Ходаковский Александр Сергеевич: другие произведения.

Єнфер, Война

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Война не прекращалась, угасая в одном месте и разгораясь чуть поодаль. Могучие демоны теснили гвардейцев, те нападали на более слабого врага, освобождали место легионерам, дерущимся с нечистью на равных. Огромные фоморы Тени крушили всех подряд, чистильщики и алхимики сновали повсюду, создавая проблемы защитникам Энфер, арбалетчики обменивались залпами болтов с пульсарами магов-одиночек. Крики, звон, истеричный хохот, и звуки разрушения сливались в единый многоголосый вой, и затихали ненадолго, чтобы снова взорвать робкую тишину.
  Анжела чувствовала - все, выдыхается. Приходилось защищать не только свою жизнь, вдобавок она заморозила дверь лечебницы разом с куском стены, чтобы детишки по глупости не вылезли, потратив большую часть манарезерва. А от сестры она такой подлянки вообще не ожидала.
  Мария как назло застыла каменным изваянием и никак не реагировала на попытки отнять собственную жизнь, уставившись прямо перед собой невидящим взором. Ее хватил столбняк, только украшенные черными когтями пальцы нервно мяли порванную во многих местах бальную юбку.
  - Как же так? Я не могу... без тебя, - прошептала помертвевшими губами, почувствовав выеденную страхом огромную дыру в груди.
  Там царила огромная необходимость ощущать направленную на нее любовь. Саня предоставлял огромное ее количество, прямо заставлял захлебываться. Мария была очень слабеньким эмпатом, а чтобы читать мысли ей приходилось так напрячься, что легче выбить нужное силой (обычно она так и поступала). Но чувства парня частенько перебивали ей дыхание, накатывая теплыми волнами и уволакивая за собой...
  Анжела готова была рвать на себе волосы, а еще лучше на сестре, но ту даже удар в бок не привел в чувство (работа ауры Железная Дева), а перейти к боле решительным мерам она остерегалась. Может маленькая волшебница и дошла бы до рукоприкладства, но тут в девочку на полном лету ударил огнешар... и расплылся по невидимой сфере, тускнея. Собственная аура Анжелы, Голод, проснулась от стресса, как и покрасневшие глаза, сигнализируя о раннем взрослении. Сей факт не принес ей ни капли радости или гордости, хотя стоил того. Ее аура была по-своему уникальна, несвойственна кошам, предпочитающим дальние дистанции, и очень действенна - она абсорбировала магические атаки низших уровней, расщепляя их в эфир, и усиливала владельца.
  Это случилось как нельзя вовремя - полученной манны хватило отстреляться по алхимику Тени тучкой ледяных игл. Тот зашипел, и выставил собственный антимагический щит, пробитый лишь однажды. Игла пронзила плечо безгубого урода, и вышла со спины, раскрошив лопатку. Алхимик, к сожалению, не убит, но в ближайшее время на рожон не полезет. Знал бы он, что у девочки манны почти по нулям, точно предпринял бы пару попыток расквитаться.
  - Аааагх, - простонала Анжела, при виде отряда легионеров, продвигающихся к лечебнице со стороны рынка. Спасаться бегством - не выход, сестру на себе она не утащит, и что-то ей подсказывало: Мария труп своего воздыхателя не бросит.
   Положение спас Ямамото. Он появился в прыжке из темного облачка, потянувшегося струйками вслед движению, и обрушился на сержанта Теней лоб в лоб. Меч самурая заскрежетал по вскинутой в защитном жесте латной перчатке, но не нанес никакого видимого ущерба. Зато удар наотмашь отбросил японца на мраморный постамент раскрошенной до ступней статуи Асклепия. Сержант даже не стал смотреть, чем это закончится, уверенный, что тот сломает себе хребет. Тень недооценил способности духа.
  Ямамото ушел в призрачную складку, не дождавшись смертельного столкновения, и в тот же момент выпал из нее над головой ближнего легионера, вонзая меч в зазор доспеха у шеи, наваливаясь всем весом. Огромные чернокожие воины с удивление увидели, как падает их собрат, бездыханной тушей на камни холодной мостовой, казалось бы, такой непобедимый и могучий... До них с трудом дошло, что война это не прогулка, на ней убивают. Из чехлов появились клайморы и секиры, размером вдвое превосходящие привычный людям стандарт. Таким развалить надвое - раз плюнуть.
  Ямамото отпрыгнул на безопасное расстояние, взмахнул рукой в стиле: "Мы шлем баальшой превед реальным кабанам", запоздало отдавая честь противнику, и больше без изысков врубился в их ряды. Его меч так и остался в шее легионера, японец просто не смог его выдрать, зажатый наплечником. Взамен он после каждого сломанного клинка (катана вообще-то хрупкая вещь) доставал из призрачной складки новый. За месяц он успел сковать немало мечей и сейчас таскал весь свой арсенал в карманном подпространстве. Костяная броня ломалась чаще оружия самурая, раны на нем зарастали быстро, и было их мизерное количество, но живучесть легионеров и их численность заставляли поколебаться вере в победу.
  Анжела хотела прийти на помощь, но самурай будто почувствовал ее намерение, покачал головой и увел азартно ломанувшихся сквозь декоративные заросли легионеров за собой...
  Почти увел. Тени разделились, то ли интуитивно почувствовав подвох, то ли дисциплина сработала.
  - Мария, не время спать. Чтобы оплакивать мертвых нужно остаться в живых!
  Нулевой отклик.
  Анжела чуть не заплакала и спряталась за углом лечебницы, понадеявшись, что Железная Дева устоит под ударами Теней, или Нага вернется. Ей, как волшебнице, нужно было совсем немного времени, чтобы конденсировать из ближайшей силовой линии манны на пару-тройку замораживающих заклинаний. Каких-то десять минут полной неподвижности, а там будь что будет...
  О-о-о, нет...
  Вот теперь полный песец, как выражался Артур. Десяток арбалетчиков под прикрытием великана фомора подтягивался вслед за легионерами. Он них никакая аура уже не спасет. Анжела задержала дыхание и взмолилась о помощи... от кого либо, какой-либо...
  Рослые воины Тени взяли в кольцо мелко дрожащую Марию, с интересом разглядывая ее и труп Архимага. Сержант рыкающими фразами перекинулся с заместителем, потребовав принять на себя командование, и положил свою лапищу на плечо Марии. У него была четкая директива - любого встреченного вампира доставить живым. Проблема в том, что вампиры без соответствующей символики и присущего их вкусам антуража ничем не отличались от людей. Вычислить их можно было, только находясь метрах в десяти-пятнадцати при помощи подходящего артефакта.
  Мария все же отреагировала на грубое прикосновение. Когти выдвинулись сантиметров на пять, почти до упора... и втянулись обратно. Наученная Саней самообороне, девушка ударила сначала в голень, потом каблуком наступила на носок, дождалась, пока воин согнется, обнимая ногу, и добавила в пах... антракт. Зря сержант пренебрег дополнительной броней в угоду мобильности. Не рассчитывал, видите ли, воевать в первом ряду.
  Легионеры сдержано посмеялись и приготовились заломать строптивую девицу, если потребуется, покалечив. Про невредимого вампира указки не было, а немного смирения в виде сломанной ноги пойдет ей только на пользу.
  Анжела поняла, что ждать дальше некуда и приготовилась раскрыть вокруг сестры лотос льда. Это заклинание стало простой модификацией ледяной лапы. Двадцать лепестков создавались спиралью вокруг тела или нужного объекта. А дальше с ними можно было творить что угодно простыми жестами рук...
