивал небольшую, высокую грудь правильной формы. Бежевый шарф приятно гармонировал с каштановыми волосами, а перчатки с обрезанными пальцами открывали ухоженные ноготки. Стоит еще добавить новенькие розовые кеды на босу ногу...
  Загорелая кожа и светлое кепи с ушками создавали странное впечатление. Волосы на щеках завивались небольшими колечками, а из-под головного убора ужасно торчали в разные стороны. Нет, Саня ошибся. Эта стрижка, бесспорно, была произведением искусства, предметом подражания для начинающего парикмахера. От рождения прямые локоны на концах приподнимались, впрочем, не выделяясь блеском лака.
  А самое интересное - это глаза, главенствующая на правильном лице деталь, большие и ярко-желтые, водянистые (умело подобранные контактные линзы). Схожесть с кошкой довершала слегка вздернутая верхняя губа.
   Настоящая Клеопатра, как сказал бы льстиво "Цезарь", школьный историк. Однако египетская царица явно уступала в привлекательности, и (Саня был уверен) не улыбалась первому встречному, а была холодна как ядро северного полюса. Да и сам подслеповатый на старости лет учитель охарактеризовал бы так первую попавшуюся девочку...
  М-да... Вот тебе и сменил обстановку. С утра разные ЭМО, ковбои, волки и горностаи, а теперь еще и египтянка-рыболов. А ведь только попал в другую страну так и небо не такое, и трава, конечно же, зеленее...
  Трава, в самом деле, была как на газоне перед Белым домом.
  Не подумайте, что Саня считал свою родину дневным кошмаром. Просто раньше он не замечал цвета в окружающем его сером потоке (толпа не имеет индивидуальности) и всерьез полагал, что та же ситуация царит во всем мире. Он сознательно оставил яркость сочным голливудским фильмам (сказывался затворнический образ жизни).
  Саня решительно оборвал сумбурные мысли, возвращаясь к состоянию чистого листа. Ёж его знает - до чего можно дойти, продолжая продвигаться в эту сторону...
  Взглядом попросил разрешения и, получив еще одну жизнерадостную улыбку, окончательно почувствовал себя на своем месте. Сбросив на землю изрядно опостылевшие сумки и, аккуратно поджав ноги, Саня присел на сухой прибрежный песок. Расслабился и немного посидел молча...
  Блин, нельзя же так! Притворяться каменным болваном. Надо что-то сказать... сделать. Так как за свой выговор Саня ручаться не мог, то лучше и не пытаться. Поэтому он старательно нарисовал пальцами на песке небольшую золотую рыбку. А под ней знак вопроса.
  Не зря же археологи расхваливают наскальную живопись? Изобразительное искусство и неандертальцу понятно - это факт.
  По взгляду девушки отметил, что ответа не дождется. Она с таким восхищением загляделась на простенький рисунок, что никак не отреагировала на подпись...
  Внезапно девчонка сделала резкий хватательный жест. Рисунок вместе с мелкозернистым песком просыпался между пальцев. Обидно. Песок не самый надежный материал. "Клеопатра" подставила ладонь под струйку. Естественно, рыбка в итоге не появилась. Это ее так расстроило, что Саня впал в оцепенение.
  У нее что, глаза на мокром месте? Оказывается я тут не единственный сумасшедший. Прекрасно... Если я признаю себя сумасшедшим - значит не все потеряно, даже несомненный прогресс с моей стороны. Помниться, я где-то читал, что безумцы яро отрицают свое неудовлетворительное психическое состояние...
  Вздохнул. Какая разница - она же сейчас заплачет. Совсем как маленький ребенок в магазине с игрушками, превышающими по цене месячную зарплату его родителей. А что нужно сделать, когда ребенок чего-то хочет? Правильно. Дать ему это.
  Саня быстро и профессионально нарисовал на песке дюжину разных рыбок и побрел к воде, все сильнее сомневаясь в своем душевном спокойствии (в его наличии). Каково же было его удивление, когда удочки при близком знакомстве оказались острогами. А ведь издали выглядели как натуральные спиннинги...
  Значит, эта умалишенная просто боится воды - сделал логично напрашивающийся вывод Саня. Вот почему она ничего не предпринимала, просто любуясь пейзажем. Поразительно - как "таких" доктора еще выпускают на прогулки без сопровождения? И вообще - блаженные "Клеопатры" и без свежего воздуха прекрасно обойдутся, также как и "Зигмунды" с "Лениными"...
  Ни фига себе!!!
  Прямо под берегом, рядом с выступающим корнем, сидела крупная рыба вроде сома, легонько покачиваясь в такт подводным течениям. Серая кожа пестрела желтыми и голубоватыми пятнышками. Длинные пищевые усы медленно копошатся в иле, выискивая червей. Такое впечатление, что живность тут вообще ни разу не пуганная.
  Недолго думая, Саня сложил ладонь в свой коронный жест лодочкой (сводящий трение к минимуму) и резко погрузил руку в реку, сделав поправку на преломление света. Почти не ощутив сопротивления воды, коснулся склизкой чешуи. Рывком вытянул недовольную добычу за жабры. Вот тебе и первобытная рыбалка.
  Рыба отчаянно затрепыхалась, пытаясь унять неожиданную боль. Длинный хвост с острым пером не слабо раскровенил и так многострадальную руку, но большую часть удара на себя принял бинт. Саня врезал кулаком рыбине по голове, отключая мозг, и торжественно преподнес девчушке. Она уже закончила просыпать песок через пальцы и неловко разгребала получившуюся кучку.
  Саня испытал огромное наслаждение, наблюдая метаморфозы выражения ее лица. Девушка с таким благоговением и не меньшим восхищением приняла добычу... Он не смог сдержать самодовольную улыбку.
  Низко поклонившись, аккурат в пояс, "Клеопатра" пробормотала что-то неразборчиво и, прижав к груди мокрую рыбью тушку, припустила со всех ног в направлении Энфер...
  Если образно описать, как у Сани отвисла челюсть - она с грохотом бухнулась наземь, потрескалась в режиме ускоренной перемотки и рассыпалась пылью. Тупо посмотрев вслед девчонке, юноша помотал головой для острастки. Не помогло - этот безумный мир оставался жутко реальным.
  Почесал затылок, чтобы убедиться - нет ли там дырки, (на месте ли мозг, я не стал зомби)? Когда-то, еще в глубоком детстве он посмотрел фильм "Чужой". Заработал психологическую травму. И это не странно - ребенку пяти-шести лет такие ужастики строго противопоказаны. Родители с трудом вылечили (прошлись по мозгам в железных подковах, с огненной метлой наперевес), но видимо, какие-то отголоски остались, спрятавшись поглубже.
  И хуже того - похоже, что его худшие догадки оправдываются: впереди ждет дурдом с полным комплектом постояльцев. Купаться тоже перехотелось - в здешней воде может водиться что-то побольше и попрожорливее, чем эта "беззащитная" рыбешка. Странная здесь все-таки среда биогеоценоза...
  Саня медленно побрел по вымощенной мозаиками серых тонов аллее, опустив руки к земле как орангутанг. Очень скоро о себе напомнил порез, полученный от диковинного сома - видимо, его слизь содержала токсин, замедляющий сворачивание крови. Саня еще раз наложил бинты, уже поверх старой повязки, насквозь промокшей.
  Это не имело никакого значения - природная густота крови быстро вернет свои права и закупорит рану. Саню больше волновало иное. Он только диву давался - куда же все-таки попал? Точно не в Вегас...
  Но здешнему оформлению и монополисты в сфере казино бесстыдно позавидуют. Отдать один глаз за возможность воспользоваться искусством дизайнера Энфер - легко. А за право заполучить гения под свое начало - обе ноги в придачу (с его талантом наскрести на новейшие кибернетические протезы - запросто, с первой же сделки сдача).
  Под ногами время от времени попадались мелкие продольные плитки из полудрагоценных камней, складываясь в замысловатые иероглифы. Саня предположил, что это любимый лозунг ВУЗ, перефразированный студентами - "оставь надежду всяк сюда входящий". У нас их давным-давно бы выдрали с корнем прямо посреди бела дня.
  Если даже примерно оценить стоимость Энфер - даже от примитивных подсчетов на пальцах голова кругом идет. Само собой разумеется, что никакая страна не осмелится на подобные, неоправданные (потому что перед налогоплательщиками никак за них не оправдаться) затраты. Иные персидские шахи живут, сидя на горах из драгоценностей, и успевают состариться, так и не накопив аналогичных богатств. Чтобы выдать нужную сумму, придется застопорить весь бюджет среднеразвитой страны как минимум на квартал...
  Интересно кто же здесь директор (примем за рабочую гипотезу, что в Энфер царит единоначалие)? Сане безумно хотелось с ним познакомиться - человеком, перевернувшим всю индустрию развлечений с ног на голову. Его игра "Владыки Астрала" заставляет задуматься об уровне ноу-хау разработчиков и способах технической реализации. Единственное, что было достоверно известно, так это то, что во всех крупных компьютерных корпорациях мира одновременно появилась тенденция на расширение рынков сбыта. И они синхронно вложили деньги в непонятно что...
  Первым делом, откуда не возьмись, в огромном городе Токио появился ма-а-ленький такой магазинчик, за недоверчиво смешную цену предлагающий аппараты для выхода в виртуальную реальность. Впрочем, цена соответствовала качеству.
  Прибор заключался в небольших наушниках-заглушках, соединенных с кольцевыми, матово-черными очками, плотно прилегающими к коже (на первых порах они приучали отрешаться от посторонних раздражителей). А собственно, ключом к виртуальности выступали таблетки, абсолютно безвредные для организма (до скрупулезной экспертизы их считали мощным наркотиком), действующие на подавляющее большинство (около трех процентов пользователей оказались неподвержены их влиянию) как снотворное, но вместо сна дарящие вторую жизнь. Ажиотаж вокруг открытия моментально взлетел до небес.
  Представьте себе удивление (радость) правительства Японии, когда оно проведало, что проект даже не запатентован. Ноль документации: предыстории возникновения, технических характеристик, даже состава таблеток. Аппарат уже хотели запретить (злорадно потирая руки - еще бы, даже за воздух нужно платить), но столкнулись с массовыми протестами жилого населения. Почти каждый третий стал клиентом игры (учитывая людей в возрасте). Невиданные инновационные возможности стали предметом всеобщего внимания. Тут-то они и кинулись... Увы (для чинуш), ничего вредоносного не обнаружили. Человек просто ложиться спать и в указанный момент просыпается. Только видит отнюдь не сновидения. Не к чему придраться.
  Хозяин магазина, как и все продавцы-менеджеры, не знал, откуда появляется товар и кто их наниматель. Пришлось и это списать со счетов... Уже через полгода магазин превратился в ведущую корпорацию, но, как и прежде никто не ведал, куда отправляются деньги (платежки проследить не удалось, даже с подключением соответствующих органов) и откуда присылается готовая продукция (детективы разводили руками). Хотя разведка не дремала, все ее расследования оканчивались тупиком. Что также странно - производители компьютерных игр моментально стали филиалами "Владык Астрала", получив настолько огромные денежные "компенсации", что хватит купить Австралию. Во всех странах появились свои отделения компании "Безлунная ночь"...
  С ней больше нельзя не считаться.
  Теперь о виртуальности знают все. Принципа ее действия не знает никто. Теорий и гипотез множество, ровно как их опровержений. Были высказаны некоторые конкретные предположения, на манер официальной версии: - "...таблетка активирует особые области головного мозга, которые, при включенной сети передатчиков специальных сигналов, активируются и создают иллюзии во сне, наподобие глубокого гипноза, с возможностью вмешательства и непосредственного контроля...". Бла-бла-бла... Кому какая разница, если полмира превратились в постоянных игроков?
  Учитывая, что, во-первых - многие книги, ученые труды и романы были вручную переизданы в Астрале (магические кристаллы позволяли считывать информацию из воспоминаний, причем исходники получались очень высокого качества). А во-вторых - человек спит около половины жизни, то возможность обучаться, работать и развлекаться во время сна, поднимала средний срок жизни до ста двадцати лет... или подле того. По факту он насчитывал все те же шестьдесят-семьдесят.
  Почему-то при этом не пострадала ни экономика, ни политика. Как и прежде идет борьба за власть. Глупое правительство, восстанавливающее против себя народ, нисколько не изменилось. На верхушке неизбежно сидят честолюбивые интриганы, которым на всех кроме себя плевать с высокой колокольни. Но теперь в предвыборных компаниях все обещают увеличить ввоз "Якорей" - тех самих таблеток, и снизить на них цены. Смысла практически никакого: таблетка и так стоит сущие гроши, но вроде бы звучит актуально. Неизменно в цене компьютерные технологии, футбол (в вариации бейсбол) и пиво (в любых вариациях)...
  Единственная причина, по которой люди не сидят в "другой жизни" постоянно - это умное ограничение. Раньше одиннадцати ночи таблетка не действует. Выход из игры по желанию (в определенных зонах), или посмертно (что случается намного чаще). В шесть часов утра выйти должны все или их выталкивает принудительно...
  Больше в глобальном плане не случилось ничего. Вот такие вот коврижки...
  Чересчур, до тошноты, болезненно зачесалась голова. Почему-то с внутренней стороны черепа. Аллея подошла к концу, чего Саня даже не заметил. Когда концентрируешь внимание на своих мыслях, время проходит незаметно. Прямо впереди показался вход во внутреннюю территорию. Как и вся Академия, барбакан был построен в готическом стиле позднего Ренессанса.
  Круто. Почему у нас так не строят? Риторический вопрос...
  Высокое, полукруглое трехэтажное здание со стреловидной арабской аркой посредине. На карнизах расположились множественные статуи сидящих горгулий и химер. Уродливые тела, состоящие из бесовской головы, разнообразного вида крыльев, рогов, и ножек с копытцами. По всему периметру не нашлось ни одной одинаковой. Выглядело, будто мастер копировал одну статую, а потом его ученики изменяли их в понравившиеся формы. Интересная экспозиция, прямо живая - казалось, стоит отвернуться и эта рать бросится на гостя, чтобы растерзать его на множество клочков.
  Над входом, в позах английских львов, стояли два золотых дракона. Их хвосты обвивали бортик небольшого балкона на втором этаже и сплетались посреди его в замысловатый вензель. В лапах растянут гигантский красный гобелен, спускающийся по краям арки до высоты человеческого роста. В центре полотнища изображены демон и неизвестное существо, сомкнувшие в противоборстве руки и лапы. А ниспадающие паруса исписаны мелким шитьем из незнакомых Сане кабалистических символов.
  В цветовой гамме сложенных из крупных каменных глыб стен здания, как и убегающих вдаль куртин, преобладали серые и до черноты синие тона, местами разбавленные светлым мхом и другой мелкой порослью. А черепица напоминала вечернее небо в северных широтах.
  Общая мрачность действовала подавляюще. Вдобавок погода сегодня тяжелая. Все вместе складывало впечатление направленного прессинга...
  И снова никого. Странно, по традициям средневековья на балконе обязан быть расположен круглосуточный пост стражи, снимающей пошлину за вход. "Египетской царицы" тоже не видать.
  Наверно я сильно опоздал, раз никто не встречает... Стоп, во всем виноваты запотевшие очки. Вот и обещанный Кольбером гид!
  В тени арки, "на рецепшене", сиротливо жалась к стене особа женского пола. Вся стать девушки выдавала лихорадочное напряжение. Оглядывается, хочет убежать, но что-то держит.
  Саню нешуточно зацепило ее лицо. Пригляделся. Вот оно что - европеоидный тип! Полукровка? С такого расстояния не разглядишь пигмент кожи. Все что видно - волосы светлые, до плеч, а рост выше среднего. Одета в легкое кашемировое пальто поверх канареечного свитера, джинсы и вязаную шапочку...
  Вздохнул. Ну почему именно сегодня такой дурацкий день? Как будто планировщик набросал в кучу все самые интересные встречи месяца, полив сверху перемешанными в дьявольском миксере сценариями бездарных ужастиков прошедшего века. 
  И что же нас ждет дальше? Ботан опоздал на свидание, некрасиво заставив свою девушку ждать, как всегда получит заслуженный нагоняй, а следом их сожрет невесть откуда выползшее чудовище, дав повод для дальнейшего просмотра фильма (так как его показали только мельком и очень расплывчато).
  Сане стало стыдно. Она, наверное, уже давно здесь мерзнет (для теплолюбивых японцев прохладная погода - уже повод для расстройства), раз изображает из себя клаустрофоба посреди людной площади.
  - Я - козел, - вздохнул юноша.
  Да, ты козел...
  Саня скривился. В голове явно завелся невидимый собеседник. Никогда раньше он не разговаривал сам с собой... Надо это как-то утрясти.
  Пришлось прибавить ходу. Достаточно он насмотрелся на пейзажи. Саня постарался идти быстро, но чтобы со стороны выглядело нормально. Не вышло - его дерганый ритм создавал полностью противоположное впечатление.
  Черт, поесть бы чего. А то даже конфеты с собою нет. Последнюю отдал, той, отмороженной девчонке. И шоколадка ушла сквозь пальцы...
  Снова разболелась голова. Теперь в нее долбили снаружи и зуд постепенно переходил в стойкий мандраж. Быстро нарастало кровяное давление, глухо стуча в ушах.
  Сначала Сане казалось, что это нормально, но причина крылась не в голоде (некоторые люди легко выдерживают больше недели без еды). Что-то упорно пыталось пробиться извне, да так чтобы наверняка проломить ему череп. Может, нехватка кислорода? Не-е-ет, глупость. Воздух сладковатый, с примесями моря. Больше подойдет термин - опьянение.
  Саня взялся дышать реже, но вышло еще хуже. Изнутри поднялся удушливый жар. Он быстро распространялся, связывая лучше, чем веревки - мышцы одеревенели. Пошла судорога - от затылка и до самого копчика. Сердце хрипело, цепенея от усталости. Саня продолжал идти, делая вид, что ничего не происходит. Начали мелко подрагивать пальцы на руках. Кончики уже совсем онемели...
  Чуть не проткнул себе ногтями грудную клетку, схватившись за ремни сумки. Осталась всего сотня метров до входа. Совсем чуть-чуть. Медленно окаменели пальцы ног...
  Блеск! Я подхватил лихорадку. Этот сом точно был ядовитым, о чем ясно сигнализировала его окраска. Нужно взять себя в руки и добраться до общежития, а там хоть трава не расти...
  Саня продолжал шагать. Ноги тряслись, как у парашютиста в первый прыжок. Нельзя чтобы кто-то заметил эти перемены. Провести первый учебный день в больнице ему совсем не улыбалось.
  Голову буквально кромсало на кусочки, вскрывая как консервную банку. Сейчас что-то случится! Как будто неизвестный доброжелатель пытался сказать - "не иди туда - там смерть, развернись и уходи, добром прошу". Он наверное шутник, или просто не нашел другого способа, но благодаря его стараниям все тело передавало чувство обреченности.
  Внезапно Саня явственно увидел точку, откуда шли волны давления. Их причиной была не болезнь, о нет. Слабость порождало что-то, находящееся на верхних этажах барбакана. Саня внутренним оком ощутил присутствие чего-то необъяснимого...
  - Тяжело быть человеком. И оно того не стоит, - послышался тихий вздох. - Жизнь вампира намного предпочтительней.
  Постой-ка, кто это сказал? Неужели я? Не поддамся, кровососущее чудовище, прочь из моей головы...
  Саня все брел вперед, стараясь не спотыкаться и смотреть под ноги. Еще шаг, еще шажок, крохотный... Как уговаривающая ребенка мать, уламывал себя вспомнить, что умеет ходить. Боль в позвоночнике заставила скрутиться кишки в узел. Все, еще шаг и... обморок.
  Саня заставил себя поднять взгляд, прикованный вместе с головой к земле. На расстоянии вытянутой руки стояла насмерть перепуганная девушка, даже не помышляя о попытках помочь ему. У нее дрожали коленки, а губы повторяли страшное слово:
  - Человек...
  Саню как громом ударило, испепелив на месте. Но он почувствовал неподдельное удовлетворение - как камень с плеч. Вздохнул свободно, расслабился, больше не трепыхаясь. Вот где крылась причина липнущего к нему бреда. Все просто - он человек, настоящий, примитивный индивид из расы homo sapiens!
  Почему-то Саня сразу поверил в искренность девчонки. А следом и в волшебность этого места. Все происходящее с ним объяснялось еще легче: не ликвидность Энфер, академии для нечисти, очень даже реальной. Кольбер, и пассажиры его межконтинентального транспорта. Волки неестественного размера в лесу. Призраки в некрополе. Саня всерьез полагал, что это задумка декоратора... И тут его умозаключения повергло страшное, обвиняющее слово - "человек"!
  Правду говорил внутренний голос - человеку здесь не выжить. Волей-неволей придется с ним согласиться - путь в этот мир для Сани изначально был закрыт. Осознание принесло ему на хвосте спутанные эмоции. Разум юноши разделился на два фронта антагонистов. Часть хотела любой ценой пробиться внутрь, а часть - вернуться домой и обрести спокойствие. Впрочем, не ему принимать такие решения...
  Повелитель терний ошибся. И это выйдет Сане боком. Приглашение на учебу отнимут, память сотрут (если не чего хуже), и мечты о новом будущем рассыплются в прах...
  Закрыл глаза, и сцепил зубы, чтобы не рассмеяться, несмотря на всю трагичность ситуации. На стене только сейчас стала заметна надпись: "Людям вход строго запрещен - убьют". И снятие ошейника ничего не даст, ведь он существует только в воображении. Никакой Саня не вампир. Он просто никчемный человек, коих вокруг пруд пруди. И с этим ничего нельзя поделать...
  Резко перехватило дыхание. К постоянному давлению добавилось еще что-то. Оно пыталось прорваться из-за пределов самой материи реальности - Саня этого не знал, он на уровне интуиции чувствовал, что надвигается беда (впрочем - куда более). Сюда шло зло того же типа, что недавно властвовало на кладбище - нос щекотал слабый запах тлена и запустения.
  Палач... Никакой стертой памяти. Зачем тратить ценные ресурсы? Ведь тех, кто узнает слишком много, полагается просто убивать...
