Хоменко Александр Иванович: другие произведения.

Обзор восьми произведений 2-й подгруппы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из Родоницы-2013

  "...Неприятности начались сразу. О них возвестил громкий треск раздавленного флайера. Прибежав на поляну, друзья увидели, то на сверхпрочный, почти неуничтожаемый летательный аппарат нагло уселся какой-то местный слонопотам. Наверняка, чудовищная зверюга называлась в зоологическом справочнике иначе, но Алексею при взгляде на монстра пришло в голову название чудища из детской книжки. Морщинистая серая шкура зверь напоминала слоновью, а крохотные красноватые глазки свирепо блеснули при виде космонавтов. Многоногий громила обхватил машину щупальцами и, сплющив, как консервную банку, пытался выдавить оттуда что-нибудь съедобное. Создавалось впечатление, что для него подобное дело было привычным и успешным способом добывания пищи..."
  
  Да, уважаемый Капустин В. , автор бессмертного триллера "Встретимся на Альгамбре" неприятности начались сразу. Этот абзац Вашего текста - не в самом начале и даже не самый плохой. Но плохо то, что все остальное написано ничуть не лучше.
  
  Попробуем разобраться, что хотел сказать автор. Есть переводы с английского на русский, есть другие переводы, а здесь приходится иметь дело с переводом с русского на русский. Вот что у меня получилось:
  
  "Само собой разумеется, что на этой планете беда поджидала везде. О начале неприятностей известил треск со стороны поляны, где стоял флаер. В том, что этот летательный аппарат был неуязвимым, пришлось усомниться. И вот почему: морщинистое серое чудовище - многоногое, со щупальцами - сжимало машину своим телом, будто тисками. К такому способу извлечения содержимого из консервных банок обычно прибегают животные с низким уровнем интеллекта. Понятно, что о специальных ключах для этих целей, им не ведомо. Под воздействием мощных ног и цепких щупальцев флаер сдавливался все больше и больше. Было ясно, что для этого слоноподобного монстра давить и крошить - привычная манера поведения. Его крохотные свирепые красные глазки азартно сверкали. "Если этот "слонопотам" сию минуту не насытится, то переключится на нас, - подумал Алексей, - что-то похожее я видел в детской книжке. Интересно, как он называется здесь, на Альгамбре? Внесено ли это животное в зоологический справочник?"
  
  - Ну и сидите там себе, переводите! А что Вам еще делать?
  - Согласен. Делать мне неча. Сидел бы себе, переводил. Но 700 кб текста? Это же - не менее чем 200 страниц печатного текста. Да и кто автор? Я или Капустин?
  
  Ладно, ладно, не будем ссориться. Здесь не Чеховы и не Толстые собрались.
  
  Да и зачем я здесь, в самом деле? Отвечаю: чтобы не встретиться с дедушкой Альмгейцером. А если и встретиться - то, по крайней мере, встретиться с ним как можно позже (попросту говоря - со слабоумием старческим и склерозом посредством чтения боремся).
  
  Разобрались. Читая "Встретимся на Альгамбре", я ловил себя на мысли, что занимаю свой мозг такими ребусами, что с дедушкой Альмгейцером я встречусь еще не скоро. Это же надо такое выдержать! Я даже в душе переиначил название романа: "Не встретимся с дедушкой Альмгейцером" Польза от романа есть.
  
  Но человек так устроен, что даешь ему хлеба, а он капризничает: "А масло!"
  Когда-то читал наизусть Толстого и Чехова со сцены целыми страницами, разбирался в дебрях их мыслей, что они хотели нам рассказать со страниц. Оказалось, ничего интересного: без драконов, чудовищ всяких. Мелковато. Оказалось, что господин Чехов, даже серьезно не относился к своим рассказикам. Говорил, что они - всего лишь забавные случаи, то есть анекдоты. Это его Книппер-Чехова распиарила. Она виновата. Но и здесь - не все просто. Противоречие между пафосом и результатом я называю феноменом айсберга. Известно, айсберг - большой. Но снизу - глыба льда колоссальная, в тысячи тонн. Лед подтаивает, айсберг меняет центр тяжести и переворачивается.
  
  К чему здесь айсберги? Чуть позже объясню.
  
  По секрету скажу, что уже со следующего конкурса на СИ "любые выпады, критические оценки и иронические высказывания в адрес автора, а также в адрес его произведений" высказывать запрещается. Да, да! Так что у меня сегодня - последняя возможность высказаться.
  