  Не получалось! В глазах плыли мушки, а манна моментально улетучивалась. Больше того - образовавшиеся повсюду скопления эфира преломляли слабый закатный свет, и вовсе удаляя часть цветового спектра. Анжела даже не догадывалась, чем вызван данный феномен пока не заметила, что тень учителя заметно дрожит и ползет в разные стороны!
  В тот же миг все вернулось в норму, но Анжела готова была поклясться - это не галлюцинация.
  - Отступаем! - выкрикнул недобитый алхимик, и привыкшие к подчинению легионеры, даже постанывающий сержант, бросились врассыпную.
  Анжела выскочила из укрытия, и выкрикнула заклинание, мгновенно поняв, что должна сделать. Кладбище Мамонтов, в которые кроме манны вложила всю доступную ауру и часть жизненных сил. Простенький трюк, который используют для прерывания чужого чтения заклинаний. Оно на несколько секунд делает врага окаменевшей статуей, используя вместо корки камня лед.
  Не успевшие далеко убежать Тени замерли на месте живой преградой арбалетчикам, уже выходящим с другой стороны аллеи. Метров триста дистанции они покроют быстро... если поймут, что здесь требуется их вмешательство.
  Девочка обессилено привалилась к стене лечебницы, и, задыхаясь от боли в груди, выдавила:
  - Ну же, учитель, заставьте меня поверить в чудеса...
  
  Мысли ворочались с трудом, их приходилось обкатывать со всех сторон. Александр догадался, что все получилось, когда перед ним появилась мутная серая линия.
  Этот мир так просто от меня не отделается!
  Веки едва-едва распахнулись. Из ушей исчезли пробки, голова постепенно наполнился шумом. Появилось закатное небо, грозовые облака... Очень слабый запах моря.
  Может, он слаб, потому что я не дышу? Логично. Организму нужен кислород. Почему он не поступает? Точно, тупая боль... от рваной дыры, каши в груди. Наивно было предполагать, что все повреждения при возвращении души в тело сами собой исчезнут. Разорваны сосуды, нервы, нарушена целостность легких, везде кусочки ткани и нитки. Брюшная полость тоже немая. Плохо. Обширное внутреннее кровоизлияние.
  Кажется вокруг люди. Неожиданно понурая Мария. Легионеры пожаловали... Непростая ситуация. Хватит разлеживаться.
  Для исцеления понадобится невероятное количество килокалорий. Их есть у меня, недавно кушал, а мертвая кровь пойдет на растопку. Теперь нужно войти в состояние полупогружения, так я смогу использовать ментальные руки, пропорции тела немного изменятся, и это хорошо - меньший объем работы предстоит.
  Как в замедленной съемке приблизился сержант в легком обмундировании. Мария закрыла глаза, и набрала в грудь воздуха, к чему-то готовясь. Это кстати, все-таки зрелище ей бы предстояло жуткое. Не каждый может вынести вид тотальной регенерации.
  Так, хватит любоваться видом. Решено. Сделано.
  Теперь, осталось при помощи телекинеза удалить ткань, пыль и грязь из ран, сопоставить края костей, растворить поврежденные клетки, вырастить новые, придать им нужный тонус...
  Аутофагия набрала обороты. Целые пласты мяса таяли, превращаясь в жуткую белесую жидкость. Миллионы микроскопических скульпторов ваяли из нее, а хирурги сшивали нервы, сращивали кости, выстраивали новую мышечную массу, добивались природного строения волокон, нарастили кожу.
  К телу вернулась чувствительность. Легкие втянули пыльный воздух, сердце робко стукнуло, раз, второй, сорок, шестьдесят, восемьдесят ударов. Организм наполнялся энергией.
  Почему кожа влажная, был дождь? Нет, это кровь. Моя. Похоже, где-то нарушена кровеносная система, и кровь выступает сквозь поры. Перестать терять кровь? Это можно. Диагностика выявила пару неправильно или не вовремя сшитых вен. Сердце пустило кровь по ним до окончания "ремонта". Дыра в дорогой одежде выглядит отвратительно и эти пятна, и цвет почему-то землистый... бррр. Залатаем, почистим, заставим сверкать. Нет, сверкать - это лишнее. Какой бы цвет выбрать? Матово-черный, с серебром, мое любимое сочетание...
  Александр полежал еще, набираясь сил, зашил костюм, несравнимо легче, чем себя самого.
  Все, пора вмешаться. Не зря Джек говорил - "ты ходячая крайность". Никаких полумер, только юношеский максимализм. Любить, так до гроба, гулять, так пока на ногах стоять не сможешь, драться до последнего врага. Я пережил свой ад. Осталось превратить в ад недолгие жизни пары тысяч кровных врагов...
  
  Мария все ждала, когда же Саня рассыплется теми самыми струйками черными дыма, так вовремя спасавших его жизнь. Дагон говорил, что период очередного восстановления займет пару сотен лет, но скорее всего он так шутил. Если Древний вообще умел шутить. Даже такой период пережить можно, главное - знать, что есть смысл ждать, какая-то надежда...
  Время шло, ничего не менялось. Очевидно, это неведомое заклятие некромантии нужно было произнести до смерти. Да... очевидно. Очевидно...
   Не мешай!
  Лишив нагло положившего на нее лапу легионера способности продолжить род, Мария судорожно вздохнула, отчаявшись. Вот теперь можно закатить истерику. По щеке покатилась скупая слеза.
  - Он мертв, окончательно. - Девушка хихикнула, всполошив легионеров. - Из-за меня... Я опоздала.
  Мария закрыла глаза, чтобы не видеть безжизненных глаз и страшной раны человека, любовь к которому так долго отрицала. Жаль, но даже в посмертии им не суждено встретиться. Вампиры не попадают ни в рай, ни в ад. Черт знает вообще, куда они там попадают.
  Что происходит? Без каких-либо предпосылок неприятель скомандовал отступление, Тени побежали, ошивавшаяся рядом Анжела их заморозила. Как-то все быстро случилось. Чего они испугались-то?
  Анжела обессилено сползла по стеночке, и... так радостно улыбнулась, чего от сестры не часто можно было добиться. Мария проследила за ее потеплевшим взглядом и обомлела. Правда, счастье было несколько замутненным.
  Тело Александра, как и его одежда, были целы. Как на невидимых веревочках, закрепленных в плечах, юноша поднялся на ноги, качнувшись на пятках, щелчком сбил пылинку на манжете, снял побитые очки. Повертел в руках, оценивая состояние, смял в кулаке и отбросил.
  - С этим не согласен буду я. Не окончательно, не опоздала, да и спешить особо некуда, - Александр посмотрел на замерзших легионеров и одобрительно кивнул. Призадумался. - Хм. По законам жанра я должен сейчас сказать что-то полное патетики? Нет желания.
  - Кто ты? - выдохнула Мария испугано. Свежи были в памяти материнские страшилки о злых духах и демонах занимавших тела почивших на поле боя. А некоторые изменения во внешности, правда, в лучшую сторону, только подтверждали эти догадки. Немало наберется темных тварей, с радостью готовых примерить шкурку Архимага...
  - Что за глупости у тебя на уме? Говорят - не узнали, так богатым будешь. Мне было бы приятней узнавание.
  Добить или сама догадается?
  Александр ехидно оскалился - будто, в самом деле, озорной бесенок вселился. Полупогружение - уже достаточная подсказка, но раз уже сказал "гоп", нужно прыгать.
  Так, ничего не мешает? Более того, клыки вон режутся. Может попенять за частые укусы, мол, они виной превращению, или принять героическую позу и завопить - трансформация? Не поймут, имидж туда же. Ладно, обойдемся без спецэффектов, пожалею нервы девочек. Им сейчас и так достанется.