  Не страшно, - Саня повторял эти слова мысленно вновь и вновь. - Я всю жизнь избегал любой ответственности, боялся посмотреть в лицо своим проблемам. Да, я трус. Но мне страшны не боль и лишения, а потери самосознания. Смерть несущий мне палач? Пошел он лесом, пусть подавится! Если честно, то мне плевать. Эх... Все эти сопли - лишь способ самовыражения, а я в корне отрицательный протагонист. Даже мои персонажи в компьютерных играх всегда являли собой клише злого добра. На все наплевать... Кроме одного - я не для того сюда приперся, отказавшись от свободы личности и кучи нервов, чтобы умереть даже не трепыхаясь. Скорее, чудовище, прикончи меня, пока я не очухался и надумал дать сдачи!
  Субъективное время текло медленно, словно издеваясь над его болью. Саня мученически скосил взгляд - наручные часы свидетельствовали, что с момента падения прошло меньше минуты... Из носа толчком выплеснулась кровь. Давление усиливалось, не собираясь делать скидок. Оно обещало оборвать ниточки жизни человека прежде, чем придет каратель, которому Саня твердо намеревался выбить парочку зубов. Конечно, труп вражины его порадовал бы больше, чем щербатая улыбка, но пришлось довольствоваться малым - он более-менее твердо оценивал свои возможности.
  С потолка барбакана нарастала волна, сторожка едва ощутимо подрагивала. По камням побежали трещины, посыпалась пыль. Вот и оно: еще чуточку, и потолок лопнет, строение развалится...
  Чего же ты ждешь, дура? Не стой как истукан, беги. Тебя ведь тоже заденет! Разве ты не чувствуешь, не видишь... Бесполезно. Язык не поворачивается, чтобы ее предупредить. Что же я могу для нее сделать, до того как сверху обрушиться поток камня, который погребет нас под собой? Прикрыть от него своим телом? Возможно, этой хлипкой преграды хватит, чтобы дать ей шанс... Да. Это будет по-честному. По-человечески...
  Саня собрал всю свою волю в кулак, отринув прессующую боль (всего на мгновение), выскользнул из куртки, из последних сил становясь на колени...
  Есть древний неписаный закон, предшествующий кодексам чести первых рыцарей (еще не погрязших в нечистотах, не забывший о своем призвании) отвергнутый подлецами и эгоистами. Если спасать - то не себя (это низко и неэтично), а тех, кто рядом, тех, кто не должен пострадать из-за твоей медлительности, нерешительности или слабости.
  Потолок прорвало, словно на втором этаже взорвалась мощная противотанковая мина. Обломки камня ударили картечью!
  Саня как в замедленной съемке все видел, но не успевал - человеку не хватало врожденной скорости вампира... Разве? Как молния, проходящая в доли секунды расстояние от атмосферы к земле, пронеслась мысль - тебе не хватает веры в себя, солдат, не думай, а беги, шнель, шнель, шнель! Саня понял, что сдерживается, считая, что некоторые вещи недоступны людям. Это можно (нужно) исправить!
  Время замерло в удивлении... и затрепетало. Сознание юноши пересекло Рубикон и взяло последний оплот! Еще вы башенный щит не помешал, но это все мечты...
  Саня в прыжке накрыл своим телом ничего не понимающую девчонку и, ударившись плечом о стену, закрыл глаза. Мгновение аффекта прошло, шестеренки времени закружились в ускоренном темпе. В спину вонзились сотни каменных крошек, потроша кожу. Футболка противно намокла и прилипла - осколки наделали в ней дырочек как в голландском сыре. Пятку придавило крупным булыжником, разорвав кроссовок, а в локоть вонзился острый шип. Но больших камней не последовало. Обвал задерживается?
  Саня медленно повернулся... Оба-на. Хорошо, что деваха от удара головой отключилась - ей это зрелище не предназначено.
  Обломки потолка поддерживали дюжина темных щупалец. Серьезное оружие. В розоватых присосках кроются крючья, снабженные каналами с парализующим веществом (не поддающимся характеристике ввиду своего неестественного происхождения), обещая безболезненно отправить свою жертву в последний путь. В полумраке сторожки развернулся спрут!
  Вот так палач... Не поскупились на меня, даже некий излишек наблюдается.
  Сане это чудище живо напомнило обитателей Р'лиэха. Они все как один отличались редкой злобностью (которую изливали на всех подряд, не стесняясь своих колоссальных телепатических способностей), крупными (иногда даже очень крупными) размерами, и переизбытком щупалец, растущих из самых непредсказуемых мест. Еще бы - темный мир этих демонов находился в местности (расположение которой неведомо), полностью покрытой взвесью из специфического водного соединения, позволяющего как плавать так и летать (что, по сути, становится одним и тем же), а также полностью блокирующего проникновение солнечного света. Единственная твердь посреди этой мути - свободно дрейфующие развалины древних городов...
  Ряд признаков опроверг его предположения. Этот осьминог был ничем иным как грозным "голодным духом"! Очень грозным и очень голодным... 
  Судя по игровой справке (сам Саня с ними ранее не сталкивался), эти монстры живут в замкнутом плане, соседствующем с Землей, Астралом и нижними материальными сферами, названном неказисто - мир Голода. Это духи или призраки (название роли не играет, важно лишь одно - они частично вещественны, частично бестелесны и легко переходят из одного состояния в другое) терзаемые невыполнимостью своих непомерных желаний - заняться определенно нечем. Все радости - помечтать до полного заворота мозгов, побродить туда-сюда по однородной зеркальной поверхности мира Голода, и подраться с себе подобными, с последующим поглощением проигравшего.
  Очень редко им удается вырваться в другие миры (куда угодно, хоть в ад, все сойдет), так как только самые могучие духи способны прорвать ткани мироздания со своей стороны, и даже так, они неспособны открыть врата самостоятельно. Поэтому вынуждено ожидают, пока их кто-то призовет, принося в дар жертву - тело и душу, благодаря которым голодный дух может существовать в других измерениях. Тело неважно, пусть это будет старик, которому остались считанные часы, а вот душа обязательна - житель мира Голода паразитирует на ней до полного подчинения себе.
  Они радостно идут на контракт, выполняя все, что бы ни попросили. А сведущие в ритуальной магии типы не менее радостно используют их чудовищную мощь. Чаще всего их защитой злоупотребляют в конфликтах с демонами и другой нечистью высокого ранга, с которой в честном бою не совладать.
  Голодному духу (ввиду своей практичной неубиваемости) ничего не стоит поглотить могучего врага со всеми потрохами. Он находился за гранью возможностей зрительных рецепторов и других органов чувств для большинства демонов, не говоря уже о людях. Это позволяет ему, оставаясь никем незамеченным, в один удар обездвижить, и следом утащить жертву в призрачную складку реальности (измерение духов) и там спокойно доесть.
  Мало того, таким образом он впитывает функциональные части своих жертв и постепенно, маленькими шажками меняется, приобретая обличья поглощенных демонов и комбинируя их между собой...
  При первом же взгляде на данный экземпляр Сане стало ясно - "оно" очень сильно и старо, если полностью утратило человеческий облик (именно человеческий, демоны не настолько глупы, чтобы призвать такого монстра, только у людей достанет скудоумия). Вместо основы голодный дух располагал гротескным черепом с крестообразными прорехами через глазные щели. Длинные треугольные клыки торчали в разные стороны как частокол. С висков и затылка "тела" прямо из кости (весьма беспорядочно) вырастали лиловые с синими разводами щупальца.
  Вдобавок к устрашающему виду вся туша подернута мельтешащим туманом с мелкими искорками и длинными разрядами индиго - защитный покров призрака нереализованных желаний.
  Глаза монстра сверкнули ядовитой зеленью. Рот черепа со щелчком распахнулся. Там не было ничего, просто космическая пустота. Внутрь начал стягиваться воздух (глубокий вдох), а в ответ накатила волна темной энергии, подавляя волю людей, зазывая их самих прыгнуть в зев. Стали видны инверсионные следы окружающих предметов, как полосы от вспышки фотоаппарата. Мир окрасился градациями серого. Саню насильно, очень грубо выдвинуло в параллельный, призрачный план бытия. Без таблетки "якоря" и шлема...
  Стоп, секундочку. А я точно не сплю... Или же это все изначально было сном?
  Озарение наступило мгновенно, кардинально все меняя, как смена слайда. Саня просто не покидал игру! Стал жертвой неведомых возможностей Мастера Игры, нагло обманувшем своими словами о невозможности вмешиваться в процесс. Все вопросы сразу получили свои ответы. И отсутствие визы, и скорость доставки и даже мистика на пути к Академии. За непочтительное отношение ему придумали очень изощренную месть...
  Проклятая колючка! Он сулил мне возможность получить высшее образование и стать полноправным членом общества. Жестоко обманул. Наверное, сейчас ржет как лошадь в подпитии, выставляя на полочку новый DVD "смешного домашнего видео". Заносчивый носферату попался в детскую ловушку как самый настоящий ребенок.
  Саня заскрежетал зубами - стыд и гордость взорвались в нем как Везувий. А за ними последовала крайняя стадия бешенства. К черту глупые комплексы! Нет ничтожного человека, нет несокрушимого игрового персонажа. Это все вина ошибочной точки зрения.
  Мутное стекло протерли широкой полосой. Смятение души приняло направленную атаку на все его защитные аргументы, открывая дорогу неприятной истине. Вода, капавшая до этого из трубы, начала увеличивать напор, заставляя кран раскручиваться...
  Я делаю больно тем, кто делает больно мне. Я делаю больно себе, делая больно другим. Я пытаюсь не причинять себе боль и отвергать чужие притязания, но это невозможно...
  Прозвучал все тот же глумливый внутренний голосок:
  - "Там внутри, за семью запорами, сидит настоящий ты. Попытки задавить его ни к чему не приведут. Выпусти себя на волю! Перестань отступать. Идеи гуманизма и всепрощения для трусов. Ты же может только мстить! Сейчас ты ослаб. Но это еще можно исправить. И ты знаешь как...
  
  Земля пошла ходуном. Вверх рванула дикая волна необузданной мощи, уходящей корнями в самое сердце ада. Раны юноши выпускали вместе с кровью дым! Это было ни что иное как аура вампира Александра, прозванная побежденными противниками дыханием абсолюта.
  Предохранители затрещали и перегорели...
  Перед взором голодного духа предстала удивительная картинка - юноша быстро взрослел! На его месте стоял на полусогнутых ногах двадцатилетний мужчина, хищно разбросав руки. Его сердце прокачивало кровь по жилам раз в двадцать быстрее нормы. Она вытолкнула застрявшие в спине камешки и затянула раны, оставив по себе тонкие рубцы.
  Окровавленная футболка быстро тлела, догоняя испарившуюся спортивную куртку. Торс оголился, и стало заметно, что мускулы обрели рельеф. Кожа смертельно побледнела, а волосы обесцвечивались и одновременно росли.
  Лицо вампира плыло как горячий воск - поменялась форма скул, подбородок заострился, а щеки запали. Улыбка обратилась гневным оскалом. В багровых озерах радужек танцевали демоны - рваные линии чернее чернил. Зеница ужалась в змеиный зрак - особую визитную карточку кровососов.
  Мишура человека слезла, обнажив нутро чудовища!
  Рука вампира медленно нащупала за поясом Mp3-плеер. Маленький динамик, чуть не лопаясь от натуги, на всю катушку заорал Animal I Have Become! Three Days Grace - самая подходящая группа для аккомпанемента серьезных боевых действий.
  Но вряд ли Александр отдавал отчет в своих действиях. Его глаза выдавали безумие - на месте разума царит инстинкт. Хрусталики глаз дергались как припадочные, то сжимаясь, то расширяясь без команды. Человек пошел на уступку, дав место взбесившейся голодной твари, алчущей убийств и разрушений.
  К черту междоусобицу с кактусом, она подождет. Всегда найдется время, чтобы урегулировать разногласия смертью врага. Сейчас на повестке дня стоит более насущная "многоногая" проблема...
  Под рывок ритма музыки камень под ногами вампира вмялся как от удара техническим прессом, штампующим заготовки корпусов автомобиля. Тело ответило на резкую вибрацию волнами мелких мурашек. По шее вниз потекла реакция на припев. Александр резко наклонил голову и поводил по кругу. Позвонки встали на место с характерным хрустом. Последовал полу-вздох полу-шипение удовлетворения. Видно было, что носферату по-настоящему получает удовольствие от музыки и долгожданного освобождения из кандалов морали.
  Голодному духу надоело просто наблюдать. Поэтому он неуклюже сбросил со щупалец куски камня - высвободил свой главный калибр, подготавливая его к бою. От жуткого грохота голова вампира недовольно дернулась - чувствительный слух не выдержал такого надругательства. Александр исподлобья посмотрел на монстра. В глазах появился странный блеск.
  Спрут? Бестелесный призрак. Но если немного посолить, то выйдет отвратительное, но вполне съедобное японское такояки.
  Монстр проревел по-русски (коренным образом изменив к себе отношение - говорящий, значит разумный, а вампир каннибализмом не страдал и не наслаждался):
  - Звали меня при жизни Хо Ши Мин!!! А сейчас я палач, тот, кто тебя пожрет, жалкий человечишка!!! Ты моя жертва...
  Вампир усмехнулся - какой смешной осьминожек. Предугадав атаку, вскинул руку в жесте меча - воздух резанула невидимая струна. Раздался скрежет! Удар концентрированной манны оттолкнул монстра, оставив в лобной кости широкие дымящиеся трещины.
  Обратным движением вампир руки сбросил за спину остатки энергии, без перехода подчиняя себе землю под ногами. Камень вспучился морской волной, и понес его на врага.
  Субъективное время призрака растянулось, позволяя услышать все, что хотел сказать Александр. Его голос звучал с непреодолимым апломбом:
  - Что ты о себе возомнила, бестолковая мерзость? Забрать мою жизнь? Как это возможно, если у меня и вовсе нет смерти? Ведь я - носферату! Знай - во время казни жертва не сопротивляется. А носферату по велению своей природы неспособен стоять на коленях! 
  Под очередной перепад звука он оттолкнулся от каменной гряды и взмыл ввысь. Щупальца монстра выстрелили ему навстречу... Куда там. Вампир сноровисто отталкивался прямо от них, оставляя за собой запах гари и расползающейся кожи. Замахнувшись правой рукой, носферату влил в нее львиную долю своих сил. Сделал сальто, увертываясь от очередного щупальца, и обрушился... пяткой прямо в центр черепа, попадая по оставшимся там с прошлой атаки трещинам!
  Спиритическую субстанцию, покрывающую духа туманным маревом, рвануло как старую подушку от сильного удара - перья разлетелись во все стороны. Череп духа вмяло в камень на полметра! Покрытые ожогами щупальца, агонизируя, свернулись в клубки и безжизненно опали.
  Монстр неожиданно заскулил:
  - Так нечестно, ты обманул меня, ударив ногой.
  Вампир пожал плечами (кто-то сейчас очень пожалеет, что без разрешения появился на свет), и без предисловий нанес серию мощных ударов кулаком, вымещая свой гнев. В каждый он вкладывал столько силы, что хватит продолбить стену насквозь. Трещины в кости духа расширились, из них сочилась липкая белая жижа.
  - Dominatio at honor? Морально устаревшая точка зрения, мой глупый многочлен. К сожалению, преимущество в битве дает не столько честь, как военная хитрость. Честь приложится много позже, на словах историков. Правда, с одним условием - для тех, кто выжил. - Черный юмор - единственное отступление, на какое способен вампир.
  Звуковая дорожка закончилась. Вампир вздохнул по привычке и присел на плешь изувеченного монстра. Его и раньше не смущала бестелесность Хо Ши Мина - в пределах досягаемости своей ауры вампир был практически всемогущ. По кости заскрежетал острый коготь, вырисовывая на поверженном противнике свое имя (здесь был я). Автограф, так сказать.
  Клацнул плеер, переходя на следующую дорожку. Evanescence - Lies (ложь). Переливчатые звучания высокого женского голоса волнами погнали сладкую дрожь. Вампир был очень чувствителен к музыке - он отлично ощущал вибрацию всем телом, а не только ушами.
  Монстр молчал. Может, уже испустил дух? Вампир миролюбиво повел плечами.
  - Ты никогда не задавался вопросом бытия, ты, жертва виртуальности, набор цифровых данных? Не понимаешь? Куда тебе, игрушка взрослых детей. Так послушай и подумай. Зачем мы воюем, зачем живем, кем и с какой целью созданы? Откуда мы взялись в чуждом нам мире, перевернув его с ног на голову? Почему за нами бегают толпы охотников, что их не устраивает? Потому что мы особенные, призванные господствовать над людьми расы? Не смешно. Нечисть - это свора. Неорганизованная плотоядная толпа, неспособная держать в узде свои желания. Она не может совладать с теми богатствами, которые получила, поодиночке ли, или же в кругу единомышленников. И, следовательно - ей легко управлять. Нынешнее существование подлунного воинства - это подражание отбросам, игра на публику, желающую только одного - потехи, пиршества и крови. Ради чего вы стараетесь, демоны, духи, чудовища... откуда берется эта тоска, снедающая меня с момента становления носферату? Это тоже заложено программой? Кто же ее написал? Хотел бы я знать...
  Риторические философствования не требовали ответа. И монстр это прекрасно понимал. Взамен глупым разговорам он хаотично подбирал способ разобраться с неожиданной загвоздкой. Чем же убить существо, по его же словам, не имевшее смерти?
  Что это?!
  Капли белой крови голодного духа и рубиновые брызги крови вампира, оставшиеся на стене после камнепада, начали стекаться в одно место. Пятно заскользило по полу, поднялось вверх по Хо Ши Мину и, карабкаясь по ногам, стало покрывать тело вампира живым полотном. Кровь медленно подрагивала и меняла расположение, как амеба. Александр встал и распростер над разбитым телом голодного духа обе руки. Опустил пальцы, имитируя распятого на кресте человека. Кровь повисла на них сосульками. Осталось только пожелать, и вниз сорвутся пики, готовые пронзить врага.
  - Ты упустил свой единственный шанс на победу, жалкий осьминожек. Убивать вампира нужно одним ударом. Расчленить и не дать собраться воедино - вот единственно верное решение.
  В глазницах спрута вспыхнули зеленые огоньки. Из скул мгновенно выросли десятки здоровых щупалец, а мертвые рассыпались мелким пеплом. Все они как сорвавшиеся с цепи псы устремились вверх...
  Последовал страшный удар! Тело вампира оказалось прошито со всех сторон насквозь как подушечка для булавок модельера-энтузиаста. Щупальца выпустили крючья из присосок и рванули его в стороны. К останкам устремилась волна сапрофитов, микроскопических паразитов, обитающих в мареве Хо Ши Мина...
  И вот, вампир развеян по ветру. Мириады кровавых капелек усеяли темя духа и пол сторожки алым дождем.
  Голодный дух дернулся в попытке подняться. Его туманное покрывало уплотнилось, пропуская частые разряды индиго, и в мгновение ока влилось в тело призрака. Он вышел из призрачной складки реальности! Прозрачная кость и щупальца темнели, пока не стали полностью вещественными. Череп восстановился из обломков, трещины разгладились. Во лбу открылась третья глазница, а через все три провала прошли алые полосы, оставив рисунки крест-накрест, тянущиеся один к другому концами.
  Монстр гулко захохотал:
  - Ха-ха-ха!!! Как самонадеянно с твоей стороны, мальчишка - так рано сбрасывать меня со счетов! Что за чушь - носферату не имеет смерти?! Все мы смертны...
  Смех Хо Ши Мина оборвался. Музыка? Песня не затихала ни на мгновение! Она шла по стенам раскатами грома, на пределах возможностей маленького динамика. Неужели...
  Туша монстра слишком стремительно для своего веса обернулась на месте.
  Александр (ничуть не пострадавший) стоял в презрительной позе чуть поодаль, глядя духу в спину. Сложил руки на груди, глядя свысока на уродливое тело.
  В момент удара он оставил за собой куклу из отвердевшей крови, минимально повторяющую человеческие очертания (вампирские штучки), сам же проворно переместился на большой каменный блок, лежащий в стороне от остального завала. Обман удался!
  Голодный дух, сколько бы вампир его не сокрушал, может до бесконечности восстанавливаться из малейшего клочка. Призрачная складка тому способствует - для него она как дом родной. В пределах этого измерения физическая смерть невозможна. Поэтому Александру пришлось пойти на уловку, чтобы усыпить его бдительность и вынудить выйти подышать свежим воздухом. Спрут глотнул наживку по самую катушку.
  - Мой глупый осьминожек, ты меня совсем не слушал? Так и не понял, что значит быть носферату? Это одна большая военная хитрость!
  Глаза вампира сверкнули багрянцем. По коридору разлилась аура, одаряя пространство цветами заката. Воздух сотрясли частые удары - завораживающий пульс его сердца!
  Раздался страшный механический голос, звучащий подобно скрипке, нет, циркулярной пиле, вскрывая череп голодного духа как консервную банку:
  - Нравиться? Гипнотизирует, не правда ли? Он может быть ритмичным, неритмичным... или же быть не может.
  Хо Ши Мин удивился, чего с ним не случалось уже давно. Причина была в том, что сердце вампира остановилось! Оно действительно перестало биться.
  Его функцию заменила магия...
  Александр преследовал свои цели - голодный дух охотится, в основном полагаясь на звук сердцебиения своей жертвы. В этой какофонии он чувствовал сильную дезориентацию и не мог сконцентрироваться на противнике. А после прекращения сердцебиения Хо Ши Мин и вовсе утратил с ним всякую связь...
  За считанные секунды отросшие до чудовищной длины волосы вампира, разметавшиеся по полу кольцами, начали корчиться в судорогах! Разделившись на отдельные пряди, они быстро заплетались в толстые косы и, оторвавшись от основной массы, взмыли в воздух, превратившись в дрейфующие бесцельно клинки. Вампир взмахнул непринужденно ладонью...
  Стены встряхнул многократно усиленный звук разорванной струны. В мгновение ока будто ураган прошелся по коридору. Гулом пролетел над головой крик боли Хо Ши Мина.
  Когда тучи пыли и каменной крошки улеглись, стало видно, что монстр пришпилен к стене как бабочка, не менее чем в двадцати местах. Страшные раны дымились и обугливались...
  Вот так. Добром за добро.