  Представляю, что сейчас думает Капустин В. Думает он: " А что мы видели? Крымскую войну видели, как этот ваш Толстой? Нет. Так мы и не пишем о ней. А что мы видели? Киношки видели, мультики. Что видели, о том и пишем" Согласен. Мне даже при Хрущеве не удалось пожить, а то бы я про кукурузу такое бы замутил...
  
  Честно говоря, я завидую тем, кто берется писать "поток мыслей из себя", не беспокоясь, правильно ли его поймут или нет.
  
  О Дарт Гидра "Лунное путешествие Паулеля". Какая-то неловкость за свое произведение у автора чувствуется: маску-ник он (она) все-таки на себя нацепил (а). В моем окружении такое творчество называют "диспепсия мысли". Идет себе главный герой романа - такой этакий Пауель (кто он, что он - не важно, автор сам не знает и поэтому не рассказывает никому), и идет он прямой наводкой на Луну. Ну, хочется ему так. Ладненько, допустим. Читаю, и радуюсь: Стравинский в литературе! Все блещет, переливается. Не пейзажи, а акварели. Так я радовался три главы. Пока охотники не хлопнули другого охотника "просто так", потому что их сотоварищу "больно не будет". Но охотники такой самосуд совершали и над людьми, и над звездными лошадями. Цель убийств самая благородная: жар-птицу извлечь. Дальше - "умные коровы", "мудрые улитки", "прямоходящие тигры"... Ну и пусть! У человека, может быть, развитая фантазия разыгралась. Да, согласен, фантазия должна быть у каждого человека. Это норма. Если фантазия здоровая - ее даже в лит. произведение можно оформить. А если фантазия - не в норме?
  
  Я - не Фред. Почитайте сами. Но, допустим, что у автора были попытка экспериментик провести. Над кем? Над читателями? Я не хочу. Автор в предисловии заявляет: экспериментировать буду. Возможен такой ход: не создавать ассоциации, а лупить фантазийностью в лоб. Мол, не дам я вам, читатели, места для домыслов, как есть, так есть, наслаждайтесь моим богатым миром! Но хочется Дарту(е) Гидре сказать: "Ан нетушки! Не получится! Мысль нужно вложить, причем важную, сжать ее до минимума, до экстракта (Квинтэссенции). Всю подоплеку продумываем, под воду опускаем, сверху - только краешек, самое важное. А если мыслей нет, переживания не возникнут и повествование не возникнет. Пустозвонство будет, текст будет, а литературы не будет. Будут черные знаки и пустота между ними. Заболело - напиши, шишку набил - напиши, сердечко екнуло - опять писать вправе. А без этого нет. Мысль-то - не фук пустой, а вполне конкретная материальная штука. Присутствие ее видно, отсутствие - тоже просматривается и ничем это отсутствие не замаскировать.
  
  В произведении "Хрустальный город" Шатилова А. есть и мысли, и душа, и персонажи. Есть сюжет, видно, к чему автор клонит. В один ряд с предыдущим произведением его произведение поставить никак нельзя. Но хотелось бы напомнить автору, что предлагая что-либо читать из своего, он вторгается в мозги другого человека. Шатилов А. сделал это вероломно, беспощадно нарушив всякую логику рассказа, перескакивая из одного временного измерения в другое, вводя читателя в наркотические сны, предположения "если бы" и пр. Нервно неустойчивым читать не советую. Не советую вовсе не потому, что не интересно или написано плохим языком. Дело здесь - в другом. Увлекаясь различными фант приемами, автор не особо беспокоится о том, правильно ли он будет понят, то есть не беспокоится о КОМФОРТЕ ЧТЕНИЯ.
  
  Не буду говорить, что такое конструкция произведения. Сейчас в интернете можно найти все, что угодно на эту и любую другую тему. Скажу лишь о личных впечатлениях: мне показалось, что г-н Шатилов влез в мою голову и стал там месить мои мозги, словно дрожжевое тесто в тазике. А ведь если есть одна сюжетная линия, второй в повествовании тесно становится. Третьей быть вообще не могет. Или получится сериал "Ефросиния": нон-сенс, нон-стоп. Нужно было выбирать: либо по принципу "матрицы" сюжет лепить, либо по-детективному. Но автор так увлекся перипетиями, что не дал читателю, как следует вникнуть в обстоятельства происходящего. Не пожалел же он и своих персонажей : "вжиться" в них толком не дал. А как поверить в реальность происходящего? А сопереживать как? "А чо там мелочиться? Погнали!" - где-то так подумал автор и погнал. Ой, нагнал пурги!.. Но на любителя.
  