  Произошло нечто подходящее под описание беззвучный гром, и только по земле пробежалась едва заметная пылевая волна.
  Изменения прошли быстро, секунд в пять. К уже немалому росту вампира добавилось еще несколько сантиметров, телосложение напротив, стало утонченней, а кожа чуточку поблекла. Черты лица Александра оплыли, как тающая свеча, изменились разрез глаз, угол и острота кончиков ушей, форма подбородка и скул, толщина губ, изгиб бровей. В довершение волосы поблекли и приобрели седовато-серебристый колер, а глаза налились багрянцем...
  На Анжелу накатило парализующее волю ощущение катастрофы, чего уж говорить о Марии, стоявшей почти в упор - глядела как мужик на тещу, вернувшуюся с того света
  - Чего же ты молчишь, дорогая? - прозвучал бархатисто голос вампира. - Совсем не такой реакции я ожидал, учитывая множество попыток вынудить меня раскрыть все карты. Может, тебя смущают эти воины Тени? Так они ничего не слышат, и тем более никому не расскажут... но раз ты так настаиваешь, убью этого, и этого, что поближе, и тех, что подальше за компанию. Хм, кого там еще тебе убить, доставай список. Исполню любой каприз. Все что угодно потом спишем на военные действия.
  Мария заторможено покосилась на отделившиеся от тел головы легионеров. Александр не сдвинулся с места, действуя бесконтактным образом как высший кош. Его телекинез даже особенности Кладбища Мамонтов не остановили.
  Во взгляде девушки появилось осознание - происходящее хоть и сводит ее с ума, но больше не похоже на бред. Кусочек пазла встал на место, плотно там обосновавшись. Щеки потихоньку залились румянцем...
  Наконец-то до тебя дошло, любовь моя. Стыдно наверно, за свои поступки в моем отношении? Ай-яй-яй, какой конфуз.
  Александр прыснул, мелодично залился хохотом, демонстрируя внушительные клыки. Так он не смеялся уже давно... а может и никогда. Недобрым был тот смех. В нем слышалось облегчение, и душевная боль, ирония и укор.
  Носферату подошел к попятившейся на шаг Марии, слегка склонил голову к плечу, любуясь ею. И смотрел, будто они не виделись тысячу лет. Так всегда бывает с теми, кто любит сильно и каждая минута на расстоянии болезненна. Александр всеми фибрами души впитывал ее внутреннюю красоту, неощутимую ранее, недоступную. Это была божественная музыка для меломана в его понимании...
  Он твердо знал, что кроме Марии ему никто не подойдет, просто не сможет перебить это чувство, в котором смешаны привязанность, нежность, платоническое восхищение и неутихающая страсть. Любовь.
  Ты меня оскорбила, чуть не свела с ума, но я не могу заставить себя ненавидеть. С накопленным опытом люди переосмысливают свои поступки. Может, я когда-то дождусь фразы - прости меня...
  - Я... т-ты... Ты был мертв...
  Александр коротко кивнул и обнял Марию. Потерся щекой о ее волосы, задыхаясь от волн нежности и удовольствия. Отстранился, держа ее за плечи.
  - Я передумал умирать. Суховато звучит? Тогда скажу романтичней - мы умрем в один день взявшись за руки, когда сами того пожелаем...
  - Что ты, я... - опять заело девушку.
  - Да, любовь моя, ты, я, мы. Всё "да".
  Александр нагнулся, и резко, жадно ее поцеловал, чуть не клюнув носом. Последовал укус, из губы девушки потекла струйка крови. Вампир слизнул соленые капли, и прищурился от удовольствия.
  Кровавый поцелуй невозможно описать, или же синтезировать модель этого уникального ритуала. Чаще всего это клеймо, которое навсегда изменяет двух влюбленных, говоря - я принадлежу лишь тебе. Одно из последствий: другие вампиры сразу обрывают попытки ухаживания, интуитивно ощущая запрет. Иногда, при удачном стечении обстоятельств, появлялись очень сильные путы, предоставляя удивительные способности. Даже старейшины зваев, лучше всех знающиеся на внутренних процессах и превращениях, не могут объяснить этот феномен. Как пример - возникновение чувства опасности, грозящей невесте, ощущение ее эмоциональной начинки, чтение мыслей на огромных расстояниях, да много чего...
  Александр вдохнул, и впился в ее припухшие губы еще сильнее. Это неземное наслаждение, как прохлада весеннего утра, ворвавшаяся в летний зной, вызывая мурашки по коже. Притупилось ощущение реальности: нет сожалений, терзаний, только долгоиграющий привкус, на нёбе и глубоко внутри, дающий тепло, но не жар. Ощущения неподконтрольные, сладостно-невыносимые...
  С трудом оторвался, побоявшись травмировать девушку. Он и так сделал больше глотка, служившего приблизительной ритуальной мерой у вампиров.
  - Вот и наш первый кровавый поцелуй, моя сладкая невеста. Теперь, ты, принадлежишь, мне. Я был частью тебя, теперь ты часть меня, - сказал Александр торжественно. Это клятва стандартная, аналогичная "пока смерть не разлучит нас", но с более глубоким смыслом. - Я жизнь возьму лишь от тебя, я смерть приму лишь от тебя, я посвящу тебе себя, и вечность буду коротать, любя тебя и лишь тебя.
  Мария обмякла и ушла в спасительный обморок, откинувшись на спину. Лампочка лопнула, не выдержав перепадов напряжения.
  Это самый трогательный момент в моей жизни, и надо же ей так... Хм. Жаль, конечно, что Мария все изгадила и не ответила официальной формулой венчания, но с этим, как и с традиционным взаимным укусом... не обязательно в шею, можно повременить до свадьбы.
  Александр опустил руки, и девушка повисла на невидимом ложе. Дернулся от неприятного ощущения. Точно. Это сильверит неприятно щиплет кожу. Раздавил как горячий воск клипсу с диском приемника. И не испытывая ни капли сожаления выбросил. Музыки он за недели в ином мире наслушался надолго, до сих пор в ушах звучит. Дрон хороший человек, но это очень неприятно - когда постоянно подслушивают, а фальшивый фон создавать лень.
  Осталось дело за малым - призвать силы, которыми некогда повелевал.
  Ну что, репетируем пришествие конца света, или сразу всех туда, на тот конец света? Хм. Лишних - убрать.
  - Гевер, Картер, Освальд, - негромко позвал носферату. Пребывание в параллельном мире не прошло бесследно - он помнил многое прочитанное в справочнике о "фильме". В том числе имена наблюдателей от кланов вампиров.
  Три взрослых коша в простой одежде появились из теней и упали на колено.
  - Если на этой девушке прибавится серьезных ранений, умрите, не позорьте свои кланы, - приказал Александр.
  Гордые вампиры еще ниже склонили головы, беспрекословно признавая его право командовать. Носферату вызывал у них дрожь в поджилках не менее чем у Анжелы.
  Давно у вампиров не было способного занять место верховной власти претендента, но все слышали дедовские рассказы о том, что любой приказ владыки не зря имеет приоритетную значимость. В случае провала так и умрут на том же месте - к традициям и ритуалам у вампиров отношение серьезней, чем у самураев. С другой стороны, носферату не отдавали бессмысленных приказов, предпочитая обходиться необязательными к выполнению просьбами, их любили как лучших представителей расы, эталон идеального вампира.
  Сила носферату - залог почтения к вампирам, строила всей расе репутацию и тешила гордыню низших: зваев, мршанов и прочих, как боевая единица не играющих особой роли. Ведь основная масса вампиров кроме бессмертия, красоты и ума (не у всех индивидов) ничем не выразительны. Неуязвимость среди них крайне редкое явление, магией наделены не многие, причем и те не сильно рвутся ее развивать, а сказочная лень, приступы апатии, как и частое желание спать дни напролет, вообще ставят крест на свершениях. Таковы симптомы становятся свойственны кому угодно, когда не нужно заботиться о деньгах, крове и прочей так званой "бытовухе".