  Голодный дух корчился в попытках выдрать раскаленные шпильки. Его сильнее боли колотил ужас. Хо Ши Мин не мог вернуться в призрачную складку! Вампир установил блокаду своей аурой. Вторым фактором было то, что Александр без предварительных приготовлений, заклинаний и жестов применил магию огня! (Телекинез не в счет - легко списывается на резидентные способности)...
  Лучше всего магию, как природное явление охарактеризует закон Ньютона. Энергия никуда не исчезает и не появляется из ниоткуда. Она лишь переходит из одного состояния в другое. А затраты на это изменение сути полностью лежат на маге. Не столь интеллектуальные (что также немаловажно), сколько сугубо физического характера. Для изменения магу нужна манна!
  Манна - это магическая энергия, текущая в теле у каждого живого существа (и у небольшого числа мертвых тоже) и ее количество напрямую влияет на возможности заклинателя. Изначально сырой магической силы в теле маловато - чихнешь, исчезнет. Маг должен накопить энергию, абсорбировав ее из окружающего пространства (обычно это происходит во время сна), или использовать ту, что свободно парит рядом напрямик. Первый метод предпочтительней - концентрат манны, сосредоточенный в теле мага, как нельзя лучше подходит для магии. Она превращает материю (или сама превращается) в то, что пожелает хозяин. Естественно, ее невозможно контролировать без специальных тренировок (долгих и изнурительных). Для сотворения заклинания (процесса изменения естества) нужна концентрация, четкое представление того, что хочешь совершить, и знание ключа. Ключами к заклинаниям почти всегда выступают слова и жесты, реже танцы, зелья, особые ингредиенты и ритуальные действа...
  Огонь - единственная стихия, позволяющая себя использовать без предисловий. Но при этом манипуляции с ним приводят к таким колебаниям в магическом поле, что даже без специальных приборов всем телом дрожь чувствуется.
  О, вампир в этом плане повергал в трепет. До и после его действий магическое поле оставалось безмятежным.
  Прищуренные глаза Александра бесстрастно смотрели на распростертую перед ним тушу. Легко строить такое лицо, когда постоянно чувствуешь холодность и пренебрежение. Он не открывал губ, позволяя говорить за себя самому воздуху:
  - Жжется, верно? Если ты еще не понял - магия огня мой конек!
  В доказательство этого он, дурачась, потряс кончиком свободно болтающегося на ладони клинка. На кромке танцевали призрачные огни святого Эльма, готовые взорваться всепожирающим пламенем...
  Плечо вампира спазматично дернулось, но он даже не поморщился. Левая рука, проткнутая в локте кусочком камня, не могла двигаться сама по себе, пока проходит замещение тканей. Разорванные мускулы вокруг локтя очень тонки, малейшее напряжение и травма станет увечьем. Их выращивание требует аккуратности, если, конечно, нет желания полностью утратить контроль над рукой. Но манипуляции потоком Ауры позволяли что угодно в пределах ее досягаемости, даже собственное тело, превратить в марионетку. Бесчисленные невидимые руки двигали предметы как живое продолжение вампира - это и был телекинез...
  От потолка откололся еще один крупный кусок плиты, открывая окно на второй этаж (как бы сама сторожка не завалилась). От грохота заложило уши! Дай Бог каждому управляемые затычки поверх барабанных перепонок.
  Девушка, до этого пребывавшая в счастливом забытьи, тихо застонала. Носферату неспешно повернул голову на звук... 
  Саня вдруг вспомнил, где находиться - раж на момент отступил, приоткрыв дверку здравого смысла. Удивленно наклонил голову набок как сова. В глазах мелькнуло растерянное (затравленное) выражение, тут же задавленное чувством противоречия. Из глаз медленно потекли кровавые слезы. Размазав по лицу красные струйки, неверующим взглядом окинул окровавленные руки с длинными когтями, предназначение которым - рвать врага в лапшу. Неужели они принадлежат ему?
  Воспользовавшись мгновением помутнения, Хо Ши Мин сорвался со шпилек и рванулся добить бедняжку, решив за ее счет поправить свое положение. Он сделал ставку на способность голодных духов к поглощению врага. Неизвестно, какими умениями обладает эта девушка, но они могут оказать посильную помощь в победе над носферату.
   Не вышло. Мелькнул сжатый в тонкую струну поток воздуха. Ошметки щупалец, срезанные этой бритвой, разнесло по всему коридору рваными хлопьями. Вампир выкрикнул:
  - Не смей!!! Эта девушка не замешана в произошедшем. Она...
  Случайный свидетель? Ты в этом так уверен? - внутренний голос отказывался в это верить. - Свидетелей принято устранять или брать под защиту. От того, кто победит в схватке за правление этим телом будет зависеть выбор. Борись!
  Саня содрогнулся, почувствовав свою доминантную темную сторону. Его сжимала в своих объятиях жажда крови! Клыки чесались, а горло просто горело. Вампиры больше всего ценят девственность, чистоту и непорочность, предпочитая именно такой сорт крови. Но человек не собирался доставлять своей черной половине подобного удовольствия и опускаться до уровня зверя.
  - Дела нужно доводить до конца. Взявшись защищать что-то, защищай до последней капли крови. Я беру эту девушку под свою защиту. Да не падет с ее головы волоса моей виной!
  Каждое слово давалось Сане с трудом. В нем дрались два противоборствующих сознания. Носферату не желал сдаваться, сжимая горло стальными тисками - молчи, дурак. Но человек постепенно освобождался от его гнета, диктуя свои правила!
  - Какие напыщенные обеты, - презрительно произнес Хо Ши Мин. - Ах, понимаю. Все прозаично - хочешь прибрать ее к своим рукам, носферату? Или ты просто беспокоишься за эту самку? Закон стаи, лишенная смысла рыцарская честь, или же боязнь потерять последнюю опору, удерживающую тебя над бездной? Я все видел. В критической ситуации ты бросаешься защищать слабых. Исходя из банальной логики - я не попадаю в эту категорию. Нас здесь только трое. Значит - эта девчонка и есть твой спасательный круг. Стоит мне его отобрать, и ты пойдешь ко дну...
  Вампир опустил взгляд. Его человеческое начало застонало слабо и закрылось руками. Сдержать такой напор злобы одной силой воли невозможно. Губы дрогнули в искаженной ухмылке. Плевать на то, что это игра. До лампочки отсутствие зрителей. Он будет играть свою роль до конца!
  - О, эти домыслы близки к истине. Бескорыстие не для таких как мы с тобой, верно? Да, осьминожек, я сделал это ради себя. Мне нужен якорь, чтобы не двигаться с места в бурю. Мне нужен спасательный круг, чтобы не кануть в омут безумия. Мне нужна идеология, способная подтвердить правильность избранного мной жизненного пути. Мне и только мне решать, есть ли в моих словах и действиях смысл. Да, ты прав. Я делаю это только для себя...
  В багровых глазах циничного носферату что-то изменилось. Мальчик Саша неожиданно понял, что эти слова - чистая правда. То, о чем он умалчивал перед самим собой. Он ужасный эгоист, нелюдимый одиночка, не заслуживающий высокого звания - человек. А впрочем, зачем оно ему теперь...
  Воздух стремительно тяжелел - давление росло как тесто на дрожжах. Носферату взял верх! Желание убийства перешло в стойкую позицию...
  Хо Ши Мин попятился, оглянувшись осторожно на выход. Потому что в глазах вампира разгоралось безумие, способное легко растопить северный полюс! Голодный дух почувствовал вторжение! Его воля сминалась как сжатый в кулаке мокрый картонный стаканчик. Если бы он мог испытывать душевные страдания, то сказал бы, что в голове водят огненной кочергой, выжигая все точки сопротивления его разума.
  - Ты не более чем мелкая сошка, осьминожек. Твоя смерть ничего мне не даст, естественно, кроме морального удовлетворения. Мне нужна правда... Правда о том, кто тебя послал, том, кто бросил мне вызов! Говори!!!
  Голодный дух забился мелкой дрожью, пытаясь противиться внушению, но быстро сдался. В словах вампира было столько СИЛЫ... он не оставил шанса отразить эту атаку. Силы императивного "слова власти" - страшного заклинания, способного превратить даже самого стойкого и сильного волей партизана в истекающего слюной, готового к любому сотрудничеству безмозглого зомби.
   Ядовито-зеленый огонек глазниц сменил цвет на небесно-голубой - изначальная жертва (точнее ее душа, поглощенная монстром) подавила голодного духа. Волной смрадного дуновения взметнуло тучу пыли - Хо Ши Мин вздохнул, (хоть и не дышал вовсе).
  - Ты хотел правды? Так слушай, юноша, слушай исповедь старика. Я, кореец, спасаясь от гнева своего господина, ушел вместе с торговцами по шелковому пути. Со временем скопил своим ремеслом маленький капитал и в результате перешел к оседлому образу жизни. Я стал лекарем, в провинциальной больнице эпохи трех династий, Китай. Да и больницей это назвать сложно, так, маленькая клиника, где до меня применяли лишь иглоукалывание. Мой старый учитель - монах лао ши Ли принял меня как родного сына, предоставив кров и пищу. В один прекрасный день я женился на чудесной девушке из рода Ляо, внучатой племяннице учителя. Очень скоро я унаследовал лечебницу и принимал больных соседей, родственников жены, уже через месяц ко мне приходили пациенты из всей префектуры... Вечерами я любил смотреть на рисовые поля. Поиграть в маджонг...
  Хо Ши Мин умолк на несколько мгновений, прочувствовав давно забытые за ненужностью моменты.
  - Лечить людей было для меня вершиной счастья. Когда от тебя уходят искренне благодарные посетители - это прекрасно словно светоч во тьме ночной. Медицина в тех краях была воистину смехотворна и со временем меня признали. Однажды заезжий генерал провел у нас в доме целых две недели, пока я полностью не исцелил его раны. И уехал довольный, оставив целую суму серебра... Но не все шло так радостно. Дорога удачи резко оборвалась, сменившись вертикальным обрывом в бездонную пропасть. В один день через мой город пронеслась серия зверских убийств! Большинство составляли мои пациенты. Я был сиротой, к тому же чужеземцем. Кроме родни Ляо родственников у меня не было. Поручится за такого? А зачем? Делькредере меня так и не обеспечили. Пусть даже я был лучшим медиком на много переходов вокруг, прошлого приблудыша никто не знал. Разумеется - меня сделали козлом отпущения. Засудили ни за что, не позволив оправдаться и не посмотрев на отсутствие доказательств. Избив до потери сознания, меня отправили в тюрьму - дожидаться публичной казни. Я был в отчаянии, переходящем в истерику. Никто ничем не мог мне помочь. Жена клялась в вечной памяти, а дети смотрели с плохо скрытым страхом. В результате я сидел в пустой камере и размышлял о том, что еще мог совершить в своей жизни. Что послужило причиной моего падения, я проклят? Сколько еще людей я мог бы вылечить... Но мне виделись изуродованные трупы. Что если все, кого я врачевал, превращались бы в эти рваные тряпки, даже отдаленно не напоминающие людей?
  Вампир вздрогнул - неужели все это записано в программе? Чувства, воспоминания, прошлое, которого не было? Это не реально... Кровь, горящая адским пламенем в его глазах, начала расходиться за пределы глазных яблок, высвобождая карий с прозеленью зрачок. Зубы слегка затупились, втянулись в челюсти - человек пинками выталкивал носферату из своего сознания.
  - Я тебя понимаю. Без вины виноватый, проклятый неведомыми силами. Я тоже ночами не могу уснуть - вижу картины моих родных и знакомых, с разорванными глотками. И их кровь у меня на губах...
  - Все мы - жертвы рока...
  - Ложь! Ты сам сделал свой выбор! Ты мог просто умереть, дождавшись казни, не превращаться в "это", поделившись с ним своей душой и телом! Но тебе было мало, хотелось быть кем угодно... ТОЛЬКО ЖИВЫМ!!! - кричал вампир. Неподдельный гнев в его голосе вдавил голодного духа в пол ударом незримого молота. Носферату все цеплялся за долгожданное, вожделенное тело. Он жаждал крови! - Ты лечил людей, потому что боялся смерти! И сбежал от наказания по той же причине. Я не прав?! Отвечай!!!
  Голодный дух трубно вздохнул - вампир бил в самое больное место.
  - Ты получишь ответ на свой вопрос. Как ты догадываешься, я был не простым знахарем, а личным лекарем самого императора Кореи! Так вот, меня навестил сам старый император! Тот, кого я неумышленно предал, подсыпав по глупости вместо лекарства ложку яда, следом сбежав в другую страну. Неужели я надеялся, что смогу жить нормальной жизнью после того, что натворил? Он выглядел совсем как живой, все те же добрые глаза и понимающая улыбка, и говорил, что прощает мне все... Он ведь с самого детства заменял мне отца, ты понимаешь? Для меня его слово - закон, предмет обожания и обоготворения. И он пообещал, что освободит меня, если...
  - Если что?! - нетерпеливо переспросил Александр. Он не мог понять - где просчитался. Не складывается эта история с его соображениями. Повелитель Терний никак не подходит под описание.
  - Если я стану жертвой голодному духу, - как само собой разумеющееся ответил Хо Ши Мин. - Первая сотня лет прошла как мгновение. Я даже не задумывался о своих жертвах. Ведь все они были демонами, выкормышами богов Тьмы. С чего бы их жалеть? Моей предыдущей мишенью был кракен. Это случилось двадцать с небольшим лет назад. Теперь я выгляжу, как несуразный монстр. Судя по тому, что моими услугами перестали пользоваться, а ты, мальчишка, легко меня победил - дни мои сочтены. От слабых звеньев принято избавляться, иначе они приведут к гибели всей цепи. Но я не боюсь смерти. Не боюсь. Не боюсь... - Несчастная, обманутая неизвестным притворщиком, душа сотрясалась от рыданий.
  Вампир сел, где стоял. Сжал виски руками. Кто писал сюжетную линию Хо Ши Мина? Как у него хватило духу создавать это чудовище таким несчастным? Кто же эта сволочь, возле которой он сам, кровавый носферату, кажется невинной овечкой?
  - Ты противоречишь сам себе. Я слишком молод, чтобы давать тебе советы или командовать, старик. Но я хочу спросить, ты хоть раз задавался вопросом - в чем они провинились, твои жертвы?
  - Демоны виновны в самом своем существовании, - удивленно ответил голодный дух. - Мне ли того не знать? Это подлые чудовища, крадущиеся за нами в тени, готовые съесть наши души, стоит утратить бдительность. И разве есть хоть кто-то невиновный? Нельзя ходить по грязи и ни разу не выпачкать ног. Мне есть о чем жалеть, но уже слишком поздно...
  - А если я скажу, что тебя надули, что тогда? Мертвые не возвращаются к жизни. Твой император был подделкой, призванной сотворить голодному духу добровольную жертву. Кто мне ответит - трусливый лекарь Хо Ши Мин? Или же беспринципный голодный дух, готовый на все ради свободы?
  Голодный дух предпринял попытку ускользнуть в призрачную складку, но взамен его только сильнее связало незримыми путами. Спрут трепыхнулся, задергался в своей клетке... и затих. Он проиграл борьбу.
  - Тебе ответит человек, - сказал тихий хрипловатый голос. Из глазниц спрута со свистом выскользнуло что-то эфемерное. - Если твои слова - правда, я хочу умереть!
  Александр внимательно посмотрел на появившийся перед ним блеклый образ. Низенький азиат с маленькими глазками и стандартными чёрными волосами, стрижеными под горшок. На носу болтаются древние очки с завязками. Кореец был одет в китайскую хламиду на завязках, с косым клапаном воротника, а все, что ниже бедер подернуто туманом.
  - Забавно. Жертва поборола голодного духа после стольких лет рабства. Что тобой движет, старик?
  - Ты напомнил мне о гордости, юноша. Да, я трус, но даже у труса раз в жизни просыпается храбрость. Моя семья давно заждалась. Отправь меня в посмертие, каким бы оно ни было, пока я вновь не утратил свою личность.
  Вампир пожал плечами.
  - Я не уверен насчет рая. Проблема заключается в том, что голодный дух растворяет в себе души своих жертв, вырывая их из круговорота перерождений. Это довольно серьезный грех - нарушение законов природы. Но принимая во внимание смягчающие обстоятельства, которыми я тебя сейчас обеспечу, голодный дух исчезнет, а Хо Ши Мин получит новую жизнь.
  - А как насчет ада и тысячи лет мучений до отпущения грехов?
  - Твоя вина лишь в невежестве, добровольная жертва. Я не вижу в трусливом лекаре способности убивать - стало быть, на нем нет греха смертей пациентов. Это вина человека, носящего маску твоего императора, человека дергающего тебя за ниточки как марионетку - ему и гореть в аду. Жаль, но я с ним незнаком - слишком искусный кукловод, чтобы оставлять легко читаемые следы. У меня к нему накопилось немало претензий, - ухмыльнулся Саня. Ему надоели проблемы образованные виртуальностью. Пора завязывать с Астралом и попытками отыскать его создателя. Они ни к чему хорошему не приведут. - Итак, ты готов к смерти?
  Лекарь с достоинством кивнул.
  - Это будет очень больно, - предупредил вампир.
  Хо Ши Мин истерично захихикал:
  - Вся моя жизнь сплошная рана и побег от лечения. Ты странный человек, не имеющий смерти носферату, но твоя душа, запрятанная глубоко внутри показной грубости, чиста. Ты не подходишь на роль демона, и я счастлив, что погибну... нет, спасусь твоей рукой. Не медли более, заканчивай то, что начал. Я не смогу долго сдерживать это тело.
  Саня еще раз вздохнул - он устал, и тоже скоро покинет этот мир. Не его это занятие. Пусть Астрал покоряет кто-то другой.
  - Больно будет не только тебе.
  Вампир вытянул вперед левую руку и сжал ее в районе запястья. Его молчаливое сердце вздрогнуло и вновь забилось! Пульс Ауры набирал бешеный ритм. Когда он стал стучать с частотой адских барабанов, все вдруг затихло. Начали проявляться настоящие цвета - багровая мгла, заполнявшая воздух, стягивалась с концов прохода под ноги носферату. Зато в его руке, сотрясая кости лихорадочной дрожью, наливалась силой темная сфера, покрытая сеточкой мелких алых и синих разрядов. Вампир натужно сжимал пальцы, уменьшая ее до нужного размера, удерживая готовое вырваться на свободу буйство. Последние капли Ауры втянулись в сферу...
  Саня сделал глубокий вдох и выдох, нормализуя внутреннее кровообращение - после этого заклинания он будет выжат как лимон. Нужно позаботиться, чтобы тело не отдало концы после его чтения. И тихонько, нараспев затянул колдовской гимн:
  - Бытует древняя легенда, веками бродит по планете, о существе, что создало ее. В нее не только верят дети. Создатель существует - он внутри. Он в каждом обитателе Земли. Но из чего она сотворена? Из звездной пыли и идеи? Из веры и желания творить? Конечно, нет. Была в начале пустота. Бессмысленная, страшная, космическая тьма. Ее названье - черная дыра...
  Голодный дух пытался вернуть контроль над душой доктора - использовать последний шанс, чтобы ускользнуть в призрачную складку. Его больше ничего не сдерживало - вампир полностью положился на силу воли Хо Ши Мина. И не прогадал - старый кореец собрал все свои силы в кулак, не пуская голодного духа к штурвалу.
  - Я заплачу, а как же быть без платы, - не прекращал читать колдовские слова Саня. - Та власть, которую желал, но не просил, та мощь, что может смерть нести с собой, а может и нести добро. Это вопрос реалий жизни. Я, наконец, избавлюсь от нее... И серость бытия пусть станет мне расплатой!
  Глаза юноши в последний раз блеснули адским огнем, утонувшим в роговице. Он отдал все свои способности вампира (в реальном мире они излишни), и древние силы приняли эту плату за свободу. Свободу для Хо Ши Мина, для душ, что блужали в чреве спрута, и для мальчика Саши, терзаемого безысходностью своей силы и безумием носферату.
  В голове человека прозвучал гадкий вкрадчивый голос: "за свободу приходится дорого платить. Ты еще пожалеешь о своем ребячестве и попросишь вернуть все вспять, но цена будет намного выше, она может оказаться непомерной".
  Саня гневно улыбнулся, выражая свое презрение к таким речам, и торжественно выкрикнул:
  - Я тверд в своем стремлении к свободе! Ее так сложно заслужить! Ведь это счастье - просто жить...
  Гимн окончен, магический механизм, выстроенный им, начал действовать. Саня посмотрел на свои руки, как будто впервые их видел, и с силой сжал пальцы. Клубок Ауры был смят как воздушный шарик и естественно... лопнул.
  Мощный диссонанс потряс пространство. Со всех сторон к нему потянулись потоки кислорода... испуганно отпрянули, открывая дорогу разгорающемуся мраком погребальному костру. В его центре время застыло и пошло вспять. Там виднелось ядро этого ужаса - темный омут, где вечно пляшут черти...
  Черная дыра, точка с бесконечной гравитацией!
  Она легко воспрянула вверх над ладонью и повисла в воздухе, бездействуя. Ядро было полностью укрощено, и ожидало команды. Идеально выполненное заклинание черной дыры не вредит материи, оно может полностью уничтожить только один объект, с которым маг установил канал.
  Последние слова лекаря прозвучали четко и звонко в предсмертной тиши:
  - Может, предостережение от меня прозвучит странно, но будь осторожен. На тебя положили глаз неведомые силы. И... прощай, юноша, моя душа навеки в долгу перед тобой. Сожалею, что не могу ничем тебе помочь в поисках врага.
  - Мне тоже жаль.
  Черная дыра получила цель. Спрута разорвало, разметав мелким прахом, и втянуло в червоточину. Его время закончилось.
  В воздухе медленно проявились сотни маленьких, светящихся тусклым лазурным светом огоньков. Так и должны выглядеть души, утратившие свою личность. Огоньки тихо подлетали, и аккуратно прикасались к Сане. После этого они ярко разгорались и испарялись.
  С этой тучей являли сильный контраст цветом трое - красный, черный и зеленый. Они также выделялись тем, что были заключены в дымку, отдаленно напоминающую человека - а значит, были поглощены недавно, или обладали сильным самосознанием.