  Есть много находок, сам Город Грехов - словно самостоятельный образ в произведении возникает. Даже ходы-выходы (по "Матрице") в иные пласты пространства и времени чувствуются. А только на живых людей выходим, на основу основ литературы - нет ничего, почти ничего. Бегает главный герой, брата девушки ищет. Не убедительно ищет, без мотива, без "движка". Что-то великое гуманистическое должно быть. Не зря Антона Павловича рассказы так ценятся. Писал о дурачках, а сам сострадал им. А тут молодой здоровый парень мечется. А почему? А интересно ему. Да уж.
  
  Я вообще-то не люблю обзоры писать. Сами знаете, что за них бывает. Полетит из монитора в меня все, что под руку попадется. Мир комментариев - виртуальный. Да. А мысль- то - материальная! Так побьют - мало не покажется! Но когда с его беспардонным внедрением в мои мозги прочитал - все! Решил мстить. Сижу, мщу.
  
  >И. Градов "Малыш". Хорошая повесть. Написана хорошо. Захотел автор - ведет Вас и по катакомбам или по развалинам разрушенного города прогулки устраивает, да так, что чувствуете хруст песка под ногами, даже то, что за Вами слежка ведется, чувствуете. Полное ощущение реальности.
  
  Градов И.- щедрый автор, но в то же время и жадный. Назвал своих персонажей односложно, с использованием латинских корней: Тук, Бук, Пит. В лучшем случае - Лом. А ведь именами, в едва уловимых намеках, можно было дополнить характеры персонажей. К тому же повесть - чистая выдумка, не ограниченная рамками места или временем действия.
  
  Главный герой Малыш Петер - с виду малыш. На самом деле он - мутант в детском теле, да еще и с выдающимися способностями. Автор весьма убедительно рисует его. Делает он это так, что Вы, кажется, в тело и мысли Малыша попали. А раз так - то Вам очень хочется в исходе событий превратиться из Гадкого утенка (низкорослого мутанта) в прекрасного лебедя. Но здесь И. Градовопять скупится: становится его Малыш главарем банды, да еще с кровью на руках - в итоге. Эх, автор! Не дали в чудо поверить! А ведь заставить читателя в чудо поверить - это великая цель литературы! Может быть, реабилитируете Вы Вашего (и уже нашего Малыша)?
  
  Исааков М. Ю. "Исповедь киллера". Еще одно мастерски написанное произведение. Персонажей так мало, что их можно пересчитать на пальцах. Но события настолько напряженные и стремительные, что просто дух захватывает. Но и это еще не все: автор успевает при том и глубокими мыслями поделиться, пофилософствовать со своим читателем. Главный герой повести - профессиональный убийца. Беспощадный. Этот киллер постоянно оправдывается перед собой и другими размышлениями о том, что всех недочеловеков нужно убивать. Читая повесть, я не сомневался, что и сам этот киллер закончит так, как подобает исполнителю заказных убийств: погибнет. Но нет! Исааков М. Ю. своими персонажами так легко не разбрасывается! Он самовольно (используя вымысел о бесконтрольности границ) открыл киллеру путь из Украины в Турцию и дал возможность скрыться. Опять концовка решена "не на должном уровне". Жаль.
  
  А. А. Скляр "Где живут боги". Если Вы думаете, что знаете все о юморе, то прошу вас здесь в том усомниться. Как автору повести "Где живут боги" удалось рассмешить до слез? Писал о глупостях? Отнюдь! Скляр А. А. писал о целом мире, и ничуть не меньше! Оказывается, можно мыслить глобально и в то же время веселиться. У этой на первый взгляд легкомысленной вещицы есть свойство настоящего произведения искусства: в сюжет, в его формулировки ничего нельзя добавить, ничего невозможно отнять. Иначе разрушится целостность. Здесь анализ произведения не нужен. Нужно просто сесть и читать. Одно только катание на стогах чего стоит! Когда допрет, о чем здесь, и захочется поплакать о перспективах цивилизации, будет уже поздно: автор покажет грядущий апокалипсис под таким углом зрения...
  
  Ну вот, последний обзор с пристрастием закончился. Другие обзоры, в другое время, наверное, будут звучать так:
  "В повествовании о том, как Маше уронила в речку мячик, говорится о том, что Маша уронила в речку мячик. Отрывок из произведения (цитата): "Маша уронила в речку мячик" Ничего личного здесь, конечно, уже не будет. Впрочем, у меня - тоже нет ничего личного. Только о прочитанном.
  