  Дошло до того, что любого высшего вампира автоматически ставили в один ряд с носферату. Многие слабые расы любыми правдами и неправдами пытались заполучить себе подобных правителей. Не заинтересованных в выжимании соков из народа, справедливых и далеких, ни во что не вмешивающихся без крайней нужды. Царь-вампир мог стать живым щитом, мировым судьей, военачальником и единственным солдатом в войске. И в редких случаях высшие вампиры действительно оказывали честь своим покровительством, как например, случилось с суккубами, но почему-то давали слово только от своего лица, не привлекая родичей...
  Александр помахал ручкой - аудиенция окончена.
  - Свободны, уважаемые, я вас больше не задерживаю. Желательно не видеть вас с подопечной до конца боевых действий.
  Вампиры аккуратно подхватили Марию и исчезли в тенях, так и не открыв рта. А вот Анжела такое терпеть не могла.
  - Учитель, если это вы...
  - Тшш, - приложил палец к губам Александр.
  Тела и оружие мертвых Теней загудели и плавно взмыли над землей. Одновременно развернулись в сторону аллеи, становясь на пути залпа арбалетных болтов.
  Носферату не сдвинулся с места, все равно к нему ни один болт через занавес не пробился. Дернув Анжелу за шкирку, непочтительно подбросил в воздух одной рукой. Этого хватило, чтобы пропустить предназначенные ей снаряды - занавес специально оставил для них прорехи, как тонкий намек. Подхватив взвизгнувшую девочку, поставил ее на прежнее место. Не успела Анжела возмутиться, как все повторилось, только теперь Александр сделал ей подсечку, приняв упавшее на спину тельце подушкой из тени, подбросившей Анжелу обратно на ноги как батут. Тени палили бессистемно, едва успев перезарядить кассеты магазинов. Прикусив язык, девочка вновь и вновь уходила с траектории выстрелов, перетекая с места на место как желе - Александр двигал ее телекинезом как марионетку, подталкивая и оттаскивая.
  - Не стой на месте, Энжи, замерзнешь. Я не хочу защищать тебя, если ты сама ничего не предпринимаешь, - высказал причину своего недовольства вампир.
  - Научите меня этому, телекинезу? - проглотила возмущение от восторга Анжела. - Где поставить подпись кровью?
  - Прости, малышка, это невозможно, врожденное само придет, и лучше не дергать тигра за усы. Кстати, ты больше не являешься моей ученицей.
  - Почему, в чем еще я провинилась? - ужаснулась девочка, и повисла над землей, а на месте, где был ее живот, промелькнул еще один арбалетный болт.
  - Не ты, - вздохнул вампир, опуская ее на место. - Я больше не Архимаг, увы и ах... Кстати, мой нынешний регент - Кощей, с факультета некромантии, подашь ему заявление на внеочередной экзамен, он подпишет без вопросов. Через пару лет попробуешь впихнуть себя на мой трон. Возможно, тогда мы еще встретимся на собраниях гильдии...
  Александр дважды щелкнул пальцами перед собственными глазами, и ход времени для него замедлился, причем без малейших признаков головной боли. Вскинул руку над головой, и чуть-чуть подвинул падающий на него топор, хлопнув по полотнищу.
  Амбал слегка удивился, но это его не остановило. Фомор с недюжинной силой вырвал застрявший в мостовой топор и... воспарил над деревьями, за чем с интересом наблюдал вампир, заложив руки за спину. Предела поднимаемого телекинезом веса он не ощутил, и это было так забавно. Перед тем как бросить амбала с вывернутой шеей на застывших в изумлении арбалетчиков, Александр вдоволь наигрался живой куклой.
  Все, хватит тут рассусоливать без толку.
  - Эх, горюшко мое, - скопировал интонации матери вампир. - Подойди поближе, чтобы не зацепило.
  Анжела прильнула к его боку, озираясь - что же сейчас произойдет. Но кроме кружащих в воздухе как карусель мертвецов, их инвентаря, мусора и вырванных с корнем растений ничего не наблюдала... пока.
  Александр поискал градусник... там электронный, там вообще нарисован на стекле теплочувствительной краской. Ага! Поманив к себе пальцем плавно подлетевшую к нему трубочку с ртутью, разломал ее идеальным срезом посередине и позволил капелькам вылиться на его тень. Собрал развевающиеся волосы в пучок и отрезал, оставив хвост длинной в ладонь, а больше отрастать они точно не будет. Бросил туда же.
  Вот они... реагенты для ритуала. К кому, чем и кто.
  Теперь надо сообразить что-то похожее на заклинание. Глубокий вдох, и:
  
  Равенство, анархия, свобода и монета...
  Эти понятия так замечательно звучат
  Слух услаждают, и ласкают взгляд.
  Они нам создают настрой, соединяют, разобщают,
  И ведут в последний бой.
  На гребне славы тащат нас с собой,
  В круговорот безумств, на приступ крепостей,
  В мужчин и женщин превращая нынешних детей.
  Они умы смущают и становятся оружием властей.
  Расходятся и сходятся бесчисленное множество путей
  Аскет, что без труда обрел златые горы,
  Сломав оковы воздержания, закует себя опять,
  Вновь потеряв весь скарб свой прихотью судьбы.
  Батрак подхватит эстафету, все пожертвует на храм,
  Обеспокоенным своей ненужностью богам.
  Они взамен одарят благосклонностью своей
  Уже пресытившихся роскошью богатеньких детей.
  Где справедливость, и за что бросаемся на амбразуры?
  Куда мир катится и где эти понятия бесчестные и лживые
  Нам повстречаются опять?
  Начхать. Не в нашей власти выбирать свой жребий...
  Ой ли?
  Из круговерти выбраться по силам каждому,
  Кто обладает волей, и смелостью свое решительное Нет,
  Прискорбным обстоятельствам, навязанной манере поведения,
  И пагубному равнодушию сказать.
  А что же я вас взялся поучать? Ведь сколько есть людей
  Столь много существует разных мнений.
  Я просто выхожу из тени, чтобы в оркестре пафосном,
  Памфлет пропеть и менуэт цинично станцевать.
  Мой выбор нынче - медленно, со вкусом разрушать.
  Пришел конец тупому воздержанию
  Предвестник бури реет в вышине и,
  Солнце красное багровым светом землю озаряет.
  Лишь этот стих короткий прозвучит,
  Неслышным шепотом, но...
  Срывая будто воплем тишину.
  И псы голодные, что сторожили трон мой,
  Вмиг сорвутся с цепи...
  
  Еще в начале стиха, Александр ощутил, как тьма сгущается вокруг него, и проникает внутрь, хотя внешне это никак не отразилось и освещение не изменилось. Зря Коэн старался... Тьма перемалывала всю конкуренцию, отрезала от источников стихийной манны, перемешивала то, что осталось, и поглощала, устанавливая единоначалие... Чудовищное чувство, будто ты какой-то комар, сидящий на волнах, и пьешь воду, поверхностное натяжение исчезает от мизерно увеличивающегося веса. В один момент это насекомое окунается в бездонный океан, медленно опускается вниз, будто нет никаких течений, вокруг все меньше света, и давление уже крошит твое тело, а кровь вырывается через лопнувшую кожу, смешивается с водой...
  И вот, тьма больше не видела в нем постороннего элемента. Глаза носферату поблекли как у слепого, налились голубизной, моргнули карим цветом и скатились к беспросветно-черному, залившему белок. Из них на мир взглянуло что-то древнее и ужасающее. Тьма попыталась подчинить вампира себе, превратив в орудие...