  Большой красный шар явно был душой Хо Ши Мина, освободившейся от гнета. Он прикоснулся к каждой руке и наклонился прямо перед глазами Сани, отвешивая изысканный поклон. После чего быстро завертелся вокруг своей оси и втянулся в центр, оставив облачко мерцающих в полумраке блесток.
  Маленький черный шарик переливался по ободку всеми цветами радуги. Он дождался своей очереди и вместо того чтобы коснуться юноши, описал круг почета вокруг его головы и штопором вошел в землю.
  Последний из троицы, бледно-зеленый огонек, дергался как припадочный, не соображая - куда попал, и что должен делать. В результате своих беспорядочных метаний угодил прямо в лицо Сане. Отпрянул, смутившись, и заложил крутой вираж, умчавшись по коридору на улицу.
  В сторожке потемнело - парад душ окончился. Но почему тогда черная дыра все еще здесь? Что-то пошло вкось.
  Неужели...
  Голодный дух противится изгнанию, зубами цепляясь за реальность Астрала! Спрут отказывался возвращаться в мир Голода, как то предполагалось! Он вынуждено покинул тело добровольной жертвы и теперь собирается завладеть новым, чтобы закрепиться...
  Ну и что? Какое мне дело, что случится с геймерами, которым "посчастливится" встретиться с этой тварью? Ровным счетом никакого. Но если подумать - кто первым попадет в его лапы? Кроме меня в обозримом пространстве есть еще один подходящий объект. Хм. Взявшись защищать, защищай до конца. Это я такое говорил?
  Саня осторожно поднял на руки шепчущую что-то в полузабытьи девушку и прижал к своей груди. Вздохнул - он всегда держал данное слово.
  Придется задать черной дыре еще одну директиву...
  Саня замер отупело. Дошло - ему нечего бросить на растопку! Привычное ощущение всемогущества исчезло, оставив после себя онемение, которое он по ошибке принял за нормальное человеческое состояние.
  Так вот о чем предупреждал внутренний голос - "ты пожалеешь". Неожиданно быстро осуществилось предсказание. Придется понадеяться на те крохи манны, которыми как-то распоряжаются простые люди. Так, сначала транс...
  Губы сами зашевелились, читая новое заклинание. Постепенно оно набирало ритм, ломаясь, теряя рифму и снова находя ее. Саня не задавался целью получить идеал или просто соблюсти правила стихосложения. Он пытался как можно скорее прочитать предельно допустимый по длине гимн. Чем больше вербальная форма заклинания, тем меньше потребление внутренней манны - ее частично заменяет внешний магический фон.
  Средь туч увидел я глаза,
  Смотрели гордо, но печально,
  И тихо капнула слеза, приоткрывая клетку тайны,
  Там Музы спрятано перо,
  Чье изначальное призванье -
  Вершить судьбу людей, замешенных в искусстве.
  Нести с собой мечту,
  Дарить любовь и чувства.
  Увидеть детство так легко, ты окунись в воспоминанья.
  Они расскажут о руке,
  Лепившей домики из глины.
  О молчаливом чудаке, что восхищался примитивною лепниной.
  Когда же это было -
  Миллионы лет назад, или вчера?
  События минувших дней не греют замороженную душу.
  Покой печальной Музы не нарушу,
  Нечаянным прикосновением своим - я неспособен более ваять.
  И нету в жизни у меня мечты превыше сострадания.
  Но станут люди ли жалеть,
  Того к кому им нету дела?
  И муки продолжаются ужаснейшие разума и тела.
  Внутри тюрьмы моей души,
  Давно наверно нету той пернатой птицы.
  Дальнейшей участи незнания частицы изводят сердце изнутри.
  Мой идеал разбился на куски,
  Со мной осталась только ты,
  Моя невинная любовь - шедевр - воздушный замок на песке.
  Смотрю я на тебя, и жду волну...
  Не дрогнет же рука, и мысль останется тверда,
  Когда придет момент порушить этот гроб серьезной жизни
  Который вырубить посмел я сам, никчемный человек.
  Седая древность мне порукой,
  Да Винчи, греки, римляне, Роден,
  Я упустил свой шанс. Ха-ха, слабак. Смешное у меня искусство.
  Эта скульптура, что казалась воплощеньем чувства,
  Поперек горла встала каплей серной кислоты,
  Но я не смог ее убить. Это совсем не то, чего я жаждал.
  Как так стряслось, что умерло в душе желание творить?
  Я докопаюсь к истине, пытаясь повторить...
  Не вышло. Безнадежно. Я уже не тот.
  Настало время положить конец несчетному ваянию,
  Это труха, а не скульптура, она не веселит меня,
  Да, я не тот, что прежде -
  Погасли в памяти воспоминания мальчишки, выпачканного глиной.
  Пусть даже ваше сострадание падет на сердце черствое,
  Оно не сможет от меня прогнать хандру и возвратить потерянные чувства.
  Осталось мало их: всего лишь грусть и горечь...
  Вот и моя квартира, мастерская, дом.
  Ты оглядись внимательно - вокруг мое искусство!
  Во тьме столь мглистой замурованных окошек,
  Где нету будней серости, и будущего тоже,
  Бесчисленные множества эскизов
  Они на стенах, падают с карнизов, и, да, они пусты.
  Задумка родилась и похоронена в бумаге.
  Но вы взгляните на сию скульптуру - разве не это пустота?
  Ее я воплотил, терзая страждущую душу,
  Ну, так зачем ей жить, бездарной копии оригинала,
  Страдая, как и я?
  За что меня бог наградил неприязнью своей?
  Зачем мне эта золотая клетка,
  Когда моим соседом стала вечная тоска?
  Не плачь, мой гость, возьми скорее ключик,
  И выпусти меня на волю,
  Пингвина, неспособного летать.
  Туда, где мерно плачут небеса, не в силах поменять мой жребий.
  Да, я хочу, но не могу исправить книгу судеб.
  Мой выбор - уничтожать и созидать.
  Из лета в зиму, мыслью и движением руки,
  Веянием идеи вертится планета, две стороны одной монеты.
  Я буду продолжать ваять и бить свои скульптуры,
  Пока не отыщу ее, единственную красоту,
  Которую лепил из глины в детстве.
  А что поделать?
  Ведь жизнь моя - лишь танец на воде.
  Круги расходятся и снова затихают.
  Так пусть же статуя надменная сия -
  Ошибка на дороге к совершенству,
  Проклятие и горькое блаженство,
  Сейчас же и немедля обратится в пепел...
  Страшное по своей натуре заклинание подействовало - слепо рыщущий голодный дух остановился на расстоянии вытянутой руки. Рванулся бессильно... и исчез под переходящий в рев трепет цыганского бубна - мир Голода приветствовал свою пропажу. Воронка черной дыры затряслась как от нестерпимой боли, поглощая монстра, и разлетелась воздушными потоками, коллапсировав.
  - Я же говорил - ты упустил свой шанс на победу.
  Вот и все. Пора уходить. Блок, поставленный Астралом на время боя, уже должны были снять. Осталось только послать запрос на разрыв контакта и проснуться.
  Я дьявольски проголодался. Надо будет наготовить всякой всячины покушать - отпраздновать "финита ля комедиа"...
  В груди глухо стукнуло, говоря - рано радуешься, еще далеко не конец. Тело как будто только и ждало, когда на него обратят свое внимание. Опустевшие каналы манны жалобно заныли. Сердечная мышца забарабанила в подреберье как в тамтам. Навалилась режущая боль...
  Откат!
  Сработало правило закономерности - равное за равное. Откат схож с всемирно известной игрушкой pendulum, построенной на инерции и остаточной силе столкновения. Потянешь за один шарик маятника, с другой стороны ряда после удара отделился ровно один, и так далее. Это одна из причин, по которым опытные маги не строчат смертоносными заклинаниями как из пулемета.
  Дисгармония в магическом поле приводит к волнам (звону) в пространстве - это одновременно пружина и брошенный на батут камень. Чем больше амплитуда их расхождения, тем сильнее напор поля, когда их стягивает обратно к возбудителю в виде эхо. В этот момент нужно прикрыться количеством манны, хоть на крупицу большим, чем эхо. А если нечем оплатить защиту - маг расплачивается жизненной силой...
  Саня неоднократно испытывал на себе эффект отката. Но никогда еще эта пытка не доходила до подобных высот. Когда тебя ловят гноллы (австралийские человекообразные гиены, любители каннибализма) и сдирают заживо кожу, натирают мясо солью, и сажают на кол - ощущения вряд ли лучше...
  Разом навалилось все пережитое. Мир трескался как зеркало от удара кулаком по хрупкому стеклу. На лбу лопнули вены. Лопатки свело вместе - из тонких шрамиков, должных за ночь окончательно зажить, засочилась кровь. А изо рта хлынул целый поток! Легкие резало тупыми ножницами после каждого вдоха. Руки трясло как у контуженного, особенно ныл раненый локоть.
  Саня взглянул на покрытое его кровью лицо и длинную шею девушки, и понял - все неправильно! Опять происходящее идет вразрез с его представлениями.
  Боже, почему меня выворачивает наизнанку от боли? Скажи мне, всевышний, это ведь игра... Или нет? Где реальность, где бред? Я запутался...
  Виртуальная реальность "Владык Астрала" позволяет человеку чувствовать лишь ничтожную долю реальной боли. И даже во время фальшивой смерти игрок всегда выходит из игры до наката основной волны. Это умно, иначе никто бы не стал в нее играть.
  Саня закашлялся - надышался пыли, на которую раньше не обращал внимания. Сплюнул липкую слюну красноватого цвета. Нужно выйти на свежий воздух...
  Осторожно переставляя ноги одну за другой, юноша потопал к ближайшему выходу. Шутник случай решил выказать свою иронию к ходу этой истории, и оказалось, что Саня вошел во внутреннюю территорию.
  Под входной аркой незаметно лопнула тонкая мембрана междумирья, пропуская победителя. Впрочем, сейчас он не заметил бы и сотни баньши, воющих в призрачной складке.
  Саня заморгал, озираясь - свет раздражал глаза. После полумрака сторожки разница болезненно чувствительна. Слезы наворачиваются - перед глазами отплясывают разноцветные пятна. Куда же поделись очки?
  Нахлынула новая волна мук. Нужно где-то прилечь, дать передышку безумствующему телу. Выйдет очень глупо, если чародей, достигший овеянного легендами ранга Архимага, чародей, творящий магию чаще и проще, чем люди матерятся, скончается благодаря откату.
  Совсем близко стояла лавочка с ковкой в виде виноградной лозы. Как раз.
  Сделав последние несколько шагов, Саня как будто шел под откос в гору. Сглотнув подступившую к горлу кровь, подумал, что это точно конец. Нужно было оставаться на месте или не брать девушку на руки...
  Нет, нельзя. Сторожка опасно трещит - она не выдержала буйства конфронтации с голодным духом, конструкция готова упасть в любую минуту. Хватит сбивать меня с пути своими подсказками, проклятый суфлер! Прочь из моей головы! Я поступаю правильно!
  Осторожно, стараясь не сломать свой хребет, громко бунтующий против дополнительной нагрузки, встал на колени и, на вытянутых руках положил свою ношу на скамейку. Все, барышня, дальше такси не едет, только за отдельную плату.
   Саня вздохнул облегченно - программа максимум выполнена. Сознание отключилось, и его голова упала девушке на грудь, открывая очень медленно пульсирующую жилку на побелевшей шее...
  
  В тенях древнего замка господствовала мертвецкая тишина. Его хозяин давно позабыл свою молодость, и не переносил лишнего шума. По той же причине мрачные покои нисколько его не стесняли. В Тени не найти предмета цветов радуги (только тусклые оттенки серого и черного) и ее обитатели свободно обходились без оных. Ярким отличием были седые волосы старца - водопад чистого снега, и серебряный обруч, их перетягивающий - единственный предмет, не принадлежащий бесцветному миру.
  Стража в уродливых доспехах, с дико крючковатым и когтистым оружием, не смела двинуться без волеизъявления своего господина... и Бога! Ровные ряды вышколенных воинов прятались в стенных нишах, неподвижно храня его покой. Лица лишь издали походили на людские. У некоторых солдат отсутствовали губы, ноздри и веки, большинство имело оттянутые к затылку ушные раковины и острые выросты черепа. Из-за полностью смолянистого цвета кожи их невозможно было отличить от столь же несуразной стены.
  Из полированного гранита во все стороны торчали лезвия, шипи и острые осколки. Величественный полукруглый зал, верхние галереи которого подпирали черные колоннады, во всю стену опоясывали витражи с картинами страшной смерти в обрамлении черепов, костей и адского пламени. Зодчий видимо, совершенно разуверился в жизни, если сотворил такой кошмар наяву. И это выражение нисколько не грешило против истины в данном контексте.
  На потолке купола вместо херувимов и облаков установлена громадная конструкция из геометрических узоров, выложенных полосами горного хрусталя. Из специальной комнаты наверху, где был установлен источник освещения (солнце Тени было очень тусклым, поэтому снаружи царили вечные сумерки, что и послужило самоназванию мира), вниз лились потоки света, падая на трон и витражи. Антураж даже при подобной помощи оставлял желать лучшего - заброшенный, обжитый пауками склеп приличней выглядит.
  Таким был Чёрный Замок из Костей - древняя крепость, которой страшила свой молодняк нечисть. А из того, что многие дети (чтобы напугать большую часть этих хладнокровных монстров, нужно было очень натурально разыграть второе пришествие темного бога Ктулху во главе бесчисленных орд прислужников) запоминали эту страшилку на всю жизнь - складывался определенный имидж Тени, с которым подлунному воинству приходилось считаться. Никто в здравом уме не предоставит обитателю Тени политического убежища, и сам не станет заниматься туризмом.
  Мир Тени был (по оптимистичным оценкам) самым непривлекательным во вселенной местом для жилья. Расы, что его населяли, имели склонность к постоянным войнам, которые сводились к попыткам завоевать иные измерения в целях перебраться туда всем скопом, оставив негостеприимную родину гнить в одиночку. Но, пока что не результативно, и это "пока что" продолжалось уже несколько тысячелетий. Из-за сравнительно небольшого поголовья, непрестанно понижаемым тем фактом, что земля Тени была практически бесплодной, а зверье без устали истребляли. Нередки среди его жителей случаи каннибализма - это суровая необходимость, а не акт преступления против демографии. Зато ничто не может переубедить их в необходимости сражаться за свое счастье - солнце, свободу... и мясо. Очередная экспансия уже началась и поэтому воины находились в приподнятом настроении, надеясь попасть в первые группы интервентов. Да здравствует джихад!
  Входные врата распахнулась. Как всегда беззвучно. Недремлющие слуги постоянно следили за количеством смазки и чистили механизм от сора, не давая ржаветь. Внутрь проскользнул человечек, схожий повадками и внешностью с крысой, и затрусил вдоль по холлу, опасливо косясь на гвардейцев. "Вперед и с песней" никак не получалось - воины смотрели на него как на ничтожество. Он был к тому же еще и горбун, что особенно выделялось при ходьбе, а значит, непригоден к солдатской службе. Гвардейцы искренне недоумевали - почему этот урод еще не пожертвовал свои органы голодающим согражданам?
  Но стража не сдвинулась с места. Только их уши одновременно напряглись, чтобы услышать малейший приказ старца. Тот не любил повышать голос, и все команды отдавал шепотом.
  Человечек остановился за сто шагов от постамента - ровно столько позволял этикет. Старик едва заметно кивнул, разрешая говорить, и откинулся на спинку. Величественный трон напоминал распахнутую руку, обвитую колючей проволокой. На большой палец "руки" мужчина опирался локтем, а на один из витков терний положил для устойчивости ноги. Длинные облегающие одежды больше пошли бы древнеримскому сенатору, чем ужасному Императору Тени.
  Сухая ладонь поднялась в воздух. На нее моментально опустился кубок с лекарственной жидкостью, густотой напоминающей смолу. Чернокожая женщина поспешно поклонилась и скрылась за троном, заняв свой пост. Старец неспешно отпил один глоток. И скривился недовольно - напиток не имел вкуса.
  Крысочеловек быстро привел себя в порядок и торопливо заговорил, пока Император не передумал:
  - Великий... Я с добрыми новостями... Хо Ши Мин справился. Мальчишка был смертельно ранен в бою, потерял много крови, и даже добровольно отказался от своего дара носферату. Без сомнений, это сильно подорвет военные силы врага...
  Старец равнодушно кивнул. Крысочеловек сжался в комочек, понимая, что говорит совсем не то, что от него ожидали услышать. Вздрогнул, тщетно пытаясь догадаться, в чем прокол.
  Император не спешил его просвещать в этом вопросе. Отпил еще один мелкий глоток и выбросил фужер, до половины наполненный смолой, в сторону. Служанка мелькнула молнией и не позволила ни фужеру разбиться, ни редкому лекарству вылиться наружу. Старик поморщился - эта женщина хоть что-то может сделать неправильно?
  - Где его тело?
  Человечек побледнел - кровь стремительно отхлынула с лица. Старец сразу подметил перемену в своем информаторе, но великодушно решил дать ему минуту на размышления.
  Вопрос повис в воздухе. Сказать, что голодный дух проиграл и вдобавок потерял все собранные души (огромный запас концентрированной манны) - моментальный смертный приговор. Промолчать - означает неуважение к господину, нарушение этикета, тот же исход. Как ни крути - он пропал.
  Стража на шаг вышла из ниш. По губам заиграли злые усмешки. Не пропадет мясо, Император не откажет своим верным слугам в такой малости.
  Крысочеловек мучительно сглотнул. Надежда на то, что сам по себе появиться внятный ответ исчезала с каждым мгновением. А на то, что через пять минут он будет еще жив - стремительно канула в небытие...
  
  В полумраке кабинета как всегда царила рабочая разруха. По-народному говоря - бардак. Причем, как его не пытались выгнать, все возвращалось на круги своя. Рекуррентная особенность жилья. Даже регулярная уборка не помогала - бардак на следующий день снова занимал свое насиженное место.
  Человеку, утопающему в гигантском кожаном кресле было абсолютно начхать на то, в каком свинюшнике он проводит большую часть дня. Пусть хоть поганки растут, они тоже имеют право на существование. Единственное, чего он себе не позволял - носить сюда обеды из столовой. Только мышей, мух и тараканов не хватает в списке мелких вредителей...
  Обстановку комнаты составляли сплошные книжные шкафы, половина книг из которых в беспорядке разбросана посреди кабинета. Также на полу валялся некогда роскошный ковер, теперь напоминающий поле Бородинской битвы. От разнокалиберных пятен пролитого кофе не было понятно, каков же изначальный цвет. На ковре стояли три больших кожаных дивана. Средний явно служил кроватью, по продушенной обивке рассыпаны небольшие кучки карандашей и затертые листы бумаги. Прямо перед окном с тяжелыми занавесками расположился гигантский палисандровый стол - единственное место в комнате, всегда сохраняющее идеальную чистоту. Если не считать ног, которые директор развязно туда закинул, предварительно спихнув на пол стопку прочитанных рапортов.
  Черный кофе в чашке, балансирующей на этом небоскребе из бумаг, давно остыл. Директор, видимо, прикладывался к нему разок-другой, но тотчас же возобновлял прерванное занятие. На его коленях лежал увесистый фолиант с бедро толщиной, оправленный в кожу и железо. Надпись на корешке альманаха гласила: "Бестиарий. Современные, древние, легендарные и вымышленные существа". Этот книжный монстр явно был самым страшным из всех.
  На открытой странице оказалась гравюра, на которой изображен стандартный демон с большими кожистыми крыльями и чешуйчатым хвостом. Длинные когтистые руки были покрыты фигурными костяными пластинками как терка для овощей. Когти на ногах мешали носить какую бы то ни было обувь, поэтому демон был босой. Торс также оголен, только чресла прикрывали мешковатые бриджи, больше похожие на дерюгу. Довершил одежду широкий пояс с большой защитной бляхой и лента через левое плечо. Волосы короткие, оттянутые назад, а на лбу торчат небольшие закрученные рожки. Нос звериный, точь-в-точь как у сенбернара, а уши разделены на три отдельных фрагмента. Глазки маленькие и спрятанные под выступающими бровями.
  Надпись под гравюрой гласила: "Гончий пес, охотник на ведьм". Еще ниже приметка мелким шрифтом - "Если вы маг, и читаете этот текст, задумайтесь о составлении завещания - рано или поздно гончие псы придут по вашу душу. Всяческих вам благ вплоть до этого момента".
  Мужчина посмотрел на свое отражение в зеркале. Там отображался молодой еще человек: волосы русые, гладко зачесаны и прихвачены на затылке клипсой; лицо типичного англичанина - худое, щеки обветрены, нос прямой; тяжелые очки в черепаховой оправе с желтыми стеклами на нем смотрятся глупо. 
  Перевел еще раз взгляд на картинку и, скривив губы, задумчиво почесал затылок. Информация устарела. Гончие псы вырезаны ведьмаками (орденом рыцарей-магов) под корень вот уже как два века назад, нечего и думать найти здравствующий и поныне экземпляр и уговорить его поделиться внешностью.
  Поиски подходящего директору облика (которые он менял как перчатки, скрывая настоящий) зашли в тупик. Давно хотел разнообразить свою коллекцию личин, но...
  Перебьется. Желание спонтанно развивать бурную деятельность (со стороны аналогичное попыткам оправдаться в бездействии) легко утоляется одиночеством, большим количеством кофе и хорошей книжкой. Все составляющие присутствовали в нужном количестве и качестве.
  Директор радовался жизни. Он, наконец, переложил самые насущные проблемы на плечи наиболее сведущих подчиненных и предался расслабляющему ничегонеделанию. Так редко выходит выкроить свободную минутку. Вся предыдущая неделя состояла из одних ЧП. Авария четвертого реактора Чернобыля каждые три часа, даже ночью поспать не дадут. Зато теперь...
  Громыхнул взрыв! Стекло из окна густо усеяло всю комнату. Мужчина невозмутимо (он ожидал нечто подобное) закрыл книгу и вытащил толстый осколок из кожаного переплета. Книга сразу же сама себя залечила. Еще одна стекляшка случайно застряла в лакированной туфле. Вот это прискорбно.
  Пора вешать на стену новый амулет.