  Кстати, начал недавно читать роман о монгольских ханах. Там есть эпизод, в котором монгольский хан едет в монгольской шапке. Да, да! Так и написано: "в монгольской"! Вы можете удивиться: а разве может монгольский хан ездить в немонгольской шапке? Кажется логичным: монгол - в монгольском. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Дальше у автора: монгольский хан снял свою монгольскую шапку и надел на себя тюбетейку. (Очевидно, имеется в виду, что тюбетейка эта - вещь узбекская) А если бы повесть была об узбекских ханах? Тогда, по всей логике вещей, нужно бы писать так: узбекский хан ехал на коне в узбекской тюбетейке. Он спешился и надел монгольскую шапку. Ну, где-то так...
  
   'Вознесение' Алиева Максима Арастуновича. Роман фантастический. Начало: бывшие студенты, а теперь уже молодые специалисты: Эрик, Юлия, Мотя и Яна - осваиваются в мире, в котором взрослая жизнь - дело интересное, но нелегкое. Задор и юмор выведет! Что может быть благодатнее для литературного произведения?
  
   Настроившись на легкую прогулочку, я стал перелистывать роман. Но... Отложил в сторону, потому что понял, что нахожусь в плохой форме. Я сделал зарядку и уселся опять. Нет, не пошло. Тогда я вытащил из антресолей кеды, обул их и стал бегать вокруг дома. Так продолжалось до тех пор, пока я не вернул себе хорошую форму.
  
   Интуиция подсказывала мне, что роман стоит того, чтобы его прочесть. Здесь были все признаки фант повествования: звездолеты, порталы, иллталлы... Вы не знаете, что такое иллталлы? Как можно судить о современной фантастике, не зная, что это такое? Это - как 'донжон, альков и стынь' - современной поэзии. У каждого жанра своя терминология. Термины здесь - как своя особенная азбука.
  
   А если представить себе такую ситуацию: то, что выдумаете - Вам внушается? Да еще из портала другого измерения? Внушается, казалось бы другом, а он - и не друг вовсе, а враг?
  
   Фант. критики бы сказали: окружение - фантастическое, фант. Элементов -120%
  
   И выпускники эти - совсем даже не простые люди: двое из них принадлежат старинному дворянскому роду, вторая парочка - маги волшебники, да еще и монстры.
   Теперь, скажете вы, все понятно: у монстров - любовь и у дворянской молодежи - тоже любовь. Опять же - не так. Демонесса любит парня. А демон - девушку. Да и не Эрики и Юли там вовсе...
  
   Узнает принцип? Принцип матрешки: одна тайна заключена в другую, сверху - еще один план колдовства-волшебства и т. д. Устали? Нет? А еще можно перепрыгивать через мгновенно открывающиеся и закрывающиеся порталы куда угодно. Если у Вас слабое трехмерное мышление - то с Вас семь потов сойдет, как понять что и куда влетело. Но здесь есть и четвертое измерение: 'туда-сюда по времени' и (!) пятое: 'а мне это все мне внушает кто-то' или мышление мое собственное.
  
   Вот и бегал я в кедах вокруг дома, садился, читал, курить бросил, алкоголь - 'ни-ни' Какой там дедушка Альмгейцер! Он далеко уже позади!!
  
   Но другой дедушка появился на горизонте: дедушка-философ Юнг. Он в начале ХХ века сказал: 'Все что вокруг нас - сон, и мы можем судить об окружении только исходя из наших ощущений' Представляете? Ничего вокруг нас нет! Сон разума сплошной! В это состояние Вас мастерски переносит Автор 'Вознесения' Делает это решительно, даже беспощадно, и очень убедительно.
  
   Столько пластов в одном повествовании? Вау! Вау! Чтение этого романа - дело не простое. Но я все же прочитал. Другим советую. Но с кедами!!
  
   И еще. О разрушении предметов из жести. У Алиева (надо же, почти о том же!): Системщица коснулась сенсора открытия двери, и толстые створки разошлись в стороны. Мортис сидел на ящике из-под бронированного скафандра и вертел в руках разлохмаченную крышку от этого ящика. Лист брони толщиной в сантиметр выглядел так, словно его собирались пустить на мишуру. Вокруг Иммора живописно валялись части скафандра, некоторые были покрыты тонкой вязью рун, выцарапанных на пластинах брони...
   И наконец-то о наборе знаков, предоставленных автором Фирсовым А. С. "Драконы-навеки" (какие веки?), его же словами:
   - Редкая бредятина,коллега. /размещение знаков препинания точно такое, как у автора этой фразы/
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"