   Александр напомнил ей о себе, выныривая, и вытаскивая за собой столько, сколько смог зачерпнуть. Его глаза снова разгорелись кроваво-красным. Тьма легко смирилась - не в последний раз вампир к ней прибегает, а потерю украденной капли она даже не заметила.
   Анжела по вставшей горбами и выпускающей странные ростки тени поняла, что творится, и еще крепче вцепилась Александру в одежду, стиснув зубы. Физический контакт должен защитить от разрушительных проявлений запретной магии. Ее всерьез взволновало психическое состояние учителя - как он вообще осмелился? Тьма постоянно грозит своему адепту болью и даже смертью за малейшую погрешность в заклинании, часто и вовсе от него не зависящей. Это безумие, отныне тьма и холод единственная его сила. Все могущество спектра, вся многогранность его дара, страсть и годы связанных с ними воспоминаний принесено ей в жертву, и вновь научиться даже простейшим трюкам будет сложнее, чем любому неофиту.
   Болтавшийся рядом мусор осыпался на землю, и был мгновенно поглощен - тьма потребовала немного массы. Александр прищелкнул пальцами и вокруг него затанцевали смолянистые ленты, вырываясь вверх и вливаясь обратно в тень. Тьма шевелилась и дышала как живая, она была сродни пространству под кровать, которое боится каждый ребенок
   - Фас.
   Торчащие как водоросли отростки прильнули к земле и неспешно пошли на сближение с лихорадочно палящими арбалетчиками. Летевшие в Александра болты прямо на лету перехватывали прыгающие с земли черные сгустки. Подломленное Тенями дерево как шлагбаум упало в черную кляксу и... просто утонуло в ней.
   Анжеле стало еще страшнее.
  Вода точит камень, каскадом выедая в нем углубления, пробивает по одному все сдерживающие клапаны в трубах, вырывается на свободу из перекрытого родника... так и тьма струйками транспарантного дыма, маслянистыми каплями, жидкими, как нефть потоками стремительно обтекала объекты, прогрызала в них дыры, сжигала кустарник и чахлую травку, и баламутила эфирное поле. Арбалетчики побежали, в безнадежной попытке спастись, но им на помощь как раз подошел разъезд всадников на ящерах, заинтересовавшись непонятными проволочками в данном квадрате, и перегородил дорогу...
  Задавивший арбалетчика фомор исчез, будто проеденный дождем из кислоты. Весь спектр смешался во тьме, и посему от нее не существует защиты. Костяные латы становят помеху не более чем воздух.
  Маслянистая клякса подпрыгнула, разделившись на две части и пожрала за секунду пару всадников вместе с их транспортом, обрушившись на них водопадом. Дробясь и сливаясь, она промчалась по лесопарку, накатываясь на мечущихся Теней, не оставляя после них ничего.
  - Нет смысла бояться тьмы, ты когда-нибудь поймешь это, - погладил Анжелу по голове носферату. - Чтобы не пасть ее жертвой нужно просто не сомневаться, вот и все.
  - Я не боюсь... наверное. Вы так и будете ходить за этой кляксой по Энфер, чтобы она не сожрала кого-то из наших?
  - Нет, конечно, я просто немного потренировался, на удалении нужно действовать иначе. Бобик, к ноге!
  Чернильное пятно подкатилось к хозяину, немного дымя, и чуточку расплылось, зачем-то пытаясь прогрызть брусчатку. Александр сконцентрировался и выпустил всю свою ауру разом, позволил ей смешаться с тьмой, на каждое "аш" по два "о".
  Анжела с трудом удержала ускользающее сознание, до того в глазах потемнело. Выброс энергии был такой силы, что у нее волосы стали дыбом, а кудряшки распрямились. Куда там ее слабенькому биополю равняться с этой сплошной стеной эфира. Даже ее родители, совместив свои бассейны энергии, не смогут получить такую плотность, чтобы вызвать иллюзию монохромности. Девочка почувствовала, что теряет силы - из нее высасывали жизнь.
  - Аура класса "безумие"?
  - Да, - согласился Александр, не прекращая выброса. - Я назвал ее Дыхание Абсолюта.
  - Справиться с таким объемом энергии без плачевных последствий для психики может только,... - охрипшим голосом договорила: - Вы ведь не кош, учитель?
  - О, так ты осознала всю торжественность момента? - Александр улыбнулся кончиками губ, блеснув клыками.
  Этого не может быть - в панике подумала девушка. Может, - бесцеремонно влез в ее мысли вампир, добавив вслух:
  - Трудно отрицать очевидное. Носферату Александр Градеш де Вард, Сын Сергиуса Сангвина Градеша. К вашим услугам... Упс, переиграл.
  Вот же припадочная. Непорядок у этих сестер со здоровьем. Приступы утраты сознания - это серьезно, может даже симптом гипоксии или анемии. Надо бы их к Наге определить на лечение.
  Вместе с потерей концентрации поток энергии прервался. Мир опять наполнился красками, когда аура всецело смешалась с чернильной кляксой, заставляя ее делиться и видоизменяться. Тьма заклубилась, стлалась поземкой, вспучивалась... началась сущая пандемия. Из кляксы сформировались отростки, принимая формы зверей и птиц. Змеи, крысы, волки, вороны, и, конечно же, летучие мыши. Нетопыри резко запищали, чуя добычу.
  - Ату, - на выдохе скомандовал вампир, и черные твари бросились на поиски добычи.
  У них как у всех простых гомункулов вариативность настройки никакая, всего два-три команды. Зато движения, логика и поступки отличают их от големов и зомби в лучшую сторону. Можно не беспокоиться о мелочах, главное поставить четкую задачу. Программа минимум - загрызть любых встречных Теней, максимум - защитить студентов и иже с ними, при необходимости собой. Дело не сложное, перебьют их не быстро, и скорее всего дружественные силы, не осведомленные в происходящем. Вряд ли кто-то сообщит защитникам Энфер о намерениях этих живых сгустков тьмы.
  - Энжи, не притворяйся, я не так много жизненных сил успел забрать, не задаваясь этой целью.
  Молчит, ей же хуже.
  Недовольно покачав головой, Александр заставил волокна на большом пальце чуть расступиться, пропуская капельки крови. Очень неприятно, но при должном напряжении возможно. Прошелся по губам девочки...
  Если кто-то не представляет себе белку, которую опоили кофеином, на это зрелище стоило посмотреть, очень похоже. Анжела подскочила как в пятую точку ужаленная, закрутилась на месте, царапая ногтями щеки, попрыгала, упала, покаталась по земле и даже повисела немного в воздухе, сотрясаясь как залезший погреться в трансформаторную будку бомж. Александр подержал ее за шкирку на весу, подождав пока девочка отдышится и трепыхаться перестанет.
  - Полегчало, дорогуша? - фальшиво посочувствовал носферату.
  - Что это было? - ошалело пробормотала Анжела.
  - Ты выпила кровь вампира, выпившего кровь другого вампира, который пил его кровь. Не пытайся понять, тебе сейчас вредно много думать. Прими на веру - мое тело сейчас вырабатывает и дистиллирует такое количество манны, что можно смело налаживать производство сомы. Логично, что тебе достались самые сливки.
  - И часто носферату так непринужденно делятся своей кровью? - спросила девочка, чтобы скрыть смущение (передача крови между вампирами считалась почти эротикой). Она чувствовала, что буквально переполняется энергией. И это всего с пары капель?
  - За всех не расписываюсь, знаком косвенно. А тот что перед тобой... Как только у его любимой пересохнет в горле, - скованно пошутил Александр, с прищуром высматривая кого-то за деревьями.