  Между делом, нужно сказать, что задрапированная огромным бархатным полотнищем стенка была усыпана этими бумажками, пришпиленными обычными булавками. На каждой написана идентичная для всех амулетов фраза, обращенная к разным высшим силам - "спаси и сохрани". По одной на каждый год, месяц, неделю и праздники (в зависимости от скачущего хода истории академии Энфер) занимания должности от каждого директора. Вряд ли эти талисманы действуют, но такова традиция.
  Грациозно потянувшись, директор положил гроссбух на стол, выбрав более-менее чистое от мелкой стеклянной крошки место. Обернулся на кресле. В окне ничего сверхъестественного не виднелось. Осторожно выглянув на улицу и не обнаружив возмутителей спокойствия, передернул плечами, возвращаясь на свое рабочее место. Допил изрядно остывший кофе, не побрезговав даже осадком на донышке.
  Уже третий раз за неделю. Сколько можно?! Окинув обиженным взглядом изрешеченную обивку кресла, царапины на дорогом палисандре и (самое раздражающее) свою туфлю, подумал, что надо внести новую главу в расходы: "Служебная обстановка, уничтоженная в результате покушения со стороны учащихся". 
  Директор заскрежетал зубами. Сколько еще зеленых долларов из личного и горячо любимого кармана надо выложить на усиление спинки кресла дополнительными кожаными пластинами? Вопрос номер два: не легче ли поставить под окном кого-нибудь для охраны его психического состояния? Например, несколько ёкай хатамото из гвардии сёгуната. Хотя, переучивать их та еще задачка. Самураи привыкли сами принимать решения по оптимальной защите хозяина, и вдобавок не различают шутку и оскорбление (издержки профессии). Вдруг кого-то прикончат вследствие излишнего служебного рвения?
  Директор и сам мог за себя постоять (это один из главных критериев, необходимых его должности) но просто не может, не имеет права развернуться во всю красу. По той же причине. Приходится терпеть подобные издевательства "мелких вредителей". 
  Попытки сыскать у этих детишек сострадание к измотанному начальству бессмысленны и вредоносны. Почувствуют послабление - начнут ночью под окнами динамитными шашками жонглировать, распевая "Бель". Или же, пришибленная из-за угла мешком ведьма (а таких в Энфер немало) забросит прямо через стену глиняного големчика, напоив его предварительно забродившими зельями. А может еще чего похуже...
  Дверь распахнулась настежь, мощно ухнув о стену, и через всю комнату пролетел отчаянно жестикулирующий парень в пиджаке аспиранта. К несчастью, он наступил на маленький половик и, заскользив вместе с ним по слизистому от разлитых реактивов и кофе ламинату, испещренному разнообразными маслянистыми пятнами, осколками и разлетевшимися от взрыва бумагами, перекинулся через подоконник. Как он при этом не порезался об оставшееся в раме стекло - уму непостижимо.
  Как ни в чем не бывало директор сел в многострадальное кресло и принялся смаковать мокко прямо из термоса. Мало ли какие клоуны приехали на гастроли. Надо будет потом послать уборщика соскрести мозги с асфальта...
  Ровно через пять минут, нужных чтобы обежать здание и подняться на второй этаж, дверь углубила вмятину в стене, заставив посыпаться с потолка штукатурку. Тот же аспирант (немного поцарапанный, но живой) задыхаясь, пролетел через помещение... Зацепившись на этот раз за выступающую ножку дивана, он неловко наступил на пустой полиэтиленовый файл и, кувыркнувшись, вылетел в то же окно.
  Угрюмый директор глянул в зеркало - у него дергалось веко на левом глазу. Циркачи, чтоб их, и убиться об стенку. Устраивают балаган с утра пораньше. Ну же, акробат, давай в третий раз, рискни здоровьем!
  Дверь смело, почти сорвав с петель. В кабинет ворвались сразу трое преподавателей! Но увидев живейшую заинтересованность на лице хозяина кабинета, они откровенно стушевались. У директора задрожали кончики губ. Он мысленно представил их в роли аспиранта, и всерьез задумался - не нужно ли помочь подчиненным упорхнуть в окно, оставив его наедине с заслуженным выходным. Прошло пару минут, все застыли, молча. Видимо ничего больше не случится. А жаль...
  Преподаватели стояли, запыхавшись, и пожирали друг друга взглядами, не зная с чего начать - неправильно подашь информацию и карьере хана. В итоге из-за их спин наперед вылетел тот самый циркач, продолжая при этом нервно теребить край папки, которую держал под мышкой. В ней торчал стеклянный клинышек, а завязки были в чем-то напоминавшем смолу...
  Вальяжно поднявшись, директор вскинул руку в фирменном жесте, требуя соблюдать тишину. Аспирант проглотил готовую сорваться с языка фразу, беспомощно оглянулся на старших. Те страшными взглядами (из серии - хочешь, покажу, как мой стеклянный глаз вынимается) сказали - твое дело подождет, шкет.
  Директор помассировал неспешно виски и спросил:
  - Может быть, наши бесстыжие ученики начали революцию? А, нет, на этой неделе это уже было. Допустим, русские построили ракету из разного мусора и промышленных отходов, и она взорвалась прямо над замком? Нет-нет, это тоже было. Дикие демоны напали; монстры-мутанты из канализации вылезли и откусили кому чего нужного; парад у кружка костюмеров, или же у коммунистической партии? Лозунги и пропаганда: "голосуй за нас и будет всем нам одинаковое счастье"? Что-то их давно не слышно. Даже так, листовками и брошюрами было бы все засыпано вплоть до третьего этажа. Еще есть один маленький вариант - в кино-лаборатории ребята засиделись до полуночи, смотря исторические фильмы и, нахватавшись наполеоновских замашек, решили устроить путч в темпе блиц и по всем правилам максимализма.  Дайте угадаю: инквизиторы заглянули на чай и случайно устроили пару-тройку небольших экзорцизмов. Само собой разумеется, у них ничего не вышло, и теперь надобно выделить новым квартирантам место на кладбище. - Директор закончил доводить себя до белого каления и хлопнул ладонями по крышке стола. - Так, друзья мои! Я хочу знать все и немедленно. Если через три минуты мне не предоставят как минимум одного отчета, я всех вас выброшу в космос без скафандров, ясно?!!
  Все четверо кивнули - ясно, мол. И цивилизованно промаршировали за дверь, не выказывая, что их жаба давит, так хочется получить повышение своими важными сведениями. Не успев успокоить нервную дрожь, товарищи поневоле услышали отчаянные вопли с лестничного пролета. Мимо, как самум пронеслась молодая женщина лет двадцати пяти, в строгой одежде.
  Дверь снова впечаталась в стенку и плавно закрылась за ее спиной. Контингент синхронно перекрестился и пробормотал молитвы - упокой Господи ее душу. К многострадальной двери приникли любопытные уши. Изнутри доносился нечленораздельный женский монолог, и в нем слышались четкие истеричные нотки. Внезапно наступила тишина. Почтенное собрание поняло, что сейчас с ним будет, и поспешило занять позиции в окопах. Дверь вынесло наружу - ее полет закончился в противоположной стенке коридора, с которой при этом посыпались портреты в позолоченных рамах. Придется вставлять новую - директор в порыве чувств запамятовал, что дверь открывается внутрь.
  Уже со ступеней донесся начальственный призыв:
  - Все за мной! У нас форс-мажор.
  За директором неслась ассистентка, на ходу протягивая предметы гардероба. Он частенько забывал их в кабинете, но это не отнимало у него умения выглядеть франтом. Сослуживцы подозревали, что даже в семейных трусах и тельняшке лицо академии Энфер будет импозантным. Мужчина не глядя накинул пальто цвета беж и намотал на горло шерстяной шарф. Удовлетворившись этим, отмахнулся от шляпы.
  Ассистентка быстро отвечала на тихие вопросы директора:
  - Да, КПП уничтожен... Пространственное искажение, разрыв континуума... Да... Полная опустошенность по спектру, потребуется вмешательство мага-архитектора... Причина достоверно неизвестно. Вероятно - прорыв голодного духа... Сторожевые горгульи уцелели, отделались легким испугом... Пострадавших двое... Юноша сильно изранен...
  Последовали выводы. Подобного прецедента раньше не было. Защитный колпак прорван, что само по себе очень редкое явление - слишком высокий уровень заклинания был применен для его создания. Если быть точным, этим занимался одним из тройки дьяволов, основавших Энфер. Внутрь щита без заверенного начальством академии пропуска - гербовой печатки, подтверждающей личность носителя, не мог проникнуть никто. Вступили в действие силы, весьма могущественные, если смогли найти брешь в охранном барьере...
  Директор резко остановился. В его взгляде мерцал огонек беспокойства.
  - Личность свидетелей катастрофы установлена? Лечение оказано? Этическая составная соблюдена? Они не в накладе?
  Ассистентка стушевалась.
  - Я поручила это дело господину Архивариусу от вашего имени. Но отчет скоро должен быть вам доставлен...
  - Я передумал, веди меня к потерпевшим. Где они? - Директор сделал неопределенный жест в воздухе.
  - В третьем больничном корпусе - ускоренной реанимации. За ними ухаживает госпожа Нага лично.
  - Все настолько плохо? - Лицо мужчины с каждым словом все мрачнело и мрачнело.
  - Ну... я не знаю. Исследования в разгаре. Внешне мальчик очень плох.
  Директор постоял несколько минут в задумчивости. Эх, предшественники мои, чтоб вам всем жить в такие интересные времена. Внезапно его осенило.
  - Бегом ко мне Асмодея!
  Женщина почтительно поклонилась.
  - Будет исполнено. - Женщина натянула капюшон дубленки на глаза и побежала в сторону библиотеки.
  Преподаватели переглянулись, и старший - профессор классической литературы, кряжистый, отчаянно скрывающий лысину пожилой господин произнес:
  - Может, посмотрим на точку прорыва вместо того чтобы слоняться без дела?
  Директор только отмахнулся и зашагал в сторону дальнего ответвления замка, даже не приглядывая, чтобы подчиненные не свалили потихоньку куда-то. Лишь бы под ногами не мешались (этого еще не хватало до полного счастья)...
  Он никогда не прислушивался к учителям, не входящим в совет академии (состоявший из весьма влиятельных в своих сферах существ). Этот капитул некомпетентных ударников труда бесполезен. Кишка тонка принимать самостоятельные решения, вместо этого они каждый раз бегут к начальству. Вот какая директору разница - выкрасят потолок музыкальной аудитории в пурпур или вообще в горошек? Была бы его воля, так сослал бы всех слабаков и неумех на необитаемый остров - пусть сыграют в "последнего героя" (и съедят там друг друга). Рановато об этом мечтать - пока не будет мало-мальски подходящей замены из нынешнего поколения, желательно никого не ставить на колени перед плахой...
  - Там сейчас достаточно охочих до сплетен праздношатающихся. Наше присутствие приведет к ненужным слухам.
  Тот самый парень-акробат в который раз попытался привлечь к себе внимание:
  - Господин директор, я младший книжник, посланный господином Архивариусом. Он просил передать вам досье на пострадавших. И вот запрошенный вами рапорт...
  Директор так резко остановился, что троица учителей налетела на него и смялась гармошкой. Им стало не по себе - кому-то сейчас нехило влетит. Они непроизвольно сделали по шагу в стороны - чтобы рикошетом не посекло.
  Но директор сдержал дикий порыв расчленять окружающих взглядом. О нем вообще шла слава как о добром и отходчивом человеке, можно сказать даже бесхребетном. Но когда с утра пораньше тебе в голову летят разнообразные смертоубийственные предметы, поневоле станешь раздражительным. А если хочешь уважения и беспрекословного подчинения, нельзя не быть настойчивым и в меру злым. Из его ноздрей чуть дым не повалил!
  - Почему сразу не доложил?
  Аспирант поклонился в пояс, на вытянутых руках протягивая документы. 
  Директор вздохнул. Так хочется ни с кем не ссориться, но постоянно кто-то с упорством камикадзе лезет в пасть, слезно умоляя его съесть.
  В папке оказалось только два профиля. Удивительно мало для достижений академической разведки. На фотокарточках изображены паренек с ширококостным телосложением, немного угреватым лицом и жутко уставшими глазами, и того же возраста девушка с обесцвеченными волосами, с непривычным взгляду розоватым оттенком. У обоих на носу нацеплены очки, не фикция, сильная близорукость у обоих. Только вот у парня стекляшки были намного меньше, для чтения. Странно, что мешает им купить контактные линзы или сделать лазерную коррекцию зрения?
  Разглядев графу с именами родителей девушки, директор чуть за голову не схватился. Принялся нервно лапать себя по карманам в поисках сигареты. У всех присутствующих глаза полезли на лоб. Когда мысли этого мужчины становятся достоянием общественности, это значит что он в крайней степени обеспокоенности. А когда он курит, то это значит как минимум приближающийся Армагеддон!
  Так и не найдя искомого, директор махнул рукой в безмолвном призыве идти следом. Перед ним угодливо распахнулись двери из сандалового дерева, служебный вход в лечебницу. Идеальная чистота и звенящая тишина давили на нервы вошедших. Общий приток больных и раненых уже закончился. Кто же знал, что такой инцидент произойдет прямо перед началом учебного семестра...
  Издавна заведено, что каждый желающий учиться в академии Энфер должен пройти вступительный экзамен. Экзамен на выживание! Каждый день в течение трех месяцев приезжает новая партия потенциальных студентов. Есть четыре входа во внутреннюю территорию со стороны тоннеля. Пятый, парадный, на это время перекрыт. Студент должен пройти один или с группой (если пересилит свою гордыню) по выбранной дороге и вступить внутрь защитного купола через одну из сторожек. По дороге ему будут всячески мешать преподаватели и другие студенты, подрядившиеся на охоту.
  Но это не единственное препятствие. Весь лес пронизывают волны неопределенности!
  Первый директор, бывший непередаваемым словами шутником, часто страдая приступами жестокой скуки, создал это гениальное творение безумия и глупости, аргументируя тем, что хочет особенных ощущений от прогулок по лесу. Лес с тех пор прозвали "Парком неожиданных встреч". Потому как ты ни на секунду не можешь быть уверен - не прячется ли под ближайшей кочкой злой гном, и не приведет ли тебя последующий шаг на сотню метров в сторону... На свидание с парой-тройкой голодных зубастых тварей, как раз раздумывающих, чьей берцовой костью в зубах поковыряться.
  Это особенный вид глобальных чар, который концентрируется вокруг стен периметра и, волнами отталкиваясь в противоположном направлении от рафинированного мирка Академии, несет с собой возможности непредвиденных обстоятельств. То есть: будь готов к новым друзьям и увечьям. А также - ясновидение, телепатия и другие схожие дары действуют совсем не так как того хотелось бы. А вот "приятная" сторона (в сравнении с которой встречи с говорящими камнями и деревьями, краснокожими туземцами и негритянскими вождями вуду, толпой зомби на кладбище, и другими неприятными субъектами покажутся заурядными) это возможность на своем пути увидеть самое невероятное и попасть туда, куда не нужно, совсем-совсем. Первый директор получал от этого ни с чем несравнимое удовольствие! Данная особенность также часть проверки - как испытуемый отреагирует на весь этот бред...
  Но есть одна лазейка! Сила этих чар квазиразумна и реагирует на моральное поведение человека - будешь хорошо себя вести, сможешь творить все, что угодно и выйдешь сухим из воды, плохо - готовь себе ящик с кружевами. Поэтому загонщики пытаются сдерживать себя и помогать добыче в безвыходных ситуациях (которых, по высказыванию барона Мюнхгаузена, не бывает). Ведь конечная цель - не убить детей, а оценить уровень их человечности и провести к входу. Правда, иногда загонщиков немного заносит...
  Внешние захватчики не могли знать о месторасположении Энфер, и смысла в нападении директор не видел. На сегодняшний день выход за ее стены для студентов был запрещен - лесничий проверял свои угодья. Значит - потерпевшие были из состава новоприбывших. Но это же невозможно - прием новичков заканчивается больше чем за неделю перед "первым звонком". Что побудило Кольбера их впустить? Нужно самому разобраться в этом деле!
  Директор отмахнулся, отказываясь от услуг порфиров. Маленькие пористые кусочки пемзы-сорбента цвета ультрамарина ускоренно фильтровали воздух, работая лучше кондиционера и гидропоники. У них присутствовал лишь один маленький недостаток - порфиры кружились по помещениям как мухи и больше всего любили залетать людям в рот.
  В палате интенсивного лечения уже присутствовали три неординарные личности.
  Ближе всех стоял Доминике дель Торо - преподаватель физкультуры и старший тренер академии. Внешний облик тяжелоатлета заставлял всех присутствующих невольно утихать, при этом пряча красные вещи. Испанец возвышался как скала, его мускулистое тело могло похвастать двумя с кепкой метрами, чем вызывало заслуженную зависть у окружающих. Ведь стандартная золотая середина среди азиатов - шестьдесят пять дюймов, а самым допустимо высоким считался директор - его рост насчитывал почти шесть футов. У Торо было открытое смуглое лицо, белобрысые волосы площадкой и оттопыренные уши.
  У широкой ширмы, разделяющей койки, следя за приборами и при этом неистово жестикулируя, стояла красивая дикой, необузданной красотой молодая женщина, всегда напоминавшая директору актрису Скарлетт Йоханссон (их даже матерые папарацци путали). На ее плечи был накинут веселый голубой плащик из ситца, а руки мелодично позвякивали многочисленными серебряными браслетами. Выгоревшие на солнце почти до белизны каштановые волосы завязаны сзади в короткий хвост пестрой лентой. На загоревшем лице выделялись громадные бирюзовые глаза, золотая помада на припухших губках и небольшая точка посреди лба, которую женщина ставила только на время праздников. Это была обольстительная хозяйка всего живого (и недостаточно мертвого) в пределах академии - индуска Нага Кирин.
  Третьего "человека" можно легко спутать с фрагментом стены. Сразу за дверью, в углу, скованно сидел на табуретке аксакал (по-другому этого старца назвать стыдно). Лицо его было худым, высохшим как изюм, широкие скулы натягивали кожу, а крючковатый нос напоминал орлиный клюв. Волосы неопределенного темного цвета уложены парикмахером на косой пробор, а глаза глубоко прячутся под надбровными дугами. На подбородке красовалась классическая бородка клинышком, а уши без какого либо признака мочек были заостренными кверху. Тени так причудливо сходились на его строгом твидовом костюме, что человек казался настоящим воплощением дьявола.
  Директор при виде старика сразу забыл о своих тяготах. Его глаза лучились, а рот сам собой растягивался в улыбке.
  - Учитель, а ведь я только что отрядил за тобой человека.
  На высохшем лице старика, заставшим еще момент закладывания фундамента Энфер, появилась неуверенная улыбка. Архивариус Клавдий Асмодей, владелец библиотеки (в довесок под его началом находилось два десятка молодых книжников) и по совместительству учитель истории, некогда помог молодому честолюбивому (в прошлом) юноше занять кресло директора академии и ни разу об этом не пожалел.
  - Видимо зря, дорогой Эбису. Я затеял инвентаризацию анналов, и уже недели две как не показывался в библиотеке. Ребята и без меня неплохо справляются... Так что у нас сегодня за день?
  - Плохой день. - У директора дернулась щека. - Вообще-то суббота, в маджонг поиграем завтра. Я хотел спросить вас насчет досье на сегодняшнюю парочку, но это подождет. С недобрым утром.
  Физрук коротко кивнул, а Нага радостно хлопнула в ладоши, ярко улыбаясь белоснежными зубами.
  - Утречко, Тачибана, - звонко воскликнула медсестра. - Ты как всегда свеженький. Чего не скажешь про остальных. Ни у кого голова не болит, а то у меня новая партия таблеток, а их еще никто не тестировал...
  Директор прервал словесный понос Наги, не доводя себя до греха:
  - Как там твои пациенты?
  Женщина мгновенно умолкла, собираясь с мыслями, чем до чрезвычайности удивила всех присутствующих. Медсестра могла заболтать человека до шизофрении, ничуть не заботясь о связности диалога.
  - Ну-у, вообще-то... Мне неудобно говорить пока здесь столько народу, - вывернулась как-то Нага.
  Тачибана нежно глянул на свой эскорт, и тот счел за благо поскорее испариться. Вместо повышения, уплывшего сквозь пальцы, всерьез грозило разжалование. Такова нелегкая доля бэк-вокала.
  - Ну, так что...
  Нага, как ни в чем не бывало, наматывала кончик локона на палец, сделав вид, что размышляет над новым учением "Хари Кришна". На лице директора вздулись желваки...
  Торо разрядил обстановку, хлопнув ладонью парящий над койкой диск со светящимися концентрическими кругами и мелкими делениями - диагностический артефакт Асклепий. Он сканировал состояние больного и беспроводным каналом передавал данные на современную аппаратуру. Добившись размеренного вращения и увеличения количества излучаемого света, физрук спокойно повернул медицинский монитор к директору, и указал на лежащего в койке молодого человека.
  Из-под толстых бинтов на голове юноши спадали спутанные длинные волосы. Грудь крест-накрест перевязана широкими полосами марли, а по открытым рукам в беспорядке наклеены разнокалиберные пластыри. Открытая взору кожа пестрела кровавой сыпью, выступавшей через поры. Все тело было неестественно худым, как будто из него выкачали половину всех соков.
  Тачибана перевел взгляд на экран.
  Хаотическое переплетение линий на первом из окон ровным счетом ничего ему не говорило, но на остальных двух... Тело мальчика было сплошным темным пятном. Кардиограмма передавала рваную аритмию - сердце на пределе. Уровень повреждений вдвое превысил допустимую норму. Паренек стоял одной ногой в могиле!
  У директора полезли глаза на лоб. Что это за паскудство?!
  - Кири, я не заказывал труп студента! Я понимаю, что выходной день, но надо же и совесть иметь. Быстрей наложи на мальчика заклятие регенерации, пока...
  - Он не лечится!!! - Истерический вопль заставил всех вздрогнуть.
  Такое заявление от ведущего специалиста подлунного воинства, идеала во всех направлениях медицины (кроме нее нечисть могла похвастать всего сотней таких светочей), повергло Тачибану в легкий ступор. Неспособность исцелить человека для Наги приравнивалось к немедленной отставке.
  - Стоп, стоп, стоп. Не гони лошадей... Что, совсем? - Такое в принципе было невозможно, что и послужило скептическому отношению к подобному высказыванию.
  Торо пожал плечами - он не разбирался в медицине. Зато Нага и Архивариус одновременно подтвердили:
  - Вообще!
  - Я его пока дотащил, думал, отдаст концы пацан от кровопотери, - добавил физрук.
  - Но он и на предсмертном одре умудряется вытворять невесть-что. - Чтобы не накалять атмосферу недомолвками, Асмодей коротко указал на дверь.
  Преподавательская группа во главе с Тачибаной шла с другой стороны коридора, поэтому никто не заметил, что справа от проема отсутствует изрядный кусок стены, а на полу насыпана кучка подгоревшего строительного сора.
  Директор нервозно поправил сбившийся на бок шарф и попытался спросить:
  - Чем это вы...
  Как назло в коридоре мелькнула фигура главы студенческого комитета. Над ухом директора грянул мощный взрыв!
  Когда в голове немного перестало звенеть, Тачибана смахнул одинокую слезу, с удивлением понимая, что это был выстрел. Сдерживая руками трескающийся от боли череп, он осторожно скосил взгляд. Оттуда смотрел массивный двенадцатидюймовый ствол! Покрытие огромного револьвера отливало чеканкой, а по краю зева еще струился дымок.
  В косяке двери, прямо напротив, образовалась внушительная дыра.
  К счастью (или несчастью), главком Кеи Ибара (в котором Саня мог бы узнать повелителя терний) не пострадал. Отделался сильным испугом и икотой. Еще бы, такое не каждый день случается (примерно через два - у Ибары врагов было больше чем колючек). Держась одной рукой за стену, а другой за стенающее сердце, одиозный главком хрипло спросил:
  - Что, черт вас побери, здесь происходит?
  Слова застряли у него в горле при виде гигантского громобоя, дуло которого угрожающе смотрело ему прямо в лоб. Ибара узнал в его владельце вампира Александра, и резко пожалел, что не составил завещание. Ротовую полость заполнил привкус уксуса, выделяющегося в составе слюны в моменты сильных волнений...
  Из-под локтя главкома вылетела хрупкая девичья фигурка и бросилась к умирающему юноше. Нага вскрикнула, становясь ей наперерез:
  - Стоять! Ты зачем сбежала из своей палаты? Неужели шишка и сотрясение мозга неожиданно исчезли? Немедленно возвращайся в постель - больным положен покой!
  Пока Нага уговаривала девушку, рука, державшая револьвер, бессильно обмякла. Раздался монотонный писк. И без того слабый пульс на кардиограмме замер ровной линией.
  Пришелица оттолкнула медсестру и директора (который от мощного импульса, никак не ожидаемого от хрупкой девушки, влетел в стену рядом с Архивариусом, оставив в обоях крупную вмятину с драными разводами). Упав на колени возле койки, она прижала руку юноши к своим губам. Не ощутив толчков крови, в ужасе закричала на Нагу:
  - Госпожа врач, вы обещали позаботиться о ранах моего спасителя, а не ставить на нем опыты!
  Девушка все еще пыталась нащупать пульс, но чуда не происходило. Ее совершенно не заботили сдавленные оправдания Наги. С первого взгляда можно было с уверенностью определить - барышне от рождения привили дворянскую жилку...
  Торо угрюмо спросил у главкома:
  - Ты чего здесь забыл, кактус? - Он всерьез надеялся, что противного главкома тихонько пристрелят, а он притворится, что ничего не видел. Не судьба.
  Ибара привычно игнорировал физрука (между ними издавна стояла непреодолимая несовместимость характеров), обмахиваясь тоненькой папочкой.
  - Уважаемый Клавдий, я принес ваши документы. В этом году много новеньких, общежития забиты, поэтому Александр будет жить в старом доме на горе... Ах да, вот копия для парня. Трудно пришлось - я плохо разбираюсь в этом языке, пришлось просить помощи у лингвиста... Клавдий, вы меня слушаете?
  Асмодей смотрел во все глаза на вампира, и вдруг, скрипуче захихикал.
  - Ну, если человека нет, то и проблемы нет. Я буду очень признателен, если мне позволят осмотреть этот револьвер для будущих поколений. Мертвецу он всяко больше не нужен.
  Торо всхрапнул и набычился. Принялся засучивать рукава, тихо бранясь сквозь зубы. Ругательства были самыми разнокалиберными, из арсенала как минимум пяти стран. Самыми пристойными из них были: "порешу старого маразматика", "замшелый хрыч" и "мухомор гнилой, кочерыжка старая, хрен усохший, старпер..."
  Чтобы довести этого, умевшего сдерживать свою неистовую силу, демона до смертоубийства нужно очень постараться. Он мог подбить обидчику глаз или же сломать пару ребер, но никогда не марал свои руки кровью... Однако дедуле это легко удалось.
  Нага набросилась на тренера сзади и повисла у него на шее, неразборчивым лепетом уговаривая Торо успокоиться.
  Подлунное воинство не было столь мягкосердечно, как могло показаться, но ему не был чужд дух коллективизма. Факт в том, что нечисть малочисленна, поэтому любит собираться группами (об этом прямо говорит кинематограф и игровая индустрия). Сколько бы демоны и другие ее представители не грызлись между собой, они подсознательно осознают свою общность в отношении к людям.
  На этой почве не раз случался определенный выверт психики.
  Вся нечисть, попадавшая в поле влияния гипотетического индивида, на время становилась его семьей (или чем-то близким) на уровне инстинктов! Поэтому потеря одного из членов своего маленького социума била по его рассудку со страшной силой.
  Торо был одним из немногих, кто подвержен этой редкостной реакции - быстро впадал в состояние берсерка!
  Асмодей, не подозревающий о нависшей над ним угрозе, начал вставать с табуретки, чтобы запечатлеть необычный вид оружия.
  Готовой начаться междоусобице помешал директор, наконец победивший сковавшее его полуобморочное состояние. Выковыряв свою спину из стены, Тачибана окончательно утратил самообладание. Со свистом втянул в себя воздух, багровея.
  - Какая еще проблема?!! - Под конец фразы эхо гремело по всему медицинскому корпусу.
  Директор опустил ставшую жутко тяжелой руку на плечо Архивариуса, мешая тому встать. Дедулю моментально припаяло седалищем к табуретке, но он даже не подумал возразить. Себе дороже...
  Студентка всхлипнула, краешки глаз увлажнились - вот-вот хлынут слезы. Сбивчиво заговорила:
  - Этот мальчик без задней мысли пожертвовал своей жизнью ради меня! Защитный купол отталкивал его до последнего, но он храбро бросился спасать меня от камнепада, и отнес в безопасное место, после чего наступило полное истощение... Это неправильно. Нет. Люди не жертвуют собой ради нас, это ошибка! Он такой же, как мы. Он такой же!
  У Торо опустились руки, и сам он как-то съежился. Нага, осторожно съехав по его спине, подошла к убитой горем девушке и аккуратно приобняла ее за плечи.
  Тут в тишине прозвучал едкий голос Асмодея. Он вполголоса напевал:
  - ...какой танкиста был конец.
  Если что и могло произвести большую волну гнева, чем открытое издевательство над мертвецом...
  Раздался низкий горловой рык:
  - Per bacco! - У Торо отказали все тормоза - он быстро рос в размерах. От напора мышц треснула по швам футболка, жесткая поросль поползла по рельефно выразившемуся загривку. Он приготовился разорвать старика на сотню маленьких Асмодеев...
  Преображение прервала холеная женская ладошка. Она всего лишь коснулась его шеи, но физрук натужно вздохнул и вышел в коридор. Гулкие шаги еще долго раздавались по коридору - сложилось впечатление, что там ходила ожившая греческая статуя.
  И саму Нагу злость не обошла стороной - ее ногти заострились, превращаясь в подобия синих игл, а лицо покрылось тончайшей вязью, нанесенной на кожу золотой пудрой и черной смолой. Так же быстро она вернулась к человеческому облику, совладав с чувствами.
  А у Тачибаны все случилось наоборот - начисто смело рукав на правой руке. Асмодей задавлено захрипел, все же с научным интересом взирая на когтистую лапу, покрытую крупными заостренными чешуйками и твердыми наростами аж до локтя - там конец самых больших пластинок превращались в костяную шпору. Лапа принадлежала виверне!
  Директор дал маху. Не хлипкого старца стоило удерживать, о нет...
  Разъяренная студентка в мгновение ока оказалась в шаге от Архивариуса. От ее пощечины сухонькую фигурку старика буквально вынесло через дверной проем...
  Асмодей кряхтя воздел себя на ноги, провел рукой по лицу, убирая кровоподтек и, как ни в чем не бывало, отряхнул свой костюм. Спокойно осмотрел дыру, проделанную выстрелом и, с надломом потянувшись, вернулся к кровати парня. 
  У присутствующих еще не прошел столбняк. Поэтому никто не успел ему помешать схватить юношу за свисающую руку и придирчиво ее осмотреть. Много времени это не заняло. Старик поковырял его ладонь коротким когтем напоследок и вынес вердикт:
  - Мертв. Знать не знаю, как бы нам пришлось выкручиваться, приведи он сюда своих сородичей. Так возрадуемся же, возлюбленные дети мои. Кара настигнет каждую особь из расы людей, осмелившуюся перешагнуть наш порог. - Асмодей легонько постучал костяшками по черепу парня. - Упокой тебя твой Господь, сынок.
  Закончив тираду, он заложил руки за спину и почвалал на выход. Типа - я не наглый, просто должность у меня такая, привлекательного в ней мало.
  У студентки глаза начали наливаться багровым сиянием. Но она не успела отвинтить Архивариусу голову...
  Грянул мощный сдвоенный выстрел!!!
  Все мельком глянули на медицинский монитор. Напрасно. Пульса не было. Оружие держали безжизненные руки!
  Нага встрепенулась. Архивариусу может понадобиться медпомощь...
  В противоположной стене коридора появился затянутый пылью пролом с осыпающимися краями. Из соседней палаты раздались громогласные проклятия вперемешку с покашливанием. Старик с натугой поднялся, у него не было заметно никаких ранений, но с губ на подбородок стекала черная кровь - сотрясение сердечной мышцы и разрыв нескольких сосудов от мощного давления. Заживет еще до вечера, если не лечить.
  Архивариус сдавленно захихикал, но его тон был неожиданно серьезен:
  - Вот и все. Я, в конце концов, изучил этот артефакт! Сколько десятилетий упоминания о нем будоражили мой разум, десятки раз он ускользал от моих рук. Не думал, что и за сотню лет нашелся бы оруженосец для этой своенравной игрушки, а вот оно как вышло. Странно только, что это оказался именно этот отрок. Судьба...
  Главком с изумлением смотрел на Асмодея как на окончательно сбрендившего психопата.
  - О чем вы говорите, почтенный? Какой уважающий себя артефакт подчинится людям? Этот мальчишка считает себя человеком, и я располагаю подтверждением тому...
  - Да какой из него человек? - только отмахнулся Архивариус. - Он просто запутавшийся в хитросплетениях жизни мальчуган. Воздушный змей с оборвавшейся нитью. Шестеренка, потерявшая свое место в часах...
  - Это, конечно, очень поэтично, но нам нужны доказательства, а не бесплотные рассуждения, - заметил директор.
  - Доказательства вы уже прохлопали ушами, - грубо отрезал Асмодей, недовольный тем, что его речь прервали. - Право называться словом "человек", характеризующим личность, а не расу, монаду, несущую в себе частичку высшего созидания, еще нужно заслужить. Если же вы имели ввиду именно принадлежность к виду млекопитающих, то нормальные "люди" от таких повреждений сразу умирают.
  - Не вижу различий - он мертв. Внесите ясность, - попросил главком.
  - Еще вчера я мог с уверенностью сказать, что этот парнишка - натуральное чудовище. Астрал содрогался от малейших проявлений его Ауры. Сейчас это неважно. Как произнес один писатель: "истина редко бывает чистой, и никогда простой". Так уж ли важно кем он был? Меня более интересует, кем он стал... и не сломался ли? Мотылек вернулся в кокон, и превратился обратно в гусеницу. Станет ли она опять бабочкой, мне не известно... Тем не менее, я с гордостью принял бы эту "гусеницу" в Высшую Академию Энфер, без каких либо экзаменов. С легкостью рассеять голодного духа без ущерба для поглощенных им субстанций, это знаете ли, выходит далеко за грани возможностей человечества...
  Директор Тачибана через каждые два слова порывался вставить вопрос, но хорошее воспитание подсказывало, что старших перебивать невежливо. Кеи Ибара был менее сдержан, но, перехватив предупреждающий взгляд Наги, он предпочел перетерпеть.
  Асмодей, между прочим, продолжал словоизлияние:
  - ...его виртуозная манипуляция локальными черными дырами, высшим разделом непредсказуемой магии Тьмы, достойна преклонения. Ну да ладно. Я бы дал свое согласие на любое безумство с участием этого мальчика. Конечно, если бы он выжил...
  Архивариус не успел закончить. Юноша стал заваливаться лицом навзничь, утянутый тяжестью двух револьверов. Студентка обхватила его за шею руками и горячо прижала к своей груди. Нага тяжело вздохнула и нежно погладила шелковистые волосы девушки, проводя рукой по длинным локонам с растрепанными концами.
  Директор не стал мешать прощанию, и махнул призывно рукой, мол, пошли отсюда, поищем более пристойную для размышлений и диспутов обстановку.
  Нага осторожно спросила свою подопечную:
  - Этот мальчик был твоим другом?
  Девушка улыбнулась горько.
  - Друг? Какое смешное слово. Мне никто не нужен, и я никому не нужна. В подобных условия дружба невозможна. - Дальше ее тон кардинально изменился: - Но рядом с этим юношей я смогла забыть о границах отчуждения...
  Тачибана вдруг покрылся холодным потом, как и впрочем, все остальные. Смерть ученика - смерть для Академии. Если срочно не предпринять необходимых мер и не поставить информационную блокаду...
  Внезапный писк заставил всех нервно подскочить. Писк сменился неравномерными тихими ударами. На экране амплитуды сердцебиения, кардиограмма еле-еле отрывалась от сплошной линии, но пульс был! Демонов разом отвлек резкий порыв ветра - воробей, своим тельцем ударивший в окно. Когда взгляды снова скрестились на чудом воскресшем теле, чудовищных серебряных револьверов снова не было...
  Первой встрепенулась медсестра. Замахала руками, вскрыла новую пачку стерильных бинтов, забегала по палате, метушась - рабочая обстановка появилась. Не мешайте мне - я при деле. Кто не спрятался, пущу на пособия для будущих эскулапов.
  - Сворачиваем дебаты! Все на выход, здесь будет проходить срочное мед обследование. Я присоединюсь к вам максимум через час. Если нету никаких неотложных дел, ждите меня у янтарной арки, там достаточно места чтобы все поместились с удобствами. А ты Сакура, останься, пожалуйста, поможешь мне немного...
  Демоны молча, гуськом потянулись на улицу. Сзади гулко бахнула дверная рама. За закрывшейся дверью раздавались возбужденные переговоры.
  Асмодей самодовольно ухмыльнулся и помассировал подбородок:
  - Он не смог покинуть на других свою работу, слишком многого еще не сделано. Эбису, давай-ка соберем всех, кто причастен к сегодняшнему. Скажем... на референдум по поводу чрезвычайного происшествия.
  Все промолчали.
  - Я, по всей видимости, успел за утро поссориться с целой кучей людей. Как бы чего не вышло. Наш тренер может даже обидеться. Пригласим и его тоже на всякий случай.
  Директор в недоумении потряс головой.
  - Я никогда в вас не сомневался, но может, я чего-то не понимаю? Разве обязательно было так перегибать палку? Представляете, у меня снова осколки окна по всему кабинету валяются, но я же, на людей не бросаюсь с бессмысленными требованиями предоставить мне виновных. Просто в этот раз я его замурую, и поставлю кондиционер, а заодно и раскошелюсь на новые лампы...
  - Увы, но это так, немого переиграл. Мальчик слишком ценен, и он еще сыграет свою роль в нашем общем будущем, нельзя позволить ему скончаться прямо у нас на руках, из-за собственных артефактов и халатности руководства. Нет гарантий от случайностей, но сейчас все более-менее в порядке.
  - Так зачем было самим доводить его до клинической смерти? Я вообще не понимаю, что сегодня твориться. Первый раз за мою недолгую жизнь, я вижу столько посетителей в палате у Наги. Да она никогда не пускала больше двух на весь корпус и всё равно брюзжала, что все мешают покою больных. Тем более, стоит себе, как ни в чём не бывало, и рассказывает посторонним анекдоты. При почти помершем пациенте! И на мой вопрос отвечает, что пациент не лечиться. Что же она тогда делает? При чем эти револьверы и откуда они появились? Что за глупости сегодня с утра происходят? Да я...
  Монолог был прерван:
  - Если хочешь знать все и сразу, то потом сам будешь все пересказывать остальным. У нас демократия!
  Директор почесал лоб и согласился на временное отстранение от стратегически важных данных.
  - Могу сказать только, что маленькая Кири очень долго сопротивлялась моему плану.
  Тачибана только вздохнул.
  - Тогда только один вопрос. Что, черт возьми, за досье вы мне послали перед этим?
  На лице Архивариуса расплылась довольная улыбка.
  - Нельзя было испортить все раньше времени. Могу только сказать, что мы приобрели двух очень весомых на мировом уровне студентов. От этих детишек зависит будущее Энфер...
  
  Компания из трех человек расслаблено валялась на египетских диванчиках, импортированных еще в прошлом веке, медленно потягивая через трубочки тоник собственного производства. Тела буквально утопали в мягкой ткани роскошных подушек. В павильоне царил приятный полумрак, что абсолютно не мешало им отчетливо видеть друг друга. Многие демоны прекрасно видели в темноте, а те, кто не умел, могли изменить это досадное упущение, используя множество разнообразных способов...
  Директор уже успел сменить испорченный кумачовый костюм. Теперь он облачился в короткое пальто с высоким воротником, широкие шаровары и подобие легких ботиков с большими пряжками в виде стилизованной медной бабочки. Талия перетянута полосой узорчатой материи, ее концы свисали аж до правой щиколотки. Шея была укрыта любимым шарфом, а руки спрятаны в дорогую муфту из шкуры экзотического зверя. Наряд довершали модные очки и стянутые в пучок волосы. Хозяин Тачибана дергался на каждый шорох и нервно оглядывался по сторонам.
  - Кеи, ты говорил, что все будут через десять минут, прошло уже больше получаса. Где их может столько носить?
  Господин Ибара только повел недоуменно плечами.
  - Откуда я знаю? Мастер Иванов сказал, что придет как только осмотрит место событий. Его очень интересовали останки противника наших подопечных. Он спокойно пропустил мои слова насчет того, что дух полностью рассеян непонятно где, а Коридор временно непригоден. Там все разрушено. Торо видел, как завалился верхний этаж. Он даже не сразу сообразил поискать выживших. Одним словом - три класса церковно приходской. Я не знаю, как он вообще может связно говорить, если не использует даже то немногое, что подарено ему природой.
  - Он-то как раз успешно использует. Наверное. Кто-нибудь пытался проникнуть в Академию сегодня?
  - Без понятия. Я провел небольшое расследование, но посторонних замечено не было. Другое дело наши собственные ученики. Они запросто могут рассказать своим родственникам, а там дальше "испорченный телефон" и пошло-поехало. Результаты будут видны со временем...
  В павильон зашел худой мужчина с длинными волосами и короткой, элегантной бородой, мусульманской наружности. Правда одет он был в непростое японское кимоно, белые перчатки из тонко выделанной кожи и почему-то банные тапочки, что не особо сопоставлялось с верой в Аллаха. Он сразу направился в занятый троицей угол. Подходя, небрежно кивнул директору, коротко поклонился Архивариусу и плюхнулся на диван рядом с Ибарой.
  - Чего впотьмах сидим? Как дела, Кеи? Есть какие-то новости о жене?
  На лицо главы студенческого комитета налетела темная тучка.
  - Без изменений, Регул, а твой сын?
  Теперь настала его очередь меняться в лице. Правда, то же почему-то сделал и Асмодей. Директор осторожно перевел на него взор, склонившись над своей чашей с чаем...
  Демон, названный Регулом, вздохнул и достал из широкой складки пояса длинную трубку. Неспешно набил ее табаком из кисета и прикурил от бумажного фонарика. Попыхтел немного, но, не добившись желаемого результата, сменил на простую сигарету. Сделав несколько сильных затяжек, с удовлетворением откинулся на высокую спинку.
  Директор цокнул языком:
  - Я всегда говорил, что курение тебя погубит.
  Регул только передернул плечами, ничуть не обидевшись.
  - Отцепись Эбису, и без тебя тошно. Сплошные расходы, перенапряжения, ноль отдыха. Одно утешение - цены на наше золото и платину растут, а на серебро инквизиции - падают. В остальном... Сегодня говорил с Настей - тело Артура в том же состоянии и не заметно никаких изменений. Чисто эмпирические наблюдения, никаких фактов, никакого продвижения, ноль реакции. Похоже, что еще один год я не вынесу...
  Начальник внешней разведки, уже больше пяти лет, был неутешно осиротевшим отцом. На начальной фазе открытия людям доступа в Астрал его сын был одним из тех, кто тестировал первые версии таблеток стабилизации. Кроме магов в мир волшебных материй попасть напрямую было почти некому, приходилось проводить исследования, подыскивая возможность переселить туда сначала демонов, а потом и всех желающих. Мальчик оказался одним из многих, кто испытал на себе побочные эффекты недоделок - он так и остался в Астрале, оставив по себе лишь впавшее в кому тело. Жена Кеи Ибары попала в сходное положение, но была утащена туда вместе с плотью! Их до сих пор не могли отыскать, а ведь таких случаев было множество...
  Асмодей заинтересованно спросил:
  - Ну и как там наша Владычица Медной Горы? Не скучает?
  - Вообще-то у них там тоже свои заморочки. Сказала, что какие-то поиски идут среди новых учеников, помогают Храму с нелегальными эмигрантами...
  Энфер была не единственной академией для "одаренных". Супруга Регула являлась директором Медной Горы - огромного комплекса в районе Урала, в России. Также одна стояла в Мексике, ввиду самого тяжелого и поэтому предпочтительного для боевых тренировок климата, выбранной рыцарями-демонами Храма - больше похожего на концлагерь с усиленной защитой, чем на высшее учебное заведение. Круг имени Александра Каллиостро - закрытое общество для аристократии, владеющей магическими способностями. Он находился под патронатом гильдии магов и был в расположен в  западных лесах Великобритании - Black Oak. Об остальных, более мелких, не было даже смысла вспоминать - слишком много, а по факту незначительных...