  - Когда вы шутите, вам вообще смешно? - Молчание вампира прозвучало красноречивей слов. - Эх. Какова программа наших действий в дальнейшем?
   Носферату злобно оскалился.
  - Мы? Наше величество идет воевать, а тебя "МЫ" сейчас пристроим...
  
  Гигантский волкодлак под три метра в холке рвал зубами фомора, а по мере насыщения рос как на дрожжах. Он принудительно держал себя на голодном пайке, сдерживая инстинкты, но дорвавшись, останавливаться уже не собирался. Лесничий Дорчетт редко принимал свою полную форму, потому как наращивать массу мог до невозможных размеров, независимо от физического фактора. Кости, мозг, органы, все увеличивалось многократно и равномерно, как по волшебству. Впрочем, так оно и было.
  Даже мыслящие звери не могут говорить, их гортань и связки не предназначена для произношения определенных звуков. А ларингофоны не все любят - ремешок ошейника горло сдавливает. Но Дорчетт в форме волка с теми, кто ниже его по положению не говорил принципиально. Единственное исключение - дети, которых он был вынужден учить, да постоянно выуживать, якобы потерявшихся, из своего леса. Нередко после такого даже видавшие виды студенты становились заиками, добавляя психиатру работы.
  Когда на него вышел вампир с довеском, волкодлак даже ухом не повел, продолжая хрустеть косточкой. Он мог и целиком глотать, но так терялось все удовольствие. А говорить с этой парочкой... о чем?
  - Мне бы ребенка к учителям спровадить, пропадет ни за что, - невзначай заметил носферату, удостоившись негодующего взгляда Анжелы...
  Из-за туши волкодлака выскочила знакомая Александру рыжая волчица и зарычала, встопорщив загривок. Очень напоминает поведение собаки, у которой отнимают мосол. Будь ты хоть сто раз ее хозяином, это ничего не изменит.
  - Но-но, - щелкнул ее по окровавленному носу носферату. - Рикка, окстись, я не ем сырого, а фомора жевать тем более не собираюсь. В его жестком мясе калорий кот наплакал. У Шивы кормят лучше.
  В затуманенных глазах волчицы появилось человеческое выражение. Встряхнувшись, Рикка утробно заурчала, и подставила голову под руку вампира, прося почесать за ушком. Александр с радостью приступил к делу - он любил животных. Гигантский волкодлак приподнял нехотя голову, оторвавшись от трапезы, и рыкнул:
  - Гуляй себе, носферату, не видишь, я занят. Проводи, - это уже добавил для дочери.
  Одно из столповых правил Энфер почему-то все понимают неправильно. Никто не посмеет распространяться о расе индивида, если тот сам не откроется, или желает сохранить свою видовую принадлежность в тайне. Но если уж такое случится, окружающие сразу же передадут новость по цепочке, ничуть не стесняясь.
  - Благодарю покорно, - слегка наклонил корпус Александр. - Посторожите лечебницу, если не в тягость. Там засел молодняк, который охраняет мой фамильяр, но сама она не справится. По дороге засад не будет.
  - Шум слышал. Ты молодец, учитель рисования, - скупо похвалил вампира волкодлак, не обратив внимания на мимолетное сравнение со сторожевой собакой.
  - Знаю. Прошу простить меня за тот памятный инцидент на кладбище, не хотел вас травмировать, - на всякий случай сказал Александр.
  - Пустое. Давно забыл, - отмахнулся волкодлак и вгрызся в остатки трапезы, дав понять, что аудиенция окончена.
  - Рикка, пойдем?
  Волчица опустила голову, и последовала за парочкой вампиров, ничуть не обеспокоенных недалекими разрывами магических снарядов, тучами осколков, и криками боли. Фыркнула, помотала головой, изменяя голосовые связки:
  - Ххарр... Т-хры... ты... Носферату вообще чего-то боятся? Вот так вот напомнить отцу о причиненной травме... Быть съеденным дураков мало.
  - Да, иногда боятся. В особенности предательства и не оправданного доверия, ответственности и скуки.
  - Кем не оправданного доверия? - сунулась под руку Анжела.
  - Мной, - слабо улыбнулся Александр. - Люди не совершенны, к этому привыкаешь. Но если я лично обещаю сделать, а потом развожу руками, мол, извините, не по силам, это долго мучит меня впоследствии. Испытал подобное недавно... чуть не умер.
  - Мария не хотела вас обидеть, лорд Градеш, - буркнула нехотя Анжела. - Она...
  - Придержи оправдания, они ничего не изменят. И тем более, я не хочу слышать их от тебя.
  - Без проблем, - легко согласилась девочка. Ей не придется подыскивать правильные слова. Пусть сестра сама разбирается в этих обидах и недомолвках. Заслужила.
  Александр почесал благодарно рыкнувшую Рикку в районе загривка и сказал лукаво:
  - Все-таки прав был Кирилл. Лисичка. Идем к вон той альтанке, там поспокойней. Нарезать задачу под градом осколков... развлечение сомнительно.
  - У вас все в порядке со зрением? - недоуменно спросила Анжела, не заметив в идущем рядом животном изменений.
  - С недавних пор, да, за свои глаза ручаюсь их же зеницами. Подключай голову, беспричинно я такими вещами не шучу. Волчья шкура не более чем примитивная маскировка. И ее глубинного смысла мне понять не дано... Постойте.
  Придержав девочек, Александр позволил упасть в считанных сантиметрах перед их лицами огромному куску вырванного с мясом строения. Зачерпывая землю, каменная конструкция закувыркалась по земле, и врезалась в ту самую альтанку. От грохота заложило уши, а поднятой пылью заволокло пол квартала. Анжела чихнула и укоризненно покосилась на учителя - вокруг него крупная пыль клубилась, но на одежду не оседала, отталкиваемая многочисленными импульсами телекинеза.
  - Раз такое дело, постоим здесь, красавицы, - позволил себе подколоть укрытых пылью и грязевыми комьями подружек вампир. - Так что ты нам расскажешь... лисичка?
  - Волчица, - упрямо произнесла ярко-рыжая треххвостая лиса, и отряхнулась, заставив Анжелу отпрянуть. - По крайней мере, часть меня.
  - Зачем притворяешься? - с искренним интересом спросил Александр. - По мне так сейчас ты много красивей.
  - Ради отца. Его очень угнетает факт того, что генетическая линия Фенрира оказалась слабее, чем у кицуне. Они с мамой поссорились, и я стараюсь постепенно их примирить, - разом открыла все карты Рикка, растаяв от комплимента.
  Ого-го. Хорошо, что я не могу испытывать удивление в этом облике. Вот бы опозорился. Но эта информация стоит того. Я в восторге.
  - Понятно, - протянула Анжела, даже отряхиваться прекратив. - Вот почему она постоянно ест и ничего не запасает впрок - необходимость поддерживать облик волчицы сжигает огромное количество энергии.
  Кто о чем, а женщина о лишнем весе...
  - Поможешь мне? - в лоб спросил вампир.
  - А нужно ли, гражданин начальник? - стрельнула игриво глазками лиса.
  - Не особо, но придется кстати. Я не могу отпустить Анжелу одну, а поиски магистров магии дело хлопотное и не быстрое.
  Александр лукавил. Он уже давно нашел Эльнира, при помощи своих летучих мышей, но более важно - где. На другом конце академии. Тащить туда рвущуюся в бой девочку он не собирался, и кормил ее кровью лишь ради повышения обороноспособности. Пусть тихонько постоит в сторонке и посмотрит, как действует боевой маг равный ей по силе.