  Начальство Академий постоянно грызлось между собой, выхватывало из-под носа самых лучших учеников. Без сомнений, это походило больше на вооруженную войну, чем мирное сосуществование и дружеские отношения. Но так уж сложилось. А менять расклад никому не интересно.
  - Ты ей ничего не говорил о прорыве голодного духа? - для проформы спросил Ибара.
  - Нет, я разговаривал с ней утром, тогда еще ничего не произошло. После того как ходил на могилу матери... Вы можете себе представить? Там посреди кладбища такая мощная печать очищения, что у меня всю дорогу глаз дергался, и мурашки по спине бегали. Зато ни одного призрака, и даже дикие твари все разбежались в радиусе трех миль. Я специально проверил насчет границ влияния!
  У Тачибаны глаза начали усиленно вылезать из глазниц, правда, он попытался это скрыть, еще одним глотком из чашки, утопив глазки на дне.
  - Ну да ладно, и чем она там может питаться? На кладбище издавна выжжены все линии силы. И кстати, сколько лучей у звезды?
  Регул сделал неопределенный жест.
  - Шайтан его знает, рисунок довольно прост по фигурам, но... Скажу так. Там в центре жирно наведен большой круг, в него вписан равносторонний треугольник, в него, в свою очередь, точно посередине катетов вписан еще один. В каждом из маленьких треугольников нарисованы глифы чистоты, спокойствия и свободы от тьмы, а может от греха? Я не силен в начертании магических фигур. Внутри круга тоже знаки, но их я вообще не понял. Никаких аналогов я не знаю. Разве что у скандинавов что-то похожее, но только отдаленно...
  - У звезды очищения нет лучей? Ты что, смеешься, так не бывает! - У господина Ибары явно начали проклевываться смутные сомнения. Что-то ему это напоминало...
  - Не перебивай, я не говорил что их нет. Их даже слишком много.
  У Асмодея загорелись глаза:
  - Сколько, девять?
  Регул покачал головой и еще раз затянулся полно грудью. Только выпустив несколько колечек дыма, он соблаговолил ответить:
  - Ага, разогнались шибко... Их много. Очень. Вокруг Основы начертаны треугольники. Один в один, шестерней. Этого невозможно передать. Это идеал. Как спицы в колесе у велосипеда, но если их мультиплицировать пока не останется просвета между вершинами...
  У Асмодея из рук выпало яблоко, которое он сосредоточенно чистил маленьким ножиком. Как самый старый он лучше всех понимал ситуацию. Древние Пентаграммы, особый вид начертательной магии, по сложности идут от трех вершин и выше. Самой сложной считается восемнадцать вершин, и то такие пентаграммы можно посчитать по пальцам. Очень многие факторы нужно учесть, чтобы обуздать их силу.
  - Ты пытался посчитать венцы? Если нет, то завтра я сам пойду, проверю, надеюсь, она не сотрется до моего прихода.
  - Не волнуйся, я считал не один раз, но почему-то каждый раз сбивался. Ошибки быть не может. Там шестьдесят четыре вершины.
  У старого демона было множество моментов в жизни, когда он мог поседеть в момент, но до сих пор его волосы сохранили здоровый маслянисто-черный цвет. Все же он отыскал взглядом зеркало на стене и с облегчением выпустил воздух... из легких. Обошлось.
  - Скажи мне, что тогда у нее в центре, что служит питанием? Я должен это знать!
  Асмодей слукавил, он все равно уже решил сам обследовать эту конструкцию. Нельзя нарушать чистоты эксперимента. Но как хочется...
  У Регула потемнел взор.
  - Там несколько волосков. И еще... Я думаю, что это некая жидкость. Она впиталась в землю, и невозможно различить. Но я уверен, что это кровь. Три капли.
  У директора задрожали руки. Кровавая магия! Маги крови считаются самыми выдающимися чародеями. Их способности базируются на подражании вампирам. А именно - превращении своей крови в бассейн манны! Для этого требуются колоссальные познания в тайных искусствах и доскональном знании своего тела.
  Ибара щелкнул пальцами, заставив всех посмотреть на себя. Обреченно проронил:
  - Я, кажется знаю, кто это сотворил. Вряд ли кто-нибудь кроме нашего общего друга мог сподобиться на подобное. Вы знаете еще одно воплощение короля богемы - вампира аристократа, с полным комплектом знаний крови? Насколько я знаю, ни один Носферату больше в округе не обретается.
  Регул взволнованно встрепенулся. Видеть столь солидного человека в растерянности было довольно смешно.
  - Кто-то из нас оказался вампиром? Я не мог себе даже представить...
  Асмодей прикрыл глаза рукой.
  - Успокойся, ненормальный, сейчас подойдут остальные, и я все расскажу.
  Мужчина недоуменно уставился на старика:
  - У нас внеочередное собрание? Почему тогда мне никто ничего не сказал?
  Настала очередь Ибары возмущенно отвечать на вопрос:
  - Ты сам вечно непонятно где бродишь, и неизвестно еще с кем. Как я должен был информировать Талою? У меня только одна заместительница, болван! Она и так с ног сбилась, пока отыскала Дрона. Да и не вовремя все это. Я не хочу ей ничего рассказывать. Девчонка запросто может поделиться с одноклассниками, а нам этого не надо.
  Регул мученически подал очи к небу. И перешел обратно на свой конек, забыв обо всем остальном.
  - Я все еще не нашел проекции Артура в Астрале. Всю ночь бродил от города к городу, обойдя больше половины Таиланда, но опять ничего не разузнал. Это переходит в раздел предсказуемости. Мы с женой уже почти потеряли надежду. Он должен был хоть как-то дать о себе знать, но вот уже восемь лет прошло. Я совсем не уверен в успехе... Ладно, надо кончать разводить сантименты и подтереть сопли, пока у меня не началось истерики - у нас гости.
  В павильон ввалился Доминике дель Торо. Вместе с начальником исследовательски-конструкторского отдела Дроном Ивановым, имеющим международную степень профессора человеческих технологий. Оба о чем-то взбудоражено спорили. Лица у них по цвету напоминали помидоры. Да и, в общем, демонов можно было принять за братьев. Только русский более тощий, жилистый. В отличие от испанца, предпочитающего даже в повседневной жизни носить свеженькую спортивную форму, Иванов вечно таскал один и тот же белый рабочий халат с уймой потайных кармашков, вязаный свитер с воротником под горло, мятые джинсы и кожаные туфли не первой свежести. Дрон носил маленькие круглые очки-жестянки и серебряный крестик, чего мало кто себе мог позволить.
  В руке у Доминике моталась полупустая бутылка. У Дрона их было две. Видимо они уже изрядно к ним приложились и теперь были "слегка веселые". Оба без приветствия, только подняв в жесте "Аве Цезарь" руки с бутылками,  приземлились на самый большой, центральный, диван. Регул неодобрительно посмотрел на Торо. Но первым подал голос Тачибана:
  - А я думал, что здесь собрались якобы взрослые люди... Доминике, у вас завтра намечался поход в горы с ночевкой. Разве правильно будет путешествовать с тяжелой головой?
  Торо только беззаботно пожал плечами, а Дрон неспешно поставил почти пустые емкости на пол. Взамен он по очереди достал еще четыре. Из отворотов халата.  На низеньком столике появились небольшие стаканчики с гербом Академии. Демоны недоуменно захлопали глазками. Как он изловчился притащить все это, ни разу не звякнув стеклом?..
  Дрон довольно зажмурился, залпом хлопнув по очереди три стаканчика с неизвестной жидкостью. Опустевшую тару в объеме 0.25 он просто на секунду сжимал в руках, получая небольшие шарики почти правильной формы. Ими он мастерски жонглировал одной рукой пока выпивал четвертый стаканчик. Признаков расстройства вестибулярного аппарата у него бесспорно не наблюдалось. Торо успел прикончить еще три стопочки, пока директор не спохватился.
  - Андрей, ты плохо влияешь на окружающих...
  Договорить не успел. В руки ему ткнулась наполненная емкость. Тачибана недоуменно принюхался и невольно восхитился. Вот уж зазнавшиеся паразиты!
  Грянул сдвоенный хохот. Клоуны, блин горелый им в глотку. То, что они с таким удовольствием пили, был коктейль кока-кола-бренди, или виски. Только в нем не было градусов. Каким-то образом эти экспериментаторы изловчились убрать вредоносный элемент из любимого спиртного напитка. В нем не было алкоголя!
  Регул заинтересованно понюхал свой стакан и с удовольствием отхлебнул. Через мгновение у него полезли глаза к носу. Уронив стакан, схватился за горло обеими руками, судорожно пытаясь вдохнуть. Эти идиоты одновременно уважительно пожали друг дружке руки и захохотали по-новому. Регул все еще не мог спокойно дышать. Поэтому Мастер Иванов неспешно извлек из кармана халата, в который недавно опустил руку, два предмета размером со страусовое яйцо, топорной работы. Они различались только по цвету и гравировке. Один белый, второй голубой.
  Дрон встал, и эффектно откланявшись, тоном импресарио завопил.
  - Представляю вам самое величайшее открытие в истории! Прошу любить и жаловать, наш новый источник доходов на ближайшее будущее. Тарам-пам-пам-пам! Это Небо и Облако!
  Асмодей пренебрежительно нахмурился.
  - Не впечатлен. Немедленно привел Регула в норму, неотесанный сумасброд!
  Русский выставил перед собой руки жестом фокусника.
  - Айн момент... Финита ля комедия. - Дважды коснулся купола голубого яйца.
  Раздалось неслышимое простому уху шипение - у араба сразу изменился цвет лица. Вот это финт ушами! Регул вдохнул полной грудью и начал засучивать рукава, чтобы при таране очков Дрона не порезать дорогой материи, но передумал. Интерес победил.
  - Демонстрирую. Это - аппарат для превращения алкоголя в окружающие его элементы. Трансформация происходит почти полностью. Машина сохраняет информацию о каждой молекуле и при желании может произвести обратный эффект, причем значительно его усилив. То есть.... Объясняю. Нам не нужны больше аппараты для дистилляции! Ми берем готовый продукт. Создаем направленный луч. И из бутылки сорокапятки, естественно нашей, а не рисовой водки, ми получаем почти чистый медицинский этанол. Такими темпами можно за час произвести несколько тонн адского зелья и споить всех наших конкурентов к летающим зеленым человечкам...
  Под конец тирады никто уже не мог сохранять серьезное выражение лица. Доминике за это время почти прикончил последнюю бутылку и теперь отсвечивал на всех румяненьким здоровеньким личиком настоящего херувимчика.
  Директор Тачибана отхихикался и сквозь зубы спросил:
  - А почему так назвал?
  Дрон почесал затылок и, достав из бездонного халата еще пол десятка сосудов с топливом, неизвестно как туда поместившихся, не выпячиваясь на фоне ткани, задумчиво и с солидным лицом пощелкал ногтем по голубенькому яйцу.
  - Ну, если Небо включим и направим узенький лучик себе в стакан, сможем пить самопляс и не пьянеть, причем приговаривать бутылку за бутылкой и радостно глазеть на небо, оставаясь абсолютно трезвыми. Ведь в стакане будет что-то напоминающее водку, но по факту являющееся компотом. Не газированная подслащенная водичка. А это дает нам ряд преимуществ на официальных приёмах. Захочешь соблазнить какую-нибудь крошку...
  Получив по шее от хихикающего Торо, резко переключился на второе яйцо. Нежно потершись об него щекой и погладив по корпусу, голосом сытого кота пояснил:
  - ...Вы и так все понимаете. А это друзья мои - Облако! Правда, первый вариант был Белая Горячка.
  Залп смеха ошеломил новоприбывших, возбудив нездоровый интерес. Нага пришла в обществе красивого патлатого человека с двухдневной щетиной на щеках.
  Габриель Дорчетт - канадец, смотритель всех прилегающих к Академии территорий, и по совместительству учитель биологии... или чего-то в этом роде. Этот предмет вели все кому не лень, включая Ибару. Насчет того как разделывать животных он знал все. Про анатомию человека располагал сведениями, чуть ли не объемистее чем сама Нага. Среди учеников бытовали страшные истории, впрочем, не имеющие под собой почвы, про всех кто ему не сдал зачет. Говорили, что лесничий их резал до тех пор, пока в теле не оставалось ни капли жизни, резал долго и со вкусом. Причем жертва все чувствовала до самого конца,... Истинного облика учителя не знал никто. Он просто появлялся на своих уроках и за дверью моментально исчезал. Лицо учителя являло собой маску отчужденности и сатиры. Что было бы опрометчиво присуждать, учитывая его скрытность. На сером джемпере отпечаталась большая темная клякса. О том, что джинсы когда-то были черными, напоминали только краешки карманов. Расхлябанные кеды были столько раз штопаные, что стали похожи на труп Франкенштейна.
  Регул перевел взгляд с медсестры на сигаретный бычок во рту и спешно его проглотил, не дожидаясь реакции на добровольное душегубство своего здоровья. Обычно эта "сестра милосердия" от подобного зрелища впадала в буйство и могла намного быстрее тебя угробить, чем ты сам...
  Нага что-то увлеченно щебетала, но при виде количества тары на столе переменилась в лице. Мужчины поняли, что смерть где-то рядом. Дрон по-быстрому хлопнул по макушке голубого яйца и попытался спрятать его в карман халата.
  Не тут-то было! Медсестра железной хваткой уцепилась за его руку. Конечно, она просто должна быть сильной, чтобы совладать со своими подопечными, многие из которых превосходили по мощи африканских горилл, причем намного!
  Дрон обреченно повернул к ней голову, заискивающе улыбнувшись. Нага ласково разгладила на нем мятый халат, заставив славянина похолодеть от ужаса. Все тактично отвернулись, боясь посмотреть ей в глаза. На столе быстро росла батарея разнообразных бутылей, фляг и запечатанных пробирок, выуженных из одежды. Дрон бледнел на глазах. Не обратив внимания на яйцеобразные аппараты, Кирин ласково взяла русского за ухо. 
  Иванов почувствовал отчаянное желание провалиться сквозь землю.
  Но ему повезло. Все услышали звуки частых глотков. Дорчетт, не разобравшись, что к чему, или просто не опасаясь пакостей со стороны Наги, спокойно допил свой коктейль. Торо попытался тихо смыться. Женщина, не глядя, взяла его за шиворот - с такой моторной реакцией как у нее это не было таким уж хлопотным дельцем.
  Лесничий вдруг застыл. Отыскав взглядом этикетку на бутылке, он что-то мысленно посчитал и, совершенно обескураженный, выдал:
  - Что это за "фигня"? - Все демоны уважали русский язык и многие считали своим долгом выучить хотя бы пару матов или известных оборотов речи. Дорчетт был единственным преподавателем в Академии, кроме Дрона, кто знал русский назубок.
  Нага решила, что получила нужные доказательства и радостно оскалилась. Выдающиеся экспериментаторы поняли, что их время в качестве живых истекло. С милой адской улыбочкой она приготовилась нещадно рвать и метать. Не успела.
  - Кири, попробуй и скажи, что ты об этом думаешь?
  От неожиданности Нага отпустила свои жертвы. Те быстренько взяли ноги в руки и на четвереньках перебежали поближе к Архивариусу. Они сделали ставку на то, что медсестра вряд ли поднимет руку на почтенного старца.
  Индуска на дух не переносила алкоголиков, хотя сама участвовала в каждой попойке, имея платиновое здоровье. Она, как говориться, совершенно не пьянела и могла, походя, нокаутировать своих менее или более трезвых друзей. Пока она дегустировала временно безалкогольный напиток, Дорчетт обратился к притихшим собутыльникам.
  - Представляете, меня сегодня по очереди отделали все сегодняшние новоприбывшие.
  Грянул нестройный хохот. Регул чуть не подавился мундштуком своей трубки, который жевал в надежде заменить вкус сигареты. Метод ведения боя ловчего был особенным и часто не подразумевал никакой стратегии, что служило причиной его редких, что особенно странно, но из-за этого особенно чувствительных проигрышей.
  Смотритель продолжал свой рассказ, абстрагировавшись от насмешек. Наверное, ему просто нужно было выговориться.
  - Я пробовал разные тактики, но в итоге до исподнего промок, потом замерз, следом из меня чуть не сделали фарш. Когда я попробовал подключить Рикку, то казалось, все налаживается,... Наверное, сегодня день такой. Наша цель, выслеженная, наконец, за последние три дня, объединилась с каким-то мальчишкой. Возможно орком. Он на чудо хорошо отреагировал на мою атаку и, помотав нас в воздухе одной рукой, как щенков забросил в могильники. С такой выдающейся силой мне не тягаться...
  Асмодей встрепенулся.
  - Вы были на старом кладбище? Ну и отчаянные же! Не замечал там чего-то необычного? Мертвых с косами, адских гончих, извергов?
  Дорчетт почесал свою щетину и задумчиво произнес:
  - Ну, вообще-то я не мог сменить форму, да и зубы как от песка во рту чесались. Может этот парнишка странный? Да... там был еще один. Он вытащил из воздуха здоровенный "Магнум" и чуть не отстрелил мне голову. Я думаю, что нужно завязывать с этими играми.
  Нага с ужасом произнесла:
  - Надеюсь с Риккой все в порядке?
  - Ни царапинки, отделалась небольшой шишкой, ударившись о монумент Стражу Пределов, - бесстрастно подтвердил ловчий.
  Асмодей переглянулся с Тачибаной.
  - Вот те на... "Магнум", говоришь?
  Смотритель с удивлением воззрился на обоих:
  - Ну да, мощный такой пистолет. Разрывные боеприпасы. От попадания остается здоровенная дырка. Пробивает хорошую броню с одного выстрела.
  - Опиши нам этого человека!
  - Высокий, беленький, клетчатая рубашка, ковбойская шляпа.
  Демоны недоуменно переглянулись. Регул даже принялся снова раскуривать свою трубку с длинным чубуком.
  - Этот фрукт явно не наш мальчишка, а орком я его даже представить не могу.
  Сзади пьяно икнула Нага. Асмодей с удивлением на нее воззрился. За его спиной послышался шлепок рукопожатия. Обернувшись, старик заулыбался. Пока медсестра наслаждалась выпивкой, Дрон успел стянуть со стола белое яйцо и теперь довольно ухмылялся, подняв вверх большой палец. Асмодей шепотом поинтересовался:
  - Что она в итоге пила?
  Доминике оскалился.
  - То же что и все.
  Старик в ответ нахмурился:
  - Тогда почему захмелела? Ты точно не подливаешь масло в огонь? Нага тебе все припомнит. Жди, что тебя удушат бинтами и повесят над входом в лечебницу.
  Дрон аж светился блаженством, не слушая Архивариуса. Он с упоением клацал то по одному яйцу, то по другому, направив невидимые проецирующие лучи на ничего не подозревающую жертву.
  Старик попытался сохранить остатки солидности, но посмотрев на икающую Нагу, у которой через каждые две секунды менялось выраженные лица, закрыл лицо руками и тихо зарыдал от смеха. Ничего не понимающему директору хватило двух взглядов. Один на Торо, второй на Дрона. Отвесив каждому по щелбану, отчего у них на лбах сразу выскочили здоровенные синие шишки, забрал опасные игрушки и спрятал под пальто.
  Отсмеявшись, Асмодей сделал приглашающий знак рукой. Начинай мол.
  Директор прокашлялся, чтобы привлечь общее внимание. Когда все расселись по местам и успокоились, он торжественно произнес:
  - Объявляю новый учебный год официально открытым! Сегодня прибыли последние (в принципе) наши студенты. Так что можно сказать у нас теперь полный комплект. Имеется даже некоторый переизбыток. Так как мест в общежитиях не хватает, я намерен временно поселить часть учеников в своем доме. А за это время мы отреставрируем старое женское общежитие возле горячих источников. Сейчас там уже начаты роботы. Как и в доме термалов - мы с Дроном перевезли туда всю необходимую технику и даже оставили запас продуктов. Осталось только немного обновить стены и сделать косметический ремонт. Первая жилая комната уже готова и я также приписал туда одного нашего студента. Мы поставили там зомбоящик, и думаю, он останется не в накладе, а получив в свое распоряжение и вечную собственность такие "хоромы", не захочет уехать,... Церемонию открытия учебного года проведем в следующую субботу. Нам нужно сделать еще несколько неотложных дел. И надеюсь за это время наш главный гость, персона, так сказать V.I.P уровня,  полностью оправиться. Вот такой у нас прекрасный повод упиться вусмерть...
  Половина комитета недоуменно воззрилась на него, ожидая продолжения.
  Смотритель почесал затылок:
  - Я, наверное, единственный кто не в курсе. Может, объясните мне, кто может быть настолько важен, что пришлось на неделю отложить столь необходимый для всех нас праздник? Впервые "первый звонок" пройдет так поздно...
  Торо уже начал догадываться о ком идет речь и вопросительно взглянул на Асмодея. Старик с достоинством кивнул. Регул затушил трубку и с интересом воззрился на Тачибану.
  - Вам что-нибудь говорит фраза "Обратись в пепел"? (Коронная, визитная карточка Александра)
  От удивления Регул высыпал всю табачную золу себе на одежду вместо пепельницы.
  - Вы все же сумели его найти? Он согласился к нам приехать? Когда я смогу его увидеть? - Нервный треп мусульманина вызвал тот же вопрос у лесника.
  На лицо директора опустилась завеса мрака.
  - Он уже здесь, но...
  Регул прямо засветился:
  - Так это же чудесно. Наконец-то я хоть в чем-то обставил свою дорогую женушку... Да у нее инфаркт будет, не дай Аллах, если узнает, что Носферату станет частью Энфер. Я больше не буду потакать ничьим прихотям, никто не станет плеваться на Энфер. Да я теперь смогу свысока посмотреть на Маркуса Кригана! Этот чертов тамплиер уже неделю пыжиться из-за того что в его ряды вошла германская принцесса. Сэр Кай Эдвардс теперь может идти со своими аристократами в одну всем известную нехорошую, темную и зловонную пещеру...