  - Тогда я готова. Ездовым транспортом подрабатывать не доводилось, но за сохранность девчушки ручаюсь. Не уроню.
  - Ищите Эльнира вблизи больших скоплений деревьев. Он хоть и маг огня, но силу черпает из леса. Пускай мобилизует всех магов Энфер и берет под свое начало. Заодно проверит их боеспособность - не скоро еще такая возможность представится. Самых отличившихся студентов рекомендую приставить к символической награде, можно назначить им прием в гильдию вне дня открытых дверей, вдруг найдут себе учителя. Сделаете?
  Девушки прониклись духом возложенной на них миссией. Но Рикку это не остановило:
  - Не извольте беспокоиться ваш-вашество! Не забудете о нас на раздаче пряников? Принимаем мясом, мясом и мясом, но можно деньгами.
  - Вот и славно. - Вампир задумчиво поглазел на громаду замка Энфер, его взор затянулся поволокой, на губах заиграла довольная улыбка. Будто проснувшись, Александр прикрикнул на притихших подружек: - Вы еще здесь?!
  
  Гаррет тоскливо полз по просеке, оставленной какой-то гигантской тварью. Уже дважды он сталкивался с легионерами Тени и был вынужден спасаться бегством. Костяные латы игнорировали попытки сжечь всех и вся, а мощные челюсти и когти, его единственное оружие ближнего боя, не могли поспорить с копьями гвардейцев, удерживающими волка на безопасном расстоянии, как рогатина медведя.
  Забившись под крону поваленного дерева, Гаррет перевел дух и немного расслабился, возвращая человеческое обличье. Погоня может пройти мимо, обремененная плохим обонянием.
  Все скверно, лимит на чудеса исчерпан с лишком. Ни один из прогнозов не оправдался, все плохо, плохо, отвратительно. Последняя капля - два легионера бредут по просеке, суя алебарды в каждый кустик.
  Лишь бы сберечь чуточку сил пока они подойдут поближе...
   Смерть Сани Гаррет почувствовал буквально физически - ее близкое присутствие холодило кости. Шутка ли - силы уходили пугающе быстро, сколько бы ни было в запасе, их будто помпа качала на "ту" сторону. Поддерживать форму зверя удавалось с надрывом, огонь утих, и даже вырванная клочками шерсть не восстанавливалась, следовательно, вырисовывалась паршивая перспектива.
  Горечь от потери друга разделила парочка ниндзя, в гневе рубящая всех и вся, невзирая на количество и качество вооружения Теней. Не уберегли, поверили во всемогущество господина, отошли далеко, не оправдали, покинули в момент смертельной опасности... в их головах крутилась туча бесполезных уже слов. Симптомы духов полностью дублировались, обещая скорое угасание, вне зависимости от того как их напитал силой вампир. Призрачная складка с каждым разом упорней отвергала запросы и пропуска, связь с ней рвалась на глазах. Так что с ритуальным самоубийством они решили повременить до естественного исхода, фатального, а за это время попытаться унести побольше душ врага в края печали.
   Артур вообще сидел на центральной площади как нищий на паперти и ковырял пальцем булыжники мостовой, с каждым разом оставляя ямки все мельче и незаметней. Желание воевать или координировать действия защитников Энфер напрочь исчезло, освободив место для черной меланхолии. Позвонить матери и попрощаться, что ли...
  И тут вернулась радость, все кардинально переменилось, вывернувшись наизнанку!
  Энергия потекла ровным потоком, причем отовсюду. Естественные каналы восстанавливались, и расширялись, увеличивая пропускную способность, а дрогнувшая несмело связь с вампиром полностью исчезла. Гаррет понял, что творится с организацией его тонких оболочек уже после того как с неба исчезла черная как смоль летучая мышь и счастливо улыбнулся. С невероятной точностью настройки, которую дают нити ауры носферату, Александр исправил его состояние, передав из рук в руки ласковому Солнцу. Плевать, что оно зашло за горизонт, алая полоска еще виднеется, а значит...
  Гаррет выбрался из своего убежища. Вытащил из уха веточку и набычился, коротко рыкнув, чтобы привлечь внимание преследователей. Его ботинки уже распространяли противный запах горящей кожи и краски, вверх по брюкам поднимались огненные язычки, пятная их черными подпалинами.
  Парочка запыхавшихся легионеров радостно бросилась на лакомую добычу. Но у Гаррета исхудавшие в дым Тени теперь вызывали только жалость, так и хотелось скаламбурить - от них остались одни тени.
  В последний момент передумав, Гаррет не стал поливать их огненным дождем, и твердо сказал:
  - Чудеса случаются, когда в них веришь. Я верю в фей!
  Из кустов и крон деревьев парка поднялась туча храброй мелюзги, вооруженной ядовитыми колючками, скрепками и кусочками стекла.
  Заводила из рода цветочных пикси воскликнул:
  - Мочи их, братцы!
  
  С чувством исполненного долга Александр разорвал контакт с гомункулами и платочком промокнул испарину на висках. Пусть пользоваться магией он не мог, но знания о каналах энергоснабжения и оптимальных схемах их построения остались, а смешанная с комками тьмы аура позволяла контролировать их на расстоянии. Чуть не забыл о дриаде, но с ней вообще повезло - женщина впала в спячку, не выдержав натиска зимы. По сравнению с мечущимися по Энфер японцами, операция с неподвижным телом прошла безболезненно, в считанные секунды. Крохотная крыса-гомункул посидела на боку дриады, пока ее хозяин работал нитями ауры, и через мгновение незаметно скрылась, так что карауливший дверь главком даже не встрепенулся.
  Помявшись на месте, Александр понял, что без глобального обзора карты дело не выгорит. Комки тьмы передают монохромную картинку, причем сильно расплывчатую. Передвижения войск вообще не заметно, только неясное мельтешение, будто мошки на линзе телескопа. На верхушке замка Энфер множество смотровых площадок, осталось только туда взобраться.
  Дорога была практически безлюдной, разочаровав жаждущего размяться вампира. Только зарево от магических разрядов то тут то там да неразбитые еще фонари освещают тропинку по которой редко снует малый народец. В поле зрения солдаты обеих армий не попадались. Даже вездесущие почтовые импы забились по своим щелям. Не мудрено, ведь большинство представителей нечистого племени бесполезны в бою. Некоторые умеют читать и навеивать чувства, другие хранят пшеницу до жнив нетронутой засухой дождями и вредителями, третьи умеют варить щи, пусть и делают их божественно, но толку с этих пищевых магнатов... Что может сделать конкретно домовой от горшка пол вершка против того же гвардейца, на чье копье такой малышни можно нанизать десяток в ряд?
  Вот и попрятались кто куда, оставив бой для более подходящих созданий...
  Неспешно преодолев одно из многочисленных парковых насаждений, Александр вышел на пригорок. Энфер открылась во всей своей красе, немного испорченной жжеными полосами, выбитыми блоками стен и одной из башен, обрушившейся на подсобное строение. Громада академии и раньше высилась над головой, проемы окон сияли разноцветными огнями, подсвеченный магическим прожектором стяг гордо реал на ветру, но сейчас ничто не мешало насладиться панорамой. Над башнями замка барражируют целые стаи крылатой нечисти, играя в догонялки с голодными духами, высадившими десант на стены. Окна аудиторий взрываются осколками, из них периодично кто-то выпадает, наружу вылетают залпы разноцветных огней... в общем бой идет и внутри и за стенами академии.
  Пожав плечами, мол, я не пришей кобыле хвост, Александр потихоньку направился к центральному входу, многометровым двустворчатым вратам, которые так неудобно оборонять. Разве что открывать их рекомендуется впятером, дабы не надорвать пупок - красивые, сплошь покрытые изощренной фрактальной резьбой створки весили несколько тонн. Основатели Энфер преследовали в основном декоративные цели, спустив рукава поглядывая на безопасность. Казалось бы кто в здравом уме...
  Вот почему мне встречаются только главные из эпизодических персонажей? Закон кино все еще держит за горло, или посчастливилось водить знакомство лишь с самыми колоритными личностями?
  Защищая широкой спиной врата, со сводным отрядом Теней в одиночку рубился соглядатай драконьего племени.
  Орк из фольклора - это большой кусок мяса, больше похожий на шкаф с антресолями, вооруженный боевым топором.
  Да, лучше не ломать стереотипы, фольклор не лгал. Этот серо-зеленый громила, стандартно за два метра ростом и под сто двадцать килограмм живого веса, размашисто орудовал двуручной глефой, наконечник которой являл собой целый фальшион. Наверно секиры под рукой не нашлось, вот и отобрал у какого-то легионера инструмент...
  Что примечательно - обойти Брока в боевом раже даже не пытались. Вмиг снимет голову, безумно вращая глефой в горизонтальных плоскостях, при этом умудряясь не подставлять уязвимое для разрубания древко. Один на один зеленокожий воин мог справиться разве что с парой-тройкой легионеров, но широкие ступени позволяли с полной отдачей использовать стратегическое преимущество.
  Полосы белой и красной глины по левой части лица, оскаленные клыки в полпальца длиной, и вытаращенные гневно глаза заставляли попятиться даже не знавшего отпора великана фомора. Когда тебе в лицо тычут острой железкой, это внушает, особенно если раньше на их уровень можно было разве что доплюнуть.
  Оставив на ступенях четыре трупа, Тени отступили на перегруппировку, отослав нескольких гвардейцев на поиски арбалетчиков или хотя бы какого-то захудалого алхимика с его греческим огнем, против которого зеленокожие так уязвимы. Шныряющие повсюду в поисках всего что плохо прибито цверги попались под горячую руку, и без всякой стратегии попробовали расстрелять орка магическими разрядами, в упор, издали, в спину... в общем, пополнили коллекцию мертвецов у подножия лестницы. Против забавной мутации Брока подойдет только естественный ущерб плоти.
  Ну и что им мешает пробить в стене ход, или сделать подкоп? Так нет, по-быстрому все провернуть захотелось. Ну-ну, ждите у моря погоды.
  Ввиду того, что алхимики были крайне немногочисленны, арбалетчиков к этому времени почти помножили на ноль гомункулы, а голодные духи защищенному шаманством предков орку тем более не страшны, напрашивался вариант взять зеленокожего воителя измором. При здравом осмысливании понятно, что яростный берсерк не сможет долго поддерживать заданный темп, и совсем скоро свалится от усталости.
  Александр проигнорировал беззвучно подкравшегося потрошителя Тени, с упорством ковырявшего его спину - впаянные в боевые перчатки клинки проходили насквозь, вздымая тучки дыма, тут же возвращавшиеся на свое место. Он ехидно скалился, наблюдая за подвигами Теней. Плохо готовили их к вторжению, из рук вон плохо. Хотя, знать особенности всех собранных в Энфер рас...
  Дело в том, что орки не устают в бою, совсем. Сказывается отсутствие некоторых ограничителей - выделение адреналина непрерывно пока орк злится и плотно поел. Даже страшно подумать, чего стоит Броку в обычные дни держать себя в руках.
  Плохо другое - на третьем этаже утих пожар, электрическое освещение не работало, у магов кончалась манна, а тьма с каждой минутой сильней сгущалась на Энфер. Орки в темноте видят намного хуже привыкших к ней Теней. Когда голова забита необходимостью выбирать место, куда поставить ногу, или же в ней вовсе нет места для подобных расчетов, быть беде...
  Пока Александр, благодаря развитому ночному зрению и вовсе позабывший о наступлении ночи, рассматривал мысль о помощи - не будет ли она оскорблением, к Броку прорвался слабо светящийся Гаррет, по дороге изжарив прямо в доспехах два трети осаждающих, просто покусав тех за ноги, сзади не прикрытые броней. Орк сразу остыл после неслышной Александру, но крайне эмоциональной речи волка. Махнул призывно реющему в небе бело-голубому китайскому дракону, словно сошедшему с фресок Заоблачного храма, что-то эмоционально вопя.
  Александр даже при всем своем желании не мог расслышать слова. Стоит повысить чувствительность барабанных перепонок и их просто порвет фоновым шумом. Грохот осыпающегося с Энфер камня сам по себе оглушал...
  Мелкий в сравнении с тем же Дагоном дракончик не сразу заметил сигнал, отбиваясь от стаек голодных духов струями холода и вспышками тусклого пламени, явно магического характера. Краем глаза уловив машущего глефой орка, выдал со всего объема легких холодную струю, превратив назойливых мошек в кристаллы льда, и принялся стремительно снижаться. Только немного не рассчитал с торможением, выдохшись, и обрушился на остатки штурмовиков полуторатонной массой...
  Гаррет не выдержал, и захохотал, высвобождая смехом все нервы и радость. Все, не боец, желание воевать испарилось, разве что штаны кому-то подожжет. Орк скривился, сдерживаясь перед начальством, и бодро спустился по лестнице, подавая руку смущенному Муто Маэде.
  Маеда - белый дракон? Теперь понятны опасения их старейшин, убравших парня подальше от неспокойной Энфер.
  Белые драконы всех видов в легендах фигурируют как самые могущественные, а на деле являются дном эволюции. Чтобы их полностью не истребили, старейшины приняли решение взять весь род под свою опеку, и одарить их императорскими привилегиями. Даже могучие красные приняли этот фарс - белых попросту никто не принимал всерьез как боевую единицу. Но с веками этот род возмужал, развивая свои умственные качества до небывалых высот, и превратились из марионеток в настоящих правителей, владеющих самыми различными видами магии на высоком уровне.
  Грязный, окровавленный азиат (хорошо хоть кровь чужая) под описание подходил с серьезной натяжкой. Даже не пытаясь оттереть одежду, Муто терпеливо выслушал слова орка. Дождавшись подтверждения от хрипящего со смеху Гаррета, помялся, почесав затылок и робко захихикал.
  Еще одного отпустило...
  Александр шестым чувством, а может благодаря пролетавшему мимо гомункулу летучей мыши понял, что речь шла о нем. У него даже отношение к азиату улучшилось - не зря же весть о воскрешении вампира вызвала у того облегчение. Уделил наконец усталому потрошителю толику внимания, вспучившейся тенью подбросив его вверх, прямо в когти четырехкрылой виверне, обрадовавшейся подарку со свойственной этим ящерам привычкой - тут же проглотив его...
  Спокойствие нам только снится.
  Стена второго этажа, за которой располагалась постоянная химическая лаборатория и кабинет Дрона, в котором профессор ни разу не был за весь период работы, вспучилась. Ее буквально вынесло наружу мощным взрывом, вместе с парочкой цвергов, десятком гвардейцев десанта... и кувыркающимся вверх тормашками диверсантом Сато Хаттори. Последний в отличие от вопящих Теней хохотал как припадочный, прямо на лету успевая разбрасывать метательные ножи и даже привязанные к свинцовым грузам толовые шашки.
  Может я переборщил с количеством энергии? Вон какой эффект вызвала перенастройка тонких оболочек. Как будто каннабиноид употребляли, и на людей им дышат. Хохочут все... Наверно лучше не афишировать свое присутствие. Пройду через дыру, в которую вылетел Сато, пока Тени не сформировали кулак и не пошли за мной следом. Со своими артефактами поиска вампиров этого следует ожидать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"