  Кирин тихо взяла его за краешек рукава, прервав нездоровую жестикуляцию.
  - Держи карман шире. Все не так просто, успокойся. То, что он здесь еще не значит, что он захочет остаться. Особенно в виду последних событий. А после подобного о нас может сложиться не самое благотворное мнение.
  Мужчина ошеломленно на нее воззрился:
  - Что ты имеешь в виду? Неужели вы уже успели свести все наши предшествующие усилия на нет? Да вы хоть понимаете, что с него надо пылинки сдувать?! Я столько времени потратил на то чтобы собрать в Академии всю элиту нашего будущего мира, а вы хотите все испортить? Что вы с ним сделали?! - кричал Регул, под конец уже статуей возвышаясь над диваном, причем неосознанно видимо начал во что-то видоизменяться.
  - Сядь! - Старик исподлобья глянул на демона и, о чудо, тот подчинился, причем тихо сел и нацепил спокойное выражение лица.
  - Не теряем самообладание! Говори, Кири, как его состояние? - Архивариус сегодня был предельно немногословен.
  Женщина неуверенно помяла подол халата.
  - Буду лаконична. Никаких изменений. Лежит наш подранок практически неподвижно, на мои попытки не реагирует. Вегетативная, нервная система функционирует, как у человека, погруженного в глубокий сон. Увечий нет, кровяное давление стабилизировалось. У меня кроме чисто визуальных экзогенных наблюдений ничего нет. По-другому я его исследовать не могу. Пульс на очень низком уровне, но смерть уже не грозит, гомеостаз работает даже очень хорошо. Перед тем как делать какие-нибудь выводы, я хотела бы узнать подробности о том странном происшествии...
  Асмодей прикрыл глаза. Он уже давно был готов дать нужные объяснения.
  - То, что мы видели, зовется в анналах по приблизительных переводах "Слезы Греха", однако вполне возможно, что мои знания языка могли подвести. Этот могущественный предмет обладает подобием собственного разума, и я не знаю, кто забыл его здесь, дожидаться своего звездного часа. Я подозреваю, что артефакт был оставлен одним из основателей Энфер с неведомой нам указкой. Может, приказ отдаться в руки только определенной расе или человеку с особенным видом мышления... Он уже много лет никак себя не проявлял и я так и не смог провести ничего стоящего для апостериорного анализа. Думаю, все вы хоть раз его выдели. Правда, сразу узнать трудно... Знаете перекресток, примерно в двухстах метрах от нынче разрушенного прохода? Так вот. Там среди камней был нарисован странный знак схожий с немецкой свастикой. Вряд ли кто-нибудь заметил его сходство с четырьмя револьверами, соединенными в рукояти. Это и есть наш артефакт. Доминике, ты можешь рассказать нам, что там произошло?
  Физрук задумчиво уставился в пол.
  - Я остановился там, чтобы опустить молодую леди. Она как раз пришла в себя.
  - Ты положил парня на этот рисунок?
  - Да нет, как раз посередине стоял я сам. Я придерживал молодую леди, пока она не смогла сама спокойно стоять на ногах. За это время мальчик так и не пошевелился. Правда, я бы и не заметил никаких изменений. У его крови такой сильный запах, что я даже соображать нормально не мог. Пришлось сконцентрироваться на том, чтобы донести пострадавшего ученика без происшествий, и не дать молодой леди вцепиться ему в горло. Образно говоря конечно...
  У Наги мечтательно закатились глаза, она, наверное, была совсем не против вцепиться не только в горло. Тачибана в ужасе на нее посмотрел.
  - Кири, ты из случайно рагу не приготовила? Или неслучайно?
  Медсестра смущенно захихикала.
  - Нет. - Все облегченно вздохнули. - Только карри.
  Асмодей в последний момент успел перехватить Регула. У того в руке был столовый нож, но даже с таким несерьезным оружием араб мог покрошить девушку в капусту и не вспотеть. Он обучался мастерству обращению с холодным оружием у одного эксцентричного отшельника в Египте и весьма преуспел.
  - Давай по существу, это тебе не шутки! - Старик указал взглядом на отобранные острые предметы.
  - Возможно да, а возможно и нет.
  При виде общих "улыбчивых" лиц, женщина решила поберечься.
  - Да жив он, жив. Я просто неудачно пошутила. - Только отмахнулась от неудовлетворенного этим ответом Регула.
  Асмодей хмуро продолжил:
  - Если все помолчат... Так вот. Оружие захватило бессознательное тело, интегрировавшись на уровне, отличном от известных нам стандартных трех измерений, в его руки, что, кстати, незаметно на мониторе зонда, и попыталось взять под контроль. Я уверен, что этого так и не случилось. Волевое сознание отрока не дало полностью прорваться и "Слезы" удовлетворились тем, что просто нашли себе хозяина. А так как без внешнего вмешательства отбросить их доминирование, подчинившее себе управление конечностями, было не возможно, я покопался в памяти и вспомнил один факт. Когда мальчик в бессознательном состоянии выстрелил в Габриеля, утром пришедшего за перевязкой на ребра, это только подтвердило мои догадки. Оружие имеет собственный заряд, фиксированный в стволе, а не в барабане, и пока не растратит его, не может защищать хозяина без длительного накопления энергии. Откуда оно могло знать, что для движения его тела понадобиться жизненная сила хозяина, а не простой контроль Ауры, которой-то как раз нету и в помине. Если срочно не отсечь их узду, мальчика просто выкачало бы досуха. Поэтому пришлось слегка подтолкнуть процесс. Четыре револьвера - четыре заряда. Первый чуть не прикончил нашего смотрителя, второй - главу студенческого комитета. "Слезы" посчитали их главными врагами. Правда, почему Дорчетт, я пока не понял. Оба раза, наводке помешало присутствие посторонних. Первый раз Рикки, сопровождавшей отца, второй - Марии Эванс. Вот такие вот результаты. Одно хорошо - если мальчик выкарабкается, то не останется безоружным...
  М-да, переглянулись демоны... и ничего не сказали. Ахинея, на первый взгляд, и на второй, и на третий тоже. Но магические реликвии причудливы. То, что раньше о подобных штучках никто не слышал, еще не значит, что их не существует.
  Послышался задумчивый голос Габриеля Дорчетта, он очень долго обдумывал слова физрука и читал отчеты, решая, говорить или сдержаться:
  - Я сегодня тоже шел по запаху мощной крови. И по как по иронии, тоже на кладбище. Но это не идет ни в какое сравнение. Странный все же ваш вампир. Добровольно и сознательно регрессировать? Превратить свою жизнь в пытку? На его месте я бы не сделал такой глупости. Каждый хочет иметь больше и больше силы. Разве существует предел? И как его можно было достигнуть в таком раннем возрасте? Не понимаю. Просто не могу. Что же он получил взамен?
  Директор прикинул что-то в уме. Явно что-то не сходилось.
  - Его нравственные убеждения нас не касаются. Опиши нам лучше того "орка".
  - Высокий, шатен, может брюнет, волосы просто тёмные, очки. Широкий в кости. Немного тяжеловат для своего роста. На шее маленький эмалированный крест из серебра. Плеер на поясе.
  Торо смущенно кашлянул. На ладони у него были осколки непонятного электронного устройства. Дрон моментально заинтересовался и, смев алюминиевый мусор с его ладони, начал возбужденно копошиться. Через две минуты он выдал свое заключение:
  - Восстановлению не подлежит. Кто-то слишком увлекся, кроша его молотком. Похвальное усердие. И хотя с этим хламом ничего уже не поделаешь, я мог бы перенести данные на новый носитель.
  Директор уже понял, чье "это" было.
  - Вот и займись. А Доминике тебе поможет. Я надеюсь, что до того момента когда, Он, придет в себя, все уже будет сделано и подано, Ему, на блюдечке с голубой каемочкой. - Сделал паузы, особо выделив.
  Торо потупился, кивнул. Молчавший до этого господин Кеи Ибара разгладил свою кремовую тройку и глубокомысленно произнес.
  - Несомненно, наказать виновных в этом происшествии вряд ли получиться...
  От одновременно вспыхнувших недобрых взглядов он разительно поменялся в лице. Что-то атмосфера накалилась.
  - Если бы я мог что-нибудь сделать...
  Тачибана не выдержал - кровяное давление прыгнуло как олимпиец. Бедный директор элементарно слетел с катушек. Его за сегодня слишком часто выводили из себя, но выпустить пар так и не дали.
  - Так застрелись!.. Могу показать, как прилаживать пистолет к виску! Ты, и только ты, единственный, виноват в том, что Он при смерти и лишился своих сил. Да ты хоть понимаешь, что я должен с тобой сделать за самоуправство?! Парень не только не может спокойно войти в наши ряды, но еще и пострадал из-за нас. Если Носферату не проснется, я собственноручно прослежу, чтобы ты был посажен на кол... как будто это любимая забава у вампиров, я не знаю,... Но думаю, что его душа хотя бы не будет мстить Академии, умилостивившись от этого зрелища...
  С Ибары вмиг слетел весь лоск. Остальные подавленно промолчали. Среди всех присутствующих самым добрым, веселым и всепрощающим был именно Эбису. Если уж он в таком состоянии, то лучше втянуть голову в плечи как черепаха и промолчать.
  Директор начал по капитальному проекту промывать Терновнику косточки. Развитие его психологической истерики очень даже могло перейти в физическую стадию.
  - У тебя задержка в умственном развитии или просто мозг вывесил посушить? Где ты был, когда ты единственный кого мальчик здесь знает? Ему пришлось довериться перевозчику, и без вопросов отправиться непонятно куда, поверив в наше приглашение. Да ты хоть понимаешь, что он самый мнительный параноидальный демон из всех кого я знаю? Учитывая особую самонадеянную логику вампиров, зачастую не отличающуюся рациональностью, отсутствие привычки откладывать действия в долгий ящик и полную самостоятельность, его поспешные решения и нежелание анализа возможных последствий всерьез отдают запахом глупости. Как и у тех, кого я сейчас критикую, - прищурился недобро. - Ты хоть представляешь, что он мог заподозрить, болван ты этакий? Да если у него от беспокойства и недобрых размышлений крыша не отправилась вплавь по морю, то я Папа Римский! Подать сюда митру и сутану!
  Асмодей положил руку ему на плечо.
  - Ну-ну, не надо так драматизировать. Он куда устойчивее, чем любой из нас. И знает толк в верных выводах. А в спокойствии ему можно только позавидовать...
  Директор резко отбросил руку старика.
  - Нечего меня тут успокаивать. Помолчите, пока я не договорил, иначе в моей власти лишить вас рабочих мест. Несмотря на все что мы прошли вместе... Я даже не посмотрю что вы мои друзья. А наберу на ваше место тех, кто будет беспрекословно выполнять приказы. Может они будут не такие умелые и не так сильны, но поверьте, полностью незаменимых людей нет.
  Утихомирив дыхание, продолжил выволочку:
  - А теперь вернемся к тебе, многоуважаемый господин кактусов и колючек Кеи Ибара. Скажи мне, безответственный мой, кто тебя надоумил выгрузить самых перспективных детей нынешнего года за пределами внешнего круга?
  - Я поступал в соответствии с инструкциями. Предписания выполнены, - пробормотал себе под нос Терновник. Грозовая туча нависла над его головой и вот-вот разразится молниями. Перед этим был лишь слабый весенний дождик.
  - Инструкции созданы для тех, кто сам хочет сюда попасть, а не для тех, кого я приглашал лично! А тебе вменяется манкирование своими обязанностями и превышение полномочий. Хочешь конституцию почитать?.. Ладно, духи с ним. Почему тогда ты не встретил их у тоннеля? Ты знаешь, что мне пришлось бы вытерпеть на следующем собрании родительского комитета? Да если бы с этими детьми что-нибудь случилось, тамошние акулы мне голову бы отгрызли. В прямом смысле. Вместо этого ты послал горстку студентов их встречать, при всем том, что были случаи, когда к входам в Академию шли не меньше двух суток. И это еще не все. Зачем ты послал Марию Эванс встречать нашего дорогого гостя? Она прождала там с самого утра, но не могла уйти и оставить своего будущего подопечного на произвол судьбы...
  Чем-то это напоминает шоу "Кто хочет стать миллионером". Только с каждым неправильным ответом ты приближаешься все ближе к плахе.
  - Я считал, что это хорошая идея. Они оба... - Тут по сузившимся глазницам Эбису понял, что его оправдания директору глубоко до фонаря.
  - В итоге она не только промучилась целый день, но и была чуть не съедена ужасным монстром. И кто ее спас? Конечно не мы. У наших преподавателей кишка тонка, выйти против этого чудовища в одиночку. Ну почему было не наброситься всем скопом? А потому что даже вместе мы вряд ли можем хотя бы поцарапать его. И тут бац, проходил мимо мальчишка лет семнадцати и не только не помер сам, хоть и близок к этому, но и спас нашу дорогую гостью и запечатал монстра при помощи собственной ауры. Просто потому, что никого не было рядом, чтобы дать ему совет... Картина. Скамеечка. На ней лежит абсолютно невредимая девушка и рядом полумертвый спаситель. Оба залиты его кровью по самое не могу. И он даже не подумал восстановиться за ее счет. Он предпочел спокойно умереть, но не трогать нашу красавицу! А что было бы, если бы у него не было таких моральных принципов? Да ты хоть знаешь кто ее отец? Кто ее мать? Кто их предки? Да по одному слову этой милой девушки, ее уважаемый родитель сровняет нас с землей, не оставив камня на камне. А ее дражайшая матушка погрузит здесь все на двести метров под уровень моря, сотворив новую Атлантиду. Молись, чтобы она не узнала, кто в этом виноват. И не дай добрые духи, она подумает, что в этом виноваты мы...
  Директор замолчал, чтобы перевести дыхание. В абсолютной тиши послышался сдавленный голос повелителя терний:
  - Моя дочь при смерти. Я поспешил к ней, как только узнал. Они вчера с классом ходили на рыбалку к хрустальному озеру. Не знаю, что там случилось, но она впала в кому, и никто не может внятно объяснить, что произошло. Подозреваю, что это происки ее же однокашников и пострадала она из-за моих погрешностей. Как бы тщательно я ни скрывал свое родство, правда пробилась наружу, выйдя мне боком. Слишком многие имеют на главу комитета злой зуб, если не целую пасть... - Прикрыл глаза рукой. - В пять вечера я получил звонок от Наги. И не знал, что же делать. Пришлось закончить дела, и  бросится к ней так быстро, как только мог. Тогда мои идеи казались верхом совершенства... Она до сих пор в бессознательном состоянии. Мы с Кири перепробовали все, что только могли, но никакого эффекта не видно. Поэтому не говори мне о безответственности. Я и так все понимаю...
  Директор ошеломленно застыл, поддавшись петрификации. Горе демона, потерявшего сначала жену, а теперь еще возможно и дочь, просочилось сквозь флер раздражения Тачибаны и быстро достигло точки здравого смысла.
  - Извини меня, я не знал. Мы можем чем-то помочь?
  - Нет нужды. Если она выкарабкается, то без посторонней помощи...
  Все сосредоточенно умолкли, развернувшись в разные стороны, чтобы не смотреть ему в глаза.
  Торо робко подал голос, как всегда не в тему:
  - А вы знаете, что в доме у источников живут призраки? Я лично их видел и едва унес ноги. Может, не стоило Его туда селить?
  - Я не знал, что ты боишься ёкай, - прищурился Эбису.
  - А я и не боюсь. Просто их нужно опасаться. Мало ли что... - По всему видно, что директор его раскусил.
  Внезапно Торо поддержал Дрон, который уже втихаря всех обставил по части красного носа:
  - Ага, я всего единожды туда ходил, чтобы искупаться в баньке, да так и не дошел. Весь череп пупырышками начал покрываться, волосы дыбом вставать и корни выдирать, чтобы разлететься по ветру, по позвоночнику холодный пот бежит, железы секреции сходят с ума, ноги носками сами назад поворачиваются и приговаривают защитные мантры. Так страшно, аж жуть, чуть ли не кости в желе превращаются. Туда в гости ходить - себе дороже, не везение испытывать надо, а с места в карьер драть. - В глазах Мастера появилась глубина. Ему действительно было страшно.
  - Все равно мы ничего не сможем с ними сделать. У нас нет возможности совершить обряд изгнания. Защитная сфера отрицает святую магию. Не будем же мы приглашать сюда инквизитора? Эти фанатики чего доброго заметят, кто здесь учиться и отправят в мир иной добрую половину наших студентов.
  Асмодей задумчиво подергал себя за бородку. И сплюнул.
  - Плевать! Тут даже не нужно особого подхода. Если Он там будет жить, то все остальные просто разбегутся. Нет чудовища страшнее, чем вампир. Нам стоит подумать про более насущные проблемы. А при моделировании системы поведения Александра, если она, конечно, есть, анализ дальнейших действий покажет, что мы должны делать...
  Директор осенено посмотрел в сторону скучающего Мастера.
  - Дрон, а ты не мог бы организовать что-нибудь интересное на день открытия? Может стоить устроить танцы, или что-то в этом роду...
  Русский заинтересованно откликнулся, получив долгожданную закуску для самодеятельности:
  - Я подумаю над этим. По моим домыслам, лучшим решением будет обтяпать дискотеку насколько бюджета хватит. Устроить бесплатные раздачи выпивки - организуем народные гулянья. Можно бы еще цеппелин арендовать, фейерверками в него пулять... Там видно будет.
  Дрон, с его моделью личности "безумный гений" вообще считал здравый смысл технически бесполезной чертой персоны. Так что рассудка у инфантильного профессора никогда и не водилось, что не мешало ему быть профессионалом непревзойденного качества.
  Директор удовлетворенно кивнул.
  - Хорошо. Кири, сколько у нас на данный момент тяжелобольных?
  - Только двое. Дочь господина Ибары и наш прелестный мальчик. Марию я уже отправила домой. Она очень упиралась, но сдалась, услышав, что ее защитнику необходим покой. На ней даже царапинки не было, только затылком немного ударилась.
  - Прекрасно. Ты сделала все необходимое?
  Медсестра оскорблено надулась. Начала вещать. Как всегда обо всем и не к месту.
  - Конечно! Правда это минимум того что нужно. Как я и говорила, он не подвержен действию обычного метода лечения. Пришлось довольствоваться человеческими. Я перебинтовала его раны и наложила компресс из трав. Правая рука повреждена намного сильнее, чем остальное тело, но уже начала нормально функционировать... Не заметила ничего необычного с паранормальными свойствами Его, как ты возвышенно выражаешься, физиологии. Разве что слабая чувствительность к температурным скачкам и пониженное выделение пота. Тем не менее, демоном и не пахнет. Слишком низкие коэффициенты. Лишь одну смелость я на себя взяла - обрезала отрастающие как на дрожжах волосы. Патологий нет. Но запах этой крови просто сводит меня с ума... Хотела подсоединить капельницу и еще взять немного на анализ. Странно, но не нашла ни одной иглы. Придется вписать в список следующей поставки....
  Асмодей кашлянул - медсестру снова начало заносить.
  - Дальше могу рассказать я. При проверке через Око Завета я обнаружил, что практически полностью его тело стал невосприимчивым к рентгеновским лучам и более продвинутым средствам анализа. Там видны только многослойные стигмы. Как и вершины той пентаграммы, которые невозможно посчитать, эти линии создают сложный рисунок, перетекающий сам в себя, являя замкнутый энергетический круг, отрицающий высвобождение внутренней силы. Наверное, это именно те печати, что появились на месте утраченной Ауры. Хотя даже не так. Я бы сказал, что Аура там все же может быть, но,... Я попытался удалить самые маленькие плоскости. Удалось только несколько раз. В остальных случаях они не реагируют на мои усилия. Это то же самое, что биться лбом о стену, покрытую поверх кирпича слоем бетона, пытаясь проломить ее снаружи. То, что я сделал, лишь сбило пыль, и единственное на что я могу надеяться - этого будет достаточно, чтобы запустить процесс, который, увы, в дальнейшем пойдет без нашего вмешательства...  В следствие этого мальчик стал дышать спокойней, в остальном ничего обещать не могу. Будем видеть по рапортам моего фамильяра, приставленного к нему в надзор...
  Директор слегка посветлел лицом и даже улыбнулся.
  - Есть надежда, что дар к нему вернется?
  Унылый вид Архивариуса не давал такой уверенности. Скорее даже наоборот.
  - Я бы не гарантировал. Мы не можем предполагать ничего подобного до того как он проснется... Уже одиннадцать, - С удивлением заметил старик, взглянув на дюжие настенные часы. - Как быстро летит вовремя. А я и не заметил, что уже стемнело. Давайте забудем на месяц-другой про эту проблему и дадим событиям развиваться своим чередом. А сейчас рекомендую всем идти спать. Завтра у нас первый учебный день. Нужно выглядеть, как подобает нашему статусу,... Чуть не забыл. Кири! Ты будешь классным руководителем и деканом класса 1-А. Придумаете сообща имена для новеньких, и не слишком афишируйте их положение. Многие слишком известны, чтобы светится у всех на глазу, как бельмо. Это может создать ненужные проблемы. Конечно что-нибудь нормальное, не издевайся над их незнанием языка. Забыл сказать, Мария Эванс и Александр будут в твоем классе.
  При имени юноши Дрон встрепенулся. Регул вскочил.
  - Что!? - одновременно выкрикнули мужчины.
  - Так он русский? - добавил Мастер.
  Асмодей пожал плечами, наклонив голову:
  - Почти угадал, но не совсем...
  - Почему у Наги? Она не подходит на роль классной мамы, - потребовал ответа Регул. Ему и в своем классе хватало могущественных студентов, но...
  - А ты бы вообще молчал. Проморгал их, то теперь не рыпайся.
  Тачибане уже изрядно надоело лицезрение этих склочных объектов.
  - Заседание объявляю закрытым, - огласил Эбису, с силой хлопнув в ладоши. - Расходимся по домам. Все остальное после.
  Никто не посмел возражать. Еще свежо было заявление про возможность уволить самых строптивых. Только Мастер Иванов остался, еще немного полежать на мягком диванчике. Кто бы знал, как его огорчало отсутствие соотечественников среди преподавательского комитета. Когда в павильоне обезлюдело, Дрон налил в стаканчик сирой водки и с радостью замурлыкал: - А в нашем полку прибыло...
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"